КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Белочка Майга (fb2)


Настройки текста:



Салениек Эдуард Янович БЕЛОЧКА МАЙГА Повесть

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НАША БЕЛОЧКА — НЕ ЛЕСНОЙ ЗВЕРЁК

Ласкало солнце Белочку, играло с ней и шутило вот уже восьмое лето. А у бабушки за спиной снежные сугробы и вьюги шестидесяти восьми зим. Живут обе в Си́полайне. Когда Белочка срывает с вешалки жёлтую косынку с зелёными пчёлками, бабушка ворчит:

— Куда ж это мы собрались по утренней росе да ещё натощак?

— В город, бабуся. Забегу к мадам Спри́нгис — может, в лавку привезли копчушку.

— Не девочка, а пострелёнок какой-то! Ведь сколько раз тебе говорено: не город наша Сиполайна, а махонький посёлок. Видела бы ты Ригу!..

Белочка распахивает дверь. Вот паровая мельница. Лесопильня. Молочный завод. Почта. Школа. Аптека. Лавчонка, в которой торгуют всякой мелочью. А за Да́бритой, извилистой речонкой, — небольшая железнодорожная станция. На буграх, поросших липами и клёнами, церковь и кладбище.

Вот и вся Сиполайна, родина Белочки.

— Нет, а всё-таки наш город краше других. Ты же сама рассказывала: в Риге всё, до последнего закутка, выложено камнем. Там даже поваляться негде — под ногами ни травинки, ни одуванчика, ни ромашки….

Конечно, наша Белочка не просто лесная белка, а девочка Ма́йга, дочь кузнеца Пе́тера Ме́лниса. И она — что говорить! — хорошо понимает: где там Сиполайне тягаться с Ригой. Но и бабушка, и внучка никогда не прочь пошутить, подурачиться.

Почему же Майгу так прозвали — Белочка? Чем она похожа на симпатичного, ловкого, гибкого лесного зверька?

Бабушка печёт хлеб, обыкновенный чёрный хлеб из ржаной муки. Вот она сажает хлебы в жарко натопленную печь. Наша Майга тут как тут! Наскребёт в квашне остатки теста, скатает в шарики.

— Бабуся, испеки мне вот эти орешки, пожалуйста! — упрашивает она.

Бабушка ворчит:

— Без сахара, без мёда — что за орехи? Почернеют в печи, станут твёрдыми, как камешки.

— Бабуся, тебе жаль, да?

— Твои зубы мне жалко. Даже лесные белки и те отвернутся от таких невкусных орехов.

— Ишь какие разборчивые… А я вот совсем другая белочка — Майга! Белочка Майга…

Как вечер, так Белочка затевает весёлую возню. Осенью смеркается медленно. Время тянется еле-еле, словно ожидаешь доброго друга, с которым давно не виделся, а он всё не идёт.

Ну просто сил нет лежать, вытянувшись в кровати, и ждать, когда наконец зажгут лампу. И вот Майга натягивает потихоньку старый отцовский полушубок, взбирается на табуретку, подскакивает и, словно с дерева, сваливается на кровать к бабусе.

Пошалит, повозится — и к маме. А вот Му́рлис-Гу́рлис, сам серый, ушки чёрные, катится вслед, как огромный шерстяной клубок. Мама строгая такая, не то что бабушка, но и с ней тоже идёт развесёлая игра. А потом — на отца! Ура! Вперёд!.. Но не тут-то было! На него напасть нападёшь, а как вырвешься? Хотите шалить? Пожалуйста! Папа обоих — и дочурку и кота — накрывает одеялом. Вот теперь визжите себе там и брыкайтесь сколько влезет!

Бабушка частенько жалуется: поясницу ломит, нагибаться трудно. Да и ноги одеревенели, руки в суставах ноют. И вот Майга поутру берётся за веники: для жилья берёзовый, для кухни сосновый. Бабушка подняться не успела, а комната уже выметена. Бабушка за полотенце, а на крохотной кухне уже треск и звон. Это Белочка прибирает посуду, перекладывает хворост, сметает щепки.

Старушке остаётся лишь порадоваться:

— Шустрая! Два века проживёшь.

Белочка лукаво щурит глаз:

— А ты не такой была, да, бабуся?

— Ещё и тебя попроворней! Да вот куда прыть девалась! Поизносилась моя молодость на хозяйских нивах, поблёкла на скотных дворах. Эх, кабы туда, в моё детство, народную власть!

Белочка не расспрашивает, она и так знает, что в Латвии Советская власть родилась только год назад, летом. А до того их домишко принадлежал мельнику Ча́дуру. И огородом, и кузницей, вон там, внизу у ложбинки, — всем владел Чадур.

Ну и Чадур! Ох и Чадур!.. Чья это на опушке берёзовой рощи паровая мельница? Чадура! Чья это красивая усадьба среди дубов и ясеней? Чадура усадьба!

Теперь он исчез куда-то. Говорят, со страху убежал в чужие края.

Кузницу Советская власть передала кузнецу Мелнису. Мельница теперь стала народным достоянием. А вот в просторном хозяйском доме пока ещё живёт Ча́дуриха.

Бабушка сказала недавно:

— Кто в том году мог предвидеть, что мадам сама станет копаться на своём огороде? Говорят, пыхтит от злости, как бочка с недобродившим пивом. Ничего, ничего, пусть узнает барынька, как хлеб родит!

ЧЕМ НЕДОВОЛЬНА МАДАМ ЧАДУР?

Если смотреть с берегов Дабриты, то домик Мелнисов похож на спичечную коробку. Стоит он на холме — шагай себе в босоножках без всякой опаски хоть ранней весной, хоть поздней осенью. А вот на лошади к домику редко кто поднимается. У кого дела, останавливается внизу, у кузницы. И всё же тропинка от домика до кузницы ох и утоптана: одна Белочка сколько раз за день пронесётся здесь вприпрыжку вниз-вверх, вниз-вверх.

Кроме домика, стоит на холме низенький хлевок для коровы и поросёнка — остался от прежнего кузнеца, Мелнисы коровой не обзавелись, — ещё навес для дров и сарайчик. Вот и весь «дворец» Мелнисов, за который до прошлого лета Белочкин отец вытрясал в кулацкий кошелёк свои с трудом заработанные деньги.

Теперь бабушка рада:

— Ешь, Белочка, ешь! Раньше бы мне ни за что не сварить такого вкусного супа. Весь навар у нас снимал этот чёртов Чадур.

А кузнец Петер Мелнис, первый силач в Сиполайне, посмеивается:

— Ну, старая батрачка, посмотришь ещё, как блестят зеркальные окна в самом шикарном санатории! А ты, Белочка, ты, бедняцкая девочка в латанном-перелатанном платьице, в любую школу пойдёшь, какую только захочешь, на выбор!..

Солнце уже скользнуло за кладбищенскую рощицу. Все Мелнисы дома, точнее, на дворике. Мамуся, положив на треножник пустую почтовую сумку, доедает запоздалый полдник. Папа только что вернулся из кузницы и плещется в тазу, пригоршнями поливая шею и уши. Бабушка, покачиваясь на табуретке, рубит щавель на завтра. А Белочка с любопытством следит за тенью от трубы. Забавно! Перебралась тень через сарайчик и лежит на кустарнике, как тёмная дорожка.

Вдруг девочка удивлённо подняла голову: из-за тёмной дорожки вынырнула пожилая женщина. Лицо худощавое, с длинным подбородком. А нос плоский, широкий, глаза узкие, брови густые. Это До́ра, батрачка Чадуров. Бабушка называет её последней батрачкой в Латвии.

— Ну, что вы, тётя Дора! — Белочка хлопнула себя по ободранным, в царапинах и ссадинах, коленкам. — Почему вы не идёте по дороге, как все люди? В кустах и кости острые попадаются, и битое стекло…

— Спасибо тебе, доченька, за добрый совет, но иначе у меня никак не получается. Лучше уж ногу проколоть, чем… э-э…

Не успела Дора окончить, как бабушка сразу:

— Очень красиво, Дор-Дорочка, красться по кустам, так красиво… Вроде ищейки.

Дора морщится:

— Я не потому, мне вынюхивать нечего… Просто не хочу, чтобы видели… э-э… Вот я и сторонкой, сторонкой.

Слово вставила мамуся, Ми́лда Мелнис.

— Тётя Дора, да кого же тебе бояться теперь? — Она выделила слово «теперь»…

— Ах, Дор-Дорочка… — Бабуся недовольно пыхтела. — Ты могла бояться мадам в прошлом году, в позапрошлом… А сейчас… Фу! Вот уж этого я от тебя, чес-слово, не ожидала!

— Да кто её боится… по-настоящему? — Бабушкино «чес-слово», видать, неприятно задело Дору. — Но повстречаешь змею… э-э… даже ежели у тебя в руках дубина, а змея на кочке извивается, шипит и стреляет жалом — страшно не страшно, а всё равно тошнит. Вот так и с Чадурихой. Как начнёт сверлить своими рачьими глазками… С гадюкой проще: бей дубиной — и аминь. А с хозяйкой… Вас, Мелнисов, она не любит, ох не любит! Так всех и втоптала бы в грязь.

— Ничего, тётя Дора, не втопчет. Вот пойдут скоро в Латвии колхозы расти, смоют кулаков, как вешние воды мусор…

Кузнец зачерпнул воды, чтобы ополоснуть плечи. А бабушка задумалась, не почувствовала даже, что её больно кусает комар.

— Чем же это Мелнисы снова перед ней провинились?

Тётя Дора смешно надулась, изображая важную Чадуриху:

— Э-э… «Вот кузнец ограбил хозяина, забрал кузницу — так чего ему больше? Сиди спокойно в своей берлоге, нанимай подручных, живи как хозяин-барин. Обзаводись хозяйством, коровами, свиньями… Так нет, и не думает уходить из голоштанной банды! В коммунисты записался. Ну ладно, называйся коммунистом, если охота, но зачем совать нос в чужие дела? Какое ему дело до того, как в других усадьбах батраки живут?»

Милда Мелнис кончила есть, вытерла губы.

— А у меня что преступное мадам Чадур увидела?

— Ты же почтальонша!

Гостья, словно готовясь к длинному разговору, уселась на хозяйский трон — толстый липовый пень. (Прежде в погожие воскресные дни Чадур приводил сюда своих гостей поиграть в карты не без тайного желания похвастаться перед ними: вон какие мои владения, смотрите!)

— Да разве во всём мире одна я почтальонша? И должность-то вроде не такая уж завидная! — удивляется Милда. — Только и в мыслях, чтобы побыстрее да поаккуратнее доставить газеты и письма.

— Э-э нет, перед нашей мадам всё равно не оправдаешься! Вот ты вывесила газеты у аптеки и на мельнице. Разве за это тебе хоть копейку лишнюю приплачивают? Нет! Сама, по своей воле. И потом, зачем ты изводишь себя из-за подписчиков? Ты бы лучше нашёптывала: в газетах коммунистов сплошное враньё и скука, книги коммунистов даже на растопку не годятся.

Бабушка рассмеялась:

— А я почему впала в немилость?

— Э-э, ты… Очень уж загордилась. Вот, положим, едет по большаку госпожа Чадур, а ты ей навстречу. И ведь не отойдёшь в сторонку, не поклонишься, как положено тебе в твоём низком звании.

— Ишь мартышка! — Старушка всплеснула руками. — Всю жизнь я ей кланялась. Почему бы ей теперь хоть раз первой со мной не поздороваться: «Здравствуй, бабушка Мелнис». Я же вдвое старше Чадурихи. Есть ли ещё во всей Сиполайне голова белее моей? Конечно, если она считает, что у неё язык отсохнет…

Взрослые замолчали. И сразу колокольчиком зазвенел голос Белочки:

— А меня-то за что?

— Э-э… Так ты же Белочка! — Дора слезла с хозяйского трона. — Большущая, здоровущая, а носишься на свободе.

— Ну уж и большущая! — воскликнула бабушка. — Да и я куда без такой помощницы?

— Глупости! — передразнивая Чадуриху, презрительно хихикнула гостья. — Э-э… только тот работает, кто на хозяина трудится. Вчера барынька прошипела: «Разве кузнецкая мамзель не могла бы у добрых людей овец пасти или там свиней?»

Бабушка собралась что-то возразить, но тётя Дора махнула рукой:

— Помолчи-ка лучше, мать! Уж если Мелнисы такие негодные, то чем их дитя лучше?

— А Ге́рта? — обронила бабушка.

— Нашла кого равнять! Наша Герта — нежное созданьице. Ей лет до двадцати разрешено плевать в потолок… Э-э… Благородных она кровей или не благородных?

Все рассмеялись. Вспомнили, что Чадуры свою дочь даже в Сиполайнанскую школу не пустили. «Наша Герточка деликатный ребёнок. А в школе всякие хорьки вонючие…» Чадуриха выписала из города Валка домашнюю учительницу. На пианино играть мастерица и манеры всякие знает. Вон как Герта научилась надувать губы! И говорить стала странным певучим голосом. «Ах» и «ох» на каждом слове. А если что не по ней, тотчас же — «фи» и «фэ».

БАБУШКА И ВНУЧКА

Жжёт сегодня солнышко, ну просто жарит без пощады. На ярко-голубом небе ни тучки, хотя бы самой маленькой, хотя бы с ладошку.

Бабушка печёт блины. В кухне такая жара, что даже Мурлис-Гурлис выскочил в садик и забрался под тень крыжовника.

Вытирая красное лицо, старушка выходит во двор и зовёт:

— Ау! Белочка!.. Ау!

Тишина. Только шмель, вспугнутый бабушкой, лениво снимается с частокола и, едва слышно жужжа, уплывает вдаль.

— Белочка, а ну-ка домой! Щепа для плиты кончилась!

А в кухне щепок, лучины, сучьев… Да тут сваришь большой котёл — и не один! Но бабушка без внучки заскучала. А прямо взять да и позвать Белочку: приходи, мол, внучка, отведай блинов — бесполезно. Вот такая наша Белочка — лакомством да посулами её не заманишь, только если попросишь помочь.

Старушка поворачивает седую голову то направо, то налево. Не притаилась ли Майга в смородине? Не залезла ли в большой мешок для травы? Проказница, одни шуточки на уме. Вчера забралась на густолиственную рябину, даже отец её не разглядел. А позавчера залезла под опрокинутую бадью. Все слышат: где-то, точно из-под земли, пищит тоненький голосок, а где — понять не могут. Вот и сейчас — пропала внучка! Бабушка, обмахнув платком потное лицо, возвращается на кухню. Непоседа точно этого и ждала — несётся по тропе на холмик.

Белочка никогда не ходит шагом — всегда бегом. Из-за этого взрослые даже поспорили однажды.

Мамуся упрекала девочку:

— Ты кто: ребёнок или жеребёнок? Налетишь на что-нибудь, покалечишься. Или хватишь, вспотевшая, холодной воды — и конец!

А папа весело смеялся:

— Ничего, рысью так рысью, галопом так галопом! Майге не нужны будут ни коляска, ни велосипед. Понадобится соль для крупы — помчится в Ригу с мешочком через плечо.

Бабушка вздыхала:

— Что сказать? Вот если богатей требует: шире шаг! — тогда уж лучше плестись, согнувшись в три погибели. Этому кровопийце всё равно никогда не угодишь! А сама… Почему бы не побегать, если самой хочется?

Домашние так и решили: бегать не возбраняется, ребёнку бегать даже полезно. Лучше быть белочкой, чем неповоротливым медвежонком. Но побегаешь — ни в коем случае не пей холодной воды! Раз заметят — всё! Выйдешь навсегда из доверия!

Белочка Майга понимает не хуже других: нельзя разгорячённому человеку пить холодную воду. Можно заболеть, даже умереть. И она привыкла обходиться без воды. Как ветер. Он ведь тоже мчится и мчится без остановки, а пить никогда не попросит. Вот конь — другое дело, конь после тяжёлой дороги всегда тянется к воде. Потому-то его и привязывают, чтобы отдохнул в сухоте час-другой.

— Где же ты пропадала? — У бабушки обиженно вытягиваются губы. — Звала я, звала-кричала, даже помело с кочергой стали надо мной посмеиваться: «Вот видишь, старая Ажа, Майга тебя нисколечко не любит. Ускакала в кузницу и забыла дорогу домой».

У бабушки очень старое имя — Ажа. Папа говорит, что второго человека с таким именем днём с огнём не сыскать. И Майга гордится: «У Мо́нты бабушка Тэ́кла, у Эльзочки — Лиза, у Ми́рзды — Ми́нна. А у меня — Ажа, единственная во всём мире».

Девочка качает головой:

— Нет, бабуся, я не была в кузнице. Я Герту веселила.

— Что, разругались? — Старушке ох как не нравятся озорные искорки в глазах Белочки.

Майга кладёт руку на сердце:

— Честно! Хочешь, расскажу, как получилось?

Все Мелнисы большие охотники до шуток. Иной раз у них и не поймёшь, где правда, а где весёлая выдумка. И всё же разобраться нетрудно.

Когда, к примеру, папа сожмёт руки в кулаки, то будь уверен: как он сказал, так и есть. У мамуси вся сила в глазах. Как топором отрубит: «Говорю — значит, было!», а глаза у самой в это время словно светятся.

А вот с бабушкой надо держать ухо востро! Такую историю сочинит, что поневоле уши развесишь и попадёшь впросак. Но если старушка скажет: «Честное слово», — точка. Ни отнять, ни прибавить. Сущая правда! Но Ажа Мелнис и здесь может схитрить. Если не вслушаешься как следует, обведёт вокруг пальца. Вместо «честное слово» она проговорит торопливо: «Чистое слово», либо короче: «Чес-слово», и заставит поверить чепухе. С одной только внучкой это ей не удаётся. У Белочки тонкий слух, взаправду как у лесного зверька.

А как же сама Майга? Как узнать, когда она шутит, а когда говорит правду? Очень просто: положит руку на грудь — значит, не выдумала.

Вот и теперь её загорелая рука лежит на сердце:

— Правда же, бабуся! Я помогала Герточке время коротать.

А бабушка всё не верит, всё сомневается. Почему же такое буйное веселье в Белочкиных глазах? Неспроста это, неспроста! Ажа выносит из кухни тарелку с блинами.

— Ох и блины, ну и вкусные! Давно мне такие не удавались. И большие — как на выставку.

— Ого, вот так большие! — Майга смеётся, надувая щёки.

— Эти тебе не большие? — удивляется старушка. — Какие бы ты тогда, интересно, хотела?

— Ну, скажем, такие, чтобы можно было надеть на кол. Я бы тогда села в тень под блином, отрывала бы по кусочку и ела.

Теперь уже смеются обе. Когда же Белочка всерьёз принимается за блины, бабушка начинает расспрашивать:

— Так как же ты всё-таки забавляла Герточку?

— Ну так… Я сбежала к Дабрите и там, за горбатым дубом, пускаю себе кораблики. Откуда ни возьмись — Герта. И сразу кричать: «Жаба, ты что тут делаешь?» Я говорю: «Кораблики пускаю. Ты тоже можешь, если хочешь». А она опять: «Убирайся! Тебе тут не место. Это моя река!» Я повернулась к ней спиной. А она всё шипит да шипит! И тут как из-под земли выскочила сама тётя хозяйка и давай, и давай: «Герта, деточка, ты что, рехнулась? Вступаешь в разговоры с какой-то оборванкой». А Герта: «Ничего, мамахен, эта страшила меня веселит». Потом тётя хозяйка ушла, а Герта схватила длинный прут и давай хлестать по воде в мою сторону. Да ничего у неё не получилось. Она, наверно, видела, что другие так воюют, но ведь сама-то не умеет. Себя же и забрызгала. Я хотела её поучить, а она сразу хныкать.

— Ай-ай, Белочка! — упрекает бабушка. — Какая же это забава, если Герточку до слёз довела?

— Да нет, она вовсе не плакала. Ну так, фырчит, как щенок, когда его раздразнишь. Я хотела ей помочь платьице почистить, а она давай плеваться: «Не лезь! Фэ-э-э!..»

Белочка отставляет тарелку.

— Что так мало? — забеспокоилась бабушка. — Ешь ещё, ешь!

— Бабуся, я вот рассказывала — и то четыре блина съела. А ты за это время только один.

— Нечего тебе считать! Я, пока пекла, напробовалась вдоволь.

— Не хочу больше. Пусть останется отцу.

— Ешь! И отцу хватит.

— Тогда мамусе.

Бабушка молча показывает на горку блинов, покрытых белой салфеткой.

— Ну тогда так, бабуся: один я, один ты…

С блинами покончено. Бабушка спрашивает:

— Ну, а что теперь?

— Поиграем! — тотчас же оживляется Белочка.

— Ладно, сыграем. Я, старая, в такую игру — «сплю», а ты — «не шумлю».

— Но, бабуся, — упрашивает внучка, — рано ещё!

— Мне как раз впору. На кухне дыма наглоталась.

— Тогда я к папе на кузницу. Блины понесу.

— Вот выдумщица! Станет он есть грязными руками.

— Я сама его накормлю.

— Не дам! Дома съест, с творогом, сахаром посыплет.

— Ну хотя бы два! — Бабушка ещё не успела ответить, а Белочка уже проворно заворачивает блины в чистую бумагу. — Только два, ладно?

Кто там за спиной кашлянул? Смотри-ка: по тропе поднимаются тётя Мо́ника со своей дочкой Монтой.

Не впервые жёны окрестных батраков заходят к Мелнисам. Как магнит притягивает их домик на холме. Острые на язык, злые кулацкие мадамы распускают слухи, пророчат беднякам всякие несчастья. А Мелнисы помогают людям разобраться, где правда, а где вражья выдумка.

Старая Ажа с Моникой устраиваются в тени развесистой рябины. А Майга хватает Монику и тащит за собой:

— Побежали в кузницу!

КТО НАПУГАЛ СЕРКО?

Монта старше Майги месяцев на восемь. Ноги у неё, правда, покороче, чем у подруги, зато щёки такие пухлые. И хотя Майга пошалить всегда не прочь, она всё же старается не очень-то дразнить Монту — если дело дойдёт до рукопашной, Белочке несдобровать. Отец Монты был каменотёсом — у его дочери кулачки, как у крепкого паренька.

— Побежали в кузницу! Раз, два… три!

Монта — гостья, хочешь не хочешь следуй за хозяйкой. Но, увидев в лощине лошадей и людей, Монта останавливается и пятится назад:

— Не хочу… там люди.

— Люди? — Белочка изумлена. — Ну правильно! Кому лошадь подковать, кому телегу наладить, кому плуг.

— Как станут смотреть… — бормочет Монта.

— А что у тебя? — Майга окидывает подругу внимательным взглядом. — Нос чистый, платье тоже в порядке… Разве только поясок стяни потуже.

— Не… не пойду! — У Монты уже дрожит нижняя губа.

— А знаешь, как в кузнице интересно! Ударит папа большим молотком — звёздочки так и летят во все стороны. А станет меньшим постукивать, получается как в песенке:

Я пришёл к тебе, кузнец,
Без подков мой жеребец.
Заплачу тебе богато,
Серебром подкуй коня ты.

Нет, не действуют Белочкины уговоры! Монта отошла чуть в сторонку от тропки и — гоп! — уселась под клёном.

— Давай полежим!

— А папины блины? Куда я их дену?

— Съедим!

— Не-ет, это нельзя. Сиди здесь, я сейчас вернусь.

— Одна… — дуется Монта. — Одной что за игра!

— А ты поучи муравьёв плясать, — весело советует Белочка и кубарем скатывается с горки.

В соседнем местечке, вблизи эстонской границы, скоро будет большая ярмарка. Поэтому сегодня у кузницы коней всякой масти не счесть. Кузнецу Мелнису здорово придётся попотеть, пока всем набьёт стальные каблуки.

У коновязи кутерьма. Кони что-то не поделили, перессорились, люди их успокаивают. Белочка, подойдя ближе, произносит громко:

— Здравствуйте!

Все удивлённо поворачиваются.

— Здравствуй, Белочка, здравствуй! — откликаются люди.

А один из них, дядя Адам, — Белочка его знает — добавляет, смеясь:

— Ну и голосок у тебя! Перекричала весь наш базар.

— А мне иначе нельзя, — весело поясняет Майга. — Я не дозовусь отца на обед, если буду пищать, как мышонок.

И вот она уже в кузнице. Мелнис не видит её, он склонился над ларём со всякой металлической всячиной. Белочка подкрадывается сзади:

— Папа, открой рот!

Тот уже знает, что последует. Не впервой. Блин надет на чистую лучинку.

— Ам!

Кузнец ухватил зубами и блин и лучину.

— Ах, ты так! Погоди же! — Белочка берёт с полки блестящие щипцы, осторожно зажимает второй блин и протягивает отцу. — Ну!

— Славная дивчина! — Дядя Адам, заглянув в кузницу, посмеивается над проделками Белочки.

— Нет! Не верю! — Белочка качает головой. — Вы говорите просто так, в шутку, нарочно.

— Вот те на! — разводит руками дядя Адам. — С чего это, интересно, стал бы я обманывать?

— Если бы вы меня в самом деле считали славной дивчиной… то дали бы своего коня прокатиться.

Все смеются, а рыжебородый Адам кряхтит:

— Что с тобой поделаешь! Ладно уж, лезь на спину моего Серко, сделай круг-другой.

— Брось, Адам, — отговаривает его кто-то из крестьян. — Ещё упадёт да разобьётся.

— Мой Серко смирнее смирного. Да и этой барышне вскарабкаться на коня, что кошке взбежать на берёзу.

Серко и вправду спокойный конёк. Не шутка — целую весну протопать по крестьянским полям. Так бы и плёлся шагом всю дорогу. Белочка понукает, понукает, но Серко только прядает ушами: мол, куда спешить?

Девочка хлопает его по шее, несильно бьёт по бокам пятками. Ну, коли так, уступим самую малость. И лошадёнка начинает мелко трусить.

В какую же сторону повернуть? Монта, поди, совсем зачахла со скуки. Поедем-ка проведаем её, может, и она взберётся к подружке.

Странно! Монта стоит на четвереньках. Что она увидела там, внизу? А вот что: шмеля — забрался в сухой мох. Там, наверное, мёд…

Вдруг Монта поднимает голову и видит: кто-то верхом едет прямо на неё!

Девочка вскакивает на ноги и со страху кудахчет курицей: «Ко-ко-ко!» Да так громко — любой испугается. А о Серко и говорить нечего. Он повернулся — и как припустит в лощину!

Белочка не растерялась, обеими руками вцепилась в гриву. Испуганный конь брыкается, пытаясь избавиться от всадницы, но она прижимается к нему ещё плотнее.

Их замечают, люди бегут коню навстречу. Наконец-таки Серко, тяжело дыша, останавливается на краю вязкого болотца.

Дядя Адам подбегает весь бледный. Но напрасно он перепугался. Белочка уже спрыгнула с коня и ласково гладит его морду.

— Глупышка… Ишь как дыхание спёрло!

— С чего он так?

— Много ли такому герою нужно! — Белочка не хочет выдавать свою неловкую подругу. — Увидит кошку пожирнее, сразу решит: волк!

И всё же не обошлось без неприятных для Монты минут. Март Дзе́нис, выколачивая трубку у кузницы, клялся и божился, что Серко напугал какой-то рыжеватый зверёк, вон там, в купе деревьев.

— Лисица, ей-богу, лисица! — орал он, хватаясь за кол. — А ну, кто со мной?

И ничего Белочка поделать не смогла. Трое парней бросились на «охоту». Да́вис даже оглоблю прихватил. Вот тут-то и обнаружилось, кто была эта рыжая лиса.

Все смеялись, и как ещё смеялись! Тихая Монта готова была сквозь землю провалиться. Но как тут провалишься, если даже кротовых норок не видно?

ТИХИЙ ВЕЧЕР

За Дабритой ещё покрикивают пастухи, на лугах звенят пчелиные самолётики. Почему же Мелнисы сегодня собрались так рано на своём песчаном дворике?

Вечер-то субботний. Можно хорошенько отдохнуть, смыть с себя кузнечную копоть. Петер Мелнис уже давно задумал построить баню. Но нынче решил: ну её, мучиться одному! Да и какую выстроишь сам — с коробок. Вот в будущем году в Силопайне будет машинно-тракторная станция. Значит, в нашем посёлке построим настоящую баню, откроем парикмахерскую, прачечную соорудим…

Что за отец у Белочки: послушаешь его — сам станешь весёлым и сильным!

Но пока бани нет, кузнец отыскал в Дабрите местечко поглубже и там помылся. А теперь он устроился с книгой. Белочка знает: папа читает Ленина. Отвлекать его нельзя.

Мама вымылась тут же, дома, в ванне. Ну какая там ванна — та же бадья, в которой стирают бельё. Она до сих пор наводит дрожь на Белочку…

Это случилось ранней весной, на кухне. Бабуся посадила в бадью Белочку:

— Вот теперь вымоешься, станешь белой, как лебёдушка.

Вымылась!.. Как только Белочка попала в воду, сразу завопила:

— Жжёт! Жжёт!

Нет, старушка не забыла опробовать воду.

Но ведь бабушкины руки за тяжёлую трудовую жизнь огрубели, как кожа на подошве. Им что чуть тёплая водичка, что крутой кипяток.

А Белочке не всё равно. Она как завизжит, как забарахтается! Бабуся поспешила с холодной водой, но бадья уже опрокинулась, и девочка выкатилась на пол, как лягушонок.

Да, баня нужна, но пока её нет, отец соорудил для дочурки забавный душ, чтобы та могла почаще сполоснуть летнюю пыль. Он изрешетил днище ведра и пристроил там заслонку. Ведро наливалось водой, подвешивалось к столбу. Когда надо, заслонка открывалась, и сверху моросил приятный дождичек. Душ соблазнял и бабушку — не в её годы бегать по чужим баням.

Итак, сегодня под вечер все Мелнисы отмылись дочиста. Дочиста, но не добела. Мелнисы дружат с солнцем, и оно окрасило их в кирпичный цвет. А из Белочки получился прехорошенький негритёнок. У неё вообще волосы тёмные, курчавые, личико смугловатое, как у южанки.

Тётя Дора даже посоветовала:

— Э-э… Ты, девчушка, по утрам мойся сывороткой. Может, слезет чуток этой трубочистовой кожи. Полюбуйся на нашу Герточку: бела, как фарфоровая кукла.

— Разве она сывороткой умывается?

— Для неё сыворотка — фэ. Госпожа Чадур из самой Риги привезла ароматные воды.

До захода солнца ещё добрая пядь, и внучка пристаёт к бабушке:

— Сыграем во что-нибудь! Вечер-то субботний…

Старушка, присев на свой любимый липовый пень, улыбается горько:

— Что ты, дитя, знаешь о субботних вечерах… Они мне всегда стоили слёз. В других усадьбах ещё так-сяк, а вот у Чадуров…

— Ну-ну! Я же помню твои рассказы: у Чадуров что ни суббота, то пироги.

— Да что в них толку? Работягам, известно, какие пироги: из мучных смёток да снятого молока. Хозяевам субботние вечера — светлый праздник. Но мне… Другие уже в чистом белье, покоем наслаждаются, а я вся в поту, тру и скребу мадам. А она ещё бушует: «Твоими ручками только ландыши рвать». Или вдруг сделается неженкой: «Ажа, рехнулась, что ли! Ты мне всю кожу до крови протрёшь…» А однажды как запустит в меня мылом — нос в кровь разбила. Честное слово!

— Что же ты не убежала от Чадуров?

— Случалось, и убегала, да ведь во всех домах богатеев наша радость колченогая. Как-то прожила год в Ва́лмиерском уезде. Там и летом по субботам заставляли работать дотемна… Однажды, усталая до смерти, заснула в бане на лавке… Потом хозяева ржали целую неделю.

Хватит грустных историй! Накинув на плечи пёстрый платок, Майга прижимается к бабушке:

— Споём!

— Народу много сегодня, не для моего голоса, — отнекивается старушка.

— Тогда сплетём венки.

— Разве от тебя отвяжешься? Ладно уж…

Крякнув, Ажа наконец поднимается.

Серебряная тучка, небольшая, с носовой платочек, медленно наплывает на заходящее солнце. Сразу становилось темнее. Но у бабушки и внучки уже на голове по венку.

Вечер такой нежный, розовый.

Белочка теперь ластится к мамусе:

— Спой, мамуся. Ну, прошу тебя — спой!

Голос у мамы негромкий, но чистый и нежный, как этот незабываемый вечер. Ей причудливо вторит эхо в густом кустарнике. А когда мамуся кончает петь, со всех сторон уже звучат тонкоголосые флейты и свирели комаров. Солнечные лучи, прощаясь, в последний раз золотят верхушки кладбищенских клёнов и лип.

Белочка, пятясь, нарочно задевает папино плечо:

— Ой, ты ещё за книгой? Хватит, больше нельзя. Ты же сам говоришь: в сумерках читать — глаза портить.

— Дочитаю главу — и всё.

— Что… что Ленин пишет?

— Он пишет, что навсегда покончено с батрацкой долей. Что нам нужно теперь упорно работать и учиться… Что тебе, Белочка, пора на боковую.

— А вот и нет! Обо мне Ленин не писал, я знаю!

— Ах, дружок, никто так не заботился о детях, как Ленин!

ПРОЩАЙ, ПАПА!

Сегодня Майга просыпается рано. Просыпается внезапно, словно кто-то царапнул её.

Первым она видит отца — он сидит на табуретке. Белочка пугается: почему его лоб в морщинках? Ведь папа не позволяет дочке морщить лоб: «Не гримасничай! придёт время, годы избороздят твой лоб и щёки». А теперь сам…

Тут Белочка замечает посреди комнаты чемодан и коричневую сумку. Значит, кузнец едет то ли в Валку, то ли в Ригу — так уже бывало. Быстро натянув синее платьице и ополоснув лицо, девочка наклоняется к сумке. Как обычно, в ней мыло, зеркальце, полотенце, щётка, бритва… В общем, мелочь, без которой трудно обойтись в пути. Это всё в сумку уже положила мамуся. Но бывает, она что-нибудь упустит… Тогда Белочка спрашивает важно:

— Мам, а где зубной порошок?

У Белочки глаза зоркие! Сама мамуся признаётся:

— Да, сразу видно, у тебя голова помоложе моей.

А бабушка уже спешит маме на выручку:

— Твоя мамуся нарочно не положила зубной порошок в сумку. Чтобы проверить, заметишь ли ты.

— Бабуся, я знаю! Ты меня не проведёшь!

— Чес-слово! — И обе хохочут…

Но сегодня Белочку подстерегает неожиданность. В сумке и шпулька с нитками, и иголка, и ложка. Даже ложка! Как будто папа собирается в небывало дальний путь.

Обычно Майга не только проверяет папину сумку. Она ещё прячет в ней что-нибудь «от себя». Орех, кусочек сахару, конфетку… Однажды, когда ничего подходящего под рукой не оказалось, сунула в сумку игрушку, петушка. Доберётся до него папа, обрадуется: Белочка помнит обо мне, дожидается…

А сегодня? Что положить сегодня? Ага, вот на гвоздике веночек из полевых цветов. Пусть с папой едет веночек. Засохнет он скоро, придётся выбросить. Но папа всё-таки улыбнётся: Белочка его положила.

Пока она колдует над сумкой, отец уже стал прощаться. Подходит к бабушке. Старушка костлявыми руками крепко прижимает к себе голову сына.

— И с чего это кровожадное зверьё снова навалилось на нас? Петер, бей их, не жалей извергов!.. Эх, будь я помоложе, пошла бы хоть за ранеными ухаживать.

Кузнец подходит к жене. У неё по щекам катятся слёзы.

— Милда, береги бабушку и Белочку… Мы будем на фронте бить гитлеровских бандитов, но здесь, боюсь, найдутся иуды. Как бы голову не подняли. Будь настороже, дружок! Охраняй наш тыл.

Теперь папа поворачивается к Белочке. Смотрит на неё так, словно хочет навеки сберечь в своей памяти овальное личико, карие глаза, высокий лоб… Смотрит долго-долго, и у Белочки начинают дрожать губы.

— Папочка… папочка…

За окном затукал мотоцикл, заскрипела телега. Слышны голоса:

— Мелнис, скорей!

Папа хватает чемодан, сумку:

— До свидания! Ждите с победой!

ГРОМЫ ПАДАЮТ С НЕБА

Приходит день и уходит день. На рассвете на холмик к Мелнисам с трудом поднимается Моника. Давно ли она была здесь со своей дочуркой Монтой! Прошло всего четыре дня, а как Моника сгорбилась, постарела.

— Война… Будь ты проклята на веки вечные! — бормочет тётя Моника, потрясая кулаками. А потом как заплачет, вся дрожа, словно берёза под топором.

Вечером сквозь кустарник пробирается тётя Дора. Губы у неё почернели, из глаз вдруг закапали слёзы. Она всегда была такой опрятной, глаза и нос вытирала только белой кромкой передника. А сегодня, не стесняясь, трёт мокрые щёки шершавым рукавом.

Ажа Мелнис крепко, по-мужски, хлопает подругу по плечу:

— Дор-Дорочка, держись! Мы ещё будем и петь и плясать!

Новые впечатления не дают Белочке покоя. Когда над землёю сгустились сумерки и старушка немного освободилась от дел, Майга спрашивает:

— Бабуся, а почему так разгоревалась тётя Моника?

— Её сына, До́ната, взяли на войну…

— А тётя Дора почему плачет? У неё кого взяли на войну?

— У Доры и родственников-то близких нету. Живёт, как дерево опалённое. И песни у ней не клеятся, и беседа не даётся, вечно э-э да э-э. Но сердце у неё доброе. Она горюет о твоём отце, о Донате, о тысяче других, которые ушли на войну…

Майга слушает бабушку и одновременно следит за красноватым облачком, проплывающим над дорогами и тропами Сиполайны.

— Бабуся, почему же ты вместе с ними не плачешь?

— А зачем? Если моими слезами можно было врагам глаза вышпарить, я бы за ночь наплакала ведро. Но немецкие юнкера испокон веков над нашими слезами потешались. Юнкер лишь тогда разумеет, когда получит обухом по голове.

Один невыясненный вопрос у девочки остаётся на завтра. Но этот вопрос — самый-самый главный из всех вопросов.

— Бабуся, а что такое война? — спрашивает она на другой день.

— Война? Ну, война тогда, когда люди людей убивают.

Белочка вздрагивает, как тонкая осина.

Она знает, что можно зарезать курицу, поросёнка. Да и то жалко… А человека убить…

— Бабушка, ты не обманываешь? — Белочка кидается старушке на шею. — Бабуся, скажи, что это неправда! Скажи, что ты выдумала!

Освободившись потихоньку от прильнувшей к ней внучки, старушка смущённо покашливает. Нет, тут уж не отшутишься. И глупо изображать войну, как драку на гулянке.

В небе загудели самолёты. Загремела, загрохотала земля. Кверху вздымаются чёрные столбы. Вздрагивают деревья, а люди каменеют… Война…

— Ой! Какие громы падают с неба! — восклицает Белочка.

— Бомбы бросают…

— А какие они, бомбы? Круглые?

— Круглые, детка, круглые. — Старушка не отрывает взгляда от облака чёрной пыли, поднявшегося высоко в небо.

— Как мячи?

Недавно папа подарил Белочке два мячика — жёлтый и красно-синий. Она играла с ними, как котёнок с клубком ниток. Но, оказывается, есть ещё в мире и совсем другие мячи…

По тропе широким шагом спешит мама.

— Наши отступают. Мы все, бабуся, уедем на время в Россию. Завтра к исполкому пришлют за нами машину.

Бабушка опускается на нерасколотую колоду и, сорвав с головы платок, обмахивает им лицо; день-то прохладный, но ей всё равно жарко.

— Нет, никуда я не поеду. Возни со мной не оберёшься, а пользы… Да и попробуйте мои изношенные косточки потаскать по белу свету, по дальним дорогам — живо доломаются. А здесь, на месте, я ещё многих переживу… Нет, не поеду я!

Мама и Белочка собирают в дорогу кое-какие вещички. Вдруг мать выпрямляется:

— А рабочие инструменты Петера? Неужели так и оставим их гитлеровским холуям?

И вот Милда Мелнис волочит большой ящик к песчаному бугру за кузницей. Внучка — на страже, а мать и бабушка складывают в ящик молоты и молоточки, щипцы, резцы, свёрла… И когда девочка попозже заскакивает в кузницу — в ней так пусто и холодно. Только чернеют в тёмном углу кузнечные мехи, а у окошка — наковальня. У Белочки пересыхает во рту, першит в горле…

Сильными ударами лопаты Мильда Мелнис рушит на ящик гору земли. И вскоре толстое песчаное одеяло надёжно укрывает металлических помощников кузнеца.

Пустая кузница запирается. Ключик — у бабушки. Старушка идёт сгорбившись, тяжело дыша, точно у неё в руках не ключик чуть побольше гвоздика, а тяжеленная кувалда.

Когда же наконец взбираются наверх, к домику, Милда восклицает:

— Давайте споём! Не с похорон же возвращаемся! — И сама затягивает:

Эй, солдаты, не скучайте,
Чёрных дум не навевайте!
Утро светлое придёт,
Солнце красное взойдёт…

Последняя песня у домиков Мелнисов. Долго-долго их не будет здесь слышно…

САМЫЙ СТРАШНЫЙ ДЕНЬ

Небо грустное и тёмное; оно может разрыдаться в любой момент. Мамуся побежала в исполком узнать, в котором часу ехать.

Белочка, прижавшись к бабушке, всхлипывает:

— Бабуся, не спи в комнате. Ты теперь будешь одна, тебя и мои мухи будут кусать, и папины, и мамины. Пока лето, устраивайся лучше на сеновале.

Ажа печально улыбается:

— Одной скучно… С мухами веселее.

— Ну нет! Мухи больно кусаются. А для веселья с тобой остаётся Мурлис-Гурлис!

Мурлис-Гурлис услышал, что о нём идёт речь, и вылез из-под кровати. Девочка хватает его за уши и поучает:

— Не озорничай, не воруй у бабуси! Иди на охоту за своими мышами… Если бабуся на тебя пожалуется, когда мы вернёмся, ткну тебя носом в горчицу — так и знай!

Словно озябший, Мурлис-Гурлис трётся у ног девочки… А бабуся печёт блины. Быть может, в последний раз Ажа Мелнис угостит свою любимицу. И девочке тоже не по себе: может, в последний раз она видит бабушку… Майга забивается в угол, за вешалку с одеждой. Смотрит на бабушку, раздвинув тяжёлые пальто, и, успокаивая себя, шепчет:

— Бабуся, я тебя ещё вижу, бабуся, я тебя ещё вижу…

Невыразимо мучительное чувство охватывает Белочку. Дрожат плечики, дыхание спирает. Только одно спасение: ещё раз посмотреть на бабушку, ещё раз… И Майге начинает казаться, что можно смотреть на неё отсюда, из угла, целый день… целую неделю… целый месяц…

Но тут вбегает мама:

— Малышка, бежим в исполком! Сейчас прибудет машина.

У бабушки из рук падает сковородка, блин шлёпается на пол. Мама хватает старушку, целует её.

— Бабуся, нам надо бежать… Береги себя! Когда ещё увидимся!

— Каждую ночь буду навещать вас, во сне…

Белочка льнёт к бабусе.

И вдруг…

И вдруг на дворе раздаётся громкий лай злой собаки. К Мелнисам вламываются чужие люди.

Впереди мельничиха, мадам Чадур. За ней трое мужчин, вооружённых винтовками. Но это ещё не немцы. Один из них брат самой Чадурихи, по прозвищу «Чёрный Андрей». Второй — Адольф, молодой парень, пухлощёкий, рыжебровый, из дальней усадьбы. У третьего рябое лицо с воспалёнными глазами. Видели его когда-то здесь, даже имя знают — Берч. Но откуда он теперь взялся, известно, может, только одной мадам.

Чадуриха ликует:

— Вот она, неприступная коммунистка!

Адольф орёт:

— Руки вверх! Ни с места!

Брат Чадурихи, Чёрный Андрей, хватает Милду Мелнис за волосы. Мамуся покачнулась, но тотчас же — р-раз! — по лицу врага, а другой рукой как рванёт чёрную бороду… тот только взвизгнул.

Пухлощёкий Адольф, выручая его, взмахнул винтовкой, как дубиной, — вот-вот, негодяй, кулацкий сынок, разобьёт мамусе голову!

Но тут случилось неожиданное. Седая Ажа подхватила кочергу и со всего маху — по толстой шее. Опасность утроила силы старушки.

Адольф роняет винтовку и, как оглушённый бык, тычется лбом в стенку.

— Спасайся, дочь, беги!

Секунда — и Милда Мелнис уже выпрыгнула в открытое окно. Мелькает среди деревьев её синее платье. Но и ряболицый Берч подскочил к окну. Прижал винтовку к подоконнику, прицеливается — никуда не денется беглянка! Сейчас упадёт возле яблонь с пробитой грудью.

Но не так-то просто уничтожить семью коммуниста. Вот-вот бандит пошлёт пулю… Молнией подскакивает к нему Белочка и толкает. Винтовка дёргается, и пуля, зажужжав, как оса, улетает в безбрежное небо. Майга спасла мамусю от смерти!

Взмах тяжёлого кулака — и девочка ударяется грудью о стол, а потом, как мячик, отлетает в угол. А бабушку фашисты сбили с ног и пинают сапожищами. Чадуриха орудует бельевым валиком…

Пухлый Адольф, опомнившись, суёт ствол винтовки старушке в ухо, но Чадуриха каркает:

— Не стрелять! Повесить! Повесить!.. Пусть качается на рябине в назидание всем, всем!

Бабушка уже не может стоять, бандиты волоком тащат её из дому. Чадуриха, ленивая тетеря, сейчас ой какая деятельная! Она выносит скамейку и две табуретки.

Бабушка лежит под рябиной. На минуту она приходит в сознание:

— Не плачь, Белочка…

Это последние слова Ажи Мелнис. От удара прикладом у неё ещё вырывается стон, а потом она замолкает навеки.

С детских лет впрягли её в тяжёлую работу на кулаков Валкского уезда. Вечно терпела она то холод, то жару, трудилась, не зная отдыха, на полях богатеев, чтобы их распухшие жёны и изнеженные барышни могли жить в роскоши, наряжаться в шелка и бархат. А теперь, уже мёртвую, её повесили — за то, что на старости лет отказалась быть рабой.

Полупьяный рябой Берч направляет винтовку на Белочку.

Чёрный Андрей хохочет:

— Тратить пулю на мышонка — вот ещё! Сейчас я тебе покажу, как попроще. — Брат мельничихи поднимает с земли камень. — Стукнуть по голове и…

— Абер не так, нет, не так! — Чадуриха к месту и не к месту суёт в речь немецкие словечки. — Абер где твоё понимание? Такая лёгкая смерть…

— А что — вешать? Из-за какого-то мышонка да столько хлопот!

— А разве у Чадуров дела не найдётся? Пусть повертит жернова!

— О, здорово! — Бандит ухмыляется. — Пусть языком вылизывает хлев. А носом пашет зябь…

Так Белочку оставляют в живых. Чтобы помучилась, как пташка, у которой злодеи оторвали крылья.

СОВЕТЫ ТЁТУШКИ ДОРЫ

На берегах Дабриты ароматные цветы, кусты черёмухи, серебристые берёзы, задумчивые ивы. Вблизи усадьбы Чадуров так называемая Янтарная заводь. Кажется, речка уснула здесь… А шагах в тридцати от берега, словно зеркальце в зелёной оправе, сверкает родничок.

Но что за странное существо шевелится возле родничка? Шевелится — значит, оно живое. Кто это? Лесной зверёк? Одичавшая кошка, брошенная хозяевами?

Девочка — вот кто. Лицо всё исцарапано, как будто она упала на засохший можжевельник. На плечах рваное платьице, голые ноги в кровоточащих ссадинах. Встретишь в сумерках — испугаешься.

Белочка, Белочка… Ещё недалеко ушёл тот ужасный день, а во что её превратили!

Майга смотрит на воду, как в зеркало, и сама себя страшится. Ну и лоб!.. А какие грязные щёки…

Она черпает пригоршнями воду и умывается. Родниковая вода холодная, жжёт израненную кожу… Но девочка храбро рвёт траву и посыпает пучки песком — будет мочалка и мыло.

В лозняке какой-то шорох. Белочка, взглянув мельком на кусты, отворачивается. Да нет там никого! Ветер, наверное. И она опускает в воду ноги.

Однако прошуршало не случайно. В лозняке какая-то женщина бормочет чуть слышно, подняв глаза к небу:

— Ажа, видишь ли ты меня? Слушай, Ажа, больше не в силах моих помогать Белочке. Э-э… ещё вчера мадам Чадур взяла в оборот меня и Голиа́фа: «Попробуйте у меня подкармливать змеёныша, отродье Мелнисов! Шепну словечко шуцманам[1] — и закачаетесь на липовом суку. Не пощажу…» — Словно исповедуясь, она опускает голову и шепчет: — Ну, вешать — пускай вешают; пятки им лизать я не стану. Но тогда и Белочке конец… Э-э… вы, Мелнисы, странные люди! Упрямые!.. Нет, Ажа, всё-таки девочку следовало растить более покорной.

Она смотрит на солнце — о, уже низко! — и осторожно раздвигает кусты.

— Тсс! — предупреждает она Белочку. Манит к себе и подаёт девочке свёрток.

— Ма́йгинь, миленькая, гляди в оба! Боже упаси, если кто заметит, что ты ешь…

Что может быть в свёртке? Ломоть хлеба, творог, кусочек мяса… Белочка ласково проводит ладонью по щекам старой батрачки. А та, словно озябла, сама прижимается к девочке.

— Майга, Белочка, ну зачем ты умываешься? И так, оцарапанная, перепачканная, всё равно светишься. А у Герты лицо… э-э… в прыщах да пятнах. Понимаешь?.. Нет, нет у тебя, Белочка, житейской мудрости, нет! И… э-э… один глазик завязала бы тряпицей. Тогда бы тебе меньше доставалось от Чадурихи. А то как увидит тебя чистой и свежей, такой ягодкой вишнёвой — трёпки не миновать.

— Но, тётенька… — У девочки алеют щёки. — Лягушка умывается, свинушка тоже нет-нет да залезет в канаву с водой… Разве я хуже их?

— Э-э… Правда твоя… Ну хоть плакать-то научилась?

— Но, тётенька… — Белочка морщит лоб. — Я ведь не такая плохая.

Тут уж Дора удивляется:

— Разве только плохие люди плачут?

— А как же! Вот когда к Чадурам зашли немцы, хозяйка весь вечер им плакалась, что моя мамуся убежала… А Герта? Меня щипнёт, а сама хныкать.

— Э-э… Как же ты не сообразишь?.. Ну, хоть без слёз. Всхлипывай, стони… И обязательно опускай голову. Будешь упорствовать — ей-ей, мадам тебя в гроб заколотит!

— Но, тётенька… Не могу же я нарочно стонать?

— Учись! Не научишься вопить и голосить, не стану тебе помогать, ни корочки не получишь больше. Ну, стоит ли помогать такому ослёнку, который из-за своего упрямства через месяц всё равно с копыт долой!

Белочка медленно протягивает свёрток с едой.

— Возьмите, тётя… Я не стану учиться реветь.

Дора изумлена, Дора растеряна:

— Ешь, моё дитятко, ешь… Я ведь… э-э… только добра тебе желала, ну, попугала немножко, чтобы ты меня послушалась. Ведь убьют тебя на хуторе Чадуров, убьют… Э-э… был у меня на уме ещё один совет… хитроумнейший совет.

— Скажите, тётенька!

— Э-э… не стоит. Ты же львёнок, готовый ринуться прямо на охотничью свору. Ну, побегу. Как бы не хватились…

Дора украдкой, по пшеничному полю, возвращается на хутор. Белочка же, взобравшись повыше, поворачивается лицом к кузнице, к разграбленному домику, такому милому, такому дорогому. А потом раскрывает свёрток и, заработав зубами, думает: «Хитроумный совет… Что бы это могло быть?»

«ОК-КУ-ПА-ЦИ-Я!»

На батрацкой половине Дора раздаёт обед.

— Не суп, а помои! — возмущается Голиаф, помешивая ложкой горячее варево.

Голиаф высокий, плечистый, с мускулистыми руками, не молодой, но ещё и не старый — лет пятидесяти. Он давно батрачит у Чадуров, на нём лежат все полевые работы.

Дора подносит палец к губам:

— Тсс! Оккупация… Э-э… Нам ли, маленьким людям, связываться с госпожой Чадур?

— Слушай, Дора, а как там с Белочкой? — вспоминает Голиаф про самого маленького человека.

— И не спрашивай! Э-э… Вчера мадам снова вопила: «Калёным железом выжжем на всей земле коммунистическую заразу!»

После обеда прибрав стол, Дора вздыхает:

— Ни минуты передышки! От темна дотемна тебя как клин в колоду…

Голиаф, помяв в пальцах седоватые, отвисшие усы, глухо произносит:

— Оккупация!

Здесь же ещё и третий — подросток лет тринадцати. У него веснушчатое лицо, худые щёки, нос с горбинкой и большие уши. Это Жан, дальний родственник Голиафа. Парнишка только собрался взглянуть в маленькое, круглое, как монета, зеркальце. Но Дора выхватывает зеркальце у него из рук:

— Э-э… Мадам выползла из амбара.

— Чтоб она ногу сломала! Нанялся пастухом, а она то и дело гонит либо косить, либо пахать. Что хочет, то творит, никакого ей закона.

— Э-э… Оккупация! — Дора разводит руками.

Жан поворачивается к окну, лицом на восток.

— Ну когда же? — вырывается у него. — Когда же наконец вы вернётесь?

— Молчи, сумасброд! — Дора затыкает ему рот передником. — Услышит мадам хоть словечко — сразу узнаешь, о чём напевает ветер тем, кто висит между небом и землёй…

Выгнав людей на работу, Чадуриха идёт в свои комнаты на хозяйской половине. У веранды она останавливается и проводит рукой по подбородку. Н-да, жарко, всё лицо мокрое.

— Перестань жарить! — злится мадам на солнце и топает ногой, словно кричит на Белочку.

В столовой хозяйка снова останавливается. Рядом, в гостиной, возня: там кто-то пищит и ругается… А, это Герта! А ещё кто?

Вдруг в гостиной раздаётся крик и звон разбитого стекла. Перепуганная хозяйка распахивает дверь. Большого оконного стекла как не бывало, осколки валяются на полу. Белолицая Герта со штопальной иглой в руке визжит:

— Зверюга! Вот прикажу — тебя расстреляют!

— Абер, Гертхен! — тяжело дышит хозяйка. — Что тут происходит?

— Ах, муттер… Этот кот, этот Мурлис-Гурлис, настоящий большевик. Чуть тронула иглой — он сразу в окно!

— Абер, Гертхен! — ласково упрекает мать. — Ну зачем так… иглой? У кота кошачий ум, он не то что человек, которого наказанием можно отвратить от лжи и высокомерия, — заканчивает она словами, услышанными на фашистском митинге.

— Ах, муттер, — Герта капризно надувает губы, — этот противный Мурлис-Гурлис так и смотрит, где Белочка.

— Лучше бы ты Белочку кольнула, — улыбается мать. — Пусть не приваживает кота.

В передней стучат сапоги. Чадуриха, как на пружине, сразу туда. Пришёл Адольф, тот самый рыжеватый молодчик, который затянул петлю на шее бабушки Ажи.

— Ах ты мой ястреб желанный! — Хозяйка падает на грудь гостя. — Я так ждала… Всю неделю тосковала о тебе!

— Да брось, Эмилия! Думаешь, я не знаю? К тебе же тут зачастили пьяные фрицы.

— Абер, дорогой, зачем упрёки?.. Разве я могу осмелиться отказать им от дома? Ок-ку-па-ци-я! А тебя я люблю, люблю…

— А если вдруг твой старый Чадур вернётся из дальних стран?

— Шепну фрицам, что это шпион коммунистов — и ему конец!

— Ох, ведьма! — одобрительно усмехается парень, закуривая сигарету. — А на мельнице по-прежнему хозяйничает Чёрный Андрей?

— Не могу же я разорваться на части! И потом, как-никак братец.

— А он нас не слишком обкрадывает?

— Милый, перебирайся поскорее под мою крышу. Тогда и брату скажем: хватит, отчаливай!

ЧЁРНЫЙ ПРУД

С граблями через плечо, боязливо оглядываясь на хозяйский дом, Дора зовёт:

— Жан, подойди-ка сюда!

Паренёк поднимается с кочки. В руках у него прут и раскрытая книга.

— Где Белочка?

— Я разрешил ей прилечь. Сразу уснула как убитая.

— Э-э… милый, а ну как мадам наскочит? На тебя с языком, на неё с прутом.

— Всё равно! Долго уж Белочка не протянет.

— Да, еле ноги волочит… Не говорила ли, что ей хочется?

— Добежать до холма Мелнисов. Там, где бабушка… Где в песке следы отца-матери.

— Не пускай её, слышишь?.. Вот что, разбуди Белочку. Её у Дабриты мадам дожидается.

— У Дабриты? Неужели утопить задумала, гадина?..

Нет, госпоже Чадур не пришло в голову утопить девочку. Но как можно прожить день, не хлестнув розгой по её иссеченным ногам?

— Веди меня поскорей в свой воровской притон… Ну! Прибавь шагу!

Вот и исполнилась мечта Белочки. Впервые после того страшного дня она увидит родной домик, в котором ей так хорошо и беззаботно жилось…

К самому домику они всё-таки не подходят. Но даже издали заметны дыры в его стенах. А ведь ещё так недавно солнечные зайчики играли на сверкающих окнах… Теперь их нет: стёкла либо выбиты, либо унесены вместе с рамами.

Хозяйка посылает Белочку в кузницу. Дверь взломана, в самой кузнице пусто, темно, сыро. Но как счастлива была бы Белочка, если бы её здесь забыли! Она сжалась бы в комочек в самом тёмном углу под замолкнувшими мехами.

Грубый окрик возвращает её к действительности:

— Говори, куда девались инструменты?

— Госпожа, откуда я знаю?.. Оккупация!

— Врёшь, жаба! У наших спасителей первоклассная техника, очень нужен им старый хлам! И из сиполайнавцев никто не брал — мой Адик всё разузнал. Большевистское отродье! Наверное, запрятали в какую-нибудь барсучью нору. Вспомни! — И хозяйка прутом рубит воздух.

Эх, хозяйка, что ваша розга! Понадобится — и Белочка не испугается ни розги, ни оплеух. Но сейчас девочку охватывает беспокойство. Если Чадуриха, пухлорожий Адольф, Чёрный Андрей начнут шнырять, вынюхивать… А вдруг найдут?

И Белочка безнадёжно машет рукой:

— Ваша правда, госпожа… Папа всё спрятал.

— Ага!.. Где же?

— В Чёрном пруду. Чес-слово, в Чёрном пруду.

Как волк ягнёнка, Чадуриха хватает девочку за руку. Скорей туда, скорей!

Чёрньш пруд — крохотное озерцо среди торфяного болота. Оно глубоко, а берега топкие, так и ходят под ногами.

— Ах воры, ах разбойники! — ругается мадам. — В каком же месте утопили?

— Точно посередине. Мамуся таскала из кузницы, а отец принёс корыто, отъехал от берега… Вон там, видите, где кора кружит.

— Всё побросали в воду, изверги, отродье сатанинское! А корыто куда девали?

— Сожгли… Чес-слово, сожгли.

Хозяйка пытается шагнуть ближе к воде, но, чертыхаясь, отступает: правая нога увязла по щиколотку.

— Вот зверьё! Ну как тут вытащить?

Чадуриха вдруг непривычно ласково обращается к Белочке:

— Пожалуйста, посоветуй! Ты же у меня умница, каких мало.

— Госпожа, мне бабушка сказку сказывала. Прибегает псеглавец к озеру, где спрятан клад, и давай лакать. Лакает, пока досуха не вылакает…

— Пока не лопнет! — Здоровенная затрещина сшибает Белочку с ног. — Вот как, доннерветтер, хочешь, чтобы я была псеглавцем? Не-ет, птичка, я тебя проучу! Ты у меня кружкой вычерпаешь Чёрный пруд. Двадцать лет будешь черпать, никуда отойти не посмеешь! Ну, быстрей на ноги! До зимы, что ли, собралась тут лежать!

Белочка стонет, но подняться не в силах. Чадуриха злобно плюёт и уходит. Возиться ещё с большевистским отродьем! Сможет под вечер притащиться домой — её счастье. А испустит дух — тоже не беда. Найдутся звери, то ли голодная собака, то ли волк или лисица, обглодают до последней косточки.

Однако Белочке не суждено умереть. Только начинает она приходить в себя — чу! — зазвенел коровий колокольчик и ласковые руки охватывают её.

— Белочка!

— Монта!

Они смотрят друг на друга и вздыхают. Ноги Монты в нарывах, а когда Белочка дотрагивается до её спины, подруга отшатывается:

— Ой, больно!..

— Тебя здорово лупят?

— Н-не очень… С пасторшей ещё жить можно, а вот сам пастор… Разыграется печень, так и кидается на всех, словно навозная муха. Вчера на саму матушку-пасторшу накричал, а меня ремнём по спине протянул.

Майга, упрекая, качает головой:

— Ой, Монта, какая ты грязная! Вроде тебя коптили на дыму. Что ж твоя мама за тобой не смотрит?

— Моя мама стала что-то несуразное говорить. Её увезли в Лу́бану, там у нас родственники… Белочка, у тебя в торбе хлебушка не найдётся?

— Да у меня и торбы-то нет…

ДЕНЬ ПЕРЕДЫШКИ

Вечером Белочка свалилась усталая в бане на веники да так и проспала всю ночь чуть ли не до обеда. И — вот чудо! — никто её не разбудил, впервые у Чадурихи она проснулась сама.

Выйдя из бани, девочка тут же, у порога, сталкивается с Жаном. Парень взволнован:

— Белочка, я искал тебя, искал… Слушай, сегодня день поминовения усопших, а потом бал в роще. Наши ясновельможные паны уже укатили, их не будет дотемна. Ты можешь спокойно сходить на свою родную горку.

— И умыться тёплой водой?

— Конечно!.. Иди-ка за мной, получишь что-то.

Они заходят в каретный сарай. Парень поднимается на носках и запускает руку в зимний возок — на лето он поставлен стоймя к стене.

— Майга! — Жан обращается к Белочке как к взрослой. — Вот тебе солдатский котелок. Сможешь на пастбище согревать воду…

Давно у Белочки не сверкали зубы в такой радостной улыбке.

— Вот спички… а в этой коробке топлёное сало. Умоешься — смажь ссадины салом.

Миг — и Белочка уже у двери. Жан едва успевает схватить её за рваный рукав.

— Вот непоседа! Возьми, здесь мыло. И вот ещё… — Паренёк суёт свёрток: в нём тряпочки, бинты, нитки. — Ну, теперь перевязочного материала тебе хватит до конца войны.

И ещё одно чудо. Сегодня впервые в усадьбе Чадуров Белочка ест обед, самый настоящий обед.

Поев, она пускается в путь. Жан, который смотрит ей вслед, удивлён. Почему девочка поворачивает в сторону Чёрного пруда? Неужели побежит умываться так далеко? Ведь пруд на земле пастора Гра́сита. И удивительно, и любопытно, и подозрительно. Надо проследить.

Ну и ну! Оказывается, Белочка побежала к другой несчастной девочке. Жан её знает: Монта, маленькая пастушка у пастора, лютеранского попа. И вот Белочка разводит огонь, греет воду, выбирает тряпочки, тычет лучиной в сало…

Жан Лу́кстынь возвращается к своему стаду. Идёт и бормочет:

— Ну и Майга! Про неё бы только песни слагать! Ну и Майга!..

Ах, паренёк, кабы ты знал обо всём, что сегодня происходило у Чёрного пруда! Кабы ты знал, скольких трудов стоило Белочке отмыть Монту, чёрную, как головешка! Но вот наконец всё кончено. Белочка спрашивает:

— У тебя ломоть хлеба не найдётся?

— Не-е.

— Ну так возьми.

Девочка протягивает подруге горбушку. Но пасторская пастушка сопротивляется:

— Не-е, не-е… Ешь сама! Тебе самой хочется!

Они долго спорят, пока не решают: будут есть вместе. Сначала одна откусит, потом другая.

Расставаясь, Белочка наказывает:

— Только нюни не распускай. Знаешь, как бабуся говорила? «Плаксой быть, счастья не видать». Поняла?

— Понять-то поняла. Но как только вспомню маму, слёзы сами катятся.

— Ну, о маме можно и поплакать. Только немного.

Они прощаются. Монта грустно спрашивает:

— Где твоя мама, не знаешь?

— Не знаю. А о твоей что слышно? Не получила ли весточку?

— Нет. Как увезли её в Лубану, так и всё…

Монта заплакала.

МОГИЛА НА БОЛОТЕ

Что такое день поминовения усопших, Белочка помнит ещё с прошлого лета. Бабушка повела её на кладбище. Там было много людей. И много маленьких холмиков. Белочка уже знала, что это могилы. Среди холмиков были такие, на которых красовались душистые цветы и позолоченные кресты, рядом стояли крашеные скамейки. Но бабушка повела внучку в другую сторону, туда, где цветы простенькие и ни одного памятника; кресты сплошь деревянные, покосившиеся, иной полусгнивший еле держится. И дорожки между могилами узенькие-узенькие, без всяких скамеек. Бабушка опустилась на колени и сказала:

— Белочка, один букетик положи на эту могилу — тут спит твой дедушка; а второй — вон на ту: в ней твоя сестрёнка Зе́лминя.

— Бабуся, — расстроилась Майга, — зачем вы их похоронили в таком некрасивом месте? Надо было там… — Она показала ручкой в сторону пышных могил.

— Там, деточка, одни богатеи. А это наша, батрацкая сторона.

Где теперь лежит сама бабушка? До сих пор Белочка не может забыть причитания тёти Доры: «Ажа, как собаку втащили тебя в брусничник и закопали в ил! Даже в крепостное время человеку давали три аршина земли на кладбище!»

Брусничное болото Белочке знакомо. Оно недалеко от горки Мелнисов, но Белочку одну на болото никогда не пускали — там водились гадюки. Даже когда она шла с мамусей по ягоды, то всегда обувалась. Но сегодня Майга смело пускается в путь босиком… Об одном только не может она думать без содрогания: бабушка, бабуся, а вдруг на твоей могиле, свернувшись в клубок, греются змеи?

Девочка выломала палку. Вот уже болото… Но где же могила? Как жаль, что она не расспросила тётушку Дору. Теперь будешь искать, бегать, плакать, но так и не найдёшь…

Стоп! А это что? В ярко-зелёный брусничник ведёт еле заметная тропинка.

Майга идёт по тропинке и вскоре видит низенький, убранный жёлтым песочком холмик. А на нём цветы, цветы!

Белочка, плача, опускается на могилу бабушки. Горячими ладонями она поглаживает песок. Под ним спит родная, милая бабушка, убитая бандитами и всеми забытая.

Нет, неправда! По обеим сторонам могилы высажены берёзки. И цветы-то садовые: анютины глазки, георгины, левкои… Значит, не только она помнит о бабушке. Есть на свете и другие люди, которым дорога память о старой Аже.

Белочка склоняется низко-низко, её волосы ложатся на жёлтый песок. А ведь и такого песка здесь нет. Его нанесли сюда вёдрами…

В кустах крушинника кто-то негромко кашлянул. Белочка вскакивает в испуге. Что делать? Куда бежать?

— Деточка, подойди-ка сюда, — подзывает тихий голос.

Страх как рукой сняло. Это же дядя Адам, хозяин трусливого Серко, понаделавшего тогда шума у кузницы.

— Ты почему, доченька, не на кладбище вместе с другими?

— Я? Я… А вы почему, дядя, не на кладбище?

— Я? Как тебе объяснить, малышка… Не к лицу мне вместе с палачами тянуть аллилуйю на роскошных могилах. Да и что поминать? Как те покойнички измывались над трудовым народом?

— Но ведь вы тоже, дядя Адам, хозяин.

— Твоя правда, малышка… Только я-то такой хозяин, который пересчитывает каждое зёрнышко в закромах: а хватит ли до нового урожая? Эх, малышка, от таких хозяев, как я, до таких, как Чадур, неделю скакать — если верхом. А пешком и месяца не хватит. Я вот по-своему поминки устроил. Навестил сегодня три такие могилы, как эта.

Белочка смотрит на солнце. Ого! Оно уже строит из теней причудливые частоколы, стены, башни…

— Я побежала, дядя Адам, мне ещё в наш домик нужно успеть.

Дядя Адам мрачнеет.

— Я уже побывал в вашем домике. Не ходи, малышка! Пустые стены… Там и у чужого защемит сердце. Нет, не пущу тебя!

Адам берёт девочку за руку, отводит подальше от могилы. Они присаживаются на корягу.

— Слух дошёл до меня, малышка, что бесноватая мельничиха хочет сжить тебя со света. Так вот, я посоветовался со своими. Поможем тебе, чем только сможем. Туесок с маслом, мясцо в мисочке… Надо только договориться, куда ставить.

— Дядя Адам, а вы сами…

— Ну вот, распищалась! Сравнить с тобой, несчастным заморышем, так мы ещё пока едим, как волы… Знаешь мостик через канаву у старой лесопильни?

— Знаю.

— К концу недели сбегай туда, сунь руку под настил…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

«СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯМ!»


Голиаф проснулся после полуночи. Погода резко переменилась, сразу стало холодно. На дворе разыгралась метель, ветер ревёт, как на море во время шторма.

Старый батрак начинает разматывать клубок воспоминаний. Голиаф… Да какой он Голиаф! В паспорте точно записано: Янис Са́лминь. Но юноша рос таким жилистым, плечистым и сильным, что соседская Юлите как-то воскликнула игриво: «Не буду с тобой танцевать! Боюсь… Ты же, как Голиаф. Сожмёшь — и из меня дух вон».

Голиаф, как рассказывают древние легенды, был сказочным великаном и силачом. Прозвище это так и осталось за Янисом; даже в Сиполайне мало кто помнит настоящее имя угрюмого батрака.

В комнате глубокая тьма, и всё-таки Голиаф рассчитал правильно: сейчас около трёх, дело уже идёт к рассвету. За долгие годы батрацкой службы он наловчился даже ночью, в постели, точно определять время и погоду. Удары ветра по крыше, стон оголённой сирени за окном, дребезжание окон и другие приметы ясно говорят: зима оскалила свои острые зубы.

Как чувствует себя Белочка там, на сеновале?

Чадурский батрак поворачивается на другой бок. С годами сила его ослабла, однако он ещё такие тяжести ворочает, что другим не под силу. Но найдётся ли хоть один человек, который мог бы пожаловаться: «Голиаф меня избил… Голиаф меня обидел»? Нет таких!

А вот теперь он стал злым, очень злым… Там, за стеной, на хозяйской половине, живёт Гнида.

Как иначе назвать Герту, иссиня-белую, как тощий творог? Летом не проходило дня, чтобы Гнида больно не ущипнула бы Белочку или не плюнула ей в глаза. И он, Голиаф, ничего не мог сделать… Как-то он оттащил Герту от Белочки, но тут же прибежала мадам: «Ах, так? Абер так? Мало вас ещё пороли! Мало расстреливали и вешали!»

Э, и пороли немало, и стреляли, и вешали. В одной только Сиполайнанской волости двадцать два замученных… С госпожой Чадур шутки плохи: она показала смерти дорогу не в один дом…

Осенью Голиаф отвёз Гниду в Валку, в школу, и для Белочки стало хоть одним мучителем меньше. Но эта была самая страшная военная осень, когда гитлеровские трубы заливались на всю Европу: «Москва пала, Ленинград вот-вот падёт… Большевикам капут!»

Сиполайну душило отчаяние…

Не спится. Голиаф ворочается с боку на бок, прислушиваясь к дикому рёву метели. Уже четвёртый час. Надо зажечь ручной фонарь, пойти посмотреть в хлевах скотину. Это его первая обязанность после полуночи.

Резкий порыв ветра едва не сбросил Голиафа с обледеневшего крыльца. Каково же теперь Белочке? Не застыла ли до смерти?

С девочкой Чадуриха решила так: в комнатах большевистскому щенку не место! И вот Белочка ночует на сеновале над хлевом. Дора и Голиаф раздобыли для девочки вконец изношенную одежду и старую попону, но хлев есть хлев, тепла там немного. Старые батраки хотели тайком поместить её в доме, но Белочка — ни в какую. Она же знает, что им грозит, если нарушить приказ хозяйки. Чадуриха как-то устроила даже обыск на батрацкой половине: не прячется ли маленькая преступница за печкой?

По правде говоря, Белочка уже привыкла спать на свежем воздухе. Замёрзнуть не замёрзла, а закалилась вон как; щёки у неё, несмотря на голодуху, по утрам иногда прямо что розы.

Шагая к хлеву, Голиаф всё выше поднимает воротник. Это же не просто ветер, а настоящий громила, вырвавшийся из ледяной тюрьмы на волю. Как сечёт! Как жжёт! Весь сеновал, всю солому, наверное, перебрал по стебельку…

Ещё до полуночи зубы у Белочки застучали, как швейная машина… Что делать? Бежать к дяде Голиафу и тёте Доре? А не накличет ли она несчастье на их головы? Мадам возьмёт да и заглянет к ним для проверки именно в такую ненастную ночь.

Пятки одеревенели, по спине словно кто-то топчется в деревянных башмаках… И Белочка решает соскочить вниз, к скотине, через люк, в который сбрасывают сено и солому. Коровы не так безжалостны, как богатеи, они-то уж разрешат погреться у своих боков.

Белочка прыгает… И тут её настигает беда. Словно предвидя, что Майга может когда-нибудь надумать спрыгнуть к коровам, мадам внизу, как раз против люка, поставила табуретку.

Вскрикнув, Белочка падает. Бедняжка сильно ударилась о табуретку и вывихнула ногу.

Растревоженные коровы оглядываются, мычат. Белочка ползёт к той, что поближе, к Ду́мале. Та сначала обеспокоенно фыркает, а потом шершавым языком начинает лизать дрожащие плечи…

И вот старый батрак, войдя в хлев, замечает девочку, прильнувшую к тёплому боку коровы.

Утром мадам перед хлевом кричит, ругается, грозит, но Белочки нет как нет. Выйдя из себя, Чадуриха хватает трёхзубые вилы:

— Ты меня доведёшь! Влезу на сеновал — отбивную из тебя сделаю!

Жалко улыбаясь, Дора наконец сознаётся:

— Госпожа, милая, Белочка больна… Ногу вывихнула, а может, и косточку сломала какую. Голиаф принёс её на нашу половину…

Если до сих пор огонь дымил в кудели, то теперь он взялся ярким смоляным факелом.

— Ты… ты, ступа! — Вся багровая, Чадуриха, сжав кулаки, наступает на Голиафа. — Кто тебе разрешил приводить в дом ведьмино отродье! Сейчас же вышвырнуть! Ну!

Но «ступа» чешет у себя за ухом:

— И не вынесу, и не вышвырну. Боюсь…

— Бо-и-шься? Кого же ты боишься, интересно?

Крякнув, Голиаф ведёт хозяйку в сад. Свежевыпавший снег кое-где притоптан, а на двери беседки прибит большой лист. На нём написано крупными чёрными и красными буквами:

ФАШИСТЫ У МОСКВЫ РАЗБИТЬ! В ПУХ И ПРАХ!

СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯМ В СИПОЛАЙНЕ!

Чадуриха что-то злобно шипит и, неловко поскользнувшись, шлёпается в сугроб.

— Ты сам написал эту листовку! — орёт она, барахтаясь в снегу.

— Что вы, госпожа!

— Я сообщу фрицам… Хальт — и от тебя только вонью потянет! Лопнуло моё терпение!

Но терпение батрака тоже лопнуло. Голиаф уже знает: нынешней ночью такие листовки расклеены во многих местах. И хотя он сам ломает голову над тем, кто мог бы это сделать, листовки всё же здорово подняли его дух. Глаза у него разгораются мрачным огнём:

— Ах ты вонючая клопина!.. Да, я знаю ребят, которые писали вот эти объявления! И скажу тебе в открытую: если только тронешь пальцем меня или Белочку — в тот же вечер протянешь ноги… Попробуй заикнуться! Даже в Валку уже сообщено. Встретят там твою Гниду — и её под ноготь: кник!

Святый боже! Конец света! Мадам хватается за голову и молча тащится прочь: кричать теперь нельзя, никак нельзя!

Спустя час она ещё малость образумилась. Ох, как бы и в самом деле не угодить раньше времени в могилу! Ведь если уж Голиаф осмелился так открыто угрожать ей, значит, его банда и впрямь большая и сильная.

Вскоре госпожа Чадур появляется на батрацкой половине. Заплаканные щёки она припудрила.

— Дора, вот курочка. Сваришь и дашь больной, когда та проснётся. Я ведь и не знала, что она так разбилась, бедняжка. Ах, мы все под одним богом ходим, все уповаем на милосердие отца небесного!

ПАНИКА В ДОМЕ ЛАВОЧНИЦЫ

Жан запряг вороного в лёгкие санки.

— Госпожа Бу́зул, готово! Можем ехать.

— Погуляй ещё по двору, хлопчик. Алисе нужно к блузе крылышки пришить.

Жан у Бузулов уже второй месяц. Рассчитавшись с госпожой Чадур, он нанялся сюда младшим батраком.

Зоркие глаза паренька замечают, что мимо бани по дороге проехал воз с дровами. А, это же дядя Голиаф! И Жан выбегает ему навстречу.

— Ну, как дела? Как там Белочка?

— Да… Выходили!

— А мадам?

— Мадам пока трусит, — усмехается Голиаф.

— Жан! — доносится со двора повелительный голос.

Госпожа Бузул и мадемуазель Алиса уже сели в санки. Вороной сразу пускается рысью, но хозяйка недовольна:

— Жан, подтяни вожжи. Не на базар едем, а на рождественскую ёлку. — И госпожа Бузул начинает напыщенно рассуждать: — Вот, дети, весь мир теперь видит воочию: о, как отчаянно врут коммунисты, утверждая, что бога, мол, нет, сына божьего нет, рая нет. Разве это не доказательство существования божьего? Целую неделю неистовствовали небеса: буря, снег, мороз. А пришёл день рождения нашего спасителя Иисуса Христа и — смотрите-ка! — погода, как по заказу… Какие чудеса ещё нужны?

Парень молчит, пряча насмешливые огоньки в голубых глазах…

Их конечная цель — дом лавочницы Спрингис в самом центре Сиполайны. Там сегодня собирается вся местная знать. Конечно, и Чадуриха, и волостной старшина, и шуцманы — Чёрный Андрей, Адольф, Берч… всех не перечесть. И пастор Грасит. И фрицы. Гостей, мужчин и дам, полон дом!

Жан на кухне; там ещё несколько таких, как он. Паренька душит гнев и ненависть. Он то и дело выходит во двор охладиться…

Окна гостиной сверкают огнями. Посреди комнаты роскошно убранная ёлка. Разноцветные свечи, дорогие конфеты. В столовой столы заставлены бутылками и всевозможными яствами.

Лицемеры и убийцы! В Сиполайнанской волости теперь уже двадцать семь жертв! Если спросить, кто больше убил — фрицевский комендант фон Горст или коновод шуцманов Адольф Орсте, — то придётся ответить: у обоих руки по локоть в крови.

Пастор Грасит организовал у ёлки хор из кулацких сынков и дочек:

Ждут нас радостные лица в Вифлееме:
Славить сына божьего настало время…

— Ах ты чёрный ворон! — Жан сплёвывает в сердцах. — Когда лето кончилось, а Монта заболела… ты её запросто выгнал из дому: «Уходи, моё жилище не приют. Иди!.. Да ниспошлёт тебе помощь милосердный господь. Иди! Аминь!»

Сквозь открытую форточку наружу плывут нежные мелодии. А, вон там и Герта! В белом шёлковом платьице, наглые глаза скромно опущены.

Как острые шипы, впиваются в уши слова слуги божьего — господина Грасита:

— Мир на земле!

Подлецы! Никто у ёлки не краснеет, никого не мучает совесть. А ведь в эту же самую минуту горят города и люди захлёбываются в крови…

…Госпожа Чадур улыбается. Волостной старшина только что сообщил ей приятную весть: в Сиполайну прибывает первая группа пленных, предназначенных для работы на богатых усадьбах.

Итак, участь Голиафа решена! Вместо него можно будет запрячь четверых-пятерых. А Голиафа…

Конечно, всё надо делать с умом. Скажем, так: Голиаф едет в Валку и не возвращается. Где он, что с ним? О боже, в такое время несчастье может обрушиться на каждого… И если хозяйка ещё и запричитает: «Ах, ах! Мой друг Голиаф, абер зачем ты меня бросил одну в этой юдоли горя и печали?» — кто заподозрит её в коварстве и предательстве?

Господа уже заняли места за столом. Но проклятый поп снова и снова, сложив молитвенно руки, бормочет о мире на земле…

Жан смотрит на небо: стало проясняться. Будь здесь госпожа Бузул, она снова порадовалась бы, что бог сотворил ещё одно чудо на горе коммунистам. Ибо сии звёзды и есть знаменитые вифлеемские звёзды.

В долине за Дабритой, стуча колёсами, катится поезд. Он-то к божьим чудесам никакого отношения не имеет: день за днём поезда мчатся на север, к Ленинграду. С танками, с орудиями, со снарядами, с солдатами.

Наконец молитва закончена. В стаканах уже искрится вино. Фон Горст поднимает свой стакан, как саблю на параде:

— Хайль Гитлер!

И тотчас же за Дабритой вырывается пламя. Земля дрожит, звук взрыва сотрясает воздух… Вся Сиполайна качается, как на волнах.

Так, так! Значит, теперь начались большевистские чудеса. Здесь, в Сиполайнанской волости, это первый военный эшелон, который народные мстители пускают под откос.

— Партизаны! — вопит пастор Грасит и первым мчится к выходу…

Не будь отец духовный таким жалким трусом, кто знает, как завершился бы этот вечер в доме госпожи Спрингис. Но его вопль действует, как зажжённая спичка, брошенная в бочку с бензином. Поднимается неописуемая паника.

— Партизаны!.. Партизаны!..

Вороной набирает шаг — рысью, рысью! Но госпоже Бузул кажется, что они ползут улиткой. Госпожа вырывает вожжи из рук Жана и самолично орудует кнутом…

ПОСЛЕДНЯЯ ОХОТА ШУЦМАНА АДОЛЬФА

Белочка собирается на работу.

— Куда спешишь? — ворчит тётя Дора. — Лежи себе! Всё лето тебя гоняли. Э-э… поучись у медведя… он зимой отлёживается. Не торопись! После Нового года мадам самолично выгонит тебя на работу.

— Тётенька, не могу я лежать как колода. И коровки меня ждут не дождутся… — Девочка добавляет лукаво: — Вот вы же не понимаете коровьего языка: муу… моа… мэээ…

— А что это значит?

— «Здравствуй, рады тебе!» — смеётся Белочка.

Покормив рогатых любимцев, она тотчас возвращается в комнату — нога-то ещё болит. Дора топает своими деревянными башмаками в сенях, а Голиаф здесь же, в батрацкой, точит пилу. Девочка ложится на постель и рассматривает подарок, присланный Жаном. Когда Дора спрашивает Голиафа, что же такое Жан подарил маленькой Майге, тот пожимает плечами:

— Какой там подарок — сущая безделица.

Верно, это безделушка — маленькое, похожее на монету, круглое зеркальце. Но его подарил Жан, и Белочка не променяла бы зеркальце ни на что другое.

На батрацкую половину заходит Герта. На ней красивое, табачного цвета пальтишко и бархатная шапочка. Обычно, войдя в дом, люди говорят «здравствуйте» или «добрый день». Но неужели наша Герта без нужды раскроет рот! Голиаф, усмехнувшись, продолжает водить напильником по пиле. Белочка же прячет подарок друга под одеяло. Но Герта успела заметить:

— Эй, ты!.. Что там спрятала?

— Мёд.

— А ну покажи!

— Я уже съела.

Гнида злится, её цепкие пальцы тянутся к одеялу. Белочка, защищаясь, щёлк бесстыжую по лбу.

Даже муха не заметила бы такого щелчка. Но как дочь коммуниста осмелилась поднять руку на богатую хозяйку? Отрубить эту непокорную руку!

И Гнида, заревев не своим голосом, выбежала из комнаты. Через минуту врывается мадам Чадур. В руках у неё широкий ремень. Подскакивает к Белочке — и по ногам, по ногам…

Два раза — больше ей не удаётся ударить… Голиаф легонько сдавливает локоть обезумевшей Чадурихи. Ремень падает из рук.

— Спокойнее, хозяюшка, как бы не получилось неладно.

— Прочь с дороги! — У неё перекошено всё лицо — и щёки, и рот, и глаза. — Абер я не собираюсь втихомолку наблюдать, как всякие там избивают моего родного ребёнка!

— Никто вашего ребёнка не бил. — Лицо великана мрачно, как грозовая туча. — Наоборот, ваш ребёнок пристал, как злой слепень. Я всё видел.

— Ах, так! — грозит, уходя, хозяйка. — Абер твои денёчки сочтены!

Чадуриха убралась восвояси. Дора стонет:

— Москва пала…

Голиаф морщится.

— С чего ты взяла?

— Э-э… Мадам всё время была такой смирной… а сегодня… э-э… снова как с цепи сорвалась. С чего бы это, а?

У себя в спальне Чадуриха выпивает нервные капли и обдумывает, как быть. Скоро в Сиполайне работяг будет полным-полно, как тараканов. Тогда уж — решено твёрдо! — Голиафа на плаху, на виселицу, под пулю. Но стоило ли угрожать так откровенно? Даже её бравый, всякое повидавший, всякое испытавший Адольфик как-то сказал: «Смерть, что идёт на цыпочках, куда опаснее той, что бежит с криком, с грохотом». М-да, не следовало угрожать этому негодяю… Как бы теперь это дело поправить?

Хозяйка снова отправляется к батракам; походка торжественная и важная, словно она шагает по церкви.

— Голиаф, ах, ах… Заколи того рябого подсвинка… У меня характер добрый… Абер иногда не в пору погорячусь… Известное дело — война. Абер остываю быстро, я не злопамятна. Сегодня вечером закатим пир на весь мир. Надо жить в дружбе и согласии, как подобает братьям во Христе. Ах, ах!.. Абер для Белочки ты, Дора, подыщи нежирные кусочки. Я же знаю, детям жир не по вкусу.

Пёстрый подсвинок заколот. Госпожа в гостиной. На её губах играет коварная усмешка: дурак батрак, сам готовит свои поминки…

Весь вечер по дому Чадуров плывут ароматные волны жареного и пареного. На кухне орудует Дора. А госпожа Эмилия нетерпеливо хлопает форточкой: Адольфик, Адик, да где же ты застрял, скорей домой, скорей!

Адольфик, Чёрный Андрей и другие шуцманы сегодня укатили на «охоту». Обещали вернуться рано. Проверят кое-какие подозрительные следы — и домой.

Не стоит долго задерживаться там, где нечего сорвать, нечем поживиться.

А время идёт… Охотников за партизанами всё нет и нет.

Мадам ложится, мадам встаёт, мадам смотрит на часы, мадам вздыхает: «Ах, ах!»

За дверью откашливается Дора:

— Госпожа, у меня всё готово…

— Поставь в духовку, чтобы не остыло. Абер, когда заметишь — гости едут, пусть в плите снова загудит.

И опять мадам начинает шептать:

— Ну, Адик, дорогой, мартышечка моя ненаглядная, приезжай же поскорей, поскорей!..

На сей раз помогло. На берег Дабриты взбираются две повозки. Мадам Чадур надевает очки и ясно различает: первый — конь брата, Чёрного Андрея, а второй, буланый, сердечного дружка.

Накинув на плечи лёгкое пальто, госпожа Чадур, как огромный мяч, выкатывается за дверь. Бежит по садовой дорожке к большаку, машет руками и радостно зовёт:

— Шнеллер, шнеллер![2]

Но кони еле тащатся, словно сани гружены камнем.

— Чего орёшь? — подъехав поближе, Чёрный Андрей прячет в карман трубку. — Этому некуда спешить. Застыл навеки, как коряга на болоте.

— Адик! — Чадуриха бросается к саням.

Буланый, испугавшись её отчаянного крика, резко шарахается в сторону, и тело Адольфика, как чурбан, выкатывается из саней.

— Ну вот! — хмурится Чёрный Андрей. — Поднимай теперь снова этого борова.

— Абер, Андрей, ах, ах!.. Ну, как же так… как же?

— Да что тут ещё спрашивать! — машет тот рукой. — Надо отвезти его к старикам. Пусть позаботятся о своём нечестивце.

— Ах, ах! Он так любил меня! Может быть, нам самим…

— Слушай, сестра, я серьёзно предупреждаю: на тебя и так все косятся. Никто из нас не святой, однако Адольфа и Берча даже стервятники вряд ли взяли бы в компанию… И думать о нём забудь!

— Ах, ах! Андрей, абер теперь тебе самому придётся Голиафа…

— Совсем очумела! Кто же с хозяйством управится?

— Советские пленные.

— Ты и впрямь рехнулась! Станут они работать, жди! Думаешь, красные сдаются в плен сильными и здоровыми? Ха! А разозлишь их — стукнут по башке, развалишься, как гнилая тыква.

— Абер, Андрей, Голиаф — большевик!

— А кто из них не большевик? Перестрелять всех, да? А твою скотину тогда кому пасти, кому косить, кому молотить, прясть и ткать, кому нос тебе подтирать?.. Ладно уж, иди в дом, я сам его отвезу. Как саданули из кустов, напротив усадьбы Бу́йкисов, так сразу и окоченел.

Госпожа Чадур тащится через сад. Голова трещит… Голиафа не трогай! Белочку тоже…

В дверях гостиной ей попадается хнычущая Герта. В безумной тоске, в злобе мать вдруг ударяет её так, что девчонка летит через всю комнату и, падая, сбивает столик с патефоном.

СТРАННОЕ ПИСЬМО

Молодые осины на опушке вытянулись. У Голиафа на лбу за прошедший год прибавилась ещё одна морщинка. Белочке уже сравнялось девять. В это лето ей вручили пастушеский кнут.

Сегодня Белочка, нарвав на лугу цветов, вьёт венки. Коровы лежат в жидкой тени одиноких полевых берёз и лениво пережёвывают жвачку. А овцы уставились на пастушку, словно размышляя: не перепадёт ли что-нибудь вкусное?

Из хлебов вылезает большой серый кот с чёрными ушками — бабушкин любимец, бессменный дежурный по кухне. Он уже давно удрал от Чадуров, но почти каждую неделю приходит на пастбище к Белочке.

— Мурлисик-Гурлисик! — радуется девочка. — Давно ты у меня не был. — Прижав в себе кота, она гладит его нежно и расспрашивает: — К кому же ты теперь пристал? К Дзе́нисам или к дяде Адаму? Смотри, какой жирный! Э, нехорошо… Наверное, совсем перестал охотиться на мышей, всё норовишь к блюдечку с молоком. А потом уляжешься под кровать и мурлычешь. Шевелись, дружок, двигайся побольше!

Бух! — к пастушке подкрался белый барашек и толкает её в спину.

— Подожди, Буй! — отмахивается от него Белочка. — Надо же мне потолковать со старым другом. — Она с грустью смотрит в кошачьи глаза. — Помнишь, Мурлис-Гурлис, как мы в последний раз ели блины? Помнишь нашу славную повариху — бабушку?

Неожиданно Мурлис-Гурлис, словно испугавшись чего-то, вырывается из её рук. Белочка оглядывается: в чём дело?

Дряхлый старичок вышел из кустов и тащится в сторону стада. У него большие седые, отвисшие усы. За плечами тощий мешок, на голове помятая шапчонка, пальтишко — ну и рвань!..

К чему ему, интересно, такая толстая палка? И так ни одна собака не бросится на это чучело огородное.

— Барышня, разрешите отдохнуть у вас? — Нищий устало опускается на траву, рядом с озорным барашком, — тот даже не пошевелился. — Не завалялась ли у тебя в торбочке лишняя корка? — Старичок просительно улыбается.

Белочка роется в торбочке, достаёт оттуда ломтик сыра — твёрдый, как осколок камня.

— Вот, дяденька! Не знаю только, как вы его разжуёте.

Старичок, пряча сыр, успокаивает:

— Спасибо. Оставлю на потом. Размочу в Дабрите, сгрызу помаленьку… А у вас на усадьбе, видно, добрая хозяйка, если для пастуха сыра не жалеет.

Белочка вспыхивает:

— Была бы у вас такая… и месяца бы не выдержали!

— А не шутишь ли, доченька? Вишь, коровки лежат себе, пастушка венками пробавляется… Я бы тоже не отказался от такого житья.

— Что вы знаете про мои венки! — ёжится Белочка. — Может, они у меня для могилок?

Старичок, словно что-то вспомнив, ощупывает карман, вытаскивает оттуда письмо.

— Тьфу, нечистая сила, чуть не забыл. Иду по тропинке… Тут, откуда ни возьмись, осы жужжат сердито. Я испугался: вдруг ужалят? Опустил пониже голову — глядь, у вяза что-то белеет. Нагибаюсь, поднимаю — письмо! Вероятно, письмоносец у вас безголовый — обронил.

— А вот когда моя мамуся была почтальоном…

— Прочти-ка лучше, кому оно адресовано. — Старик протягивает письмо Белочке. — Занесу по дороге.

— Я, дяденька, теперь не умею читать, — грустно признаётся Белочка. — Что умела — позабыла…

Старичок снова ощупывает карманы, вынимает очки. Они, пожалуй, постарше его самого. Одно стёклышко треснуло, дужки отломаны, вместо них проволока. Водрузив очки на нос и придерживая пальцами, чтобы не свалились, он начинает:

— По… по… поч-та… С-и-си-си-по… Си-по-лай-на. М-а, Май-ге… М-е-ме… Мелнис… Гм, никогда о такой не слыхал.

Девочка подскакивает:

— Так ведь это я — Майга!

— Написано: Майге Мелнис.

— Я же говорю: я и Майга, я и Мелнис.

— Сразу два имени! Может, у тебя и ещё какое есть в запасе?

— А как же! Меня все зовут Белочкой. А хозяйка то Крысой, то Жабой.

— А-а-а!.. Ну как, почитаем, что там, в письме?.. Или лучше твоей хозяйке отдать?

— Нет, нет, дяденька, хозяйке — ни за что!.. Читайте, читайте, пожалуйста!

Старичок вскрывает конверт, вытягивает поудобнее онемевшие ноги, поправляет очки, откашливается и уж потом, сунув нос к самой бумаге, начинает читать:

— «Дочурка, я жива и здорова. Ежедневно говорю ветру: передай привет в Сиполайне моей Белочке. Не плачь, дочурка! Когда уж очень туго приходится — топни ногой и крепись.

Потерпи — мы победим! Не говори никому, что получила моё письмо. Будь здорова. И никогда не забывай, что ты дочь коммуниста. Целую крепко. Твоя мама Милда Мелнис».

ПОЧЕМУ БЕЛОЧКА ЗАПЕЛА!

Прочитав письмо, старичок бережно складывает его.

— Дяденька, дяденька, — умоляет Белочка, — прочитайте ещё раз. Может, вы не всё правильно прочитали — у вас ведь глаза уже слабые. Может, ещё какое словечко. Может, где-нибудь сбоку приписка.

— Всё прочёл. Всё понятно, всё ясно и точно.

— Дяденька, отдайте письмецо… Оно же моё!

— Зачем тебе — ведь ты неграмотная. А мне сгодится — для самокруток.

Он хочет порвать на кусочки письмо. У Белочки вспыхивают глаза, она бросается к старику:

— Отдайте! Отдайте!

Одной рукой Белочка хватает письмо, а другой невзначай зацепила за седой ус… и тотчас же отшатывается в страхе: ус оторвался и болтается в её руке.

Без усов старичок уже не старичок. Даже глаза у него посветлели. Не юноша, конечно, но и вряд ли намного старше кузнеца Петера.

Придя в себя от изумления, Белочка предлагает виновато:

— Дяденька, я покараулю на горке, а вы снова… Ну, опять старичком.

Дяде это нравится.

— Сильная девчушка! — смеётся он.

Белочка всё же успела выхватить из дядиных рук письмецо мамуси, и теперь, разглядывая его, она чувствует, как сердце охватывает ледяной холод, словно её вышвырнули из жаркой бани на декабрьский мороз. Чистая бумага! Ни слова, ни буквы, ни закорючки на письме. Дядя просто дурачился, зло шутил.

— Дядя. Вы… Вы обманщик! — выкрикивает она. — Самый настоящий обманщик!

Слова грубые, но тот и не думает обижаться. Знак рукой, и Белочка снова опускается рядом с непонятным гостем.

— Зови меня дядей Ва́нагом, дружок. И успокойся: я тебя не обманул. Маму твою я видел, ну, вот как сейчас вижу тебя. У нас… Словом, мы с ней заняты одним делом…

— Но стрелять-то вы стреляете не из одной винтовки?

— Отлично сказано! — Дядя Ванаг, смеясь, пожимает руку девочки. — Такой умнице я могу ещё почитать… Не бойся, Милда Мелнис подпишется под каждым моим словом. — И он продолжает читать, держа перед собой чистый лист: — «Майга, я верю, что ты никому не скажешь ни словечка. Я давным-давно в партизанах. В нашем отряде меня очень любят. Бабушка звала тебя Белочкой, а друзья прозвали меня Осой. Жди и знай: мы победим!»

Дядя поднимается.

— Хватит! Пока я доплетусь… Мне, может, ещё три таких письма нужно отнести.

— Дядя Ванаг, — предлагает Белочка, — ну зачем вам в жару таскать тяжёлую дубину? Обождите, я срежу палочку полегче.

Она, не ожидая ответа, схватывает палку старика — и тут же отпускает:

— Ой!.. Нет, нет, не объясняйте, дядя Ванаг. Я сама знаю: эта палка может стрелять. Но как вы попадаете в цель — у вас ведь такие плохие очки?

Партизан улыбается, прижимает голову девочки к груди и, помахав ей на прощание рукой, уходит в сторону леса.

Майга долго смотрит ему вслед.

Кто скажет, что это партизан? Жалкий старый нищий! Разве не видите, с каким трудом он передвигает ноги?

Девочку пробирает радостная дрожь. Мамуся жива, мамуся воюет! Быть может, она, взобравшись на высокую гору, не один раз наблюдала за Белочкой в бинокль.

Девочка поднимает скот и громко поет:

Как учила меня мать
Никогда не унывать,
Доброй быть, весёлой быть,
Песни петь и не тужить…

Закружил ветер, донёс звонкий голос пастушки до усадьбы Чадуров. А там, в саду, прогуливается госпожа Чадур, Герта и Бузулиха. Гостья вздыхает:

— Герточка, когда же мы запоём вот так же весело, от всего сердца?

Госпожа Чадур поджимает губы:

— Доченька, ответь нашей дорогой гостье: «Когда фрицы переберутся со своими танками через Волгу — абер тогда большевикам придёт капут и вот тогда-то мы покажем, на что способны наши глотки».

— Но откуда же у пастушки могло взяться желание так весело распевать?

Герта выжимает презрительно:

— Фи!.. Фэ!.. Животное!

— Ах, Альви́на, абер у батрацких детей совсем иные сердца, чем у наших. Частенько мне кажется: у них вместо сердца не то каблуки, не то подковы со всеми гвоздями. Вот у этой все погибли постыдной смертью, а она знай себе поёт, ликует!..

СНОВА ПИСЬМО

А время катится, катится. За летом — осень, за осенью — зима.

Ещё вчера дул суровый северик и снег падал, как пух из огромнейшей — на весь мир! — подушки. Сегодня же такая тишина, словно Сиполайнанская волость отгородилась от ветра волшебной стеной.

На усадьбе Утлей Жан Лукстынь служит с мартынова дня[3].В первый же день хозяйка огорошила парня словечком «вы». Если бы она вдруг завыла по-собачьи, и то он не удивился бы так, как этому «вы». Жан чуть было даже не решил, что богатеи делятся на два сорта — на плохих и хороших. Но уже через неделю парень уразумел: в Утлях та же постная каша, только миска понарядней.

«Жан, вы такой проворный!..» — а у «проворного» даже своей кровати нет. Спит на замызганном тюфячке на полу, в углу, под связками лука. С наступлением темноты сюда, словно полицейские на обыск, приползают целые отряды клопов.

«Жан, вы такой милый!..» — а «милого» заставляют трепать лён. Об этом, когда договаривались, не было сказано ни слова.

«Жан, вы такой честный!..» — а когда честный паренёк прихворнул, ему сразу же набили пенькой весь угол: не ешь даром хлеб — вей верёвки, вей!

Госпожа Утля раньше других богатеев учуяла, что от гитлеровцев потянуло кладбищенским духом. Ну, а если так, то и жить надо соответственно: одному богу помолиться, другому поклониться. Поэтому на мельнице сам хозяин говорит Жану:

— Жан, кажется, Голиаф — ваш дядя? Живёт тут же недалеко, у Чадуров? Пока подойдёт наша очередь, можете на часок сбегать погостить.

Сдвинув ушанку на затылок, Жан, как на коньках, летит по большаку. Давно он не виделся с дядей, с тётей Дорой, с Белочкой! Только краем уха слыхал: пока ещё живы.

На батрацкой половине пусто, ни души. Парень утирает вспотевший лоб и прикидывает: куда же податься? Больше всего ему хочется услышать звон колокольчика — голос Белочки.

Пока Жан топчется в нерешительности, в комнату входит… сама Белочка! Тут не до расспросов: где была, что делала — так озябла, бедняжка! Да и как не озябнуть в стареньком ношенном-переношенном пальтишке… Белочка хлопает Жана по полушубку и радостно смеётся:

— Ишь ты! Госпожа Утля разодела тебя, как родного сына!

Не думая, не размышляя, Жан надевает на озябшие пальцы девочки свои тёплые рукавицы:

— Возьми, носи на здоровье!

— Да в своём ли ты уме! Что хозяева скажут!

Забурлил весёлый разговор… И вдруг всё портит неожиданный вопрос девочки:

— Скажи, Жан, в такой мороз… партизаны здорово мёрзнут в лесу?

В мире и в Сиполайне тысячи самых разных вещей и дел. Белочка могла спросить Жана решительно обо всём, задать кучу вопросов. Только одного нельзя касаться: партизан! Это тайна, упрятанная за семью замками, за семью запорами. И надо же: Белочка спросила именно об этом!

Покусывая губы, Жан ворчит хмуро:

— Пусть себе мёрзнут. Что мне до партизан! А тебе разве их жалко?

Теперь хмурится и девочка:

— Жалко? С чего бы? Пусть себе мёрзнут. Я просто так спросила…

У дверей кто-то тихо стучит, и вот уже в комнату входит калека-нищий, опираясь на знакомую толстую палку.

Дядя Ванаг! И, наверное, снова с письмом от мамуси… А тут торчит этот противный франт, которому наплевать на партизан. Недавний приятель переметнулся к врагам. Теперь понятно, почему госпожа Утля одевает его тепло, как медвежонка!

Белочка срывает с рук дарёные рукавицы и швыряет их Жану в лицо:

— Чего тут прохлаждаешься? Твой хозяин уже глотку себе надорвал, зовёт не дозовётся…

Жан не остаётся в долгу:

— А ты тоже хороша! Целый час стрекочешь, как стрекоза. Бездельница! Иди в хлев, проверь овец! Ну!

Дядя Ванаг, отряхнув снег, весело смеётся:

— Будет вам, ребята… Признаться по совести, я с вами с обоими знаком…

Жан краснеет, как бурак.

— Но ведь она… Она сказала, чтобы партизаны перемёрзли, как прусаки.

— А ты… ты первый сказал, что тебе их нисколечко не жаль!

Дядя Ванаг ставит палку в угол и улыбается: оба не сводят тревожного взгляда с его заиндевевших усов. С них капает вода, как бы не отвалились!

— Не бойтесь, теперь у меня уже собственные усы; их мне подарила старуха Время… Слышь-ка, доченька, выйди посмотри, что там за птицы перед амбаром чирикают.

Белочка не уходит дальше крыльца. Она знает: дядя придумал. Нет у амбара ни птиц, ни зверей. Но если он так хочет, значит, надо.

А в это время лесной гость, ухватив Жана за воротник, шепчет в ухо:

— Штаб и Оса решили: живи пока у хозяев. Ты нам ещё здесь нужен. Теперь иди, позови Белочку, а сам понаблюдай за белыми воробьями.

Жан не обижается. Дисциплина! Время военное, каждый должен знать только то, что ему положено, не больше.

Примчавшись в комнату, Белочка торопит:

— Дядя Ванаг, читайте-ка поскорее письмо мамуси! А то кто-нибудь войдёт.

— А если у меня на этот раз и бумажки-то с собой нет?

Девочка снимает с гвоздя сито.

— Да вот оно, письмо. Прошу, читайте. Ну, пожалуйста!

Партизан садится на постель Голиафа и, тщательно вытерев рукавом усы, поворачивая сито, читает:

— «Здравствуй, доченька! Слушай внимательно: у нас тут одну тётеньку фашисты ранили в бою, к тому же и хворь к ней привязалась. Эту тётеньку, пока она не выздоровеет, спрячут у вас на сеновале над хлевом — всё уже договорено. Заботиться о ней будут Голиаф и Дора. И на твою долю выпадут кое-какие дела. Но, Майга, запомни: никому ни словечка! Эта тётенька мне так дорога, как ты, как бабушка, как папа».

Партизан вешает сито на гвоздь — письмо прочитано. Но Белочка настаивает:

— Дядя Ванаг, читайте ещё!

— Что ты! Больше там ничего не написано.

— А вот второй листок… — Девочка подаёт ему передник Доры.

Партизан ласково смотрит на девочку, потом разглаживает передник и читает:

— «Недавно неожиданно увидела Мурлиса-Гурлиса. Не понимаю, как он попал в партизанский бункер. Повторяю ещё и ещё раз: только никому ни слова». Всё!

Майга подсовывает дарёную рукавицу:

— Там чего-то ещё не хватает. Вот вам третий листок.

Взглянув внимательно в окно, дядя произносит скороговоркой:

— «Горячо целую. Твоя мама Милда Мелнис».

ВОТ ТАК ВСТРЕЧА!

Белочка ждёт. Скорей-скорей бы познакомиться с той тётенькой, которая ела из одного котелка и пила из одной кружки с Милдой Мелнис.

Проходит день. У Доры глаза вроде покраснели, но говорить она ничего не говорит. Молчит и девочка. Ведь во всех своих чудесных письмах — решительно во всех! — мамуся крепко наказывала: лишнего не расспрашивать, лишнего не рассказывать.

Проходит второй день. Ночью у Белочки сон тревожный. Двери часто скрипят…

Однажды в бороде Голиафа она замечает соломинку. Да-да, в эти дни соломинки так и цепляются к Голиафу и Доре. Но оба старательно снимают их с одежды и бросают в печь.

В ожидании и неведении медленно, тягуче проходят дни. Но вот Белочка просыпается среди чёрной ночи. Её трясёт Дора. Сон склеивает глаза, руки не вытащить из-под одеяла.

— Белочка, идём, милая, — шепчет старая женщина. — Э-э… тебя тётя ждёт…

Сон мигом слетает с Белочки. Как тени, они проскальзывают через двор и входят в сарай. Дора впереди, она только изредка трогает руку девочки. Вот они лезут на сеновал. Лестница скрипнула, обе тотчас замирают.

Сеновал над хлевом набит сеном и соломой. Они находят узкую щель, пролезают в неё — и вот уже Белочка скатывается в какую-то тёмную соломенную пещерку. Там её обхватывают тёплые руки.

— Пришла? — Девочку целуют жёсткие горячие губы. — Наконец-то пришла!

К чему такие нежности? Ей не терпится узнать про мамусю. Здорова ли она? Почему её прозвали Осой?

Но спросить сразу, напрямик, она не решается. Начинает исподволь:

— Тётя, а вам там, в лесу… не встречалась ли некая Милда Мелнис?

— А как же! Но говорить о ней мало радости, — еле слышно шепчет тётя.

— Почему? — Девочка пугается. — Что с ней — не приключилось ли несчастья?

— Ш-ш, потише… Ленивая! Всё норовит на боковую, а вот к котлу всегда прибегает первой!

— Неправда!

— Ш-ш… Ну, пускай бы набивала пузо, но покажи себя и в бою. Кто на пост, кто в наступление, а у неё всегда зубы болят!

Что она говорит!.. В сердце Белочки вот-вот вспыхнет недобрый огонь. Но вдруг девочку осеняет: ведь когда-то точно так же шутили в маленьком домике кузнеца! И она кричит:

— Мамуся!

— Ш-ш, тише!..

…Белочка подметает пол на батрацкой половине. Её так и тянет поделиться с кем-нибудь своей радостью. Но война, оккупация. Хочешь раскрыть рот — говори шёпотом. А кому? Тому, кто сам вечно нем. Вот девочка и шепчет метле:

— Моя мамуся — славная партизанка. Она очень-очень болела, даже боялась позвать меня к себе, потому что я бы плакала. И напрасно! Скажи, ты меня часто видела плачущей? Теперь мамусе куда лучше. А в лесу ей было очень плохо. Мороз, фашисты наседают, никаких лекарств. И тут дядя Ванаг сообразил. Он умный-преумный, весь мир исходил со своим мешочком. И друзей у него не счесть: на Га́уе, на Огре, на Да́угаве… Вот дядя Ванаг и говорит: «Оса умирает, в лесу ей оставаться нельзя». И такое он придумал, такое… Жаль, тебе всё равно не понять, ты ведь только метла. Мамуся говорит, узнала бы про это госпожа Чадур, со злости кинулась бы в Дабриту. Словом, мамусю тайком доставили сюда, к нам, в Чадуры. И неспроста. Тётя Дора, оказывается, умеет ухаживать за ранеными и больными. Она ещё тогда научилась, давным-давно, когда была первая страшная война. И, кроме того, партизаны решили, что у Чадуров самое надёжное место. Здесь мамусю никто искать не станет, никому в голову не придёт, что её могут спрятать у такой заядлой фашистки. Но Чадуриха хоть и злая, а глупая, её можно провести. Конечно, сеновал — не комната. Дядя Голиаф вкатил наверх большую бадью, опрокинул набок, покрыл соломой — вот и спальня для мамуси. Бочка с выбитым дном — столовая. А гостей мамуся принимает только по ночам, у люка для соломы. В случае чего — пиф-паф по фашистам, а сама в люк — и нет её! Не бойся, мамусе теперь уже хорошо. Тот бок, в который попала фашистская пуля, уже почти зажил. Воспаление лёгких тоже подходит к концу. Кто бы мог подумать, что тётя Дора так здорово докторит…

Вот батрацкая половина и выметена. Белочка, бросив метлу, хватает бельевой валик Доры.

— Пусть теперь Герта только попробует меня щипнуть. Как двину, как тресну по лбу! А сама в лес, к партизанам.

Идут! Девочка выглядывает в окно. Дора. И вдруг в памяти возникает тот давнишний разговор на берегу Дабриты, когда тётя Дора сначала завела что-то про свой хитроумный совет, а потом замяла. Пришла пора выяснить.

— Э-э… полинял уже тот хитроумный совет, стёрся! — Старая женщина смеётся.

— Ну, всё равно скажите! Пожалуйста! А то я вечером не усну, всё буду думать.

— Что ж… В то время мадам била тебя смертным боем. И я подумала… э-э… кабы ты стала боженьке молиться, при хозяйке пала бы на колени, стала бы креститься и на небо взирать… Да ещё ты бы ей ручку поцеловала…

— Ой, как вы могли, тётя!

— Э-э… Мы же тогда даже слова такого не ведали: «партизаны». Придавила нас всех оккупация, как чугунный котёл. Ни пошевелиться, ни дух перевести…

БЕЛОЧКА ПРОДАНА

На следующий день Чадуриха собралась в лавку к госпоже Спрингис и взяла с собой Белочку, тащить тяжёлую сумку. Девочка даже не интересуется, чем она набита, — так ей трудно. Хоть бы хозяйка оступалась почаще! Всё можно дух перевести.

И мадам оступается — из-за своей же собственной глупости. Увидит следы, которые сворачивают с большака, и сразу глаза на лоб от страха.

С некоторых пор Чадурихе да и другим богатеям тоже всюду мерещатся партизаны. Вон те следы зигзагом, о чём они говорят? Раньше никто не ломал бы голову: там петлял пьянчужка. А теперь — ах, ах, быть может, партизанский разведчик, хитрюга, издеваясь над сиполайнанскими властителями, топал то по правой, то по левой стороне дороги…

Белочка плелась позади, таща туго набитую сумку, а когда подошли к дому мадам Спрингис, Чадуриха послала её вперёд: ты — прислуга, марш бегом, распахни перед своей барыней входную дверь!

Сегодня решительно всё раздражает Эмилию Чадур. Вот и мадам Спрингис. С чего это она, небрежно приняв сумку, вдруг так и впилась глазами в девчонку, словно та бог весть какая красавица?

Когда дамы остаются вдвоём в гостиной, Спрингис без лишней канители приступает прямо к делу:

— Скажите, эта медхен…[4] Не причиняет ли она сильные боли вашему копфхен?[5]

— Ах, мадам, абер вы попали точно в шляпку гвоздя! Чёртова букашка… Я просто извелась с ней. Проклятие какое-то! Прямо не знаю, что и делать.

Мадам Спрингис сочувственно вздыхает.

— Ну гут[6], пожалуй, я освобожу вас от этого проклятия. Можете хоть сейчас оставить её на моё попечение. Уж я устрою ей сладкую жизнь! — подмигивает она. — Можете быть спокойны! И даже платы с вас не возьму, так и быть!

— Абер, мадам! — У Чадурихи темнеют щёки. — Товар мой, деньги ваши. Эта Жаба влетела мне в копеечку.

— Боже мой, ещё и платить за какие-то жалкие косточки! Сколько же вы хотите?

Долго идёт торг. Наконец сделка совершается: мадам Спрингис платит за девочку три кило сала, полтора метра ситца, флакон одеколона и двадцать восемь гвоздей для подков.

РАЗГОВОР БЛАГОРОДНЫХ ДАМ

Через день госпожа Чадур как ошпаренная мчится к госпоже Спрингис и, затащив лавочницу в гостиную, взывает к её совести:

— Абер откуда такое повелось — дети коммунистов ходят у вас разодетые в пух и прах! Для чего вы у меня выторговали Жабу? Для чего, я вас спрашиваю? Я думала, вы её проучите как следует. Я считала, что она у вас будет ходить в синяках и шишках. Абер что вы? Нарядили эту негодяйку, как какую-нибудь барышню…

У мадам Спрингис багровеет лицо:

— Что ты, деревенщина, суёшь нос куда не следует! Что ты, недоучка, понимаешь в торговых делах?..

Вот это да! У Чадурихи дыхание перехватило… А Спрингис так и сыплет, так и сыплет. Её, прирождённого коммерсанта будут учить, как из мякины тесто на пирожки заквашивать, как в винном бочонке слона утопить?.. Времена ныне — хуже некуда. Кругом воруют, обманывают, жульничают. Всё приходится прятать и от фрицев, и от шуцманов. Только тот ещё дышит, кто умеет мимо бесчисленных постов, мимо стражей и ловушек всяких в кармане корову пронести, в ноздрях самогонный аппарат протащить. А что касается Белочки… В умелых руках этот бесёнок может стать курочкой, несущей золотые яички. Каким образом? Ну, уж об этом положено знать одной только ей, мадам Спрингис, других это не касается. Конечно, если курочка заартачится и откажется нести золотые яички, то такой птичке топором голову прочь. Будьте уверены: мадам Спрингис не деревенская тараторка, которая только и знает что трепать языком…

Чадуриха слушает, и губы у неё обиженно вытягиваются:

— Золотая курочка… Абер кто при покупке торговался так, словно она — полудохлый воробей?

Но Спрингис уже успокоилась и, как человек благовоспитанный, снова переходит с грубого «ты» на деликатное «вы».

— Так что вы не расстраивайтесь, госпожа, не с намерением вас оскорбить, а по чисто деловым соображениям Белочка одета чуть получше.

И вдруг лавочница странно усмехается. Иногда и её подмывает подурачиться:

— Ну гут, госпожа, если вы желаете, я могу Белочку продать обратно… за корову и двух овец!

Эмилию Чадур словно иголкой укололи. Она резко поднимается и, ни слова не говоря, плюёт — подумать только, какое невезение! — прямо на бархатную оторочку собственной юбки.

…Как же чувствует себя главный виновник этого столкновения двух благородных дам? После каторги у Чадурихи Белочке не приходится жаловаться. И всё-таки девочка то и дело посматривает на восток, в сторону усадьбы. Там Голиаф, там тётя Дора… И мамуся!

Теперь уже ясно: Оса не умрёт, она быстро поправляется. Две ночи подряд Белочка пробиралась к Чадурам. И вот теперь мама сердится:

— Доченька, чтобы в последний раз! Не приходи больше! Ты что, нас всех погубить хочешь?

— Но, мамуся… Я ведь так осторожно! Собаки меня все знают, ни одна не тявкает. На ботинки я надеваю лапти и скольжу, как тень. Кто меня заметит? Никто!

— Всё равно! Ты ловкая девочка, я не спорю. Но нельзя рисковать понапрасну. Понимаешь?

— Мамуся, без тебя мне так тоскливо.

— Ты же у меня сильная! Потерпи! Нам ещё воевать нужно, победить… Значит, договорились: больше ты сюда не приходишь. Ну, Белочка, до свидания! — Милда Мелнис горячо целует девочку. — А теперь иди!

Да, надо идти… Но на дворе почему-то поднимается страшный шум. Собаки так и заливаются. Белочка каменеет.

— Вот видишь, к чему привела твоя ненужная отвага…

Но всё кончается благополучно.

Лишь после войны мать и дочь узнают правду про собачий «концерт». Его устроил… Голиаф. Да, да, Голиаф. Старый батрак нарочно стравил собак. Ничего, что Белочка немного напугается. Зато впредь будет умнее и осторожнее.

ТАИНСТВЕННЫЙ ГОСТЬ

У Спрингисов Белочка пока что прибирает двор и жильё со многими комнатами и коридорами. Она чистит окна, стирает с мебели пыль и купает комнатную собачонку. Хозяйка доверяет ей все ключи. Но есть одна комната, о которой Белочке ничего не известно. В конце дома, на западной стороне. У неё даже отдельная входная дверь.

По словам хозяйки, ничего таинственного в ней нет. Это «студенческая комната». Когда-то у мадам были славные друзья студенты, и они часто гостили у Спрингисов. Вот для них и предназначалась отдельная комната. А теперь… Да что там говорить — оккупация!

Работа тут костей не ломит, не то, что в Чадурах. Можно было бы и песенку затянуть и попрыгать вволю, если бы не противная муштра.

Чего же мадам Спрингис добивается от своей воспитанницы? Времена изменились. По лавке сквозняк гуляет, полки опустели. Все важнейшие сделки совершаются вне лавки — на улице, в церкви, на хозяйских усадьбах. И мадам учит Белочку, как разузнавать у клиентов разные домашние секреты: сколько у них в соломе, в мякине, в поленницах спрятано муки, яиц, масла, мяса и в каких товарах они сами нуждаются?.. Скоро, скоро Белочка научится всё разузнавать быстро и точно.

Но вот однажды Майга от изумления раскрывает рот, как говорят в народе, до самых ушей: хозяйка спешит с бутылками пива и едой в «студенческую комнату»! Значит, там живут. Странно! Кто же пробрался туда незамеченным? Ведь Белочка всё утро была дома, возилась со своими щётками и тряпками.

Майга по опыту уже знает, когда можно заговорить с хозяйкой, а когда нет. Сегодня мадам Спрингис в таком настроении, что лучше её не трогать… Впрочем, какая Белочке разница? Ну, приехал, ну, поселился. Что он, за неё комнаты уберёт?

Однако любопытство очень нелегко побороть. К тому же ведь и мадам всё время втолковывает ей быть изворотливой, ловкой, всезнайкой.

Мадам уж не раз побывала у гостя. И что удивительно: когда она спешит из кухни в «студенческую комнату», её лицо по-праздничному сияет. А возвращается обратно — на нём досада и даже тревога. Да-да, Белочка теперь уже многое научилась замечать.

Наконец мадам Спрингис, утомлённая, прилегла на кушетку. Любопытство Белочки дошло до предела. Во что бы то ни стало увидеть таинственного гостя! Она только тихонечко приоткроет дверь — и всё. Не к тигру же в клетку попадёт. А зарычит гость — быстро отскочит назад: на то она и белочка.

Вот дверь уже приоткрылась. Без скрипа: в доме госпожи Спрингис двери не скрипят, петли обильно смазаны.

Дверь открывается всё шире и шире, и Белочка уже в «студенческой комнате».

Она озирается по сторонам. Представьте себе — гость спит! Растянулся во весь рост на диване и спит. Ну, тут удивляться не приходится. Время военное. Люди устали, засыпают на ходу.

Кто же он? Незнакомый, Белочка его никогда раньше не видела. Не старый, вовсе не старый, пожалуй, даже молодой. Но не особенно симпатичный. Лицо у него какое-то злое. И это тоже не удивительно: время военное…

Девочка спешит. Она быстро осматривает комнату. Два столика. На одном бутылка и тарелка с остатками еды. А на другом разные бумаги — наверное, гость выложил. На краю стола лежит фотокарточка, какие-то люди сфотографировались.

У Белочки на миг останавливается сердце. Да ведь эта женщина посередине — её мама, Оса, Милда Мелнис! Узнать славную партизанку не легко: женщина со строгим лицом, в полушубке, в мужской папахе, с винтовкой.

Постойте-ка!.. А кто же это с ней рядом? Тоже в полушубке, в папахе и с винтовкой… Так вон он, в двух шагах от Белочки, похрапывает на диване.

Кто знает, как долго задержалась изумлённая Майга в запретной комнате. Но гость, что-то промычав, пошевелился. И тотчас Белочка в испуге бесшумно выскальзывает за дверь. В коридоре она лихорадочно обдумывает всё, что увидела. Этот молодой человек — друг мамуси, партизанский разведчик, сродни бесстрашному дяде Ванагу.

Да, да, да! Ещё и папаха! Ведь заметила Белочка в «студенческой комнате» папаху, небрежно брошенную на стул. Она может биться об заклад, что её сшила та же рука, что и папаху мамуси.

Партизан! Точно!

Но всё-таки как он пробрался в комнату незамеченным? Девочка выходит во двор, прячется за поленницей, пристально изучает следы.

Её догадка подтверждается. У гостя с собой был особый ключ. Он вошёл в «студенческую комнату» прямо с улицы.

Белочка на кухне тихо чистит картошку. Вдруг она съёживается — на пол, звеня, падает нож…

Пропало! Всё пропало! К Спрингисам заходит страшилище Берч, тот самый рябой фашист, который повесил бабушку и стрелял в мамусю. В банде шуцманов он важная персона. Недавно сама мадам обслуживала его, ужом извивалась и верещала сорокой.

Девочка выбирается в коридор и с ужасом видит, что Берч, взглянув на часы, негромко стучит в дверь «студенческой комнаты». Ох, сейчас прогремят выстрелы! Партизан ведь не сдастся без боя, как телёнок на бойне.

Белочка, словно перед прыжком, напрягает все мускулы. Кто знает, может, и её помощь понадобится, как тогда, в тот страшный день.

Но случается непонятное. Дверь комнаты отворяется, и палач Сиполайны мирно заходит к таинственному незнакомцу…

Но и это ещё не всё. Уже через минуту Белочка замечает пастора, господина Грасита. И тот, взглянув на часы, стучится в «студенческую комнату»…

Вскоре мадам, стоя в дверях гостиной, подзывает вконец ошалевшего маленького человечка:

— Ну гут, теперь можешь с часок отдохнуть, поспать. Обойдусь без тебя.

Белочка благодарит. Но разве она станет спать? Она влезает на чердак, там с величайшими предосторожностями разгребает мох и песок, как раз напротив столика в «студенческой комнате». А потом плотно, как осенний лист к стеклу, прижимается ухом к щелястым доскам потолка.

А ЗАВТРА…

С чердака Белочка спускается, охваченная ужасом. Сердце в груди стучит, как молотильный цеп, голову словно сжало железным обручем… Теперь только семимильные сапоги смогли бы спасти от пуль и виселицы самых дорогих для неё людей.

Но что такое случилось? Что? Да ничего сверхъестественного вроде бы и нет. Таинственный гость в самом деле и студент, и партизан. Но…

Белочка вся трясётся, будто в лихорадке. Как таких земля носит? Почему в лесу деревья не свалились и не проломили голову этому чудовищу?

Кто же он? У пастора Грасита где-то в Ва́лмиерском уезде есть друг, тоже слуга божий. Так вот, таинственный гость «студенческой комнаты» — его сын Альбрехт. Как коварный оборотень, под чужим именем, пробрался он к партизанам, чтобы выведать всё о них и предать.

Там, в «студенческой комнате», фашисты обсуждают свои планы, выпивают и торжествуют. И прежде они пытались засылать своих людей к партизанам, но их своевременно обнаруживали и уничтожали. А сейчас предатель хвастается:

— Я самому Гитлеру подам рапорт: никто не может перехитрить пасторских детей! Ибо там, где бессильны танк и пушка, там смерть несёт скорпион!

Шпион знает очень многое, он подготовил для народных мстителей кровавую ловушку. Через час явится гитлеровский офицер, они окончательно распределят роли: кто займётся чисткой отдельных хуторов, какие силы окружат и нанесут сокрушительный удар по главной партизанской базе в Ба́йбалском лесу.

Белочка выбегает во двор. Что-то надо делать, сейчас, немедленно. Но что? Девочка отдала бы жизнь, чтобы спасти мамусю, партизан и всех-всех, для которых фашисты уже свили петли…

За забором, на обледеневшей тропинке, раздаётся конский топот. Белочка открывает ворота. Это немецкий офицер. Майга уже несколько раз видела его у госпожи Спрингис. Гитлеровец небрежно бросает поводья и, не оборачиваясь, шагает прямо в дом на своих негнущихся журавлиных ногах. Он знает Белочку: эта девчурка приберёт его каурого и позаботится о нём не хуже опытного конюха.

И тут девочку озаряет безрассудно смелая мысль. Едва немец скрывается за дверью, она взлетает в седло лёгкой пушинкой. Вспыхнувшая надежда окрыляет её. Ещё не всё потеряно! Только бы добраться до Чадуров, а там и дядя Голиаф, и тётя Дора. Они-то уж будут знать, что делать.

Но отвернулось счастье. Что за проклятый день!.. Только Белочка заворачивает в рощицу, как её останавливает громкое «Хальт!»

Немецкий патруль: три солдата и среди них жалкое существо — оборванный нищий с тяжёлой дубиной. Всё пропало! Уж если фашисты захватили легендарного партизанского разведчика, дядю Ванага, то конец, конец…

Их взоры встречаются. Что же дядя Ванаг прочитал в глазах девочки? Как сумел он понять, что медлить нельзя ни секунды. Дядя Ванаг смеётся:

— Что же ты, Белочка, своих не узнаёшь?

Он протягивает руки — и вот Белочка уже в его крепких объятиях, что-то быстро шепчет на ухо, с опаской поглядывая на солдат. Да, она знает: эти гитлеровцы — замаскированные партизаны. Но всё равно вражеская форма пугает её.

Звонко поцеловав девочку, дядя Ванаг выпрямляется.

— Спасибо, дружок, от имени всех партизан сердечное тебе спасибо! Но мы уже сами догадались. Слава богу, накопили опыт, научились распознавать гадов. Но что верно, то верно: кулацкие и купеческие сынки, которых к нам засылали, завалились уже на первой неделе, а вот поповский вправду оказался самым ловким. И всё-таки мы уже денька два знаем решительно всё о его делах.

— Но, дядя… — Белочка в полном замешательстве. — Как же так? Они обсуждают… Они нападут на вас… Они… А вы…

— Скачи быстрей обратно, пока тебя там не хватились! — Партизан подсаживает её в седло. — Твоя боевая задача — молчание. Совершенно верно, они сейчас торжествуют, они нападут. Но вот тебе моё слово — уже завтра вся Сиполайна облегчённо воскликнет: «Собакам — собачья смерть!»… Скачи себе обратно и помалкивай. Пусть покривляются последний раз перед концом, пусть…

Ещё до сумерек девочка приходит к окончательному решению: в этом доме она последнюю неделю. Тут всё тревожит и давит её. А если мамуся и дядя Ванаг будут возражать, она знает, как их убедить:

— Ага, вы говорите, что я белочка? Ну так белочке и жить в лесу, в чаще… Знаете, позавчера у лавочницы в клетке погибла канарейка, бедняжечка. Вот так и со мной будет, если только вы меня к себе не возьмёте!

Эдуард Салениек. О СЕБЕ, О БЕЛОЧКЕ

Далёкое детство. Ребята бахвалятся кто чем. Один может на высокое-высокое дерево вскарабкаться; другой — широкий-широкий пруд переплыть; третий — далеко-далеко камень забросить, чуть ли не до неба.

Я самый маленький. Мне, как говорится, нечем народ удивить. Однако стыдно промолчать, вроде — ты никудышный. И вот, набрав в лёгкие побольше воздуха, кричу изо всех сил:

— А я родился в году с двумя нулями!

Ага, замолчали! Кто-то спрашивает:

— Это что за год?

Гордо поясняю:

— Я родился двадцать четвёртого мая тысяча девятисотого года. Яблони в ту весну цвели… как в сказке!

…Мои предки были батраками, кочевали по хуторам крупных землевладельцев, по имениям баронов в Латвии. Чуть ли не сто лет назад переехали в Белоруссию. Тут они залезли в долги и купили кусок невозделанной земли.

Я родился и вырос между Днепром и Западной Двиной — латыши её называют Да́угавой. Представьте моё детство: все в поле, на лугу или в лесу, дома только я да бабушка. Мы орудуем на кухне. Мне четыре года. Вот бабушка и скажет: «Поди-ка вспугни кур с огорода». Я бегу, хватаю ком земли и швыряю. Мне четыре, но я уже понимаю: если курам-воровкам дать волю — пропадут огурцы. А потом бабуся напоминает: «Последи-ка за поросятами, не забрались бы в картошку». Я снова бегу и навожу прутом порядок среди хрюшек. А с шестилетнего возраста я пастух, работяга.

А как же со школой? Трудно было бедняку учиться в царское время: плати за ученье, бешеные деньги плати! Мне неожиданно повезло: я получил стипендию и смог поступить в гимназию. В ней только учебная плата за год была сто рублей золотом! А ещё за квартиру плати, учебники и книги купи, форменную одежду! И кормиться нужно. Да, образование стоило больших денег. Поневоле позавидуешь теперешним детям.

Много испытаний выпало на долю моему поколению. Тут и первая мировая война, и гражданская. Семь лет войны. Разруха. Голод. Тиф.

Литературную деятельность я начал как поэт. Первые мои стихи напечатаны в 1921 году. А потом писал и очерки, и рассказы, и сказки… На русский язык переведены: сборник рассказов «Щедрая жизнь», большая повесть «Роберт Залан» и написанные в соавторстве с М. Осите сказки «Синие пуговки».

Многим в жизни довелось мне заниматься. Был и учителем, и газетным работником, и редактором. Всего не перечислишь. Когда простился с Белоруссией, лет десять прожил в Москве. А потом — на Дальнем Востоке, в Сибири. Ныне — кажется, надолго — осел в Риге.

В Советскую Латвию приехал я в 1947 году. На первых порах поселился в сельской местности. Чтобы получше узнать жизнь ребят послевоенных лет, стал работать в школе.

Прошло больше года. И вот однажды ночью просыпаюсь, слышу: шум во дворе, какие-то недобрые голоса. Эге, бандиты нагрянули. В то время в лесах ещё прятались фашистские молодчики…

Давно это было, но и до сегодняшнего дня помню я голос бандита: «Чего там чикаться… крой его!»

Мысль написать о Белочке зародилась у меня задолго до бандитского налёта. Сама жизнь подсказывала тему.

…Дочурка соседа в сердцах хватает меня за рукав:

— Дядя, а я на вас сердита, очень, очень сердита. Я читала ваш рассказ о Белочке. Зачем вы её мучите? Оставьте в живых и бабушку!

— Милая моя, нельзя скрывать правду!

Но я не рассказал и сотой доли о тех ужасах, которые в городах и на полях нашей родины творили фашисты.

Недавно в Риге судили нескольких фашистских преступников. Их поймали только в 1965 году. Они скрывались больше двадцати лет! Что же выявилось на суде?

«…Оккупанты и их подручные в период с 1941 по 1944 год только в Ре́зекненском уезде уничтожили 15199 мирных жителей, из них 5128 еврейской и 311 цыганской национальностей… Фашистские палачи не пощадили даже 2045 детей. Они были зверски умерщвлены. Кроме того, 5089 жителей Резекненского уезда были насильно вывезены на принудительные работы в гитлеровскую Германию…»

Так будем от всего сердца ненавидеть поджигателей войны.

Эдуард Салениек

Примечания

1

Шу́цманы — члены фашистской организации в Латвии во время гитлеровской оккупации.

(обратно)

2

Быстрей, быстрей! (нем.)

(обратно)

3

Мартынов день — 10 ноября.

(обратно)

4

Девочка (нем.)

(обратно)

5

Головка (нем.)

(обратно)

6

Хорошо (нем.)

(обратно)

Оглавление

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  •   НАША БЕЛОЧКА — НЕ ЛЕСНОЙ ЗВЕРЁК
  •   ЧЕМ НЕДОВОЛЬНА МАДАМ ЧАДУР?
  •   БАБУШКА И ВНУЧКА
  •   КТО НАПУГАЛ СЕРКО?
  •   ТИХИЙ ВЕЧЕР
  •   ПРОЩАЙ, ПАПА!
  •   ГРОМЫ ПАДАЮТ С НЕБА
  •   САМЫЙ СТРАШНЫЙ ДЕНЬ
  •   СОВЕТЫ ТЁТУШКИ ДОРЫ
  •   «ОК-КУ-ПА-ЦИ-Я!»
  •   ЧЁРНЫЙ ПРУД
  •   ДЕНЬ ПЕРЕДЫШКИ
  •   МОГИЛА НА БОЛОТЕ
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  •   «СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯМ!»
  •   ПАНИКА В ДОМЕ ЛАВОЧНИЦЫ
  •   ПОСЛЕДНЯЯ ОХОТА ШУЦМАНА АДОЛЬФА
  •   СТРАННОЕ ПИСЬМО
  •   ПОЧЕМУ БЕЛОЧКА ЗАПЕЛА!
  •   СНОВА ПИСЬМО
  •   ВОТ ТАК ВСТРЕЧА!
  •   БЕЛОЧКА ПРОДАНА
  •   РАЗГОВОР БЛАГОРОДНЫХ ДАМ
  •   ТАИНСТВЕННЫЙ ГОСТЬ
  •   А ЗАВТРА…
  • Эдуард Салениек. О СЕБЕ, О БЕЛОЧКЕ
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики