Гитлер в Москве (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Литературный Власовец Гитлер в Москве

Весь данный текст был набран в состоянии алкогольного опьянения. Только правка производилась в трезвом виде.


Москва. Свиблово, жилой дом.

Май 2008 г.

Началось все со снов. Вот только необычных снов. Я присутствовал в кабинете Гитлера. Ха, скажете вы, что только не присниться. Соглашусь, и то что я прекрасно понимал, хоть и не знал немецкого все разговоры, тоже нормально. Но вот в снах нет свободы. А тут как в реальной жизни можно пройтись по ковру. Сесть в кресло. Покричать, что интересно, меня никто не видел и не слышал. Но вот материальным я там точно не был. Однажды даже попытался дать затрещину Гитлеру. Не получилось, там я был невидим не только для них но и для себя. Ощущал себя духом приведением. Не то что неприятно, а непривычно как-то. Гитлер оказался совсем не таким истериком и психом как показывали его в фильмах. Обычный руководитель, стиль общения деловой. Иногда действительно повышает голос. Но заслуженно надо сказать. Собственно разговоры мне были не очень интересны. Политика, предстоящие военные действия. А потом также в снах я стал бывать в кабинете Сталина. Вот тот никогда не повышал голоса, всегда слушал собеседника не прерывая его, как это часто делал Гитлер. Но атмосфера в кабинете всегда была тяжелой, давящей, и люди приходившие к Сталину, всегда боялись. Недаром его за глаза называли Хозяин. Ведь если задуматься, если он Хозяин, то они его рабы. Расстрельные списки он не подписывал, и вообще не касался этой темы, а вот доклады Берии о выявленных троцкистах, шпионах, уклонистах всегда читал очень внимательно. А там только сухие цифры. Прочитал, поблагодарил наркома внутренних дел за хорошую работу. И все. Теперь днем я стал изучать предвоенную, военную, и послевоенную историю. Особенно мне были ценны воспоминания наших очевидцев написанных после 1990 года. Они были без цензуры. Читал мемуары как с той так и с другой стороны. Сравнивал, анализировал. Из массы недостоверных, а иногда и абсурдных рассказов и утверждений постепенно создавал картину тех времен и отношений людей. А через месяц научился открывать порталы. Собственно сидел за компом в своей комнате вечером после работы. Просматривал электронную почту, и тут почувствовал, что смогу, смогу открыть дверь в другое измерение, или другой мир. Напрягся, и передо мной возник овал, прямо в кабинет фюрера, хорошо, что Гитлер не задерживался до поздна за работой и в кабинете было темно. Я решился, есть во мне авантюрная жилка. И уже наяву вошел в кабинет лидера Третьего Рейха. Побыл немного там, потом вернулся и закрыл портал. Чтож, а это уже становиться интересным. Вторым достижением, было открытое «окно», так я это называл. Открываешь портал все видишь, что там происходит, а они тебя нет. Вот только во сне я немецкий понимал, а сейчас нет. Впрочем когда копался в исторической хронике, узнал, что шеф гестапо Генрих Мюллер знал русский язык и тщательно изучил систему НКВД. Так переводчик у меня уже есть. И что делать дальше? Кому помогать я выбрал сразу, еще давно я прочитал Солженицына. И понял, что ему недаром дали Нобелевку. А еще рассказы свидетелей, именно свидетелей, а не писателей о продразверстках, работе людей в колхозе, да и вообще о жизни в то время. Нет уж, «товарищу» Сталину помогать отказываюсь. Так что делать? Заявиться к фюреру с ноутбуком? Да он со мной и разговаривать не станет. Тем более языковой барьер. А что если его сюда перетащить? Неплохая идея, он тут никто. Но остаются две проблемы. Быстро все не объяснишь, а что там его соратнички, в его отсутствие натворят, одному богу известно. И в эту же ночь, мне сообщили, кто и как я не знаю, информация просто появилась в голове. Как озарение. Гитлер пройдя портал сможет говорить по-русски, а пока кто-то из того мира находиться здесь, время там течет очень медленно. И тут же дана пропорция, у нас два месяца, там две с половиной секунды. Чтож остается только верить этому. Дальше подготовка, взял отпуск на работе, сбор информации в Интернете. Родители на даче, а я сижу перед «окном» и жду подходящего случая, когда в кабинете будут только Гитлер и Мюллер. Об окне надо сказать отдельно. Оно показывает что твориться в их мире, но в тоже время не дает вмешиваться. Для того, чтобы вмешаться надо открывать настоящий портал.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Июнь 1939 г.

Фюрер сидел за массивным письменным столом и перебирал бумаги, принесенные ему шефом Гестапо. Мюллер спокойно сидел в удобном мягком кресле. Наконец Гитлер поднял голову и одобрительно кивнув сказал.

— Итак, Генрих, вы провели как всегда хорошую работу, и хотя до меня доходят слухи о вашем слишком, скажем так, требовательном отношении к подчиненным, — он делал паузу, во время которой Мюллер успел в мыслях, обозвать Шелленберга с которым у него с самого начала сложились напряженные отношения довольно обидным словом, — я доволен. И хочу чтобы вы поработали еще и над этими материалами, — он открыл верхний ящик стола и достал папку в кожаной обложке. Но не протянул ее Мюллеру, а встал и обогнув край сам подошел к нему, желая выразить свое благорасположение. Тот тоже поднялся и расправил плечи, уже готовясь произнести ответные слова. Но не успел, как впрочем и фюрер — передать папку. В комнате за их спинами неожиданно появился прямоугольник, размером с большую дверь, сквозь который было видно совсем другую комнату, а в кабинет через эту импровизированную дверь вошел еще один человек. Он не говоря ни слова, просто схватил обоих за воротники и сильно потянул назад. Те от неожиданности сделали несколько шагов и оказались по ту сторону «двери» и не удержавшись на ногах, упали на жесткий ковер в незнакомой комнате. А «дверь» мгновенно исчезла.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июнь 2008 г.

— Извините господа, что пришлось пригласить вас столь навязчивым образом, — с улыбкой начал говорить незнакомец, — но боюсь сами бы вы не пошли, да и ваши подчиненные мне не очень бы обрадовались. Так что пришлось…

— Кто вы? И где мы находимся? — резко оборвал его Мюллер, вставая с ковролина. «О, сразу видно старого опера, недаром ведь в полиции с низших чинов выбился. Фюрер все еще по сторонам пялиться, а этот уже вроде как примеривается как бы меня сподручнее скрутить. И ведь сразу мне по-русски ответил», — мысленно похвалил его незнакомец.

— Не так важно где, а гораздо важнее когда, — немного перефразируя героя матрицы ответил человек вытащивший их сюда, и продолжая улыбаться торжественно добавил, — добро пожаловать в Москву 2008 года!

— Кстати, господин Гитлер, вы должны меня понимать, несмотря на то что я говорю по- русски. Во время переноса, как мне сказали, вам дадут дополнительные знания. Так сказать бонус, чтобы общаться было легче. А у вас я смотрю господин Мюллер с языковым барьером вообще проблем нет.

— Мы в плену? — поднимаясь, холодно спросил Гитлер, по-русски, но с сильным акцентом. Еще не до конца придя в себя.

— Нет, в гостях, — добродушно ответил незнакомец и сел на диван, а им двоим показал на два кресла, заранее поставленные напротив, — если хотите могу вас прям сейчас обратно отправить.

В доказательство этих слов он сделал жест рукой и в воздухе появилась та самая «дверь», но за ней ясно был виден кабинет фюрера.

— Но предупреждаю, другого шанса у вас не будет. Перенести вас снова я не смогу. Те кто побывал в нашем мире, второй раз сюда вернуться не могут. Думаю вам будет интересно знать, как развивалась история дальше. Поверьте это очень важно и прежде всего для вас. Так как? Остаетесь?

Мюллер молчал глядя на фюрера, а Гитлер на несколько секунд задумавшись кивнул.

— Да, мы остаемся, — решительно сказал он, но потом заколебался, — но как там в Берлине воспримут мое отсутствие… Нельзя ли как-нибудь предупредить? Сами понимаете, я рейхсканцлер Великой Германии.

— Не волнуйтесь, этот момент тоже продуман. Время в вашем мире, пока вы находитесь здесь, движется очень медленно. За те два месяца, что вы пробудете нас, в вашем мире часы отсчитают несколько секунд.

— В нашем мире? — недоуменно поднял брови Мюллер.

— Именно, — кивнул незнакомец, — это не машина времени. Есть такая теория, она предполагает, что миров, или если хотите вселенных бесконечное множество, и среди них есть так называемые параллельные миры. То есть миры с незначительными отличиями. Наш и ваш полностью идентичны, я проверял несколько раз. Единственное отличие — ваш сдвинут на несколько десятков лет назад. Все остальное — люди, их поступки, мотивы, события — одинаковы. Правда с сегодняшнего момента вы можете многое изменить.

— А почему мы не в Германии, и что сейчас с моей страной?! — настойчиво, с беспокойством спросил фюрер.

— Ничего особенного, — решил его пока не нервировать я, — как стояла, так и стоит на прежнем месте. Не беспокойтесь, к этой теме мы вскоре вернемся.

— А что вы упоминали про два месяца? — Мюллер пристально разглядывал незнакомца.

— Контрольная точка или «резинка». Суть в том что вы не сможете пребывать в нашем мире столько сколько захотите. Я не знаю с чем это связано, но крайний срок — два месяца. И взять вы с собой можете только массу равную вашему биологическому весу. Но это я потом подробнее расскажу. А сейчас может уже познакомимся? Вам представляться не надо. А меня зовут Виктор Андреевич Сомов, мне тридцать четыре года. Работаю старшим инженером в фирме, занимающейся ремонтом кондиционеров. Не женат, живу с родителями, но они сейчас на даче и раньше сентября не приедут. Сразу хочу предупредить, я обычный человек и никого не представляю. Эти способности переносить людей через межмировое пространство у меня появились случайно, все началось со странных снов. Я расскажу вам сейчас о них.

Через минут двадцать, когда рассказ был закончен, Виктор спросил:

— Так с чего начнем? Я тут материалов набрал. Вторая мировая война, послевоенное время в Германии и до наших дней, общемировая история, краткая выборка по странам. Еще «тарелку» купил и подключил, в общем несколько немецких каналов ловит. И наши российские посмотрите, полезно. И еще хочу предупредить — немецкого я не знаю.

— Значит будет вторая мировая война? — задумчиво спросил Гитлер, — значит англичане все-таки вмешаются в польскую операцию. Тогда начнем с нее. Когда она началась?

— В сентябре 1939 года.

— Германия победила? — от сильного волнения щека у Гитлера стала заметно дергаться. Он уже понял, что все это очень серьезно. Это не провокация и не происки вражеских разведок это реальный шанс увидеть свое будущее. Будущее, которое, если бы не этот русский стоящий перед ним, обязательно бы наступило.

— Нет. Проиграла в чистую. Полный разгром. Подробности увидите, — своим обычным добродушным тоном, словно речь шла о сущей ерунде ответил Виктор, — а вообще общий результат 50 миллионов убитых всех участвовавших в войне, неплохо так повоевали.

— Сколько?! — разом воскликнули гости.

— 50 миллионов, немцев если не ошибаюсь то ли 9, тол ли 10 миллионов. Там потом будет полный перечень, так сказать итоги, — серьезно ответил Виктор.

— Извините господин рейхсканцлер, я хочу задать вопрос, — в комнате повисло ощутимое напряжение.

— Без чинов Генрих, — забывшись и перейдя на немецкий раздраженно ответил фюрер, — вы что еще не поняли в какое положение мы попали? Хотите задать вопрос — задавайте, у меня спрашивать разрешение необязательно.

— Скажите господин Сомов, вы коммунист? — на что Виктор откровенно расхохотался, и потом уже ответил, — нет. В комсомоле побывать удалось, попал так сказать в последний набор, — и уже серьезно пояснил, — социализм развалился вместе с Советским Союзом в 1991 году. Сейчас называется Российская Федерация. Мировую политико-географическую карту я вам потом покажу. С тех пор коммунистическая партия никакого влияния на жизнь людей не оказывает. У нас теперь капитализм и многопартийность. Но все эти партии — так, ерунда, для вида.

— Кто же у вас тогда правит? — искренне удивился Гитлер.

— Деньги.

— Но кто-то должен быть у власти. Деньги это всего лишь бумага. Правят люди! — эмоционально повысил голос фюрер.

— Правильно, совершенно с вами согласен. Правят люди у которых этих денег много. Послушайте, давайте лучше посмотрите фильмы и видеоматериалы, а потом я отвечу на ваши вопросы, — предложил Виктор.

— У вас есть кинопроектор? — удивился Мюллер, — если что, то могу помочь.

— Лучше! Плазменная панель, недавно купил, — он показал на тумбочку у стены. На которой стояло то что сначала Мюллер принял за грифельную доску, а Гитлер вообще не обратил внимания, — разворачивайте кресла.

Виктор вложил диск в дисковод и нажал кнопку воспроизведения. На экране после названия появились кадры черно-белой кинохроники и голос диктора, рассказывающий и дающий пояснения. Виктор смонтировал западную кинохронику, которая показывала как отступали советские войска, и нашу, которая показывала как впоследствии велось наступление и взятие Берлина. Потому что оба фильма грешили предвзятостью. В первом русские проигрывали, а потом почти не упоминались, а во втором исключительно наступали. Но зато получилось очень похоже на реальное течение событий. И первые крупные неудачи, огромные колонны военнопленных, и последующие наступления, битвы и разгром Германии. «Да, круто их пробрало», — подумал Виктор, когда после кадров капитуляции и развилин Берлина, Гитлер потребовал воды. Он сходил на кухню, и налив в высокий стакан воды из фильтра принес его фюреру. А вот окончательно добил их Нюренбергский процесс. Виктор заметил, что у Гитлера сильно дрожат руки. «Э, как бы клиент мне тут истерику не закатил. А то еще скорую вызывать придется. Вот веселье будет — приедут, спросят «Кто такой?». «Адольф Гитлер, фюрер Великой Германии!». «Понятно, тогда его к Наполеону с Юлием цезарем, только в палату с Карлом Марксом и Лениным не кладите». А мне его потом вытаскивай. Надо что-то делать», — забеспокоился Виктор. Мюллер наоборот неподвижно сидел с ничего не выражающим лицом и глядел в одну точку. «А с этого хоть статую лепи. Такте самые опасные, как бы чего не выкинул сдуру», — рассердился про себя Виктор. Еще бы, ведь в фильме упоминалось, что он перешел то ли на службу американцам, то ли русским. А официально вроде бы погиб при бомбежке Берлина.

— Послушайте, как я уже сказал, — тоном доброго учителя начал Виктор, — это все могло и может произойти. Но вы теперь знаете, владеете информацией, а кто предупрежден, тот — вооружен, — его слова подействовали. Фюрер скрестил руки на груди и стал что-то обдумывать. Потом по-немецки сказал Мюллеру:

— Генрих, запомните, я больше никогда не подниму этот вопрос. Я не в обиде на вас, за то что вы решили спастись. Неважно, куда вы сбежали к американцам или русским, но я не могу требовать вашу жизнь. Когда все рушиться и корабль идет ко дну, виноват в этом прежде всего капитан. А его подчиненные имеют все права на спасение.

— Но мой фюрер…, - тяжело вздохнув ответил Мюллер.

— Замолчите! С этой минуты для вас я Адольф. И вы погибли при бомбежки Берлина, честно выполнив все от вас зависящее для дела процветания Германии. Все вопрос закрыт.

— Я понял… Адольф.

— Хм, — напомнил о себе Виктор, — извините, что прерываю ваш диалог, но может перейдем к другому фильму. Посмотрите как развивался мир дальше. Впрочем можем сделать перерыв. Есть хотите?

— Нет, — ответил Гитлер, а Мюллер лишь отрицательно покачал головой, но задал вопрос:

— А мы не могли бы взять это? — он сделал круг рукой, как бы очерчивая плазменную панель и DVD-плеер, а посмотрев на его решительное выражение лица Виктор почему-то понял, что он заберет ее и без разрешения, — вы же сами сказали, что можно взять определенный вес. Не беспокойтесь, стоимость этого прибора мы вам компенсируем.

— Я предложил бы взять с тобой нечто более полезное, да и легкое к тому же, у нас это называется компьютером. Завтра покажу. Так что давайте начнем смотреть, потом ужинать а после просто телек посмотрите. Наши каналы и германские.

— Телек? — переспросил Гитлер.

— Телевидение, вы должны о нем знать, у вас с 1936 года идут регулярные телепередачи. Но только телеприемников очень мало, — коротко пояснил Виктор.

Фюрер и Мюллер задумались.

— Да помню, мне показывали это самое телевидение, но качество ужасное, экран маленький, в общем в кинозале намного лучше, — вспомнил фюрер.

— За эти годы качество заметно улучшилось, так что вы не пожалеете, — ответил Виктор, — и еще проблема — как мне вас называть?

— В смысле? — не понял Мюллер.

— Ну, обращаться, а то как-то «господин Гитлер» и «господин Мюллер», как-то криво звучит. По именам тоже вроде как неудобно.

— К «фюреру» обращайтесь «фюрер», — пожал плечами Мюллер, — а меня можете звать Генрих. У нас не такая большая разница в возрасте.

— Это для вас он фюрер или кто там еще, — нахально заявил Виктор, — а для меня простой человек, которому я, по собственной инициативе между прочим, помогаю.

— Вы забываетесь! — вскочил с кресла Мюллер.

— Успокойтесь Генрих, — жестом остановил его Гитлер, — он прав, мы здесь в гостях. Называйте меня Адольфом.

— Ладно, на том и порешили, меня естественно зовите Виктор, — с облегчением вздохнул Виктор, и запустил второй диск. Его просмотр вызвал уже не шок, но очень сильное удивление. Впрочем за ужином они это не обсуждали. Помня, что Гитлер вроде как вегетарианец, Виктор заранее приготовил салат, вареную картошку, и бутерброды с сыром. На всякий случай выставил и жареную курицу. Мюллер ведь не был вегетарианцем. Разогрел все, кроме салата разумеется, в микроволновке. Из напитков предложил сок, пиво, вино, и водку.

— А коньяка у вас нет? — этот вопрос шефа гестапо привел Виктора в недоуменнее, Алоизыч, как стал его называть про себя Виктор обошелся соком. А вот от кого он не ожидал подобных запросов, так это от «папаши Мюллера».

— К сожалению нет. Специально не стал покупать. Очень много подделок.

— Подделок? — оторвался от салата фюрер, — как это так, объясните. Подделывать можно деньги или документы, но коньяк… Любой кто хоть сколько в этом напитке понимает сразу обнаружит подделку.

— Да, — усмехнулся Виктор, — но бутылка уже куплена, а потом еще докажите в магазине, где вы ее брали, что это подделка. Пошлют куда подальше и все.

— А репутация магазина? — не понимал Гитлер.

— Одним покупателем больше, одним меньше, — махнул рукой Виктор, — поймите, напиток дорогой, так что игра стоит свеч. Раньше водку подделывали. Разбавляли дешевый спирт водой, и разливали по бутылкам. Клеили этикетки, заворачивали пробки и продавали. Потом крупные производители спиртного это дело прикрыли. Кто ж конкурентов любит. Сейчас — подделывают дорогие напитки и минеральную воду.

— М-да, странные у вас тут проблемы, — прокомментировал это Мюллер.

— А водку рекомендую, хорошая, «Русский стандарт».

— Думаю не откажусь.

— Генрих, — голос фюрера прозвучал строго, — если вы планируете здесь напиться, то я бы вам этого делать не рекомендовал. Согласен, у нас был очень тяжелый день, — сделав ударение на слове «очень», продолжил, — но это не повод напиваться. Я вас не узнаю, Генрих.

— Я не собираюсь напиваться, просто две рюмки под хорошую закуску, которой нас снабдил герр Виктор, мне поможет думать и принять полученную информацию.

— Так, а вот никаких херов не надо! — Виктор уже успел выпить три рюмки, для него день тоже не прошел даром. Нервное напряжение оно — везде нервное напряжение, — договорились же — меня Виктор зовут.

— Извините, привычка, — Мюллер лихо опрокинул в себя рюмку водки. А потом занялся курицей.

— Я хотел бы прояснить еще один вопрос, — начал Виктор, обращаясь к Гитлеру, — мне ведь продукты для вас закупать надо, а вы — вегетарианец. В общем что мне для вас покупать и готовить? С готовкой тоже разносолов не могу предложить, я же не повар.

— Все нормально, вы наверно не знаете какая у меня была молодость. Так что к еде я не привередлив.

— Хорошо, но везде писали, что вы были вегетарианцем?

На вопрос о вегетарианстве Гитлер расхохотался:

— Виктор, не верьте этим вашим историкам, все перепутали. Я действительно ем очень мало мяса. Считаю его мало полезным для здоровья. Но исключать его из рациона нельзя. Но сейчас я бы хотел поговорить о другом. Меня очень впечатлили вооружения, нельзя ли достать по ним материалы. Особенно по атомной бомбе. Я понимаю, все секретно, но все же…

— Можно, — усмехнулся Виктор, — но что вы с этой бомбой делать будете? Вы разве не поняли, что ядерное оружие — это оружие сдерживания. Его применяли только один раз, и что только для того чтобы испытать в боевых условиях, благо повод был — война с Японией. Когда его мало — особой роли оно не играет, а когда много — применять его самоубийство. Нет, конечно ядерная держава, есть ядерная держава, с ней относиться будут соответствующе. Но главное — это экономика.

— Мне это понятно. Но эту бомбу надо еще сделать.

— Ладно, в Интернете поищем.

— Где?

— В Интернете, но это завтра. У вас будет курс «Компьютер для чайников», не спрашивайте что это значит. Все завтра, а сегодня «насладитесь» телевидением 21века. Самое качественное промывание мозгов, — и он пошел в свою комнату, там он вручил Мюллеру и Гитлеру по пульту и проинструктировал, — у вас — немецкие каналы, у вас — российские. Переключение канала — нажатие на стрелку, если назад — противоположная стрелка. Пульт направлять на ресивер или плазменную панель. В общем в их сторону. И он показал как переключать каналы. А сам пошел мыть посуду, нельзя же заставлять лидера Третьего Рейха или шефа гестапо мыть посуду на кухне. «А впрочем было бы прикольно!», — улыбнулся про себя Виктор. Он уже закончил мыть посуду, когда из комнаты послышались громкие ругательства на немецком. Языка он конечно не знал, но суть выражений уловил. Поэтому пошел в комнату.

— Что у вас тут происходит? — с ходу задал он вопрос.

— Вот! — выкрикнул фюрер и указал пальцем на экран, Виктор присмотрелся, на экране мужчины и немного женщин, составляющие однополые пары шли по улице, иногда целовались, и несли разные транспаранты, но прочитать их Виктор не смог, однако понял за экраном что-то верещала диктор.

— И что? Парад гомосеков, по нашему пидоров, во Франкфурте. Все законно, полиция наверняка охраняет это мероприятие, да и толерантность не позволит помещать. Да, вот и до такого докатились. Либерастия, что поделаешь.

— И у вас такое проводиться? — возмущению фюрера не было предела, — ладно незаконная демонстрация гомосексуалистов, разгоняемая полицией. Это я понять могу, но официальная, и при этом транслируемая как я понял по основному правительственному каналу, плюс охраняемая той же полицией — этого я понять не могу! — он бессильно рухнул в кресло.

— В Голландии вообще однополые браки разрешили, как впрочем и употребление легких наркотиков типа марихуаны, — не удержался Виктор.

— А как такие пары собираются рожать детей? — раздался очень злой голос Мюллера, — или здесь у вас в будущем и до этого додумались?

— Нет, — Виктор просто излучал спокойствие, — браки им разрешили, но вот детей на воспитание брать запретили. Сейчас они добиваются снятия этого запрета. Впрочем лесбиянкам в этом плане проще — зачали неизвестно от кого, и ребенок есть. Вобщем много у них на западе на эту тему книжек для детей, воспитательных материалов. Чтоб нормально относились к лицам нетрадиционной ориентации. Толерантность блин.

— Что означает этот термин? — спросил Мюллер.

— Говоря простыми словами, это примерно так. Едете вы в трамвае, и пассажир рядом с вами расстегнул ширинку и начал мочиться вам на ботинок, попутно задевая брюки. Толерантность, это сделать вид, что ничего не происходит и принять что пассажиру слишком приспичило, никто же в этом не виноват. И делает он свое дело исключительно из принципов свободы. А то что вам потом придется ботинки мыть и брюки, так это ваше личное дело. Можете правда с него стребовать через суд оплатить расходы на чистку, но это же адвокатов надо приглашать и деньги платить, и не факт он вам что-то заплатит, нет у него денег и взять с него нечего.

— Генрих! — Гитлер вцепился в рукоятки кресла, — если я допущу что-то подобное в своей стране пристрелите меня немедля, потому это будет значить, что я выжил из ума. Обещайте мне, Генрих!

— Да, мой фюрер! — резко откликнулся из кресла Мюллер, и обратился уже к Виктору, — у вас тоже эти парады разрешены?

— Нет, — улыбнулся Виктор, — у нашего народа отрицательное отношение к этим людям. Разрешенный парад превратился бы в большую драку, да и милиция при всей ее продажности, вряд ли стала бы сильно охранять такой парад. Знаете, у нас есть анекдот. «В мэрию обратились представители секс-меньшинств с требованием разрешить парад в Москве. Им ответили отказом. Мотивируя тем, что: «Понимаете, парады проводят победители».

— И это правильно! — фюрер взвился со своего кресла. «Все-таки очень эмоциональный мужик, — заметил Виктор, — правильно о нем писали, что некоторые свои решения он принимал основываясь на эмоциях». Но Гитлер быстро успокоился и снова сел смотреть телевизор.

Легли спать поздно. Фюреру на новом месте не спалось, еще бы утром ты вождь Великой Германии, а вечером никто в совершенно чужом мире, правда с возможностью вернуться и не допустить неминуемой в будущем катастрофы. Он поднялся с кровати и посмотрел в окно, на непривычный пейзаж многоэтажных домов. «Нет, я все сделаю, все, — крепко сжимал кулаки фюрер, — но не допущу повторения унижения моей страны. Буду слушать этого Виктора, если надо, подчиняться ему, но Великая Германия останется и без меня, великой. И я приложу к этому все усилия». Кто бы что ни говорил об Адольфе Гитлере, но патриотом своей страны он был на все сто процентов. В конце концов фюреру удалось уснуть.

Следующий день начал с ликвидации компьютерной безграмотности. Для начала показал возможности компьютера и Интернета. Вот щелкнул мышкой и на экране можно читать книгу, еще щелчок — начался фильм. А вот это Фотошоп — можно редактировать фотографии и делать плакаты, а здесь Автокад — чертежи. «Хотите посмотреть на землю из космоса?» — без проблем, включаем Гугль Мэп и вуаля. Впечатлило и очень сильно.

— Когда подобную технику мы сможем сделать сами? — поинтересовался Алоизыч.

— Лет через двадцать-тридцать если очень поднапряжетесь, — выдал после недолгого раздумья Виктор, — а сейчас давайте объясню как примерно все работает.

Он просто разобрал системный блок, и показал что и где находиться. Это материнская плата, это процессор, это оперативная память, это жесткий диск. Больше вам знать не надо.

— Когда возьмете их к себе, то поосторожней, особенно для компьютеров страшны перепады и скачки напряжения. Сломается — ближайшая мастерская и запчасти находятся через сорок лет.

Гитлеру Виктор выделил ноут, а Мюллеру — свой домашний комп. Обоим дал по книжке «Компьютер для чайников» и показал как пользоваться диском с видео пояснениями. По выражению лица Алоизыча — понял, что тот немного обижен, что ему дали компьютер меньший, чем Мюллеру. Пришлось объяснить, что ноутбук как раз престижнее и его можно носить с собой. А дальше оба «гостя из прошлого» с большим энтузиазмом занялись изучением новой для них техники. Виктору только оставалось, что объяснять незнакомые понятия и слова. Вот что обоим было не занимать, так это трудолюбия. Виктор и раньше читал, что Гитлер и Сталин не терпели в своем окружении ленивцев, но чтобы так вкалывать, только с перерывом на еду. С утра и до позднего вечера — Виктор этого не понимал. Когда они вообще ложились спать, но не раньше часу ночи, — он не знал, засыпал, выключив телек. С едой тоже проблем не было — уминали все что давал. Утром кофе, с бутербродами и яичницей. Правда растворимый чувствовалось им не очень нравился, но ни слова по этому поводу не сказали. На обед щи и котлета с картошкой, стакан сока. Ужин — пельмени. Единственно оба следили за гигиеной. Утром обязательное умывание и бритье, вечером — душ. Виктор купил несколько десятков одноразовых бритвенных станков — «Жилетов», пену для бритья, и четыре полотенца, вывесив их в ванной. Когда гости узнали, что бритвы одноразовые, то заметили, что выбрасывать такую хорошую сталь — расточительство. На что Виктор пожал плечами, мол у нас это нормально. И еще удивила Виктора пунктуальность. Ни фюрер, ни Мюллер не лезли в Интернет, не пытались «бежать вереди паровоза», ища нужные им данные, а скрупулезно изучали компьютер по книге. Правда изучали быстро. Им сначала плохо давалась мышь, как и всем впервые севшим за компьютер, но когда движения рукой и курсор синхронизировались дела пошли гораздо быстрее. На третий день за обедом состоялся разговор.

— Генрих, как у вас дела с освоением компьютера? — разговор велся по-русски.

— Осталась последняя глава.

— А у меня все. Думаю можно начать собирать данные. Я возьму на себя политику и военные действия. А вам придется заняться техникой и вооружениями. Виктор, вы нам поможете? Все таки вы годами пользуетесь этим самым Интернетом, а мы только два дня.

— Естественно, а для чего еще я вас сюда выдергивал, но у меня есть одно условие.

— Какое же? — насторожился Мюллер.

— Вы плохо выглядите, — спокойно ответил Виктор, — посмотрите на себя в зеркало, круги под глазами от недосыпа, да и объем полученной информации надо, что называется «переварить». Поэтому сегодня вы закрепляете навыки, а завтра мы едем на экскурсию. Вы же хотите посмотреть Москву.

— Вы полагаете я могу выйти на улицу? — с сарказмом заметил Гитлер.

— Вполне. Я ведь уже легенду для вас придумал. Вы немецкий актер, играете в спектаклях Адольфа Гитлера, в Москве находитесь для того, чтобы договориться о гастролях или совместной постановке с каким-нибудь мелким театром. А вы Генрих — режиссер-постановщик, и сценарист.

— Неплохо, — скептически кивнул Мюллер, — а документы?

— Без проблем, — Виктор ушел в свою комнату и вернулся с двумя книжечками, — вот, два немецких загранпаспорта. Фальшивка конечно, и качество не очень, но для ментов сойдет, а будут доставать — кладете в паспорт пятьсот рублей. После этого все паспорта автоматически становятся действительными.

— А откуда у вас фальшивые документы? — нехорошо прищурился шеф гестапо, — к тому же с нашими фотографиями, причем цветными?

— Фотки ваши я в Интернете скачал, отфотошопил…

— Что? — не понял Гитлер.

— С помощью программы Фотошоп раскрасил. Это легко, при должной сноровке, а я этим увлекался, когда решил фотографию одноклассников в цвет перевести. А что касается изготовления самих документов, то…, - он снова ушел с кухни и вернулся уже с газетой, и развернув ее на нужной странице протянул Мюллеру, — держите, видите объявления «Дипломы, аттестаты, мед книжки и т. д.». Так что были бы деньги, а подделают все что хочешь. Кстати, недорого взяли. Конечно нормальную проверку эти документы не пройдут, но по улицам погулять сгодятся.

— Погодите, — Гитлер буквально вырвал газету у Мюллера и впился глазами в объявления, — у вас что официально предлагаются услуги по подделке документов?

— Да, — усмехнулся Виктор, — а что вас собственно не устраивает?

— Но как так можно, я не понимаю. Куда смотрит ваша власть? — начал распаляться он, — любой может купить себе любой документ. Это же анархия!

— Да поймите вы, — не выдержал Виктор, — в серьезных делах эти бумажки вам ничего не дадут! В Кремль с ними например не пройдешь, из страны не сбежишь Впрочем, — он задумался, — пересечь границу думаю можно, но это совсем другой уровень. То есть совсем другие деньги и по объявлениям на этих людей не выйдешь.

— А качество очень хорошее, — заметил остававшийся спокойным Мюллер, — я бы был уверен, что они настоящие.

— Да вашего времени неплохое, а для нас — подделка, — подвел итог разговору Виктор.

— Постойте, если у вас все продается и покупается, то можно купить авианосец с ядерными ракетами? — задал вопрос уже успокоившийся Гитлер.

— Нет, вы не правы, что у нас все продается и покупается. Авианосец вам никто не продаст, и атомную бомбу тоже. А если бы и продали, то как вы их тащить в свой мир будете, напоминаю, вы можете взять лишь столько сколько весите.

— Хорошо, сегодня еще поработаем, а завтра поедем смотреть Москву, — с энтузиазмом встал из-за стола Гитлер, и отнес тарелки в мойку. Так получилось, что посуду они мыли по очереди. Виктор с самого начала решил, что это будет его обязанность. Но оба гостя к его удивлению заявили протест.

— Мы в гостях, а не в гостинице! Вы и так помогаете нам. Адъютанты, порученцы, личные повара остались нам, — он неопределенно махнул рукой за спину, — неужели вы не думаете, что мы не можем о себе позаботиться как какие-нибудь аристократы!

«Прикольно, — подумал Виктор, рассмеявшись про себя, — Гитлер у меня на кухне моет посуду. Впрочем в юности ему трудно пришлось. Это потом он стал вождем Великой Германии».

— Остался еще вопрос. Надо бы вам переодеться. Вас Генрих не помнят, вернее ваша фамилия ассоциируется с совсем другим человеком, но расхаживать по Москве в немецком мундире — не поймут. А у вас Алоизыч, внешность очень уж примечательная, никто конечно не поверит, что настоящий Адольф Гитлер прогуливается по Москве, но все же… Так что я предлагаю переодеться. Размеры я ваши точно не знал, так что купил то что обязательно подойдет. Вообще-то я решил просто приколоться. Мог бы им конечно купить нормальные костюмы, рост я же знал из Интернета, так что размеры мог подобрать. Или просто сводить в магазин, одев во что-то временное. Но это было бы не так интересно. А сейчас Адольф Гитлер лидер великой Германии предстал перед обществом в спортивных штанах «Адидас» с вьетнамского рынка, черной футболке с надписью «Хелловин» на английском и бейсболке «Ред Булл». Все это безобразие венчала ветровка, с надписью на спине которую я так и не смог перевести. Вобщем «колхоз на выезде». Мюллеру досталась моя рубашка студенческих времен с надписью «Manowar» на спине, новые джинсы, в которые он с неохотой влез и похожая ветровка. Вот только головного убора я ему не подобрал. И оба одели кроссовки. Я стараясь не выдать себя улыбкой объяснил, что в одежде сейчас полный либерализм и им чтоб не привлекать внимания подходит именно такая. Кажется Мюллер мне не особо поверил. Но все подошло и они сказали, что одежда удобная.

— Тогда заканчивайте сегодня изучать комп, попробуйте что-нибудь скачать для примера. Но спать ложимся в одиннадцать. Завтра встаем в десять.

— Почему так поздно? — удивился Алоизыч. Они привыкли вставать в полвосьмого, а мне приходилось вставать в семь, чтобы умыться и приготовить завтрак. К сожалению прилично готовить мог только я. У Мюллера этим занималась его жена, а у Алоизыча — давно был личный повар. Нет, они конечно могли сварганить яичницу или сделать бутерброды, но почему-то лучше, и главное вкуснее это получалось у меня. О супе, котлетах, и так далее я вообще молчу. Все на что они были способны — это приготовить пельмени по инструкции на упаковке.

— Пробки на дорогах. Я не хочу ехать в центр полтора часа, — по их взглядам я понял, что надо разъяснить, — у меня машина, на ней и поедем. И назавтра у нас помимо общей экскурсии, мной заказано еще две. Одна в бункер Сталина, другая в музей КГБ. Мое сообщение произвело на гостей ошеломляющее действие.

— Нас пустят в бункер Сталина? — удивился Гитлер.

— Это не опасно? — одновременно задал вопрос Мюллер.

— Если не будете кричать что вы Гитлер и Мюллер, то не опасно, документов там на входе не требуют, — улыбнулся Виктор, и снисходительно добавил, — я уже который раз вам говорю, что те события для нас далекая история.

— Да, но для нас это возможное будущее, — серьезно ответил Адольф.

Вечером случилось еще одно происшествие. Я как раз заканчивал смотреть программу новостей, как из комнаты родителей, которую временно занял Алоизыч раздались немецкие ругательства. Здесь следует пояснить, что мы расположились следующим образом. В моей комнате Гитлер, в гостиной, вернее проходной комнате Мюллер, и я в комнате родителей. Там работали, там же и спали. Единственно дал Алоизычу наушники и показал как их подключать в телек, если ему приспичит среди ночи посмотреть каналы. Шефу гестапо тоже перепали наушники, а себе я забрал самые качественные. Тут ничего не поделаешь — привычка смотреть новости и знать что делается в мире. Но иногда мы менялись, я смотрел телек в моей комнате, а Алоизыч шел с ноутом в комнату родителей или на кухню.

— Что случилось? — войдя спросил Виктор.

— Этот идиот фон Белофф! Якобы мы с ним распивали коньяк в моем рабочем кабинете! — фюрер ходил по комнате от окна к стене, — рабочий кабинет не пивная или распивочная, там я работал, а не пил коньяк со всякой… У меня нет слов!

— Угу, — кивнул Виктор, — одни выражения. А если серьезно, то у меня есть для вас совет. Информация не всегда несет в себе правду или откровенную ложь. Учитесь отличать одно от другого. Это трудно, но иначе нельзя. Сравнивайте с тем в чем точно уверены. Знаете что сказал Черчилль после Второй Мировой Войны, когда журналисты его спросили что им писать про войну. Дословно не помню, но смысл: «Пишите правду, и только правду, — Черчилль сделал паузу и продолжил, — но не всю правду».

— И как мне теперь быть? — Алоизыч был казалось растерян.

— Так совет был дан еще больше двух тысяч лет назад «отдели зерна от плевел», то бишь колосьев, но сейчас это воспринимается как шелуха. Вот и я предлагаю отделить зерна правды от шелухи лжи. Трудно, сложно, но без этого никак, или вы решили, что подключившись к всемирной сети интернет получите ответы на все свои вопросы? Жаль огорчать, но вы ошибаетесь. В этом океане информации надо тоже уметь ориентироваться и искать то что вам нужно. Да и всей информации нет даже в интернете. Вечером, когда я уже собирался ложиться спать. В дверь тихо постучали.

— Да, — откликнулся я. В комнату прошел Алоизыч и сел в кресло.

— Виктор, — как-то нерешительно начал он, — скажите, после всего этого, — он сделал неопределенный взмах рукой, — вы планируете остаться в Германии? Я имею в виду моей Германии.

— Нет, — отрицательно покачал головой Виктор, — даже если бы и хотел, то не получиться. После переброски вас обратно у меня будет от пяти до десяти минут, чтоб так сказать попрощаться, а потом меня выдернет обратно в мой мир. Да и не хочу я у вас оставаться. Я человек другого времени, иного менталитета, потребностей. Мне у вас будет плохо, — и уточнил после паузы, — психологически плохо. Меня устраивает моя жизнь здесь и ничего менять я в ней не хочу.

— Тогда зачем вы помогаете нам? — напрямую задал фюрер с самого начала мучавший его вопрос, — ведь вы прекрасно знаете историю. А с новыми возможностями… Вы не боитесь за свой народ?

— Нет, — по губам Виктора скользнула усмешка, — мой народ уже выиграл вторую мировую войну. А что там будет у вас — зависит только от ваших действий и приказов, и отвечать за них придется вам. Вы сами будете строить свое будущее. И каким вас запомнят потомки — тоже зависит от вас. Я ничем не могу повлиять на ваши решения. Вы же вождь германской нации, а не я. Единственно я советую вам хорошенько подумать, прежде чем принимать любое решение. А насчет идей национал социализма, превосходства арийской нации, и вообще вариантов сценариев, еслиб вы тогда победили. Вот, — он протянул фюреру красивую флэшку на цепочке.

— Что это? — удивился Гитлер, — похоже на женское украшение.

— Флэшка — накопитель информации, их у нас в разном виде делают. Это мне с одной презентации достался, там всего один гигабайт, — он снял защитный колпачок и продемонстрировал фюреру разъем. Вставляете в комп и просто смотрите содержимое как на простом жестком диске. Читали о флэшках?

— Да, думаю сумею разобраться, а что там? Можно поконкретнее? — забирая подарок спросил он.

— Конечно. Специально подбирал. Есть такие ученые, они задаются вопросом, а что было бы если бы… Вроде несерьезные вопросы, но они все равно ими занимаются. И получают очень интересные результаты. Все варианты развития событий делались в 70–80 годах и при помощи мощных компьютеров, тогда еще — электронных вычислительных машин. Так вот, скажу коротко, победив СССР вы бы продержались семь-десять лет, а потом бы вас завоевали американцы с англичанами. Плюс партизанское движение. Вобщем обобщая выводы ученых, ваши идеи национал-социализма и завоевания мира — тупиковая ветвь. Просто идеи об исключительности своей нации можно реализовать, если государство закрывает свои границы и занимается самолюбованием, считая других варварами, как сделали японцы четыреста лет назад. И на два века зависли в развитии проводя политику изоляционизма. Но реформы все равно им пришлось проводить. Но они никого в тот период не пытались завоевать. У вас же с вашими концлагерями, амбициями «господ мира» и подавно шансов нет. Навалиться на вас Америка и что будете делать? Вобщем почитайте, подумайте. Дайте эти материалы своим аналитикам, послушайте что они скажут. Вам сейчас кажется, что после поражения Чехии, и перевооружения армии, весь мир у ваших ног. Но это не так. У вас много врагов и сильных врагов. А вот друзей, вернее союзников вам сильно не хватает. Итальянцы, румыны не в счет. Сами наверно читали как они воевали.

— Да, я подумаю над вашими словами, — с расстановкой проговорил Гитлер, — но вы так и не ответили на мой вопрос.

— Не скрою, у меня был выбор, кому помогать. Вам или Сталину. И я выбрал вас. Причина проста. Вы не гнобили свой народ, и делали все чтобы немцам жилось лучше. Можно понять когда лидер народа делает все для его блага за счет других народов. Это нормально. В конце концов каждый лидер прежде всего обязан заботиться о своем народе, а другие ему пофиг. В политике нет таких понятий как дружба или тем более любовь — есть только одно — выгода и интересы. Да, что я вам рассказываю, вы все это и сами прекрасно знаете. Но вот гнобить собственный народ ради личного величия — этого я принять не могу. И выбирая между Великой Державой в которой людям живется плохо и просто государством без имперских амбиций, но где людям живется хорошо. Я выберу последнее.

— А как же военные преступления? Холокост? — не успокаивался Гитлер.

— А чем красный террор, раскулачивание и репрессии лучше того, что вы перечислили, И коммунисты делали это со своим народом. А не с чужим. Впрочем Грузию репрессии не коснулись, об этом как-то все время забывают, да и уровень жизни там был намного выше из-за государственных дотаций. Есть такой анекдот: «Хрущев, тот что развенчал культ личности Сталина решил нанести визит в Грузию. Поэтому поводу был дан салют. Старый грузин спрашивает у молодого: почему стреляют? Тот отвечает: Так Никита Сергеевич Хрущев приехал. — А что с первого выстрела попасть не смогли?». Поэтому мой вердикт: коммунистическая партия времен Сталина — преступная организация. Я ответил на ваш вопрос.

— Вполне, — удовлетворенно кивнул Гитлер и заметно расслабился, — но что вы хотите получить за вашу помощь?

Виктор засмеялся и долго не мог остановиться.

— А что вы можете мне предложить? Орден? На фига он мне? Звание? Так меня же там у вас не будет, а здесь оно сами понимаете, значения не имеет. Деньги? Подойдет только золото, а за то короткое время которое я смогу находиться у вас, вы его не успеете собрать. Но некоторый интерес у меня, не скрываю есть, это просьба. Выполнять ее или нет, вы будете решить сами, проконтролировать я, понятное дело, не смогу. Но я вам ее скажу потом, если не возражаете. А сейчас предлагаю отправляться спать. Завтра у нас будет насыщенный день.

— Вы правы, доброй ночи, — попрощался Гитлер и вышел из комнаты. Чуть позже, когда Виктор уже ложился спать. У фюрера и Мюллера состоялся короткий разговор.

— Как все прошло? — спросил шеф гестапо.

— Нормально Генрих, это очень приличный человек и помогает он нам бескорыстно. Он не может остаться в Германии, и не может получить от нас никаких материальных благ, — и фюрер пересказал разговор с Виктором. Утром после завтрака, пока оба гостя еще сидели за столом, Виктор, сходив в свою комнату, принес две небольшие красивые коробки.

— Раз уж мы выезжаем в город, то надо будет на всякий случай держать связь. Поэтому держите свои мобильники, — и он поставил одну коробку перед Фюрером, другую перед Мюллером, — инструкции внутри, советую потом изучить. Там много всяких полезных функций. Я уже положил на счета деньги, вбил в ваши справочники мой номер, давайте проверим. Нажмите кнопку с красным значком, он там единственный такого цвета. Зазвучала короткая переливчатая мелодия, а сразу короткий писк.

— Приветствие и сигнал, что связь со станцией установлена, — пояснил Виктор, — теперь нажмите большую кнопку посередине. Должно открыться меню там выбираете кому звонить, хотя вариантов всего два. Абоненты «Виктор» и «Генрих» для вас Адольф, и «Виктор» и «Адольф» для вас Генрих. Сейчас попробуем, я пошел в другую комнату, а вы звоните, можете одновременно, но говорить я смогу только с одним из вас, а потом переключиться на другого. Но лучше звонить по очереди. Для этого переместите выделение с помощью кнопок со стрелками. И нажмите кнопку с зеленой телефонной трубкой. С этими словами Виктор ушел в самую дальнюю — свою комнату. Через некоторое время его мобильник заиграл мелодию «Хорста Весселя», ее Виктор поставил на звонок от Гитлера.

— Да, — нажал он кнопку соединения.

— Алло, — по старомодному начал проверку связи Гитлер.

— Как меня слышно? Я вас слышу прекрасно, — ответил Виктор.

— Я тоже. Все в порядке.

— Тогда отбой, — отключил соединение.

Через несколько секунд телефон заиграл мелодию из «Семнадцати мгновений весны». «Ну не могу я не приколоться», — смеясь про себя подумал Виктор. Мюллер тоже был краток.

— Как вы меня слышите? — сразу спросил он.

— Прекрасно, а вы партайгеноссе? — не удержался Виктор.

— Почему вы меня так назвали? — удивился Мюллер, — вы же не состоите в НСДАП.

— Да так, к слову пришлось, не обращайте внимания, просто шутка, — смутился Виктор, — ладно проверили, все нормально.

Он вернулся на кухню. После чего в его комнату ушел уже Мюллер и позвонил Гитлеру. Они перекинулись парой фраз по-немецки, потом по-русски, и оставшись довольными отключили связь.

— А насколько эта связь действует? — заинтересовался фюрер.

— Насколько зона приема простирается, но например в метро работает только на станциях, когда поезд в туннеле — бесполезно. А так берет везде, где есть вышки — ретрансляторы. Кстати вам Генрих будут интересны дополнительные функции. Там есть выход в Интернет, диктофон, фотокамера, правда разрешение не большое, МП3- плеер, это чтобы музыку слушать, правда приходиться использовать наушники, но так даже удобнее. Вобщем отличная шпионская техника для вашего времени.

— И это что действительно все здесь? — удивился шеф гестапо.

— Давайте покажу, — не удержался Виктор, — встаньте вместе и что-нибудь говорите, — он быстро вышел на решим видеозаписи, и удерживая кнопку, записал пораженные взгляды гостей.

— Но что нам говорить? — растерянно пробормотал Генрих.

— Да все что хотите, ладно, уже не надо, а теперь глядите, — и Виктор, подойдя к ним и поднеся экран как можно ближе, нажал кнопку воспроизведения. Когда видеозапись, была прокручена. Он отдал телефон ошарашенному шефу тайной полиции Германии.

— Потрясающе! — всплеснул руками Мюллер, — но, если такие вещи есть в свободной продаже, то значит можно сфотографировать секретные чертежи, а потом послать их по Интернету в другую страну. Причем практически мгновенно.

— Вы сначала доберитесь до секретных чертежей, — осадил его Виктор, — и потом, не во все места пускают с мобильниками.

— Но его же так легко спрятать, — не согласился фюрер.

— Есть такая штука — металлодетектеры, определят есть у вас что металлическое, даже если вы его проглотите. Впрочем Генрих если вам интересно, то как-нибудь потом можем зайти в магазин настоящего «шпионского» оборудования. «Жучков» конечно там не купить, но вполне аналогичные вещи найти можно. Цены впрочем кусаются.

— А почему у вас такое продается? — не удержался Мюллер, — и кто самое главное такое оборудование покупает?

— Никогда не слышали о промышленном шпионаже? — удивился Виктор, — у вас же там это должно процветать. Одна частная фирма хочет узнать секреты конкурентов. Соответственно ей нужна техника, деловые переговоры опять же хочется послушать и другим заинтересованным сторонам. А был бы спрос — будет предложение. Давайте-ка собираться. А то время пробок уже прошло. До экскурсий еще долго, так что покажу вам Москву.

Каждый пошел в свою комнату одеваться. Но Виктора успел перехвалить Мюллер.

— Виктор, у меня к вам просьба, — несколько смущенно начал он, или просто притворялся застенчивым, — не могли бы вы нам предоставить по паре записных книжек и карандашей.

— Да без проблем, сейчас в канцелярские товары заглянем, они как раз нам по пути, когда к машине пойдем, и купите все что вам надо.

— Но у нас нет денег, — как можно деликатнее напомнил Мюллер.

— Мляяя! — ударил себя по лбу Виктор, — как же я это пропустил! Блин, склерозом вроде не страдаю, а о такой важной вещи совсем забыл. Подождите, — и он бросился в свою комнату. Вернулся оттуда с двумя пачками банкнот, перетянутыми резинками. Одну из них он протянул Мюллеру.

— Держите, здесь десять тысяч рублей, разными купюрами от пятисот до десяток. Рассортируйте по карманам. Когда будем в центре, поосторожнее, карманники были во все времена. По ценам сориентируетесь сами. Такую же пачку денег он отдал Гитлеру, сразу же проинструктировав насчет осторожности.

— И еще одна просьба, — вкрадчиво продолжил Мюллер, — у вас нет обыкновенного фотоаппарата с пленкой, а то я пока с телефонным еще не разобрался.

— Хотите сделать памятные фотографии, — иронично улыбнулся Виктор.

— Именно, — тоже улыбнулся Мюллер.

— Боюсь с этим проблема. У меня только цифровик, недавно купил. Отцовский фотоаппарат давно сломан. Остается только купить. Давайте так, сегодня обойдетесь цифровиком, он простой. А там купим, если очень понадобиться. Годиться?

— Вполне, только дайте инструкцию, или покажите как пользоваться, — покладисто согласился Мюллер. Виктор вынес ему цифровик, показал элементарные функции, сделали несколько пробных кадров. И наконец полностью собравшись вышли из квартиры. День выдался теплым, на небе ни облачка, но в тоже время солнце не печет они до стоянки как показалось гостям идти было далеко. По меркам Виктора — вполне нормально. По пути они зашли в небольшой канцелярский магазинчик. Фюрер сразу купил себе ежедневник и записную книжку, а Мюллер записную книжку и довольно большой блокнот. А вот с пишущими принадлежностями возникла заминка. Гости хотели приобрести перьевые ручки и карандаши, но Виктор порекомендовал шариковые и гелевые. Впрочем карандаши с ластиками на конце тоже купили. Тут же сказалась еще одна промашка Виктора, у гостей не было ни сумок, ни чего, куда это все можно положить.

— Ничего, мой косяк, признаю, не продумал, заедем в магазин по пути, там что-нибудь подберем, заодно и кобуры для телефонов.

— Что? — не понял Гитлер, — зачем нам кобуры?

— Так называются чехлы для сотовых телефонов, чтоб не поцарапать. Обычно крепятся к поясу, отсюда название. Но к поясу крепить не советую, срезать могут элементарно.

— Да, полиция у вас тут совсем, как правильно? Не хочет ловить мышей?

— Ну это мягко сказано, и запомните, у нас милиция, а не полиция, — ответил Виктор, подходя к крытой автостоянке.

— У вас очень много машин, — заметил Мюллер, доставая фотоаппарат, — ничего если я немного поснимаю? — Виктор предупредил его, что карта памяти большая и он может снимать сколько хочет.

— Да, пожалуйста, — пожал плечами Виктор, подходя к своей машине и отключая сигнализацию. Мюллер успел сделать несколько обзорных снимков, а также запечатлеть несколько близ стоящих автомобилей. Потом он поснимал с разных сторон автомобиль Виктора. А Гитлер тоже заинтересованно смотрел на новые для него авто. Нет, он их конечно видел по телевизору, но одно дело на экране, и совсем другое — вблизи. Пока гости внимательно изучали его машину, он сел на водительское место по привычке сразу пристегнулся и завел мотор.

— Давайте садитесь, — уверенно пригласил Виктор. Гости сели таким образом — на переднем сиденье рядом с водителем — Гитлер, а сзади, на пассажирском — Мюллер.

— Пристегнитесь, — Виктор указал фюреру на ремень безопасности.

— Зачем? — удивился тот, — у вас что так опасно ездить по дорогам?

— Нет, но гаишники, то есть по-вашему дорожная полиция, за не пристегнутого пассажира штрафует водителя. Мне это не надо, да и привлекать внимает — тоже.

Гитлер молча пристегнул ремень безопасности. Потом спросил:

— Что это за машина, кто ее производит?

— Китай, кто же еще, нормально впрочем, не жалуюсь.

— Китай производит даже такие машины, — удивился Гитлер, но Виктор неправильно его понял, сочтя этот тон за снисходительный.

— Ну извиняйте, — раздраженно заявил он, выруливая со стоянки, — на Мерседес не накопил.

— Не понял вас, поясните, — нахмурился Гитлер.

— Мерседес является самой надежной и одной из самых престижных марок автомобилей. И стоит соответственно. Мне не по карману. Ауди, тоже неплохо, у вас он назывался Хорьх. Ну и BMW конечно. Важно кто на конвейере эти машины собирает немцы или турки. Если немцы, то качество нормальное, но и цена выше, а вот если турки — дешевле конечно, но и качество хуже. Но все равно после спорткаров, которые по сути немассовые автомобили, те кто побогаче предпочитают немецкую технику.

— А ваши собственные автомобили? — задал вопрос Мюллер.

— Отвечу анекдотом. «Как-то боги вызвали к себе Сизифа и сказали ему: — Ты хорошо работал все эти века, поэтому мы избавляем тебя от твоего прошлого наказания когда ты поднимал камень на гору, и вдобавок дарим автомобиль производства ВАЗ. Катайся на нем куда пожелаешь, но если он сломается, ты должен будешь его чинить. Сизиф радостный ушел, возвращается через месяц злой, весь в масле и говорит: — Так, где мой камень?!». Надеюсь я ответил на ваш вопрос, — все вежливо посмеялись. А потом Гитлер очень эмоционально сказал, — вот, даже несмотря на вашу победу немецкий дух и порядок жив. Вы победители, покупаете автомобили побежденных.

— Вы, Адольф мало о нас знаете, — серьезно заметил Виктор, — думаете посмотрели пару фильмов и телевизор и все стало понятно? Научились работать с компьютером — и все знаете. Когда приедем назад, я покажу вам несколько фильмов, тогда возможно вы поймете, что сейчас у нас происходит.

Все как-то разом замолчали. После того как они выехали на довольно оживленую улицу, Алоизыч показывая вперед спросил:

— А это что такое?

— Где? — не понял Виктор.

— Да вот там, чуть правее! — рукой указал направление Гитлер. Мюллер тоже приник к окну, и сказал только:

— Ого!

— А так вы про Останкинскую телебашню, — понял наконец Виктор, — это наш телецентр. Построена в шестидесятых. Там даже ресторан есть, или после пожара он закрылся — уже не помню.

— Сколько же она в высоту? — спросил фюрер, заворожено смотря на шпиль.

— Не знаю, — честно ответил Виктор, — посмотрите в Интернете.

— Виктор, а вы не можете подвезти нас поближе, — попросил Алоизыч.

— Без проблем, время у нас еще есть, — ответил Виктор, сворачивая к Останкинской башне.

После этого они по требованию фюрера остановились и Мюллер сделал несколько снимков, а Виктор, подключившись к интернету, вывел на экран мобильника Гитлера информацию по истории и техническим данным телебашни. После этого заехали на рынок. Алоизыч стал выбирать себе сумку, а Мюллер и здесь начал снимать все подряд. Виктор не выдержал.

— Генрих, объясните мне зачем вы снимаете вещевой рынок. На вас уже торговцы косятся. Что вам интересно в сумках, кейсах и прочем?

— Это будущее, и я хочу знать о нем как можно больше, — и ледяным тоном добавил, — информации мало не бывает.

— Согласен с вами, но вы это потом можете найти в Интернете, причем не просто внешний вид, но и раскройку. Впрочем снимайте, но учтите торговцы могут вас не понять, вы не выглядите как иностранец. И они могут подумать о ком-то из проверяющих органов, а таких здесь не любят. Выводы сделаете сами. Как ни странно, но Мюллер выводы сделал, и прекратил снимать. Гитлер выбрал себе, правда с помощью ушлого продавца совсем уж непотребный кейс, который тот видимо никак не мог впарить покупателям. Пришлось вмешаться Виктору и они быстро купили две удобные черные сумки. Правда разные, у фюрера она была поменьше, а шеф гестапо наоборот выбрал себе побольше.

— А из чего она сделана? — спросил Мюллер, — прочная, по всей видимости непромокаемая и дешевая.

— Синтетика, как и что я не знаю. Вроде продукт органической химии, получаемой из нефти, а может и из каменного угля. Качество не очень — швы слабые. Но так — действительно — прочная и не гниет, — объяснил Виктор. Мюллер сделал пометку в записной книжке. Ну а дальше просто поехали к центру. Оглядываясь по сторонам Мюллер сделал несколько снимков, и заметил.

— У вас очень много машин. Кажется почти у каждого жителя, вы богато живете, раз можете себе такое позволить, у нас машина очень большая роскошь, правда, Фердинанд Порше предлагает программу «народный автомобиль», который будет доступен большинству. Но этот проект под большим вопросом.

— Машин стало много где-то после 2003–2004 года, — вздохнул Виктор, — когда начался заметный экономический подъем. Но и проблем это добавило. Ведь никто не расширял дорог, не строил подземных автостоянок, и как результат — огромные пробки и невозможность припарковаться в нужном месте. К тому же низкая квалификация водителей, а это многочисленные аварии. Сначала надо строить хорошие дороги, потом места для парковок, а потом уже снижать цены на автомобили. У вас в Германии, кстати так и поступили.

— Хоть какая-то хорошая новость, — пробормотал Гитлер по-немецки.

— Музычку слушать будем? — неожиданно спросил Виктор, — я тут диски приготовил, музыка 50-х, 60-х, 70-х, 80-х, 90-х, и сегодняшние группы разумеется.

— Слушал я вашу музыку, но так ничего и не понял, — ответил Гитлер, — мешанина рифмованных слов, по какой-то рваный ритм. Англоязычную не понял, но тоже как-то не то. Но интересные мелодии есть, не спорю. А пару песен вообще хотел записать, очень понравились, жаль одна на английском. А вторая рассказывала о красавице, отказавшему сильному воину. Но я не понял, почему она сокрушается об этом.

— Ну правильно, это вам не Вагнер, — усмехнулся Виктор, — но все-таки, едем мы медленно, пробки все-таки не все объехали, давайте все же послушаем что-нибудь. А то скучно, вы не считаете?

— В песне должна быть рассказана какая-то история, я например, больше люблю такие, — озвучил свое мнение Мюллер.

— Вы не правы Генрих! — возразил ему фюрер, — песня может содержать не только историю, но и просто призыв к какому-то действию. Вспомните военные марши первой мировой.

— Кстати, у меня есть военные марши немцев периода второй мировой войны, — заметил Виктор.

— Нет, маршей я наслушался у себя, — скривился Гитлер, — лучше что-нибудь из сегодняшнего или недавнего, что бы вы посоветовали?

— А я откуда знаю. Давайте попробуем все послушать, не понравиться — выключим и поставим что-нибудь другое.

И вот тут настало самое веселье. Таких комментариев нигде наверно не услышишь. Уничтожающая критика причем без матов, а именно по делу. Первым я им подбросил Гребенщикова.

— Музыка красивая, я не спорю, но непонятно о чем этот человек поет. Просто, какое-то, жонглирование рифмами без всякой связующей мысли. Но мелодии и голос очень хороши, — похвалил Мюллер.

— Не согласен с вами Генрих, — начал спорить Гитлер, — голос не мужественный. И ему как будто все равно что происходит вокруг него. Нет кому-то из молодежи это понравиться, он я бы не рекомендовал им это слушать.

Дальше был Гарик Сукачев. И обоим понравился.

— Этот человек явно из пролетариата, голос конечно не очень, но вот подача — это нечто особенное. В нем присутствует энергия. Еще бы немецкий текст сюда, — мечтательно сказал Гитлер, а Мюллер только покивал головой полностью соглашаясь со своим шефом, и сделал какую-то заметку в блокноте.

А вот на Высоцком они зависли. Попросили с серьезными лицами поставить еще одну песню, потом еще одну. Так выслушали почти целый диск.

— Да, настоящий певец, как вы сказали кто это? — спросил Алоизыч. Я еще раз назвал им Высоцкого. Оба сделали пометки в записных книжках. «У них, что привычка такая — все записывать», — подумал Виктор.

Окуджава понравился, но как-то вяло. Даже пометок не делали.

— Это музыка на любителя, — прокомментировал Гитлер, — но ничего — успокаивает, и голос хороший.

— Слишком вкрадчивый, — заметил Мюллер, — для старых дам будет в самый раз, они такие песни любят.

Виктор не смог сдержать смешок. Дальше он решил поставить песни, которые были популярны, когда он был подростком. «Нау» — отвергли сразу.

— Слишком депрессивное, — вынес вердикт Гитлер, — в жизни и так хватает грусти зачем ее еще усугублять такими песнями. Мюллер лишь согласно кивнул. «Ласковый май» особых нареканий не вызвал, но и энтузиазма тоже.

— Песни для молоденьких девушек, увлекающихся романтикой, — снова критиком выступал Гитлер. Шеф гестапо промолчал. А вот Макаревич им понравился.

— Неплохо, очень неплохо, задорно и весело, — и опять пометка в записной книжке. Но что Виктора удивило больше всего, то что понравилась Земфира и «Татушки». Правда после объяснения что «Татушки» это псевдолесбиянки. Раздался только тяжелый вздох Гитлера:

— И чему вы учите свою молодежь.

ДДТ тоже восприняли плохо.

— Такое впечатление что человек, давно злоупотребляющий спиртным, добрался до микрофона, — откомментировал Мюллер. Фюрер помолчал.

— Это вы Шнура еще не слышали, — злорадно заметил Виктор запустил им две специально подобранные песни. Но на середине же первой фюрер не выдержал.

— Немедленно выключите, — потребовал он, — я больше не могу слушать подобное. Песней это не назовешь, а ругательств за свою жизнь я наслушался довольно.

Виктор, смотря на дорогу, на ощупь нажал на кнопку, но промахнулся, и песня Шнура сменилась блатной песней.

— Мля, — выругался Виктор, — на Шансон переключил. Это мне дружок настроил, правда слушал через наушники.

— Минуточку, — когда Виктор попытался выключить магнитолу, остановил его Мюллер, — я бы хотел послушать, если вы не против.

— Только не долго, эту радиостанцию я терпеть не могу, сплошной блатняк.

— Блатняк? — не понял Гитлер.

— Песни уголовников.

— У вас есть радиостанция, передающая песни для уголовников? Мне становиться трудно удивляться. Впрочем если в газетах предлагают фальшивые документы, тут уж ничего не скажешь.

— Они сейчас себя братвой называют. Криминальный мир был всегда. Но сейчас он особенно сильно влияет на жизнь страны.

— Можете выключать, — на средине второй песни разрешил Мюллер, как ни странно никаких пометок в записной книжке он не сделал. Виктор с удовольствием нажал кнопку выключения.

Подъезжая к центру Виктор включил свой GPS-ник. Надо было посмотреть где сейчас пробки и по возможности объехать их.

— Что это? — сразу заинтересовался Мюллер, и предположил, — электронная карта? Как на компьютере?

— Нет, лучше, — усмехнулся Виктор, — это устройство позволяет определять наши координаты на дороге, предупреждает о пробках. И имеет еще много полезных функций. Работает с помощью сети спутников Земли, их около двадцати, изначально разрабатывалась как военная система, но потом перевели в гражданскую отрасль. Погрешность определения — один-два метра.

— Так по ним можно и ракеты наводить? — удивился Мюллер.

— Вполне, Дудаева говорят так и убили, или он спутниковым телефоном пользовался, уже не помню, — пожал плечами Виктор.

— Спутниковый телефон? — задал вопрос Гитлер, — это как наши?

— Нет, ваши — сотовые, вон видите на том высоком доме такие прямоугольные штуки, они называются ретрансляторы, а если выедете за город то увидите высокие вышки, — так и создается сеть мобильных телефонов. А спутниковые отправляют сигнал непосредственно на спутник связи, и уже оттуда он ретранслируется в другую точку земли.

— И они тоже есть в свободной продаже, — не спрашивая, а скорее утверждая сказал Мюллер.

— Естественно, например в океане же нет ретрансляционных вышек, — кивнул Виктор, — но стоят они дорого. Значительно дороже мобильников.

— Кстати, а куда мы сейчас едем? — спросил Алоизыч, — вы сказали, что покажете нам Москву.

— А я что делаю? Сейчас проедем садовое кольцо и вы в историческом центре. Многое правда перестроено. Но основное увидите. Давайте сначала на Лубянку в музей КГБ, потом на Красную площадь сходим. А потом и в бункер Сталина в Кузьминках.

— Но в музей КГБ, это правда не опасно? Все-таки Лубянка…, - засомневался Мюллер.

— А у вас опасно по музеям ходить? — задиристо ответил Виктор, — если не будете пытаться выкрасть экспонаты, то ничего страшного. У нас вообще ФСБ сейчас превратилось в чисто коммерческую контору. Они деньги делают. Шпионов и террористов ловить некогда.

— Погодите, а как это все расшифровывается, — уточнил Мюллер, — единственно что я знаю, это НКВД — Народный комиссариат внутренних дел. А дальше?

— Дальше это ведомство меняло названия. Сначала МГБ — Министерство государственной безопасности, потом КГБ — Комитет государственной безопасности, сейчас в подражание американцам, ФСБ — Федеральная служба безопасности, — Мюллер быстро записывал в книжку объяснения Виктора.

— А почему в подражание американцам? — задал он новый вопрос.

— У них есть ФБР — федеральное бюро расследований. Вам о нем должно быть известно. Вот наши и решили, что раз мы теперь Российская федерация, то и название надо поменять. Но название — ладно. Хоть горшком назови, только в печь не ставь. Плохо другое, эта организация не выполняет своих прямых обязанностей. Вот скажите Генрих, чем в первую очередь должна заниматься организация стоящая на страже государственной безопасности?

— Задач перед ней много, — подумав ответил Мюллер, — прежде всего это внутренняя безопасность государства. Отлов шпионов, сохранение секретов, политический сыск, то есть не дать политическим партиям, мешать работе государственных учреждений и предприятий. Все полностью перечислять долго.

— А вот скажите, зачем вы запретили все партии? — ни к кому конкретно не обращаясь спросил Виктор, но Гитлер счел этот вопрос в его сторону.

— Потому что они мешали работать, — четко ответил он, — коммунисты — те просто организовывали забастовки. Но толку, наберут штрейкбрехеров — кстати термин наш, немецкий. А основных рабочих — за ворота. И кому от этого польза? Падает качество продукции, сроки поставок. Люди потеряли работу, а неквалифицированные и кое-как обученные кадры заняли их место. Польза от этого только коммунистам — оставшихся без работы рабочих легче вывести на демонстрации и стачки. А им, коммунистам, этого и надо. Что остается в итоге? Большой уровень брака в готовой продукции, озлобленные люди, потерявшие работу, и вышедшие на улицы, при этом столкновений с полицией не избежать, если пустить все на самотек — то начнутся погромы и грабежи, в революцию 1917 года это самое у вас и было, нарушенные сроки поставок и соответственно штраф по договорам. А началось все с безобидного вроде бы призыва коммунистов поднять уровень жизни рабочих. Но я сам работал на стройке. Если бы подрядчик мог платить больше, он бы платил. Просто по всей Германии тогда экономическая ситуация была ни к черту. И протест работников одного предприятия ни к чему бы не приводил. Поэтому я и запретил коммунистов. Когда надо налаживать экономику — забастовки не просто мешают, они опасны.

Рузвельт тоже подобное проводил во время великой депрессии. И ничего, никто не возражает, а здесь крик подняли.

— Хорошо, а как же остальные социал-демократы например? — задал вопрос Виктор.

— Сплошная говорильня и требование себе различных льгот, ни одного стоящего предложения, но это не главное, а главное в том, что они старались оказать поддержку отдельным банкирам и промышленникам. Тем естественно кто их финансирует. Поэтому такая партия мне тоже была не нужна.

— А разве вас крупный капитал не поддерживал? — поддел его Виктор.

— Да, — ничуть не смущаясь ответил Гитлер, — но меня поддерживали те кто реально что-то делал, а не перепродавал, выбивая себе льготы от государства. Поэтому партия социал-демократов была запрещена..

— Круто вы их, — хмыкнул Виктор, — а католики вам чем не угодили?

— При чем здесь католики? — удивился фюрер, — я не против любой веры, кроме еврейской, и то, только потому, то она связана с евреями.

— Пока отставим еврейский вопрос, — Виктор стал искать место для парковки, — но все же — католики. Как быть со словами евангелийского свяшеника-протестанта Мартина Нимеллера ставшими нарицательными: «Когда приходили за коммунистами, я молчал, потому что я не коммунист, когда приходили за евреями я тоже молчал, потому что я не еврей, а когда пришли за мной не осталось никого, кто бы смог сказать слово в мою защиту». Но самое интересное, что сначала он вас поддерживал. А потом видно что-то как у нас говорят — не срослось. Кстати арестовало его ваше ведомство Мюллер.

— Не помню такого, но разберусь. Но скажу одно, даже у вас — призыв к свержению государственного строя карается в уголовном порядке. А что касается католиков, то тут сложный вопрос. Вы знаете что так называемая Папская Курия — крупнейшая разведывательная сеть и ей не менее тысячи лет? Надеюсь приходилось слышать и о папских легатах. У Ватикана свои интересы — распространение католичества, а вот протестантская Германия им очень не нравиться. Поэтому и подвергались гонениям те католики, которые фактически шпионили и управлялись Ватиканом.

— Но после войны вроде именно Ватикан ратовал за прощение фашистов? — удивился Виктор.

— Пропаганда. Им прежде всего надо было влияние в Федеративной Республике Германия, поэтому они наших выпускали. Не бескорыстно конечно, — пояснил Мюллер.

«Да они не только работе с компьютером обучались, но и сведения полезные почерпнули», — подумал Виктор.

— Или покушение ваших спецслужб на Иоанна Павла 2 было просто так организовано? Чем им помешал Папа Римский? У вас же православная церковь. А католиков очень мало. Никогда не задумывались? — продолжал Гитлер.

— Н-да, теория заговора процветает, — недовольно буркнул Виктор, и громко оповестил, — сейчас паркуемся, а потом идите за мной.

Они вышли за два дома от знаменитого здания на Лубянке и пошли пешком. Скоро они вышли на пересечение дорог перед главным зданием ФСБ.

— Тут раньше стоял памятник Дзержинскому, — указав на пятачок газона Виктор, — потом его сбросили в 1991 году, а теперь тут крест в память погибших в Гулаге. На этом все и закончилось. Никого из бывших НКВД-шников, виновных в репрессиях к суду не привели.

— Но почему? Почему не привлекли к ответственности тех, кто судил, выбивал показания из невиновных? — удивился Мюллер.

— Потому что у нас не было Нюренбергского процесса над коммунистами, — жестко ответил Виктор, — но вы же тоже пытки применяли.

— Да, — согласился Мюллер, — мы тоже, не спорю, пользуемся методами форсированного допроса, проще сказать пытками, но и вы же ими пользовались.

— Смотря для чего, — спокойно возразил Виктор, — для установления точных сведений, которые допрашиваемый не хочет говорить, или для того чтоб он подписал протокол оговора, что он английский шпион и т. д.

— Но почему? — не понял Гитлер, — зачем безвинных людей оболгать и упрятать в концлагеря, я имею ваши концлагеря, Виктор.

— Потому что плановая экономика. Выплавить столько-то тонн металла, к такому-то числу, сделать столько-то станков, опять же к годовщине, неважно какой. Ну и конечно этот дурацкий план по шпионам. Выявил столько-то шпионов, за месяц — молодец, — больше — получай медаль и повышение. А не выловил — так ты просто плохой работник и тебе в органах не место. Помню прочитал воспоминания одного фронтовика, однажды они напились с особистом, и тот расплакался «Мне в год два шпиона надо поймать, год заканчивается, а у меня ни одного! Все боевые летчики и с наградами. И что мне делать?». Вот и потому старались бериевские палачи по любому доносу дело открывать, а потом известное дело — «признание царица доказательств». А уж как это признание из человека выбили — другое дело.

— Ужасно, — хмуро заметил Мюллер, — в гестапо подобного не допускалось. Мы применяли пытки, я от этого не отрекаюсь. Но если человек невиновен, то мы его отпускали.

— Я об этом знаю, — усмехнулся Виктор, паркуя машину, — хотите анекдот?

— Да, — ответили оба.

— «Человека задержали и препроводили в НКВД. А там с ним следователь стал так разговаривать, что человек возмутился, — Я что подозреваемый? Почему вы со мной так разговариваете? Следователь подводит его к окну и говорит: — Вот видите людей?! Это они подозреваемые, а вы считайте, что под судом». Но никто не посмеялся.

— Да уж, гестапо, до вашего НКВД…, заметил Мюллер.

— Тут еще дело в том, что надо было на кого-то списать неудачи и тяжелую жизнь людей. Партия же всегда права, и ведет страну только верным курсом. Вот и говорили, что во всем виноваты вредители и шпионы. А если есть вредители, то их надо ловить, как и шпионов. Отсюда шпиономания и вредительская паранойя. Вот и отправлялись люди ни за что ни про что в Гулаг. Ни в чем не замешанные. В войну дошло до того, что бракованные детали закапывали в землю, и точили снова из припрятанных заготовок, иначе трибунал — вредительство в военное время. Хорошо, если штрафбат, а то ведь и расстрелять могли. Ладно, хватит об этом, как вам город?

— И у вас очень много рекламы, как в Нью-Йорке, — заметил фюрер.

— Так с кого пример брали…, - задумчиво протянул Виктор, — а вобщем нормально, но вы современный Токио не видели.

Они прошли пару зданий, а дальше Виктор взял на себя роль экскурсовода.

— Так, сейчас на вход, а там предъявляем билеты, — проинструктировал он попутчиков, — все в порядке, музей есть музей. Но идиллию, когда они прошли в зал и Мюллер стал снимать на цифровик, нарушила пожилая женщина, схватившая шефа гестапо за рукав куртки.

— Что? — спросил насторожившийся Мюллер, оглядываясь на бабку.

— А то, что заплатить должен. Я вас халявщиков сразу узнаю. И не надо мне тут делать недоуменное лицо. Виктор хотел прийти на помощь, но Мюллер выкрутился сам. Видимо у него был опыт общения с такими вот строгими «фрау».

— Извините, я не знал, турист из Германии, — как можно вежливее сказал он, — а сколько стоит сфотографировать?

— Сто пятьдесят — фотосъемка, двести, — видеосъемка, касса вон там, — отчеканила она и указала окошко, которое находилось перед входом. Мюллер заплатил за право спокойно снимать в музее, а потом пристал к бабке, которая его тормознула. Ну там, мол, я очень интересуюсь историей, а на экскурсию опоздал, и так далее. Бабка сменила гнев на милость и устроила ему экскурсию. Естественно его больше всего интересовало военное и послевоенное время. Вообще шеф гестапо вовсю собирал информацию. Гитлер просто ходил между стеллажами и рассматривал экспонаты. Когда вышли из музея, и Виктор поинтересовался его мнением, он сказал:

— Да ничего особенного, по сравнению с вашей сегодняшней техникой. Но довольно познавательно. И идея хорошая. Интересно бы было как-нибудь в будущем построить такой музей в Берлине. И назвать музей Гестапо, как вы относитесь к такой идее, Генрих? — явно шутя обратился он к Мюллеру, тот поддержал шутку.

— Если только вы мне поставите перед входом такой же памятник как Дзержинскому.

Оба засмеялись.

— Ну а теперь на Красную Площадь, — предложил Виктор.

— Да, давно хотел там погулять, — заметил, к удивлению Виктора Мюллер. И они пошли.

Восьмого июля 2008 года сбылся самый страшный кошмар коммунистов второй половины двадцатого века. Во вьетнамских кроссовках, китайских брюках, белорусской футболке, и американской бейсболке, на Красную площадь шагнул рейхсканцлер Третьего Рейха, вождь Великой Германии Адольф Гитлер, в сопровождении группенфюрера СС и шефа Гестапо Генриха Мюллера, одетого тоже отнюдь не в мундир. А сзади них, стараясь не расхохотаться от этих мыслей шел обычный человек Виктор Сомов. Впрочем для операторов камер наблюдения на главную площадь страны вошли всего навсего еще три туриста.

— В мавзолей зайдем? — предложил Виктор.

— Нет, — засмущался Гитлер, — видете-ли, все кто там был, вернее стоял на нем, обычно плохо кончали, я не хочу рисковать уж очень это странное место, — слухи о том что Алоизыч был суеверным человеком полностью подтвердились. Они просто прогулялись, Мюллер поснимал Собор Василия Блаженного, лобное место и памятник Минину и Пожарскому.

— Хотите анекдот про этот памятник? — задорно предложил Виктор.

— Послушайте Виктор вы очень часто рассказываете нам анекдоты, но почему, вы их так любите? — спросил Мюллер.

— В том числе и люблю, с раннего детства, кстати. Но основная причина, это то что через анекдоты народ выражает свои взгляды на власть и ее действия. Да и вообще на события в своей жизни. Надоедливая реклама или действия правительства — все это вызывает ответную реакцию в виде анекдотов, а так как их сейчас можно рассказывать свободно, то и сразу ответная реакция, и раньше такое было, но как-то из-подполы. Только надежным друзьям — иначе крупные неприятности. Даже по этому поводу есть анекдот. «Тридцатые годы, объявление по радио: «Открывается конкурс на лучший анекдот о товарище Сталине. Первая премия — 25лет, две вторые — по 15лет, три третьи — по 10 лет и каждому участнику поощрительная премия — 5 лет в оздоровительно трудовых лагерях».

— А про меня анекдоты есть? — улыбнувшись спросил Гитлер.

— Именно про вас навскидку не помню. Но много анекдотов где вы, и особенно Генрих, выступаете второстепенными персонажами.

— А почему больше я? — удивился Мюллер.

— Потому, что был у нас очень популярный сериал «Семнадцать мгновений весны», про русского разведчика, в самом верху Германии. Предваряя ваш вопрос Генрих, отвечаю — естественно это все выдумка. Но сериал действительно сделали хороший. Но как всегда власть переборщила и стала показывать сериал чуть ли не каждый год. Народу это надоело, вот и пошли анекдоты. Я вам его покажу потом, а после почитаете анекдоты на эту тему. Сейчас вы их просто не поймете.

— Так что там с памятником? — напомнил Гитлер.

— А, совсем забыл, — ответил Виктор, — а суть в том, что этот памятник раньше стоял в центре красной площади. И когда к власти пришли большевики и перенесли свое правительство в Москву, Минин как бы говорит Пожарскому, указывая на Кремль: «Смотри-ка князь, какая мразь в Кремле Московском завелась». Вроде бы даже надпись кто-то сделал, но в это я не верю. ЧэКа тогда уже не дремала.

— Это предшественница ОГПУ? — уточнил фюрер.

— Она самая, — кивнул Виктор, — о вспомнил анекдот именно о вас.

— Интересно, — заинтересовался фюрер, а Мюллер неодобрительно посмотрел на Виктора, впрочем тот его взгляда не заметил.

— Рассказываю, — сделал театральную паузу Виктор, — решил Гитлер узнать, что о нем думает простой народ. И тайно пошел в кинотеатр, где показывали кинохронику с его участием. Каждый раз когда на экране появлялся он, все дружно вставали и орали: «Хайль Гитлер!», в том числе и его охрана. Один он сидит довольный. Вдруг его хлопает по плечу сосед сзади, и говорит: «Эй, дурень, вставай и кричи, или ты хочешь попасть из-за этого придурка в Гестапо».

Но гости даже не улыбнулись. Виктор нахмурился.

— Сами же просили анекдот про вас. Вот, получите. Не я его придумал.

— Его придумала советская пропаганда, — со вздохом сказал Мюллер.

— Спасибо Виктор, — искренне поблагодарил его фюрер, — но я в курсе какие обо мне ходили анекдоты. Но этого среди них не было.

— А какие были? — заинтересованно спросил Виктор.

— Не знаю покажется ли вам он смешным, но вот как пример: «Гитлер приезжает на завод. Он спрашивает директора, остались ли среди рабочих социал-демократы.

«Да, 80 %», — отвечает тот.

«А члены католической Партии центра у вас есть?».

«20 % рабочих», — говорит директор.

«Так что же, у вас нет ни одного национал-социалиста?»

«Есть. Мы все теперь нацисты!»

— Кстати, а что у вас могли сделать со мной за анекдот, рассказанный, скажем в пивной про фюрера? — поинтересовался Виктор.

— Морду набьют и вышвырнут, — равнодушно ответил Мюллер.

— В Гестапо? — удивился Виктор.

— Зачем в Гестапо, мы этим не занимается, в этой же пивной и набьют, как говорят у вас, не отходя от кассы, но я этого выражения не понимаю, а потом вышвырнут на улицу.

— Что простые посетители пивной? И к вам не сдадут или в полицию? — удивился Виктор.

— Вы не понимаете очевидных для нас вещей, — спокойно произнес Мюллер, — сейчас в Германии фюрера действительно любят. Люди, обычные люди и не из-под палки как вам кажется, а вполне естественно. Чтобы лучше объяснить попробуйте представить себе если бы люди искренне верящие в гений Сталина, услышали о нем анекдот. Чтобы они с вами сделали.

— М-да, теперь понятно, но хотя бы у вас за анекдоты не сажали, — ответил Виктор. Они еще немного прошли и уже пошли к выходу, когда их остановил милицейский патруль.

— Стар-серж Па-ов, ваши документы, — хмуро, и явно с бодуна потребовал страж порядка, причем из его слов можно было разобрать только два последних. Гитлер и Мюллер сразу полезли за документами, внутренне напрягшись, а вот Виктор спокойно протянул стражу порядка свой паспорт, и начал объяснять:

— Это немцы, артисты, они к нам приехали насчет постановки совместного спектакля, — вежливо объяснил Виктор.

— Я тя не спрашивал, — резко оборвал его сержант, он пролистал документы «иностранцев», и не найдя в них ничего предосудительного, фальшивки тоже умеют делать качественно вернул обратно, — по-русски понимаете?

— Да, — первым поддержал разговор Мюллер.

— У, круто, а ты на Гитлера похож, — засмеялся второй показывая пальцем на фюрера.

— Так я и буду его играть, — спокойно ответил Гитлер.

— А, тогда ясно, — понимая, что денег тут сшибить не удастся сержант вернул документы. И все беспрепятственно пошли обратно.

— Честно, скажу, немного испугался, — заметил фюрер, — и потом они так к нам обращались, словно мы преступники.

— Нет, я с вами не согласен, Адольф, это было просто форменное хамство. Да ни один полицейский в Германии не посмеет вести себя так. Даже при аресте надо соблюдать элементарные формы приличия и уважения. Если это конечно не закоренелые преступники, которых арестовать надо только для суда.

— Да ладно вам, с похмелья они, вот поэтому и злые. А так бы прошли и не заметили, — махнул рукой Виктор.

— Теперь я действительно понимаю, что у вас представляет из себя криминальная полиция, — заявил, впервые вышедший из себя Мюллер. Видимо задело его за живое, все-таки бывший полицейский.

— Генрих, вы и сотой степени не представляете до чего у нас докатились правоохранительные органы, — заявил Виктор, — ничего в Интернете пороетесь, представление получите.

— О, Виктор, там Сталин и Ленин, — Гитлер остановился как вкопанный, — они что, тоже перенесены.

— Отнюдь, — пожал плечами Виктор, — обратите внимание на их костюмы. Ленин в классическом костюме-тройке, и с красным бантом на пиджаке, а Сталин в бриджах и френче, и притом с трубкой, которую, если вы заметили он не курит. А так же обратите внимание на лотки с сувенирами, матрешки, гжель, хохлома, фуражки. Вобщем — все для иностранцев, которые хотят русской экзотики, и за хорошую цену. А те кого вы приняли за Ленина со Сталиным, как раз настоящие артисты, с ними можно сфотографироваться за деньги.

— Тогда понятно, — успокоился Гитлер и Мюллер, — мы здесь все посмотрели, думаю пора в следующий музей, но меня смущает один вопрос. Эти ваши средневековые воины. Я так понимаю тоже атрибут туризма.

— Стрельцы, времен от Ивана грозного до Петра первого, — поправил Гитлера Виктор.

— Ясно, но я не могу понять, почему здесь, на главной площади находятся нищие, — завершил свою мысль Гитлер.

— Потому, что здесь хорошо подают им иностранцы и приезжие из других городов, а они из этого так сказать заработка — платят милиции. И те их защищают, — простодушно и правдиво объяснил Виктор.

— Но ваша власть в Кремле, неужели ее не волнует, то происходит под стенами, — не унимался Гитлер.

— Так вы же сами сказали — под стенами, а за стенами — это никого не интересует. У них, то есть власти, свои игры. Со всем другими суммами. Впрочем могут и разогнать, если захотят, но им не до этого. У них свой бизнес.

— Государство, коррумпированное от самого верха до низу, что-то подобное читал, Южная Америка и Африка, если не ошибаюсь, — заметил Гитлер.

— Судить не берусь, а сейчас давайте поспешим в бункер. Нам еще до него добираться, — заметил Виктор и они пошли к его машине.

По пути фюрер обратил внимание на огромное сооружение, не здание, а именно сооружение.

— Что это?

Виктор посмотрел в указанную сторону и мигом ответил:

— Памятник Петру Первому работы Церетели.

— Остановите машину, я хочу посмотреть на это, — Виктор остановил машину и они все втроем вышли на набережную.

— Но этот памятник ужасен! — начал кипятиться Гитлер, — и его огромные размеры!

— Совершенно согласен, но что делать, если скульптор дружен с мэром города, — пожал плечами Виктор.

— Таких надо расстреливать! — заявил фюрер.

— Скульпторов? — удивился Виктор.

— Нет, — рявкнул в ответ Гитлер, — у нас тоже полно бездарей, которые мнят себя гениями, расстреливать надо тех кто разрешает им воплощать в жизнь свои фантазии. И кстати, не удивлюсь, если памятник поставлен на деньги города.

— Естественно, — безразлично ответил Виктор, — а скульптор еще и денег получил. Может лучше поедем. Мне на него глядеть тоже противно.

И они сели в машину и продолжили путешествие.

— У вас ужасно с архитектурой, — заявил Гитлер, — полная мещанина стилей, построек, новых домов.

— Что поделаешь, Столица есть Столица, — философски ответил Виктор.

Москва, район Измайлово.

Бывший временный бункер Сталина, выкупленный частным лицом и превращенный в музей и зал для презентаций.

Через полчаса.

Бункер Сталина представлял интересное место. Конечно отреставрированный и переделанный он мало напоминал оригинал, тут проводили презентации, корпоративны и другие подобные мероприятия. Бункер был так себе — ничего особенного, да и не намеревался «отец народов» здесь долго пребывать собственно это был даже не бункер, а место промежуточного пребывания на пути в Самару, где был настоящий бункер. Сталин здесь всего лишь должен был провести совещание с высшими военачальниками, получить самые свежие сведения с фронтов, может быть поесть, и отбыть дальше. Все расселись за большим столом, круглым, но с вырезом посередине. Поэтому стол напоминал бублик. Экскурсовод начал рассказ. Мюллер включил диктофон, все что ему требовалось он уже наснимал, а тратить память фотоаппарата на видеоизображение ему не хотелось. Акустика в зале была прекрасная. На это кстати, обратил внимание и рассказывающий, он хлопнул пару раз в ладоши и объяснил, что здесь так специально спроектировано, потому что голос у Верховного был обычно тихий, а слышать его должны были все присутствующие. «Да, умели раньше строить», — подумал Виктор. И тут Алоизыч сделал ошибку. Как раз, когда экскурсовод, надо сказать мастер своего дела, начал рассказывать, как иногда среди презентации по специальному заказу, неожиданно из боковой двери выходил актер, загримированный под стали на и какова была реакция присутствующих. Кто замирал, глядя, на этот оживший призрак истории, кто-то хватал фотоаппарат, а чаще телефон и начинал снимать, а «Сталин», молча проходя, скрывался за дверью в ресторан. Там раньше была столовая для работников НКВД, обслуживающих бункер, а сейчас ресторан в кавказском стиле. Ошибка Алоизыча состояла в том, что он снял свою бейсболку и положил ее на стол. Так как стол был круглый, сначала сидящие напротив него экскурсанты обратили внимание, а потом и экскурсовод.

— О, я гляжу к нам и Гитлер пришел, — задорно начал он, но тут же осекся, когда фюрер неодобрительно посмотрел на него, но тут же вышел из неловкого положения, — извините, вы просто очень похожи.

— Ничего, — как ни в чем не бывало улыбнулся фюрер, говорил он стараясь усилить акцент, — я всего лишь немецкий театральный актер. И как вы заметили играю как раз Адольфа Гитлера.

— Да было бы интересно, если бы на каком-нибудь корпоративе вместе со Сталиным вышли бы и вы, — сымпровизировал экскурсовод и все засмеялись. Дальше все прошло нормально, даже запланированный обед в ресторане. Впрочем блюда были очень скромные как в столовке. А вот цена зашкаливала, если гость хотел заказать что-то что заходило за рамки обеда экскурсантов.

— Палимся фюрер, — с иронией заметил Виктор, когда они возвращались к его машине.

— Что? — не понял Гитлер. А Мюллер уточнил, — это жаргон или как у вас говорят сленг?

— Да, — кивнул Виктор, — в смысле вам надо поменьше мелькать в своем обычном имидже.

— Вобщем бейсболку не снимайте, — не стал вдаваться в подробности Виктор. Но по пути их ждало еще небольшое приключение. Они застряли в пробке, когда по пешеходному тротуару стали проходить молодые люди в черной, очень похожей на эсэсовскою формой, другие несли свернутые знамена.

— Кто это? — спросил фюрер.

— Русские фашисты, — спокойно ответил Виктор, — что-то слышал из Интернета, у них здесь где-то недалеко мероприятие намечено.

— А это возможно — посмотреть на них? — не унимался Гитлер.

— Почему нет, конечно, но учтите, могут и по морде дать, — ответил Виктор.

— За что? — не понял Мюллер.

— За то что вы им не понравитесь. У нас как в том анекдоте, бьют по морде, а не по паспорту. Впрочем если скажете, что вы немцы — может наоборот, зауважают.

— Давайте взглянем. Мне интересно, почему на родине идеи национал-социализма, он до сих пор под запретом, а у вас, воевавшим с ним и победившим Германию сейчас вдруг он возник.

— Это не национал-социализм, — усмехнулся Виктор, — это обыкновенные гопники прикрывающиеся высокими идеями. Они не такие как ваши штурмовики в 28 году. Это социальное противостояние. И поэтому власть их как бы не трогает. Все просто. Социальная напряженность между бедными и богатыми, и национальная — заметили наверно, сколько у нас кавказцев, и других инородцев. Все это и выливается в национализм, здесь принявший нацистские атрибуты. На самом деле, скины — те же хулиганы, но оправдывающие себя великими идеями. Мол они морду бьют не просто так, а за идею, но при этом не забывают ограбить жертву. Есть конечно и фанатики, кто действительно принял идеи русского фашизма, но таких ничтожно мало — единицы. А остальной молодежи, как я вам и показывал — все пофиг. Пиво, девки и чтоб работать поменьше.

— Ну чтож, давайте заглянем, думаю вас пропустят, — улыбнулся Виктор, и повернув припарковал свою машину в переулке, — но если появиться милиция, то сразу к моей машине и ходу.

— Договорились, — и довольный фюрер с шефом гестапо, вышли из машины и пошли по направлению к зданию, куда стекались ручейки молодежи в черной форме.

ДК культуры «Строитель», арендованный для массового «патриотического мероприятия».

Тот же день.

На входе их тормознули.

— Ваши приглашения?! — сурово спросил бритоголовый молодчик.

— Извините, мы из Германии, — вышел вперед Мюллер, немецкий акцент сильно помогал ему показать что он действительно иностранец, — хотели бы присутствовать на этом мероприятии.

— Да? — громила явно не знал что делать, тогда фюрер, снял бейсболку и резко сказал:

— Итак, неужели у вас не найдется трех свободных мест?! — с нажимом произнес он. Все-таки фюрер умел убеждать, иначе бы не пробился так высоко, так как охранник сразу вытянулся и уступил дорогу:

— Конечно, — только и сказал он.

Они вошли в зал, вернее это когда-то был кинотеатр, а сейчас, превратился просто в арендуемое помещение. Прошли присели на свободные места. Сразу начали выступать ораторы — мужики лет сорока, с очень хорошо подвешенным языком. Молодежь, парнишки лет 15–19 дружно вскидывали руки по окончании очередной речи и орали «Слава России!!». И при этом не забывали попивать пиво из «баллонов». Мюллер тихонько, стараясь быть незамеченным сделал несколько снимков, а затем включил на фотоаппарате режим диктофона начал записывать речи выступающих. Гитлер сидел и мрачно смотрел на это действо. Наконец он не выдержал, и довольно громко сказал:

— Это не речи, а какое-то социал-демократическое словоблудие!

— Может ты лучше скажешь! — к нему повернулся толстяк лет семнадцати, но взглянув на фюрера, осекся.

— Могу и сказать! — запальчиво выкрикнул Гитлер. Тут на него обратили внимание уже все соседи.

— О, так это же Гитлер, — сказал какой-то парень, уже довольно нахлебавшись дешевого пива.

— Так пусть двинет речь, — предложил другой, не менее пьяный, сейчас им поднадоели их вожди и хотелось более интересных зрелищ.

— По-моему нам надо уходить, — тихо сказал Мюллер, и Виктор был с ним полностью согласен. Но уйти им не дали, все больше человек оборачивалось в сторону фюрера и начинали пялиться на лидера Третьего Рейха. Кто-то прокричал «Фюрер — давай речь!». А остальные подхватили «Фюрер-речь». Поняв, что выкручиваться придется теперь самому, тем более что он их втянул в эту аферу Адольф Гитлер встал и громко сказал:

— У меня нет нарукавной повязки!

Ему тут передали повязку РНЕ. Он не торопясь одел ее, снял бейсболку, передав ее Мюллеру. И начал выходить к трибуне, все как-то не сговариваясь стали хлопать в ладоши, словно приветствовали певца или кинозвезду. Руководство этого митинга только недоуменно смотрело и ничего не предпринимало, прекрасно понимая на что способна пьяная молодежь, если ей что-то не понравиться. Но как только Гитлер занял место на трибуне и вскинул руку, наступила тишина. «Вот оно — повелевание толпой, которому он долго учился», — подумал Виктор. А дальше началась речь. В принципе фюрер говорил банальные вещи, что дух молодежи должен быть высок, что за ними будущее, что они строят сейчас то, что потом станет основой, и так далее. Но вот как он это преподносил, это надо было видеть. Фюрер играл настоящий спектакль. «И ведь нигде не учился, только свои наработки», — подумал Виктор. Под конец зал рукоплескал. А некоторые кричали «Хайль Гитлер!», фюрер же торжественно удалился. Вместе со своими сопровождающими. И только на улице садясь в машину Виктор облегченно вздохнул.

— Адольф, — буквально набросился на Гитлера шеф гестапо, — это было неразумно, скажу больше, глупо. Я не узнаю вас. Авантюризм и мальчишество чистой воды.

— Да, признаю Генрих, я увлекся, но мне было уж очень любопытно посмотреть на этих людей. И вы правы Виктор, это просто сборище пьяной молодежи, а не национал-социалисты. Но по крайней мере они слышали настоящую речь, кроме той белиберды, которую им говорили их ораторы.

— Ладно, поехали, — прервал их перепалку Виктор, проезжая уже рассосавшуюся пробку.

Москва. Кафе «Радуга», около метро Нагатинская.

Июль 2008 г.

Уже поздно вечером в маленькой кафешке собралось несколько скинов, несколько только что приехали с очередного «партийного» мероприятия, и конечно изрядно «навеселе».

— Пацаны, прикиньте, у нас сегодня сам Гитлер выступал, — заплетающимся языком сказал один из парней, — такую речугу толкнул, я аж заслушался!

— Че, правда? Настоящий? — не понял один вопрос «командир». Сам он на «партийном мероприятии» не был, ввиду тесного общения с девушкой из их движения. Доносчик, а как же без него, выслушав эти бредни «махнул рукой на всех этих скинов». Очень, и очень поддатых скинов.

— Какой настоящий? Он же лет пятьдесят назад помер, — не согласился более трезвый приятель.

— Погоди, а на каком языке он вам речь говорил? — спросил третий.

— На русском, на каком же еще, — ответил тот, который был на собрании.

— Тогда точно актер, фюрер не знал русского языка, — многозначительно произнес трезвый, догоняясь, очередной стопкой водки. И они были правы. Фюрер этого мира действительно не знал русского языка, поэтому никто на подобное событие не обратил внимания.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июль 2008 г.

Вечером они сидели за чашкой чая и говорили.

— Скажите Адольф, что вы сделаете первым делом когда вернетесь? — поинтересовался с хитрой улыбкой Виктор, — мне просто интересно.

— Расстреляю Гиммлера и Геринга, — серьезно ответил Гитлер, по спокойному лицу Мюллера стало понятно, что он в курсе этого решения фюрера, — они мои реформы точно не поддержат.

— А что так сурово? — удивился Виктор, — отправили бы их просто в отставку.

— Ну во первых они потенциальные предатели, — начал объяснять фюрер, — не забывайте как они после плена разговаривали с американцами. Обычный торг. Гиммер вообще психопат — и тоже предатель. А держать таких в своем окружении я не намерен, во-вторых почему именно физическое устранение — за Гиммером стоит веся СС, а за Герингом — люфтваффе. Им будет очень просто организовать против меня заговор. Та же участь ждет и тех, кто пытался меня взорвать в 1944 году. Они меня убить хотели, а мне что, орденами их наградить! — начал распаляться фюрер, — кстати Мюллер, избавитесь от своего «любимого» заместителя, — доставая записную книжку, и делая в ней пометку, добавил Гитлер, — Шелленберга я тоже поставлю к стенке. Он хотел меня живым захватить и передать американцам! Да я его самого посылкой янки пошлю. Так что Виктор, можете вычеркивать его из ваших анекдотов.

— Ага, — не смог сдержаться я, — в подарочной упаковке и с открыткой: «Рузвельту с уважением!».

Мюллер не сдержал улыбки и отвернулся, а Алоизыч мгновенно успокоился. Подумал и сказал:

— Впрочем там поглядим, как и что. Мюллер а вы-то что молчите?

— Вальтера Шелленберга я действительно недолюбливаю как человека, но как работника у меня к нему никаких претензий, побольше бы таких.

— Ладно, может и не расстреляю, и вообще Виктор, вы сами сказали, что это наше дело и наш мир! Да, чуть не забыл, — он снова сделал пометку в записной книжке, — с Розенбергом у меня будет серьезный разговор по поводу его расовой теории. Ну и так, по мелочи, кто-то лишиться своих постов. Кто-то получил новое назначение.

— А от свастики не думаете отказаться? Не сразу конечно, а постепенно.

— Зачем? — удивился фюрер.

— Не ваш это символ. У вас всегда крест был, а свастика — восточный символ. Некоторые мистики говорят, что именно из-за него у вас все пошло наперекосяк. Не знаю, вам конечно решать, но и СССР звезда ничего хорошего не дала.

— Тут конечно можно подумать, — вслух стал размышлять Гитлер, — с Аненербе посоветоваться, там хорошие специалисты.

— Да эту вашу Аненербе надо разогнать поганой метлой! — впервые эмоционально выкрикнул Виктор, — собрали мошенников и сумасшедших и слушаете их бредни!

— Что с вами Виктор, почему у вас такое отношение к этим людям? — изумился Мюллер.

— Да потому что я это все уже проходил в начале 90-х, — резко ответил Виктор, — массовая истерия по поводу всех этих экстрасенсов, шаманов и так далее. Один Чумак с Кашпировским чего стоят, посмотрите о них информацию в Интернете. Да-да, лучше запишите. Чумак и Кашпировский, и заодно почитайте статьи объясняющие их действия и эффекты.

— Ладно, посмотрим, — ответил Мюллер, делая пометки в блокноте.

— М-да, ничего себе развлеклись! — не довольно сказал позже Мюллер, когда Гитлер с Виктором ушли на кухню. А Фюрер наоборот был рад.

— Вы видели Виктор, как они слушали меня?! — спрашивал он Виктора, тот устало кивал, — им не хватает лидеров, а так они конечно просто толпа хулиганов. Но не все потеряно. Они ждут лидера. Того, кто позовет их за собой.

— Да это просто толпа быдла! — не выдержал Виктор.

— Но именно такая молодежь и была со мной, но все они в конце концов выбрали свой путь, — не унимался фюрер.

— Эти выбрали свой путь задолго до вас, — хмыкнул Виктор, — они выбрали лозунг «Бери от жизни все!». Никогда не задумывались об этом лозунге? Если ты берешь от жизни все себе, то что остается от тебя другим? Любовь? Дружба? Но ты и их взял себе. Вобщем — все правильно, если берешь от жизни все, и не хочешь ничего отдавать, то ты одинок. А на одиночек легко воздействовать. У вас люди действительно искали путь, а у нас они его уже нашли.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июль 2008 г.

— Виктор, вы хотели поговорить о вашей просьбе? — спросил фюрер, — думаю самое время.

— Давайте начнем сначала, — удобно устроившись в кресле предложил Виктор, — вспомним историю Руси. Точнее первое государство, которое там появилось. В смысле не вольный город типа Новгорода, а именно государства. Кстати, русских тогда еще не было как нации. Были славянские и угро-финские племена. Цитирую «Велика наша земля и обильна, только порядка в ней нет, приходи княжить над нами». Это призвание варягов на Русь. Скорее всего было немного не так, историю ведь пишут победители. Просто жили племена, раздираемые сварами и войнами, и видимо одно из них стало искать поддержки на стороне. В данном случае обратились к Рюрику и его дружине, то есть войску. Походы на соседей в то время были обычным делом. Но варяг Рюрик с дружиной не стал поддерживать ни одну из сторон, а пришел и всех завоевал. Но не обложил данью как обычно делалось в то время, и не отчалил, а остался и построил первое государство на Руси. А практика приглашения правителя со стороны опять же была в ходу. Потому что только такой правитель мог прекратить межплеменные и межродовые распри и организовать толковое управление. Как говорили тогда «княжить по правде». То есть, как не тошно признавать нашим патриотам, но история Руси как государства началась с иностранца. И династия дальше идет Рюриковичей, до Ивана Грозного, потом стали править Романовы. Или возьмите к примеру Петра Первого с его реформами и Немецкой слободой. Жили там конечно не только немцы, но и французы, голландцы, англичане и так далее. Но именно они помогали Петру в его реформах. И заметьте, не уезжали на родину, а оставались в России и ассимилировались. Причем их потомки продолжали служить России уже считая ее своей Родиной. И позже много иностранцев приезжало к нам и оставалось. Выучивали русский язык и работали. Потому что здесь для них были перспективы и более высокое материальное положение чем на родине. Но они сюда не ехали как переселенцы в Америку от безнадеги, а зная, что они будут востребованы как специалисты и учили уже наши кадры. Подобное было и в двадцатых годах, при советской власти, когда из-за того что многие уехали, а многих просто убили, стали «выписывать» инженеров из-за границы. Пока на ноги не встала отечественная школа специалистов. Революционный солдат или матрос способен ограбить или убить человека, а вот станок он не отремонтирует. Да и работать на нем не сможет.

— Вы хотите, чтоб немецкие специалисты обучали ваших людей? — удивился Мюллер.

— Нет, — усмехнулся Виктор, — у вас будет другая более тяжелая задача. Вспомните, что я вам говорил про закрытый доклад ООН «О сильных и слабых сторонах наций и народов», там нашей нации два самых сильных отрицательных качества были воровство и пьянство. Вот от этого вам и придется их отучать. Естественно не в деревнях, а в городах. В деревне все на виду, поэтому особо не побезобразничаешь. А в городах — там самое раздолье. Да и деревню вам надо сохранить.

— Не понял, что значит сохранить? — спросил Гитлер.

— А то и значит, что фундамент России в деревне, а не в городах. Это опора. И ее сейчас почти уничтожили. А что будет со зданием, пусть самым прочным, если из него выбьют опору? Как не неприятно и страшно признавать у нас наступило «время третьей империи».

— Объясните поподробнее я не понял? — попросил фюрер.

— Любая империя делиться на три этапа, кроме завоевательских. Они могут длиться от нескольких десятков лет до веков. Первое время — становление империи. Его еще называют Железной империей. Это время взлета, завоеваний других стран и колоний. Второе время — золотой век империи. На полученные богатства империя начинает двигать вперед прогресс, искусство, науку, культуру. И на конец самое последнее время — угасание империи. Ее развал на части. Возьмите любую из империй. Египетскую, греческую, римскую, английскую. И естественно нашу — российскую. Но империя оставляет за собой наследство, которым пользуются следующие империи. Именно это обеспечивает прогресс человечества.

— А что насчет «завоевательских» империй? — заинтересованно спросил фюрер.

— У завоевательских все по другому, — сначала быстрое завоевание огромных территорий, а потом такой же быстрый, если не сказать мгновенный распад. Александр Македонский — классический пример. Или Наполеон.

— А как же быть с Чингисханом? — Гитлер решил проявить эрудицию, — насколько я помню, его «Орда» просуществовали четыреста с лишним лет.

— Так он не просто захватил огромные территории, но и построил империю с помощью китайцев. Впрочем тогда они назывались по другому, не помню уже как. Введя законы и подчинив им всех. Но это была классическая империя, просуществовавшая очень долго. Да и отношения с монголами были в разные времена разные. Например были случаи перехода небольших городов под руку ханов. Потому что монголы брали десять процентов дани, а свои князья — тридцать. Да и торговали тоже очень активно, монголы охотно покупали русские кольчуги хорошего качества.

— Но вы упомянули о времени «третьей империи», — напомнил фюрер.

— Оно началось задолго до революции. Точно сказать нельзя, но думаю начало этого времени пришло на времена декабристов. Монархия как форма правления себя изжила. В Англии обошлись намного умнее, просто оставили короля, но устранили его от власти. До сих пор Великобритания — монархия, но королева или король, неважно, это вывеска. Власть там в руках совсем других людей. Во Франции обошлось гораздо с большей кровью. Но тоже — нормально. А вот у нас… Все началось когда на престол поднялся Николай 2. Ему еще в юности «поставили диагноз», один из генералов и его учителей. «Сидеть на престоле годен, но стоять, во главе России не способен». И действительно Николай 2 был просто равнодушным безвольным человеком, плюс, комплектовавшим из-за своего малого роста. И все бы ничего, если бы не его супруга. Алиса Гессенская, немка, кстати, вот у той было много воли и амбиций, иначе, после смерти Александра 3 взошел бы на престол его младший брат Михаил, так кстати завещал Александр 3. Но тут перевесила сила воли супруги и ее мечта стать русской императрицей, и Николай занял престол. А дальше? Дальше начались уже следствия. Ходынка. Русско-японская война. Восстания 1905 года. И так далее. И результат. И заметьте, никто из белогвардейских соединений не двинулся на помощь бывшему арестованному императору. Он ведь отрекся от престола. О чем это говорит? О том, что как царя его уже не воспринимали, да и не было у нему уважения даже среди белогвардейских офицеров. А дальше действовали большевики. Фактически они вернули крепостное право. Все паспорта колхозников хранились в сейфе председателя. Работали за трудодни. За эти трудодни начислялись продукты, то есть колхозники как и рабы работали за еду, денег у них фактически не было. Потом Хрущев с его реформами на селе. Нет, он действительно хотел как лучше, но ему не хватало образования и знаний. Поэтому понятно, что после такой жизни все устремились в город. И партия это поприветствовала — «смычка города с деревней». А в результате зерно пришлось закупать в Канаде. А в 1990-стых годах произошел еще один скачок развала. Отделились так называемые внутренние колонии. Страны, которые мы когда-то завоевали. И СССР стал Россией. Фактически сырьевым придатком запада. Да и весь социализм в Восточной Европе приказал долго жить. Но у вас можно сделать по другому. Избежать всех тех ошибок. И для этого в первую очередь надо уничтожить социализм.

— Вы предлагаете мне напасть на СССР?! — удивленно воскликнул Гитлер.

— Именно, — твердо ответил Виктор, — у вас кстати, не будет выбора. Или вы нападете на Сталина, или он, годика через два, нападет на вас. Как сказал один японский политик. Красный и черный дракон не смогут жить вместе и рано или поздно битва между ними начнется.

— Но Виктор, — подал голос Мюллер, — вы же знаете, чем закончилось нападение на СССР в вашем мире. Мы уже анализировали с Адольфом разные сценарии, и при всех Германия проигрывала. Нам просто не хватало бы ресурсов. И не забывайте, союзники тоже не будут дремать, они вступят в войну, а потом придут на все готовое.

— Верно, поэтому вам надо сначала победить Англию, — уверенно произнес Виктор.

— Виктор, — устало и грустно сказал фюрер, — даже с вашими компьютерами мы победить их не сможем. Чем нам воевать против их флота? Да и англичане если мы слишком сильно надавим, обратятся к Сталину. А тот тоже не дурак, воспользуется ситуацией.

— Вы забываете одну «мелочь». Убийцы кораблей — крылатые ракеты морского базирования. Их много не надо. Снарядите ими подводные лодки и корабли. Это лишит англичан флота. Американцев завяжите на Японию. Пусть Перл-Харбор состоится пораньше. И не дайте им проиграть. Далее бомбите верфи и заводы в Англии. Хоть простыми фугасами, хоть напалмом и боеприпасами объемного взрыва. Только города не трогайте. Иначе это обозлит людей. Вот тогда они запросят мира. Поторгуйтесь и вычеркните их из вероятных противников лет на двадцать. Япония, если выиграет, прекрасно будет сдерживать США на море. Да и китайцев с корейцами попридержит. В это лучше не лезть, пусть азиаты разбираются между собой сами. Теперь что касается СССР, вот тут действительно проблема. Сталин как и его полководцы не жалеет людей. И вам предстоит самая сложная битва, не танками и солдатами, и не за территории и ресурсы, а за души людей. Если вы проиграете пропагандистскую войну, то и проиграете войну в целом. Сейчас люди верят в коммунизм и товарища Сталина. Верят, а не думают. Так вот первое что надо сделать, это заставить их сомневаться. А уж так ли непогрешим и гениален товарищ Сталин. Тут хорошо помогут песни и книги времен «оттепели». Второе — отношение к пленным и мирному населению. Никаких концлагерей для пленных. Нормальные условия содержания. Поощрение тем кто хочет сотрудничать, но и при этом контроль. Психологические тесты вам помогут искренне человек хочет с вами работать или только прикрывается, чтобы сбежать. А вот комиссаров и особистов — их придется расстрелять сразу. Этим обратной дороги нет и даже если они начнут на вас работать, то предадут при первой возможности. На кой вам «пятая колонна» у себя в тылу?

— Не ожидал от вас Виктор такой кровожадности, — вздохнул Мюллер, — что так вот всех под корень?

— Да. И я объясню почему. Комиссары вешали людям лапшу на уши, и поднимали в самоубийственные атаки на пулеметы. А особисты искали шпионов среди честных людей и находили, а уж как окруженцев «фильтровали» — это отдельная тема. Но основное это физическое устранение первых лиц государства. В СССР все завязано на них. К сожалению, пока они живы, война будет очень кровопролитной. Сталин ради себя и своей власти бросит в бой всех, дойдет и до народного ополчения и до плана «выжженной земли». Самый верный и легкий способ убить дракона — отрубить ему голову. Гражданскому населению надо сразу дать понять, что вы не собираетесь оккупировать СССР, что вы пришли временно. И только для того чтобы скинуть Сталина с его трона. Вы не воюете против мирного населения, если они не партизанят. Соответствующе вы должны настроить ваших солдат. Они должны понять, что их поначалу будут бояться, но когда увидят, что опасности от них нет — у вас будет поддержка. А вот всяких бандитов типа ОУНовцев — расстреливать, эти перед вами на задних лапках прыгать будут, а своих же грабить. В итоге — отрицательное отношение к вам как к новой власти. Поэтому на первых порах адмистративное управление обязательно должно быть немецким. Люди любят порядок и законы, которые исполняются. И обязательно декоммунизация власти, коммунистов у власти остаться не должно.

— Но многие солдаты будут пользоваться правом победителей, как с ними быть? — задал вполне закономерный вопрос Мюллер.

— Так как и со всеми. Если совершили преступление, то и наказание должно быть таким же, если бы они это сделали у себя в Германии. Поймите, вы должны поставить немцев и русских на один уровень, а не делить на первый и второй сорт.

— Хорошо, предположим, мы победили и убрали Сталина, провели декоммунизацию власти. А дальше что делать? У меня просто не найдется столько нормальных администраторов, чтобы управлять вашей огромной страной! — тон Виктора вывел фюрера из себя, — раз вы такой умный, то предлагайте! — саркастически заметил он.

— А дальше идет онемечивание, точнее прививание нашим потомкам таких полезных качеств как, целенаправленность, точность желаний и стремления к порядку. Причем не на высших, а на нижних уровнях, — спокойно продолжал Виктор, — на высших назначайте наших администраторов, люди, разуверившиеся в Сталине как раз подойдут. Человек всегда во что-то должен верить, пусть на подсознательном уровне. Сначала это был Бог, потом Сталин, а после будете вы. Если они в вас поверят, то будут работать не за страх, а за совесть. А на нижних уровнях — это сначала совместные летние лагеря для детей. Половина немцев, половина русских. И соответственно вожатые и немцы и русские. Сначала передерутся, а потом начнут дружить. Запомните, мы не клановый народ, который держится всегда особняком. Это показала советская армия. Там кавказцы сразу сплачивались в землячества. И были против всех, кто не их нации. И побеждали, держа всех в страхе, потому что мы — русские так не сплачивались. И получалось что десяток кавказцев гоняют сотню русских парней. А с другой стороны приведу пример, когда у нас в семидесятых-восьмидесятых годах, в высших учебных заведениях училось много иностранцев и к ним относились очень хорошо. Они до сих пор это помнят. Вот и вы набирайте талантливых ребят, обучайте их, а потом возвращайте в Россию. Вам и своих специалистов хватит. А нам будет недоставать. Но самое главное — отбор. Серость не нужна никому. Уж лучше пусть землю пашет, чем сидит в конструкторском бюро и нихрена не делает. Деревня — это кормилица города. Ее нельзя уничтожать. Дать людям землю в собственность, а потом сами пусть решают, как обрабатывать. Тут лучше создать такой порядок. Есть парк техники и людей его обслуживающих. Они нанимаются крестьянами. Вспахать, засеять и потом убрать урожай. Площади при этом охватываются очень большие. Лошадка с крестьянином за плугом такие не потянет. Но и урожай высок. Особенно на Украине. Затем продав зерно крестьянин платит за аренду техники и остальное его. Все в выгоде. Техники на МТЗ вынуждены к весне сделать так, чтобы вся техника была в строю, и пройдя все лето в ремонте не нуждалась, а если нуждалась, то сделать это можно в кратчайшие сроки. На это у них есть вся зима. Пусть перебирают двигатели, покупают запчасти, которые наиболее часто выходят из строя, закупают горючее. Но у крестьян летом все должно работать идеально.

— А если неурожайный год? — вклинился в объяснения Мюллер.

— Тогда государственные субсидии и кредиты. Причем на очень льготных условиях, — продолжил Виктор, — крестьянин не должен бояться неурожая из-за погодных условий. У него обязательно должны быть сбережения, то есть маленький, но капитал, а если он еще и получает при этом поддержку от государства, то тогда он будет вообще полностью спокоен. Неурожай — не страшно, на следующий год наверстаем.

— А как быть с зонами рискованного земледелия? Я читал о них, — задал вопрос Мюллер.

— Что вы конкретно имеете в виду? — в ответ спросил Виктор и сам на него ответил, — глинистые почвы на северо-востоке? Так там что, вообще ничего не растет? Растет и еще как. Лес например. Просто надо найти земли и приспособить их к сельхозугодиям. Ну и соответственно мелиорацию провести. И удобрять не забывать. Не обязательно пахотные земли, там делать, сойдут и заливные луга, для откорма животных. Люди и в полупустынных районах, вспомните Ходжу Насреддина, ухитрялись получать урожай. И мы сможем, просто надо людям дать конкретный план, после мелиорации, что и как делать. И пусть деревня кормит город. А город расплачивается техническими новинками. Что, никому их деревенских не захочется иметь свой патефон с набором пластинок? Вот и ответ на ваш вопрос.

— Но почему у вас этого не произошло? — спросил фюрер.

— Потому что правители были такие. Вспомните пословицу: «Рыба ищет где лучше, а человек, где лучше». Сталин при всем его деспотизме понимал, что крестьяне кормят Россию. А в городе было жить гораздо лучше, чем в деревне. Вот он и не выпускал крестьян дальше колхоза, а потом Хрущев их «освободил», тем более нужны были люди на строительстве новых домов и заводов. Вот и потянулась молодежь из деревни в город. И назад никто возвращаться не хотел. И пошло поехало, деревня просто обезлюдела. Все стремились попасть в город. А сейчас и подавно никто крестьянством не занимается. Видели же сколько мертвых деревень по одному только Подмосковью. Но зато коттеджных поселков хватает даже с излишком.

— А в других областях? — задал вопрос Гитлер.

— В других еще хуже, — поморщился Виктор, — но на это лучше посмотреть.

— Я взял специальную подборку фотографий брошенных и запущенных деревень. Печальное зрелище. Людей нет, срубы с провалившейся крышей, остатки печей, как после войны, развалины церкви. Этот показ произвел должное впечатление. Сразу стало как-то грустно и депрессивно.

— Вам я все это записал в ноутбук, а там дальше вы сами, — быстро произнес Виктор.

— Да, я действительно не знал ваше сегодняшнее положение, — признал Гитлер, — это хуже чем оккупация, это внутренний распад. О чем-то подобном читал о Римской империи.

— Я хочу чтоб вы поняли сегодняшнее положение в России, — сказал Виктор и поставил диск. Там у меня были два фильма «Русский крест» — о демографии в России и «Алкогольный геноцид», о том как у на растет пьянство среди молодежи, и к чему это приводит. («патриотам» советую посмотреть, а не брызгать слюной).

— Да ваш Сталин бы быстро навел здесь порядок, — сказал Мюллер.

— Здесь порядок наводить уже поздно, — с какой-то грустью ответил Гитлер, — если такое происходит, то только радикальные меры помогут, и то — сомневаюсь.

— Вы правы, — улыбнулся Виктор, — наши деды и прадеды выиграли тяжелейшую вторую мировую войну. А мы проиграли третью. Без выстрелов, концлагерей, зачем нас убивать, если можно заставить работать на себя. Мы вымирает, причем без войны, оружия массового поражения, да и вообще — фактически сами убиваем себя. Чтож, наверно мы это заслужили, когда не стали брать оружие в руки и громить Бориса-самозванца. Но это наше дело. Наш крест и нам платить по счетам. Не знаю как там получиться, но у вас проблемы такие же. Не только мы, но и вы вымираете. И поэтому кто-то там еще решил дать вам самое ценное — знания. Вам, а не Сталину с Берией. Те только свой культ постараются продлить, горцы, они везде горцы. Им важна личная слава и память. И будет СССР жить как описано у Войновича в книге «2042». Но эта система долго не проживет. Вера в непогрешимого вождя когда-нибудь закончиться, и вот тогда грянет или война на уничтожение или как было с индейцами Майя, они вся их цивилизация тоже держалась только на вере. Но когда вера исчезает, исчезает и порядок. Настает время смут и междоусобиц. Ведь что вы думаете, мы погибнем, а вы останетесь? Как же! Держите карман шире. Вы тоже погибнете. Турки не онемечиваться, зато вы, немцы, становитесь все слабее, в итоге сначала исчезнем мы, потом восточная Европа, а потом и вы. Германия, Франция, Англия и все остальные европейские страны. Япония думаю удержится, они очень независимы и не любят иностранцев. Но это ничего не значит останутся две страны, две сверхдержавы Америка, и Китай. А что потом будет между ними, не знаю. А с нами думаю будет как с римлянами в эпоху возрождения, будут откапывать древности, восхищаться картинами, техникой не с технологической, а эстетической точки зрения, как мы сейчас смотрим на машины 19-го века, продавать их с аукционов за большие деньги, но самой нации уже нет. Так же и с вами. Потомки турок будут реставрировать автомобили, восхищаться их дизайном и даже наверно устраивать автопробеги, как у нас на автомобилях 20–30х годов.

И я поставил фильм который давно искал, но все-таки нашел и скачал. Фильм запрещенный к показу где бы-то ни было. А режиссеру просто чуть не впаяли срок. Но потом отпустили, но все копии и все рабочие материалы уничтожили. Фильм назывался «Это Германия» и рассказывалось в нем на мой взгляд ничего предосудительного, да турки и курды массово эмигрируют в Германию, а вот таблицы рождаемости немцев и всех приезжих, меня впечатлила. Офигеть. Так вот почему немцы усыновляют русских и других сирот. Их становиться все меньше и меньше. правильно писал мне один знакомый, что в одном небольшом городе осталось всего 10 процентов коренных немцев. Остальные — турки, курды, евреи, и русские. Причем все друг друга очень не любят. Впрочем конфликты происходят в основном между турками, которых большинство и остальными. Да, фюрер впечатлился по самое оно. Потом вдруг вскочил и начал:

— Я хочу увидеть все своими глазами! — кричал фюрер расхаживая по комнате.

— Вы мне не верите? — холодно спросил Виктор.

— Верю! Но я все хочу увидеть сам, понимаете сам. Почувствовать как почувствовал у вас здесь в Москве! — не унимался Гитлер, — Виктор, прошу вас, устройте мне поездку в Германию. У вас же все продается и покупается.

— Не с моими средствами и связями, — печально ответил Виктор, — с вашими документами вы даже российскую таможню не пройдете, о немецкой я вообще молчу. Да и загранпаспорт все рано нужен подлинный.

Мюллер сидел в кресле и смотрел на эту сцену, ему было печально и обидно, что его фюрер в таком состоянии. У самого настроение было не лучше, но выдержка и годы работы в полиции давали себя знать. Поэтому он сразу начал просчитывать варианты.

— Виктор, — тихо обратился он, — что если обратиться к криминалу?

— Здесь две проблемы, — отрицательно покачал головой Виктор, — я никого из серьезных людей, могущих провернуть такое дело не знаю, и второй опять упирается в деньги. Да и не хочу иметь с ними дела. Запросто обмануть могут и ничего не сделаешь.

— Переговоры я возьму на себя, — ответил Мюллер, — с этой публикой у меня есть опыт общения. Но как мне на них выйти? У вас точно нет никаких зацепок?

Виктор задумался. Потом нехотя выдал.

— Есть один человек, не из криминала, но достаточно богатый и влиятельный. Я вместе с его племянником учился в институте. С Сашкой мы не то чтобы дружили, но были очень хорошими знакомыми. И я бывал у его дяди несколько раз дома. Он коллекционер. Причем коллекционирует не по какой-то тематике, а просто исторические вещи. Помню показывал нам рукопись стихов Александра Блока и документ с подписью Николая Второго. К нему можно обратиться, но он не дурак, сразу все поймет и использовать его в темную не получиться. А если раскрываться, один Бог знает как он отреагирует и поступит.

— А он интересуется историей Третьего Рейха? — задал следующий вопрос шеф гестапо. Гитлер к этому времени устал и обессилено рухнул в кресло, предпочитая не мешать вести дела своему подчиненному.

— Было вроде что-то такое, тоже документы, ордена, я тогда просто не обратил внимания. А что вы предлагаете — изготовить документ за подписью фюрера? Не прокатит, он же старый должен быть, а экспертиза сейчас на высоте. В миг подделку обнаружат.

— Значит нужно что-то что не сильно зависит от времени, — размышляя вслух, Мюллер постукивал по столу пальцами, а затем спросил Виктора, — вы можете открыть этот ваш портал только в кабинет фюрера?

— Да, — подтвердил Виктор, — только туда, дальше не получается.

— Сколько вы можете там пробыть, пока мы остаемся здесь?

— Секунд тридцать не больше, но там у вас эти тридцать секунд пройдут наравне с нашим миром. Не понимаю куда вы клоните?

Но Мюллер не ответил на его вопрос. Вместо этого он повернулся к Гитлеру.

— Адольф, помните, вчера, по нашему времени, у вас была делегация Баварии?

— Помню, — махнул рукой фюрер, утомленно разваливаясь в кресле, — обычное запланированное мероприятие. Приветственная речь от них, мой ответ. Почему вы о них вспомнили?

— Они подарили вам маленькие настольные часы. На обратной стороне выгравирована цитата из вашего выступления и дарственная надпись. Что вы с этой вещью сделали потом, сдали в хранилище?

— Погодите, я кажется начинаю понимать что вы задумали, Генрих, — фюрер сразу приободрился, — кажется я положил их во второй или третий ящик стола, уже не помню, много дел скопилось, но в хранилище точно не отправлял. И эта вещь довольно ценная.

— Но она все же новая, — тоже поняв план Мюллера, заметил Виктор, — и потом, самое главное — надо выяснить нет ли ее здесь. Вдруг у кого в коллекции сохранилась или в музее стоит.

— Вы правы, я проверю через Интернет, но не думаю, что она сохранилась. Рядом со зданием, где хранились подарки фюреру, стоял военный объект. В 1944 его попытались разбомбить англичане. Но промахнулись и все бомбы попали в хранилище, разнеся его фактически в пыль. Его развалины я узнал, когда смотрел кинохронику. Полтонны тротила — это серьезно.

— Так ваши подарки наверняка в подвале лежали, могли и сохраниться, а потом — раскопали и растащили, мародеры существовали во все времена, — возразил Виктор.

— Не могли, выставка оставалась постоянно действующей до разрушения, — отклонил его довод Мюллер.

— Тогда вперед, хуже думаю не будет, — вздохнул Виктор и открыл портал.

— Запомните, второй или третий ящик справа! — закричал вслед ему фюрер.

Виктор вбежал в кабинет и стал выдвигать ящики, мысленно отсчитывая про себя секунды. Ему повезло, в третьем, последнем ящике лежали часы схватив их он рванул обратно. Потом он уже в своей квартире, рассматривал приобретение. Гитлер только мельком взглянул на вещь и пояснил:

— Они не такие уж новые, сделаны лет пять назад, и баварцы хотели вручить мне их лично. Но не вышло, скорректировали поездку, вот и не получилось. А вчера передали с делегацией и подарили. Мюллер в это время включил компьютер и уже изучал данные в Интернете по этой вещице. Вскоре он вернулся в комнату.

— Ничего не нашел. А вот о выставке подарков есть информация — полностью уничтожена во время бомбежки союзников.

Следующий день потратили на старение часов, пришлось разбирать сыпать в механизм пыль, а на корпус нанести пару незначительных царапин. Дилетантство конечно, но на первый раз сойдет. Самое приятное заключалось в том, что в Интернете нашлась фотография этих часов. Теперь можно было звонить коллекционеру. Одновременно на форуме антикваров, узнали о примерной стоимости такого раритета, получалось неплохо. Но им были нужны не деньги, а загранпаспорта, причем подлинные. Виктор порывшись в столе еле нашел в старом ежедневнике телефон племянника коллекционера. Поздоровавшись с бывшим одногрупнииками и сказав пару вежливых приветствий Виктор сразу спросил телефон его дяди.

— Что, на работу к нему хочешь устроиться? — сделал предположение Сашка, — тогда зря стараешься, он отошел от дел, сейчас там его сын всем заправляет.

— Нет, я по другому поводу. Он как до сих пор старинные вещи коллекционирует?

— Да собственно только этим и занимается. Не понимаю я его. Собирал бы что-нибудь одно, а так полный раздрай, то письма, то портсигар. А ты что ему какой-то раритет хочешь впарить?

— Есть такое, отыскал тут по случаю вещицу, — усмехнулся Виктор, но ему было совсем не смешно.

— Тогда поосторожнее, — предупредил Сашка.

— Что может попытаться кинуть? — насторожился Виктор.

— Нет, если все пучком, то цену даст реальную. А вот если ты его обмануть вздумаешь, то и рыло начистить может. Не сам конечно. Уверен, что у тебя не подделка?

— Уверен, — твердо подтвердил Виктор.

— Ну тогда вперед и с песней, — и Сашка продиктовал ему номер телефона Николая Петровича, своего дяди. Виктор не стал терять времени, позвонил Николаю Петровичу, договорился о встрече, и уже скоро, въезжал на парковку перед элитным многоэтажным корпусом.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Июль 2008 г.

Позвонил в домофон, представился, и зашел в дверь. Консьержа здесь заменял охранник, но он ничего не сказал Виктору. «Наверняка скрытое наблюдение», — и второй где-нибудь сидит и на мониторы смотрит. Николай Петрович за эти годы постарел, но и сейчас выглядел крепким шестидесятилетним стариком.

— Заходи Виктор, — после приветствий и рукопожатий сказал он, — тапочки под вешалкой. Проходи в гостиную, — пригласил хозяин. Когда они сели за небольшой стол, Николай Петрович спросил:

— Случилось чего? Ты ведь с моим Сашкой дружил.

— Да собственно ничего не случилось, но недавно знакомый долг отдал вот этим, — и он достал из кейса завернутые в черную бархатную тряпку часы, поставив их на стол перед Николаем Петровичем, — знакомый этот оказался каким-то мутным и уже исчез. Хотелось бы знать на сколько меня нагрели, вы ведь разбираетесь в таких вещах.

— А почему просто в антикварный магазин не пошел? — удивился Николай Петрович, — там бы и оценили.

— Дело в том, что мне она по большому счету не нужна, я бы хотел ее продать, но за настоящую цену без всяких там процентов, — забросил первый крючок Виктор.

— Ну чтож давай посмотрим, — и Николай Петрович стал внимательно изучать часы, при этом делая вслух свои замечания, — уж больно они хорошо сохранились. Ты хоть знаешь что это?

— Да. Надпись я перевел, — соврал Виктор, — подарок Гитлеру от баварских профсоюзов.

— Не от профсоюзов, — строго поправил его Николай Петрович, — а от Германского трудового фронта, а точнее его Баварского отделения. И это личный подарок.

— А в чем разница? — действительно не понял Виктор.

— Подарок можно просто отправить по почте, или отдать в отдел приема подарков, а вот личное вручение — целая церемония, это значит, эти часы побывали в руках Гитлера. Если конечно не подделка, а вот это мы сейчас и выясним, — он ушел в другую комнату и вернулся с «набором часовщика». Аккуратно отвинтил миниатюрные винты и снял крышку, закрывающую механизм.

— Есть! — довольно вскрикнул он, и заулыбался как рыбак, поймавший крупную рыбу, — они действительно подлинные. Виктор, наклонись сюда, — Виктор наклонился и через лупу увидел небольшой штамп-клеймо на самой большой детали. Ничего особенного орел, а под ним полукругом какие-то буквы и цифры.

— И? — спросил он.

— Об этом мало кто знает, но все подарки Гитлеру проверял специальный отдел. И ставил вот такое клеймо. Это значит что подарок безопасен, — энергично воскликнул Николай Петрович, — а чтоб не портить внешнего вида, то ставился такой штамп внутри. Но конечно еще кое что проверить надо, но я тебе с 90-процентной гарантией говорю что это не подделка. Сколько за нее отдал?

Виктор назвал сумму.

— Ого, да ты на этом и наваришь неплохо, — усмехнулся Николай Петрович, и предложил даже больше чем предлагал получить Виктор.

— Тебе как, наличными, или на счет? — осведомился Николай Петрович. Виктор замялся.

— Видите-ли Николай Петрович, у вас я знаю имеются связи, и мне нужны не деньги. Мне надо переправить двоих людей в Германию недельки на две, и потом вернуть их обратно. Короче, мне нужны два загранпаспорта которые пройдут проверку и здесь и там.

— Невыездные, чтоль? — как показалось с оттенком презрения спросил Николай Петрович.

— Можно сказать и так, но уверяю, вас, ничего криминального, они просто сделают там свои дела и вернуться обратно.

— Знаешь Виктор, не буду спрашивать, я не следователь, но не нравиться мне все это. Ты вроде парень умный, а связался с какими-то темными личностями. Мог бы конечно много вопросов задать, но не буду. Но скажи все-таки, кто они такие?

— Один актер, другой сценарист, оба из Казахстана, — выдал оговоренную до этого версию Виктор, — но этнически русские.

— Хорошо, я тебе позвоню, — подвел Итог разговору Николай Петрович.

— Вы только нужным людям скажите, что надо паспорта сделать и деньги заплатите. Вещь тогда ваша, а анкеты и фотографии я принесу, — сказал Виктор, сделав непроизвольную ошибку. Уже закрыв за ним дверь, Николай Петрович подумал «Переправить двух человек через границу и обратно, при таких деньгах не проблема. Но вот почему он не хочет, чтобы я их увидел. И часы эти, слишком новые, и в тоже время не подделка, ну вот не чувствую в ней подделки и все. А это чувство меня никогда не обманывало. Да что же здесь такое?! — мысленно выругался он. И впервые за много лет почувствовал азарт. Ему необходимо знать, что стоит за всеми этими бреднями. И он это выяснит. Еще одним хобби Николая Петровича было разгадывание головоломок. Виктор вернулся и обрадовал гостей, что все прошло хорошо, только надо сделать фотографии на загранпаспорта. Правда визит в фотостудию гости перенесли немного нервно, но фотограф первым засмеялся, и даже предложил Гитлеру сфотографироваться еще раз и с нацистским приветствием. На что получил категорический отказ. Заполнив анкеты для получения виз в Германию, они стали ждать, звонок от Николая Петровича не заставил себя ждать.

— К тебе приедет курьер, отдашь ему фотографии и анкеты, — спокойно сказал тот, — а он их куда надо отвезет.

Виктору не понравилось это «куда-надо». Они с Мюллером уже давно разработали план «А» — аварийный. Были собраны два рюкзака, в первом комп с монитором, а во втором ноутбук и принтер. Ну и еще мелочи, типа флэшек, дисков с программами, и запасных комплектующих. Все это надо было взять в случае непредвиденной эвакуации и Виктор открывал портал для прохода гостей обратно в свой мир. Но курьер приехал, взял конверт с фотографиями и анкетами, и спокойно уехал на своем мотороллере. На следующий день привез в том же конверте загранпаспорта. А вот после этого последовал неожиданный звонок от Николая Петровича.

— Виктор, бери своих гостей, и дуйте ко мне в гости, — безапелляционно заявил он, — я понял кто они. Так что жду.

— А если мы не приедем? — трубку телефона буквально вырвал Мюллер.

— Тогда господин герр Генрих, вы не поедете в Германию, я не ваш враг. Но у меня тоже есть дело, о котором я вас, точнее вашего начальника хочу попросить.

— Тогда приезжайте к нам, — спокойно предложил Мюллер.

— Вам не понять, и даже незачем понимать, поэтому передайте трубку Адольфу, — продолжал настаивать Николай Петрович.

— Не передам, — холодно ответил Мюллер, — или вы думаете мы станем так рисковать?

— Хорошо, послушайте меня, старика. Я прошу вас приехать ко мне потому, что я коллекционер, ну кто еще может вас так принять Поверить в это. А я поверил и помог. И еще у меня свои личные счеты к советской власти. А как последний аргумент, не думаете ли вы, что мы проше бы выдать вас ФСБ, и пусть спецслужбы с вами разбираются.

— Вы хотите записать нашу встречу на видеокамеру? — осведомился Мюллер, — тогда не надо, мы лучше уйдем.

— Вам разве не нужен здесь еще один друг, причем, с возможностями гораздо большими, чем у Виктора, — добавил последний аргумент в свою пользу Николай Петрович.

— Адольф, что вы думаете? — спросил Мюллер у Гитлера. Громкость телефона была выставлена на максимум, поэтому разговор слышали все. Тот немного подумал, а потом заявил:

— Мы поедем.

— Хорошо, ждите нас через минут двадцать, — сообщил Мюллер в трубку. Виктор тяжело вздохнул и полез в шкаф.

— Не думал что пригодиться…, - как бы оправдываясь заговорил он, и подал гостям по два миниатюрных чемоданчика, — это травматическое оружие, если не хотите убить человека, то цельтесь в ноки или руки, но если на нем плотная одежда, то можно стрелять в корпус. Инструкции внутри. Пока приедем, успеете изучить. И наденьте пожалуйста вашу старую одежду, чувствую играть нам сегодня предстоит по крупному. План «А» вы надеваете рюкзаки, я раскрываю врата, и вы — дома. Все кто последуют за вами вернуться в наш мир через десять минут. Вариант «Б» вы уже много узнали, если не получиться взять рюкзаки, то я если смогу открыть портал, сразу бежите в свой мир. А наконец вариант «С» нас всех взяли, портал открыть или вам сбежать невозможно, тогда — действием по обстоятельствам.

Они сели в его автомобиль, Мюллер прикрыл мундир курткой, и поехали к Николаю Петровичу. Рюкзаки оставили в автомобиле. Если начнется заварушка, все равно они будут только мешать.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Июль 2008 г.

Николай Петрович встретил их спокойно и благожелательно. Тапочек не предложил, сразу проведя в гостиную. Там внимательно осмотрел гостей.

— Теперь точно верю. Довоенную одежду ни с чем не спутаешь. Это не Версаче какой-нибудь, — и вдруг перейдя на немецкий, обратился к гостям.

— Здравствуйте, меня зовут Николай Петрович Наумов, Виктор наверно объяснил, это я вам сделал загранпаспорта. Проходите, садитесь. Хотите кофе, чай, есть хороший французский коньяк.

— Говорите по-русски, ваш немецкий ужасен. Понять конечно можно, но я лучше понимаю русскую речь, — ответил Гитлер.

— Но как? Вы ведь не знаете русского языка, а сейчас говорите с акцентом, но вполне нормально, — удивился Николай Петрович.

— Во время переноса у меня появилась эта способность. Виктор, объясните пожалуйста Николаю Петровичу, — попросил фюрер.

Виктор вкратце пересказал события последних недель и в доказательство открыл на несколько секунд портал.

— Ничего себе, а я уж думал машину времени изобрели, — удивленно вздохнул Николай Петрович, — жаль, очень бы мне хотелось там побывать.

— Зачем? — удивился Виктор.

— Знаете, почему я вам решил помочь? — сходу спросил Николай Петрович, проигнорировав вопрос Виктора, — тогда слушайте. Это будет долгая история. Вы уверены, что ничего не будете пить.

— Мне кофе, — попросил Гитлер.

— Мне тоже, — присоединился Мюллер.

— Эх, вас наверно этот молодчик растворимым подчевал, — усмехнувшись кивнул Николай Петрович на Виктора, — но у меня настоящий, и я знаю как его правильно заваривать. Он отошел на кухню. В это время Гитлер тихо спросил Мюллера.

— Ну что Генрих, вашу мнение?

— Пока затрудняюсь сказать, но ничего опасного не заметил, — так же тихо ответил Мюллер. Вскоре Николай Петрович вернулся с четырьмя маленькими чашечками кофе.

— Вам Виктор я тоже сделал, а то ведь небось и кофе-то настоящего не пробовали, — по комнате заструился приятный кофейный аромат, — травите себя этой растворимой гадостью.

— Ну так вот, начну с самого начала, — начал свой рассказ Николай Петрович, — я родился в образованной интеллигентной семье. В год окончания войны. На ней погибли оба моих деда. Один в блокадном Ленинграде, второй на фронте. Как и где я не знаю, так и не выяснил. Мой отец работал главным инженером на заводе, поэтому и не воевал. Был очень хорошим специалистом. Награжден орденом трудового красного знамени. И работал хорошо. Мать рассказывала, что выходил рано утром, а поздно вечером возвращался весь вымотанный. А после войны попал под волну репрессий. Состряпали дело и расстреляли. А я соответственно стал сыном «врага народа». Матери пришлось отказаться от отца, но это не спасло ее от увольнения. Она работала бухгалтером на швейной фабрике. С трудом устроилась билетершей на железнодорожной станции. Когда началась реабилитация после смерти Сталина, то отца почему-то не реабилитировали. Видимо просто поленились или руки не дошли. Так и остался он английским шпионом и изменником родины до 1992, когда я уже добился его реабилитации и признания его невиновным. Но дело не в отце. Я ненавижу коммунистов за то что они убили мою мечту. Меня никак не задевало, что я сын «врага народа», пока я учился в школе. А после окончания, хотел поступать в технический ВУЗ, продвигать науку и технику. Тогда это было модно и престижно. Я хотел сделать самолеты. Да и вообще технику любил. Но ни в один технический ВУЗ у меня документы не приняли. У них же там все секретно, а я сын «англо-американского шпиона». Вот и пришлось идти в Плехановку. Торговля тогда делом непрестижным была, конкурс маленький, и по большей части девушки. Вот меня и взяли. Учился прилежно, закончил с красным дипломом. Но про себя твердо решил, что работать на советскую власть не буду. Нет, конечно официально я на нее работал, но только на бумаге. Тогда же за тунеядство срок давали. А сам был «цеховиком», подпольным предпринимателем. И к перестройке стал миллионером. Ну а дальше проще все легализовался, приобрел несколько предприятий, построил торговый центр, а сейчас как бы на пенсии, дела передал сыну и зятю. Но не думайте что у меня все так прекрасно. За своих детей я спокоен. Воспитывал, чтобы в случае чего только на себя надеялись, так что закалка у них есть. На меня ведь два раза уголовное дело заводили, но ничего у них не получилось, вывернулся. Кстати у вас герр Мюллер, взгляд как у того следователя, что меня допрашивал, точь в точь. Но я отвлекся, меня беспокоят внуки. Видели наверно нашу «золотую молодежь»? Вот они как раз из нее. Один школу заканчивает, второй — первый курс института. И что? Ночные клубы, рестораны, вроде даже легкие наркотики пробовали. Родители их разбаловали. Но самое главное нет в глазах мысли, желания что-то сделать. Другие они. Поэтому я помогаю вам. Я не хочу, чтоб в вашем мире повторилась моя история. И у меня есть личная просьба. Виктор, выйдите пожалуйста на минутку на кухню.

Виктор пожал плечами и вышел. Буквально через несколько минут, Николай Петрович его громко позвал.

— А как вы нас вычислили? — спросил Виктор садясь на свое место.

— Эх, не служить тебе в разведке, — засмеялся Николай Петрович, — во-первых часы. Почистил я их и что вижу — новенькие. Как бы они хорошо не хранились, не могут они быть такими. Их перевозят, меняется давление и влажность. Все это отражается на деталях механизма и корпуса. Во-вторых, само происхождение. Здание разбомбили, ничего не уцелело, значит есть два варианта — их украли с выставки, или подобрали после бомбежки. Первый не подходит, здание наверняка хорошо охранялось, во-втором — часы бы не были в таком идеальном состоянии. В третьих, твоя странная просьба не продать их мне, а переправить двух людей без документов за границу. Вот я и решил посмотреть на них, вернее их фотографии. Сначала не поверил, а потом сделал компьютерную идентификацию. Слышал о такой? — Виктор кивнул.

— А что это? — сразу встрепенулся Мюллер.

— На лице человека есть точки, которые не меняются на протяжении всей его жизни. И у каждого они индивидуальные как отпечатки пальцев, берется одна фотография, потом вторая и как бы накладываются друг на друга, если точки совпадают — это один и тот же человек, — объяснил Николай Петрович, — вы езжайте, я нескольких своих ребят озадачу. Начнем собирать информацию. Они пожали друг другу руки и распрощавшись вышли из квартиры.

— А что он у вас попросил? — заинтересовался Виктор, когда они садились в машину.

— Не так уж и много, — улыбнулся Гитлер, — но извините, сказать я вам не могу, это действительно очень личное.

Но их планам не суждено было случиться. Утром Виктор за завтраком проинформировал гостей, что Николай Петрович находиться в реанимации, сердечный приступ и когда выйдет и выйдет ли вообще — неизвестно.

— Жаль, очень жаль, очень достойный человек, — с искренней печалью заметил фюрер, — если сумеете с ним связаться, передайте, что его просьба будет выполнена в любом случае.

Германия. Туристическая поездка.

Июль 2008 г.

Поездка в Германию прошла для Виктора как-то скомкано и неинтересно. За границей он уже успел побывать два раза. В Турции и Египте. Они сначала пересекли на поезде Польшу, затем приехали в Берлине. По пути особо не разговаривали. Гитлер и Мюллер работали по очереди за взятым с собой ноутбуком, или читали газеты. А Виктор читал книги на КПК. Современные книги фюреру и шефу Гестапо не понравились. Фэнтези их не увлекло, ни российское, ни зарубежное. Фантастика тоже мало интересовала. Единственно немного заинтересовали детективы и современная проза. А так читали мемуары немецких и советских военачальников по второй мировой войне, так же уделяли внимание воспоминаниям политиков того времени. В Берлине разместились в небольшом и недорогом отеле. Походили по городу, тут уж гостям пришлось выступать в роли переводчиков.

— Да, сильно все изменилось, — сказал Гитлер, когда они проходили мимо остатков «берлинской стены», — и вы правы, такое впечатление, что мы находимся в Турции, а не в Германии. Но я доволен. Я понял что произошло с моей родиной, и теперь я все сделаю, что в моих силах чтобы не допустить этого. Вы знаете Виктор, что такое оккупация?

— Естественно, когда на твою землю приходят солдаты противника, — недоуменно, не понимая, куда клонит фюрер, ответил Виктор.

— Нет, солдаты приходят и уходят, а вот когда без войны вашу родину захватывают, просто приезжая и живя, инородцы, вот это настоящая оккупация. Она самая страшная, потому что они в итоге приезжие вытесняют хозяев. Вы все время меня спрашивали, еще там в Москве, чем мне не угодили евреи. А вот сейчас представьте их вместо турок. Теперь понимаете?

— И что, опять концлагеря и газовые камеры? — спросил Виктор.

— Дались вам эти концлагеря! — воскликнул фюрер, — а что мне делать с уголовниками, разными враждебными политическими элементами, кстати, никогда не задумывались, на что идут взносы в компартию? Партийные коммунисты знаете ли не работали. А занимались только организацией забастовок и митингов. Но на это бы их взносов не хватило, специально посчитали. Вот и у меня появился вопрос — откуда и куда поступают и тратятся их деньги? Значит их поддерживали некоторые предприниматели. К счастью этих денег оказалось слишком мало, чтобы привести к власти коммунистов, как у вас в 1917 году. Но когда мы пришли к власти, то мы коммунистов прижали очень сильно. Сами знаете в каких мы были с ними отношениях. Впрочем я сначала с ними пытался договориться «Или вместе строим сильную Германию, или вам придется поплатиться». Они не вняли моим доводам. И коммунисты тоже оказались в концлагерях. Но Виктор, я не понимаю. Чем вас так раздражают концлагеря? Представьте, у вас большая толпа людей, которые ваши враги, и плюс мешают вам делать дело. Что с ними сделать? Учтите Сибири, чтобы их туда выслать, как у Сталина, у меня нет. Да и просто всякого мелкоуголовного сброда полно, который не хочет работать. А жить хочет хорошо. Тюрьмы не выход, это получается что мы их еще и содержать будем за государственный счет. По всей Германии тяжелая экономическая ситуация. Что остается? А именно эти вами нелюбимые концлагеря, где эти люди будут выполнять тяжелую неквалифицированную работу. Да, под охраной и из-под палки, как у вас говорят, но у Сталина все было именно так. И потом, заключенные, могли быть выпушены досрочно, если не нарушали режима, и хорошо работали. «Работа делает свободным», — думаете мы этот лозунг не специально повесили над входом? Потом конечно он смотрелся как издевательство, но сначала все так и было. Это было сделано, что бы они поняли, что Германия единая, и если они захотят, то могут стать частью ее. И никаких газовых камер и крематориев там не стояло и не стороилась. Хотя нет, был крематорий, если заключенный умирал, и не было родственников, то его тело сжигали в крематории. А прах в урне хоронили на маленьком кладбище около концлагеря.

— Да вообще-то, зэки не только в Сибири лес валили, но и в Москве на стройках работали, но только после войны, хотя может и до, не знаю точно, вроде в фильме «Подкидыш», специально так снимали, чтобы они не попали в кадр, — заметил Виктор.

— Верно, — ответил Гитлер, — так что концлагеря, или как у вас они назывались — исправительно-трудовые лагеря? Применялись и у нас и у вас. Но с одной разницей, у вас работали невиновные, и не с такими сроками как у нас. Фактически сталинский социализм вернул рабство.

— Ну хорошо, а дальше? — спросил Виктор.

— Первоначально, то есть до сегодняшнего дня, повторяю, в концлагерях содержались уголовники, политзаключенные, евреи и гомосексуалисты, причем с конкретным сроком пребывания назначенным судом, — спокойно ответил Гитлер.

— Давайте разберемся с гомосексуалистами, — не прекращал спора Виктор, он не хотел его проиграть, — пусть бы себе тихонько сидели в подполье, и не высовывались. Зачем было их сажать?

— Виктор, вы их тоже, чувствую не любите? — улыбнулся фюрер.

— А за что мне их любить? — возмутился Виктор, — выступают на эстраде и свою ориентацию чуть ли не рекламируют.

— Виктор, — голос фюрера стал мягок и поучителен, — а вы не задумывались, почему даже после смерти Сталина, статья за гомосексуализм просуществовала до перестройки. Пусть она фактически не применялась, но она существовала. Ответьте на простой вопрос. Вам очень понравилась молоденькая девушка, больше того, вы влюбились в нее. Вы намного ее опытнее и старше. Умеете ухаживать и быть настойчивым, добиваясь ее расположения и интимной близости, но она лесбиянка, никогда не знавшая мужчин. Вы ведь постараетесь ее переубедить и хотя бы ради пробы вступить в интимную близость?

— Естественно, — согласился Виктор.

— А теперь переверните шахматную доску. Что получается?

— Мляя, — только и сказал Виктор.

— Именно, получается совращение, — удовлетворенно констатировал фюрер, — эти люди не могут только вращаться в своем кругу, потому что их слишком мало, поэтому им надо приток новых, молодых, хм… задниц. А кого можно совратить легче всего — молодежь. А это будущее Германии. Они должны стать главами семейств. А не эти как вы их там называете «голубые» — дурацкий термин между прочим. Но суть понятна. Поэтому я пытался, то есть пытаюсь оградить от этого влияния молодое поколение. Вот вам и ответ, почему я отправлял в концлагеря гомосексуалистов.

— А евреи, тоже пошлете их всех в концлагеря?

— Нет, просто депортирую всех в Израиль, пусть там строят свое государство. Я понял свои ошибки, не надо мне о них напоминать. Сейчас я хочу чтобы меня поняли вы. Вам нравиться что в Москве и в других крупных городах столько кавказцев?

— Конечно нет, эти хачики все рынки захватили. Да и ведут себя уж не как гости.

— А мне не нравилось, что в Германии столько евреев и ведет они себя не лучше ваших кавказцев. Без драк конечно и бандитизма, они предпочитают делать все тихо. Впрочем к тем кто будет нормально работать, а не снимать свой гешефт на перепродаже, я претензий иметь не буду.

Мюллер тем временем снимал все на видеокамеру, которую ему купил Виктор.

— Генрих, скоро вы станете профессиональным оператором, — пошутил Виктор.

— Это мне не грозит, — улыбнулся Мюллер, — операторов можно найти много, а шеф гестапо один.

— Не заменимых у нас нет, — подколол его Виктор, — так товарищ Сталин между прочим говорил.

— У вас может и нет, а у нас есть, — парировал Мюллер.

Потом зашли в пивную и пообщались с народом, Виктор видел, как шеф гестапо включил диктофон на цифровом фотоаппарате, который тоже таскал с собой, и положил его в карман пиджака. Пообщались с местным населением. Вернее общались Мюллер и Гитлер, а Виктор сидел тихонько и потягивал пиво. Их легенда работала превосходно. А присутствие русского продюсера, которого «играл» Виктор, и его незнание немецкого языка, только подкрепляли ее. Потом Мюллер пересказал содержание беседы с двумя ровесниками Гитлера:

— Обычные бытовые проблемы, ругали начальство, хвастались женами и детьми. О национал социализме имеют только то представление, что им внушили в школе. Ничего интересного. Даже для них мы всего лишь история.

— Нет, Генрих, они, стали другими, — возразил фюрер, — они ненавидят всех этих турок, курдов и евреев, но говорят об этом очень осторожно.

— Понятно, кто хочет судебный иск получить? — отозвался Виктор.

— Это германская земля и законы здесь германские, и писать их должны тоже германцы, но почему германцы на своей земле боятся иностранцев? — начал заводиться фюрер.

— Потому что решили привлечь рабочую силу из Турции, а те и понаехали, — отозвался Виктор, — а дальше смена гражданства, и вот вам то что вы видите.

— Вы не поняли Виктор, — серьезно сказал фюрер, — они пришли сюда, вроде как помощники, а остались как захватчики. Между прочим у вас в вашем времени происходит тоже самое. Кавказцы, азиаты, на дальнем востоке китайцы, все они захватывают вашу родину. Постепенно, незаметно, но они когда-нибуть, как в Америке, объявят резервации для русских.

— Не хотелось бы чтобы такое произошло, — ответил Виктор.

— А что вы можете делать? Поднять восстание? Народ не поддержит его. Ваша власть, и промышленники, сразу мрут сбежать за границу. И что остается? Ресурсы у вас выкачены — осталась земля, которую и начнут захватывать иноземцы. Вы были правы, вы — вымираете, и на ваше место приходят другие народы. Но у нас этого не будет. Мы сделает Россию такой страной, куда доступ иноземцам будет не разрешен.

— Да, как ту не вспомнить Михалкова старшего «Как ты смеешь тут ходить по-турецки говорить», — согласился Виктор.

— И мы сможет сделать то что не смогли сделать вы, — продолжил фюрер, сохранить наши народы.

— Окей, фюрер, — засмеялся Виктор, но поглядев на Гитлера перестал смеяться, и серьезно сказал, — было бы правильно Адольф, чтобы цивилизация не пошла по тому пути, что пошли мы.

— Тогда, если мы все выяснили, давайте отдохнем, — подвел итог разговору фюрер.

— Не имею ничего против, — ответил Виктор.

Потом посетили Мюнхен и Нюрнберг. Пользовались для этого межгородними автобусами. Там такая же программа — хождение по городу, посещение кафешек и пивных. Неделя прошла незаметно, и пора было возвращаться. Виктор с облегчением сел в поезд, который повез их обратно в Москву. Но по дороге состоялся интересный разговор, был один вопрос который не давал Виктору покоя.

Поезд Нюрнберг — Москва.

Июль 2008 г.

— Адольф, я бы хотел с вами переговорить об одном инциденте в прошлом России и Германии, — неуверенно начал он.

— Так о чем вы хотели поговорить, Виктор? — спросил Гитлер заканчивая с завтраком.

— О Ленине.

— И что же вас интересует? — усмехнулся Алоизыч.

— Меня интересует все, Вы же наверняка изучали этот материал.

— Не буду отрицать — изучал. Но уже на посту рейхсканцлера.

— И что?

— Виктор, я вас не узнаю. Вы очень прагматичный человек, могущий строить такие стратегические планы, что и мне не придумать, а в этом вопросе спрашиваете меня?!

— Но я просто хочу знать правду! — эмоционально заявил Виктор.

— Правду вы могли бы узнать и без меня. Ну посудите сами, вот Вторая мировая война, и вдруг в опечатанном вагоне на территорию СССР ввозятся несколько высших политических деятелей, ранее плененных. Что бы вы подумали?

— Или провокация, или шпионы.

— Совершенно верно, — улыбнулся фюрер, — а ваш Ленин с соратниками приехал в Россию, тоже в опечатанном вагоне через Германию, которая в то время вела войну с Россией. И позволили им высадиться в России, без того чтоб их расстреляли. Ведь их, властные структуры, считали немецкими шпионами, но при этом ничего не делали. Странно — не правда ли? И второе, откуда у большевиков столько средств на агитацию? Ведь без денег не напечатать столько листовок и не изготовить столько транспарантов. А они все были, посмотрите старые фотографии. Подсчитайте стоимость, и подумайте откуда у партии деньги. Членскими взносами меня не смешите. Остается один вывод — Германия финансировала Революцию в России, чтобы та выбыла из войны. Но Германии это не помогло. Брестский мир — позор России, но для Германии лишь отсрочка. И всех все устраивает. Россия в гражданской войне, а Германия проиграла войну, и теперь — позорный мир. А Англия, Франция и остальные делят — дивиденды. Все довольны, пока Россия, точнее СССР не начала под началом Сталина превращаться в воинственную державу. Вот тут на Германию и обратили взгляды. Пусть она в будущей бойне будет жертвой с Советами. А остальные отсидятся за границами своих государств. Но они не учли меня — Адольфа Гитлера, я выдвинул Германию на одно из первых мест в мире. Этого они мне простить не могли, и началась Вторая мировая война. Они хотели, чтобы я воевал с Советским Союзом, но когда я начал войну с Англией, то они резко поменяли свои планы. Теперь я был их главным противником. Они даже готовы были поставлять Советскому Союзу технику, лишь бы обезопасить себя. И поэтому первое, что я должен сделать, вы тут правы Виктор, выбить из игры иностранных игроков в первую очередь. Особенно это касается Англии и США. А с Советским Союзом мы поговорим позже.

— Да, Адольф, вот что еще у вас хотел спросить, — вспомнил Виктор, — у нас ходит история, о том как вы боролись с безбилетниками на железных дорогах. Сначала в газетах было предупреждение том, что с определенного числа к безбилетникам будут приняты «самые строгие меры». А после остановили поезд, вывели всех безбилетников и расстреляли. После подобного мероприятия уже никто не ездил без билета в любом общественном транспорте.

— Виктор, что за чушь вы мне тут рассказываете?! — взвился фюрер. «Хм, и вроде трезвомыслящий человек, но характер еще тот», — подумал Виктор, — расстреливать людей за то что они не оплатили проезд?! Может у вас в СССР подобное случалось, но не в Германии!

— Позвольте я проясню ситуацию, — вмешался с верхней полки Мюллер, до нашего разговора с Гитлером читавший электронную книжку, — хотя этой операцией занималось не мое ведомство, а «ЗиПо», то есть полиция безопасности. Но я хорошо осведомлен о ней. Мы их конечно не контролировали, но следили. Началось все с того, что вам фюрер, — тут он обратился к Гитлеру, — пришло письмо от руководства железных дорог Германии с жалобой, что из-за большого числа безбилетников, казна не досчитывается очень крупных средств.

— Что проезд так дорого стоил? — не удержавшись перебил его Виктор.

— Нет, нормально, — ответил шеф Гестапо, — просто люди иногда торопились, поезда у нас не опаздывали, но ходили не так уж часто. А тут надо идти к кассе, покупать билет. Но основная причина появления большого количества безбилетников — малочисленность контролеров в самих поездах. И они ничего не могли сделать с нарушителями — только высадить человека, едущего без билета, из поезда. Поэтому постепенно люди стали «забывать» платить за проезд. Фюрер, вы велели прекратить это безобразие.

— Не помню, — отмахнулся Гитлер, — у меня много и других, более важных дел.

— Поэтому ЗиПо, проконсультировавшись со специалистами Геббельса разработали следующую операцию, — продолжал рассказывать Мюллер, — поезд остановили в поле, после чего оцепили и проверили один из вагонов. Именно в нем ехали агенты-безбилетники, их вывели в поле, построили в шеренгу, и дали залп холостыми патронами из винтовок, а агенты попадали, как и полагается расстрелянным. Естественно за этим наблюдал весь поезд. Далее, все вернулось на круги своя, поезд пошел по расписанию, а проводившие акцию и агенты отбыли в свои ведомства, для составления отчета. В газетах ничего об этом инценденте конечно напечатано не было. Но вот слухи сделали свое дело. Поэтому с тех пор, среди немцев, редко кто ездит без билета.

— А если бы в том вагоне ехали бы настоящие безбилетники? — удивился Виктор.

— Перед акцией вагон проверил переодетый контролером ЗиПовец. И всех настоящих — высадили на станции, а дальше — сама акция. Естественно у всех агентов билеты были, безбилетниками они только прикидывались.

— Круто, — заметил Виктор, — этакая мощная пиар-акция. А наркоманы, вы их действительно утопили? Или тоже фальсификация.

— Нет Виктор, а вот это чистая правда, — ответил мне уже Гитлер отложив книгу, — наркоман — уже не человек. Кто-то мне, по моему Геббельс, сказал, что в Тибете есть поговорка «Курильщик опиума — живой мертвец». Они как одержимые думают только об одном — деньгах на наркотики. Пытались бороться с наркоторговцами — бесполезно. Наркотики ведь по объему очень небольшие. Легко спрятать, транспортировать или перенести через границу. Но сама проблема в наркоманах. Я ведь, как у вас говорят, в живую наблюдал этих людей. Правда, после войны. Это страшно, от них шло нечто неживое. Наркотики тогда продавались в любой аптеке. Потом свободно продавать их перестали, и возник черный рынок наркотиков. Кстати, наркоманов у нас было не так много, не как у вас, и уж не так как в Америке. Я еще думал просто их поместить в концлагеря, естественно с определенным судом сроком, но когда мне положили на стол доклад врачей, в котором они честно указывали, что способов лечения наркомании не существует, то я подписал указание на проведение этой акции. Три года собирались сведения в Гестапо, потому что это уже государственная безопасность. Продавая наркоманам наркотики через аптеки, в несколько раз дешевле, чем на черном рынке, но только при предъявлении удостоверения личности, что привело, кстати, и к исчезновению наркоторговцев, Потому что где невыгодно торговать, они не появляются. Данные записывались в специальный журнал, затем узнавали, где проживает этот человек. Потом ночью арест, погрузка в трюмы на большую баржу и ее затопление. Арестовывали якобы для принудительного лечения, а в прессе объяснили, что баржа подорвалась на случайной морской мине.

— Мда, интересная история, — задумчиво протянул Виктор.

— Но как видите помогло, — ответил за фюрера Мюллер.

— Тогда у меня еще один вопрос к вам. Как насчет расширения Германии на восток, о котором вы писали в «Майн Камф»?

— О, вы прочитали мою книгу, и как?

— Не очень, скучно, честно говоря.

— Ну уж извините, это вам не приключенческий роман, — немного обиделся Гитлер, — а насчет пугала «похода на восток», что сделала ваша пропаганда — посмотрите на карту, — он вывел на КПК карту Европы и ткнул мне экран под нос, — что находиться на востоке Германии? — и сам же ответил.

— Польша, Прибалтика, Белоруссия, Украина, и только потом собственно Россия.

— Но в Белоруссии и Украине тоже много русских.

— Как и поляков, — парировал фюрер, — понимаете Виктор, за века очень много людей и народов смешались, нельзя прочертить черту, вот здесь немцы, здесь поляки, а здесь русские. Но мононациональное государство всегда сильнее, чем смесь разных народов. Да и говорил я это в двадцать третьем году. Тогда я еще русских я мало знал. Впрочем как и теперь, то есть до вашего вмешательства. Но однонациональность, всегда становиться либо империей, либо колонией. Посмотрите ваши материалы в ноутбуке.

— Да знаю я, — махнул рукой Виктор и на этом разговор закончился.

Ночью в поезде Мюллеру впервые в этом мире приснился кошмар. Это было тем белее странно, что он никогда ими не страдал. Важное и секретное совещание у фюрера, присутствуют все военные и политические деятели Рейха. Перед каждым папки с бумагами. И тут входит Виктор с подносом апельсинов, ставит перед каждым апельсин, а взамен забирает папку с секретными документами. И так обходя весь стол. Фюрер и остальные ничего не замечают, как будто так и надо, Мюллер хочет крикнуть, позвать охрану, но тело его не слушается и он ничего не может сделать. Проснулся он в холодном поту. «Да, надо поменьше читать анекдотов про Штирлица, особенно после того как посмотрел сериала, — подумал он и заснул, проспав до утра уже без кошмаров.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июль 2008 г.

Когда они вернулись в квартиру Виктора, то началась большая скачка. Не от слова «скакать», а от слова «качать». Они сразу распределили обязанности. Виктор занимается технической частью, а Мюллер с фюрером — политической и военной информацией. Пришлось прикупить еще один компьютер. А вот что меня конкретно потрясло, то что фюрер «завис» на анимэ. И не на каких-нибудь роботах-бесформерах, а на самом слащаво-слезливом романтическом направлением. Правда не обошел своим вниманием и эротику. Не порнушку, а именно эротику, где все намеками, но всем все понятно. Но самое главное — очень этого стыдился. Когда я его застал за просмотром очередной подобной серии, то тот мгновенно свернул окно с проигрывателем. Потом состоялся долгий разговор. Алоизыч расспрашивал меня про анимэ, вроде как это очень хороший способ воздействия на молодежь и воспитания ее в духе уважения к девушкам. «Ага, как же, так я тебе и поверил», — подумал я и дал несколько сайтов, где можно прочитать об истории анимэ и манги, их различиях по жанрам, а там поисковик в руки и качай — не хочу. Я успел об этом горько пожалеть. Когда заполнился 400Гигабайтный диск только одним анимэ. «И где он его столько накачал?». Пришлось покупать второй, а потом и теретий, похоже он скачивал все, что относиться к этому жанру. Видимо полюбившемуся ему романтики, он качал все подряд, что хоть как-то походило под его любимый жанр. В итоге у фюрера осталось, «для личного пользования» четыре диска по четыреста гигабайт. Еще оба часто засиживались на форумах посвященных Второй Мировой Войне. Виктор часто слышал как фюрер ожесточенно лупит по клавишам, и тихо ругается по-немецки, доказывая невидимому собеседнику свою точку зрения. Мюллер форумами не очень увлекся, но часто, чтобы расслабиться рубился в «Линейку». Фюрер из игр как ни странно выбрал «Косынку». И отдыхая и осмысливая полученную информацию или строя планы, перебрасывал на рабочем столе карты. Вообще я заметил, что Мюллер полюбил все эти современные примбамбасы. Сотовый, мой цифровик, подаренную видеокамеру, постоянно таскал с собой, а флешку, так просто — носил не снимая, как медальон на цепочке. Непонятно только зачем, я же им пообещал, что взять они обратно смогут не только компьютер с монитором, но и принтер. Фюрер же был более консервативен. Его мало интересовали современные новинки, типа плеера или приемника. Но вот все что касалось войны и экономики его времени он не пропускал. Виктор ради хохмы посоветовал им завести блог в Живом Журнале и вести его, но гости отказались, ссылаясь на недостаток времени. Вечером как правило смотрели фильмы. Гитлеру очень понравились «Звездные войны», те самые первые, к новым он отнесся прохладно. А Мюллер сильно запал на «Матрицу», но только на первый фильм. Он себе даже заставку из нее поставил, и скринсейв в виде «капающих» зеленых букв и цифр. Еще купил фюреру графический планшет. Он сначала заинтересовался новой игрушкой, но после попытки сделать несколько набросков, высказался в том духе, что конечно это все здорово, но он предпочитает старые добрые карандаши и краски. Но планшет оставил у себя. Правда сделал несколько пейзажей, обычных, видимых из окна и решил тоже отдариться. Нарисовал обычным карандашом мой портрет. И торжественно вручил, естественно не забыв расписаться на обратной стороне. Я еще купил проектор. Тот самый который подключается к компу и можно демонстрировать хоть фильм, хоть чертежи на большой экран. Вещь казалось бы не очень нужная, но у них ведь и принтером и проектором может не скоро получиться. А здесь фотографируй или снимай на пленочную кинокамеру. С Мюллером мы сходили в магазин «Мечта шпиона». Конечно он назывался совсем по другому, да и на магазин походил не очень сильно, так, небольшой зальчик с продукцией для служб безопасности. Вот тут мы основательно потратились. Цены не просто кусались, они как пираньи. Готовы были съесть покупателя целиком. Это для предприятия или банка такие суммы нормальные, а вот для частного лица, коим являлся я цены были явно запредельными. Да и не нужны такое девайсы частному лицу, если, конечно он не сыщик. А таких сейчас нет. Пришлось продать машину. Ну да деньги дело наживное, а вот интерес работать с людьми из другого времени, и самое главное главными людьми, это дороже. К тому же надо было приобрести побольше компьютеров, естественно, без корпусов. Но Мюллер был доволен, как ребенок получивший на новый год не только ожидаемые игрушки, а весь игрушечный магазин. Видя что все оба гостя порядком измотаны, не столько физически, как нервно, тяжело целый день непривычному человеку сидеть за монитором, и я предложил сделать перерыв и отдохнуть. Сходить на природу, так сказать на шашлыки. Машины у меня к тому времени уже не было. Но на общественном транспорте вполне можно было нормально доехать до приличного водоема, а главное поджарить там шашлыки и запить их пивом. Мое предложение вызвало понимание и одобрение, потому что они и сами хотели немного развеяться. Шашлыки я делал под пристальным вниманием Мюллера, нет он конечно не подозревал меня в попытке отравить фюрера, просто ему был интересен рецепт. Я воспользовался маринованием мяса с помощью кефира. В отличие от уксуса, получается мягче и вкуснее. Наконец мясо было готово, мангал с шампурами, мешок угля. и дрова для растопки костра, я взял и мы все втроем выдвинулись на природу. Еще взял старенькую начала девяностых магнитолу, чтоб скучно не было и кассеты к ней, на них заранее записал самые нравящиеся гостям из прошлого композиции. Груз я правда распределил между всеми. Иначе один бы все не унес. У меня шашлыки и пиво с бутылкой водки в импровизированном холодильнике. Просто берется несколько пакетов со льдом, обкладывается ими рюкзак, в которые помещены два больших полиэтиленовых пакета, а затем туда загружаются бутылки и шашлык. Мюллер нес дрова и уголь. Очень полезная вещь между прочим не надо тратить время на то когда костер прогорит, и из деревяшек будут получены угли, да и мало их, а тут все сразу и недорого. Алоизыч нес мангал, шампуры и магнитолу. Ну так — главе нации, самую почетную и ответственную работу. Мы сели в автобус, кстати, впервые фюрер ехал на российском общественном транспорте и остался им очень доволен.

— Думаю и в Германии сделать то же самое, как у вас, небольшие комфортабельные автобусы, курсирующие между городами, — замечтавшись сказал он.

Москва, Джамгаровский пруд.

Июль 2008 г.

Я остановил свой выбор на Джамгаромском пруду. Ехать далековато, но всего на одном маршруте автобуса. А там немного пешком. Так как мы выбрались в будний день, то народу на пляже, а особенно в окрестностях отдыхало немного. Погода была как раз для шашлыков, с утра теплая а к полудню жаркая. Мы разместились на берегу, и начали приготовления к шашлыку. Первым делом я расстелил покрывало, и врубил для настроения магнитолу. В объяснениях для чего покрывало не нуждалось, в том мире тоже ходили на пикники, но немного иначе. Дальше мы с Мюллером разжигали костер, а фюрер нанизывал куски мяса с луком. Я его особо предупредил, что жареный лук это очень вкусно. Когда костер разгорелся, мы высыпали туда уголь. Неплохо получилось, угли быстро стали гореть и жар от костра пошел приличный, и это без пламени. Вот тут мы и установили мангал из шести специальных штырей. Четверо втыкали в землю, а на два последние клали на специальные изогнутые крючки. За то люблю такой «мангал» — простота. Шесть заостренных длинных штырей, с изогнутыми крючками по концам и можно класть на них шампуры с шашлыком, что мы и сделали. Пока готовился шашлык разминались пивом и заранее припасенными бутербродами. Фюрер не очень одобрял наше пиво, в смысле качества, но пообещал, что если я буду в его Германии, он напоит меня настоящим немецким пивом, которое в никакое сравнение не идет с тем, чем я их пою, и с тем что они пробовали в нынешней Германии. А потом подоспели шашлыки. И куда делось вегетарианство фюрера, наворачивал так, что за ушами трещало. Мюллер впрочем от него не отставал. Я достал запотевшую бутылку водки и начались тосты. Первый, как ни странно, был за Россию. Чокнулись, выпили. Потом был тост за Германию. Тоже выпили, а потом всех на такой жаре развезло. Фюрер пошел купаться, и что интересно не утонул. А наоборот, вернулся к нам в обществе двух молодых девчонок, лет двадцати, но плотного общения не получилось, они были со своей компанией и вскоре пошли к себе.

— Виктор, Виктор, — повторял пьяный фюрер, — у вас такие девушки, меня прямо дрожь берет. Жаль нельзя здесь закрутить роман. Да и захотят ли они? И моя Евочка это воспримет в штыки.

Мюллер наоборот впал в состояние созерцания, он лежал и смотрел на отдыхающих отсутствующим взглядом.

— А кстати, надо назвать проект, мой фюрер, — заплетающимся языком обозначил он свои раздумья.

— Виктор здесь главный, ему и карты в руки, — ответил не менее пьяный фюрер.

— А что за проект-то? — уточнил я хотя смутно понимал о чем речь.

— Ну если пройдет все удачно, и мы вернемся в свой мир, то как называть проект с техникой будущего?

— Только не «Наследие потомков», — ответил я, — и дурак догадается о чем идет речь. Возьмите к примеру американцев. Как они назвали свой атомный проект? «Манхеттен». Вот и пусть шпионы на этом острове Манхеттен ищут секреты.

— Так как вы предлагаете назвать проект? — не сдавался Мюллер.

— А давайте «Призрак в доспехах». Смотрел недавно японский мультик, ничего не понял, но красиво сняли. Да еще философия непонятная, — предложил я, — вот и пусть шпионы гадают, что за призрак такой и что означает «в доспехах».

Вот так за рюмкой водки и бутылкой пива появилось название самого мощного проекта Германии и России. Впрочем в истории часто так бывает.

— Так, это все хорошо, но пора домой. Я и сам еле языком ворочаю, — заявил Виктор. Снова поели шашлыков, под водочку и пиво. Как говориться «дошли до кондиции». Фюрер пообещал сделать Россию цветущий страной, а Мюллер пообещал мне место шефа КГБ. Вобщем мы очень сильно «нагрузились». Но шашлык был съеден, а пиво и водка выпиты, так что возвращались мы налегке. Сначала подпевали группе «Чайф», потом, гостей развезло до такой степени, что мы начали петь «Дойче солдатен нихт капитулирен…» и другие немецкие марши. В которых я не понимал ни слова. Как мы пришли ко мне домой я не помню. Но все сразу завалились спать.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июль 2008 г.

Утром, я как самый ранний вставший, извлек из холодильника банку соленых огурцов и выцедил рассол в отдельную чистую банку, отпил немного и поставил в холодильник. После опять завалился спать. Разбудил меня голос Мюллера.

— Виктор, у вас есть что-нибудь от головной боли? — спросил он меня.

— Рассол пили?

— Нет, лучше что-нибудь медикаментозное.

— Тогда выпейте полстакана рассола, найдете его в холодильнике. После этого «Алко-зельцер», а дальше постарайтесь заснуть, — посоветовал я.

— Фюреру плохо, — не удержавшись от своей привычки именовать его так, ответил Мюллер.

— Все тоже самое, — коротко посоветовал я. Он кивнул и принялся выполнять мои указания, а к вечеру, я уже мог говорить с пришедшими в себя Гитлером и Мюллером.

— Да, теперь я верю, что так как пьют русские не пьет никто, — эмоционально заявил фюрер.

— Все это долгие годы тренировок, — пошутил Виктор.

— Теперь я понимаю, почему русские так много пьют, — заметил Мюллер, и пояснил — в вашем мире.

— Так как, проект так и назовем — «Призрак в доспехах»? — спросил Виктор.

— Конечно, хорошее название. Сильное и таинственное, — поддержал его фюрер, закусывая котлету соленым огурцом, — а начальником проекта предлагаю вас, Генрих.

— Опять работа, — с чувством глубокого сожаления ответил Мюллер, но ему никто из присутствующих не поверил, — а впрочем так интереснее, — добавил он.

Вечером, когда совсем стемнело, Адольф Гитлер смотрел с балкона на восьмом этаже такую непривычную эму панораму высотных домов Москвы 2008 года. На балкон вышел Виктор.

— Что вы здесь делаете Адольф? — удивился Виктор.

— Просто смотрю, — с какой-то печалью в голосе ответил фюрер, — как же вы смогли допустить такое?

В это в время на улице слышится шум от проезжающих на большой скорости автомобилей, где-то далеко играла громкая музыка, а в близлежайшем дворе слышались крики и ругательства молодежи. И Виктор понял его, уже давно перевалило за полночь, а шум не уменьшался.

— Мы проиграли фюрер, — тихо ответил Виктор, — и вы проиграли. А за проигрыш надо платить. Что никогда не бывали в казино? Вы сделали ставку на национал-социализм, мы — на социализм, а потом на капитализм. И оба проиграли. Не мы с вами, проиграли народы. Немецкий и русский. Вам казалось, что вы сверхчеловеки, и как римская империя — завоюете весь мир, а нам казалось, что скинь мы «оковы социализма», то все наладиться. А оказалось что все не так. Мы и вы проиграли, и заплатить надо по счетам. Здесь у нас нет шансов. Мы выродились. Начнись сейчас война или оккупация — никто не прибежит в военкоматы, чтобы «Родину защищать». У сегодняшних вас та же картина. Объяви Турция войну Германии, так та первым делом попросит о помощи США. И вы и мы умираем. Но у умирающих есть одно право, право на завещание. И мы протягиваем вам его, из своей уже выкопанной могилы. Воспользуйтесь им, но учтите и наш опыт и наши знания бесполезны, без должного применения. Следующее поколения не всегда умнее, но информативнее предков, другое дело, что они часто не могут применить эти знания. А вам эти знания очень понадобятся. Вторая мировая война неминуема, но у вас теперь есть знания и технологии. Так примените же их, если не хотите вот этого в вашей любимой Германии, — и Виктор эмоционально указал рукой на иномарку из которой разносилась по округе музыка.

— Виктор, — после долгой паузы ответил Гитлер, — не держите меня за идиота, я прекрасно понял все, когда увидел реальное будущее и сопоставил его с вашими данными.

— Да? — Виктор улыбнулся, потому что понял, что фюрер уловил его мысль, — тогда какая ваша самая большая слабость? — задал он провокационный вопрос. И получил ответ:

— Я ефрейтор, а не рейхсмаршал. А вторая, я часто слушал самого себя, но не слушал других. Но не беспокойтесь, это я исправлю. А теперь все. Приятных снов, — и фюрер ушел с балкона.

Виктор немного понаблюдал за привычным ночным пейзажем, посмотрел в небо, где сквозь облачность проглядывали немногочисленные звезды и пошел спать. На этом мы и завершили свой день. Приятно осознавать, что ты участвуешь в чем-то историческом. Тут меня опять посетили сны.

— Послушайте, — за завтраком начал я нелегкий разговор, — есть кое что интересное, что мне сего дня приснилось. Мы можем взять намного больше массы, чем ваш биологический вес, но для этого мы должны двигаться, и очень быстро.

— Автомобиль! — сразу понял Мюллер.

— Именно, но у меня его нет. Второе, тут у меня состоялся один очень интересный разговор с Саньком, тот который племянник Николая Петровича. Одно дело — общие характеристики. Другое дело технологии, и конкретное производство, а вот здесь сведений мало, удалось конечно кое-что скачать, но очень мало. Думаю нужны образцы вооружений, по крайней мере легких. Так вы быстрее создадите их у себя.

— И что? — не понял Гитлер. И я начал ему пересказывать наш разговор с Саньком. К нему я обратился с осторожной просьбой узнать, а не продает ли кто надежный оружие и сколько это может стоить. Санек находился уже в той кондиции, в которой разговоры перетекают из деловой сферы в общую. В смысле «Ты меня уважаешь?» еще не наступило, но «Хватит пить пора по домам», уже прошло.

— А зачем тебе ствол? Что нормальный купить не сможешь? — удивился сначала он, но когда я рассказал, что это нужно не мне, а другим людям, засмеялся и выдал, — лучше пока не суйся в это дело.

— Почему? И почему «пока»? — не понял я.

— Потому что ФСБ недавно накрыло нехилый склад оружия, чего там только нет — мечта террориста. И автоматы, и гранатометы, и «Стрелы», естественно взрывчатка, но они ее вывезли, вобщем всего до фига. Это один полкан организовал, просто выбрал место, арендовал ангар, и вывез все что мог украсть по разным частям. Полкана повязали, а сейчас ловят «на живца», каких-нибудь дураков. Вот все торговцы оружием пока и затаились. Сейчас всем — «по-секрету» говорят об этом складе. Им пофигу кто придет, главное чтоб оружием загрузились, а там оперативная съемка, которая потом пойдет на телевидение. А участникам операции — ордена и всякие прочие бонусы.

— Слишком рискованно! — прервал меня Мюллер.

— Подождите! — Виктор поднял руку, чтоб его не перебивали, — если угнать машину. Второе, надеть маски. Третье — набрать скорость больше 100 км в час, то все получиться. Они не рискнут нас брать пока мы не выйдем за ворота ангара, им показуха нужна. Поэтому давайте попробуем разработать операцию. Если не выйдет, будем действовать по другому. Нам так и так, угонять машину.

— Почему? — спросил Гитлер.

— Потому что все то барахло что вам придется тащить через межмировое пространство больше чем ваш собственный вес во много раз, тут только поможет скорость. Мне передали формулу как ее рассчитать.

— Это для вас барахло, а для нас это будущее, — хмуро заметил Гитлер.

— Хорошо, на будем заострять внимание на таких аспектах, что вы конкретно предлагаете? У вас есть опыт угона машин, к тому же снабженных мощной системой сигнализации, — перешел к делу Мюллер.

— Нет, поэтому придется рассчитывать на вас и ваше прошлое герр группенфюрер, — с усмешкой ответил Виктор, — надеюсь человека вырубить сможете? Но чтоб без летального исхода.

— Вполне. Вырубить — это оглушить. Но почему без летального исхода? — спросил Мюллер.

— Не хочу чтоб на моих руках была кровь, — заявил Виктор, — вам наверно показалось, что мы здесь все продажные, но у меня есть некоторые принципы. И их я намерен придерживаться.

— Хорошо, — оборвал наш спор Гитлер, — давайте карту и посмотрим, что мы сможем предпринять. Распечатав карту с интересующим нас участком на моем цветном принтере. Склонились над ней.

— Очень не удобно, — прокомментировал Мюллер, — выезд всего один, там нас и будет ждать засада. В другую сторону — поворот и тупик.

— Наоборот, — заметил Виктор, — то что они поставят мощную засаду на свободном выезде — ежу понятно, а тупик они перегораживать не будут, даже если мы туда повернем — все равно никуда не денемся. Но они не учитывают одного — того что мы уйдем в ваш мир.

— А если увидят открытие портала? — задал вопрос Гитлер.

— Не страшно, они же не знают кто его открывает. Да и думаю в этом тупике вообще никого не будет. Нам главное скорость набрать.

— А непредвиденные обстоятельства? Сломается машина, будет препятствие на пути или засада? — Гитлер очень не хотел рисковать, не собой, кем-кем, а трусом он не был, а сведениями, которые он знает и которые могут спасти Германию.

— Тогда хватаем рюкзаки, я открываю портал, вы попадаете домой. Я с вами. Оттуда уже к себе в квартиру.

— А куда мы попадем в случае успеха операции? — задал вполне резонный вопрос Мюллер, — не хотелось бы въехать на скорости 100 километров в час, в бетонную стену в кабинете фюрера.

— Естественно перенос будет не в кабинет Алоизыча, а на площадь перед Рейхсканцелярией, там места много, и людей мало, так что затормозить успеем. Главное, чтоб охрана с перепугу огонь не открыла.

— Не беспокойтесь, нам бы только это дело провернуть, а меня, и тем более фюрера там хорошо знают, — усмехнулся Мюллер.

— Остается выбрать машину и что будем загружать в нее, — подал голос Гитлер.

— Что загружать — разберемся на месте. Они нам время наверняка дадут, чтобы полностью затариться. А насчет машины, — почесал лоб Виктор, — знаю я роскошный «джипяру». Мерседес. Черный и с хорошей тонировкой. Он через два двора стоит и паркуется всегда как придурок. Не то что на газон, иногда на детскую площадку заруливает. Самое главное хозяин его не бандит или отморозок какой-нибудь, нормальный предприниматель, фирмочку по ремонту кондиционеров держит. Я о нем по работе узнал. Его контора у нас хотела кондиционеры на обслуживание взять, но не получилось. Промышленные они не ремонтируют, только бытовые, вот тогда я и узнал, что он живет неподалеку от меня. Давно это было, полтора года назад, а я часто его джип вижу, когда утром на работу еду. Жалко конечно такого грабить, но деньги дело наживное. И еще важный момент — он приезжает с работы поздно. Когда уже практически стемнеет. Нам надо его вырубить, вколоть, что-нибудь или дать проглотить, чтоб он до обеда следующего дня не очнулся, а потом загружаем в его машину все барахло. Вы надеваете свои мундиры, поверх них плащи. На головы — шапочки с прорезями для глаз. Едем к месту и ждем неподалеку. Утром в ангар, загружаемся еще и там, а потом делаем ноги в ваш мир. Вот вобщем-то все, — закончил свою речь Виктор.

— Вариант если это ваш джип не приедет? — спросил Гитлер, — поломка, болезнь хозяина.

— Ждем еще один день, одновременно прорабатывая другие варианты захвата автомобиля. У нас есть еще два дня, — пояснил Виктор, — да, чуть не забыл, если все завершиться благополучно. Я смогу у вас пробыть целых полчаса. За это время дайте приказ отогнать машину подальше от посторонних глаз, и чтоб меня не трогали. Я ж немецкого не знаю. Буду конечно помалкивать, но если кто чего спросит — ответить, понятное дело, не смогу.

— Есть идея лучше, — сказал Мюллер, — говорите полчаса?

Виктор напрягся эта задумчивость шефа гестапо и фюрера ему очень не понравилась. Он решил, сразу как только вернет гостей, домой, вернуться в свой мир.

— Давайте лучше готовиться, — ответил Виктор. Он отправился за покупками. Купил три лыжные шапки, как те в которых ограбления банков делают, из отверстий только глаза и нос, и упаковку клофелина. Последнее по заказу Мюллера. А тем временем оставшись одни в квартире те что-то очень эмоционально обсуждали по-немецки. А на экране монитора была карта Берлина 1939 года. Когда вернулся Виктор обсуждение давно прекратилось и был выработан план. Вечером гости надели свои мундиры, в которых попали в мир Виктора, запаковали все оборудование в большие сумки, в подобных раньше возили свои товары челноки. И вышли в сумерки, на западе еще багрово-сине светил закат. «Мда, потратился я нехило, — подумал Виктор, — ни компов, ни машины, сбережений половину угрохал, но не жалею. Было интересно, и если сейчас все провернуть, то может там действительно не только с Германией, но и с Россией все будет в порядке».

Свиблово, незаконная парковка машин.

Июль 2008 г.

Тезка Виктора Табачкин, владелец фирмы по ремонту кондиционеров, как всегда припарковался там где оставалось место — на газоне. Ну нет больше мест у них во дворе, тут так как в старой поговорке, кто первым встал, того и тапки. А кто виноват, что дел полно, и он возвращается так поздно. Выйдя из машины, он привычно нажал кнопку на пульте сигнализации, машина мигнула, а вот дальше начались странные вещи. Из тени прямо на свет фонаря, как говорят в полном облачении, то есть в мундире вышел Гитлер. Причем что-то требовательно сказал по-немецки. Опешивший предприниматель не заметил что к нему сзади быстро скользнула фигура, а потом резко наступила темнота.

— Все как и планировали, — подхватил ключи с сигнализацией Виктор, из рук придерживаемого Мюллером, чтоб тот не упал не асфальт и не ударился, владельца джипа, он отключил сигнализацию, и осмотрел машину. Все в порядке. Можно приступать к «модернизации». Мюллер положил оглушенного владельца на асфальт, и открыв специально припасенный пузырек стал вливать ему в рот какую-то жидкость.

— Не переборщите, — напомнил ему Виктор, — мне не надо, чтоб он умер.

— Я очень хорошо проинформирован как действует этот ваш клофелин. С ним все будет впорядке, конечно утром он очнется, но я тщательно выверил дозировку раствора, — с этими словами он зажал нос и чуть приподнял голову предпринимателя. Тот судорожно вздохнул. Убедившись, что тот проглотил препарат, Мюллер положил его набок, а руки вытянул вдоль тела.

— Это чтоб он не задохнулся, если его вырвет, и не отлежал себе руку, — пояснил он. Больше делать им здесь было нечего. Они отъехали на квартал примерно от дома Виктора, и демонтировали заднее сидение. Благо, техническая документация по этой машине была скачена и прочитана заранее. А Виктора нашлись все необходимые инструменты. Дальше на номера были сделаны наклейки. Они попадут на видеокамеры — номер спецслужбам ничего не даст. Та же машина, но числившаяся совсем за другим владельцем. Виктор не зря купил накануне на Савеловке базу данных ГББД. Потом подняли заднее сидение в квартиру к Виктору. А затем загрузили джип сумками с аппаратурой и компьютерами. Теперь все было готово, они заняли свои места, причем Мюллеру пришлось ехать лежа, на месте заднего сидения. Но он к этому отнесся совершено спокойно. Они проехали к месту, недалеко от склада оружия, предварительно, согласованному на карте и остановились в одном из тихих в этот ночной час двориков. Мюллер так и остался лежать подложив себе под голову сумку. Виктор выключил все огни. И теперь машина ничем не отличалась, от других, здесь же припаркованных.

— Теперь остается только ждать, — подвел итог первой части их операции, Виктор, — у нас еще несколько часов ожидания. Предлагаю поспать. В десять начинаем.

— Знаете Виктор, как-то не спится, — заметил Мюллер.

— Тогда есть кофе, в термосе. Специально покрепче заварил, — но их беседа даже под кофе неожиданно угасла и все помимо своего желания заснули. Проснулись от резкого звонка на мобильнике Виктора, он изображал старый звонок будильника, того что с колокольчиками и молоточком. Его стилизованное изображение все видели, но врядли кто слышали реальный звон этого монстра, способного поднять и мертвого. Виктор слышавший ее в детстве у бабушки, специально поставил ее на мобильник.

— Мляя, — выругался Виктор и выключил мелодию, — десять ноль, ноль. Все готовы? Мюллер потянулся и заявил:

— Я готов.

— Я тоже, — хмуро добавил не выспавшийся Гитлер, тогда вперед, и Виктор вставил в музыкальный центр, а иначе назвать такую навороченную магнитолу было нельзя, диск. Из динамиков вскоре раздалась залихватская мелодия «Нау»:

— Под колесами любви…

— Виктор, выключите! — потребовал фюрер, — слишком громко, и это привлекает к нам внимание!

— Хорошо, — согласился Виктор, и выключил магнитолу, — просто хотел вас взбодрить.

— Мы и так бодры, — недовольно заметил Мюллер, — сконцентрируйтесь наконец на нашей главной задаче.

— А что на ней концентрироваться? Надевайте шапки, и плащи, — они уже через пять минут приехали, он повернул, и они оказались перед воротами большого ангара. Причем замок на воротах был чисто символическим. Они натянув маски и, застегнув плащи, вышли, и направились к воротам, а люди в нескольких машинах неподалеку, уже праздновали победу.

Виктор просто сбил замок, и открыв ворота, вернулся и заехал внутрь ангара. Гитлер и Мюллер помогли ему быстро закрыть створки ворот. Да, здесь располагался скорее не склад, а минимаркет вооружений. Причем все бесплатно. Еще раньше они выработали тактику, Виктор указывает что брать, он предварительно изучил по Интернету военные маркировки на ящиках, и даже распечатал их, чтобы не забыть, а Алоизыч с шефом гестапо грузят. Главное было не забыться и уложиться в выделенный вес. Но у Виктора открылось новое чувство, он уже знал, достаточно в автомобиле массы или нет.

— Начинаем!

Он первым бросился к ящикам.

— Один АК-47 и цинк патронов к нему, — показал он рукой и дальше тоже указывал, — их много тут, так что загружайте, к другим подойдет, — читая надписи на ящиках.

— АК-74, тоже с цинком. Пулемет ПКМ, и пару лент, в коробках конечно, они рядом влево! — командовал он, а лидер Великой Германии, и шеф Гестапо, открывали их и укладывали оружие в машину.

— Еще пулеметы РПК и «Печенег», патронов к ним не брать. Все равно один стандарт!

— РПГ-7 и четыре выстрела к нему! — четвертый ящик справа, направил Виктор Алоизыча и Мюллера, — гранатомет «Муха», четыре штуки, шестой ящик слева. Реактивный огнемет «Шмель», их всего тут две штуки.

— Не много? — озабоченно спросил Мюллер.

— В самый раз, еще мало покажется., - ответил Виктор, и помог им с загрузкой, — а вот и «Игла», пусковая установка и шесть ракет, в ящиках, хватит и четырех, а одну сразу в установку. Неважно правильно влезла или нет, главное влезла. Автоматический гранатомет АГС — и заряды к нему, восемь вполне хватит. Теперь для спецназа.

— Пистолеты ППС — пару штук и автоматы ВСС — тоже пару штук, естественно с глушителями. И патроны уменьшенной мощности. Третий ящик слева. Вроде все.

Алоизыч и Мюллер остановились тяжело дыша после такой интенсивной погрузки.

— А чуть не забыл снайперские винтовки, как раз осталось место для одной. Вот ее и возьмем, СВД с пламегасителем, — подвел итог Виктор и сам перенес винтовку из ящика. В итоге остался неприкосновенный запас массы. Около двух килограмм. Но с этим лучше не шутить.

— А теперь все выезжаем! — громко командует Виктор, и Мюллеру ничего не остается как сеть фюреру в прямом смысле — на колени. Впрочем сейчас им это все пофигу, сейчас главное вырваться. Виктор открывает ворота, запрыгивает на водительское сидение, и вместо того, чтоб рвануть к трассе сворачивает направо. В машинах ФСБ замешательство, но недолгое, «Сейчас он вернется, направление от избытка чувств потерял, еще бы такое богатство и нахаляву», — смеется один полковник. Но внедорожник так и не показался, завернув в тупик. А когда они пошли туда, то выяснилось, что никакого внедорожника нет, и следы шин исчезают в нескольких метрах от бетонного забора. Было много криков, разносов, но куда делся внедорожник, так никто и не понял, потом все записи с камер наблюдения уничтожили и оказалось, что на склад никто не заезжал, но после некоторого времени наблюдения склад незаконного оружия просто вскрыли и вывезли на хранение в одну из войсковых частей. А куда девалась машина — никто не интересовался, из собственных интересов. Иначе объясняй куда делась часть партии оружия, да и записи с видеокамер ничего не дадут, какие-то люди в плащах и масках. Поэтому материалы операции с «поимкой террористов» просто стерли и больше о них не вспоминали.

— Так, вот и поворот, — процитировал слова из известной песни «Машины времени» Виктор, — а сейчас разгоняемся, — он нажал на педаль газа, мотор джипа не подвел и вот он уже несется на бетонное ограждение со скоростью 110 километров в час. И вот тут Виктор открывает портал. Они проезжают его, и с грохотом, тормозя по брусчатке, оказываются перед Рейхсканцелярией.

Берлин. Вильгельмштрассе перед Рейсхканцелярией.

Июнь 1939 г.

Он все-таки их доставил, к неожиданно появившейся из воздуха машине сразу побежало несколько внешних охранников. Остальные стали выбегать из дверей Рейхсканцелярии. «И откуда их столько», — успел подумать Виктор, а вот тут начались действия совсем ему непонятные. Первым из машины буквально вылетел Мюллер, перед этим сорвав шапочку и оставив плащ в машине, и начал отдавать приказы на немецком языке. И все его слушались, впрочем для Виктора подобное действие характеризовалось просто как «забегали». Вторым из машины вышел Адольф Гитлер, тоже избавившись от шапочки и плаща, и вот тут все сразу вытянулись по стойке «смирно». Но он тоже что-то им прокричал, естественно, по-немецки, и беготня усилилась.

— Виктор, вы можете не сразу уходить? — обойдя машину и наклонившись к Виктору тихо произнес он, — подождите минут двадцать. Я хочу сказать, что мы можем быть благодарны. Вы очень много для нас сделали, не пожалели личных сбережений, хотя для вас мы никто. Я этого так просто оставить не могу.

— Один человек, и безопасность государства, что вы выберете Адольф? — усмехнулся Виктор, — думаю ответ очевиден, так что я пойду, информация у вас есть, образцы вооружений — тоже. Так что я вам больше не нужен.

— Вы не поняли! — выкрикнул фюрер, после чего выругался по-немецки, — и прекратите свою паранойю, мы здесь не для того, чтобы вас уничтожить, мы хотим отблагодарить вас. Сделать то что в наших силах, если вы не можете переместиться к нам, — и Виктор ему поверил, сам не знал, почему, но поверил.

— Хорошо, посижу пока здесь, заодно пивка попью, устал знаете-ли, да и нервное напряжение, — он достал припрятанную банку пива. А фюрер принялся снова командовать на немецком.

— Двойной кордон, радиус двадцать метров. Никого к машине не подпускать! С водителем не разговаривать!

Эсэсовцы, а именно они несли охранную службу в Рейхсканцелярии, тут же выполнили команду, косясь на человека на водительском сидении, который открыл банку пива и как ни в чем ни бывало, потягивал из нее. Вот только банка выглядела странно, да и открыл он ее не с помощью консервного ножа, как было принято в их времени, а как-то странно, потянув какую-то не то скобу, не то кольцо. Но приказ фюрера должен быть выполнен. Поэтому охрана выстроилась в два ряда, молча положив руки на кобуры пистолетов. Гитлер меж тем вошел в Рейхсканцелярию.

Берлин. Вильгельмштрассе, ювелирный магазин.

Июнь 1939 г.

Ювелирный магазин «Митшель» находился через несколько домов от Рейхсканцелярии. Когда туда ворвались эсэсовцы с шефом тайной полиции во главе, хозяину старому ювелиру, который как раз вышел в торговый зал, что было редкостью. Почудилось, что началось ограбление его магазина. Все дело в том, что вылезший из машины Мюллер первым делом скомандовал охране Рейхсканцелярии.

— Десять человек — со мной, немедленно! — и посмотрел на часы, подаренные ему Виктором. В отличие от фюрера, тот был более консервативен он не только принял подарок, но и надел их на руку. А свои положил в карман. Часы были также со множеством наворотов, вот и сейчас шеф гестапо запустил обратный таймер. По разработанному плану времени у них было в обрез.

— Разбивайте витрины рукоятками пистолетов, — когда они бежали к ювелирному магазину, давал он инструкции солдатам, — на коробочки не обращайте внимание, главное собрать как можно больше ювелирных изделий, серебряные не берите, только золотые. Надеюсь среди вас нет дальтоников. Всю ответственность за эту акцию я беру на себя, — на всякий случай заметил он. Но никто не сомневался в правомерности шефа гестапо отдавать приказы.

— А куда нам все это собирать? — услышал он вопрос от одного из солдат.

— Придумайте что-нибудь, хоть штору с окна, хоть скатерть, некогда. Главное уложиться в время, у вас пятнадцать минут.

— Спокойно, — сказал он ювелиру, — рейх вам компенсирует все затраты. Открывайте сейф, оттуда все тоже вынесите сюда, — приказал он, и пошел вместе с хозяином магазина, чтобы поторопить его. Когда из сейфа выгребли все ювелирные изделия, но не тронули денег, Мюллер быстро вернулся в зал. Там работа была практически закончена. Солдаты просто оборвали занавеску и сгружали все содержимое витрин туда. А витрины были богатыми. Это не Нью-Йорк, и не Чикаго, здесь в берлине было все спокойно. И владельцем магазинов не было причины беспокоиться, Адольф Гитлер очень пристально следил за обстановкой на улицах, и криминальному элементу приходилось не то чтоб залечь на дно, но не очень высовываться. Это вам не Бонни и Клайд в Америке, стрелявшие в полицейских, как в мишени. Наконец все было завернуто и завязано в занавеску и Мюллер, постоянно смотря на часы, рванул обратно. Они уложились в контрольное время, теперь осталось передать сверток Виктору.

— Ганс, — немного раньше приказал фюрер, — бегом к ближайшей пивной и налейте литров пять хорошего, запомните. Хорошего пива, в… — тут фюрер запнулся, пластмассовых емкостей, в его мире еще не изобрели, — вобщем найдите в чего залить. Но не меньше пяти литров. И учтите у вас не больше пятнадцати минут.

— Но мой фюрер, пиво привозят в бочках, за такое короткое время я не смогу найти подходящую емкость. Годиться только бочонок, но…

— Выполнять! — разъярился фюрер, — я обещал, и это мое обещание будет выполнено!

Пришлось Гансу Фрашнеру бежать в ближайшею пивную, причем хорошую, иных около Рейхсканцелярии и не водились, Ганс, поблагодарил Бога, что нашелся пустой бочонок как раз примерно на пять литров. Вымытый, и готовый опять вернуться на пивзавод. Но он успел наполнить его, забить крышку и пробку. И теперь обливаясь потом бежал назад, чтобы успеть к оговоренному сроку. Фюрер сам принял у него бочонок, улыбнулся, но уточнил:

— Это действительно хорошее пиво?

— Так точно, из бочки налили при мне, — доложил бравый служака.

— Можете праздновать новое звание, — усмехнулся фюрер, посмотрев на часы, одновременно с этим появились и эсэсовцы во главе с Мюллером. Они успели вовремя. Оба подошли к машине где допивал пиво Виктор.

— Вот, тут ювелирные изделия, думаю, вы сможете их продать и возместить, хотя бы частично свои расходы, — сказал Мюллер и отдал баул, а иначе подобную скрутку нельзя назвать Виктору.

— Помните, я вам пообещать, что вы попробуете настоящее немецкое пиво, — заметил Гитлер и протянул ему бочонок, — вот оно. Как видите Виктор, мы тоже можем быть благодарны. Я о многом думал когда был с вами. Надеюсь в нашем мире, мы сможем найти выход из той ситуации, в которую себя мы сами загнали.

— Спасибо, — просто ответил Виктор прижимая к себе бочонок и баул, — тогда прощайте, время выходят. И не забудьте нанять преподавателя русского языка, под благовидным предлогом, хоть он у вас и не родной, но ляпните что на людях. А потом будут кричать что «фюрер не настоящий», — привел Виктор цитату их фильма.

— Естественно, мы тоже не дураки, — улыбнулся фюрер.

— Я закрою дверь, не хотелось бы исчезать у всех на глазах.

— Все в порядке. Передавайте всяческих благ Николаю Петровичу, — попрощался Алоизыч.

— Виктор, я желаю вам всего хорошего. Мы теперь готовы предстоящим событиям, но я сделаю все, чтобы Россия нашего мира, освободилась от коммунизма, — пообещал Мюллер.

— Ну тогда просто — пока, — улыбнулся Виктор, и закрыл дверь, после того как через несколько минут ее открыли, в салоне уже никого не было.

А дальше началась «раздача слонов». Фюрер сразу приказал отогнать машину в гараж Рейхсканцелярии. И выставить вокруг нее охрану. После чего объявил собрание всех облеченных властью людей в Рейхе. И на этом совещании, Алоизыч, с помощью Мюллера арестовал, а потом расстрелял Гиммлера и Геринга. Геббельс подготовил в завтрашней сводке новостей, что те были предателями и врагами германского народа. Так же последовали очень большие изменения, в высокопоставленной верхушке. Некоторых, без всякого объяснения расстреляли, а некоторых, совершенно неожиданно выдвинули на руководящие посты.

А вот после вступил в силу проект.

Раздача слонов.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Июль 2008 г.

Виктор неторопливо реализовал полученные драгоценности. Это говорило о его осторожности и собственно торопиться никуда не надо было. Николай Иванович продолжал лежать в реанимации, впрочем больше для проформы, больница тоже нуждалась в деньгах. Поэтому он неторопливо сбывал драгоценности, а владелец внедорожника получил посылку. Естественно, Виктор натянул на себя маску и плащ, но необходимости в этом не было. В доме предпринимателя отсутствовали видеокамеры, когда его тезка вышел на площадку перед лифтами, он обнаружил мешок. Обычный небольшой такой, дети с похожими ходят в школу, неся в них сменную обувь. А в нем пачки денег. И записка сверху: «Извините что потревожили, вот компенсация, надеюсь вы не держите нас обиду». Без подписи, записку написал заранее Мюллер, а не Виктор, но подписываться он понятное дело не стал. Чтобы никаких следов не вело к Виктору. И все. А под запиской только пачки денег. Посчитав их и прикинув сумму, тезка Виктора пришел в выводу, что он в накладе не остался. Страховка — впрочем ее дожидаться надо очень долго и совсем не в полной мере, то есть не в стоимость угнанного автомобиля, тоже приятно грела душу. А тут еще получил и полную стоимость нового автомобиля. Подумав и тяпнув полбокала коньяка, предприниматель Виктор, решил, что доволен, и никаких претензий к угонщикам не испытывает. Да и страховой компании совсем необязательно знать о полученных им деньгах. Странно все конечно, вдруг появившийся Гитлер, потом удар по голове и наконец эти деньги, но лучше об этом молчать. Тем более страховая компания будет использовать любой повод, лишь бы не платить деньги. Поэтому в милиции лежало лишь заявление об угоне машины, без всяких померещившихся Гитлеров. Его просто ударили сзади, а потом угнали машину. Машина фактически возвращена, а кому она там понадобилась — ему пофигу.

А вот специалисты Даймлер-Бенц были совсем другого мнения.

Штудгард. Компания Daimler-Benz AG.

Июль 1939 г.

— Этого не может быть! Не может такая машина разгоняться до 250 километров в час!

— Но посмотрите на мотор, — возразил оппонент, — ничего подобного раньше не видел. На бездорожье конечно нет, но на хорошем шоссе?

— Мотор конечно мощный, вы сами видели, но вся эта непонятная электротехника, остается вопросом, — выступил главный конструктор.

— Но по сведениям которые нам предали, это чуть ли не внедорожник. Вобщем надо заняться исследованиями, — предложил один из сотрудников.

— Совершенно с вами согласен, — ответил глава «Даймлер-Бенц», — давайте соберемся после исследований этой новой машины.

Но всегда найдется лизоблюд, который все испортит. Нашелся такой и в автомобильном направлении проекта. Он решил выслужиться и «подарить» обожаемому фюреру личный автомобиль. Этот партаппаратчик, прибыл с солдатами на «Даймлер-Бенц», и приказал сделать из джипа комфортабельное авто, плюс покрыть его аэрографией, примеры которой он увидел в журнале, который был в автомобиле с самого начала. Бывший хозяин забыл его в бардачке. Естественно аэрография представляла цветной портрет фюрера на капоте, на дверях по обе стороны — развивающийся нацистский флаг. На возражения конструкторов, он пригрозил отправить их в концлагерь. Пришлось подчиниться. Для нанесения аэрографии пришлось приглашать нескольких художников. Но через день все было готово, ведь Гитлер обещал приехать и поговорить с автомобилестроителями о выпуске мощных грузовиков и машин наподобие этой, но в открытом варианте, и с вооружением. А вместо этого его встретил оркестр, местного городка, и джип с его портретом на небольшом постаменте.

— Хайль Гитлер! — вытянулся перед ним партаппаратчик, и начал толкать заранее заготовленную и выученную речь. Суть ее сводилась к тому, что такому великому человеку необходим и великий автомобиль. Когда Гитлер понял в чем дело, он начал орать.

— Вы что тут устроили? Нам нужны грузовики, тягачи, машины сопровождения, а вы мне предлагаете разъезжать по Берлину на этом? — он ткнул пальцем в автомобиль, — я ясно отдал приказ — отдать его конструкторам. А что сделали вы?

В общем он, что называется отвел душу. После этого партаппаратчика исключили из партии, и сразу с ним произошел несчастный случай, бедняга попал под машину.

Хойерсверда. Частный дом.

Июль 1939 г.

Конрад Цузе как обычно работал у себя дома, отлаживая свой механический вычислитель, занимавший изрядное место в гостиной, когда за ним приехали два гестаповца, причем высоких чинов, и предложили в ультимативной форме предложили проехать с ними. На вопрос арестован ли он, ответили, что нет, но в его интересах проехать с ними на важное мероприятие. Добавили, что это связано с его работами. Недоумевающий молодой инженер сел в машину. И после нескольких часов езды, они подъехали к невзрачному зданию на окраине Берлина, но с внушительной охраной. Не первом же этаже ему сразу предложили подписать подписку о неразглашении всего, что он услышит здесь. Цузе спокойно подписал документ, он прекрасно знал что такое секретность, по опыту своей работы на авиационном заводе.

— Теперь мы можем пройти к остальным, — следуйте за мной. Сказал гестаповец и показал на широкую дверь.

Хуго Шмайссера оторвали отважного дела, он как раз обдумывал одно нововведение в конструкции пистолета-пулемета МР-38, делающим его более надежным. Генриха Фольмера и Эмиля Бергмана вырвали прямо из оружейной мастерской, где они собирали очередную модификацию МР-38. Всех троих посадили в самолет и без всяких объяснений доставили в Берлин. Там отвезли к тому же неказистому, но очень охраняемому зданию.

Луис Штанге, создатель пулемета MG-38, отнесся в вызову в Берлин совершенно спокойно, «Значил, скорее всего будет новая работа», — с энтузиазмом подумал он.

А вот Вильгельм Мессершмидт устроил скандал, сказав, что он никуда не полетит, и что в Берлине пока ему делать нечего. У него новая модель на стенде, и ждет испытаний. Только настоятельные уговоры и намеки, что открываются большие перспективы, заставили его сесть в самолет и полететь в Берлин.

Курта Танка, создателя истребителя «Фокке-Вульв Fw-190 уговаривать не пришлось, он спокойно покинул Бремен для командировке в Берлин.

Вернер фон Браун в полной мере оправдал данную ему подчиненными кличку «Зевс», да и гестапо он особо не уважал. Сначала он вообще велел выставить визитеров вон, но после предъявления визитерами приказа, подписанного лично Гитлером, быстро стушевался и поехал.

Еще многие ученые, инженеры, конструкторы собирались со всей Германии чтобы принять участие в самом грандиозном проекте Третьего Рейха.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г.

Помещение, куда привели Конрада Цузе напомнило дни его студенчества, огромная аудитория, буквально набитая людьми. Он с трудом нашел себе свободное место. И стал осматриваться, сказать что он удивлен, значит ничего не сказать. Он был просто ошеломлен. «Да это же Мессершмитт, а вот Шмайссер, бог мой да там в углу, что сам Рейхсмаршал Германии Генрих Мюллер, с каким-то странным аппаратом на коленях. Ну понятно здесь весь цвет науки и техники Германии, а я то что здесь делаю? Не по ошибке же меня сюда пригласили», — думал он, но то что случилось в следующий момент потрясло молодого инженера и ученого до глубины души. Дверь распахнулась и в аудиторию быстрым шагом в сопровождении нескольких офицеров зашел Адольф Гитлер.

— Хайль Гитлер!!! — сразу загремело со всех сторон. Но как-то нестройно потому что появление самого фюрера стало для всех неожиданностью.

— Добрый день господа, — спокойно и немного буднично ответил Гитлер. Затем зашел за специально приготовленную трибуну и начал речь.

— Я знаю, что здесь собрался весь цвет немецкой научной и технической мысли. И я сразу скажу зачем я вас собрал здесь. Недавно была подтверждена теория о множественности миров, — по залу прошел удивленный вздох, — оттуда открыли переход и вышли на контакт с нами. Их мир идентичен нашему, но сдвинут по времени на семьдесят лет вперед. Тамошние ученые симпатизировали нам и нашим устремлениям поэтому передали в наш мир некоторые образцы своей техники, но самое главное — информацию о том что с нами будет происходить дальше. Сразу скажу если мы ничего не предпримем — Великую Германию ждет катастрофа. Генрих, начните показ.

Офицеры быстро задернули тяжелые портьеры, Мюллер щелкнул мышкой на открываемом файле на ноутбука, который держал на коленях и на большом экране проектор, подключенный к ноуту, начал показ тщательно отредактированная фильма. Вобщем-то это была нарезка кинохроник второй мировой войны, краткая история дальнейшего развития мира вплоть до 2008 года и фильма «Это Германия». Естественно были вырезаны все «нежелательные» эпизоды.

После демонстрации, когда включился свет все потрясенно молчали. На трибуну опять поднялся фюрер.

— Вот что нас ждет, — театрально тихо сказал он, а потом вмазал со всей силы кулаком по трибуне и буквально закричал, — да ждет! Если мы ничего не предпримем! Но у нас сейчас есть преимущество, мы знаем наши ошибки и мы их можем исправить! Нам передали массу важнейшей технической информации, с которой работать предстоит именно вам. Политической и военной будут заниматься другие. Но эта информация находиться в специальных вычислительных машинах, и чтоб получить ее вам придется научиться работать на них. Это не сложно. Генрих как видите достаточно быстро освоился. Сейчас заканчивается сборка двух десятков таких машин. Сразу после того как будет готов компьютерный класс, так называется там помещение для обучения работы на вычислительных машинах. Вы получите списки очередности обучения. О режиме секретности этого проекта я напоминать не буду. У кого какие вопросы?

— Мой фюрер, — не выдержав поднял руку первым Конрад Цузе, — значит там в будущем вычислительные машины будут приоритетным направлением?

— Да, после 2000 года наступит так называемая «эра цифры», — фюрер решил блеснуть термином, прочитанном на одном из форумов, — музыка, изображения и даже фильмы будут использовать в основном цифровой формат. Именно с этим у нас проблемы. Устройства, переводящие то что изображено на экране в, бумажные документы у нас есть, но расходные материалы к ним ограничены. Пока ограничены, — добавил фюрер, — и вам герр Цузе, да-да, именно вам, предстоит много поработать, чтобы подобные машины появились и у нас.

— Извините, мой фюрер, а мы не можем закупить в том мире еще? — задал вопрос какой-то ученый.

— К сожалению нет, вероятно мы вообще больше не сможем наладить контакт с тем миром. Но и того что нам передали вполне достаточно, а вам надо постараться не посрамить великую германскую научную мысль. На этом все. До свидания господа, и успехов в работе!

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г. Днем позже.

Конрад долго не мог придти в себя, казалось что это сон. Он сидит за мощнейшей вычислительной машиной, а шеф гестапо ходит между ними и объясняет как ей управлять. А управлять оказалось очень просто. Правда смешили некоторые названия. Прибор управляющий стрелкой на экране назывался почему-то мышью. Вообще-то это было ознакомительное занятие. А главной его задачей было построить что-то подобное на транзисторах. Которых еще пока тоже не было. Но ничего главное он сможет осуществить свою мечту — сделать такой вот компьютер, и хоть через двадцать-тридцать лет, но он его сделает.

Зуль. «Объединённые оружейные фабрики Зуль-Целла-Мелиссер».

Июль 1939 г.

Оружейникам было намного легче, им не приходилось осваивать компьютеры, им выдали образцы, по цинку патронов к ним, распечатанные инструкции, а потом и каталог легкого стрелкового вооружения всех стран за 2004 год. Вобщем работайте господа.

Сначала Хуго Шмайссер, и два инженера Генрих Фоллмер и Эмиль Бергман изучили все инструкции, чертежи и документы.

— Да, господа, — Хуго с удивлением смотрел на распечатки, — интересные вещи тут описываются. То что винтовочный патрон обладает избыточной мощью, а вот промежуточный патрон — самое оно, я говорил еще три года назад. И разработки тогда же начались, но как-то вяло. Нашим воякам опять что-то не понравилось, они хотели и пулемет и винтовку одновременно.

— Но такой патрон позволит применять бронежилеты. Винтовочная пуля их пробивает, а вот при стрельбе из промежуточного — нет. И тогда какой смысл?

— Смысл в том, что при попадании в бронежилет человек остается конечно живой, а вот из боя он будет выведен, и вы не подумали, что наши потомки, то есть люди из другого мира отказались от винтовочного патрона не случайно, — подал голос Бергман, — значит, и итоге он более эффективен.

— Меня смущает калибр 5,52 как-то несерьезно, да и отклики о нем не очень, — заметил Фоллмер, — мне вообще нравиться больше СКС. Мощность, небольшой расход патронов высокая прицельная дальность стрельбы. Прекрасная замена «Маузера 82К». А этот АК-108 — прямо скажем меня не вдохновляет. Особенно из-за калибра.

— Этим калибром пока заниматься не будем, в задание ясно сказано, что это второстепенная задача. Сначала нам надо скопировать и подготовить весь техпроцесс для автомата Калашникова. Причем наши выпускаемые конвейерные изделия не должны проигрывать в надежности образцу, который нам передали. Вот первостепенная задача, — подвел итог спору Шмайссер.

— Но их пулеметы — то нечто, ставятся везде где можно, сразу образуется пулеметная точка, — заметил Бергман, — мне особенно понравился Печенег, как переводиться — не знаете?

— В инструкциях этого нет, — холодно заметил Шмайссер, — а нам, пока стоит задача, не восхищаться оружием вероятного противника, а скопировать хотя бы автомат.

Проект «Призрак в доспехах», отдел химии.

Июль 1939 г.

Пару легких кевларовых бронежилетов предусмотрительно купленные мной. Были отданы на растерзание химикам. Причем один в прямом смысле. Манекен одели в этот жилет, сверху обычную солдатскую шинель, а потом выставили в чисто поле, и стали проверять на выстрелы пистолетов, пистолетов-пулеметов и винтовок. Также подрывали рядом гранаты и снаряды. Химики и военные не верили своим глазам, когда видели как в нескольких слоях синтетической ткани вязнут пули и застревают осколки. Винтовочные конечно пробивали подобные бронежилеты. Но вот все остальное. Военные насели на химиков, чтобы те развернули массовое производство. Поэтому те взяли за основу легкий полуторакилограммовый бронежилет с керамическими вставками, и назвали его «противоосколочный защитный жилет».

Проект «Призрак в доспехах», отдел вычислительной техники, а так же химии.

Июль 1939 г.

В первые же дни наладки новой техники остро стал вопрос расходных материалов к принтерам и плоттерам. Некоторые материалы и чертежи следовало распечатать немедленно. Вот тут и оказалось, что расходных материалов очень немного. И по закону подлости, картриджи переставали печатать в самое неподходящее время. Гитлер уже пару раз вызывал шефа Гестапо к себе, орал на него, и приказывал решить этот вопрос в кратчайшие сроки. Мюллер не стал долго думать, а создал в рамках проекта специальное подразделение, состоящее из химиков и механиков, первые занималось только расходными материалами: порошком, чернилами, пластмассовыми валами, вторые механической частью — шестеренками, пружинами. Электронику естественно не трогали, микросхемы оставались далекой перспективой. В первый день работы, собравшись возле стола и разбирая один из запасных картриджей для лазерного принтера, когда открыли отсек с порошком, разбиравший его неожиданно чихнул. После этого весь этот отдел стали ласково называть «трубочистами», потому что за обзывание негром в то время в Германии можно было и по морде схлопотать. Но спецы проявили себя с лучшей стороны. И скоро все принтеры и плоттеры были обеспечены чернилами и порошком. А механики могли быстро заменить любую деталь, правда вместо пластмассы ставили латунь или другой металл. Так было проще и экономичней, чем фактически с нуля создавать производство новой пластмассы.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г. Днем позже.

Мюллер забрал четверых самых молодых ракетчиков у фон Брауна и поставил перед ними задачу: изучить пусковую установку «Игла» и сами ракеты для поражения самолетов. Разбирать установку так, чтобы ее невозможно было собрать обратно он запретил, а вот пару ракет — пожалуйста. Но не больше.

— Господа, поймите, это долгосрочная перспектива, головки самонаведения нам сейчас не сделать, но вы должны изучить состав ракетной смеси и взрывчатки. А так же всю механику. И не забывайте о технике безопасности. Потом подключатся электронщики, но пока боюсь у нас не хватит на это времени и средств. К тому же создано новое объединение задачей которого является создание зенитных ракет. Но их работы, как и ваша — долгосрочная перспектива, пока изучайте распечатанные материалы. Пробуйте создать что-то подобное, естественно без самонаведения. А там, как говорят русские «посмотрим».

Берлин. Рейхсканцелярия., кабинет Гитлера.

Июль 1939 г.

— Сколько всего у нас компьютеров? — строго спросил фюрер Мюллера.

— Наши ученые смогли собрать все двадцать четыре, — отрапортовал шеф гестапо и главный после фюрера руководитель нового проекта, и добавил, — это не считая вашего и моего. Но ваш и мой уникальны. К ним нет запчастей. А вот в остальных основные части взаимозаменяемы. Единая материнская плата, процессор, и драйвера. Мы взяли с собой всего два блока питания, с ними пришлось повозиться, но как и предполагал наш друг Виктор, электротехники быстро разобрались и сделали аналогичные, правда не такие компактные, но при стационарной установке это не важно.

— Значит всего двадцать шесть, — подвел итог Гитлер, — а что с программами к ним?

— Установили, и пока что изучают, учатся работать на них. Но уже в полном восторге от этих вычислительных машин. Сложнейшие математические и инженерные расчеты выполняются почти мгновенно. Наши конструкторы и ученые готовы молиться на Акад, Маткад и другие подобные программы. Правда наметилась нездоровая тенденция — буквально интриг и борьбы, чтобы получить эти машины. Проблемы как и предполагали возникли с выводом информации на бумагу. Плоттер нормально работает, принтер — тоже. А вот расходные материалы — порошок и чернила пока только те, что мы привезли. Остается только дожидаться результата от наших химиков. Пока снимаем на фотопленку и делаем фотографии с экранов мониторов. Получается неплохо, но с чертежами и схемами приходится повозиться. Инженерные калькуляторы отданы в КБ. Всякую прочую мелочь типа плееров, сотовых телефонов и подобного — ученым.

— Время, Генрих, время, а у нас его нет, — задумчиво сказал фюрер, — Англию надо разбивать в ближайшее время, а как это сделать?

— Тут еще один вопрос, — перевел разговор на другую тему Мюллер, — мы скачали только характеристики и чертежи вооружений, но по технологиям очень много вопросов. Меня все инженеры и ученые уже замучили вопросами. «А из чего сделана эта деталь и как ее обработать?» или формула состава того или иного компонента. Даже у оружейников возникли затруднения. Формула лака для покрытия гильз из дешевой и мягкой стали неизвестна. Пытаются конечно экспериментировать вместе с химиками, но у тех полно другой работы.

— По крайней мере у них есть направление в котором мы должны двигаться, — ответил фюрер, — пусть обходятся собственными силами. Жаль оттуда нельзя протянуть этот Интернет. Очень удобная штука, а главное быстрая. Чего не знаешь — набрал в поисковике и дальше иди по ссылкам. В будущем надо тоже что-то подобное изобрести у нас. Но под контролем. Никакой порнографии. Разработка противотанковых гранатометов — пока полная секретность. Пусть экспериментируют, испытывают, выпускают, но потом все сдают на строго охраняемые склады. А все остальное?

— Все остальное требует много времени, через год освоим производство новых танков, пехотное оружие — думаю через месяц будет первый образец и полная технология производства, реактивные гранатометы, подбивающие любой современный танк — не меньше чем через три месяца. Радиолокация — в этой области лучше — все упирается в перестройку нового радиозавода, года через три можно ожидать первых результатов в атомном проекте, — честно признался Мюллер.

— Не веселая получается картина, — произнес фюрер, — у нас полно информации, но применить мы ее не можем просто не хватает времени. Как там все эти жуткие новинки — бомбы объемного взрыва и напалмовые бомбы?

— Идут исследования, опыты, но пока результатов особо нет, зажигательные бомбы есть, но на основе фосфора. А настоящий напалм — это очень сложная смесь. Да и взрыватель там не простой. Он должен равномерно распределить смесь над оптимальной площадью поражения и поджечь ее. Если бы с этой смесью было все так просто, ее применили бы в первой мировой войне. И еще одна сложность, люди очень медленно осваивают новую технику. Я имею в виду компьютеры.

— Виктор упоминал об этом, — задумался фюрер, — компьютерная боязнь, так если не ошибаюсь он назвал подобное явление. Тогда на вас ляжет еще одна обязанность — обучить специалистов работе на компьютерах, — закончил Гитлер.

— Но мой фюрер, у меня полно собственной работы, — не выдержал шеф гестапо, — вы мне предполагаете обучать людей, которые намного образованнее меня!

— Они образованы не в той области, они авиаторы, оружейники, полководцы, впрочем с последними я займусь сам. Вы им должны дать начальные знания, после они и сами начнут понимать как использовать эти вычислительные машины.

— Мы же с вами научились, научаться и все эти спецы. Я не могу работать круглосуточно. Мне надо охранять прежде всего секретность проекта. С контрразведывательной спецтехникой можем обращаться я и несколько моих подручных. Уже задержано два шпиона. И не дилетантов. Мощные профессионалы, если бы не аппаратура из будущего, мы бы их не выявили.

— И кто так заинтересовался проектом? — удивился Гитлер.

— Англичане, кто же еще, — хмыкнул Мюллер, — и к тому же, мы с вами, как говорят русские с нуля обучались работе на компьютере, и быстро его освоили.

— Но время, Генрих, время, именно его нам и не хватает, — не унимался Гитлер, — вы что не помните как нам помогал при этом Виктор?

— Да, — признал шеф гестапо правоту фюрера, — изучать компьютер по книге — это довольно долго. Да и непривычно. У меня поначалу тоже был страх все испортить.

— Вот поэтому вы и должны обучить наших ученых и техников работе с этими машинами, — наставительно произнес Гитлер, — много времени это не займет. Дадите шесть занятий по четыре часа каждый день. Думаю будет достаточно.

— Хорошо, начну занятия с завтрашнего дня, — пообещал тот. Потом замялся и добавил, — наметилось еще одна, точнее две проблемы.

— И какие же? — удивился фюрер, — вроде бы все мне перечислили.

— Первая, нам элементарно не хватает переводчиков. На английском языке материалов мало, на немецком побольше. А вот на русском огромное количество. Причем именно то что нас больше всего интересует. Люди работают по десять двенадцать часов, понимая важность работы, и их иногда приходиться в приказном порядке отправлять отдыхать. Но все равно… Вы же сами сказали как важно быстрее ознакомить наших ученых и инженеров с добытыми материалами.

— Ну так наймите фольксдойчей! В Германии сейчас полно людей знающих русский язык. Те же поволжские немцы, — раздраженно ответил фюрер.

— Но их надо тщательно проверять, — тактично заметил Мюллер, — а на это тоже требуется время.

— Придется снизить меры проверки, а еще подключите вашу спецаппаратуру, — высказал свое решение проблемы Гитлер.

— Но для того чтобы был толк необходимо не только знать разговорный русский язык, но и технические термины. У этих людей просто нет нужной квалификации.

— Откройте курсы ее повышения, — уже начал выходить из себя Гитлер, — еще, напомню, есть словари. Пусть переводят, а два часа в день повышают квалификацию. Еще вопросы?!

— Этот Виктор над нами подшутил, — стараясь держать себя в руках ответил Мюллер, — он вставил во все компьютеры, кроме вашего и моего специальную программу. Которая при включении и выключении вычислительных машин, проецирует на экран анекдот о Штирлице, обо мне и даже о вас.

— Так пусть уберут ее, — спокойно ответил фюрер, — Генрих, с каких пор вас стали там нервировать анекдоты о вас и обо мне. Или вы решили взять пример со Сталина? Тогда лучше сразу объявить Германию одним большим концлагерем.

— Программу так просто убрать не удалось. Я пробовал. Это что-то вроде компьютерного вируса, но нашим специалистам пока не хватает квалификации, чтобы ее выявить. А действовать наобум — можно повредить данные. Мы еще не настольно хорошо разбираемся в работе программ. Но главное не в этом, когда все кто был в проекте начала задавать вопросы — кто такой этот Штирлиц, я им просто сказал, не обращать на это внимания, а работать, тогда они обратились к Геббельсу. И этот недоумок не нашел ничего лучшего как организовать им закрытый просмотр, с разъяснением, что это просто художественный вымысел.

— И что, мне лично этот сериал понравился, Йозеф поступил правильно, — не понял причины раздражения фюрер.

— Да, но теперь у меня за спиной смешки, что неприятно и раздражает. Я ведь в этом сериале представлен совсем не такой как в жизни. Вы сами в этом убедились. Но самое главное некоторые офицеры стали пародировать меня. А уж фраза «А вас «фамилия любого человека», я попрошу остаться», так вообще вызывает хохот. Не говоря того, что Виктор на каждом рабочем столе оставил текст «Как размножаются ежики». Надеюсь вы читали его мой фюрер?! — вышел из себя Мюллер.

— Генрих, — спокойно и немного устало ответил Адольф, — помните как мы с вами впервые попали в тот мир? Как все узнали. И потом вернулись. Вас конечно задело это пренебрежительное отношение, но что поделаешь. Для них мы всего лишь исторические персонажи. У них другие проблемы, другие реалии. Они и сами другие. Поймите это. Нам нужно строить свой мир. И помощь оттуда просто бесценна. Хотите отомстить Виктору? Зачем? Он много для нас сделал, и сам живет в таком мире, где ни вы ни я не хотели бы находиться. Так к чему эти пустые обиды? Ради Рейха я бы их стерпел, ни разу не подумав задевает ли меня они или нет. А вы?

— Думаю вы правы Адольф, — после долгой паузы ответил шеф гестапо, — просто напряжение последних дней…

— Отдохните, да и людям нужно отдохнуть. Вон Брахуич не вылезает из лаборатории, он там даже койку поставил. Фон Браун недавно упал в обморок от усталости. Цузе скоро заработает проблемы со зрением. Остальные тоже накинулись на новую информацию как стая голодных зверей. Но у них впереди еще большая работа, поэтому вот вам приказ, — они протянул Мюллеру лист с машинописным текстом, — завтра в субботу я объявляю нерабочий день, и мы едем на шашлыки. В воскресенье отсыпаемся и в понедельник с новыми силами приступаем к работе. Приготовьте все необходимое. И разбейте группы так, чтобы никто не смог говорить о работе. Генералов перемешайте с учеными, технарей с пиарщиками. И естественно позаботьтесь об охране данного мероприятия.

— Да я помню, такой отдых в гостях у Виктора дал свои результаты, — кивнул уже частично успокоившийся Мюллер, — но проводить подобные мероприятия регулярно думаю не стоит.

— Вы правы, больше мы их проводить не будем, но сейчас у нас такая же ситуация как тогда. И выход — отдых. Пива и шнапса не жалеть. Но русской водки не надо, как и коньяку.

— Я понял, мой фюрер, — успокоился Мюллер.

Пригород Берлина. Тщательно охраняемая «Заповедная территория».

Июль 1939 г.

На этом мероприятии произошло несколько малоприятных инцендентов. Напившаяся Лени Ришенталь кричала, что она может снять лучший фильм чем Лиознова. Причиной был показ ей Геббельсом «Семнадцати мгновений весны» с немецкими субтитрами. Просмотрев много американских фильмов, она некоторыми восхищалась, некоторые критиковала, но этот сериал произвел на нее шокирующее действие.

— Тем более что она еврейка! — орала пьяная Ришенталь, — я, и только я, могу изобразить все величие Рейха! А эта, как ее там, она все сделала гораздо гениальнее, — плакалась она на плече Геббельса, Лени Ришенталь, — и вообще, надо такой же сериал снять! Но наоборот, наш человек в руководстве Сталина!

— А Кремль где вы будете снимать? — не удержался Мюллер, а про себя добавил, — «Эту Лиознову надо отметить, талант, что говорить, сам попал под обольщение этого сериала. И остальные фильмы тоже мне понравились, повествуют о простых людях, но так завораживающее. Она сейчас, скорее всего еще, школьница. Надо будет позже проверить.

— Я уговорю Сталина! — продолжала настаивать на своем немецкая кинорежиссер.

— Хорошо, поговорим об этом. Когда вы станете более адекватной, — ответил Мюллер, и переместился к другой группе гостей. В принципе праздник проходил нормально, никто не говорил о работе, и плавно разговоры среди мужчин, которых было абсолютное большинство перешло на женщин и проблемы с ними.

Фон Браун готов был всех отправить в космос, он даже написал несколько путевок, от руки, далее, шли путевки на Луну и на Марс.

— Немцы будут первыми туристами, которые покорят спутник земли. А затем Марс, — кричал раззадорившийся фон Браун, — а далее мы полетим к звездам! — в экстазе кричал он, — но самое главное. Я отправлю в космос всех сомневающихся в моем гении! Ведь несмотря на сведения о будущем я все-таки отправил людей на Луну! Вы Мюллер будете первым, кого я отправлю туда!

— Нет первой буду я — кричала Ришенталь, — впрочем могу и второй, кто вас там будет снимать.

Мюллер отошел с фон Брауном в сторонку и сказал ему:

— Хватит, вы поняли?! Хватит ваших обещаний! Вы и ракеты в той истории хотели сделать оружием возмездия. А что получилось? Получилось — что вы продались американцам. И запомните еще — если будете снова хвастаться своими успехами — то я вас отправлю так далеко, что отсюда даже не видно.

Фон Браун проникся и больше не закатывал речей. Лишь пробурчал еле слышно:

— Но космос будет за нами.

Он хотел только одного — выполнить свою мечту, вывести человека в космос.

Постепенно подобные выезды с жаркой мяса по рецепту самого фюрера прижились, и через десять лет обычные немцы часто выезжали «на шашлыки». Естественно в разрешенных зонах лесопарков и прибирали за собой весь мусор. И имел место девиз в духе того времени «Если ты не убрал за собой отдыхая на природе, то буть готов убирать за такими же как ты!».

Лет через двадцать молодой немецкий офицер, находясь на отдыхе в Грузии, долго спорил со старым грузином, доказывая, что шашлык изобрели немцы, и не кто-нибудь, а лично фюрер. Грузин кричал, что его прапрадедушка ел шашлык, когда еще их фюрера на свете не было. Вот только мариновать кефиром мяса у них не было. Спор ни к чему не привел. Немецкий офицер приняв несколько порций шнапса ушел в отель, а грузин остался торговать сувенирами, шашлыком, шачапури, и другими экзотическими с видения иностранцев блюдами. Курортный городок жил своей привычной жизнью. Правда немного изменилось произношение, как всегда бывает с инородными словами. Немцы говорили «шашлик», причем быстро произнося это слово.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г. Через день после отдыха на природе.

Рейхсмаршалл и шеф Гестапо сидел и тихо зверел. Больше всего ему сейчас хотелось взять в руки MP-38, а еще лучше пулемет и перестрелять всех присутствующих. Гвалт стоял невыносимый. Совещание всех причастных к проекту превратилось в свару и дележ.

— Т-92, вот что надо выпускать! С этой машиной я завоюю хоть весь мир! — орал Гудериан.

— Промышленность этот танк не потянет, да и многие технологии нам неизвестны, — орал в ответ Тодт, — Т-54, на нем и будете воевать!

— Дайте хотя бы Т-70! — не унимался Гудериан.

— Нет, не забывайте о нас еще много направлений, — оставался тверд как скала Тодт.

— Ракеты — приоритетное направление, — стараясь перекричать всех вещал фон Браун, — это показало будущее, так что я забираю половину вычислительных машин.

— Об атомной бомбе не забывайте, — возразил ему Браухич, — что вы будете ставить на ваши ракеты, когда построите их? И вообще бомбу можно сбросить с самолета, а ваши ракеты когда еще будут надежны. Так что эти самые компьютеры нужны прежде всего нам.

— Вы все забываете о самом важном — о людях, — спорил министр пропаганды Геббельс, — все ваше оружие будет обычными железками, если не будет подготовленных людей. А таких людей воспитываем мы. Наш приоритет важнее. И у нас больше возможностей для внедрения технологий будущего.

В результате как потом назвали это мероприятие «большой дележки». Пять компьютеров достались атомному проекту. Три — фон Брауну, три в центральный штаб Вермахта, три — Месершмидту, три — разработчикам бомбардировщиков, три — танкостроителям, один — Геббельсу, два — радиотехникам, один — Карлу Цузе, один — для обучения подключаемых в проект специалистов.

Берлин. Рейсканцелярия, кабинет Гитлера.

Июль 1939 г.

В кабинете фюрера царила неуютная атмосфера. Гитлер терпеть не мог ни перед кем извиняться. А напротив него сидел мрачный Канарис. Только что узнавший что его ждало бы в будущем. Лишь только Мюллер, спокойно сидел в кресле с ничего не выражающим лицом.

— Поймите Вильгельм, — мялся Гитлер, — я прекрасно понял все мои ошибки. И Генрих, кстати, тоже. И меры приняли. Так что эта некрасивая история не повториться. Как видите от вас у меня нет никаких секретов, вы получили высший допуск.

«Ага, повесели ни за что ни про что, а потом извиняются, хотя что это я, ничего же еще не было, но ведь может же быть, фюрер по прежнему настроен воевать с СССР», — думал между тем Канарис.

— Да и сами представите ту обстановку, когда русские уже в Берлине, мне просто не было времени заниматься вашим делом, — фюреру все больше стал надоедать этот разговор, — вобщем если вы готовы и дальше работать в проекте, как глава Абвера, то я буду очень рад, а если нет, то пойму и приму вашу отставку.

«Ага, как же, а Мюллер на следующий день устроит мне несчастный случай с летальным исходом. Да и теперь вроде фюрер стал более реалистично смотреть на некоторые вещи и войну в целом. Хорошо его этот как его там Сомофф, окатил ведром ледяной воды, а то все Великая Германская раса непобедима, огромный боевой дух, и прочие бредни. Но теперь, думаю можно спокойно работать», — подумал Канарис, а вслух сказал:

— Мой фюрер я всегда готов служить на благо Германии.

— Ну и отлично, — Гитлер пожал ему руку, и в качестве напутствия сказал, — Генрих подготовит вам все материалы по проекту, касающиеся вашей области. И поделиться аппаратурой.

Генрих бросил на Канариса неприязненный взгляд, но возразить фюреру не посмел. С тем начальник Абвера покинул кабинет Гитлера.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г.

Вальтера Шелленберга Гитлер хотел сначала расстрелять, за то что тот налаживал контакты с американцами во время Второй Мировой войны, и планировал вообще выкрасть Гитлера и передать его американцам, но Мюллер отстоял своего сотрудника, переведя его просто в разряд неблагонадежных. Более того когда фюрер был в хорошем расположении духа, добился восстановления того в должности. Когда Шеленбергу дали высший допуск, и он получил всю информацию по проекту, поняв, почему его арестовали, а потом отпустили, он первым делом записался на прием к шефу. Вошел, поздоровался, Мюллер, кивнул, деловито что-то набирая на клавиатуре компьютера. Вид у подчиненного шефа гестапо был не ахти, казалось он постарел лет на десять.

— Господин рейхсминистр можно два вопроса?

Мюллер оторвался от экрана и внимательно осмотрел посетителя.

— Задавайте Вальтер, — разрешил он после некоторого раздумья.

— Как там в будущем? Нет, я конечно видел все материалы, фильмы, газеты и журналы, но что чувствовали лично вы, побывав там?

Мюллер не сразу ответил на этот вопрос, он подумал, а потом медленно и как показалось Шеленбергу печально стал говорить:

— Как там? Говоря коротко там все по другому. Понимаете — все. Люди, отношения, такое впечатление, что вроде все знакомо, но в тоже время все чужое. Да, они немало добились, но очень много потеляли.

— Я говорю о Германии, — осторожно уточнил Шеленберг.

— Я тоже именно о ней и говорю. Я был там. Проходил по Вильгельмштрассе. Но повторяю, там просто все другое. А если будет возможность, рекомендую поехать, так сказать на экскурсию, сами все увидите, вот только мундир снять придется. Там он плохо воспринимается, — не удержался от язвительной подколки.

— С удовольствием воспользовался бы вашим советом, но думаю подобное несбыточно.

— Задавайте ваш второй вопрос? У меня знаете ли мало времени на пустые разговоры.

— Почему вы заступились за меня? Вы же меня терпеть не можете.

— Не спорю. Но я отделяю деловые качества, от личной неприязни. Вы очень хороший специалист. А сейчас мне очень нужны специалисты. Руководящего состава проекта просто не хватает на решение всех вопросов. Поэтому сегодня отдыхайте, а завтра жду вас у себя.

— А уже «отдохнул», — позволил себе усмехнуться Шелленберг.

— Я не беспокоюсь о вашем самочувствии, просто четко сформулированное задание для вас еще не готово, — поэтому идите домой.

Шеленберг, попрощался, и вышел из кабинета. А на следующий день служащие гестапо увидели прежнего Вальтера Шелленберга, улыбчивого и приветливого.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Июль 1939 г. Днем позже.

— Господин рейсфюрер, там к вам на прием какой-то Штирлиц проситься, третий допуск, — осторожно сообщила секретарша, видя, что шеф Гестапо занят, работая с документами. Сначала тот вздрогнул, а потом спокойно спросил:

— Как его полное имя?

— Оскар Виливуд Штирлиц, — доложила секретарша.

— Личное дело его мне, — приказал Мюллер и добавил, — сам пусть подождет.

Через несколько минут перед ним лежало личное дело молодого человека, фамилия которого была известна многим участникам проекта. Но Мюллера интересовало совсем другое. Мог ли он быть шпионом русских? Интернет Интернетом, и все заявления, что шпиона такого ранга в верхушке Рейха не существовало, но сомнения существовали. Прочитав его дело, он понял, что — нет. Не может этот парень быть шпионом русских. Вызвав секретаршу, он попросил пригласить в кабинет молодого человека. Тот совсем не подходил под киношный образ, он был гораздо моложе, и на его лице были написаны все его эмоции и чувства. Но Мюллер не спешил.

— Итак молодой человек, вы записались ко мне по личному вопросу, слушаю вас, так как мне интересно как ваш личный вопрос, своей важностью оторвет меня от дел Рейха! — строго заявил он.

— Понимаете господин Рейхсмаршал, я всего несколько дней назад устроился работать техническим переводчиком в проект. Мне дали третью степень секретности. Я выполняю все ее требования, но многие старшие офицеры почему-то считают меня русским шпионом.

— И в чем это выражается? — абсолютно спокойно спросил Мюллер.

— Они говорят, что из Москвы пришла радиограмма, с повышением моего звания от штурмбаннфюрера до группенфюрера. Но я обер-летейнант. Штурмбаннфюрером я никак быть не могу. Но почему все старшие офицеры так надо мной подшучивают? А еще какая-то радистка Кэт. У меня пока вообще нет девушки, тем более с таким именем. Этого я уже не понимаю, — он устало склонил голову.

— И зачем вы ко мне пришли? — спросил Мюллер холодным тоном.

— Я хочу сказать, что я не русский шпион, да, моя бабушка русская, она закончила Смольный университет, и мы покинули Россию еще до революции. Это она заставила, да, буквально заставила меня выучить русский язык, но меня всегда интересовала электротехника, поэтому я попытался поступить в техникум, но не смог пройти экзамен, а тут ваше предложение о работе, — и он замолк.

— Вы так и не объяснили зачем вы ко мне пришли, — строго сказал Мюллер, — ваша биография есть в вашем личном деле. С ним я уже ознакомился.

— У меня один вопрос, — твердо глядя на Мюллера сказал Оскар, — почему вышестоящие офицеры считают меня шпионом?

— Из-за вашей фамилии, — просто ответил Мюллер, — был такой персонаж в… одном фильме русских. Ваш однофамилец. Не беспокойтесь, мы вас так проверили, что никаких сомнений в вашей лояльности, а тем более работы на разведку русских нет.

Он немного подумал, а потом сказал:

— Вот что, я вам выпишу пропуск на показ этого сериала. Но допуск придется увеличить до второго, вы надеюсь понимаете что значит такая ответственность? После просмотра надеюсь ваш вопрос решиться сам собой. И помните Штирлиц — всего лишь персонаж сериала. И вы думаю должны записаться на закрытый факультет радиоэлектротехники. Свободного времени у вас почти не будет, но вы узнаете то к чему стремились.

На этом аудиенция закончилась.

Неделю Оскар Штирлиц ходил сам не свой. Он наконец понял, к чему его привлекли работать, он и раньше не понимал некоторых деталей в переводе или несуразностей, но теперь все встало на свои места. И главное, как для молодого человека в то время, он смог общаться с офицерами на одном уровне.

— Штирлиц, пришла радиограмма из Москвы, вас наградили Орденом Красного Знамени! — с порога закричал один из офицеров.

— Ерунда, фальшивка, там мне не орден, а звание Героя Советского Союза дали. Что, я собственных радиограмм не читаю? — шутливо ответил он.

И вскоре атмосфера в коллективе переводчиков нормализовалась. Оскар Штирлиц сам придумал шутку. Когда он вошел в отдел после выходных, то стал раздавать всем апельсины. А сотрудники стали спешно хвататься за документы, над которыми работали. Но иногда даже высшие деятели Рейха заглядывали в комнату, чтобы посмотреть на Штирлица. И всегда звучала фраза: — Совсем не похож.

Но Оскар Штирлиц на это не обращал внимание, он учился на вечернем отделении Берлинского университета, по профессии «Электромеханик». Но когда он прочитал первые учебники на русском языке, датировавшиеся 1962 годом издания, и ознакомился с технологиями радиоэлектроники, он понял, что ему очень повезло с фамилией. На этот курс набирали только тех специалистов, кто имел допуск, не ниже второго.

Штаб-квартира «Аненербе», Пюклерштрассе, 16.

Июль 1939 г.

Аненербе несмотря на советы Виктора не разогнали. Должна же быть у проекта ширма, а то информация уже начала расползаться. Кто-то что-то ляпнул в пивной, кто-то намекнул другу, естественно никакой конкретики не было, но слухи набирали обороты. И поэтому их стоило взять под контроль. В Аненербе увеличили охрану, но убрали оттуда нормальных ученых, историков и археологов. Их места заняли всякие мошенники и сумасшедшие. Но отбирали строго. Человек либо должен быть искренне уверен, что работает над очень важным проектом, или так делать вид занятого человека, чтобы и никому в голову не пришло, что он ни на грош не верит в оккультизм. Особенно давили на секретность и важность проекта. Одели всех в черную эсэсовскую форму дали звания и очень неплохо платили. Причем результаты принимали любые. Человек говорит с вселенским разумом, прекрасно, он должен записать все что этот разум ему скажет. Разномастным «конструкторам из народа», подсунули летающую тарелку, да ту самую, которую хотели сделать нацисты в мире Виктора. И она очень красиво и грозно летала в фильме. Якобы это сверхсекретные съемки испытаний объекта. Два цеха исправно клепали грозные с виду, но не могущие летать самолеты. А уж как издевались над танками — не передать. Это были монстры с четырьмя башнями и шестью пулеметами, страшный сон танкостроителя. А «конструкторы» всерьез разбирали плюсы и недостатки моделей изображенных на чертежах, в которых современный человек без труда узнал бы гигантских роботов из аниме-сериалов.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Июль 1939 г.

— Альфред, нам надо ее построить! — вещал фюрер в своем кабинете, — в Англии — Тауэр, в Америке — небоскребы, во Франции — Эйфелева башня, а у нас будет Берлинская телебашня, со смотровой площадкой и крутящимся рестораном.

— Адольф, — любимец фюрера, Альфред Шпеер, один из немногих, кому разрешалось именовать Лидера Великой Германии по имени, склонившись над чертежами устало произнес, — вы знаете сколько стоит подобный проект? Сейчас Рейх его просто не потянет. Нет, я за постройку и готов ее возглавить, прекрасный проект, гораздо лучше чем башни в Торонто, и Китае, но и вы поймите меня правильно. Неопробованные технологии. Материалы, которые только предстоит создать. Но самое главное — денежные ресурсы.

— Значит только после войны? — искренне грустно спросил Гитлер.

— Да, мой фюрер, — ответил Альфред Шпеер.

— Тогда вам еще задание, — ответил Гитлер, — посмотрите здания в Москве разных времен, от наших до ихних, и скажите свое мнение. Я не хочу превращать эту жемчужину градостроительства в то во что ее превратят большевики, а особенно их потомки.

— Я поработаю над этим Адольф, — ответил Шпеер и вышел из кабинета.

Берлин. Рейсхканцелярия, кабинет Гитлера.

Июль 1939 г. Там же на следующий день.

С утра несмотря на отсутствие каких-либо плохих известий рейхсканцлер Великой Германии пребывал в скверном настроении. Впрочем подобное с ним случалось часто. Все мемуаристы отмечали, что Гитлер был слишком подвержен собственным эмоциям. Поэтому Мюллера он встретил, не здороваясь вопросом:

— Надеюсь Генрих у вас не обычная рутина, судя по вашему раздутому портфелю.

— Нет, мой фюрер. На этот раз у меня у меня есть чем вас порадовать, — но он не расстегнул портфель, а полез в карман и торжественно, как очень ценную вещь поставил перед Гитлером патрон. Обычный, стальная гильза покрытая темно-зеленым лаком, пуля в медной «рубашке». Гитлер посмотрел на него, повертел в руках, потом взвесил на ладони.

— И что? Думаете я таких не видел? — начал заводиться он, — да я их ящиками таскал, если не помните!

— Все верно, но это наш патрон, — сделав ударение на слове «наш», — объяснил он, — обратите внимание на маркировку, — слегка позволил себе улыбнуться Мюллер.

— Хм, — фюрер внимательно вгляделся в клеймо на гильзе. Все верно, стандартная маркировка «Оружейных фабрик Зуль», вот только был проставлен год 1939, что никогда не делалось, — а зачем год проставили?

— Для истории, мы первые разработали такой патрон и оружие для него.

— Так и в том мире мы первые разработали промежуточный патрон. Я имею в виду массовую серию. Но это лабораторный образец как я понимаю? — хмуро посмотрел на начальника Гестапо фюрер.

— В том то и дело что нет. Уже налажена линия массового производства. Благодаря технологиям из мира Виктора, удалось удешевить и все имеющиеся производства стрелковых боеприпасов.

— Крупп будет в восторге, — усмехнулся Гитлер, — скверная дешевая сталь, обретет большие заказы. А что по другим калибрам?

— К сожалению лаковое покрытие может применяться в винтовках, автоматах, крупнокалиберных пулеметах, но не более 14 мм. В остальном остаются латунные гильзы. Лак слишком хрупок для подобных орудий. Скалывается, засоряет патронник, и в итоге орудие может просто заклинить. Но и при этом, экономия просто огромная.

— Да вы правы, война — это прежде всего деньги, — согласился фюрер, скверное настроение никак не желало отпускать его, несмотря на хорошие новости, — дальше Генрих.

Мюллер открыл портфель и поставил перед Гитлером приемник. Небольшой такой транзистор как бы назвали его у нас. Железный корпус, передняя панель из дерева. Тумблер включения, ручка настройки громкости, ручка настройки станции приема. Шкала с делениями. Никелированная телескопическая антенна.

— Понятно, можете не объяснять Генрих, — фюрер сразу включил приемник и немного покрутив ручку настройки поймал Берлинское радио. Диктор бодреньким голосом рассказывал последние международные новости.

— Решили деньжат подзаработать, Генрих, как в свое время японцы? Непохоже это на вас, — язвительно заметил он. Шеф Гестапо действительно обладал финансовой чистоплотностью, несмотря на большие возможности, и жил только на жалование, впрочем оно было немаленьким.

— Никак нет мой фюрер, мне хватает моего жалования, — спокойно ответил Мюллер, — а вот это действительно опытный образец. Просто в лаборатории попросили меня показать их достижения. Опять же — все детали с нашего радиозавода. Если выиграем войну, можем запустить в массовую серию.

— Вот именно, если выиграем, — заметил фюрер, но его настроение уже стало улучшаться.

— А вот для этого мы разработали портативную рацию, — и Мюллер выложил на стол очередной «подарок фюреру», — это уже массовая серия.

Рация представляла собой почти точную копию нашей милицейской рации в годы «застоя».

— Дальность уверенного приема 5–10 километров, зависит от местности, на самолетах стоят другие побольше, но и дальность больше 50, время работы 10–12 часов, эти рации мы можем производить до 1000 штук в год.

— Но самое главное, — тут как заправский фокусник шеф Гестапо вытащил из портфеля небольшой блок, размером в две пачки сигарет, — вот это уже наша разработка. Миниатюрный шифратор. Подключаете его сюда, он легко сдвинул небольшую крышку сзади рации и воткнул в разъем шифратор. Затем защелкнул держатель.

— Видите кнопки на обратной стороне? Как на сотовом телефоне. От одного до десяти. И две дополнительные кнопки. Включив любую из них вы услышите только невнятное бормотание в эфире. Небольшая схема искажающая поток, и все враг уже не может разобрать что вы там говорите. Если он конечно не знает кода, то есть какие клавиши нажимать. Система очень простая, но эффективная и главное, быстродействующая не надо никаких шифроблокнотов, Энигм. Для диверсионных групп то что надо.

— Прекрасно Генрих, — у фюрера улетучилось плохое настроение и настало время деятельности, — у меня сегодня записан выезд на полигон. Как я понял там мне решили продемонстрировать последние новинки нашего оружия.

— Да все готово со вчерашнего дня. Действовать будет один человек. Так легче увидеть, степень превосходства новых вооружений.

Пригород Мюнхена. Расположение 26-й пехотной дивизии Вермахта.

Июль 1939 г.

Бертран Вольтен был обычным офицером вермахта, если бы не одно «но». Он обожал оружие и коллекционировал его. У него были в коллекции и русские трехлинейки, и французские пулеметы, и американские «Томпсоны», и еще много чего. Список мог бы занять несколько машинописных страниц. Весь свой арсенал он хранил на работе. В большой «оружейной» комнате, переоборудованной из старого склада. Среди коллег он пользовался уважением, как отличный знаток огнестрельного оружия. Он очень удивился визиту двух эсэсовцев и приказом отбыть и их распоряжение, никаких грехов он за собой не замечал, и приказ дублировался также и его командованием. Так что придраться было не к чему.

— Позвольте господин Вольтен, сначала узнать вашу компетентность относительно огнестрельного вооружения? — предварительно попросил один из эсэсовцев.

— Пожалуйста, я не против, — снисходительно ответил лейтенант Вольтен.

— Укажите пожалуйста плюсы и минусы русской самозарядной винтовки Токарева? — задал вопрос первый эсэсовец.

— Плюсы — дальность поражения, возможность вести огонь достаточно быстро, в переделах обоймы, и еще возможность крепления оптического прицела, что делает винтовку на коротких дистанциях очень удобной для снайпера. Минусы — с такой винтовкой может работать только подготовленный человек. В руках новичка она бесполезна. Отстреляет пару обойм и ее заклинит. Повторяю, СВТ — оружие для профессионала.

— Прекрасно, герр Вольтен, — кивнул один из эсэсовцев, — а теперь проедемте с нами на полигон, там вам объяснят ваше задание.

Они несколько часов ехали на машине, и приехав уже под вечер, ему приказали располагаться в выделенной комнате. «А что неплохо, душ, радиоприемник, заправленная постель. Что-то слишком шикарно для рядового офицера вермахта. Интересно, что они завтра от меня потребуют», но он поужинал, принесенным в комнату молчаливым эсэсовцем, курицей с рисом и послушав приемник завалился спать. А вот утром…

Пригород Бранденбурга. Начавшаяся строиться полоса препятствий для частей спецназа «Бранденбург-800».

Июль 1939 г.

Утром его подняли как в казарме в семь ноль-ноль, и повели в приземистое здание, раньше которое служило скорее всего складом, а теперь его срочно переоборудовали в подобие мастерской и тира.

Бертран молча отдал честь, высокому чину СС, нацистское приветствие накануне в приказном порядке отменили в армии. Тот отреагировал совершенно спокойно, так же приложив руку к фуражке.

— Лейтенант Вольтен, приказываю, без чинов.

Тот кивнул. Теперь они могли говорить на равных, а не как командир и подчиненный.

— Вольтен, нам надо опробовать новое оружие в обстановке максимально приближенной к боевой. Причем на вашем месте должен бы быть новобранец, но он не напишет отчета о плюсах, минусах, а главное советов как лучше применять то или иное оружие.

— Позволю заметить я специалист по огнестрельному оружию. По другим видам оружия, например, минометам, я ничего сказать не могу.

— Хм, — задумался эсэсовец, — но вы ведь стреляли гранатой из винтовки с насадкой?

— Стрелял конечно, и не только. Из ракетницы тоже стрелял гранатой. Ужасно. Уж лучше обычная ручная, с терочным запалом. А этими только в стены стрелять. Тогда может и взорвутся.

— Думаю завтра, а может и сегодня вы измените свое мнение, — с усмешкой сказал эсэсовец, и спохватился, — я не представился, Ульрих Керентиц. Куратор проекта с военной стороны. А сейчас вы должны подписать бумаги о соблюдении секретности, потом осмотреть полигон в бинокль. На это вам дается не более пяти минут. После ознакомление с оружием и пробные выстрелы. Завтра утром выполнение задания.

— А само задания я могу увидеть?

— Только после того как подпишите все бумаги о секретности.

— Понятно.

Вольтен удивился сколько разных бумаг ему дали подписать. Такое впечатление, что его хотят посвятить в самую важную тайну Рейха. Впрочем так оно и было на самом деле. Потом он пошел и посмотрел ровно пять минут на полосу препятствий, которую он должен пройти. Вот здесь уж участники проекта расстарались, присутствовала и колючая проволока, и болото, и насыпь песка, а также доты, это из тех что он успел увидеть, а также небольшой водоем имитирующий речку. Также имелись различные здания, от полностью целых, до «подвергшихся бомбежке». Бертран про себя выругался: «И какой идиот это придумал, такой пейзаж нигде не встречается». Но после недолгих размышлений признал правоту создателей полигона. Это же не реальный бой оружие надо опробовать в любых условиях. После его повели в другое помещение, в котором сидели за большим столом конструкторы-оружейники Шмайссер, Бегман, Фольмер и Генрих Лангвайлер, разработчик фаустпатрона, а теперь реактивного противотанкового гранатомета.

— Доброе утро господа, — поприветствовал их Бертран.

— Доброе, — отозвался Бергман, а Вольмер и Шмайссер только кивнули, рассматривая то что лежало на столе. Но потом повернулись к нему.

— Герр Вольтен, я так понимаю, это вы будете представлять наши изделия на завтрашней демонстрации? — обратился к нему Лангвайлер.

— Да.

— Тогда я попросил бы вас завтра быть осторожным оружие конечно прошло все испытания, но это все же не серийное производство.

— Понимаю, а теперь я хотел бы получить задание.

Ему протянули машинописный лист бумаги. Там было сказано, что он должен уничтожить не менее 30 солдат противника. Их роль будут выполнять появляющиеся деревянные мишени, причем на поражение каждой отводиться всего две секунды. Там было еще, как решил Вольтен, издевательское предписание «Стреляй во все что шевелиться». А после надо уничтожить два бронетранспортера, а после три PZ-2 два PZ-3. И это еще не все. Дальше взять дот противника с двумя пулеметами, и как «десерт» уничтожить противотанковую батарею из 8 пушек. Прочитав это Вольтен не стал ругаться, а просто сказал:

— Герр Керентиц, я обычный, хоть и хорошо подготовленный солдат, а не фантастический пришелец с других планет, обладающий сверхспособностями. Все что тут написано невозможно физически выполнить одному человеку. Враг между прочим не только наступает, он еще и стреляет, и кидает гранаты.

— Вы думаете мы такие дураки? — усмехнулся эсэсовец, — сначала опробуйте оружие, а потом говорите.

Вольтену пришлось подчиниться. Он сначала изучил ТТХ АК-39, и только задал единственный вопрос, почему он так назван. К его недоумению, конструкторы как-то потупились и сказали, что это автоматический карабин. Впоследствии название может быть и другим. Так оно и было, название заменили на SturmGewehr-39, то есть штурмовая винтовка образца 1939 года. А Хуго Шмайссер в последующих интервью всячески открещивался от личного изобретения, говоря, что это разработка группы конструкторов. Но вот что действительно зацепило Вольтена, это когда он увидел пробиваемость пули от этого странного пистолета-пулемета. И впечатлила. Нет, конечно винтовка пробивает лучше и дальше, но у нее нет режима автоматической стрельбы. А здесь и автомат и полуавтоматическая винтовка. «По крайней мере интересно», — подумал Вольмер и сделал на заранее предложенном куске брезента полную разборку, смазку и сборку этого странного автоматического карабина.

— Одно замечание, господа конструкторы, — сказал он когда собрал автомат.

— Уже? — удивился Фолмер.

— Магазин удобней делать сбоку, — пояснил Вольтен, — когда вы находитесь на поле боя, то от того как высоко вы приподнимаетесь, чтобы стрелять зависит ваша жизнь. Если у меня винтовка, то противник видит лишь каску и ствол моей винтовки, а если я стреляю из MP-38, то я вынужден приподниматься, и это делает меня большей мишенью, чем пристрельбе из винтовки.

— Вы неправы, когда все перейдут на такие автоматические карабины, уже не важно насколько приподнялся солдат над землей, — заявил Керентиц, — вы продолжайте. В тир сейчас?

— Да хочу посмотреть на ваш карабин в действии, — ответил Бертран. Они вышли из помещения и прошли немного в сторону. Тир располагался на открытой местности, но в конце ограничивался холмом. Сначала Вольмер стрелял одиночными с позиции «лежа», потом встал на одно колено, дальше выпрямился во весь рост. Мишени располагались на расстоянии 100, 300 и заканчивались в пятистах метрах у кирпичной стены. Вольмер на каждую тратил по десять выстрелов, потом менял магазин, сдвигал прицельную планку и позицию. После разобрал автомат, удовлетворенно кивнул, чистить не стал и собрал обратно. После этого закинув автомат на плечо пошел к мишеням.

— Очень хорошо. Могу сразу сказать оружие простое и надежное. Бьет точно.

После сменили мишени и он вернувшись на огневой рубеж стал стрелять очередями. Сначала короткими на три-пять патронов, затем длинными. После как в и первый раз осмотрел автомат, и занялся вместе с конструкторами результатами стрельбы.

— Отличное оружие! Извините конечно, господа Шмайссер, Бегман и Фольмер, но ваш MP-38 достаточно неудобное оружие, и в длительном бою нагревается так, что на левую руку приходиться надевать перчатку, а здесь, он с любовью погладил автомат вы превзошли самих себя, — подвел итог испытаниям Вольмер, — когда начнется поставка в войска?

— Сейчас этот вопрос уточняется, — сказал эсэсовец, забирая автомат, — а пока испытайте этот образец, — и он протянул ему СКС.

После такой же стрельбы на разные дистанции и из разных положений. Бертран выдал свой вердикт.

— Конечно лучше маузеровской винтовки, меньше расход патронов чем у АК-39, наверняка большая дальнобойность, выше прицельная дальность, но нет режима автоматического огня. Если группа целей, то имея в руках автоматический карабин, из засады один человек может уничтожить их всех. А с этим оружием этого не получиться.

Следующим экземпляром он получил автомат АК-39 с подствольным гранатометом «Обувка» — и несколько гранат «ВОГ-25» к нему. Как и в прошлые разы он сначала внимательно прочитал ТТХ данного оружия, затем пошел на полигон и зарядил гранатомет. Залег, прицелился в ближайшую мишень и выстрелил. Граната ушла в окно здания и там взорвалась. Потом он атаковал ДОТ. Гранаты на удивление точно ложились в цель и с большого расстояния, при чем он мог стрелять и в обычном режиме стрельбы патронами, из-за смещенного вбок прицела для гранатомета. Но особенно его обрадовала самоликвидация гранаты. Враг высовывается из укрытий, считая, что граната не сработала, тут-то его и накрывает. Позже американцы и англичане называли такие гранаты «прыгающая смерть». Бертран так увлекся, что эсэсовцу пришлось его останавливать.

— Хватит герр Бертран. У нас не так много этих гранат.

— Жаль, — искренне ответил Бертран.

— Самое интересное еще впереди, — улыбнулся Лангвайлер, — поверьте вам еще предстоит удивиться.

И Вольмер еще раз удивился когда ему показали необычное оружие и дали прочитать ТТХ.

— Это невозможно, — вынес свой вердикт Вольмер, — у вас получается какая-то противотанковая пушка, которую может носить один солдат.

— Вы и раньше говорили что многое невозможно, но сейчас вы вроде изменили свое мнение.

— Тогда на полигон, — твердо ответил Вольмер. На полигоне он подорвал два Pz.III и четыре Pz.II, правда те стояли и не открывали ответный огонь, но он их именно их подорвал, а не остановил, от удара кумулятивной гранаты у всех взорвался боекомплект. Потом последовала очередь ДОТа. Туда была направлена осколочная граната. После осмотра того, что осталось пулеметов, что там стояли, остались искореженные железки.

— Господа, — в ангаре, куда они все вернулись, обратился ко всем конструкторам и эсэсовцам Вольмер, — это что-то необыкновенное. Вы создали оружие, которое, позволяет уничтожать танки и укрепления противника с такого расстояния, что мне становиться страшно. Надеюсь это оружие не будет применено против нас?

— Оно секретное, герр Вольмер, — ответил один из эсэсовцев, — и вы сами понимаете, что это секрет не должен достаться нашим врагам.

— Я это прекрасно понимаю. Но танки тогда теряют свою эффективность, — продолжал Вольмер, но его речь оборвал первый эсэсовец, — а кто вам сказал, что от этих гранатометов нет защиты?

— Но…, - растерялся Вольтен.

— Завтра вам предстоит демонстрация всего этого оружия перед высокой коммисией, не беспокойтесь об их безопасности, они будут в бункере, он никак не может оказаться в секторе обстрела, но вы должны показать все на что способны. Все будет как на настоящем поле боя, но патроны конечно холостые. Гранаты и мины заменят взрывпакеты. И самое главное, ваша основная цель не победа, а прохождение полосы препятствий, и потом отчет где слабые и сильные стороны данного вам вооружения. А сейчас идите и постарайтесь хорошо отдохнуть. Завтра у вас будет тяжелый день.

Бертран Вольтен так и поступил, он вымылся в душе, вечером еще раз изучил ТТХ оружия, и представил себе полигон и как он бы его прошел. Оставил себе несколько, уточнений, которые хотел выяснить с конструкторами, а потом включил радио, послушал легкую музыку и лег спать. Он и не представлял, кто явиться смотреть его испытания вооружений.

Пригород Бранденбурга. Начавшаяся строиться полоса препятствий для частей спецназа «Бранденбург-800».

Июль 1939 г. Там же на следующий день.

Безопасники фюрера, постарались на славу. Его временному бункеру позавидовали бы и наши. А еще огромные стекла из бронестекла сантиметров в десять толщиной. Из-за этого полигон было плохо видно, плюс еще кто-то придумал бронежалюзи которые свернутые бревнами сверху нависали над стеклами. Гитлеру услужливо предложили бинокль, он посмотрел в него на полигон, после чего выругался и сказал, что ни черта ему отсюда не видно, и он будет все смотреть снаружи. На все увещевания охраны он ответил: «Меня могли убить еще на первой мировой войне, я так же принимал участие в боевых действиях и вполне знаю, что могут сделать осколки и пули с человеком. Я не эти безмозглые социал-демократы, которые ни разу не были под пулями. Поэтому я знаю, как мне поступать. Поэтому я сейчас буду смотреть все в бинокль, как солдат на поле боя. Но и безопасностью пренебрегать на буду. Лягу за тем холмом и начну наблюдать».

— Тогда, мой фюрер, возьмите скадку, — предложил кто-то из нижних чинов.

— Что? — не понял Гитлер.

— Специально вспениная пластмасса, по новым разработкам, — объяснил тот же голос, притискиваясь сквозь свиту и протягивая Гитлеру вспененный полиэтилен.

— Да, читал о таком, и даже помню задание нашим химикам разработать подобное. Давайте, сейчас роса, так что и испытаем заодно, — весело улыбнулся он. Плохое настроение улетучилось. Они вышли из бункера и фюрер расстелив коврик из вспениной пластмассы улегся на нем, поднеся к глазам бинокль и осматривая полигон. Еще нашлась одна скатка для Кейтля, химик клялся, что это экспериментальные образцы, и больше нет. Пришлось высшим офицерам ложиться прямо в мокрую траву, ведь, не дело, когда фюрер Великой Германии лежит, а они стоят. Наконец, тщательно обозрев весь полигон Гитлер дал команду начинать испытания. А Вольтену дали команду выступать.

Пригород Бранденбурга. Начавшаяся строиться полоса препятствий для частей спецназа «Бранденбург-800».

Июль 1939 г. Утро того же дня за два часа до приезда фюрера.

За Вольтена на сей раз взялись всерьез. Заставили не только надеть новую форму, но и полностью экипировали его. Надели на него, противоосколочный жилет, впрочем Вольтен довольно скептически смотрел на всю эту многослойную ткань с тонкими вкладками из непонятно чего, единственно радовало, что движению он практически не мешал. Магазины располагались на груди. Сразу подобное расположение, помогающие ему, прозвали «лифчик». Но к удивлению Вольтена, все было очень удобно и функционально. А после его лицо вымазали краской. Обычной, на современный вид, на основе графита. После на него надели каску, обычную немецкую каску тех времен, но с одним отличием, прорезиненной сеткой, за которую можно было зацепить ветки для маскировки. И как результирующий штрих — накидка «Леший» с капюшоном, состоящая из вырезанных из ткани листьев, пропитанных клеем, и покрашенных в такой же цвет, что сейчас у натуральной листвы. Потом ему выдали оружие, завязали на каске красную ленточку. На его вопрос:

— Зачем это?

Последовал незамедлительный ответ:

— Чтобы вас было видно, это же не настоящий бой, а только демонстрация возможностей оружия.

Вольтен кивнул, и спросил:

— А задание?

— Вот вам рация, — протянул ему эсэсовец, небольшую коробку, и как бы извиняясь добавил, — первые образцы прибыли только вчера. Мы не успели ознакомить вас с ними, но надеюсь вы справитесь. Вот инструкция как работать с подобной рацией. Потом изучите, а сейчас выберите пожалуйста, ваш позывной.

— А что выбирать — «Стрелок», такой сгодиться?

— Да, — с облегчением вздохнул эсэсовец, — вами будет командовать «Центр».

— Меня беспокоит другое, — заметил Вольтен, — ваша рация очень маленькая. На сколько она действует?

— На десять километров.

— Этого не может быть, я видел армейские рации, — возмутился Вольтен, но осекся. Вспомнив все что видел ранее, — у меня только один вопрос, как эта рация переживет полосу препятствий?

— Нормально, полностью защищена от воды и других природных воздействий, если только вы ее не разобьете герр Вольтен, — пошутил эсэсовец.

— Тогда я готов выступать, — по-армейски твердо сказал Браун Вольтен и отдал честь.

— Выдвигайтесь на позицию, и ждите сигнала, — приказал эсэсовец.

Пригород Бранденбурга. Начавшаяся строиться полоса препятствий для частей спецназа «Бранденбург-800».

Июль 1939 г. Утро того же дня начало демонстрации.

Если бы не красная лента, опоясывающая каску Вольтена, Гитлер никогда бы не догадался, что там в траве лежит его солдат. А потом началось. Все устроители этого полигона постарались на славу. Пулеметы в дотах стреляли, танки шли и изредка стреляли. А неожиданно появляющиеся мишени, вообще не поддавались исчислению. Но офицер Вермахта не подвел.

Вот какие были записи переговоров. Они же транслировались фюреру в наушники, которые с катушкой связи доставил ему подчиненный начальника полигона.

— Центр Стрелку, цель на два тридцать. Дот. Уничтожить!

— Стрелок Центру, дот уничтожен.

— Центр Стрелку — преодолеть препятствие «болото»!

«Да, тут они постарались на славу», — подумал между ругательствами Вольтен, в буквальном смысле ныряя в грязь. Но ничего, «болото всего полметра, а вот автомат, будет ли потом стрелять? Сильно сомневаюсь, — мелькнуло у него в голове. Почему-то захотелось, чтобы стрелял, и автомат не подведет. Стряхнув грязь, и передернув затвор. Чтобы удалить из автомата попавшую туда воду с грязью, выстрелил по первой мишени и автомат не подвел. Вольтен не мог в это поверить, автомат стрелял и стрелял, поражая мишени и требуя только замены магазинов. Потом наступили очередь гранатомета, сначала подствольного, а затем и реактивных, о местонахождении которых сообщили ему по рации. Когда все закончилось, усталый Вольмер встал и прошел к точке начала, как ему приказали по рации. Восхищения, удивления или иных чувств у него уже не было, оставалась только усталость. Но увидев, кто его встречает, Вольмер, немедленно подтянулся и перешел на строевой шаг.

Адольф Гитлер, видя, что офицер, заметив его, начинает маршировать для доклада, закричал:

— Вольно, без чинов, герр Вольтен!

Тот сразу перешел на обычный шаг.

— Поздравляю, вы показали мне полностью возможности нового оружия, — обратился он к нему, а охрана насторожилась, и у всех руки как-то «невзначай» легли на рукоятки пистолетов. Ведь у Вольтена остался еще боезапас. Но фюрер протянул ему руку для рукопожатия, а Вольтен на протянул свою, но сразу подался назад, его рука была просто грязной.

— Не бойтесь грязи на теле, ее можно отмыть, бойтесь грязи в душах, их отмыть гораздо сложнее, — сказал фюрер и первым пожал руку Вольтану. Потом попросил его автомат и два снаряженных магазина и снова лег на скатку. Сделал несколько выстрелов в одиночном режиме, выбрав мишенью стоявший в 400 метрах ДОТ. Результатом остался доволен. Потом пострелял очередями, на этот раз такого довольства на было. Фюрер откровенно мазал. Но ничего не сказал, а попросил пару гранат для подствольника.

— Мой фюрер, — начал начальник охраны, — все же это опытные образцы, не надо так рисковать, я же отвечаю за вашу безопасность.

— Так вы отвечаете за мою безопасность, — сразу переменилось настроение у Гитлера, — тогда меня лучше вообще запереть в комнате из мягких стен. Но я не позволю вам сделать подобное, и еще, принесите мне гранатомет. Трусы могут отсидеться в бункере.

Естественно трусов в окружении лидера Третьего Рейха не нашлось. Все на вид спокойно смотрели как Гитлер посылает подствольные гранаты в «руины» здания, а потом с упоением вгоняет два выстрела из РПГ-7 поочередно в Т-26 и КВ-2. После чего хвалит конструкторов, назначает время их награждения, и напоминает о секретности разработок. На этом фюрер убыл с полигона.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Июль 1939 г.

Рейнхард Гейдрих с тревогой ждал визита к фюреру. Он решительно не понимал всех последних событий. Мюллер которого он презирал и считал, что тому место в обычной полиции, а не выше, вдруг становиться вторым человеком в Рейхе. А за что расстреляли его начальника Гиммлера и Геринга? Борман переведен на административную работу. И ходит явно подавленный и испуганный. Зато приближены Канарис и Геббельс. С расовым вопросом тоже не понятно, с какой стати русские, эти варвары причислены к арийской расе? Потом непонятное повышение секретности для всех военных разработок. По приказу Гитлера сейчас он временный заместитель Гиммлера, и командует СС. И вот после всех этих перестановок и странностей его впервые вызывает фюрер. Гейдрих предчувствовал, что его ожидает что-то очень серьезное, но что именно он даже вообразить не мог. Секретарь фюрера, кстати, тоже новый и совершенно не знакомый ему молодой парень, доложил по телефону, что вызываемый явился и сразу предложил Гейдриху заходить. Фюрер встретил его приветливо, но как-то печально посмотрел на него. А на вскинутую руку и бравое «Зиг Хайль!», почему-то поморщился.

— Не надо этого, проходите Рейнхард, садитесь, — кивнул он на кресло, — вижу у вас накопилось много вопросов, но сначала ознакомьтесь с этим, — и он протянул ему папку. На столе у фюрера Гейдрих заметил странный аппарат, от которого провода уходили под стол. «Наверно какая-нибудь новая спецсвязь», — решил про себя Гейдрих и открыл папку, там оказалось его личное дело, вот только ему сразу бросилось в глаза, что проставлена, не только дата рождения, но и дата смерти — 1942год. А дальше он стал читать, до этого года свою биографию он прекрасно знал, а вот после. Война с Польшей, потом с СССР, и в сорок втором его убийство чешскими партизанами при помощи английской разведки. Сухо, но обстоятельно, с фотографиями, где даже имелось фото его могилы. Он закрыл папку совершенно сбитый с толку.

— Мой фюрер, что это значит? — растерянно спросил он.

— Таким могло быть, и было бы ваше будущее, — устало ответил Гитлер, — а сейчас идите в соседнюю комнату, там вам покажут не менее интересный фильм.

Гейдрих вышел через указанную ему дверь. Мюллер приказал смонтировать три разных копии фильма о будущем. Первая для младшего персонала — переводчиков, помощников ученых, молодых инженеров, вторая для самих ученых, инженеров и военачальников, и третья самая полная для политиков и военных из близкого окружения Гитлера. Вот последнюю самую полную версию и отправился смотреть Гейдрих. Через полтора часа он вернулся. Ошарашенный и не знающий что сказать, лишь невнятно бормотал.

— Все понятно, но могилы… Зачем им понадобилось сносить могилы? Ведь даже преступники имеют право на могилу. А уж совсем непричастные… Просто родственники…, - он осекся поняв что затронул больную для фюрера тему. Смерть его двоюродной племянницы и любовницы Гели Раубаль.

— Они нас слишком сильно испугались Рейнхард, — тяжело ответил фюрер, — так сильно, что боялись нас и наших близких даже после смерти.

Гейдрих застыл, смотря в одну точку. Мир для него сейчас состоял из вопросов, ответов на которые он не находил.

— Теперь вы все понимаете? — вернул его к реальности снова ставший волевым голос фюрера.

— Да, — кивнул Рейнхард Гейдрих, — но что теперь делать мне?

— Работать, сейчас проводиться реформирование войск и главное охранных отрядов СС и вермахта. Вы должны вбить в них новую идеологию, многие и сейчас считают себя сверхчеловеками, а когда мы одержим первые победы, а в них я не сомневаюсь, то тогда, у них вообще «крышу снесет», как говорят русские. Вот таких надо давить. Отправлять в дальние части, не давать собираться вместе, может тогда они и поймут. И вот ваше первое задание, — и он вытащил из ящика стола несколько листов бумаги, соединенных скрепкой, — Я хочу, чтобы вы преобразовали охранные отряды СС в… в Америке их называют «зеленые береты», в России — воздушно-десантные войска. Вобщем элита боевых войск. Мюллер заберет к себе часть людей, они будут обеспечивать безопасность проекта. Все материалы по новым видам войск вам передадут. Подготовка, нормативы и так далее. Все, можете идти. И запомните, мне нужны такие как вы.

Несмотря на полученную информацию Гейдрих вышел от фюрера буквально окрыленным. Он теперь понял что от него требуется и все сделает, чтобы ужасное будущее, показанное ему не наступило. А еще через несколько дней Рейсфюрер СС Рейнхард Гейдрих, был в бешенстве. Если бы он нашел того человека, с чьей подачи его эсэсовцев стали называть электриками. Да еще и переделанный анекдот гулять пустили среди народа, то он бы его лично расстрелял не взирая ни на какие последствия. И у него четко сформировалось подозрение, что это человек Геббельса. Но он так и не нашел его. А эсэсовцев еще долго звали электриками вплоть до отмены рун, после войны.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Июль 1939 г. Днем раньше.

С Альфредом Розенбергом вышло как раз наоборот он прибыл в Рейхсканцелярию в отличнейшем настроении. Еще бы сам фюрер срочно его вызывает для уточнения расовых вопросов. А вот встреча прошла совсем не так как он ее себе представлял. Толстые двойные двери обладали отличной звукоизоляцией и секретарша не могла слышать как орет Гитлер на Розенберга. На нем фюрер отыгрался по полной программе. Не один же он виноват в войне. Не давая его открыть рта и вставить в обвинительную речь хоть слово, он в конце швырнул в Розенберга его же книгу «Миф 20 века», которую и раньше считал «малопонятным бредом». Отправив к Мюллеру для получения новой задачи. Розенберг вышел от фюрера бледным с трясущимися руками и даже несколько раз оперся о стенку, пока шел по коридору к лестнице. Фюреру хотелось еще и начистить морду бывшему соратнику, но он смог сдержаться, не дело когда из кабинета лидера Великой Германской Нации посетители выходят с побитой физиономией.

Шпионы в раю.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Август 1939 г.

Совещание завершалось, министр пропаганды Геббельс рассказывал о достижениях своего ведомства, когда открылся портал около стола фюрера и оттуда вышел знакомый двоим лично, а остальным по фотографиям Виктор.

— Извините, господа, у меня буквально несколько секунд, — с этими словами он положил перед Гитлером листок бумаги с текстом и через мгновение шагнул обратно в портал, который тут же исчез. Все были еще шокированы таким зрелищем, когда Алоизыч уже изучал распечатку которую принес Виктор. Вкратце Виктор писал, что может доставить к себе на два месяца пять-семь человек. Отправка через неделю. Требования к «командировочным»: двое должны быть разведчиками, двое-четверо — техническими специалистами, и один специалист по культуре и пиару. И все поголовно говорить на русском языке без, и это было подчеркнуто, акцента. Виктор предвидел, что у Алоизыча будет куча проблем с технологиями, и не все они есть в Интернете, поэтому он предлагал такой план. Двое разведчиков должны добывать сведения не из компьютерезированых источников: технических библиотек, старых заводов, и так далее. Как дословно писал Виктор, «должны без мыла в задницу залезть». Троих он обещал устроить в фирму по ремонту компьютеров, чтобы уже в своем мире обслуживать эту технику, и заодно накачать в Интернете побольше информации. Желательно молодые люди только что закончившие институт. Постараюсь перебросить семерых, но пять — точно гарантирую. Еще группе надо было захватить «ювелирку», чтоб содержать себя и на «текущие расходы». В конце была приписка, что Николай Петрович чувствует себя хорошо, и тоже окажет помощь. Отправка через неделю в примерно в это же время, из кабинета фюрера.

Это письмо очень обрадовало Гитлера, похоже большинство проблем можно решить. Он молча передал письмо Мюллеру, ставшим теперь вторым человеком в Рейхе после фюрера.

— Господа, у нас появилась возможность послать в тот мир еще пять-семь человек на два с половиной месяца, — торжественно провозгласил он.

Мюллер внимательно прочитал текст и сказал, обращаясь к фюреру:

— Двоих думаю лучше взять из Абвера, а вот остальных я беру на себя, — кроме человека Геббельса.

Гитлер утвердительно кивнул, взял желтый маркер, которым полюбил пользоваться, и выделив строки с требованием к разведчикам, обратился к Канарису:

— Вильгельм, возьмите, то что выделено обеспечиваете вы. К вечеру у меня на столе должны быть кандидатуры людей.

— Есть мой фюрер, — адмирал взял листок и посмотрел на текст, но промолчал. Русского он не знал, поэтому придется вызвать переводчика, специально подготовленного для этого проекта.

— Йозеф, подготовьте специалиста по культуре и особенно по политическим рекламным технологиям, у них это называется пиар, — обратился он к Геббельсу, — претендент должен быть умный, талантливый молодой человек. Естественно знающий русский язык.

— Подготовлю, мой фюрер, — отчеканил Геббельс.

— М-да, у меня не кабинет, а какая-то перевалочная база, — пошутил фюрер, что говорило о его хорошем настроении. Все присутствующие заулыбались.

— Да, вот еще что, Генрих, — обратился фюрер к шефу Гестапо, — у Николая Петровича, который нам помог была просьба. Я хочу, чтобы она была выполнена в полном объеме. Соответствующий приказ я напишу. Но за остальным проследите вы.

— Будет исполнено, — кивнул Мюллер.

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Август 1939 г.

Отто Ланге работал в разведке уже двадцать лет. Сейчас он сидел в кабинете Канариса и внимательно просматривал документы. Адмирал не торопил его, лучшего специалиста по СССР, кого можно найти в Германии. Ланге в двадцать лет сразу после окончания Первой мировой войны, на которой ему удалось повоевать рядовым, пришел в разведку. Уже там выбрал направление казавшееся тогда малоперспективным — Советскую Россию. Выучил в совершенстве русский язык. В двадцатых годах был в России два раза официально — в качестве немецкого предпринимателя, и один раз нелегально. В тридцатых снова нелегальная работа, но уже резидентом. Он отлично знал не только русский язык, но и все реалии жизни в СССР того времени. И вот сейчас новое задание.

— Если все действительно обстоит так как здесь сказано, то особых трудностей у нас возникнуть не должно, — подвел он итог и посмотрел на своего непосредственного начальника, — контрразведки как таковой нет, да и не будем мы соваться туда, где она работает. Наша задача сбор старых для них и никому не нужных там технологий и научных знаний.

— Кого возьмете с собой? — коротко спросил Канарис.

— Рихарда Вайнера.

— Но он еще молод, ему всего двадцать пять.

— Зато он отлично знает русский язык, хорошо разбирается в технике, а самое главное — он прирожденный разведчик. У него есть чутье как и где раздобыть нужную информацию. Если хотите, то он моя смена.

— Вам рано еще уходить на покой, — заметил шеф Абвера, — и вас не смущает место вашего задания. Одно дело другая страна, а вот другой мир, в такое я сам до конца не верю.

— Так вот перед вами доказательство, — Ланге показал рукой на компьютер, стоящий перед ним, — есть факты, а верю или не верю — это лучше оставить философам. Для меня это просто командировка в другую страну. Меня больше волнует команда. Которую взялся набрать Мюллер. Ничего не хочу сказать плохого о его компетентности. Но разведка и политический сыск совершенно разные вещи.

— Здесь мы ничего не можем поделать, — развел руками Канарис, — он сейчас стал вторым человеком в Рейхе после фюрера.

— Тогда не будем больше затрагивать эту тему.

— Идемте знакомиться с остальными, — пригласил начальник Абвера и они вышли из кабинета.

Берлин, съемная квартира недалеко от Берлинской высшей технической школы.

Август 1939 г.

Карл Майнер находился в последнее время в отличном настроении. Он только что закончил Берлинский университет, или как его тогда именовали Высшей технической школой, и уже получил приглашение на работу в «Messerschmitt AG». Он любил самолеты с раннего детства, сделал несколько моделей, когда был в подростковом возрасте, прилежно учился, и вот сейчас исполнилась его мечта, совсем. скоро он будет авиаконструктором. Он уже паковал вещи для поездки в Аугсбург, где ему предстояло работать, когда в дверь снимаемой им квартиры позвонили. Он открыл и с удивлением посмотрел на двоих людей в черной форме.

— Карл Майнер? — скорее утверждая, чем спрашивая спросил один из них, второй показал удостоверение Гестапо.

— Да, это я, а в чем собственно дело? — удивился будущий авиаконструктор.

— Вам придется проехать с нами, — спокойно сообщил первый.

— Я арестован? — пытаясь скрыть волнение холодно спросил Карл.

— Нет, просто с вами хотят поговорить. Но отказаться вы не можете, у нас на это есть прямой приказ.

— Хорошо, мне ничего не остается как подчиниться, — буркнул Майнер и сел в машину. Ехали они не долго и остановились у охраняемого здания, на окраине Берлина. Очень серьезно охраняемом, отметил про себя Карл. Они прошли два поста, где его сопровождающие предъявили свои удостоверения. Потом поднялись по лестнице. А вот на третьем посту уже перед входом на этаж, его обыскали и проводили до дверей кабинета. А с поста кому-то позвонили сообщив «Первый здесь». И получив ответ, жестом пригласили войти. Карл был настолько растерян, что не нашел ничего лучшего как постучаться.

— Входите, не заперто, — в чувстве юмора «папаше Мюллеру» отказать было нельзя. Карл потянул на себя массивную дверь и вошел. Он со страхом и почтением уставился на самого шефа гестапо, а потом придя в себя выкинул руку в приветствии.

— Хайль Гитлер!

— Хайль! — несколько лениво ответил Мюллер, — присаживайтесь герр Майнер. Молодой человек сел на стул с прямой спинкой напротив стола.

— Нам требуется ваша помощь в одном проекте, — начал разговор шеф Гестапо.

— Но я авиаконструктор, тем более начинающий, — осторожно заметил Карл, — чем я могу помочь вашему ведомству?

— Именно этим, — кивнул Мюллер, и без предупреждения перешел на русский язык, — в вашем деле записано, что вы владеете русским в совершенстве. Это так?

Карл на мгновение поперхнулся от неожиданности, но ответил уже на русском:

— Да, мои родители эмигрировали из России еще до революции. Они там и познакомились. Но в семье была что-то вроде традиции, поэтому меня с детства стали учить русскому языку. Но я и мои родители — чистокровные немцы, могу вас заверить…

— Я это знаю, — прервал его Мюллер, — мне сейчас важно узнать другое. Переведите, — и он положил перед ним лист бумаги. Это было общее описание нового русского истребителя с тактико-техническими характеристиками. Карл уверенно и быстро его перевел.

— А как у вас с машинописью? — опять задал непонятный для Карла вопрос шеф гестапо.

— Нормально, в университете приходилось много печатать. До профессиональных машинисток мне конечно далеко, но печатаю довольно быстро.

— Говорите вы на русском практически без акцента, и ударения в словах ставите правильно, если не секрет, как такого добились? — хитро посмотрел он на Карла.

— Русские народные песни, мои родители их любили, это напоминало им о молодости в дореволюционной России, но герр Рейхсмаршал…

— Я просто уточнил, — успокоил его Мюллер, — а теперь перейдем к сути вопроса, почему я вас пригласил. Вы молоды, и хотите делать самолеты — все правильно?

— Да, — Карл не понимал, куда клонит шеф Гестапо.

— Но ведь всегда много ошибок при разработке, проектирование, доводке. Я прав?

— Конечно правы, но увы, этого не избежать. Нельзя сразу сделать идеальный самолет.

— А если вам бы предложили отправиться в будущее лет скажем на семьдесят вперед и посмотреть какие будут там самолеты, а заодно и как развивалось авиастроение, что скажете?

— Это было бы конечно прекрасно, но это фантастика, — как можно деликатнее возразил Карл, — конечно я бы согласился.

— Теперь не фантастика, — и он включив, аккуратно повернул жидкокристаллический монитор к Майнеру, — это авиация будущего, — и пока тот затаив дыхание следил за учебным боем МиГ-ов 90-х годов, добавил, — поздравляю, вы в проекте. Все остальные вопросы решите с Отто Ланге, он теперь ваш начальник.

Бавария, городок Эрланген.

1932 г.

Вальтер Браун рос обычным хулиганом. Его родители содержали бакалейную лавку в маленьком городке Эрганген в Баварии. Он неплохо учился, но вот с поведением было совсем плохо. Ни одна драка не обходилась без него, и ни одно происшествие в их тихом городке. В четырнадцать лет его отец серьезно поговорил с ним.

— Сынок, ты неплохо учишься, и думаю мое дело перейдет к тебе. Но у тебя очень плохо с поведением. Так что выбирай или я отдаю тебя в военное пехотное училище или ты находишь себе занятие после школы. Можешь взяться за общественную работу в Гитлерюгенде, можешь взяться за изучение французского или английского языка, выбирай сам. Но чтобы больше я тебя на улице на видел. Все завтра скажешь мне чем ты хочешь заняться.

Вальтера этот разговор возмутил до глубины души. Во-первых он не хотел быть бакалейщиком, ему надоел этот захолустный городишка со своими сплетнями и мелкими заботами. Ему хотелось в Берлин или Вену. Там где кипит жизнь. Во-вторых его бесило ограничение его свободы, как он ее понимал. «Ладно, будет тебе занятие». Политическая жизнь его не привлекала, да ее и не было почти в их захолустье. Поэтому он решил обучаться такому, языку, чтобы он ему никогда не понадобился, назло отцу. Сначала хотел обучаться японскому. Но естественно этот язык у них никто не знал. Отпадали и другие, по той же причине. И тут он вспомнил о старой русской белоэмигрантке, жившей в крохотном домике на окраине. А назавтра объявил отцу, что будет изучать русский язык. Тот пробовал его отговорить, но Вальтер сам указал ему, что право выбора осталось за ним. Отцу ничего не оставалось делать, как пойти в старой фрау Калугинн и договориться об обучении ее сына русскому языку. Старушка удивилась, но за небольшую плату согласилась стать преподавателем для подростка. Она сама окончила Смольный институт благородных девиц, и оказалась строгим, но квалифицированным преподавателем. Россию она покинула в 20-х годах, но часто интересовалась вестями оттуда, поэтому обучала Вальтера не дореволюционному русскому, а вполне современному. При этом они ставила и произношение, говоря:

— Вальтер, люди не любят, когда слышат сильный акцент.

И он не один раз пожалел, что согласился на это обучение. Старушка вцепилась в него как клещ. Вальтер подозревал, что ей просто скучно, а тут такой ученик. Но и сам он по характеру был очень упрямым. Поэтому уже через три года он свободно говорил и читал на русском. Еще старушка много ему рассказала о России, революции и гражданской войне. Поэтому он стал ярым антикоммунистом. И потом по окончании гимназии заявил отцу, что пойдет поступать в электромеханическое училище в Кельне. Приезжая на каникулы он продолжал уже по привычке заходить к своей бывшей преподавательнице. Просто поболтать. Когда он его закончил, он не знал что делать. Возвращаться в родной город не хотелось, хорошего места в Кельне он не нашел. Вот тут его и нашли люди Мюллера. После краткого собеседования он тут же с радостью дал согласие на свое участие в проекте. Он просто влюбился в вычислительные машины.

Берлин. Имперское министерство народного просвещения и пропаганды. Вильгельимплац 8–9.

Август 1939 г.

Ганс Мерсель работал скромным служащим в ведомстве Геббельса. Отдел занимался СССР и в частности Россией. Обязанности Мерселя состояли в том чтобы следить за периодикой основных газет и журналов в СССР, которые своевременно доставлялись и делать аналитические выкладки. Единственное что отличало его от других, он действительно очень любил свою работу и старался вникнуть во все нюансы. В СССР Ганс никогда не бывал, но говорил по-русски почти без акцента. Он старался среди газетных статей отыскать то самое зерно истины, которое пряталось за восторженными статьями и призывами. У нас бы это назвали, умел читать между строк. Но его отчеты просматривались вышестоящими коллегами, и отправлялись в архив. Дело в том что его направление считалось малоперспективным. Вот Англия, Франция, а особенно собственно Германия, очень ценились. А до коммунистов в СССР никому в общем-то дела пока не было. Пропаганда была ориентирована прежде всего на насаждение идей национал-социализма в самой Германии. Правда в последнее время начались какие-то непонятные слухи, полунамеки. Особенно после расстрела Гиммера и Геринга. Но Ганс не обращал на это никакого внимания. Его не интересовала большая политика. И когда его вызвал к себе сам Рейхсминистр Народного просвещения и пропаганды Германии Геббельс, Ганс был очень удивлен, но не напуган. Он всего несколько раз видел Геббельса вблизи, и не знал, как тот обычно разговаривает с подчиненными. Секретарь сразу пригласила его в кабинет Рейсминистра.

— Хайль Гитлер! — отчеканил Ганс положенное приветствие.

— Зиг Хайль! — ответил Геббельс, внимательно рассматривая Ганса, — присаживайтесь герр Мерсель, и он указал кресло напротив себя. Ганс сел в кресло и приготовился слушать, зачем его вызвал Рейхсминистр.

— Я внимательно прочитал все ваши отчеты по прессе в СССР, за последнее время. Ваша проницательность меня приятно удивила. А откуда вы так хорошо владеете русским языком?

— У нас в сельской школе не хватало учителей. Сам я из деревни. Поэтому приходилось учиться самому. Но я много читал и любил учиться. Выучил сам. Мне просто легко даются языки. Кроме русского сносно понимаю на английском. Для правильного произношения слушаю радио и читаю книги.

— Почему же вы не остались в деревне, ваша родня вся там?

— Да, я младший в семье. Но деревня мне просто наскучила. Старшему брату и сестре там нравится. Оба уже имеют семьи. Поэтому я приехал в Берлин и поступил на работу в ваше министерство.

— С машинописью у вас тоже все в порядке? — уточнил Геббельс.

— Это часть моей работы, — скромно ответил Ганс. Он так и не понимал сути разговора, но чувствовал, что это что-то важное.

— А в свободное время чем увлекаетесь?

— Меня интересует радиодело, — честно ответил он, — хочу купить, как только получиться всеволновой радиоприемник. У нас один на весь отдел — служебный. Выписываю и читаю журналы по радиоделу, но к сожалению собрать сам такой радиоприемник пока не могу. А «народный» — это конечно хорошо, но…, - он замялся.

— Продолжайте, продолжайте герр Мерсель, подбодрил его Геббельс.

— Слишком примитивен, но зато дешев, — ответил Мерсель.

— Просто замечательно, — пробормотал себе под нос Геббельс. Ганс не расслышал, что он сказал, но решил не переспрашивать.

— А скажем побыть немного разведчиком, как вам такая перспектива? Скажем командировка в другую страну с очень ответственным заданием? — усмехаясь спросил Геббельс.

— Боюсь вас разочаровать Рейхсминистр, но я бы отказался. Из оружия, точнее охотничьего ружья отца я стрелял еще ребенком, с тех пор оружия в руках не держал. Водить машину не умею. Уходить от погони и слежки тем более.

— Не считайте меня дураком, — резко одернул его Геббельс, — если мне понадобиться диверсант, я обращусь в другое ведомство, сейчас речь идет о вашей годности для выполнения одного важного задания самого фюрера. Вы уже шпион, не слышали такое выражение «90 % разведывательных материалов берутся из открытых источников»?

Ганс сразу встрепенулся. Он был умным парнем и понимал, что сейчас ему выпадает крупный шанс. Но что от него хочет Рейхсминистр.

— В таком случае я приложу все свои знания и опыт, работая на благо Великой Германии, — выдохнул он.

— Вы сказали, что сами выучили язык и сдали экзамены в школе. Значит у вас высокая обучаемость. Думаю одну новую технику вы тоже быстро освоите. Или я не прав? — пристально посмотрел Геббельс на Ганса.

— Так точно, освою, — отрапортовал Ганс.

— А вы самоуверенны, — усмехнулся Геббельс, — впрочем это даже хорошо. Чтож, сейчас отправляйтесь по этому адресу, — он протянул ему бумагу с напечатанным адресом и картой как из типографии, — там вам все расскажут. Вот возьмите бумаги, он протянул ему еще и большой конверт, тут характеристики на вас и все самое важное. Не подведите меня Ганс, — последнее сказано было не с угрозой, а скорее с просьбой.

— Не подведу герр Рейхсминистр, — твердо ответил Ганс, и позволил себе уточнить, — я отправляюсь в СССР?

— Нет, намного дальше, — хохотнул Министр пропаганды.

Пригород Берлина. Недалеко от Главное здания проекта «Призрак в доспехах».

Август 1939 г.

Генрих Ритен происходил родом из богатой семью которая дала ему хорошее образование. Фактически уже имел невесту и считал себя счастливым человеком. А что еще надо, любимая работа, любимая девушка, которую он уже познакомил с родителями и сам был представлен матери будущей невесты. Отца у нее убили в Первую мировую. Утром он как всегда спешил на работу в больницу, где под присмотром пожилого и опытного профессора, постигал все премудрости профессии врача. Но до работы в тот день он не добрался. Чуть впереди него притормозила машина и из нее вышли два высокопоставленных гестаповца, вежливо представились и попросили герра Ритена пройти с ними. На его вопрос сказали, что с ним хочет встретиться важный государственный деятель. Автомобиль остановился около неприметного каменного дома, который хорошо охранялся. Генрих в сопровождении гестаповцев миновал два пункта охраны. И так же как и Карм Майнер оказался перед массивной дверью. Постучав он сразу же вошел. Увидев хозяина кабинета, тут же вскинул руку:

— Хайль Гитлер!

— Хайль, — ответил Мюллер, — присаживайтесь герр Ритен, показывая на кресло перед собой.

Ритен никогда не боялся высокопоставленных людей и не испытывал перед ними никакого трепета, так его воспитали родители. «Генрих, ты не должен никого бояться, бороться тоже не надо если ты не согласен, но трусов всегда презирают», — говорил ему отец. Вот и сейчас он спокойно сидел в кресле и готовился услышать что скажет ему второй человек в Рейхе.

— Вы дипломированный врач, окончили Мюнхенский медицинский университет. Но до этого два года проучились на отделении химии, но потом ушли оттуда. Почему?

— Не смог поступить сразу. Поэтому подал документы на химический факультет, но после понял, что химия не та наука которой я хотел бы заниматься. И я решил оставаться верен своей мечте стать врачом. Пришлось поднапрячься, но в итоге я перевелся на медицинский.

— Вы не только хорошо зарекомендовали себя на практике в больницах и госпиталях, отзывы о вас ваших наставников просто замечательные, но вы также интересуетесь фармакологией, ведете переписку с врачами из других стран. Например из Англии, Франции, и Америки. Выписываете литературу оттуда и за свой счет переводите. А ни с кем из Советского союза почему не переписываетесь, тем более что знаете русский язык?

— Я пытался начать переписку с советскими учеными-медиками, но они все почему-то отказывались.

— А откуда у вас знание русского языка? Кстати, давайте перейдем на него, не возражаете?

— Хорошо, — по-русски ответил Ритен.

— У вас сильный акцент, — как показалось в голосе шефа Гестапо проскользнуло недовольство.

— Извините, здесь в Берлине мало кто говорит по-русски, — заметил Генрих.

— И все же, откуда такое знание русского языка, я как слышите тоже им владею, но вы ведь и письменный хорошо знаете, если вступали в переписку с русскими?

Впервые за все время разговора Ритен смутился.

— Дело в том, что у нас жил немец уехавший из России. Но это длинная история.

— А я знаете ли обожаю длинные истории, — улыбнулся Мюллер.

— Ладно, слушайте. Началась она в 1924 году. Из России сюда приехал русский, но с типично немецкой фамилией. По профессии врач. Но там он занимался политической деятельностью и был то ли социал-демократом, то ли еще каким-то революционером. Он спасался от преследования своих бывших соратников, взял чужую фамилию и сбежал из России. До Франции не добрался, не хватило денег. Поэтому осел как ему тогда казалось на время тут. Немного знал немецкий язык, но ему пришлось трудно. Сами знаете то время, бедность, безработица. Случай свел его с моим отцом, когда заболела моя мать. Все врачи отказывались ее лечить, говоря что случай безнадежный, а он взялся. И вылечил. Потом они сдружились с отцом. Он якобы снимал у нас комнату, но на самом деле просто жил. После школы я обучал его немецкому, а он меня русскому. Потом его дела пошли на лад, стал платить за комнату и еду. Но это продолжалось недолго. Он сам заболел и нам пришлось ухаживать за ним. Он был нам по сути никто, но мы считали его своим родственником. Так получилось. Он часто просил меня написать письмо в Советский Союз, или отца выписать газету на русском языке. И самое главное он повлиял на то что я стал врачом. Рассказывал мне о различных заболеваниях, как оказывать первую медицинскую помощь, и просто мы с ним говорили. Немецкую грамматику он знал плохо, поэтому мне поневоле пришлось выучить русскую. Очень радовался когда я перевелся на медицинский. И в тот же год умер. Вы вызвали меня сюда, чтобы выяснить не был ли он коммунистом? — холодно спросил Ритен.

— Нет, мне действительно было интересно откуда вы владеете русским языком.

— Вы можете это проверить.

— Обязательно, но одно дело ваши слова, и другое их проверка, — как ни в чем не бывало продолжил Мюллер, — плохо только что вы химию неважно знаете.

— Я врач, а не химик. Разбираюсь как действуют те или иные препараты, но только в сфере моей профессии. Неорганическую химию знаю хорошо, а вот органическую — поверхностно.

— Даже не знаю как с вами быть, герр Ритен. Акцент у вас ужасный. Химию вы знаете плохо. Но у Рейха есть очень важное и ответственное задание. И боюсь, что вы единственный кандидат. Знаете что я не буду принимать решения, его примете за меня вы. Но не сразу. Подумайте, отдохните в следующей комнате. А пока я вам больше ничего не скажу. Или вы просто уходите и живете своей привычной жизнью, ведь никаких секретов вы здесь не услышали, мы просто побеседовали как хорошие знакомые, или… Боюсь ваша жизнь круто измениться.

— В лучшую или худшую сторону?

— А вот это зависит от вас. Вы свободны, идите и подумайте. В соседней комнате есть диван кресла. Через час я жду от вас ответ.

И ровно через час Генрих Ритен получил один из высших допусков проекта «Призрак в доспехах».

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Август 1939 г.

Все собрались в небольшой комнате за столом. Отто Ланге начал «заседание» группы, отправляющийся в Россию. Все уже были ознакомлены с материалами из «будущего». Но к удовлетворению Ланге, никто не проявлял паники или сильного эмоционального срыва.

— Я ваш командир, — сразу начал Ланге, — мое — разведка, приобретение необходимой аппаратуры, атомный проект, военно-политические вопросы, и так далее. Сразу представлю вам и своего напарника и заместителя. Рихард Вайнер, все обязанности так же как и у меня. А теперь каждый представляется и говорит свои задачи. Начали, и он указал рукой на молодого человека, сидевшего за Вайнером.

— Карл Майнер, авиация, ракетная техника, и все технологии им сопутствующие.

— Вальтер Браун, электроника, обслуживание и ремонт вычислительной техники.

— Фриц Альтен, тоже самое, электроника, но и радиодело, но занимаюсь в основном последним.

— Генрих Ритен, химия, медицина, фармакология.

— Ганс Мерсель, технологии пропаганды и культура.

— Вот и познакомились. Мерсель и Ритен, у вас акцент, будут спрашивать, говорите, что вы родом из Прибалтики. Ритен и Мерсель, сразу говорю, что вы можете не попасть туда, куда мы все направляемся. Это не от меня зависит, и не от высших начальников, это зависит только от каких-то там физических законов. В общем основной состав есть. Это пять человек. Вы — запасные, будет возможность — перебросим, не будет, чтож ничего поделать не смогу, но по-любому вы останетесь в проекте. И еще, готовьтесь. Второго шанса у Рейха не будет.

— Мы это поняли, подал голос, — Ритен.

— Прекрасно, поэтому объявляю, — голос Ланге приобрел твердость, до окончания операции и возвращения в наш мир, вы все подчинены мне, мои приказы выполнять сразу и без обсуждений. Об «резинке» вас предупредили. И это не страшилка или выдумка, если кто захочет остаться там, — Ланге сделал паузу, — как говорят русские «Флаг ему в руки, барабан на шею, и бронепоезд навстречу!».

Браун сжал кулаки, не в силах сдерживать негодование.

— Да как вы о нас могли такое подумать! — выкрикнул он.

— А если ты влюбишься в местную красотку? Да так, что наплюешь на все и захочешь остаться с ней? Или вообще решишь, что в том мире тебе будет лучше? Я разведчик, поэтому никому не верю, даже себе, — процитировал он фразу из «Семнадцати мгновений весны», — поймите правильно, мы там должны выполнить задание и вернуться, или история примет такой оборот как вы видели или даже хуже. Так что все претензии ко мне когда вернемся сюда. Вы все не военнослужащие, так что если хотите начистить мне морду — пожалуйста. Но учтите, я хорошо дерусь.

И потом сменив тон на проникновенный и отеческий, сказал:

— Поймите, у нас конечно распланирована вся операция, но если что пойдет не так возвращаться придется по одиночке. Посмотрите ваши инструкции, там указаны многие варианты развития событий, но вы должны вернуться имея максимальный объем информации по той теме, по которой специализируетесь. А теперь в компьютерный класс, у нас всего два дня, чтобы хоть как-то овладеть этими компьютерами.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Август 2008 г.

Виктор сидел и смотрел на «просмотровый» портал как в телевизор. Там в своем кабинете Алоизыч толкал уже получасовую речь перед семью вытянувшимися перед ним по стойке смирно претендентами на работу в другом мире. Он не понимал о чем там разорялся фюрер, но суть понял примерно точно, типа «Лучшие сыны нации», работа необходимая на благо Германии, применить все свои знания и усердия, и так далее. В общем Родина вас не забудет. «Надо же, — думал Виктор, — и ведь они в это верят, более того и сам Алоизыч в эти слова верит. По морде видно — не врет. А через каких-то семьдесят лет это будет выглядеть как комедия. А здесь все серьезно. Ни тени насмешки или притворства, да, другие времена, другие люди. Да и подготовились нормально. Никого переодевать не потребуется. Абвер — серьезная организация как и гестапо. Вон как разодели, от наших и не отличишь. Все верно посмотрели телепередачи, фильмы, и постарались. И у каждого с собой солидный рюкзачок. Интересно, что там? А у главного еще и чемодан, небольшой правда. Ладно, потом выясним». Виктор посмотрел на часы. Пора было начинать, тем более что фюрер свою речь закончил и сел в кресло, но не за столом, а сбоку, претенденты приняли стойку вольно. Тут же был и Мюллер, стоял так скромно в стороночке, но смотрел внимательно. «Пора начинать», — решил Виктор, он уже знал, что сможет перетащить всех семерых. «Кстати, двое заметно нервничают, их не так беспокоит, что они перейдут в другой мир, как то что их могут оставить. Ничего ребята, не переживайте будет вам на что посмотреть», — усмехнулся Виктор и открыл портал.

— Всем привет, — бросил он присутствующим, а команде указал на портал, — быстро, семь человек, но есть только полминуты. Кто не успеет…, - но договорить он не успел, — его «подопечные», рванули в портал, но без всякой давки, строго по порядку. Как на прыжках с парашютом. Первым прошел начальник группы. Потом все остальные. Все это заняло секунд пятнадцать, поэтому Виктор сказав «Пока» шагнул обратно в портал, не дожидаясь, пока его выкинет назад «резинка». Ребята оказались к тому же и хорошо организованными оказавшись в квартире Виктора, они тут же построились в шеренгу, но чувствовалось, что они не военные. Постоянно оглядывались по сторонам и на своего командира. Тот сразу протянул руку Виктору:

— Отто Ланге.

— Виктор Сомов, — в ответ представился Виктор, и заметил, — здесь бы вам лучше подобрать другую фамилию и имя.

— Естественно, у меня документы на другие имя и фамилию. У остальных так же. «Ага, — подумал Виктор, — доверие как бы демонстрирует, — хотя непонятно, как мне его доверие здесь может пригодиться».

— Ладно, парни, переодеваться вам не надо, потом может себе что подкупите, а вот мобильники держите, — и Виктор вытащил на середину комнаты ящик с шестью коробками в которых лежали одинаковые модели мобильных телефонов, обычные, дешевые без всяких наворотов, вот только Виктор постарался взять самые надежные.

— А вам, как руководителю — КПК, — и достал другою коробку.

— КПК — это что? — не понял Ланге, а здесь Владимир Иванович Седов.

— Карманный персональный компьютер, — расшифровал Виктор, — там та же Винда, что и в обычных компах, плюс сотовый телефон и GPS-навигатор. Кстати, как у вас с документами?

— Нормально, — кивнул Седов, — у нас тоже специалисты есть, обычную проверку пройдут. Естественно кроме пробивки по базе данных через компьютеры ваших силовых структур. У меня тоже вопрос есть, как там Николай Петрович, у меня для него есть подарок, — и он демонстративно приподнял на руке чемодан.

— Не очень, — честно признался Виктор, — из реанимации его перевели в палату интенсивной терапии. Сейчас его лучше не беспокоить. Вот как начнет поправляться, так и навестим. А пока можете оставить свой подарок у меня, не бойтесь, как будет возможность — передам.

— Хорошо, — кивнул, соглашаясь Ланге, и отдавая чемоданчик Виктору, — я надеюсь на вас.

Ребята же интенсивно осваивали мобильники. Они конечно работали с ними, но очень немного, просто не было времени, да и модели были разные, а сейчас, они с упоением изучали инструкцию и возможности этого аппарата. Скоро уже стали перезваниваться, Виктор заранее каждому прямо на коробке написал его номер. И естественно положил побольше денег на счета.

— Внимание! — сухой и командный голос начальника группы заставил всех повернуться к нему, — как мы и договаривались, в любых непредвиденных ситуациях звонить мне, и только если нет этой возможности — Виктору. А теперь быстро заносите ваши имена в записную книжку сотового телефона. Все стали лихорадочно нажимать клавиши. Вскоре связь у всех работала. Виктор показал как на КПК работать с помощью стержня, дальше Ланге разбирался сам. Вскоре все были готовы к выходу.

— В машину вы все не влезете, так что придется проехаться на общественном транспорте, — усмехнулся Виктор, но это не далеко, — берите билеты для турникетов.

— Не понял, у вас в автобусах стоят турникеты? — удивился Ланге, — мне об этом не говорили. Они вроде в метро стоят.

— Раньше их не было, но потом появились, долго объяснять, ладно пошли, — они вышли из квартиры Виктора, правда спускаться пришлось двумя группами. Зато оба лифта были свободными. И так компания немецких шпионов вышла к своему временному проживанию. По дороге в автобусе один не выдержал и шепнул Виктору.

— У вас даже в автобусах телевидение, это просто потрясающе.

— Ничего хорошего, обычная реклама, — ответил Виктор, — обычный рекламный плакат, только с движущийся картинкой.

Москва. Марьина Роща, жилой дом.

Август 2008 г.

Наконец они приехали. Виктор заранее снял трехкомнатную квартиру как можно ближе от предполагаемой работы «подопечных», недалеко от метро Рижской. Договорился с хозяином о том, что сдает он ее на месяц, но заплатил очень хорошо. Честно предупредив, что въедут туда семь человек. Но так как они все командировочные, то надолго не задержаться. И не будет устраивать пьянок, плюс, ко всему Виктор применил наиболее действенный метод, оставив немаленький залог, если его «подопечные» что-то сломают. Естественно хозяин хотел взглянуть на самих молодых людей. Виктор уверил его, что это ребята из компьютерной фирмы, и здесь, чтобы произвести проверку нового оборудования. Вроде бы подействовало. Естественно никакой регистрации и тому подобных бюрократий не последовало. Приехав гости удивились, что для них все готово. Из трех комнат две переоборудованы в спальни, а гостиная — компьютерный зал, так же пара компьютеров была установлена в одной из спальных комнат. К тому же Виктор позаботился, чтобы к компам была подключена высокоскоростная линия Интернета. Итак, подводил итог в уме Виктор: двое в разведке, трое — в мастерской по починке компьютеров, и еще двое скачивают из Интернета данные. Вроде нормально. Когда все заселились, и были проинструктированы, Виктор сам пригласил хозяина квартиры. Тот остался доволен. Нормальные молодые люди, спешащие сделать свою работу — такой был его вывод. Ланге организовал день очень четко, по-военному. В семь ноль-ноль подъем, потом полчаса, чтобы в порядке очереди умыться, побриться и принять душ. Далее завтрак в два захода. Кофе с бутербродами. Причем первые завтракают те кто работают в фирмах и разведчики, вторыми — «качальщики». После все приступают к работе, у «качальщиков» в час обед, обычно сосиски или пельмени с вареной картошкой. Далее снова работа, до шести вечера. Как раз к этому времени приходят «работники». Поэтому первыми ужинают «качальщики», а потом все вернувшиеся после трудового дня. После ужина — свободное время. До десяти, но Ланге ввел график дежурств. Пока все отдыхают, дежурный должен вымыть посуду, загрузить в стиральную машину грязное белье, если таковое есть, и развесить его после стирки. Потом сходить в магазин за продуктами. Если есть постиранное предыдущим дежурным белье и успевшее высохнуть — погладить его. Как гладильную доску использовали стол в кухне. Хороший утюг помог купить Виктор. Это была отдельная история. Когда они только приехали на съемную квартиру, Ланге, оставив остальных обустраиваться и распаковывать вещи, а Виктора — помогать им, вышел купить всякие личные мелочи, типа бритвенных станков, мыла, сигарет, трое из группы курили. Не тащить же их из третьего рейха, да и довоенные товары со свастикой у командировочных — как-то не комильфо. И нарвался на «втюхивателя». Тот заученно затараторил «Поздравляю, бла-бла-бла… наша фирма производит распродажу… всего за… вы получаете набор…». В том числе там предлагался и утюг. И опытный разведчик попался. Когда он довольный пришел с кучей коробок. Не преименув похвастаться, что купил все и даже больше. Причем гораздо дешевле, чем он видел в магазине. Жаль у продавца не нашлись все интересующие его товары. Пришлось идти в магазин и докупать. Виктор сначала слушал внимательно и настороженно, а потом расхохотался. И начал объяснять кто такие «втюхиватели», как они работают и что собственно он приобрел. По мере рассказа, Виктор продемонстрировал Ланге качество приобретенного товара, просто разобрав купленный им утюг. Кое-как спаянные тонкие проводки и наплывы пластмассы наглядно говорили о качестве покупки. Набор ножей Ланге проверил сам, в качестве стали он разбирался прекрасно. Он просто взял один нож, и попытался согнуть лезвие, и оно согнулось без особых усилий. На лице Ланге никак не отразилось, что он переживает по этому поводу, он даже не выругался, просто попросил остальных быть внимательней и не повторять его ошибки. Виктор к тому же предупредил, что такие пройдохи и по квартирам ходят. Но в душе у разведчика бушевала буря. Нет, он конечно встречал коммивояжеров в своем мире, но это были вежливые приличные люди, продававшие качественные товары. Встретив нахрапистого «втюхивателя», он просто решил, что поменялась подача и реклама товара. Но такого наглого обмана средь бела дня он не ожидал.

— Если хотите купить качественную вещь. То покупайте в известных и зарекомендовавших себя магазинах. И смотрите название фирмы, — сказал напоследок Виктор, когда они с Ланге уходили. Все купленное им полетело в мусорный контейнер.

— Виктор, я не понимаю ваш мир, — спокойно сказал Ланге, когда они сели в новую машину Виктора, — у вас мошенники спокойно ходят по улицам. И ничего не боятся. Я же могу того парня завтра встретить, не думаю, что он ходит по разным районам. Набью ему морду и сдам в милицию.

— И окажетесь обвиняемым, а он соответственно потерпевшим. Де-факто вы абсолютно правы, а вот де-юре, он вам продал вещь, а вы его побили. Он же вам ничем не угрожал, просто завысил цену.

— Но все равно это не правильно, — хмуро заметил Ланге, отвернувшись к окну, — такого даже в СССР я не встречал.

— Учитесь, — пожал плечами Виктор, — просто не покупайте у них вещи, вот и все.

Дальше по дороге к известному магазину бытовой техники они молчали. Там Виктор выбрал качественный утюг, и еще микроволновку.

— Отто, — на обратном пути сказал Виктор, — вы просто не привыкли, а для нас такое положение вещей само-собой разумеющееся. Примите это как данность, иначе будут проблемы.

Ланге в ответ молча кивнул. Но проблемы пришли оттуда, откуда их совершенно никто не ждал. Никто из группы не умел готовить. В смысле простейшие блюда вроде яичницы или пельменей сделать могли все. А вот что-то сложнее — никто, даже Отто Ланге. А все привыкли к нормальной домашней или столовской пищи. Да и кухня позволяла «принимать пищу» в две смены, все там не помещались. После двух дней пребывания на новом задании, Отто Ланге пришлось взяться за эту проблему. Он собрал всех вечером и объявил, что они на военном положении, так что жрать будут все что приготовят. Единственным ограничением стал фаст-фуд.

— Если у вас заведутся в кишках паразиты, то я ничего не смогу сделать, а еще есть здесь и не изведанные нам инфекции, так что упаси бог вас покупать еду где-то, кроме нормальных магазинов. Там хоть какая-то гарантия есть. Не стопроцентная, но все же больше чем в фаст-фудах.

Поэтому дальше питались полуфабрикатами. То что можно быстро приготовить в микроволновке. Последняя гостям из прошлого очень понравилась, пища разогревается быстро и по всему объему. Не обошлось правда без эксцессов, несмотря на предупреждение и изучение инструкции, пару раз микроволновку пришлось отмывать. А один раз выгребать из нее осколки тарелки. Да и времени на качественную готовку ни у кого не было. Иногда только заявлялся Виктор и готовил что-то приличное. Они до сих пор помнили вкус борща, который он приготовил им в день приезда.

Безлошадную проблему «два бизнесмена» решили с помощью Николая Ивановича, он просто доверил им свой… А вот и не угадали не Мерседес, а AUDI. Тот еще находился в больнице, но готовился к выписке.

Вальтер как только сел за руль и сделал несколько кругов вокруг квартала, чтобы привыкнуть к новой машине, сразу восторженно заявил:

— Мечта, а не машина, ход легкий, прекрасные амортизаторы. А еще кондиционер, стереомузыка, радиоприемник и навигатор с электронной картой. Это просто фантастика.

— Я-я, дах ист фантастиш, — засмеялся Виктор.

— Вальтер, и не мечтайте, повторяю, даже не мечтайте взять ее с собой в наш мир, — сурово ответил Ланге.

— Да я ничего такого и не думал Михаил Иванович, — невинно заметил Вальтер.

— Ага, забыл кто тебя воспитал на этой работе? Я уверен ты сейчас разрабатываешь варианты предлога для переброски этой машины в наше время, причем без вреда проекту, повторяю, забудь!

Вальтер ничем не дал понять что именно такие мысли были у него в голове. Потом наступила очередь сидеть за рулем Ланге. Тот сразу выехал на оживленную улицу, чуть не столкнулся с другой иномаркой. Но та, оценив крутизну представительской Ауди, решила пропустить. Но и Ланге теперь управлял очень осторожно. Порулив на наших улицах полдня, а именно он взял на себя функции шофера, потому что у Вальтера было мало водительского опыта Ланге злобно спросил:

— Кто? Кто дает этим дибилам права? Они что совсем не думают?

— Права у нас покупаются, — степенно заявил Виктор, — а что вас смущает?

— В Берлине за такое вождение лишали прав, а здесь нарушения сплошь и рядом. И никто не привлекает нарушителей к ответственности. У вас опасно ездить. Просто опасно. Но больше всего меня поразили ваши гаишники или ГБДД-ешники, они не следят за порядком на дорогах, а набивают свой карман. Но это ведет к жертвам дорожно-транспортных происшествий. Вот что самое страшное. Система не выполняет свои функции, — эмоционально заявил он.

— Что поделать, ее давно сказано «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить». И ведь правильно. Нам все удивляются. Но ваше задача в том мире — не допустить в том числе такого, что вы видите на наших автодорогах. Именно поэтому я и помогаю вам.

— Виктор! — впервые эмоционально крикнул Ланге, — мы этого у себя не допустим, не допустим и у вас!

На этом наша беседа завершилась, и мы поехали к первому указанному мной адресу. Вторая проблема нарисовалась вобщем-то ниоткуда. Оказывается все «качальщики» начали страдать меломанией. Естественно, скучно скачивать по поиску материалы. Поиск — ссылки — скачать снова поиск — ссылки. Снова качать. Потом снова поиск и по новому. А это скучно не так представлял себе работу шпиона Фриц Линтель. У него шпионская работа вызывала ассоциации с людьми в плащах и шляпах, надвинутых на самые глаза. А дальше пароли, явки, убегание по крышам домов, и наконец торжественное прибытие домой выполнив задание. А здесь все по другому, задавай тему из списка и качай на здоровье. Но плюс был в том, что тут он был совершенно свободен. Скачивай информацию, и все. Даже как-то скучно. Но он был дисциплинированным солдатом, а теперь лейтенантом рейха, поэтому старался выполнить свое дело как можно лучше. Но остальные накачали себе музыки и слушали ее. Еще бы за семьдесят лет найдется музыка и песни на любой вкус, да еще в таком качестве. Вот они и врубали WIN-AMP — проигрыватель, не мешающий скачиванию, и у каждого были наушники. Обычные, если надо, то чтобы прослушать звук. Вот они ими и пользовались. Что очень удивило Виктора, Ланге, этот матерый волк разведки, увлекся как ни странно фэнтези. Книги читал каждый день, как русские, так и зарубежные. Но строго в свободное время. На ехидное замечание Виктора о том, когда он поедет на ролевку, Ланге, ничуть не смутившись, ответил, что никуда он ехать не собирается, а литературные пристрастия — его личное дело. «Кому арбуз, а кому — свиной хрящик», — процитировал он русскую пословицу. После чего продолжил читать очередную эльфятину. А еще всех взяла фильмомания. Они смотрели фильмы 21 века в свободное время. И особенно всем направились спецэффекты. Все были просто в восторге от американских фильмов. Ланге, поняв источник опасности, заявил:

— Вы, не понимаете с чем столкнулись, но я вам объясню. Вы столкнулись с масс-медиа, таким монстром, которого никакими армиями победить нельзя. В каждом фильме существует помимо сюжета и спецэффектов идеологический посыл. Вы его можете даже не заметить, но на уровне подсознание он уверенно действует. Я понимаю, что все это привлекательно, но у вас есть и задание и долг перед Рейхом. И мы его выполним. Вы можете слушать музыку, и смотреть фильмы, но после мы с вами разбираем каждый фильм, что называется по полочкам. От физических нестыковок, до идеологического посыла. А Ганс Мерсель вам поможет, — указал он на молодого человека, которого выделил Геббельс.

— Так точно, — ответили все присутствующие на русском языке.

Москва. Фирма «Компьютерсервис».

Август 2008 г.

Вальтер Браун немного боялся, приходя в первый день на новую работу, несмотря на уверения Виктора, что все будет нормально. И Виктор не обманул его. Хорошая и доброжелательная встреча коллективом небольшой фирмы. По легенде он был родом из деревни, компьютер знал на уровне пользователя, да и тот что у него был — старый. Первое что ему предложили делать — протирать мыши. Он аккуратно протер мышь, затем вторую. После его оторвал от работы насмешливый окрик начальника, который был моложе его.

— Да, ты действительно из Урюпинска, — с деланным сожалением сказал он, — когда говорят протирать мыши, то это не внешний корпус. Демидыч, покажи ему, — приказал начальник и удалился. Демидыч, мужик лет пятидесяти, подошел и сказал:

— Знаешь парень, еслиб, не протекция Виктора, ты бы вылетел сей же час. А так слушай, мышь, чтобы почистить надо разобрать.

И он показал как действительно надо чистить «мышь». Вальтер, а здесь Леха, понял, но не удержался и спросил о лазерной мыши. И еще, зачем чистить старые «мыши» с шариком, если можно купить новые, лазерные, которым такое обслуживание не требуется.

— С этим парень проще, лазерные накрываются, если только в проводах обрыв возникнет, но тут лучше новую купить. А старые мыши у нас часто покупают, те что на периферии, то есть в областях, им новая лазерная слишком дорого выходит, а мы тут со старой, работающей, да и с приличной скидкой, если они оптом берут.

— И что оптом тоже берут? — удивился Леха.

— А то как же, это у нас все достаточно дешево, а в провинции дорого, пот и покупают у нас модемы, мыши, клавиатуры, системный блоки и мониторы. Конечно все б/у. Но им наплевать, главное цена маленькая, для них и для нас конечно. Мы ж почти бесплатно их берем. А они там перепродают, с наваром себе, вот и весь бизнес.

— Тогда не выгодней приехать сюда и здесь все купить? — удивился Леха.

— Так зарплаты разные, — усмехнулся Демидыч, — у нас можно себе позволить новую модель компа, а у них нельзя. К тому же путь — денег стоит, да и ехать за много сотен километров — тот еще труд. Поэтому и покупают у нас. Сами привозим, сами торгует. А им остается выбрать и заплатить, всем хорошо. И наша фирма деньгу делает, и им никуда ехать не надо.

Вальтер придержал свои мысли при себе, на этот случай. И продолжал осваивать информационные технологии. Скоро его перевели на диагностику, и вот тут началась настоящая учеба, определить, глюкует система или железо, можно было научиться только там. И он научился, он жадно впитывал знания, приемы и методы диагностики компьютеров. Помимо этого он читал специальную литературу. Он стал действительно сисадмином, и еще ремонтником компьютеров. С первой зарплаты он по традиции «проставился». И вот когда все уже приняли и пошли «догоняться», благо была пятница, а в выходные фирма не работала, как-то так получилось, что убирать остатки пиршества с ним остался Демидыч. Того уже хорошо развезло, потому что он запивал водку пивом. И вдруг Демидыч выдал фразу, заставившую Вальтера напрячься.

— Слыш, Леш, а там у вас все такие? — задал вопрос Демидыч.

— Где? — выдавил из себя Вальтер.

— Ну, откуда ты приехал, уж очень не похож на наших.

— Почему не похож, такой же как все, — пожал плечами Вальтер.

— Э, нет, ты совсем другой, словно из другого времени свалился. Я таких как ты только в детстве видел, — почему-то грустно вздохнул он, и не смотря на молчание Вальтера, продолжил, — вот например все наши пьют как лошади, а ты больше одной бутылки в неделю не позволяешь.

Вообще-то Вальтер брал безалкогольное пиво, просто чтоб не отличаться от остальных, но старался, чтоб этого не заметили, пахнет от него пивом и ладно.

— И похмельным никогда на работу не приходишь. Но самое главное — отношение к делу. Всем нашим кое-как сделал и с плеч долой, а ты стараешься во все вникнуть. Про книжки опять же спрашиваешь. Какие лучше почитать. А кто сейчас по книжкам учиться? Никто при мне так хорошо за две недели компьютер изучить не смог. А ведь пришел к нам совсем считай с компами не работал.

— Не понимаю, к чему вы мне все это говорите, — холодно заметил Вальтер, уже думая, как побыстрее уйти и позвонить Отто.

— К тому, чтобы ты не терял все это, — наставительно ответил Демидыч, развалившись на стуле, — у всей молодежи сейчас на уме только выпивка и девки. Работают потому что надо. Нет в них ощущения дела. Дела с большой буквы. А у тебя есть. Ты берешься за самые сложные и трудоемкие заказы. Уж поверь, мне это о много говорит. Ты действительно хочешь стать специалистом, а не деньги по легкому срубать. Эх, только в наше время мало кому подобное нужно, но если эта жилка основательности у тебя есть, то сможешь в люди выбиться.

— Я понимаю, — кивнул Вальтер, — мне действительно нравится эта профессия и компьютеры.

— Знаешь кого ты мне напоминаешь?

— Кого?

— Немца, который к нам на завод приезжал, когда еще Союз существовал. Такой же основательный, и порядок любит. Вон у тебя на рабочем столе всегда порядок. А у других…, да что говорить, сам все видишь.

— Что-то я не понимаю вроде хвалите меня, а вроде и жалеете.

— Потому что в наше время нужны торгаши, что китайским товар впаривают. А не специалисты. Вот захочешь ты к примеру жениться или просто девушку завести. И кому ты со своей зарплатой нужен, хоть и специалистом будешь хорошим. Эх, тебе бы лет на тридцать-сорок назад родиться, и в закрытый город, в оборонку устроиться, цены бы там тебе не было, да и престижно тогда такая карьера была.

— Вы работали в закрытом городе? — удивился Вальтер.

— Не, но и не всю же жизнь я компьютеры чинил. Электронщиком был, работал на заводе инженером, начальником отдела автоматизации. А потом перестройка, заводу кранты, вот и стал компьютеры изучать. Потом то в одной, то в другой фирме поработал. И здесь осел окончательно. Ладно, давай по домам топать.

На этом разговор закончился, и Вальтер пошел на их съемную квартиру, предварительно позвонив Отто и передав суть разговора.

Москва, Проспект Мира. Оружейный магазин.

Август 2008 г.

Как-то Виктор на новой машине и с Отто Ланге в качестве пассажира по пути завернул в магазин оружия.

— Давайте выйдем и посмотрим, — предложил Виктор, — может вам что-то понравиться.

Ланге быстро осмотрел товар и взял два электрошокера, лазерный дальномер и перцовый баллончик.

— И все? — удивился Виктор.

— Понимаетели, у нас в Германии каждый должен заниматься своим делом, — начал уже в машине он свое объяснение, — вот у вас есть эти пистолеты которые стреляют резиновыми пулями. Но вот вопрос. Человек, их использующий должен быть знаком с принципами и практикой использования оружия, — видя недоумение на лице Виктора, он пояснил, — я могу отбиться голыми руками от нескольких грабителей вооруженных ножами. А дамочка или девушка не отобьются от них, даже имея в руках пистолет-пулемет. И вообще. Криминалом должна заниматься криминальная полиция. А не обычные люди. Если такая полиция не справляется со своими обязанностями, то зачем она вообще нужна? Мы не в Америке, где людям приходится отбиваться от бандитов собственными силами. У нас есть полиция, и их долг и задача, чтобы ночью горожане могли свободно ходить по городу, не боясь быть ограбленными. Что толку от всех этих резиновых пуль, электрошокеров и газовых баллончиков, если полиция не делает свою работу?

— А зачем тогда вы все это купили? — удивился Виктор.

— Из-за аккумуляторов, — пояснил Ланге, — мне как-то говорили, что нам не хватает мощных и компактных аккумуляторов. Конечно технологию их производства мы добудем. Но образец тоже очень поможет.

— Дальномер приобрели для прицелов?

— Нет, просто очень полезная вещь. Может конечно и в прицелах использоваться. Но это уже наши спецы пусть думают. А так и в картографии и в строительстве очень поможет. Поймите мы не зациклены только на военных разработках.

— А баллончик с перцем?

— Знаете, можете считать это моей слабостью, но когда на тебя бросается овчарка, с желанием растерзать, подобное запоминается, — и уже серьезно заявил, — это для наших диверсантов.

— А вы разве не диверсант?

— Я разведчик, шпион, если хотите, — начал гневную отповедь Ланге, видимо, вопрос Виктора задел его за живое, — разведчик или шпион — добывает информацию, и передает ее в вышестоящие инстанции. Его дело оставаться неузнанным и гнать как можно больше информации. Знаете как у нас говорят. «Разведчик — это на 30 процентов серая личность, на 30 % психолог, и на 30 % актер».

— А остальные десять процентов? — не удержался Виктор.

— Остальные десять процентов? — уточнил Ланге.

— Это то, насколько он предчувствует ситуацию, интуиция если обозначить одним словом.

— Но вам-то не помешают, все эти газовые пистолеты, травматики, газовые баллончики.

— Виктор, поймите, вы путаете две совершенно разных профессии, шпиона и диверсанта. У шпиона задача собирать информацию, любыми, доступными ему способами, а у диверсанта, по заданию уничтожить объект или лица, информацию по которым предоставил шпион. Я между прочим не очень хорошо стреляю из пистолета. Но вот обычным перочинным ножом могу очень многих сделать. Потому что мне приходиться контактировать с разными личностями, от криминала до высших государственных управляющих, а вот диверсант «контактирует» только с охраной «Объекта», да и то не всегда.

— Вообще-то вы правы, каждый должен заниматься своим делом, и делать его хорошо, вот только у нас этого нет, — печально усмехнулся Виктор, Ланге просто пожал плечами и ничего не ответил.

Москва. Марьина Роща, жилой дом.

Август 2008 г.

Когда он пришел, то застал на кухне Отто и Виктора. Они видимо уже обсудили его проблему.

— Думаю волноваться не стоит, — подвел итог разговору Ланге, — надеюсь вы там не заговорили по-немецки?

— Нет, я прекрасно помню ваши инструкции, — ответил Отто.

— Ну и отлично. Тогда просто не придавайте этому значения и работайте дальше.

И они принялись обсуждать дальнейшие действия.

— Думаем сейчас как приобрести вертолет. Пусть маленький, спортивный, но основные принципы аэродинамики он же содержит, — поделился проблемами Ланге.

— Как думаете приобретать? — спросил Виктор, и пояснил, — кто будет владельцем?

— Я и буду, у вас же можно приобрести вертолет как частное лицо.

Лучше организовать фирму однодневку и через нее купить, — посоветовал Виктор, — и еще, думаю, лучше покупать не спортивный вертолет, а Ми-24 со снятым вооружением.

— А ФСБ?

— Если со снятым вооружением — то нормально. Террористы используют другое оружие, — так что «контора» вами не заинтересуется. Слушайте, есть идея, закупить все отдельно, вертолет вообще в разобранном виде. Тогда следов не найдут. Отдельно подвески с вооружением, но здесь сложней. И обойдется ой как дорого, но оно того стоит. Прапорщики в армии еще не перевелись.

— Почему дорого?

— Так ракеты же на учете, хотя списанные можно приобрести и не так дорого.

— Меня несколько смущает подставная фирма, — поделился сомнениями с Виктором Отто, — как-то это все ненадежно. Как мне кажется.

— Как раз здесь все надежно, — успокоил его Виктор, — фирма регистрируется по настоящим документам. Читали «Золотой теленок»? — Ланге отрицательно помотал головой, — тогда объясняю, берется пенсионер, с которого ничего кроме анализов взять нельзя, и назначается генеральным директором фирмы. Через фирму проходят операции с материальными ценностями и деньгами, а вот когда все заканчивается и приходит налоговая и другие проверяющие организации, то обнаруживают только тихого старичка с мизерной пенсией, и самое главное, взять по закону они с него ничего не могут. Собственности у него нет, живет у детей или внуков, он чаще всего еще и маразмом страдает. Вот и остаются государевы люди ни с чем. Схема проверенная и работает очень долго. К сожалению у нас честный бизнес не поощряется. Если заплатить все налоги, то человек просто лишается своего бизнеса.

— Да уж, не даром говорят, что умом Россию не понять, — заметил Ланге.

— Понять можно, только это еще хуже, потому что сразу возникают два чисто русских вопроса «Что делать?» и «Кто виноват?», — впрочем искать ответы долго не надо. Для умных, но это только огорчаться. Ладно, перейдем к нашим делам. Вы оформите завтра фирму, а я прощупаю одну связь, давненько она у меня была, там можем вооружение купить. Кстати, как назовем?

— Кого? — не понял Ланге.

— Фирму! Только «Брандербург-800» не предлагайте, — пошутил Виктор, а Ланге улыбнулся его шутке. Такое название ему, проштудировавшему курс Второй мировой войны очень многое говорило.

— Назовем как-нибудь нейтрально, — предложил он.

— Омега5плюс, или какой-нибудь Межтехстройконтакт, — думаю что-нибудь в этом роде.

— Тогда пусть будет…А у нас же специалисты есть, — усмехнулся командир шпионов, — сегодня же вечером устроим «мозговой штурм», так у вас называется коллективное обсуждение проекта.

— Именно, — подтвердил Виктор. В результате вечернего, и к тому же очень эмоционального обсуждения родилось название фирмы, впоследствии в мире Третьего Рейха вошло в историю. Фирма называлась «Омега5плюс». Так ее и зарегистрировали. И хоть она просуществовала всего месяц, и в мире Виктора ее ликвидация никого не удивила. В Третьем Рейхе ее значение оказалось одним из решающих факторов поворота истории.

— А что насчет крылатых ракет? — продолжил разговор Ланге.

— Глухо как в танке, в России вам их никто не продаст, — ответил Виктор, — на Украине можно попытаться, но как их потом через границу тащить, ума не приложу.

— А что с истребителем?

— Разбирают, готовят к транспортировке, — ответил Виктор, — но вроде нормально еще и инструкции по техобслуживанию дадут.

— И вы думаете нам будет реально его запустить в производство в массовой серии?

— Здесь главное не зарываться, — напомнил ему Виктор, — вам нужен истребитель который потянет ваша промышленность. Миг-19 — лучший образец. На остальных больше превалирует ракетное вооружение. А вам сейчас их не сделать, так что давайте закупим этот. Кстати он и на авианосцы подойдет.

— Это верно, но у нас пока один и то недостроенный авианосец, — возразил Отто.

— Придется достраивать, — безапелляционно ответил Виктор, — без него вы не выиграете войну с Англией. Что у нас там с бомберами?

— Ничего хорошего, — ответил Ланге, — старых практически не сохранилось, а новыми мы не можем воспользоваться.

— Вот что, обратите внимание на перепрофилированные летные военные училища. Там должны быть макеты старых бомбардировщиков.

— И что с этого? — не понял Ланге.

— То что на наших военных складах должны остаться, моторы к ним и запчасти. Не думаю, что будет удача, но прошерстите все старые склады. Наверняка не все продали на цветной металл, а если найдете — сразу покупайте. Так вы получаете двигатели и макеты, а там — сами конструируете, по макетам бомбардировщиков. Трудно, ничего не говорю, но выполнимо. Авиация это прежде всего бомберы и истребители, их защищающие.

— А станки? У нас перечень заказов, — Отто протянул Виктору перечень заказываемого учеными оборудования.

— Да они там что, с ума посходили? — не выдержал Виктор, — у нас всего треть массы осталась, и денег не так много. А им нужен почти полный завод, и не один.

— Но надо что-то решать, мы же можем взять определенный вес, — настаивал Ланге.

— Именно определенный, и это при условии, что вы разгонитесь до 80 км в час!

— Но слишком рискованно! Один случайный автомобиль — и все. К тому же компьютерное оборудование не любит тряски. Но сейчас-то мы наконец-то всех им обеспечим, как и специализированными программами. Сколько у нас сейчас готовиться компов к транспортировке?

— Триста, и десять серверов, все в разобранном варианте. Самое главное информация на жестких дисках и DVD. Самые важные сведения я приказал скопировать на них. К тому же часть информации перекопировал на эти ваши флэшки, — он еще не до конца привык к компьютерной терминологии.

— Зря вы ими так пренебрегаете, легко перезаписываемые, к тому же большого объема. Больше чем DVD-диск. А это что? Зачем вам двести нэтбуков? Вы хоть представляете, для чего они предназначаются в нашем мире? И какой гемморой грузить на них операционку? И вы купили всего два внешних DVD-шника для загрузки программ?

— Для командного состава и передачи информации, — невозмутимо ответил Ланге, — пехотные части, моторизованные, авиация — все будет взаимодействовать в реальном времени, так у вас говорят. Связь с помощью радиомодемов. Основной сервер и передатчик в Берлине. А главное — невозможность прослушивания. Не беспокойтесь, разберемся в этой вашей вычислительной технике. Специалисты уже осваивают азы использования программ и даже программирования. Во всяком случае так мне Цузе сказал.

— Ну хорошо, а кто будет пользоваться, я имею в виду, кто конкретно?

— Гудериан, Дейниц, да все командующие фронтами. Не беспокойтесь защиту мы этому оборудованию обеспечим, — Виктор только ухмыльнулся про себя представляя Гудериана по аське связывающемся с Клейстом или Гейдрихом. «Как идет наступление?» «Все в порядке, продвигаемся понемногу». «Ага, и смайлики не забыть», — рассмеялся про себя Виктор. Хорошо, что хоть сотовые телефоны ума хватило не закупить. А то бы обменивались военные полководцы СМС-ками.

— Так как быть со станками? — продолжил прерванную тему разговора Отто.

— Станки с ЧПУ вам ни к чему, — заявил свой вердикт Виктор, — вам прежде всего следует обратить внимание на транзисторы и радиосвязь. Вот оборудование для их производства и закупим. Кстати, это первый шаг к вычислительной технике. Но вам еще надо победить в двух войнах. А потом уже строить планы. Поэтому производство микросхем — вычеркиваем, слишком долгосрочная перспектива. Первое — это транзисторы, диоды, триоды и вся эта радиоэлектроника. Далее — радары. Не те что вы видели — дальнего обнаружения, их вы быстро построите, а те что устанавливаются на самолетах. Схемы у вас есть, и все технические данные — тоже, остается производственная база. Вот ее и закупим. Сейчас много фирм занимающаяся реставрацией станков. В основном обычных, но думаю мы найдем и тех кто продает старые отреставрированные станки, с радиоэлектроникой это напряг, конечно, но думаю, найдутся и такие, в крайнем случае найдем тех кто нам их продаст прямо из производства.

— Как прямо с производства? — не понял Отто, — а что они тогда будет производить?

— Вы что не знаете о заводах, которые отдали свои площади под офисы, а станки отправили на склады, если вообще не сдали на металлолом? Вот к ним и обратимся. Например современная Горбушка — бывший завод «Рубин», раньше выпускавший телевизоры. Вроде и сейчас выпускает, но только там сборка, все детали и блоки иностранные. Вопрос — а где станки? Вот этим и займемся.

— А остальное? — спросил Ланге, — может закупим новое оборудование?

— Знаете Отто, вы хороший разведчик, но техник никакой. Первое как вы собираетесь ремонтировать новое оборудование, особенно в условиях войны? Технологий нет, вернее есть, но только теоретические, запчастей нет, а на старом вы у себя сможете сделать новые уже свои станки с ремонтниками и ремонтной базой запчастей.

— Вообще-то я действительно больше разведчик, техническое образование у меня никакое, но только для вашего времени. В своем я неплохо разбираюсь в технике и могу починить машину или радиоприемник — признал Ланге, — так что надеюсь на ваше мнение.

— Чем могу помогу, — ответил Виктор, улыбнувшись, — кстати, лазерных принтеров возьмите одну-две штуки, в остальном только электронные запчасти, если у них выйдет из строя механическая часть, вы ее легко замените. Какая разница, при единичном производстве, шестеренка пластмассовая или бронзовая. Так что механическую часть вы сами сделаете, плюс фотокопии. Ставите фотоаппарат напротив монитора и делаете несколько снимков. Потом отдаете перепечатывать. Но с плоттерами, которые дают основные чертежи так не получиться. Поэтому берете как можно больше запчастей к плоттерам. Механическую часть вы, повторяю, сделаете сами, а вот электронику вам не сделать. И чернила. Лучшие плоттеры — это те же струйные принтеры, но они дорогие. И картриджи естественно. Закупайте побольше к ним картриджей, когда все картриджи выдут из строя — тогда, если понадобиться — примените старые плоттеры, но их закупать надо меньше. У них стержни, но это даст вам самим освоить вывод чертежей без картриджей. И к тому времени вы должны выиграть войну.

— Хорошо, на сегодня все, — ответил Отто.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Август 2008 г.

А утром следующего дня Виктор, забрав чемоданчик, который ему передал Ланге, поехал на квартиру Николая Петровича. Тот как раз выписался из больницы и мог если надо помочь.

Виктор непринужденно как к старому знакомому зашел к Николаю Петровичу. Тот встретил его радушно, ничто не выдавало, что он всего неделю как выписался из больницы.

— Вам посылка — пляшите! — поздоровавшись нагловато пошутил Виктор.

— Пляшут только при письме, — возразил Николай Петрович, — и идет эта традиция еще с тех времен, когда человек, не смогший приехать домой в назначенное время посылал письмо о том что с ним все в порядке. И родные действительно буквально плясали от радости. Давайте сюда.

Виктор протянул небольшой чемоданчик, опечатанный печатью Рейхсканцелярия. Никаких замков на нем не было, только две защелки. Николай Петрович открыл их, попутно сломав печать и поднял крышку. Затем радостно улыбнулся.

— Надо же, не обманули! — как ребенок детской игрушке обрадовался он.

— Что там? — не выдержал Виктор.

— Поздравьте меня, я вступил в партию! — важно сказал Николай Петрович, доставая из чемодана красную книжицу. Виктор не сразу понял значение его слов, а потом расхохотался.

— Что в ту? В НСДАП? Но зачем? — фыркнул Виктор, — это напоминает анекдот о старом бандеровце, только наоборот. Да, и как вас приняли? Вы же не ариец, даже не немец.

— Это уже их забота, — улыбнулся Николай Петрович, — в ту партию меня не приняли, даже захоти я туда вступить, а вот в эту — считайте это моей маленькой прихотью. Я же коллекционер. Кстати и в СС меня тоже приняли, он достал черный мундир и стал его разворачивать.

— Это теперь будут обычные войска, — пожал плечами Виктор, — там сейчас много реформ проводят.

— Поэтому я туда и поступил.

— Может вам и орден дали? — ехидно заметил Виктор.

— Нет, мне достаточно золотого партийного значка, — усмехнулся Николай Петрович, демонстрируя его Виктору.

— А форма, что вы с ней делать будете? На девятое мая ходить в ней не советую, — заметил Виктор.

— Мне этого и не надо, — тяжело вздохнув сказал Николай Петрович, — вот вы Виктор как думаете, кто ходит на парады ветеранов?

— Ну, они и ходят, — пожал плечами Виктор.

— Ничего-то вы не понимаете, — грустно усмехнулся он, — настоящие герои в земле. В братских могилах. И ничем не отмеченных. А эти с орденами и медалями до пояса — у штаба шакалились. Как бы они выжили по вашему, если бы каждый день на пулеметы поднимались?

— В шестидесятых настоящие ветераны конечно были, и те кто Москву защищал, и те кто гнали фашистов обратно. А потом их становилось все меньше, да и не любили их приглашать школьникам рассказывать о войне, они же окопную правду знали, про заградотряды и про дурацкие контрнаступления. И стали приглашать вот таких, пороху не нюхавших, но тоже вроде как воевавших, и самое противное, то все их ордена и медали подлинные. Был при штабе, при бомбардировке защищал штаб стрельбой из винтовки. Молодец, вот тебе орден. Так он залег в «щель», и стрелял. Толку от такой стрельбы никакого, зато целее будешь. А реально очень многих фронтовиков просто забыли, да и с серьезными ранениями долго не проживешь. Зато те что остались на военной службе в тылу, особо ничем не рискуя, считались ветеранами.

— Но вроде была там такая директива, что тот кто не меньше трех месяцев был на передовой может стать ветераном. А остальные…

— Передовая — понятие растяжимое. Три километра вроде. Да и не все же три месяца они в атаку ходили. Да, были жестокие бои, но оттуда мало кто возвращался. А остальные — кто ранен был и в госпитале валялся, кто вообще на границе передовой, например артиллерийским расчетом командовал. А чуть-что — в тыл. Ранен, понятное дело в госпиталь, но ведь был на передовой, а чем там занимался никого не интересует — значит ветеран. Особистов вспомни, много их было на передовой, однако звания и ордена с медалями получали. И тоже ветераны. Ты передовую не путай с линией фронта. Вот там героев действительно много было, да только почти никто не выжил. Настоящих героев мало кто помнит. Если в прессе не освещали. Но ради этих людей я и помогаю вам. Герои нужны, только когда империя находится под угрозой гибели, иначе, действуют не герои, а профессионалы. Теперь вы поняли Виктор?

— Да! Гляжу вам и Парабеллум дали, — заметил Виктор, глядя на появившийся из чемоданчика пистолет.

— Учите матчасть, молодой человек. Это Вальтер «P-38», — степенно объяснил ему Николай Петрович, — и причем наградной, знают, чем позабавить старика.

— А об этом можно поподробнее?

— Наградное оружие использовалось очень редко, это не медали и ордена. Это высшая награда, — он подчеркнул слово «высшая», — которая выдавалась за особые заслуги. Посмотрите, здесь не только позолоченная табличка с дарственной надписью, на рукоятке эмблема креста на фоне флага, не приваренная, это делалось все на заказ. Это своеобразный символ доверия. Поэтому оно так редко и дорого.

— И какая же надпись? — заинтересовался Виктор, — и на каком языке?

— На немецком конечно, — удивился Николай Петрович, — у отличии от вас, Виктор, я его знаю. Хоть и не свободно, но понимаю. А насчет надписи «Верному другу и соратнику». А дальше подпись «Адольф Гитлер».

Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Август 1939 г.

Примерно за два дня до этого на прием к шефу гестапо Мюллеру, буквально прорвался главный секретарь партийного учета Берлина Фриц Нитман.

— Господин Рейхсмаршал! — сразу начал он после приветствия, — что мне делать? Я не могу принять в партию этого человека! Вообще, где его личное дело?!

— Насколько я помню, у вас есть приказ, — невозмутимо возразил Мюллер.

— Да, у меня имеется приказ, подписанный лично фюрером. Но его анкета… Согласно ей он русский, родился и живет в СССР, в Германии вообще никогда не был. А потом везде прочерки. Дата рождения и то прочерк. И его еще наградили золотым значком партии. Я этого не понимаю.

— А вам и не надо понимать! — резко оборвал его Мюллер, а спина секретаря партийного учета покрылась холодным потом, — вы согласно приказу все оформите, как — не мое дело.

— Человек, принятый в партию должен расписаться в получении партийного билета, значка и других бумагах, — отчеканил Нитман.

— Я распишусь за него. И вы отдадите документы мне. А если вы откажетесь выполнять приказ, то соответственно будьте готовы к последствиям.

Шеф гестапо умел быть убедительным, но и работник чернил и бумаги, тоже так просто сдаваться не собирался.

— А кто будет платить за этого человека членские взносы? — предпринял он последнюю попытку, — я так понял сам он сюда не явиться.

— Вы правильно поняли, — оскалился Мюллер, — взносы заплатим или я или фюрер, чтобы не беспокоить лидера нации по такой мелочи, взносы заплачу я. Вас теперь все устраивает?

— Нет, — четко ответил Фриц Нитман, поворачиваясь, — но я выполню приказ, не беспокойтесь. Всего хорошего.

— Я и не беспокоюсь, беспокоиться надо вам, — оставил за собой последнее слово шеф гестапо.

А Нитман, стал сочинять личное дело этого странного человека. Дату поставил исходя из вида по фотографии, естественно в графе национальность, написал «ариец». А дальше оставалось только выдумывать и вписывать в графы подходящие сведения. Но он выполнил приказ и вскоре Мюллеру был отправлен пакет с билетом членства партии и золотым значком.

А в это время в другом мире происходил очень интересный разговор.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Август 2008 г.

— А что там у на с планом «Ост», — спросил Виктор, — не разъясните?

— Отчего же, с удовольствием разъясню, — отозвался Николай Петрович, — во-первых все мутно. План «Барбаросса» — пожалуйста, и подписи все есть и сопровождающие инструкции. А с планом «Ост» — ничего. Даже самого плана нет. Есть только какие-то невнятные замечания к нему. И то уже в начале войны. А ведь такой план должен был учесть все — вплоть до подробных инструкций исполнителям этого плана. А этого ничего нет. А ведь немцы были уверены в своей победе. И план как себя вести на оккупированных территориях должен существовать обязательно. Иначе теряется весь смысл оккупации. Оккупировали, а дальше что?

— Думаете все это мистификация? Обман, не было никакого плана «Ост»? — спросил Виктор.

— Почему же, план был, и наверняка детально продуманный, — немцам в этой педантичности их не откажешь, — а вот что он предусматривал — другой вопрос. Думаю это другие постарались, чтобы страху нагнать. Давайте подойдем к этому вопросу со стороны немцев. Что им нужно? Ресурсы и топливо. Так Сталин и так их поставлял. А немцы ему станки делали, потому что не было тогда в СССР нормального станкостроения. Давайте предположим, что по самым худшим прогнозам, немцы хотели стать помещиками и русских иметь как крепостных крестьян. Но тогда им интересна только Украина, а не Нечерноземье, где, вспомните историю, там сам крестьянин еле питался. То есть их интересовали только Украина, Белоруссия и южные области России. Но если немцы стали бы там помещиками, то зачем уничтожать народ? Кто будет работать? Наоборот, нужны рабочие руки. Как-то это не вяжется с «искоренением славянского населения». Да, Гитлер обмолвился об этом, в 1929 году, но тогда он не знал, ни СССР, ни славян. Они для него тогда были как, для нас скажем отдельное племя где-то в Африке. А потом понял, и стали дивизии СС «Галлитчина», и власовцы. А вообще продолжи сравнение, вот несколько довольно крупных поместьев, которые скоро приобретают титул баронств, а потом вообще хотят отделиться, ничего не напоминает? Думаешь Гитлер не думал над этим. Потому-то он и хотел создать образцовую область русских, которыми, командовали бы только русские. Хотя на самом деле командовали немцы. Об этом не любят говорить, но была 29- гренадерская русская дивизия СС. Впрочем просуществовала она не долго, но факт остается фактом. А еще Локутское самоуправление, которое эта дивизия защищала. Представь, целая область, под контролем не немцев, а русских. Впрочем ничего хорошего из этого не вышло, дивизию разгромили, как и локутское самоуправление. Но это один из клинов в план «Ост», как нам его сейчас рисуют. Конкретно ничего не могу сказать. Но есть некоторые предположения, все представленные документы датируются 1942 годом. Это когда немцы поняли, что такое партизанское движение и получили первые контр удары. Естественно разозлились.

— Ну так они же агрессоры, мы же свою землю защищали, — возмутился Виктор.

— Все верно, но давай поставим себя на место оккупированных. Нет не немцами, а Красной армией. Прибалтика, западная Украина. Вот жил ты себе спокойно, а вдруг приходят войска чужой страны, и наводят свои порядки, причем на твой взгляд дикие и жестокие. Лидеры Прибалтики были репрессированы, один только успел сбежать с семьей. Вот и появились лесные браться и бандеровцы. Конечно, им было не совладать с Державой, но какой-то время посопротивлялись. Или возьми Афганистан. Приходят чужие люди, другой веры и начинают устанавливать свои порядки. Два миллиона афганцев укрылись в Пакистане, надеюсь тебе эта цифра хоть что то говорит, а потом мы воевали только из имперских амбиций. Ну на кой нам сдался это Афганистан. С точки зрения Германии того времени, мы были тем же Афганистаном. Вот они и решили пополнить свои запасы ресурсов, в основном пищевыми, чтобы побольше людей к станкам поставить, иначе войну с Англией не выиграть, и нефтеносными, румынских им явно не хватало. А с англичанами война была возможна только на море и в воздухе. И только когда бы они завоевали там полное превосходство, Империя, над которой никогда не заходит солнце бы пала. Мы сами очень хорошо завоевывали колонии, например в Азии, оставшиеся от царских времен, или на дальнем Востоке, соревнуясь с Японцами. Басмачи, баи — ничего не напоминает? А когда хотят нас сделать колонией обижаемся. Орем что мы великая держава, которую победить нельзя. А смысл? Дали нам свободу сломили иго коммунизма, и что? Мы не можем распорядится свободой. Так уж устроены, и это надо признать как ни горько. Нормально управление мы не признаем. А другое называем диктатурой. Впрочем сила всегда доминировала в этом мире. Сильный всегда прав. Америка напала на Ирак. И что? Никто даже слово не сказал. Полностью оккупировала эту страну, захватила, и что? Да ничего все молчат в тряпочку, а Америка спокойно качает нужную ей нефть.

— Но зверства фашистов, как с ними быть? — не унимался Виктор.

— Нормально, просто надо подумать, — усмехнулся Николай Петрович, — наши в Афганистане с тем же столкнулись. Приходишь в село, занимаешь его. А ночью находишь трупы своих солдат, с перерезанными глотками. Наши не могли понять, как старик, до этого приветливо улыбающийся, достает автомат и начинает всех расстреливать, как десятилетний мальчик с гранатометом подрывает БТР с солдатами. А все просто мы для них были враги. С большой буквы. И не важно что мы им там говорили. Мы пришли на их землю, и поэтому мы их враги. А в борьбе с врагами все средства хороши. Мины на дорогах, выстрелы из засады. Но у нас был конкретный приказ от партии — не зверствовать. А у немцев его не было. Они привыкли к европейским войнам, где если что захвачено, то там сопротивления быть не должно. Такой там был порядок. Что реально сделало сопротивление во Франции например? Убило десяток другой фрицев, расклеивало листовки и все. О Чехии, Словакии, Польше я вообще не говорю. Как такового партизанского движения у них не было. Европейский менталитет — завоевали, ну так и молчи в тряпочку, а лучше вообще — работай на захватчиков, чтобы прокормить семью. Зенитные пушки и знаменитый бронетранспортер «Ганномаг» производились в Чехии. И причем на полной добросовестной основе, потому что немцы им устроили лучшие социальные условия. Об этом сейчас не принято говорить, а ведь Гейдрих ездил по Чехии без охраны потому что верил, что покушения на него не будет, потому, то он сделал жизнь рабочих Чехии более хорошей. Не учел только англичан, подготовивших чешских диверсантов. А вот у нас они столкнулись с настоящим партизанским движением. И не знали как с ним бороться.

Это на поле боя просто, здесь ты, здесь враг, и дальше просто задача — разгромить врага. А с партизанами воевать бесполезно, потом что нет их, не показываются они, а трупы солдат, взрывы поездов и так далее происходят регулярно. Вот они и озверели. Одно дело встретить врага в чистом поле, другое дело — получить нож в спину. Впрочем если бы у них были бы варианты, то думаю, дело бы ограничилось бы как у нас — репрессиями. А так война, и методы соответствующие. Единственно это все не касалось евреев. У немцев на этот народ свой пунктик был, как впрочем у нас на белогвардейских офицеров. Вспомните Вьетнам. Совершенно посторонний конфликт. Американцам надо было просто опробовать новую технику в боевых условиях. И что из этого вышло? Партизанская война и применение химического оружия, которое влияло также на их солдат. «Оранжевая смесь», стала синонимом геноцида не только вьетнамцев, на которых всем было наплевать, но и американцев. Вот тут они и поняли. Что пора делать ноги, и вышли из Вьетнама. Но они вынесли оттуда уроки. Армия должна быть вольнонаемной, а не призывной. И второе. Против партизанской борьбы средств нет, кроме как уничтожения мирного населения или его перенаселения. Ведь у любого найдется родственник из сопротивления, которому грех не помочь, а за всеми не уследишь, вот тебе и партизанская война. Единственно верный ход — вернуть себе благорасположение мирного населения. Тогда и подпитки партизан продуктами или оружием не будет. Да и вообще сами жители партизан изведут, если увидят, что при новой власти им жить стало лучше. А фанатиков — тоже сами прирежут. В мирной жизни фанатики не нужны, это только в эпоху великих потрясений, они становятся героями, а обычно — о них никто и не помнит.

— Да, спасибо, интересный вы собеседник, — ответил Виктор. А Николай Петрович хитро улыбнулся и предложил:

— Не желаете продолжить тему?

— Отчего же, наоборот, вы очень хорошо рассказываете.

— Виктор, вы никогда не задумывались об экстерриториальном призыве в армию? Я понимаю, вы еще молоды, но догадки у вас есть?

— Куда надо, туда и посылают, — ответил Виктор.

— А вот и нет. Все призывники равны. По физическим и моральным качествам. Ну вспомните свой десятый класс, есть очень сильные отличия? Я не беру ВДВ или спецназ. Просто обычные школьники. Есть отличия?

— Да вообще-то нет. Конечно многие в физическом плане не очень, но остальные — нормально.

— А теперь смотри, отправимся назад по времени, в сталинскую эпоху, все точно также. И вдруг москвичей определяют во Владивосток, а выходцев из средней Азии на западные границы, в Белоруссию и на Украину. Ничего не кажется странным? Зачем организовать такие масштабные перемещения людей? А ответ прост. Люди не будут стрелять в своих земляков. Сталин очень боялся бунта, вот и ввел такой порядок. Люди по приказу «стрелять» — выстрелят в чужаков, веря, что они враги народа. А не в земляков, они же их знают. Представь ситуацию что тебя призвали, и что тебе приказывают расстрелять соседей. Под предлогом что те «враги народа». Тех соседей, которые за тобой присматривали в детстве, и которым, самое важное, ты веришь, а не своим командирам. И что ты будешь делать? Притом, что все солдаты с тобой фактически знакомы. Будут он в народ стрелять? Да не хрен! Они командиров расстреляют и скажут, что так и было. Эта система продолжает жить и сегодня. Зачем угонять призывников из Санкт-Петербурга во Владивосток, или еще примеры — Таманская дивизия почти не содержит русских из Москвы и Подмосковья. Москвичей посылают куда угодно, но подальше от Москвы. А суть в том, что власть очень боится народа, поэтому так и оставила сталинские принципы формирования армии. И принципы командования перед и после войны оставались теми же. Военачальник в Москве командовал округом в Сибири и наоборот. Почему так? Сталин опасался военных, только они могли его свергнуть с престола власти. Поэтому он сделал так. Что они не могли воспользоваться своей военной силой. А на войне, все понимали, что если придет враг — они будут уничтожены. Но Сталин не терпел конкурентов. Поэтому и Жукова после войны отправили в опалу. Но Жукова следовало бы расстрелять следом за Сталиным и Берией. Этот человек добивался целей, поставленных перед ним, независимо от людских потерь. Недаром ветераны говорили «Приезжает Жуков на фронт — готовь похоронку». Поэтому он тоже военный преступник. И никаких памятников. Недаром ему памятник наша новая власть поставила только в 2004 году. Он очень был симпатичен ей, еще бы, приказы выполнял, а потом принял почетную отставку. Потом они еще выпили кофе и разговор продолжился.

— А почему сталинских стервятников, соколами их не называю, чтобы не оскорблять благородную птицу, так раздражает Никита Сергеевич Хрущев? — задал вопрос Виктор Николаю Петровичу.

— Для начала вспомните памятник на его могиле, — посоветовал Николай Петрович, — если не помните — подскажу, его лицо, а с одной стороны белые камни, с другой черные. Они символизируют его хорошие дела и плохие. Но главное, он искренне верил в коммунизм, и что особенно важно, хотел чтобы советский народ жил лучше. Сталину на благосостояние народа было наплевать, его заботила только своя власть и величие. А Никита Сергеевич действительно хотел улучшения уровня жизни в СССР. Вот только не знал как это сделать. Да и команда его часто подводила. Не тех людей набрал. Но все-таки много успел. Во-первых — развенчал культ Сталина, иначе мы бы с вами до сих пор жили с его портретами на каждом углу, как в Албании. Во-вторых расстрелял Берию, метившего на освободившееся место, а этот был бы почище Сталина, всю страну залили бы кровью.

— Сейчас говорят, что Берия отравил Сталина, — вмешался Виктор.

— Не, не посмел, бы, а вот после смерти вождя, вспомните, что он сделал? Объявил амнистию уголовникам. Виктор, сами посудите, амнистия скажем в честь победы — это понятно. Праздник. Но амнистия сразу после смерти вождя, это как понимать?

— Ему нужны были беспорядки? — предположил Виктор.

— Именно, — кивнул Николай Петрович, — а после он под этим предлогом объявляет чрезвычайное положение. Уничтожает конкурентов, разбирается с бандитами, и вот он весь в белом. Готов, как преемник вождя, и следующий вождь, и последователь товарища Сталина.

— Логично, — пожал печами Виктор, — но все таки давайте поговорим про Никиту Сергеевича.

— Отлично. Пойдем дальше, — продолжил Николай Петрович, — он выпустил и реабилитировал всех «политических», то есть тех кто сел по доносам или просто «по плану шпионов» НКВД. До него такой человек, если и выживал после десяти лет лагерей, то получал «волчий билет», с которым на работу почти не устроишься и отрекшуюся от него семью. А так стали нормальными гражданами со всеми правами.

— А кукуруза? — заметил Виктор.

— Что кукуруза? — не понял Николай Петрович, а потом улыбнувшись спросил, — ты ее ел?

— Не часто, но бывало иногда.

— Нормально? Вкусно?

— Да.

— Вот и я о том же. Просто чтоб выслужиться секретари райкомов стали ее сеять там где можно и там где нельзя. В результате на некоторое время из продажи исчез хлеб. Что, в этом тоже Хрущев виноват? Перейдем к строительству. Это сейчас панельные пятиэтажки хрущебами зовут. А в то время… Эх, Виктор, а видели бы вы какие страсти разгорались тогда за эти квартиры. Это все же отдельная квартира, а не комната в коммуналке. При Сталине и его помпезной архитектуре много людей имело квартиру? А тут они строились в массовом порядке. Еще один плюс Никите Сергеевичу. О космонавтике не забывайте. Первый спутник и Гагарин при ком в космос запустили?

— А чтож его военные тогда не любят? Он же вроде ракеты продвигал, — высказался Виктор.

— Так он же их сократил на миллион. И военные тогда были, что называется «белой костью». Жена офицера могла не работать и при этом семья нормально жила. Товарищ Сталин очень испугался того что прозевал войну, поэтому и оставил такую огромную армию. А ее же кормить нужно. Но наступила новая эпоха. Эпоха ядерного оружия, когда такая большая армия просто не нужна. Вот и сократил ее Никита Сергеевич. И сократил не как сейчас, когда полковников, и генералов не трогают. А нормально, вот офицерам это очень не понравилось, то были они «на коне», а теперь пришлось искать работу на гражданке, это мы сейчас в 25–30 лет легко переучиваемся, потому что жизнь такая, а им такое было сложно сделать. Кто-то спивался, а некоторые даже стрелялись. Но самое главное было потеряно то уважение, которое было при Сталине. Поэтому военные так не любят Хрущева. Ну что еще можно добавить, он поднял железный занавес, люди смогли послушать не только советские песни, но и Элвиса Пресли. Не даром оттепель часто называют хрущевской. Но с другой стороны, как политик — слаб. Этож надо придумать — ругаться с трибуны ООН. Но интересная особенность, даже когда его сняли, то не отдали под суд и не расстреляли, не объявили английским шпионом. Просто отправили в отставку, да еще и пенсию дали. Он сумел не только поменять настроения в обществе, люди больше не страдали шпиономанией, но и во власти.

— Все это у вас прекрасно получается, а как же «экскаваторная выставка» и его высказывание «пидорасы» в адрес художников? — не унимался Виктор.

— Может лучше спросить у самого Никиты Сергеевича? — подмигнул ему Николай Петрович.

— Как? Портал в другой мир я могу открывать, но во времени… — развел руками Виктор, показывая, что отказывается от этой затеи.

— Не надо никуда ничего открывать, — снисходительно заметил Николай Петрович, — ведь Хрущев не только встречался с людьми на «пенсии», но и писал воспоминания. Вот их и посмотрите. Там он объясняет, что просто не понимал этого вида искусства, и не называл художников гомосексуалистами, просто слышал это слово и оно у него ассоциировалось с «идиотами», а вернее по деревенской привычке с «мудаками», но этож матерное слово, вот он и решил «интеллигентностью» похвалиться. А в результате вышел казус. Я и сам честно говоря не люблю весь это абстракционизм. Взял нарисовал квадрат закрасил его и ты гений, а я вот возьму и круг нарисую, я что, тоже гений? Хотя в живописи ничего не понимаю и рисовать абсолютно не умею.

— А вот поясните мне национальный вопрос, — не сдавался Виктор, — Сталин ведь, и не он один, все ратовали за дружбу народов и за интернационализм.

— Во-первых Сталин был хорошим политиком, этого не отнять, — назидательно ответил Николай Петрович, — а во вторых он на людях говорил хорошие слова и лозунги, а на местах, то есть к конкретному человеку применялись совсем другие установки «для служебного пользования», или вообще — «секретно». На людях говорил «Сын за отца не отвечает», а в действительности в личном деле сына репрессированного стояла запись, причем на первой странице «Внимание! Сын врага народа». Интернационализм говоришь? Вспомни фильм «Свинарка и пастух». Кавказец и русская женщина. Заметь именно так, а не наоборот. И нет ни одного фильма, чтобы ситуация складывалась наоборот. То есть вопрос кто кого имеет отпадает. А после войны? Он хорошо знал, что горские народы и славянские, совершенно разные по менталитету. Поэтому он ничуть не сомневался отправляя целый народ, чеченцев, крымских татар, в Среднюю Азию. Правильное между прочим решение. Потому что иначе он получил бы мощное партизанское движение по всему Кавказу, а там и уже около его любимой Грузии. А теперь представь ссылку народов. «Понаехали тут!», — тебе покажется детской сказочкой, по тому как встретили кавказских и крымских «беженцев» в Средней Азии. Почему они, эти «ссыльные народы» сразу как можно было вернулись на родину? Потому что в ссылке, коренные народы думаешь были рады приезжим? Это у нас хоть черт с рогами приедет и будет спокойно жить, а у них чужаков не любили. Вот поэтому они и ненавидели Сталина. И самое интересное реакция «общественности», народ-предатель, понимаешь — весь народ, от стариков до младенцев. И — это печатали в газетах и «бурно одобряли» рабочие и крестьяне. Западная пресса тихонько молчала в тряпочку. Но самое жуткое, то что он понимал, что если русский национализм пойдет в гору, то им всем придется несладко. Ой как несладко. Недаром в той же Чечне до сих пор помнят генерала Ермолова, он с чеченцами не церемонился. А вот мы его не помним. За семьдесят лет советской власти из нас начисто выбили не только национализм, а дух единого народа. Второе, Сталин понимал, что без русских, вся эта кавказская и азиацкая братия продержится недолго, скатятся обратно в средневековье, а там и до распада Союза недалеко, что у нас и произошло. Вот и ехали русские специалисты, строили заводы, обучали местных. Но самая главная ошибка — оставались там жить. А ты представь, чтобы было, если бы они этого не сделали? Англию потеря внешних колоний особо не задела. Они уже получили много с них, и там не было их населения, только управленческий персонал, который они эвакуировали. Для справки, после ухода англичан в Индии не было построено ни одной железнодорожной ветки. И поищи в Интернете фото их поездов, старые, поэтому у них часто случаются отказы, потому что технику некому обслуживать. И как едут там, тоже посмотри — как у нас в гражданскую, на крышах вагонов, на подножках. Но вернемся к нашим в Средней Азии, нас подобная ситуация очень задела, потому что мы русские, поддались на все эти призывы и пошли поднимать промышленность считай наших колоний. А азиаты поступили умно, сначала на начальственные должности назначали своих, а специалистами обходились нашими. А нашим деваться некуда, куда распределили после института, туда и поехали. И строили промышленность. А после перестройки власти просто продали все на металлолом, и на этом в Средней Азии промышленность закончилась. А нашим пришлось буквально бежать в Россию. Потом их князьки поняли свою ошибку, но русские уже выехали, а своих специалистов нет. Поэтому стали приглашать немецких, американских, и других специалистов, потому что русские просто отказывались к ним ехать. И это не обида, просто здравый расчет. Они уехали, нашли себе место, так зачем возвращаться.

— А Грузия?

— Ты помнишь они с нами воевать хотели? Их, мягко говоря нелюбовь к нам еще с тех времен идет. Грузины были привилегированной нацией. Дотации в республику текли рекой. А потом прекратились, когда к власти пришел Хрущев. А грузины, это такая нация, что работать не привыкли. Выживают только из-за климата в их республике. Промышленных предприятий, заметь, у них практически нет. Потому что Сталин хотел сделать из нее «цветущий сад», который бы все остальные нации обслуживали. А грузины снимали сливки. Вот в этом основная причина ненависти грузин к Хрущеву. И как воины — дерьмо. Лермонтов еще писал в стихах «Грузины робкие бегут». Чечены, когда их наши прижали, в Грузию ломанулись. И никто их не остановил. Опять же война с Осетией. Даже при помощи НАТО, не сумели одолеть.

— Да, хорошо, поговорили о национальных вопросах. Но все-таки у меня есть еще вопрос. Прибалты. Отчего они нас так не любят?

— Знаешь, Виктор, я тоже этого сначала не понимал. По молодости я часто отдыхал в Прибалтике, причем посетил и Таллинн, и Вильнюс, и Ригу. И как-то я уже немного приняв «на грудь» в кафешке, а за одним столиком со мной сидел старый литовец. Обратился к нему с таким же вопросом. Он немного подумал, потом спросил кто я и откуда. Узнав, что просто отдыхающий из Москвы. Как-то свернул разговор, но меня тянуло поговорить, тогда я и ляпнул ему, что я сын врага народа. После этого беседа проходила уже вполне, если не дружелюбно, то нормально. Во-первых, мы все-таки оккупировали, именно оккупировали эти государства. А как назвать ввод войск и установление своей власти, и в конце присоединение территорий в другом государстве? И не важно под какими лозунгами. Напомню, русских в Прибалтики тогда почти не было. Только те кто бежал туда после революции. Вот как бы ты себя чувствовал, если бы Америка, или Китай ввели на территорию России свои войска и объявили наши земли своими провинциями или штатами? Вот и им такое не понравилось, а еще национализация и коллективизация в новых землях, чтобы было, как везде в СССР. И еще — переселение русских в Прибалтику, чтобы разбавить местное население, «идеологически правильным». «Самое жуткое, что вы принесли нам, — так сказал мне литовец, — это отсутствие закона и правосудия. До этого все процессы у нас были открытыми. Человеку предъявляли обвинения, и назначали наказание, если суд считал его виновным, а все кто хотел мог посетить процесс и даже принять в нем участие. Иногда решения суда отменялось под силой как сейчас говорят общественности. А тогда простых жителей, решивших что приговор не соответствует истине, и обращавшимися в вышестоящую инстанцию. Но когда пришли вы, то людей стали забирать ночью. И они просто исчезали. Процессы были закрытыми, или их просто не было. Мы даже не могли понять за что осуждают того или иного человека. Любые вопросы встречали хамский ответ или еще хуже — физическое насилие. То есть часовой у комендатуры или посылал нас матом, или ударял прикладом в живот. От начальников мы тоже ничего добиться не могли. Слышали только «Это не ваше дело!», или «Мы разберемся!», и мы понимали, все это отговорки, а особо настойчивым просто угрожали «Ты что? Магадан решил посмотреть? Могу устроить!». Второе что нас поразило — это ваше хамство и пьянство. До войны у нас не принято было появляться пьяными на улице, неподвыпившими. А именно пьяными, когда шатает из стороны в сторону, а человек не может нормально говорить. Это примерно как у вас справить малую нужду в общественном месте. О хамстве я скажу отдельно. Даже если стоит очередь, люди обращались к друг другу уважительно. Никто не лез без очереди. Я говорю не о магазинах. Там очередей не было. А о различных учреждениях. Ваши люди начинают возмущаться, кричать и угрожать. А чиновники ведут себя ни чуть не лучше, у нас даже отказ просьбы или жалобы звучал спокойно и вежливо, а у вас, как будто рявкнула собака и закрыла дверь в будку. Третье — воровство. Причем самое наглое и нахальное. Знаете почему молочники у нас перестали ездить после вашей оккупации? Потом что нам никому в голову не придет стащить у соседа бутылку молока или просто пустую бутылку. В результате сначала возникали ситуации, вроде бы смешные, но от которых потом стало грустно. Люди предъявляют претензии молочнику, что нет заказанных молока или сметаны, а тот уверяет их, что всем все разнес. И тем непонятно, потому что они этого молочника знают не один десяток лет, и тому — тоже, потому что он их тоже знает как нормальных, добропорядочных граждан. Только через несколько дней, когда одна семья встала слишком рано — выяснилось, что это дело их русских соседей, живших с ними на одной улице, между прочим, в домах репрессированных людей. Мы этого просто не понимали. Обеспеченные люди, а чаще их дети таскают молоко не от голода, а просто так. К тому же и языковой барьер. Это тоже добавляло непонимания и отчужденности. Поймите правильно, в чужой монастырь со своим требником не ходят. А вы пошли. Так чему вы удивляетесь, когда видите от нас презрение и непонимание. Поэтому и встречали немцев как освободителей, потому что ваши власти за год правления такого наворотили, что нам и немцы показались благом. Мы конечно понимали, что они тоже захватчики, но при них не было такого режима и порядков как при советах.

— Хорошо, с прибалтами разобрались, а что скажете о поляках?

— Об этих ничего хорошего не скажу. Самомнения выше крыши. Национализм развит. Но ни товаров хороших сделать не могут, ни воевать нормально. Типичные мелкие торговцы. Сельское хозяйство тоже не очень развито. При Петре Первом — достаточно сильная нация, а во второй мировой войне — так себе. И против немцев вроде как, а воевать нормально не могут. Да и наши им тоже репрессии устроили, это потом как понадобились, сформировали части из поляков. А так их никто не любил, ни наши ни немцы.

На этом они прервали общение, так как было уже довольно поздно и Виктор поехал домой.

Рязанская область. Военная часть N123.

Август 2008 г.

Прапорщик Парасюк проснулся в ужасном настроении. Еще бы, часть скоро расформировывают, военное имущество вверенных ему складов распродают, и что самое главное без всякого его участия. Деньгу имеют только командир части и его интендант. А ему шиш с маслом. И ведь служить осталось всего ничего, а там пенсия, о которой думать вообще не хочется. «Ну почему так, другие уже себе такие дачи отгрохали, да и на счетах денег куры не клюют, а мне ничего кроме маленьких подачек, которые приходиться зубами вырывать, — печально размышлял он, — да еще голова болит с бодуна, зря столько вчера выпил с этими странными гражданскими. Представители фирмы — как же, обычные воры и мошенники. Нет опохмеляться не буду, чревато, это, лучше сейчас встану и кофе себе поставлю», подумал он и пошел умываться. Трель мобильника застала его на кухне, когда он уже приканчивал вторую чашку кофе и пару бутербродов с колбасой. «И кого это в такую рань, — но поглядев на часы подумал, — впрочем уже десять».

— Да, — он нажал кнопку соединения.

— Привет Александр Андреевич, — бодро раздалось из трубки, — никак спишь еще?

— Да нет, проснулся, — он лихорадочно пытался вспомнить как зовут обладателя знакомого голоса, но тот сам помог ему.

— Это Седов, мы с вами вчера хорошо посидели.

— Да, уж, помню. Даже наверно слишком хорошо, — хмуро поприветствовал он собеседника.

— Я по поводу нашего вчерашнего разговора, сегодня бы хорошо встретиться и все обсудить, — тон Седова стал совершенно другим, деловым и холодным.

— Ладно, давай к двенадцати подруливай к той кафешке, где мы вчера обедали, — согласился прапорщик, в надежде что может и удастся что-то сбагрить этим коммерсантам.

— У меня другое предложение, — голос стал вновь бодрым и доброжелательным, — давайте встретимся в час дня в ресторане «Континент», — как вам такое предложение?

— Дороговато там для меня, — честно признался прапорщик.

— О чем речь, все за счет нашей фирмы, даже если не договоримся, так время хорошо проведем, — предложил собеседник. Это перевесило все доводы, халява, она и в Африке халява.

— Годиться, значит в час в «Континенте», — согласился Парасюк и нажал кнопку отбоя. Собираясь на встречу, он думал о том, что может предложить «деловым партнерам». И ничего интересного придумать не мог. То что он мог продать без риска, никому не надо и даром, а то что не мог, то слишком рискованно. «А впрочем можно бы и рискнуть, только непонятно что им надо говорили вчера о всяких допотопных моделях самолетов и вертолетов. Ладно, встретимся узнаем», — подбодрил он себя и начал готовиться к встрече — бриться и всячески устранять последствия вчерашней пьянки.

Рязанская область, город Новомичуринск.

Август 2008 г.

— Так для каких самолетов у вас есть двигатели? — уточнил Ланге-Седов, вместе с ним присутствовал на встрече и Рихард Вайнер, сейчас Андрей Ладогин.

— Для разных, но все старье. Да там цветмета кот наплакал, из электродвигателя и то больше возьмете, — уже успевший выпить, отозвался Парасюк.

— И все-таки? Нас интересуют двигатели и их работоспособность? — продолжал Вайнер-Лагодин, — а не цветные металлы.

— А вам-то это зачем?

— В Европе сейчас популярны, вернее становятся популярными авиашоу со старой техникой. Но цениться не новодел. А именно старые модели самолетов. Таких самолетов мы себе позволить не можем. Цена зашкаливает. А вот собрать из запчастей настоящий самолет 50–60-х годов это вполне. Вот мы и хотим купить двигатели у вас. Как видите мы играем честно. И перед вами выложили все карты. Теперь хотелось бы услышать, что вы нам можете предложить? — закончил Ланге.

— Много чего, — искренне обрадовался Парасюк, решив, что как раз это подходящие клиенты для него, — двигатели Ил-28, Ту-14, Ту-16, даже один сохранился ТБ-4.

— Нас интересуют Ту-16, и Ил-28, но он должны быть в рабочем состоянии.

— Вот этого гарантировать не могу, — честно ответил подвыпивший прапорщик, — они же на длительном хранении были. Товарищ Сталин тогда после войны так испугался, что все вооружения, даже снятые с производства, заставил законсервировать. И после него такая практика осталась. Вот нам и перепали тогда в 50-х новенькие двигатели именно на консервацию, что значит про запас. Или потом в случае войны на запчасти пойдут, или друзьям коммунистам из других стран пойдут. Так что хранили на совесть. Некоторые детали, резиновые прокладки к примеру придется там заменить, но ржавчины на них нет, это я вам гарантирую.

— Нам нужен один двигатель Ту-16, и один Ил-28, - подвел итог Ланге.

— Будет, а вот обойдется это вам в…, - а дальше собственно начался торг.

Прапорщик настаивал что если обратиться официально, то будет дороже. Намного дороже. А его оппоненты, отвечали что больше никому такие двигатели не нужны, тем более его часть расформировывают, и возможно эти двигатели вообще спишут на металлолом. Прапорщику ничего не оставалось как признать их правоту.

— Тогда завтра мы осмотрим двигатели, и если они удовлетворяют нашим требованиям, то заберем их, — первая часть переговоров была закончена, а от вторая только начиналась. Этой фразой Ланге дал знать напарнику, что пора начинать вторую часть.

— Нас интересуют еще некоторые вооружения, не для нас, для других, очень важных людей, — в этом он ничуть не соврал, — это подвески и оружие, причем с ПТУРС-ми и НУРС-ми, пулеметами и кассетами с патронами для вертолета Ми-24. В общем полное боевое вооружение.

— Ну ребята вы и даете, — офигел прапорщик, — а откуда знаете что у меня в части такой комплект есть?

— Слухами земля полниться, — ответил Ланге, — но если сможете это организовать, то вот сумма вознаграждения, — и он показал ему сумму, набив ее на калькуляторе.

— Неплохо, — ответил прапорщик, чувствуя, что его гости не простые коммерсанты, — а сумма впечатляла, с ней не стыдно и на пенсию уходить. «Но кто они? — думал он, — если бы его хотели повязать, то давно бы взяли, подкинули в конце концов оружие со склада, и все. А эти непонятные, странные они».

— Так как, вам ведь скоро на пенсию, — продолжил «давить» Ланге, — то это будет хорошим выходным пособием. Кроме того если еще нам поможете в некоторых делах, то получите еще вознаграждение.

— И какое? — сущность прапорщика взяла свое.

— Это зависит от вас, — серьезно ответил Ланге, и от коммерсанта не осталось следа, теперь перед прапором сидел матерый волк, от которого зависело будет он жить дальше или нет.

— Установка «Град», не машина, а снятые турели со снарядами. Один комплект, и не беспокойтесь, это все образцы, мы их отстреляем, а технику взорвем. Так что никаких террористических актов, — «успокоил» его Ланге.

«Да уж, так я вам и поверил, но с другой стороны, нестыковка получается, зачем им турели со снарядами без машин? Теракт? Так его проще совершить грузовиком со взрывчаткой, а тут непонятки. Да и не уберут ли меня эти ребята сразу после получения товара. Тогда буду действовать маленькими шажками», — решил он.

— Вот что, давайте начнем с маленького, — сказал прапорщик, — я вам организую двигатели. А потом посмотрим.

— Годиться, — сразу пошли на понятую немецкие шпионы.

Скоро на арендованный фирмой склад поступили старые списанные самолетные двигатели. Ланге и Вайнер мотались между заводами, библиотеками и воинскими частями как сумасшедшие. Но в итоге все-таки добились полной комплектации двигателей. С вооружением было сложнее. Но прапорщик, ознакомившись с предлагаемыми суммами его личного гонорара, сумел вывезти со складов воинской части все заказанное оружие и оборудование, больше всего он боялся что его «кинут» или, что еще хуже пристрелят, но «коммерсанты» честно расплатились и исчезли с товаром. Пришлось правда прапорщику выдержать рев полковника, у которого на данное оборудование были свои планы, но Парасюк выдержал. Полковнику, несмотря на все желание отдать не в меру расторопного прапорщика под суд, пришлось этого не делать, ведь тогда и его делишки всплывут, а вот этого ему бы очень не хотелось. Поэтому все ограничилось устным разносом и отправкой Парасюка в отставку. Которой он был очень рад, еще бы, с такими подъемными.

Москва. Кремль, кабинет Сталина.

Август1939 г.

Вождь расхаживал по кабинету и курил трубку.

— Странные дела творятся в Германии, — как говоря сам с собой сообщил он собравшимся, — Гитлер ни с того ни с сего расстрелял своих подчиненных Гиммера и Геринга, причем вроде бы без всякой причины, — рассуждал вслух «отец народов», — а многие лишились своих постов. Что ви по этому поводу думаете товарищ Берия?

— Может решил сделать чистку в своем руководстве, по нашему примеру, — предложил позволив себе улыбку Берия.

— И что это нам дает? — снова задал вопрос неизвестно кому Сталин.

— Пока мы не разобрались, но вот Розенберг спешно переделывает свою расовую теорию. Раньше мы были как бы недочеловеки, а сейчас он включил русских в «арийский союз». В него также входят все европейские народы, и нас он относит к европейцам, — подал голос нарком иностранных дел Молотов.

— А грузины? — неторопливо спросил Сталин.

— Грузин они по прежнему относят к унтерменшам, — задрожал Литвинов, так как на вопрос Хозяина он не ответить, правдиво не мог.

— Значит по ихнему мы унтермеши, то есть недочеловеки? — уточнил вождь.

— Именно так, товарищ Сталин, — сразу ответил Литвинов.

— Мы вроде как друзья, но что-то он слишком сильно стал нас любить, — затянувшись, и выпустив струйку дыма, сказал Сталин, — я имею в виду русских.

— И еще, они почему-то стали отказываться от свастики как государственного символа, — опять подал голос Молотов.

— И какой же у них теперь символ? — впервые заинтересованно спросил Сталин.

— Обычный немецкий крест, — ответил нарком иностранных дел.

— Думаю поводов для беспокойства нет, поменяли они символ один на другой, толку-то, — махнул рукой «лучший друг физкультурников, — нам думаю об этом беспокоиться не надо.

Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера.

Август 1939 г.

А в это время в Берлине Гитлер снял наушники, и сказал Мюллеру.

— Прекрасная работа!

Днем раньше, вернее ночью три немецких агентов Абвера провели операцию, по установке подслушивающего устройства. В кабинет Сталина, находившийся на втором этаже решили не подключать устройство напрямую, к оконному стеклу, слишком большая вероятность обнаружения, поэтому ночью в направлении кремля вылетела немного переделанная летающая модель вертолета. На ней была установлена инфракрасная видеокамера, передающая изображение на ноутбук. С помощью этого устройства и клея, первый «объект» установили под определенным углом в соседнем здании над окном первого этажа. Он представлял собой замаскированное под кусок цемента лазер, все устройство было не больше спичечного коробка, основной объем которого занимал аккумулятор, могущий работать два года без подзарядки. Отражаясь от стекла окна луч «считывал» все разговоры, а потом передавал их на «приемник». Вот с этим устройством замаскированным под кусок доски, под кровлей здания, пришлось повозиться, настраивая его точно на прием луча лазера. Оно было значительно больше первого, так как передавало в цифровом коде все что считывал лазер. А вот третье устройство представляло собой рацию, с небольшой дипломат. И спрятана она была на одном из чердаков неприметного старого домика, недалеко от Кремля. Схема была простой. Луч лазера считывал все шумы, и был постоянно включен. Из кабинета заметить его было невозможно. Дальше приемное устройство переводило сигнал в цифровой и передавало его на конечную радиостанцию. Так как радиус передатчика был слишком маленький, радиопеленгующие службы города не могли засечь его. Радиостанция разбивала пакеты архивировала их и передавала по мощному радиомодему в Берлин. Передачи пакетов были настолько короткие и непривычные, что радио пеленгаторы считали их обычными помехами. Там станция приема разархивировала сигнал, и прямиком по кабелю передавала их в компьютер, который убирал лишние шумы и помехи. Таким образом Гитлер слушал Сталина почти в он-лайн режиме. А трех агентов сразу же переправили обратно в Германию. Аппаратура может работать еще два года автономно, а вот если люди попадутся в руки НКВД, а особенно техника — неприятностей не оберешься. И хотя технику тщательно готовили, стирая даты изготовления и другие пометки, но самой ценной аппаратурой являлся вертолет и ноутбук, с программой управления и настройки всеми этими шпионскими штучками. Но немцы постарались и по той аппаратуре, что осталась в Москве. В первое устройство была вмонтирована маленькая капсула с «царской водкой», в случае извлечения устройства срабатывала простоя пружина и капсула разбивалась, уничтожая устройство. Во втором была такая же схема, но использовались дополнительные пружины, которые запускали механизм самоуничтожения, полюс немного очень мощной и дорогой взрывчатки. В вот в третьем устройстве, специалисты по разведке оторвались на полную. Извлечь его, не разрушав, было почти невозможно. Такие же «подарки» получили Великобритания и США. Теперь фюрер был в курсе всех международных событий. Причем остальные лидеры держав об этом даже не догадывались.

Москва. Марьина Роща, жилой дом.

Август 2008 г.

Пришло время «рвать когти», как говорил Виктор из этого мира обратно. Перед этим было торжественное посвящение в сисадмины, тех кто на них учился. Им подарили по бубну, купленному в ближайшем музыкальном магазине, и еще Виктор распечатал на цветном принтере красочные сертификаты. Где был также проставлен День Сисадмина, а на обороте их права в этот день — купаться в фонтанах, пить пиво, и приставать к прохожим с вопросом «А какая у тебя операционная система?». Все понимали что это шутка и знали, что она означает. А через двадцать лет выпускники факультета системных администраторов, Берлинского института электроники и вычислительной техники, после получения дипломов шли в ближайший сквер и продолжили многолетнюю традицию, правда она претерпела некоторые изменения. Каждому подносили кружку кофе и бутылку пива. Выпускник выпивал их, а потом окунался в фонтан. После чего ему вручали бубен. Многие пытались найти объяснение данной традиции, и даже выдвинули более менее правдоподобные версии, но настоящей правды, которая родилась в другом мире не знал никто. Но все не отказались от пары бутылочек пива, которую разрешил Ланге за все время их пребывания в мире Виктора, до этого был введен строгий «сухой закон». Пить запрещалось любой алкогольный напиток и абсолютно всем. Не забыли и остальных. «Качальщикам», опять же торжественно, Виктор выдал именные флэшки на 4Гб. С цепочкой и Дипломом «Почетный участник Интернета». А двое немецких разведчиков получили флэшки в виде перстня, со стилизованным изображением плаща и кинжала. Пришлось Виктору немного поднапрячься, зато видя искреннюю радость в глазах всей группы, включая даже Ланге, он подумал, что не ошибся, выбирая подарки. Вроде всего ничего, несколько листов распечатанных на цветном принтере, заказанные в сувенирной фирме флэшки, а вон как люди радуются. Действительно, все остались довольны. Ланге прекрасно понимал, как надо его людям расслабиться в преддверии последнего «прыжка». Перед этим он раздал каждому по листу бумаги и приказал набросать список того, что каждый хотел бы взять для своей работы помимо основного груза. Когда ему передали исписанные листы, то пробежав их глазами, только выдержка разведчика позволила ему не накричать на подчиненных, а лишь печально вздохнуть.

— Я же сказал помимо основного груза, а у вас и в эшелон все не влезет. А главное вы понаписали вещей, которые можно изготовить в Германии. Алексей и Иван, — обратился он к системным администраторам, — вот объясните мне, зачем вы записали набор отверток и катушку кабеля. В Германии перестали производить отвертки? Или закончились провода?

— Михаил Владимирович, но теми удобно работать, и у нас действительно нет «звездочных» отверток. Витую пару когда только сделают, а работать, делать локалку нам придется сразу, вы же сами говорили как дорого время.

— Ничего, все что надо вам для работы сделают по спецзаказу, — отрезал Ланге.

— Теперь вы, Владимир, — обратился он к Генриху Ритену, — хорошо, пачка одноразовых шприцев весит не так много, но прибор «УЗИ» и тем более зубоврачебное оборудование я закупать отказываюсь. У нас там война на носу, а вы собрались зубы лечить.

— Но Отто, то есть извините, Михаил Владимирович, здесь все по другому, вы понимаете сколько жизней можно спасти, в том числе и на войне. Диагностика важнейшая вещь. Здесь совершенно другая концепция. Солдат сам себе оказывает первую медицинскую помощь или его товарищ, не дожидаясь санитаров, а потом уже он отправляется в госпиталь. А там важна диагностика.

Ланге подумал, и буркнул:

— Хорошо, я подумаю. Но зубоврачебная техника подождет.

Но принципе все было готово, оставалось выбрать на чем ехать. Виктор сразу предупредил, что объекты, находящиеся в неподвижной форме, в смысле нагруженного своей биологической массой человека, он сможет перенести только в кабинет к фюреру, такая была привязка, а вот с движущимися объектами, причем на большой скорости, тут вообще был такой бардак, что Отто Ланге даже не хотел в него влезать. Какие-то совсем ему непонятные формулы, расчет массы, числа людей и расстояния. Но как-то к их обсуждению незаметно подключились все «стажеры», так их про себя именовал Ланге.

— Я говорю надо фуры брать!

— Не забывай, в одну фуру все оборудование не влезет, а две не смогут развить нужной скорости. Давай товарняк возьмем, скорость обеспечим, и груз больше влезет.

— Не забывай, кроме контейнеров, у нас тогда в переносимой массе будут тепловоз и платформы, они и заберут большую часть массы, и что ты будешь делать с тепловозом и платформами в Германии? — возмущался второй техник.

— А иначе ничего не поместиться. Скорость 80 километров в час..

— Так стоп, — оборвал их Виктор, и выложил несколько карту дорог Москвы и Подмосковья — где здесь можно разогнаться до ста километров в час, под горку? — спросил он Ланге. Тот долго внимательно изучал карту, а потом ткнул в четыре дороги на карте Подмосковья. — Здесь, и здесь, — в городе трудно набрать такую скорость, не врезавшись в кого-то или чего-то, ведь, как я правильно понял, вы Виктор хотите организовать автопоезд?

— Совершенно верно, и этот автопоезд поедет ночью. Первая наша проблема — гаишники, но если, мы переместимся вовремя, то они нам не помеха. Второе, по прибытие мы поедем по шоссе в Германии. Надо организовать встречу. Да и тряхнуть может при переходе. В смысле у вас шоссе также хороши как у нас?

— Нормальные, об этом можете не беспокоиться, а вот предупредить — это самое важное. А то сбегутся окрестные жители смотреть на чудо чудное. И как мы им все объясним, а еще полиция приедет. У меня же никаких документов, кроме ваших нет. Так что надо предупредить.

— Да, придется предупредить, но мы сами еще не знаем куда. Давайте-ка проедем на пустой фуре и посмотрим. Там и определимся. Нет, лучше загрузите фуру, чем-нибудь тяжелым. Так со скоростью точнее выйдет. Посмотрим как тяжелые фуры скорость набирать будут.

— Станки и погрузим, — ответил Ланге, — тяжелые, так что пойдут впереди.

— Значит вариант, если эти станки вам в башку въезжают, вы не предусматриваете?

— Отчего же, — усмехнулся Ланге, — тогда выживут те, кто остался в дальних фурах.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Август 2008 г.

Накануне произошел не очень приятный разговор с Николаем Петровичем. Он пригласил меня к себе, и без обиняков начал.

— Виктор, а нельзя мне туда — навсегда?

Глупых вопросов куда, я задавать не стал.

— Не знаю, получиться ли. Сам-то я на «резинке», и не думаю, что у вас получиться. Хотя подобная экскурсия даже первому космическому туристу не снилась. Но навсегда? Даже если и получиться что вы там будете делать? Вы русский, вас там все эти партийные бонзы просто сожрут. И не надейтесь на дружбу с фюрером — у него настроение по пять раз на дню меняется. Ведь и расстрелять может.

— Не надо мне говорить простых вещей. Которые я сам прекрасно понимаю, — ответил Николай Петрович. А что касается бонз, так у меня тоже зубы очень острые, не забывайте я был цеховиком.

— Тоже мне сравнили, — усмехнулся Виктор, — большая политика и…, - тут он запнулся.

— И мелкий жулик, вы это хотели сказать, а вот и ошибаетесь. Большую политику я знаю плохо, признаю, но людей, которые ее делали знаю очень хорошо. В приятельских отношениях с ними был. Так что за меня не беспокойтесь.

— Все-таки не понимаю, почему вы так хотите отсюда перебраться в передвоенную Германию? А Ваши предприятия, холдинги?

— Всем уже давно заправляют мои дети. На них я могу положиться. А вот на внуков не могу, здесь ничего не поделаешь. Смогут их мои дети воспитать так чтобы они дело унаследовали — хорошо, а — нет, то я здесь бессилен. Кто будет старика слушать. Вот что меня больше всего припекает. Невозможность больше ничего сделать в этом мире. Сидеть в коттедже и на огонь в камине смотреть, или молодую любовницу завести? Нет, не по мне и скучно. А там я думаю что очень пригожусь.

— Хорошо, поедем все вместе, а как у вас с «резинкой» будет я честно не знаю.

— Договорились, — подвел он итог разговору.

Шоссе в пригороде Берлина.

Август 1939 г.

Приняли нас хорошо, даже можно сказать душевно. Такого оцепления я не видел даже когда президент проезжал. Роты две не меньше эсэсовцев стояли. Они еще и танков нагнали, хотя по мне старые они не грозные. А рядом наверняка батарея гаубиц, где-нибудь в лесочке притаилась. Впрочем все это моя паранойя. Но когда вываливаешься из портала на…, а что, дороги в Германии очень даже ничего. Я боялся грунтовки, а тут нормальное асфальтовое шоссе. Ну по крайней мере одной беды у них нет. Но вот когда в воздухе прогудела эскадрилья «Мессеров», я посмотрел на Ланге, тот только пожал плечами. Мол сам не знаю, что здесь твориться. Правда меня успокоило, что увидел машины с красными крестами на белом фоне, значит медпомощь, и несколько пожарных машин тоже неподалеку в поле стоит. Остановились мы, а вот и комитет по встрече, с Алоизычем во главе. Когда остановились нас тут же взяли в плотное кольцо. Нет, не арестовывать, скорее наоборот. Следили, чтоб никто посторонний не заметил.

— Что происходит?! — первым делом закричал я Мюллеру, вылезая из кабины и показывая на разворачивающуюся эскадрилью «Мессеров».

— Успокойтесь Виктор, — закричал в отвел Мюллер, — мы не знали где вы именно перейдете, поэтому весь район оцепили под видом учений, а жителей близлежащих деревень на время отселили. Сами написали, что есть погрешность в ваших подсчетах. Никто не ранен?

— Вроде обошлось, — начал понемногу успокаиваться я, — но все равно проверьте всю группу.

«Ага, и он и я понимаем, что это игра на остальных, разведка должна учитывать все варианты, и если бы нас забрало ФСБ, и к ним через портал приехала бы танковая дивизия, или наши начальники, что еще хуже, а могли бы и просто запустить к ним атомный боезаряд. Тоже вариант. Так что все нормально», — приходя в себя размышлял я, а так все действительно грамотно отыграно и для своих и для чужих». Потом подошел фюрер, поблагодарил.


Пригород Берлина. Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Август1939 г.

А дальше началось как всегда наказание невиновных и награждение непричастных. Это у нас бы оно началось, здесь было все как надо. Собрались в большом зале проекта. Там же были все причастные. Расселись на стульях. Жестких, но по выделке резного дерева, видно, что дорогих. Чувствовал себя как в старом кинотеатре в детстве, вроде и жестко, но и фильм посмотреть хочется. Меня посадили в первый ряд, но сбоку. Рядом со мной — мой переводчик. Никакой сцены. Участники шпионской группы просто сели в середине, на те же неудобные стулья. Я начал осматриваться и сразу почувствовал к себе всеобщее внимание. Смотрели без восхищения, а как на какого-то инопланетянина. Вроде и союзник, но все же чужой. Но это малая часть зала, не вытравили их них еще идеологию сверхчеловеков. Большинство же смотрело с вежливостью, но и в тоже время с жалостью. У всех же собравшихся здесь был высший допуск, а значит они знали реалии моего мира. Увидел и Николая Петровича, в эсэсовском мундире, который что-то увлеченно обсуждал с Кейтлем. Наконец ожидание закончилось и в зал вошел фюрер со свитой. Коротко поздоровался со всеми, а дальше толкнул речь. Надо отдать должное моему переводчику переводил он почти синхронно. Фюреру речи конечно писали, но он так часто импровизировал, что мой переводчик не мог выучить ее заранее. Опять говорил банальные вещи. О лучших сыновьях германской нации, о трудном задании, которое они выполнили, вот только я не понял, что было в нем трудного. О их хороших качествах как людей, так и профессионалов. В конце этого славословия, мне подумалось, что их сейчас нимбами наградят. Но наградили орденами. Не силен я в наградах третьего рейха, ничего мне не говорят эти кресты, дубовые листья и мечи, поэтому, пока фюрер каждому закреплял орден и жал руку, а те сияя от восторга хотели тянуть руку для нацистского приветствия, но вовремя спохватившись ограничивались армейским отданием чести. Я спросил у моего переводчика:

— А почему они все в военной форме? Из военной разведки здесь только двое, Ланге и Вольмер, остальные гражданские специалисты. Так почему они в военных мундирах.

— Их гражданское прошлое осталось в прошлом. Теперь они на службе у Рейха. Их кстати об этом заранее предупредили, еще до объявления задания. Все согласились, дали соответствующие подписки и заявление на прием в Вермахт.

— Тогда не скажете мне их сегодняшние звания. Я слышал что они «представлены к внеочередному званию», и какое у них оно сейчас, вот только не надо мне всех этих оберштурмбанфюреров. Все равно не выучил. Давай в переводе на звания советской армии. Сможешь?

— Конечно, я изучал ваше иерархическую военную лестницу. Ланге, по-вашему подполковник, был майором. Вольмер — майор. Остальные — капитаны. Примерно так.

— Ого, — удивился я, — а вот так сразу и в капитаны?

— А что, вы представляете что они сделали для страны?

— Еще бы, я не только представляю, я это видел, — хмыкнул я и перестал продолжать дискуссию.

А дальше как всегда в таких случаях начался банкет. А ничего такой корпоративчик в стиле Третьего Рейха, впрочем почему в стиле, Это и есть Третий Рейх, самый натуральный. Но не было привычных нам столов буквой «П», а вместо этого отдельные столики, на четыре-пять человек. Вежливые официанты, я с переводчиком естественно за одним столом, за ним же какой-то чин из СС, и две барышни. Именно барышни, а не девушки. Ну не верю я что их сюда просто так посадили, рядом со мной. Естественно ничего навязчивого, по типу клюнет, хорошо, не клюнет, ну и не надо. Но как они мои вкусы рассчитали. Одна брюнетка, другая рыженькая, знают, что я блондинок не люблю. И у обоих третий допуск. То есть могут говорить со мной о всяких новых девайсах. Понятно, что они никакой разведподготовки не имеют, не те времена, в Абвер девушек еще не привлекали, но сейчас другой случай, им наверняка объяснили, что лучше со мой «подружиться». А если больше, то и они получат больше. Вобщем-то правильно, натуральное поведение, оно самое непредсказуемое. И ведь фигурки подобрали. У немок сейчас широкие бедра в моде, а у этих как у наших фотомоделей, и глаза такие честные, что сразу хочется карманы проверить. Скорее всего мои соседки по столу из тех, кто хочет стать актрисами. Но пока ничего не получается. Вот им такая роль очень подходит. Спецподготовка не нужна, а меня получить под соусом именуемым «любовь», очень даже можно. Но и я не так прост. Они в наших фирмах не работали. Похохмил с ними, поулыбался, пообщался без всяких неприличных намеков, все в светских манерах. А потом ушел, сославшись на усталость. Виде ли бы вы их разочарованные мордочки. По пути встретил Мюллера и высказал ему:

— Генрих, ну сколько можно, не надо мне эти ваших артисточек.

— Вы довольно проницательны, — усмехнулся Мюллер.

— Попытка не пытка, не правдали Лаврентий Павлович? — заметил подошедший к нам Гитлер.

— Мой фюрер, меня зовут Генрих, а не Лаврентий, — с улыбкой не стал отвечать на шутку Мюллер.

— И как вам Виктор наше гостеприимство? — ехидно спросил Гитлер.

«Ого, а Азоилыч немного выпил. Да не немного, он на радостях успел хорошо принять».

— Неплохо, но хотелось бы где-то переночевать, — отозвался я.

— Есть два варианте, у меня, и у Генриха, — ехидно заявил Гитлер.

— Лучше у вас, — сразу ответил я, — у Мюллера конечно и тишина, и обслуги больше. Но как-то не люблю я подземелий.

Фюрер расхохотался и предложил шикарный номер в «Берлин-Плаза» — лучшем отеле Берлина.

Хойерсверда. Научный Центр Цузе.

Август, 1939 г.

Вальтер Браун в последующую после возвращения неделю успел проклясть все, свою работу, профессию, компьютеры и особенно всех этих начальников и ученых. Нет, конечно персональный самолет и машина это огромная привилегия, если бы не приходилось кататься по всей Германии. Первые три дня они просто собирали сервера и ставили операционку. А вот потом — Альтена забрали к себе радиотехники и Цузе вместе с ними. А он один остался выкручиваться. Но заводов, где нужна новая техника — много, а он один, к концу второй недели он потерял счет времени, отсыпаясь урывками в самолете или машине. У кого-то слетали драйвера, у кого-то не грузилась система. А его еще попросили начать обучать специалистов, на что Вальтер не стал кричать, а спокойно показав циферблат часов устало спросил «Когда?». Но постепенно жизнь стала налаживаться. Подключилось еще несколько человек, неплохо изучивших компьютеры. Но еще долгое время лучшим специалистом по серверам оставался только он. Опыт, он приходит только со временем.

Берлин. Имперское Министерство народного просвещения и пропаганды. Вильгельмплац 8–9.

Август 1939 г.

А вот Ганс Мерсель на личном опыте убедился, какого это служить под личным патронажем Геббельса. Он не привык что на него орут, и всячески придираются к любым пустякам. Однако одно качество Рейхсминистра было бесспорно. Он отлично владел и умел манипулировать умами людей, и отличался дикой работоспособность.

— Что! Что вы мне привезли? И на это потрачена ценная память вычислительных машин, — он указал на экран, где извивались обнаженные тела. Обычная по нашим меркам порнушка.

— Но вы сами сказали, и это было записано в задании, что я должен как можно более широко представить культуру потомков. И их культурный уровень. Памяти на жестких дисках они занимают немного.

— Спасибо! — закричал министр пропаганды, — поздравляю вас. Вы подняли мою культуру, вот этим, — он указал на экран, — просто на недостижимый уровень. А эти ваши извращенческие фильмы? Гомосексуалисты, лесбиянки, вообще непонятно кто.

— К сожалению у них такое есть в свободной продаже, а в большинстве стран вообще подобное можно скачать из Интернета. Я привел данные. Обычно такие материалы находятся на серверах стран третьего мира. В большинстве компьютеров стоит защита от попадания детей на порносайты, но это в Америке и некоторых странах в Европе. И только официальных сайтах. В общем помогает мало. Любой несовершеннолетний более менее соображающий в компьютерах, а их там много, может получить доступ к порносайтам. Проценты по выпускаемой легальной порнопродукции я привел. Там также приведены проценты извращений. Если вам на это тяжело смотреть, то стереть очень легко.

— Хорошо, — Геббельс сменил гнев на милость, — вы неплохо потрудились, а теперь возвращайтесь к своим обязанностям. Эти… фильмы пусть пока останутся. По крайней мере будем знать что нам может угрожать, потому что это угроза. Сейчас из-под полы продают черно-белые фотографии, потом придет время цветных, а там и до этих фильмов недалеко.

Но наступила другая опасность. В первый завоз мы особенно не сортировали информацию, там разберутся, и вот теперь часто на компьютерах для конструкторов одновременно со специализированными программами оказывались фильмы. Конечно им не было времени их смотреть. Да и контроль соблюдался, а вот песни, вобщем один деятель из ведомства Геббельса чуть подправил песню «Карлмарксштадт», бывшие «Ландыши» уже переведенную одной из наших новомодных групп на немецкий, и сыграл ее на гитаре на какой-то вечеринке. Другой, уже вояка, из Вермахта, переделал песню Высоцкого и тоже спел ее в обществе, выдавая за свою. В связи с этим Мюллер прилагал поистине титанические усилия для недопущения утечки информации. Геббельс собрав всех своих работников, причастных к проекту, вытащил пистолет и махая им закричал, что впредь сам расстреляет любого, кто нарушат режим секретности. Людей пробрало, а вот «Ландыши» стали народной немецкой песней, неизвестного автора.

Особняк Канариса.

Август 1939 г.

В особняке Канариса, в его личном кабинете, в кресле сидел Отто Ланге, вызванный шефом для неофициальной беседы.

— Отто, — спокойно начал Канарис, доставая французский коньяк и два бокала, — мне конечно давали просмотреть киноматериалы, и все сопутствующее сведения, но мне важно ваше мнение. Ответьте честно, как там на самом деле.

— Прослушек Мюллера тут нет?

— Вы же сами проверили этим вашим прибором… сканером — так вроде, — разливая напиток ответил он.

— А после никто не приходил, не приносил пепельницу или вазу с цветами?

— Конечно нет. Отто, я видел шпионскую технику из того мира, — заверил его Канарис, — но я повторяю, мне бы хотелось услышать ваше мнение.

— Знаете, — Ланге сделал большой глоток коньяка, — это было самое простое и самое мерзкое мое задание. Информация добывалось прекрасно, не надо ни агентов, ни способа переправки. Скачай в Интернета, или сходи в библиотеку, где тебе отсканируют нужный учебник или книгу по технологии. Поначалу у меня сложилось нормальное отношение к их обществу, но потом когда я пожил там, пришло совершенно другое мнение, и чувство к их обществу — такое же отрицательное, как и у Виктора. Это произошло, когда я посетил книжный рынок, произошло случайно, мы просто заехали с Вальтером на книжную ярмарку в «Олимпийском». Пока он там шел и собирал информацию по названиям, чтобы потом перекачать книги в электронном варианте на компьютеры. Я пошел просто по рядам людей, выставляющих на продажу книги. И вот тут я наткнулся на пенсионера продающего книги. В основном технические справочники и учебники. И естественно не новые, среди них был как раз тот учебник по радиоэлектронике, который мы так долго искали, уникальный экземпляр. Там приводилась полная технология как на оборудовании 30-х годов сделать полупроводники, транзисторы и другие детали для раций. Он предназначался для отдаленных республик или вообще других стран, поэтому и не получил массового распространения, а для нас это было то что мы так долго искали, перетряхивая библиотеки. Но самым главным был разговор этого старика со мной. И разведчик стал вспоминать.

— Сколько? — Ланге показал на учебник.

— Сто, таких больше и нет наверно, — ответил старик. Ланге вытащил бумажник, достал нужную купюру, и протянул ее старику.

— Спасибо, а еще ничего не интересует? — спросил он.

— В смысле?

— Научно-техническая литература, — охотно ответил старик.

— А по военной истории и техники Второй Мировой войны есть что? Только нормальные издания, без советской цензуры? — без особой надежды спросил Ланге.

— Да гдеж вы без советской или сегодняшней цензуры найдете? — удивился старик, — впрочем есть у меня очень интересный экземпляр. Издавался он сразу после Второй Мировой войны. «Применение танков в ходе мировой войны», — издание редкое, там и из английских источников, и из французских, а главным образом — из немецких. Наши естественно тоже там отметились. Но книга под грифом «Для служебного пользования», тогда еще считалась секретной. Но очень подробно там разбирались разные тактики и применения танков. Если подождете этак с часик, то вам ее принесу. Но учтите цена сами понимаете…

— Хорошо, более того, если вы принесете мне эту книгу, я куплю все ваши книги, которые вы выставили, но с условием, вы выбираете ресторан или кафе, я оплачу обед. Не беспокойтесь, — сказал Ланге, — мне просто хочется с вами поговорить. Я историей увлекаюсь. Особенно второй мировой войны.

— Мироныч, проследишь за лотком? — спросил торговец книгами, обращаясь к соседу. Тот утвердительно кивнул.

И Ланге не торгуясь, отдал старику требуемую сумму за его книги. Сложил книги в сумку, в основном это были военные мемуары военачальников. А потом дождался запыхавшегося старика, который очень торопился на встречу, с заказанной книгой.

— Ну вот и я — держите, — и он потянул Ланге внушительный том, — там и картины боя, и схемы. Но стоит… сами понимаете, — и озвучил вполне внушительную сумму.

Ланге не споря отсчитал ему ее. «Жизни наших солдат не стоят, дороже чем эта книга, тогда во французской компании удастся сберечь много немецких, да и французских солдат, если те вовремя сдадутся», — подумал он.

— Спасибо, — поблагодарил Ланге, — а теперь если не возражаете давайте пойдем и перекусим в ближайшее место общепита.

И он показал на ближайшее кафе. Но его ухватил за локоть пенсионер.

— А откуда такая щедрость? — подозрительно уставился на Ланге пенсионер. Жизнь заставила его быть подозрительным.

— Просто мне интересно, как живут пенсионеры в России, — не стал врать Ланге, — я не корреспондент, не репортер, но мне интересно, как вы дошли до такого?

Что-то показалось пенсионеру знакомым, то ли тон, толи обращение. Такой тон что она раньше слышал в детстве, может поэтому он и повел незнакомца к ресторану.

— Просто, хочу с вами поговорить, — продолжил Ланге, — вы не беспокойтесь. Мы только пообщаемся.

— Я и не беспокоюсь, с меня нечего взять, — улыбнулся, старик, — кстати звать меня Александр Леонидыч. А ресторан я вам подскажу, чтобы не траванули.

— У нас много ресторанов, но почти все «черные» держат, кухня у них, понимаете какая, особенная, привыкли там в своих аулах или поселках, что у них животы от всякой жгучей пряности все переваривать могут. А у нас не так, не хотят наши их еду перченую есть, они конечно навстречу идут, иначе клиентов потеряют. Вот только никаких правил санитарии не соблюдают. Отсюда все болезни у богатых.

Ланге пожал плечами и только кивнул. Тот провел его переулками в маленькому на вид ресторанчику.

— Если у вас есть деньги, то советую только его. Остальные, как я говорил, «черные» держат, а там не только собачатины, но и других животных можно попробовать.

— Нет, положусь на ваш вкус, но откуда такие данные? — спросил Ланге.

— А оттуда! — кивнул пенсионер на ресторан, — оттого что здесь мой знакомый всем заправляет, и не накормит разными сомнительными мясцами. Поэтому заказывайте. Не стесняйтесь. Но платить придется вам, как вы и обещали.

— Хорошо, — ответил Ланге, — но почему ваш знакомый не поможет вам, не возьмет к примеру на работу?

— Ему не до меня, у него дочка да две внучки-школьницы. Дочка-то у него давно развелась, да и кем бы он меня взял? У него и так штат маленький.

Ланге сделал заказ на обычный ужин. Салат. Мясо с гарниром и соки. Спиртного решили не заказывать. Но потом, немного поев, заказали двести грамм водки. Поев и выпив приступили к беседе.

— Скажите, а почему вы продаете такие редкие экземпляры книг? — не выдержал Ланге, — вам ведь пенсию платят.

— Вы иностранец? — насмешливо спросил, вернее утвердительно кивнул, пенсионер.

— Да, я вообще-то русский… Но долгое время жил за рубежом, в Германии, — ответил Ланге.

— Тогда понятно, — грустно усмехнулся пенсионер, — я из послевоенного поколения, войны не застал, но все прелести восстановления промышленности прочувствовал на себе. Работал с семнадцати лет. Окончил вечерний факультет ВУЗа, а потом работал на заводе выпускающим малотоннажные гражданские самолеты. Все узнал, хорошо что не на своей шкуре, и облигации вместо зарплаты, и срок за бракованную продукцию неважно по чьей вине. Я тогда уже стал инженером, а значит — отвечал за все. А потом умер Сталин, и постепенно стало легче. Уже не боялись, что за бракованную продукцию, расстреляют или за «вредительство» осудят, ведь ошибки у всех случаются, у станочников тем более если их из-за парты к станкам поставили, а главное — не боялись НКВД. Стухли они как-то после расстрела Берии. Прекрасное было время. Зарплата хорошая, отпуск по путевке в Крым, детей водил в походы, а потом перестройка. Мой старший сразу решил свой бизнес делать, его расстреляли в подъезде собственного дома. Сами знаете как оно тогда бывало. Младшенькая моя вышла замуж за «черного», не по любви, а по расчету, но вроде довольна, не знаю, кто там он по национальности, но у него помимо нее еще жены еще есть. И больше мы не общались, так как я был против этого брака. А дальше остался один я. У младшенькой своя семья, в другом городе, а у меня своя.

— Вы не упоминали о своей супруги? — задал вопрос Ланге.

— Так она умерла еще десять лет назад, — удивился Александр Леонидович, — а впрочем я вам не сказал об этом.

— Объясните мне один вопрос. Почему ваше государство не заботиться о ваших ветеранах войны, и пенсионерах.

— Насчет ветеранов, это ты зря, их сейчас так мало осталось, поэтому им пенсии и от Министерства обороны и от Лужкова прибавили. А посчитай сколько их осталось. Им сейчас самым молодым за восемьдесят. А в России старики особо не заживаются! А вот остальным пенсионерам, не ветеранам, особенно которые живут на селе — либо ничего не прибавили. Хотя нет, конечно прибавили. Но и цены взвинтили. А потому пенсионеры в селах, как остались жить со своих огородов, так и продолжают.

— Понятно. Но еще скажу тебе, Леонидович, нельзя так относиться к своим ветеранам, тем более, когда возможности для этого есть. Пусть ваши олигархи заботятся о ваших пенсионерах, это их дань, тем кому они должны за свое положение в обществе, — Ланге, умолк.

— Вот ты это олигархам и скажи, — с вызовом бросил пенсионер, — а если мы на Красную Площадь выйдем, так они ОМОН-ом нас быстро раскидают.

— Понятно, кивнул Ланге, и потом крикнул «Счет», мигом возник молодой официант, и протянул Ланге счет, естественно необоснованно обсчитанный, и решивший взять со случайного клиента «по-большому», в наглую, аж в два раза. А дальше последовало то, что с ужасом вспоминали оставшиеся работники ресторана.

— Александр Леонидович, пригласите пожалуйста вашего знакомого! — потребовал Ланге.

Вскоре к ним вышел представительный человек, в деловом костюме. Возраста как раз Александра Леонидовича.

Выслушав претензии Ланге, и просьбы Александра Леонидовича решить все «миром», он высказал свой вердикт:

— Извините, счет вам принесут новый, а дальше я сам разберусь.

Провожая подвыпившего Александра Леонидовича, рассказывающего как он работал на заводе, Ланге проводил его до квартиры. Убедился, что тот зашел и лег на диван, пожелал хорошего настроения на утро. Закрыл дверь и пошел обратно.

— Понимаете Вильгельм. Я всякого насмотрелся после Первой Мировой войны. Безработица, нищета, голодные рабочие. Но вот такого, чтобы богатая страна держала в нищете тех кто ее сделал богатой, я этого не понимаю и не приемлю. Они ведь всю жизнь на нее потратили, честно, отдавая все силы трудились, а получили что? Нет сталинский социализм в СССР должен пасть. Потому что с него все это началось.

Берлин. Государственный банк Третьего Рейха, отдел защиты банкнот.

Август 1939 г.

Освальд Ренимгер и Фридрих Гецкер являлись не только специалистами по выявлению фальшивых денег, но и по печатанию фальшивок стран воюющих, или могущих воевать с Германией. Велась ведь не только обычная война, но и экономическая. Технология печати фальшивых долларов и фунтов, причем в массовом количестве, и не отличимые от настоящих — тоже входило в их задачу. В госбанке Германии трудились и обычные служащие, которые выявляли фальшивки, но другое дело старые профессионалы, эти фальшивки пытающиеся изготовить. В фальшивомонетчество — целая наука, в ней очень много приемов, это прежде всего затертость и мелкость купюр. Чтоб не отследили по номерам. Им всегда верят больше — значит они прошли не через одни руки и никто ничего подозрительного не заметил. А новые свежеотпечатанные купюры сразу вызывают подозрение. Собственно задача перед этими двумя специалистами была поставлена простая подделать фунты и доллары, и наводнить ими мировую экономику. Но в Англии и в Америке тоже не дураки сидят в государственных и больших частных банках. И они очень четко отслеживали поступление крупных сумм наличными на счета своих банков. И в тоже время подобные отделы, по «другую сторону баррикад», печатали поддельные рейхсмарки. А инфляция бумажных денег для государства очень неприятна. Да и доверие иностранных партнеров к деньгам страны — много значит. Но сейчас перед специалистами госбанка Рейха встала другая задача — сделать банкноты Рейха неподдельными, причем с легким опознаванием фальшивок. Для этого к ним и приехал Шелленберг. Он нисколько не беспокоился насчет секретности, все подписки эти двое уже дали, а один кстати, долгое время был фальшивомонетчиком. Вернее сказать, он печатал конечно не монеты, а купюры. И превзошел в этом всех других. Именно поэтому его оставили в живых, и дали государственную работу. Причем без всякого судебного преследования. Для Фридриха Гецкера это было большой удачей. Обычно талантливых фальшивомонетчиков тихо расстреливали, причем во всех странах. Потому что эти люди — опасность для экономики страны.

— Здравствуйте господа! — поприветствовал их Шелленберг едва перешагнув порог маленькой комнатки, забитой разным оборудованием, от микроскопов, до банок с краской, и рулонов разнообразной бумаги.

— Здравствуйте господин штурм…, - начал отвечать Освальд, но Шелленберг, остановил его.

— Без чинов господа! Как у вас продвигаются дела?

— Не так как бы хотелось, фунты подделать непросто, доллары легче, но их неохотно принимают. Понимаете, одно дело — купюра, над которой трудятся десяток человек, и которую не смогут выявить даже в госбанке САСШ. А другое дело, поставить печать на поток.

— Понимаю вас, но у меня сегодня для вас другая задача, все остальное второстепенно, вы должны изучить предоставленные вам купюры, и поняв технологии их изготовления — защитить от подделок банкноты Рейха. Вот вам образцы, — он выложил пакет с деньгами, которые привез Ланге, там были и рубли, и доллары, и евро, — на год выпуска внимания не обращайте. Это пробная партия, так что подучилась ошибка в датах.

— Хорошо, посмотрим, — ответил Освальд, — оставляйте ваши бумажки, — он был намного старше Шелленберга, участвовал в Первой Мировой войне и поэтому мог позволить себе разговаривать с ним в подобном тоне.

— Это еще не все, — не придал такой непочтительности к званию Шелленберг, — вот вам еще некоторые материалы.

На стол сначала легла тонкая стопка распечаток, все что удалось нарыть о технологиях подделок денег в Интернете, еще он вытащил из портфеля и положил на стол прибор для проверки денег на подлинность, обычный на наших кассах.

— Как пользоваться этим прибором — прочитаете в инструкции. Когда мне ждать отчета о вашей работе? — осведомился Шелленберг.

— Приезжайте завтра, думаю, к тому времени мы все выясним, — ответил Освальд.

Когда Шелленберг на следующий день приехал к экспертам, его встретили два не выспавшихся и злых специалиста, а так же, как бы сейчас сказали, фанатов своего дела. Поэтому, первый вопрос задал не он, а задали ему.

— Откуда, черт побери, у вас это? — Освальд показал на купюры.

— К сожалению, — сохраняя спокойствие ответил Шелленберг, — я не могу вам этого сказать.

— Очень жаль, потому что мы вам, господин Шелленберг, — последние два слова он выделил, — можем сказать одно. Сейчас, — Освальд сделал ударение на слове сейчас, — такое никто не может напечатать, причем речь идет не о массовом тираже, а о единичном лабораторном экземпляре. Лента, пропущенная сквозь бумагу, микрошрифт, ультрафиолетовая краска, и многое другое. А вот если ориентироваться по датам, то вполне можно предположить, что там, в 1997 году такие деньги печатают. Значит машину времени все-таки изобрели?

— И если бы ее изобрели, то нашлись бы сотни людей, которые хотели бы изменить будущее, — резко ответил Шелленберг, — а между тем будущее и люди которые там живут, в этом случае исчезнут. А поэтому никакой машины времени не существует. А что касается купюр, то я вам не могу сказать откуда они, стройте сами предположения, но у вас официальное задание, с помощью подобных технологий защитить банкноты Рейха. И еще подготовить такую защиту для банкнот другого государства.

— Какого? — удивился Фридрих.

— Вам потом скажут и дадут эскизы, — ответил Шелленберг и ушел.

— Что ты по этому поводу думаешь Освальд? — спросил Фридрих.

— Пока не знаю, а ты займись тем, чтобы на технологической линии, смогли сделать хоть что-то, из того, что нам принес Шелленберг.

Оба были специалистами своего дела, поэтому через полгода германские марки нельзя было подделать.

Берлин. Отель «Берлин», номер люкс.

Август 1939 г.

Встал я довольно поздно, устал за вчера и физически и морально. Умылся, побрился. Интересное водоснабжение, когда из одного крана идет горячая вода, а из другого холодная. Хотя и в наше время в Германии такое часто встречается. В это время правда считается последним шиком. По крайней мере нет газовых колонок. Опа! А это что? На вешалке около двери, висела офицерская, судя по качеству хорошо проглаженного материала форма. Немецкая естественно. А размерчик-то мой. Точно мой. Это кто же мне так ненавязчиво рекомендует «влиться в стройные ряды». И к бабке не ходи. Мюллер расстарался, кто же еще. Что интересно, не черная, значит — простая армейская, а не СС. А вот в знаках различия я ничего не понимаю. Кем интересно они меня здесь сделали? Впрочем этот номер со мной не пройдет. Я не питаю к форме и армии ни малейшего трепета или других теплых чувств. Ну не люблю я все эти мундиры, знаки различия. Мне и на гражданке хорошо. Поэтому одеваюсь в свое. В дверь вежливо постучали. Я не стал обольщаться, наверняка за мной наблюдали, поселив меня в этот номер Мюллер наверняка понаставил не только микрофонов, но и скрытых видеокамер. «Мое Гестапо меня бережет, сначала поймает, потом стережет», — мысленно про себя процитирован немного измененные стихи Маяковского.

— Заходите, — разрешил Виктор. В комнату вошел подтянутый молодой человек немного младше меня, с кожаной папкой в руках, и представился:

— Ганс Мильтнер, я ваш переводчик.

Я его внимательно осмотрел. Одет в гражданское, но именно одет. Я не чувствую военную выправку, но просто не верю, что ко мне могут прислать обыкновенного гражданского переводчика — не верю и все тут. Спокойный взгляд, кобура с пистолетом ниоткуда не выпирает, но что он вооружен, у меня тоже сомнений не вызывало.

— Очень приятно, — ответил я, — какие у вас инструкции в отношении меня? — люблю все выяснять сразу.

— Переводить, сопровождать, если понадобиться защищать, — четко, но без рапортовки, ответил он, — у вас сегодня на утро записаны посетители.

«Ого, даже так, интересненько, кто это ко мне заявиться решил?», — подумал я. Но решил все-таки проверить его. От Ланге я много узнал о продвижении проекта «Призрака в доспехах», в частности о системе допусков, коих насчитывалось четыре. Третий, второй, первый и высший.

— Какой у вас допуск в проекте, — стараясь сделать тон как можно строже спросил я его.

— Высший, — думал он вытянется по струнке, но этого не произошло, ответил так же спокойно и с достоинством.

— Годится, — кивнул я и протянул руку, — Виктор Сомов.

— Очень приятно, — он крепко пожал ее.

— А кстати не подскажете какое звание носит обладатель этого мундира и к каким войскам относиться, — я показал на висящую форму.

— Обер-лейтенант, 26-я моторизированная дивизия, после реорганизации.

— Это что, меня в танкисты записали? — удивился я.

— Нет, вы обычный пехотный лейтенант.

— Так вот, — хмуро заметил я, — запомни и передай Мюллеру, я не состою в Вермахте и не гражданин Рейха. Форму, как и армию не люблю. Ни там, ни здесь. Предпочитаю оставаться гражданским.

— Понял вас, Виктор, — кивнул мне головой «переводчик».

— Так кто ко мне так рвется, что аж с утра записался, я ведь не участковый врач?

— Вот список, — он протянул мне два машинописных листов бумаги, — извините, но что такое «участковый врач»? Я хорошо знаю русский язык, но такого словосочетания не слышал.

— Вы фольксдойч, из поволжских немцев? — предположил я, пока отложив листки в сторону.

— Да, в конце двадцатых наша семья эмигрировала из России, то есть СССР.

Не знаю, действительно вольксдойч или «легенда». Впрочем меня это мало интересует.

— И как вам порядки в СССР?

— Я запомнил, как арестовали нашего соседа, только за то что он не хотел вступать в колхоз, и он вел большое хозяйство. Мне подобное показалось несправедливым.

— Хорошо, отложим этот разговор, как там насчет завтрака?

— Вот меню, — он вынул из папки и протянул еще один лист бумаги. Но уже не машинописный, а настоящее меню ресторана.

— Тогда чай, пару бутербродов с ветчиной, и половину яичницы, — заказал я, — вы как? Не присоединитесь?

— Спасибо, но я уже завтракал, — отказался Ганс и скрылся за дверью. Вскоре зашел официант, впрочем откуда здесь официанты, просто охранник в одежде официанта, и прикатил столик с завтраком. Неспешно позавтракав, я позвал Ганса.

— Ну давай там твоих посетителей, — после вкусной еду ко мне всегда возвращается хорошее настроение и благодушие, листки я так и не посмотрел, — не дело это людей заставлять ждать, сам терпеть не могу таких начальников, которые вызовут, а потом подчиненных перед дверью маринуют.

Я ожидал инженеров, ученых, военных наконец, которым надо прояснить какие-то вопросы по своим направлениям, но когда в комнату зашел Геббельс я офигел. Некоторое время мы внимательно изучали друг друга, затем он резко, не здороваясь задал вопрос:

— За что вы меня так ненавидите господин Сомов?

— А за что мне вас любить? — вот только наезжать на меня не надо, — у меня нормальная сексуальная ориентация, а вы не девушка, — резко дал отповедь я. Я сейчас гораздо полезней для Рейха чем он, поэтому могу и понаглеть.

— Я не об этом, — невольно сжал кулаки Геббельс, — ваши надписи на экране этого вашего монитора просто оскорбительны.

— И что? По морде мне хотите надавать? Или на дуэль вызвать? — начал закипать я, хамить я здесь мог сколько угодно, но естественно до определенных пределов. Пока я им нужен, они с меня пылинки сдувать будут, а вот когда стану бесполезен, думаю меня заранее моя интуиция предупредит и надо будет рвать когти в мой мир, но трогать даже тогда думаю они меня побояться, ведь вместо доброго помощника и друга в открывшейся портал вполне может прилететь, прямо в кабинет Алоизыча, ядерная ракета, с надписью на боку «Дорогому фюреру от благодарных потомков», — вы знаете что ваша фамилия в нашей истории стала нарицательной? И отнюдь не в хорошем смысле. А ваши цитаты вошли в историю. Это отдельная песня.

— Вы опять меня не поняли, — да на немецком действительно хорошо разговаривать с врагами. Лающий отрывистый говор, и очень эмоциональный, — за что лично вы меня так ненавидите? Что я вам сделал?

— Лично мне вы ничего не сделали. И я к вам отношусь хоть и без симпатий, но не ненавижу. Вы министр пропаганды делаете свою работу. Я вам помог. Если бы ненавидел, согласитесь, помогать бы не стал.

— Но зачем тогда меня называть негром? Причем именно в оскорбительном смысле?

— Ах вот вы о чем, — понял я и рассмеялся. На жесткий диск для Геббельса я закачал несколько всплывающих заставок. Типа «Работай негр, работай, солнце еще высоко, а когда стемнеет — включат электричество».

— Просто у нас в офисе это что-то типа развлечения и шутки. Возможно у нас просто разное чувство юмора, но оскорблять вас я не хотел. Для меня вы политический деятель середины двадцатого века. Кстати потом ваши технологии совершенствовались и применялись у нас. Я имею в виду наше время.

— Значит личной ненависти у вас ко мне нет? — садясь в кресло и успокаиваясь, спросил Геббельс.

— Абсолютно.

«Ого, так он меня просто боится, — ошарашено подумал я, — боится, что от меня может зависеть, попадет ли он в немилость к фюреру».

— Но ваши шутки…, - заметил Рейхсминистр пропаганды Великой Германии, «Эх, подумал я это ты в нашем офисе не работал», — я понимаю, другое время и другая страна.

— В современной мне Германии шутки точно такие же. Шутки и анекдоты про наркоманов, гомосексуалистов, вам покажутся дикими и не смешными. Некоторые вы вообще не поймете. Например слово «трава» у молодежи обозначает марихуану, это такой легкий наркотик. Конечно печально, но надеюсь у вас есть чувство юмора? Если хотите, могу извиниться.

— Не стоит, я все понял, — он сделал паузу, раздумывая, — но юмор у вас слишком специфичный.

— Какая жизнь, такой и юмор, — я решил перевести разговор в другое русло, — кстати, я вам там приличную фильмотеку скачал. Если не секрет, что больше всего понравилось?

— Много чего, но там в большинстве американские и русские фильмы. Впрочем «В джазе только девушки» очень приятная вещь, — заметил он, — но особенно пригодились рекламные наработки. По ним мы разрабатываем совершенно новую концепцию пропаганды.

— Так затем и передавал. Победить надо прежде всего в умах людей, тогда оружие не понадобиться. Кстати ваша перефразировка афоризма Леонардо да Винчи, была принята всем миром. Вот только ее сократили и автора все забывали указать. Считалось, что этот афоризм народный. «Все гениальное просто, а простое — гениально». Оставили только первую часть.

— Я не претендую на лавры, просто хотел сказать простыми словами, то что да Винчи выразил сложно.

— У вас получилось, — заметил Виктор, улыбнувшись.

— Позвольте тогда вручить вам небольшой подарок.

Я сильно удивился. Он быстро вышел в коридор и принес красивую коробочку обтянутую кожей.

— Вот «Вальтер», — торжественно раскрыл он ее. Там на бархате лежал классический пистолет Вальтер, как мы его все представляем по второй мировой войне, и запасная обойма, причем снаряженная патронами.

— Спасибо, — растерянно принял я подарок. А Геббельс попрощался и скрылся за дверью.

Тут же в дверь вежливо постучали. А мой переводчик не раскрывая папку объявил, как заправский мажордом, или кто там на балах гостей называет.

— Рейнхард Гейдрих!

— Входите, — разрешил я. Переводчик открыл двери, старые, добротные, и что самое главное с отличной звукоизоляцией, через нее меня бы просто не услышали, и пригласил очередного посетителя войти. Ого, а вот этот матерый волчата, и действительно опасен. Если сочтет, что я представляю опасность для его любимой Германии, то расстреляет не задумываясь, а после пустит себе пулю в лоб. Настоящий офицер, честь для которого превыше всего. Недаром только личным приказом Гиммера, ему было запрещено совершать боевые вылеты и сражаться на фронте. Некоторое время мы внимательно осматривали друг друга, а потом Гейдрих вдруг вскинул руку в нацистском приветствии и громко выкрикнул:

— Хайль Гитлер!

Сначала я офигел, никак не ожидал такого, потом спокойно сказал.

— И что вы хотите, чтобы я на это ответил? «Служу России!» или «Слава России!». Зиг Хайль кричать не буду принципиально. Я не немец, и не нацист.

— Извините, — он присел в кресло, напротив меня, — просто я приветствовал вас как равного.

— Спасибо что не обозвали унтерменшем, — язвительно ответил я.

— Вы не поняли, я благодарен вам. И не только за то что вы спасли мою жизнь, а за те многие сотни тысяч солдат и офицеров, которых вы тоже спасли своим вмешательством.

— Не надо мне льстить, у вас это плохо выходит. Я вмещался, чтобы действительно помочь, чтобы не было тех ужасных человеческих жертв в грядущей войне. А она будет, не извольте сомневаться. Но одно дело мясорубка и бессмысленная бойня, а с другой — локальный вооруженный конфликт. И не благодарите меня за якобы спасенную вам жизнь, кто знает, вдруг, из-за моего вмешательства она станет у вас наоборот — короче. Вот выйдете сейчас из здания и попадете под машину.

— Да, согласен с вами. Но все же это шанс. Я уже получил задание у фюрера. Теперь СС подчиняется мне.

— То-то я смотрю, вы в черном мундире.

— Честно говоря не нравиться мне этот новый маскировочный камуфляж, на поле боя эффективно, не спорю, но в повседневной жизни, особенно офицерам он не идет. Поэтому решили оставить эту форму как парадную.

— Согласен, парадная форма, для парадов, и это именно парады, а не демонстрирование вашей секретной техники, а вот в боевой обстановке — другое дело. Там все в камуфляже и невозможно определить где командир, на кого как вы понимаете и охотятся вражеские снайперы.

— Не читайте мне основы тактики, я и без вас их хорошо знаю, — начал хорохориться Гейдрих.

— Да? А вот скажите мне гражданскому человеку, атака через брод, как должна вестись?

— Сначала идет в разведке пехота, потом бронетранспортеры и танки, — самодовольно ответил Гейдрих. Но я то знал, что в тактике Гейдрих не разбирается, он прекрасный офицер и организатор, но не тактик, и тем более не стратег.

— Щас, — осадил я его, — вот там-то вас и будут ждать. Противник тоже не дурак, поэтому во-первых, делаются на самых широких и глубоких участках реки, где вас никто не ждет, понтонные переправы, по ним перебирается в первую очередь техника, потом пехота. И быстро, вместе, выходят с тыла в порядок вражеских частей. А после уничтожения пушек, и других средств нацеленных на брод, по нему выдвигаются основные силы. Но и это не все. Над вами всегда должны летать истребители. Если противник призовет авиацию, то его должна встретить ваша авиация. И только после этого с минимальными потерями вы сможете форсировать реку. И пристрелял наверняка и брод и подходы к нему. Только неожиданным маневром можно победить малой кровью. А как вы знаете ваш фюрер сказал: «Кто понапрасну прольет кровь моих солдат — ответит своей».

— Да вы стратег господин Сомов, вас бы в генеральный штаб, — похлопал в ладоши Гейдрих, — но не забывайте я летчик, а не штабной стратег.

— Благодарю, мне и здесь хорошо, а насчет тактики и стратегии, так это из игр, когда воюешь через сервер с реальным человеком, а не компьютером, много интересного узнаешь, — усмехнулся я, — впрочем, все стратегии и тактики есть у вас как раз есть в штабе. Но думаю у вас будет совсем другая задача, а именно — выбить из эсэсовцев дух превосходства, особенно, когда они получат новое оружие.

— Зачем? — впервые удивился Гейдрих, — если они превосходят противника, то им есть чем гордиться.

— С Ваффен СС у вас думаю проблем будет мало, а вот охранные отряды так просто новую идеологию не примут. Им же столько лет внушали, что они сверхчеловеки. А отринуть такое не просто.

— Охранных отрядов не так уж много, — заметил раздосадованный Гейдрих.

— Но достаточно, чтобы произвести военный переворот. Вот сами посудите говорят вам и доказывают, что вы сверхчеловек, а потом, когда вы в это поверили, говорят, что ошиблись, и что есть сильнее вас. Простой пример, — я поднял руку, останавливая, замечания или возражения Гейдриха, — вы сейчас можете захватить Монголию? Там вообще средневековье.

— Конечно! — твердо ответил Гейдрих.

— Вот ваша главная ошибка. Вы недооцениваете противника. Мы тоже в свое время сунулись в Афганистан, и получили очень хорошо. Не от регулярных армейских частей, а от населения. Но это от незнания культуры и законов того государства. Кстати, некоторые солдаты из Средней Азии оставались там, и создавали семьи и жили, потому что их менталитет, надеюсь, вы знаете что значит это слово, и их был похожим. Вот и у ваших солдат должен быть тот же подход к нам. Не захватчики, а освободители. Но кто их так воспримет, если они сразу ставят себя выше других людей? Вот тогда и появятся партизаны. Конечно вы их лет через десять перебьете. Как мы в свое время «лесных братьев» и бандеровцев, но сколько своих солдат вы положите?

— Что вы предлагаете? — раздраженно, не найдя что возразить мне воскликнул Гейдрих.

— Политинформация, — спокойно ответил я.

— Что? — не понял он.

— Жесткая и доходчивая политинформация. Первое. Вы здесь не господа и не завоеватели. Вы здесь освободители и, главное, помощники побежденным. Второе, вам могут сопротивляться фанатики — таких уничтожать. Третье — никакого насилия по отношению к местному населению. И главное законы и их исполнение. Сами знаете безнаказанный грабеж и насилие, кратчайший путь к революции. А вот как вам все это сделать — ваша задача. Мне больше всего нравиться Третейский суд. Независимая инстанция, разбирающая спорные дела на временно оккупированных территориях.

— Это как? — изумился Гейдрих.

— Очень просто. Солдат СС убил крестьянина или колхозника, неважно. Тут же на место пришествия выезжает Третейский суд. Не один, с дознавателями, судмедэкспертами и главное, с полномочиями, короче с палачом. После разбирательства дела суд выносит вердикт. А дальше по нему.

— То есть этот Третейский суд выше даже главнокомандующего СС?

— Именно, — кивнул я, — ваша задача в период оккупации показать всем русским, что пришлая, то есть германская система законов справедлива, и действует. И при этом никаких ограничений относительно должности или занимаемого положения в обществе. Вот к этому вы и должны призывать своих людей. Законы и справедливость, вот что все ценят во все времена.

— И как же по вашему, — выйдя из состояния прострации, спросил Гейдрих, — я это должен буду делать? Как вы представляете расстрелять офицера Вермахта за отобранную у крестьянки курицу.

— Так же, как если бы он ее отобрал в Германии у фермерши. Повторяю, законы для всех должны быть одинаковы.

— Но поймите вы, идет война, как этого исполнения законов добиться на местах?

— А вот это ваше забота. Иначе на ваших руках будет не только кровь русских, но и ваших солдат. У меня еще вопрос? Похоронки, когда-нибудь писали собственноручно.

— Нет, — чувствовал, что ответ дался ему тяжело, — у меня слишком большая должность, для этого.

— А вы попробуйте, — я начал заводиться, — опишите матери солдата или его жене как он умер, но по-честному, без всяких канцелярских слов.

— Я понял вас, — Гейдрих встал и вытащив из кармана небольшую коробку протянул ее мне, — это от меня. Я действительно надеюсь господин Сомов, что вы помогаете не только своему народу, но и моему.

С этими словами он скрылся за дверью. Да, крепкий орешек. Такого сходу не переубедишь, но на это есть Мюллер и Гитлер. Пусть сами с ним занимаются. А что в коробченке лежит? А лежит там «Вальтер ППС». Похожий на наш Макаров. Вернее с него и скопированный, только калибр поменьше. Этакий пистолет для шпиона. Впрочем ничего, он же с дарственной надписью на латунной табличке. На немецком и естественно перевод на русский. «Виктору Сомову от Рейнхарда Гейдриха за поддержку и понимание». Ну и как это понимать? Впрочем пусть сами разбираются.

А с Канарисом вышел довольно хороший разговор. Мужик с головой дружит и подвергает сомнению все директивы свыше. Вот он — «настоящий разведчик». Хоть и из флотских. Канарис не стал «раскланиваться», проводить беседы на общие темы, а сразу перешел к делу.

— Господин Сомов, а собственно, почему вы нам помогаете? Хорошо, Гитлер послушал ваши советы, причем, подкрепленными доказательствами, а почему, вы не думаете, что после завоевания России, он не превратит ее в свою колонию?

— Колония отличается от метрополии двумя параметрами, первое — она отстает в развитии техническом, второе она отстает в развитии социальном. А вот в социальном развитии мы от вас не отстаем.

— Объясните? — не понял Канарис.

— Пожалуйста, — ответил я, и прося принести нам еще по чашке кофе, — в Индии, после ухода англичан не было построено, ни одной новой железной дороги. И люди ездят там как у нас в гражданскую войну. На крышах, на переходах между вагонами. И все нормально, билетов никто не требует. Но мы другие, мы выстраивает систему порядка, как и было после революции. В общем в Индии, колонисты уехали, а местные просто не знают как организовать всю технику. А мы знаем потому что это нам надо. И возникает вопрос, что тут лучше — работа на колонизаторов, или местных властей.

— Вы хотите сделать нас колонизаторами?

— Нет, я хочу, что бы вы воспитали всех от местных, до высоких властителей.

— И как вы себе это представляете? — удивился Канарис.

— Да все просто, мелкие на уровне деревни — старосты отчитываются перед представителем района, — тот в свою очередь — области, и так далее. А те на совете областей, смотрят, кто что приписал, кто как управляет, и выносят решение. Хороших руководителей ждет повышение, а плохих… Я бы рекомендовал — если не справился с управлением какого-нибудь колхоза или если хотите общины, то послать такого на свиноферму, там уж каждый справиться. А если и это не помогает, то в пастухи его перевести.

— На низких уровнях понятно, а выше? — не удержался Канарис.

— А выше намного сложней, это вам только Николай Петрович сказать может, он в этом специалист. Но только не ваш фюрер, если он дал вам карт-бланш, то волноваться нечего, он на вас надеется, вы человек умный, советуйтесь с Николаем Петровичем, и делайте то что считаете нужным, но и за результат вам отвечать.

Адмирал Канарис подумал, а потом, сказал, что-то моему переводчику. Тот вышел и принес коробку. Я уже не удивился, глядя на Люггер, также известный как «Парабеллум», естественно в подарочной упаковке. Поблагодарив Канариса, я положил «Люггер» к остальным «подаркам».

Вальтер Шелленберг просто поздоровался. Вид у него был какой-то болезненный. Да и понятно, фюрер на него очень обиделся, хотел даже к стенке поставить. Но Мюллер очень просил меня отмазать Шелленберга от расстрела. Но сам хотел остаться в тени, ему еще с ним работать, и оставлять просто так этого нациста было нельзя. Разнос от фюрера Шелленберг уже получил. И знал почему, имея второй допуск, несмотря на арест, ему уже не надо было объяснить за что он подвергается таким гонениям. Поэтому меня назначили судьей. Пришлось играть свою роль.

— Господин Шелленберг, вы за какие возможные действия вас арестовали?

— Да, мой неизвестный друг, — вот в чего, а нахальства, ему было не занимать.

— Вы понимаете ваше положение?

— Конечно! Меня расстреляют, как только вы отдадите приказ. Мюллер за меня не вступиться.

— Наоборот, как раз, Мюллер за вас и вступился, — я решил немного изменить сценарий беседы, — Гитлер хотел сначала вас расстрелять. Но теперь вы должны хорошо поработать, чтобы оправдать доверие вашего фюрера.

— И что мне делать? — с издевкой спросил он, — пойти в вермахт рядовым? Чтож тоже неплохо, стрелять из винтовки я умею.

— То что и всегда, вы должны работать на благо Германии. Разведка — ваше призвание. Завтра вас ждет Мюллер. А если захотите к Гитлеру на прием — то не советую. Фюрер сейчас не в духе.

— Да кто вы такой? — не сдержался Шелленберг, — откуда вы вообще взялись? И почему всеми командуете.

— Просто добровольный помощник, на общественных началах, — улыбнулся я, — а если хотите узнать больше — обратитесь к вышестоящему начальству.

— Тогда не возражаете против маленького подарка? — спросил Шелленберг.

— Смотря какой он, — ответил я. Он вышел и вернулся с большим красивым деревянным ящиком. Мой переводчик заметно напрягся.

— Вот! — и он протянул его мне. Я поставил его на стол и раскрыв застежки увидел там пистолет пистолет-пулемет MP-38, от подаренных мне раньше пистолетов было два отличия — не было запасной обоймы. А единственная лежала без патронов. Ну, понятное дело, безопасность прежде всего. И естественно табличка с дарственной надписью на немецком. Я вежливо поблагодарил Шелленберга, пожелал ему удачи, мысленно прикидывая, куда мне девать весь этот арсенал.

Гейнц Гудериан заявился ко мне во всей своей непредвзятости чинам. Допуск он имел второй. Так что для него я был ученый их другого мира.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался он.

— И вам не хворать, — усмехнулся я.

— Я понимаю, вы человек гражданский, но на сегодняшнем поле битвы танки решают все! — эмоционально выкрикнул он, — а поэтому главное внимание должно быть уделено именно танкам.

— А про противотанковый гранатомет вы не забыли? — с иронией спросил я.

— Так есть же от него защита, эти сеточки, эти кирпичики на броне, или я не прав? — взвился «быстрый Генц».

— Все верно, но сейчас все это пока лишнее, — и я перешел на серьезный тон, — вам предстоит война с Советским Союзом. А они быстро скопируют все эти ваши противотанковые гранатометы и кумулятивные снаряды. Вам так хочется бойни?

— Нет, что вы наоборот, я уважаю русских командиров, они профессионалы своего дела. Но их машины устаревшие и никак не могут помочь на современном поле боя.

— Вот из этого и надо исходить, — ответил я, — забросьте ваши противотанковые гранатометы подальше. А лучше исходите из тактики применения танков совместно с БТР и БМП. И вот тогда победа будет у вас в руках. Недаром же у нас вас назвали «быстрый Гейнц».

— Это прозвище еще надо оправдать, — засмеялся Гудериан, а потом наклонившись ко мне доверительно заговорил, — я знаю, вы любите стрелковое оружие, но узнав, что принесли мои предшественники. Могу предложить вам только MG-38, полностью новый и с полным комплектом обслуживания.

И видя мое ошарашенное лицо, приняв его за довольное, заметил:

— Все детали прошли проверку, очень хорошее и надежное оружие.

И вышел из комнаты, а вслед за ним мне в номер внесли пулемет и ящик, судя по всему с патронами к нему.

Они что все с ума посходили? Нет, когда Канарис подарил мне пятый по счету пистолет, я еще пребывал в недоумении, но когда за ним Шелленберг притащил MP-38 в подарочном футляре, я офигел. А потом подумав рассмеялся. Не, ну кто еще мог пустить слух что я просто обожаю пистолеты в подарок? М-да, не забыл моей шутки шеф гестапо, и сам продемонстрировал чувство юмора. Когда он вошел и с улыбкой посмотрел на груду коробок, то не смог не улыбнуться.

— Это вам за Штирлица, — вместо приветствия пояснил он. Но тут же стал серьезен, по его знаку переводчик вышел, — Виктор, что вы намереваетесь у нас делать? Я бы предложил вам просто отдохнуть.

Берлин. «Туристический маршрут».

Август 1939 г.

Насчет отдыха у меня были четкие планы. Побродить по Берлину, посмотреть на людей, но себя особо не засвечивать. Поэтому надел обычный свой костюм, и предложил:

— Ну давай, экскурсовод в штатском, веди меня в ближайшую хорошую пивнушку!

И тот, даже ухом не повел, просто сказал, что б я держался недалеко от него. И пройдя десять минут, мы очутились в уютной немецкой пивнушке. Почему, я подчеркиваю именно немецкой, потому, что в отличие от российских здесь чисто, столы с белыми скатертями, и самое главное — нормальные цены. Насмотрелся я у себя и пивных ресторанов и кафе, но у всех одна слабость, цены задирают безбожно, впрочем подобное правило объяснимо при всех налогах и поборах, которые с них берут. А здесь, могут посидеть и рабочие после трудовой смен, и более солидные клиенты, и ко всем одинаково вежливое отношение. Подошел официант, их на все заведение два человека, но успевают, а сейчас, так как клиентов мало, работает всего один, второй помогает на кухне. Заказал кружку пива. Официант, судя по выражению лица удивился, но ничего не сказал. На столике меню. Может конечно и показуха, но я до этого в Интернете нашел цены того времени. Вы не поверите, в берлинской пивнушке, почти в центре города цены, как в Советском Союзе. Я даже калькулятор взял и пересчитал зарплату среднего рабочего в то время и стоимость кружки пива. Оказалось, что при зарплате рабочего в сто рублей, стоимость кружки пива равнялась двадцатишести копейкам. Когда я поделился своими выкладками со своим провожатым тот ответил, что это пивная для рабочего класса, в ресторанах или кафе цены заметно выше. Ага, значит со мной решили играть по честному без всяких потемкинских деревень. Впрочем это еще не доказано. Народу в пивной было мало. На что я и обратил внимание своего спутника. Он ответил, что сейчас рабочий день, а вечером здесь многолюдно, и место за столиком часто не достается, приходиться пить у стойки бармена. А я — то решил чего она такая длинная.

— А эти? — я кивнул в сторону группы явно поддатых людей.

— Отпускники, военные. Жалование им выдали, вот и отдыхают.

— Ага, скажи лучше похмеляются после вчерашнего.

В это время, группа отпускников обратила на нас внимание, они и раньше на меня косились, а теперь вроде как присматриваться начали… Потом один что-то резко крикнул другим. Понятно, заводила дает команду, а мой переводчик запускает руку под пиджак и тихо говорит мне:

— Чтобы не произошло, оставайтесь за моей спиной, — и повернулся к компании, которая, как я понял произнося ругательства, направилась к нашему столику.

Как вдруг, на их пути появились эти трое, я так и не понял откуда они возникли. Просто встали у них на пути и показав, видимо удостоверения, что-то тихо сказали, а вот что — мой переводчик отказался переводить. И эта агрессивная компания вмиг потухнув, вернулась назад, и снова уселась за свой стол. Продолжив попойку, и изредка косясь на нас, но скорее заинтересованно, чем враждебно.

— Гестапо? — удивленно спросил я, когда эти три типа вновь уселись за свой столик и стали незаметными серыми личностями.

— Не знаю, скорее всего они, а может Абвер, — пожал плечами мой экскурсовод.

— А ты?

— Раньше был в СА, теперь в проекте, — как показалось равнодушно заметил мой собеседник.

— А там чем занимался?

— В основном переводы. Обеспечение безопасности при сопровождении.

— Так ты выходит телохранитель?

— Как? А этот американский термин, — он на секунду задумался, после чего ответил, — да, но на вторых ролях. Меня готовили в основном именно как переводчика.

— В партии состоишь?

— Нет.

— А что так?

— Просто считаю это для себя необязательным. Некоторые вступают, но каждый решает сам. Там ведь тоже не все просто. Партия это не столько привилегии, их вообще-то нет, сколько дополнительные обязанности. Нужно любить политику, если хочешь туда вступить.

— Понятно, — я оглянулся на троих людей медленно потягивающих пиво.

— Но их работа потрясает, я же их считай не заметил, можешь передать благодарность?

— Врядли, я из другого ведомства, то есть у нас есть разграничения. Те кто охраняет не знают кого и от чего они охраняют. Но с другой стороны — меньшая утечка информации.

— Тогда подай рапорт их начальству, — посоветовал я.

— Хорошо, это можно сделать, но я не понимаю, почему вы так за них хлопочете, это же их работа.

— Знаешь, утихомирить восемь поддатых рыл, тем более агрессивно настроенных, и тем более военных. Это надо уметь. У нас бы началась драка «Что ты мне своим удостоверением трясешь?», «Где ты был, когда нас чечены расстреливали?». Вы нас всех тогда продали, а теперь права качаете?», и так далее. У нас к спецслужбам отрицательное отношение как среди народа, так и среди военных.

— Да, тяжело там у вас, если даже спецслужбы не могут навести порядок. А здесь все просто, драки бы не было, у них наверняка приказ — в случае опасности охраняемого лица — стрелять на поражение. А они просто предъявили удостоверения, и попросили утихомириться.

Кажется он мне не всю правду пересказал.

— Вы я вижу поели, куда сейчас?

— К Мессершмитту возможно?

— Сегодня врядли, давайте завтра с утра.

— Тогда остаемся смотреть берлинские довоенные достопримечательности.

Берлин того времени мне показался тихим провинциальным городком, по сравнению с Москвой моего времени. Люди идут по своим делам, изредка проезжают автомобили. Хорошо развит общественный транспорт. Трамваи и автобусы. Нормальный, спокойный город. Сделал несколько снимков. Мой цифровик Мюллер мне так и не вернул, но я купил другой покруче. Снимал здания, улицы, людей. Какая-же экскурсия без снимков на память. Попросил своего переводчика и меня запечатлеть.

— Куда теперь? — после обеда, а пообедали мы в номере спросил меня Ганс. Я положил в сумку свой ноут, и подумав ответил, — а давай к тебе, хочу посмотреть как обычные немцы живут. Ты ведь недалеко отсюда живешь.

— Да, но…, - смутился он, — я все-таки на работе.

— Ну и прекрасно, твои прямые обязанности, — усмехнулся я, — так до тебя далеко добираться?

— Если на машине, то полчаса, а если на трамвае, то час. Я с семьей живу на окраине. Там жилье дешевле. Но сейчас дома только мать, отец работает на почте и будет вечером. Младший брат вернулся из школы, уроки наверно делает.

— Вот и прекрасно, поехали. Вызывай машину, только без мигалки, — он улыбнулся, но шутки не понял.

— Что такое мигалка?

— В нашем мире — специальный фонарь, мигающий при движении. Ставится на машины высокопоставленных чиновников.

— У нас их точно нет, но мне надо позвонить, — и он вышел из номера. Машину подали быстро. Мы уселись на заднее сидение, мой переводчик назвал адрес, а я открыл ноут, перекачал туда фотки, такая уж у меня привычка, не очень надежные эти карты памяти. А копии не помешают. Потом смотрел в окно, фотографировать не стал. Качество плохое получается. Просто смотрел на здания, людей, встречные машины. Доехали мы действительно быстро. Даже наверно меньше чем за полчаса. При том, что по московским меркам машина просто ползла, да привык я к другим скоростям, а так удобно, не трясет. Вышли перед большим шестиэтажным домом.

Берлин, Теминштрассе, дом 24.

Тем же днем.

Зашли в подъезд, поднялись по лестнице. Чисто, опрятно, и главное никаких надписей на стенах в подъезде и лестницах. Ганс достал ключи и отпер дверь, жестом приглашая меня войти. Маленькая прихожая, плавно переходящая в кухоньку, две двери. Вдруг одна открылась и навстречу нам выскочил паренек и что-то быстро стал говорить Гансу. Ага, это я как понял его младший брат. Тот что-то сказал ему, и младший скрылся обратно.

— Мой младший брат Вильгельм, — объяснил Ганс, — русского языка он не знает, родился уже здесь, в Германии. Сейчас ему тринадцать.

— А что он хотел?

— Как всегда, сбежать играть с другими мальчишками, не сделав уроки.

Я потоптался на месте, но тут из другой двери вышла женщина. Она как я понял поздоровалась с Гансом и спросила, посмотрев на меня.

— Моя мама, Марта Фридриховна, — представил мне ее на русский манер Ганс.

— Здравствуйте, рады вас видеть, — с сильным акцентом и явно вспоминая слова поприветствовала меня мать этого семейства.

— А это мой друг из России, — в свою очередь представили меня.

— Проходите, — она показала на открытую дверь. Я вошел, а Ганс попросил не мешать нам и его мама ушла на кухню, после чего он прикрыл дверь. Я огляделся, довольно большая комната, стол, за которым наверно вечером собирается все семейство. Вместо телевизора на тумбочке радиоприемник. В углу большая двуспальная кровать. Кожаный диван. Под потолком скромная люстра.

— Здесь живут родители, в другой комнате мы с братом, — объяснил Ганс. Я уселся на диване, а Ганс на один из стульев, отодвинув его от стола.

— А если жениться надумаешь?

— Теперь моя зарплата позволяет мне снимать квартиру и жить отдельно. Но девушки у меня пока нет.

— А эта? — я обвел рукой вокруг.

— Тоже снимаем. Поначалу, когда только переезжали было трудно. Ютились все в одной комнатушке, да и безработиться тогда была высокая. Потом постепенно наладилось. Я не так много в школу ходил, сколько подрабатывал, чтобы помогать семье. А вот Вильгельм уже два раза ездил в летние лагеря, очень там ему понравилось. Научился кататься на велосипеде. Я например недавно научился водить машину, а ездить на велосипеде так и не умею. Он часто по этому поводу надо мной подшучивает. На рождество родители хотят купить, но не знаю, дорого. Но через год, наверняка.

— В летние лагеря он ездил по линии Гитлерюгенда?

— Конечно, все летние лагеря финансируются централизованно, путевка бесплатная. Но только для рабочих и госслужащих. Те чьи доходы больше, определенной планки — должны платить больше. А крупные промышленники и бизнесмены, имеющие детей, так вообще обязаны отдавать часть прибыли на детские летние лагеря.

— И чем они там занимаются?

— Играют, ходят в краткосрочные походы, учатся плавать, если рядом есть водоем и погода теплая. На велосипедах катаются.

— А дети богатых детишек никак не притесняют детей рабочих?

— А чем их там притеснять? — удивился Ганс, — форма в летнем лагере одинаковая, три комплекта. Стирают они ее сами. Из личных вещей брать что-либо кроме продуктов обеспечивающих гигиену — нельзя. Да и если ты один сын богатых промышленников в отряде, и начинаешь задираться — тебе быстро объяснят кто ты здесь. И вожатые не помогут, наоборот, летние лагеря служат закреплению характера наследников промышленной и политической элиты. Знаете их лозунг?. «Здесь все равны, но если ты хочешь показать, что ты лучше и достойнее — покажи».

— Сурово, — заметил я.

— А иначе никак. Ребята из богатых семей начинают понимать детей фермеров и рабочих, а те — их. Бывают конечно драки, но куда же мальчишкам без них. Но в итоге часто возникает дружба, которой нет дела от социального неравенства. А это очень важно. Наши аналитики просчитали что потом подобные отношения очень пригодятся.

— Понятно. Слушай, ты вот что мне объясни, почему у вас в подъезде чисто и надписей на стене нет?

— Мы живем в добропорядочном квартале. В бедных кварталах конечно грязно, но порядок стараются поддерживать. Что касается надписей, то за этим и за чистотой в доме обязан следить домовладелец. Мы же платим ему за аренду.

На этом нашу беседу прервал брат Ганса. Он открыл дверь и бесцеремонно что-то заявил.

В ответ старший брат кивнул и коротко ответил.

— Погоди, — обратился я к мальцу, он не понял, но остановился в дверях, я обратился к Гансу, — а можно побеседовать с этим гитлерюгенцем?

— Пожалуйста, я буду переводить, — ответил он. Вильгельм, когда узнал, что с ним хочет поговорить друг брата из России удивился, но послушно сел на стул и приготовился отвечать на вопросы. Для начала спросил как он отдыхал в летнем лагере и что ему больше всего понравилось. Ответил, что походы и езда на велосипеде. А так же прыжки с вышки. Нет, не парашютной, а просто они прыгали со второго этажа. В то время как их товарищи держали внизу натянутый брезент. Сначала было страшно, а потом так понравилось, что очередь выстраивалась.

«А что, все правильно, ведь и практическая польза есть, так они учатся спасать людей при пожаре до приезда пожарных», — подумал я.

— А ты куришь?

После этого вопроса Вильгельм посмотрел на меня как на идиота. И решительно ответил «Нет». Но я решил немного «поиздеваться» над ребенком.

— Выпиваешь? Хотя бы пивка? — после этого вопроса, брат Ганса уже с опаской смотрел на меня, видимо решив, что его брат привел в их дом сумасщедсшего.

— А как относишься к наркотикам? — и вот тут последовал ответный вопрос, который меня просто умилил «А что такое наркотики?». Здесь уже вмешался Ганс.

— Виктор, может хватит? Поймите, я читал о вашей молодежи, но у нас тут все по другому.

— Хорошо, но еще один вопрос задам, — не смог удержаться я, — Вильгельм, у тебя есть девушка?

— Виктор! — уже не смог скрыть свое недовольство Ганс, — ему всего тринадцать лет. Подумайте, а потом спрашивайте!

— Ладно, ладно, понял я все, — усмехнулся я, доставая из сумки ноут, — спроси его любил ли он мультфильмы? А то действительно неудобно как-то, начал выспрашивать, вот и получит моральную компенсацию.

— Виктор, у вас сверхсекретная техника, а вы хотите показать ее ребенку! — забеспокоился Ганс.

— Его, что за это расстреляют? Ведь нет? Просто покажу ему «Ледниковый период» у меня как раз многоязыковая DVD версия есть, первую часть, пусть потом рассказывает. Он же не побежит в английское посольство. А фильм скоро должны выпустить ваши. В мультфильмах артикуляция практически отсутствует, поэтому никто не сможет понять на каком языке изначально говорили герои.

Сам Вильгельм теперь уже с интересом наблюдал за странным прибором который достал из сумки русский. Включил его, немного подождал, делая какие-то странные манипуляции руками, потом поставил на стол, и пригласил Вильгельма посмотреть фильм. Он сначала подумал, что русский смеется над ним, но потом, когда на маленьком экране увидел цветную картинку, он понял, что с ним не шутят.

— Я специально промотал немного вперед, чтобы название компании и начальные титры он не увидел, — сообщил я Гансу, потом дал наушники Вильгельму и сняв с паузы, запустил фильм. Мальчишка сразу же весь ушел в просмотр. А мы с Гансом начали неторопливую беседу, в основном он рассказывал о своих друзьях и знакомых. Но не прошло и десяти минут, как в дверь позвонили. Ганс на секунду напрягся, но потом спокойно пошел открывать. Понятно, чужих сюда наружка не пропустит, значит придти могут только свои.

— Видимо отец так рано с работы пришел, — пробормотал на ходу Ганс. Но в квартиру вошел не отец, а девочка возраста примерно Вильгельма. Она что-то резко и недовольно высказала Гансу.

— Что она говорит? — спросил я.

— Спрашивает где Вильгельм, и почему он не пришел на запланированную встречу.

— Ого, а говоришь у него девушки нет, — с усмешкой заметил я.

— Она его подруга, повторяю, подруга. И ничего больше, они действительно дружат как лица одного пола. И поймите меня правильно Виктор. Эта девочка еще ребенок и она может и знает о межполовых отношениях, но не интересуется ими. Она действительно подружка Вильгельма, в нормальном смысле этого слова.

— Да, ладно, не собираюсь я же из развращать, — возмутился я и заметил, — а вот фильм заново придется пускать, — но тогда как обойдись наушниками одними для двух людей я не знаю. Впрочем, есть идея.

Я выключил фильм к великому огорчению младшего брата Ганса. И он что-то очень строго выговорил своей подружке. Так сразу же стушевалась, и приняв обличие скромной невинной девушки села на самый край дивана. Она вела себя очень тихо, но ведь общая тайна объединяет? И естественно Вильгельм подсел рядом с ней что-то объясняя. И настроил наушники не на стерео, а на стерео в каждый наушник. Короче полный звук в каждый динамик. Эффект не такой как на стерео, но здесь и так сойдет. После чего просто отсоединил два наушника, от общего держателя. С китайскими наушниками, это очень легко. Просто надо понять принцип как они собираются. Потом отмотал фильм с начала пригласил обеих ребят и снова запустил. Эх, где мои тринадцать лет… Хотя думаю, ничего хорошего из этого бы не случилось. А эти сидят вместе прижавшись к друг другу и все внимание в экран ноутбука.

А мы с Гансом продолжили наш разговор. Выяснилось, что эта девочка подружилась с его братом два года назад, когда они сюда переехали. С тех пор они дружат.

— Знаешь, Ганс. Я тебе одно скажу. Твой брат попал.

— Не понял, куда попал? — изумился он.

— Не куда, а во что. Если ничего экстраординарного не случиться, то сначала она будет его невестой, а потом и женой. Ты видел как она вошла? Ты видел как она общалась с твоим братом? Девушки полагаясь на свою интуицию ищут себе мужей. Так вот, она уже нашла. Просто не подозревает об этом. Заметь, она уже общается с ним как со своим мужем. Не хватает только мудрости жизни, но это дело наживное. С другой стороны век живи, век учись, дураком помрешь.

— Не я все-таки не верю, что они станут молодоженами, — ответил Ганс.

— Будущее покажет, — усмехнулся я. Когда закончили смотреть фильм через Ганса попросил их не распространяться о фильме среди друзей и знакомых. Вроде того это пробная версия, а премьера будет потом. Детишки покивали головами, но он им не поверил. И еще, я их сфотографировал на свой цифровик. Оба сидят на кожаном диване. Держатся за руки и улыбаются. На то время они действительно были просто друзья. А вот после, через двадцать лет, улыбающийся герр Мильтнер, показал своим детям, девочке и мальчику, первую фотографию их с мамой. Черно-белая, сидит два подростка на кожаном диване и улыбаются. Надо ли говорить, что после моего фото, им отдали фотографию, но с требованиями того времени.

Аугсбург, территория завода Messerschmitt AG.

Август 1939 г.

Мессершмитт принял меня не то чтобы холодно, но непонимающе. Он тут строит новейший самолет-истребитель, а ему присылают какого-то русского, который ничего не смыслит в самолетостроении, и вдобавок ему надо все показать и рассказать. А он не экскурсовод, а конструктор. Но когда он увидел на предъявленном пропуске высший допуск, то задумался. У него самого первый. А значит у этого русского, который ходит с переводчиком, потому что не знает немецкого — выше чем у него полномочия. Из этого следует — можно попросить что-то полезное для своего конструкторского бюро. И еще, он не хочет конструировать велосипеды, а хочет остаться самолетостроителем. Его послевоенную биографию ему тоже показали.

Да, я представлял создателя самого лучшего истребителя второй мировой войны несколько иначе. А вот как оно оказалось. Точно, как и его детище прозвали «худой», да и характер еще тот. Сначала смотрел на меня как Ленин на буржуазию. А потом вдруг как-то отмяк и подобрел. Показал новый, с его точки зрения, истребитель Миг-19. Но гость как-то отнеся к такому грандиозному проекту как сверхзвуковой истребитель достаточно равнодушно, а вот вычислительные машины его заинтересовали. Пришлось проводить в КБ, где трудились конструкторы.

«М-да, как это у нас называлось? Сип-панк, или паро-панк, в общем мощные достижения техники в исполнении конца девятнадцатого века. Вот и здесь было точно также. Комната без окон, но хорошая притяжная система, которая втягивает с улицы свежий воздух. Как мне пояснили, что это защита от грозы. Или химической атаки, подумал я, тогда ее все боялись, а противогаз являлся таким же средством обихода как кастрюля для домохозяйки. В общем на столе стоял системный блок собранный немецкими специалистами. Рядом с ним стоял ящик вдвое толще его. Я так понял по многочисленным вольтметрам, амперметрам и другим не знакомым мне измерителям, что это модификация бесперебойника, фильтра, блока питания в одном флаконе. Впрочем вроде работает и нормально. Сами пусть за техникой следят. Но вот системный блок. Это песня. Железный, именно железный, а не дюралевый блок, с деревянной передней панелью. А там лампочка включения, именно лампочка, светодиодов мы не взяли, как они это сделали, я понять не мог, наверно что-то в блок свое воткнули. Дальше кнопка включения, такая мощная, большая, и кнопка перезагрузки, та меньше, уж не знаю, почему. А в остальном все из нашего века, плоский экран, клавиатура и лазерная мышь. Хотя стоп, клавиатура немецко-русская. Ну что операционку я еще как вариант им такую дал, на немецком. А с клавиатурой как справились, мы же русско-английские покупали. А наклеек не было. Присмотрелся повнимательней. Ого, как просто, наклеили бумажки, а сверху аккуратно лаком покрыли. И раковина в комнате. И отпечатанный на принтере плакат «Перед работой помой руки с мылом». Это я не перевел, а догадался. Понятно, чтоб меньше клавы потом мыть. А вот плоттер, это отдельная песня, они не только чернила смогли такие же сделать, но и сделали специальные резервуары, крепившиеся на верху плоттера, которые ими заполнялись по мере расхода.

Там же встретил Карла Майнера, сидевшем за одним из компов. На мониторе отображался какой-то сложный чертеж. Одет опять в гражданское. Мне он обрадовался как старому приятелю.

— Здравствуйте господин Сомов.

— Привет, — пожал я ему руку, — как дела? Справляетесь?

— Да, работы конечно много, но ваша техника очень убыстряет процесс, к тому же не надо что-то придумывать заново. Вот только специалисты ее осваивают медленно, но думаю, что когда машин будет побольше, их освоение пойдет быстрее. Даже я пока не могу использовать все возможности Аутокада.

— Да, надо вам сервер и не меньше десятка рабочих мест. Знаете во сколько раз ускоряется работа конструкторского бюро при применении компов? — и сам же ответил, — в десять-двенадцать раз. Вижу вы помимо операционки и программ еще и клавиатуры на немецкий перевели. Да так чтобы дольше прослужили.

— Не одни вы смекалистые, — подколол меня Майнер.

Мессершмитт рассказал, что в восторге вычислительных машин, но ему бы очень хотелось получить еще. Ага, понял расклад, а то когда я приехал смотрел на меня, впрочем пофиг. По компьютерам сказал, что скорее всего он их получит в ближайшее время, но от меня тут ничего не зависит. Решает начальство проекта. Когда шли в цех, дал ему несколько советов. Не мои естественно, из интернета скачал, и еще дал диск, специально для него записал. Там как раз об особенностях технологических процессах массовой постройки самолетов, несколько учебников и рефератов по моей просьбе отсканировали работники технической библиотеки.

Аугсбург, территория завода Messerschmitt AG, испытательный полигон.

Через несколько недель. Там же.

Погода выдалась как раз для испытаний нового истребителя. Название носил как и в нашей истории Ме.262. Только здесь это был совсем другой самолет. Как вы представляете себе испытания нового самолета в конце 30-х годов? Сел, помахал всем ручкой и полетел? Как бы не так. Никогда не задумывались, а почему профессия летчика-испытателя считалась до 80-х годов героической? В чем проблемы, отказал двигатель, выпрыгнул с парашютом и все дела. А когда катапульта появилась, то вообще нет проблем. А дело в том, что первой обязанностью летчика-испытателя была любыми средствами и способами привести пусть неисправный, и неработающий самолет на аэродром, чтобы конструкторы поняли в чем их ошибка. Так что права на парашют у летчика испытателя не было, вот поэтому профессия считалась героической, ведь понятно, там где герои — смертельный риск. Не знаю как проводились испытания в СССР, но чувствую не так как в Германии. Иначе почему погиб прославленный летчик Чкалов?

Поэтому никакой спешки не было и в помине. Быстрота работы обеспечивалась нужным количеством квалифицированных людей. Сначала испытания двигателей самолета на специальной платформе. Просто запускают двигатели и смотрят, как они работают, после перебирают, осматривают и теперь уже, если нет никаких замечаний, наступает очередь летчиков испытателей.

Раннее утро встретило Фрица Ганшера на аэродроме, он уже успел позавтракать и сейчас разговаривал с одним их своих давних друзей, Отто Никером.

— Говорят нам Мессершмитт обещал что-то необыкновенное? — после рукопожатия задал он вопрос Геншеру.

— Если судить по тем документам, что мне дали прочитать, то действительно.

— Не знаю, но мне нравиться Bf.109, лучшей машины, я думаю быть не может.

— Ошибаешься, я видел этот самолет на стенде. Когда они врубили полную мощность, я думал, что сейчас от этого звука откроется преисподняя. А ты значит меня сопровождать будешь?

— Конечно, но мы подключимся после обеда. А вечером у нас будет учебный воздушный бой.

— Сплюнь через плечо три раза. До вечера мне еще дожить надо.

— Не говори как старуха. До встречи, тебя похоже зовут, — и он показал на человека, идущему к нему от ангара.

— И тебе того же, — рассмеялся немецкий летчик-испытатель и пошел навстречу звавшего его.

Самолет вывели из ангара с помощью тягача. Поставили на летной полосе, и начались испытания. Сначала пилот. Взлетел, сделал круг над аэродромом и тут же приземлился. Отработка посадки и взлета. Отчитался Мессершмитту, что никаких неполадок не заметил, более того, самолет прекрасно слушается штурвала. Мессершмитт только рассеяно кивнул и стал с техниками и конструкторами осматривать мотор. Снова дана команда на вылет, теперь набор максимальной высоты, а после снова на аэродром. Снова все в порядке. На лбу Мессершмитта выступают капли пота, так сильно он волновался. Потому что теперь проверка на скорость. Больше всего конструктора волнует прохождение звукового барьера, ведь до сих пор это никому не удавалось. Но самолет ведет себя как часы, швейцарские часы. Снова приземление и строгий осмотр. Летчик доложил, что не ощущал никакого дискомфорта при прохождении звукового барьера. И под вечер двое его друзей подняв в небо по два обычных мессера начали учебный воздушный бой. Сначала решили не применять установленные на машины радары близкого действия. Но потом все же включили их. Погода ухудшилась и облачность стала гуще. Но несмотря на испортившуюся погоду все равно новый самолет давал сто очков «старичкам». Легко уходил от преследования, потом заходил в хвост и раздавались ехидные комментарии Ганшера:

— Паф-паф-паф, Никер, к парашюту не тянись. Он тебе больше не нужен.

— Хамкоф, ты тоже убит. Хочешь загадать желание на прощанье.

Ганшер просто наслаждался полетом на такой машине, удобной, маневренной, и отлично слушавшейся штурвала. Правда на земле его ждала небольшая разборка с друзьями. Те схватили его и сказали, что отпустят его, только тогда, когда он поставит им бочонок пива. А Мессершмитт и конструкторы занимались самолетом, изучали записи камер наблюдения, которые были установлены на новом образце, также смотрели условные компьютерные очереди и попадания и промахи. Устраняли мелкие недоделки, и исправляли то что по замечанию пилотов надо было исправить. Но уже после полуночи довольный Мессершмитт отправился спать со счастливым чувством выполненного долга. Он создал истребитель, которому нет равных в его мире, и готов к его серийному производству.

Танковый полигон «Даймлер-Бенц» и «Крупп», территория проекта.

Август 1939 г.

На испытания нового танка прибыл сам Гудериан, он еще не носил звания «быстрый Генц», но уже успел прославиться как знаток танков. Впрочем их все тогда называли не иначе как панцершрек и номер. Гудериан осматривал новый танк, он конечно ему понравился, нечто среднее между Т-54 и Т-62. Дело в том, что когда решали какой танк выпускать. То победил Тодт доказав, что на данное время Т-54 с некоторыми переделками будет выгодней и лучше чем Т-72, или Т-64. Экономика тоже диктует законы войны. Нет некоторых технологий, а некоторые сейчас просто не нужны. Например противоатомная защита. Но сделать так что танк стрелял, причем очень точно на ходу все же удалось немецким танкостроителям. Для того времени это было просто фантастическое достижение. Гудериан вышел из машины и сразу направился к танку. О, да, у него сразу возникла симпатия к этой мощной и одновременно маневренной машине.

— Кто командир этого танка? — спросил Гудериан.

— Я, мой генерал, — откликнулся человек в танковом шлеме.

— Отлично, я займу место вашего водителя-механика.

— Но… — попытался возразить танкист, — это же экспериментальный образец. Хоть это и не самолет, но все равно при стрельбе опасность существует.

— Вы оспорите приказ? — сурово обратился к нему Гудериан.

— Нет, но..

— Тогда выполняйте! — резко приказал Гудериан. Сам себе он давно решил, что первым опробует новую машину. Когда танк несколько раз проехал по полигону, а еще преодолел неглубокий ров, то Гудериан, будучи в восхищении, попросил посадить его на место стрелка. И быстро уделал как немецкие так и советские танки.

— Нет, вы только посмотрите! — возбужденно орал он, — этот танк их всех подорвал, именно, подорвал, а не вывел из строя. Я согласен с Тодом. Надо выпускать их. Но с со всеми этими новыми комплектующими. Прибор ночного видения, дальномер. Автоматическое прицеливание, и калибровка ствола без относительно движения.

— Перестаньте Гейц, — отозвался недовольно Тодт, который только что прибыл на испытания, — это единственная модель, которую освоит промышленность. Поэтому не надо речей, нам надо работать.

— Хорошо, — Гудериан пожал руку Тоду, — но пообещайте, что эти танки будут выпушены в массовом порядке.

— А вот это я вам обещаю, — заносчиво заметил Тодт, — в танковой промышленности Рейха прошло новое начало. Вообще мы делаем практически совершенно новые танки.

— Если сделаете так как говорите, то вас признаю специалистом в танковой области.

— Мне подобного не надо, — усмехнулся Тодт, — достаточно, если Рейх победит в предстоящей войне.

— Но танк, он просто прекрасен! Не дадите ли мне обкатать его в боевых условиях?

— Об этом не может быть и речи. Танковые экипажи учатся согласно списку, утвержденному лично фюрером. Нам на нем воевать не с лягушатниками, а с СССР.

— Ладно, но может мне возглавить первый новый танковый корпус?

— Я не понял вы от меня хотите прямо сейчас новых танковых корпусов? Так не дождетесь! — начал кричать Тот, — мы сейчас испытываем первую опытную модель. А как там дальше получиться, я не знаю. Но танк действительно хорош, — согласился с Гудерианом Тодт, — а сейчас давайте отойдем, мы мешаем артиллеристам, — показал Тодт на разворачивающуюся в боевой порядок противотанковую батарею.

— Погодите, что вы собираетесь делать? — спросил Гейнц.

— Испытать его на противотанковые средства, как наши, так и противника, от противотанковых ружей, до артиллерии и противотанковых гранатометов.

Этого верный почитатель танков вынести не мог. Они ведь наверняка разбомбят эту прекрасную машину. А он не может глядеть как разбивают танк его мечты. Просто чтобы выяснить, как машина реагирует на повреждения от орудий. Но Гудериан собрался, отмел ненужные эмоции, и назвал шоферу адрес главного здания «Призрак в доспехах». Но в голове все равно мелькала мысль: «Сволочи, такую машину раздолбали». Говорят с этих пор у Гудериана не сложились отношения с работниками полигона испытаний. А конструкторов он наоборот встречал очень хорошо, предлагал кофе и коньяк. И вроде бы невольно показывая свои знания техники, устанавливал дружеские отношения.

Германия, Мюнхен, высшее авиационное училище.

Август1939 г.

Гюнтер Шленсер вышел из дверей военного училища подавленным. Ему так хотелось стать летчиком, но не хватило нескольких баллов. А ему уже восемнадцать, а значит его призовут в армию в соответствии с вновь принятым законом. А потом он вряд ли сумеет поступить, и исполнить свою мечту детства. Он стал спускаться по ступеням, но его окликнули сзади.

— Герр Шленсер? — к нему подошел гауптштурмфюрер СС.

— Да, это я.

— Тогда будьте добры, пройдемте со мной в одну из комнат училища. Там мы с вами поговорим о возможности вашей летной карьеры.

У Гюнтера радостно забилось сердце. «Неужели, они передумали и его все-таки возьмут в летчики?». Думал он, боясь спугнуть удачу. Их, а именно человек двадцать собрали в маленькой комнате, которая служила классом по теории полетов.

— Итак господа, — в класс вошел второй эсэсовец, — вы все не прошли конкурс в училище. Но у нас есть встречное предложение. Вы хотите летать, чтож, вы будете летать, но перед этим вы должны подписать вот эти бумаги.

Второй эсэсовец раздал всем по нескольку листков. Гюнтер хотел удивленно присвистнуть, но сдержался. Полная секретность, за разглашение тайны — расстрел. В училище тоже был режим секретности, но не такой строгий. Он немного подумал, после чего поставил свою подпись на всех листках. Все остальные тоже подписали подписку о неразглашении проекта.

— Можно вопрос, господин гауптштурмфюрер? — поднял руку как в школе, встал и спросил высокий белобрысый парень, да к тому же с веснушками.

— Конечно, — улыбнулся эсэсовец.

— Если нас не приняли в училище, то на чем же мы будем летать?

— Летать можно не только на самолетах, — усмехнулся гауптштурмфюрер.

— Не на дирижаблях же, они устарели еще в первую мировую, — раздался голос с задних рядов, или вы хотите использовать воздушные шары? Но это только до первого винтовочного выстрела, — не успокоился курсант.

— Я рад, что вы так хорошо разбираетесь в средствах полета, но то на чем предстоит учиться вам летать не самолет, и не дирижабль. Остальную информацию вы получите на месте.

А дальше их погрузили в грузовики и долго везли.

Пригород Лейпцига. Вторая авиационная штурмовая часть «Локи».

Август 1939 г.

Вышли они уже на тщательно охраняемой территории. Идя к зданию, больше всего похожему на казарму, все остановились, увидев несколько очень странных машин, похожих на бочки, к которым прикрепили сверху огромные винты. А сзади наварили символический хвост, тоже с пропеллером.

— Э, да это же геликоптер, — сказал тот же курсант, что и задал вопрос, — но он фактически неуправляем, особенно при сильном боковом ветре.

— А оно вообще летает? — спросил другой, маленького роста.

— Не только летает, но и маневрирует, а главное — стреляет, — жизнерадостно улыбнулся эсэсовец, — именно эти машины вам придется освоить.

Далее их провели в класс, где показали цветной фильм, представлявший фактически нарезку из реальных документальных фильмов и художественных, а уж тщательно подобранная музыка, вызвала у всех восхищение этими машинами. Но прибывший летный офицер осень серьезно предупредил.

— Все машины только что с завода. У нас нет летчиков, которые вас смогут научить, так что учиться придется самим. Не вздумайте хоть на миллиметр отступать от инструкций, угробите и себя и машину. Думаю всем все ясно, сегодня располагайтесь в казарме, а завтра, начнутся пока только теоретические занятия.

Гюнтер Шленсер только счастливо улыбался во время этой речи. Он и не подозревал, что он становиться частью новой истории, в которой впервые в мире создано ударное вертолетное соединение.

Вторая мировая война.

Польша, Гляйвицкий инцидент. Начало Второй мировой войны.

1 сентября 1939 г.

Вот так же, как в нашей истории началась вторая мировая война. Первого сентября 1939 года. Но многое пока, невидимое, было другим. Новое оружие не посылалось на фронты. Как сказал фюрер: «Пусть сначала научаться воевать на старых танках и самолетах, потом мы им дадим новые». Но все же в войска поступали новые вооружения, камуфляжная форма, БТР-ы, и БМП, а при необходимости в полной боевой готовности стояли установки «Град» и «Смерч». Так же постепенно заменялось стрелковое оружие, а диверсионные части «Брандербурга-800» проходили боевую обкатку.

Корабль-призрак (авианосец).

Германия. Бергхоф (резиденция Адольфа Гитлера).

Сентябрь 1939 г.

В конференц-зале собрались четыре человека. Двоих из низ каждый знал в Германии, а вот о других известно было только узкому кругу лиц. Да, именно тех что работали над проектом «Призрак в доспехах. А не очень-то тут у них богато, рассматривая обстановку и прихлебывая пиво из большой запотевшей кружки, размышлял Виктор. Как в том анекдоте про нового русского, посетившего Версаль. «Бедненько, конечно, но чисто». С ним рядом сидел в кожаном кресле Николай Петрович. Он с самого своего перехода в этот мир не снимал форму СС. Остальные предпочли кофе и печенье. Виктору предложили знаменитые баварские колбаски с зеленым горошком, но он отказался. Вобщем-то все обсуждали одну проблему: «Что делать дальше?».

— Крылатые ракеты той мощности и той степени попадания мы создадим не менее чем через полгода. Сейчас есть только учебный макет такой ракеты, купленный в одном из военных училищ. С самолетами получше, через два месяца Мессершмитт обещает двести реактивных истребителей. С реактивными бомбардировщиками, пока сложнее, не хватает мощности промышленности. Авианосец «Граф Цеппелин» спешно достраивается и на него ставиться новая радиоаппаратура. Радары, сонары и все прочее. К октябрю он будет полностью готов, — отрапортовал Мюллер.

— Вам надо мощную АУГ — авианосную ударную группировку, а еще лучше АУС — авианосное ударное соединение, — сказал Николай Петрович, — иначе англичан не победить. Но есть и еще один момент, как только вы уничтожите флот Англии, сразу же забеспокоятся американцы. И японцы их не остановят. Слишком у них слабая экономика, чтобы тягаться с США. И вам помимо всего прочего, придется помогать японцам, если не хотите десанта США на германском побережье.

— И что вы предлагаете? Виктор может еще притащить нам десяток СУ-24 и Т-90, а дальше что? Мы с вами сами просчитывали варианты, на один такой уникальный танк наваляться сотня Т-34 и КВ-2. И в итоге с большими потерями, но разгромят! — начал заводиться, фюрер, — установки залпового огня есть, хоть и не такие точные и мощные как ваши, только что с конвейера, но как их прикажете применять на море?! Лягушатников задавим, не проблема, но как быть с Англией и США.

— Мы оказали некоторую техническую помощь японцам, — продолжил спокойным тоном Мюллер, — но им это слабо поможет.

— Значит вам нужен авианосец, второй, и более современный, — сделал вывод Николай Петрович.

— Предлагаете закупить у японцев, так они не продадут, — саркастически заметил Гитлер.

— Нет, — улыбнулся Николай Петрович, — отбуксировать к вам наш авианосец.

— Думаете его просто будет захватить? — скептически заметил Мюллер, — это не американский боевик, где два десятка наемников захватывают авианосец с ядерными ракетами.

«Ого, а ведь значит смотрел тот фильм с Стивеном Сигалом», — отметил про себя Виктор.

— Зачем захватывать, если можно просто купить, — спокойно аргументировал свою позицию Николай Петрович, — у нас сейчас стоит на вооружении только один тяжелый авианосец «Адмирал Кузнецов», а должно быть их три. «Ульяновск» только начала строить, потом, после краха Советского союза — его разрезали на металл и продали. Еще раньше продали китайцам авианосец «Варяг», между прочем почти достроенный. А вот третий авианосец — о нем никакой информации. Но я навел справки, сам корабль построен, но его переоборудовали на дизельные, а не на атомные установки. Не хватает всякой радиоэлектроники и вооружений. Но это нам на руку. Сейчас там свара в руководстве и в возможных покупателях. Ведь с «Ульяновском» китайцы откровенно нас «кинули».

— То есть обманули, — уточнил Мюллер.

— Именно так, — кивнул Николай Петрович, — одни хотят дешевле купить, другие подороже продать, и все это незаконно, между прочим. Хотел бы я узнать, что бы сказал главком японцев на предложение купить у них современный авианосец по цене металлолома, а самому главкому предложить «откат» в десять процентов?

— Думаю он бы вежливо и спокойно, отправил бы такое предложение в пешее эротическое путешествие, — засмеялся Гитлер. «О набрался у нас выражений!», — подумал Виктор.

— То есть вы предлагаете купить у них современный вашему времени авианосец?! — удивился Гитлер, — но как это провернуть, я имею и финансовую сторону и техническую. С этими словами он посмотрел на Виктора.

— Мне важна масса и скорость для расчета, сколько может взять груза, помимо своей массы авианосец, — устало ответил Виктор, — а еще нужны люди, которых надо к этому авианосцу доставить.

— Сколько человек? — оживился Мюллер.

— Зависит от скорости, сто пятьдесят, сто семьдесят думаю будет достаточно, — ответил Виктор.

— Не возьмусь, — покачал головой Николай Петрович, — столько человек за такое короткое время снабдить настоящими паспортами нереально. Первый же запрос по базе данных, провалит всю группу.

Повисло тяжелое молчание.

— Послушайте Николай Петрович, — задумчиво спросил Виктор, — а если не пробивать по базе, если просто посмотреть документы и пропустить?

— Тогда вполне, но ты знаешь же как они иностранцев трясут, — возразил Николай Петрович, — и потом нам две границы проходить. Хохлы тоже не преминут воспользоваться ситуацией.

— Знаете, а у меня есть одна идея, — ответил Виктор, — как-то помню ехал я на Украину по работе, и была там группа немцев из восточной Германии, все пьяные, иные, вообще как мне показалось обкуренные. И пограничники пропустили их почти без досмотра, я имею в виду эту группу, уж больно не хотели вмешиваться в международный конфликт. Те ведь драться полезут.

— Вы Виктор не в курсе, незадолго до этого, одну такую группу иностранцев-поляков, которые так же были пьяны и обкурены, задержали и очень жесткими способами пограничники России, — заметил Николай Петрович, — так поднялась такая вонь, что пограничники сами признали себя виновными, что избивали обдолбаных и пьяных вдрызг «детишек». Дело замяли, но слухи пошли. Теперь пограничники смотрят, кто перед ними, а не пользуются инструкциями.

— А значит шанс пройти через границу, если из России в Германию поедет группа тинэйджеров, причем совсем уж пьяных и отмороженных, возрастает, — уточнил Мюллер.

— Пограничники не будет вмешиваться в скандал, и тем более трясти ребят, — заметил Виктор, — а шансы прохождения поднимает, если они «стрясут» немного денег с их сопровождения. Рискованно, но думаю, это единственный вариант. Что скажете фюрер?

Гитлер долго думал, потом сказал:

— Хорошо, я понимаю, без противокорабельных ракет и авианосца мы не сможет разгромить Англию. Поэтому разрешаю эту операцию. Но вопрос — кого вы хотите брать туда, в будущее, вернее в параллельный мир.

— Курсантов военных училищ, первый курс. У них и дисциплина уже есть, и по возрасту подходят, — ответил Николай Петрович, — думаю не подведут. У нас же акселерация, вот и проставим им в документах 15–16 лет. Думаю они справятся.

— Ну, чтож, тогда начинайте набирать людей, — закончил совещание Гитлер.

«Если бы это было так легко, — с грустью подумал Мюллер, — и ведь за каждого придется отвечать».

— А кто возглавит операцию? — встрял Виктор, — Ланге теперь туда, — он сделал неопределенный взмах рукой за спину, — ходу нет.

— Мой фюрер — неожиданно заговорил Канарис, — позвольте возглавить эту операцию мне лично. Помощников я подберу сам.

— Отлично Вильгельм, — с сарказмом ответил Гитлер, — а не боитесь что вас раскроют? Это вам не веселая экскурсия. Там границу переходить надо будет. Проходить таможенный досмотр и проверку документов. Впрочем последнее Николай Петрович нам обеспечит. Но что будет, если вас там кто-нибудь узнает?! Вы об этом подумали! — перешел на крик фюрер, — вы провалите всю операцию!

— Мой фюрер, но вы же там не только за компьютером сидели, — спокойно возразил Канарис.

— Не сравнивайте вас и меня! — уже менее раздраженно ответил лидер Третьего Рейха, — Виктор, в любой момент мог нас отправить назад. В крайнем случае сработала бы «резинка». И кстати, за кого вы там себя будете выдавать, тоже за артиста немецкого театра?

— От чего же, просто за путешествующего немецкого пенсионера, а в основной группе у меня находиться племянник. Я не сопровождаю его, просто решил заодно проехаться в туристическую поездку.

— Я поддерживаю это предложение, — высказал свое мнение Николай Петрович, — если у них перед глазами будет человек пользующийся авторитетом, то они будут вести себя соответствующе, что снизит вероятность срыва или самовольного поведения.

Гитлер надолго задумался, потом хлопнул ладонью по столу.

— Хорошо, Вильгельм. Я одобряю вашу кандидатуру как главы операции.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г.

— Эй, Фридрих, не знаешь, зачем нас всех сюда собрали? — спросил паренек в курсантской форме товарища справа.

— А мне-то откуда знать? — удивился тот.

— Да не придуривайся ты, все знают, что у тебя отец группенфюрер в генштабе.

— И что? Думаешь он за ужином со мной планами генштаба делиться. И вообще, я дома всего два дня был как и ты. Странно что они нам увольнительную дали посреди занятий, и эти непонятные экзамены.

— Да уж, пришли два недоумка-эсэсовца, и стали разные глупые вопросы задавать.

— Мне другое непонятно, — отозвался сосед слева, внимательно рассматривая до этого зал, — тут и моряки, и летуны, и мы, пехотинцы, танкисты тоже есть.

— То есть? — спросил сокурсника, с которым не особо дружил, но поддерживал приятельские отношения, любопытный паренек. Он даже на каникулы, так как был из бедной семьи, принял предложение Фридриха встретить рождество у него, а не в казарме.

— У нас нет ничего общего, кроме одного, мы все закончили первый курс. И нас привели в хорошо охраняемое здание. И оно только что отстроено. Посмотрите на потолок и стены Даже сейчас чувствуется запах краски.

— Может из нас хотят организовать какую-нибудь сводную бригаду, — предположил любопытный.

— Не смеши меня Йозеф, — отозвался его приятель, — нас здесь человек сто пятьдесят. Точно не считал, но прикинул по рядам. Ничего толкового из нас создать нельзя, мы же из разных родов войск, это я тебе как сын потомственного военного говорю.

— Эй, летуны, — повернувшись назад Йозеф, обратился к нескольким курсантам летного училища, — не в курсе зачем мы здесь?

— Абсолютно, к тому же мы из разных летных училищ.

— Ого, — еще больше удивился Йозеф, но в это время двери открылись и в зал вошли несколько человек в сопровождении охраны. Все просто смотрели и не могли поверить своим глазам. Эффект даже не был бы такой, как если бы в наше время, в сельской средней школе в класс неожиданно вошел бы Путин. В полнейшем молчании Гитлер быстро прошел на середину сцены, рядом встали еще несколько человек и охранники, и только тогда раздалось громогласное, но не слитное «Хайль Гитлер!» и десятки рук взметнулись в воздух. Фюрер тоже поприветствовал собравшихся в зале, а затем начал говорить.

— Я знаю, что все вы мужественные и смелые молодые люди, готовые отдать жизнь за Великую Германию. Но иногда требуется не смелость и самопожертвование, а такие качества как выдержка, спокойствие, и четкое исполнение команд. Никто из вас не имеет полный контроль над своими эмоциями. Вас этому просто не обучали, но надеюсь что такое дисциплина после года учебы курсантами, вы знаете. Вам всем, придется работать одной слаженной командой. И один может подвести всех, тем самым сорвав задание. А теперь я хочу, чтобы те кто чувствует, что может. Я повторяю, только может не выдержать и подвести команду, встать и покинуть этот зал. Такие могут остаться в своем училище, более того получат большие привилегии. Я не пытаюсь проверить вашу смелость, так как не сомневаюсь в ней, но я не могу заглянуть к каждому в душу. Повторяю, операция в которой вы будете принимать участие требует прежде всего выдержки и самоконтроля. А теперь я вас слушаю.

Но никто ничего не сказал, все сидели и неотрывно смотрели на Гитлера. Эти ребята действительно обожали своего вождя. Как впрочем и пионеры тех годов Сталина.

— Что, — раздраженно начал гневаться фюрер, — ни у кого здесь нет слабостей? Или здесь просто нет честных людей?

— Мой фюрер, — встал один из мальчишек, судя по знакам на форме, из летного училища, — думаю я не смогу участвовать в операции. У меня страх высоты.

По залу прошел вздох удивления. Фюрер был не менее удивлен:

— Так зачем же вы поступали в летное училище?

— На этом настоял мой отец.

— Но как же вы летали? — спросил он, а сам посмотрел на Мюллера, тот лишь пожал плечами. Мол, ничего не знаю, времени мало было, чтоб собрать информацию.

— В первый год обучения самостоятельных полетов у нас практически не было. А в полетах с инструктором, я закрывал глаза, перед этим запоминал панель управления, и наошупь и на слух вел самолет, — честно признался кадет. По залу прошел вздох удивления.

Секунду подумав, Гитлер вынес вердикт.

— Не страшно, к выполнению операции вы будете допущены, а вот летчиком вы врядли станете, хотя все зависит от вас, сможете преодолеть себя — будете авиатором.

Встал еще один парень.

— Мой отец — неблагонадежный.

— В смысле? — резко ответил Гитлер, — он коммунист? Арестован?

— Нет, просто он не разделяет ваших взглядов на будущее Германии.

Гитлер о чем-то быстро пошептался с Мюллером и ответил.

— Ерунда, главное вы разделяете наши взгляды, особенно последние изменения политики, я прав?

— Да, мой фюрер.

— Тогда ничего страшного. Допуск разрешен.

Встали еще несколько человек, у кого-то были родственники не истинными арийцами. Кто-то скрыл незначительные данные о состоянии здоровья. Но все они были уже давно проверены, и этот спектакль просто был последней контрольной проверкой. Когда больше не осталось сомневающихся фюрер вновь начал говорить. Услышанное от него потрясло курсантов не меньше, чем появление самого фюрера.

— Вам предстоит отправиться в другой мир. Да! Я не оговорился, в другой мир, и доставить сюда авианосец, закупленный там нашими разведчиками. Но доставить скрытно. Вам придется пересечь границу, причем легально. Предупреждаю сразу, там 2008 год, вам придется столкнуться со многими вещими, которые восхитят вас, и одновременно оттолкнут, там все по другому. Остальное вам расскажет и покажет адмирал Канарис. Он же будет ваш начальник операции. Вопросы?

— А как называется операция? — раздался робкий голос с задних рядов.

— «Корабль-призрак», в рамках проекта «Призрак в доспехах», — ответил Мюллер.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г. Днем позднее.

— Не надо на меня так смотреть, Фридрих, ты выглядишь не лучше, — сказал Йозеф, своему приятелю, когда вышел из медицинского кабинета. Промакивая ваткой с дезраствором только что сделанный пирсинг на брови.

— Знаю, — махнул рукой Фридрих, — в первый раз рад режиму секретности, если бы меня мои родители увидели, рухнули бы в обморок.

— Это что, моя девушка стала бы обходить меня за километр, — Йозеф не сдержался и хихикнул, — нет все-таки ты выглядишь смешнее меня.

— Так я как его там эмо, а ты гот. Я поражаюсь. Неужели наши потомки такие больные на голову. Пройдись я в таком наряде по Берлину, так меня остановит ближайший постовой, а там подоспеют санитары.

— Ты же видел фильм, там много таких. А нам еще надо изображать совсем уж радикальных.

К ним подошел третий парень из их училища. На футболке у него красовался рисунок анимешной девочки в довольно фривольной по тем временам позе и одежде. Волосы были покрашены в темно синий цвет.

— А ты-то кто? — удивился Йозеф.

— Как его, а «атаку», вот я кто! В общем люблю японские мультфильмы с такими девочками, — он ткнул на изображение на футболке, — просто с ума схожу по ним. Показали мне десятиминутную нарезку. Ничего не понял, там все по-японски.

— А волосы зачем покрасили в такой несуразный цвет? — спросил Йозеф.

— Подражание, у них там в этих мультиках волосы вообще произвольного цвета. Хорошо, что пирсинг этот не заставили делать.

— Понятно, но знаешь, Карл, ты хоть мой хороший товарищ, но если будешь у нас в гостях, то держись подальше от моей маленькой сестренки, — в шутку сказал Йозеф.

— Нет, я лучше буду держаться подальше от Фридриха, а то парень, который пользуется косметикой меня как-то настораживает.

— А что делать, ее мне официально выдали.

— Только не показывай ее моей девушке, — заговорщеским громким шепотом сказал Йозеф.

— Почему? — удивились двое приятелей.

— Отнимет, — и первый засмеялся, за ним захохотали и два его товарища.

— Мне другое интересно, а нам выдадут ту технику с музыкой и рации, как в фильме? — спросил отсмеявшись Карл.

— Обязательно, но сейчас дадут только образцы, чтобы мы ознакомились, а наши получим только по прибытии на место.


Я с Ланге сидел в стороночке и наблюдал весь этот зоопарк.

— А мы не перебарщиваем? Там же есть нормальные ребята, без татуажа, пирсинга и других подобных вещей.

— Наоборот, лучше сгустить краски. Психологически верно. Чем неприятнее они будут выглядеть, тем меньше рвения будет у пограничников и таможенников. Так что все в порядке. Не забывайте, это дети из специальной школы для хулиганов.


Ребята честно осваивали мобильные телефоны. Фотографировали друг друга, делали видеозапись. Смеялись, но после окрика Ланге стали доставать и как бы привычно набирать номера. Обмениваться СМС. Хоть, понятное дело СМС-ки никуда не уходили. Но особенно всем понравились игры и возможность фото и видео. Начались даже шутки, «Вот запишу тебя в таком виде и отправлю по электронной почте твоим родителям. Или даже девушке». «Ага, а она возьмет свой мобильник через двадцать-тридцать лет, когда их начнут выпускать для всех, и прочитает твое сообщение».

— Так, — прервал диалог Ланге, — если кто думает что похвастается перед своей девушкой сверхновыми технологиями, то он ошибается! Или вы забыли зачем сюда прибыли?

Шутки мгновенно затихли Всем сразу стало стыдно.

— А может выдадим это за трофей? — услышал Ланге от одного из курсантов.

— Какой трофей, вы дураки? Там же ясно отпечатан год. Поэтому советую держать рот на замке, и язык за зубами. У вас и так большие привилегии.

— Какие?

Служить на этом авианосце! Вы что не понимаете? Вы не только делаете историю, но, и надо эту громадную махину обслуживать. Прибудут конечно еще больше тысячи человек, но на самых передовых направлениях будете служить вы, одновременно вы будете учиться. Чтобы стать настоящими офицерами. Конечно к вам пришлют специалистов-инженеров, но они только налаживают оборудование, а вы им будете управлять. Чем легче вы освоите оборудование, тем легче вам будет применить его в бою.

Главное здание проекта «Призрак в доспехах».

Небольшая комната на главном — особо охраняемом этаже.

Сентябрь 1939 г.

Адмирал тщательно подготавливал одежду для себя. Вот флотский адмирал, и начальник разведки превращается в скромного немецкого пенсионера. В руках небольшая сумка, и мощный цифровой фотоаппарат. Есть еще и пленочный, в сумке. Адмирал оглядел себя в зеркало. Чтож, ничего не выдавало в нем одного из лидеров Третьего Рейха, кроме пожалуй взгляда. Но взгляд у всех людей свой. Так что скромный немецкий пенсионер Вильгельм Шраунберг, не вызовет ни у кого подозрений. Канарис, еще раз осмотрел одежду, отметил ее плюсы и минусы, по шел в зал Рейхсканцелярии, откуда должно произойти отбытие.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г.

Ланге рвал и метал, не икру естественно. Из четырех вагонов люкс, которые были спешно переделаны под наши спальные вагоны, вышла очередная партия курсантов. Полным ходом шла репетиция пограничного контроля. Даже эсэсовцев переодели в форму российских и украинских пограничников, которые заходили и согласно их роли требовали загранпаспорта.

— Вы, что вы сделали, когда у вас потребовали загранпаспорт? — неистовствовал Ланге, — сказали «Пожалуйста», сразу протянули документ, как будто готовились к проверке, да еще абсолютно трезвым взглядом смерили пограничника. И это проблемный подросток из школы для мальчиков с хулиганским поведением. И не вы один. А как вы вышли из вагона? Сразу построились в две шеренги, только потом для вас дошло, что идти надо толпой, как я вас инструктировал.

Он отошел от понурой группы курсантов.

— Виктор, я не знаю, но мне кажется это авантюра. Им не пройти границу. У них только один шанс, если задержат и копнут поглубже, все сразу всплывет, — устало заявил он.

— Без крылатых ракет и без авианосца вам не одолеть Англию, — вздохнул я, так что выхода я не вижу. Они стараются, но за два дня сменить линию поведения — это очень трудно. Особенно в их возрасте. Они стараются играть, но не имея актерских навыков — переигрывают. Или теряются и переходят на свою привычную линию поведения. Но у меня есть идея.

— И какая же? — Ланге присел на скамейку перед вагонами. Я тихо подозвал своего переводчика и попросил его переводить, если он сможет и мои интонации.

— Смогу, — уверенно кивнул Ганс.

— Эй, ребят, а кто действительно напивался? — задал я первый вопрос. Все курсанты как-то неловко себя почувствовали, уперли глаза в землю, и что-то стали твердить, что алкоголь несовместим с обучением.

— Хорошо, меня интересует кто, когда и сколько максимально выпил? — задал я очередной вопрос, и начнем с первого курсанта, они уже успели построиться строем. У всех был первый допуск, так что о моей миссии им было неизвестно ничего, кроме того, что я на их стороне и меня надо беспрекословно слушаться.

— Начали! — и вот тут ответы меня просто изумили. Им восемнадцать-девятнадцать лет, а до блевотины никто не напивался.

— Два бокала вина, на Рождество, — вот такой был средний ответ. Был правда один который выпил четыре кружки пива на дне своего рождения, а его отец был пивоваром. Потом парень просто заснул. «Да, ни фига себе рекорды», — подумал я. Причем в их честности я не сомневался, достаточно изучил то время.

— М-да, — обратился я к Ланге и издевательски продолжил, — они же в военных училищах учатся, а как же пьянки, шлюхи, и тому подобное?

— Это может у вас так Виктор, а у нас нормальные училища.

— Училища говоришь? — усмехнулся я, значит будем учить. Посмотрел на часы, — отлично сейчас у них обед, распорядитесь пожалуйста, чтобы каждому поставили четыре бутылки самого дрянного пива, пусть привыкают к качеству нашего. И три стограммовых стопки водки. Думаю этого будет достаточно. И закуски организуйте по моему времени, чипсы, орешки, еще фигню в пакетиках.

— Вы что предлагаете напоить их? — искренне удивился Ланге.

— Именно, они должны запомнить это состояние. И потом воспроизвести его, но уже трезвыми.

— Не думаю, что это хорошая идея, у нас времени два дня, — заметил Ланге, — да и с закуской могут быть проблемы. Чипсы мы сделаем без проблем. А орешки найдем. А вот насчет остального. Где мне взять сушеного кальмара?

— Это уже не моя забота.

— Но как же тренировки по расписанию?

— И что? Как раз есть время уложиться в расписание, одно жаль, людей мало подобрали.

— Что делать, остальные, не подходят по запрошенными вами же параметрами.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус. Столовая час позже.

Сентябрь 1939 г.

Перед курсантами вместо обеда стояли четыре кружки пива. Лежали в миске свежеприготовленные горячие чипсы, орешки скромно заняли мисочку, а вот вобла, лежала на тарелке. Ланге ничего лучше не нашел, и ту с трудом достал.

— Итак, господа курсанты, — начал я, — вам сейчас предстоит впервые напиться. Запомните эти ощущения, по мере возможностей конечно. Мы делаем это не ради вашего удовольствия, а чтобы вы знали как изображать пьяного. Повторяю, еще раз, перед тем как вам прочли лекцию по приему алкоголя, пить надо по возвышении градусов, обильно закусывать и при чувстве сонливости, сразу ложиться спать. Все понятно начали! И придерживайтесь тех выражений, что существуют в том мире.

Надо сказать, что немецкий язык как и русский ненамного изменился с 1939 года до 2008, но все-таки изменения произошли. И теперь новоявленным «шпионам-диверсантам» приходилось его осваивать. Но прошло все хорошо, юноши напились, потом пошли спать, на музыкальном центре крутились, вперемешку популярные у их соотечественников записи. А на завтра они с утра были очень смурными, естественно, нетренированный юношеский организм был непривычен к таки дозам алкоголя. Я вот подумал: «А нашим, на один зуб, встали утром, и даже не заметили». Но сказался таки здоровый образ жизни, они к обеду были как огурчики, а после него, немного отдохнув, выполнили программу Ланге на отлично. Не для разведчика, а для их возраста и квалификации. Но Ланге был доволен, хоть он и кричал на них, указывая на незначительные ошибки, но видя его лицо, я понял, что он доволен. А ребята вели себя достойно, честно изображая из себя просто немецких несовершеннолетних дебилов. Некоторые импровизировали, начинали споры по поводу музыки или несуществующей подружки. Ланге одергивал их, говоря. Что это не театр, а военная операция. Единственные проблемы возникли с музыкой. Несколько курсантов-репперов заявили, что не могут слушать эту фигню. Они попросили перевести их в другую группу увлечений. На что Ланге сказал:

— Нет времени, вы уж потерпите, как-нибудь, плеера можете поставить на минимальный звук или просто выключить. Но в поезде из принесенной аппаратуры придется врубить эту музыку на всю мощность.

Германия. Бергхоф (резиденция Адольфа Гитлера).

Сентябрь 1939 г. Еще один день. Точнее ночь.

Звонок застал фюрера в постели, еще бы двенадцать ночи на дворе, но этот звонок означал что-то очень важное, по телефону, установленному в спальне фюрера, могли звонить единицы. Среди них был и Виктор Сомов. Именно он разбудил фюрера.

— Адольф, — без всяких предисловий начал он, — у нас проблемы и их решение. Но все не просто. Не на хватает десять человек, иначе корабль не переместиться в ваш мир при той скорости которую мы просчитали в проекте. Я выполнил дополнительные расчеты. Либо корабль, либо полная загрузка трюмов. А нам нужен и авианосец и ракеты. Но есть решение данной проблемы. Тут ко мне приперлись гитлерюгендовцы, где разнюхали о проекте — не знаю. Некоторые уже поступили в военные училища. Итого двадцать три человека.

— Погодите, — стал приводить в порядок мысли сонный Гитлер, — вам не хватает людей, а где вы раньше были?! — начал заводиться он.

— Там же где и всегда, — парировал Виктор, — но мне только что сообщили, и как всегда во сне, что надежный канал можно сделать из других расчетных формул. У них видимо тоже проблемы.

— Хорошо, вы сказали, что есть решение? — фюрер начал включаться в действительность.

— К основному зданию проекта «Призрак в доспехах» пришли двадцать три мальчишки, и требуют пропустить охрану ко мне, причем знают мою имя и фамилию. На утечку или провокацию не похоже, но Мюллера стоит вызвать.

— Опять играем на грани форы, — устало заметил Гитлер, — ладно протестируйте их так как-нибудь, но проект должен быть выполнен, иначе все напрасно.

— Понял, приступаю.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г.

Ох, и тяжела работа контрразведчика, но Мюллеру я конечно позвонил, и он примчался буквально через десять минуту. А передо мной стояли двадцать три подростка. На улице начался дождь, точнее ливень, и все они промокли. А я что? У меня запасной одежды для них нет. А простудившихся перемещать смысла нет. Посоветовался со своим переводчиком, тот сказал, что все уладит. Действительно скоро принесли полотенца и одеяла, а всю их одежду забрали. Быстро обтерлись, и завернулись в одеяла, усевшись на стульях. Всем лет от тринадцати, до пятнадцати на мой взгляд. Но самое главное, это был фактически пионерский отряд. Ведь как они пришли сюда. Впереди знаменосец с флагом со свастикой, потом парень с барабаном, и все одеты в одинаковую форму, темно-желтые рубашки, черные бриджи, и повязка на левой руке со свастикой. Пока Мюллер добирался до нашего здания, я начал диалог.

— Ребят, а чего вы сюда приперлись? — переводчик конечно мою фразу несколько смягчил.

— Мы узнали, что Рейху требуется наша помощь, поэтому мы и пришли. Вы набираете людей нашего возраста для какого-то важного и секретного задания. Мы хотим присоединиться, — начал говорить как я понял их командир.

— А вы вообще кто? И почему решили, что годитесь для важной операции?

— Пятый сводный отряд пригорода Берлина. Мы имеем пять наград за спортивные достижения, также шесть за…

Я прервал этот поток заслуг.

— А меня-то вы откуда знаете? — задал я основной вопрос.

— Нам сказал…, - тут старший отряда запнулся, — но тут же нашелся. Мы подслушали разговор в коридоре, вернее я подслушал.

— И в каких это же коридорах говорят о сверхсекретных тайнах Германии? — нарочито удивился я.

— Главное управление Гитлерюгенда, — отчеканил мне представитель отряда. «Ага, действительно, представительство Гитлерюгенда имеет массу коридоров, а кто и что там говорит, отследить невозможно, но был один нюанс — никто в Гитлерюгенде не знал о проекте «Призрак в доспехах», тем более об этой его части.

— Ладно ребят, опустим, что, вам проболтался кто-то из старших, но сейчас вся задача в том, чтобы достать из выгребной ямы новейшее оружие противника. Оно осталось в единственном экземпляре. С его помощью за один выстрел можно сбить любой самолет противника. Проблема в том, что образец надо вытащить, — тут я демонстративно посмотрел на часы, — до двух часов ночи, иначе взорвется система самоуничтожения. И выгребная яма очень мала, в нее протиснется только подросток. К тому же глубина пять метров. Рядом нет ни колодцев, ни нормальных условий. Да и дождь к тому же. Первая смена, которую мы набрали сейчас отдыхает. К сожалению у них ничего не получилось. Они не успели, первая установка самоуничтожилась. Установки для сбивания самолетов было две. Диверсант выкинул их в разные выгребные ямы. Одну мы упустили. А вот вторая… Но предупреждаю, там нет ни колодца, чтоб обмыться, на даже нормальных строений. Возвращайтесь домой, к сожалению собранная группа сделала все от не возможное, но не смогла вытащить секретное оружие.

— Герр…

— Сомов.

— Да, господин Сомов, если это все так важно, то мы можем приступить к работе, — командир отряда обернулся на своих подчиненных, или лучше сказать товарищей. Тут в комнату вошел Мюллер, злой, не выспавшийся, и что самое досадное, не информированный. Я отвел руку за спину и незаметно для гитлерюгентовцев показал большой палец правой руки, мол давай играть на пару. Он знал нашу современную систему знаков пальцами и только отошел в сторону и промолчал. А вот гитлерюгендовцы уставились на второго человека в Рейхе во все глаза. Но тот не здоровался с ними, поэтому стандартного «Хайль Гитлер» не прозвучало.

— У нас времени полчаса, господа, потом на устройстве сработает система самоуничтожения. Вообще знаете что это такое?

Все кивнули, а не зря их учат начальной военной подготовке.

— Поэтому мы не можем рисковать вашими жизнями, и езжайте домой. Там по крайне мере вам ничего не грозит.

— Нет, мы пойдем, все!

— Хорошо, — я посмотрел на Мюллера, он лишь незаметно для других кивнул, а потом сказал:

— Место находиться недалеко от Берлина, сейчас прибудет грузовик, — с этими словами он вышел из комнаты. Скоро им принесли их форму, сухую, но не глаженую.

Я мысленно поаплодировал ему, это надо же так все организовать. Действительно через минут десять приехал грузовик.

Проехали мы минут двадцать остановились около какого-то сарая, а за ним как раз находилась выгребная яма, с живописно снесенной сортирной будкой. В компьютерном квесте прямо бы стрелка высветилась «Там». Подошли ребята из Гитлерюгенда. Мокрые, замерзшие, и сразу начали с себя одежду снимать, и тут я понял, они действительно собираются туда прыгнуть, несмотря на дерьмо, несмотря, на холод. Они не знают, как оттуда выберутся, но они те кто сражается до конца. Не СС, которые с маниакальностью подчинялись приказам Гиммера. А эти просто понимают, что надо это сделать. И подвига никакого нет, есть грязная дурнопахнущая работа, возможно без перспективы на вознаграждение. Из-за секретности. Но они ее выполнят, потому что это нужно для их Рейха. Многие спросят, почему я сымпровизировал именно с сортиром. Но это простейший тест на выдержку и выполнение приказов. То что нам как раз и нужно.

— Стоп! — раздался резкий приказ Мюллера, — это была проверка. Вы зачислены в операцию «Корабль-призрак». Приказываю, впредь подчинять только приказам адмирала Канариса. Сейчас отбыть в расположение главного здания проекта «Призрак в доспехах», там вам покажут ваши спальные места. Далее всем спасть. Подъем в десять ноль-ноль.

— А как же обучение? — спросил я Мюллера, — у нас выход в час.

— Как-нибудь, — устало и зло ответил Мюллер.

— Сомневаюсь, что Николай Петрович подготовит вам документы.

— Думаю подготовит, — серьезно сказал, Мюллер, и посмотрел на меня, — он же здесь остаться хочет. Вот пусть и привыкает работать сверхурочно.

— Хорошо, придется смотаться туда, предупредить его, а как будем готовить этих двадцать трех?

— Не вижу препятствий краткий курс истории, потом сообщение о «резинке», и они сами приложат все силы, чтобы быть полезными в этой операции.

— Все-таки меня беспокоит, а не уйдет ли кто в самоволку? Захотят скачать интересные фильмы или порнографию? Мы ведь им деньги выделим как и другим.

— Не думаю, будут слушаться старших, особенно если пообещают, что поступят в престижные военные училища, — и видя мою скривившуюся физиономию, Мюллер улыбнулся, — это у вас люди хотят избежать армии, а у нас наоборот, в нее стараются попасть, но естественно не рядовыми. Сейчас сделать военную карьеру мечтают большинство молодых людей.

— Ладно. Тогда до завтра.

Ребят поместили в один из залов, постелили прямо на полу матрацы, выдали одеяла с подушками и ребята заснули. А вот для нас с Мюллером и Николаем Петровичем началась бессонная ночь.

Великобритания. Лондон. Резиденция премьер-министра.

Сентябрь 1939 г.

— Хм, — закончив доклад взметнул брови в недоумении премьер-министр Великобритании, — значит наци отказываются от своего главного дела в Европе?

— Боюсь что так, — ответил секретарь.

— Но как они умудрились в состав арийских народов вписать русских и нас с французами? Американцы тоже здесь. Ничего не понимаю. До этого они очень хорошо вписывались в конфликт с советами, а сейчас?

— Может они хотят их обмануть?

— Ваше суждение не безосновательно, но меня волнуют высказывания в сторону французов и особенно в нашу. Они нас держат чуть ли не в союзниках, но при этом говорят, что война с нами возможна. Откуда они знают, что в случае нападения на Польшу, мы остановим Гитлера. И повернем его на восток, в СССР.

— Думаете Франция даст соответствующий отпор?

— Несомненно, они ведь тоже победили Германию в первой мировой войне!

— Чтож, здесь сомневаться нечего подготовьте соответствующие документы.

Москва, Элитный жилой центр «Кузьминки».

Сентябрь 2008 г.

Николай Петрович уже два дня пребывал в нашем мире. Когда я позвонил ему и сказал, что нужны еще двадцать три загранпаспорта, он лишь тихо выматерился, а потом спросил сколько времени у него есть. Я ответил, что не более шести часов.

— Я постараюсь, но не гарантирую.

— Почему? Вроде денег дали достаточно.

— Дело не в деньгах, дело в качестве исполнения документа, он тяжело вздохнул. Придется задействовать ненадежные источники. И это мне не нравиться. От них всего можно ожидать, от банального кидалова, до простой халтуры. Но я постараюсь. Что мне надо семи знаете.

— Так не в первый раз, — я вновь шагнул в другой мир. Там дежурный офицер передал мне пакет с приготовленными Мюллером фото и анкетными данными. Все это я передал Николаю Петровичу, приехав к нему. По его виду я сразу понял, что последняя наша операция не прошла для него даром. Он подключил все свои связи и каналы. Вкладывал в это и свои деньги, но результат обещал быть потрясающим. Германия должна была выиграть во второй мировой войне. Причем с минимальными потерями для всех сторон. Иначе «черные» и «желтые» нас рано или поздно завоюют.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г.

Утром невыспавшихся гитлерюгентовцев в десять часов растолкали курсанты. Вот эта побудка их по-настоящему испугала. Тебя будят люди в странной одежде, железках, продетых в самых невероятных местах на лице. А уж о татуировках, вернее татуаже, и говорить нечего. После умывание, завтрак, показывание фильма первого допуска и потом собственно объяснение им задания и приведение в вид, достаточный для выполнения задания. А вот тут начались проблемы. Одели их конечно нормально. И даже очень хорошо, но не для нашего времени! А нашей одежды просто не было. Кто же знал, что появятся еще двадцать три человека, которых надо обшивать. И времени ее пошить — тоже нет. Решили затупиться по ту строну. Дальше ими занимался Ланге, проводив их в демонстрационный звал Он говорил все честно, обосновывая свои пояснения видеоматериалами. А потом ими занялись косметологи и визажисты, местного разлива, сделали фотографии, я не стал мудрить, на несколько секунд открыл портал и послал их по радиомодему на компьютер Николая Петровича. После того как все построились на внутреннем дворе, я, если бы я был итальянцем воскликнул: «Мама мия!», если бы был англичанином: «О майн гот!», но я русский и произнес: «Епт…», ну вы поняли. У мелких, так я назвал гитлерюгентцев, «украшений» было гораздо меньше, опасались привлекать внимание пограничников к свежему пирсингу, зато пригодились мои «детские татуировки», наклейки, изображавшие татуаж, прихватил на всякий случай для разведки, как хорошую имитацию несмываемых водой татуировок, хотели еще сделать татуировку хной, но потом отказались за неимением времени, но и этого оказалось достаточно. Просто не было уже времени. Они смотрели как обиженные котята, как бы вопрошая «За что нам это?». Но приехал фюрер, все сразу вытянулись по стойке «смирно», и пожирали глазами своего кумира, Гитлер снова произнес речь, и все приосанились и готовы были совершать подвиги во благо Великой Германии. Естественно Алоизыч сделал особый упор на то, что произошло у нас, никак не может произойти здесь, потому как они предупреждены. А от них требуется доставить сюда авианосец с грузом. Даже пообещал встретить лично. Ну те за такую награду готовы были хоть сейчас прогрызать пространство в другой мир. Но фюрер как прекрасный актер заострил их внимание, на выполнении именно этого задания, не на геройстве, мол для того там работают наши разведчики, а вы должны помочь им, но от этого миссия не менее почетна, потому что служить на данном корабле предстоит именно им. Ребята прониклись, и со своей стороны пообещали, слушаться во всем своих командиров. Пришлось назначить еще одного «воспитателя» в дополнительный отряд. Русским владел плохо. Но что поделаешь, зато кадровый разведчик, и высший допуск. Его «воспитателем» мелким и назначили. Рассказали порядок прохождения между мирами и что делать дальше. Вобщем-то здесь все. Дальше я прошел в свой мир.

Николай Петрович, когда я приехал к нему, протянул мне сумку с документами для гитлерюгентовцев.

— На счет мобильников и плееров я договорился. Там распечатки с адресами двух магазинов. Там все и заберете. Все Виктор, встретимся на авианосце, — устало сообщил он. Да, работа и переговоры, его вымотали порядочно.

Берлин. Главное здание проекта «Призрак в доспехах». Новый корпус.

Сентябрь 1939 г.

Мюллер, как и Ланге, злой и не выспавшийся, посмотрел на часы, между прочим мной подаренные, значит все-таки неравнодушен к новинкам:

— В двенадцать часов начинается отбытие. Строго следовать приказам ваших командиров.

Кабинет Гитлера уже давно был преобразован в своего рода портал между двумя мирами. Там круглосуточно сидели дежурные, докладывающие об открытии портала. Никакого муравейника Рейхсканцелярия не представляла, просто некоторые посты заменили люди, охраняющие секретность проекта. Поэтому все выглядело спокойно и безмятежно. До этого дня. Курсанты в закрытых тентованых грузовиках, въезжали на территорию рейхсканцелярии, а пустые грузовики потом, разворачиваясь, уезжали. Им на смену вроде бы не спеша, шли новые грузовики. А сами курсанты, вместе с «мелкими», собирались в большом зале недалеко от бывшего кабинета фюрера. А вот дальше, когда стрелка часов вплотную подошла к двенадцати, раздалась команда «Приготовиться!», а когда я открыл портал — «Вперед!». «Ох, и тяжелая это работа переправить в другой мир полроты», — подумал я и шагнул последним в портал. А там… Ох, и потрудились мы с Николаем Петровичем. Каждый хватал свою сумку на всех были большие бумажные бирки, с номером. И рвался бегом покинуть помещение, которое было моей гостиной, все как горох сыпались по лестнице до первого этажа, благо будний день и жильцов им не встретилось, где их ждали заранее нанятые автобусы. «Орунг» есть «орунг», никто не суетился не кричал, а воспитатели просто громко командовали. Канарис первым прошел в портал. Интересно, вроде пожилой человек, а стремительности и ловкости не занимать. Дальше пошли шесть групп. В каждой один «воспитатель», кадровый офицер разведки. Канарис в первой. На мелких приходилась всего одна сумка, которую я забрал и закрыл портал.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Сентябрь 2008 г.

Уф! Вроде все! — облегченно вздохнул Виктор, когда он закрыл дверь за последней партией курсантов. Он прошел в комнату и ошарашено уставился на открывшемся ему зрелище. На его любимом журнальном столике стоял немецкий пулемет MG-34, весь вычищенный и чуть поблескивающий воронеными деталями. Лента правда заправлена не была. А так бы сфотографировать и в газету рекламных объявлений: «Продаем пулеметы. Немецкое качество. Новые. В комплект входят три сменных ствола, рукавица для извлечения перегретого ствола и весь комплект обслуживания». Шутка. Так, а вот комплект действительно есть. Вон под столом лежит, и ленты в ящиках там же. А еще коробки с подарочным оружием мне любимому, не забыли сволочи. И что мне делать. Обижаться глупо. Над Мюллером я не менее жестко пошутил. А у того тоже собственное чувство юмора. Ладно, где тут у нас ближайшее болото, чтоб это все тихонько притопить? Хотя нет. Знаю! Кому все это дело продать и не только деньжат заработать, так еще и не попасться милиции. А дело вот в чем. Лежал я год назад с аппендицитом в больнице. Всего делов-то — аппендикс вырезали, в палату положили и лежи, пока раны заживают. И вот привозят к нам одного кадра. Мальчишка лет пятнадцати, одет в форму Вермахта. Народ начинает смеяться, мол где тебя фриц ранило. А оказалось все просто. Реконструкторы собрались на очередное свое представление. Естественно и «немцы» были. Начали игру, это как у толкиенистов, но только оружие другое. Ну и это кадр решил схватиться в рукопашную с красноармейцем, причем обо друг друга знали, и если не были друзьями, то хорошими знакомыми — точно. Вроде началось все в шутку, но потом одно неосторожное движение и «немец» пропоротый четырехгранным штыком валиться на землю. Так ерунда. Бок слегка задели. Но все равно происшествие. Вызвали скорую, и его отправили в больницу. И вот представьте, лежит на кровати парень, на стуле — немецкая форма Вермахта, а на тумбочке каска. Народ смеялся до того, что просил его перевести в другую палату, а то швы расходятся. Врачи, когда его осматривали и оперировали, тоже не смогли сдержаться от шуток — рана-то пустяковая, поэтому можно и похохмить. А вот когда к нему два друга приехали, почти сразу после операции, это был отдельный цирк. Они оба носили форму войск НКВД. В палате от смеха люди прослезились. А чего стоили одни комментарии. Но потом вроде все утряслось, у каждого свои проблемы, так, спрашивали что и как. Он и отвечал. Мальчика звали Саша. Он был не то германофилом, не то германоманом. В общем ему нравились все вещи, сделанные немцами, но только периода третьего Рейха. Причем как ни странно он идей скинхедов не поддерживал, как и другие идеи национал-превосходства. Парень просто любил эту технику и этот период жизни Германии. Идей национал-социализма он вообще не знал. Вот такое «поколение Next». Мы с ним оказались на соседних койках, поэтому он мне много рассказывал. О преимуществах MG-34 перед Дегтярем. Да и много всего об оружии и техники. Идеологические вопросы его не волновали абсолютно. Но самое главное была его мамочка. Его она воспитывала одна. И очень была рада, что ее кровиночка не принимает наркотики, не гопничает, не «зависает» в ночных клубах, а увлекается на ее вид хорошим увлечением — историей. Конечно, потом он пойдет в престижный экономический колледж, а сейчас ребенку надо дать поиграть в игрушки. Поэтому они «отмазала» его от милиции, когда он в первый раз приперся на реконструкцию боя с настоящим боевым MP-40 и с несколькими магазинами патронов. Потом он обзавелся джипом с водителем. Правда он настаивал, что может управлять машиной сам, но мамочка устроила ему экзамен на площадке автошколы, который он провалил. И дальше ездил по России, Белоруссии, Украине, только с шофером, который являлся еще и телохранителем. Там он покупал немецкое оружие, форму, и прочую атрибутику. А мама отмазывала его от каких-либо поползновений правоохранительных органов. У парня по его словам было несколько пистолетов, но только два в рабочем состоянии. Одни пистолет пулемет, знаменитый «Шмайссер», как его обычно ошибочно называют. И винтовка, да та самая «Маузер 98К», с какой и воевало большинство солдат Вермахта. Вот ему я и позвонил. А до этого отвертку в руки и срочно отвинчивать все эти латунные таблички с дарственными надписями. Береженого как говориться бог бережет, а не береженого НКВД стережет. Ни к чему в нашем мире знать откуда это на оружии обычному русскому человеку такие первые люди третьего Рейха свои автографы поставили. Хорошо хоть они таблички эти с гравировкой не заклепками прикрепили, а еще паче на самой поверхности оружия ничего не выгравировали. А так полчаса работы и готово. Конечно продавать такую кучу оружия я бы первому встречному на стал, но есть во мне авантюрная жилка. А больше здесь наверно жаба моя сыграла. Не любою выбрасывать просто так. А так и человеку радость и мне прибыток. Но вот кого прикроет эта дама, так это своего сына, а заодно и меня. Ведь возникнет вопрос «Откуда оружие?». И вот тут дама прикроет меня, потому, что иначе ее сынок тогда тоже. Ничего личного, только бизнес. Да и не боялся я ментов. Сейчас на моем счету, благодаря Ланге, скопилась нешуточная сумма. Вот я ему и позвонил. Сказал, что есть очень интересные экспонаты. А он конечно приехал. Ух, как он ходил вокруг пулемета.

— Новодел? Ну, признайся, новодел? — не поверил он.

— А ты внимательней посмотри, — посоветовал я, и рассмеявшись, «раскрылся», — конечно «новодел», но заметь какой тщательный. И номера и все детали как с завода в третьем Рейхе.

— Беру, — выкрикнул потомок победителей, — а там?

Он указал на коробки.

— Тоже копии, но все стреляющие, — сразу заинтриговал я его.

— Ого, Парабеллум, Вальтер, Вальтер ППС… А откуда у тебя столько оружия, да еще в подарочной упаковке?

— Друг отдал, — соврал я, — коллекционировал он их, а потом решил, что лучше после его смерти я отдам их кому-то также заинтересованному как он.

— Сколько хочешь за все? — серьезно спросил меня Сашка, когда закончил осмотр коллекции. Я озвучил сумму.

— Дорого, но я беру, — подумав ответил он. На этом и распрощались. Он загрузил все оружие в джип, а я проверил всей счет. Деньги он перевел как мя и договаривались. Ну чтож. Мамаша его отмажет от оружия, а я еще немного положу на свой счет денег.

Москва. Свиблово, жилой дом.

Сентябрь 2008 г.

В моем доме нет видеокамер, наверно впервые я не пожалел об этом. Потому что несущиеся через этажи подростки, напугали бы любого, и конечно бы возникли вопросы. А так группа выбегает из дома, уже быстрым шагом добирается до автобуса перед двором, садиться в него и автобус отходит. Мы с Николаем Петровичем сразу наняли автобусы из разных турфирм. Мол немецкие школьники хотят увидеть достопримечательности Москвы. А что, ни капельки не соврали. Специально выделили четыре часа им покататься, которые отстаивались до отправки поезда. И как оказалось не напрасно. У «мелких» отсутствовала соответствующая одежда, телефоны и плееры. Водителей незаметно проверили на знание немецкого языка. Повезло, оказалось, никто не владеет, даже близко. А вот гидов Николаю Петровичу в этих турфирмах пытались всучить чуть ли не насильно. Но он отказался, сославшись, что дети вряд ли заинтересуются рассказом гида. На наиболее упорных менегеров давил тем, что обещал отказаться от найма автобуса. Итак в автобусе я, «воспитатель», и группа немецких школьников. Решили, чтоб меньше привлекать внимание, каждая группа поездит по Москве самостоятельно, а потом прибудет к Курскому вокзалу, где нас уже будет ждать поезд. Прежде всего следовало решить вопрос о мелких. У них кроме документов, одежды что на них надета и денег больше ничего не было. Ну и какие это туристы? Да и одеты они были как наши предки-подростки из пятидесятых годов. Ничего, исправим. Позвонил Николаю Петровичу, оказалось, что все в порядке и все договоренности в силе. Поэтому мы свернули на Проспект мира, и скоро остановились у «Детского мира».

Москва, Туристические автобусы, и автоэкскурсии с покупками.

Август 2008 г.

Там пришлось водителя отправить «покурить». Тот сначала отнекивался, говоря, что не имеет право оставлять автобус, но словно ниоткуда появившиеся два амбала, предложили ему пойти в их тачку с тонированными стеклами и так припаркованную, что из нее не видно, что делается в автобусе, и покурить там. Водила сдался, автобус все равно не его, а там пусть начальство разбирается с этими братками. А в это время проходили интересные вещи. Из автобуса извлекался один из мелких, «воспитатель» с ним шел в «Детский мир», и там он выбирал одежду причем сразу два комплекта, туалетные принадлежности, и пару фенечек, типа дешевых электронных часов или зажигалки. После оплаты, тот быстро шел в автобус и переодевался в туалете. После чего операция с новой одежной повторялась на другом гитлерюгендовце. Благо, размеры были сняты заранее еще в здании проекта, а дополнительный «воспитатель» смыслил в маркировке размеров одежды, и хорошо, что на автобусы не пожадничали, и они были с биотуалетами. Мелкий запирается там и переодевается, а потом выходит, уступая место другому. Вскоре все переоделись. Их старую одежду сложили в две большие сумки «мечта оккупанта», а позже по дороге, остановились и тихонько выбросили в ближайший мусорный контейнер. Я посмотрел на часы, потом обратился к сидящим в автобусе и разглядывающим новую одежду и сообщением:

— Итак, новую одежду вы получили. Не надо на нее так пялиться и ощупывать, она же ваша повседневная одежда. Сейчас подойдет машина и вы получите мобильные телефоны, они похожи на маленькие рации, но работают как обычные телефоны, обязательно освойте их. В случае чрезвычайных обстоятельств звоните вашему «воспитателю». Инструкции там на многих языках, в том числе и на немецком. Так же вы получите аудиоплееры. Опять же изучите инструкцию, но самое главное коробки и упаковочный материал обязательно сложите обратно в сумки. Никто не должен подумать, что вы их приобрели только что.

И как раз раздался звонок на мой мобильник.

— Слышь, мы подъехали, товар привезли.

— Как мне вас узнать? — сухо спросил я. Николай Петрович договорился, что все мобильники, а также плееры, а самое главное сим-карты он заказал в одной фирме, с большой скидной, но с этими ребятами стоило держать ухо востро. Предоплату он сделал полностью.

— Газелька с номером… — ответствовал мне представитель фирмы. Я вышел из автобуса, потом подумал попросил Ганса, так звали «воспитателя» сопровождать меня. Он кивнул и приказав детям сидеть тихо, вышел со мной. Я быстро нашел среди припарковавшихся нужный мне автомобиль и направился к нему.

— Ты чтоль Виктор? — сразу обратился ко мне здоровенный парень.

— Он самый, — нарочито хмуро ответил я, не нравились мне эти коммерсанты.

— Вот держи, — жизнерадостным тоном сказал здоровяк, ставя на асфальт две большие сумки, за ним еще две такие же. Я сразу раскрыл первую, это старый прием. Все лезут в середину или в последнюю, первая тоже чистая, но только первый ряд, с середины достал кое как упакованный Сименс наверно прошлого века и показывая его ребятам заявил.

— Спасибо, но антиквариат не по моей части.

Те сразу пошли в отказ.

— Слышь мужик, ты не на рынке. Что ты заказал, мы то и доставили. А будешь ерепениться, — ох и нехорошо у него прищурились глаза, но мы это проходили, причем не один раз.

— Да мне что, — со снисходительной улыбкой заявил я, — Николаю Петровичу позвоню, а как вы там ваши терки решать будете, меня не волнует.

— Только попробуй вякни… — но тут мне на помощь пришел немецкий разведчик, он каким-то молниеносным движением ударил толстого в живот, а второго просто ткнул пальцами под ребра, и тот застонал от боли. Понятно, теперь есть время позвонить, эти бы мне не дали сделать звонка. Телефон бы разбили и уехали, а потом доказывая, что не верблюд. Позвонил, пока они постанывая вернулись в машину, разъяснил Николаю Петровичу ситуацию и попросил совета.

— Не волнуйся, это их частная так сказать инициатива. Сейчас позвоню их боссу, так они тебе еще доплатят, ты только требуй побольше. Но и меру знай, — предупредил он меня.

— А какая мера?

— Будут торговаться, сбрось цену так сказать за моральный ущерб до десяти процентов от стоимости товара. Они на это пойдут. Потому что их босс, очень не любит таких вот инициатив — в собственный карман. А потому придется им платить из своих. Но и против босса они пойти не могут, им был дан приказ, они его не выполнили. Так что не стесняйся.

К этому времени у моих продавцов зазвонил мобильник, отозвался как ни странно толстый, а я то думал, что среди них главный коротышка. Выслушав, все что ему наговорили, он побледнел и сразу спросил меня:

— Сколько отступного возьмешь?

— Двадцать процентов от стоимости товара, — твердо заявил я. Мой немецкий «телохранитель» стоял в нескольких шагах от меня и кажется все понимал.

— Пять, братан, нет у нас столько денег, — начал канючить бугай, — старье тоже денег стоит.

— Хорошо, пятнадцать, — не в моих интересах было затягивать торг.

— Десять, и я тебе еще ДжиПеЭсник подарю, — он явно облегченно вздохнул.

— Годиться, давай товар, — согласился я.

Мне выгрузили три большие сумки «мечта оккупанта», после чего я проверил содержимое, тщательно проверил. Действительно на этот раз в сумках оказались заказанные современные мобильные телефоны, плееры, и сим-карты, которые будут работать и на Украине. После мне была отсчитана обещанная сумма. Все это время мой немецкий сопровождающий, косился на меня и тех двоих. Когда Газель отъехала и скрылась из виду, он помог положить сумки в автобус, так и не проронив ни слова.

— А сейчас внимание! — начал я речь, — вам будут переданы приборы, в этом времени обычные, а вот для вас они будут, сверхтехнологиями. Не бойтесь ничего сломать, купим новые, главное изучить и уверенно ими пользоваться. Теперь разбираем мобильники, про них вы должны знать, и плеера. Инструкции по использованию оставьте себе. Но вот коробки и прочую обертку, еще раз повторяю, все должны сложить обратно в сумки. Не забывайте про зарядные устройства. Сейчас мобильники и плеера заряжены полностью. Но не забывайте посматривать на индикатор батареи, иначе рискуете остаться без связи. Обмениваться мобильниками или плеерами запрещено. А теперь начали, — каждый подходил и брал коробки — мобильник и плеер. Называл номер телефона, а «воспитатель» записывал его в свой сотовый, напротив имени получившего. А дальше началось нечто невообразимое, каждый изучал инструкцию, и тут же опробовал функции и навороты. Естественно мы положили ребятам на счета довольно много денег. Но такого энтузиазма я не видел. Вы присутствовали, при событии когда ребенку дарят сложную очень интересную игрушку? Тогда вы сможете понять меня. Эти ребята просто наслаждались дополнительными функциями телефонов. А дальше пришел черед МР3-плееров. И тут оказалось, что плееры есть, а песен в них нет. Всего несколько проверяющих качество аппаратуры мотивчиков. Ну ничего, где там мой ноутбук? Сейчас вас по самые уши закачаем. Ага, закачал, ничего особенно немецкого отыскать не удалось. Зато закачал мировую рок-поп классику и наших. А радио они сами нашли.


Мне было интересно, во всех автобусах шла одна и та же дискуссия, или нет.

— Интересно, телефон работает как радиоприемник, но в тоже время слышны только русские и английские радиостанции.

— Т