Американский вампир (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Дженнифер Арминтраут Американский вампир

Глава 1

Если бы у вампиров была сила, которую можно было бы использовать, по мнению Грэфа МакДоналда, это должен был быть внутренний GPS. Управляя своей машиной — черным Де Томазо Пантера Эль 1974 — одной рукой, он ткнул в крошечный экран GPS-навигатора TomTom другой, произнося при этом такие слова, за которые его мать заставила бы прополоскать рот с мылом.

Его смартфон BlackBerry завибрировал на кожаном пассажирском сидении всего за несколько секунд до того, как из динамиков заревела Lady Gaga. Он достал GPS из подставки левой рукой, придерживая руль коленями, пока отвечал на звонок правой. Еще одна вампирская способность: управлять машиной коленями при необходимости.

— София, что тебе нужно? — спросил он, нажимая при этом на тач-экран навигатора.

— Дорогой! — она всех так называла. По привычке. — Ты уже едешь, да?

Эта ее манера заканчивать свои вопросы ответами, которые она хотела услышать, была, как минимум, в пятерке "самых нервирующих". Грэф не мог не улыбнуться.

— Немного опаздываю. Этот дурацкий навигатор сломался.

— О нет, нет! — запричитала София, и даже эти слова прозвучали с итальянским акцентом. — Дорогой, ты ведь не опоздаешь на мою вечеринку, нет?

Грэф быстро взглянул на дорогу: ничего не изменилось с тех пор, как он потрудился последний раз на нее посмотреть.

— Нет, если смогу что-нибудь придумать.

— Так где ты сейчас? — настойчиво спросила она.

— Буду честен с тобой, Соф. Не имею ни малейшего гребаного представления, — он приготовился к выговору, который непременно последует.

— Грэф, следи за выражениями! Разговариваешь, как деревенщина, — она вздохнула. — У тебя же есть мой адрес, да?

— Да, у меня есть твой адрес. И я его ввел в этот прибор.

Чертовы технологии. Вообще-то они ему нравились. Интернет — слава Богу, что он есть. Телевидение высокой четкости — да, да, да! Маленькие устройства, которые притворяются, что хотят помочь тебе, а потом наносят удар в спину! Можете отсосать его большой и толстый…

— Честно говоря, не понимаю, как ты мог заблудиться. Вырули на шоссе и езжай в направлении Вашингтона. Это же просто! — голос Софии звучал обиженно. — Постарайся! — Хорошо, тыковка, постараюсь. Только вот я уронил этот дурацкий TomTom у Дэнни на стоянке, и теперь там все по-испански, поэтому я никак не могу вывести карту на экран, — он глубоко вдохнул и, зажав телефон между плечом и ухом, достал сигареты из кармана куртки, лежавшей рядом.

— Не понимаю вас, мужчин, — произнесла София, сделав ударение на последнем слове так, что оно прозвучало как оскорбление. — Ты же знаешь, почему я сейчас обращаю только женщин, да? Потому что они не такие… грубые и глупые. Не хочу задеть твои чувства, милый Грэф, но это правда. Я так считаю. Так вот, притормози где-нибудь, узнай, куда ехать, и затем поспеши сюда. Хороший мальчик! Пока-пока!

Как обычно она повесила трубку, не дождавшись его ответа. Он бросил телефон на заднее сидение, TomTom полетел туда же, но упал на пол. Грэф закурил и вновь посмотрел на дорогу. Оттуда на него таращился самый крупный олень из всех, что он когда-либо видел.

Вскрикнув и резко повернув руль, чтобы не задеть животное, Грэф съехал на обочину. Неподалеку за высокой травой виднелась канава. Угоди он туда — и вся спецпокраска будет испорчена, не говоря уже о неоновой подсветке. Этого нельзя было допустить. Машину занесло на гравийной насыпи, когда он вильнул, попытавшись вернуться на дорогу. Взяв автомобиль под контроль, Грэф резко затормозил.

Очень немногие вещи вызывали у него такой приток адреналина, как угроза его машине. Грэф навалился на руль с выпрыгивающим из груди сердцем, которое обычно не билось.

— Господи, — пробормотал он, успокоившись и включив первую передачу. Ладно, может, София права. Пора проглотить гордость, попросить о помощи и следить уже за дорогой.

"Проблема в том", — рассуждал Грэф, медленно двигаясь по дороге и озираясь по сторонам, высматривая других чертовых оленей, — "что здесь негде остановиться". Он проехал мимо множества ферм, ранчо с домами, верандами и бассейнами. Там не было ни единого дерева, отбрасывающего тень на лужайку и ни единого намека на то, что где-то неподалеку находился город. Грэф миновал заброшенное зернохранилище и попытался вспомнить, когда в последний раз видел хоть что-то, напоминающее о цивилизации: около час назад. Времени оставалось все меньше. И если ему предстоит блуждать по дороге всю ночь, то стоит найти отель, где можно остановиться. Ведь если он не сделает этого до восхода солнца…

Сглотнув ком в горле, Грэф заставил себя собраться с мыслями. Без паники. Однажды рассвет застал его врасплох. Воспоминания о вспыхнувшей острой и невыносимой боли, адской агонии, скользнули по рукам огненным предупреждением. На лбу выступил холодный пот с кровью, и он вытер его, приказывая себе справиться со страхом. Да, поджариться на солнце было мучительно больно. И, да, пришлось долго восстанавливаться. Но тогда он был моложе, и регенерация была послабее. Всего этого можно избежать, сохраняя спокойствие.

Чтобы отвлечься, Грэф представил, какое веселье ждет его в конце пути. О вечеринках Софии на 4 июля ходили легенды. Много-много лет назад она жила в Англии, когда до нее дошли слухи о возможном восстании в колониях короля Георга. Как всегда, не желая пропустить все самое интересное, София запрыгнула на корабль и переехала. Вот так она стала свидетелем самого первого Дня независимости и самой революции, последовавшей за ним.

— Дорогой, — сказала она однажды. — Это могло либо стать настоящим событием, либо превратиться в хаос. Как я могла такое пропустить? Лежащие повсюду тела. Деревни, оставшиеся без защиты, после ухода мужчин на войну. Восхитительно.

Грэф улыбнулся воспоминаниям. Его родитель была… Ну, она была шикарна. Единственное, что ему не нравилось — приходилось делить ее с другими юнцами. Через три года после обращения она отправляла их в свободное плавание. София была как чёртова фабрика по производству вампиров, но все же давала каждому из них почувствовать себя особенным и любимым. То, что она отдавала кровь, уже было актом любви… Вы могли бы подарить что-то большее, чем вечная жизнь?

Краем глаза он заметил свет, недостаточно яркий, чтобы его увидел человек, но зрение вампира было превосходным. Перемещающийся луч света в темноте. Фонарик. Внутри какого-то здания. Грэф ударил по тормозам и остановился, изучая источник света. Заправка была закрыта на ночь — на Среднем Западе все закрывалось после десяти.

Там могла быть карта. И если сейчас на заправке воришка, он может получить ее бесплатно и заодно перекусить.

Грэф подъехал чуть ближе и, заглушив двигатель, позволил машине медленно катится по гравию дальше. Он вылез и не захлопнул дверцу: эффект неожиданности делал людей вкуснее, кроме того, если они вооружены, не хотелось бы, чтобы его подстрелили. Это не убьет его, но будет чертовски больно.

Подойдя к зданию, Грэф понял, что это место не просто закрыто — оно заброшено.

Некоторые окна были разбиты, и никто даже не потрудился забить их. Цены на сигареты, написанные на выцветшей табличке в одном из уцелевших окон, заставили бы Грэфа плакать от радости, если бы он мог. Он толкнул незапертую дверь, и зазвенел колокольчик. Неожиданно.

Полки пусты, нет сомнений, что тут все разграбили. Тогда зачем кому-то понадобилось сюда вламываться?

— Привет! — бодро позвал он. — Есть кто?

Кто-то двигался в дальнем углу магазина возле пустых стеклянных кулеров.

— Слушай, я знаю, что ты здесь. Видел свет от твоего фонарика.

Грэф подумал, что это похоже на начало фильма ужасов. Уверенный в себе парень идет в жуткое место, считая себя самым крутым, но тут что-то жуткое выпрыгивает из тени… Но в отличие от парня, Грэф знал, что самое ужасное здесь — это он сам, так что мысль о фильме ужасов заставила его улыбнуться.

— Ладно. Хочешь по-плохому? Можем и так.

Кто бы это ни был, он полз. Не убегал от Грэфа, а приближался к нему на четвереньках. Чья-то рука схватила его за лодыжку, и, пытаясь скинуть ее, он дернул ногой.

— Стой! Оно услышит нас! — потребовал женский голос в панике. — Ложись! Оно идет!

— Что идет?

Он присел, но не из страха перед тем, что к ним приближалось, как считала женщина. Просто хотел получше ее рассмотреть и решить, была ли она сумасшедшей или просто напуганной. Судя по смотрящим на Грэфа глазам — и то, и другое. Блестящие, как луна в темноте, белки, огромные зрачки, почти полностью заслоняющие зеленую радужную оболочку. Губы, такие же бледные, как и вся ее кожа, поджаты от мучительного ожидания. Страх чувствовался в ее запахе, в том, как сильно она вцепилась в его запястье, едва он опустился на колени.

Девушка вдруг отпустила его, подняла голову и посмотрела на окна над их головами. Приложив палец к губам, она медленно поползла назад. Грэф последовал за ней, все еще не имея ни малейшего понятия, что за чертовщина здесь происходит. Еда оставалась едой, а эта даже выглядела довольно аппетитно, несмотря на охвативший её леденящий ужас.

Она открыла дверь в служебное помещение, и они заползли внутрь. Жестом попросив его молчать, девушка бесшумно приблизилась к громоздкому металлическому столу, который не потрудились забрать, когда заправку закрыли. Забравшись под него, она поманила Грэфа за собой.

Затруднительное положение. В любое другое время он был бы вовсе не против прижаться поплотнее к этой маленькой горячей штучке. Но если к ним действительно приближалось что-то страшное, добровольно оказаться в ловушке — не лучшая идея. С другой стороны, после восхода солнца было бы неплохо спрятаться в подсобке, где, к счастью, не было окон. Нечеловеческий рев сотряс стены, и Грэфу уже не пришлось делать выбор. Он нырнул под стол, и девушка с писком попыталась уклониться от него.

Оно здесь! — закричала она, зажав руками уши и зажмурившись. От звука ее учащенного дыхания и бешеного сердцебиения клыки Грэфа вытянулись в предвкушении.

Вслед за звуком раздираемого металла, стремительно появилась мысль: "О, это нехорошо". Все дальнейшие события разворачивались так быстро, что ему просто не хватило времени, чтобы среагировать прежде, чем он услышал, как что-то проламывает стену с такой легкостью, с какой нож скользит сквозь растаявшее масло, и кусочки асбеста посыпались с потолка, как чертовы снежинки.

— Думаю, пора выбираться отсюда, — решил он, и выбора бежать или остаться у человечки не было. Он схватил ее за запястье и потянул: если хочет сохранить свою руку, последует за ним. Так она и сделала, не переставая вопить: "Не выходи!" — даже когда он выволок ее за дверь.

— Моя машина там! — перекрикивая звук отрывающейся крыши заправки. Что-то двигалось в темноте, но для Грэфа важнее было убраться отсюда подальше, нежели попытаться рассмотреть. Девушка замешкалась, и он затолкнул ее через водительскую дверь и забрался сам, когда она перебралась на пассажирское место.

— Поехали! — закричала она, когда кусок крыши упал капот.

Ей не пришлось повторять дважды. Двигатель взревел, и трансмиссия запротестовала, когда он выжал все триста пятьдесят лошадок, чтобы свалить и вытащить их оттуда.

— Что это было? — Грэф посмотрел в зеркало заднего вида: заправка — единственное, что было в руинах на этой стороне дороги. Больше ничего не было задето: ни протянувшиеся линии электропередач, ни простиравшееся кукурузное поле. — Торнадо?

— Как ты сюда попал? — человечка дрожала и, придерживаясь одной рукой за переднюю панель, попыталась повернуться к нему. В ее голосе сохранились нотки паники, что были слышны во мраке заправки. Словно тот Ад, что они прошли, еще не закончился, и пока слишком рано успокаиваться.

Очень немногие вещи могли напугать Грэфа, но странный вопрос девушки оказался одной из них. Отвратительное чувство.

— А как ещё люди могут попасть сюда? Я приехал.

— Нет, невозможно, — она расслабилась, безучастно смотря сквозь лобовое стекло. — Этого не может быть.

Чокнутая человечка. Превосходно. Ему следовало бы просто остановиться и съесть ее, сбросить тело в канаву и отправиться дальше, но древний инстинкт, более мудрый, чем он сам, предупреждал его, что это плохая идея.

— Ну, не хочу тебя расстраивать, но это правда. И примерно через пару секунд я выкину тебя из машины, если ты не прекратишь вести себя как гребаная сумасшедшая. И тебе дико повезет, если я сначала приторможу.

— О боже, ты действительно здесь. Снаружи, — если бы это было возможно, она распахнула бы глаза еще шире.

— Снаружи чего? Огайо? Ты что Амиш[1] или вроде того? — Грэф остановился на обочине. Что-то во всей этой ситуации было подозрительным, а у него было личное правило: не влезать в человеческие проблемы. К тому же он не ел сумасшедших. — Слушай, не знаю, что значит "снаружи", и почему то место разнесли в щепки, но прямо сейчас ты выйдешь из моей машины.

— Нет, — она схватила его за руку, вцепившись пальцами через рукав рубашки. — Ты должен вернуться!

— Дорогая моя, я никому ничего не должен. Вылезай или я тебя вышвырну, — если и была хоть одна вещь, которой он хотел меньше всего, помимо "заблудиться", так это "заблудиться с человечкой, которая сводила его с ума во всех смыслах". Она лепетала даже тогда, когда он открыл свою дверь и, протащив через коробку передач, выволок девушку из машины. Она продолжала умолять, не замечая, что уже на земле. Грэф оттолкнул девчонку, пресекая отчаянные попытки ухватиться за него руками, и вернулся в машину, захлопнув дверь прежде, чем она попытается снова.

Он немного опустил окно.

— Где ближайший город?

— Ты уже в нем, — процедила она, протирая глаза. — Надеюсь, тебе здесь понравится, придурок.

Понятно… Никакой помощи от нее не дождешься. Да, он бросил ее на дороге, но все же только что спас ей жизнь. Люди могут быть такими неблагодарными.

Грэф тронулся с места. Девчонка сказала "снаружи". Каково черта все это значит? Он не хотел возвращаться к… тому нечто, уничтожившему заправку, так же сильно, как и не хотел оказаться в самом сердце религиозной общины. Промчавшись мимо знака с надписью "Благодарим, что посетили Пинанс", на котором отслаивалась краска и стояла выгоревшая печать клуба "Ротари", он почти вдавил педаль газа в пол. Грэф не хотел видеть заправку, проезжая мимо, по крайней мере, отчетливо. Последнее шоссе округа он проезжал три мили назад. Осталось только вернуться к тому месту и ехать дальше, куда бы та дорога ни вела. И если ему придется забраться в багажник, чтобы укрыться от солнца, что ж, так и быть: неудобно, но это лучше, чем находиться в заложниках у религиозных фанатиков.

Несколько долгих мгновений в тишине, пока он включал iPod. Постоянно происходило что-то странное. Нет смысла думать об этом. Он нашел последний альбом Лили Аллен и поставил его, рассеянно подпевая и вновь разбираясь со своим навигатором.

Три песни спустя, он заметил, что так и не добрался до шоссе. Нет, невозможно. Может, он настолько отвлекся, пытаясь сменить языковые настройки обратно на английские, что не обратил внимания, как проскочил его. Он резко развернулся на 180 градусов и поехал в противоположном направлении. Грэф проехал примерно четверть мили, пока слева от него не показалась разрушенная заправочная станция, а справа — знак с надписью "Добро пожаловать в Пинанс".

— Какого… — впереди по обочине кто-то шел: голова опущена, руки скрещены на груди. Он притормозил рядом с девушкой, одновременно проверяя одометр. Пройдено пятнадцать миль. Именно эти показания были видны на маленьком циферблате прибора, работающего безотказно, как и сам автомобиль.

Девушка одарила его гневным взглядом и вновь отвернулась, проведя рукой по длинным каштановым волосам.

Грэф проехал вперед и, посматривая в зеркало заднего вида, подождал. Девчонка старалась смотреть куда угодно, но только не на машину. Он не мог не обратить внимания на ее длинные, загорелые ножки и короткие джинсовые шортики. Сельская девчонка. Конфетка. Грэф опустил стекло, когда она проходила рядом.

— Произошло кое-что странное.

Девушка не ответила и прошла мимо. Держась от нее на небольшом расстоянии, он поехал рядом и продолжил:

— Я попытался вернуться к окружному шоссе номер какой-там-вообще-номер, но не смог. Есть идеи, что все это значит?

И вновь молчание. Грэф в очередной раз позволил ей пройти дальше и снова подъехал ближе. — Ты можешь сесть в машину или остаться на улице вместе с тем нечто, разрушившим заправку.

Она горько усмехнулась, не переставая идти.

— Тебе было плевать, когда ты бросил меня тут, думая, что сможешь убраться отсюда подальше и больше меня не видеть.

— Ну, да, — ответил он, подъезжая поближе. — Но только потому, что действительно собирался убраться отсюда подальше и больше никогда тебя не видеть… Почему план не сработал?

— Да ты настоящий джентльмен, — она покачала головой, продолжая идти. — Ты не можешь уехать, потому что Оно удерживает нас.

— "Оно"? — девчонка произнесла это слово как имя. С таким видом, словно все, что она сказала, было очевидным, и только Грэф был не в курсе. — Что ты имеешь в виду под "Оно"?

Девушка досадливо наморщила носик, словно когда-то давно проиграла битву и теперь не любила говорить об этом. С чем бы ни были связаны эти горькие воспоминания, ее голос стал чуть менее резким.

— Не знаю. Никто не знает.

— Так ты имеешь ввиду, что я… — нога соскользнула с педали газа, и автомобиль стал двигаться рывками. Грэф переключился на нейтралку. — Черт побери, сядь в машину! Это смешно.

К его удивлению, она обошла машину спереди и открыла дверь у пассажирского сидения.

— Собираешься подбросить меня домой или выкинуть на дороге чуть подальше?

Грэф проигнорировал вопрос.

— Ты сказала, что мне здесь понравится. У остальных те же проблемы, да?

— Нет. Ты первый, — это не было сарказмом. Она забралась на сидение и, подобрав длинные ноги, закрыла дверь. — Я и остальные заперты здесь, как в ловушке, но чужаки здесь никогда не останавливались.

Заперты. Да уж, звучит многообещающе.

— Никогда… То есть как долго?

— Пять лет, — она указала на грунтовую дорогу. — Поверни туда.

Грэф подчинился: находясь в замешательстве, он был способен только задавать вопросы и следовать указаниям. Совсем на него не похоже, поэтому он чувствовал себя не в своей тарелке.

— Целых пять лет никто не мог…

— Покинуть Пинанс или попасть в него. Ни отсюда, ни сюда. Ни у кого не было проблем с машиной, никто не останавливался на обочине, — она прикрыла глаза. — И ни одной скорой помощи.

— Итак, я первый человек, попавший в Пинанс, за последние пять лет? — с одной стороны дороги было невспаханное поле, а с другой находилось болото. — Что это?

— Город, — она посмотрела на него как на психа. — Небольшой, но все же город. Он был в ловушке последние пять лет. Никто не приезжал, никто не уезжал.

Это объясняло и отсутствие машин на дороге, и заброшенную заправочную станцию.

— Так что с тем "Оно", которого ты так боишься? Тем самым, что пыталось обрушить крышу здания на нас. Что это?

— Не знаю, — взгляд у девушки был отсутствующий, будто она не хотела об этом говорить. — Как и многие другие, я уже видела его раньше. Оно убивает. Не каждую ночь и не по какой-либо схеме. Некоторые встречались с ним лицом к лицу, но Оно их не тронуло, а других — зверски убило.

— Ладно, — он потер переносицу. — Но что это?

Девчонка посмотрела на него, как на идиота.

— Монстр.

Глава 2

В действительности Грэф не мог отрицать существование монстров. Это бессмысленно. Вампиры же существуют. Как и верфольфы. Он даже видел одного из них. Насчет зомби Грэф ничего не слышал, но это не стало бы для него сюрпризом. Ведьмы? Лучше с ними не связываться. Но бугимэн с легкостью обрушивший крышу заправки прямо ему на голову? Не то, чтобы он не мог существовать, но верилось с трудом.

— Монстр?

Девушка кивнула, по-прежнему поглядывая на него, как на "диковинку".

— Ну да. Ты же всерьез не думал, что это мог быть торнадо? Линии электропередач не тронуты. Нам удалось сбежать. На твоей машине нет ни единой царапинки.

— Вообще-то думал, — пробормотал Грэф, не собираясь признаваться, что знал о торнадо только по одноименному фильму. — Итак, о каком именно монстре мы говорим?

— Как-то не удалось поинтересоваться, покаОно меня преследовало, — она резко выдохнула и подняла руку, откидывая волосы назад. Девушка до сих пор дрожала, напоминая Грэфу о старом выражении: «трясется, как осиновый лист». От нее больше не несло страхом, теперь в ее крови бурлил адреналин. — Просто монстр, больше никак не опишешь. Когда Оно стало нападать на людей, многие решили, что это какой-то мутант, вроде гигантского опоссума, но…

— Когда Оно стало нападать?

— Около пяти лет назад, — ответила она тоном «Ничего, да?». — Сразу после того, как мы здесь застряли.

Несколько минут Грэф молчал, не отводя взгляда от уж очень прямой дороги и пытаясь осмыслить услышанное. На протяжении пяти лет целый город был в плену, и никто снаружи этого не заметил? Здесь было что-то покруче простого монстра. Такое можно провернуть только с заклинанием, но он не расскажет ей об этом. Грэф не любил раскрывать существование сверхъестественного людям, даже если они уже сталкивались с этим в том или ином смысле. Всегда было тысячи объяснений происходящему и одни и те же утомительные вопросы, такие, которые он задал бы ей.

— Вот мой дом, — девушка указала на белый дом, стена которого освещалась слабым зеленоватым свечением ртутной лампы.

Грэф вырулил на подъездную дорожку, границы которой были выровнены молочными бидонами, ржавеющими под слоями белой краски.

— Славный декор, — усмехнулся он.

— Ну да, меня реально волновал внешний вид дома последние пять лет, пока я не могла свалить из города и жила в постоянном страхе перед монстром! Так что пошел на хрен, — отрезала девчонка, открывая пассажирскую дверь.

Она была раздражена, и Грэф не знал, чего сейчас хотел больше: трахнуть ее или съесть. А может и то, и другое. Но только если она пустит его в свой дом.

— Постой, — крикнул он ей вслед, заглушив двигатель.

Грэф вышел из машины, и девчонка, остановившись, обернулась к нему, держа руки на стройных бедрах.

— Надеюсь, ты не думаешь, что зайдешь в дом?

— Слушай, я знаю, начало у нас было неудачным…

— Неудачным? — откинув голову назад и рассмеявшись, она бросила умоляющий взгляд на возвышающиеся деревья, словно они могли спасти её от его глупости. — Позволю себе не согласиться с твоим видением ситуации. Знаешь ли, меня едва не убило Оно, а затем бросил умирать человек, который, как мне казалось, пытается меня спасти. Это вовсе не «неудачное начало». Это значит «отымели»! И будь я проклята, если ты попробуешь это повторить.

— Я не пытаюсь… отыметь тебя, — Грэф подавил легкий смешок, это никак ему не помогло бы. — Раз уж я застрял здесь, то мне понадобится место, где можно остановиться. Можешь хотя бы сказать мне, где мотель?

— Ага, могу, — она очаровательно улыбнулась. — Около двадцати миль отсюда, как раз в Западной Вирджинии.

Отвернувшись, Грэф выругался и вновь посмотрел на девчонку.

— Я могу остановиться у кого-нибудь в городе?

— Уверена, такой очаровашка легко найдет кого-нибудь, кто будет счастлив, видеть его гостем в своем доме. Но точно не здесь. В этой гостинице мест нет, — она пошла по лужайке к широкому крыльцу.

— Подожди… — На этот раз он не просил. Солнце скоро взойдет. Небо уже приобретало тот таинственный серо-голубой оттенок, как обычно перед рассветом. Либо она впустит его внутрь, либо умрет, пытаясь ему помешать. — Мне нужно место, где остановиться, и ты мне должна…

— Должна? С чего бы? С того, что ты бросил меня на обочине? — недоверчиво переспросила девушка.

— С того, что спас тебя от монстра и подвез домой, — он мог бы на этом и закончить, но не стал, перейдя лужайку и нависнув над девушкой. — Ты сама виновата. Выбежала оттуда. Ты все равно собиралась идти домой пешком, так что я просто дал тебе передышку, а не бросил.

Её челюсть отвисла, но, слава богу, из милого маленького ротика не вылетело ни слова.

— Я не задержусь здесь надолго. Просто предоставь мне место для ночлега, пока я не найду способ выбраться отсюда, — это прозвучало так, будто ему было нужно ее разрешение. Что ему действительно было нужно, так это вонзиться в её горло и пробраться внутрь.

— Мы были в ловушке пять лет, а ты думаешь, что можешь с легкостью бегать туда и обратно? — она покачала головой. — О да, пожалуйста, заходи и продолжай оскорблять меня.

— Слушай, я вел себя как полный кретин. Просто я… болен, — Грэф порылся в кармане брюк. Пришло время разыграть карту, которую большинство людей в упор не замечали, даже если на ней было крупно написано: «Я вампир, воткни ножку кофейного столика мне в сердце». Он сжимал в руках тонкую металлическую пластинку на цепочке. — Видишь? Это медицинский браслет тревоги.

— Рада за тебя. Аллергия на пенициллин? — девушка развернулась, направившись размашистым шагом к крыльцу. Когда же он последовал за ней, она оглянулась и рявкнула: — Отвали от меня!

— Дай мне минутку! У меня светочувствительность. Полиморфный фотодерматоз[2]. Не буду вдаваться в подробности: это отвратительно. Сыпь с гноем… Я просто не могу находиться на солнце. Мне нужно укрыться в помещении, — прежде, чем укусить ее и покончить с этим, он мог воспользоваться еще одним козырем в рукаве. Но чем больше девчонка открывала рот, тем менее привлекательной казалась эта идея. Тем более что он ненавидел говорить это, но решившись, скрипя сердцем, все же добавил: — Пожалуйста.

Мгновение она раздумывала. Нездоровая часть его сознания гадала, выглядела бы она такой серьёзной и сомневающейся, если бы знала, что в случае отказа он забрызгает её кровью выцветшую белую обшивку дома. В конце концов, она недовольно вздохнула и произнесла:

— Слушай, я тебя не знаю. Может, ты психопат. При обычных обстоятельствах у тебя не было бы ни единого шанса зайти в дом. Но обычные обстоятельства исчезли пять лет назад. Ты не можешь остаться здесь надолго. И, думаю, будет честно предупредить тебя: у меня осталась двустволка отца. Это будет последним, что ты увидишь, если тронешь меня хоть пальцем.

Грэф поднял руки, стараясь не улыбаться нелепости её заявления. Он был очень сильным и быстрым, и смог бы сделать все, что захочет. У нее не было бы ни секунды, чтобы понять, что происходит. Но все, что он сейчас хотел — заставить ее заткнуться.

— Понял.

Мгновение она колебалась, а затем повернулась, чтобы открыть дверь.

— Спать будешь в подвале.

— Пойдет, — он спал и в худших местах. В большинстве подвалов, где ему довелось побывать, стояли диваны и бильярдные столы.

Зайдя внутрь, она включила свет, и тут же в глаза бросился весь среднезападный ужас этого дома. Куда бы ни посмотрел Грэф, везде были разложены салфеточки. Стены увешаны декоративными тарелками. В гостиной за жутким диваном в цветочек висели оленьи рога над арочным проходом, ведущим на кухню.

— Это… — Грэф прикрыл на мгновенье глаза, пытаясь стереть из памяти статуэтки упитанных немецких карапузов на камине. — Сама украшала?

Девушка остановилась, открыв рот, словно никто раньше не называл ее дом ужасным. В это Грэф уж точно не мог поверить.

— Не волнуйся. Подвал и близко не так мил.

Она прошла на кухню и включила свет. Потолочный вентилятор бесшумно закружился. Грэф посмотрел на лампочку, что-то его беспокоило.

— Никто не может ни уехать, ни приехать, так?

— Ага, — девушка подошла к холодильнику и достала кувшин с чистой водой. — Пить хочешь?

«О да, но ничего из того, что ты добровольно предложишь», — подумал Грэф, покачав головой и облокотившись о небольшой кухонный столик. Над ним был шкафчик для посуды, а на крючках висели прихватки в виде куриных голов.

— Если никто не может ни попасть сюда, ни уйти, то и почту никак не отправить.

Девушка налила себе стакан воды, уставившись на него.

— Ты только что узнал, что застрял в городе, откуда пять лет никто не мог выбраться. И все, что тебя волнует — почта?

Грэф пожал плечами.

— Не волнует. Просто интересно. У вас есть электричество. Кто платит по счетам?

— Не знаю. Оно просто не отключается. Как и вода. Некоторые думают, что время здесь остановилось, но я не покупаюсь на это. Школьный учитель физики однажды созвал всех, чтобы все объяснить. Но он покинул нас, — она сделала глоток.

В обычной ситуации это бы было искушением, особенно с такой красоткой. Но под сексапильной внешностью скрывался настоящий демон. И он ни капли его не хотел.

— Разве ты не говорила, что никто не покидал это место целых, пять лет?

— "Покинул" не в смысле "уехал". Он вставил дуло себе в рот на Плизант Крик Роуд, — девушка с грустью опустила взгляд. — Он был не местным. Работал здесь. Его семья живет где-то в Баксвиле. На тот момент они не виделись уже год.

Грэф просто не мог заставить себя переживать из-за этого.

— Хреново.

Он посмотрел на холодильник с магнитной доской на дверце для записи дел на день. Кто-то написал на ней маркером: МАМА, ПАПА, ДЖОНАТАН и еще одно наполовину стертое, нечитаемое имя.

— Вряд ли ты «папа» или «Джонатан». Значит «мама»?

— Что? — она проследила за его взглядом и замерла. — Ах, это… Просто старая…

Грэф скользнул взглядом по ее ногам, пока она шла к холодильнику, чтобы отцепить доску. Роняя маленькие круглые магнитики с изображением разной посуды и метёлок, девушка открыла шкафчик, забросила всё туда и громко хлопнула дверцей.

— Итак, предположу, что имя Джонатан, не будучи женским, принадлежит кому-то другому. Может тому, кто жил здесь раньше, но не сейчас, — он барабанил пальцами по столу. — Это вообще твой дом?

— Да, мой, — девушка не повернулась к нему лицом. Плечи были напряжены, она вцепилась в край столешницы, словно пытаясь устоять. — Джонатан был… Джонатан — мой брат.

— Был или есть? — рассеяно спросил Грэф, разглядывая резных цыплят, расставленных в сумасшедших позах на подоконнике. Здесь жила семья. Семья с отвратительным вкусом по части дизайна интерьера. — Думаю, это важно.

— Есть. Он мертв, но он все еще мой брат, — ее голос дрожал. Она плакала.

«О, просто восхитительно.»

— Сожалею, — произнес Грэф, пытаясь при этом добавить в голос сочувствие.

Она обернулась с фальшивой улыбкой, не нуждаясь в чьем-либо притворстве. Грэфу было наплевать. Эта улыбка была полной противоположностью тому, как она вела себя с ним ночью. Она смахнула лживую маску с лица и, оттолкнувшись от столешницы, на ходу сказала:

— Устал, наверно? Пойдем, покажу подвал.

Слева от него были входная дверь и окно с занавеской в красно-белую полоску. Напротив них находилась дверь, покрытая толстым слоем белой краски, с антикварной фарфоровой ручкой. На фут выше ручки двумя тонкими болтами прикреплена дверная цепочка. Едва ли это его остановило бы, но он не стал об этом распространяться.

— Нужно кое-что взять из машины, пока еще не поздно. Встретимся внизу.

Будучи ночным созданием, он все еще не был готов спуститься в эту могилу. И без того Грэф чувствовал себя как в ловушке. В подвале его охватил бы приступ клаустрофобии.

Выгружая свои сумки, Грэф заметил лежащий на полу у пассажирского сиденья смартфон и нагнулся за ним. Каким-то чудесным образом на экране обнадеживающе мигали четыре полоски индикатора сети. Набрав последний исходящий номер — если кто и знает, как выбраться из этого дерьма, так это София — он затаил дыхание.

Соединения не было. Раздавались гудки — один, второй, четвертый раз, пятый — голосовая почта тоже не включалась. Семь, восемь гудков, десять… И все еще ничего. Он подождал до двадцати и, чертыхнувшись, швырнул телефон на землю.

— Знакомое чувство.

Грэф обернулся, чтобы посмотреть на девушку. Она пыталась поддержать его с выражением искреннего сочувствия на лице. Ему не нужна было ее жалость. Все, что было нужно — выбраться отсюда.

— Когда мы начали осознавать, что застряли здесь… Не знали, сколько это уже продолжалось. Думали, что-то случилось с телефонными линиями, — она разглядывала свои руки. — Ты привыкнешь. Мы здесь не слишком-то полагаемся друг на друга. Так что ты быстро научишься полагаться только на себя.

«О, Господи, я застрял в оригинальном фильме "Длиною в жизнь", да?» Он был больше не в состоянии выдержать простецкие премудрости от девчонки, страдающей резкими перепадами настроения.

— Ну, подвал сейчас кажется очень уютным. Показывай дорогу.

Неся небольшую сумку, Грэф проклинал свое путешествие налегке. Дело не только в том, что пара джинс и сменная рубашка не протянут вечность, если он и правда застрял тут. Просто у него не было бесконечного запаса крови. Он немного подкрепился официанткой, когда делал вечером остановку. Но вообще-то планировал напиться на вечеринке по случаю Дня Независимости, так что с собой у него был только экстренный запас продовольствия. Нравилась ему эта девушка или нет, но в скором времени он будет вгрызаться в ее горло.

Спустившись за ней по лестнице, он увидел не совсем такой подвал, какой себе представлял. В его понимании, подвал — это место с бильярдным столом и, может, небольшим холодильником, обшитое гипсокартоном или деревянными панелями… И называется оно рабочим кабинетом или семейной комнатой. А то, что он видел сейчас, с голыми каменными стенами и земляным полом, было больше похоже на погреб. Или нору.

— Ты серьёзно собираешься держать меня здесь? — он провел пальцем по паутине, облепившей половицы дома, видневшиеся над головой.

— Я не собираюсь подавать тебе завтрак в постель, если ты на это надеялся, — бросила она через плечо, тщетно пытаясь вытащить что-то из завала никак не связанных между собой вещей, напиханных в углу.

«Это ты так думаешь». Понаблюдав какое-то время за тем, что она делала, все же подошел и отодвинул ее в сторону.

— Очень по-джентльменски с твоей стороны, — возмутилась девушка, вытирая руки о джинсы.

— А я и не называл себя джентльменом, — из-под деталей палатки и рождественских украшений он наконец вытащил армейскую раскладушку с металлической рамой, обтянутой затхлым брезентом, и разложил ее у своих ног, распутав гирлянду. — И здесь я буду спать?

— Здесь или на полу, — под трухлявыми деревянными ступеньками находился стеллаж с пластиковыми ящиками. Она выдвинула один из них, проверила бирку и откинула крышку. — Простыни здесь. Старые, но сойдут.

— Твое гостеприимство просто восхищает, — саркастично заметил Грэф, щелкая складной рамой раскладушки.

— Ой, прости, наверно, я пропустила вывеску "Холидэй Инн"[3] у своей подъездной дороги, — она уперла руки в бока. Она так часто принимала эту позу, что могла бы их и не убирать. — Знаешь, я ведь могу и отменить свое приглашение.

«Хотел бы я на это посмотреть».

— Извини, — это слово слетало с его губ еще реже, чем "пожалуйста", так что на этот раз пришлось крепко стиснуть зубы. — У тебя было пять лет на то, чтобы привыкнуть к этой «ловушке». А у меня — только пять минут.

— У тебя был час. Смирись с этим, — она начала подниматься по скрипящим ступенькам. Каждый ее шаг сопровождался мелким песчаным дождиком. — Это ненадолго. На закате ты начнешь искать другое жилье.

Закрывшаяся в конце лестницы дверь была словно ударом судейского молота, а скрип чего-то тяжелого, перетаскиваемого, чтобы подпереть дверь — звуком прочно запираемой тюремной камеры. Он был приговорен к жизни в подвале с настолько несносной надзирательницей, что даже не хотел ее съесть. Если бы она знала, что этот хрупкий замок не удержит его внутри, стала бы принимать все эти меры предосторожности? Наверно. Люди совершают глупые поступки, чтобы успокоить себя, когда они напуганы. А девушка определенно боялась странного парня в своем подвале.

Если она хотела, чтобы он почувствовал себя пленником, то ей удалось. Грэф решил дождаться своего часа, ведь животные, запертые в клетке, оставались там до поры до времени.

Глава 3

Джесси стояла, все еще упираясь руками в тяжелую деревянную скамейку, сомневаясь достаточно ли этого, чтобы удержать взрослого мужчину внутри. Ее не беспокоило, что он сбежит. Вообще-то, она даже надеялась на это. Вопреки городским слухам, что она была незамужней потаскухой, у нее все же были свои принципы, когда дело касалось плохишей.

Этот парень был одним из них. Вот почему она так волновалась, что он выберется. Он был плохим не в смысле горячий-парень-сплошные-неприятности; у нее было достаточно опыта общения с этим типом мужчин. Он был плохим в смысле всегда-спокойный-серийный-убийца. Было что-то в его глазах. Пустота, заставлявшая похолодеть, когда она смотрела на него. Джесси была почти готова испытать свои шансы с монстром, чем прятаться на заправке с этим парнем. Но осталась, села в его машину на пустынной дороге посреди ночи и даже позволила ему спать в своем доме. Практика показывала, что она и раньше не очень хорошо разбиралась в людях, но этот пример был словно неоновая вывеска с высвечивающимся «ТУПИЦА».

Все же держать его неподалеку не помешает. Он не случайно оказался первым человеком, остановившимся в Пенансе. Ничего не происходит случайно. Возможно она и была жестокой, циничной сукой — нет, она была в этом уверена — но не верила, что он был всего лишь застрявшим здесь туристом. Будь он на ее стороне, и это могло стать как преимуществом, так и огромной ошибкой.

Джесси следила за дверью в подвал все время, пока наполняла водой и ставила на плиту чайник. Скоро взойдет солнце, слишком поздно, чтобы ложиться спать. Она все равно не смогла бы уснуть, когда в ее подвале был незнакомец, который может и заслуживает доверия, а может и нет.

«Зачем тогда ты позволила ему остаться?» Джесси потерла лицо руками, закрыв ими глаза, отгораживаясь от кухни, от всего мира. От выдвижного ящичка с ножами, от сцен многих тщетных попыток уйти из жизни, из Пенанса, прочь от всего. Ведет ли к собственной гибели этот порыв, убедивший ее впустить его?

Не важно, почему она предложила свой подвал, и не важно, почему здесь был этот парень. Важны лишь куры, которых ей нужно покормить, и работа по дому.

Ей приходилось жить, потому что, выбрав «не жить», она не смогла довести это до конца.

Джесси поставила чайник кипятиться, смутно осознавая, что могла бы использовать его в качестве оружия, если незнакомец все-таки выберется из подвала. Зря она об этом подумала. Она вообще зря думает. Раз обратив внимание на этот нюанс, ей пришлось бы оценивать всю сложившуюся ситуацию. Парня в подвале. Причину, по которой он был здесь. То, что прислало его сюда. Город, прошлое, будущее. Все. Джесси все еще жила день за днем лишь потому, что решительно отгородилась от всего и притворилась, что происходит нечто иное.

Она тихонько поднялась по лестнице, представляя пятничный вечер, и встала на цыпочки, чтобы не разбудить родителей, которые когда-то спали за закрытой дверью своей комнаты. Узнай они, что она шаталась где-то всю ночь — выпороли бы в ту же минуту. У нее все же не вышло идеально исполнить этот танец возвращения домой. Джесси зашла в ванную, закрыла за собой дверь и, затаив дыхание, зажгла свет. Хотя едва ли родителей мог разбудить звук от включения ламп или же скрип половиц возле раковины. Она сняла грязную одежду и бросила ее в корзину. Та была почти пуста, потому что мама стирала по пятницам. А не потому, что Джесси осталась одна.

Там, внизу, засвистел чайник, и она закрыла глаза, зажмурила их очень сильно, чтобы сбежать от жестокого вмешательства действительности. Джесси выключила свет и прошла в свою спальню, не пытаясь больше прокрасться в нее, не избегая скрипучего пола в коридоре. Родителей нет. Джонатана нет. За закрытыми дверями находились лишь пустые комнаты, наполненные воспоминаниями об умерших, на которые ей было невыносимо смотреть. Все, кого она знала и любила, исчезли, а вместо них остался полный кошмаров мир, постоянно насмехающийся над ней с момента их знакомства.

Она провела пальцами по белому ковру, что лежал в ее комнате, по пятну, оставшемуся на нем после того, как они с Бекки в седьмом классе уронили ведерко с охлажденным вином. Небо за окном, видневшееся сквозь ветви дерева, по которому Дерек забирался в ее комнату по ночам, стало светлеть, предвещая скорый восход солнца. Еще минут пятнадцать и закричит петух.

Она переоделась в чистую одежду: майку и джинсовые шорты, и отправилась вниз на кухню. Снова проверила дверь в подвал, затем положила несколько засушенных малиновых листочков в чашку и залила их кипятком. Кофе, как и все остальное, что невозможно было вырастить или изготовить в Пенансе, за последние пять лет превратился из товара широкого потребления в предмет роскоши и, в конечном итоге, исчез вовсе. Джесси научилась пользоваться мылом домашнего изготовления вместо шампуня и свыклась с последствиями. Но кофе… Она прикончила бы первого встречного собственными руками за чашечку кофе.

Эта мысль заставила ее вернуться на землю и вспомнить о мужчине в подвале. Не будь он таким кретином, она сочла бы его очень привлекательным. Если бы конечно ей нравились такие смазливые, ухоженные типы, которых она презирала. Джесси всегда сохла по блондинам, а в его прекрасных голубых глазах могла утонуть любая девушка, не знай она, что в них скрывается целое море лжи, наверно, обычно так и было.

Он должен уйти и как можно скорее. Если бы он был вежлив тогда и не столь груб, она относилась бы к нему лучше. Но он не был, так что ее не будет мучить совесть, когда она вышвырнет его отсюда. Джесси глотнула чай и вздрогнула, ошпарив язык. У нее всегда так, слишком нетерпелива и потом за это расплачивается. Допив чай, девушка отправилась в амбар, пытаясь заглушить чувства вины и ответственности, что преследовали ее. Не из-за нее этот парень остановился возле заправки. Не из-за того, чтобы помочь ей. Он вообще не должен был останавливаться.

Блестевшая на лужайке роса холодила босые ноги, когда Джесси наступила на траву. Есть что-то упоительное в том, чтобы вставать вместе с солнцем, по крайней мере, было бы, если б она спала этой ночью. Утро было настолько нормальным, насколько вообще было возможно в Пенансе, если не принимать во внимание недосып. В нетерпеливом предвкушении кормления курицы гоняли друг друга по плотно утрамбованной земле двора. Они не знали, что были заперты в бесконечном ночном кошмаре, и их неведение успокаивало Джесси. Она открыла дверь сарая, игнорируя, насколько могла, длинные следы когтей на дереве. Оно приходило сюда раньше. И любило оставлять памятные сувениры. Джесси проверила кормушки в сарае. Проклятье. Скоро придется ехать в город. Все равно пришлось бы, чтобы избавиться от этого приживалы. Но ей нечего продать, а запасы были на исходе. Она склонила голову к двери, борясь с нахлынувшим чувством отчаяния. Обычно Джесси продавала персики из своего сада, но в этом году урожай не был таким, как в прошлом. К тому же, пропала целая партия консервов, когда оказалось, что банки не плотно закрыты. Она уже продала трактор Джиму Уайандоту, и он переплавил металл на пули для винтовок. Все равно без бензина фермерское оборудование было абсолютно бесполезным. Бензин. Она с трудом вспоминала даже само слово. Здесь его не было почти пять лет. Они пытались нормировать его потребление, но из-за опасности, что Оно подберется близко к урожаю, им приходилось пользоваться комбайнами, сжигая большую часть топлива. В Пенансе очень давно не было ни капли бензина… Но сейчас он появился.

Пока Джесси, схватив садовый шланг и красную цистерну, стоявшую возле стены, бежала к автомобилю, она больше ни о чем не могла думать, кроме как: сколько ей заплатят за галлон бензина. Оказавшись возле машины, она все же вспомнила о парне в подвале. Он приехал сюда. И, возможно, смог бы уехать. Но не с пустым бензобаком.

Хотя, какое это имело значение?

Вряд ли, выбравшись, он прислал бы помощь. Но даже если бы он так и поступил, спасатели не смогли бы до них добраться. Никому этого не удавалось. Сначала они полагали, что людям просто не нужно было здесь останавливаться, а потом со страхом думали, что произойдет, если кто-то все же это сделает. Боялись, что город быстро заполонят потерявшиеся туристы, и все запасы истощатся. Несколько месяцев спустя они перестали волноваться о нежданных гостях и сосредоточились на том, как самим выбраться отсюда. Когда здания стали похожи на развалины, а магазин и заправку в таковые превратила природа, наверняка снаружи кто-то должен был заметить, что Пенанс превратился в город-призрак, пропал без вести! Но до сих пор никто не остановился и не послал за помощью. И никто уже не задавался вопросом, что не давало людям попасть в город или уехать из него, потому что были слишком заняты, пытаясь выжить.

Нахмурившись, Джесси посмотрела на машину. Прошлой ночью ей показалось, что это Корвет. Но при дневном свете она поняла, насколько ошибочным оказалось первое впечатление. Возможно, это Мустанг, но тогда он, должно быть, изготовлен на заказ. Скорее всего, это причудливая иномарка. Джесси поморщилась от отвращения: лишнее подтверждение, каков на самом деле этот парень, разъезжающий на дорогущем автомобиле. Она бросила цистерну и шланг на траву, понимая, что не имеет ни малейшего представления, где находится бензобак. Окна были открыты, и Джесси заглянула внутрь. Роса покрывала кожаный салон автомобиля. Нехорошо. Телефон парня почти ничего не стоил, но где-то здесь должны быть диски и, может, даже еда из магазина. Она открыла дверь так тихо, как только могла, и забралась внутрь. Помятая кожаная куртка валялась на полу возле пассажирского сидения. Кто носит вещи из кожи в середине лета? В кармане была пачка сигарет. Вот за нее выложат кругленькую сумму. Джесси поискала под сидениями, в бардачке и с унынием осознала, что в машине вообще не было никакой еды. Ни чипсов, ни попкорна, ни вяленого мяса. Ни даже пустой бутылки из-под газировки. Наверное, парень вел здоровый образ жизни.

— Нарцисс, — произнесла она, щелкнув языком.

Наверняка он напыщенный городской парнишка, считающий, что самая тяжелая работа — в спортзале. Она выбралась из машины и закрыла дверь, вновь стараясь сделать это как можно тише, чтобы он не узнал о шпионском обыске его авто.

Джесси быстро закончила с делами по хозяйству, несмотря на ноющие мышцы после бегства от монстра прошлой ночью. Покормив кур, полив огород, осмотрев все растущие помидоры, проверив пчелиные ульи и заменив доски там, куда врезалось своей огромной чешуйчатой спиной Оно, сломав их, она надела ботинки, подошла к невспаханному полю, окружавшему двор, и направилась в лес.

Хотя Оно редко нападало на одно и то же место дважды, от ужасающих воспоминаний о прошлой ночи по спине девушки ползли мурашки. Сейчас лес уже не казался таким страшным: просто куча деревьев и устилавшие землю вокруг них листья подофила[4]. «Эльфийские зонтики» — так их называла мама. Джесси сильно зажмурилась, когда переступала через высокую траву, направляясь в рощу. В лесу ничего не было. Только ее ружье, и оно было нужно ей. Именно за ним она пришла сюда, в далеко небезопасное место, где ее не должно быть. Но что привело ее сюда прошлой ночью?

Открыв глаза, Джесси увидела черный блестящий дробовик и деревянные щепки у основания дерева. Промахнувшись в первый раз, она попала в ствол. Но, никогда не промахиваясь дважды, все же подстрелила это создание, чем вывела его из себя.

Девушка подбежала к ружью и схватила его дрожащими руками. С колотящимся сердцем она посмотрела на кровавый след. Закрыв глаза, Джесси вспомнила ночную сцену. Зарядив ружье, она выстрелила из первого ствола, попав в дерево и разрывая щепками воздух, оставляя воспаленный рубец на белой плоти дерева. Оно продолжало наступать, и девушка выстрелила снова, попав точно в цель. Воздух наполнился густым красным туманом и запахом горелой плоти на фоне сероводородной вони. Монстр взревел и хлопнул по своей груди, где россыпь выстрелов изрешетила его кожу кровавыми дырами. Оно не прекратило наступать на нее, но она выиграла время, чтобы убежать.

Никому не удавалось остановить Его. Все знали, что бегство было лучшее, что они могли сделать. Когда девушка открыла глаза, она смотрела по направлению, в котором убегала ночью. Путь из сломанных деревьев и вырванных с корнем растений показывал, где Оно преследовало ее. Джесси шла по следу. Монстр потерял много крови, окрасив ею обломки деревьев, но едва замедлил ход. Его невероятная сила ничуть не уменьшилась, оставляя ему способность уничтожить здание голыми руками. Нет, не руками. Когтями.

— Джесси? Джесси, черт возьми, ты где?

Испугавшись звука голоса, она чуть не выронила ружье и рванула через поле к дому, противясь нелепому порыву оглянуться назад. Монстра не было позади нее, он не преследовал ее в безопасности собственного двора. Она бежала на крик Дерека. Он был единственной надежной частью ее жизни последние пять лет — если она действительно могла назвать его надежным — и не мог не заметить странный автомобиль на ее подъездной дороге. Если бы он зашел внутрь и обнаружил, что дверь в подвал забаррикадирована, то обязательно спустился бы вниз. А если бы нашел парня…

Нет, вообще-то, не так уж и плохо, если этого самоуверенного придурка в подвале отделает такой же самоуверенный, деревенский, придурковатый бывший.

Выйдя из леса, она замедлила шаг, пытаясь казаться неторопливой и восстановить дыхание. Последнее, в чем она нуждалась, так это чтобы Дерек думал, будто она буквально бежит каждый раз, как он зовет ее.

— Прекрати так шуметь. Курицы волнуются, они не будут нестись, — подняв руку, девушка прикрыла глаза от солнца и бросила ружье на траву, когда вышла на лужайку.

— Иисусе, Джесси. Напугала, черт возьми, — Дерек кивнул в сторону леса. — Что ты там делала? — прежде чем она успела ответить, он отвернулся, опуская свою бейсболку штата Огайо на лоб. Он никогда там не был, но все же с гордостью носил листочек каштана[5]. — Откуда эта машина?

— Это отчасти связано с тем, почему я была в лесу с ружьем, — девушка нервно засмеялась, ненавидя, что ее волнует, будет ли он злиться на нее или нет. Она потерла лицо и глубоко вздохнула.

Дерек повернулся, о его усилившемся замешательстве говорил хмурый взгляд из-под опущенных бровей.

— Неважно выглядишь, Джесси.

— Спасибо. Всю ночь не спала, — она сглотнула. Высказав это вслух, девушка почувствовала себя еще более уставшей. А от следующей фразы — еще более напуганной. — Убегала от Него.

С застывшим выражением шока на лице Дерек взглянул на дом, а затем вновь на нее.

— Снова?

Джесси кивнула и почувствовала, как скривилось ее лицо, прежде чем она поняла, что сейчас заплачет. И даже неважно было, что она разревется перед Дереком — самая ненавистная вещь в мире.

— Нет, нет, нет, иди сюда, — позвал Дерек, обнимая ее, пока она не успела возразить. Хотя она и не была особо уверена, что хотела сопротивляться ему.

Всего мгновение в его утешающих знакомых объятиях. Она знала, что это было ошибкой. Так легко притвориться снова, вернуться в фантазию, которая всегда больше ранила ее, чем залечивала раны. Джесси не раз поддавалась искушению с ним, и всегда чувствовала себя прекрасно, пока на нее снова не обрушивалась реальность. Девушка отступила назад.

— Как Бекки?

Дерек не выносил чувства вины. Это было самой большой его слабостью, и Джесси не боялась использовать ее. Он знал об этом и отвел взгляд, потирая шею сзади.

— Черт побери, Джесси… — замолчав, он вновь посмотрел на припаркованное на подъездной дорожке авто. — Ты собираешься сказать мне, откуда, мать твою, эта машина?

Девушка последовала за ним, когда Дерек пересек лужайку, меняя тему. Она использовала его жену в качестве отвлекающего маневра. На самом деле Джесси не хотела ничего слышать ни о ней, ни о его детях. Поэтому, прежде чем он передумал и начал о них рассказывать, она поспешила объяснить.

— Не поверишь, но кое-кто реально остановился на заправке Дейла Элкхарта вчера вечером.

— Серьезно? — Дерек стоял у автомобиля, уперев руки в бока. Он отвел свой завораживающий пристальный взгляд от гладкой черной машины и посмотрел на девушку. — А что ты вообще делала на заправке Дейла?

Оно меня преследовало, и я забежала туда. Я Его подстрелила. Ранила прямо в грудь. Но Оно даже не остановилось.

— Крутая тачка, — восхитился Дерек, словно его совсем не волновало, что за Джесси гнался монстр, и она едва сумела спастись. Короче говоря, в этом весь Дерек. Его легко можно было отвлечь блестящими вещицами.

И все же она была рада, что они сменили тему разговора, и указала на открытое окно у водительского места.

— Смотри. Этот парень ехал на какую-то вечеринку или куда-то еще и сбился с пути. Понятия не имею, почему он остановился возле заправки. Не похоже, чтобы Оно было в этом замешано.

— Каким хреном ему вообще удалось остановиться? — Дерек наклонился к окну и восхищенно присвистнул. — Кожаный салон. Не знаю, что за марка, но тачка крутая.

— Ну, хорошо, что он остановился. Иначе, я стала бы ужином для монстра, — Джесси задалась вопросом, а не превратятся ли ее ужасные слова в ночные кошмары, и решила больше не думать об этом. Щеки вспыхнули от смущения, ведь ей хотелось, чтобы Дерек переживал из-за той опасности, в которой она побывала. Ругаться не хотелось, но нездоровая, ревнивая часть нее желала заставить его поволноваться.

— Потрясная тачка, — Дерек осмотрел двор с беспокойством на лице. — И где этот парень сейчас? Ты же не позволила ему остаться?

— Вообще-то позволила, — она гордо выпрямилась, чтобы выглядеть внушительнее, ну или по крайней мере, ей так казалось. Джесси была ниже Дерека, но он чертовски хорошо ее расслышал. — Я взрослая женщина. И могу приглашать остаться на ночь кого захочу.

Дерек одарил ее неодобрительным взглядом, в котором читалось: «Только через мой труп». — Никто не запрещает, но откуда тебе знать, что он не опасен? В смысле, он смог остановиться здесь… Откуда тебе знать, что его не подослали?

— Подослали? — об этом она не подумала, а должна была. Это создание никогда еще никого не подсылало к ним, и не было особого смысла делать это сейчас. Такая сложная игра для обычного монстра. Зачем было ждать так долго? Нет, в этом точно нет смысла. Как и во всем Пенансе. — Думаешь?

— Возможно. Не знаю, надо поговорить с этим парнем.

Дерек направился к дому, и Джесси последовала за ним.

— Нельзя. Не сейчас. Он спит.

— Ну, думаю, придется пойти и разбудить его, — сказал Дерек, решительно шагая по веранде своими изношенными ботинками.

Джесси колебалась. Не то, чтобы она хотела защитить парня в подвале от нападок Дерека, но ей не хотелось, чтобы эти двое встречались. Что-то в незнакомце напоминало ей о реальности, о ситуации, в которой оказалась она и весь город. Если она будет находиться в комнате с ними обоими, то безопасность и дружественная обстановка, придуманные ею, разрушатся. Потеряй Джесси последние частички своей спасительной фантазии, где она сможет прятаться от того, что происходит здесь и сейчас?

Выбора у нее не было. Дерек решительным шагом поднимался по лестнице на второй этаж.

— Подожди, — позвала девушка, не уверенная в том, хотела ли она остановить его или просто сказать, что парень находится не наверху. — Он в подвале.

— Почему ты держишь его в подвале? — Дерек с той же решимостью отправился в сторону кухни.

Сначала он не хотел, чтобы она вообще впускала этого парня в дом, а потом пожелал, чтобы она ему устроила роскошный прием? Джесси закатила глаза под пристальным взглядом Дерека. Она была не в настроении спорить о своих "манерах".

— Мне показалось, так будет безопаснее.

— О безопасности не волнуйся, — заверил ее Дерек. — Я позабочусь, чтобы этот придурок тебя и пальцем не тронул.

«Ага, прям один придурок другому» — подумала она. Хотя при этом с трудом подавила приступ триумфальной женской гордости, пока спускалась за ним в подвал.

Глава 4

Проснувшись от тревожных ощущений, не понимая, где он находится и почему, Грэф сел на шаткой раскладушке. Кто-то приближался к нему, но зрение еще не достаточно прояснилось, чтобы разобрать, кто именно. Зная, что он обнажен, и не желая быть таким уязвимым, Грэф потянулся за джинсами, собираясь встать, но услышал чей-то возглас:

— Ого!

И следом за ним предупреждение от кого-то другого:

- Не вставай!

Грэф потер глаза. Его кожа горела, и он чувствовал, что почти не спал. Его мучала жажда, фактически он был иссушен. Нужно было кого-то съесть.

— Который час?

— Ты кто, черт возьми, такой? И что делаешь в подвале Джесси?

Грэф приоткрыл один глаз, но яркое освещение подвала мешало ему сфокусироваться.

— Не могли бы вы прикрыть там окно? — он не видел солнечного света тридцать лет, по крайней мере, по своей воле.

— Похмелье? — спросил мужчина, пнув ногой раскладушку, и Грэф придержал ее руками, чтобы та не перевернулась.

— Господи, Дерек, это не допрос подозреваемого! У него аллергия на солнце. Убери пистолет! — девушка из прошлой ночи — видимо, та самая Джесси, — порылась среди коробок и походного снаряжения и нашла, чем прикрыть грязное окно на уровне земли. Спущенная резиновая лодка заткнула дыру, закрывая стекло и пропуская свет сквозь толстый синий винил.

Мужчина вновь заговорил:

— Аллергия на солнце? Так сказал бы вампир в фильме про вампиров.

Очень проницательно. Зрение Грэфа прояснилось, и он смог рассмотреть парня, который точно не был похож на проницательного типа. Джесси назвала его Дереком. Слишком много новых людских имен, которые не хотелось запоминать. Дерек носил кепку с эмблемой колледжа и футболку с логотипом школьной футбольной команды, которые просто кричали: «Не по своей воле я оставил школьные деньки позади». Он казался сильным. Ну, для деревенщины. Для работы на ферме. Но этого не достаточно, чтобы победить Грэфа в драке. Он не сможет выиграть, но заставит попотеть. Так что Грэф не хотел с ним связываться. Дерек сунул пистолет сзади за пояс джинс. С этим Грэф тоже не горел желанием иметь дело.

Джесси стояла рядом с парнем достаточно близко, чтобы можно было понять: если они и не любовники, то точно ими были.

— Как его зовут? — спросил Дерек, и Грэф позволил девчонке почувствовать смущение, прежде чем поднял глаза.

— Его зовут Грэф. И он пытался выспаться после того, как бегал всю ночь от монстра, — Грэф снова потер глаза. — Сколько сейчас, часов восемь утра?

— Вторая половина дня, — отрезала Джесси. — И ты не единственный, кто вчера убегал от монстра.

— Я был единственным, кто тебя спас. Мне казалось, это достаточно веская причина, чтобы дать мне поспать! — он хотел было встать и придушить девчонку, но тогда бы оказался единственным обнаженным человеком в комнате. Лучше этого избегать.

— Ладно, заткнитесь оба, — Дерек одарил Грэфа угрожающим, как ему казалось, взглядом, но на деле он стал похож на сердитую гориллу. — А теперь слушай, Грэф, — он выделил имя так, будто это было оскорбление. — Не знаю, откуда ты…

— Из Детройта, — Грэф провел рукой по волосам. — Можешь оставить роль крутого парня. Я не доставлю неприятностей, — «По крайней мере, таких, с которыми ты сможешь справиться.»

— Ты находишься в доме моей девушки. Напугал до смерти ее и задолбал меня. Так что ты уже доставил неприятности, — судя по всему, будь Грэф в рубашке, Дерек схватил бы его за грудки. Хорошо, что он не проколол соски, как предлагала Софи.

Грэф запомил комментарий о «моей девушке», чтобы потом этим воспользоваться. Если София и научила его чему-либо, так это тому, что гордость — самое уязвимое место противника. Возможно, он все-таки переспит с Джесси.

Грэф облокотился локтями о колени, свесив руки между голых ног.

— Это причиняет неудобства не только вам, ребята. Я не хочу навсегда застрять в каком-то захолустье. Если бы я мог вернуться в прошлую ночь, то проехал бы поворот в Кливленде. И, черт побери, наверняка бы здесь не остановился.

— Что ж, ты здесь не навсегда. Всего лишь до самой смерти. — Дерек хрустнул пальцами, подражая, видимо, гангстеру из какого-то фильма. — Уловливаешь, о чем я?

— Улавливаешь, идиот, — ответил Грэф, вновь откинувшись на раскладушку. Если это дитя кукурузы продолжит разыгрывать из себя крутого парня, то сразу после заката Грэф высосет из него всю кровь до последней капли, чем окажет Джесси услугу. Хотя, если она западает на таких типов, то лучшей услугой было бы прикончить ее саму.

— Как ты меня назвал? — требовательно спросил Дерек с избытком тестостерона в голосе.

Грэф не потрудился даже открыть глаза.

— Я слишком устал, чтобы повторять. Подойди попозже.

Звук шагов Джесси по земляному полу и скоропалительное: «Нет, нет, нет!», дали Грэфу понять, что Дерек, видимо, дернулся к нему, но Джесси его удержала. Потребовалось значительное усилие, чтобы усидеть на месте и не разодрать горло парня прямо сейчас. Грэф сдерживал себя. Лучше подождать заката и найти место, где спрятать тела.

— У этого сукина сына теперь большие проблемы, очень большие, — поклялся Дерек. Его голос сопровождался скрипом ступенек.

Как только дверь закрылась, Грэф сел и натянул джинсы, склонив голову так, чтобы слышать приглушенные голоса наверху.

— Ты не можешь прийти вот так просто и кого-нибудь избить, — злость, с которой говорила Джесси, была не такой, как с Грэфом прошлой ночью. Теперь в ее голосе звучали нотки разочарования. Любопытно.

— Он какой-то странный. Не нравится мне это все!

— Не важно, нравится тебе или нет! Не похоже, чтобы он мог отсюда убраться!

Последовало напряженное молчание. Грэф представил, как эти двое стоят, уставившись друг на друга, и каждый из них пытается оставить последнее слово за собой.

— И… понеслось, — тихо подсказал Грэф.

Вслед за его словами заговорила Джесси:

— Слушай, я возьму его сегодня вечером в «Джун». Посмотрим, сможет ли кто-нибудь еще приютить его.

— Ага, — раздраженно бросил Дерек в ответ, — лучше отведи его к Тому Стоуку. Ему будет интересно узнать о происходящем. Ты ведь не хочешь разозлить Тома? Я бы мог пойти туда и сообщить ему о каком-то парне, оставшемся здесь, с тобой, наедине.

— О, да, и что сделает Том? Заставит меня носить большую алую «Ш» на груди? — девчонка понизила голос. — Кроме того, этот парень не опасен. Он же придурок, — Грэф не смог не улыбнуться: иногда они были так наивны. Но его улыбка померкла, стоило девушке продолжить. — Он из тех, кто вечно ноет. Не такой уж и страшный.

— Не заставляй меня волноваться за тебя, — предупредил Дерек, говоря не только о страхе за ее безопасность. Вот оно… подтверждение. Грэф знал, что что-то происходит между ними. Итак, он был ревнивым парнем? А где, черт возьми, он был, когда его девушка убегала, пытаясь спастись, от монстра?

Когда Джесси заговорила снова, ее голос был жестким и холодным:

— Разве тебе не пора домой к жене?

Интересно. Очень интересно. Намного лучше мелодрам, которые заставляла смотреть София вместе с ней.

Дерек выругался, и наверху заскрипели половицы, когда он с топотом прошелся по ним. Наконец, входная дверь захлопнулась.

Грэф ожидал услышать плач Джесси, отвергнутой любовницы, женщины, униженной до слез мужчиной, которого она не могла бросить. Но вместо этого всё, что он услышал — раздраженный вздох и шаги по кухне.

Если бы не чертово солнце, Грэф поднялся бы по лестнице и наглядно продемонстрировал девчонке насколько он "не опасен". Но зная о декоре дома, можно предположить, что на окнах висит пожелтевший тюль, и Грэф просто сгорит заживо. Нездоровой части его подсознания до сих пор было интересно, чего он хотел больше: убить эту девушку или переспать с ней. Если она спала с Дереком, то, скорее всего, секс был так себе. Грэф мог сделать с ней такое, что заставило бы ее выкинуть из головы все переживания о Деревенском Мальчишке.

От подобных мыслей ныли не только клыки, но и другие части тела. Голод, в том числе и сексуальный, был слишком выматывающим, чтобы бороться с ним в данный момент, поэтому Грэф предпочел лечь и заснуть.

***

— Вставай! Аллергия на солнце и огромная лень — не одно и то же. Видела я таких девчонок в «20/20»[6].

Грэф приоткрыл один глаз, взглянув на стоявшую над ним хмурую Джесси. «Терпение» — убеждал он себя. — «Нельзя пока ее съесть. Потому что ты не сможешь найти еще еды без ее помощи».

Он решил, что может сходить с девчонкой к тому парню Тому и к "Джун", чем бы это ни было. До наступления ночи можно познакомиться с городом, а затем прикончить Джесси с ее неотесанным Казановой и, при необходимости, истребить оставшихся деревенщин.

Грэф поднялся, потянувшись к рубашке, и Джесси быстро отвернулась с виноватым выражением лица. Девчонка тайком взглянула на него, и голод в ее глазах рассказал ему все, что она думала об увиденном. Очень интересно, если учесть, что «стопроцентный американец» не может выглядеть плохо.

— Что, по сорок часов в неделю торчишь в спортзале? — фыркнула она, поднимаясь по лестнице.

— Нет, не так много.

Это правда. Для вампира в тренировке не было никакого смысла. Грэф выглядел почти так же, как в день превращения. Конечно, мышцы пришли в лучший тонус из-за увеличившейся силы, гардероб существенно изменился, у него больше нет той нелепой стрижки, но физически вампир не мог сильно измениться. Этот урок София выучила, когда сдуру попыталась сделать инъекцию коллагена в губы. Ну, хотя бы пластический хирург был вкусный.

Джесси хмыкнула, ясно давая понять, что не верит ему.

— Встретимся на кухне. На ужин яйца и яблоки.

— Я не голоден, — ответил Грэф, пока Джесси поднималась по лестнице, и последовал за ней. Его желудок сжался от запаха еды: физиологическая особенность, которую нельзя изменить. — Яйца и яблоки?

— Это все, что я могу себе позволить, — пожав плечами, она выложила омлет с большой чугунной сковородки. — Приходиться обходиться тем, что есть. Грэф закатил глаза.

— Я это высоко ценю. Но можешь прекратить изображать фермера из засушливого района.

Сковородка рухнула на плиту, а девушка вцепилась руками в стойку.

— Ну, ты и хам, приятель.

— Это я-то хам? Ты заперла меня, позволила своему парню спуститься в подвал, чтобы надрать мою задницу…

— Дерек не мой парень! — закричала Джесси, обернувшись к парню с лопаткой в руках, рассыпая вокруг кусочки омлета. Девушка потрясенно следила за их траекторией.

Грэф увернулся от летящей еды и тихонько присвистнул.

— Да что ты говоришь?

— Не знаю, почему я оправдываюсь перед тобой. Это не твое дело, — она глубоко вздохнула. — Что ты делал на заправке? Начнем с того, что ты вообще не должен был там останавливаться. И неужели не понял, что она закрыта, внутри же было темно.

Прежде, чем он смог остановиться, Грэф отвел виноватый взгляд, посмотрев на стол, и понял, что попался. Обычно он лгал так убедительно, что мог обмануть детектор лжи, но почему-то с этой девушкой не вышло. Надо признать, она была умна.

— О боже! — она уперлась руками в бока. — Ты собирался ограбить ее!

— Нет! — поспешное отрицание решило его судьбу. Нужно было отшутиться, будто это самое нелепое предположение в мире. — Ну, я хотел украсть карту…

— Ха! Я знала! — она указала на него, как актер в зале суда, наслаждающийся своей ролью. — Ты собирался ограбить заправку. Кто ты? Преступник? Я должна была догадаться, что такая машина тебе не по карману.

— Эта машина — подарок, — пробормотал Грэф, а затем понял, что оправдывается перед девчонкой, которую планировал съесть, и остановился. — Хотя какое это имеет значение? Я был там. И я спас тебе жизнь.

— А вдруг ты хочешь украсть мое серебро, когда я отвернусь, — Джесси покачала головой, смотря в никуда, словно обвиняя воздух в испорченном вечере. — Блеск.

— Ага, у меня целая вечность в запасе.

Джесси, прищурившись, сердито на него посмотрела.

— Ты уберешься отсюда сегодня же вечером. Мы отправимся в "Джун", и я сбагрю тебя кому-нибудь другому.

— Сбагришь? — усмехнулся Грэф. — Какое громкое слово для девчонки с фермы.

Не обращая внимания на его колкость, Джесси поставила перед ним тарелку и, не спеша, вышла из кухни, бросив:

— Ешь.

— О, я поем. Не сомневайся, — прошептал он и неохотно поднял вилку.

***

Они отправились в «Джун» сразу после заката. В представлении Джесси, если солнце зашло, то нет и солнечного света. Наивное заблуждение, но Грэф и не ожидал большего от самого настоящего героя шоу «Hee Haw»[7]. Остаточный свет пощипывал кожу, но не обжигал. К Грэфу вернулись неприятные воспоминания о том, как он чуть было не сгорел заживо в багажнике собственного автомобиля. Он не любил вспоминать об этом.

Перед тем, как убить девушку, он должен узнать, где можно раздобыть карту, чтобы найти обратный путь к шоссе. Следовательно, ему не грозит повторение ситуации, как только он уберется отсюда. Кто знает, как много городов-призраков в Огайо?

— Веди себя прилично, — проворчала Джесси. Он еще даже ничего не сделал. — Том Стоук — местный шериф. Он не терпит наглости, даже от парней на дорогих тачках. У него свои методы общения с чересчур строптивыми.

— Смола и перья[8]? — предположил Грэф, но Джесси даже не улыбнулась. Она поджала губы так, что они казались тонкой линией, и пошла дальше, опустив голову.

Возможно, этот Том и считал себя крутым парнем, но все крутые парни превращались в пыль, стоило вампиру вонзить в них свои клыки. Нет, не в пыль… Скорее в тряпичных кукол. — Люди в городе не любят чужаков, — предупредила она зловеще. — Могут быть неприятности. О неприятностях он будет волноваться позже. А сейчас нужно найти способ выбраться отсюда. И вот когда Грэф уедет далеко-далеко, тогда и подумает о неприятностях.

Дом Тома Стоука был не обычным домом, а жилым трейлером, расположенным на унылом участке, поросшем высокой травой. Там, где она не росла, стоял трухлявый деревянный мост через канаву, вырытую вдоль подъездной дорожки. Создавалось впечатление, что это ров вокруг замка. Только вот замок этот был самым ужасным за всю историю замков.

— Шериф? — позвала Джесси, переходя развалившийся мост. — Это Джесси Галлахер. Я подойду ко входу.

Грэф заметил написанный от руки с ошибками знак «НОРУШИТЕЛИ БУДУТ ЗАСТРЕЛЕНЫ НА МЕСТЕ», когда перешел мост вслед за девушкой. Передняя дверь трейлера распахнулась, и коренастый мужчина — на вид около шестидесяти, по оценке Грэфа — вышел, остановившись в нескольких шагах от бетонного блока. В руке у него была винтовка. Отличный способ встретить гостей.

— Кто с тобой? Дерек?

— Нет. Именно об этом я и пришла поговорить с вами, — крикнула Джесси, быстро указав на Грэфа. — Извините, что так поздно, но я могу все объяснить.

Они пересекли двор из окаменевшей грязи с парой невзрачных пожелтевших кустиков, и Грэф нырнул в тень от трейлера. В сумерках почти все было в тени, но все же сюда солнце не проникало уже несколько часов, а это намного лучше остаточной жары, царившей повсюду.

Шериф осмотрел Грэфа сверху донизу, поглаживая бороду двумя пальцами.

— Будь я проклят, — сказал он, посмотрев на Грэфа своими серыми глазами настолько косо, что они и вправду сошлись к переносице его морщинистого лица. Он выглядел как брат Санты, отсидевший в тюрьме за управление автомобилем в нетрезвом виде. Многократно.

Джесси убрала с лица несколько выбившихся влажных прядей.

— Я встретила его вчера ночью на дороге, возле заправки. Он сказал, что остановился только чтобы заправиться. Но, уверена, он хотел ограбить заправку.

«Сдала» — подумал Грэф. Возможно, девчонка надеялась, что шериф арестует его прямо сейчас и избавит ее от проблемного гостя.

— И все же хорошо, что я остановился, иначе ты была бы мертва.

— Это правда, — удивительно, но Джесси согласилась. — Я прибежала туда, когда Оно меня преследовало, и если бы не он… Не хочу даже думать о том, что могло произойти, — ее последние слова прозвучали совсем как реплика плохого актера, неубедительно играющего в вестерне. В такие моменты ты понимаешь, что он подражает игре хорошего исполнителя. У Грэфа сложилось отчетливое впечатление, что монстр точно поймал бы ее. Девушка либо хотела покончить с собой, либо ненавидела Грэфа настолько, что предпочла бы умереть, но не знакомиться с ним. Как ни крути, он мог решить ее проблему.

— Разве имеет значение, что он делал на заправке, если там уже нечего грабить, — шериф протянул свою руку. — Том Стоук. Шериф. Не будем беспокоиться о том, что вы там делали. Лучше поговорим о том, как вы оказались в этом городе.

Он пригласил их в трейлер. Внутренний интерьер был в гораздо лучшем состоянии, чем внешний вид, хотя только в чисто функциональном смысле. В эстетическом же — это был седьмой круг ада. Стены обшиты деревянными панелями, за исключением небольшой открытой кухни, обклеенной обоями с узором из огромных лиловых роз с металлическими золотыми листьями. Но большую часть этого закрывали юбилейные пластинки Элвиса и полки со статуэтками из серии «Памятные моменты».

Все предметы декора были настолько же близки к пользе, насколько Грэф к тому, чтобы убраться отсюда, одно только присутствие среди этих вещей заставляло кожу зудеть. — Марджори, не хочешь пойти на кухню? У меня здесь важное дело, — обратился шериф к женщине примерно его возраста. На ней был спортивный костюм с изображением двух обнимающихся котят. Марджори отложила порванную книгу с кроссвордами, которые разгадывала, и ушла, совсем недружелюбно кивнув Джесси.

— Присаживайтесь, молодой человек, — пригласил Том, располагаясь в своем, по-видимому, любимом деревянном кресле-качалке с мягким сиденьем и подлокотниками. — Расскажите, как вы здесь оказались.

Грэф сел в освободившееся кресло Марджори, оставив Джесси неловко стоять у двери.

— Ну, в надежде объехать пробку, я свернул с 75 шоссе и вот, чем все обернулось. Бензин заканчивался, и нужно было где-то поспать, поэтому я остановился на заправке. Понял, что она закрыта, но решил, что смогу там выспаться и заправиться, как только она откроется с утра. Беспроигрышный вариант.

— И там вы увидели Джесси? — шериф посмотрел на нее с подозрением. Может у нее есть судимость за кражу дорожных знаков или за что-то еще, что считается преступлением в маленьких городках?

Похоже, шериф охотнее верил его словам, нежели словам Джесси. Она сверлила Грэфа враждебным взглядом, практически вырезав на его лбу надпись «лжец».

— Да. Я заметил в окнах свет от фонарика и зашел, чтобы осмотреться. Именно тогда Оно напало на нас. Серьезный у вас тут завелся монстр, шериф, — Грэф приподнял воображаемую ковбойскую шляпу, но Стоук не улыбнулся.

— Не знаю, что вам рассказала Джесси об этом городе, но у нас не было чужаков уже пять лет, — шериф раскачивался на своем стуле, словно акула, кружащая вокруг раненых. — Заранее прошу прощения, если я с подозрением отнесусь к вашей истории.

— Все в порядке, — ответил Грэф, махнув рукой. — Я и сам недоверчив. Мы должны были встретиться с друзьями в округе Колумбия. Они начнут беспокоиться, если я не объявлюсь в скором времени.

— Округ Колумбия? — спросил Стоук, вскинув брови. — Вы из ФБР?

Грэф колебался.

— Нет… Я ехал на вечеринку.

— Он не федерал, — уверенно сказала Джесси. — Слишком тупой для ФБР.

«Достаточно умен для Т.Р.А.Х.» — подумал Грэф, сделав вид, что пропустил ее реплику мимо ушей.

— Наверно, ФБР уже миллион раз пытались попасть сюда, но вы этого не замечали. Подумайте сами: вы все внезапно исчезли, перестали общаться с любимыми, оплачивать счета. Черт возьми, у кого-то в этом городе, наверняка, должен быть непогашенный кредит на машину. Вы пропали так бесследно, что даже налоговому инспектору не под силу вас найти.

Стоук перестал раскачиваться в кресле и наклонился вперед.

— Мы прекрасно об этом знаем, сынок. Если ты не из ФБР, не из налоговой службы или откуда-то еще, а просто обычный парень, то как попал сюда?

— Самому до смерти интересно, — чем скорее он узнает, как оказался в городе, тем быстрее воспользуется полученной информацией, чтобы выбраться из него.

— Думаешь, нам не интересно? — Стоук поднял голову и посмотрел на Джесси. — Не знаю, о чем ты думала, приведя его ко мне.

— Я не могла скрыть такие новости. Вы ведь глава городского совета. Шериф. Всем захочется узнать о нем, верно? К тому же, ему нужно где-то остановиться, — почти пропищала Джесси, сложив руки на груди. Каждый ее жест говорил, что она не боялась этого мужчины. Начиная с того, как небрежно она облокотилась на дверь, и заканчивая выражением скуки на лице. Но это было не так. Обоняние Грэфа было слишком хорошо развито, чтобы не заметить этого.

Размышляя, Стоук скривил губы так сильно, что их почти не было видно за густой бородой.

— Ты живешь в том большом доме одна, так? — наконец произнес он.

Джесси непреклонно покачала головой.

— Нет, он не может остаться.

— Помешает твоей личной жизни? — любезно поинтересовалась миссис Стоук, стоя на кухне.

— Марджори, не лезь, — предупредил шериф, а затем добавил тем же тоном. — Джесси, в городе слишком много людей и мало места. Что прикажешь мне с ним делать?

— Пусть остановится в школе, — сердито выпалила девчонка. Запах страха усилился, возросло и упрямое нежелание, чтобы Грэф остался в ее доме. — Никто ведь ее не использует!

— Вообще-то я использую ее в качестве тюрьмы. Школа — нейтральная собственность общины. Это не гостиница, — шериф Стоук осмотрел Грэфа с головы до ног, словно корову покупал. — Почему бы тебе не отвести его в «Джун»? Может кто-нибудь согласится его приютить. Если тебе не нужна лишняя пара рабочих рук, то там желающие наверняка найдутся.

— Уверена, ты найдешь ему применение, — сухо прокомментировала Марджори.

Похоже, у Джесси здесь сложилась определенная репутация. Поэтому она не хочет, чтобы он остался в ее доме? Так она точно не переспит с ним? Вся из себя, непреклонная и угрюмая, Джесси не может остановиться в нужный момент и не закрутить роман с первым встречным? Это возбуждало. Скорее всего, действительность не была столь захватывающей. Наверно, она просто ему не доверяла и не хотела, чтобы Грэф помешал ее роману с женатым мужчиной.

Джесси фыркнула, но не пыталась открыто выразить свое недовольство.

— Тогда мы лучше пойдем.

— Я еще не закончил разговор с твоим другом, — сказал шериф Стоук, откинувшись на спинку и положив свои большие мускулистые руки на колени. — Не верю в совпадения. Его появление здесь немного подозрительно.

— В свою защиту могу сказать вам, шериф, что немного подозрителен весь этот город, — раздраженно ответил Грэф. — У меня и в мыслях не было застрять здесь. И я с радостью умчался бы отсюда подальше, появись такая возможность.

— Как и все мы, — согласился Стоук, но выражение его лица оставалось жестким и обвиняющим. — Я не спущу с тебя глаз, сынок. Просто не суй свой нос, куда не следует, и тогда все будет хорошо.

— Не вопрос, уверяю вас, — Грэф стоял, изнемогая от желания убраться к черту от пластинок Элвиса и этих людей, у которых, по-видимому, недоверие вошло в привычку.

— Что ж, спокойной ночи, — пожелал Стоук, кивнув напоследок Грэфу и Джесси, которые перешагнули порог и спускались по шлакоблочным ступенькам. — Да, Грэф, будь начеку. Один раз на тебя уже напали, но пока не прольется кровь, Оно продолжит охотиться на тебя.

— Мда, только время зря потратили, — проворчал Грэф, как только они перешли шаткий мост.

— Не зря, поверь мне, — Джесси стала еще более взволнованной, чем была все это время, и определенно более напуганной, чем в трейлере. — Если бы мы не зашли к нему, то не узнали бы об этом.

— Что он имел в виду, сказав «пока не прольется кровь»? — неужели Оно было своего рода мутировавшим супервампиром? Грэф не знал, нравится ли ему мысль о чем-то, что находится выше него самого в пищевой цепи.

Вскинув бровь, Джесси собралась ответить.

— М-м, ну, смотря кого ты спросишь. У некоторых есть теория о системе передвижений монстра.

— Ты с этим не согласна? — как нетипично для нее быть «против».

Девушка пожала плечами.

— У меня бывали случаи, не вписывающиеся в их теорию.

Грэф немного помолчал, продолжая идти и ожидая, что она продолжит объяснение. Поняв, что девчонка не собирается этого делать, он выпалил:

— Так ты расскажешь мне или как?

Тяжело вздохнув, Джесси объяснила:

— Не считая убитых… Как только Оно кого-то ранит, то уже не возвращается за этим человеком.

— Может совпадение, — Грэф пнул камень, наблюдая в темноте, как тот упал на асфальт, и нахмурился, осознав, что начинает интересоваться происходящим.

— Я тоже так считаю. И правда, немного подозрительно, но… — она замолчала и покачала головой.

— Скажи мне, — ему необходимо все узнать, чтобы суметь выбраться из города как можно быстрее.

— Ну, — девушка сомневалась, — Митч Муди рассказал, что Оно напало на него в сарае и, полоснув руку, тут же отступило. Словно Ему не понравилась реакция Митча или тот ему просто наскучил.

— Может он невкусно пах, — размышлял Грэф вслух. — Я имею ввиду, может что-нибудь было в его крови. Животные не едят добычу, у которой нездоровый запах.

— Оно не ест людей, — отрезала Джесси с отвращением. — Ты не можешь быть настолько ужасен.

Грэф быстро сменил тему.

— А что случилось с женой шерифа? Ты помочилась на ее праздничный торт или что-нибудь в этом роде?

Джесси не ответила. На протяжении всего пути она шла с опущенной головой, обхватив себя руками.

— Ладно, позволь мне сформулировать свои мысли, — продолжил он. — Все дело в твоей репутации.

— Ты что, из шестидесятых или типа того? — огрызнулась она. — Репутация? Я кто по-твоему? Риззо[9]?

— Смотрю, задел тебя за живое, — Грэф шел за девушкой, пиная камни на дороге. — И когда речь о парнях, «репутация» вполне подходящее слово. У тебя она есть. Либо так, либо в школьные годы ты увела приятеля у Марджори.

Джесси остановилась, держа руки на бедрах. Не поворачиваясь к нему, она выдавила из себя:

— Да, все в городе считают меня шлюхой. Доволен?

— Да мне, в общем, плевать. Но если я собираюсь перепихнуться с девушкой, то предпочитаю, чтобы она была блудницей.

В тот момент, когда девчонка обернулась, Грэф уже знал, что его шутка была неудачной. Джесси размахнулась и отвесила ему звонкую пощечину. Почти не жгло, но он постарался изобразить гримасу боли и потер щеку. Такие трюки позволяли вампиру больше походить на человека.

— Извини, — на этот раз Грэф действительно сожалел. Разыгрывать из себя придурка — одно дело, но ощущать себя придурком почему-то гораздо хуже.

Джесси покачала головой и снова пошла по дороге, намеренно удаляясь от него с каждым шагом.

— Слушай, признаю, шутка была неуместной, — он побежал трусцой, догоняя девушку, и преградил путь, встав перед ней. — Мы должны хотя бы попытаться поладить, пока все не утрясется.

— Ничего не утрясется, приятель. Ты здесь задержишься на какое-то время, — ответила Джесси, но все-таки согласилась и пожала протянутую руку Грэфа. — Просто знай, мы поладим лучше, если ты не станешь называть меня шлюхой.

— Постараюсь, — пообещал он.

***

— …а затем здесь образовалось нечто вроде кооператива для каждого жителя города. Центральное место сбора.

Грэф кивнул, хотя какое-то время не слушал девушку. Пока они шли в темноте, он задал один невинный вопросик о том месте, куда они направлялись — «Джун» — а в ответ получил целую лекцию по истории, которая длилась уже на протяжении мили. Ноги гудели, в горле пересохло, а уши превратились в его злейших врагов.

— Итак, там будет кто-то, кто согласится приютить меня? — он хлопнул ладонью по шее, убив комара.

Джесси пожала плечами.

— Возможно. Что бы не сказал шериф Стоук, ты мог бы занять одну из комнат в старой школе, если меня поддержит достаточно людей. У нас больше не проводятся уроки из-за монстра.

Внимательно осмотрев дорогу позади них и перед ними, Грэф чувствовал себя спокойнее, зная, что у Джесси с собой припрятан дробовик. Он понятия не имел что Оно такое, но и не ощущал острой нужды попытаться это выяснить.

— То есть, люди настолько боятся монстра, что не пускают своих детей в школу, но при этом придут в «Джун» посреди ночи?

Девушка покачала головой.

— Все иначе, когда речь идет о детях. Люди понимают, что рискуют, выходя наружу. Но лучше рисковать быть убитым самому, чем рисковать своими детьми. В любом случае, тем, на кого нападали, уже не о чем беспокоиться.

— Сколько же людей Оно убило? — спросил Грэф. — В смысле, Оно убивало детей, поэтому все так боятся?

— Да, одного, — лицо Джесси вновь стало грустным и отстраненным, как прошлой ночью на кухне, после того, как он упомянул о дурацкой доске для записей предстоящих дел на день. Тогда у нее было то же самое выражение, которое он мог разглядеть даже в темноте.

— А… — произнес он понимающе. — Как я понимаю, это и случилось с твоей семьей?

— Нет, с другими… — ответила она, а затем бодро затараторила, давая понять, что разговор на тему семьи окончен. — На самом деле Оно убило не так много людей. А погибшие либо вставали на пути, либо пытались с бороться с Ним. Ну, защищали скот или детишек.

Похоже, Оно очень даже не против Грэфа. И он добавит свое тело к числу жертв к концу ночи, если не разыграет свою карту правильно. Пока девчонка вынужденно задорно рассказывала о местной официантке, которую убил монстр, и факультативных занятиях, что она посещала в средней школе, Грэф бегло, но внимательно рассмотрел Джесси. Она выглядела намного лучше, когда не убегала от своей жизни. Тонкая хлопковая майка прилипла к телу от влажности, голые руки мерцали в слабом свете от легкого блеска пота. Он чувствовал ее запах, вдыхая его и наполняя рот слюной. Ее соски выделялись на фоне ребристого хлопка майки, а волосы, собранные в хвост, со свистом раскачивались у шеи. Грэф представил, как захватывает их, обматывая вокруг кулака, и тянет назад.

И вот тут фантазия столкнулась с препятствием. Он не знал, чего хочет: схватить ее за волосы, чтобы съесть или чтобы трахнуть.

Они дошли до перекрестка асфальтовой и гравийной дорог и повернули направо. Поняв, что это не та дорога, по которой он приехал, Грэф добавил ее к своей мысленной карте. Не то, чтобы она была точной. Если бы он хорошо ориентировался на местности, то изначально не оказался бы в этой ситуации.

Еще несколько минут в напряженной тишине привели их к длинному, низкому зданию с мерцающей неоновой вывеской «ОТКРЫТО» на окне. Много повидавший деревянный знак на пустой автостоянке обозначал это место «Джун».

— Здесь есть кто-нибудь? — нахмурившись, спросил Грэф, заметив отсутствие автомобилей. А потом вспомнил сопротивление Джесси, когда он хотел поехать на машине. — О, я понял. Бензина нет…

Джесси кивнула. — Машин нет. Точно. Я подумала, что тебе лучше поберечь свое топливо, чтобы потом обменять на что-нибудь. А если ты оставишь здесь машину, то вернувшись, обнаружишь, что ее разобрали на запчасти.

— И кто-нибудь сольет весь бензин, пока я буду внутри? — мгновение Грэф наслаждался виноватым видом девчонки, а затем добавил. — Я видел шланг и канистру на газоне.

— Верно. Я делаю то, что должна, — гордо вздернутый подбородок совсем не соответствовал ее полному раскаяния взгляду.

Они прошли в «Джун» через небольшую грязную комнатку с обшитыми досками стенами. Джесси открыла дверь в зал, и густой тяжелый запах алкоголя и сладковатый конопляный дымок облаком окутали Грэфа.

— Это что… марихуана? — спросил он, прикрывая рукавом рот.

— Мы не можем вырастить табак, — ответила девушка, пожав плечами. — А людям нужно что-то курить.

Грэф скривился. Он любил сигареты, и даже косячки с марихуаной время от времени, но предпочитал жертв с незагрязненной этими веществами кровью. Он осмотрел комнату, пытаясь обнаружить приемлемую еду, чтобы заменить Джесси, когда закончит с ней, но все в «Джун» выглядели грубыми и жесткими и дымили трубками или косяками, а перед ними стояли большие кружки с чистым спиртом. Если он съест одного из них, то будет под кайфом всю ночь.

Грэф заметил, что разглядывал всех в баре голодным взглядом, и потрясенно понял, что все на него оглядывались.

— Кто твой друг, Джесси? — спросил кто-то, и Грэф повернулся к стойке, где стояла стройная женщина с длинной рыжевато-каштановой косой, протирающая тряпкой стакан.

Джесси подтолкнула его вперёд, и они подошли к стойке, её спина была напряжена под взглядами остальных посетителей.

— Джун, — ответила она с улыбкой, запрыгнув на один из барных стульев. — Это Грэф. Он ищет место для ночлега.

— Он выбрал замечательное место, — румяное лицо Джун расплылось в улыбке, и она потянулась через стойку, чтобы пожать Грэфу руку с удивительной твёрдостью. Её улыбка исчезла, когда она оглянулась к Джесси. — Откуда он?

— Я наткнулась на него на дороге прошлой ночью, — девчонка понизила голос. — На заправке.

— Что ты там делала? — у Джун была манера говорить, почти не двигая губами, а слова при этом вылетали так, словно были связаны веревкой. Грэфу понравилось. Из-за этого всё, что она говорит, казалось напряжённым и важным.

Джесси небрежно пожала плечами и наклонилась вперед, чтобы ее не подслушали.

— Убегала от монстра. Оно преследовало меня до самого выхода.

Джун осмотрела бар с приклеенной улыбкой и кивнула оставшимся клиентам, а затем вновь склонилась к стойке.

— Бог мой, ты в порядке?

— Она в порядке, — ответил Грэф, похлопав Джесси по спине. — Не так ли? Я оказался там вовремя.

Дверь распахнулась, и в бар ввалились пятеро парней. Их появление было громким и шумным, но они не отвлекли пристальное внимание клиентов от Грэфа и Джесси. Все они держали фляжки, наполовину наполненные прозрачной жидкостью, и едва держались на ногах. Одним из парней был Дерек.

— О, началось, — выдохнула Джун.

— Что они пьют? — спросил Грэф со слезящимися от опьяняющей вони, почти перекрывшей запах марихуаны в баре, глазами.

— Самогон, — Джун указала пальцем на стену за ее спиной. — Это все, что у нас есть. Какое-то время мы пытались придерживаться закона, но учитывая сложившуюся ситуацию… Ну, люди имеют право глушить свою боль так, как могут.

— Не могу не согласиться с вами, Джун, — сказал Грэф, постукивая ладонью по барной стойке.

— Они же пьяны в стельку, — поморщилась Джесси. — Какого черта они делают? Дерек же в курсе, что случилось вчера ночью. Зачем тогда вышел?

— Празднует, может, — ответила Джун и осторожно посмотрела на Джесси, а затем вновь принялась протирать стаканы.

Грэф украдкой взглянул на лицо Джесси. По всей видимости, она ничего не знала и полученная информация ей очень не понравилось. Девушка соскользнула с барного стула, тихо извинившись.

— Итак, в чем дело? — спросил Грэф, наблюдая, как девчонка направилась к угловому столику, за которым собралась компания мужчин.

— Откуда ты знаешь Джесси? — спросила Джун, ее леденящие голубые глаза удерживали его, подобно острой булавке, пронзающей тельце коллекционного жука.

— Я ее не знаю, — ответил он. — Встретил прошлой ночью, когда… бензин закончился, и машина остановилась рядом с ее домом.

Джун кивнула. По кривой улыбке, затронувшей губы женщины, Грэф понял, что она не поверила в его историю, но и спорить с ним тоже не собиралась.

— Никто не мог остановиться в Пинансе годами. Почему тебе удалось?

Грэф пожал плечами.

— Полагаю, я счастливчик. Честно говоря, у меня не было проблем, пока я не оказался на заправке и чуть не погиб от лап Годзиллы.

— Годзилла — всего лишь парнишка в резиновом костюме, — сказала Джун, поворачиваясь за бутылкой и наливая Грэфу рюмку. — А наш монстр очень даже реален. Держи, это тебе.

— У меня нет денег, — ответил он, отрицательно покачав головой, когда женщина поставила рюмку перед ним. Джун пододвинула к нему спиртное кончиками пальцев.

— Зачем они мне?

Грэф взял рюмку и махом опрокинул содержимое, понимая, что своим отказом не сможет втереться к ней в доверие. Человеческая еда, человеческие алкогольные напитки, что дальше? Они станут требовать, чтобы он воспользовался туалетом?

Разговор в углу перешел на повышенные тона, привлекая внимание Грэфа. Казалось, все остальные просто пытались игнорировать перепалку между Дереком и Джесси.

— Многим не нравится, что Дерек и Бекки продолжают делать детишек, несмотря на то, что в Пинансе и так уже ступить некуда, — предположила Джун.

Хорошая попытка, но Грэф не купился на это.

— Да… Думаю, ее не устраивает роль любовницы.

— Мне показалось, ты сказал, что не знаешь ее, — передразнила Джун, а затем продолжила, вздохнув. — Она не всегда была на втором месте. Там была Бекки, пока не пошла в атаку и не завоевала главный приз.

Грэф хмыкнул. Его не интересовали как трагическая история любви Джесси и Джетро Клампетта[10], так и его участие в перепалке между ними обоими. Четверо парней удивленно переглянулись с Дереком и открыто рассмеялись, когда их приятель сцепился со своей ревнивой бывшей подружкой. Грэф втайне переживал за Джесси.

— И часто такое бывает? — спросил он у Джун.

Женщина пожала плечами.

— Уже реже. До рождения первенца Бекки бывало гораздо чаще. Сейчас она сидит дома с детьми, так что отношения между Дереком и Джесси остаются довольно цивилизованными, — после долгого молчания, Джун продолжила. — Хотя это позор. Он не был добр к Джесси. Вся её семья погибла, а он ждал, что она просто переступит через это и вернётся к нормальной жизни. Не думаю, что есть еще что-то нормальное после всего случившегося.

Грэф кивнул, мучимый чувством вины. Его семья всё ещё была жива: родные братья и сестры, племянники и племянницы. Он не видел никого из них с тех пор, как стало слишком трудно скрывать тот факт, что он не стареет. Видимо, Джесси нуждалась в своей семье, а они были убиты. Наверное, он был немного резок с ней.

— О, чёрт, — внезапно сказала Джун, и Грэф поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дерек встал и схватил руку Джесси, выкручивая её к себе.

— Хватит! — крикнула Джесси, отпрянув, но Дерек был сильнее.

Еще не осознав, что именно собирается предпринять, Грэф вскочил на ноги и побежал, проталкиваясь сквозь бесконечные столики в центре бара. Он хотел двигаться медленнее, чтобы не выглядеть сверхъестественным существом и больше походить на человека, но это оказалось чертовски сложно сделать, когда Дерек замахнулся, намереваясь ударить Джесси.

Грэф, конечно, планировал ее съесть, но это не значит, что ему нравилось смотреть, как избивают девушку. Кроме того, он хорошо относился к дамам. Поднять руку на женщину — низко и грубо. И будь он проклят, если просто будет сидеть и смотреть, как этот придурок Дерек издевается над Джесси.

— Думаю, тебе следует опустить свою руку прежде, чем я ее сломаю, — спокойным тоном предупредил он, точно зная, что его слышал каждый человек в баре. Не то, чтобы им нужна была причина, чтобы подслушивать, они просто следили за ним, проверяли, на что способен чужак.

Неловкая ситуация. Ударь он Дерека, решат ли присяжные, что им не нравится загадочный незнакомец, который ходит и избивает местных? Или им придется отнестись к нему с уважением, как в фильмах про тюрьму?

Был лишь один способ узнать, да и Дерек не оставил ему выбора.

— Не указывай, как мне обращаться с моей женщиной! — пробормотал пьяный Дерек, оттолкнув Джесси. Она попятилась назад и наткнулась на стол, и теперь хотя бы была вне досягаемости для кулака Дерека.

— Насколько я могу судить, пилигрим, эта женщина не твоя. Твоя сидит дома и ждет тебя. Почему бы тебе туда не отправиться?

Пилигрим? Грэф проклинал свою любовь к фильмам с Джоном Уэйном[11] и молился, что все-таки сможет рассчитать силу удара. Сейчас он выступал скорее как любовник, а не как боец. Грэф действительно надеялся, что сумеет рассчитать удар и не снесет Дереку голову, словно тыкву. Будет неимоверно сложно объяснить произошедшее всем этим людям, и у него попросту не хватит сил, чтобы прикончить столько свидетелей.


— Сукин сын! — выкрикнул Дерек, замахиваясь.

Он схватил Грэфа за грудки и сбил с ног, повалив его на ближайший стол, буквально протерев его Грэфом. Столько беспокойства, а все из-за того, чтобы не выглядеть слабым и человечным. Неотесанные мужланы, сидевшие за столиками вокруг, отодвинули стулья, корчась от смеха.

— Никогда не говори так о моей Бекки! — предупредил Дерек.

Пока Грэф пытался вспомнить, говорил ли он что-нибудь унизительное о жене Дерека, тот замахнулся, и его кулак соприкоснулся с челюстью Грэфа. Вампир ты или нет, но жесткий удар от сильного человека приятным не будет.

Грэф выругался и поднял руки.

— Я не хочу причинять тебе боль, — пробормотал он, и его слова заставили мужланов рассмеяться снова. Грэф не мог винить их. Он сам подставил задницу.

Дождавшись, когда Дерек нанесет следующий удар, он быстро увернулся, воспользовавшись человеческой медлительностью, схватил парня и швырнул его на пол. Когда Дерек перевернулся на спину, ошарашенный внезапной сменой приоритетов, Грэф сгреб его за футболку и рывком поднял вверх одной рукой. Голова Дерека запрокинулась, из носа шла кровь.

— Ты больше не тронешь Джесси? — прорычал Грэф, убирая руку. Дерек не ответил, и Грэф вновь ударил его.

— Хватит! — закричала Джесси, подбегая, чтобы остановить Грэфа. Она бросила на него свирепый взгляд, опускаясь на колени рядом с Дереком. — Что ты пытаешься сделать? Убить его?

— Пытаюсь заступиться за тебя! — Грэф получил отчетливое представление, что его доблесть не оценили. — Если, конечно, ты не хочешь быть боксерской грушей?

— Я не хочу, чтобы ты делал боксерскую грушу из него! — Джесси помогла Дереку подняться на ноги и подтолкнула его к друзьям. — Уведите его отсюда, парни.

— Лучше бы и тебе увести своего друга отсюда, — посоветовала Джун из-за барной стойки. — Он может вернуться, когда остынет.

— Бред собачий, Джун! — прокричал Дерек, прикрыв дрожащие веки, вытирая кровь с подбородка. — Ты должна запретить ему появляться тут!

— Не лезь не в свое дело, Дерек, пока я не вышвырнула тебя отсюда собственными руками. Не желаю смотреть, как ты избиваешь женщин. Не важно, кого именно, — голос Джун не был сердит. Ей незачем было выходить из себя. Похоже, ей здесь все подчинялись, и она не видела причин, почему сейчас должно быть иначе.

— Джун, мне нужно найти ему место, где он сможет остановиться, — запротестовала Джесси, и одной этой фразы оказалось достаточно, чтобы каждый присутствующий фермер перевел взгляд с Грэфа на свой напиток.

Казалось, барменшу это нисколько не волновало. Она указала на дверь.

— Пошли отсюда, — проворчала Джесси, хватая Грэфа за локоть.

То, что девчонка была расстроена таким поворотом событий, глубоко задело Грэфа на личном уровне. Радость, излучаемая всем его существом, немного померкла из-за того, что ее страдание передалось и ему, ведь теперь он застрял здесь вместе с ней.

— Эй, мне все еще негде остановиться, — напомнил он, следуя за девушкой на пустынную автостоянку и желая продлить волшебство.

— Думаешь, кто-нибудь примет тебя, после того, что ты устроил? — Джесси покачала головой и продолжила идти. — Тебе повезет, если они не явятся с петлей и не выставят тебя из города единственно возможным способом.

Глава 5

Высокая трава хлестала по ногам Джеси, пока она перебиралась через канаву и шла по лужайке. Грэф следовал за ней, сохраняя молчание. Хорошо, что он знал, когда следует держать язык за зубами, потому что еще одно неверное слово вывело бы девушку из себя. Похоже, парень не мог подобрать ни одного «верного» слова, едва открывал рот. Конечно, Джесси не хотела, чтобы Дерек ее ударил. Сама мысль об этом его намерении ранила ее сердце. Раньше он не смел поднимать на нее руку. Бывало Дерек злился, приходил в ярость, пару раз даже ударил кулаком в стену — однажды на ее кухне. Отремонтировав тогда эту стену, отец прочитал ей целую лекцию о том, когда поведение парня считается подобающим, а когда нет. Девушка задумалась, хотел ли Дерек избить ее раньше? Бил ли он Бекки? Было ли это нормой в их семье?


Нет, он был пьян. Пьяные люди совершают такие поступки, на которые не пошли бы в трезвом состоянии. Она убедилась в этом на собственном опыте.

И все же, поступив так, Грэф был не прав. Одно дело, если бы это сделал кто-то из друзей Дерека или посетителей бара. И совсем другое — Грэф. Он остановился у нее, и каждый был в курсе этого. Что о ней подумают люди? Они, может, думали так и раньше, но теперь получили что-то вроде подтверждения. К утру, когда все очевидцы произошедшего протрезвеют, драка начнется уже не из-за Дерека, а из-за нее. А потом по всему городу поползут сплетни, что шлюха Джесси спит со своим женатым дружком. Люди это обожают.

Возможно, не настолько уж и беспочвенные. Ведь раньше она спала с Дереком чаще, чем хотелось бы помнить. А в Грэфе было что-то привлекательное, даже несмотря на то, что он вел себя как конченый придурок.

Должно быть, есть у них общий элемент, что привел ее механизмы в действие.

Девушка вихрем пронеслась вверх по ступенькам на веранду, но остановилась, краем глаза взглянув на машину.

— Не хочешь отогнать ее подальше, прежде чем привлечешь еще больше внимания? Ее увидит каждый, кто пройдет мимо!

— И много людей тут гуляет? — поинтересовался Грэф. Для парня, который только что получил в челюсть, он говорил удивительно четко. У него должен быть хотя бы выбитый зуб или опухшая губа.

Джесси раздраженно мотнула головой.

— Раз уж я застряла здесь с тобой, ты будешь делать то, что я скажу и когда скажу. Понял?

— Да, мэм! — ответил он, насмешливо салютуя.

Скрипнув зубами, девушка продолжила:

— И ты будешь платить мне за аренду, — дождавшись, пока парень потянется к заднему карману, она скрестила на груди руки. — Это не то, что мне нужно.

Грэф нерешительно вернул бумажник на прежнее место.

— Это… Это связано с сексом?

Тьфу! Джесси с топотом зашла в дом и, отправившись на кухню, достала из холодильника банку с прозрачной жидкостью.

Грэф последовал за ней, наблюдая, как девушка поднесла банку к губам.

— Слушай… Знаю, ты злишься из-за того, что я врезал твоему дружку. Но я не собираюсь просто сидеть и смотреть, как парень бьет девушку. Это не по мне.

Поморщившись от обжегшего горло самогона, девушка поставила банку. Когда она заговорила, ее голос был грубым.

— Я же сказала, он мне не дружок. И, честно говоря, иногда просто необходимо, чтобы ему хорошенько надрали задницу.

— Ладно… — Грэф сел за столик и уперся локтями в столешницу. — Если ты бесишься не от этого, то от чего?

— Ты никогда не жил в маленьком городке, верно? — когда он покачал головой, Джесси продолжила. — Представь, что каждый раз, когда ты идешь по улице, каждый встречный в курсе всех твоих дел. Они знают обо всех дурных поступках, что когда-либо совершал ты или кто-то из твоей семьи. И все так и ждут, что ты оступишься, ведь тогда у них появится еще больше сплетен. Вот на что похожа здешняя жизнь. Ты сам сказал, что у меня есть «определенная репутация». Я не горжусь этим, но она заслуженная. Появившись с тобой сегодня вечером, я привлекла всеобщее внимание. Они уже начали гадать кто ты такой, как здесь оказался и как связан со мной. Это очень опасно. Местные ко всем относятся с подозрением даже из-за сущего пустяка, и я не хочу знать, что ты стал источником неприятностей!

— Источником неприятностей? — фыркнул Грэф. — И что они сделают? Сожгут тебя на костре?

— Они уже делали это раньше! — закричала девушка, тут же зажав рукой рот.

— Ладно. Из твоего преувеличенного рассказа я могу понять, что ты боишься местных, — кивнул Грэф, выглядя при этом сожалеющим, впервые за все время их знакомства. — Я не подумал о том, как отразится на тебе появление со мной на людях.

— Ты не подумал об этом, потому что не знаешь, каково жить здесь. С тех пор, как появилось Оно, и мы попали в ловушку, злоба и подозрительность только возросли, — девушка сделала еще глоток спиртного. — Сам увидишь. Как только совершишь первую ошибку, сразу увидишь.

Грэф потянулся за банкой, и Джесси отдала ему ее. Он сделал большой глоток и поморщился.

— Дай угадаю… Твоей ошибкой был Дерек?

Джесси очень старалась сохранить невозмутимое выражение лица. Рано или поздно Грэф узнает о них с Дереком все до мельчайших подробностей. Но это вовсе не значит, что она выложит всю правду прямо сейчас. Однако если Грэф останется здесь, в дальнейшем ему придется иметь дело с Дереком.

— Людям… не нравится то, как я вела себя после свадьбы Дерека и Бекки. И до нее.

Грэф кивнул.

— Ты избила Бекки? Поцарапала её машину?

— Нет, — она сделала еще глоток самогона. — Нет, я продолжала спать с ее мужем.

— О, — в голосе Грэфа послышался намек на осуждение, на которое Джесси было наплевать. — Ну, как я понял, он был твоим парнем с самого начала.

— Это Джун тебе рассказала? — не стоило спрашивать. Джун не была сплетницей, но она не стала бы скрывать информацию от кого-то, кто, по ее мнению, должен был быть в курсе. Заподозри она, что между Джесси и Грэфом что-то есть — ошиблась бы на все сто. Но она могла подумать, что справедливости ради, стоит предупредить Грэфа, куда он лезет. Грэф кивнул.

— Не всю историю, но сказала, что Дерек совсем не поддерживал тебя после смерти твоей семьи. О чем, кстати, было прискорбно услышать.

Прочистив горло, Джесси закрыла крышкой банку с самогоном и поставила ее в самую глубь холодильника. Она наклонилась, пряча лицо за дверцей достаточно долго, чтобы суметь справиться со слезами, наполнявшими ее глаза при каждом горьком воспоминании.

— Что ж, так лучше. Он весь в распоряжении Бекки, мне плевать.

— Сегодня днем все выглядело иначе. И вечером в баре все было совсем по-другому, — голос Грэфа напугал девушку, словно он прозвучал ближе, чем был до этого. Когда она обернулась, парень стоял позади, с жалостью смотря на неё.

Ага, будто ей нужна его жалость. Джесси выпрямилась и оттолкнула его.

— Не понимаю о чем ты. Дерек постоянно что-то вынюхивает здесь, словно охотничий пес, но я не поощряю его поведение, — наглая ложь, и она чувствовала, что Грэф знал об этом. Она ничего не желала так сильно, как увести Дерека у Бекки. Джесси понимала, что он оказался бы в ее постели, стоило ей лишь щелкнуть пальцами, но больше не хотела быть такой. Не хотела чувствовать вину при виде детишек, играющих во дворе у бабушки, или столкнувшись с Бекки в «Джун». Не хотела быть городской шлюхой. Она просто хотела вернуть свою прошлую жизнь.

— Ну, такие парни не нуждаются в поощрении, — ответил Грэф, и в его голосе прозвучала насмешка.

— Ты его не знаешь. Ты не знаешь меня. Не знаешь никого из нас. Кто ты такой, чтобы судить? — девушка уперла руки в бока и слегка качнулась: она практически ничего не ела и бросила пить ещё в прошлом году, а теперь, самогон ударил ей в голову, словно в нее врезался грузовик. Видимо поэтому она защищала Дерека наряду с собой. От выпивки Джесси чувствовала себя уставшей и потерла рукой глаза. — Думаешь, что всё понял?

— Думаю, что у тебя плохие отношения с плохим парнем, который не может тебя удовлетворить, — Грэф замолчал на минуту. — Но ты права, кто я такой, чтобы что-то говорить.

Джесси открыла уже рот, чтобы дать парню знать, кто он такой, когда звук чего-то царапающего по стене остановил её.

— Что это было? — Грэф посмотрел на девушку широко раскрытыми глазами. — Серьёзно, это…

— Ложись! — прошептала она, бросаясь на пол. Удручающее чувство опьянения моментально уступило место старому доброму страху. Джесси осторожно двигалась к Грэфу, показывая ему, чтобы он встретил её на полпути. — Иногда Оно рыщет вокруг домов. Но если ты остаешься на полу, и Оно не видит тебя, то обычно уходит.

— Обычно? И как часто? — Грэф положил руку ей на спину, но девушка ее сбросила. Конечно, чувствовать хоть немного поддержки было приятно, но лучше ему не привыкать все время спасать ее. И уж точно ей не нужно, чтобы он привык небрежно ее касаться.

— Не знаю. Время от времени. Не каждую ночь, если ты об этом спрашиваешь, — она кивнула в сторону гостиной. — Я собираюсь выползти отсюда и взять своё ружьё.

— Ты не забрала его из бара! — комично высоким от страха голосом прошептал Грэф. Было бы забавно, если бы только она сама не была напугана.

Парень был прав. Джесси мысленно вернулась к событиям этой ночи. Она взяла ружье с собой в «Джун». Прислонила его к барной стойке, как всегда делала. Ввязалась в драку. Получила предупреждение. А затем они ушли. В своих воспоминаниях краем глаза она видела ружье, оставшееся там, где она его поставила. Словно насмешка, ведь было бы так просто взять его и забрать с собой, но, черт возьми, она не могла сделать это сейчас. Девушка прислонилась головой к прохладному линолеуму. Все, что оставалось теперь — молиться, что бы Оно ушло, но Джесси не так часто делала это в последнее время, также как и пила.

Оно снова оцарапало обшивку дома, скрип костистых шипов, скользящих по металлу, раздался в кухне.

— И что нам делать? — требовательно спросил Грэф. — Укрыться в подвале?

— Это же не торнадо! — прошептала она, обернувшись назад. — Просто заткнись, мне нужно подумать!

Времени для раздумий не было. Грэф схватил девушку и поднял ее на ноги. Джесси возмущенно завопила, но ее крик был поглощен рёвом монстра, раздирающего металл и ломающего доски. Одна кухонная стена исчезла, и внезапно они погрузились в темноту, единственными источниками света были луна и порванные искрящиеся провода, торчащие из дыры в доме.

Прежде чем девушка смогла моргнуть, они уже стояли на лужайке. Голова кружилась, а парень тряс ее за плечи.

— Ты ударилась головой и на мгновение потеряла сознание, — странно говорить это кому-то в разгар чрезвычайной ситуации. — Беги и прячься! Давай!

Джесси хотела возразить, что точно не ударялась головой, но не могла объяснить провал во времени между тем, как они были на кухне, и тем, как оказались во дворе. Оно вырвалось из прорехи дома, бросившись через лужайку, и девушка побежала. Каждый выдох, исходящий из её пересохшего горла, сопровождался криком ужаса. Добравшись до сарая, она развернулась, чтобы закрыть большую дверь, и увидела, как монстр пробежал мимо Грэфа, стоявшего прямо у него на пути. Он приближался к ней. Девушка захлопнула дверь со всей силы и, прислонившись к ней, опустилась на землю, ожидая, что в любую секунду Оно запустит свои огромные когти в дерево и схватит её.

— Эй! Эй! — закричал Грэф, и Джесси, уверенная в том, что монстр разорвет парня в клочья, приблизила глаза к щели между досками и посмотрела наружу.

Оно остановилось, отвернулось от сарая и, кажется, понюхало воздух. Его длинные витые рога коснулись земли, когда монстр опустил голову. Одна когтистая, подобная человеческой рука рыла траву и почву. Раздвоенным языком Оно попробовало вкус. Нет, запах. Именно так делают змеи. Оно учуяло след своей добычи.

— Забудь о ней! — прокричал Грэф, размахивая руками. — Забудь о ней. Она ничто. Иди сюда! Иди и возьми меня!

Парень стянул рубашку через голову, его мышцы были напряжены, он был готов к схватке. Словно животное.

Джесси ахнула и отвернулась, но, не выдержав, вновь прижалась к ней лицом.

Грэф пригнулся, как футболист, готовящийся к атаке, и хрустнул шеей.

— Ну же, давай, — зарычал он на монстра, и его голос был ниже и грубее, чем обычно.

Оно отбросило комок земли в сторону, согнувшись в похожей позе, и бросилось на Грэфа. Девушка зажмурилась, ожидая воплей.

Но их не было. Вместо них раздалось громкое рычание, больше похожее на животное, чем человеческое. Когда она открыла глаза, Грэф был на спине у монстра, кусая его и царапая. Оно ударило парня своими нереально длинными руками с острыми как бритва когтями. Брызги крови показались черными в зеленом ртутном свете. Грэф взвыл от ярости, но не упал. Казалось, его совсем не беспокоили длинные полосы вырванной плоти, свисающей на груди. Он ударил кулаком в грудь и, взревев: «Это все, на что ты способно?», прыгнул на монстра снова.

Джесси видела много необъяснимых вещей за последние пять лет. Но вот это определенно самая странная из них.

Оно схватило Грэфа за шею и швырнуло на землю, собираясь размозжить ему голову. Грэф увернулся, но недостаточно быстро, раздался хруст, будто монстр проломил ему череп.

— О! — неосознанно вскрикнула Джесси, и Оно обернулось, будто услышав её. Невероятно, но Грэф поднялся на ноги, покачиваясь. Его скальп свисал с затылка, словно драное кухонное полотенце, но он вновь запрыгнул на спину монстра и впился зубами ему в шею, отрывая огромный кусок чешуйчатой плоти. Оно взвыло и сбросило парня, уходя прочь, сотрясая своими шагами кукурузное поле.

Дрожа, Джесси смотрела, как Грэф прикоснулся к затылку, выругался и направился к сараю. Её первым побуждением было броситься к нему и помочь, но его раны и то, как он бросился на монстра… Ничего из этого не выглядело нормальным. Девушка встала, не чувствуя земли под ногами, и толкнула дверь.


— Джесси, — почти виновато позвал Грэф, подходя к ней. Сквозь раны на его груди были видны ребра.


— Держись от меня подальше! — закричала девушка и побежала. Возможно, он поймал бы ее, если бы попытался. Больше, чем возможно. Ведь Грэф так быстро вынес ее из дома, что она не почувствовала ни единого его движения. Но он не последовал за ней. Упади он сейчас и умри — ей плевать. Ее беспокоило лишь как бы побыстрее добраться до дома, подняться по ступенькам и оказаться в ванной прежде, чем ее вывернет наизнанку тем немногим, что она съела за ужином.


Согнувшись пополам над раковиной и с каждым рвотным позывом ощущая, как горло вновь обжигало самогоном, она вспоминала о дыре в доме. Ей никак не удержать парня снаружи.

— Джесси? — он был как раз за дверью. Девушка даже не слышала, как он поднимался по лестнице.

Она выпрямилась, вытирая рот. Можно закрыть на ключ дверь ванной. Рвани она к ней сейчас, то, быть может, успеет сделать это. Но ее желудок был не согласен, Джесси схватилась за края фарфоровой раковины и застонала.


Грэф, кем бы он ни был, открыл дверь. Он снова надел рубашку, прикрыв раны на груди, но кровь всё ещё стекала по его лицу и шее с затылка.


— О боже, — почти шепотом произнес он. — У тебя кровотечение.


Джесси покачала головой, почувствовав, что та вот-вот лопнет.


— Нет, у тебя, — она спокойно откинула волосы с лица, и ее рука окрасилась кровью. В этот жуткий момент, она уже понимала, что Грэф опасен, ему нельзя доверять. И что она вот-вот потеряет сознание.

Глава 6

«Ты идиот. Долбанный идиот. И всегда им был»

Грэф смахнул полотенце с бортика ванны на ножках и обернул вокруг головы как турок, чтобы удержать скальп на месте или чтобы мозг не вытек из ушей, или что-то еще в этом духе. Он опустился на колени возле Джесси и осмотрел кровоподтек на ее виске. Рана была не тяжелая, по крайней мере, так казалось. Тошнота и обморок, конечно, не самые лучшие симптомы, но девчонка выпила слишком много спиртного и была в панике. Грэф не был доктором, но предположил, что потеря сознания была вызвана шоком. Он поднес пальцы к губам, но не стал пробовать ее кровь на вкус. Попытайся он это сделать и уже не сможет остановиться. Девушка так сладко пахла, а ее тело было таким теплым. Вероятно, он впился бы клыками ей прямо в голову. Очень плохая идея.

Грэф собирался съесть Джесси, но это было до того, как он привлек к себе всеобщее внимание в баре. Теперь, когда каждый в городе знал, что он остановился в ее доме, мысль о том, чтобы прикончить девчонку, казалась наиглупейшей. Остановись он где-нибудь в другом месте или имей он алиби — проблем с небольшим перекусом не было бы. Огромная дыра на кухне стала бы просто замечательным алиби. Пара сильных ударов по голове, и, упс, Оно — чем бы это ни было — убило ее.

Опасно даже думать о подобном. Смерть девушки сразу после его появления в городе была бы слишком подозрительна. А если Джесси говорила серьезно о сжигании на кострах, то ему совсем не хотелось злить местных. Он вытер кровь о майку девушки и поднял Джесси на руки. В коридоре Грэф столкнулся с непростым выбором. Комнату с цветастой деревянной табличкой на двери и надписью «Джонатан» он отмел сразу, поэтому открыл другую и увидел королевских размеров кровать с уродливым, обитым тканью изголовьем. К тому же все было покрыто толстым слоем пыли, так что парень решил осмотреть следующую комнату в светлых тонах с кроватью под цвет стен и белыми пуховыми подушками на ней.

— Это слишком для спальни падшей женщины, — сказал он девушке, которая была все еще без сознания.

Грэф опустил Джесси на середину кровати и соскользнул на пол, чувствуя, как кровь стучит в висках. Чем бы ни было то существо, с которым он дрался, Грэф не хотел бы встретиться с ним снова. Оно было ростом в 15 футов[12], руки и грудь заставляли думать, что человек и динозавр сделали ребенка, а затем малыш подрос и превратился в Дино Майка Тайсона. Было ощущение, что монстр собран из запасных деталей: огромные мускулы и покрытая слизью чешуя, длинный хвост и костистые шипы вдоль позвоночника, а голова могла бы принадлежать очень уродливому быку или, может, собаке с разбитой мордой и рогами, похожими на закрученные вверх усы. Но самое ужасное и отвратительное — вонь.

Однажды София попросила Грэфа об одолжении. Один из ее «малышей» свихнулся и спрятался в доме вместе с другими упырями — люди, выжившие благодаря крови вампира, но в конечном итоге сошедшие с ума и ставшие очень опасными. Она хотела, чтобы Грэф вошел внутрь, убил их, забрал вампира, вернул его Софии и провернул все это так, чтобы она могла быть спокойна, что такое больше не повторится. Но когда Грэф добрался до места, вампир утер ему нос. Упыри были мертвы. Очень давно. Черный, как смоль, пепел устилал пол, подобно мертвому ковру. Дом был закрыт, в июне, в Юте, с шестью трупами внутри уже бог знает сколько времени — запах был невероятный: смесь гниющего мяса, сладкого аромата миндаля и человеческих экскрементов.

От этой деревенской твари несло в десять раз хуже.

Чертыхаясь, Грэф размотал полотенце на голове и осторожно потрогал края разорванной кожи. Кровотечение остановилось, и рана начала зарастать. Ему нужен был душ, чтобы избавиться от запаха крови: монстра и девушки.

Он не знал, как долго Джесси будет в отключке, но мог предположить, что это займет какое-то время. Насколько ему было известно, она не спала около суток. Если он правильно понял, у нее нет ни единого шанса на то, чтобы проснуться и сразу удрать в город. Ее слишком пугает Оно, так что она не выйдет из дома.

«Вообще-то единственная опасность заключается в том, что она может всадить в меня кол» — подумал Грэф, включая воду в древней ванне. Сначала Джесси придется догадаться, что он вампир, а затем, учитывая ее шок, с трудом вспомнить, как его убить. Грэф услышит, если она попытается. В доме было так много скрипучих половиц и расшатанных перекладин, странно, что он еще не развалился. С отсутствующей стеной это, очень даже, могло произойти. Нужно что-нибудь придумать, чтобы укрепить его. От дома и девчонки не будет никакого толка, если они превратятся в развалины.

Хотя девчонка и так не слишком ему полезна. Перешагнув бортик, Грэф потянул занавеску, полностью закрывая ванную, и нырнул с головой под душ, промывая волосы и шевеля пальцами ног в кроваво-розовом потоке воды, исчезающем в канализации. На самом деле, Джесси была лишь пустой тратой времени, а теперь еще он и не мог ее съесть.

Что ж, ей можно найти применение. Она была горячей штучкой, такой тип «соседской девчонки» всегда сводил Грэфа с ума. Прилив крови к паху настойчиво указывал, какое именно «применение» ей можно найти. Но Джесси была бракованным товаром. Погибшие родственники? Бывший парень? Определенно не то, с чем ему хотелось иметь дело. Грэф поморщился: Джесси не годится ни для секса, ни для еды. Что ему на самом деле от нее нужно, так это ее дом, но девчонка, увы, не собиралась уходить. А ему самому предстояли долгие объяснения.

Смыв кровь со все еще чувствительного, но уже заживающего скальпа, Грэф помылся отвратительным домашним мылом, избавляясь от вони того существа, затем вытерся полотенцем, оделся и спустился вниз, чтобы оценить масштабы разрушений. Из-за большой кровопотери он чувствовал себя таким же слабым, как человек.

Эта тварь была большой, но наносила ущерб, раз в десять превышающий ее размеры. Отсутствовала практически вся стена. Кухонная дверь исчезла. Шкафы разбросаны по всему двору, неподалеку от них валялась посуда. Электропроводка обманчиво безопасно свисала из неровных краев дыры.

Грэф не был независимым подрядчиком. Самым грандиозным проектом строительства в его жизни был скворечник, который он смастерил в шестом классе. Да и то порывистым ветром сорвало крышу этого творения. Однако он знал, что расколотая деревянная перекладина в центре была своего рода несущей опорой, и ее отсутствие могло отразиться на конструкции всего дома. Вздохнув, он перепрыгнул через дыру и пошел к сараю.

Отвратительный запах монстра по-прежнему витал в воздухе, такой же густой, как зловоние от открытого в жару люка. Грэф никогда не фанател от "ароматов" скотного двора, но в данный момент предпочел бы именно их.

Курицы разбежались и нервно закудахтали от его вторжения. Он никогда раньше не видел их так близко, а теперь, когда это произошло, радовался, что больше не человек и ему не придется их есть. Грэф понятия не имел, как амбар должен выглядеть изнутри, но предполагал, что там будет много сена и, возможно, трактор. А все, что он увидел, так это лишь мерзких кур, какие-то веревки, садовые приспособления, придвинутый к стене верстак и высокий красный шкаф, в котором наверняка были инструменты.

Работа заняла меньше времени, чем он думал. Составив план действий, он вернулся на кухню, соединил концы сломанной опорной перекладины, постучав по ним резиновым молотком. Затем закрепил их по обеим сторонам небольшими деревянными брусками и закрутил шурупы до отказа. «Прямо как шина из металлических пластин на сломанной ноге» — самодовольно подумал он.

Осмотревшись в амбаре еще раз, он заметил большой брезент от машины и кусок синей непромокаемой парусины, которыми и закрыл дыру на месте кухни, фиксируя ткань строительным степлером. Больше времени ушло на сбор дерьма во дворе, чем на ремонт дома. К тому моменту, как взошло солнце, Грэф сделал все, что было в его силах. Задернув шторы в гостиной, он рухнул на диван, уставший, но слишком возбужденный, чтобы уснуть.

Грэф составил список насущных проблем. В его мыслях он выглядел примерно так:

• застрял в ПЛЕНансе;

• пропускаю вечеринку Софии — упускаю возможность переспать с ней;

Оно;

• жажда крови;

• надоедливая девчонка.

Сам он эти проблемы не решит, придется попросить помощи. Значит, надо убедить Джесси не выдавать его жителям города. Похоже, те только и ждали повода, чтобы схватиться за виллы и факелы.

Когда Джесси, спускаясь по лестнице, споткнулась и схватилась за голову, Грэф соскочил с дивана, спеша ей на помощь.

— Эй, ты в порядке? — спросил он своим самым убедительным тоном заботливого парня. — Я беспокоился за тебя.

Девушка отпрянула с затуманенным неуверенным взглядом.

— Стой на месте!

— Что? — Грэф добавил немного смеха в свои слова. — Джесси, в чем дело?

— Что значит «в чем дело»? Ты должен быть мёртв! Я видела, как Оно напало на тебя вчера ночью. Видела, что с тобой случилось, — она отступила на несколько шагов. — Что ты такое?

Грэф протянул руку, чтобы успокоить её, но девушка резко отдернулась. Ладно, ее не обманула эта роль «своего парня».

— Ты запуталась. Ты ударилась головой прошлой ночью. Я хотел позвать на помощь, но не смог вспомнить, как дойти до бара. И беспокоился, что Оно вернется.

— Нет… Ты какой-то фрик. Я помню, — Джесси смерила его взглядом, её злость превосходила страх. — Что ты такое? — повторила она.

Грэф мысленно представил Софию: что бы она сделала, если бы её поймали на вранье. Результатом стало властное заявление:

— Ты просто смешна.

— Что ты такое? — завопила девчонка и бросилась на него, согнув пальцы, словно когти. — Что ты такое?

У него было два варианта: позволить этой обезумевшей ведьме расцарапать ему лицо, либо самому причинить ей боль. Он предпочел второе и, схватив ее за руки, швырнул с лестницы на пол. Девушка лежала и корчилась от боли, судорожно глотая воздух, что был выбит из ее легких.

— Ладно, — сказал он, нависая над ней и потирая руки. — Хочешь знать, что я такое? Я вампир. Не в лучшем настроении.

Вытаращив глаза, девчонка вскочила на ноги. Грэф бросился к ней, но она оказалась на удивление быстрой и, оставив его с пустыми руками, распахнула парадную дверь, заливая гостиную солнечным светом.

Блеск и жара обрушились на парня, подобно взрыву спецэффектов, и он с криком отшатнулся. Джесси рванула через крыльцо, её тенниски — последнее, что видел Грэф, а потом она спрыгнула с верхней ступеньки и побежала в пылающем белом.

Он должен был остановить её. Солнце — его самый страшный враг — стояло между ним и её бегством. Если девчонка кому-то расскажет, он окажется в глубоком дерьме. Но если же он выйдет отсюда…

Лучше об этом не думать. Грэф выглянул из-за двери, пытаясь прикрыть рукой горящие глаза, и следил за Джесси, пока она бежала по лужайке. Девушка добралась до его машины, не потрудившись даже открыть дверь — умная девочка — он поймал её, когда она уже залезала через окно. Схватив за лодыжку, Грэф вытянул брыкающуюся и кричащую девчонку на лужайку. Его кожа покрылась волдырями и обуглилась, сковывая движения, и он кричал, когда обнаженные части его тела вспыхнули в огне. Из последних сил, что только мог собрать, он втащил ее на крыльцо и затолкал в дом, захлопнув за собой дверь.

Грэф сполз вниз от боли, пронизывающей каждый квадратный дюйм его тела, словно 120-вольтовый разряд, склонив голову набок и пытаясь опустить припекшиеся к глазам веки, но ничего не получалось. Джесси подползла к нему на четвереньках и начала подниматься на ноги.

— Сделаешь ещё хоть шаг, и я без колебаний убью тебя, — прохрипел Грэф, и она остановилась, дрожа, столкнувшись лицом к лицу с ним.

— Вампиры не могут выходить на солнечный свет, — прошептала девушка.

Грэфа так и распирало ответить: «Ни хрена себе, Шерлок», но сдержался. Девчонка была в шоке и не поняла бы сарказма.

— Да, не можем.

— Ты умрешь? — сталь и надежда в ее голосе ранили бы Грэфа, будь он одним из тех сверкающих на солнце вампиров, которым не было плевать на то, что думают о них люди.

Он хотел качнуть головой, но было слишком больно. Сложно поверить, учитывая, что он выглядел как поджаренный на огне хот-дог, но через полчаса с ним все будет в порядке.

— Нет. Прости, что разочаровал.

Напряжение поднималось по ее ногам вверх по телу к мышцам икр, а затем кулакам. Потрясенное выражение лица обострилось до холодной ярости.

— Ты связан с монстром, да? Поэтому ты здесь?

— Я здесь, потому что не могу заставить долбанный GPS работать, — глубоко в его мышцах началось исцеление ожогов, словно колючие осколки шрапнели в ране от старой войны. — Чем бы Оно ни было, я никогда раньше не видел ничего подобного. К тому же, я никогда не слышал о пойманном в ловушку на целую вечность городе.

— Не на целую вечность, — огрызнулась она. — Мы собираемся справиться с этим и убраться отсюда. Я думала, вампиры в курсе таких вещей. Разве вы не знакомы с остальными Уги-Буги[13] в мире?

Грэф приподнял плечи, пожимая ими, обгоревшая кожа натянулась, сковывая движения.

— Не то, чтобы знакомы. Я знаю других вампиров, но никогда не встречал ничего подобного этому монстру.

— Врешь, — Джесси сложила руки на груди и глубоко вдохнула. — Итак, чем ты питаешься? Кровью?

— Да, — нет смысла ходить вокруг да около. Если девчонка знала о солнечном свете, то должна знать и то, что вампиры пьют кровь.

— Ты хотел меня съесть? — в ожидании она постучала пальцами по руке.

— Да, — ответил он честно. — Но теперь не могу. Все видели нас вместе.

Глаза девушки вспыхнули в гневе, и она развернулась, собираясь уйти.

— Не делай этого, — произнес он ей вслед. — Я все еще могу догнать тебя. Даю тебе еще один шанс.

Девчонка вновь повернулась к Грэфу, наступая на него, но не прикасаясь. Вместо этого она посмотрела на парня сверху вниз, и он не сомневался, что если бы его это волновало, то ненависть в её глазах обожгла бы его гораздо сильнее, чем солнце.

— Думаешь, я тебя боюсь? После того, как видел, от чего я убегаю каждую ночь? Думаешь, я боюсь умереть? Я живу в могиле. Пытаешься запугать меня, угрожая убить? Давай. Убей меня.

— Ясно, — Грэф снова смог закрывать глаза, что и сделал, чтобы казаться побежденным и уставшим. Девушка прошла на кухню, и он дал ей достаточно времени, чтобы успеть добраться до черного хода, прежде чем позвал ее. — А после того, как я тебя прикончу, кто остановит меня от убийства кого-нибудь еще? Кого-то вроде Дерека?

Джесси вернулась. Она должна была.

— Значит, план такой… — Грэф с болью поднялся на ноги, с пальцев ног внутри туфель слезала кожа. — Ты и я, мы немного поболтаем. Выясним, как ты можешь мне помочь, как я могу помочь тебе и как мы собираемся разобраться с этим бардаком.

— С чего бы это я захотела с тобой разговаривать? Ты омерзительная… тварь, — девушка буквально выплюнула это слово, будто оно было самым сильным оскорблением, что она когда-либо произносила.

— Ты даже не сказала спасибо за ремонт твоей кухни, — он придерживался рукой о спинку дивана, чтобы не упасть, подходя к девушке, — и за спасение от монстра.

— Которого ты, вероятно, и вызвал, — настаивала она.

— Вызвал? — это что, черт возьми, «Подземелья и Драконы»[14]? — Нет, я не знаю, как что-либо «вызывать». Если бы знал, то было бы гораздо проще заставить его свалить. Ты, видимо, не помнишь, как сильно меня подрали, пока я отвлекал эту тварь от твоего убийства.

— Да, но ты мог это сделать, чтобы казаться хорошим, — сейчас она говорила не так убежденно в его связи с монстром. — Может, это часть твоего плана, и ты знал, что не можешь сильно пострадать или что-то вроде того.

— Я пострадал, — снова отметил Грэф. — Ты пытаешься сказать, что пять лет назад я умудрился захватить ничего не представляющий из себя город, полный людей, которых я знать не знаю, и, которые, возможно, мне даже не понравятся. В течение этого времени меня ни разу не видели, но внезапно однажды ночью по какой-то причине я решил показаться. Я управляю тварью, но позволяю надрать себе задницу. Посылаю монстра убивать жителей города, которые стали бы моей едой, если бы не были им разорваны. В этом есть смысл?

— Говорят, как только Оно ранит — сразу отступает, но с тобой продолжило биться, — обвинила она.

Грэф вздохнул, почувствовав, что устал спорить.

— Просто я очень милый.

Джеси прищурилась.

— Так ты здесь по чистой случайности?

— У меня больше нет вариантов, — от мысли, пришедшей ему в голову, он почувствовал себя еще более уставшим. — Может это связано с тем, что я вампир? Поэтому я смог остановиться здесь.

— Тогда, почему ты не можешь уехать? — девчонка все еще не верила в его невиновность, но, по крайней мере, перестала сыпать обвинениями. — Если "вампиризм" стал твоим пропуском сюда, то что мешает тебе выбраться отсюда?

— Может, ничего и не мешает! — если бы не болезненное воспоминание о том, что солнце могло с ним сделать, Грэф тут же выскочил бы за дверь и проверил свою гипотезу.

Джесси насмехалась над парнем:

— Думаешь, что сможешь уехать?

Он кивнул.

— Думаю, да. Попытаюсь снова, как только зайдет солнце.

— Отлично, — она пристально посмотрела на Грэфа, на ожоги, на все остальное и нахмурилась, будто сама не могла сказать, надеялась ли на его успех или же неудачу. — Если ты прав, надеюсь больше тебя не увидеть.

— Взаимно, — огрызнулся Грэф.

Глава 7

Сумерки наступали недостаточно быстро. Джесси держалась как можно дальше от Грэфа, она все еще боялась его. Надо полагать, потому что она вновь решила запереть его в подвале, а он угрожал убить её… снова. Теперь он действительно должен убраться отсюда.

— Темнеет, — сказала она, моя посуду на кухне. — Можешь уйти, когда угодно.

Он отодвинул занавеску на окне в гостиной и осторожно отступил назад. Вероятно, его ожоги зажили, но он стал относиться к солнцу с большим уважением, после того как пренебрег им.

— Даже не будешь скучать по мне?

Она повернулась и бросила губку для мытья посуды в раковину.

- Нет. Ставлю на то, что ты вернешься.

— Что, не думаешь, что у меня получится? — он скорчил гримасу и снова выглянул в окно. Солнце только что зашло за макушки деревьев, и он мог бы добежать до машины.

— До сих пор у тебя не получалось. И если каким-то чудом ты действительно выберешься, то вернешься, чтобы помочь всем нам. И привезешь припасы, — сказала она, уперев руки в бедра, и была чертовски серьёзной.

— Ну да, конечно, — Грэф с трудом подавил смех.

— Я не шучу, — она прошествовала в гостиную и прошипела сквозь стиснутые зубы: — Если ты и в правду выберешься отсюда, то поможешь нам.

— А я ни хрена не буду делать что-то ради вас всех. Я сяду в машину, надавлю на газ и укачу в О.К.[15] еще до рассвета. Затем я собираюсь на вечеринку и оттянусь там так, будто утром настанет конец света, и забуду об этом гадюшнике, — может он и продолжал язвить Джесси, уверяя ее в том, что не вернется, но вот сам начинал верить в обратное.

— Нет, ты этого не сделаешь, — она покачала головой. — Никто не может быть таким бессердечным.

— Я могу. Я вампир, — он отдернул занавеску, — Что ты знаешь о нас? Мне пора идти.

Девушка проследовала за ним на крыльцо и остановилась на верхней ступеньке, когда Грэф открыл багажник. Он вытащил пакет с кровью из кулера, не холодной, но довольно приятной, и зубами оторвал угол.

— Видимо, мне бы следовало сказать «было очень приятно», но… сама понимаешь. Не было.

— Надеюсь, ты сдохнешь в аварии, — выплюнула она.

Грэф усмехнулся про себя, когда скользнул за руль и завел двигатель, глотая кровь, словно последний раз в жизни. Он был счастлив как никогда, когда увидел Джесси и её дурацкий дом в зеркале заднего вида.

Грэф вспомнил, где поворачивал, чтобы как-то выбраться из этого кошмара, и вскоре уже был на том самом чертовом шоссе, что заманило его в ловушку, и проехал мимо проклятой заправки. В этот раз он не сводил глаз с одометра и жал на акселератор. Если ДеЛориан[16] могла путешествовать сквозь время со скоростью восемьдесят восемь миль в час, то Пантера с легкостью могла вырваться из этой тюрьмы при двадцати. Он промчался мимо фигуры на обочине и сжал пальцами руль. Он сделает это! Десять миль, пятнадцать.

Олень! Тот самый гребанный олень выбежал с поля. Грэф ударил по тормозам, сворачивая в сторону, чтобы избежать столкновения. Машину занесло и на середине дороги ее развернуло на 180 градусов. И там, на границе света его фар, виднелись разрушенные очертания заправки, но ее не должно быть там.

Грэф выскочил из машины и погнался за оленем, чей зад резво перескакивал через стебли кукурузы при беге. Олени быстры, но вампиры быстрее, и уже через пять секунд он настиг эту тварь, схватил за шею, вонзил в нее зубы и разорвал горло, проливая кровь животного на сломанные стебли вокруг них. Когда олень перестал отбиваться, и в остекленевших глазах была смерть, Грэф отпустил его и ударил по голове.

— Чертов олень! — он ногой оттолкнул тушку в сторону и обеими руками пригладил волосы назад, затем встал, поправил одежду и составил новый список:

· до сих пор в ловушке;

· по-прежнему жажда крови;

· бездомный.

Джесси ни за что не позволит ему вернуться в свой дом. Он не просто сжег этот мост, Грэф взорвал его как в фильме «Мост через реку Квай»[17]. И ему совсем не хотелось пить кровь только что убитого им оленя. Он сплюнул, чтобы избавиться от ужасного привкуса. Это все равно, что пить прокисшее молоко, смешанное с мочой.

Он выбрался из канавы на обочину и пошел обратно к машине. Она терпеливо ждала, как лошадь в вестернах. Грэф погладил капот и забрался внутрь. Ему следовало бы высунуться из двери, вдавить педаль газа и проехать по собственной голове. Уж лучше так, чем возвращаться к этой гарпии и ее дому ужасов.

— Эй! — позвал кто-то. Он поднял голову и увидел тощую, как щепка, девушку, одетую в обрезанные джинсы и слишком обтягивающую майку с розовой надписью «ШИКАРНАЯ» на всю грудь.

В этом городе одни убогие? Он кивнул ей, и женщина смело подошла к пассажирской двери и, открыв ее, села в машину. Она взглянула на его окровавленную рубашку и побледнела.

— Что с тобой случилось?

— Я сбил оленя, — ну, это была почти правда.

— А по машине не скажешь, что ты сбил оленя, — с сомнением произнесла она. — На ней нет ни царапины.

— Ну, она покрыта толстым слоем сплава свинца. Очень прочная, — солгал Грэф.

Девушка купилась и не стала волноваться по поводу была ли то его кровь или нет.

— Ты тот самый новенький?

— А слухи быстро расползаются… — нахмурился Грэф, глядя, как она достала из кармана косяк с марихуаной и закурила. — Может, не будешь здесь курить? Травку в смысле?

— А у меня больше нечего курить… — произнесла она, скользя зажигалкой по V-образному вырезу своей майки. Если бы у нее там была большая ложбинка, то это выглядело бы сексуально. — А у тебя?

— В кармане, — он кивнул в сторону куртки.

Девушка не отрывала от него глаз, пока поднимала одежду с пола.

— Кожа. Круто.

— Да, именно поэтому я купил ее. — Боже, могла ли она быть ещё более предсказуемой? Если бы он не был в ловушке в этом чертовом городишке, и если бы ее не стали искать, он бы набросился на нее две минуты назад. А впрочем, может, никто и не будет ее искать. — Как тебя зовут?

— Бекки, — она закрыла глаза, вдохнув запах из открытой пачки сигарет.

— Бекки? — усмехнулся Грэф. Это определенно его счастливая ночь. Если ему повезет еще больше, он пролетит вниз по лестнице и сломает себе шею. — Бекки Дерека?

— О, да, не сомневаюсь, ты всё обо мне слышал, пока гостевал у злобной ведьмы, — кивнула она.

— Недолюбливаете друг друга, а? — что собственно и неудивительно. Не многие женщины порадуются, если их мужья будут крутиться возле бывших подружек. Но в Бекки было что-то отталкивающее. Пожалуй, это было вызвано тем, что она посылала азбукой Морзе сигналы типа: «Я на всё согласна». Наверняка, в этом городе плохая репутация была не только у Джесси.

— Неужели она не рассказывала тебе весь тот бред, который говорит обо мне в течение нескольких лет? — она медленно вытянула сигарету из пачки. — Хотя, знаешь что? Я не хочу говорить об этом. У меня не было настоящей сигареты пять лет, и я собираюсь насладиться этой.

Несмотря на то, что ему нравилось сидеть в своей машине всю ночь, пока эта драгоценная женщина несла чушь о своих врагах и выкурила все его сигареты, Грэф прочистил горло и спросил:

— Так где тебя высадить, Бекки?

Она застонала с выражением полнейшего восторга на лице, выдыхая идеальные колечки дыма изо рта.

— Ага, — ответила девушка, приходя в себя. — Можешь высадить меня у «Джун».

— «Джун» находится в противоположном направлении, — отметил Грэф. — Что ты здесь делала?

Она пожала плечами, делая ещё одну длинную затяжку.

— Хотела посмотреть на заправку.

— Рискуя быть убитой монстром? — Грэф осторожно тронулся с места, подавляя тошноту. Он думал, что был так близок. Полагал, что будет свободен. А теперь отправляется обратно в тот ад, из которого так стремился сбежать.

— Я должна была проверить, солгала ли она, — фыркнув, произнесла Бекки. — Она несет всякий бред, чтобы привлечь внимание Дерека. Она единственная в городе, на кого Оно нападало больше одного раза. Монстр оставляет в покое всех, кто подвергся его нападению и выжил.

Грэф кивнул, делая вид, что сочувствует. Как и Джесси, она была надоедливой, но он без сомнений предпочел бы трех Джесси вместо одной Бекки.

— Значит она раньше врала о нападавшей на неё твари?

— Она утверждала, что Оно недавно утащило несколько куриц, но насколько я знаю, она и сама могла убить их. Все только подлизывались к ней из-за этого. Но сейчас народ начинает приходить в себя, — она стряхнула пепел с кончика сигареты в окно. — Люди в городе больше не могут терпеть эту драму. Ей лучше не высовываться.

— Значит, на тебя Оно уже нападало? — он попытался рассмотреть выражение ее лица, но угроза демонического оленя, бросающегося под капот машины, заставляла его смотреть вперед.

— Неа, — она выдохнула длинную струю дыма.

— И ты рисковала собственной жизнью, идя сюда? Просто, чтобы доказать, что Джесси не права? Если ей всё равно никто не поверит, в чем смысл? — у Грэфа были свои соображения по поводу ее пребывания здесь, на окраине города. И было предчувствие, что она не единственная, кто делает это.

— Я проверяла, — призналась Бекки, фактически рискуя быть обличенной им во лжи, сказанной ею ранее. — Время от времени, я проверяю.

Он пробыл здесь только один день, но уже проверил преграду, держащую его здесь.

— Кому-то удавалось выбраться отсюда раньше?

Девушка сделала еще одну затяжку.

— Мнения расходятся, — теперь, когда он был у неё на крючке, она не спешила, медленно и вульгарно выдыхая дым. — Был один парень, который выбрался. По крайней мере, я думаю, что у него получилось. Примерно через месяц после того, как мы все застряли здесь, он забрался в машину и укатил, оставив после себя только след от бензина. Некоторые думают, что он сбежал, другие считают, что заехал на поле и покончил с собой, — Бекки сделала очередную затяжку и серьезно добавила: — Но если он сделал это… почему мы до сих пор не нашли его машину? — она аккуратно затушила оставшуюся половину сигареты. — Приберегу ее на потом.

— Только не говори остальным, где ты ее достала, — предупредил он. Грэф не хотел, чтобы на него набросилась куча деревенских грабителей, решивших, что у него полные карманы леденцов.

— Как хочешь, — сказала она, спрятав остаток сигареты за ухом. — Но ты мог бы многое получить, обменяв это. Все типа интересуются, когда ты собираешься вернуться в город и начнешь торг.

Он подъехал к стоянке у «Джун». Из окна виднелись физиономии зевак, которые столпились, услышав рев двигателя и хруст гравия под шинами авто. Он перевел взгляд от них обратно на Бекки.

— Тебе лучше выйти, пока они не набежали, что бы разобрать машину на запчасти.

Девушка рассмеялась. Это был хладнокровный смех, который перешел в кашель.

— Спасибо, что подвез. Надеюсь, еще увидимся.

Он наклонился над ней, чтобы открыть дверь. Какого черта, он флиртует с замужней женщиной? Бекки вышла и прошла в лучах передних фар, самодовольно улыбаясь. Она думала, что соблазнила его. Думала, что украла что-то у своего врага. Какие же чокнутые и злобные существа эти женщины.

— Эй, — он окликнул её через окно машины. — Говоришь, люди хотят поторговаться? Как думаешь, кто-то поторгуется со мной за крышу над головой?

— Не знаю, у кого есть свободная комната, — ответила она, явно разочарованная тем, что он не окликнул ее для более интимных вещей. — И им не хочется быть избитыми.

— Да, извини за это, — на самом деле он не жалел, но по правилам хорошего тона стоило извиниться за избиение чьего-то мужа.

— Судя по словам Дерека, это ему следовало бы извиняться. Он становится таким кретином, когда напьется, — улыбнулась Бекки

«Угу, и почти все остальное время остается им,» — подумал Грэф.

— Ладно, постараюсь держать кулаки подальше от него.

— Отлично, — сказала она, надув губы. — Он отец моего ребенка. Хотелось бы, чтобы он оставался рядом как можно дольше, — она погладила свой животик и, резко обернувшись, прошла к двери бара.

Грэф покачал головой и выехал со стоянки.

***

Как ни странно, но с отъездом Грэфа в доме стало странно тихо. Но это не мешало Джесси вздрагивать даже от малейшего шороха. Девушка сидела на стуле за кухонным столиком, обхватив руками стакан воды и уставившись на размеренно падающие капли воды из крана. Зная теперь, чем являлся ее гость и что именно он собирался сделать… Она попыталась унять дрожь. Было трудно признать существование монстра, что захватил Пинанс. Но сейчас, когда это стало частью реальности, было не так уж и трудно осознать, что другой монстр мог быть здесь. Но монстр, который бродит где-то снаружи, и монстр, что обитает в ее собственном доме, — далеко не одно и то же.

На этой неделе их стало двое.

Она бросила нервный взгляд на пластиковое покрытие дыры в кухонной стене. Раньше ее дом был ее крепостью. Но она никогда не питала иллюзий относительно того, что его стены смогут обеспечить ей безопасность, но их наличие позволяло ей не сойти с ума от страха. Теперь же брешь зияла не только в доме, но и в ее уверенности. Присутствие вампира в ее убежище сделало его нечистым и, что еще хуже, ненадежным.

Все в доме напоминало о нем. Задернутые шторы в гостиной, на которых виднелись выцветшие полосы и пыль из-за слишком долго пребывания в одном положении, а ведь ее мама никогда не закрывала окно, да и у Джесси не возникало подобной мысли. Испорченное полотенце, брошенное на полу, кровь и грязь в ванной. Она была в душе и, стоя под струями воды, заметила вмятины, оставшиеся в мыле от его сильных пальцев. Все запятнано присутствием монстра, но покинув дом, он, кажется, стал еще более реальным.

Проблема в том, что она не знала, что он делает. Действительно ли ему удалось выбраться из Пинанса? Скатертью дорога. Но что если он вернется? Что если созовет своих вампирских приятелей и вернется обратно, чтобы покончить со всем городом? Что если он в одиночку истребляет жителей прямо сейчас?

Что если он вернется и доберется до нее? Никто никогда не узнает, что произошло. Едва ли это кого-то заботит. Но они имеют право знать, разве не так? Так они хотя бы смогут защитить себя?

Она может пойти в «Джун» и рассказать все, что случилось, но лишь немногие поверят ей. Возможно, Джун… но она не станет переубеждать тех, кто не поверит. У нее есть свой бизнес, у нее есть целый город. Городской совет не поверит Джесси, они считают, что у них все схвачено. А благодаря слухам, которые распускает Бекки, и уверенности Дерека, что Джесси сумасшедшая, все будет выглядеть так, словно она вновь бьет ложную тревогу. Чудный заголовок: «Джесси: попытка привлечь внимание… снова».

Ей следовало вручить Грэфу список людей, которых он мог бы съесть до отъезда. Девушка фыркнула от этой мысли, но её веселье резко оборвалось при звуке подъезжающего автомобиля. Она не слышала подобного шума на протяжении пяти лет, и теперь он казался странным. Джесси знала, это мог быть только один человек. Один вампир.

Она вскочила со стула, собираясь проскользнуть сквозь дыру в стене и побежать к Джеку Тилли через поле. Как ни странно, но раздражение к Грэфу-доставале перевесило ее страх перед Грэфом-вампиром, поэтому она решила выйти на крыльцо дома и встретиться с ним лицом к лицу. Девушка подождала, пока он неуверенно вышел из машины и сказала:

— Ты вернулся.

— Рада меня видеть? — спросил парень, сунув руки в карманы, пока шел по лужайке. — Ты была права. Я недостаточно бессердечен, чтобы оставить всех этих людей здесь, в ловушке. Вернулся, чтобы исправить это.

— Ты вернулся потому, что не смог выбраться, — сухо заявила девушка. — Полагаю, ты думал, что сможешь вернуться и чувствовать себя как дома в моем подвале?

— Ну, вообще-то я надеялся, что ты предложишь мне комнату, но да, — ответил он, остановившись у подножия ступенек крыльца.

Джесси медленно покачала головой.

— Когда ад замерзнет.

— Почему нет? — Грэф выглядел действительно удивленным.

Это выглядело настолько нелепо, что девушка рассмеялась.

— Потому что ты — вампир!

— И? Ты видела, что со мной может случиться, если я выйду на солнце! Мне нужно место, где я смогу спрятаться.

С этой стороной его характера она уже сталкивалась. Расчетливый, льстивый, посмотрите-какой-я-трогательный-и-беззащитный, но все мигом испарялось, стоило ему заполучить желаемое.

В первый раз ей было трудно отказать ему, но теперь было легче.

— Ты собирался съесть меня.

— Я — вампир! — Он махнул руками в отчаянии. — Это естественно для нас!

— Я не собираюсь устраивать массовые убийства в своем доме только потому, что это естественно для тебя! — сказала она, посмотрев на небо. — У тебя целая ночь впереди. Иди и найди себе немого простофилю, который впустит тебя в дом.

— Отлично, значит какой-то немой простофиля получит все мои вещи, — сказал он, разворачиваясь.

Джесси хоть и не хотела, но должна была спросить, это было почти болезненное любопытство. С его стороны было неслыханной наглостью вернуться сюда, после всего того, что он ей наговорил, после признания в том, что хотел ее прикончить. Она должна была знать, какую очередную глупость он сморозит.

— О чем ты?

— Что ж, я встретил Бекки на дороге сегодня вечером, и она сказала, что на мои вещи, такие как сигареты и куртка, люди были бы не прочь наложить свои лапы, — он медленно отвернулся. — Но раз тебе они не нужны…

Черт возьми, они ей были нужны.

— Бекки идиотка. Никому не нужна твоя тонкая куртка.

— Кода это ты видела мою превосходную куртку? — Грэф повернулся.

Девушка не смотрела ему в глаза.

— Когда ты подобрал меня в ту ночь. Я видела ее в твоей машине.

— Ты обыскала ее. Когда планировала украсть мой бензин, — упрекнул он. — Ты взяла что-то из моей машины?

Джесси вздернула подбородок и посмотрела на него свысока, словно он большое надоедливое насекомое.

— Нет! Я не вор, как ты.

— Я не вор. Я вампир, — он протянул руку. — Заключим сделку?

— Нет, — она указала на дверь, — Зайди внутрь, и мы поговорим. И закрой машину, если Бекки знает, где ты остановился и что у тебя есть, ты недолго будешь этим владеть.

Грэф прошел за ней в дом, не обращая внимания на её предостережение.

— У нее тоже не нашлось добрых слов в твой адрес.

— Да уж, наверняка, — Джесси подошла к старому кухонному выдвижному ящику, вытряхивая из него отвертки, резиновые ленты, старые отцовские часы, чтобы достать небольшой разлинованный блокнот. — Садись. Мы составим договор.

— Договор? — переспросил он, посмотрев на нее с сомнением.

— Договор об аренде, — девушка выдвинула стул и поставила его напротив столика. — Присаживайся. Располагайся поудобней. У меня такое чувство, что это надолго.

— Чудесно, — Грэф оперся локтями о столешницу.

— Первое условие, — сказала она, рисуя цифру один на бумаге и обводя её. — Никаких попыток съесть меня.

— В любом случае, я уже не смог бы, — проворчал он. — Слишком много людей знают, что я здесь. Твое исчезновение будет выглядеть подозрительно.

— Звучит утешительно, — сделав запись, она подняла глаза. — Но я видела тебя в бою. При необходимости, ты мог бы уничтожить их всех. Итак, второе условие: ты должен отдать мне все свои ценные вещи, чтобы я могла продать их, когда потребуется.

— А что получу я? — спросил он, потянувшись к ней рукой, чтобы помешать написать второе условие.

Когда он дотронулся до нее холодной, как лед, рукой, девушка отдернула свои пальцы.

— Ты не сгоришь живьем, я сохраняю твой секрет и как следствие… горожане не сделают с тобой то, что мечтают сделать с монстром.

— Что ж, логично, — сказал он через мгновение. — Но, знаешь, мне ведь нужно что-то есть. Так что, думаю, условие номер три должно быть следующим: я буду выполнять твои первые два условия до тех пор, пока ты находишь способ кормить меня.

— Надеюсь, тебе нравится куриная кровь, — она записала его требование дрожащей рукой.

— Нет, это не для меня, спасибо. Я люблю настоящую кровь. И я знаю, что в городе есть несколько людей, до которых тебе нет дела, — Грэф вскинул бровь. — Дерек? Бекки? Болваны из «Джун»?

Девушка со стуком швырнула карандаш на стол.

— Нет. Я не собираюсь помогать тебе убивать невинных людей, даже если они идиоты.

— А я и не говорю об убийстве. Я говорю, ну, понимаешь… можно привести сюда какого-нибудь парня, напоить его, и я немного пообедаю, пока он будет в отключке, — это прозвучало так, словно он стыдился своей идеи. — Слушай, я был бы более чем счастлив питаться добровольными донорами, но сомневаюсь, что они здесь есть. Разве что, ты не хочешь быть одним из них?

— О, Господи, нет! — не то что бы это плохо смотрелось в кино. Вопреки здравому смыслу, Джесси представила, как Грэф прижимает ее к своей груди, касается губами ее горла, и она стонет в экстазе, словно порноактриса. Девушка закрыла глаза и хлопнула ладонями по столику, чтобы прийти в себя. — Отлично. Посмотрим, что можно придумать. Во всяком случае, я знаю одного парня, который не знает меры в спиртном и не завязывает.

— Условие номер четыре, — продолжил Грэф. — Мне нужна спальня. Настоящая спальня, одна из тех, что наверху. И я не хочу быть запертым.

Ее сердце колотилось в груди. Она, конечно, видела его силу, когда сражался с монстром. И скорость. Даже если бы она заперла его в подвале, не было гарантии, что он не выберется и не причинит ей вред. Но, позволить ему спать на том же этаже… С тем же успехом она могла стать на рельсы и встречать поезд с распростертыми объятиями.

Не говоря уже о том, что две комнаты, помимо её, принадлежали родителям и… Джонатану.

— Ты не сможешь спать наверху. Там окна.

— Я могу их зашторить. Давай начистоту, я собираюсь застрять здесь на некоторое время, правильно?

Джесси начала записывать, затем остановилась.

— О чем именно мы говорим? В смысле… я имею в виду, в переводе на вещи, которые у тебя есть?

— Мы договорились или нет? — он привстал, словно собирался уйти. — Если нет, то мне нужно отлить.

Ну чем не прелесть? В городе объявился новый парень, а Джесси выставила его вон, отказавшись при этом от взаимовыгодного сотрудничества. Чтобы выставить себя еще большей сумасшедшей, ей оставалось лишь обвесить себя кучей оружия.

Джесси быстро заполнила строку номер четыре и пожала холодную руку Грэфа.

— Договорились. Можешь занять комнату наверху, первую слева.

— Старую комнату твоих родителей, да? — и зачем он сказал это так, будто знал, что она избегает говорить об этом? Неужели он не понимает, что жизнь будет значительно проще, если она проигнорирует прошлое?

— Я не устрою бардак и ничего не выброшу. Просто зашторю окна и помну простыни.

Девушка безмолвно стояла. Грэф признал, что хотел убить её, попросил помочь ему украсть кровь у людей и был невероятно груб с ней с тех самых пор, как они встретились. А сейчас он переживал о ее сентиментальной привязанности к спальне родителей?

— Собирай свои манатки и пошли к «Джун».

— Почему бы просто не взять машину? — спросил он. — Они все равно видели её, когда я подвозил Бекки.

— Ты подвез Бекки к «Джун»? — странно, и почему это расстроило её?

— Ага. Понятия не имею, что она там забыла, в ее-то положении, но это было то место, куда она захотела поехать, — он сделал паузу. — Она мне не понравилась.

— Добро пожаловать в клуб, — Джесси вздохнула и потерла внезапно запульсировавшие виски.

Глава 8

В этот раз прогулка к "Джун" была приятнее, чем в прошлый. Джесси гадала, может, Грэф так раздражал ее потому, что она подсознательно чувствовала, что с ним что-то не так? Но, скорее всего, она сильно переоценивала свою интуицию.

Ночь была более приятной, возможно, еще из-за хорошего настроения Грэфа. Не на высоте, конечно, но, по крайней мере, ему удавалось отвечать на вопросы девчонки, не раздражаясь. А их у нее было много.

— Итак, солнечному свету решительное "нет"! Чеснок — подумаешь! В летучую мышь ты обращаться не умеешь. Очень сильный и быстрый, — девушка перечисляла по пальцам, пытаясь удержать сумку подмышкой.

Грэф забрал у неё сумку со своими вещами и перекинул через плечо.

— В точку. К тому же, очень немногие из нас родом из Трансильвании.

Он поддразнивал ее. Хорошая замена сарказма. Словно их сокрушительный, ожесточенный бой подошел к концу, и теперь они могли быть вежливыми друг с другом. Как новые соседи по комнате.

— Ну, извини. Все свои знания о вампирах я почерпнула из фильмов.

— Как и большинство людей. Не то, чтобы я рассказываю о себе каждому человеку, — Грэф улыбнулся, и во мраке она смогла рассмотреть его зубы. Никаких клыков.

— "Человеку", значит. Ты им себя не считаешь? — попытка понять чувства вампира показалась ей странной, но не причиняла неудобства, которого она ожидала, задав Грэфу первый вопрос.

— Когда-то я был человеком, — произнёс он так, будто эта мысль его смущала. Словно признавался, что был наркоманом или алкоголиком. — А потом встретил Софию.

— Что за София? Твоя подружка? — Джесси представила невесту вампира из "Дракулы" Брэма Стокера: обнаженная грудь и изящные формы, — и, к своему удивлению, почувствовала укол ревности. Но ему ведь не светит выбраться из города и встретиться с ней, верно?

Нет, проблема в другом. Она попыталась снова. Ей до фонаря, что дома его, быть может, ждет чертова невеста с экзотической внешностью, правильно? Так-то лучше.

Грэф рассмеялся.

— Нет, нет. София — вампир, который меня обратил.

— Так, она кто-то вроде твоей мамочки? — Боже, она надеялась, что кровосмешение у вампиров в книгах Энн Райс не были правдой. Потому что это было бы отвратительно, а вовсе не потому, что парень симпатичный.

— Нет, не совсем, — он замолчал на мгновенье, и единственным звуком были их шаги по разбитому асфальту. — Она больше похожа на моего наставника. Я определенно не испытываю сыновних чувств к ней. Но все же не могу представить, что когда-нибудь буду достаточно хорош или умен для нее. Так что, я просто с трепетом наблюдаю и поклоняюсь издалека.

— Издалека? Но ты же собирался к ней на вечеринку, — Джесси скептически выгнула бровь. — По-моему, это чуточку ближе, чем "издалека".

— Ну, в переносном смысле. Не то, чтобы у нас не было физического контакта или что-то вроде того…

Вампирский секс, должно быть, очень горячий и опасный, и дикий, и животный, и…

— Не хочу об этом слышать!

— Но, — продолжил он, — я никогда даже не мечтал, что мы могли бы быть эмоционально близки. Она живет со времён Итальянского Возрождения[18]. О Господи, она позировала для Тициана[19].

— Я не знаю, кто это, — тихо произнесла Джесси.

Грэфу, похоже, не было до этого никакого дела, потому что он не потрудился объяснить ей.

— Мне никак не обрести тот глубокий опыт, что есть у Софии. Так что, я изучаю её, провожу время рядом с ней и учусь быть хорошим вампиром.

— Хорошим вампиром? — Это вообще возможно? — Она учит тебя, как убить побольше людей?

Грэф виновато пожал плечами, ответив на вопрос лучше, чем он подозревал.

— Софи очень хорошо смешивается с толпой. Она кажется человеком из-за маленьких хитростей: случайно опрокинуть стакан или сымитировать головную боль — вещи, которым ты учишься, наблюдая, а не чувствуя их. Когда я был новичком, эти знания не раз спасали мне задницу.

— А когда конкретно ты был новичком? — едва ли она хотела знать каким старым он был. — Ну там, тебе двести лет, или ты стал вампиром на прошлой неделе? — Я был обращён в 1967, - Грэф перекинул ружье на другое плечо. — Это было даже забавно. В одно мгновение я живу в Детройте, работаю в отделе исследований и развития в Uniroyal Tire[20], а в следующее — я вампир, путешествую по всему миру со своей прекрасной, сексуальной вампиршей, а другие люди — в смысле, вампиры и люди вместе — прислуживают ей. Они покупали ей подарки, виллы в Испании, машины — она могла получить все, что хочет, лишь поманив своим маленьким пальчиком. — Звучит потрясно, — Джесси не удалось скрыть тень сожаления в голосе. Она выросла в маленьком городе, мечтая прожить вот такую гламурную жизнь, которую только что описал Грэф. Исключая часть о вампире. Её мама сделала всё возможное, чтобы наделить дочь мудростью феминисток, но Джесси всё ещё мечтала о том, чтобы она могла получить всё, что захочет, от мужчины просто потому, что она красива и сексуальна.

Несколько минут они шли в тишине, пока Грэф без сомнения предавался воспоминаниям о своих ослепительных друзьях-вампирах и их личных самолётах, в которых они занимались сексом.

— А что насчет тебя? У тебя были грандиозные планы, которые пошли коту под хвост из-за этой "крысиной ловушки" монстра?

Он не смог бы задать вопрос более прямо, если бы даже попытался. Вот к такому парню она должна привыкнуть: равнодушному, грубому и заносчивому. И неудивительно, если он считал, что главное для человека — заставить других что-то тебе отдать. Будь она проклята, если сейчас поделится своими соображениями с ним.

— Нет.

— Ой, да ладно. Ты должна хоть немного желать быть выше простых жизней этих деревенщин, — Грэф рассмеялся собственной шутке. — В каждом городе есть человек вроде тебя.

— Знаешь, не все могут быть Софией, — резко ответила Джесси.

Грэф остановился.

— Эй, не будь такой. Это же комплимент. Это значит, что я не считаю тебя того же уровня, что и эти придурки.

Девушка тоже остановилась и повернулась к парню.

— Эти придурки — люди, с которыми я прожила в аду пять лет. С чего ты взял, что я считаю себя лучше них?

— Нет, не лучше, но интереснее, — это не было похоже на извинение, он даже не понял, что обидел её. — Что-то в их глазах. Я не замечал этого, пока не встретил Бекки. Но, вспоминая тебя и этих людей, у них глаза, как у дохлой рыбы.

— Отлично, — ответила девчонка, с топотом направившись вперед, но она не могла не чувствовать своей избранности из-за его оценки. Джесси всегда втайне мечтала, что однажды станет кем-то больше, чем кто-либо в этом городе мог даже мечтать. Но слышать, как кто-то унижает людей рядом с ней, и делать это самой — разные вещи. Грэф не заслужил права ненавидеть никого из них. — Держись. Ты единственный с суперсилой.

— Ты поворачиваешься ко мне спиной. Значит, доверяешь, — бодро заметил Грэф, внезапно появившись возле девушки, хотя она не слышала, как он двигается.

Напоминание о том, кто он и на что способен, расстроило ее.

— Ты вампир. Если бы ты захотел убить меня, даже ружье не смогло бы тебя остановить, но напомни мне вернуться к этому разговору в "Джун" сегодня вечером.

— Точно. Я бы запросто затащил тебя в высокую траву и разорвал зубами горло.

Не похоже, что Грэф пытался нарочно ее испугать. Тот факт, что он говорил это не специально, все только ухудшал.

— Да, думаю, запросто.

— Но не буду. Потому что я человек слова, — похоже он собой невероятно гордился. Словно заслужил какую-то награду за то, что не убивает её.

Оставшуюся дорогу до "Джун" они шли молча, а на парковке Джесси остановила Грэфа.

— Когда мы зайдем, нужно будет получить разрешение Джун на проведение вечером аукциона. Затем мы объявим о нём, и у любого, кто заинтересуется, будет два часа на то, чтобы решить, что они хотят обменять, и рассказать новость соседям. Потом они снова соберутся здесь, и, будем надеяться, мы неплохо поторгуемся.

— Так мы проторчим здесь всю ночь? — теперь он не был таким самоуверенным. — Мы же вернемся до рассвета?

Сейчас была её очередь пожимать плечами и вести себя так, будто его смерть была сущим пустяком.

— Не знаю. Наверно.

— Ладно, я оставлю достаточно времени, чтобы добраться до дома, не зависимо от того, обменяешь ли ты все вещи или нет. — Грэф кивнул на небольшую красную тележку, которую тянула за собой девушка. — И ты заберешь домой столько, сколько сможешь привезти на этом.

— Мы не сможем забрать всё сегодня ночью, — с надеждой ответила девчонка. — Некоторые принесут вещи завтра.

— Боже, eBay намного быстрее, — усмехнулся Грэф.

Этим вечером в "Джун" было оживленно. Отлично, им как раз на руку, что здесь много людей. Точнее, ей на руку. Джесси понятия не имела, как будет кормить своего постояльца, но знала, что должна добыть припасы для себя. О нем она побеспокоится позже. Может, он усохнет как мумия, и его можно будет просто подержать в углу, пока куриная кровь не станет для него неплохим вариантом.

— О-о-о, а вот и неприятности, — воскликнула Джун с широкой улыбкой на лице.

Джесси пробралась сквозь множество столиков к бару, запрыгнула на потускневшую латунную перекладину и перегнулась через стойку, чтобы лично поговорить с Джун.

— Ты не против аукциона сегодня?

— Пожалуй, хорошая ночь для него, — в её голосе была слышна усталость, когда она продолжила. — Да, можно устроить.

Джесси повернулась к Грэфу:

— Подсади меня.

Он выполнил её просьбу, обхватив девушку за талию и помогая ей забраться на стойку. Джесси поднялась на ноги, немного покачиваясь, и он сжал её руку в своей.

— Не упади, — предостерег ее парень так естественно, будто и не рассуждал о её убийстве по пути сюда. Девушка отдернула руку.

— Слушайте все, — крикнула Джун, хотя большинство посетителей и так обернулись посмотреть, зачем сумасшедшая Джесси залезла на барную стойку.

Джесси глубоко вдохнула.

— Это мой друг, Грэф. Он новенький в городе.

По комнате пронесся шепот, подтвердились слухи, которые почти все уже слышали и успели пересказать соседям.

Джун свистнула, привлекая внимание, и, когда бар затих, Джесси продолжила:

— У него есть некоторые вещи, и он подумывает их обменять.

— Как он сюда попал? — выкрикнул кто-то.

— Он не знает. А если не знает он, то ей откуда? — ответила Джун, перекрикивая поднявшуюся волну повышенных голосов.

— Да ладно! — пронзительно закричал другой посетитель.

Не так она все себе представляла. Люди были подозрительными. А почему бы им собственно не быть? Их страх и злость делали ситуацию нестабильной, и не было никаких правил, чтобы с этим справиться.

К удивлению Джесси, Грэф взобрался на стойку рядом с ней и выкрикнул:

— Привет!

Толпа замолкла, но люди все ещё выглядели так, будто скорее убили бы парня, чем выслушали его. Грэф обвел взглядом комнату, и его тело было напряжено, словно парень только что понял, что совершил ошибку, но когда он заговорил, его голос звучал уверенно.

— Я здесь не затем, чтобы доставить вам неприятности. Меня вообще не должно здесь быть. По какой-то причине, что бы не держало вас здесь, поймало в ловушку и меня. Я был бы признателен, если бы вы все просто поверили мне на слово. Если я смог попасть сюда, значит есть способ и выбраться отсюда, так?

Вновь раздался гул среди завсегдатаев бара, и Джесси затаила дыхание. Способ выбраться — тема, которую они никогда не поднимают. Это своего рода негласное правило; никто никогда не обсуждал это, но все знали, что нужно сохранять спокойствие, когда дело касалось отъезда из Пинанса. Возможно, это единственная ниточка, не дающая им развалиться на части, и они должны крепко держаться за все, что поможет оставаться в здравом уме.

— Эй, эй! — позвала Джун, перекрикивая шум, её обычно добродушный тон уступил место какому-то более жесткому и менее терпеливому. — Сейчас они пришли сюда, чтобы поторговаться с вами. Хотите вы того или нет, но я не собираюсь держать бар открытым всю чертову ночь, пока вы решаетесь.

Люди замолчали.

— Вот что я думаю, — Джун кивнула Джесси и Грэфу. — А теперь убирайтесь из моего бара. У каждого есть два часа, чтобы собрать вещи. Мы никого не будем ждать, так что возвращайтесь так быстро, как только сможете.

— И расскажите остальным, — попросила Джесси, перекрикивая звук отодвигающихся стульев и столов. — Пусть все узнают.

— На их месте я бы не стал, — произнес Грэф, спускаясь вниз и предлагая девушке руку. — Я бы захотел, чтобы как можно меньше людей знали об этом. Так я смог бы заключить лучшую сделку.

— Ну, значит, в этом мы отличаемся, — сказала Джун, протирая то место, где были кроссовки Грэфа. — Мы не думаем только о себе.

"Вообще-то думаем," — про себя ответила Джесси, не собираясь сообщать об этом Грэфу. Она позволила парню помочь ей спуститься и отошла от него так быстро, как только было возможно.

Они сели за пустующий столик. В баре осталось всего несколько человек, которым либо нечего было обменять, либо они просто не хотели.

Заметив, что одной из оставшихся была Бекки, Джесси расстроилась. Стало немного легче, когда она увидела такую же реакцию у Грэфа: ужас и отвращение, которые только усилились, когда Бекки встала из-за своего стола и, пошатываясь, направилась к ним.

Бекки никогда не была утонченной особой, а когда выпивала — а сейчас она определенно была пьяна — вообще становилась простой, как три копейки. Она схватила подол своей джинсовой юбки на уровне промежности и дернула вниз, заплетаясь ногами и споткнувшись.

— Это мой друг, — сказала она, смеясь в клубе дыма.

Грэфу точно было неудобно. Отлично. За весь тот ад, через который он заставил пройти Джесси за последние несколько дней, он мог бы и сам хоть ненадолго там оказаться.

— О-о, похоже вы теперь друзья.

Выдохнув, он медленно и натянуто ответил:

— Ага.

Бекки опустилась на стул возле Грэфа и, прищурившись, посмотрела на Джесси.

— Я была на заправке. Не похоже, что там что-то произошло.

— Она же полностью снесена, — поправил Грэф спокойным и ровным тоном.

— Наверное просто обрушилась, — сказала Бекки, закатывая глаза, и наклонилась ближе к Грэфу. — Что ты делаешь позже?

— Собираюсь не быть застреленным твоим муженьком-деревенщиной, — Грэф отодвинул свой стул назад, отстраняясь от нее. — Сбавь обороты, если не хочешь, чтобы твой ребёнок родился с циррозом печени.

"Лучше позволить белой швали[21] идти своей дорогой," — подумала Джесси и тотчас же услышала голос своей мамы, предостерегающий, чтобы она не желала Бекки болезней.

Бекки, переводя слова Грэфа в шутку, как склонны делать все выпившие, хлопнула его по руке.

— А ты не очень-то любезен!

Он пожал плечами.

— Я не очень любезен.

До Бекки начало доходить. Джесси могла это видеть. Она знала, какой становилась Бекки, чувствуя себя обиженной или отвергнутой. Её самоуверенность была по большей части показной, и когда не удавалось больше ее подделывать, недостаток чувства собственного достоинства и тяжелый характер превращались в гремучую смесь.

Бекки неровно рассмеялась, фальшивый смех, и сказала:

— Судя по твоему поведению, я бы решила, что не нравлюсь тебе.

— Потому что так и есть, — ответил Грэф, устало вздыхая. — То, что я не хотел, чтобы тебя съел монстр, вовсе не означает, что я жажду стать твоим лучшим другом на веки вечные, ясно?

Едва ли не быстрее, чем Джесси могла увидеть, Бекки схватила одну из банок со стола и выплеснула её содержимое Грэфу в лицо. Парень моргнул, а затем, матерясь, закрыл ладонями глаза.

— Не смей так со мной говорить! — завопила Бекки, едва держась на ногах.

— Чед, уведи жену своего приятеля отсюда, — спокойно велела Джун под хохот оставшихся посетителей.

— Чозахеня! — невнятно возмутилась Бекки.

Джун перекинула свою длинную, каштановую косу через плечо и беспомощно подняла руки.

— Есть правила, и ты это знаешь. Нарушаешь правило — вылетаешь отсюда.

Чед Браун с усталым вздохом поднялся со своего места.

— Давай, Беккс, доставлю тебя домой.

Джесси не видела, устроила ли Бекки драку или нет, потому что побежала за барную стойку, схватила одно из полотенец Джун и намочила его под краном. Она не знала, может, Грэф притворялся, что ему больно, чтобы не раскрывать себя, но самогон, попавший в глаза, — не самые приятные ощущения.

— Вот, — девушка попыталась отодвинуть его руки, но Грэф оттолкнул ее. — О, перестань, ты как большой ребенок.

Грэф опустил руки. Глаза были опухшими и красными, так что вряд ли он притворялся. Джесси приложила к его лицу полотенце, сочувственно зашипев вместе с ним, заглядывая в открытый глаз.

— Почему ты не уклонился или еще что-нибудь? — тихо спросила она, бросая быстрый взгляд на другие столики. Люди всё ещё хохотали и толкали друг друга, пересказывая байку, как совсем недавно Бекки поставила себя в неудобное положение. Им не было дела до уборки.

Грэф тоже посмотрел на них.

— Потому что она была очень быстрой.

Чушь. Джесси видела, как быстро мог двигаться парень. Он наверняка сделал это, чтобы выглядеть человеком.

— Ну, если ты счастливчик, то не ослепнешь.

— О, прекрасно, — он наблюдал за девушкой налитыми кровью глазами, пока она стирала оставшийся алкоголь с его лица. — Ты очень любезна. Позволь поинтересоваться, хорошее воспитание?

Джесси скривилась.

— Видимо, да. Или потому, что мы в баре, полном кретинов, и ты не так уж невыносим по сравнению с ними.

— Кроме Джун, — сказал он, кивнув в сторону бара.

— Ну, да. Кроме Джун.

Оставшееся время ожидания они провели молча. Джесси не была большой поклонницей светской беседы, а Грэф не мог даже попытаться завязать разговор. Это не было уютной тишиной, но она была по взаимному соглашению.

Примерно через час начали подходить люди со своими вещами для обмена. Правила аукциона были просты, и все их знали, поэтому когда он начался, проходил быстро и четко. Джесси осталась довольна заключенными сделками.

— Эй, я могу сделать макароны, — возбужденно сказала девушка, когда кожаная куртка Грэфа ушла за мешок муки. — Боже, как давно я не ела макарон.

— Разве зимой здесь не холодно? — проворчал он, но его было достаточно легко игнорировать. На самом деле, он был на удивление спокоен.

— Бару нужна свежая музыка, — произнесла Джесси, любуясь недавно приобретенным mp3-плеером, она была рада. Одни и те же древние диски в музыкальном автомате действовали ей на нервы.

После того, как аукцион закончился и предчувствие медленной голодной смерти немного ослабло, девушка расслабилась и даже взяла еще выпивки. Всё это время Грэф сидел и молчал одно благословенное мгновение, наблюдая за ней.

— Что? — наконец спросила она, хорошо зная его испытывающий взгляд.

Он облокотился локтями на стол, подперев подбородок рукой.

— Ты словно другой человек.

— Я немного пьяна, — она сделала ещё один глоток из кружки. — Ты бы лучше заказал выпить, а то они станут подозрительными.

— Не станут, если ты прекратишь говорить что-то вроде "они станут подозрительными". Теперь они наверное гадают, с чего бы им быть подозрительными, — Грэф отнял кружку из рук девушки. — Ты не поместишься в ту тележку, так что пойдем, пока ты еще в состоянии идти сама.

— Да, я могу идти сама, — настаивала Джесси, пока не вспомнила, что он ее не спрашивал.

Грэф повел её к двери, придерживая одной рукой за талию — люди будут трепаться об этом — а другой толкая тележку, нагруженную припасами. И в это время зашёл, шатаясь, Чед. Он потерял свою шляпу, а его рубашка была разорвана.

Оно почти добралось до меня! — кричал он дрожащими губами. — Оно почти добралось до меня!

Глава 9

От парня, ворвавшегося в дверь, исходил сильный запах крови.

Первым инстинктом Грэфа было, конечно же, съесть его. Вторым — сжаться и закрыть глаза. Можно подумать, запах исчезнет, если он не сможет видеть парня? Бессмысленно. Медный резкий запах вторгся бы в его нос независимо от действий Грэфа, пробуждая ту мучительно голодную часть него, которая была больше монстром, чем человеком. Да кого он пытается обмануть? Он всегда был больше монстром, чем человеком.

— Не выносишь вида крови? — улыбаясь и скрестив руки на груди, добродушно поддразнивала Грэфа Джун. Но вот её глаза не улыбались. Они обвиняли.

Она не могла знать. Люди не настолько умны. Они верят только в то, чему их учили: монстров не существует, а вампиры — это страшилки из ночных кошмаров и Хеллоуина.

Но иногда он встречал людей, которые знали. Вряд ли они сразу же догадывались: "Он вампир!", но что-то чувствовали. Они могли бы сказать, что Грэф странно двигается или выглядит. Джун была одной из таких людей.

— Давай, нужно доставить тебя домой, — сказал он и опустил руку на плечо Джесси, не отворачиваясь от Джун. В конце концов, Грэф выдержал её подозрительный пристальный взгляд и, обессилев, сглотнул. Парень не привык бояться. Он привык запугивать.

— С ума сошел? Чед ранен, — Джесси бросилась к людям, столпившимся возле раненого парня.

— Я п-подстрелил монстра, — Чед заикался, поворачивая бледное лицо от одной пары обеспокоенных глаз к другой. — Оно шло ко мне.

— Как же ты сбежал, сынок?

Грэф не мог сказать, кто задал вопрос. Это был ворчливый почтенный деревенский голос, который мог принадлежать любому из этих фермеров.

Кто-то помог Чеду стянуть через голову рубашку, обнажая длинную, рваную рану вдоль рёбер. От аромата его крови было не скрыться, и Грэф глубоко вдохнул, надеясь что выглядит так, будто старается не вывернуться наизнанку, а не наслаждается этим запахом. Он действует на него так, как аромат яблочного пирога, когда он был человеком.

От вида раны несколько женщин судорожно вздохнули. Насколько видел Грэф, она выглядела хуже, чем была на самом деле. Длинная, но неглубокая. Ничего похожего на то, что монстр сделал с ним. Если бы эта тварь хотела убить Чеда, она бы с легкостью это сделала. Какой монстр выбирает кого убить, когда он в ярости?

— Это просто царапина, — поспешил заверить Чед, когда кто-то предложил зашить рану. — Поранился, когда полз под колючей проволокой возле старого свинарника Стэппа.

— Ты привел эту тварь на мою территорию? — вскрикнул кто-то, скорее всего Стэпп.

Чед покачал головой.

Оно не преследовало меня. Я просто срезал путь.

— Лучше вам всем разойтись по домам, пока Оно еще ранено, — призвала Джун к тишине, успокаивая волнение. — Чед, ты справишься?

Он кивнул, все ещё белый, как полотно.

— Да, я буду в порядке. Правда потерял ружьё. Уронил, убегая.

— Возьми моё, — предложила Джесси. — У меня…

Грэф затаил дыхание. Вполне в духе девчонки так глупо проболтаться о его секрете. Никогда не было ничего грандиозного и драматичного, одна простая оговорка, а затем — факелы и вилы.

К счастью, она не была настолько пьяна, чтобы себя не помнить.

— У меня просто путь короче.

Грэф выдохнул после задержки дыхания.

— Ага, к тому же нас двое. Если что, могу просто бросить её монстру и убежать, так что я буду в порядке.

Его шутку не оценили. Пятьдесят пар глаз деревенских жителей уставились на него с недоверчивой враждебностью. Словно он помочился на могилу Элвиса.

— Заткнись, Грэф, — приказала Джун из-за стойки в той самой манере, как друг доброжелательно советует другому другу замолкнуть. Он не был уверен, стоило ли ему растрогаться от ее простоты. Либо его приняли сельские жители, либо Джун старалась не подать виду, что она выяснила: он не тот, кем кажется. — Джесси, лучше оставь свое добро здесь. Не придется его бросать, если нужно будет быстро убегать.

— Ага, теперь, когда Джесси знает, что по округе разгуливает Оно, она точно столкнется с монстром, — резко заметил женский голос, и раздалось несколько недобрых смешков.

— Спасибо, Джун, — спокойно сказала Джесси, таща небольшую красную тележку за бар.

Грэф поднял дробовик и передал Чеду, который с благодарностью его принял и пообещал:

— Завтра верну.

— Тогда увидимся, — ответил Грэф, попытавшись говорить так, будто был здесь своим в доску, и понимая, что не выходит. Твою мать, он пытался; это было всё, что они могли ждать от него. Он мог заманить обычных образованных людей на верную смерть, просто улыбнувшись, но у этих деревенщин, похоже, иммунитет к его очарованию.

Люди быстро разошлись. Грэф и Джесси были последними, кто покинул бар, отчасти потому, что Джесси захотела убедиться, что с Джун все в порядке.

— И что мы сделаем, если с ней не все в порядке? — проворчал Грэф, подхватывая мешок с мукой. Джесси настаивала, что его нужно отнести домой прямо сейчас, а не утром.

У Грэфа было такое чувство, что её нежелание уходить было больше связанно с едой, сложенной в небольшой красной тележке, чем с беспокойством за бармена. Он не мог ее винить. Если бы эта тележка была наполнена кровью, то пришлось бы с силой разжимать ему пальцы, чтобы оттащить от нее.

Когда они направились вниз по дороге, окруженные только сверчками и темнотой, он спросил её об этом.

— Знаешь, — начала Джесси, тяжело вздохнув, — когда ты так привык быть ни с чем, очень трудно отпустить то немногое, что у тебя есть. Даже если наверняка знаешь, что утром все будет на своих местах.

— Уверена, что будет? — Он бы не оставил свой последний пакет с кровью в баре, если бы жители были вампирами. К счастью, это был не тот случай.

Девушка кивнула.

— Ага. В смысле, я знаю, некоторые из местных не совсем честны. В городе бывали ссоры и споры. Но никто не рискнул бы связаться с Джун. Потеряв свою единственную возможность общения и торговли, ну, я считаю, что они бы сошли с ума.

— Ты считаешь? Ха! — рассмеялся Грэф. — Извини. Просто у меня такое чувство, что я попал в пьесу Теннесси Уильямса[22]. Ты, наверное, даже не курсе, кто это.

— Я знаю, кто такой Теннесси Уильямс, — ответила Джесси, нахмурившись. — "Кошка на раскаленной крыше". Фильм с Элизабет Тейлор и Полом Ньюманом.

— Очень хорошо, — он даже не пытался скрыть свое удивление.

— Не такая уж я деревенщина. Вообще-то, у нас тут было телевидение. У некоторых даже спутниковое. — Девушка заговорила с преувеличенно деревенским говором: — Ага, барин, бывал у нас один из тех говорящих ящиков с картинками, гы-гы.

— Понял, — пробормотал он.

— Нет, думаю, не понял. А ты знаешь, что я посещала колледж? — Джесси подождала ответа, позволив парню беспомощно запинаться несколько секунд, прежде чем прервала его. — Нет, не знаешь. Просто принял меня за необразованную только потому, что я живу на ферме.

— Ладно, достаточно. Я поспешил с выводами. — Хотя, он и не мог представить Джесси в колледже, все же должен был спросить: — Какая у тебя специализация?

Она пожала плечами.

— Математика. Хотела быть учителем средней школы.

— Никогда бы не подумал, что ты из тех, кто хочет учить. Думал, ты хотела стать ветеринаром, — Грэф гордился тем, как хорошо разбирается в людях, но то и дело ему попадался тот, кто его удивлял.

— Опять ты за своё, снова спешишь с выводами, — презрительно фыркнув, девушка склонила голову на бок, будто указывая на бар, откуда они только что ушли, хотя он был далеко. — Итак, неплохой навар.

— Ага, вспомню об этом зимой, когда еды больше не останется, а я замёрзну до смерти, потому что ты продала мою куртку, — словно в подтверждение его слов, по его спине пробежал зимний холод.

— Не пропадёшь, — ответила Джесси чертовски равнодушно, как показалось Грэфу. — В подвале есть старая отцовская одежда от Carhartt.

— О, круто. Я буду похож на дальнобойщика зимой. — К следующему году он, скорее всего, будет жевать сено и говорить "Я считаю…", прямо как Джесси.

К следующему году. Он покончит с собой, если застрянет в этом городе на целый год.

— А вампиры вообще могут простыть? — поинтересовалась Джесси, все ещё не выглядя виноватой из-за того, что отдала все личные вещи парня. — Ты же мёртв, верно?

— Не в этом дело… — начал было Грэф, но его слова резко оборвались, когда девушка схватила его небрежно раскачивающуюся руку и подняла так, чтобы рассмотреть. Выпившая, она склонилась над сжатыми пальцами, и его ладонь оказалась в опасной близости от шеи Джесси.

— Но сейчас тебе холодно. Итак, почему же ты чувствуешь холод? — она отпустила его руку и пошла вперед.

Грэфу потребовалась всего секунда, чтобы прийти в себя. С ним определенно что-то было не так. После того, как Чед, истекая кровью, ворвался в бар, словно главное блюдо, это легкое прикосновение Джесси должно было подтолкнуть его к краю. И, боже, как же он хотел переступить через него и осушить девушку, но не смог.

Он начал доверять своему захватчику. У него Стокгольмский синдром.

— Да, — быстро заговорил он, надеясь, что его ошеломленное молчание не длилось слишком долго. — У меня комнатная температура, но я могу простудиться. Во мне все еще движется кровь. Если я залезу в холодильник, то не собираюсь становиться такой же температуры.

— Ха! — девушка шла вперед походкой счастливого пьяницы, неуклюже шагая, она шлепала по тротуару ступнями, разглядывая звезды. Затем она остановилась, беспокойно нахмурившись. — Подожди, значит нормальная температура тела для тебя слишком горячо?

— Да, но к этому привыкаешь. Словно жизнь в пустыне, — ответил Грэф. — Продолжай идти.

Джесси подчинилась его приказу, но все еще хмуро поглядывала, когда они сошли с асфальтированной дороги на ту грязь, что вела к ее дому.

— Тогда зачем носишь кожаную куртку с собой? В июле?

Он ухмыльнулся.

— Потому что кожа — это сексуально.

— Фуу, — с отвращением простонала девушка. — У тебя все еще стоит? В смысле, ты же мертвый.

— Стой… Значит коже "фу", но о моем члене ты все же беспокоишься? — Грэф усмехнулся, Джесси покраснела, и они оба замолчали.

Они подошли к дому, к слабому зеленоватому свету ртутной лампы, словно от ядовитой свечи в темном окне. Грэф должен был признать, ему нравилась обособленность этого места. Как правило, он предпочитал что-нибудь более оживленное, где много людей и машин. Но люди в Пинансе не были настолько выдающимися, чтобы его начала беспокоить некоторая дистанция между ними. Что касается машин, так их тут вообще не было.

Грэф остановился в конце подъездной дороги Джесси, вздрогнув от понимания того, что и здесь нет никаких машин.

— Какого хрена? — он пихнул мешок с мукой в руки девушки и бросился на газон. Очевидно зря. Машина не могла спрятаться. Если ее не было там, где Грэф припарковался, значит она исчезла.

— Твое авто, — медленно и пьяно проговорила Джесси. — Его типа нет.

— Да ты что? Спасибо, что заметила! — он подчеркнул свои слова, пнув гравий на дороге. В этом городе даже пнуть нечего.

Вставая рядом с ним, девушка споткнулась.

— Куда оно делось?

— Отличный вопрос.

Грэф втянул носом воздух, словно в нем могли еще остаться выхлопные газы. Но даже если так, что бы это дало? Уверенность, что на его машине уехали, а не оттолкали ее вручную?

— Ну, на нем не могли далеко уехать, — Джесси поплелась в сторону крыльца. — Мы сможем найти его утром.

Он уже открыл было рот, чтобы поспорить, но понял, что девчонка была права. Кто бы ни угнал машину, он мог кататься всю ночь, но не покинет Пинанса.

— Все же жаль бросать ее там на дороге, совсем одну, — произнес он, заходя следом за Джесси в дом.

Девушка вздрогнула от его неожиданного появления.

— Боже, не делай так! — Она положила мешок с мукой на кофейный столик и скрестила руки на груди. — Почему вы, ребята, так делаете?

Грэф пожал плечами.

— Думаю, забываем, что пугаем людей, когда двигаемся слишком быстро. Или же нам просто плевать.

— Я не об этом, — девчонка закатила глаза, как будто он был обязан следить за меняющимися темами разговора так же хорошо, как это делала она. — Почему вы называете свои автомобили "она"? Они же не женского рода.

— Прежде всего, это не просто автомобиль. Это De Tomaso Pantera L 1974 года выпуска. И я не знаю, почему мужчины называют автомобили "она". Я никогда не проводил социологическое исследование этого явления.

Грэф выглянул в окно, отчасти надеясь, что у него были какие-то галлюцинации, и Пантера все еще стоит на подъездной дороге. Одинокая и тихая, но все же на месте.

— Тупой ответ. У тебя просто должны быть какие-то соображения, — девчонка плюхнулась на диван и включила одну из крайних настольных ламп.

Грэф не мог решить, раздражала ли его Джесси больше, когда была пьяной, или нет. Сейчас она говорила все, что думала, но и раньше не слишком сдерживала себя в выражениях и была не особо вежливой. Сейчас она настроена не так враждебно. Хотя, может, алкоголь здесь вообще не при чем. Может, она просто слишком устала, чтобы вести себя как сука.

— Думаешь это из-за того, что у тебя нет женщины? Поэтому ты превратил автомобиль в свою девушку? — задумчиво спросила Джесси, откинув голову назад и закрыв глаза. — Это вызывает жалость.

— Эй, я могу найти кому сунуть, ясно? — Не то, чтобы он мог вспомнить, как давно это было. В последнее время он вел себя, как поел-и-бежать парень.

— Фу, ты отвратителен.

Девушка глубоко вдохнула, накручивая собранные в хвост волосы. Её каштановые локоны лежали на шее, усыпанной маленькими бисеринками пота, словно роса на траве. Под кожей четко, медленно и расслабленно бился пульс, извиваясь видимой ниточкой на ее горле.

Десны Грэфа болели, клыки удлинились. Джесси была пьяна. Возможно, она и не заметит быстрого укуса. Черт, может ей даже понравится. Некоторым нравилось.

Джесси резко распахнула глаза.

— Ты это слышал?

Что-то кроме ее крови, дразнящей в нем безумный голод? Нет. Но, подождав мгновенье, он услышал глухой звук, затем скрежет и шелест брезента, закрывающего дыру в стене на кухне.

— Оставайся здесь, — приказал он.

В кухне все ещё было темно, хотя свет от ртутной лампы просачивался сквозь голубой пластик. За тканью на месте кухонной двери мелькнула тень. Человеческая тень. По крайней мере, на этот раз это был не монстр.

— Что происходит? — спросила Джесса в дверях кухни.

Греф выругался.

— Разве я не сказал тебе оставаться в гостиной?

Снова раздались скрежет и щелчок, и незваный гость ввалился в кухню. Грэф схватил его сзади за футболку и ремень на талии и вышвырнул обратно через дыру, почти срывая брезентовую преграду, а затем выпрыгнул за ним под крики Джесси "Стой" и "Это всего лишь Дерек!".

В тот момент, когда слова девушки проникли сквозь туман насилия в его разум, Грэф ничего не хотел сильнее, как сжимать голову Дерека ладонями, пока она с треском не лопнет, словно наполненный водой шарик. Шар с водой, черепом и мозговым веществом. Но это вероятно огорчит Джесси, ведь она просто помешана на парне.

Грэф отступил назад.

— Какого черта ты делаешь? — спросил он, вытирая руки о джинсы. — Я мог тебя убить.

— Ага, конечно, — пробормотал Дерек и, шатаясь, поднялся на ноги. Ещё один пьяный. Всему чертову городу нужно было в АА[23]. — Ты ни хрена не можешь мне сделать. Это касается только меня и Джесси.

Сердито взглянув, Джесси прислонилась к краю дыры.

— А ты не мог просто воспользоваться парадной дверью?

— Не хотел беспокоить твоего гостя, — ответил Дерек, язвительно ухмыляясь.

Грэф покачал головой.

— Черт знает что.

— Что ты хочешь, Дерек?

Похоже, Джесси протрезвела, потому что в ее голосе вновь звучали нотки стервозности. "Хорошо, что в этот раз она не направлена на меня" — подумал Грэф.

— Где моя жена? — сунув руку в задний карман, он вытащил помятый листок из блокнота.

Джесси перепрыгнула через дыру, и Грэф сдержался от попытки помочь ей. Он не хотел, чтобы девушка неправильно его поняла и стала считать его джентльменом. Она выхватила листок у Дерека и нахмурилась.

— Черт возьми, я понятия не имею, где она.

Пока Джесси читала записку, Дерек обратил свою злость на Грэфа.

— Чед привел пьяную и рыдающую Бекки домой из "Джун". Он сообщил, что её вышвырнули вон после драки с Джесси. Какого хрена ты ей сказал?

— Я ничего ей не говорил.

Джесси пихнула записку обратно Дереку.

— Она напилась и приставала к Грэфу.

— Брехня, — сплюнул Дерек. — Чед сказал, что это как-то связано с тобой.

— Чеда там не было! — закричала Джесси. — Он был на другом конце этого чертового бара!

— Ну-ну, — Грэф потер пальцами переносицу и закрыл глаза. — Это какое-то недоразумение. Дерек, мы не видели Бекки с тех пор, как её выставили из "Джун". Она приставала ко мне и отказ ей не понравился.

Дерек покосился на Грэфа, словно тот говорил на греческом, и ему нужно было время на перевод. Затем отступил и склонил голову на бок.

— Ты её отшил?

— Поверить не могу, — Джесси развернулась и направилась к входной двери.

Грэф схватил девушку за руку.

— Нет, это твои проблемы. Ты остаешься.

— Сейчас, это не имеет к ней никакого отношения, — у Дерека все еще было такое выражение лица, словно его ударили и он замер на середине падения. Обиженный, ошеломленный, чертовски пьяный и абсолютно бестолковый. — Так значит Бекки к тебе приставала, а ты её отшил?

— А что я должен был сделать? Трахнуть твою жену? — разговор был настолько нелеп, что Грэф не имел представления, с какой стороны ему ждать нападок. — Ты пьян. Иди домой и поищи свою жену. Позаботься о детях.

— Детей нет! Она их забрала! — Дерек сполз на землю, внезапно разрыдавшись. — Забрала. Я везде искал. Её мама сказала, что видела её: Бекки с детьми заехала на машине и предложила ехать с ними. Несла какой-то бред. А теперь её нет.

— Какой именно бред? — страх сковал желудок Грэфа.

— Она написала, — ответила Джесси, — что уезжает из города, никогда не вернётся, бла-бла-бла… Хотела бы я посмотреть, как у неё это получится.

— Ее кто-нибудь сейчас ищет? Кроме этого пьяницы?

Если Бекки все же уехала из города, уехала на его машине… Если у него был шанс свалить отсюда и эта тощая сука сделала это вместо него… Нет. Нет, нет, нет, нет, нет.

— Они найдут её утром у какого-нибудь дружка дома, — ответила Джесси, ни капли не волнуясь. — Иди домой. Вали с моего газона.

— Джесси, детка, — Дерек с мольбой взглянул на неё. — Мне плохо.

— И что? — девушка дёрнулась, освобождаясь от хватки Грэфа. Он и не понял, что всё еще держал ее.

— Ты бросишь меня? Одного? — Дерек выглядел как ребёнок, которому сказали, что поездка в Диснейлэнд отменяется.

— Переживешь.

Джесси пошла прочь, к передней части дома, оставив Грэфа и Дерека на заднем дворе. Неловко.

— Думаю, ты получил ответ, — сказал Грэф, предлагая Дереку руку.

Проигнорировав предложенную помощь, парень поднялся на ноги, споткнувшись.

— Ты отшил Бекки? — фыркнул он. — Тебе не повезло, приятель. Потому что тебе ничего не светит с этой высокомерной сукой! Слышишь меня, Джесс? Ты высокомерная сука!

Грэф замахнулся кулаком раньше, чем смог по-настоящему осознать, зачем он это делает. Так даже лучше. Опустив кулак на челюсть Дерека с громким треском, он сбил парня с ног на траву. Грэф не заморачивался проверкой дыхания Дерека. Он просто легонько пнул его в бок.

— Вали отсюда на хрен.

Грэф не оглядывался. Слишком велик был соблазн слопать парня, пока тот был в нокауте. Никто не будет по нему скучать — это уж точно.

— Ты ударил его? — едва он вошел в дверь, спросила Джесси с покрасневшими глазами и дорожками от слез на щеках.

Грэф кивнул.

Она слегка улыбнулась, но улыбка померкла, стоило только появиться новой волне слез.

Чему только Грэф не был готов и способен противостоять, но женские слезы точно не входили в этот список. На мгновенье он замер, понимая, что правильным поступком было бы успокоить девушку, и сопротивляясь желанию вести себя как правильный парень, совершающий правильные поступки. В конце концов, он не смог долго сдерживаться и подошел к Джесси, обнимая ее.

К удивлению Грэфа, она не оттолкнула его, уткнулась своей захмелевшей головой в его подбородок и прижала руки к его груди, позволяя ему успокоить себя.

— Почему парни так себя ведут?

Фантастика. Он превратился из гостя в одну из подружек, стоило ей лишь заплакать.

— Не все. Некоторые — да. Но не все.

В этом городе, вероятно, абсолютно все.

— Он в порядке? — всхлипнула она на его груди.

Не все ли равно? По сравнению с остальными людьми в городе, не считая бармена, Джесси казалась довольно сообразительной. Женщины глупели, когда дело касалось чувств.

— Он будет в порядке. Если не встанет и не решит вернуться сюда. Тогда уже не будет.

Девушка отстранилась с недовольным стоном.

Грэф ощутил странную пустоту под руками, и, не зная куда их деть, сунул в карманы.

— А теперь-то что?

— Теперь-то что? — Засмеялась она, не веря. — Ты просто говоришь, что убьешь его, если он вернется! Почему бы мне не расстроится?

Что-то действительно пошло не так, если она злилась на него, а не на мудака, валяющегося на лужайке.

— А с чего тебе расстраиваться? Этот парень просто придурок.

— Этот придурок — единственный человек в городе, которому на меня не наплевать! — Джесси покачала головой и развернулась, поднимаясь по лестнице. — Не важно. Все равно не поймёшь.

— Ага, реально не наплевать. Настолько, что он женился на местной шалаве вместо тебя!

Грэф упал на диван. Прекрасно. Она намочила его рубашку. Оставалось надеяться, что это были все-таки слёзы, а не сопли. В животе заурчало, и заныли клыки. Нужно кого-то съесть, причем в ближайшее время.

Со стоном поднявшись, он прошел на кухню, где на столе все еще лежал лист бумаги с основными пунктами их договора. Бесполезная бумажка. Если Дерек зайдет внутрь и обнаружит ее, то это либо разоблачит Грэфа, либо представит Джесси еще более сумасшедшей, чем все считали.

Он почувствовал угрызения совести. Джесси не была сумасшедшей. Она застряла в городе без единого друга — Дерек не в счет — на целых пять лет. И справилась с этим гораздо лучше, чем это сделал бы Грэф. Он уже был готов сам сесть на зазубренный кол, а провел в этом городе всего несколько дней.

Но чувство вины перед Джесси ничего не меняло, это сделало бы слабым его. Следующее, что он точно знал: он не станет, обливаясь слезами, убивать кроликов ради еды. Схватив список, Грэф поднялся наверх, открыл без стука дверь в комнату Джесси и просунул лист бумаги в щель.

Девушка сидела на кровати с красными и опухшими глазами.

— Что? — она выжидающе на него посмотрела, будто ждала извинений.

— Номер три. Я голоден. И лучше тебе придумать что-нибудь к завтрашней ночи, иначе я сам кого-нибудь выберу, и у тебя не будет права голоса.

Джесси кивнула, смотря так, словно хотела уничтожить Грэфа своей ненавистью.

— Хорошо.

Он больше ничего не сказал. Не считал нужным.

Глава 10

Солнечные лучи, падавшие на лицо Джесси, разбудили ее. Она нехотя открыла глаза и, прищурившись, посмотрела в просвет между занавесками на освещенную зелень деревьев снаружи.

Настойчивый стук в дверь испугал ее. Должно быть, это он разбудил ее, а не солнце. Девушка села, потерла глаза и крикнула:

— Уже иду.

Перескакивая через ступеньки, она испытывала то радость, то тревогу, рассматривая фигуру человека за дверью. Если Дерек приполз назад, чтобы извиниться, то она, вероятно, впустит его, примет извинения и вернется во времена, когда он вытирал об неё ноги.

Если это докучает Грэфу, то оно стоит того.

— Ну! — Сказала девушка, открывая дверь, еще не успев увидеть того, кто стоял за ней.

Чед, а не Дерек, стоял на крыльце, его губы были сжаты, дыхание затруднено.

- Я сделал что-то не так?

Это был Чед, который всегда старался быть хорошим и никому не переходить дорогу. Джесси рассмеялась и покачала головой.

— Нет, прости. Увидела тебя сквозь занавеску и подумала, что это не ты, а кое-кто другой. Входи.

Он наклонил голову, входя в дверь, хотя в этом не было необходимости.

— Я заглянул к Джун и принёс твои вещи. Надеюсь, с ними все в порядке.

Джесси посмотрела мимо него на маленькую красную тележку, оставшейся на лужайке.

- Это очень мило с твоей стороны, Чед. Ты не должен был этого делать.

— Нет, должен, — сказал он с огорченным видом. — Слышал, вчера вечером к тебе приходил Дерек и доставил кучу неприятностей.

— Слышал?

Грэф вернулся в город? Ей показалось, что она слышала его шаги в спальне перед тем, как заснула. Если он ушел, то, возможно, к лучшему? Эта мысль должна была принести ей облегчение, но ее беспокоило лишь то, что она осталась одна, снова.

— Да, — продолжил Чед. — Рано утром Дерек завалился к Джун, все ещё пьяный как свинья, и нес бред о Бекки, пропавшей без вести. Он сказал, что твой защитник избил его.

— Он его ударил. С Дереком все в порядке? — Она вспомнила, какие травмы Грэф нанёс монстру. Разумеется, если бы повреждения были слишком серьёзны, то Чед, вероятно, сказал бы: «Я слышал, твой постоялец убил Дерека», так что она перестала волноваться. — Они нашли Бекки?

— Он в порядке. Сегодня днём выходит другая поисковая группа. — Чед посмотрел на лестницу с внезапно появившимся выражением на лице тоскующего по дому щеночка. — Как думаешь, твой друг захочет помочь?

— Не думаю, что это хорошая идея. После того, что устроила Бекки у Джун, и того, что он сделал с Дереком.

По крайней мере, Грэф ясно дал ей понять, почему он не смог бы выйти. «Аллергия на солнце» — это казалось настолько очевидным теперь, когда она знала, кто он такой.

Чед выдал ей печальную полуулыбку.

- Да, наверное, ты права. Прости, но я должен вернуться. Ничего, если я навещу тебя позже?

— Зачем?

С подросткового возраста она старалась удерживать дистанцию между ними, когда Чед начал издалека ей поклоняться. Возможно, это было жестоко с её стороны, но она не хотела обманывать парня или тешить его надеждами. Не хотела использовать его в своих целях. Теперь это представляло собой еще большую опасность, когда они были пойманы в ловушку в Пинансе. Это было так заманчиво: попросить его вернуться и проведать ее, помочь залатать стены, оказаться в постели рядом с ней, пока она будет думать о его лучшем друге. Он сделал бы все что угодно, и она не хотела проверять, сможет ли сопротивляться искушению.

— Да, глупо. Знаю, у тебя теперь есть… друг. Он может приглядывать за тобой. — Чед развернулся и направился к крыльцу, а затем остановился. — Надеюсь, мы найдём его машину в целости и сохранности. Ты же помнишь, каким водителем была Бекки.

— Да, я помню, — улыбнулась Джесси.

Девушка наблюдала за тем, как Чед спускался по немногим ступенькам на лужайку. Замечательно. Теперь, когда она подралась с Дереком, Чед будет проверять ее ещё чаще и ставить Дерека на своё место, пока тот не прекратит напиваться. Пока Бекки отсутствует, он будет наблюдать или волноваться о том, что в это время происходит с Джесси. А у Джесси были свои собственные проблемы, да в придачу голодный жилец, которого надо было кормить.

— Чед? — позвала она, и сердце бешено забилось у нее в горле. Она не могла этого сделать. Или могла? — Знаешь, вообще-то я тут подумала и решила, что не против, если ты зайдёшь попозже. Я на самом деле не знаю парня, что живёт здесь. У меня просто была лишняя комната. Если бы ты зашёл и просто убедился в том, что со мной все в порядке…

— Зачем? Он пытался что-то сделать? — спросил Чед, мгновенно превратившись из нуждающегося щенка в сторожевую собаку, и сделал несколько шагов обратно к Джесси.

— Нет! — быстро ответила она. — Ничего такого. Я просто привыкаю к присутствию здесь незнакомца. Было бы неплохо видеть кого-то знакомого.

Он кивнул.

— Ладно. Да, я зайду поздно вечером. Может мне принести косячок с марихуаной? Мы могли бы покурить и поболтать о старых временах?

— Что ж, увидимся позже.

Слова оставляли горечь на языке. Наблюдая, как Чед спускался к подъездной дороге, она улыбалась и махала рукой, когда он оглядывался назад. Это было даже слишком легко. Она чувствовала себя серийным убийцей.

Покормив кур, Джесси поднялась обратно наверх. Проходя мимо родительской спальни, она задавалась вопросом: «Был ли там Грэф?». Одна половина ее надеялась, что его там не было, но другая понимала, что уже немного привыкла к нему.

«Может, потому что он пугает,» — думала она, включая кран в ванной. Он был ужасен, вероятно, хуже всех в городе, после монстра, но она была не лучше. Лгунья, неудачница, шлюха. Джесси спала с женатым мужчиной при каждой возможности, а их было достаточно много. Она была ужасным человеком, но не была убийцей.

До сегодняшнего вечера.

Девушка разделась и опустилась в воду, слушая монотонные глухие удары своих рук о керамику и звук медленного слива воды в водосток. Если Грэф съест Чеда, а это именно она заманила его сюда, будет ли это равносильно убийству? С тем же успехом Джесси могла пустить пулю ему в лоб, когда он стоял на крыльце. Она открыла глаза под водой и посмотрела на потолок, искаженный движением воды. Какой монстр мог с ней сделать такое, или ей действительно наплевать, умрет ли Чед? И какое разумное объяснение один незначительный человек может дать городу?

Её больше волнует выживание Грэфа, а не Чеда?

Нет. Она не должна так думать. То, что Грэф остался с ней здесь, уже плохо. Он был таким же монстром, как и Оно. Он разрушил её убежище, раскачал канат, по которому она ходила каждый день, чтобы сохранить рассудок.

Девушка натирала мочалкой кожу до красноты, оттягивая тот момент, который, она знала, должен был наступить. Ей надо принять решение. Она будет монстром? Убийцей? Позволит ли присутствию монстра управлять ее жизнью снаружи и внутри ее дома?

Прежде чем успела засомневаться в своем решении, Джесси встала и отжала воду с волос. Завернувшись в полотенце, она на цыпочках прошла по коридору. Если его не было в комнате, все было бы значительно проще. Если же был… что ж, будет не трудно поднять жалюзи и наблюдать, как он горит.

Ее начало немного подташнивать при воспоминании о том, на что он был похож после недолгого пребывания на солнце. Насколько болезненно это было. Но если это было все, что требовалось, то все быстро закончится. Она открыла дверь и затаила дыхание.

Грэф был там, растянулся на кровати, обнаженный. Он лежал на животе, отвернувшись от двери. Если бы она видела его лицо, то, наверное, не смогла сделать этого. Удерживая полотенце на груди, она медленно вошла в комнату, как делала это много раз ребенком, разбуженным кошмаром, боявшимся того, что его оправят в собственную кровать.

Он занавесил окна одеялами из кедрового сундука, стоявшего у подножия кровати. Она схватила ткань и перевела дыхание, представляя, как солнечный свет проникает внутрь, а пылинки танцуют в благотворных лучах. Пылающий. Умирающий. Её пальцы сжались, и рука дернулась.

Что-то ударило её, выбивая воздух из лёгких. Она оказалась на полу с другой стороны кровати. На ней был Грэф с перекошенным от бешенства лицом. Девушка вскрикнула и вцепилась ногтями в его плечи, но он был сильным, очень сильным. Джесси потянулась через голову за концом одеяла, закрывающим второе окно, но её пальцы схватили только пустоту, и были пойманы его сокрушительной рукой, которая пригвоздила её к полу. Голод, пылающий в его глазах, приоткрывшийся рот, смертельные клыки над ее шеей.

Время между двумя ударами сердца превратилось в вечность. Грэф приник губами к шее. Девушка выгнула спину, застонав, когда зубы пронзили кожу. Она раздвинула ноги, позволяя ему погрузиться в неё, извивалась под его бедрами и задыхалась в отчаянии. Он делал большие глотки, и Джесси закричала, откинув назад голову.

В одно мгновение девушка перестала фантазировать и села в ванной, расплескав по обеим сторонам воду, грудь вздымалась от недостатка воздуха. На неё обрушился стыд. Джесси спустила воду в ванной и насухо вытерлась, а затем бросилась по коридору в свою комнату, чтобы одеться и расчесать волосы. Убийство Грэфа — не вариант. Приближаться к нему тоже не следует. Что-то в ней было безнадежно неправильно.

Джесси не посмела посмотреть на дверь спальни родителей, проходя мимо. Спустившись вниз, она взяла стакан с водой. По большей части она понимала, что нет никакого вреда от фантазий о красивом парне, но когда этот парень вампир, и когда фантазии включают в себя смерть и насилие, именно здесь следует провести черту. Кроме того, у неё есть дела, которые необходимо сделать. События не перестанут идти своим чередом только потому, что кто-то забросил свою работу.

Подойдя к парадной двери, чтобы разгрузить тележку, стоящую на улице, она удивленно замерла. На крыльце спиной к двери стояла Джун, глядя на лужайку перед домом.

— Привет, — сказала Джесси, выходя наружу и тихо закрывая за собой дверь. — Я не слышала, как ты стучала.

— Ну, я ещё не стучала. — На Джун была коричневая бейсболка, её длинная коса была протянута сквозь заднюю прорезь. — Просто наслаждалась видом.

— Я думала, что ты будешь вместе с поисковой группой, — осторожно заметила Джесси. Джун не будет просто так приходить в гости без причины.

— Неа, — она сунула руки в карманы и посмотрела на дорогу. — Бекки давно уехала.

Джесси вздохнула. Люди не говорили об отъезде из Пинанса. И вот Джун появилась из ниоткуда, чтобы поговорить об этом.

— Полагаю, ты считаешь так же? — попыталась выяснить Джун. — Я не пытаюсь расстроить тебя, но…

— Нет, нет. Я вовсе так не считаю. — Джесси направилась к дому. — Заходи. Выпьешь что-нибудь?

— Стакан воды было бы неплохо. Давай помогу тебе занести часть вещей. — Джун проследовала за Джесси по ступенькам к тележке и взяла пластиковое ведерко из-под мороженого, полное помидоров «Черри». Джесси взяла коробку патронов для дробовика и шесть початков кукурузы, связав их вместе резиновой лентой.

— Спасибо. Еще и за то, что сохранила эти вещи для меня. Думаю, я была слишком пьяна, чтобы забрать всё домой.

— А разве твой друг не помог бы тебе? — небрежно поинтересовалась Джун, проходя через гостиную. Джесси внезапно покраснела. Джун хорошо разбиралась в людях. Иногда она знала, как те поступят, прежде чем они это делали. Неужели Джесси что-то сделала или сказала, чем привлекла внимание Джун к Грэфу? Боже, она надеялась, что нет. Безусловно, это было неосознанно, и вообще она не причем.

— Думаю, его руки были заняты тем, что благополучно несли меня домой.

— Это правда, — Джун залилась смехом курильщика со стажем, который не потерял свою хрипоту после пяти лет без никотина. — Итак, Бекки угнала его машину, и он вырубил Дерека.

— И поделом ему, — пожала плечами Джесси.

Она наполнила два стакана водой и кивнула в сторону гостиной. Джун села в мягкое кресло с цветочным узором и окинула Джесси неоднозначным взглядом, прежде чем отвести глаза.

— Ты говорила, что подстрелила Оно незадолго до того, как Грэф попал в город?

— Говорила, — Джесси поставила свой стакан на кофейный столик и вытянула ноги, скрестив их. — А что, люди обсуждают это?

— Нет. Просто размышляю, — на мгновение Джун замолчала. — Если ты подстрелила монстра — Грэф попал сюда, а Грэф подстрелил — Бекки выбралась отсюда…

— При условии, что она выбралась, — не то, чтобы Джесси не получила бы болезненного удовлетворения от осознания того, что Бекки не будет больше докучать ей. — Они всё ещё могут найти её.

— Не думаю, что у них получится. Думаю, причина в том, что Грэф ранил монстра, — Джун покачала головой. — Это безумие, говорить об этом, но я просто… Знаешь, когда пропал Стив Сайлер? Это было сразу после…

Джун не надо было договаривать. Он исчез через несколько недель после того, как были убиты родители Джесси, в ту ночь, когда некоторые парни в городе охотились на тварь и подстрелили ее около пятидесяти раз. Тогда они решили, что Оно исчезнет навсегда.

— Думаю, — медленно сказала Джун, будто опасаясь говорить, — что то, что удерживает нас и не дает покинуть город, исчезает тогда, когда Оно ранено.

Джесси ничего не ответила. Она не могла сформулировать вразумительную мысль.

— Возможно, это просто совпадение. Я могу даже поверить в то, что молния бьет дважды в одно и то же место. Но на этот раз, я считаю, что просто глупо игнорировать это, — она подождала мгновение, прежде чем продолжить. — Думаю, мы могли бы обратиться к твоему другу по этому поводу.

— С ч-чего бы ему знать что-либо? — запинаясь, спросила Джесси. — В смысле, он же только появился здесь.

Джун вздохнула.

— Да ладно, Джесси. Я не настолько глупа, как некоторые люди здесь. Я могла сказать, что с ним что-то не так в ту самую минуту, как увидела его.

«Ну, ладно» — подумала Джесси раздраженно. — «Видимо, глупа здесь именно я».

— Понятия не имею, о чем ты.

— Слушай, я точно не знаю в чем дело, но… с ним что-то не так. Я никому не скажу. Ты же знаешь, какими они могут быть.

Джесси знала. По спине прошелся мороз.

— Волнуешься, что я закончу как Сара.

Что-то болезненное промелькнуло в глазах Джун.

— Не хочу, чтобы кто-либо так закончил, поэтому собираюсь держать это в секрете. Но с тебя не убудет, если ты спросишь его. Посмотрим, что он думает.

— Я могу, — сказала Джесси, словно настраивая себя на встречи с ним. Господи, наверно, так и есть. Что происходит в её голове?

Джун поднялась и допила воду. Вытерев рот тыльной стороной ладони, она сказала:

— Что ж, мне надо работать. Когда они вернутся с пустыми руками, то захотят напиться.

Когда Джун ушла, Джесси спрятала остатки припасов. Она помыла стаканы в раковине и поставила их на сушилку для посуды, вытерла пыль и пропылесосила в гостиной, проверила персиковые деревья и полила огород. И все это время проверяла положение солнца на небе, желая, чтобы оно скорее зашло, и одновременно боясь этого.

В пять часов она столкнулась с действительностью. Вернувшись в дом, девушка набрала немного воды в ванную и побрила ноги старой отцовской опасной бритвой. Она расчесала волосы и позволила им свободно ниспадать на плечи. Нашла платье с цветочным мотивом, которое одевала под выпускную мантию. Оно сидело не так хорошо, как раньше; ей пришлось завязать пояс на спине немного крепче, что натянуло ткань. Джесси порылась в ящике со своей старой косметикой и нашла какую-то раскрошившуюся пудру. Брызнула старыми духами Love’s Baby Soft шею и запястья и посмотрела на себя в длинное овальное зеркало в спальне. Все, что она видела — убийцу.

— Надеюсь, ты нарядилась не только ради меня, — сказал Грэф, стоя в дверях, и девушка подпрыгнула. Снаружи солнце все еще было на небе, но оно должно было спрятаться за деревьями, окуная все в теплый золотистый свет.

Грэф стоял в проеме дверей, далеко от постепенно исчезающего света.

— Горячее свидание с Дереком?

Она рассердилась и повернулась к нему лицом.

— Нет. С Чедом. Всегда пожалуйста.

Видимо он не сразу понял, о чем она говорит, но когда осознал, его лицо просветлело, как у ребенка в рождественское утро.

— Ух ты. Не думал, что ты на это способна. Итак, каков план? Я получу его на выходе утром или как?

— Фу, нет! — Мысль о том, чтобы переспать с Чедом не была до такой степени отвратительной, но сделать это, зная, что он умрёт… нет. — Он сказал, что собирается принести немного косяков с травкой, поэтому я подумала, что мы покурим, напьемся, и, надеюсь, ему будет хорошо, он вырубится не почувствует, когда ты… убьёшь его.

— Если ты напоишь его, я не убью его, — произнес Грэф, пожимая плечами. — Если он будет пьяным настолько, чтобы отрубиться на мгновение, он даже не вспомнит ни о чем. А если и вспомнит, то кто ему поверит?

Джун поверила бы. Но она решила не упоминать об этом.

— И ты смиришься с тем, что я убью его? — потрясенно спросил Грэф.

— Конечно, нет. Но я сделаю всё, что должна, чтобы удержать тебя от моего убийства, — хотя это было бы слишком легко, и это беспокоило ее. — Давай просто не будем об этом. Пока я не передумала.

— Отлично, — согласился Грэф. — Не закроешь окно?

Джесси закатила глаза, а затем схватила покрывало и повесила его на карниз. Она знала, что Грэф наблюдал за ней. Могла чувствовать его взгляд на своих ногах, когда юбка задралась, стоило ей только поднять руки.

— Итак, они нашли мою машину? — спросил он, направляясь к её кровати, чтобы сесть.

— Нет. И я хотела поговорить с тобой об этом, — она повернулась и сложила руки на груди, чувствуя себя не комфортно оттого, что находилась так близко к нему. Идти рядом с ним по улице — одно дело, даже сидеть за одним столиком. Но сейчас она чувствовала себя в ловушке, и прежние грёзы вернулись, не давая ей покоя. Она почти могла ощущать его над собой, девушка вздрогнула.

— Джун знает, что с тобой что-то не так.

— Эй, со мной все так, — настаивал он.

— Ну, это спорный вопрос. Но она знает, что ты не человек, — Джесси покачала головой. — Скорее всего. Она уверено намекала на что-то, когда пришла сегодня сюда. У неё есть теория, и она хотела, чтобы я донесла ее до тебя, на случай, если ты что-то знаешь.

Грэф откинулся на кровать и завел руки за голову.

— Я весь внимание, кексик.

Джесси стиснула зубы.

— Кое-кто раньше выбирался из Пинанса. По крайней мере, некоторые так считают.

Грэф кивнул.

— Да, Бекки упоминала об этом в машине. Она сказала, об этом какое-то время спорили.

— До сих пор спорят. Именно поэтому никто не упоминает имя Стива Сайлера в городе, если хотят сохранить своих друзей, — поэтому, а еще потому, что у горожан был способ забывать неприятное прошлое. Особенно, если они были причиной этих неприятностей. — Но за ночь до исчезновения Стива, группа мужчин охотилась и ранила монстра. В ту ночь, когда ты попал в город, я подстрелила тварь…

— А прошлой ночью Чед подстрелил монстра. И за ночь до этого я боролся с тварью и поранил ее, — Грэф сел. — Твою мать.

— Это просто теория Джун, — быстро произнесла Джесси.

— Но она права. Срань Господня, мы можем выбраться отсюда сегодня вечером…

— Нет! — сердце Джесси заколотилось в груди. — Слушай, сейчас мы ничего не можем рассказать об этом.

— Почему нет? Люди захотят узнать! — Грэф вскочил на ноги, словно собирался бежать вниз по лестнице во двор, крича об этом во все горло.

— Нет, нет, нет! — Джесси ринулась вперед и схватила его за руку. Она сразу почувствовала холод его кожи и силу мышц. Что, черт возьми, с ней не так? — Послушай и поверь мне в этом, хорошо? Если это правда, и это работает — отлично. Но кое-что случилось ранее. Мы должны вести себя осторожно.

— Можешь осторожничать сколько угодно, но лично я собираюсь убраться отсюда. — Грэф сделал несколько шагов и остановился. — Но не сейчас. После еды.

— Ну да, и что ты собираешься делать? Прогуляешься до соседнего города? Надеюсь, успеешь до восхода солнца, — резко бросила Джесси.

— Я сниму комнату в мотеле или что-то вроде того. Доеду с кем-то до дома и украду их машину. — Он помолчал. — Твою мать, мой бумажник остался в машине, и телефон. Чёрт, я даже не могу позвать на помощь, если выберусь отсюда.

— Кроме того, сначала мы должны найти монстра. Не знаю, как долго будет открыта брешь. — Девушка запустила пальцы в волосы. — Пожалуйста, просто никому ничего не говори.

— Какого хрена ты боишься? — спросил Грэф, сев на край её кровати и уронив голову на руки.

Она закрыла глаза и произнесла:

— Кое-что произошло.

Ее мысли захватили треск костра и страх, от которого колотилось сердце той ночью.

— Это случилось сразу после того, как первый из нас выбрался. В городе была девочка, ей было около семнадцати. Сара. Она была готом, одевалась в чёрное. Все думали, что она поклонялась дьяволу. Когда Стив выбрался, она начала говорить какие-то безумные вещи в городе, что Оно — это демон, и что всем нам следует объединиться вместе и сделать круг, произнести заклятие, чтобы изгнать его. Она никому не собиралась вредить, она была просто ребенком. Но она слишком много говорила о монстре, слишком много подняла шума насчет того, как мы можем все выбраться отсюда. Некоторые начали подозрительно относиться ко всему, что она говорила насчет заклятий, магии и колдовства. И в конце концов…

— Они что-то сделали с ней? — Грэф закончил за неё.

Джесси кивнула.

— Они сожгли её.

— Господи Иисусе, да что с вами не так, люди? — Грэф потер лицо. — То есть мы обречены в любом случае?

— Нет. Мы просто подождем, пока Джун найдет правильный способ рассказать всем, — заверила Джесси его. — Они послушают ее.

Он громко и глубоко вдохнул.

— Ладно. Думаю, ты в этом лучше разбираешься. Она просвещенная, я почувствовал это прошлой ночью. Она смотрела прямо сквозь меня.

— Это не сложно, — резко ответила Джесси, а затем мягче добавила: — Ты классный парень, для вампира. И совсем неплохо иметь вампира на своей стороне. Только не делай глупостей.

Он открыл рот, чтобы ответить, но был прерван стуком в дверь.

— Обед прибыл, — сказал Грэф, хлопая в ладоши и ухмыляясь. — Где я должен быть?

Глава 11

Грэф последовал за Джесси к лестнице, а затем оценил открывающийся вид, пока девушка спускалась вниз. Нужно признать, она была хороша в этом маленьком платье в цветочек, прямо как Алисия Сильверстоун в клипе Aerosmith. Было что-то неправильное во влечении к кому-то, выглядящему так, будто он вырос в трейлере, но, черт возьми, Грэф ничего не мог с этим поделать.

В гостиной было темно, и, прежде чем открыть дверь, Джесси включила настольную лампу. Парень из прошлой ночи с приятным запахом крови стоял на крыльце. На нем была голубая джинсовая рубашка на пуговицах, и он не знал, куда деть руки. Стоило принести букет полевых цветов, чтобы ситуация была еще более смешной.

Джесси пригласила Чеда в дом и осторожно посмотрела в сторону лестницы. Грэф покачал головой из своего укрытия, хотя девушка и не смогла бы разглядеть это движение в темноте. Он не нуждался в ее актерской хитрости и предупреждении Чеда.

— Отлично выглядишь, — оценил Чэд, широко улыбнувшись. — Это ради меня?

— Может да, а может и нет, — было что-то приятное в ее голосе, совершенно непривычное Грэфу. Она никогда не была так мила с ним.

— Извини, — сказал Чэд, водя пальцами ноги по ковру. — Я подумал, может…

— О, не будь дурачком. — Джесси скрылась из вида, а затем произнесла: — Присаживайся, устраивайся поудобнее.

Чед сделал, как велела Джесси, и Грэф начал медленно красться, спускаясь по лестнице. Девушка села на диван, подогнув под себя босые ноги, заставляя Чеда наклониться ближе в ожидании приятного вечера.

— Ребята, а вы нашли Бекки? — спросила она, словно не замечая, как у бедняги трясутся руки.

— Н-нет, — запинаясь, ответил он. — Никто не нашел. Дерек просто вне себя от горя.

— Уверена, так и есть.

И хотя её слова прозвучали искренне, Грэф знал, что на самом деле она имела ввиду: "Уверена, он в порядке".

Чед был того же мнения.

— Эй, будь с ним помягче. Знаю, что в прошлом он вел себя не очень хорошо… О, и он скурил травку, которую я собирался принести…

— Давай не будем о нем. Сегодня вечером Дерека здесь нет, — она накрутила прядь волос на палец, откинув затем локон за плечо.

— Ага, наверное лучше не будем, — мгновение Чед сидел молча.

— Да, — Джесси подскочила и исчезла на кухне. Грэф задумался, а в курсе ли она была, что Чед все это время не отводил от нее взгляда.

Грэфу так хотелось видеть её. Он представил уверенно и непринужденно снующую по кухне девушку, словно это и не она вовсе тщательно продумала план, которому сейчас следовала. Она бы стала просто потрясающим мошенником. Или вампиром.

— Выпьешь что-нибудь? У меня есть Bill DeGraff цвета корицы с прошлой осени, — предложила Джесси.

Чед нервно кивнул, все еще не веря, что все это происходит наяву. Или могло бы происходить, если бы их целью не было напоить его вместо анестезии, а затем впиться зубами, не соблазняя.

Джесси вернулась с двумя щедро налитыми порциями напитка, но, поднеся свой стакан к губам, лишь немного пригубила. Умница. Девушка понимала, что сегодня вечером ей понадобится трезвый ум.

— Джесси, мы же друзья, да? — неожиданно спросил Чед.

На минуту это обезоружило Джесси, но она быстро взяла себя в руки.

— Конечно друзья, Чед. Ты же знаешь. К чему эти глупости?

Чед быстро покачал головой.

— О, нет, Джесси, я не это имел в виду. В смысле… Слушай, могу я рассказать тебе кое-что по секрету? Это беспокоит меня целый день, и я не знаю с кем поговорить.

— Ты же знаешь, что всегда можешь поговорить со мной, — ответила Джесси, быстро отпив ликера.

"Только не упусти его сейчас," — про себя посоветовал Грэф.

Чед был слишком сосредоточен на том, что хотел рассказать ей, чтобы что-то заметить.

— Я знаю, мы никогда не говорим об этом, но… Мне кажется, Бекки ушла навсегда. Не умерла. В смысле, это было бы ужасно, если она и дети… То есть я даже не хочу и думать об этом, — он опустил голову. — Не хочу тебя расстраивать, говоря все это, но, как думаешь, люди могут выбраться отсюда? Как говорила Сара?

На долю секунды, Грэф решил, что Джесси всё провалит. Она уставилась на Чеда так, словно разрывалась между двумя возможными исходами этой ночи, и, открыв рот, она выглядела не совсем уверенной в том, что сделала правильный выбор. Затем очень медленно она сказала:

— Чед, тебе следует быть осторожным в таких высказываниях. Ты знаешь, какие у нас люди.

— Знаю, знаю, — он с шумом выдохнул и поднял стакан, катая его между ладонями. — Просто не думаю, что мы найдем ее. И Дерек, он с ума сошел. Кричал и нес какой-то бред.

— Какой бред? — глаза Джесси были широко раскрыты, тело напряжено. Ей хотелось взглянуть на Грэфа. Плохо. Слава Богу, она сдержалась.

Чед покачал головой.

— Последние пять лет здесь я был в порядке. В смысле времена, конечно, были тяжелые, но я никогда не питал иллюзий об отъезде из Пинанса. Мне здесь нравится, здесь я вырос. Но Дерек, он говорил… Это странно. Но, похоже, он сказал, что это из-за него мы все застряли здесь.

— Это глупо, — Джесси отмахнулась рукой от опасений Чеда. — И ужасно. Дерек же хвалится тем, чего не делал?

Это немного разрядило атмосферу и заставило Чеда рассмеяться, но девушке не удалось полностью рассеять страхи парня.

— Не говори никому об этом, ладно? Ты помнишь, что случилось с Сарой, я не хочу, чтобы то же самое произошло с Дереком.

— Да, но все считали Сару ведьмой. Даже она сама.

— Знаю. Но если бы ты только слышала, что он говорил, Джесси, — Чед помолчал. — А, черт, давай забудем весь этот бред. Я пришел сюда, чтобы проведать тебя и хорошо провести время.

— Точно, именно за этим! — Джесси засмеялась немного громче и сильнее, чем следовало, но взяла другой стакан и улыбнулась, а бедный неотесанный парень был все таким же потерянным.

— Эй, а мы, хм, мы сегодня одни? — тихо спросил Чед. — Я не собираюсь приставать к тебе. Просто интересно.

Она медленно растянула губы в улыбке.

— А почему ты не хочешь поприставать ко мне? — Пока Чед был потрясен, Джесси перекинула волосы через плечо и засмеялась. — Да, мы одни. Бедный парень ищет свою тачку. Как и всю прошлую ночь, кстати, после визита Дерека. Он не вернется до восхода солнца.

— Очень много толку от нее будет в этом городе, — сделав большой глоток виски, Чед скривился. — Из всего это единственное, чего мне не хватает.

— Машин? — уточнила Джесси, беря свой стакан. На этот раз она выпила. Господи Иисусе, что она делает, собирается напиться? Грэф нахмурился. Вообще-то, предполагалось, что она накормит его, а не сама будет веселиться.

— Ага, машин, — Чед откинулся на спинку дивана и спокойно обнял Джесси за плечи. — Машин. И девушек.

Он чуть наклонился к Джесси, и она позволила ему, приглашая его, прильнув ближе на дюйм или два. Она аккуратно поставила стакан на кофейный столик, когда его губы, наконец, встретились с ее, грудь девушки напряглась под платьем с цветочным узором, когда Чед обнял ее за талию.

Грэф не знал, что думать о поцелуе, наблюдая со стороны, но, похоже, Джесси им наслаждалась. Может, она просто хорошо притворялась, но тихий стон, сорвавшийся с ее губ, когда она откинула голову назад, а Чед спустился губами от ее подбородка к шее, ясно дал понять, что парень все делает правильно.

Этот стон что-то взбудоражил в Грэфе, и это не было обычным предвкушением кормления. Оно всегда безумно возбуждало, независимо от того, кого он собирался укусить. Но сейчас было нечто иное. Наблюдая за тем, как Джесси стонала, обхватив плечи Чеда, пока тот скользил губами по каждому дюйму ее обнаженной кожи над вырезом платья… Грэфу показалось, что он наблюдает за порно-звездой из его личной коллекции.

Ещё более странным было то, что Джесси знала: Грэф за ней наблюдает. Она просто не могла об этом забыть, но всё же потянула Чеда за собой, ложась на спину, и закинула одну ногу ему на талию. Она настолько забылась? Может, ее заводит, когда кто-то наблюдает? Так несправедливо было сейчас узнать, насколько она горячая штучка, и понимать, что он все это время мог ее трахать.

Чед скользнул ладонью вниз по загорелой ножке девушки к бедру, а затем сунул руку в задний карман своих джинс. Но вместо того, чтобы достать презерватив, как ожидал Грэф, Чед вытащил из кармана охотничий нож.

Грэф спустился на нижнюю ступеньку.

Джесси напряглась под телом Чеда. Он приставил нож к её горлу. Это все объясняло.

— Прости, Джесси, — в голосе Чеда слышались слезы. — Дерек сказал, что так нужно.

Грэфу хватило времени между "так" и "нужно", чтобы добраться до Чеда и оттащить его от Джесси. Заломив руки парня за спину, Грэф отволок его, пиная и матеря, подальше от дивана. Сильный фермер Чед сопротивлялся изо всех сил. Но этого было недостаточно.

Девушка не кричала. От страха на лбу Грэфа выступил пот и он крикнул:

— Джесси, ты в порядке?

— Да, все хорошо, — ответила она неожиданно спокойно. Завозившись, включая свет, девушка бросилась подбирать упавший на пол нож.

— И что, мать твою, это было? — прорычал Грэф Чеду на ухо.

Вместе с кровью по человеческим венам разносилась ярость. Ярость, а не страх. Это чувствовалось в напряжении парня, в запахе его пота.

— Он не знал, ясно? Не знал, что случится. Эта сука солгала ему!

— Я? — пронзительно вскрикнула Джесси, замерев на месте возле дивана, словно слова, только преодолев гематоэнцефалический барьер[24], дошли до её сознания.

— О ком, черт возьми, ты говоришь? — потребовал ответа Грэф, усиливая свою хватку. — И как это связано с Джесси?

— Кровь, — прохрипел Чед, и Грэф понял, что держал парня слишком сильно. Лицо Чеда побагровело из-за нехватки кислорода. — Её кровь. Сара лгала насчет заклинания.

Слова парня подтолкнули Грэфа к краю. Он слишком долго был без крови. Он был просто доведён до отчаяния. И сама мысль об этом кретине, убивающем Джесси по распоряжению другого кретина… С этим Грэф справиться не мог. Он схватил Чеда за волосы, поворачивая его голову в сторону до тех пор, пока не услышал хруст, как от пузырчатой пленки, и вонзился клыками в шею парня.

Джесси закричала, но Грэф бросил на неё предостерегающий взгляд поверх шеи Чеда, и она замолкла.

Горячая кровь быстро бежала по языку Грэфа. Он встретился взглядом с девушкой, высасывая глоток за глотком, из-за слишком сильного для него потока крови, она стекала с уголков губ и окрашивала футболку Чеда.

К чести Джесси, она не отвернулась. Она стояла там в помятом платье и выцветшем хлопковом лифчике, выглядывающим из перекошенного декольте, и смотрела на Грэфа, пока тот питался кровью Чеда. Она стиснула в руке нож, и лезвие врезалось ей в кожу. Алые капли упали на ковер к её ногам, но девушка не отреагировала.

Грэф пил сколько только мог, а затем бросил тяжелое тело мертвого парня на пол.

— У тебя есть пила? — спросил он, вытирая рот рукой.

Джесси, наконец, заметила свою кровоточащую ладонь и, вскрикнув, выронила нож. Ну, конечно, она бросила его именно тогда, когда пришло время убирать беспорядок.

— У тебя есть пила? — терпеливо повторил Грэф.

Девушка, дрожа, уставилась на тело на полу.

— Зачем?

Нет смысла подслащать пилюлю.

— Затем, что он не влезет в пакет для мусора целиком.

Джесси бросилась на кухню, и ее вырвало в раковину.

Оставив труп, Грэф последовал за девушкой, держась на почтительном и безопасном расстоянии от рвоты.

— Знаю, наверно, ты впервые видишь подобное…

— Нет, не впервые! — она обернулась, так сильно сжимая кулаки по бокам, что дрожали руки. — Я видела хуже!

— Ладно, — он осторожно шагнул к Джесси, не желая больше вызвать нового приступа гнева или рвоты. — Слушай, знаю, тебя подташнивает от такого травмирующего зрелища. Я понимаю. Действительно понимаю. Но на твоем полу труп, а еще есть пьяный псевдо-парень, любящий заглядывать без предупреждения и, очевидно, жаждущий твоей смерти. Как думаешь, каков должен быть следующий шаг? Волноваться и блевать или избавиться от тела? Тебе решать, но советую подумать, что будет наиболее полезным.

Грэф полагал, что девчонка либо даст ему пощечину, либо уступит здравому смыслу, либо и то, и другое вместе. К счастью, она выбрала второй вариант, коротко кивнув.

— Отлично. Что нам нужно?

— Пила, — повторил он. — И мешки для мусора. Четыре, если они обычные, и три, если тянутся.

— У меня вообще нет мешков для мусора, идиот, — прошипела она. — У нас уже много лет нет ничего подобного. Ты собираешься расчленить его для забавы?

"Это было бы куда забавнее, чем стоять и спорить с тобой" — подумал Грэф, но он знал, когда следует держать язык за зубами.

— Верно, прям в точку. Переходим к плану Б. Лопаты.

— Есть одна в амбаре, — подавленно ответила девушка. — Но где ты его похоронишь? Люди заметят такой большой кусок вскопанной земли.

— Точно. Ты начала соображать, а не только блевать. — Он потер подбородок, посмотрев в окно на задний двор. — Может, в лесу?

Джесси покачала головой.

— Ты не сможешь найти место. Корни слишком близко друг к другу.

— Но мы можем просто оставить его там, может, немного порезать, и пусть его найдут. — Грэф сделал мысленную пометку: больше никогда не рассчитывать на Джесси в сокрытии убийства. — Люди решат, что на него напал монстр и убил его.

— Но он собирался прийти сюда, — возразила Джесси. — Будут вопросы, почему он пошел ко мне и больше не вернулся.

— Он не приходил. Ты ждала его, даже надела красивое платье. Но когда он не пришел, решила, что Чед просто передумал, и отвергнутая легла спать.

Люди в это поверят. Грэф очень хотел сыграть на дурной славе Джесси в городе, чтобы заставить их ложь сработать, но у него еще было несколько козырей в рукаве.

По выражению лица девушки можно было понять, что идея ей не нравится. А еще, что она понимает — другого выхода нет.

— Пойдешь со мной? — неуверенно предложил Грэф. — Может, хочешь сказать пару слов или…

— И оставить следы у тела? — Джесси пристально посмотрела на парня. — Ты всерьез считаешь нас всех тупыми деревенщинами? Мужчины, которые будут прочесывать лес в поисках Чеда, охотятся зимой и могут выследить оленя лучше большинства волков.

Грэф стиснул зубы.

— Я просто пытался быть заботливым.

— Повесить на меня убийство — реально заботливо.

Девушка отвернулась, включая воду и ополаскивая раковину руками.

— Отлично. Ты уберешь рвоту, я — тело. Все честно.

Грэф вернулся в гостиную и выглянул из окна прежде, чем открыть дверь. Последнее, в чем он нуждался — выйти с перекинутым через плечо трупом и столкнуться с улыбающимся горожаниным.

О, да кого он пытается обмануть? В этом городе нет причин улыбаться.

Грэф последний раз взглянул на Джесси, прежде чем уйти. Она все еще стояла у раковины с включенной водой. Не удивительно. После покушения на убийство есть над чем подумать.

Избавление от тела заняло больше времени, чем Грэф предполагал. Найти место, куда сбросить парня, не сложно, но Джесси напугала его разговором о "CSI: Место преступления веселая ферма", заставив потрудиться. Он повалил деревья и разорвал одежду Чеда. Избив тело и обезглавив его, скрывая следы укуса на шее, Грэф остался доволен проделанной работой и вернулся в дом.

Внизу Джесси не было. Дверь в ее спальню была закрыта. Пройдя в свою комнату, Грэф стянул с себя окровавленную одежду и грудой свалил на полу. Утром он соберет ее и сожжет. А пока, хотя он и обещал Джесси, что не тронет вещи ее родителей, ему было необходимо что-то надеть. Открывая ящики комода, Грэф молился о том, чтобы был примерно одного размера с отцом девушки. И только он нашел пару пижамных штанов и футболку, которые могли бы подойти, как услышал тихий звук, похожий на работающий телевизор в другой части дома. Заскрипели пружины кровати девушки, и Грэф понял, что происходило. Она плакала. Одна в своей комнате.

Грэф сидел у подножья кровати и прислушивался. Он должен пойти к ней и узнать, все ли в порядке. Нет, это не правильно. С каких пор он что-то "должен"? Он же вампир. Разве человек спрашивает у тарелки с супом все ли в порядке, прежде чем поесть?

Шокированный, Грэф осознал, что не собирался есть девушку. Он не знал точно, когда именно исключил ее из меню, но так или иначе она оказалась в разделе "не убивать". Сама мысль о том, чтобы съесть ее, была смешна, а мысль о том, чтобы заснуть под плач девушки, вызывала отвращение.

Одевшись, он направился к комнате Джесси и мягко постучал в закрытую дверь. Она не ответила. Намеренно игнорировала, ожидая, что он уйдет, или не слышала? Грэф постучал снова и открыл дверь.

Джесси лежала на постели, свернувшись клубочком, и рыдала, прижимая руками подушку к лицу. Она не хотела, чтобы он услышал, и все еще не знала, что Грэф зашел. Он мог вернуться назад и оставить ее, убедив себя, что напряжение вечера и скуренная Чедом травка до того, как Грэф иссушил его, виновны в мимолетной потере здравомыслия, заставившей его думать о девушке не только как о возможной жертве.

Но Грэф уже подходил к кровати, и дальнейшее сопротивление было бесполезно. Он присел рядом с Джесси и опустил руку на плечо девушки.

Она вздрогнула и подняла голову от подушки.

— Что ты делаешь?

Неподдельный страх на ее лице ранил Грэфа в самое сердце, подобно деревянному колу. Он не мог подобрать слова для объяснения.

— Мне… жаль?

— Что ты здесь делаешь? — повторила девушка, сев на постели и подтянув колени к груди.

— Я хотел проведать тебя. — Почему забота о ком-то вслух должна звучать настолько неловко? — Услышал, как ты плачешь. Ты в порядке?

— Мой бывший прислал своего приятеля, чтобы меня убить — напомнила она.

— Я знаю. — Он отстранился от девушки, но его ладони, казалось, жаждали к ней прикоснуться, чтобы утешить. — Не знаешь почему?

— Теперь, когда его жена ушла? Нет. Если он не сошел с ума и не потянул за собой Чеда, я не знаю, зачем ему просить друга об этом. И зачем Чеду соглашаться. — Она поморщилась, и по щекам вновь заструились слезы.

— Ну-ну, — мягко произнес Грэф, и слова, покидая горло, причиняли боль. — Я никому не позволю навредить тебе.

Замешательства мгновенно проступило сквозь ее страдание.

— Ты угрожал убить меня.

— Да, — сокрушенно ответил он. — Это было раньше. Но, похоже, сейчас появилась конкуренция, и у меня не получается быть в тренде.

Джесси рассмеялась сквозь слезы и затихла, теребя подол.

— Так мы теперь друзья?

Друзья. Он не мог вспомнить, когда так называл кого-нибудь. Даже будучи человеком, когда это, наверно, нормально.

— Перестанешь на меня злиться?

— Придется, да? Ты спас мне жизнь. Мог бы позволить ему убить меня.

Грэф не стал указывать на то очевидное, что они уже обсуждали: он не мог позволить ей умереть, если хотел избежать подозрений. Хотелось бы, чтобы этого разговора вообще никогда не было. Он подобрался ближе к изголовью кровати.

— Не возражаешь?

— Валяй, — неопределенно ответила Джесси, и он закинул ноги на кровать, ложась рядом с девушкой. Грэф прижал ее к себе, и девушка расслабилась рядом с ним, склонив голову ему на плечо.

— Ты надел папину пижаму? — спросила она с ноткой тихого смеха в голосе.

— Извини. Моя одежда испорчена. Завтра придется ее сжечь. — Грэф обнял девушку и погладил ее по волосам. — Подумай о хорошем оправдании, зачем мы развели костер.

Зевнув, Джесси молча лежала. Грэфу даже показалось, что девушка уснула, пока та не заговорила:

— Почему Дерек хочет убить меня? Он не ненавидит меня. Бекки — да, но не Дерек… Не важно, что он говорит, он не ненавидит.

Грэф поверил ей. Дерек женился на Бекки, но у него с Джесси было общее прошлое. Долбанное прошлое, как он понял, но между ними еще не все кончено. Грэфу стало странно жаль девушку, и жаль себя. У него никогда и ни с кем не было такой связи. Он считал себя свободным. Но, возможно, он был просто жалок.

Глава 12

Джесси не знала, когда Греф покинул комнату, но раз уж она не очнулась в кучке пепла, скорее всего, он ушел до рассвета. Девушка проснулась со множеством вопросов без ответов, роящихся в голове, и нужно было позаботится об этом, прежде чем делать что-либо еще

Она вытерла рукой со лба пот, продолжая идти. День, мягко говоря, выдался жарким; просто адским. Будь проклята Бекки, угнавшая машину Грэфа. В ней же был кондиционер. Грэф не должен был участвовать в этом деле, так что Джесси придется сделать это днем.

Дерек жил в небольшом доме на заднем дворе фермы родителей жены. Когда-то давно его занимал ее пожилой дедушка, но после его смерти туда переехали Дерек и Бекки со своим выводком. Многие семьи поступили также за последние несколько лет. Селились поближе, чтобы сформировать свои собственные небольшие общины. Джесси предполагала, что так они чувствовали себя в большей безопасности.

Джесси никогда раньше не была в доме Дерека и Бекки. Ему было гораздо удобнее приходить к ней самому, так было меньше риска, что их застукают, в те далекие дни, когда они ещё думали, что никто ни о чем не знал. Снаружи дом выглядел невзрачно. Дерек, видимо, был слишком занят посиделками с приятелями, чтобы поддерживать его в хорошем состоянии. Вся обшивка дома была во вмятинах, а из под крыши виднелась неаккуратная полоса кровельной мастики, которой замазывали щель. Москитная сетка перед дверью едва держалась на петлях, и Джесси не стала утруждать себя, чтобы нажать на ржавый дверной звонок. Девушка открыла внешнюю дверь, шипя, потому та сначала застряла, а потом резко распахнулась, задев острым углом голень. Джесси надеялась, что прививка от столбняка и вправду действует в течении 65 лет.

— Дерек? — позвала она, постучав во внутреннюю ржавую дверь. — Дерек, ты дома?

В её дом Дерек всегда бесцеремонно вваливался, ожидая, что её это будет устраивать, но Джесси не была уверена, может ли она вести себя так же в его доме. К тому же здесь жила Бекки. Сейчас она уехала, но было что-то неправильное в том, что "другая женщина" войдет в их семейное гнездышко. Снова постучав и подождав пару минут, Джесси решилась и потянула за ручку двери.

Раньше в Пинансе никто не запирал двери. Но теперь, в плену монстра и с возросшим между соседями недоверием, люди не просто запирали свои двери, они укрепляли их. Поэтому когда повернулась ручка и дверь распахнулась, Джесси поблагодарила Бога, что Дерек не утратил своего подросткового ощущения бессмертия.

Внутри было темно. Простыни вместо занавесок на окнах не пропускали большую часть света; отличный выбор в такой жаркий день. И все-таки Джесси задыхалась от темноты и духоты, вонь от не вымытой посуды и не выброшенного мусора заставила её зажать рукой рот. Этот бардак Дерек не смог бы устроить сразу, после отъезда Бекки. Значит она ушла отсюда задолго до того, как покинула город.

Пробравшись через разбросанные игрушки и нестиранные полотняные пеленки, Джесси заглянула в гостиную и ванную. Спальня детей с грязными, выцветшими обоями и голыми матрацами на полу тоже была пуста. Дверь в спальню хозяев была закрыта, и Джесси постучала прежде, чем открыла её и обнаружила, что комната пуста.

Она твердила себе, что пришла допросить Дерека, выяснить, на самом ли деле он отправил Чеда убить её. Плохой план, это доказало бы, что она видела Чеда, что он напал на нее. И когда бы они его нашли, каждый бы указывал на нее пальцем, кто тогда поверил бы ей?

Уставившись на постель со смятыми простынями, которую он делил со своей женой, Джесси осознала, что пришла сюда доказать самой себе: она все ещё небезразлична ему, и он никогда бы не причинил ей вреда. Но если это так, тогда почему он выбрал эту жизнь, с Бекки, а не с ней?

Девушка смахнула с глаз слезы, проклиная свою глупость. Дерек так небрежно причинял ей боль в прошлом, когда она нуждалась в том, чтобы он выполнил все обещания, которые они давали друг другу. Но пока она пыталась собрать воедино кусочки своей сломанной жизни, он жил дальше, устав ждать. А когда она ждала его назад, он не был готов вернуться к ней, по крайней мере, не до конца. Он хотел её, но Бекки он хотел больше, и Джесси позволила самой себе поверить в ложь.

Краем глаза она заметила что-то черное, лежащее на кровати. Книга. Дерек ведет дневник? Вряд ли, но девушка подползла по матрацу ближе и потянула черный блокнот с пластиковой обложкой на трех кольцах, запутавшийся в простынях. Когда она его перевернула, в горле встал комок страха при мысли, что это может быть их свадебный альбом. А затем Джесси заметила нарисованный серебряными чернилами на обложке знак дьявола — перевернутая звезда в круге — точно такие же она постоянно видела в годы расцвета этого молодежного движения. Глупое суеверие заставило ее отдернуть руку, но, пересилив себя, она все же открыла книгу. В средней школе неудачники, фанатеющие от хеви-метал, вырезали на партах такие же символы, но дьявол никогда не материализовался в классе английского, даже если там был настоящий ад. Едва она с щелчком перевернула обложку, как ощутила внизу живота мимолетное чувство облегчения. Рядом с Я, обведенным в сердечко, было имя Сары Бонифейс. Оно было написано внизу каждой страницы.

Прийти сюда было ошибкой. Джесси отошла от спальни и направилась назад по коридору, когда звук чьих-то шагов в гостиной заставили ее запаниковать. Никогда раньше она не боялась Дерека, но сейчас, когда девушка стояла, стиснув в руках украденную вещь, она не знала, как он отреагирует. Звук шагов приближался по коридору. Такие знакомые шаги, такое знакомое дыхание. Она хорошо его знала, даже слишком. Сердце девушки колотилось в груди. Дерек не знал, что она здесь. Джесси могла бы спрятаться в ванной и уйти, когда его не будет. Но как она объяснит все, если он ее обнаружит?

Слишком поздно. Дерек вышел из-за угла и посмотрел на девушку широко распахнутыми от шока глазами, скользнув пристальным взглядом к книге в ее руках. Она все поняла. Как и он.

Джесси бросилась к нему изо всех сил и врезалась плечом в грудь Дерека, наклоняясь вниз и резко выпрямляясь, так, как он учил ее, когда играл в футбольной команде. Только вот теперь на нем не было защиты и шлема, как на тренировке, и он, громко охнув, отшатнулся, позволив девушке выбежать в дверь. Пластмассовые уточки на веревке обмотались вокруг ее лодыжки, и Джесси болезненно приземлилась на колено под хоровое кряканье. Книга выскочила из ее рук, но она успела схватить ее, прижимая к груди одной рукой. Дерек поймал Джесси за майку, и, мотнув ногой, сбрасывая уток, девушка ринулась к двери. Она открыла ее и с силой хлопнула ей по лицу Дерека, а затем рванула через заросшую лужайку.

Горячий воздух обжигал легкие, с каждым шагом колено пронзала боль, но Джесси знала, что Дерек силен и непременно будет ее преследовать, значит надо продолжать идти. Комки глины били по ее ногам, пока она бежала к дороге. Бросившись через нее, девушка перепрыгнула канаву с другой стороны и устремилась в кукурузное поле.

— Джесси, — позвал ее Дерек позади самым спокойным тоном из всех, что она слышала. — Джесси, вернись, детка. Я тебя не трону!

"Ну да, конечно" — подумала девушка, продолжая бежать. Странно, но сейчас она вспомнила обещание Грэфа: "Я никому не позволю навредить тебе". Джесси доверяла ему гораздо больше, чем преследовавшему ее мужчине, и она заставила свое измученное тело двигаться. Застряв между двумя плотно посаженными рядами кукурузы, она не видела другого выхода, кроме как продолжать бежать вперед, раздвигая гладкие зеленые листья, чтобы они не били по лицу.

Сразу за полем начинался склон, по которому девушка попыталась вскарабкаться, хватаясь за высокую траву одной рукой, а другой прижимая к себе блокнот. На сапоги налипла мягкая глина, а трава, за которую держалась Джесси, вырвалась с корнем, поэтому она цеплялась до боли в плечах за саму землю, пока не добралась до вершины. Еще несколько сотен футов и она будет в безопасности дома. Девушка побежала по грунтовой дороге, она бы ни за что не приблизилась к деревьям, рискуя увидеть мертвого Чеда, даже если бы вопрос стоял между жизнью и смертью. Каждый ее инстинкт кричал, моля оглянуться, посмотреть, преследует ли ее Дерек, но это было бы ошибкой — она чувствовала сердцем. Если она обернется и увидит его, то обязательно споткнется, и он ее догонит. Она не позволит этому случится, не теперь, когда она так близко к безопасности.

Лужайка перед домом никогда не казалась настолько гостеприимной, как сейчас, когда ноги девушки наконец ступили на траву, а ее тело жаждало опустится на землю, чтобы передохнуть, приютившись под раскинувшимися ветвями дуба в ярде от нее. Но, вопреки этому желанию, Джесси ускорилась, дыхание хрипами вырывалось из легких, а последние несколько шагов до крыльца едва не убили ее. Девушка добралась наконец до двери, распахнула ее и вдохнула так глубоко, как только могла, чтобы закричать "Грэф!", когда Дерек догнал и сбил ее с ног.

Намотав на руку хвост Джесси, Дерек потянул ее голову назад и с силой впечатал лицом в пол. А затем он резко слетел с девушки, и, почти теряя сознание от парализующей ее боли, Джесси знала, что Грэф спас ее, что теперь все будет хорошо.

Она перевернулась на спину как раз вовремя, чтобы увидеть, как Грэф открыл рот и вонзился клыками за ухом Дерека. Плечи вампира задымились от дневного света, проникающего в окна, но, казалось, это нисколько его не удерживало от крови парня. Прежде чем Джесси успела предупредить, Дерек сорвал со стены возле двери табличку "Дом, милый дом" и ударил ею по лицу Грэфа. Когда оглушенный вампир отпустил парня всего на мгновенье, тот толкнул его локтем в грудь, выскочил в дверь и перепрыгнул через перила, сделав кувырок на земле, а Грэф устремился следом.

Джесси поднялась на ноги и успела схватить его прежде, чем он спрыгнул с крыльца. С трудом оттащив его от перил, повалила их обоих на пол, накрывая парня своим телом, попытавшись закрыть его.

— Что ты делаешь? — закричала девушка, пока Грэф старался из-под нее выбраться. Она вскочила на ноги почти так же быстро, как и парень, и встала в дверях. — Смерти хочешь?

— Теперь он знает кто я! Я должен догнать его! — заспорил Грэф, но больше не предпринял попытки выйти.

— Ты не сможешь поймать его прежде, чем сам сгоришь.

Джесси понимала, что он уже сдался именно по этой причине, но было такое чувство, что об этом непременно нужно было сказать вслух. Они не опустили руки. Но другого выхода не было.

— Посмотри на себя, — произнес Грэф, потянувшись к лицу девушки. Она вздрогнула, и от прикосновения его пальцев стало еще больнее.

— Он всем расскажет, — сказала Джесси, игнорируя руку парня, мягко обхватившую ее скулу. — Нужно уходить отсюда.

— Куда? Сейчас середина дня — я не могу выйти, — он произнес это так, словно говорил ребенку, что вечеринка на день рождения не состоится. Нежно, сочувственно, но твердо. — Давай приложим лед к носу.

Джесси поразилась, с каким спокойствием Грэф доставал лед из морозилки и кухонные полотенца из ящика.

— Аптечка есть? — спросил он.

Девушка кивнула.

— В ванной.

— Тогда пошли наверх, — бодро и жизнеутверждающе сказал Грэф. Джесси ожидала, что он добавит "Делай, как я сказал" и, может, даже исполнит танец защиты самца. Его доброта просто поражала.

Она показала, где находится аптечка, и внимательно наблюдала, как Грэф достает проспиртованные тампоны и бинты. Девушка занавесила единственное окно полотенцем, а затем взглянула в зеркало: длинная царапина на лбу, свернувшаяся кровь в носу, и две длинные дорожки крови, стекающей по губам и вниз по подбородку.

— Сядь, — приказал Грэф, опустив крышку унитаза. Джесси подчинилась, и он, распечатав тампон, мягко приложил его ко лбу девушки.

— Нужно заколотить окна и приготовиться обороняться, — сказала она, затаив дыхание от жгучего холода.

— Почему ты так говоришь? — нахмурился Грэф, стирая кровь и грязь с раны.

Джесси вспомнила о книге, лежавшей внизу, она уронила ее на пол и забыла. Если бы кто-нибудь вошел в дом и увидел ее, Джесси стала бы мировым злом. Она была права насчет Сары.

— Я кое-что нашла у Дерека дома. Блокнот. Он хочет вернуть его назад и может использовать то, что он у меня, против нас.

— Что за блокнот? — Грэф наклонился ближе и подул струей прохладного воздуха на лоб девушки. — Легче?

— Мама делала так с перекисью, — неуверенно ответила Джесси.

— Люблю посюсюкать. Подожди, ты сказала "у Дерека дома"?

Джесси затаила дыхание, ожидая, когда он посмотрит в ее виноватые глаза.

— О, да ладно. Ты же туда не ходила, — хмурый взгляд Грэфа сменился разочарованным.

— Мне нужно было все выяснить. Я не жду твоего понимания, — она посмотрела вниз на свои руки. Они были все в ссадинах после борьбы.

— Твою мать, Джесси! — Грэф что-то швырнул в раковину, и оно с громким звуком отскочило от керамики.

— Не ори, — коротко бросила девушка. Это должно было помочь ему не слишком выходить из себя, не повышать голос. Если он не сдержится, она тоже не сможет оставаться спокойной. Ответит ему той же монетой, но Джесси не знала, хватит ли у нее сил на еще одно сражение.

К счастью, его гнев, похоже, поутих.

— Это было глупо, — прокомментировал он, опускаясь на колени и беря ножку Джесси в руки. — Теперь твоя лодыжка выглядит неважно.

Девушка вздрогнула и отдернула ногу. Он был прав, лодыжка выглядела неважно: опухла и посинела, вся в кровоподтеках. Сняв с Джесси ботинки, хотя мог бы это сделать и поаккуратнее, Грэф отбросил их в сторону, придерживая прохладной рукой голень.

Джесси закрыла глаза, но все же не смогла сдержать слез.

— Ну-ну, не плачь, — пробормотал Грэф, обнимая девушку. Джесси склонила голову ему на плечо. И не смотря на холодное тело парня и пропитанную кровью рубашку, она чувствовала себя в безопасности. В большей безопасности, чем за все эти годы. — Для парня это слишком, — прошептал он. — Мы же не будем обниматься-и-плакать каждый день, да?

Вопреки поселившейся под ребрами тоске, Джесси рассмеялась.

— Забавно.

Дыхание парня, касающееся ее волос, было непривычно теплым.

— Ага, ну, не говори моим друзьям. Если они узнают, мой вампирский имидж будет разрушен, — Джесси вновь рассмеялась, и он продолжил: — Я серьезно. Как если бы кто-то узнал, что ты утешаешь мороженое.

— Это я-то мороженое? — спросила она, засопев. — Не слишком лестно.

— Я мог бы сказать "кусок говядины", но я джентльмен, — немного отстранившись, он приподнял пальцем подбородок девушки. — Отлично. Земляничное мороженое с сиропом.

— Это не лучше, — начала она. — А как насчет…

Его губы нежно коснулись ее, и остальная часть предложения потерялась в резком вздохе удивления. Поцелуй закончился так же быстро, как и начался.

— Извини, — Грэф избегал ее взгляда. — Твоя лодыжка, верно.

Она молча сидела, пока Грэф возился с аптечкой. Он достал эластичный бинт и начал его разматывать. Удивительно быстро парень перевязал вывихнутую лодыжку и зафиксировал бинт, а затем губкой стер с лица кровь, вот только в его действиях теперь не хватало той чуткой заботы, что он проявлял прежде.

К этой резкой перемене не так уж сложно было приспособиться. Дерек всегда мастерски сначала проявлял свои чувства, а затем спешно ретировался.

Сам факт того, что она сравнивала Грэфа с Дереком, беспокоил её больше, чем должен был.

— Стоит подумать о том, что будет, когда Дерек расскажет в городе, что ты вампир, — сказала она, поняв намек Грэфа сохранять дистанцию.

— Зависит от того, поверят они или нет, — Грэф бросил губку в раковину. — Если Дерек не настолько глуп, чтобы рассказать им, как он это выяснил.

— Он не станет. Придумает какую-нибудь историю, — Грэф считал, что они просто не поверят. — Может, конечно, они и решат, что он пьяный. Или глупый. Но у нас всё ещё есть тот блокнот. — Они уже в курсе, что он тупой… Но ты права. В конце концов, мы могли просто подраться. А что такого в том блокноте, что он из кожи вон лезет, чтобы сохранить это в тайне?

— Не знаю, но он принадлежал Саре, — Джесси прочистила горло. — Саре Бонифейс, я рассказывала тебе о ней. Все считали её ведьмой, и из-за того, что происходило в городе…

— Точно, разгневанная толпа. "Ату ее!" Ясно, — он потер подбородок. — Ладно, и что, ты думаешь, мы должны делать? Спрятаться где-то в другом месте?

От мысли о том, чтобы покинуть свой дом, девушка задрожала всем телом в панике.

— Нет! Нет, безопаснее остаться здесь.

— Почему?

Хороший вопрос, на который Джесси не была готова ответить. Если не здесь, тогда где она смогла бы почувствовать себя в безопасности?

— Здесь есть ружье. И патроны.

— Ага, и мы можем взять их с собой, — возразил ей Грэф. — Здесь должно быть бомбоубежище или пещера, или какое-то другое место, где мы можем спрятаться, и никто не будет нас искать.

— До каких пор? Пока они не сдадутся? Куда бы мы ни пошли, они найдут нас. У нас ограниченный выбор, а у них неограниченное время для поиска, — она не осознала этого, пока не произнесла вслух. Джесси просто хотела остаться здесь, где она чувствовала себя в безопасности, где казалось, что ничего плохого не может случиться с ней.

Грэф мгновенье раздумывал, а затем согласился.

— Да, наверно, ты права. Я не беру в расчет "крысиную ловушку", как вы все привыкли. И не думаю, что мне это понравится.

— Никому из нас не нравится. Но все, что мы можем: подождать и посмотреть, что будет, — она ненавидела ждать. Ненавидела всю ситуацию в целом. — Если мы начнем сооружать здесь баррикады или сбежим, будет похоже на то, что мы действительно виновны. Будет чертовски проще отрицать, что ты вампир, если мы не станем делать ничего из ряда вон.

— Не могу сказать, что когда-нибудь уже оправдывался перед упрямыми присяжными, — Грэф вышагивал по ванной, постукивая указательным пальцем по губам. — Обычно, люди не понимают, что я вампир, до тех пор, пока я их не съем.

От этих слов ее замутило.

— Я больше никогда не смогу есть мороженое.

Он поднял глаза и сказал:

— Извини.

— Не стоит, — Джесси с трудом поднялась, не в силах больше сидеть на одном месте.

Она ожидала, что Грэф предложит ей руку, чтобы помочь, но вместо этого он вновь поднял ее на руки.

— Давай доставим тебя туда, где ты сможешь закинуть ногу повыше. Если нам придется сражаться, то будет легче на двух работающих ногах.

Он донес девушку до дверей её комнаты, но, увидев струящийся солнечный свет, развернулся и направился к родительской спальне. Джесси открыла рот, чтобы запротестовать, но Грэф прервал её прежде, чем она смогла даже начать.

— Знаю, у тебя личные проблемы. Это ужасно, и мне тебя очень жаль. Но недостаточно жаль, чтобы я решился поджариться дважды за один день. Можешь побыть здесь, пока я сплю, так что, если будет что-нибудь нужно или что-то случится, я смогу добраться до тебя.

— Если деревенские жители в ярости ворвутся сюда с вилами и факелами? — Джесси сдержала болезненный стон, когда Грэф опустил её на матрац.

Он усмехнулся уголками губ.

— Не шути так. Такое правда бывает.

Их взгляды встретились, всего на секунду, и девушка потянулась, пытаясь соприкоснуться губами, но Грэф отвернулся.

— Я хочу поцеловать тебя, — сказал он, прежде чем его отказ смог причинить ей ещё большую боль. — Хочу больше, чем просто поцеловать. Но только не из-за того, что Дерек тебя обидел.

— Дело не в нем… — начала было Джесси, но он покачал головой, остановив её.

— Это признание перед человеком далось мне нелегко. Не осложняй этот отказ еще больше, — Грэф поцеловал ее в лоб, а затем схватил подушку и подложил её под ступню девушки. Сорвав с постели покрывало, он направился к двери.

— Куда ты? — немного отчаянно спросила Джесси.

— Я буду в коридоре, если тебе что-нибудь понадобится.

Как только за ним закрылась дверь, Джесси откинулась на подушку, уставившись на пористый потолок и слушая, как Грэф устраивается по ту сторону двери.

Глава 13

Грэф не мог заснуть, и не только потому, что каждый стык и шов на паркете объявил его спине вендетту.

Что, черт возьми, произошло? Он был сосредоточен каждую секунду последние несколько дней, внимательно всех изучая. Джесси не оказала никакого гостеприимства, когда он попал в город. И она не была милой… Может, ему и не нравятся милые. Ему определенно нравится Джесси.

Может быть, это было что-то вроде раздражительности от долгого одиночества. Возможно, это неизбежно: если ты застрял с кем-то на достаточно долгое время, он начинает тебе нравиться. Либо так, либо ты сойдешь с ума.

Всё, что ему было известно: когда он увидел Дерека, прикасающегося к Джесси, он захотел его убить. Как и прошлой ночью с Чедом.

Вот в чем дело. Грэфу было просто жаль девушку, потому что уже двое пытались убить её с тех пор, как он приехал.

Нет, он не смог бы убедить себя в этом. Обычно он терпеть не мог беззащитность. Если бы он так не зависел от девчонки, то убил бы её в первую же ночь, как только попал сюда. И у неё не всё в порядке с головой. Она так привязана к этому чертовому дому, к прошлому. И она человек.

Так почему же он хочет войти в эту спальню, обнять девушку и сказать, что все будет хорошо? Ничего другого — он не это имел ввиду, когда говорил, что не хочет быть утешением вместо Дерека. Это гораздо больше, чем беспокойство. А почему бы и не увлечься своей добычей, образно говоря? Ее отвергли, ей было больно, и она была на все готова. Так просто утешить. Но он не мог сделать этого.

На какое-то время Грэф задремал, а затем вновь проснулся в темном коридоре. Его внутренние часы сообщали ему, что солнце еще не село. Мягкий раскат грома заставил его подняться на ноги и, разминая позвонки спины, подойти к окну в комнате Джесси. Снаружи огромные капли дождя барабанили по дому, а небо было затянуто серыми грозовыми облаками. На туалетном столике были расставлены фотографии в рамках со множеством слоев белой краски. Джесси и Дерек в мантиях и шапочках выпускников, широко улыбающаяся Бекки рядом с Джесси. Дерек и Джесси на выпускном вечере. Джесси с родителями. Грэф поднял выпускное фото и хлопнул рамкой о ладонь.

Вместе с этой фотографией он направился в комнату, где лежала спящая Джесси с раскрытой книгой в мягкой потрепанной обложке, накрывающей ее лицо. Против воли его губы изогнулись в улыбке, и он снял с девушки книгу, удивляясь, как она не задохнулась. Этого оказалось достаточно, чтобы разбудить ее, и, затрепетав, ее веки открылись.

— Я заснула.

— Я заметил, — он положил раскрытую книгу страницами вниз на прикроватную тумбочку.

— Который час? — девушка села на постели, зевая.

Грэф взглянул на часы.

— Если они не врут, 5 часов.

— Они не врут, — нахмурившись, девушка посмотрела на фотографию, которую Грэф все еще держал в руках. — Рылся в моей комнате?

— Я проверял погоду и случайно увидел, — он присел напротив Джесси. — Отличное фото.

Грэф ожидал, что Джесси будет расстроена, возможно, даже немного поплачет по мудаку Дереку. Но она почти улыбалась, рассматривая фотографию.

— О, старые добрые времена.

— Так, что тогда между вами произошло? И что происходит сейчас? — он забрал рамку из рук девушки и поставил ее на тумбочку.

— Обычная ерунда, — ответила она, пожав плечами.

— Я не считаю обычным, когда лучшая подруга уводит твоего парня.

С другой стороны он не был экспертом по женской дружбе. В отношениях Софии с другими женщинами он видел только разговоры за спиной и сплетни.

— Она не уводила его. Я его бросила, — теперь в ее голосе слышалась другая печаль, когда она упоминала о Дереке. Словно она говорила о человеке, который ошибся когда-то очень давно, а не этим утром. — После смерти родителей, он пытался. Хотел быть со мной, но мы были очень молоды. И застряли здесь… Слишком много всего навалилось.

— Ты потеряла родителей, — произнес Грэф, с удивлением принимая сторону Джесси. — Он же не мог ждать от тебя…

— Нет, я знаю. Все так говорили. Но если я не была для него хорошей девушкой, то как я могла ожидать, что он будет для меня хорошим парнем? Я замкнулась в себе на многие месяцы. Не хотела выходить из дома или впускать кого-нибудь, — она помолчала. — Это не слишком изменилось. Если бы мы остались вместе, я, возможно, так и не впустила бы его. А насчет колледжа: когда все случилось, я вернулась сюда, — голос девушки дрогнул, стоило ей вспомнить об этом. — А на утро, когда мне нужно было уезжать, оказалось, что мы в ловушке.

— Тяжелые времена.

— Это ты мне рассказываешь? — Она горько рассмеялась. — Мое поступление в колледж стало началом конца наших отношений с Дереком. Он думал, что получит большую стипендию за заслуги в футболе, но не вышло. Поэтому он стал работать на ферме у родителей Бекки. И там…

— Хорошо "потрудился" с Бекки.

Джесси кивнула и поморщилась.

— Удивительно, насколько все очевидно, когда оглядываешься назад. Тогда мне казалось, что все идеально. Он собирался заработать на переезд ко мне в Колумбус. Но, думаю, его всегда немного тянуло к Бекки, как и ее к нему.

Громкий раскат грома раздался незадолго до стука в дверь внизу, и они оба вздрогнули.

— Я открою, — Грэф поднялся на ноги. — Оставайся здесь, пока не скажу иначе.

Будь он проклят, если хоть кто-нибудь причинит ей боль. Когда он уже дважды спас ей жизнь, после покушений на убийство. Трижды, если монстра можно назвать "убийцей".

Почти спустившись, он понял, что на нем все еще была окровавленная футболка, поэтому стянул ее через голову и швырнул назад, надеясь, что она упала запачканной стороной вниз.

Гость снова постучал, когда Грэф спустился вниз и немного задержался, чтобы пнуть блокнот под диван. Еще один нетерпеливый стук. И он открыл дверь, как раз тогда, когда вновь постучали.

— Да что тебе надо? — прорычал Грэф прежде, чем успел понять, кто перед ним стоит.

Фигура Джун была полностью скрыта под толстовкой и дождевиком.

— И я рада тебя видеть, — она указала на стоящую позади нее троицу. — Ничего, если мы войдем? Им нужно поговорить с Джесси.

— Она в постели, — ответил он, точно зная, что они подумают, увидев его без рубашки. — Может, придете позже?

— Ну, мы не хотели мешать, — сказала Джун с усмешкой.

— Дело очень важное, сынок, — Шериф Том Стоук подошел к двери, отстранив Джун с дороги. "Сынок" действовало Грэфу на нервы, тем более что мужчина даже не догадывался, насколько Грэф его старше.

Он преградил путь, вставая перед дверью.

— В чем дело?

— Так много интересного нужно обсудить с Джесси, — ответил другой мужчина, а Джун пожала плечами.

— Сейчас позову ее, — сказал Грэф, открывая дверь и следуя по пятам внутри, где шериф Стоук исследовал гостиную так, словно был на месте преступления. — Чувствуйте себя как дома. Я на минутку. Ей понадобится помощь. Неудачно упала.

Он надеялся, что Джесси услышала его наверху. Не сомневался, что она слушала. Когда Грэф поднялся по лестнице, она уже стояла в дверях.

— Кто там внизу? — спросила она чуть громче, чем обычно. «Показывает, что ей нечего скрывать,» — предположил он.

Грэф поднял футболку, которую было просто необходимо спрятать, и сунул ее под кровать, прежде чем подойти к девушке, чтобы помочь ей спуститься вниз.

— Какие-то парни и Джун.

Он заметил дрожь Джесси, когда поднял ее, удерживая в колыбели своих рук, и прижал к груди. Грэф надеялся, что девушка дрожала от сдерживаемого желания, а не от страха при упоминании Совета, но, скорее всего, все же последнее.

Стоило им зайти в гостиную, и Джун, придерживавшая дверь, ахнула.

— Милая, что с тобой случилось?

— Упала, — ответила Джесси, беззаботно рассмеявшись. — Залезла на сеновал, чтобы собрать яйца, и не удержалась.

— Свалилась прямо вниз, — добавил Грэф. — Думал, пока доберусь до нее, она уже умрет.

Один из мужчин, что уже говорил раньше, прокашлялся.

— Ну, жаль об этом слышать, но пора перейти к делу. Никто из нас не хочет оказаться на улице после заката, учитывая что недавно случилось.

— Почему, что случилось? — спросила Джесси, пока Грэф усаживал ее в кресло. Ложь слетала с ее языка легко и убедительно. Это удивило Грэфа и испугало его, но совсем немного. Он никогда не встречал лжеца лучше, чем София, а Джесси была довольно близка к ней.

Прежде чем мужчина успел ответить, Джесси рассмеялась, поразив всех присутствующих.

— Простите. До меня только сейчас дошло, что мой друг не знает большинство из вас. Это Грэф.

— Мы уже встречались, — сказал Стоук, поглаживая рукой рыжеватую бороду. — А это Дэн Бич и Уэйд Кук.

— Рад встрече. Хотелось бы надеяться, что по хорошему поводу, — сказал Грэф, а затем быстро добавил: — Но, полагаю, что нет.

— Нет, сынок. Мы здесь, потому что кое-кто еще пропал, — Том пристально посмотрел на Джесси своими глазами-бусинками. — Чед Шелби.

Сердце Джесси даже не екнуло.

— Что? О боже! И куда же он ушел?

— Мы не думаем, что он куда-то ушел, — сказал мужчина по имени Уэйн, почесав голову с короткими волосами. — Скорее всего, с ним что-то случилось.

— Когда он пропал? Кто-нибудь сообщил его матери? — спросила Джесси, посмотрев поочередно каждому из мужчин в глаза.

— Она знает, — ответил Том, шевеля только усами, когда говорил.

— И как она? — спросила Джесси, словно и не подозревала, что они пришли сюда, чтобы допросить ее об убийстве.

На мгновенье Грэф задумался над тем, что выглядел виноватым с самого начала. И Джун, черт возьми, это видела. Она переместила вес своего тела с одной ноги на другую и сняла капюшон.

— Неважно, Джесси. Именно поэтому мы и здесь, — Том посмотрел на двух других мужчин, словно ища поддержки. — Нам известно, что Чед собирался встретиться с тобой вчера вечером после поисков Бекки. А еще мы знаем, что он не вернулся.

— Он сейчас здесь, Джесси? — спокойно спросила Джун.

— Нет, его здесь нет, — ответила она, бросая честные и удивленные взгляды. — Его вчера вообще не было. Я ждала его какое-то время, но Чед так и не пришел. В последний раз я видела его вчера утром, когда он принес вещи с аукциона.

Мужчины обменялись взглядами. Было что-то, что они не хотели ей рассказывать, ожидая, что она сама проговориться. Грэф заволновался бы, если бы не был уверен в том, что впечатление о недалекой Джесси обманчиво.

Том щелкнул языком и облокотился руками о колени.

— Но Дерек сказал, что провожал Чеда и видел, как тот зашел в твой дом.

— Ну, раз уж Дерек сказал, это наверняка правда, — ответила Джесси, отбросив всякое притворство дружелюбности.

Дэн не выдержал и влез в разговор:

— Мы не говорили, что больше верим его словам, чем твоим, Джесси. Черт, мне интересно, какого хрена он тут ошивался, когда пропали его жена и дети. Но мы должны все проверить.

— Конечно должны. Вам, мужчинам, реально нравится держать здесь все под контролем. Но должна сказать, это просто оскорбительно: вы пришли сюда в полной уверенности, что я что-то сделала с Чедом, — она помолчала. — Вы же поэтому пришли, верно? Или надеялись найти его здесь, чтобы можно было побежать в город и распустить сплетни?

— Ну, ты же знаешь, мы не из тех, кто… — начал было Том, но Джесси его прервала:

— Ага, вы не из тех, кто верил каждому полуправдивому слову Дерека последние пять лет. Я не видела ни Дерека, ни Чеда вчера вечером. И, думаю, к лучшему, ведь мой новый друг такой симпатичный. Мы быстро поладили, и он совсем не в восторге от приходящих сюда парней.

Грэфу было интересно, что девушка будет делать с этой ложью — ладно, может, и не совсем ложью, ведь ему действительно не понравились те два парня, что приходили сюда — когда все выяснится.

Джесси ухмыльнулась.

— И если встретите Дерека, увидите, что сделал с ним Грэф сегодня утром, обнаружив здесь.

— Он сказал, что это сделало Оно, — усмехнулся Уэйд. — Полагаю, не хотел признаваться, что получил под зад.

Не похоже, что Тома также позабавила эта драка, как члена совета.

— Если вам не нужны проблемы, то с этого момента держитесь друг от друга подальше, ясно?

— Это маленький город, шериф, — ответила Джесси, встречаясь с ним холодным взглядом. — Поверьте, мы не жаждем на него нарваться.

Том поднялся, протягивая руку Грэфу.

— Я предупредил, держись от греха подальше, и проблем не будет.

— Так далеко, как только смогу, шериф, — ответил Грэф, но не смог скрыть сарказма. Это все нервы.

Члены совета вышли друг за другом на улицу вслед за Томом, но Джун обернулась.

— Вы только что объявили себя врагами, — предупредила она. — И на вашем ковре кровь.

А затем закрыла дверь и ушла.

— Мы в дерьме, — прошептала Джесси, с ужасом посмотрев на Грэфа от дверей. — В глубоком дерьме.

Он приложил палец к губам и подошел к окну, чтобы убедиться, что их никто не слышит. Все четверо шли через лужайку, Том активно жестикулировал своими короткими руками, а остальные ему поддакивали. Джун снова натянула капюшон и дождевик и шла, засунув руки в карманы.

Грэф повернулся к Джессе.

— Ты все сделала отлично. Да я сам почти поверил, что ты вчера не видела Чеда.

— Они могли бы сказать, — ответила девушка, дрожа, — что я лгу все время. Они слишком осторожны, чтобы мне поверить. И Джун заметила кровь на ковре.

— Да, но она не сообщила об этом другим, — почему Джун этого не сделала, Грэф понятия не имел, но и жаловаться не собирался. — Она точно знает, что со мной что-то не так. Я вижу это по тому, как она смотрит на меня. Но, похоже, не готова поделиться этим с остальными. Думаю, она не слишком уважает своих приятелей из городского совета.

— Они тоже не слишком ее уважают, — согласилась Джесси. — Том считает, что Джун сует нос, куда не надо.

— Так и есть, и именно поэтому хорошо, что она на нашей стороне.

"…если она на нашей стороне," — подумал Грэф, но ни к чему было говорить это вслух, чтобы не усугублять паранойю Джесси.

— Дерек не сказал, что ты укусил его, — внезапно Джесси побледнела. — О боже, у него же был укус. Он заявил, что это сделал монстр, и это отводило от нас подозрения. Но я сказала, что это ты.

— Все в порядке. Они, кажется, были рады поверить, что Дерек был наказан.

Если бы кто-нибудь поинтересовался у него, Грэф ответил бы, что был счастлив отхватить кусок от Дерека. Вряд ли это помогло бы ему выглядеть обычным парнем в городе, но уж точно удержало бы людей от "наездов" на них.

— Они найдут тело Чеда здесь, недалеко от дома, и выяснят, что это сделали мы, — она обхватила голову руками. — Жаль, что мы не можем сбежать подальше отсюда и никогда не оглядываться.

— Сказала девушка, не желающая покидать дом всего несколько часов назад, — Грэф обнял ее за плечи. — Все будет хорошо. Просто веди себя так же, как сегодня вечером. Не думаю, что видел лжеца лучше.

— Спасибо? — неуверенно сказала девушка.

— Поверь, это много для меня значит, — он отстранился. — Думаешь, нам стоит поговорить с Джун? Договориться с ней?

— Не знаю. Думаю, это неплохая идея. Но что мы ей скажем? Привет, он вампир, никому не говори? — Джесси прикусила губу. — Может, спросить ее, что от меня было нужно Совету, и стоит ли мне волноваться об этом? Можем пойти к ней, когда я закончу работу по дому.

— И как ты собираешься выполнить работу по дому с вывихнутой лодыжкой?

Грэфу не нравилась идея о "прогулке" Джесси. Если у них такие большие проблемы, как они считали, то ей стоило хотя бы попытаться позволить ноге зажить.

— Справлюсь. Не в первый раз ногу подвернула. Цыплята хотят есть независимо от того, как ты себя чувствуешь.

Вот она — логика девчонки с фермы.

Грэф гадал, в курсе ли Джесси, насколько глупо все это прозвучало.

— Слушай, гроза похоже не утихает. Безопаснее будет, если я тебе помогу.

— Но сейчас день.

— Облака меня защитят. А если нет, у тебя станет одной проблемой меньше, верно? — Грэф рассмеялся, но это прозвучало неубедительно, когда Джесси не поддержала его шутку.

Девушка вздохнула и ответила:

— Ну, если ты уверен, что будешь в порядке, — хотя было очевидно, что она не хотела его помощи и считала, что не нуждалась в ней.

Грэф взял в комоде наверху чистую футболку, а затем помог Джесси добраться, прихрамывая, до сарая. Они почти прошли половину заднего двора, когда девушка тихо простонала:

— О, нет.

Грэф уловил сильный запах крови в наэлектризованном воздухе. Теплый дождь поливал белые и коричневые перья, разбросанные перед дверью сарая.

Подойдя к птицам, Джесси наклонилась и подняла обмякшую тушку.

— О, нет, — повторила она, и в ее голосе слышались непролитые слезы.

— Не думаю, что здесь было Оно, — сказал Грэф, осматривая двор. — Я не заметил никаких следов или запаха монстра.

— Ты чувствуешь его запах? — спросила Джесси, опустившись на одно колено и осматривая другого мертвого цыпленка.

— У него очень специфический аромат, — встав рядом с девушкой на колени, Грэф осторожно поднял оторванное крыло. Фу, куриная кровь. — Знаешь, оно просто кишит сальмонеллами.

Девушка присела на пятки, болезненно поморщившись, когда задела свою поврежденную лодыжку.

— Нет, Оно забирало у меня цыплят и раньше. Все, что от них оставалось: лапки и перья. Остальное Оно съедает. Это сделал кто-то другой.

— Ребята из Совета? — Не самый лучший способ добиться своего переизбрания, но ведь раньше они кое-кого казнили за колдовство и все же набрали голоса.

Она покачала головой.

— Нет, мы видели, как они уходили. У них просто не хватило бы времени, чтобы запутать следы. Это предупреждение.

— О, как мило со стороны Дерека, — Грэф помолчал. — Ты же на него думаешь, не так ли?

Джесси кивнула.

— Давай заберем их в сарай и начнем разделывать. Нет смысла мясу пропадать.

Грэф помог девушке, без особого энтузиазма, занести цыплят в сарай. Пятнадцать бедных тушек, искромсанных на куски долбанным убийцей цыплят.

— Иди в дом и достань большую серебристую кастрюлю из-под раковины, — распорядилась Джесси. — Наполни её водой и поставь кипятиться, чтобы мы смогли ошпарить тушки. А я пока сверну шеи тем, у кого они еще остались.

На самом деле он предпочел бы быть там, где никто никому не сворачивал шеи. Разве что этим бы занимался он, а шея принадлежала бы Дереку. Грэф вышел из сарая под дождь, и запах монстра сразу же ударил ему в лицо.

— Джесси, нам сейчас же следует вернуться в дом! — прошипел он через плечо.

И едва он заговорил, Оно завернуло за угол дома. Грэф вернулся в сарай и зажал ладонью рот Джесси прежде, чем она успела произнести хоть слово.

— Слушай очень внимательно, — прошептал он. — Оно сейчас снаружи. Прямо в эту секунду. Где лучше всего спрятаться?

Девушка подняла палец, указывая наверх. Грэф перекинул её дрожащее тело через плечо и поднялся по лестнице на сеновал. Добравшись до верха, он опустил её вниз на кучу сложенных мешков и прошептал:

— У Кинг Конга это выглядело намного проще.

— Быстро прячься за двигатель.

Она указала пальцем на ржавый тракторный двигатель, стоящий на помосте из шлакоблоков. Эта груда металла была обмотана веревкой с тех самых пор, как ее подняли на сеновал, чтобы оставить здесь забытой.

Грэф позволил девушке заползти за двигатель, прямо к стене. Если каким-то образом Оно заберется к ним, то, чтобы добраться до Джесси, ему придется пройти мимо Грэфа. Скорее всего, Оно все равно достанет девчонку, но, по крайней мере, он сможет побороться.

Джесси прижалась лицом к щели между досками, сквозь которую просачивался свет, и выдохнула:

— Боже мой. Там Дерек.

«Отлично,» — это было первой мыслью Грэфа. А затем он подумал, как это будет выглядеть, если Дерек умрет на участке Джесси, а недалеко от ее дома обнаружат тело Чеда.

— Я спущусь туда.

— Нет… — решительно прошептала Джесси. — Не стоит. Оно

Оно не видит его?

— Нет-нет. Оно… — она прикрыла рот. — Оно… следует за ним!

Грэф присоединился к ней у стены. Снаружи Дерек, идя на пять шагов впереди твари, медленно шел вокруг дома. Они обошли его два или три раза, а затем направились к сараю.

Грэф прижал палец к губам, предупреждая, хотя и так был уверен, что Джесси не смогла бы ничего сказать, даже если захотела бы. На ее лице ясно читались шок и замешательство, а еще ярость, словно она догадывалась о том, что происходит.

Это замечательно, потому что Грэф уж точно ни черта не понимал.

Дерек вошел в сарай, и Грэф с Джесси пригнулись.

— Джесси? — осторожно позвал он. — Джесси, детка, ты здесь?

Пальцы Джесси сжались в кулак, когда она присела возле Грэфа.

— Милая, нам нужно поговорить о том, что произошло сегодня утром, — продолжил Дерек, тяжело ступая ботинками по половицам. — Мы оба вспылили, вот и всё. Я сперва принял тебя за грабителя, знаешь ли. Мы просто перенервничали и плохо отреагировали. Почему ты не выходишь, моя сладкая?

И только Грэф подумал, что этот осел будет ходить внизу, разговаривая с самим собой, целый день, как Дерек выругался и вышел из сарая. Они подождали, прежде чем заговорить, пока не увидели, как Дерек вновь направился к дому, монстр тащился за ним, как комнатная собачка.

— Что происходит? — тихо спросила Джесси. — Что Дерек делает с монстром?

— Ну, думаю, понятно, как Оно сюда попало.

Грэф замолк, когда увидел, как тварь повернула свою огромную голову и уставилась в их сторону.

К счастью, Дерек позвал его:

— Шевелись, тупой демон, — даже не смотря через плечо. Тварь втянула носом воздух, выдыхая клубы полупрозрачного пара, а затем повернулась и последовала за своим хозяином.

— Дерек даже сам постирать не в состоянии, как он заставил прийти сюда эту тварь? — прошипела Джесси, отталкиваясь от стены. — И зачем ему это?

— Не знаю, — Грэф поднялся на ноги, чтобы лучше видеть двоих, покидающих двор. — Важно, что сейчас мы знаем, кто стоит за монстром. Если он создал его, то может и уничтожить.

Джесси потерла виски.

— Он должен как-то быть причастен к этому, но я не уверена, что он достаточно умен, чтобы все это провернуть.

Они просидели в сарае, пока не зашло солнце, чтобы быть уверенными, что Оно ушло, и Грэфу будет безопасно снаружи. Затем спустились вниз с сеновала и отыскали в доме ружье. Не медля, Джесси направилась к дверям, а Грэф последовал за ней.

— К кому мы пойдем с этими новостями? — спросил он под шуршание их ботинок по дороге.

— К Джун.

Джесси перекинула ружье через плечо, и, даже с вывихнутой лодыжкой, она маршировала, как игрушечный солдатик с миссией мщения. Грэф шел за девушкой и надеялся, что её ярость продержится до тех пор, пока они не придут в бар.

В "Джун" было даже больше народу, чем обычно; Грэф мог это сказать по теням, двигающимся за окном. На парковочных местах, которые раньше занимали машины, стояли велосипеды. Джесси замедлила шаг, когда они зашли на стоянку.

— Что-то не так.

— Я как раз об этом думал, — мучительное предчувствие, что им стоит бежать, покалывало в глубине его сознания. — Думаю, единственный способ выяснить, что происходит, это войти туда.

Джесси вошла первой, крепко сжимая пальцами ружье. В ту же секунду, как они вошли в дверь, разговор на повышенных тонах прекратился, и все взгляды устремились на них.

Дерек стоял на барной стойке и, при виде их, зловеще усмехнулся.

Глава 14

Джесси схватили за руки, и она увидела, как Дейв Стаки подошел к Грэфу. «Пожалуйста, не выкинь одну из своих вампирских суперсильных штучек,» — мысленно молила девушка. Но Грэф и сам был не глуп. Он стряхнул руку Дейва со своей, но когда тот схватил его опять, позволил ему это сделать.

— Какого черта тут происходит? — со злостью потребовал ответа Грэф.

Джун за барной стойкой не было. Лишь однажды она сидела по другую сторону, с грустью наблюдая за происходящим.

История Сары Бонифейс повторялась. У Джесси подкосились колени, но она удержалась на ногах. Они не увидят ни намека на вину, настоящую или воображаемую.

Шериф Стоук поднялся со своего места позади Джун и подтянул брюки за огромную бляху на ремне.

— Вы двое арестованы по подозрению в колдовстве.

— Да вы шутите, — прорычал Грэф. — В колдовстве? Я что, по-вашему, похож на ведьму?

— Ты похож на вампира! — выкрикнул Дерек, и следом за ним закричали и все остальные. Стало ясно, что не все верили ему. Но то, что нашлись поверившие, было ужасно.

— Тихо! — попытался перекричать общий шум шериф Стоук. — Тихо, я сказал, черт бы вас побрал!

Джесси посмотрела на Джун и, как только шум толпы утих, спросила:

— Ты всерьез собираешься просто сидеть и выслушивать это? В своем баре? Скажи им, насколько это нелепо!

Она покачала головой с выражением искреннего сожаления на лице.

— Прости, Джесси, я не могу этого сделать.

Тишина, воцарившаяся в баре, была жуткой и создавала странное ощущение, будто Джун и Джесси были единственными, кто здесь находился. Джесси медленно покачала головой.

— Ты же на самом деле не думаешь…

— Я очень долго думала, что же с ним не так. И тут явился Дерек со шрамом, который выглядит так, словно его кто-то укусил. И при этом говорит, что Грэф — вампир… Я видела на твоем ковре кровь, когда заходила сегодня.

По спине Джесси пробежала дрожь.

— Это безумие.

— Ищите ведьму? — спросил Грэф, кивая в сторону Дерека. — Взгляните на него. Это он притащил сюда демона.

— А откуда ты знаешь, что Оно демон? — спросил шериф Стоук, будто детектив из ТВ-шоу. — Мне кажется, у женщины, шатающейся с вампиром, больше причин дружить с ручным демоном, чем у мужчины, недавно потерявшего жену.

— Это все бессмысленно! — скептически произнес Грэф. — Для начала я не вампир. Это смешно. Все знают, что вампиров не существует. И вы не можете утверждать, что Дерек не вызывал демона, потому что он потерял жену: демон был здесь годами, а его жена исчезла только вчера.

— «Вызывал» звучит очень по-ведьмовски, как по мне, — самодовольно заметил шериф Стоук, и некоторые его поддержали.

— Да вы из ума выжили! — выкрикнул Грэф, но совершенно очевидно, что его уже никто не слушал.

— Я знаю, зачем она это сделала, — заговорил Дерек. — Она думала, если запрет меня здесь, мне придется жениться на ней. Или ради нее я оставлю Беки. Сегодня она пришла ко мне и все рассказала.

Джесси открыла было рот, но тут же закрыла, осознав что, что бы она ни сказала, только сделает ситуацию хуже. Весь город считал ее сумасшедшей, расставляющей капканы на мужчин. И обманщицей. «До колдовства тут вообще рукой подать,» — подумала она. Они казнили Сару и за меньшее.

— Нас даже не будут судить? — спросил Грэф шерифа Стоука, стиснув зубы.

— Мы же не варвары. Будет вам ваш суд, — было очевидно, как он гордился своей работой. — В течение дня мы соберем доказательства. А пока посидите в тюрьме.

— Просто отпустите нас домой, — умоляла Джесси. — Куда мы сбежим?

— Есть процедуры, которым мы должны следовать, — ответил шериф и расправил плечи, изображая официоз. — Давайте, мальчики, нужно увести их.

Джесси сражалась с кем-то, кто держал ее — она не могла хорошо рассмотреть, кто это был — и пристально посмотрела на Дерека, когда ее выталкивали в дверь. Он виновато взглянул в ответ, словно нагадившая собака, которая понимала, что не может это скрыть. Она надеялась, что вид ее, отправляемой на смерть, будет преследовать его до конца дней.

Джесси все еще надеялась, что как только они окажутся снаружи, Грэф будет бороться за их свободу, но он не сопротивлялся, когда их сопровождали. Он коснулся ее рукой буквально на секунду, когда их толкала эта толпа, и ей стало немного легче.

«Тюрьма» была недалеко от дороги. Она совмещала функции полицейского участка, пожарной станции и скорой помощи. Там была всего одна тюремная камера, которая редко когда была занята дольше, чем на несколько часов, пока полиция штата не забирала арестантов и не отправляла их в окружную тюрьму. Того здания уже давно нет, Оно уничтожило его в числе первых, как только весь город оказался в плену. Они не очень нуждались в должной тюрьме, так что с тех пор, если кто-то доставлял проблемы, его запирали на несколько дней в учительской старой школы.

— Вы шутите? — спросил Грэф, смеясь, когда они подошли к подъездной дороге. — Мы в считанные минуты сможем оттуда выбраться.

Шериф Стоук слегка запыхался, пытаясь поспеть за ними.

— Не будь дураком, мальчик. Мы будем следить за вами в оба. Шаг за пределы камеры — и мы пустим тебе пулю в сердце.

— В сердце? Не в голову? — уточнил Грэф. — По-моему звучит жестоко и дико.

— Не для твоего вида, — ответил шериф и толкнул Грэфа локтем в грудь. Удар получился не таким сильным, как предполагался: шериф сильно устал, разговаривая на ходу.

Когда они добрались до одного из трех входов в школу, шериф Стоук отыскал на связке ключей нужный и отворил двустворчатые двери.

Джесси не заходила внутрь с момента выпуска пять лет назад. Несмотря на то, что здание было так долго заброшено и закрыто, коридоры пахли точно так же, как и в последний день занятий. Когда шериф включил свет, каждая вспышка лампы возвращала ее в то время, когда они с Бекки прогуливались по коридорам и подкладывали записки в шкафчик Дерека.

Пока шериф Стоук вел их по коридору, она заметила свой старый класс и лестницу, ведущую к спортзалу.

Они подошли к учительской, и шериф открыл дверь, указывая им войти внутрь.

— Я закрою вас. И на случай, если у вас возникнет блестящая идея побега, знайте, что снаружи будут ждать несколько поистине грозных ребят, которые ждут не дождутся суда над вами. Они разорвут вас на части, если я не успею пристрелить первым.

— Благодарю за гостеприимство, шериф, — сухо сказал Грэф, заходя внутрь вслед за Джесси. Шериф не стал утруждать себя ответом, а просто закрыл дверь, оставив их в кромешной темноте.

— Здесь нет ни одного окна, — сказала Джесси, стараясь, чтобы это прозвучало позитивно. — Ну, хотя бы так, правда?

Звук щелчка выключателя наполнил темноту.

— Могли хотя бы свет включить.

Как только ее глаза привыкли к темноте, Джесси смогла различить очертания мебели в комнате. Вокруг низкого овального столика стояли диван и кресла, на полу лежал ковер. А там, где его не было, была положена плитка, стоял высокий обеденный стол и тяжелые пластиковые стулья, а за ними виднелся кухонный гарнитур. Джесси осмотрела раковину, с крана свисали скользкие сталактиты, подтверждая, что вода все еще была подключена. Слева находилась небольшая ванная комната, где остался почти целый рулон туалетной бумаги. Девушка сделала мысленную пометку прийти как-нибудь сюда и стащить его, если их не приговорят к смерти.

— Видела, насколько они готовы были поверить ему? — спросил Грэф, сев на диван. — Такое чувство, что они просто искали повод, чтобы прийти за тобой.

— Вот так и происходит в маленьких городках, — ответила Джесси, надавив на кнопку мыльницы у раковины. Джекпот. — Почему никто не забрал отсюда вещи?

— Я никогда не был в маленьких городках, где людей обвиняют в колдовстве. То есть я был туристом в Салеме, но спустя столетия после тех событий, — он поднялся, начав ходить от холодильника к дивану и назад. — Это и есть конец? Смерть от деревенских жителей? Но мне еще и сотни лет нет.

— Не открывай холодильник, — предупредила Джесси. — Похоже, здесь пять лет никого не было. Запах будет не из лучших.

Грэф остановился, и, хотя было темно, она с уверенностью могла сказать, что он уставился на нее.

— Ты что склонна к суициду или вроде того? Разве ты не должна хоть немного волноваться о том, что с тобой произойдет?

— Не совсем. Сейчас ты поймешь, — она искренне в это верила. — Ты сказал, что никому не позволишь причинить мне боль и, до сих пор, ты ни разу не нарушал своего слова.

— О, никто на тебя не давит, Грэф, — он вернулся к дивану и опустился на него. — Понятия не имею, как нам из всего этого выбраться. Если я сделаю что-нибудь, что докажет им, что я на самом деле вампир, мы, может, и выберемся отсюда, но они все равно придут за нами. И даже когда я уеду, они не оставят тебя в покое.

Его слова казались настолько очевидными, но все равно болезненно поразили её.

— В каком смысле, когда ты уедешь?

Грэф выглядел немного смущенным, когда ответил:

— Ну, я же не могу остаться здесь навсегда, верно? У меня есть своя жизнь за пределами Пинанса.

— Точно, своя жизнь. Вампирские вечеринки и развратные друзья, — сказала она, внутренне содрогаясь от боли в своем голосе.

— Какого черта? — со злостью спросил Грэф. — Хочешь, чтобы я спас тебя от этих деревенских охотников на ведьм, и при этом оскорбляешь моих друзей?

«Нет,» — хотела ответить Джесси. — «Нет, просто ты — единственное хорошее, что случилось со мной за последние пять лет, и я не хочу, чтобы ты уезжал». Но он ранил ее, так что она просто пожала плечами, умышленно преувеличивая жест, чтобы он заметил его в темноте.

— Очень мило с твоей стороны. Очень мило.

— Я никогда и не притворялась милой, — ответила девушка, хотя пришлось приложить усилия, чтобы проглотить ком в горле, прежде чем она смогла заговорить.

Тишина угнетала ее, наполняя гневом, пока она шарила по шкафчикам и тумбочкам. Поесть было нечего — люди, бывшие здесь в заключении до нее, об этом позаботились — зато за коробкой с мусорными пакетами под раковиной она нашла упаковку с шестью банками колы. Джесси улыбнулась при мысли о том, как ее старые школьные учителя прятали друг от друга еду в тщетных попытках уберечь ее от своих коллег. Она считала, что кола не может испортиться даже за пять лет, так что открыла одну из банок.

Девушка вдруг почувствовала, что Грэф стоит прямо позади нее. Она обернулась к нему, пытаясь заставить себя вновь изобразить гнев, но он схватил девушку за плечи и прижал к себе, до боли впиваясь в ее губы. От удивления Джесси выронила банку, но еще до того, как та ударилась о пол, Греф поймал ее и поставил на стол.

— Ты злишься на меня, — сказал он, учащенно дыша. — Ты злишься, потому что не хочешь, чтобы я уезжал.

— Не будь дураком, — Джесси толкнула его в грудь, но это была слабая попытка. — Я пытаюсь избавиться от тебя с тех пор, как ты появился в городе.

Не удосужившись ответить, Грэф вновь поцеловал девушку. И хотя она считала, что благоразумнее будет сопротивляться, заставить себя сделать это Джесси не смогла. Лишь обвила руками шею парня и приоткрыла губы навстречу его прохладному языку. Это все, что она могла сделать, чтобы удержаться и не обхватить его ногами, взбираясь, словно по дереву.

— Не уезжай, — умоляюще шептала она в его губы. — Не бросай меня.

— Я никуда не собираюсь, — пообещал он, целуя.

— Знаю, что не собираешься, — сказала она со смехом, переходящим в стон. — Но не делай этого.

Грэф подсадил девушку на край стола, покрывая влажными поцелуями шею, и скользнул руками под футболку, чтобы расстегнуть ее лифчик.

Давно ей не было так хорошо. Как же много времени прошло с тех пор, как ей не надо было заглушать голоса в голове, твердившие, что она — шлюха, развратница, вторя общему мнению горожан о ней. Так здорово чувствовать себя желанной, не потому что это было удобно, не потому что она была знакомой и легкодоступной. Ладно, для вампира она стала легкодоступной, даже позволяла ему касаться губами своей шеи, но она доверяла ему. Может, это было глупо.

— Клянусь богом, если нас сейчас прервет какой-нибудь придурок, я разорву ему горло.

Словно подтверждая свои слова, Грэф резко потянул вверх ее футболку, и Джесси ничего не оставалось, кроме как поднять руки, давая ему снять ее. Он наклонился вперед, увлекая девушку за собой, и она обхватила ногами его бедра. Джесси испытала легкий шок, когда он уложил ее на холодную пластиковую столешницу. Грэф выпрямился, стоя меж ее ног, и стянул через голову футболку, демонстрируя мускулистый торс, которым она тайком восхищалась днем. Боже, каких же трудов ей стоило сосредоточиться на своей лжи перед Джун и Советом, когда в паре футов от нее стоял полуобнаженный Грэф, будто сошедший со страниц календаря с «шаловливыми пожарниками». Один его вид делал ее влажной и заставлял слабеть, в предвкушении напряглись те мышцы, о которых она так редко вспоминала.

Он сжал руками чашечки ее простого хлопкового лифчика, и его взгляд, скользящий по груди девушки, заставил ее почувствовать себя сексуальнее, чем если бы на ней были черные кружева. Грэф спустил бретельки с ее плеч, снимая лифчик и отбрасывая его в сторону, со стоном склонившись, чтобы обхватить губами напряженный сосок девушки.

Джесси запустила пальцы ему в волосы, провела ладонями по шее и широким плечам. Грэф, лаская языком кожу девушки, спускался вниз от ее груди по животу, и как только он добрался до пояса ее джинс, она резко села, оттолкнув его назад. Выражение крайнего удивления на его лице было почти забавным, когда Джесси соскочила со стола и толкнула парня в сторону кухонных шкафчиков. Стоило ей опуститься на колени, и ее намерения стали весьма очевидны, Грэф громко сглотнул, когда девушка потянулась к его ширинке.

Расстегнув молнию, она скользнула ладонью за пояс, но он отвел ее руки и спустил джинсы с бедер. Совершенно не пытаясь сохранить спокойствие и контроль, как сделал бы Дерек. Джесси тут же отмахнулась от этой мысли. Дерека сейчас не было с ними в комнате.

— Ого, — выдохнула она, сжимая рукой его член.

Грэф усмехнулся, хрипло ответив:

— Ну, спасибо.

Она скользнула рукой по всей длине его члена, а затем провела языком от основания вверх и вокруг головки, прежде чем обхватить губами. Джесси уже и забыла, насколько это могло быть возбуждающим, как сильно могли заводить неосознанные стоны и повторение одних и тех же слов, словно в молитве, но непристойных, а не священных. Она, конечно, не была экспертом, но Грэф явно наслаждался.

Джесси ласкала его руками, проводя вверх-вниз, в такт движениям своих губ. Он положил руки ей на голову, но затем убрал их, словно больше себе не доверяя.

Джесси всегда поражалась, как такие простые вещи как секс, могут заставить человека забыть обо всем на свете. Она понимала, что они в опасности. Понимала, что есть миллион других дел, которыми им следовало бы заняться, чтобы спастись. Но когда Грэф остановил ее, осторожно коснувшись плеч, ее уже больше ничто другое не волновало. Он отнес девушку на диван и стянул с нее сначала джинсы, а затем и трусики, и Джесси не беспокоилась ни о чем, кроме его рук на своем теле, его пальцев, ласкающих гладкую горячую плоть меж ее бедер.

— Хочу, чтобы тебе было хорошо, — отрывисто произнес он, проникая пальцами внутрь. — Просто скажи мне, что делать.

Она ничем не могла выразить свое желание, кроме «сейчас» и «пожалуйста», но Грэф все прекрасно понял. И она была благодарна ему, когда он вошел в нее, вызывая почти болезненные ощущения. Он двигался внутри нее, выбивая воздух из легких с каждым толчком и позволяя вновь вдохнуть, едва покидал ее. Джесси выгнула спину, обхватив ногами его бедра, и он почти покинул ее тело, но, взяв за лодыжку, закинул ее ножку себе на плечо, вновь проникая внутрь. Она цеплялась за него, жадно прикасаясь руками, чтобы ощутить твердость мышц под прохладной кожей и запомнить каждую его частичку до того, как все закончится.

Тяжело дыша ему на ухо, Джесси благодарно стонала снова и снова, пока, едва ли не слишком быстро, достигла такого знакомого и в то же время такого чужого предела наслаждения, сотрясавшего все ее тело. На секунду все показалось слишком холодным, слишком горячим, слишком большим для человеческих чувств, и ее сознание, не выдержав, взорвалось, она вскрикнула, крепко прижимаясь к его плечам, когда он застонал и с силой вошел в нее. Грэф рухнул на лежащую под ним девушку, его руки дрожали от усталости.

Вампиры вообще могут устать? Джесси рассмеялась абсурдности этой мысли и их положения в целом, учитывая, где они находились и что делали. Ее спина горела от грубой обивки дивана, ноги ныли, будто она пробежала милю. Все казалось таким эротичным в порыве страсти. А теперь — просто глупым.

— О, это очень льстит, спасибо, — сказал Грэф, отстраняясь.

Девушка только сильнее засмеялась и села, обхватив колени руками.

— Прости. Я просто подумала… ты ведь должен быть таким сверхъестественным, сильным и крутым, и вот, пожалуйста, выглядишь так, словно вот-вот потеряешь сознание или начнешь задыхаться после секса.

— Я не задыхаюсь, — поправил он. — И это тяжелый труд. Всегда так. Вы, женщины, так не считаете, потому что не должны утруждаться.

— Мне показалось, я тоже только что занималась сексом, — Джесси смахнула волосы с лица.

— О, да, точно. И, кстати, пожалуйста, — он улыбнулся, и эта улыбка отозвалась горячей дрожью по ее телу.

Жаль, что они не могли лежать так как можно дольше, но Джесси знала, что времени было все меньше.

— Как думаешь, когда они придут за нами? — спросил Грэф, поднимая с пола джинсы. — Мне бы не хотелось, чтобы меня застали со спущенными штанами.

— Не знаю. Они хотят собрать улики, так что это займет ровно столько времени, чтобы найти доказательства моей вины, — девушка обхватила голову руками. — Боже, они найдут блокнот Сары, и мы обречены.

— С нами ничего не случится, — сказал Грэф с такой уверенностью, что было сложно ему не поверить. — Я совершу какой-нибудь героический поступок, и с тобой все будет в порядке. Ты же сама так говорила. А ты ведь не стала бы лгать мне?

Девушку захлестнула неожиданная волна раскаяния, буквально смыв ее с холма беспечности, на котором она восседала.

— Откуда тебе знать? Я великая лгунья.

— Это точно, — Грэф наклонился к ней и слегка потрепал по щеке, а затем встал и, натянув джинсы, направиться к кухне. — Ты колу забыла.

— Что ты делаешь? — спросила она, направляясь, прихрамывая, следом, чувствуя себя удивительно смущенной. Джесси наклонилась за футболкой, которую он сбросил на пол, и одела ее. Это была одна из старых отцовских футболок, но она больше не пахла им. Она пахла кедровыми ящиками комода, и чувствовалось поразительное отсутствие запаха, присущее Грэфу.

— Пить хочу.

Грэф сбил корку налета с крана и открыл воду, спустив ржавую воду, пока она не стала прозрачной. Оставив кран включенным, он осмотрел шкафчики.

— Ты можешь пить простую воду?

Джесси облокотилась о столешницу рядом с ним, с восхищением наблюдая, как он наполняет кружку с надписью «УЧИТЕЛЯ ДЕЛАЮТ ЭТО ПО ВСЕМ ПРАВИЛАМ», словно никогда раньше не видела, как кто-то пьет воду.

Он сделал большой глоток и вытер рот рукой.

— Угу, я же пил самогон.

— Да, я помню, что пил, — девушка понимала, что широко и глупо улыбается, но ничего не могла с собой поделать. — Я только что занималась сексом с вампиром.

— Занималась, — он сделал еще глоток и довольно засверкал глазами поверх кружки.

Она прикусила губу.

— Это было горячо.

— Так и было.

Они вернулись на диван, где Джесси смогла свернуться в уголке, воспользовавшись подлокотником как неудобной подушкой. Грэф потянулся к девушке, мягко сказав:

— Нет, иди сюда, — и прижал ее к себе. Джесси устроилась в его объятиях, склонив голову ему на грудь.

— Ты собираешься спать сидя? — спросила она, ощущая, как проваливалась в сон, и защекотало небо, там, где зарождается зевок.

— Я не собираюсь спать. Но тебе нужно, — он поцеловал ее в лоб и на секунду приблизился лицом к лицу. — Можешь опереться на меня, — сказал он нежно, будто он имел в виду все те слова, что говорил ей чуть раньше.

Он сгорала от желания узнать, неужели он говорил все это, обещал не оставлять ее, только в предвкушении того, как уложит ее в постель. И в то же время не могла спросить, потому что понимала, что он скажет правду, а правда могла оказаться совсем не такой, какую ей хотелось бы услышать. Она беспечно засмеялась и сказала:

— Кстати, спасибо, что не укусил. В «Баффи» вампиров всегда тянет покусаться во время секса.

— Для меня были вещи поважнее, чем укусить тебя, — ответил он со смехом, который она почувствовала под щекой. — Спи.

«Люби меня,» — хотела она приказать в ответ, и ее поразила свирепость этого желания.

Лучше бы этого не знать.

Глава 15

Грэф обыграл все так, будто совершенно не хотел испить крови девчонки. А Джесси еще думала, что это она хорошо лжет.

Он расхаживал по комнате, стараясь не смотреть на растянувшуюся на диване девушку, но все равно нервно поглядывал на нее каждые пару секунд. Боже, секс был просто фантастическим. Если бы он убил ее, то больше никогда не смог бы заняться с ней таким фантастическим сексом. Хотя не так уж и хотел он ее убивать. В этом он был уверен.

Его сводили с ума голод, скука и застарелый запах никотина, пятнами осевший на стенах и асбестовых плитах над головой. Ему нужны сигареты, кровь, да даже просто журнала «People» было бы достаточно после ночи, полной тишины и беспокойства.

Ко всему прочему, Джесси ожидала, что он придумает нечто гениальное и спасет их обоих. Грэф должен был сказать ей, что не был гением. Он был хорошим собеседником, но какой смысл в «хороших беседах» с кучкой деревенщин, общий IQ которых, вероятно, не превышает ста?

Но он пообещал Джесси. Грэф понятия не имел, что именно чувствовал к ней, но ему это не нравилось. Или, может быть, нравилось слишком сильно. Она была властной и капризной, постоянно лгала, и у нее была тонна долбанных эмоциональных проблем. Но, черт возьми, Грэф был абсолютно уверен, что он…

Да нет.

Он потер руками лицо и подошел к раковине. Проклятая жажда просто убивала. Нужно было бы потратить много времени, чтобы наполнить чашку водой, поэтому он просто наклонил голову и стал пить прямо из-под крана.

— Грэф? — голос девушки звучал сексуально и сонно. Она села, всматриваясь в темноту. — Ты в порядке?

— В порядке, — ответил он, и из-за фальшивой жизнерадостности эти слова прозвучали просто безумно. — Просто пить хочется.

— Да, вижу. Ты с головой в раковине.

Оторваться от воды было сродни бегству от кучи денег и обнаженных женщин, но Грефу это удалось, и он подставил чашку под струю.

— Ты ведь не воды хочешь, да? — спросила Джесси со страхом в голосе. Не на поверхности, но скрытым под слоями наигранного сочувствия. Грэф не винил ее. Будучи единственным человеком, закрытым в комнате с голодным вампиром, едва ли можно было проникнуться сочувствием.

— Я нормально не ел с тех пор, как приехал в город, — признался он. — Привыкну, наверно, но, думаю, это как первая неделя на диете. Я несчастен.

Ничего себе, это было унизительно. Признаться человеку в собственных слабостях.

— Тебе нужно… — Джесси замолчала и сглотнула. — Я имею в виду, ты мог бы выпить немного моей к-крови. Если тебе это необходимо.

Грэф и не думал, что когда-нибудь будет так сильно жаждать крови, как в этот самый момент, но он же не мог сделать это с ней. Или мог?

Нет. Начнем с того, что раньше во время кормления он порой терял контроль над собой. На его счету много людей, которых он случайно отправил на тот свет, пока не набрался опыта, и это не особо его беспокоило. Вампиры питались людьми. Но он не хотел рисковать Джесси.

— Если ты не поешь — не попьешь, прости — думаешь, сможешь выдержать суд и освободить нас? — девчонка была права, но Грэф все еще хотел огрызнуться, что это ни хрена не его работа, спасать ее от толпы, вооруженной вилами и факелами.

Он глубоко и медленно вдохнул, чтобы прояснить мысли. Грэф не сердился на нее. Он просто был раздражен и голоден.

— Я буду немного слаб, но, уверен, все будет в порядке.

Джесси и сама была достаточно хорошим лжецом, чтобы суметь распознать его ложь.

— Звучит не слишком убедительно. Ведешь себя, как человек, который пытается бросить курить.

— Ну, у меня давненько не было возможности покурить, — отрезал он. — А ты совсем не помогаешь своей предприимчивостью.

— Не помогаю, потому что ты не идешь навстречу. Я пытаюсь помочь, — тон ее голоса был на удивление нежным и понимающим. И чертовски раздражающим. — Почему ты не позволишь мне помочь тебе?

— Потому что я могу убить тебя! — Грэф закрыл глаза и стиснул пальцами переносицу. Он же не сказал это вслух, правда? Это звучало как слабость и глупость, будто он не мог контролировать себя. И что еще хуже, она может перестать доверять ему. Хуже только то, что он больше волновался о ее доверии, чем о собственной гордости.

— Ну… Я все равно завтра могу умереть, — ответила Джесси, и от страха в ее голосе не осталось ни следа. Хотя, может, он принимал желаемое за действительное.

Грэф почувствовал, как утопает в странной логике девушки, желая поверить в то, что было бы вполне нормально вскрыть ей вену и к черту последствия.

— Не люблю пить кровь людей, которых знаю. Ничего личного. Но я бы неважно себя чувствовал, если бы случайно убил тебя.

— А ты бы чувствовал себя отлично, если бы случайно убил кого-то другого? — возразила Джесси.

— Ну, может, не отлично, но я был бы не слишком обеспокоен, — это был не тот ответ, который ей хотелось услышать, судя по долгому молчанию, что она хранила.

Наконец Джесси прокашлялась и ответила:

— Не важно. Тебе это нужно. Да ради Бога! Мы только что занимались сексом. Это самое сокровенное, что может происходить между людьми, а я не могу сделать для тебя такую малость?

Сокровенное. Произнесенное вслух это слово пугало.

— Дело не в… близости. Я не хочу делать тебе больно.

— Ты и не сделаешь, — настаивала девушка.

— Тебя когда-нибудь кусала собака? — спросил Грэф, твердо решив не побеждать в этой схватке, что девчонка так старалась проиграть.

Джесси пожала плечами.

— Нет, но вряд ли это так уж страшно.

— Может, это и не страшно, но мой укус пострашнее, — он приблизился к девушке настолько, насколько осмелился, и приоткрыл рот, выпуская клыки. — Поверь, ты почувствуешь, как они проникнут в тебя. Они далеки от точных инструментов.

Джесси в ужасе распахнула глаза, уставившись на его зубы, но быстро справилась с собой и приподняла ногу, демонстрируя шрам.

— Это не может быть хуже, чем случайно пронзить ногу вилами. Я не хочу, чтобы ты мучился.

— А я не хочу, чтобы мучилась ты. Мой ответ — нет.

Грэф допил воду и попытался вернуть клыки в спокойное состояние. Клыки наготове это очень плохо.

Он вернулся к раковине и вновь наполнил чашку, слишком ощущая ее болезненное молчание. Утешать ее не выход, не тогда, когда она такая податливая.

— Ты первый человек за долгое время, кто не хочет сделать мне больно, — сказала Джесси с грустной усмешкой.

Как же Грэф хотел ее. Хотел ее тела и крови. Единственное, в чем он не был уверен, так это в том, чего хотел больше.

Джесси поднялась с дивана и направилась к вампиру, мягко ступая по кафельному полу. Грэф почувствовал, как внутри него зарождается паника, пострашнее той, что охватила его при встрече с монстром, или той, когда солнце впервые застало его врасплох. Паника оттого, что она может коснуться его и подтолкнуть к краю, и тогда он причинит ей боль.

Девушка двигалась осторожно, словно ощущая то напряжение, что заставило сжаться каждую его мышцу, будто живую пружину. Она открывала кухонные ящики один за другим, пока не нашла что-то блестящее и металлическое. Ножницы.

На лбу Грэфа проступил холодный пот при мысли о том, что Джесси порежется, чтобы соблазнить его. Какая-то часть него хотела, чтобы она это сделала, а другая трепетала от ужаса, что именно это и входило в ее намерения. Медленно подойдя к нему, девушка подняла ножницы и, когда Грэф уже было подумал, что она сделает надрез, мягко уперла острие ему в шею.

— Если бы я поранила тебя, что бы ты сделал?

Странный поворот событий настолько застал его врасплох, что ему расхотелось хватать девушку. Он чуть ли не убежать от нее захотел.

— Наверно, я бы… закричал? Колотые раны болезненны.

Джесси изогнула бровь.

— Если бы ты пил мою кровь, а я ткнула бы тебя ножницами, ты бы остановился?

Ответом было «да», но Грэф не мог ей этого сказать. Тогда не осталось бы причин отказываться от ее предложения. Доверие девушки захлестнуло его, пробрало до костей и заставило задуматься о том, что не должно было случиться.

Джесси отвела волосы, обнажая шею с левой стороны.

— Давай. Я хочу, чтобы ты сделал это. Я позабочусь о том, чтобы ты не навредил мне.

Немного же она знала, ведь если дойдет до настоящей опасности, Джесси будет уже не в состоянии ранить его. Грэфу следовало бы сказать ей об этом, сильнее сопротивляться ее самоубийственному порыву, и он даже открыл рот, чтобы так и поступить, но все, что получилось:

— Нет, — и придвинулся ближе, наклоняя ее голову в другую сторону. — Не яремная вена. Там кровь не насыщена кислородом. И не так хороша.

Джесси удивленно выдохнула, оказавшись на диване под Грэфом слишком быстро для человеческого сознания, чтобы уловить движение, как он принес ее туда. Рука, которой она сжимала ножницы, ослабла, и Грэф схватил ее за запястье, упирая лезвие себе в шею и прильнув губами к коже. Биение ее сердца дразнило Грэфа, и он вонзил клыки в горло девушки.

— Всегда кусай сюда, — сказала ему София в ночь, когда создала его. Она удерживала извивающегося, беснующегося бездомного и подстрекала Грэфа к убийству — «убийству из милосердия», говорила Софи, поощряя его — при этом указывая пронзать клыками не главную артерию, а те, что примыкают к ней, поменьше. — Так меньше грязи.

Его пьянило наслаждение такое же, как при первом кормлении, придавая новых сил уже окрепшим мышцам, новую жажду и так измученному голодом телу.

Джесси обещала, что стерпит боль, но Грэф сильнее и сильнее вгрызался, безжалостно, пока не услышал звук разрываемой под его клыками кожи. Девушка напряглась под ним, быстро повторяя «ай-ай» до тех пор, пока в конечном итоге не сорвалась на беспомощный крик. Но она так и не воспользовалась импровизированным оружием в ее руках.

Грэф хотел сказать ей, что худшее позади, но был не в силах оторваться от крови, которая все быстрее и быстрее наполняла его рот, пока девушка вопила под ним. Ее кровь была густой и сладкой; было вкуснее, если ты знал человека, и он нравился тебе, настолько, насколько вампиру вообще могла нравиться его пища. Грэф перестал думать о Джесси как о еде, и это сделало ее еще более вкусной. Ее кровь успокаивала бушующую в нем жажду, словно приливная волна после засухи, обмывающая теплым, влажным утешением его судорожные, растрескивающиеся ткани во рту.

— Хватит! — наконец взмолилась девушка. — Прошу тебя, хватит!

Кончик ножниц глубже врезался ему в горло, но Грэф не нуждался в подобном побуждении остановиться. Мольба в голосе Джесси превратила вкус ее крови во что-то испорченное и ужасное, как прокисшее молоко. Он поднял голову, и девушка оттолкнула его, задыхаясь, слезы струились по ее щекам так же, как кровь стекала по шее.

Увиденное заставило желудок Грэфа сжаться. Он поднялся, прошел к кухне, схватил рулон бумажных полотенец с пластиковой подставки и, скомкав несколько в руке, вернулся к Джесси, чтобы прижать к двум небольшим проколам на шее. Рядом с отметинами красовался темный силуэт там, где он оставил синяк нижними зубами, испортив гладкую кожу.

Грэфа едва не тошнило.

— Прости, — попросила девушка, шмыгая носом и вытирая глаза тыльной стороной ладони. — Уф, ты был прав. Это очень, очень больно.

— Я пытался предупредить тебя, — он стал оправдываться больше, чем ему хотелось бы. — Прости, что сделал больно.

— Я же сама тебя попросила.

Ее влажные глаза блестели в темноте, и Грэф возненавидел себя еще сильнее.

Пообещал Джесси, что никому не позволит причинить ей вред, а потом взял и сделал это сам. Он был таким же подонком, как и Дерек.

Грэф позволил ей самой прижимать бумажное полотенце к шее сразу, как удостоверился, что кровь стала замедляться. Чтобы сосредоточиться на чем-то другом, кроме причиненной ей боли, он взглянул на ноги девушки.

— Как твоя лодыжка?

— Эмм, — начала она неуверенно, — Думаю, в норме. Болит только, когда поворачиваю.

— Мне не следовало позволять тебе наступать на нее, — Грэф опустился на пол и взял ее ножку в руки, осторожно разматывая грязный бинт. — Я перевяжу ее, а потом снова поднимешь ногу.

Он работал молча, не желая смотреть Джесси в лицо или на ее дрожащие руки, или окровавленную шею. Этот опыт излечил его от жажды крови девушки, это он знал наверняка. Не было ничего хорошего в том, чтобы кормиться кем-то, о ком ты беспокоишься, и неважно, насколько великолепны они были на вкус.

— Спасибо, — тихо сказала девушка, закрепляя металлическими скобами повязку.

Грэф покачал головой.

— Не за что. Я помню, каково это, быть человеком. Даже такая небольшая травма заживает до смешного долго.

— Да нет, в смысле, и за перевязку тоже спасибо, но еще за то, что выпил моей крови, — эти слова были настолько странными, что наверняка были искренними.

— Не благодари, — и Грэф это сказал отнюдь не в том смысле, в котором говорил Джон Вейн, спасая женщин в кино. — Я имею в виду, на самом деле ты не должна быть благодарна за то, что я с тобой сделал.

— Я кое-чему научилась из всего этого, — Джесси аккуратно подняла лодыжку на подлокотник дивана и откинулась назад.

Грэф фыркнул.

— Чему же? Тому, что укус вампира это больно?

— Тому, что ты беспокоишься обо мне, — глаза девушки медленно закрылись, и Грэф коснулся тыльной стороной ладони ее щеки, с облегчением почувствовав тепло. Если бы кожа была липкой и холодной, он бы понял, что взял слишком много. И тогда был бы только один способ все исправить.

К счастью, она просто испытывала естественное утомление после болезненного опыта. Джесси сжала пальцами его ладонь, удерживая ее у своего лица.

— Спасибо, — вновь прошептала девушка прежде, чем ее хватка сонно ослабела.

Грэф прижался губами ко лбу Джесси и задержался, вдыхая ее аромат. Запах не крови, а пота, домашнего мыла и отвратительного дыма марихуаны из бара Джун. Вместо этого могли быть ароматы цветов, домашнего печенья и детской присыпки; пристав к ней, эти запахи были бы еще слаще.

— Спасибо, — прошептал он, касаясь губами ее лба. — Спасибо тебе.


***

Судя по тому, как Грэфу хотелось спать, было около четырех часов вечера, когда кто-то вошел в их тюрьму. Это была Джун, которая принесла два бумажных пакета. В одном были остывающие початки запеченной кукурузы, а в другом — лоток с черствым хлебом и Тупперверские[25] контейнеры с клубникой и ежевикой.

Джесси, уже одетая и с распущенными волосами, чтобы прикрыть отметины на шее, взяла пакеты и поставила их на стойку, бросив короткое:

— Большое спасибо.

— Почему не ешь? Ты наверно голодна, — сказала Джун с виноватым выражением лица, заметным невооруженным глазом.

Джесси обернулась, запихнув руки в задние карманы.

— Ну, не знаю, как долго мы будем тут торчать, так что, думаю, стоит нормировать расход запасов. Разве не умно?

— Это продлится не очень долго, — то, как Джун сказала об этом, дало Грэфу понять, что именно она имела ввиду. Не очень долго не до суда, а до того момента, как они перестанут волноваться о еде и воде, да и жизни в целом.

Джесси ответила, высоко держа голову:

— Я так не думаю. Они не найдут ничего, что можно было бы использовать против меня. Только свидетельства Дерека и тебя. Дерек пьяница и лжец, а ты… Ну, городской совет не любит тебя за то, что ты постоянно действуешь за их спинами.

— Так-то оно так, — согласилась Джун, принимая критику без недовольства или оправданий. — Но они все-таки кое-то нашли.

— Брехня, — Джесси ни на секунду не отвела своего пристального взгляда. — Что бы они там ни нашли, это ты подложила.

— Я ничего никуда не подкладывала, — бросила Джун, ощетинившись на обвинение. — Я была на твоей стороне, Джесси. Даже когда ты позволила этому вампиру войти в свой дом…

— Я не вампир, — вмешался Грэф.

Джун продолжила, будто он и не сказал ничего:


— …даже когда все считали тебя сказочницей. Но я не могу защитить тебя от всего города. Не тогда, когда они нашли это в твоем доме.

— И что же они нашли? — спросил Грэф, опасаясь ответа. Конечно они что-то нашли. Дерек наверняка об этом позаботился.

— Они выяснили, чем вы занимались в сарае, — ответила Джун без лишних уточнений.

— Выяснили, что я ощипала кур, которых кто-то убил, вторгшись в мои владения? — спросила Джесси, уперев руки в бока в дерзкой позе. — Кур, которые теперь пропали зря?

— Если ты просто их ощипала, тогда зачем начертила на земле круг? Зачем хранишь там нож и полную чашу крови? — Джун очень хотела понять, Грэф был в этом уверен, но она уже исчерпала доверие.

— Не было там никакого круга! — настаивала Джесси. — Не было круга. Не было чаши. Было только несколько дохлых куриц. Дерек притащил все это туда! Он водил монстра вокруг дома так, будто эта тварь была на поводке!

Сердце Грэфа просто разрывалось за нее. Джесси еще не осознавала, что было слишком поздно; на ее стороне больше никого не осталось.

— Джесси, как я могу верить хоть одному твоему слову, когда они нашли такие доказательства? — вздохнула Джун. — Я пришла сюда не для того, чтобы спорить. Просто хотела принести что-нибудь поесть, прежде чем они придут за вами сегодня.

— Сегодня? — это заняло все мысли Грэфа. Он был в ужасе от того, что их выволокут на дневной свет, и он будет казнен даже раньше, чем предполагалось.

— Ну, спасибо за заботу, — выплюнула Джесси и отвернулась, отказываясь стоять перед Джун, выглядя как обиженная кошка.

Джун подождала несколько минут, разрываясь между сочувствием и сомнением, пока наконец не стиснула зубы, и ее глаза не ожесточились. Она ушла, закрыв за собой дверь и вновь оставив Джесси с Грэфом наедине.

Повисло напряженное молчание.

— Нам полагается адвокат или…

Джесси засмеялась, резкий недоверчивый смешок.

— Думаешь, нам предоставят адвоката?

— Ладно, тогда мы сами будем представлять свои интересы, — Грэф почесал голову. — По крайней мере они не нашли тот чертов блокнот. Почему Дерек готов так далеко зайти, чтобы подставить тебя? Что он собирается делать, когда ты умрешь, а монстр все еще будет разгуливать по округе?

— Хотела бы я иметь возможность сказать им тогда: «А я вам говорила!» — ответила Джесси, устало улыбнувшись. — Может, и получится.

«А может и нет,» — печально подумал Грэф. Вероятность такого исхода абсолютно не радовала.

После нескольких часов сопротивления урчащему желудку, Джесси все-таки поела, а Грэф тихо наблюдал, сидя за обеденным столом напротив нее. Казалось таким несправедливым то, что он нашел женщину, выглядящую настолько сексуально, когда ела кукурузу, и теперь они оба должны были умереть. Каким бы сумасшедшим это ни казалось, Грэф хотел увидеть, как она ест все, что угодно. Он хотел узнать о ней больше, вне всей этой драмы. Хотел проводить с ней все свое время, и не потому, что они были заперты вдвоем.

— На что смотришь? — спросила Джесси, вопросительно вскинув бровь.

Он пожал плечами.

— Нечасто удается наблюдать за тем, как человек ест.

— Я же не животное в зоопарке. Прекрати пялиться, это жутковато, — потребовала она, бросая обгрызенный початок на стол.

— Жестко, — Грэф потянулся к ее руке как раз в тот момент, когда за дверью зазвенели ключи. Джесси распахнула глаза, встретившись с ним взглядом, и он сжал ее ладонь. — Похоже, начинается.

— Я верю в тебя, — уверенно сказала она, кивнув.

Шериф Стоук открыл дверь, скривив губы в злобной усмешке за своей бородой.

Грэф был рад, что Джесси так сильно верила в него. Потому что сам он в себя не верил.

Глава 16

Шериф Стоук и трое других мужчин повели Джесси и Грэфа в школьный спортзал. Отголоски возбужденных голосов слышались в конце коридора. Еще бы скрип подошв по деревянному полу, и Джесси могла бы подумать, что они направлялись на баскетбольный матч.

Идя рядом с девушкой, Грэф смотрел прямо перед собой, стиснув зубы и скривив губы. Джесси надеялась, что он только делал вид, что нервничает, а на самом деле у него был план, потому что у неё определенно не было.

Они спустились вниз по лестнице, ведущей в спортзал, прошли по узкому коридору мимо двери в мужскую раздевалку и жителей Пинанса, которые заняли все места: как для "своих", так и для "гостей", — и выстроились вдоль стены с выходом на парковку.

В противоположном конце зала были две огромные груды дров, сосновые ветки и валежник для растопки, окружающие деревянные столбы, которые были как-то закреплены в вертикальном положении.

— Какого хрена? — пробормотал Грэф.

Шериф Стоук хлопнул его по спине и выдавил из себя недружелюбную улыбку.

— Мы провели своего рода собственное исследование. Огонь срабатывает с вампирами так же хорошо, как и с ведьмами.

— Я не ведьма! — закричала Джесси. — Была бы ведьмой, неужели не прочитала бы какое-нибудь заклинание или что-то вроде того, чтобы сбежать?

Шериф, видимо, не собирался отвечать на этот вопрос. Он выпихнул девушку в центр зала, вставая на эмблему школьного талисмана на центральной площадке — Синего Дьявола Пинанса, скопированного с пачки сладких конфет-сигарет, ухмыляющегося злобным профилем. Встав рядом с Джесси, Грэф вскинул бровь, повторяя выражения лица Синего Дьявола.

— Сегодня вы все станете свидетелями правосудия в Пинансе! — Стоук перекрикивал рев толпы, становившийся все громче. У них не было плакатов или торжественного оркестра, но если бы были, картина сильно смахивала бы на ту самую, когда они одержали победу над Мэдисонскими Мохауками в полуфинале штата.

— Это нехорошо, — прошептал Грэф Джесси, очевидно решив, что сама она не догадывалась о том, что полный зал народа, приветствующего их сожжение, плохой знак.

Войдя в круг, Шериф Стоук поднял руки, успокаивая толпу.

— У нас есть свидетели, которые могут подтвердить злую природу этой женщины и ее дружка-вампира. Они развеют все сомнения во вреде, что эти двое причинили своим присутствием. Обнаружена улика, изученная мною лично, а также экспертом в области религии. Для начала я приглашу его, чтобы он зачитал свое заключение. Пастор Бейрд?

У Джесси душа в пятки ушла при упоминании ее старого церковного пастора. Он знал ее семью с тех пор, как примкнул к баптистам Пинанса, когда она была еще подростком. Бейрд переехал сюда со всей семьей: четырьмя дочками, которые послушно ходили в школу в скромной одежде, купленной в Уолмарте в Ричмонде. Джесси с Бекки считали своим долгом насмехаться над девочками Бейрд при каждой возможности, и пастор сделал их поведение скрытой темой многих воскресных проповедей.

Последние пять лет заметно сказались на пасторе Бейрде. Двое из его дочерей уехали в университет Боба Джонса до того, как границы города превратились в тюрьму, и Бейрд ушел в запой, который так часто осуждал в своих проповедях. Он прошаркал в центр зала, словно был гораздо старше своих лет, и тихо начал, читая вслух написанные строчки с помятого блокнотного листа. Несколько человек вежливо просили говорить громче, другие возмущенно кричали, что им ничего не слышно, но Бейрд, казалось, ничего не замечал, пока кто-то не подбежал к нему с микрофоном в руке.

— …пор, как я стал здесь пастором… О, благодарю, — пробормотал он человеку, который передал ему микрофон, а затем, не потрудившись начать речь сначала, продолжил: — Джесси росла в любви и христианской атмосфере, как и в любой другой семье. Ее отец, Джеймс, изо всех сил старался удержать свою дочь в узде, часто советуясь со мной, как со своим семейным духовным наставником, насчет проблем с парнями Джесси, тайком приходящих к ней по ночам, насчет ее вранья и отказа придерживаться комендантского часа, и ее упрямства в отношении непристойной одежды. Все это не могло не беспокоить мистера Галлахера, но мать Джесси, добропорядочная христианка, последние четыре года своей жизни часто выступала против своего мужа. Она стала заниматься йогой по выходным в Ричмонде и ездила в Колумбус на семинары по правам женщин. Она верила, что неразборчивость Джесси и ее ложь никому не причиняли вреда. Я пытался защитить Джейнис от этого опасного пристрастия к духовности Нового Века[26], но она, к сожалению, запуталась во лжи дьявола вплоть до своей кончины.

Джесси хотела закричать на пастора Бейрда или запрыгнуть ему на спину и бить до тех пор, пока тот не сможет стоять, но этим она только подпишет себе приговор. Грэф наблюдал за ней, и девушка встретила его пристальный взгляд, заверяя, что не совершит никакой глупости. Она просто будет следовать за ним, потому что Грэф был единственным, у кого вроде бы был план.

Шериф Стоук, который кивал головой и скрестил руки за спиной, словно слушал чрезвычайно трогательную хвалебную речь, шагнул вперед и пожал руку пастора Бейрда. А затем, забрав у него микрофон, спросил:

— Можете ли вы сказать, что на Джесси оказывал влияние интерес её матери к укладу жизни Нью Эйдж?

Стоук протянул микрофон пастору, как репортер, берущий интервью у очевидца происшествия. Бейрд утвердительно кивнул.

— Мои дочери однажды рассказали, что Джесси носила кулон в виде монетки И Цзин[27], которая используется для гадания.

"Монетка для гадания или дешевый подарок от друга по переписке в 7ом классе," — яростно подумала девушка.

— И, пастор, не могли бы вы рассказать добропорядочным жителям Пинанса, что вы обнаружили этим утром в сарае Галлахера? — Стоук снова наклонил микрофон к лицу Берда.

— Там было множество изуродованных животных, если точнее — цыплят, уложенных в нарисованный мелом круг. Вокруг них были различные сатанинские символы, а рядом лежали ритуальные инструменты, — пастор повернулся и посмотрел на Джесси. — Это безусловное свидетельство колдовского ритуала.

— Спасибо, Карл, теперь можешь присесть, — сказал Стоук, похлопав мужчину по плечу. Шериф повернулся к трибунам, и его жена, Марджори, поднялась с места, в честь особого случая в уголках её сердитого рта пролегли еще более глубокие морщины. Она выступила вперед со стопкой из четырех книг в руках, но среди них не было ни следа блокнота. Марджори передала книги своему мужу, который неловко завозился, чтобы удержать их и при этом не уронить микрофон, но он все же справился с этим. — Здесь мы имеем еще одно доказательство того, что Джесси, видимо, научившись у матери, занимается колдовством, — Стоук взял одну книгу той рукой, что держал микрофон, и развернул её так, чтобы каждый мог видеть обложку. Затем, опустив книгу, он прочитал название вслух. — "Прогулка на серебряной метле" Силвер Рейвенвулф, — то же самое он проделал и с тремя оставшимися книгами: — "Богини в каждой женщине" Джин Шинода Болен, "Путь к Любви" Дипака Чопры и "Много жизней, Много Учителей" Брайана Вейса.

Джесси показалось, что она видела, как у Грэфа дергаются уголки губ, будто он сдерживает смех. Здорово, конечно, что он считает все это таким забавным, но парень просто не знает, какими ужасными найдет эти книги по большей части баптистское население города.

— Вы же это не всерьез, — фыркнул Грэф, и Стоук обернулся к нему. Вампир совсем не выглядел сожалеющим. — Ладно, у мамы Джесси был кризис среднего возраста, вызванный менопаузой, она начала медитировать и пыталась раскрыть свои скрытые возможности или что-то вроде того. По-моему, это даже отдаленно не похоже на колдовство.

— Ни слова больше, демон! — выкрикнул пастор Бейрд со своего места, его голос был впечатляюще командным, несмотря на субтильную внешность.

— Эй, Карл, давай позволим ему самому повеситься, раз он так хочет. Это избавит нас от лишней работы, — насмешливо заметил Стоук, и толпа дружно засмеялась.

Джесси закрыла глаза. Сложно было доверять плану Грэфа, не зная, в чем он состоял и как сработает. Когда девушка открыла глаза, её взгляд застыл на знакомом лице в первом ряду на стороне "своих". Дерек.

Ещё несколько жителей выходили дать свои показания. Временами Джесси лгала им, можно подумать, вранье было талантом, доступным исключительно ведьмам. Люди, что никогда не ладили с её матерью, которая вела себя надменно и не помогала с благотворительными обедами и церковными собраниями. Джек Сингер, взяв слово, рассказал, что знал о том, что Джесси убила Чеда, потому что утром пропала новая птица, прилетевшая к его птичьей кормушке, и он расценил это как знак от самого Господа Бога.

— Вы собираетесь признать это уликой? — заспорил Грэф. — Да вы просто одержимы идеей убить нас. Нам все ясно. Не заставляйте нас слушать весь этот бред до конца. Вперед, я сам разожгу костер.

— Грэф! — воскликнула Джесси, хотя вообще-то была с ним согласна. Сгореть заживо не хуже, чем выслушивать каждого, кто непременно хотел поучаствовать в самом горячем обсуждении в городе со времен вынужденной свадьбы Дерека и Бекки.

— Не переживай, вампир. Мы до тебя доберемся, — заверил его шериф. — Джун, не хочешь выйти сюда?

Обычно Джун ходила так, будто знала своё положение в городе и на Земле. Сейчас же она низко опустила голову и старалась ни с кем не встречаться взглядом.

Шериф Стоук, похоже, наслаждался её покорностью. Он коснулся ладонью спины Джун и аккуратно повел к центру зала, словно помогал сделать первые шаги инвалиду.

— Мисс Ди, вы были единственной, кто обратил моё внимание на то, что наш гость — вампир. Не могли бы вы рассказать жителям Пинанса, почему вы так решили?

Джун не взяла микрофон, но говорила достаточно громко, чтобы её слова разнеслись по всему спортзалу.

— Он какой-то бесшумный. Слишком бесшумный. Заметно, как он обдумывает каждое свое движение прежде, чем совершает его. Потому что они двигаются быстрее людей и стараются скрыть это. И он не моргает. По крайней мере, я не замечала.

— Как часто вы замечаете, моргают люди или нет? — спросил Грэф, быстро сомкнув и вновь открыв веки, словно ему что-то попало в глаз.

Раньше Джесси не осознавала этого, но сейчас, когда до неё дошло, это казалось до странности очевидным. Грэф не моргал. Не переступал нервно с ноги на ногу, не бывал неуклюж. Он был бесшумным; только так можно описать это. Когда она впервые его встретила, воздух вокруг него был пропитан опасностью. Джесси догадывалась, что он вампир, но, не подозревая о существовании вампиров в принципе, просто не могла назвать его таковым. Так как это удалось Джун?

— Джун, будет ли вам удобно поделиться с этими людьми доказательствами того, что вы знакомы с манерой поведения вампиров? — участие в голосе Стоука не было фальшивым, только не сейчас. Джун пожала плечами и расстегнула клетчатую рубашку, а затем спустила ее с плеч, представая перед всеми в хлопковой майке. Её плечи, руки и грудь, каждый видимый дюйм кожи были испещрены неровными шрамами. Следы зубов. И когда Джесси узнала их, она неосознанно поднесла свою руку к шее, прикасаясь к укусу, спрятанному за завесой волос.

Шериф подошел к ней и схватил за запястье, убирая ее руку от шеи, затем отвел в сторону волосы, обнажая покрытые струпьями проколы и уродливый кровоподтек, которые оставил Грэф.

— Виновны! — выкрикнул кто-то, и толпа начала скандировать это, словно мантру.

— Что вы будете делать, когда убьёте нас, а монстр будет всё ещё здесь? — с вызовом спросил Грэф у шерифа. — Что тогда скажете людям?

— Людям будет все равно, — тихо ответил Стоук, а затем свистнул, подзывая четырех мужчин из первого ряда. Двое из них были членами совета, двое других — друзьями Чеда, и они выглядели разочарованными от того, что Джесси и вампир будут сожжены вместо того, чтобы погибнуть от их руки.

— Что ты собираешься делать? — прошептала девушка Грэфу, и вместо ответа он схватил и сжал ее ладонь.

На ее лбу проступил холодный пот. У него не было плана. Не было ни единой идеи, как им спастись. Когда двое мужчин схватили Джесси и оттащили назад к столбам, она стала сопротивляться и закричала.

— Стойте! — закричал Грэф, когда его так же повели к столбам. Он проклинал и отталкивал от себя похитителей, и еще десять человек бросились к ним на помощь. Палачи Джесси завели руки ей за спину и закрепили их за столбом, но она была так поглощена дракой Грэфа, что не могла бороться. Он сыпал ударами, даже укусил нескольких из горожан, но их было слишком много. Трибуны были почти пустыми к тому времени, как им удалось привязать его к столбу, мужчины и женщины — все вставали с мест, чтобы помочь справиться с ним. Чтобы связать его руки, использовалась такая же нейлоновая веревка, как и у Джесси. Не тянется. Никак не освободиться.

— Стойте! — вновь закричал Грэф. — Будь она ведьмой, неужели прямо сейчас не призвала бы монстра сюда, чтобы убить вас всех и освободиться?

"Они слишком далеко зашли в своей кровожадности," — в панике подумала Джесси. Она посмотрела на трибуны, где все еще сидел Дерек, пристально наблюдая за происходящим, и повернулась к толпе перед ними.

— А он прав! Я сделаю это! Призову тварь сюда сейчас же!

Кто-то принес паяльную лампу и поставил её у сухих сосновых веток, сваленных в кучу. Сосна быстро загорелась, тут же повалил дым. Охваченные огнем бревна начали потрескивать, глаза Джесси увлажнились, когда она прокричала слова, которые, как надеялась, были похожи на ведьминское заклинание. Краем глаза она увидела, как Дерек поднялся со своего места, и молилась, что не ошиблась в том, куда он направился.

Пламя вокруг нее разрасталось, и девушка закричала, прижавшись к столбу и вставая на цыпочки. Бревно под её ногами к счастью не загорелось, пока не загорелось. Сколько у неё было времени? Или она дождалась, пока не стало слишком поздно?

— Джесси, задержи дыхание! — закричал Грэф под ужасающее ликование людей, когда его костер загорелся. — Не вдыхай!

Хороший совет, но, к сожалению, не тот, которому она могла последовать. Страх заставил её лёгкие работать с удвоенной скоростью, с каждым вдохом все больше наполняясь жгучим, тяжелым дымом. От высокой температуры перед глазами все плыло, они горели так, словно к ним уже подобрался огонь. Джесси мельком увидела лицо Грэфа, искаженное в гримасе агонии, а затем стена пламени встала между ними.

Крики толпы отступили перед неистовым огнем, но затем вновь появились. Нечеловеческий рёв, звеневший в ушах Джесси, был сильнее боли от тающей и сплавляющейся с кожей нейлоновой веревки на запястьях. Она почувствовала суматоху за пределами пламени, было жаль, что она не могла этого видеть. Джесси больше не ощущала жара, кроме как в груди, но даже там стало легче, стоило ей замедлить дыхание.

Она запрокинула голову, чтобы посмотреть на окрашенные в белый цвет балки потолка, смутно вспоминая, как разглядывала их, упав на спину, играя в волейбол, а затем закрыла глаза.

Глава 17

Оно прорвалось сквозь стену прямо как Kool-Aid Man[28], только еще ужасней.

«И это вовсе не поэтическая метафора,» — признал Грэф, пытаясь освободиться от связывающей его веревки. Расплавленная она тянулась как теплая ириска — «вновь сравнение не ради красного словца» — но не рвалась, точнее, недостаточно быстро рвалась. Таща за спиной столб, он стремглав бросился сквозь пламя в толпу, наклонился и крутанулся вокруг, чтобы отогнать любого, кто захочет его остановить, а затем на полной скорости побежал назад, врезаясь концом столба в стену с такой силой, что удар эхом отозвался в плечах, но запястья все же освободились от сковывающей их веревки. Грэф выпрямился, сбросил оковы и рванул в костер к Джесси. Некогда было останавливаться, чтобы восхититься безжалостной точностью, с которой Оно расправлялось с деревенщинами, одним за другим, наполняя воздух звуками рвущейся одежды и плоти и криками бесчисленных жертв.

Он слепо нырнул в окружающий Джесси ад, пытаясь быстро на ощупь найти девушку. К тому моменту, как он обнаружил ее на разрушенной груде бревен, его сердце уже остановилось бы, будь Грэф человеком. Он с легкостью освободил девушку: веревка, расплавившаяся на запястьях, спала в костер, но чудесным образом не загорелась. Одежда и волосы Джесси были опалены, на левой щеке выжжена красная полоса. Девушка еще дышала, медленно, с предсмертными хрипами, но все же уверенно. Если бы пришлось, он бы… сделал все необходимое.

Эта мысль парализовала Грэфа всего на секунду, но этого было бы достаточно, чтобы кто-то успел сбить его с ног. Он вскочил на ноги, прижимая Джесси к груди, словно спящего ребёнка, и повернулся, встречаясь лицом к лицу с женой шерифа. Она поджала свои тонкие губы, искривившиеся от злости и, замахнувшись Библией, ударила ею Грэфа.

— Прочь с дороги, леди, — прорычал он, оскалившись, но прежде чем успел напасть на неё, одна из длинных, покрытых шипами лап монстра устремилась в её сторону. Оно схватило женщину своей огромной лапой и сжимало, пока та не перестала кричать, и нижняя часть тела Марджори не упала на пол отдельно от головы, а все остальное осталось в лапе чудовища.

Хотя Грэф и чувствовал нечто вроде родства с монстром в этот момент, он вовсе не собирался оставаться, чтобы посмотреть, не испытывает ли Оно те же чувства. Он рванул к дверям быстрее, чем вопящие и бегающие вокруг него жители смогли это заметить, хотя вряд ли кто-либо попытался бы остановить его. Оно в царящей суматохе с ревом топало за ним, нанизывая людей на свои когти и отбрасывая их в сторону.

При таком количестве жертв, истерично бегающих по кругу, Оно замешкалось, что позволило им сбежать. Грэф крепче обнял Джесси и прибавил ходу, даже его сверхъестественно крепкие мышцы уставали от напряжения. Проносясь по Пинансу, он надеялся, что угадал обратную дорогу. Нет ничего хуже, чем так быстро заблудиться.

Монстр больше не преследовал их, когда Грэф добрался до подъездной дороги дома Джесси. К счастью, не было и обезумевшей толпы. Но все-таки стоит принять меры предосторожности. Как сказала Джесси? Нужно заколотить окна? Ага, сильно поможет с рухнувшей стеной на кухне и страстью жителей к пиротехнике. Вместо этого он захватил ружьё, поднимаясь по лестнице и спеша отнести девушку в ванную. Пока наполнялась ванна, Грэф осмотрел степень повреждений. На обожженном лице останется отвратительный шрам, но не было никакой угрозы жизни. Расплавленная веревка спала с запястий вместе с кожей. Туфли сгорели, ступни выглядели просто ужасно, но не настолько ужасно, как могло бы быть. Кожа была покрыта волдырями, желтыми от жидкости внутри, и выжженными белыми пятнами.

Грэф сделал воду прохладней, чтобы Джесси было комфортно: не настолько холодной, чтобы вызвать шок, но и не слишком горячей — достаточной, что бы поддерживать тепло ее тела. Прямо в джинсах и всем остальном он погрузил горящее тело девушки в воду.

Отплевываясь, Джесси резко села, с влажных волос по спине потоком стекала вода. Девушка в панике ловила ртом воздух.

— Тихо, тихо! — вскрикнул Грэф, придержав Джесси за плечи, чтобы она не смогла навредить себе еще больше. — Держу тебя. Держу.

Она дрожала всем телом, стекающие капли воды оставляли чистые дорожки на лице, покрытом сажей. Ее глаза были до смешного огромны, раздраженные и красные от дыма.

— Грэф? — спросила она еле слышным шепотом.

— Да, это я, — он едва успел закончить предложение, когда девушка обвила руками его шею, громко плача, рыдания сотрясали её измученное влажное тело. Грэф успокаивал её ласковыми словами, радуясь, что неестественный жар частично спал. Джесси всё ещё дрожала в его руках как раненое животное, и прошло довольно много времени, прежде чем ему удалось освободить свои плечи от её пальцев.

Он уговорил девушку лечь в воду, нежно вымыл домашним мылом ее волосы и лицо, шею, руки, а затем нежно коснулся ее ног. Джесси сохраняла молчание, испытывая боль, дрожа все время, пока он не помог ей выбраться из воды и не завернул в огромное количество полотенец. Грэф стянул с девушки джинсы, осторожно освободив ноги, снял покрытую сажей рубашку и лифчик и отнес укутанную в полотенца Джесси в спальню.

Он не знал, когда толпа придет за ними. А так или иначе это случится, но этот номер больше не пройдет. Дерек не сможет и дальше просто поддакивать. Придется убить его, и Грэф надеялся, что это положит конец царствованию террора зверя.

А если не положит, то у них будет еще больше проблем. Может лучше прибегнуть к пыткам? Пытать Дерека, пока он не раскроет все детали своей сделки с монстром: как ему удается управлять им, как его убить… Грэф закрыл глаза, испытывая духовное наслаждение от мысли, что он сделает с хнычущим человечком. Джесси в этих фантазиях не молила о пощаде своего бывшего, а одобряла Грэфа, её кожа была бледна и исцелена, глаза, не моргая, мерцали в лунном свете.

Грэф отогнал прочь эти мысли. Обращение кого-то в вампира — огромная ответственность. Это не то, что ты делаешь после недельного знакомства. Даже если вы застряли с этим человеком в ловушке и вас посещают безумные мысли о чувствах к нему. Это все неожиданный поворот ночных событий вскружил ему голову. Если стресс может вызвать проблемы со здоровьем у людей, то почему то же самое не может произойти и с вампирами? Конечно, не язву или сердечный приступ, но например психическое расстройство. Потому что он явно не в своем уме.

— Есть кто дома? — раздался голос, и Грэф подскочил на кровати возле Джесси. Она потянулась за ним, хватая его за руки, шепча и умоляя его не уходить, но он приложил палец к губам и уложил ее обратно на кровать, укрыв одеялом.

На верху лестницы он схватил ружье и взвел курок.

— Кто там?

— Джун, — ответил голос, и Грэф перестал притворяться человеком.

— Стоило бы застрелить тебя на месте, — сказал он, подняв ружье и прицелившись прямо ей в грудь. — Убирайся и расскажи своим дружкам в баре, что я прикончу каждого ублюдка, появившегося здесь.

Джун не дрогнула даже от внезапного появления вампира, наставившего на неё ружьё.

— Ты не сможешь сдержать их всех. Толпа будет здесь еще до рассвета.

— Как мило с твоей стороны предупредить нас, прежде чем присоединиться к ним, — прорычал Грэф. — Не заставляй меня повторять. Проваливай.

— Я не собираюсь присоединяться к ним. Опусти ружье, и я расскажу все, что знаю, — спокойно ответила Джун.

— Я уже слышал все, что ты хочешь сказать. Я был в спортзале, помнишь? Был привязан к столбу? — Грэф жаждал нажать на спусковой крючок. — Раз уж ты так много знаешь, могла бы просветить их, что в нашем случае лучше срабатывает кол в сердце.

— Я в курсе, — сказала она. — А еще я в курсе, куда направился Дерек, вызвав монстра, пытаясь избавиться от Джесси.

Эти слова заставили Грэфа опустить ружьё. Он отпустил курок, но не ослабил хватку на прикладе.

— Что?

— Джесси здесь? Она должна это услышать, — Джун посмотрела на лестницу, и Грэф встал перед ней, преграждая путь.

— Я сам решу, что Джесси сейчас должна услышать. Она не в лучшей форме, — стволом ружья он указал на диван. — Лучше сядь и рассказывай, а то я ужасно голоден, а ты выглядишь так аппетитно.

Эта угроза подействовала на нее, в отличие от ружья. Джун побледнела и села, как было сказано, но когда она заговорила, её голос всё ещё был невозмутимо спокойным. «Притворство,» — понял Грэф, слушая ее.

— Насчет этого, — начала Джун, опустив взгляд на руки. — На самом деле я не горжусь своим прошлым. Знаю, тебя не интересуют подробности, но люди, с которыми я связалась, нехорошие. Я совершала поступки, которые, возможно, не стоило совершать. Оказалась в долгу перед кое-кем, и должна была его заплатить. И они проследили, чтобы я заплатила… кровью. Когда я увидела тебя здесь, в городе, ну… ты можешь понять, почему я не хотела, чтобы тип вроде тебя был здесь, после того, что они сделали со мной.

— Я понимаю, — и он действительно понимал. Грэф знал, что это были за ублюдки-садисты, подпортившие репутацию всем им. — Но мне плевать. Так что ты знаешь о Дереке?

Джун глубоко вдохнула.

— Думаю, мне нет оправдания, что не рассказала тебе раньше. Я узнала правду в ту ночь, когда все искали Бекки. Дерек напился и заговорил.

— Пьяный Дерек… Не такая уж редкость, — прокомментировал Грэф, садясь в кресло с цветочным орнаментом.

Джун покачала головой:

— Не так, как всегда. Он едва на ногах стоял. Остался после закрытия, и я решила, что он просто в отключке. Думала, проспится и будет в порядке. Но он немного оклемался и начал исповедоваться. Ты должен понять какая жизнь была у Дерека, Бекки и Джесси. Джесси была королевой балла выпускников, а Дерек — королем. Он был нашей футбольной звездой. Когда у меня еще был ресторан, а не забегаловка, стоило ему зайти, и каждый хотел поговорить с ним об игре и положивших на него глаз колледжах. Он, Джеси и Бекки были как Три Мушкетера, ты бы только видел их вместе. Бывает много друзей, которые приходят и уходят, но эти трое были всегда вместе, кроме тех случаев, когда были только Джесси и Дерек.

— Я слышал эту историю, — кивнул Грэф. — Переходи к тому, что имеет для меня значение, и уйдешь отсюда живой.

— У меня нет никаких иллюзий на счет того, чтобы уйти живой, — не мигая, ответила Джун с таким же бесстрастным выражением лица, как и у него. — Напившись в ту ночь, Дерек сказал, что это он виноват в уходе Бекки, это было всем очевидно. Но я сказала ему, что все наладится и Бекки вернется домой. Так всегда случалось. Они сильно ссорятся, но Бекки всегда возвращается. Он ответил, что не хотел этого. Не хотел, чтобы все застряли здесь. Просто желал, чтобы все стало как раньше.

Грэф нахмурился:

— Стало как раньше?

— Он так сказал. Потом нес бред об упущенных стипендиях и о том, как он пожертвовал всем ради Джесси, поэтому была её очередь приносить жертву. Еще он очень много говорил о Саре Бонифейс. Некоторые местные считали, что между ними что-то было, но он женился на Бекки… Не думаю, что Дерек был настолько умен, чтобы обманывать трех женщин. Он и с двумя то справлялся не очень хорошо.

Желудок Грэфа болезненно сжался.

— Что еще он сказал?

— Он заставил меня поклясться, что я ничего никому не расскажу. Сказал, что никто не сможет сердиться на него, когда он получит вознаграждение, — Джун вздохнула так, словно гора свалилась с её плеч. — Поставь себя на моё место. Зная, на что способны вампиры, когда один из них приехал в твой город, ты бы озаботился способом, как избавиться от него или от пьяницы, решившего, что он управляет нечто, что в течении пяти лет казалось совершенно неуправляемым?

Грэф хотел бы и дальше злиться на Джун, он отчаянно пытался почувствовать ту же ярость, что заставила его наставить на неё ружье, но не смог. Кем бы ни были те вампиры, с которыми ей пришлось столкнуться, они, очевидно, произвели на неё неизгладимое впечатление. Шрамы, которые показала Джун, были худшим, что Грэфу приходилось видеть. Он знал вампиров с преданными кормильцами. У Софии время от времени был один, но она никогда не обращалась с ним так плохо, как неизвестные вампиры с Джун.

Увы, Грэф понятия не имел, что сказать ей. Он не собирался извиняться за то, что с ней когда-то случилось, потому что был все еще зол. Не собирался благодарить её за информацию, потому что она должна была рассказать об этом раньше. Хм, может даже до того, как его привязали к этому гребанному столбу на этой чертовой груде дров.

— Почему ты не рассказала нам? По крайней мере Джесси. Люди должны знать, что монстр охотится за ними.

— Я собиралась сказать тебе, но затем пропал Чед. Думала, что это ты убил его.

Грэф понял, что Джун ждет подтверждения. Отлично, она может получить его.

— Да, убил. Прикончил его после того, как он пытался убить Джесси.

— Зачем это было ему нужно? — на лице Джун отразились недоверие и отвращение.

— Дерек приказал. Думаю, его маленькое откровение с тобой объясняет, зачем ему это, — Грэф отложил ружьё в сторону. — Для справки, я не придурок, мучающий людей.

— Ты укусил Джесси, — обвинила его Джун.

— Да, но она сама хотела, — он потер глаза и даже моргнул несколько раз, хотя и не нуждался в этом. Зато это облегчило боль от дыма и пыли. — Я быстро избавил Чеда от страданий, и он заслужил это. Маленькие горожане фанаты самообороны, да?

— Что будешь делать? — спросила Джун, повернув голову в сторону лестницы. — Приятель, вы не сможете выбраться отсюда. Ты сказал, что она в плохой форме. И они придут за вами.

— Пусть попробуют, — глупая фраза, но разве глупость не одна из составляющих храбрости? — Что бы ты сделала на нашем месте?

— Покончила бы с собой, — рассмеялась Джун низким грудным смехом.

— Я не позволю никому навредить Джесси, — поклялся Грэф, чувствуя свою беспомощность от этой скоропалительной клятвы. Отступать было некуда. Они не могут покинуть город. Не могут спрятаться. — Теперь, когда ты мне рассказала, будешь отрицать всё это перед остальными? Снова подставишь нас?

Джун не ответила.

— Ладно. Только помни, что теперь они знают о тебе. Ты была с вампирами. Это отличает тебя от них. И в конечном счете, они используют это против тебя, — предупредил он.

— Я знаю. Всегда знала, — в глазах Джун была вся скорбь, что только мог испытать человек. Устав от игры, она должна была обналичить свои фишки и покинуть стол[29], и ей было это известно.

Да, именно так. Не оступись, не выходи из строя или жители Пинанса без труда устранят тебя. Что ж, если они хотят так жить, ради бога, но Грэф не собирался. И он не собирался так умирать.

Грэф стоял лицом к кухне, глядя на дыру вместо стены. У него точно не будет времени залатать ее. Но они могут поставить несколько балок, чтобы было непросто проникнуть внутрь.

— Где мне найти несколько бревен?

— У нас не так много древесины, Грэф. Есть лесопильня, но она работает только когда кому-то это нужно, и они валят только свои собственные деревья, — Джун подошла и встала рядом с ним. — Подумываешь о ремонте?

— Думаю, как бы здесь закрыться, — надолго ли это поможет? Рано или поздно кто-то найдет слабое место и возьмется за топор. И тогда они очень быстро вернуться туда, откуда бежали.

— Можешь разобрать сарай на доски, — предложила Джун. Когда Грэф не ответил, она продолжила: — Они в общем в неплохом состоянии, по крайней мере, похоже на то. У Джесси больше не будет цыплят, можно не беречь сарай.

— Точно, — Грэф потёр подбородок. — Нам не придется сидеть здесь вечно, только пока не заставим Дерека заговорить.

— Или пока кто-то снова не ранит монстра, — тихо сказала Джун. — Ты же знаешь, это тоже вариант.

— Не вариант, — он вспомнил о солнечных лучах, заливающих небо, воспламенении, беспомощности… Только не это. Ни за что.

— Тогда какой план? Остаться здесь навсегда? — фыркнула Джун. — Ты прямо как Джесси.

— Ну, иногда страх ослабляет, — это всё, что он скажет на эту специфическую тему. Джесси, конечно, очень сильно волновала его, но не так сильно как агорафобия[30]. — Давай лучше сосредоточимся на том, как вытащить Дерека и всех остальных из того дерьма, в которое он всех завел.

— А ты сможешь это сделать? — с сомнением поинтересовалась Джун.

Грэф повернулся к ней, раздумывая. Джун не была так добра, чтобы помочь им, когда они были заперты в школе, или когда из них собирались сделать барбекю. Шрамы на её теле объясняли ее недоверие, но сейчас она здесь, наедине с ним, и не пыталась загнать кол ему в сердце. Может, стоит довериться ей?

— Думаю, смогу. Не знаю точно. Зато знаю, что не позволю им убить Джесси. Но не смогу защитить ее своими силами.

Джун кивнула, её огромные голубые глаза блестели от непролитых слез. Возможно, из-за сожаления. Или страха. Грэфу было все равно. Эта женщина уже предала их однажды, и он не даст случиться этому снова.

Глава 18

Джесси проснулась в темноте и, сев, потерла глаза. Рядом с ней на постели лежал Грэф, выглядя мертвым, коим и являлся. Все её тело болело, а лицо словно сильно обгорело на солнце. Ноги были обожжены, а когда она попыталась пошевелить пальцами на ногах, что-то лопнуло, стекая к пяткам. Она не хотела задумываться об этом.

Грэф, видимо, не ложился так долго, как только мог, а затем просто потерял сознание, обессилив. Вампиры тоже устают. Джесси выяснила это, занимаясь с ним сексом в школьной учительской. Кто бы мог подумать.

Устали они или нет, но одному из них все же придется бодрствовать. Возможно, Грэф прав, говоря, что страх перед монстром запирает людей дома. Она не понимала этого, пока не потеряла сознание. Пришло Оно; Дерек вызвал демона, чтобы не выдать себя. Приговорив тем самым Джесси, пытаясь избавиться от нее.

Почему это предательство не сломало её? После того, как Дерек пытался убить её, наверно, не стоило удивляться очередному покушению на ее жизнь. Хотя все же удивление и боль не одно и то же. Когда-то сломанная нога во второй раз болит так же, как и в первый.

Все дело в Грэфе. Можно отрицать это весь день, но ничего хорошего не выйдет. Было время, и не так давно, когда она продолжала бы любить Дерека, даже после его попытки убить ее, убить ее своими руками и подведя под смертную казнь. Осознание, насколько она была глупа, причиняло острую боль. Хотя тот факт, что она вообще могла вспоминать об этом, несомненно, радовал. И это новое самоосмысление было бы невозможно без Грэфа.

Если бы мама была жива, она бы отчитала Джесси за эти мысли. «Никто не может сделать для тебя что-то, что ты не в состоянии сделать сама,» — всегда говорила она. Ей не нравился Дерек, и она не была в восторге от влюбленности дочери к школьному спортсмену. Конечно, мама была права. Она всегда была права. Когда, в конце концов, Дерек бросил Джесси ради Бекки, оставив ее одну со своей скорбью, она думала, что было бы лучше умереть вместе со своей семьей. Даже хотела воплотить это в жизнь. Но на самом деле ей не нужен был Дерек. Джесси нужна была сама себе.

И Грэф ей вовсе не нужен, но хорошо, когда он рядом. Отличный способ отвлечься.

Кого она пытается обмануть? Джесси влюблена в Грэфа так же, как когда-то в Дерека. Стремительная и сильная влюбленность сущее проклятье, но все так и есть. Она любила Грэфа, вопреки тому, кем он был, вопреки хаосу, что он привнес в ее жизнь.

Она повернулась, чтобы коснуться ладонью твердой груди Грэфа, каждое движение заставляло её ноги и руки дрожать от боли, а внутри все гореть. Джесси прижалась губами к щеке Грэфа. Он не пошевелился. Даже не дышал.

Ладно, возможно, она была не так уж и влюблена в Грэфа, раз могла спокойно лежать рядом с его мертвым телом. Джесси осторожно встала, сдерживая болезненные стоны, когда волдыри на ногах натягивались и лопались под её весом. Даже если для мира Грэф казался мертвым, Джесси не сомневалась, что любой изданный ею звук от испытываемого дискомфорта пробудит Грэфа, и он бросится к ней на помощь, а ему нужно было поспать. Хотя бы один из них должен быть полным сил, чтобы биться до самого конца.

«Это будет больно,» — прекрасно понимала Джесси, прихрамывая, направившись к комоду. Они все еще были в ловушке в этом городе с огромной толпой народа, жаждущего их смерти для решения своих проблем. Девушка достала пару свернутых носков из верхнего ящика и направилась в ванную к стоящему высоко на подоконнике алоэ в горшочке. Сев на край ванны, она осторожно смазала свои обожженные ступни соком растения и надела чистые носки, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы не подхватить какую-нибудь ужасную инфекцию. От сока алоэ коже стало хорошо и прохладно, и Джесси задрожала от небольшого облегчения боли, мучившей её тело.

В гостиной горел свет, и, подойдя к лестнице, девушка увидела трикотажную рубашку с капюшоном на спинке дивана.

— Надеюсь, ты не против, я немного выпила твоего самогона, — в дверях кухни стояла Джун с полупустым стаканом в руке.

Джесси сжала кулаки по бокам.

— Пошла вон из моего дома. Тебе здесь не рады.

— Я и не надеялась на это. Но думала, что могу быть полезной, — Джун села на диван, её длинная коса была перекинута через плечо.

— Что ж, ты ошиблась. Мы и так справляемся, — Джесси подошла к креслу. Не для того, чтобы сесть, а чтобы возмущенно пройтись туда и обратно, но её ступни этого не выдержали бы.

— Справляетесь, когда одна почти калека, а другой смертельно голоден? — Джун покачала головой. — Ты не сможешь накормить его самостоятельно и не справишься с нападающими в таком состоянии.

— А ты знаешь все о кормлении вампиров, да? — резко оборвала ее Джесси, зная, как подло вспоминать прошлое Джун, чтобы не случилось. С другой стороны, Грэфа не было рядом.

Джун помрачнела, взгляд стал враждебным, чего Джесси никогда не видела у этой всегда дружелюбно настроенной женщины.

— Ты не была бы столь заносчива, если б знала, к какому типу людей принадлежишь, связавшись с вампирами.

— Грэф не такой, — возразила Джесси, уверенная в этом так же, как и в том, что небо голубое. — Не все вампиры одинаковые, так же как и люди.

— Думаешь, к ним применимы те же правила, что и к нам? — Джун покачала головой. — Сейчас он прикидывается хорошим. Они всегда так делают. Но ты не понимаешь их мир. Если бы вы выбрались из города, и ему не нужна была бы твоя кровь, или кто-то другой понравился бы ему больше, он взял бы его в одно мгновение. И как думаешь, как бы он избавился от тебя?

Руки Джесси покрылись мурашками, но вовсе не от того, что она сомневалась в Грэфе.

— Мне жаль, что это произошло с тобой.

— Тебе будет еще больше жаль, когда это произойдет с тобой, — ответила Джун, не уступая. — Говорю тебе, Джесси, лучшее, что ты можешь сейчас сделать — отдать его в руки толпы, когда они придут.

— Зачем? Чтобы я стала беззащитной, и они смогли забрать меня? — Джесси зажмурилась, и картина пламени все еще стояла перед её глазами. — Ни за что. Я не оставлю себя без защиты.

Джун скривилась, будто вот-вот заплачет.

— Оглянись вокруг, Джесси. Ты уже беззащитна. Отдай им вампира, скажи, что раскаялась, хоть что-нибудь скажи им. Ты хорошая лгунья, ты можешь заставить их поверить тебе.

— Нет. Я не предам его. Это не обсуждается, — взгляд девушки остановился на ружье возле дивана. Джун стояла между ним и Джесси.

Она не думала, что Джун выкинет что-то безумное. Но в последнее время Джесси недооценивала людей.

— Дерек знает, какая у монстра цель. Он рассказал мне. Мы можем избавиться от обоих монстров в этом городе, Джесси. Просто доверься мне.

Джесси надеялась, что в Джун говорил самогон или страх, потому что ей не нравилась эта сторона женщины. Джун всегда играла роль бесстрастного, строгого, но справедливого судьи. Никак не вероломного человека.

— Дневная смена закончена, — Грэф спустился по лестнице, преувеличенно громко ступая. Перед этим он какое-то время слушал их. Что-то тугое в груди Джесси расслабилось при виде Грэфа, и какая-то давно потерянная часть её распознала это как чувство безопасности.

Джун догадалась, что он подслушивал, это было отчетливо видно по её лицу. Она встала, выглядя почти виноватой, и повернулась к нему, но ничего не сказала.

— Иди наверх, отдохни немного, — сказал он Джун, и подразумевающаяся угроза "или я разберусь с тобой" повисла в воздухе.

Она кивнула, не встречаясь с ним взглядом, и поднялась на второй этаж.

— Ты не можешь доверять ей, не проверив, — прошептала Джесси. — Может, не стоит ложиться, пока она не спит?

— Мы не можем не спать круглые сутки. Если она попытается напасть, мне просто придется раньше проснуться, — он сел на диван и похлопал по подушке рядом с собой. — Ты хочешь свернуться калачиком и поспать. Ты знаешь, что хочешь. Я такой прохладный.

Джесси легкомысленно улыбнулась, и эта улыбка угрожала перерасти в вулкан глупого смеха.

— Это тебе нужно поспать. Я-то выспалась. Кроме того, мне нужно посмотреть блокнот, пока есть время. Хотела сделать это еще у Дерека дома. Этот дневник был у него не просто так, он что-то искал в нем.

— Логично, — ответил Грэф, пожимая плечами. Он поднялся и помог Джесси добраться до дивана, и она была благодарна за предложенную ей руку, даже несмотря на то, что она никогда не примет её. Когда она устроилась, Грэф опустился на колени, заглядывая под диван, и достал блокнот с черной пластиковой обложкой. — Люблю, когда блестит.

На обложке серебристой, блестящей краской, уже облезающей пятнами, была нарисована большая звезда, обведенная в круг. Джесси поскребла ногтем эластичную краску и поморщилась, прежде чем открыть блокнот.

— «Грим… Гримуар». Правильно?

— Понятия не имею.

— «Гримуар. Ворона Ночная Тень». Думаю, это принадлежит Саре, — Джесси продолжила читать, перелистывая страницы. — Наверно, гримуар — причудливое название для книги заклинаний. Видимо, она и правда считала себя ведьмой.

— Ну, все остальные в городе так и считали, — заметил Грэф. — Но ни одно из этих заклинаний не выглядит серьезным. Красные свечи для любовного приворота, заклинание мести придуркам из школы. Сколько ей было?

— Сара училась в старших классах, когда они поймали её. Похоже, Дереку нравятся молоденькие, — Джесси закатила глаза.

— А что у нас тут? — Грэф указал на конец книги, где листы были более плотными.

Джесси быстро пролистала страницы блокнота до листов из открыточного картона.

— Должно быть что-то важное, раз она использовала бумагу получше, — фыркнул Грэф.

Дрожащими пальцами Джесси перевернула первую страницу, плотную от вклеенных фотографий.

— Бог мой, Джесси, это же…

— Помолчи, — девушка коснулась лица матери, лучезарно улыбающегося со страницы, и лица отца, и Джонатана. Что Сара делала с этими фотографиями? Откуда они у нее?

Её желудок сжался. Она точно знала, откуда у Сары эти фото. Мысль, что Дерек дал их ей, ради какой-то больной маленькой игры, вызывала тошноту.

Грэф не стал спорить, сидя рядом с девушкой с видом человека, наблюдающего за обратным отсчетом таймера на бомбе замедленного действия.

— Не понимаю… — Джесси пролистала дальше, но все, что было на следующих страницах — записи Сары от руки. — Она не знала мою семью. У нее не должно быть этих фотографий.

— Думаю, мы оба знаем, откуда Оно появилось здесь, — медленно и осторожно произнес Грэф.

— Нет. Нет, это бессмысленно! Дерек управляет монстром. Ты видел его. Ты же видел, — почти взмолилась Джесси. — Ты видел его, Грэф.

Выражение его лица было мученическим.

— Видел. А еще я видел, как он поступает с тобой и Бекки. Видел, как он стоял рядом, позволив им привязать тебя к столбу, чтобы сжечь. Он собирался позволить этому случиться. Где гарантия, что он не делал подобное раньше?

— Ты что, считаешь, он позволил убить Сару, чтобы получить контроль над монстром? — Подобное было просто бессмысленно. — И как это связано с моей семьей? Почему их фотографии здесь?

Грэф аккуратно забрал книгу из рук девушки.

— Я не знаю. Дай мне минутку.

Джесси могла бы легко читать написанное через плечо Грэфа, но не стала этого делать. Какие бы безумства Сара не совершала с фотографиями её семьи, Джесси могла смело запереть мысли об этом глубоко в своей голове.

— Похоже они были какими-то компонентами того, что она делала. Здесь ничего не сказано о Дереке, — Грэф нахмурился, щелкнув по странице большим пальцем. — Но почему тебя здесь нет? Почему только они?

Джесси ошеломленно ждала, пока Грэф продолжал читать.

— Я знаю почему, — леденящий холод спустился по ее позвоночнику. — Потому что они мертвы. Поэтому Дерек хочет моей смерти. Чтобы закончить какое бы то ни было заклинание.

Они потрясенно уставились друг на друга. Джесси решила, что она была потрясена сильнее. Каким-то образом слова слетели с её губ раньше, чем она даже смогла осознать их. А теперь ее мозгу было необходимо догнать слова.

Дерек желал её смерти. Это многое объясняло. Он как-то контролировал монстра и знал, как избавиться от него. Так почему же он этого не сделал? И почему Чед был готов убить её? Что могло заставить кого-нибудь убить другого человека по чьему-то приказу? Зачем Сара создала заклинание, заключившее город в ловушку? Почему она умерла, так и не рассказав правду?

Все, что еще нужно — это её смерть, и тогда все завершится. Что бы это ни значило.

— Ты не знаешь этого, — сказал Грэф, так тяжело сглотнув, что Джесси могла видеть, как его кадык двигается в горле. — Ты не знаешь.

— Ты знаешь, — иначе это не задело бы его так сильно. — Если это не так, тогда зачем ему желать моей смерти? Чего Оно хочет?

У Грэфа не было ответа, и это было ответом для неё.

— Слушай, — медленно и тихо начал он, — ты не можешь рассказать об этом.

— Почему нет? — её голос звучал истерически, хотя она чувствовала себя странно спокойной и отрешенной. — Они все равно мечтают, чтобы я умерла.

— Потому что мы рассчитываем на кое-что другое. Мы собираемся выбраться отсюда живыми. Оба. — Он выругался и запустил пальцы в свои светлые волосы. — Ты же не говорила об этом Джун, да?

— Нет, но она сообразительная. Она догадается, если уже не сделала этого, — Джесси сделала паузу. — Если Дерек не сказал ей. Черт, поэтому она хотела, чтобы я избавилась от тебя…

— Потому что я защищаю тебя… — Грэф подскочил на ноги и мгновенно исчез. Джесси знала куда идти, хотя и не видела, как он поднимался по лестнице с этой обескураживающей скоростью. Она уже была на полпути наверх, когда услышала, как он ругается и бьет кулаками по подоконнику.

— Её нет! — вскрикнул он, быстро спускаясь по лестнице. Джесси вбежала в свою комнату, где открытое окно выходило на безмятежно стоящее неподалеку проклятое дерево, столько ночей в подростковые годы помогавшее ей прокрадываться внутрь.

— Грэф, подожди! — Она спустилась вслед за ним, но к тому времени, как она подошла к дверям, его уже не было.

Он оставил её одну, с широко открытой дверью. Снаружи падали крупные капли дождя, разбрызгиваясь, ударяясь о фасад дома. Джесси, словно парализованная, уставилась сквозь дверь на темноту. Казалось, в любую секунду разъяренная толпа ринется по лужайке, и она уже не сможет удержать их.

Или появится Оно и бросится в дом со своими ужасными когтями, а она так и будет стоять здесь, в дверном проёме, как маяк, указывая путь.

И Грэф оставил её здесь, одну.

Джесси простояла так долгое время, неспособная пошевелиться, чтобы закрыть дверь и запереться в безопасности дома. Потому что тут вовсе не было безопасно, когда не было его, чтобы защитить её. Давным-давно она бы возненавидела эту мысль. Когда Дерек предал её, она уяснила для себя, что ни на кого не может полагаться. Ей нужно вспомнить этот урок сейчас.

Существо хотело её смерти. Что ж, будет адская битва. Оно уже отняло у неё все, но её жизнь не получит. Джесси подхватила свое ружье и поднялась с ним наверх. Она взяла пару отцовских ботинок из шкафа, так как её обувь сгорела в огне, а ступни слишком раздулись, чтобы надеть мамину, которая не была впору даже при самых благоприятных обстоятельствах.

Если Дерек был виновен в том, что они все застряли в Пинансе, значит его убийство решит проблему так же легко, как это сделала бы и её смерть.

Прогулка до дома Дерека была непростой. Обожженные ступни напоминали о себе болью при каждым шаге, и, в свою очередь, каждому шагу мешали травмированные лодыжки в отцовских огромных ботинках и дождь, сделавший траву скользкой и превративший канавы в маленькие речки. К тому времени, как стали различимы огни дома, майка и шорты девушки насквозь промокли, и она дрожала, несмотря на теплый июльский воздух. Ботинки были полны воды, они хлюпали и шлепали, будто она надела два ведра на ноги, но Джесси продолжала идти, прижимая ружье к груди, словно ребёнка.

"Ты сможешь. Ты сможешь," — мысленно повторяла она, как мантру. Джесси сможет сделать это, даже несмотря на поток воспоминаний, нахлынувших при мысли о Дереке. Выпускной. Катание по округе на его машине. Поцелуи в лесу за её домом. Глупые, детские воспоминания, за которые она так долго цеплялась. Это не было любовью. Это были гормоны и подростковый период. Этого не достаточно, чтобы позволить кому-то вытирать об себя ноги. Недостаточно, чтобы ради этого умереть.

Джесси не стучала. Дверь была не заперта. Девушка толкнула её, держа ружье перед собой, оно наведено и готово выстрелить, руки дрожат от холода и усталости.

— Ты правда считаешь, что сможешь это сделать?

При виде его, решимость Джесси пошатнулась. Дерек сидел в кресле, накрытом рваной твидовой тканью, склеенной скотчем. Он держал флягу с самогоном на коленях, на его красивое лицо легли резкие и уродливые тени от бессонницы и желтого света торшера позади него.

Джесси не опустила ружья, но и не выстрелила.

— Ты же смог бы сделать это со мной.

— Смог бы. Если бы ты была мертва, я смог бы уйти. Смог бы найти Бекки и детей. Смог бы поехать в Ричмонд и найти работу. Ничего этого не было бы.

— Откуда ты это знаешь? — Ладони вспотели, и Джесси хотела вытереть их о шорты, но не хотелось опускать ружье.

— А как ты думаешь? — фыркнул Дерек, поднося банку к губам, чтобы выпить.

— Дерек, что ты сделал?

— Я не думал, что все будет так, — он ответил так тихо, что Джесси едва не пропустила его слова из-за шума дождя. Он что плакал? Должно быть показалось, когда он опустил голову и закрыл глаза. А затем, он громко заговорил, развеяв все сомнения. — Я не хотел, чтобы так вышло!

Джесси только однажды видела Дерека плачущим. В день, когда он получил письмо с окончательным отказом из штата Аризона, мягким отказом от двенадцатой школы, и хотя он был талантливым игроком, для него не нашлось места в футбольной команде их университета. Она беспокоилась тогда и была обеспокоена, увидев это сейчас. Джесси не хотела опускать ружье, но так хотелось утешить его. Какая-то больная, жалостливая часть её настаивала на том, что она должна поспешить к нему, успокоить его, стать более важной и понимающей, чем Бекки.

Джесси встряхнула головой, выбрасывая эту мысль из головы.

— О чем ты? Что ты сделал, Дерек?

Он взглянул на неё, как ребенок, признающийся в краже конфеты из аптеки.

— Я сотворил заклинание.

Её палец расслабился на спусковом курке. Желание получить ответы было сильнее желания вынести его мозги.

— Что ты имеешь ввиду под заклинанием? Это просто нереально.

Он кивнул упрямо, пьяно.

— Да-да, так и есть. Мне еще помогла Сара Бонифейс. У неё были все эти книги, был интернет, она искала материалы для меня.

— Зачем бы ей этим заниматься? — спросила Джесси, уже зная ответ. Дерек очаровал её. Может, обещал ей популярность или возможность поквитаться с теми, кто дразнил её в школе. Он всегда точно знал, что нужно пообещать, чтобы получить желаемое.

— Я не хотел, чтобы все так вышло! — Его лицо скривилось от злости. — Она все сделала неправильно! Она сделала его неправильно, не так сформулировала и солгала об этом, так что эта сучка получила то, что заслужила!

— Она была просто ребенком! — Рука Джесси напряглась на ружье, палец дернулся, но она не дотронулась до спускового курка.

Дерек пьяно фыркнул.

— Она была ведьмой! Она помогла мне вызвать его сюда! Просто плохо сделала свою работу, вот и все.

— Почему? Что она должна была сделать? Что должен был сделать монстр, стать твоим питомцем? — Как он мог быть настолько глуп? И как он мог всерьез поверить, что девчонка, вроде Сары, может со знанием дела вызывать монстров? Просто потому что у неё был черный маникюр и книга заклинаний?

— Все должно было стать лучше. Должно было стать как раньше, до выпускного, — Дерек фыркнул, когда на мутных глазах проступили слезы. — Я просто хотел вернуться к тому, что было раньше. Хотел снова играть в футбол. Хотел что-то значить.

— Что-то значить? — Осознание этого было для нее как удар под дых. — Ты думал, что вновь станешь большой футбольной звездой города, в этом все дело?

— Я просто хотел, чтобы все вновь стало нормальным. Оно было частью заклинания. Оно должно было остановить изменения, — его голос понизился до жалкого шепота.

Ну, в определенных вещах он преуспел: никто не мог покинуть город в течение пяти лет, ради новой работы или нового дома, или колледжа. Но жизнь в Пинансе абсолютно изменилась. Единственное, что напоминало время в средней школе — каждый все еще знал имя Дерека, все еще говорил о нем. Наверно, это не совсем то, к чему он стремился.

— И что, думаешь, моя смерть все исправит? Смерть Сары ничего не исправила, — волоски на шее Джесси встали дыбом, настроенные на своего рода электричество, предшествующее новостям худшего сорта. Она почти боялась услышать их.

— Это все исправит, — уверенно заявил Дерек. Смертельно спокойный, он встал и подошел к ней. — Оно нуждается в твоей крови. Я обещал Ему твою кровь.

Джесси отступила на шаг назад, зная, что ей следует застрелить его на месте, но все еще желая ответов.

— Зачем Ему моя кровь?

— Потому что я пообещал Ему кровь твоей семьи за то, что мне нужно. Видишь ли, всегда есть цена, которую ты должен заплатить, делая заклинание вроде этого. Жертва. Сначала мы использовали куриц. Вот откуда у меня идея, принести жертву в твоем сарае. Сара показала мне, как это делается. Но Оно потребовало большей жертвы. И мы сделали это. Ты вернулась. Похоже, это сработало.

— Значит, ты пообещал Ему… меня? — Её замутило. Видимо, она заболевала. — Но тогда зачем…

— Это была случайность! Сара сказала, что цена должна быть заплачена кровью. Жертва кровью. Чед помог мне испортить тормоза в машине твоей мамы. Так что это выглядело бы как несчастный случай, — Дерек выглядел виноватым. — Я не думал, что Оно захочет и тебя тоже. Не думал, что Оно захочет так много! Но она сказала, что даст Ему кровь твоей семьи, и я решил… Я не знаю. Я не осознавал… Я решил, что это включает и тебя… Наверное Сара знала, что это включает и тебя. В любом случае, Оно пришло собирать.

Между ними на полу валялась кукла с грязным пластмассовым лицом, но детей, которые играли бы с ней, не было. Кровь застыла в венах.

— Дерек, что произошло с Бекки и детьми?

Он горько заплакал, закрыв лицо руками. На какой-то вызывающий отвращение момент Джесси думала, что знает ответ. А затем Дерек поднял голову и отбросил фляжку с самогоном в сторону.

— Она ушла. Оно было ранено. Сильно ранено, и она знала.

— Знала что? — Было совсем не похоже на Бекки знать что-то о монстре и не поделиться этим знанием со всем городом. Не важно, как сильно она любила Дерека, ей нравилось быть в ловушке не больше, чем остальным.

— Знала, что когда монстра ранят, у Него нет реальной силы. Этот вампир достал монстра, потом Чед подстрелил Его. Оно очень ослабело, поэтому она смогла выбраться.

Дерек вытер глаза с суровым выражением лица.

Они могли выбраться отсюда. Все они могли бы выбраться, но упустили свой шанс. Вот сейчас ей действительно плохо. Джесси согнулась вдвое, держась за живот.

Дерек бросился к ней, а она совсем не была готова. Джесси нажала на курок, и отдачей ее ударило в грудь. Пуля пробила дыру в полу буквально в дюйме от ног Дерека. Девушку вырвало, её трясло, и она знала, что как минимум минуту она в безопасности: у Дерека самый чувствительный в мире желудок.

— Господи Иисусе, Джесси! — Дерек отпрыгнул назад, чтобы не испачкаться. Задыхаясь, Джесси сплюнула, избавляясь от мерзкого вкуса во рту, развернулась и побежала.

Дерек схватил рукоятку ружья и попытался вырвать его из рук девушки, когда она добралась до двери, и Джесси повернулась, сжимая ствол. Ей не нравилось, что ружье было направлено ей в живот, когда они перетягивали его вперед-назад, но она все же не отпустила его. Она заберет у него ружье и, на этот раз, без колебаний.

— Ты убил мою семью! — Закричала девушка, и это придало ей сил. Джесси сделала один большой, сильный рывок, и ружье выскользнуло из рук Дерека так неожиданно, что девушка упала на хлипкую москитную сетку на двери. Она ударилась спиной о стену, и удар выбил из легких весь воздух.

— Джесси!

Это был голос Грэфа, она узнала его даже сквозь звездочки перед глазами от боли, мешающих обзору, и несмотря на шум в ушах. Что он здесь делает?

Хотя это уже не имело значение, когда он подхватил её, чтобы поставить на ноги, и ворвался в дом за Дереком. "Он убьет его," — осознала она в момент паники. Джесси хотела видеть Дерека мертвым, но это не касалось Грэфа. Слишком многие были обмануты Дереком, и они заслужили право увидеть свершение правосудия. Настоящего правосудия, а не мести, порожденной страхом, ненавистью и предрассудками.

— Грэф, нет! — закричала она, но её опасения были безосновательны. Дерек пролетел через дверь и приземлился с отвратительным хрустом. Он закашлялся, и кровь хлынула из его рта.

— Сломаны ребра, — сказал Грэф, вытирая руки, выходя на улицу. — С ним все будет в порядке.

— Не будет, — холодно ответила Джесси, сопротивляясь желанию врезать Дереку, лежащему там. — Они убьют его.

— Ага, — согласился Грэф, кивнув в сторону дороги, где очертание чего-то двигалось в лунном свете.

Как только оно стало ближе, Джесси поняла что это было.

Жители Пинанса, злые и спешащие, стремительно приближались к дому Дерека.

Глава 19

Добрые люди Пинанса, всё ещё страстно жаждущие казни, сошлись на крошечном пятачке земли, будто это была последняя спасательная шлюпка на Титанике. Грэф инстинктивно потянул Джесси себе за спину, но она оттолкнула его руку. Значит, она так же жаждала крови, как и все остальные. Хорошая девочка.

Она имела на это полное право. Когда Грэф догнал Джун, он был достаточно зол, чтобы убить её. Она это знала, поэтому с готовностью пошла на компромисс. Этой ночью не умрет ни Джесси, ни Джун.

— Если Дерек управляет этой тварью, он заслуживает смерти, — убеждал он, и Джун, напуганная и удерживаемая на месте за волосы, согласилась.

— Что если мы убьём его, а демон не исчезнет, — пропищала она. — Что если Дерек нужен нам, чтобы избавиться от монстра?

— Мы разберемся с этим, когда придет время, — затем Грэф немного отстранил её, чтобы она могла видеть его клыки, длинные и устрашающие в лунном свете. — Или я могу защитить Джесси, убив тебя прямо сейчас.

Грэф потянул Дерека за рубашку на спине и резко вздернул на ноги.

— Мы здесь, чтобы поговорить с тобой о твоем монстре.

— Не понимаю, о чем вы, — прошипел Дерек, когда Грэф повел его через лужайку.

Тучи разошлись, и показалась полная луна, осветившая двор, словно прожектор. Глаза людей мрачно сверкали в темноте, производя более чудовищное впечатление, чем глаза любого вампира, которого когда-либо видел Грэф, на мгновенье он даже сам испугался.

Джун протолкнулась вперед через толпу.

— Дерек, не хочешь рассказать этим людям то, что рассказал мне той ночью?

— Нет, — фыркнул Дерек, как упрямый ребенок.

— Думаю, тебе все же стоит рассказать им, Дерек, — подбодрил его Грэф, а затем выкрутил ему руку за спину для большей убедительности.

Джесси попятилась обратно на лужайку, как будто боялась приблизиться к толпе. Грэф не винил её. Он тоже не был в восторге от встречи лицом к лицу с людьми, которые почти сожгли их заживо несколько часов назад.

— Если не расскажет он, то это сделаю я, — сказала Джун, и не было ничего дружеского и родного в выражении её лица. — Ты рассказываешь много всякого дерьма, когда выпьешь, Дерек.

Он опустил голову, но ничего не ответил.

— Дерек сделал то, что не должен был, — подсказал Грэф. — Расскажи им об этом.

Дерек заскулил от боли, когда Грэф сильнее заломил ему руку, а затем всхлипнул:

— Хорошо! Хорошо! — Он глубоко, судорожно вздохнул. — Я… Я сделал это.

Грэф склонился к уху парня и тихо произнес:

— Они знают, что это сделал ты. Мы всё им рассказали. И показали блокнот с фотографиями, который вы с Сарой сделали.

— Давай сюда своего монстра, и мы его прикончим! — выкрикнул кто-то из толпы, и ото всюду раздались возгласы одобрения.

— Я не могу просто призвать Его! — Дерек попытался перекричать шум голосов.

— Лжец! — Джесси подошла к нему, подняв кулак, как если бы хотела ударить его. Но все же, подойдя ближе, она сдержалась. — Ты очень легко вызвал Его в мой дом, чтобы найти меня. Легко вызвал Его в спортзал, когда хотел обмануть всех, уверяя, что я — ведьма!

Несколько подтверждающих выкриков донеслись из толпы, но реакция была не такой бурной, как хотелось бы Грэфу. Нет нужды в том, чтобы они всё ещё считали Джесси ведьмой.


— Хватит о ведьмах, — пробормотал он себе под нос. Грэфу также не хотелось бы, чтобы все вспомнили о том, что он вампир.

— Дерек знает, куда пропала Бекки! — голос Джесси возвысился над дораздающимися криками ужаса и негодования. — С ними все в порядке. Они ушли.

— О чём ты? — выкрикнул кто-то.

— Да она сумасшедшая! — Дерек встал на ноги, держась за бок, и Грэф страстно желал снова прижать его к земле.

Люди теперь не слишком прислушивались к Дереку, когда их жажда крови переключилась с Джесси на него. Достаточно коротко и убедительно, чтобы они не отвели взгляда от Дерека, она сказала:

— Он сказал Бекки и детям бежать. Если монстра сильно ранить, то мы все смогли бы уйти. Просто ему никогда не хватало смелости рассказать об этом.

— Вызови Его сюда сейчас же, — приказала Джун, и ее голос был громче негодования толпы. — Мы готовы.

При тусклом освещении Грэф осмотрел оружие, что они принесли. В основном ружья, но были также топоры и бейсбольные биты. Один даже принес охотничий лук со стрелами; это выглядело забавно, но придется работать с тем, что есть. Грэф надеялся, что это сработает. В противном случае, разъяренная толпа снова наставит оружие на них.

— Если ты не призовешь монстра, тогда это сделаю я, — сказала Джесси и, уперев руки в бока, открыла рот и закричала, громко и пронзительно. Крик всё продолжался и продолжался, даже после того, как она закрыла рот, как будто он отдавался эхом от деревьев и стены дома.

— И что это даст? — тихо спросил Грэф. — Ну, кроме того, что они снова сочтут тебя ведьмой?

Оно придет за мной, потому что Дерек пообещал принести меня в жертву, — ответила Джесси, и решимость ожесточила её взгляд. Она обратилась к толпе: — Дерек — причина, по которой монстр находится здесь, и именно Дерек убил мою семью.

— И что теперь делать? КакЕго вызвать сюда? — спросила Джун Дерека.

— Будем ждать, — жалко ответил он.

Долго ждать не пришлось. Оглушительный рёв раздался из зарослей деревьев с другой стороны поля через дорогу. Монстр появился, отчетливая черная точка, быстро пробирающаяся сквозь серебристые листья кукурузного поля.

— Грэф, — позвала Джесси высоким и натянутым голосом.

— Я не допущу, чтобыОно добралось до тебя, — пообещал он, но девушка отступила от него, словно не верила его словам. Сейчас не время думать об этом. Сейчас нужно было помочь уничтожить монстра.

— Ты не сможешь убитьЕго, — предупредил Дерек. — Оно не может умереть. Оно будет возвращаться, пока не получит то, за чем пришло.

Оно встретило сопротивление на середине дороги, расставив свои жуткие когти, как будто чтобы схватить их всех. Его пасть была открыта, и с острых зубов капала отвратительная, зловонная слюна.

Прогремели первые выстрелы, и существо бросилось на нападавших. Оно размахивало длинными, узловатыми пальцы, еще больше удлиненными когтями, как чертовой скакалкой. Кто-то пронзительно закричал. Кто-то побежал.

Когда Грэф обернулся, Дерек уже ушел. Трус даже не смог встретиться лицом к лицу с монстром, которого сам создал.

По венам Грэфа струилась кровь, кровь Джесси, которая сделала его слегка возбужденным, помимо волнений от предстоящей схватки. Он повернулся к Джесси и бросил на неё умоляющий взгляд.

— Фас его, милый, — сказала она, насмешливо ударив его по плечу.

Грэф покачал головой и сделал в уме пометку сказать ей, чтобы она следила за своими шуточками. Он исчез быстрее, чем Джесси моргнула, направляясь в сердце битвы и остановившись прямо перед монстром. Слева от него человек в комбинезоне опустился на одно колено, рана на его голове кровоточила.

— Помоги ему! — скомандовала Джун, перезаряжая свой дробовик.

Грэф не хотел ничего, кроме как наброситься на шкуру этого монстра, но парню действительно нужна была помощь. И, вспомнив, что случилось в последний раз, когда они с тварью остались один на один, Грэф понял, что самая большая помощь, которую он может оказать — это держать людей от греха подальше. Схватив человека за комбинезон, не доверяя себе дотронуться до него самого, когда кровь свободно стекала из раны, он мгновенно подбежал к лужайке и оставил раненного мужчину у ног Джесси.

— Можешь помочь, — сказал он ей. — Но если эта тварь приблизится к тебе — беги, ясно? Если Дерек появится поблизости — беги.

— Да не волнуйся, я не дура, — пробормотала Джесси.

— Я знаю, что не дура. Ты же со мной, — он подмигнул и вновь умчался в толпу. Похоже больше никого не надо было срочно спасать, поэтому он принялся за монстра, надеясь, что стрелки из толпы не пристрелят его. Он ударил головой монстра в живот, заставив того сделать шаг назад. Грэф и сам упал, приземлившись на землю с тихим "Уф". Он вскочил на ноги прежде, чем массивные когти зверя ударили в землю там, где он только что лежал.

— Хочешь поймать пулю или сдохнуть? — крикнула Джун под несмолкаемый залп выстрелов. — Убирайся оттуда!

Грэф ухмыльнулся и покачал головой. Монстр свалил кулаком молодого парня с дробовиком. Массивная когтистая лапа растерла несчастного мальчишку в порошок, но его ружье не пострадало. Грэф схватил оружие и отстрелил пальцы твари прежде, чем Оно смогло снова атаковать. У Него все еще остался мерзкий огромный палец, но один коготь гораздо лучше, чем три. Оно взревело от ярости и посмотрело своими маленькими глазами-бусинками на Грэфа.

— Не устал убивать этих жалких людишек? Хочешь сразится с настоящим монстром?

Должно быть, немного ума у этого существа все же было, потому что Оно повернулось, схватило горсть праведных людей Пинанса и швырнуло их в Грэфа с такой силой, что у нескольких людей сломались шеи, когда они опрокинули Грэфа на землю. Оказаться под кучей людей, часть из которых были мертвы, а остальные — тяжело ранены, вовсе не так Грэф планировал провести этой бой.

— Давайте! — Кричала Джун, командуя своим товарищам по оружию, в бессильной ярости. Она знала, что они проигрывали, многое было слышно по отчаянию в её голосе. Грэф попытался скинуть с себя оглушенных людей и мертвых, призывая всех остальных убраться подальше. Всё это время монстр уклонялся от летящих в него пуль, бросив несколько голов, оторванных, словно маргаритки, попавшие под газонокосилку.

Грэф схватил одно из покалеченных тел, которыми был закидан, и кинул его со всей силой в живот твари. Оно подхватило труп налету поврежденной лапой, разбрызгивая кровь над оставшимися сражающимися.

— Грэф, нет! — в ужасе пронзительно закричала Джун. Борьба, казалось, на мгновение остановилась, когда один за другим жители Пинанса поняли, что только что Грэф воспользовался одним из них в качестве оружия. — Ты должен помогать раненым, долбанный кретин! — бросила она ему, и Грэф робко подхватил женщину со сломанной лодыжкой. Когда она была в безопасности, двум другим мужчинам нужна была помощь, жертвам обстрела со стороны своих.

Тварь получила более пятидесяти ранений, как понял Грэф. Но Оно всё ещё стояло, всё ещё боролось как и прежде. Грэф не льстил себе, что мог причинить больше вреда голыми руками, чем группа обозлённых ярых охотников огнестрельным оружием. Так почему ублюдок не падает или, по крайней мере, не отступает?

Грэф подхватил пожилую женщину, лодыжку которой пробила мелкокалиберная пуля, и понес её в безопасное место, не обращая внимания на протесты, что она в порядке и готова биться.

Раздался громкий и пронзительный крик посреди драки, голос был знаком, и Грэф попытался пробраться к Джун. Оно держало её, вонзив коготь в бедро, и склонилось над ней с широко открытой пастью, капая слюной.

— Джун! — Грэф схватил попавшиеся под руку вилы — Джесси как-то говорила, что они причиняют адскую боль — и бросился с ними по окровавленной траве. Он привлек Его внимание, с силой воткнув вилы в нижнюю челюсть твари, крича и толкая до тех пор, пока зубцы не проткнули макушку. Когда Оно вытащило свой коготь из ноги Джун, чтобы ударить вилы, застрявшие в его мягком нёбе, Грэф использовал возможность, чтобы оттащить Джун в безопасное место.

— Держись, — предупредил он ее, перекидывая через плечо. Через мгновение он скинул Джун на траву рядом с Джесси и ранеными, над которыми та склонилась.

— Со мной будет все в порядке, — убеждала Джун, зашипев, когда согнула ногу в колене, чтобы осмотреть её. Там была кровь, много крови, но она не хлестала и не разбрызгивалась, как было бы, если бы была порвана артерия. Её везение еще не закончилось, даже если это было откровенно дерьмовое везение.

Джесси схватила Грэфа за руку, прежде чем он успел снова исчезнуть в драке:

— Что-то не так. Оно уже должно было убежать.

— Ты права, — согласился он. — Но я не знаю в чем дело.

— Дерек должен знать, — она прикусила губу, посмотрев вдаль, как будто прямо на монстра. — Может, он использует другое заклинание, чтобы не датьЕму уйти.

Когда Джесси посмотрела на Грэфа, ее взгляд стал испуганным и безумным. Зрачки расширились, а пульс замер и вновь забился уже в горле. Затем, почти так же быстро как вампир, она бросилась к Грэфу. Не на него. Мимо него.

Он повернулся и увидел Дерека, держащего дробовик Джесси и направившего его в голову Грэфа. Джесси закричала: "Нет!" — и схватила ствол ружья, зажав дуло рукой. Разрывая кровь и кости, выстрел прошел сквозь ее руку и задел лицо. Девушка упала, как кукла, колени подогнулись и она завалилась, подмяв под себя руки.

Оно взревело.

Ударная волна тепла и света прокатилась по воздуху, приглушая крики ужаса людей, которые боролись с тварью.

Потом монстр упал на одно колено, исчезая в земле. Вскоре не осталось ничего, кроме чёрных пузырьков, а затем и их не стало.

Жители Пинанса застыли от шока, уставившись на место, где только что был монстр. Грэф не смотрел на них. Он не мог отвести взгляда от Дерека, который стоял, дрожа, как человек, который только что осознал, что сражался с тигром, и у него закончились боеприпасы. Грэф даже не издал предупреждающего рычания, прежде чем бросился к нему. Он не укусил его. Он сбил его с ног, подождал, пока тот встанет, и снова сбил на землю. Дерек отполз назад, опираясь на руки, как краб, но Грэф вновь толкнул его вниз.

Люди Пинанса нетвердой походкой направились к дому, их лица и одежда были черны от копоти и дыма. Некоторые из них бросили своё оружие. Другие держали его крепко. Все они надвигались на Дерека.

Когда был сделан первый удар — удар прикладом ружья, заставивший Дерека сплюнуть кровь и зубы — Грэф был удовлетворен тем, что осуществится своеобразное правосудие Пинанса. Он потащился обратно к Джесси, внезапно лишившись сил.

Девушка лежала лицом к земле, у ее головы образовалась лужа крови. Липкая, темно-красная кровь стекала по её волосам, капая на редкие травинки и песок. Посмотрев на нее сверху вниз, Грэф непроизвольно вдохнул, и глоток воздуха, застрявший в груди, усилил боль, уже зародившуюся там. Он опустился на колени рядом с Джесси и поднял безвольную руку девушки, всё ещё теплую, но быстро остывающую из-за смерти. Грэф перевернул Джесси на спину и отвернулся.

Его не должна была беспокоить свернувшаяся кровь; это было записано в должностной инструкции вампира. Но смотреть на Джесси было невозможно. Он не хотел видеть её лицо, поврежденное и наполовину отсутствовавшее. Не хотел видеть подтверждение того, что её хрупкая смертная жизнь погасла.

Её смертная жизнь. Клыки заныли и удлинились. Грэф не спрашивал себя, хотел ли он спасти Джесси. Не спрашивал, сработает ли это; он видел вампиров, созданных после более грязных смертей, чем эта, и они были исцелены до совершенства. Но хотела ли она быть спасённой? В Пинансе для неё больше ничего не осталось. Её семья мертва. Её дом разрушен. Она была глубоко несчастной, когда он приехал. Хотела ли она провести вечность в этом несчастье?

Грэфу было трудно представить кого-то, кто был бы несчастлив, будучи вампиром. Ещё труднее было представить пробуждение завтрашней ночью и отсутствие Джесси рядом с ним.

Мог ли он сделать её счастливой? Счастливой настолько, чтобы захотеть жить вечно?

Пока хорошие, достойнейшие люди Пинанса забивали Дерека до смерти на его лужайке, Грэф подхватил Джесси на руки и тихо пошёл прочь.

Глава 20

В комнате было темно и устрашающе тихо. Несмотря на нехватку света, Джесси четко видела очертания мебели своей спальни, поэтому она расслабилась, вновь опускаясь на кровать, на которой села, вытянувшись в струну. Девушка прижала руку к груди. Такие ночные кошмары, как этот, всегда заставляли её пульс учащаться и легкие болеть от нехватки дыхания.

Её рука всё ещё оставалась там, где была. Грудь не двигалась. Она судорожно втянула воздух, ладонь поднялась и опустилась в движении только один раз.

Джесси прикоснулась к волосам и пригладила их. Они не были влажными от пота. Девушка испытывала жажду. Очень, очень сильную.

Грэф сел рядом с ней. Он пах так хорошо и привычно, что хотелось уткнуться ему в шею, вдыхая его запах.

Стоп, у Грэфа не было запаха.

— Ты в порядке? — спросил он, сжимая руку Джесси так же, как это делали люди на похоронах её родителей. В порядке ли? — Держишься? — Странный вопрос от Грэфа. Без привычных шуток…

— Я в порядке, — механически ответила Джесси, а потом поправила себя: — Нет, не в порядке. Что-то не так.

— Всё нормально, — Грэф обнял её, и девушка прильнула к нему, потому что у неё были другие поводы для беспокойства помимо того, где находится её тело. Он поцеловал её щеку и пригладил волосы. — Что последнее ты помнишь?

Последнее воспоминание? Джесси плохо помнит последнюю ночь, в общих чертах.

— Кажется, это борьба с монстром… Я помню Его когти. Помню много стреляющих людей…

Стрельба. Уже что-то.

— У Дерека было ружье?

Грэф издал утвердительный звук, зародившийся глубоко в горле.

— Да, было. Ты помнишь, это хорошо.

— Подожди, — Джесси помнила ружье, и как Дерек направил его на Грэфа. Она вспомнила, как закрыла дуло ружья рукой и… — Он застрелил меня!

— Не паникуй! — Грэф не разжимал объятий, словно пытаясь удержать её от прыжка с обрыва. — Я все могу объяснить.

Ружье выстрелило, выстрел был рассеянным, он пробил её руку, задел лицо и грудь. Джесси гладила ладонями свое лицо, которого уже по всем правилам не должно было существовать.

— Ты сделал меня такой, как ты.

— Я все могу объяснить, — повторил он, но выражение его лица говорило: «О, чёрт!»

— Что тут объяснять, — девушка пожала плечами, думая о том, что должна чувствовать себя одеревеневшей и раздражительной после сна, но этого не было. Она чувствовала себя великолепно. Не только телом, но и душой, если она у нее конечно была. — Ты спас мне жизнь.

— Нет, я вроде как убил тебя, — Грэф склонил голову на бок. — Ты воспринимаешь это пугающе хорошо.

— Да? — Она снова пожала плечами. — Это лучше, чем быть мёртвой.

— Ну да, — он почесал голову. — Честно говоря, я ожидал, что ты выйдешь из себя.

— Я всё ещё могу это сделать, — наверно, она еще не осознала в полной мере то, что с ней произошло. А когда осознает, она оставляет за собой право взбеситься. А сейчас были более важные вещи, волнующие ее. — Оно ушло?

— Да, и Дерек…

— Мёртв, — закончила она за него. Ком от скорби и гнева встал в её горле. — Это может вывести из себя.

— Лучше не надо, — неужели она услышала ревность в его голосе? Это несказанно обрадовало ее самым волнующим и постыдным образом.

— Ты уже превращал кого-то в… вампира? — Джесси вспомнила обо всех тех людях, что лежали окровавленные на траве.

Грэф покачал головой.

— Только тебя, насколько я знаю.

Новость о собственной смерти Джесси определенно не ожидала когда-либо услышать. Она рассмеялась над нелепостью всего происходящего.

— Мне надо кое-что тебе сказать, — Грэф выглядел немного раздраженным из-за её настроения. Может всё, что он собирался ей сказать, больше подходило для нового взбесившего вампира, чем для нового спокойного. — Не хочу, чтобы ты думала, что я сделал это, и ты теперь мне обязана.

Она кивнула, показывая, что слушает.

Грэф продолжил:

— Ты не обязана идти со мной, поэтому не думай, что я давлю на тебя. Я собираюсь выбраться отсюда. У меня есть жизнь за пределами этого места, и мне нужно вернуться к ней.

Он собирался избавиться от неё? Джесси тщательно следила за выражением лица, чтобы он не увидел её разочарования и боли.

— Я понимаю.

— Нет, не понимаешь, — Грэф притянул её за затылок, прижавшись ртом к её губам, целуя так, словно это был другой язык, на котором ему легче общаться, чтобы объяснить то, что он имел в виду. Оторвавшись от ее губ, он прислонился к ней лбом. — Я всего лишь говорю, что не настаиваю, чтобы ты шла со мной. Но очень хочу, чтобы ты пошла. Ты нужна мне, и точка. И я вытащу тебя отсюда, пинающуюся и кричащую, если потребуется.

Этого не потребуется. Джесси обвела взглядом свою комнату: комнату с фотографиями её и Дерека, и Бекки на выпускном. Комнату с обоями, закрывающими ее рисунок единорога на крашенной стене перманентным маркером, она сделала его, когда ей было пять. Комнату в доме, где она прожила другую жизнь, когда её родители были живы, когда все было совсем по-другому. Этот дом теперь был пустой оболочкой после всего, что произошло.

Вдалеке она услышала вой сирены скорой помощи, спешащей на вызов. Скорая помощь. В Пинансе. Джесси рассмеялась: даже такой посторонний звук вызвал в ее вампирском воображении картинку пухлого фельдшера скорой помощи со Среднего Запада, который едет в машине с истекающей кровью жертвой аварии, беспомощно привязанной к кушетке сзади. Рот девушки наполнился влагой. Она медленно улыбнулась Грэфу.

— Что? — нервно спросил он, предчувствуя отказ.

Она выгнула бровь и облизала губы.

— Ты когда-нибудь угонял машину скорой помощи?

Примечания

1

Амиши — религиозное движение, зародившееся как самое консервативное направление в меннонитстве и затем ставшее отдельной протестантской религиозной деноминацией. Амиши отличаются простотой жизни и одежды, нежеланием принимать некоторые современные технологии и удобства.

(обратно)

2

Фотодерматоз — кожный воспалительный процесс, обусловленный повышенной чувствительностью кожи к солнечному свету. Характеризуется различными высыпаниями.

(обратно)

3

Holiday Inn — международная сеть гостиниц, 3–4 звезды.

(обратно)

4

Подофилл, или ноголист (лат. Podophэllum) — род растений семейства Барбарисовые (Berberidaceae).

(обратно)

5

Огайо (англ. Ohio) — штат на северо-востоке Среднего Запада США, первый штат, включённый в конфедерацию после принятия Ордонанса о Северо-Западе в 1787 г. Обозначение OH, официальное прозвище «Штат конского каштана».

(обратно)

6

20/20»- американская информационная телепередача, транслирующаяся на канале ABC. В отличие от новостей, «20/20» сосредотачивается больше на личных историях людей, чем на международных и политических событиях.

(обратно)

7

«Hee Haw»- американское шоу с кантри-музыкой и забавными скетчами о сельских жителях.

(обратно)

8

Обмазать дегтем и обвалять в перьях — один из способов самосуда.

(обратно)

9

Фрэнк Риззо- американский политик, известный своей скандальной репутацией.

(обратно)

10

Jethro Clampett — герой сериала «Деревенщина из Беверли-Хиллс» (The Beverly Hillbillies)

(обратно)

11

Джон Уэйн(англ. John Wayne, наст. имя — Мэрион Роберт Моррисон (англ. Marion Robert Morrison), 26 мая 1907 — 11 июня 1979) — американский актёр, которого называли королём вестерна.

(обратно)

12

1 фут = 30,48 см; 15 футов ~ 4,5 м

(обратно)

13

Уги-Буги (англ. Oogie Boogie) — главный злодей в мультфильме «Кошмар перед Рождеством»

(обратно)

14

Подземелья и Драконы(англ. Dungeons & Dragons) — настольная ролевая игра в стиле фэнтези, по времени издания первая ролевая игра в мире.

(обратно)

15

О.К. — Округ Колумбия.

(обратно)

16

ДеЛориан- автомобиль известен тем, что фигурировал в качестве машины времени в трилогии «Назад в будущее».

(обратно)

17

«Мост через реку Квай»- один из общепризнанных шедевров кино. Захваченные в плен японцами британские солдаты и их командир полковник Николсон вынуждены строить железнодорожный мост через реку Квай в Бирме. Несмотря на свирепый характер полковника Сайто, Николсон проявляет настоящее мужество. Тем временем командование назначает группу коммандос для уничтожения этого стратегически важного объекта. По мнению критики, это лучший фильм Лина, поставленный по роману известного французского писателя Пьера Буля — он же был соавтором сценария.

(обратно)

18

Итальянское Возрождение- конец 13–16 вв

(обратно)

19

Тициан Вечеллио(итал. Tiziano Vecellio, 1488/1490—1576) — итальянский живописец эпохи Возрождения. Ему делали заказы короли и римские папы, кардиналы, герцоги и князья. Тициану не было и тридцати лет, когда его признали лучшим живописцем Венеции.

(обратно)

20

Uniroyal Tire- Транснациональная корпорация, один из крупнейших в мире производителей резинотехнических и химических товаров, в том числе автомобильных шин.

(обратно)

21

Белая шваль- грубый термин, нередко используемый в обиходной речи в США для обозначения деклассированных белых американцев, часто живущих на пособия по безработице, в ржавых трейлерах, отличающихся низким социальным статусом или уровнем образования. Эта категория людей часто страдает алкоголизмом, склонна к правонарушениям и антиобщественному поведению. Синоним вульгарности, «жлобства», которые трудно вывести.

(обратно)

22

Теннесси Уильямс(англ. Tennessee Williams; имя при рождении — Томас Ланье Уильямс III (англ. Thomas Lanier Williams III); 26 марта 1911 — 25 февраля 1983) — американский прозаик и драматург.

(обратно)

23

АА- клуб анонимных алкоголиков.

(обратно)

24

Гематоэнцефалический барьер- физиологический механизм, избирательно регулирующий обмен веществ между кровью, цереброспинальной жидкостью и центральной нервной системой и обеспечивающий постоянство внутренней среды головного и спинного мозга. Г. б., осуществляя защитную функцию, препятствует проникновению в мозг некоторых чужеродных веществ, попадающих в кровь.

(обратно)

25

Tupperware Brands Corporation— американская компания (NYSE: TUP), глобальный прямой продавец потребительских товаров.

(обратно)

26

Нью-эйдж (англ. New Age, буквально «новая эра»), религии «нового века»— общее название совокупности различных мистических течений и движений, в основном оккультного, эзотерического и синкретического характера.

(обратно)

27

Книга Перемен(более правильно Канон Перемен; И цзин (кит. трад. 易經, упр. 易经, пиньинь Yм Jīng; также известно под названием «Чжоу И» — 周易, предположительно, по названию эпохи Чжоу (во время которой была написана наиболее авторитетная редакция). По другому предположению иероглиф Чжоу (周) понимается как «цикл, кругооборот», иероглиф И (易) как «перемены», таким образом «Чжоу И» — означает цикличность перемен. И-цзин является наиболее ранним из известных истории китайских философских текстов. Принят конфуцианской традицией в II веке до н. э. как один из канонов конфуцианского Пятикнижия.

(обратно)

28

Kool-Aid — товарный знак для растворимого порошка для приготовления фруктовых напитков, в его рекламе человек Kool-Aid внезапно врывался через стены в дома детей, чтобы приготовить им порцию напитка. Его крылатая фраза "О, да!"

(обратно)

29

Обналичить фишки— (амер.) умереть, покончить с собой.

(обратно)

30

Агорафобия- патологическая боязнь открытых пространств.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20