Перал. Делите неделимое (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Тира Ми Су Перал. Делите неделимое

Глава 1

Я с наслаждением потянулась, последний экзамен и диплом в руках, и вот перед вами выпускница сельхоз академии ветеринар Анастасия Крюкова. Остался последний шажок, но как же он длинен, или может все дело в последнем предмете, или может преподавателе? Нет, вы не подумайте, Юрий Петрович не садист, и предмет объясняет хорошо, тут дело в другом. Вот уже второй год, как я безнадежна влюблена в него. Да, что говорить, в него пол академии влюблено. Ему правда тридцать три года, но и я уже не девочка, как никак двадцать три в марте исполнилось. Да и выглядит он шикарно: голубоглазый блондин с широкими плечами и узкими бедрами, его не портит даже стариковский костюм мышиного цвета, а вот рубашки на нем смотрятся...мммм...закачаешься, особенно летом, когда он расстёгивает верхние три пуговицы и виден становится золотистый пушок волос. Мы идеально бы смотрелись, ведь я жгучая брюнетка с карими глазами насыщенного цвета темного шоколада, с хорошей фигурой песочные часы, и даже моя бледная кожа сочеталась с его смуглой идеально. Да, даже роста мы с ним были практического одного, я думаю самое то для поцелуев. В общем после получения диплома, я решила подойти к нему и поцеловать его, а там что будет.

Я даже аргументы вместо ответов к его экзамену подготовила, что десять лет не велика разница и я уже не его студентка, и вообще мы созданы друг для друга. Печально вздохнув, я пододвинула лекции поближе и попыталась вернуться к экзаменационным вопросам.

Вот и случилось это событие: «Я получила диплом». Я высмотрела Юрия Петровича и двинулась в его сторону, но меня опередила Катька с соседнего патока. Это наглая блондинка зависла перед ним, улыбается ему, трогает его за руку и заглядывает в глазки, а он смотрит на нее, отвечает и улыбается ей. Я аж разозлилась. Мое. Я к этому моменту больше чем к экзамену готовилась. Я как танк двинулась к цели. В наглую оттолкнула Катьку, та аж дар речи потеряла, а Юрий Петрович с удивлением взглянул на меня. Не дав себе испугаться, а схватила его за грудки и прижалась к его губам своими, и с удивлением ощутила, как он вначале замер, а потом ответил на поцелуй. Мое сердце испуганно замерло, а потом в восторге подскочило и в следующий момент перед глазами все поплыло, и я потеряла сознанье.

Я сквозь пелену в голове услышала мужской голос:

- Реймус мне в печенку, она человек. Мы попали! Я чувствую трындец нам.

- Треш, тикать надо, - ответил ему другой.

Я открыла глаза, и увидела три вихрастые головы, склоненные надо мной.

- Где я? Где Юрий Петрович? - прошептала я, осматривая каменные потолок над головой парней.

В этот момент грохнула дверь, и я вздрогнула. Парни резко отпрянули от меня. Я попыталась приподняться, чтоб разглядеть кто так бурно вошел.

- Что здесь во имя Армиса происходит? - услышала я гневный в голос и в следующий момент его обладатель оказался возле меня.

Я испуганно взглянула на потемневшие карие глаза, метавшие молнии. Мужчина замер, прикрыл глаза и втянул воздух носом. Он что, меня нюхает?! В следующий момент он гаркнул:

- Вон, - и я услышала повторный грохот двери и топот ног.

Гады, бросили меня. А вообще с кем это я и где это я. Не успев открыть рот для диалога, я ощутила, как он приподнял меня и укусил за плечо. Я от испуга и боли закричала. Мужчина оторвался от моего плеча, и я увидела струйку крови на его подбородке, моей крови. Ааа, маньяк. Я забилась в его руках, пытаясь вырваться. Но его руки, как клещи впились в меня и не отпускали. Он с интересом потемневшим взглядом рассматривал меня, опуская взгляд от лица ниже, изучая что же ему удалось поймать.

- Пусти, -всхрипела я, пытаясь ногой приложить его хоть по чем-нибудь.

- Моя, - хрипло сказал он, а у меня от его тона побежала мурашки. И хоть убей не пойму от страха, или от сексуальности его голоса.

Я испуганно замерла, изучая его карие глаза, морщинки возле глаз, нос. Темные пряди волос упали ему на лоб, прикрывая бисеринки пота. Его губы потянулись к моим, и я сама ответила на его поцелуй, ощущая неясное томление внизу живота. Что я творю? Я попыталась оттолкнуть его, но он лишь усилил напор, сжимая меня крепче и впиваясь губами в мои. Его язык проник в мой рот, я ощутила французский поцелуй во всей своей красе. Я не успевала осознавать, что это мой первый вот такой поцелуй, потонув в гамме чувств, что он вызвал. Я ощутила, как его рука переместилась мне на грудь и дернула блузку, оголяя нижнее белье. В следующий момент, он сжал пальцами горошинку соска, и я всхлипнула, то ли от боли, то ли от наслаждения. Я почувствовала, как он протиснул колену мне между ног и теперь по-настоящему испугавшись, забилась в его руках.

- Пусти. Пожалуйста. Не надо, - заплакала я, пытаясь вырваться, и он замер.

Мое сердце испуганно колотилось об грудную клетку, то ли стремясь вырваться на свободу, то ли спеша разбиться насмерть. Он уперся лбом в укушенное им мое плечо и тяжело дышал.

- Прости, - хрипло прошептал он, не убирая головы, - Тяжело сдержаться. Не шевелись, я попытаюсь взять себя в руки. Только не шевелись.

Я послушно замерла, боясь вспугнуть птицу счастья, что остановила нас, не дав ему завершить желаемое. Через несколько минут он повернул голову и припал носом туда, где на шеи билась жилка, начал шумно втягивать воздух. Его дыхание щекотало мне кожу, но смеяться не хотелось, было страшно. Потом вздохнув последний раз особенно глубоко, он приподнялся на руках и заглянул в мои глаза. Я увидела, что его преотпустило.

- Пойдем, поговорим в моей кабинете, - сказал он, поднимаясь и протягивая руку мне.

Я с опаской взяла протянутую конечность, в следующий момент он с рывка поднял меня, и я по инерции бухнулась в его объятия.

- Замри, - успел вскрикнуть он.

И я замерла. Он закрыл глаза, нежно обнял меня, наклонился и едва, едва коснулся мои губ. Потом резко распахнул очи и улыбнулся.

- Смог, - с улыбкой прошептал он, и потянул меня за собой к двери.

Я с удивлением, стягивая порванную блузку на груди, оглядывалась, пока этот индивид, не выпуская моей конечности куда-то меня вел. Мы оказались в коридоре с каменными стенами. Никаких обоев и покраски на них не было, только голые камни, такие же камни были над головой и под ногами. Вдоль стен были двери с непонятными знаками. По коридору шли мои ровесники и чуть младше. Все были крупные, как будто я в здании для качков была. Иногда попадались такие же крупные девчонки. Все здоровались с моим провожатым, чуть наклоняя голову и называли его профессор Сендариус. Меня окидывали любопытным взглядом, при этом не стесняясь осматривали с головы до ног. Одеты все были в серые мантии, кроме моего провожатого. На нем была черная, с красным капюшоном. «Я в секту попала», - паникуя решила я.

В этот момент мы видимо пришли, меня затащили в комнату, где за мощным столом восседала монументальная мадам. Она сквозь дужки очков, окинула меня взглядом и молча проводила взглядом до следующей двери, куда меня завел профессор.

Если в кабинете мадам, я успела рассмотреть лишь стол и огромный шкаф, протянутый на всю стену и заполненный папками, и небольшой диванчик, то в кабинете профессора было с точностью, да наоборот, шкаф был небольшим и закрыт дверцами, зато диван был шикарен. С удобной спинкой, светло коричневый, на дизайнерских гнутых ножках, с мягкими подлокотниками и удобной спинкой. По бокам лежали две симпатичные подушечки темно-коричневого цвета. На этот диван меня и усадил профессор.

Сам он сел в удобное кресло напротив, чуть развернув его в мою сторону. Сбоку от него расположился камин. Я продолжила осматриваться, отметив порядок на столе, аккуратно сложенные стопочкой бумаги и канцелярские принадлежности. Возле большого окна стоял столик с аквариумом, где плавало что-то бесформенное, но явно не рыбки. Там же стоял кувшин. На окне висели тяжелые горчичные гардины, обвязанные темными веревочками с кисточками. Появилось четкое желание выглянуть в окно, и осмотреться куда ж меня привезли после потери сознания. И вообще, как Юрий Петрович мог меня кинуть здесь одну, после того, как ответил на мой поцелуй. А его губы были нежные и тёплые. Я задумчиво коснулась своих губ и ощутила их припухлость.

- Хватит, - рявкнул профессор и я с испугом глянула на него.

Псих какой-то. Постоянно орет.

- Что хватит? Что опять не так? - спросила я, чувствуя, что страх начинает отступать. А на его место приходит злость.

Профессор так на меня глянул, что я сразу предпочла заткнуться. Он сцепил руки и не мигая уставился на меня. Его молчание начинало напрягать. Хотелось подойти двинуть ему, что б не бесил.

Видимо он и сам понял, что пауза затянулась, так как решил почтить-таки меня беседой.

- Меня зовут Ральф Сендариус. Я глава этой академии для трудных оборотней и один из ведущих профессоров. Как тебя зовут?

- Анастасия Крюкова. Почему для оборотней?

- Ну может потому что я сам оборотень и помню свою молодость, и знаю, что таким нужен шанс, нужно чтобы в них поверили. Да и мне проще, я - альфа.

- В смысле оборотень?! Ты шутишь?!

Он посмотрел на меня, как на умалишённую.

- Я не шучу. Ты откуда прибыла сюда? В какой глуши жила?

- Никакая не глушь! Я вообще не знаю где я и как здесь оказалась. Я потеряла сознание, а оказалась уже здесь. Я думала, что это больница или моя академия.

Он задумчиво почесал голову, и рявкнул:

- Гризельта, Треша, Мариуса и Стенса ко мне.

- Сейчас выясним, Анастасия. А в какой академии и на кого ты училась?

Я начала рассказывать и по мере моего рассказа он хмурился все сильнее. Потом в дверь постучали и вошли скромненькая знакомая мне вихрастая троица. Парни были похожи как братья: рослые, плечистые и с русыми шевелюрами, и с тяжелыми подбородками. Единственное, что не видно было их цвет глаз, а так сказала бы, что они ксероксом воспользовались.

- Дорогие мои, Треш, Мариус и Стенс, - мягко начал профессор, а меня от его тона аж передёрнуло и захотелось прикопаться по-тихому, походу парни испытывали те же чувства, раз жались к друг дружке, вздрагивая от каждого его слова и не поднимали головы. - Объясните-ка мне с Анастасией Крюковой, каким образом она оказалась здесь.

Парни печально начали вздыхать, толкая друг друга локтями, но не решаясь заговорить первыми.

- Живо, - рявкнул профессор, и парни задрожали, реально задрожали.

Я в шоке уставилась на разворачивающуюся картину. Наконец парень в голубой футболке заговорил:

- Мы проверили ритуал, - начал он и замолк, а парни закивали головами.

- Какой, - терпеливым тоном спросил профессор.

- На обретении половинки, - продолжил парень и опять затих.

- Кому, - тем же терпеливым тоном спросил Сендариус.

- Вам, - сказал парень в черной кофте и опять наступила тишина, и я почувствовала. Что готова их убить. А после поставить памятник профессору Сендариусу за терпение. Оказывается, что это он еще слабо психует, я б еще и головой об стену билась после общения с такими, или била бы их.

- Я так понимаю спрашивать зачем смысла не имеет, - печально сказал он.

- Всем нужна яри, и вы не исключение. Мы хотели помочь. Ускорить поиск. Вы бы стали мягче и добрее, - затараторили парни в один голос.

- По мне видно, что я стал добрее, - тихо начал профессор, а затем начал орать. - На кой вашу мать вы это сделали. Она человек. Как мне теперь с этим быть. Вы думает мне легче стало?!

Я в шоке уставилась на их. А чем плохо, что я человек...и они что, реально не люди? Аааа. Мама, хочу домой.

- Мы хотели, как лучше. Мы же не знали, что так получится. Простите профессор. Примем любое наказание, - забубнили они, понурив еще больше головы.

- До конца семестра никакого выхода из академии, ни одного участия в попойке и не одной девушки в постели. И да, за нее отвечаете головой.

Парни дружно кивали головой.

- А теперь марш в коридор и ждите там, - под конец рявкнул профессор и перевел взгляд на меня.

Я испуганным кроликом замерла перед удавом, тьфу, профессором, ожидая теперь вопли на свою голову.

- Мне жаль, Анастасия, но ты моя яри.

Я удивленно уставилась на него, и он, верно истолковав мой взгляд, пояснил:

- Яри- это значит половинка, судьба, избранница, пара. Ты- моя яри. И это значит, что я тебя уже никуда от себя не отпущу. Прости, но в свой мир ты не вернешься, даже если б и был способ. Единственное, что я могу сделать для тебя- дать свыкнуться с мыслью, что ты моя.

- Не, ты не много ли на себя берешь? - такое хамство я стерпеть не смогла. - А меня спросить не хочешь?

- Хочешь, не хочешь- ты моя, - как-то даже устало сказал профессор. - Я не буду принуждать тебя к постели, по крайне мере постараюсь, но ночевать ты будешь со мной.

- Не буду. А приблизишься- убью, - прорычала я.

Он не торопясь поднялся и приблизился ко мне. Я в панике начала искать чем-бы его тюкнуть. Профессор, нависнув надо мной, давил меня своим авторитетом, затем протянул мне руку. В ней оказался нож. Откуда и как он его достал я не поняла.

- Может это и выход для нас обоих, - печально сказал он. - Режь.

Я в ужасе оттолкнула его руку. Он наклонился еще ниже ко мне и глядя в мои глаза, шепнул мне в губы:

- В десять ты лежать должна в моей кровати.

Я сглотнула вязкую слюну и так же тихо, не отводя взгляда спросила:

- Раздетая?

Он еще сильнее прижимая практически свои губы к моим ответил:

- Не стоит, не сдержусь. Но если настаиваешь...

И резко отвернулся от меня. Я испуганной пташкой уставилась на его спину.

- Уходи, - сказал Сендариус не оборачиваюсь.

Я вскочила с дивана и пулей вылетела из кабинета, проскочила мимо Гризельты и врезалась в одного из парней. Не успев толком опомнится от предыдущего разговора, как они в меня вцепились и куда-то потащили. Сопротивляться смысла не было, и я послушно шла следом.

Мы оказались в столовой, где парни усадили меня за один из столов и двое исчезли.

Парень был в оранжевой футболке.

- Стенс, я младшенький, - пояснил он.

- А вы братья? - с любопытством спросила я.

- Ага. Треш в голубой футболке - старший. Мариус- средний, в черном. А ты откуда к нам перенеслась?

- С Земли. Планета такая. А эта как зовется?

Парень определенно мне нравился. Когда он улыбался, у него появлялись ямочки.

- Перал. Но это не совсем планета, а скорее зеркальное отражение вашей. Хотя, конечно не совсем зеркальное. В общем это сложно объяснить. Этим Мариус интересуется- у него если хочешь спроси.

Я кивнула. Спрошу, пусть даже не сомневается.

- А что значит яри?

- А у вас яри не бывает, что ли? - удивился парень. - А, да, ты же человек, у людей все иначе. Яри- это избранница, при этом выбираешь не ты, а боги. Если оборотень- мужчина- это сила, ум, мощь, отвага, то его яри- это чувства, душа, совесть, сердце. Поэтому мы профессору и помогли найти его яри, кто ж знал, что ты человеком окажешься.

- А что в этом плохого? - спросила я, не понимая бурности их расстройства.

- Ну кроме того, что ты слаба и не можешь за себя постоять, то ты еще оборачиваться не сможешь.

- И? - спросила я, наблюдая, как парень краснеет. - Что в этом страшного?

- Ты не понимаешь...В общем такое я тебе объяснять не стану. Профессор сам объяснит, если решит, конечно.

Я разочарованно уставилась на него. Вот гад, самого интересного и не рассказал. Ладно, спросим остальных братьев.

Вскоре подошли парни с двумя нагруженными подносами. Чего там только не было: несколько видов мяса, тушеные овощи, блюдо пирожков, и кувшин с четырьмя кружками.

Парни пододвинули ко мне овощи, а сами накинулись на мясо. Я с возмущением уставилась на них.

- Ну что? - не выдержал Треш.

- Мясо хочу. Я что- коза одни овощи жевать.

Я со спокойной совестью вытянула у него из рук ножку какой птички и впилась в нее зубами. Ммм, вкусно. Парни ошалело уставились на меня.

- Ты же девушка.

- Не вижу логики, -пробубнила я с набитым ртом. - Мне что теперь не есть.

- Я думал люди не едят мясо, как эльфы, - ответил Мариус.

Я аж подавилась. Стенс подтолкнул мне кружку с напитком. Я запила, ощущая компот, только из чего не поняла. Спасибо голоду, который любого дядьку задвинет за пояс, а то б я еще долго на вегетарианстве сидела.

- Люди едят мясо. И овощи едят. Вообще все едят.

Уточнила я на всякий случай.

-Поняли, мясо брать больше, - сказал Треш и продолжил есть.

Я как умная девушка дала парнем насытится. Сама в этом время огляделась. Все оборотни дружно отвели взгляд. Только одна мадам с гривой рыжих волос встретила мой взгляд прямо и чуть оскалилась. Я недоуменно отвела взгляд. Мало ли какие закидоны у них.

- Треш, Стенс, а что плохо в том, что я не умею оборачиваться?

Парни дружно подавились и закашлялись. Судя по тому, что они тоже начали менять окрас щек- мне не ответят. Ну, профессор, придется тебя спросить, если не струшу. Помявшись, они перевели тему на мою жизнь в другом мире. Но я тоже почти индюк и гордо промолчала.

После обеда эти нелюди подхватили меня под руки и потащили на занятия. За что мне эта кара?!? Пять лет учебы и вновь я за партой. Хотя предмет и назывался: «Животноведенье», кто ж знал, что мы будем проходить пиявок. Меня потом пол дня коробило от воспоминаний об их виде. После была ненавистная физкультура, где я отказалась бегать под предлогом что мне тошно. Самое удивительное, что преподы спокойно реагировали на мое присутствие и не задавали мне вопрос кто я и что я, тут делая- оперативно, однако, у них тут сплетни разносятся.

День подошел к концу, после очередного похода в столовую- парни меня проводили к двери и ушли. Я с ними не разговаривали. Очень уж обидело меня их молчание по поводу моей человечности, да и они были увлечены своими разговорами, я даже не поняла, о чем они беседовали.

Я стояла у двери и не решаясь зайти. Сомнений не было в чью комнату они меня могли привести. Как мне относится к этому оборотню я не знала. Я бы еще долго мялась перед дверью. Не решаясь повернуть ручку, но вдруг та сама распахнулась и перед моими очами предстал сам Ральф Сендариус, он же профессор, он же глава академии, моя половинка (по его утверждению), и мой страх. Он был в домашних брюках, мягких тапках и все. Мой взгляд зацепился за волоски на его груди, опоясывающие ореолы сосков. Темненькие, на фоне загорелой кожи, они так и манили ощутить их мягкость или наоборот познать их твердость. Я замерла, пытаясь отогнать непрошенные мысли. Ручки буквально чесались, и я сцепила их за спиной, гадство какое то, мой организм меня предать хочет.

Профессор молча смотрел на меня, лишь его потемневший взгляд пугал своим желанием. Но он тоже сумел взять себя в руки и чуть отодвинувшись в сторону процедил:

- Проходи.

Я послушной овечкой протиснулась мимо него, задевая мимо ходом его бедрами и грудью. Он резко схватил меня и впился поцелуем в мои губы. Я испуганно замерла, пока его губы мяли мои, а руки сжимали меня до синяков. Поняв, что я не отвечаю - он отпустил меня и подтолкнул под зад вперед, осторожно закрыл за мной дверь и как приговор, я услышала, как щелкнул замок. Капец, я попала.

Я стояла, боясь пошевелиться.

- Ты обещал сдержаться, - испуганно напомнила я.

- Так мы еще не в постели, - со смешком сказал он.

- Пожалуйста, не надо. Я никогда...я ни хочу, - несвязно залепетала я.

- Я знаю. Не переживай, я дам тебе время привыкнуть. Пойдем покажу тебя где ванна.

Я послушно шла за ним, отмечая на автомате сдержанные цвета в обстановке. Мебели было не много: большая кровать, кресло возле камина, столик и шкаф для одежды. В ванной все было в синем цвете, и лишь ванная на гнутых ножках была золотой, и унитаз. Вот уж чему я обрадовалась как родному. Ну люблю я комфорт, а в академии туалеты представляли собой ямки в полу с сливом.

Походу мой энтузиазм не остался незамеченным, и профессор, положив мне на ванну полотенце и на столик рядом мыло, вышел. Я долга плескалась в ванной, натираясь душистым мылом. Теперь я пахла чем-то между полыней и мятой, но зато я разнежилась и хотела спать. В общем вышла я из ванной с четким желанием спать, было даже не страшно, что ко мне могут приставать. Хочу спать.

Ральф сидел в кресле и читал какую то книгу. Он даже не глянул на меня.

- Ложись в кровать и спи.

Вот даже спорить желания не было, не снимая одежды я подошла к кровати и увидела там его рубашку.

- Одевай, а завтра разберемся с гардеробом, - так же не поднимая головы, сказал профессор.

Я взяла рубашку и замерла, не зная переодеться в ванной или тут же. Лень взяла свое и я, отвернувшись от Ральфа начала раздеваться, отмечая каждый шорох за спиной. Не успев натянуть рубашку, я ощутила как его руки легли на мои обнаженные плечи.

- Рискуешь,- прошептал он мне ухо, целуя плечо. Я вздрогнула. Стадо мурашек резво проскакали с плеча по спине и замерли на пальчиках ног. Он медленно развернул меня, окинул взглядом меня, опустил взгляд на мою грудь и поцеловал каждый сосок. Потом взял из моих ослабевших рук рубашку, сам накинул на меня и медленно застегнул. Я заторможено отмечала, как вздымается его грудь. Потом он подтолкнул меня к кровати, сам укрыл и нежно поцеловал в щеку.

- Спи. Я не железный, Анастасия, - хрипло прошептал он, и ушел на кресло.

Сон моментально пришел, и я отключилась, лишь сквозь дрему ощутила, как прогнулась кровать, меня прижали к горячему обнаженному телу и зарывшись в мою макушку носом затихли, а я опять унеслась в глубины сна.

Глава 2



Я проснулась одна. В ванной шумела вода. Проверила на себе одежду. Все нужные вещи были на месте и не тронуты. Я расслабленно выдохнула. Выбравшись из кровати, я быстренько натянула свою одежду и чуть не рухнула, когда на мои плечи опустился плащ Ральфа.

- Все ходят в форме. Я не знаю, чем бы тебе хотелось заняться, поэтому пока походи по занятиям с тройняшками, а там видно будет. Позавтракай со мной, Анастасия, - мягко попросил он и я согласна кивнула.

- Профессор, - начала я.

- Ральф, зови меня по имени, - исправил меня он.

- Хорошо, тогда зови меня Настя, - предложила я.

Профессор нежно поцеловал мою ручку и прошептал:

- Настя.

От его шепота мурашки вновь атаковали меня. Я мягко, но настойчиво высвободила руку.

- Ральф, скажи, почему такую проблему вызывает мое неумение оборачиваться. Парни не ответили, сказали если захочешь - ты скажешь. Захоти, - настойчиво сказала я.

Профессор задумчиво смотрел на меня.

- Честно, не хочу. Но может будет лучше, если будешь знать. Когда создавался наш мир, его создательница то ли в наказание, то ли в награду подарила нам любовь. Лишь двуликие, имеющие два облика могут иметь яри: это мы - оборотни, вампиры и прочие имеющие возможность меня ипостась с человекообразной. Яри - это не просто пара, предназначенная, но и часть нас самих. Когда появляется яри весь мир становится ярким, цветным. Ты начинаешь жить, чувствовать. Все, кто был до яри становятся никем. Ты понимаешь, что и не любил. А вот яри ты любишь сразу со всеми недостатками и достоинствами. Ты мог что то, что есть в яри не принимать в других, не любить, презирать, но в яри все прекрасно. Только от яри мы получаем потомство. И есть один нюанс, никогда я не слышал, что бы яри была не двуликой. И вот в чем беда, Настя, во время первого акта любви, двуликий имеет близость не только с человеческой ипостасью яри, но и в процессе, не прерывая его, они непроизвольно обращаются и сливаются в другой ипостаси. А теперь представь нас, мы слились, и я обращаюсь в волка, а ты остаешься собой...Я не знаю, как поведет себя волк, не загрызет ли он тебя. А если ты умрешь- я умру с тобой, ведь без яри нет смысла жить. А проконтролировать обращение невозможно. Оно случится. Поэтому ты мой самый желанный кошмар. Я хочу тебя, до безумия, но из-за страха потерять тебя, я буду бороться сколько хватит сил, но не овладею тобой. В этом горькая правда нашей пары. Ты моя самая большая радость и печаль, Настя.

Он закончил рассказ, а по мне бегали мурашки от ужаса. Аппетит пропал, и я отодвинула булочку с маслом, невидящим взором уставившись в чашку. Ральф взял мои руки в свои и покрыл поцелуями.

- Не бойся меня. Я никогда не причиню тебе вреда. Ты - моя жизнь. Ты- мой свет. Я люблю тебя. Просто верь мне.

Я кивнула, стараясь скрыть дрожь. По щеке непроизвольно скользнула слеза.

- Яри, сердце мое, почему ты плачешь, - нежно прошептал он.

- На земле осталась бабушка, как же она там, а я тут. И ...

- И....

- Я думала, надеялась, что смогу вернуться домой, - сквозь слезы прошептала я, сердце разрывалось от безысходности, ведь на Земле осталась не только бабушка, но и Юрий Петрович и мой первый поцелуй с ним.

-Прости, яри, я не смогу тебя отпустить, поэтому даже искать не буду возможность тебя вернуть туда. Прости.

Ральф снова припал к моим рукам, и его дыхание буквально обжигало ладони. Я вытянула руки, отмечая как недовольно сверкнули его глаза и поджались губы, но он все же отпустил меня.

- Мне надо побыть одной...Смириться. Пожалуйста, - прошептала я, мечтая остаться наедине с собой, внутри разрываясь от боли.

- Яри, - с болью произнес он, но все же вышел вон. А я уже не сдерживая слез разрыдалась в голос.

Нарыдавшись в свое удовольствие, я отправилась в ванную. В зеркале на меня смотрело узкоглазое чудовище с распухшим шнобелем. Вздрогнув от собственного вида, я прохладной водой стала умываться. Решив не мелочиться, я полностью залезла в душ. Холодная вода мигом прочистила извилины и настроила на позитивный лад. Решив, что нас не ломает, то делает сильнее и надо жить дальше, я отправилась искать тройняшек.

С ними встретится вышло лишь к обеду, так как найти я смогла лишь столовую и села за знакомый столик. Парни опять притащили два подноса еды, отдала мне мою порцию, и начали беседовать между собой.

- Я узнала, чем плохо, что я не двуликая, - решила я сама начать с ним общаться.

Парни вздрогнули и дружно посмотрели на меня.

- Да, и простите, что обиделась. Такое действительно лучше было узнать от профессора.

Парни великодушно решили забыть этот момент и начали расспрашивать об моем мире. В какой-то момент, я уже не просто рассказывала, а рисовала в тетради Треша телевизор, телефон, машины и прочие достижения мое техногенного мира. Когда прозвенел звонок, я оторвалась от рисунков, и обнаружила, что вокруг нас стоят с десяток оборотней и слушают меня.

Пришлось сворачиваться, и парни потащили меня на занятия, мимоходом сетуя, что мне то хорошо, я вольный слушатель, а им еще оценки зарабатывать надо. В этот раз я попала на урок истории, и незаметно для себя увлеклась рассказом невысокого преподавателя. Он рассказывал о периоде жизни Ярослава Дейриса. Именно этот оборотень оказался первым, познавшим встречу с яри. И что бы соединиться с ней, он восстал против своего клана, ведь те жаждали его женить с выгодой для себя и рода. Лишь позже, когда начали соединяться новые пары, род признал его решение верным и сделали его главой. Именно благодаря ему пара оборотня стала называться «яри», а парней - «ярило», что значит солнце. Солнце и луна, красиво. Еще его потомки стали значимыми фигурами в государстве оборотней. Один из них даже как-то был королем Серениусов Победоносным.

В какой-то момент мне даже показалось, что Ярослава я знала лично, так подробно и интересно рассказывал нам преподаватель.

После была техника боя. Здесь меня усадили на скамеечку и наслаждалась видом полуобнаженных качков и вспотевших девиц. Как напрягались их мышцы, когда они пытались победить друг друга. Я так увлеклась, что не заметила, как ко мне подсела та мадам, что не отвела взгляд от меня в столовой. Ее рыжие волосы были завязаны в высокий хвост, а карие глаза сияли ненавистью. Она схватила меня за руку и сжала ее.

- Смылась из жизни Ральфа сама, или я тебя убью, - прошептала она нежно мне улыбаясь.

- Я его яри. Он меня не отпустит, - процедила я, стараясь сдержаться, что не закричать от боли.

- Тогда ты умрешь, - мило сказала мне рыжеволосая, не ослабляя хватки.

- Это ты умрешь, когда Ральф узнает, что ты мне угрожала, - процедила я.

- У меня влиятельный род, мне ничего не грозит. К тому же, милашка, я слишком хороша в постели, чтобы он мог от меня отказаться.

Мне неприятно кольнуло внутри. Неужто я его ревную?!

- Так и скажи, что ты его подстилка, - не осталась в долгу я.

- Да, ты...-начала она и вцепилась мне в волосы. Я вскрикнула. Разнимали нас парни, поняв, что девчонки лишь «помогая» оттащить ее от меня, больше царапали меня и рвали волосы.

Походу женский коллектив меня недолюбливает, пришла я к выводу, сидя в кабинете лекарей. Те мазали мне царапины, а я шипела от боли. Тройняшки были рядом и покаянно стояли. Вдруг их словно подкосило, и они согнулись в пояс. Лекарь тоже приклонился. Я обернулась и увидела Ральфа. Мне показалось, или он стал как-то крупнее.

Он пересек комнату за секунду и прижал меня к себе. Я отчетливо услышала, как мощными частыми толчками бьется его сердце. Ральф втягивал воздух, и я чувствовала, как от его дыхания шевелятся волосы на макушке. Его руки стискивали меня, и я чувствовала, как его ногти вонзились в мою спину.

- Больно, - прошептала я, выпутываясь из его рук.

Профессор не торопясь разжал объятия и злым взглядом окинул парней. Те задрожали, почему-то породив в моей голове образ щенков, поджимающих хвостики от страха. Отогнав образ, я потянула Ральфа за руку, заставляя его сосредоточится на себе.

- Я сама виновата, спровоцировала. Все хорошо уже.

- Сейчас все сам узнаю, - сказал он, поджимая губы.

Я погладила его руку, интуитивно ощущая, что так надо, что так он успокаивается. Он провел свой рукой по мой щеке, задевая царапины, и я непроизвольно поморщилась.

Ральф резко отвернулся и подошел ко окну, поставив руки на подоконник. Я перевела взгляд с его напряженной спины на парней. Те настойчиво кивали мне в его сторону. Я недоуменно приподняла бровь, не понимая, что они от меня хотят. Не выдержав, Стенс изобразил объятия и сложил губы как для поцелуя. Треш с Мариусом же сложили просяще руки и сделали умильные мордашки.

Я только решила последовать их просьбе, как дверь отворилась и в комнату буквально вползли все девчонки «разнимавшие» меня, а во главе рыжеволосая мадам подметала пол. Я изумленно уставилась на них. А профессор медленно обернулся, и окинул их мрачным потемневшим взглядом и прорычал:

- Мелисса, правду.

Рыжеволосая откинула со лба кучеряшку и с ненавистью глядя на меня сказала:

- Я твоя яри, а она ошибка. Я ей на это указала. Ты сам помнишь, как тебе было хорошо со мной. О, Ральф, выгони ее, - буквально простенала она.

Я с изумлением уставилась на нее. Парни тоже выглядели ошалело.

- Мелисса, мне ли объяснять оборотню, что есть яри и что есть подстилка в постели? - с яростным клокотанием начал он, замечая, как она вздрогнула от его слов, ведь он буквально повторил мои слова. - Анастасия - моя яри. Смирись. За нападение на нее и угрозы ты будешь наказана. Вы тоже, - сказал он, обводя взглядом остальных девушек. - Все свободны.

Затем он повернулся к парням.

- Вы должны были беречь ее. Еще на месяц продлеваю предыдущее наказание.

Парни судорожно вздохнули и закивали, и вышли вон. А Ральф повернулся ко мне. Я испуганно вжала голову в плечи, ожидая тоже наказания. Он устало подошел ко мне и прижал к себе.

- Не хочу, чтобы тебя обижали. Не хочешь ходить на занятия - не ходи. Все равно диплом тебе не получить. Скажи, чем бы тебе хотелось заняться- я тебе все организую. Только в пределах академии, хорошо?

Я послушно кивнула, наслаждаясь его запахом. Он стал мягко поглаживать меня по спине.

- Если честно, на некоторые предметы я бы походила...- начала я. - Мне история понравилась. Я же не знаю вашего мира.

- Ходи куда пожелаешь, только парней с собой бери, от них не на шаг.

Я опять послушно кивнула, завороженная нежностью в его голосе. Ральф нежно коснулся мои губ, и прошептал:

- Я по делам отлучусь до вечера, но вечером поужинаем вместе, - и вышел.

Я остолбенело осталась стоять, переваривая с изумлением, что он даже не кричал на меня, не ругал. Вот тебе и яри. А потом мой взгляд скользнул на подоконник, и я увидела глубокие борозды от когтей. Это что- частичная трансформация? Надо спросить у парней. И я выскочила из комнаты вон.

Глава 3



Естественно если уж день начался с потрясений, то закончится должен был не менее феерично, когда я пошла с парнями на занятие, мимоходом узнавая, если ли действительно частичная трансформация у оборотней, то их ответ меня все напугал.

- Есть лишь у сильных оборотней. В основном это альфы. Они могут отращивать когти, зубы, или меня частично тело, - с завистью проговорил Треш.

Представив, что может со мной сделать частично трансформировавшийся профессор, я аж передернулась от страха.

Но дальше было самое мерзкое, как оказалось альфа отдавал приказы о наказании мысленно и для девчонок наказанием стали физические тренировки по часу утром, перед занятиями, и по два после, и...еще при виде меня она постоянно нападали на колени и кланялись, при этом лица их кривились от ненависти. Когда они в первый раз упали на колени, я с перепугу запрыгнула на руки к Мариусу, думая, что они пакость мне хотят сделать. Потом только вздрагивала и пряталась за спины ребят, а они лишь хмыкали.

Но Мелиссе досталось больше всех: ко всеобщим наказанием ей добавилась уборка кухонных котлов и кастрюль после ужина. Мне откровенно было ее жаль. Но я понимала, что она не успокоится. Я бы не успокоилась.

Неумолимо приближался вечер. Парни проводили меня до комнаты, а сами отправились ужинать в столовую. В спальне на кровати лежало платье, пижама, ночная рубашка и мягкий брючный костюм. Я примерило платье. Легкая ткань струилась по телу, нежно подчеркивая достоинства фигуры, а нежный персиковый цвет, заставлял мою кожу светится каким-то неестественным цветом. Я выглядела так нежно и мило, что замерла перед зеркалом и не могла оторвать взгляд. Вдруг за моей спиной нарисовался профессор. Я увидела, как потемнел его взгляд. Он нежно провел руками по моим плечам, лаская кожу большими пальцами рук. При этом неотрывная взгляда от моего взгляда в зеркале. Его губы мягко коснулись моего плеча. Бретельки платья мягко скользнули вниз, оголяя грудь. Я испуганно замерла, наблюдая, как у него заблестели глаза.

- Ральф, - мягко позвала я, боясь, что он сорвется.

- Я держу себя в руках, - хрипло прошептал он, вновь целуя меня в плечо.

- Ты звал меня ужинать, - напомнила я, пытаясь его отвлечь.

Он кивнул и поцеловал шею. Я вывернулась в его объятьях, и заглянула в его глаза.

- Ральф, я есть хочу.

- Хорошо, - сказал он, затем моргнул и отвернулся. Потом взял меня за руку и потянул меня из комнаты, но при выходе мы оказались не в коридоре, а в ресторане.

В ресторане я осознала, что моего профессора знают практически все. Кому-то он кивал, с кем-то здоровался, а с парочкой даже пожал руки. Им то он и представил меня, как свою невесту и яри. Я чувствовала себя потерянной от обилия людей. За столом я не могла выбрать, предлагая лорду решить за меня. Вот он и заказал морских слизней, которых я на Земле то брезговала есть, а тут. В общем спасибо салатику и десерту, не умерла с голода. Под прицелом взглядов я терялась, роняла вилки- ложки, и давилась вином, попросив заменить его на воду. В общем к концу вечера я была раздражена, недовольно собой и миром. Ненавидя всех и вся, мечтая скорее забиться в ванной и поплакать от жалости к себе.

Ральф перенес меня назад и замер, смотря на меня.

- Яри, ты расстроена...Я сделал что-то, чем расстроил тебя...Или тебя обидел кто?

Он так неуверенно смотрел на меня, боясь приблизится. Я сама сделала шаг ему навстречу, и оказалось в его объятьях. Сразу ощутила себя защищенной. Нервы стали успокаиваться.

- Я сама себя расстроила. Я не люблю, когда на меня смотрят. Чувствую себя неуютно.

- Прости, я не подумал. Просто все хотят видеть мою яри. Я много лет был без пары. Обычно в совершеннолетие происходит обряд обретения пары, и если пара тоже взрослая, то происходит привязка, по которой оборотень чувствует куда ему идти к своей яри. Но я проходил этот обряд уже десятки раз, но привязки не было.

-А сколько тебе лет? И как часто происходит обряд?

- Каждые десять лет....Мне 125. В двадцать пять мы становимся совершеннолетними. С тех пор я один.

Я шокировано уставилась на него. Дедуля...А я считала, что Юрий Петрович слишком взрослый для меня.

- И сколько оборотни живут?

- Триста- триста пятьдесят лет, если не убьют его или его яри.

- А люди меньше...- сказала я, осознавая, что своим появлением я резко укоротила его жизнь, - лет до шестидесяти, восьмидесяти.

- Я знаю, - сказал он, целуя мою макушку.

- Прости, - прошептала я.

Ральф резко поднял мою голову и заглянул в мои глаза.

- Никогда не жалей, что появилась в моей жизни. Ты меня спасла.

- Я же и погубила.

- Нет, ты мой свет, ты моя жизнь, ты мое солнце. Пусть мы будем миг вместе, но вместе. Я готов умереть, но лишь бы ты была рядом. Я люблю тебя, Настя. Моя яри.

Он начал осыпать меня поцелуями, подхватив на руки, понес на кровать и начал на ней раздевать меня. Я испуганно замерла, но Ральф не давал мне возможности прервать его, накрывая мой рот поцелуями и сжимая мои руки над головой. Потом потемневшим взглядом он окинул меня, и откатился.

- Я в душ,- прохрипел он, взъерошивая волосы на голове.- Ложись спать. Пожалуйста.

На прощание подарив мне поцелуй он исчез в ванной, а я осталась наедине со своими мыслями и сожалениями.

Когда он вернулся, я еще не спала. В моей голове метались мысли. Основная была спасти его и себя. План созрел быстро, хотя и был хлипок и трещал по швам.

-Ральф, - позвала я, напряженно ожидая его ответ.

- Моя яри, - с удивлением прошептал он. - Ты еще не спишь?

- Я ждала тебя. Ты мне обещал гардероб, но тут ...в общем мне мало тех вещей, что ты мне принес. И я хотела бы сама выбрать гардероб и посмотреть ваш мир, а не только академию.

- И когда ты хочешь заняться своим гардеробом? - как-то напряженно спросил он.

- Завтра, - с улыбкой сказала я, изучая его лицо.

Мне так нравилось смотреть, как он шевелил губами, такими чуть припухлыми с четко очерченным подбородком. Как взлетают при моргании его черные ресницы, которым бы любая девушка позавидовала. Я осторожно протянула руки и коснулась его губ, обводя их контур. Ральф замер, лишь его дыхание участилось, и он тяжело сглотнул.

- Прости, - прошептала я, осознав, что возбуждаю его.

Он нежно взял мои пальчики и чуть прикусил их. Я вздрогнула, но лишь от огня, разлившегося по венам.

- Я завтра не могу, но на выходных мы можем сходить, а потом пообедаем в городе, - прошептал Ральф, целуя пальчики и глядя в мои глаза.

«Играй, Настя, играй. Иначе не выгорит план твой», - мысленно повторяла я, а сама надула губки, как капризная барышня из любовных романов и попыталась «томно» взглянуть на него из-под ресниц.

- Так долго ждать, - печально протянула я.

- Долго? - поперхнулся он. - Всего два дня.

«Дави на жалость, Настька, ну же!»

Я печально моргнула, ели выдавив слезинку и отвела взгляд, будто бы пытаясь скрыть ее от него.

- Настя, посмотри на меня, яри, моя яри! - испуганно позвал он, а я еще более отвернулась от него. Ральф пальцами взял меня за подбородок и повернув мое лицо к себе, заглянул в глаза. Я усердно даванула еще слезинку, и она ледяным росчерком скользнула по щеке.

- Яри, - позвал он снова, - что происходит?

Неподдельная тревога в его голосе разрывала мое сердце, но я должна... «Держись. Настя!» И я продолжила играть на его чувствах.

- Я так устала от академии...- захлебываясь слезами и от жалости к себе начала я.- От взглядов оборотних...Их ненависти...Да, они не трогают меня, но я же чувствую...Я хочу развеяться, отдохнуть от них... Но я понимаю. Ты занят, я не хочу тебя отвлекать...Я понимаю, что ты занят важными делами...Я потерплю...Жаль мне не с кем сходить в город...Я б смогла сходить и купить платью, которое понравилось бы мне к нашему обеду...

Я многозначительно замолчала, лишь печально вздохнув напоследок. Ральф потрясенно смотрел на меня. «Ну же, Ральф, не тормози, соображай давай, кого бы ты смог отправить со мной.» И он сообразил.

- Настя, моя яри, - шептал он, пылко целуя мое лицо, - Я ж не знал, что ты чувствуешь... Конечно, если хочешь сходи в город. А чтоб не заблудилась, тройняшек с тобой отправлю.

- Но они наказаны...-прошептала я, обнимая его.

- Сделаю исключение, но в семь будьте здесь, хорошо? - строго сказал он, вновь заглядывая в мои глаза.

Я радостно закивала, не скрывая восторга.

- Только у меня денег нет, наверно мне надо заодно и работу себе подыскать...а то сижу на твоей шеи, - решила я не останавливаться на достигнутом.

Ральф рыкнул, и вцепился в мои плечи.

- Никакой работы- ты моя яри. Я могу тебя обеспечить всем необходимым. Завтра дам денег.

Я поджала губы, сделав вид, будто недовольна, а внутренне прыгала от радости.

- Настя, ну правда, жен же содержат мужья...

- Но я тебе не жена...- удивлено протянула я.

- Так в этом все дело,- со смешком сказал он.- Я понял. Тебе сложно воспринять, что яри- это больше чем жена. Давай поженимся. Скажи, когда хочешь дату свадьбы и начнем подготовку.

Я ошалела уставилась на него, понимая с ужасом, что разговор пошел куда-то не в ту степь. Не придумав ничего лучше, я кинулась его целовать. Он страстно ответил. Через пару минут Ральф уже оказался в ванной под ледяным душем, а я легла и постаралась уснуть. Когда он вышел из ванной, я уже дремала. Он нежно поцеловал меня и лег рядом. Вскоре мы уснули.

На следующий день Ральф выделил мне мешочек с монетами. Тяжелый...И напомнил, чтоб к семи я была в академии. Я послушно пообещала, и поцеловала его в губы. Как всегда, он не дал мне отодвинуться и приник уже сам, выплескивая яростно на меня свою страсть. Потом глянул на мои припухшие губы и ошалелый вид, и с усмешкой, насвистывая что-то вышел вон.

Парни ждали меня в столовой, после быстрого завтрака, они меня потащили в город, с радостью обсуждая что и где мне надо увидеть.

- И зайдем в таверну к Семе. Он так готовит, - подкатывая глаза, сказал Треш.

- А какое он варит пиво, - со смешком сказал Стенс.

- Да, мы же выпьем пива? - с мольбой в глазах сказал Мариус.

Я засмеялась.

- Конечно выпьем, иначе мое знакомство с городом буду считать не полным.

А сама гаденько решила, что это мой шанс. Жаль было подставлять парней, но...попрошу прощение потом как-нибудь.

Город назывался гордо Артир, но город напоминал больше деревню. Одноэтажные домики усеивали его, к центру возвышался минизамок. Там, как объяснили мне тройняшки, жил глава города Сельдиус Шмехт, полуоборотень полудракон. Да,да, его отец и яри были из разных двуликих, и как оказалось, такое случалось довольно таки часто.

Вскоре мы вышли на площадь, где с одной стороны был рынок, а с другой стороны элитные магазинчики. Я демонстративно походила по рынку, стараясь запомнить те лотки, куда надо бы вернуться для осуществления плана, потом потащила парней по магазинчикам, примеряя наряды, даже купила пару костюмчиков. Магазин нижнего белья потряс не только меня, но и парней, но так как красоваться перед ними в нижнем белье я не собиралась, то выгнала их, и вдохновенно зарылась в невероятно мягкое белье. Оно было одновременно и такое плотное, упругое, что поднимало где надо, и поддерживало, при этом создавая вид своего отсутствия. Не выдержав, купила один комплектик, и вышла к парням. Пришло время обеда. Нещадно палило солнце, и хотелось пить и есть.

В таверну мы вышли лишь после того, как прошли мимо тюрьмы и здания богатырей. Так назывались, как я поняла их полицейские. В таверне было много народу, но все разморённые жарой, сидели мирно, спокойно попивая из кружек пиво. Кто то просто обедал. Стоял мирный гул голосов. Здесь были и парни и девушки, все приятного вида. По залу разносились такие ароматы, что я чуть не подавилась слюной. Сев за мощный деревянный стол, мы дождались раздатчицу, и парни сделали заказ.

Вместе с едой нам принесли и пиво. Я накинулась на еду, не обращая внимание на удивление парней. Пока они обсуждали учебу и неспешно ели, запивая пивом- я сказала, что пойду в туалет и пошла в сторону заданного ими направления.

Сходив на дорожку, я вышла и осмотрелась. Парни увлеченно общались, не замечая меня. Я бочком, бочком пробралась к выходу и ломанула в сторону рынка. Счет шел на секунды. Я быстрым шагом пронеслась мимо богатырей и тюрьмы, стараясь не привлекать лишнее внимание. На рынке я купила заплечный мешок, сухарей, крупы, соли, сахара, котелок и походную фляжку, которую наполнила водой возле колонки. Одежду пришлось купить заново, мои покупки остались с парнями в таверне. Я даже купила дешёвенькое полотенце и шляпу. Потом купила расческу, кусок мыла и плащ на теплой подкладке. Невзначай я остановила малого паренька и спросила, где мне выйти из города и какой следующий город. Он поделился со мной. За что получил монетку, а я поспешила прочь. Выйдя из города, я обрызгалась вонючими духами и отваром от комаров и пошла в противоположную сторону от посоветанного пареньком. Идти было тяжело, но время поджимало, я предполагала, что парни уже должны начать меня искать. Остатки монет я спрятала в подкладку шляпы. Чуть надорвав ее. Лишь парочку оставила в сумке для вида.

От моего запаха шарахались не только комары, но и встречные грызуны. Я понадеялась, что мой запах перебит и оборотни меня не учуют. Ковыляя по дороге, я все более думала, что наверно стоило плюнуть и вернуться, но мысль, что я свободна и смогу спастись и спасти Ральфа. Грела мне душу и давала мне сил.

Я смогу найти в городе мага, и он меня вернет домой. Связь Ральфа и меня как яри разорвется. Он будет жить еще долго, а вернусь к Юрию Петровичу и бабушки. Как же здорово я придумала, думала я, пока не услышала шум на дороге. Он меня так испугал, я думал, что меня нашли, что с перепугу ломанула в кусты и рухнула в овраг. Мимо проехала телега с мужичками, они шумно горланили песни и прикладывались к фляжкам.

Только сейчас я начала осознавать, что, сбежав я рискую не только навлечь на себя гнев Ральфа, но и нарваться на мужчин, жаждущих девичьего тела или на хищников. Ну я и не умная. Страх начал гнать меня назад, но я упорно ползла по кустам вдоль дороги дальше. Я опасалась выходить на дорогу и теперь прислушивалась к звукам.

Вскоре мне захотелось в кустики уже по делу, и я углубилась в лес, отходя от дороги. Заодно решила там и перекусить. В лесу шумела листва и пели птички. Я долго бродила, присматриваясь к полянкам, пока не определилась, что вот то, что нужно.

Полянка была метра два на три в ширину. Трава была невысокая, но не вытоптанная. Ее окружали невысокие кустики. В них я и сходила по делу. Потом присела на плащ и поела. Было так спокойно, умиротворенно, что я начала дремать. Проснулась я от шороха.

В кустах кто-то шуршал. Я с перепугу вскочила и вцепилась в котелок и держала его как оружие, пожалев, что забыла купить нож. Ох как я об этом жалела. Из кустов вышел ежик и пыхтя, осторожно водя носиком, прошел по краю поляны и ушел. Я вздохнула с облегчением.

Я решила заночевать здесь. Рядом росло удобное деревце. Решив не рисковать, я влезла на него и подоткнув рюкзак под голову расположилась на ветке.

Глава 4



Я дремала, когда заметила, что одно из деревьев не просто качается, а движется. Я с испугу распахнула глаза. Сон снесло прочь, и я замерла. Дерево еще начало шевелится и двигаться в мою сторону.

- Мама, - прошептала я, еще крепче вцепившись в ствол одной рукой, а другой нащупала котелок.

Дерево закачало одной из веток, как будто манило меня к себе. Я отрицательно покачала головой. Оно опять покачало веткой.

- Неееет,- проговорила я.

Дерево приблизилось еще и сквозь сумеречную тьму я разглядела нос, глаза, рот на стволе.

- Надо идти...Зовет тебя...- прошелестело оно.

- Не пойду, - сквозь сковавший страх сказала я.

Вдруг ветка подо мной качнулась, и я в обнимку с мешком рухнула вниз. Но падение на землю не состоялась. Я оказалась на руках двигающегося дерева. И оно меня куда-то понесло. Я молилась про себя богам, клятвенно обещая, что вернусь к Ральфу, только бы выжить.

Неожиданно дерево остановилось и опустило осторожно меня на землю. Передо мной появилось свечение, и выступила девушка лет так под тридцать. Чуть полноватая ее фигура была в просторном платье. На плечах лежала копна темных волос. Ее лицо мне кого-то напоминало, но кого, я понять не могла. Она осмотрела меня и мягко улыбнулась.

- Привет, Настя. Я Алевтина. Это по моей просьбе Горн принес тебя.

Я удивленно перевела взгляд на дерево. Это он что ли Горн?

- Да, он- Гнут. И это не дерево, а хранитель леса, леший.

- А вы? - спросила я.

- Я Хранительница Перала,- с горькой усмешкой сказала она.

- Богиня? - ошарашенно спросила я.

- Нет, - улыбнулась она, и коснулась моей руки.

Ее руки были теплые и осязаемые.

- Я не богиня, - сказала она. - Знаешь из чего сложилось название Перал?

Я отрицательно покачала головой, продолжая изучать ее лицо. Ну кого же она мне напоминает!?

- Перал сложилось из имени и фамилии земной девушки, которой пришлось умереть, чтобы этот мир появился. При этом добровольно согласится на это. Ее звали Перлова Алевтина.

Я с удивлением уставилась на нее. Она же Алевтина.

- Но...-начала я.

- Я умерла, но мой дух стал хранителем этого мира. Как понимаешь простая земная девушка без капли магии, но избранная богами, не могла стать сама богиней, но ее сделали хранительницей планеты, которую она создала. Я сейчас обладаю некоторыми возможностями для магии, но я не богиня.

- Ты поможешь мне вернуться на Землю? - с восторгом спросила я.

- Нет, увы, моя милая Настя, я не могу. Против воли богов я не могу пойти. Они подкинули ритуал тройняшкам и дали им сил перенести тебя. Я лишь могу предположить почему они это сделали.

- Почему? - спросила я разочарованно.

- Потому что я сотворила яри для этого мира.

Я с осуждением уставилась на нее. Так вот по чьей вине я оказалась здесь.

- Выслушай меня и не перебивай. Я хочу тебе рассказать кое-что о том, как создавался этот мир и объяснить мои поступки.

И она начала рассказ. Я узнала, что у нее был друг оборотень, которого его клан заставлял женится по расчету на выгодной девице. Он сбежал, но противится воли альф клана долго не мог, и вопрос с его женитьбой был решен. Но при создании мира, Алевтина создавала мир, его рельеф, население, живность, много другого. И ей помогали в этом деле маг, оборотень, вампир, гном, тролль, эльф и странник. Тогда она придумала, что в этом мире, оборотни могут иметь детей и любить лишь одну истинную пару. Ее желание обсмеял вампир и в наказание она тогда сотворила в пожелании пару для всех двуликих. Алевтина указала что яри становится лучшей чувственной частью двуликого. В общем было много нюансов, но она вроде как все предусмотрела. И ее друг стал первым обладателем яри.

- Ярослав Дейрис, - шепотом сказала я, вспоминая урок истории.

-Да, именно он, - с улыбкой сказала хранительница.

- Но при чем здесь я? - с не понимаем спросила я.

- У меня возникли чувства со странником, - с нежной улыбкой на лице сказала Алевтина. - И я забеременела от Андожа. Но родить бы я не успела...

- И ты убила и себя и ребенка? - в шоке спросила я.

- Не убила, а пожертвовала. Нужна была добровольная жертва собой...но ребенок не погиб. Маг перенес его в другое тело. И наш малыш родился у других родителей. Ты дочь Андожа и моя дочь.

- Но моя мама и папа...-попыталась я возразить.

- Прости, но папа твой Андож, а мама не мама, а лишь сосуд. Маг выбрал тех, кто должен был в течении года погибнуть и у кого не было детей. Я думаю они не долго жили с тобой. Прости, Настя. Я любила тебя и Андож, но так много жизней гибло на Земле, если бы я не пожертвовала собой, они бы в течении месяца погибли бы все. Я не могла иначе. Прости меня, ты моя дочь. Я люблю тебя. Но я не жалею, это была вынужденная мера.

- Но почему ты? - со слезами спросила я, пытаясь осмыслить услышанное. Веря и не веря ей.

Теперь я, глядя на ее лицо поняла, кого она мне напоминает. Того, кого я каждый день вижу в зеркале, меня. Я в шоке сидела и по моим щекам струились дорожки слез.

- Потому что для создания была нужна жертва. Самая отчаянная, и самое дорогое. Я думала жизнь моя она и есть, но эта жертва была наша любовь с Андожом и самое тяжелое, это потеря тебя, моего дитя. Знаешь, я всю жизнь мечтала о дочке, о семье...но не сложилось. Не судьба.

- Вот так всегда, люди страдают больше остальных, - зло сказала я.

-Не говори так, моя хорошая, - перебила Алевтина, обнимая меня. - Все участвовавшие при создании понесли жертвы. Но никто и не мог предположить, что потребуются такие. Кто-то потерял ребенка, кто-то магию, кто-то бессмертие, а кто-то силу и ум. Никто не остался нетронутым после создания Перала. Все принесли свою жертву...........и поверь, умереть было бы проще всего. И я думаю, что в наказание за создание яри- боги перенесли тебя сюда....я знаю про твою проблему с Ральфом. Я ищу способ помочь вам. Потерпи.

- Я сбежала от него...

- Я знаю. Я понимаю, как тебе тяжело принять, что ты его яри. В этом моя вина, Насть, прости меня и за это.

Я крепче обняла Алевтину, ощущая от нее аромат луга. Она гладила меня по спине и чуть покачивала. Мама. Моя мама. А я ведь сегодня звала ее.

- Я кричала: «мама» сегодня, поэтому ты появилась?

- Да, - подтвердила она мою догадку. - Я услышала и не поверила, что ты оказалась тут, но мое сердце подтвердило, что ты мое дитя. Скажи, куда ты сейчас пойдешь?

- Я хотела вернуться на Землю, - ответила я.

Она смотрела в мои глаза, чуть светясь в темноте.

-Боги не одному магу не позволят тебя вернуть на Землю.

- И что мне делать, - растерянно спросила я.

Я и правда теперь не знала, куда мне податься. Вернуться к Ральфу, чтобы пытать его и себя желанием, которое мы не могли удовлетворить, или куда?

- У меня был друг, немецкая овчарка, но, когда я пожертвовала собой, он сходил с ума от горя. На прощание, его обратил маг в камень и вернуть его к жизни может лишь мой потомок. Я могу перенести его сюда. Но к сожалению, не прямо к нам, а лишь к магическому источнику. Самому крупному здесь. Он находится в столице гномьей общины, в Нарьяхе. Тебе придётся туда идти самой, единственное я попрошу тебя провожать по своим территориям леших, водяных, болотниц и прочую нечисть. Тебя никто из них не тронет. Ты согласна вернуть к жизни Зевса?

- Почему бы и нет, - пожала я плечами. - Все равно пока встречаться с оборотнем я не готова.

- Я найду выход...-печально пробормотала Алевтина. - А пока я хочу сделать тебе подарок.

Она подошла ко мне и положила одну руку мне на лоб, а другую на сердце. Я ощутила головокружение. Леший придержал меня за плечи, потом все прошло. На мой недоуменный взгляд хранительница сказала:

- Я дала тебе дар слышать и общаться с животными. Ты будешь понимать, о чем они говорят, они будут понимать тебя, при этом все будут слышать человеческую речь, никто не догадается о твоем даре. И еще, животные не подчиняются тебе, но у тебя доброе сердце, если сумеешь их к себе расположить, то они помогут. Что то еще хотела сказать....А, да. Я общаться с тобой смогу лишь у таких магических источников, но слышать тебя и стараться помочь буду где бы ты не была.

Она прижала меня к себе, и я услышала, как бьется ее сердце.

- Моя доченька, у тебя папины глаза и его печаль в них. Все будут хорошо.....Как бы долго не длилась ночь-всегда наступает рассвет. Все наладится.

- А папа любил меня? - почему-то мне был важен Алевтины ответ.

- Очень, - с нежной улыбкой на лице и мечтательным взглядом ответила она. -Он не хотел, чтобы я жертвовала собой и тобой, он хотел нас спасти. Он умолял оставить тебе жизнь...Он обещал найти тебя...я могу предполагать, что однажды вы встретитесь.

- В смысле? Он еще жив?- удивилась я. - Сколько лет этому миру?

- Пералу три тысячи семь лет,- ответила Алевтина, и мои брови поползли вверх.- Но время на Земле и здесь течет по-разному.

- То есть моя бабушка, Юрий Петрович уже мертвы там? - с недоверием спросила я, ощущая ком в груди.

- Нет, не знаю. Здесь время идет иначе, а что там я не вижу. Но те, кто приходит с Земли сюда, попаданцы - люди с магическим даром (одно из моих условий, что у тех, кто открыл в себе сильный магический дар и могут быть там уничтожены, переносятся сюда) примерно с двухтысячного года нашей эры. Плюс-минус сотни лет. А Андож странник. То есть он может путешествовать во времени. Он жил за триста лет до моего рождения, но как видишь, мы нашли друг друга. И я знаю, что он будет искать тебя.

Мое сердце наполнилось надеждой, почему-то очень хотелось с ним встретится.

- Настя, я даю тебе амулет, - и она мне протянула деревянные бусы. - Они сокроют твой запах и тебя от оборотней. Ральф не найдет тебя, но ты можешь связаться с ним сама и почувствовать его.

- Как? - спросила я, ощущая желание какое непонятное, но такое необходимое увидеть его.

- Закрой глаза. Потянись к нему, представь его. Почувствуй его.

Я послушно делала, что она говорила, представив его лицо. Глаза, морщинки возле глаз, губы, запах. Неожиданно мне стало страшно. Я ощутила разрывающую боль внутри, тоску, истерику, отчаянье, гнев, бессилие. С ужасом я распахнула глаза и глянула в глаза хранительницы.

- Это его чувства, - пояснила она. - Ты чувствуешь, с чем они связаны?

- С кем,- механически поправила ее я. -Со мной. Это из-за меня.

Мне хотелось рыдать. Как же ему плохо. Мне хотелось все бросить и бежать к нему, успокоить, заласкать и отогнать его печали. Хранительница стерла мою слезинку с щеки.

- Я блокирую его от твоих мыслей, но ты можешь по желанию сама выходить с ним на связь. Потянись к нему и пошли свои эмоции. Успокой его.

Я послушно потянулась к нему, вновь окунувшись во всю бездну его чувств, но стараясь не поддаваться отчаянью. И послала ему волну нежности, тепла, любви и спокойствия. Я представила, как касаюсь его волос, как целую его губы и прижимаюсь к его телу. И внутри словно разорвалась от его крика: «Яри, вернись!». Я мысленно пообещала вернуться. Но позже. Вновь послала ему и спокойствие, и нежность. Ощущая, как он умиротворяется и отключилась от него.

- Молодец, все хорошо. Ты правильно сделала, даже лучше. Ваша связь сильнее, чем я думала. Чем дольше пары вместе, тем легче им чувствовать дуг друга и со временем они могут даже мысленно общаться.

Я шокировано сидела, не зная радоваться или нет.

- Так что теперь: возвращаю тебя к Ральфу или идешь за Зевсом? - спросила хранительница.

Я задумалась, сердце рвалось к оборотню, но как представила опять его в ледяном душе, а себя возбужденной на кровати...В общем пока отложу воссоединение.

- Я вернусь к нему позже. Обязательно вернусь. Но пришло время найти твоего друга, -с улыбкой ответила я Але.

- Тогда в путь, - скомандовала моя мама.

Глава 5



Расставание с мамой было бурное. Алевтина обещала искать выход для меня с оборотнем, и следить за мной. Еще она обещалась встречать меня у близлежащих источников. Я слезно обещала быть осторожной, и пошла вслед за Горном. Тот терпеливо ждал меня, когда мне надо было передохнуть, выводил на ягодные полянки, и указывал какие можно есть. Со мной он особо не общался, лишь время от времени что-то бубнил себе под нос. На ночь он привел меня к пещере. Я с опаской заглянула в нее, но вони в ней не было и живности вроде тоже. Сам Горн расположился перед входом.

Я собрала веток, но разжечь было нечем огонь. Горн поскрипел и принес мне два камушка.

- Бей...Искра, - проскрипел он.

Я с энтузиазмом взялась за дело, напоминая себе Робинзон Круза. Сбила пальцы, искры сыпались, но ветки не горели. Горн вновь заскрипел, протянул ветку-руку, а на ней был пучок сухой травы и кинул его на ветки.

- Бей, - вновь повторил он.

Я снова ударила и со второй попытки трава задымилась.

- Дуй, - скомандовал леший.

Я начала осторожно дуть, чтоб не снести с веток траву и о чуда, у меня был костерок. Я схватила котелок и замерла, а воду где взять?!

- Мне нужна вода и ветки, чтобы закрепить котелок. Горн встал, взял у меня из рук котелок и ушел, спустя минут десять, он вернулся с водой. От своего тела он отделил три рогатые ветки и приложил их друг к друге, они сплелись, образовав сучок, на который Горн и повесил котелок. Вскоре я ела кашу, заедая ее сухарями.

Остатки каши оставила в котелке, рассчитывая позавтракать с утра. Горн взял свои ветки и впитал их в себя. Я ошалела уставилась на него. Магия...

Сон долго не шел, я-то ворочалась, то вставала пить, то в туалет, то что-то давило и кололо. В конце концов я поняла. что мне не хватает объятьев оборотня. Я потянулась к нему, как меня научила мама и ощутила, как его беспокойство, так и усталость, которая при моем контакте сменяется надеждой. «Яри», пронеслось в голове. В одном слове было столько нежности, что хотелось рыдать от восторга. «Ярило», - прошептала я, и послала мысль ему. Я почувствовала его восторг и....любовь. Он меня правда любил. А я? Я поняла, что тоже. Не знаю: как, за что, но люблю и хочу быть с ним. Я послала ему все это и пообещала мысленно вернуться, только жди. И он затопил меня своим восторгом. Я пожелала ему спокойной ночи, и получила в ответ то же, отключилась и уснула.

На утро я обнаружила пропажу каши, а рядом дрых воришка. Вот уж раскраска точно походила на бандитов из «Утиных историй». Енотик спал, вывалив пузико и раскинув когтистые лапки. Его носик подрагивал во сне.

Горн спокойно реагировал на воришку. Я не удержалась и потрогала пузико. Мягкое. Как у кошечки. Я коснулась черненьких коготков, а потом влажного носика и воришка испуганно распахнул глазки.

- О нет, я уснул и меня увидели. Сейчас бить будут, - затарахтел он. - Надо делать жалостливые глазки.

И он перевернулся, присел на попку, выпятив задние лапы вперед, и черными омутами глаз взглянул на меня. Его носик беспокойно шевелился, а белые усики беспокойно дергались.

- Да что ж ты непрошибаемая такая! - возмутился он.

- Прошибаемая, - сказала я, умиляясь от этого пупсика.

- Ты меня понимаешь? - в шоке сказал енотик, и кувыркнулся на спину.

Кое-как поднявшись, он вновь взглянул на меня.

- Понимаю. Ты зачем съел мою еду? - строго спросила я.

- Я есть хотел, а каша так вкусно пахла...- сказал он, печально вздыхая, - Жаль мало было.

- То есть мук совести по поводу того, что ты меня обворовал ты не испытываешь? - с изумлением спросила я. - Только мук голода.

- Да. Ты же можешь еще приготовить кашу, а я нет, -сказал енотик с такой тоской в голосе, что девичье сердце не выдержало и пожалело его, и простила.

Махнув на него рукой, я стала собираться, попивая воду и закусывая сухарем. Енотик начал принюхиваться и осторожно подбираться поближе к руке с едой.

- Что ты делаешь? - спросила я, наблюдая его поползновения.

- Вкусно пахнет, - сказал он и заглянул в глаза с видом профессионального попрошайки.

- По праздникам не подаю, -со смешком сказала я.

- А какой сегодня праздник? - заинтересовался енотик, не отрывая взгляда от моей руки с сухарем.

- Я сегодня добрая, - прошамкала я с набитым ртом.

- Аааа,- протянул енотик, печально так вздыхая.

У меня возникло впечатление, что если бы он умел плакать, то уже залил бы меня с сухарем на пару слезами. Я не выдержала, достала еще сухарь из сумки и сунула ему.

- На, ешь, - грубо сказала я, - и больше не смотри так. Енотик не веря своему счастью послушно закивал и вцепился лапами в еду.

В это время я обернулась к лешему:

-Горн, можно идти. Единственное, если можно, я бы умылась или искупалась.

- Идем, - сказал леший и пошел, раздвигая ветки деревьев.

Горн вывел меня к берегу реки и подвел к спуску. Я с восторгом наблюдала прозрачную воду. Были видны и плавающие мелкие рыбки, и водоросли, в нашем мире такой прозрачной воды я и не видела. Леший отошел от берега и стал рядом с деревом, чуть касаясь его своими ветками. Мне показалось, что они разговаривали, тихо шурша листьями. Я быстро скинула одежду и оставшись в белье, шагнула в реку. Вода была ледяной, и я непроизвольно взвизгнула. Я быстро натерлась мылом и кинув его на берег окуналась. Вода расплылась мыльной пеной. Не сдержавшись я поплавала вдоль берега, ощущая, как водоросли ласково касаются ног. Устав, я вышла на берег и укутавшись в полотенце стала вытираться.

Когда я наконец то одевшаяся, чистая и согревшаяся подошла к Горну, то рядом увидела енотика. Он сидел и ждал меня.

- Что ты здесь делаешь? Сухарей больше не дам. Мне они в дороге нужны, а до города их не купишь.

- Я хочу пойти с тобой, - гордо сказал зверек.

- Зачем? - с удивлением спросила я, не понимая причин, почему дикое животное может уйти со своего места жительства.

- Мне интересен мир, в котором есть такие вкусняшки, - сказал енотик.

- Так и иди сам в этот мир, -попыталась отбиться я от нежданного нахлебника.

- Один я заблужусь. И вообще за тобой нужно присматривать, а Горн скоро должен будет тебя оставить.

- И как же ты сможешь мне помочь? - с интересом спросила я.

Зверек гордо приподнялся и выпятил пузико:

- Я помогу находить тебе съедобные ягоды и грибы, помогу ловить рыбу. И вообще я общительный, в отличии от Горна. Уверен, что ты уже соскучилась с Горном. И заметь всего за один сухарик в день и котелок каши.

- Во-первых, мне одной не скучно, во-вторых, мне дармоеды не нужды!

Енотик с возмущением уставился на меня, нервно дергая усиками:

-Я!? Дармоед?! Да я самый не заменимый енот в мире, -с возмущением вещал он. -Ну, пожалуйста, возьми меня с собой. Мне тут скучно. А другие еноты меня не любят, - печально закончил он.

- Почему не любят?

- Они устают от меня. Я не люблю молчать. И часто говорю им как они себя неправильно ведут, ведь кто-то же должен им говорить, что они глупо поступают.

- Ты называешь их дураками? - уточнила я.

- Да, -убито подтвердил енот. - И они меня выгнали!

Он печально глядел на меня, а мне его было жалко. Очень жалко, а как говорится: «Благими намерениями вымощена дорога в ад», чувствую мне еще аукнется мое решение.

- В общем можешь идти со мной, но еду добываешь себе сам. Мне хоть бы еды до города хватило. Согласен?

- Согласен, - послушно согласился он. - Меня кстати Кимом зовут.

- А я- Настя, - познакомилась я с ним.

Вскоре на границе леса, Горн оставил нас, а там нам пришлось идти по лугу. Енот ныл и канючил, требуя устроить привал. Я отказалась, мотивировав, что пока не дойдем до леса никаких привалов. Такого энтузиазма от енотика я не видела за всю дорогу. Луг мы пересекли буквально бегом и вошли в новый лес, где нас встретил новый леший. Я объяснила ему, что мы устали и сделаем привал, он послушно остановился и ждал нас.

На привале, енот отжал у меня сухарь и мне стало понятно, что этот жулик потому и спешил так дойти до привала, что не сомневался в своих силах. В общем стало понятно, что сухарей до Нарьяхе не хватит, надо было пополнять запасы.

Так мы пришли в город Сатар, где я, оставив в лесу, у стены города, лешего и енота, ушла за покупками.

Поблуждав по улицам, я вышла на рынок, где накупила сухарей, мяса и сыра. У торговки, я купила несколько пирожков и двинула из города.

Я шла и не спеша жевала пирожок с яблоками, когда передо мной выросла морда коня и его глаз уставился на меня.

- Ходют тут всякие, - пробурчал он.

Я оторопела уставилась на него. В это время торговец подскочил ко мне.

- Красавица, посмотри какой конь: силен, быстр, красив, удал. Серебро, а не конь. Всего десять монет, и он ваш.

- Ага, силен, быстр и удал, -пробурчал конь. - А еще необъезжен. Я хочу свободы. Никого везти не буду и пахать не буду. И дурак тот, кто меня купит. Седьмой раз уже меня продают.

Он задумчиво осмотрел меня.

- Хотя девушки меня еще не покупали. Будет интересный опыт, - сказал он, и осторожно коснулся меня своими бархатными губами.

Я погладила его по морде, пока торговец продолжал расхваливать товар, и прошептала ему:

- Я понимаю, что ты говоришь. Я освобожу тебя.

Я сторговалась с хозяином коня на пять монет и мне, надев уздечку на коня, и седло, торжественно вручили животное. Я повела коня к выходу из города, а там сняв уздечку, отпустила.

Конь остановился и смотрел на меня.

- Ты правда отпускаешь меня? - с удивлением спросил он.

Я осматривала этого черного красавца, с стройными ногами, длинной гривой и высокой статью. Я любила в детстве коней и мечтала о лошадке. Мне хотелось бы, чтобы он остался со мной, но жажду свободы с недавних пор я понимала, как никто другой, поэтому неволить этого красавца не хотела.

- Да, если это то, что ты хочешь.

И развернувшись, я пошла к енотику и лешему. В городе мне больше делать нечего. Конь нагнал меня спустя десяток мои шагов.

- В чем подвох? - стал допытываться коняга.

- Нет никакого подвоха. Беги! Ты свободен! - твердо повторила я, продолжая идти.

Конь не унимался и продолжил идти рядом. Видите ли, он в бескорыстие не верил. А я-то тут при чем!? Вот так делай добро!

- Если ты сейчас не уйдешь, я вернусь и надену на тебя уздечку и буду тобой хозяйничать! - со злостью вскричала я, упираясь в лошадиную морду.

- Как это хозяйничать!?- опешил конь.

- На колбасу пущу!

Конь испуганно шарахнулся от меня, но тут на встречу показались мои сопровождающие и это решило весь исход. Теперь в спутниках мне достались молчаливый леший, поучатель-енот и недоверчивая-коняшка.

- Так взбешенно вскричала я, -устав от поучительства и бубнежа енота и коня. - Вы достали указывать, что мне делать, как себя вести и как далеко от вас же мне надо было держаться. Кыш от меня.

Я ломанула сквозь ближайшие кусты и рухнула в овраг, там я кубарем катилась пару метров и притормозила в луже грязи. Выбиралась я оттуда еще злее, чем была. Троица ждала меня на верху и что удивительно вела себя тихо. Я молча села на землю и разрыдалась. Все в шоке уставились на меня, потом енотик кинулся ко мне, щупая когтями ногу:

- Где болит? Что ушибла? - запричитал Ким.

- Домой хочу, - в истерике рыдала я.

Енотик испуганно замер и его черные бусинки уставились на меня.

- Хочешь, пойдем домой.

- Не хочу, - продолжала я рыдать.

- Во дела, -проговорил Ким, почесывая макушку. - А где логика?

- Какая логика?!- встрял конь. - Устала она. Совсем загнали девчонку. Устраиваем привал, а она пусть отдохнет.

И эта странная компания кинулась в рассыпную. Вскоре они сделали мне из веток лежанку, кинув на него мой плащ. В котелке была вода, которой я умылась, затем ее сменили на чистую и подвесили над собранным костром, мне нужно было лишь выбить искры и насыпать крупы в котелок. Так мы встретили вечер. При этом пока я вело мешала кашу сначала в котелке, потом в своей тарелке, со мной никто не говорил, а вот между собой они тихо шуршали.

После я легла спать, и перед сном связалась с оборотнем. Я почувствовала его тоску по мне, и захотелось разрыдаться повторно. Чувствовала, что надо вернуться. Желание идти куда-либо не было. Он как будто все понял, и я ощутила волну поддержки от него. И любви. Я тебя тоже люблю, мой Ральф. С этими мыслями я уснула.

Я ошиблась в своей компании, думая, что они мне мешают и не нужны. Как оказалось, женские слезы сотворили чудо, и за мной теперь ухаживали. Необъезженный конь, он же Варг, сам заставил меня лезть на него и сам вез меня. Ким больше не ругал меня за трату денег на некоторых хвостатых и доброту, а лишь заботливо интересовался мои самочувствием. Леший же приносил мне в руках то ягодки, то грибочки к каше. В общем я млела от мужской силы рядом, и чувствовала себя почти принцессой. Вскоре мне в очередной раз пришлось сменить лешего. Тот долго что-то шуршал другому, прежде чем покинуть нас, а на прощание дал мне берестяную трубочку, как оказалось, стоит подуть в нее, и вокруг меня сплетались ветки стеной. Защищая и от всех живых и от ветров. Я была благодарно ему.

У очередной речки, мы сделали привал. Ким ушел ловить рыбу, а я решила искупаться. Раздевшись до белья, я вошла в воду и нырнула, стараясь скорее согреться. Воды ласково встретила меня. Пока я ныряла и плавала, мои волосы расплелись и волной развивались за спиной. Вдруг я почувствовала, как что-то скользит по мне, трогает меня.

Я в ужасе обернулась и увидела несколько девушек. Они беззастенчиво выпятили свои девичьи прелести и трогали меня, мое белье.

- Кто вы? - в панике спросила я, ощущая, что они окружили меня.

- Мы будем тебе сестрами, -зашептали они. -Сестра. Сестра.

- Не нужны мне сестры! - вскрикнула я, ощущая, как они разрывают на мне белье. - Пустите.

Они хватали меня за руки и потянули в глубь реки, я завизжала.

- Игого, екарный бабай!- вскричал конь и вскочил в воду, снося русалок с дороги.

Те испуганно кинулись в рассыпную, а я вцепилась в шею коня и уселась ему на шею. Меня мелко потряхивало. Конь вынес меня на берег. Больше русалки утащить меня не пытались. В это время я увидела лешего, который нависал над каким-то плотным тинным сгустком у берега и что то гневно шуршал листвой, отчего они ковром опадали на тину. Вдруг та пошевелилась, и я, вспомнив фольклор, догадалась, что это водяной.

Тот поплыл в мою сторону и начал подниматься. Я увидела бочкообразное созиданье, с усами, как у сома и полупрозрачным брюхом, где бултыхалась вода и тина.

- Прости, дочь хранительницы, - побулькал он. - Ошибочка вышла, мы не знали кто ты. Вот, прими это в дар в знак нашего сожаления и даруй нам прощение. С этим кулоном, не какая русалка и водяной тебе не страшен будет. Все будут знать, что ты неприкосновенная. На берег упала обыкновенная речная ракушка, но стоило мне ее коснуться, как она вспыхнула и на моем бедре появилась татуировка ее же. Да, такую не потеряешь.

В это время явился енотик, таща три большие рыбешки. Увидев нас, он подскочили начал выпытывать что же произошло, а после очень расстроился, что не уберег от русалок. Чтобы успокоить его, мне пришлось пожертвовать ему сухарь и поцеловать в голову. После чего он так растрогался, что сам разделал острыми когтями рыбу и завернув в крупные листья, отдал мне для запекания.

Глава 6



Мы провели еще два дня в пути. Дальше леший сообщил, что мы пришли на территорию гномов и откланялся, дальше ему пути не было, лишь махнув рукой в сторону гор. Идти коню было неудобно. Мне пришлось идти самой. Он бедняга и так ели брел по камням. Которые так и норовили выпрыгнуть у него из-под копыт.

Впервые мы встретили гномов уже ближе к вечеру. Я с интересом изучала этих коротышек. Я представляла их себе детьми с взрослыми лицами, но никак не широченных матерых мужчин с короткими ногами. Большинство были бородаты. Говорили они баском, и я с восхищением пыталась понять откуда такая мощь в столь коротком теле.

Они оказались весьма дружелюбны и согласились всего за две монеты проводить меня до Нарьяхе. Звали их Картус, Мишез, Древус и Смирн. Они сыпали историями из своей жизни, и, хотя я половины не понимала из того, что они говорили, но смялась вместе с ними, очень уж заразительно они это делали.

Из их рассказов я узнала, что поселения гномов состоят из трех кланов: рудокопы (кем являлись мои провожатые), ювелиры и банкиры. Так или иначе вся их сфера деятельности была связана с драгоценными металлами и камнями, ведь лучше их в них разбираются лишь драконы. Что меня удивило, так это то, что из одного клана можно спокойно перейти в другой, если есть талант к делу. Но в основном талант передавался по наследству, и все оставались верны делам своих предков.

Всю дорогу Ким и Варг молчали, видно было. Что им так же нравилось слушать гномов.

Уже подходя к городу, Мишез сказал:

- Милая Настя. Вы очень наивны и непрактичны, поэтому мой вам совет, не задерживайтесь в Нарьяхе надолго. Считай этот совет я включил в оплату нашего пути, так как вы весьма переплатили, согласившись, - напоследок сказал он и поцеловал мне руку, а за ним Картус, Древус и Смирн попрощались и ушли.

- Вот пройдохи, -воскликнул енотик, чувствуя достойных конкурентов, а я лишь улыбнулась и пошла вперед.

Город гномов оказался добротным каменным и ухоженным. Все дома были сложены из аккуратных квадратных камней, и некоторые из них неожиданно для меня оказались даже трёхэтажными. На окошках стояли цветочки, а на порожках лежали плетеные коврики всевозможных оттенков. Вся дорога была выложена тоже камнем, и лишь вдоль домов росли деревья и стояли скамеечками с урнами. Вот это не город, а мечта!

Я брела по городу, широко разинув рот, стараясь не помереть от эстетического удовольствия. Время от времени я останавливалась и в меня сзади врезался Ким. Мы дошли до здания, откуда разносился умопомрачительный запах еды. Мы переглянулись с енотом. Хотим туда. Вывеска гласила: «Постоялый двор у Мартюши».

- Остановимся тут. Я хочу поспать в нормальной постели и поесть не с костра, - сказала я живности, и возражений не у кого не нашлось.

Внутри оказалось просторно и шумно. За кучей отдельных столиков сидели гномы и гномки, а за дальними у стен большими длинными столами сидели здоровяки, что-то мне подсказывало, что среди них есть оборотни.

Я осторожненько пробралась к стойке, ощущая, как Ким наступает мне периодически на ноги.

- Скажите, у вас есть свободные номера -, спросила я у детины в два раза выше меня роста, натиравшего стаканы.

- Есть. Две монеты за цикл, или желаете отдельно ночь? - спросил он гортанным голосом, окидывая меня и енота цепким взглядом.

- Я возьму на два цикла, -сказала я, надеясь, что смогу отыскать овчарку. - Скажите, где мне можно оставить на ночь коня, чтобы его накормили и почистили.

- Так у нас можно. Возьму монету за два цикла, а этот где будет? - спросил он, кивая на енота.

- Со мной, - ответила я. - Он никому не помешает. Мне еще нужен ужин в номер.

Я выжидательно уставилась на него, было видно, что мужик о чем-то задумался.

- Давайте договоримся так: коня в стойло на двое суток с уходом: а именно корм, вода и чистка два раза в день. Вас и вашу зверюшку, я так и быть приму и поселю в номер, но из номера он носа без вас не показывает. Трехразовое питание тоже принесут вам в номер. За все я возьму семь монет.

Нечего себе он за услуги накрутил. Я задумалась. Монет было мало, а мне еще провизию надо в обратный путь купить...И как-то добраться до Ральфа. Или проще дать ему знать, что я здесь и пусть сам приходит. Хотя тогда он меня точно не отпустит больше не на шаг, а мне хочется еще свободы. Да, диллема.

- Пять монет, -сказала я, скрестив за спиной пальцы.

Ну же леди удача, улыбайся! И она слегка дернула уголком губ.

- Шесть, и не монетой меньше, - сказал мужчина.

- Хорошо, - с печалью согласилась я, хоть так.

- Тогда рад представиться, я хозяин этого заведения- Мартюш.

- На...нья, -представилась я, оглядываясь на длинные столы. Оттуда на меня уставились три внимательных взгляда.

- Что ж, На...нья, половину сейчас, половину, как будете съезжать. Пойдемте я вас размещу.

Я послушно отдала монеты и двинулась за Мартюшем. Мимо ходом, он выцепил щуплого паренька и что-то рыкнул ему и тот исчез.

В номере Мартюш замер и взглянул на меня:

- Надеюсь проблем из-за вас и оборотней не будет?

Я замерла. Я тоже надеялась на это. Но пока не схватили, значит амулет мамы действует.

- Не будет, -как можно увереннее сказала я.

Он внимательно посмотрел на меня и вышел. А я рухнула кровать. Класс! Я в раю. Рядом залез и улегся Ким. Я прикрыла глаза, лишь на мгновение, как раздался стук в дверь и тот же парнишка, на которого рычал Мартюш, принес поднос с супом, тушеными овощами, куском жаренного мяса, сыром и мягким хлебом, а в кувшине был фруктовый компот.

Мы наелись с енотиком до отвала, и я почувствовала, что меня клонит в сон. Кое как поднявшись, я искупалась и уже на законном основании обняв енота уснула.

Ночью мне снился Ральф. Он сидел за столом и что-то писал. Увидев меня, он сказал:

- Яри, моя яри, вернись сама. Не заставляй тебя под конвоем возвращать в академию. Не уж то ты не тоскуешь по мне.

- Тоскую, но я еще не готова. Подожди, ярило мое, и я вернусь, -прошептала я и проснулась.

С утра мы навестили Варга, узнали, как ему отдыхается и отправились искать статую овчарки. Оказалось собак с породами тут не было. Собака есть собака. Поэтому, когда за монету мальчишка повел нам показывать статуи собак, мы провозились до вечера. Куча больших, маленьких статуй, но не одна не похожая на овчарку. Устав, мы вернулись на постоялый двор. Там я столкнулась с оборотнями.

- А кто это тут такой одинокий и невинный, -сказал один из-них втягивая мой воздух возле моего лица. Они зажали меня возле номера. Я попыталась протиснуться мимо них, но они не пускали.

- Я хочу пройти, -как можно спокойнее и увереннее сказала я.

- Не выйдет, -сказал другой оборотень и тоже понюхал меня.

- По внешности похожа, так же невинна, но запах...она не так пахнет.

Я напряглась. Внешность на кого похожа, и чей запах, неужто мой, но откуда?

- Все равно привезем, а там видно будет, -сказал первый оборотень.

- Я никуда не поеду. У меня еще на цикл номер оплачен. Кто мне деньги вернет? - с яростью сказала я.

- Цикл, хорошо. Завтра мы уезжаем. Барн, остаешься сторожить, -распорядился первый оборотень, и один из них остался и впихнул меня в номер, а сам остался с наружи.

- Сказать, что я перетрухнул, ничего не сказать, - сказал Ким, испуганно шевеля усиками.

Я подняла его на кровать, обняла и зашептала на ухо.

- Мы сбежим, попозже. Обязательно. Свобода превыше всего, так?

Он послушно кивнул.

- Мне нужна твоя помощь, сходишь на конюшню и уведешь Варга в лес. Ждите там меня. Три дня ждите. Если не вернусь...значит не смогла...Тогда дальше сами... А я попробую оторваться от них. Да, и еще с окна кину вам мешок с едой, заберешь.

Енотик прижался ко мне, и даже лизнул язычком.

- Постарайся сбежать, -прошептал пушистик.

- Постараюсь, -пообещала я, и вытолкнула его за дверь.

Оборотень пропустил его без вопросов, а вот мне указали на комнату. Я послушно вошла туда. Вскоре принесли ужин. Я решила после того, как заберут поднос бежать. Второй этаж пугал отсутствием выступов и каменной дорожкой под окнами без единого кустика, так что надо было делать веревку. В лучших традициях я решила рвать простынь, но в начале поесть надо на дорожку. Как же вкусно здесь готовили. Попив компота, я ощутила слабость и меня начало клонить в сон. «Да что ж такое!»- последней моей мыслью было, и я отключилась.

Проснулась я от того, что солнечный лучик замер на моем лице, я укрылась с головой, спеша продлить удовольствие от сна, и тут вспомнила про побег и меня аж подорвало. Я вскочила, побежала в ванную, умылась, причесала волосы и стащила простынь, попыталась разорвать и замерла от того, что сил не хватало. В этот момент дверь распахнулась и на пороге появился Ральф, а за его спиной маячили оборотни.

- Яри, - произнес оборотень, и закрыв дверь в одно мгновение оказался возле меня.

Он притянул меня к себе и втянул воздух возле меня, и тут раздался его рык.

- Где твой запах? Что ты сделала? - взревел он.

Я ошалела уставилась на него, не понимая, что происходит. С трудом, глядя на его гневные глаза, я вспомнила про оберег матери и коснулась деревянных бус рукой. Ральф черными глазами проследил за моей рукой.

- Сними, - взревел он.

Я непослушными трясущими руками расстегнула их, и они упали к моим ногам. Ральф снова притянул меня к себе и впившись носом в пульсирующую венку на шеи замер, судорожно вдыхая мой запах.

- Яри, моя яри, -шептал он.

Я вздрагивала от его шепота, страшась и желая его.

- Ты боишься меня, яри? - с удивлением прошептал он, водя кончиком носа по моей шеи.

- Боюсь, -прошептала я, ощущая, как мурашки покрывают мое тело.

- Не стоит, моя яри. Я никогда не причиню тебе вреда, -шептал он, лаская мою шею языком. - Ты такая вкусная, желанная. Я так тосковал, моя яри.

Я вцепилась в его плечи руками, чувствуя, как подгибаются колени. Он без труда подхватил меня на руки и опустил на кровать. Мы начали страстно целоваться, он раздевал меня, местами разрывая одежду, я так же рвала на нем. В какой-то момент я ощутила прохладу воздуха и поняла, что абсолютно голая.

- Ральф, остановись, -прошептала я, а сама же прижимала его к себе все сильнее.

- Я выдержу, -прорычал он, продолжая целовать меня.

Я кричала от желания, а он все не останавливался, продолжая целовать низ живота и спускаясь все ниже.

- Я помогу, -шептал он. - Я сниму твое напряжение, -и он припал к моей самой невинной зоне.

Я задыхалась от новых ощущений, извиваясь под ним. Он в какой-то момент припал к моим губам, и я ощутила свой вкус на его губах. В это время его рука продолжила ласки там, где были совсем недавно его губы. Я задыхалась и стонала, а он ловил мои стоны своим ртом.

- Моя яри, -стонал он мне в унисон.

Не выдержав нахлынувшего чувства страсти, я впилась зубами ему в плечо, стараясь заглушить свои крики. Он прижал мою голову еще теснее к своему плечу и прошептал на ухо, опаляя его жаром:

- Еще, яри, сильнее, ну же.

Я впилась сильнее, ощущая его кровь на своих губах.

- Моя яри, -простонал он, наращивая ласки, и спустя мгновение я взорвалась в его руках, ощущая, как волны жара разносятся по телу, делая его ватным и бессильным.

Ральф припал к мои губам, сминая их особенно яростным поцелуем. Потом заглянул в мои изумленные глаза, и медленно облизал ласкавшую меня руку.

- Моя яри, -хрипло прошептал он, а его жезл все так же упирался в мое бедро.

- Ты...- прошептала я, не зная, что хотела спросить, но он понял это быстрее меня.

- Я нет, мне нельзя. Но ты, это стоило того, -прошептал он, хрипло целуя мои губы.

Ральф лег на кровать, а я положила голову ему на плечо, изучая вздыбленные брюки, в которых что-то пульсировало. Я попыталась коснуться рукой его бугорка, но он остановил мою руку.

- Не надо, яри, иначе не выдержу. Я не железный.

Я послушно переложила руку ему на живот, трогая волоски и слегка оттягивая их.

- Яри, -взревел он, и подскочив сбежал в ванную.

Там я услышала, как потекла вода, и он закричал, потом послышался звук удара.

- Ральф, - испуганно вскрикнула я, подбегая к двери.

- Не входи, -проревел он за дверью. - Все хорошо. Все хорошо, моя яри.

- Прости, -проговорила я, роняя слезы, как я могла причинить ему столько боли.

Ральф распахнул дверь и прижал меня к себе. Его обнаженное ледяное тело, касалось моего голого тела, а с его волос ледяные капли падали мне на голову.

- Моя яри, не плачь. Все хорошо. Прошу, не плачь, -шептал он, целуя мое лицо, а мои слезы сильнее все текли. - Яри, ну что же ты, яри. Все хорошо. Я люблю тебя, яри.

Он увлек меня на кровать и там обнявшись мы лежали, не говоря ни слово, лишь смотря друг другу в глаза. Постепенно наши сердца успокоились. Он нежно поцеловал меня в лоб, и поднялся.

- Нам пора домой, яри. Через месяц наша свадьба. Тебе надо успеть подготовиться, -безапелляционно сказал он.

- Но, -начала я, вспомнив о ненайденном псе и об оставленных товарищах.

- Настя, -подскочил он, нависнув надо мной, - Никаких «но»! Хватит! Набегалась! Я с ума без тебя сходил. Мы едим домой, одевайся. И больше никаких побегов. А будешь упрямиться, надену ошейник и посажу на цепь в нашей комнате. Поняла?

Я испуганно вжалась в кровать, а глаза наполнились слезами.

- Поэтому я и сбежала! Ты не даешь мне свободы. Ты не даешь мне продохнуть. Я чувствую себя животным в клетке, арестантом. Постоянный конвой, присмотр. Остановись, Ральф. Ты убиваешь меня таким отношением.

Он замер, глядя на меня.

- Это все ради твоей безопасности. Ты так хрупка, яри.

- Я без твоей заботы прожила эти дни и не пострадала, я не так хрупка, как ты думаешь, Ральф. Не заточай меня в клетку,- сквозь слезы кричала я.

- Яри, - в бешенстве взревел он, и рванул в ванну.

Я опять услышала, как что-то там застучало и полилась вода. Медленно, словно в камотозе я оделась.

Я глотала слезы, ненавидя и любя его одновременно. Хотелось как и он, что то ударить, и я даже замахнулась. Как услышала за дверью крики, звуки ударов и в комнату, выбив дверь влетел высокий худой блондин. Его глаза сверкали красным. Он подскочил ко мне, втянул воздух так же, как это делал оборотень и прошептал:

- Яри, наконец то.

Я испуганно замерла, не понимая, что происходит. Дверь в ванную распахнулась и выскочил Ральф.

- Настя. Отпусти ее, - прокричал он, а блондинчик, стиснув мои плечи, утянул меня в портал.

Я лишь успела увидеть выражение ярости и боли в глазах Ральфа, и меня погладила тьма.

Глава 7



Я оказалась в чей-то спальни. И как понимаю ее хозяин сейчас обнимал меня. Его губы касались моей шеи. Он судорожно дышал.

- Кто ты? - прошептала я, боясь пошевелиться.

- Я твоя пара, яри, -прошептал он страстным голосом.

- У меня есть пара, -прошептала я.

- Я чувствую, и не понимаю, как. Ты его яри. Я чувствую это, но ты и моя яри. Как такое может быть?!- шептал он, прикусывая мочку моего уха. - Никогда такого не было, что бы яри принадлежала двум, да еще и была человеком, -продолжал он, прокладывая дорожку из поцелуев по моей шеи и плечу.

- Отпусти меня, я не хочу. У меня есть пара, -прошептала я, закрывая в испуге глаза.

-Прости, яри, не могу. Это сильнее меня. И я не позволю ему забрать тебя. Я должен признать тебя...- страстно продолжил он.

- Как? - замирая в нехорошем предчувствие, спросила я.

- Все просто, моя яри, -нежно прошептал он, оттягивая ворот кофты от плеча. - Будет немного больно, яри.

И он вонзил зубы мне в плечо. Я испуганно дернулась, пытаясь вырваться, но он крепко держал меня и пил мою кровь. Я ощущала, как он делает глотки. Потом он оторвался от меня и лизнул место укуса.

- Вкусная, моя яри, -хрипло прошептал он.

Я смотрела на его длинные клыки, капельки кровь на губах. Он-вампир. Мамочка. Я яри оборотня и вампира. Гасите свет, приехали, конечная станция. Ну почему я не могу потерять сознание. Я не хочу быть в сознании. Вырубите меня. Я откровенно паниковала. А этот вампир начал целовать меня. Я пыталась оттолкнуть его, но он будто и не чувствовал моего сопротивления.

- Для признания испить крови мало, моя яри. Это еще не все, -прошептал он, на миг отрываясь от меня.

-Что еще? - паникуя спросила я.

- Вампир должен вкусить девственную кровь своей яри, малышка. Поэтому заранее прошу простить за то, что сейчас произойдет. Я не могу дать тебе времени привыкнуть ко мне. Дорога каждая минута. Я постараюсь быть нежным, яри, -прошептал он, разрывая на мне кофту.испуганно вздрогнула, и попыталась оттолкнуть его голову от моей груди. Он оторвался лишь на миг, заглянул в мои глаза и мне показалась, что в его красных глазах зрачки начали сужаться и расширяться, сужаться и расширяться. Моя голова закружилась.

- Будь послушной страстной девочкой, яри, -властно проговорил он. - Я все сделаю быстро, чтобы не причинять лишней боли.

И он припал к моим губам, и я словно в тумане ощутила, как страстно отвечаю на его поцелуй. Я помогала ему снять с себя брюки, и так же, судорожными руками помогала раздеваться ему, прикусывая и лаская его грудь, живот. Мои руки ласкали его вздыбленный орган, а он ласкал меня. Потом его голова замерла между моих ног, и я ощутила его поцелуи, поглаживания и касания языком там же, где ранее побывал Ральф. На миг он оторвался от своего занятия, заглянул в мои затуманенные страстью глаза и укусил меня за мой налившийся кровью бугорок. Я вскрикнула, тая от боли и наслаждения. Мои руки вцепились в простыне, комкая их в руках. Он переместился на меня, и я ощутила, как его желание уперлось мне между ног. Он поцеловал меня, приподнимая мои бедра. Я послушно обхватила его ногами, страстно желая, чтобы он вошел и погасил внутри меня огонь. Я выгибалась ему на встречу. Но он не спешил, сжимая мои ягодицы, он мял мои губы, целуя их. Я чувствовала, как его клыки царапали их, но мне не было больно. Я тонула в желании. Он оторвался от моих губ и прижал мою голову к своему плечу, замирая и дыша тяжко мне в шею. Я царапала его плечи, моля:

- Пожалуйста, войди в меня. Молю, -шептала я.

Он едва касался свои жезлом меня, мягко поглаживая мои губы им, слегка прижимая их, надавливая и отстраняясь. Я испустила судорожный всхлип, и вцепилась зубами в его плечо, ощущая, как мои зубы разрывают его плоть и его кровь течет мне в рот.

- Яри, - прокричал он, сжимая меня в своих объятьях. -Сейчас.

Я оторвалась от его плеча, и он впился поцелуем в мои губы, и с силой нажал бедрами, буквально вминая мою попу в кровать. Его плоть скользнула в меня, огнем обожгла мне все внутри. Я задохнулась от боли и ужаса. Раскаленным клинком, я ощущала, как он двигался внутри меня, как текла моя кровь по бедрам. Он продолжал движение, а пыталась от толкнуть его, но его рот зажимал мой, не давая кричать, а рук моих он даже не ощущал. По моим щекам бежали слезы, но он не прекращал. Он сделал несколько особо сильных толчков и захрипев, обмяк на мне, а я ощущала, как пульсирует его плоть и изливается его семя в меня.

В моей голове стучали молоточки, а в груди колотилось сердце. Я с ненавистью уставилась на него, пытаясь спихнуть его с себя, а он все так же хрипло дышал мне в ухо. Как я могла?! Я изменила Ральфу. Это даже изнасилованием назвать нельзя, ведь я хотела вампира и требовала его внутри себя. Мне было тошно от себя, его, ситуации.

Вампир приподнялся и заглянул в мои глаза.

- Прости, яри, - прошептал он. - Я старался как можно быстрее кончить, чтоб тебе меньше было больно.

- Отпусти меня, - с отвращением прокричала я. -Уйди!

Он послушно откатился в сторону, и я вскочила на кровать, спеша сбежать с ненавистного ложа, но он с силой схватил меня руками за бедра, и я буквально рухнула на его лицо своими бедрами, через мгновение с шоком ощутив, как он мне лижет там, проникая языком внутрь. И замерла, с испугом ощущая, как возбуждаюсь вновь. В ужасе я скатилась с него. Больше он удерживать меня не стал, лишь махнул рукой в сторону двери:

- Ванна там.

И я испуганной ланью умчалась туда. Закрыв дверь, я разрыдалась. Меня начало тошнить от отвращения, и я вырвала несколько раз. Потом забравшись в ванную я долго, с остервенением мылась, сдирая до красноты кожу в тех местах, где он кусал и целовал меня.

Все это время по моим щекам текли слезы. Наконец я успокоилась и вышла из ванной, он все так же ждал меня кровати. Все такой же растрепанный и раздетый. Его плоть была поникшей. Но при моем взгляде на нее дернулась, приветствуя меня кровавой головкой. Он провел пальцем по ней, стирая с нее мою кровь и положил палец в рот, облизнув его.

- Ты вкусная, моя яри, -спокойно сказал он. - Иди ко мне. Ты успокоилась?

Я отрицательно помотала головой, дернувшись в сторону ванной, пытаясь рукой нащупать за своей спиной ручку двери. Но он за долю секунды оказался рядом, нависая надо мной, подавляя меня, а его пальцы легли на мою руку. Я чувствовала сладковаты запах страсти от его тела, нашей страсти и чуть металлический запах крови. Он заглядывал мне в глаза, испытывающее смотрел своими красными глазами на меня. Потом склонился и коснулся мои губ. Я укусила его. Он отстранился. Я опустила взгляд, страшась на него смотреть и изучала его грудь без единого волоска. Хоть в одежде он и казался худым, но на деле оказался жилистым. Его тело обрисовывало горки мышц, аппетитных мышц, я аж непроизвольно сглотнула, вспоминая как ласкала их и ощущала их твердость руками и губами. И покраснела от воспоминаний.

Я чувствовала, как он с интересом изучает мое лицо. Потом он приблизился совсем вплотную и уперся в меня каждым сантиметром тела. Его плоть нервно дернулась, увеличиваясь, а я испуганно замерла.

- Не надо, - в панике прошептала я, страшась и желая его.

Он втянул воздух вокруг меня. Я ощутила себя беспомощной.

- Еще один раз, -прошептал он мне на ухо, а я беспомощно кивнула, смутно осознавая на что соглашалась. И лишь сердце замерло в приятно ожидании чего-то.

Он руками стиснул мои ягодицы и оторвал меня от пола, буквально усаживая на свои бедра. Я послушно обхватила его. Сердце возбужденно колотилось. И я с ужасом и томление ощущала, как возбуждалась внутри, и как увлажнилась в ожидании его. Его же плоть набухла, восстала и пульсируя касалась моих ягодиц. Он смотрел на меня.

- Можно тебя поцеловать? - спросил хрипло он, и я, закрыв глаза, подняла вместо ответа лицо, чуть приоткрыв губы. Он с хриплым стоном припал ко мне, и я ощутила, как его язык обживается в мое рте, выводя замысловатые узоры и кружась в странном танце с моим. Я застонала, а капля влаги из моего лона скатилась и упала на его плоть. Не выдержав, одной рукой обнимая его, другую я запустила между наших тел и направила его в себя. Он с глухим стоном вошел, и замер, пульсируя уже внутри. Одной рукой он обнял меня, вдавливая меня своим телом в дверь, а другую положил мне на затылок и чуть массируя его, продолжал прижимать мою голову к себе, целую.

Я судорожно вцепилась в его плечи и яростно попыталась двигаться сама. Он усмехнулся мне в губы и не отрываясь сделал послушно мои желаниям один толчок. Боли от близости с ним я больше не испытывала, ощущая лишь желание. Я яростно вскрикнула, желая еще. Он обхватил мои бедра свои руками и начал двигаться, яростно и мощно насаживая меня на себя. Я не менее яростно отвечала на его толчки, стараясь упасть на него как можно резче. Он хрипел. Хрипела и я. Мы не заметили, как открылась дверь в ванную, и мы рухнули на пол. Он успел лишь придержать мою голову и спину от падения, приземляясь на локти. Я услышала хруст, но мы не прекращали яростных движений, спеша растворится в друг друге. Я чувствовала, как по кончикам пальцев заструился жар и поднимаясь выше, затапливал тело. Я закричала от наслаждения, выплескивая его наружу. Мой вампир застонал со мной в унисон и излился в меня, затем резко перевернул меня вместе с собой, и я оказавшись сверху сделала еще несколько яростных движений и впилась в его губы, прокусывая их, и обмякла на его груди. Он поглаживал мою спину, ягодицы и нежно целовал в голову, я пытала прийти в себя после произошедшего. Какая же я....лядь! Как я могла! Но как же было приятно!

Я чувствовала, что глупо обвинять его, шарахаться от него после произошедшего. Я хотела не меньше его. Что мне теперь делать!? Как смотреть в глаза Ральфу после произошедшего?! Я поднялась, ощущая, как болит стертая спина и ягодицы, и увидела сбитые локти вампира. Он повел руками, и они захрустели, вправляясь.

- Перелом, -в ужасе спросила я.

- Уже нет, яри, вампиры быстро восстанавливаются, а вот тебя надо полечить.

Он поднес свою кисть ко рту и укусил. Я ощутила запах крови. Он протянул ее мне.

- Пей, яри, моя кровь исцелит тебя.

Я попыталась оттолкнуть его руку, но он настойчиво прижал ее к моему рту.

- Пей, ты же уже пробовала ее. Ничего страшного же не случилось. Всего пару глотков, яри, - прошептал он, и завороженно глядя ему в глаза сделала несколько глотков, ощущая солёный привкус во рту.

Я ощутила, как зачесалась спина и попа и спустя мгновение все прошло.

Он поднял меня на руки и отнес на кровать, там нежно укрыл, поцеловал.

- Я прикажу принести поесть, и попить, -затем окинул остатки наших вещей, полотенце на пороге ванной, -и одежду. Подожди меня, яри.

И поцеловав вновь на прощание, вышел обнаженным из комнаты. Вернулся он спустя пару минут, уже одетым. Легкая бежевая рубашка еще более подчеркивала белизну его кожи, а черные брюки обрисовывали тугую попку. Его светлые волосы мягкими кудрями струились по плечам, словно растаивавшее золото, и даже красные глаза, не портили, а делали его лицо более таинственным.

Я смотрела на него и откровенно любовалась, а он вынул из шкафа халат и принес его мне.

- Яри, еда уже в гостиной, идем, -сказал он, укутывая меня в халат.

Он на руках меня донес до гостиной, усадил в мягкое кресло, и пододвинул ко мне столик с подносом. От запаха еды, я чуть слюной не подавилась.

- Яри, я думаю нам надо познакомится, - с мягкой улыбкой сказал вампир, заправляя темную прядку мне за ухо. - Я- Арманд Кроус, глава клана Говорящих. А ты?

- Я - Анастасия Крюкова. Я с Земли.

- С Земли, но как? Я не чувствую в тебе магии, только магически одаренные могли сюда перемещаться.

И я рассказала ему про ритуал, проведенный Трешом, Мариусом и Стенсом.

- Ральф Сендариус глава стаи оборотней и академии для трудных оборотней, обычно он не покидает академию, но вы оказались в Нарьяхе, как?

- Я сбежала, -печально сказала я, думая, что если бы не совершила бы этого, то была бы с ним.

- Почему? - с удивлением сказал вампир. - Разве он мог обидеть свою яри!?

- Я хотела свободы, а он конвоировал меня по академии, и без присмотра никуда не отпускал. А потом я встретила маму...

- Маму, здесь? - удивился Арманд.

- Что в этом такого удивительного? -возмутилась я.

- Анастасия, вампиры чувствуют свою яри на расстоянии. В момент ее рождения, мы приходим к ее семье и забираем ее. В нашем мире право на яри непоколебимо, потому что, получив привязку к яри, мы не можем без нее, сходим с ума, и погибаем, а яри погибает спустя время тоже. Но родителям дается выбор, пойти жить с яри в семью ее пары, или получить денежную компенсацию. Не малую кстати. Многие мечтают, чтобы у них родилась яри. Так вот, если бы ты родилась здесь - я бы почувствовал тебя сразу, а я лишь ощутил тебя возле академии в городе, а потом уже в Нарьяхе. Не знаю, почему ты пропадала, но предполагаю, что тебя скрывал какой-то амулет.

- Моя мама- Хранительница Перала. Я родилась на земле, у других людей, но зачала меня мама с папой, но были вынуждены перенести меня в других.

- Я знаю историю про Хранительницу, благодаря ее жертве, мы все живы.

Я не заметила, как все доела, а Арманд налил мне вина, а сам попивал, судя по запаху кровь.

- Яри, ты же понимаешь, что я не смогу без тебя, -прошептал он, глядя в мои глаза.

Я кивнула, не дура, после его рассказа и так понятно, как я попала.

- Но тебе придется видится с Ральфом, - начал он, но я его в ужасе прервала:

- Нет, я не могу, -мои глаза наполнились слезами.

В это мгновение я почувствовала, как сгустился воздух и из портала выступил Ральф Сендариус собственной персоной. Он мельком взглянул на меня и кинулся на Арманда. Они вцепились в друг друга и начали биться. Я испуганно вскочила, и схватив вино, плеснула на них, но они даже ухом не повели. Тогда не придумав ничего лучше, я сбегала за подушкой и метнула в них. Они в изумлении оторвались друг от друга и уставились на меня.

- Хватит драться! -прокричала я, для убедительности топнув ножкой.

Они перевели взгляд друг на друга и отшатнулись. Поднялись они оба слегка помятые, но без синяков и травм.

- Я ее тебе не отдам, -сказал Арманд, усаживаясь в кресло, а меня сажая себе на колени. Я покорно села, понимая, что после измен, мне с Ральфом уже не быть.

- Я ее первый нашел, -взрычал Ральф, частично трансформируясь.

Я восторгом и ужасом наблюдала его клыки, когти и выступающую шерсть на лице.

- Я понимаю, что вам необходимо видится, и буду тебе позволять приходить в мой дом, -сказал спокойно вампир, обнимая меня плотным кольцом рук.

- Я забираю ее с собой! У нас свадьба через месяц!

- Никакой свадьбы. Ты даже переспать с ней не смог, -сказал уверенно вампир, а я дернулась и покраснела.

Ральф еще сильнее покрылся шерстью и стал укрупняться.

- Ты ее убить готов, лишь бы мне она не досталась, -продолжил вампир. - Остановись, Ральф.

Оборотень замер и задышал. Я видела, как он пытается взять себя в руки. Шерсть ушла с него, но когти и зубы еще были.

- Настя, скажи с кем ты хочешь быть? - обратился он ко мне.

Я готово была разрыдаться от жалости к нему, но я грязная, я изменщица, я не могла быть с ним после всего.

- Прости, Ральф, я останусь с Армандом, -роняя слезы пролепетала я.

- Нет, - вскричал оборотень и двинулся ко мне.

В считанные секунды вампир задвинул меня к себе за спину.

- Ты ей причиняешь лишь боль, Ральф. Ты ее желание удовлетворить не можешь, а она страстная девушка, ей нужен мужик в постели, а ты ей дать этого не можешь. Смирись, и убирайся. Мы позже обсудим, когда ты сможешь увидится с ней, -сурово сказал Арманд.

Ральф с такой болью глянул на меня, и мое сердце истекало кровью, но я не могла испачкать его собой. Прости меня, любимый. И я отвернулась, ненавидя себя и весь мир вокруг. Я услышала, как хлопнула дверь. Обернувшись, я увидела лишь Арманда.

- Я скоро, - сказал он и вышел.

- Ты знаешь, почему он не спал со мной? - спросила я, глотая слезы.

- Да, из-за трансформации в первый раз. Волк скорее всего убил бы тебя.

- Уходи. Оставь меня, -прокричала я.

На меня накатывала истерика, и я разрыдалась, прижимая подушку к себе.

Глава 8



Пока я плакала на кресле, пришли слуги, принесли новую бутылку вина и одежду. Хотелось пить, и я налила вино, ощущая, как становится легче. Потом я налила еще. Еще. В какой-то момент я запела, вспоминая песню любимой группы Ария «Я - свободен!»

- Надо мною тишина, небо полное дождя.


Дождь проходит сквозь меня, но боли больше нет!


Под холодный шепот звёзд - мы сожгли последний мост.


И всё в бездну сорвалось. Свободным стану я - от зла и от добра.



Моя душа была на лезвии ножа!



Я бы мог с тобою быть! Я бы мог про всё забыть!


Я бы мог тебя любить, но это лишь - игра!


В шуме ветра за спиной - я забуду голос твой!


И от той любви - Земной, что нас сжигала в прах...


И я сходил с ума...



В моей душе - нет больше места для тебя!



Припев:


Я - свободен, словно птица в небесах.


Я - свободен! Я забыл, что значит страх.


Я - свободен, с диким ветром - наравне.


Я - свободен, наяву, а не во сне.



Надо мною тишина, небо полное огня.


Свет проходит сквозь меня, и Я - свободен вновь!


Я - свободен: от любви, от вражды и от войны;


От предсказанной судьбы, и от Земных оков! От зла и от добра.



В моей душе - нет больше места для тебя.



Припев:


Я - свободен, словно птица в небесах.


Я - свободен! Я забыл, что значит страх.


Я - свободен, с диким ветром - наравне.


Я - свободен, наяву, а не во сне.




Я - свободен, словно птица в небесах.


Я - свободен! Я забыл, что значит страх.


Я - свободен, с диким ветром - наравне.


Я - свободен, наяву, а не во сне.



Я - свободен, словно птица в небесах.


Я - свободен! Я забыл, что значит страх.


Я - свободен, с диким ветром - наравне.


Я - свободен, наяву, а не во сне.



Я - свободен!


Я - свободен!


Так попивая вино и ора во все горло, ведь слух не гарантирует наличие голоса, и это был мой случай, я встретила приход Арманда. Я возвышалась на столе, размахивала бутылкой, и трясла головой.

- Я - свободен! - проорала я в последний раз. И тут меня повело, и я рухнула в объятья вампирчика.

Он прижал меня к себе, а я от брыкнулась от его объятьев, и спеша заглушить боль, вновь приложилась к бутылке. Я, приплясывая, пошла по комнате, продолжая дирижировать бутылкой, пока на меня смотрели два ошеломлённых красных глаза и запела теперь уже песню Агата Кристи «Я тебя ненавижу».

- Зима сбежала, суетливо хлопнув дверью,

И в душу ломится обманщица весна.

Нам остается лишь оплакивать потери

И врать себе, что это лето навсегда.

В дырявых душах так давно сквозняк и ветер,

Как в этой кухне с этой трещиной в стекле.

Я ничего не жду, не чувствую, не верю,

Только себе, только тебе.

Припев:

Я тебя ненавижу-вижу (я подскочила к вампирчику и ткнула в его груди пальцем),

Но ко мне ты все ближе, ближе.

Ты меня ненавидишь, но, но, но,

Но ко мне ты все ближе все равно.

Я тебя ненавижу-вижу,

Но ко мне ты все ближе, ближе.

Ты меня ненавидишь, но, но, но,

Но ко мне ты все ближе все равно (я увернулась от его попыток обнять меня, и пошла опять по комнате приплясывая).

Когда придет зима, и заморозит лужи,

И тротуары поменяют каблуки,

Кто-то другой мне точно так не будет нужен,

Быть может, я, быть может, ты.

Припев:

Я тебя ненавижу-вижу,

Но ко мне ты все ближе, ближе.

Ты меня ненавидишь, но, но, но,

Но ко мне ты все ближе все равно.

Я тебя ненавижу-вижу,

Но ко мне ты все ближе, ближе.

Ты меня ненавидишь, но, но, но,

Но ко мне ты все ближе все равно.

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно (Я усадила его на кресло, а сама забралась на подлокотники и без стеснения размахивала подолом халата, танцевала над ним).

Я тебя ненавижу-вижу,

Но ко мне ты все ближе, ближе.

Ты меня ненавидишь, но, но, но,

Но ко мне ты все ближе все равно.

И все равно (Моя нога соскользнула, и я опять рухнула на Арманда, даже приложив его по стратегически важным местам, но петь не остановилась)!

Ты меня ненавидишь, но, но, но (пропела я, склонившись к его губам, как будто для поцелуя и в последний момент увернувшись, продолжила),

Но ко мне ты все ближе все равно.

И все равно!

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно,

И все равно, и все равно

И на последнем слове я сделала последний глоток вина и отключилась.

Пришла я в себя, и поняла, что до этого мне плохо не было, плохо мне стало сейчас. Бодренько позеленев, я влетела в ванную и обняла фаянсового друга. С пол часа мы беседовали с ним о жизни. В комнате, на кровати восседал Арманд с кружкой в руке.

- Выпей, -сказал он мне, и я, представив проникновение жидкости в своей организм, повторно вернулась в ванную.

Вампир зашел туда за мной следом, и молча протянул мне кружку. Я, задержав дыхание, залпом выпила, и открыла глаза, ожидая повторного общения с фаянсом. Но как это не странно жидкость живительной влагой прокатилась по организму, сняла головную боль, тошноту, слабость. Я бодренько поднялась, умылась, прополоскала рот и повернулась к вампиру.

- Спасибо, классная штука, -проговорила я, поднимая палец вверх.

Арманд задумчиво посмотрел на мой палец, потом на меня.

- Не знал, что алкоголь так влияет на людей. Пришлось после твоего вчерашнего буйства искать лекарей, они и посоветовали дать тебе его утром. Назвали «Атипохмелин».

Я посмотрела на него, пытаясь припомнить в чем выражалось мое буйство. Помню я пела, точнее орала «Я -свободен», ээээ, а дальше. Память подкинула момент на кресле. Я покраснела. Даааа, больше не пью.

- Наверно мне надо извинится перед тобой, -сказала я, выжидательно уставилась на него, а этот гад уставился на меня.

Так, значит хочешь, чтобы я почувствовала себя виноватой, а нет, не дождешься.

- Но я не буду, - закончила я, увидев его изумленный взгляд.

Да, детка, это облом.

- Девушка имеет право расслабится после всего, что на нее вчера свалилось. И вообще кто-то обещал мне одежду, -капризно закончила я, увидев вещи, валяющиеся на полу, и припоминая, как зашвырнула их в комнату, с воплями, что я от тебя уползаю, гад вонючий.

И я бы почти доползла бы в конце концов, если бы кто-то не поднял меня на ручки и понес, а ручки не были бы такими удобными, что я уснула. И вообще я же отключилась с последний каплей вина, нечего было пытаться меня взять на ручки и будить.

В общем сам виноват. Я, сделав морду кирпичом, собрала по полу вещи и кинув их на кровать стала одеваться. А ничего так платье, длинное правда, но ткань мягкая, хотя и плотная, насыщенного темно-синего цвета, легкий корсет подчеркивал грудь, приподнимая ее в вырезе, и вдоль бедер шли два длинных разреза почти, кхм, до паха.

- А белье где? - спросила я, чувствуя себя очень неудобно без нижней части гардероба.

- А зачем? - со смешком спросил Арманд. - Сама потом поймешь, как без него лучше.

Я представила, как мне предстоит это понимать, и ощутила, как потеплело и набухло внизу живота. Я испуганна своей реакцией замерла и подняла ошарашенный взгляд на него. Для него мое состояние не осталось тайной. Его глаза потемнели.

- Хотя ты права, зачем откладывать на позже то, что можно ощутить сейчас, - гортанно сказал он, приближаясь, и словно хищник с добычи, не сводил с меня глаз.

Я сглотнула вязкую слюну. И попыталась сбежать, но он просто толкнул меня на кровать, чуть приспустил брюки и сразу же вошел, заполнив меня без остатка. Мои глаза изумленно распахнулись, ощутив полноту его желания. Я сделала последнюю попытку остановить его, запустив в его волосы руки, и тут же с изумлением поняла, что не отталкиваю его голову, а наоборот притягиваю к себе. Он припал к мои губам, потом приспустил вырез и втянул сосок в рот. Я выгнулась ему на встречу, ощущая, как пульсирует его плоть. Потом он вонзил зубы мне в грудь, и я вскрикнула, ощутив, как он тут же зализал ранку. Затем он вернулся к моему лицу, покрывая его нежными поцелуями, замер, глядя мне в глаза и начал двигаться. Я погрязла в водовороте своих чувств, не ощущая ничего, кроме его толчков и красных глаз, устремленных мне в душу. Миг, когда я потерялась для мира наступил неожиданно, а я пришла в себя уже лежавшей одной на кровати. Арманд стоял у окна, и что-то внимательно там смотрел.

- Сегодня я представлю тебе клану, -сказал он, не глядя на меня.

Я смотрела на него, и не могла понять, что происходит.

- Арманд, что случилось? - спросила я.Ты вчера сказала, что ненавидишь меня, -сказал он спокойным голосом, не оборачиваясь ко мне.

- Я была пьяна, -сказала я, сдерживая смех. - Пьяным людям верить нельзя.

- Ты сказала, что любишь Ральфа, а меня нет.

- Я не помню этого, -сказала я.

Блииин, когда же я успела так накосячить.

- Ты меня любишь? - спросил он, подлетая ко мне и заглядывая в глаза.

- Арманд, -начала я, -я не хочу тебе врать, но как я могла полюбить тебя за столько короткое время.

-А его? - зло проревел он, и я непроизвольно отвела взгляд.

Арманд понял ответ и без слов. Он резко отскочил от меня и подошел ко окну. Я подошла к нему и приобняв за плечи, положила голову ему на плечи. Он напрягся.

- Не порть все неоправданной ревностью, Арманд, я выбрала все равно тебя, а не его.

-О да, -сказал он, резко развернувшись и встряхнул меня за плечи, -и ты объяснила почему. Очень приятно было это услышать.

- Арманд, - со вздохом сказала я. - Ну что ты хочешь от меня услышать: ложь? Не порть момент. Какая разница кого я люблю, я твоя.

- Пока есть он, ты моей не будешь. К сожалению, боги решили, что ты должна принадлежать двоим и мне остается лишь смириться. Но ты меня полюбишь, Настя. И сильнее, чем его, ведь я тебе дам все что ты пожелаешь.

- Свободу? - с надеждой спросила я, и сердечко замерло.

- Кроме нее, -сказал спокойно Арманд и вышел из комнаты.

- Как же вы меня достали, яйценосные индюки! - прокричала я, посылая ему в след вазу. Та с горьким звоном распалась на осколки.

Кто-то за моей спиной рассмеялся, и я с изумлением обернувшись увидала двух мужчин. Непроизвольно я склонилась в поклоне. В мозгу почему-то без капли сомнения пронеслось Боги. Я вскинула голову и оглядела их. Чуть старше меня. Один брюнет, широченный и кареглазый, смутно похож на Ральфа. Другой рыж, худ, белокож и красноглаз- вампир? Но как?

- Мы создавали их по своими образам, -пояснил брюнетик.

- Что вам нужно? -спросила я, не ожидая ничего хорошего. Не удивлюсь, если это они приложили руку к тому, что я яри для двоих.

- Да, это мы сделали. Надо было проучить твою маму. Она вмешалась в наши дела...Но так как результат нам нравится, мы тебе поможем, - сказал рыжик.

- Как? - спросила я.

- Мы поможем тебе найти овчарку. Зевса, кажется так звала его твоя мама.

- А вам какая выгода от этого? - с подозрением спросила я, помня про прыщ на попе, который даже халявщиков со стажем не посещал.

- Нам весело наблюдать, как ты перевернула жизнь этих двух гордецов с ног на голову. Как они сходят от тебя с ума: в прямом и переносном смысле, -ответил брюнетик, и заржал. - Кстати я - Кнот, а он- Серест.

Я уставилась на них. Не ожидала, что они подставят своих любимчиков.

- Мы не подставляем, а лишь даем им возможность смириться с нашей волей. А ты нам в этом помогаешь, -пояснил рыжик.

Потом они подошли и положили руки мне на плечи. Кнот, на укушенное Ральфом, а Серест- Армандом. Вмиг их обожгло, и я вскрикнула. На моих глазах выступили слезы от боли. Я оттянула платье и увидела на одном плече спящую вверх ногами летучую мышку. Она весела вверх ногами, чуть распахнув крылья и озорно поглядывала на меня, и шевелилась. Я в шоке глянула на другое плечо. Там был волк. Он чуть свернулся в клубок и прикрыл хвостом морду, и лишь ушки его шевелились в сторону.

Я перевела изумленный взгляд на богов.

- Когда кто-то из твоей пары будет приближаться к тебе, их вторые ипостаси на твоей плече будут просыпаться и бурно реагировать на них. Это тебе подсказка, так как блокировать мы тебя от них не будем, и хранительнице больше не позволим. Но вот мы дадим тебе еще вот это, -сказал Серест, и хлопнул меня по попе. Там что обожгло мне ягодицу, и я ошарашенно глянула на рыжика, пока брюнетик опять начал смяться.

- Почему именно туда, Серест?- сквозь слезы спросил Кнот.

- Это телепорт. Потрешь его и перенесешься к тому, о ком подумаешь, -сказал рыжик и тоже заржал.

Я с негодованием уставилась на него, представив, как тру попу на виду у всех. Гады! В общем я даже подобиделась. Но мне не дали долго по негодовать, и меня просто пнули вперед, крикнув до встречи на прощание, и я оказалась в Нарьяхе, перед статуей волка. Или стоп, не волка, а овчарки. Как же я сразу не догадалась!

Я с благоговением подошла к статуи и коснулась ее. Ничего не произошло. Я вспомнила, что должен разбудить потомок, а как это определить, если не по крови?

Я вцепилась зубами в ладонь, и прокусила ее. От боли полились слезы. Я спешно приложила руку к статуе, пачкая ее своей кровью. Вмиг и статуя вспыхнула, привлекая к себе внимание окружающих, пошла трещинами и передо мной прыгнул пес, отряхнулся, избавляясь от каменной пыли. Затем он понюхал мою прокушенную руку, лизнул ее.

- Родственница Али, -проговорил пес.

- Я дочь ее, -сказала я. - Ее и Андожа. А ты Зевс? Меня мама направила освободить тебя от каменного плена.

Пес сел у моих ног. Его янтарные глаза заглянули в мои.

-Как она? Я помню, что она умерла.

-Да, она умерла и стала хранительницей этого мира. Мы в Перале. В мире, который она создавала.

- Я помню, как они это делали, -сказал печально пес. - Мне ее не хватало.

-А давай перенесемся к ней? - предложила я.

Пес подскочил и завиляв хвостом, начал лизать мои руки.

-Да, я хочу ее видеть. Мой человек. Аля.

- Только надо кое -кого в лесу забрать. Бежим, -вскричала я, чувствуя шевеление на плече, где была мышка.

И мы побежали сквозь изумленную толпу гномов и прочих проживающих в городе, в сторону ворот.

В лесу нас все еще ждали. Первым на меня кинулся Ким, буквально запрыгнув мне на руки, и мы вместе с ним плюхнулись в траву. Зевс попытался прикусить его, но я защитив прикрыла его руками.

- Бросила. Я переживал. Так долго, -причитал енотик, вцепившись в мое платье коготками, отчего ткань нещадно трещала, но тот и не думал ослаблять хватку.

Я осторожно расцепила его лапки и увидела над собой лошадиную морду.

- Варг, - прошептала я, спихивая енотика с себя. Тот обиженно засопел, но слез.

Зевс спокойно сидел на земле, и наблюдал над нашей кучей малой.

- Я так понимаю, их мы и должны были забрать, -сказал он.

- Да. Познакомься, это-Ким, а это- Варг. Ребята, а это- Зевс, у меня вышло его освободить. Тебе надо уходить. Я тут еще сильнее попала, чем прежде, - сказала я.

- Опять, -возведя очи к небу, сказал енотик.

Варг чуть присел, позволяя мне залезть на него. Да, спасибо вырезам, иначе бы платье до ушей пришлось бы задирать. Енотик подал сумку, и мы побежали сами не зная куда, а плечо отчаянно чесалось.

Глава 9



Мы остановились, лишь когда мышь на моем плече запахнулась плотно в крылья, превратившись в черный восклицательный знак. Когда я рассказала им от кого я бежала в Нарьяхе в первый раз, а потом во второй, смялись все.

- Ой не могу, -причитал сквозь смех Ким, -Как представлю морду вампира, когда он понял, что ты и от него сбежала.

-Ты прям колобок, - сказал Зевс, нежно облизывая косточку съеденного им зайца.

Я старалась не думать, что этот пушистик мог так же сидеть с нами и общаться. А вот енот и конь отнеслись к охоте пса абсолютно спокойно. Странно все это, хотя енот то хищник, но вот конь...

- Кто такой колобок? - спросил заинтересовавшийся Варг.

Пришлось мне рассказать им сказку про колобок. Все как-то подозрительно замерли и посмотрели на меня.

-Что? - не выдержала я, их внимательного взгляда.

- Да ну, может пронесло, -сказал енот, переглядываясь с псом и конем.

- Что? - с истерикой уже спросила я.

- Мы чувствуем, что у тебя было спаривание, -сказал пес, заставив меня покрыться румянцем. - Ты - беременна?

- Да ну, не может быть, - прошептала в испуге я.

Все с подозрением уставились на меня.

- У Али течка была раз месяц, это значило, что она не беременная, -авторитетно сказал Зевс, глядя на меня. -Когда у тебя течка должна быть?

Я сосредоточилась и загибая пальцы стала высчитывать сколько времени я уже тут. Выходила в течении этой недели должны быть, о чем я и поведала всем.

- Будем ждать, - заявил Ким, и все дружно закивали.

Вот ну звери, ну никакого стыда и совести. И даже сказать то мне нечего, все равно про совесть они даже и не в курсе.

На ночлег мы устроились тут же. Енотик видел неподалеку пруд и пошел ловить на ужин рыбку. Пес оббежал территорию, пометил ее местами и довольный вернулся ко мне. Потом меня гордо сопроводили в кустики, и на мое возмущение про отойди подальше и вообще мне стыдно никак не отреагировали. Что вообще такое стыд, животные как оказалось так же как с совестью, знакомы не были. Вспомнила про цитату из своего мира в интернете, что кошки не краснеют от стыда, потому что им не за что краснеть в отличии от человека. Теперь понимаю, как же был прав написавший там.

Конь ушел пастись, обещая быть поблизости. Правда вскоре он вернулся, сказав, что по лесу идут гномы, надо спрятаться. Не придумав ничего лучше, я забралась на дерево, а Зевс под ним притворился спящим. Конь же ушел дальше, чтоб не привлекать лишнее внимание.

Видеть надо было их глаза, когда у меня выпал с сумки котелок, прогремел по веткам и рухнул перед одним из гномов. Зевс непроизвольно гаркнул, и в этот момент из- за дерева показался енот с рыбами наперевес. Пока они остолбенело замерли, кто, изучая меня на дереве, кто енота и пса, на встречу выскочил конь и бешено ржа понесся на них. Зевс, сообразив, что мы и так спалились, кинулся на них, рыча и клацкая челюстью. Некоторые начали, маша топорами нападать на пса, но Варг встал на дыбы, и они, побросав орудия и мешки кинулись бежать.

Я буквально свалилась с дерева, сложилась пополам и утирая слезы смеялась. Енот и пес недоуменно смотрели на меня, конь тоже ржал на свой лошадиный манер. Успокоившись, я залезла в сумки, и стала гордым обладателем ножей, еды, нескольких самоцветов, и нескольких топоров. Рассудив правильно, я сложила топоры кучкой, под них положила мешки с драгоценностями. Как не заманчиво было их себе оставить, но это кража. Но вот еду я отжала со спокойной совестью. Все равно пропадет, пока они вернуться и взяла один нож, остальные так же оставив под топорами.

Спешно собравшись, пока гномы не вернулись с подкреплением, мы переместились в другое место. Там Зевс снова все пометил, а я занялась готовкой, пока Ким разделывал рыбку. Варг назначил сам себя постовым и ушел сторожить нас.

Спала я спокойно, прижимаясь к теплому боку Зевса с одной стороны и с енотом с другой.

С утра мне даже стало жарко. Двигались мы наугад, надеясь, что выйдет леший и приведет нас к магическому источнику. Вскоре и правда появился знакомый леший. Я объяснила ему, что хочу увидится с хранительницей, и он повел нас к магическому источнику.

Вскоре мы пришли на место, и я увидела маму. Но Зевс опередил меня, буквально снеся с ног, и прыгнул на Хранительницу, бешено махая хвостом, поскуливая. Он лизал ей лицо, руки.

- Хозяйка, Аля, -приговаривал он. - Жива, жива.

Кое-как он присел рядом, продолжая заглядывать ей в глаза, махая хвостом и поскуливая.

Было видно, что он боится оторваться от нее. Она зарыла руку ему в шерсть, и он притих, тихо нежась в ее ласки.

- Как ты, дочь? - прошептала она. - Я видела, что у тебя появился Арманд. Я не ожидала, что боги решат настолько проучить меня. Прости, дочь.

Я прижалась к ней, вдыхая ее непередаваемый аромат.

- Все хорошо. Мне больно лишь за Ральфа. Я предала его, - с болью сказала я.

- Ты не могла предать его, Настя. Влечение к паре, это естественное проявление. Если бы не страх Ральфа потерять тебя, то ты стала бы его в первый же день, поверь мне. И он знает, что ты пара не только ему, но и Арманду. Ты не могла сдержаться. Он это понимает и не винит за то, что между вами было.

- Ты правда так думаешь? - с надеждой спросила я.

- Уверена. Как давно ты с ним связывалась, дочь? - спросила она, нежно гладя меня по спине.

- Еще до встречи с вампиром.

- Свяжись с ним, поговори и сама все поймешь.

- Но я выбрала Арманда и прогнала его.

- Он поймет, что это от стыда было. Он любит тебя и простит тебе все. А с Армандом они как говорится «меряться достоинством». Боги правы, им надо смирится и научиться мирно сосуществовать между собой, и тогда они будут близки с тобой оба. А до тех пор я согласна с богами, тебе стоит подержать их вдали, пока они не объединяться.

- Ага, и не начнут меня загонять, как дичь на охоте, -печально сказала я.

- Поверь, боги не просто так дали тебе порт, им тоже не хочется, чтобы они тебя быстро нашли.

Я задумалась, с этой стороны я визит и разговор с богами не рассматривала.

- А что же мне сейчас делать, мам? Зевса я нашла и освободила, а теперь то что?

- Есть у меня идея. Я не могу тебя спрятать от них с помощью амулета, боги запретили, но я знаю места, где тебе не почувствуют. В академиях стоит защита, способная закрывать всех от поиска, от поиска яри тоже. Есть еще вариант в драконьей общине, их аура такова, что идет искажение всех потоков. Тебе будут чувствовать, но с погрешностью в десятки тысяч километров. Сама понимаешь, что магии в тебе нет, но травницей ты могла бы попробовать стать.

- Я не разбираюсь в растениях, - печально сказала я.

- Тогда вариант с драконами, -сказала мама.

- Драконы, так драконы. -послушно согласилась я. - Думаю мне пора, -сказала я, ощущая подозрительное копошение на вампирском плечи.

Вот же упертый гад! Быстро распрощавшись с матерью, я вскочила на Варга. Енотика пристроила в сумке за спиной, он быстро двигаться не мог, а пса я думала оставить с матерью, но он неожиданно собрался со мной.

- Я не могу бросить дочь Али, -сказал пес важно. - А хозяйке уже ничего не грозит. За нее я спокоен.

- Хорошо, -согласилась я.

Мы двинулись в указанном матерью направлении. В этот раз леший нас не сопровождал, для них нам надо было слишком быстро двигаться. Постепенно мы отдалялись от места встречи с матерью все дальше и дальше, и я чувствовала, как успокаивается мышка.

Спустя двое суток пути, мы пришли к кладбищу. Возле него сидел щупленький тщедушный паренек, одетый в черный плащ.

- Поворачивайте, -сказал он, не оборачиваясь. - Кладбище не спокойно.

- А что там? - заинтересовалась я.

Паренек оторвался от созерцания плит, и посмотрел на меня. Окинув взглядом с ног до головы, он сказал.

- Зомби. Я должен их успокоить, но они чувствуют ауру некроманта и не выползают, помоги, а?

- Чем? - опешила я.

- Побудь приманкой.

- Я? А они не опасны? - с интересом спросила я.

- Ты что, вообще про зомби не слышала? - с удивлением спросил он. - Ты вообще с какой планеты?

- С Земли, -ответила я. - У нас зомби только по телевизору показывают, но это же вымысел.

-А что такое телевизор? - заинтересовался парень.

- Мммм, -я задумалась как бы попонятнее объяснить. - Что-то вроде сказки в картинках.

- Ааааа, -разочарованно сказал паренек. - Тогда слушай, я тебе кратко о них поведаю. Зомби управляют основные инстинкты, какие, надеюсь, объяснять не надо.

- Жрать мозг, -уверенно заявила я, вспоминая фильм ужасов.

- Что за бред?!- возмутился парень. -Почему мозг, они едят плоть вообще. Но это не единственный инстинкт, управляющий ими.

-А какой же еще? - удивилась я.

- Кроме пищевого инстинкта, ими управляет инстинкты оборонительные, половой, территориальный, имитационный. Это все, что остались от человеческих инстинктов в них.

- Половой? Они что- размножаются? - в шоке прошептала я.

- Ну как сказать, - замялся парень, -Размножаться они не могут, а вот процессом размножения заниматься пытаются...при том с живыми.

Я в шоке пыталась переварить информацию. Наши создатели фильмов ужасов такое даже представить не могли.

- Помоги, они за тобой выползут, а там я их и уничтожу. Тебе ничего не грозит.

- Обещаешь? - с сомнением глядя на него, спросила я.

Парень торжественно кивнул.

- Только ты сама иди, без животных, а то они могут отпугнуть их.

-Какие пугливые зомби, -съязвила я, послушна ступая на кладбище.

Да, зомби и правда оказались пугливые, иначе объяснить свое получасовое блуждание между могил я не могла.

Я уже не видела друзей, и подумывала плюнуть на все, как ощутила прикосновение к своей талии прохладных рук.

- Замерз, некромантик, -со смешком сказала я, оборачиваясь и узрев разлагающееся лицо зомби завизжала.перепугу я двинула ему между ног, и зомби выпустил меня на мгновение из объятьев, и я, воспользовавшись этим побежала громко, вереща и подняв до колен юбку платья. Я неслась в сторону некромага и с ужасом увидела, как он согнулся со смеху, а моя живность стоит в сияющем круге и не может вырваться ко мне на помощь. Я петляя бежала к некроманту, а зомби пыталась меня схватить, при этом никто не пытался меня покусать, а лапали то за попу, то за грудь. Я вскрикивала, подпрыгивала от их прикосновений. Вся эта ситуация напоминала мне зловонные салки. В какой-то момент я услышала, как мне прокричал некромант:

- Под задержи их, я сейчас пентаграмму начерчу и упокою их.

Сбившись, я влетела в объятия зомби, и ощутила, как он вжал меня в себя, пачкая в своем разлагающимся теле. Я взвыла от ужаса и отвращение. В мозгу пронеслось, как вонючка меня насилует и меня затрясло. Я вновь взвыла. В мозг влетело воспоминание об фильме ужасов про изгнание демона из человека. На каком-то внутреннем наитии, я взмахнула рукой, осеняя его крестом и вскричала:

-Именем Божьем и Христом заклинанию- изыди!

Зомби лопнул как мыльный пузырь, обдав меня зловонной жижей. Я стерла с лица слизь и обернулась, зомби уползали от меня. Я ломанула к некроманту, а тот стоял, занеся над пентаграммой кинжал, и ошалела смотрел на меня.

- Это еще за заклинание, никогда не слышал.

Он попытался повторить за мной, но его словно током шибанула.

- Похоже оно только для светлых, -пробормотал он.

Я дрожала от избытка адреналина, а потом кинулась к некроманту и врезала ему кулаком в челюсть. Он, не ожидая этого рухнул.

- За что? - возмутился он, держась за скулу.

- Ты почему тянул?!- закричала я, пытаясь еще и пнуть его, но он перекатился и пополз от меня.

Я страстном порыве ломанула за ним.

- Стой!- закричал он, прикрывая рукой пятую точку. Я замерла, а он поднялся, -Прости. Я просто впервые зомби упокаивать пришел. А ты так визжала и бегала, что сосредоточится не мог...ты такая смешная была, прости.

-Прощу, как только тебя упокою, -буркнула я, остывая.

Некромант дернулся и вытянул руку ладонью на меня, прикрываясь.

- Не надо. Прости. Сглупил.

- Прощаю, -великодушно сказала я, вспоминая, что по моей религии прощать вроде как положено, да и щеки подставлять. - А что с моими друзьями, почему они выйти не могут?

- Я их от зомби защитил, чтобы те их не тронули, -сказал некромант.

- Ну хоть что-то умное сделал, -безжалостно сказала я.- А теперь отпусти их.

Парень послушно стер линию контура и пес рванул на него, лая и клацкая челюстью.

- Зевс, фу. Не тронь, он заразный!

Пес шарахнулся от него. И мне кажется, что умел бы-сплюнул.

- Ничего я не заразный, -обиженно проговорил парень.

- А чего ж ты тогда такой щуплый, -сказала я, выразительно окидывая его взглядом.

- Ты пробовала хорошо питаться, когда видишь и нюхаешь вот таких субъектов.

Я стояла и обтекала еще после зомби, и стараясь дышать ртом, представила...и меня все-таки вывернуло. Парень протянул мне фляжку.

- Выпей, полегчает. И пошли что ли искупаешься, тут фонтан неподалеку есть. Я послушно глотнула какой-то отвар, ощущая, как желудок успокаивается и благодарно взглянула на парня. Вот теперь я его почти любила. Тот все понял и улыбнулся.

- Сам когда-то так бурно реагировал. С почином тебя. Я - Кларк.

- Настя, -представилась я, не рискую протягивать ему свою липкую руку.

- Жаль зомби так и не упокоил...- проговорил печально парень. - Но сегодня они уж точно не вылезут.

Я согласна кивнула. Наконец мы дошли до фонтана, и я без стеснения нырнула в него. Одежда облепила тело, и я заметила жадный взгляд парня, окидывающий мои выпуклости.

- Ты красивая, -хрипло сказал он. - Жаль, что не свободна.

- Откуда ты знаешь? - с удивлением спросила я, пытаясь вымыть волосы.

- Так на твоей ауре видно, что ты чья- то яри, вот только не пойму кого: оборотня или вампира. У тебя такое ощущение, что два знака, но такого быть не может, -растерянно сказал некромант.

- Не важно. Кларк, отвернись пожалуйста. И положи сзади себя мою сумку, - сказала я.

Парень послушно положил на бортик фонтана мою сумку и отвернулся, а его ушки заалели. Прям романтика: ночь, серп луны, двое, я раздетая. Я хихикнула, извлекая из сумки полотенце и наскоро вытираясь. Быстро одевшись, я с сожалением посмотрела на платье- смены одежды у меня больше не было, а вот это...я никогда уже не одену, решила я, безжалостно откидывая тряпку.

- Я готова, -сказала я, поправляя брючки и кофту.

Кларк обернулся, окинул меня взглядом и вздохнул.

- Когда-нибудь и на твоей улице пройдёт парад гейш, -сказала я.

- Гейш? Это кто? - с подозрением спросил парень.

-Это красивые умные женщины, -не моргнув глазом сказала я, и ведь ни капли не соврала.

- Сжечь сможешь? - спросила я, кивнув на мое когда-то эротичное платье.

- Легко, -сказал парень, улыбаясь и щелчком пальцем воспламеняя ткань.

Миг, и на земле осталась кучка пепла.

- Теперь куда? -спросила я. - Кларк, как мне к драконам пройти, а то мне кажется я сбилась.

Парень с изумлением посмотрел на меня:

- Твоя пара дракон?

- Нет, - сказала я. - Но мне туда надо.

- Ты прячешься от своей пары, - в шоке сказал Кларк. - Но разве он мог обидеть свою пару. Это нонсенс.

- Он меня не обидел, -сказала я, нервничая. - Так ты скажешь, куда мне идти?

- Настя, я покажу, но прошу все же вернуться тебя к паре. Без своей яри мужику будет туго. Пожалей его.

- А они меня пожалели! - вскричала я, замечая, как в окошках замелькали сонные лица. - Я хочу свободы, а они запереть меня хотят! Я им не рабыня, - зашипела я.

- Они? Так ты яри двоих, но как?!

Парень ошарашенно смотрел на меня. Я почувствовала себя новым вирусом под микроскопом.

- Игры богов. Поверь, я сама в шоке.

- Да...-завис парень.

Я подошла и влепила ему оплеуху, мстя и за взгляд, и за зомби. Да, я еще не забыла и не остыла от их атаки. Парень отмер.

- Опять! За что на этот раз!? Я теперь сочувствую твоим избранникам, -с обидой сказал он.

- Сочувствуй. Я же понимаю-мужская солидарность.

Парень вздохнул и повел меня в сторону леса.

- Видишь вон те сосны, -и после моего кивка продолжил, -за ними еще пятнадцать верст и появится гора, за ней начнется территория драконов.

Я мучительно пыталась припомнить из уроков истории, что такое верста. Что это длина понятно, но вот какая: то ли около метра, то ли около двух километров. В общем во втром случаи как то долго выходит. Ну нам, красивым все равно, лишь бы от парней подальше. На том и порешила.

- Кларк, не говори обо мне, -сказала я, заглядывая в его лицо.

- Насть, прости, но ты яри...Если они спросят, врать нельзя. Единственное, что я могу сделать - не выдавать, если они не зададут мне вопроса.

- И на том спасибо, -благодарно сказала я, и чмокнула его в щеку. - Прощай, Кларк.

И ушла в ночь, оставив его с изумленно распахнутыми глазами и прижатой к щеке рукой.

Надеюсь он найдет свою любовь.

Глава 10



Пока я шла, я все вспоминала момент с зомби. В начале я просто вздрагивала, словно наяву вновь ощущая объятия и вонь, но потом я начала анализировать момент с его взрывом. Как так, во мне же нет магии, так все утверждают или они ошибаются? Да нет, вряд ли. Скорее тут дело в другом. Я вспомнила свои походы в церковь и то благоговение, что ощущала там. Пришло воспоминание, как я молилась перед экзаменами или важными делами, и как чувство спокойствия и уверенности в положительном исходе снисходило на меня.

Если рассудить верно, то боги есть. Этот мир доказал мне это очень наглядно, следовательно, в моем мире они тоже есть, или Он. Вспомнилось, что в Библии говорится: «В начале было слово» ...Я уничтожила тоже словом, верой и крестом животворящим.

Я задумчиво окинула нашу компанию взглядом, жаль посоветоваться не с кем, но как мне кажется, несмотря на то, что я в другом мире, Бог Земли меня не бросит и здесь. Там он покровительствует людям, а здесь мне. Я как-то приободрилась и с уверенностью взглянула в будущее. Теперь мне не чего бояться, ведь меня есть кому защитить, и в случаи необходимости, я знаю к кому мне обратиться. Вера, самое главное, что есть у меня. И я верую.

Вскоре мы подошли к заветным соснам. Переночевать было решено у них же, благо недалеко журчал ручеек. Я даже смогла искупаться и постирать, точнее выполоскать свои вещи в нем. Теперь я сидела у костра, завернутая в плащ и жевала тушку какой-то невезучей пташки. Зевс оказался прекрасным добытчиком. Ким ревностно отнесся к тому, что ужин был добыт без его участия, но к сожалению енота-рыбу не где было ловить. Чтоб поднять ему настроение, я пожертвовала последним сухарем.

В последнее время стало традицией, что перед сном, каждый по очередности рассказывал истории из своей жизни. Мы слушали все, даже самые незначительные: как рыбалка или поедание травы на лугу. Но для меня были самые интересные были рассказы Зевса, так как все они в основном были связаны с моей мамой.

Вот и сегодня он вспоминал, как они пошли впервые тренироваться с другими собаками.

- Я был тогда еще малым щенком, -говорил пес. -Я боялся собак. Все они были крупнее меня, но я чувствовал нежные прикосновения Али и ее нежный голос. Я с ее помощью сделал первую команду-сидеть. Большинство собак фыркнули- они умели и не такое, но некоторые приободрили меня, наверно вспоминая себя в детстве. Но самое важное было то, как радовалась хозяйка. Ее глаза сияли, и она меня обняла, а я лизал ее в ответ, ощущая ее и свое счастье, как единое целое.

Я видела, как хвост пса вилял, вспоминая маму. На глаза навернулись слезы, так трогательно вырисовывалась картина маленького Зевса и его хозяйки.

Ким рассказал, как он впервые увидел живую рыбу. Мы долго смеялись над незадачливым рыбаком, когда рыба не только надавала ему по морде, но и вырвалась из тогда еще тонких, хотя и острых коготков, и свалила его в воду. А потом уплыла, напоследок, сверкнув на солнце чешуей.

Варг рассказал, как его впервые оторвали от мамы. Я плакала. Такое ощущение, что на его месте была я, а потом вспомнив, что примерно так и было, я разрыдалась повторно. Конь отхватил два укуса за печальную историю от енота и пса, за то, что расстроил меня. А я повторно разрыдалась из-за того, что обидели коня. В общем к моменту моего рассказа-мой нос распух от слез и голос был гнусавым.

Я заметила, что такие рассказы очень сближают нас, позволяя все ближе узнавать друг друга. Мне было приятно, что мои рассказы ждали с наибольшим нетерпением. Я для них была воплощением чего-то недостижимого и интересного.

Сегодня я решила рассказать о том, как впервые влюбилась. Я описывала совершенно незнакомого им парня, в начале внешность его, а потом те качества, которые меня в нем привлекли. Я рассказывала, как мы с ним переглядывались через две парты и как он впервые прислал записку, где написал, что я страшная. А потом мы с ним впервые подрались на перемене. А спустя полгода противостояния, мы с ним впервые пошли на свидание. Потом я счастливая не могла уснуть, вспоминая тепло его руки и прощальный поцелуй в щеку. Спустя пару месяцев, я увидела, как он целует Анжелку с нашего двора. Как разрывалось мое сердце, как я рыдала и кусала губы, как не хотелось жить. И как потом время лечило, как уходила боль и как новое увлечение окончательно исцелило меня.

- В общем время лечит, друзья, -закончила я рассказ, а потом зевнула.

Звери потрясенно молчали, переваривая услышанное.

- Спать, -постановила я, и завернувшись плотнее в плащ, легла. - Спокойной ночи!

И отключилась, лишь позже, сквозь сон ощущая, как меня подпирает Ким и Зевс, утепляя и защищая.

На утро у меня случилась радостное событие-пришли они, родименькие. Я не беременна!первым проинформировал меня об этом и остальных, а потом случилось ужасное. Я ощутила, как зашевелилась мышь на плече. Мы быстро собрались и ломанули к драконам. Я видела заветные горы и буквально подскакивала на Варге, стремясь к ним. В какой-то момент залаял Зевс, и сквозь топот коня, я услышала хлопанье крыльев. Миг, и что-то оторвало меня от Варга, и я ощутила сомкнувшиеся на моих плечах лапы. Я задрала вверх голову и узрев огромную летучую мышь, тащившую меня, завизжала.

Не осознавая, что творю, я начала дергаться, царапать и пытаться разжать лапы чудовища. Я почувствовала, как начала выскальзывать и мышь зашла на полукруг, мягко скинув меня на траву и рухнула сверху, придавив своим телом и распластав крылья. Я захрипела под массой. Она зашевелилась и переползла с меня. В следующий момент я ощутила мужские руки на себе. Они елозили. То ли лаская, то ли изучая. Я ощутила покусывание плеч, и в ужасе замерла. Потом меня перевернули, и я увидела Арманда. Он как обезумивший целовал меня, кусал, посасывал в самых разных местах. Мои вещи трещали под его руками. Я отбивалась. Мне не хотелось продолжения, и когда он припал к моему низу, пытаясь вкусить меня там, я попыталась его ударить.

-Арманд, остановись. Я не хочу, - кричала я, безуспешно пытаясь вырваться.

Он навалился на меня телом, пытаясь проникнуть, и я прикоснулась к заветному тату и подумала о Ральфе. Перенесло нас обоих. Мы рухнули в кабинете оборотня прямо перед его очами и Гризельдой. Он в шоке подскочил, изучая наши сплетенные тела. Арманд как будто не заметил перемещения, продолжая попытки овладеть мной. Я всхлипнула. Ральф сорвался и с силой откинул в стену вампира. Он оброс шерстью и выпустил когти, готовясь к нападению на Арманда. Но что-то изменилось, и он обернулся ко мне, шумно втягивая воздух. Его взгляд потемнел. И мне стало страшно. Я в испуге попыталась отползти. Гризельта куда-то выскочила. Ральфа трясло. Я видела, как он пытается сдерживаться, сжимая кулаки. В это время вампир поднялся и вновь, как под гипнозом шел на меня. Не замечая оборотня.

Гризельта влетела в кабинет и всунула мне кружку с чем-то в руки.

- Пей, быстро,- крикнула она.

Я с перепугу опрокинула в себя жидкость, не ощущая ее вкуса и закашлялась подавившись. Спустя мгновение, я отметила как Арманд осмысленно взглянул на меня, а Ральф взял себя в руки.

- Прости, -шокировано проговорил вампир, окидывая мой растрепанный вид и разодранный наряд.

- Оставьте нас, - скомандовала Гризельта, и что самое интересное, мужчины беспрекословно вышли.

Я уставилась на нее, ожидая пояснения.

- Ты почему травянник не пила, -заругалась она.

- Это что такое? - с изумлением спросила я.

Гризельта окинула меня подозрительным взглядом.

- Я не местная, -пояснила я. - С Земли.

- Эта трава, которую пьют при течке, чтобы запах менять с привлекательного на нейтральный. Ты знаешь, что вампир свою яри по запаху ее крови везде найдет. А для двуликих, течка, как афродизиак. Они теряют контроль. Запах возбуждает их. Но они так на свою яри лишь реагируют. Ты яри и для вампира?

Я кивнула. Смысла скрывать не вижу.

- А прокладки у вас есть? - стеснительно я спросила.

- Это что такое?

- Это чтобы кровь впитывать...ну вроде тряпочек.

Не ожидала я, что о таком буду говорить с секретаршей Ральфа, но выбора не было.

- Сейчас принесу, -она вышла, и вернулась, неся какие пластинки.

Я с изумлением повертела в руках твердые тонкие прямоугольники.

- Приложи к месту, -сказала Гризельда, - а как наполнится, уберешь и сожжешь.

- А где их берут и травянник ваш?

- В аптеках. Травянник- это порошок. Щепотку на кружку воды, один раз в день, пока течка не пройдет, -выдала инструкцию мне секретарша.

Она окинула взглядом мой внешний вид, а потом вышла. Я быстренько приложила пластинку, и ощутила, как она прилегла плотно к телу, совершенно не создавая дискомфорта. Спустя минут десять, она вернулась с моими вещами, которые я покупала с тройняшками в городе, в день моего побега. Тут же было и белье. Я поблагодарила Гризельду и быстро оделась.

В кабинет вошли парни. Было видно, что они смущены.

- Я не готова сейчас с вами общаться, -сказала я, ощущая какую-то внутреннюю пустоту после произошедшего.

- Яри, -сказал Ральф, прикасаясь ко мне. - Я скучал.

Он притянул меня к себе и обнял. Я непроизвольно потянулась, ощущая, как сосущая пустоту в груди уходит. Словно напитываясь энергией от него, его теплом.

- Я тебе предала, -сказала я, дрогнувшим голосом.

- Когда? -с изумлением спросил он, в это время Арманд молчал, прислушиваясь к нам.

- Я была с Армандом. У нас был секс. И мне понравилось, -сказала я не поднимая на него глаз.

Он нежно взял меня за подбородок, легким поцелуем коснулся губ, глаз. Потом наши взгляды сошлись, и я увидела в его глазах нежность.

- Это не предательство. Яри не может не реагировать на свою пару и не получать удовольствие от его ласк. Это заложено в природе отношений.

- Ты не винишь меня? - спросила я.

-Нет, не за что. Я люблю тебя, моя яри, -и он вновь поцеловал меня.

- И я тебя, - прошептала я, растекаясь от счастья в его объятьях.

- Ты останешься со мной? - спросил Ральф, кружа мою голову своими поцелуями и нежным голосом.

Я словно очнулась, через его плечо взглянула на хмурое выражение Арманда.

- Не сейчас, -прошептала я, разрывая наши объятья. - Арманд, Ральф, мне надо побыть без вас...я не отказываюсь от вас...и вернусь...но не сейчас. Прошу, дайте мне время.

- Нет, -вскрикнул Арманд, пытаясь поймать меня, но я уже почесала татуировку и переместилась к Зевсу.

Мои умнички, после моего исчезновения, продолжили путь в сторону драконов. Поэтому я была все ближе к цели и спокойствию. Держитесь, драконы, мы идем!

Глава 11



Драконья община представляла собой огромную территорию, между огромными расстояниями полей находились небольшие домики. Между ними прогуливались драконы в своем истинном обличии. Оказалось, что они тоже бывают разные: змееподобные, похожие на китайских, эдакие богатые банкиры. Они занимались финансами. Похожие на нашего Змея Горыныча, отшельники и животноводы. Простые драконы, похожие на больших ящеров с крыльями- ювелиры. Были еще стихийные драконы, но те были совершенно особенные и таинственные. Они скрывались в воде-водные, воздушные в небе, огненные в вулканах и земляные в недрах гор и пещер. Они не общались даже с другими драконами, предпочитая лишь свой вид. Всю эту информацию поведал нам мелкий зеленоватый дракончик, который только учился менять свою ипостась, поэтому ему было легче с нами общаться в истинном виде.

Он привел нас в гости к себе в дом. На встречу нам вышла мощная девушка -его мама. Ее волосы золотом отливали на свету, а длинное ярко-красное платье облегало чуть полноватую фигуру. Она с интересом окинула нашу компанию, и пригласила в гости.

- Меня зовут Мелинда. Зная моего сына, он забыл представится, -и получив от меня кивок, продолжила, -Марти, мое непоседливое солнце. У него есть семнадцать братьев и сестер, но они все уже вылетели из гнезда. Мой муж на совещании драконьего племени, вернется к закату. Думаю, до его возвращения, вы можете погостить у нас, а там как он решит.

Я представила свою компанию, узнавая, где бы можно было остановится, дабы пожить в городе некоторое время. Оказалось, что в общине такого места нет, но за общиной находился минигород, где есть магазины, аптеки и постоялые дворы. Мы поблагодарили хозяйку, обещая зайти позже, но сейчас надо озаботится ночлегом. Нас вызвался проводить Марти.

Оказалось, что моих четырех монет хватает лишь на один цикл без еды. Ну тут и расценки. Я сняла комнату, но как быть дальше. Варг сказал что побудет в лесу. Еду добудет там же, а мы?

- Надо искать работу, -постановила я.

Зверье скептически на меня посмотрело. А что, деваться некуда. Только одно «но», где ее найти и когда я получу первую оплату, не окажусь ли я к тому времени на улице. Я стала думать, чем я, не имеющая магии, могла быть тут полезна. Выходило лишь мытье полов мне светило без магии. Докатилась я со своим высшим образованием.

- Слушай, а откуда предыдущие монеты были? - спросил Ким.

- У Ральфа взяла, -сказала я.

- И почему опять не возьмешь? - спросил Ким.

- Не знаю. Я вроде как выманила деньги, обманом. Для побега, -сказала я.

- И? - енотик непонимающе уставился на меня.

Зевс тоже смотрел с недоумением. Ну вот как им объяснить, что то, как я поступила не хорошо было. А с другой стороны, он же замуж меня звал. И я вроде как я его яри, и он должен заботится обо мне, так? Кажется, я начинаю договариваться со своей совестью. Она совсем не против, чтобы нам помогли. А вот мыть полы в какой-то таверне и стирать крошки со стола, фи. Я официанткой даже в молодые годы не подрабатывала. В общем решено, попробую попросить денег, а не даст, тогда уж работу искать буду.

Я представила Ральфа и почесала пятую точку. Я снова оказалась в кабинете и в интересный момент. За свои излюбленным столом сидел мой оборотень, а перед ним, на это, гребаном столе, раскинула свои ляжки Мелисса. Ее мантия была скинута на стол, а платье приспущено. Ее грива волос огненной волной рассыпалась по плечам. Я видела, как ее руки лежат на плечах моего Ральфа, и слышала страстный ее шёпот, лишь не могла разобрать, что именно она шепчет.

- Я тут посижу, а вы продолжайте, - ядовито сказала я, скромненько усаживаясь на диванчик.

Ральф подскочил и приложился головой об лицо Мелиссы. Та вскрикнула и с ненавистью обернулась на меня. Следующая фраза заставила меня согнуться от смеха.

- Это не то, что ты подумала. Я тебе все объясню, - в ужасе проговорил Ральф, зависнув над Мелиссой.

Я в истерике ржала как сумасшедшая, утирая слезы. В это время Мелисса подняла руку и попыталась коснутся груди моего оборотня. Тот в шоке смотрел на меня, вздрогнул и перевел ошалелый взгляд на рыжую. В следующий момент он схватил ее за руку, стащил со стола, подхватил ее мантию и вытолкал Мелиссу за дверь. Следующим этапом были осторожные шаги в мою сторону.

- Яри, я тебе все объясню, -повторился он, а я вновь рассмеялась.

Он осторожно коснулся меня и заглянул в мои глаза. Его глаза испытывающее изучали меня.

- Она сама пришла, и ничего не было и не могло быть. Пара есть пара, никто не может изменить яри, да и не может пожелать этого. Я весь твой, на всегда, до самой нашей смерти.

Я провела по его темной гриве волос, зарывая пальцы в них, ощущая их мягкость и потянулась к нему. Мои губы коснулись его, изучая и вспоминая такой знакомый и родной до боли вкус.

- Я люблю тебя, Ральф, -сказала я, положив палец ему на губы, не давая говорить. - И я верю тебе. Хотя не спорю, я приревновала. Но не потому что не верю. А потому что боюсь потерять.

И теперь уже он притянул меня к себе, целуя и лаская. Не знаю сколько прошло времени, когда мы наконец оторвались друг от друга. И я даже осталась одета, а вот он был по пояс обнажен.

- Я скучала, - прошептала я.

- Я тоже, моя яри, -ответил Ральф. Мы смотрели друг другу в глаза. И просто весь мир исчез.

Мои руки лежали в его. Тепло исходящее от него словно батарейка, заряжала меня.

- Ты пришла потому что соскучилась, или что-то случилось, -спросил оборотень, целуя мои руки.

- Случилось, -печально сказала я.

Вот как-то перемешалось. Я думала, что соблазню, запудрю ему голову и получу деньги, а вышло что даже сказать не знаю, как.

- Настя, -тревожно спросил он, - что случилось?

Я встала и заметалась по кабинету. Все. Я передумала. Обойдусь. Пойду работать. Не могу я его использовать. Ральф подскочил, зажал меня в объятиях и начал допрос со страстью. Покрывая мою шею и грудь поцелуями.

- Расскажи, яри, моя любимая, Настенька, что случилось?

- Все хорошо. Ничего. Я справлюсь, -говорила я, слабо пытаясь вырываться.

- Настя, не скрывай от меня. Скажи.

Я не выдержала, растаяв под его напором.

- Мне деньги нужны.

- Зачем? - продолжил страстно допрашивать меня он.

Мммм, кажется мне кроме продолжения уже ничего не нужно.

- Надо снять комнату, а монет лишь на цикл хватило, -прошептала я, целуя его. -Я работать пойду. Забудь.

- Работать?! - он в шоке уставился на меня. - Какая работа, Насть, кем?

- Уборщицей, или посудомойщицей. Я не знаю кем я еще без магии могу работать.

Ральф потряс меня. А затем прижал к себе, крепко стиснув.

- Никакой работы. Я дам тебе денег. Но у меня будет условие, ты возьмешь кольцо, обручальное кольцо.

Он зарылся в свой стол, а я со злостью уставилась на него:

- Это шантаж или ты меня купить пытаешься?! Я по-твоему кто-проститутка?

Ральф замер с кольцом в руке, ошалело глядя на меня.

- Какой шантаж, подкуп, Настя, ты в своем уме!? Ты хотела за меня замуж, я тебе преподношу кольцо моего рода. Да, оно не просто кольцо, но и мощный оберег. Может и моя вина, что я хочу тебя защитить хотя бы так, но я не считаю себя виноватым.

Я замерла, блииин, какая же я дура. Я подошла к нему и обняла. Он напряженный стоял и не шевелился, лишь желваки на щеках и вены на висках вздулись.

- Прости, - мягко сказала я.- Я просто боюсь, что ты будешь следить за мной и попытаешься силой вернуть меня.

- Оно отслеживает, не буду таить, но я же переживаю за тебя, Настя.

- Пообещай, что силой не будешь меня возвращать, дай мне побыть свободной. Изучить этот мир.

- Я могу попутешествовать с тобой.

- И бросишь академию, оборотней? - спросила я.

-Да, ради тебя я брошу.

- Я не приму от тебя такой жертвы. Я вернусь к вам, сама, когда придет время. Прошу, потерпи, любимый.

И я потянулась к его губам. Он мягко коснулся их.

- Хорошо, обещаю не возвращать тебя силой. Но следить буду, -строго предупредил он. - И ты в случаи опасности для тебя позовешь меня, обещаешь?

Я пообещала, что мне оставалось. Ему вообще сложно отказать.

- Ну я пойду, -сказала я, изучая красовавшееся на пальце кольцо с ярко-фиолетовым камнем.

Мой оборотень усмехнулся, вновь головокружительно расцеловал меня. Мои ноги подкосились. Он усадил меня к себе на колени, прижал к себе и мягко покачивал.

-Приходи чаще, яри, - нежно с какой-то непередаваемой тоской сказал он.

Я закивала. В голове стоял шум, и она плохо работала. По-моему, это от недостатка кислорода. Я встала и потянулась к попе. Ральф перехватил мою руку и на мой удивленный взгляд залез в стол и вынул мешочек с монетами. И положил мне в руку.

- Хватит, или еще к Арманду пойдешь? -ревниво спросил он.

- Даже как-то и не вспомнила о нем, - растерянно сказала я, с удивлением отмечая, как расцвел оборотень.

- Ну хоть в чем-то я для тебя важнее его.

- Я тебя люблю, - сказала я, ощущая вновь боль за то, что для нас отношения ограничены.

- А его? - замирая, спросил любимый.

- Не знаю. Он другой, не ты...но я перед вами обоим испытываю вину, -с печалью сказала я.

- Тебе не за что винить себя. Мы любим тебя. Ты ведь нам позволишь это?

Я прижалась к нему.

- Позже. А сейчас мне пора. Не скучай.

Я быстро чмокнула его и позорно сбежала, опасаясь очередных уговоров вернуться и остаться с кем-нибудь из них.

С деньгами стало веселее жить. Я оплатила на неделю вперед комнату, а также еду и нам и Варгу, и место ему в конюшне. И с Зевсом отправилась за покупками, в то время, пока Ким, нагло объевшись, дрых на моей постели. Я прикупила себе одежды, взамен растерзанным вампиром и пострадавшим в дороге. По пути я переоделась в платье нежно-зеленого цвета, с золотой каймой по низу и длинным рукавам. Мы с Зевсом решили сходить в гости к драконам. Я купила выпечки и пошла к Мелинде и Марти.

Марти радостно встретил нас и понесся по полю наперегонки с псом. Тот был рад сбросить энергию и порезвится. После длительного времени пути, я впервые увидела в овчарке резвящегося щенка, а не служебную собаку и охранника. Марти перекинулся в русоволосого мальчишку с ямочками на щеках. И теперь с упоением крича, он метал палку, пес же нес ее вновь к нему. Казалось бы, такие простые движения, но что-то завораживающее было в этом. Я положила руку на живот, представив, что и у меня там может быть малыш...от...от Арманда. И настроение резко упало, представив, как вновь сделаю больно Ральфу.

- Ты тоже хочешь ребенка? - спросила Мелинда, заметив мой жест.

Она вместе со мной сидела на крыльце и пила ароматный отвар, заменяющий тут чай и ела сдобу. Ее муж поздоровался со мной и уединился в кабинете. Как пояснила Мелинда, я ему понравилась, и он одобрил наше общение, иначе бы прогнал или не оставил нас на едине.

- Я еще не готова, -замявшись, сказала я.

Мелинде я еще не говорила, что я яри двоих.

- К рождению ребенка сложно подготовится, -хихикнула она. - Поверь многодетной маме. Но дети-это свет, это радость. У тебя есть избранник, поэтому не откладывай с малышом. Дети лишь дополняют семью, принося в нее счастье.

Да, как-то на Земле детей иначе называли: «Дети-это кактусы жизни, которые приносят боль с рождения и на всю жизнь.» Не вязался у меня образ счастливого материнства со мной, хотя, глядя на Мелинду, я не видела, чтобы она кривила душой. И вообще учитывая тиранство мужа, как я сделала вывод еще из первого общения с женщиной, она напротив выглядела умиротворенно и счастливо. Наверно, так выглядело выражение: «Как за каменной стеной».

- У меня две пары... Я яри для двоих...Но я-человек, а они оборотень и вампир. Как я могу родить и от кого? - горько сказала я.

- Никогда не слышала, что бы яри принадлежала двоим, -с удивлением сказала драконица.

- Не ты первая.

- Ты поэтому здесь? Прячешься? - сделала правильный вывод Мелинда.

Я лишь печально вздохнула. Что еще я могла сказать? Причин вроде много и не одной стоящей. Вот если убрать мою проблему с Ральфом, осталась бы я с ним? Или жила бы с Армандом? А может по очереди? Мне не хочется больно делать не одному из них. Я вспомнила печаль Арманда, когда он напоминал, про мой пьяный дебош и слова, что я его ненавижу, а люблю другого. Он не виноват, что тоже стал моей парой. Было бы проще, если бы я принадлежала кому-то одному, но простота не для нас. Боги еще не наигрались. Я вновь печально вздохнула. Грустно было чувствовать себя марионеткой в руках богов.

- Ты знаешь, что пара страдает, безумно, когда яри не с ним?

- Знаю. Мне говорили, -вина еще сильнее накрыла меня. - Но я не могу быть с одним, делая несчастного другого.

- С одним ты и не можешь быть, -прервала меня Мелинда. - Ты должна быть с обоими. И жить с обоими, и рожать от обоих. Это твоя судьба.

- У нас Ральфом- оборотнем, не может быть детей, -с тоской сказала я, погружаясь в безнадегу.

- Почему? Он не хочет?

- У нас с ним нет...контакта. Во время первого раза он должен обернуться, а я не смогу. Он боится, что его волк убьет меня.

- Глупости. Даже если у тебя нет второй ипостаси, волк не тронет яри, - с уверенностью заявила Мелинда.

- Это не известно. Как сказал Ральф, яри еще никогда не была человеком.

- Это да. Но убить свою яри...это против природы. Я верю, что он не тронет. А вообще это очень печально...Частично я теперь понимаю тебя. Я бы тоже не хотела делать больно паре.

Мы замолчали, погрузившись в свои мысли. Вскоре прибежал запыхавшийся малыш и пес. Я распрощалась с семьей драконов и побрела домой. Скоро пора будет ужинать.

Впервые, за все время я решила связаться не с Ральфом, а с Армандом. Я потянулась к нему и ощутила его злость, но направленную не на меня, а на себя. Я ощутила, что он что-то ищет и не может найти. Я мысленно позвала его, ощутив в начале недоумение, а потом восторг. Мою голову разрывало буквально от его вопроса, где я. Я чувствовала его тоску, желание увидеть меня и нежность, что я связалась с ним. Я решилась к нему переместится. Миг, и вот она я.

Он замер передо мной в нерешительности, а спустя мгновение я утонула в его объятиях. Арманд дышал мной, целовал мои волосы, а я с какой-то щемящей тоской поняла, что и его запаха мне не хватала, что я тосковала по его поцелуям и прикосновением. Я таила в его объятьях, ощущая, как его близость развевает непонятную тоску внутри. Только сейчас, я с ясностью поняла, почему яри должна быть со своим ярило, как им плохо и мерзко друг без друга. Мы осторожно касались друг друга, будто заново изучая, при том не было страсти, была лишь нежность и тоска. Как же мы долго были в разлуки!

Мы упали на кровать, и я поняла, что находимся в каком-то номере. Мы прижимались к друг друга, вслушиваясь в дыхание и ритм биения сердца. Мы так и уснули, не произнеся не слова, лишь касаясь друг друга и деля одно ложе на двоих.

Глава 12



Проснулась я от того, что кто-то нагло закинул на меня свою конечность и не давал пошевелится. Я сонна пихнулась, ощутив, как задела чьи-то ребра. Я медленно просыпалась, ощущая, как меня обняли горячие дыхание, обожгло мне шею, а в бедро что-то твердое уперлось. Я почувствовала, как чьи-то руки прошлись по-моему телу, забрались под кофту и поиграли там с сосками. Я услышала учащенное дыхание. Потом я ощутила, как вампир приподнялся и стащил с меня брюки вместе с трусиками, затем кровать вновь приняла вес его тела. Он уперся в мою обнажённую попу своей вздыбленной плотью. Его руки притянули меня, и ощущала спиной его грудь. Арманд мягко провел носом по плечам, а потом расцеловал их. Рука скользнула спереди вниз к заветному уголку, чуть раздвигая его там. Его палец слегка проник в меня и начал медленно двигаться. Я хрипло задышала, не смея прерывать такое удивительное пробуждение. Мое тело быстро воспламенялось. Я чувствовала, как внутри истекаю требовательной влагой, готовая принять внутрь своего повелителя. Вампир убрал руку и навалился сверху, чуть раздвинул ягодицы и вошел в мое влажное жаждущее нутро. Я непроизвольно всхлипнула, наслаждаясь его проникновением. Его руки уперлись по обоим сторон от моих плеч, и я вцепилась в них, отдаваясь во власть его толчкам. Кровать скрипела в такт нашим движениям. Я заглушала свои стоны и крики наслаждения в подушку, глухо крича в нее и вцепляясь периодически зубами, а Арманд кусал мои плечи. Я не знаю сколько продолжалась эта сладостная пытка, прежде чем он приподнял меня, ставя на колени, и начал двигаться жёстче. Его одна рука вцепилась в мои плечи, не давая мне отодвигаться от его тела и жестко нанизывая меня на себя. Другая в это время лежала внизу живота, где его пальцы ласкали мой бугорок, заставая меня извиваться и кричать от наслаждения уже не стесняясь и позабыв обо всем.

Разряд прошиб мое тело, и я на автомате отметила еще несколько рывков Арманда, прежде чем он окончательно потонул во мне, извергнувшись мощной струей.

Я ощущала, как сплелись наши тела и успокаивались. Вампир ласкал меня по спине и ягодицам, а я, обхватив подушку, медленно приходила в себя.

- С добрым утром, яри! - прошептал он, целуя плечо.

Я не хотя потянулась, ощущая, как его рука замерла на мне.

- Могу повторить, - хрипло проговорил он, чуть сжимая мне попу.

Я повернулась к нему, стащила с его помощью кофту и вытянулась обнаженной струной под его жаждущим взглядом. Он изучал меня, словно моряк после годового отсутствия в море. Я наслаждалась его жадным взглядом, и сама потянулась к нему. Арманд с готовностью начал меня целовать, и мы повторили все вновь, будто и не было ничего ранее.

Позже мы с ним позавтракали, и я узнала, что он все так же ищет меня. Арманд снял номер на постоялом дворе в том же минигороде что и мы, лишь чуть левее. Я с печалью поняла, что от судьбы не уйдешь. Вампир ничего не спрашивал, но я видела, как его взгляд то и дело возвращается к кольцу Ральфа.

- Это не обручение, -сказала я. -Он попросил надеть его для защиты, хотя оно родовое, и, наверное, должно быть обручальным.

В итоге я запуталась сама. Арманд мягко поцеловал мою руку с кольцом, и заглянул мне в глаза.

- А от меня кольцо примешь?

Я завороженно кивнула. Гулять так гулять, навешивайте цацки, господа, я сегодня за елку!

- Я вечером приглашаю тебя на ужин, придешь? - продолжил он.

- Приду, но ты уедешь от сюда, -строго сказала я.

- Значит я очень близко, -сделал вывод вампир.

- Арманд, ты слышишь меня?- с возмущением сказала я. - Я просила не искать меня. Дать мне свободы. Я вернусь, но мне нужно время.

Он прервал мою речь поцелуями, а затем отстранившись, хитро на меня посмотрел.

-Уговори меня, моя яри, - прошептал он.

Я от такой наглости замерла. Хочешь сыграть, так мы это проходили. И я вновь стала жестока.

- Если ты не уедешь, никакого кольца, ужина и месяц без близости, -жестко закончила я, стараясь говорить, как можно решительнее.

Вампир вновь начал меня целовать, и я поняла, что насчет последнего пункта он переубедит меня прямо сейчас. Я попыталась отстранится и мне это почти удалось. Ненадолго. Спустя час, я вновь попросила его уехать.

- Хорошо, моя яри, но через ночь- ты будешь ночевать со мной, - непримиримо сказал он.

- А в остальные ночи я буду отдыхать? - с ехидством спросила я.

Арманд с удивлением посмотрел на меня.

- Ну если хочешь, хотя я думал, что ты будешь с Ральфом.

- То есть ты уже не ревнуешь меня к Ральфу? - с подозрением спросила я, ища подвох в его словах.

- Я не испытываю ревности, но мы привыкли с ним соревноваться, и по началу я по привычке действовал так же, но сейчас я понимаю, что ты важнее старых распрей. Я слишком люблю тебя, дорожу тобой...и хочу, чтобы ты была счастлива...даже если он должен быть для этого рядом. Я смирился со своей участью.

- Вы с ним были знакомы?

- Да, мы учились вместе, много лет назад.

- И как вы соревновались? - задала я вопрос, ощущая, что ответ может мне не понравится.

- Я не хочу, чтобы ты об этом знала. Мы были молоды, глупы и неоправданно амбициозны. Мы были неправы.

- Расскажи, -требовательно сказала я.

Мне как никогда было важно узнать, что же они такого творили, что ему стыдно.

- Настя, помни, да, мы не ангелы и никогда ими не станет. Но для тебя, для нашей яри, мы будем самыми лучшими. Иначе быть не может и с тобой так мы не когда не поступили бы.

- Не увиливай, Арманд, -жестко сказала я. - Правду. Я жду.

- Я думаю, что боги, дав нам одну яри на двоих, наказывали прежде всего нас двоих. Мы сами виноваты, Настя, а не ты или твоя мама.

Я скептически глянула на него, ожидая продолжения. Арманд вскочил, и начал двигаться по комнате, время от времени замирая у окна. Видно было, что он нервничает.

- Когда я пошел учится в ВСАОН- военно-стратегическая академия особого назначения, но стал одним из лучших учеников за месяц. Но одним из меня не устраивало. На курс старше учился Ральф. До моего прихода, он по рейтингам был на первом месте, а с моим приходом мы шли нос в нос. Но соревнование в учебе не долго нас увлекало, хотя до самого выпуска мы примерно с переменным успехом и шли вровень. Мы начали соревноваться в покорении девиц академии. Ральф был любителем девственниц. Видишь, как парадоксально вышло, что у своей яри он первым не стал. Наверно его любовь была обусловлена тем, что у оборотней более свободные нравы и к моменту обретения яри-она чаще всего уже имела сексуальный опыт. Так сказать, он компенсировал это. У вампиров иначе, мы чувствуем яри в момент ее рождения, сами растим ее и становимся ее единственными и первыми, поэтому меня привлекали другие. Я спал с его девочками, отбивая их у него, крутился с красотками курсов. В начале он не понимал, что я соревнуюсь с ним теперь не только в учебе, но, когда осознал...В общем много недотрог он попортил, а я следом поимел. Мы начали одновременно ухаживать за красотками курса, а потом делали ставки все парни курсов, кто их первыми поимеет. Да и мы с Ральфом, сами на себя ставили, -со стыдом говорил Арманд. -Однажды было, что я завел гордячку, красотку Армин в аудиторию, дабы там вкусить ее, а там оказался Ральф, с ее младшей девственницей-сестрой. Думаешь, я утащил Армин вон, нет, я толкнул ее на ближайший стол и овладел там, наблюдая за оборотнем, а тот овладел ее сестрой рядом с нами, наблюдая за нами. Я чувствовал первую кровь ее сестрички, потом мы поменялись, и ушли, бросив их в той аудитории обессиленных и от...В общем на утро, когда они счастливые подошли к нам, мы сделали вид. что не знаем их. Через месяц они ушли обе из академии. Так продолжалось четыре курса, а на пятом у нас появилась преподавательница-эльфийка. Они берегут честь до брака, да и вообще девушки не покидают в основном своих угодий. А эта сбежала от семьи в поисках любви. Как ты понимаешь, она привлекла внимание оборотня. Спустя два месяца она стала его. Со стороны казалось, что он любит ее. Я по началу не обратил на нее внимание, ведь в наших соревнованиях преподов раньше не было. Но когда она вошла в аудиторию, а я ощутил на ней запах Ральфа, то взбесился, что он смог и с кем: преподавателем и к тому же эльфийкой. И что самое удивительное, после того, как мы овладевали девушками, мы теряли к ним интерес. Но к эльфийке он не охладел, а продолжил спать с ней. Я сорвал урок и получил наказание. Отбывать я его должен был вечером, убирая ее лабораторию. Вечером мы остались на едине, и я упал перед ней на колени и признался к ней в любви, нес чушь о своих чувствах. Говорил, что понимаю, что нам не позволят быть вместе наши семьи и я буду вечно любить ее издалека. Она романтичная натура. Спустя неделю я смог с ней переспать. Я соблазнил ее. Нагло. Одномоментно. Она сразу же разрыдалась, осознав, что натворила. Она не скрывала от меня с начальных этапов преследования, что любит Ральфа. Надо ли говорить, что на следующий день оборотень почувствовал, что я был с ней. Она рыдала, умоляя. Простить ее, но он бросил ее, назвав...некрасиво назвав. А вечером она услышала, как он говорил с другом, что из-за нее деньги проиграл. Ночью она шагнула с башни, пытаясь покончить с собой. Ее спас ученик-дракон, возвращавшийся с гулянки и успевший поймать ее. Глава академии узнал об этом. Был жуткий скандал. Нас едва не отчислили. Наши родители внесли много денег, чтобы мы получили диплом. На нас наложили наказание: половое бессилие на год. В общем за год Ральф выпустился и судьба развела нас до встречи с тобой.

Как видишь, мы хорошо согрешили

Я шокировано сидела, переваривая информацию. А Арманд оторвался от окна и упал передо мной на колени.

- Настя, я знаю, что мы были ужасны...Ты простишь нас?

- Мне не за что вас прощать...вы были молоды. Хотя это мерзко было, не спорю, -осторожно подбирая слова, сказала я. - Но как зная это, я могу верить вам. Вдруг все ваши слова ложь7

- Настя, ни разу за все время, даже эльфийке, мы не говорили, что она наша яри. Это кощунство было бы. Яри-это больше чем любовь, это признание. Это ...я даже не знаю, как объяснить, но с тобой такого не может случится- ты яри.

Он нежно поцеловал мои руки. Его глаза испытывающее заглядывали в мои. Было видно, как он боится моего отвращения.

- Облегчение для моей совести, со смешком сказала я, -решив перевести щепетильную тему. Тогда раз в три дня, я хочу посвящать одну ночь себе.

Вампир сразу понял, о чем я. Арманд подхватил меня на руки и закружил по комнате, а затем рухнул со мной на кровать. Я рассмеялась, удивляясь, как мало ему надо для счастья. Я не хотя стала собираться домой, но он попросил не сбегать, дождаться его и исчез. Вернувшись, Арманд надел мне на палец кольцо с рубином. Рубин с аметистом сияли на среднем пальце руки, и мне показалось, что им не комфортно рядом. Но снять не одно из них я не смогла.

Я с удивлением повертела их на пальце, они свободно крутились, но не снимались. Не поняла.

- Это значит, что обручение состоялось. Ты ошиблась с кольцом Ральфа, оно не просто как оберег одето, а как соединение ваших душ, а теперь и наших.

Вампир внимательно ждал моей реакции. Я лишь печально вздохнула. Все к этому шло, хотя обидно, что они как всегда все решили без меня. Ну вот что с ними делать!? Остается только понять и простить, что я и сделала.

- Все ничего, просто громоздко и неудобно, - сказала я. - Лучше бы браслеты были бы обручальные, или общее от вас обоих кольцо...

- Как скажешь, яри, к свадьбе, мы сделаем общее кольцо, -с нежностью сказал Арманд, целуя мои руки.

Свадьбы? Ааааа. Они опять...Вот как пить дать-сбегу. И вообще, я странная женщины-я замуж не хочу! Но пришлось взять себя в руки. Я же сильная смелая. Я улыбнулась, поцеловала Арманда и поднялась.

-Через две ночи я тебя жду, -напомнил вампир.

«Помню, помню, милый, жди. Может и приду», подумала я, но вслух...

- Я буду, -сказала я, осознавая, что все же не подведу этого красавчика...но нервы я еще ему потреплю, ибо нечего дурить девушку. И я переместилась.

Глава 13



Встретили меня почти нежно. Зевс не до крови, но все равно больно грызнул меня за попу, а Ким вцепился в ноги, оставив четыре точки укуса. Я сразу почувствовала себя нехорошей девочкой, посмевшей огорчить своих друзей. Когда наконец мне высказали, все что думают о моих исчезновениях без предупреждения, мы пошли есть, и я заодно рассказала о встрече с вампирчиком и новом колечке на пальце. Потом мы пошли гулять по городу. Я думала о будущем, а енот и собака знакомились с местной живностью. Мне хотелось чем-то заниматься, работать что ли, но вот кем и как? Мое образование ветеринара тут не котировалось. Как показала местная аптека-другие методы, лекарства и более лучшие эффекты. С другой стороны, что мне мешает пойти учиться на аптекаря, вдруг получится?

Немного подумав, я решила, что это выход. Надо озадачить одного знакомого главу академии пусть найдет мне учителей, а то так с ума от безделья сойти можно. Настроение пошло вверх.

Я прошла мимо интересного кафе. Оно так напомнило мне наши, земные. Открытая терраса, столики на улице. В роли официантов-две девочки подростка. Я присела за свободный столик, а живность расположилась рядом. Девочки принесли меню, но читать я как оказалось на их языке не умела. Пришлось спрашивать, что есть. В итоге я заказала два пирога с рыбой- себе и Киму, и фаршированную грудку с травами-Зевсу. На сладкое взяла три пирожных, решив, что, если что помру от переедания счастливой.

Пока мы ели, к нашему столику подошел мужчина и мы разговорились. Оказалось, что он и правда жил на Земле и почерпнул идею с кафе там. Звали его Андож. Он был уже сед и стар, но не смотря на морщинки возле глаз, его взгляд был острым и умным. Он постоянно изучал меня. Иногда в моей памяти шевелилась какая-то мысль, но как обычно ее забивал ворох других. Я рассказала ему, что не знаю, чем мне здесь заняться, и поведала о своем ненужном теперь здесь образовании. Идею о работе в аптеке ему понравилось, лишь оказалось, что без магии аптекарем мне не стать. В итоге я опять вернулась к нулю.

- Ты мне напоминаешь одну девушку, -вдруг сказал мужчина, а в его голосе проскользнула печаль.

- Кого? - с интересом сказала я.

-Любимую, она умерла молодой. Но ты на нее похожа.

Что-то дернуло меня спросить, как ее звали.

- Алевтина, -с нежностью сказал мужчина.

- Мама, -сказала я.

И тут все стало на свои места. Андож-так Аля называла моего папу. Я по-новому, с интересом осмотрела мужчину, отмечая такие же карие глаза как у меня. Он так же, как и я водил по вершине кружке пальцем, когда задумывался о чем-то и покусывал губу. Это мой Папа! И как ему сказать, что я его дочь?! И почему молчит Зевс-не узнал?

- Зевс,- позвала я. - Ты его узнаешь?

Пес задумчиво оглянул его, и втянул воздух. Потом подошел ближе, вылезая из-под стола и понюхал еще раз. Мужчина напряженно смотрел на него.

- Откуда он у тебя? -хрипло спросил он.

- От мамы. Она указала мне, куда она его перенесет. И где я смогу его оживить.

Мужчина вскочил.

- Не может быть. Ведь тогда получается, что ты...

- Ваша дочь, - закончила за него я.

- Но Аля не могла тебе указать, она мертва! - в гневе вскричал он, в то время, как Зевс встал между нами рыча.

- Это определенно Андож, -сказал пес.

- Андож, если вы согласитесь со мной дойти до магического источника, то мы точно найдет ответы на наши вопросы. Вы отправитесь туда со мной? - спросила я, глядя, как мужчина ерошит волосы на голове.

- Да, я пойду с тобой, -с трудом выговорил он. -Я так долго искал дочь...а она нашла меня сама...я очень хочу в это верить, Настя.

- Тогда завтра утром отправимся в путь, -постановила я. - Я за вами зайду.

И расплатившись, хотя Андож не хотел брать денег, ушли. Я нашла папу. Не может быть или может?

Вечером я решила переместится к Ральфу, раз уж мы с Армандом решили разделить мои ночи. Я застала его в душе и с наслаждением оглядела вожделенное тело, еще мокрым и блестящим от капелек воды. Ральф с удивлением рассматривал меня, а его плоть начала набухать. Да, как то не вовремя я пришла. Ему опять больно будет. Я отвернулась и проговорила:

- Я тебя в спальне подожду, -и выскользнула из ванной, лишь услышав, как вновь полилась вода.

Я упала на кровать, вдыхая аромат его подушки. Мммм, как же он классно пахнет. Я как кошка тыкалась носом и только что не терлась об нее. За этим занятием меня и застал Ральф. Он осторожно лег рядом и приобнял меня, не отбирая подушки. Но я сразу же променяла суррогат на натур продукт и уткнулась в его грудь носом. Муур, мой мужчина. Оборотень тоже не растерялся и прижался носом к моей макушке, так же, как и я, наслаждаясь моим запахом.

-Яри, что случилось? - спросил спустя время он, не отпуская меня.

- Только не сердись, -предупредила я, и сразу ощутила, как он напрягся. - Я вчера была с Андором...Он рассказал о вашем соревновании. А потом мы пришли к выводу, что одну ночь я буду проводить с тобой, одну с ним, а одну сама по себе. Я пришла к тебе, ты не против?

-Как я могу быть против твоего присутствия в моей жизни, -сказал он, прижимая меня еще крепче к себе. - Я тосковал по тебе. Расскажи, чем ты занимаешься. Я о тебе так мало знаю.

Я положила голову к нему на плечо, и рассказала про находку папы и мамы, что хочу завтра помочь им встретится. Рассказала о желании учится и работать потом. Мой оборотень обещал подумать об учителях для меня. Так же он изъявил желание познакомится с моими спутниками, и я пообещала это сделать. Потом я попросила его рассказать о себе. Ральф растерялся, а потом сказал, что сейчас он старается исправить ошибки юности, помогая трудным оборотням. Я расспросила его про тройняшек и попросила снять с них все наказания. Ральф обещал подумать. Я спросила его об семье. И когда он начал рассказывать мне о своей маме я уснула.

Утром меня разбудил нежным поцелуем Ральф. Он был уже одет, и его чуть влажные волосы блестели в первых лучах солнца.

- Как спалось? - спросила я, чуть хриплым ото сна голосом.

- Ты не поверишь, -с улыбкой сказал оборотень. -Я впервые спокойно спал за последнее время. Спасибо, что пришла.

Он снова нежно поцеловал меня, а я не удержавшись обхватила его за шею и притянула к себе, заставляя его рухнуть ко мне на кровать. Ральф позволил мне выплеснуть в поцелуях эмоции, а потом нежно, но твердо отстранил меня.

- Яри, мне на работу надо, и надо сегодня не опоздать, а если мы продолжим...

Я прервала его объяснениями поцелуем, и поднялась с кровати.

- Не надо, я знаю, что ты очень ответственный, хотя с твоими оборотнями иначе нельзя, -сказала я, вспоминая как в мой первый день на Перале, Ральф выспрашивал у оборотней про мое появление. Я прижалась к нему на прощание, заглядывая в темные провалы глаз.

-Я буду скучать, -прошептала я. - И мне тоже пора.

- Я уже тоскую, -грустно сказал мой оборотень. - Будь осторожна, обещаешь?

- Обещаю, -послушно ответила я, и последний раз втянула носом его запах и вернулась в свою комнату.

В комнате встреча с питомцами прошла спокойно, наверно потому что я им заранее сказала, про распорядок моих ночей. Мы на скоро позавтракав, отправились за Андожам.

Он ждал нас у входа в кафе, нетерпеливо бродя вдоль столиков. Увидев нас, он буквально кинулся к нам на встречу.

- Я уже думал вы не придете, -с укором сказал Андож.

Мы удивленно переглянулись с друзьями. Еще только утро. Что за спешка? Хотя, учитывая, что Андож собирается встретится с любимой, которую много лет не видел... Мы захватили в дорогу воду и пироги, и отправились. Я очень надеялась, что в лесу нас встретит какой-нибудь леший и отведет, но нас встретил лис.

- Меня отправил к вам Скрамп, -сказал лисенок, обмахивая хвостом нос Зевса.

Вот уж правда, наглый лис. Зевс терпел его хвост, но даже его терпению пришел конец. Не ожидавший подставы лис взвыл.

- Он мне на хвост встал!

- Скажи спасибо, что не прикусил, -назидательно сказала я. - Веди уже нас.

Лис обиженно засопел. Окинув нас обиженным взором, он все же двинулся в путь, демонстративно подняв хвост в верх. Шли мы около час, и я с тоской подумала о Варге. Ну почему я его не взяла, сейчас бы не спотыкалась об ветки. Наконец лис остановился, и сказал, что куда велели, он нас довел и сбежал.

- Зевс, ты нас сможешь вывести назад, -с подозрением спросила я, опасаясь подставы от лиса.

Пес важно кивнул. Андож задумчиво смотрел на меня. Я видела, как с каждой минутой ожидания, его надежда гаснет. На него было больно смотреть. Вдруг лес замерцал и из воздуха появилась Алевтина.

-Мама,- вскликнула я, и едва успев опередить Зевса, кинулась в ее объятья.

Как только я отошла, ее облобызал пес. Андож все так же стоял, ошарашенно изучая маму.

Потом словно в замедленно кино, Андож двинулся к маме.

-Андож? - спросила Аля, и не дожидаясь, когда он дойдет до нее, кинулась к нему на шею.

Даже при виде меня она не плакала, а тут... я смущенно смотрела, как они целуются. Как золотисто мерцает ее тело, как помолодел на глазах папа. Я прихватила за холку Зевса и Кима, потащила их прочь от родителей, давая им время побыть вдвоем. Мы как послушные детишки, расположились под кустиком и начали обедать. Ким периодически уходил, проверяя мои родителей, и возвращался с одной и той же фразой:

- Заняты.

Когда в пятый раз он вернулся, я уже со смирением готовилась услышать очередное «заняты», но Ким удивил.

- Нас ждут, -важно сказал енотик, и мы пошли к ним.

Я смотрела как седовласый мужчина обнимал темноволосую девушку, казалось бы, их разделяют годы, но это лишь внешне. Их карие и серо-зеленые глаза светились одинаковым счастливым светом. Их руки были переплетены, и казалось, что они даже дышат в унисон. На их лицах застыли одинаковые мечтательные улыбки, там, где их разделила судьба, там спустя годы, она дала им новый шанс побыть вместе. Глядя на них, я понимала, что возвращаться в город буду без папы. Но мне не было обидно, я понимала его желание быть с любимой. Если бы я могла, я сама бы не ушла от того, кого люблю. Зачем нужна свобода, когда она синоним одиночества? И лишь не желание, или не возможность сделать выбор между двумя, заставлял меня врать им и самой себе. Я отвлеклась...Похоже мне все сложнее быть вдали от своих пар.

- Дочь, - сказала мама. - Папа останется пока со мной...

- Да я уж догадалась, -с улыбкой сказала я, замечая, как слегка покраснела мама.

- Но я найду тебя...дочь, -с трудом сказал папа, и оторвавшись от мамы, обнял меня. - Сегодня я вновь обрел счастье. Мне вернули и любимую и ребенка. Я и предположить не мог, что обрету вас обоих вновь. Нам так много надо узнать друг о друге, но мама не может пойти с нами, а я не готов потерять ее вновь...позже я найду тебя. А сейчас тебя ждет твой путь, дочь.

-Мы нашли выход для твоей проблемы с оборотнем, -сказала мама.

- Какой? - с надеждой спросила я.

- Ты знаешь, что я могу появляться лишь в местах скопления силы, магических источниках, но там, где есть плюс, там есть и минус. Здесь есть он тоже, есть места, где нет магии. А что такое оборот у оборотня-это магическое превращение, а теперь представь, если ваш первый раз будет в месте нулевого скопления силы...

- То Ральф не сможет обернутся, -закончила я.

Все выходило логично...Но где взять такой источник, и как привести к нему Ральфа?

-Я дам тебе путеводный клубок, не спрашивай из чего он сделан, но он приведет тебя к такому источнику. У него он исчезнет. Поэтому у вас с оборотнем будет одна попытка.

Я приняла из рук мамы странный серый клубок, больше похожий на отрыжку шерстью кота...Мдааа, сразу видно блявическая, тьфу, магическая вещь...Но как говорится, зубы подарка изучать не будем. Я поблагодарила маму, обняла ее и ...папу, и мы со зверьем пошли назад, оставив остатки еды папе.

Глава 14



Я решила подойти к вопросу совращения Ральфа ответственно. Я первым делом прогулялась по магазинам и прикупила умопомрачительный комплектик нежно-розового цвета. Весь в нежном кружеве, он словно из паутинок был соткан, не прикрывая ровным счетом ничего, лишь соблазнительно оттеняя нужные места цветом, и поддерживая где надо. Я влюбилась в него сразу же, и не раздумывая купила вариацию его же в красном, черном и голубом цвете, понимая, что его просто порвут мои страстные мужчины, но для первого раза с Ральфом, нужен был лишь розовый. Сверху я решила одеть платье. Его легкие летящие рукава до локтей держались на плечах, норовя оголить их, так что приходилось постоянно поправлять их. Огромный вырез открывал ключицы, грудь и спину. Платье словно стекало с груди, настолько мягко ткань лежала на теле, словно жидкость. При этом оно не имело корсета, пояса, лишь мягко струилось вниз, а юбка чуть расширялась к коленям. Цвет спелой вишни подчеркивал глубину мои глаз и белизну кожи. Волосы я распустила, позволив мягкими волнами накрыть плечи. Надеюсь мой оборотень не устоит. Теперь оставался лишь маленький момент, как его приманить ко мне? Мой взгляд скользнул по моему отражению и зацепился за кольцо. Я мысленно вызову его, а он через кольцо перенесется ко мне.

Я накинула плащ, и пошла в лес, предупредив своих животных. В руках я держала странный, но волшебный клубок. Став у кромки леса, я пожелала найти антиисточник магической силы. Клубок в моих руках засверкал ярко алым цветом, и я опустила его на землю. Тот покатился, оставляя след из алой ленты. Я послушно пошла по ориентиру. Я уже ушла далеко в лес, когда наконец клубок замерцал и исчез. Не доходя до его места исчезновения, я мысленно потянулась к Ральфу. Он был спокоен и собран. Я чувствовала, как он что-то просчитывал в уме, и это ему нравилось. Я позвала его, постараясь добавить в мысли паники, в начале придуманной мной, а потом настоящей, испугавшись, что он не придет. Я почувствовала, как Ральф испугался за меня. Я ощутила, как потеплело его кольцо и фиолетовый камень заискрился изнутри, миг, и появился оборотень. Я шагнула быстро туда, где исчез клубок и замерла под пристальным взглядом мужчины.

- Яри, ты звала меня, - сказал он. -Но ты в порядке, что тебя напугало? -спросил Ральф, не приближаясь ко мне.

- Я запаниковала, что ты не придешь, -честно ответила я.

Ральф все так же стоял, не шевелясь.

- Настя, что происходит? - спросил напряженно он.

Я решила не изобретать колесо, а воспользоваться любимым штампом девушек:

- Ты меня любишь? - спросила я.

- Конечно, -спокойно ответил оборотень.

- И все сделаешь, чтобы я не попросила? - испытывающе спросила я.

Ральф напрягся. Я чувствовала, как он начал паниковать.

-Что происходит, Настя? Что случилось?

- Ответь, -напряженно потребовала я.

- Да, все что хочешь, -обреченно ответил Ральф.

-Подойди тогда ко мне, - с отчаяньем попросила я, понимая, что он может уйти, а я...останусь одна.

Он не раздумывая шагнул ко мне, и я прижалась к нему, только сейчас заметив, что дрожу. Ральф прижал меня к себе, окутывая в свое тепло, успокаивая и защищая. Я замерла в волнах блаженства. Затем я чуть отстранилась и под его пристальным взглядом скинула плащ. Его зрачки расширились, увидев меня в платье. А я, не давая себе усомниться в правильности поступка, скинула с плеч платье, и она мягко скользнуло к моим ногам, обласкав напоследок тело. Я замерла и в испуге закрыла глаза, боясь увидеть его реакцию.

- Зачем? - хрипло спросил оборотень, и я сглотнув испуганно открыла глаза.

Ральф смотрел на меня потемневшим взглядом, а его руки сжаты были в кулаки. Весь он был напряжен.

- Пожалуйста, верь мне, -прошептала я, подходя к нему в плотную и прижимая его руку к своей груди. - Здесь и сейчас мы можем быть вместе не опасаясь, что ты обратишься. Поверь мне.

Ральф мягко коснулся моей груди, повторяя замысловатый узор кружева. Мое сердце гулко билось внутри.

- Я бы хотел, - с трудом сказал он, - Но что если ты ошиблась, и я не выдержу и обращусь?

Я видела, как тяжело ему сдерживаться.

- Давай проверим, -с затаенной надеждой прошептала я.

- Нет, -незамедлительно ответил оборотень. - Я тобой никогда не рискну.

- Ральф, -со слезами сказала я, ощущая, как разрывается сердце, - Попробуй частично сменить трансформацию...

Он замер, а потом я увидела, как оборотень закрыл глаза и напрягся. Мы так и стояли, натянутые, словно две тетивы, пока он с изумлением не распахнул глаза.

- Не могу, -прошептал Ральф.

В следующий момент, я сама припала к его губам, ощущая, как в начале не уверенно, а потом все с более возрастающей страстью отвечает мне мой оборотень. Все слилось в одно мгновение и в гулкие удары сердец, словно со стороны, я наблюдала, как он срывает с меня белье, как покрывает мое тело поцелуями, опускаясь все ниже. Я вижу, как Ральф опускает, меняя на плащ, и вытягивается рядом, с восхищением окидывая мое тело взглядом и как не стесняясь водит рукой по мне, а я бесстыдно выгибаюсь ему на встречу. Я словно со стороны ощущаю, как кружится голова от его прикосновений и тело горит, требуя еще более огня. И он дает мне его, приникая ко мне снизу, лаская и слизывая там мою влагу. Но я тоже хочу вкусить его, и он впервые позволяет мне это сделать, разрешая не только коснуться рукой, но и губами своей плоти. Никогда бы не подумала, что так приятно касаться язычком его пульсирующего конца, слышать его стоны и хрипы, но сдержаться он не смог, и когда я в очередной раз губами захватила его в плен, скользя языком по окружности, он оросил мой рот собой. Я с удивление ощутила его непередаваемый вкус, и с удовольствие облизнула его. В следующий момент, Ральф рывком поднял меня выше, и накрыв мой рот своим, вошел в меня. Я вскрикнула, ощущая, как его размер превышает Андожа. Мне стало больно, но когда он начал двигаться, вулкан огня понесся по венам, сжигая меня, и словно феникса восстанавливая из пепла вновь.

Я приходила в себя медленно...Мое сознание словно призрак кружило где-то над мои телом, не спеша нарушать его покой. Я чувствовала, как Ральф с испугом заглядывает в мое лицо, ожидая чего-то плохого. Но что может быть плохого? Я стремительно обняла его, мысленно разделяя с ним свое счастье, и ощущая в ответ его. Мы снова слились в экстазе. А потом вновь и вновь. В какой-то момент, после очередного сливания, я ощутила уже не успокаивающую сытость и удовлетворенность внутри, а боль. Мы просто стерли мне все внутри, так и не сумев насытится друг другом. Ральф все понял без слов, и перевернув меня, припал к больным местам, зализывая их, и ощутила, как боль ушла.

- Прости, -с раскаяньем прошептал Ральф, оторвавшись и прижимая меня к себе.

И я нежно поцеловала его в ответ.

- Я не менее тебя этого хотела. Тобой так сложно насытится, -прошептала я ему в ухо.

- А тобой вообще невозможно, -страстно ответил мне мой мужчина. Но больше попыток к близости не предпринял.

Я блаженно закрыла глаза, слушая пение птиц и ощущая, как ветерок холодит разгоряченную кожу.

- Так ты мне расскажешь, что это за волшебное место и откуда ты про него узнала? - спросил мой коварный обольститель, целуя меня в плечо, заставляя забыть обо всем.

Я послушно рассказала о встрече мамы и папы и ее теории о местах нулевой магии.

- Воистину волшебное место, - сказал после моего рассказа Ральф.

- Скорее наоборот, -со смешком ответила я.

- Для нашего пропитанного магией мира, это и есть волшебство, -не согласился он.

- Прости, что заманила тебя, -прошептала я, надеясь на его прощение.

- Я всегда приду по-твоему зову, тебе не нужно добавлять к нему эмоций. Если я жив, то никогда не проигнорирую тебя, -просто сказал Ральф, а мое сердце в восторге запело.

Далее были признания в любви и мгновения нежности.

- Теперь мы можем всегда быть вместе, -не скрывая восторга, сказала я.

- Не уверен, - сказал мой разрушитель надежд. - Но мы всегда можем вернуться сюда, моя яри.

- Но клубка больше нет, -растерянно сказала я, не понимая, как.

- Доверься чутью оборотня, я всегда найду это место.

И я доверилась. Впервые мое сердце было спокойно. Меня не мучила совесть. И я готова была жить здесь, не оборачиваясь на свое прошло на Земле. Жизнь наладилась и заиграла красками. Я живу!!! И счастливая, я вернулась к своим друзьям, спеша разделить свое счастье с ними. Но как всегда, жизнь слишком полосатая, и я ощутила это, получив сразу после перехода удар по голове.

Глава 15



Голова раскалывалась и из глаз сыпались искры, как в детстве, когда я подури подглядела процесс сварки. Ноги были словно не мои, а руки ватные. Да что же происходит! На руках, попробовав ими пошевелить, я ощутила кандалы. Что происходит?! Кто посмел напасть на меня!? И где мои друзья!? Кое-как проморгавшись я увидела каменные стены, и металлические прутья решетки шириной мои руки. «Как для слонов», - подумала я, вспоминая поход в зоопарк. Я попыталась пошевелится вновь, ощущая, как онемевшие конечности начинает покалывать, от боли я стиснула зубы, стараясь сдержать стон. Я попыталась сесть, кое-как мне это удалось, в голове вновь заискрило. «Дааа, встать я так понимаю будет равносильно подвигу», -сделала вывод я.

Я оказалась действительно в тюрьме. Но это какая-то ошибка, я же ничего такого не делала, но тут мозг подкинул картинку с испуганными гномами и мое раскулачивание их запасов на еду и нож. За такое могли посадить?! Да, ну, нет. Так бы меня вряд ли били бы по голове, скорее прилюдно схватили. Меня заинтересовал другой момент, а где мои доблестные мужчины? Как же их обереги-кольца меня не уберегли? Мдда, дела, вот так и надейся на магию. Тут послышались шаги, и я подобралась, готовая к неприятностям.

Да, к таким меня судьба все-таки не готовила. К решётке подошла Мелисса и рыжеватый крупный мужчина лет этак тридцати. Увидев меня, рыжая зашипела. И рухнула в поклоне на колени.

- Тварь, чтоб ты сдохла, - распиналась Мелисса, скаля клыки, но мужчина отварил решетку и положив ей руку на плечо, вошел ко мне.

Он внимательно заглянул в мои глаза своими янтарными. Я молчала, ожидая, что он скажет. Мужчина взял меня за подбородок и повертел мое лицо из стороны в сторону.

- Ничего особенного, хотя для яри это не главное, -спокойно сказал он. - Мне будет приятно убить тебя лишь по одной причине, девочка, вместе с тобой умрет альфа. Это дорого стоит. А учитывая его оскорбление мой дочери, то ничего личного к тебе, но умирать ты будешь медленно.

- Папа, - взвизгнула Мелисса, - Мы так не договаривались, мне нужен Ральф.

Оборотень скривился.

- Ты много себе позволяешь, дочь, -сквозь зубы процедил он. -И вообще тебе следовало лучше учится, а не следить за мужиками, тогда ты бы знала, что яри это навсегда, и с ее смертью погибает ее пара.

-Но как же тогда, -в испуге прошептала рыжая. - Я люблю его. Не убивай ее, просто запри ее тут, пытай, но пусть живет. А я буду с ним.

- Он уже не сможет быть с другой, -ответил мужчина, с призрением глядя на дочь. -Иногда я жалею, что ты моя дочь. Иногда очень часто. Кроме красоты, в твоей голове пустота. Она умрет. Он умрет. Смирись. Найдешь себе другую игрушку.

Мелисса застыла, словно ее ударили. Затем она развернулась ко мне с яростью в глазах, и кинулась на меня, царапая мне лицо.

- Ненавижу, тварь. Все из-за тебя. Ненавижу.

Ее отец немного подождал, а потом просто сказал:

- Вон, -и Мелисса, ссутулившись до земли, молча ушла.

Я поняла, что он сильнее ее, возможно, он тоже альфа, или мог бы им стать, если бы...

Додумать мне не дали. Оборотень рывком поставил меня на ноги и притянул к себе, шумно втягивая воздух. Я словно в трансе замерла, страшно не было, я даже не вырывалась, когда мне царапала лицо рыжая, наверно, сказывался шок. Я ощутила, как он лизнул мое лицо, и отстранившись, я увидела, как он слизывает со своих губ мою кровь.

- Жаль у меня есть яри, а то я бы...Жаль...Но у меня есть сын...посмотрим, понравится ли ему с яри альфы.

Я молча смотрела в его янтари, не говоря не слова. Не страшно за себя. Я сильная, я все переживу, а вот за мои пары...Еще посмотрим кто-кого, оборотень. Он ждал мои реакции, но не выдержав, замахнулся и влепил мне оплеуху, сквозь толщу шока, я медленно ощущала слабые отголоски боли. В голове вновь взорвался фейерверк. Я до крови прикусила губу, но не вскрикнула, чем взбесила оборотня еще сильнее. Он опрокинул меня на пол и ногами пнул. Я с удивлением ощутила, как что-то внутри хрустнуло, но боль опять словно притормаживала, не спеша выплескиваться на меня в полном объёме.

- Ори! -закричал мне в лицо оборотень, и его глаза буквально пытались выпасть на меня из орбит.

Оборотень вновь пнул, и я ощутила металлический привкус крови во рту. Я щедро поделилась ею с полом. С какой -то эйфорией, я наслаждалась, как бессильно бесился оборотень, бья мое тело, пока меня не поглотила тьма.

Приходила я в себя, от прикосновения чьих-то рук к своему телу. С меня в наглую срывали одежду, задевая когтями тело и оставляя на нем свежие царапины. Болело все. Я попыталась отыскать здоровый участок, ммм, уши не болели. «Ну хоть что-то», - попыталась я порадоваться.

Извращенец, уже сорвал мои шмотки, и теперь дерзко елозил руками по моему телу, причиняя новую боль. Я прям почувствовала себя героиней БДСМ. Сто и одна грань удовольствия боли. Я приоткрыла глаза, наблюдая новое действующее лицо. Им оказался темноволосый оборотень, но янтарный глазки, смотревшие на меня, не оставляли сомнений, чей подарок пытается мною овладеть. Парень пыхтел, пытаясь добиться от моего израненного тела восторга. Да, не судьба, милок, я сегодня непотребе. Видать до него это тоже наконец то дошло, он помянул какого-то Армиса, и расположился между моих ног.

- И часто практикуешь некрофилию? -прошептала я хрипло, губы треснули.

Эх, водички бы.

- Ты не труп, - огрызнулся парень, пытаясь приспустить брюки.

- Не огорчайся, я уже почти, -съязвила я, ощущая, как упирающийся в меня бугорок стал спадать.

- Чтоб тебя, -злобно рыкнул, подскакивая пацан.

Я не шевелясь лежала, не смущаясь своей наготы. В таком виде на меня вряд ли бы зомби позарились, а они те еще любители. Как же все болело. Хорошо боль была тупая, и словно долбила мозг, ожидая, когда первой взорвется голова.

Парень заметался по камере. Затем решительно замер, стащил с себя рубашку и вновь шагнул ко мне.

- Ты самое жалкое зрелище из всех, что я видел, -процедил он. -Но я должен выполнить приказ отца.

Он решительно подхватил мое безвольное тело и впился в мои губы поцелуем. Я отстраненно терпела, собираясь с силами, пока он то ли целовал, то ли жевал мои губы. Пусть, я потерплю своего часа. Наконец мальчишка прижал меня к стене и отпустил, я безвольно скатилась по ней, оказываясь на коленях. Завалится на бок он мне не дал, вцепившись в мои волосы и удерживая мою голову на уровне паха. Другой рукой он опустил брюки и воткнул мне в рот своим хозяйством, я вскинула голову, вглядываясь в его сосредоточенное лицо. Мои глаза яростно и с торжеством блеснули. Дождалась! Моя челюсть с силой сомкнулась, и камеру озарил его крик. Он дернул мои волосы, пытаясь вырвать свой причиндал, но я, рыча, вцепилась еще сильнее, ощущая, как все сильнее смыкаются зубы. Он уже хрипел от боли и с силой приложил мою голову об стену. Сознание поблекло. И я с улыбкой на окровавленном лице отключилась.

Приходила я в себя уже на мягкой постели. Я ощущала прохладу простыней, и они были словно бальзам для моего избитого тела.

- Яри, -услышала я полный боли шепот Арманда, -выпей мою кровь, малыш, ну же.

Я ощутила его кисть на своих губах. Чуть распахнув губы, я помогла ему влить в мой рот кровь. С трудом я сглатывала, давясь и кашляя. Мой вампир умолял меня пить еще, и я пила, понимая, что моя и их жизнь зависит от меня. Я ощущала, как внутри меня все скрипело и хрустело, срастались кости, хрящи возвращались на место, притягивая сухожилия и связки. Спустя некоторое время, я ощутила, как боль отступила, не оставив после себя ничего. Слабость тоже ушла, и лишь шок и апатия не хотели сдавать позиции.

- Выйди, я хочу побыть одна, -с мольбой произнесла я, и вампир, беспрекословно покинул меня.

Оставшись одна, я медленно откинула одеяло, и прошла в ванную. Перед зеркалом я остановилась и посмотрела на себя. Из зеркала на меня смотрела все та же я, лишь слегка худее. Но вот выражение лица, глаза... Это была не я. На меня смотрело холодное чудовище. Я медленно помылась, расчесалась. Вытерлась и натянула найденную в шкафу вампирчика его рубашку и брюки, подвязав их его же поясом. Затем я взяла нож для фруктов и представив отца Мелиссы, почесала пятую точку.

Вышла я в какой-то комнате. Вокруг было кровавое месиво. Я увидела чьи-то руки и ноги отгрызенные, обойдя кровать, я увидела голову с остеклёнными глазами цвета янтаря. Отец Мелиссы. До него добрались раньше меня. Я представила следующую жертву, и вновь оказалась в новой комнате. Здесь не было крови, лишь к стене было прижато тело моего неудачного насильника, а из его рта торчал клинок меча. Глаза у жертвы были вырваны. Опять опоздала. Я шагнула за последней жертвой. Я оказалась в темнице. Цепями к стене была прикована Мелисса. Вот с кем обошлись гуманно. Вся одежда цела, не капли крови. Она смотрела на меня все с той же ненавистью.

Я подошла к ней, крепко сжимая в руках нож.

- Будет больно, -мягко сказала я, -Очень.

- Ты не такая. Ты не сможешь, -в испуге запричитала Мелисса, не отрывая взгляд от ножа. - Я девушка, меня нельзя трогать.

- Правда? - как-то отрешенно спросила я, надвигаясь на нее.

Я занесла нож, прикидывая с какой части ее лица начать, как словно со стороны я увидела себя: взлохмаченную, озверевшую, потерявшую внутренний свет. Мне стало так мерзко. Это не я, это чудовище, которым я бы никогда не захотела бы стать. Я опустила нож, и взмолилась, обращаясь к Богу и моля дать мне прощение за то, что чуть не натворила, прося принести покой в мое сердце. По моим щекам потекли слезы отчаянья, а в моих устах разносились слова молитв, которые как оказалось я все же помнила наизусть. Какое-то облегчение накрыло меня и боль, и ужас отступили.

Я остановилась, лишь дочитав все всплывающее строки в мозгу до конца, и посмотрела на Мелиссу. Она была словно парализована. Что это с ней? Я обернулась и увидела полное злобы лицо богов: Кнота и Сереста.

-Как ты посмотрела взывать к чужому Богу в нашем мире, -прорычал Кнот.

- И призвать его сюда? - взревел Серест.

Я испуганно отшатнулась.

- Но Он покровитель людей. Наш Отец и защитник. А к кому мне еще было взывать? - пролепетала я.

- Так тебе покровитель нужен? -взревел вновь Серест, и двинулся на меня. - Сейчас я стану твоим покровителем.

Я взвизгнула, смутно догадываясь как мои покровителем может стать бог вампиров. С другой стороны, на меня наступал Кнот.

- Или хочешь меня в покровители?

-Нет, -взревела я, отступая от них.

Вдруг боги замерли, что-то разглядев за моей спиной.

-Не смей ее трогать, это наша игрушка, Ариабелла, -прогромыхал Кнот.

Я в испуге обернулась, и замерла в восхищении. Передо мной стояла совершенная девушка. У нее была хрупкая фигура и совершенное личико, с аккуратными губками и небольшим носиком. Словно куколка, с огромными глазами, цвета золотистого янтаря и пушистыми медовыми ресницами. На лице была россыпь веснушек и небольшой румянец. Волосы того же медового оттенка, что и ресницами, мягкими волнами спускались до бедер. Само совершенство. Она подошла ко мне, и положила мне руки на плечи.

- Я тебя не обижу, -нежным голосом сказала она.

По мне словно ток прошел, и я ощутила внутри себя какую-то непередаваемую волну восторга.

- Отныне я твоя покровительница, -торжественно заявила она. - Отныне ты-ведьма, Настя.

- Ведьма, но как? - в шоке спросила я.

- Со всеми магическими последствиями, - сказала мне богиня, и отодвинув меня, пошла к Кноту и Сересту.

- Отныне над ее судьбой вы не властны. Отец услышал ее. А теперь вон.

И те действительно исчезли. Затем богиня посмотрела на меня.

- Настя, я вижу путь своих подопечных. Скоро все будет хорошо. Я не оставлю тебя. Отец и я давно уже следим за тобой и мамой твоей. Отныне мама твоя может прожить жизнь вновь, а тебе осталось пройти еще испытания. Держись и скоро встретимся.

И она исчезла, оставив меня с недоуменно озирающийся Мелиссой.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15