КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черный рассвет [СИ] (fb2)


Настройки текста:



Мария Чернышева ЧЕРНЫЙ РАССВЕТ

Часть первая

Глава первая

Таверна.

Она была окутана туманом, ставни плотно закрыты не смотря на то, что заведение работало. Около черной дубовой двери висела табличка с надписью: «Зарезанный петух». Сама таверна внутри была довольно уютная, столы были круглые и расставлены около стен. Барная стойка находилась в самом конце.

Сейчас таверна была битком набита пиратами, бродягами и различными подозрительными личностями. Каждый обсуждал свое. Недалеко ото всех, около окна, сидели двое. Один был одет в синий камзол и белую рубашку. Волосы спускались на плечи. У него были суровые глаза, то и дело он гладил свою бородку и курил трубку. Второй был одет во все черное и находился в тени, лицо было скрыто под маской.

— Я тебя уверяю Генри, — говорил тот, что в маске, — дело выгодное. Я заплачу, да и вся добыча корабля твоя. Ну, что скажешь?

— Что конкретно, мне, нужно сделать? — прикусил трубку второй, его звали Генри.

— Просто убей их, всех убей! — выкрикнул второй.

— Кто там из знати? — продолжал задавать вопросы Генри.

— Четверо, они и двое их отпрысков, ну как? Возмешься за это дело? — снова спросил масочник.

Подумав и почесав бородку, Генри вынул трубку и сказал:

— Если ты указал точное время, то их корабль из Бристоля появится на горизонте через четыре часа, что ж, я возьмусь за это дело.

Из Бристоля шел торговый корабль, трюмы которого были набиты шёлком и ванилью. Шел он путем через карибское море на Ямайку.

День выдался туманный, туман был, как молоко. Нигде и ничего нельзя было рассмотреть. Капитан корабля стоял на помосте и держался за штурвал. Рядом стоял молодой юноша, лет восемнадцати, одет он был в черный камзол, который был расшит серебряной нитью. Кучерявые темные волосы, развевал ветер. Он что-то разъяснял и показывал руками капитану, пока из каюты со смехом не показались две женщины. Одна из них была намного старше другой, видимо мать. Поднявшись по лесенке на капитанский мостик, они встали рядом с мужчинами. Оглянувшись, девушка, которая была по-младше, сказала:

— Какой туман, а правда, что эти воды кишат пиратами?

Юноша усмехнулся и с нежностью посмотрел на нее:

— Да, в водах так и кишат, так и плавают пираты, вместо рыбы!

Старшая женщина шикнула на него:

— Габриэль…

Он лишь улыбнулся. Капитан посмотрев на молоденькую девушку, сказал слегка грубым голосом:

— Да, леди Марина, здесь много пиратов, но в такую погоду не один не нападет на нас. Будьте спокойны.

Но бедняга не знал, что рано радуется. Как он был наивен! К ним уже подплывал пиратский корабль. Паруса у которого были белые, но флаг черный. На нем был изображен мертвец, тянущий руки к восходу. На задней части корабля было золотое название: «черный рассвет». Около мачты стоял наш знакомый, Генри.

— Подплываем на пушечный выстрел и открываем огонь без предупреждения, — выкрикнул он высокому детине, видимо старпуму.

— Капитан, по курсу корабль, на нем черный флаг! — крикнул Габриэль, глядя в подзорную трубу, — он идет прямо на нас.

— Черт, пираты, — он стал крутить штурвал в право, — Пираты! Поднимайтесь, заспаные крысы! У нас на хвосте пираты!

— Марина! Осторожней! — юноша повалил девушку на пол корабля в тот момент, когда ядро просвистело над их головой. Поднявшись, Габриэль оглянулся. Вокруг все метались, его отец был ранен в ногу, капитан убит мачтой.

— Скорее, — схватив ее за руку, юноша побежал в каюту, загнав туда девушку, закрыл двери, — сиди и не высовывайся!

Девушка долго сидела в каюте корабля, забравшись в шкаф. Все ее тело содрогалось от страха, сердце дрожало и замирало от тоски.

Тем временем на палубе корабля была возьня, крики, звон сабель и выстрелы ружей. Габриэль сражался из всех сил, его рука была ранена и устала, он стал отступать назад.

«О нет, нет, нет, господь, прошу защити Марину», — думал он.

— Такой молодой, не боишься умирать, парнишка? — к нему с саблей на готове подходил Генри.

Габриэль было открыл рот, сказать ему ответную речь, но не успел, из одной каюты вывели женщину, что была по-старше.

— Мама, — прошептал Габриэль.

Услышав это, Генри рассмеялся и ехидно произнес:

— Мама? Маама! — обернувшись к двум державшим женщину матросам, выкрикнул, — Убить ее!

В тот же момент, они приложили к ее горлу нож и перерезали его, захлебываясь в собственной крови, женщина упала на палубу.

Рассмеявшись, пират снова обратился к юноше:

— Где твоя мама? А?

Посмотрев на него ненавидящими глазами, Габриэль поцеловал распятие на груди и прыгнул за борт.

«Прости меня Марина, и прощай», — пронеслось у него в голове.

Девушка продолжала сидеть в шкафу.

Крики стихли и ей стало еще более страшно и не по себе. Наконец она зашлышала голоса, они приближались к двери, которая отворилась и кто-то войдя, стал ругаться, разбрасывать предметы и что- то ища. Наконец шаги остановились около шкафа и дверцы отворились. Перед собой она увидела противного, высокого детину с окровавлиными руками, оскалившись в улыбке, он протянул к ней руки и вытащил из шкафа:

— Какая находочка, ты будешь прислуживать мне, голая! Ооо даа!

Повалив ее на пол, он разорвал платье на груди, и стал целовать ее, приподнимая рукой юбку. Девушка стала отбиваться, убирать его лицо от себя, и кричать:

— Прошу помогите, помогите! Не трогай меня! Не трогай!

Ударив ее по лицу, чтоб не кричала, стал продолжать свое дело.

— Отойди, — вошел в комнату Генри, — и не трогай девку!

Отстранившись, детина подошел к капитану и стал говорить:

— Это моя добыча! Я ее честно заработал, ты не в праве меня ее лишать!

Вынув мушкет, Генри выстрелил ему в лоб.

— Неужели? Нет претендента, нет проблем, — затем перевел взгляд на девушку, которая закрывала грудь, ласкутами платья, — вставай зараза! Пока и тебя не пристрелил, пойдешь со мной, и быстрее! На, — снял сюртук и протянул ей, — прикрой то, что еще не выросло.

Глава вторая

Генри вывел девушку на борт, где ее взору открылась страшная картина: груда окровавленных тел. Это была команда корабля, среди всего этого месива, она увидела тело женщины и кинулась к ней крича:

— Мама, — затем с ужасом отстранилась, увидев что та в крови, — мама? Мама! Нет!

— Идем, идем сучка, теперь тебе здесь не место, — Генри, взял ее за рукав и оттащил от тела, — и не надо мне тут слез, пока в море не выкинул, к акулам!

Но девушка не могла успакоится, она все плакала, она поняла, что в живых осталась лишь она…


Генри притащил ее к себе на корабль, затащив в свой кабинет закрыл дверь на ключ и обернулся и зло проговорил:

— Садись зараза, и давай без глупостей!

Толкнув девушку в кресло, сам уселся за стол и положил на него ноги.

— Ну-с, зараза, как твое имя? — спросил он, рассматривая ее.

— Лледи Ммарина, — ответила тихо та, боясь даже дышать.

— Громко, ясно и четко, — сказал он, еще широко улыбаясь.

— Лледи Марина, — чуть громче сказала она.

— Громче сучка! — крикнул он, вынимая мушкет и целясь на нее.

— Леди Марина де Висконти, — четко и громко произнесла она, испуганно смотря на дуло направленное на нее.

— Отпрыск дома Висконти, слышал я о вас, твой папаня убил моего брата, хотя он и был редкостный подонок, но теперь мы с ним в расчете, готовить умеешь? — спросил он, уже мягче.

Марина отрицательно покачала головой.

— Какого Дьявола, я тогда тебя сюда привел? Какую пользу тогда от тебя можно получить? Лучше пристрелить, — Генри со смехом зарядил оружие.

— Нет, прошу, я сделаю что хотите, я научусь, я буду Вас защищать, Вам прислуживать, я что хотите сделаю! Не убивайте! — она опустила голову и заплакала.

— Перестань ныть! — положил мушкет на стол, — защищать она меня будет, от кого? От клопов? Хотя, тебя можно научить ремеслу, да ты маленькая дрянь, сдашься быстро!

— Я не сдамся, милорд, — встала девушка, но тут же испугавшись села.

— Милорды у тебя там, в курятнике, в котором родилась, здесь я для тебя капитан Болтон, или сэр, поняла? — он встал и вышел из-за стола, — вставай шавка, надо отвести тебя в конуру.

Марину привели в каюту, где висел гамак, около него стоял маленький столик с фонариком и стульчик. Осмотрев эту бедную каморку, девушка сморщила носик. Не привыкла она к такому обустройству. Увидев это, капитан улыбнулся и зло сказал:

— Что знатная шавка, не по вкусу тебе наши бедные покои? Привыкай, ты здесь жить будешь, и я буду твоя новая семья. Иди!

Он толкнул ее в спину так, что она чуть не упала.

— Позвольте узнать, когда я буду учиться? Когда Вы датете оружие? — начала робко она.

— Позвольте узнать, когда я буду учиться? Когда Вы дадите оружие? — начала робко она.

— Нет, никакого оружия пока я к тебе не присмотрюсь! Будешь стирать и штопать вонючии носки! — рассмеявшись, он закрыл дверь в каморку, затем снова приоткрыл и произнес мягче, — одна урна для говна, другая для лица, не перепутай! — и снова закрыл дверь.

«Почему все это случилось именно со мной? Где Габриэль?» — сев на стул, она горько заплакала.

Будни девушки были однообразны, в начале ее ознакомили с командой, некоторые смотрели на нее враждебно, другие же наоборот. С утра и до полудня она помогала главному коку на кухне, разносила еду команде. Потом стирала на команду, драила палубу наравне с матросами. Подходящей для нее одежды не было, и она носила морскую тельняшку и штаны на подтяжках, которые весели на ней, как на колу. Из-за этого она походила на мальчишку беспризорника, только волосы доходящие ей до поясницы, выдавали в ней девочку. Сдружилась она только с молодым штурманом Джоном, которого в шутку звали бешанным.

Марина по обыкновению несла тяжелое ведро с водой на палубу, чтоб промыть ее, но не удержала и выплеснула на нового старпума.

— Ах ты сука, — тот взбесился, и схватил девушку за хрупкую руку.

— Прошу Вас, я нечайно, оно было тяжелое, — заговорила она.

— Я всыплю тебе, чтоб не повадно было, — он разорвал на ней тельняшку и привязал полуобнаженную за руки к реям, взял хлыст, — тебе прилагается пять ударов, но чтоб не сдохла, я отвешу три.

Взмахнув хлыстом, он нанес сильный удар, вскрикнув, девушка схватилась руками за веревку и громко крикнула от невыносимой, пронзающей боли. Дыхание сперло и она открыла рот, пытаясь не задохнуться, на палубе стали собираться матросы и глазеть на это все. Но старпума это не смущало, он нанес еще один удар, но так, чтоб на коже не осталось шрамов. Сделав последний удар, он отвязал ей руки. Марина почти без чувств упала на пол.

Марина упала почти без чувств на пол, один из матросов снял свою рубашку и хотел было накинуть на нее, но старпум остановил его рукой.


— Нет, пусть лежит, это будет ей уроком, до вечера никто к ней не подойдет или же тоже всыплю! — с этими слова он толкнул матроса и удалился проч.

Девушка лежала на прохладном ветру, свернувшись в комочек, с рубцами на спине, пока не вышел из кабинета капитана Джон. Увидев сжавшиюся полуголую девочку, он снял камзол и накинул на нее, заварачивая. Затем подняв на руки, прижал к себе и понес в свою каюту. Положив ее на кровать, стал осматривать раны.

— Кто тебя так, малыш? — нахмурившись, сказал он.

— Старп…он, — девушка тряслась от холода, боли и стыда, — я нечайно, я не…., - она не договорила, потеряв сознание.

Укрыв ее одеялом, он вышел на палубу и крикнул:

— Яяякслииии!?

На его зов с реи свесился старпум:

— Чего тебе?

— Ты наказал девчонку? — яростно начал говорить Джон, — за что?

— Будет смотреть под ноги! — ответил тот, спускаясь по реи рядом с ним, — не люблю когда всякая шмаль лазиит рядом.

Вынув пистолет Джон выстрелил в ногу Яксли, тот завизжав от болит, упал.

— Сука, — выговорил он.

Джон хотел сделать второй выстрел, но тут послышался голос капитана, спускавшигося по лесенке с мостика:

— Отставить! Может, вы крысы скажите мне, что не поделили? Очередную шлюху?

— Капитан, он без вашего приказа избил девочку, — убирая пистолет сказал штурман.

Осмотрев старпума, капитан сказал:

— Бросить за борт, на съедение акулам! А вы, — обернулся к матросам, которые глазели на все, — если тронете эту шавку, пойдете за ним, только прежде я еще кишки вам выпущу к Дьяволу!

С этими словами он удалился проч.

Марине не становилось легче, она все метались по постели в бреду, у нее был жар. Джон сидел над ней до самого утра, как расвело он пришел к капитану.

— Какого черта ты приперся в такую рань? — зевая, сказал Генри.

— Я насчет Марины, — присел в кресло штурман.

— Тысяча чертей, ядро тебе в ухо, что еще? — выкрикнул он.

— Ей нужен доктор, иначе она и двух дней не протянет, — сказал Джон. Генри заметно побледнел, а затем постучав пальцами по столу, сказал:

— Мы скоро прибудем в Спаниш-Таун, возьмешь двух матросов и приведешь доктора.

— Есть, Генри, кто она тебе? — спросил неожиданно Джон, — я знаю тебя десять лет, ты разбойник, насильник, но тут пригрел ее.

— Мне довелось попробовать ее матушку, ту, что я казнил на корабле, она была брюхатая и возможно от меня, — гадко оскалившись, Генри продолжил, — девка похожа на меня, я знал на что иду, когда нападал на них.

— Почему убил ее мать? — улыбнулся мужчина.

— Не люблю когда сучку, которую я пробовал, пробую еще кто-то кроме меня, но если кто-нибудь узнает, что она моя дочь, то…

— Я нем, как мертвец, — проговорил Джон.

Глава третья

Корабль «черный рассвет» подходил к порту, старый рыбак, удивший рыбу на берегу, увидев Джона широко улыбнулся и начал говорить:

— Какой на борту товар? Для меня есть что?

— Товар не для тебя, но заплачу тебе, если скажешь, — сказал штурман, — где здесь доктор?

— Тот синий дом видишь? — старичок указал на высокое здание, — там живет самый лучший.

Кивнув рыбаку, Джон вынул из штанов монету и кинул в лодку старичку, а затем направился в дом, где жил лекарь.


Высокий мужчина, с рыжими волосами, осматривал Марину. Она продолжала бредить, через час он вышел и сообщил капитану:

— Я приготовил нужные настойки, сейчас ей нужен присмотр, покой, организм девичий, еще совсем хрупкий, не надо сильно ее травмировать. Прошу за моей ненадобностью меня высадить на берег.

Девушка пробыла в бреду еще неделю, по истечении нее, она очнулась, и наконец немного поела. Сам Генри иногда сидел около ее кровати и наблюдал за ней. Когда она открыла глаза, он радостно произнес:

— Зараза, ну наконец, ты не пугай больше так, мне мучить некого.

Марина лишь улыбнулась и провалилась в глубокий сон.


Джон сидел около нее и смотрел, как она ест, изредка усмехаясь.

— Вкусно? Марина, я все спросить хотел, сколько тебе лет? — спросил он.

— Мне? Все думают, что семнадцать, а на самом деле пятнадцать, мама всегда скрывала мой возраст, — продолжая есть, сказала девушка, — а что?

— Мне просто интересно, — ответил он, подлаживая ей в тарелку мяса.

— А тебе сколько? — пробуя молоко с ромом, спросила она, — гааадость

— Двадцать девять, пей, это полезно, я добавил немного, — рассмеялся он.

Девушка покорно выпила все молоко и облизнула губки. Тут в каюту ворвался Генри, с охапкой вещей.


— Смотри зараза, что принес, снял с самых лучших шлюх, их постирали, там есть и штанишки по размеру, — сказал он, вываливая груду вещей на нее, — и еще неделя и пойдешь на верх, учится будем.

Через неделю состояние девушки улучшилось, и Генри повел ее знакомится с оружием. Сказать честно, то девушка чуть не пристрелила себя, а потом и самого Генри. Но стрелять она так и не научилась.

— Что ж, это только первый день, и то чуть не убила меня, уже плюс, пусть и нечайно, — сказал он ей в след, когда она шла в свою каморку.

На следующий день, девушку снова ожидала тренировка, но только уже на деревянных шпагах. Тут сложно было сохранить равновесие, она то и дело падала.

— Да стой ты, зараза, что ты, якорь тебе в жопу, как флаг на ветру!? — выкрикнул он, когда девушка падая, схватилась за его рукав.

— Не надо мне якорь в…, - она не смогла продолжить.

Генри внимательно посмотрел на нее и со смехом сказал:

— Куда тебе якорь не надо?

Девушка покраснела и опустила глаза в низ.

— В…в. не надо в… — она еще больше покраснела.

— Ну куда, громко, четко и ясно! — еще больше смеясь, сказал он.

— В….в жоп-пу, — совсем тихо прошептала она.

— Куда, куда? — не унимался капитан, — громче!

— В жопу мне якорь! Не надо! В жопу! — девушка стала почти пунцовая.

Герни смеялся на весь корабль.


В тот же вечер. Бухта Дева Мария. Таверна «Зарезанный петух». Тот же мужчина в маске, сидел в тени и беседовал с каким-то бродягой, который то и дело оглядывался.

— Так корабль потоплен, мальчишка спрыгнул сам, его убил я, ее матросы по приказу, а девчонку он приютил, — говорил бродяжка, — ну что, я достоин награды?

— Да, идем со мной, — он взмахнул черным плащом, надвинул шляпу на глаза и пошел к выходу. Бродяга, не чувствуя никакого подвоха, пошел следом. А зря, там его ждала смерть.

Время шло, Марина продолжала учиться стрелять и уже сбивала баночки, так же научилась держать равновесие и наносить удары шпагой, немного обжилась на корабле. Все свое время она теперь проводила с Джоном, или в учебе.

Был солнечный денек, корабль стоял на якоре, около безымянного острава. Штурман сидел в каюте, выбирая новый путь. Марина сидела рядом, весело смеясь, то и дело отнимая циркуль или какую-нибудь вещь. Когда она очередной раз протянула ручку, чтоб забрать безделушку, Джон схватил ее за нее:

— Не трогай, малыш, — заулыбался он.

— Мне скучно, — надула она губки.

— Давай я тебя напою ромом, и тебе скучно не будет, — рассмеялся он, отпуская ручку.

— А что будет? Я буду ходить пьяная, как Эрик? И кричать тысяча чертей, приди ко мне Мэри? — толкнула его ножкой.

— Нет, твоей беспомощной ситуацией могут воспользоваться, — продолжил он чертить, хватая ее за ногу.

— Как? — с интересом Марина посмотрела на него.

— Ты знаешь, что происходит меж мужчиной и женщиной? — поднял он свой взор.

— Любовь, — невинно хлопая глазками, ответила девочка.

Джон слегка покраснел и отпустил ее ногу.

— Не совсем, некоторые люди, как тебе сказать…., - начал он.

— Трахаются без любви, — с гадкой улыбкой в каюту вошел Генри, — какого Дьявола, еще нет курса? Зараза, свали отсюда, ты ему мешаешь!

Девушка посмотрела на него, встала и выкрикнула:

— У меня еще имя есть! Я леди, Марина!

Болтон рассмеялся и отвесил ей поклон.

— Леди Марина, соизвольте утащить свой зад отсюда, пока я добрый, — сказал он.

Юркнув мимо него, девочка умчалась прочь, зная, что шутки с ним плохи.

— Рисуй нам путь быстрей, иначе твою хотелку отрежу, — сказал Генри, выная из сюртука трубку, — она малая еще.

Корабль шел в Малагу, жаль он не знал, что же там их ждет.

Англия. Дом герцога Мортимера.

Кабинет.

— Это абсурд! Наследница дома Висконти прогибается в лапах у этих бродяг! — твердил темноволосый, грозного вида мужчина, — нам донес об этом наш верный с тобой слуга, имя он не говорит, но информация достоверная.

— Если он не лжет, то свой курс они будут пролагать к бухте Марии, чтоб пополнить запасы провизии. Там мы сможем их поймать и освободить бедную девочку, — проговорил второй мужчина, который имел очень внушительных размеров усы, — вы согласны, Уильям?

— Да, устроим им там засаду! Только что б с ней ничего не случилось! — ответил герцог.


Джон стоял около штурвала и смотрел в даль, Марина сидела и играла в кости с матросами, эту игру она любила и уже оставила без башмаков нескольких мужчин. Генри сидел и весело блестя глазами наблюдал за ней, покуривая свою трубку.

— Капитан! По курсу корабль, — крикнул штурман.

— Какой флаг? — крикнул спрашивая, Болтон.

— Его нет, он движется на нас, — ответил он.

Генри поднялся и взяв подзорную трубу, посмотрел в даль, через несколько минут побледнел и не своим голосом закричал:

— Разварачивайся, разворачивай корабль Дьявол тебя за ногу! Немедленно! — бросив трубу, он быстро забрался на мостик и оттолкнув Джона, стал крутить штурвал в лево, — всем в полную боевую готовность, приготовить пушки, — посмотрев на обеспокоенную Марину, он продолжил, — заразу спрячте! Быстро!

Девушка не могла ничего понять, снова страх, снова скрываться где-то, это она уже пережила. Матрос Бос, взял ее под руку и повел в каюту.

— Не беспокойтесь рыбка, наш капитан научен, скорее это другие пираты, мы мило побеседуем и выпустим вас, — сказал он.

Джон поднявшись, посмотрел на все происходящие и проговорил:

— Что такое Генри?

— Приготовь шлюпку и будь на готове, подойдем к утесам и сражения не избежать, как дам сигнал усадишь мелкую в нее и отправимся внутрь скалы.

Сердце бешено стучало, раздавались залпы орудий, крики. Снова повтор. Снова чьи-то шаги у двери.

«Хватит, не бойся! Ну же!» — твердила про себя девушка. Вынув шпагу, которую ей подарил капитан, девушка встала на изготовку, дожидаясь когда дверь откроется. Она открылась, вошел какой-то незнакомец, ища глазами кого-то. На нем была маска, которая скрывала лицо, шляпа и черный плащ. Увидев ее он протянул руку, но девушка ударила по ней шпагой. Зашипев от легкой боли, он отдернул руку. Но стал приближаться ближе, внезапно остановился рядом и упал в низ лицом. Рядом стоял Джон с окровавленой саблей.

— Они все в масках, идем, — схватив ее за руку, потащил в трюм, — видишь дыру? — Указав на дыру около которой раньше стояла пушка, — лезь в нее!

Марина ничего не понимая, подошла к ней и стала спускаться в низ по веревочной лестнице. В след за ней и Джон. В шлюпке уже сидел раненый Генри.

Глава пятая

Генри был ранен в бок, из раны шла кровь, зажав рану рукой, он улыбнулся испуганной Марине и тяжело проговорил:

— Не бойся зараза, просто царапина, все хорошо.

— Вам больно, — погладила она его по руке.

— Ты меня жалеешь? — спросил он удивленно.

— Вы же живой, — девушка подсела ближе.

Оглянувшись Болтон понял, что их заметили, взяв девочку за руку, потянул к себе и прошептал:

— Тебе все расскажет Джон, опасайся черной маски и возьми мою трубку, ты поймешь что с ней делать потом.

Отпустив руку, быстро всунел ей трубку и толкнул за борт, Джон увидев это посмотрел на него с непониманием.

— Спаси ее, меня не спасти, — снова оглянувшись, он увидел, что человек в маске, взял ружье и целится в него, — ну же, прыгай.

Штурман, еще раз взглянул на него и прыгнул в воду. Болтон повернулся к мужчине и улыбнувшись, стал ждать выстрел. И он произошел, и не один. Три пули врезались в его тело.

Джон погрузился под воду, схватив Марину за руку, поплыл с ней в перед. Заплывая в пещеру, они выплыли. Девушка откашливалась и оплевывалась от воды, жадно вдыхая воздух. Вытянув ее на берег, Джон упал рядом, но оба подхватились услышав взрыв. Это горел корабль.

— Нет больше рассвета, — прошептал он.

— Что теперь будет? — спросила она.

— Не знаю малыш, не знаю, Генри тоже нет, — взяв ее на руки, прижал к груди, — не бойся, я всего лишь погрею.

— Генри сказал, что ты мне что-то расскажешь, что? — подняла она голову и посмотрела в его глаза.

— Он имел связь с твоей матерью, ты его дочь, — штурман провел рукой по ее щеке, а затем слегка наклонился к губам.

— Он? Что? Нет, он умер, он, почему он умер, кто такие эти люди? — заплакала она.

Джон подняв голову, погладил девушку по спине:

— Я не знаю, Генри не сказал, я знаю, что тебе надо на родину, домой, — прошептал он.

— Нет, а как же, а ты? — снова посмотрела на него.

— Я? А кто сказал, что я тебя брошу?

Джон сидел и прижимал к себе девушку, которая к тому времени, посапывала носиком у него на груди. Он все думал, как же ему быть, что делать.

«Что делать же с этим пугливым малышом? Где искать ее родных?» — думал он, но не заметил как сам уснул, облакотившись на уступ скалы.


— Мы ее упустили! — кричал взбешённый мужчина в маске, подойдя к одному из матросов, которые так же были в маске, он выкрикнул, — ты виноват! Гори в аду! — с этими словами он проткнул насквозь мужчину и громко засмеялся, — уплываем назад!


Джон переложил девушку на песок, а сам поплыл к лодке, где был Генри, сев в нее, поплыл к пещере. Марина проснулась, и хотела было запаниковать, что штурмана нет рядом, но увидела его плывущего на лодке. Ничего не сказав, Джон вытянул лодку на берег, а затем и труп капитана.

— Малыш, тебе пора, — он указал пальцем на лодку, — через пол часа пройдет торговое судно, оно тебя доставит домой, а я, я похороню капитана, он достоин этого.

Марина прошла к лодке, по щекам текли слезы:

— Мы не увидемся больше, да? — спросила она.

Джон подошел к ней, развернул и прижал к себе:

— Я просто так не исчезну, обещаю, а если, а если и исчезну, то, — он схватил ее хрупкую талию и перенес в лодку, и тут же поцеловав в прохладные губы. Прежде чем, Марина опомнилась, он толкнул лодку и она поплыла.

— Прощай малыш, — прошептал штурман.

Часть вторая

Шестая глава

Высокий молодой мужчина, стоял на капитанском мостике и управлял кораблем. Одет он был слишком изысканно: черный бархатный костюм, расшитый серебром. Черный плащ, который скрывал почти всю фигуру, высокие сапоги и шпага на боку. На голове была шляпа с пером, волосы завязаны в хвост, черная масочка, и черные усики с бородкой.

— По местам, мои крысы! — сказал он, — паруса поднять, курс юго-югозапад, да и побыстрее, иначе на реях джигу станцуете.

Матросы весело смеясь, заметались, убегая каждый на свое место.

Высокий, красивый мужчина: у него были светло-карие глаза, тонкие губы, вздернутый нос и черные волосы. На голове была красная повязка. Он был канонир(отвечающий за бои, пороховые склады и ведение боя). Взобрался к юноше, стал рядом и проговорил:

— Успееем?

— Смыться всегда успеем, пушки? — ответил тот.

— Наготове! А если мы к нему не успеем? Рискованно подходить близко, а так много стражников, — проговорил мужчина, почесывая голую грудь.

— Адрес, хватит, не в первой, сгинь, Говард и Эндрюс, проследят за мной, — улыбнулся капитан, показывая белые зубы.

— Да, но сейчас они приготовили ловушку, — не унимался тот, — и это более опасно.

Резко повернув штурвал, юноша ввел черно-коричневый корабль в бухту. На задней части корабля было название: «Черный рассвет».


Юноша сидел верхом на черной лошади, надвинув черную шляпу он стал насвистывать мотив песни, и двигаться в перед.

Оглянувшись, он увидел эшафот, а на нем высокого мужчину. Руки его были завязаны сзади, около головы болталась веревка. Рядом стоял палач, и офицер, который оглашал приговор. Вокруг стояли люди и гвардейцы. Рассмеявшись, капитан затянул тихую песенку:

— Жизнь и смерть во мне, объявили мне:
«Жизнь — игра, у тебя нет масти,
Смерть к тебе не питает страсти!
Жизнь тебя проиграла стуже и смерти ты не нужен!»

Пришпорив коня, поскакал в перед, уже громче напевая:

— Жизнь и смерть во мне объявили мне:
«Будешь жить не кидая тени,
Обладая горячим телом,
Обжигая холодным взглядом — станешь ядом!»

Солдаты заслышав песню насторожились, обернувшись, они увидели надвигающуюся черную тень.

— Я так не могу жить, тени дарить,
Понять не успеваю,
Я — жизнь, я — смерть.
Там так все уже знают.
Жизнь и смерть во мне объявили мне:
«Так и будешь идти по краю
Между адом земным и раем,
Между теми кто жил, кто снится, путать лица…»

 — продолжалась песня. Перескочив через одного из солдат, задел копытом его за голову, вскочив у удивленной толпы на глазах на эшафот. Вынул пистолет и выстрелил в палача, вынув шпагу взмахнул ей и разрезал веревку, подав руку мужчине прошептал:

— Быстрее.

Схватив протянутую руку, мужчина запрыгнул на спину лошади и хлопнул ее по бедру, в ту же минуту, они помчались проч. Офицер увидев это, взял ружье прицелился и выстрелил, но промахнулся. Несколько солдат помчались следом. Солдаты поравнялись с ними, вынув пистолеты из-за пояса, капитан одновременно выстрелил. Промчавшись мимо церкви, они устремились в перед к порту. Оглянувшись назад, мужчина сказал:- Еще трое на хвосте! — Не кипит, как баба, прорвемся, — перепрыгнув через фонтан, лошадь помчалась дальше, устремляясь к окну дома, которое к счастью было открыто, — сейчас надо прыгать! Капитан запрыгнул в окно, а мужчина повис на нем. — Что ты за…давай же, — схватив его за руку, стал втягивать. Взобравшись в окно, они побежали через всю комнату к другому окну, выглянув в него, капитан проинес:- Прыгаем! — Высоко, — ответил тот. — Первый и лети, — без лишних слов, капитан толкнул его и прыгнул сам. Приземлившись в песок, рядом с портом они побежали к кораблю. В капитанском кабинете, сидел этот мужчина, капитан стоял глядя в окно. — Я думал уже, что ты не придешь, опоздаешь, но ты должна быть осторожна, Марина, — проговорил мужчина, смотря на собеседника. — Джон, я не могла тебя бросить, как иначе? — капитан повернулся и снял шляпу, а затем накладные усы и бородку, теперь перед Джоном стояла взрослая девушка двадцати шести лет. — Я выведал кое-что, — улыбнулся тот. — Не томи, иначе пристрелю тебя, — проговорила она. — Его подобрало какое-то судно и он был рабом, после сбежал и никаких известий не было, — сказал Джон, — Марина? Встав, мужчина подошел к ней, взял за подбородок поднимая лицо. — Что? — посмотрела она на него голубо-серыми глазами. — Почему ты так неосторожна, ты же нужна мне, я же… - он стал рассматривать ее лицо. — Я осторожна, — прошептала та, опуская лицо назад и смотря на карту, — что с Морганом? — Он всем говорит, что ты его женщина, так и говорит, еще что ты с ним ночь провела, — отойдя от нее, он со вздохом снова сел в кресло. — Мне нужно домой, а потом навестить его. — У Вас было что-то? Марина бросила на него уничтожающий взгляд. Вечер. В своей гостиной сидел мужчина тридцати двух лет, одет он был в синюю рубашку и черные бриджи. На ногах были черные сапоги, волосы темной волной спускались на плечи. Он что-то писал на бумагах, пока в дверь не постучали. — Войдите, — сказал он. Дверь в кабинет приоткрылась, и вошел Уильям Мортимер. — Граф Филини, разрешите? Я пришел к вам по очень важному вопросу, — произнес Уильям. Посмотрев на него, мужчина указал жестом на кресло рядом со столом, и произнес:- Присаживайтесь, я Вас слушаю. — Благодарю, Амадо, — сев в кресло, мужчина начал, — вам известно, что случилось на казни недавно? — Да, я наслышан о этом таинственном пирате, но сейчас я больше увлечен не менее таинственным убийцей, который истребляет девушек, падших девушек, — задумчиво произнес Амадо. — А вы не думали, что это один и тот же человек? — задал вопрос мужчина, — У меня к вам просьба, может вы займетесь этим делом? Амандо задумался, а затем произнес:- Хорошо, я попробую взяться за это дело на себя. Марина в белом пышном платье сидела и держала букет роз в руках. За эти десять лет, она выросла и превратилась в довольно привлекательную девушку. Темно-каштановые кучерявые волосы, аккуратные губки и серо-голубые глаза. Сейчас она сидела и ожидала кого-то. И этот кто-то шел к ней по вымощенной дорожке. Мужчина был худощав и низкоросл. Подойдя к ней, мужчина улыбнулся и сказал:- Что Вас привело сюда, в таком шикарном наряде, капитан черного рассвета? — Оу, вы такой шутник, — рассмеялась Марина, притворно стесняясь, — может поговорим в более иной обстановке? Протянув девушке руку, он похотливо посмотрел ей на грудь:- Идемте.

Седьмая глава

Марина стояла перед мужчиной, который обнимал ее за талию и целовал грудь. Она гладила его голову рукой, а затем прошептала:

— Морган, право шутник, смущаете меня, нас могут увидеть слуги, не пойти ли нам в спальню?

— Тут нет никого, ты знала когда приходишь, — он снова припал к ее груди, стягивая плечико и двигаясь к лифу. Девушка подняла недовольно глаза к потолку.

— Все же там, — она подняла его голову, — удобнее.

Недовольно посмотрев на нее, Морган схватил ее запястье и потянул в верх по лестнице. Открыв дверь зашел в спальню.

— Раздевайся! — выкрикнул он.

Обворожительно улыбнувшись, девушка отошла от него и стала опускать платье в низ, оставаясь в одной ночной сорочке. Посмотрела на него.

— Хорошо, — он с довольной улыбкой закрыл дверь и пошел к кровати, ложась на нее, — распусти волосы.

Марина покорно, сняла ленту с волос, и темно-каштановые густые пряди упали на спину и грудь.

— Сними сорочку, гадкая пиратка, — облизнулся Морган.

— Вы спешите, Морган, — покачала она пальчиком, пройдя к столику, где стоял графин, налила бокал вина и сделала глоток, — Вы всегда спешите, распускаете слухи, говорите все, что не надо. Суете свой противный нос куда не следовало б.

— Грязная девка, — Морган покраснел от злости и собрался уже встать с кровати. Но произошло то, чего он никак не ждал, Марина, поставив ногу на мягкий пуф, приподняла сорочку, вынула из-за чулка мушкет. Щелкнув курком, она улыбнулась и проговорила:

— Сиди сволочь, я твоя женщина говоришь? Ты со мной спал? Грязный подонок!

— Мар…Марина, леди Эндирбуржская, вы, вы не убьете меня, — залепетал тот, бледнея.

— Почему нет? Я же пиратка, во мне нет жалости, вы же никого не желеете, или Вам рассказать походы к крестьянам? — усмехнулась та.

— Мариночка, Мар…, - он еще больше засуетился.

— Молчать, я сказала, — она выстрелила около его ног, отчего тот завизжал и залез на кровать, — вспоминай мерзкое существо, десять лет назад, юноша семнадцати лет, похожий на меня, с фамилией Висконти, куда он делся? Ну же отвечай!

— Ваш брат, Габриэль, очень красивый, очень, я его помню, но я не помню, что с ним было, — проговорил тот.

— Может помочь вспомнить? — приблизилась девушка к нему.

— Нет, нет, я помню, помню только то, что его ели живого подобрало торговое судно, по моему черная Мари, дальше о нем ничего не известно, я клянусь, — он молитвенно сложил руки, смотря на нее, — не убивайте меня, леди Марина.

— Прости, но ты слишком много знаешь, — прежде чем он успел опомнится, прогремел выстрел и Морган упал мертвый, с пулей во лбу.

Амандо сидел в гостиной около камина, в руках держа бокал с вином. Его голова была забита думами о таинственном пирате, который так тщательно продумывал свои действия, и о убийце, который орудовал в Лондоне.

— И тот, и тот всегда появляется в маске, только у одного маска скрывает все лицо, а у другого видны усы и…, - он нахмурился, вспоминая, — по-моему бородка. Одного уважают бедняки и пираты, заключенные и разное отребье, второго бояться все в округе. Один при нападении поет песню, второй оставляет цветок. Ммм, не думаю что это один и тот же человек, иначе пахнет шизофренией, — он продолжал рассуждать сам с собой, — а возможно он и есть шизофреник? Но такие четкие и продуманные действия. Мда, лучше сходить к Таллии, пока сам не сошел с ума, к тому же она всегда мне рада, — встав с кресла, он поставил бокал на полку, которая была над камином и направился в хол.


Мужчина в маске, скрывающей все его лицо, стоял около окна и наблюдал, как белокурая проститутка обслуживает своего клиента. В руках он держал кинжал на рукояти которого был вырезан цветок мака. Дождавшись пока клиент удалиться, подошел к двери и постучал в нее. Блондинка отворила дверь, улыбаясь она проговорила:

— Милорд, извините, но вы пришли раньше, я не успела все подготовить, проходите, — весело щебетала она, не подозревая подвоха, — проходите, проходите Фелини, я сейчас.

Женщина удалилась в другую комнату, масочник осмотрев обстановку, закрыл дверь и двинулся в комнату за которой скрылась девушка. Обернувшись белокурая, покачала головкой и весело заговорила:

— Какой вы нетерпеливый, и можете снять маску, вас здесь никто не увидет, можно подумать, что вы, убийца.

Он просто посмотрел на нее, не говоря не слова, в руках блеснул кинжал. Увидев это, женщина переменилась в лице, но ему было все равно, подойдя к ней, он грубо взял ее за волосы и вонзил острие в горло. На маску брызнула кровь, рассмеявшись через маску, вынул лезвие, обтер его о мёртвую девушку и вынув из плаща головку мака, вложил в похолодевшие руки жертвы. Он уже было собрался уходить, но в другой комнате заслышался скрип двери и оклик:

— Таллия?!

— Таллия?! Выходи шалунья! Я пришел, — крикнул входя в комнату Амандо. Мужчина прислушался, но ответа не было, пройдя к другой двери, за которой прятался убийца, он толкнул ее и проговорил:- Талли, хватит, выходи, хватит меня злить! Пройдя дальше, он наткнулся на тело мертвой женщины. Посмотрев на нее, он прошептал:- Таллия, что с тобой? — нагнувшись, он увидел в ее руках цветок, взяв его, стал рассматривать, но тут на его голову обрушился удар подсвечника и он упал без чувств. Масочник перешагнув через него, быстро вышел оставляя двери открытыми. — Ты его убила? Ты убила его? — Адрес ходил по шикарной гостиной, только сейчас он был одет в форму дворецкого. Волосы зачесаны в аккуратный хвост, от пиратского вида не осталось и следа. — Не ори, как раненый, да, я его убила, — сказала девушка, сидя на позолоченном диване, — он мог проболтаться, если будешь орать, я убью и тебя! Что там с письмами? — Ничего кроме приглашения на бал не было, — проговорил он, — твой дядя собирается провести вечер в честь своего дня рождения. — Не люблю эти балы, строй из себя воспитанную даму, разговаривай о разных мелочах то с одним, то с другим, — поднялась она, — все, свободен, мне нужно побыть одной, Луре скажи, что сегодня я обойдусь без нее. Усмехнувшись, Адрес покинул гостиную, закрывая за собой двери. Вздохнув, Марина встала и направилась по лестнице в свою комнату. Граф Филини лежал без сознания на полу, рядом с полуголой проституткой. Уильям Мотимер тоже пользовался услугами этой женщины, поэтому утром он по обыкновению захотел посетить ее. Подъехав к апортаментам Таллии, он слез с коня и вошел в уже открытые двери. Увидев на полу тело проститутки, а рядом мужчину, он кинулся поднимать его и бить по щекам. Очнувшись Амандо поморщился от боли в голове. — Где я? — спросил он. — Видать сильно он тебя, вчера ты встретил саму смерть, — сказал Уил, — тебе нужно домой, приведи себя в порядок, а потом к вечеру развлечешься у меня. Бедная Талли, как ее жаль, была добрая шлюха. Сиди здесь, я найму карету, и приведу констебля.

Восьмая глава

«Ветер развевал ее волосы, она стояла на пороге огромного и великолепного особняка. В мыслях девочки крутилось, что это ее дом, но за время на корабле, она полюбила море. Пираты, матросы, Генри, который оказался ей отцом, все стало очень дорого. Жизнь закрутилась, ее стал воспитывать дядя Уилл, с ней занимались лучшие учителя. А как же по иному? Она же первая наследница дома Висконти. Но каждый день, каждый вечер она сбегала на пристань, чтоб полюбоваться на корабли. В один из таких вечеров, девочка и увидела знакомую фигуру, которая приблизившись к ней, ласково прошептала:

— Привет, малыш…

А потом каламбур, взросление, поиски женихов. Дядя очень желал видеть ее в белом платье. Она вышла замуж за отставного офицера, который был груб и жесток. В первую брачную ночь, хотел взять девушку силой, но ему помешал прибежавший на зов дворецкий. Так она и познакомилась с Адресом. Затем ненавистный муж находил себе различных шлюх для утех, говоря и рассказывая им, какая она дрянь и ничтожество. Его отравили, нашли в публичном доме мертвым. Девушка овдовела, не побыв особо женой, теперь она мало от кого зависела. Девушка помнила Генри, и решила построить корабль. Пиратка, но все знали ее под именем Верон, Верон Болтон. Грабитель, висельник, так она прослыла у военных, в свете же ее прозвали черной вдовой, считая что она отравила ненавистного муженька,» — тяжело вздохнув и оторвавшись от мыслей о прошлом, девушка посмотрела на Луру. Женщину, которой было пятьдесят пять лет, она за ней ухаживала и заботилась, как мать. Сейчас она вплетала в косы Марины цветы.

— Может хватит? — проговорила Марина.

— Нет, и не торопи меня, все должно быть красиво, ты же…

— Знаю, знаю кто я, — она поджала губы, рассматривая себя в отражении, — маску мне, я же всегда исключение из всех правил, я приеду в маске.

Теперь девушка стояла в золотистом платье и смотрела на себя в зеркало, взяв маску, она надела ее и не медля больше не секунды, направилась вон из спальни.


Граф Фелини, уже находился в шикарном зале, где были все остальные приглашенные. Он стоял около открытого окна, поскольку в зале ему казалось душно. Герцог Мортимер, принимал приглашения, сегодня он был разряжен в красивый ярко-красный, шелковый костюм. Оторвавшись от гостей, он улыбаясь подошел к Амандо и с интересом спросил:

— Ну как Ваша голова? Надеюсь не болит?

— Почти нет, — промолвил тот, беря у проходившего мимо дворецкого бокал вина.

Еще шире ему улыбнувшись, мужчина увидел вошедшую в двери девушку, она была в маске. Подойдя к ней, поклонился и прошептал:

— Полно Марина, снеми маску, все на тебя смотрят, не прилично, ну же.

— Я сама неприличность, — промолвила она, все же снимая маску.

За всем этим наблюдал Амадо, увидев Марину, которая сняла к тому моменту маску, стал рассматривать ее с ног до головы.

«Какая приятная девушка, какая прелесть, прелестное личико…» — думал он.

— Я знаю этот взгляд, ты так же смотрел на Эрию, — к Амандо подошел одетый в черный сюртук юноша.

— Кто она? — спросил он не отрывая взгляда от Марины, — Хуано, расскажи мне о ней.

— Будь с ней осторожен, это та самая Марина, о которой говорили пять лет назад, помнишь тот сезон? Так вот, это она отравила своего мужа, ее бы вздернули на виселице, если б не дядюшка, — усмехнулся.

— Так это она? На вид милая, не скажешь, — отпив из бокала, продолжил, — я люблю риск.

— Ты серьезно? Отступись, — заволновался Хуан, — да и она не заводит боле знакомств с мужчинами, все кто путаются с ней умирают, я не готов тебя терять, мне пить не с кем, в конце концов. Кстати я слышал про Таллию, ее убили, говорят ты был там, да?

— Не важно, был не был, а насчет этой, — указал краем бокала на Марину, беседующую с дядей, — не в моих правилах останавливаться и бояться, ты забыл? Я скандалист, который раскрывает тайны, кстати, хотел с тобой завтра встретится, обсудить кое-что, а сейчас извини, — сделав еще один глоток из бокала, он поставил его на столик и прошел к Марине.

— О, Амандо, познакомься это моя племянница, Марина, бывшая Висконти, — заулыбался Уилл.

— Очень приятно, мадам, — он поклонился и взяв ее руку, поцеловал.

— А не потанцевать ли вам? Вальс, он нынче в моде, как думаете? — сказал Мортимер.

— Я за, — оживился Амандо, не сводя взгляда с девушки.

— А я…, - начала говорить Марина, но не успела, потому что мужчина уже крепко держал ее за талию ведя на середину зала. Марина почувствовала легкое тепло и стеснение, когда он прижал ее к себе, щеки девушки внезапно загорелись румянцем.

— Вы такая милая, когда смущаетесь, — усмехнулся он.

— Тут просто душно, — она не смела поднять на него даже глаз, поэтому смотрела в грудь. Что такое сталось с этой отважной пираткой? Рассмеявшись Амандо закрутил ее в вальсе под музыку.

Бал уже подходил к концу, когда гости заметили, что хозяина нет. Поднялся кипеж и гвалт, все подумали, что Уилл играет в распространённую тогда игру, прятки. Но его нигде не было. Все гости снова собрались в гостиной, шумя и беспокоясь. Тут в зал ворвался паж и стал кричать:

— На герцога напали, напал убийца, он ранен, кучер отвёз его к доктору, все осторожно разъежайтесь по домам!

Амандо подошел ближе к Марине, и взяв под локоть прошептал:

— Я не пущу в карету Вас, одну! Очень опасно.

— Простите, но я не нуждаюсь в вашей защите, — вырвав руку, девушка направилась к выходу из зала.


— Куда ж тебя несет, то, — ходил по комнате Хуан, — я честно не знаю, знаю, что название корабля «Черный рассвет», а как найти капитана? А как его найти, если личность неизвестна, никто его не видел, а кто видел, те молчат, спроси у рыбаков, они народ хитрый.

Фелини сидел в кресле, положив ногу на ногу:

— Хорошо, спрошу, что с Уиллом? — спросил он.

— Он до сих пор у доктора, — Хуан налил себе в стакан виски и сделал глоток, — а как гордая леди?

— Никак, кроме вальса ничего и не было, но я же от своего не отступлюсь, — Амандо встал и направился к двери.

— Будь осторожен там, и приобрети подобающий пирату образ, — он сделал еще один глоток из стакана.

— Я же мастер перевоплощений.


Марина сидела около окошка и смотрела цветущий розовый куст, ее мысли плутали около Амандо. Их танец, мягкие руки прижимающие ее к теплому телу. Губы, ох эти губы, так и манят поцеловать, глаза, жаль она не успела рассмотреть их.

«Постой, погоди, так, надо прекратить думать о нем, да и где я его увижу? Надо отв-леч-ся!» — подумала она, вставая и идя к столику, открыв резной ящичек, достала трубку, которую подарил Генри. Марина на протяжении пяти лет пыталась разобрать в ней иероглифы, но не выходило.

«Думаю надо сказать всему свету, что я еду в свою новую летнюю усадебку, а адрес не сказать, мда, не сказать», — с этими мыслями, она продолжила рассматривать трубку.

Девятая глава

— Я прошу Вас, ну скажите, где мне можно найти капитана черного рассвета? — перед старым сгорбленным стариком стоял Амандо и пытался выведать информацию. Правда сказать, ему это мало удавалось, сейчас он был почти неузнаваем. Волосы коротко острижены, щетина, одежда была неподобающая для него. Штаны и простая рубаха с камзолом. Единственная драгоценность на нем, его крест.

— Я его не знаю, — прошептал старик, продолжая распутывать сеть.

— Я могу заплатить, — неунимался мужчина, — сколько вы хотите? Только скажите, где его найти.

— Я думал, что у бедных нет денег, а тут богатый бедняк, — раздался насмешливый голос сзади, — а зачем Вам капитан?

Обернувшись, Амандо увидел Джона, который смотрел на него пристально, с насмешкой.

— Простите, я бы хотел с ним лично поговорить, мне нужно устроиться на работу, — твердо произнес он в ответ.

— Мы пока не набираем никого, тем более таких подозрительных личностей, — огрызнулся он.

— Принят, — раздался голос.

Рядом стоял черный конь, на котором сидел одетый во все темное всадник, шляпа была надвинута на глаза, отчего половину его лица нельзя было рассмотреть, — только смотри, я медлительных и крыс ненавижу, узнаю, медленно живьем сниму скальп. Покажи ему дорогу, — он кивнул Джону, — и побыстрее, иначе получите плеткой. На, — вынув из потайного кармана несколько монет, протянул старику. Затем не медля не секунды умчался проч.

— Однако он крут, — прошептал Амандо.

— Я еще круче, если меня вывести, пошел в перед, — Джон пнул его в спину, — теперь я тобой командую.

Черный рассвет плыл к карибским берегам, точнее на Ямайку. В маленькую бухту Дева Мария. Зачем? А этого никто не знал, кроме капитана. Теперь он стоял на мостике и смотрел в подзорную трубу. Джон держал штурвал, сверяя курс по карте.

— Зачем ты его приняла? Ты знаешь кто он? — начал внезапно разговор штурман.

— Джон, еще несколько таких вопросов, и я тебя лишу званий, и выкину за борт, — продолжая смотреть в трубу ответила капитан, — я с ним танцевала на балу, правда сказать он изрядно изменил себя, но черты лица остались, губы особенно.

— Ты пялилась на его губы? — изогнул бровь он.

— Нет, просто…, - она запнулась, подойдя к нему, ударила по голове подзорной трубой, — не задавай вопросов ненужных, прибью.

Была ночь. Теплый ветер дул в паруса. На небе светила большая луна. Капитан сидел на табурете и держал вахту. Адрес был у штурвала, но мало обращал на нее внимания. Амандо не спалось в эту ночь, выйдя на палубу он увидел капитана и пошел к нему. Присаживаясь рядом и наблюдая за ним.

— Вам не спится, матрос? — спросила она, приглаживая усы.

— Есть такое, — ответил тот, смотря на луну и задумываясь.

— У вас есть семья? — спросила она неожиданно, косясь на него через шляпу.

— Нет, отец упал с лошади, мать утопилась, — вздохнул он тяжко, — брат повесился, остался я.

— Семья очень, — усмехнулась, — впечатляющая. Ну, а жена и дети?

— Жены нет, была одна, хотели женится, но, — он снова вздохнул.

— Она повесилась? — поинтересовалась капитан.

— Неет, я обнаружил ее в сарае с конюхом, и, — он взял стоящую рядом бутылку рома.

— И повесил их? — ели сдерживая смех, спросила она.

— Ушел и растрогнул брак, больше полюбить не смог, был только интерес, — Амандо снова сделал глоток рома, — вкус необычный, — посмотрел на бутыль.

— У нее было вкусней? — девушка откровенно издевалась над ним, — в роме подмешан порох, так он крепче, пойло для настоящих пиратов.

— А вы значит, не настоящий, раз не пьете его? — рассмеялся, показывая ряд белых зубов, — а у вас есть семья?

— Не пью потому, что на вахте, — уже серьезно, буркнула Марина, — у меня нет семьи, не желаю говорить о ней.

— Так не честно, я же вам сказал, — он снова сделал глоток, на этот раз намного больше.

— Я не принуждал, — стала заряжать мушкет, — мог бы не говорить.

Амандо был уже изрядно пьян, посмотрев на руки капитана, он усмехнулся и сказал:

— Руки, как у барышни, белые…

— Закрой свой рот, — Марина направила на него оружие, — пока не скормил акулам.

— Ладно, ладно, я молчу, — он опустил взор и мельком заметил, на запястье шрам.

«Знакомый шрам в виде овала, где-то я его видел, руки очень знакомые, где же… надо спросить Хуана, чтоб разузнал. Главное вернуться!» — думал он. Но тут его сознание стало отключаться, тянуло в сон, и выронив бутылку из рук, Амандо уснул.

Посмотрев на свои руки, Марина вздохнула, поправила слегка отклеившиеся усы и маску, а затем перевела взор на мужчину, рассматривая его. Скользя глазами по длинным ресницам, волосам, опуская взор на губы. Ей очень хотелось его дотронуться, обнять и почему-то именно ему рассказать все проблемы.

— Капитан! — тряс за плечо ее Адрес.

Оторвавшись от дум, она вопросительно посмотрела на него.

— Джон сменил меня, Кривая пятка сменяет Вас, — затем понизив голос до шепота, — иди Марина, ты устала.

Очнувшись утром Амандо, схватился за голову, она очень сильно болела, ему тошнило. Поднявшись на ватных ногах, он перевесился через перила корабля и стал рваться. Марина в тот момент вышла из своей каюты и увидев эту картину, спросила:- Вам плохо матрос-пьянчуга? — Да, - он смотрел в воду, — я ничего почти не помню, что было? — Вы танцевали джигу, пристали к матросу, надели ведро на голову и пародировали женщин, — серьезно начала она, а потом добавила, — а потом хотели повеситься. — Странно, я помню только Ваши руки и то, как я уснул, — мужчина провел рукой по лицу. — Видите, как память вернулась? — рассмеялась она, но совсем не весело, повернувшись к нему спиной, пошла к штурвалу. Марина сегодня была не в очень хорошем расположении духа, может виной тому ее плохой сон? Или то, что она постепенно влюбляется? Она сама не могла понять причины такого настроения. К вечеру корабль подошел к бухте дева Мария. Соскочив с корабля на берег, капитан стала отдавать приказы:- Пополните запасы еды, рома, и воды. — Порох тоже закончился, — сказал канонир. — Меньше пейте его, тогда не закончится, все, и проследи за новеньким, еще заблудится, проблем не отберешься, я по делам, — с этими словами, она пошла по направлению к борделю. Увидев это, Амандо толкнул рядом стоящего матроса в бок и прошептал:- Ясно чего он злой такой, ему бабы не хватало. Матрос посмотрел на него и громко рассмеялся. — Чего ржете? — сказал Джон, — весело? Сейчас повеселимся. Адрес!? Бери этих двоих и в перед. Капитан зашел в бордель и осмотрелся. Вокруг сидели пьяные матросы в окружении прекрасных полуголых дам. Увидев красивую девушку в белом платье, капитан подмигнул ей. Она широко улыбнувшись, кинулась к нему в объятия и чмокнула в губы. — Как тебя давно не было, я уже успела заскучать, — проговорила она, продолжая его обнимать. — Я обещал вернуться, — рассмеялся он, оглядываясь, — прогуляемся? — Конечно, я знаю живописное местечко, идем, — дева потянула капитана к выходу из борделя. — Тебе бы актрисой быть, Каталина, — смеялась Марина, сидя на песке рядом с подругой. — Да кто бы говорил, я думала, что ты забыла обо мне, — грустно проговорила она, — неохотно прогибаться в этой дыре, вечно все пьяные, и дохода никакого. Забери меня в Англию, прошу. — Там не безопасно, какой-то полоумный убивает проституток, чистит мир, наверно, — усмехнулась девушка. — Все равно, я смогу со всем этим справиться, найду богатого покровителя, он меня обеспечит, — рассмеялась Каталина. — Тебе нравится? Дарить свое тело, это противно, — сморщилась она. — Для кого-то, а мне надо выжить любой ценой, так возьмешь? — нагнула девушка голову, рассматривая ее лицо. — Да, если ты скажешь мне, где живет мастер по трубкам.

Десятая глава

Каталина, шла об руку с пиратом, ведя его по улочкам бухты. Дойдя до маленького домика, она постучала в деревянную дверь и дождавшись ответа, открыла ее.

За столиком сидел пожилой мужчина и вырезал трубки из дерева, осмотрев вошедших, он широко улыбнулся и проговорил:

— Пришли купить или заказать товар?

— Нет, я пришел спросить совета, — достав из кармана трубку, капитан протянул ее старику, — скажите, что там за надписи, ну или скажите, кто может разъяснить их.

Взяв темно-коричневую трубку, старик понюхал ее и стал осматривать. Это длилось около десяти минут, затем он выдал:

— Эта трубка принадлежала Генри Болтону, ммм, — задумался он, вспоминая что-то.

— Это он носом узнал? — прошептала на ухо Марине, Каталина, — интересно уже про другие части его тела. Смотри он замер, может он заснул? Можно ущипну?

— Я вспомнил! — вскрикнул внезапно старик, отчего Каталина чуть не подпрыгнула, — кольцо! Дайте мне кольцо!

— Какое? — поинтересовалась Марина.

— Смотри, здесь древне-саксонский, написано про кровавые острова, число тринадцать, — он стал вертеть трубку, — тринадцать жертв, кровавой руки, но к трубке идет перстень с красным рубином, на котором продолжение. Я помню Болтон приходил сюда не один, с ним был похожий на тебя, ммм, уходи, я ничего не знаю, — он изменился в лице, — уходите, проч! — затем добавил шепотом, — ищи в городе красный кристал.

— Ты веришь этому старику? — шла рядом Каталина.

— Да, но мне надоело мататься туда сюда! Так, — обернувшись к ней Марина начала говорить, — ты моя подруга.

— Точнее всей команды, я скрашу их серые денечки, обласкаю и…, - распутница закрыла глаза.

— Не трогай матроса по имени Амандо, — прошептала она.

— Вооу, любовь? А как же Джон? — рассмеялась та, — он же питает к тебе чувства.

— Я это знаю, но тот, он…, - она посмотрела ей в глаза.

— Я все поняла, покажешь мне его, хорошо? А то соблазню ненароком, еще убьешь.

Девушки подходили к кораблю, перед ними открылся вид, на песке валялась разбитая бочка с порохом, Джон злобно кричал, на всех и вся. Вынув саблю, пошел на Амандо.

— Я тебя убью!

Марина вынула свой клинок и направилась к штурману:

— Джон?

Обернувшись, штурман буквально прошипел:

— Он роняет третью бочку! Я ему его руки вправлю в нужное русло!

Снова отвернувшись, он замахнулся на безоружного мужчину. Марина быстро оттолкнула Филини, и скрестила свое оружие с оружием друга. Ее глаза пылали гневом.

— Не смей! Нападать на безоружного! — в гневе она нанесла легкую рану у него на плече, — не смей ослушиваться меня, — теперь рана была и на другом плече, — ясно?!

Опустив саблю, Джон прошептал:

— Да, капитан.

— Обоим по пять плетей, — обратилась она к канониру, — что стали? Бегом на корабль, курс северо-запад! Лентяи вонючии!

Корабль плыл по направлению к Англии, холодной и туманной стране. Но почему-то капитан выбрала более длинный путь. Стоял туман, черный рассвет разрезал носом воду. Капитан сидела в каюте и все думала над тем, что же все-таки за перстень и что за жертвы, о которых гласили иероглифы. Ее раздумья прервал стук в дверь, одев шляпу, она произнесла:

— Входите!

Дверь отворилась и на пороге показался Джон. Штурман, прошел и облакотился на стол.

— Сердишься на меня? — спросил он.

— С чего бы? Все что нужно, я объяснила тебе, ты получил то, что заслужил, так что нет. Как матрос? — она поинтересовалась с замеранием сердца, ожидая ответа.

— Ничего, после того как ему всыпали пять плетей он долго сидел, сердился, а потом встал и разбил вдребезги еще одну бочку, — без эмоций сказал он, затем встал и подойдя к ней, взял за руку, — Марина?

— Что такое? — посмотрела на его и свою руку.

— Давно хотел тебе сказать, не решался все, может это и лишние, но, — он слегка замялся, — я не хочу нарушать нашу дружбу, я не пара тебе, я понимаю. Я хочу чтоб ты знала, что я всегда приду на помощь, буду рядом, я тебя люблю, Марина.

Девушка конечно это знала, догадывалась, но открыто от него этого она не слышала. Слегка смутившись, она покраснела, подняв руку, стала гладить его по голове.

— Я понимаю, это очень сложно любить ту, которая не ответит взаимностью, я не могу, я принимаю тебя как друга, просто близкого человека, прости меня, — заговорила Марина.

— Я понимаю все, малыш, я просто высказался, мне это нужно, — улыбнулся тот.

Положив голову на колени, остался так сидеть, на корабле началась паника, в кабинет ворвался Адрес:

— Капитан, по курсу корабль.

— И что? — она взглянула на него, — что кричишь, как петух?

— Он плывет на нас! Капитан и все кто на борту в масках! — выкрикнул он.

И Джон, и Марина вздрогнули, подхватившись оба, они побежали на палубу.

— Орудия выкатить! Всем в полную! Придупреждаю в полную боевую готовность! Побыстрее, крысы штопаные! — кричала она.

Все поняли, что сейчас это не просто нападение на испанцев, на торговые корабли, это намного серьёзнее. Каталина металась и не знала что ей делать, в итоге она убежала к коку, который тоже вооружился ножом. Но корабль противника резко изменил курс, видимо он не хотел драки. Подплыв к рассвету на пушечный выстрел, масочник взял ружье и выстрелил. Пуля попала в бок Марины, схватившись от резкой боли за штурвал, Марина продолжила стоять, пока корабль противника не исчез. Затем она упала на палубу.

Капитан упала на палубу, она ощущала только жуткую боль в боку, больше ничего. Джон и остальные, что-то кричали над ней, но она находилась в каком-то тумане. Губы ее шептали слова песни:

— Жизнь и смерть во мне объявили мне,

Жизнь — игра, у тебя нет масти.

Смерть к тебе не питает страсти,

Жизнь тебя проиграла стуже и смерти ты не нужен.

Пропев это, она потеряла сознание. Ее отнесли в каюту, положив на простынь, стали осматривать рану.

— Что делать? Она может умереть! — ходил по каюте Джон, посмотрев на Адреса, который стоял и просто смотрел на рану девушки. Выбежав на палубу, штурман крикнул:

— Есть доктора на корабле?

Но ему никто не ответил, он снова повторил тот же вопрос. Тогда в перед вышел Амандо.

— Мне довелось как-то вынать пули, я конечно не доктор, но попробовать смогу, — сказал он.


Амандо работал при свете свечей, рядом стоял все теже, и еще один матрос. Мужчина сделал надрез и почти нащупал пулю, но она не желала выходить.

— Хватит ковырять его бок! — не выдержал Адрес, нервно теребя бинты в руках.

— Если б вы разрешили повыше поднять рубашку, то я б сделал надрез больше и она бы вышла, — начал говорить он.

Без лишних слов, Джон поднял рубашку Марины до самого начала груди, продолжив надрез, Амандо наконец вынул пулю. Потом аккуратно, но все же неумело стал зашивать рану.

«Хм, тело хрупкое такое, как у женщины, поэтому он носит плащ?» — подумал он про себя.

— Ему сейчас нужен покой, — сказал мужчина бросив взгляд на капитана, наконец он смог нормально рассмотреть черты лица. Очень молодое, юное лицо, очень знакомое.

«Где же я его видел?» — пронеслось у него в голове.

— Мы тебя поняли, ты свободен, как войдем в порт тебя вознагродят по заслугам! — сказал Адрес, хлопая Амандо по плечу.


— И что? Ты ничего так и не выведал? Не разузнал? — всплеснул руками Хуано, сидя в гостиной вместе с Амандо, который поменял свой матроский костюм, на более изысканный.

— Я узнал, где они часто бывают, что таинственный убийца к тому же и пират, и еще то, что его боится этот капитан. Узнал, что они все же разные люди, и что все пираты пьют ром с порохом, — потер переносицу, — а нет, ты можешь сказать, у кого из нашего высшего общества, есть шрам, круглый, на запястье?

— Я могу сказать, что этот шрам очень индивидуален и носит его одна единственная особа, — рассмеялся Хуан, — это леди Марина, в Лондоне больше нет таковых.

Амандо вздрогнул и посмотрел на друга:

— Ты уверен? — спросил он.

— Более чем, — ответил тот.

— Извини, мне нужно уйти.

Одиннадцатая глава

«Как же я сразу не догадался? Какой я дурак! Руки, тело, даже голос, ай дурак!» — все думал про себя мужчина, подходя к зданию с громким и говорящим названием: «Time». Он крутил в мозгу одну задумку, которую хотел воплотить в жизнь.


Марина лежала на диванчике в гостиной и пыталась уснуть, когда она приехала, ее посетил дядя, который все распрашивал, что с ней, да как, ей пришлось сочинять байку о разбойниках, которые обокрали бедняжку и ранили. Затем ее осматривал доктор и сказал, что ей нужен покой. Вот и лежала она, пытаясь уснуть, но тут в холле стали что-то кричать и в гостиную ввалились Амандо, а затем Адрес. Осмотрев их обоих, Марина привстала и выкрикнула:

— Господа, мужчины, как вы посмели ворваться ко мне, когда я хочу заснуть!? А Вам должно быть стыдно, Вы же джентльмен.

— Простите моя госпожа, но этот господин, хотел очень поговорить с Вами, — поклонился Адрес.

— Оставь нас, — взмахнула она ручкой, когда он ушел, девушка осмотрела Амандо, — вы поменяли прическу? Присаживайтесь.

— Благодарю, мой капитан, — он уселся со смехом в кресло, — как долго вы скрываете ото всех правду, леди Марина?

Девушка побледнела, голова закружилась и задрожали руки. Во рту пересохло, опустив глаза в низ, она не знала, что ей сказать.

— Может сказать правду вашему дяди, который меня и нанял? Или же умолчать? А? — продолжал он, — а нет, я забыл, он же Вас отмажет, как отмазал тогда, когда вы отравили мужа.

— Я его не травила! — выкрикнула девушка, отчего ее бок пронзила резкая боль. Застонав от боли, девушка опустилась на подушки. Амандо подхватился с кресла и подошел к ней, ложа руку на плечо, а второй приподнимая ее голову за подбородок.

— Почему ты выбрала этот путь, — он стал смотреть в ее глаза, — путь убийцы.

— Я мало кого убивала, убивала только насильников, тех кто это заслужил. Не вам меня судить, — опустив глаза на его губы, стала их рассматривать, — я не убивала мужа, матрос.

Он широко улыбнулся:

— Мы с тобой квиты, но мне нужна плата за мое молчание, либо я расскажу все твоему дяди и тебя упекут за решетку.

Смерив его взглядом, она начала:

— Ошиблась я с вами! Сколько денег нужно?!

— Деньги? Фи, какая ты, — Амандо нежно погладил плечо девушки, — мне они не нужны, мне нужно иное сокровище.

— Какое? Мое тело? — Марина посмотрела в его глаза, а затем покраснела и опустила голову.

— Ты выйдешь за меня, и ровно через час, в газете опубликуют нашу помолвку, — отойдя от нее, он направился к двери, — если будешь травить, то кофе. Кофе с молоком, три ложечки сахара.

После прибытия в порт Джон и Каталина направились в один из публичных домов, в один из лучших домов. Директор данного заведения была Рамуна де Франц. Женщина скандальная, властная, капризная, но добродушная, ходили слухи, что иногда она сама обслуживала своих гостей. Пройдя через хол, мужчина и девушка направились прямиком в ее апартаменты. Постучав, Джон приоткрыл дверь и вошел. За столом сидела пухлая женщина шестидесяти лет. Подняв на него вопросительный взор, она заговорила:

- У Вас, есть претензии к кому-то из девочек? 

— Нет, что вы, я хочу предложить очень способную девушку, — усмехнулся он. Выйдя за дверь, он взял Каталину за локоть и втащил в кабинет, — вот она. Мастер своего дела. Встав, женщина подошла к девушке и стала ее осматривать, трогая волосы, осматривая ногти и руки, подняв юбку осмотрела ноги. Вытянув губы в трубочку, все же наконец вынесла вердикт:

- Ну, сойдет, вот только комнат у меня нет, есть чулан, если приведет его в порядок, то она принята. 

— Чулан? Да я в своей дыре лучше жила, — возмутилась Каталина, но тут же отступилась, увидев строгий взгляд Джо, — как скажите мем. Каталину привели в захломленную комнату, она все же выпросила ее у хозяйки в место чулана, как ей сказали там жила лучшая куртизанка Лондона, только она пала от руки местного маньяка, два дня назад. Войдя туда, девушка увидела оборванную обою, столик, кровать, шикарный ковер на полу, диванчик, ширму и шкаф. «Везет же мне на все это, когда ж нормальная жизнь будет?» — пронеслось у нее в мыслях. Пройдя в к обои, она увидела какой-то подозрительный знак, осмотрев его, села на диванчик, принимаясь разбирать вещи на столике. 

— Кулон, ммм довольно красивый, — Каталина рассматривала темно-зеленый кулон на шнурке, каплевидной формы, — а вот и письма, сколько у нее поклонников было, ух ты, погоди-ка, а это уже не от них, адресата нет, прости меня дева, — она перекрестилась, — но любопытство сильней. Развернув письмо, девушка стала читать: «Я знаю, что ты знаешь кто я, и из-за чего это делаю. У меня уже есть шесть жертв, я могу взять тебя в свое дело, только нам нужно встретиться. Будь сегодня у себя, я приду к тебе». По спине Каталины прошел холодок. «Она знала кто убийца, значит, он пришел, а она доверчивая открыла?» — пронеслось у нее в голове. — Нужно все рассказать Марине, похоже, вот жертвы, которые нужно принести, и теперь их семь. Статья в газете «time» разошлась по всему Лондону с очень большой скоростью. И уже на следующий день все знали, что Марина и Амандо помолвлены. С утра девушке стали приходить различные письма с поздравлениями. Она их уже не читала, просто отбрасывала в сторону. У нее в голове не укладывалась данная наглость Амандо, все было очень быстро. Лура зашла в спальню девушки и села рядом. 

— Ну как? — спросила женщина, — письма все приходят, ваша свадьба, это такая новость. — Вот для меня, это тоже очень большая новость, — отвернулась Марина, — как он вообще до такого додумался? Он же не любит меня. Я его тоже, второй брак без любви, кто-то кого-то точно отравит. 

— Девочка, зачем же он тогда женится? Если так мог бы получить богатства шантажем, тело так же, значит он хочет что-то другое. Марина, детка, — она взяла ее за руку, — он нравится тебе? Или же противен? Как ты относишься к нему? 

— Мне…он… — он покраснела, — он…его теплые руки, губы, которые хочется поцеловать, со мной не было ранее такого, я…меня тянет к нему, ему мне хочется довериться, не хочется чтоб он уходил от меня не на минуту, — стала говорить девушка, отчего у нее заблестели глазки, — но это глупости, он поступил подло, может ему только этого и нужно. 

— Ну не переживай, девочка, — сказала Лура, гладя ее по руке и лукаво улыбаясь, — там еще твой друг пришел, с корабля. 

— Джон? — обернулась та, — надо принять его, как дорогого гостя. Марина оделась в светло-персиковое шелковое платье, оно подчеркивало цвет ее кожи и темные с рыжинкой волосы. Спустившись по лестнице в низ, пошла в столовую, где сидел Джон и ел. 

— Прекрасно выглядишь Марина, как рана? Прости за беспокойство, но корабль я спрятал, команду распустил, самому податься некуда, — начал он. 

— Джон, что за сентиментальность, что ты в самом деле, — сказала она, проходя к столу и усаживаясь напротив, — не выбешивай меня, тут целый стол ножей, рана почти не беспокоит. 

— Я слышал тут кое-что, — начал штурман, разрезая бекон. 

— Да, я выхожу замуж, — буркнула Марина, беря ложку и ударяя по яйцу. 

— Это я знаю, он все знает, да? Он тебя заставил? Запугал? — на девушку посыпались множество вопросов. 

— Так, — она резко положила ложку, беспокоясь, что друг пойдет мстить за нее, — никто меня не запугал и не заставил, мы с ним сами все решили. Да, он знает. 

— Ну, ладно, но я не про это хотел сказать, — он стал есть бекон и припивать его кофе, — я нашел человека, который даст кое-какие документы насчет твоего брата.

Марина посмотрела на него, грудь теснило волнение. 

— Габриэль, — прошептала она, — что с ним? Где он? 

— Не знаю еще, не так все быстро, — рассмеялся штурман. Раздался стук в дверь и двери открылись, на пороге стоял Амандо, на нем были облигающие темно-коричневые бриджи, белая рубашка и сапоги. 

— Леди, негоже одной находиться в обществе мужчины, а и нам надо бы снять мерку для платья, здравствуйте штурман, — насмешливо поклонился он, — Марина карета ждет.

Двенадцатая глава

Девушка вышла на улицу, там уже стояла карета, с открытым верхом. Открыв дверцу, Марина села на задние сиденье. Амандо взобрался на козлы и взял в руки поводья, карета двинулась в перед. Марина сидела и смотрела на его спину.

— Думаешь куда нож всадить? — рассмеялся тот, не поворачивая головы.

— Пока вы это не сказали, я об этом не думала, — парировала та, — теперь всерьез об этом думаю.

— Обращайся ко мне на ты, ты же замуж за меня скоро выйдешь, — он повернул к ней голову.

— Как скажешь, — улыбнулась она, жмурясь от солнца.

Остальная часть дороги была в молчании, подъехав к лучшему салону, где заказывали платья модницы Лондона, девушка удивилась изобилию красок, тканей, фасонов. Её увели чтоб снять мерку и сделать эскиз платья.

— Хочу много цветов, простое, но что бы чувствовался вкус, — она стояла склонившись над наброском, — вот тут заменить, плечи убрать, подчеркнуть грудь, убрать талию. Много шелка, но не чисто белый, слегка кремовый оттенок, — задумалась, — с серебром. Цветы каллы, много кал, лилий и полевых цветов.

Марина снова сидела в карете, только Амандо направил лошадей совсем по другому пути.

— Куда мы едем? — спросила девушка.

— К тебе домой, только об этом пути мало кому известно, он дольше, — объяснил он.

Усмехнувшись, девушка поднялась и полезла к нему на козлы. Сев рядом, сложила ручки на коленях и стала смотреть на лошадей.

— На, — Амандо протянул ей поводья.

— Мне? Я управляла только одной лошадью, а тут целых пять, — замялась она.

— Это легко, — он вложил поводья в ее руки, а затем положил поверх них свои, — вот, видишь, одна хочет уйти в бок, тянешь на себя, вот так, — сжав повод ее рукой потянул назад, — вот видишь?

— У тебя очень теплые руки, Амандо, — сказала она, смотря на лошадей.

Он всего лишь улыбнулся, так ласково его имя еще никто не произносил.

— Я вечером загляну на кофе, если не против, — продолжая улыбаться, сказал он.

— Конечно нет, я приготовила яд, — засмеялась та.

— Правда? Он сильно действующий? — Амандо, провел своей рукой по ее в верх, от чего она стала тяжелей дышать.

— Мы подъехали, — прошептала она.

Каталина привела комнату в порядок, теперь там царила чистота. Кровать она сама передвинула к стене, ковер убрала с пола и украсила им стену, загораживая кусок оторванной обои. Столик стоял около окна, шкаф и диван около ковра, ширма рядом с столиком. Теперь она после проделанной работы сидела и пила чай.

— Не чай, а пыль с дорог, а ну-ка, — девушка достала из кормашка платья маленькую бутылку с вином и добавила его в чашку, — ах, так вкусней.

Снова взяв напиток в руки, стала пить его. Когда она уже допивала, к ней постучались.

— Входи, будь ты мужчина, женщина, животных не обслуживаю, — прокричала она.

Дверь со скрипом отворилась и в комнату вбежала рыжая девушка.

— Привет, ты новенькая? — затороторила она, — да? Да? Да?

— Да, ты кричишь, как пират получивший черную метку, сядь, успакойся, — поставила чашку, Каталина.

— У меня к тебе дело, ты не можешь меня подменить сегодня? — захлопала она глазками, — вся выручка твоя, он не заметит подмены, он слеп, прошу, я не могу, у меня проблема.

— Красный флаг! — Каталина, всплеснула руками, — хорошо, останешься ночевать в моей комнате, но если, что не так, я тебе руки в суставах вывехну.


Марина вернувшись домой, на ватных ногах пошла к себе в спальню и увалилась, улыбаясь от счастья на кровать.

«У него такие руки, а голос… дурманящий, сладкий, окутывающий как покрывало, его прикосновения. Интересно, что бы он сделал, если б мы не подъехали к дому? А он скоро будет мой муж, и мне придется с ним спать? Как же….я же не знаю ничего, он наверняка пользовался утехами лучших распутниц города, а я? А что могу я?» — девушка лежала так и думала, пока сон не взял ее в свою власть. Проснувшись оттого, что кто-то аккуратно ее укрыл, открыла глаза, увидев перед собой Амандо.

— Это вы…, - прошептала девушка.

— Снова вы? Я же просил, я собственно уже ухожу, ты соня проспала весь кофе, так меня и не отравив, — Амандо рассмеялся, глядя как девушка слегка прикусила губу и строго взглянула на него, — ну, что ж пора мне.

Отвернувшись, Амандо пошел к выходу. Быстро подхватившись, девушка взяла его шляпу, которую он забыл на кресле и крикнула:

— Стой, Амандо стой!

— Да? — обернулся тот.

Марина подошла, и положив руку ему на плечо, протянула шляпу.

— Ты забыл, — тихо сказала она.

— Действительно, забыл, — протянув руку, погладил ее щеку, а затем наклонившись поцеловал в губы. Марина не ожидала такого, но он был такой родной, такой желанный, голос рассудка куда-то пропал, бросив шляпу на пол, девушка обняла его за шею, отвечая на поцелуй. Подняв девушку на руки, он понес ее к кровати.

Марина лежала у Амандо на плече и сопела носиком, гладя его рукой по груди. Поймав ее ручку, поднес ее к губам. Очертив пальчиком контур его губ, она приподнялась и поцеловала их.

— А-ман-до, ммм твое имя переводится, как любимый? — прошептала девушка, задумываясь.

— Да, с испанского, мама так назвала, — заулыбался тот, — кстати двери не заперты, да? Нас слышали?

Поднявшись и сев на него верхом, произнесла:

— Неет, если ты их не запер когда заходил, ну и ко мне никто не зайдет. А вот слышали или нет, это вопрос.

— Ты их запугала? — он игриво взглянул на нее.

— Ммм, да, — улыбнувшись, она переместилась на нем слегка ниже, — а что собственно такого? Ты мой жених, ты имеешь право провести ночь, эммм и день, и следующую ночь, и вообще все время до свадьбы с невестой.

— Нам надо будет выходить и есть, а вообще у меня вопрос, ты же была замужем, как вышло такое, что ты…

— Мы не спали, он хотел взять меня силой, но Адрес был его дворецкий, он во время помешал, вот, ну, а потом его кто-то отравил, иногда правда жалею, что не я, — перебила она его.

— Хорошо, остальное все потом, — взяв ее за талию, Амандо притянул ее к себе и стал ласкать шею.

Но не только Амандо и Мария придавались любовным утехам, Каталина этой ночью поменялась комнатами со своей соседкой. Теперь она наслождалась ласками неизвестного ей мужчины, когда он уже собрался выходить, она сидя в постели с улыбкой, произнесла:

— Ты же не слеп, ты просто очень хитрый богатенький мальчик. Думаешь я не видела, как ты меня осматривал тайком, удивлялся, что обслуживает тебя иная женщина. Скрываешься от жены?

Обернувшись, юноша рассмеялся, показывая свои красивые зубы.

— А ты хитрая пираточка, только это не всегда хорошо, не нужно сувать нос в чужие дела, я не женат, — сказал он.

— А ты за моим носом не следи, за ним слежу я, — рассмеялась девушка, затем затихла заслышав шум в своей комнате, — вот развратница, ты посмотри, ко мне записывался какой-то дед, не ожидала я, что такие выкрутасы будет показывать.

— А ты значит выкрутасы не показываешь? — спросил юноша, снова подходя к ней.

— Ты еще не все видел, дорогой, иди ко мне, я выжму из тебя все соки.

Каталина ошиблась, это гремел убийца. Пробравшись ночью в комнату, где спала рыжая, он долго смотрел на нее, прислушиваясь к дыханию. Открыв глаза, девушка посмотрела на гостя, но ужас застыл в ее глазах. Клинок с выгроверованым на нем маком врезался в ее горло. Кровь брызнула фонтаном, но теперь убийце было мало. Вынув клинок, он распорол ей живот, выная печень и переложил ее в шкатулку, которую принес с собой. Затем стал рыскать по комнате, видимо он что-то искал, только вот что? Пересмотрев все вещи и бежутерии, попутно, измазывая их кровью, он подошел к окну и выпрыгнул, приземляясь на спину коню.

Тринадцатая глава

Клиент ушел только под утро, Каталина лежала в кровати и не хотела подниматься, в ее голове роилось много мыслей. Так она и пролежала пока в коридорах не закричали и не засуетились люди.

— Что-то они как в муравейнике, — встав, девушка открыла двери. Везде сновали люди и констебли, двери ее комнаты были открыты настеж. Подойдя к одной из девушек, Каталина спросила:

— Что произошло? — но ответа от нее нельзя было добиться, потому что она рыдала. Оставив всех, Каталина последовала к своей комнате, там все было в крови. Изуродованное тело лежало на ее кровати, осмотрев это все девушка закрыла рот рукой и вышла.

— Почему она сегодня ночевала в твоей комнате? — рядом очутилась хозяйка и с грозным видом рассматривала девушку.

— Она попросила поменяться с ней комнатами на ночь, мадам… — Каталина начала оправдываться, — причину не объяснила, ну…внятно. Мадам, разрешите мне сходить по делам, пожалуйста.

— Я с тобой еще разберусь, — ответила женщина, — и да, в комнате будешь убираться сама, иди.


Марина и Амандо сидели в столовой и обедали, пока внезапно к ним не ворвался Адрес:

— Марина, твой дядюшка решил зайти к тебе в гости, пригласить его сюда?

Переглянувшись с возлюбленным Марина ответила:

— Да, пусть войдет.

Дворецкий удалился проч и через несколько минут вошел Уильям. Его рука была перевязана и висела на бинтах, которые держались за шею.

— Граф Филини, — сделав кивок головой, он продолжил, — Марина, можно ли поговорить с тобой наедине?

— Я думаю, что мне нечего скрывать от своего будущего мужа, дядя. Лучше скажи, что у тебя с рукой?

Поморщившись от того, что племянница отказала ему, мужчина сел на стул и взял чашку с кофе.

— Не думаю, что Амандо понравится разговор. Не слишком ли Вы торопитесь со свадьбой? Вы мало были в свете вместе, что скажет свет? Если ты не помнишь, то у тебя не очень чистая репутация, а у графа и подавно. Он прослыл повесой и первым бабником…а теперь это, свет сочтёт это за, — он запнулся, — просто за увлечение или же скажут, что ты беременна, — затем посмотрев на руку добавил, — упал с лошади на верховой прогулке.

— С каких пор, я должен слушать свет, нынче прав тот у кого много денег, а насчет сроков…то свадьба в следующем сезоне, сэр. И чтоб не мазолить свету глаза, я думаю съездить в загородный домик и погостить там с Мариной.

Каталина шагала по городу, осматривая вывески магазинов, такого она в жизни не выдавала. Больше всего ей понравился магазин одной модистки, от салона пахло дорогим парфюмом, обилие красок и тканей на витрине кружили голову. Невольно засмотревшись, девушка не заметила как к ней подошёл молодой мужчина, изысканно одетый.

— Мадам, могу ли я попросить Вас о одной услуге? — произнес он, смотря на нее с улыбкой.

Каталина вздрогнула от неожиданности, на минуту голос этого молодого человека показался ей знаком, но отогнав эту мысль она повернулась:

— Что за услуга, милорд?

— Видите ли, у меня есть невеста, но она не может сейчас сходить на примерки и заказать платья. Вы с ней очень похожи фигурой, не могли бы Вы сходить на примерку? — он еще шире улыбнулся, Каталине казалось, что она его где-то видела, но где.

— Я очень спешу…, - она хотела было отказаться, но салон так и манил ее к себе, — хорошо.


День приближался к вечеру, Марина сидела у себя в библиотеке и искала хоть какое-либо упоминание о трубке, перстне и жертвах, которые нужно принести. Она была очень увлечена и не заметила, как в библиотеку вошли.

— Произошло еще одно убийство, — раздался голос рядом.

— Джон! — воскликнула девушка, — я же много раз просила тебя стучаться. Какое убийство? Где?

— Как где? — он уселся с ней рядом, — в этом туманном и дождливом городе.

— Меня интересует место, — Марина отложила книгу и повернулась к нему.

— Бордель в котором теперь работает Каталина, еще не знаю что там произошло, но сказали, что изуродовали эту девчонку хорошо. Кстати, что читаешь? И где твой жених? — Джон облакотился спиной на диван.

— Он готовится к отъезду, точнее подготавливает похожих на нас людей, нам надо возвращаться на рассвет.

— Это опасно Марина, ты понимаешь это? — Джо взял ее за руку.

— Да, но я хочу найти брата, и понять почему все-таки убили моего отца.

Ночь. Он снова вышел на охоту, точнее он уже знал свою жертву, но получится ли убить эту дуру?

«Я ее в себя влюбил, она должна со мной пойти, да…да должна», — мужчина в темной одежде шел по безлюдной улице. Пройдя несколько кварталов, он пошел к одному богатому особняку и завернув на тропку, вошел в беседку около сада. Там его уже ожидала девушка, она мирно сидела на скамье и высматривала, где же ее возлюбленный.

— Я очень рад, что ты пришла раньше меня, — сев подле нее, он взял девушку за руку.

— Да, сразу же после свадьбы, я прибежала сюда, — она обернулась и еле сдерживая рыдания, стала лепетать, — зачем ты позволил выдать меня замуж? Почему не остановил, если мог? А ты ведь мог.

— Прости родная, но таков был мой план, — встав, он пошел к и оперелся руками о перила, — ты никому не рассказывала про меня?

— Нет, — девушка не удержалась и зарыдала, — никто ничего не знает.

— Очень хорошо, — в руках на миг что-то блеснуло, — подойди.

Дева покорно встав, подошла к нему…это и была ее ошибка.


Карета вместе с нашими героями ехала по малоизвестным дорогам. Они направлялись к «Рассвету», вместо себя послав похожих на них людей.

— Как думаешь, наша задумка выйдет? — спросила Марина изредка посматривая в окно.

— Должно, по крайней мере, я не редко так делал, — обняв возлюбленную за плечи, он ободряюще улыбнулся, — не грусти любимая.

— Я стараюсь.


Каталина бежала со всех ног, ей хотелось все рассказать подруге, да и в срочном порядке. Ведь убийца стал убивать не только падших женщин, и знатных. Бедняжка новоиспечённая графиня де Ла Сент, вышла подышать свежим воздухом и нарвалась на убийцу. Но дойдя до особняка, Каталина увидела что там никого нет.

— Черт, что же делать? — спросила она сама у себя.

— Идемте ко мне, мисс, я тоже их ищу, — раздался знакомый голос за спиной.

Четырнадцатая глава

Обернувшись Каталина увидела того самого мужчину, который встретился ей около модного дома.

— Как Вы здесь оказались? — Удивленно спросила она.

— Я друг семьи, миледи, а Вы кто? — поклонился он, — извините, но на улице около дома разговаривать не удобно, если Вам репутация не важна, то я светский человек. Пойдемте, — взяв девушку под локоть, он повёл её к карете.


— Этой жертвы не достаточно, нужна иная, ты надеялся, что она останется жива? — высокий мужчина сидел за столом, а рядом наш знакомый масочник.

— Я не хочу проливать её кровь, — ответил в маске.

— Или она, или нашей договорённости конец! Я все сказал, — ответил второй, — они поехали в загородное поместье, там их и встреть, у меня все, — с этими словами незнакомец встал из-за стола и ушёл в темноту таверны.

Корабль двигался к бухте, капитану нужно было кое-что узнать. Да, она прекрасно понимала, что хозяин этих мест будет не в восторге от того, что она к нему обратиться за помощью. В своё время девушка нанесла ему большую душевную боль.

— Корабль на якорь, вся команда за мной, вооружиться до зубов, мы идём в очень опасное место, — с этими словами Марина взяла свою шпагу и мушкет.


На следующее утро Лондон потрясла новость о том, что Амандо и Марина мертвы. Хуан расхаживал по кабинету.

— Что-то здесь не так, почему нам не показали трупов? Или же почему никто: не дворецкий, не другая челядь, не подняли паники? Либо это был знакомый человек, либо это были не они.

— Может это и так, но…, - Каталина не могла сдержать слез, — если это не ложь? Как тогда быть?

Сейчас девушку было не узнать. Белое шёлковое платье, изысканная прическа. Все выдавало в ней не девушку с салона, а знатную даму.

— Я сам во всем разберусь, это не женское дело, — он твердой походкой направился к двери, затем открыв ее резко остановился, — кстати, чтоб не ставить себя в неловкое положение перед всеми, я женюсь на вас. И мне все равно хотите Вы или нет, до свидания леди.

— Мне не нравится, что он отшивается около тебя, нельзя ли его куда-нибудь…ну я не знаю, — Амандо лежал рядом с Мариной и гладил ее по щеке.

— Нет, ты должен с ним смириться, Джон, это единственный кто меня не бросил, не оставил и не предал. Я его никогда не смогу оставить, — проговорила Марина.

— Мне не нравится, что он пристает, — мужчина приподнялся и навис над девушкой, — или тебе нравятся его приставания?

— Конечно, я просто обожаю когда ко мне пристают…, - она специально захотела его побесить, — матросы например.

— К тебе приставало много матросов? — он наклонился к ней еще ниже.

— Скажу так, однажды вечером, когда я несла вахту ко мне пристал один привлекательный матрос, все пялился мне на руки и что-то расспрашивал. И в итоге…, - она посмотрела в его озорные глаза, — он напился и свалился спать на бочку.

— Может он напился потому, что его споил капитан корабля? — Амандо нежно поцеловал Марину в шею.

— Понятия не имею о чем Вы, сэр, — девушка обхватила его своими ногами за бедра, — Вы хотели выведать святая святых.

— Расскажи мне…, - он резко лег рядом и посмотрел на нее.

То, что сейчас не до шуток, стало ясно сразу, сев и оперевшись спиной на подушки, она начала:

— Наш дом сгорел, точнее кто-то из слуг его поджог, поэтому мы вынуждены были переехать в Англию. По дороге на нас напал пиратский корабль. Я помню как боялась, как пряталась. Меня не очень любили в семье, мама была строга со мной, больше потому, что я больше времени проводила с братом. Ну…мешала ему познавать науки и искусства. А мужчина, которого я считала за отца почти и не занимался мои воспитанием. Он считал, что из женщины не может быть ничего путного, точнее он относился к нам с мамой как к ничтожествам. Единственное утешение был Габри, мой милый Габри. Это мой брат. Там на корабле, я кричала от…непривычки, я прежде не видела не крови, не то как умирают. Когда я посмотрела на мертвую мать, то подумала, что и со мной так сделают…., - на минуту она задумалась, — одного не могу забыть. Как Габриэль прыгнул за борт, он что-то прошептал, но я не услышала. Еще не могу понять, почему если он жив, то почему не ищет меня? Но…я должна найти, найти его, или же…место где он похоронен. А…после Генри забрал меня на корабль, где и учил всем примудростям…пока на нас не напали люди в масках. Так я потеряла отца. Вернул меня домой Джон, точнее он спас мне жизнь и не один раз. А остальное ты все знаешь, я попала в руки к дяди… — она снова замерла, — руки.

— Мне нужно в эту деревушку, и мне все равно кто там живёт, — капитан стояла на палубе и спорила с Джоном.

— Капитан, это очень сильно опасно, — неунимался тот, затем понизив голос до шепота, — ты его чуть не убила.

— Ну не убила же, — ответила Марина, — все по местам, вонючии крысы! Якорь вам в голову, я жалование плачу за сбор сплетен? За этим я обращусь к нашему коку, — увидев, что не все послушались её приказа, она вынула мушкет и выстрелила в воздух, — мигом по местам! Иначе следующая пуля полетит вам в коленную чашечку, а после я протащу вас крысы под днищем корабля, — увидев, что все быстро разбежались навела оружие на Джона, — особое приглашение нужно?

— Успакойся, я знаю что… Ау…, - пуля просвистела рядом с его плечом и сделала неглубокий порез. Затем отвернувшись, капитан пошла к себе в кабинет.

— Не знаешь почему она такая нервная? — к ошоломленному Джону подошёл Адрес.

— У будущего муженька надо спрашивать, он лучше знает, — ответил штурман и оттолкнув конанира, пошёл к штурвалу.


Бухта «Святая Мария», это место славилось своими мастерами, а так же здесь было очень много разного отребья. Хозяином, ну как он сам себя считал, был Хостер Миллер. Бывший пират, теперь все кто швартовался около его берегов должен был платить ему своеобразную дань. Песо.

Однажды «Рассвет» уже был в этой бухте, но не заплатил, а наоборот. Оставил шрам хозяину на всю жизнь. Теперь Марина хотела снова встретиться с этим человеком, ибо он был ей нужен.

Пятнадцатая глава

— Я считаю, что это опасно! Я запрещают тебе на правах будущего мужа! — Амандо шёл рядом с капитаном по палубе, а она делала вид, что смотрит как он очистил пушки.

— Тише, — она оглянулась по сторонам, — ты хочешь выдать мою тайну? Или чтоб повесили констебли? Это моё дело! Другого выхода нет.

— Это опасно Марина, я же волнуюсь, — сказал он.


Дом Форреста находился на окраине. Капитан «Рассвета» подошла к двери и постучала. Дверь открыли не сразу, через несколько минут на пороге появился мужчина лет сорока пяти. Побледнев, он поспешил быстро закрыться, но Джон удержал дверь.

— Извините, я знаю что лицезреть меня Вам не приятно, но уж потерпите меня немножко, уважаемый, — с этими словами Марина направила на него острие шпаги.

— Я не хочу иметь с тобой никаких дел, — он снова дёрнул дверь на себя, но тсчетно. Увидев, что прицепиться не выйдет, вздохнул и отойдя произнёс, — входит, но только один.

— Нет! — хором сказали Амандо и Джон.

— Да, — ответила Марина и быстро зашла в дом.

Каталина была ошеломленна тем, как легко её поставили в тупик. То что он сказал ей, не как не входило в планы. Это полностью изменило русло жизни.

«В прочем…я же хотела денег…а сейчас богатство, высшие общество, а с другой стороны… я не смогу жить с человеком, который меня не любит, спать, но не жить», — она сидела в библиотеке на софе и думала обо всем этом.

Прислуга приняла девушку хорошо, да и Хуан тоже относился к ней уважительно, но с некой холодностью. У неё все складывалось впечатление, что где-то она его уже видела. Рой её мыслей прервал скрип двери. Вздрогнув Кат повернула голову, на пороге стоял он: волосы мягкими волнами падали на плечи, темно-серая рубашка растегнута до груди. При виде него, у девушки замерло дыхание.

«Боже, почему именно он так действует на меня?» — Пронеслось в голове.

— Здравствуй моя дорогая, — улыбнувшись, он прошёл и сел рядом.

— Я не дорогая Вам, Вы распоряжаетесь моей жизнью как-будто она не моя, а Ваша, — глаза Каталины наполнились гневом.

— Это правда, она не твоя…она моя, — встав он направился к двери, — ты вся теперь моя! Мне плевать нравится тебе или нет. Кстати, сегодня у нас будет проводится вечер в честь нашей помолвки, ну ещё к нам должен приехать гость, это будет первый его выход в свет, это никому не известный доктор. Его отец умер и он унаследовал от него все состояние…оденся приличнее.


Зайдя в дом, Марина осмотрелась, а затем последовала за Форестом. Пройдя несколько коридоров, они все же зашли в нужную дверь. Сев за столик, мужчина жестом указал на стул рядом.

— Ну и зачем ты пришёл?

— Мне нужно разузнать об одной вещи, — и с этими словами достала трубку, — о жертвах, которые с ней связаны.

Едва взглянув на трубку, он улыбнулся гадкой улыбкой и начал:

— Давно, когда тебя ещё не было, ко мне пришли двое. Один был похож на тебя, только старше. А второй был в маске. Спрашивали они тоже самое, что и ты. Одного как я слышал убили…, про второго скажу потом. Я знаю кто они такие, один прошлый капитан Рассвета, он имел эту трубку. На ней написаны координаты, но любые координаты ничто перед ключом, а ключ это перстень. Большой фамильный перстень дома Висконти! Сейчас единственный владелец перстня, это герцег Мортимер, — посмотрев на побледневшую Марину, он продолжил, — твой дядя и есть человек в маске. Думаешь я не знаю кто ты? Шавка! — он вынул мушкет и направил на неё.


— Что-то долго её нет, — Амандо ходил в зад перед перед хижиной.

— Думаю, если будет опасность, то она подаст сигнал, я ему её научил, — Адрес сидел на крылечке и крутил по земле нож, было заметно, что он волнуется.

— А если не успеет? — к нему подошёл Джон.

— Ну и что Вы все предлагаете? — поднялся канонир.

— Есть идея, — Амандо постучал в дверь.


— Ну, интересно ли тебе, что дальше? — мужчина все держал Марину на мушке.

— Да, — коротко ответила она.

— Так вот, на трубке координаты острова. На острове сокровища, испанский галеон, раньше там жили ацтеки, они то и нанесли заклятие. Открыть пещеру можно только принеся в жертву либо падших женщин, либо незаконно рождённых. Но…приносить стоит их органы, а последняя должна быть вся. Перстень этот…он находится у того, кто управлял галеоном, только он и ещё один смогли выбраться с этого корабля…

— Генри и Уилл, — прошептала Марина.

— Именно, скоро будут собраны все жертвы, а последняя ты. Правда, я думал тебя убьют раньше. Ты незаконнорожденная! Грязная кровь!

Девушка сидела и осматривала комнату в поисках спасения, если б попробовала вернуться в неё полетела бы пуля.

— Я знал, что ты придешь!

«Жаль…как жаль, что все остались там, на улице» — носилась в голове. Неожиданно дверь отводилась и несколько тел упало на пол. Это были убитые люди Форреста, раздался выстрел, пуля попала мужчине в плечо и он выронил мушкет, на пороге появился Амандо:

— Я же тебе говорил, что это опасно!


Зал был полностью заполнен людьми, все высшее общество пришло поглазеть на невесту.

Богато одетые дамы шуршали юбками и подмигивали кавалерам. У всех были алмазные украшения, а как же, это же писк моды. К тому же, семья Висконти, точнее герцог Мортимер поставляли их в лучшие ювелирные дома.

Каталина очень волновалась, боялась не угодить свету или опозориться. Девушка выбрала платье чёрного цвета с золотыми оборками около груди. А на шею украшение с дымным топазом. Волосы ей заплели в небрежную косу и уложили на плечо.

Перед выходом Каталина глубоко вздохнула. Дверь отворилась и гул в зале утих, все взгляды устремились к ней. Но лишь на несколько секунд, дамы тут же начали шушукаться и пересматриваться. К ошоломленному Хуану подскочил его тётушка и прошептала на ухо:

— Она просто чудо, если ты её обидешь, я лишу тебя наследства.

Ничего не отвечая ей, он пошёл к невесте, взяв её за руку, он прошептал:

— Ты прекрасна.

Облегчённо вздохнув, девушка улыбнулась и немного расслабилась.

Шестнадцатая глава

— Ну и что тут происходит? — Амандо стоял около раненого Форреста и держал около его головы мушкет. Мужчина не мог выговорить и слова, Марина сидела не лучше, — я не услышал ответа, и я не умею ждать, так что торопись.

— На корабль его, — прошептала девушка.

— Что? — переспросил Джон.

— На ко-рабль его! — твердо ответила она, — и быстро! — встав со стула, растолкала всех матросов и направилась к выходу.


— Я думала, что опозорюсь, — Каталина поднималась по лестнице.

— Умоляю, все взгляды были обращены к тебе, ты очень понравилась моей тетушке, — он поднимался с ней рядом, — но я запрещаю тебе надевать платье с таким вырезом на груди.

— Ты такой требовательный? Поэтому от тебя сбежала твоя прошлая невеста? Думаешь, я не помню всего? — остановившись, она посмотрела на него, — расскажи о ней.

— Зачем? — вопросительно изогнул бровь, — давай зайдем в спальню, не здесь же говорить.

— А если нас увидят? Что будет с репутацией? Гости же остались у нас.

— С каких пор тебя заботит твоя репутация? — Хуан поднялся на одну ступеньку выше.

— То что я была шлюхой не значит, что я без души! И чувств! — резко повернувшись, девушка зашагала в верх.

Хуан удивился, сердце защемило от жалости и какого-то до селе не виданного чувства. Быстро подскочил к ней, он обнял ее за хрупкую фигурку и мигом затащил в спальню.

— Я не хотел тебя обидеть, просто…я не правильно выразился, — он вжал ее в дверь, наклоняясь к шее. А насчет репутации, — прошептал, — она и так подпорчена, никто не скажет мне и слова. У меня богатая семья, знатный титул и злая слава дуэлянта. Ты хотела что-то спросить? Спроси, — подхватив ее, он понес на кровать и посадил к себе на колени, — но взамен я возьму, все что захочу.

Каталина, сглотнула и покачала головой в знак согласия:

— Где твоя невеста?

— Это ты.

— Ты знаешь о чем я…

— Это ты, верь мне.

— Я первая встречная…

Он не дал ей договорить:

— Заметь мы встречались и раньше.

— Где же? — удивленно спросила она.

— Тебя привлекли мои глаза…ты соблазнила меня, — Хуан посмотрел на ее удивленно лицо и не сдержал смеха.

Каталина в гневе дала ему пощёчину.

— Не делай так больше! — прошипел он.

— А то что? А я то думаю…

— Ты должна мне, — он начал растягивать рубашку.

— Нет, я не думала что. нет. Я люблю тебя, а ты…я не хочу больше спать без любви.

— Если б я тебя не любил, то б не стал брать в жены, глупая.

— Зачем он тебе на корабле? — Джон стоял на палубе рядом с Мариной и Амандо.

— Крысы важнее когда живы и их можно допросить, что не понятного? Ты либо тупой, либо очень наивный ран этого не понимаешь, — огрызнулся Амандо.

— Прекратите враждебно относится к друг другу!!! Ой…, - девушку резко затошнило и перегнувшись за борт, она стала делать свое дело, — закройте меня собой, я не хочу чтоб все знали, что я болею. Пустите, — растолкала их, она помчалась в кабинет, — чтоб я вас не видела, пока не сдружитесь. Адрес наблюдавший за всей этой сценой, пошел следом.

— Он знает?

— Не пугай меня так, — вздрогнула Марина, — о чем? И кто?

— Твой жених, о том, что ты беременна, — прикрыв двери он пошёл к столу, — или ты сама еще не в курсе?

— С чего ты взял? — насторожились она, — ой…ты правд…святая Дева Мария, ведь ты прав…

— Зачем тебе здесь Фор? Мы можем просто выкинуть его за борт, — сев в кресло, Адрес положил ноги на стол.

— Нет.

— Хорошо, учитывая что вкусы у тебя меняются сейчас, я могу привязать его к дулу пушки и выстрелить..

— Нет! И убери копыта со стола! Он мне нужен чтоб расспросить о брате.

— А потом я могу его привязать к пушке? Да?

— Неет, он даст показания против моего дяди.

— А потом можно?

— Да!


— Это были не они! Поганая девчонка с этим своим…, они думали что я…я их не найду!? Она по любому попадется ко мне в руки!!! — Уилл ходил по своей гостиной перед дворецким и кричал, затем замолчав, улыбнулся, — я знаю как заманить ее в ловушку!


Марина стояла за штурвалом и думала о своем будущем. Как отнесется ко всему Амандо, и о том, что нужно прекращать пиратскую деятельность. Не заметив как ней подошел ее любимый.

— Это правда, что ты беременна? — он незаметно тронул ее руку.

Вздрогнув, она посмотрела на него:

— Я… да, это правда, ты рад?

— И да, и нет. Да потому что, я мечтал об этом, а нет потому что переживаю теперь еще сильней, что тебе сказал это…как его…

— Форрест? — пришла на помощь девушка, — то что мой дядя убийца и следующая жертва я. Он убивает тех, кто незаконного рождения, либо шлюх. Все это нужно для какого-то ритуала чтоб получить сокровища.


— Почему этот доктор не явился на прием? — Каталина лежала на плече у Хуана.

— Не знаю, он очень странный, появился невесть откуда и набирает очень большую популярность своим врачебным искусством.


Наши герои плыли назад в Англию, договорившись с Мариной, Амандо направился к другу, а она должна была найти безопасное место для корабля и решить еще один интересующий вопрос.

По прибытию мужчина узнал, что на дом где яко бы находились они, был ограблен и они убиты.

— Почему ты сразу не сказал мне кто она? — Неунимался радостный Хуан.

— Ты должен понять меня, я боялся и боюсь за нее до сих пор, ты мне тоже не сказал о том что намерен женится.

— Я б не решился, если б вы не исчезли, а так мне подвернулся выгодный случай, что вы намерены делать?

— Нам надо скрыться и понаблюдать что будет далее, а после с поличным обвинить ее дядюшку.


Форрест сидел в карцере и с нетерпением ожидал своей участи. К нему зашли четверо. Два матроса и Джон с Мариной.

Привязав его к стулу, он отошел и пропустил капитана в перед.

— Где мой брат? Ты должен знать куда он делся после нападения на наш корабль!

Мерзко улыбнувшись, он прошептал:

— Я не знаю где он, мерзкая шлюха.

Не удержавшись Джон дал ему по лицу кулаком, отчего у мужчины пошла кровь.

— Давайте, — кивнув матросам, она отошла в сторону. Взяв ведро они положили туда трех крыс и привязали к груди пленного. Марина взяла принесенный с собой факел и поднесла к ведру:

— Когда Крысы почувствуют жар, то захотят выбраться на волю любой ценой, единственная преграда у них на пути, это ты. Они вопьются своими лапами и клыками тебе в плоть, я бы подумал, прежде чем так отвечать мне!

— Я не знаю…я знаю только что твой дядя хотел его найти и убить, он слышал о нем, слышал что его приютил какой-то лекарь из Испании, но когда он приехал забирать мальчика, там никого не было. Они уехали и даже твой дядюшка не мог их найти, я не знаю, не знаю где он сейчас, клянусь!

— Оставьте его жить, он нам еще нужен, — с этими словами Марина вышла из карцера, оставляя пленника Джону.

Марина шла по узким улочкам города и никого не замечала, она спешила на встречу со своим любимым. Не заметила девушка и того, что за ней наблюдают и преследуют. Подойдя к нужному месту, остановилась и стала ждать, но вместо Амандо увидела своего дядю.

— Здравствуй дорогая племянница, я так скучал по тебе, — рассмеявшись, он с сарказмом заметил, — ты такая хорошая родственница, даже жаль убивать тебя. Я так понимаю, что ты все знаешь? Думала, я не перехвачу вашу переписку? Знаешь, меня вознагродят за то, что я поймал капитана терроризирующего всю знать.

— Ты ничего не докажешь! — вскрикнула она, — особенно, если я расскажу все о тебе.

— Ты ничего не докажешь, — ухмыльнулся, — а у меня есть веские причины, и…о нет ты напала на меня! Карл?!

На зов вышел мужчина в форме констебля, за ним шли двое, схватив Марину, они повели ее на главную площадь. Девушка не стала перечить ибо боялась, что с ее ребенком может что-нибудь случиться.

Амандо потрясла новость о том, что Марину схватили, целыми днями он думал что делать и как быть.

— Адрес, что можно придумать для того, чтоб спасти ее?

— Я кажется знаю что…но это опасно для тебя!

— Я пойду на все!


Девушка стояла на эшафоте, по щекам медленно скатывались слезы.

«За что? Почему так, за что погибнет мой ребенок? Мне даже не дали сказать слова, вся эта разукрашенная знать хочет моей смерти», — глубоко вздохнув, она стала ждать смерти. Палач тронул Марину за плечо, она вздрогнула и обернулась, он прошептал:

— Не бойся, ты знаешь меня, только тихо.

В глазах девушки засветилась надежда на то, что она может быть спасена, повернув голову снова к толпе, она стала ждать. До нее донеслась песня:

— Жизнь и смерть во мне…

Объявили мне…

А после, люди увидели самого всадника, он был одет во все чёрное, на черном вороном коне. Уильям увидев его, закричал:

— Стреляйте в нее!!!

Но толпа загудела, половина из людей загородили констеблей собой. Не теряя времени всадник подскочил к эшафоту, палач толкнул Марину ему, быстро схватив девушку, незнакомец помчался в перед, пока все были заняты успакоением толпы.

— Пустите меня! — закричала девушка.

— Молчи, ты в безопасности.


— Как вы могли ее упустить?! — Разъярённый Мортимер ходил по кабинету, около констеблей, — найдите ее! Иначе я уничтожу вас всех!!!


— Я волнуюсь за них, она же беременна, а если его поймают? Святая Дева Мария! — Каталина ходила по дорожке около их с Хуаном загородного дома. Они договорились, что пока пара поживет там, чтоб их никто не нашел.

— Думаю, что все пройдет нормально, — Хуан сам волновался, но не хотел подавать виду. Прошло около часа, когда к воротам подскочил конь с двумя всадниками. Раненным мужчиной и девушкой.


На миг серия убийств прекратилась, многие из высшего света говорили, что это связано с тем, что пират испугался и убежал из города. Простые жители слабо в это верили, констебли держали нейтралитет.

Марина уже как пять месяцев жила с Хуаном и Каталиной. Они успели пожениться, девушка очень жалела, что пропустила празднество. Но у пары было алиби, они могли жить в загородном доме без подозрений, а какие могли быть подозрение к влюблённой паре, которая захотела отдохнуть от общества.

Стоя в зале перед большим зеркалом, девушки обсуждали всякую всячину.

— Кэт, животик уже виден, а мы еще не женаты, а что свет скажет, а если он не любит меня?

— Когда ты родишь, я надаю тебе по пятой точке, — в дверях стоял Амандо и ласково смотрел на нее с улыбкой, — и у меня к тебе есть предложение.

— Какое!? — улыбнулась она.

— Давай обвенчаемся сегодня? — он прошёл к ней и обнял за талию, ложа руку на ее животик.

— Я наверно пойду, — Каталина выпорхнула из зала и прикрыла дверь.

— Но у нас нет священника.

— Мы его найдем, — Амандо поцеловал ее в щечку.

Неожиданно в дверь постучали, и не дожидаясь ответа она отворилась, на пороге были Адрес и Джон.

Семнадцатая глава

— Какого вы здесь делаете? — девушка стояла выпятив животик и уперев руки в бока.

— Вот тебе и благодарность за план, за спасение, за актерское мастерство! — Адрес начал перечислять, но увидев, что Марина сейчас его треснет, отступился, — это все он! — указал пальцем на Джона.

— На правах старпума, я распустил часть ненадёжной команды, а часть привел сюда.

— Что!? — спросили хором Амандо и Марина. Скорее побежав из зала в низ по лестнице, она увидела матросов со своего корабля.

— Что вы тут делаете? Якорь вам в печень!


Девушка шла в очень простом, не стесняющим движения платье. Поверх была накинута прозрачная накидка. Подойдя к импровизированому алтарю, коим служил штурвал. Она увидела около него Джона, Амандо и всех остальных по бокам. Протянув руку возлюбленному, Марина стала рядом, Джон начал говорить:

— Властью, данной мне, Бог знает, кто мне ее дал? Кхм, ну все же, власть данной, короче… Святлейшая наша Марина, добрый наш капитан. Если не считать того, что она чуть меня не убила…и так…

— Я сейчас тебя снова попытаюсь убить, если ты не урежишь речь.

— Вот видите? И так, я понимаю что ты согласна, твой жених, это матрос, тоже, можете облизать друг друга и наконец меня отпустить! — поклонившись, он отошел от счастливой целующиейся пары.

Прошло еще около двух месяцев, герцег до сих пор пытался найти Марину, попутно убивая женщин. Власти говорили, что это пират, который спрятался где-то в городе. Пару раз констебли приходили к тетушке обыскивая особняк, но ничего найти они не могли. В один из прекрасных вечером, Марине стало плохо:

— Дева Мария, как же больно, ааа…

Каталина помогла ей подняться по лестнице и привела в спальню, уложив девушку в постель, она подняла ночную сорочку и осмотрела ее, а затем с побледневшую лицом вышла к мужчинам. Около лестницы толпились встревоженные матросы и наши друзья.

— Я не умею принимать роды, а у нее именно они, ищите доктора, что хотите делайте, но…, - ее речь прервалась криком с верху, — ей тяжело не медля ищите доктора!

Амандо подбежал к двери.

— Стой! Хочешь чтоб тебя поймали?! — Джон оттолкнул его и выбежал на темную улицу, — я скоро!!!

Джон не знал куда идти, где искать доктора, он ничего не знал, но он должен был помочь ей, ведь страдала женщина которую он любит. Мужчина бежал по улочкам города и наткнулся на горожанина, который куда-то спешил.

— Извините, прошу Вас, Вы не знаете где по близости есть доктор?

— Странно, но я и есть…, - он не успел договорить, как Джон схватил его за руку и потащил в неизвестном направлении.

Зайдя в дом, он осмотрелся, сняв шляпу, прошел еще дальше, услышав душераздирающий крик остановился.

Из дверей спальни выбежал Амандо и Хуан.

— Джон наконец-то! Ей плохо!

— Кто-либо объяснит мне, зачем я здесь? — вмешался доктор.

— Моя жена рожает! — выкрикнул Амандо.

— Очень хорошо, примите мои поздравления, но прошу мне не мешать, — скинув плащ, он поднялся на верх и открыв дверь проговорил, — никому не заходить, и да, мне нужны чистые простыни, спирт…можно ром, теплая вода, иголка и ножницы.

— Отлично, что он будет делать с ней?! — Амандо все никак не мог успокоиться.

— Матерь Божья, это наш знаменитый врач, он же… — начал Хуан.

— Ну нет! Я не позволю ему убить ее! — мужчина было направился к двери, но путь ему преградил Джон, — извини, но так нужно, — мощный удар в челюсть отключил его, вынув мушкет, он направил его на остальных, — кто подойдет к этой чертовой двери, умрет.

Доктор вошёл в дверь, его взору открылась картина: девушка лежала, вокруг было все мокро, и немного в крови. Подойдя к ней, он прикоснулся к ее лбу и с любовью погладил его.

— Моя милая, ты справишься, я помогу тебе, помогу.

Громкий детский плач потряс дом. Все разом вбежали в комнату, там стояла бледная и измучанная Каталина, а сам доктор сидел рядом с Мариной, которая была почти без чувств. Она крепко сжимала руку своего спасителя и плакала. К ней подбежал уже очнувшийся Амандо.

— Он обидел тебя? Тебе очень больно любимая? — начал спрашивать он.

— У тебя дочь, — тяжело вздохнула она, — я…я родила дочь, и. и нашла брата, — с этими словами она упала на подушку без чувств.

— Марина, — прошептал он.

— Оставь ее, ей нужно отдохнуть, — новоявленный Габриэль встал и направился к двери, — миледи позаботьтесь о ребенке, джентльмены прошу вас на переговоры.

Габриель рассказал обо всем, что с ним случилось. О том, что он выжил удержавшись за обломок доски, как подобрали его, как в начале продали в рабство. А после он узнал всю правду о своем дяде. Его приютил человек, который и дал ему образование. Когда наступило время, Габ вернулся, вернулся чтоб отомстить. Он начал искать Марину, но…вот как вышло, теперь он все знает про нее.

— Мда, как интересно все вышло…, - Хуан сидел до сих пор под впечатлением, — нам надо все скорее рассказать.

— Марина пока не в состоянии вставать, ей нужен покой, но…у вас есть важный свидетель, я, мы можем обвинить его и без нее.


— Значит Вы утверждаете, что…что Вы всю жизнь скрывались из-за него? — судья указал на схваченого Герцога.

— Да, мне приходилось скрываться, укрываться и заниматься пиратством пока я не буду в возрасте вступления в наследства.

— Он лжееееет, — выкрикнул Уилл, на миг ему удалось вырваться, даже выхватить ружье у констебля, но прогремел выстрел и Мортимер упал замертво. На пороге стоял незнакомый мужчина с мушкетом.

— За мою дочь.

— Теперь ты не наследница, огорчена? — Габриэль подтолкнул Марину в бочек, стоя с ней на поляне около дома. Амандо и Хуан улаживали дела, Каталина возилась в саду. Адрес командовал в самом доме.

— Тс, осторожней, — она убаюкивала на руках малышку, — толкнешь еще.

— Ну ладно, ладно, но все же…

— Кхм. капитан, Марина. Теперь у тебя семья, и…и можно ли я заберу корабль себе? — Джон подошел ближе, посмотрев на Габри. Он отошел, — Марина, я никогда не скрывал своей симпатии к тебе, но я хочу в море. Я…

— Можешь забрать корабль, он твой, теперь ты новый капитан рассвета, только заходи ко мне…иногда пожалуйста.

— Эй, я еще надоем тебе малыш, и тебе кроха, — он улыбнулся и погладил девочку по щеке, а затем повернувшись к девушке спиной пошел в даль. Она улыбнулась, прижав к себе ребенка.

— Теперь я знаю, что все будет хорошо, хорошо, да? Моя девочка, что еще можно желать? Любящий муж и ты, теперь у нас будет светлое будущие.


Оглавление

  • Часть первая
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава пятая
  • Часть вторая
  •   Шестая глава
  •   Седьмая глава
  •   Восьмая глава
  •   Девятая глава
  •   Десятая глава
  •   Одиннадцатая глава
  •   Двенадцатая глава
  •   Тринадцатая глава
  •   Четырнадцатая глава
  •   Пятнадцатая глава
  •   Шестнадцатая глава
  •   Семнадцатая глава



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики