КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

На оранжевой планете (fb2)


Настройки текста:



Леонид Оношко НА ОРАНЖЕВОЙ ПЛАНЕТЕ


Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство.

К. Э. Циолковский.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ПЕЩЕРАХ И ДЖУНГЛЯХ

Глава I. «ПРИВЕНЕРИЛИСЬ!»

В неведомом мире. — «Сириус» достиг цели. — «Привенерились!» — Борис Федорович изнывает от жары. — Несвоевременный спор.

Прорезав толщи облаков, окутывающих Венеру, «Сириус» повис над долиной. В воздухе его поддерживали узкие крылья и струи газов, вырывающиеся из килевых дюз.

— Ну и жарища, — вздохнул толстяк геолог Борис Федорович, вытирая со лба пот.

— А ведь холодильная установка работает на полную мощность, — заметил командир корабля Олег Гордеев.

— Надо было прихватить две, — сказал астроштурман Сергей Сокрут, блондин с мечтательными светло-серыми глазами. — Чувствую, как в жилах закипает кровь. — Он повернул рукоятку на пульте управления, «Сириус» начал снижаться.

Несмотря на то, что кормовые двигатели, тормозя корабль, значительно уменьшили его скорость, избежать толчка при посадке не удалось.

Коснувшись поверхности планеты шаровыми амортизаторами исполинских треног, «Сириус» покачнулся. Мгновение казалось, что он упадет, всей многотонной тяжестью своей рухнув на почву Венеры. Но автоматы, выравнивая корабль, выдвинули из его корпуса дополнительные упоры.

Вздрагивания и покачивания прекратились. Корабль точно врос в посадочную площадку. Теперь для того, чтобы оторвать от грунта шары-присоски, понадобилось бы усилие в сотни тонн. Разрежение внутри амортизаторов позволит «Сириусу» сохранить строго вертикальное положение до тех пор, пока поворотом рукоятки на пульте управления не будет открыт доступ в полости шаров воздуху Венеры.

«Сириус» стоял на почве этой таинственной планеты не менее твердо и устойчиво, чем Александровская колонна в Ленинграде.

— «Привенерились!» — торжественно объявил Сергей. — Теперь будем терпеливо ждать появления венерозавров.

— Ты продолжаешь настаивать, что на Венере есть ящеры? — удивился Олег.

— Капитулировать не собираюсь… Уверен, что они заметили «Сириус» и спешат к месту нашей посадки.

— Обожгут морды, — улыбнулся Олег. — К обшивке корабля сейчас не прикоснешься. Стенки его не скоро остынут. Видишь, где стрелка электрического термометра?

— Пекло какое-то, — тяжело пыхтел Борис Федорович Озеров, комкая носовой платок. — Сорок семь градусов! В пустыне легче дышать. Там тебя хоть ветерком обдувает… Готов опуститься на колени и, воздев руки к небу, молить о прохладе… Сорок восемь градусов!.. Олег Николаевич, может быть, термометр испортился? А? Мы опустились на грунт, нагревание внешней оболочки этой дьявольской стальной сигары прекратилось, а температура не падает. Феномен какой-то. Неужели на Венере действуют иные законы физики?

— А тепловая инерция? — напомнил Олег. — Массивные тела нагреваются и остывают не сразу. Тепло, поглощенное корпусом, продолжает проникать в кабину, нагревание ее еще не прекратилось. К тому же температура в приполярных районах Венеры выше, чем в умеренном поясе Земли. Возможно, что стрелка дойдет и до пятидесяти.

— Весьма признателен за ободряющие прогнозы… Сорок восемь и пять десятых! Второй платок хоть отжимай… Я медленно расплавляюсь.

— Утешайте себя тем, что главные неприятности уже миновали. Метеориты наш корабль пощадили, с курса не сбились, при торможении не сгорели. Теперь требуется лишь немного терпения — надо выждать, пока приборы не определят, пригодна ли здешняя атмосфера для человеческого организма.

— Интересно, что ты скажешь про неприятности, оставшиеся позади, когда какая-нибудь летающая рептилия ухватит тебя за комбинезон? — усмехнулся Сергей.

— Сорок девять… — горестно прошептал Борис Федорович, извлекая из кармана третий платок.

Он старательно вытер лоб и, помолчав, сказал:

— Следующий раз полечу на Марс. Там прохладнее. Тропический климат Венеры не по мне.

Глава II. РАЗМЫШЛЕНИЯ У ОКНА «СИРИУСА»

Что астронавты увидели из окон корабля. — Астрономическая справка. — Сергей разочарован. — Противоречивые желания и чувства. — «Неужели Человек не только мудр, но и одинок?» — Терпение, терпение и еще раз терпение.

Перебрасываясь шутливыми замечаниями и подтрунивая друг над другом, астронавты подошли к иллюминаторам каюты. Внутренние шторы и внешние ставни-крышки их были тотчас же подняты.

Странный, причудливый пейзаж открылся взорам жителей Земли.

«Сириус» опустился на большой травянистой поляне. Метрах в шестистах от корабля за холмами начинались оранжево-алые заросли диковинных растений, переходившие в густой лес.

Венерианская пуща тянулась на десятки километров, вплоть до отрогов величественного лилового хребта, замыкавшего пейзаж. Гребень его был изрезанный, пилообразный. Угловатые пики и зубчатые вершины отчетливо выделялись на фоне облачного неба. Некоторые горы напоминали конические колонны, поддерживающие темные громады грозовых туч. Местами среди чащоб, наползающих на предгорья, выделялись желтые осыпи и светло-оливковые мысы.

Это были, вероятно, следы грандиозных катаклизмов. Гигантский куполообразный свод первозданных пород, не выдержав возрастающего напора глубинных слоев, раскололся на части. Промежуточная полоса между чудовищными многокилометровыми трещинами в свою очередь раздробилась на глыбы. Одни из них опустились, образовав то, что геологи называют грабенами, — другие поднялись, создав причудливые каменистые кряжи.

Когда огненно-жидкие потоки лавы, излившиеся из глубоких трещин, застыли и передвижки в каменной оболочке планеты прекратились, всей этой расчлененной местностью завладела пышная тропическая растительность оранжево-кремовых тонов. Она прикрыла шрамы и царапины на лике Венеры, замаскировала пропасти, провалы, сбросы.

«И вот, — думал Сергей, приглядываясь к очертаниям горных вершин, замыкающих ландшафт, — «Сириус», пронизав многослойную желтовато-белую облачную оболочку Венеры, опустился на поверхность этого загадочного небесного тела. Мы на Утренней звезде, на второй, считая от Солнца, планете нашей системы. Некоторые называют ее младшей сестрой Земли. И они правы. Многие черты Венеры роднят ее с Землей. Если массу Земли принять за единицу, то масса Венеры окажется равной 0,82. Плотность Венеры всего на 1–2 процентов меньше плотности Земли, а поперечник последней только на 140 километров больше экваториального диаметра Венеры. Ускорение силы тяжести на Венере ненамного меньше, чем на экваторе Земли… Вес астронавта, ступившего на поверхность Венеры, уменьшится лишь очень незначительно.

Наконец, судя по последним радиоастрономическим наблюдениям, Венера вращается вокруг своей оси почти с такой же скоростью, как и Земля, и продолжительность венерянских суток мало отличается от длины суток земных.

Ну разве, учитывая все это, нельзя назвать Венеру и Землю родными сестрами? Разве между этими небесными телами мало общего?

Однако на Земле, — размышлял Сергей, — живут люди. Это они построили «Сириус» и оснастили его многочисленными приборами и автоматическими устройствами, атомными двигателями и чувствительными радиолокаторами, позволившими нам благополучно, в сравнительно небольшой срок совершить межпланетное путешествие. А что можно сказать об обитателях Венеры? Каковы они из себя и какого уровня развития достигли? Есть ли на Венере ящеры, которыми я стращал Олега? Водятся ли на ней теплокровные четвероногие? Охотятся ли в ее пущах человекоподобные существа?»

А пуща ничем не выдавала своих тайн. Обитатели ее, притаившись в чаще, не показывались на глаза астронавтам.

Раскачивались от порывов ветра гибкие ветви деревьев. Шумели их кроны. Гнулись высокие травы — по равнине бежали волны.

И вздрагивали на поляне, маня к себе, лиловые и нежно-белые, кирпично-желтые и розовые, черные, как сажа, и светло-голубые цветы всевозможных размеров и очертаний — венерянские тюльпаны и одуванчики, лютики и гвоздики, анютины глазки и колокольчики, ромашки и маргаритки. Высасывая из неземной почвы неземные питательные вещества, разлагая на составные части газы плотной венерянской атмосферы, все эти растения являлись источниками ароматов, которых еще не ощущал человек, впервые увидевший свет Солнца на одном из материков Земли.

Скользя взглядом по пунцовым лозам, сизым мхам и узорчатым, расчлененным оранжевым листьям диковинных растений, Сергей кривил тонкие губы.

Его обуревали противоречивые желания и чувства.

Было радостно сознавать, что они благополучно достигли цели и вправе считать себя Колумбами Венеры, имена которых будут с гордостью произносить благодарные потомки.

И, вместе с тем, Сергей чувствовал себя немного разочарованным.

Не девственные тропические заросли, населенные неведомыми четвероногими животными, птицами, насекомыми, надеялся он увидеть на Венере. Не дремучие, непроходимые леса грезились ему во время полета. Не это море разноцветных трав и причудливых побегов было тогда перед его глазами.

Ему мерещились города, населенные мудрыми существами, давно постигшими то, что еще неизвестно человечеству. Он видел исполинские машины, извлекающие из недр Венеры уголь и руду, воздушные дороги, соединяющие горные хребты, живописные долины с полями и садами, способные прокормить миллионы разумных существ, светлые и просторные залы промышленных предприятий, где из руд извлекают металлы, где ткутся легкие и прочные ткани, где газы, входящие в состав воздуха, используются для получения красок, лекарств, продуктов питания…

Он думал, что обитатели Венеры давно, быть может, тысячелетия назад, создали тот справедливый социальный отрой, о котором мечтали лучшие умы человечества, ради которого пожертвовали своей жизнью миллионы и который лишь несколько десятков лет назад утвердился в некоторых странах Европы и Азии.

И Сергей был немало огорчен тем, что в этой огромной долине, замыкаемой отрогами лиловых гор, не видно было ни малейших признаков деятельности разумных существ. Ни статуй, ни зданий, ни мостов, переброшенных через яростные горные потоки. Ничего…

Неужели человечество одиноко в Солнечной системе? Неужели нет здесь, на этой оранжевой планете, родственных ему разумных существ?

И еще другие, схожие с этими вопросы задавал себе Сергей, разочарованный тем, что земных астронавтов не встретила делегация венерян и не обратилась к ним с приветственной речью.

Долина, в которой опустился корабль, казалась безжизненной. Ни ящеров, ни птиц, ни грызунов… Только странные, непривычные для взора человека растения, вздрагивавшие от порывов ветра, бросавшие смутные, перистые тени в те мгновения, когда луч Солнца, проскользнув между облаками, ненадолго зажигал ланцетовидную и овальную листву.

Что таят в себе заросли, уходящие к горизонту? Какие котловины, плато прячутся за этим горным хребтом? Какие опасности подстерегают сынов Земли, готовящихся углубиться в таинственный лес?

Вернутся ли они назад? Расскажут ли своим согражданам о том, что им довелось увидеть, узнать, пережить на Венере?


— Вы еще не готовы? — нетерпеливо спросил Сергей, поворачиваясь к Олегу и Борису Федоровичу.

— Кончаем, — в один голос откликнулись те, отрываясь на мгновение от окуляров приборов.

— Ну к чему эти фундаментальные исследования и такая астрономическая точность? Ведь у нас тройная защита: скафандры, приборы для извлечения кислорода из углекислого газа и космические пилюли. Картина в общих чертах давно ясна, а вы все возитесь и копаетесь. Через три-четыре часа наступит ночь, а мы и одного шага по Венере еще не сделали. Я протестую против вашей аптекарской скрупулезности… Слышите? Протестую!

Сергея сжигало нетерпение. Отсутствие вблизи корабля обитателей Венеры не погасило в нем желания поскорее коснуться ногой ее поверхности, почувствовать неподатливость ее твердой почвы, ощутить телом своим дуновение ее ветров, уловить ухом стрекотание неведомых насекомых, плеск венерянской воды.

А приходилось сдерживать себя, приходилось ждать.

Олег был непреклонен. Он не разрешал выйти из «Сириуса», пока не будет точно установлен химический состав воздуха Венеры, пока астронавты не узнают его влажности, давления, температуры, пока не выяснят, какие вирусы и болезнетворные микробы угрожают пришельцам с Земли и что надо сделать для их обезвреживания.

Олег и Озеров возились с приборами, а Сергей, переминаясь с ноги на ногу, стоял возле иллюминатора.

Наконец он услышал долгожданное: «Можно выходить».

Глава III. ПЕРВАЯ РАЗВЕДКА

Результаты экспресс-анализа. — Тройная защита. — Сергей и Борис Федорович отправляются на разведку. — Первые шаги по венерианскому лесу. — Живая граната. — Нечто о борьбе за существование. — Деревья, кустарники, мхи.

До захода солнца оставалось часа три-четыре. Астронавты решили использовать это время для небольшой пешей разведки.

Результаты экспресс-анализа пробы воздуха Венеры не удивили их. Как и предсказывали авторитетные астрофизики, входившие в состав Планетной комиссии Астрономического Совета Академии наук СССР, в нижних слоях атмосферы Венеры оказалось значительно больше углекислого газа, чем в аналогичных слоях воздушной оболочки Земли.

Эта ядовитость атмосферы Венеры для человека затрудняла исследование поверхности планеты, но не являлась непреодолимой преградой на пути астронавтов.

Предвидя «углекислую опасность», врачи оснастили их легкими скафандрами, снабженными портативными холодильниками и приборами для извлечения кислорода из углекислоты, масками с биофильтрами, напоминающими акваланги, и специальными таблетками, предохраняющими легкие от отравления углекислотой.

Таким образом, астронавты могли выходить из «Сириуса» либо в герметичных костюмах, либо налегке.

Покидая корабль, Борис Федорович и Сергей одели комбинезоны из прочной материи, защищающей тело от укусов насекомых и пресмыкающихся, и газовые маски, соединенные шлангами с заплечными баллонами со сжатым воздухом. Кроме того, они, по настоянию Олега, проглотили каждый по одной космической таблетке, захватили оружие и фотоаппараты. Чувствительные радиометры позволяли им избежать проникновения в радиоактивные зоны, а портативные полупроводниковые рации обеспечивали надежную связь с «Сириусом».

— Мы словно рыцари, готовящиеся к дальнему походу, — усмехнулся Сергей, обводя взглядом комическую фигуру похожего на водолаза Озерова и думая, что и он, Сергей, выглядит не лучше. — Дон-Кихот и его верный оруженосец Санчо Пансо готовятся к бою. Нет только Дульцинеи, могущей вдохновить нас на ратные подвиги.

— Наши Дульцинеи далеко, — вздохнул Олег. — Они, верно, надоедают сейчас астрономам с просьбами показать им на диске Венеры то место, где «приземлился» «Сириус»… Все ночи, верно, возле телескопов проводят.

— Бог их ведает, что они теперь делают, — усмехнулся Сергей. — Самое загадочное в природе — это женское сердце… Однако, хватит шутить… Пошли!

— Давайте присядем на минутку по старому русскому обычаю, — предложил Озеров. — Ведь не в подмосковную березовую рощу идем.

Все сели, задумчиво, со сдержанным волнением поглядывая друг на друга.

Незабываемым был этот миг. Сколько дней они ждали его? И вот — наступил…

Первым по лесенке, опущенной из выходного люка, на почву Венеры спустился Сергей, за ним Озеров.

Они пошли мимо пышных, напоминавших папоротники, растений, потом углубились в пальмовую рощу.

В ней было сумеречно.

Влажную кочковатую почву, усеянную палой листвой, устилали розовые и голубые мхи. Ноги по щиколотку тонули в упругом, ворсистом ковре.

Вокруг стволов пальм обвивались эпифитные растения с блестящими, причудливо изрезанными листьями. Одни из этих сожителей кремовыми метелками свисали почти до самой почвы. Другие, извиваясь спиралями, взбирались до верхушек деревьев. Листва их красиво выделялась на сизой коре.

Местами среди узловатых, выпирающих наружу корней лесных великанов валялись какие-то продолговатые и круглые тела, похожие на дыни и оплетенные желтыми ленточками.

Когда Сергей коснулся носком сапога одной из таких «дынь», она с громким треском разлетелась на мелкие кусочки.

— Что-то вроде бешеного огурца, — сказал Сергей, невольно попятившись. Меньше всего он ожидал того, что наткнется на живую гранату.

— Борьба за существование, — сказал Борис Федорович, нагибаясь над одним из отлетевших кусков. — Все живое стремится оставить после себя потомство и создать для него сносные условия существования. Чем дальше семя отлетит от дерева, породившего его, тем больше у него шансов найти свободное место для произрастания… Семена одуванчика разносятся ветром, шарики лопуха цепляются за шерсть четвероногих, эти деревья стреляют своими спорами… Растения очень плодовиты. Лебеда, если не ошибаюсь, дает в год до ста тысяч семян, береза — свыше трехсот тысяч… Пошли. Еще успеем налюбоваться этими бешеными фруктами.

— Смотрите, Борис Федорович, смотрите, — сказал Сергей, все еще рассматривавший странный плод. — Он уже наклюнулся.

И действительно, одна из набухших спор выпустила из себя беловатый корешок, который, извиваясь, словно искал что-то съедобное, к чему можно было бы присосаться.

— Лишнее доказательство того, что на Венере многие явления протекают более бурно, чем на Земле, — невозмутимо заметил Озеров. — Тут такие темпы, которые нам и не снились. Все спешит жить. Углекислота в избытке, тепла много, вода — в изобилии. Тут, батенька, все должно развиваться со сказочной быстротой и достигать в короткий срок чудовищных размеров… И любовь здесь, должно быть, пылкая, страстная, не чета земной… Прячьте скорее приглянувшийся вам «огурец» и шагайте дальше… Времени у нас в обрез. Нельзя задерживаться возле каждой венерянской диковинки.

И они, пробираясь между кустарниками, усеянными изогнутыми колючими шипами и покрытыми сизым налетом, пошли дальше, все больше углубляясь в дремучий, тропический лес, подавлявший их своим величием.

В лесу преобладали лиственные породы, но местами попадались древовидные растения с бледно-зеленой, сизой, красноватой и даже фиолетовой хвоей.

Казалось, по Венере некогда шагал великан и щедрой рукой бросал горсти семян, добытых им из шишек.

Семена упали на плодородную почву. И вот возле похожих на бананы деревьев, раскинувших огромные красноватые листья, укоренилась молоденькая елочка, выбросила свечки соцветий, и к ней, как к некоему центру притяжения, потянулись хвойные ее сородичи.

Чуть дальше, в долинке, нашли себе пристанище кусты, похожие на можжевельник, и, бесцеремонно растолкав, оттеснив сизые папоротники, образовали жизнестойкую колонию.

За елками и можжевельником проникли в лиственный лес сосны, поднялись на вершину седловины, зашагали по краю плато.

И всюду мох. Мох на скользкой прошлогодней хвое, устилающей известняк, песок, шифер. Мох на валунах, напоминающих окаменелые яйца какой-то гигантской птицы. Мох на ребристых, рассеченных трещинами, изборожденных глубокими извилинами бурых стволах. Лохматыми бородками свисает он со смолистых ветвей, усеянных янтарными капельками застывшего сока.

Близкие к земным формам кедры и мимозы, бананы и лиственницы, пальмы и пинии, сосны и какие-то диковинные деревья с гладкими, словно отполированными стволами и блестящими, зеркальными листьями.

Если бы Сергей или Борис Федорович поднялись на вершину самого высокого дерева, распростершего свои упругие ветви над кронами младших сородичей, то они увидели бы местность сложного рельефа, расчлененную на множество холмов, долин, котловин, урочищ, горных хребтов, рассеченную глубокими ущельями, изуродованную сбросами, осыпями, обвалами.

И все это пространство на десятки километров на север и юг, запад и восток было затоплено растительностью — оранжевой, розовой, кремовой, пунцовой, желтой.

Сотни древесных, кустарниковых, стелящихся пород. Формы, напоминающие камыши, тростники, бамбуки, лианы. Диковинные цветы нежнейших оттенков, колонии причудливых грибов и лишайников.

И среди этих густых зарослей, примерно на полпути от цепи лиловых гор до обрывистого вулканического плато, нагоняющего жуть видом своих темных базальтовых скал, прочно уперся в венерянскую почву опорами из титановой стали космический ракетный корабль «Сириус» — детище многотысячного коллектива одного из крупнейших астронавтических заводов Советского Союза, ученые и инженерно-технические работники которого первыми проложили для человечества дорогу в Космос.

Глава IV. В ГУЩЕ ЗАРОСЛЕЙ

Разведка продолжается. — Паника среди обитателей пущи. — Переселение десятиногих. — Все ли целесообразно в природе? — Язвительное замечание Озерова. — Диво венерянской природы. — Хищница и ее жертва.

Отдаляясь от «Сириуса», они пересекали оранжевые заросли, когда внимание их привлекла тревога, охватившая лесных обитателей.

Куда-то скакали крупные, размером с крысу, насекомые, похожие на кузнечиков, бежали мохноногие пауки, летели стайки голубых мотыльков, пробирались через мхи разноцветные ящерицы.

Все живое, могущее передвигаться, было охвачено ужасом и спасалось от какой-то опасности, угрожавшей с севера.

Что произошло? Почему покинули свои места насекомые и паукообразные, черви и пресмыкающиеся?

Астронавты остановились.

Озеров, нацелившийся было геологическим молотком на ноздреватую каменную глыбу, напоминающую своим видом розовый туф, выпрямился и стал прислушиваться. Раздувающиеся ноздри Сергея, снявшего кислородную маску, уловили острый кисловатый запах, принесенный с севера порывом ветра.

Этот непривычный для обоняния запах раздражал слизистую оболочку носоглотки, вызывал кашель и чиханье.

Потом астронавты услышали нарастающий шелест, потрескивание и сухое шуршание. Казалось, где-то ворошат хрупкую палую листву, мелкую солому или переворачивают множество клочков хрусткой пергаментной бумаги.

Звуки эти приближались, усиливались. Взойдя на вершину крутого холмика, Борис Федорович и Сергей поняли причину всех этих необычных явлений.

Через заросли с севера на юг двигались десятиногие коричневые насекомые, сотни тысяч больших муравьев, переселяющихся, как видно, в новые места.

Двумя плотными колоннами шествовали мохнатые насекомые, размером с саранчу, через оранжевую пущу и, достигнув подошвы холма, на вершине которого стояли люди, двумя живыми потоками стали обтекать его с востока и запада.

Продолговатые тела их с двумя перетяжками, покрытые хитиновым панцирем, металлически поблескивали, как рыцарские доспехи, длинные усики шевелились, обнюхивая воздух, острые челюсти готовы были вонзиться в личинку, гусеницу, червя.

По бокам колонн цепочкой шли темно-коричневые большеголовые воины. Казалось, они охраняют шедших в строю от нападения с флангов.

Но никто из насекомых не осмеливался угрожать этому прожорливому десятиногому воинству. От них бежало все живое.

В единоборство муравьи ни с кем не вступали. Они наваливались на незадачливое существо скопом, облепляли его со всех сторон, рвали на кусочки, съедали живьем. Позади них, точно головешки после пожара, оставались чисто обглоданные хитиновые покровы — лапки, головы, крылышки.

Куда они переселялись? Почему покинули свои муравейники? Какой инстинкт принуждал их идти на юг?

Астронавты остерегались подходить к ним близко. Не следовало подвергать себя риску нападения со стороны этих воинственных, прожорливых созданий. Вероятно, укусы их не только болезненны, но и ядовиты.

Приходилось вооружиться терпением и ждать. Выстрелами их не разгонишь, сапогами не растопчешь. Их неисчислимое количество.

Поджечь лес? Отгородиться огненным валом от этой нечисти? Но ветер может перемениться и погнать пламя в сторону «Сириуса».

Астронавты не рискнули прибегнуть к помощи огня.

Стоя за кустами, они издали наблюдали за муравьями. Только минут через сорок колонны начали сужаться и редеть, и мимо холма продефилировали последние вереницы носильщиков, бережно несущих куколки и личинки.

Затих вдали шелест, замерло потрескивание, рассеялся острый запах.

— Куда теперь? — спросил Сергей. — Налево или направо?

— Вот к той рощице, — указал Озеров на восток.

«Как красиво, — думал Сергей, любуясь пунцовыми лианами и апельсиновой листвой тропического леса. — Словно у нас, на Украине, во время бабьего лета, когда над вянущей травой летят на поблескивающих серебристых нитях отважные паучки, спеша использовать короткие осенние дни для своих паучьих дел. И как разумна эта окраска! На Венере много тепла. И вот растения защищают себя от перегрева. Одни выставляют навстречу солнечным лучам, с трудом пробивающимся сквозь облачный покров, светлые, розовые и кремовые листья, другие — пушистые, белые, усеянные множеством волосков, третьи — гладкие, глянцевитые, почти зеркальные. Как мудро и целесообразно устроено все в природе».

Сергей высказал вслух эти мысли. Он был человек общительный и не привык скрывать от друзей своих размышлений.

— Какая там к черту мудрость, — фыркнул Борис Федорович. — Не мудрость, а расточительство. Из миллиона особей гибнет девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять, выживает — одна. Защитная окраска — неизбежный результат многовековой борьбы за существование. Выживают и дают потомство только наиболее приспособленные… Прочитайте когда-нибудь на досуге Дарвина… И относительно мнимой целесообразности всего сущего с вами можно поспорить. Далеко не все существующее в природе устроено целесообразно.

— Но красиво, согласитесь с тем, Борис Федорович, что красиво! — не сдавался Сергей. — Эти пунцовые заросли неописуемой красоты. Расцветка всего окружающего феерична!

— Смотря на чей вкус, — упрямо настаивал на своем Озеров, не склонный в этот момент к восторгам. — Вон то детище венерянской природы не вызывает во мне никакого восхищения. Оно кажется мне отвратительным, отталкивающим, хотя строение тела его весьма целесообразное и образу жизни этого существа соответствует.

— О ком вы? — спросил Сергей.

— А вот об этом насекомище. Видите?

И Борис Федорович показал рукой на противоположный берег озера, к которому они приблизились во время этого короткого, но горячего спора.

В зеркальной воде отражались лапчатые листья, кремовые метелки, пучки желтых сережек. Чуть левее на гладком сизом фоне отчетливо выделялся силуэт огромного насекомого, вцепившегося длинными суставчатыми латами в толстую ветку.

Размах прозрачных перепончатых крыльев его был больше метра. Бурые чешуйки с металлическим отливом прикрывали брюшко, на голове с боковыми придатками сидели фасетчатые глаза, рот был оснащен изогнутыми, как ятаган, выступами.

— С такой стрекозой, — задумчиво проговорил Сергей, — голыми руками, пожалуй, не справишься. Горло перегрызет.

Диво венерянской природы не удостоило людей своим вниманием. До сознания его, по-видимому, не дошло, что на него с любопытством смотрят представители разумных существ другого мира, на десятки миллионов километров отстоящего от Венеры. Щелканье затвора фотоаппарата не вызвало у него испуга.

Шевеля усиками и то сводя, то раздвигая челюсти, стрекоза сидела на дереве, пока из-за кустов не вылетела резвая стайка розовых мотыльков. Тогда хищница взмахнула крыльями. Услышав зловещие шелестящие звуки, не сулившие им ничего хорошего, мотыльки испуганно заметались над озером. Но стрекоза оказалась проворнее их. Она быстро настигла одного из мотыльков, вонзила в него острые челюсти и, обхватив добычу когтистыми лапами, полетела к берегу. Вскоре она скрылась за деревьями.

Это произошло быстро, почти молниеносно. Только что в воде отражались мечущиеся розовые мотыльки и преследующая их голубая стрекоза, и вот уже никого нет. Шелест крыльев замер в отдалении. И опять перед глазами лишь изогнутые стволы деревьев, причудливые ветви и глянцевитая листва которых двоятся в озере.

Постояв на берегу, разведчики повернули назад. Рискованно на исходе дня углубляться в тропические заросли. Кто знает, какие земноводные нашли себе убежище в камышах, какие опасные и сильные хищники бродят в чаще.

Глава V. ПУТИ И СУДЬБЫ

Путь ученого. — Научные труды и фантастические повести. — Воспитание выносливости. — Полет над тайгой. — Встреча с Озеровым.

Сергей и Олег были земляками. В детстве оба жили на окраине большого приднепровского города, учились в одной и той же школе, а по вечерам гоняли старый футбольный мяч на пустыре, превращенном школьниками в спортивную площадку.

Потом пути их разошлись.

Родители Олега переехали в Сибирь, на целинные земли. Здесь Олег окончил с золотой медалью среднюю школу, прослушал курс наук на физико-математическом факультете Томского университета, защитил кандидатскую работу «Искусственные спутники Земли».

Специализируясь в области небесной механики, Олег выступал с лекциями и докладами по космонавтике, проявляя при этом осведомленность не только в астрофизике, радиотехнике и автоматике, но и медицине, ибо не только инженеры, но и врачи причастны к организации межпланетных перелетов. Принять участие в одном из них с детства стало заветной мечтой Олега.

Работы талантливого теоретика привлекли к себе внимание научных кругов и снискали ему уважение академиков.

Олегу посчастливилось оказаться в числе тех специалистов, которые были привлечены Академией наук Советского Союза к созданию первых межпланетных станций — плацдармов для завоевания Космоса.

Знало о существовании этого страстного последователя Циолковского и молодое поколение страны. Популярные книги Олега Гордеева «Три этапа освоения Космоса», «Путь к звездам», «Атомная энергия на службе астронавтов» и многочисленные статьи в журналах, написанные увлекательно, со знанием дела и с огоньком, охотно читались молодежью. Его научно-фантастическую повесть «Путешествие на астероиде Гермесе» можно было увидеть в руках тысяч подростков, мечтающих растереть между своими пальцами красноватую пыль марсианских пустынь, отколоть геологическим молотком кусок базальтовой лавы Меркурия, описать на ракетном корабле крутую петлю около Юпитера, этого колосса солнечной системы.

За фундаментальный труд «Межпланетные путешествия и их возможные маршруты», снабженный многочисленными таблицами, графиками, фотоснимками, чертежами, Гордеев был удостоен Ленинской премии. Вскоре книга эта стала незаменимым пособием для всех астронавтов.

К тридцати пяти годам Гордеев стал общепризнанным авторитетом во всех вопросах, связанных с астронавтикой, и когда после первых успешных полетов на Луну, а затем на Марс, возник вопрос о полете на Венеру, он был включен в состав участников этой сложной и ответственной экспедиции.

У Сергея интерес к авиации пробудился в детстве, после одного занятия кружка юных авиамоделистов при Дворце пионеров, на которое его случайно привел соученик.

Решив стать летчиком, Сергей с отрочества приучал себя к лишениям и закалял тело.

Был он худощав, узок в талии, как горец, но его осанке, ловкости, выдержке, умению постоять за себя завидовали более рослые и плечистые сверстники.

Кандидатов в летчики осматривают с пристрастием, врачи беспощадно бракуют сомнительных, предпочитая отказать в приеме двум здоровым, чем принять в авиашколу одного физически непригодного кандидата.

И еще тщательнее проверялось здоровье при отборе лиц для катапультирования. К участию в нем допускали только тех, у кого были безукоризненно крепкие нервы, быстрая реакция и сердце, способное выдержать многократную перегрузку.

Сергея ни одна из комиссий не забраковала.

По окончании авиашколы он несколько лет был летчиком-испытателем, совершил беспосадочный кругосветный перелет на реактивном ионоплане, а после изучения основ космической навигации на курсах при Астронавтическом институте и стажировки на Луне был в 19… году включен в состав первой советской экспедиции на Венеру — ближайшую небесную соседку Земли.

С Озеровым Сергей познакомился в тайге, когда работал на одной из дальневосточных авиалиний.

Как-то летом ему поручили доставить на легком одноместном самолете медикаменты и карты для геологоразведочной партии, работавшей вблизи Амура.

Машина приближалась к цели, и Сергей, уставший от воздушной болтанки и гроз, донимавших его на всем пути, уже предвкушал заслуженный отдых и приятную беседу с бывалыми людьми, когда загорелся мотор. Сбить пламя не удалось. Пришлось прыгать с парашютом.

Сергей не сразу дернул за кольцо — опасался, что машина взорвется в воздухе и куски ее повредят купол парашюта.

При приземлении ему не повезло. Резкий порыв ветра швырнул его на дерево. Сергей стукнулся затылком о ствол и, теряя сознание, упал в подлесок.

Очнулся он от ощущения холодной воды, которую лил ему на лицо мужчина в одежде геолога. Это был заместитель начальника экспедиционной группы МГУ Борис Федорович Озеров.

В то лето Сергей и Озеров подружились, а в дальнейшем частенько встречались то в Москве, то на туристских базах Кавказа и Урала.

Подобно многим своим современникам они предпочитали оседлому виду отдыха кочевой, посвящая отпускные дни морским путешествиям или длительным пешим походам.

Глава VI. ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ

Толчки и сотрясения. — Озеров уточняет обстановку. — Неблагодарные слушатели. — Световые эффекты. — Пробуждение каменного гиганта. — Что увидели астронавты утром.

Провести спокойно первую ночь на Венере астронавтам не удалось. Их разбудили толчки.

Корабль раскачивался. Казалось, его подхватывают и опускают какие-то огромные волны. Перегородки отсеков потрескивали. Пол каюты вздрагивал. Посуда дребезжала.

— Землетрясение! — закричал Сергей, забыв спросонок, где находится.

— Венеротрясение, — поправил его Олег.

— Подпочвенные толчки в пять-шесть баллов, — уточнил Озеров и спокойно, тоном бывалого человека, которого ничем не удивишь, добавил: — Вероятно, мы находимся в неустойчивом поясе Венеры, где еще не прекратились бурные горообразовательные процессы. Вы еще не забыли, на какие группы делятся землетрясения, в зависимости от причин их вызывающих?

Но ни у Сергея, ни у Олега не было желания освежать сейчас свои геологические познания и пополнять их сведениями, которые охотно сообщил бы им Борис Федорович. Оба настороженно прислушивались к звукам, доносящимся извне.

Эпицентр подпочвенных толчков, очевидно, находился далеко от корабля. Поверхность планеты вздрогнула. По ней пробежали одиночные волны, качнули корабль и, растратив по пути свою энергию, затухли где-то в отдалении.

Минут десять, показавшихся мучительно длинными, ничто не нарушало ночной тишины. Все вокруг как будто замерло. Но вот послышался грозный, нарастающий гул, подобный шуму сильной грозы, когда продолжительные раскаты грома чередуются с короткими, отрывистыми ударами.

Толчки повторились. Теперь они были слабее. Корабль уже не раскачивался и не приподнимался, потрескивание переборок не возобновилось. Только чуть-чуть звенели стаканы, словно кто-то осторожно касался их чайной ложечкой.

Чувствуя, что им больше уже не уснуть, астронавты вышли из корабля. Изумительной красоты зрелище открылось их взорам.

Антенна, флагшток, узкие крылья корабля, сопла реактивных двигателей, рули — все было объято голубоватым сиянием. Среди папоротников топазами, изумрудами, сердоликами, рубинами вспыхивали и переливались огоньки. Побеги вьющихся растений, причудливыми фестонами свисающие с ветвей и утесов, напоминали гирлянды и ожерелья из самоцветов чистейшей воды. Светились гнилушки среди мхов, излучали холодный синеватый свет грибы, слабо флуоресцировали минералы, выброшенные толчками из своих гнезд.

А за лесом, в самом центре горного хребта, замыкавшего горизонт, двугорбая конусообразная гора извергала багровое пламя, резко контрастирующее с мягким голубоватым сиянием электрических разрядов и мерцающим свечением минералов, гнилушек, светлячков.

Столб огня, вырывавшегося из кратера, вздрагивал, менял свои очертания и оттенки, окрашивал в кумачевые и пунцовые тона хребет, лес, тучи.

Вулкан пробудился ото сна и тяжело дышал, извергая струи раскаленных газов, выплевывая, как песчинки, огромные каменные глыбы, вычихивая пепел.

Над горой клубился плотный дым, озаряемый вспышками молний, сотрясаемый раскатами грома. Огромная серая туча ползла от хребта к долине.

Пламя потускнело, померкло, сузилось, потом разгорелось с новой силой, будто в огонь плеснули горючую, легко воспламеняющуюся жидкость. Над вулканом высоко в небо взвилась огненная шапка, похожая на алую розу. Некоторое время спустя воздух содрогнулся от мощного громоподобного гула, напоминающего рев смертельно раненого чудовища. Шуршание, скрежет, звонкие удары, стоны, рокот, треск, — все слилось воедино и миллионноустым воплем пронеслось над тропическими зарослями.

И тогда небо разверзлось, — из туч хлынула вода, смешанная с пеплом.

Утром астронавты не узнали местности, которой любовались накануне.

Всюду виднелись следы чудовищных катаклизмов. Вздыбленные пласты песчаников, извилистые трещины, уходящие в неведомую глубину, воронкообразные углубления, полегшие, вырванные с корнем деревья. Равнина была взрыта, точно по ней прошли гигантские плуги; одни пласты как бы вспучились, другие — осели. Заросли в результате сбросов оказались разбитыми на отдельные, неправильной формы участки. От этого местность приобрела террасообразный характер, многочисленные горизонтальные и наклонные ступени придавали ей причудливый вид. Скаты и макушки некоторых холмов обнажились, с них какими-то чудовищными силами был целиком сдернут растительный покров. Их как бы оскальпировали за ночь.

Изменился и рельеф гор. Некоторые пики исчезли, очертания других стали иными. Всюду взоры натыкались на следы сбросов, осыпей, оползней, обвалов. Вместо живописных склонов, густо одетых пышной тропической растительностью, поднимались голые, почти отвесные стены. Края одних ущелий почти сомкнулись, другие расщелины сделались шире. Миллионнотонные пласты осадочных и магматических пород перекосились, потрескались, сдвинулись со своих мест.

Астронавты с тревогой смотрели на двугорбую конусовидную гору. Над левым краем ее курчавилось плотное сизое облако, напоминающее гриб с чудовищными наростами. Подошву его озаряли темно-малиновые отсветы. По-видимому, в кратере вулкана клокотала вскипающая лава.

До хребта было далеко, километров пятьдесят. Потоки лавы вряд ли достигнут корабля. Но извержение могло повлечь за собой лесной пожар, расплавленные горные породы, стекая в долину, могли преградить путь какой-нибудь реке, а воды последней ринуться в низину и затопить ее.

Обсудив создавшееся положение, астронавты решили отправиться в дальнюю разведку и установить, что же представляет собою суша, ставшая их временным убежищем: является ли она большим островом или только частью обширного материка, занимающего, быть может, все северное полушарие Венеры.

Глава VII. ПО ДОРОГЕ НЕОЖИДАННОСТЕЙ

Снова в путь. — Сергей дает опрометчивое обещание. — По каменистой равнине. — Странное ущелье. — Сомнения исчезают. — Озерова охватывает возбуждение. — Оплошность, едва не повлекшая за собой трагических последствий. — Геолог становится классификатором. — Непонятное сооружение. — Беглецы и преследователи.

Утро следующего дня было затрачено на выгрузку из трюмов «Сириуса» частей гусеничного вездехода-амфибии.

Быстроходная, верткая и выносливая машина с герметической кабиной приводилась в движение мощным электромотором, снабженным влагонепроницаемым кожухом. Мотор питали электрические аккумуляторы, заряжаемые от электростанции корабля.

Вездеход был в состоянии преодолевать топкие места, взбираться на крутые склоны, переплывать озера и реки.

Однако идти напрямик через дремучий тропический лес машина, естественно, не могла. Даже многотонный танк не пробился бы через подобную чащу.

В соответствии с возможностями вездехода и емкостями аккумулятора для первой поездки был намечен облегченный маршрут: Олег решил обогнуть с Борисом Федоровичем лесной массив с запада, добраться до отрогов лиловых гор и, описав у их подножия большую дугу, повернуть назад. Поездка должна была продлиться пять-шесть часов.

В кабине вездехода был установлен лучемет, но на всякий случай астронавты взяли с собой и лучевые ружья.

— Буду истреблять стегозавров, — сказал Борис Федорович, кладя ружье возле сидения.

— А я для ужина черепаху подстрелю, — пообещал Сергей. — Не опаздывайте. Жаркое может подгореть.

— До скорого! — крикнул Олег, занимая место водителя. — Остерегайся стрекоз. Как бы они не полакомились тобой.

— Подавятся, я костлявый.

Вездеход, ломая поросль, шел быстро. Некоторое время через заднее окно кабины были видны алый флаг и корпус «Сириуса», потом стволы и пышные кроны деревьев с блестящими, почти зеркальными листьями заслонили корабль.

В зарослях, примыкающих к вековому лесу, кишели членистоногие.

По гладкой чешуйчатой коре ползли малиновые и рыжие козявки, пушистые гусеницы, мохнатые пятнистые пауки.

Из травы выпрыгивали какие-то розовые и темно-коричневые существа — уродливые, как богомолы, и быстрые, словно кузнечики.

В воздухе реяли насекомые всех цветов радуги. Над болотистыми низинами тучами висела мошка.

— Гнуса множество, а птиц нет, — удивлялся Борис Федорович. — Неужели здесь не водятся пернатые?

— Фазана или рябчика хочется подстрелить? — усмехнулся Олег. — Умерьте свои аппетит. Очевидно, нам еще долго придется довольствоваться пищевыми концентратами.

— Надо воздать должное нашим химикам, — сказал Борис Федорович, — они потрудились на славу, но я с удовольствием подкрепился бы сейчас дичью. Валежника кругом вдосталь. В любом месте можно разжечь костер и поджарить на вертеле парочку крякв или окорочек дикого, только что освежеванного кабана… Славный бы получился обед… Забирайте правее, там заросли реже.

У южной опушки леса желтели низкорослые, усеянные колючками кустарники. Потом пошла открытая каменистая местность.

Равнина, расчлененная оврагами, примыкала к невысоким кофейного цвета холмам. За холмами изогнулись волнистые отроги лиловых гор.

Олег повел вездеход по косогору, нацелив его на горловину ближайшей расщелины.

Вскоре холмы остались далеко позади. Обогнув огромные глыбы базальта, машина проникла в извилистый горный проход, похожий на каменное русло иссякшей реки.

— Едем на юг, — радировал Сергею Олег. — Обнаружили ущелье, рассекающее хребет. С ужином придется повременить.

Траки гусениц скрежетали, ударяясь о камни и скользя по ним, за вездеходом плыли клубы серой пыли, а гранитные склоны по обе стороны становились угрюмее, причудливее, круче.

Величественный лиловый хребет, подпирающий своим теменем синие тучи, надвигался, рос. Он как будто втягивал в себя юркую сизую машину.

Дно ущелья устилали песок и галька. Местами из-под них выглядывали серые плиты.

Олег с недоумением смотрел на них. Он не верил своим глазам. Эти гладкие, точно отполированные плиты под наносами не могли быть «продуктом» сил мертвой природы. Дно ущелья напоминало заброшенную дорогу, размытую в одних местах дождевыми потоками, в других — занесенную илом и песком.

— Странно, очень странно, — пробормотал Олег. — Впечатление такое, будто едем по шоссе. Вы обратили внимание на эти серые плеши?

— Давно присматриваюсь к ним, — ответил Борис Федорович.

— Вода не могла так отшлифовать русло. На следы ледника плеши эти тоже не похожи.

— Но если это шоссе… — начал Олег.

— То его кто-то когда-то для чего-то построил, — перебил Борис Федорович.

— Значит, Венера обитаема.

— Или была когда-то, — сказал Борис Федорович.

Вскоре последние сомнения рассеялись.

Астронавты увидели каменную арку, переброшенную через ущелье. Арка поддерживала настил с перилами. Перед настилом на краях ущелья возвышались конические башни с узкими овальными окнами.

Стены ущелья вблизи моста были облицованы каменными плитами с прослойками светлого вещества между ними.

Под башнями темнели ниши.

Вид моста привел Бориса Федоровича в возбуждение.

Его обычную флегматичность словно ветром сдуло. Он вскочил с сидения, а когда Олег затормозил машину, немедленно распахнул дверцу кабины и очутился на дне ущелья.

Олег с удивлением смотрел на него. Ему еще не приходилось видеть Озерова в таком взволнованном состоянии. Он напоминал человека, окончательно потерявшего власть над собой.

— Борис Федорович! — крикнул Олег. — Возьмите лучевое ружье. Среди камней могут быть змеи.

Где там! Озеров даже не оглянулся. До его сознания не дошел смысл этого предупреждения. Впечатления этого дня нарушили его душевное равновесие. Теперь ему все казалось возможным.

Вездеход остановился перед искусственным сооружением.

Ни ветер, ни вода не в состоянии придать горным породам форму арочного моста. Каменные глыбы обтесали разумные существа. И они же, эти неведомые обитатели Венеры, продолжали по дну горного ущелья ту дорогу, по которой двигался вездеход.

При помощи циклопических машин они расширили и спрямили расщелину в горах, образовавшуюся в результате какого-то катаклизма, и приспособили ее плоское дно для сообщения между населенными пунктами. А для того, чтобы перебираться с одного края ущелья на другое, венеряне построили арочный мост и эти сторожевые башни.

Утверждения Джордано Бруно подтверждались.

Человек — не единственное мыслящее существо на планетах Солнечной системы. Венеряне тоже пользуются орудиями труда и преобразуют природу.

Ему, Борису Федоровичу, годами мечтавшему о необычайных открытиях, и Олегу выпало на долю счастье первыми из людей убедиться в этом.

Возможно, что скоро, быть может, уже сегодня, они увидят живых венерян.

Каковы они из себя?

Похожи ли на людей внешним своим обликом или резко от них отличаются?

Гравитационные условия на Венере и Земле почти одинаковы. Это дает право предполагать, что по своему росту и мускульной силе венеряне мало отличаются от людей. Что же касается цвета их кожи и окраски волос…

Мысли эти как бы подстегивали Бориса Федоровича. Он почти бежал, словно опасался, что не сможет присутствовать при смене караула в одной из этих конических башен с узкими бойницами и прямоугольными нишами.

Озерову казалось, что считанные секунды остались до того мгновения, когда к перилам моста подойдут рослые венеряне, облаченные в металлические доспехи, и что-то крикнут на непонятном языке.

Сумеет ли он, Озеров, при помощи знаков объяснить: откуда и для чего прилетели советские астронавты на Венеру?

До моста оставалось не больше двадцати шагов, когда из-за серой каменной глыбы, лежавшей у края дороги, выползло какое-то бурое существо с острой мордой и короткой шеей, усеянной длинными колючками. На боку животного чернели крупные пятна, спина была покрыта щитками, похожими на чешую.

Борис Федорович не сразу понял, что ему угрожает опасность. Он даже сделал шаг вперед, будто хотел коснуться рукой рогатой головы этого чудовища.

К счастью, Олег, шедший позади Озерова и почти нагнавший его, не потерял присутствия духа.

— Ложитесь! — крикнул он, поднимая лучевое ружье.

Озеров с необычайной для его комплекции быстротой упал на дорогу и проворно, по-пластунски, отполз в сторону.

Олег нажал гашетку.

Узкий синий луч, вырвавшись из короткого дула, пронизал голову ящера и почти мгновенно умертвил его.

Путь к мосту был свободен.

— Он напоминает протоцератопса, но в нем есть и черты анкилозавра, — задумчиво проговорил Борис Федорович, стряхивая с костюма пыль и потирая коленку, ушибленную при падении. — Зоологам придется немало потрудиться, пока они окрестят всех ящеров Венеры.

— Как-нибудь разберутся, — проговорил Олег, удивляясь тому, что Озеров, только что подвергшийся смертельной опасности, может думать сейчас о проблемах систематики. — Нам с вами ломать голову над этим не придется. Идемте на мост, а потом поедем дальше.

Обойдя ящера, длинное тело которого еще конвульсивно вздрагивало, астронавты направились к глубокой нише, темнеющей в том месте сооружения, где арка сопрягалась с каменными плитами облицовки. Они решили осмотреть башни и мост.

В глубине ниши со сводом из обтесанных глыб базальта, точнее, напоминавшей его горной породы, оказалась лестница с узкими истертыми ступенями. Она вела наверх.

— Олег Николаевич, а ведь я забыл поблагодарить вас, — спохватился Озеров. — Большое вам спасибо.

— Пустяки, Борис Федорович, пустяки, — смущенно проговорил Олег. — Уверен, что вы в долгу не останетесь. На Венере надо быть настороже. Оказывается, Сергей, стращавший меня летающими рептилиями, был близок к истине. Надо сообщить ему про этого прото… как его вы окрестили?

— Протоцератопсом, рогатым динозавром, — подсказал Борис Федорович и, перешагнув через ступеньку, хотел было обогнать Олега.

— Нет, Борис Федорович, простите, — остановил его Олег. — Впереди буду идти я. Вы без оружия. Ваше место во втором эшелоне. Я больше не допущу, чтобы вы подвергали себя опасности. Нечего лезть на рожон.

— Вы думаете, что на мосту…

— Предосторожности никогда не помешают, — уклончиво проговорил Олег, держа наперевес лучевое ружье.

Оберегая Озерова от неприятных сюрпризов, он первым ступил на выпуклый настил арочного моста.

Борису Федоровичу пришлось сдержать свое нетерпение. Вскоре они убедились в том, что мост — одно из искусственных сооружений широкого шоссе. Каменная одежда дороги, пересекающей плоскогорье с востока на запад, не пострадала от атмосферных осадков и выветривания. Сохранились в целости не только проезжая часть, мощенная ромбическими и прямоугольными плитами серого цвета, но и водоотводящие канавы.

Судя по волнистым песчаным наносам, дорогой, уходящей в неведомые венерянские дали, давно не пользовались.

Километрах в двух от моста, на пустынном каменистом плато возвышались три ступенчатые пирамиды, образующие правильный треугольник. Верхние террасы пирамид соединялись дугообразными фермами. В центре треугольника был белый, конически сужающийся столб.

— Непонятное сооружение, — заметил Озеров, осматривая в бинокль странные пирамиды.

— Напоминает примитивную обсерваторию, — сказал Олег и, помолчав, добавил: — Все это заброшено много лет назад. Арки оплетены пунцовыми лозами, на верхних террасах какие-то метельчатые растения.

— Да, — согласился Борис Федорович, — тут всюду царит запустение. Постройки уцелели, а тех, кто их воздвиг, нигде не видно.

— Пошли, — сказал Олег. — К «Сириусу» надо вернуться засветло.

И он первым стал спускаться по лестнице.

— Смотрите, смотрите! — воскликнул Борис Федорович. — Птицы!

Из-за пирамид на коричневую каменистую равнину выбежали большие, короткокрылые двуногие существа с обрубленными хвостами и длинной изогнутой шеей. Оперение у них было ярко-красное, такого же цвета хохолок торчал над головой, заканчивавшейся тупым плоским клювом, и потому они отчетливо выделялись среди бурых растений, похожих издали на огромные канделябры.

Бежали они гуськом и, очевидно, направлялись к лимонно-желтой рощице, видневшейся на склоне холма, километрах в двух от пирамид. Однако до нее оставалось еще порядочное расстояние, когда из-за кустарника появились пятнистые, под цвет почвы, ящеры, передвигавшиеся большими прыжками.

— Гонятся, — сказал Озеров. — Хищники.

— И, вероятно, догонят, — заметил Олег, наблюдая в бинокль за беглецами и преследователями. — Птицы зазевались.

— Вожак стаи проворонил, — согласился Борис Федорович. — Сомнительно, чтобы смогли ускользнуть. Аллюр у ящеров изумительный.

Птицы и прыгающие рептилии удалялись.

Людям не пришлось узнать, чем закончилась погоня. Сперва за волнистой складкой скрылись алые птицы, потом исчезли из вида скачущие ящеры.

Последний хищник, подпрыгнув метра на три, словно провалился в какую-то яму в полукилометре от рощи.

— Жалко птиц, — сказал Борис Федорович. — У них такое красивое оперение.

— Красивое да нецелесообразное, — заметил Олег, пряча бинокль в футляр. — На этой равнине они сразу бросаются в глаза, а у ящеров окраска защитная, их легко принять за каменные глыбы.

— Но зато в пунцовых зарослях, — возразил Озеров, — птицы сливаются с окружающим фоном, а ящеры будут выделяться. По-видимому, птицы не относятся к коренным обитателям этого плато. Они бежали откуда-то издали. Я убежден, что поблизости есть влажная низина. Здесь птицы погибли бы от голода. Среди камней прячутся только мелкие ящеры да пауки.

— Вы правы, Борис Федорович, — согласился Олег. — Птицы переселялись. Они не приспособлены для жизни на этом безводном плато… Эти красивые создания такие же чужаки здесь, как и мы.

— Осматривать пирамиды будем? — осведомился Озеров.

— Хотелось бы, но… — Олег развел руками, — сейчас это нецелесообразно. Рискованно отдаляться от вездехода. Отложим осмотр пирамид до следующего раза.

Борис Федорович с удовольствием побродил бы по каменистому плато, однако спорить с Гордеевым не стал. Прыгающие ящеры могли вернуться и преградить им путь к вездеходу.

Глава VIII. РУИНЫ

Поперек Голубой реки. — Венерозавры. — Волчьи повадки ящеров. — Вздохи в зарослях. — Четверорукие обитатели развалин. — Покинутый город. — Каменное изваяние.

Мост был на гребне возвышенности. За ним ущелье расширилось, склоны его сделались пологими, зубчатые скалы сменились округлыми базальтовыми столбами.

В отдалении виднелись холмы с плоскими, словно усеченными макушками, рощицы из древовидных растений с многократно разветвленными стволами, заросли каких-то кустарниковых пород.

За одним из поворотов впереди блеснула речная излучина. Вблизи берега путь вездеходу преградила груда развалин.

Дальше виднелись руины моста. Остатки огромных арок торчали из воды, словно куски обода исполинского маховика с длинными спицами.

Мост был большой, многопролетный. Соединяя некогда возвышенный берег с низменным, он наискось пересекал каменистый, заросший лесом остров.

Пеня винтом голубую воду, вездеход направился к острову.

Южная, илистая часть его кишела ящерами. Тупорылые головы и чешуйчатые спины их были усеяны острыми наростами, толстые хвосты волочились по земле, когтистые лапы оставляли в почве глубокие следы.

Встревоженные шумом мотора, ящеры поворачивали к вездеходу головы, рычали, разевали зубастые пасти.

Несколько чудовищ, войдя в воду, поплыли за вездеходом.

— На панцирных динозавров, — сказал Борис Федорович, фотографируя ящеров, — они не похожи. У тех хвост усажен длинными шипами. И потом сирмозавры, или ползающие ящеры — обитатели сухих мест. Они не умеют плавать. Это какой-то другой вид. Я его буду пока называть венерозавром.

И Озеров что-то отметил в блокноте.

Из кустов выползали и бросались в воду все новые чудовища. Вскоре они окружили машину плотным кольцом.

Среди волн мелькали уродливые, усеянные шипами туши. От ударов мощных хвостов вода пенилась, взлетала фонтанами.

Первым на вездеход бросился огромный венерозавр, плывший во главе стаи. Пасть его широко открылась, длинные клыки с такой силой вонзились в ступеньку кабины, что машина покачнулась и черпнула крылом воду.

В то время как вожак тщетно пытался прокусить металлическую обшивку, его сородичи яростно хлестали по ней булавовидными хвостами, заканчивающимися двумя шипами в форме секиры.

Одно чудовище, охваченное неистовством, ухватилось зубами за корму, точно пытаясь удержать вездеход. Лопастью стального винта его полоснуло по брюху. Из рваной раны хлынула кровь, вода приобрела бурый оттенок.

Венерозавры бесновались. Удары их могучих хвостов и когтистых лап не причиняли видимых повреждений противнику. Астронавты с любопытством смотрели на разъяренных чудовищ.

На середине реки кольцо атакующих ящеров распалось на части. Первым убедился в бесплодности своих усилий и отстал вожак. За ним повернули к острову и другие венерозавры.

— Атака отбита! — констатировал Борис Федорович.

— Противник отступает в панике, — усмехнулся Олег. — Смотрите, смотрите, что они делают!

— Срывают злость на своих, — сказал Борис Федорович. — У них волчьи повадки. Впрочем, это, кажется, общая черта всех хищников. Когда от них ускользает добыча, они уничтожают своих ослабевших сородичей.

И в самом деле, между венерозаврами началась драка. Запах крови разжег у них голод, и они, оставив в покое неуязвимую стальную амфибию, рвали на части раненых ящеров и тут же, в реке, пожирали их.


Левобережные пролеты моста были менее повреждены. Два уцелели полностью. На настиле крайнего стояла машина, напоминающая поворотный кран. Ее надломленная стрела целилась в небо.

С пролетов свисали тросы, металлические лесенки, искривленные стержни. Все это, раскачиваясь, поскрипывало и стонало.

Разрушенное сооружение производило гнетущее впечатление. От него веяло запустением. Металлические части были покрыты бурыми чешуйками ржавчины. Из трещин каменной кладки выглядывали белые и желтые побеги, вздрагивающие от порывов ветра. Устои обросли розовыми водорослями.

На левом берегу, у самой воды, начинались заросли. Из глубины их доносились шуршание, шелест, чавканье. Казалось, там ворочается огромное, грузное существо. Вот-вот, раздвинув стебли, вытянет оно длинную змеиную шею, глянет на людей маленькими злыми глазами.

Ломая кусты и подминая гусеницами траву, вездеход пересек заросли и выбрался на шоссе.

И снова замелькали рощицы каких-то белоствольных древовидных растений, напоминающих огромные фикусы, и высоких зонтичных пальм.

От дерева к дереву длинными живыми гирляндами тянулись пунцовые лозы. Побеги других ползучих растений с фиолетовыми и алыми цветами оплетали скалы и взбирались по крутым белым обрывам.

Теперь шоссе шло по косогору. За гребнем возвышенности начали попадаться постройки — станы разрушенных зданий, башни, полуобвалившиеся колонны. За деревьями мелькали акведуки, беседки, лесенки…

Очевидно, жилые здания были давно покинуты обитателями. Никто не боролся с тропическими зарослями, не прорубал в них просек, и растения, буйно разрастаясь, оплели побегами колоннады, фронтоны, ниши, приподняли могучими корнями каменные плиты.

Там, где некогда слышалась речь разумных существ, воздвигших диковинные здания с плоскими и шарообразными крышами, теперь беспрепятственно хозяйничали стаи крикливых серых существ, похожих на обезьян. Они прыгали с ветки на ветку, раскачивались на хвостах, взвизгивали, хохотали, дрались.

Сделав несколько поворотов, шоссе взбежало на гребень другой, более крутой возвышенности. И тогда астронавты увидели перед собой большой город, расположенный на дне котловины и на склонах холмов, окружающих впадину.

— Глядите! — крикнул Олег своему спутнику. — Видите, здешние люди похожи на земных.

Огромная круглая площадь виднелась в центре города. На ней, на постаменте из синего камня, возвышалась статуя широкоскулой женщины с прямым тонким носом. Прищуренные глаза и изгиб губ придавали ее лицу лукавое выражение.

Волнистые черные волосы изваяния были охвачены зеленоватым обручем с тремя камнями — алым, желтым и голубым. Левая рука, согнутая в локте, касалась талии, правая была протянута на север. Ноги закрывала складчатая одежда.

Перед статуей белел обелиск в форме усеченной пирамиды. На верхнем, чуть вогнутом основании ее, точно апельсин на фарфоровом блюде, лежал оранжевый шар.

Глава IX. ВНУТРИ СТАТУИ

Олегу тоже присуще любопытство. — Иронические реплики Озерова. — Куда привела лестница. — На голове статуи. — Зарисовка местности. — Расплата за беспечность. — Астронавты вызывают Сергея.

В одной из граней пьедестала оказалось прямоугольное отверстие.

Олег заглянул в него.

— Борис Федорович! — крикнул он. — Внутри цоколя большая полость. И какая-то лестница. Идите сюда.

Олег был прав. Свет, проникающий в узкий проход, падал на цилиндрическую колонну. Ее, словно лиана ствол дерева, обвивала узкая лестница с перилами. Лестница начиналась где-то в глубине двухметрового кольцевого зазора и, изгибаясь справа налево, уходила вверх. Через зазор был переброшен мостик.

— Давайте поднимемся, — предложил Олег.

— А вездеход? — спросил Борис Федорович.

— Ничего с ним не случится. Город необитаем. А обезьяны вездеход не поломают. Пошли.

Олег был в приподнятом настроении и первым, не слушая возражений Озерова, шагнул на мостик.

Борис Федорович выглянул из статуи и, не заметив кругом ничего подозрительного, стал неохотно подниматься по лестнице. Доводы Олега не убедили его. Ему казалось неблагоразумным, оставив без присмотра вездеход, лезть по этой шаткой спиральной лестнице на сорокаметровую высоту. Но допустить, чтобы Олег пошел один, он тоже не мог.

— Олег Николаевич, у вас в роду звонарей не было? — спросил он своего спутника, останавливаясь после нескольких ступенек, чтобы отдышаться.

— Звонарей не было, но отец в молодости был членом добровольной пожарной команды, — шутливо отпарировал Олег.

— Ну, тогда все ясно. А то я иду и голову себе ломаю: чего это вас на верхотуру потянуло. Зов предков…

Перебрасываясь шутливыми замечаниями и подтрунивая друг над другом, они достигли округлой полости в голове статуи. Здесь винтовая лестница окончилась. До затылка статуи пришлось подниматься по ступенькам, прикрепленным к стенкам полости.

На темени статуи, среди «прядей волос», оказалась небольшая площадка.

Окрестности города, разрушенный мост, река были видны отсюда, как на ладони.

Густые тропические заросли тянулись до самого горизонта. Только далеко на юге, километров за сорок-пятьдесят, виднелось нечто светлое, лишенное растительности и похожее на поверхность большого водоема — озера или морского залива.

С запада и востока лес ограничивали горы. Некоторые вершины их напоминали своей формой конуса вулканов. Над одной вершиной клубился пар. Толстый, сизый жгут его поднимался к тучам.

На севере темнело угрюмое, скалистое плато.

Астронавты стали делать схематическую зарисовку местности, пользуясь которой можно было бы ориентироваться на равнине, примыкающей к берегам реки.

В разгар работы внизу раздались глухие хриплые звуки. Потом что-то резко щелкнуло. Как будто опустилась тяжелая крышка большого сундука и язычок замка вошел в гнездо.

— Обезьянки озорничают, — усмехнулся Олег.

— Смотрите, как бы они не повредили вездеход.

— А что они ему сделают, — пожал плечами Олег. — Перед возвращением на Землю обязательно поймаем пару этих шаловливых созданий и подарим Московскому зоопарку.

Посматривая по сторонам, они продолжали водить карандашами по бумаге.

Звуки, заставившие их вспомнить про обезьян, больше не повторились. Только посвистывал ветер, врываясь в отверстия, проделанные в голове статуи.

На маленькой, обдуваемой ветром площадке было хорошо. Покидать ее не хотелось. Жители Земли с любопытством разглядывали гребни возвышенностей, долины, плато, запоминая их очертания, присматриваясь к особенностям венерянского ландшафта.

Наконец астронавты спустились к подножью статуи. Лица их сразу вытянулись, стали озабоченными.

Проход в цоколе изваяния исчез. Выход преграждала массивная непрозрачная плита, точно подогнанная к каменной кладке. В стене не осталось ни малейшего зазора.

Тщетно на эту преграду изо всех сил нажимал Олег, напрасно ощупывал ее Озеров — плита не поддавалась их настойчивым усилиям. Ни на ее поверхности, ни по соседству с ней они не обнаружили выступа, рычага, кольца или какого-либо иного приспособления, приводящего в движение подъемный механизм.

— Влипли, — с горечью констатировал Олег.

— Сами в ловушку залезли, — сказал Озеров.

— А ведь вы предостерегали меня, — Олег вздохнул. — Вина целиком моя… Поддался мальчишескому настроению. Победителям космоса все, мол, нипочем… Придется радировать Сергею.

— Без его помощи вряд ли выберемся отсюда… Посылайте сигнал бедствия. Я переключаю свой на прием.

Настраиваясь на волну радиостанции «Сириуса», Борис Федорович стал осторожно поворачивать миниатюрную рукоятку портативного приемника с полупроводниковыми триодами.

Однако сообщить Сергею о случившемся не удалось. На их вызов он не откликнулся. Не слышно было даже характерного потрескивания атмосферных разрядов.

Озеров и Олег с тревогой переглянулись.

Отчего прервалась радиосвязь? Может, стенки статуи не пропускают электромагнитных волн? Или радиостанция «Сириуса» внезапно и совсем некстати вышла из строя? Возможно, магнитная буря?

Последнее предположение казалось наиболее вероятным. В этом году на Солнце происходили бурные процессы, и на его поверхности наблюдалось множество, пятен. Лидирующее пятно имело в ширину 13 тысяч километров, его можно было наблюдать сквозь закопченное стекло. В земной погоде были отмечены многочисленные аномалии. Астрономы, наблюдавшие за Марсом, сообщали, что в южном полушарии его происходили сильные пылевые бури и что плотная желтая мгла закрывала время от времени значительную часть полярной шапки.

Венера ближе к Солнцу, чем Земля или Марс. Естественно, что корпускулярное облучение ее Солнцем должно вызывать еще более мощные магнитные бури, чем на Земле.

Правильно рассуждали Озеров и Олег или нет, — поговорить с Сергеем им не удалось и надеяться на помощь с его стороны они пока не могли. Нужно было выбираться из ловушки собственными силами.

Глава X. ЛАБИРИНТ

Пещеры и трубы. — Растения вечной ночи. — Известковые заросли. — Неужели застряли? — Дорога вниз. — Особенности скальных рисунков. — Олег призывает быть благоразумным.

Из колодца тянуло сыростью и запахом плесени. Однако это был единственный выход из полости статуи, которым они могли воспользоваться.

Они стали спускаться. Олег шел впереди, Озеров — следом за ним.

Путь им освещали пуговицы-люминофоры, поглотившие на поверхности Венеры энергию ультрафиолетовых лучей Солнца и служившие теперь источниками холодного голубоватого света.

Свечения люминофоров было достаточно для того, чтобы смутно видеть ближайшие две-три ступеньки.

Книзу колодец расширялся. Сперва Олег касался плечом его стенки, потом и рукой не смог до нее дотянуться.

Вскоре стало совсем темно, пришлось воспользоваться электрическими фонариками.

При свете их астронавты убедились, что винтовая лестница оканчивается в пещере с высоким куполообразным сводом.

В наклонных стенах пещеры было прорезано несколько овальных отверстий — горловин каких-то туннелей.

Олег и Озеров углубились в ближайший из них.

Они рассчитывали, что он выведет их на поверхность, но дно узкого прохода, направленного вначале горизонтально, стало затем наклонным — проход вел куда-то вниз.

Минут через двадцать астронавты достигли второй пещеры. Размерами своими она значительно превосходила первую.

Впрочем это впечатление, возможно, было обманчивым. В темноте трудно судить о подлинных размерах предметов. Лужица воды зачастую представляется целым озером, яма — пропастью. Мрак, подавляя человека, лишает его чувства размера.

Вторая пещера выхода на поверхность также не имела. Во всяком случае, обнаружить его не удалось. Либо его вообще не существовало, либо он был столь тщательно замаскирован, что даже наметанный взгляд Озерова не смог его нащупать.

Кроме того отверстия, через которое астронавты проникли в пещеру, в стене ее было еще другое, похожее на трубу, на расстоянии полуметра от пола.

Озеров, двинувшийся первым, с трудом влез в него. Теперь астронавты не могли нигде выпрямиться. Они медленно ползли на животе, уподобившись змеям.

Это было, пожалуй, самое утомительное из всех возможных видов передвижения. Приходилось извиваться, втискиваться в щели и ползти, ползти, не видя ничего впереди себя и рискуя навсегда застрять в каком-нибудь колене этого каменного, ведущего неведомо куда канала. Каждые десять-двенадцать минут, когда силы иссякали и движения становились мучительными, они останавливались.

Наконец труба стала расширяться. Вконец измученные Озеров и Олег двинулись на четвереньках, а некоторое время спустя смогли выпрямиться.

Но и третья пещера, которой они достигли, не имела выхода на поверхность. Единственное, что их здесь порадовало, была пышная трава с белыми, почти прозрачными стебельками. Она густым ковром покрывала влажный пол пещеры. Вероятно, когда-то давно в эту полость попали потоки ливневых вод, прихвативших где-то по дороге ил и семена. Влаги в пещере было достаточно, вот и выросла диковинная трава-альбинос, ростки которой никогда не увидят солнца.

Немного отдохнув, двинулись дальше. И опять потянулись то узкие, то широкие коридоры среди горных пород, напоминающие туннели, пробитые руками разумных существ, похожие на твердое ложе иссякших ручьев.

Сколько времени блуждали они по этому лабиринту? Приближались ли они к поверхности или удалялись от нее? Они давно потеряли представление о том, где находятся и в каком направлении идут. Утрачен счет часам и километрам. И кажется, что этот путь через мрак не имеет ни начала, ни конца…

Они старались не поддаваться отчаянию и убеждали себя, что раньше или позже достигнут поверхности Венеры. Ведь должен же быть где-то выход из ее губчатых недр, ведь как-то проникает во все эти полости вода!

Миновав несколько гулких, угрюмых пещер, астронавты очутились в узком и длинном коридоре. Ветер, дувший им в лицо, стал льдистым, сухим. Казалось, они приблизились к царству вечного холода.

Пол прохода круто понижался, потолок ушел куда-то вверх. Еще несколько шагов и они достигли чего-то твердого, скользкого, рождающего смутные отсветы. Под их ногами был лед. Ровная зеркальная поверхность замерзшего подземного озера тянулась на десятки метров.

Не меньше пяти минут ушло на то, чтобы добраться до противоположного берега. Там астронавты наткнулись на то, что некогда питало озеро водой. Перед ними был замерзший водопад. Бурный поток заснул, онемел. Лютый мороз сковал подвижную жидкость.

Начался медленный и опасный подъем.

Приходилось вырубать во льду небольшие ступени, вбивать в скользкую поверхность острые стальные клинья, случайно оказавшиеся в полевой сумке Озерова, перебрасывать через каменные выступы прочные канатики, свитые из тонких, не впитывающих влаги нитей искусственного волокна.

За гребнем промерзшего водопада надобность в альпинистских принадлежностях отпала — идти стало легче, обледенелые базальтовые глыбы сменились широкими известковыми ступенями, дающими надежный упор для ног.

Несмотря на усиливающуюся усталость, астронавты обратили внимание на то, что стены некоторых проходов и гротов украшены причудливыми мозаиками и потускневшими рисунками.

Борис Федорович то и дело задерживался возле них, стирал с них пыль, всматривался в детали. Творения неведомых венерянских художников живо заинтересовали его.

— Олег Николаевич, вам бросились в глаза странные особенности этих изображений? — спросил он, фотографируя мозаику, поразившую его своей цветистостью.

— Я в живописи полнейший профан, — сказал Олег. — Да, признаться, и не особенно присматривался к рисункам. Что вы имеете в виду?

— «Напластование», — ответил Озеров. — Одни изображения нарисованы или высечены раньше, другие — позже. И те, кто украшал пещеры позже, почему-то стремились переделать «полотна» своих предшественников. В одних местах это им почти удалось, в других — ранние изображения, точно сквозь кисею, проступают через более поздние. Вот гляньте хотя бы сюда.

На стене багровой краской было нарисовано извержение вулкана, потоки огненной лавы, толпы бегущих людей, озаряемые отсветами пожара. Рядом с этим устрашающим пейзажем уцелел кусок трехцветной эмали. На нем широко улыбалась темнокожая девушка с букетом белых цветов в руке. У ног девушки голубело озеро. Безмятежностью и тишиной веяло от этой идиллической мозаики.

— Похоже на то, что авторы этих рисунков по-разному смотрели на мир, — продолжал Борис Федорович, наводя пучок лучей то на одно место картины, то на другое. — И то, что восхищало одного художника, с презрением отвергалось другим. Вы не находите этого?

— Борис Федорович! — взмолился Олег. — Не допекайте меня своими этнографическими изысканиями. У меня, право, нет никакого желания размышлять сейчас, почему в одних рисунках преобладают миролюбивые мотивы, а в других — воинственные и какие из них нарисованы раньше, какие — позже… Не забывайте, что мы бродим в этих проклятых пещерах почти шесть часов. Пора найти место для ночлега. Мы люди бывалые, привыкли ко всему, но выносливости всякого человека есть предел… Пошли! Если обстоятельства будут нам благоприятствовать и с Сергеем ничего страшного не приключилось, мы дня через два-три еще вернемся сюда.

Озеров понимал, что Олег прав, и все-таки неохотно покинул пещеру — ему хотелось внимательно осмотреть ее стены, зарисовать изображения, запечатлеть в памяти то, что, быть может, века назад высекли на базальте и граните неведомые обитатели этих огромных зал.

Глава XI. НА ДНЕ ШАХТЫ

На краю выступа. — Вынужденное падение. — На дне гигантской шахты. — Вдоль по туннелю. — Река. — К чему приводит неосторожное движение. — «Все убегает из-под ног». — Беспокойство Озерова нарастает. — По следам Олега. — В тупике выработки. — Светящиеся стрелки. — Вверх по течению.

Опередив Бориса Федоровича, Олег первым достиг края каменного выступа, нависшего над пропастью. Придерживаясь правой рукой за базальтовую глыбу, очертаниями своими напоминающую тумбу, он заглянул вниз. Свет фонарика, скользнув по угловатым камням, уперся в горловину бокового прохода.

В этот момент под ногами что-то зашуршало, послышался треск… Олег почувствовал, что площадка вместе с каменной тумбой наклоняется.

— Берегитесь! — крикнул он и, взмахнув руками, полетел в черную бездну.

…Он падал с нарастающей скоростью. Потом из ранца выскользнул и автоматически раскрылся парашют. Купол его, наполнившись воздухом, принял форму полусферы. Теперь Олег опускался медленно, слегка покачиваясь на длинных стропах.

Уходили вверх щербатые выступы, вырываемые из тьмы лучами фонарика. Они напоминали чудовищные ступени, вырубленные в каменной стене какими-то гигантами. В поле зрения возникали клыкастые утесы и извилистые трещины. Что-то переливалось и сверкало в глубине пещер.

Овладев собой, Олег невольно залюбовался игрой света и тени.

Причудливы и странны были известковые натеки и кристаллические включения. Одни были подобны нежнейшим цветам, другие походили на хрустальные вазы, третьи можно было сравнить с кружевами.

Спуск продолжался минуты три. Ушли вверх десятки горловин, кольцевых карнизов, зубчатых выступов, пилообразных скал, арок, пилястров, — результатов вековой деятельности воды, размывающей и выщелачивающей горные породы.

Наконец ноги Олега коснулись нагромождения каменных обломков. Он достиг дна пропасти.

Сложив парашют и спрятав его в ранец, Олег осмотрелся.

Он находился почти в центре круглого колодца поперечником в сорок-пятьдесят метров. В стенках его из волнистых слоев какой-то темной горной породы на уровне человеческого роста были в трех местах прорезаны узкие, симметрично расположенные проходы.

Перед тем, как приступить к их исследованию, Олег счел необходимым связаться по радио с Озеровым.

— Борис Федорович, вы меня слышите? — спросил он.

— Целы?! — донеслось глухо в ответ. — Где вы?

— На дне шахты. Буду осматривать ее. Вы пока никуда не уходите.

— Жду-у! Желаю успеха. Не забудьте про образцы.

Олег вошел в ближайший туннель.

Он был прямой, с гладкими, будто отполированными стенами. Пройдя с полкилометра, Олег хотел уже повернуть назад, когда впереди послышалось журчание воды. Где-то поблизости текла река.

Олег ускорил шаг.

Постепенно туннель расширялся и вскоре превратился в огромную пещеру с высоким выпуклым сводом.

Олег пересек ее. Теперь журчание воды слышалось совсем близко. Еще несколько шагов — и Олег очутился перед каменным парапетом. За ним текла река. Противоположный берег ее терялся в темноте.

Олег пошел вверх по течению.

Минут через пять он увидел узкий мост. К нему вели широкие ступени.

Едва перешагнув последнюю из них, Олег ступил на настил, как ферма, вздрагивая и громыхая, покатилась по рельсам, укрепленным вдоль парапета с той его стороны, которая была обращена к воде.

Очевидно, Олег надавил на какую-то пружину, приводящую в действие транспортный механизм. Ферма с Олегом двигалась над рекой так же, как движется над цехом платформа мостового крана.

Олег обеими руками схватился за вздрагивающие от толчков перила. Над его головой мелькали толстые кабели, бурые цепи, силуэты паукообразных машин.

Так продолжалось минут пять. Потом Олег ощутил толчок. Противоположный конец фермы на что-то наткнулся, послышался скрежет металла и свист откуда-то выходящего воздуха.

Движение замедлилось, мелькание предметов над головой прекратилось. Какая-то цепь, задев за перекладину фермы, застряла между стержнями и рванула мост назад.

Воспользовавшись этим, Олег соскочил на берег.

К парапету примыкали три платформы. Центральная была значительно шире двух других и примерно на четверть метра возвышалась над ними.

Олег пошел по средней и через несколько шагов задел ногой трос, протянутый поперек пластинчатой платформы, похожей на конвейер.

Под платформой что-то щелкнуло, послышалось, как откуда-то выходит воздух. Средняя платформа вздрогнула и, поскрипывая, покатилась в сторону, противоположную реке.

Одновременно с этим пришли в движение и боковые платформы, но скользили они в обратном направлении.

«Что за чертовщина? — удивился Олег. — Тут движется и убегает из-под ног все, на что ты ступишь. И всюду шипит сжатый воздух. Очевидно, это какая-то пневматическая дорога».

По обе стороны от платформы, уносившей Олега все дальше и дальше от реки, мелькали какие-то черные цилиндрические сосуды, похожие на баки для хранения горючего.


Оставшись один, Борис Федорович, попытался было систематизировать собранные по дороге образцы, но мысли об Олеге мешали сосредоточиться на работе. Разноцветные осколки были снова уложены в сумку.

Прошло минут десять, Олег не подавал сигналов.

Тогда Борис Федорович несколько раз окликнул его. Олег не ответил. Борис Федорович услышал только слабое потрескивание, похожее на отдаленный шелест сухой листвы.

Озеров развел руками и опустился на глыбу серого камня. Глаза его равнодушно скользили по мерцающим стенам пещеры.

Ждать, ничего не делая, было мучительно. Время словно остановилось.

Беспокойство за судьбу Олега росло. Озеров был почти уверен в том, что с другом что-то случилось. Иначе Олег давно дал бы о себе знать.

Когда ожидание стало невыносимым, Борис Федорович подошел к обрыву и прыгнул.

Спускался он быстро. Вниз тянул мешок с образцами, да и ранец был увесистый.

Оказавшись на дне шахты и сложив парашют, Озеров прежде всего внимательно осмотрел горловины туннелей — искал следы Олега.

Их не было.

«Не сообразил, что надо делать отметки, — рассердился Борис Федорович. — Как я его теперь найду?»

Он вытащил из кармана светящийся мелок и, нарисовав на стене стрелку, зашагал по туннелю, шедшему на юго-восток.

Он и не подозревал, что Олег углубился в другой проход. Делая на стенах отметки, Борис Федорович вскоре достиг берега Черной реки в том месте, где она поворачивала вправо. Перегнувшись через парапет, Озеров глянул вниз. Река текла почти беззвучно. Однородность темной поверхности создавала иллюзию неподвижности. Только пристально всматриваясь в воду, можно было заметить пузырьки и какие-то продолговатые зернышки, появляющиеся на мгновение в световом пятне от фонарика и снова исчезавшие.

«В какую сторону пошел Олег? — спрашивал себя Борис Федорович, наводя фонарь то на воду, то на рельсы и поддерживающие их кронштейны. — Где его искать? Если он достиг берега этой реки, то вниз по ее течению не пошел. Идя вниз, он углублялся бы в недра Венеры, а наша цель — выбраться поскорее на ее поверхность. Очевидно, Олег пошел вверх по течению. Следовательно, и мне лучше всего идти вверх… А вообще получилось нехорошо. Не следовало разлучаться. В одиночку мы заблудимся и погибнем. Будем тыкаться из стороны в сторону, пока не выбьемся из сил. Рассчитывали вернуться часа через три-четыре, а вышло…»

Озеров вздохнул и двинулся вдоль парапета. Перед ним на каменных плитах прыгало и как бы вело его вперед пятно света.


По мере удаления от реки туннель становился ниже и шире. Вскоре Олег смог дотянуться рукой до потолка, шероховатого, рассеченного продольными и поперечными трещинами. Через некоторые из них просачивалась вода. Большие прозрачные капли то и дело шлепались на платформу.

«Похоже на штольню, — думал Олег, поглядывая на изогнутые горные пласты, искрящиеся в лучах фонаря. — Очевидно, эта платформа выполняла когда-то роль ленточного транспортера. На нее нагружали куски руды, а она уносила их к речному причалу, где руду принимали суда».

Догадка эта подтвердилась.

Туннель заканчивалась тупиком. Впереди возникла черная отвесная стена. Платформа-конвейер, огибая барабан, ушла куда-то вниз.

Соскочив с нее, Олег тщательно осмотрел тупик, но прохода нигде не обнаружил. Боковые стены туннеля были истыканы неглубокими шестиугольными отверстиями и напоминали соты. По-видимому, здесь когда-то работали машины, рыхлившие пласты горных пород. Шестиугольные углубления были их следами.

Вспомнив просьбу Бориса Федоровича, Олег отколол от стены несколько разноцветных кусков, потом, вскочив на боковую ленту, двинулся в обратный путь.

У берега реки он сразу заметил светящуюся стрелку и догадался, что ее начертил Озеров.

Стрелка указывала вверх по течению.

— Разминулись, — с досадой прошептал Олег. Потом он быстро пошел вдоль парапета. Ему хотелось поскорее нагнать Бориса Федоровича, который, вероятно, опередил его минут на десять-пятнадцать.

Олег не опасался, что собьется с дороги.

Озеров чертил стрелки через каждые сто пятьдесят-двести метров. Если попадались боковые проходы или висячие мосты, интервалы между стрелками сокращались, путеводные знаки встречались чаще.

Несколько раз Олег подносил ко рту микрофон, но радиосвязь не возобновлялась. Тогда он стал звать Бориса Федоровича, сложив ладони рупором. Звуки разносились далеко. Эхо множило и искажало их. Казалось, что одновременно кричат пять-шесть человек и каждый растягивает гласные.

— Бо-о-о-р-и-и-с Фе-е-д-о-о-р-о-о-в-и-и-ч! — неслось над Черной рекой. — Гд-е-е в-ы-ы?

Наконец Олег услышал голос Озерова, а пройдя еще с полкилометра, увидел геолога, спешащего ему навстречу. Наконец-то снова вместе!

— Какого вы мнения обо всем этом? — спросил Олег, когда они рассказали друг другу о том, что видели. — Я, признаться, недоумеваю. Голова кругом идет.

— Какого? — Борис Федорович помолчал. — Трудно на основании разрозненных фактов делать выводы. Пока мне ясно только, что горная техника у венерян развита сравнительно высоко. Нелегко было расширить пещеры, пробить туннели, выпрямить извилистые проходы, проделанные подпочвенными водами. На это ушли века. Трудились тысячи, напряженно, не покладая рук.

— Но где они? Где? — воскликнул Олег. — Куда делись все эти строители? Почему мы до сих пор ни на кого не наткнулись? Мост разрушен, город оставлен жителями, во дворцах хозяйничают обезьяны, выработки заброшены, пневматические устройства для транспортировки руды, минералов, каменного угля остановились. Что случилось с теми, кто жил в кубах со срезанными вершинами, поднимался по винтовым лестницам на сторожевые площадки, управлял машинами, водил суда по реке?

— Что с ними случилось?

— Да, что?… — Олег повторил свой вопрос таким тоном, будто Озеров в состоянии был дать на него ответ.

— Я склонен считать, — сказал Борис Федорович, подумав, — что на Венере произошла война…

— И обе сражающиеся стороны уничтожили друг друга? Не могу поверить в это. Кто-то должен был уцелеть…

— Не утверждаю, что война привела к поголовному истреблению венерян. Вы не так меня поняли. Погибли не все…

— Но куда же делись уцелевшие?

— Минуточку терпения. Дайте мне высказать свою мысль… Была война. Кровопролитная, затяжная. Борьба велась с переменным успехом, но в конце концов сопротивление одной стороны было сломлено. После этого началась кровавая оргия победителей. Они вешали, топили, душили воинов противника, уцелевших после сражений. Вспомните, как расправлялись с побежденными римляне и гунны, какие груды костей оставляли позади себя орды Чингисхана, сколько ацтеков и инков истребили соратники Кортеса и Писарро… Вспомните, как вырезали армян турки и привязывали сипаев к дулам пушек англичане… Вспомните зверства гитлеровцев, которыми только в Майданеке и Освенциме было истреблено свыше пяти миллионов человек… Почему не допустить, что нечто подобное произошло и здесь?

— Из-за чего они дрались? Что не поделили?

— Возможно, что вскоре нам удастся ответить на эти вопросы. А если мы не проникнем в тайну Венеры, ее разгадают члены следующих экспедиций…

— Хорошо, — сказал Олег, — допустим, что на Венере происходила война и победители вырезали побежденных. Но куда же делись они сами?

— Покинули поле битвы, переселились куда-нибудь. Очевидно, после войны вспыхнула эпидемия и начался голод. Победители были вынуждены покинуть разоренную ими страну. То, что поценнее, забрали с собой, а машины оставили. Возможно также, что война имела характер гражданской… Все это, естественно, догадки. Я не настолько зазнался, чтобы считать себя непогрешимым… Новые факты, возможно, заставят меня изменить свою концепцию…

— Чудовищная эта концепция, Борис Федорович, — проговорил Олег. — Я надеялся, что на Венере нам не придется натолкнуться на следы разрушительных войн… А тут, кажется, тоже процветали колониальный разбой и расовая дискриминация… Разрушенные города, взорванные мосты… Да неужели природа наделила высших приматов разумом только для того, чтобы они изощрялись в способах уничтожения себе подобных?

В ответ на этот риторический вопрос Озеров только плечами пожал.

Некоторое время шли молча.

Потом Борис Федорович, наведя фонарик на горловину бокового туннеля, остановился.

— Нам чертовски везет, — сказал он, присматриваясь. — Очевидно, Олег Николаевич, мы с вами родились под счастливой звездой. Если зрение меня не подводит, мы наткнулись на венерянский пандус, винтовую лестницу без ступенек. Видите?

Олег тоже повернулся к стене. Узкий проход, на который указывал Борис Федорович, действительно как бы ввинчивался в пласты какой-то темной горной породы, поблескивавшей в свете фонариков.

По-видимому, венеряне, просверлившие туннель вдоль подземной реки и оградившие ее берега каменным парапетом, некогда пользовались этим проходом для подъема в верхние этажи своих циклопических сооружений.

По всей вероятности, пандус вел к другому туннелю, пронизывающему толщи горных пород значительно ближе к поверхности Венеры.

Астронавты воспрянули духом.

Идти вверх по течению реки пришлось бы долго. Быть может, их отделяют от ее истока десятки километров. Много часов, следуя ее прихотливым изгибам, шли бы они через гулкие пустоты, вспугивая неведомых обитателей вечной темноты, оставляя следы на пыльных наслоениях, прикрывших наготу каменных плит. Наклонная штольня скорее выведет их на поверхность.

— Будем подниматься? — спросил Олег.

— Нелепо было бы не использовать представившуюся нам возможность, — сказал Озеров, рассматривая клиновидные значки на стене. — Если, паче чаяния, наткнемся на обвал, вернемся к реке.

Глава XII. КАПИЩЕ

Выстрелы в темноте. — Неожиданное нападение. — Отпор. — Светящийся ящер. — Языческий храм. — Озеров продолжает отстаивать свою точку зрения. — Пора и отдохнуть.

Они хотели осмотреть проход, когда в темноте на противоположном берегу подземной реки вспыхнули зеленоватые огоньки и раздалось несколько негромких «выстрелов», напоминающих щелканье бича.

Астронавты инстинктивно пригнулись.

— Стреляют? — спросил Борис Федорович.

— Похоже на беглый огонь из винтовок.

— Неужели целили в нас?

— Очевидно.

Астронавты подползли к парапету и через щель между двумя плитами стали смотреть на противоположный берег. Оттуда долетали какие-то приглушенные, шелестящие звуки, Казалось, кто-то шаркает твердыми подошвами.

Потом снова сверкнули зеленые огоньки; теперь значительно выше. Над головой под сводами туннеля пронеслись со свистом пули. Одни стукнулась в гранитные стены, другие впились во что-то мягкое. Каменные осколки, отбитые ими, шлепнулись возле парапета.

— Хорошо, что мы захватили лучевые ружья, — сказал Олег.

— Прилетели с мирными намерениями, а встречают нас беглым огнем.

Стрельба продолжалась. На противоположном берегу вновь и вновь вспыхивали зеленые огоньки. Пули ударялись в парапет, отбивали от него осколки, падали в воду.

Какие-то существа, скрытые в темноте, стремились подстрелить Олега и Озерова. И хотя астронавты прилетели на Венеру не для того, чтобы превратить ее пористые недра в арену битвы, они были вынуждены прибегнуть к самозащите.

Приведя лучевое ружье в боевую готовность, Олег просунул его дуло в щель и нажал гашетку. Ослепительный фиолетовый луч прорезал тьму над Черной рекой и уперся в массивные стены. Послышались шипение и резкие, хлопающие звуки. Несколько каменных глыб, подрезанных у основания, обрушились с громким плеском в воду. Где-то что-то лязгнуло и куда-то покатилось со скрипом и дребезжанием. По реке побежали волны.

Луч погас, но грохот, грозное шипение и падение каменных осколков еще продолжались. Звуковые волны отражались от стен, сводчатого потолка, воды, сталкивались друг с другом и интерферировали. Многократное эхо не позволяло тишине войти в свои права.

Казалось, с грохотом падают своды, рушатся каменные стены, обваливаются в черную воду плиты парапета, дыбом встают, сталкиваясь друг с другом, громыхающие железные платформы.

Камни, к которым прижались астронавты, вздрагивали, сотрясались.

Когда вся эта какофония утихла, река унесла вдаль бурлящие водовороты, дым рассеялся и пыль осела, Олег явственно услышал испуганные крики и топот ног каких-то существ, в ужасе разбегающихся от места взрыва.

Астронавты не стали их преследовать. Они были уверены, что урок, преподанный невидимым врагам, надолго отобьет у тех желание нападать на пассажиров «Сириуса».

Можно было беспрепятственно продолжать поиски выхода на поверхность.

— Ну, а теперь какого вы мнения? — спросил Олег.

— Продолжаю придерживаться прежней точки зрения, — ответил Борис Федорович. — Нападение на нас не поколебало моей версии. Очевидно, мы столкнулись с одичавшими остатками побежденных, скрывающихся в пещерах.

— А оружие? — напомнил Олег.

— Сохранилось с давних времен. В городе был арсенал. Часть оружия уцелела. Теперь они им пользуются.

— Выходит, — задумчиво проговорил Олег, — что эти неизвестные приняли нас за тех, кто с огнем и мечом пришел в их страну.

— Они не могли разглядеть нас в темноте, — сказал Борис Федорович. — Услышали издали наши голоса и стреляли наугад.

— Знаете… — начал Олег и запнулся.

— Что?

— Мне подумалось, что это они открыли дверь в пьедестале статуи, чтобы заманить нас в ловушку.

— И похитить вездеход?

— Да.

— Сомневаюсь. Если бы за нами следили, нападение произошло гораздо раньше. Ну, в шахте, скажем… Нет, не согласен с вами. Встреча произошла случайно. По-видимому, они даже не подозревали, что у нас есть вездеход… Возможно, что, услышав наши голоса, они приняли нас за каких-то животных.

— И решили поохотиться?

— Да.

— Их постигло разочарование.

— Большое. Отпор был довольно шумный. Теперь они надолго успокоятся. Будут следить, но издали.

Убедившись, что им больше не грозит опасность со стороны неведомых обитателей пещерного лабиринта, астронавты пошли вверх по наклонной штольне.

Метров через двести пятьдесят-триста они очутились в поистине грандиозной полости, наполненной зеленым мерцающим светом.

Источником этого свечения служил уродливый рогатый ящер. Изогнувшись на постаменте из синих каменных глыб, он терзал когтистыми передними лапами какое-то светлокожее существо.

Ящера окружала решетчатая ограда. Вокруг резных каменных столбиков обвились разноцветные трехглазые змеи. Из разинутых зубастых пастей били узкие водяные струйки. Скрещиваясь высоко в воздухе, они образовывали над головой ящера зыбкий шатер.

Светилась не только морда чудовища. Всеми цветами радуги переливались камешки, усеивающие его шипы и когти. Одни кристаллы бросали голубые лучи, другие — пунцовые, третьи — темно-фиолетовые.

Стены пещеры были украшены пилястрами. В глубоких нишах виднелись изваяния многолапых существ с длинными хвостами и толстыми короткими шеями. Некоторые из них были крылатые.

И от каждого исходил слабый свет. Казалось, внутри изваяний заключены неугасимые светильники, горящие вечным огнем, и это их холодный свет, просачиваясь сквозь камень, окружает призрачным сиянием туловища, головы, хвосты.

В боковые стены пещеры были вделаны большие кольца, соединенные массивной цепью. Над полом возвышались ступенчатые каменные помосты.

Позади ящера темнел водоем, отделенный от остальной части помещения парапетом. Светящийся ящер отражался в воде.

— Вот так капище! — воскликнул Борис Федорович, обводя взглядом пещеру. — Оно может вместить тысячи язычников. А идолы какие у них страшные. Просто жуть берет.

Геолог постучал кулаком по чешуйчатому брюху одного чудовища, чуть пригнувшись, прошел под разверстой пастью другого, похлопал по спине третьего, заглянул в огромные изумрудные глаза четвертого.

— Паноптикум, — резюмировал он, соскакивая со спины какой-то каменной твари. — Сюда бы студентов на экскурсию привести. Первокурсников неописуемый восторг охватил бы… А не пора ли нам бай-бай, Олег Николаевич? Меня давно ко сну клонит. Вряд ли мы наткнемся на место, более подходящее для ночлега, чем это.

— Не возражаю, — согласился Олег. — Давайте располагаться на отдых. Километров мы отмахали немало… А одичавшие нас врасплох не захватят?

— Рядом с такими сторожами никого не боюсь, — улыбнулся Борис Федорович. — Ящер этот гоголевского Вия за пояс заткнет. Одичавшие сюда и носа не посмеют сунуть. Да и след их давно простыл. Впрочем, можно принять некоторые меры предосторожности.

И он, вытащив из кармана комбинезона сигнализационное устройство, стал прилаживать его у входа в капище.

Глава XIII. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Ночная гроза. — Вода прибывает. — Снова на поверхности. — Обратный путь. — Следы возле «Сириуса». — Последняя запись в бортовом журнале. — Что делать?

Их разбудил шум.

Вода переливалась через парапет и затопила часть пещеры. С потолка сквозь какие-то щели низвергались водяные струи. Судя по глухому, пульсирующему гулу, доносящемуся откуда-то сверху, над поверхностью Венеры бушевала гроза.

Вода прибывала быстро. Исчезли под поверхностью озера многорукие идолы, скрылось из вида белокожее существо, раздираемое когтистыми лапищами ящера. Змееподобная голова с разинутой пастью и светящиеся шипы последнего еще виднелись над водой.

Покачивались на волнах какие-то трубочки, футляры, куски плотной бумаги.

Олегу удалось выловить один лист. На нем пестрели аккуратно нарисованные разноцветные геометрические фигуры — треугольники, ромбы, квадраты, сегменты, дуги, чередующиеся со строчками клиновидных значков.

Бережно обтерев лист, Олег спрятал его в ранец.

Откуда принесла все это вода? Какое хранилище рукописей размыла? И почему так разлился поток?

Опасаясь быть затопленными водой, астронавты поспешно покинули капище.

И снова началось утомительное передвижение по коридорам, овальным туннелям, узким трубам. Путь преграждали колодцы, уходящие в неведомую глубину, глухие базальтовые стены, широкие пропасти, на дне которых ревели потоки. В пластах горных пород Венеры, пористых и ноздреватых, как губка, был скрыт целый мир — загадочный, неведомый…


На поверхность удалось выбраться в середине дня на склоне холма, заросшего розовыми папоротниками и невысокими — в рост человека — бледно-кремовыми кустарниками, усеянными белыми шишечками.

Холм оказался километрах в десяти от статуи, отчетливо выделяющейся среди растительности светлых тонов.

Проведя в пещерах почти сутки, астронавты обрадовались солнечному теплу и свету. И хотя небо было затянуто облаками и лишь изредка в просветах между ними возникала голубизна, освещение было такое яркое, что снова пришлось одеть защитные очки.

С вершины холма была сделана еще одна попытка установить радиосвязь с «Сириусом». В наушниках немедленно послышалось потрескивание, но ответа на позывные не было.

Молчание Сергея согнало улыбку с лица Олега. Нахмурился и Борис Федорович. Они выбрались из ловушки, а Сергей?… Что приключилось с ним? Почему молчит?

Перепрыгивая через ручейки, обходя озера, продираясь сквозь колючие заросли, спугивая обезьян и ящериц, астронавты направились к статуе.

Вездеход оказался на месте. Вид у него был непривлекательный. Гусеницы потонули в иле, принесенном ливневыми потоками, вокруг колес и винта обвились побеги ползучих растений, на кожухе валялись недоеденные плоды и орехи, — по-видимому, здесь совсем недавно побывали любопытные обезьяны.

Вход в статую, к удивлению астронавтов, был открыт. Каменная плита не перекрывала больше узкого прохода. Вероятно, механизм, приводивший в движение плиту, периодически то поднимал, то опускал ее. Быть может, он реагировал на изменение яркости света или температуры цоколя.

Так и не разгадав тайны каменных дверей, астронавты покинули мертвый город.

На обратном пути они всюду видели следы разрушительной ночной грозы. Шоссе было занесено песком, поперек его валялись стволы поломанных и вырванных с корнями деревьев. Низины превратились в топи, река вышла из берегов, коса, на которой вчера расположились ящеры, скрылась под мутной водой, за быками моста — воронки водоворотов.

Все эти препятствия вынуждали Олега вести машину на малой скорость. Только часа через четыре, обогнув лесной массив, вездеход достиг зарослей, примыкающих к месту посадки «Сириуса».

Еще издали Олег и Озеров стали звать Сергея. Он не откликнулся на зов.

Возле корабля — корпус его успели оплести побеги ползучих растений — царила тишина, зловещая, угнетающая.

Астронавты с тревогой глядели на полегшие папоротники и бананы с оборванной листвой.

От чего пострадали растения? От ливня? Бури? Ящеров? Следы ли это вчерашней грозы или результат борьбы, происходившей около корабля?

Люк был закрыт, но Олег и Озеров не спешили войти в корабль. А вдруг на полу пассажирской кабины они наткнутся на труп Сергея. Тогда исчезнут остатки надежды, что молчание Сергея вызвано порчей радиостанции.

Первым внутрь корабля через запасной люк проник Олег.

В пассажирской кабине Сергея не было. На столе лежал бортовой журнал. Последняя запись в нем, датированная вчерашним числом, содержала текст радиограммы, переданной Олегом из ущелья. Она обрывалась на полуслове.

Очевидно, Сергею что-то помешало завершить ее. Кто-то отвлек его внимание, и он, не закрыв журнала, вышел из корабля.

— Что теперь делать? — спросил Олег, рассказав Озерову о результатах обследования кабины.

— Искать, — решительно ответил Борис Федорович. — Вероятно, Сергей, приняв наши тревожные радиограммы из города мертвых, поспешил к нам на помощь и теперь блуждает где-то в лесу. Оставим ему записку и будем прочесывать заросли. Где-нибудь наткнемся на его следы.

«Или его останки, — подумал Олег, все еще находившийся в подавленном состоянии духа. — По-видимому, его растерзали ящеры».

Борису Федоровичу об этих мрачных предположениях Олег ничего не сказал.

Написав Сергею, что они отправились искать его, и положив записку на видном месте так, чтобы она сразу бросилась в глаза, Олег занял место в кабине водителя. Мотор зарокотал, и вездеход, поднимая гусеницами хвощи, снова углубился в заросли.

Глава XIV. ПОД КОНВОЕМ

Венеряне. — Горестные размышления Сергея. — В речной долине. — Ущелье белых скал. — Еще один переход. — Поселок троглодитов. — Карлица. — Сергей обозревает местность. — Каменная ловушка.

С Сергеем произошло вот что.

Он стоял метрах в двадцати пяти от «Сириуса», когда в зарослях послышался шорох, в воздухе что-то просвистело, и широкая петля, обхватив тело, прижала его руки к туловищу.

Сергей упал и сильно обо что-то ударился затылком.

Последнее, что запомнилось, было ощущение быстрого скольжения спиной по мшистому покрову Венеры и торжествующие крики, издаваемые кем-то в зарослях.

Придя в себя, Сергей увидел плечистых рыжеватых двуногих, живописной группой расположившихся шагах в двадцати на травянистом склоне пологого холма.

Венеряне были ниже людей, но превосходили их емкостью грудной клетки. Мышцы коротких четырехпалых рук свидетельствовали о том, что обладателям их присуща большая сила. Лбы у них были маленькие, покатые, носы короткие, вогнутые, с перепончатыми ноздрями, глаза глубоко сидящие, щелевидные, угловатые подбородки резко выдавались вперед.

В руках у людей Венеры были копья, палицы и какие-то длинные трубки, похожие на духовые ружья южно-американских индейцев.

Сергей не шевелился.

Он хотел присмотреться к венерянам, пока те не заметили, что их пленник очнулся.

Люди Венеры о чем-то спорили и оживленно жестикулировали, показывая руками то в глубину леса, то в сторону гор, откуда долетали глухие раскаты грома. По-видимому, они совещались — переждать ли приближающуюся грозу в лесу или продолжать путь.

Наконец решение было принято.

Один венерянин, очевидно, предводитель группы, подошел к Сергею и коснулся его копьем, потом ухватился за жгуты, которыми были туго связаны руки пленника.

Сергей встал.

Тогда венерянин, взяв еще одну веревку, сплетенную из волокнистых стеблей, обвязал ею Сергея, а свободный конец протянул своему соплеменнику.

После этого венеряне покинули место привала.

Сперва они двигались по низине, заросшей травянистыми, в рост человека, растениями, похожими на лопухи, потом берегом реки.

В ее заводях отражались зонтичные кроны белоствольных деревьев с кремовой игольчатой листвой, кусты, усеянные белыми трехлепестковыми цветами, сизые метелки тростника.

От напора речных струй вздрагивали метровые сердцевидные листья водяных растений — венерянских кувшинок и розовых лилий. Испуганные шумом шагов, плюхались в речку бородавчатые полосатые и пятнистые земноводные с безобразными придатками на приплюснутой голове и, недовольные тем, что их потревожили, квакали и стонали. Иногда в траве мелькали чешуйчатые тела пресмыкающихся. Сердито шипя, гады скрывались в кустах.

Гудела в теплом, влажном воздухе, насыщенном болотистыми испарениями, какая-то мошкара с прозрачным водянистым брюшком и игловидным жалом. И словно ожившие лепестки, подхваченные порывом ветра, мелькали среди ветвей мотыльки всех цветов радуги.

«Мечты мои сбылись, — думал Сергей, криво усмехаясь. — В день прилета меня, помнится, огорчило, что нас не приветствовала делегация венерян. Теперь я не вправе больше на это сетовать. Встреча состоялась. Двуногие обитатели Венеры «торжественно» ведут меня в свою столицу… Контакт между жителями двух планет установлен. Между мной и венерянами неразрывная связь — прочная веревка».

Издеваясь над своим неожиданным пленением, кляня себя за беспечность, Сергей, прихрамывая, шел между двумя короткорукими конвоирами.

Заросли чередовались с нагромождениями каменных глыб. Некоторые обросли мхом и лишайником, другие сверкали свежими изломами. Приходилось то обходить эти преграды, то взбираться на них.

Сергей, спотыкаясь и скользя, с трудом поспевал за ловкими венерянами. Поводырь, дергая за веревку, то и дело понукал его.

Берега реки становились круче. Долина сузилась, превратившись в ущелье с обрывистыми стенами. Пышная тропическая растительность исчезла. Встречались только невысокие кустики с узкими, как ланцеты, листьями да лопухоподобные растения, в листву которых можно было бы завернуться, как в одеяло.

Потемневшее небо и глухие раскаты грома не сулили ничего хорошего. Сергей начал опасаться, что их захватит гроза, когда венеряне остановились у входа в пещеру, метрах в двадцати от дна ущелья.

Русло в этом месте делало крутой поворот, образуя огромную пространственную петлю с крутыми, почти вертикальными стенами. Так иногда изгибается бумажная лента. По левому склону узкими ступенями изогнулись светло-желтые пласты. Над правым нависла огромная мшистая глыба. Она напоминала чудовищный нарост.

Судя по обнаженным корням деревьев и остаткам ила на выступах этого каменного котла, вода достигала в паводки краев обрыва, а пена и брызги выплескивались на плато.

Сергей представил себе, что творится во время ливней в этом ущелье, и содрогнулся. Тесно становится тогда воде между каменными берегами. Ввинчиваясь в исполинские воронки, бурля и вскипая, она яростно ударяется о скалы, подмывает и обрушивает каменные глыбы, опрокидывает вековые деревья.

Венеряне спешили не зря. Они вовремя достигли надежного убежища. Едва последний из них вошел в пещеру и опустился на сухую листву и стебли, устилавшие каменный пол, — хлынул ливень.

Утром венеряне повели Сергея дальше. Они шли быстро, не то опасаясь преследования, не то желая поскорее дойти до своего постоянного местожительства и похвастаться добычей перед соплеменниками.

Часа через два отряд, выйдя из леса, оказался перед хаотическим нагромождением каменных глыб. Возле этого завала Сергею завязали глаза, потом подняли на руки и понесли.

По тому, что воздух похолодал, в лицо повеяло сыростью и сверху начали падать капли воды, Сергей заключил, что венеряне спустились в подземелье и несут его по тайному ходу, начало которого замаскировано каменными обломками.

Несли его минут десять. Потом носильщики остановились. Повязку с глаз сняли.

Сергей находился у входа в пещеру. Перед ним полукольцом выстроились с полсотни венерян — взрослых, подростков, детей. Выражение их скуластых лиц было неприветливое, настороженное. Некоторые сжимали кулаки, будто собирались наброситься на пленника.

Предводитель отряда что-то сказал им строгим и повелительным тоном. Толпа расступилась, освобождая широкий проход. Поводырь дернул за веревку. Сергей, нервно кусая губы, пошел дальше. Справа от него поднимались беловатые скалы с многочисленными выщербинами, слева, в конце просеки, в густых зарослях, виднелся большой водоем.


Следующий день Сергей провел в пещере. Она напоминала расщелину. Четыре шага в ширину, десять — в длину. Шероховатые, ступенчатые стены ее смыкались высоко над головой.

В пещере царил полумрак. Свет проникал в нее только через узкое отверстие над входом.

Дверь открывалась три раза в сутки, когда пленнику приносили пищу и глиняный сосуд с невкусной солоноватой водой.

На второй день в пещеру вошла пожилая, горбатая карлица. Ома долго смотрела на Сергея тусклыми, старческими глазами и, что-то шепча, шевелила блеклыми губами. Волосы у нее были седые, рот беззубый, мочки ушей оттягивали каменные серьги, горбатый нос напоминал клюв хищной птицы.

Постояв возле Сергея, карлица ушла, не закрыв, однако, за собой двери. Вскоре она снова появилась у входа вместе со смуглым рыжеволосым подростком, державшим в руках большую раковину с красноватыми плодами.

Подросток, боязливо косясь на Сергея, поставил раковину на плоский камень, заменявший пленнику обеденный стол. Карлица показала пальцем на плоды, потом поднесла его ко рту и сделала вид, будто что-то жует.

— Моно джуи, — прошамкала она.

Дверь закрылась. В пещере снова потемнело.

Сергей сделал несколько шагов от двери к задней стене, потом опустился на листву, служившую ему ложем.

Подложив руки под голову и уставившись на отверстие, сквозь которое просачивался дневной свет, он снова задумался о том, что на протяжении последних суток являлось предметом его постоянных размышлений, — как обрести утраченную свободу.

Ему не мешали путы, он не испытывал мук голода и не изнывал от жажды, но оставался пленником, ничего не знал о судьбе друзей и не мог сообщить им о плачевном своем положении.

На свободе они или в плену? В полной сейчас безопасности или отбивают яростные атаки венерян? Уцелел ли «Сириус» или ему нанесены непоправимые повреждения, навсегда лишившие астронавтов возможности вернуться на родину?

Сергей был убежден, что Борис Федорович и Олег, если они сами не попали в беду, ищут его, но не тешил себя несбыточными надеждами на скорую встречу с ними — обнаружить пещеру, расположенную на внутреннем склоне гигантской котловины, схожей с лунным цирком, не легче, чем отыскать иголку в стоге сена.

Он должен рассчитывать только на себя.

Машинально Сергей протянул к блюду руку, взял один плод и надкусив его. Мякоть его оказалась сочной и состояла из продолговатых долек, наполненных соком и мелкими зернышками. Вкусом своим плод напоминал помидор.

Потом он понюхал цветок и скривился. Не так, совсем не так пахли земные цветы!

В тот же день Сергея выпустили из пещеры.

Сперва он обрадовался, но вскоре снова приуныл. Открытое взору пространство замыкало горы. Возможно, это было дно гигантского кратера давно потухшего вулкана. В поперечнике он имел не менее десяти километров, высота кольцевого вала вблизи пещеры равнялась ста-ста двадцати пяти метрам.

И всюду этот вал поднимался почти вертикально. Ни ложбинок на крутых склонах, могущих облегчить подъем, ни выступов, на которые можно было бы поставить ногу, ни трещин. Стены были скользкие и твердые. Казалось, их отлили из какого-то стекловидного вещества специально для того, чтобы пленник этой гигантской каменной ловушки никогда из нее не выбрался.

Обведя глазами местность, примыкающую к пещерам, Сергей понял, что дно кратера представляет собой идеальное убежище. Проникнуть в него можно только через тот тайный ход в горах, по которому его, Сергея, принесли с завязанными глазами венеряне. Ну а вход в тайник легко защитить.

Выпустив его из камеры, венеряне, в сущности, ничем не рискуют. Вскарабкаться на гребень он не сможет. Крыльев для того, чтобы взлететь к облакам, у него нет…

Дойдя по просеке до центрального водоема, Сергей пошел берегом, пока путь ему не преградила широкая и глубокая река, вытекающая из озера. Русло ее извивалось среди тростника.

Сергей бросил в воду сухую веточку. Течение подхватило ее. Сергей едва поспевал за своим «корабликом», над которым, словно вымпел, развевался овальный коричневый листок.

Метров через сто веточку прибило к левому берегу, и она застряла в камышах, но Сергей продолжал идти вниз по течению.

Река изобиловала поворотами. Многочисленными излучинами своими она напоминала сильно растянутую спиральную пружину. Поток извивался то влево, то вправо, будто спасался от невидимого преследования или пытался сбить с толку каких-то врагов.

Мелководье сменяли темные омуты, отлогие песчаные берега чередовались с крупными обрывами. На перекатах река пенилась и бурлила, потом воронки исчезали, поверхность выравнивалась, становилась зеркальной.

Наконец, устав петлять, река, сжатая каменными берегами, исчезла под кольцевым валом. От этого места до пещер было километра три-четыре. Венеряне, сновавшие около белых утесов, казались отсюда гномами.


Весь этот и часть следующего дня Сергей посвятил тщательному изучению исполинской круглой впадины. И неизменно путь ему преграждали то водяные потоки, питаемые озером, то гладкие, почти отвесные скалы.

Осмотр кратера привел Сергея к неутешительным выводам. Он находился в «идеальной» естественной ловушке. Вскарабкаться на крутые, почти отвесные стены нельзя. Вот почему венеряне ничем не ограничили его свободы. Они великолепно понимают, что ему не удастся убежать.

«Я имею теперь возможность, — думал Сергей, — сколько угодно вдоль и поперек бродить по дну кратера, но это иллюзия свободы — деться мне некуда. Раньше или позже я вернусь к пещерам. Меня загонит в их логовище голод».

Положение казалось безнадежным. И все-таки в сердце не угасала надежда. А вдруг… Вдруг произойдет землетрясение и часть кольцевого барьера рухнет. Вдруг разразится небывалый ливень и бурные потоки воды пробьют себе проход среди скал.

Много этих «вдруг», одно несбыточнее другого, рождалось в воображении Сергея. Он рвался на свободу, всеми фибрами своего существа жаждал ее и готов был использовать любую возможность для бегства.

Он подолгу простаивал на берегу реки, в том месте, где чистые, голубые воды ее исчезали среди скал. Река текла медленно, неторопливо. Сергей тоскливыми взорами провожал островки пены, уносимые течением. Хотелось броситься в воду и последовать за ними.

Глава XV. У ТРОГЛОДИТОВ

Свобода, которой нельзя воспользоваться. — Странные сооружения. — Догадки Сергея. — В туннеле. — Чудовища над головой. — Секрет разгадан. — Циклопические машины. — Почему бы не попытаться? — Вниз по течению.

С утра троглодиты куда-то уходили. Вблизи пещерного селения оставались только немощные, морщинистые старики, седые старухи и малолетние дети.

Это давало возможность Сергею беспрепятственно ходить по всему цирку, пересекая в различных направлениях низкорослые заросли. Во время этих скитаний он натыкался на полузанесенные илом каналы, потрескавшиеся каменные плотины, обломки металлических колес, длинные возвышения, похожие на насыпи, ржавеющие механизмы, криволинейные рычаги, пустотелые шары, наполовину погруженные в тинистый грунт.

Никого из троглодитов возле остатков сооружений и машин Сергей не встречал. Очевидно, они не знали назначения всех этих предметов, не имели никакого отношения к тем, кто некогда отлил, отковал или обтесал из каменных глыб все то, что приводило в удивление Сергея.

Как-то, заметив на берегу озера старика, он показал рукой на колесо со спицами, торчащее из воды. Старик тотчас же отвернулся, на лице его появилось выражение отвращения и страха. По-видимому, остатки гидротехнических сооружений вкушали ему суеверный ужас.

Сергей глянул на венерянина и вздохнул. Ему стало жаль троглодитов. Почти все они производили на него впечатление слабоумных. Редко можно было уловить отблеск мысли в их маленьких мышиных глазках, движения их были медлительные, вялые. Оживлялись они только во время еды, сопровождающейся визгливыми криками, оплеухами, щипками. Даже в детях было что-то старческое. И не разум, а инстинкт руководил их действиями.

«По всей вероятности, — думал Сергей, — передо мной далекие потомки некогда культурного народа, не устоявшего перед натиском орд жестоких завоевателей. Кочевники разорили города коренного населения и принудили уцелевших искать убежище в глубине утесов. Здесь горожане дичали и вырождались. Скудная пища и всевозможные заболевания тормозили умственное развитие побежденных, участились случаи рождения кретинов, эпилептиков, идиотов. Возможно также, что пещеры, в которых они поселились, были прорыты водой в толщах горных пород, содержащих радиоактивные вещества, и троглодиты из года в год подвергались воздействию гамма-лучей. Они поглощали вредные вещества вместе с пищей и водой, вдыхали их с воздухом. Вещества эти поражали нервные волокна, способствовали нарушению деятельности желез внутренней секреции. И вот, в результате всего этого, века спустя после нашествия, на берегу водоема сидит слабоумный старик, разум которого можно сравнить с угольком, еле тлеющим под слоем сивого пепла».

Однажды Сергей забрел в юго-западный угол кратера.

Здесь, в кустах, он наткнулся на колодец, огражденный невысоким каменным барьером. Круглое отверстие его было полуприкрыто массивной крышкой, испещренной бурыми чешуйками ржавчины. Уходящие в неведомую глубину цилиндрические стенки были сложены из плит фиолетового камня, хорошо подогнанных друг к другу.

В плиты были вбиты прямоугольные скобы, отстоящие одна от другой примерно на три четверти метра. Рассеянный дневной свет освещал только верхние скобы, остальные тонули в синей полутьме.

Серповидный зазор между стенкой колодца и краем крышки был настолько широк, что через него можно было проникнуть в колодец.

С минуту Сергей колебался, потом, обхватив обеими руками край стенки, стал спускаться. Сперва ноги его висели в воздухе, затем он нащупал носками ботинок ближайшую скобу и встал на нее.

«Начало удачное, — подумал Сергей и, ухватившись за самую верхнюю скобу, опустил правую ногу еще ниже. — Буду продолжать спуск. Очевидно, колодец соединяется с каким-то горизонтальным туннелем».

По мере спуска темнота вокруг него сгущалась, а светлый серп над головой уходил все дальше.

Скоб оказалось тридцать. Потом ноги уперлись в каменное дно — глубина колодца была ненамного больше двадцати метров.

Когда глаза Сергея свыклись с полутьмой, он убедился, что первоначальное предположение оказалось правильным — вправо и влево от него тянулся широкий проход овального сечения.

Сергей пошел влево. Ему казалось, что в этом направлении его отделяет от основания кольцевого вала меньшее расстояние, чем в противоположном.

Постепенно туннель расширялся и делался выше. Поначалу Сергей вынужден был идти согнувшись, а локти его задевали за боковые стены; метров через двести до сводчатого потолка нельзя было дотянуться даже кончиками пальцев, а проход резко расширился.

Наконец Сергей очутился в круглой пещере. С вогнутого, похожего на огромное блюдо, потолка ее лился слабый зеленоватый свет.

Присмотревшись, Сергей понял, что потолком пещеры служит дно озера, состоящее из какого-то прозрачного зеленоватого вещества. Сквозь волокнистые слои, пронизанные извилистыми жилками, были явственно видны толщи спокойной прозрачной воды. Смутными тенями проплывали над головой шарообразные синеватые существа с многочисленными щупальцами, делающими их похожими на клубки змей. То всплывали на поверхность, то опускались на дно какие-то двухвостые полуметровые чудища с головами скорпионов и туловищами уховерток, и, сворачивая петлями тонкие пятнистые тела, судорожными толчками перемещались беспозвоночные, напоминающие больших пиявок.

На глазах Сергея все эти уродливые обитатели водоема дрались, кусали, рвали на части друг друга. Сильные умерщвляли слабых, большие пожирали маленьких.

Минут пять Сергей наблюдал за тем, что происходило в этом огромном аквариуме, затем стал осматривать стены пещеры. Одна из них, вертикальная, плоская, напоминала экран. На расстоянии метра от пола в нее были вделаны два симметрично расположенных кольца. Между ними темнели небольшие круглые отверстия, перемежающиеся с бугорками, сходными с головками заклепок. Все они были расположены на одной вертикальной линии и как бы соединяли разносторонние белые треугольники, обращенные вершинами в противоположные стороны: нижний — вверх, верхний — вниз.

Сергей осторожно дотронулся до левого кольца и чуть повернул его. Оно бесшумно поддалось его усилию. В пещере сразу же потемнело. Что-то иссиня черное, выдвинувшись из потолочного карниза, заслонило часть дна водоема, словно шторой задернув почти всю левую половину аквариума.

Заинтригованный происходящим, Сергей повернул правое кольцо. Теперь затемнилась вторая половина водоема. Обе сегментные шторы почти сомкнулись. Слабый свет пробивался только в узкую щель между их кромками. В пещере стало совсем темно. Сергей начал шарить рукой по стене, чтобы повернуть какое-нибудь кольцо в обратную сторону и раздвинуть шторы. При этом он наткнулся на шляпку одной из заклепок. Та тотчас же ушла в стенку, точно спряталась в ней, а из круглого отверстия вырвался узкий пучок света и, расходясь конусом, упал на противоположную стену пещеры. На ней возникла голова уродливого трехглазого существа, широко разинувшего зубастую пасть. Рогатая морда слегка поворачивалась, словно осматривая внутренность пещеры.

Рогатая тварь быстро исчезла. Вместо нее на Сергея стало пялить большие стебельчатые глаза какое-то членистоногое, с угрожающим видом приподнявшее здоровенную клешню. Оно в свою очередь уступило место третьему, еще более страшному на вид существу — двухметровой многоножке.

«По-видимому, — догадался Сергей, — я случайно обнаружил секрет венерянских жрецов прошлых поколений. При помощи каких-то оптических приспособлений они проектировали увеличенные изображения обитателей водоема на стену пещеры и навевали ими страх на верующих, впадавших в оцепенение при виде этих ужасов. Для создания религиозного экстаза нужен фон, им в этой пещере служили тени уродливых водяных существ. В недостатке выдумки жрецов обвинить нельзя. Ишь до чего дошли — даже сегментные шторы для затемнения пещеры приспособили».

Повернув оба кольца, Сергей вернул шторы-задвижки в исходное положение и, не обнаружив в пещере еще чего-либо, достойного изучения, пошел по туннелю дальше.

Минут через тридцать, когда он должен был уже приближаться к основанию кольцевого вала, путь ему преградил завал из угловатых каменных обломков. Метров десять пришлось ползти на животе, рискуя застрять в какой-нибудь щели или вызвать резким движением новое обрушение кровли.

Наконец Сергей добрался до такого места, где снова можно было выпрямиться. Завал предшествовал лестнице с узкими и крутыми ступенями из грубо обтесанных каменных плит. Лестница привела в полуразрушенное помещение. Потолок его подпирали витые колонны. Между колоннами, двумя рядами уходившими вглубь помещения, виднелись паукообразные машины с симметрично расположенными вогнутыми и выпуклыми дисками. От коленчатых придатков к противоположным стенам протянулись толстые провода.

На полу и различных частях машин, неизвестно для чего предназначенных, лежал толстый слой пыли. Никаких следов на нем не было. Очевидно, в заброшенное это помещение давно никто не заходил.

Бездействующие машины произвели на Сергея гнетущее впечатление. Возбуждение, охватившее его в тот момент, когда он, энергично орудуя руками, преодолевал завал из угловатых каменных обломков, уступило место усталости. На него нахлынула грусть. Захотелось вообразить то, что произошло здесь когда-то, узнать, что случилось с разумными существами, сконструировавшими эти циклопические механизмы.

«Почему они покинули кратер? — спрашивал себя Сергей, скользя недоумевающим взглядом по горизонтально и вертикально расположенным дискам, изогнутым рычагам, запыленным пластинам, воронкообразным углублениям, скрюченным стержням, надломленным штангам. — Что нарушило трудовой ритм, некогда царивший здесь? Какое стихийное бедствие принудило венерян без оглядки бежать отсюда? Извержение вулкана, пробудившегося от длительной спячки? Катастрофическое наводнение? Внезапное нападение жестоких и сильных врагов?»

Ответа на эти и другие, связанные с ними, вопросы Сергей не находил.

Обойдя все помещение, Сергей нигде не обнаружил второго выхода. Всюду он натыкался на крутые, почти вертикальные стены или хаотическое нагромождение массивных обломков вулканических пород. По-видимому, где-то под ними были люки, лестничные клетки или какие-то сквозные отверстия — приближая лицо к щелям между камнями и скрюченными металлическими полосами, Сергей явственно ощущал токи прохладного влажного воздуху, идущие откуда-то снизу.

Наконец за одной из колонн он заметил небольшую круглую брешь во внешней стене помещения. Из бреши высовывался ржавый патрубок, похожий на кусок водопроводной трубы. Сергей, понатужившись, вытащил его и, сдув мелкий щебень и пыль, прильнул глазом к отверстию.

Оно оказалось пробитым во внутреннем склоне кольцевого вала и было расположено как раз против пещерного селения троглодитов. Темные горловины этих примитивных жилищ напоминали издали гнезда земляных ласточек, часто встречающиеся в крутых глинистых обрывах Северного Донца, Припяти и Десны.

Расширить отверстие настолько, чтобы через него можно было пролезть, Сергею не удалось. Прочная каменная стена не поддалась его усилиям. Она выдержала бы даже удары тяжелого, окованного железом тарана. Только мощный направленный взрыв мог бы раздробить массивные каменные глыбы, отделяющие Сергея от внешнего мира.

Побродив некоторое время возле диковинных машин, он опустился по лестнице в туннель и быстро пошел в направлении колодца, через который два часа назад проник в подземелье.

Надежда выбраться этом путем на свободу угасла.

В тот же день Сергей еще раз подошел к тому месту, где река скрывалась под толщей горных пород.

Просвет между поверхностью воды и каменным сводом был узкий, он напоминал щель.

Не заметив поблизости троглодитов, Сергей стал просовывать в щель длинную ветку, стремясь узнать, нет ли где-нибудь вблизи полости с высоким потолкам, не переходит ли щель в туннель.

В том, что река не всюду заполняет каменное ложе, Сергей был убежден. Он не знал одного — на каком расстоянии от входа канал превращается в пещеру; донырнет ли он до этого места или попытка выбраться таким путем на свободу равносильна самоубийству.

И все же, чем глубже он вдумывался в свое положение, тем более заманчивой представлялась мысль использовать для бегства подземную реку. Броситься в нее и отдать себя во власть течения.

Плавает он хорошо, под водой может находиться около двух минут. За это время течение унесет его метров на двадцать-двадцать пять, тем более, что он всячески будет ему помогать. «Иного выхода нет, — думал Сергей, борясь с сомнениями. — Придется рискнуть».

Утром, когда мужчины снова куда-то ушли и в пещерном поселке остались только женщины и дети, Сергей нырнул в реку. Он плыл вблизи поверхности, касаясь одной рукой потолка, чтобы тотчас же всплыть, когда в нем окажется полость.

Метров через десять пальцы вытянутой руки попали в какую-то дыру, а голова вслед за этим вынырнула из воды.

Некоторое время Сергей плыл, с наслаждением вдыхая прохладный воздух, потом потолок внезапно понизился. Пришлось снова нырнуть.

То погружаясь в воду, то высовывая из нее голову, Сергей продвинулся вниз по течению метров на сто.

Наконец он очутился в большой пещере, освещенной слабым рассеянным светом, проникающим через отверстия в потолке.

Поначалу вода доходила Сергею до пояса, потом стала добираться до груди. Скользкое дно и многочисленные камни затрудняли продвижение. Голова задевала за известковые наросты. В одном месте в воду рухнула глыба, на которую Сергей слишком сильно налег плечом.

Но все же он продвигался вперед.

Река извивалась. Поворачивая то влево, то вправо, она текла через пещеры с высокими сводчатыми потолками, уходящими в недосягаемую высоту, ныряла под каменные стены, фосфоресцирующие в темноте, журчала под известковыми арками, усеянными разноцветными блестками, широкими водопадами низвергалась в омуты.

Потеряв представление о времени и расстоянии, Сергей начал было уже отчаиваться в успехе своей затеи, когда течение снова ускорилось и, подхватив его, стремительно понесло.

С минуту его бросало из стороны в сторону, он ударялся то плечом, то бедром о камни, потом его увлекло вниз. Сергей, не ожидавший этого, едва не задохнулся — так долго ему пришлось оставаться под водой.

Но это самое продолжительное ныряние оказалось последним. Когда, ощущая нестерпимую боль в груди, Сергей всплыл на поверхность, каменного потолка над головой не оказалось. Река, вырвавшись на простор, спокойно и неторопливо текла по травянистой равнине, кое-где усеянной группами каких-то длиннолистных деревьев.

Кольцевой вал остался позади.

Сергей не стал ждать, пока на его пути появятся новые преграды. Отфыркиваясь и часто взмахивая руками, он быстро поплыл к берегу.

Глава XVI. В ДЖУНГЛЯХ ВЕНЕРЫ

В джунглях Венеры. — Куда привела просека. — Положение становится критическим. — Сергей наносит удары. — Деревья и цветы. — Крылатые хищницы. — Спасительная яма.

К полудню Сергей был далеко от реки. Дорогой он сломал небольшой деревцо, расщепил комель, вложил в расщеп продолговатый камень с острыми гранями и прочно обвязал его жилистым стеблем. Взяв в руки это оружие, он почувствовал себя увереннее, — теперь на него не осмелятся напасть даже самые крупные насекомые.

Несмотря на подстерегающие его на каждом шагу опасности, Сергей с увлечением наблюдал разнообразие растительных форм венерянского леса, причудливые очертания листвы, богатство ее оттенков.

Если он все эти дни чувствовал себя на Венере пришельцем, то в лесной чаще, вдали от друзей, это чувство еще более усилилось. Лес подавлял его своей дремучей красотой, мощью, размерами.

Толстые, высокие стволы деревьев, отстоящие далеко друг от друга, казались колоннами, поддерживавшими своды гигантского здания. Некоторые из этих колонн имели цилиндрическую форму, другие заметно утолщались у основания, третьи были ребристыми, точно сросшимися из нескольких стволов, четвертые заканчивались у корня крыловидными выступами. Кора у одних была гладкая, точно отполированная, у других — морщинистая и трещиноватая, у третьих она шелушилась, свешиваясь причудливыми лентами, у четвертых была обезображена бугристыми наростами, чередующимися с продольными и поперечными впадинами.

Под гигантским шатром из смыкающихся между собой ветвей исполинских деревьев, достигающих высоты 120–150 метров, росли деревья второго яруса. Пространство между ними заполняли деревья-карлики. Среди мхов и лишайников виднелись какие-то странные круглые предметы разнообразной окраски — серой, коричневой, багровой, — должно быть, здешние грибы.

Местами, где лес редел, проглядывало облачное небо. Большую же часть пути Сергей шел как бы по бесконечному туннелю, скудно освещенному рассеянным светом.

Было влажно, душно. Неподвижный, застоявшийся воздух насыщали запахи палой листвы, гниющих плодов, тлеющих стволов.

Лес наполняли шорохи, шелесты, трески, жужжание и стрекотание насекомых, какие-то стоны, посвистывание, непонятные визги. Лопались, разбрасывая свое содержимое, коробочки, стручки, спорангии.

Неповторимое очарование придавали лесу многочисленные цветы всех оттенков. Они росли у подножья деревьев, лепились к стволам, устилали причудливым кружевным узором скалы и обрывы, обвивали ветви, образуя гирлянды, сплетаясь в ветки, свешиваясь наподобие длинных, пушистых шнуров.

Любое из этих диковинных растений Венеры могло стать гордостью и украшением земной цветочной выставки, нашло бы себе достойное место в ботаническом саду.

В низине, где лес перешел в густые заросли, Сергей неожиданно наткнулся на две параллельные полосы примятых и поломанных растений. Судя по отчетливым вмятинам от траков гусениц, это были следы вездехода.

Сергей почувствовал прилив новых сил. Он уже не ощущал больше усталости. Где-то по соседству, быть может, совсем близко, их вездеход. Борис Федорович и Олег ищут его, а он ничем не может привлечь к себе их внимание.

Приставив к губам ладони, Сергей громко, во всю мощь голосовых связок, закричал:

— Оле-ег! Бо-о-ри-ис Фе-е-до-о-ро-о-ви-и-ч!

Звуковые волны, затухая, побежали вдаль. Сергею ответило только эхо. Лес безмолвствовал.

Оставалось одно — идти по следам вездехода.

Примятая гусеницами травянистая растительность еще не высохла, а только привяла. Это давало основание считать, что вездеход прошел здесь часа два-три назад.

Двойные следы шли вдоль опушки сосновой рощи, потом повернули к югу. Сергей очутился на длинной прогалине, заросшей молодыми хвощами. Она пересекала хвойный лес, лиственные рощи, бамбуковые заросли.

Прогалина вывела Сергея на огромную поляну. Это место напоминало площадку, подготовленную для какого-то строительства. Казалось, трудолюбивые гиганты вырубили дремучий лес на площади в несколько десятков гектаров, вывезли стволы вековых деревьев, выкорчевали пни, а потом, почему-то отказавшись от первоначального намерения, ушли, после чего оголенный участок начали заселять папоротники и хвощи.

На этой поляне и произошел поединок, впоследствии казавшийся Сергею игрой расстроенного воображения.

Внезапно он услышал позади себя странные шелестящие звуки. Казалось, где-то поблизости разворачивают огромные листы кальки.

Сергей оглянулся. Со стороны леса на него летело огромное насекомое. Подобного существа Сергею еще не приходилось видеть. У него были две пары узких перепончатых крыльев размахом больше метра и полосатое желто-черное туловище, разделенное перетяжкой на две неравные части.

Длинные суставчатые ноги с коготками размером с костыль для забивки шпал были прижаты к ворсистому брюху, изогнутые, веером расходящиеся усики-антенны шевелились. Насекомое как будто к чему-то принюхивалось.

Существо это, очевидно, помесь стрекозы и шершня, намного превосходило размерами крылатую хищницу, которую они с Борисом Федоровичем видели на берегу лесного озера.

Но тогда Сергей смотрел на насекомое, как на любопытную диковинку, не испытывая тревоги: их было двое, вооруженных лучевыми ружьями. Теперь же единственным оружием была короткая дубинка.

Сперва Сергей думал, что гигантское насекомое не заметило его, но вскоре убедился в обратном — стрекоза летела за ним.

Догнав Сергея, насекомое стало с угрожающим гудением кружиться над его головой.

От мохнатого брюха насекомого отделились усеянные иглами голени, челюсти с зазубренными придатками-стилетами раздвинулись, из ротового отверстия выдвинулось жало, выпуклые глаза смотрели вниз. Шершень-стрекоза готовилась упасть камнем вниз, обхватить человека колючими ногами и вонзить в него жало.

Сергей принялся размахивать дубинкой. Насекомое метнулось в сторону, но сразу же вернулось и продолжало описывать круги над головой человека. Очевидно, оно не отказалось от агрессивных намерений.

Сергей встревожено оглянулся, ища глазами камень. Напрасно. Грунт до самой опушки был мягкий, песчаный, его устилал розоватый мох и покрывали ползучие травы.

До ближайших деревьев было полкилометра, не меньше. А упрямое насекомое продолжало с угрожающим гудением кружиться над головой. Оно явно ожидало того момента, когда человек повернется к нему спиной.

Это принуждало Сергея то и дело оглядываться и отгонять насекомое резкими взмахами самодельной палицы.

«Если он ужалит меня, — думал Сергей, — яд поразит нервную систему, парализует мускулы, и я стану жертвой этого отвратительного шершня. Надо удерживать его на почтительной дистанции!»

Орудуя дубинкой, Сергей продолжал пятиться к лесу. Он зорко следил за коварными маневрами врага и неизменно отражал его атаки.

Наконец, изловчившись, Сергей ударил по шершню дубинкой. Перевернувшись в воздухе, крылатый враг упал.

Сергей с облегчением вздохнул. Но не долго он радовался победе. Вдали опять послышался шелест крыльев и сердитое жужжание.

Теперь из-за деревьев показалось несколько шершней. Сергей не стал дожидаться их. Он во весь дух помчался к лесу. Там он будет в безопасности.

…И вдруг нога погрузилась в почву, розовые мхи раздались, как ряска на поверхности пруда, что-то треснуло, зашуршало, и Сергей провалился куда-то в глубину…

Глава XVII. ПОИСКИ

Поиски. — Возле черных скал. — На гребне кольцевого вала. — Пещерные люди. — Облава. — Странное превращение.

Разыскивая следы Сергея, Олег вел вездеход по спирали так, что он описывал около «Сириуса» постепенно расширяющиеся витки.

По мере удаления к северу характер местности становился все более вулканическим. Растительность поредела. Пышные, ветвистые деревья с розовыми и оранжевыми кронами сменились бурыми засухоустойчивыми породами. Среди каменных глыб росли какие-то странные колючие кустарники с приплюснутыми мясистыми стеблями. Короткие растопыренные ветки их напоминали клешни крабов. Мхи и карликовые папоротники окрашивали темной бронзой и светлой киноварью края расщелин.

— Здесь искать нет смысла, — сказал Олег, обводя взглядом унылую, каменистую равнину. — Это преддверье дантового ада. Я поворачиваю.

— А, по-моему, осмотреть вон тот кряж не мешает, — возразил Борис Федорович. — Среди скал могут быть пещеры.

— Соединяющиеся с тем подземным лабиринтом, из которого мы едва выбрались? — спросил Олег.

— А почему бы им и не соединяться? Я убежден, что на поверхность из лабиринта ведет несколько выходов. Мы отыскали один, одичавшие венеряне пользуются другими.

— Вы убеждены, что Сергей похищен теми же, кто напал на нас?

— Возможно. Если бы на Сергея напали ящеры, мы, несомненно, наткнулись бы на следы крови. Целиком его проглотить они не могли.

— Может быть, он стал добычей летающего ящера, какого-нибудь тутошнего птеранодона. Птерозавр с размахом крыльев в семь-восемь метров легко может поднять человека.

В ответ на это предположение Олега Борис Федорович только плечами пожал. Оно показалось ему маловероятным.

Кряж с остроконечным, зубчатым гребнем, к которому Олег направил вездеход, постепенно приближался. На фоне облачного неба отчетливо вырисовывались угрюмые черные скалы.

— Ну, что я вам говорил? Что?! — воскликнул вдруг Борис Федорович. — Смотрите!

В одном месте из-за кряжа высоко в небо поднимались струйки голубоватого дыма.

Озеров и Олег напряженно всматривались в горловины ущелий, надеясь увидеть поблизости какое-нибудь двуногое существо.

О возможности скорой встречи с венерянами свидетельствовали не только клубы дыма. Среди округлых каменных вздутий, напоминавших огромные волдыри, начали попадаться обтесанные каменные глыбы и витые покосившиеся столбы из какого-то темно-зеленого стекловидного вещества.

Все это напоминало руины древнего циклопического сооружения.

Некоторые глыбы были схожи с гигантскими амфорами, другие подобны каменным изваяниям с плоскими уродливыми лицами и вздутыми животами. Статуи потрескались, выветрились, обросли лишайником.

— Опять идолы, всюду идолы, — шептал Борис Федорович, с брезгливой гримасой косясь на четырехпалые руки и длинные вогнутые носы каменных уродов. — Неужели все венеряне до того одичали, что впали в идолопоклонство?

— Я начинаю склоняться к тому, что причиной гибели цивилизации на Венере, — сказал Олег, — явилось разрушительное землетрясение, подобное тому, которое некогда уничтожило древнее государство атлантов. Огромный участок суши навсегда скрылся в морской пучине. Все, что мы с вами видели, — остатки былого великолепия, жалкие островки, чудом уцелевшие от гибели.

Лавируя среди развалин и вздыбленных пластов горных пород, рассеченных трещинами на чудовищные глыбы, Олег подвел вездеход к подошве кряжа.

По корытообразной впадине астронавтам удалось добраться до середины склона. Тут путь к гребню преградили утесы.

Пришлось выйти из машины. Помогая друг другу, астронавты стали карабкаться на гору. Прошло полчаса, прежде чем они достигли гребня.

То, что они приняли издали за обыкновенный кряж, оказалось частью кольцевого вала огромного цирка.

Внутренние скаты его были круче внешних и на значительном протяжении имели форму отвесной стены. Узкие каменные карнизы с многочисленными выщербинами опоясывали ее, словно витки спирали.

Дно цирка имело в поперечнике не менее десяти-двенадцати километров. Центральную часть занимало овальное озеро с камышистыми берегами. Из него вытекала река, исчезающая из вида у подошвы кольцевого вала. Очевидно, озеро являлось истоком той подземной реки, на которую астронавты наткнулись накануне.

Выше озера в каменной стене зияли черные отверстия, похожие на гнезда. Чуть пониже отверстий на продолговатой террасе горели костры.

Часть дна цирка между озером и основанием кольцевого вала занимали насаждения. Низкие, темно-бурые и светло-коричневые растения образовывали длинные, почти параллельные ряды.

— Обитель пещерных людей, — сказал Борис Федорович, опуская бинокль. — Они деградировали, одичали, но обрабатывать почву не разучились и умеют возделывать злаки. Грунт тут плодородный, необходимости в тщательном уходе за растениями нет. Дожди перепадают часто, тепла много.

— А орудий труда нигде не видно, — заметил Олег. — Ни мотыг, ни плугов. И рабочего скота нет.

— А откуда он здесь возьмется? — Озеров пожал плечами. — Четвероногих, пригодных для упряжки, мы с вами пока не встречали, а ящера не запряжешь… Они без плугов обходятся. Ковыряют почву заостренной палкой и бросают в ямки зерно. А это что такое?

Из пещеры, расположенной левее террасы, выскочили десятка полтора рыжеволосых темно-коричневых двуногих существ, вооруженных копьями и дубинками. Жестикулируя и что-то крича, они побежали к озеру. Заросли втягивали их одного за другим. Вскоре все венеряне исчезли в кустах.

— Они за кем-то охотятся, — задумчиво проговорил Олег. — Зря бегать не стали бы.

— Сейчас все узнаем, — сказал Борис Федорович. — Берег озера как на ладони.

Астронавты еще ближе подошли к краю обрыва и расположились за каменными глыбами так, чтобы не бросаться в глаза венерянам.

— А вот и преследуемый! — воскликнул Озеров. — Видите?

На берегу появился венерянин, державший в руках что-то похожее на ружье с коротким дулом. Делая большие скачки, он бежал по песку, серой лентой окаймляющему озеро, и вдруг остановился. Из кустов навстречу ему выбежала группа венерян с копьями, в то время как остальные преследователи, достигнув берега озера в другом месте, отрезали беглецу путь к отступлению.

С минуту венерянин с ружьем в нерешительности топтался на месте, посматривая то влево, то вправо на приближающихся к нему врагов. Потом он приставил ружье к груди, прицелился, сделал несколько выстрелов. Венеряне с копьями отступили.

Казалось, ему удастся прорваться сквозь кольцо. Но из кустов выскочила новая группа преследователей. В беглеца полетели камни и копья. Один дротик выбил из его руки ружье, другой вонзился в спину. Венерянин упал, но тотчас же приподнялся и пополз к озеру. Мгновение спустя он уже плыл, высоко вскидывая руки. Вслед ему летели копья и камни.

Венерянин нырнул. Он плыл под водой минуты две. Астронавты решили, что беглец потонул, когда его голова снова показалась на поверхности. Теперь от берега венерянина отделяло не более тридцати-сорока метров. И хотя дротики и камни продолжали падать в озеро, ему удалось добраться до камышей.

Оглянувшись на преследователей, с угрожающим видом размахивавших палицами, он скрылся в зарослях.

Спустя некоторое время над кустами появилась огромная кремовая бабочка и, мерно взмахивая крыльями, полетела к кольцевому валу.

Астронавты с изумлением смотрели ей вслед. Они не решались высказать вслух то, что думали.

— Неужели… — начал Борис Федорович и осекся.

— Все может быть, все может быть, — проговорил Олег, по выражению лица озадаченного геолога поняв, что он имеет в виду. — Я лично пока воздерживаюсь от окончательных выводов. Будем надеяться, что в ближайшее время в наших руках окажется ключ ко многим загадкам Венеры.

Кремовая бабочка, поднимаясь все выше, перелетела через гребень возвышенности, превратилась в точку и исчезла из вида.

Астронавты, продолжая маскироваться за скалами, прошли с полкилометра по гребню и, убедившись в невозможности спуститься на дно цирка, вернулись к вездеходу.

Минуту спустя машина, скрежеща гусеницами и расшвыривая мелкие камни, двинулась вниз по склону.

Глава XVIII. АСФИКСИЯ

Неожиданная реакция. — Диагноз поставлен. — Поиски лекарства. — Крошки, спасающие жизнь. — Еще одно чудище. — Враг отступает. — Размышления о биосфере.

Мгновение Сергей неподвижно лежал на мягкой, рыхлой подстилке, смягчившей удар, потом стал ощупывать себя.

«Кажется, повезло, — размышлял он. — Отделался царапинами и ушибами. Переломов нет. Конечности не пострадали. Вижу, слышу, могу самостоятельно передвигаться. Итог осмотра — облик человеческий не утрачен, за обезьяноида меня не примут. Ну, а раз все в порядке, то извольте, мой друг, перейти из горизонтального положения в вертикальное и наметить программу дальнейших действий».

Сергей провел языком по ссадине на губе, встал, стряхнул с комбинезона пыль и осмотрелся.

Яма напоминала формой своей бокал. У дна она сужалась, к краям расширялась. Тонкий слой дерна, закрывавший ее горловину, обвалился не везде. Местами он провисал. Извилистые белые корешки напоминали щупальцы.

Стенки ямы были голубоватые, глинистые с желваками каких-то твердых включений, «конкреций» величиной с каштан. Нижние, придонные слои глины флуоресцировали, наполняя полость мерцающим светом.

Мерцание это было приятно для глаз, но Сергею было сейчас не до световых эффектов. Надо поскорее выбраться из ловушки. На его след могут набрести венеряне, в яму может заглянуть ящер, заползти какая-либо другая здешняя рептилия. Такая перспектива ничего приятного не сулила.

— Гоп! — сказал вслух Сергей, мысленно подготовляясь к предстоящему прыжку, и обвел взглядом овальное отверстие над головой, высматривая корень понадежнее и подлиннее, в который можно было бы, подпрыгнув, вцепиться руками.

Выковырнув из вязкой глины три округлые камешка и сунув их в карманы комбинезона, Сергей стал карабкаться по крутой, почти отвесной стенке.

Корни, не выдерживая тяжести его тела, обрывались… Не отряхиваясь, не потирая ушибленных мест, Сергей снова и снова подпрыгивал, хватался за корни и, упираясь ногами в неровности стенок, используя для опоры все, что можно, упорно лез вверх, как муравей по откосу.

Неудачи не обескураживали его. Сознание того, что никто не может помочь ему, что следует полагаться на свои собственные силы, принуждало действовать настойчиво и не поддаваться приступам малодушия.

Признать себя побежденным, остаться на дне этой ямы, как мурашка в воронке, сделанной муравьиным львом?

От одной мысли, что он, Сергей Сокрут, разумное существо, наделенное фантазией, могущее охватить умом весь мир, не в состоянии преодолеть эти четыре-пять метров, все в нем возмущалось.

И он лез, цеплялся пальцами за корни и выступы, обрывался, падал, снова лез.

Прошло не меньше получаса, пока ему, усталому, задыхающемуся от длительных усилий, удалось достигнуть края ямы.

Вытянувшись во весь рост на мягком мху, разбросав руки и точно пытаясь обнять ими эту диковинную планету, преподносившую ему сюрприз за сюрпризом, Сергей некоторое время пребывал в блаженном, умиротворенном состоянии.

«Однако, хватит, — сказал себе Сергей, ощутив прилив новых сил. — Немного поблаженствовали — и довольно. Нужно и честь знать. До «Сириуса» далеко. Пора в путь-дорогу».

Убедившись, что поблизости нет ни шершней, ни других крылатых хищников-исполинов, Сергей направился на юг, туда, где за холмами ждал его космический корабль и где, быть может, до сих пор «прочесывали» джунгли Борис Федорович и Олег.

Сергей шел быстро. Желание поскорее присоединиться к друзьям принуждало его спешить. К тому же над хребтом сгущались тучи. А в том, что ливни на Венере представляют собой грозную опасность для всего живого, он уже имел возможность убедиться.

И вдруг он почувствовал, что начинает задыхаться. В ушах возник неприятный звон. Сердце билось учащенно. Ноги подгибались, будто мускулы их внезапно обмякли, потеряли присущую им упругость.

Неожиданный приступ слабости принудил Сергея остановиться.

Недоумевая, он с беспокойством осмотрелся, отыскивая глазами камень или ствол дерева, на который можно присесть.

«Что случилось? — спрашивал себя Сергей, опускаясь на мшистую глыбу. — Почему я так ослабел? От недоедания, что ли?»

Нет, это не от голода. С того момента, когда он подкреплялся в последний раз, прошло не больше четырнадцати-пятнадцати часов. За такой срок силы его не могли истощиться. Без еды можно выдержать несколько суток даже здесь, на Венере, в непривычных условиях.

Но что же тогда ввергло его в это состояние? Шел бодрый, сильный, веселый, любовался причудливыми цветами, — и вдруг выдохся, ослабел, впал почти в оцепенение.

Чудес в природе не бывает. Даже здесь, на Венере, где все иное, где листва не зеленая, а пунцовая и оранжевая, где в воздухе реют стрекозы величиной с альбатроса…

И вдруг Сергей понял причину своей слабости. Ее виновник — углекислота, содержащаяся в атмосфере Венеры в значительно большем количестве, чем в земной.

Действие антиасфиксионного препарата, нейтрализующего влияние углекислого газа на ткани тела, кончается. Последний раз таблетка, обеспечивающая возможность в течение нескольких суток обходиться без шлема и кислородной маски, была принята перед нападением дикарей. Длительная ходьба, нервные переживания и усилия, затраченные при бегстве, привели к тому, что это средство против отравления углекислым газом перестало действовать раньше предусмотренного срока. Точнее, не перестало действовать вообще, а только потеряло часть своей силы. Углекислота проникла в легкие, кровь разносит яд по всему телу. Сердцебиение, головная боль, звон в ушах — все это зловещие признаки начинающейся асфиксии.

Что делать?

За те два-три часа, которые остались в его распоряжении, он не успеет разыскать «Сириус». Неужели ему суждено, упав без чувств на полдороге, уткнуться лицом в розовые мхи Венеры и стать жертвой клещей-кровососов, муравьев, гнуса и прочей хищной нечисти?

Сергей начал рыться в карманах комбинезона. Венеряне основательно почистили их. Нож, моточек канатика из эйнана, по прочности превосходящего танталовую сталь, но легкого, как пробка, и не тонущего в воде, зажигательное электрическое устройство, портативный радиоприемник с полупроводниковыми триодами и многие другие необременительные, но незаменимые для космического путешественника вещи, — все было отобрано у него венерианскими приматами.

Сергей терпеливо выворачивал один карман за другим, пока не наткнулся на какие-то крошки. Эти крошки он немедленно высыпал на ладонь и стал внимательно рассматривать.

Чего только не было среди них! Обломки галет, кусочек сахара, кнопка, половинка пуговицы, зуб пластмассовой расчески, крючок, пистон, резинка, неведомо как попавшая в карман.

Рассортировав крошки, Сергей одни выбросил, другие положил в рот. Ему баснословно повезло. Он отыскал несколько маленьких осколков таблетки того чудодейственного препарата, который предохранял астронавтов от отравления углекислотой.

Сколько весят эти белые кусочки? Не больше десятой доли грамма. Но велика их волшебная сила. Это подлинный экстракт бодрости, философский камень биохимиков последней четверти двадцатого века.

Проглоченный Сергеем препарат быстро растворился в желудочном соке. Благотворное действие его не замедлило сказаться.

Дышать стало легче. Обрели утраченную было эластичность мышцы, рассеялся туман перед глазами, перестала болеть голова, прекратился назойливый шум в ушах.


Смахнув с колен несъедобные крошки, Сергей хотел было лезть на розовую лиственницу, чтобы с верхушки ее осмотреть заросли, когда его снова охватила тревога.

Чутье подсказывало опасность. Кто-то настороженно следит за ним, притаившись в чаще.

Сжимая пальцами палку, Сергей стал внимательно осматривать папоротники, кустарники, нависшие над ним ветви, пока не заметил среди оранжевой листвы две багровые светящиеся точки. Они напоминали угольки, чуть подернутые сизым пеплом.

Сергей не сразу понял, кому они принадлежат.

Существо с тускло светящимися багровыми глазами почти сливалось с растительностью. Продолговатое бурое туловище, похожее на огромную среднеазиатскую дыню, легко было принять за ствол дерева, суставчатые ноги имели такую же окраску, как и лианы.

Его выдавала своеобразная треугольная голова с выпуклыми светящимися глазами, сидящая на гибкой шее. Над этой плоской, приплюснутой головой, похожей на велосипедное седло, нависли живописными гирляндами побеги вьющимся кремовых растений.

У этого существа были три пары длинных суставчатых ног. Передняя пара была приподнята и согнута в колене так, что между бедром и голенью оставался треугольный просвет.

Поза насекомого, особенно, согнутые передние ноги придавали ему вид паломника, склонившегося в молитвенном экстазе перед алтарем.

Но это не был миролюбивый паломник.

Бедра и голени передних ног насекомого усеивали мелкие острые шипы, промежуток между рядами шипов на бедре был настолько широк, что сухая, отсвечивающая металлом голень могла свободно проникнуть в продольный желобок бедра, как лезвие складного ножа в щель черенка.

Перед Сергеем находился хищник. Он зорко следил за человеком и, не сводя с него багровых глаз, будто пытался его загипнотизировать.

Сергей не стал ждать, пока насекомое нападет на него, и, сжав палку, замахнулся ею.

Багровоглазое членистоногое завертело головой, словно пытаясь установить, нет ли поблизости сородичей, могущих прийти на помощь. При этом шея его повернулась чуть ли не на сто восемьдесят градусов, сперва влево, потом вправо.

Никого не обнаружив, насекомое замахало передними ногами, точно отталкивая человека. При этом короткие, полуатрофированные крылья его, похожие на лепестки цветов, стали тереться о брюшко, рождая громкие шипящие звуки.

«Ну, — подумал Сергей, — теперь, как гусак, зашипел. Да ты, выходит, порядочный трус».

Спасение от удушья настроило Сергея на миролюбивый лад. Он опустил дубинку, занесенную для удара.

Насекомое продолжало шипеть, поднимая вверх задние крылья, широко разведя передние и покачиваясь всем телом.

— Ишь, какой хитрый, — усмехнулся Сергей. — Запугать меня хочешь? Не выйдет! Не на таковского напал.

Видя, что угрожающая поза на человека не действует, насекомое стало пятиться и вскоре скрылось в зарослях.

— Не принял боя, — констатировал Сергей. — Ну и живи себе на здоровье. Лови стрекоз и комаров… Мы люди миролюбивые. Без надобности оружие в ход не пускаем.

Насвистывая веселую мелодию, Сергей стал пробираться между кустарниками и толстыми стволами гигантских деревьев, вцепившимися могучими корнями в каменистый грунт.

Здесь, на Венере, все было подстать друг другу — ураганные ветры, грозовые разряды, ливни, мощные сотрясения почвы, гигантские насекомые, цветы, папоротники, лианы.

«Стихии, — думал Сергей, — еще не успели угомониться на этой планете. Биогеносфера ее бурлит. Из недр в воздушную оболочку непрерывно поступают газы, циклоны всасывают воздух из стратосферы, а в антициклонах он оттекает обратно. Мощные потоки солнечных корпускул и космических лучей пронизывают все слои атмосферы, извергают огненно-красную лаву многочисленные вулканы, сотрясают пласты горных пород тектонические силы, оседают на дне бурных ее рек и глубоких озер новые слои ила, кишащего различными микроорганизмами. И жадно тянутся к теплу и свету причудливые побеги диковинных растений, оснащенных усиками и крючечками».

— Да, — шептал Сергей, вглядываясь в козявок, ползающих по пушистой светло-розовой листве, под которой на мшистом валуне застала полосатая ящерица, — биогеносфера Венеры развивается, между отдельными зонами ее происходит обмен веществ и энергии. Она еще далеко не достигла своего потолка и способна, очевидно, породить новые, более совершенные формы жизни… Восходящая спираль — вот путь развития живых существ, выработавших на протяжении веков способность приспосабливаться к изменяющимся условиям существования… Сперва амебовидный кусочек живого вещества, свободно плавающего в теплой воде первобытных океанов, потом простейшие земноводные, отвоевывающие для жизни сушу, затем юркие, крылатые существа, смело ринувшиеся в воздушные просторы… И, наконец, венец творения, двуногое, мыслящее млекопитающее, не столько приспособляющееся к внешней среде, сколько изменяющее эту среду в желательном для него направлении, силой ума и рук своих преобразующее мир, способное влюбляться и негодовать, грезить и творить…

Глава XIX. ЗМЕЯ И ЧЕЛОВЕК

Вопли в зарослях. — Сергей спешит на крик. — Где же венерозавр? — Тот, кто звал на помощь. — Искусственное дыхание помогло. — Первое впечатление оказывается обманчивым. — Фея, а не фавн.

Тонкий крик привлек внимание Сергея и вывел его из раздумья. Какое-то живое существо, оказавшись в смертельной опасности, звало на помощь.

Вопль был нечленораздельный, но в нем было столько смятения и боли, что Сергей содрогнулся.

После непродолжительной паузы вопль повторился. Но теперь он звучал приглушеннее, будто существо, зовущее на помощь, отдалилось.

Сергей не стал ждать третьего призыва. Он побежал на крик. Мелькнула мысль, что это кричат дикари, заманивающие его в ловушку, но Сергей отогнал ее. Так можно кричать лишь в минуты смертельной опасности, когда ощущаешь безысходность своего положения.

Где-то по соседству хищный ящер терзал беззащитное живое существо.

Сергей бежал напрямик, не разбирая дороги, ломая папоротники и хвощи, продираясь сквозь кусты. Он боялся опоздать.

Натыкаясь на кручи, он сворачивал в сторону, к хаотическим нагромождениям каменных глыб, нырял под густые сети пунцовых лиан.

Наконец он достиг большой продолговатой поляны.

Ему казалось, что крики исходили отсюда. Однако на поляне никого не было. Ветер раскачивал опахала папоротников, возле толстых стволов поваленных бурей деревьев росла высокая трава с пушистыми сизыми метелками.

Неужели он, Сергей, опоздал, и венерозавр скрылся в чаще или нырнул вон в то озеро, окруженное зарослями темно-голубых цветов, похожих на огромные незабудки?

Раздвигая траву, доходившую до груди, Сергей поспешил к озеру.

Выглянув из зарослей, он вздрогнул и отшатнулся.

На песчаной косе расположилась огромная водяная змея. Над пульсирующими кольцами, в которые сложилось ее длинное пятнистое туловище, возвышалась голова с разверстой пастью.

Змея пристально, неотрывно смотрела на двуногое существо, словно в трансе застывшее перед ней.

Сергей находился от удава раза в четыре дальше, но когда змея, привлеченная шумом его шагов, зашипев, повернула голову, ему стало не по себе. По телу разлилась неприятная слабость, мускулы обмякли…

Напряжением воли Сергею удалось отвернуться от притягивающих к себе желтых змеиных глаз.

Удав, раскачивая головой, стал медленно распускать кольца. Венерянин пошатнулся, упал.

Сейчас змея подползет к нему и жизнь несчастного оборвется.

От мысли, что огромный ленивый гад умертвит на его глазах разумное существо, Сергея охватило негодование.

Мгновение все трое — венерянин, удав и Сергей — словно окаменели.

И вдруг из кустов выскочило какое-то странное шестиногое существо, молнией промелькнуло в воздухе и, прежде чем Сергей понял, что оно намерено делать, впилось зубами в змеиную шею.

Змея, неистово шипя, начала извиваться, стремясь сбросить с себя нападающего. Но хватка у того оказалась мертвая, бульдожья.

Сергей не стал ожидать конца поединка.

Опомнившись, он в несколько прыжков достиг распростертого на песке венерянина, поднял его необычайно легкое, будто воздушное тело и отбежал на почтительное расстояние от конвульсивно извивающегося удава.

Н только теперь Сергей присмотрелся к спасенному.

Перед ним лежала красивая девушка, напоминавшая ростом и чертами светло-оливкового лица японку.

На ней были брюки кофейного цвета, заправленные в сапожки с отворотами, короткая курточка с кармашками и шлем, частично прикрывающий уши без мочек. Из-под шлема выбились черные волосы.

Одежда, высокий, выпуклый лоб, большие продолговатые глаза — все свидетельствовало о том, что венерянка принадлежит к народу, достигшему высокой степени развития.

«Это, наверно, ее соплеменники, — подумал Сергей, — воздвигли тот город, о котором радировал мне Олег…»

Сергей стал приводить венерянку в чувство. Жизнь не покинула ее. Мускулы упруго сопротивлялись, когда Сергей слегка сжимал их пальцами, сгибая и разгибая тонкие руки венерянки. На виске пульсировала жилка. Грудь приподнималась и опадала.

Наконец ресницы девушки дрогнули, глаза приоткрылись. Сергей облегченно вздохнул и, прислонив спасенную спиной к ближайшему стволу, выпрямился.

Он с любопытством наблюдал, как к хорошенькой незнакомке возвращается сознание, а выражение зеленоватых глаз делается осмысленным.

Сперва она смотрела на Сергея, ничего не понимая, со страхом и удивлением. Потом испуг уступил место выражению признательности, лицо стало приветливым.

Приоткрыв рот, венерянка что-то сказала. Голос у нее был мягкий, певучий, непонятные слова звучали, как песня. Вероятно, она благодарила Сергея за помощь.

Буквами русского алфавита произнесенную ею короткую фразу можно было выразить так: «Джулилья муанье тьери».

Смутившийся Сергей махнул рукой. Не стоит, мол, о таких пустяках и говорить.

Опираясь руками о мох, венерянка попыталась встать. Однако ноги ей еще не повиновались, колени подогнулись, Сергей еле успел поддержать ее.

Опираясь на его руку, она подошла к дереву с пушистой рыжеватой корой, посмотрела на бурых сороконожек, снующих по нему, и, наклонившись, стала что-то искать у подножья. В руке ее вскоре оказался мясистый желтый корешок. Она вытерла его листвой, откусила кусочек, стала медленно жевать. Мелкие белые зубы ее потемнели, на губах появились капельки пенящегося сока.

Глаза венерянки заблестели, щеки разрумянились, стан выпрямился, движения сделались уверенными, энергичными.

Не прибегая больше к помощи Сергея, она подошла к озеру, погрузила в прозрачную воду руки, вымыла лицо и, вынув из кармана курточки кусок яркой шелковистой ткани, вытерла влажную кожу.

После этого она вернулась к Сергею, стоявшему поодаль, дружески протянула ему руку и повела вглубь оранжевых зарослей.

Сергей безропотно повиновался.

Все, что пришлось испытать за последние сутки, начало казаться ему странным сном. События происходили в таком стремительном темпе, что ему некогда было поразмыслить над ними, взвесить, сопоставить…

Нападение венерян. Переход по дну извилистого ущелья. Белые скалы. Пещера над речным омутом. Селение на дне кратера. Бегство. Блуждание по джунглям. Крылатые хищницы, едва не растерзавшие его. Яма со светящимися камешками… И вот теперь эта хрупкая, фееподобная венерянка, куда-то ведущая его за руку…

Не слишком ли много для четырех суток?

Сергею хотелось ущипнуть себя и, проснувшись, развеяв чары сказочных видений, очутиться в родительском доме, на берегу Днепра.

…На Украине теперь весна. Вскрылись реки, сбежали с косогоров талые воды, лопнули почки сирени, и жадно ловят солнечные лучи клейкие, остро пахнущие листочки пирамидальных тополей, щедро омытые грозовым дождем.

Зеленеет сочная трава в луговых низинах, заливаются в лимане лягушки, и выплескивают перламутровую пену на песчаный берег речные волны.

И хорошо же было ему тогда, в юности, на берегах широкой, полноводной реки! Родная земля, увидит ли он ее снова?!

Глава XX. ОРНИТОПТЕР

Вдвоем через заросли. — Орнитоптер. — Сергей чертит палочки. — Лететь приятнее, чем идти. — Над лесом. — Воспоминания.

Заросли, через которые венерянка вела Сергея, поредели. Перед ними было небольшое озеро, окаймленное золотистым песком. В зеркальной глади округлого водоема отражалась густая растительность.

Но не причудливые деревья со светло-оливковыми многократно разветвляющимися стволами и пирамидальными лиловыми соцветиями привлекли внимание Сергея. Его поразил летательный аппарат, стоявший на берегу озера.

Венерянский авиэль напоминал бабочку, сложившую радужные крылья. Фюзеляж его можно было уподобить туловищу махаона, короткие отростки над небольшой кабиной — усикам насекомых.

Авиэль касался почвы чем-то похожим на суставчатые ноги. Каждое из этих опорных устройств было снабжено небольшой подушечкой. Последнее еще более усиливало сходство аппарата с быстрокрылыми насекомыми.

«Орнитоптер, — решил Сергей, взглядом знатока обводя плавные, обтекаемые очертания изящной машины. — Интересно, какой мощности мотор приводит его в движение? Машина, очевидно, взлетает почти вертикально, то есть обладает свойствами наших геликоптеров и отличается высокой маневренностью. На ней можно любой вираж заложить. А с каким вкусом отделана! Молодцы венеряне, ишь до чего додумались».

Желание коснуться руками летательного аппарата было так сильно, что Сергей, не устояв перед соблазном, подошел к орнитоптеру, провел рукой по прозрачной пленке, обтягивающей остов кабины, заглянул через окошечко внутрь последней. Потом, поднявшись на цыпочки, попытался дотянуться пальцами до волнистой кромки продолговатых крыльев, почти сомкнувшихся в вертикальной плоскости.

Устройство пустотелых крыльев, покрытых с двух сторон эластичным веществом, упругая неподатливость упоров и внутреннее оборудование кабины, очень удобной для водителя, привели Сергея в восторг. Уважение, которое он почувствовал к венерянским авиаконструкторам, усилилось.

Однако, когда венерянка открыла дверцу кабины и показала рукой на одно из двух низеньких кресел с широкими подлокотниками, снабженными для чего-то продольным желобком, Сергей покачал головой, давая понять, что не может принять приглашения.

— Я не один, — сказал он раздельно и внятно, будто лишь от одного этого зависело, поймет его венерянка или нет. — Нас трое. Понимаете? Трое.

Сергей поднял правую руку и раздвинул три пальца — большой, указательный и средний. Потом, пригнув средний, протянул большой и указательный в сторону пущи, в том направлении, где, по его соображениям, находился «Сириус».

Опасаясь, что смысл этой жестикуляции не достиг сознания венерянки, Сергей, опустившись на корточки, нарисовал на песке сигару — «Сириус», — а возле сигары трех человечков. Рядом с этими фигурками он воткнул в песок много листочков и стебельков, символизирующих лес, на опушке которого приземлился небесный корабль. Одного человека вблизи.

Венерянка внимательно следила за всем этим. Лоб ее наморщился, глаза напряженно щурились.

Взяв из рук Сергея прутик, она провела им на песке замкнутую линию, внутри овала нарисовала бабочку, а вне его — сигару. Бабочку и сигару она соединила дугой.

— Синго тур, синго тур, — сказала венерянка, показывая рукой на орнитоптер.

Жест этот понял бы и ребенок. Венерянка предлагала Сергею лететь с ней на орнитоптере не ради новых ощущений. Она хотела доставить его к месту нахождения «Сириуса».

«Полечу, — решил Сергей. — Очевидно, она видела наш корабль, когда пролетала над пущей. По воздуху мы быстро доберемся до «Сириуса»!..»

Оказавшись в низенькой, тесной кабине, Сергей почувствовал себя неуклюжим великаном — до того миниатюрной в сравнении с ним была жительница Венеры.

Кресла были расположены одно возле другого. Рука Сергея касалась хрупкого плеча венерянки, склонившейся над пультом с кнопками, колесиками, рычажками.

Манипулируя ими, владелица авиэля включила мотор.

За спиной Сергея что-то загудело, послышалось потрескивание. Возникло такое ощущение, будто все тело покалывают маленькие иголочки, словно между ним и венерянкой проскакивает множество электрических искорок. Ничего болезненного в этом ощущении не было. Наоборот, оно было приятным. Сергей сразу же почувствовал себя бодрее.

Секунд тридцать после начала работы двигателя орнитоптер только слегка вздрагивал, точно готовясь к прыжку, потом крылья его разомкнулись, приняли наклонное положение, слегка изогнувшись у внешних краев.

Прошло еще секунд десять, рожки перед кабиной ощетинились голубыми искорками, орнитоптер плавно оторвался от песчаной почвы, взмыл вверх.

Мерно взмахивая легкими, светлыми крыльями, огромная искусственная бабочка летела над первобытным оранжево-красным лесом, то почти касаясь брюшком крон ветвистых растительных великанов, то оставляя их далеко внизу.

Сергей, искоса посматривая на свою миниатюрную спутницу, не мог отделаться от ощущения, что все это он видит во сне. И вместе с тем ему казалось, что когда-то давно, в годы юности, он встречал на Земле хрупкую девушку, похожую на эту миловидную венерянку, ловил вот такой же мимолетный взгляд задумчивых зеленовато-серых глаз. Только у той, земной незнакомки, промелькнувшей, как видение, были обычные круглые зрачки, а у владелицы авиэля зрачки щелевидные, как у кошки, и они то становятся еле приметными, узкими как струна, то, плавно расширяясь, напоминают очертаниями своими чечевицу.

«Ну и удивятся Борис Федорович и Олег, когда я, высунувшись из окошечка кабины, небрежно помахаю рукой, а потом с истинно джентльменской галантностью представлю им эту зеленоглазую синьорину», — думал Сергей и, представив себе изумленные лица друзей, усмехаясь, откинулся на мягкую спинку кресла.

Он был доволен, что его опасные приключения в джунглях Венеры завершатся этой забавной, поистине гоголевской сценой.

Глава XXI. НОЭЛЛА

Они представляются друг другу. — Как объясниться, не зная языка? — Геометрия, только геометрия! — Беседа становится более оживленной. — Пути к взаимопониманию. — Возвращение Озерова и Олега. — Несправедливые упреки. — Фея улетает к своим.

Когда орнитоптер опустился возле «Сириуса», легко обнаруженного после четверти часа полета, Олега и Бориса Федоровича на месте не оказалось. Но Сергей особенно не беспокоился. Они, по-видимому, еще разыскивают его на вездеходе и скоро вернутся. Его занимала сейчас другая проблема.

«Как объяснить ей, кто мы, откуда и для чего прилетели на Венеру? — спрашивал себя Сергей. — Я не понимаю птичьего языка этой милой особы, она — моего. С чего начать?»

Решив, что прежде всего надо представиться, он произнес свое имя, приложив при этом руку к груди.

— Ноэлла, — проговорила венерянка, повторив его красноречивый жест.

После этого венерянка плавным движением смуглой руки обвела окрестности и коротко произнесла:

— Меа.

Очевидно, так венеряне называли свою планету.

— Земля, — сказал Сергей, протягивая вверх руку.

Ноэлла бросила на него недоумевающий взгляд. Она не поняла смысла слова.

— Ямура? — спросила она дрогнувшим голосом.

Теперь ничего не понял Сергей.

Что означает последнее слово? Облачный слой, окутывающий Венеру? Солнце, льющее свет и дающее тепло всему живому?…

И почему исказилось лицо венерянки? Не от того ли, что с произнесенным ею словом связано представление о чем-то неприятном, таящем в себе угрозу?

«Вот и поговорили, — думал Сергей, удрученно качая головой. — Представиться сумел, а про Землю ничего рассказать ей не могу. Срочно требуется переводчик с русского на венерянский».

Оба молча смотрели друг на друга.

Потом Сергея осенила удачная мысль. Кажется, найден выход.

Математика! Им поможет понять друг друга геометрия. Разумные существа, строящие летательные аппараты, прокладывающие дороги, возводящие здания, должны быть знакомы со свойствами геометрических фигур и, несомненно, имеют представление о строении Солнечной системы и взаимном расположении планет.

Одной минуты оказалось достаточно для того, чтобы вынуть блокнот, нарисовать на листке три концентрические окружности и отметить на них положение Венеры и Земли.

— Солнце, — проговорил Сергей, касаясь карандашом общего центра и проводя из него расходящиеся лучики — символ Солнца. — А вот это Земля. Наша планета. Родина людей. Земля.

Затем Сергей соединил кружочек на внешней окружности с кружочком на средней, нарисовал над соединительной кривой ракету и, ткнув острие карандаша в конец этой кривой, сказал: «Венера!» — и для вящей убедительности топнул ногой. Этим энергичным движением он хотел дать понять Ноэлле, что имеет в виду то небесное тело, на котором они находятся.

— Сооце… зеемя… ее-ера, — запинаясь, неуверенно и тихо повторила Ноэлла, похожая в этот момент на ребенка, с трудом читающего первые буквы. Слова эти были чужды ее разуму, никакие зрительные образы с ними не ассоциировались.

И Сергей пожалел, что под рукой у него нет кинофильма или хотя бы учебника физической географии, листая который можно было бы показать венерянке карту Земли, ее материки, океаны, пейзажи Приднепровья, виды Москвы…

Не ожидая встретить на Венере разумных существ, астронавты допустили оплошность: не взяли с собой атласов, диапозитивов, фотографий, кинолент, могущих облегчить общение с существами, не понимающими языка людей.

Как рассказать венерянам об истории человечества, об особенностях общественного строя Советского Союза, борьбе трудящихся за мир во всем мире, достижениях техники, шедеврах живописи, музыке Чайковского и Бородина, стихах Пушкина и Лермонтова, Блока и Маяковского, произведениях Горького и Чехова, Тургенева и Льва Толстого, зданиях Москвы и Ленинграда, созданных лучшими зодчими, о дворцах из стекла и пластмасс, воздвигнутых за последние годы на живописных берегах Черного моря, в долинах Кавказа?…

Сергей нахмурился. Да, они многого не учли. Нелегко будет им, представителям самой гуманной земной страны, понять венерян, а венерянам постичь внутренний мир советских людей.

«Плохой из меня языковед, — сокрушался Сергея. — Не скоро я научу Ноэллу».

И все же он попытался добиться того, чтобы венерянка правильно произносила сказанные им слова — первые шаги на трудном и длинном пути.

— Солнце. Земля. Венера… — отчетливо, медленно повторил Сергей.

Догадавшись, к чему он клонит, чего добивается, Ноэлла взяла из рук Сергея карандаш и, указывая им последовательно на Солнце, Венеру и Землю, раздельно проговорила:

— Терус… Меа… Церо…

Итак, Сергей знал четыре слова на языке венерян: имя собеседницы, названия Солнца, Земли и Венеры.

Не слишком ли мало для общения сына Земли и дочери Венеры?

Но Сергей обладал настойчивостью. Урок языковедения, начатый, быть может, не совсем удачно, продолжался. Сергей, указывая на окружающие предметы — камни, мох, траву, деревья, части «Сириуса» и авиэля — говорил, как они называются по-русски. Ноэлла произносила названия этих предметов на своем языке.

Потом оба записывали слова — Сергей в блокнот, Ноэлла в небольшую изящно переплетенную книжку, которую она извлекла из ящичка, укрепленного на внутренней боковой стенке кабины летательного аппарата, окрещенного Сергеем авиэлем и называемого венерянами синго.

Узнав названия многих трав, кустарников, древесных пород, минералов, Сергей стал записывать прилагательные, характеризующие цвет и состояние поверхности различных предметов, — трудно выражать мысли только при помощи существительных.

Потом пришел черед глаголам. Для того, чтобы составить примитивную фразу, надо было уяснить, как обитатели Венеры называют на своем языке простейшие действия: сидеть, лежать, бежать, пить, есть…

Для большей наглядности пришлось прибегнуть к жестам и примитивным рисункам.

Сергей ложился на траву, садился, вставал, поворачивал голову, вытягивал руки, ходил возле «Сириуса» то быстро, то медленно, бросал камни, прыгал и одновременно с этим произносил соответствующий глагол.

Когда у него создалось представление, что Ноэлла постигла смысл трех-четырех десятков русских слов, он нарисовал прямой угол и отложил на одной стороне его три равных отрезка, а на другой четыре таких же отрезка. Концы отрезков были соединены затем наклонной линией. Получился прямоугольный треугольник, известный математикам под именем египетского.

Поступая так, Сергей хотел узнать, знакомы ли венеряне с основными свойствами прямоугольных треугольников или нет.

Ноэлла не сразу поняла, для чего был сделан рисунок. Взяв в руки лист бумаги и карандаш, переданные ей Сергеем, она некоторое время смотрела на чертеж, потом стала загибать пальцы.

— Не то делаешь, не то! — сокрушался Сергей. — Складывать не надо. Это не арифметика. Внешность у тебя обворожительная, ни дать ни взять, лесная фея, а вот тут, — он постучал пальцами по лбу, — тут чего-то не хватает… Возьми карандаш и раздели гипотенузу, понимаешь, раздели на равные части, а потом сосчитай.

Со стороны все выглядело весьма необычно. Возле трапа космического корабля стоял рослый сероглазый человек, способный сильными пальцами своими согнуть подкову, и нетерпеливо переминался с ноги на ногу, а около него на траве сидела изящная, миниатюрная, похожая на лесную фею венерянка и, уставившись на чертеж, никак не могла сообразить, чего добивается от нее новый знакомец. На одной руке у нее были загнуты три пальба, на другой — четыре.

Человек нервничал, кусал губы, хмурился, мысленно подсказывая девушке желаемый ответ, а она, недоумевая, смотрела на него снизу вверх, робко и почтительно, почти с мольбой.

— Ну, бывают же такие непонятливые! — Сергей потерял терпение. — Все очень просто, а ты не можешь сообразить. Встань и сделай пять шагов или растопырь пальцы. Вот так.

И он, разведя пальцы, поднял высоко вверх правую руку.

В этих несколько странных позах их и увидели Озеров и Олег, вернувшиеся после длительных странствий к кораблю.

Они не смогли скрыть ни своей радости, ни охватившего их удивления. Таинственное исчезновение Сергея встревожило их. В поискал его они на протяжении многих часов пересекали в различных направлениях заросли, взбирались на вершины холмов, осматривали ущелья. Под конец они стали склоняться к тому, что их спутника растерзали какие-то ящеры. И вдруг они видят его живым, невредимым и к тому же мирно беседующим с каким-то миловидным двуногим существом.

Было от чего прийти в изумление.

Борис Федорович, по натуре своей менее сдержанный, чем Олег, тотчас же дал понять Сергею, что он возмущен его поведением.

— Мы его ищем, ищем, — воскликнул Озеров, возводя к небу руки, — весь лес переполошили, а он с венерянской голубкой воркует… Рандеву ей возле папоротников назначил… Космическим ловеласом себя возомнил… Вы ему, девушка, не очень-то верьте. У него жена под Москвой и двое хорошеньких близнецов, а он тут соловьем разливается, пыль в глаза наивным особам пускает… Гоните его, девушка, прочь… Простите, не знаю вашего имени и отчества… Сергей, ты долго еще собираешься испытывать наше терпение? Что с тобой приключилось после нашего отъезда?

— Тысяча и одна ночь, — усмехнулся Сергей. — Всего сразу не расскажешь.

— А ты не сразу, а постепенно, неторопливо, связно, внятно, — посоветовал Озеров. — Эпизод за эпизодом, пока до конца не доберешься.

— Ну, что же, — вздохнул Сергей, — пусть будет по-вашему. Внимайте похождениям космического повесы, бросившего под Москвой жену и двух близнецов… Между прочим, ваша иголочка цели не достигла — она по-русски не понимает.

— Не поймет, так догадается, — отпарировал Озеров. — Уверен, что и на Венере есть попрыгунчики. А манеры у всех донжуанов одинаковы и руководящий принцип тот же — «цель оправдывает средства».

Пока друзья, подшучивая друг над другом, допытывались, что же приключилось с каждым за время разлуки, Ноэлла, потоптавшись на лужайке и видя, что на нее перестали обращать внимание, одела шлем и вошла в кабину своего синго. Крылья его разомкнулись. Аппарат поднялся с площадки и, описав круг над кораблем, скрылся за деревьями.

— А ведь мы вели себя бестактно, — спохватился Озеров, взглянув на деревья, за которыми исчез орнитоптер. — Даже зайти в «дом» венерянскую красавицу не пригласили. Девушка, очевидно, обиделась. Пожалуй, еще невежливыми нас сочтет.

— Оплошали, — согласился Олег. — Извинить нас может только то, что Сергей не успел представить ее нам.

— Не ищи себе оправданий, — возразил, улыбаясь, Сергей, — и не перекладывай часть вины со своих плеч на мои. Ты начальник экспедиции и, следовательно, безраздельный и неограниченный хозяин нашего летающего «дома». Если ты не догадался предложить ей чашку чая, то меня, безропотного исполнителя твоих приказаний, винить в этом нельзя.

— Хватит вам пикироваться, — сказал Озеров. — Будем надеяться, что это не последняя встреча с обитательницами здешних мест… Кстати, как ее зовут?

— Ноэлла.

— Красивое имя, — Озеров усмехнулся. — Подстать его обладательнице. Надо признаться, что тебе таки повезло. Мы напрасно все глаза проглядели, а ты мигом лесную фею очаровал. Вот что значит молодость. «Пришел. Увидел. Победил».

Сергей, смутившись, молчал. Олег и Озеров, довольные тем, что все окончилось благополучно, еще долго подтрунивали над ним.

Глава XXII. ЯМУРЫ

«Ямуры!» — Олег вынужден прибегнуть к оружию. — Цель поражена. — Некоторые выводы, отнюдь не окончательные. — Астронавты решили учесть урок. — Ночная вахта. — Загадочные огни. — Воздушная армада.

Вечером следующего дня венерянский авиэль снова приземлился возле «Сириуса». Ноэлла, вышедшая из кабины, была одета еще изысканнее, чем накануне. С плеч ее волнистыми складками ниспадал плащ из какой-то легкой и прозрачной светло-голубой материи, кисти обеих рук, обнаженных до локтя, охватывали золотые браслеты, туника была усеяна разноцветными блестками, вместо полусапожек на ногах были изящные туфельки фисташкового цвета. Она стала что-то быстро говорить астронавтам, вышедшим навстречу ей. При этом она указывала то на «Сириус», то на авиэль, то на тучу, синеющую над лиловым хребтом. Внезапно глаза Ноэллы гневно блеснули.

— Ямуры! — закричала она. — Ямуры!

И показала на юг. Из-за скалистой горы показались веретенообразные воздушные корабли.

Поняв по тону венерянки, что им угрожает опасность, астронавты приняли меры предосторожности. Борис Федорович помог Ноэлле подняться по трапу внутрь «Сириуса», нижний входной люк которого был открыт. Сергей и Олег вошли в кабину вездехода.

Воздушные корабли, снижаясь, приближались к поляне. Над их узкими палубами с решетчатыми перилами вращались на тонких вертикальных мачтах винты. Из иллюминаторов в палевом корпусе кораблей выглядывали желтые карлики в чешуйчатых шлемах. На флагштоке развевалось коричневое полотнище с черным ромбом в центре.

Внезапно борты и палубы обоих кораблей озарились вспышками розового пламени. Послышались выстрелы. Снаряды, оставляя светящиеся следы, разорвались метрах в ста от «Сириуса». Над местом их падения взметнулось желто-зеленое облачко и, увлекаемое ветром, поплыло над лесом.

Олег не стал дожидаться, пока ямурские снаряды угодят в вездеход или повредят «Сириус». Он навел дуло лучемета на вражеские корабли и нажал гашетку. Ослепительный луч полоснул по борту ближайшего корабля. Вспыхнуло пламя, раздался взрыв, и огромная палевая сигара, клюнув носом, рухнула в заросли.

Второй корабль, уклоняясь от боя, повернулся к «Сириусу» кормой и начал быстро набирать высоту. Вездеход помчался за ним вдогонку. Теперь Олег целился в мачты, стремясь повредить воздушные винты. Однако ямурский корабль двигался быстрее вездехода, расстояние между ними увеличивалось. Вскоре ямуры оказались вне сферы действия лучемета.

Когда желто-зеленое облачко, образованное, как потом выяснилось, парами ядовитого вещества «когель», рассеялось, вездеход приблизился к месту падения подбитого ямурского корабля. Возле искалеченного, дымящегося остова его, на розовом лишайнике и пунцовых побегах ползучих растений, лежал карлик. Черный плащ его был усеян сверкающими камешками и расшит серебристыми нитями. Глаза карлика с ненавистью глядели на астронавтов. Едва Сергей, намереваясь осмотреть раненого, вышел из кабины, карлик, выхватив из-за пояса кинжал, воткнул его себе в грудь.

В дальнейшем астронавты узнали от Ноэллы, что ямуры предпочитают смерть позорному плену.

Других ямуров астронавты не нашли. Очевидно, остальные карлики погибли при катастрофе или притаились в чаще.

После получасовых безрезультатных поисков вездеход вернулся к «Сириусу». Авиэля на поляне уже не было. Борис Федорович поджидал астронавтов в одиночестве. Оказывается, Ноэлла, несмотря на его энергичные протесты, улетела на северо-восток сразу же после того, как второй корабль ямуров скрылся за гребнем лиловых гор.

— Вероятно, — заключил Озеров, — она сочла необходимым поскорее известить о случившемся своих соплеменников. Похоже на то, что на Венере две, издавна враждующие расы — южане и северяне, ямуры и соплеменники Ноэллы. Город Мертвых некогда был местом одной из битв между ними. Впервые эта мысль родилась у меня в пещерах, когда я присматривался к рисункам на стенах и каменным изваяниям. Они были созданы в разные эпохи и к тому же существами, отстаивающими различные мировоззрения. На одних фресках — воинственные картины, сюжеты других — проникнуты миролюбивыми мотивами. Я еще тогда сказал, что один и тот же народ создать все это не мог. Помните, Олег Николаевич?

— Да, Борис Федорович, вы что-то подобное говорили, — подтвердил Олег. — Ваш приоритет в этом вопросе неоспорим… Это так же очевидно, как и то, что по моей вине на Венере только что пролилась кровь.

Олег нахмурился и, покусывая губы, устремил взгляд туда, где среди хвощей и пальм дымились исковерканные остатки боевого корабля ямуров.

— Вы не виноваты, — сказал Борис Федорович. — Не мы напали на них, а они на нас. Мы должны были защищаться. Иного выхода не было. Не принимайте этого так близко к сердцу.

— Рассудком я это понимаю, — дрогнувшим голосом проговорил Олег, — а сердцем нет… Я не могу простить себе этой лучеметной очереди… Никогда я еще никого не убивал и прилетел на Венеру не для того, чтобы наводить страх на ее обитателей… Надо было как-то дать понять этим карликам, что наши намерения миролюбивые и что воевать с венерянами мы не собираемся… Одна очередь — и нити жизни десятков разумных существ оборваны, а творение их рук превращено в дымящиеся обломки… Какая это нелепость… и этот карлик…

Олег отвернулся и опустил голову.

Воцарилось тягостное молчание.

— Ямуры и соплеменники Ноэллы, — задумчиво проговорил Сергей, как бы размышляя вслух. — Но ведь есть еще коричневые дикари. Какое они занимают место на планете?

— Их назначение — похищать рассеянных астронавтов, — пошутил Борис Федорович, желая отвлечь Олега от тягостных воспоминаний. И, помолчав, серьезным тоном добавил: — Дикари находятся на низкой стадии умственного развития и претендовать на владычество над Венерой не могут. Очевидно, это одичавшие потомки тех, кто уцелел от побоища на берегах Голубой реки. Во всяком случае, для нас представляют опасность не дикари с их жалким оружием и примитивными орудиями труда, а ямуры… Вероятно, это они стреляли в туннеле. Боюсь, что карлики не оставят нас теперь в покое. За сегодняшним нападением могут последовать другие.

— Сомневаюсь в этом, — возразил Сергей. — После такого отпора…

Он взглянул на Олега и запнулся. Ему показалось неуместным напоминать Гордееву о больших потерях, понесенных ямурами. Олегу и без него не дают покоя угрызения совести.

Обсудив положение, астронавты решили не отлучаться пока от «Сириуса» и ничего не предпринимать до возвращения Ноэллы, которая знаками дала понять Борису Федоровичу, что улетает ненадолго.

— Будем дежурить посменно, — объявил Олег. — Теперь ни дикари, ни ямуры врасплох нас не захватят.

Остаток дня прошел спокойно.

Правда, из зарослей иногда доносились воинственные крики ямуров, и то здесь, то там над деревьями поднимались столбы плотного черного дыма, но к «Сириусу» карлики не приближались.

Перед заходом солнца вездеход установили против входного люка корабля. Позиция эта была удобной для обороны. Тыл надежно защищали массивные шасси с опорными дисками на конце прочных металлических ног, пространство перед «Сириусом» простреливалось лучеметом и ярко освещалось прожекторами вездехода и корабля.

Первым дежурил Озеров, потом на вахту стал Олег.

Ночь была тихая, влажная, пасмурная. Лишь изредка из-за облаков, плывущих к югу, выглядывал серпик Меркурия, удаленного в этот момент на шестьдесят миллионов километров от Венеры, сверкала какая-нибудь звезда или появлялась в просветах голубая горошинка Земли.

Ночь была насыщена всевозможными звуками. Квакали где-то огромные лягушки, издавали пискливые звуки крылатые ящерицы-драконы, охотившиеся за светлячками и ночными бабочками, вопили в глубине леса какие-то незадачливые жертвы хищных ящеров. Слышались протяжные стоны, треск валежника и лопающихся спор, звуки падения плодов и больших орехов.

Но все это происходило вдали, в тропическом лесу. Казалось, обитатели Венеры не обращают внимания на пришельцев с Земли, игнорируют их появление.

Там, где днем поднимались сигнальные дымовые столбы, теперь вздрагивало алое пламя костров. А далеко на горизонте, над горным хребтом, края туч были озарены отсветами жидкой лавы.

В первом часу, осматривая при помощи ноктовизора отроги лиловых гор, Олег обратил внимание на длинную цепочку огней, возникших на северо-востоке. Казалось, между двумя зубчатыми пиками кто-то протянул жемчужное ожерелье, и оно раскачивается и вздрагивает от порывов ветра.

Присматриваясь к этому странному явлению, Олег понял, что «жемчужины», отделенные одна от другой неравными интервалами, постепенно приближаются к нему и делаются ярче. Иногда две-три из них исчезали, потом появлялись вновь. Эти загадочные светящиеся точки время от времени заслонялись темными непрозрачными телами.

Из предосторожности Олег решил разбудить Сергея. Тот вышел из кабины корабля и, зевая и поеживаясь от ночной прохлады, тоже стал смотреть на перемещающиеся огоньки.

— Странное зрелище, — протянул он. — Будто огромная авиаэскадрилья летит и перестраивается на ходу. Корабли то и дело меняют высоту… Давай, выключим на всякий случай свет. Ярко освещенный «Сириус» — великолепная мишень для бомбежки.

Олег потянул рубильник. Прожекторы и фары погасли. Стало значительно темнее. И оттого еще ярче засверкали огни венерянских кораблей.

Сперва все точки пунктирной светящейся дуги двигались на юго-запад, как одно целое, потом эскадра разделилась на два крыла. Более многочисленная группа кораблей повернула на юг и вскоре исчезла из виду, другое подразделение, снизившись, взяло курс прямо на «Сириус».

Корабли летели на высоте ста пятидесяти-двухсот метров. Прожекторы их бросали узкие пучки голубоватого света. По котловине, словно в испуге, разбегались уродливые тени деревьев и утесов.

Казалось, венеряне прочесывают равнину, отыскивая что-то, ускользающее из поля их зрения.

Разделенные промежутками в шестьдесят-семьдесят метров, корабли летели над пальмовыми рощами, зарослями папоротников, перелесками. Треск электрических искр и сердитое гудение мощных моторов заглушили все. Остальные звуки стушевались, отступили.

Астронавты с удивлением смотрели на небо. Не во сне ли видят они эти сигарообразные корабли, быстрее ласточек проносящиеся над деревьями, светящиеся иллюминаторы, фигуры смуглых двуногих существ в светло-коричневых одеждах.

Когда тени умчались вдаль и рокот моторов затих, на севере появилась еще одна флотилия. Ее корабли, образуя огромную подкову, двигались четырьмя эшелонами, смещенными в вертикальном направлении один относительно другого.

В полукилометре от «Сириуса» эскадра, снизившись и замедлив ход, перестроилась в два яруса — верхние корабли, опустившись, заняли места между теми, что летели под ними.

Десятки мощных прожекторов потоками мягкого света заливали заросли и поляну.

Мерный рокот моторов и шум воздушных винтов затихли. Корабли, озаряемые частыми фиолетовыми и зелеными вспышками электрических искр, проскакивающих над мачтами и висящими между ними сетками, повисли над поляной. Лучи прожекторов, скрестившись возле «Сириуса» и ярко осветив вездеход, погасли.

К бортовым перилам головного корабля, отделанного тщательнее других и опустившегося ниже остальных, приблизился высокий венерянин в серебристой одежде, охваченной широким поясом. Рядом с ним остановилась Ноэлла.

Венерянин, вытянув правую руку (очевидно, в знак приветствия), стал что-то говорить. Его спокойный миролюбивый тон и выражение улыбающегося, приветливого лица Ноэллы рассеяли остатки тревоги, зародившейся было в душе астронавтов, настороженно следивших за эволюциями грозной воздушной армады.

Потом они узнали, что к ним обращался с речью отец Ноэллы, Ин Сен, видный ученый, занимающийся изучением атмосферных явлений. Он, как выяснилось впоследствии, возглавлял научную экспедицию, прилетевшую на остров Тета (так венеряне называли часть суши, на которую опустился «Сириус») для изучения его флоры и фауны, памятников древней культуры, подземных храмов, поселков троглодитов, а также для проведения геологических изысканий в его гористых районах, богатых минералами, рудами и другими полезными ископаемыми.

Так люди Земли встретились с аэрами, исконными обитателями Венеры, века назад заселившими материки и многочисленные вулканические острова северного полушария.

Глава XXIII. ЖИВАЯ ЛОВУШКА

О чем мечтал в отрочестве Озеров. — Восторги и разочарования. — Искать, всегда искать! — Мечты не умирают. — Опасная прогулка. — Цветы-гиганты. — Нападение с тыла. — Ямуры торжествуют.

У каждого есть мечта, которую человек проносит через всю жизнь и от которой не отрекается даже после неудач.

Один до конца своих дней лелеет в душе надежду разгадать тайну древних эмалей, рецепт изготовления которых утрачен многими поколениями.

Другой из года в год носится с мыслью и красках, с помощью которых можно получать многослойные, объемные портреты, светящиеся в темноте.

Третий… Да разве, можно перечислить затаенные мечты людей?!

Озерова с отрочества волновало желание отыскать в лесной чаще растение, подобное женьшеню. Еще в детстве наслышался он рассказов о чудодейственных свойствах этого «корня жизни», известных человеку с древних времен. Какими только волшебными качествами не наделяли его народные легенды и предания! Он дарит человеку вечное здоровье, возвращает молодость, сохраняет красоту.

В сказочном ореоле маячил перед маленьким Борей этот неказистый корешок, напоминавший своей формой человеческое тело. Боря думал тогда, что женьшень растет там, где были некогда источники живой воды. Он впитал в себя ее свойства и вот излечивает недуги и вливает бодрость в тела утомленных, обессиленных.

Повзрослев, Озеров понял, что творить чудес женьшень не в состоянии, что нет в нем веществ, которые могли бы устранить морщины с лица, сделать подвижной парализованную руку, заставить вновь биться остановившееся сердце. И все же в глубине души теплилась надежда, что есть на Земле растения, обладающие еще более благотворными свойствами, чем «корень жизни», что когда-нибудь люди случайно наткнутся на них или при помощи методов селекции и гибридизации сами создадут растения, корни или плоды которых будут врачевать раны, возвращать силы, повышать выносливость и жизнестойкость человеческого организма.

Множество тайн и диковинок хранят в своей чаще дремучие леса, десятки неведомых растений тянутся к свету и теплу на склонах горных цепей Гималаев и Анд, далеко не все морские водоросли изучены учеными и нашли себе применение в фармакологии.

Мечта отроческих лет прилетела с Озеровым на Венеру.

Ему казалось, что в тропических лесах Венеры, подверженных воздействию мощных стихий, облучаемых более интенсивными, чем земные растения, потоками солнечной радиации, испытывающих влияние могучих электрических разрядов и питаемых соками иных составов, могли вырасти корешки, схожие своими свойствами с женьшенем, но обладающие способностью еще более благотворно действовать на живые организмы.

Искать. Всегда искать. Везде искать. Искать до последнего вздоха — таков долг советского ученого.

И Озеров искал. Искал полезные ископаемые. Искал источники живой воды. Искал венерянских родичей женьшеня.


Заговорив как-то с Ноэллой о флоре Венеры, Борис Федорович узнал от нее, что в лесах тропического пояса планеты встречаются огромные грибы диковинной расцветки. С больших извилистых шляпок их свисает легкое светящееся покрывало.

Борису Федоровичу захотелось взглянуть на это чудо венерянской природы и собрать его споры.

Однажды вечером, дней через пять после стычки с ямурами, когда Сергей беседовал с Ноэллой, а Олег производил научные наблюдения, Борис Федорович отправился в одиночестве на поиски грибов.

Сперва он шел через папоротниковые заросли, потом спустился в лесистую котловину.

Километрах в трех от «Сириуса» Озеров обратил внимание на диковинное вьющееся растение, оплетающее ствол дерева подобно тому, как усики гороха обвивают жерди изгороди.

От жилистых, толстых, как корабельные канаты, лоз ступеньками отходили остроконечные листья. Между листьями висели причудливые кувшины метра в два каждый, усеянные яркими пурпуровыми и фиолетовыми пятнами. Над горловинами кувшинов покачивались зонтики-крышки, испещренные голубыми и розовыми жилками. Казалось, какой-то художник, пробуя краски и подбирая тона, провел кистью несколько извилистых линий и, не докончив начатого рисунка, ушел.

Сказочная красота необычайных цветов так поразила Бориса Федоровича, что он не услышал шелеста ветвей, осторожно раздвигаемых двумя карликами, заметившими Озерова и несколько минут шедшими по его пятам.

Цветы-гиганты заинтересовали Озерова.

Он подошел вплотную к одному из них и нагнулся над кувшином. Ему хотелось рассмотреть его внутренность и понять назначение. Свет, с трудом пробивающийся сквозь густую листву дерева, не достигал дна кувшина. Озеров перегнулся еще сильнее, касаясь талией изогнутого края. А кувшин будто этого и ждал — раскрылся еще шире.

Чувствуя, что теряет равновесие, Озеров искал руками чего-нибудь прочного, за что можно было бы ухватиться. Но пальцы скользили по гладкой, словно отполированной листве, под ногами пружинили изогнутые стебли, туловище, перевешиваясь через горловину кувшина, медленно съезжало по крутому перегибу. Озеров и опомниться не успел, как оказался внутри кувшина и сразу же до щиколоток погрузился в какую-то вязкую, дурно пахнущую жидкость.

Протянутые вверх руки не доставали до края кувшина, скользили по восковым стенкам, натыкались на острые шипы. Хитрая на выдумки природа сделала все для того, чтобы живое существо, привлеченное к кувшину его резким запахом и яркой наружной окраской, не смогло бы, попав в него, самостоятельно выбраться наружу.

Царапины на теле нестерпимо зудели, яд, проникший сквозь кожу, начал парализовать мышцы, голова кружилась, перед глазами плыли радужные круги, а выход из живой ловушки — горловины кувшина — был усеян длинными изогнутыми шипами, обращенными книзу и готовыми вонзиться в лицо, плечи, спину…

«Вот и конец, — подумал Озеров, теряя сознание. — Допутешествовался».

Ямуры, выследившие Бориса Федоровича, ждали этого момента. До сих пор они остерегались напасть на него. Он находился сравнительно недалеко от «Сириуса» и мог, сопротивляясь, закричать, позвать на помощь. Да и не под силу, пожалуй, было двум карликам справиться с этим мускулистым, крепко сложенным человеком, вооруженным молотком.

Теперь же, когда Озеров оказался в живой ловушке и лишился сознания, карлики приступили к выполнению давно задуманного плана — захватить в плен кого-нибудь из астронавтов и доставить в Ямурию.

Подрубив кинжалами стебель кувшина, ямуры извлекли из него бесчувственного Озерова, связали и, подхватив его за руки и ноги, быстро понесли вглубь леса, где их поджидали соплеменники, уцелевшие после гибели корабля.

Густая растительность сомкнулась за ними. На поляне снова стало тихо. Дул ветерок, раскачивались яркие кувшины, вздрагивали зонтики-крышки. И валялся на траве изуродованный, рассеченный на части пятнистые кувшин.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ДВУХ КОНТИНЕНТАХ

Глава I. АООН

Астронавты летят на север. — Над океаном. — Аоон. — Огни большого города. — Встреча. — Аоонцы приветствуют сынов Земли. — Опрометчивое предложение Сергея.

Несколько дней спустя над непроходимыми, дремучими лесами центральной части острова Тета летели на север реактивные дирижабли венерян.

На верхней застекленной палубе флагмана и мягких, пружинящих креслах сидели Олег и Сергей. С грустью смотрели они на проплывающие под ними тропические заросли.

Длительные и тщательные поиски Бориса Федоровича оказались безрезультатными. Он словно в воду канул: пошел в лес и не вернулся…

Тщетно то Сергей, то Олег вместе с Ноэллой и ее соплеменниками осматривали заросли, примыкавшие к месту посадки «Сириуса», пересекали равнину на вездеходе, пролетали над ущельями на авиэле. Ни живого Озерова, ни трупа его они не нашли.

Ноэлла была убеждена, что Озерова взяли в плен ямуры, уцелевшие после гибели их корабля.

Подобные похищения были не редкость на Венере. Ямурские лазутчики время от времени проникали в Аэрию, нападали ночью на ее жителей и увозили их в Ямурию, где пленные и пленниц охотно покупали богачи.

Когда астронавты убедились, что Бориса Федоровича на острове нет, Ноэлле удалось уговорить их отправиться вместе с ней в Аэрию. Она опасалась, что напряженные отношения между ямурами и ее соплеменниками могут привести к войне, и тогда остров Тета превратится в арену ожесточенных, кровопролитных сражений. Остров находился на полпути между Ямурией и Аэрией и мог быть использован в качестве военно-морской и военно-воздушной базы.

Аэры не допустят, чтобы островом овладели ямуры. Последние всячески будут противодействовать тому, чтобы на нем утвердились их противники.

Доводы Ноэллы были вески. С ними пришлось согласиться. Предложение посетить ее родину двое пассажиров «Сириуса» приняли.

И вот они летят на воздушном лайнере в Аэрию, тая в глубине души надежду на то, что при содействии правительства северян им удастся вступить в переговоры с императором ямуров и добиться освобождения Озерова.

Воздушное путешествие оказалось занимательным. Взорам астронавтов открывались все новые и новые картины. Трудно было не поддаться своеобразному очарованию ландшафтов дикой, сильно пересеченной местности, над которой пролетал воздушный корабль.

Давно скрылся из виду Город Мертвых. Оставив позади долину Голубой реки, корабли приближались к океанскому побережью.

Скалистые кряжи сменились узкими лентами лесистых впадин, горные склоны пересекались извилистыми ущельями, далеко внизу змеились глубокие трещины вулканического плато. И все дальше на северо-запад уходила двугорбая вулканическая гора с огромным, похожим на крону пинии, облаком над главным кратером.

Наконец суша кончилась.

Взорам открылся океанский простор. Берег, изрезанный и расчлененный на части множеством глубоких бухт, затянула голубая дымка.

Корабли снизились. Они летели на высоте ста-ста двадцати метров. Под их округлыми днищами по голубой водной равнине нескончаемой вереницей бежали волны с причудливыми пенистыми гребнями, похожими на сугробы.

Океан напоминал пустыню. Только изредка в отдалении возникали странные для земного глаза силуэты судов, шедших группами или в одиночку.

Перед заходом солнца на севере стали вырисовываться очертания гористого материка.

Розовые от вечерней зари горы волнистыми грядами спускались к берегу. Два мыса, похожие на огромных ящеров, отделяли от океана бухту, глубоко врезавшуюся в сушу.

На берегу бухты раскинулся город.

Дома с плоскими крышами чередовались с куполообразными постройками, увенчанными башнями и шпилями.

В центре города выделялось величественное здание с крышей в форме молочно-белой полусферы. Тонкая, серебристая игла на его маковке уходила под облака.

Перед зданием простиралась площадь. К ней примыкал парк с бассейнами и фонтанами, рассеченный широкими аллеями на прямоугольные, ромбические и полукруглые участки.

Рассматривая белые, бледно-голубые, светло-сизые, темно-зеленые и розовые строения, облицованные полированными плитами, астронавты не заметили, как к ним подошла Ноэлла.

Встречный ветер, врывавшийся в окна, шевелил ее волосы, надувал легкое кремовое платье, перехваченное пояском из перламутровых пластинок, скрепленных витыми шнурками. Лицо, шея, обнаженные руки венерянки казались отлитыми из какого-то светло-оливкового металла.

— Это Аоон, наша столица, — сказала она.

Уже погрузилось в океан солнце, поблекли вершины хребта, потускнели, стали однотонными тучи, когда воздушные корабли пошли на посадку.

Мириады огоньков переливались под ними. Вдоль улиц, оград парков, набережных, мостов тянулись световые пунктиры. На крышах ступенчатых зданий перемигивались цветные сигналы, вспыхивали, гасли, бежали куда-то пурпуровые треугольники, фиолетовые квадраты, зеленые ромбы.

То приподнимался, то опускался волнистый шлейф радужного искусственного сияния, пронизываемого пучком голубых лучей прожекторов, установленных на высоких башнях.

Население Аоона встретило астронавтов дружелюбно. Площадь, примыкавшую к аэропорту, заполнили тысячи нарядно одетых венерян. Яркие, легкие, колышущиеся на ветру одежды делали их похожими на живые цветы.

Толпа издавала возбужденный, радостный гул. Слышались веселые возгласы, смех, звуки музыкальных инструментов. Издали долетали отрывки песен — это спешили на площадь новые группы жителей Аоона.

Когда приготовления были окончены, на трибуну, воздвигнутую в центре площади, поднялись старейшины города в светло-зеленых складчатых одеяниях и причудливых головных уборах светлых тонов.

Толпа замерла.

Умолкли голоса, перестали звучать музыкальные инструменты. Даже ветер угомонился — знамена и полотнища транспарантов едва колыхались от его легких дуновений.

Один из старейшин, смуглый, узколицый мужчина с остроконечной черной бородкой, поднял руку и заговорил громко и властно.

Астронавты узнали потом, что он приветствовал их от имени правительства северного полушария Венеры и поздравлял с благополучным завершением трудного и опасного межпланетного перелета.

Сказав, что жители Аоона издавна славятся своим гостеприимством, оратор выразил надежду, что прибытие гостей с Земли будет началом новой эры в развитии цивилизации на обеих планетах.

— Земля и Венера, — говорил он, — сестры, общность их происхождения и близкое соседство должны способствовать развитию дружественных отношений между населением обеих планет. Обмен знаниями позволит нам успешнее вести борьбу со стихиями. Действуя рука об руку, мы сможем выполнить инженерные работы грандиозных масштабов и превратить в явь то, что веками оставалось мечтой…

Он говорил минут пять. Потом заиграли оркестры, в воздух полетели цветы и легкие светящиеся шарики.

Толпа, подчиняясь чьей-то команде, раздалась. Образовался широкий проход. Между плотными рядами неподвижных, как бы застывших венерян к трапу корабля подъехала открытая сигарообразная золотистая машина — электромобиль.

Астронавты по знаку Ноэллы, не отходившей от них, сошли на площадь и заняли задние места в кузове машины. Ноэлла устроилась рядом с ними.

Опять заиграла музыка, и послышалось пение. Электромобиль медленно двинулся в сторону города, туда, где у подножия холмов искрились и переливались разноцветные, призывно мерцающие огни.

Астронавтов радостно встречали на всем пути их следования. В машину бросали цветы, венерянки приветственно размахивали лиловыми и голубыми шарфами, венеряне что-то кричали вслед посланцам Земли.

Постепенно Сергей и Олег подпали под власть того благодушного, приподнятого настроения, которое было, казалось, разлито вокруг. Радовало сознание, что они смогут без помех и спешки познакомиться с бытом, нравами и культурой обитателей Венеры.

Одно лишь омрачало их настроение и облачками грусти затуманивало взоры — тревога за судьбу Бориса Федоровича.

В особенности нервничал Сергей.

Будучи менее сдержанным, чем Олег, в проявлении своих чувств и легче, чем он, подпадая под власть настроений, Сергей, как только их привели в просторную комфортабельную комнату на втором этаже загородного дома Ин Сена, заявил, что они завтра же должны послать ноту протеста правителям Ямурии и предъявить им ультиматум.

— Пусть, — горячился он, быстро расхаживая по комнате, — они немедленно освободят Бориса Федоровича. В противном случае мы будем бороться с ямурами совместно с аэрами.

— Не пори чушь, — спокойно сказал Олег, раскладывая на столике свое немногочисленное имущество. — Никому мы не должны грозить. Язык ультиматумов — не наш язык. Не забывай о том, что до вооруженного столкновения между южанами и северянами дело еще не дошло. Вероятно, им удастся разрешить свои споры мирным путем. И нам не следует подливать масло в огонь.

— Неужели ты готов примириться с тем, что Озеров останется у ямуров?! — воскликнул, воинственно сверкая глазами, Сергей. — Это по меньшей мере не по-товарищески. Я был лучшего мнения о тебе.

Сергей отвернулся. Губы его дрожали. Пальцы нервно теребили ворот комбинезона. Казалось, ему не хватает воздуха. Он почти задыхался от возмущения.

— Пожертвовать таким человеком, — шептал Сергей. — Его, быть может, истязают, а ты…

Ноэлла, собиравшаяся пожелать астронавтам спокойной ночи, растерянно смотрела на них. Ее познания русского языка были еще явно недостаточны… О чем они спорят? О какой жертве говорит Сергей? Почему Олег прикрикнул на него?

Странные эти земные гости!.. Надо ложиться спать, отдохнуть после утомительного перелета, а они стоят друг против друга с таким видом, будто собираются вступить в драку.

Сердцем она была на стороне пылкого, темпераментного Сергея, мечущего гневные взгляды, но тон голоса Олега казался ей авторитетнее, увереннее. Сергей волновался, жестикулировал, а Олег говорил спокойно, неторопливо, взвешивая слова, как взрослый с ребенком.

— Ну, успокойся, возьми себя в руки, — убеждал он. — Нельзя быть рабом настроения. Ты — мужчина.

Олег вздохнул и, чуть усмехнувшись, приблизился к Сергею. Лицо того еще пылало негодованием.

— Не надо городить чепухи, — сказал Олег, кладя руку на плечо Сергея.

Тот, отвернувшись, смотрел куда-то вниз. Очевидно, он начал понимать всю нелепость своих заявлений и уже стыдился детской своей вспышки.

— Нельзя терять самообладания и поддаваться эмоциям, — продолжал Олег. — Никто жертвовать Борисом Федоровичем не собирается. Он мне так же близок и дорог, как и тебе. И все-таки даже ради опасения его нельзя разжигать войну… Хватит с нас той стычки… И потом мы пока ничего толком не знаем. Где сейчас Борис Федорович? С какой целью его похитили? Что намерены с ним делать? Все это надо выяснить и лишь тогда принимать какие-то меры… Неужели ты сам этого не понимаешь?…

Они долго не могли успокоиться и заснуть в эту ночь, первую из длинного ряда тех, которые посланцы Земли провели в столице Аэрии.

Неугомонный Сергей, ворочаясь в постели, заводил разговор то об одном, то о другом.

Наконец Олег, рассердившись, призвал его к порядку:

— Хватит! Во всем должна быть мера. Так мы всю ночь напролет проболтаем.

— Больше не буду, — пообещал Сергий и, тяжело вздохнув, стал умащиваться поудобнее. — Сухарь ты академический, — изрек он напоследок.

Олег пропустил мимо ушей эту реплику. И в комнате стало тихо. Шелестела за окном листва, да доносился со стороны океана гул прибоя.

Глава II. УТРО

Сергей любуется пейзажем. — Телерепортаж. — На суше, в воздухе и на море. — Непрошеный гость. — Утренняя ванна. — Завтрак.

Когда на следующий день утром Сергей открыл глаза, он не сразу сообразил, где находится.

За окном, полуприкрытым занавеской из светло-зеленых нитей, вздрагивала от порывов ветра мелкая оранжевая листва. Она резко контрастировала с ослепительно-белым узором из снежинок и лепестков, украшающим широкий подоконник.

Левее окна была дверь на балкон. Резные столбики его перил густо оплели розовые и пунцовые побеги вьющихся растений с мелкими темно-голубыми и черными цветами.

Откуда-то с потолка лилась музыка. Мажорные звуки, исторгаемые невидимым струнным инструментом, призывали к бодрствованию.

Сергей встал и, потягиваясь, полной грудью вдыхая чистый воздух, вышел на балкон.

Возле дома рос густой сад. Сквозь листву просвечивало бирюзовое море. С другой стороны к самому горизонту уходила цепь холмов. Их пологие склоны были покрыты растительностью кремового и малинового оттенков.

Кое-где виднелись белые и бледно-розовые здания в один-два этажа. До ближайшего было не меньше километра. Загородная дача отца Ноэллы отделялась от этих построек извилистой долиной.

«Чудесное местечко, — подумал Сергей, любуясь местностью. — Лучшего, чтобы отдохнуть от житейских треволнений, и не придумаешь. Для художников и поэтов такой уголок — сущий клад».

Вернувшись в комнату, Сергей обратил внимание на кнопку в стене у изголовья кровати.

Он нажал ее. Послышался легкий треск. Матовая панель, расположенная на стене против кровати, осветилась.

Перед Сергеем словно распахнули широкое окно в неведомый мир. Он увидел извилистую морскую бухту и группу венерян в рабочих костюмах, монтировавших какие-то циклопические машины. Между чудовищными разрядниками проскакивали ветвистые зеленоватые молнии, а из патрубков, выглядывавших из-за темных скал, поднимались к небу и медленно плыли клубы розового дыма.

Потом толщи бирюзовых вод раздались, отступили влево и вправо, образовав узкий проход. Открылось морское дно с разбросанными здесь и там каменными глыбами. Копошились, шевелили щупальцами какие-то подводные жители самых причудливых форм.

Между двумя глыбами лежал огромный шар. Экватор его опоясывала черная лента. Из многочисленных отверстий в стенках шара били синеватые струйки.

Сперва шар был неподвижен, потом завертелся, как волчок, отделился от дна и стал перемещаться вдоль прохода в глубь моря.

Отдаляясь, он окутывался синеватым облачком и делался смутным, неясно очерченным. Казалось, он растворяется в бирюзовой воде.

Когда шар исчез, стены узкого прохода сомкнулись, а группу венерян заслонила высокая сетчатая стена. По ней паучком бегала какая-то машина и протягивала серебристые нити сперва слева направо, потом сверху вниз — плела сеть с мелкими прямоугольными ячейками.

Сеть эту подхватили металлические руки, встряхнули, расправили и унесли вместе с машиной-паучком.

На мгновение панель потемнела, подернулась дымкой. Потом на стене возник горный хребет. У подножья его темнела горловина туннеля. Из туннеля выглядывала машина в форме барабана со множеством радиальных, снабженных дисками, придатков. Барабан вращался, диски, упираясь в стены туннеля, скользили по ним. По мере того, как барабан вдвигался в отверстие, оно становилось все шире и шире, а стенки его, до этого шероховатые и тусклые начинали блестеть, как тщательно отполированный металл.

И опять померк на мгновение экран, а когда вновь осветился, Сергею показалось, что он неудержимо куда-то взлетает. Отдалялись, уменьшаясь в размерах, черные базальтовые скалы, отступала вниз бирюзовая бухта, карликовыми сделались ветвистые деревья. Всю панель заполнила клубящаяся молочно-белая масса. Она бурлила и вспенивалась, как вода в горной реке. Ее пронизывали восходящие и нисходящие струи. Местами она напоминала клубы пара, местами вела себя, как мыльная пена на поверхности стоячего водоема.

Но вот масса начала расслаиваться, группироваться в хлопья. Сквозь просветы смутно проступали очертания материка. Он имел форму гигантской груши, слегка искривленной в узкой своей части.

На поверхности «груши» ветвились голубые ниточки, похожие на жилки, пронизывающие ткани древесного листа.

Сергей, как очарованный, смотрел на экран.

Он путешествовал, не покидая комнаты, видел то, что было скрыто за горными хребтами, проникал взором сквозь толщи вод, пелену облаков, густые заросли.

Он слышал, как поют соки, поднимаясь по стволам деревьев, и шумят водопады, низвергающиеся с базальтовых скал. Перед ним проплывали, шевеля плавниками, диковинные зеленые и голубые двухвостые рыбы, извивались чудовищные красные черви, передвигались толчками безобразные мягкотелые, вели смертельные поединки ящеры…

И все это было близко, перед плазами. Казалось: протяни он руку и пальцы его коснутся вот этого пучеглазого фиолетового ракообразного или ощутят омерзительное бородавчатое щупальце головоногого моллюска, выглядывающего из причудливого грота.

Множеством чувствительнейших электрических приборов надо было обладать для того, чтобы в природных условиях сфотографировать эти морские существа и передать на экран их объемные, движущиеся и разноокрашенные изображения, уловить и усилить звуки своеобразнейших тембров или превратить тепловые инфракрасные волны в отчетливые, рельефные рисунки тех предметов, которые являются источниками этих волн.

От созерцания этих картин Сергея оторвал шорох, раздавшийся за спиной.

Сергей оглянулся.

Приоткрылась дверь, которая вела в смежную комнату, тоже предоставленную в распоряжение астронавтов.

— Это ты? — спросил Сергей, решив, что вернулся Олег.

Ему никто не ответил.

Между тем дверь продолжала открываться. Щель между проемом и створкой расширялась. Дверь кто-то толкал извне. Наконец в комнату просунулась голова ящера.

Сергей инстинктивно попятился. Оружия у него не было, а ящер, разевая зубастую пасть, пялил на него большие мутно-зеленые глаза.

Голыми руками с этой рептилией не справишься. Звать венерян Сергею не хотелось. Вопль о помощи мог подорвать в их глазах авторитет астронавтов. Сергей продолжал медленно отступать — он решил добраться до окна и спрыгнуть в сад.

До спасительного подоконника осталось совсем немного, когда дверь распахнулась настежь и на пороге комнаты появилась Ноэлла. Из-за ее плеча выглядывал улыбающийся Олег.

«Разыграли меня, — подумал Сергей, облегченно вздохнув. — Ящер ручной».

И действительно, Ноэлла бесстрашно подошла к рептилии, добравшейся к этому моменту до середины комнаты, и положила руку на ее голову.

— Знакомьтесь, — проговорила шутливо Ноэлла. — Мой воспитанник Эрл. Жалею, что забыла предупредить вас о его существовании.

Ящер, словно понимая, о ком идет речь, завертел хвостом.

Сергей снова повернулся к стене.

— А это утренний телерепортаж с венерянских строек, — сказал Олег, заметив, что Сергей опять смотрит на экран. — Успеешь еще насладиться им. Прими лучше ванну и иди в столовую. Пора завтракать. Не знаю, как ты, а я проголодался.

— В ванну, так в ванну, — согласился Сергей. — Неплохо и освежиться.

Пол и стены ванной комнаты покрывали шестиугольные ослепительно-белые плитки из какого-то синтетического материала. Почти половину помещения занимал вместительный бассейн. Края его возвышались над полом. На щитке, прикрепленном к стенке бассейна, пестрели разноцветные кнопки и рычажки.

Сергею не пришлось раздумывать, в какую сторону следует поворачивать рычажки и в какой последовательности нажимать кнопки. Ванна была наполовину наполнена зеленоватой водой.

Сергей с наслаждением погрузился в нее. Поверхность воды пенилась и шипела, со дна бассейна поднималось множество серебристых пузырьков. Вскоре Сергей стал напоминать виноградину, погруженную в бокал с шампанским.

Ему казалось, что его пронизывают слабые электрические токи, а в кожу впиваются десятки мельчайших иголочек, приятно щекоча ее.

Сергею еще не приходилось испытывать ничего подобного. Очевидно, вода была насыщена какими-то газами и содержала дезинфицирующие вещества и ароматические примеси.

В столовую Сергей вошел свежим и бодрым.

Стол был сервирован на четыре персоны. Роль тамады взяла на себя Ноэлла. Она посадила Сергея возле себя, а Олега рядом с отцом.

— Кушанья выбирала на свой вкус, — предупредила она, — имейте это в виду. Если кому-нибудь что-нибудь не понравится, скажите прямо, не стесняйтесь.

Ноэлла нажала кнопку.

В стене комнаты открылись дверцы. За ними внутри канала прямоугольного сечения оказалась платформочка с суповой миской.

Ноэлла поставила ее на стол и налила в тарелки янтарную, приятно пахнущую жидкость с какими-то корешками, зернышками и узенькими ломтиками белого мяса.

— Кушайте, — предложила она.

Таким же образом в комнату были доставлены крупяное блюдо, похожее на пудинг, и фруктовые соки.

После завтрака Ин Сен увел Олега в свой кабинет, чтобы показать какие-то чертежи и расчеты.

Сергей и Ноэлла остались вдвоем.

Глава III. САД НА КРЫШЕ

Сад на крыше. — Как мечты претворились в жизнь. — Приступы грусти. — Отец и дочь. — Первые эксперименты. — Чудодейственный грибок. — Что произошло с экой.

— А теперь идемте на крышу, — сказала Ноэлла. — Я покажу вам своих питомцев.

По внутренней витой лестнице они поднялись на плоскую крышу дома. Часть ее занимала оранжерея.

Возле фигурного парапета, доходившего Сергею до пояса, вздрагивали от порыва ветра большие, в ладонь величиной, лепестки лиловых цветков. Рядом раскачивались махровые желто-белые венчики поперечником в полметра, из-за них выглядывали пушистые шарообразные соцветия, в несколько раз превосходившие размером голову человека, алели гигантские метелки, изгибались розовые усики, вились вокруг тонких шестов кремовые побеги.

И тут, и там среди растений виднелись трубчатые, раздвижные стойки, поддерживавшие наклонные щитки из прозрачных пластинок различной окраски. Другие штативы служили надежной опорой для вогнутых и выпуклых линз, сетчатых колпаков, репродукторов и каких-то труб телескопического типа.

В центре цветника возвышалась пятиметровая мачта с блестящим серебристым шаром на конце. Часть его поверхности была дырчатой, вдоль экватора торчали заостренные стерженьки. На других мачтах поблескивали полые полуцилиндры, плоские спиральные пружины, голубые и зеленые обручи. Сергей с удивлением смотрел на все это. Его поразили не формы и цвета растений, а их необычайные размеры.

Во время своих долгих блужданий по джунглям Венеры Сергей встречал все эти цветы и травы, но на острове Тета они были значительно меньше и не так ярко окрашены. Теперь перед ним были какие-то великаны.

Изумление Сергея не ускользнуло от внимания Ноэллы.

— Я рада, что мои питомцы вам понравились, — сказала она.

— Больше, чем понравились. Я в восторге от них, — воскликнул Сергей. — Как вам удалось вырастить такие чудесные экземпляры? Не верю своим глазам. Это действительность или оптический обман?

— Потерпите чуточку. Сейчас все станет ясно. Я расскажу историю этих растений. Садитесь вот тут.

Ноэлла указала на низенькое кресло с изогнутой опинасой, стоявшее возле парапета под тентом.

— Люблю фантазировать, — сказала Ноэлла, когда они уселись. — Меня с самого детства преследуют навязчивые идеи. Папа считает, что я разбрасываюсь и не умею обуздывать свои желания. Если растения растут густо, говорит он, их надо пропалывать. То же самое следует делать и с нашими желаниями. В противном случае они будут мешать друг другу. Мысль, бесспорно, правильная, но я и теперь зачастую пытаюсь объять необъятное. Я не только фантазерка, но и большая упрямица. Всегда хочу идти своей дорогой… То, что вы видите перед собой, результат длительных поисков и многолетних усилий. Для того, чтобы вам все стало понятным, придется начать издалека…

И Ноэлла сперва сбивчиво и торопливо, потом более спокойно и связно стала рассказывать Сергею историю своих исканий и достижений.

Еще девочкой она мечтала о веществе, способном ускорить развитие растений. О сказочном порошке, одна щепотка которого может переродить травы и цветы.

Ей снились злаки с зернами небывалой величины, ягоды, такие большие, что даже обжора мог бы насытиться одной.

Хотелось, проснувшись утром и распахнув окно, увидеть мир, обновившийся и переродившийся за одну мочь, — мир с диковинными фруктами, травами, похожими на деревья, и цветами необычайных ароматов и тонов.

Испытывая смутную тоску по чему-то новому, не похожему на то, что ее окружало, она подносила к глазам разноцветные стеклышки и любовалась иссиня-черной листвой, зелеными облаками и огненно-красным небом.

Ей все хотелось переиначить.

А годы шли и шли.

На смену беззаботному детству пришла юность с приступами безотчетной тоски и смутными стремлениями вдаль.

Все окружающее казалось в такие моменты враждебным ее существу, родной дом представлялся темницей.

Хотелось, не попрощавшись с отцом, погруженным в чертежи и математические вычисления, уйти куда-то далеко-далеко, где нет ни родных, ни знакомых, где ее никто не знает.

Иногда, подчинясь этому смутному зову, она надолго уходила из Аоона, бродила по окрестным лесам, взбиралась на горные отроги или бесцельно шла по взморью, переступая через пенистые языки волн и больших черных крабов, выброшенных прибоем на гальку.

Шла до тех пор, пока не перехватывало дыхание и сердце, утомленное быстрой ходьбой, не заявляло о своем праве на отдых.

Тогда Ноэлла ложилась на песок и, подперев подбородок ладонями, тоскующими глазами глядела на корабли, уплывающие в неведомые страны.

Домой она возвращалась разбитой и долго не могла заснуть, испытывая томительное стеснение в груди и жар в теле.

Приступы эти выбивали девушку из привычной колеи, нарушали равномерный ход жизни.

Постигнув многие законы природы, она отказалась от детской веры в возможность мановением волшебного жезла изменить весь мир.

Вспоминая о своих наивных планах одной ягодой накормить голодного, она улыбалась. Однако, став взрослой, Ноэлла продолжала лелеять мысль о переделке растений.

Природа далека от совершенства. Разумные существа могут и должны внести в нее поправки.

Ноэлла отдалась во власть этой благородной идеи, охватившей все ее существо.

Отец, Ин Сен, со страстью истого ученого боролся с недостатками климата и конструировал машины, обеспечивающие города страны чистым воздухом; дочь занялась усовершенствованием природных свойств некоторых растений, пробуждением к жизни их дремлющих задатков.

Магические слова, в которые она верила ребенком, уступили место научным биологическим опытам.

Она подкармливала комнатные цветы различными химическими веществами, воздействовала на них теплом, светом, электричеством, скрещивала засухоустойчивые виды растений с влаголюбивыми, лесные — с полевыми, высокогорные — с обитателями приморских низменностей.

На протяжении ряда месяцев обнадеживающих результатов не получалось. Правда, Ноэлла выяснила, что одни факторы и вещества действуют на растения угнетающим образом, другие — делают их более жизнестойкими и выносливыми. Резкого же увеличения размеров листвы и плодов или ускорения развития растений добиться не удалось.

Ноэлла приуныла. Ей начало казаться, что преследуемая ею цель так же неуловима, как отблеск солнечного луча на гребне морской волны.

«Все мои усилия тщетны, — думала она. — Отец прав. Нельзя объять необъятное».

Но вот как-то, прогуливаясь по лесу, она обнаружила во влажной низине странные плесневые грибки желтоватого цвета и обратила внимание на то, что это непритязательное живое существо развивается необычайно быстро. Ноэлла принесла немного этих грибков домой и стала их культивировать. Грибки приспособились к новым условиям существования и продолжали размножаться в неволе.

В уголке, отведенном для них, было несколько вазонов с полевыми цветами — скромными, неприхотливыми. Другие вазоны с этими же цветами стояли в стороне.

Дней через пять Ноэлла заметила, что беленькие полевые цветочки, находившиеся по соседству с грибком, почему-то обогнали в росте и развитии остальных своих сородичей.

Это заинтересовало Ноэллу. Она поменяла вазоны местами. Оказалось, что и новые соседи желтого плесневого грибка начали развиваться и расти быстрее.

Очевидно, грибок как-то влиял на рост цветов.

Ноэлла попробовала посадить грибок в один вазон с полевыми цветами. Результаты оказались неожиданными. Сперва цветы быстро развивались и давали многочисленные побеги, потом вдруг захирели и увяли. Создалось впечатление, что малые дозы стимулятора, вырабатываемого желтым грибком, действуют на растения благотворно, большие — убивают их.

Тогда Ноэлла попробовала питать растения соком грибка, разведенным в пресной воде. Результаты получились изумительные. Чахлая эка — растение, напоминающее земную пальму, — доживавшая свой век где-то в углу, после подкормки этим раствором точно очнулась от длительной спячки. На ветках ее появились почки, почки набухли и лопнули, дав начало молодом листочкам. Эка будто омолодилась.

Такой успех окрылил Ноэллу. Вслед за экой порцию чудодейственного раствора получило хвойное деревцо — цета, потом пришел черед злакам, стелющимся травам и корнеплодам. И почти во всех случаях сок желтого грибка действовал безотказно. А когда Ноэлла стала примешивать к нему различные красящие вещества, растворимые в воде, ей удалось добиться изменения оттенков цветочных лепестков и ягод.

— Как видите, — закончила Ноэлла, — неприхотливый плесневой грибок позволил мне осуществить кое-что из того, о чем я мечтала в детстве. Опыты мои заинтересовали биологов. По совету одного ученого я решила не только подкармливать растения, но и подвергать семена, побеги и цветы воздействию электромагнитных волн, излучаемых вот этими приборами, и звуков высокой частоты.

Сергей смотрел на возбужденное, раскрасневшееся лицо Ноэллы и волосы ее, осыпанные пыльцой огромных цветов, и ему вспоминались крылатые слова великого соотечественника: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача».

Глава IV. ПРОШЛОЕ НА ЭКРАНЕ

Уроки этимологии. — История цивилизации на Венере. — Междоусобицы. — Прошлое на экране. — Похолодание климата. — Стихийные бедствия. — Фанатики и сектанты. — Смертельная угроза. — На новом месте.

В течение нескольких следующих дней Сергей и Олег почти не покидали загородного дома Ин Сена. Они сосредоточили все свои усилия на том, чтобы поскорее изучить язык аэров.

Ноэлла добросовестно выполняла роль учительницы-переводчицы.

Уроки этимологии, во время которых использовались орфографические таблицы, механические записи, карты, она чередовала с рассказами об исторических событиях.

Вот вкратце те, что астронавты узнали во время этих бесед о развитии цивилизации на Венере.

Истоки истории венерян терялись во тьме веков. Момент появления на планете первых говорящих, подобных человеку, существ установить не удалось. Одни ученые считали, что это произошло сорок тысячелетий назад, другие отодвигали начало цивилизации на Венере к еще более давним временам.

Изображения на стенах древних зданий и сохранившиеся письменные документы свидетельствовали о том, что свыше ста веков назад на материках Венеры было много городов.

Высокие и прочные стены их защищали горожан от набегов диких кочевников. В сокровищницах дворцов и храмов хранились ювелирные изделия, слитки благородных металлов, драгоценные камни, вышитые ткани, ковры.

Но не всегда удавалось отбить натиск кочевников. Иногда варвары брали верх. С воинственными криками врывались они в горящие города, добивали их защитников, разоряли храмы и дворцы, уводили с собой женщин, девушек, детей.

Судоходные каналы мелели, сады дичали, развалины зданий оказывались занесенными сыпучими песками. И там, где некогда в огромных залах с мраморными стенами, расписными потолками и мозаичными полами пировали надменные тираны, мнившие себя непобедимыми, разрастались оранжево-красные джунгли, служившие убежищам для хищных венерозавров и ядовитых дзир.

Путь прогресса был трудный, тернистый. На костях венерян, на почве, орошенной слезами и кровью, воздвигались крепости и строились города. За войнами следовали войны. Эпидемии и голод превращали в пустыни цветущие страны.

— То, что произошло позже, — сказала, помолчав, Ноэлла, — вы увидите сейчас сами.

И она загадочно улыбнулась, будто приготовила для астронавтов приятный сюрприз.

Сергей насторожился.

Увидеть прошлое! Мечта эта на протяжении веков тревожила воображение земных изобретателей, историков, авторов фантастических романов.

Одни писатели вооружали своих героев машинами времени или хрономобилями, позволяющими путешествовать не только в пространстве, но и во времени. При этом последнее рассматривалось как четвертое измерение, как некая ось вселенной, начинающаяся в глубинах прошлого и уходящая в неведомые дали грядущего.

Другие отправляли своих персонажей в будущее при помощи фотонных ракет, позволяющих межпланетным кораблям развивать скорости, близкие к скорости света или даже превышающие ее.

Проектов «машин времени» было предложено много, но пока, увы, реализовать их удавалось только героям научной фантастики. Управлять временем люди еще не научились.

«Неужели венеряне, — думал Сергей, — опередили людей и добились того, о чем изобретатели Земли только мечтают?»

Сергей не смог долго предаваться этим размышлениям. Ноэлла уже подошла к пульту управления и принялась нажимать разноцветные кнопки, поворачивать маленькие рукоятки, вращать установочные винты, отполированные до зеркального блеска.

Послышались шелест, потрескивание, негромкое гудение. Стена-экран осветилась.

Сперва ее матовая поверхность была закрыта словно многослойной туманной завесой. Потом сквозь белесую кисею начали проступать темные пятна. Туманная мгла, заволакивающая дали, рассеивалась, редела, распадалась на хлопья. Очертания предметов становились отчетливее, рельефнее.

Изображение на стене напоминало огромный фотоснимок, части которого проявлялись последовательно, одна за другой.

Ядром снимка служил извилистый горный хребет. От него отходили отроги, перемежающиеся с долинами причудливых очертаний. Слева и справа от хребта на светлом фоне выделялись темные пятна — леса, между ними змеились тоненькие жилки — реки.

Изображение смещалось по экрану. Из тумана показывались новые возвышенности, озера, излучины рек, котловины, ущелья, пока астронавты не обозрели весь грушеобразный участок суши, обращенный широким основанием к экватору.

После этого смещение изображения прекратилось, оно замерло. Но зато теперь стали меняться тона отдельных частей картины.

Светлели горные склоны — приобретали иные оттенки котловины, леса, озера — экран рисовал то, что происходило на материке в различные времена года.

Потом бег времени как бы убыстрился. Астронавты стали свидетелями процессов, длившихся века. Береговая линия материка ожила. Исчезали одни мысы и возникали другие. Появлялись острова и группы их, меняли свои русла реки, впадавшие то в один, то в другой заливы. Вершины некоторых гор начали извергать дым и пламя — пробуждались от вековой спячки вулканы.

Северная оконечность материка светлела — к ней приближалась кромка ледяных полей. Огромные льдины загромождали проливы и устья рек.

Отдельные белые пятна сливались друг с другом, с гор сползали ледники, в морях появились айсберги.

— Так тысячи лет назад, — сказала Ноэлла, поворачиваясь к астронавтам, — началось оледенение первой родины наших предков — большого северного острова Эрии.

Реже выглядывало из-за туч солнце, чаще дули порывистые, льдистые ветры, холоднее сделалась морская вода. Лето стало короче, зима — длиннее.

Это немедленно отразилось на урожаях. Злаки не успевали созревать, плоды — наливаться сладкими соками.

Моряки, вернувшиеся в родные города после дальних плаваний, рассказывали о встречах с огромными ледяными горами причудливых очертаний. Гонимые ветром и увлекаемые морскими течениями, они медленно плыли куда-то на юг.

Льды появились не только в океане. Снежный покров на склонах гор утолщался из года в год. Шумные снежные лавины, скатываясь в долины, сметали все на своем пути.

Снег уплотнялся и твердел, превращаясь в лед. Возникали ледяные реки — глетчеры.

Участившиеся стихийные бедствия порождали панические слухи. Возникли секты фанатиков, поклонявшихся ящерам и дзирам. Адепты их свернули со светлого широкого пути разума на извилистую тропу суеверий.

Сектанты воздвигли много капищ и приносили своим каменным идолам человеческие жертвы — закалывали девушек и детей. Изуверы приспособили под жилье пещеры и кратеры, входы в которые тщательно маскировали.

В тайных убежищах своих, горя ненавистью ко всем инакомыслящим, они дичали и вырождались. Дегенерации их способствовали также излучения радиоактивных горных пород.

А похолодание продолжалось. Климат становился все суровее.

Откуда-то с севера пришли стада клыкастых длинношерстных животных с маленькими злыми глазами. Появились диковинные белые птицы. Они гнездились на голых скалах и выводили птенцов под завывание вьюг.

Тусклое солнце, окутанное белесыми облаками, не в состоянии было нагреть воздух.

Снежная шапка на горном хребте росла и утолщалась. Голубые языки ледников протягивались к побережью. Северные ветры несли с собой нестерпимую стужу.

Все чаще стали говорить о переселении на юг, в страны с более мягким климатом. Наиболее дальновидные призывали не медлить с этим. Они опасались, что дальнейшее похолодание приведет к замерзанию моря и корабли с переселенцами не смогут тогда пробиться через ледяные преграды.

Беда не приходит одна.

Похолодание сопровождалось усилением вулканической деятельности. Сильные толчки будили спящих. Из жерл кратеров вырывались столбы горячего пара. Шли грязевые дожди, и изливалась из трещин лава. Гибли леса, постройки, животные, люди.

Из моря поднимались новые острова, в то время как другие навсегда скрывались в пучине. Над проливами висели густые туманы. Рельеф дна менялся. Корабли неожиданно натыкались на подводные скалы там, где некоторое время назад лот не доставал дна.

Над аэрами нависла смертельная угроза.

Забыв о распрях, они дружно взялись за сооружение прочных, вместительных кораблей, способных противостоять морским бурям.

В трюмы погрузили запасы продовольствия, домашних животных, утварь, и многочисленные флотилии, ведомые опытными кормчими, снялись с якоря.

Так аэры покинули землю своих предков — Эрию — и переселились в страну, населяемую ими теперь.

Они не скоро приспособились к ее влажному, тропическому климату.

Природа будто взбунтовалась против пришельцев и захотела исторгнуть их, как чуждое, инородное тело.

Многодневные ливни приводили аэров в замешательство, ураганные ветры сносили крыши с их жилищ, а океанские валы, порождаемые подводными землетрясениями, смывали прибрежные поселки.

Переселенцы подвергались нападению ящеров, их поражали электрические угри, затаскивали в морские пучины дзиры и чудовищные мягкотелые. Стаи обезьян совершали набеги на огороды и сады, полчища насекомых уничтожали посевы.

Однако аэры трудились, не покладая рук, вырубали заросли, выкорчевывали леса, уничтожали хищных ящеров и ядовитых дзир.

Из поколения в поколение переселенцы изменялись. Дети колонистов оказались более приспособленными к влажному климату материка, внуки и правнуки вырастали еще более крепкими и выносливыми.

Глава V. ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ С ИТИИ

«Как вы узнали все это?» — Карта Венеры. Переселенцы с Итии. — Сражение на острове. — Сергей вспоминает про конквистадоров. — Что произошло на юге. — Война с ямурами и ее результаты. — Замыслы Силициуса. — Как Ноэлла попала на остров Тета.

— Как вы узнали все это? — спросил Сергей, не скрывая своего удивления. — Неужели изобрели машину времени?

— Машину времени?! — Ноэлла с недоумением смотрела на астронавтов. Им с трудом удалось объяснить ей смысл этих двух слов.

— Нет, — сказала Ноэлла, — такой машины у нас нет. Мы еще не научились путешествовать во времени.

— Но каким же образом вы смогли показать нам далекое прошлое вашей страны, все эти катаклизмы? — спросил Олег. — Ведь не могли же свидетели опустошительных землетрясений или катастрофических наводнений сфотографировать то, что происходило вокруг них.

— Извержения вулканов и оледенение Эрии в самом деле фотографировались, — ответила Ноэлла. Она говорила медленно, с трудом подбирая слова. — Но сделали это не аэры, не жители материка…

— А кто же, кто?! — воскликнул Сергей. Нетерпение его возрастало.

— Ямуры.

— Ямуры?!

— Да. Обитатели Итии систематически фотографировали поверхность Венеры. Из года в год, из века в век следили они за тем, что происходило на ее материках. У них еще тысячи лет назад были чувствительные оптические приборы, позволяющие делать снимки сквозь туман и облака. К тому же перед оледенением атмосфера Венеры была прозрачнее…

— Ития… ямуры… аэрофотосъемка… — шептал Сергей. — Ничего не понимаю… Голова идет кругом.

— Сейчас вам все станет ясно, — улыбнулась Ноэлла. Повозившись около приборов, она нажала кнопку.

На экране возникла карта Венеры. Материки и острова на ней были окрашены в светло-коричневые, оранжевые и бледно-алые тона, моря и океаны имели зеленовато-синий оттенок, реки извивались голубыми червячками.

— Вот наша прародина — Эрия, — сказала Ноэлла, указывая на причудливо изрезанный материк в полярной зоне северного полушария. — Теперь она покрыта толстыми слоями снега и льда. Этот грушевидный материк, расположенный ближе к экватору, — нынешнее место проживания нашего народа, Аэрия. Вот эти вулканические острова экваториального пояса Венеры издавна были населены полудикими народами, поклоняющимися каменным идолам. Вот остров Тета, на который опустился «Сириус». Некогда, до нашествия ямуров, на нем было крупное рабовладельческое государство. Им управляли жрецы. На острове процветал культ синего ящера… За экватором расположен огромный Южный материк. Раньше на нем жили народы с кожей темно-коричневого и черного цвета. Теперь он принадлежит ямурам.

— А откуда пришли ямуры? — спросил Сергей. — Где они жили раньше?

— На Итии — спутнике Венеры, — ответила Ноэлла. — Это сравнительно небольшое небесное тело издавна привлекало к себе внимание наших астрономов. В ясные ночи ученые замечали на поверхности Итии яркие, часто повторяющиеся вспышки. Астрономы связывали их с вулканическими явлениями. Ученые были убеждены, что на Итии много действующих вулканов.

Однако никто не подозревал, что Ития обитаемая и что ее жители — ямуры — давно вынашивают агрессивные планы.

Поэтому массовое переселение ямуров на Венеру явилось для аэров полнейшей неожиданностью.

А началось оно так.

Однажды из гряды облаков, нависших над островом Тета, появились диковинные сигарообразные корабли.

Островитяне, оставив свои занятия, собрались в долине Голубой реки, на берегу которой опустился один воздушный корабль.

Из корабля вышли желтые карлики. Глаза у них были маленькие, узкие, крючковатые носы напоминали клювы.

Жители острова с любопытством смотрели на корабль и желтолицых, одетых в странные костюмы со шлемами.

Один ученый, выйдя вперед, обратился к карликам с речью и знаками дал им понять, что его соотечественники приглашают их посетить город.

Карлики молчали.

О том, что произошло в дальнейшем, смогли рассказать немногие.

Случилось нечто чудовищное.

Один карлик, по-видимому, предводитель, взмахнул рукой. На бортах кораблей мгновенно открылись люки и какие-то машины, спрятанные в трюмах, стали извергать струи горящей жидкости.

Островитян охватила паника. Сбивая друг друга с ног, топча упавших, они бросились врассыпную.

Над головами бегущих рвались фиолетовые шары, осколки которых мгновенно поджигали одежду. Потом над долиной поплыли облака зеленоватого ядовитого дыма — когеля. Он проникал в дыхательные пути, обжигал слизистую оболочку, вызывая слезотечение, рвоту, паралич конечностей, глухоту.

Оправившись от растерянности, островитяне попытались было оказать сопротивление пришельцам. Но на острове не было арсенала, а оружие, применяемое для защиты от хищных насекомых и ящеров, не в состоянии было остановить натиск наглых, хорошо вооруженных карликов.

Островитяне, уцелевшие после побоища на берегу Голубой реки, забаррикадировались в городе, укрылись в пещерах, однако сопротивление разрозненных групп было вскоре подавлено.

Не прошло и недели, как ямуры оказались полновластными хозяевами острова.

Всего только пять-шесть суток потребовалось для того, чтобы превратить в дымящееся пожарище один из цветущих уголков Венеры, природа которого могла прокормить, укрыть и одеть сотни тысяч разумных существ.

Взрывчатые вещества разрушили толстые стены дворцов, заводов, храмов, огонь сожрал их содержимое.

— Вы помните тех несчастных, которые живут в пещерах острова Тета? — спросила Ноэлла, прерывая рассказ. — Обратили внимание на их вид?

Сергей кивнул. Образ слабоумного старика-рыболова прочно запечатлелся в памяти. Прошло много дней, а его бессмысленное, тупое лицо не забывается. Оно — живой укор всем тем, кто, сея раздор между народами, толкает их на путь войны…

— Эти кретины, — продолжала Ноэлла, — далекие потомки тех веселых, жизнерадостных островитян, которые подверглись некогда нападению ямуров. Переселенцы с Итии чинили с ними жестокие расправы. Уцелевшие островитяне, лишенные всего необходимого и попавшие в непривычные условия жизни, хирели и вырождались. Дети наследовали дурные качества родителей и передавали их своему потомству, культурные навыки забывались, машины ржавели, инженерные сооружения подвергались разрушительному действию ветра, воды, резких колебаний температуры, вулканического радиоактивного пепла… К острову ямуры долго никого не подпускали. Да и теперь они еще контролируют его южную часть. Ямуры превратили ее в базу для своих преступных биологических экспериментов, они скрещивают троглодитов с обезьянами, прививают им болезни…

Ноэлла говорила быстро, глотая окончания слов, задыхаясь от волнения. Зеленоватые глаза ее гневно сверкали.

— Много зла причинили ямуры островитянам, — говорила она возмущенным тоном. — Жестокость их поистине была беспредельной… Трудно без содрогания читать хроники тех времен.

Сергей с возмущением слушал Ноэллу.

Он проникался сочувствием к невзгодам аэров, восхищался их мужеством и непоколебимой верой в торжество свободы, в победу справедливости над произволом.

Дерзкой была попытка ямуров прибрать к рукам всю планету. Они смотрели на венерян свысока, так же, как последние на обезьян, резвящихся в пальмовых рощах, или на травоядных ящеров, лениво лежащих на лугу.

Ямуры истребляли венерян безжалостно, как мошку, они вели себя подобно саранче, пожирающей все на своем пути.

Надменная «высшая» раса хотела покорить «низшую», превратить свободные разумные существа в рабов.

Сергей понимал, что у ямуров были шансы на успех.

В истории человеческого общества были случаи, когда подобные авантюры заканчивались успешно.

Горсточка испанских конквистадоров, искателей легкой наживы, под предводительством жестокого Кортеса завоевала многолюдное и богатое государство ацтеков.

Еще более малочисленный отряд авантюриста Писарро захватил и разграбил Перу. Государство инков, возглавляемое Сыном Солнца, рухнуло, как карточный домик.

Разве нечто подобное не могло произойти и на Венере? Одновременно с захватом острова Тета, ямуры, как это выяснилось впоследствии, напали на Южный материк.

Сперва карлики подвергли города южан облучению лучами, вызывающими непреодолимую сонливость, потом стали распылять над ними ядовитые вещества.

Южане, обескровленные и ослабленные распрями, оказались еще менее подготовленными для отражения нападения, чем жители острова Тета.

Когда после безуспешных попыток договориться с ямурами они взялись за оружие, ключевые позиции оказались в руках захватчиков.

Южане были вынуждены скрыться в джунглях. Здесь одни стали добычей хищных венерозавров, другие погибли от укусов змей и ядовитых насекомых, третьих свалили заразные болезни…

Сведения о трагических событиях, происшедших на юге, дошли до Аэрии уже тогда, когда остров Тета был целиком захвачен ямурами, а сопротивление южан подавлено.

Несмотря на устрашающую военную технику ямуров, аэры решили вступить в борьбу с ними. Была создана армия освобождения. Берега Аэрии спешно укреплялись, население проходило военную подготовку. Заводы, изготовляющие орудия труда, стали производить военное снаряжение.

Во время одного сражения был подбит корабль, только что прилетевший с Итии. На корабле оказалось много ямурских рукописей и микрофотолент. Аэры, изучив их, смонтировали исторический фильм, состоящий из фотоснимков поверхности Венеры, сделанных ямурами на протяжении веков. Этот фильм охватывал большой исторический период и давал наглядное представление об изменении климата обоих полушарий планеты и конфигурации ее материков.

Отрывки из этой историко-географической картины и показывала астронавтам Ноэлла.

Военные действия продолжались несколько лет.

Однако ни аэры, ни ямуры не смогли одержать решающей победы. Кровопролитные, затяжные бои на суше, море и в воздухе привели к истощению обеих сторон.

Начались переговоры о мире. После длительных споров, прерываемых военными действиями на отдельных участках фронта, была установлена разграничительная линия между владениями аэров и ямуров. Часть территории Венеры, и в том числе остров Тета, обе стороны согласились считать нейтральной зоной.

Что происходило на Итии до переселения ямуров на Венеру и почему карлики покинули свою родину — аэры так и не узнали.

Вскоре после того, как последний корабль ямуров опустился на Южном материке, Ития исчезла.

Мнения ученых о ее судьбе разошлись.

Одни считали, что Ития погибла в результате космической катастрофы, превратившей ее в клубок светящихся газов. Другие высказывали предположение, что оставшиеся на спутнике ямуры передрались между собой и, применив взрывчатые вещества особой силы, вызвали цепную реакцию, превратившую в прах не только побежденных, но и победителей.

Так или иначе, Венера лишилась своего спутника, а выходцы с него поселились на Южном материке и примыкающих к нему островах.

На тесноту своей территории и скудность ее природных богатств ямуры жаловаться не могли, однако их правители не отказались от намерения подчинить себе всю Венеру.

Когда на престол Ямурии взошел Силициус, он стал нагло претендовать на нейтральную зону и острова, расположенные вблизи Северного материка. Ямуры, говорил он, настоятельно нуждаются в расширении жизненного пространства, поскольку численность населения на юге увеличивается быстрее, чем на севере.

Аэры предложили переселить на остров Тета и другие участки суши, опустошенные во время продолжительной и кровопролитной войны, метисов, матерями которых были пленные южанки, а отцами — ямуры. В Ямурии эти хилые и слабосильные метисы и их дети назывались презрительно «помми» и были лишены почти всех гражданских прав.

Силициус это разумное предложение отклонил. Он хотел по собственному усмотрению распоряжаться нейтральной зоной.

Переговоры зашли в тупик и были прерваны несколько лет назад.

После этого ямуры, тщательно маскируя свои подлинные намерения, стали усиленно готовиться к нападению на Аэрию. Они строили десантные суда большой вместимости, подводные лодки, боевые воздушные корабли, накапливали запасы ядовитых газов, болезнетворных бактерий, взрывчатых веществ.


На остров Тета Ноэлла прилетела с группой ученых за дикорастущими тропическими растениями, которые намеревались акклиматизировать в Аэрии, в окрестностях Аоона.

Воздушный корабль, доставивший ученых, получил повреждения при посадке. Ремонт его затянулся.

Воспользовавшись этой непредвиденной задержкой, Ноэлла решила посетить район Голубой реки — место высадки ямуров и ожесточенного боя с ними.

Пролетая на обратном пути над пущей, Ноэлла заметила «Сириус» и приняла его за корабль ямурских лазутчиков, тайком опустившийся на острове.

Ноэлле захотелось выяснить численность ямуров и разгадать их намерения. Она спрятала свой синго в зарослях, а сама стала пробираться к «Сириусу».

На берегу озера девушка подпала под гипнотизирующее действие желтых глаз водяного удава и, очевидно, стала бы его жертвой, если б этому не помешал Сергей.

Вот какие события предшествовали первой встрече советских астронавтов с аэрами — коренными жителями северного полушария Венеры.

Глава VI. ЧУДЕСА ТЕХНИКИ

Дальнейшее ознакомление с Аооном. — Чудеса химии. — Приятные особенности всех видов транспорта. — Новое увлечение Сергея. — Вот это машина! — Воздушная акробатика. — «Несовместимые» чувства.

Прошло еще несколько дней.

Сергей и Олег терпеливо изучали язык соплеменников Ноэллы, прерывая уроки лишь для дальнейшего ознакомления с Аооном и его окрестностями.

Причудлив был облик общественных и жилых зданий столицы Аэрии. Зодчие Венеры почему-то тяготели к округлым, обтекаемым очертаниям. Некоторые здания имели форму полуцилиндров, другие — представляли собою огромные подковы, третьи были схожи с гигантскими бочками.

Встречались также постройки в виде усеченных шаров, конусов, ступенчатых пирамид, шести- и семиугольных призм.

Лепных украшений венерянские строители не признавали, карнизы и выступы отсутствовали. Однако это не делало фасады домов однообразными и унылыми. Строгие геометрические формы, плавные сопряжения, облицовка различных тонов, цветные орнаменты прямоугольных панелей, светящиеся краски — все это придавало строениям аэров изящество и стройность.

Они поражали астронавтов своей воздушностью и миниатюрностью опорных частей. Казалось странным, что несколько прозрачных голубых колонн диаметром пятнадцать-двадцать сантиметров каждая выдерживают тяжесть дома в три-четыре этажа, а мост через широкий канал висит на тросах толщиной с палец.

Недоумение Олега и Сергея разрешила Ноэлла.

Оказывается, венерянские металлурги умели выплавлять химически чистые металлы необычайной прочности, а химики обеспечивали строителей легкими синтетическими материалами, ковким стеклом, стойкими антикоррозийными лаками и невыцветающими красками.

Это позволило при возведении жилых и общественных зданий, корпусов заводов и фабрик, мостов, дамб, различных видов транспорта значительно уменьшить размеры опорных частей.

Вот почему изумительно изящным был орнитоптер Ноэллы, похожий на махаона, такими легкими казались те воздушные корабли, на которых прилетели аэры на остров Тета, невесомыми — ажурные мосты, переброшенные через реки, заливы, пропасти. И еще одна особенность Аоона приятно удивила астронавтов — в столице было мало шума.

Без рева проносились над городом вместительные аэролайнеры дальнего следования, беззвучно взмахивая голубыми и алыми, кремовыми и зелеными крыльями, пролетали одноместные орнитоптеры, бесшумно, без рокочущего гула неслись транспортные дирижабли, эластичные оболочки которых были наполнены легкими негорючими газами.

Не издавали скрежета и громыхания электромобили, катившиеся по шоссе, как тени, мелькали среди пригородных рощ поезда однорельсовых и канатных дорог.

Глубокая тишина царила в светлых и просторных мастерских, где циклопические машины прокатывали металлические листы такой ничтожной толщины, что алюминий и медь, титан и ванадий, рутений и платина становились прозрачными, как стекло, и гибкими, как каучук.

Не издавали визга и жужжания быстро движущиеся части других машин, ткавших из искусственного волокна прозрачные газовые ткани, свивавших паутинные кварцевое нити для изготовления ковров, ворсистых полотнищ, огнестойких занавесей.

Производственные шумы, так разрушительно действующие на нервную систему, были почти полностью устранены при помощи различных глушителей, антивибрационных устройств и упругих звукоизоляционных прокладок.

Электрические фильтры, установленные на улицах и в домах, поглощали пыль, озонаторы и увлажнители освежали воздух; цветы и травы обогащали его кислородом и насыщали приятными запахами.

Точечных источников света в городе не было. Производственные и жилые помещения освещались белыми матовыми панелями, излучающими мягкий, напоминавший лунный, холодный свет различной яркости. Главными источниками света на улицах и площадях были стены зданий, покрытые тонкими светящимися пленками, флуоресцирующими при прохождении по ним слабого электрического тока. Электролюминесцентными красками были нарисованы картины на стенах зданий, причудливые узорчатые арабески.

Благодаря этому ночной свет в Аооне был почти такой же мягкий, равномерный, приятный для глаз, как и рассеянный дневной, яркость которого смягчалась и ослаблялась облачным покровом планеты.

Сперва Олег и Сергей скучали без солнца, лишь изредка и ненадолго выглядывавшего из-за туч, потом привыкли к его холодным заменителям, испускающим свет примерно такого же спектрального состава, и без вредных для себя последствий «загорали», принимая утренние и вечерние ванны.


Несмотря на угрозу войны, нависшую над планетой, в Аооне часто устраивались празднества и банкеты. На них неизменно приглашали и астронавтов, которым снова и снова приходилось рассказывать о приключениях, выпавших на их долю.

Роль посредников при общении людей с венерянами взяли на себя Ноэлла и ее отец Ин Сен, статный, чернобородый мужчина. Они охотно переводили соотечественникам речи астронавтов, а последним — высказывания и вопросы венерян.

Сперва встречи эти доставляли Сергею удовольствие, и он без возражений принимал приглашения знакомых и родственников Им Сена. Потом банкеты, в которых участвовали только избранные, ему наскучили, и он стал от них уклоняться.

В конце концов это привело к тому, что на вечерах и званых обедах астронавтов представлял только Олег, а Сергей в это время бродил по окрестностям Аоона вдвоем с Ноэллой, катался с нею по морю или улетал на авиэле к лесистым предгорьям.

Венерянский орнитоптер был вскоре им досконально изучен, устройство механизма, приводившего в движение эластичные крылья, освоено. После ряда пробных полетов, проводившихся на небольшой высоте над морем, Сергей научился не хуже Ноэллы выполнять различные эволюции — взлетать и садиться, производить крутые виражи, использовать для вертикального подъема восходящие токи воздуха, плавно снижаться, лавировать среди деревьев и скал, парить и планировать.

Сергею приходилось летать на машинах различных размеров и систем, от легких одноместных самолетов устарелых конструкций, обслуживавших местные линии, до быстроходных реактивных монопланов новейших марок, стремительно, со сверхзвуковой скоростью рассекающих верхние, разреженные слои атмосферы. Но ни один летательный аппарат не доставлял ему такого упоительного ощущения свободного парения, как этот венерянский орнитоптер.

Он был вынослив, надежен, легок. Плавные очертания его корпуса радовали глаз, безотказное подчинение воле водителя рождало иллюзию слитности летчика и машины.

Авиэль порхал над морем, над зарослями папоротников и горными ущельями, как огромная розовая бабочка.

Незначительный поворот рукояток рулевого механизма, еле приметное изменение позиций ножных педалей, нажатие кнопок коробки скоростей — и авиэль совершал один головокружительный вираж за другим: поднимался, падал, парил, круто поворачивался, опускался на остроконечные скалы. Шасси-амортизаторы, снабженные присосками, позволяли машине удерживаться на крутых склонах.

Один раз Сергей ухитрился посадить авиэль на каменную глыбу над морской бухтой, придав машине положение, более присущее стрекозам или жукам, чем летательным аппаратам.

Сергей был убежден, что орнитоптер мог бы даже присосаться к вогнутому своду пещеры, уподобившись в этом отношении мухе, бегающей по стенам и потолку: его шасси были не менее надежными, чем особые присасывательные подушечки на лапках некоторых насекомых.

Отсутствие в окрестностях Аоона подходящей «потолочной» посадочной площадки помешало Сергею попытаться осуществить этот рискованный маневр.

Боязнь уронить человеческое достоинство в глазах венерян принуждала Сергея заниматься воздушной акробатикой вдали от непрошеных наблюдателей — где-нибудь над тропическими зарослями, болотистыми низинами или океанскими просторами.

Когда от фигур высшего пилотажа начинала побаливать голова или возникал неприятный звон в ушах, Сергей давал себе передышку и вместо выполнения мертвых петель развлекался погоней за мотыльками.

В душе Сергея мирно уживались два, казалось бы несовместимых, чуждых друг другу чувства — любовь к стремительному полету и преклонение перед красотой, рождающей в его сердце восторг и благоговение.

Все истинно прекрасное волновало его, влекло к себе. Он подолгу простаивал перед полотнами Айвазовского, Куинджи, Левитана, силясь понять, что же сообщает неповторимое очарование картинам этих мастеров кисти, какие переходы тонов наделяют их неизъяснимой прелестью.

Его восхищали декоративные сосуды филигранной работы — вазы, кубки, чаши, украшенные вьющимися спиральными нитями, кружевным плетением, арабесками.

Если в антикварном магазине ему попадались старинные вещички — статуэтки, камеи, геммы, искусно сделанные из топаза, сердолика, аквамарина, горного хрусталя, или миниатюрная скульптура, лицу которой движением резца придано выражение гнева или печали, надменности или презрения, Сергей, отказывая себе в другом, спешил купить предмет, поразивший его воображение, чтобы, придя домой, поставить его на письменный стол рядом с раковиной, поднятой рыбаками со дна моря, причудливыми друзами, подаренными знакомым геологом, или цветной фотографией грозовой тучи.

Вот и на Венере, наслаждаясь свободным полетом на орнитоптере, взмывая и падая, описывая завитки спиралей, он успевал полюбоваться радужной окраской диковинных бабочек, причудливыми очертаниями горного хребта, густой синевой озера, окруженного пунцовыми зарослями или чистой зеленью залива, отражающей базальтовые скалы.

Осваивая авиэль и занимаясь с увлечением воздушным спортом, Сергей не подозревал, что новые навыки вскоре ему пригодятся.

Глава VII. ТУЮАН

Венерянская электричка. — По лесной тропе. Хрустальный дворец. — Маг гравитационных полей. — Вспышка ревности. — Запоздалые сожаления. — Планы Туюана. — Ноэлла защищает своего друга.

Поезд однорельсовой электрической дороги бесшумно пронесся над горным ущельем, обогнул черную базальтовую скалу и нырнул в горловину туннеля.

Вспыхнули плафоны, мягким, молочным светом заливая кремовое двухместное купе.

— Еще долго ехать? — спросил Сергей.

Прильнув к окну, он пытался рассмотреть облицовку стен туннеля.

— Последний перегон, — ответила Ноэлла. — На следующей остановке выходим.

— И тогда?

— Пойдем пешком. От конечной остановки до вершины недалеко.

Плафоны погасли. В окно ворвался свежий воздух. Поезд, оставив позади себя каменные толщи, вздрагивая и слегка покачиваясь, летел на головокружительной высоте над долиной.

Далеко внизу извивалась серая ниточка шоссе, жучками представлялись скользившие по ней электромобили, узкой щепочкой казался мостик через глубокий каньон.

Местность была густо населена. Мелькали колоннады, башенки, причудливые беседки, увитые пунцовыми побегами. Всюду были видны результаты упорного труда аэров. Поблескивали стекла теплиц, гнулись под тяжестью зреющих плодов ветви фруктовых деревьев, били фонтаны, украшенные арабесками и изваяниями.

Предгорья радовали взор причудливостью очертаний, мягкостью линий, богатством красок.

Когда поезд, приближаясь к конечному пункту приморской ветки, замедлил ход, Ноэлла и Сергей покинули купе.

Равновесие узкого и длинного вагона, из которого они вышли, обеспечивали пластмассовые диски, приводимые в быстрое вращение электрическими моторами. Гироскопический эффект этих дисков — волчков с вертикальной осью вращения — не позволял вагону наклониться. Ни ветер, ни передвижение пассажиров внутри вагона не могли нарушить его равновесия. Для того, чтобы опрокинуть диск-стабилизатор, надо было приложить усилие в сотни килограммов.

Конечная остановка была со всех сторон окружена лесом. От станционного навеса к вершине горы вела пешеходная тропа. Огибая деревья, она круто поднималась по каменистому склону. Море, исчезнувшее было из вида, вскоре выпуклым бирюзовым щитом возникло слева от тропы.

Океанский ветер, сдувая влажные испарения, умерял зной. Здесь, в горах, Сергею дышалось легче, чем внизу, вблизи моря, где температура воздуха была выше, а влажность больше.

Не испытывая сердцебиения и одышки, он не отставал от Ноэллы, с легкостью козочки взбирающейся на вершину. Он даже успевал полюбоваться очертаниями живописных скал, бросить беглый взгляд на подобие земных лиан, обвивавшее стволы лесных великанов.

Минут через двадцать Ноэлла и Сергей добрались до большой поляны. Со стороны главного хребта волнами спускались к ней горные кряжи, заросшие кустарником и усеянные серыми каменными глыбами.

На юге, над каньонами, повисла арка моста. Ажурный переплет ее отчетливо выделялся на фоне моря. К мосту со стороны тупика приближался гироскопический состав. Он пронесся зеленой суставчатой змеей над пропастью, повернул куда-то влево и исчез.

За поляной характер леса изменился. Лиственные породы сменились хвойными. Исчезли пунцовые лианы, реже попадались кремовые папоротники и оранжевые хвощи.

Стала иной и фауна. Вместо разноцветных бабочек в воздухе летали сизые мохнатые насекомые с головами кузнечиков и туловищами шмелей. Иногда с резким писком, широко распластав перепончатые крылья, проносились узки — уродливые четвероногие с острыми когтями и длинным хвостом. Между камнями бегали шипоносные ящерицы и, раздувая шею, громко шипели.

— Не бойтесь их, — сказала Ноэлла, когда Сергей инстинктивно отпрянул от одной из них. — Они не кусаются. Некоторые держат их в домах. Где есть эти шустрые существа, там нет гу, ядовитых пауков.

Перед вершиной лес поредел.

Дойдя до опушки, молодые люди оказались у границы открытого горного плато, изборожденного выходами пластов известняка и изрытого воронкообразными углублениями.

На вершине горы белело здание энергостанции, питающей энергией Аоон и примыкающие к нему прибрежные селения.

В полукилометре от станции, среди хвойных деревьев с зонтичными кронами и пунцовых лоз, виднелась причудливая многоэтажная постройка, похожая на сказочный дворец.

Стены ее переливались всеми цветами радуги. На широких террасах, поддерживаемых зеленоватыми и молочно-белыми колоннами, в лоджиях, на плоской крыше сидели и полулежали в креслах-качалках аэры в розовых, кремовых, голубых одеждах. Побеги вьющихся растений обвивались вокруг баллюстрад, фигурных стоек, водосточных труб.

Здание представлялось издали необычайно легким. Казалось, оно висит в воздухе.

— Что это? — спросил Сергей, любуясь изящными очертаниями постройки.

— Санаторий, — ответила Ноэлла.

— А почему он такой прозрачный и как будто светится изнутри?

— Дворец построен из прозрачной пластмассы, отлитой в виде блоков и плит. Они подвергаются специальной обработке и располагаются так, чтобы сквозь внешние стены нельзя было рассмотреть содержимое комнат… В нем все из этого прекрасного материала. Пол и стены, лестницы, крыша, мебель, статуи, трубы, по которым подаются вода и газ. Все.

— А как же здание дышит?

— Некоторые плиты сделаны пористыми… Подобных дворцов в окрестностях Аоона несколько. Вам он понравился?

— Очень. Больше многих других. В нем удачно сочетаются пластмассы различных оттенков. Широкие окна придают ему воздушность, башенки и шпиль центрального купола делают его стройным. Если оно к тому же удобно для отдыха и лечения, то вашего зодчего можно поздравить. Он обессмертил свое имя.

— Хотите подойти ближе? — спросила Ноэлла, довольная тем, что творение ее соотечественника пришлось по вкусу Сергею.

— С удовольствием.

И они, оставив энергостанцию слева от себя, направились к дворцу, переливавшемуся и сверкавшему, как исполинский самоцвет.

До здания оставалось метров триста, когда из кустов вышел высокий, нарядно одетый венерянин и, зло сверкнув на Сергея продолговатыми темными глазами, взял Ноэллу за руку и отвел в сторону.

Минут пять они о чем-то говорили. Ноэлла как будто оправдывалась и пыталась успокоить незнакомца, тот, возражая, казалось, упрекал ее. Голос его был резкий, неприятный. Незнакомец усмехался, кривил рот, качал недоверчиво головой.

Сергей не смог понять, о чем они спорят.

Наконец выражение замкнутого, высокомерного лица незнакомца смягчилось, жесты перестали быть угрожающими, в тоне голоса появились добродушные нотки.

И тогда Ноэлла улыбнулась. Она напоминала в этот момент человека, только что одержавшего трудную победу и радующегося результатам своих усилий.

— Кто это? — спросил Сергей, когда незнакомец так же неожиданно исчез в кустах, как и появился.

— Туюан, — ответила Ноэлла и, помолчав, добавила: — мой… друг.

— Он отдыхает в этом санатории?

— Нет.

— Он строитель? — допытывался Сергей, которому смуглый венерянин не понравился.

— Туюан заведует гравитационной лабораторией аэрофлота. Он пытается разгадать тайну всемирного тяготения.

— Хочет стать магом гравитационных полей? — Сергей усмехнулся. — Чего он добивается?

— Власти над силой тяжести.

— Он тщеславен?

— Немного.

— И, вероятно, мечтает произвести переворот в науке.

— Недавно Туюан, — задумчиво проговорила Ноэлла, — сказал мне, что ученый, подчинивший себе силу тяжести, получит неограниченную власть над миром. Но это была, конечно, шутка.

— В каждой шутке есть доля правды… Наверное, ваш Туюан причисляет себя к избранным натурам, которым надлежит властвовать над другими… Он произвел на меня впечатление фанатика, не останавливающегося ни перед чем.

— Вы к нему несправедливы… Пока он никому не причинил зла.

— Пока, а в дальнейшем?… Когда дорвется до власти.

Сергей замолчал.

Искоса поглядывая на Ноэллу, удивленную его горячностью, он пытался понять, почему так обрушился на ее… друга Туюана. Что он, в сущности, знает о нем? Ничего. И все-таки этот венерянин ему антипатичен, и своим неожиданным появлением пробудил в душе смутное беспокойство.

«Странно, — думал Сергей. — Чего я так распетушился? Неужели моя вспышка вызвана тем, что этот индивидуум посмотрел на меня свысока, как на какую-то бессловесную букашку? А может быть, я приревновал его к Ноэлле? Этого еще не хватало… Он, она и некто третий, жаждущий стать властелином мира».

— О чем вы задумались? — спросила Ноэлла, прерывая гнетущее молчание. — Вспомнили что-нибудь неприятное?

— Я думал о печальной судьбе суперменов… сверхлюдей…

Сергей запнулся. Как объяснить Ноэлле, какой смысл вкладывает он в это понятие? Рассказать ей о жизни Наполеона и его заключении на острове святой Елены? Поведать о том, как пришел к власти Муссолини и чем закончился поход гитлеровских орд на Восток?

В нескольких словах нельзя пересказать главнейшие события последних двух столетий. Нет смысла даже и пробовать. Разве перебросишь мост через пропасть, отделяющую внутренний мир земных людей от внутреннего мира венерян? В различных условиях они развивались, различные вкусы, нравы, взгляды, общественные институты присущи людям и аэрам…

И опять Сергей пожалел о том, что в его распоряжении нет кинофильмов. Исторические, географические, художественные фильмы лучше всяких речей позволили бы венерянам получить правильное представление о климате Земли, ее флоре, фауне, общественном укладе в социалистических и капиталистических государствах, достижениях науки, техники, искусства.

Язык рисунков, пожалуй, еще более универсален, убедителен, чем язык математики. Даже плохо выполненная многоцветная картина производит на мыслящее, зрячее существо более сильное впечатление, чем трехэтажная формула с интегралами, производными, кубическими корнями. И не математические символы, а образы, картины питали корешки первых побегов мышления.

Ноэлла обладала большими лингвистическими способностями. Это позволило ей быстрее других венерян научиться говорить по-русски. Она не только легко запоминала слова, но и произносила их почти без акцента, изумительно точно воспроизводя интонацию собеседника.

Однако смысла многих земных терминов она никак не могла постигнуть. Вот и сейчас мудреное слово «супермен», вырвавшееся у Сергея, повергло Ноэллу в замешательство.

Сергею с большим трудом удалось объяснить ей, почему он сравнивает Туюана со сверхчеловеком и отчего уверен, что даже гениальнейший ученый не сможет стать властелином мира.

— Даже мудрейший из мудрых, — назидательно говорил Сергей, — не в состоянии самолично управлять миллионами разумных и свободолюбивых существ. Все диктаторы на Земле неизменно терпели крах. Одного сослали на скалистый остров, другой отравился накануне падения столицы своей империи. Силициуса тоже когда-нибудь свергнут. Не век он будет дурить голову ямурам.

— Туюан — не Силициус, — обиженно проговорила Ноэлла. — И потом он не в таком смысле говорил о власти над миром.

— А в каком же? — тон Сергея стал саркастическим. — Тиран остается тираном независимо от того, что на нем — мундир военного, мантия монаха или сюртук академика.

— Но если ученый, в самом деле, подчинит себе тяготение, — возразила Ноэлла, — и сможет лишать веса любые предметы, разве не докажет он этим своего превосходства над другими? Его хотят взять в плен, а он наводит на врагов лучи, делающие тела невесомыми. Все поднимается к облакам — орудия, корабли, войска. Ученого нельзя ничем поразить. Он неуязвим. Снаряды, достигнув границы отрицательного поля тяготения, которым ученый окружил свою лабораторию, взмывают вверх, как пушинки, летательные аппараты перестают подчиняться летчикам… Что можно противопоставить такому изобретателю? Где найти защиту от его лучей, проникающих всюду? Разве нельзя такого ученого назвать властелином мира?

— А время?! — воскликнул Сергей, уязвленный тем, что Ноэлла продолжает защищать Туюана. — Не забывайте про время. Все тайное раньше или позже делается явным. Ваш гипотетический ученый недолго будет оставаться монополистом. Его открытие неизбежно станет достоянием других. Для науки не существует секретов. Против всякого яда находят противоядие. От лучей, делающих тела невесомыми, тоже найдут защиту. И если сперва некоторые преимущества будут на его стороне и ему, возможно, удастся овладеть каким-нибудь островом, то в дальнейшем эти преимущества будут сведены на нет и авантюрист, возомнивший себя владыкой мира, окажется в сумасшедшем доме…

Глава VIII. НА СКЛОНЕ ГОРЫ

Неожиданная слабость. — Они поменялись ролями. — У берега океана. — Возвращение. — Олег высказывает свою точку зрения. — Спор. — Фантастические проекты. — Мир будет сохранен. — Очередная провокация.

Назад они пошли другой, более короткой дорогой.

На одной из лесных полян Сергей вдруг с удивлением почувствовал, что все тело его отяжелело, руки и ноги словно свинцом налились. Подошвы будто прилипли к почве, он почти отдирал их. Возникло такое ощущение, словно он попал в вязкую среду, противящуюся каждому его движению. Казалось, его опутали какие-то эластичные невидимые нити, спеленали, как младенца, и тянут книзу ноги, не позволяют пошевелить пальцами.

Потом нахлынула слабость, голова закружилась, в ушах возник звон, мускулы обмякли.

Сергей пошатнулся и упал.

Придя в себя, он точно сквозь туман увидел Ноэллу. Опустившись на колени, она с удивлением и тревогой смотрела на него. Глаза ее расширились, в глубине их застыл испуг.

— Что с вами?

— Не знаю… — Сергей пожал плечами. — Отчего-то закружилась голова, а тело стало тяжелым… Очевидно, на меня подействовал так горный воздух… Не успел еще у вас акклиматизироваться.

— А теперь не чувствуете, что ваш вес возрос?

— Нет. Сейчас он нормальный. Никакой перегрузки. Вошел в форму.

Сергей попытался улыбнуться, но улыбка не вышла. Его лицо исказила болезненная гримаса. Он бодрился, однако в сердце ощущалась острая боль, в голове шумело, уши будто ватой заложило. Давно не испытывал он такого тягостного состояния.

Ноэлла помогла Сергею приподняться. Ноги у него подкашивались и дрожали, как у паралитика.

С трудом преодолевая слабость, он сделал несколько неуверенных шагов. Ноэлла, идя рядом, поддерживала его рукой так же, как в день первой встречи он поддерживал ее.

К полянке примыкали кусты. В глубине зарослей журчал ручеек.

Ноэлла подвела Сергея к самому берегу. Он нагнулся над миниатюрным водоемом и, опираясь руками на мшистые камни, погрузил голову в воду. Родниковая влага освежила Сергея, на побледневшие было щеки вернулся румянец.

— Ну что же, пошли, — сказал он, вытирая носовым платком лицо. — Теперь мне значительно лучше.

И они пошли мимо хвойных деревьев, тонкие, раздвоенные и причудливо изогнутые стволы которых напоминали остовы арф.

Вскоре травянистая полянка, вблизи которой Сергей сперва почувствовал смутное и непонятное беспокойство, а затем тяжесть во всем теле и головокружение, осталась далеко позади.

Взорам путников открылись волнистые нагорья, а некоторое время спустя среди растительности цвета светлой охры мелькнули белоснежные скульптуры какого-то парка. И откуда-то издали донесся мерный, постепенно нарастающий рокот приближающегося состава однорельсовой электрической дороги.

Перед возвращением в Аоон Сергей и Ноэлла провели некоторое время на берегу океана. Сергей сел под пальмой с узкими белыми листьями, опущенными книзу, Ноэлла легла рядом, подперев подбородок руками.

Лазурные валы с глухим шумом накатывались на отлогий берег, между черно-синими глыбами диабаза с шипением растекались ручейки. Крепчающий ветер нес запахи водорослей и мелкую водяную пыль.

— У вас есть девушка… там, на Земле? — спросила вдруг Ноэлла.

— Я женат, — сухо, не своим голосом ответил Сергей. Мысли его унеслись далеко.

Неожиданный вопрос Ноэллы нарушил ход.

— И она любит вас?

— По-моему, любит.

Сергей покосился на Ноэллу и усмехнулся. Ему вспомнилось, как в день прилета на Венеру он сказал Озерову и Олегу, что самое загадочное в природе — это женское сердце.

— Но как же она отпустила вас? — продолжала допытываться Ноэлла. — Когда любишь человека, хочется всегда и везде быть рядом с ним. Почему она не полетела с вами?

— Ей нездоровилось.

Сергей нахмурился. Ему не нравилась тема разговора, начатого Ноэллой. Он не любил анализировать тонкие душевные движения, заниматься самоанализом.

Ноэлла, прищурившись, глянула на него и потупилась. Очевидно, хотела еще о чем-то интимном спросить его, но не решалась.

По соседству, за черно-синими глыбами, плескались волны и, откатываясь, увлекали в море песок. Разноцветные камешки, пронизанные извилистыми жилками, шевелились, как живые.

Сергей смотрел на изящную, гибкую, словно из светлого мрамора выточенную девичью фигурку, на тонкую, нежную шею, худенькое личико с непомерно большими, обведенными синевой глазами, и из глубины памяти поднялись строки Тютчева, запавшие в душу: «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои…»

— Идемте, — тихо сказала Ноэлла. — Пора.

И поднялась с песка.

— Идемте, — эхом откликнулся Сергей. Ему стало почему-то грустно, как будто миг этот унес из его жизни что-то прекрасное, неповторимое, что никогда и нигде не доведется пережить еще раз.


Вечером Сергей рассказал о происшествии в горах Олегу.

— Странный, очень странный случай, — задумчиво прошептал тот, качая головой. — У тебя абсолютно здоровые легкие, безукоризненно работающее сердце. И вдруг…

— Я сам удивился, — признался Сергей. — Во время последнего медосмотра один врач сказал, что с моими легкими и сердцем можно век прожить… Я поступил опрометчиво, когда, поддавшись соблазну, предпринял эту трудную и дальнюю прогулку. Надо было дать организму привыкнуть к местным условиям и только после этого начать горные восхождения.

— А по-моему, решающую роль в происшедшем сыграло не изменение климатических условий.

— А что же?

— Воздействие на твой организм какого-то проникающего излучения. Вы проходили вблизи энергостанции?…

— Об этом я и не подумал! — воскликнул Сергей. — Теперь все ясно. Я подвергся кратковременному действию каких-то частиц, выделяемых реакторами. Вот почему тело мое будто свинцом налилось.

— Ты не так меня понял, — возразил Олег. — Я имел в виду воздействие не радиоактивных частичек, образующихся в реакторах, а чего-то, падающего на станцию извне… Ты случайно оказался на пути этого «чего-то»… Не забывай о том, что вы шли по южному склону горы, открытому со стороны моря… Отношения между ямурами и аэрами очень напряженные, провокации не прекращаются. Мне кажется, что сегодняшнее происшествие — очередная проделка ямуров. Весьма вероятно, что в лесу невдалеке от вас скрывались ямурские лазутчики.

— Которые, — подхватил Сергей, — проникли в Аэрию для того, чтобы вывести из строя энергостанцию.

— Или, — закончил Олег, — учинить еще какую-либо иную диверсию в окрестностях Аоона. Я допускаю даже, что некоторые ямурские шпионы следят за нами. На острове они похитили Бориса Федоровича, здесь, в Аэрии, пытаются организовать покушение на нас с тобой… Советую тебе не слишком благодушествовать… Во время одной из дальних прогулок тебя может постигнуть участь Озерова.

— О нем ничего не слышно? — спросил Сергей, помолчав.

— Я знаю о нем не больше, чем ты. На ноту правительства Аэрии Силициус пока не ответил, установить связь с оппозиционными группами еще не удалось… Очевидно, Бориса Федоровича держат за семью замками.

— А что если… — начал было Сергей.

— Опять какой-нибудь фантастический проект освобождения? — насмешливо спросил Олег. — Хочешь стать невидимым и, обманув бдительность часовых, проникнуть в ямурскую тюрьму?

— Я хотел бы полететь в Ямурию на авиэле, — нерешительно сказал Сергей. Он уже придумал несколько вариантов тайного проникновения в Ямурию, но все они были отвергнуты Олегом, как нереальные.

— Поступить так, — сердито проговорил Олег, — все равно, что сунуть голову в пасть ящера. Когда ты, наконец, поймешь, что одни, без помощи аэров, Бориса Федоровича мы не освободим? Ин Сен обещал сделать все возможное. Нам остается одно — вооружиться терпением и ждать.

— Ждать у моря погоды? — саркастически усмехнулся Сергей. Бездействие было для него одним из мучительнейших состояний.

— Нет. Изменения политической обстановки, — ответил спокойно и веско Олег. — Диктаторские режимы непрочны. Я не могу поверить, что поголовно все ямуры жестоки, коварны, злы. Когда аэрам удастся установить контакт с широкими кругами населения Ямурии, угроза войны будет устранена.

— Аэрам трудно понять ямуров, — возразил Сергей. — Они разные. Их взгляды, нравы, обычаи резко различны. Желания одной стороны жить в мире еще недостаточно для того, чтобы мир на планете был сохранен.

— Недостаточно, — согласился Олег. — Однако при наличии терпимости и доброй воли мыслящие существа всегда могут договориться друг с другом. Естественно, что при этом надо делать упор не на то, что отличает один народ от другого, а на то, что можно использовать в качестве мостика для общения между ними. Ямурам не из-за чего ссориться с аэрами. Света, пищи, тепла на Венере предостаточно.

В этот момент над океаном возник звенящий звук. Сперва он нарастал, приближаясь, потом замер где-то в глубине континента.

Сергей и Олег бросились к окну. Выглянув в него, они заметили, что в отдалении над предгорьями к небу взметнулось темное облако. Вслед за этим над долиной прокатились глухие раскаты. Здание вздрогнуло. Астронавты, прильнувшие к подоконнику, всем телом ощутили мощный толчок.

— Что это? — спросил Олег, с недоумением смотря на Сергея.

Тот пожал плечами.

— Где-то что-то взорвалось, — сказал он, помолчав, и, усмехнувшись, добавил: — Очевидно, это очередная провокация ямуров…

Глава IX. В ПЛЕНУ

Сперва по воздуху, потом по суше. — Пятиугольная одиночка. — Неприятные ощущения. — Второе зрение. — Расщепление желаний. — Незримая сеть. — Светящиеся фигуры. — Перед экраном. — Горестные размышления подопытного. — Опасные эксперименты.

Ядовитый запах цветка, сковавший сознание Бориса Федоровича, оказал длительное влияние на его организм.

Озеров пришел в себя не сразу.

Несколько часов он находился в полубессознательном состоянии и, словно сквозь сон, чувствовал, что его куда-то несут.

Руки и ноги Озерова были опутаны чем-то гибким, во рту торчал кляп. Несли его быстро, почти бегом, по пересеченной лесистой местности. Над головой мелькали ветви деревьев и перистая листва древовидных папоротников.

Носильщики сменялись, опускали его на мшистый грунт, небрежно переворачивали, словно куль, потом поднимали и снова торопливо шагали, подгоняемые резкими окриками существа, командовавшего группой похитителей.

Невозможность освободиться от пут, закричать, позвать на помощь друзей мучила и угнетала Озерова.

«Как неосторожно я вел себя, — сокрушался он. — Подшучивал над Сергеем, попавшим тогда в плен, а сам…»

Он напрягал мускулы, стремясь разорвать веревки, врезавшиеся в тело, пытался выплюнуть кляп и, обессилев, кляня себя за недопустимую беспечность, снова терял сознание.

Окончательно придя в себя в каком-то тесном помещении, Борис Федорович убедился, что он не только связан, но и опутан густой сеткой из прочной, эластичной материи.

Понатужившись, он попытался разорвать путы. Это не удалось. Тогда, извиваясь, как змея, он подполз к стенке и начал стучать по ней каблуками.

На стук никто не отозвался. Извне долетали только какие-то звуки, напоминавшие шум моторов. По этому прерывистому гулу да по дрожанию стенок Борис Федорович заключил, что находится в трюме корабля.

Очевидно, его везли в ту страну, из которой прилетели желтые карлики, напавшие на «Сириус».

Полет продолжался несколько часов.

Потом гудение моторов оборвалось. Борис Федорович почувствовал, что какая-то сила стремится приподнять его с твердого ложа, и ощутил приступ тошноты.

Стремительное снижение закончилось резким толчком. Послышался скрип тормозов, и корабль замер в неподвижности.

Над головой Бориса Федоровича что-то щелкнуло, в глаза, свыкшиеся с темнотой, ударил свет. Борис Федорович зажмурился. Мгновение спустя, чуть раздвинув веки, он увидел решетку, закрывавшую люк в потолке, а над решеткой, на фоне облачного неба желтые лица с крючковатыми носами.

«Как жучка на дне банки рассматривают, — подумал Борис Федорович. — Положение унизительнее моего трудно вообразить. Не хватает лишь, чтобы они посадили меня в клетку с надписью: «Двуногое существо неизвестного происхождения. Поймано в пуще. Защищаться не умеет».

Раздался свисток. Головы над люком исчезли, а решетка разделилась на два полукруга, принявшие вертикальное положение.

Озерова вытащили наружу и положили на носилки. Носилки эти подхватило какое-то подъемное устройство и, покачивая в воздухе, плавно опустило на шершавые каменные плиты.

Тотчас же возле носилок очутились плечистые пепельно-серые двуногие существа с вьющимися рыжими волосами на голове и широкими, приплюснутыми носами на добродушных скуластых лицах.

Они приподняли носилки и куда-то понесли.

Борис Федорович лежал на спине, и ему не было видно, куда его несут. Но из того, что носилки приняли наклонное положение и голова оказалась выше ног, он заключил, что дорога идет вверх по крутому склону.

По обе стороны ее от порывов ветра, сухого и знойного, раскачивались ветви деревьев. Кроны их имели форму канделябра. Из пучков бледно-розовых, узких, как ланцеты, листьев поднимались усеченные конуса соцветий, усеянные нежно-голубыми бутонами.

Когда аллея кончилась, Борис Федорович заметил стены высоких зданий. Украшенные барельефами темных тонов, мозаикой из зеленых и синих камешков и причудливым орнаментом. Рисунки напоминали те изображения, которые Борис Федорович видел в пещерах на острове Тета.

Поднявшись но ступеням широкой лестницы, носильщики пронесли Бориса Федоровича мимо изваяния черного шипоносного ящера с разинутой зубастой пастью и длинным хвостом. Над глубоко сидящими маленькими глазками его изогнулись рога.

Ящер как бы сторожил вход в широкий коридор с высоким сводчатым потолком и узкими, овальными, напоминающими бойницы, окнами.

В тупике коридора оказалась массивная дверь, тускло отражающая свет угасающего дня. Дверь вела в пятиугольное помещение призматической формы.

В этой темной комнате Бориса Федоровича переложили с носилок на узкую койку. Пепельно-серые слуги вышли из помещения и унесли носилки, а к Борису Федоровичу подошел желтый карлик, освободил пленника от сетки, разрезал ножом путы на ногах и руках и, не произнеся ни звука, исчез. Дверь за ним закрылась.

Растирая затекшие руки и ноги, Борис Федорович осмотрел комнату. Меблировка ее была скудная: длинное ложе, подобие стола, табуретка. Свет сочился через круглое отверстие у потолка, закрытое решеткой странного зигзагообразного рисунка.

Борис Федорович прошел вдоль стен, ощупывая их руками, нажал плечом на дверь. Не обнаружив нигде ничего похожего на тайной ход в стенах или полу, он стал обшаривать карманы комбинезона. В них он отыскал только блокнот, автокарандаш и плоскую металлическую коробочку с космическими таблетками.

Все остальное исчезло.

Впрочем размышлять об этом Озерову долго не пришлось. Крайняя утомленность рождала судорожную зевоту. Он сам не заметил, как опустился на ложе, застланное каким-то эластичным, мягким одеялом. Едва он коснулся его, как погрузился в глубокий, почти летаргический сон.

Его пробудило ощущение нестерпимого холода. Руки и ноги застыли. Ритм сердечных ударов нарушился, виски ломило, а в ушах и на мгновение не прекращался звон — верный признак острого малокровия.

Холоднее всего было почему-то затылку. Его точно обдувало ледяным ветром. Борис Федорович коснулся рукой головы. Пальцы его не ощутили волос — они скользнули по гладкой, тщательно выбритой коже.

Ощупывая неровности черепа, Озеров с удивлением обнаружил на затылке, там, где явственнее всего ощущался сквозняк, овальную пластинку с еле приметными выступами-рожками.

Это озадачило его. Откуда взялась эта волнистая на ощупь пластинка? Неужели ему делали трепанацию черепа, удалили раздробленную при падении или ударе кость и искусно заменили ее металлической пластинкой?

О подобных операциях Озерову приходилось читать в журналах, но тогда он не задумывался над тем, что испытывают лица, в череп которых вставлены такие пластинки-заменители. Он даже не знал, прозрачны они или нет, можно ли увидеть сквозь них пульсацию долек головного мозга, уяснить как влияет на самочувствие «пластинконосителей» изменение температуры воздуха, его влажность или давление.

Сейчас же, и это было вполне естественным в его положении, Борис Федорович сосредоточил внимание на новых своих ощущениях. Не было сомнения в том, что после произведенной ему операции затылочная часть черепа обрела повышенную чувствительность. Она являлась не только «окном» для ощущений тепла или холода, влажности или сухости, но и воспринимала световые лучи.

Борис Федорович видел предметы, находившиеся позади него, обрел второе зрение. Среди этих предметов — смутных, расплывчатых, с зыбкими очертаниями, — выделялся большой радужный шар.

Озеров сделал шаг вперед. Изображение радужного шара отдалилось. Озеров попятился — изображение снова приблизилось; на экваторе полусферы блеснули какие-то светлые точки.

«Что за ерунда? — подумал Борис Федорович. — Неужели я галлюцинирую?»

Он резко повернулся, точно пытаясь захватить врасплох шутника, забавляющегося с зеркалом. То, что он увидел, положило конец сомнениям. У противоположной стены продолговатого помещения на черной подставке был укреплен большой золотистый шар, испещренный разноцветными пятнами. Именно этот шар и видел словно в тумане Озеров, когда смотрел на переднюю стенку помещения. Видел… затылком!

Теперь перед его глазами была подставка с шаром, а за спиной стена, и он видел нормальным, земным зрением шар, а вторым, «затылочным» — смутно, словно сквозь вуаль, различал контуры стены.

Озеров несколько раз повернулся влево и направо. Оба зрительные ощущения не исчезли, а сопутствовали друг другу. Они были слитны, подобно тому как неотделима тень от того предмета, который ее отбрасывает.

Менялись только отчетливость зрительных образов, ясность их. Глазами Озеров видел лучше, чем затылком. То, что находилось за спиной, было окружено радужными кольцами, напоминающими те, которые возникают на пленке нефти.

Сделав два-три поворота, Озеров закрыл глаза. Затылочное изображение стало сразу отчетливее, золотистый шар возник со всеми своими пятнами и немедленно исчез, когда Борис Федорович, не поднимая век, повернулся к нему лицом. Вместо шара в поле зрения была теперь стена, лепные узоры на среднем ее поясе, краснокожий воин, поражающий копьем змею, круглые отверстия у потолочного карниза, расходящийся пучок голубоватого света, проникающего в одно из них. Остальные отверстия казались черными, будто были закрыты извне заслонками.

Несколько освоившись с этой двойственностью зрительных ощущений, одно из которых как бы проступало сквозь другое, Озеров обратил внимание на то, что и желания его стали двойственными. Сквозь одно, хилое и слабое, пробивалось, нарастая в силе, другое. И это другое, чуждое всему строю мыслей, принуждало Бориса Федоровича выполнять то, о чем он мгновение назад и не думал.

Сила этого второго, навязываемого ему желания, менялась в зависимости от того, стоял ли Озеров лицом к шару или поворачивался к нему спиной.

Чужое желание более властно вторгалось в сознание, когда шар оказывался позади Бориса Федоровича, и ослабевало, если он смотрел на него.

Озерова все плотнее обволакивала какая-то незримая сеть и куда-то влекла.

Поначалу Озеров противился этому воздействию, стремился делать то, что хотелось ему самому, а не то, что ему навязывали, потом сопротивление его было сломлено, он подчинился.

Подталкиваемый какой-то силой, не разрешавшей остановиться, свернуть в сторону или броситься на пол и застыть на нем, закрывая лицо руками, вздрагивая от беззвучных рыданий, Борис Федорович подошел к стене, пошарил по ней пальцами, нащупал какую-то кнопку и нажал ее — подчинился тому, кто властно диктовал программу этих действий.

Послышался звук, отдаленно напоминающий звук быстро разрываемой прочной материи.

Стена раздалась, в ней возник вертикальный разрез. Обе части стены, двигаясь быстро и бесшумно, точно катясь на хорошо смазанных роликах, отошли в стороны, образовав проход.

За стеной оказалось голубоватое пространство. Его пронизывали, скрещиваясь и образуя зыбкие пятна, лиловые и фиолетовые лучи.

Помещение, в котором очутился Озеров, было просторное, с высоким сводчатым потолком. Вдоль потолочного карниза протянулись ряды круглых отверстий. Они, точно соты, пронизывали верхнюю треть стены. Некоторые отверстия горели изумрудным, желтым, рубиновым светом, другие казались угольно-черными.

Светящиеся отверстия образовали на стене правильные геометрические фигуры — квадраты, ромбы, равносторонние треугольники, равнобедренные трапеции. Темные отверстия отделяли одну группу фигур от другой тик же как точки отделяют фразу от фразы.

«Неужели эти фигуры эквивалентны каким-то словам?» — подумал Озеров, всматриваясь в расположение треугольников и ромбов.

Это предположение подтвердилось. Цвет отверстий изменился. Рубиновые треугольники стали зелеными, на месте алых квадратов возникли синие. По стене как бы пробежала светящаяся надпись, составленная из разноцветных фигур.

Что означали красные треугольники? Какому земному понятию соответствовал синий ромб? Роковой или благоприятный для него, Озерова, смысл таился в оранжевой трапеции, которая, вспыхнув на мгновение, сменилась голубой?

Борис Федорович не понимал языка светящихся фигур.

После того, как фигуры на стене, меняясь местами, несколько раз вспыхнули, передав кому-то какое-то сообщение, все отверстия потемнели, а внизу, вдоль стены зажглись фонарики, наметившие узкий и прямой проход.

Борис Федорович, словно подчиняясь приказу, пошел между светофорами. Позади его гасли одни огни, впереди вспыхивали другие. Освещенным все время оставался только участок в восемь-девять метров.

Озеров как бы плыл сквозь тьму, не видя того, что его окружает, не зная, куда ведет этот узкий, ограниченный разноцветными огоньками проход, не ведая того, что произойдет с ним в конце его.

Наконец он очутился в комнате с многочисленными плоскими и криволинейными зеркалами, линзами, овальными экранами, металлически поблескивающими приборами. Некоторые напоминали рентгеновские аппараты, другие — энцефалографы, применяемые врачами при изучении патологических процессов в головном мозгу.

Перед одним экраном стояло кресло. Борис Федорович, повинуясь чьему-то приказу, опустился в него. Раздался звонок. Два криволинейных рычага прижали Озерова к изогнутой спинке кресла. На голову его опустился сетчатый колпак, в лоб уперлась холодная металлическая пластинка с двумя овальными прорезями для глаз.

Послышалось потрескивание электрических искр. Что-то загудело. По экрану побежали зеленые и фиолетовые змейки. Они перескакивали одна через другую, расщеплялись на части, сливались в двухцветную вздрагивающую полосу и то меркли, то наливались нестерпимо ярким светом.

Перед глазами мелькали радужные пятна. Борис Федорович силился сомкнуть веки и не мог. Его попеременно бросало то в жар, то в холод. Руки и ноги онемели. В висках возникла колющая боль. Казалось, еще минута-другая и череп лопнет, разлетится на куски.

Внезапно экран погас, потрескивание прекратилось, рычаги, сжимавшие грудную клетку, разомкнулись. Озеров, жадно глотнув широко раскрытым ртом воздух, впал в сомнамбулическое состояние.

В течение нескольких следующих дней Озерова не покидало ощущение того, что из него «высасывают» знания подобно тому, как пиявки высасывают кровь.

Ему казалось, что все, годами хранимое памятью, покидает мозговые полушария через пластинку с рожками, выполняющую роль своеобразного насоса.

По-видимому, рожки служили антенной и излучали радиоволны, порожденные биотоками. Токи эти ослабевали, когда Озеров находился в пассивном состояния, и усиливались, как только он погружался в тревожные размышления.

«Они превратили меня в подопытное животное, — думал Озеров, — и экспериментируют со мной так же, как физиологи и врачи с кроликами, морскими свинками, мышами. На тех действуют антибиотиками, им впрыскивают токсины, их периферическую нервную систему подвергают воздействию импульсных ультразвуковых волн. Бедные четвероногие не знают, ради чего им причиняют столько страданий, лишают их возможности свободно резвиться, грызть морковку, лакомиться салатом. Они не подозревают, что мы, люди, ценой жизни тысяч низших организмов победили чуму и холеру, тиф и дифтерит.

Я попал в аналогичное положение. Меня лишили свободы. Однако я не бессловесное существо, могущее только пить, есть и погружаться в безмятежный сон. Мне присуща еще способность МЫСЛИТЬ. И это отягощает мое положение.

Знаю, что стал объектом радиотехнических экспериментов. Как ямуры расшифровывают кривые биотоков моего мозга, мне пока неясно, но я чувствую, что за мной наблюдают зорко, внимательно, неустанно.

Больше того. Они каким-то способом воздействуют на мое психическое состояние и могут заставить возбуждаться и впадать в оцепенение, переживать страх и испытывать гнетущую тоску».

Приступы апатии сменялись периодами, когда Озеров жаждал бурной деятельности.

Бежать! Пока мозг не высох, пока из клеток памяти не извлекли их содержимое, пока ямуры не поняли всего, что они стремятся понять!..

В такие моменты Озеров начинал метаться по камере, быстро ходил из угла в угол, простукивал стены в надежде обнаружить какую-нибудь замаскированную полость или дверь, закрывающую потайной ход.

Бесплодность всех этих попыток доводила его до бешенства, приступы его дорого обходились пленнику: поглощали силы, опустошали сердце, изматывали нервы. Корни, питающие волю и гордый дух человека, расшатывались.

После одного из таких припадков, особенно изнурительного, Борис Федорович решил, что подобные расточительные бунты только ускорят роковую развязку.

«Надо взять себя в руки, — думал Озеров, постепенно успокаиваясь. — Не в моих интересах тратить впустую душевную энергию. Запасы ее на исходе. Самое разумное, что я могу, сделать, — это вооружиться терпением!»

Глава X. ВИЭНОВЦЫ

Однажды ночью. — Друг или враг? — «Ви эна». — Вниз по лестнице. — Озеров готовится нанести удар. — Венерянские карбонарии. — Пароль и девиз. — Лепешки делятся пополам. — Понимание достигнуто. — Два сюрприза. — Письмо вручено адресату. — В тайном убежище.

Однажды ночью Бориса Федоровича разбудил скрип двери.

В камеру кто-то вошел и, осторожно ступая, приближался к койке. Силуэт неизвестного смутно вырисовывался в полумраке. Одет вошедший был во что-то темное, закрывавшее его с ног до головы.

Борис Федорович настороженно следил за ним. Если это кто-нибудь из тюремщиков, то появление его в неурочный час не сулит ничего хорошего. Возможно, в его руках отрава, которую он собирается незаметно подсыпать в питье, или кинжал, которым ему поручено заколоть спящего узника.

Озеров решил подпустить неизвестного по ближе, а потом наброситься на него и задушить.

«Положу его вместо себя на койку и одену то, что на нем, — думал он. — Тогда я буду не так бросаться в глаза ямурам. Может быть, мне удастся еще до рассвета добраться до берега моря и отыскать там какую-нибудь лодку. Мое исчезновение обнаружат только утром, когда принесут завтрак…»

Борис Федорович приготовился к прыжку. Мускулы его напряглись, уши ловили тихие шаги неизвестного, глаза следили за каждым его движением.

И вдруг он услышал два коротких слова, произнесенные шепотом: «Ви эна».

Эта непонятная фраза прозвучала протяжно, точно аккорд. В голосе произносящего ее была такая же певучесть, как и в голосе аэров, соплеменников Ноэллы.

Борис Федорович расслабил мышцы.

Он понял, что едва не совершил роковой ошибки. В камеру проник не надсмотрщик-ямур, а кто-то из аэров. Перед ним был друг, а не враг.

Очевидно, неизвестного прислали друзья Ноэллы, каким-то путем узнавшие о месте пребывания его, Озерова, и стремящиеся помочь ему.

— Ви эна, — еще раз оказал неизвестный, почти вплотную приблизившись к пленнику, приподнявшемуся с койки.

Убедившись, что Борис Федорович догадывается о цели визита, неизвестный коснулся правой рукой его одежды, а левой указал на дверь.

Смысл этого жеста легко было понять. Неизвестный предлагал немедленно покинуть камеру.

Озеров не стал ждать вторичного приглашения. Он спал, не раздеваясь, в том, что было на нем в день его пленения. Комбинезон не успел еще загрязниться или порваться. Изготовленный из искусственного немнущегося волокна повышенной стойкости, костюм был мягкий, прочный, влагонепроницаемый и выглядел сейчас, как новый. Воротничок, плотно облегающий шею, не покоробился, на брюках сохранились все складки. Закройщики ателье «Космос» могли гордиться изделием рук своих.

Убедившись, что коробочка с антиасфиксионными таблетками в кармане, Борис Федорович покинул камеру.

В коридоре было тихо и темно. Слышалось, как где-то по соседству шлепаются на каменный пол капли воды.

Неизвестный шел впереди, не выпуская из своей руки кисти Бориса Федоровича и время от времени слегка пожимал ее тонкими и сильными пальцами, точно желая ободрить и успокоить Озерова.

Они шли в темноте минуты две. Очевидно, неизвестному удалось выключить освещение в той части здания, где была расположена одиночка.

Сперва они двигались по коридору, сворачивая то влево, то вправо, потом под ногами оказались ступени лестницы, ведущей куда-то вниз.

Насчитав семьдесят семь ступеней, Борис Федорович сбился. Отказавшись от намерения хотя бы приблизительно определить, на уровне какого этажа они находятся, Озеров безропотно и осторожно шагал в темноте со ступеньки на ступеньку.

Лестничная клетка была узкая, как колодезный сруб, и подобно ему обросла чем-то влажным и скользким. Вероятно, камни отсырели и заплесневели.

Воздух был застойный, спертый, пропитанный запахами гниения, дышать становилось все труднее. Снизу из непроницаемой темноты долетали какие-то булькающие звуки.

Жутко было идти по этой крутой лестнице, ведущей в неведомую глубину и неизвестно где обрывающейся.

В сердце Бориса Федоровича стали закрадываться сомнения.

Не поступает ли он опрометчиво, спускаясь по этой лестнице? Может быть, его ведет враг, а не друг?

Он решил, что фраза «Ви эна» является паролем группы лиц, сочувствующих аэрам, непримиримых противников диктаторского режима Силициуса, и что в камеру тайком проник посланец этой группы, которому поручено помочь ему вырваться на свободу.

Почему он пришел к такому выводу? Только на основании того, что слова «Ви эна» были произнесены нараспев голосом, схожим с голосами соплеменников Ноэллы.

Но ведь коротенькую эту фразу можно истолковать и иначе. Возможно, она означает смертный приговор, вынесенный ему, Озерову, тайным судилищем ямуров. Если это так, то его ведет не венерянский карбонарий, а приспешник Силициуса, палач.

В памяти воскресли эпизоды из приключенческих романов Жаколио, Буссенара, Хаггарда, прочитанных в детстве. Вспомнились башни смерти, замурованные в нишах пленники, водоемы с крокодилами, мстительные и коварные раджи, отдающие непокорных на съедение бенгальским тиграм…

Неужели ему, Борису Федоровичу, суждено пережить на Венере нечто подобное?

Мускулы Бориса Федоровича напряглись, пальцы сжались в кулак.

Сейчас он размахнется и что есть силы ударит неизвестного по голове.

Борис Федорович осторожно освободил правую руку.

В этот момент ничего не подозревающий спутник его остановился и в третий раз произнес короткую певучую фразу: «Ви эна».

Но теперь он обращался не к Озерову, а к кому-то другому. Голос стал суровее, жестче, в нем появились повелительные нотки. Теперь слова «Ви эна» звучали не как приглашение следовать за ним, а как приказание.

«Я тебе сейчас покажу, — усмехнулся Борис Федорович. — Как подкошенный рухнешь. И станет тогда одним подлецом на Венере меньше».

Озеров отступил на полшага и занес правую руку для удара…

— Ви эна, — донеслось откуда-то слева. Узкий пучок голубых лучей, прорезав тьму, осветил голову неизвестного; другой пучок, упав с потолка, уперся в Бориса Федоровича и заставил его заслонить глаза ладонью.

— Унгра та ви, — сказал неизвестный и дважды стукнул по стене. Послышался скрипучий звук. Казалось, поблизости скользит по ржавому блоку стальной канат, поднимающий какой-то груз.

Оба световых пучка погасли. В темноте возникла голубая прорезь, она бесшумно раздалась вширь. Образовалось узкое прямоугольное отверстие. Неизвестный шагнул в него и, обернувшись, протянул руку Озерову. Тому пришлось последовать за своим проводником.

Комната, в которую привел Бориса Федоровича неизвестный, была такой же геометрической формы, как и одиночная камера, но в несколько раз превосходила ее размерами. От стены до стены было не меньше шести-семи метров. В стенах были ниши, с плоского потолка лился слабый голубоватый свет. Он то усиливался, то ослабевал. Казалось, помещение наполнено мерцающим газом.

Центр комнаты занимал пятиугольный стол. За ним сидели четыре венерянина. Кожа их была светлее, чем у карликов, но темнее, чем у аэров. Очевидно, это были метисы.

Венеряне с интересом смотрели на Бориса Федоровича. Его провожатый что-то быстро говорил им. Речь его состояла из коротких слов, не похожих на те, которые произносила в присутствии астронавтов Ноэлла. Отличался диалект метисов и от языка ямуров.

Закончив рассказ, пятый венерянин, точно клятву или чудодейственное заклинание, произнес:

— Ви эна.

— Ви эна! — хором ответили ему остальные.

Теперь Борис Федорович уже не сомневался, что эти два слова являются девизом какой-то тайной организации. Присутствующие произносили их то как пароль, то как торжественную клятву верности.

Поняв, что он находится среди друзей, Борис Федорович стал держать себя непринужденнее. Когда к столу придвинули еще два сидения, находившихся до этого в глубине ниши, он сел рядом с проводником и приложил руки сперва к животу, потом ко рту, давая этим понять венерянам, что проголодался.

Жесты эти были истолкованы правильно. На столе тотчас же появилось блюдо с какими-то белыми ломтиками, тарелка с желтоватыми лепешками и сосуд, наполненный до краев ароматной розовой жидкостью. Перед Борисом Федоровичем положили вилку с двумя зубцами, завернутую в тонкую прозрачную бумагу, и поставили стаканчик.

Самый старший метис, отличающийся от своих сородичей феноменальной худобой и небольшой бородкой рыжеватого цвета, разломил на две части лепешку и протянул одну половину Озерову, а другую поднес ко рту и стал есть. Очевидно, он хотел дать этим понять Борису Федоровичу, что лепешки съедобны.

Тоже самое рыжебородый проделал и с белым ломтиком, напоминавшим мясо. После этого он налил из сосуда розовую жидкость себе и гостю.

Примеру рыжебородого последовали остальные метисы, как бы давая этим понять Озерову, что отныне они все будут делить с ним пополам. Были разломлены пять лепешек и разрезаны пять кусков белого мяса.

Отощавший за время одиночного заключения Борис Федорович не пришел от этого в ужас. Он так проголодался, что в состоянии был съесть один всю снедь на этом столе.

Мясо оказалось сладковатым, лепешки вкусом своим напоминали оладьи из кукурузы, которые Озеров в детстве любил есть с медом. Прозрачная розовая жидкость, нечто вроде апельсинового сока, приятно холодила рот. Очевидно, она содержала какие-то пряности.

Борис Федорович ел, не торопясь, старательно разжевывая мясо и лепешки и запивая их небольшими глотками розового напитка. Гурманство не было ему чуждо.

Когда оба блюда и сосуд наполовину опустели, пожилой метис протянул Озерову продолговатую коробочку. В ней оказались космические таблетки.

Борис Федорович, не веря своим глазам, поднес их к носу и, понюхав, бросил одну в рот, как мятную лепешечку. Вкусом и запахом она не отличалась от тех таблеток из неприкосновенного запаса, которые Озеров берег, как зеницу ока.

«Еще тридцать суток жизни, — думал Борис Федорович, потряхивая содержимое коробочки. — За это время виэновцы успеют переправить меня на остров».

Потом, спохватившись, он перегнулся через стол и, схватив рыжебородого за руку, с чувством стиснул его ладонь. Метисы, улыбаясь смотрели на Озерова и одобрительно кивали. Радость его произвела на них впечатление, хоть рукопожатия, видимо, не были приняты у них. Они оживленно между собой заговорили, снова и снова произнося «Ви эна», теперь с гордостью и восхищением.

И казалось, что эти певучие слова связывают метисов и Озерова незримыми узами братства.

Когда разговоры умолкли, рыжебородый хлопнул себя рукой по затылку.

«Он что-то вспомнил, — подумал Борис Федорович, следя за тем, как метис вытаскивает из карманчика на широком поясе что-то белое. — Ему поручили передать мне не только таблетки».

И действительно, мгновение спустя в руках Озерова оказалась четвертушка листа непромокаемой бумаги. Она была густо исписана мелким, убористым почерком Олега.

Вот что содержало послание, врученное Борису Федоровичу рыжебородым метисом:

«Венера, Аоон, 5 августа 19… г.

Здравствуйте, Борис Федорович!

Пользуясь оказией, посылаем вам таблетки. Мы в Аооне — столице Аэрии. Правительство аэров направило ямурам ноту протеста и настаивает на вашем освобождении. Если этот демарш не приведет к желаемым результатам, друзья Ноэллы обещают гари помощи тайной организации «Ви эна» установить с вами связь. Виэновцы — противники диктатора Ямурии, их цель — свергнуть режим Силициуса.

Они переправят вас в Aоон.

Политическая обстановка на Венере напряженная, атмосфера накалилась. Далеко не все венеряне понимают, что худой мир лучше доброй ссоры.

Ямуры бряцают оружием, аэры готовятся дать им отпор.

Судя по всему, Силициус, разжигая в народе фанатизм, надеется отвлечь внимание ямуров от их подлинных врагов. Убеждены, что это ему не удастся. Карты шовинизма и фанатизма будут биты. Ямуры поймут, что военная авантюра не принесет им ничего, кроме новых страданий.

Сторонники мира победили на Земле, победят они и на Венере.

До свидания, Борис Федорович. Хочется поскорее увидеть вас и пожать вашу руку.


Ваши О. Г. и С. С.»

* * *

Последующие дни, проведенные на берегу моря в лесистой местности, в доме Юр Ана, родственника рыжебородого метиса Ингра, хорошо запомнились Борису Федоровичу.

Сперва оба они объяснялись с Озеровым при помощи жестов, потом стали говорить на смешанном наречии, в состав которого входили слова из языка аэров и ямуров.

Ингр сообщил Борису Федоровичу, что последний будет скрываться в доме Юр Ана до тех пор, пока не начнется сезон южных ветров, когда на парусной лодке можно будет попытаться доплыть до острова Тета, расположенного на полпути между южным и северным материками Венеры.

Кроме Озерова и Ингра в доме Юр Ана скрывалось еще несколько человек — метисов и ямуров, входивших в состав тайной организации «Ви эна».

Они часто покидали убежище для того, чтобы выполнить то или иное поручение Ингра, уходя то поздно вечером, то рано утром.

В свободное время виэновцы занимались охотой и рыболовством.

Борис Федорович несколько раз ходил вместе с ними в лес и горные долины, заросшие колючим кустарником. Здесь в оврагах и на берегах ручьев встречались бурые копытные четвероногие с маленькой плоской головкой на длинной изогнутой шее. Виэновцы называли их яртанами. Мясо яртанов употребляли в вареном, жареном и сушеном виде.

Чтобы Озеров не бросался в глаза коренным ямурам, изредка заходившим в лес, Бориса Федоровича переодели и загримировали. Издали его легко можно было принять за рослого ямура.

Большую часть дня Борис Федорович проводил на скалистом морском берегу.

Усевшись на каменной глыбе, он с грустью смотрел на север, откуда нескончаемой вереницей бежали зеленоватые пенистые волны.

Казалось, что Борис Федорович силится увидеть вершины лилового хребта острова Тета и ту оранжевую пущу, вблизи которой опустился «Сириус».

А мысли геолога улетали еще дальше. В ту неведомую северную страну, родину Ноэллы, где находились Олег и Сергей.

В доме Юр Ана ему, естественно, было не так тягостно, как в одиночной камере, но тоска по товарищам не покидала его и здесь. Скорее бы к ним.

Когда бездействие становилось невыносимым, Борис Федорович начинал бродить по ступеням грабенов — узких и длинных впадин, тысячи лет назад образовавшихся при разломе исполинского каменного свода, возвышавшегося некогда в этой части Ямурии.

Острые края изломов сгладило время, выветрились кристаллические изверженные породы, ливневые воды принесли плодородный грунт в ложбины, в этот грунт попали семена трав, кустарников, деревьев, и густой растительный покров образовался там, где сотни лет назад извивались огненно-жидкие лавовые реки.

Удаляясь от побережья, Борис Федорович поднимался по каменистым осыпям, осматривал расщелины, пещеры. Он всюду натыкался на следы полезных ископаемых. Неустойчивые участки планет, бывшие или являющиеся ареной борьбы воды и огня, богаты рудами. В околожильных изменениях земных гранитов Борис Федорович неоднократно натыкался на желтовато-зеленый берилл и тугоплавкий вольфрамит, в местах соприкосновения магматических внедрений с известняками находил медный колчедан.

В ущельях северного побережья Ямурии зоркий глаз геолога тоже замечал ценные минералы, драгоценные камни, крупицы золота и платины.

Поддаваясь давней своей страсти, он вертел в руках угловатые и гладкие камешки, вглядывался в свежие изломы, переливающиеся всеми цветами радуги, растирал в порошок комочки глины и беловатой, напоминавшей мел, породы.

Осыпи и сбросы, рудные жилы, широкие трещины и потоки застывшей лавы без утайки рассказывали ему о грандиозных катаклизмах, происходивших в этом уголке Венеры миллионы лет назад.

Но как бы далеко он ни заходил в горы, путь его неизменно заканчивался на берегу моря. Каждый вечер его можно было увидеть на краю каменистого обрыва, напряженно всматривающимся в горизонт.

Сидя на базальтовой глыбе, Борис Федорович думал о товарищах по космическому путешествию и далекой Земле, на которой ждали его возвращения жена и одиннадцатилетняя Юленька.

Вспоминая о дочери, Озеров машинально касался пальцами того места на затылке, где на протяжении многих дней торчали миниатюрные рожки металлической пластинки, причинившей ему столько неприятных ощущений.

Она не была вставлена в череп, как опасался он одно время, а только прочно приклеена к тщательно выбритому участку затылочной кости. Врачу-виэновцу удалось безболезненно удалить ее. Выбритое место заросло волосами. И теперь только по ночам, когда мучили кошмары, Борису Федоровичу чудилось, что он все еще «видит» затылком.

С наступлением сумерек Озеров имеете с виэновцами смотрел телепередачи из Абагды — столицы Ямурии.

На экране возникали морские гавани и корабли, стоящие у причалов, рыночные площади и увеселительные заведения, заполненные нарядно одетыми ямурами, дворцы и храмы, ристалища, религиозные шествия.

Виэновцы, не покидая своего тайного убежища, могли следить за тем, что происходило за десятки, а иногда и сотни километров от них.

Однажды Борис Федорович стал свидетелем пышного празднества, происходившего в крытом помещении.

Выпуклую белую крышу его, состоящую из трех полуцилиндрических поверхностей, поддерживали витые колонны. Помещение освещали шарообразные светильники, свешивающиеся с потолка. Арену окаймляли овальные зеркала и треножники с курениями. Над круглыми чашами их извивались струйки розовых и лиловых дымов.

Откуда-то неслись звуки рожков, трещоток, бубенчиков, струнных и ударных инструментов.

Ряды изогнутых скамеек и задрапированные ложи были заполнены нарядно одетыми ямурами.

Внезапно все светильники погасли, а музыка умолкла.

В помещении воцарилась напряженная тишина.

Ее нарушили три глухие протяжные удара гонга.

Занавес перед сценой раздвинулся. Стала видимой синеватая горловина туннеля, наполненного мерцающей мглой. Из мглы вышел карлик в пурпуровой одежде с золотой цепью на груди. На голове его сверкала корона.

Подойдя к перилам балкона, он поднял руки и дважды взмахнул ими.

Грянул торжественный марш. Под его звуки на арену вышли воины и стали цепью вдоль барьера.

Марш сменился томной мелодией. Из боковых дверей выбежали танцоры-девушки в оранжевых одеяниях и смуглые полуобнаженные юноши.

Последними на сцене появились подростки в полосатых костюмах. В руках у них были блестящие диски.

Карлик хлопнул в ладоши.

Музыканты заиграли еще медленнее.

Из круглого люка в куполе цирка опустилась корзина с цветами. Среди цветов стояла краснокожая девушка. Единственным одеянием ее была набедренная повязка, отороченная бубенцами.

Позванивая ими танцовщица послала воздушный поцелуй коронованному карлику, поклонилась зрителям и, извиваясь по-змеиному, покачивая обнаженными бедрами, выворачивая руки, закружилась в стремительном танце…

Глава XI. «ИГРУШКИ»

Дзира! — Поединок. — Танцующие шарики. — «Это не игрушки». — Взаимные упреки. — Предупреждение или угроза? — В гравитационной лаборатории. — Пластинка, которую нельзя поднять. — Синий луч.

После легкого завтрака Ноэлла решила искупаться в море. Шаги ее услышал ручной ящер Эрл. Приминая траву и оставляя трехпалые следы на влажной почве, он побежал за хозяйкой.

Ноэлла поймала его в лесу совсем маленьким — он свободно умещался на ее ладони. Ящеренок к ней привязался. Ноэлла часто брала его с собой. В лесу Эрл надежно защищал ее от рептилий и гигантских насекомых.

Сегодня Ноэлла не обращала внимания на своего верного телохранителя, мысли ее были заняты другим.

На берегу Ноэлла сбросила с себя платье и, постояв с минуту на ветру, в легком купальном костюме вошла в море.

Волны с пенными гребнями устремились ей навстречу. Вода, почти не оказывая сопротивления гибкому, натренированному телу искусного пловца, с журчанием смыкалась позади.

Эрл тоже бросился в море. Вода была его второй стихией. Он то нырял, то, вытянувшись, покачивался на волнах. Они отплыли довольно далеко от берега, когда перед Ноэллой возникла широкая продолговатая голова, усеянная наростами, а потом показалась длинная чешуйчатая шея.

Это была дзира — морская змея, страшилище Голубого океана.

Венеряне боялись дзир больше, чем хищных ящеров, водившихся в лесистых предгорьях и болотистых низинах южной части материка.

Неосторожные купальщики часто становились ее жертвами. Она подползала к ним по дну, обвивалась вокруг ног и увлекала под воду. Случалось, что дзира на глазах взрослых похищала детей.

Ноэлла еще не видела живой дзиры и теперь с ужасом смотрела на ее пасть. Казалось, из красноватых змеиных глаз с зачаточными безволосыми веками исходит какая-то колдовская сила и парализует волю.

Стать добычей дзиры?!

Ноэллу охватила нестерпимая жажда жизни.

— Эрл, ко мне! — крикнула она.

Ящер ринулся к хозяйке. При виде дзиры колючки на его шее ощетинились, в глазах вспыхнул зловещий свет. Пеня воду ударами сильного хвоста, он поплыл к дзире. Змея, еще выше подняв голову, зашипела, из разинутой пасти высунулся раздвоенный язык, под глоткой вздулся мешок.

Спустя мгновение ящер и дзира бросились друг на друга. Началась смертельная схватка. Вода около чешуйчатых тел бешено бурлила.

Ноэлла не стала ждать конца поединка. Преодолев оцепенение, она поплыла к берегу.

На гальчатую косу Ноэлла выбралась с учащенно бьющимся сердцем. Ноги подкашивались, дрожали, перед глазами плыли радужные круги.

На отмель взбегали волны, кружевом пены одевая куски гранита. Среди водорослей, принесенных прибоем, ползали бурые морские пауки… Шипела пена и журчала у подножия скал вода. Обессиленная, измученная Ноэлла, лежа на песке, не видела, не слышала ничего. Она была в полуобморочном состоянии.

Потом она потеряла сознание.

Очнувшись, Ноэлла с трудом поднялась и тихо позвала Эрла. Ящер не откликнулся на зов. Очевидно, он погиб в неравном поединке с дзирой.

Помедлив, Ноэлла медленно пошла по дорожке, которая вела к ее дому. По пути силы еще раз изменили ей. Пришлось присесть на плоскую мшистую каменную плиту, лежавшую среди кустов.

И тут она неожиданно увидела шагах в пятидесяти от себя Туюана. Он стоял среди древовидных ветвистых растений. Из-за его широких плеч выглядывали кроны карликовых деревьев, отороченные колючими горжетками отмершей листвы, над головой раскачивались пучки метелок высоких трав и голубые пирамидальные соцветия.

В руках у Туюана были продолговатый ящик и блестящая стойка с конически расходящимися игольчатыми стерженьками на конце.

Ноэлла насторожилась.

После размолвки около Хрустального дворца, когда ее до глубины души возмутил грубый тон Туюана, подпавшего под власть необузданной ревности и наговорившего ей много лишнего, отношения между молодыми людьми стали натянутыми. Ноэлла избегала бывать там, где проводил свой досуг Туюан, а он не делал попыток к примирению.

«Что он намерен здесь делать? — спрашивала себя удивленная девушка. — Для чего явился?»

Ноэллу скрывали заросли. А ей было хорошо видно Туюана.

Прошло несколько минут.

Убедившись, что на берегу моря никого нет, Туюан раздвинул ветки кустарника и отвел рукой кисти лиловых и синих цветов.

Сделав шесть-семь шагов, он оказался на песчаной площадке, полого спускавшейся к морю. За спиной Туюана сомкнулась стена густой растительности. Она отделяла его от низины, примыкающей к ограде сада загородного дома Ин Сена — единственного жилого строения на этом участке побережья. Уединенную «дикую» бухточку редко кто посещал. Именно поэтому она и полюбилась так Ноэлле.

О том, что она купается здесь по утрам, из знакомых Ноэллы знал только Туюан, никого больше в свои секреты она не посвящала. Но сейчас молодой ученый, очевидно, и не подозревал, что Ноэлла находится поблизости и наблюдает за каждым его шагом.

Опустившись на колени, Туюан воткнул в песок стойку и соединил ее голубым проводом с ящичком. Затем он нажал кнопку на его боковой стороне. Звякнул залор, крышка отскочила и приняла вертикальное положение. В гнездо этой крышки Туюан вставил длинный стержень с прозрачным диском на конце. Диск этот напоминал большой глаз, обращенный к солнцу.

Обойдя вокруг этого устройства и, потрогав для чего-то иглы, которыми ощерился конец стойки, Туюан опустился на корточки и стал быстро вращать небольшую рукоятку. Казалось, Туюан заводит музыкальную шкатулку.

Но никакой музыки Ноэлла, заинтересованная всем этим, не услышала. Потрескивали электрические искорки, проскакивающие между игольчатыми стерженьками, соединенными с концом блестящей стойки, а внутри ящика что-то сердито гудело. Гудение сменилось бульканьем, потом возник тонкий, звенящий звук.

Туюан с удовлетворенным видом потер руки и, помедлив, одел на правую кисть нечто схожее с браслетом. Это «нечто» соединялось тонкой золотистой нитью с тем стержнем, который он незадолго перед этим вставил в гнездо в откинутой крышке ящика. После этого произошло совсем уже непонятное: из ящика начали взлетать различные тела — пунцовые шарики, полосатые цилиндрики, пятнистые кубики. Они поочередно подпрыгивали над ящиком, как будто были соединены с рукой Туюана невидимыми ниточками, и он, шевеля пальцами, принуждал их танцевать в воздухе.

Фигурки двигались между двумя границами; одна проходила на уровне крышки ящика, другая — чуть выше верхушки стойки. Когда Туюан отходил от ящика, движение фигурок замедлялось, при его приближении к ящику — ускорялось.

Странное это было зрелище. Туюан напоминал дирижера. Казалось, он мысленно управляет движением фигурок, заставляет их то упрощать, то усложнять свои траектории. Самодовольная улыбка кривила красивые губы Туюана, густые брови его двигались, аспидно-черные волосы отсвечивали металлом.

С любопытством и беспокойством смотрела Ноэлла на Туюана. Для чего он все это делает? Что замыслил?

— Ты что, в детство впал? — спросила, выйдя из своего укрытия, Ноэлла. — Шарики какие-то бросаешь. Где ты эти игрушки достал?

— Это не игрушки, — сухо проговорил Туюан. По его лицу было видно, что присутствие на берегу Ноэллы явилось для него малоприятным сюрпризом.

— А что же? Принадлежности жонглера? Газовые гранаты? Что внутри их? Когель?

— В них нет никаких газов. Они сплошные.

— А почему они летают?

— Почему? Ты хочешь знать правду? — Тон Туюана сделался торжественным и высокомерным. — Они летают потому, что я лишил эти «игрушки» части их веса, обезвесил их… Они — свидетельство моей власти над силой тяготения… Помнишь, я как-то говорил тебе, что начал новую серию опытов… Они подтвердили мои расчеты… Теперь я близок к тому, чтобы управлять гравитационными полями так же, как мы управляем полями магнитными и электрическими… Я смогу уменьшить вес любого предмета…

— В самом деле любого?

— Да.

— И этой скалы? — Ноэлла указала рукой на огромную серую глыбу.

— И этой… Если захочу, она сделается такой легкой, что ты сможешь поднять ее одной рукой.

— Л-любопытно, — иронически протянула Ноэлла… — Прямо сказка какая-то… Мне начинает казаться, что я все это слышу во сне… Обезвесь скалу… я хочу поднять ее.

Ноэлла подошла к скале, налегла на нее плечом и скорчила гримаску.

— Н-нет… — разочарованно сказала она. — Скала не по моим силам. Она даже с места не сдвинулась.

— Не поднимай меня на смех, — сердито буркнул Туюан, — и не прикидывайся наивной. Ты великолепно понимаешь, что я обезвешиваю предметы не взглядом… нужно проводить подготовительные работы… менять электрическое поле… Проблема очень сложна, но я убежден, что разрешу ее, и тогда…

— И что тогда?

— Тогда все, узнают, на что я способен. Большая часть намеченного сделана, а то, что осталось…

Он помолчал.

— Почему ты избегаешь меня?… Всегда и всюду я один…

— Потому что ты злой, нехороший.

— Всегда? Со всеми? Даже с тобой? — Туюан усмехнулся. — Странно слышать такое из твоих уст. Другие, возможно, плохо знают меня, но ты…

— Ко мне ты относишься лучше, чем к остальным, но и мне ты причиняешь, забывшись, боль…

— Знаю, что имеешь в виду, — перебил Туюан. — Понимаю, понимаю… Тебе не понравился тон, каким я говорил с тобой о чужеземцах… В той вспышке гнева виновата ты. Великолепно знала, что я против твоих прогулок с чужеземцами, и все-таки пошла в горы с тем… светловолосым… Ты к нему неравнодушна? Это может плохо кончиться!

— Ты грозишь мне, Туюан?

— Предупреждаю… Я не позволю ему стать поперек моего пути. Помни об этом и веди себя благоразумно.

— Ты, кажется хочешь, чтобы я ни с кем не разговаривала.

— Не хочу, чтобы ты разговаривала и ходила с ним… Чужеземцам нечего у нас делать… Мы не приглашали их в гости…

— Кто это мы? — холодно опросила Ноэлла.

— Патриоты Аэрии. Эти, с Земли, опаснее для нас, чем ямурские лазутчики, тайком проникающие в Аоон… А ты не хочешь понять этого, Ноэлла.

Туюан говорил быстро. В отрывистой речи его звучала угроза.


День этот сложился не таж, как хотелось Ноэлле.

Туюан не принадлежал к тем, кто быстро признает себя побежденным.

Раздосадованный тем, что Ноэлла ему не верит и расценивает облегченные шарики, как некую разновидность детских игрушек, а его манипуляции на берегу моря относит к категории ловких фокусов, он пригласил ее к себе в лабораторию.

Двухместный летательный аппарат доставил их к подножию горы. В ее толщах было вырублено несколько обширных помещений, предназначенных для проведения намеченных опытов.

Проведя Ноэллу через одно из них, заставленное машинами и приборами, озаряемыми изнутри фиолетовыми и синими вспышками, и пройдя мимо каких-то огромных чанов, соединенных друг с другом трубами, Туюан открыл перед ней узкую одностворчатую дверь в небольшую комнату — святую святых его владений.

Окон в комнате не было. С потолка, теряющегося в сиреневой мгле, наискось протянулся синий луч. В его свете на столе что-то переливалось и мерцало.

— Не веришь? — спросил Туюан, когда дверь автоматически захлопнулась и они очутились в полутьме.

— Не верю, — задорно ответила Ноэлла.

— Тогда попробуй поднять вот это.

Туюан указал на узкую пластинку, лежащую на столе как раз там, где в поверхность упирался синий луч. Цветом своим пластинка напоминала морскую воду; темные, непрозрачные включения чередовались со светлыми участками. Местами сквозь пластинку было видно поверхность стола.

Думая, что Туюан шутит, Ноэлла попыталась мизинцем приподнять край пластинки. Но она как будто прилипла к столешнице. Ее не удалось отодрать даже обеими руками, хотя Ноэлла систематически занималась гимнастикой и была не из слабосильных.

— Теперь убедилась? — спросил Туюан.

Ноэлла нахмурила тонкие брови. Она была обескуражена тщетностью своих усилий. На вид пластинка казалась очень легкой, а поднять ее нельзя. Очевидно, без подвоха со стороны Туюана дело не обошлось. Что-то невидимое удерживает пластинку на столе, прижимает к его поверхности.

Ноэлле захотелось разгадать секрет. Она заглянула под стол, надеясь увидеть какое-нибудь приспособление или устройство. Однако там ничего не было.

Тогда Ноэлла, прежде чем Туюан успел помешать ей, быстро провела рукой над пластинкой. В тот момент, когда ладонь пересекла синий луч, Ноэлле показалось, что рука вдруг отяжелела. Возникло такое ощущение, будто ее что-то стремится прижать к столу.

Желая узнать, не почудилось ли ей это, Ноэлла попыталась вторично пересечь ладонью синий луч, но этому помешал Туюан: он схватил ее за другую руку и оттащил от стола.

— Ты ведешь себя, как ребенок, — сказал он, — и могла пострадать. Синего луча нельзя касаться, он парализует мышцы.

— Ты говоришь сегодня загадками, — заметила Ноэлла. — Показываешь фокусы и ничего не объясняешь.

— При современном состоянии наших знаний это неизбежно, — сказал Туюан, как бы оправдываясь. — Никто не знает, что такое тяготение и почему все тела имеют вес. Одни ученые считают, что таинственная сила эта передается при помощи волн, другие — связывают ее с ничтожно малыми частицами, летящими быстрее света. Я тоже не разгадал природы тяготения, но мне удалось получить вещества, при помощи которых можно собирать и рассеивать лучи тяготения примерно так же, как мы собираем и рассеиваем лучи света. Ты только что убедилась, что вот эту пластинку нельзя поднять, хотя она не приклеена к поверхности стола и не удерживается на ней магнитом. Пластинку утяжеляет синий луч. Если луч потушить, пластинка станет легче пробки.

Туюан повернул какой-то рычажок, потом нажал кнопку. Синий луч мгновенно погас. Комнату поглотила тьма. Некоторое время ничего не было видно, затем от стен стало исходить зеленоватое сияние, а пластинка засверкала словно многогранный изумруд. Поверхность ее перестала быть пятнистой, темные зерна исчезли, точно растворились.

Но удивительнее всего было то, что теперь Ноэлла смогла кончиком мизинца приподнять пластинку. Вес ее стал теперь почти неощутимым.

Ноэлла недоумевала, Туюан торжествующе улыбался. Он радовался тому, что поставил ее в тупик.

Глава XII. В КОРАЛЛОВЫХ ЗАРОСЛЯХ

На дне тропического моря. — Раздувающиеся ежи. — Чудовищная тридакна. — Исчезновение Ингра. — Оживший сучок. — Вниз по склону. — Подводный каньон.

Прошло две недели.

Борис Федорович и виэновец Ингр осторожно пробирались по дну мелководного моря, отделяющего Ямурию от архипелага, расположенного в экваториальной зоне Венеры. Сперва предполагалось, что члены тайной организации доставят Озерова на небольшом судне прямо на остров Тета.

Однако осуществить этот план не удалось. После освобождения Бориса Федоровича из заточения охрана берегов материка была усилена. По морю круглые сутки крейсировали сторожевые корабли.

Поэтому Ингр решил вывести Озерова из опасной зоны по морскому дну. Глубокой ночью они добрались на челноке до небольшого кораллового островка, одели легкие скафандры, снабженные большим запасом сжатого кислорода и позволяющие на протяжении многих часов находиться под водой, и теперь шли по склону подводного хребта.

Путь этот был хорошо знаком Ингру. Пользуясь подводной дорогой, члены тайной организации поддерживали регулярную связь со своими сторонниками, скрывающимися от преследований на многочисленных коралловых островах.

Облачившись в водолазные костюмы еще на рассвете, Озеров и Ингр дважды поднимались на повердность подышать свежим воздухом и теперь приближались к пункту, намеченному для третьего привала.

В диковинном мире оказался Борис Федорович, когда вслед за Ингром достиг морского дна.

Южный материк опоясывала цепь коралловых рифов — естественный барьер на пути океанских волн. Величественные водяные валы от зари до зари накатывались на эту зубчатую преграду. На протяжении сотен километров вдоль барьерного рифа бурлила белая пенистая полоса. Валы приносили из океана планктон и соли — незаменимую пищу для коралловых полипов. И они, ветвясь, разрастались из года в год.

При сумеречном свете, проникающем через десятиметровую толщу соленой воды, кораллы представлялись Борису Федоровичу, едва поспевавшему за своим проводником, каким-то сказочным садом. Ярко-алые, почти багровые, они напоминали своим цветом полированное красное дерево.

Рядом с алыми и шафранными коралловыми цветами причудливейших очертаний плавно раскачивались бурые водоросли. Длинные, гибкие стебли их представляли серьезное препятствие на пути Озерова и Ингра. Казалось, их притягивает к скафандрам магнитом. Они точно задались целью оплести людей, запугать их, принудить повернуть назад. Охваченные сложным волнообразным движением, они гибкими змеями обвивались вокруг туловища и ног, живыми петлями охватывали руки и шею.

Первое время Борису Федоровичу казалось, что водоросли и полипы — единственные обитатели прибрежных вод. Но он заблуждался. Когда они приблизились к подводной расщелине, из нее неожиданно выползло веретенообразное существо длиной метра два. От полосатого туловища отходили короткие отростки, похожие на зачаточные лапы, хребет был усажен длинными иглами, около ротового отверстия шевелились усы.

Озеров невольно попятился. Однако эта предосторожность была напрасной. Чудище не обратило на человека внимания. Энергично разгребая ил всеми своими лапами, оно зарылось в него. Лишь расплывающееся облачко мути указывало то место, по которому только что, растопырив иглы, ползал с задранным хвостом этот придонный жилец.

Через несколько шагов Озеров заметил с полдюжины крупных шарообразных тел, наполовину погруженных в ил. Сперва Борис Федорович принял их за окаменелости. Они казались безжизненными образованиями, обреченными на вековую неподвижность. Но вдруг шары на глазах удивленного геолога начали раздуваться, будто кто-то непрерывно нагнетал в них воду. И минуты не прошло, как они увеличились в два-три раза. Вначале их можно было сравнить с ежами — теперь они напоминали скорее больших дикобразов, угрожающе ощетинивших многочисленные колючки.

Очевидно, эти ленивые обитатели морского дна раздувались, чтобы отпугивать врагов.

По мере удаления от берега морская фауна становилась крупнее и разнообразнее.

Попадались большие морские звезды, охватившие длинными лучами плоские камни, по песку ползали ленточные черви, шарахались в стороны темно-зеленые и красно-бурые крабы и какие-то продолговатые уродливые ракообразные с хвостами скорпионов.

В одном месте Борис Федорович увидел среди скал чудовищную раковину, отдаленно напоминавшую земную тридакну. Моллюск расположил свой известковый домик почти вертикально. Тыльная часть раковины примыкала к расщелине, створки шириной метра в два каждая были раскрыты — они напоминали овальные двери в подводную пещеру. Внутри раковины переливалось и мерцало что-то зеленовато-синее, усеянное пурпуровыми пятнами. И увлеченный этим зрелищем Озеров снова — в какой уж раз здесь, на Венере, — допустил вопиющую неосторожность. Он вошел в гигантскую полость раковины, не задев ее стенок плечом. С интересом смотрел Озеров на разноцветные включения в студенистом теле моллюска, сверкавшие, как драгоценные камни. Он уже протянул было руку и слегка нагнулся, чтобы коснуться одного из камешков, когда створки начали смыкаться. Борис Федорович хотел было выбраться боком в быстро сужающийся проход, но не успел. Створки сомкнулись. К скафандру с двух сторон прижалась мягкая, мясистая масса. Она сдавливала тело Озерова и упруго сопротивлялась его движениям.

Сделав несколько безуспешных попыток раздвинуть створки, Борис Федорович понял, что моллюск сильнее его.

Минуты шли. Тело моллюска пульсировало. Оно то сжимало человека, сдавливая его так, что начинали трещать ребра, то слегка ослабляло свои мягкие объятия.

Озеров задыхался. Ему не хватало воздуха. Очевидно, моллюск повредил воздушный аппарат, прикрепленный к скафандру, или, в лучшем случае, сдавил трубку, подающую в шлем кислород.

К счастью, Озеров вспомнил, что на поясе скафандра находится кинжал — единственное оружие против возможного нападения подводных хищников.

Руки Бориса Федоровича были плотно прижаты к туловищу. Моллюск продолжал с неослабевающей силой стискивать его. Все же Борису Федоровичу удалось дотянуться правой рукой до рукоятки ножа и вытащить клинок.

Осторожно, чтобы не повредить скафандр, Озеров воткнул кинжал в тело моллюска и правел клинком снизу вверх. Мускулатура моллюска ослабла, дышать стало легче. Еще несколько ударов наугад — и мускульные связки, удерживающие створки раковины в сомкнутом положении, были перерезаны, дверцы подводной темницы распахнулись, в широкое отверстие, смывая со скафандра и прозрачной части шлема слизь, хлынула морская вода.

Пошатываясь, Озеров вышел из грота и осмотрелся. Ингра нигде не было видно.

Подойдя к тому месту, где он видел в последний раз своего спутника, Борис Федорович внимательно осмотрел дно. Судя по отпечаткам на поверхности илистых отложений и смятым стеблям водорослей, Ингр потоптался здесь, потом повернул влево — очевидно, заметил исчезновение Озерова и стал его искать.

Борис Федорович пошел по следам Ингра. Продолговатые лунки быстро затягивались илом. Водоросли встречались реже и не так затрудняли движение, но зато дно стало топким, и ноги все глубже погружались в вязкую, пузырящуюся массу, насыщенную продуктами брожения.

С трудом вытаскивая отяжелевшие ноги, Борис Федорович рыскал глазами по дну — он хотел отыскать какой-нибудь предмет, который можно было бы использовать в качестве палки.

И вдруг взгляд его упал на неподвижное, скрюченное тело Ингра. Метис лежал возле бурой каменной глыбы, сжимая в руке нечто длинное, чуть искривленное, похожее на окаменевший сук.

Борис Федорович шагнул к Ингру, нагнулся над ним и хотел уже выдернуть из его руки эту странную ветку, неизвестно откуда попавшую на дно моря, когда та изогнулась словно живая. И только тогда Озеров заметил, что у «ветки» плоская голова, рот с множеством мелких зубов и два фиолетовых тускло светящихся глаза.

В руке Ингра было зажато змееподобное существо. Напав на метиса, оно либо укусило его, либо парализовало мощным электрическим зарядом.

Размозжив камнем голову гадине, Борис Федорович внимательно осмотрел Ингра.

Он был мертв. На рукаве скафандра, чуть выше кисти, и возле пояса зияли рваные дыры. В них под давлением проникла вода, и Ингр захлебнулся.

Если бы все произошло на мелководье, вблизи берега, можно было бы попытаться откачать Ингра, но здесь, на глубине свыше двадцати метров, Озеров ничем не мог помочь ему.

Завалив труп камнями, Борис Федорович побрел по дну в том направлении, в каком его незадолго перед этим вел Ингр. Он был сейчас один, совсем один на дне безбрежного венерянского моря.

Прошло еще около получаса. Озеров заметил, что обитатели подводных джунглей охвачены беспокойством.

Зарывались в ил черви, съеживались, выталкивая из себя воду, шарообразные иглокожие, заползали в расщелины морские звезды, захлопывали створки двухметровых раковин исполинские тридакны, пряча за прочными известковыми стенками волнистые складки лилово-голубых и зеленовато-красных, полосатых и пятнистых мантий; скрывались в глубине пещер ракообразные.

Вода заметно помутнела. Гнулись, раскачивались, извивались в каком-то причудливом танце стебли бурых и розовых водорослей. Наклонные восходящие и нисходящие течения сбивали Озерова с ног, ударяя его то в грудь, то в спину. Миром безмолвия, изумительной красотой которого Озеров восторгался в первые минуты вынужденной подводной прогулки, овладевала тревога.

Видимость с каждой минутой ухудшалась. Надо было полагать, что небо потемнело и над океаном, изборожденным гигантскими валами, мчались свинцовые дождевые тучи, подгоняемые ураганным ветром. Яркие фиолетовые отсветы то и дело озаряли толщи воды — приближалась гроза.

Опасаясь, что его может втянуть в водовороты, образующиеся вблизи барьерного рифа, Борис Федорович стал удаляться от берега, о местонахождении которого судил по уклону морского дна.

Продвигаться приходилось медленно. Резкое, неосмотрительное движение могло привести к падению в какую-нибудь широкую трещину, замаскированную водорослями.

И все-таки Борис Федорович поскользнулся и упал. Пытаясь удержаться, он ухватился рукой за какую-то каменную глыбу, но та, качнувшись, рухнула вслед за ним.

Взмучивая воду, обрывая водоросли и вспугивая донных обитателей, Озеров несколько секунд скатывался кубарем по скользкому крутому откосу. Толстый слой ила, устилавшего дно впадины, смягчил удар. Скафандр и резервуар с воздухом не были повреждены. Борис Федорович отделался незначительными ушибами.

Глава XIII. ВО ВЛАСТИ ТЕЧЕНИЯ

Новые недоумения. — Осторожность побеждает. — Обитатели придонных слоев. — Прилив. — Во власти течения. — На берегу лагуны. — Странный пейзаж.

С минуту он неподвижно лежал в густой, вязкой массе, со всех сторон облепившей скафандр, потом принял сидячее положение.

Со стороны он, вероятно, напоминал человека, принимающего грязевую ванну.

Ил, прилипший к оконцу в передней части шлема, мешал Озерову различать окружающие предметы. Некоторое время он ничего не видел. Казалось, весь мир погружен в чернильный мрак.

Когда удалось очистить оконце от грязи, Борис Федорович едва не вскрикнул от удивления. На дне впадины оказалось значительно светлее, чем следовало ожидать. Откуда-то исходило голубоватое сияние. Потирая колено и правое плечо, наиболее пострадавшие при падении, Озеров выпрямился и с любопытством осмотрелся. Он стоял на дне узкого глубокого ущелья с крутыми, почти отвесными склонами. Ширина его не превышала тридцати шагов. Что касается длины, о ней судить было трудно — ущелье уходило куда-то влево и вправо.

Краев ущелья тоже не было видно. Светилась только нижняя часть стенок до высоты три-четыре метра. Все остальное тонуло в фиолетовой мгле.

Дно ущелья было усеяно округлыми телами величиной с большой астраханский арбуз. Одни почти полностью возвышались над илом, другие были наполовину погружены в него.

Возле шаров разбросали фиолетовые и голубые, пурпуровые и ярко-желтые узкие ланцетовидные лепестки какие-то странные организмы — полуживотные-полурастения. Пестрые пятнистые и полосатые венчики изумительной раскраски сближали их с цветами, длинные усики-щупальца делали похожими на мягкотелых.

Рассмотреть подробности их строения Борису Федоровичу не удалось. Как только он приближался к этим странным обитателям морского дна, лепестки смыкались, словно листочки стыдливой мимозы, и обесцвеченный, мгновенно потускневший бутон, плавно раскачивающийся на гибком стебле, прятался вместе с последним в широкой известковой трубке, а она, в свою очередь, исчезала из виду, молниеносно скрываясь в мягких илистых наслоениях.

И так происходило неизменно, едва только Борис Федорович, сделав шаг вперед, хотел нагнуться и коснуться рукой веников этих диковинных подводных цветов. Казалось, они настороженно следят за каждым его движением и не только следят, но и угадывают его мысли и принимают меры пассивной самообороны, прежде чем он успевает приблизиться к ним на расстояние протянутой руки.

Очевидно, организмы эти были снабжены какими-то необычайно чувствительными органами, быстро реагирующими на те неслышимые инфразвуковые колебания, которые рождали в воде шаги Озерова. Впереди Бориса Федоровича все время бежали волны и, надавливая на чуткие лепестки и усики, предупреждали их молчаливых обладателей о надвигающейся опасности.

Борис Федорович с удивлением смотрел на все это.

Сознание осаждали недоуменные вопросы.

«Естественная ли эта впадина или часть какого-то гидротехнического сооружения? Возникла ли она в результате разлома коры или была прорыта в те далекие времена, когда на месте моря была суша? Что служит источником своеобразного голубого свечения? Вкрапления радиоактивных минералов? Микроорганизмы? Химические процессы, неведомые земным обитателям? И, наконец, как лучше поступить ему, Озерову? Идти налево или направо?»

После короткого раздумья Борис Федорович предпочел последнее. Ему показалось, что в этом направлении дно впадины повышается.

Шел он по-прежнему медленно, старательно обходя шарообразные тела. А они, как назло, по мере того, как впадина расширялась, попадались все чаще.

Озерова так и подмывало вытащить какой-нибудь из них из илистого слоя и разглядеть поближе. Но осторожность удерживала его. Гибель Ингра свидетельствовала о том, что на дне моря возможны различные «сюрпризы».

Сперва Борис Федорович думал, что это окаменелости или большие голыши, принесенные откуда-то горным потоком. Но когда он случайно коснулся одного из этих тел ногой, шар ожил, завертелся и стал быстро подниматься, ввинчиваясь в воду и оставляя за собой извилистый голубой след.

Примеру первого шара последовал второй, за ним третий, четвертый… Вскоре вся стая шарообразных существ, потревоженных Озеровым, поднялась, взмутив воду, со дна впадины.

Натыкаясь в дальнейшем на новые довольно многочисленные колонии шарообразных животных, Борис Федорович избегал тревожить их — легче и безопаснее было идти сквозь чистые, незамутненные толщи воды.

Пройдя с полкилометра, геолог почувствовал, что его увлекает вперед течение, а все водоросли, точно по команде, наклонились в одну сторону и напоминали теперь высокую траву, пригибаемую к земле ветром.

Очевидно, начинался прилив, и воды океана, заполняющие впадину, устремились к барьерному коралловому рифу, расположенному перпендикулярно к ней.

Борис Федорович ускорил шаги, стремясь отыскать какое-нибудь убежище. Во время пребывания в доме Ингра он убедился, что приливы у берегов Ямурии опаснее и грандиознее, чем на Земле. Но тогда он смотрел на буйство океанских валов с высоты крутого берегового обрыва и находился в полной безопасности, а сейчас…

Течение толкало его в спину, стремясь опрокинуть и, подхватив, увлечь за собой.

Некоторое время Борис Федорович сопротивлялся, но неравная борьба быстро измотала его. Убедившись в тщетности своих попыток устоять на ногах, он решил отдаться во власть течения. В коралловом барьере есть бреши. Поток пронесет его сквозь одну из них. За барьером спокойнее. Он отдохнет на дне лагуны и пойдет дальше.

Борис Федорович повернул вентиль, позволяющий изменять плавучесть скафандра, и лег на спину, вытянув вперед ноги. Течение тотчас же подхватило его. Впадина постепенно расширялась, склоны ее становились более пологими. Мимо Озерова в голубой полумгле проносились угловатые скалы с ноздреватой поверхностью, песчаные наслоения, плоские скалистые платформы, заросшие карликовыми водорослями.

Перед самым барьером мелькнули утесы, похожие на подводные башни, и пенящийся поток, перехлестнув через скалистый порог, ринулся куда-то вниз.

Бориса Федоровича, сжавшегося в клубок, несколько раз перевернуло, но, к счастью, ни обо что не ударило, и вскоре он почувствовал, что неподвижно лежит на мягком песчаном дне лагуны.

Опасное подводное путешествие закончилось. Теперь предстояло выйти осторожно на берег и познакомиться с рельефом и климатическими особенностями этого неведомого уголка Венеры.

…По дну лагуны, устланному мелким белым песком, Борис Федорович шел быстро и уверенно — он больше не опасался нападения какого-нибудь морского хищника. Пришлось пройти метров шестьсот-семьсот, прежде чем он достиг берега.

Когда голова его высунулась из воды и шлем смутно отразился в зеркале водоема, взорам Озерова открылось зрелище неописуемой красоты. Поистине феерический вид был перед ним.

Остров венчала высокая конусовидная гора явно вулканического происхождения. Верхняя часть ее склона была усеяна каменными курганчиками с плоскими, как бы срезанными вершинами. Это были боковые кратеры, из которых некогда изливалась лава. Застывшие бугристые потоки ее, похожие на океан, окаменевший во время шторма, тянулись до опушки оранжевого лиственного леса, редкого и низкорослого вблизи пояса лавы и дремучего, величественного у подошвы горы.

Вода в лагуне была чистая, прозрачная, и Борис Федорович, убедившись, что ему больше не грозит опасность, не спешил покинуть эту изумительно спокойную и кристально ясную среду.

Он бродил по мелководью, присматриваясь к обитателям песчаного дна и низкорослых бурых зарослей, похожих на миниатюрный подводный лес.

Каких животных тут только не было! Медленно шевеля плавниками, проплывали синие и розовые, коричневые и серебристые, светло-серые и изумрудные рыбы причудливейших очертаний. У одних рты были длинные, похожие на трубку, у других — изогнутые, как клюв; носы третьих напоминали овальные весла или имели форму плоской лопаты; четвертые обладали непомерно большим шарообразным брюхом, и в этом брюхе-мешке с тонкими прозрачными стенками, растягивающимися, как резина, шевелились рыбы поменьше, очевидно, только что проглоченные живыми «мешками». Были рыбы, оснащенные радужными перьями, придающими им сходство с петухами, а следом за ними, преследуя добычу, стремительно проплывали рыбы с узкой пастью, усеянной острыми треугольными зубами, и длинным бичевидным хвостом.

Некоторые выскакивали из воды, совершая поистине гигантские прыжки, иные тонкими струйками воды, выпускаемыми из заостренного рта, метко сбивали насекомых, беспечно сидевших на прибрежных растениях.

В одном месте Борис Федорович заметил необычайно большое животное. Мясистое, отвислое туловище делало его похожим на отъевшуюся свинью. Сперва Озеров принял это существо за хищника и потянулся невольно к кинжалу, но потом увидел, что оно обрывает тупой пастью ростки водорослей, и успокоился.

Любознательность являлась давним, неискоренимым «пороком» Бориса Федоровича.

Ему бы скорее выбраться на берег да отыскать местечко посуше и поукромнее для ночлега, а он все бродит по дну тропической лагуны, рассматривает водоросли и камни, приглядывается к повадкам диковинных рыб, червей и моллюсков.

«Однако, хватит, — прошептал, вздохнув, Озеров, — всего не осмотришь. На это и двух жизней не хватит».

И, побродив еще минут пять по соседству со свиноподобным существом, продолжающим насыщаться водорослями, Борис Федорович решительно направился к берегу.

Глава XIV. КАМЕННАЯ ГОЛОВА

В зарослях. — Каменная голова. — «Кого она напоминает?» — Ниша. — Благоразумная предосторожность. — Замаскированная лаборатория. — Озеров пытается установить радиосвязь с друзьями.

Островок произвел на Бориса Федоровича впечатление глухого, необитаемого уголка. Во всяком случае, никаких признаков существования на нем человекоподобных существ не было.

Время шло к вечеру. Следовало подыскать место для ночлега.

Отвинтив шлем, сняв с себя водолазный костюм и спрятав его в узкой расщелине, Озеров углубился в заросли. Осторожно пробираясь между деревьями, покрытыми гладкой блестящей корой и обросшими у основания коричневым мхом, геолог вскоре достиг поляны. Среди пней, обезображенных волнистыми наростами, и дотлевающего бурелома пламенели огромные цветы в рост человека. Над цветами с сердитым жужжанием вились бурые насекомые размером с воробья.

Не желая привлекать к себе их внимание, Борис Федорович свернул в сторону.

За поляной с цветами потянулись белые папоротниковые заросли. Они сменились колючим кустарником, за кустарником в низине между двумя возвышенностями росли карликовые хвойные деревца, усеянные липкими шишками.

Наконец Озеров выбрался на открытое место и тотчас же инстинктивно отпрянул в чащу. Взорам его открылось то, в реальность чего он сперва не поверил. Из-за кустов выглядывала большая каменная голова, увенчанная шлемом с поперечными и продольными бороздками.

Борис Федорович протер глаза. Нет, это не обман утомленного зрения. Видение не исчезло. Похоже, он в зрительном зале Большого театра и снова, как много лет назад, следит за Русланом, наткнувшимся в чистом поле на голову неведомого витязя. Голова преграждает богатырю путь. Она обрушивает на Руслана шквалы ветра, стремится сдуть его с коня, ошеломить, обратить в паническое бегство…

Может быть, и этот каменный идол, высеченный из блестящего черного камня, нахмурится, прищурит глаза и, вдохнув воздух, гаркнет:

— Стой, чужеземец! Ни шагу дальше! Ты достиг черты, которую никому не дано переступить. Беги прочь!

Но никто не произносит грозных слов. Голова молчит. Она неподвижна. Ветер шевелит стебли вьющихся растений, оплетающих толстую каменную шею, от его порывов раскачиваются усики алого побега, добравшегося до шлема.

Чтобы получше осмотреть изваяние, Озеров подошел ближе. Черты лица каменного гиганта были добродушны. Никакого намека на жестокость, надменность, высокомерие. Мясистый приплюснутый нос с широкими ноздрями, красивого рисунка губы, мягко очерченный подбородок.

Забыв обо всем, Борис Федорович не сводил с головы глаз. В ней было что-то знакомое. Его не оставляла мысль, что он когда-то видел это улыбающееся лицо. Где? При каких обстоятельствах?

На голову из оперы «Руслан и Людмила» изваяние не похоже. В археологических музеях он на такие статуи не натыкался. И все же голова казалась знакомой, она пробуждала смутные воспоминания.

И вдруг Бориса Федоровича осенило. Он догадался, кого напоминает изваяние. Ингра! Перед ним был как бы увеличенный слепок с лица Ингра и его сподвижников по «Ви эна». В нем были увековечены типичные черты этого веселого, жизнерадостного племени, не падающего духом даже в тяжелых условиях подневольного существования.

Очевидно, скульптура была высечена на этом островке давно, когда далекие предки Ингра вели свободный образ жизни и художественно одаренные южане рисовали картины, высекали из камня статуи, слагали песни в честь красоты своих прекрасных возлюбленных.

В условиях мягкого климата, среди пышной тропической растительности нежно-кремовых и светло-розовых тонов, расцветали народные таланты, множились произведения искусства. Но однажды грянул гром войны, явились откуда-то жестокие завоеватели, и свободные островитяне стали рабами жадных и надменных владык…

Обойдя изваяние, Борис Федорович заметил глубокую прямоугольную нишу в каменном пьедестале, а над ней два иероглифа, напоминавшие священную эмблему виэновцев, начертанную над входом в их тайное приморское убежище.

«Очевидно, — думал Озеров, глядя на начертания хорошо знакомых ему иероглифов, — именно этот островок и имел в виду Ингр, говоря о месте очередного привала. Где-то здесь есть хорошо замаскированный тайник. Надо попытаться отыскать его».

Борис Федорович тщательно ощупал стены ниши. В одном месте пальцы наткнулись на два металлические стержня. Округленные концы их примерно на полсантиметра возвышались над полированной каменной кладкой. Озеров нажал на них. Стержни поддались его усилию. Щелкнула невидимая пружина. Плита бесшумно опустилась, открыв узкий прямоугольный проход.

Умудренный предыдущими приключениями на Венере, Борис Федорович, понатужившись, подтащил к нише тяжелый каменный обломок, похожий на короткий столб, и положил его на плиту, погрузившуюся в почву до самой верхней грани. Теперь, поднявшись, плита не смогла бы полностью закрыть прохода.

Затем Озеров, освещая себе путь карманным фонариком, стал осторожно спускаться по истертым ступеням узкой каменной лестницы и вскоре очутился в круглом зале. Центр его занимал стол, уставленный разнообразными приборами. Одни из них напоминали электрофорные машины, другие — лейденские банки и круглые конденсаторы, третьи — разрядники искрового радиотелеграфа.

По-видимому, все они предназначались для поддержания тайной связи виэновцев с их единомышленниками.

Электротехнику Борис Федорович знал хорошо. Во время геологических экспедиций ему приходилось иметь дело с новейшими электронными и магнитными приборами, применяющимися при поисках полезных ископаемых. При взгляде на шаровые разрядники у него возникла дерзкая мысль попытаться использовать их для передачи радиограммы Олегу и Сергею. Он настроит радиопередатчик на ту волну, на которой поддерживали между собой связь астронавты, и при помощи азбуки Морзе сообщит друзьям, где находится и как они могут отыскать его.

Правда, в экваториальном поясе Венеры много коралловых островов, но не на каждом из них есть высокий вулкан и гигантская каменная голова. Это надежные ориентиры при поисках.

Устройство аппаратуры, применяющейся виэновцами для радиосвязи, не представляло для Озерова никакого секрета. За время пребывания в доме Ингра он усвоил условные обозначения венерянских радиотехников и научился обращаться с местными приборами.

Радиопередатчик на волну астронавтических радиоприемников он настроит. А вот дойдут ли радиосигналы по назначению, будут ли пойманы и поняты Сергеем или Олегом, не окажется ли его радиопризыв гласом вопиющего в пустыне?

Хотелось есть и пить, желудок настоятельно напоминал о своих правах, но Борис Федорович решил повременить с ужином. Главное — наладить связь с друзьями, все остальное — второстепенное. И, засучив рукава, он принялся за работу.

Глава XV. НАД ЮТАНГОМ

Экспериментальный полет. — Облака разбегаются. — Воздушная река. — Непредвиденная опасность. — Полусфера теряет высоту. — Что произошло на склоне горы.

Олег и Ин Сен летели в реактивном полусфероиде над Ютангом — главным хребтом Аэрии.

Ин Сен со своими помощниками из института искусственного климата (так мысленно называли советские астронавты научное учреждение аэров, возглавляемое этим ученым) приступил к новой серии опытов в верхних слоях атмосферы.

Ученые Аэрии стремились уменьшить толщину облачного слоя над континентом и образовать гигантские окна над крупнейшими городами страны.

Врачи были убеждены, что периодическое освещение прямыми солнечными лучами населенных пунктов благотворно скажется на здоровье их жителей.

Перед сегодняшним полетом Олег посетил ряд лабораторий Аоона и убедился, что аэры добились значительных успехов в управлении атмосферными процессами. Наиболее оптимистически настроенные ученые поговаривали даже о радикальном изменении направления некоторых мощных воздушных течений и регулировании силы восходящих токов. Они хотели управлять движением туч, предупреждать возникновение пылевых бурь, создавать непреодолимые преграды на пути разрушительных ураганов.

Лабораторные исследования подтвердили правильность теоретических предпосылок этих грандиозных проектов. Это окрылило ученых. Опираясь на результаты своих изысканий, они решили провести опыты в природных условиях, рассеивая облака или вызывая осадки над значительными площадями.


Полусфера летела на большой высоте. Температура наружного воздуха понизилась до минус двадцати градусов, давление не превышало одной десятой атмосферы.

Поверхности планеты видно не было. За окнами клубились облачные массы, пронизываемые восходящими токами. Только что полусфера пересекла мощное высотное течение, направленное от полюса к экватору, и теперь, замедлив свою скорость, двигалась вблизи его границы.

Течение, шедшее над Ютангом, разветвлялось, как недавно убедились ученые, на два рукава у южной оконечности хребта. Это меридиальное течение Им Сен предполагал использовать при распылении химического препарата, способствующего рассеянию туч. Течение можно было уподобить воздушной реке. Подобно тому как вода увлекает к устью реки древесные опилки, так и воздушный поток унесет с собой легкие частицы препаратов. Частички немедленно вступят в реакцию с водяными парами в зонах с положительной температурой и кристалликами льда там, где температура воздуха ниже нуля. И в том и в другом случае произойдет выпадение атмосферных осадков, тучи рассеются, лучи солнца, пронизав легкие облака, позолотят селения, сады, поля.

Тучи сомкнутся не сразу. При реакции выделится тепло. Часть влаги перейдет из твердого и капельно-жидкого состояния в газообразное. Воздух нагреется, и относительная влажность его уменьшится.

К таким выводам ученые Аэрии пришли на основании теоретических расчетов и лабораторных опытов.

Сегодня Олег воочию убедился, что надежды, возлагаемые на препарат, оправдались. Облака разбегались от полусферы, словно мыльная пена. Казалось, их расталкивает какая-то мощная сила.

Просвет ширился на глазах. Позади полусферы образовалось глубокое ущелье с зыбкими темно-серыми берегами. Над материком текла голубая рака, и из заоблачной выси на дно ее скользнули лучи Солнца.

Внизу все искрилось и переливалось. Клубившийся туман расступился. Стали видны снежные вершины и обледенелые утесы, извилистые долины и плоские плато, одиночные пики, сверкавшие так, будто были откованы из какого-то светлого металла, и каменистые осыпи, изборожденные извилинами — следами разрушительных камнепадов.

Эффект был поразительный. Облака редели, таяли, обесцвечивались.

Олег уже хотел поздравить Ин Сена с успехом, но выражение лица ученого внезапно стало озабоченным. Прищурившись, он впился темными глазами в шкалу одного из приборов на пульте управления. Стрелка этого прибора, бывшая до сих пор неподвижной, вздрогнула и поползла влево. И чем больше она отклонялась от нулевого деления шкалы, тем более мрачнело лицо Ин Сена.

Полусфере грозила опасность. Прибор сигнализировал о ее нарастании.

— Что случилось? — спросил Олег.

— Мы попали в зону ионосферных токов, — ответил Ин Сен, лихорадочно нажимая кнопки и поворачивая рычажки.

Полусфера качнулась. Пол кабины принял наклонное положение. Олег инстинктивно схватился обеими руками за подлокотники кресла, точно этим можно было приостановить падение.

Если двигатели выйдут из строя, полусфера камнем рухнет на обледенелые скалы.

Бессильный помочь Ин Сену, Олег не сводил глаз со шкалы. Стрелка то замирала, то немного смещалась вправо, то снова удалялась от нулевого деления.

Шла напряженная борьба двух начал. Ин Сен пытался вывести полусферу из зоны ионосферных токов, а электромагнитное поле их, пронизанное невидимыми завихрениями, втягивало летательный аппарат так же, как смерч — песок, птиц, мелких четвероногих, а водоворот — лодки.

Полусфера раскачивалась и сотрясалась, теряя постепенно высоту. Движения ее стали судорожные. Она то планировала, наискось куда-то перемещаясь, на мгновение останавливаясь, то ненадолго взмывала вверх…

Некоторое время спустя обитатели гор стали свидетелями странного зрелища. Плотные тучи, клубившиеся над ущельем, пронизало округлое тело, оставляющее позади себя светящийся след. На излете тело перерезало снежный вал и, подпрыгивая, покатилось по косогору. Вдогонку за ним помчались снежная пыль и обледенелые камни.

У края ущелья путь телу преградил высокий сугроб, похожий на волну белой пены. Здесь тело на мгновение задержалось, как бы увязнув в рыхлом снегу, потом поползло по скату и скользнуло вниз. Вслед за ним устремилась снежная лавина. Над ущельем взметнулась ледяная пыль. Раскатистый грохот прокатился над утесами и замер вдали…

Глава XVI. ПРОРОЧЕСКИЙ СОН

Во власти эмоций. — Уэни и унра. — Недоумения Ноэллы. — Грусть переходит в тревогу. — «Не надо предаваться отчаянию». — Что посоветовал Сергей. — Радиограмма принята.

Ноэллу разбудили звуки музыки.

В саду выводил заунывную мелодию заклинатель дзир, один из тех морщинистых старцев, которые неторопливо, в любую погоду, шагают из селения в селение, пересекая страну с юга на север и с запада на восток.

Многое знают эти мудрецы из народа, передающие из рода в род то, что их предки постигли, наблюдая за жизнью растений, дрессируя ящеров и дзир.

Врачи относились к ним свысока, но зачастую эти старцы при помощи корешков и настоек на травах и цветах возвращали здоровье больным, вылечить которых не могли лучшие медики Аоона.

Не следует ли из этого, что они постигли то, чего не смогли понять другие?

Прислушиваясь к замирающей заунывной мелодии, Ноэлла приподнялась с узкого ложа и, потянувшись, вздохнула.

Удивительный сон привиделся ночью Ноэлле.

Снились скалистый каньон, наполненный влажным туманом, и шаткий висячий мост через него. Узкий мост из лиан, ведущий в неведомое. И она шла по нему, пугливо озираясь, страшась посмотреть вниз, где вгрызался в каменистое ложе бурный поток.

Ноэлла шла одна.

Над головой ее, рассекая крыльями воздух, пролетали уэки — крылатые обезьяны — и тонко попискивали. Их маленькие головы были покрыты бурой шерстью, красноватые глаза с голубыми белками светились.

Их было много. Десятки уэков разгоняли перепончатыми крыльями своими клубы тумана, поднимавшегося со два каньона. Но не их боялась Ноэлла, ступая по вздрагивающему настилу из веток. Ее страшило чудовище хвойных лесов — косматая обезьяна унра. Ее зубы способны раскусить скорлупу прочнейших орехов, когти ее трехпалых лап острее кинжала. Унра живет высоко в горах, где трудно дышать и сердце бьется судорожно, с перебоями. Лишь немногие охотники осмеливались проникнуть в те глубокие пещеры, где унры выкармливают своих детенышей.

Унра опаснее ящеров и дзир. Горе тому, кто нарушит ее покой.

Ноэлла достигла середины моста, когда из кустов вышла упра и, прыгая с камня на камень, цепляясь лапами за ветки и лианы, направилась к тому месту, где мост соединялся с краем каньона.

Повернуть назад?

Унра проворна. Она догонит ее и утащит в свое логово…

И вдруг над головой послышался шум крыльев. Из-за утеса вылетела большая бабочка, опустилась, села на мостик рядом с Ноэллой. Голубые крылья ее были усеяны искрящейся пыльцой, длинные усики шевелились.

— Садись, — сказала бабочка голосом чужестранца. — Я умчу тебя далеко-далеко. Туда, где нет туч и туманов, где солнце и цветы.

Ноэлла легла на широкую спину насекомого, прильнула к ней грудью, обвила руками мягкое брюшко. Бабочка замахала крыльями…

Сон предвещает опасность. Но почему ее, Ноэллу, спасает чужестранец, а не Туюан и не отец?

О чем, скрытом от взоров разума, говорит этот сон?

Из спальни Ноэлла спустилась в сад. На фигурных клумбах слегка покачивались яркие цветы. Пышные махровые венчики их источали сладкие ароматы. Цветы были всевозможных тонов и оттенков — зеленые, лиловые, фиолетовые, голубые. Но ни игра красок, ни многообразие форм и пьянящие запахи не радовали сегодня Ноэллу.

Ей было грустно.

«Что мне еще надо? — спрашивала она себя, срезая цветы. — Я молода и красива. Меня любит Туюан, и я люблю его. Надо радоваться и петь, а на душе у меня смятение и тревога, сердце сжимает тоска».

После полудня смутная, безотчетная грусть сменилась беспокойством за судьбу отца, улетевшего утром в полусфере с Олегом в сторону Ютанга.

Полет должен был продлиться пять-шесть часов. Предполагалось, что ко второму завтраку Ин Сен и Олег смогут вернуться и вместе с Сергеем и Ноэллой совершат морскую прогулку вдоль побережья Аэрии.


Однако с момента старта прошло больше восьми часов, а ученые не подавали о себе вестей. Последняя радиограмма с корабля была получена три часа назад, когда полусфера, достигнув высшей точки полета, приближалась к границе высотного меридионального воздушного течения.

Что произошло с ней после этого и почему ученые не отвечают на позывные? Каждые полчаса Ноэлла звонила в загородную базу института, надеясь, что ее сотрудники узнали что-нибудь новое. Связь с полусферой оставалась прерванной.

Тревога Ноэллы усилилась. Сон оказался пророческим. Беда ворвалась в ее жизнь. Что-то случилось с отцом. Возможно, испортились автоматические приборы или вышли из строя двигатели, и полусфера, увлеченная воздушным потоком, оказалась в разреженных слоях атмосферы, где герметичность пассажирской кабины могла быть нарушена ударами метеоритов, а Ин Сен и Олег подверглись вредному действию корпускулярного излучения Солнца.

Беспокойство Ноэллы передалось Сергею. Ему тоже стало не по себе. Мало того, что до сих пор ничего неизвестно о судьбе Бориса Федоровича, томящегося в плену. Теперь приключилась еще какая-то неприятность с Олегом. И нужно же было ему подвергать себя риску. Призывал его, Сергея, быть сугубо осторожным, а сам…

— Какой потолок у полусферы? — спросил Сергей Ноэллу, нервно ходившую по комнате.

— Точно не знаю. Значительно больший, чем у синго, однако на длительное пребывание в разреженных слоях летающая лаборатория не рассчитана.

— А запас воздуха у них большой? — продолжал допытываться Сергей, пытаясь представить себе те трудности, с которыми ученые могли столкнуться во время полета.

— Кислорода им хватит на сутки, но скафандров в полусфере нет, и если метеорит пробьет стенку кабины…

Ноэлла не договорила.

— Не надо предаваться отчаянию, — сказал Сергей, беря девушку за руку и бережно усаживая в кресло. — Постарайтесь взять себя в руки… Не будем раньше времени хоронить вашего отца и Олега, подумаем лучше о том, как помочь им. Почему вы решили, что произошла катастрофа? Только потому, что они не отвечают на позывные. Но это еще не доказательство их гибели. Радиосвязь с полусферой могла нарушить магнитная буря. Возможно также, что причина их длительного молчания — неисправность какого-нибудь прибора. Наконец, почему не предположить, что полусфера опустилась по ту сторону снежного хребта и радиоволны задерживаются толщами горных пород?

— Предполагать все можно… — горько усмехнулась Ноэлла.

Воцарилось молчание. Ноэлла, сжав виски ладонями, уронила голову на колени. Сергей, нахмурившись, смотрел в окно на прибрежные рощи.

— Знаете что, — сказал он, первым прерывая тягостное молчание. — самое невыносимое в таятом положении — это бездействие. Всегда лучше что-нибудь делать, чем сидеть и терзаться.

— Что вы предлагаете? — спросила Ноэлла, все еще не поднимая головы и не разжимая рук.

— Связаться с теми, кто будет руководить поисками полусферы, и попросить, чтобы нас с вами включили в состав одной из спасательных групп.

— Я сама только что подумала об этом, — сказала Ноэлла. Пока Ноэлла вела переговоры по видеофону, Сергей машинально вращал рукоятку настройки портативного радиоаппарата, с помощью которого астронавты поддерживали между собой связь с первого их дня пребывания на Венере.

Он не терял надежды услышать голос Олега, взявшего в полет такой же самый аппарат. И вдруг сквозь потрескивание атмосферных разрядов, то усиливающееся, то затихающее, его чуткое, натренированное ухо уловило слабое попискивание — чередование коротких и длительных звуков, акустических точек и тире, столь характерное для азбуки Морзе.

Сергей немедленно выхватил из кармана карандаш. Рука его быстро наносила на бумагу точки и тире, а губы шептали вслух те буквы, которым соответствовали сочетания этих двух значков телеграфного кода.

Вот что он принял на слух:

— Я нахожусь в экваториальной зоне южного полушария, на острове, имеющем форму восьмерки. Основные ориентиры: конусовидный вулкан и каменная голова. Озеров. Повторяю: ориентиры — вулкан и голова…

Сообщение это повторилось дважды. Потом атмосферные помехи заглушили морзянку.

Глава XVII. В СНЕЖНОМ УЩЕЛЬЕ

Олег приходит в сознание. — Стоны в темноте. — Они перевязывают друг друга. — Что делать? — Животворное тепло. — Нападение унры. — Спасительная выемка. — Ученые пробивают себе путь. — Поиски Озерова. — Снова вместе.

Первым очнулся Олег.

Его окружала темнота. Где-то поблизости стонал Ин Сен. Олег пополз на эти звуки. Он вскоре нащупал тело ученого. Тот был, по всей вероятности, серьезно ранен.

Пальцы Олега натыкались на кнопки, колесики, рычажки, но, не зная назначения этих предметов, он не решался что-либо повернуть.

Сердце Ин Сена билось неровно. Прошло минут десять, пока Олегу удалось привести ученого в чувство.

— Где мы? — спросил Ин Сен, слегка приподнимая голову.

— Не знаю, — ответил Олег. — Я сам только что пришел в себя. Кругом темнота.

— Темнота? Значит, я не ослеп?

— Нет, нет, — успокоил Олег. — Испортилось осветительное устройство. У вас нет запасного?

— Есть… Сейчас включу.

Ин Сен пошарил по полу рукой. Что-то щелкнуло. Над головами пассажиров полусферы тускло загорелась зеленая лампочка.

Безотрадная картина открылась взорам при ее мигающем свете. В кабине господствовал хаос. С потолка свисали оборванные провода, на полу валялись исковерканные приборы, в стенках виднелись вмятины. Окна залеплены извне чем-то белым — очевидно, полусфера зарылась при падении в глубокий снег. Откуда-то просачивался холодный воздух.

— Запасного выхода в потолке нет? — спросил Олег, с тревогой посматривая на люк в полу кабины.

— Нет. — Ин Сен покачал головой.

— Тогда мы с вами в ловушке.

— Постараемся выбраться из нее.

— Как?

Ин Сен пожал плечами.

Некоторое время ученые были заняты тем, что смазывали дезинфицирующим составом ссадины и перевязывали друг другу раны. Потом Олег попытался открыть люк. Крышка его не поддалась. Ее что-то удерживало извне.

— Да, дела, — пробормотал Олег. — Полусфера нагрелась при падении и растопила вокруг себя снег. Потом он смерзся. Его нельзя чем-нибудь разогреть?

— Сейчас проверю механизмы, — сказал Ин Сен. — Если обогревательные батареи не повреждены, мы быстро нагреем стенки, в противном случае…

Ученые стали соединять и устанавливать на прежние места приборы. Ин Сен поворачивал рычажки, нажимал кнопки, завинчивал гайки, вставлял в гнезда белые штыри.

Вскоре в кабине потеплело, боковые окна начали оттаивать. Но вдруг под потолком проскочила яркая голубая искра. Послышался громкий треск. Свет погас. Все снова погрузилось в темноту.

— Короткое замыкание, — констатировал Олег. — Придется мерзнуть в абсолютном мраке. Ваши знают маршрут полета?

— Только в общих чертах. Вряд ли кому придет в голову искать нас под снегом.

— Тогда сами будем спасать себя.

И началась упорная борьба за жизнь.


После ряда неудачных попыток они привели в действие реактивные двигатели. И хотя часть дюз была повреждена при падении, а остальные забиты снегом и льдом, при помощи газовых струй удалось прочистить пять сопл, расположенных на периферии полусферы.

Снег, прилегающий к днищу аппарата, начал таять, около полусферы образовалось свободное пространство.

И, наконец, настал долгожданный момент — люк открылся. Протиснувшись в узкое отверстие, Олег и Ин Сен очутились на дне ущелья. По обе стороны полусферы поднимались отвесные обледенелые стены.

Проваливаясь по колено в рыхлый снег, ученые с тревогой смотрели на ледяные глыбы, нависавшие над головой, и соединяющие их хрупкие снежные мосты. Достаточно небольшого толчка — и все это с грохотом рухнет на них.

Небо опять затянули тучи. Давно сошлись края голубого канала, прорезанного полусферой в облачных толщах, погасли лучи солнца, игравшие утром на гранях утесов. Угловатые черные скалы, выглядывавшие местами из-под снега, точно неподвижные часовые, сторожили это царство белого безмолвия.

— Тут мы не выберемся из ущелья, — сказал Олег, указывая на вертикальные стены. — Надо искать место с пологими скалами.

Они и четверти километра не прошли, как начался снегопад. Сперва падали мелкие снежинки, потом повалили большие хлопья. Идти стало еще труднее. Ноги скользили на обледенелых валунах, засыпанных снегом, застревали в трещинах Ветер, сметая снег с краев ущелья, пригоршнями швырял его в лицо.

Через полчаса ученые были вынуждены остановиться — путь им преградил обрыв.

Некогда здесь шумел водопад, но морозы сковали воду, горный поток оцепенел, со скал свисали метровые сосульки. А стены ущелья по-прежнему оставались крутыми, неприступными.

Олег хотел уже предложить Ин Сену вернуться обратно к полусфере, когда у ног его упал камень, Олег глянул вверх и попятился.

На краю ущелья, метрах в двадцати от них стояло уродливое косматое существо: полукозел-полуобезьяна. Туловище и конечности его покрывала длинная белая шерсть, на голове были короткие рога, из оскаленного рта выглядывали клыки.

— Смотрите! — крикнул Олег Ин Сену. — Кто это?

Ин Сен быстро обернулся.

— Это унра, — прошептал он. — Не стойте-ка открытом месте. Прижмитесь к стенке.

Ин Сен увлек Олега в небольшую выемку в стене ущелья. Каменный выступ над ней мог послужить надежной защитой от обвала.

Предосторожность оказалась нелишней. Рассвирепевшая унра принялась сбрасывать в ущелье камни и куски льда. Они падали и разлетались на куски у самых ног ученых, плотно прижавшихся к стене. Потом на дно ущелья рухнула снежная лавина. Унра обладала огромной силой, и, впав в неистовство, швыряла вниз все, что было возле нее, действуя при этом не только передними конечностями, напоминавшими слабо развитые руки, но и головой.

Обстрел продолжался минут пять. Потом камни и снежные комья стали падать реже. Последней на дно ущелья скатилась ледяная глыба с полтонны весом.

После этого унра угомонилась, и все стихло.

Однако путники не сразу покинули свое убежище. Они опасались, что косматое чудовище хитрит.

Машинально ковыряя стену, Олег с удивлением заметил, что слоистая порода отламывается легко, большими кусками. Гора как бы шелушилась. Отдирая кусок за куском и осторожно, без шума, кладя их у ног, Олег доковырялся до чего-то темного, блестящего, похожего на мягкий уголь, и постучал по обнажению. Звук был глухой. Где-то поблизости начиналась полость.

Олег обратил на это обстоятельство внимание Ин Сена. Посоветовавшись, ученые выглянули из-под козырька. Унры не было видно. Очевидно, она оставила людей в покое.

Убедившись, что опасность нового обстрела им пока не грозит, Олег и Ин Сен стали долбить темную породу каменным обломком, похожим на короткий заостренный столб.

Они раскачивали его на руках и что есть силы ударяли, как тараном, в стену ущелья.

Наконец камень пробил стену и провалился в какую-то полость. Олег и Ин Сен начали действовать еще энергичнее. Отверстие быстро расширялось. От него разбегались радиальные трещины. Отодрав несколько плоских кусков, ученые проникли в обширную пещеру.

В ней царил лютый холод. Скользкий, обледенелый пол слегка повышался вглубь пещеры. Высота ее превышала рост человека. Потолок был усеян известковыми натеками.

Из дальнего угла пещеры, где стена, искривляясь, уходила куда-то влево, просачивался слабый рассеянный свет.

— Пошли! — воскликнул Олег. — Пещера — сквозная.

И они стали медленно подниматься по узкому извилистому руслу подземного потока, проложившего себе путь сквозь слои мягких, легко выщелачивающихся пород.

Вечером Олег и Ин Сен наткнулись на склоне Ютанга на одну из спасательных партий, обследовавших район хребта, и в тот же день были доставлены в Аоон.


По морскому простору резво бежал небольшой корабль аэров.

Палубу его сотрясали ритмичные толчки реактивных двигателей, в крутые борта били волны. Разрезая своим корпусом воду, корабль то взбирался на пенистые гребни, то скользил в кипящие ложбины.

На носу, возле мачты с голубым вымпелом, стояли Сергей и Ноэлла, отправившиеся искать Озерова. Олег после аварии полусферы чувствовал себя неважно и поехать с ними не смог. Судно вышло из Аоона накануне и теперь приближалось к группе вулканических островов южного полушария, на одном из которых находился Борис Федорович.

Для осмотра их с воздуха на корабль был погружен авиэль. Сейчас он был прочно принайтован около кормовой надстройки, и пластмассовые части его, обрызганные морской водой влажно поблескивали.

Со вчерашнего дня судно останавливалось лишь один раз, когда из-за повреждения руля океанским валом было вынуждено бросить якорь в гавани небольшого острова-заповедника.

Воспользовавшись непредвиденной задержкой, Ноэлла показала Сергею здания, воздвигнутые на острове аэрами перед нападением на них ямуров, и в том числе храм Синего ящера, которому некогда поклонялись язычники-южане.

От небольшой гавани вглубь острова вел широкий канал, облицованный плитами белого и черного камня, уложенными в шахматном порядке.

В нескольких местах через канал были переброшены арочные мосты.

Канал соединял море с водоемом, заключенным в большой вулканической котловине. Два искусственных островка возвышались над бирюзовой водой. На одном была статуя шестирукого существа с тремя змеиными головами, на другом — изваяние темно-синего ящера, подобное тому, которое Озеров и Олег видели в пещере.

На берегах озера раскинулся каменно-металлический сад.

В нем все было отковано, вырезано, отлито.

Под деревьями, изготовленными из молочно-белых, бледно-розовых и золотистых сплавов, раскачивались на металлических нитях металлические насекомые. На желтых слитках сидели фиолетовые каменные ящерицы с глазами из разноцветных минералов. Аквамариновые бабочки шевелили усиками из пружинок. На пунцовом мху свернулись змеи, отливающие сепией и ляпис-лазурью. Угольно-черные жуки с длинными рогами вцепились металлическими лапками в металлические лозы. Выточенные из базальта обезьяны грызли каменные орехи и плоды.

И вздрагивали от порывов ветра, издавая еле уловимые звуки, кремовые и голубые цветы, вырезанные из тончайших металлических пластинок.

У противоположного берега озера стояли на приколе древние корабли южан.

…Остров-заповедник давно скрылся из виду. Держась руками за перила, Сергей задумчиво смотрел на юг, силясь увидеть тот атолл, в зарослях которого скрывается Озеров.

Жив ли он? Не подвергся ли ночью нападению каких-нибудь хищников?

Ветер крепчал. Качка усиливалась. Нос корабля стал зарываться в пенные гребни. Волны перехлестывали через борт, и вода с журчанием растекалась по палубе, покрывая ее тонким прозрачным слоем.

Когда корабль очутился на гребне исполинского вала, поднявшего его, как пушинку, Сергей обратил внимание на темный продолговатый предмет, мелькнувший вдали.

Даже в бинокль трудно было разобрать, что это такое — ствол дерева с надломленными ветвями или небольшое парусное судно, пострадавшее во время шторма.

Странный предмет приближался. На мгновение он скрылся за водяными холмами, потом снова оказался на виду. Вскоре стало ясно, что это лодка.

Единственный пассажир ее заметил корабль. Он размахивал руками, стремясь привлечь к себе внимание команды.

«А что если это…» — подумал Сергей и осекся. Он не хотел тешить себя ложными надеждами.

Но вот уже можно рассмотреть пассажира — среднего роста, полного, в светлом комбинезоне.

— Он… Нет, не он, — точно в бреду, напряженно всматриваясь, шептал Сергей. — Как он мог попасть сюда? Но этот костюм… рост… жесты… Голову даю на отсечение, что это…

Сергей взглянул на Ноэллу. Она весело улыбалась.

Наконец последние сомнения исчезли. Толстяк радостно всплеснул руками, а потом так широко развел их, точно весь мир намеревался заключить в свои объятия. В лодке стоял… Борис Федорович.

Он где-то раздобыл ее и, потеряв надежду на то, что его радиопризыв будет услышан, решил добираться самостоятельно до острова Тета.


Сутки спустя трое астронавтов сидели в гостиной загородного дома Ин Сена и наперебой рассказывали друг другу о приключениях, выпавших на их долю.

— Ну, а когда мы покидаем Венеру? — спросил Борис Федорович, когда все новости были исчерпаны. — Я, откровенно говоря, чертовски соскучился по Земле.

— Очевидно, не ранее конца этого месяца, — ответил Олег.

— Через три недели, — Озеров нахмурился. — Выходит, мы раньше Нового года в Москве не будем.

— В лучшем случае вернемся к Новому году, — подтвердил Олег. — Все зависит от состояния вашего здоровья. Если вы за две-три недели не окрепнете, с отлетом придется повременить.

— Могу лететь в любой день! — воскликнул Борис Федорович. — Хоть завтра. Чувствую себя великолепно.

— Не переоценивайте своих сил, — возразил Олег. — Всем надо отдохнуть, а вам — основательнее всех. Межпланетный перелет не загородная прогулка. Мы не покинем Венеры, пока не будем в астронавтической форме… Вам следует поправиться, Сергею обрести сердечный покой.

— Ну вот, теперь я превращаюсь в мишень для стрел, — криво усмехнулся Сергей, покрасневший при последних словах Олега. — К чему из мухи делать слона?

— Не надо быть особенно наблюдательным, — отпарировал Олег, — чтобы заметить, что вы оба неравнодушны друг к другу.

— Сергей не причем, — проговорил, улыбаясь, Борис Федорович. — Во всем виноваты наши биохимики — они не предусмотрели сердечной опасности и забыли снабдить нас замораживающими лепешками, этаким универсальным противоядием от женских чар… Не падай духом, космический Ромео, мы потеснимся и возьмем с собой на Землю твою Джульетту…

Долго беседовали в тот день трое сыновей Земли. Настроение у них было радостное, приподнятое. Они и не подозревали, что над ними сгущаются новые тучи.

Глава XVIII. НАВСТРЕЧУ БУРЕ

Угрозы Туюана. — «Честолюбец метит в диктаторы». — Что делать? — Последнее свидание. — Ноэлла предупреждает об опасности. — Побег. — Снова над океаном. — Навстречу буре. — Синго набирает высоту.

Вскоре после возвращения Озерова отношение Ноэллы к астронавтам изменилось. Веселая, говорливая венерянка вдруг, без всякой к тому причины, стала сдержанной, молчаливой. Она избегала оставаться наедине с астронавтами, уклонялась от прогулок с ними.

Сергей недоумевал.

«Не заболела ли она? — спрашивал он себя. — Может быть, мы, сами того не ведая, заразили ее какой-нибудь земной болезнью?»

Дня через три сама Ноэлла объяснила Сергею причину своей отчужденности.

Оказывается, ее приревновал Туюан. Он категорически запретил ей встречаться с астронавтами. С этим она еще бы могла примириться. Туюан считался ее женихом и имел моральное право на контроль за ее поведением.

Однако позже выяснилось, что не только ревность к Сергею заставляет Туюана коситься на астронавтов. Честолюбивый Туюан хотел заручиться поддержкой Ноэллы для того, чтобы завладеть «Сириусом» и использовать его для своих личных корыстолюбивых целей.

Туюан убеждал Ин Сена и некоторых других ученых в том, что астронавтов нельзя отпустить на Землю. Вслед за «Сириусом» на Венеру прилетят другие советские космические корабли, а это неминуемо приведет к брожению среди аэров, недовольных теперешним общественным строем в стране.

— Он настаивал, — говорила с негодованием Ноэлла, — чтобы вас изолировали и сослали на отдаленный остров. Он так ненавидит вас, что грозит расправиться с вами сам. Я боюсь, как бы он не организовал воздушной или уличной катастрофы… У него есть сторонники, слепо верящие и беззаветно преданные ему. Их немного, но они готовы пойти на все… В них есть что-то звериное, фанатичное, они ни перед чем не остановятся… Если мне удастся узнать их планы, я, конечно, предупрежу вас…

О замыслах Туюана Сергей рассказал Борису Федоровичу и Олегу.

— Подлец этот Туюан, — сказал Озеров и с возмущенным видом зашагал по комнате. После потрясений, испытанных в Ямурии, он стал вспыльчивым и легко терял самообладание. — Стране угрожают ямуры, каждый день может начаться война, а он устраивает заговоры. Может быть, его подкупил Силициус?

— Неизвестно, подкуплен он или нет, но в диктаторы этот честолюбец метит, — проговорил Олег. — Ишь до чего додумался, «Сириус» хочет захватить. Не выйдет! Сорвется.

— У них, по-видимому, есть недовольные, если они трех человек испугались, — заметил Сергей. — Боятся, как бы мы у них революцию не устроили… Напрасные опасения. Если горючее накопилось, то пожар и без нас вспыхнет… Социализма навязывать им силой оружия не станем.

— Жаль Ноэллу, — тихо, словно размышляя вслух, прошептал Борис Федорович. — Она славная девушка, а этот тип — фанатик и негодяй.

— Я уже говорил ей об этом, — Сергей имел в виду разговор, происшедший между ним и Ноэллой в горах.

— Ну и что? — спросил Озеров.

— Обиделась на меня и стала его всячески защищать.

— Ослеплена чувством, не иначе. Принимает черное за белое. Эта странная черта свойственна многим честным женщинам. Когда прозреет, будет уже поздно. Брак с этим авантюристом не даст ей счастья.

— Хватит о венерянах, — остановил друзей Олег. — Поговорим лучше о себе. Что делать нам? Как отвести угрозу?

Астронавты долго не ложились спать. Они до поздней ночи обсуждали сложившуюся обстановку и намечали линию своего поведения в отношении Ноэллы и Ин Сена.


Небольшой шарик влетел в окно и, подскакивая, с мелодичным звоном подкатился к кровати.

Сергей приподнял с подушки голову и прислушался. Ему показалось, что в саду, в который выходило окно комнаты, кто-то ходит, похрустывая гравием.

Осторожно, стараясь не разбудить Озерова и Олега, Сергей оделся и подошел к окну.

Внизу за кустом стояла Ноэлла. Она знаками дала понять Сергею, чтобы он немедленно спустился в сад.

Догадавшись, что венерянка хочет сообщить ему что-то важное, Сергей не стал медлить.

Ноэлла ждала Сергея метрах в двадцати от дома, за раскидистым кустом, усеянным белыми зонтичными соцветиями. Светлое кремовое платье делало ее трудно различимой на фоне растительности такого же оттенка. На побледневшем, осунувшемся лице венерянки светились большие печальные глаза.

Разбудить Сергея ночью Ноэллу принудило стремительное развитие событий. Она узнала, что перед рассветом, когда сон особенно крепок, Туюан собирается с группой своих сторонников напасть на астронавтов и убить их, поставив тем самым правительство перед свершившимся фактом.

— Вы должны немедленно покинуть Аоон, — сказала Ноэлла. — Пока руководители примут эффективные меры для вашей защиты, Туюан выполнит свой план. Вам надо временно укрыться на острове Тета. «Сириус» цел.

— Как мы доберемся до острова? — спросил Сергей.

— На моем синго, — ответила Ноэлла. Она помолчала и, настороженно посмотрев по сторонам, добавила: — Я договорилась с начальником аэропорта. Он мой друг. Световой пароль — две красные вспышки. Когда будете пролетать над портом, дважды включите носовые фонари… Синго спрятан возле пальмовой рощи. Идти туда надо так…

Ноэлла объяснила, по какой тропинке надо идти от дома к роще, чтобы избежать нежелательных встреч, и что надо сказать, если по дороге кто-нибудь окликнет астронавтов.

— Я сделала все, что могла, — закончила она. — Будите своих и спешите. Опасность близка. Нельзя терять времени. Только быстрота может спасти вас…

Ноэлла приподнялась на цыпочки, обхватила руками Сергея за шею, с силой прижала к себе, поцеловала — и исчезла в кустах.

Сергей ущипнул себя.

Не спит ли он? Не пригрезилось ли ему все это?

Нет! Он в большом тенистом саду, окружающем виллу венерянского ученого. За высокой фигурной оградой в воде морского залива отражаются огни пригорода. В отдаления прозрачные куполы живописных мрамерных дворцов Аоона. Над ними вспыхивают и переливаются зыбкие волны искусственного сияния, пронизываемые зеленоватыми лучами.


Побег астронавтов, подготовленный Ноэллой и ее друзьями, удался.

Все произошло так, как было намечено.

Тайный, никем не охраняемый ход вывел их к опушке пальмовой рощи. Здесь трое жителей Земли отыскали извилистую тропку, уходившую в глубину бамбуковидных зарослей, а в гуще последних — поляну с замаскированным на ней авиэлем. Окраска синго не отличалась от цвета папоротников.

Машину освободили от набросанных на нее ветвей и выкатили на открытое место. Кабина оказалась не по росту людей, но астронавты ухитрились втиснуться в нее и усесться на маленьких низеньких сиденьях.

Сергей, успевший хорошо познакомиться с устройством венерянских летательных аппаратов, включил двигатель, и авиэль, бесшумно взмахивая крыльями, полетел над вершинами деревьев, пересек на небольшой высоте горловину залива и, описав пологую дугу, оказался над аэропортом.

Дважды вспыхнули рубиновые фонарики на носу машины — условный сигнал для начальника караула. В ответ внизу мигнуло что-то алое. Вспыхнуло два раза и погасло.

Путь к «Сириусу» был свободен. Сергей, набирая высоту и скорость, повел синго в сторону острова Тета.

Первые часы полета прошли спокойно. Моторы работали без перебоев. Синго, взмахивая крыльями, летел над пенистыми гребнями, бегущими куда-то к югу.

Ветер был попутный. Это позволило машине развить большую скорость.

И все же Сергей с тревогой посматривал на приборы. Стрелки их вздрагивали. Температура и давление воздуха то падали, то резко повышались. Состояние атмосферы не предвещало добра.

За время своего пребывания на Венере астронавты успели убедиться, что воздушная оболочка ее никогда не бывает спокойной. Солнечные лучи и потоки наэлектризованных частиц, пронизывающих воздушные слои, то и дело порождали ураганные ветры, сильные ливни, мощные магнитные бури. Иногда дожди продолжались пять-шесть дней подряд. Нередки были ливни, во время которых выпадало больше осадков, чем в дождливом Батуми за год. С гор бурно текли ревущие потоки, реки вздувались, выходили из берегов, мчали к морю огромные деревья, вырванные с корнями. Скорость ветра зачастую превышала 100 метров в секунду. В бурную погоду даже самые мощные и надежные воздушные лайнеры венерян не в состоянии были совершать регулярных рейсов — летчики, избегая единоборства со стихиями, совершали посадку в ближайшем аэропорту.

Сегодня, судя по многим грозным признакам, природа Венеры готовила нечто небывалое. Ее стихии славно собрались показать астронавтам всю свою первозданную мощь.

Облачность была многоярусная. Одни тучи мчались с севера на юг, как бы силясь нагнать синго. Другие проносились над ними с запада на восток. Изредка в просветах и окнах мелькали звезды или показывался серпик Меркурия, бросающего яркие белые лучи. Земли не было видно. Она еще не взошла.

В половине пятого, когда до острова оставалось около часа пути, ветер внезапно утих. Казалось, какой-то гигант вдруг перекрыл задвижкой путь воздушным потокам.

Наступило зловещее затишье. Стрелка барометра, вздрогнув, стала пятиться — давление стремительно падало. Надвигался шторм.

— Держитесь, друзья, — сказал Сергей, крепче сжимая рукоятки. — Сейчас будет свистопляска. Стихии пошли в атаку.

Вдали что-то вспыхивало, мигало. Вспышки сопровождались глухими раскатами грома.

Синго летел навстречу грозе.

Дул порывистый, южный, постепенно крепнущий ветер.

Сергей попытался обойти тучу стороной, но, убедившись, что грозовой фронт тянется на сотни километров, снова повернул машину на юг.

Гроза быстро приближалась. Синяя громада туч росла на глазах. Она вспухала, заполняя причудливыми зловещими клубами пространство.

Весь горизонт озаряли голубоватые и белые молнии. Вспышки освещали тучи изнутри, огненные стрелы, надломившись, вонзались в море, на гребнях волн плясали отсветы.

Ветер усиливался. Валы вздымались все выше. У основания туч возник чудовищный отросток, похожий на хобот слона, и начал раскачиваться, словно примеряясь, где удобнее утолить жажду. Образовался еще один крутящийся столб и, изогнувшись от непосильной тяжести, побежал куда-то влево.

Синго вздрагивал, как испуганная птица. Порывы ветра швыряли его из стороны в сторону. Воздушные ямы принуждали падать, а восходящие потоки увлекали вверх. Тонкие стенки кабины вибрировали, ветер на разные голоса завывал среди оттяжек и стоек.

А впереди, там, где был остров Тета, разгоралось багровое зарево. К небу бил огненный фонтан, соперничая яркостью с вспышками молний. Очевидно, двугорбая гора, пробудившись, вновь извергала расплавленную магму, выплевывала из кратера камни и пепел.

Астронавты встревоженно переглядывались. Природа воздвигала на их пути почти непреодолимые преграды. Встречный ветер снижал скорость машины, а горючее было на исходе. Еще два-три часа такого полета, и двигатели замрут, синго станет игрушкой бури, ветер перевернет его и швырнет в океан, напоминающий кипящий котел.

«Неужели нам, совершившим межпланетный прыжок, — думал Сергей, — предстоит стать добычей венерозавров и морских змей? И надо же было именно сегодня разразиться этой чудовищной грозе. Могла бы и до завтра подождать».

— Попробуй обойти грозу сверху, — предложил Олег, когда Сергей обратился к нему за советом. — Какой потолок у синго?

— Ноэлла говорила, что они не поднимаются выше восьми-десяти километров. В верхних слоях ядовитые газы.

— Оденем маски.

— А холод выдержим?

Сергей посмотрел на спутников. Все были легко одеты, в особенности Борис Федорович, с трудом переносивший жару.

— Набирай высоту, — сказал Озеров. — Обо мне не беспокойся — не замерзну. Подкожный жир не даст мне превратиться в сосульку. Болтанка хуже мороза, все внутренности наизнанку выворачивает. Наверху, несомненно, тише…

— Иного выхода нет, — заметил Олег. — Напрямик нам не пробиться. Ураган исковеркает синго.

Сергей потянул на себя рукоятку. Синго стал стремительно набирать высоту.

В кабине похолодало. Дождь сменился градом. Дышать стало трудно. Астронавты одели маски и набросили на себя все из одежды, что успели захватить с собой.

Через гребень грозового фронта удалось перевалить только на высоте восьми километров. Несколько раз в непосредственной близости от синго, точно стремясь поразить его, сверкали молнии, оглушая нестерпимым треском. Выступающие части машины светились, с заострений на крыльях и усиков антенны, делающих аппарат похожим на насекомое, стекали голубоватые огоньки.

В тучах под действием сильных электрических полей то и дело возникали шаровые молнии. Светящиеся газовые клубки медленно проплывали мимо прозрачных стенок кабины.

Высокая наэлектризованность атмосферы, резкие колебания давления, волны холода и тепла, усиливающаяся болтанка, — все это дурно сказалось на самочувствии астронавтов. Их бросало то в холод, то в жар, губы побелели, дыхание стало прерывистым, сердце билось учащенно.

Пришлось принять таблетки, регулирующие деятельность нервной системы и обмен веществ в организме. Препарат начал действовать немедленно, выделение тепла в коже и подкожной клетчатке увеличилось, озноб прошел.

Много раз во время перелета и пребывания на Венере астронавты с признательностью думали о советских биохимиках, врачах, изобретателях, снабдивших их универсальными катализаторами, пищевыми концентратами, эликсирами бодрости, портативными устройствами для дыхания и многими другими остроумными приспособлениями, сделавшими возможным длительное пребывание вне привычных для людей земных условий. Сегодня они еще раз мысленно от всей души поблагодарили врачей-земляков.

Глава XIX. КОНЕЦ АВАНТЮРЫ

Туюан приступает к действиям. — Что иногда рисуется воображению. — Еще несколько начинаний. — Слепящие вспышки. — Бесславный конец.

Над экватором Венеры летели корабли сторонников Туюана. Корабли, оснащенные различными видами оружия, с сотнями зажигательных бомб в грузовых трюмах, двигались на юг, в направлении Ямурии.

Туюан еще до рассвета намеревался осуществить давно вынашиваемый им план — сторицей отплатить за то зло, которое ямуры причинили аэрам.

В подробности задуманной им ночной операции Туюан посвятил только своего младшего брата и нескольких аэров, пользующихся его безграничным доверием. Остальные члены экипажа, не подозревая о подлинной цели перелета и той роли, которую должны сыграть при нападении на Ямурию аппараты для обезвешивания, считали, что их корабли участвуют в ночных маневрах.

Не доверяя никому управления головным кораблем, Туюан с начала полета не выходил из штурманской рубки. В сущности, только он один понимал, что задуманная им операция — затея беспрецедентная, что судьба мира на Венере находится сейчас в его руках.

Но сознание этой ответственности не страшило Туюана. Решения его ничто не могло поколебать.

Все мосты сожжены. Возвращение к прежнему невозможно.

Еще в детстве Туюан прочел исторические хроники, повествующие о вторжении на Венеру обитателей Итии. С разгоревшимися главами глотал он описания кровавых битв на острове Тета и Южном материке.

Ему хотелось отплатить ямурам той же монетой, унизить их так же, как они некогда унизили островитян. И это была одна из причин, заставивших его усиленно ломать голову над проблемой тяготения. Овладеть таинственной гравитационной силой для того, чтобы сокрушить исконных врагов, — вот о чем он мечтал последние годы.

Теперь он близок к тому, чтобы осуществить заветное свое желание. Последние опыты сделали его всесильным. Он создал грозное оружие и вправе обратить его против ямуров. Он принудит безоговорочно капитулировать надменного Силициуса. Потомки прославят его, Туюана, разгромившего ямуров.

Руководители страны не хотят воевать с Силициусом. Они стремятся избежать разрушений и жертв, верят в возможность мирного сосуществования всех народов, даже отличающихся друг от друга привычками, образом жизни, общественным строем. А для него, Туюана, все это — химера! Раньше или позже война произойдет. И победит тот, кто начнет ее.

Он, Туюан, первым обрушит на Ямурию сокрушительный удар. Он истребит тысячи тысяч ямуров. Он будет жечь их города, топить их корабли. Он обезвесит глубинные горные породы и они, уступая давлению подстилающих слоев, хлынут на поверхность. Пробудятся от вековой спячки вулканы, выйдут из берегов реки, обрушатся на побережье океанские валы. И тщетно, воздевая к небу руки, будут молить ямуры своих богов, чтобы те спасли их. Им никто не поможет. Неотвратима гибель жестоких пришельцев.

Еще сегодня он докажет всем, что Ямурия — трухлявое дерево, сердцевина которого давно сгнила. Нужен только сильный толчок, и ствол дерева переломится, рухнет, превратится в прах.

И этот толчок, кладущий конец господству ямуров на Южном материке, будет исходить от него, Туюана. Завтра Ноэлла поймет, что светловолосый чужестранец — ничтожество по сравнению с ним, Туюаном. И тогда в охладевшем сердце ее снова вспыхнет яркое пламя любви к победителю ямуров.

Так думал Туюан, направляя свои корабли на юг, к северным границам Ямурии, к самому центру деспотии Силициуса, городу Абагде.

Над океаном Туюан разделил свою флотилию на два отряда. Боевые корабли новейшего типа, оснащенные аппаратами для обезвешивания, он оставил под своим командованием, а вспомогательную эскадрилью передал в распоряжение своего брата Теорга, приказав ему лететь к острову Тета и захватить «Сириус».

Когда отряд Теорга исчез из виду, Туюан направил свои корабли к морской твердыне ямуров, крепости Не.

Ямуры считали ее неприступной. Крепость опоясывали магнитные поля большой интенсивности и кольцевая водная зона с искусственно пониженным поверхностным натяжением — непреодолимая преграда для подводных и надводных кораблей.

Горизонт крепости мог выдержать многомесячную осаду. Туюан решил поразить эту крепость, прикрывающую морские подступы в Абагде, неожиданным ударом с воздуха.

Корабли, перестраиваясь на ходу, летели на большой высоте.

Момент, которому суждено стать поворотным в истории ямуров, приближался.

Туюан впился глазами в ночную тьму, стремясь уловить смутные очертания скалистого острова и огни его военной гавани.

Сейчас он повернет полированную рукоятку, послав вниз первые пучки смертоносных лучей.

Ямуры и не подозревают, какой приготовлен для них сюрприз. От его аппаратов никто не укроется. Лучи их проникнут через самые толстые стены. Остров будет напоминать пылающий костер. Его окутают клубы смрадного дыма. Ямуры, охваченные страхом, не посмеют тушить пожар. А когда дым рассеется, пламя погаснет и пепел осядет, неприступная твердыня Силициуса превратится в груду обугленных развалин.

Он оставит их в назидание потомкам. Рядом с руинами он построит новый город и назовет его Нгаоном — городом властелина. В центре его будет возвышаться дворец — исполинский куб с разноцветными гранями и срезанными углами. На плоской крыше его, словно памятник, будет стоять «Сириус».

Туюан злорадно ухмыльнулся. Он предвкушал миг своего торжества.

Внезапно внизу вспыхнул яркий свет. Голубой луч, словно шпага, пронизал иллюминатор корабля. В кабине стало так светло, что Туюан невольно зажмурился.

«Нас обнаружили, — мелькнула тревожная мысль. — Ямуры проведали о моем плане. Придется принять бой. У них слепящие синие лучи, у меня — аппараты для обезвешивания. Сейчас мы померяемся силами».

Левой рукой Туюан нажал кнопку боевой тревоги, а правую протянул к рычажку антигравитационного аппарата. Однако пальцы не дотянулись до него. Рука повисла в воздухе. Какая-то непреодолимая, исходящая извне сила, сковала мышцы. Одновременно с этим затих гул моторов.

Туюан метнул отчаянный взгляд на приборы. Скорость корабля уменьшилась, стрелка высотомера качнулась влево.

Тогда он перевел взор на членов экипажа и ужаснулся. Позы их были неестественные, напряженные, глаза вышли из орбит, жилы на лбу вздулись.

Оцепенение, охватившее Туюана, нарастало, мысли путались, отяжелевшие веки смыкались. Потом перед глазами поплыл белый туман… «Повелитель гравитационных полей» навсегда лишился способности видеть, двигаться, рассуждать…

Боевые корабли его эскадрильи, выведенные из строя противовоздушной обороной ямуров, падали в море.

Глава XX. НАД ПЫЛАЮЩИМ ЛЕСОМ

Море огня. — Паника в джунглях. — Погоня. — Рискованный маневр. — «Наддайте, Борис Федорович!» — Оазисы зелени. — «Прощай, оранжевая планета!»

Буря часа на два задержала астронавтов. К намеченной цели синго приблизился уже на рассвете.

Путешественники видели, как снова и снова возникали изогнутые столбы могучих смерчей и, втягивая в себя воду, бежали к скалистым берегам, как над островом исполинским грибом расползается облако пара, смешанного с вулканическим пеплом, и по склону горы, устремляясь в долину и сжигая все на своем пути, течет огненная река жидкой лавы.

Сталкиваясь с водой, вступая в единоборство с этим извечным своим врагом, лавовые потоки окутывались плотными белыми клубами. Казалось, они пытаются замаскировать этой плотной белесой завесой свои обходные коварные маневры.

На глазах потрясенных астронавтов, никогда не наблюдавших ничего подобного, из кратера двугорбой горы вытекла темная масса и с ужасающей быстротой, расплываясь в ширину, захватывая все большую поверхность, устремилась к берегу Голубой реки.

Густая тьма окутала центральную часть острова. Эту зловещую завесу озаряли электрические разряды и пронизывали струи огня, бьющие вертикально вверх.

Происходило что-то невообразимое. То шел грязевой дождь, то, словно серый снег, падал пепел, то на тропические заросли, гнущиеся от порывов ураганного ветра, обрушивался каменный град.

Когда потоки лавы и грязи достигли джунглей, все живое, объятое ужасом, ринулось к берегу океана, будто приморские заросли, терзаемые штормом, в состоянии были защитить их от огня и горячих потоков.

Бежали какие-то четвероногие животные с длинными изогнутыми шеями, ползли рептилии, семенили шипоносные венерозавры, летели огромные жуки, стрекозы и бабочки.

А грязевая лавина продолжала свой путь. Она двигалась к морю со скоростью 130–150 километров в час, легко настигая пресмыкающихся, превращая цветущую местность в мертвую, дымящуюся пустыню.

Сергей с трудом узнавал джунгли, в которых он недавно подвергся нападению шершней. Под ним бушевало огненное море. Дымились плосковерхие холмы, факелами пылали огромные деревья, стены разрушенных зданий были усеяны живыми существами, попавшими в кольцо огня.

До «Сириуса» оставалось минут тридцать-сорок полета, когда на севере показались черные точки. Вскоре они превратились в сигарообразные тела. Исчезновение астронавтов было обнаружено, их преследовали.

Сергей повел машину вниз, стремясь скрыться от венерян за клубами черного дыма.

Рискованно было лететь над пылающим лесом, но он был вынужден прибегнуть к этому отчаянному маневру. Надо было во что бы то ни стало выиграть десять-пятнадцать минут и достичь «Сириуса» прежде, чем над ним окажутся венерянские корабли.

Расчет оказался правильным. Венеряне не рискнули лететь напрямик. Одни корабли, достигнув горящего леса, взмыли к облакам, другие стали огибать пожарище слева и справа.

Дымная мгла ухудшила видимость. «Сириус» удалось заметить не сразу. Он возвышался среди пунцовых зарослей, словно монумент, воздвигнутый в честь человеческого гения и отваги.

Поток лавы еще не проник в этот район, а южный ветер относил в сторону клубы сернистого дыма и запаха гари.

Дотянуть до «Сириуса» не удалось — кончилось горючее, и двигатели заглохли. Несколько минут авиэль, распластав крылья, планировал, потом плавно опустился на траву.

Астронавты побежали через заросли. Ветки кустарника цеплялись за одежду, по лицу хлестала оранжевая листва, ноги путались в розовых и алых побегах ползучих и вьющихся растений.

— Настоящий марафонский бег, — попробовал шутить запыхавшийся Озеров. — Надеюсь, друзья, не откажетесь подтвердить на Земле, что я стал рекордсменом.

— Наддайте, Борис Федорович, наддайте! — торопил Олег. — Теперь уже немного осталось.

Они бежали, а позади слышалось угрожающее гудение венерянских воздушных кораблей — астронавтов преследовали сторонники Туюана.

Несмотря на опасность, грозившую астронавтам, от внимания Озерова не ускользнуло изменение характера растительности вблизи «Сириуса».

Семена земных растений, высеянных им в первые дни пребывания на Венере, дали побеги. Среди розовых лишайников и кремовых мхов пробилась зеленая трава, неприхотливая и жизнестойкая, привыкшая противостоять песчаным бурям и грозовым ливням.

Развернули узорчатую листву кустики малины и смородины, поднял свои зонтики укроп, росли морковь и лук, кукуруза и маки. Расталкивая плауны и папоротники, воинственно ощетинили свою изумрудную хвою земные елочки и сосны.

Растения Земли укоренились на полянах и склонах холмов, разбросали зеленые опахала, гибкие побеги и цвели, цвели для того, чтобы отдать во власть ветра и воды свои семена.

Придет срок, лопнут стручки, коробочки, осыпятся шишки, ветер подхватит семена и унесет вдаль в ущелья и долины, на берега рек и озер.

Когда «Сириус» покинет Венеру, на память о детях Земли на острове останутся оазисы зелени — кустарники, луговые цветы, злаки.

Поднимаясь последним по трапу, Борис Федорович прощальным взглядом обводил возвышенности и долины Венеры.

Не раз все трое были на волосок от гибели. Зачастую положение их казалось безнадежным. Но воля трех людей, закаленная в испытаниях, позволила им преодолеть трудности и преграды.

И вот, проведя почти полгода на Венере, они готовятся покинуть ее.

— Прощай, Венера! Прощай, оранжевая планета! — прошептал Борис Федорович и вошел в корабль.

И тотчас же трап, свернувшись рулоном, скользнул в прорезь в корпусе космического гиганта, а входной люк автоматически закрылся.

Теперь астронавты могли уже не опасаться враждебных действий со стороны преследующих их венерян. Броня из титанового сплава и волокнистые прослойки из материалов повышенной вязкости, успешно противостоявшие ударам микрометеоритов, надежно защищали их. Ничто не могло помешать старту.

Без тревоги следили все трое за эволюциями венерянских кораблей, будто маневры преследователей не имели к ним никакого отношения. И едва не поплатились за свою беспечность.

Глава XXI. ПОСЛЕДНИЕ ПРЕГРАДЫ

«Крабы» атакуют. — «Неужели они взорвут «Сириус»? — Еще одна флотилия. — Белый туман. — Борьба с огнем. — Покорение вулкана. — «Это Ноэлла!» — Старт. — «Сириус» покидает Венеру.

Корабли сторонников Туюана опустились на вершинах холмов, километрах в двух от «Сириуса». Венеряне, сошедшие с их палуб, немедленно принялись устанавливать в кустах какие-то аппараты, металлически поблескивавшие в багровых отсветах пожара.

Потом заросли озарились частыми зеленоватыми вспышками, и на розовом травянистом склоне ближайшей возвышенности появилось множество бурых, крабообразных существ. Над плоскими, продолговатыми головами их топорщились уродливые придатки, шарообразные туловища были прикрыты чешуйчатыми щитами.

«Крабы» передвигались прыжками. Каждому из них предшествовала серия коротких вспышек в зарослях. Когда шеренги замирали, между отростками-придатками проскакивали искры.

— Это не живые организмы, — сказал Борис Федорович, присматриваясь к судорожным скачкам «крабов».

— Очевидно, это роботы, — согласился Олег. — Аэры не хотят подвергать себя опасности.

— Твари эти, вероятно, с начинкой, — заметил с мрачной иронией Сергей. — Брюхо у них вместительное. Когда эти движущиеся мины приблизятся к «Сириусу», кто-то нажмет кнопку на пульте управления, и мы взлетим на воздух.

— Не успеют, — возразил Олег. — Через полчаса мы будем далеко от Венеры. А если старт задержится и «крабы» подползут к кораблю, мы уничтожим их струями газов из килевых дюз.

— Смотрите, смотрите! — воскликнул Озеров. — Еще одна группа кораблей. Кажется, венеряне собираются устроить нам пышные проводы.

— Похороны по первому разряду, — усмехнулся Сергей, маскируя свою тревогу улыбкой.

Действительно, на севере появилась новая флотилия. В состав ее входило не менее пятидесяти кораблей. Некоторые были продолговатые, сигаровидные, другие имели форму полусфер. Все они, не обращая внимания на языки пламени и клубы дыма, летели напрямик над пылающей пущей.

За кормой кораблей тянулись наклонные темные полосы. Какие-то темно-синие, почти фиолетовые лучи, исходившие от аппаратов, установленных на их палубах, пронизывали клубы дыма, плывущего над пожарищем. Под килями кораблей рвались огненные шары, разбрасывающие короткие лиловые молнии.

Все это действовало на бушующее пламя так, как масло на морские волны. Под кораблями никли языки пламени, меркли факелы горящих деревьев, таяли клубы дыма. Какое-то беловатое вещество, распыляемое в воздухе кораблями, медленно опускалось к поверхности Венеры, заливая и обволакивая густым молочным туманом низины, вершины сопок, склоны предгорий.

Некоторое время над этой зыбкой, плотной перламутровой пеленой поднимались кое-где огненные султаны и одиночные столбы дыма, но вот и они исчезли, растворившись в белой мгле.

Теперь багровый свет излучало только пламя, вырывающееся из кратера огнедышащей горы, да окрашивали в малиновые и розовые тона основания облаков отсветы лавовых потоков. Потом и над гребнем лилового хребта, возле самой вершины двугорбого вулкана, взвились в небо белые клубы и плотной стеной заслонили горизонт.

Люди Земли с удивлением и восторгом следили за происходящим. Аэры боролись с пожаром, схватившим остров, они тушили горящие леса и преграждали путь потокам огненно-жидкой лавы, спасая от гибели памятники древних культур, поселки пещерных обитателей острова и всю ту многочисленную фауну, которую огненные валы теснили к берегам рек, озер, морских заливов.

Астронавты даже забыли на некоторое время о тех, кто бросил в атаку против них полчища бурых роботов-крабов. Погибли ли они в этой белесой мгле или, уцелев, притаившись в кустах, замышляют какую-нибудь новую пакость?

«Крабов» не было больше видно. Некоторое время вокруг «Сириуса» все было белым — остров напоминал огромную снежную равнину.

Потом мгла стала рассеиваться, редеть. То здесь, то там из оседающего тумана показывались рощицы, гребни гор, каменистые кряжи.

И тогда астронавты снова увидели воздушную флотилию аэров.

Она выстроилась километрах в двух от «Сириуса».

Сергей первый заметил, как от борта головного корабля, оттуда, где над перилами склонились двуногие лилипутики, отделилось какое-то тело и, сверкнув в лучах солнца, выглянувшего на секунду из-за туч, стало падать, кувыркаясь в воздухе.

«Бомба? — подумал Сергей, невольно отступая от окна. — Нет, бомбы так не падают. Это человек… венерянин».

Над падающим телом раскрылся розовый купол — воздух, тугими струями бьющий в эластичную материю, мгновенно придал парашюту нормальную выпуклую форму.

Покачиваясь на длинных стропах, маленькая кукольная фигурка летела над лесом, подхваченная ветром. Ветер нес ее к папоротникам.

На мгновение венерянина заслонила крона могучей эки, одиноко росшей среди плаунов и хвощей. Потом парашютист оказался правее дерева и стал быстро снижаться.

На нем был серый комбинезон и зеленый шлем с белым гребнем.

Парашютист опустился метрах в пятистах от «Сириуса» в гуще желтых трав, колеблемых ветром.

Сергей поднес к глазам бинокль.

— Это Ноэлла! — закричал он. — Она!

Венерянка торопилась к «Сириусу», раздвигая руками растения. Рот ее был полуоткрыт. Она что-то кричала. Потом остановилась с таким видом, будто у нее дух захватило, и, прижав левую руку к сердцу, замахала над головою правой.

Казалось, она хочет приостановить отлет «Сириуса» или просит астронавтов, чтобы они взяли ее с собой на Землю.

Но уже ничто не могло помешать старту. Пусковые механизмы были включены. Меньше минуты оставалось до того момента, когда горючее поступит в камеры сгорания, и струи раскаленных газов, вырываясь из дюз и отталкивая «Сириус» от Венеры, вознесут многотонный космический корабль в вышину.

— Она погибнет, — прошептал Сергей, закрывая лицо, чтобы не видеть того, как пламя, метнувшись из сопел, испепелит Ноэллу.

— Нет, — возразил Олег, — не погибнет. Она еще вне зоны действий струй. Ее только пылью обдаст… Закрой иллюминатор.

Сергей нажал кнопку, опустился в противоперегрузочное кресло и откинулся на его спинку.

Олег медленно передвинул рукоятку пускового реостата.

И тотчас громоподобные взрывы потрясли воздух, заклубилась пыль, мглистая черная завеса закрыла пунцовые лозы, кремовые опахала папоротников, оранжево-красную пущу.

Вздрагивая от частых толчков, подобных ударам исполинского пульса, набирая вторую космическую скорость, позволяющую ему преодолеть притяжение Венеры, «Сириус» по круто восходящей кривой устремился в межпланетное пространство.

Словно падая в бездну, уходила назад Венера, окутанная густыми облаками.

Космический корабль, нестерпимо сверкая в лучах окруженного короной Солнца, уносил советских астронавтов туда, где среди звезд и завитков спиральных туманностей, в одном из уголков бесконечной Вселенной летела голубоватая горошинка — родная Земля, колыбель человечества.

Днепропетровск. 1950–1958 гг.

СПРАВКА-СЛОВАРЬ

Анкилозавр — панцирный ящер, доисторическое животное.

Арабески — украшения, состоящие из чередования геометрических фигур, листьев, побегов, цветов.

Асфиксия — кислородное голодание и накопление в организме человека или животного избыточного количества углекислоты. Асфиксия приводит к постепенному отравлению организма.

Биотоки — электрические токи, возникающие в живых организмах, мышцах, спинном или головном мозгу.

Биосфера — область распространения жизни на планете: суша, пресные водоемы, толщи морей, нижняя часть воздушной оболочки Земли. Биогеносфера — сфера возникновения жизни.

Грабен — сбросовая впадина.

Гравитация — всемирное тяготение, гравитационное поле — поле тяготения.

Горст — участок коры планеты, приподнятый над смежными с ним, опустившимися частями ее. Ограничен сбросами.

Гироскоп — волчок, вращающийся с большой скоростью.

Деградация — вырождение, утрата положительных ранее накопленных свойств организма.

Дюза — небольшое отверстие, через которое вытекает газ или жидкость.

Катаклизм — разрушительный переворот.

Конкреция — образование округлой формы в осадочных горных породах вокруг какого-либо постороннего тела.

Коррозия — разрушение металла или металлического изделия вследствие химического или электрохимического взаимодействия их с внешней средой.

Космос — вселенная. Вторая космическая скорость — скорость, позволяющая кораблю преодолеть тяготение планеты. Для того, чтобы покинуть Венеру, «Сириус» должен был набрать скорость, превышающую 10,2 километра в секунду.

Лоджия — открытая галерея, примыкающая к зданию.

Люминесценция — холодное свечение веществ, вызванное прохождением электрического тока, химическими процессами или другими причинами.

Люминофоры — светящиеся вещества.

Ноктовизор — прибор для видения в темноте.

Орнитоптер — летательный аппарат с машущими крыльями.

Протоцератопс — предок рогатых динозавров, доисторическое пресмыкающееся.

Птерадон — крупный крылатый ящер, на Земле жил миллионы лет назад.

Спорангий — споровместилище.

Тектонические движения — движения коры планеты, вызванные процессами, происходящими внутри ее.

Троглодиты — дикие пещерные люди.

Фасеточный глаз — сложный глаз членистоногих, состоящий из множества простых.

Эпицентр — область на поверхности планеты, расположенная над очагом землетрясения.

Эпифит — растение, поселяющееся на другом растении, но не являющееся его паразитом. «Хозяин» служит для него только опорой.

Этнография — народоведение.

Эйнант — синтетический материал.

Энцефалограф — электрический прибор для изучения деятельности мозга.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Запуск первого в мире искусственного спутника Земли в 1957 году вызвал появление новых произведений в отечественной фантастике. Реальные события стали обгонять фантазии писателей. Началось изучение космического пространства.

В те годы областные издательства печатали космическую фантастику довольно редко. На Украине, пожалуй, только В. Н. Владко в романе «Аргонавты Вселенной» (1939 г.) разработал идею межпланетарных сообщений. Любители фантастики 50–60 годов прошлого века хорошо помнят книгу Л. М. Оношко «На оранжевой планете» (1959 г.). Почему Леонид Оношко отправил своих героев на Венеру? Да потому, что в то время о Венере знали очень мало, а марсианская тема была фантастами многократно использована.

Нельзя забывать, что в Советском Союзе читатели не были знакомы с англо-американской фантастической литературой. Такие понятия, как «космическая опера» и «фэнтези» еще не существовали для отечественных читателей. Примеры зарубежной фантастики ограничивались Жюлем Верном и Гербертом Уэллсом.

Книга Леонида Оношко подвела своеобразный итог отечественной научной и приключенческой фантастике 30-50-х годов. Надо отдать должное мастерству, с которым автор в сравнительно небольшой книге соединил большинство стереотипных сюжетов тогдашней фантастики и при этом сумел избежать занудных экскурсов в технические подробности.

Тогдашняя литературная критика единодушно обвинила автора в эпигонстве, тем не менее книга издается во Франции, где роман подается западной публике как первая советская «космическая опера».[1] Героиня Леонида Оношко, венерианская Ноэлла, действительно похожа на Аэлиту Алексея Толстого. Но без этой героини было бы невозможно свести все приключения экипажа «Сириуса» к благополучному завершению. Удачно избежал автор и идеологических лозунгов, а биографии членов экипажа корабля очень похожи на биографии теперешних космонавтов.

Наступал век фантастической литературы. Почти одновременно с романом Оношко издается «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова и первые произведения братьев Стругацких.

Книга Леонида Оношко была востребована временем. Среди первых читателей, возможно, были те, кто сейчас трудится на космических орбитах или создает новую космическую технику.

Переиздание этой книги представляет современному любителю фантастики возможность познакомиться с литературными традициям советской фантастики конца 50-х годов, а старшему поколению читателей вспомнить свое детство.

Птухин Е. Н., председатель Московского клуба любителей фантастики

ЛЕОНИД ОНОШКО

Леонид Михайлович Оношко родился в 1905 г. в г. Моршанске, Тамбовской губернии, в семье учителя.

В 1919 г. семья Оношко переехала на Украину. В 1929 г. Л. М. Оношко закончил Днепропетровский институт народного образования. После этого преподавал в техникумах и в высших учебных заведениях. Одновременно с педагогической деятельностью он занимался и литературой — писал научно-популярные книги и журнальные статьи по физике и энергетике.

Первый рассказ Л. М. Оношко опубликовал в 1956 году. В 1957 г. в днепропетровской газете «Молодой ленінець» была опубликована его научно-фантастическая повесть «В ледяной пустыне».

Примечания

1

См подробнее: Бритиков А. Ф. Русский советский научно-фантастический роман. Л., Наука, 1970. С. 217.

(обратно)

Оглавление

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ПЕЩЕРАХ И ДЖУНГЛЯХ
  •   Глава I. «ПРИВЕНЕРИЛИСЬ!»
  •   Глава II. РАЗМЫШЛЕНИЯ У ОКНА «СИРИУСА»
  •   Глава III. ПЕРВАЯ РАЗВЕДКА
  •   Глава IV. В ГУЩЕ ЗАРОСЛЕЙ
  •   Глава V. ПУТИ И СУДЬБЫ
  •   Глава VI. ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ
  •   Глава VII. ПО ДОРОГЕ НЕОЖИДАННОСТЕЙ
  •   Глава VIII. РУИНЫ
  •   Глава IX. ВНУТРИ СТАТУИ
  •   Глава X. ЛАБИРИНТ
  •   Глава XI. НА ДНЕ ШАХТЫ
  •   Глава XII. КАПИЩЕ
  •   Глава XIII. ВОЗВРАЩЕНИЕ
  •   Глава XIV. ПОД КОНВОЕМ
  •   Глава XV. У ТРОГЛОДИТОВ
  •   Глава XVI. В ДЖУНГЛЯХ ВЕНЕРЫ
  •   Глава XVII. ПОИСКИ
  •   Глава XVIII. АСФИКСИЯ
  •   Глава XIX. ЗМЕЯ И ЧЕЛОВЕК
  •   Глава XX. ОРНИТОПТЕР
  •   Глава XXI. НОЭЛЛА
  •   Глава XXII. ЯМУРЫ
  •   Глава XXIII. ЖИВАЯ ЛОВУШКА
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ДВУХ КОНТИНЕНТАХ
  •   Глава I. АООН
  •   Глава II. УТРО
  •   Глава III. САД НА КРЫШЕ
  •   Глава IV. ПРОШЛОЕ НА ЭКРАНЕ
  •   Глава V. ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ С ИТИИ
  •   Глава VI. ЧУДЕСА ТЕХНИКИ
  •   Глава VII. ТУЮАН
  •   Глава VIII. НА СКЛОНЕ ГОРЫ
  •   Глава IX. В ПЛЕНУ
  •   Глава X. ВИЭНОВЦЫ
  •   Глава XI. «ИГРУШКИ»
  •   Глава XII. В КОРАЛЛОВЫХ ЗАРОСЛЯХ
  •   Глава XIII. ВО ВЛАСТИ ТЕЧЕНИЯ
  •   Глава XIV. КАМЕННАЯ ГОЛОВА
  •   Глава XV. НАД ЮТАНГОМ
  •   Глава XVI. ПРОРОЧЕСКИЙ СОН
  •   Глава XVII. В СНЕЖНОМ УЩЕЛЬЕ
  •   Глава XVIII. НАВСТРЕЧУ БУРЕ
  •   Глава XIX. КОНЕЦ АВАНТЮРЫ
  •   Глава XX. НАД ПЫЛАЮЩИМ ЛЕСОМ
  •   Глава XXI. ПОСЛЕДНИЕ ПРЕГРАДЫ
  • СПРАВКА-СЛОВАРЬ
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ
  • ЛЕОНИД ОНОШКО
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке