В дьявольском плену (fb2)


Настройки текста:



Анна Крут, Осенняя Валерия В дьявольском плену

Пролог

Ночь сегодня невероятно прекрасна. Яркие звезды заполонили черное небо, но их оттеняла хозяйка неземных просторов — луна. Своим ярким светом она освещала самую обычную и ничем не примечательную деревушку на окраине леса. Все жители давно затворили ставни и крепко спали, видя удивительные сны. Только в дальнем старом деревянном домике теплился свет. Там происходило нечто таинственное. Это почувствовал старый ворон. Неспешно слетел на подоконник и с любопытством заглянул. На полу сидела совсем юная девушка в ночной сорочке и что-то выводила измазанной в крови ладошкой. Ворон ударил клювом по грязному стеклу, привлекая ее внимание…

* * *

За окном раздался стук, отрывая от важного и очень опасного занятия. Я удивленно обернулась. Ворон?! На душе похолодело. Он смотрел прямо на меня, словно понимая, что именно я делаю. Испуганно замерла. Этого не может быть?! На мгновение мне стало совсем нехорошо, вспомнились бабушкины слова: «Черное колдовство всегда наказуемо. Вороны следят за тем, чтобы не было нарушено природное равновесие!» Именно сейчас пришло осознание этих слов, но я уже не могла остановиться. Слишком поздно. Знак вызова нарисован, осталось произнести слова — пути назад нет!

Позабыв о вороне, взяла книгу и, сжимая пульсирующий разрез на ладони, стала зачитывать заклинание на ведьмовском языке: ему меня еще в детстве научила бабушка. Она хотела, чтобы я была осведомленной и могла читать не только обычные книги, но и магические, словно знала, что мне понадобится ее старинный фолиант. И сейчас я, как никогда раньше, мысленно благодарила ее.

Произнеся последнее слово, испуганно увидела, как моя кровь на полу начинает светиться. Это было впервые, когда посмела обратиться к магии. В отличие от бабушки, я не была столь сильна в волшебстве, но все равно решилась прибегнуть к вызову, просто не видя другого выхода.

Свет становился ярче, из-за чего пришлось зажмуриться, а за окном сильнее и громче каркал ворон. И как же сложно было не обращать на него внимание! Он словно говорил прекратить, не делать этого…

— Здравствуй!

Я медленно открыла глаза, видя, как оседает откуда-то взявшаяся дымовая завеса, а передо мной стоит тот, кого так отчаянно звала… если это и был демон желаний, то выглядел он почти как человек. Разве что закрученные широкие рога на голове, словно у вола. А так — мужчина как мужчина. Высокий, широкоплечий, со странными письменами на груди. Я даже расслабилась, не видя перед собой страшного демона, которого успела представить в воображении, однако сердце все равно гулко стучало в груди.

— Желание хотим попросить? — с ухмылкой поинтересовался он, прищурив немного устрашающие янтарные глаза. — Услышать бы какое именно, раз решилась на вызов темного существа.

— Сестра! — мой голос помимо воли дрогнул. — Спасите ее!

— Что с ней?

Я тут же подскочила на ноги. Схватила демона за руку и повела за собой, чувствуя, как от страха вспотели ладошки. Но я не должна бояться! Раз решилась, должна идти до конца.

— Вот… — с болью прошептала я, указывая на узкую кровать под окном, на которой спала Энни.

Моя младшая сестренка — совсем худенькая и очень бледная. Жар держался уже несколько дней. К кому я только не обращалась! К бабе Рине бегала за нужными травами, приводила домой знахаря — все было напрасным. Энни вынесли приговор — потливая…

— Горячка, — понял демон, лишь раз взглянув на нее. Обернулся ко мне и серьезно спросил:

— Ты ведь знаешь, за любую услугу надо платить?

— Да.

— И ты готова на все?

— Да! — даже не задумалась. Я не смогу без Энни! Она все, что у меня есть. Из-за нее я решилась нарушить предостережения бабушки, из-за нее прибегла к темной магии, и за нее умру, если потребуется, но она должна жить.

— Даже так… — с довольными нотками протянул демон. — Что же, тогда я выполню твою просьбу.

Он щелкнул пальцами, и в его руках, прямо из воздуха, возник потёртый пергамент. Уткнулся лицом в договор, пробормотал что-то неразборчиво себе под нос, а после протянул лист мне.

— Подпиши! И твоя сестра будет жить.

Я уже хотела пойти за чернилами, когда была остановлена тяжелой рукой. С когтями! С длинными заостренными когтями, будто бы у хищного дикого зверя.

— Чернил не надо. Думаю, ты догадаешься, чем подписывают договор с демоном.

— Но здесь же проклятые руны! — потрясенно выдохнула я, когда попыталась хоть что-то прочитать. Демонская речь не подвластна людям, ею разговаривают только на нижних мирах.

— То есть мне можно уходить? А сестра пусть мучается в лихорадке, а назавтра на рассвете скончается?

Сердце дрогнуло. Руки мелко задрожали. Я понимала, что сама все это начала, но было жутко подписывать неизвестно что. Однако стон сестрички заставил забыть обо всем. Я макнула протянутое демоном перо в рану на ладони и подписала. Тут же пергамент вспыхнул, обжигая руку. Не удержавшись, вскрикнула, выпуская его, но он не долетел до пола, растворившись в воздухе.

— Молодец! Умная девочка, — похвалил демон и склонился над сестрой. Вытянул руки, и из них вырвался темный туман, окутавший Энни, а в следующее мгновение на моих глазах кожа сестры стала приобретать здоровый розовый оттенок, даже появился на щеках румянец.

Она открыла глаза и тихо проговорила:

— Есть хочу!

Не может быть! Он действительно ее исцелил? На глаза навернулись слезы радости и я, не задумываясь над тем, что демон все еще стоит рядом, крепко обняла сестричку.

— Половина сделки выполнена! — неожиданно другим, хриплым голосом проговорил демон и исчез, оставляя на сердце неприятный осадок.

Что я подписала? Ведь существа тьмы никогда не делают ничего просто так, а значит, и ему был выгоден этот договор. Впрочем, сейчас это не имело значения. Четыре года смогу жить спокойно. Бабушка всегда говорила, что заключенные сделки с детьми исполняются лишь после восемнадцатой звезды.

На радостях побежала в погреб и достала все, что было из еды для Энни: всевозможные соленья, творог и припрятанной для праздника колбаски. Сегодня мы устроим пир! И пусть у нас нет денег и мы совсем одни в этом большом мире, но беда миновала. Это главное. Моя Энни жива и здорова! Иного мне не надо.

А где-то далеко, в лунном свете, раздавался громкий смех демона…

1 глава. Долг

Я крутилась перед зеркалом, не веря своему счастью. Митор предложил мне руку и сердце! Вчера вечером, когда мы как обычно гуляли за деревней, он подарил кольцо. Простое маленькое колечко. Я вытянула руку к свету, глядя на сверкающий ободок, обхватывающий четвертый палец. Совсем скоро я стану женой.

— Энни! — обратилась к сестренке, сидящей под окном и читающей какую-то книжку. — Энни, ты только представь! Через две недели меня будут называть замужней дамой.

— Конечно, — в голосе сестры прорезались нотки недовольства. — И бросишь меня здесь одну. Ведь теперь у тебя будет новая семья.

— Нет, Энни, нет! — я подскочила к ней и присела рядом на колени, беря за маленькие ладошки. — Что ты? Как я могу тебя оставить?

— Легко. Да и подумаешь? Алин вон тоже меня скоро замуж позовет!

— Энни, тебе только четырнадцать, — строго напомнила я. — Рано еще думать о таком.

— Динара! — зло ответила Энни. — Это ты у нас в старых девках засиделась. Уже и слухи поползли, что восемнадцать стукнуло, а все не замужем. Тебе Митора на руках носить надо, что спас тебя от позора.

Хлесткая пощечина остановила поток слов сестры, я не желала этого слушать. Как она смеет такое мне говорить?

— Старая дева! — колко выкрикнула Энни и убежала, кидая книгу на пол.

Я раздраженно повела плечами и села на скамью, начиная чувствовать стыд за случившееся. Радость от вчерашнего предложения моментально улетучилась. Стало обидно, что Энни себя так повела. Да и я не лучше: зачем только ударила ее? Ведь знаю несдержанность сестры. Надо пойти извиниться, а то обидится и сутки разговаривать не будет. Почему же она не понимает, как мне трудно все тянуть одной?

— Извинишься в другой раз… — знакомый голос, о котором, я уже много лет не вспоминала.

По спине пробежался холодок.

— Узнала?

— Где ты? — этот голос сложно не узнать. — Явись!

— Как же я могу отказать леди? — насмешливый оклик.

Миг — и передо мной стоит тот самый, что четыре года назад исполнил мое желание, рогатый демон с длинными черными волосами.

— Ты подросла! — его взгляд медленно прошелся по моей фигуре. Показалось, словно меня раздели догола! Стало неуютно. Захотелось отвести взгляд и чем-то прикрыться. Особенно, когда его наглый взор остановился на моей груди.

— Что я тебе должна? Ты ведь явился за долгом.

— Да… — он медленно приблизился. В следующее мгновение меня схватили за руку, на которой было кольцо Митора. — Замуж собралась?!

Я сглотнула. Внутри зародилось неприятное чувство чего-то нехорошего. Я ведь совершенно не знаю, что было в том договоре!

— Правильно, что боишься, — демон когтем поддел кольцо, и оно с тихим звоном стукнулось об пол и укатилось под кровать.

— Ты ведь знаешь, в чем заключается твоя часть договора? — он улыбнулся. Его глаза заискрились недобрым огоньком.

Здесь я поняла, что совершила ужаснейшую ошибку. В какое-то мгновение он оказался около меня, непозволительно близко. Я отпрянула, инстинктивно рука поднялась для удара, но застыла в движении — сильные пальцы демона обхватили запястье, выкрутили и заломили за спину. Только и успела, что тихонечко вскрикнуть.

Его нечеловеческие желтые глаза посмотрели с насмешкой, будто бы говоря: «Неужели ты думаешь, что сможешь остановить меня этим?»

Второй рукой он схватил меня за шею, из-за чего все тело натянулось словно бы струна хорошего инструмента. Воздух застрял в груди. Он хочет убить меня? За тот глупый неосторожный поступок с вызовом? Сжалась, испуганно зажмурившись. Страшно. Нечем дышать! Я задыхаюсь… и ощущаю его губы. Быстрый поцелуй. В нем не было ни страсти, ни желания. Только демонстрация силы и власти.

«Неужели это происходит со мной?» — я широко открытыми глазами посмотрела на демона, чувствуя, что могу дышать. Шею больше ничего не сдавливает, но страх никуда не отступает.

Демон словно бы не ожидал, удивился и отпрянул от моего лица. Его взгляд стал тяжел, он не моргал, следя за мной. Его рука замерла у меня на груди. Сердце колотило под его грубыми пальцами, словно птица за железными прутьями. Дыхание перехватило, возникло желание скинуть ладонь, снять ее с себя, стереть словно бы прилипшую грязь.

Испуганно ахнула, когда он с легкостью порвал ворот рубашки, оголяя грудь. Зазвенели хрупкие амулеты, будто моля о пощаде. Сила, с которой потянул за сорочку, чуть не лишила равновесия, но я устояла на ногах, прикрыла обнаженную часть тела руками. Ненадолго.

Демон криво усмехнулся. Схватил за волосы и потянул вниз. Все, на что я была способна — это лишь обхватить его руку.

Мгновение — и я лежу на твердом деревянном полу. Меня прижали к поверхности, пресекая на корню все попытки подняться. С отвращением отвела в сторону голову, лишь бы не видеть нависшего надо мною демона.

Паника! Она лишает возможности дышать, кажется, что задыхаюсь, руки дрожат, голова болит и сводит живот. Никогда, никогда еще не было так страшно! Даже тогда, четыре года назад, когда я, будучи еще подростком, призывала его…

Жуткое осознание того, что я бессильна, убивает. Слово отчаяния подступило к горлу, я без замедления выкрикиваю единственное: «Нет!» Но демон только смеется и закрывает рот. Весь его взгляд говорит о том, чтобы не смела кричать. И я замираю. От страха происходящего, не в силах издать и звука. Все это кажется страшным сном. Не может быть на самом деле, не со мной…

Он медленно склоняется ко мне, его лицо совсем близко. Мысленно кричу от ужаса. Горячее дыхание, словно пар от огня, обожгло шею.

— Тебе нужна была жизнь сестры — ты заключила контракт. Так исполни свою часть сделки!

Его голос зазвенел в ушах, принося боль. Я не знала, что это будет именно так. Я не хотела!

Он убрал руку от моего лица, но я и так не могла уже кричать. Мой взгляд застыл на одной точке на потолке, лишь бы только не смотреть на него. Я хотела представить, что это обычный мужчина, но не могла. Сила, что не давала пошевелиться, была нечеловеческой.

Демон заломил руки над головой. На мне уже не было сорочки. Рывок — и я слышу, как камешки бус покатились по всей комнате. Металлический стук бабушкиного амулета раздался около лица, чуть не расцарапав щеку. Его узор медленно потемнел, превращая защитный амулет в обычную подвеску. Он никак не мог противиться силе темного существа, все было кончено.

Грубые ласки демона приносили только боль. Нет, не внешнюю, ощутимую телом, а внутреннюю — душевную. Ему не нужны прелюдии, только тело и то, что от него получит.

Всхлипнула, ощутив, как острые когти впиваются в грудь. Демон сжал ее, заставляя меня выгнуться, но уже, в следующее мгновение хватка стала иной — более мягкой. Я вздрогнула, не ожидая столь нежного прикосновения. Не думала, что он на такое способен.

Его тяжелая рука с легкостью шелка обласкала грудь, опустилась ниже, медленно с остановками, обвела когтистым пальцем вокруг пупка. Я застыла на полвдоха, замерла, прислушиваясь к новым ощущениям — теперь его пальцы под юбкой — жарко…

Он отпустил мои руки, на короткое время отвлекаясь от тела, чтобы иметь возможность стянуть остатки ткани, отделяющих нас друг от друга. Пользуюсь случаем, приподнялась на локтях, будто со стороны видя свою абсолютную наготу…

Неужели это происходит со мной? На самом деле?! Ужас отступил, на ее место пришла безысходность.

Демон вновь навалился на меня, толчком укладывая назад и раздвигая ноги, лаская там, где никто никогда не касался. По телу прошлась дрожь, я заметалась под демоном. Мне хотелось умереть от стыда. Он без стеснения прикасался к самому сокровенному, то нежно лаская, то неприятно царапая. Я давила в себе вздохи, закусив палец.

Его когтистую кисть сменил влажный шершавый язык. Меня окатило новой волной странных, незнакомых доселе ощущений: закололо кончики пальцев, тело стало совсем невесомым, легким, как воздух. Но недолго… с холодной ясностью осознала, что сейчас произойдет, и испуганно отпрянула. Он с силой уложил назад. Вновь навалился всей тяжестью своего тела, заставляя шире раздвинуть ноги. В ужасе расширила глаза, чувствуя, как его горячая пульсирующая плоть устремилась сквозь последнюю оставшуюся преграду. Вздрогнула всем телом, давя в себе крик. Крепко обхватила спину демона, до крови впиваясь в его опаляющую кожу. Никогда не думала, что это настолько мучительно.

Замерла, понимая, что теперь полностью слилась воедино с демоном. Странное чувство охватило тело. Если еще секунду назад внутри меня все пылало от боли, то сейчас я ощущала, как ключом бьет сила. Самая настоящая сила! Магическая…

Мои руки убрали за голову, но я даже не заметила этого. Он держал меня за стан легко, изредка поглаживая бока и живот. Я не старалась выбраться, привыкая к этим новым ощущениям.

Там, где мы были больше всего близки, будто бы образовался источник невидимой магической силы. У солнечного сплетения зарождалась магия. Сила, которой не существует в нашем мире. Она проникала в меня с небывалыми раньше чувствами: теплая энергия будто бы заполоняла все естество. С каждым его толчком я содрогалась все сильнее, принимая его. Все сильнее хотела прижаться к нему, обхватить ногами. Словно так получу больше. Получу силу, о которой раньше не знала.

Я набралась смелости, взглянула на демона, видя, что черные витиеватые узоры на его руках и груди зажглись золотом. Его лицо исказила гримаса животной страсти. Демон выпивал из меня магию, не ослаблял, заменяя чем-то другим. Я опустила взгляд еще ниже. Между нами горел золотой свет. Он словно изнутри просвечивал мою кожу, уходя вглубь моего тела к самому сердцу. Я видела, как через выступающие вены внизу живота демона уходит магия. Она и питала узоры на его теле. Ему нужна моя сила. Сила человека — зачем?..

В порыве страсти демон толкнул меня в грудь, повалив назад. Я запрокинула голову, чувствуя неприятную боль в затылке от легкого удара. Но сейчас это было неважно. Его магия достигла пика. Меня свело судорогой, а с губ слетел еле слышный стон…

* * *

Я села, поспешив прикрыться остатками сорочки. Стеснительно подогнула под себя дрожащие ноги и с опаской посмотрела в сторону. Там, около окна, стоял он. Нет, это не было наваждением — правда! Его широкая спина закрывала лунный свет, откидывая на меня тень. Я не знала, что делать. Хотелось тихо отползти к двери и сбежать, но было страшно пошевелиться. Одно радовало — этой ночью Энни, все еще будучи обиженной на меня, не пришла домой, наверняка оставшись у Даны. Если бы она увидела…

Стыд опалил лицо. Неужели я совершила этот грех? Комок горечи подступил к горлу. Сам демон владел мною! Митор… свадьба. Как избежать теперь позора?

Почему он не уходит? Я ведь отдала долг. Словно услышав мои мысли, демон обернулся — его лицо спокойное, на губах легкая улыбка. Он бесшумно подошел ко мне, наклонился. Испуганно отпрянула, сильнее укутываясь в порванную одежду.

— Человеческий стыд хуже человеческой глупости. Я только что владел тобой, как только хотел, — холодные пальцы прикоснулись к моей щеке, заставляя замереть.

— Я исполнила долг! — нашлась силы заговорить, смотря в пол. — Уходи. Прошу.

Рука опустилась на плечо, поглаживая. Секунда — и меня наконец отпустили. Демон отошел. Я даже не заметила чего-то особого, хотя бы дымки, что была, когда я призывала его четыре года назад. Он просто исчез…

* * *

Свадебное платье шила себе сама. Полностью белое и закрытое — символ чистоты и непорочности. Я с горечью в сердце, словно со стороны, смотрела, как подружки наряжают меня. Кружевные рукава и верх с высоким воротником, так долго плетеные мною. Вышитая белыми нитками юбка. Моя гордость — теперь символ насмешки. Я больше не чиста. Предательница.

У меня не было матери или бабушки, собираться мне помогала матушка Митора. Я все думала, какой будет у нее взгляд, когда она узнает, что я запятнана. Сколько осуждения будет в нем?

Сейчас она ласково расчесывала мои волосы, пока я, чернее тучи, терпеливо сидела, думая о своем позоре. Она расценивала это как знак моей девичьей скромности и успокаивала.

Будущая свекровь аккуратно заплела мне косу, вплетая чертополох — защитника от нечистой силы, перевязала все алой шерстяной нитью — амулет против сглаза. Уложила волосы на макушке, украсила их белыми цветами и покрыла голову фатой.

Пелена слез застелила глаза. Может, теперь я смогу дать волю чувствам и не скрывать, что мне плохо?

Приготовления подходили к концу. Я все так же оставалась сидеть, только теперь полностью наряженная, а вокруг водили хороводы незамужние девушки во главе с Энни. Они пели прощальные песни, провожая в семейную жизнь.

Когда песни стихли, будущая свекровь подвела меня к себе, слегка намазала нижнюю губу медом. Первый поцелуй должен был быть сладок настолько, чтобы нареченный больше не хотел прикасаться к устам других женщин.

Вновь вспомнила о своем пороке. В горле пересохло. Меня выводили из светлицы навстречу будущему. Я не знала, каким оно будет. Невольно облизала пересохшие губы, почувствовав сахарный вкус меда и горечи. Даже здесь я совершила ошибку. Наш поцелуй не будет самым сладким…

Митор встретил меня около порога. Он был очень красив и наряден. В белой свадебной сорочке, которую я ему вышила. Сейчас Митор улыбался, но что будет дальше? Как ему сказать?

Выдавила из себя улыбку, протягивая ему руку. Его матушка прочитала молитвы и пожелала счастливой жизни. Дальше мы огромной процессией двинулись навстречу храму. Я и Митор шли впереди. Любимый держал мою кисть перед собой, я чувствовала, как она потеет.

— Не волнуйся, все будет хорошо, — шепнул на ухо. Это немного расслабило. Знаю, он говорит о другом, но все равно его слова заставили меня на время успокоиться. Ведь Митор любит меня, поймет. Я все расскажу ему! Честно признаюсь.

Дальше следовало долгое венчание. Некоторые гости успели устать, переминались с ноги на ногу, думая о праздничном столе. А я старалась думать о том, как счастлива должна быть, ведь так давно об этом мечтала.

Наконец наступило то, чего все столь долго ждали. Мы прошли к красивому богатому дому отца Митора, где во дворах уже стояли накрытые столы и играла музыка.

После того, как он посватался ко мне, все село с уважением стало говорить, что сидела-сидела и таки высидела! Многие девчата мне даже завидовали — я увела лучшего жениха, единственного сына старосты. Столько людей была приглашено на нашу свадьбу! И не только из нашей деревни. Столько народу! Как же мне скрыть такой позор?

Меня и Митора посадили во главе одного из столов. Староста с женой не сидели около нас, как положено родителям. Их статус обязывал быть в центре, за главным столом.

Играли музыканты, говорили тосты. Люди танцевали, ели-пили и кричали: «Горько!». Когда Митор целовал меня, я видела все со стороны, словно не я была его нареченной, а другая девушка. Интересно, заметил ли он мои страхи? Почувствовал, что со мной что-то не так? Или решил, что все это девичья скромность? Как бы я хотела, чтобы он понял. Тогда мой секрет не был так тяжел, я смогла бы ему открыться…

На празднество опустились сумерки. Это значит, что жениху и невесте пора уединиться. Запели обрядовые песни. Нас подхватили на стульях и понесли к нашей опочивальне. Митор взял меня за руку, на его лице была искренняя непомерная радость. Сердце пропустило удар.

— Не бойся, я не дам тебя в обиду!

Любимый, хоть бы я не причинила тебе боль…

Стулья опустились перед открытыми дверьми, ведущими в темную комнату. Нервно сглотнула, понимая — дальше тянуть некуда.

2 глава. Клеймо

За спиной захлопнулась дверь. Как только муж зажег свечи, мрачная полутемная спальня моментально обрела краски. Муж — это новое необычное для меня слово. Как же непривычно называть Митора так!

Он отошел от столика и улыбнулся, а меня охватил страх, лишая движений, дыхания, возможности разумно мыслить. Нет, не тот трепетный страх перед первой брачной ночью, как это положено молодой жене, а липкий ужас неведенья. Как Митор отреагирует, узнав, что я не девственна? Примет ли такой? Ведь клялась ему, что невинна, столько лет отказывала многим, ждала его. И что теперь? Но я должна сказать… признаться!

— Динара, — он неспешно подошел ко мне, взял за руки и легонько поцеловал в губы. — Прошу, не бойся, я не причиню тебе боли.

Ох, Митор, знал бы ты правду, чего именно так страшусь. Однако я ничего не сказала. Промолчала, стыдливо опуская ресницы. Еще не время. А сердце сумасшедшей птицей стучится в груди. Молю, пусть он не воспылает гневом. Поймет. Я знаю, что поймет! Мой милый, добрый Митор…

Муж повернул меня к себе спиной и медленно потянул за ленты. Аккуратно расшнуровал, и вот уже свадебное платье у моих ног.

Его нежные поцелуи покрывали мои оголенные плечи, вызывая легкую, приятную дрожь во всем теле. Совсем невесомые, будто бы прикосновения мягких крыльев бабочки. По коже бегали мурашки, а от каждого его осторожного поцелуя даже волоски на руках приподнимались.

Сейчас все было иначе. Не как с демоном. Чувственно, искренне, как и должно быть у двух любящих друг друга сердец.

Митор очень осторожно развернул меня к себе лицом, накрыл мои губы в сладком и в то же время терпком и долгом поцелуе. Не отрываясь от губ, он аккуратно уложил меня на постель. Лишь на мгновение он приостановился, чтобы снять с себя одежду.

Сердце металось между ожиданием продолжения и страхом неизбежного раскрытия тайны. Ведь я должна сказать ему… сама, первой.

— Динара, я люблю тебя!

Муж бережно стянул с меня белье, прикоснулся мягкими губами к моментально ставшим чувствительным соскам. Умело ласкал, чуть сжимая, покусывая, вынуждая меня стонать от удовольствия. Внизу, где-то в районе живота, появилось приятное чувство жара.

У него были женщины, и я это знаю так же, как и он должен узнать правду жены.

— Ты дрожишь? — тихо заметил любимый, оценивая мой трепет по-своему.

Я все никак не могла признаться, а Митор уже спустился к животу, мягко целуя каждый дюйм моего тела. Казалось, он не упускает ни миллиметра.

— Митор, я…

— Да, любимая? — муж на мгновение оторвался от моего живота и заглянул в глаза. — Я ведь обещал, что не причиню вреда. Поверь, я постараюсь сделать все, чтобы тебе не было больно.

— Дело не в этом, — я отвела взгляд, чувствуя, как горят от стыда щеки. — Просто…

Меня поцеловали, не дав договорить.

— Теперь ты моя жена, — любимый отпустил мои вспухшие губы. — Ничего не бойся!

Он раздвинул коленом мне ноги, и я, не в силах скрывать, с позором выкрикнула, невольно зажмурившись: «Я не девственна!»

Тишина. Он ничего не говорит. Я несмело открываю глаза и… презрение! Отвращение и ярость. Такие родные карие глаза словно убивают.

— Митор? — несмело прошептала я.

— Динара! — он проревел раненым зверем. — Ты ведьма?!

Я не успела даже ответить, как меня грубо стащили за ногу с кровати. Я больно ударилась, но это было ничто по сравнению с тем, что творилось внутри. Эмоции! Они переполнили меня. Страх, отчаянье, боль. Руки затряслись, сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет. Стыд заполонил сознание. Я не знала, куда деть глаза. Ведь ожидала чего угодно, только не такой реакции… не этого взгляда. Лучше бы он вовсе не смотрел на меня, чем видеть эти холодные глаза.

— Что это, Динара?!

Он сжал мою щиколотку, отодвигая ногу в сторону и указывая рукой на внутреннюю сторону бедра. На белой коже оказалось родимое пятно в виде полумесяца. Нет! Не может быть! Клеймо демона!

В груди образовался страх. Ведь я знаю, что это значит — казнь.

— Митор… — я всхлипнула, понимая, что никакие слова не помогут. Ведь этот знак, метка дьявола. Таких как я сжигают, топят, но не скрепляют в брачном союзе судьбу.

— Ведьма! Так ты спала с демоном?! — хлесткая пощечина обожгла щеку. — Предавалась утехам с нечистым?! Так, дрянь?!

Он схватил меня за волосы. Грубо, больно. В висках заныло, но ему было все равно. С небывалой жестокостью Митор потащил по полу к двери. Слезы потекли по щекам, голос охрип от криков и просьб, меня охватила паника и одновременно отчаяние.

— Прошу, Митор. Ты же любишь ме…

— Не смей! — вновь удар, и меня выволокли из горницы. Послышались шаги. Его родители. Нет! Пожалуйста! Стыд обжег лицо.

Почему демон оставил эту метку? Ведь я отдала долг. Не понимаю.

— Митор, что ты делаешь? — изумленный голос его матери. Молчу, глядя куда угодно, но только не на родителей мужа.

— Что делаю? Я женился на ведьме! У нее метка демона! — он поднял меня под руку и силой толкнул на улицу. Прямо в том виде, что выволок из спальни — совершенно голой. Ночной холод мгновенно коснулся кожи, заставляя непроизвольно сжаться и обнять себя.

— Митор, разреши хотя бы одеться…

— Молчи, ведьма! — он с силой толкнул меня на пыльную тропу. На его крик стали оборачиваться пьяные жители. Они все еще гуляли нашу свадьбу. "Нашу?" Мои губы тронула горькая улыбка. Казалось, будто догола раздели не мое тело, а душу.

— Люди! — громко позвал муж. — Среди нас ведьма!

— Зачем ты это делаешь? — тихо прошептала я, сквозь слезы глядя на любимого. — Ведь я люблю тебя! Ты же не знаешь всей правды.

Я смотрела в его глаза и не узнавала их, видя лишь отвращение, словно перед ним был какой-то мусор, а не любимая женщина. Больно. Очень больно. Меня больше нет в его сердце. Теперь я проклята, ведьма, нечистая. В мольбе обняла его за ноги, но он лишь брезгливо оттолкнул "грязную".

Вокруг нас собрались люди. Стало шумно. Каждый что-то выкрикивал, но все это неважно. Больнее всего от слов Митора.

— Ведьма!

— Гляньте, у нее на самом деле клеймо!

— Правду говорили, что ее бабка проклята!

— Небось, это она тогда извела нашу деревню! Из-за нее гибли дети!

Меня окружили со всех сторон. Взгляды, полные ненависти, злости, отвращения, и одновременно — похоти и желания. Сейчас они забыли, кто перед ними. Видели только ведьму. Мой позор.

Сквозь пелену слез я увидела в толпе Энни и просто не поверила. Она молча стояла и смотрела, но не делала попыток подойти ко мне, помочь.

— Энни… — мой тихий шепот.

Сестра отвернулась и отошла назад. Сердце больно сжалось, обливаясь кровью. Ведь все это ради нее! Эта метка… Слезы обожгли, на душе образовалась пустота. Будь что будет. Отвращение сестры, мужа — это слишком больно.

— Ее надо сжечь! — выкрикнул кто-то из толпы, но я даже не обернулась.

— Нет! Утопить!

— Сжечь!

Крики смешались воедино. Вот, значит, какова моя судьба? Быть сожжённой, как ведьма? Обвиненной родным мужем? Видимо, не столь хорошо я знаю Митора…

Меня вновь подхватили под руки и куда-то потащили. Я была в таком состоянии, что не узнавала родные места. Уже и не вырывалась, наблюдая за Энни. Ее присутствие и молчание задело больше всего. Неужели она не понимает, что я не виновата? Что метка, оставленная демоном, ничего не значит?! Хотя, может, сестра поступает правильно? Ведь если она выступит в мою защиту, пострадает сама. И все равно ее отречение болью кольнуло в сердце. Наверное, сильнее, чем слова Митора.

Я увидела впереди реку и сжалась. Топить?! Они выбрали утопить меня! Страх холодной змеей заполз в душу, скручивая все в тугой ком. Не хочу умирать. Несмотря ни на что! Пусть теперь меня считают проклятой, помеченной, но… скосила взгляд на широкую реку с быстрым течением, стремившуюся через лес до самой столицы Обраса и гор. И поняла — меня ничего не спасет, как бы я не хотела жить.

— Кидайте ее в воду! — закричали из толпы.

— Бог помилует нас за смерть ведьмы.

— Ведьме не место среди нас! Она принесет лишь мор и голод!

Пожалуйста! Сильные мужские руки грубо поставили меня на колени. В глазах соседей и знакомых я нашла лишь омерзение и желание моей смерти. Ни у кого из них не было сочувствия. Я не могла понять — за что? За что так быстро сменилось их отношение?

Голоса слились в сплошной гул. Я посмотрела на бабку Рину с соседнего дома, к которой мы в детстве с сестрой бегали за горячими и очень вкусными пирожками. На деда Дидора, любившего по вечерам собирать у колодца вокруг себя молодых и рассказывать удивительные истории о путешествиях. На Марю, мою подругу, с которой мы тайно бегали к Митору и Латьке. На Лидию, Миру, Совью…

— Он пришел! — чей-то звонкий голос. — Мы разбудили его!

Я изумленно повернула голову, видя как к берегу медленно подходит пожилой Ванфентий в своей традиционной бордовой рясе. Наш священник, к которому я часто бегала на молитву. Кривая улыбка тронула губы, я опустила взгляд. Никто. Никто из них мне не поможет. Даже родная сестра, ради которой готова была жизнь отдать…

Горькие слезы душили, но я больше не пыталась вырваться. Не слушала людей и речь священника. Просто осела, ощущая внутри пустоту. Будто из меня вырвали часть и выкинули. И там… где образовалась это огромная дыра, была боль. Неприятная сильная боль.

Время остановилось. Меня подняли с одной стороны за руки, с другой — за ноги, и понесли к воде. Священник все это время шел рядом, произнося молитву, я же смотрела только на Энни. На свою маленькую сестричку, которая все для меня в этом большом мире.

— «Бросаем»!

В следующее мгновение холодная вода обожгла кожу. Я закричала и вскинула руки, пытаясь ухватиться хоть за что-то, но поймала только воздух и воду. Показалось, что сотни маленьких иголочек впились в меня. Ноги свело судорогой.

— Помогите!

Но вокруг было лишь холодное безразличие, а у некоторых даже радость, восторг и озорной блеск. Никому не было дело до того, что погибаю. Все с любопытством смотрели на мою агонию, будто бы на какое-то захватывающее представление.

Вода хлынула в рот, обожгла легкие. Я барахталась, пытаясь выплыть, но силы постепенно уходили. Боль… страшная боль жгла изнутри. Я задыхалась, уже почти не видя жителей. Они превратились в одно сплошное размытое пятно. И в какой-то момент я поняла, что иду ко дну, а в мыслях всплывают лишь синие равнодушные глаза сестры.

Однако течение вдруг подхватывает меня, поднимает наверх и несет вниз по склону. Сквозь мокрую пелену вижу свою крошечную деревушку, которая вскоре исчезает насовсем. Кашляю, не могу вздохнуть, больно…

Жестокая вода все никак не хотела вынести меня на берег, накрывая своим черным покрывалом. Захлебываюсь, вновь уходя на дно. Но из-за всех сил стараюсь удержаться на плаву, надеясь на чудо. Хоть бы какая-то коряга бы прибилась ко мне! Молю, Господи!

Кажется, я смирилась. Силы оставили меня. Убийственный холод сковал нагое тело. Река приняла жертву, укутывая в свои объятия. Над головой исчез яркий месяц за черной водой. Вот и настал конец…

Что-то болью впилось в плечо. Неужели водные жители, не дождавшись моей смерти, стали пожирать меня? В ужасе открыла глаза и закричала. Но звука не последовало, лишь вода, проникшая мне в легкие. Мне плохо, перед глазами заплясали темные круги.

Невиданная сила потащила в сторону. Это страшный огромный сом, о котором ходили легенды по селу? Все мужики норовили его поймать. Выходит, это была не легенда? Беспомощно затрепетала, создавая вокруг водоворот белой пены. Берег… берег?! Уже на грани обморока я ощутила ветер и приятную прохладную землю. Что-то подхватило меня в тот самый момент, когда спасительная тьма накрыла сознание…

* * *

Треск костра. Теплая ткань. Легкий ветерок и тихий шелест листьев. Я медленно открыла глаза, видя над собой звездное небо. Села, замечая, что укутана в чей-то плащ. Недалеко от меня языки пламени тянутся ввысь, пытаясь опередить друг друга, стать выше. Красиво… и тепло. Я вытянула вперед замерзшие ноги, чтобы хоть немного согреться.

— Проснулась наконец!

Этот голос. Застыла, боясь обернуться. Но его хозяин сам показался, приблизившись ко мне. Склонился. Взял за подбородок, зачем-то заглянул в глаза. В его янтаре промелькнуло довольство, и он выпустил мое лицо.

— Вижу, свадьба удалась, — без тени улыбки проговорил демон. — Держи!

Он протянул мне какой-то напиток. Я не стала спрашивать, что это или отвечать на его слова, просто молча приняла и выпила, ощутив приятную истому от сладкого питья.

— Это ведь ты помог мне? — вспомнила ту силу, что потащила к берегу. Видимо, легенда о соме так и останется навсегда только легендой.

— На тебе моя метка, — безэмоциональный ответ. — Пока она у тебя, умереть ты не можешь. Это пожизненное клеймо, свидетельствующее о нашей сделке и о том, что ты нужна мне.

— Для чего? — я не понимала.

Какая от меня польза? Нет, я догадывалась о силе, что он взял в ту ночь. Только зачем столь могущественному демону обычная человеческая сила? Или не просто обычная? Ответ на этот вопрос я так и не нашла, а демон не спешил что-либо объяснять.

Я допила напиток и отставила кружку, сильнее кутаясь в плащ и сжимаясь. Присутствие демона пугало. И пусть он спас меня, его хладнокровное «Ты нужна мне», устрашало куда сильнее самой смерти. Ведь смерть — это лишь конец, а договор с демоном — навечно…

— Я отпущу тебя! — вкрадчиво проговорил демон, словно бы угадал мои мысли. — Сниму знак, при условии, что ты поможешь мне.

— В чем же? — я грустно улыбнулась. — Ты и так возьмешь все, что захочешь. Ведь я не могу нарушить сделку.

— Благодаря тебе, я могу здесь находиться. Но этого мало… — демон внимательно на меня посмотрел и с неким презрением продолжил: — Вы, люди, слабые и глупые существа. Уничтожаете друг друга, если кто-то не такой, как остальные. Из-за этого истинных ведьм в вашем мире практически не осталось. Почти всех уничтожили. Не вздор ли?! Ты одна из немногих, владеющая магической силой. И в тот момент, четыре года назад, рискнув вызвать "нечистого", сама же подписала себе приговор. Теперь я буду приходить каждый раз, как мне потребуется сила. И ты будешь должна мне ее дать. Но есть еще кое-что, что тебе подвластно, а демону — нет. Общение с такими же смертными, как ты. Они не видят тьмы, только через тебя я могу сделать то, ради чего я здесь…

Мне стало совсем плохо. На что я надеялась? Что демон лишь раз ко мне придет и забудет? Нет, существа нижнего мира не такие. У них есть цели, и к ним они идут, не испытывая чувств и эмоций. Но все это было не так больно и страшно, как та ужасающая пустота в груди, образовавшаяся после случившегося. После того, как от меня отвернулись сестра и муж… все люди деревни! Хотелось чем-то утолить боль. Слова демона казались далекими и пустыми.

— Знаешь, — неожиданно небрежно проговорил демон. — Ты ведь тоже можешь получить выгоду. Подумай, кто рядом с тобой. Я могу исполнить любые твои потаенные желания.

— Чтобы я была вдвойне должна?

— А ты готова так легко отпустить тем людишкам свою боль?! Забыть, что с тобой только что сделали? Как только-только появившийся муж сам лично раздел догола и выволок на улицу, словно дворовую девку! Приговорил при всех к казни. Как родная сестра молча смотрела на твою смерть? А ты… ты связала свою жизнь со мной ради нее. И чем она отплатила? Предательство. Она даже побоялась выслушать тебя. А ты ради нее готова спуститься со мной в самое пекло!

Каждое его слово стрелой пронзало сердце. Но самое неприятное, что демон совершенно прав. Я чувствовала, как внутри все скручивается в тугой ком.

Демон сел рядом со мной и продолжил тихо шептать на ухо:

— Подумай, мне ничего не стоит одним щелчком пальцев спалить деревню. Они еще пожалеют о том, что сотворили.

Где-то глубоко-глубоко в душе на мгновение я действительно захотела спалить деревню. В мыслях пронеслась столь жестокая мысль, что мне самой стало дурно. Демон же только усмехнулся, кривя губы.

— Думаешь, грех? Ошибаешься. Грех — это то, что муж опозорил свою жену в первую брачную ночь. Грех, когда сестра, ради которой ты жертвовала собой, готова легко пожертвовать тобой. Грех, когда люди одной деревни, зная тебя с самого детства, приговорили к смерти. Кто вообще дал им право решать: кому жить, а кому — нет? Почему смертные возомнили себя богами? Вот что тебя должно волновать. Остальное неважно.

Почему? Почему его слова кажутся правильными? Зачем он все это говорит? Я поджала под себя ноги, скосив взгляд на демона. Его янтарные глаза отражали пламя, будто бы сами яркий огонь.

— А почему ты возомнил себя богом, решив, что имеешь право наказать их? — тихо проговорила я, опустив подбородок на колени и переведя взгляд на костер.

Да, меня злило случившееся. Особенно после слов демона. Но и смерти близким я не желала.

— Им было наплевать на тебя! А ты готова все простить?

— Да! Нет! Не знаю…

Воспоминания приносили боль. Особенно отвращение в глазах мужа и безразличие сестры. Они не хотели выходить из головы. Такое чувство, что слова демона лишь больше зарождали во мне ненависть.

— Я подарю тебе то, чего ты хочешь в действительности.

Демон вдруг протянул мне когтистую руку и помог подняться. Посмотрел на мои босые ноги и недовольно проговорил:

— Тебя нужна одежда и обувь. Мы пойдем в ближайший город, где ты себе все это приобретешь.

— Подожди, а что значат твои слова? Я не хочу, чтобы ты сжигал деревню. Не смей даже думать об этом. И тем более причинить вред Энни! Только попробуй, и…

— Ты пытаешься мне угрожать? — демон громко рассмеялся, а после строго приказал: — Иди за мной! Тебя занесло течением недалеко от Дорта. Туда и направимся!

И я пошла, понимая, что пути назад нет. Мне остается только исполнять свою часть договора. Однако я все-таки набралась смелости, чтобы уверено сказать в спину демону:

— Я не шучу. Не смей трогать Энни! Иначе наша сделка лишится силы.

— Хорошо, — внезапно согласился он, даже не обернувшись.

А у меня отчего-то появилось нехорошее предчувствие…

3 глава. Наживка

Кутаясь в демонский плащ, я вошла в город. Ворота как раз открывали на рассвете, и никто не проверял прохожих. На одной из высоких дозорных башен стояла стража, но до босоногой бродяжки им не было никакого дела. Да и что с меня взять?

Дорт был огромен и богат. Поговаривали, что его население равняется пяти тысячам горожан!

Я заблудилась, в первый раз оказавшись так далеко от дома, да еще и одна. Всю жизнь прожила в деревне и никуда не ездила, лишь в соседние села на ярмарки. Ведь юным девушкам нельзя далеко уходить, только в сопровождении отца, брата или мужа. В моей семье, к сожалению, мужчины не было.

Сейчас, разглядывая все эти огромные каменные дома, растерялась. С каждым шагом по главной дороге город все больше разрастался. Трущобы сменили аккуратные здания и мастерские ремесленников.

Блуждая по узким улочкам, словно бы по лабиринту, я наконец вышла к главной площади с ратушей. Несмотря на ранее утро, здесь оказалось довольно многолюдно, люди куда-то спешили. Все оживало и открывалось: ставни пекарни, домик кожевника, мясная лавка и водяная мельница — вокруг кипела работа. Дорт просыпался ото сна.

За мной по пятам шел демон. Я чувствовала его горячее дыхание за спиной. Хотелось закричать, позвать на помощь, рассказать всем, какой страшный зверь следует за мной. Но теперь я знала — никто, кроме меня, его не видит.

Около вывески гостиницы демон наклонился ко мне и что-то протянул. Я осторожно взяла, с удивлением обнаружив, что это всего лишь гладкие камушки.

— Дай это владельцу, он решит, что перед ним монеты, — поручил мне демон и исчез.

Я не хотела идти на обман, но понимала, что другого выхода нет. Без денег, почти голая и замерзшая. Я хотела спать и есть. Укутаться в шерстяное одеяло и забыться. Вычеркнуть страшную ночь из головы.

В гостинице я сделала все, как сказал демон. Хозяин действительно принял камни за монеты и выделил мне комнату. Взяла ключи и устало поднялась наверх. Там меня ждали. Стоило открыть дверь, как я обнаружила демона. Его близкое присутствие у кровати напомнило ту ночь… Замерла на пороге, не решаясь зайти. Неужели ему вновь понадобилось мое тело?

Демон усмехнулся, видимо, догадавшись о моих мыслях:

— Сейчас ты не нужна мне. Я приду завтра. А пока хочу, чтобы ты выспалась и хорошо поела. Люди слишком хрупкие, ты должна быть здоровой и сильной.

Это были его последние слова перед тем, как он растаял в воздухе. Но зачем тогда приходил? Чтобы убедиться, вышло ли у меня снять номер? Не понимаю. И не хочу понимать. Не сейчас. Я слишком обессилена…

* * *

Проснулась я только под вечер. За окном уже успело стемнеть, и я, чтобы хоть немного осветить комнату, зажгла об огниво свечу, чуть не выронив его из рук от испуга. В кресле сидел демон! Горькая улыбка тронула мои губы. Пора привыкать, что теперь он всегда рядом.

— Вижу, ты «рада» моему возвращению.

Моего ответа ему явно не требовалось.

— Надеюсь, ты хорошо выспалась. У меня к тебе серьезный разговор.

Он плавно поднялся, подошел ко мне и сел рядом на край кровати, беря к себе на колени со столика поднос с едой, который я вначале и не заметила. Напряглась от столь близкого его присутствия, но его это только позабавило.

— Мне пока достаточно твоей силы, а вот тебе они нужны. Поешь.

Я опустила взгляд на маленькую тарелку супа и два кусочка хлеба. Моментально живот свело судорогой, напоминая, что на свадьбе от волнения «счастливая» невеста почти ничего не ела.

Первое время раздавалось лишь стуканье ложки и небольшой шум с улицы. Когда я утолила голод и отставила тарелку, демон вернулся к прерванному разговору:

— Как ты помнишь, я говорил, что готов снять свое пожизненное клеймо за услугу.

Молча кивнула, понимая, что он сам расскажет, о какой услуге идет речь, если пожелает. Спрашивать скорее всего бессмысленно.

— В этом городе есть один человек, — медленно начал демон, глядя мне прямо в глаза, словно пытаясь заглянуть прямо в душу. Стало неприятно, но взгляда я не отвела.

— Маг. Мне надо, чтобы ты вошла к нему в доверие.

— И все? — я не поверила. Не может быть все так легко!

— Да.

Все равно не верится, что демон отпустит меня.

— А мне потом, случайно, не надо будет убить этого мага?

Смех, а после серьезное уточнение:

— Убивать ты точно его не будешь. Твоя задача быть рядом. Более того, тебе это тоже выгодно, ведь ты можешь стать его ученицей. А его влияние защитит тебя от гонений. Поскольку тебе уже известно, что случается с людьми, которые владеют магией, но не имеют титулов, думаю, ты оценишь это предложение.

И опять не вопрос. Только утверждение. Я горько усмехнулось — действительно познала, что такое быть ведьмой в деревне. Да и ранее знала, благодаря бабушке. Запрет на любое колдовство, если ты не из благородного рода! Еще предки короля решили избавить страну от ведьм, и традиция до сих пор продолжалась. И лишь маги, имеющее специальное образование, могли использовать свой дар.

— К слову, на спинке стула висит одежда.

— В общем, тебе не нужно мое согласие, — сделала свои выводы, обратив внимание на предоставленные мне вещи. Снял с кого-то или где-нибудь украл?

— А ты разве откажешься? — хитрая улыбка.

Он знает, что нет. Я готова пойти на многое, чтобы демон оставил меня в покое. Убрал свое клеймо.

Демон без стеснения смотрел, как я надеваю платье. Во взгляде все так же мелькали равнодушие и скука. Постепенно я расслабилась в его присутствии, понимая, что демон — необычный мужчина, которого может соблазнить женское тело. Тело для него источник силы, как обычная вода для человека. И сейчас ему не хочется пить.

— Сегодня маг приедет в Дорт, так что тебе крупно повезло.

— Повезло? — иронично переспросила, путаясь в подъюбнике.

Демон усмехнулся, склонив голову на бок.

— Как бы то ни было, но ты уже мне помогаешь.

Я ничего не ответила, больше занятая шнуровкой на корсете, чем пререканиями с демоном. И так ясно — сделаю, как он скажет.

— Зачем главному магу приезжать в Дорт? — задала вопрос, все-таки проникшись своей будущей задачей.

— В Дорте недавно открылась гильдия магов. Король и духовенство противились, но Лайзел Кафраз настоял, — демон говорил не спеша, проговаривая каждое слово, будто бы смакуя. Может, он в этот момент представляет, как убивает мага, наслаждаясь его предсмертными криками?

— Почему же король и духовенство против магических гильдий?

— Чем больше колдунов, тем меньше сила короля и церковников. Когда-то маги ставились выше монарха и Церкви. Сейчас такое невозможно. Многовековое внушение людям, что человек, владеющий колдовством без должного обучения и положения в обществе — слуга сатаны. Ты ведь тоже пала жертвой этой политики, — его пристальный взгляд мне не понравился.

— Но я ведь правда слуга сатаны! — посмотрела с вызовом, но громкий смех демона заставил меня смущенно отвернуться.

— Ты? О, поверь, до сатаны мне далеко.

— Это не меняет дело, — прикрыла ладонями пунцовые щеки и перевела тему разговора, вернув ее к магу.

— Я расскажу тебе, что делать…

* * *

Я шла по улице, изображая на лице заинтересованность в товарах. Благодаря демону, мой внешний вид стал неплох, торговцы видели во мне потенциального покупателя и предлагали все, что только можно: от картофеля до шерстяного пледа.

Моего спутника не было поблизости, и я не знала: волноваться или расслабиться? Неужели он ушел, так легко доверив мне свою миссию? Вдруг я совершу ошибку или в последний миг струшу?

Торговые ряды располагались на главной дороге, именно по ней, по плану демона, должен пройти Лайзел Кафраз, направляясь в гильдию магов. То, что гильдия находилась не в богатом районе, а среди среднего квартала ремесленников, красноречиво говорило о том, в какой немилости сейчас при короле маги. При этом король Август Светлый открыто никак не показывал своего пренебрежения. Как бы он не хотел, но уничтожить могущественные древние роды не мог.

А ведь мне всегда казалось, что маги — друзья короны. С появлением в моей жизни демона, мир перестал быть простым и легким. Если вам улыбаются в лицо и льстят, это еще не значит, что за спиной не желают смерти. Таковы законы жизни при дворе.

Интересно, как выглядит глава магов? Смогу ли узнать одного из самых могущественных людей королевства?

— Дайте мне этих трав, — хриплый, немного уставший или скорее простуженный голос привлек мое внимание.

Около травника, продававшего целебные растения и пряности, стоял высокий мужчина. Он притягивал к себе своей простотой. Казалось, весь его вид не должен привлекать лишнего внимания, но взгляд все равно возвращается к нему. . Заостренные черты, гладко выбритый — не так, как принято у простых селян, где считается почетным, что мужчина в расцвете сил носит пышную бороду.

— Это он, — шепот над ухом, словно дуновение легкого ветерка. Демон все это время наблюдал за мной?!

Я более тщательно посмотрела на того, кто был главой магов. Наряд очень скромен. Либо же просто дорогие убранства спрятаны за черным плащом. Но его взгляд… когда он случайно посмотрел в мою сторону, показалось, что мужчина видит меня насквозь. Мысли, цели, душу! Этот взгляд мог принадлежать хладнокровному убийце. Отчего-то именно такие у меня возникли ассоциации, по спине даже холодок пробежал.

— Иди, иначе упустишь свой шанс, — поторопил меня демон.

Я выдохнула, собравшись с силами. План до смешного прост, но я не представляла, как исполню его. А если маг раскроет меня, поймет? Или я глупо засмеюсь?

Сделав глубокий вдох, подошла к неприметному прилавку, что находился около травника.

— Дайте мне… — начала я, понимая, что даже не взглянула на выбор товара, сосредоточившись на соседней лавке.

— Да? — поторопил меня торговец. Я осмотрелась, замечая, что стою около ряда с глиняными изделиями. Протянула руку и попросила дать мне свисток-птичку, лишь сейчас замечая, как меня колотит крупная дрожь. Всучив продавцу камешки, поспешно схватила птичку и спрятала руку за спину. Видел? Он видел меня? Делаю пару шагов назад…

— Какая неосторожность, — голос над ухом принадлежит не демону. Поворачиваюсь и испуганно склоняю голову в почтении.

— Господин, — говорю и мысленно ругаю себя за дурость. Я ведь не знаю, что он глава магов! Но, кажется, меня расценили иначе.

— Ты так глупа и неопытна, — чуть слышно проговорил он, жестом показывая на руку. Краснея, протягиваю ему свисток. Как я могла выбрать такую ерунду?

Лайзел Кафраз несколько секунд держит в руках птицу, улыбается. После возвращает со словами, заставляющими мое сердце замереть:

— Ты знаешь, что подставляешь себя, растрачивая такой талант на всякую ерунду? Магия быстро испаряется и в конце концов оставляет в кармане глупца лишь горстку камней. Будешь часто использовать ее, и все вскоре поймут, кто обманщица. Ты не знала про особенность камней терять свою иллюзию через время?

Не знала, поэтому легко ответила на этот вопрос. А что, если демон ошибся, и маг захочет казнить меня? По телу прошлась дрожь.

— Давно этим занимаешься? — тем временем продолжал допрос Кафраз, не обращая внимания на людей, оставаясь стоять прямо по центру дороги.

— Нет, — вновь чистая правда. — Простите меня, я больше не буду так…

Маг оборвал мою сбивчивую речь жестом.

— Я хочу, чтобы ты пошла за мной.

Замерла. Вышло? Или он хочет отвести меня к судье?

Но Кафраз отвел меня лишь в сторонку, пристально разглядывая, не мигая, словно бы изучая.

— Ты знаешь, кто я?

— Нет, — соврала. Он поверил. Неужели сила магов преувеличена, и они не могут читать мысли?

Кафраз поведал мне кто он, и сразу, без каких-либо сладких завлекающих речей и предисловий, сообщил, что хотел бы забрать меня с собой. Наверное, думая, что такая безродная беднота, у который нет денег и есть страх быть сожженной за свой обман, сразу согласится. И он прав. Даже если бы ситуация была иной и за спиной где-то не маячил демон, я бы все равно согласилась. Неужели кто-то способен отказать человеку, к которому благосклонен сам король?

— Зачем я вам? — все же решила сначала узнать про его цели.

— Ты напугана, бедняжка, но не стоит. Я твой друг. — Кафраз быстро сменил тактику, изображая саму любезность. — У тебя столь редкий дар, разве ты не хочешь, чтобы я помог раскрыть его?

Все было так, как говорил демон. Маг на самом деле предложил стать мне его ученицей. Но все же я решилась на еще один вопрос:

— Но женщинам ведь запрещено…

— Ты думаешь, человеку с моим статусом есть дело до закона? — хмуро перебил маг.

Я немного смутилась от такой прямоты. Смогла лишь закивать в ответ.

— Так что скажешь? — поторопил Кафраз, несколько раздраженный, видимо оттого, что потратил на меня столько времени.

— Это была бы честь для меня… милорд.

Теперь лицо мага озарила настоящая улыбка, а не гримаса вежливости. Кафраз похвалил меня, сказал, что это правильное решение. Не забыл уточнить, что с ним я могу чувствовать себя в безопасности. Конечно, если буду его подчиняться и не рассказывать никому о даре и нашей встрече. Я поклялась, что сохраню все в секрете. После чего спросил, есть ли у меня деньги.

Кафраз особо не слушал меня после того, как согласилась пойти с ним. Да я и не говорила. Протянув мне небольшой мешочек монет, он велел ждать его на этом самом месте по истечении суток. Собирался забрать в свое поместье. Чтобы у меня были привилегии, на всякий случай дал настоящую золотую монету со своим изображением. Такие деньги не использовали для покупок или продаж, а хранили в потайном кармане как символ того, что к ним проявил благосклонность сам архимаг Его Величества!

Кафраз ушел, оставляя меня одну. Демон, на удивление, не явился, и я поспешила назад в гостиницу.

* * *

Мне снилась та страшная ночь. Я металась в постели, стараясь отогнать кошмар, но он не желал уходить. Полный ненависти взгляд мужа, виноватый — сестры, и я, стоящая совсем голая на коленях перед всеми. Слезы обжигают, плечи вздрагивают, а кожа покрыта мурашками от холода. Прошу простить, отпустить меня, но никто, совсем никто не слышит, желая только моей смерти. За то, что связала свою судьбу с демоном! Стала проклятой. И теперь мне закрыт вход в храм, запрещены молитвы. Я опозорила себя.

«Утопить!», «Бросайте ее в воду!», «Не стоит тянуть больше!», «Предайте ее смерти»! — крики людей сливаются в сплошной гул. Хочу проснуться, но не могу! Почему я не могу проснуться?!

Резко открываю глаза, тяжело дышу. Надо мной деревянные балки с паутинкой. Я гостиничном номере, не в деревне, в Дорте! Чувствую облегчение, что наконец вырвалась из кошмара. Медленно сажусь и разочарованно вздыхаю. В кресле у окна вновь сидит тот, из-за кого моя жизнь пошла под откос — существо тьмы! Его закругленные рога сейчас немного поблескивали в лунном свете. Лицо казалось умиротворенным и спокойным.

Не стесняясь, рассматриваю его, замечая, как в янтарных глазах промелькивает легкий интерес. Интерес к чему? К тому, что я смотрю на него, не отводя глаз? Или дело в том, что он не ожидал, что стану так нагло разглядывать? Мне было все равно. Теперь — да.

Я продолжила изучать черты его лица: немного выступающие скулы и заостренный подбородок. Высокий белый лоб, ровный нос и тонкие губы. Наверное, я бы назвала его красивым, если бы не испытывала отвращение. Красив своей необычной демонской сущностью. Нечеловеческими янтарными глазами, заостренными ушами и могущественной силой, исходящей от него.

Но эта красота пугала. Она не принадлежала нашему миру. Я повела плечами и все-таки первой отвела взгляд.

— Рассказывай, — непринужденно произнес демон.

И я рассказала обо всем, ничего не утаивая и заканчивая фразой: «Он позвал меня с собой в поместье…»

— Молодчина! — с энтузиазмом, будто насмехаясь, похвалил демон. — Ты сделала все верно.

— Но ведь он взял меня, думая, что у меня есть дар! А дальше что? Я ведь не смогу без тебя повторить трюк с камнями. Ведь ты мне их просто дал.

— Способности к магии у тебя правда есть, — голосом, не требующим возражений, проговорил он. — Но использовать ты их не умеешь. Здесь я тебе помогу. Научу некоторым фокусам. Ты помнишь ту мощь, когда мы были единым целым? Чувствовала ее?

— Помню… — еле смогла ответить, краснея и отводя взгляд. — Это было похоже на обмен силой.

— Так и есть на самом деле, — без стеснения продолжил демон. — Ты даешь мне шанс как можно дольше находиться в этом мире, я же тебе — часть своих сил. И с их помощью ты сможешь быстрее освоить магическую науку.

— Хочешь сказать, что нам опять нужно… — я так и не смогла закончить фразу, сердце словно умерло, перестав биться на несколько секунд.

И ведь я знала это. Он уже говорил, что каждый раз, как ему потребуется сила, будет приходить и брать ее. Но отчего-то я не осознавала всего до конца. Надеялась, что этот момент не настанет.

— Когда встреча с магом?

— Завтра вечером.

— Значит, у нас есть эта ночь и утро, чтобы научить тебя, — обыденно отозвался он и в его глазах промелькнул хищный огонек.

* * *

Я наблюдала за лунным светом, проникающим в открытое окошко. За тем, как мягко он ложится на наши тела. Ощущала горячее дыхание демона, скользившее по нежной коже и приносившее муки. Вспомнились все те рассказы об аде и пытках, что настигают мучеников за их грехи. Никогда бы та маленькая девочка, которой когда-то я была, не могла даже подумать, что пытки могут быть такими! Одновременно сладострастными и греховными.

И пусть прикосновения демона, такие же, как и тогда — бесчувственные, простое обязательство — я все равно ощущала его пламя и силу, чувствовала каждой клеточкой своего тела.

Меня охватывал дикий стыд, когда его руки, царапая, приносили новые ощущения. Это было не похоже на первый раз. Позором было признаться самой себе, что тело привыкло к нему, стало откликаться на ласки. Я изо всех сил хотела отвлечься, пытаясь зацепить свой взгляд хоть на чем-нибудь: лунный свет, ночная бабочка, летящая на огонек свечи, упавшее на пол покрывало…

Отвернулась от небрежно скинутых вещей и тут же закатила глаза от неожиданного острого ощущения внизу тела. Нет! Нет! Нет! Зачем ты это делаешь со мной?..

Сжала побелевшими пальцами простынь, напрягая тело. Я услышала, как из уст равнодушного демона сорвался стон. Я не могла думать ни о чем другом, только о том, что происходит. Здесь и сейчас, я и он.

С каждым новым толчком демон заставлял тело выгибаться ему навстречу. Нарочно или нет, мне неизвестно, да и я не пытаюсь узнать. Моя цель оборвать эти мучения, заставить тело прекратить отвечать ему. Его легкие пальцы порхают мотыльком по груди, лишь изредка задевая когтями.

Чуть сжимает соски, отчего я вновь не сдерживаю стон. Новая волна стыда опаляет лицо. Дыхание демона становится все тяжелее, все чаще и глубже он проникает в меня.

Рисунок на его груди зажегся огнем, совсем как в прошлый раз. На пике возбуждения, питаясь моей силой, демон тянет меня к себе, заставляя сесть. Наши потные тела соприкасаются, трутся друг о друга. Чувствую огонь, согревающий меня, идущий от его символов. Сила, которую он дает, пьянит не меньше хорошего вина. Я наслаждаюсь ею, тяжело дышу и двигаю бедрами ему навстречу, в такт, думая лишь об одном — получить ее всю, без остатка, до последней капли.

До крови закусила губу, лишь бы остановить рвущийся наружу крик, но мое лицо выдает меня. Откинув голову назад, растрепав слипшиеся от пота волосы, я продолжаю двигаться.

Я не хочу, чтобы он знал о моей страсти, но не могу сдержаться. А потом наступает тот самый «конец»…

4 глава. Поместье

Поместье мага оказалось настоящим дворцом, хмурым и отдаленным от столицы. Возвышалось на скале, омытой морем. Огромные волны поднимались ввысь, разрушая кручи. Но магу не было дела до таких мелочей. Как и то, что построив особняк на открытой местности, подверг его атакам ветров.

Я куталась в плащ, наблюдая, как мы подъезжаем к замку. Кафразу было наплевать на промозглую погоду, он даже приоткрыл окошки в карете. Теперь стало не просто холодно, а и подул сильный ветер. Зато я могла лучше видеть где мы, ведь мутные стекла мешали этому.

Пожелтевшая от соленого воздуха трава, пара чахлых деревьев и абсолютное отсутствие сада. Раньше я думала, что у любого помещика есть сад. По крайне мере, я составила себе такое мнение по книгам бабушки. Как оказалось, мои светлые фантазии снова не сошлись с действительностью.

— Видишь, даже его дом говорит о том, что это плохой человек. Ты не должна чувствовать раскаяние, что шпионишь за ним, — неожиданно раздавшийся над ухом голос демона заставил вздрогнуть. Он оказался около меня. К сожалению, я не могла ответить сейчас, ведь рядом находился маг. Но как же хотелось спросить: а не боится ли демон появляться рядом со столь могущественным магом? Вдруг он его почувствует?

— Тебе холодно? — поинтересовался Кафраз, по-своему расценив мою реакцию на демона. Я украдкой глянула туда, где только что сидел мой спутник — там было пусто.

Расслабившись, уже спокойно смогла ответить, искренне поделившись, что просто не привыкла к такой погоде. Кафраз кивнул, принимая к сведенью, но окошко не закрыл.

Карета остановилась около главного входа. Маг ловко выскользнул из повозки и пошел вперед. Я растерялась, не зная, как дальше себя вести, ведь надеялась, что мне подадут руку, проводят и ознакомят с домом. Слава Богу, мое смятение быстро прошло, когда увидела перед собой протянутую ладонь молчаливого лакея. Улыбнувшись, благодарно приняла ее. После чего меня аккуратно повели по дорожке из гальки, до самого входа.

Пропустив меня в открытые двери, лакей поклонился и оставил меня, вернувшись к карете. Неуверенно потопталась с ноги на ногу, не зная, что делать дальше.

— Что ты так долго? Проходи! — подогнал маг. Он уже снял с себя верхнюю одежду и теперь поправлял рукава на манжетах.

Я с осторожным любопытством посмотрела на него. Мне было интересно узнать, как выглядит Кафраз без черной мантии. Он чем-то походил на свой особняк — такой же хмурый. Темно-серый костюм никак не запоминался, но по крою можно было судить о его дороговизне. На груди висел знак, говорящий о статусе. И это было единственным его украшением, разве что еще кольцо с печатью на указательном пальце.

— Прости, я никого не ждал в ближайшее время, поэтому гостевые комнаты не отапливали. Но я распоряжусь, чтобы сделали все, чтобы тебе было как можно комфортнее.

Сильное волнение захлестнуло с головой, поэтому я могла только послушно кивать головой. Благо, разговор быстро был закончен, так как к нам подошли две служанки. Они молча выслушали указания мага и стали по бокам от меня.

— У меня есть еще дела, так что я уделю тебе время немного позже.

— Да, конечно, я понимаю, — вежливый скованный поклон, со стороны выглядевшей, наверное, очень неуклюже.

Все эмоции Кафраза говорили о том, что я успела ему наскучить. Он постарался улыбнуться в ответ, но вышла кривая гримаса. Еще раз глупо кивнув, я отправилась за молчаливыми женщинами. Постаралась как-то заговорить с ними, но наткнулась на тихую преграду. Решив, что в поместье мага в почете строгость, не стала настаивать.

Внутри здание соответствовало виду снаружи: темное, с плохим освещением. Здесь очень холодно, я порадовалась, что не сняла плащ демона, до сих пор кутаясь в него. Никаких украшений на стенах не было, только свечи и факелы. Наверное, тяжело обогреть и осветить столь огромное строение. Неудивительно, что . Оправдав столь угнетающую обстановку, пошла дальше уже более воодушевленной, несколько расслабившись. Может, повлияло еще то, что я избавилась от общества Кафраза?

Следуя за служанками, я поднялась по закрученной лестнице. Второй этаж оказался бесконечно длинным. С одной стороны двери, а с другой — полоса узких окошек. Несмотря на то, что окна наглухо закрыты и совсем маленькие для столь большого помещения, через них все равно продувало. Кафраз точно не заботился о своем доме. Скорее всего, столь значимая фигура в королевстве не имела возможности следить еще и за такими глупостями, как порядок в доме. Для такого нужна жена, но ее, похоже, у мага не было.

Наконец меня завели в комнату, предоставленную лично мне. Здесь оказалась еще одна женщина, занимавшаяся камином. Я скукожилась, ощущая весь холод помещения, в котором давно не жили. Невольно шмыгнула носом, надеясь, что не заболею.

Как и во всем замке, здесь стены тоже были из камня. Пожалуй, я бы даже назвала комнату уютной. По крайне мере, ее постарались такой сделать. Незатейливые гобелены с единорогами и ажурные подсвечники украшали холодные стены.

Третья служанка вскоре закончила с огнем в камине и стала снимать с мебели чехлы, защищавшие от пыли. Столь дорогой дубовой мебели я еще никогда не видела. Тяжелая, с искусной резьбой. Кровать с балдахином в цвет к бордовым гардинам. На таком ложе могла поместиться целая семья!

Меня одолевали странные чувства. Я понимала, что нахожусь в окружении дорогих вещей, о которых не могла и мечтать, но отчего-то было тяжело. Как бы я не искала положительные стороны в своем положении, обстановка давила на меня, не радовали даже белые вышитые единороги — единственное светлое пятно в комнате. Я здесь чужая, это не мой дом. Мне хотелось быть сейчас среди родных, но они отказались от меня. Единственное, что дарило надежду и небольшую радость — я стану ученицей мага.

Я дернулась, почувствовав, как кто-то стягивает с меня плащ. Обернулась. Это оказалась одна из девушек. Она мило улыбнулась, продолжив меня раздевать. Я не противилась.

В соседней комнате, в настоящей огромной купальне, мне помогли принять ванну, уже наполненную горячей водой. Я наконец смогла расслабиться и получить удовольствие. Никогда еще в моей жизни не было большего комфорта, чем сейчас. Кто в деревне может похвастаться собственной ванной, да еще и с душистыми травами?

Через некоторое время с сожалением выбралась из воды, служанки бережно укутали меня в мягкие полотенца. Мои спутанные каштановые волосы тщательно расчесали и заплели в косу. Выдали новое платье. Оно было скромным, наверное, одной из служанок. Зато чистое и ароматное.

Меня обхаживали, как леди, отчего на душе стало совсем спокойно. Может, господь сжалился надо мной и наградил за пережитые мучения?

Приятный убаюкивающий треск огня, за окном, которое было намного больше коридорных, слышался шум моря. До этого я не обращала внимания, насколько вокруг приятные звуки. Хотелось подойти и посмотреть на море. Так здорово — окно в моей спальне выходило прямо на море, я могла видеть летающих чаек…

Но силы покинули меня. Я чувствовала, как тело налилось тяжелым свинцом, а глаза помимо воли слипаются. Молчаливые служанки расстелили постель и уложили меня, укрыв тремя одеялами.

Послышалось, как закрылась дверь. Но я даже не отреагировала на звук, глядя на белых чаек за окном…

— Очень умно, его слуги все немые.

Я вздрогнула, услышав голос демона. Пришлось повернуть голову. На одном из кожаных кресел сидел он. Как всегда, из одежды на нем были лишь коротки брюки. Он когда-нибудь чувствует холод?

— Немые? — переспросила я, только сейчас осознав его слова.

— Да, — кивнул демон. — Будь я его статуса, сделал бы так же. Необразованные, не умеющие писать и читать и даже говорить — идеальные слуги. Да еще и преданные как собаки. Неудивительно, многих он спас из-под казни, правда, язык им все же вырезали.

— Вырезали язык? — слова демона звучали ужасающе и нереально.

— Ты в этом к мире живешь? — искренне изумился он, глядя на меня словно впервые. — Не знаешь разве, что бывает с теми, кто клевещет против власти?

— Им вырезают язык или казнят… — взволнованно выдохнула я.

— Вот-вот!

— Но как же человек столь высокого статуса позволил держать при себе преступников?

— Он может даровать милость. Да и смотря насколько сильна вина обвиняемого. Здесь не все преступники, есть и те, кто родился таким — неспособным говорить. Поверь, в таком высшем обществе ценятся безграмотные немые люди. Наверное, некоторые родители даже счастливы, что у них ребенок калекой родился — выгодно пристроить можно.

Мне были неприятны слова демона и тон, с которым он их произносил. Но что я могла поделать — он же демон!

— В любом случае я не поболтать с тобой пришел, ты слишком скучна для этого. Разве что… — здесь демон хитро улыбнулся, а я напряглась, прикрываясь одеялом. По комнате раздался громкий смех.

— Ох, притворное нежелание от той, которая не могла сдерживать стонов прошлой ночью?! Вы, человеческие женщины, такие лицемерные.

— Прекрати! — не выдержав, крикнула я, чувствуя, как пылают мои щеки. Зачем издевается надо мной, если я и так его? Будь он проклят!

— Не смей затыкать мне рот, — его улыбка вмиг исчезла. Черты лица будто бы заострились, а глаза загорелись огнем. Страх помимо воли сковал меня, захотелось, чтобы демон вновь стал прежний, лишь бы не злился.

На удивление, он довольно быстро расслабился, какое-то мгновение — и передо мной вновь сидит почти обычный мужчина.

— Ты должна сделать так, чтобы маг доверял тебе, — в приказном тоне заявил демон, возвращаясь к теме своего прихода. — Может, даже сегодня он начнет расспрашивать тебя о твоей силе. Откуда ты родом? Кто твоя семья? Он попытается прощупать почву. Твоя задача — отвечать уверено и спокойно. Можешь говорить правду. Все, кроме нашей с тобой связи…

— Хорошо, — согласилась, не став спорить.

— Покажешь ему то, что мы с тобой проходили.

Я кивнула. А демон вдруг внимательно на меня посмотрел и властно прошипел:

— Смотри не ошибись. Делай все по плану, как мы и договаривались.

На мгновение его глаза вспыхнули настоящим пламенем, и лишь после он исчез, оставляя меня с гулко бьющимся сердцем. Во мне зародился страх. Вдруг действительно сделаю что-то не так? Нет. Я справлюсь! Должна справиться, если желаю обрести свободу от демона. И ведь мне самой очень хочется обучиться магии. Не просто тем мелким фокусам, которые показывает демон, а самым настоящим заклинаниям.

* * *

Через некоторое время я все-таки задремала, пока не почувствовала, что кто-то будит меня. Это оказались служанки, которые жестами указали мне на выход, по всей видимости, желая меня куда-то проводить. Сожалея, что придется вылезать из-под теплых одеял, медленно встала, в мыслях мечтая выспаться.

Девушки повели меня длинными холодными коридорами к высокой дубовой двери. Там остановились и молча раскрыли их, будто бы приглашая. Это выглядело немного устрашающе, но, переборов себя, послушно вошла.

Очутилась в темном кабинете, стены которого были более убраны, чем в остальных помещениях, что я видела. Черный мрамор шел по нижней части стены, вверх был обклеен обоями цвета темной листвы. Никогда раньше не видела такого, только слышала. Ведь в деревнях стены просто белят.

Мебель, как и в моей комнате, роскошная, покрытая лаком и дубовая. Весь ее массивный вид говорил, что хозяин — человек влиятельный и властный. Возможно, даже здесь специально такая обстановка, чтобы тонко намекать деловым партнерам, кто именно их пригласил и что за человек перед ними.

Увидев книжные шкафы, тут же загорелась желанием подойти и посмотреть, какими книгами располагает Кафраз. Но, увы, была вынуждена обратить внимание на письменный стол — там сидел маг. Заметив меня, он вяло улыбнулся, я бы даже сказала, как-то натянуто, скорее из вежливости, после чего предложил сесть мне напротив.

— Добрый вечер, — поприветствовала я Кафраза и села на мягкий стул с высокой спинкой. Не смогла не удивиться, переведя взгляд на сиденье. Никогда не думала, что стулья могут быть столь мягкими!

— Ты отдохнула? — учтиво начал мужчина, но я прекрасно видела, что в действительности его это не интересует.

— Да, спасибо вам…

— Прежде чем мы начнем обучение, я бы хотел задать несколько вопросов.

Вот теперь его серые глаза блеснули заинтересованностью.

— Конечно, милорд.

— Первое, как твое имя?

— Динара… — запнулась всего лишь на мгновение, размышляя, чью назвать фамилию. И все же сказала свою, посчитав, что муж ведь не принял меня. Я не имею права называться его именем. — Динара Мортэл.

— Второе, меня очень интересует, кто научил тебя иллюзии?

— Никто, — тихо ответила, сама себе удивляясь. Мой голос не дрожал. Мне удалось легко солгать. — После смерти моей бабушки у меня осталась книга заклинаний, которую я изучала. Она была потомственной ведьмой.

— Вот как, — маг постучал по столу пальцами. — Значит, ты умеешь читать. Это хорошо. Писать тоже?

Легкий кивок.

— А твоя семья? Родители? Братья или сестры?

— Я не знала своих родителей, — а вот это было чистой правдой. — Они покинули нас с сестренкой маленькими, оставив у бабушки.

— И как давно ты знаешь о своей силе?

— С детства, но я особо никогда ею не пользовалась. Вы же знаете, как люди обычно реагируют на магию, особенно в деревнях… — тут мой голос все-таки дрогнул, стоило это произнести. Перед глазами всплыли картины недавнего прошлого: я стою голая на коленях перед всей деревней. У близких в глазах только холодное презрение, ничего более. Ни у кого нет сочувствия. Даже у родной сестры и мужа!

— Что-то случилось? — от мага не укрылось мое состояние. — Ты бежала из деревни?

— Да… — сглотнула, на ходу сплетая воедино ложь и правду. — В день свадьбы жених узнал о моих способностях. Я случайно зажгла свечу без огнива, и он это увидел… выволок меня на улицу в чем была. Обвинил в колдовстве при всех жителях деревни, все еще гуляющих нашу свадьбу.

Вслух рассказать это оказалось еще сложнее, чем я думала. На глаза навернулись слезы, как я не пыталась взять себя в руки, не могла, продолжая дрожащим голосом:

— Все отвернулись от меня. Энни, моя маленькая Энни. Люди смотрели на меня будто бы на грязь. В их глазах было только жажда моей смерти.

— Они приговорили тебя? — тихо спросил маг, внимательно меня рассматривая. И мне даже показалось, что в его глазах промелькнуло сочувствие.

— Меня бросили в реку… — совсем осипшим голосом закончила я, уже просто не пытаясь сдержать слез и легких вздрагиваний плеч.

— Как же ты спаслась? — Кафраз медленно поднялся, подошел к низенькой тумбочке у окна и достал оттуда платок, чтобы дать его мне. Я приняла, утерев слезы, тронутая единственным за последнее время теплым по отношению ко мне поступком. Думала, что теперь не буду достойна сочувствия после случившегося.

— Повезло, течение выбросило меня на берег, как раз недалеко от Дорта.

— Прости, что заставил вспомнить, — мужчина продолжал стоять надо мною, не думая отходить. Он вдруг мягко улыбнулся и провел ладонью по моим волосам, словно бы показывая этим жестом, что ему действительно жаль. А его следующие слова только подтвердили это:

— В наше время погибает много хороших людей только из-за того, что им не повезло родиться с талантом к магии в простой семье, — маг вернулся на прежнее место, складывая руки на груди и все так же не отводя от меня проницательного взгляда. — Более того, король с Церковью хотят вовсе изгнать магию из этого мира. Лишить Гильдию всех прав. Глупцы!

На мгновение лицо Кафраза исказила гримаса отвращения, но он быстро взял себя в руки, вновь став совершенно спокойным. А вот мне от таких разговоров стало не по себе. Слышать про короля и главного божьего помазанника было неловко. Одно дело такие слова из уст демона, но от человека…

— Но не будем о плохом. Ты сказала, что зажгла свечу магией. Покажи мне, пожалуйста.

Я послушно кивнула и выставила руку вперед, как учил меня демон. После прикрыла глаза и тихо прошептала нужные слова, концентрируя силу на кончиках пальцев. Миг — и свеча зажглась от легкого огонька, слетевшего с моей ладошки.

— Хорошо. Пожалуй, на этом пока и остановимся. Завтра вечером слуги вновь приведут тебя сюда. Начнем наши занятия, а пока… — он склонился и послышался скрип отодвигаемого ящика. Мужчина достал книгу. — Начни ее читать. Это основная база по введению в магию.

— Спасибо! — искренне воскликнула я, приняв книгу, отчего вызвала у Кафраза легкую улыбку. Но я правда обрадовалась возможности прочитать что-то помимо бабушкиной книги.

Легонько поклонилась и ушла, тут же будучи перехваченная молчаливыми слугами, которые отвели меня назад в комнату. Где вместо того, чтобы лечь спать, я с интересом раскрыла книгу. Да так и не заметила, как ночь стала постепенно сменяться утром, а я все не спала, лежа на животе в кровати и, подперев лицо руками, читая…

* * *

В кабинете мага оказалось тускло и темно. Только одна единственная свеча горела, когда я вошла. Он же, как и вчера, сидел за столом. Услышав скрип двери, медленно поднял голову, отвлекаясь от каких-то бумаг.

— Проходи, не бойся, — Кафраз рукой указал на знакомый мне стул, куда я поспешила сесть.

— Пожалуй, начнем с азов. Что такое основа магии…

— Сила! — знаю, не стоило перебивать, но я не удержалась.

— Верно… — изумленно ответил мужчина и недовольно нахмурился, поджав губы. — Динара, впредь не смей перебивать. Я не люблю этого. Ты молчишь до тех пор, пока я сам не разрешу говорить. Это понятно?

— Да, милорд.

— Ты открыла седьмую главу? — и опять нотки недовольства. — Я дал тебе книгу, чтобы ты читала по порядку, а не заглядывала наперед.

— Но… — я покраснела и тихо призналась. — Я все прочитала.

— Как? — вновь удивление. — Ты за день прочитала книгу, что я тебе дал?

Легкий кивок. Это было чистой правдой. Почти… просто не только за день, мне понадобилась еще ночь. И теперь я с нетерпением ждала, когда мне дадут новую книгу.

— Неужели? — по-моему, маг мне не поверил. — Расскажи тогда, в чем же заключаются три правила применения силы?

Я моментально пересказала четвертую главу, где был ответ на вопрос мага. Это тоже удивило его.

— Хорошо… — медленно проговорил он. — А как вычислить свой резерв?

— «Сотвори заклинание Лордага, и оно покажет, насколько мощный ваш резерв!» — процитировала я фразу из книги и неловко улыбнулась.

— Раз основы ты прочитала, думаю, стоит перейти к истории магии и ее истокам… — он медленно встал, подошел к книжной полке и достал оттуда толстенный, немного запыленный темно-зеленый фолиант.

Я с неприкрытым восхищением взяла книгу, чувствуя, как в предвкушение бьется сердце, как дрожат пальцы, лежащие на переплете. Не могу объяснить словами, но это очень приятное светлое чувство. Даже просто держать в руках книгу.

— Теперь к самому занятию, — маг наклонился надо мной. — Как я понял, тебе известны лишь простые базовые заклинания. Чтобы перейти к сложным, стоит понять, какие у тебя возможности. И как ты правильно сказала, для этого надо применить заклинание Лордага. Чем мы и займемся сегодня.

Кафраз подал мне руку, чтобы я встала, а после провел к центру кабинета, и попросил расслаблено встать и закрыть глаза. Послушно выполнила, с интересом ожидая, что же последует дальше.

— Вытяни руки вперед, — тихий шепот над самым ухом. Я чувствовала, что он стоит совсем рядом. А в следующее мгновение ощутила, как маг направляет мои руки в стороны. На удивление, мне не было страшно, совсем, только чистый интерес.

На кончиках пальцев заколола магия. Не удержавшись, приоткрыла один глаз, видя огоньки. Но маг заметил, строго прицыкнул, и я тут же вновь зажмурилась.

— Попробуй силу, которую чувствуешь, направить извне. В воздух. Словно бы выпуская из себя.

Выполнила, с изумлением ощущая, как из меня, словно потоки чистой хрустальной воды, течет магия. Сила лилась из моих пальцев, образовывала легкую золотистую дымку, пока маг вдруг не остановил меня.

— У тебя вполне высокий уровень резерва, — констатировал он, опустив мои руки. — Можешь открыть глаза.

В первое мгновение у меня закружилась голова, но Кафраз поддержал за талию, не дав потерять равновесие. После провел к стулу. Отошел к подносу с кувшином воды и налил мне в стакан. Сразу, как немного отпила, стало легче. И эта странная неприятная слабость исчезла.

— Такое бывает после использования многоуровневых заклинаний, которые требуют большое количество силы. Запомни это чувство. Каждый раз, как ощутишь нечто схожее при использовании магии — тут же прекращай колдовать! Это та самая черта твоих возможностей. Маги, что переходят ее, просто выгорают изнутри. Заклинание Лордага помогает почувствовать этот предел…

Я внимательно слушала Кафраза, не упуская ни единого слова. Он рассказывал с неким воодушевлением и очень интересно. Более того, мне совсем не хотелось лишиться дара, поэтому постаралась хорошенько запомнить возникшее чувство слабости. Оно отличалось от обычного… сложно описать словами, но я прекрасно понимала, о чем говорит маг.

После Кафраз еще немного рассказал мне о магии, и лишь потом разрешил пойти спать, так как было уже далеко за полночь.

5 глава. Бес

Мне безумно нравилось у мага. Он оказался куда более приятным человеком, нежели при первом впечатлении. Больше всего я любила уроки с ним и ночные посиделки за книгами. Живя в замке, в окружении слуг, забыла, что такое рано вставать. Теперь отсыпаясь, будто бы на всю жизнь наперед.

Но все же, несмотря на всю доброту и гостеприимность верховного мага, я не могла забыть о своем доме. О родных, соседях… они часто снились мне. Я даже про демона вспоминала. Слава Богу, он не приходил ко мне. Но знала, что придет. И это мучило меня. Каждый раз в купальне, принимая ванну, видела его клеймо, думая о том, насколько падшей стала. О своем грехе. Я хотела исповедаться, сходить в часовню, но боялась, что двери святилища не пустят меня, ведь господня дочь проклята. Поцелована сатаной. Да и маг никуда меня не отпускал. А попросить я не решалась, зная его отношение к вере. Скорее всего, он бы просто посмеялся над моими желаниями.

Сумерки. Я сижу над очередной книгой, рассказывающей о подвигах великих магов. Это была поистине увлекающая история, заставляющая отвлечься от грустных дум.

— Здравствуй, — шепот.

Даже не вздрагиваю, издаю мученический вздох и недовольно смотрю на демона:

— Тебе нужно мое тело?

Насмешливая улыбка, хитрый взгляд. Он расслаблено садится в кресло и совершенно спокойно отвечает:

— Не сейчас, но скоро понадобится.

Чувствуя горечь безысходности, закрываю книгу и сажусь на кровати. Тогда что же он потребует от меня в этот раз?

— Я пришел высказать свое недовольство.

— Вот как? — вопросительно загибаю бровь.

— Да.

Демон резко встал. В считанные секунды оказывается рядом и выдергивает из моих рук книгу. Я возмутилась, но не делаю попыток забрать ее обратно.

— Мне нужно от тебя совсем другое. Вместо этого, ты только и делаешь, что читаешь эту ненужную дрянь.

— Это не «дрянь»!

— Ох-ох, эти фанатики! — демон демонстративно закатил глаза, выбрасывая книгу в сторону, на подоконник. — Мне нужно, чтобы ты стала более приветливой. Ты должна войти в доверие к магу. Тогда он откроется тебе. Научит большему, а я взамен получу некую информацию. Это ведь не большая просьба за ту добрую услугу, что оказал тебе.

Я горько усмехнулась, стараясь удержать внутри себя подкативший к горлу комок. Ему еще и наглости хватает называть свои поступки «добром»?

— Зачем я нужна тебе? Зачем, если ты можешь оказаться где хочешь и следить за ним сам? — с трудом выдавила из себя.

Лицо демона затянула серая пелена злости. Отчего-то мои слова задели его.

— Потому что мне нужна твоя сила, чтобы бывать здесь. Ведь тут я только благодаря своей метке.

— Ты настолько слаб? — с губ слетел невольный вопрос, я даже не постаралась остановить его. Боже, я поняла! Из-за меня в мир вырвалось существо… если бы не я, его бы не было здесь.

— Да как ты смеешь?! — зло прошипел демон, в одно мгновение оказываясь рядом, привычно зажимая мне горло. — Я могу убить тебя…

— Убей! — с вызовом бросила. Страшно ли мне? Очень. Но я не могла уже остановить себя.

Его хватка вдруг ослабла. Он убрал свою руку, и я смогла нормально дышать.

— Чего же ты не убиваешь меня?

Теперь уж точно знаю — он не сделает этого. Я нужна ему. Демон только хитро усмехнулся. Что он опять задумал? На душе похолодело.

— Ты думаешь, я настолько глуп? — прошептал он. — Или мне напомнить, как именно ты стала моей? Вернее… из-за кого? Я ведь могу разорвать наш контракт, так же легко забрав ее жизнь, как и подарив.

Сердце пропустило удар. Мне никогда не выбраться из его плена. Только если выполню условия. Стало совсем дурно.

Демон прекрасно понял все по моему лицу. Довольно улыбнулся. Чуть отодвинулся, притягивая одним пальцем переднюю шнуровку моего платья. Припустил несколько верхних стежков, приоткрывая грудь…

Замерла. Неужели он передумал?

— У тебя восхитительное тело, что даровал тебе… как вы там говорите? Господь? Так вот, твой бог подарил тебе красоту, от которой мужчины могут сойти с ума. Пользуйся! Делай что хочешь и как хочешь, но мне нужно, чтобы маг доверял тебе.

Плавно поднялся, подмигнул мне и, более ничего не говоря, просто растаял дымкой. Наконец-то! Я выдохнула с облегчением, хватаясь за шнуровку и прикрывая грудь. Будто бы это спасет от стыда, что испытываю. Что же теперь делать? На глаза навернулись слезы обиды и безнадежности.

Взяла с подоконника книгу и сквозь слезы горько улыбнулась. Значит, привлечь внимание? Нервно стала листать ни в чем не повинную книгу. Соблазнить? Как же я ненавижу этого демона! Презираю. Но и себя тоже…

Я быстро нашла нужное мне и положила книгу перед собой так, чтобы было удобно читать. Сама не знаю, что потянуло на это, почему поддалась порыву? Но это единственное, что я умела лучше всего. А мне нужно показать магу, что я на что-то способна. К тому же, заклинание куда более легкое, чем то, что использовала четыре года назад.

Опустила взгляд на страницы: «Призыв мелкого беса для рутинной работы. Опасности не предоставляет. Однако нужна связка, иначе бес выйдет из-под контроля!»

Связка? Что под этим имеется в виду?

— Ты же этого хочешь, демон?! Привлечь внимания мага ко мне?

Однако никто мне не ответил. Тогда я решительно поднялась, взяла со столика свечу и маленький ножик, лежащий на подносе рядом с яблоками.

Я обожала яблоки. Как-то случайно проговорившись об этом магу, и теперь каждое утро видела на столике свой любимый спелый красный плод.

Закусила губу, чтобы отвлечься от боли, сделала легкий надрез на ладони. Тут же на пол закапала алая кровь, и я поспешила зажать руку, боясь запачкать ковер. После поднесла ладонь к книге и раскрыла. Три капли упали на пожелтевшие страницы… книга ярко засветилась, приподнялась над кроватью и задрожала.

«Я ведь сделала все верно? — во мне зародился червячок сомнения. — А стоило ли вообще?»

— Ведьма? — испуганно вздрогнула от раздавшегося за спиной хриплого голоса. — Звала?

Медленно обернулась, да так и замерла. Бес выглядел точь-в-точь, как описывают его верования: низкий, сгорбленный, на копытцах, кожа покрыта темно-бордовой шерстью, на голове маленькие рога, прямые и короткие, совсем не такие, как у моего демона. Лицо… нет. Это не лицо. Вытянутая, словно у волка морда с черным носом и маленькими бусинками-глазками.

Сглотнула, чувствуя, как к горлу подкатывает ком. Не поторопилась ли я, желая угодить магу? Может, стоило все хорошенько обдумать, прежде чем использовать из книги заклинание? Ведь Кафраз строго-настрого запретил экспериментировать. Только теория, практика — в его присутствии.

— Ух ты, глупая. Даже не сделала между нами магической цепи?

Меня бросило в пот от осознания ошибки. Маг ведь теперь вышвырнет нерадивую ученицу на улицу. Бог мой!

Бес только рассмеялся, после нервно закрутил головой, словно бы пытаясь понять, где оказался.

— Теперь от меня не избавишься! — черт показал длинный раздвоенный язык и подпрыгнул, выбегая из комнаты. Мой возглас: «Постой!» потерялся в последующем за всем этим крике и шуме из коридора.

— Вернись! — я выбежала за ним, с ужасом наблюдая, как бес распугивает служанок и срывает со стен картины.

— Пожалуйста, остановись, молю.

Я побежала за ним, сворачивая к лестнице. Но я не поспевала, он был куда быстрее и проворнее. Только спустилась вниз, как черт уже со всего маху влетел в деревянную дверь, снося ее. Послышался громкий звон, шум и треск.

— Нет!

Вбежала за ним в комнату и не сдержала крика. Здесь было все разбито… все! Мне хотелось зажмуриться, лишь бы не видеть этих разрушений. Сердце колотилось в бешеном ритме. Что же делать? Господи, я все испортила.

Яркие глазки недалеко остановившегося от меня беса замерли. Он вдруг посмотрел прямо на меня. Длинный рот растянулся в оскале, выставляя наружу мелкие острые зубы. Изогнул когтистые лапы и молнией ринулся ко мне. Ахнув, закрыла голову руками, не зная, как справиться с ним.

Несмотря на небольшой рост, бес смог ухватить меня за волосы и потащить в сторону. Я завизжала, чувствуя боль и ужас. Попыталась отбиться, но не смогла, меня с силой отбросило в сторону серванта. Стеклянные дверцы с громким звоном разбились. Самые острые осколки больно прорезали платье, впиваясь в спину и руки.

Страшно. Я ничего не вижу, закрыв глаза от накатившей боли. И все же открываю, видя, как дьявольское существо летит на меня, желая вцепиться в лицо. Из-за всех сил поднимаю руки, чтобы закрыться…

Мгновение. Запахло паленым. Бес горит в страшных муках, медленно испаряясь. Я удивленно смотрю в ту точку, где еще секунду назад он был, а после медленно перевожу взгляд в сторону, уже зная, кого там увижу. Слезы облегчения застилают глаза, но злое лицо мага останавливает рвущиеся наружу эмоции.

— Динара, — холодные нотки в его голосе больно укололи в самое сердце. Злится. Конечно. Что он теперь сделает?

Кафраз не спеша подошел ко мне, обернулся на перепуганных служанок, что ютились у стены.

— Оставьте нас! — велел он, и женщины беспрекословно выполнили приказ, боясь находиться в разрушенной лаборатории.

Маг подождал, пока захлопнется дверь, после чего со злостью посмотрел на меня.

— Простите, — шепчу, понимая, что сейчас любое оправдание покажется глупым.

— Молчи! — гаркнул на меня Кафраз, и впервые я его увидела настолько сердитым. — Ты хоть понимаешь, какой урон мне нанесла? Сейчас я даже не говорю о материальном. Продай я всю твою деревню с потрохами, они бы не покрыли убытки. Что взять с такой нищенки?! И ладно бы деньги — дьявол с ними! Но… — здесь он на миг замер, обводя взглядом разрушения, оценивая их. Во взгляде читались растерянность напополам с ужасом. Мне стало жаль его. Лучше бы кричал.

— Ты разрушила не один год работы, — прошептал он. — Аппараты, реактивы… Господи!

Кафраз подошел к каким-то перекинутым склянкам, беря их, словно это самое для него дорогое в мире.

— Здесь много что было в одном экземпляре. Ты просто убила все.

— Нет, простите, — я постаралась встать, но из-за режущей боли не смогла. Однако все равно попробовала, думая лишь о том, как помочь, как исправить.

— А что, если аккуратно собрать жидкости? Там же остались лужицы. Можно ведь…

— Они все смешались. Я удивлен, как еще взрыва не было, — маг все также смотрел на стол.

Отбросив в сторону колбочки, он нервно провел рукой по волосам и перевел взгляд на меня.

— Ты когда-то еще вызывала низших существ? — неожиданный вопрос заставил напрячься. Я отрицательно замотала головой, давя слезы. Мне было очень больно и стыдно.

Неожиданно что-то теплое промелькнуло в глазах мага. Показалось, он больше не сердится на меня.

— Тебе больно? — участливо спросил маг. Его слова вызвали во мне слезы. Я не могла больше сдерживаться. Давно никто не проявлял ко мне заботу. Этих человеческих качеств очень не хватало.

Кафраз не растерялся, увидев, как я рыдаю среди кучи раздробленного стекла. Осторожно подошел ко мне, опустился на ноги, протягивая раскрытую ладонь.

— Сейчас я помогу тебе, не бойся.

Он бережно приобнял за плечи, а у меня внутри все сжалось. Столь сильная забота смущала. Его лицо находилось близко-близко. В уголках глаз маленькие морщинки, а справа на щеке маленькая точечка, совсем незаметная родинка…

В нем нет ненависти ко мне. Серые глаза смотрят обеспокоенно с тревогой, но не зло. И от этого только хуже. Чувствую себя последней сволочью. Я не заслуживаю жить в его доме, принимать от него помощь. Пусть он выгонит меня на улицу, пусть умру там, зато его не настигнет демон.

— Вот так, — ласково приговаривает, словно немощную, усаживая на табурет. — Осторожно.

Выпрямился. Подошел к шкафу и взял оттуда бутылочку с прозрачной жидкостью. На мгновение замер, словно о чем-то задумавшись, а после вернулся ко мне.

— Я мог бы вызвать целителя, но не хочу, чтобы о тебе узнали. Не против, если я сам обработаю раны?

Смущенно кивнула, все прекрасно понимая. Пока я расшнуровывала корсет, Кафраз поставил рядом со мной еще один табурет, разложив на нем какие-то устрашающие инструменты и вату. Но я не боялась, я верила ему…

Медленно отложила корсет, оставаясь в одной сорочке, которая почти ничего не скрывала. Стыдливо прикрыла грудь и искоса посмотрела на мага.

— Возьми, — он протянул мне полотенце. — Прикроешься этим.

Я не испытывала большего смущения, даже когда меня голую вели на казнь. Поспешив прикрыться, спустила рукава вниз, освобождая руки. Сорочка пала, оголив мою спину. Мне оставалось закрываться лишь небольшим кусочком ткани.

Первое прикосновение оказалось ужасно неприятным — холодными стальными щипцами. Но только первое. Маг старался бережно удалять впившиеся осколки. Я почти не чувствовала боли. Может, потому, что могла думать лишь о неловкости ситуации?

— Так что подтолкнуло вызвать беса? — нарушил он тишину.

Я смутилась еще сильнее, понимая, что ни за что не признаюсь. А поэтому совсем тихо прошептала:

— Желание опробовать магию, — кажется, маг поверил мне, потому что больше ничего не расспрашивал, сосредоточившись на моей спине. Его теплые пальцы вдруг коснулись кожи, вызывая мурашки. Так странно. Я напряглась, пытаясь осознать, что чувствую. Видимо, он заметил это, так как объяснил:

— Стоит обработать рану. Я не целитель, но знаю средство, которое быстро восстановит тебя.

От его прикосновений кожу совсем немножко щипало. Круговыми движениями он втирал какую-то прохладную мазь, зарождая внутри приятные чувства. Я не могла понять: это магия такая или мне хорошо от его рук?

— Все.

Мой покой был прерван окончанием процедуры. Кафраз тактично ушел прятать вещи, пока я спешно натягивала сорочку и с легким румянцем признавалась себе, что у мага золотые руки.

— Спасибо! — у меня не хватало слов, чтобы описать всю благодарность.

— Корсет пока не надевай, раны должны затянуться. Думаю, два дня хватит. Я распоряжусь, чтобы служанки принесли халат.

Кафраз сразу, как отдал приказ, вернулся к работе: протирая спиртом инструменты, он кивал головой, глядя на все те разрушения, что я доставила. Зачем только вызвала этого беса?! Совесть все мучила меня, не давая покоя. И правильно. Ведь я виновата…

Одна из служанок вернулась с вещью. Подошла ко мне и помогла надеть мужской, красиво вышитый халат, явно заграничный.

«Он мне свой халат отдал?» — от промелькнувшей мысли екнуло сердце, но я ничего не сказала. Не могла. Слишком сильно чувствовала вину за случившееся. Лишь уходя, вновь решилась попросить прощение. Только вышло тихо и несуразно.

— Не бери в голову. Я горжусь тобой!

Удивлению моему не было предела, которое продлилось еще очень долго. Кафраз гордится тем, что я призвала беса?

Я закрыла за служанками дверь, все еще слыша в голове голос мага, впрочем, который моментально исчез, стоило увидеть в тени комнаты демона. Все его тело говорило о том, что он зол: напряженная поза, сложенные на груди руки, яркие огоньки глаз, почти красные.

— Я почувствовал — ты колдовала, — стальные нотки в голосе.

Росинки пота окропили мою израненную спину. Почему-то способность говорить покинула меня. Это разозлило демона еще больше. В мгновение ока он оказался рядом, больно хватая за руку.

— Ты использовала круг призыва? — прорычал дьявол, прижимая к двери. Сильная боль прожгла спину. Захотелось закричать, позвать на помощь, но я не могла…

Демон ревел, не зная, куда деть злость, дышал на меня огнем ненависти. Я видела его оскал, как лицо потеряло последние капли человечности. На моих глазах его черты изменялись… Он стал одним из тех демонов, которых описывают нам священники в своих проповедях и святых письменах. Именно такие же страшные каменные маски, коим стало лицо демона, украшают храмы.

Испуганно сжалась перед ним, как тогда, когда он впервые пришел за долгом. Только теперь я могла видеть его настоящего: огромный, широкоплечий, с серой кожей, очень плотной, словно камень, а за спиной огромные кожистые крылья!

Я вскрикнула, когда демон с силой кинул меня на кровать. Мгновение — и он нависает сверху. Халат нараспашку, стараюсь закрыться руками, но он с легкостью раскидывает их в стороны. Изгибаюсь, не желая его «ласк», но его губы находят мои. Клыки больно исцарапывают до крови. Я отворачиваюсь, но демон не думает больше целовать, наклонившись, заставляет смотреть в его жуткие очи.

— Твой призыв мог выдать меня, дура. Ты бы и себя подставила, — снова этот ужасный нечеловечески хрипящий голос.

Только теперь я знаю, что говорить, и решительно выкрикиваю:

— Нет, я не выдала нас.

— Идиотка! — он отстраняется от меня.

Избавившись от груза, наконец могу свободно дышать. Села, отодвинувшись от него как можно дальше, к изголовью кровати.

— Он не знает о тебе. Я сказала, что это мой первый призыв. Что просто хотела опробовать магию! — пытаюсь объяснить, почти крича. Но быстро замолкаю: голос охрип, не способен больше издавать громких звуков.

— Ты недооцениваешь его. Не думай, что он такой простак. Кто ты, смертная, а кто он? Или ты думаешь, что маг такой глупец?

Злюсь. И, словно плюя ему в лицо, выкрикнула из последних сил:

— Он гордится мной!

Глаза демона вдруг просветлели, вновь стали желтыми, черты лица смягчились. Казалось, исчезла та демонская сущность. Он растянул губы в широкой улыбке, показывая все еще острые зубы и клыки. Осмотрелся, будто бы только сейчас увидел меня, взял в руки мягкую ткань халата.

— Это его? — риторический вопрос: он и так знает ответ.

Улыбка становится еще шире.

— А ты молодец, хоть и глупая, — демон явно доволен.

Но мне было не до его радости. Я смотрела на него с ненавистью, все так же прижимаясь к изголовью и закрывая руками почти голую грудь.

— Отдыхай, ты заслужила сегодня.

Он легонько похлопал меня по щеке и исчез. Приятное окончание вечера с магом было испорчено…

6 глава. Столица

Дни потянулись один за другим. Почти каждый вечер я приходила в кабинет к магу на занятие, читала книги и жила… Жила в роскоши и уюте, вот только чего-то мне все равно не хватало. И я знала чего. Свободы! Маг не разрешал покидать поместье, но как же хотелось побывать в столице. Хоть разочек выйти из дому. На часик! Я даже несколько раз спрашивала об этом, но Кафраз был непреклонен. И я понимала почему.

А однажды все изменилось. Как обычно, за мной пришла служанка, чтобы отвести в обеденный зал, где маг почти не бывал. Он уходил с самого утра и возвращался только поздним вечером. Все время, не считая слуг, я находилась в одиночестве. Завтракала и обедала одна, лишь на ужин Кафраз мог спуститься. Сегодня же, когда я вошла в просторную золотисто-бежевую трапезную, за длинным обеденным столом уже сидел маг.

Нарядно одетый — темно-синий кафтан, с узорами на воротнике и загибах рукавов. Драгоценные камни, украшавшие ткань наряда. Короткие черные волосы зачесаны назад, лицо отдохнувшее, холодные серые глаза горят, а глубокая морщинка между чуть сдвинутых черных бровей словно бы немного разгладилась. Да и было сложно не заметить, что у Кафраза сегодня приподнятое настроение.

— Случилось что-то хорошее? — все же рискнула я спросить, прежде поздоровавшись и сев напротив хозяина дома.

— Можно и так сказать, — не стал скрывать мужчина. — У меня есть для тебя хорошая новость. Помнишь, ты просила свозить тебя в столицу? Ты еще хотела побывать в храме…

Мне показалось, я не дышу. Конечно! Конечно, я помню!

— Сегодня я свободен, так что после завтрака поедем в Орингур.

Я не смогла скрыть своей радости от этой новости. Да и не хотела, а поэтому искренне поблагодарила Кафраза, всю дальнейшую трапезу то и делая, что широко улыбаясь. Мне не сиделось на месте, хотелось поскорее поехать. И было трудно удержать в руках ложку, а когда брала кубок, невольно замечала, как дрожат руки от предвкушения. Кафраз тоже это видел, но ничего не говорил, чуть улыбаясь уголками губ.

Когда же завтрак был закончен, я поклонилась и убежала в комнату, чтобы переодеться. Выбор был небольшой, но меня вполне устраивали простые платья служанок. Вот и сейчас я надела черное строгое платье в пол, с белыми манжетами и тугим корсетом. Для меня даже это платье уже считалось нарядным, если вспомнить, в каких я ходила в родной деревне. Да и то, чаще носила обычные юбки с сорочками. Лишь на свадьбу пошила себе красивый наряд… Невольно сглотнула. Свадьба. Нет. Не думай, Динара! Это прошлое. Нельзя!

Отогнала от себя непрошеные мысли, и поспешила обратно к магу, который уже ждал меня во дворе. Мне показалось, словно я шла по воздуху, легко взлетев в повозку, лишь на мгновение коснувшись подставленного локтя Кафраза.

— Я разрешаю тебе посетить храм, — вдруг заговорил маг, — а после мы пойдем в моему знакомому портному. Тебе нужна одежда, ты не можешь все время ходить в этих ужасных черных платьях моих слуг.

— Хорошо, милорд! — я искренне улыбнулась, но после, осознав сказанное, замерла. Храм! Божечки, а вдруг я не смогу войти! Что, если Господь разгневается, что проклятая осмелилась войти в его опочивальню?! Сердце забилось вдвое быстрее. Но мне нужно это! Нужно помолиться. Очистить душу!

— Что такое? — от мага не укрылось мое состояние, но я только помотала головой, не желая признаваться в правде. Радость улетучилась, а на ее место пришел страх. Однако я точно знала, что не сделаю шаг назад. Не опущу руки и пойду в храм. Очищу душу, даже если Господь не примет меня.

— Не хочешь говорить? — догадался Кафраз и улыбнулся, после залез рукой в задний карман своего кафтана и достал изящное украшение. Темно-зеленый камень в обрамлении серебра на тонкой цепочке.

— Милорд… — изумленно выдохнула я, но он лишь покачал головой и коротко рассмеялся.

— Это не подарок, а всего лишь амулет, чтобы скрыть твою силу. Маги чувствуют друг друга, а нам ведь не надо, чтобы кто-то узнал о твоих способностях и стал говорить, что я держу у себя ведьму.

— С-спасибо, — я взяла «украшение» и надела на шею, спрятав его под ткань платья.

— Молодчина.

Время вдруг стало тянуться невероятно долго, однако только я об этом подумала, как вскоре карета выехала на дощатую мостовую, в окошке показались высокие каменные стены с башнями, окружавшие столицу. Когда же мы вышли из кареты, я увидела глубокие рвы, наполненными водой для защиты от нападений.

У ворот стража нас даже не остановила, почтительно склонив головы перед магом. Мне стало неловко, но стоило войти в столицу, как все эмоции стыда улетучились, оставив место только искреннему восторгу.

Орингур оказался на удивление чистым и ухоженным. Просто я привыкла к россказням деда Дидора о том, что большие города как муравейники: тесные и грязные. В чем-то он был прав. Казалось, узенькие улочки забиты домами. Они нависали друг над другом, словно бы желая прикоснуться. Верхние этажи немного выпирали над первыми, а крыши и вовсе будто бы тянули строение вниз своей мощью. Не говоря уже о том, что почти у каждого дома имелась своя пристройка и маленькие балкончики.

Однако вскоре маг вывел меня на площадь, где все было иначе: свободно и очень просторно. Я увидела городскую ратушу, пекарню, выделяющийся богатый дом бюргера и… то, ради чего мне так хотелось попасть в город — храм! Я помимо воли чуть приоткрыла в изумление рот, глядя на высокую капеллу, которая сильно отличалась от нашего деревянного низенького священного места.

Как и обещал маг, в первую очередь он повел меня именно туда. А у деревянных дверей остановился и сухо проговорил:

— Я буду ждать тебя здесь. Не люблю церкви, впрочем, «церковь» тоже не любит меня.

И меня… однако вслух я не сказала, только молча кивнув и несмело ступив. Двери распахнулись, пуская меня в храм. Молния не спалила, гром не раздался. Вообще ничего. Я, все еще живая, стояла в дверях, все-таки боясь пойти дальше. В храме оказалось очень тихо. Одинокий алтарь у витражного окна, в средней части церковнослужитель зажигал свечи, а в притворе, рядом со мной, стоял на коленях мужчина.

Перекрестившись, я медленно направилась в каплицу. Мне хотелось исповедоваться, но я не была к этому готова, понимая, что священник может воспринять это так же, как и другие — плохо. А повторения того, что произошло в родной деревне, мне не хотелось. Но ведь священник дает клятву Господу, что никто и никогда не узнает слов исповедующегося! Нет. Не могу! Мне надо хоть кому-то выговориться! Решительно распахнула дверцу часовни и вошла.

— Я слушаю… — совсем тихий голос.

— Отец, я согрешила! — с трудом сглотнула. — Я проклята!

Тишина.

— Когда-то давно мне пришлось нарушить господню проповедь. Моя сестра умирала, и наш травник не мог ничего сделать, приговорив Энни к смерти, — мой голос стал дрожать. — И я решилась на грех…

Мне стало совсем нехорошо, но я продолжила, просто должна была хоть немного облегчить душу.

— Я заключила с нечистым сделку! Моя сестра выжила, но теперь я навечно проклята… принадлежу дьяволу и не могу ничего с этим сделать, и…

— Можешь! Просто выполни то, что я тебе говорю.

Вздрогнула. Не может быть!

— Ты чем думала, когда шла сюда?! Совсем рассудок потеряла? Ты ведь понимаешь, что священник бы сдал тебя инквизиции, не раздумывая.

— Но ведь клятва молчан…

— Не глупи! — грубо перебил демон, сидя за стеной. — Не смей никому говорить обо мне! Если тебе так хочется смерти, выполни все условия, и я сниму свою метку, тогда можешь во всем сознаться. Но уже без меня! А пока я не позволю тебе этого сделать!

На глаза навернулись слезы и стало нечем дышать. Даже в церкви демон не дает мне покоя. Но ведь храм — священное место! Как? Как нечистый смог сюда войти?!

— Догадываясь о твоих мыслях, храм не есть священный. Его стены не спасают от нечисти. Запомни это!

Не выдержав, я распахнула дверцу, чтобы увидеть демона, сказать, но… наткнулась на священника, изумленно застывшего возле каплицы.

— Вы исповедоваться? — он заметил мои слезы. — Что-нибудь случилось? Вам плохо?

— Нет… — всхлипнула. — Правда. Все хорошо. Простите, я уже ухожу.

И ничего не объясняя, просто выбежала из каплицы, желая покинуть эти стены. Стены, которые должны защищать, не пускать тьму, но в действительности самые обычные. Где же мне найти такое место, чтобы демон дал мне спокойствие? Что сделать?

На улице я столкнулась с магом, который легонько отстранил меня, заглядывая в заплаканные глаза.

— Что-то произошло?

— Нет, — соврала, отводя взгляд и пытаясь украдкой вытереть слезы. — Я просто вспомнила ту ужасную ночь, когда меня…

— Тшш! — Кафраз вдруг прижал меня к себе, не давая мне закончить предложение. Он все понял без слов, даже не догадываясь, что это вранье. Что причина моих слез иная, и от этого мне было только хуже. Я не могла остановиться. Лишь проскользнувшая мысль: «Я же намочила его кафтан!» заставила меня прекратить плакать и отодвинуться от мага.

Маг молча протянул платок, погладил по волосам и тепло улыбнулся. Я постаралась улыбнуться в ответ. У меня даже вышло. Однако случившееся в церкви не давало покоя. Осознание того, что даже господне место не остановило демона, пугало.

— Динара, прошу, не расстраивайся! — понимающе произнес мужчина. — Разрешая тебе посетить храм, я не хотел, чтобы ты вышла оттуда заплаканная. Не стоит вспоминать то, что приносит боль. Правда. Поверь, я-то знаю.

Я по-новому взглянула на Кафраза. В его голосе действительно было понимание и что-то еще… сочувствие? На сердце потеплело, хотя в душе все также скребли кошки. Но все равно слова мага приносили успокоение.

— Идем, я знаю, что сможет тебя отвлечь.

Маг на самом деле заставил забыть о демоне. Кафраз привел меня в лавку портного, который тут же стал бегать возле нас и учтиво кланяться, спрашивая, чего желает великий маг. Меня такое отношение смутило, Кафраза же нисколечко. Он вполне спокойно сообщил, что новый гардероб требуется милой даме, указав рукой на меня. Щеки залил румянец, а губы тронула еле заметная улыбка. Мне было не по себе в столь дорогом магазине, где стояли модели невероятно великолепных нарядов. Даже сама королева ходила в таких же!

— Какого покрова? — портной с предвкушением погладил ус и спрятался за стойкой, после чего вышел со свертками. — Чтобы именно вам хотелось?

— Спрашивайте не меня, а даму.

— И что же желает дама? — он протянул мне рисунки, а я растерялась, видя столь великолепные платья. Одно красивее другого. С пышными юбками, лентами и бантами… В таких одеяниях можно ехать на бал к самому королю, но не у мага по дому ходить.

— А можно что-то более простое?

Портной тут же кивнул и вновь скрылся за стойкой. В этот раз он принес не столь нарядные платья, но тоже очень красивые. Однако и их мне тоже было неловко просить. В таких ходили богатые леди, но не такая нищенка, как я.

— Знаете, — заметил мое смятение маг, — давайте подберем что-то более простое, и в то же время, не вышедшее из моды. К примеру, вот этот покрой… — Кафраз указал на бумаги, а после подошел с мужчиной к висевшим тканям. — Юбку из этих, а на верх возьмите атлас.

Портной молча кивал, вникая словам мага. Когда же Кафраз закончил с указаниями, меня попросили пройти за высокую ширму и раздеться. Я лишь услышала отдаленное: «Мирэт, сними с девушки мерки!», и ко мне зашла пожилая женщина.

Поздоровавшись, она стала обмеривать мои плечи, талию, грудь, бедра… все-все! После она на секунду вышла, а вернулась уже с тканями. Столь дорогими, что мне стало не по себе. Я никогда не держала в руках шелк!

Женщина, будто бы не замечая моего смущения, молча накинула на меня синюю ткань, ловко закружилась вокруг, незаметно закалывая маленькими иголочками. Мгновение — и я уже вижу приблизительный фасон будущего наряда. Это было удивительное платье! Я в жизни не видела ничего прекраснее, но в то же время оно не было чересчур пышным и нарядным, однако все равно в нем имелся стиль.

— Все! — строго сообщила женщина и разрешила одеваться. После примерки мое платье показалось не просто бедным, а убогим. Черная ткань сильно отличалась от той, что приносила женщина. Более грубая и плотная. Шелк же словно вода лился сквозь пальцы.

— Тебе понравилось? — через время спросил маг, когда мы покинули лавку портного.

— Да!

Разве я могла сказать другое? Но одно меня смущало — стоимость. Это же невероятно дорого! Такие ткани обойдутся в несколько золотых. Кафраз, видимо, догадался о моих мыслях, потому что сказал:

— Не волнуйся, я могу себе это позволить. А смотреть, как моя ученица расхаживает по дому в одежде служанок, мне не хочется.

Я промолчала, не став спорить. Стараясь не отставать, шла сразу за магом. Его шаг был широк и быстр, поэтому мне приходилось торопиться. Но это была такая малость по сравнению с тем, что он разрешил мне поехать в столицу! Я наслаждалась каждым мгновением, с интересом крутя головой по сторонам. Площадь была восхитительна! Огромный фонтан из мрамора с чистой поблескивающей на солнце водой, ярмарка недалеко от высокой ратуши, мельница и каменный мостик, раскинутый над небольшой речушкой, протекающей через Орингур. Однако Кафраз почему-то повел меня в совершенно другую сторону от площади, вновь к узким улочкам, паутинкой петляющей между домов. Мне хотелось спросить, почему мы свернули, но я не решилась. Мало ли какие у него причины, я должна быть благодарна за то, что имею. Ведь я впервые за столь долгое время, проживая в особняке мага, покинула его стены.

А в одном из проулков я увидела сидящего прямо на каменной кладке и опирающегося на стену дома пожилого человека. В порванной одежде, с босыми ногами и грустным взглядом затуманенных синих глаз. Кафраз даже головы не повернул, быстро пройдя. Я же замерла, не в силах идти. Отчего-то к горлу подкатил ком и сжалось сердце.

— Милорд! — позвала я мага.

Он услышал. Обернулся. Недовольно нахмурился.

— Милорд, пожалуйста… — договорить я просто не успела, будучи перебитая раздраженным голосом Кафраза:

— Динара, этот бродяжка не стоит моего времени. Идем скорее! У меня есть еще кое-какие дела в городе. Я должен успеть их сделать.

Мне показалось, внутри меня что-то разбилось… Приподнятое настроение моментально улетучилось. Отчего-то слова мага задели. Ведь я такая же бродяжка, как и мужчина. Значит, до меня ему тоже нет дела? Но при этом он везет меня в столицу, разрешает посетить храм, покупает новые вещи. Зачем? Потому что я нужна. Так же, как и демону. Мой дар мага?

— Господи, Динара, твое лицо стало мрачнее тучи! Тебе так жаль этого пьянчужку? Хочешь, я дам ему несколько монет?

Опустила взгляд, не глядя на Кафраза. Я понимала, что если заговорю, то сорвусь на крик. Крик, который рвался наружу, но я сдерживала его из-за всех сил. Крик боли и негодования.

— Не стоит себя утруждать, — все-таки смогла тихо проговорить. — Он ведь недостоин вашего внимания. Вас может привлечь только магия…

— Динара, послушай! — медленно начал маг, вдруг взяв меня за руку. Скривился и повел за собой в сторону, в левый проулок, подальше от пожилого мужчины, которому он все-таки не дал ни монетки.

— Нет! — я вырвала руку и без страха посмотрела на Кафраза. — Это вы послушайте! Вы покупаете столь дорогие мне наряды, в то время как не способны подать нищему и монеты! Разрешаете жить под вашей крышей в роскоши и удобстве, не обращая внимания на действительно тех, кому нужна помощь. Просто идете мимо. Но мимо меня вы не прошли. Магия! Она заинтересовала вас! Но зачем такому великому магу, как вам, какая-то побродяжка со слабым даром?

Кафраз на удивление ответил совершенно спокойно, даже голос не повысил. Мне почему-то казалось, что он рассердится.

— Я и не стану отрицать этого. Ведь борюсь с тем, чтобы такие как ты имели право на жизнь! Чтобы магия продолжала существовать. Но если тебе так хочется погибнуть на улице или быть сожженной инквизицией, тебя никто не держит. Можешь идти! Хоть сейчас! Мне все равно.

Изумленно замерла. Уйти? Внутри похолодело. Ведь я понимала, что демон рассердится. Почему-то вспомнилась его истинная форма, и стало страшно. Мне не хотелось вновь увидеть ее. Однако я пошла. Не знаю почему, в тот момент я не думала об этом. Просто развернулась и пошла по проулку, в надежде, что маг остановит меня. Но он не сделал этого. Не остановил. А где-то в глубине души зародилась мысль: "Может, и к лучшему?" Мне не придется больше обманывать…

Я осталась одна, не зная, что делать. Растерялась. Стало немного жутко. Ведь я не знала город. Да и место было непримечательным. Узкие улочки почти не пропускали света, еще и солнце садилось, отчего становилось жутко. Я боялась, как бы кто не подошел ко мне, ведь не знала норм поведения. Какие люди в городе?

Недалеко была площадь. Мне казалось, что там безопаснее. Там ходят люди и стражи порядка. Я решила выйти из переулка, думая, что не потеряюсь. Если стоять под аркой, то я увижу мага, когда он будет идти, ведь поняла, что допустила ошибку! И теперь хотела найти его.

Неожиданно затрубил рог. Я всполошилась, оглядываясь. Что это значит?

Дикий крик женщины, мужские голоса. Я не могла расслышать слов, но интонация не внушала доверия. Из противоположного проулка выбежали люди в рясах. Я в ужасе прикрыла ладошкой рот, увидев их лица — искаженные морды демонов. Но в следующее мгновение поняла — это всего лишь маски. Страшные красные маски!

Все они были с оружием. Завидев их, люди разбегались в разные стороны. Я поняла, что оставаться на месте нельзя, отступила в тень. Со стороны, словно кто-то остановил время, увидела, как один из людей в маске, размахнувшись мечом, зарубил ни в чем не повинную женщину — простую горожанку, выглянувшую из-за дверей.

Я в ужасе закричала и побежала. Побежала, как никогда еще в своей жизни!

Паника, крики. Я не понимаю, что происходит и кто эти люди в масках, но бегу по темным переулкам, не зная куда и правильно ли. Резкий поворот, прямо на перекрестке один из зачинщиков в маске выпускает шар огня в простого человека… Крик ужаса застывает на лице горожанина и он вспыхивает как спичка, в пламени падает на землю. Я впервые вижу магию, которая способна убивать. Страх сковывает, в душу ядовитой змеей заползает леденящий ужас происходящего. Господи, за что эти люди убивают простых граждан?!

Перевожу взгляд и замираю. Маска смотрит прямо на меня. Его рука с мечом медленно замахивается… Давлю в себе крик, разворачиваюсь и бегу в противоположную сторону.

. За мной бегут?! Мечусь как загнанный зверь, не понимая, куда бежать, где скрыться. Лабиринты улиц мелькают перед глазами. Слышу только крики и лязг мечей. Молюсь богу, чтобы стража избавила этот прекрасный город и его жителей от злых людей. Прошу спасти.

Выбегаю на открытую местность. Чувствую дикую усталость. Грудь тяжело вздымалась, в боку закололо. Даю себе несколько секунд отдышаться, смотрю вниз улицы. Вижу, как молящуюся женщину так же жестоко убивают, как и других жителей Орингура. Еле сдерживаюсь, чтобы не заорать. Взгляд нервно метается из стороны в сторону, ища, куда бы спрятаться, ведь меня сейчас увидят!

— Смотри, там господняя шлюха! — эти слова я хорошо расслышала. С холодной осознанностью, понимаю — говорят обо мне.

Не желая так умирать, бегу по краю улицы, боясь упасть вниз. Знаю, что у меня есть некое преимущество, ведь чтобы достать меня, им нужно добежать до лестницы.

Кровь ударила в виски, когда я заметила, что навстречу бежит еще одна группа людей в масках. Я пропала! Меня окружили…

Оборачиваюсь, кидаюсь к двери в жилой дом. Слава Богу, открыта! Забегаю внутрь, толком не зная, что буду делать дальше. Бегу по этажам, дергая двери и стуча в них, но все как будто оглохли. Не остается ничего другого, как лезть на крышу через приоткрытое окошко.

Пытаясь удержать равновесие, чтобы не упасть — крыша сделана под откос, а черепица скользкая — раскинула руки, балансируя на носочках. Несколько глиняных кусочков падают вниз.

— Она на крыше!

О, нет! Сейчас ко мне доберутся. Стараюсь спускаться к краю. Перед глазами стоит пропасть, от которой кружится голова. Я никогда не поднималась так высоко.

Я на краю. Оборачиваюсь назад — они лезут ко мне! В панике, не понимая, что делаю, прыгаю на противоположную крышу. Нога соскальзывает, лечу назад. Пытаюсь ухватиться за край, но черепица слишком скользкая. Сорвавшись, падаю, больше не имея шанса на спасение. Перед глазами потемневшее небо, запутанное в моих волосах. Наверное, мне все же суждено умереть…

Сильный толчок в спину, от которого перехватывает дыхание, меня несет вверх, к небу. Когда-то мне снились в детстве ангелы. Наслушавшись вечерних проповедей от пожилого Ванфентия, я воодушевленная пришла домой, где потом во сне я летала вместе с двумя ангелочками. Наверное, все же есть у каждого свой хранитель, даже у такой грешницы, как я.

— Не надейся, что я позволю тебе так легко умереть.

Этот голос отрезвил меня — его я узнаю повсюду. Отвела взгляд от неба, теперь видя лицо демона. Его наглую ухмылку.

— А ты думала, тебе боженька помог? Такой грешнице? — он хохотнул, резко сворачивая в проулок, маневрируя между домами. В ушах стоит свист от ветра, волосы разлетаются во все стороны. Захватывает дух и в то же время пугает. Страх сильнее неприязни, потому я решаюсь обхватить демона за шею — так надежнее. Забыв об обиде от его слов, наслаждаюсь полетом. Никогда не думала, что это так здорово! На время я даже забыла обо всем, была только высота…

Все закончилось так же быстро, как и началось. Демон поставил меня на землю, в тот же переулок, в котором я распрощалась с магом.

— Ты всегда следишь за мной? — не удержалась от вопроса.

— Нет, я не настолько одержим тобой.

Демон веселился. Никогда не видела его в столь хорошем расположении духа. Что произошло? Или на него так действуют смерть и несчастья?

— Кто были эти люди в масках?

— Фанатики, те, кто хочет, чтобы магия вновь была доступна всем, а не только лордам. Смотрю, сегодня они повеселились на славу! — демон демонстративно осмотрелся, подперев бока, а в глазах загорелся задор.

— Но разве так они расположат людей к магии? — ужаснулась, стараясь не обращать внимания на радость демона от всего этого горя.

— Власти их не слышат. Люди поддерживают власти. Что делать? Правильно — проводить вот такие акции. Они и так смертники — если поймают, то казнят за их дар. А так хоть повеселятся напоследок. Между прочим, они уже дошли до столицы, а это говорит о многом. В том числе, про бессилие властей. Ох, король будет в бешенстве. И епископ, — здесь демон совсем расплылся в улыбке, представляя что-то свое.

— Кстати, не хочешь в их ряды? — неожиданно спросил он. — Ты тоже прокаженная безродная ведьма. Доставишь кучу хлопот своему покровителю!

Я только покачала головой, находясь в растерянном состоянии от услышанного.

— У меня дела! — резко став серьезным, демон пристально посмотрел куда-то вдаль. — Жди своего мага. Не бойся, отступники уже сбежали из города, но если что, помни — я рядом…

Последние слова принесло с ветром, так как демон растаял в сизой дымке.

Я же, все еще чувствуя, как бешено бьется сердце, стала молиться, чтобы маг прошел здесь. И меня услышали! Кафраз появился, только я вымолвила его имя. Заметив меня, всегда спокойный, он вдруг подбежал и крепко схватил за плечи, даже легонько встряхнул.

— Динара?! Ты цела?

Он внимательным взглядом оглядел меня с ног до головы и громко, с облегчением, выдохнул.

— Бог мой, если бы я знал. Повстанцы! — маг тяжело дышал, будто бы пробежал не пять шагов ко мне, а целый город.

— Со мной все в порядке, — поспешила его заверить и понуро опустила голову. — Простите меня. Я не имела права вам что-либо говорить и должна быть благодарна, что вы приютили меня…

— Брось! — маг наконец выпустил мои начинавшие потихоньку побаливать плечи. — Главное, что с тобой все хорошо, остальное неважно. Наоборот, правильно, что высказалась. Всегда имей свое мнение в любой ситуации.

Я с удивлением посмотрела в его серые глаза, в которых тревога медленно сменялась спокойствием. Он испугался! За меня испугался?! Отчего-то эта мысль теплом разлилась внутри. Я даже улыбнулась.

— Спасибо…

— За что? — изумился Кафраз, и я честно призналась, желая хоть немного загладить свою вину. Ведь он столько для меня делает! Волнуется обо мне.

— За этот день… за то, что разрешили покинуть стены вашего особняка. За то… что пустили в храм. За понимание… За все!

Он улыбнулся лишь уголками губ и протянул мне руку:

— Идем, нам пора возвращаться.

7 глава. Прошлое

Давным-давно все территории нашей земли и великое королевство Обрас были наполнены магией. Волшебство лилось через верх, даря людям силу и могущество. Великий Бог даровал многим сей дар, не обделяя никого. Но люди глупы и жадны. Не знали они граней и пределов, неведомо им было чувство меры.

Порочная женщина, супруга герцога Фьорда, захотела знать больше, чем дозволено. Она призвала в этот мир великое зло, нарушив господне слово, связала себя с сатаной. Но дьяволу незнакомо обет чести, он обманул ее, как только ноги его коснулись нашей святой земли.

Он явился в этот мир, соблазняя людей, подкупая их… Низкие духом пали на его уловки, призывая в этот мир все больше демонов.

Страшный, как сама смерть, полководец демонов повел свою армию на Обрас. Земли пылали огнем, реки высыхали под адским пламенем, дома падали под гнетом вражеских лап. Люди в страхе бежали, ища укрытия за стенами больших городов.

Королевство осознало весь ужас происходящего, когда состоялась битва под Сат-Ройзаном. Демоны с легкостью сокрушили войско любимчика короля, герцога Слеборсета. С ним сложили головы благородные правители соседних областей, графы Мильсон, Ферджер, Лайвен и Ливин. Не осталось свидетелей той страшной битвы, город стерли с лица земли, лишь на когда-то мощной стены ныне возвышалось копье с наколотой головой герцога — послание, чтобы люди признали поражение и пали ниц перед войском дьявола.

Следующим на очереди был Мирдан. Лучшие подданные короля до последнего защищали стены города, но бой был проигран. Герцог Кентар пытался бежать, но крылатые твари отыскали, вскоре казнив, выставляя его голову напоказ на стенах замка, рядом с другими головами благородных мужей.

Были завоеваны герцогство Фаревел, графства Са-Морра и Бридонна. Война все продолжалась: лились реки крови, с каждым днем король терял все больше своих людей.

Молодой монарх, сын династии Беннирг, Эдвин IV собрал около себя лучших герцогов королевства. Он понял, что простым железом не изгнать демонов. Даже магия, которой сокрушали врагов королевства, не действует на них. Позабыв про все междоусобицы, все короли и их близкие доверенные прибыли в Обрас по приглашению Эдвина IV, в надежде общими усилиями найти способ побороть демонов. Присутствие военачальников было не так важно, как присутствие во дворе всех лучших магов мира. Герцоги и маркизы, владеющие колдовским даром, решились объединить усилия и найти заклинание, которое бы остановило дьявола.

Пока гибли целые города, маги закрылись у себя в лабораториях, ища способ. В это время амбициозный и смелый герцог Марион Ирживель кинул вызов предводителю демонов, пошел ему навстречу во главе своего войска. Две армии встретились на холмах Ясва, сошлись не на жизнь, а на смерть.

Говорят, предводитель демонов был силен и беспощаден. Очевидцы описывают его как порождение ужаса: огромного монстра с серой кожей, словно у горгульи, что возвышается на храмах. Демонские символы по всему телу горят алым, создается впечатление, что он в крови, в крови своих врагов. Кожаные крылья закрывают солнце, погружая землю во тьму. Устрашающая морда животного, а не человека, оскалена в злой усмешке. Глаза полны гнева и ненависти. Его цель — убивать, все остальное чуждо этому порождению ада.

Демоны легко крушили войско Ирживеля. Герцог сам вышел на поединок против сатаны. Марион ловко отбивал атаки, но все же проигрывал в силе и ловкости дьяволу. Огромный колдовской меч зла нанес сокрушительную рану. Герцог пал, но был еще жив. Предводитель демонов хотел добить противника, упиваясь его слабостью. Но дорогу монстру преградил верный подданный Ирживеля, тогда еще лишь виконт, Флис Кафраз. Обладая магическим даром, молодой виконт отбил атаку предводителя демонов. Битва была долгой. Казалось, все замерло. Все поняли, что от исхода этой дуэли зависит судьба всего человечества.

Очевидцы вспоминают, что концентрация колдовства между магом и демоном была огромной. Невидимой ранее ни в одной точке земли.

Главный демон не сомневался, что победит заносчивого юнца. Но виконт Кафраз владел невидимым талантом. С самого детства он глубоко изучал магию. Собрав все свои силы в кулак, он поднял руки к небу, в одной из которой был меч, и произнес заклинание. Призвав силы света, его оружие пронзила молния, не убив заклинателя. Демон стоял, не имея возможности приблизиться к божьему помазаннику. А когда смог, меч пронзил его в самое сердце. Кафраз зачитал слова проклятия, открывая портал в ад. Демон в одно мгновение потерял всю свою силу и могущество, был изгнан из мира людей, . Его подданные существа не смогли больше оставаться в этом мире без своего предводителя и вскоре ушли за ним в ад.

Виконт Кафраз был назван всеобщим героем и удостоен чести титула герцога, стал основоположником великой династии могущественных магов королевства Обрас и всего мира.

Отныне поняв, какую опасность несет в себе магия, король Эдвин IV запретил владение колдовством лицам, не имеющим благородного происхождения, так как они более падки на уловки демонов, особенно женщины, в связи с их наивностью и непостоянством. Его Святейшеством Папой Ивоном II была учреждена святая инквизиция по борьбе с незаконной магией и нечистью, которая развелась в землях с появлением демонов…

"Летопись королевства Обрас», писанная Миркосом Лимос, дот. 1342 г. н. э."

* * *

Я закрыла книгу, переводя дух. Теперь все ясно. Демон не просто следит за Кафразом, он хочет отомстить!

— Не спится?

Ну вот! Только о нем подумала, как явился, нарушая мой покой. Чуть вздрогнула, пытаясь скрыть книгу. Но потом решила: а собственно, зачем? Мне хотелось знать все. Хотелось говорить!

— Да вот… читаю.

Демонстративно придвинула к нему книгу. Однако он удостоил ее лишь беглым взгляда. Молчит? Что же, начну первой. Не став ничего скрывать, немного резко выпалила:

— Я теперь знаю, зачем тебе Кафраз — ты мстишь ему!

— И что? — демон внешне оставался совершенно спокойным, вот только я видела, что мой вопрос задел его. И ответ ему дался тяжело, а не так, как он желал показать.

— Ты тот демон, что напал на нашу землю! — мои щеки пылали от терзаемой внутри совести. Стало жарко. Я не могла поверить, что из-за меня в наш мир пришло зло, которое долгое время не могло явиться сюда.

— Да, — все такая же нарочитая безмятежность. — Ты думала, что я у тебя особенный? Добрый?

Нет. Так я не думала никогда. Отвернулась, сильно сжав складки платья. Господи, как я могла так поступить?!

— Я расскажу о тебе Кафразу!

На мгновение я сама поверила, что эти слова испугают демона или хотя бы разозлят, но нет, он лишь с безразличием в лице сел напротив, складывая руки на груди.

— Иди, рассказывай! — он махнул в сторону двери. — Только знай — единственное, что держит меня здесь — это ты. И чтобы изгнать меня, ему нужно будет лишь… — он выдержал долгую паузу, коварно улыбаясь и смотря на меня, наблюдая за реакцией.

Я сглотнула, зная какой будет ответ, но все равно надеялась услышать другое.

— Убить тебя! — наконец вымолвил демон. Мир словно рухнул перед глазами, я закрыла их, чувствуя головокружение.

— Так что, хочешь узнать, как долго твой маг будет решаться, чтобы убить тебя? — подливал масло в огонь дьявол. Я сдерживалась изо всех сил, чтобы не показать истинных чувств. Мне очень не хотелось знать, что будет, если Кафраз узнает о метке.

— Думаю, ты не захочешь рассказать, — довольно изрек демон, медленно вставая. — Мы закончили?

— Нет! — я быстро взяла себя в руки. Зародившаяся внутри злость давала мне смелости. — Я хочу поговорить про то, что было когда-то!

— Зачем? — на его лице проскользнуло удивление.

— Хочу знать, что тебе, , какой-то людской маг? Что тебе все эти людишки? Ты же считаешь нас мусором!

— Что? — переспросил он. Его глаза застелила темная пелена злости, он больше не сдерживал ярость. — Он не просто изгнал меня. Он не просто разрушил мои планы. Нет! Этот ублюдок ослабил меня, загнав обратно. Меня лишили всего! Силы, власти, статуса! Сатана вышвырнул меня к низам, годами я пробивал себе путь назад. Любая гадина потешалась надо мною. Все эти столетия я мечтал, что вернусь на землю и отомщу. Мне нужен этот реванш, — последние слова он прошипел, сжимая когтистую лапу в кулак.

— Но ведь Кафраз всего лишь потомок того Кафраза! — с ужасом произнесла я, пытаясь образумить… демона? Существо, из чувств у которого может быть только все гадкое, что доступно в этом мире.

— Потомок, который из-за своего предка получил все лавры и титулы, что могут быть среди людей. Они жили и правили, довольствовались властью. А я гнил в низах ада! Я потерял всю власть. Я больше не Предводитель демонов!

— Но убийство Кафраза не вернет твой статус! — я не знала, что еще говорить. Ведь узнала о том, что лучше бы не знать. Участвую в том, в чем не следует. Я не хочу причинять вред магу. Единственному человеку, который так хорошо ко мне относится.

— А кто сказал, что я хочу убить его? — опять эта хитрая улыбка. А после глаза, полные ярости. — Я хочу, чтобы его наследник испытал все, что испытывал я: немилость, унижение, изгнание…

— Не делай этого, — в ужасе шепчу.

— Почему? — демон был удивлен. Конечно, он не ожидал, что я буду о чем-то его просить, ведь я знаю кто он.

Громкий смех прошелся по комнате.

— Потому что он хороший, — догадываюсь, как по-детски прозвучала эта фраза. Но я не могла ничего с собой поделать. Мне было больно и так страшно. Я умирала от бессилия.

Демон передразнил меня, кривляясь. Пожалуй, сейчас он не выглядел взрослее меня. Единственная эмоция, с которой я могла смотреть на него — непонимание.

— А зачем вы вообще пришли в этот мир? Зачем рушили его? Зачем вам нужен был потом этот мир, без ничего? И теперь ты хочешь мести? Человек просто защищал наш мир от налетчиков! Что еще он должен был делать?

— Понятное дело — пасть! — громко и ехидно хохотнул.

— Не надоело столько лет жить в одной злобе и ненависти? — бессильно спросила я.

Демон не спеша подошел ко мне, взял за подбородок. Нет, он не злился, наоборот, стал весел. Наклонившись ко мне, прошептал:

— Разве ты не поняла? Такова наша сущность… — его губы коснулись моих. Я была удивлена поцелую. Не знаю, чувствовала ли что-то в этот момент. Скорее, опустошение. Мои мысли были далеко, пока демон ласкал меня, медленно снимая платья, аккуратно, играясь, приспуская рукава. Оголив мне грудь, стал мять их, спускаясь губами вниз. Добравшись до сосков, он целует, лаская языком, одновременно расшнуровывает ловкими пальцами корсет.

Я остро чувствовала каждое прикосновение, но… по-другому, скорее смиренно и спокойно, не так как раньше. Может, привыкла? Упершись руками ему в грудь, в слабом сопротивлении, смотрела в окно. Там был виден горизонт над черной полоской моря. Сегодня оно было без единой волны. Спокойное, как и я.

Демон подхватил меня на руки, понес к кровати. Он тоже сегодня был другой. Ласковый? Аж странно. Да, он никогда не причинял мне особый вред или сильную боль — ведь мог, как создание ада. Но всегда это должна была быть страсть. Без нее, возможно, сила не шла? Не знаю. Сейчас я тоже нужна ему. Только почему-то все иначе.

Чуть ощутимые прикосновения. Демон будто бы старался не задеть меня когтями, как иногда бывало. Долго ласкал, словно ожидая, что я отвечу на его нежность. Но как можно было отвечать на ласки того, кто является злом? После того, что я узнала? Узнала, что он хочет сделать? Что делал в прошлом?

Зачем сейчас добивается моей благосклонности? Хочет что-то доказать? Что я завишу от него? Что?

Горячие губы демона вновь прильнули в жарком поцелуе, вырывая меня из раздумий. Он настойчиво заставляет смотреть на него, заглядывая в глаза своими огненными очами. Вглядываясь, будто желая что-то найти там. С вызовом смотрю в ответ. Я не боюсь его.

Демон усмехнулся, снова впиваясь в мои губы. Я же не отвечаю на его поцелуй, просто сжимаю губы и молча терплю. Он отстраняется от меня, смотрит немного прищурившись.

— Ты не отвечаешь мне на поцелуй?

— Почему я должна отвечать тому, кто не слышит меня? — меня переполняют эмоции, я хочу показать то, что испытываю к нему. Чтобы демон понял — пользуясь мной, он все равно не имеет полной власти, по крайне мере, над моими чувствами.

— Не ври мне, я слышал, как в прошлый раз твое дыхание прерывалось от страсти.

— Ты владеешь телом, заставляешь подчиняться тебе, но это не значит, что ты властен надо всем!

Его слова заставляют меня пылать от гнева и стыда. Я понимаю, что в чем-то он прав — мне были приятны его ласки. Но также знала, еще со святого письма, что демоны способны и не так управлять человеческими слабостями. Неужели я падка до телесного греха?

— Тебе было хорошо, ты знаешь, что я все равно буду брать тебя когда захочу, так не противься же мне! Позволь показать все, что я могу, увести тебя в объятия страсти, о которой ты не знала. Той, что не подарит тебе ни один человек этого мира! — он завлекал речью, соблазнял, как соблазняет лукавый. Но я смотрела на него лишь с презрением, свысока, хоть и лежала под тяжестью его тела.

— Рано или поздно ты полностью подчинишься мне! — раздраженно пригрозил демон, возвращаясь к тому, с чего начал.

Теперь его поцелуи стали настойчивей. Он хотел показать, насколько я слаба перед ним. Что опять не смогу устоять.

И я сдалась… не желая того, вновь застонала под его ласками. Демон заставлял выгибаться, тянуться навстречу, с силой впиться в его тело руками, обнять сильные бедра. Я старалась молчать, но не могла. Мои глаза закатились в упоении, когда наслаждение достигло пика. Ноги задрожали, из уст вырвался крик удовольствия, и я ослаблено отпустила руки, больше не держась за демона. Тело охватила приятная истома, казалось, нет даже сил, чтобы просто пошевелить хотя бы пальцем. Демон вымотал меня, и лишь мысли вихрем кружились в голове. Я вновь поддалась. Господи, прошу, прости…

Он грубо отстранился от меня. Думала, что сейчас уйдет, как это обычно бывало. Я снова останусь одна, проклиная себя за блаженство, что получаю с ним, но нет, демон остался. Зачем?

Я отвернулась от него, кутаясь в одеяло. Он же придвинулся ко мне ближе, прижался всем своим телом. Крепко и властно обнял, зарываясь носом в мои волосы.

— Тебе ведь понравилось? Твой запах выдает тебя, — насмешливо шепчет.

Ничего не отвечаю, не вижу смысла. Все равно он будет доказывать свою точку зрения.

— Твоя сила… это лучшее, что когда-либо я пробовал. Магия столь притягательна, что хочется еще и еще.

Его слова заставляют краснеть. Лучше бы демон ушел! Зачем все эти речи?

— Эта магия и погубила меня! — выкрикиваю, решаясь посмотреть на него. Только усмешка, как и всегда, одна лишь усмешка. Он насмехается надо мной! И сейчас остался, чтобы издеваться.

— Опять этот взгляд, полный вселенской несправедливости, — демон аккуратно проводит коготками по моему лицу, туда-сюда, проказничая.

— Уйди, прошу.

— Может, я хочу видеть, какая ты бываешь после любви.

Его слова вновь задевают меня.

— Это была похоть, а не любовь!

— А что по-твоему любовь? — вопрос демона настолько кажется наивным, что я не выдерживаю и с удивлением смотрю на него.

Мне интересно, какие одолевают его эмоции, когда он спрашивает это? Его взгляд кажется и правда растерянным, отчего сама теряюсь и начинаю объяснять, как малому ребенку. Пожалуй, даже я не знаю, что это такое. Ведь думала, что познала любовь, а мой мужчина предал меня. Предала и сестра. Близкие люди. Я начинаю изъясняться о любви так, как рассказывают о ней детям. Наверное, я не могу поведать о взрослых чувствах, потому что сама не имела их.

— Любовь — это когда ты испытываешь к человеку самые светлые чувства и готов ради него на все.

— Так же, как ты готова была ради своей сестры? — перебивает меня, смотрит с любопытством и какой-то искоркой в глазах. Понимаю, к чему клонит, но отвечаю твердо:

— Да. И сейчас готова! — и уже совсем тихо, с горечью: — Из-за чего сейчас с тобой.

— А ради своего мужа? — не унимается дьявол.

— Думаю, да… думала, что готова. Ведь я его жена и должна во всем поддерживать.

— Это больше похоже на долг, чем на любовь.

Во мне закипает злость. Я раздражаюсь, что демон так легко может задеть меня, ведь прав в своих словах. Эти люди предали меня! И сейчас он пользуется этим, поднимая со дна моей души самые плохие чувства. Заставляет испытывать злость и ненависть.

— Человек состоит из долга! — резко выкрикиваю. — Потому он и человек. Долг перед родителями за то, что вырастили, перед семьей, ведь ты должен оберегать ее, перед друзьями, потому что они любят тебя, а ты должен оправдать их доверие, перед…

— Пф! — . Заложив за голову руки, он задумчиво произнес: — Знаешь, я лучшее, что у тебя было. По крайне мере, ты знаешь, что ожидать от меня. Я всего лишь демон.

Я удивленно замерла. Лучшее? Мне захотелось рассмеяться… или заплакать. Стало больно от его слов. Лучшее, что было в моей жизни — это демон? Самое злое существо в мире, не знающее любви? Ведь все мои близкие отказали мне в этом чувстве. И все-таки на глаза навернулись слезы.

— Только давай без этой мерзости! — скривился демон. — Поверь, тебе достался не самый плохой вариант.

— У меня нет мужа, семьи, друзей! Я никогда не стану матерью… — запнулась. — Отчего мне быть счастливой?!

— Тебе всего восемнадцать. Да, старовата, но ты все еще можешь стать матерью и женой.

Демон снова вогнал меня в ступор. Его поведение пугало. А меня вдруг словно молнией пронзило. Я села, с ужасом посмотрев на него.

— Неужели я могу стать матерью дьявола?

— Не неси чушь, человек не может иметь детей от демона! — сказав это, он растворился сизой дымкой.

На душе стало легче. Наконец-то он ушел. Надеюсь, дьявол выпил много моих сил и не вернется еще очень долго. Я была опустошена.

8 глава. Приглашение

Я скучала. Последнее время Кафраз где-то пропадал до позднего вечера, а иногда и вовсе не приходил домой. Завтрак тоже пропускал. Мне же не хотелось его отвлекать или беспокоить, поэтому я не спрашивала о наших вечерних занятиях в те редкие моменты, когда встречала. Просто усердно учила некоторые заклинания несложного уровня и читала книги, что выделил мне маг. Вот только на днях они закончились, а я все никак не могла набраться смелости и подойти к нему, чтобы спросить. Ведь негоже девушке ночью идти в покои к мужчине. Удивительно, но демон тоже не являлся мне. После той ночи уже прошло много дней. И с одной стороны, меня это радовало, а с другой — одиночество убивало. Я даже была согласна на общение с ним. Все что угодно, лишь бы не просиживать в гостиной в окружении немых слуг в этой угнетающей мертвой тишине.

Как обычно, поджав под себя ноги, сидела на ковре у камина в окружении книг. За окном гулял поднявшийся ветер, срывая с деревьев сухие от жары листья. Последний месяц лета был очень засушливым, из-за чего страдала природа. В моей родной деревне наверняка сейчас все жалуются на непогоду и молят Бога о дождях. Ведь все труды и старания жителей пойдут насмарку. Может, даже они вспоминают меня незлым тихим словом, думая, что это я их прокляла.

Мне же в тепле и уюте было все равно, что творится на улице. Дождь, холод или засуха. В доме мага всегда комфортно, кроме тишины…

И как же я обрадовалась, когда подняла голову и заметила его в дверях. Мне не удалось скрыть радостной улыбки. Наконец-то!

— Милорд! — я тут же встала, отряхнула подол юбки и поклонилась легонько.

— Динара, ты опять сидишь на полу?! — недовольно покачал головой Кафраз. — Ты можешь заболеть.

— Простите. Я… мне не холодно на ковре.

— Дело не в ковре, — весело улыбнулся маг. — Леди так себя не ведут. Девушки сидят только в креслах, на стуле, но уж точно не сгибают под себя ноги, подворачивая юбку.

— Я не леди… — совсем тихо прошептала себе под нос, чувствуя легкий стыд. Мне неизвестно было, как должны вести себя дамы, только в общих чертах. У меня в деревне не было ничего зазорного сидеть вот так, прямо на полу, на теплом ковре.

— Ты права, моя ошибка. В любом случае я пришел сказать, что сегодня у меня есть свободная минутка с тобой позаниматься. Я слышал, ты уже все прочитала?

От кого слышал? Я изумилась, ведь слуги не говорят и не пишут.

— Ты просто взяла новые… — серьезный взгляд в сторону книг у моих ног. Я тут же присела на корточки и быстро их собрала, боясь посмотреть на Кафраза. Ведь действительно взяла их с полки в гостиной без разрешения. Это не были магические книги, просто романы. Но мне было так скучно.

— Ничего страшного. Ты можешь брать книги, не спрашивая об этом, если они не касаются магии.

Кафраз приблизился ко мне и забрал из рук романы, после чего отнес их на столик.

— Сегодня выдам тебе новые, мне же хочется послушать, что именно ты усвоила из тех, что я давал ранее.

— Здесь? — я просто привыкла, что наши занятия всегда проходят в кабинете.

— Почему бы и нет?

Он пожал плечами и сел в кресло справа от камина. Закинул ногу на ногу и положил сверху руки, скрестив между собой пальцы.

— Я внимательно тебя слушаю.

— Простите, — я не знала, как начать и все же решилась: — А можно до того, как начнется наш урок, кое-что спросить?

— Спрашивай, — в серых глазах проскользнуло любопытство.

— Повстанцы? — произнесла и замерла, следя за реакцией мужчины, но он промолчал, явно ожидая продолжения. — Вы сказали, то были повстанцы, те, кого я видела в столице…

Эти вопросы мучили меня еще с того дня, но не было случая спросить, а сейчас, когда маг наконец уделил мне внимание, я просто обязана понять.

— Почему? За что они убивают ни в чем не повинных жителей? Я своими глазами видела, как один из них зарубил… — голос дрогнул, и мне все-таки не удалось закончить фразу. Руки мелко задрожали, я спрятала их за спину, пытаясь справиться с эмоциями. Но помимо воли стали всплывать те ужасающие картины, и если бы не демон, меня ждала бы такая же участь.

Маг ничего не ответил на мои слова. Встал. Медленно подошел ко мне и вдруг обнял со спины. Это было так неожиданно и в то же время приятно. Растерявшись, я не знала, как должна себя повести. Вырваться? Что-то сказать? Или просто стоять?

— Расскажи, что тогда случилось, когда ты ушла… — тихо прошептал мне на ухо мужчина. — Что ты видела? Поверь, тебе станет намного легче, если ты все это озвучишь.

И я поверила. Ведь в одном он прав, эти дни одиночества я ненавидела из-за того, что громче обычного слышала свои мысли. Из-за тишины в голове то и дело всплывал голос демона: «Они и так смертники — если поймают, то казнят за их дар»; «…хоть повеселятся напоследок!» Я не могла понять — почему? Неужели нет никаких других способов бороться с властями? Попытаться добиться отмены казни?

Когда я закончила свой рассказ об увиденном, в глазах стояли слезы. Я поведала обо всем, даже о том, как за мной гнались, но мне удалось скрыться в переулке домов. Про демона не могла сказать, поэтому пришлось опять врать. Господи, как же я ненавижу лгать. Не хочу!

— Успокойся, Динара! — маг крепче прижал меня к себе и легонько оперся подбородком на мое плечо. — Все это вина короля! Он до такого довел людей. Повстанцы совершают ужаснейшие поступки, но их цель велика. Король должен понять, что сила магии выше Церкви, что без таких как вы мир падет в пропасть. Нельзя столь бездумно уничтожать ведьм! Их надо обучать, развивать дар…

Я вздрогнула. «Великая цель»?

— Вы согласны с ними? — тихо прошептала и отстранилась, разворачиваясь к магу, чтобы видеть его лицо. — Вы считаете, что, даже пусть и для великой цели, должны гибнуть люди?

— Иногда жертва десяти может спасти тысячи.

Спокойствие, с которым ответил маг, меня поразило. Я была в корне не согласна с тем, что должны гибнуть невинные. И понимала, что у мага своя точка зрения. Мое мнение ничего не изменит.

— Пойми, Динара, — тихо заговорил он, глядя мне прямо в глаза. — Я не считаю, что поведение повстанцев правильное, но и в то же время осознаю — это единственный способ привлечь внимание Церкви и монарха.

— Но вы и не отрицаете того, что согласны идти на жертвы ради «великой цели»?!

— Ты не так поняла, — разочарованно покачал головой Кафраз. — Идти на жертвы можно лишь в том случае, если риск оправдан. Если ты знаешь, что спасешь своими действиями куда большее количество людей. Вот представь ситуацию: ваша деревня горит. Ты видишь молодую семью с маленьким ребенком, которые не могут выбраться, и свою младшую сестру в соседнем доме, где пылающая балка преградила путь. Как ты поступишь? Ведь в любом случае кем-то придется пожертвовать. Кого выберешь?

— Сестру!

— Не сомневаюсь. Родной человек всегда будет на первом месте. Но правильнее спасти троих, нежели одну, тем самым дав в будущем большее количество жизней. Ты еще слишком молода, но когда-нибудь поймешь, что я прав.

Промолчала. С одной стороны, я прекрасно понимала, что хотел донести Кафраз, но с другой — как бы эгоистично это не звучало, выбрала бы сестру.

— Динара, просто запомни одно: никогда не бывает чистого зла и добра, и нам еще предстоит это с тобой пройти. А сейчас, если у тебя, конечно, нет еще вопросов, давай займемся уроком.

— Хорошо, — вопросов у меня действительно не было. Теперь точно — нет. Мнение Кафраза насчет повстанцев я поняла, свое тоже имела. Спорить не имело смысла. Все же маг намного старше меня, более опытен, может, в чем-то прав и он. Хотя я все также считала, что методы, которыми пользуются повстанцы — низкие!

— Тогда, пожалуйста, расскажи, что ты поняла о силовой атаке Кофданца. Можешь даже одновременно с практикой жестов.

— Кофданц первый в мире маг, который придумал силовое кольцо защиты. Так он называл заклинание невидимой стены, которое можно возвести вокруг себя в случае смертельной опасности. Однако это формула имеет несколько негативных сторон. Во-первых, это огромный всплеск силы, что приводит к резкому уменьшению резерва, во-вторых — короткая фаза заклинания, то есть «стена» обычно держится не больше пяти-семи минут, — я выставила руки вперед, демонстрируя свои дальнейшие слова: — Левой рукой надо сделать скрещение пятого и четвертого пальца, а на правой — указательного и среднего, одновременно прижимая большие к ладони. Таким способом сила задерживается в скрещенных пальцах и не сразу идет, медленно окутывая мага плотным коконом щита…

— Достаточно! — вскинув ладонь, властно перебил маг. — Ты быстро все усваиваешь, это хорошо. Думаю, нам стоит перейти к более сложным заклинаниям. Прежде я хотел предупредить, что меня вновь несколько дней не будет. Поэтому я разрешу тебе со слугами выезжать в столицу.

Не знаю, была ли эта привилегия за хорошо выполненную самостоятельную работу с книгами по магии, либо же желание загладить «острые углы», возникшие в нашей беседе по поводу повстанцев, но я искренне обрадовалась. Наконец не будет этих бесконечно-долгих дней одиночества в мрачном доме!

А поэтому, после вот такого радостного объявления, куда с большим рвением продолжила урок, стараясь из-за всех сил, чем не могла порадовать Кафраза. Я видела это в его глазах. И впервые за все наши занятия, он не стал мне говорить, что я обязана все прочитать до следующего раза и попрактиковаться, ведь знал, что все это сделаю и без напоминания.

* * *

Яркое утреннее солнце освещало постепенно просыпавшийся город. Как и обещал Кафраз, мне не отказали в поездке. Слуги сами подошли ко мне после завтрака и отвели в комнату, где на кровати уже лежало подготовленное заранее платье. Одно из тех, что купил мне маг. Из легкой атласной ткани темно-сиреневого цвета с расклешенными немного рукавами. Тугой фиолетовый корсет со светлой шнуровкой немного сдавливал, но я успела уже привыкнуть. И, конечно же, амулет Кафраза, который просто обязана была надевать, если собиралась в столицу.

В столице я была не одна. За мной попятам шли слуги, без которых маг отказался меня отпускать. Ко всему же он дал мне совершенно других слуг — этих двух девушек я видела впервые. Как пояснил мне Кафраз, его слуг из дома знают, а он не хочет, чтобы кому-то стало обо мне известно. Я совсем не обижалась на это. Все-таки он из высшего общества, а кто я такая? Безродная ведьма, которую казнят, как только узнают о даре.

Но этот наряд… я опустила взгляд на юбку. Он уже не принадлежит моему сословию. У меня нет права носить такое платье. Это тревожило меня и пугало. Да, маг взял меня на обучение, но зачем же столь дорогие подарки?

Покачала головой. Динара, тебе не об этом стоит думать! Ты ведь сама хотела еще раз побывать в столице, так наслаждайся прогулкой. Ведь слуги специально разбудили в такую рань, чтобы поехать в спокойное время. Набеги повстанцев обычно происходили к вечеру. Да и в столицу прорвались единожды, теперь охрана была усилена. Впрочем, это все равно меня не сильно успокаивало: смогли один раз, смогут и во второй! Тревога на сердце отчего-то не хотела исчезать. Даже осознание того, что рядом всегда демон, который не позволит случиться беде, не внушало доверия.

Одна из служанок коснулась плеча, отвлекая от мыслей. Жестом она показала знак вопроса, на что я только улыбнулась и заверила — со мной все в порядке. Просто задумалась.

Мы свернули с узкого проулка в сторону площади, где, несмотря на столь раннее время, уже собралось много людей. И лишь подойдя поближе, поняла причину этого столпотворения возле фонтана. Около него с музыкальным инструментом сидела молоденькая девушка. Кажется, это была скрипка… я вспомнила картины из бабушкиной книги. Да, точно скрипка!

Осторожно проходя толпу, пробралась вперед, чтобы лучше разглядеть незнакомку. Она нежно держала инструмент, чуть касаясь струн, а музыка, что доносилась от ее прикосновений, дарила нежность и любовь.

Как красиво! Я прикрыла глаза, наслаждаясь мелодией. Еще никогда я не слышала столь прекрасного звучания. У нас в деревне были совершенно другие инструменты, да и сами мелодии: быстрые, зажигающие и ритмичные. Эта же была плавная, словно сама вода, тихая, как легкий ветерок и теплая, согревающая душу, будто бы солнечные лучи. Она проникала в самое сердце, даря надежду. Тревога, что все это время сжимала сердце в тиски, отступила.

Я улыбнулась и открыла глаза. Взмахнув темными волосами, девушка стала усиливать темп мелодии, и все равно она оставалась иной, не такой, как мне приходилось слышать. Когда же музыка затихла, раздались бурные аплодисменты толпы, и мои в том числе. Я не могла нарадоваться, что мне так повезло. Я услышала столичного барда. Это действительно невероятно.

Однако девушка лишь поклонилась и стала собираться, а толпа расходиться. Я пошла к ратуше, желая зайти в нее. Увы, туда пускали только представителей высокопоставленных лиц, а показывать монету мага я не решилась, не желая подставлять его. .

Не зная, чем себя занять, я просто села на край бортика фонтана, наслаждаясь красотой столицы и размышляя. Можно ли назвать случившееся в моей деревне новой страницей в жизни? Ведь благодаря этому сейчас я здесь. Смогла увидеть столицу королевства Обрас, побывать в Дорте. Так помимо всего развиваю свой дар и учусь самой настоящей магии! Могла ли я мечтать о другом?! Да, бабушка не хотела, чтобы я знала темное колдовство, но ведь маги и не могут к нему прибегать, значит, я не нарушаю ее указа. Лишь раз, тогда, четыре года назад. Но ведь все изменилось к лучшему? Моя жизнь. Демон дает мне возможности, которых не могло бы быть в деревне.

И все же я все равно скучала по сестричке, часто вспоминала Митора. Ведь я любила его… представляла, какие у нас будут детишки. Я даже в мечтах успела дать имя своей дочери. Сейчас моя судьба повернулась совсем иначе. И я теряюсь. Теряюсь сама в себе. С одной стороны, радуясь этим изменениям, а с другой — понимая, что такие мысли грешны. И это мучает…

— Милая леди, на бортике нельзя сидеть.

Вздрогнула. За своими мыслями я совершенно не заметила, как ко мне подошли. Я тут же подскочила, стала кланяться и извиняться. Смущение залило лицо, и я поспешила со служанками скрыться, понимая, что все также веду себя, как обычная деревенская девка. Это только внешне я живу в особняке и ношу дорогие платья, а внутри все такая же простушка.

Господи, как же стыдно… а эти мысли? Они недостойны! Я не должна больше так думать.

Устав бежать, остановилась и уперлась руками в колени, тяжело дыша. Через несколько минут, переведя дыхание, выпрямилась, замечая перед собой в низеньком доме лавку со сладостями. Я таких никогда не видела! На витрине были чудные пирожные с белоснежным кремом и цветами. Помимо воли я ощутила, как во рту образовалось слюна, а живот заурчал. И пусть я ела, очень сильно захотелось опробовать это пирожное! А печенье! Разной формы и цвета. Шоколад… я ведь никогда не пробовала шоколада.

Недолго думая, я распахнула двери, услышав звоночек, и вошла. Тут же в нос ударил приятный аромат испеченного пирога, конфет и печенья. Так пахло у бабы Милы, которая по выходным всегда пекла яблочные пироги. Не сдерживая своих эмоций, подбежала к одной витрине, потом к другой, заглянула в нижние открытые ящички, в которых было разложено печенья. Крутящиеся круглые столики-подносы у стены, со стекающим повидлом, покорили меня с первой минуты. Я такого никогда в жизни не видела!

Я настолько сильно была под впечатлением, что даже никого не видела и ничего не замечала. Все никак не могла насладиться всем этим. Однако стоило увидеть стоимость, как весь мой пыл мгновенно исчез. Ведь я поняла, что не могу себе позволить такое. Да, маг дал мне денег, но они его. Я не имею права тратить на себя. На такую чушь, как сладости… но как же хочется! Служанки мялись позади меня, что-то показывая, однако мой взгляд был прикован к сладостям, я не обращала внимания на их жесты.

— А кто эта леди? — расслышала чей-то шепот. — Вижу ее впервые.

— Не знаю, — такой же тихий ответ. — Видимо, недавно приехала в Орингур.

Обернулась, изумленно глядя на продавщицу и упитанную мадам в возрасте. Пышный наряд нежно-бежевого цвета смотрелся изящно и элегантно, несмотря на размеры дамы. Но куда больше меня взволновало их обсуждение. Ведь это они обо мне говорили? Никого больше здесь не было.

— Ох, простите, леди, было очень неучтиво с моей стороны обсуждать вас! — первой заговорила ко мне упитанная дама. — Просто мне стало любопытно. Я знаю все благородные семьи в этом городе, вас же вижу впервые. Было бы очень любопытно узнать, откуда вы? Где остановились?

Я растерялась от столь пристального внимания, а девушка за прилавком только рассмеялась и подмигнула мне.

— Леди Мэриэт, не стоит пугать юную гостью нашего элитного магазинчика вопросами, она ведь пришла за сладостями, — она перевела на меня взгляд. — Чтоб вы хотели?

Посмотрела на витрину и все же попросила шоколадное печенье, понимая, что если ничего не куплю, будет подозрительно. Вдруг подумают, что я украла это платье?

Я начала нервничать под пристальным взглядом прозрачных голубых глаза мадам. Она же легко улыбнулась, оправила светлые волосы и вновь спросила:

— Так все же, как ваше имя, юная леди?

— Динара… — тихо прошептала я и поспешила быстрее расплатиться. Из-за того что торопилась случайно выронила несколько монет. Неуклюже собрав их, протянула продавщице.

— Приходите еще! — пожелали мне и дали печенье в красивом расписном пакете.

— Спасибо! Простите, мне надо идти.

Учтиво поклонилась и, стараясь держаться ровно, покинула лавку. Не могу объяснить почему, но от той женщины исходила непонятная тяжелая сила. , а чувство тревоги вновь усилилось и не зря…

* * *

Я сидела у себя в комнате, когда вдруг прибежала перепуганная служанка, нервно теребя ткань юбок. Показала на дверь, а после три разведенных пальца вниз. За столько недель, проведенных здесь, я помогла девушкам усвоить некоторые жесты в виде букв, чтобы общаться хотя бы на уровне знаков и понимать, что они мне показывают. Это значило: «эм» — маг, видимо, ждет меня в кабинете. Но что-то было не так. Девушка взволнованна.

— Что-то случилось?

Служанка отчаянно закивала и показала вздрагивающий скрюченный указательный палец вверх — «зэ».

— Злой? — интуитивно догадалась.

Вновь кивок. Мне же стало не по себе. Что уже могло произойти? Сейчас не время занятия. Тогда для чего меня хочет видеть Кафраз?

— Спасибо! — я постаралась улыбнуться, но вышло плохо. Однако ничего другого, как идти к магу, не оставалось.

Не успела переступить я порог кабинета, как меня моментально схватили за руку и резко затащили внутрь. С силой откинули на диван и нависли надо мной. Не ожидая такого, испуганно замерла, видя, что серые глаза мага потемнели и стали черными, как ночное небо.

— Ч-то… что случилось? — я сама не узнала свой голос.

— Что? — жилка на правом виске Кафраза немного вздулась. — Это я должен спрашивать — что?! Почему мне пришло это?

Мне в лицо кинули два свитка. Развернув, я увидела, что это приглашение на прием. Но не только мага. Меня… меня?!

«Загадочная леди Динара приглашается вместе с многоуважаемым великим магом герцогом Лайзем Кафразом на вечерний прием, что состоится в эти выходные в главном белом зале особняка герцога и герцогини Борсингок»

Сглотнула. Имя! Я назвала свое имя той женщине в лавке сладостей. Господи, как же так? Откуда она могла узнать, где я живу?

— Динара! — голос жестче стали. — Что произошло в городе?

Он с силой схватил меня за руки.

— Ты кому-то рассказала о том, что живешь у меня?!

— Нет! — сорвалась на крик. — Никому! Только назвала имя, но о вас не упоминала.

— Тогда как? Как первой сплетнице Орингура стало о тебе известно? Одного имени мало, чтобы отыскать тебя. Никто не знал, что у меня кто-то остановился. Так помимо всего, ты обучила моих слуг жестам?! Кто дал тебе право? Мне придется теперь от всех них избавиться и найти новых!

Мне захотелось провалиться сквозь пол. Я подвела его! Подвела Кафраза. Ком подступил к горлу, а я не знала, что сказать, лихорадочно пытаясь вспомнить, где же ошиблась. Что сделала не так? И поняла… осознание пришло неожиданно. Монеты! Я уронила золотые! Ничего не объясняя магу, вырвалась из его хватки и побежала к себе в комнату. Я должна проверить.

Не может быть! Все высыпала из мешочка, но там не было именной монеты Кафраза. Господи, я правда ее там потеряла! Вот как та госпожа поняла, кто я!

— Динара? — маг, как оказалось, последовал за мной. — И как это понимать?

— Простите, — дрожащими пальцами сжала бархатную ткань мешочка. — Это я виновата. В городе, я зашла в лавку сладостей, где встретила женщину… — слова рвались наружу, но когда я открывала рот, почему-то выходили лишь невнятные объяснения. Соберись, Динара!

— Она стала меня расспрашивать, и я разнервничалась, уронила монеты…

Господи, какая же я дура! Ведь понимаю, почему маг не может представить меня обществу. Кто я такая, а кто он. Да и дело даже не в этом. Я проклятая, приговоренная к казни нищенка. Ведьма с клеймом дьявола. Пусть Кафраз этого не знает, но у меня нет права быть рядом с ним на приемах. Я никто. Ни статуса, ничего. А теперь поползут слухи, что у него дома живет девушка. Мне прекрасно была понятна его злость, и я совершенно не обижалась. Он имеет на это право.

— Динара… — легким движением маг приподнял мое лицо, заглядывая в глаза. И ведь я даже не заметила, как он оказался рядом. — Я погорячился. Под пристальным взглядом госпожи Мэриэт кто угодно разнервничается, не говоря уже о ее власти и круге общения. Вопросов в любом случае теперь уже не избежать. А значит, у нас есть только четыре дня, чтобы подготовить тебя к приему. Работы предстоит много. Я заметил, что ты совершенно не умеешь вести себя за столом и не знаешь элементарных правил этикета, не говоря уже о манерах леди…

— Я научусь! — перебила, понимая, что маг прав. — Обещаю! Мне хватит и дня!

— Во-первых, тебе стоит запомнить, говорить можно лишь после того, как другой человек закончит свою речь, — серьезно проговорил Кафраз и вдруг тепло улыбнулся. — Во-вторых, меня радует твое рвение. И знаешь, я нисколько не сомневаюсь в том, что действительно выучишь. Ты усердная и старательная. Это очень хорошие черты, в жизни они уж точно пригодятся.

Мне стало неловко от похвалы, а на душе потеплело. Было приятно слышать это. И все же я чувствовала вину перед магом за то, что потеряла монетку.

— О том, что произошло в городе, не думай, — словно догадался о моих мыслях Кафраз. — Пойдем ужинать, и прямо там начнем учить тебя правилам этикета за столом.

— Как же вы меня представите? — смело озвучила крутившийся вопрос в голове.

— Своей леди…

9 глава. Прием

Особняк герцога и герцогини Борсингок, как и поместье мага, находился за городом. Так что я видела лишь стены Орингура, когда повозка ехала на прием. Меня одолевали странные и волнительные чувства. Ощущение, словно я своими руками наматываю-наматываю все больший клубок, который невозможно уже будет распутать. Сама попадаю в вереницу событий, делаю поступки, которые не исправить.

Неловко от того, на что пришлось пойти магу. Теперь лгать придется не только мне, а и ему. Но, благодаря демону, я уже привыкла, и от этого становилось гадко на душе.

Кафраз долго сердился на меня за мою беспечность. Ему пришлось придумывать, кто же я. То что, буду его леди, определилось сразу, но вот как приблизить меня к этому статусу? Он потратил много сил, чтобы я стала действительно похожа на «леди». Я старалась изо всех сил. Училась держать в руках всевозможные столовые приборы, выучила названия самых популярных блюд, о которых раньше не слышала. И главное, меня научили как вести в себя в обществе. Нельзя было говорить о политике и здоровье. Леди не должна интересоваться и уж тем более не должна жаловаться на свое состояние. Разве что в компании женщин, где-то отдельно, но на людях достаточно просто быть приветливой. я и так вряд ли бы смогла выдавить что-то большее улыбки, из-за своего сильного волнения.

Отогнав беспокойные мысли, я выглянула в окошко. Открылись ворота, и карета въехала на территорию родового дворца Борсингок. Меня переполняло волнение. Я пыталась сдерживать его, но попытки были тщетны.

Мы ехали по прекрасной аллее. Неужели этот особняк будет похож на те дома богачей, что я когда-то представляла? Дворец Борсингоков оправдал мои надежды. Абсолютная противоположность поместью мага. Все было в ярких садах. Я никогда не думала, что деревья и кусты могут быть столь идеальных прямоугольных и круглых форм. Их садовник настоящий мастер!

Сам дворец был из светлого камня, красивый и ухоженный. Его не обдували ветры, наоборот, нежило солнышко. Украшали красивые плетеные растения и цветы. Здесь чувствовалась рука женщины.

Лакей помог выбраться мне из кареты, после чего передал мою руку магу.

— Смотри, не сделай какую-нибудь глупость, — шепнул на ухо Кафраз, заставляя смутиться.

Мы направились к входу, перед нами шла чета пожилых супругов, . Я видела со спины их прекрасные наряды, зная, что и на мне ничуть не худший. Еще никогда я не чувствовала себя красивее, чем сейчас. И очень дорого. Маг сделал все, чтобы ученица выглядела его леди. Мы снова были у того самого знакомого портного, где Кафраз распорядился пошить лучшее платье для приема.

Это было очень светлое, почти белое, лишь с легкой розовинкой, платье. Самым необычным оказалось то, что его украшало множество черных рюш: полоски в локте, по краю рукава, низ платья и корсета, круглый вырез. Спереди, словно продолжение выреза, шел черный треугольный узор. Юбка очень широкая — верхний слой состоял из легкой прозрачной ткани с листовым, еле заметным узором. Поначалу мне доставляло много труда, чтобы не запутаться в ней. Но вскоре я привыкла.

Кафраз позаботился также и об украшениях. Длинные серьги, кольца и диадема в моих каштановых волосах, которые сейчас были аккуратно уложены. Все было настолько дорогим, что я боялась дышать. Думала, если сделаю какое-то неловкое движение, то потеряю эти сокровища.

Внутри здания оказалось все ухожено и красиво, как и снаружи. Вокруг много света и огней. Нас встречали десятки лакеев, что стояли под стенами и провожали в зал.

И вот перед нами медленно открылись двери. Кафраз чуть сильнее сжал мою руку, словно пытаясь подбодрить. Это помогло. Я на самом деле почувствовала себя защищенной.

Тут же все устремили на нас взгляды. Такое буйство знати смутило. Я растерялась, с трудом пытаясь определить, где мы стоим, рассмотреть убранства, отвлечься от столь пристальных взглядов.

— Улыбайся, — скомандовал маг, заводя меня в самую гущу народа.

— Ох-ох, лорд Лайзел! — к нам сразу подскочила та тучная дама, которую я встретила в магазине сладостей.

— Мадам Мэриэт, — маг взял руку женщины в две свои ладони, мягко коснулся губами.

— Ох, лорд Лайзел! Я вам ищу по всему Орингуру невесту, а вы и сами справились. Проказник! — она игриво ударила веером по его плечу.

Я заметила, с каким трудом Кафразу удавалось сдержать на лице улыбку. Но зачем? Зачем играть и делать вид, что все прекрасно? Мне сложно было это понять.

Теперь мадам пытливо посмотрела на меня. Точно! Нужно что-то сказать.

— Миледи, — присела, как учил маг, но вышло несколько неуклюже.

— Ой, какая милая девушка! — к нам присоединилась еще одна дама в ярком оранжевом наряде.

— Сама непосредственность! — поддакнула третья, очень пожилая женщина в пышном голубом платье с лентами и бантами.

— Да-да, правда? — самодовольно осведомилась мадам Борсингок. — Как я и рассказывала.

— А откуда сие сокровище, лорд Лайзел?

— Леди Динара из королевства Брегион. Третья дочь виконта Генигенского, — легко соврал маг, улыбаясь как ни в чем не бывало.

Мадам Босингок лукаво посмотрела на Кафраза и подмигнула. А вот дама в оранжевом не скрыла своего разочарования и тут же спешно прикрылась веером, пряча проскользнувшую эмоцию.

Я знала, что значили слова мага: маленькое неприметное государство на карте, мой так званый отец не сильно высокого статуса и вряд ли часто бывает в других королевствах. Кафразом специально была придумана такая история, чтобы никто не удивлялся, почему про виконта Генигенского здесь ничего не слышали. А быть третьей дочерью — вовсе клеймо незавидной невесты. Ведь лучшее наследство достается старшим. Леди же такого "статуса", как у меня, часто идут фрейлинами королев или в любовницы состоятельным лордом. Так, с королевской подачи даже можно обзавестись женихом. А в любовницах ты не будешь на попечении родителей и сможешь сама себя обеспечивать. Вернее, обеспечивать тебя будет твой мужчина. Что же, теперь я стала такой вот леди-содержанкой. Но я сама виновата, что выдала себя. Кафраз и так делает все, что может.

Я наконец смогла рассмотреть зал: он был огромен и красив, светлые стены, как и везде, много золотой отделки. Мебели тут почти не было, ведь это помещение специально для танцев. Разве что у окон находились диванчики для тех, у кого во время плясок устанут ноги. И стол с напитками, чтобы утолить жажду.

— Ой, леди Динара, а вам очень повезло! Знаете, какой лорд Кафраз прекрасный мужчина! — обратилась ко мне все та же дама в оранжевом, кокетливо стреляя глазками.

Кивнула и улыбнулась, прекрасно понимая, к чему клонит женщина. Если бы не присутствие Кафраза, она не упустила бы возможности, чтобы не поддеть меня моим статусом. Я видела это ее в глазах. Да и у других женщин наблюдала косые взгляды, несмотря на приветливо-сладкие речи.

— Да, невозможно не знать про величие герцога Кафраза и про историю его знаменитой доблестной семьи, — спокойно отозвалась я, теперь замечая в глазах дам легкое недовольство.

Что уже не так? Не понимаю. Или, может, я что-то не то сказала? Но маг наоборот тепло мне улыбнулся, всем своим видом показывая, что все правильно.

Я не стала на этом акцентировать внимание, так как вскоре всех нас пригласили к столу в просторную трапезною.

Для себя отметила, что миледи Борсингок любила в стенах светлые тона и золото. Как и в зале, здесь тоже оказалось множество украшений под сей благородный металл. Стены помещения были разделены на две части: нижнюю из светлого дерева и верхнюю — из бело-золотых обоев с крупным листовым узором. Выглядело очень красиво и элегантно.

Огромные массивные столы, застеленные белой скатертью, стояли в форме прямоугольника и были украшены букетами из лилий и желтых роз.

Меня посадили справа от мага и слева от той неприятной женщины в оранжевом. Рядом с ней я чувствовала себя некомфортно, но близкое присутствие Кафраза успокаивало. Вот только он быстро обо мне позабыл, став вести беседы с худощавым мужчиной, лордом Госринским, тоже довольно известным магом. Более того, как я помнила, он являлся другом Кафраза. Хотя и был намного моложе его. Морщинки еще не озарили гладкое лицо, глаза ярко светятся жизнью, а уголки губы приподняты в открытой улыбке.

Впрочем, совсем скоро сама отвлеклась, полностью уделяя внимание еде и столовым приборам. Как и предупреждал маг, первым подали рыбное блюдо, а к нему белое вино. Пока все господа общались между собой на какие-то не важные темы, я пыталась вспомнить какой именно прибор из лежащих одиннадцати сейчас нужен. Слава Богу, мне это удалось.

Никогда не ела такого! В доме мага не ценили рыбу. И сейчас Кафраз не сильно уделял внимание блюду, разговаривая с лордом Госринским.

— Как вам красная рыба под бернаудским соусом? — полюбопытствовала дама в оранжевом, которая, кстати, представилась мне как леди Илон. Понятное дело, что разговор о еде был только предлогом, чтобы узнать обо мне больше.

Отвечала я по большей мере короткими фразами, стараясь лишь вежливо улыбаться и отнекиваться. Очень быстро все мадам стали звать меня не иначе, как милая скромница. За такой дружелюбностью и милыми улыбками женщины пытались скрыть свое разочарование тем, что я столь необщительна.

Когда подали второе блюдо из мраморной говядины, Кафраз наконец обратил на меня внимание и то, что женщины вокруг все одержимы моей персоной.

— Дамы, прошу вас! Леди Динара очень скромная девушка и еще не свыклась с быстрым течением нашей столицы. Дайте ей время освоиться, — Кафраз отвечал шуточно и был сама любезность. Совсем не похож на того хмурого человека, коим я его встретила в первый раз.

— Но, лорд Лайзел, как здесь не уделять внимание столь милой крошке! — в тон ему отозвалась миледи Борсингок, кидая озорные взгляды в мою сторону.

Я, вся красная, не знала, куда и взгляд деть, а в тарелку постоянно смотреть некрасиво — это я тоже хорошо запомнила.

— Уверяю вас, когда леди Динара освоится, вы найдете в ней хорошего друга, — в этот раз ответ прозвучал более жестко, чем обычно.

Однако миледи сделали вид, что не расслышали изменившейся тон, все также весело хихикая, но тему разговора перевели, оставив меня в покое.

Закончилось все десертом. Я думала, что мне не хватит места на этот кулинарный шедевр, но ошиблась. Как только попробовала ложку клубничного пудинга со свежими ягодами, перестала существовать для этого мира. Никогда не ела ничего вкуснее в жизни!

Вскоре все покинули стол и перешли в другую комнатку, поменьше, где гостям предлагали чай или кофе. Последний напиток я уже пробовала у мага, но все равно осталась верна чаю.

Здесь дамы, будучи не отделены со мной столом, подходили и приветствовали. Каждая хотела познакомиться с женщиной первого мага королевства. Даже Кафраз не мог ничего с ними поделать — этикет! Ему оставалось надеяться лишь на то, что я ничего не напутаю при разговоре.

Когда напитки были выпиты, всех пригласили танцевать. Будучи впервые на приеме, я получала истинное наслаждение. Приятная музыка, танцы, благородное общество. Все, как когда-то очень давно рассказывала бабушка в своих сказках. Единственное, что меня смущало и тревожило весь вечер — как бы не забыться. За столом мне удавалось правильно выполнять все то, чему научил меня Кафраз: аккуратно держать ложку и вилку, использовать каждый прибор по назначению, брать кубок лишь двумя пальцами, а не всей ладошкой, молчать, когда говорят мужчины и тихо сплетничать с женщинами. Даже как-то пережила чаепитие! Но сейчас…

Мне предстояло танцевать. Это пугало больше всего. Я боялась случайно оступиться. Конечно, Кафраз научил меня медленному вальсу аристократов, однако все равно было очень боязно. Впрочем, к позднему вечеру мне стало нравиться. Легкость в движениях, близость партнеров, развороты и разнообразные па, сильно отличались от обычных танцев в деревне. И сейчас, кружась какой раз с магом среди других танцующих пар, я открыто улыбалась и искренне радовалась. Одна рука мужчины лежала у меня на талии, другой он легонько сжимал мою правую ладонь. Присест, разворот и вновь наклон. Как же здорово!

— Смотрю, тебе здесь понравилось? — мягко улыбнулся Кафраз с озорными огоньками в серых глазах и тихо прошептал: — Ты молодец, нигде не ошиблась. И танцуешь прекрасно, словно бы всю жизнь этим занималась.

— Спасибо! — было очень приятно, что маг похвалил. — Надеюсь, я и в дальнейшем вас не подведу!

— Не подведешь. И знаешь, я не говорил тебе этого, но ты великолепна сегодня.

Я покраснела и смущенно отвела взгляд. Мне еще никогда никто такого не говорил. Даже мой муж. Митор вовсе не умел делать комплиментов.

Музыка затихла, и все пары остановились. В центр вышел сам герцог Борсингок со своей супругой. Всем доброжелательно улыбнувшись, он предложил маленькую танец-игру, чтобы завлечь тех, кто пришел сегодня один. О ней я услышала впервые. По крайней мере, Кафраз о таком не упоминал.

Как я поняла со слов герцога, участвовать в ней могли все желающие. Притом, как он выразился, любой без пары. Девушки становятся в плотный круг, а за ними в более широкий — мужчины. Начинает играть музыка. Дамы, пританцовывая, двигаются в одну сторону, соответственно лорды — в другую. Когда же музыка затихает, все делают разворот, и с кем оказываются в паре, с тем танцуют следующий танец. В обязательном порядке. Хотят они того или нет. И, конечно же, мне стало любопытно, я захотела поучаствовать. Вот только Кафраз не был столь положительно настроен.

— Если желаешь, попробуй, — не стал отговаривать меня маг. — Но я не буду играть в эти детские забавы. Да и они рассчитаны на более молодых гостей. Сама посмотри.

Действительно, в круг потихоньку собирались дочери и сыновья известных герцогов. Женатые дамы и вдовы вышли обратно в «чаевую», видимо, пообщаться, а мужчины нашли себе пристанище в другой комнате. Я же растерялась, понимая, что одна оставаться не хочу.

— Не бойся, иди танцуй. Устанешь, вернись в трапезную к женщинам, я позже туда подойду.

— А вы?

— Мне надо кое-что обсудить с лордом Госринским. Увы, я не успел закончить свою с ним беседу.

После этих слов маг одобряюще мне улыбнулся и скрылся в проеме. Ко мне же подошли две девушки и под ручки отвели в круг, пообещав, что я не пожалею. Они так искренне радовались предстоящему танцу, что я не смогла сдержать улыбки. У нас в деревне часто схожие веселья происходили. Тоже юноши и девушки собирались в круг и вели хороводы, меняя направление. Конечно, цели найти пару для вальса не было, но суть ведь действительно очень похожа. Так и оказалось. Сейчас музыка была очень озорной и на удивление ритмичной, что необычно для столь благодарных господ. Впрочем, молодым очень нравилось. И мне тоже. Вот только если я получала удовольствия от самого процесса, девушки явно жаждали конца. И когда музыка со временем затихла, каждый оказался в паре. Теперь предстоял медленный вальс.

Напротив меня стоял лорд Госринский. Но ведь Кафраз как раз к нему пошел! Я была удивлена, но не посмела что-либо сказать. Вежливо поклонилась, как того требуют правила танца, разрешила положить себе на талию руку и улыбнулась.

Заиграла музыка, мы плавным движением закружились с другими парами по залу. Мне хотелось поскорее закончить танец из-за неожиданно возникшего нехорошего предчувствия. Ведь я точно знала, что Кафраз пошел к лорду. Так почему он здесь? Среди молодежи? Да, Госринский был сам молод и холост, но почему-то мне казалось, что мужчина не так просто пошел участвовать в танце-игре. Мои мысли подтвердились, только стоило ему заговорить:

— Вы и есть та самая леди, что покорила сердце нашего Лайзела?

Было очень непривычно слышать имя Кафраза, я так привыкла называть его по фамилии.

— Да, милорд.

— И вы довольны своим положением содержанки?

Вздрогнула и оступилась, а мужчина как ни в чем не бывало продолжал, чуть склонившись ко мне:

— Ведь здесь среди гостей есть много благородных особ, которые, возможно, даже согласятся взять вас в жены. Лайзел как наиграется вами, вышвырнет на улицу. Я хорошо его знаю. Вам нужна уверенность…

— Я думаю, что сама знаю, что мне нужно! — не дав договорить, чуть грубее, чем следовало, ответила, просто не в силах молчать и слушать о себе такое.

— Дерзко для леди.

И вновь я отступилась. Господи, еще одна такая ошибка — и я все испорчу. Но я не могла ничего с собой поделать. Было очень неприятно слушать лорда, но и уйти посреди танца не могла.

— Простите, мне что-то нехорошо… — медленно начала я, но лорд лишь усмехнулся и холодно перебил:

— Конечно, "нехорошо". Правду всегда неприятно слышать. Но мы ведь знаем вместе с вами, что быть обычной любовницей столь известного человека мало для благородной леди. Могу пообещать, что когда ему надоест играться во влюбленного, вы не будете одиноки. Я готов дать вам свою защиту. Вы всегда будете знать, что можете обратиться ко мне за помощью.

— А взамен…

— Я думаю, вы прекрасно догадываетесь, что от вас требуется.

Мне было понятно. По его развратному взгляду, хитрой улыбке. Я не могла на него смотреть! Сердце гулко билось. Никогда мне еще не было столь противно.

— Милорд, я леди, а не какая-то продажная девка, что бы вы не успели себе приду…

И вновь мне не дали договорить:

— А не ты ли в черном простом платье служанки на днях была в столице? В день нападения повстанцев? Не ты ли убегала?

Руки задрожали, ноги перестали меня слушаться и я, зацепившись каблуком за край юбки, позорно упала. Но все, о чем я только могла думать — это о том, что лорд видел меня тогда.

— И на будущее: леди никогда не оступится и тем более не упадет, какую бы плохую новость не услышала… — холодно прошептал лорд, делая вид, что помогает мне встать. — Единственное, что может позволить себе истинная дама — потерять сознание, обмякнув на руки партнеру, а не грохнуться на грязный пол.

— Да как вы смеете?!

— Смею, леди Динара, ох, как смею! — он рассмеялся и покинул меня, напоследок не забыв добавить:

— Я жду вашего ответа. Хорошенько подумайте над моим предложением!

Сжала кулаки. Почему-то я не ожидала, что среди благородных могут быть столь низкие люди. Но это такая мелочь по сравнению с тем, что теперь будет Кафразу. Ведь если лорд Госринский видел меня, то действительно знает правду. Что же мне делать? Страх за Кафраза сильнее обидных слов лорда. Они ничто по сравнению с тем, что будет, если всем станет известно обо мне. А если кто-то догадается, что у меня есть дар… нет. Этого нельзя допустить! Но как мне поступить? Рассказать правду Кафразу о случившемся? Почему-то я не была готова. К тому же признаться, что не сдержала эмоций и повела себя неподобающе леди, не могла.

Не зная, как правильно поступить, я пошла в комнату, где сидели дамы. Маг говорил ждать его там. Значит, буду ждать. Не было никакого желания танцевать дальше. Мне вовсе теперь хотелось покинуть этот прием, от которого у меня остались лишь неприятные чувства. И они все больше усилились, когда я оказалась среди женщин.

Не успела переступить порог, как дамы тут же подвели меня к диванчику и моментально окружили. Без мужчин они оказались не столь приветливыми. Я почувствовала себя маленькой мушкой прилипшей к паутине, на которой сидели жирные паучихи. Даже передернула плечами от воображения. Здесь была и тучная леди Мэриэт, и та говорливая без комплексов женщина — герцогиня Илон. Еще я узнала в чересчур вычурном голубом платье пожилая даму. Теперь-то мне уже известно, что эта троица первая среди сплетниц общества. Но деваться уже некуда было. Да и остальные дамы с интересом на меня поглядывали.

— Леди Динара, а как вы познакомились с Лайзелом?

— Милорд Кафраз встретил меня на приеме отца… — медленно проговорила я, помня нашу договоренность. Вот только отчего-то мои слова вызвали насмешки у женщин.

— Вы называете возлюбленного по фамилии? — пояснила пожилая дама и улыбнулась, отчего морщинки стали глубже и усеяли ее лицо словно узор.

— Неужели Лайзел не позволил называть себя по имени? — изумленно спросила леди Мэриэт.

— Видимо, он не считает ее достойной этого… — тихо проговорила третья и криво улыбнулась. — А значит, у него нет на вас серьезных планов. Мы все еще можем найти ему достойную супругу.

— Думаю, Лайзел просто сам понимает, что содержанка никогда не станет женой. Лишь супругу целуют в губы, ласкают и любят. Таких как вы только… — леди не договорила. — Здесь все поняли, что я имела в виду. Не так ли?

Сейчас я чувствовала себя больше униженной, чем когда лорд Госринский со мной танцевал и говорил те низкие вещи.

Наверное, хорошо, что маг не хотел представлять меня «благородным»! Мне никогда не понять такого отношения. При других улыбаются, после оскорбляют? Да и за что? Что я такого сделала? Нет. Этого я не знаю. И терпеть больше такого не хочу. Мне даже стало все равно, что мне скажут. Я просто поднялась, отодвинула стул и… уткнулась лицом в чей-то кафтан, лишь через секунду узнав аромат горьких духов. Кафраз! Господи, он ведь рассердится за то, что я посмела встать без разрешения.

— Динара? — он легонько отстранил меня и заглянул в глаза.

— Простите, мне надо было выйти и…

— Не оправдывайся, — Кафраз вдруг положил свои ладони на плечи, чуть наклонился так, что его дыхание коснулось моего лица, и прошептал: — Ты не сделала ничего плохого.

Я не уловила того момента, когда его губы вдруг прильнули к моим. Это было настолько неожиданно, что на мгновение даже потерялась, забыв, где нахожусь. В его поцелуе было столько нежности и тепла, которой я никогда ни от кого не испытывала. Ни грубые и страстные поцелуи дьявола, ни короткие и осторожные мужа не могли сравниться с тем, что я испытала сейчас. Когда же Кафраз прекратил свой поцелуй, я с непоколебимой решимостью поняла: хочу вновь ощутить его теплые губы!

«Динара, как тебе не стыдно?!» — осадила саму себя и изумленно подняла взгляд на мага, но он лишь подмигнул и обернулся к женщинам.

— Милые дамы, думаю, теперь вы не станете говорить о том, что в губы целуют лишь супругу. Да и кто знает, может, леди Динара со временем займет это место? И еще одно: никогда не любил называть возлюбленную столь грубым словом, как содержанка. Поэтому и вас прошу уважительно относиться к моей леди.

На нас уже косились все присутствующие в комнате, забыв о своих разговорах. Дамы молчали, я же все никак не могла оправиться после случившегося. Маг поцеловал меня?! Почему? Чтобы доказать свое отношение ко мне перед сплетницами? Или подтвердить, что я его леди? А может, все-таки в этом поцелуе было нечто большее?

— К слову, насчет того, как мы друг к другу обращаемся. Милые гостьи, иногда обращение по фамилии и учтивое «милорд», значит куда больше и уважительнее, нежели простое «Лайзел».

После этого он вновь обернулся ко мне:

— Идем, Динара… — тихо шепнул Кафраз и пропустил меня вперед, сам же еще задержавшись.

А у меня из головы не выходил поцелуй. Не глупи, Динара! Это было лишь представление для первых сплетниц столицы. И отчего-то от этого осознания стало неприятно. Вспомнились слова лорда Госринского, и настроение вновь моментально улетучилось.

Всю дорогу домой я молчала, думаю о приеме и о случившемся. А ведь я так ждала этого дня. Наивная дурочка! Это благородные люди, которым нечем заняться кроме того, как посплетничать. Улыбаться друг другу, а за спиной поливать грязью и обсуждать.

— Динара, я к кому обращаюсь?!

— Милорд? — вздрогнула, только сейчас его услышав. — Простите.

— Что случилось? Тебя что-то беспокоит?

— Нет. Я просто устала.

— Не ври мне, — он положил свою руку мне на колено. — Тебя кто-то обидел? Те леди еще что-то себе позволили?

Я не ответила, только покачала головой. Но это не успокоило мага. Он все также не сводил с меня внимательного взгляда.

— А куда вы пошли тогда, когда я отправилась на игру, ведь герцог Госринский был на танцах в тот момент? — осмелилась спросить то, что волновало меня с самого начала. Почему Кафраз не вернулся за мной? Может, тогда мне не пришлось бы выслушивать всего того от лорда.

— Отчего такой вопрос? — не отвечая, сам изумленно спросил маг. — Значит, все-таки что-то случилось, пока меня не было?

Молчу.

— Не найдя лорда, я задержался с другим не менее важным гостем… — Кафраз на мгновение замолчал, словно что-то осознав. — Ты говорила с лордом Госринским?

Продолжаю молчать. Говорить резко перехотелось, а тем более вспоминать тот разговор.

— Что он тебе уже наговорил? — со стальными нотками спросил маг, чуть сильнее сжав мое колено, где все так же лежала его ладонь.

Понимая, что Кафраз не успокоится, пока не узнает, дала понять, что мне неприятен разговор.

— Ты ведь осознаешь, что я все равно узнаю…

Не сомневаюсь. Но не сегодня, не сейчас. Слишком свежи воспоминания. Я прекрасно понимаю, что должна рассказать Кафразу о подозрениях лорда Госринского насчет меня. И я это сделаю. Однако уже завтра.

10 глава. Осел

После приема прошло уже несколько дней. Кафраза частенько не бывало в особняке до позднего вечера, поэтому у нас не представлялось удобного случая поговорить по душам. Хотя уроки маг не отменил, продолжая со мной заниматься. Но я пока так и не смогла признаться ему, что именно наговорил лорд Госринский. Да и что-то подсказывало — Кафраз сам прекрасно догадывается.

В свое отсутствие он разрешил не только брать книги с рабочего стола в кабинете, но и бывать в его личной библиотеке. Моему счастью не было предела, я даже забыла о том злосчастном приеме. Ведь у меня появился огромнейший выбор для чтения. К тому же мне льстило, что ко мне проявляли столь большое доверие. Единственное, что не давало покоя — поцелуй. Он все никак не выходил с головы. Я не знала, как реагировать на это. Для себя решила думать, что он поступил так только для вида, но внутри все равно теплилась надежда на нечто большее…

Отогнала навязчивые мысли и с приятным внутренним трепетом ступила в просторы библиотеки мага. Она являла собой настоящее произведения искусства! Не только благодаря старинным фолиантам, которые бережно собирал маг и его предки, а и самой обстановке. Как и весь особняк, библиотека пронизана духом старого времени. Это добавляло ей таинственности и неописуемой притягательной красоты. За счет сквозных галерей, изящных расписных арок и украшенных лепкой колонн здесь царила торжественная атмосфера. Драгоценное темное дерево в отделке, двухуровневые книжные стеллажи со старинными книгами.

Мне хотелось бродить по ней, касаться рукой красивых корешков. Но я не смела, боялась повредить особо древние экземпляры, напечатанные на старинной тряпичной бумаге. У многих из них кожаные переплеты, отделанные золотым тиснением и украшенные заставками и гравюрами. Никогда не видела столь красивых книг! Могу лишь предположить, сколько стоит один такой том! Больше, чем весь мой дом в деревне, а возможно, и сама деревня…

Кафраз сам часто со мной приходил сюда. Поначалу он водил меня среди стеллажей и показывал книги, рассказывал о них. Давал наставления и всячески предупреждал, что с ними нужно обращаться бережно, а некоторые лучше не трогать, так как их история насчитывает более двухсот лет. Особо редкие и старые книги маг хранил за стеклом, в специальных подставках. Такие фолианты маг смотрел очень редко, по необходимости, и в перчатках. Мне и вовсе разрешалось только лицезреть через стекло, и то лишь обложку.

Вскоре Кафраз понял, что я ответственная и бережно отношусь ко всем книгам. Так я стала бывать в библиотеки одна, не нарушая наставлений мага и предпочитая брать только то, что он советует.

Однако сейчас был иной случай. Увы, даже занимаясь с милордом магией, я не могла осознать: какова же моя истинная сила? Ничего выдающегося и полезного у меня не выходило. Магию в себе чувствовала, но как ею воспользоваться не знала. Кафраз доволен мною — я быстро запоминаю формулы, внимательно слушаю и выполняю все, что он скажет. Но мне хотелось колдовать! Да, понимаю, что не маг и никогда им не стану, но все же…

Сегодня я решилась найти книги о ведьмах. Словно по волшебству почти сразу наткнулась на книгу с названием «Ведьмы и ведуны», от одного из самых известных исследователей магии — Ричарда Пилигрима — мага с огромным колдовским опытом, как в практике, так и в теории. Решив, что это именно то, что нужно, отправилась к столу. Раскрыла и стала упоенно искать информацию.

«Ведун — человек знающий, одаренный колдовской мудростью. Тот, кто предсказывает…»

Это точно не про меня! Перевернула страницу:

«Но со временем, наряду с ведьмами, ведуны получили значение таинственных, направляющих зло на людей, существ…»

Я с разочарованием вздохнула. Это все еще не то. Мне надо не про ведунов, а ведьм. Здесь же они почти не упоминались, а если и говорилось, то в плохом контексте. И это расстраивало. Увы, но я уже почувствовала на своей шкуре что значит, когда тебя считают злом.

Перевернув несколько страниц, все-таки добралась до красивой надписи «Ведьмы». Полюбовавшись завитками, принялась за чтение.

«Людей, владеющих тайными знаниями, издавна боялись и уважали. Одними из самых неоднозначных фигур колдовского мира являются ведьмы. Раньше из-за своего небольшого практичного дара ведьмы не были столь значимы. Зачастую их ставили на один уровень со знахарями: они могли варить целебные зелья, принимать роды, помогать по хозяйству. Однако оказалась и другая сторона медали: на людей сыпались проклятия, они болели, их хозяйство погибало.

После войны с демонами и учреждением инквизиции стали проводить расследования. Ведь теперь понимали, что знания в руках женщины — коварная вещь. Один раз им доверились и они чуть не разрушили мир.

Но благодаря инквизитору Гельму Де Рону настоящая суть ведьм была раскрыта. Ведь чтобы получить свою магическую силу, им приходилось заключать договор с демоном. Более того, совокупляться с ним, а также приносить в жертву младенцев. Так стало известно, что все беды на земле — от этих злых существ, вызванными ведьмами.

У ведьм, ведунов и прочих языческих колдунов были свои защитники среди людей благородной крови. Магическая комиссия из гильдии магов попыталась оправдать деревенских волшебников, посчитав доводы Гельма Де Рона абсурдными. Ведь с магическим даром изначально рождается человек любого сословия. Поэтому стоит заниматься не гонением за ведьмами, а выучить малообеспеченных людей с силой, чтобы они не делали глупостей. Призыв демонов был всего лишь безрассудной ошибкой дураков, но это не значит, что все, кто носит колдовской дар и не имеет благородного происхождения, злые, одержимые дьяволом люди.

Однако гильдия магов проиграла этот суд. Никто не мог оспорить церковь, ведь на их стороне сам бог. Честной народ верил всему, что вещал Гельма Де Рон. Все стали бояться деревенских колдунов, в особенности ведьм, обычные жители гнали их из своих деревень и городов.

Так, в 1345 году была начата самая огромная компания по борьбе с незаконным колдовством. Более того, ведьм отныне причисляли к объектам демонологии.

Отчего же ведьм так легко приравняли к сатане? Давайте разберем этот вопрос. Дело в том, что у ведьм от природы выдающаяся способность к призывам. Они легко вызывают демонов и духов. Только у всего есть свой минус — из-за недостатка знаний (какие могут быть знания в деревне?) женщины часто становились заложниками дара. Демону не составляло труда обмануть свою жертву. Этим женщинам и прочим дарованиям стоило бы уделить внимание и научить, спасти от собственной глупости и заставить их способности работать на благо королевства и короля. Ведь большинство ведьм приносили пользу, особенно в небольших селениях, где не было своих лекарей. Однако тогдашний правитель король Эдвин IV, посчитал правильным стать на сторону инквизиции. Его путь избрали и последующие поколения…»

Я оторвалась от чтения, обдумывая информацию. Многие книги Кафраза были такими легкими. Их было приятно читать. У авторов не было агрессии к людям с даром, к таким как я. Тогда почему другие не могут относиться так же? Неужели чтобы тебя поняли, нужно общаться лишь через магов? Почему никто не объясняет обычным людям, что ведьмы не плохие, что это просто наговор. Если один человек с даром — убийца, это не значит, что и остальные плохие.

Глубоко вздохнула и вернула книгу на место. Надо бы теперь найти что-то о демонах. Увы, это оказалось сложнее, чем я думала. Книги по демонологии были, но то, что я искала — нет. Ничего существенного, что могло бы помочь избавиться от моего демона. Только кусочек, о том, что договор с демоном может быть расторгнут при условии смерти кого-то из сторон. Поэтому советовали при заключении таких сделок сначала требовать выполнение своей части договора, но и это не всегда спасало от обмана.

Эх! Жаль, я не могу разорвать сделку. Смерть была бы очень простым и действенным способом избавить мир от демона. Может быть, я бы и решилась на этот шаг, если бы не Энни. Знаю, демон не пощадит ее, если избегу своей части договора, тем более таким путем.

Зато меня порадовали книги для ведьм. У Кафраза было все! Странно, что ведьмовские пособия находились у мага. Однако я быстро нашла этому объяснение: маг любил магию и все что с ней связано. Ведь поэтому он так легко принял меня. Защитил и решил научить. Он все изучил и теперь знает, что стоит мне рассказывать.

Вскоре я наткнулась на «Сборник зелий мудрых ведьм» Кассандры Бель. Мне тут же захотелось что-то приготовить из нее. Я ведь должна как-то развивать свои ведовские способности!

Многое из книги пришлось сразу откинуть. Слуги вряд ли найдут мне крысиные лапки, кровь голубя или глаза змеи, а в лабораторию мага ход был закрыт. После случая с бесом Кафраз строго-настрого запретил мне туда заходить. Конечно, я могла просто попросить его достать мне нужные ингредиенты, но сейчас он был в городе.

Впрочем, в этом я нашла и положительные стороны. Зато он не увидит мой позор, если я допущу ошибку, а если все выйдет, то похвалит и снова назовет «способной».

Воодушевленная этим, я взяла подмышку книгу и направилась на кухню. Без всяких протестов помощницы поварихи выдали мне компоненты, которые у них были. Увы, всего не оказалось, да и некоторым травам не место на кухне. Поэтому пришлось выйти из особняка и самой их собрать. Мне не составило это труда, благо, я хорошо разбиралась в растениях.

Пока была в поле заметила, как издалека за мной следят служанки. Они нервничали, с подозрением поглядывая в мою сторону, но не перечили.

Наконец я собрала все что надо и понесла плетеную корзинку, одолженную на кухне, в столовую.

В железной миске зажгла небольшой огонек при помощи магии — что-что, а такое я умела, сверху поставила треногу с казанком. Пока ждала, когда закипит вода, открыла томик на нужной странице и прочитала еще раз внимательно рецепт. Так, пока все правильно. Нарезала редьку, «хвостики» морковки, щавель… какой-то суп получается!

Дьявол, я ведь забыла о сене! Пришлось убрать кастрюльку и бежать в конюшни. Когда вернулась с парочкой сухих желтых травинок, заметила, что одна из служанок любопытно и осторожно заглядывает в книгу.

Услышав меня, она испуганно отскочила и убежала на кухню. Я лишь недоуменно пожала плечами и вернулась к отвару. Теперь вроде всего хватало.

Вскоре зелье приобрело самый обычный желтоватый цвет. Приятный запах, мелко плавающие ингредиенты, жирная пленочка от масла… не знаю, может, я что-то не так делаю, но на ведьмовское зелье не похоже. Суп как суп. Просто я представляла себе яркую светящуюся воду, похожую на жидкую магию. Или хотя бы что-то зловещее, как болотная жижа. Может, все дело в том, что сильно все измельчила, как для готовки?

Как бы то ни было, я решила попробовать. Ведь ничего страшного в зелье не добавлялось. Взяла черпачок и налила немного в кружку, оставив остывать.

— Мне доложили, что ты здесь.

. Он так рано вернулся? Боковым зрением заметила, как спряталась в тени служанка. Та самая, что несколько минут назад с любопытством заглядывала в книгу. Наверное, это она и поспешила на меня донести, боясь, что я что-то натворю. Все помнят историю с бесом.

И пусть словами рассказать она не могла, но маг, наверное, почти сразу же заподозрил что-то неладное лишь от одних ее жестов. Не каждый день тебя дергают прямо с порога слуги, чтобы вести куда-то.

Кафраз смотрел на меня с подозрением.

— Что ты делаешь?

Я совсем не испугалась его холодного взгляда. Улыбнулась, вытирая руки о фартучек.

— Милорд, простите мою нетерпеливость, но я решила опробовать себя в приготовлении зелья, ведь все-таки я — ведьма… — густо покраснела, не зная, как дальше продолжить свое предложение. Однако магу хватило и этих слов. Черты его лица разгладились, а на губах появилась легкая улыбка.

— Вот как, — уже более радушным тоном начал он, подходя к столу. — И что ты готовила?

Кафраз пролистал книги и с любопытством посмотрел на остатки ингредиентов. И от его вполне спокойной реакции во мне проснулось еще больше смелости. Я радостно подскочила к нему и с детским восторгом выдала название:

— Зелье от головы!

— Обезболивающее? — уточнил Кафраз.

Я смутилась, не зная, что и сказать. Ведь до его вопроса так и думала. Иначе что еще может значить «от головы», как не то, что это лекарство от головной боли?

— Это оно? — он взял кружку с отваром.

Кивнула, после чего маг, не говоря ни слова, взял и все выпил. Я лишь смогла проглотить ртом воздух, не успев что-либо предпринять. А вдруг это зелье означает в буквальном смысле, что человек лишится головы?

— Меня сегодня на совете заставили понервничать. Так что, пожалуй, личная ведьма-целительница не так уж и плохо! — маг одобряюще подмигнул мне и похлопал по плечу.

Я облегченно выдохнула, наблюдая за Кафразом. Он пошел, видимо, раздеваться, ведь даже не успел снять верхнюю одежду. Однако неожиданно замер в проеме. Развернулся ко мне, словно бы желая, что-то сказать…

— Милорд? — мой голос дрогнул. Что-то не так? Зелье плохое?

Он не ответил, скривился и внезапно согнулся пополам, хватаясь за живот. В ужасе замерла, зажав от страха рот рукой. Кафраза охватила сизая дымка, за которой ничего не было видно, я лишь смогла рассмотреть, как он уменьшается в размерах. Все меньше и меньше… кажется, я не дышала. Какое-то мгновение — и передо мной стоит осел. Самый настоящий серый осел под темным плащом, словно бы спрятанный в палатке.

Я и животное удивленно посмотрели друг на друга. В голове пустота, немой крик ужаса застрял в горле.

Осел непонимающе моргнул и развернулся куда-то в другую сторону.

— Эй, стой! Погоди… — испуганно ойкнула, понимая, что его надо поймать и вернуть человеческий облик, пока никто не заметил.

Вот только чем быстрее шла я, тем сильнее набирал темп и осел.

— Милорд, погодите!

Однако животное никак не реагировало на мои мольбы. Я бегала за ним вокруг стульев, умудрившись несколько раз споткнуться и наставить себе парочку синяков. Осел не понимал меня. Кажется, я не только сделала из мага животное, но и лишила его людского разума. От этого стало еще страшнее.

В столовую совсем не вовремя вошла служанка. Заметив приоткрытую дверь, осел тут же в нее шмыгнул. Девушка только и успела испуганно отпрянуть к стене, непонимающе проследив взглядом за животным.

— Нет! — закричала так, что, наверное, услышали все.

Господин Кафраз выбежал из столовой прямо на кухню. Послышалась суматоха и битье посуды. Он переполошил всех работников. Я ринулась на помощь. Кухарка и ее помощники испуганно жались к стене, не понимая, что происходит.

— Ловите его, это господин Кафраз! — выдала страшную тайну, понимая, что одна просто не справлюсь.

Это оживило слуг, они стали бегать вместе со мной за ослом. Такой спокойный и неспешный при человеческой жизни, Кафраз в ослиной шкуре был настоящим ураганом. Он бегал по всей кухне, возвращался в столовую, сносил все на своем пути. И когда уже казалось, что вот-вот ты его поймал, он в последний миг ускользал. Так продолжалось до тех пор, пока кто-то не позвал конюха. Тот, имея дело с лошадьми, ловко подсек осла, накинув ему на шею петлю. Веревка сбила животное, из-за чего он больно врезался в ножку стола. Бедняга так жалостливо заревел, что показалось, будто бы это я стукнулась, сердце неприятно сжалось, и я кинулась к нему.

— О, милорд, не стоит так расстраиваться, сейчас я верну вам прежний вид! — причитала я, обнимая осла и одновременно думая, как же комично выгляжу, называя «милордом» осла. Поэтому решила дать ему на время кличку, все равно он меня не понимает.

— Сейчас все будет хорошо, мой славный, — ласково шептала, поглаживая ослика. Животное обиженно мычало.

— Все хорошо, я уже сама, — заверила конюха, отвечая на его немой вопрос. Мужчина ушел, слуги отошли в сторонку, наблюдая за мной издалека. Мало ли, чтобы, чего доброго, не зарезала хозяина.

— Лайзел… Лайз… — пытаюсь успокоить его, но он лишь отворачивал морду, не желая даже смотреть в мою сторону.

Взялась за книгу и сползла к нему на пол. Где же этот раздел? Хоть что-то! Почему-то я все никак не могла найти нужное, и когда наткнулась на «Как вернуть человеческий облик», не смогла скрыть радостного возгласа, тем самым еще больше напугав ослика. Он испуганно заорал, словно бы его резать решили.

— Эй, прекрати! — в сердцах выкрикнула, и уже более ласково добавила: «Лайзик», погладила по голове и совсем по-детски захихикала. Было бы смешно, если бы я так назвала мага в человеческом обличии. Посмотрела бы на его лицо! Даже представила и испуганно вздрогнула. Нет, лучше не представлять. Хорошо, что осел ничего не понимает, и не запомнит… ведь не запомнит? Внутри похолодело.

Нет. Не думать. Сейчас главное — сварить противодействие! В книге сказано, что любой превращенный в животное рано или поздно в любом случае станет человеком. Правда, это может занять несколько дней, а то и недель. Что-то подсказывало — Кафраз не обрадуется этому. Мне сильно повезло, что есть зелье, которое ускорит процесс возвращения.

Я изо всех сил старалась сделать все аккуратно и правильно, чтобы не ошибиться, но вертевшийся рядом осел очень мешал. Он нетерпеливо ходил кругами, одновременно пытаясь избавиться от веревки. Вот только вместо этого умудрился запутаться вокруг меня, а когда понял, что не может идти, недовольно и громко замычал. Я пыталась расшевелить его, чтобы избавиться от нежданных пут, но животное стало как вкопанное. Как я ни толкала осла, он все равно стоял на месте. И в этот момент я наконец осознала весь смысл названия зелья — более безголового существа еще поискать надо!

Через время все было закончено. Зелье закипело, и я сняла его. Но на этом мои мучения не закончились. Животное вертело мордой во все стороны, отказываясь пить отвар.

Пришлось позвать служанок. Только с их помощью кое-как удалось влить зелье в орущее животное. В основном все вылилось на пол, но я очень надеялась, что хоть несколько капель попало куда нужно.

Чудо! Осла заволокло сизой дымкой. Я и служанки зажмурились, боясь увидеть результат. Но когда услышала, что еле слышные звуки колдовства прекратились, решилась первой открыть глаза…

Передо мной на корточках сидел мужчина — абсолютно голый! Ойкнула и смущенно отвернулась. Служанки, если бы умели говорить, наверное, запищали, а так только молча разбежались в стороны. Предательницы! Оставили меня совсем одну с ним!

— Динара, мне нужна одежда, — осипшим, видимо, после долгих криков в шкуре осла, голосом проговорил Кафраз. Одно радовало — злости я не уловила в его интонации.

Моментально вскочила и, тихо пробормотав: "Сейчас", выбежала из столовой. Задыхаясь от бега, впервые зашла в покои мага, мимолетно отметив красоту его комнаты. Халат оказался на спинке стула. Быстро схватила его и вернулась обратно вниз. Смущенно зашла в столовую и медленно прошла к магу, глядя куда угодно, но не на мужчину. Вслепую вытянула руку с одеждой и удрученно прошептала:

— Простите меня.

— Не сейчас, мне нужна помощь…

Изумленно подняла взгляд, впервые разглядывая его после превращения обратно в человека. На лбу огромная шишка с наливающимся синяком и кровоподтеком. Невольно ахнула, зажав ладошками рот. Он еле стоял на ногах, слабо опираясь на стол. И ведь это все из-за меня!

Внутри неприятно кольнуло. Я подбежала к нему, забывая обо всех неловкостях, подставляя плечо, на которое он облокотился. Помогла дойти до стула, замечая, с каким трудом он на него опустился, прикрывая глаза, наверное, от возникшего головокружения. Только сейчас я поняла, что убегая от меня, Кафраз несколько раз врезался в стол, переворачивая стулья, уронил на себя вазу и сервиз, не говоря уже о других травмах. Господи, пусть это не принесет магу серьезных увечий…

— Динара, справа в верхней полке есть желтоватая жидкость. Возьми ее.

Послушно выполнила, сразу отыскав нужную баночку. После маг отправил меня к себе в кабинет, чтобы я взяла чистые марли и еще одну баночку с какой-то мазью.

— Сначала продезинфицируй жидкостью, — спокойно пояснил Кафраз, все так же сидя с закрытыми глазами. — Потом наложи мазь.

Дрожащими руками намочила марлю и осторожно прикоснулась к рассеченному лбу, а в голове набатом бьет мысль: «Это моя вина

И от этого становится еще больнее. Ведь я понимаю, что ему из-за меня сейчас плохо. Может, я действительно проклятая, раз приношу только одни беды?

Сглотнула. Руки еще сильнее дрожали. Я никак не могла ровно смазать его царапину. Сердце гулко билось в висках, не давая сосредоточиться. Ну же, Динара! Зажмурилась, пытаясь взять себя в руки, когда неожиданно ощутила теплую ладонь мага поверх своей. Кажется, на мгновение я перестала дышать…

— Соберись, Динара.

— Д-да!

Он уже убрал ладонь, а я все еще чувствовала ее тепло. Странное ощущение, но такое приятное.

— Динара…

Изумленно вздрогнула. Понял? Неужели догадался, о чем думаю? Щеки заалели от стыда. Боже, что я делаю?!

Осторожно продолжила процедуру, стараясь ни на что не отвлекаться, ни на какие свои мысли. Сменила марлю, наблюдая, как шипит кровь, подсыхая. Подождав немного, наложила сверху белую мазь, с изумлением замечая, как на глазах все заживает и образовывается рубец. Даже синяк исчез, а шишка стала менее приметной.

Кафраз поднял на меня взгляд и… меня бросило в жар. Стало отчего-то тяжело дышать. Какие у него красивые серые глаза. Почему я раньше этого не замечала?

— Прошу, простите! — отчаянно выпалила, понимая, что мне нет прощенья. — Милорд, клянусь, я никогда не…

— Никогда не говори «никогда». Это ведь твое первое зелье. Я не злюсь. Не всегда все получается с первого раза. Хотя, кто знает этих ведьм? — он тепло улыбнулся. — Зелье от головы на самом деле могло иметь совершенно иной смысл.

— Вы не злитесь? — изумленно прошептала я, помогая ему встать, но и он сам уже уверено держался на ногах.

— Не злюсь. Но в следующий раз давай выберем зелье вместе.

Вроде как и правда не злится, а все равно на душе гадко. А когда увидела, что он немного прихрамывает, вовсе заболело на сердце. Совесть только сильнее стала мучить меня, изнуряя.

— Динара, не кори себя. Все хорошо! — заверил Кафраз, заходя в свои покои. — Ты должна больше верить в себя. Подумай о том, что ты сама сварила зелье и сама же приготовила противодействие. Это говорит о многом. Ты очень старательная. Продолжай в том же духе, и из тебя выйдет умелая ведьма!

Переступила с ноги на ногу, чувствуя, как покраснело лицо. Слова мага были очень приятными, вот только стыд никуда не хотел исчезать. Ведь я превратила великого мага в осла! И пусть он не злится, я сама на себя зла.

— Динара, — обратился ко мне Кафраз, заставляя удивленно на него посмотреть. Его серые глаза нехорошо блеснули, немножко пугая.

— Чтобы к вечеру на кухне все было убрано! Начать можешь прямо сейчас…

11 глава. Визит

В последнее время слуги стали меньше носиться со мной как с писаной торбой. Это несказанно радовало. Немного раздражает, когда за тобой следуют по пятам, контролируя каждый шаг. Но с каждым новым днем доверие мага ко мне становилось все больше. Видимо, поэтому он отдал приказ слугам позволить мне ходить по дому без присмотра.

Вот и сейчас, желая насладиться новой книгой, одна спускалась на первый этаж. Конечно же, слуги бы полюбопытствовали куда я, если бы заметили, что ученица мага покинула покои. Но мне повезло — в тот момент их рядом не оказалось, так что объясняться не пришлось.

Еще несколько дней назад я заприметила один роман, но никак не могла добраться до него. Мешали заданные милордом книги. Однако сейчас я была полностью свободна и поэтому решила почитать что-то отдаленное от магии.

Смущало только то, что книга находилась у Кафраза в кабинете, а не в библиотеке. Не знаю почему, но каждый раз, как я заходила в его кабинет, чувствовала неловкость. Тем более мне неловко брать книгу в его отсутствие, пусть он и разрешил. Утешала себя лишь тем, что я быстренько возьму и тут же уйду.

Странно, почему дверь в кабинет приоткрыта?

— Они смеют называть себя братством «Истинной магии»! А мы кто, по их мнению? — я замерла, понимая, что раздраженный крик принадлежит герцогу Госринскому.

Наверное, стоило уйти, но тело задеревенело, будучи не в силах пошевелиться. Их беседа не могла не заинтересовать.

— Столетиями люди с даром преследовались церковью и властями лишь потому, что они родились не лордами. В их доводах есть резон, — спокойно ответил Кафраз.

— Лайзел, резон был несколько недель назад, до того, как они стали убивать магов. Убит лорд Гильйом! Напомню, что это он расследовал дело по братству.

— Я правильно тебя понял, нужно было убить мага нашей гильдии, чтобы ты заволновался? Тебя совершенно не беспокоило, что до этого умирали гражданские? — колкое замечание Кафраза, после чего в кабинете воцарилась напряженная тишина.

Не зная, что творю, подступила ближе к дверям, теперь имея возможность видеть гостя мага. Госринский оказался еще более взволнован, чем я себе представила. Он нервно кусал губы, недовольно скрестив руки на груди.

То, о чем они говорили на самом деле ужасно. Неужели это братство как-то связано с повстанцами, что я видела? Значит, так они называются?

— Беспорядки на улице, демонстрации, случайные смерти — не то же самое, что убить должностное лицо. Это все куда более серьезно, чем я думал! Это значит, что у них солидная организация.

— Это было ясно еще тогда, когда они организовали демонстрацию в Ольборсоне, — фыркнул Кафраз. Он был абсолютно спокоен, в отличие от Госринского. — Крупный город, в котором никто не догадывался, что случится такое.

— Да, но теперь-то они добрались до столицы! — не унимался гость.

— И все же я бы не стал разводить панику, Китан.

— Я пытаюсь просто предупредить, — с той же холодностью ответил ему Госринский, уже спокойнее ведя беседу: — Это не единственное, что я хотел тебе сказать сегодня.

Нависла мучительная тишина, я даже сильнее наклонилась, чтобы лучше расслышать. Ох, не нравится мне этот двуличный лорд! Хотелось знать все, о чем он говорит, вдруг ему вздумается что-то наговорить обо мне? Но нет. К моему облегчению, их разговор продолжился о том же:

— Убийца Гильйома не успел бежать, он был пойман.

Что? Отчего-то эта весть взволновала. Я даже схватилась за сердце… Что-то не то. Замерла с холодным ужасом, понимая, что чего-то не хватает. Медленно опустила взгляд на грудь, только сейчас осознав — амулета нет! Дьявол! Госринский может почувствовать, что я не простая нищенка. Надо скорее уходить.

Я в ужасе подняла глаза, глядя на лорда. Казалось, его и мой взгляд встретились. Сердце пропустило удар. Бежать!

Спотыкаясь, испуганно кинулась к лестнице, слыша в след слова Госринского:

— Сегодня я хочу допросить его…

Дьявол! Дьявол! Как я могла так сглупить?! Неужели он теперь знает кто я?

В комнате меня встретили ошеломленные служанки.

— Оставьте, пожалуйста, меня одну, — старалась говорить уверено и беззаботно, но все равно мое состояние не укрылось от девушек. Они удивленно переглянулись, однако возражать не стали.

— Ты смотри, за всеми этими событиями мага убьют раньше, чем я успею что-нибудь придумать! — наигранно раздосадованный голос демона раздался, словно из ниоткуда. А уже в следующее мгновение он появился на подоконнике.

Давно его не было. Лучше бы и дальше не было!

— Мне не хочется пока тебя видеть…

— О! — демон вновь повеселел. — В наших отношениях явный прогресс. Раньше ты постоянно не хотела меня видеть.

— Я не настроена сегодня шутить, — угрюмо отозвалась, не глядя на него.

— Ты никогда не настроена, — передразнил демон. — Интересно, это связано с тем, что один из магов гильдии посетил Кафраза?

— Подслушивал?

— Ты ведь знаешь, что я не могу отходить далеко от тебя, — хитро усмехнулся демон, тонко намекая на мою сегодняшнюю выходку.

— Ты знаешь что-то о братстве «Истинной магии»? — во мне вспыхнул азарт.

Может, демон не такой уж сейчас и лишний. Что, если он слышал то, чего не удалось мне? Я ведь помню, как он искренне радовался происходящему тогда на площади. Казалось, приход повстанцев веселил его. Он мог бы мне рассказать о них больше.

Демон осекся, с интересом на меня посмотрел, будто оценивая.

— Увы, как ты помнишь, я не могу быть в этом мире далеко от тебя. А учитывая, что ты серая мышь, сидящая всегда здесь, то ничего, — разочарованный вздох. Сейчас он был похож на маленького капризного мальчика.

Теперь уже я внимательно посмотрела на демона. Сегодня он выглядел иначе: на нем был нарядный бежевый кафтан по последней людской моде. Это настораживало, так как демон никогда не уделял внимание своему внешнему виду.

— Но у меня есть и хорошая новость! — его наигранный тон сменила лукавая улыбка.

Дьявол! Никогда не знаешь, когда он искренен. Да и бывает ли вообще таким? Надеюсь, его «хорошая новость» не окажется для меня плохой.

— Твоя магия все лучшее действует на меня. Ты будешь нужна мне все реже. Разве это не здорово?

Я не знала, как реагировать на его откровение. Радоваться или нет? С одной стороны, это значит, что ему больше не надо будет мое тело. Но с другой — выходит, я выпускаю зло в наш мир. Благодаря мне он сможет постоянно бывать здесь, всюду и где захочет.

— Признаюсь, когда ты убежала, я смог остаться и кое-что подслушать.

Замерла — неужели? Неужели это уже произошло и он теперь не зависит от меня?! Меня бросило в холод, а ладошки неприятно намокли.

— Я теперь не нужна тебе? Ты можешь находиться в этом мире и так? — мой осевший голос почти не был слышен, но демон отличался чутким слухом:

— Почему же? Просто поводок стал длиннее.

Не знаю отчего, но эта новость заставила мое сердце отмереть. Я снова могла спокойно дышать. Как глупо! Я ведь знала, что выпускаю его на волю своим договором, но ничего не могла поделать. Чего радуюсь, рано или поздно он все равно будет свободен. Может, Кафраз поможет мне избавиться от него?

Я испугалась этой внезапной мысли. Неужели я правда так думаю? Полагаюсь на мага? Доверяю… совсем как наивная дурочка!

— Так что ты слышал? — поторопила демона, прогоняя непрошеные думы из головы.

— Прямо от твоего Кафраза Госринский отправится пытать языка. Его держат в главной ратуше Орингура. И вечером лорд будет возвращаться из нее. Кажется, он снимает номер в гостинице «Империя»…

— И что? — эта новость никак не впечатлила меня. Что мне с того, где и как проводит свой досуг Госринский? Я все равно не узнаю, что скажет задержанный. А мысли о лорде и гостинице вызывали лишь неприятные воспоминания о нашем с ним разговоре на приеме. Надеюсь, демон не хочет, чтобы я и его соблазняла ради информации?! Этого точно не будет!

— Ты любишь фейерверки? — неожиданно спросил он. Я растерялась, точно не ожидая такое услышать. Как фейерверки относятся к убийству и Госринскому?

— Мне нужно, чтобы ты сегодня пошла на них посмотреть. Признайся, ведь ты никогда их не видела.

— А ты, как мой личный демон, решил проявить заботу? — не сдержалась от колкого замечания.

— Конечно! Когда ты заключила договор со мной, то лишилась своего ангела-хранителя. Теперь мне приходится выполнять за него работу.

Его слова задели. Неужели он прав? Я прикрыла горящие щеки.

— Не шути так! — зло прошипела, понимая, что, наверное, стоило просто не заметить его слов. Ведь он всего лишь демон и всегда будет пытаться задеть меня.

Закатив глаза, демон раздраженно спросил:

— Так ты хочешь увидеть фейерверки?

— Смотря с какой целью, — отвечаю в тон.

— Надо, чтобы ты сегодня вечером была на площади. Я все еще не могу далеко уходить от тебя, а мне нужна информация о братстве.

Я насторожилась. Все звучало слишком невинно, и это не могло не броситься в глаза.

— Зачем тебе это братство?

— Мне нравится их метод работы, — снова эта гадкая улыбка. Я раздраженно отвернулась, садясь на кровати.

Говорить о том, что меня тревожили его слова — бессмысленно. Он никогда не скажет правды.

— Динара, — мое имя грянуло словно гром. Не помню, чтобы демон обращался ко мне по имени.

— Ты ведь понимаешь, что все равно не можешь отказать мне.

Сказал, будто бы о казни сообщил. С интонацией безысходности, что ждет, и в то же время совершенно спокойный, ничего не значащий голос.

— Я не могу…

— Да брось! — он все еще был спокоен и даже говорил со мной как с равной.

Так сильно хочет, чтобы я согласилась? Мой взгляд устремился в сторону демона, но смотрю сквозь него. На тот вид, где в небе за окном летают белые чайки. Они свободны, я — нет. Хочу быть чайкой…

— Ты слушаешь меня? — слышу раздражение и не отвечаю, просто продолжаю смотреть на белых птиц с сизыми крылышками.

— Не веди себя, как замухрышка. Стань женщиной, в конце концов! — вспылил демон, поднимаясь на ноги. — Или для того, чтобы ты, наконец, выслушала меня, тебя стоит уложить в постель!?

Эти слова достигли своей цели — я оторвалась от созерцания чаек. Из-под нахмуренных бровей смотрю на демона. Почему-то знаю, что сегодня он не за этим пришел, не станет "брать" меня.

— Так зачем тебе, чтобы я была на площади? — мой вопрос звучит как команда к отступлению. Наверное, демон понял, что я сдалась, раз начинаю расспрашивать о деталях.

— Теперь, когда моя сила стала больше, я могу отходить от тебя на более длинные расстояния. Когда ты будешь наслаждаться со своим магом фейерверками, я буду в ратуше слушать приятные звуки пыток, — сама любезность. — Тебе такой ответ устроит?

Зачем-то состроил глупую улыбчивую гримасу, которая не красила его идеальных черт лица.

Скривилась. Предпочтения демона давно не трогали меня, единственное, о чем я могла думать — как выманить мага? Признаться честно, я очень хотела увидеть фейерверки. А еще больше хотела, чтобы Кафраз был рядом.

— Ну же, девочка, решайся, — подливал демон масло в огонь. — Я вижу — ты хочешь!

— Кафраз не выпустит меня вечером. В столице опасно.

— Поверь, дорогая, — он подошел ко мне, мягко и осторожно дотронулся до лица. Наши взгляды встретились. Его когтистый палец аккуратно сполз вниз по шее, к груди, вырисовывая волну. — Когда я говорю — стань женщиной, значит, это не просто так.

Меня бросило в жар и стыдом опалило лицо. Догадываюсь, о чем будут дальше его слова. Наверное, глупо реагировать так. Столько раз уже предавалась с ним греховным, а все равно краснею, когда речь идет о моей соблазнительности. Да и какая я соблазнительница? Разве такой человек, как лорд Кафраз, посмотрит на меня?

— Ты красивая, Динара, — шепчет демон, склонившись ко мне. Мгновение — и его губы касаются шеи. — Тебе ничего не стоит выманить мага. Он и так твой…

Не знаю почему, но я верила демону. Верила в эти слова, глядя в его глаза. Какая-то гипнотическая притягательность исходила от этих янтарных огоньков. Неужели он колдует? Соблазняет меня?

— Я не умею…

— Но ты хочешь! А это одна из главных мотиваций человека.

— Кафраз не такой глупый, чтобы не удивиться: почему я вдруг хочу пойти на площадь, да еще именно сегодня.

— Не глуп, но он — мужчина, а ты — женщина.

— И что? Мужчина всегда главнее.

— О, перестань! — демон устало закатил глаза, всем своим видом, показывая, что мои доводы в его понимании — чушь. — Не будь наивной! Тебе стоит лишь похлопать перед ним глазками, и он забудет о том, что в городе может быть опасно. Скажи, что веришь в его защиту, что с ним ты чувствуешь себя в безопасности, он так и будет думать. Полагаешь, его насторожит то, что именно сегодня тебе нужно в город? Нет! Ты — провинциальная дурочка. Ты никогда не видела фейерверков. Какой заговор? Он никогда не подумает, что ты способна на какую-то аферу!

По щеке скатилась одинокая, жгучая слеза. Дьявол! А ведь демон прав: Кафраз доверяет мне и даже представить не может, что я обманываю его. Поступаю с ним так же, как со мной поступали мои близкие — предаю его.

— Кажется, я перегнул палку, — тяжкий вздох, и вот дьявол уже сидит около меня, обнимая за плечи. Совсем по-дружески. "По-дружески"?! Губы трогает горькая улыбка. Зачем он это делает?

— Дорогая Динара, я чувствую, как плохо тебе, твою боль. Чувствую даже, что ты настроена ко мне сейчас более враждебно, чем когда я прихожу и просто беру свой долг.

— Сейчас ты тоже требуешь долг! — резко перебила.

— Согласен, только делаю это иным способом. Ты и так уже обманываешь его, этот поход ничего не изменит. По крайней мере, для него, — закончил и замолчал, дыша мне в затылок. Было немного щекотно и тепло. Почему-то почувствовала себя ребенком, которого баюкают. Он убаюкивает меня?

— Ты ведь хочешь увидеть фейерверки с магом?

— Очень хочу, — шепчу, не в силах что-либо возразить. Это желание настолько сильное, настолько недосягаемое. Кафраз никогда не согласится.

— Иди к нему. Будь обаятельной, — все еще продолжает соблазнять меня демон.

— Хорошо, — наконец, соглашаюсь. Это ведь то, что он хочет слышать.

Демон моментально растаял сизой дымкой, я ему пока больше не нужна. Теперь дело за мной. Ведь ничего страшного в этом нет? Магу ничего не будет. Ведь демону нужна информация, и все.

* * *

Я не знала, стоит ли идти к магу? Вдруг у него еще были посетители? Какое-то время смотрела в окно, ожидая увидеть, как экипаж Госринского скрывается из виду. Может, он давно уехал и, выходит, что я просто трачу время? Ведь солнце уже клонилось к горизонту. Совсем скоро вечер.

Собравшись с мыслями, решительно направилась к двери, но… замерла. Нет. Не могу! На душе гадко из-за того, что инициатором в этой ситуации демон, а не я или даже Кафраз. Я — марионетка, которой управляют умелые руки. Герцог не заслуживает такого. Он достоин большего. И меня очень удивляет, что он все еще возится со мной. Почему? Ведь мог бы быть женатым на какой-то высокородной красотке.

Решено, не пойду! Пусть демон убьет меня, однако я не сделаю этого. Хотела развернуться, уйти от двери, как раздался еле уловимый звук щелчка открывающейся ручки. На пороге возникла служанка. Странно, как правило, они всегда стучатся.

— Ты пришла заменить полотенца в ванной? — догадалась я и, получив утвердительный кивок на свой вопрос, задала следующий:

— А милорд Кафраз уже один? Гость ушел?

Снова кивок. Дьявол! Пришедшая служанка будто знамение какое-то. Но я ведь хочу пойти на праздник. Схватившись за вычурную ручку, поспешно вышла из комнаты, чтобы не передумать.

Кафраз оказался у себя в кабинете. Сидел за столом и размышлял о чем-то, сцепив пальцы в замок. Он был суровее, чем обычно. На лбу пролегла глубокая морщинка, брови сдвинуты вместе.

— Динара? — растерянный голос. Он заметил меня, лишь когда я закрыла дверь.

— Что-то случилось? — его тревога передалась и мне. Захотелось подойти и обнять его. Сильно-сильно, чтобы разделить с ним боль. Но решилась лишь на то, чтобы коснуться его плеча. Теплая ладонь накрыла мою руку.

— Герцог Госринский, кажется, знает о тебе, — тихий голос. Желудок схватило спазмами: ему известно о том, что я подслушивала? О моем даре?

— Я… я…

— Не стоит оправданий, — прервал маг и поднял голову, заглядывая мне в глаза. — Я все знаю, почувствовал. Ты была без амулета, а значит и Госринский уже знает.

— Простите, я забыла про амулет, я… — мне было очень плохо и стыдно. Не знала, куда деть взгляд, чтобы не видеть эти серые уставшие очи. Он даже не кричал на меня.

— Что теперь будет? — спросила этот страшный вопрос. Вдруг он отошлет меня? Ведь мое присутствие вредит ему.

— Ничего не будет. Герцог Госринский мой друг. Не волнуйся.

Маг взял мои дрожащие ладошки в свои, успокаивающе улыбнулся. Я понимала — он врет. Не хотел пугать, но так же не доверяет своему «другу».

— А ты что-то хотела, Динара? — постарался сменить тему маг.

Губы тронула горькая улыбка. Моя просьба сейчас неуместна.

— Ничего, — тихо шепчу, но смущение выдает меня. Поэтому вру дальше: — Просто хотела узнать про разговор…

— Не обманывай меня, — эти слова, сказанные с улыбкой, больно колят в самое сердце. Если бы он знал, как сильно я обманываю его!

— Это уже неважно, — отозвалась, но любопытство пересилило, и я спросила: — Как вы поняли, что причина не в разговоре?

— Ты не могла знать, что у нас был разговор. Если спросила бы, то выдала бы свою тайну.

Кафраз мягко улыбнулся, поцеловал мои ладошки, все еще держа их в своих руках. Невольно залилась румянцем. Настолько чувственного момента в моей жизни еще не было. Даже тогда, на приеме, ведь там он играл… а может, нет?

Сердце встрепенулось от таких смелых мыслей. Не стоит придумывать того, чего нет, чтобы потом не разочароваться. Но я уже не могла остановиться.

— Так я могу что-то сделать для тебя? Я был бы счастлив отвлечься от всего этого… — Кафраз запнулся, видимо, не желая развивать мысль и говорить о неприятном.

— Я бы очень хотела пойти посмотреть на фейерверки! — на духу выпалила я, в уме представляя, какое будет выражение на лице мужчины…

Улыбка исчезла, он отстранился, поднялся со своего места и отошел к окну. Больше не смотрел в мою сторону, разглядывая посеревший вид вечернего леса.

О, нет! Я опять сглупила. Не надо было слушаться демона! Ведь знала, что Кафраз откажет мне.

— Динара, ты понимаешь, что это невозможно? Куда я тебя пущу?

Показалось. Будто бы мир перевернулся. Господи, да он же просто неправильно меня понял!

— Но ведь я думала, что и вы могли бы пойти со мной! — решительно сделала шаг навстречу, но маг все еще не смотрел на меня.

— Почему вы не хотите? Это ведь праздник и…

— Динара, дело не в том, что я не хочу, — Кафраз тяжело вздохнул, поворачиваясь ко мне. — Там опасно. Я не могу быть уверен, что повстанцы не нагрянут, как в прошлый раз.

— Я слышала, что охрану усилили! — от переполнявших меня эмоций я даже голос повысила. Мне очень-очень хотелось пойти на праздник. Может, это и выглядит эгоистично, но я правда никогда не видела фейерверков.

— Пойми, — он медленно подошел ко мне, осторожно взял за плечи, заглядывая в глаза, — я не могу рисковать тобой.

Меня опаляет огнем. Его слова… внутри разливается приятное тепло. Он волнуется?! За меня? Я для него не просто интересный эксперимент.

Оперлась руками в его грудь, смотря в его прекрасные бездонные серые глаза. И тихо-тихо шепчу, чтобы самой не испугаться столь откровенных слов:

— Но мне ничего не угрожает с вами. Я верю в это!

— Динара…

— Молчите! — впервые осмеливаюсь его перебить. — Вы самый могущественный маг королевства. Неужели кучка плоховладеющих магией людей причинят вам и мне вред?

Кафраз был ошеломлен. Его широко распахнутые глаза смотрели на меня с искренним удивлением. И мне нравилось это!

— Что ты наденешь?

Вышло!

— Из заказанных вами платьев было одно, которое я не могу никуда надеть, потому что оно очень нарядное для повседневности. Я думаю, то синее платье идеально впишется в сегодняшний вечер.

Маг кивнул.

— Собирайся столько, сколько нужно, я буду ждать тебя в холле.

12 глава. Праздник

Я шла с магом под руку по узкой улочке и не могла сдержать улыбки. Да, внутри была тревога по отношению к демону. Я понимала, что он задумал нечто плохое. Это пугало, но и врать, что не получаю удовольствия от прогулки с Кафразом, не могла. Я видела, что маг напряжен, даже знала причину. Он всю дорогу говорил о ней. Его беспокоила опасность во время столпотворения. Ведь это идеальное место для нападений, особенно в большие праздники, как сегодня. И все равно меня не пугали его слова, я искренне наслаждалась этим вечером, полностью доверяя Кафразу. Рядом с ним я чувствовала себя в безопасности. И действительно, как и пообещала, безоговорочно выполню любой его приказ в случае опасности. Но мне не хотелось об этом думать.

Сегодня была чудесная погода! Один из теплых последних вечеров уходящего лета. Вот только как заставить самого мага радоваться празднику? Как помочь расслабиться и отвлечься? Всегда хмурый и серьезный. Мне хотелось, чтобы он хоть разочек улыбнулся, ведь у него такая красивая улыбка. Она молодит его и дарит тепло. Почему же он так редко улыбается? Ответ на этот вопрос я не знала, но надеялась, что у меня выйдет это исправить.

Сегодня праздник последнего летнего дня, когда в свои права вступает осень, а лето уходит. Мне было очень интересно узнать, как провожают лето в городе. В деревне это действо обычно сопровождается плясками и гуляньями с ночи до утра. Девушки собираются втихаря и все равно гадают, несмотря на запрет церкви, юноши находят это «тайное» место и забирают девушек гулять. Обычно я одна-единственная оставалась в домике, даже сестру и то уводили. И как же обрадовалась, когда в прошлом году меня позвал Митор! Первый парень на селе, сын старосты, и позвал тихую, несговорчивую старую деву. Смеху-то было. Зато я чувствовала себя самой счастливой, не обращая внимания на колкие замечания других. Мы с Митором наслаждались праздником и друг другом. Не это ли любовь? Теперь я уже сомневалась. Ведь любовь не предает, она навечно. Под ложечкой неприятно засосало, и я поторопилась отогнать от себя эти непрошеные мысли.

К празднику столицу восхитительно нарядили! На домах появились живые цветы и венки, каменная дорожка усыпана лепестками белых ромашек и алых тюльпанов. Витрины магазинов украшены не только цветами, но и фруктами. Возле некоторых лавок, перед входом, даже выставили огромные корзины с овощами. Они характеризовали плоды, что приносило уходящее лето.

Горожане тоже выглядели очень празднично. В обязательном порядке в их одежде должен был присутствовать цветок. Так, у одной очень пожилой, встретившейся нам даме, воротник платья был обшит маленькими нарциссами. А у другой — совсем молодой девушки — по центру глубокого декольте была хризантема. Мужчины надевали что-то связанное с летом. Чаще я замечала у них бутон алой розы на кафтане. В отличие от женщин, они не радовали глаз бурной фантазией.

Зато Кафраз меня приятно удивил, прикрепив к своему светлому наряду синий эдельвейс — прямо под цвет моего платья. Оно у меня было такого же оттенка. Из легкой воздушной ткани, с широкой юбкой. Цветов к нему я не пришивала, просто сделала себе венок из белых больших ромашек, которые очень красиво сочетались с насыщенным синим цветом.

Единственные, кто ходил без символа уходящего лета — стража в строгой черной форме, патрулирующая улицы города. Их действительно было очень много. После нападения повстанцев, охрану столицы усилили.

Чем ближе мы подходили к площади, тем сильнее раздавалась музыка, смех и пение. Мне все сильнее хотелось там оказаться. Свернув вправо, мы вновь пошли по узкой улочке вниз, где я заметила на балкончиках пустые продырявленные горшки. По крайней мере, цветов в них не увидела.

— Они не пустые… — серьезно проговорил маг, видимо, проследив за моим взглядом. — Это древний городской обычай на Последний день. Девушки наполняют их засушенными лепестками роз и вешают как можно выше. Перед полночью, в последние минуты лета, внутри горшка зажгут небольшую свечу и, бросая в огонь разные травы, будут прощаться с теплотой и солнцем, приговаривая: «Подобно уходящему лету, уйдут и все мои беды».

— Впервые слышу, — честно призналась. — У нас в деревне лето провожали иначе, зажигая огромное чучело из сена.

— Да, я наслышан.

И все равно серьезен! Я грустно улыбнулась, видя, что маг совсем не наслаждается праздником, а идет рядом, как будто так надо. Будто бы это его работа. Стало грустно. Хотелось развеселить Кафраза.

Огляделась. Вокруг становилось все больше людей. Сплошным потоком они все спускались к площади за яркими зрелищами и развлечениями.

Двери харчевен приветственно распахнуты, заманивая к себе посетителей веселым смехом и шумом. Почти все они были заполнены. Впервые я видела такое количество людей! Это немного пугало, я чуть сильнее сжала локоть мага, невольно к нему прижимаясь.

— Не волнуйся, — шепнул Кафраз, накрывая мою руку своей теплой широкой ладонью. — Я не отпущу твоей руки.

И от этого, вроде самого обычного жеста на душе стало легче. Последний раз я испытывала такое рядом с Митором. Нет. Только не грусти, Динара. Я улыбнулась и с удовольствием посмотрела вперед. Уже была видна площадь. Казалось, там яблоку упасть негде. Вокруг фонтана собралась толпа жителей. Еще и небольшую сцену установили, из-за чего стало только меньше места. Как к ней пройти? Ведь именно туда мне хотелось больше всего. Я никогда не видела спектаклей, только слышала, что это невероятно интересно.

— К сцене? — догадался маг и повел за собой.

Не знаю, как ему удалось так легко обойти людей, я только и успевала, что поспешать за ним, с трудом ноги. Мгновение — и мы уже стоим в первых рядах перед самой сценой!.

Я обо всем забыла… три привязанные к столбам девушки в изорванных платьях. Так, чтобы были видны их метки. У одной такое же клеймо, как у меня, только на левой ноге. Другая имела его на груди, а вот девушка, что стояла посередине, была с родинкой прямо на щеке, которую ничем не скрыть. Стало нехорошо. Захотелось покинуть это место, но только не смотреть на казнь. Вспомнилось, как меня так же приговорили к смерти. И пусть это только игра, все равно неприятно. Вот только если покажу, что нервничаю, Кафраз может неправильно понять. Однако он сам вдруг с неприязненностью фыркнул:

— Опять эти церковные драмы!

Я удивленно подняла на него взгляд, замечая, как раздражение в его глазах сменяется теплом и сочувствием. А следующие его слова объяснили, откуда эти эмоции:

— Хочешь, уйдем? Тебе, наверное, неприятно все это видеть?

— Все в порядке, просто…

— Идем! Поверь, здесь есть куда более интересные места.

И он, не дожидаясь ответа, вновь повел через толпу, ловко маневрируя между людьми. Я не понимала, как ему это удается — я уже давно была бы затоптана.

Маг привел меня к храму, где перед главным входом также происходило уличное действо. Совсем молодой юноша высмеивал власть, пародируя монарха. И отчего-то это собрало куда больше людей, нежели церковная драма. Но ведь если его поймают, могут казнить за такое! Разве он не боится последствий?

Люди получали истинное удовольствие, даже сам Кафраз рассмеялся от какой-то глупой шутки пародирующего.

— Тебе не нравится? — заметил мою серьезность маг, и я, не став скрывать, искренне призналась в том, что считаю это неразумным.

— Это праздник! — губы мага тронула насмешливая улыбка. — Король не казнит его. В этот день любой, кто смог привлечь толпу зевак, считается уже фаворитом и может быть приглашен во дворец. А каждый шут всегда знает, когда следует остановиться.

— Но ведь высмеивать другого низко.

— Возможно, но поверь, людям это нравится.

Я вновь посмотрела на юношу, который сейчас показывал, как вальяжно и медленно ходит король. После он сменил амплуа и стал верующим священником. В одном Кафраз прав — к этому тоже не каждый имеет талант, по крайней мере, выходило у кривляки очень похоже.

Когда же фантазия шута стала подходить к концу, Кафраз повел меня к небольшим столикам у входа в таверну. Впервые я встречала харчевню, где можно было не только поесть, а и поиграть. За отдельным большим столом, куда разносили выпивку, мужчины играли в кости и шашки, а за другим, чуть меньшим, сидели женщины, где была какая-то доска с фишками. Интересно, что это?

Маг заметил мое любопытство и разрешил подойти посмотреть. Сам же скрылся в таверне, видимо, заказать нам отдельный столик.

Подошла к тому самому столу с доской. Одна ее половина оказалась разрисованной мифическими животными и человеком, борющимся с драконом, а другая — полностью черная, с переплетенным змееобразным золотым орнаментом. У женщин я узнала, что называется эта игра «Трик-трак» и главной задачей игроков является как можно быстрее дойти до поля соперника.

Я с интересом наблюдала за игрой, пока ко мне не подошла подавальщица и не попросила пройти за ней. Она привела меня к дальнему столику внутри харчевни, где уже сидел маг.

— Я не знал, что ты любишь, поэтому выбрал на свой вкус.

— Почти все люблю, — весело улыбнулась, садясь напротив. Аромат поджаренного мяса и тушеных овощей заставил сглотнуть слюну. Дико хотелось есть. Как-то за прогулкой и не замечала этого.

— Лайзел, неужто ты?!

Удивленно перевела взгляд на подошедшего к нам упитанного мужчину. Он с интересом осмотрел меня, а после улыбнулся:

— С последним днем!

— И тебе того же! — хмуро проговорил маг, не отрываясь от трапезы, тем самым тонко намекая незваному гостю, что не расположен к беседе.

— Все еще злишься? Что же, тогда не стану мешать. Хорошего вам и вашей леди вечера!

С этими словами мужчина оставил нас. Было любопытно кто это, но я догадывалась, что маг вряд ли захочет отвечать. Поэтому тоже начала есть, чувствуя себя немного неуютно. Что обычно дамы говорят за столом? Или вовсе молчат? Помня уроки Кафраза, я не решалась начать первой разговор.

— Динара, ты ведь хотела посмотреть на фейерверки? — вдруг спросил маг. — Тебе точно должно понравиться. Они будут совсем скоро. Это настоящая магия, которую сотворили люди, не имеющие дара.

— Но как? — искренне изумилась я, на что Кафраз лишь загадочно улыбнулся.

— Доедай быстрее и сама посмотришь.

В предвкушении я быстро справилась с ужином, получая истинное удовольствие от прожаренной говядины. После запила все сидром. Мне очень не понравилось! Он оказался сладким и с необычным привкусом. До этого я никогда ничего крепче компота не пила. От непривычки немного заболела голова.

Через время, чувствуя от сытного ужина тяжесть в животе, неспешно шла с магом обратно в сторону фонтана, откуда должны были пускать эти самые фейерверки.

На вид они оказались совершенно обычными деревянными заостренными палками. Но когда одну из них подожгли…

В небе взорвался сноп разноцветный искр. Я закричала от восторга, вцепившись в руку Кафраза. Было страшно и в то же время невероятно здорово. Никогда такого не видела. Действительно, словно магия, вот только сделанная обычными людьми. Рядом даже церковники стояли, а никто не запрещал столь дивное колдовство! Казалось, в небе взрываются тысячи мелких звезд и водопадом осыпаются на людей. Это было так необычно и красиво.

— Ты радуешься как ребенок, — неожиданно тепло проговорил Кафраз, и я не сдержала ответной улыбки, на самом деле ведя себя как дитя малое. Но мне очень сложно было сдержать эмоции. Они переполняли меня, вызывали улыбку и радость, внутренний трепет и восторг. Хотелось кричать. Кричать как в детстве, когда впервые видишь бабочку — невероятное неземное существо. Или впервые бежишь босой под дождем. Такие чувства нельзя просто передать или описать, они выплескиваются из тебя помимо воли, как нечто яркое и волшебное.

— Знаешь, когда-то давно я тоже умел радоваться столь обычным вещам…

Удивленно перевела взгляд на Кафраза, с трудом отвлекаясь от фейерверков. К чему он это сказал? Задумчиво нахмурилась, разглядывая серьезный профиль мужчины, следившего за опадающими небесными искрами. Однако не стала ничего говорить, просто легонько сжала его ладонь, за которую все это время держалась.

Искры продолжали взрываться цветным огнем в темном небе, даря людям искреннюю радость и какое-то необычное возвышенное состояние. Блаженство? Да, наверное, так можно назвать одним словом эти невероятные ощущения. Впрочем, может, дело и не в фейерверке? Не знаю, я была так воодушевлена происходящим, что даже не задумывалась над тем, что делаю, просто взяла и чуть придвинулась к магу. Откуда только эта решимость?

Теперь мне было удобнее рассматривать черты его лица, в отблеске горевшего фейерверка. Высокий белый лоб, словно бы немного светящийся от окружающего нас света, длинный, с маленькой горбинкой нос, тонкие поджатые губы… Как же хочется, чтобы он улыбнулся. Ведь здесь и сейчас так красиво и чудесно. Это место наполнено чем-то магическим, невидимым взору.

— Радоваться можно и нужно в любом возрасте… — тихо прошептала, тем самым заставляя мага пораженно повернуться ко мне. — Даже вот таким незначительным моментам.

Потянулась к нему, привстав на носочках. Провела ладошкой по гладкому лицу, наблюдая в серых глазах загоревшийся интерес и любопытство с легкой толикой удивления. Прикоснулась его губ, чувствуя тепло и желая больше всего, чтобы на мгновение, хотя бы на секунду, Кафраз улыбнулся, искренне порадовался происходящему, а не был столь серьезен.

Он ответил на мой поцелуй. Сначала осторожно, будто бы боясь спугнуть, а потом смелее, решительно раздвигая губы, врываясь языком…

Этот поцелуй отличался от того, что был на приеме. Глубокий, жаркий… эмоции переполнили с головой, я словно падала в карьер. Ноги подогнулись, накатила странная, но очень приятная слабость. Я чувствовала Кафраза! Он наконец ожил, показывая свои настоящие чувства, не скрываясь за маской.

Однако все меняется. Сказка исчезает так же быстро, как и начинается, поцелуй прерывается, заканчиваются фейерверки и раздаются крики. Не радости от красоты сегодняшней ночи. Это были крики ужаса! Толпа сносит волной, рассоединяя нас с магом. Я лишь успеваю заметить промелькнувший испуг в его глазах, а потом его.

Что случилось? Сердце бешено стучит, а страх мешает думать. Пытаюсь бежать, лишь бы не упасть под ноги тысячам жителей. Вдруг кто-то дергает за руку. Маг?! Открываю глаза и вижу Кафраза. Облегчение заглатывает, не дает дышать, но мне все равно. Крепко обнимаю мага, понимая — произошло что-то страшное.

— Ты помнишь, что обещала выполнять любой мой приказ? — строго спрашивает, ведя за собой в проулок, подальше от площади.

Киваю. Отвечать отчего-то нет сил.

— Я сейчас усаживаю тебя в карету, и ты едешь домой. Оттуда ни ногой! Ждешь меня. Поняла?

— Д-да, но как же вы?

— Я скоро вернусь. Обещаю!

Мы вышли к нашей карете, что ждала у ворот столицы. Шепнув что-то кучеру, маг усадил меня и быстро скрылся за стенами города, не прощаясь.

Неприятно заболело в груди. Беспокойство и страх скрутили меня. Неужто опять повстанцы? Выходит, Кафраз был прав, а я заставила его пойти на этот чертов праздник! Что, если с ним что-то случится? Ведь это будет моя вина. Он же не хотел ехать сегодня в город.

Карета тряслась от быстрой скачки. Поджала губы, вцепившись в сиденье руками и моля Господа, чтобы все закончилось хорошо. Вспомнился разговор Кафраза с лордом Госринским. Они убивают и магов! Перед глазами поплыло, руки мелко задрожали. Нет! Я должна взять себя в руки. Все будет хорошо… Кафраз сильный.

* * *

Я не находила себе места, стоя у окна в главном зале особняка мага. Прислушиваясь к каждому звуку: шелесту, дуновению ветра. Уже было далеко за полночь, но Кафраз все не возвращался.

Когда я только вернулась, служанки пытались увести меня в комнату, но не смогли. Да и как я могу пойти спать, когда не знаю, что с магом! Сна не было ни в одном глазу. Где же он?! Я так нервничала лишь однажды, четыре года назад, когда к нам в дом пришла смерть, чтобы забрать сестру…

Что, если и сейчас она следует по пятам за Кафразом? Внутри все похолодело, взмокла спина. Я сама не понимала, когда успела так сильно привязаться к магу. Но этот страх поглощал все мое естество.

Звук приехавшей кареты. Не задумываясь, выбегаю прямо на улицу и вижу его — Лайзел! Облегчение накрывает с головой. Бегу к нему и крепко обнимаю, тихо шепча его имя, впервые называя так.

— Динара?

В его глазах удивление, но мне все равно. Главное, что жив и невредим, остальное неважно.

— Почему ты еще не спишь?

— Разве я могу?

Губы мага озаряет улыбка. Искренняя. Та, которую я так хотела увидеть. Он подхватывает меня на руки, я обнимаю его. Кафраз осторожно несет меня в дом, переступая порог со мною на руках, будто бы внося свою невесту. Отчего-то от этой мысли кидает в краску, становится стыдно.

Но он не ставит меня на пол, несет дальше, вверх по лестнице. Проходит мою комнату, кабинет с библиотекой и заносит к себе.

— Милорд Кафраз… — мне кажется, я вся горю, а он недовольно перебивает и напоминает, что несколько минут назад "кое-кто" звал его Лайзелом.

Давлю улыбку. Он тоже улыбается, а уже в следующее мгновение начинает целовать, все еще держа меня на руках. Отвечаю на поцелуй. Стыдно? Чуть. Но мне совершенно не хочется этого прекращать. Поцелуи мага сводили с ума.

Я не уловила того момента, когда мое платье оказалось на полу… когда Лайзел уложил меня на постель, продолжая игриво целовать. То коснется легонько плеча, то поцелует в шею, чуть укусит за мочку уха и языком пройдет вдоль ключицы. Такие нежные и ласковые прикосновения на грани страсти приносили невероятное удовольствие.

Дрожащими руками от нетерпения расстегиваю нарядный кафтан мага, стягиваю с него рубашку. Провожу по груди, чувствуя, как сильно бьется его сердце. Почти так же сильно, как и у меня. И это заводит сильнее каких-либо прикосновений.

Маг медленно спускается вниз, снимает белье, а меня вдруг будто бы огнем обжигает. Метка! Мое клеймо! Я совершенно забыла. Жар сменяет дикий страх. Сжимаю ноги, понимая, что если раздвину, он увидит, поймет, что я связала себя с демоном. И тогда… выбросит на улицу? Прикажет казнить, также как муж?!

— Что-то не так? — на миг остановившись, изумленно спрашивает Лайзел, а я понятия не имею как объяснить, что сказать.

Проклятая метка дьявола! Она никогда не даст мне зажить спокойно. Я навсегда буду связана с дьяволом.

— Ты не хочешь этого?

— Хочу! — выпалила прежде, чем подумала, а после зажмурилась от стыда и тихо прошептала:

— Дело не в этом…

Он положил руки на колени, отчего я еще сильнее сжалась. Нет. Прошу. Я не хочу, чтобы он отвернулся от меня, так же как и муж.

— Ты плачешь?

Плачу? Только сейчас чувствую слезы на щеках. И правда.

— Динара, я же вижу, что ты не против. И, кажется, я догадываюсь, в чем дело. Все из-за метки? Ты боишься, что я увижу твое клеймо?

Мне показалось, что перестало биться сердце. Весь воздух выбило из легких. Я не могла и слово произнести. Кафраз знает? Откуда? Как? Удивленно посмотрела на него. И даже не злится? В серых глазах лишь беспокойство и волнение. Никакого презрения или отвращения.

Будто бы камень слетел с души. Я глубоко вздохнула и села. Маг не спешил что-либо говорить или делать, внимательно продолжал за мной следить.

— Как вы узнали?

— Я же маг, — хитрая улыбка тронула его губы. — Признаться честно, я не сразу понял, что ты вызывала демона. Твоя сила! Неважно… Ты нравишься мне, а я тебе. Разве имеет значение, что на тебе этот знак? Ты — добрая и искренняя девушка, я уверен, что ты не просто так вызывала демона. Значит, надо было, что-то заставило тебя. Я не стану осуждать, я…

— Сестра, — тихо прошептала, перебивая и глядя на свои руки. — Четыре года назад. Она умирала, помочь некому было. Я решилась на вызов.

Меня обняли, прижали к крепкому горячему телу. А я пуще заплакала, не сдерживая эмоций, которые душили столько времени. Ведь никому не могла сказать всей правды. Не с кем было поделиться. Все отвернулись, был лишь демон, которому наплевать на чувства. Он просто делает то, что замыслил. Но я не хочу этого! Не хочу предавать мага. Ведь он единственный, кто слышит меня…

Лайзел ласково гладил меня по спине, успокаивая и тихо шепча, что моей вины здесь нет. И от этого на душе становилось так приятно и тепло. Кому-то не все равно. Я важна.

— Если хочешь, я отнесу тебя в твои покои? — предложил маг, но в действительности мне совершенно не хотелось, чтобы он оставлял меня. Мне нужно было это тепло. Сочувствие. Понимание, что хоть кого-то мое клеймо не пугает.

Не в силах сказать этого, объяснить, отстранилась, заглядывая в глаза, смотря на его губы. Такие нежные теплые губы. Не задумываясь, вновь прикоснулась к ним, больше не испытывая страха. Не боясь показать то, чего ранее стыдилась. Он понял. Нам не нужно было слов. Эта ночь должна была стать нашей.

Впервые я отдавалась всецело, полностью доверяя. Каждое прикосновение Лайзела словно бы зарождало самые чувствительные места на моем теле. Мне самой хотелось, чтобы он испытывал те же ощущения. Я целовала его, ласкала и гладила. Чувствовала, как под моими пальцами его мышцы напрягаются, на коже появляются пупырышки.

Его губы… они будто бы везде. Такие нежные и ласковые. Я совершенно не боялась. Он, осторожно раздвинул мои колени в стороны, на мгновение смущая. Клеймо! Лайзел так пристально его разглядывал. Меня аж в жар от этого бросило и еще быстрее забилось сердце. В его глазах нет отвращения, только чистый интерес?

Вздрогнула, когда маг прикоснулся к метке. Еще никто не касался ее, даже мне было противно. Тем более так… медленно водя по ней указательным пальцем. Склонился, целуя и заставляя меня стыдливо закрыть глаза.

— Нет, Динара! — он заметил. — Не стыдись, не закрывай глаза. Это ты. Часть тебя. Чтобы ты ни должна была демону, это не изменит тебя.

И вновь касание к клейму, чувствительнее, чем где-либо.

— Ты прекрасна, Динара…

Я ощутила, как его естество коснулось меня. Чуть поддалась вперед, чувствуя, как он входит, одновременно лаская рукой. Как становится влажно. Но все это незначимо. Главное чувства! Эмоции! Его осторожные движения, дарящие совершенно другие ощущения.

Мне кажется, будто я катаюсь на качелях. Каждый его толчок — это мой отрыв от земли. Вверх. К небу. Все выше и выше, почти касаясь белых пушистых облаков…

13 глава. Убийство

Я лежала на животе, прикрыв глаза и позволяя магу делать мне массаж. Не знаю как, но он заставлял мое тело расслабляться. Его касания и движения приносили спокойствие и наслаждение.

За окном медленно просыпалось солнышко, даря последнее тепло. Хоть лето и ушло вчера, волшебное вчера… все казалось невероятным сном, однако горячие пальцы Лайзела убеждали в обратном — я не сплю.

— Что вчера случилось? — наконец осмелилась спросить. Все же вчерашние события не давали полностью расслабиться. Мне нужно было знать все!

— Повстанцы? — предположила я.

— Нет, — ладонь мага замерла. — Убийство.

Кожу пробрала дрожь.

— Было найдено тело лорда Госринского.

— Как?! — мне стало нехорошо. Вспомнились слова демона. Он ведь хотел, чтобы я вчера была в городе. Зачем?

— Ножевые ранения. Но что самое странное — был подброшен знак братства.

Я уловила изменения в голосе Лайзела. Он вдруг встал, вытер руки об полотенчико и пошел в купальню, ничего не объясняя. Но что случилось?

С неохотой села, глядя на баночку с маслом для массажа, размышляя. Если это и правда демон, то зачем? Что он хочет этим добиться? Мне надо с ним поговорить! Но не сейчас. Слишком опасно.

Маг вскоре вышел и стал собираться, на ходу объясняя, что ему надо ехать в гильдию магов, где состоится совет. Лайзел последний кто видел лорда живым. Именно эти слова озарили меня, навели на определенные мысли. Я поняла, чего добивается демон…

* * *

Я давно ушла в свою спальню, еще когда Кафраз покинул поместье. Сидела у окна и просто смотрела вдаль. Мне ничего не хотелось. На душе скребли кошки, а в голову лезли темные мысли. Вдруг он больше не вернется? Вдруг арестуют? Боже, как я могла быть такой беспечной? Довериться демону? Поддаться на его уловку?

Нет, это все его чертова магия. Он заставила меня. Глупости! Я сама желала этого. Сама хотела посмотреть на эти дьявольские фейерверки, будь они неладны. Из-за своей прихоти пострадает человек, которого…

Я вздрогнула, почувствовав на щеке легкое прикосновение. Сердце сжалось в истоме.

— Лайзел, ты вернулся?! — обернулась, не сдерживая улыбки. Однако улыбка тут же исчезла с моего лица, стоило увидеть демона. Сильное огорчение накрыло с головой, не давая дышать. Я вспомнила все самое ужасное, и теперь вместо радости испытывала только дикую злость, что медленно закипала во мне.

— Это ты его убил!

— Кого? — наигранное удивление. Он мог не говорить более ничего — эта хитрая улыбка выдавала его.

— Ты сказал, что тебе нужны лишь сведения! — я еще никогда не испытывала столько отчаянной ненависти. Хотела сказать многое, но просто не находила слов, казалось, кто-то забрал способность говорить. Но я нашла в себе силы, чтобы выплюнуть ему в лицо:

— Обманщик! — гнев душил, мешал думать. — Лицемер, вот ты кто!

— Хуже — демон! — жуткий нечеловеческий смех.

Злость ушла. Смотрю на него с детской обидой, чувствуя себя глупышкой. Дурочкой, что поддалась на сладкую конфету.

— А ты молодец, не ожидал от тебя такого. Сделала больше, чем нужно. Не думал, что ты настолько ответственная, даже мага в постель затащила…

Не знаю, как такое произошло. Я просто не смогла дальше слушать. Моя рука сама поднялась в воздухе… а потом была пощечина, которая прервала насмешливую речь демона. Его голова даже отклонилась в сторону.

Демон с силой схватил меня за запястья и потянул на себя. Прижал к стене, не давая путей к отступлению. Зажмурилась, не желая видеть эти адские, пылающие гневом, огненные глаза.

— Смотри на меня! — демон встряхнул меня, словно тряпичную куклу, отчего я пребольно ударилась затылком. Перед глазами замельтешили красные точки, которые вскоре исчезли, являя мне демона. Настоящее существо тьмы. Его черты лица вновь утратили человечность, казалось, он убьет меня здесь и сейчас…

— Ты понимаешь, что всего лишь маленькая шлюшка, которая ничего не стоит в этом мире? Кто ты без меня и моих сил? Червь, которого даже в собственном селении не ценили. Сколько тебе было, когда хоть кто-то увидел в тебе женщину? Восемнадцать? Старая дева, которой непонятно как удалось заполучить сына старосты. Думаешь, оставшись там, тебе бы дали спокойно жить? Тебя и так звали ведьмой, а после брака еще и проклинать бы стали! Кто бы тебя защитил? Митор? Да ему наплевать на тебя! Он взял тебя в жены, потому что ты — никому ненужная старуха, которая была бы благодарна ему по гроб жизни, что спас от позора. Просто удобная вещь для дома. Он бил бы тебя, а ты бы и слова не смогла сказать. Ходил бы по своим девкам, ты же — молча терпела. Потому что знала бы, что никому не нужна!

— Прекрати! — я с силой дернулась, постаравшись выбраться из его хватки. Оказалось, он и не держал больше. Я больно упала на пол, разбивая коленки. Слезы душили, не давали ни на чем сосредоточиться. Казалось, я правда умираю… эти слова. Так больно!

— Или тебя бы твоя сестра защитила? Ха-ха. Поняла, какая она в действительности? Как тебе «единственное родное существо»? Кажется, ты так ее звала? — он продолжал издеваться, при этом наклонившись еще ближе, но я почти не видела его за пеленой слез.

— Да она рада была избавиться от тебя! Наконец-то ее жизнь не связана с проклятой сестричкой.

— Это неправда! — я оттолкнулась от него, поднимаясь на ноги. Хотела уйти, но куда уйдешь в четырех стенах? А за дверью слуги…

— Неправда? — демон усмехнулся, приближаясь ко мне, будто бы черный ястреб. — То есть, это не она стояла и спокойно смотрела, как тебя топят? Или ты думаешь, я ничего не видел? Напомню, это я спас тебя.

— Нет, — шепчу уже более неуверенно. Не хочу слушать его. Закрываю уши, но его голос все равно просачивается сквозь пальцы.

— А! Я совсем забыл — любовь! — снова эта наигранная усмешка. — Да, высокое чувство, о котором такому монстру, как я, ничего неизвестно. Чувство, о котором слагают свои оды поэты. Как прекрасна! Как великолепна! Как величественна эта любовь. Интересно, а у вас с магом тоже такое чувство? Такое высокое, что мне, монстру, не понять? Да, дорогая Динара?

— Не трогай его! — я уже не могу стоять, ноги не слушаются меня, живот сводит судорогой, отчего хочется рвать.

Сдерживаюсь. Беру себя в руки, опираясь на прохладную стену. Пожалуй, я бы даже согласилась провалиться в небытие, лишь бы не слушать его жестоких фраз.

— О, ну да! Куда мне до великого и прекрасного благоро-о-одного герцога! — демон закатил глаза, потешаясь надо мной. — Интересно, а заметил бы он тебя, если бы ты была простой нищенкой? Думаешь, у вас это светлое чувство до гроба? Вы, люди, почему-то считаете, что умереть вместе — это чертовски романтично! Так что, твой маг готов умереть вместе с тобой?

Вытираю лицо рукавом. Изо всех сил заставляю себя повернуться к нему. Смотрю. Его лицо неизменно улыбчиво, будто он не говорит сейчас мне все эти ужасные слова. Но он не прав.

— Он знает о моем клейме и все равно любит меня! — решительно выкрикнула ему в лицо. Может, я снова делаю ошибку, но не могу смолчать. Пусть знает!

— Да? — я видела, как тень проскользнула в его глазах, но он стал лишь еще более веселым, скрывая истинные чувства. — То есть он не против, что ты трахаешься еще со мной? Так, может, нам устроить тройничок? Да, знаю, для тебя это кажется чем-то греховным и невероятным, но поверь, в высшем обществе люди предаются еще и не таким развлечениям. О, нет! Постой. Лучше мы ему расскажем, как ты «случайно» оказалась в Дорте, а после и в его доме. Или про то, что ты шпионишь за ним, он знает тоже?

Душа покрылась льдом. Стало тяжело дышать. Нет! Только не это! Хоть бы он не явился к магу и не рассказал ему. Низко с моей стороны так думать, но я хочу как можно дольше быть с Лайзелом. Ведь когда он узнает… возненавидит меня.

— Молчишь? Что, нечего сказать, маленькая шлюха? Не хочешь рассказать своему «любимому», как ты пришла в его дом? О том, что спишь с ним только затем, что я велел?

— Это неправда! — с трудом заставляю себя ответить, стараясь не думать о его словах.

— О! Ты еще противишься мне? — смешок. — Дай угадаю, сейчас будешь говорить о вечной любви?

Хочу сказать, что с ним вообще не о чем говорить, но не могу, лишь шепчу тихое: «нет».

Задыхаюсь, уже просто не в силах плакать. Слез нет, а тело все еще содрогается от этих колючих неприятных эмоций.

— Тогда, может, ты хочешь поговорить со мной о совести? Что я такой плохой, обманываю всех, действуя в своих целях? Поговорим о нравственности? — продолжал демон, теперь в его голосе слышались стальные нотки. Он завершал свою речь, я понимала, что сейчас он морально ударит меня, сделав как можно больнее.

— Так поговорим? — настаивает он, ожидая ответа. Я могла только слабо замотать головой.

— А чего «нет»? — кривится, будто расстроен. — Наша правильная девочка поняла, что сама… еще та дрянь, которая делает все ради себя, любимой? Обманывает мага, служа мне, и в то же время спит с ним, играя в какую-то призрачную «великую любовь»!

Живот болит, ноги не держат, но я стою. Заставляю стоять. Он прав. Я знаю, что прав…

— Так кто здесь монстр: ты — лицемерная обманщица или я, который просто родился таким? — я не заметила, как он вновь оказался близко, чересчур близко так что его слова обожгли ухо. Замерла. Во рту пересохло от рыданий.

— Моя дорогая Динара, только я знаю, кто и что ты. Не нужно отталкиваться от меня. Ведь я, как ни думай, забочусь о тебе. Без меня ты была бы никем. Со мной ты станешь личностью. И никто, кроме меня, не защитит тебя. Даже твой маг, поверь…

Исчез. Наконец-то исчез, и я позволила себе упасть на пол. Так плохо, так больно, так правдиво…

В комнату забежала служанка, взволновано кинулась ко мне, пытаясь выведать, что случилось.

— Воды, — это все, что я смогла сказать. Такой жажды я не испытывала никогда.

* * *

Лайзел явился только к вечеру, так что у меня было время успокоиться и привести себя в порядок. В этот момент я порадовалась, что слуги не способны говорить и не расскажут, в каком состоянии сегодня меня увидели.

Герцог сразу поднялся ко мне. Обнимал, целовал, расспрашивал, как прошел мой день. А я густо краснела, что-то невнятное бормоча. Он думал — это смущение оттого, что мы лишь недавно стали так близки. Но на самом деле причина в другом — слова демона глубоко запали в душу. И теперь, видя такое теплое отношение к себе, терзалась муками совести. Как же дьявол прав! Я плохой человек.

— Тебя что-то беспокоит, милая? — маг ласково провел ладонью по моему лицу.

Я смущенно отвела взгляд в сторону, боясь, чтобы он не раскусил меня, и быстро сменила тему:

— Я просто волнуюсь за тебя. Как прошел твой день? Все ли хорошо?

— Увы, но нет, — он посерел. — Я не хотел тебе говорить, но все равно скрывать не смогу, рано или поздно придется рассказать.

— О чем? — его встревоженный голос напугал меня. Забыв обо всех своих несчастьях, я посмотрела на Лайзела, показывая всем своим видом, что готова внимательно выслушать.

Взяв за руки, он подвел меня к креслу и очень бережно усадил. После рядом сел сам и тихо заговорил:

— Дело в том, что мне, скорее всего, придется увезти тебя отсюда.

Сердце ушло в пятки. Как? Куда? Почему?

— О, нет! Не волнуйся, дорогая, — он попытался успокоить меня. — Увы, это вынужденные меры.

— Все из-за меня? — на глаза навернулись слезы, а в голову стали закрадываться мысли: одна страшнее другой. Я, наверное, что-то не то сделала? Может, сказала?

— Дай мне договорить! — с железными нотками проговорил маг. — Я был сегодня не только в главной гильдии магов, но и в ратуше.

Глаза расширились от ужаса, но я также послушно молчала, ожидая продолжения.

— Ты ведь знаешь, я последний, кто говорил с герцогом Госринским. Боюсь, что меня еще неоднократно позовут к следователю. Не волнуйся. Не думаю, что кто-то всерьез считает меня убийцей, или того хуже — повстанцем. Однако пока лучше, чтобы тебя в доме не видели. Если они приобщат инквизицию, то здесь уже не поможет никакой амулет. У них свои методы искать потустороннюю магию. А ты была в связи с демоном, они быстро учуют это. Ненавижу ищеек! — последние слова он сказал с таким отвращением, что мне стало неуютно.

Беспокойство и страх поселились внутри, неприятным червячком сомнения скручивая живот.

— Я завтра увезу тебя в Либертон, там у меня есть небольшой дом. Возможно, даже лучше, если ты поедешь сама. Это вызовет меньше подозрений.

— Но как же вы… ты? — я запнулась. — Ты будешь навещать меня?

— Прости, но я не могу обещать этого, — поникший голос Лайзела не внушал доверия. Он понимал это, видел, и поэтому хотел подбодрить. Нежно взял мое лицо в свои руки, осторожно поцеловал в губы. Мне не хотелось прекращать, но я отстранилась. Сердце было не на месте.

— Все будет хорошо?

— Я обещаю тебе, что сделаю все, чтобы уберечь тебя…

— А себя? — я взволновано замерла: не нравились мне его слова. Такие разговоры никогда ничего хорошего не сулят.

— Не волнуйся, — маг улыбнулся, ласково гладя меня по волосам. — Все будет хорошо.

Лайзел крепко обнял. Некоторое время мы просто молча так сидели, потом он ласкал мои плечи, приговаривая теплые слова. Момента, когда наши губы сошлись в поцелуе, я не уловила…

Его дыхание обжигало и кружило голову. Я больше не могла ни о чем думать, кроме, как о нем. Несколько шагов, и вот мы уже на кровати. Не расстилая покрывало, жадно любим друг друга.

Маг покрывал мои плечи поцелуями, попутно развязывая корсет. Долго. Нестерпимо. Наконец развязал! Откинул его в сторону, теперь пытаясь стянуть платье, но я остановила его. Мне не хотелось тратить на это столь драгоценное время, возиться с этими бесконечными слоями.

Наверное, сейчас я была слишком развратна. Впервые взяла в руки мужской орган, чувствуя его напряжение и пульсацию. Будто само сердце стучит в ладонях. Ему нравилось это. Я видела, ощущала… стоило чуть сжать, как Лайзел тихонечко застонал, отчего я сама испытала возбуждение. Все было иначе. Совершенно не так, как с Митором или демоном!

И пусть такое поведение нескромно для девушки, но… сейчас мне было все равно! Все мысли лишь о Лайзеле! Никого другого мне не надо было. Я любила, как никогда. Ощущала каждое его прикосновение как всплеск эмоций и чего-то невероятного. Как те фейерверки, за которыми мы наблюдали еще каких-то несколько часов… или суток? Казалось, я потерялась во времени рядом с Лайзелом. Он дарил мне чувства, от которых кругом шла голову. И я… я жаждала видеть в его глазах желание, слышать, как из приоткрытых губ мужчины исходит стон. Стон, который рождался от моих прикосновений. Это была страсть, о которой раньше могла только слышать. Почти не раздеваясь, вот так, словно каждая секунда на счету. Будто в последний раз…

* * *

Несмотря на то, что началась осень, природа радовала нас еще теплой погодой. Я просыпалась, чувствуя себя будто бы в раю. Так беззаботно, уютно и хорошо. Давно я не была так счастлива!

Провожу рукой по белоснежным смятым простыням. Сама запутанная в одеяле, но не имея никакого желания выпутываться из него. Медленно, с неохотой открываю глаза, солнечные лучи слепят, нет силы задерживать на них взгляд. Поворачиваю голову в надеждах найти Лайзела около себя… его нет рядом. Это спускает меня с небес на землю. Я вспоминаю все, сажусь, все еще укутанная в одеяло, нервно ищу его взглядом. Где он? В следующее мгновение Лайзел заходит в комнату, полностью одетый. Не спеша подходит к кровати, целует меня. На душе становится спокойнее.

— Я распорядился, чтобы служанки собрали твои вещи.

— Мы уже уезжаем? — сильное разочарование накрывает меня. Я только обрела его и уже теряю.

— Ты уезжаешь! — уточнил он. — Увы, но сегодня мне нужно опять быть в совете.

Я знала, что именно так будет, но до последнего верила, что он поедет со мной. Но последние надежды с крахом рассыпались мелкими осколками. Я сама виновата в том, что сейчас происходит.

— Прошу, не расстраивайся так. Это ненадолго…

Лайзел бережно гладит мои волосы, после мягко целует лоб, прикрытые веки. Я сама подставляла ему лицо как солнцу, желая, чтобы это не заканчивалось. Хотела сказать все, что чувствую: как не могу без него, как хочу быть рядом, как… нет. Не могу. Как же глупо! Зачем?! Зачем я согласила на просьбу демона пойти в город? Радовалась как ребенок и получала удовольствие от прогулки. Теперь же получаю расплату за столь необдуманный поступок. Я не имею право что-либо требовать. Ох, Лайзел, если бы ты знал это!

— Мне нужно разобрать еще свою почту. Жду тебя в кабинете. Извини! — он с трудом отстранился, стараясь не обращать внимания на мой молящий взгляд. Лайзел вновь был серьезен, погрузившись мыслями в свои дела. Таким, каким я его знаю. Его ничто не может изменить и никто.

Неуверенно улыбнувшись мне, он удостоил меня лишь мимолетного взгляда и ушел. Как только это произошло, в комнату тут же вошли служанки. Одна из них принесла мне свежевыстиранное и выглаженное платье. И в этот самый миг я поняла — сказка закончена. Нужно было возвращаться в былую действительность кошмарных дней.

Я поспешно приняла ванну, пока мне собирали книги. Быстро позавтракала, давясь от спешки прямо в спальне. Не хотелось тянуть со сборами. Ведь это только навредит Лайзелу, а я и так наломала дров.

Когда выходила со своей комнаты, то понимала, что еще долго не увижу ее. И отчего-то меня охватила грусть. Может, потому, что я успела привыкнуть к этим стенам? Мрачный особняк стал для меня домом. А человек, приютивший меня, самым родным. Я не хотела покидать этот рай, но должна была…

Остановилась, посмотрела окно, за которым все также летали чайки. Тревожное чувство черной когтистой лапой сжало мое сердце. Хоть бы ничего плохого не случилось!

Вздохнула и вышла, наблюдая, как служанка закрывает за мной дверь. Больно. Заморгала, лишь бы не заплакать, и пошла в кабинет Кафраза. За мной, с чемоданами, тихо ступали немые женщины.

Голоса? Испуганно замерла на лестнице. Внизу разговаривали люди. Не может быть! Я не успела? Нужно срочно узнать, что произошло.

Аккуратно ступая, спустилась вниз и подошла к арке, ведущей к холлу. За спиной остановились служанки. Они были встревожены не меньше меня, по их лицам было видно, что они не хотят, чтобы я находилась здесь. Чувствовали что-то плохое. Да и все знали, что Кафраз не любит принимать у себя посетителей, тем более так много. Еще и без предупреждения. Значит, я права!

Сердце застучало быстрее. Осторожно наклонилась, чтобы рассмотреть. Ко мне спиной стояло пятеро человек, у ног одного из них была огромная черная собака, неведомой ранее мне породы. Скорее всего, какая-то ищейка.

Три человека одеты одинаково, их прикрывают черные плащи. Один полноватый мужчина в дорогих официальных красно-золотых одеждах. Второй в длинной мантии, нет, сутане с фиолетовыми вставками — цвет инквизиции. Именно от него исходило больше всего опасности.

Спина взмокла, на короткое время я отвела взгляд и снова посмотрела вниз. Искала Лайзела. Он увидел меня… его глаза расширились от ужаса.

— Милорд, вы знаете для чего мы здесь? — сиплый голос инквизитора вызывал трепет. Я вся покрылась мурашками.

— Догадываюсь, — холодно ответил маг.

— Не думаю, — теперь в голосе инквизитора послышались железные нотки. — Стало известно, что герцог Госринский был у вас в день своей кончины, ко всему же успел сообщить следователям, что почувствовал у вас в доме стороннюю магию…

Кто-то дернул меня за рукав. Вздрогнула, медленно поворачиваясь. То была одна из служанок, она тянула меня обратно к лестнице. Я не стала ждать, быстро последовав за ней. Дьявол! Эти люди пришли за мной!

Снизу послышался лай ящейки. Я могла поклясться, что эта страшная черная собака учуяла меня! Такие псы не издают звуки просто так.

— Что у вас там?

До меня долетел вопрос как подтверждение моих догадок. Я прибавила ходу, боясь запутаться в юбках. Если меня поймают, то Лайзелу придет конец! Что же делать?!

Мы побежали в сторону противоположной лестницы. Я уже догадывалась, что меня ведут по направлению к черному выходу. Поворот. Еще один. В глубине души понимала, что это бесполезно. Мне уже не сбежать. Мы не успели…

Но спасение пришло совсем неожиданно. Вновь свернув, я с изумлением застыла, видя перед собой демона в его настоящей ипостаси. Совершенно спокойный и беспечный, словно бы и не происходит ничего страшного. Руки скрещены, а на устах улыбка.

В страхе оглядываюсь на служанок: они его видят? На их лицах немой ужас, одна женщина даже украдкой крестится, будто боится, что демон заметит этот жест. Ему все равно, ему нужна я…

Хватает меня в охапку, закидывая на спину, и несет в обратную сторону. Вижу, что служанки так же ошеломлено стоят, провожая меня взглядом.

Демон вдруг обернулся, обаятельно им улыбнулся, насколько позволяла его страшная гримаса зла:

— Леди, вам лучше продолжить свой путь, а о вашей госпоже я позабочусь сам.

— Что ты делаешь? — я в ужасе. Теперь, когда он заговорил, понимаю — это не видение. Он на самом деле явился перед другими людьми?!

Но демон не ответил, продолжив свой путь по направлению к холлу. А я могла только смотреть, как перепуганные женщины скрываются на лестнице.

— Что ты делаешь? — вновь повторилась я. — Там инквизиция с гончей! Они сейчас будут на этом этаже. Ты хочешь погубить меня и мага? Вот так, разом? Таков твой план?

— О нет, дорогая! Наоборот, я спасаю тебя. Черный ход не защитит от инквизиторской ищейки.

Он действительно не пошел обратно вниз, а ворвался в одну из комнат, где оказалось открытое окно. Миг — он вылетел из окна. Успела лишь зажмуриться, чувствуя, как демон камнем падает вниз. Испуганно открыла глаза, видя кожаные крылья. Они поднимали нас вверх.

Я уже не на плече демона, а в его руках. Мы полетели над краем обрыва, где внизу билось о скалы море. Страх, наконец, прошел. Морской ветер ударил в лицо. Приятный солоноватый вкус обласкал губы. Полет дарил невероятное спокойствие, пусть даже рядом само существо ада!

Шальная скорость, и мы быстро оказываемся на границе леса. Легкий поворот, демон полетел между соснами, а после опустил меня на мягкую почву, покрытую слоем сырого мха. Сделал это очень бережно. Так странно. Я не могу понять его. Он совсем недавно нанес мне боль, неприятно унизил. А теперь? Почему обходится со мной как с фарфоровой статуэткой? Словно бы боится разбить. Наверное, он ненавидит меня за то, что связан со мной, что такая дурочка, как я — единственный его шанс стать прежним.

Я удивленно на него взглянула. Демон больше не был страшным чудовищем, а приобрел свою людскую форму.

— Зачем ты унес меня? — у меня было много вопросов. — Зачем показался слугам?

— Как уже сказал ранее — ищейка инквизитора быстро бы нашла тебя. Ты не смогла бы так быстро скрыться от нее. Это не просто обычный милый песик.

— Она чует магию? — подтвердила вслух свои догадки. Но все равно я не могла понять одной детали. Если собака чует магию, то разве она не поймет, что остался след от присутствия демона? О чем незамедлительно и спросила.

— Прелесть этих собачек в том, что они чуют не совсем магию, а магию внутри кого-то. Их вывели специально для поиска ведьм. Конечно, при желании, демонов они тоже могут учуять, но в редких случаях, ведь мы не источаем ауры. Наша магия не оставляет следа. Касательно тебя: они будут лишь лаять, не более. Их минус в том, что проследить, куда именно делся след, им не под силу. Главное, что тебя там уже есть. Магу не смогут ничего предъявить.

Я обдумала информацию и напомнила о служанках. Меня смущал тот факт, что они-то видели его.

— Они немые.

— И что? Они все равно смогут как-то объяснить Лайзелу! — меня захлестнуло отчаяние. В ужасе схватилась за голову. Одно дело — просто знать, что я должна какой-то долг демону, и совершенно другое — осознать, что он частенько ко мне является, беря ту самую "услугу"!

— Ты хочешь, чтобы он выгнал меня? — задала вопрос, еле сдерживаясь, чтобы не зареветь. Не хочу вновь показывать перед ним свою слабость.

— Не выгонит, вот увидишь, — как-то загадочно ответил демон, смотря в ту сторону, где был особняк.

Я постаралась успокоиться, собраться с мыслями. Нечего раньше времени бояться. Пока есть возможность, стоит поговорить о том, о чем не смогла в прошлый раз.

— Ты убил Госринского?

— О, дорогая! — демон устало закатил глаза. — Я думал, что ты уже сама давно сделала выводы. Не разочаровывай меня.

— Я и сделала, — зло зашипела, сцепив кулаки. Для него это повод для шуток? — Просто хочу слышать от тебя лично…

— Что я был тем, кто проткнул его ножом? Тогда да, слушай — это я! — с улыбкой ответил демон. Ему весело.

— Ты подставил меня и Лайзела!

— А-а, — он прервал мою речь, в воздухе покрутив указательным пальцем, словно строгая учительница. — Я подставил только его.

Я замерла. Герцога сейчас арестуют?

— Лайзел! — отчаянно закричала и кинулась в сторону особняка. Мне нужно туда! Я во всем сознаюсь, и тогда его отпустят. Пусть меня, наконец, сожгут как грешницу и не будет всех этих бед. Ведь все это происходит из-за меня…

Далеко я не убежала, демон схватил меня за талию, развернул и толкнул на мокрый мох.

— Не глупи, ты не сможешь убежать от меня.

— Но Лайзел, — демон все же сумел довести меня до слез.

— Лайзел то, Лайзел сё, — перекривил меня. — Я хотел, чтобы ты расположила его к себе, но не думал, что ты станешь его преданной сучкой. Противно смотреть.

— Тебе не понять!

— Да-да, большая светлая любовь. Я уже слышал.

Пытаюсь вырваться и лягнуть его, но демон лишь смеется, продолжая крепко держать. Его лицо кажется беззаботным и добрым — передо мной будто юноша, настолько он сейчас не похож на себя.

— Почему ты спас меня? — сейчас этот вопрос обрел другой смысл. Я посмотрела на демона другими глазами. Его поступки невозможно понять.

— Потому что ты мне еще нужна.

— Зачем? Ты уже способен являться людям, стал сильнее. А если бы я осталась в доме, то Лайзела бы схватили за то, что он прячет ведьму!

— Для меня это недостаточная месть ему, — произнес все с той же беспечной улыбкой.

— Но куда больше? — мне сложно скрыть удивление.

Демон отпускает меня, садясь на ноги, скрестив лотосом. Я уже не ненавижу его, просто хочу знать правду. Сажусь рядом на влажную траву, заглядывая в его глаза, боясь пропустить, когда они выдадут, что он врет.

— Обвинение в убийстве одного из великих магов, сговор с братством «Истинной магии», скрытие у себя ведьмы, что связана с демоном… — мой голос дрогнул. — Этого разве недостаточно?

— Нет, я не могу жертвовать тобой.

Такой простой ответ. Пожалуй, эту фразу хочет услышать любая девушка. Но как же избито она звучит из уст подобного существа.

— У меня другие планы, — добавил он, отворачиваясь. Смотрит куда-то вдаль, сквозь лес. Думает о своем. Никогда не видела его таким. Демон сегодня выглядит очень человечным. Если бы не его рога, могла бы забыть кто передо мною, решив, что это простой мужчина.

— Тогда что ты задумал? — осторожно спрашиваю. Демон сегодня больше, чем обычно откровенен. Не хочу спугнуть его своими частыми вопросами.

— Ты скоро узнаешь, моя дорогая Динара…

— Не называй меня так! — мне не нравилось это. Лучше было, когда демон считал, что я лишь вещь без имени, которой просто пользуются. Называя меня по имени, он словно делает меня одной из них. Не хочу быть равной демону. Ведь верю, что я еще не так безнадежна.

— Ты моя. И я как захочу, так тебя и назову. Ты принадлежишь только мне. Лайзел лишь временная иллюзия. Запомни это!

14 глава. Король

Кажется, время тянется бесконечно долго. Мы сидим у дерева в лесной тишине и больше не говорим. Демон знает, что сейчас рано возвращаться, пока что рано. В особняке мага все еще находится инквизиция.

— К слову, — неожиданно вновь заговаривает со мной до этого долгое время молчавший демон. — Ты же понимаешь, что я не смогу всегда вот так вовремя появляться и спасать тебя. Нам надо сделать так, чтобы в тебе не чувствовали магию.

— Это разве возможно? — удивилась. Почему он тогда раньше этого не сделал?

— Теперь да, во мне все больше сил. И если ты дашь еще…

— Я не буду с тобой этого делать! — перебила, не дав даже договорить. Опять он за свое?!

— Даже ради любимого? — злая усмешка. — Ты же понимаешь, что допросы продолжатся? Даже больше — обществу о тебе известно. Рано или поздно тебя захотят допросить. Он не сможет все время говорить, что ты в его другой резиденции. Неужели готова подставить своего драгоценного?

— А ты точно сможешь скрыть мой дар? — холодно уточняю. — Мне не надо будет носить амулет и никакая ищейка инквизиторов не ощутит во мне ведьму?

— Да, Динара… — он медленно склоняется, замечаю, как его глаза ярко блеснули, а губы тронула улыбка. — Тебе же только надо будет беречь метку. Никто не должен увидеть ее. Снять или замаскировать клеймо мне не под силу. Только когда исполнишь весь долг.

Я скривилась, испытывая отвращение. К демону, к себе. За все, что происходит. Но если это на самом деле обезопасит Лайзела…

— Небось вновь думаешь о нем? — я уловила в голосе демона иронию, смешанную с легким разочарованием. — Что же, оправдывай свою греховность так, если тебе от этого легче. Но это не изменит того, что ты спишь одновременно с двумя.

Демон с силой повалил меня на землю, в грязь, смешавшуюся с первыми опавшими листьями. Я даже не ощутила боли от легкого удара, лишь чувствуя, как меня поглощает отчаяние. Ведь он прав.

На глаза навернулись слезы. Его прикосновения впервые приносили столь мучимую душевную боль. Даже когда он пришел забрать свой долг, не было так больно, как сейчас. Я не хотела предавать Лайзела. Не хотела чувствовать кого-либо, помимо мага. Ни одна осторожная ласка, ни один нежный поцелуй, который почему-то старался мне подарить демон, не могли заменить теплые чувственные губы Лайзела, его трепетные пальцы, что дарили тепло. С магом мы не просто спали, занимаясь животным сексом… с ним мы любили друг друга. Демон же не знает любви. Как бы он не пытался, не поймет, что дело не в откровенных, пусть и осторожных, ласках, а в чувствах, что испытываешь с любимым, эмоциях, что тебя переполняют. То, как сильно хочется подарить другому такие же приятные ощущения…

К демону я не то чтобы прикасаться не могла, просто смотреть на него. Мое внимание было приковано к синичке внизу на ветке, которая упорно доставала что-то с желтого листочка. И так же я упорно терпела демона, понимая, что это надо. Если я хочу обезопасить Лайзела, то должна пережить эти минуты.

— Не делай вид, что тебе не нравится! — зло прошипел демон, сдавливая мой подбородок и заставляя смотреть на него. Янтарные глаза, казалось, горели в утреннем тумане. Яркими огоньками светились в предрассветной серости. В них было нечто новое, чего я раньше не замечала. Обида? Непонимание? Или желание? Да нет же — демоны не умеют испытывать таких чувств.

— Мне. Не нравится! — выделяя каждое слово, честно призналась я. — Ты знаешь, что я не хочу этого.

— Хочешь мага? — яростно спросил демон, проведя когтем по моей щеке, спустившись к шее и оставляя неприятный красный след. — Пожалуй, мы можем с ним это обсудить. Чего уж скрывать?

Внутри все похолодело.

— Да, Динара, время правды…

Он с силой и грубо вошел в меня, не давая времени привыкнуть, принять более удобную позу. В шею упирались ветки, ныла спина, но демону было все равно. Ему нужна была только сила — я разозлила его.

До боли знакомый яркий свет вспыхнул между нами, охватывая его рисунки золотым свечением. Вот оно, то, что держит около меня демона. Та часть договора, которую я должна буду вечно платить — человеческая сила ведьмы…

* * *

Прохладный ветер бил в разгоряченное лицо. Демон летел назад в особняк Лайзела, крепко держа меня на руках. Он был в своем истинном обличии демона с огромными кожистыми крыльями и твердой серой кожей. Переполненный силой, дьявол будто бы воспарил не только телом, но и душой. Или как правильно назвать то, что у него внутри? Не знаю. Меня же волновали сейчас совсем иные мысли. Даже восторг от высокого полета улетучился, оставляя место отчаянью. Демон заверил, что в особняке больше нет ищеек, но неприятное чувство страха за мага все равно одолевало. Я должна ему признаться, сказать, кто на самом деле убил его друга. Ведь Лайзел все равно знает о демоне. Не хочу больше врать!

— Не смей говорить магу, кто причастен к убийству Госринского! — властно прошептал мне на ухо демон, догадавшись о моих мыслях. — Кафраз не должен знать о моем изначальном плане. Не забывай, жизнь твоей сестры все еще в моих руках…

Сглотнула. Энни! Господи, что же мне делать?! Я не хочу обманывать Лайзела, но и рисковать сестрой тоже. Все это ради нее… теперь уже поздно отступать.

— Молодец, девочка. Правильно мыслишь.

Меня покоробило от его ласкового «девочка», будто бы насмешка. Ведь прекрасно знает, что я не пожертвую сестрой. Дьявол! Как же ненавижу!

Однако стоило мне увидеть впереди Лайзела, как злость сменилась радостью. Ведь он здесь. Его не забрали.

— Динара? — он пораженно посмотрел на меня, после на демона, аккуратно поставившего меня на порог особняка.

Смутилась под проницательным взглядом мага, дрожащей рукой оправила платье, догадываясь какой у меня сейчас растрепанный вид.

— Магия?! — изумленно выдохнул Кафраз. — Почему я не чувствую больше твоей силы?

Я не нашлась что ответить, пытаясь собраться с мыслями, объяснить, когда демон опередил меня:

— Я скрыл ее дар. И думаю, ты догадываешься, каким именно способом?

Прекрати! Прошу. Не говори об этом так легко, так непринужденно, словно бы речь о погоде. Ведь мне стыдно. Жар опаляет лицо, но это только веселит демона.

— Очень интересно… — медленно протянул Лайзел, с любопытством внимательно разглядывая демона, на меня же почти не смотря. — Неужто демон боится инквизиции?

— Конечно, нет! — фыркнул. — Но доступ к ведьме должен иметь всегда. Магу ли не знать об этом?

Стало неприятно. Они говорили так, словно бы меня тут и не было! Я даже забыла о своем стыде, понимая, что Лайзела, кажется, ничуть не задела информация о том, что его любимая спит с другим. Или он просто, как обычно, не желает показывать при демоне своих настоящих чувств, вновь скрываясь за маской серьезности и равнодушия? Хотелось бы верить, что это так. Вот только руки все равно предательски задрожали, а сердце забилось с удвоенной силой, норовя выскочить.

— Думаю, мы можем продолжить разговор в кабинете…

Не смотрю на мага, но знаю сейчас его взгляд замер на мне.

— Динара, прошу, поднимись к себе. Отдохни пока что, я к тебе позже подойду.

— Ты хочешь говорить с ним?! — осмелилась все-таки поднять взгляд, встречаясь со спокойными серыми глазами. — С низшим существом, с демоном?! С мерзким слугой дьявола?

— Позволю напомнить, этот «мерзкий слуга дьявола» только что приносил кое-кому наслаждение….

— Прекрати! — я вспылила. Не могу! Не могу его больше слышать.

— Да, Динара, — Лайзел подошел ко мне и положил на плечо руку, словно пытаясь этим жестом успокоить. — Поверь, я знаю, с кем именно буду говорить. Мне неважны никакие его слова, я верю только тебе и обещаю, что выслушаю. Но раз обстоятельства сложились так, то просто обязан поговорить с ним.

— Зачем тебе говорить с ним? — мне стало не по себе. — Он демон. С ним нельзя договариваться, нельзя верить!

— Прошу, доверься мне. Поднимись к себе, я прикажу служанкам сделать тебе теплую ванну.

Я вздрогнула, понимая, на что намекает Лайзел, ведь я вся в грязи.

— После тебе принесут обед, ведь ты, наверное, проголодалась?

Согласно кивнула, понимая, что если он что-то решил, уже не переубедить. Но как же не хотелось оставлять мага наедине с демоном. Впрочем, одно я знала точно — демон не скажет ничего, что может навредить мне или его планам. Я ему еще нужна…

Именно эти мысли меня немного успокоили, пока поднималась к лестнице. Но стоило обернуться, как заметила довольную ухмылку демона, и в ответ решительно прошептала одними губами: "Ненавижу"!

Он шутливо снял невидимую шляпу, кривляясь, а после отвернулся и расслаблено последовал за Кафразом.

Я поспешила к себе в комнату, понимая, что этот разговор мне не суждено услышать. Они оба побеспокоятся об этом. Но что мне делать? Этого не знала. Меня пугал их предстоящий разговор. Ведь маг не знает, что демон хочет мести. А Лайзел, наверное, хочет поговорить обо мне.

Кто-то постучал, отвлекая от мыслей. В дверях стояли знакомые две девушки, те самые, что теперь знали о демоне. На их лицах застыло беспокойство. Но, увы, ничего сказать они не могли. Вопросительно указав на вторую дверь, где находилась купальня, они дождались моего кивка и лишь тогда побежали за ковшами с теплой водой…

* * *

Лайзел привел демона к себе во второй кабинет, что находился на первом этаже. Он не сильно отличался от того, который располагался наверху. Также много стеллажей с книгами, письменный стол из темного дерева, мягкие кресла у окон. Простая, и в то же время со вкусом обстановка, что не мог не отметить демон. Взгляд его остановился на книгах. Здесь находились очень редкие экземпляры, такие как: «Договоры с низшими», «Вызывание темных сущностей», «Древние истоки магии» и другие необычные, очень старинные фолианты.

— Чем же я мог привлечь внимание мага? — первым начал разговор демон, нагло, без разрешения, обойдя стол и сев на место хозяина дома. — Ты ведь не о девчонке хочешь поговорить? Я прав?

Лайзелу было поведение низшего существа. Он сел на стул напротив, пытаясь справиться с эмоциям, что его одолевали. Лайзел впервые видел демона.

— Раз ты здесь, то, видимо, и я привлек твое внимание, — хмуро проговорил Кафраз, игнорируя слова демона. — Ты рискнул открыть себя, спасая Динару. Думаешь, я не понял, что ты делал это не ради нее?

— Зря, — в голосе демон проскользнула искренность, которую Лайзел даже не заметил. — В первую очередь я завишу от нее. Мы ведь оба знаем, что магам не подвластна связь с демонами. Только истинная ведьма может призвать существо из тьмы. А книги, стоящие на полках, лишь доказывают, что тебе интересна эта тема. Но зачем тебе нужен я?

— Для того, чтобы показать королю, что без магии наш мир умрет! — впервые всегда спокойный Лайзел повысил голос. — Без твоей помощи мне не обойтись.

— О! Неужели наш великий маг действительно состоит в братстве?!

Тишина.

— Вот как… — задумчиво протянул демон, водя когтистым пальцем по нижней губе. — То есть ты готов пойти на сделку с дьяволом, лишь бы вернуть магии былую власть?

— Да.

— Даже нарушить закон?

Ответа демону не требовалось.

— Ты же понимаешь, что цена будет высока?

— Прекрасно понимаю. Но и у меня будет одно условие. Динара! Я ведь вижу, что ты сейчас полон сил. Тебе не нужно ее тело. Мне известны ваши сделки с ведьмами. Не знаю, для чего тебе возвращение в этот мир, но мне тоже это выгодно. Я не стану тебя изгонять, но прошу оставить ее в покое. Снять клеймо.

— Тогда ты должен был знать — клеймо невозможно снять, пока я полностью не смогу находиться без нее… — демон скривился. Ему не нравились слова мага. Неужто Динара действительно настолько сильно запала ему в душу? Сделала больше, чем от нее требовалось?!

— Я найду для тебя силы, если понадобится. Но к Динаре больше не приближайся!

Громкий смех — естественная реакция демона. "Найти силу? Ничего не заменит магию истинной ведьмы!" Однако одно демону было любопытно — как же именно маг хочет использовать его?! Каких действий от него ждет? Но он не хотел показывать своей заинтересованности. Рано. Нельзя, чтобы Кафраз это понял. Поэтому сделав равнодушное выражение лица, вполне спокойно проговорил:

— Я обязательно обдумаю твое предложение насчет моей помощи.

И, не дождавшись ответа Кафраза, демон исчез, вспыхнув сизой дымкой и оставляя за собой смех, который еще очень долго раздавался в стенах особняка мага…

* * *

Уже прошло много времени, как я вышла из ванны, и теперь сидела на кровати, глядя в окно. Небо заволокло темными тучами, предвещая дождь. Погода будто бы чувствовала, что у меня на душе. Во мне также бушевала непогода, норовящая вот-вот вырваться наружу. Я хотела поговорить с Лайзелом, услышать, чем закончилось их общение с демоном. Более того, мне прекрасно было известно, что демона больше нет в доме. Его отдаляющийся смех давно исчез, но Кафраз почему-то не спешил ко мне подняться. Это пугало. Еще немного — и я сама пойду к нему. Но это были лишь мысли, а смелости все не хватало. Ведь я совершенно не имела представления, что сказать о демоне, как объяснить, что сплю с ним…

Скрипнула дверь. Лайзел?! Да, Лайзел. С трудом удержалась, чтобы не кинуться к нему. Он медленно вошел в комнату. Не здороваясь и ничего не говоря, приблизился ко мне. Сел рядом. Накрыл мою ладонь своей и лишь тогда глухо произнес:

— Мне больно даже просто представить, что он касался тебя.

Маг прижался ко мне лбом, я осторожно коснулась его волос, легонько провела по ним.

— Прости меня. Если бы я знала, чем сулит мне подпись того договора…

— То все равно бы подписала, — тихо закончил Лайзел. — Ты бы не пожертвовала сестрой. Но демон силен. Ему больше не нужна подпитка. Еще долгое время он будет переполнен вашей последней встречей.

— Надеюсь, — я со страхом заглянула в его глаза. — Ты не сердишься?

— Нет, Динара! Конечно, нет! — он крепко обнял меня. — Даже больше, я сделаю все, чтобы демон не касался тебя…

И я поверила. С трудом сдерживаясь, чтобы не рассказать всю правду… о демоне, о его истинных целях. Но не могла. Не могла рисковать дорогим мне человеком. Даже после всего случившегося, ведь я знаю — Энни просто не могла бы ничего поделать.

— Динара, — неожиданно прошептал маг. — То, что демон скрыл твой дар — это, безусловно, хорошо. Но ты все равно должна уехать в Либертон, чтобы не вызывать лишних подозрений.

— Я понимаю, правда.

— Знаю! — он зарылся лицом в мои волосы. — Давай просто вот так посидим. Ни о чем не говоря, в тишине, только ты и я…

Вот только судьба была против нашего спокойствия. Внизу раздался тихий звонок. Кто-то пришел?! Но почему так поздно? В следующую секунду ко мне в покои постучали и вошли служанки. Маг с неохотой поднялся и пошел за служанками вниз, а я, не в силах высидеть на месте, поспешила за ним. Подбежала к лестнице и присела на корточки, выглядывая: кто же это пришел? Невысокий пожилой мужчина. Он что-то протянул магу и покинул поместье без лишних слов.

— Динара, мы едем к королю! — неожиданно заявил Кафраз. — Давай, выходи, я знаю, что ты там.

Смущенно поднялась и спустилась к магу. В его руках действительно были приглашения. Но радости в серых глазах Лайзела я не заметила. Кажется, даже поняла почему…

* * *

Экипаж подъезжал ко дворцу. Впервые Лайзел сидел около меня, держа за руку. В груди бушевали смешанные чувства: трепет, оттого, что я, простая деревенская девушка, буду в таком изысканном месте, увижу того, кто правит нашей страной. И страх — потому что за всеми этими вежливыми речами, что были в письме, скрывалась угроза. И я, и Лайзел понимали, что маг потерял доверие короля. Август давно хотел уменьшить влияние магов, и сейчас у него были все шансы воспользоваться случаем.

Карета проехала через красивые кованые ворота, продолжая свой путь по аллее, окруженной многовековыми деревьями. Я видела, как прекрасен сад короля. Количеству разновидностей деревьев и кустарников не было счету. Всевозможные растения Обраса наряду с экзотическими заморскими цветами радовали глаз.

Но когда увидела дворец… замерла с широко распахнутыми глазами. Более утонченного и дорого здания в своей жизни я не видела. Трехэтажный дворец покрывала желтая плитка. Боковые фасады венчали конусные башенки, а центральный фасад — островерхая крыша серых цветов. К дворцу вела огромная открытая терраса с нарядным белоснежным ограждением. Лайзел сказал, что их называют балюстрадой, а не забором. Я густо покраснела, из-за своего невежества, сколько из-за того, что Лайзел заметил мое неприкрытое восхищение. Родному человеку плохо, а я верчу головой, все рассматривая.

Вскоре мы вышли из кареты и теперь не спеша поднимались по ступеням. Вокруг текла беззаботная жизнь. Незаметно бродили слуги, занятые своими делами. Всюду, словно следя за нами, стояли скульптуры, изображавшие людей, возможно, каких-то героев эпосов, и мифических животных. У парадной лестницы стояли декоративные огромные вазы.

И все ближе был момент нашей встречи с Его Величеством…

Рука намокла в горячих пальцах Лайзела. Почувствовав это, он сильнее сжал мою ладошку в надежде подарить спокойствие.

— А если они поймут, что я…

— Не говори лишних слов в этом месте, — прервал меня маг шепотом, почти неслышно. — Никто не узнает.

Лакеи отворили красивые резные двери, украшенные золотом и стеклом. Когда мы вошли внутрь, двое слуг сразу повели нас в приемный зал. Наш путь пролегал через длинные галереи. Я почти ничего не запомнила. Наверное, оставшись одна, не нашла бы пути назад. Все мои мысли занимали размышления о предстоящей встрече. От нее зависело много что, даже наши жизни. Господи, я знаю, что грешница, но прошу, помилуй Лайзела Кафраза, он ведь ни в чем не повинен!

С грохотом открылись двустворчатые двери. Мы оказались в строгом зале. Его убранство подчеркивало торжественность и деловитость: стены были отделаны резными дубовыми панелями. Несколько гобеленов и пара картин в золоченых рамах никак не портили общего стиля, наоборот, хмурые мотивы только усиливали эффект.

Я нервно сглотнула. Вся эта обстановка давила. Здесь никого не было, только слуги, тихо притаившиеся у стены.

— Его Величество придет позже. Думаю, что он заставит нас ждать, чтобы мы немного понервничали, — шепнул на ухо Лайзел и одобряюще улыбнулся.

— Это ему удалось, — я постаралась тоже придать своему голосу легкую непринужденность, но он предательски дрогнул.

— Не нужно притворяться, милая. Я ведь не король.

Эти слова заставили густо покраснеть, ведь хотела приободрить его

Его Величество зашел в зал неожиданно. Я думала, что будет приветствие, предупреждение какое-то, или даже нас позовут в другое место, но нет. Август Светлый шел впереди, а сзади двигалась процессия не менее значимых людей.

Даже не зная, кто передо мной, легко догадалась бы, что король — очень состоятельный и властный человек. Несмотря на все яркие одежды со сложным детальным узором, по его позе можно было судить о могуществе. Король был полон жизненных сил и отличался крепким телосложением. Гордая прямая осанка, полусогнутая рука вальяжно разместилась на трости. В его темных глазах угадывался острый ум, непоколебимая твердость характера и жизненный опыт. Его лицо ничего не омрачало: не было ни единой морщины, будто бы королю нет дела до всех тех загадочных событий. Единственное, что его выдавало — это поджатые тонкие губы. Поговаривают, что король немногословный и целеустремленный. Такой человек всегда говорит о своих намерениях и стремится достичь желаемого.

Чем-то он мне напомнил Лайзела, возможно, поэтому маг и был всегда при короле первым среди своих, несмотря на то, что Август не любил магию и относился к ней с опаской. Наверное, при других обстоятельствах я бы сказала, что у короля была располагающая к себе внешность, однако сейчас мои мысли занимал Лайзел и его положение.

Второй, кому стоило здесь уделить внимание — генеральный инквизитор. Мой страх и удивления не знали конца. Особенно, когда взглянула в глаза этому человеку — совсем не как у старика. Они были небольшими, светло-серыми, но очень выразительными. Взгляд почти пронзал насквозь, выворачивая душу наизнанку. На инквизиторе была богаче одежда, нежели у других гостей Его Величества, в обрамлении рюш и ярко-фиолетового атласа. Такой материал не каждый мог себе позволить. Он был человек в возрасте, но гордо держал спину, спрятав руки назад. Его лицо приветливо улыбалось, но на самом деле генеральный инквизитор не собирался любезничать. Тонка седая бородка и густые брови давали право мне сравнить его с чертом из церковных гобеленов.

Но самое ужасное — это его две черные собаки. Инквизиторские ищейки с нереально синими, горевшими огнем, глазами. Иронично: те, кто ищет и борется против колдовства, сам прибегает к его помощи.

Остальные мужчины не сильно меня волновали, несмотря на свои явно высокие статусы. Понимала, что все зависит от короля, инквизитора и его собак, если у тех будет достаточно хороший нюх, чтобы учуять во мне силу. Да и отвлекаться на других было некогда — сейчас волновало другое: одна из собак подошла ко мне и стала обнюхивать. К ней присоединилась вторая. Владелец никак не обратил на это внимание, сделав вид, что это просто собаки, которые пришли встретить гостей. Но я-то знала, что это проверка. Во мне искали ведьму.

В душе похолодало. Надеюсь, та жертва, что я дала демону, будет оправдана.

— Вам нехорошо, миледи? — учтиво спросил инквизитор, делая ударение на последнем слове. Он назвал меня как очень состоятельную даму, хотя это было не так. И они явно об этом знали. Не могли не прознать, что перед ними безродная крестьянка. Бедный Лайзел.

— Леди Динара побаивается собак, — за меня поспешил вступиться маг, радушно улыбаясь присутствующим.

— Вот как? Странно, — отозвался старик, совсем незаметным жестом подзывая к себе псов. Ищейки беспрекословно подчинились, расположились от него по бокам. Было заметно, что инквизитор расстроен. Наверное, ожидал, что я окажусь ведьмой. Правда, не знал, что я связана с очень могущественным демоном. Уже могущественным…

— Ох, Лайзел, мне так жаль, что с тобой происходит это! — наконец, заговорил король. Его голос звучал очень сочувствующе. Я даже, может быть, поверила бы, раньше, но теперь, побывав в высшем свете, знала, что не стоит верить всему, что слышишь.

— Благодарю. То, что до сих пор доверяет и сочувствует мне, скрашивает мое огорчение.

— Признаться честно, я был несколько удивлен твоим выбором… — Август удосужил меня мимолетным взглядом, но и этого хватило, чтобы перехватило дыхание.

— Леди Динара… — начал Лайзел, но король перебил его властным жестом, дав понять, что тот должен замолчать.

— Да-да, я уже осведомлен, что миледи приехала к нам из королевства Брегион! — губы Августа тронула хитрая улыбка. — Леди, как поживает ваш отец… напомните его имя?

В первую минуту я растерялась, прекрасно понимая, чего добивается король — хочет подловить меня. Дьявол, как же звали виконта?! Нужно срочно назвать имя!

— Виконт Альберт Генигенский! — радостно выкрикнула и тут же смущенно замолчала.

Король посмотрел на меня с удивлением, а вот взгляд инквизитора посуровел — он, видимо, понимал ситуацию, но не мог открыто озвучить своих догадок.

— Чудно. И как служится вашему отцу при дворе Эдвинда? Он хороший слуга своего короля? Может, положение вашей семьи поднимется, и тогда я смогу о ней услышать , а не только из уст моего дорогого друга Лайзела… — весело проговорил король, небрежно оправив челку золотисто-рыжеватых волос.

Я чувствовала, как напряжен герцог, стоявший рядом со мной. И я его прекрасно понимала, ведь и себе не могу доверять в том, чтобы сохранить лицо. А еще я видела, как он белеет. Знала почему. Сама поняла намек короля о том, что он догадывается о правде, даже знает о том, откуда я и что собой представляю. Это задевало Кафраза, но он старался держаться и делать вид, что не понимает, о чем говорит Август.

— Простите, Ваше Величество, но я не настолько осведомлена в политике и в делах своего… отца, чтобы говорить об этом, — наконец смогла выдавить из себя фразу, вспоминая о том, что говорил мне Лайзел: девушки высшего света не обсуждают политику.

— И правда, о чем это я! — демонстративно стукнул себя по лбу король. — Такой девушке, как вы, не стоит забивать голову всякой ерундой, тем более, когда вам так несказанно повезло.

Я вежливо улыбнулась, не зная, что сказать на его слова. А вот Лайзел был очень раздражен. Было видно что он еле сдерживается из последних сил.

— Ваше Величество, простите, что отвлекаю вас от приятной беседы, но смею предположить, что вы не затем позвали к себе, чтобы поговорить с моей спутницей. Да, леди Динара очаровательна, не спорю, иначе не взглянул бы на нее, однако… — маг вступил в дискуссию, чему я безгранично обрадовалась. Правда, ненадолго.

Меня пугал тот факт, что он смеет говорить с королем в таком едком тоне. Август уловил смену интонации в голосе Кафраза, из-за чего его взгляд стал более жестким. Теперь король не будет любезничать, как раньше.

— Оставь эту глупую ревность, мой друг. Я ведь на самом деле позвал тебя совсем по иному вопросу.

— Я вас внимательно слушаю.

Мне захотелось взять Лайзела за руку, приободрить его, но он отстранился, спрятав руки за спину. И снова я веду себя глупо. Нельзя поступать так при короле и его доверенных.

— Дело в том, Лайзел, что мне не нравится то, что происходит вокруг тебя.

— Поверьте, все это тоже мне не по душе, — в том королю ответил маг. — Но меня греет мысль о том, что Ваше Величество на моей стороне.

— Безусловно, — отозвался Август, делая небольшие шаги в сторону, явно давая Лайзелу понять, чтобы он следовал за ним. Король хотел поговорить в сторонке, без свидетелей, поэтому мне пришлось остаться в компании ужасного инквизитора, его собак и «собак» короля. Из-за нависшей тишины было прекрасно слышно, о чем говорит его Величество Лайзелу.

— Но меня беспокоит то, что думают об этом все мои подданные. А они не так радушно настроены, как я, — заговорил Август, когда отошел к огромному светлому окну.

— Простите за дерзость, но разве вас смущало когда-либо то, что думают подданные, если на то воля короля?

— Да, моя воля всегда первична, когда дело касается решений моего королевства и его благополучия. Но это другой случай. Увы, но у меня нет доказательств того, что ты не причастен к этому дело. Надеюсь, это временное явление. Однако, пока ситуация такова — ты в подозрение, Лайзел.

— Возможно, если бы вы дали мне заняться этим делом, — осторожно предложил маг, но король остановил его, скривившись так, будто съел кислый лимон.

— Лайзел, ты и сам понимаешь абсурдность своего предложения. Обвиняемый расследует дело, в котором сам же фигурирует. Поверь, я хочу тебе лишь добра. Поэтому позволь помочь тебе. Прошу лишь малость, на время поисков ты просто немного отдохнешь. У тебя вроде есть имение в Либертоне?

— Да, но…

— Никаких «но»! — строго оборвал его король, но при этом ослепительно улыбнувшись. За это его и прозвали Светлым: всегда приветлив, какова бы не была ситуация. А еще за яркие золотисто-рыжие волосы. В чем я лично смогла убедиться.

— Поверь, Лайзел, так будет лучше. Тем более, что у тебя есть такая чудная спутница. Негоже оставлять столь юную особу надолго одну, иначе она заскучает, найдя себе утешения в объятиях кого-то другого… — здесь король посмотрел на меня и неожиданно подмигнул.

Я быстро отвела взгляд в сторону, густо покраснев.

— Ваша леди настоящая скромница! Видно некую провинциальность. Но это делает ей честь, — продолжал Его Величество, совсем не стесняясь того, что я их слышу.

Где-то тихо хохотнул генеральный инквизитор, но мне не было до него дела.

— Потому я так ценю ее, — отозвался Лайзел.

— Похвально…

— Это все, Ваше Величество?

— Думаю, да. Надеюсь, что когда ты вернешься с… отдыха, то все уже решится.

Лицо Августа Светлого озарила широкая улыбка. Маг поклонился ему, после чего вернулся ко мне.

Я услышала его тихий голос:

— Если вообще вернусь.

15 глава. Либертон

В другое время, старый город Либертон, наверное, порадовал бы меня своими уютными маленькими улочками и чистыми каменными дорожками. Но мне передалось мрачное настроение мага и тоже ничего не хотелось. Отдаленно отметила, что все домики из дерева, лишь в центре — из камня, жилища состоятельных вельмож и значимые для города государственные учреждения.

Все это время Лайзел молчал. Я пыталась его разговорить, но он отнекивался, отвечая простыми фразами.

— Все будет хорошо, — я вновь набралась смелости заговорить, когда мы въехали в Либертон.

— Не уверен, — хмуро отозвался маг.

— Но почему ты так категоричен?

— Его Величеству давно нужен был повод отстранить меня от дел, вот он ему и представился. Не думаю, что меня вернут после такого.

— Ты не можешь быть так уверен…

— Динара, ты многое не знаешь! — грубо прервал маг, удивляя меня. — Не стоит вмешиваться в дела, которые тебе непонятны!

Еще ни разу он не говорил со мной в таком тоне. Что же, я и правда ничего не знаю. Да и мои поступки вполне оправдывают его холодность. Но все равно было неприятно.

Нет! Динара, не расстраивайся. Лайзел просто сейчас в не настроении. Ко всему же у тебя есть другие заботы. Демон! Возможно, если Лайзел впадет в немилость, как и сказал, то существо тьмы будет удовлетворено? Он исполнит свою месть, а я смогу в спокойствие жить с магом. Да, знаю, что для Лайзела лишиться своей карьеры и статуса казни, а может, даже хуже… но это единственный выход, который может спасти его от демона. Вдруг, если так случится, я смогу стать ему верным другом и помощником? Тогда он забудет о своей беде. Мы будем жить вместе, и тогда… я залилась ярким румянцем от таких дум. Не следует так сильно забегать наперед. Слишком смелые фантазии.

— О, Динара, прости меня, дорогая, — маг заметил мое состояние и то, что я не спешу говорить.

Он ласково приобнял меня, поцеловал в макушку, не боясь испортить прическу, состоящую из бережно уложенных служанкой крупных кудрей.

Легкая обида мгновенно отступила, я откликнулась на его объятия, сильнее прижимаясь к груди.

— Вот и наш новый дом!

Я отстранилась, тодвинув шторку на окошке. Экипаж подъехал к высокому каменному зданию в два этажа. Оно сильно отличалось от поместья: здесь был дом, под стать остальным. Обычное прямоугольное здание с прямой крышей, единственным украшением, которого служили рамы окон.

Признаться честно, в особняке окна были куда хуже: узкие, почти не пропускающие свет. , в том большом поместье стоило экономить на тепле, а тут можно было разгуляться и поставить что-то более изысканное.

Возле дома не было растительности — странно, если бы она имелась посреди города. Зато есть небольшое ограждение и личная конюшня. Пожалуй, этого достаточно.

Слуг в доме насчиталось немного. Управляющая, трое горничных, конюх и повариха. Несколько слуг маг забрал с собой. Они ехали во второй повозке.

Внутри дом оказался очень уютным и красивым. Я была ошеломлена, насколько он отличался от имения. Я бы точно хотела здесь жить. Жаль только, что вокруг нет природы, как там… впрочем, вряд ли что-то могло бы заменить море с чайками. Этого я никогда не забуду!

— Тебе нравится? — Лайзел улыбнулся, наблюдая счастье в моих глазах. Мне было сложно его скрыть. Я забежала на несколько ступенек огромной деревянной лестницы.

— Да, очень! — я повернулась к нему, не сдерживая радостных эмоций. Он поднялся ко мне, приобнял за талию, а я не сдержалась и захихикала, упираясь ему в плечи.

— Я знаю, что ты расстроен. Но разве мы не можем быть счастливы здесь? — серьезно спросила, заглядывая в его необычайно красивые глаза.

— Можем! — с придыханием прошептал Лайзел, впиваясь в мои уста. Секунда, и я уже в его руках. Он поднимается выше по лестнице, к главному входу, и озорно улыбается:

— Хочешь, я покажу тебе нашу спальню?

* * *

Я шла по узким улочкам Либертона, наслаждаясь теплым вечером. Уже прошло несколько дней, как мы здесь жили. Меня одолевало счастье, которое ничто не могло омрачить. Даже несмотря на мысли, что не оставляли ни на мгновение…

С одной стороны, я безмерно счастлива, а с другой — Лайзел так хорошо относится ко мне, любит всем сердцем, и это после того, как узнал правду о нашей связи с демоном. Это убивало больше всего, ведь я не заслуживаю такого доброго отношения к себе. Вот как можно быть настолько хорошим? Я не понимаю.

— Купите цветов! — настойчиво обратилась ко мне молодая цветочница неброского вида. В ее корзинке покоились букетики разноцветных маленьких хризантем. Я сначала хотела отказаться, но поддалась и решила взять себе один.

— Давайте эти, красненькие, — я указала пальцем и полезла за кошельком.

Пока искала нужные монетки, случайно подняла свой взгляд, да так и замерла. В толпе промелькнуло знакомое лицо… показалось, на мгновение я перестала дышать.

Молодая девушка, почти ребенок. Юные черты нахмурены, она что-то ищет среди прилавков. На ней не деревенский наряд, бедное и невзрачное, но аккуратненькое пальто, которые носят в городах. Девушку часто скрывают прохожие, мелькая перед ней.

— Леди, так вы будете брать? — напомнила о себе продавщица.

— Да, конечно! — впопыхах ответила, внимательно следя за тем неброским пальто. Господи, только бы она не ушла! Кинула монетки на корзинку цветочницы и помчалась вперед, боясь потерять ее из виду…

— Энни! — отчаянно закричала, замечая, что она сворачивает в проулок.

Замирает. Медленно оборачивается… мы встречаемся взглядом. Она широко распахивает глаза, словно бы не веря. Миг. Кажется, время остановилось. И вот уже Энни, моя маленькая Энни бежит ко мне. Обнимает, начинает всхлипывать. В ответ прижимаю к себе, не веря своему счастью.

Сестренка! Как же я скучала! У меня совсем не было на нее обиды, ведь если бы она тогда кинулась меня спасать, то подставила себя. Но тот взгляд… его было сложно забыть, хоть я и старалась не вспоминать.

— Динара! Динара, прости меня! Я была такой дурой! — она заплакала, а у меня внутри неприятно все сжалось.

— Энни, — неохотно отстранилась, вытерла ее слезы и тепло улыбнулась. А ведь она немного выросла. Несколько недель назад ей исполнилось уже пятнадцать. И это было видно. Черты лица немного заострились, повзрослели, взгляд стал более серьезный. Но что она тут делает? Так далеко от дома…

— Господи, Динара, ты жива! — она вновь ко мне прижалась, словно бы желая убедиться, что я не иллюзия, не сон.

После тихо и быстро зашептала:

— Прошу, прости меня, если можешь! Я с того дня места себе не находила, надеялась, что ты жива, молилась. Сама не знаю, почему тогда ничего не сказала, не остановила Митора, остальных. Динара, я каждый день себя винила. Каждую ночь мне снился тот момент! Я ведь поэтому и ушла оттуда, покинула деревню. Не в силах находиться там, где все напоминает о тебе. Я поехала в Дорт, я… — она запнулась, будто бы собираясь с мыслями, а я же поспешила ее успокоить.

Моя маленькая Энни. Ну как же я могу злиться или обижаться? Ты все для меня! Мне столько всего хочется тебе сказать и одновременно расспросить. Маг ведь не рассердится, если я приглашу Энни к нам в дом? Вот только сама сестра по этому поводу была иного мнения.

— Прости, я не могу! — искренне расстроилась она, нервно теребя ткань пальто. — Не успею уже. Совсем скоро за мной вернется муж…

— Ты вышла замуж?

Моя маленькая Энни уже жена?

— Да, я встретила будущего мужа в Дорте… — медленно начала она. — Но в двух словах и не расскажешь.

— Так, может, давай где-нибудь посидим? — предложила я и оглянулась, замечая впереди небольшую харчевню. — Поговорим?

— Н-нет, — она вдруг смутилась и поспешила исправиться: — Я не голодна.

Чтобы Энни отказалась от еды? Изумленно сдвинула брови и по-новому на нее взглянула. За это время, что мы не виделись, она немного исхудала. Под глазами залегли темные круги. Догадка пришла неожиданно. Как же я сразу не поняла. Это невзрачное тонкое пальто… У нее просто нет денег, чтобы куда-то зайти. Да и она же так ничего и не купила на прилавках, только лишь разглядывая вещи.

— Идем, на улице шумно, да и прохладно! — решительно произнесла я и, взяв сестру за руку, повела за собой в таверну. Она не противилась, но шла с неохотой.

Стоило переступить порог заведения, как тут же жар ударил в лицо, а приятный аромат жареного мяса невольно вызвал слюну. Я и сама не чувствовала, что проголодалась, пока мы не зашли сюда. Ела я давно, рано утром и совсем чуть-чуть. Даже у сестры громко заурчал живот, из-за чего она еще сильнее смутилась, а я поняла, что была права. Но не стала ничего говорить, сделав вид, что не услышала.

Мы сели за дальний столик у окна и к нам тут же подошла подавальщица. Перечислив, что сегодня есть, она выжидающе на нас посмотрела. Видя, что Энни не спешит что-либо заказывать, я сделала это за нас двоих. Попросила принести ее любимого куриного супа, а сама заказала овощное рагу.

— Динара, — решительно позвала Энни. — Не стоит, я…

— Я ведь могу угостить сестру? — перебила, не дав закончив. — Мы так давно не виделись! Мне хочется хоть немного с тобой пообщаться. Узнать обо всем. Как ты живешь? Как ушла с деревни? Как встретила мужа? Любишь ли?

Она молчала, глядя на свои тонкие пальцы. Энни сейчас не была похожа сама на себя. Болтливая и озорная, теперь по большей части молчала. Что же случилось с моей всегда веселой сестричкой?

— Динара… — она наконец подняла на меня взгляд. — Даже если ты и не злишься на меня, себя простить я не могу. Никогда не смогу.

— Энни! — я накрыла ее пальцы ладонью и честно призналась. — Я правда не держу обиды. Ни на тебя, ни на Митора. Давно отпустила ее. Да, признаюсь честно, это было больно. Казалось, кто-то ножом вырезал часть меня, после чего внутри образовалось зияющая пустота. Но время шло, рана постепенно заживала. Ведь я искренне любила Митора. А за тебя готова была жизнь отдать…

Не знаю, почему стала такое говорить, но поняла — это нужно. Ведь действительно с каждым произнесенным вслух словом ощущала, как отступает внутренняя злость. Как на душе становится спокойно.

— Но даже после всего я понимаю, что не могу ненавидеть тебя или Митора. Я лишь осознала, что между нами с ним не было любви. Наверное, хорошо, что все вышло так, иначе мы были бы несчастливы в браке. Однако тебя, Энни, я люблю всем сердцем и хочу, чтобы ты знала это! Знала, что ни за что и никогда не отвернусь от тебя, что бы ни случилось.

— Я не достойна этого… — со слезами на глазах, тихо прошептала она. — Ты должна презирать меня, ненавидеть, злиться! Что угодно, но не улыбаться так тепло.

— Я не могу…

Как раз в этот момент принесли наш заказ, перебивая столь важный разговор для нас обеих.

Первое время мы молчали. Слышен был только тихий стук ложки. Энни очень голодна, видимо давно не ела — за считанные секунды ее тарелка стала пустой. Я сделала еще один заказ, не обращая внимания на протест сестры. Вторая тарелка ушла так же быстро, как и первая. Внутри разливается приятно тепло. Не могу сердиться. Действительно не могу.

На миг отвлекаюсь на свое рагу и вновь поднимаю взгляд на Энни. Ее щеки порозовели, а в глазах загорелась жизнь. Где же она живет? Почему не может позволить себе хорошо поесть? Кто ее муж? Вопросов много, но я не спешила их задавать, давая Энни насладиться обедом.

— Спасибо! — через время поблагодарила сестра, удивляя меня. Ведь она никогда не говорила мне этого простого слова, принимая раньше все как должное. Энни действительно очень изменилась.

— Так как ты оказалась здесь?

— Муж здесь родился… — глухо ответила и поспешила задать свой вопрос, словно желая уйти от темы ее жизни:

— А ты? Как оказалась в Либертоне? Где живешь?

Теперь пришел мой черед уходить от ответов. Я не была готова признаться сестре, что живу под одной крышей со взрослым мужчиной не в браке. Да и сказать о том, что он маг не решалась.

— Тоже не хочешь говорить? — впервые за нашу беседу искренне и весело улыбнулась Энни. — Тогда и не стоит. Главное — это то, что я вижу. Ты жива. Хорошо одета, имеешь деньги. Остального мне знать не надо. Ответь лишь на один вопрос: ты счастлива?

На мгновение замялась, в действительности не зная ответа. С магом я очень счастлива, мне кажется, будто бы я живу в сказке, но демон… я стану по-настоящему счастлива, когда лишусь этого проклятого клейма и демонской связи!

— Ты задумалась… — грустно проговорила Энни. — Значит, есть что-то, что беспокоит тебя. Не дает зажить счастливо. Ведь тогда бы ты ответила сразу.

— А ты? Такой ли ты жизни хотела?

— Нет! — она не стала врать. — Я вышла замуж лишь по той причине, что понимала — одна в большом городе не выживу. Но мужа я не люблю и никогда не полюблю. Более того, его дело на грани развала и скоро он даже не сможет меня обеспечивать.

Энни медленно поднялась и вдруг улыбнулась:

— Но все это такие пустяки, ведь я встретила тебя. Наверное, это мучило меня больше всего. После сегодняшнего дня я действительно стала чуточку счастливее.

— Но куда ты теперь? Ведь мы так мало…

— Если муж не найдет меня на договоренном месте, рассердится. Поэтому мне пора бежать.

— Подожди! — я тоже встала. — Давай завтра увидимся.

Мне было мало нашей встречи. Время пробежало совершенно незаметно. Ведь я еще столько всего не спросила у нее!

— Хорошо, я приду завтра к ратуше на площади, где-то в это же время… — тихо произнесла Энни и поспешила к мужу, оставляя меня за столиком одну.

Она совсем уже выросла, стала прекрасной девушкой и женой. Но как же мне бы хотелось увидеть ту озорную девчонку!

* * *

Кафраз знал, что Динара на прогулке. Знал про это и демон, который спокойно, без приглашения, вошел в гостиную мага. Мужчина сидел в темно-зеленом кресле и смотрел на огонь в камине.

— Я знал, что ты явишься сегодня, — с издевкой проговорил Кафраз, намекая на то, что нечистый первым пришел к нему.

— Я ведь обещал прийти! — с хитрой ухмылкой в тон отозвался демон

— Тогда не будем тянуть. Обговорим условия договора? — маг тяжело поднялся с места. Обойдя кресло, он расслаблено облокотился о спинку, показывая всем своим видом, что не считает демона серьезным противником.

Демон тоже играл с ним, приняв свой истинный облик. И сейчас сидел на корточках, на передние когтистые лапы, напоминая горгулью на храме.

— Ты знаешь, что я в братстве, но, увы, в нем слишком много простолюдин. Им тяжело объяснять хоть какие-то правила стратегии. Эти дураки могут только устраивать мятежи! А мне нужны результаты.

— Хм, смешно. Называешь дураками тех, на чьей стороне . В чем интерес? — демон удивленно голову набок, смотря на Кафраза прищурившись.

— Я на стороне магии, — поправил герцог. — Дело в том, что я не могу обучать всех людей, впрочем, как и мои единомышленники-маги, которые не согласны с политикой церкви и короля…

— Церковь? Уже от одного этого слова я готов помочь тебе, если это насолит им, — скривился монстр.

— Это хорошо, но изволь, я договорю.

Демон махнул рукой, мол, можешь продолжать. Маг усмехнулся. Это существо не вызывало в нем отвращения. Хотя он и помнил, что стоит вести себя с ним очень аккуратно.

— Я не могу обучать всех этих талантливых людей, которые глупы из-за того, что родились не в том месте и не в той семье. Однако я мечтаю о создании целых магических школ по всем городам и деревням. Для каждого. Это будет прорыв!

— О, какие благоро-о-одные цели! — демон не верил магу. Он существовал на этом свете давно и знал, что ничего не бывает просто так. Тем более у людей столь высокого статуса, как маг. — В чем твоя выгода?

На этот раз вопрос позабавил Кафраза. Он понимал, с кем имеет дело и знал, что такое существо, как это, всегда будет искать в истории все только плохое.

— В том, что я не хочу гнить в грязи, когда король совсем обезумеет, чтобы признать всех магов врагами королевства и короны. А все идет именно к этому! — недовольно ответил герцог, пристально смотря в янтарные глаза монстра. Они ничего не выражали, но иногда по оскалу можно было заметить, что демон улыбается.

— Да, я знаю. Король уже успел выгнать тебя со двора. Бедняжка…

— Молчи, демон! — маг вскипел. Демон все же вывел его из себя. Теперь Лайзел не стоял, расслабленно облокотившись о кресло. Вся его поза говорила о том, что в любую секунду герцог готов вступить в бой и применить колдовство, если потребуется.

— А то что? — нахально отозвался демон, весело напоминая: — Я ведь нужен пока тебе…

Магу оставалось только смириться, гневно скрепя зубами.

— Я хочу, чтобы король понял, что не прав.

— И как же ты это ему докажешь?

— Тем, что только ведьма может изгнать демона.

— Ты хочешь, чтобы я явился перед королем и попугал его? — невинно предположил демон.

— Нет, я хочу, чтобы ты напал на город, вызвав панику!

Демон замер. Даже он не ожидал такого. Маг так легко готов жертвовать невинными жизнями ради своей цели? Пожалуй, он был ошеломлен настолько, что даже забыл поликовать от удачного желания колдуна.

— Не думаешь, что такой поступок только больше убедит короля в его правоте?

— Нет, если он будет знать, что не ведьма призвала демонов…

— Ты хочешь, чтобы я призвал свою армию?

— Да. Ты один из немногих демонов, который на это способен. Один из адских генералов, ведь я правильно понял, кто ты? — самодовольная улыбка озарила лицо мага.

Демон усмехнулся: не так уж прост маг, как он думал. Впрочем, и Кафраз не знал, что у демона своя игра.

— А что мне от этого?

— Тебе не достаточно того, что ты снова получишь расположение своих… "людей"?

— Если нас потом загонят обратно — нет.

— Поверь, осталось не так уж много людей, которые знают древнее колдовство изгнания сил зла. Запрет короля и Церкви! — маг наигранно развел руками. — А многие ведьмы давно истреблены.

— И ты согласен так просто выпустить демонов, не загоняя их назад? Ты же разрушишь свой мир.

— Я ведь не прошу уничтожать весь мир. Что, если ты получишь провинцию Обраса?

Демон улыбнулся. Он знал, что маг подкупает его, обещает земли, но все равно потом захочет выгнать его вместе с армией. Да и как маг собирается отдать то, что принадлежит королю? Убить его? Пожалуй, это обещает быть интересным…

Также демон знал уже о том, что некоторые маги научились обходить стороной договоры с нечистыми. Но не сказал этого. Ведь у него были свои планы. Демоны тоже научились дурить колдунов…

— Я согласен! — его ответ прозвучал словно раскат грома.

16 глава. Приговор

На улице стояла пасмурная погода. Всю ночь шел сильный ливень, порывами ветра скидывая с ветвей листья. Из-за чего вся дорога теперь усеяна живописным ковром: красно-желтое и бордовое на сером — красиво. Широкие кроны все сильнее наливались огненные красками. Зеленого почти не осталось. Осень давно заняла свое место, раскрашивая города в яркие цвета.

Я шла под руку с Лайзелом, кутаясь в теплый золотистый шарфик, подаренный им. Мне нравилось вот так с ним идти, но я не хотела, чтобы сестра его увидела. Впрочем, она, наверное, понимает, откуда вся эта одежда и крыша над головой. Не с воздуха ведь, а кому-то принадлежит. Может, даже к лучшему, что так вышло и Лайзелу тоже понадобилось в город? Я не стала расспрашивать зачем — конечно же, согласившись поехать вместе. Он знал о сестре. Вчера ночью я рассказала ему о нашей встрече на площади у прилавков. О том, как мы пошли в таверну и немного поговорили. Ему также было известно, что о нем я и слова не промолвила Энни. Возможно, это одна из причин, по которой маг возжелал ехать именно днем, когда надо было мне? Не знаю. Я так и не придумала, что скажу сестре. Кем представлю Лайзела?

— Ты стесняешься меня?

Вопрос выбил из колеи. Я не сразу нашлась, что ответить, густо краснея. Но он сам прекрасно все понял.

— Нет ничего зазорного в том, чтобы быть вместе. Я думаю, твоя сестра прекрасно это понимает. Мой статус позволяет мне не себя женитьбой. Но это не значит, что когда-нибудь я к этому не приду.

Почему-то последние его слова отозвались в сердце неприятной горечью. Конечно, он не возьмет меня в жены. Ведь я, под строгим взглядом Господа, давно уже была отдана другому мужчине. И пусть мы не подтвердили это брачной ночью, я все равно принадлежу, по церковным законам, Митору. И пусть! Я даже согласна жить так, лишь бы вместе, рядом с Лайзелом…

Вскоре мы свернули из узкого проулка к главной площади, где происходило какое-то действо. Возле ратуши собрались люди. Поднялся шум и гвалт. Я попыталась рассмотреть, что же происходит, но не смогла. Тогда попыталась отыскать среди жителей Энни, но ее нигде не было видно. Может, она еще не пришла?

Однако я ошибалась. Стоило нам спуститься, как в толпе я увидела сестру. Рядом с ней стоял высокий худощавый мужчина в фиолетово-черной рясе… инквизитор! Внутри все похолодело. Что случилось?!

— Погоди, Динара! — остановил меня маг, крепко, до боли сжимая плечо. — Здесь что-то не так…

— Там Энни! Они… инквизиторы, они уводят ее куда-то?!

— Я знаю, Динара! Понял. Но нам надо уходить, и как можно скорее! — не спрашивая меня, он с силой заставил пойти за ним, впервые делая что-то против моей воли. Я вырывалась, пыталась высвободиться из его хватки.

Но со временем сдалась, когда мы свернули в узкий неприметный коридорчик между домов. Сдалась под его осуждающим взглядом и тихими словами:

— Прошу, Динара, не стоит привлекать лишнего внимания.

Почти не слышала его. Мысли шальным хороводом кружились в голове, пытаясь свыкнуться с настигшей новостью. Не может быть! Почему? Что она сделала? Страх заполонил всю меня, не давая нормально дышать.

Когда мы ехали в карете, я все так же нервно сжимала шарф, не в силах справиться с одолевавшими меня чувствами. Они убивали, поглощали, мешали трезво оценивать ситуацию. Только дома я наконец осознала… это еще ничего не значит. Ведь в городах все происходит не так, как в деревнях! Сначала будет суд, и лишь потом вынесут вердикт. Энни могут оправдать. Должны оправдать! Эта мысль меня так вдохновила, что не успели мы с магом переступить порог, как я тут же схватила его за руки и, с мольбой глядя в серые глаза, попросила:

— Ты ведь можешь ее спасти? Скажи, что можешь! Ты ведь не последний человек в королевстве. Это какая-то ошибка! Ее не могут обвинить в колдовстве.

— Не уверен, — тихо проговорил Лайзел, легонько отстраняя меня и снимая свое пальто, после чего отдавая слуге. Второй же слуга в это время пытался снять мою верхнюю одежду, но меня настолько переполняли эмоции, что я просто не могла ни на чем сосредоточиться. Чуть оттолкнула слугу и подбежала к Кафразу, несмело взяла за его кафтан.

— Почему не уверен? Энни никогда не колдовала.

— Это неважно. Если дар есть в тебе, то и в ней . Как ты сама говорила, ваша бабка была потомственной ведьмой. Ищейки могли запросто учуять в ней силу, даже если она никогда ее не использовала. Ей не стоило покидать своего родного дома. В некоторых городах с большим скоплением людей инквизиторы специально разгуливают с псами, чтобы ловить невинных, которые сами не имеют представления о своем даре. Им нужно создавать видимость своей работы, — последнюю фразу Кафраз произнес с презрением.

— Но как же тогда я? В Дорте? Еще до встречи с тобой. И на празднике, и…

— Осмелюсь предложить, что демон чувствовал, куда тебе не следует идти. На празднике были более фееричные зрелища, нежели поимка ведьм. Поверь, инквизиторам тоже иногда хочется отдохнуть и расслабиться, а не тащить за собой собак. К тому же я ведь сказал «иногда», но твоя сестра уже в опасности с того самого момента, как покинула деревню. Впрочем, я не знаю подробностей. Возможно, причина ее поимки изначально была другой. Откуда ты можешь быть уверенной, что она не прибегала к волшебству? Ведь сестра не знает о твоей сделки с демоном, как и ты можешь не знать подробностей ее жизни.

— Пусть так, но молю, защити ее! Спаси от казни. Я сделаю все, что ты хочешь, только пусть ее оправдают.

— Я постараюсь, — короткий ответ, и маг приказывает слуге принести свой другой, более нарядный и официальный верхний наряд.

— Жди меня здесь! Не покидай стены поместья. Я скоро вернусь.

Послушно кивнула. Обняла себя, наблюдая, как маг возвращается к карете, как кучер ударяет по лошади, и вот уже они несутся вдаль, исчезая за поворотом. Отхожу от окна, чувствуя себя нехорошо. В холле все также никого не было, даже слуги разошлись, оставив меня одну. Не зная, куда себя деть, пошла в комнату, все время возвращаясь мыслями к Энни. Неужели Господь решил надо мной так зло пошутить? Создать нам встречу, чтобы потом я вновь ее потеряла? Нет. Он не может так поступить! Не хочу в это верить. Все будет хорошо. Лайзел ведь умный мужчина, он знает, что надо говорить. Да и обеспокоенным сильно не выглядел, значит, уверен в своих силах. Прошу… пусть он приедет домой вместе с Энни.

Казалось, время тянется невероятно долго. Когда же вернется Лайзел? Уже прошло больше часа, наверное, два, а маг все не приезжал. Как я ни старалась и ни успокаивала себя, все равно не выходило. Я не находила себе места, металась по комнате, кусая локти. Каждая минута болью разрывала грудь. Сердце хотело выскочить наружу. Моя бедная Энни! Что же делать?

Через бесконечно долгое время скрипнула дверь. Я даже не сразу поверила. Замерла лишь на мгновение, а после бросилась в объятия Лайзела. Он не обнял меня, и я отстранилась. Уперлась ему в грудь, заглядывая в серые глаза, словно ища там ответ. Его фигура была неподвижна, как статуя изо льда. Нехорошие догадки закрались в душу, но я не хотела верить в них.

— Что с сестрой?

— Сегодня поздно вечером будет казнь, — почти неслышные слова. Слова, которые могут убить.

Я ахнула, прикрыв рот ладошками.

— Что ты такое говоришь?! Ты ходил к канцлеру? К главе инквизиции? Ты что-то делал?

— Динара, пойми, — маг попытался взять меня за плечи, но я грубо отбросила его руки. Я не желала понимать, о чем он говорит. Какие-то глупые оправдания, невразумительные фразы. Зачем они мне, когда речь идет о сестре? О моей маленькой Энни…

— Где моя сестра? — резко выкрикнула, глядя на него с яростью и впервые не думая о правилах приличия. — Где моя сестра, отвечай?!

Но он молчал, даже когда я от бессилия стукнула ладонью ему по груди. Стоял как истукан и говорил все эти ужасные вещи.

— Ты немедленно пойдешь и заберешь мою сестру! — я отчаянно вцепилась в его рубашку. Кажется, его глаза заволокла пелена слез, но мне было на чувства мага. Мне нужна была Энни!

— Прости, дорогая, но я не могу спасти сестру. Как я и говорил, в ней нашли ведьмовской дар, это нельзя оспорить. Я…

— Обратись к королю! — грубо перебила. — Ты его верный подданный. Ты глава всех магов Обраса. Скажи что-нибудь, придумай, в конце концов.

— Динара, послушай… — он вновь попытался воззвать к моему разуму и приобнять, но я молча отстранилась. Сейчас меня душила злость. Я ненавидела мага за его беспомощность, презирала…

И этого человека я люблю?

— Динара! — маг все же схватил меня. Тут же, не задумываясь, попыталась вырваться, но он не дал мне это сделать, не отпустил из своих сильных объятий. От бессилия я стала кричать. Мужчина подхватил меня на руки, мгновение — и он прижимает меня к кровати, заставляя смотреть ему в глаза. И я смотрю, чувствуя, как все сильнее во мне растет злость, раздражение и гнев. К нему…

— Динара, я не могу ничего сделать. Я отстранен. И если я начну просить за эту девочку, то ничего не добьюсь. Ее все равно сожгут, а я только докажу их правоту, что выступаю на стороне братства. Начнутся обыски, они найдут тебя. Они узнают, что ты ее сестра. Прости меня, но я не хочу тебя терять! — в его голосе было столько отчаяния и раскаяния. Но мне было все равно. Мою Энни собирались убить самым жестоким способом. Она покинула деревню из-за меня! Она не должна была быть здесь!

Сил бороться больше не было. Я расслабленно лежала под тяжестью тела мага, отвернув от него голову. Лишь горькие слезы душили и лились на покрывало, оставляя мокрое пятнышко.

Лайзел аккуратно, словно боясь спугнуть, привстал. Бережно приподняв меня, обнял, поцеловал в макушку. Мои руки расслаблено висели в разные стороны, голова безвольно упала на его грудь, я чувствовала себя тряпичной куклой. Ни на что не способной вещью. Просто красивый декор для дома. Все эти беды из-за меня…

— Но почему ты не можешь ей помочь? — еле слышно шепчу, зарывшись носом в складки одежды.

— Прости меня, — опять этот невразумительное, никому не нужное извинение.

Я зло отстранилась.

— Как же я ошибалась в тебе! На самом деле ты — трус, который ничего не может.

Встала. Решительно направилась к двери. Я сама пойду к ним. Увижу Энни. Однако сильные руки схватили меня раньше, чем дошла до двери. Маг встал передо мной, не давая пройти.

— Нет, Динара, я не пущу тебя! — казалось, мои слова его вовсе не задели. Он был совершенно спокоен и серьезен, как всегда.

— Мне надо ее увидеть, — тихо признаюсь, а сама мысленно кричу, пытаясь достучаться до Лайзела.

— Ты погубишь нас! Бог со мной. К черту все, моя карьера и так пошла под откос. Но ты? Ты выдашь себя. Тебя сожгут вместе с ней.

— Мне все равно! — я попыталась оттолкнуть его. Но на этот раз маг действовал иначе: схватил меня со всей силы, до боли сжимая руки. Я вскрикнула, выгибаясь, будто бы это поможет выбраться из его цепкой хватки.

— Прости, но я не позволю тебе загубить жизнь.

Сказав это, он совершил ужасный поступок, который я никак не могла от него ожидать. Он грубо толкнул меня на пол. Я лишь успела удивленно взмахнуть руками, пытаясь за него зацепиться. Но не смогла, падая и больно ударяясь. Хотела встать и кинуться к дверям, но поняла, что опоздала — их уже заперли на ключ.

— Нет! — я кинулась, повиснув на ручках. Забила по двери, отчаянно закричала, проклиная, но меня не слышали.

Боже, как же я ненавижу тебя! Как я могла быть такой слепой и верить этому человеку? Любить его?!

Моя Энни… Силы закончились, и я ослаблено осела на пол. Как же плохо. Голова болит, сердце будто бы разрывается на части. Господи, прошу, спаси Энни! "Господи"? Меня вдруг осенило. Демон! Он поможет! Должен!

— Явись! — громко выкрикнула. — Я знаю, что ты меня слышишь!

В ответ тишина.

— Дьявол тебя побери, ты мне нужен!

Внезапно рядом со мной вспыхивает сизая дымка, мгновение… рядом стоит он. Серьезный, нахмуренный, со сложенными на груди руками и, как обычно, в одних брюках. Но все это меня не волновало, хоть нагим бы пришел. Сейчас мне надо, чтобы моя Энни была здесь!

— Я знаю, зачем ты меня вызвала, — опередил меня демон. — И до того, как ты кинешься просить — нет.

— Что «нет»?! Почему «нет»? — я действительно метнулась к нему, забила руками по груди демона, не в силах смотреть на его спокойное лицо, но он с легкостью, словно бы пушинку, отстранил меня и покачал пальцем.

— Не перебарщивай, помни, с кем говоришь.

— Вот именно! Я прекрасно помню, кто ты. Ты обязан ее спасти! Ты обещал. Помнишь? Четыре года назад. Ты по договору приходишь ко мне за силой, а значит, спасешь сестру. Иначе наша сделка будет недействительна.

— Мне уже это неважно, — совсем равнодушное. — Я сделал то, что хотел. У меня есть договор с магом.

— Как? — на миг опешила. — Но ты же обещал…

Я сползла на пол, цепляясь за штаны демона. Договор? Они с магом заключили какой-то договор? От этого стало еще неприятнее. Но по сравнению с теми чувствами, что меня сейчас одолевали, это был небольшой пустяк.

— Умоляю тебя, прошу, — по щекам вновь потекли слезы, которые только-только прекратились. — Пойми, все это было ради нее. Не могу я ее потерять! Не могу!

— Динара…

Изумленно подняла не него заплаканный взгляд, замечая в его янтарных глазах вспыхнувшее какое-то новое чувство. Но… разве ему может быть меня жаль? Или Энни? Нет. И как же хочется надеяться, что он услышит меня. Однако, если его слова правда, если я больше не нужна ему…

— Тогда выпусти меня отсюда! — решительно приказываю, забывая, что передо мной страшный слуга сатаны. — Открой дверь.

— Не глупи, — на удивление демон даже не разозлился, лишь немного нахмурился, сведя темные брови на переносице. — Ты ничего не сделаешь. Только погибнешь вместе с ней.

— Значит, с ней. Она весь мой смысл…

— А как же маг? — губы демона скривила знакомая насмешливая улыбка. — Любовь прошла, завяли помидоры?

— Не хочу слышать о Лайзеле! — гневно выкрикнула. — Открой мне дверь. Ведь теперь у тебя есть договор с ним, так ведь?! Какая тебе разница, умру ли я?

Он ничего не сказал, недовольно повел плечами и вдруг исчез, а я не знала, что и думать. Как поступить, когда мою свободу связали по рукам и ногам?

Внутри образовалась пустота, слезы все еще текли по щекам, а я понимала, что не могу ничего сделать. Вообще ничего. Толку от дара, если в нужной ситуации, помощи он не приносит?! Любимый отвернулся, не желая подставлять себя, демон… а что демон? От него не стоит ничего ждать, особенно теперь, когда он заключил договор с Кафразом. Как же мне быть?! Я с силой ударила кулаком по полу

— Да гори оно огнем!..

* * *

На площади все больше собиралось толпа зевак. Ведь на деревянном постаменте за какое-то мгновение успели соорудить место для казни. Огромный столб в окружении хвороста, И это в такой холод! Вся в синяках и ссадинах, она еле переступала с ноги на ногу, потеряв силы от пыток инквизиции или же от осознания безысходности своей судьбы.

В спину ее колола пика, страж нетерпеливо подгонял бедняжку, не давая возможности ей собраться с силами для очередного шага. Растрепанные и слипшиеся от воды волосы закрывали почти все лицо, на котором залегли синяки. Всего за несколько часов инквизиция превратила ее в дряхлую калеку.

Девушку поставили у столба, и священник зачитал «очистительные» молитвы. Но она не слушала его слов, не смотрела на толпу, ища поддержки. Знала, что не найдет в ней оклика. Ведь была научена горьким опытом — некогда такая же участь настигла ее сестру, и тогда она была на стороне ликующей толпы. Девушка не надеялась, что кто-то спасет ее или заступится. Знала, что даже муж не поддержит ее. Несмотря на всю горечь ситуации, она понимала — это ее кара. Наказание за то, что отказалась от сестры. Теперь ей предстояло испытать весь тот ужас, что испытала Динара…

Главный инквизитор Либертона в нетерпении подгонял священника. И вот бургомистр официально перешел к своей речи, зачитывая длинный монолог о том, как страшны женщины с колдовским даром и что случается с теми, кто становится у них на пути. Что ужасные ведьмы проклинают всех и насылают на город чуму, спят с дьяволом и пожирают младенцев. Поэтому лучше будет избавиться от такого зла. И тогда Господь смилостивится…

Закончил свою проповедь всего двумя словами: "Смерть ведьме!" Девушка никак не сопротивлялась, когда ее хрупкую, трясущуюся от холода фигурку стали привязать к грубому нешлифованному дереву.

Запылал факел в руках палача…

«Всеведающий Сатана, какого черта я здесь делаю?» — пронеслось в голове у демона, когда он, в своем истинном облике "зверя", предстал перед собравшимся народом. Люди в страхе замерли, не веря своим глазам. Замерли и палачи Энни. Никто не мог поверить, что перед ними явился сам дьявол! Существа ада давно превратились для людей в сказки, всего лишь страшилки для грешников. Ведь с гонениями ведьм и демонов призывать стало некому…

Кто-то выкрикнул из толпы: «Демон!» Это словно отрезвило людей. Народ кинулся кто куда, образовывая давку.

Демон воспользовался моментом, камнем ринулся вверх, прямо к девушке. Скидывая вниз, прямо на людей, ставшего на его пути священника.

Смотря на весь этот ужас, инквизитор понял, зачем явилось сие зло.

— Эта ведьма сатану во свое спасение! — вскричал он, указывая на перепуганную привязанную девушку. — Не дайте ей уйти!

Стражи кинулись к ведьме, взбираясь на постамент. Лучники на стенах домов, которые были призваны защищать главных города, приготовили стрелы.

Энни испуганно закричала, когда огромное чудище закрыло своим телом последние лучи уходящего солнца. Она была привязана и ничего не могла сделать, только смотреть, как демон тянет к ней свои огромные когтистые лапищи.

Существо недовольно вскрикнуло, чувствуя, как одна из стрел настигла его. Но демон не обратил внимания на боль, ему надо было быстрее освободить сестру Динары. Легким движением он разорвал веревку, обмотанную вокруг хрупкой фигурки.

Боковым зрением демон увидел блеск меча и отставил в сторону руку, призывая адское пламя. С громким криком нападающий выронил оружие, в агонии побежал в сторону. Стражника охватило пламя, но рядом нигде не было воды. В конце концов обгоревшее тело замертво упало с постамента…

Демону не было дела до них, все его внимание приковано к девчонке — ее надо защитить, отбиваясь еще от дюжины воинов.

Увидев ужасную смерть товарища, стражники менее решительно махали мечами, не зная, как справиться с монстром. Они боялись…

Демон вскрикнул от неожиданности — кто-то задел крыло. Рана была неглубокой, но неприятной. Зарычав, демон обернулся, поднимая на руках человека. Тот заорал, летя вниз. Удар, еще удар. Огнем и неистовой силой он избавлялся от врагов. А рядом, у столба, с широко распахнутыми от ужаса глазами сидела девушка на куче смоченных смолой ветвей. Ей было страшно даже просто пошевелиться. Она думала, что хуже смерти ничего не может быть, но теперь поняла, как сильно ошибалась. Осознание того, что она взаправду ведьма, пугали куда сильнее всего происходящего. Ведь она та, кто заставил самого сатану явиться к ней. Ее молитвы были услышаны… но не богом, и это приводило девушку в ужас. Она попадет в ад!

Демон двигался ловко, как хищное животное, избегая стрел и удары меча. Тем временем, в сопровождении охраны постамент покидали инквизитор, бургомистр и глава города. Они решили спрятаться в ратуше,

В центре событий появился маг из Гильдии. Засучив рукава, он призвал в своих пальцах силу. Прошептав заклятие, молодой мужчина запустил в демона шаром сиреневого огня.

Существо вскрикнуло, изогнув от вспыхнувшей боли спину. Этим воспользовались воины, нанося ему удар. Разозлившись, демон напряг тело, заставляя зажечься красные узоры на спине и руках. Теперь он выглядел так, будто бы его охватили языки пламени. Размахивая лапами, он стал раскидывать врагов, не сильно заботясь о том, что может наткнуться на лезвия.

Он понимал, что стоит уходить. Вскоре здесь могла собраться вся гильдия магов, а он не был уверен, сможет ли побороть их. Да, Динара дала ему достаточно сил, но они иссякали. Демон врал ей, убеждая, что она больше ему не нужна…

Пока новая стража не пришла по его душу, он наклонился к девушке, протянул ей когтистую лапу и прорычал:

— Пошли со мной!

Он мог бы и силой ее схватить, но понимал, что если она начнется брыкаться, то навредит себе. Как он и думал, после его слов девушка лишь сильнее в страхе прижалась к столбу, смотря на него огромными перепуганными глазами.

— Не бойся, я пришел от имени твоей сестры Динары, — этими словами он настиг цели. Стена непонимания упала. Девушка замерла, удивленно смотря на него. Услышав имя сестры, она действительно расслабилась, доверилась этому существу. Энни не думала, откуда он пришел и как Динара связана с ним. Она просто хотела жить. Молча разрешила взять себя на руки, прижать к разгоряченному от битвы телу…

Демон взмыл в воздух, с силой отталкиваясь мощными ногами от сцены. Вдогонку побежали маги, а на стенах готовили новые залпы лучники. Все это видела Энни, слыша громки стук собственного сердца. Страшно. Никогда так еще не было страшно. Она прижалась к могучему существу, ища защиты…

Рядом летали стрелы и огонь, но демон ловко их избегал. Прижав посильнее девушку, он уклонился влево от очередного заряда магии и обернулся: рядом с главным магом его сослуживцы создавали более сильное колдовство…

Лютая ненависть охватила демона. Как эти людишки смеют противостоять ему?! Он хотел кинуться на них камнем и показать весь ужас ада, на что способен, пусть для этого даже истратит все силы, которые еще не были восстановлены в полном объеме. Но не мог. К нему, словно дитя, жалась девчонка — любимая сестренка и самый дорогой человек для Динары. Демон знал это, ощущал внутренним чувством.

Эта чертова девушка, чьим заложником он стал, привязала его к себе. Он стал чувствовать, испытывать то, о чем ранее не знал. Когда Динара плакала, молила, чтобы спас Энни, казалось, внутри что-то оживает. Он противился этому неизведанному странному ощущению, но в душе уже осознавал: нет ничего ужаснее, чем смотреть на страдания Динары.

Он сам не догадывался еще, что забирая силу ведьму, забирает не только магию, питавшую его, но и ее человеческие эмоции…

Демон вздрогнул всем телом, ощутив, как стрела попала в солнечное сплетение, зайдя очень глубоко. Девушка испуганно посмотрела на спасителя, замечая в его ярких янтарных глазах боль.

— Не волнуйся, я во что бы то ни стало спасу тебя! — уверено проговорил он.

Инквизитор уже добрался до лучников. Он видел, что демон уже высоко над землей. Но стрелы и магия еще способны достать его. Мужчина знал, что есть единый способ изгнать зло — убить источник, питавший его.

Приблизившись к командиру лучников, он отдал им приказ:

— Цельтесь ведьму!

Лучник кивнул, натягивая тетиву. Посмотрел на фигуру демона. Тот, держа в одной руке девчонку, которая жалась к его телу, другой призывал тьму. И в момент, когда демон открылся, чтобы иметь возможность атаковать их, лучник со свистом пустил стрелу…

Испуганные глаза, тоненькая зажатая фигурка. Неужели это дитя способно на такое? Мужчина впервые за свою долгую службу отвернулся, не желая смотреть.

Энни даже не вскрикнула, когда стрела пронзила ей горло. Все произошло настолько быстро, что даже боль показалось мимолетной. Она лишь непонимающе посмотрела на демона, который даже не сразу понял, в чем дело. Только когда горячая кровь хлынула на его руку, он изумленно опустил глаза. На мгновение замер в воздухе. Забыв обо всем, демон схватил Энни за шею, зажимая потоки крови. Но ничего не помогало. Красная жидкость пробегала сквозь пальцы. Девушка захлебывалась своей же кровью…

Нервная судорога сжала хрупкое тело, какое-то мгновение и Энни перестала дышать, тем самым освобождаясь от мук.

Демон неверяще посмотрел на нее. Его глаза полны ужаса. Он не смог! Первый раз в своей жизни он захотел помочь кому-то, и не смог! Он подвел Динару.

— Нет! — существо тьмы не сдержал крик отчаяния.

Глаза налились кровью, когда он взглянул на убившего Энни лучника. Держа крепко тело девушки, демон полетел навстречу убийце. На скорости залетел на стену, сбивая других лучников, царапая тело об их стрелы. Долетел до противоположного края, аккуратно положил девочку…

Теперь его ничто не держит. Теперь он думает лишь об одном — смерть. Демон чувствовал, как проснулось его истинное , жаждущее убивать. И сейчас он исполнит его зов.

Несмотря на многочисленные раны и потерю сил, демон призвал всю свою магию. Его тело теперь не просто горело, к нему нельзя было прикоснуться. Он кинулся на главного лучника. Тот ничего не успел предпринять. Его убийство было легким — хруст шейных позвонков — и человека нет.

Демон не чувствует, как стрела пронзает его где-то в области сердца. Он видит лишь цель, кого должен лишить жизни. Легко отбрасывает всех тех юных мальчиков, пробираясь к главному злу — инквизитору. Священнослужитель попытался сбежать, но нельзя скрыться от порождения ада, если оно явилось за тобой.

— Ты убил невинное дитя, — голос демона прозвучал словно из преисподней. Его когтистые лапы настигли инквизитора.

— Нет-нет, — испуганно пролепетал мужчина, когда демон поднял его над своей головой.

С неистовым криком инквизитор полетел вниз. Стоя на краю ратуши, демон с удовольствием наблюдал, как тело падает на каменную дорогу, окропляя вокруг алой кровью.

В этот самый момент маги, о которых забыл демон, сотворили сложный аркан. Паутинка магии охватила демона совершенно неожиданно. Он только вскрикнул от боли, с изумлением оступаясь…

Собрав последние крупицы своих сил, демон представил образ Динары, ощутил, что сейчас хочет быть около нее. И уже падая в облике человека, он исчез прямо в воздухе.

17 глава. Утрата

Я сидела на кровати, поджав под себя ноги. Слезы давно высохли, отчаянность сменило смирение, и больше "послушная" ведьма уже не пыталась выбраться из комнаты, понимая, что маг все предусмотрел. Вот так напряженно сидя, просто глядела в одну точку на стене, пока рядом с кроватью на пол, прямо из воздуха, не свалился демон. Это произошло настолько неожиданно, что невольно подскочила от испуга. В своем человеческом обличии, лишь рога в черных волосах выдавали истинную сущность.

Опираясь об кровать, он медленно поднялся. И только тогда я увидела ужасные раны и кровоподтеки, несовместимые с жизнью, но демон жил, даже уверено стоял.

Зажала ладошкой рот, когда демон стал одну за другой вытаскивать из себя стрелы, со злостью откидывая их сторону. Последняя, что была в солнечном сплетении, далась ему с большим трудом. Его лицо исказила гримаса боли, он заскрипел зубами. Его тело сдалось: ноги подогнулись, и он тяжелой глыбой рухнул на кровать. Устало закрывая глаза, тихо прошептал:

— Я пытался, правда пытался…

— Ты видел Энни?! — я замерла, показалось, даже не дышу. — Ты вытащил ее?! Где она?

Демон с трудом приподнялся на локтях, заглядывая мне в глаза.

— Динара, «пытался» уже значит, что не смог. Там было слишком много магов, инквизиция, лучники и королевские воины…

— Что с ней? — голос дрогнул. Я и так прекрасно понимала слова демона, но не хотела верить. Нет. Энни не могла погибнуть. Как?

— Она мертва… — эти слова дались ему тяжело, и он от бессилия рухнул обратно.

— Тогда зачем ты пришел?! — я отошла от кровати, дальше от демона, лишь бы не стоять рядом. — Зачем, если все равно не смог спасти ее?!

Глаза застелила пелена слез, а ведь мне казалось, я просто уже не в силах плакать.

— Потому что мне нужна помощь, — тихое признание. — Я полностью лишен сил, я…

— Мне все равно! — решительно перебиваю, глядя куда угодно, но не на демона, не на его ужасные раны. Не хочу видеть его боль. Ведь тогда потеряю всю свою решимость, а сейчас… сейчас когда Энни больше нет, демон не властен надо мной. Я могу наконец освободиться.

— Ты не сдержал своей части сделки! — стараюсь говорить ровно, но чувствую, как вновь подкрадывается отступившее отчаянье. Еще немного, и я не сдержусь… накинусь на него. Скажу все что думаю. Ведь это он виноват! Он мог… должен был спасти ее любой ценой.

— Да послушай же ты! — демон вдруг поднялся, резко и быстро оказываясь рядом. Откуда только силы взялись? Но он стоял. С лица сошла кровь, по бледному лбу скатилась блестящая капелька пота, но схватил за плечи крепко, встряхнул меня, а в следующее мгновение прижал к себе, морщась, видимо, от боли.

— Энни мертва, этого уже не изменить. И мне действительно жаль, что вышло именно так. Знай, я приложил все силы для ее спасения. Но ты можешь спасти таких, как твоя сестра, невинных девушек, которых десятками истребляют за месяц. Поверь…

— Предлагаешь вступить в ряды повстанцев, дьявол тебя побери?! Ненавижу! Убирайся! — опершись об грудь, отстранилась от него.

Я ничего не хотела слышать. В голове лишь одна мысль била набатом — Энни мертва! Остальное все неважно.

— Никогда не приходи ко мне, слышишь! Нашей сделки больше нет!

— Ошибаешься! — его голос прорезался, я уловила знакомые гневные нотки. Но страха совершенно не было. Я не боялась его. Что бы он не сделал или не сказал, прежней власти надо мной у него нет.

— Посмотри на свою ногу. Ты все такая же проклятая! — демон с силой оттолкнул меня к окну и устало сел на кровать, опуская взгляд на свои раны. Кривясь. Проводя рукой и размазывая кровь

— Ты навсегда моя. Я даже мог не пытаться помочь твоей сестре. Договор был исполнен еще несколько лет назад, когда спас ее от болезни. Все остальное, что могло с ней произойти, не касается меня. Ты навечно связана со мной! Глупо было с моей стороны кидаться к твоей сестре, подставлять себя под удар, показываться этим смертным ничтожествам. Но видать глупость — побочное действие нашего магического обмена. Однако и я могу тебя поздравить, моя маленькая грешница, — его губы тронула кривая улыбка. — Наша связь взаимна. Как и я беру от тебя эмоции и чувства, так и ты вбираешь в себя зло…

— Нет! — я закрыла уши, не желая его слушать. — Прекрати!

— О да, Динара, ты уже становишься другой…

Я не ответила. Сжала губы. Мне хотелось прекратить эти бессмысленные разговоры. Молча пошла в купальню, где еще оставалась теплая вода, принесенная служанками. Взяла полотенца и вернулась к демону, который лишь с маленькой толикой интереса наблюдал за мной. Заметив, что я принесла мисочку с водой, ухмыльнулся:

— Неужели совесть проснулась? Поздно, милая, ты уже…

— Ляг! — перебила и толкнула его в плечо, заставляя опуститься на подушки.

— М-м-м…

Не обратила внимания. Мне вовсе не хотелось с ним говорить. Слушать тоже. Мне было противно от его слов, противно от самой себя и больно.

Смочила полотенце и стала осторожно смывать с него кровь, равнодушно наблюдая за потекшими на постель светло-розовыми потоками. Совесть? Нет. Благодарность? Не знаю. Но он хотя бы услышал меня, пошел за Энни…

Но в глубине меня все равно душила злость. И на самом деле не к демону, даже не к магу, только к себе! За то, что в конце концов не смогла защитить Энни. Смерть забрала свое, несмотря на то, что четыре года назад мне удалось ее обмануть. Так почему сейчас не вышло?

— Динара… — тихий шепот демона, и я ощущаю его горячую ладонь на своей, только сейчас замечая, что вожу полотенцем по одному и тому же месту.

— Прости!

Убираю руку, выжимаю полотенце и вновь провожу по телу демона, с удивлением замечая, как его раны затягиваются на глазах, а рисунки слабо светятся по телу.

— Но как?

— Наша связь стала сильнее, — спокойно объясняет. — Мне достаточно твоего прикосновения, чтобы восстановить хотя бы часть сил, но этого все равно мало. Однако я не стану сейчас от тебя ничего требовать. Понимаю.

Молчу. Смешно звучат его слова. Кому нужно сочувствие… от демона? Просто смотрю, как самая глубокая рана на солнечном сплетении начинает ярко светиться, как вокруг зарубцовывается его кожа…

Касаюсь рядом ладонью, без полотенца. Свет становится ярче, а под его кожей, словно маленькие змейки, к ране двигается сила по горевшим знакам.

— Спасибо… — шепчу, понимая, что была резкой, а он… он хотел как лучше. Он не опустил руки, как маг. И это так странно и непонятно. Почему?

— Ее тело? — набираюсь смелости спросить, чувствуя внутри давящую неприятную боль. — Что с ним?

— Скорее всего, было сожжено, — говорит как есть, и вновь сжимает мою руку, другой осторожно, даже нежно, утирает мои выступившие слезы.

Я не вырываюсь. Просто сижу рядом, наблюдая, как его раны закрылись грубой корочкой, но полностью они не исцелялись.

Демон отстранил мою руку, сел и заглянул в глаза. Я не знаю, что он хотел там увидеть, но остался доволен. Я не испытывала к нему ненависти, если он искал это. Не знаю. Но боль… она разрывала на части и не отпускала меня, я не знала, как с ней справиться.

— Она пройдет. Поверь. Нет, ты не забудешь, просто станет чуточку легче.

— Но откуда тебе знать, ты же…

— Демон? — закончил он — Наверное как раз поэтому, ведь я прожил не одно столетие.

Меня обняли. Крепко-крепко. И тихо зашептали на ухо:

— Плачь, если хочется. Злись. Ненавидь. Но не держи эмоции в себе, не души их.

Я отстранилась, слабо ударила демона, но он лишь приподнял уголки губ.

— Это твоя злость? Сильнее! Выпусти чувства и боль утихнет.

Вновь ударила его по плечу, по груди, но он словно не ощущал моих ударов. Я не уловила того момента, когда по настоящему забила его в грудь, когда закричала, выпуская наружу то, что так сильно душило…

А уже в следующее мгновение сидела на руках демона и опять плакала. Не делая попыток вырваться или отстраниться, давая волю чувствам. Мне просто нужно, чтобы кто-то был рядом…

Поворот ключа, скрип двери, но даже не обернулась, прекрасно догадываясь, кого увижу. Только сильнее прижалась к демону, не желая сейчас видеть Лайзела. Не знаю, смогу ли я ему простить то, что он закрыл меня здесь, пусть даже и для моего блага.

— Динара? — его голос показался холоднее льда. Он злится? Это я должна злиться!

— Отпусти ее! — приказ, но демон и не думает выпускать меня из объятий, да и я не хочу. Пусть Лайзел видит, пусть его это задевает. Хочу, чтобы он жалел о том, что закрыл меня здесь!

Демон словно чувствует это, ухмыляется и демонстративно проводит рукой по моей спине, останавливая ладонь на ягодице. Не вырвалась, лишь немного напряглась.

Я ощущала на себе тяжелый взгляд мага, прислушиваясь, как он уходит. А после серьезно задумалась — не зря ли? Ведь эта мимолетная маленькая месть может нарушить наши отношения. Ведь я люблю его. Не знаю. Все равно. Ничего не хочу.

Медленно встала, демон отпустил, не держал больше.

— Если ты восстановил силы, оставь меня, пожалуйста. Мне надо побыть одной.

Он не язвил. Легонько кивнул, коснулся моей руки и исчез. И только оставшись одной, вновь дала волю чувствам, обессилено падая на кровать…

* * *

Летели дни. Демон не приходил больше, а маг с утра до вечера где-то пропадал. Он даже не пытался заговорить со мной после того случая в моей комнате, и я понимала его, осознавала, что виновата. Сама не знаю, что на меня тогда нашло. Может, демон прав? Я становлюсь другой? Надеюсь, что нет, но мне не хватало Лайзела и было мучительно больно, что он избегает меня. Наши занятия давно прекратились, и я чувствовала себя одиноко. Из-за этой угнетающей тишины в доме мои мысли часто возвращались к Энни, к тому дню, когда встретила ее. Может быть, и не случись этого, не было бы и остального?! Как же больно. Демон обманул, эти чувства никуда не уходили, а становились только сильнее.

Я часами блуждала по дому, не зная, чем себя занять. Как же глупо. Зачем я так себя повела? Ведь Лайзел понимал, что меня опасно отпускать. Злости на него уже давно не было. Ведь что он мог еще? Или мог? Но мне нужен он, мне надо быть с ним, ощущать его тепло, прощение, знать, что я не одна, что жива… Неужели он не понимает, как сейчас нуждаюсь в его поддержке?

За окном пролетела птица, и я решилась. Будь что будет, но попытаюсь. Не могу находиться больше одна, в этих мрачных стенах, с этой острой болью.

Глубоко вздохнув, уверено направилась в кабинет Кафраза, где он просиживал последними ночами. Я видела, его что-то беспокоит, но он не делился со мной.

Даже не постучала. Просто резко открыла дверь и вошла. Знаю, что она всегда открыта.

— Динара? — изумление, он не ожидал моего прихода.

Захожу. Ничего не объясняя, обхожу стол, становлюсь за спиной мага, кладу руки ему на плечи, склоняюсь и тихо шепчу, понимая, что если отстранится, то все — не простит.

— Пожалуйста, выслушай меня, не прогоняй…

Молчит. Я уже смелее продолжаю:

— То, что ты видел. Я жалею. Мне стыдно. Просто мне было так больно, а ты запер меня и… — пауза. — Я просто разозлилась.

— Динара, — он все-таки отстранился от меня. — Даже если тебя одолевала злость, как ты могла опуститься до того, чтобы быть с демоном? По своему желанию!

— А как ты мог заключить с ним договор?! — сама не знаю, что заставило пойти на попятную, но…

— Ты знаешь? — и сам же ответил: — Конечно, знаешь. Но поверь, Динара, сделка для блага. Она поможет таким как твоя сестра! Невинным девушкам, в которых есть дар. Ты же придавалась утехам с ним…

— Нет! — эмоционально перебила. — Не говори так. Как ты можешь думать обо мне такое?! Он сразу же исчез, он понял, не давил…

— Демон? Понял? — смешок. — И что, по-твоему, я должен был подумать, видя тебя в его объятиях? Да, я знал твою тайну. Понимал, чем ты занималась ночами с демоном. Но думал, теперь, когда мы вместе… ты не станешь этого делать. Тем более сразу же после казни сестры. Когда тебя ничего не держит возле демона…

— Держит… — тихое признание. — Моя подпись в договоре. Я и дальше принадлежу ему, даже после смерти Энни. Клеймо проклятой все еще на мне. Но клянусь богом, никогда теперь он не заставит меня. Ему нечем шантажировать, ведь сестры больше нет. А ты… тобой он не станет, ведь у вас свой договор.

Мой голос дрогнул, я заговорила еще тише, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы:

— В то мгновение, когда ты вошел, демон лишь успокаивал меня. Можешь не верить, но он был рядом, он пытался спасти Энни, и когда вошел ты…

— О да! — холодно перебил. — Наслышан о явившемся на площади демоне. Ты хоть понимаешь, что этим он подставил не только меня, но и тебя?!

— Он пытался спасти сестру!

— Спас?

Я замолчала, а маг продолжил:

— Это был очень глупый поступок. Как думаешь, с кем свяжут явление демона в самом отдаленном городке нашего королевства? Кого король лично туда отправил несколько недель назад, чтобы утихли разговоры? Пойми, Динара, я сочувствую твоей утрате, но ты должна была меня послушаться. Не просить помощи у демона. Заранее было ясно — ему не справиться, как и мне. Я это понимал, думаю, он тоже. Не мог не знать, что на казни присутствуют не только инквизиторы, маги, но и воины для защиты высокопоставленных лиц, тем более в наше время, когда идет неразбериха с повстанцами. Так еще возле ратуши! Демон удумал явиться перед всеми, возле гильдии! Я уверен, это был какой-то его план. Возможно, чтобы просто склонить тебя, расположить к себе…

— Он вернулся обессиленный и раненый!

— К тебе? Зная, что ты поделишься силой?

Я растерялась, по-новому взглянув на мага. Его слова так логичны, но как же тяжело признать, что это правда. Что у Энни не было никаких шансов на спасение. Но отчего-то в глубине души мысль, что маг и не пытался попробовать спасти, отдавалась болью. Почему-то мне кажется, что демон не специально это подстроил. Или мог? Динара, послушай саму себя! Ты защищаешь демона? Лайзел прав…

— Динара! — Кафраз неожиданно притянул меня к себе. Обнял. И больше ничего не говорил. Вот так замер, вместе со мной, положив подбородок на плечо, касаясь своим лицом моего.

И от этого простого, но такого нежного действия, внутри потеплело. Я улыбнулась, понимая, что прощена. Что могу быть с ним, что мы можем попробовать еще раз, не останавливаясь на обидах и глупостях своих поступков…

* * *

Я сидела у себя в комнате, подперев голову руками, и смотрела на свое отражение в зеркале над столиком. Самые разные мысли посещали меня. Так странно, потеряв сестру, через боль осознаю, что теперь свободна. Маг простил меня, а я его. Несмотря ни на что. И теперь, в прошествии столь долгого времени, наконец смогу сказать себе: ты свободна! На глаза навернулись слезы. Энни, прости, что думаю так. Прости, что как бы "радуюсь" твоей жертве…

Подняла заплаканные глаза на зеркало, аккуратно вытерла слезы. Лайзел хотел, чтобы мы пообедали вместе. Я не могла ему отказать. После стольких дней молчания и боли в одиночестве мне нужна была поддержка и то тепло, что дарил мне маг.

Вновь опустила взгляд на свое отражение и испуганно вздрогнула. Там был демон! Резко обернулась, держась за спинку стула дрожащей рукой. Нельзя же так пугать.

А он как ни в чем не бывало расслаблено стоял за спиной.

— Что тебе нужно? — грубо отозвалась. Мне совершенно не хотелось его видеть, поэтому я намеревалась дать ему отпор, чего бы он ни потребовал.

Заметив мое состояние, демон в удивлении приподнял бровь. Но на его губах все еще была легкая улыбка.

— Я хотел лишь проверить, как ты себя чувствуешь, — голос спокойный и ласковый.

— Странно слышать это от демона, — отвернулась, делая вид, что очень занята расчесыванием волос, которые и так были давно приведены в порядок.

— Вот как? — послышалось некое разочарование. Демон неспешно подошел ко мне, положил свои руки мне на плечи. Я напряглась, расческа замерла, прекратив свой путь по волосам.

Он ласково опустил мою руку, перед этим убрав из нее щетку. Наклонился и горячо выдохнул на ухо:

— Я думал, что после того случая ты будешь более ласкова со мной…

Вскочила со стула. Ласкова?!

— Лайзел был прав: ты был на площади только затем, чтобы расположить меня к себе, а не ради Энни!

— «Лайзел»? — переспросил демон. Нежность сошла с его лица, в глазах заплясали недобрые огоньки. — Ты снова называешь его Лайзелом?

— Что тебя удивляет? — меня разозлило, что он лишь это заметил из всего сказанного.

— Хочешь сказать, что после всего произошедшего снова, как последняя сука, бросилась к своему хозяину, как только он сказал «к ноге»?

Сжала кулаки, чувствуя, как внутри закипает злость.

— А ты думал, что стоит притвориться рыцарем, и я буду бежать к твоей ноге? — гнев поднимался из глубин души. Я понимала, что уже не остановлюсь, да и не хотела. Медленно приблизилась к нему, шаг за шагом, тихо шипя, словно бы разозленная кошка:

— Ты думал, что я поверю в сказку, будто бы ты решил помочь моей сестре только потому, что я попросила? При условии, что на контракт это все равно не влияло? Поверю в твое благородство? Ты знал, что я откажусь спать с тобой, когда Энни не станет, и придумал весь тот спектакль? Знал, что все равно не погибнешь под стрелами, ведь явишься ко мне, а я, как последняя дура, поверю тебе и помогу? Знал, что моя сила спасет? Ты думал, буду вечно верить в твои небылицы? Только знаешь что? — я приблизилась совсем близко к нему, даже приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до его лица и произнести: — Ты забыл про одну деталь — я знаю, что ты не человек! И тебе чуждо сострадание и благородство…

Я с удовольствием увидела, как удивленно расширились глаза демона. Он не ожидал таких слов. Мне удалось задеть его. Растянув радостную улыбку, я развернулась к нему спиной и гордой походкой направилась к двери.

Меня ждал обед с Лайзелом.

— Нет уж, постой! — демон захлопнул открывшуюся дверь перед самим моим носом. Испуганно отпрянула, все же боясь быть рядом с разозленным демоном.

— Вот ты и показал себя настоящего, — с горечью бросила я, более уверено добавляя: — Только знай, я уже привыкла к твоим вспышкам гнева и не намерена их терпеть! Пропусти!

Хотела обойти демона, но…

— Я сказал: стоять! — он крепко схватил меня за плечи, оттащил от двери. Заставил насильно сесть на кровать, оставляя синяки на руках.

С ненавистью посмотрела на него. Хотелось закричать, чтобы явились все, чтобы служанки увидели и позвали Лайзела. Но не могла себе этого позволить. Боялась, что демон сможет сказать Кафразу лишнего обо мне, ведь я так и не рассказала правды, что пришла в его дом по приказу…

— Я не знаю, что тебе наговорил твой любимейший маг, зато хорошо представляю! И поверь, это он обманывает тебя. Клянусь, я хотел относиться к тебе иначе. Пришел сегодня, думая, что не увижу перед собой холодную преграду презрения. Надеялся, что ты наконец посмотришь на меня иначе. Но нет! Стоило этому ничтожному человечку раскрыть свой рот, как ты впитала в себя все, что он сказал.

— А что ты хотел? — перебила, не в силах слушать. — Что я не поверю тому, кто так хорошо ко мне относится? Человеку, который принял меня, несмотря на все мои грехи? Ты думал, я не сумею простить его?

— Да! — выкрикнул демон. — Твой маг всего лишь обманывает тебя, используя в своих целях!

— Ты ошибаешься, если думаешь, что я легко поддамся на твои уловки! Лайзел сказал мне о контракте…

— Но ведь он не сказал, в чем заключается наша сделка? — хитрая улыбка тронула губы демона.

— В том, что этим договором он спасет жизнь таким, как я и моя сестра! — я не желала его слушать, он вновь хотел настроить меня против Лайзела. — Он все ради меня делает!

— Ты уверена, что ради тебя? А ты не задумывалась, для чего ему нужна была ведьма? — выжидающая пауза. Ждет мою реакцию. Я ничего не говорю, знаю, что он и сам все сейчас скажет. Боюсь его слов.

— Так я скажу тебе, маленькая ведьма, — демон наклонился ко мне, шепча тихо-тихо на ушко: — Маг так легко подобрал нищенку с улицы, потому что почувствовал ее сильный дар, дар ведьмы, которая способна призвать демона высшей иерархии.

— И ч-что? — хотела сказать ровно, но голос предательски дрогнул. Ему удалось задеть меня за живое.

— А то… сейчас для тебя будет великое открытие, — демон взмахнул руками, манерно демонстрируя величину, — маги не способны призывать таких как я!

Меня словно бы пронзило молнией, ударяя в грудь. Не может быть! Это все — ради демона? Чтобы я призвала его? Поэтому Лайзел так спокойно отреагировал, когда узнал, что я связана с нечистым? Нет, Динара, соберись! Демон не должен видеть твоих настоящих эмоций. Не показывай ему, что ты веришь, хотя бы на миг сомневаешься… Ему это только и надо!

— Лайзел и я доверяем друг другу.

В этот раз вышло сказать уверено.

— Да он просто пользуется милой мордашкой, причем как ему заблагорассудится. Хочет — играет с тобой в учителя, хочет — просит тебя поработать на «благо великой миссии», а хочет — наслаждается твоим телом! Кто бы от такого отказался?

— Не равняй всех по себе! — снова перехожу на крик. Да сколько можно глумиться надо мной? Я при жизни должна гореть в аду теперь? За одну свою глупость из юности? Ради сестры, которой уже и в живых нет!

— Вот именно, Динара, я невинная овечка по сравнению с ним.

Здесь я не выдержала, истерично засмеявшись от его слов. Все начинало переходить на какой-то жуткий фарс.

— Ты глуп, если думаешь, что я поверю тебе и перестану любить Лайзела. Всем известно, что демоны все делают и говорят лишь для того, чтобы соблазнить на свою сторону.

— Тогда, может, договор тебе поможет? — легким грациозным движением он извлек из ниоткуда свиток.

Я вновь засмеялась.

— Руны? — уточнила. — Те самые, из-за которых страдаю по сей день? Я понимаю твои демонские письмена!

— Вот же сатана! — в сердцах выругался демон. — Тогда знай, что не такая и невинная затея мага — он хочет призвать полчища демонов, дабы они напали на королевство. И как думаешь, кто их предводитель? Умная ведь, читала в своих людских книгах.

— Замолчи! — мне снова пришлось закрыть ему рот не выдержав такого гнусного вранья. — Ты можешь придумывать все что угодно, чтобы оклеветать его!

— Разве? А как же то обстоятельство, что в нужную минуту, когда ты нуждалась в ком-то, мага поблизости не оказалась. Когда ты молила его спасти свою маленькую сестренку, помочь любимой Энни? Его решением было просто запереть кричащую бабу в комнате, проще ведь подождать, пока она успокоится.

— Прекрати!

— Правда глаза колет? Напомню: не он рисковал своей жизнью ради тебя.

— И ты ничем не рисковал! — я вскочила на ноги, сжимая до боли кулаки. Как же злит.

— Ошибаешься! — он посмотрел мне прямо в глаза. — Я почти погиб, но нашел в себе силы исчезнуть с того места. Только благодаря тому, что вспомнил о тебе. Если бы не твой образ, я разбился бы о камень.

— Жаль, — в сердцах воскликнула. — Я была бы счастлива!

Я видела, как все чувства разом исчезли с лица демона, как его яркие глаза затянула мутная пелена. Он больше ничего не говорил. Исчез…

18 глава. Откровения

На обед Кафраз захотел повести меня в какой-то небольшой ресторанчик. Я не стала отказываться, и теперь мы ехали вместе с ним в карете. Я молчала, глядя в окно и скрестив на коленях пальцы. Мне не давали покоя мысли о разговоре с демоном. Внутри все болело и неприятно сжималось от осознания того, что Лайзел взял меня к себе всего лишь из-за того, что ему нужна была ведьма. В этом демон меня не обманул, я действительно нашла книги, в которых говорилось о том, что магам не под силу вызывать в наш мир демонов. Я давно знала, что ведьмы умеют держать связь с нечистым, но и подумать не могла, что могущественным магам это не под силу.

И вот! Невероятное чудо — такой случай представился: Лайзел встретил ведьму-нищенку, готовую пойти за ним куда угодно. Незнающий, что за спиной этой девушки стоит «сатана», тоже идущий к своей цели. Господи, почему вокруг каждый плетет свои интриги? Зачем? От этого было обиднее всего.

Любит ли Кафраз меня? Или все лишь ради вызова демона? Но ведь он уже сделал, что хотел… заключил сделку. Тогда к чему обед? Я не могла этого понять.

Еще утром у меня было приподнятое настроение. Хотелось провести целый день с магом, но теперь… я не могла взять себя в руки. И это не укрылось от Лайзела. Он видел мое состояние, пытался узнать, в чем дело, но я молчала, не решаясь поднять столь опасную тему.

— Динара, — неожиданно взял меня за руку маг и я непроизвольно выдернула ее, лишь потом осознав, как со стороны глупо и некрасиво это выглядело.

Но я не могла ничего с собой поделать. Эти сомнения. Они ужасны. Демон умел зарождать нужные ему чувства. Для чего? Сам ведь хотел, чтобы я вошла в доверие к Кафразу, а когда это случилось, когда я искренней чистой любовью привязалась к нему, демон стал делать все, чтобы разрушить это возвышенное светлое чувство.

— Что тебя грызет? — догадливо спросила Лайзел, но я вновь не ответила, лишь покачала головой.

А он и не стал расспрашивать дальше. Может, решил попробовать позже, либо же подумал, раз молчу — то не стоит и пытаться. Захочу — сама откроюсь? Не знаю. Вскоре карета приехала к городу, и мы вышли. В этот раз приняла протянутую руку мага, не убрав свою. Аккуратно сошла и пошла рядом с ним, совершенно не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Я словно бы не видела Либертон. Шла по улочкам, погруженная в свои мысли.

Сердце все быстрее стучало, ладони под тонкими перчатками вспотели, рука, лежавшая на локте Лайзела, дрожала.

— Динара, тебе нехорошо? — с волнением спросил маг, кладя свою руку сверху, согревая, убирая дрожь.

Вновь замотала головой и пошла дальше, сама пытаясь понять… это волнение? Ведь оно мне не показалось, не мое воображение. Значит, Лайзел чувствует ко мне что-то? Не играет. Зачем бы тогда делать вид, что переживает? Сочувствует? Господи, ну почему слова демона заставляют усомниться в Кафразе? Человек, что любит, не должен сомневаться ни на мгновение. Доверие. Не это ли главное в любви? Как можно говорить о взаимности чувств, если я верю любому слову демона? Но как же он умело убеждает!..

Яркое солнце слепило глаза, но совсем не грело. Сегодня было очень холодно, даже мой теплый шарфик… Лайзела. Зачем дарить подарок той, которая больше не нужна? Ведьме, от которой получил все, что хотел?!

Войдя с магом в теплое уютное помещение ресторана, на мгновение отвлеклась от мучавших меня мыслей. Приятный аромат чего-то острого и душистых трав невольно пробуждал голод. Живот отозвался неловким урчаньем

Маг выглядел таким счастливым. Серьезность ушла с его лица, он по-настоящему наслаждался нашим совместным времяпровождением. Мне не хотелось портить это мгновение, не хотелось говорить о плохом. Поэтому я все-таки постаралась взять себя в руки и с интересом оглянулась, будучи впервые в таком месте.

Ресторан вобрал в себя все лучшие традиции Обраса. В глаза сразу бросалось, что здесь никто не шумел, не бегал по залу и не напивался, как бывало в тавернах. Все люди очень богато одеты, даже подавальщики выглядели аккуратно. Но больше всего меня удивляло, что подавальщиками здесь были только мужчины!

Несмотря на окружающую нас с Лайзелом элиту, мне было уютно, а доброжелательная атмосфера персонала и обслуживание помогли мне окончательно расслабиться.

Нас провели в уединенный зал с роскошными дубовыми столом и чуть ли не целыми креслами. Маленькие витражные окна, художественная ковка деталей и тесанный из камня очаг напоминали обстановку замка, возможно, даже рыцарской крепости. И, что радовало лично меня — все было выдержано очень скромно, без излишков. Чем-то напомнило поместье Лайзела. Наверное, поэтому он и привел меня сюда.

Мы сидели в отдельном помещении, в гордом одиночестве. Мне это нравилось — зарождало решимость. Я спрошу прямо! Все-все, что так волнует меня. Доверие. Доверяю, поэтому и собираюсь спросить, а не придумывать что-либо самой. Что он скажет? Опровергнет? Что-нибудь придумает? Что?!

Дождалась, пока нам не принесли блюдо — только с огня, пылающие жаром бараньи ребрышки. Первое время мы только молча обедали.

Готовили здесь великолепно! Никогда в своей жизни я не пробовала столь вкусного мяса. Когда голод был утолен, я ощутила, что стоит первой нарушить тишину, пока смелость не исчезла:

— Почему мы здесь?

— Тебе нравится здесь?

Наши голоса слились воедино. Мы одновременно замерли, с удивлением глядя друг на друга.

— Что ты имеешь в виду под фразой: "Почему мы здесь?" — он все же расслышал мой вопрос, вот только теперь я не была столь решительна. Сглотнула. Сжала вилку и тихо прошептала:

— Ведь ты уже получил все, что хотел. Тогда зачем это? Зачем эти изысканные жесты?

— Динара, что с тобой? — Кафраз изумленно приподнял темные брови и отложил столовые приборы. — Подожди, ты опять говорила с демоном? Он вновь пытался тебя настроить против меня?

— Ответь сначала! — уже громче. — Ты ведь взял меня на обучение, лишь потому что тебе нужен был демон? Да? Изначально распланировал, что ведьма тебе призовет дьявола?

Тишина. И от этого еще больнее. Почему он не отвечает? Почему не начнет отрицать. Почему? Прошу, только не молчи. Скажи, хоть что-то!

— Динара… — медленно начал Лайзел. — Послушай, я не стану врать, что изначально в тебе увидел только цель. Мне действительно нужен был демон, а ты… бедная, испуганная и одинокая. Ты владела не только нужным мне даром ведьм, в тебе было нечто большее. Тьма в душе. Я увидел твою "рану", огромнейшую пустоту внутри. Такие люди очень ранимы, я знал — ты не откажешь. Но… ты должна понимать, какова не была моя первая цель, в итоге ты заставила где-то глубоко-глубоко во мне проснуться моему одиночеству. Вызвала отклик внутри моей пустоты, ведь сама была предана близкими. Я догадываюсь, что никакие слова не изменят того, что я видел в тебе лишь еще один шаг к своей главной мечте. Но и только ты знаешь ее… Тебе я открыл свои самые потаенные желания. Я вновь стал чувствовать, смог вспомнить. Благодаря тебе я зажил. И чтобы не наговорил тебе демон, главное знай: моя любовь — не вранье. Ты действительно дорога мне…

Казалось, мое сердце сжала чья-то огромная когтистая рука, может даже самого дьявола. Было больно. Очень. Оно билось с перебоями, словно что-то мешало ему. Стало тяжело дышать. Я из последних сил сдерживала себя, однако ощутила слезы, не удержалась все-таки, и дрожащим голосом перебила:

— "Дорога"?! Тогда почему я все узнаю от демона? Почему ты не набрался смелости самому рассказать мне правду? Сказать, что взял к себе только из-за демона?!

— А как бы ты отреагировала на мое признание? Динара, я хочу тебе признаться — ты была приглашена на роль ученицы, лишь потому что мне нужен демон высшего ранга?

Смутилась, понимая, что в чем-то он прав. Но… я не знаю, что и думать. Мне стало плохо, стоило припомнить первоначальную истинную цель своей встречи с магом. Ведь я сама обманывала его! До сих пор лгу…

Меня озарило. Моей сестры больше нет! Демону нечем меня шантажировать. Почему я еще раньше не подумала об этом?! Лайзел должен знать о его истинных целях.

— Динара… — маг взял мои ладони в свои, приподнялся и чуть придвинулся, так что его дыхание касалось теперь моих рук. — Я клянусь тебе. Молю услышь. Я люблю тебя! Очень давно я ни к кому не испытывал подобных чувств. Мне все равно, если ты не простишь меня, если поверишь демону. Пусть. Но я должен знать, что ты хотя бы не станешь держать обиды. Когда-нибудь простишь меня…

— У нас у обоих были секреты, — тихо призналась, понимая, что хочу верить, хочу чтобы Лайзел правда любил меня. И я верю. Ведь даже получив желаемое, он не охладел ко мне. Подарил теплый шарф, согревающий не снаружи, а внутри. Продолжил мое обучение и не бросил проводить со мною вечера. Вот сегодня пригласил на обед и ведет серьезные разговоры на равных. Его забота, доброта, теплые слова — разве это не лучшие доказательства его любви? Но зачем демону настраивать меня против Лайзела? Я все также ничего не могу понять. Может, чтобы сделать магу больнее?

И этот договор… до сих пор я так и не знаю точных условий сделки мага с демоном!

— Но прежде чем скажу, — продолжила, видя в серых глазах Лайзела удивление вперемешку с любопытством. — Мне надо знать, что за договор ты подписал? Да. Я помню. Ты говорил контракт для блага мира магии, но ни разу не обмолвился о его сути…

Он отстранился, грустно улыбаясь. Какое-то время молчал, а после убитым голосом проговорил:

— Мне больно от того, что ты слушаешь его. Веришь и сомневаешься. Возможно, я сам виноват. Мне действительно стоило самим давно признаться о своей настоящей причине, почему больше месяца назад взял тебя к себе на обучение. Тогда, может быть, у твоего демона не было бы повода наговаривать на меня. Я не знаю, что он задумал, но мне скрывать нечего. Я подписал сделку об обмене с ним сил. Чтобы в нужный момент он предоставил мне свои возможности, при помощи которых сотворю одно из сложных и древних заклятий, показав королю всю мощь магии, доказав, что без нее нельзя. Она нужна миру. Но ничего страшного в этом нет. Оно безопасное и…

— То есть ты не планируешь призывать тысячи демонов?

— Что? — он так искренне изумился, что я растерялась, уже сама не знаю, кому из них верить. Сердце подсказывало, что Лайзелу, но где-то в сознании понимала, что слова демона вызывают ответную реакцию.

— Знаешь… — впервые голос мага дрогнул, и я заметила, как он сжал кулаки. — Если ты сомневаешься во мне, тогда я не знаю, что еще тебе сказать. Ты готова поверить дьяволу? Существу, не испытывающему никаких чувств? Не знающего, что такое любовь? Но видимо и тебе неизвестно это чувство. Ведь тогда бы ты верила мне, а не ему. Не сомневалась во мне. Любовь — это в первую очередь доверие. В ней не месту сомнениям. Тебя затягивает в нее, ты становишься не подвластен себе. Твои мысли занимает только любимый человек, никто другой, его жизнь важнее твоей собственной. Ты готов на все пойти ради того, кто дорог тебе. Даже умереть, если потребуется!

Его слова болью врезались в меня, словно бы острые стрелы один за одним впиваясь в плоть, раздирая. Я чувствовала стыд за себя, ведь была такой эгоисткой! Сама не знаю, почему демону удается сеять во мне раздор и сомнения. Сейчас, выслушивая мага, осознавала — он прав. Любви без веры не бывает…

— Я знаю, что внутри ты все еще сердита. Не смогла простить мне смерть сестры. Но хоть на мгновение задумайся, что бы было выпусти я тебя. Ты ведь должна понимать, что тогда бы потерял тебя!

Понимаю. Давно поняла.

— Думаю, нам стоит идти…

— Нет! — громко перебила, решительно взглянув на Лайзела. — Пожалуйста, давай еще немного посидим. Прошу. Ведь я еще не рассказала о своей тайне!

Брови мага удивленно поползли наверх. А я, набрав полную грудь воздуха, выпалила все на одном дыхании, понимая, что, если собьюсь, то не смогу повторить, не смогу признаться… это слишком тяжело.

— Я тоже обманывала! Тогда в Дорте мы встретились не просто так. Тот фокус с монетками был продуман демоном, чтобы заинтересовать тебя. Ты нужен ему для мести…

Еще никогда мой голос так сильно не дрожал. Но я не остановилась. Говорила и говорила, ничего не скрывая. Открывая всю правду. Ведь теперь я свободна. Демон не имеет надо мной власти. Это надо было сделать еще раньше, но… демон действительно умел сеять в душе сомнения. А может как раз и делал все это для того, чтобы я молчала? Чтобы не доверяла так сильно Лайзелу и не спешила сказать об истинных целях демона? Не знаю. Мне уже все равно. Я не хочу терять доверие мага, не хочу мучиться от осознания того, что сама лгу. Не хочу!

— Из-за виконта Флиса Кафраза демон жаждет мести! Я прочла историю тех событий и теперь знаю, насколько он одержим! Ведь именно твой предок изгнал демонов вместе с ним обратно в ад… — тихо закончила, внимательно следя за реакцией Лайзела. Однако по его лицу сложно было что-то понять. Сейчас он серьезен как никогда. Но мне надо знать! Что он чувствует? Злится ли на меня? Но вместо ожидаемого мною, Кафраз тихо произнес:

— Не могу тогда понять, что именно задумал демон? Наш с ним договор уже подписан. Разорвать его нельзя.

— Не знаю, — опустила взгляд на свои руки, все также не в силах понять, что сейчас испытывает Лайзел. Задело ли его, что я тоже не чиста в словах? Тоже обманывала? Или все его мысли заняты лишь услышанным? Местью демона?

— Лайзел, ты сердишься? — мне стоило больших усилий спросить прямо волнующий меня вопрос. — Злишься, что я врала? Или что сейчас поверила ему? Он умеет убеждать. Это ведь демон. Но я не хочу…

— Динара, — решительно перебил маг. — Когда же ты поймешь, что я просто не могу на тебя сердиться. Даже осознание того, что ты меня обманула, не принесло такой боли, как то, что ты во мне сомневаешься. Мы оба лгали, здесь уже ничего не поделать. Это можно только отпустить. Любовь подразумевает и прощение. Тайны были у каждого из нас. Но почему ты веришь словам демона? Неужели за все время, проведенное вместе у тебя не зародилось ко мне доверие? Наверное, это расстраивает больше всего. Возможно, для них была почва. Не на пустом же месте у тебя в душе поселились вопросы. Единственное, что прошу — не слушай больше демона. Никогда. Помнишь, ты обещала, что не разрешишь ему брать твою силу? Так поклянись же, что и не разрешишь сеять в твоих чистых помыслах сомнения и тьму.

— Клянусь! — показалось, будто бы камень с души упал. В серых глаза Лайзела действительно не было злости. — Никогда больше не стану его слушать!

И как-то обстановка после этого сразу изменилась. Напряжение царившее вокруг исчезло, я почувствовала прежнюю легкость в общение с Лайзелом и поистине стала получать удовольствие от нашей беседы и принесенного нам чуть позже сладкого…

* * *

Мы просидели в ресторане довольно долго. На город уже опустились сумерки и стали зажигаться первые уличные фонари. Вместе с ними Либертон погружался в некую таинственную сказку. Людей на улочках становилось все меньше, в маленьких окошках загорался свет. Вечерняя тишина медленно подступала к городу. Этим Либертон и отличался от столицы. Ведь в Орингуре в это время обычно все только начиналось. Но мне по душе спокойствие и умиротворение этого городка.

Мучившие меня до этого мысли наконец оставили в покое. После разговора с Лайзелом внутри стало тепло. И сейчас, идя с ним под руку, во мне больше не было сомнений. Его признание наоборот успокоило. Ведь полюбил он меня по-настоящему. А первоначальные причины… да, неприятно, но и я врала. И теперь когда мы оба раскрыли свои секреты, стало легче. Моя совесть чиста. Ни я одна лгала. И как бы ужасно это не звучало, мысль о том, что и Лайзел преследовал свои цели, меня грела. Может это дар господний? Две заблудившиеся во лжи души смогли полюбить? Искренне раскрыть свои сердца друг другу.

Я сильнее сжала руку мага, словно боясь, что она исчезнет. Но зря, ведь понимала — если он не ушел после того, как заключил сделку с демоном, то уже и не уйдет. Не бросит меня…

— Динара, — неожиданно начал он, когда мы свернули к неприметной узкой улочке. — Мне бы хотелось тебе кое-что показать!

Я удивленно взглянула на него. Это было сказано таким тоном, будто решалось что-то очень важное. Меня тревожило это и в то же время льстило. Неужели он хочет полностью довериться мне? Что показать? Кивнула на его предложение, боясь что-то предугадывать, чтобы не быть разочарованной.

Лайзел взял меня под руку и медленно повел по дорожке. Его лицо было омрачено темными думами, поэтому я не стала его тревожить, давая возможность побыть наедине с собой. В конце концов, он мне все расскажет. Я знала это.

Привел он меня обратно к карете, что ждала нас вблизи центра Либертона.

— То, что я хочу показать тебе находится за чертой города, — сипло отозвался Лайзел правильно расценив мое немое удивление.

Мы поехали к северным воротам, в совершенно противоположную сторону от дома. В часть города, где я еще не была. С любопытством открыла окошко, полностью наслаждаясь новым видом. Проезжая через центр, я заметила небывалую суету. Невольно поежилась, вспоминая случай с повстанцами.

— Все хорошо? — учтиво поинтересовался маг, заметив мою реакцию.

— Меня смущает этот весь переполох на улице, — честно призналась, сжимая в руках складки юбки.

Лайзел спокойно отодвинул шторку, посмотрев на происходящее. Спокойно, несколько равнодушно. Я украдкой решилась вновь выглянуть в окно, замечая, что стража разгоняет людей, собирая летающие в воздухе листовки.

— Что это?

— Без понятия, — все такой же безразличный тон.

Мне не хотелось слышать уличную суматоху разозленных органов власти, и я пожелала закрыть окно. Только схватилась за еле заметную ручку, как легким ветерком внутрь задуло одну из листовок. Я подхватила ее, разворачивая слегка примятую бумажку. На ней изображалась гравюра страшного демона, стоящего в тени, среди огня. Ниже гласила надпись:

«Король Август Светлый не способен защитить страну!

Уничтожая ведьм и ведьмаков, он уничтожает единственных, кто способен удерживать нижний мир. Завравшийся король и генеральный инквизитор не смогли защитить Либертон от нападок демона. Какой город пострадает следующим? Смогут ли власти защитить нас, когда на мир вновь нападут демоны…

Я не успела дочитать, маг вырвал из рук листовку. Несказанно удивилась, наблюдая, как он смял ее и вышвырнул.

— Эти идиоты снова совершают безрассудные поступки, — объяснил он, раздраженно поджимая губу. — Порой я жалею, что связался с этими людьми. Кажется, что у меня с ними другие цели. И если бы меня не поддерживали другие маги гильдии, то давно бы отказался от этой затеи!

Я кивнула, соглашаясь с его словами, сама думая о прочитанном. Мне не нравится посыл сообщения. Снова эти разговоры о демонах…

Мне недолго пришлось терзать себя мрачными думами, мы приехали на место. Карета остановилась около каменного ограждения, заросшего плющом. Над воротами располагалась кованая надпись, сообщающая о том, что мы на кладбище. Кладбище? Изумленно посмотрела на мага.

— Пойдем, — глухо прошептал он, беря меня за руку. Его похолодевшие пальцы не добавили мне уверенности. Признаться, я ожидала многого, но не такого окончания прогулки.

Нам пришлось пройти по аллее, усеянной скромными могилами, пока не добрались до изгороди, за которой находился участок для состоятельных людей.

Ночь полностью вступила в свои права. Моросил дождик, ветер, осыпая листья, завывал, нагоняя ужас. Лайзел открыл калитку, пропуская меня вперед. Пройдя несколько шагов, мы остановились у памятника с изображением красивой молодой девушки: «Лесли Свифт 1565–1582»

— Церковь была против похорон по канону, — неожиданно начал маг, глядя на могилу не моргающим взглядом. — Мне наплевать на всю эту религиозную чушь. Но для Лесли это было важно, поэтому я договорился о церемонии. Священники были против делать обряд для ведьмы…

— Кем она тебе приходилась? — решилась на вопрос, нервно теребя юбку и глядя вниз на засохшую траву.

— Сестра, — ответ прозвучал, словно гром среди ясного неба. Сестра? У Кафраза была сестра? Но прежде, чем я задала следующий вопрос, Лайзел сам продолжил:

— Когда король узнал о ее способностях, то лишил имени и титула…

— Но, — я перебила мага, настолько невероятно звучали его слова, однако не смогла ничего сказать. Слова застряли в горле, все мысли перемешались. Я не могла соединить их в одну логическую цепочку.

— Догадываюсь, что хочешь спросить. Тебя видимо удивляет, что Лесли засудили, как обычную крестьянскую девушку. Но, увы, перед своим королем и законом все равны. Только ему решать наши судьбы.

— Что же произошло? — я, наконец, смогла выдавить из себя хоть что-то. Схватив мага за предплечье, пристально заглянула в глаза, словно ища там ответ: неужели то, что он говорит — правда?

— Она была казнена.

Мои глаза расширились от ужаса, когда я услышала это. Лайзел запрокинул голову назад, будто бы пытаясь остановить невидимые слезы. Я ласково провела по его руке, смотря на него со всей преданностью и жалостью, на которые только была способна. Сердце разрывалось от боли…

Маг взял себя в руки, медленно опустил взгляд, решаясь посмотреть на меня.

— Я просто хочу, чтобы ты знала, что понимаю тебя. Что не мог спасти твою сестру. Просто не мог… — голос его дрогнул и он замолчал, не в силах говорить. Я видела, что-то мучает его.

Не выдержав, кинулась к нему, крепко обнимая.

— Не надо. Не надо, Лайзел! — мне не нужны были его оправдания. От его слов только больнее, вина захлестывает словно бы морские волны, сбивает дыхание…

— Прости, — меня поцеловали в макушку, обнимая в ответ.

Осторожно отстранилась, чтобы иметь возможность заглянуть в его серые глаза и спросила:

— Как это случилось?

— Родители покинули нас рано. Я был желанным ребенком в семье, первенцем. Отец не мог нарадоваться, ведь боялся, что род Кафразов может прерваться на нем. Однако судьба сжалилась. Более того, подарила матери еще одно дитя. Никто не думал, что у нее будут еще дети. Ей исполнилось сорок шесть, когда она родила Лисси. Увы, леди Кафраз не выжила. Она скончалась при родах, целители не смогли ничем помочь. Отец остался один и очень беспокоился. Его одолевал страх. Он боялся, что дочь унаследовала его дар. Конечно, от магов редко передаются магические способности девочкам. Но возможность существует. В наше время, среди волшебников никто не хочет, чтобы у них рождалась дочь. Если такое случается — молятся, чтобы она оказалась обычной. Так думали и мы. Сестра росла невинным беззаботным ребенком, у которого не было ни намека на магию. Все произошло, когда ей исполнилось тринадцать. Я тогда уже учился в академии, заканчивал последний год, и приезжал только на каникулы. Мы веселились, проводили весело время в нашем саду. Ты не поверишь, но когда-то в особняке был сад… — он замолчал, тяжело вдыхая и отходя от меня. Наверное, Лайзел не хотел, чтобы я видела, как ему тяжело.

Выждав немного, борясь с нахлынувшими чувствами, он продолжил:

— Все произошло, когда отцу стало плохо. Сердце не выдержало, он скончался прямо в садовом кресле. Лисси сильно любила отца и не выдержала. Всплеск эмоций пробудил ее магические способности. Крича от боли утраты, сестра заставила опавшие листья кружить вокруг нее хороводом. Меня охватил страх. Ведь я уже знал, что значит быть девочкой с даром. Постарался как можно быстрее успокоить, чтобы никто из слуг не увидел магии. Потом были похороны. Я стал наследником всего. Не только состояния и поместья, но и должности отца. Советник короля в магическом деле. Но это все ушло на задний план. Все мои мысли занимала сестра. Пришлось уволить всех слуг, набрать полностью новый состав немых, чтобы никто не мог проговориться, если вдруг что увидит. А сам много часов проводил в библиотеках, ища средство избавить сестру от "кары". Конечно, я не смог ничего найти. Только кулон, который скрыл бы от магов, но не от инквизиторских ищеек. И вначале было даже все хорошо. Правда она злилась, что я мало куда выпускаю ее, — здесь он горько усмехнулся. — Однако на ее шестнадцатилетие я не смог ничего поделать. Ведь все высокородные леди должны побывать на своем первое балу. Рынок невест. Лисси несказанно обрадовалась, а я успокаивал себя тем, что с ней ничего плохого не случится, ведь на приемах не может быть ищеек. Это неуважение ко всему высшему сословию.

— Неужели там были ищейки? — перебила я, испуганно зажимая рот, боясь продолжения конца истории, впрочем, который уже знала…

— Нет, все оказалось куда прозаичнее — она влюбилась, — тихо прошептал Лайзел. Его руки сжались в кулаки, когда он это произнес. — За ней стал ухаживал герцог Хавьер Фьердинер. Скажу честно, я даже был рад этому, ведь он маг, а значит, мог бы понять. Дело уже дошло до свадьбы. Но Лисси была слишком выделяющейся своей красотой среди остальных, чтобы все закончилось хорошо. В один прекрасный день все было разрушено. Она заявила, что теперь будет фрейлиной при королеве Мариэллы. Лесли была счастлива, а я же не знал, куда деться от горя. Ведь понимал, что это значит. Тогда наивно полагал, что брак может спасти ее. Обговорил все с Хавьером, он был согласен, но… разве может кто-то перечить королю? Так моя Лисси стала любовницей и фавориткой Августа. Ужаснее всего, что влюбленность к герцогу прошла, она полюбила короля. А я ничего не мог поделать с этим. Надеялся, что королю быстро надоест его любовница, тогда бы я смог выдать ее замуж и запереть. Она бы жила с мужем, растила детишек, не покидая дома, не рискуя попасться ищейкам. Но Август не отказывался от нее, кажется, даже взаимно любил. Я переживал, очень, но радовался, что могу хоть изредка присматривать за ней, бывая в замке, как советник и глава гильдии. Август и Лесли наслаждались жизнью, делая несчастной лишь одну женщину — Мариэлла не смогла смириться с тем, что ее муж так долго занят одной девушкой. Ее грызла ревность, тогда она решила убрать соперницу. Я не знаю, как все произошло. Лисси была слишком наивной и доверчивой, не слушала меня. Королева прознала про дар, на очередном приеме пригласила генерального инквизитора… с собаками. Мою сестру схватили прямо там. Я помню этот день, будто он был вчера, — он замолчал, прикрывая глаза.

— Но почему король ничего не сделал? — не смогла сдержать удивления.

— Да потому что ему плевать на нее! — он закричал, оборачиваясь ко мне.

— Но…

— Никаких «но»! Если бы он любил, то не допустил бы этого! А я ведь так умолял, просил… Но мое слово ничто против слова короля! — Лайзел упал на колени, прикрывая лицо ладонями, неспособный больше произнести ни слова.

— И ты все еще работаешь на этого человека? — я была ошеломлена, и задала вопрос раньше, чем успела подумать о его уместности.

— Он мой король, — ответ, после которого последовал неожиданный вопрос: — Ты меня презираешь?

— Нет, — тут же ответила я, садясь около него, обнимая. Положила голову ему на плечо и тихо шепчу: — Как я могу презирать тебя? Ты ни в чем не виноват!

— Я просто хотел, чтобы ты поняла. Поняла, почему не смог бы спасти твою сестру. Что понимаю, как это тяжело терять. Я. Прости! Прости и ты, Лисси…

— Лайзел… — шепчу, сильнее прижимаясь к нему, не замечая, что моросящий дождик превратился в ливень.

19 глава. Сестра

После того, как мы приехали с прогулки, Лайзел не стал покидать меня. Он тепло улыбнулся и подал мне руку со словами:

— Пойдем, я покажу тебе кое-что еще…

Осторожно и с любопытством приняла его раскрытую ладонь, не имея представления, что опять он мог приготовить. Ведь, как мне казалось, Лайзел показал уже все о себе, раскрыл самые глубокие и ранимые тайны своей души. Я до сих пор была в неком изумлении от увиденного и услышанного. Честно признаться, боялась узнать еще что-то. Нет, конечно, мне приятно, что Лайзел так открылся. Смог рассказать то, что по всей видимости так долго его тревожило. Но правда оказалась намного тяжелее, чем я могла представить.

Мы медленно поднялись наверх. Остановились у самой дальней комнаты, в которой я ни разу не была. В доме Лайзела было много таких мест. Я не спрашивала, что там, понимая, что если он захочет, то сам покажет. И вот такой день наступил. Он не спеша достал ключ: потемневший, долго неиспользуемый. Напряглась, догадываясь, куда именно привел меня маг. Но… как же тяжело видеть боль любимого мужчины, чувствовать и понимать, что я первая кому он открывается. Это пугало.

Замок поддался с каким-то печальным скрежетом. Отворив дверь, Лайзел пропустил меня вперед, в темную комнату, зажигая огни.

Первое, что бросилось в глаза — портрет молодой девушки. Я оказалась права — это комната его сестры. Подошла ближе, с любопытством рассматривая картину. На ней оказалось очаровательное создание, словно бы ангел, спустившийся с небес. Сестра Лайзела настолько красива, что, не зная кто это, я бы решила — одна из фантазий художника. Совсем еще ребенок, с густыми прекрасными черными локонами и ясными серыми глазами, совсем как у брата. Улыбается столь беззаботно и искренне…

Мое сердце сжалось от боли. Такая же юная, как и моя Энни. Почему жизнь так несправедлива?

Маг тихо приблизился ко мне и тихо произнес:

— Раньше портрет висел в гостиной, но после ее смерти… — его голос дрогнул. — Я не мог постоянно видеть его.

— Она и правда была настоящей красавицей, — отозвалась я, решительно беря Лайзела за ладонь. Его пальцы оказались холоднее льда.

Одобряюще улыбнулась, в надежде, что эта эмоция сдержит мои слезы. Уткнулась носом в плечо мага — не хочу, чтобы он сейчас видел мое лицо. Но он даже не заметил, находясь мыслями далеко отсюда. Грустно смотрел на портрет, поглощенный прошлым. Вдруг вздрогнул, словно бы отгоняя плохие мысли и с горькой усмешкой посмотрел на меня.

— Я думаю, на сегодня достаточно, — глухо проговорил маг. — Наверное, не стоило взваливать на тебя свои беды.

Чуть сильнее сжал мою руку и повел за собой, к выходу. А меня захлестнула вина. Он доверился мне, открыл себя, так почему же я не могу?! Почему все время верю демону? Казалось, эмоции не дают дышать. Мне надо было высказаться, объяснить ему, дать понять, что он важен, что…

— Прости меня! За те слова в ресторане, за недоверие, за… — запнулась и сглотнула. — Лайзел, я так несправедлива к тебе.

— В твоих поступках нет вины, — он мягко улыбнулся, нежно коснулся виска.

От этого легкого и в то же время какого-то родного действа на душе стало теплее. Теперь мы с ним еще ближе, нежели раньше. Ведь нас связывает куда большее, чем просто привязанность и любовь. Мы с ним похожи…

* * *

Я проснулась от ласковых поцелуев, в родных крепких мужских объятиях. Так осторожно, так приятно и волшебно. Ни с кем у меня не было столь близкой душевной связи. Спросонок усмехнувшись, игриво прикрыла лицо кончиком одеяла, словно смущаясь столь пристальному вниманию и в то же время сопротивляясь наступившему утру.

Лайзел тихо засмеялся, стягивая с меня одеяло. Теперь он видит мою улыбку. Скрещиваю руки на груди и закусываю губу, чтобы самой не рассмеяться в ответ. Он придвигается, целует и я отвечаю, сама обвивая его шею.

На мгновение маг отстранился, заглядывая в мои глаза, наверное, блестящие сейчас от счастья.

— Ты знаешь, как я люблю тебя? — игриво спрашивает.

Сердце пропустило удар. Смеяться тут же перехотелось. Как можно говорить такое в столь шутливом тоне?

— Я тоже люблю тебя! — лихорадочно выдыхаю, впиваясь в его губы, с жадностью, словно желая испить из него всю душу. Никогда и ни к кому я такого не испытывала! Только обманывала себя, думая, что уже любила…

С неохотой Лайзел отпускает мои вспухшие губы и шепчет:

— Будем завтракать здесь или все-таки спустимся в столовую?

Серьезно задумалась над этим вроде, как простым вопросом. Мне не хотелось прекращать это сказочное утро. Но почему-то постеснялась признаться и робко проговорила:

— В столовой…

Я слабо представляла, как можно есть в постели. Да и показываться перед слугами в таком виде было неловко.

— Как пожелаешь, — Лайзел нежно поцеловал в макушку и поднялся с постели.

И я нисколечко не пожалела о своем выборе спуститься. Завтрак получился очень романтичным, не таким, как обычно. Маг настоял на том, чтобы блюда подали в гостиную, а не в столовую. Сам разжег камин, усадил меня в кресло, как маленькую и укутал ноги пледом, чтобы мне было уютно дожидаться приготовлений. В это мгновение я повествовала себя самой счастливой, смотря на красное пламя — единственную яркую здесь точку.

В гостиной царил полумрак, отчего хотелось закрыть глаза и блаженно замурчать, как довольная сытая кошка. Приятная теплая атмосфера, рядом любимый мужчина. Стоит сзади, умело сжимая мои плечи и делая легкий массаж. Все-таки не выдерживаю, начинаю тихо урчать, прикрыв глаза.

— Нет-нет, не стоит спать, соня, завтрак подан! — весело шепчет на ухо Лайзел. Его дыхание приятно обжигает, заставляя откликнуться на зов и встать.

Лайзел легонько махнул лакею, тем самым давая понять, что в его услугах больше не нуждается и сам галантно отодвинул кресло, дожидаясь пока сяду за небольшой круглый столик.

Вновь его теплая улыбка. Сегодня он лично хотел поухаживать за мной. Это очень льстило моему женскому самолюбию. Так приятно мне еще никогда не делал.

Он зажег свечи, разлил красное вино. Немного дерзко пить с утра, но сегодня можно было себе позволить. Какое-то время мы ели в тишине, пока Лайзел вдруг не стал слишком серьезен. Отложил столовые приборы и внимательно на меня посмотрел.

— Что-то не так? — я насторожилась.

— Пожалуй, я должен был предложить тебе это давно, но не знал, стоит ли… — он опустил взгляд, складывая руки в замок.

Я молчала и терпеливо ждала, слыша, как сердце предательски выдает мое волнение.

— Я… — он так и не решался поднять глаза, рассматривая свою тарелку. — Когда умерла Лисси, я хотел попрощаться с ней.

Внутри все замерло. Я и не дышала вовсе, внимательно вслушиваясь в каждое его слово. Неужели он хочет предложить мне то, о чем я думаю? Стараюсь не размышлять над этим, чтобы не разочароваться, но не могу. Я готова сама выкрикнуть то, что так сильно хочет сказать маг, но сдерживаюсь. Как же долго он молчит!

— Я призвал ее из мира мертвых, — наконец выдал, решаясь скользнуть по мне взглядом.

Видимо хотел увидеть мою реакцию. Боялся гнева и непонимания? Ведь мог давно успокоить меня, дав лишь попрощаться с сестрой. Но почему-то я совершенно не злилась. Я была ошеломлена, ведь услышала то, о чем думала, но до конца не верила. Выходит, это все-таки возможно! Сердце радостно забилось. Энни…

— Душу умершего можно призвать, при условии, что человек только недавно покинул этот мир. Заклятие очень опасное, но я не могу лишать тебя такой радости, ведь сам знаю, каково это. Как тяжело утратить родного человека, не получив прощения… — на мгновение он замолчал, а после измученно прошептал: — Прости, что так долго решался предложить тебе это. Я не знал, как ты отреагируешь, но был уверен, что захочешь попрощаться с ней.

— О, Лайзел! — я кинулась к нему, падая на колени и обнимая. — Спасибо.

Отчаянно прижалась, просто уже не сдерживая слезы облегчения и радости.

— Динара, не стоит… — обескуражено зашептал, пытаясь поднять меня на ноги.

Встала. Вытерла слезы. Я смогу увидеть Энни? Смогу поговорить? Мне все еще казалось это невероятным. Да, когда-то читала о таком в одной из книг Лайзела, но никогда всерьез не задумывалась над этим. И сейчас… я бы все отдала бы, лишь бы только Энни простила меня.

— Но это очень трудно, — неохотно признался маг, а я лишь послушно кивнула в ответ.

Мне все равно! Не важна сложность — главное шанс увидеть сестру.

— Это еще не все, Динара, — голос Лайзела снова тих.

Он медленно поднялся, взял меня за руку и притянул к себе, зарываясь лицом в мои волосы.

Молчит. Долго. Будто бы вечность, прежде чем я слышу его тихие слова:

— Никогда неизвестно каким будет дух.

— О чем ты? — я не смогла сдержать удивления. Показалось, душа разлетелась на маленькие осколки. Значит, если даже я потрачу все свои силы на призыв, это не даст гарантии, что Энни вспомнит меня?

— Тот, кто умер не своей смертью, особенно насильственной, может явиться в этот мир злом, не помнящий никого и желающий только мести, — Кафраз осторожно отступил, заглядывая в глаза, но не разжимая пальцы моей руки.

— Ты точно хочешь пойти на риск?

Уверено кивнула. Я буду ненавидеть себя до конца жизни, если упущу такой шанс.

* * *

Духов следует вызывать в темное время суток, поэтому мы с Лайзелом дождались, когда солнце полностью скроется за горизонтом, а на его место взойдет луна. Сегодня она была как никогда яркой, словно бы волшебный шар гадалки. Когда-то давно я такие видела в соседнем селе, на ярмарке. Там торговал кочевой народ, среди которых оказалась загадочная женщина, обвешанная золотом и амулетами. Она сидела за круглым столом, устеленным цветастыми платками и водила руками по магическому шару, заглядывая в него. Каждый желающий за монетку мог узнать свое будущее. Я тоже загорелась столь необычным занятием и захотела подойти к гадалке, но бабушка остановила меня. Сказала, что иногда лучше не знать, что тебя ждет, тогда будет легче пережить навалившиеся трудности. Я не стала спорить, ведь всегда доверяла ей во всем, тем более, если это касалось магии.

Кафраз предупредил меня, чтобы я заранее подготовила слова, которые собираюсь говорить. Потусторонних существ лучше не задерживать в нашем мире. И задавать вопросы, если таковы имеются, стоит лаконичные, чтобы ответы были: «Да» или «Нет». Духи немногословны и нервозны, поэтому нужно быть с ними острожной. Впрочем, я не собиралась ничего спрашивать у Энни. Мне нужно было от нее только прощение.

Разложив по кругу свечи и зажегши их, Лайзел поставил около каждой по разному кристаллу. Семь свечей и семь камушков по цвету радуги. Потом он подошел к комоду, снял с себя кольцо и положил в ящик.

— Сними с себя все украшения и металлические предметы, — властно велел маг, и я послушно положила рядом амулет, который он мне сделал и парочку своих заколок.

Следующим этапом Лайзел запалил ладан и разложил по всей комнате, чтобы отпугивать бесов.

— Как правило, мне он не нужен, но с тобой лучше перестраховаться, — отстраненно проговорил маг, видимо сам себе. А уже в следующее мгновение, словно извиняясь, тепло улыбнулся, стараясь разгладить обстановку. Но я слишком переживала, чтобы отреагировать на его слова. Ведь скоро увижу Энни!

— Готова? — закончив со всеми приготовлениями, неожиданно спросил Лайзел.

По телу прошла дрожь и я неуверенно кивнула.

Маг отворил все окна в комнате. Моментально подул свежий поток ветра, создавая сильный сквозняк. Я поежилась от холода. Огонек на свечах задрожал, но не погас.

Лайзел одобряюще взял меня за руку и завел в круг. Мы сели друг напротив друга, подогнув под себя ноги.

— Слова заклятия надо произносить уверено, без дрожи в голосе, — поучал меня мужчина. — На твой зов она обязательно должна прийти. Ты ведь все запомнила, чему я учил?

И вновь кивок. Взяла мага за руки и закрыла глаза, сосредоточилась на своих внутренних ощущениях, магической силе.

Господи, помоги мне!

— Призываю тебя, дух моей сестры. Силою, данною мне Всевышним, заклинаю возникнуть передо мною и без промедления показаться в обличии, коим была при жизни, не обезображенным и искаженным, — я ощутила, как еще сильнее похолодело в комнате, но решительно продолжила, стараясь не обращать внимания на происходившие изменения.

— Заклятием светлой магии прошу защитить меня и призванного мною духа от злого, и не позволить прийти на зов низшим существам, — ветер становился все сильнее, неестественно сильным. Я еле держала равновесие, норовя завалиться набок. Мои руки выскальзывали из пальцев Кафраза, но он уверено держал меня, не давая упасть. — Призванный дух, явись в этот круг, и отвечай мне ясно и честно, без обмана. Я не причиню тебе зла и не обижу. Приди!

Волосы вздымались ввысь, хлестали по лицу, края юбки трепыхались. Я чувствовала, что в комнате стало что-то не так. Инородная магия. Яркая, чужая, потусторонняя. Она брала мое сердце в стальную перчатку и не отпускала.

— Энни, — шепчу, испуганно и в то же время предвкушающе оглядываясь. — Где ты?

Около окна, прямо с порывами ветра, возникла белая дымка. Сначала я подумала, что это мое воображение, обман зрения, но нет, дымка метнулась в круг. Завертелась, становясь больше, приобретая человеческие формы, а после зависла между мной и Лайзелом. Какие-то доли секунд и в этом силуэте я узнаю Энни. Мою Энни! Невесомая и отстраненная, почти неосязаемая, легкая-легкая, как дым, и такая же белая.

Дух открывает глаза и.… Стало не по себе. Это были мертвые глаза, две светящиеся пустоты.

Маг отпустил мои руки, но я уже не видела его, полностью сосредоточив все свое внимание на Энни. Мой взгляд прикован к ней, тело бьет крупная дрожь, а в глазах — слезы.

— Энни, — снова шепчу ее имя, в надежде, что услышит, откликнется.

Но она, словно не слышит, смотрит в пространство перед собой, не мигающим, устрашающим взглядом. На какое-то мгновение я испугалась, что ничего не выйдет, она не захочет говорить, когда сестра вдруг посмотрела на меня, пристально-пристально.

— Энни, ты помнишь меня? — почему же так трудно спросить столь простой вопрос? Говорить ровным голосом, чтобы он не дрожал. Не должен дрожать! Иначе ничего не получится.

Очень долгое мучительное молчание, и вот, это долгожданное слово, будто бы откуда-то издалека:

— Да.

— Сестричка, я… — запнулась, не в силах что-нибудь еще произнести. Прикрыла лицо руками, сдерживала слезы. Мне так хотелось обнять ее, прижать к себе, крепко-крепко, но я не могла.

— Динара, сосредоточься, иначе дух потеряет связь и исчезнет! — укоризненный голос Кафраза заставил меня опомниться.

— Энни, ты простишь меня?

— Да, — снова этот отстраненный холодный ответ.

Мне хотелось больше тепла в ее голосе. Чувство, будто и не она вовсе. Чужой и холодный голос.

— Энни, выслушай меня, заклинаю! Я знаю, что была плохой сестрой, знаю, что подвела тебя. Прости, что не смогла спасти тебя! Я… — опять эта предательская дрожь. Замолчала, понимая, что еще чуть-чуть и позорно разрыдаюсь. Сжала складки юбки, опустив голову. Соберись, Динара!

Что-то легко коснулось моей щеки. Ошеломленная подняла взгляд, встречаясь с ясными горящими огоньками. Лицо моей сестрички так близко, совсем, как настоящее. Она смотрит на меня внимательно, с глубокой грустью. Ее маленькая ладошка на моей щеке, будто касается, и будто нет — невесомый ветерок.

— Энни…

— Тшш… — шепчет дух, касаясь указательным пальчиком моих губ. И вот, она заговорила. Ее голос больше не был холоден, это был ласковый голос сестры: — Ты не виновата, Динара. Ты всегда любила меня больше, чем я заслуживала. Моя смерть — это моя кара за предательство.

— Но…

— Я говорю, как есть. Это ты прости меня. Ничто никогда не покроет моего греха перед тобой.

— Маленькая моя, я давно простила тебя! — кидаюсь к ней, хочу обнять и утешить, но не могу. Всего лишь воздух.

Дух смотрит на меня и улыбается:

— Спасибо. Я знаю, что это ты послала на мое спасение демона. Я прошу тебя, Динара, будь осторожна! Ты играешь с огнем…

— Знаю, милая, — горько улыбаюсь в ответ.

Внутри тепло и в то же время тоска. Но я рада. Искренне рада, что смогла с ней поговорить. Услышала столь важные для меня слова и сказать то, что так сильно мучило все это время.

— Динара, скоро наступит конец твоих мучений, — неожиданно серьезно произносит сестричка.

Удивленно на нее смотрю, совершенно не понимая о чем речь. Спрашиваю, на что дух качает головой:

— Не могу сказать. Но ты скоро сама все поймешь и вспомнишь. Главное запомни: никогда не бойся выбирать. Иногда так нужно.

— Энни…

— Помни эти слова и прощай. Мне пора. Скоро и мой черед отойти в другой мир.

— Поговори еще со мной! Молю… — хватаю ее за руку, но она ускользает, тает словно белый снег.

— Не могу, прости…

— Энни!

— Я люблю тебя, Динара, — эти слова разносятся ветром по комнате уже после ее исчезновения, но попадают в самое сердце, глубоко-глубоко теплом разливаясь в душе.

— Я тоже люблю тебя, милая! — кричу, бегу к окну и останавливаюсь, вижу лишь ночь и ясную луну.

Энни больше не было здесь — она улетела. Не ощущалась потусторонняя магия. Ветер больше не сносил все на своем пути. Стало тихо и как-то одиноко.

Закрыв лицо ладонями, я зарыдала. Руки мага легли на плечи, после легких прикосновений духа они казались тяжелыми.

— Это трудно, я знаю.

Медленно повернулась к нему и уткнулась в грудь, не сдерживая больше рыданий. Встреча не принесла облегчения, только разворошила раны. И теперь мне снова больно, очень больно!

— Любимая, — маг ласково поцеловал в макушку, погладил по волосам. С ним так легко и уютно.

Но меня мучают слова Энни. Я хочу знать больше, поэтому отстраняюсь и заглядываю в его глаза.

— Ты знаешь, что имела в виду Энни?

— Нет, дорогая, — покачал головой. — Это должно быть известно только тебе и твоей сестре. Духи часто приносят послания для родных, предупреждая о чем-то. Подумай, возможно, ты вспомнишь.

Его голос спокойный и тихий, кажется, он убаюкивает меня, при этом продолжая гладить по волосам.

Я же задумалась.

— Ты думаешь, она говорила о демоне?

— Думаю, что да. Ведь она знает о нем и волнуется о том, что ты с ним связана.

— Он сделает мне еще что-то плохое?

— В этом я почти уверен. По крайне мере, захочет. Он же демон и только использует своих жертв. Но поверь, я сделаю все, чтобы уберечь тебя от него.

— Правда? — с надеждой спросила, получив утвердительный ответ. На душе стало тепло.

— А твоя сестра тоже предупреждала о чем-то? — с опаской посмотрела на Лайзела. Не хочу сделать ему больно.

Отстранился немного и стал рядом, плечом к плечу. Посмотрел на луну, а я на него. На его гордый профиль в синеватом свете ночи. Красивый, как никогда и такой непостижимый. Я вдруг подумала, что никогда не буду понимать его полностью. Истинные мысли, цели, планы. О чем он думает? Почему столь часто хмур?

— Моя сестра не предупреждала меня, а просила, — спустя, кажется, очень долгое время произносит он.

Замерла, со страхом ожидая продолжения.

— Лисси заклинала помогать таким, как она. Чтобы больше не страдали невинные души, заложники глупой системы. Увы, но я до сих пор не могу выполнить свое обещание.

— Ты не прав, — я взялась за его плечо. — Ты делаешь все возможное — я ведь вижу, знаю. Ты спас меня!

Последнее произнесла с улыбкой, замечая, как Лайзел усмехнулся в ответ.

— Ты такая чудная, Динара. Я так рад, что смог встретить тебя, — Лайзел вдруг сильно прижал к себе, словно боясь, что исчезну. После заглянул в глаза и поцеловал. Властно и в то же время осторожно, долго… наш поцелуй длится бесконечность.

Я не запомнила, как мы оказались на софе. Для меня существовало только нынешнее время — я и он!

Стыд опалил щеки, ведь только распрощалась с сестрой, а уже готова так легко забыться, отдаться в его объятия. Но он словно исцеление. Каждое его прикосновение забирает боль.

Лайзел припустил рукава моего платья, оголяя плечи и целуя, словно легкий ветерок, вызывая приятную дрожь по всему телу. Холод с улицы и его жаркие поцелуи словно бы переплелись, даря удивительно-невероятные ощущения.

— Я закрою окна, — заметил, что мерзну, но я не хочу его отпускать. Не хочу прерывать этот момент.

Однако Лайзел все-таки встал и подошел к ставням. Я проследила за ним взглядом, отмечая все еще горящие свечи и ладан. Запах от них напоминает о сестре.

Нет! Так нельзя! Это неправильно. Поэтому, когда Лайзел вновь вернулся ко мне и склонился, чтобы поцеловать, я с горькой улыбкой отвернулась.

— Сестра… — короткое слово все объясняет.

Он не настаивал, сел рядом и накрыл мою ладошку своей. Горячая рука и такая тяжелая по сравнению с моей.

— Эта рана еще долго будет кровоточить… — тихо признался маг. — Остается уповать лишь на время.

— Спасибо, — ослаблено облокотилась на его плечо, не скрывая слез и совершенно этого не стесняясь.

Он молчал, ничего не говоря. И не надо. Слова лишние. Я знаю, что он понимает меня и этого достаточно.

* * *

После случая с вызовом духа моей сестры, Кафраз стал еще более обходителен, чем раньше. Казалось, вот оно счастье. Хоть боль от утраты сильна, я радовалась, что со мной есть такой человек. Радовалась каждому дню, часу, секунде.

Он водил меня в сад, что находился в противоположной стороне города. Красивый и ухоженный. Осенние деревья, наряженные в яркие одежды, дарили покой, а рядом всегда находился любимый мужчина.

Я знала, как ему трудно. Знала, что когда появилась в его доме, к нему пришли несчастья. Корила себя за это. Но он был таким спокойным, любящим и заботливым, словно ничего и не происходит.

Демон не являлся ко мне, и я понимала, что это предзнаменование чего-то плохого, чувствовала сердцем. Совсем скоро он покажется, принеся с собой боль. Одного я не знала: будет ли это зло или избавление от него.

Даже после предупреждения сестры и догадок Лайзела, да просто осознания того, что он — демон, я не могла сказать точно, что он причинит мне вред. Ощущала, что его приход решит мою судьбу и боялась этого.

Тучи сгущались надо мной и Лайзелом. Король не оставит нас без внимания. Возможно, придется бежать из страны. Кафраз стал говорить со мной об этом, подготавливать, что скорее всего, наша идиллия скоро будет разрушена.

— Мне ничего не страшно — ты со мной и живой, это главное! — как правило отвечала я и ласково улыбалась.

Все будет хорошо!

20 глава. Освобождение

Кафраз сидел за столом, обдумывая все. Ему еще никогда не было так плохо. Неужели он сделал это? Но ему пришлось пойти на риск, ведь другого выхода он не видел. Маг знал, что скоро за ним придут. Письмо короля, что прислали на днях, говорило о многом. Его Величество "тонко" намекал, что хочет поговорить с Лайзелом об очень серьезном деле. Не трудно было догадаться, что речь о демоне на площади, появившемся почти тогда же, когда в город приехал он сам. О его новой любви, странной девушке, что так неожиданно предстала в светском обществе. Именно с ее приходом Лайзел стал подозреваемым номер один. Наверное, ищейки короля вынюхали, кто такая Динара. А вдруг, они даже узнали, что убитая на площади ведьма, за которую так настойчиво боролся демон, сестра фаворитки главного мага? Король не зря в прошлый раз говорил о происхождение Динары. Тогда это казалось простым насмехательством над его любовью, но сейчас… теперь это была угроза его жизни.

Лайзел не мог иначе. От него зависело слишком много. Без него миссия потерпит поражение. Поэтому он написал письмо Его Величеству, в котором «признавался» во всем…

* * *

Несмотря на откровенность Лайзела несколько дней назад, он вновь стал хмур и серьезен. Я видела, что Кафраз от меня что-то скрывает. Но что? Почему не делится? Я была полна решимости узнать, что так сильно его волнует. Видимо он думал, что не замечу, как собирает какие-то книги и увозит их из дома. Вчера совершенно случайно узнала, когда слуги выносили ящик, накрытый мешковиной. Под ней я и заметила книги. Тогда Кафраз заверил, что в этом нет ничего страшного. Всего лишь способ обезопасить нас в случае обыска. Я не удивилась, прекрасно понимая о чем он. Ведь сейчас в городе расследовалось дело о казни моей сестры, на которую явился сам "дьявол"! Жители до сих пор судачили.

Поразило другое — маг не разрешил посмотреть, какие там книги! Отмахнулся, мол, зачем забивать хорошенькую головку всякой ерундой. Такие слова были неприятны, особенно после нашей прогулки в городе. Однако я промолчала. И я бы правда забыла о книгах. Выполнила просьбу Лайзела — не любопытствовать. Но ведь вижу, что ему нехорошо. Вижу, что врет!

Вот только как проверить? Как узнать правду? В эту библиотеку ход мне заказан. Я ни разу в нее не заходила. Сейчас же и подавно не смогу. С недавних пор двери закрывались на ключ. Однако волнение за мага было сильнее, и я украла ключ. Это не составило труда. Просто вытащила из кармана брюк Лайзела, аккуратно висевших на стуле. И сейчас, запахнувшись в халат, даже не одевая тапочек, медленно спустилась к библиотеке. Отчего-то внутри зарождалось нехорошее предчувствие. Возможно, потому что все шло, как по маслу? Я даже не встретила слуг. Слишком хорошо. Значит, стоит ожидать чего-то плохого. Это пугало.

Сердце стучало в бешеном ритме. Дрожащими руками вставила ключ и повернула. Щелчок. Звук прозвучал настолько громко, что показалось, будто бы его слышал весь дом. Зажмурилась и не смело надавила на дверь всем своим весом. Магически зажгла свечу, взятую заранее с собой.

В полумраке загадочного помещения находились высокие стеллажи со старинными книгами. Помимо этого, здесь также было множество причудливых артефактов — настоящие ценности. Амулеты, свечи, статуэтки, кинжалы на стене… только сейчас мне было не до них. Не стоит тратить зря время. Поэтому я стала быстро искать то, что так хотел скрыть от меня Лайзел. Начало казаться, что это невозможно. Книги по магии. Еще и еще. Ничего особого, что могло бы удивить. Все это, куда в большем объеме, я видела в его главной библиотеке.

Кинулась к столу, но с разочарованием обнаружила, что все ящички на ключах. Однако удача все-таки улыбнулась мне. Под столом стояла коробка, похожая на одну из тех, что выносили слуги. Отставив свечу, без стеснения выдвинула ее и убрала накрытие. Извлекла первую книгу с потертой надписью: «Демонология». Очень старый обтрепанный том, изданный еще до закона про гонение ведьм. Теперь понятно, почему маг так торопливо их увозит. Запрещенная литература грозила заключением или даже казнью. А здесь все книги были в основном связанны с призывами демонов.

Чем дальше я искала, тем тревожнее становилось на душе. Зачем столько книг на такую тематику? Еще долго я вынимала книги, пока не попала на дневник. Не просто дневник, а лично написанный Лайзелом. Дрожащей рукой открыла, поднесла над страницами свечу и замерла.

Этого не может быть?! Вновь посмотрела в аккуратный почерк мага, попросту не веря в то, что читаю:

«Призыв вновь провалился, увы, но даже самый великий маг или даже их десяток не способен призвать демона. Во всех книгах говорится о том, что на это способна ведьма…»

На мгновение оторвалась от строк, переведя дух. Знаю это и все равно испытываю грусть. Но это ничто, по сравнению с тем, что чувствуя, продолжая чтение:

«Мне повезло. Сегодня на площади встретил ведьму. Я ощущаю от нее странную магию, очень сильную. Возможно, она та, кто сможет призвать предводителя демонов. Нам нужна эта армия…»

Старалась не думать о том, как сухо и холодно говорит обо мне Кафраз. Все мысли о последней строке. Что за армия? Неужели… осознание пришло внезапно. Нет же! Демон не мог быть прав. Однако следующие слова доказывают обратное:

«Когда демоны нападут на королевство, король вынужден будет признать, что без ведьм и ведунов нам не спастись!»

В ужасе закрыла дневник и с силой откинула его в сторону. Почему столь опасная вещь здесь?! Не думаю, что сам Лайзел бы ее тут оставил. Но как же тяжело. Мне было сложно думать и дышать. Схватилась за разболевшийся живот. Медленно поднялась на ноги, делая шаг назад. Нет, не может быть… Меня использовали. Но ведь я знала, знала, что Лайзел обратил на меня внимание и взял к себе лишь для того, что ему нужно было призвать предводителя демонов, который и так был со мной. Так почему же так больно читать эти строки?

Кажется, я не дышу. Из-за меня мир будет разрушен! Это я принесла в него ужас. Я ничтожество. Они оба хотят разрушить королевство. О, Боже! А как же невинные? Обычные люди? О них они подумали?! Демоны не пощадят никого.

Перед глазами предстали картины возможного будущего, и я содрогнулась. Дома в огне, над небом летают полчища демонов, а внизу, словно беззащитные мурашки, в страхе убегают люди, у которых нет шанса на спасение. И всему этому причина я! Я выпустила зло. И значит только мне все это остановить. Прекратить связь с демоном. Ведь Энни, что удерживала меня больше нет. Значит, я не должна бояться. Ведь возможно даже увижу ее…

Уже не осознавая, что творю, выбежала из библиотеки, не волнуясь, что меня заметят. Через мгновение все будет кончено. Я не дам призвать армию!

Бегу наверх по лестнице. На самый верх, на крышу. Почему-то мне кажется, что крыша даст сил для последнего самого важного поступка, а внутри все разрывается от боли. Неужели Лайзел готов на такое пойти? Пусть даже ради спасения людей с даром, но это не оправдывает столь отвратный поступок. Ведь он жертвует невинными! Я не дам ему этого сделать. Пусть даже понимаю где-то глубоко внутри причину его выбора. Еще не поздно. Я смогу спасти и его. Он не запятнает свою душу. Образумится. Знаю. Поймет, что это не выход. Стоит искать другой способ помочь таким, как его сестра, как я и Энни.

Вышла на крышу. Холодно. Кожа покрылась мурашками, но я словно бы не чувствую этого. Решительно ступила вперед, с трудом балансируя на скользкой глиняной черепице. Свежий воздух очищает сознание. Теперь я спокойна. Знаю, что этот шаг освободит не только меня и Лайзела, но и целый мир. Договор между магом и демоном будет нарушен. Существо, которое я призвала будет навеки погублено в аду, впрочем, как и я. Грешникам-самоубийцам закрыт путь на небеса. И пусть. Главное — это сохранить мир.

Может инквизиторы не так уж и не правы, считая, что ведьмы несут зло. Мы действительно опасны своим даром. Нельзя чтобы демоны имели возможность приходить в наш мир, но… зажмурилась, вспоминая улыбку Энни и чувствуя слезы на щеках. Казнить это слишком жестоко. Надеюсь, Кафразу удастся создать специальные школы, где всех станут обучать. Хочу в это верить. Хочу, чтобы моя смерть не была напрасной.

Посмотрела вниз. Всего лишь шаг и все прекратится. Но как же больно оставлять мага. Простит ли он меня? Должен. Должен понять для чего я это делаю. Может только мое решение и приведет его обратно в чувства. Покажет, что сделка с демоном не выход. Или он рассердится? Не знаю. Пусть просто хотя бы изредка вспоминает обо мне. Хочется верить, что Лайзел любил. Правда полюбил меня. Не знаю. Слишком высока цена. Мне никогда не суждено узнать, чтобы нас с ним ждало. Смогли ли мы построить счастливую семью, когда его занимают столь хмурые страшные мысли. Нельзя ради пусть и великой цели, жертвовать другими. И если Лайзел не понимает… я остановлю его, в надежде, что он никогда больше не найдет себе еще ведьмы. Остановлю и предводителя демонов, чтобы он никогда не смог призвать своих ужасных существ!

Закрыла глаза, чувствуя, как из-под ресниц все еще текут слезы. Шаг. В лицо ударяет ветер, на мгновение, кажется, что взлетаю, а после падаю раненой птицей вниз, в пропасть…

Чьи-то крепкие руки подхватили меня у самой земли. Я… мы действительно летим. Демон! Он не даст мне так легко нарушить сделку. Даже умереть не смогу до тех пор, пока он не захочет. Больно. У меня даже нет возможности распоряжаться своей жизнью, как я того хочу.

Вырываюсь, дергаюсь, но его руки крепко держат. Знаю, что не упаду. Приземляемся за рекой, на другой стороне леса от особняка Лайзела. Демон осторожно ставит меня на землю, но не отпускает. Молчит. Я тоже. Холодно. В одной ночной сорочке и босая. Мысли вихрем крутятся в голове. Понимаю, что должна что-то сделать. Должна защитить мир от него. Но просто стою, не в силах что-либо сказать.

— Динара? — голос раздается совсем неожиданно, а в следующее мгновение он крепко прижимает к себе. Вырываюсь, но огромные кожистые крылья укрывают меня со всех сторон, не давая путей к отступлению. Так тепло… они закрывали от ветра.

— Выпусти, — прошу, понимая, что не смогу выбраться, пока он не пожелает отпустить.

— Зачем ты это сделала? — только сильнее прижал меня к своей груди. — Совсем голову потеряла?

— Это единственный способ. Ты не сможешь вечно спасать меня. Рано или поздно мне удастся…

— Глупая! — резко перебил. — Чего ты этим добьешься?

— Спасения. Моя смерть вернет тебя в ад, ты не сможешь призвать демонов.

— Я и не собираюсь.

— Не ври мне! — скривилась. — Хватит. Хоть раз прояви уважение, отнесись ко мне, как к человеку, а не вещи.

— А разве я не делаю этого?! — он внезапно встряхнул меня, словно бы желая привести в чувство. — Динара, когда же ты поймешь, что я уже давно не отношусь к тебе, как к вещи. Иначе бы не пошел спаса…

— Не начинай! — холодно перебила, не желая слушать его очередного вранья об Энни.

— Хочешь сказать: ему веришь? Да он предал тебя! Врал. Ты ведь видела его дневн…

— Погоди, — опять перебила и отстранилась. В этот раз он не стал удерживать. Убрал руки, но крылья все также накрывали меня с головой. — Это ты сделал, чтобы я наткнулась на дневник? Специально подстроил?

— Что мне оставалось, если ты слепо ему веришь.

— Предлагаешь тебе верить?

— Да. Почему ты никак не поймешь правды?

— Какой правды?! — я повысила голос. — Он все это делает ради таких, как его сестра. Нет, конечно, я никогда не соглашусь с его действиями, но он неплохой человек. И поэтому помогу ему. Сделаю все, чтобы он не утратил душу. Уничтожу тебя и тем самым спасу людей! Ты не сможешь призвать войско.

— Я и не буду! Все это сделано для другого. Этот договор с магом мне нужен был не для того, чтобы призывать армию. Ты ведь знаешь — моя цель иная. Теперь, я и сам стал другим. Ты изменила меня…

— Почему я должна тебе верить? Ты — демон! Ты не заставишь меня передумать. Я все равно сделаю то, что задумала.

— Умрешь? — демон фыркнул. — Готова ради других пожертвовать собой? Как и четыре года назад. Ты совсем не изменилась. И это мне в тебе нравится. Даже получая от меня темную силу, ты остаешься такой же светлой. Я был не прав, говоря, что в тебе зарождается зло. Меняюсь здесь только я! Но ты этого не хочешь видеть. Ничего кроме своего драгоценного Лайзела.

— Да почему я должна что-то "видеть"? Ты демон, который жаждет мести. Демон, у которого нет души. Вы не знаете, каково это любить. Вы ничего не знаете о нас, считая людей лишь своими марионетками. Я никогда не поверю твоим словам. Больше никогда! Хочешь призвать армию? Уничтожить не только мага, но и весь мир, вернув себе былое могущество? Думаешь, я не поняла этого?

— Нет, Динара! — он словно бы завыл от отчаянья. Но я знала, что это только игра. И тоска в его янтарных глазах мне только кажется. — Нет! Мне не нужно былое могущество. Не стану отрицать о мести, но не армия. Я клянусь тебе, что не собираюсь вызывать низших существ.

— Демон — клянется? — теперь уже мне стало смешно. — Прекрати врать. Хоть раз скажи правду.

— Велиар

— Что? — изумленно замерла.

— Мое имя Велиар.

Показалось, будто бы внутри что-то оборвалось. Я как сейчас вспомнила бабушкины слова: "Если демон называет свое имя, он навеки отдает всего себя!" Но…

— Динара, я принадлежу тебе. Только тебе. Зная мое имя, ты сможешь управлять мною. Какие еще тебе нужны доказательства?!

Я не знала, что сказать. Велиар. Как он мог назвать мне имя? Зачем?! Ведь этим он теряет власть над собой. Свою свободу.

Широко распахнутыми глазами я посмотрела на демона, просто не в силах поверить. Он правда сказал свое имя? Ведь я не ослышалась. Он же повторил его.

— Велиар… — тихо прошептала, наблюдая, как демон опускает крылья и падает передо мной на колени. Берет мои руки в свои и шепчет в ответ:

— Тебе не надо умирать. Одно твое слово — и я сделаю все. Теперь ты можешь быть уверенной: я не призову демонов.

— Но почему? — меня трясет. — Почему ты это сделал?

— Неужели ты правда не понимаешь, Динара?

Понимаю? Не уверена. Иначе бы не спрашивала. Разве что догадывалась, но молчала. Тогда он сам продолжил:

— Ты дорога мне! Я не хочу тебя терять. Пусть даже отправишь меня обратно в нижний мир, но сама должна жить. Остаться здесь. Ты не представляешь, насколько страшно внизу для столь чистой души, как твоя. Ты не должна попасть туда…

Меня продолжает трясти. Холодно. Я растеряна. Что сказать? Понимаю, что могу приказать оставить меня, но не хочу… оставаться одной. Вернуться назад смелости не хватит. Я не готова увидеть Лайзела, не готова говорить. Но как же больно. Я отчетливо знала, что собиралась сделать, как остановить демона и освободить от него мир. А теперь? Ведь он и так не станет вызывать свою армию. Сложно.

— Ты замерзла… — недовольно проговорил Велиар, подхватывая меня на руки.

И лишь сейчас пришло осознание, как сильно окоченели ступни. Разрешила себя усадить на сломанное дерево, наблюдая за демоном. Велиар в считанные секунды разжег костер и теперь я чувствовала тепло пламени. Но в мыслях была далеко-далеко. Все происходящее казалось лишь сном. Не мог демон назвать своего имени обычному человеку. Не мог! Велиар. Велиар? Прикрыла глаза…

«Я совсем маленькая стою у стола и помогаю бабушке. Сыплю муку и мешаю тесто, с предвкушением представляя, какой получится вкусный пирог. Как он понравится Энни, крепко спящей в своей колыбели и даже не слышащей наш тихий разговор.

— Динара, помнишь, я говорила тебе, чтобы ты никогда не использовала своих сил.

Кивнула и изумленно посмотрела на бабушку. Она всегда старалась обходить тему о магии, не разрешая даже вопросов задавать. Так почему сейчас сама начала?

— Я чувствую, что должна сказать… — сипло проговорила бабушка, улыбаясь теплыми карими глазами. Но я видела, что ей тяжело даются слова. Зачем? Я ведь обещала, что никому никогда не скажу о даре, никогда не стану колдовать.

— Ведьмам дано то, что не подвластно самым сильным магам. И когда-то так произойдет, что у тебя не будет выбора. Возможно, ты даже забудешь то, о чем я хочу сказать, но…

Бабушкины руки перестали месить тесто, она внимательно на меня посмотрела и грустно улыбнулась.

— Черное колдовство всегда наказуемо, но иногда светлая душа может все изменить. И если так случится, что Ворон не уследит за тобой, ты должна будешь спасти связанного с тобой…

— Бабушка, я не понимаю.

Отряхнула руки от муки и удивленно пожала плечами. Я правда совсем не понимала, что хочет сказать бабушка.

— Это пока что. Но когда-нибудь связанный скажет имя. Уверена, что скажет. Я знаю.

Я уловила в бабушкином голосе грусть. Взяла за руку и тихо прошептала:

— Почему ты расстроилась? Не надо…

— Моя добрая Динара, — мягкая улыбка тронула ее потрескавшиеся губы. — Ты права — не будем о грустном. Просто прошу, запомни, как только демон скажет свое имя — он твой.

— Демон? — испуганно ойкнула.

— Да, связанный. Знаю, еще рано объяснять что-либо, но, боюсь, у меня не осталось времени…».

Так тепло. Лежу в чьих-то руках, рядом слышится треск костра, а вдалеке разносится крик птиц.

Медленно открываю глаза. Встречаюсь взглядом с демоном… с Велиаром. Я задремала? Сон? Бабушка, я совсем забыла о тех твоих словах. Откуда ты знала?

— Как ты? — в янтарных глазах демона тревога. Но почему? Демоны не умеют чувствовать. Ведь так нас всегда учили. Выходит, говоря о спасении, бабушка имела в виду это — обмен силой. Я действительно делилась с ним человечностью? Не знаю. Все слишком запутано. Главное, что он не станет призывать армию. Теперь я точно это знаю. Без моего приказа демон ничего не сделает…

— Динара, что ты сейчас видела? — неожиданно спросил Велиар.

— Это не было сном — давно забытое воспоминание из детства.

— Судя по всему, очень важное воспоминание. Ты крепко сжимала мою руку… — улыбка, не ехидная, что чаще всего присутствовала на его лице, а мягкая и теплая.

— Знаешь, мне бы тоже хотелось хотя бы разочек увидеть сны, — с тоской проговорил Велиар. — Узнать, что это такое? Каково это, когда крепко спишь, представлять различные прообразы и тайные желания? Что чувствуешь при этом?

— Демоны не видят снов? — изумленно выдохнула, с трудом представляя, как можно жить без снов. Ведь за счет них мы отдыхаем от повседневности, исполняем желания, что не можем осуществить в настоящей жизни.

— Для нас сны так и остаются неразгаданной тайной. Мы завидуем в этом людям. Существа тьмы лишены слишком многого, может, потому мы такие…

Не ответила. Сильнее прижалась к теплому телу демона, понимая, что не хочу, чтобы этот миг заканчивался. Миг умиротворения и спокойствия. В котором нет ни боли, ни разочарования.

— Он может не заканчиваться… — Велиар угадал мои мысли. — Мы можем уйти отсюда. Ты хочешь этого?

Посмотрела на дом, виднеющийся вдали. Оставить Лайзела? Смогу ли? Что, если он не отречется от своей идеи?

— А ты обещаешь уйти со мной? — с надеждой спрашиваю. — Не встречаться с магом?

Легкий кивок.

— Как же тогда сделка? Ведь ее нельзя нарушить.

— Я что-нибудь придумаю…

И я верю, надеясь, что без демона Лайзел не сможет осуществить свой замысел.

— Обещаешь забыть о мести?

Молчит. Мне это не нравится. Я не желаю зла Лайзелу. Хочу только, чтобы он был счастлив. Нашел себя и перестал жить лишь целью.

— Динара, я не стану тебе лгать. Поэтому не уверен, что имею право обещать такое…

— Тогда я приказываю! — мой голос дрогнул. — Велиар, никогда не являйся ему. Не говори с Лайзелом и не имей никаких дел!

Глаза демона вспыхнули огнем, и он глухо прорычал:

— Хор-рошо.

А внутри чувство, будто бы я предаю мага. Вот так уходя с демоном. Но и Лайзел обманывал. Впрочем, я понимаю причину: он знал, что я не приму этого.

Что он почувствует, когда проснется и не увидит меня рядом? Поймет ли, что я узнала правду? Да, скорее всего, когда зайдет в библиотеку. Но что станет делать? И правильно ли поступаю я? Таким способом лишая Лайзела его главного средства — призвать армию, чтобы показать королю, насколько он ошибается. Хочу одного: чтобы Кафраз нашел иной способ переубедить Его Величество. Чтобы действительно издали указ о создании специальных школ. Пожалуйста, Господи, пусть у него все получится.

21 глава. Излечение

Демон держал меня за руку, словно маленькое дитя. Мы шли по усеянной гравием дорожке. Осеннее солнышко слепило своими поблекшими оранжевыми лучами, как символ уходящего последнего тепла. Я прикрыла глаза от солнца, что следовало нам навстречу. Оно было высоко-высоко в небе.

Так тихо и спокойно. Никого нет, даже птицы не поют. Только шелест высокой увядающей травы. Я наслаждалась погодой и тишиной, не обращая внимания на своего послушного демона… Велиара.

Как странно произносить его имя. Даже просто в мыслях. Это казалось невероятным. Но все правда — демон назвал свое имя, связав меня с собой. Как и говорила бабушка. Она знала и предсказывала мой путь. Бабушка была настоящей ведьмой. А кто я? Можно ли меня назвать ведьмой? Или я всего лишь заложница демона? Что бы он ни говорил, я все равно не чувствую себя его хозяйкой. Ведь сама не властна над собой. Как я могу помочь кому-то, если не способна помочь себе? Единственный выход, что я видела — смерть. Но теперь… меня спас Велиар. Теперь я не знала, как мне быть дальше.

Припомнились слова мага. Он говорил о долге, о том, что стоит жертвовать несколькими жизнями, чтобы потом спасти многих. И тогда, и сейчас я не готова была идти на такое, пусть даже эти невинные сами готовы принести себя в жертву.

Воспоминание о Лайзеле заставили сердце сжаться в болезненной судороге, а его представившийся образ лишил дыхания. Он неправильно поступает. Погибнет не один или два человека — погибнут целые села и города! Это сумасшествие. Я не могу оправдать Лайзела…

— Не думай о нем, — словно прочитав мои мысли, произнес Велиар.

— Это не так и просто, — у меня не было сил с ним спорить. Я бы сказала, что привыкла к демону, не ощущала по отношению к нему злобы или ненависти. Он стал как должным — моим всегдашним спутником.

Он не говорил больше ничего, а я и не пыталась. Я просто погрузилась в мир своих мыслей, раздумывала о своей жизни. Что будет дальше? Не проще ли было убить себя, тем самым избавив всех от страданий? Наверное, я все-таки жалею, что Велиар спас меня. Ведь тогда все было бы намного проще.

Мы не спеша спускались с холма. Ноги проваливались в великоватых мягких кожаных сапогах, что еще на рассвете достал для меня Велиар. И одежду тоже. Я не спрашивала, откуда они. Догадывалась, что, скорее всего, он вновь расплатился фальшивыми монетами или же украл откуда-то.

Велиар давно спрятал свои большие крылья и укутался в длинный плащ. Притворялся обычным человеком, а рога прятал под свободным капюшоном.

Вскоре показалась деревушка. Домики маленькие и ветхие, но аккуратные. Полностью из дерева, не было и намека на камень.

— Мы здесь навсегда? — удрученно спросила.

Он покачал головой, а потом неожиданно ответил:

— Как сама захочешь.

Пожала плечами, удивляясь его словам, но не говорю ни слова. Я полностью доверяла демону, шла за ним, как послушная собачка. Что мне оставалось? Сельчане смотрели на нас с любопытством, не скрываясь, для них это развлечение — новые люди.

Демон остановился около одной хаты, где его встречал хозяин — тучный пожилой мужчина. Как оказалось, Велиар заранее договорился о помещение для нас — старая пристройка, что была по соседству с хозяйским домом.

Наверное, мне стоило удивиться предусмотрительности демона, но все мысли о другом.

Постройка, в которую мы вошли, оказалась небольшой. Внутри лишь две маленькие комнатки, разделенные при помощи отдвижной шторы. Чуть дальше узкий коридорчик с круглой кухней.

Вопросительно посмотрела на демона.

— Не волнуйся, я лягу на лаву или печку.

Еще более сильное удивление в моих глазах. С каких пор его заботит моя скромность, когда до этого он брал меня когда вздумается?

— Ведь теперь ты моя госпожа, — пакостная улыбка.

Я передернула плечами. Мне было сложно свыкнуться с этой мыслью. Велиар же только рассмеялся моей реакции. Совсем его не понимаю. Теперь, когда за накидкой спрятаны рога, он кажется мне простым человеком не только внешне…

— Здесь чисто, — заметила я, решив сменить тему. Лишь бы не думать, не вспоминать, но мысли все равно возвращаются к Лайзелу, к его записям в дневнике, договору с Велиаром и моим падением с крыши…

— Я распорядился, чтобы дом прибрали к нашему приходу.

— Ты знал, что я уйду от него? — только сейчас осознала. Горький комок подступил к горлу.

Ответа не последовало. Он не посчитал нужным отвечать и просто перевел тему. Я и не противилась. Могла ему приказать, но не стала. И так понимала, что права.

— Еще только день, может, пойдем куда-то? Мне исключительно не нравится в этой жалкой норе, — скривился демон, недовольно осматривая «хоромы».

— Так почему ты не нашел что-то лучше? — с издевкой спросила, а сама уже пошла по направлению к кровати. Спать, спать и только спать! Я выжата, словно лимон. В моем теле нет больше сил. Слишком много событий за последние сутки. Ко всему же, мы шли с демоном целую ночь и все утро.

Сняла цветастое покрывало и укуталась в теплые одеяла. Не хочу ничего знать, видеть и слышать. Хочу закрыть глаза и впасть в беспамятство. Забыться, не думать… но сон долго не идет, несмотря на усталость. Мучают воспоминания. Мысли о Лайзеле. Я не могла понять, как он мог выбрать столь опасный путь? Неужели он не осознает, насколько его план жесток и беспощаден? Чем он тогда хуже охотников на ведьм?

А потом все же наступает спасительная тьма…

«Бабушке совсем плохо, она прикована к кровати. Я не могу уделить ей время, так как проснулась Энни. Она плачет, хочет внимания и еды. Мечусь от одного угла в другой, не зная за что хвататься. Мне страшно: на моих руках маленький ребенок, я сама ребенок. Я не хочу остаться одной!

Свою маму не помню, отца и вовсе никогда не видела. У нас с Энни разные отцы. Бабушка никогда не рассказывала. Не любила говорить о матери. Постарше стала, поняла, что непутевая наша мамка была, без брака нас родила, еще и от разных мужчин. А это грех большой. Потом и вовсе бросила, за новой любовью погналась, оставив нас бабушке. Очень я за это зла на нее была. Теперь совсем ненавидела, понимала, что не сегодня, так завтра бабуля покинет этот мир, и я останусь одна…

Накормив подогретым молоком Энни и уложив ее в кроватку, наконец смогла подойти к бабушке. Набрала в миску овощной юшки, покрошила туда хлеба и понесла к кровати.

Среди пуховых одеял лежало сухонькое тело бабушки. Когда-то сильная женщина теперь совсем исхудала, и, казалось, ссохлась. На лице появилось больше морщин. Глаза запали и выцвели.

Сдерживаясь, чтобы не зареветь, натянула улыбку.

— Я покушать сварила, ба, — ласково прошептала, садясь на деревянный табурет. Набрала пол-ложки супа, подула, чтобы ненароком не обжечь. Аккуратно кормлю бабушку, стараюсь ничего не пролить, а сама еле сдерживаю слезы.

— Ты, внученька, на маму не сердись, — неожиданно произнесла бабушка, сиплым голоском, таким, что сложно и слова услышать.

Замерла от удивления, с ложкой на полпути. Как она поняла, что я думаю о маме?

— Ты ведь знаешь, что мы ведьмы, — напомнила, и я послушно кивнула, поспешно задавая вопрос:

— Я смогу читать мысли?

— Нет. Ты пришла в этот мир для другого. Ты же помнишь, о чем мы говорили с тобой? О связанном?

Снова кивок. Удовлетворившись моим ответом, бабушка продолжила:

— Но я хотела сказать иное, чтобы ты не держала зла на маму свою. Это плохо. Если будешь сердиться, то твоя злость накопится и тогда, в дальнейшем, злость возьмет над тобой верх.

— Но она родила нас вне брака и бросила!

— Такой удел ведьм — быть несчастными в любви. А то, что бросила, так ее уже наказали за это. Сильно наказали, даже больше, чем она того заслуживала. Твоя мама не слушалась меня, не понимала, какой страшный дар наши чары. Заигралась, наворожила.

— Ее убили охотники на ведьм? — спросила, чувствуя сильный страх.

— Нет, ее убила ревность. Вскружила мужикам головы, впоследствии один их них зарубил топором… Нельзя играть с колдовством — помни это! И сестру береги…

— Я никогда не буду колдовать! Я не такая, как мама. А Энни о магии и знать ничего не будет. Клянусь! — в сердцах воскликнула, даже ложку обронила.

Бабушка неожиданно схватила меня за руку, пристально посмотрела и серьезно сказала:

— Никогда не клянись такими вещами!

— Но, ба…

— Обещай мне!

Повинно опустила голову и выдала такое нежеланное слово «хорошо». Бабушка успокоенная откинулась назад на подушку, прикрывая глаза. А я же, поникшая, пошла за новой ложкой…».

Резко проснулась, будто бы меня окатили ледяной водой. Повернула голову. Рядом мирно спит демон, аккуратно положив руку на мое бедро. Нахмурилась. Ведь говорил, что не ляжет рядом. С силой толкнула его в бок. Не из-за того, что он рядом, из-за сна. Мне снова снилась бабушка. Опять эти разговоры. Почему именно сейчас я вспоминаю все? Может, это предупреждение, напоминание чего-то? Чего?

— Динара? — спросонок спросил Велиар, приподняв голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

Но я не ответила. Желание рассказать исчезло так же быстро, как и появилось. Медленно поднялась с кровати и подошла к окну, глядя на оранжевый рассвет. Как долго я спала, а казалось, прошло всего ничего.

— Тебе снова снились сны о прошлом? — догадался демон.

— Да… — я не видела смысла врать.

— Мне надоела твоя апатия, — устало ответил Велиар, сладко потягиваясь.

А я не могу понять: злиться на него или нет? Ведь эти его слова прозвучали довольно обидно. Но ведь он всего лишь демон. Тогда почему столь заботлив?

Решила ничего не говорить, моя голова сейчас вряд ли бы могла выдать что-то разумное. Поэтому просто пошла на улицу, чтобы умыться. Но демон не дал мне этого сделать. Внезапно подхватил под руки, укутывая в плащ.

Мгновение — мы взмываем в небо. Я в ужасе. Как он может? Нас увидят!

— Нет, — короткий ответ.

Стоит ли мне расспрашивать его? Или удивиться? Я стала заложником какого-то абсурда. Моя жизнь потеряла всякую логическую цепочку.

— Куда ты меня несешь? — через время все-таки спросила, наблюдая с высоты, как вдалеке красиво «распускается» солнце. Рассвет — символ моего исцеления. Я должна жить дальше! Но как?..

— Сейчас узнаешь! — голос демона бодр. Он рад от того, что задумал. Я покорно жду.

Мы приземлились на холмах. Трава на них все еще зеленая. С трех сторон виднеется безграничный лес. И только одна сторона ведет куда-то по холмам в небо. И там, среди лучей, играет восходящее солнце.

Демон поставил меня на ноги, и я вдруг подумала, что это самое прекрасное, что когда-либо видела. Возможно, именно такого покоя мне и не хватало.

— Здесь прекрасно! — тихо прошептала, чувствуя, что в моей душе зарождается росточек радости, казалось, утерянного навсегда ощущения.

— Я прихватил твои сапоги. Одень, ведь вы, люди, хрупкие создания! — Велиар говорит о каких-то мелочах, но я вижу, что ему приятны мои слова и эмоции. Он наклоняется к моим ногам, чтобы помочь надеть обувь, но я качаю головой… этот жест. Мне не верится, что демон может быть таким. Столь ласковым, человечным. Это и есть та связь? Та, что изменила его?

— Не нужно! — улыбнулась. — Мне нравится ощущать босыми ступнями росу.

— Ты можешь простудиться, — недовольно отозвался Велиар, но перечить не стал. Просто встал рядом около моего плеча.

В желудке заурчало. Я смущенно схватилась за живот, украдкой посмотрев на своего демона.

— А ты случайно еды не захватил?

— Нет.

— Тогда принеси, — настаиваю. Рассвет придает мне сил… и наглости.

— Еще чего, — демонстративно зевнул, откинул голову. Посмотрела на это с легким раздражением.

— Закончил?

Кивок.

— Тогда лети и принеси мне. Я умираю с голоду! Ведь не помню, когда и ела в последний раз.

— Это не так уж и просто, — попытался воспротивиться он, но я его перебила:

— Надеюсь, ты помнишь, в чьи руки доверил свою жизнь? — проговорила и посмотрела на него с победной улыбкой.

Его лицо удивленно вытянулось, а в следующее мгновение раздался смех. Громкий и закатистый. Велиар смеялся.

И что его рассмешило? Лично я только краснела, чувствуя себя глупышкой.

— Кажется, я совершил ошибку, назвав тебе имя, — весело проговорил демон. — Неужели у тебя проявляется характер?

— На голодный желудок он проявляется у всех, — пробурчала, тем самым снова вызвав у него приступ хохота.

— Постой здесь, я знаю, как помочь тебе! — ответил Велиар и взмыл в небо. Я, понятное дело, не успела даже ответить.

Не придумав ничего лучше, откинулась на траву, раскидывая руки и ноги в стороны. Ощущала насколько холодная земля. С уходом демона начала задумываться о таких мелочах. Села, чтобы надеть сапоги. Не хочу заболеть. Больше не ложусь, так и оставшись сидеть. Подняла взгляд на ясное небо с красивыми облачками. Они так похожи на барашек. Вот только мысли все равно ускользают от меня далеко… к Лайзелу!

«Уйди, уйди от меня!» — мысленно кричу, закрывая уши, будто его имя кто-то нашептывает мне. Мы теперь по разные стороны. Почему? Почему я постоянно вспоминаю?! Ведь выбрала другую жизнь. Я желаю ему счастья, чтобы он образумился и не натворил бед. В глубине души хочу к нему…

Любовь так просто не убить. Не испепелить, не вырвать из груди. И уж точно ей нельзя приказать уйти.

— Надеюсь, ты не сильно поддалась самоуничтожению? — испуганно вздрогнула от неожиданно раздавшегося голоса демона. Он подошел со спины бесшумно. В одной его руке была освежеванная тушка зайца, в другой — хворост.

— Где взял? — не сдержала удивления. Велиар в ответ посмотрел на меня скептично.

— Я — демон, для меня убить животное не составит труда, — снова его кривая улыбка. Я лишь закатила глаза. Кажется, начинаю привыкать к его шуточкам.

Вскоре разъедающий запах жареного мяса заставил желудок сжаться в нервных требовательных судорогах.

— Готово! — через время произнес демон, снимая с костра тушку. Я в предвкушении потерла руки.

Ели мы молча. Отломала кусочек, дуя на обожженные пальцы. Посмотрела на демона, не веря, что так спокойно провожу с ним время. Будто бы сроднилась. Это пугало, и в то же время вызывало странные чувства. Любопытство?

Велиар ел быстро. Взявшись двумя руками за большую часть тушки, отрывал от нее куски. Быстро проглатывал, жадно, как животное.

Заметил мой взгляд и улыбнулся полными щеками. Проглотив, весело произнес:

— Это ты еще не знаешь, что я могу мясо есть вообще сырым.

— Теперь знаю… — от представившейся картины меня передернуло. Демон! Что с него взять?

* * *

Мы шли по холмам, держась за руки. Я захотела после обеда прогуляться. Ко всему же, после свежего ручья, в котором умылась, мое сонное настроение совсем улетучилось. Я была бодра и весела, хотя в голову все еще лезли темные думы. Но я старалась не думать о плохом, сосредоточившись на своих ощущениях здесь и сейчас.

«Здесь и сейчас!» — снова и снова повторяла про себя, сжав кулаки. Не думать о нем!

— Ты думаешь о… маге? — ревниво спросил Велиар, как всегда, догадавшись о моих мыслях.

Замотала головой, нагло соврав, но не хочу посвящать демона в свои тайны. Он и так много обо мне знает. Даже больше — демон стал уже частью меня. Связанный…

Неожиданно Велиар сорвал с моей шеи амулет, что сделал для меня Лайзел. Я лишь успела запоздало схватиться за воротник, в ужасе посмотрев на демона.

— Его стоит выбросить.

— Нет!

— Зачем тебе его побрякушки? Я смогу уберечь твою силу.

— Нет, — сипло прошептала, протягивая руку, чтобы забрать, — это ведь единственное, что осталось от него.

Но демон уклонился. Рассмеялся, подняв руку над рогатой головой.

— Забери, — коварная усмешка.

Злясь на весь мир и на него, снова попыталась забрать. На этот раз чуть не упала, высоко подпрыгнув, но успела удержаться.

— Отдай, негодник! — закричала, но демон снова и снова ускользал от меня. Какое-то время мы бегали, пока он не поскользнулся на влажной траве.

О, этот сладкий момент, когда я увидела его удивленные глаза! Сколько в них искреннего непонимания. Сам Велиар умудрился упасть в грязь. Как так?

Его рука все также приподнята кверху, в ней сверкает амулет. От радости поспешила вперед, к нему, чтобы ухватить свою вещь, но тоже позорно упала. Прямо на грудь демона, который умудрился подставить мне подножку.

— Ага! — не скрыла ликования, ведь смогла схватить свою драгоценность. Неважно что упала. Главное, амулет у меня!

Подо мной вздрагивает грудная клетка демона. Удивленно опускаю взгляд на него, замечая беззвучный, еле сдерживаемый смех.

— Что? — спросила, думая, что, наверное, слишком поистрепалась и испачкалась, бегая за ним, и теперь напоминаю пугало. Но нет, ответ оказался куда прозаичнее:

— Ты ведь могла мне приказать отдать его! — он наконец смог рассмеяться в голос.

Я разозлилась. Стукнула несильно его в бок и поднялась на ноги.

Прямо с холмов на меня смотрел Либертон… сердце пропустило удар.

— Далеко мы дошли, — отряхнув колени, недовольно проворчал Велиар, проследив за моим взглядом. — Пошли отсюда!

— Нет, — я словно ощутила, что должна остаться. Должна вернуться в город. Что-то звало меня. Может, это любовь Лайзела? Может, ему нужна помощь?

— Пошли, — демон сильнее потянул на себя, заставляя отвернуться от Либертона. Кажется, он сам не рассчитывал, что мы так далеко отойдем от деревни обратно в сторону города.

— Нет! — властный ответ.

— Пошли, впереди едет торговец, он может заметить меня.

— Нет. Я приказываю!

Зарычав, демон накинул капюшон, со злобой наблюдая за беззаботно едущей повозкой. Я видела, как почернели его глаза — его раздражало, что я пользуюсь «даром» — сказанным именем. Но не могла иначе.

Повинуясь неизвестному чувству, пошла к повозке.

— Что ты делаешь? — прошипел Велиар, однако послушно последовав по пятам.

— Кажется, у меня тоже есть ведьмовское чувство, — ответила, осознав, что со мной. — Ведьмы могут ощущать, что ждет или происходит сейчас с близкими людьми. А Лайзел давно стал близок мне. Я узнала это чувство — такое же, как было с бабушкой. Может, не настолько сильное, но уверена — это оно.

— Чушь! — фыркнул демон.

Повозка с мешками остановилась около нас. Усатый мужчина с добрым лицом тепло улыбнулся, подняв в приветствие соломенную шапку.

— Хорошего дня! Куда путь держите? В Либертон?

— Да так, — уклончиво ответил демон, искоса рассматривая мужчину.

— О, как раз на веселье попадете! — с радостью затараторил торговец. — Там такое…

— А что? — это уже я поинтересовалась.

— Верховного мага к виселице приговорили! А я, вот незадача, в деревню продавать еду… — мужчина в негодовании закряхтел, почесывая затылок.

Задумалась, не сразу осознав сказанное. Но вот наконец до меня начинает доходить суть его слов. Сердце сжимает тиски. Хочется в ужасе закричать, но демон с силой тянет на себя.

— Дорогая, нам пора, — прошипел на ухо, но так, чтобы услышал мужик. Тот оказался понятливым, сразу распрощался с нами и поехал дальше. Сообщил, что, может, еще успешно все продаст, тогда успеет обратно в город.

Лайзел. Лайзел. Лайзел… сердце билось с перебоями. Я не могла поверить в услышанное. Нет!

— Велиар, это ведь Лайзела казнить собираются!

— Разумеется, — демон фыркнул как ни в чем не бывало, словно и не удивлен вовсе. Равнодушно скрестил руки на груди, не глядя в мою сторону. Но я, наоборот, решительно посмотрела на него. Мгновение — и я все понимаю.

— Ты знаешь?! Знаешь, что его хотят казнить? Отвечай!

— Да! — раздраженно проговорил демон, добавляя про себя: — Эх, не стоило заставлять этого торгаша говорить.

Однако я не слушала его причитания. Меня беспокоило лишь одно:

— Откуда ты знаешь?

— Потому что это я виновник его казни… — Велиар ответил спокойно, даже выдавил из себя улыбку, но я вижу, что ему неприятно говорить, он не хочет… но не может молчать. Ведь теперь принадлежит мне.

— Как? Когда? — я не верю. Мечусь из стороны в сторону, хватаюсь за голову. Как я не углядела?!

— Почему, Велиар?

— Почему? Потому что он заслужил это. Я пришел к королю и показал ему договор. Благо, у короля есть люди, которые знают демонские руны.

Я ослаблено упала на землю. Села, поджав под себя ноги. Он говорит об этом так буднично. Но ведь знает, как мне дорог Лайзел. Зачем?! Месть? Демон так и не смог ее отпустить?

— Ты должен спасти его! — решительно вскочила на ноги.

— Нет, — демон раздражен. Он уже не отвечает так весело, как раньше.

— Я приказываю!

— "Приказываешь"? — кривая улыбка. — Договор, подписанный с магом, убьет меня, если не выполню условия. Единственный выход — смерть Лайзела. Кто-то из нас должен умереть.

— Что? — мне тяжело дышать.

Господи, почему все всегда так сложно?! Нет! Неужели я жалею демона? Нет! Я должна спасти Лайзела, даже если мне придется взять вину на себя. Но…

— Я хочу, чтобы ты спас его! — снова повторила, на этот раз властно, немигающим взглядом глядя на демона.

— И ты готова убить меня? — слишком равнодушный тон. Ему больно слышать это. Мне самой больно. Ловлю себя на мысли, что сейчас расплачусь, вот-вот слезы потекут по щекам, но из последних сил сдерживаюсь.

Сказала уже четче:

— Да! Я приказываю, спаси Кафраза.

— Повинуюсь, — слова демона ранят больнее самого заточенного острого ножа.

Он медленно отвернулся от меня и распустил свои крылья.

— Обещаю, я что-нибудь придумаю, чтобы ты не умер, — прошептала напоследок.

Велиар услышал. Вновь повернулся ко мне, пристально рассматривая. Он знает, что это невозможно. Ведь тогда нужно выполнить условие договора. Но я никогда не соглашусь призвать армию из ада.

Стыдливо отвела взгляд, понимая, что мои слова пусты. Я ничего не могу. Больно. Очень больно. Но я не хочу смерти Лайзелу.

— Динара, последняя просьба.

— Какая? — удивленно подняла взгляд.

— Чтобы спасти твоего мага, мне понадобится очень много сил…

Посмотрела на него широко открытыми глазами. Этого следовало ожидать, но все равно я удивлена. Сейчас не та ситуация, все иначе. Как? Как я могу? Не нахожу слов, но он вдруг сам успокаивает:

— Не бойся! Наша связь теперь настолько сильна, что мне требуется лишь твое прикосновение.

Велиар медленно подошел ко мне, взял за руки и ласково заглянул в глаза. Я не сопротивлялась. Все еще изумленная его словами, села вместе с ним прямо на землю. Плавно, осторожно, не отрывая друг от друга взглядов. Его прикосновения нежные, ладошка к ладошке. Я чувствовала силу и знала, сейчас яркие потоки идут по его узорам, проникая вглубь тела, ведь сама их ощущала, но не могла оторвать взгляда от его янтарных очей. Сейчас они притягательнее любой магии.

Никогда еще мы не были так близки. Даже самая страстная ночь не дарила столь чувственной волнительной магии. Знаки на теле ослепили, но я не могла закрыть глаза. Не могла оторваться от этих двух огоньков, смотрящих на меня так пристально, так нежно…

После был поцелуй, невесомый, как перышко. Что-то с легкостью ветерка прошлось по моим спутанным волосам. Мир стал ускользать, и лишь лик демона перед глазами.

Чуть слышное «спасибо», и наступает тьма…

22 глава. Выбор

Изумленно открыла глаза, осознавая, что сижу на том самом обрыве, где мы распрощались с Велиаром. Внутри необычно-трепетное теплое чувство, смешенное со страхом. Что со мной? Руки дрожали, было тяжело дышать. Во всем теле слабость. Понимаю — это связано с той силой, что образовалось между нами с демоном, магией, которую отдала ему. И отчего-то оно пугало. Я знала, что теперь наша связь с демоном иная, мы действительно стали ближе. Но самое ужасное — осознание того, что я сама отправляю Велиара насмерть. Но и смириться с казнью Лайзела не смогу.

Что же мне делать?! Поднялась на ноги и подошла к краю обрыва, с которого виднелся город. Но он слишком маленький отсюда. Что-либо рассмотреть невозможно. Начала метаться, нервно теребя одежду. Успеет ли Велиар?

Я не находила себе места, изнывая от страха. Сердце будто бы хотело избавиться от темницы и вырваться наружу. Внутри все разрывалось от боли. Как мне быть? Ведь спасая Лайзела, убиваю Велиара. И он пойдет на это. Выполнит все, что скажу.

Закусила губу, сдерживая эмоции, но слезы все равно заполонили глаза. Зря Велиар доверил мне свое имя, ведь теперь решение принимать мне. А что я могу? Лайзел дорог мне, но и предавать демона не хочется. Неужели я так прикипела к нему душой? Мне не верилось…

Господи, что мне делать? Еще каких-то несколько дней назад я сама хотела избавить мир от демона, но теперь… Велиар занял свое место в моей душе. От этого тяжело. Я не знаю, как поступить. Как спасти обоих? Почему я должна делать выбор?!

— Бабушка… — со слезами на глазах прошептала. — Ведь я не просто так вспомнила твои слова. Да? Именно сейчас. Это предупреждение? Мы с Велиаром связаны, я должна его спасти?

Но ведь ты всегда меня учила, что каждая жизнь важна. Я уверена, ты бы тоже спасла Лайзела. Ты бы придумала что-то, но я… я не столь сильна. Даже не смогла сдержать собственную клятву, не использовать магию. Магия?!

Подняла заплаканные глаза. Может с ее помощью можно разорвать их договор? Только как? Те заклинания, которые показывал маг совершенно бессмысленные. Отвары против простуды? Яды? Ведьмовские бесполезные штучки! Лишь сейчас я осознала, что ничему серьезному Лайзел меня не учил. Почему? Специально или не хотел рисковать? Может, если бы я знала больше, то могла бы как-то повлиять на их судьбу? Спасти от злосчастного договора.

Наверное, лучше бы я тогда умерла. Еще до встречи с Лайзелом… в своей деревне. Митор был прав — ведьма заслуживает только смерти. Вот к чему привело мое существование? Моя маленькая, любимая Энни умерла, Лайзел вновь загорелся своей отчаянной идей и был пойман инквизиторами, из-за демона, что жил… и живет одной местью. Выходит, я приношу только беды. Если бы жителям удалось меня утопить, никогда бы не состоялось их договора.

Но хотела бы я этого? Не встречать мага? Нет. Я не стану себе врать, что не была благодарна Велиару за то, что встретилась с Лайзелом, узнала его ближе… может я смогу ему помочь? Отговорить от идеи. Но как тогда спасти двоих?

Эти вопросы не давали мне покоя. Душа словно бы разрывалась на части. Я не могла сделать выбор. Не могла кем-то пожертвовать.

Господи, дай мне знак. Как поступить? Я вновь посмотрела на Либертон. Оттуда раздавался шум. Может, Велиар уже забрал Лайзела? А что если у него не вышло? Внутри похолодело. Что если он не спас мага, как не спас Энни? Смогу ли я жить, зная, что Кафраз мертв? И этому виной я!

Сжала кулаки, закусывая губу. Молю, Велиар, вытащи его. Я знаю, ты можешь. Я верю тебе. И словно почувствовав мои мысли, вдалеке показался силуэт. Демон! Его распахнутые кожистые крылья, сражались с ветром, стараясь держать равновесие. Он нес в руках… Лайзел? Неужели вышло? Сердце в радости подпрыгнуло. Точно Лайзел. Я не могла не узнать его.

Демон становился все больше и ближе. Какое-то мгновение — и рядом со мной ловко опустился на землю Велиар, поставив на ноги Кафраза.

— Динара? — Лайзел удивлен, но недолго.

Его серые глаза вдруг заполнила ярость. Я видела, как они потемнели, и он словно весь изменился.

— Так ты с ним убежала? — спросил, будто бы сам не веря. — Выбрала демона?

— Нет, Лайзел! — кинулась к нему, но он отошел, и я замерла, чувствуя, как все скручивается в тугой ком. Мне с трудом удавалось сдерживаться, чтобы не заплакать.

— Она тебя спасла… — хмуро произнес Велиар, вмешиваясь. — По ее приказу я вытащил тебя.

— Приказу? Демон выполняет приказы? — Лайзел ухмыльнулся. — Динара, ты больше ведьма, чем я думал, раз тебе удалось посадить на цепь предводителя демонской армии и превратить в ручного котенка!

— Не говори так… — сипло прошептала, понимая, что боль от его слов колит сильнее любого самого острого кинжала.

— А что ты ожидала? Что стану благодарить?! Я пригрел тебя, учил, доверился в конце концов, а ты… — на мгновение замолчал. — Сбежала с ним!

— Ты не имеешь право такое говорить! — набравшись смелости, я решительно подняла на него взгляд. — Ты обманул меня. Я знаю, что ты на самом деле собирался вызвать армию. Поэтому я ушла, чтобы Вел… — осеклась, понимая, что чуть не выдала демона. Нельзя называть полностью имя данное мне. — Он никогда не выполнит вашу сделку!

— Значит, он назвал свое имя? — Лайзел поджал губы, кажется, пытаясь сдержать гнев. — Неужели ты не видишь сама, что это единственный выход? Да и если ты этого не хотела, зачем меня спасала? Теперь ему придется призвать армию, он это знает, иначе погибнет. Да, ручной демон? Известнейший "могущественный" полководец. Ты готов лишиться всего? Умереть?

— Лайзел, — коснулась его руки, но он с отвращением отдернул ее, с таким же отвращением, которое было когда-то у Митора…

На мгновение мне показалось, что вовсе не дышу.

— Не будь глупцом, — обратился к демону Лайзел. — Призови армию!

— Нет.

— Что? — маг опешил, видимо не ожидая такого ответа, а после… внезапно схватил меня за руку и притянул к себе. Я только и успела тихонечко ойкнуть.

— Неужели великий демон готов ради какой-то сельской девки лишиться всего?!

— «Сельской девки»? — мой голос дрогнул. — Так вот кто я тебе?

— А на что ты рассчитывала? — Лайзел с силой прижал к себе, перехватывая рукой за шею.

Я стала задыхаться, просто не веря во все это. Сон. Страшный сон! Не может быть правдой. Это не мой Лайзел. Это безумец.

Неужели ради своей цели, он готов зайти так далеко, даже на предательство? Слезы потекли по щекам. Так больно мне не было никогда. Даже когда Митор выволок на улицу. Сейчас моя душа казалось более оголенной, чем тогда, когда я была приговорена.

— Либо ты призовешь армию, либо я убью ее! — ощутила, как ослабла хватка Лайзела, но ненадолго, вместо нее мгновенно к шее прикоснулась холодная сталь.

Замерла, с болью глядя на демона и не видя его. Пелена слез застелила глаза, но я все же заметила испуг во взгляде Велиара.

— Сам подумай, зачем тебе эта глупышка? Ее смерть не стоит ничего. Не я, так инквизиторы казнят. Она тоже со всем этим связана, король знает о ней. Знает, что Энни ее сестра. Слышишь Динара, ты сама все испортила. Мы могли бы быть счастливы, но…

Он чуть сильнее надавил на шею, горячая струйка крови потекла по ней. Не больно, нет, сейчас меня терзала другая боль.

— Лучше так, Динара, чем быть сожженной. Поверь, когда языки пламени касаются кожи, а ты ничего не можешь сделать… больнее нет ничего.

— Откуда королю стало известно?! — прошипел демон, но я слышу его голос отдаленно, будто бы издалека.

Зачем Лайзел это делает? Живот скрутило судорогой, я не могла говорить, меня словно лишили этой способности. Жестокие слова Лайзела громко прозвучали в голове:

— А ты не понял? От меня, конечно же. Я не мог так рисковать. Мне пришлось обезопасить себя, но кто же знал, что все выйдет так? Впрочем, все это сейчас неважно, сделай выбор. Либо девчонка, либо твоя жизнь и армия. К тебе вновь вернется слава, демоны воздвигнут на прежний статус. Ты вернешь себе былую власть. Что может быть лучше? Или ты хочешь и дальше быть ручным котенком?

Молчу. Не слышу их. Просто умираю в руках того, кого полюбила! Почему все так? Бабушка, вот что ты имела в виду, говоря: «Что ведьмы лишены любви?» Такова наша судьба — быть преданной?

Больно. Очень. Кажется, кто-то разрывает на части душу, разламывает на маленькие кусочки и выкидывает. Рука любимого, что ласкала, теперь держит мою жизнь на волоске. Одно движение и я мертва.

«Не бойся, Динара!» — вздрогнула, тем самым поцарапав себя глубже. Лайзел заметил и недовольно произнес:

— Не дергайся, ты же не хочешь умереть по своей глупости?!

Умереть? Почему бы и нет? Раз он так хочет…

«Не смей!» — вновь голос в голове.

Я узнала его. Велиар. Просто улыбнулась ему, понимая, что готова к смерти, пусть, лишь бы Велиар не выполнил своей сделки. Однако холодная мысль: «а что дальше?» пронзило в самое сердце. Моя смерть ничего не изменит. Велиар умрет, если не призовет демонов или не убьет мага. Зачем я только его спасала? Зачем? Динара! Я сама была удивлена от своих мыслей, лишь позже осознав, что мыслю не одна. Мои мысли принадлежат не только мне, я словно бы слилась воедино с демоном. Не знаю, как, но почему-то слышала его в своей голове.

«Динара, я сказал свое имя не для того, чтобы ты умерла! Когда я моргну, ты садишься! Просто верь мне…»

Верю. Наверное, только ему я могла верить. Именно сейчас я вспомнила, как когда-то, еще после предательства Митора, уже у мага, Велиар мне однажды сказал: «По крайней мере, ты знаешь, что ожидать от меня. Я всего лишь демон!»

И теперь я в полной мере понимала те слова. Но как же мне хотелось, чтобы это было не так.

«Динара, посмотри на меня!»

Подняла взгляд, замечая, как он подал знак. Не задумываясь, резко и быстро присела. Все произошло в невероятно короткое мгновение. Я толком ничего понять не успела. Над головой раздался свист, на землю упал кинжал Лайзела, с красными разводами от моей крови…

Прикоснулась к шее, совсем легкая царапина, ничто с той, что внутри меня. И эта рана только сильнее стала разрастаться, стоило увидеть демона и мага. Они сражались. Но не в полную силу. Велиара, словно что-то сдерживало. И я понимала, что именно. Понимала, почему он только отбивается, не атакуя Лайзела. Мой приказ — демон не может его нарушить.

Кафраз наоборот нападал на Велиара уверено и сильно, взывая к своему резерву, используя его. Они оба словно забыли обо мне. Может, это к лучшему? Медленно отступила назад, наблюдая за сражением и понимая, что должна что-то сделать. Дать волю Велиару? Это уравняет их силы, но хочу ли этого? Как же сложно.

«И когда-то так произойдет, что у тебя не будет выбора!»

Вздрогнула. Бабушкины слова. Это ведь этот случай, да?

«Ты должна будешь спасти связанного с тобой…»

Велиар! Меня бросило в жар.

— Я забираю свои слова назад — ты не должен спасать мага! — закричала, что есть силы, но он и так услышал.

Его тело налилось силой, кожа приобрела серый оттенок и стала нарастать будто бы камнем. Теперь их силы равны, нет, ошибаюсь — демон куда сильнее Кафраза. Я будто со стороны наблюдала, как Лайзел создал огненную сеть, но Велиар легко ее рассеял одним взмахом крыльев.

Поворот, вновь взмах рукой и сила из ладоней Лайзела вырвалась в сторону демона, но Велиар легко уклонился. Рисунки на теле демона ярко засветились. Сила лилась по его венам, кажется, демон становился все больше и сильнее…

Страшно. Я не узнавала Велиара. Сейчас передо мной действительно могущественный демон — предводитель адского войска. И это сделала я. Я дала ему возможность стать таким. Что самое пугающее — не чувствовала в этом своей вины. Странные ощущения: вроде как понимаю, что не хочу смерти Лайзела, но не могу иначе. Все сказанное им, те жестокие слова — это не слова разумного человека.

Я не хочу выбирать: кому жить, а кому нет — но другого способа нет. Ведь понимаю — из этого боя, выйдет живым лишь один. Договор не пощадит обоих.

Что мне тогда остается? Просто смотреть? У меня нет выбора. Я не имею права принимать столь судьбоносное решение. Но могу… могу остановить все, но тогда погибнет Велиар. Нет, пусть Бог сам решает, кто выйдет победителем, как бы жестоко это не звучало.

А внутри все горело огнем. Я не могла смотреть на их сражение. Не хотела, но невольно наблюдала, испытывая страх и одновременно пустоту, схожую с тем, когда меня предал Митор. Ведь Лайзел тоже предал. Наверное, он и не любил меня никогда, живя лишь своей идеей.

Медленно отвернулась, но неожиданный крик Кафраза проник в душу. С ужасом, посмотрела: Лайзел прижимал руку к груди, но кровь сочилась сквозь нее, окрашивая светлый кафтан…

Велиар сумел ранить его! С трудом борюсь с желанием броситься к нему, помочь. Но… рука демона останавливает меня. Я даже не ощутила того момента, когда он оказался за моей спиной. Услышала тихое «не стоит!» и поняла, что врала себе. Все-таки выбор за мной. Либо я кинусь к магу и спасу, тем самым лишая жизни Велиара либо останусь на месте, спасая связанного.

— Не глупи, Динара! Лайзел предал тебя, так же, как Митор.

Посмотрела на мага, а в ответ увидела взгляд полного презрения, но и чего-то еще. Или мне только показалось? Нет. На самом деле есть что-то еще… раскаяние? Он что-то шепчет, я разбираю, в действительности проклиная себя за это. За то, что бессильна, за то, что ничего не делаю.

Его ноги подкосились, он потерял равновесия, падая назад…

— Лайзел! — закричала до хрипа, чувствуя крепкую руку Велиара. Демон не дает мне кинуться вперед, заставляя стоять и смотреть. Смотреть, как тело Лайзела падает с обрыва, а перед глазами его губы, шепчущие: «прости…»

Меня обняли со спины, я услышала гулко бьющееся сердце Велиара и свое — такое тихое. Эмоции поглотили с головой. Я не могла сказать ни слова, ощущая, как задыхаюсь, падая на колени вместе с демоном. Он не отпустил, развернул к себе, крепко прижимая и гладя по волосам. Тепло. Оно шло от него, проникало в меня, казалось, боль становилась не столь сильной, но не исчезала. Велиар что-то говорил, но я не слышала, разобрав лишь одно единственное: «Люди!».

Он подхватил меня на руки. Черные крылья закрыли солнце, и мы взлетели. Сама прижалась к нему, в поисках защиты, в надежде утихомирить эмоции и эту пустоту внутри меня, но слезы продолжали течь по щекам. Я ничего не видела, не смотрела вниз, зная, где-то там тело Лайзела. Крепко зажмурилась, но все равно он перед глазами. И от этого еще больнее.

Почему все вышло именно так? Так жестоко. Я никогда этого не пойму. Каков замысел? За что Бог так с нами поступает? Зачем играет?

Словно бы услышав мои мысли, Господь рассерчал сильнее, в следующее мгновение раздался отчаянный крик боли. Я не сразу поняла, кому он принадлежит, лишь через секунду осознав — кричал Велиар!

Что произошло? Его лицо исказила гримаса боли, но он не отпустил меня. Крепко прижал к себе, несмотря на то, что стал терять равновесие. Пытался взлететь выше, но почему-то не мог, словно бы крылья не слушались его.

Страх заполз ледяной змеей в душу. Я не могла понять, что с Велиаром и это пугало. У него не было ран — люди не успели увидеть нас. Но что тогда? Взмах одного крыла, другого, он хочет аккуратно приземлиться.

— Велиар, — тихо прошептала, но он не ответил, до крови закусывая губы.

Прикоснулась к его лицу, он посмотрел в ответ и я, с ужасом увидела, как его яркие янтарные глаза постепенно угасали.

— Нет! Велиар! — страшно, как никогда. Страшно, произнести то, что на уме. Нет, не так, я не хочу, это произносить. Он не может умереть! Не может после всего оставить меня. Почему? Нет!

Сильно прижалась к нему, обняла. Нет, Велиар, я не отпущу тебя. Никогда! Почувствовала, что его крылья больше не взмахивают. Они накрыли нас тяжелым покрывалом. Мгновение — мы полетели вниз, рассекая воздух. Страшно, но не от этого. Страшно от того, что происходит с ним…

Холодная вода коснулась кожи, обожгла. Мы упали прямо в воду. Среди взвившейся пены, увидела Велиара. Он медленно шел ко дну: тело расслаблено, глаза прикрыты. Схватила его под руки и что есть силы, потащила на поверхность. Вода попадала в нос, в рот, но я не замечала этого. Моя цель — яркий блик солнца.

Вынырнула, отплевываясь и жадно глотая воздух. С облегчением услышала, как вдыхает воздух и демон. Из последних сил поплыла к берегу. Нужно, как можно быстрее вытащить Велиара, он все еще слишком слаб, чтобы добраться самостоятельно.

Я не поняла, как у меня вышло, но я и демон оказались на земле. Мое дыхание хриплое, удушье мешало здраво мыслить. Руки болели, кололо за грудиной, но все это не главное. Мое сознание пришло в себя, я кинулась к демону, стала теребить за плечи. Зачем? Зачем он развернул меня, принимая весь удар на себя, когда ему и так было плохо?!

— Велиар, прошу, открой глаза! — я не могла взять себя в руки. Тело не слушалось. Ноги и руки дрожали, казалось, сердце вот-вот выпрыгнет, гулко отдавая в висках.

— Не пугай меня. Пожалуйста. Ты мне нужен! Я ведь без тебя одна не справлюсь, слышишь? Зачем мне тогда будет жить? Для кого?

Вздрогнул, распахнул янтарные глаза и… закричал. Громко, отчаянно. Ему больно?! Он резко сел, хватаясь за голову, а больно мне. Его крик проник мне в душу, разрывая ее, скручивая и не давая дышать.

— Велиар! — вновь кинулась к нему, обхватила руками, чувствуя его напряжение. Тело демона вытянулось в судороге.

Его боль разделилась на нас двоих. Демон вырывался, отталкивал меня, а потом неожиданно вскочил на ноги, с силой взявшись за рога, словно хотел оторвать их. Я ничего не понимала. Хотела помочь, но не знала как, не знала что с ним, чувствуя свое бессилие.

С ужасом осознала, что он действительно оторвал их… На мгновение сердце перестало биться. Замерла, не веря своим глазам. Разве такое возможно?

Велиар упал на колени, держа в руках окровавленные рога, но больше не кричал. Его янтарные глаза потускнели, став карими.

Медленно подошла, коснулась его лица. Он вздрогнул и непонимающе на меня посмотрел. Я видела его замешательство, но главное — ему не было больше больно. Облегчение накрыло, смывая страхи и волнение. Но все равно где-то глубоко-глубоко, опасение не хотело покидать меня.

— Что с тобой? — спросила, в действительности прекрасно догадываясь, что именно произошло. — Боль отступила? Она больше не вернется?

— Динара… — он разжал ладони и «мертвые» рога упали в песок. — Ты сделала меня человеком? — его голос дрогнул, он сам не понимал, почему все так обернулось.

Не знаю, что сказать. Не знаю, что он сейчас чувствует. Просто обняла его, поцеловала в губы, стараясь передать все то, что меня сейчас одолевало. Слова лишние. В них нет смысла. Они приносят только боль. Действия, вот что правда. Чувства, которые тебя переполняют в этот момент.

Казалось, во мне бурлил целый вулкан: грусть от утраты и одновременно радость — Велиар жив! Он будет жить. Боль от жестоких слов и в то же время спокойствие. Я не понимала сама, что именно сейчас чувствовала. И не хотела. Просто отдалась эмоциям, прижавшись к демону… нет, уже не демону, к человеку. К самому дорогому и единственному искреннему в моей жизни человеку.

Я вновь заплакала, но просто не могла ничего с собой поделать. Слишком многое пережито за каких-то последних нескольких минут. Хотелось просто забыться. Закрыть глаза и уснуть на несколько часов. И уже потом, когда схлынут эмоции осмыслить все случившееся.

— Динара, — голос Велиара совсем тихий. — Нам надо идти. Как можно дальше отсюда. Люди из Либертона, они будут искать нас.

Кивнула. Сил говорить нет. Идти тоже, но я заставила себя. Нельзя сейчас сдаться, когда Велиар, несмотря на свою слабость, медленно ступает вперед. Я вижу, что ему с трудом дается каждое движение. Держу его за пояс, помогая, но понимаю — так мы далеко все равно не уйдем. Нам бы встретить извозчика какого-нибудь, пока люди из города не добрались сюда.

Велиар прав, они скоро найдут тело Лайзела, а после станут искать меня. Ведьму, что дважды призвала демона к сестре и к магу. Королю известно обо мне, а значит, нам нигде не спрятаться. Но может со временем он забудет? Если удастся сейчас залечь на дно. Эти мысли успокоили, подарили надежду…

И я словно была услышана. Впереди, по небольшой дороге, простирающейся вдоль реки, показалась повозка. Это придало нам с Велиаром сил — мы довольно быстро дошли до дороги и махнули извозчику.

Он остановил своих двух коней и удивленно посмотрел на нас.

— Вечер добрый, путники!

— Добрый! — одновременно проговорили мы, стараясь скрыть истинные чувства. Мне с трудом удавалось вежливо улыбаться.

— Простите, а куда именно вы едете?

— У меня повозка товаром забита! — мужчина догадался, о чем мы хотим попросить и недовольно поджал потрескавшиеся губы. — Путников не беру.

— Мы заплатим!

После этой «волшебной» фразы его лицо мгновенно изменилось, стало более доброжелательным, и он все-таки ответил на наш первоначальный вопрос:

— На северо-запад, через Дорт в Кастин. Вам куда нужно?

Мы переглянулись с Велиаром и вновь одновременно проговорили:

— Именно туда!

Когда садились, я с земли подняла несколько камушков, что не укрылось от Велиара. Бывший демон одарил меня насмешливым взглядом, но ничего не сказал.

В действительности мы еще не знали, где именно сойдем с повозки. Какое выберем место и где спрячемся. Главное, это было как можно дальше уехать от этого мрачного и страшного места, которое, я, наверное, никогда не забуду.

Я удобнее умостилась с краю повозки, облокачиваясь на Велиара и прикрывая глаза. Усталость сморила меня в одно мгновение — заснула, даже не чувствуя, как трясется повозка, натыкаясь на мелкие камушки и ветки. Спокойно и тепло. Сквозь сон я ощущала крепкие руки Велиара, дарившие надежность и уверенность, что все еще будет хорошо…

* * *

А вдалеке на одной из самых высоких веток старинной ели сидел черный ворон. Он внимательно наблюдал за удаляющейся повозкой, на которой сидела та самая девушка, четыре года назад призвавшая демона.

Она выполнила свое предназначение — спасла душу связанного. Ворон громко каркнул, с довольством взмахнув крыльями. Природное равновесие было восстановлено…

Бонус

Хеллоуин

Сегодня вечером намечался Самайном, который отныне принято было называть праздником Дня Святых. Но все равно все еще верили в старые поверья: что в последний день октября миры живых и мертвых открывали свои двери, и обитатели потустороннего мира прокрадывались на землю. И люди, чтобы не стать жертвами нечисти, наряжались в шкуры, которые отпугивали ее, и гасили в домах огни, чтобы не быть найденными. На дверях в дом вешали угощения, а сам народ собирался вместе, чтобы жечь костры и петь песни. В деревнях до сих пор также жил обычай приносить в жертву животное, будь то мелкое рогатое, или, на худой конец, курица.

Но теперь мне предстояло праздновать в городе. И Самайном видится мне на сегодняшний день иначе, чем раньше. Кафраз рассказал мне многое, о чем я не могла и подумать. Действительность оказалась очень пугающей.

Когда-то давно, когда неуправляемой магии в мире было много, и почти каждый владел колдовством, в этот день часто происходили ужасные вещи. Люди не понимали всей ответственности, и хотели легкой наживи, будь то исполнение желаний, власть или деньги. Они призывали демонов, однако не знали, насколько эти существа коварны. Это приносило много бед в наш мир. Я не знала, но в этот день, тридцать первого октября, Милена — супруга герцога Фьорда, призвала в наш мир сатану, отчего и началась самая большая война между демонами и людьми..

После этого было запрещено использовать магию всем людям неблагородного происхождения. И чтобы не провоцировать народ, под запрет попали праздники связанные с колдовством. Конечно, запретить все было глупостью, но их заменили другими. Однако некоторые обычаи были сохранены народом, и передавались из поколения в поколение.

Об этом знали все, но никто не противостоял тому, что люди до сих пор используют старые обряды. Более того, в эту ночь, инквизиция не спит. Она натравливает своих ищеек на города, в надежде обнаружить очередную жертву глупости. Ведьму или ведьмака, который решил поиграть с запрещенным колдовством. Праздник Самайном поныне считается одним из самых лучших дней для волшебства. В этот день на земле больше всего скапливается магическая энергия, которой могут воспользоваться все, у кого есть хоть слабые початки силы. Но нужно востро следить, чтобы тебя не нашли слуги инквизиторов…

Я и Лайзел гуляли по праздничному ярмарку. Как маленькая девочка, я радовалась каждой вещи. Мне купили печеных с сахаром яблок, крендель и медовых орешков. С удовольствием делясь сладостями с магом, я поедала их, уплетая за обе щеки.

Пока еще не настал вечер, можно было участвовать во всяких играх. Кидание колец, стрельба из лука, сбивать фигурки камушками и многое другое. Все люди нарядно одеты, а лица скрыты под маской. Со времен, когда носили на праздник лишь шкуры, многое поменялось. По крайне мере, в городе. Здесь принято носить красивые или жуткие маски. Кто был побогаче, у тех головные уборы представляли из себя настоящее искусство. Позолоченные, с перышками, стразами или даже камнями, рюшами, тесемками — чего только не было!

У нас с Лайзелом тоже были маски. Под свой плащ, напоминавшего сутану, маг выбрал скромную белую маску, изображавшую главу церкви. Как по мне, это было очень смело с его стороны и очень нагло. Но я не стала что-либо говорить по этому поводу. Кто я такая, чтобы судить его выбор?

Я же чувствовала себя красивой. Ало-золотое нарядное платье украшали тысячи оборок, камушек и рюш. На глаза надевалась под тон красная маска. Она не скрывала все лицо, но зато ослепляла своим великолепием. И ко всему совершенству — высокая прическа с низкой бус, которые красиво и мелодично постукивали друг о дружку. Пару раз мне делали комплименты мужчины, даже приглашали на танцевальную площадку. Я видела, как напрягается герцог — он ревновал. Мне это льстило, но и в тоже время смущало. Я отказывала случайным кавалерам, и надеялась, что, в конце концов, Лайзел догадается, что я хочу танцевать только с ним.

Наступил вечер, зажигались везде огни. Все игры закрывались. Теперь горожане просто веселились, смотрели представления жонглеров с факелами, пили и ели.

Мы тоже выпили немного пряного вина. Лайзел повеселел. Больше не хмурился и не смотрел на всех с подозрением, выискивая взглядом врагов. Расслабился, и, наконец, пригласил на танец.

Моему счастью не было придела! Мы вышли на, выстроенный специально для этого дня, деревянный танцпол. Сначала наш танец был неуверенный, сбивчивый. Но потом толпа подхватила нас и понесла за своим течением. Музыка заиграла быстрее. Эти танцы были веселыми, простонародными, такие не танцевали на светских вечерах. Отчего магу было некомфортно поначалу.

Еще громче стали ритмы, и люди разошлись в разные стороны, разделившись на мужчин и женщин. Я узнала танец! Такой плясали у нас в деревне. Со сменой партнеров.

Вспомнив знакомые движения, я весело и уверенно пошла в пляс. Сначала встретилась с Лайзелом. Он подал мне руку в перчатке, закружил вокруг себя, и вот, я уже танцую с человеком в черной маске. Поворот, и со мной пляшет мужчина в ужасном розовом костюме. Я не успеваю удивиться, как уже в руках четвертого партнера. Моя голова кружится, маски мелькают перед глазами. Как же сложно всех и запоминать!

Немного стало подташнивать. Все же, в деревне у нас было не так много желающих для танца, а здесь невероятное количество народу! И я никого не знаю. Захотелось поскорее найти Лайзела. Я успела соскучиться за ним. Тем более музыка поменялась, и танец сменился. Каждый искал свою пару, или, у кого ее не было, находил себе свободного партнера.

Я немного запаниковала в толпе. Столько ярких непонятных людей. Где Лайзел?

— Прекрасная дама не желает потанцевать? — ко мне подошел нарядный мужчина в синем костюме. Я покачала головой, отворачиваясь от него. Вышло не очень красиво, но я была в растерянности.

Кто-то схватил меня за запястье, потянув на себя. Я удивленно ахнула, развернув голову. Знакомая белая маска, с гримасой церковника смотрит на меня, в лучах слепящего света огней.

— Лайзел! — я улыбаюсь, и тут же становлюсь с ним в танец.

Какое-то время мы кружимся, совсем недолго, а потом он тянет меня в сторону от пляшущей толпы. Я заинтригована, послушно иду за ним. Мы уже далеко, где темнее и менее людно. Но громкую музыку все равно еще слышно. Завернули за очередной переулок.

Я опьяненная всеобщим весельем и алкоголем, смеюсь, смотря на своего кавалера. Он же вдруг разворачивается и неожиданно прижимает к стене. Водит по моим оголенным плечам, отчего меня бросает в жар. В одно мгновение испытываю желание и стыд. Понимаю, что дальше последует и сама хочу этого, но боюсь. Ведь это неприлично! Мы же на людях…

Да, сейчас никого нет, но в любую секунду может кто-то завернуть за угол и увидеть нас.

Однако его смелые прикосновения быстро заставляют меня забыть о страхе, уводя куда-то далеко-далеко, в мир наслаждения. Руки Лайзела проникают за корсет, в котором он предварительно послабил шнуровку. Я чувствую его нежность даже через перчатку, блаженно вздыхаю, когда грудь сжимают. Мы не целуемся, так как у него маска, закрывающая все лицо, и от этого только таинственнее и желаннее он кажется. Мужчина приподнимает мне юбку. Я краснею, отворачиваю голову от входа в переулок, будто это скроет ото всех мою постыдную позу.

Обхватывая меня за бедро, Лайзел приспускает кружевное белью. Зажимает ногу так, что мне приходиться приподнять ее, обхватывая стан мага. Если бы кто-нибудь в это мгновение зашел бы сюда, то мог бы лицезреть аккуратную, неприкрытую юбкой, ножку в белом полупрозрачном чулке и красной туфельке. Такое не увидишь ни у одной женщины легкого поведения, даже у ночной бабочки. Слишком дорого.

Но я… я так легко соглашаюсь на такое? На улице! При всех… что со мной?

Меня сильнее прижимают к каменной стене. Но я не чувствую холод, исходящий от нее. Только жар страсти. Маг приподнимает меня, насаживая на себя и я не сдерживаю стона. Стыд опаляет лицо, стараюсь прикрыть рот рукой, пока кто-то не услышал и не явился, но Лайзел настойчиво убирает мою руку. Послушно выполняю все, что он хочет.

Откидываю голову назад, до боли закусывая губу. С каждым разом наши движения становятся все быстрее. Я больше не касаюсь земли, полностью нахожусь во власти рук мага. Он делает со мной, что хочет и я не против этого. Страсть. Желание. Еще никогда я не испытывала такого с мужчиной. Так сладко, так грешно, так опасно!..

Не знаю, сколько длилось блаженство, но вот, я не сдерживаю громкого стона на кульминации. Со мной рычит и маг.

Он опускает меня на землю. Я еле держусь на дрожащих от сладкой истомы ногах. Приходиться придерживаться за стену. Тяжело дышу, одновременно одной рукой оправляя юбку, а другой пытаясь вернуть корсет на свое место. Хорошо, что шнуровка спереди!

Закончив со своим нарядом, я посмотрела на мага. Лайзел тоже успел привести себя в порядок. Мы глядели друг на друга без всякого стеснения, скорее с неким вызовом. Почему-то перед глазами все плыло. Почти ничего не было видно. Лишь белое пятно маски. Мне хотелось еще ласк, других… нежных поцелуев, касаться губ. В порыве чувств снимаю с него маску, чтобы впиться в его уста поцелуем. Хочу любить его, благодарить за столь чудесный вечер и его завершение. Но замираю…

Передо мной не Лайзел, а демон!

Изумленно отпрянула. Больно ушиблась локтем об стену, про которую совершенно забыла. Весь взгляд прикован к этой наглой знакомой улыбке.

— Как ты… — начинаю речь, но не могу подобрать слов, чтобы высказать свое негодование.

— Извини, но это лучший вечер, чтобы пополнить свои силы. А нет лучшего источника, чем добровольно отдающаяся тебя ведьма, ко всему же страстно изнывающая от похоти.

Я покраснела.

— Ах ты!. — замахнулась на него маской, но моя рука была остановлена.

— Дорогая, вот ты где! — замерла, услышав сзади родной голос Лайзела. О, нет! Он увидит меня в таком неприглядном месте, еще и с демоном.

Однако демона уже и след простыл. Когда же я повернулась, то маг ничего не подозревал. Только отругал меня за мою беспечность. Ведь я могла попасть в передрягу!

— Мало ли кто воспользуется одинокой девушкой? — отчитывал меня он.

Я только глупо улыбалась, умирая со стыда. И как ему сказать, что мной уже и так воспользовались?..

Рождественская история

Я крутилась у печи, нервничая и в то же время радуясь. Вот-вот должен был вернуться Велиар. Он отправился в лес за елью. Признаться, мне она не нужна была. Мы с Энни частенько отмечали рождество без нее. Главное это с кем проводишь и как, а не внешний вид. Но Велиар настоял и я согласилась. Это будет наше первое совместное Рождество, и я приготовила мужу особый подарок. Да — муж. Я до сих пор не могла привыкнуть к этому, но несколько недель назад мы обвенчались! Несмотря на все правила и предрассудки, мы это сделали. Грех венчаться ведьме, на демоне, хоть и бывшем, да еще замужней! Ведь, что не говори, а брак с Митором состоялся тогда. Но мне было все равно, теперь я относилась ко всему не столь набожно, как раньше, хотя в храм в обязательном порядке ходила. Каждое воскресенье ставила свечу за упокой родных, Лайзела и Лисси…

Я кинула в котелок еще специй. Велиар любил как можно более острое, но я не могла себе сейчас такое позволить. Поэтому наготовила отдельно каши с тушеными овощами и ребрышками. Велиар еще не знает, и я не могу даже представить, как он отреагирует на столь неожиданную новость… ведь мы никогда не говорили о детях.

Я знаю, он любит меня и наверняка обрадуется, но почему-то все равно страшно?

Стол был почти накрыт и все приготовления закончены, я даже успела привести себя в порядок: надеть сшитое нарядное сиреневое платье, сделать прическу и подкрасить глаза. Но, Велиара все не было. Почему так долго?

Подошла к окну. Снег большими хлопьями ложился на землю и крыши домов. Деревня ужа начала гулянья: слышалось веселье, смех и пение. Велиар предлагал пойти отмечать со всеми, но мне хотелось встретить это Рождество только с ним наедине, вдвоем.

— Где же ты ходишь? — обеспокоенно прошептала, кладя руку на живот. — Вот нужна была тебе эта елка?

Прикрыла глаза, прислушиваясь к внутреннему чувству. Срок совсем маленький, наверное, не больше трех недель, но я уже ее ощущала — маленькую жизнь внутри себя. Это сложно описать словами, но во мне стали происходить изменения. Я чувствовала это на подсознательном уровне и знала, что будет девочка. Прекрасная хорошенькая доченька. Я даже знала, какое хочу имя — Мира. Символическое имя, которое должно значить, что в нашей жизни, наконец, наступил мир и покой. Но согласится ли с ним Велиар? Обрадуется ли известию?

Как же утомительно ожидание. Я села за стол, слыша громкие веселые выкрики жителей. Праздник начался…

Казалось, время шло невероятно долго. Руки стали дрожать. Нет. Нельзя нервничать, это может сказаться на малышке. Но это так трудно!

Знаю! Пойду за ним. Не могу сидеть в ожидании.

Поднялась с лавы. Надела теплое зимнее пальто и сапоги, вышла на улицу, тут же ощутив всю суровость зимы: мороз неприятно кольнул щечки и нос. Казалось, народ совсем не чувствует холода, гурьбой неся чучело к центру деревни, где должно было происходить само действо. Наш домик находился почти на окраине. Я сама так пожелала. Наученная горьким опытом, хотела, чтобы меньше людей следило за нашим бытом. Ведь люди в деревнях были слишком предосудительны. Зато у нас был огород и скот. Мы не нуждались в деньгах, разве что в самом начале, когда мне пришлось прибегнуть к магическому обману, о котором я даже не жалела. Теперь мы зарабатывали своим трудом.

Разминувшись с толпой, я направилась к лесу, в ту сторону, куда ушел Велиар.

Утопая в сугробах, решительно шла вперед. Мне не было страшно. Я не боялась леса, только за Велиара. Что с ним? Где он? Ведь у него в отличие от меня теперь совсем не было никаких магических способностей. Он не привык еще быть человеком, хоть и старался, я видела это. Было очень страшно осознавать, что на него мог напасть какой-то лесной зверь. Сглотнула, а ладошки неприятно вспотели. Не стоит думать о таком заранее. Нельзя!

Но чем дальше я заходила вглубь леса, тем сильнее вселялся страх. Проклятая елка! Зачем она ему?

Мороз заползал под пальто, ветер заставлял поеживаться, но я старалась не думать о холоде.

— Велиар, где же ты?

Внутри кольнуло. Он рядом. Я неосознанно это поняла, почувствовала. Может это ведьмовская сила заставила меня свернуть с тропы в лесную чащу?

Я ускорила шаг, вертя головой по сторонам, ища глазами того, без кого моя жизнь не имеет смысла. Так глупо потерять? Я знаю, что-то случилось, чувствую, что ему что-то не дает вернуться домой.

Высокие ели с заснеженными верхушками давили своим величием. Я казалась себе маленькой-маленькой зверушкой, затерявшейся среди многовековых деревьев. Нет. Я не должна сдаваться.

— Динара… — тихий шепот словно вывернул душу наизнанку.

Он зовет меня!

— Велиар! — кричу, что есть мочи, не задумываясь над тем, что могу привлечь хищных зверей.

Он откликается. Я слышу его. Откуда-то сбоку раздается его голос. Бегу, падая в снег, поднимаясь, спеша к нему, вновь утопая в сугробах. Мне все равно. Важен только он.

Замираю. Кажется, не дышу. Он сидит в снегу, опираясь спиной на широкий ствол. Сердце отмирает. Подбегаю к нему, падаю рядом.

— Велиар!

— Ты пришла, — он слабо улыбается, а карие глаза загораются теплом. — Прости, я…

— Тшш! — прикасаюсь пальцем к его губам, призывая молчать.

Его нога. Ниже колена она вся в крови. Штанина разорвана и…

Я сглотнула, сдерживая панику, сосредоточилась на ели. Ее широкий ствол придавил ногу Велиару! Спина взмокла, руки задрожали, я растерялась, не зная, что сделать в первую очередь…

— Все хорошо, — тихо произнес муж. — Правда.

— Какое «хорошо»?! — истерично воскликнула я, чувствуя, как на сердце зарождается страх. Надо что-то делать! Кого-то позвать? Вернуться обратно и привести мужчин. Они помогут, уберут дерево…

— Велиар, потерпи еще немного! — попросила, а голос дрожит. — Я быстро! Обещаю. Туда и обратно…

— Знаю.

Он даже улыбнулся, а я, не теряя времени, кротко поцеловала его в лоб и побежала обратно в деревню. Кажется, я еще никогда так быстро не бегала. Не чувствуя усталости, холода, не обращая внимание на высокие сугробыю

Запыхавшись, я выбежала к площади, где уже водили хороводы и разрезали огромный рождественский яблочный пирог…

Я схватила первого попавшего мужчину, вцепилась мертвой хваткой в его рукав.

— Прошу помогите! Там в лесу муж, он… Вэлу придавило ногу. Я…

Как же оказалось трудно говорить. От бега кололо в боку, во рту пересохло и дико хотелось пить.

— Детонька, успокойся… — доброжелательно улыбнулся мужчина. — Мы поможем!

Он махнул рукой мужикам впереди и они откликнулись. Подошли, поздравили с рождеством, но… мне было не до веселья. Заплаканными глазами посмотрела на них и с мольбой в голосе прошептала:

— Вэл… он в беде. Ему больно.

— Вэл?! — один из мужчин широко улыбнулся. — А, это тот, что живет на окраине деревни? Ты его супруга …

Он по-новому взглянул на меня.

— Так, а что произошло?!

— Его придавило деревом, как я понял, — ответил вместо меня тот первый мужчина. — Эрик бери сани, девочка отведет нас. Поможем.

Самый крупный мужчина кивнул и скрылся за домом, а я переминалась с ноги на ногу, думая лишь о Велиаре. Как он там? Один… А нога? Вдруг перелом? Надо будет сбегать и за лекарем.

— Виконтия приведи, — словно угадав мои мысли, попросил худощавого мужчину. Тот кивнул и направился в восточную сторону, где находился дом целителя.

— В…вы меня знаете? — спросила я, удивленная таким откликом. Как я приехала сюда, особо ни с кем не говорила.

Первое место в другой деревне нам не очень понравилось, здесь же удачно смогли заняться хозяйством. Но я не спешила со всеми знакомиться, горький опыт все еще не давал мне спокойно общаться с людьми. А вот Велиар спокойно со всеми раззнакомился, утверждал, что нужно всегда проверять почву, чем прятаться в домике, и все норовил меня вывести в свет. Хотел и на Рождество, чтобы я встречала со всеми людьми. И лучше бы согласилась!..

— Конечно! — доброжелательно улыбнулся мужчина, выводя меня из воспоминаний. — Вы с мужем совсем недавно у нас обосновались. Хороший он у тебя. Ну, давай, веди к нему.

Я быстро кивнула и поспешила к Велиару, слыша тяжелые шаги мужчин позади…

Сердце дрогнуло, когда я увидела Велиара. Щеки и нос красные от мороза, губы посинели, глаза закрыты

— Вэл! — в страхе кинулась к нему, совсем забывая о мужчинах. Упала рядом на колени, прямо в снег. Прижалась к груди, прислушиваясь к размеренному дыханию мужа. Жив! Он жив!

— Что со мной станется? — тихий шепот. Он словно догадался о моих перепуганных мыслях.

Я заплакала… горячими жгучими слезами.

— Грэд, давай сюда! — окрик одного из мужчин. — Его изрядно придавило!

— Тише, — успокаивал меня Велиар, когда это я должны была его успокаивать. — Не плач, Динара, все ведь хорошо.

Он вытер горячей рукой мои слезы и недовольно покачал головой.

— Замерзнут ведь и в сосульки превратятся!

— На раз… два… — услышала я отдаленный голос и ощутила, как сильно сжал мое плечо Велиар, прокусывая до крови нижнюю губу

Я крепко сжала его ладонь, желая утолить боль. Казалось, не ему больно, а мне! Я не могла смотреть на его страдания.

Мужчинам удалось убрать ту злосчастную ель, после они помогли взобраться Велиару на сани и повезли домой, я же неуверенно шла рядышком.

Велиар ехал молча, прикрыв глаза. Я не хотела его беспокоить, полностью поглощенная мыслями. Вот тебе и Рождество. А ведь мне так хотелось сделать ему приятное! Я ждала этого момента, теперь же не знаю, как поступить, как сказать…

Возле дверей дома нас ждал пожилой с седой бородкой мужчина в огромной шубе, которая казалось ему велика.

Первой забежав домой, я стала расстилать кровать, когда лекарь остановил меня и указал на печь:

— Детонька, некоторое время ему надо находиться в тепле.

Послушно кивнула, и стянула с плечи плед, постелив одеял. Накидала побольше дров в печку, чтобы стало жарче.

Мужики водрузили туда Велиара и откланялись, оставляя меня с местным целителем. А я даже не знала как благодарить их, но они только махнули рукой и перед тем, как уйти спросили:

— Виконтий, помощь нужна?

— Сам справлюсь, можете идти, а ты, девонька, теплой воды нагрей, да полотенца с мылом принеси!

Я послушно побежала за веленым, замечая, как мужчина достает какие-то железные инструменты…

Мне поплохело, но я постаралась взять себя в пуки. Поставила перед мужчиной миску с водой, полотенца… а сама старалась не смотреть на окровавленную ногу Велиара.

— Бог ты мой, да ты, дитя, носишь! — неожиданно понял целитель. Не знаю как. Перед глазами плыло, спина взмокла, и мелко задрожали руки.

— Все в порядке будет с твоим мужем! Просто перелом. Я быстро его залатаю, а вот ты лучше выйди в другую комнату. Это малоприятное зрелище. Нечего лишний раз волновать ребеночка.

— Нет. Я с ним останусь!

Решительно посмотрела на Велиара. Наверное, это к лучшему, что он без сознания. Села рядом, взяла за руку и уверено посмотрела на Виконтия.

— Упрямая, — недовольно покачал головой мужчина и принялся за дело…

Это оказалось тяжелее, чем я думала. Велиар пришел в себя, и я поняла, что не готова видеть его боль, однако продолжила сидеть рядом, крепко сжимая его руку, успокаивая и обещая, что потерпеть надо совсем немного.

А он только отшучивался и делал вид, что ему совсем не больно. Вот только зачем меня обманывать, когда я знаю, чувствую правду?

Казалось, время тянется бесконечно долго, прежде чем лекарь, наконец, отложил свои инструменты и встал, похлопав мужа по плечу.

— Вот и все. Несколько дней полежишь, а после забегаешь как новенький.

— Спасибо вам! — искренне воскликнула и побежала за деньгами, спустилась в погреб за угощеньями.

Но лекарь только откланялся и ничего с нас не взял, кроме баночки с соленьями.

А за окном раздавалось новогоднее веселье, пляс и песни.

— Вот и встретили вместе Рождество… — удрученно проговорил Велиар. — Даже елки нет.

— Ну и что! — искренне возмутилась. — Главное же, что все хорошо. Ты рядом… не представляешь, как я испугалась. Сдалась тебе та елка, говорила же не надо.

Он не ответил, только ниже опустил голову, грустно понурив плечи.

— Велиар! — решительно позвала и подошла к праздничному столу, взяла его любимых острых бедрышек и наложила в тарелку.

— Смотри, что я приготовила!

Но он лишь вздохнул. Сидя с вытянутой перед собой ногой, на печи, даже не смотрел на меня.

— Ну, прекрати ты…

Я совсем растерялась, видя упавшее настроение любимого. Что за Рождество такое неудачное?! А ведь мне так хотелось, чтобы все было правильно, тепло, по-семейному.

Кажется, на глаза навернулись слезы. Вот как мне сказать ему о том, что жду ребенка, когда он в таком угнетенном состоянии. Вдруг он не обрадуется?

— Динара?

Я подняла на него заплаканные глаза, замечая, как он вдруг осекся. Растерялся, не ожидая увидеть моих слез. Но я не могла остановиться, тихонько всхлипывая, ведь так хотела в этот день чего-то волшебного…

— Прости меня! — неожиданно проговорил муж. — Я не хотел, чтобы все вышло так. Но у меня есть для тебя подарок… в первом ящичке стола у нашей кровати. Возьми его, пожалуйста, а то, как видишь, муж тебе калекой достался.

Тихий смех, только я ничего смешного в этом не видела. Нахмурилась, пригрозив, чтобы он больше так не шутил, и пошла к столику. Там в ящичке оказалась маленькая коробочка. Дрожащей рукой взяла, открыла… две маленьких прозрачные капельки. Они, наверное, очень дорогие! Но такие прекрасные — изящные золотые сережки с хрусталем.

— Динара?

Медленно вернулась к Велиару. Не стала ничего говорить. Просто вот именно сейчас во мне зародилась смелость. Я положила его ладонь себе на живот и мягко улыбнулась.

Он понял. Конечно, понял. Его глаза загорелись искренней радостью. И ничего другого мне не надо было. Только этот счастливый взгляд…

— Динара! — он неожиданно притянул меня к себе и прошептал в макушку. — Я обожаю тебя!

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • 1 глава. Долг
  • 2 глава. Клеймо
  • 3 глава. Наживка
  • 4 глава. Поместье
  • 5 глава. Бес
  • 6 глава. Столица
  • 7 глава. Прошлое
  • 8 глава. Приглашение
  • 9 глава. Прием
  • 10 глава. Осел
  • 11 глава. Визит
  • 12 глава. Праздник
  • 13 глава. Убийство
  • 14 глава. Король
  • 15 глава. Либертон
  • 16 глава. Приговор
  • 17 глава. Утрата
  • 18 глава. Откровения
  • 19 глава. Сестра
  • 20 глава. Освобождение
  • 21 глава. Излечение
  • 22 глава. Выбор
  • Бонус



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики