КулЛиб электронная библиотека 

Бессмертные Акт I (СИ) [Василий Мигулин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Василий Мигулин Бессмертные Акт I

Введение

Мертвые должны оставаться мертвыми.

Вокруг было темно. Никто ничего не мог увидеть. Потолок держали гигантские монолитные столбы. Невероятно гигантский, поистине исполинского размера, страж из камня стоял посреди зала. Кристалл в его груди загорелся сиреневым цветом. Теперь было видно, что этот страж является сложным механизмом, который пришел в движение. Он должен уничтожить своих врагов. Один из некромантов стоял возле прохода. Он обнажил свой клинок и прошептал Слово. Блестящий изумрудный туман в мгновение охватил оружие. На последнем загорелись три руны. Другой некромант, что находился в начале зала, медленно достал свой клинок. Лица этого человека не было видно. Он двигался уверенно, но в тоже время медленно, ожидая, когда на него нападут. За мгновение его оружие охватил яркий, густой туман сиреневого цвета.

Молодой некромант бросился на своего врага. Он быстро настиг своего оппонента. Их клинки встретились друг с другом. Энергия, что окутывала их оружия, схлестнулась в один водоворот. Бойцы наносили удар за ударом, стараясь задеть друг друга, но никто из них не сдавал позиции. Брызги энергии изумрудного и сиреневого цвета расходились от каждого взмаха и соприкосновения лезвий клинков.

Два некроманта вступили в схватку, в которой выйдет живым лишь один из них…

Глава 1

Эпоха Таламорского мира, 1109 год
Северная империя, Горбус

Окна распахнулись. Ветер пронзил комнату, разбудив Райна. Мальчик открыл глаза, покинул кровать и надел кофту. Почувствовав жажду, он направился вниз, в столовую.

Налив себе свежего молока из кувшина и выпив его, он уловил отвратный, зловонный запах, который вызывал тошноту. Тот запах доходил из соседней комнаты, где спал его отец. Юноша робко принялся двигаться в том направлении, откуда исходило зловоние. В комнате были раскрыты все окна. Ледяной ветер прошелся по ногам.

— Папа? — обратился во тьму Райн.

Ответа не последовало, лишь тихий свист ветра. В воздухе витал запах гнили.

Мальчик подошел к лампаде и зажег ее. Комната озарилась тусклым светом. В конце комнаты стояла кровать, на которой спал отец юноши. Райн медленно проходил по комнате, скривившись от вони.

— Папа? — волнительно он повторил свой вопрос.

По прежнему комнату заполнял свист ветра.

Райн добрался до кровати своего отца и его сковал ужас от увиденной им картины. Мальчик обнаружил отца в собственной кровати, растерзанным в клочья. Кровь текла, впитывалась в простынь. Глаза мужчины не подавали ни единого признака жизни. Его грудная клетка была разорвана, из нее вырвано сердце. Ноги мальчика подкосились. Он встал на колени. По щеке потекла тонкая струя слезы. Руки затряслись. Все тело сковало от паники и ужаса.

Мальчик прокрался к кровати и облокотился на неё, положив голову. Его веки опустились, и он отправился в царство морфея до позднего утра.

Западная империя, Мидград

На краю земли простилается великий город. На большой скале, вдоль берега, возвышается гигантское сооружение — имперский дворец. Рядом с ним, через улицу, такой же немаленький замок, который принадлежит министерству некромантии.

Ночь. Ночное светило поднимается на небосводе. Звезды растекаются на небесном полотне. Посол, верхом на коне, проезжает через мрачные улицы города. Крестьяне снуют по улицам, покупая и продавая товары повсеместного спроса. Факелы и лампады изредка освещают улицы. Посланник вот-вот доберется до цитадели министерства.

Молодой человек спустился со своего верного коня. Последнего повели в стойла прислужники. Молодой человек же направился внутрь дворца.

— Господин, добрый вечер.

Молодой человек поклонился перед мужчиной, который сидел за письменным столом, читая книги и что-то подписывая. У него короткая стрижка, глаза заостренной формы и каштанового цвета. Лицо магистра строгое и злобное, но при этом казалось справедливым. Он был молод для своей должности, но на лице уже просматривались морщины.

— Кто ты? — обратился в ответ глава министерства Вайрекс Уэс.

— Господин Вайрекс, меня зовут Нотарий.

— Зачем ты здесь? Какая нужда тебя привела?

Мужчина достал из стола бутыль, затем налил в стакан полупрозрачный напиток.

— Произошло что-то непредвиденное.

— Ты выглядишь чересчур тревожным. Присядь.

Вайрекс указал ему на кресло, которое стояло в углу помещения рядом с другим креслом. Молодой человек повиновался и сел в кресло. Магистр покинул свой стол, со стаканом в руке, и сел рядом.

— Теперь расскажи, что тебя привело сюда, гонец.

— В северной империи, в городе Горбус, произошло убийство.

— Убийства происходят повсеместно, в этом нет ничего удивительного.

— Согласен, но на этот раз убийство совершено нежитью.

Мужчина озадачился и сделал глоток полупрозрачного пойла.

— Кто жертва?

— Мистер Артур Равелли, господин.

— Это прискорбная новость.

— Что делать?

— Об этом кто-то еще знает?

— Его сын и местные власти.

— Я хочу, чтобы так и оставалось дальше. Люди ни в коем случае не должны знать об этом.

— Я понимаю вас.

— Возвращайся и сообщи местной власти, что я скоро приеду.

— Для чего?

— Пора собрать совет.

Молодой человек поднялся из кресла и направился на выход из помещения.

— Подожди.

Магистр покинул свое мягкое, теплое кресло и подошел к столу.

— Господин? — обратился к нему Нотарий.

— Отправляйся в трактир «В ночи» и спроси там Бородача.

— Для чего?

— Никто не должен узнать, что ты был здесь.

Вайрекс подошел к молодому человеку и протянул ему конверт с печатью министерства и подписью Верховного магистра.

— Что это?

— Передашь этот конверт магистру Торстейну в Горбусе и он сделает все необходимое. Тебе нужно отдохнуть, но днем нужно будет где-то переждать, подальше от чужих глаз. Вернешься обратно следующей ночью. Сейчас можешь ступать.

Молодой человек поклонился, развернулся и пошел прочь, закрыв за собой дверь.

Магистр медленно обошел свой кабинет и подошел к окну, чтобы лицезреть непроглядную ночную тьму. Где-то вдали видны волны великого моря, прибивающие к скалистому берегу, на котором построена цитадель. «Море беспокойное, возможно, нас ждет буря» — подумал магистр и допил свой напиток.


Нотарий забрал своего коня из стойла и направился к трактиру «В ночи». Людей на улицах было ещё меньше, чем прежде. Теперь посол заметил, что по улицам патрулируют наряды офицеров, чтобы следить за порядком ночью.

Молодой человек, верхом на лошади, миновал улицы, затем обогнул, дворами и переулками, центральную площадь, направляясь на восток, ближе к выходу из города и, соответственно, к трактиру. Нотарий пытался сделать так, как велел магистр и старался избегать контактов с людьми и, тем более, с патрулем Императора.

Темный переулок. Вода стекает с карниза здания. Из окон выходит бледный свет. Скакун мчится по мелким лужам, оставляя после себя следы. В конце переулка появился силуэт, затем за ним нарисовался второй. Нотарий потянул за поводья, и конь принялся останавливаться, как только он остановился, то сразу под свой клич встал на дыбы.

— Стоять! — поднял один из них руку.

Мужчина встал напротив коня и всадника. Второй обошел сбоку.

— Кто вы? — обратился к ним Нотарий.

— Ночная стража. Пожалуйста, покиньте седло.

— Почему я должен это сделать?

— Делайте, как вам велено, сэр.

— Я не понимаю.

Молодой человек не думал подчиняться.

— Вы сопротивляетесь?

— Я требую разъяснений. Почему меня останавливают? Меня в чем-то подозревают?

— Покиньте седло.

Мужчина, который стоял сбоку, обнажил свой клинок.

— Больше повторять не стану.

— Будет по вашему, — сдался гонец.

Нотарий спрыгнул со своего скакуна. Один из них повел коня, а второй посла. Они держали путь в казармы легиона.

В здании было холодно. По коридору ходил сквозняк. Мужчины вели заключенного в одну из камер. В каждой сидели заключенные. Нотарий беспрекословно двигался за легионерами, вплоть до самой темницы.

— Проходи, — скомандовал один из них ему.

— За что меня сажают?

— Просто делай, как тебе говорят? — повелительным тоном обратились к гонцу.

Юноша горько вздохнул и помотал головой:

— Как скажете.

Его толкнули внутрь помещения и захлопнули дверь, затем закрыли на ключ. Молодой человек оперся о стену и медленно сползал вдоль нее. Его голову стали посещать дурные мысли, которые он старался сразу же прогонять. Нотарий долго терзался в размышлениях до тех пор, пока не отдался миру грез.

Дверь открылась. В посла швырнули камнем, словно он был собакой или скотом.

— На выход.

Мужчина, который так поступил, был тюремщиком в доспехах и клинком в ножнах. На его голове был имперский шлем, который также говорил о его принадлежности к легиону Империи.

— Вставай уже. Не трать мое и свое время.

Нотарий, только пробудившийся, медленно поднялся, затем поволок свои ноги на выход. Легионер снял с него кандалы.

— Следуй за мной.

— Мне кто-нибудь что-нибудь объяснит?

— Молча. Ни то вернешься обратно к крысам.

Они покинули коридор, где находились темницы, затем стали подниматься по винтовой лестнице в главный зал. В последнем стояли манекены и подготавливались бойцы. Мужчины в доспехах и без сражались с деревянным врагом. Другие учились фехтовать, а самые ярые бойцы сражались между собой.

Легионер повел посла в противоположный угол зала на очередную винтовую лестницу, по которой они поднимались дальше наверх. В очередном коридоре их путь лежал в другой конец и к двери.

— Можешь пройти. Смелей.

Мужчина в доспехах открыл ему дверь и посол вошел в кабинет, обставленный разным антиквариатом оружия и камином. Перед камином стоял письменный стол, а у одной из стен стояла каменная статуя с мечом и щитом.

В кабинете никого не было и он принялся ходить по помещению, рассматривая оружие разного вида и поколений. Дверь в кабинет открылась, в помещение вошел очередной легионер. Последний был без шлема и доспеха, но с оружием. На его груди красовались и блестели медали и ордена за заслуги перед родиной и Императором. Лицо бойца было старым, морщинистым, с длинной бородой и усами. Глаза его, видно, повидали не одно сражение, а лысая голова испещрена шрамами. Мужчина, в характерном возрасте, прошелся по кабинету к своему столу. Затем налил себе крепкий алкогольный напиток деревянного цвета и отпил немного. После принятия напитка легионер развалился в своем кожаном кресле, словно у себя дома.

— Кто ты? — все же обратился он к своему гостю.

— Нотарий, сэр.

— Меня не столь волнует твое имя, сколько то, кто ты есть.

— Купец, если вы об этом.

— Где твои документы, купец?

Мужчина продолжал потягивать свой напиток, ведя себя более, чем свободно.

— У меня их нет с собой.

— Откуда ты, купец?

— Кто вы?

— Здесь я задаю вопросы. Однако, ты прав, действительно, я не представился и это не есть хорошо.

Мужчина в доспехах поднялся из своего кресла и подошел к своему гостю:

— Генерал его величества, Андерсон Харис.

Генерал протянул руку к послу. Молодой человек ответил ему взаимностью.

— Теперь ты ответишь на мой вопрос?

— Я из деревни, что на востоке.

— Из Культраса?

— Да, сэр.

— Хорошая деревушка?

— Я арестован?

— Нет, Нотарий, ты не арестован.

— Тогда в чем дело? Почему я здесь?

Мужчина вернулся к своему столу и поднял с него сумку.

— Дело в этом и в том, что ты прибыл сюда, а затем решил уехать, вот так сразу.

Генерал достал из сумки депешу, затем раскрыл ее.

— Это не ваше.

— Да, это не мое, а твое.

— Что вас интересует?

— Для начала хочу знать, откуда у тебя послание от магистра Вайрекса? Почему здесь стоит печать министерства и почему в каком-то городе должны выслушать тебя? Что ты знаешь такого важного?

— Магистр Вайрекс просил меня никому ничего не говорить.

— Он что-то скрывает от Императора? Он знает, что это государственная измена?

— Я всего навсего посыльный и простите, но не знаю о чем думает Верховный. Кроме того, я не могу вам ничего рассказать.

— Потому что обещал?

— Именно.

Мужчина подошел к нему предельно близко, дыша в лоб.

— Понимаешь, ты сейчас вернешься к своим делам и направишься обратно в тот самый городок, о котором идет речь в письме, но что, если вдруг каким-то странным и чудным образом ты не доберешься до города? Леса у нас опасные, много бандитов, варваров.

— Вы мне угрожаете?

— Нет, Нотарий, — мужчина допил свой алкоголь, — Я лишь защищаю интересы своего Императора и не могу сидеть смирно, пока за его спиной что-то происходит. Мы, ведь, оба понимаем, что некроманты скользкие люди, и они всегда ведут свою игру. Все те, кто поклоняется или пользуется силой Забытых, ведет свою игру.

— Я могу идти, сэр? — проигнорировал Нотарий слова генерала.

— Конечно, тебе вернут твоего скакуна и… Удачи и доброго пути тебе, посол.

— Скажите, а вы для всех гонцов верховного устраиваете допрос?

— Думаешь, это был допрос?

— Меня арестовали и засадили за решетку ничего не сказав.

— Правда? — Андерсон сделал удивленный взгляд, — А я вижу, что ты свободен и на тебе ни кандалов, ни решетки перед глазами.

— Пожалуй, я пойду.

— Удачи, Нотарий, — добавил генерал.

Молодой человек не поддавался на провокации генерала и покинул его кабинет.

Небо было серым. Погода стояла пасмурная, словно вот-вот начнется дождь. Нотарий был верхом на своем коне и в очередной раз мчался по улицам Мидграда. Он осматривался. Его взгляд был крайне недоверчивым ко всем, проходящим мимо людям, особенно, к патрульным и всем тем, кто был с оружием. Со временем он пересек центральную площадь, а там и покинул город через улицу Миневров, которая была главной в городе.

Северная империя, Горбус

Рыночная площадь — место, где собираются все купцы и предприниматели не только города, но и всей окрестности. Люди здесь есть всегда, и они вечно блуждают в поисках товаров, которые хотели бы приобрести. По всей площади установлены ларьки и палатки, где висят разные товары: от шкур животных, до книг и манускриптов. Люди перекликаются между собой, наводняя весь рынок звуками. Тишина здесь может наступить разве что ночью, и то не всегда. Хоть Горбус и расположен далеко на севере, но это не мешает ему оставаться главной торговой точкой во всей Империи. Фос в зените. Он опаляет жителей города. По лицам озабоченных людей стекают капли пота. Эта изнурительная жара далеко не свойственна для северной Империи, где преобладают лютые, морозные ветра и постоянно падающий, покрывающий всю землю, снег.

В одном из переулков мелькнул силуэт. Последний быстро перемещался, преодолевая разные препятствия. Его одежда была оборвана, а изо рта валили слюни. Заплывшие глаза бегали по сторонам, пытаясь кого-то найти, но все было тщетно. Безумец взбирался на крыши крайних домой и прыгал с одной на другую. Рядом с ним из-ниоткуда появился второй такой безумец. Они пускали слюни и тяжело дышали. Со временем их заметили патрульные города, призванные его защищать.

Легионеры в броне, вооруженные мечами, переглянулись и без слов поняли друг друга. Оба патрульных стали обходить здание, на котором сидели сумасшедшие. Мужчины в доспехах пытались взять в окружение этих безумцев и остановить до тех пор, пока они не сотворили бы что-то плохое. Никто даже не замечал в этой толпе того, что кто-то сидит на крыше и пристально за всем наблюдает своими белыми безумными и, кажется, незрячими глазами.

Один из патрульных обнажил свой клинок и обратился к безумцу:

— Спускайтесь с крыши.

Оба сумасшедших услышали патрульного, который к ним обратился и принялись смотреть на него.

— Вы меня понимаете?

Двое немного дергались и безмолвно наблюдали.

— Немедленно спуститесь с крыши! — повысил тон страж.

— Кажется, придется нам к ним подниматься, — подметил его товарищ, стоящий на другой стороне.

Его слова безумцы тоже услышали, однако, не подали никакого виду. Первый патрульный решил проникнуть в дом, чтобы подняться на крышу, но не успел. Оба безумца спрыгнули и набросились на легионера.

Они молниеносно, со свирепостью животного, вырвали его руки. Мужчина заливался криками, затем стал захлебываться кровью. Вурдалаки вцепились ему в шею, а затем оторвали голову. Кровь потекла по мощенной дороге. Напарник подорвался на помощь своему товарищу, но вурдалаки оказались намного быстрее него, когда тот подбежал, то увидел обезглавленное тело и лужу крови. Два мертвеца устремились в перепуганную толпу, пытаясь кого-то отыскать и разорвать. Поднялась паника. Все стали кричать, брать детей на руки и пытаться скрыться от злобных мертвецов. Последние нападали на случайных людей, мгновенно отрывая им разные части тела, и перегрызая шеи. Они вырывали позвоночники и сворачивали шеи. Количество жертв росло.

Девочка стояла посреди хаоса и бесчинства, закрыв уши, и наблюдая, как вурдалаки жестоко расправлялись с беззащитными людьми. Она стояла одна, потому что отец сказал ей так несколько минут назад. Он просил ждать его на этом месте. Девочка боялась этих, жаждущих крови монстров, но не могла ослушаться отца. Где-то в глубине толпы послышался крик:

— Лора! Лора!

Девочка услышала родной голос отца и решилась бежать на его голос. Она не могла преодолеть паникующую толпу, которая толкала её в разные стороны, но продолжала слышать, как зовет отец. Вурдалаки прыгали из стороны в сторону, продолжая кровавыми руками вырывать у людей сердца и ломать ребра. Началась давка. Никто не хотел оказаться следующим. Никто и не замечал ребенка, стоящего посреди всего бесчинства, которое устроили вурдалаки.

Со временем сама девочка не могла выдержать и одолеть страх, который ее охватывал. Она принялась кричать и звать на помощь своего отца. Однако, шум был невыносим. Люди шныряли и шныряли, продолжая кричать. Среди всех воплей никто не мог услышать её крика, кроме одного из вурдалаков. Безмозглый, хрупкий, но сильный и быстрый мертвец с заплывшими белесыми глазами, повернул голову. Казалось, что он ничего не видит, но вурдалак пристально смотрел на ребенка сквозь обезумевшую толпу.

Их взгляды встретились. Девочка заметила, как на неё смотрит мертвец. Ее голос задрожал и крик стал тихий и не мощный. Вурдалак ринулся к ребенку, чтобы порвать её на кусочки. Он передвигался, прыгая на четвереньках, в её сторону очень быстро. Если на его пути встречались прочие люди, то он вонзал в них свои руки с кривыми и длинным когтями. Девочка видела, как он стремительно приближался и стала пятиться назад, но шаг ее был медленный и неуверенный. Мертвец добрался до нее и прыгнул, чтобы схватить и разорвать, но его голова отлетела, словно её снесло ветром. Тело упало наземь и стало дергаться. Мужчина в темном балахоне и с руническим клинком, горящим вишневым цветом. От лезвия отходил густой туман вишневого окраса. Некромант встал перед ребенком, затем склонился и положил руку на дергающееся тело мертвеца. Его губы принялись что-то шептать, из тела мертвеца выходил серый туман, который растекался по земле. Когда все закончилось — тело замерло, а мужчина встал и направился вперед ко второму вурдалаку.

Некромант отвел в сторону свой клинок и обратился к мертвецу:

— Не знаю откуда ты здесь, но тебе не место среди живых.

Существо бросило очередную, истекающую кровью, жертву в сторону и запрыгало в сторону некроманта. Мужчина сделал взмах клинком и отсек мертвецу руку, последний потерял равновесие и упал наземь. Некромант направился к вурдалаку, последний пытался встать обратно, но не мог удерживать равновесие на трех конечностях. Мужчина вонзил клинок ему в сердце. Мертвец задергался, как насекомое. Он пытался вырваться, но некромант разломал его ребра и вырвал сердце. Существо замерло. Бесчинства этих мертвецов были прекращены и пришла помощь, которая принялась помогать пострадавшим. Стражи и помощь считали количество жертв.


Верховный магистр Вайрекс пребывал в Горбус. Его карета остановилась рядом со зданием власти. Многие некроманты, которые его встречали, сразу узнавали, отдавая свое почтение. Самого Вайрекса встретил глава министерства некромантии Горбуса. Магистр Торстейн провожал Верховного в здание.


— Господин, наконец вы прибыли. Мы с нетерпением ждали.

— Торстейн, я слышал о ваших проблемах. Думаю, на сегодняшнем собрании мы вместе решим этот вопрос.

— Разумеется.

— Давно я не был на севере. Довольно тепло у вас.

— Аномальная жара, господин.

— Надолго вы у нас задержитесь?

— Вряд ли, но вопрос деликатный и требует личного присутствия.

— Безусловно.

— Что же, увидимся вечером, Торстейн.

— Конечно, господин.

Они разминулись по разные стороны. Торстейн направился к себе в кабинет в то время, как магистра Вайрекса слуги направили в его временные покои, где он сможет переночевать.

На вечернем собрании собрались лишь самые первостепенные личности. В первую очередь стол занял Верховный магистр Вайрекс Уэс. С противоположной стороны сидел магистр Торстейн Йенсен. Среди присутствующих были магистр из южной империи Абдель Катиф, леди Мур, Альберт Уолок, Дастин Слэйд и другие некроманты. Персоны сидели за уставленным едой столом. Дверь в зал переговоров закрыли и прислугу разогнали, чтобы не было лишних ушей.

— Добрый вечер, дорогие господа и леди.

Все присутствующие подняли свои кубки, чтобы отпить алый напиток.

— Выпьем за встречу.

После простого тоста, сказанного Верховным магистром, все принялись пить вино.

— Итак, начнем, — скомандовал Вайрекс, — Посол Нотарий мне рассказал о трагедии, которая произошла здесь, в Горбусе, однако, ввиду деликатности вопроса он не вдавался в подробности, видимо, потому что вы тоже не вдавались в подробности. Что же, теперь, стоит полагать, вы можете прояснить всю ситуацию. Магистр Торстейн, я полагаю, вы расскажете нам все в подробностях, не так ли?

— Конечно, господин.

Мужчина, невысокий, с небольшим животом и заросшим лицом поднял кубок и выпил, чтобы смочить горло перед повествованием.

— Неделю назад, — начал рассказывать магистр Торстейн, — В органы управления поступило сообщение об убийстве. Произошло оно в доме по улице Черная. Жертвой оказался Артур Равелли, который был жестоко убит в собственной постели и его сердце было вырвано из груди. Как говорят эксперты, к убийству причастна нежить. Мотив убийства, мы полагаем, очевиден. Артур нашел то, что искал и кому-то это крайне не понравилось.

— Где его тело? — обратился Верховный к нему.

— Хранится у нас здесь, в этом здании.

— Я заберу его с собой.

— Конечно, господин.

— Итак, как вы считаете кто стоит за этим? Кто мог использовать некромантию против живых?

— Мы не имеем ни малейшего понятия, господин Вайрекс, — встрял в разговор магистр Слэйд.

— Думаю, этот вопрос обязательно нужно решить и найти того, кто за этим стоит. Хочу, чтобы расследование вела магистр Мур. Что на это скажите, магистр?

— Как скажите, господин Вайрекс.

Магистр Мур была в темном одеянии с красными инструктированным кристаллами. У неё пышные длинные каштановые волосы и добрые сапфировые глаза, которые вызывали одно доверие к этой личности, сама женщина невысокого роста с круглым и миловидным овалом лица.

— Что насчет журналистов?

— Мы сказали, что это было банальное ограбление со случайным убийством.

— Случайное убийство и вырванное сердце?

— Они не имеют ни малейшего понятия о том, что у жертвы вырвано сердце, — ответил Торстейн.

— Никто ничего не знает?

— Кроме тех, кто за этим столом? Никто, — подытожил магистр Торстейн.

— Думаю, в таком случае вопрос решен. У кого-то есть вопросы?

— У меня есть ещё кое-что, господин Вайрекс, — обратился Альберт Уолок к верховному.

Магистр Уолок, в отличии от остальных некромантов, оставался в своем темно-зеленом плаще. Альберт довольно высокий и крупный мужчина. У него на лице несколько ссадин от сражений и уставшие, для его возраста, глаза зеленого цвета. Альберт носил длинные черные волосы и легкую щетину.

— Что вы хотите сказать?

— За день до вашего приезда произошла одна большая трагедия, которая поразила весь Горбус.

— Это важно для министерства?

— Более того — это важно для нас всех, господин.

— Говорите уже.

— Два вурдалака во время праздника устроили на Рыночной площади и ко всему прочему густо заселенной настоящее побоище. Насчитали более пятидесяти жертв и один патрульный из стражи.

— И правда ужасно. Кто их остановил? — холодно добавил Вайрекс.

— Некромант Пайк. Он отдыхал со своей семьей, когда все происходило.

— Почему он так долго реагировал?

— На что вы намекаете, господин?

— Я ни на что не намекаю, вы прекрасно меня слышите.

Магистр Торстейн вмешался в их разговор:

— Он был слишком далеко от самого побоища, пока он добирался сквозь паникующую толпу, уже были жертвы.

— Что же, получается, что он герой. Думаю, его следует наградить и похвалить. Что насчет журналистов?

— Мы попытались всё спихнуть на местных сумасшедших маньяков.

— Но всегда есть одно большое «но!», не так ли?

— Именно. Ни один человек не сможет вырвать позвоночник и оторвать конечности. Никто в это не поверил.

— Что же получается, мы стоим перед серьезным выбором. С одной стороны, соврать и сказать, что это были маньяки, а с другой рассказать правду.

— Получается что так, господин.

— Я лично завтра все сообщу жителям Горбуса. Магистр Мур, вы будете вести оба расследования. Я думаю, что за этим стоит один и тот же человек, которого непременно следует отдать под суд.

— Конечно, господин.

Спустя время все гости отвлеклись друг на друга. Поднялся шум. Некроманты были уже пьяны и обсуждали политику, выпивку, деньги и женщин. Верховный магистр Вайрекс покинул стол и пошел на балкон, где было уже довольно прохладно. Ночь наступила и на небосводе загорелись яркие звезды. Мужчина смотрел на горящие огни города и пил вино из кубка. На балкон зашел ещё один человек. Магистр Уолок решил составить компанию Верховному.

— Хороший вечер, Альберт.

— Согласен, господин.

— Думаю, сейчас можно обойтись и без этой фамильярности.

Вокруг здания и на балконе по краям стояли величественные каменные горгульи, которые вечно наблюдают и защищают здание министерства. Ночные смотрители и защитники украшали это здание своей мануфактурой и уникальной архитектурной красотой.

— О чем вы хотите поговорить, Альберт?

Мужчина повернулся спиной к городу и сделал глоток вина.

— У Артура есть сын, которому восемь лет.

— Где он сейчас?

— В каком-то детском доме, я думаю.

— Он что-то знает? Его спрашивали?

— Да, его допрашивали стражи, но это бесполезно, он не имеет представления, чем занимался его отец и на кого он работал.

— Тогда, что вы хотите от меня, Альберт?

Мужчина выдержал паузу, чтобы максимально завладеть вниманием магистра.

— Я хочу вашего разрешение, чтобы взять его сына в ученики.

— Ты желаешь взять сына Артура в ученики?

— Да.

— Когда мне было десять лет, я в последний раз видел своих родителей, как и любой другой некромант. Меня отдали в ученики очень могущественному некроманту. Думаю, ты слышал его имя. Магистр Фелстад. Человек, которым я всегда восхищался и который погиб у меня на глазах. Его сожгли, а затем вырвали сердце. Знаешь почему это произошло?

— Нет.

— Его убили из-за меня. Я случайно проболтался одному из членов совета, что магистр Фелстад хочет стать Верховным. Им это, конечно, не понравилось из-за его взглядов, потому что он ввёл бы законы, которые не выгодны некромантам. За это его нашли, связали и сожгли. Поэтому у меня до сих пор нет ученика.

— Потому что вы боитесь, что он вас предаст?

— Нет, не предаст. Потому что я буду расплачиваться за его ошибки, но мне лично все равно кого вы, Альберт, возьмете в свои ученики.

— Я вас понял, Уэс.

— Вот и прекрасно, но не забывайте, пожалуйста, что брать в ученики можно лишь с десяти лет.

Альберт ухмыльнулся:

— В ученики может и с десяти лет, но опеку можно и с восьми.

Вайрекс подошел предельно близко к некроманту и доходчиво высказался с ноткой угрозы:

— Опекун или родитель не может обучать некромантии. Никакой привязанности, никаких лишних чувств и эмоций, Альберт. Нам нужны воины, а не дети.

Между ними всегда были напряженные отношения. Особенно, когда Вайрекс стал Верховным магистром.

Мужчина, с кубком вина, ничего не дал ответить и покинул балкон, оставив некроманта одного.

Небесное светило поднималось. Фос медленно озарял небо. Люди выходили на улицу и отправлялись по своим делам. Через час город был живой, как никогда раньше. Рынок был перекрыт в связи с расследованием, поэтому многие предпринимательства прекратились, и жители города решили культурно проводить день. Многие ходили в театр со своей семьей. Кто-то покидал город, отправляясь на реку, чтобы мирно отдохнуть от произошедшего ранее.

Верховный магистр Вайрекс покинул здание власти и отправился в центр города, чтобы осмотреть его. Некроманта сопровождал магистр Слэйд. Последний пытался заговорить с Верховным. Несмотря на попытки, Вайрекс оставался непреклонным и не завязывал разговор с назойливым магистром. Верховный остановился рядом с одной из забегаловок. Он привязал коня и попал внутрь, чтобы позавтракать местной едой. Магистр Слэйд сел за один стол с Вайрексом.

— Господин, вам действительно стоит выслушать меня.

— Разве ты ещё не понял, что меня не волнует все то, что ты так жаждешь мне поведать?

— Я думаю, вы зря поставили главной над расследованием Маргарет.

Некромант откусил мясо с ножки курицы и запил чаем.

— Назови хоть одну причину, по которой я не прав в своем выборе?

— При всем уважении, господин, но ваш выбор ошибочен, потому что она некомпетентная и, кроме того, не опытна.

— Магистр Слэйд, меня не волнует мнение какого-то некроманта из провинциального городка.

Некромант задумался и его лицо опечалилось.

— Я смогу найти того, кто это сделал, — продолжал настаивать на своем магистр.

Верховный отпил ещё чая и приблизился к некроманту, чтобы высказаться:

— Мне глубоко плевать, кто стоит за всем этим. Единственное, что важно, так это то, что все-таки нашел Артур Равелли. Поэтому если тебе нечего мне рассказать по поводу мистера Равелли, то не подходи ко мне вообще.

— Если я найду что-то стоящее, вы измените свое решение?

Мужчина откинулся к спинке сидения. Он доел курицу и допил свой чай.

— Если ты что-то узнаешь, тогда у нас будет о чем поговорить.

Верховный вытер руки платком, затем положил монеты.

— До тех пор не стоит даже приближаться ко мне.

Некромант отпрянул и кивнул головой, дав понять, что он все предельно ясно понял.


Жители собирались у здания власти. Они знали, что сейчас наместник Императора должен будет рассказать жителям о том, что произошло. Люди собирались и толпились. Время подходило к полудню, когда должна была состояться речь. Молодые и старики все, как один толпились, словно их должны были приговорить.

— Что происходит? — обратился в толпу молодой человек.

— Говорят, сейчас наместник будет говорить что-то важное.

— Что-то важное? По поводу?

— Вероятно, по поводу минувших событий. Мою внучку убили у меня на глазах эти злосчастные вурдалаки, — дедушка пустился в слезы и его лицо покраснело.

На трибуне появился человек, последний был секретарь наместника.

— Прошу тишины! — он говорил громогласно, чтобы его все услышали.

Через время на площади воцарилась тишина.

— Благодарю, думаю, всем вам интересно зачем вас собрали. Поэтому настало время удовлетворить ваше любопытство. Я передаю слово Верховному магистру Вайрексу Уэсу.

Секретарь удалился. На трибуну торжественно вышел некромант в красивых одеяниях. На его спине висел величественный плащ, а на поясе, в ножнах висел рунический клинок. Мужчина встал на пьедестал и торжественно развел руками, показывая свое расположение к людям. Толпа не особо понимала все происходящее, но кто-то все равно, инстинктивно или в качестве уважения, стал аплодировать. Поднялась волна аплодисментов. Люди сами не понимали зачем они это делают, но им это не мешало продолжать.

— Благодарю, жители Горбуса.

Волна аплодисментов стала спадать, когда он жестом приказал всем остановиться и выслушать. Жители подчинились.

— Я знаю о трагедии, что произошла два дня назад. По этой причине, собственно, я, Верховный магистр некромантии Единой Империи, прибыл на северный край. Я хочу сказать вам, добрые люди, что уже ведется расследование, и мы непременно найдем ответственного за сделанное. Вы первыми узнаете о том, кто совершил это. Что касается пострадавших, то я приношу вам свои соболезнования и гарантирую, что министерство некромантии Горбуса выплатит компенсацию каждому, кто пострадал от трагедии.

Магистр Торстейн и Альберт переглядывались. Они не понимали почему Верховный принял такое решение, зная о состоянии бюджета.

— Кроме того, — продолжал Вайрекс Уэс, — Некроманты Горбуса воскресят всех тех, кто погиб в этой трагедии. Я лично прослежу за этим. Завтра все те, кто потерял своих родных и желает вернуть их, должны прийти в казармы имперского легиона, чтобы опознать своих родных. Ещё раз приношу свои соболезнования, потому что это не должно было произойти ни с кем из вас или ваших близких.

Некромант торжественно поклонился перед жителями и удалился с трибуны. Его встретили в здании некроманты: Альберт и Торстейн.

— Что это было, господин? — обратился к Верховному магистр Уолок.

— Завтра вас ждет трудный день, — ответил ему некромант.

— Наш бюджет не в силах потянуть такие расходы.

— Это не моя проблема. В этом виноваты вы сами, потому что кто как не некроманты должны защищать людей. В следующий раз, я думаю, вы окажетесь более благоразумны и проследите за тем, чтобы охрана была на должном уровне.

— Все же, откуда министерству взять такие деньги? — добавил свое Торстейн.

— Придумайте, урежьте зарплату или оплатите из своего кармана. Можете попросить помощи у наместника или самого Императора. Дело ваше.

Верховный более не желал вести разговор со своими коллегами и устремился прочь из помещения. Два некроманта стояли в полном недоумении от того, что произошло.


Старик накинул рубаху и натянул брюки, которые затянул импровизированным ремнем. Затем надел кожаный, потрепанный временем, мундир поверх робы и надел сапоги. Мужчина в возрасте покинул свой небольшой дом и направился уверенным шагом на Центральную площадь, откуда, через улицу Центральную, добрался до казарм имперского легиона. У входа стояли стражи, которые пускали людей по одному. Старик встал в очередь и, отстояв свое, зашел внутрь помещения. Повсюду ходили легионеры в легких латных доспехах и мундирах, у них висели мечи и топоры, а за спиной изредка торчали пустые колчаны для стрел.

Дедушка подошел к распорядителю. Последний предложил ему помощь:

— Чем я могу вам помочь?

— Вчера сказали, что здесь предоставляют помощь потерпевшим.

— Вы кого-то потеряли?

— Внучку.

Мужчина наклонился и выбирал листы бумаги, затем вернулся к разговору:

— Соболезную вашей утрате. Некроманты обязательно вам помогут. Нужно подождать.

Из глубин зала пришел Верховный магистр. Он подошел к распорядителю и на его лице сияла добродушная улыбка.

— Что-то не так, сэр? — обратился Вайрекс к старику.

— Никаких проблем, господин, я подожду.

— Чего же вы будете ждать?

— Своей очереди.

Вайрекс посмотрел на распорядителя, затем взял бумаги у него и подошел к старику. Некромант передал их мужчине, затем предложил сесть за ближайший стол.

— Расскажите мне кого вы потеряли?

— Я уже говорил тому молодому человеку, что там была моя внучка… Она единственная, что осталось в моей жизни.

На глазах старика наворачивались слезы, но голос его не дрожал.

— Вам помогут и вы скоро вновь её увидете, только вы должны подписать эти бумаги.

— Что это за бумаги?

— Простая формальность.

— Господин Вайрекс, расскажите мне, пожалуйста, что это за бумаги?

— Подписывая одну, вы отказываетесь от каких-либо претензий в сторону министерства, некромантов и самого Императора. Подписывая второй документ, вы даете согласие, что осведомлены о том, что после процедуры, воскрешенный будет жить за счет жизни некроманта и, в случае чего, вы готовы потерять второй раз своего родственника или близкого человека. Простите, но без подписи мы сможем вам помочь только в денежной форме.

Старик задумался и посмотрел в глаза некроманту.

— Посмотрите на меня. Разве мне нужны деньги?

— Вы мне скажите.

— Верните мне мою внучку, — отточил каждое слово старик, затем взял карандаш у некроманта и подписал документы.

Верховный по доброму улыбнулся и махнул рукой. К нему подбежал один из некромантов.

— Помоги найти этому мужчине его внучку и сделай так, чтобы она вернулась к нему.

— Будет сделано, господин.

Молодой некромант предложил старику проследовать за ним. Верховный поднялся из-за стола и его застала магистр Мур.

— Здравствуйте, моя дорогая.

Женщина дружелюбно улыбнулась ему в ответ.

— Вижу, вы действительно контролируете процесс. Как и обещали.

— Кто я такой, чтобы не сдерживать свое обещание.

Двое некромантов направились в центр казарм, проходя мимо тел людей. Рядом с некоторыми стояли некроманты, которые шептали Слово и родственники, или друзья погибших.

— Знаете, будучи таким великим некромантом, вы избегаете воскрешений. Неужели великий магистр Вайрекс Уэс не способен воскресить пару-тройку кадавров? — усмехнулась Маргарет над Верховным.

— Маргарет, ты бросаешь мне вызов?

— Мы перешли на «ты», Уэс?

— Думаю, бросать вызов мне довольно глупый поступок, как и не верить в мои способности.

— Так докажи.

Некромант подошел к ближайшему трупу. Положил на него свою руку что-то быстро нашептал и его кисть покинул алый густой туман, который сразу проник в тело покойника. За одну минуту тело успело ожить. Покойник дернулся и глубоко вздохнул.

— Я почти впечатлена, господин, — иронично говорила с ним Маргарет Мур.

Мужчина подошел к ней. Коснулся её щеки и провел по ней рукой.

— Дорогуша, я здесь не для того, чтобы удовлетворять тебя, однако, если ты хочешь попробовать, то мы можем встретиться вечером в каком-нибудь приличном месте.

Женщина медленно отошла от некроманта.

— Не думаю, что это будет хорошая идея.

Маргарет развернулась и пошла прочь из казарм, оставив Верховного одного, дальше следить за ходом исполнения воскрешений.

Южная империя, Хафэль-Таир

Наместник Талу Кашир допивал свой напиток из золотого кубка. Мужчина заканчивал свою вечернюю трапезу в кругу семьи. В обеденный зал без приглашения вошел молодой человек. Последний был в легионерских доспехах. Он сбросил с себя шлем. Его лицо было красным от жары, по нему стекали струи пота.

— Господин, у меня есть для вас информация и очень важная.

— Я ем, если ты не видишь, гонец.

Молодой человек никак не отреагировал лишь склонил голову перед своим наместником.

— Дело действительно такой важности?

Гонец кивнул. Мужчина вытер платком рот, покинул стол и направился в свою переговорную. Молодой человек в доспехах направился за ним.

— Итак, не будем терять время за зря, мне ещё детей укладывать спать и жену ублажать.

— Господин, на севере произошла трагедия, которая может вызвать некое недоверие людей к некромантам.

— Продолжай.

Мужчина сидел в своем бархатном кресле. Гонец смиренно стоял у дверей.

— Два вурдалака учудили полное побоище во время праздника, прямо на площади. Насчитали несколько десятков жертв. Министерство решило откупиться от людей, а также воскресить всех тех, кого возможно. Многим вырвали сердца.

— Ты прав, гонец. Это действительно полезная информация. Кроме того, о ней должны узнать у нас здесь. Расскажите все газетам, чтобы они написали об этом.

— Как скажете, господин.

— Гонец, — обратился следом Талу Кашир к послу, — Ещё кое-что.

— Что желаете, ваша светлость?

— Найди некроманта, который никак не относится к министерству. Люди должны знать, что эти жалкие некроманты не способны никого защитить, а представляют лишь угрозу всем живым.

— Будет сделано.

— Мертвым не место среди живых, — подытожил Талу Кашир.

Гонец поклонился своему хозяину и тихо покинул помещение. Мужчина в тоге и кубком вина подошел к окну, из которого, с высоты птичьего полета, были видны огни ночного Хафэля-Таира.

Глава 2

Эпоха Таламорского мира, 1111 год
Северная империя, Горбус

Всадник был верхом на своем верном скакуне. Конь добрался до гигантского, деревянного многоэтажного здания. Мужчина спрыгнул со своего коня и привязал его. Некромант откинул свой плащ. Его лицо покрыто первыми морщинами и ссадиной. Прошло достаточно времени, которое повлияло на него. Магистр Альберт Уолок направлялся внутрь здания. На небе образовались тучи, которые издали несколько раскатов молний, озаряя небосвод. Следом обрушился ливень. Некромант уже находился в помещении, где его встретила женщина.

— Добрый вечер, магистр.

Она была добра и обходительна.

— Присаживайтесь, вам принести что-то выпить?

— Не стоит.

Мужчина сел на диван. Он ожидал, когда к нему выйдет начальник детского дома, с которым у него должен состояться разговор. Женщина удалилась и пропала в коридоре.

За окном сияло небо. Вода билась об окна. Гром настигал город, следом за раскатами.

В дали коридора, в ночной темноте, появился силуэт, который быстро приближался в приемную. Мужчина в мундире с золотыми часами в руке нарисовался рядом с Альбертом. Некромант встал, обнял мужчину с радушной улыбкой на лице.

— Привет, друг, — обратился к некроманту мужчина.

— Говард, давно не виделись, — добавил от себя магистр.

Мужчина показал своему другу на диван. Друзья сели, чтобы начать свою беседу.

— Итак, каким это ветром тебя занесло в нашу скромную обитель.

— Не такую уж и скромную.

— Разумеется.

— Я пришел по делу, говоря откровенно, то мне необходима твоя помощь.

Мужчина заинтересовался и оказался весь во внимании.

— Говори, я слушаю, — добавил Говард.

— Я хочу взять опеку над одним мальчиком.

— Сколько ему лет?

— Если я правильно думаю, а я не уверен, когда у него день рождения, то ему сейчас десять лет или будет в ближайшие месяцы.

— Знаешь Альберт, у нас не так мало ребят, которым есть десять лет. Будет проще, если ты назовешь его имя и фамилию.

— Райн Равелли, — коротко отрезал Альберт Уолок.

— Сын того самого Равелли?

— Да, его сын. После гибели отца его должны были отправить в один из детских домов по округе. Поэтому первым я решил зайти к тебе.

— Что ты хочешь от него? Зачем тебе брать над ним опеку?

Женщина принесла кружки с горячим эликсиром, который должен был пополнить силы собеседников.

— Хочу обучать его.

— Обучать некромантии?

— Именно, — продолжал некромант кратко отвечать своему другу.

— Какой в этом смысл? Я думал некроманты не так жалуют тратить время на обучение? Поговаривали о том, что будет своя академия.

— Во-первых, Верховный никогда на такое не пойдет, слишком это затратное дело, строить целую академию для изучения некромантии. Во-вторых, не все некроманты такие. Что касается моего желания, то что еще останется парню делать? Стать беспризорником, а там и в тюрьму?

— Тоже верно, но может это лучше, чем отдавать себя служению Императору и Верховному.

— О, Великие, ты так говоришь, словно знаешь, как это служить Императору и Верховному.

— Я нет, а ты — да, — с интригой подметил Говард.

— Поэтому то и никто не заставляет становиться некромантом. Это полностью выбор человека.

— Обратного пути, ведь, нет?

— К сожалению, — с досадой добавил Альберт.

— В любом случае, мой дорогой Альберт, в нашем заведении его нет. Ты выбрал не тот дом.

— Я догадывался, иначе это было бы слишком просто.

— Однако, не переживай, я могу помочь тебе.

— Это отличные новости, все же не зря я пришел к тебе.

— Верно, — подытожил директор детского дома.

Мужчины подняли свои кружки и выпили эликсир.

— Дорогая Лариса, — обратился Говард к служанке.

— Да, милорд?

— Подготовьте экипаж, пожалуйста.

— Будет сделано.

Мужчина поднялся с дивана.

— Предлагаю пройтись, пока готовят карету.

Альберт кивнул, поставил на тумбу свою кружку и поднялся.

Говард показал мужчине рукой и они направились по коридору.

— Как твои дела?

— Ничего, по-прежнему никакой особой поддержки от наместника. Детей больше, а денег меньше.

— Откуда такое количество беспризорников?

— Ни малейшего понятия. Наверно, дело в несчастных случаях, в результате которых дети остаются одни. Некоторые рождены незаконно и их выбрасывают на улицу. Причин множество, за всем не уследить, да и кто за этим следит?

— Действительно, у Императора и наместников есть и другие проблемы.

— Нападения мертвых на живых, да, я слышал об этом. Совсем недавно говорили, что на юге произошло то же, что и два года назад в Горбусе. Кто бы он ни был, а у него есть план.

— Ты так думаешь?

— Разумеется, а какой ещё смысл устраивать эти побоища. Карета готова.

Мужчины направились на выход. На улице на них лил ливнем дождь, находясь несколько секунд под открытым небом, их плащи становились напрочь мокрыми.

— Куда теперь?

— За город. Я знаю, где мы сможем найти твоего парня.

Экипаж отправился за границы площади детского дома. Небо редко озарялось от раскаленных огненных дуг молний. Говард решил продолжить разговор со своим другом:

— Мы отправляемся в очень нехорошее место.

— Поэтому ты меня посвятишь, как я понимаю?

— Разумеется, не люблю устраивать плохие сюрпризы, тем более для друга.

— Так что мне стоит знать об этом месте?

— Ты знаешь о дуэлях?

— Конечно, один из наиболее популярных видов спорта.

— Так вот, здесь, на севере, есть кое-что более интересное, как считают основатели этого вида спорта.

— Что-то вроде дуэлей?

— Раз в месяц в одном месте собираются директора всех детских домов, чтобы проводить бои. Главное то, что эти бои проводятся между беспризорниками. Их отправляют на арену, где они сражаются врукопашную друг против друга и победитель выходит всегда один. В конце года проходит турнир.

— Турнир?

— Между текущим и предыдущим победителем. Конечно, тех, кто участвует хорошо кормят, одевают, а некоторым даже платят золотом.

— Твой дом тоже принимает в этом участие?

— Нет, я, конечно, люблю посмотреть хороший мордобой, но это же дети. При всем при этом, я все равно член клуба.

— Почему?

— Потому что они надеются, что когда-нибудь я решусь принять участие и выставлю своего бойца. Знаешь, между ними даже ходят слухи, что я готовлю самого настоящего непобедимого чемпиона.

— Но это не так?

— Конечно. Самое интересное, что это нелегально. Это твой главный козырь.

Карета остановилась возле заброшенного старинного поместья, за которым сверкали молнии. Двое мужчин покинули экипаж и вприпрыжку побежали ко входу.

— Не похоже, чтобы здесь кто-то жил.

— Здесь никто не живет уже более двух веков. Поместье Мусли. Говорят, что последние, кто здесь жили, были некроманты, которые в итоге пропали без вести.

— Некроманты?

— Не работающие на министерство и Императора.

— Своевольные, я понял.

— Нам сюда, — Говард показал своему другу на вход в подвал. Они подняли крышку и стали спускаться по резкой лестнице. Внизу их ждал темный коридор, в конце которого была железная дверь.

— Спрячь свой клинок. Он может выдать тебя, а нам это не нужно.

Альберт послушался и постарался укрыть свое орудие в глубинах накидки.

Говард достал бумажку и написал на ней слово, затем положил под дверь и просунул под ней.

— Что это?

— Пароль. Это же частная вечеринка.

— Я думал его называют.

— Называть пароль слишком глупо. Его могут подслушать.

Дверь двигалась. Её открыл невысокий, угрюмый мужик, который преградил рукой дорогу некроманту.

— Он со мной.

Сторожила не доверительно посмотрел на незваного гостя, но все же пропустил его.

— Держись меня. Здесь орудуют самые опасные люди всего севера.

— Почему?

— Бои, где на кону жизнь, весьма популярны, особенно, у богатеньких буратино.

— Понял.

Говард повел своего друга в глубь помещения. Повсюду ходили разные мужчины. Их лица были в шрамах и царапинах. Они были грубыми и далеко не дружелюбными. Каждый из них бросал в сторону некроманта нездоровый и враждебный взгляд, словно они видели его насквозь. В центре помещения находилась арена. Рядом с ней, по ту сторону, был балкон, где находились директора. Говард провожал Альберта к этому балкону, через ликующую толпу. На арене началось сражение. Дети, в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, бросились друг против друга. Их тела были частично оголены. Каждый наносил удар. В один момент один из претендентов обхватил оппонента и стал наносить очередь ударов по корпусу. Обхваченный бросил на пол несколько кровавых плевков и упал на колени.

— Добей! — голос был из толпы.

Юноша посмотрел по сторонам. В его глазах была паника и страх. Молодой человек должен был добить своего сверстника. Его руки дрожали и глаза бегали по сторонам. Толпа продолжала кричать и требовать казнить поверженного.

Альберт следовал за своим другом. Они поднимались вверх на балкон. Наверху некроманта и товарища встретили телохранители, которые остановили гостей.

— Пропустите их, — скомандовал мужчина, сидящий посреди всех и тянущий крупную сигару.

Говард прошел первый, следом прошел Альберт.

— Неужели ты решил все-таки принять участие, да ещё и друга привел.

Мужчина ухмыльнулся. Ему доставляло удовольствие то, чем он занимается.

— Отнюдь, я здесь по иному делу.

— Делу?

Директор отложил свою сигару, затем взял бокал с алым напитком.

— Какому такому делу?

— Скорее, это не для меня, а для него, — указал пальцем Говард на своего друга и отошел в сторону.

— Кто ты?

— Я не предпочитаю называть имени.

— Как интересно. В таком случае, как мы должны вести дела?

— Все просто. Я говорю, что мне нужно, а ты говоришь, что хочешь взамен. Надеюсь, мы придем к какому-нибудь компромиссу.

Мужчина разгрыз несколько семян, которые съел. Очистки полетели на грязный пол.

— И что тебе нужно, незнакомец?

— Мне нужен юноша, — коротко бросил Альберт.

— Вот как? Юноша! Вы слышали!?

Мужчина развел руками и нагло ухмыльнулся.

— Что ты хочешь взамен?

— Смотря, что ты можешь дать, некромант.

Альберт насторожился, но не терял хладнокровность. В то время как, Говард задышал тяжело, понимая, что обстановка накаляется.

— Ты думал я не замечу твой рунический клинок или твою фирменную накидку? Ваша форма, как клеймо, всегда выдает вас.

— Что ты хочешь? — отточил свое некромант.

— Разумеется, твой клинок. Кто не захочет рунический клинок самого некроманта, а?

— Думаю тебе стоит выбрать что-то другое.

Директор посмотрел по сторонам. Из углов вышли телохранители в легких кожаных мундирах. Последние обнажили свои клинки и медленно стали приближаться к Альберту.

— Ты не в том положении, чтобы торговаться, некромант, — бросал с неприязнью каждое слово директор.

Головорезы с короткими клинками стояли предельно близко. Лезвия стали упираться в спину Альберту.

— Что не делай, но ты такой же человек, как и я. Следовательно, в тебе тоже льется кровь. Не так ли?

— Ты прав. Конечно, я тоже человек, но не сравнивай меня с собой.

— Клинок и мы договоримся.

Альберт не собирался отступать. Он становился все настойчивее и настойчивее с каждой потраченной минутой.

— У тебя ещё есть возможность предложить что-то другое.

— Если нет, то что?

— Расскажешь мне потом, когда сюда придут из министерства. Думаю, им не понравится ваше подпольное занятие.

Слуги директора надавили клинками в спину Альберту. Лезвие было так близко, что вот-вот порвет накидку.

— Снова возвращаемся к тому моменту, что ты не в том положении, чтобы угрожать.

— Это не угроза, а переговоры. Заброшенное поместье, люди, которых никто не хватиться, как думаешь, кто из нас может выйти живым?

— Некромант готов убить? Я поражен, а как же ваша клятва помогать живым?

Альберт сделал шаг к своему собеседнику. Головорезы проследовали за ним.

— Скажи, что мне мешает убить тебя, затем воскресить в виде своего слуги, который будет бегать подле меня, как собачонка?

— Ты прав. Зачем враждовать, — директор махнул рукой. Его слуги отстранились в стороны.

— Иметь в друзьях некроманта весьма полезно. Давай договоримся так: я даю тебе твоего парня, а ты, когда мне нужно будет, воскресишь человека и не упыря или вурдалака, а самого настоящего кадавра.

— Вижу мы пришли к компромиссу, — дружелюбно ответил Альберт.

— Мы так и не познакомились, — заявил директор.

— Альберт Уолок.

— Джо Хатчесон.

Мужчины пожали друг другу руки, затем директор предложил гостям напитки и расположиться поудобнее.

— Как его имя? — обратился новоиспеченный друг к Альберту.

— Райн Равелли.

— Интересно, а это не тот ли Равелли, который сын Артура Равелли?

— Он самый.

— Очень трагичная история, потерять отца в восемь. Сейчас ему, должно быть, десять, не так ли?

— Думаю, что да. Ты знаешь где он?

— В моем заведении его нет. Я бы знал и был очень рад его проживанию, но увы.

— Так где он тогда?

— В любом другом, но не в моем. Ребята, говорите, у кого этот мальчик.

Все посмотрели друг на друга.

— Ну что вы, не говорите только, что он по улицам бродит.

— Он в доме Блока, — ответил один из находящихся.

— Вот тебе и ответ, Альберт, — высказался Джо.

— Это все, что ты можешь сделать?

— А ты чего ждал?

— Большего.

— Дальше тебе поможет Говард, я уверен. Не так ли?

Мужчина, стоявший в стороне, сложив руки, промолчал.

— Пока, Джо, — поднялся Альберт.

— До скорого, — ответил директор.

Друзья покинули балкон. На арене началось новое сражение. Более крупный юноша обагрил свои руки кровью оппонента и яростно закричал. Некромант и Говард направились к выходу, где на улице стояла повозка, заливаемая ненастным дождем.

Южная империя, Хафэль-Таир

Он принимал ванну. Большое пространство, наполненное водой, испарялось, оставляя в воздухе легкий туман. В купальную вошел мужчина. Последний был гонец с известиями.

— Господин, у меня новости, которые вас порадуют.

— Полагаю, — начал Талу Кашир, — Это связано с моим некромантом?

— Именно.

— Хочу поговорить с ним лично, — мужчина поднялся из купальни и направился к висящим полотенцам. Наместник обмотался в белую тряпку.

— Сейчас приглашу его.

Гонец удалился из купальной. В помещение следом вошел мужчина в темно-зеленом балахоне и с такой же накидкой. Его лицо было скрыто за маской. Лишь одни глаза виднелись из-под неё.

— Вечер добрый, Талу Кашир.

— Здравствуй-здравствуй, мой дорогой. Как тебя звать?

— Мое имя Морос, если вам так интересно.

— Не столько, сколько результат твоей работы. Расскажи мне, — наместник выпил из кубка, затем сел величественно на скамью.

— Четыре семьи из разных деревень, близ Хафэля. Три семьи простых ремесленников и одна семья очень важных персон владельцев. Вы могли слышать о их поместье.

— Какое поместье?

— Семьи Шаин.

— Да, я наслышан о них. Прекрасно, великолепно, ты справился лучше, чем я ожидал. Работа завершена, и я выплачу тебе по тысячи золота за каждую жертву.

— Отлично.

Талу развел руками и дружелюбно улыбнулся, затем предложил:

— Либо ты сделаешь кое-что ещё для меня и получишь в три раза больше.

Некромант сохранял хладнокровие и держал молчание.

— Одна цель, условия те же. Получишь в три раза больше, чем можешь получить сейчас.

— Кто же цель? — холодно бросил Морос.

— Очень важный и почитаемый человек, которого многие знают.

— Кто он? — повторил свой вопрос некромант.

— Наместник на севере, — коротко и бесчувственно ответил, наконец, Талу.

— Можно вопрос?

— Разумеется.

— Зачем тебе это нужно?

— Разве это не очевидно? Люди должны видеть какие вы на самом деле скользкие и лживые, что ваше дело противоречит законам природы и рано или поздно мы все должны будем ответить за ваши действия.

— Это не мое дело, но, думаю, в конечном счете вы ошибаетесь.

— Думаешь? Ты сам пример моим словам. Готов предать собственных собратьев ради денег.

Некромант приблизился к наместнику, достал рунический клинок и приставил к шее Талу.

— Я не пример твоим словам. У меня свои дела с некромантами, которые тебя никак не касаются. Ты платишь — я делаю — это все, что тебя касается между нами.

Некромант швырнул наместника обратно на скамью.

— Ты понял?

— На твоем месте я бы дважды подумал прежде, чем вытворять что-то подобное. Возможно, я твой последний союзник.

— Я не говорил, что мне нужен союзник. Ты — заказчик, я — исполнитель и ничего лишнего.

Некромант отвернулся от наместника и пошел прочь. Мужчина остался сидеть один в легком недоумении, потому что не ожидал того, что произошло. Однако, в голове он все равно держал общую картину происходящего и верил, что рано или поздно его план вступит в силу.

Северная империя, Горбус

Они сидели в карете, которая катилась по улице города. Двое мужчин выпивали по кружке хорошего алкоголя, которое согревало их изнутри. Альберт поставил кружку на подставку:

— Итак, где находится дом Блока? — обратился некромант к своему другу.

— Севернее Горбуса, в деревне Вельверс, — ответил ему Говард.

— Ты отправишься со мной или нет?

— Думаю, я уже достаточно потратил времени и помог тебе, друг, — высказался Говард.

— Конечно, ты прав и не стану тебя более просить о чем-то, — улыбнулся дружелюбно Альберт и добавил, — Пока что.

— Вот и правильно.

Карета остановилась. Из окна было видно здание детского дома Горбуса, которым управлял Говард.

— Можешь воспользоваться моим экипажем, если хочешь, но обязательно верни его.

— Даже не обсуждается.

Двое людей пожали руки. Говард покинул карету и устремился в ночную пору к детскому дому. Одной рукой он старался укрываться от бушующего дождя.

— В деревню Вельверс, пожалуйста, — обратился Альберт к извозчику.

Кони заржали и карета принялась в движение. Колеса проваливались в ямах. Повозку трясло и её пассажира укачивало.

В Вельверсе падали густые хлопья снега. Высокие сугробы возвышались вдоль мощеной дороги. Небесное светило поднималось на небесном горизонте. В глубине селения послышались первые петухи. Люди просыпались, завтракали и покидали свои дома, отправляясь на разного рода работу: лесники шли в лес рубить дрова, шахтеры брали кирки, подготавливали вагонетки и держали путь в ониксовую шахту, женщины занимались хозяйством, вывешивая постиранное белье, а в местной академии готовились к учебе студенты.

Альберт проснулся, когда карета подскочила и он ударился головой о стекло.

— Где мы? — обратился некромант к кучеру.

— Прибыли в деревню.

— Долго добирались?

— Всю ночь ехали.

— Хорошо, тебе стоит отдохнуть. Выспись, а я закончу со своими делами.

Экипаж остановился. Извозчик покинул свое место и открыл дверь в кабину. Северный ветер дал о себе знать. Некромант удивился такому холоду и съежился.

— Накиньте что-нибудь, а то здесь лютый мороз.

— Благодарю.

Альберт нашел утепленный свитер, который надел поверх своего костюма. Извозчик забрался в кабину. Некромант покинул её.

— Вернусь к вечеру.

— Как скажете, господин. Буду вас ожидать.

Прохожие удивленно смотрели на незнакомца. Они не привыкли видеть в своих краях кого-то столь хорошо и богато одетого. От части люди боялись некроманта и старались не обращать на него внимание, избегая каких-либо контактов с ним. В конечном счете, мужчина все-таки добрался до местного детского дома. Здание оставляло желать лучшего. Внутри было неимоверно холодно, без одежды можно заболеть или того хуже. Некроманта никто не стал встречать, он стоял в приемной, ожидая хоть кого-то, но ожидания его не были оправданы.

Альберт направился в глубь здания. Он шёл по коридорам, которые были весьма пустынны. В помещении царила мертвая тишина, от чего некромант насторожился и обнажил свой рунический клинок, затем подготовился к стычке. Он украдкой, не создавая шума, двигался по коридору. На полу валялся разный мусор. Ему послышался шум, доносившийся где-то со второго этажа. Некромант направился на звуки, которые слышал.

Альберт поднялся в боевой готовности на второй этаж и был уже близок к источнику. Некромант стоял перед дверью, от которой доносился шум. Некромант осторожно открыл дверь. За ней он увидел несколько детей, которые сидели за столами и принимали еду. За одним большим столом сидели взрослые. Альберт привлек внимание обедающих. Все обернулись и смотрели на мужчину в темном костюме, свитере и с черной накидкой, который держал в руке клинок, покрытый разными рунами. Шум прекратился. Повисла тишина, которая сменилась звуком клинка, убираемого некромантом в ножны.

— Добрый день, милорд, — вежливо обратился мужчина за главным столом к вошедшему.

Некромант осматривался. Все смотрели на него. Дети бросали взгляды на клинок некроманта. Все оставались в некотором недоумении, включая Альберта.

— Вы что-то хотите?

— Я ищу господина Блока.

— Могу вам сказать, что вы его нашли. Кто вы?

— Хотел бы поговорить с вами наедине.

Мужчина покинул свой стул и направился к некроманту.

— Продолжайте кушать, — обратился Блок к детям, — Что касается вас, милорд, следуйте за мной.

Альберт послушал директора детского дома и пошёл следом.

Кабинет Блока находился в далеко не в хорошем состоянии. Стены ободраны, полы в трещинах, и температура была не комфортной. Они устроились максимально удобно, насколько могли.

— Теперь мы можем поговорить, — сказал Блок.

— Мне нужен один из ваших детей.

— Как его имя? — поинтересовался мужчина.

— Райн, — коротко отрезал Альберт.

— Равелли? Райн Равелли? — уточнил Блок.

— Да, это он.

— Его перевели к нам два года назад я слышал он потерял отца, а о матери ничего не известно, собственно, у него нет родственников, как оказалось. Мальчик в восемь стал полной сиротой. Это грустно, не так ли?

— Поэтому я здесь. Хочу взять над ним опеку.

— Вы так и не представились, милорд, — намекнул Блок.

— Магистр Альберт Уолок, — некромант протянул руку, — Приятно познакомиться.

— Взаимно, магистр.

Оба выдержали паузу. Блок сел поудобнее достал из тумбы бутылку с вином и пару стаканов.

— Итак, магистр, как вы видите наше заведение переживает не лучшие времена. Наместник, по всей видимости, забыл о нас, потому что мы практически ничего не получаем, а на содержание такого здания и всех этих детей нужно достаточно средств. Честно говоря, я был бы рад, если их всех уже забрали в новые семьи, но, увы, все не так просто. Поэтому я не могу вот так отдать вам опеку над ребенком, который вам по меньшей мере приходится никем.

— Вы меня заинтересовали.

— Нет, магистр, это вы меня заинтересовали. Проехать такое расстояние ради одного мальчишки. Видимо, он ценный?

— Разве что для меня.

Мужчина поставил перед некромантом стакан с напитком. Второй стакан он держал в руке.

— На что вы готовы ради того, чтобы получить его.

— Вы хотите со мной торговаться?

— Я не торгуюсь, а ищу выгодную для нас с вами позицию.

Некромант тяжело вздохнул. Он был напряжен и слегка раздражен. За сутки от него слишком много просят обычные люди, что сказывалось на его гордости. Несмотря на это, он сдерживал свое негодования и нашел в себе силы ответить предельно спокойно:

— Не стоит тянуть и говорите уже.

— Я посодействую и подготовлю со своей стороны все, что нужно, а вы со своей добьетесь того, чтобы наместник вспомнил про нас. Вы ведь магистр министерства некромантии, а это дает вам возможность давления на императорского прихвостня.

— Я буду с вами откровенен. Наместник в Горбусе переживает не лучшее времена, но со своей стороны я постараюсь надавить на него у меня есть знакомые, которые смогут в этом помочь.

— Вот и чудесно! — директор был доволен и выпил вино, — У нас все равно остаются кое какие трудности с оформлением.

— Не тяните.

— Решающее слово за Райном. Вам нужно будет с ним поговорить и убедить согласиться на эту опеку.

— В таком случае, вы подготавливайте документы, а мне дайте поговорить с ним.

Мужчина покинул кресло и направился на выход.

— У вас будет не больше десяти минут. Таковы правила.

Альберт повернулся и посмотрел ему вслед.

— Мне хватит и двух.

Директор удалился из комнаты, закрыв за собой дверь. Альберт поднялся из старого кресла и стал осматриваться, бродя по комнате, в ожидании ребенка.

Глава 3

Эпоха Таламорского мира, 864 год
Северная империя, Горбус

Город обращен в пламя. Языки сновали из стороны в стороны, перебираясь с одного дома на другой. Люди выбегали из жилищ в панике. Кто-то вонзил клинок в одного из граждан. Кровь обагрила снег. Воин поднялся и посмотрел на охваченный пламенем город и мелькающих из стороны в сторону людей.

Всадники, верхом на конях, в темных доспехах гонялись за паникующими людьми, вонзая в них свои длинные мечи, огромные топоры. Никто не старался остановить бесчинства, которые устроили всадники. Трупы беззащитных людей ложились один на другого, затем их поджигали. Казалось, что Фос покинул этот город навсегда вместе с другими Великими. У людей пропала всякая надежда и вера. В небо поднимались столбы дыма — это были сожженные трупы невинных.

Небольшой отряд остановился, их лидер стоял на холме и наблюдал, как город обращается в пепел, вместе с его жителями.

— Что будем делать, капитан? — обратился подчиненный к своему капитану.

— По всей видимости, они в явном численном превосходстве.

Капитан своего отряда обернулся к товарищам по оружию. Последние ждали от него воодушевляющую речь и план наступления. Их всего двадцать четыре, против сотни воинов.

— Император Ториф желает захватить этот город по веским причинам.

— Он не император, — бросил один из подчиненных.

— Пока нет, также, как и Септим. Тот, кто одержит победу в этой войне, заполучит трон и всю империю, — разъяснил капитан своему отряду.

— Капитан, какие будут указания?

— Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы освободить город.

Капитан снял свой гвардейский шлем.

— Но как? — снова бросил кто-то из отряда.

— Их больше, но они не ожидают нападения. У нас есть преимущество в эффекте внезапности. Никто не станет ожидать атаки. Дождемся, когда они вымотаются, убивая людей, затем нападем. Все согласны? Дело равняется самоубийству, вернутся не все… Скорее никто.

Воины бросали друг на друга взгляды. Каждый не был уверен в успехе и каждый понимал, что нет никаких гарантий на успех.

— В любом случае, я присягнул на верность Калфу Септиму и буду сражаться до последней капли крови. — Я с тобой, мой дорогой друг, — вышел один из воинов.

— Зет, я знал, что могу рассчитывать на тебя, — ответил капитан своему другу, — Кто-то еще?

У воинов разыгралась честь в сердце. Каждый делал шаг вперед, подтверждая словами, что готов пойти.

— Прекрасно, когда пепел осядет, тогда выступаем.

Ветер завывал с дальнего севера. Часть отряда уже старалась выспаться перед последним сражением, а часть напивалась и веселилась в последний раз. Зет со своим товарищем сидел в палатке, наслаждаясь свежей бараниной и горьким элем.

— Почему ты решил пойти до конца?

— Что за глупый вопрос, Леонардо? Мы с тобой с детства вместе.

— То, что росли вместе не значит, что должны умирать вместе.

— Я всю жизнь провел в пылу сражений. Эта война, которая разделила империю. Неужели мир был заключен зазря?

— Это не наше дело, Зет, — подметил Леонардо.

— Ты так думаешь? Пока они сидят в своих меховых креслах и принимают решения ради своей выгоды, умирают люди.

— Настоящий император — Калф и его семья, а семья Торифов лишь хочет забрать у них это право.

— Извечная война за титул императора, когда Аер Ториф одержит победу, которая у него уже в кармане, тогда придет тот, кто захочет бросить ему вызов.

— Здесь ты прав, всегда найдется тот, кто захочет забрать трон, но на данный момент Аер уже победил, потому что некроманты на его стороне.

— Некроманты, — задумался Зет, — Лживые ублюдки, вечно ведущую свою игру, о которой только им и известно все. Великие свидетели, когда-нибудь они покажут свое истинное лицо.

— Друг мой, мы точно не застанем эти времена.

— Жаль, я бы хотел посмотреть тогда в глаза Верховному и вонзить свой меч ему в сердце.

— Ты знаешь, что у тебя нездоровая ненависть к некромантам?

— Первый, кто мне об этом говорит.

— Потому что общаешься с такими же ненавистниками, — подытожил Леонардо.

— Что не говори, Лео, но у каждого свое видение ситуации. Мы здесь не только умеем мечами махать, но и думать, — высказался Зет.

— Только вот никто не станет слушать тех, кто машет мечами, потому что мы нужны только для этого.

— Это точно, но что ни говори, а махать мы отрадно умеем, — попытался пошутить Зет.

Воины выпили свой эль. Они посмотрели друг на друга.

— Я буду скучать, — бросил Зет.

— Мы славно пожили, дружище, — обнял Лео своего друга, — Славно…

Небо охватило дымом, даже первые лучи солнца не проходили. Утро наступило быстро, что никто и не заметил. Леонардо проходил мимо своих воинов и пинал их, заставляя проснуться.

Они подготавливались. Каждый надевал свои доспехи и затачивал мечи. Леонардо забрался на дерево и лицезрел город некогда красивый и прекрасный, но теперь окровавленный и темный. Казалось, что он молится своим богам, но он лишь собирался с духом, перед предстоящим сражением. Вдали поднимались густые клубы дыма, уходящее в небо. Тень от дыма окутала город. Никто в городе ещё не знал, что наступило утро.

— Сейчас самое время, — сказал свое Зет другу.

— Я знаю, но вы ещё можете уйти.

— Нет, друг, никто не уйдет.

— Даже зная, что это самоубийство?

— Куда мы пойдем, если сбежим? Люди Торифа найдут нас.

Леонардо спрыгнул с могучего дерева, подошел к Зету и положил руку ему на плечо:

— Тогда самое время выдвигаться.

Капитан и его друг вернулись в лагерь к своим людям.

— Пора, — скомандовал Лео.

Все посмотрели на него и принялись вооружаться. Их мечи были с ними, броня готова защитить, а сердце полно решимости.

Небольшой отряд спускался через лес с холма. Они прятались в тени деревьев. Их шаги были тихими и едва ли слышными. Ветки хрустели под ногами. Отряд добрался до окраины города.

— Куда теперь? — спросил Зет.

— Нужно добраться до здания власти, может быть, Калф ещё жив.

— Если он жив, то потом что?

— Потом у нас появится шанс, когда мы вытащим его из этого пекла.

— Ты главный. Мы за тобой.

Леонардо повернулся к своему отряду, который старался оставаться в тени.

— Нам необходимо пробраться к зданию власти, — обратился капитан к своим подчиненным.

— Как скажете, сэр, — ответил один из воинов.

— Будем двигаться через переулки и дома, по возможности. Будем надеяться, что они все спят, — продолжал командовать Леонардо, — Все, выдвигаемся.

Отряд покинул заросли и попал в окраину города. Они находились за зданием фермы. Капитан выглянул из угла здания, чтобы осмотреть улицу. На земле были обугленные, окровавленные и бездыханные тела. Врагов не было, и капитан подал пальцами сигнал отряду. Трусцой они перебрались на другой край улицы, за одно из зданий, где их не было видно. Один из воинов подозвал капитана:

— Сэр, здесь дверь.

— Так давайте откроем её, — иронично подметил Леонардо. Дверь тихо приоткрыли. Леонардо обнажил свой меч и первым сделал шаги в помещение. Доски под его ногами скрипели. В помещение стояла повышенная влажность и мертвая тревожная тишина. Отряд следовал за своим капитаном. Они покинули одну комнату, заставленную разной бытовой утварью, и перешли в следующую комнату. Где-то что-то упало. Все обернулись на шум и увидели, как на полу валяется лампа.

— Осторожней, — бросил Леонардо.

Отряд продолжал движение по пустынному дому, который ранее, вероятно, был таверной и местом, где собирался рабочий класс, чтобы отдохнуть после трудного дня. В итоге, они добрались до другого выхода, который должен был вести в переулок.

— За дверью переулок, — обратился Зет к другу.

— Я знаю.

— Что дальше?

— А ты как думаешь? — улыбчиво ответил Лео другу.

Леонардо медленно двигал дверь. Его голова появилась в проеме и стала осматривать местность.

— Чисто, выдвигаемся, — приказал он своему отряду. Леонардо первым покинул таверну и направился вдоль стены по переулку на другую улицу. Его отряд вереницей двигался за ним следом. В переулок свернул человек. Последний был в темных легких, кольчужных доспехах, с небольшим клинком и щитом за спиной. Лео махнул рукой и его отряд прижался к стене, затем нагнулся, дабы спрятаться от патрульного, среди наваленного мусора из бочек и ящиков.

Воин проходил мимо отряда и успел лишь заметить, как в его тело всаживают меч, а рот закрывают рукой. Из его уст потекла кровь, которая намочила руку Леонардо. Тело безжизненно рухнуло наземь. Отряд направился дальше, в сторону улицы, которая должна вывести на площадь Центральную, а от неё и к зданию власти.

Улица, на которую они вышли, была усеяна трупами. Вороны, мухи, крысы — все собирались на пир, пожирая остатки людей. Поднималась заметная характерная вонь. Отряд Леонардо двигался по улице в ожидании угрозы. Воины обнажили свои мечи и готовились принять бой — они профессионалы, которым нет равных и один стоит десятка легионеров.

Над головами воинов пролетели вороны. Их карканья разошлось по всей улице. Отряд перегруппировался. Леонардо шел впереди, за ним шеренгой двигались остальные двадцать четыре человека и, замыкающий отряд, Зет. На долю секунды повисла тишина, которая была вызвана засадой. На отряд набросились с двух сторон. Легионеры, в темных доспехах с ярко выраженными заостренными деталями, появились, словно из ниоткуда. Отряд был вынужден принять бой. Они были зажаты в тиски неприятелем. Враги делали выпады и получали ответные удары. Мечи воинов Леонардо вонзились в тела врагов. Они умело отражали каждый удар и взмах, затем проводили точную контратаку. Леонардо, преисполненный яростью и желанием убивать, брал на себя по трое, а то и по четыре врага. Он умело обращался со своим мечом и был намного быстрее врага. Капитан отряда успевал отражать удары своих неприятелей один за другим, а потом наносить фатальные ранения врагу. Его меч был омочен кровью. Тела падали, как карточные домики, один за другим. Казалось, словно тела отряда наделены сверхъестественной и нечеловеческой силой и скоростью. Воины Леонардо находились вне досягаемости врага. Удар, затем отражение, парирование, уклон и ответный удар, который отрезал руки, пронизывал тела и срезал головы неприятеля. Они продолжали отбиваться до того момента, пока не стало заметно, что враг был в панике. Бойцы Леонардо продолжали рубить тела легионеров, не обращая внимание живы они или нет. Голова за головой летели. Кровь текла по мощенной дороге ручьем. Воители в латных, некогда светлых доспехах, а теперь окровавленных, стояли над трупами. Они опустили свои мечи и топоры.

— Все целы? — обратился Леонардо к своему отряду.

Товарищи по оружию переглядывались. Один из них ответил своему военачальнику:

— Все целы, сэр.

— Прекрасно, по всей видимости, они знают, что мы здесь, следует поторопиться.

Отряд ускорился и направился на площадь по улице. Их доспехи звенели. Дыхание было ровным и размеренным. Все двигались, как единый механизм.

Небо озарилось мягким лучом света. Дымовые тучи расходились, тени покидали город и его мелкие закоулки. Отряд прошел полпути, как перед ним оказалась преграда в виде навала из мусора в огне. Леонардо осмотрелся. Единственный вариант, который ему показался наиболее приемлемым, пойти в обход.

— Пойдем в обход, через Смотровую.

— Ты же понимаешь, что это засада? — обратился Зет к своему товарищу.

— Я все прекрасно знаю, но у меня есть план.

— Какой же?

— Скоро узнаешь.

Воины Леонардо направились за ним. Они повернули в один из переулков, затем направились вперед. Под ногами лежали тела. Отряд двигался вдоль крайней правой стены, за которой находились дома. Капитан махнул рукой. Все остановились.

— Почему остановились? — спросил один из воинов.

— Помогите мне, — обратился Леонардо к своему отряду и подошел к стене. Все посмотрели на него, не понимая, что он хочет сделать.

— Подсадите, — попросил капитан свой отряд.

Трое мужчин, в серебряных доспехах с красными пятнами, подошли ближе к стене и помогли взобраться на неё своему военачальнику. Леонардо перебрался на ту сторону.

— Ну что? — прошептал Зет.

— Все чисто, давайте сюда.

Воины принялись подниматься наверх и перебираться через стену. Наконец все оказались по ту сторону, во дворе между двумя домами.

— В том доме, — Леонардо показал на дом, который был перед ними, — Находится отряд из человек пятнадцати.

Все приняли его приказ и без лишних слов осознали, что требуется сделать. Они подкрались к двери и тихо открыли её, затем двигались по древесному полу, изредка издавшему скрип. Часть отряда пробралась за спину врагу. Легионеры отдыхали в гостевой зоне дома. Другая часть отряда сидела за окнами, ожидая, когда начнется резня.

Леонардо махнул рукой и его воины бросились в бой. Застать врасплох было проще обычного. Его воины стали резать легионеров с полными злости глазами. Мечи проходили через тела, которые затем падали на пол. Кто-то успевал вооружиться и принять бой, но то было бесполезно. Окна разбились и остальная часть отряда оказалась в гостиной, помогая убивать невооруженного неприятеля.

Острие проходило через доспех и тело. Легионер пал на колени и душа покинула его тело. Леонардо ногой пинал тело, чтобы достать свой меч. Бойцы получали удовольствие от того, что убивали безоружных легионеров, положивших в огонь их родной город.

— Почему они не были готовы? — спросил Зет своего друга.

— Без понятия, — в задумчивости ответил Леонардо.

Отряд принялся передохнуть. Они заставили открытые окна мусором, подальше от лишних глаз.

— Десять минут на отдых и выдвигаемся дальше, — объявил военачальник своему отряду.

Воины принялись доставать из мундиров и мешков, которые у них за спиной, еду и припасы, чтобы покушать.

Леонардо, в типичной ему манере, сидел в одиночестве, смотря на свет, который падал через мелкую щель в потолке. Он видел, как в луче света клубилась пыль. Его голова была забита мыслями. Леонардо держался за свои воспоминания о прошлой жизни, когда царил мир не только на его родине, но и во всей Империи. Все изменилось и теперь он проливает кровь. Капитан отщипнул кусок хлеба и сразу его приговорил. Леонардо, молча, взирал на то, как его боевые товарищи и подчиненные развлекаются.

— Внимание, отряд, — обратился военачальник к бойцам.

Все немедля отреагировали на его слова. В помещение повисла уважительная тишина.

— Я пойду наружу, чтобы узнать есть ли там засада или нет.

Понеслись лики негодования. Все были не согласны с таким заявлением.

— Тишина! — воскликнул Леонардо после чего вернул к себе внимание, — Я уважаю всех вас, вы для меня стали семьей, но, как ваш лидер, я не имею права подвергать вас риску, которому и так уже достаточно подверг, — капитан отряда смочил горло водой из фляги, — Я пойду на эти улицы, а вы будете сидеть здесь до тех пор, пока я не крикну вам выходить. Вам ясно?

Бойцы бросили друг на друга вопросительный взгляд.

— Вы меня поняли? — Леонардо повторил свой вопрос, — Никто не выйдет, пока не будет сигнала!

— Так точно! — поддержал Майлз своего капитана.

— Как скажешь, начальник, — иронично бросил Трэвил.

— Если таково твое желание, то мы его выполним, — добавил Зет.

— Прекрасно, — задумался Леонардо, — Ждите моего сигнала.

Военачальник вооружился своим мечом, надел свой кольчужный доспех. Отряд провожал своего капитана переживающим взглядом, как одно целое.

Часть дыма и смога рассеялись, давая Фосу блестеть на небосводе. Леонардо перебрался через забор и попал в переулок. Его движение было уверенным и решительным. Через пару минут он покинул грязный переулок и попал на улицу Смотровую. Она, как и улица Центральная, вела на площадь Центральную, к зданию власти. Леонардо достал свой меч. Он сжал крепко свое острое и невероятно крепкое оружие в руках. Его шаг был стремительным, но осторожным. Улица закончилась, когда он полностью прошел через неё, на площади его встретили два воина в блестящих темных доспехах. Их наплечники были с острыми концами, а шлемы похожи на головы летучих мышей.

— Вот и наш гость, о котором доложила разведка, — бросил правый.

— Кто же ты такой? — обратился левый к Леонардо.

Боец осмотрелся. Из соседних домов стали выбираться легионеры в латных тяжелых темных доспехах.

— Мое имя Леонардо, а вы кто ещё такие?

— Ты, — направился к Лео правый, — Тот самый Леонардо Геррар Смиренный, капитан первого имперского отряда?

— Так вот как меня называют мальчишки вроде тебя?

— Мальчишки, — он залился смехом, — Разве мальчишка способен захватить целый город?

— Не льсти себе, город захватили твои люди, а не ты. Готов поспорить, ты даже с мечом обращаться не умеешь.

Легионер принял вызов Леонардо и обнажил два коротких клинка, затем протянул лезвие к Леонардо.

— Хочешь проверить кто из нас не умеет обращаться с мечом?

— Это будет намного проще, чем я думаю.

Легионер опустил свои клинки и сказал:

— Неужели ты думаешь, что я один буду с тобой сражаться? — ухмыльнулся он, — С таким великим мечником, как ты.

Отряд воинов, который окружил Леонардо, обнажили свое оружие.

— Убейте его, — отрезал легионер, затем сделал несколько шагов назад. Легионеры стали приближаться к Леонардо. Первый бросился к нему, он совершил удар, но Лео парировал, затем пнул ногой неприятеля, тот упал, потерял равновесие и мгновенно ощутил холодное острие лезвия меча Леонардо. Рот легионера налился кровью, глаза потеряли жизнь.

Все бойцы бросились в атаку на Леонардо. Они бросали на него атаки, но благодаря более легким доспехам, Лео уклонялся от их взмахов и выпадов. Он ускользал от их атак, затем наносил ответные удары. Его меч поражал врага быстро. Лезвие вонзилось в тело, уничтожая внутренние органы. Легионеры не сдавали своего напора и один из бойцов смог достичь своего врага, ранив его руку. Леонардо игнорировал ранение, которое должно было его ослабить. Он продолжал размахивать своим бравым мечом и убивать врагов.

Кровь потекла рекой под ногами Леонардо. Великий воин оправдывал свою репутацию. Его глаза затмила ярость, которая вынуждала резать врагов на куски мяса. Тела падали один за другим; без головы, без рук, с глубокими ранениями в районе живота и с пораженными сердцами. Опять кто-то попытался нанести удар, но это было бессмысленно и Леонардо поражал своего очередного неприятеля мечом. Очередное тело рухнуло наземь. Кто-то успел достичь Леонардо секущим ударом от земли, он поразил его вдоль всей спины. Лео взвыл от поразившей его боли. Ноги воина подкосились, и он пал на колени. Перед глазами лежали обагренные в крови трупы. На крыше дома сидел ворон, внимательно наблюдая. По щеке прокатилась слеза. Поднялся легкий ветер. Леонардо выдохнул. Легионер поднял свой меч.

Лео поднял голову и посмотрел на небо.

Воин совершил размах.

Леонардо закрыл глаза и слушал карканье ворона.

Меч настиг своего врага.

Кровь брызнула на доспехи.

Клинок оказался в теле и легионер упал. Леонардо обернулся и увидел своего друга и товарища по оружию, который доставал свой клинок из тела легионера.

— Зет? — удивился Лео.

Боец протянул руку своему другу.

— Ты думал все веселье тебе останется? — пошутил товарищ над ним.

На лице Леонардо заиграла обнадеживающая улыбка.

— На то расчет и был.

— Тогда вынужден испортить тебе вечеринку.

Пока друзья обменивались своими замечаниями, остальной отряд убивал остатки легионеров. Тела неприятеля падали одни за другими. Их ранили в тело, оставляя смертельные раны, отрубали головы, что шлемы падали наземь. Кому-то не везло больше всего, и они теряли конечности. Опыт в мастерстве владения мечом был заметно на разном уровне.

Зет подал своему боевому товарищу меч.

— Разберемся с этими молокососами, — бросил Леонардо.

— Да, пора их проучить.

Два друга направились к военачальникам неприятеля. Правый и Левый стояли рядом, готовясь принять решающий для них бой.

Леонардо сделал режущий удар с плеча. Противник парировал и совершил ответный удар, от которого Лео уклонился. Затем он ударил по одному клинку Правого и пнул ногой по второму. Леонардо старался совершить удар по торсу, но неприятель успел ускользнуть, сделав шаг назад.

Тем временем Зет бросился в атаку на Левого. Он нанес ему удар, противник отразил его, затем выполнил свой взмах вторым клинком. Зет поймал своим мечом его клинок и отвел удар в сторону. Зет повторил свою атаку. Он старался быстро ударить с земли. Левый скрестил клинки, чтобы поймать атаку своего оппонента, что у него удачно получилось. Однако, Зет не долго думал и зарядил ему оплеуху с кулака. Оппонент пошатнулся и отвлекся, тогда Зет бросил свой меч и повторно зарядил своему врагу. Последний не успел опомниться, как ещё раз получил и разжал руки. Его клинки пали на землю, а к лицу приложился ещё раз Зет.

Леонардо отразил атаку, которую совершил Правый, затем парировал вторую от второго клинка. Не успел он нанести свой удар, как вновь пришлось уходить от вражеской атаки. Леонардо отпрянул на безопасное расстояние и мерил взглядом врага, думая, как его одолеть. Рыцарь понимал, что у оппонента преимущество, в виде двух легких клинков, в то время, как у Леонардо большой двуручный меч. Правый бросился в атаку и принялся выполнять точечные удары по Лео. Последний наклонялся направо, затем налево и в конце поймал вражеские клинки, которые врезались в длинный меч.

Зет времени особо не терял и продолжал избивать собственноручно Левого. Последний лежал на земле. На его лице были разрезы, которые оставались после тяжелых прикосновений Зета. Затекшие глаза, разбитый нос, разорванные щеки и кровь во рту заставили Зета остановиться и прекратить избиение.

Леонардо выбил ногой один из клинков у Правого и воспользовался своим преимуществом, в виде более длинного меча. Рыцарь приблизился к Правому и вонзил свой меч ему в грудь. Меч рассек сердце и задел легкое. Легионер выплюнул свое легкое, пал на колени и испустил последний вздох.

Отряд добивал последнего легионера, что встал у них на пути. Перед Леонардо и его компанией были высокие тяжелые ворота здания власти, за которыми предположительно должна была быть их цель.

— Неужели у нас получилось? — риторически обратился Зет к своему другу, спина которого кровоточила.

Воитель ничего не ответил своему товарищу по оружию и приблизился к воротам, которые стали открываться. Тяжелый звук гнущегося металла издавали врата. Командир отряда отступил назад, его примеру последовали остальные.

За монолитными высочайшими дверьми крылась тень, за которой более ничего не было видно. Все живые насторожились. Всем показалось, словно холодная рука смерти коснулась каждого, вышедшая из-за дверей.

Отряд услышал тяжелые медленные шаги, как кто-то приближался из клубящейся тьмы. Следующим, что они увидели, был капюшон, под которым кто-то скрывался, и длинная темная мантия, скрывающая все тело.

— Тот самый отряд, — глухой монотонный голос обратился к ним, — Неужели вы и правда настолько хороши.

Незнакомец держал руки при себе. Его голос смущал каждого и взывал к глубинному страху.

— Кто ты такой? — принял на себя смелость Лео.

— Не важно кто я… Важно, кто ты, — добавил протяжно незнакомец.

— Значит нам обоим стоит представиться?

— Мне незачем представляться перед мертвецами, — гнул свое мужчина в темном балахоне и плаще.

— Конечно, нас больше и ты один, но, видимо, ты достаточно осведомлен о наших подвигах и поэтому интересно, почему ты видишь нас мертвецами?

— Вашими подвигами? О, нет, я осведомлен о твоих подвигах, Леонардо.

Незнакомец прошептал что-то, от него едва ли доносились какие-то звуки, словно ветер дул. Мужчина отвел свою руку в сторону и из-под мантии вырвалась серая мгла, которая пала на землю и, словна волна, цунами, устремилась к мертвецам, лежащим повсюду.

— О, Великие, — обратился Зет.

— Все назад, — приказал командир своему отряду.

Никто его не послушал. Людей сковало. Они были заворожены всем тем, что происходило. Каждый наблюдал, как серый густой туман окутывал тела мертвых, затем они резко вздыхали и принимались дергаться, словно первый раз попробовали двигаться.

— Некромант, — тихо добавил Леонардо.

— Ты и правду такой хороший воитель, как я слышал? — обратился некромант к Лео.

— Смотря, что ты слышал обо мне.

— Сейчас мы это проверим, — мужчина в капюшоне отбросил мантию, разводя руками. Он показал свой клинок, испещренный символами и рунами. Некромант вальяжно обнажил свое незаменимое оружие.

Тела принялись подниматься. Глаза мертвецов оставались по-прежнему безжизненными, хоть тела и могли двигаться.

— Не переживай, я и твоих друзей развлеку.

Леонардо поднял свой меч, готовясь дать бой некроманту, он глубоко вдохнул и с пару секунд ринулся на своего врага.

— Нет! — бросил из толпы Зет.

Вурдалаки рвались в бой на отряд Леонардо. Они были свирепы, не ведали жалости и им не хватало крови. Они по несколько тварей набрасывались на членов отряда, разрывая одного за другим на части. Мертвецы хватали бойцов отряда за конечности, затем вырвали их с сверхъестественной силой. Площадь заливалась новой кровью. Бойцы не справлялись с тем напором, с каким на них нападали вурдалаки. Один за одним у них отрывали головы, вместе с позвоночником, затем доставали сердца и сдавливали их в когтистых лапах. Оставалось пятнадцать воинов, которые ещё пытались давать отпор быстрому и невероятно сильному противнику. Вурдалаки взяли в кольцо остатки и бросились на них. Мечи вонзались в их тела, но мертвых это не останавливало. Живых оставалось двенадцать человек. Круг уменьшался. Зет старался убивать вурдалаков, но это было бессмысленно.

Леонардо взмахивал своим мечом, некромант с легкостью отбивал его атаки и выполнял свои пируэты руническим клинком, который был намного прочнее, но короче меча Лео. Некромант и командир отряда бросались друг на друга вновь и вновь. Искры отлетали от столкновения железа. В воздухе неистово висел лязг металла. На какой-то момент два бравых воина сделали передышку, ловя взглядом массовое убийство от рук толпы вурдалаков. Леонардо видел, как его отряд истребляют, убивая одного за другим. Крики наполнили площадь. Эхо воплей разносились по улицам.

— Прекрати это, — бросил воитель некроманту.

— Зачем? — поинтересовался последний.

— Я не могу смотреть на это.

— Ты и они — воины. Разве для вас не честь пасть в бою?

— Ты называешь это боем? Твои твари рвут их.

— Они наконец встретились с равным по силе противником. Впрочем, я могу пощадить тебя, если ты примкнешь к Торифу.

Леонардо обернулся. На его глазах вурдалаки прыгали из стороны в сторону. Набрасывались на остатки, которые по-прежнему продолжали давать отпор бессмертному врагу.

— Нет, я не стану подчиняться тому, кто позволил обратить в огонь целый город.

— Как жаль, — коротко отрезал некромант. Он бросился на Леонардо. Взмахи некроманта были настойчивы и полны силы, и решимости. Каждый удар отдавался звоном металла. Искры летели в стороны. Каждый участник схватки старался поразить оппонента. Лео проводил секущий удар, некромант парировал. Меч воителя прикоснулся к клинку некроманта.

— Ты действительно силен, — подметил повелитель мертвых.

Они толкнули друг друга и разошлись по разные стороны, затем вновь ринулись друг на друга. Удар за ударом приходилось на оружие. Звон продолжал расходится от этих стычек двух металлических врагов.

Некромант ловкостью рук выбил меч Леонардо. Последний был ошеломлен, затем почувствовал, как хладное острие вонзилось в его тело и порвало легкое. Тело бросило в жар. Глазные яблоки затекли кровью. Воитель пал на колени. Его взор медленно застилала тьма. Некромант склонился к Леонардо.

— Ты и правда великий воин. Чего не скажешь о твоих друзьях.

Тело командира пало на бок. Он видел последние моменты жизни своего отряда. Кровавое месиво, где десятки вурдалаков, слоняясь из стороны в сторону, раздирали на части воинов Леонардо.

— Честно, ничего личного, — произнес некромант, — Я ценю хороших воинов и, думаю, когда-нибудь ты ещё сможешь показать свое мастерство владения мечом.

На некроманта бросился Зет. Его попытки задеть врага были тщетны. Ловкостью некромант выбил меч из его рук, а затем схватил за шею. Рыцарь с руническим клинком прошептал Слово и тело Зета стало медленно увядать: кожа становилась бледной, иссохшей, руки слабыми и немощными, а волосы выпали, до тех пор, пока он не превратился в высохший труп. Леонардо более ничего не видел. Перед его глазами все потемнело. Легкие горели в огне.

— Покойся с миром, — донесся голос из тьмы, окружавшей Лео.

Глава 4

Эпоха Таламорского мира, 1111 год, Сто пятидесятый день лета
Северная империя, Горбус

Некромант обхаживал помещение. Он бродил из угла в угол, смотря на картины и некоторые пометки в журналах и папках. За окном бледно освещало зимнее светило. Лучи мельком падали на пол. Воцарилась настораживающая тишина, которая сменилась скрипом досок. Звуки доносились из-за двери. Альберт стоял спиной к открывшейся двери, за которой стоял юноша десяти лет. Некромант обернулся, чтобы посмотреть на своего долгожданного мальчика.

Они мерили друг друга взглядом, поддерживая тишину. Альберт указал юноше на стул. Последний промолчал и продолжил стоять.

— Привет, Райн, — обратился к мальчику некромант.

— Здравствуйте, — Райн выдерживал предельно уважительный тон.

— Я Альберт Уолок.

— Мое имя вы уже знаете.

Некромант занял удобное положение в гостевом кресле.

— У нас десять минут, чтобы поговорить, поэтому, будь добр, присядь.

Нехотя Райн подчинился.

— Ты понимаешь с какой целью я приехал сюда?

— Взять опеку — это очевидно, но я, как никто другой, понимаю, что вы мне не родственник. Более того, я вижу вас первый раз в жизни, поэтому вопрос о том, зачем вы здесь, все же остается открытым.

— Ты прав, я здесь для опеки над тобой и ты прав, что я не твой родственник, но это не значит, что ты для меня чужой.

— Вы друг моего отца, я полагаю.

— Почти.

Альберт раздвинул свой плащ и обнажил клинок, который положил на стол:

— Ты знаешь что это?

— Меч.

— Правильно, а ты знаешь, что это за меч?

Мальчик смутился, для него это был вопрос без ответа. Он помотал головой.

— Ты не знаешь, что это за меч?

Райн вновь помотал головой, на этот раз более утвердительно.

— Это рунический клинок, — подметил Альберт.

— Мне это о чем-то должно говорить?

— Подобные клинки принадлежат некромантам, потому что руны и символы, нанесенные на лезвие клинка, меняют свойства материала.

— Вы — некромант, — подытожил Райн.

— Именно, поэтому я здесь не только для того, чтобы забрать и взять на себя опеку над тобой. Я хочу предложить тебе обучаться некромантии.

Юноша удивился столь неожиданному предложению.

— Зачем мне становится некромантом?

— Не знаю, но абсолютно точно мне известно, что твой отец умер от рук нежити и, более того, это было не простое ограбление.

— Так пусть некроманты и разбираются, зачем его убили.

Мальчик встал.

— Райн, — с надеждой обратился Альберт к юноше, — Перед тобой откроются знания, о которых никто из твоих сверстников и мечтать не мог.

— Кроме того, моя душа будет навеки принадлежать Забытым.

Он направился к выходу.

Некромант подбирал последние слова, чтобы убедить мальчика.

— Ты понятия не имеешь, что такое душа и тем более, что такое загробная жизнь.

Они оказались интригующими и заставили Райна остановится возле двери. Он, не поворачиваясь, задал последний вопрос некроманту:

— Оно действительно того стоит? Вы не пожалели о своем выборе?

— Моем выборе?

— Стать некромантом.

Альберт ушел в раздумья. Он вспоминал свое детство, как прожил на ферме неизвестных ему людей, которые заставляли его работать в поле от рассвета до заката за еду. Он даже не знал имен тех, на кого работал.


Лил дождь. Сильный прохладный дождь опускался с неба и поливал поле. В амбаре горела лампадка, которая едва освещала помещение. На втором этаже, над животными, мальчик рисовал на пергаменте разные символы, которые, собственно, и не понимал. Лампада создавала тени и блики. Мальчик изучал книгу, которую когда-то нашел в библиотеке. Это было давно, когда он последний раз был в городе. Символы Альберт видел в этой самой книге, но практически ничего не понимал.

Дождь закончился. Солнце мельком выглянуло из темных, окутывающих небо, туч. Хозяева фермы открыли дверь в амбар, затем разбудили мальчика. Последний протер глаза и спустился вниз. Круглый здоровенный мужчина ткнул мальчика в спину граблями и заставил идти вперед. Они покинули амбар и, пройдя огород, добрались до дома. Альберта усадили за стол и накормили завтраком, затем протянули небольшой мешочек и наказали отправиться в город и купить там инструменты. Ко всему прочему, мужчина приказал вернуться до темноты, дабы не пришлось искать его.

Альберт обул свои, заношенные до дыр, сапоги, накинул плащ и покинул дом. Он держал путь по мокрой, сельской тропе, усеянной ямами. Последние заполнены дождевой водой. К полудню мальчишка добрался до города. Телеги, запряженные конями, люди разных мастей сновали по мощенной мокрой дороге. Альберт двигался в сторону кузнеца, когда он застал картину, изменившую его. За окнами лежали люди в крови. Они были тяжело ранены и, скорее всего, мертвые. Рядом с ними стояли люди в темных мантиях, которые полностью скрывали их. Они касались раненых и произносили шепотом слова, затем раны людей заживали довольно быстро и, в результате, они вздрагивали, открывали глаза и глубоко вздыхали, как новорожденные дети.

Мужчина подошел к замороженному юноше.

— Интересно? — обратился незнакомец к Альберту.

— Что они делают?

— Ты не знаешь?

— Должен?

Незнакомец удивился неведению юноши.

— Они воскрешают людей, обманывают смерть.

— Что такое смерть? — спросил Альберт.

— Это довольно трудный вопрос и, прости, но я вряд ли смогу дать на него ответ.

— Тогда, как вы можете её обманывать, если не знаете, что это такое?

— Обманывая, мы её познаем, — подытожил незнакомец.

Мальчик и некромант пристально следили за действиями людей по ту сторону окна.

— Я бы тоже хотел узнать, что такое смерть.

— Сколько тебе лет? — спросил Альберта незнакомец.

— Десять, господин.

Некромант осмотрел с ног до головы мальчика. После чего добавил:

— Где ты живешь?

— На ферме.

— Знаешь, я могу поговорить с твоими родителями, — предложил некромант.

— Господин, у меня нет родителей.

— Тогда с кем ты живешь?

— С дядей и тетей, — ответил Альберт.

— Как их зовут?

— Почем мне знать?

— Что это значит?

— Господин, я не знаю как их звать, — прискорбно ответил Альберт.

— Они не твои родственники?

— Нет, моих родителей настигла болезнь.

— Как твое имя?

— Альберт, господин.

— Знаешь, Альберт, у меня есть новость для тебя, — дружелюбно обратился некромант.

— Какая?

— Я ищу себе ученика и, на данный момент, ты единственный кандидат.

Некромант опустился на колени, чтобы быть с глазу на глаз с Альбертом.

— Ты хочешь стать некромантом? Помогать людям?

Юноша недолго думал. Его глаза загорелись и он с восторгом ответил: — Хочу!


Альберт нахмурился. Его разум оставался в раздумье. Со временем некромант ответил Райну:

— Отвечая на твой вопрос, — нет, я не жалею о своем выборе.

— И оно того стоит?

— Безусловно. Как бы оно глупо не звучало, но для тебя откроется намного большее.

Дверь распахнулась. Мужчина вошел в кабинет.

— Поговорили? — спросил директор Блок остальных.

— Только закончили, — подытожил Альберт.

Мальчик стоял на месте. Альберт внимательно смотрел на него и буквально передал ему слово.

— Если ты желаешь пойти с этим человеком, то ступай собирать свои вещи, Райн.

Юноша смотрел то на одного, то на другого.

— Думаю, я пойду с ним.

Директор подошел к мальчишке и обнял его:

— Это правильный выбор, Райн.

Блок посмотрел ему в глаза:

— Ты хороший человек и, безусловно, станешь прекрасным некромантом.

— Мне будет вас не хватать, сэр.

— Ничего страшного, рано или поздно ты бы покинул стены нашего дома. Сейчас иди собирать вещи, господин Уолок будет ждать тебя на улице.

Мальчик неуверенно покинул кабинет.

— Знаете, Блок, я удивлен.

— Чем же, господин магистр?

Двое мужчин сели рядом.

— Вы действительно любите своих воспитанников. Неужели они для вас, словно родные?

— Возможно. Вы должны понимать мистер Уолок, что эти дети есть наше будущее и было бы не очень приятно, если они вырастут испорченными людьми.

— Не могу с вами не согласиться.

— Магистр, вы должны пообещать, что с ним ничего плохого не случится.

— Будьте уверены.

Мужчина поднялся, затем взял свой клинок со стола и вернул его в ножны. Некромант направился на выход. Директор решил его проводить и последовал следом.

— Ещё кое-что, магистр.

— Я вас слушаю.

— У Райна есть некоторые проблемы с социальной составляющей. Я имею в виду, что он очень плохо привыкает к людям и практически не умеет с ними общаться. Он замкнут в себе и зажат своими страхами.

— Страхами? Чего он боится? Темноты?

— Нет, не темноты. Он боится завтрашнего дня.

— Почему?

— Потому что у него нет той опоры, которая ему необходима и ещё кое-что.

— Говорите, не томите.

— Он быстро учится и осваивает все то, что ему интересно. Если у вас получится воспользоваться этим, то он быстро станет одним из лучших некромантов, которых видел этот мир.

— Я вас понял.

Некромант с директором вышли в гостевой зал. Райн пришел к ним через несколько минут. Некромант взял его чемодан в одну руку и направился на выход. Райн окончательно попрощался с директором Блоком и побежал за ним вслед.

На улице смеркалось. Поднялся сильный ветер и метель била в лицо снежным градом. Некромант уверенно двигался через белую пургу, которая не давала особого прохода и ограничивала видимость. Следом за Альбертом шёл, более или менее верным шагом, Райн. Мальчик старался прикрывать лицо руками, чтобы не заморозить нос и щеки, которые тем временем приняли багряный оттенок. Они добрались до кареты, которая ожидала их весь день. Внутри было теплее, нежели снаружи. Извозчик находился в салоне, ожидая их, дабы не замерзнуть насмерть.

— Долго вас не было, господин магистр.

— Вы заскучать успели?

— Скорее промерзнуть. Ну, мы можем отправляться обратно?

— Да, везите нас домой.

Северная империя, Горбус

Ночь оказалась тихая. Снежная буря прекратилась практически сразу, как некромант с мальчиком покинули Вельверс. Во время дороги они успели вздремнуть. К темному утру они добрались до Горбуса, где их высадил извозчик рядом с домом Альберта.

— Не очень богатый дом, — подметил Райн, увидев жилье некроманта.

— Раньше у меня был более богатый дом, но с некоторых пор пришлось с ним расстаться.

Они зашли во двор и попали в помещение.

— Наверху справа твоя комната. Слева библиотека и кабинет. Снизу, слева столовая и кухня, а там, — он показал рукой на гостиную справа, — Моя спальня.

Райн держал в руках свой чемодан.

— Поднимайся наверх и располагайся.

Мальчишка подчинился и направился в свою новую комнату. Прошел час. Альберт поднялся к юноше и пригласил его за стол, где они должны были поужинать.

— Приятного аппетита, — сказал Райн некроманту.

— И тебе.

Они ели картофельное пюре на козьем молоке с куриной ножкой. Райн ел с особым удовольствием, словно никогда ранее ничего подобного не пробовал.

— Завтра вы будете меня обучать некромантии?

Альберт улыбнулся.

— Нет, не завтра. Через два года.

— Интересно, а что я буду делать эти два года.

— Для начала ты должен получать базовые знания о механике и природе, а также изучать письменность и грамотность в академии со сверстниками.

— Буду учиться в обычной академии, как и все? Вы говорили о больших тайных знаниях.

— Я не договорил, Райн.

— Извините, — мальчик воздержался говорить дальше. Он стал молча внимать своему наставнику.

— Ты должен освоить все базовые умения, присущие человеку, а также должен будешь изучить весь крайний правый стеллаж с книгами в библиотеке. Когда ты отучишься два года в академии и изучишь те книги, про которые я сказал, тогда начнется твое обучение некромантии.

— Хорошо, господин.

— Сейчас ты должен научиться общаться со сверстниками и другими людьми, а еще не называй меня своим господином. Ты не мой раб, а ученик.

— Я вас понял.

Утром некромант доставил юношу в академию. Их встретил директор. Статная и величественная женщина с озлобленным и недовольным видом.

— Магистр Уолок, чем мы обязаны такому приходу? — обратилась директриса Гералия к некроманту.

Они стояли в коридоре. Мальчик сидел на одной скамье, ожидая, пока его наставник договорится с директрисой.

— Мадам, этот мальчик в будущем мой ученик, поэтому я хочу его записать на обучение к вам в академию.

— Некромант желает, чтобы в моей академии учился его ученик? — язвительно она заявила.

— Для вас это проблема?

— Ну что вы, магистр, проблемы будут у него, когда он вернет к жизни какого-то упыря и тот нападет на моих студентов.

— Он не станет никого воскрешать и, тем более, пользоваться некромантией и данными ему знаниями, чтобы губить другие жизни.

— Откуда вам знать, Уолок. Кто-то уже вовсю использует свои знания, чтобы убивать людей. А вы закрываете на это глаза и пытаетесь откупиться.

— Полагаю в побоище, что было два года назад, пострадал кто-то из ваших близких.

— Вы верно подметили, но ваши коллеги выполнили обещанное слово и вернули моего мужа, однако, сколько он теперь проживет?

— Я не могу вам ответить, мадам.

— А я могу и скажу, что теперь он проживет столько, сколько решит тот некромант, который вернул его.

— Мне жаль, но это не значит, что этот мальчик будет губить жизни ваших студентов.

— Конечно, сейчас он не будет этого делать, но когда они все вырастут и станут взрослыми, а он обучится всему, чему должен, тогда можно будет говорить обратное.

Женщина отвернулась от некроманта и направилась к Райну.

— Это значит, что вы его не примите в свою академию?

— Это решать уже мне, а не вам, мистер Уолок.

Гералия села рядом с Райном и посмотрела на него.

— Твое имя Райн?

— Да, мэм.

— Почему ты решил стать некромантом?

— Потому что Альберт убедил меня это сделать.

— Ты хочешь помогать людям?

— Думаю, это было бы хорошо и, вероятно, кто-нибудь это сможет оценить со временем.

— Очень хорошие мысли.

— Вы ненавидите таких, как он? — Райн указал на магистра.

Женщина задумалась, чтобы её ответ не выглядел глупо перед ребенком.

— Нет, Райн, у меня нет ненависти к таким как он, потому что некроманты люди, как я и ты, а значит, что они могут совершать плохие поступки, ровно, как и мы с тобой. С одной разницей, что у них при этом есть сила и власть.

— Я буду совершать только хорошие поступки.

— Очень надеюсь на это.

Женщина оставила мальчика и вернулась к одиноко стоящему некроманту.

— Я возьму его в свою академию, но учтите, я делаю это лишь по той причине, что он не станет таким, как некоторые из вас.

— Мадам, я так же, как и вы, в это верю.

— Получается что-то общее у нас есть, но помните, магистр, если я замечу то, что мне может не понравится, тогда он мигом покинет мою академию.

— Заверяю вас, что ничего подобного не будет.

— Хотелось бы вам верить, но не могу.

Женщина попрощалась с некромантом и вернулась к мальчику.

— Пошли за мной познакомлю тебя с твоей группой.

Они пришли в большую аудиторию. В ней было много столов, за которыми сидели студенты. Кто-то был доволен, кто-то играл, а кто-то писал в своем блокноте — все ждали своего преподавателя. До тех пор, пока он не пришел, тишина так и не наступила, но вот уже мадам Фениция зашла в аудиторию и все замолчали, тогда они заметили директрису и мальчика рядом с ней.

— Здравствуйте, дети.

Они хором приветствовали директрису.

— У меня для вас есть важное сообщение. Рядом со мной Райн Равелли и он будет учиться вместе с вами. Почему молчите?

— Привет, Райн, — некоторые сказали в один голос.

— Хорошо, а сейчас Райн выбери место, где ты будешь сидеть.

Мальчик прошел мимо большинства столов и сел за тот, который был крайним, но, при этом, ближе всего к преподавателю.

— Начинайте учиться, дети.

— Спасибо, мадам Гералия, — добавила от себя Фениция.

Директриса удалилась из аудитории. Райн принялся слушать преподавательницу и записывать все, что успевал. Во время перемен между лекциями, в академии стоял нескончаемый шум. Студенты в форме ходили с книгами и блокнотами. Они сбивались в целые стаи, продолжая общаться на разные тематики; кто-то говорил без умолку об оружии или легионерах империи, кто-то о ведении хозяйства и разных способах возделывания почвы, кто-то упоминал технологии Миневров, которые давно забыты и изредка некоторые выражали свое негодование в адрес некромантов, потому что они читали газеты и слушали информаторов новостей на улице. Прошло два года после инцидента в Горбусе и несколько недель после событий на юге, о которых местные ещё не знают.


Райн двигался по коридору, где студенты разных возрастов бродили, обсуждая, без умолку, насущные проблемы и отпуская едкие комментарии о том или ином преподавателе, после чего сразу же принимались над этим смеяться. Он прошел весь центральный коридор и свернул в сторону столовой. Там он пошел на раздачу еды и оказался наедине с подносом еды и напитка. Мальчик сел за одинокий стол, где принялся читать одну из книг, которую должен прочитать по наставлению Альберта, параллельно вкушая здешние кулинарные произведения.

Кусок липкого риса, частично недоваренного, упал в рот Райна. Он стал медленно его пережевывать, последний был такой консистенции, что и резина. Вкус у данного гарнира практически отсутствовал. К его столу подошла девочка. Она была невысокая, в силу возраста. С головы падали светлые кудри, а на лице виднелся румянец от сильно холодной погоды.

— Привет, — обратилась она к нему. Райн молча читал свою книгу и старался наесться своим рисом.

— Можно сесть?

Мальчик игнорировал гостью. Она приняла молчание, как знак согласия, и села рядом с ним.

— Мое имя Лорейн, — представилась она ему. Райн продолжал перемалывать то, что помещал в свой рот.

— Почему ты сидишь один, а не с группой? — продолжала она гнуть свое.

Райн повернул книгу к девочке.

— Читаешь?

— Изучаю, — холодно отрезал он, затем принялся дальше читать книгу.

— Что ты изучаешь? — не переставала она спрашивать его.

— История Империи. От эпохи Возрождения до становления Единой Империи.

— Интересно?

— Не особо.

— Почему?

— Потому что, читая эту книгу видно, что история лишь повторяется из эпохи в эпоху.

— Ты это судишь по книге?

— Разве она не для этого? Чтобы рассуждать?

— Вроде она для того, чтобы помнить о прошлом и не совершать ошибок в будущем.

— Разумеется. Будешь рис?

— Нет, — утвердительно ответила Лорейн ему, — Лучше остаться голодной, чем давиться этим.

— Не поспоришь.

— Я — Райн, — дал знать ей мальчик.

— Я знаю. Тебя директриса представила всей группе.

— Может ты забыла.

— Почему ты раньше к нам не поступил? Ты переехал в Горбус?

— Да, буквально вчера.

— Откуда ты родом и почему переехал?

— Я родился в Горбусе и жил здесь.

— Но ты же переехал.

— Некоторое время я проживал в другом месте, а сейчас вернулся домой.

Куратор пробил несколько раз в колокол, что на вершине академии. На всю академию раздался тяжелый монотонный звук железа.

— Пора на лекции, — предложила девочка мальчику.

— Да, пора.

Они оставили посуду на столе и направились на выход из столовой.

Эпоха Таламорского мира, 1112 год, Первый день зимы
Северная империя, Горбус

Наместник Шер ополаскивался в своей купели. Пар от воды возвышался к потолку. Служанки обходились с наместником, как с королем, принося различные кушанья и напитки. Кент играл с водой и образующимися пузырьками. Женщина в темно-зеленой мантии и плаще вошла в зал купели и откинула капюшон. Её каштановые волосы выпали из, выполненного на скорую, руку пучка. Некромант сбросила с себя тяжелую мантию с плащом на диван, а рядом положила рунический клинок. Она вальяжно, не свойственно воину, подошла к искусственному водоему, затем сняла тяжелые металлические сапоги, поставила их рядом и опустила ноги в горячую воду.

— Рад видеть вас, Маргарет, — обратился наместник к некроманту.

— Я тоже рада тебя видеть.

— Как продвигается твое расследование?

— Никак. У меня ничего нет, — грустно подметила женщина.

— За два года никаких результатов?

— Артура Равелли лишили сердца, поэтому его не получится допросить.

— А остальные, что погибли на площади?

— Они ничего сказать не могут, кроме того, что это были вурдалаки, которых убил наш человек.

— Очень плохо.

— Ничего не говори, — женщина сняла с себя мундир и кожаные штаны, затем погрузилась в теплую воду по шею.

— Не следует переживать, моя дорогая. Однако, проводя со мной меньше времени, ты уже выполнила бы свою работу.

Наместник подплыл к женщине и взял её за руку.

— Лучше я буду с тобой, чем тратить время на это гиблое дело, но спасибо, что помогаешь мне.

— Не могу с тобой не согласиться! — подметил Шер, — Но тебе нужно кое-что знать.

— Ещё плохие новости? — досадно спросила Маргарет.

— Что-то в этом роде.

Наместник подозвал к себе служанку. — Единственное, что понятно, так это то, зачем было устроено это побоище. Кто-то саботирует министерство и настраивает народ против некромантов, — оставила замечание Маргарет.

— Что получается весьма успешно.

— Ты о чем?

— Люди говорят и довольно много говорят.

— Откуда ты знаешь?

— Моя дорогая, я все знаю, у меня глаза и уши везде в этом городе.

— Я не сомневаюсь.

Служанка поднесла распакованный конверт на розовой подушке. Маргарет взяла письмо, и принялась читать вслух:

— Господин Шер Ливики, довожу до Вас информацию о событиях на юге империи. Из последних важных новостей известно, что некто использовал некромантию, дабы убить несколько человек, что у неизвестного получилось. Полагаю, Вам следует быть внимательней и усилить стражу, чтобы подобное не повторилось на севере.

С уважением, Талу Кашир.

— Что это значит?

— Видимо, тебе следует отправиться на юг. Кто бы он ни был, но справляется с работой безупречно.

— Уже и на юге. Когда он нанесет удар на западе, лишь вопрос времени.

— Завтра поеду, а пока я хочу провести время с тобой. Подальше от всей политики и некромантии.

Женщина забралась на наместника. Она обняла его руками. Маргарет поцеловала жадно и ласково Шера. Последний ответил ей взаимностью. Некромант и Шер покинули купель. Наместник потребовал, чтобы никого не пускали в его покои, после чего закрылся у себя, вместе с Маргарет.

Северная империя, Горбус

Юноша помылся. Он долгое время оттирал от себя пятна сажи и грязи. Альберт, тем временем, готовил кушать. Он закончил и расставил все на стол. На ужин был подан хряк, запеченный с яблоками и мургурская лапша. Некромант расставил соусы, затем кубки и наполнил их веселящим вином. Альберт пошел на улицу, где температура была достаточно низкой. Он пришел в баню и попросил Райна побыстрее заканчивать с помывкой и сесть за стол. Мальчик услышал своего наставника и постарался быстрее закончить.

Учитель и ученик сели за стол. Они были вдвоем и сидели с глазу на глаз. Альберт принялся резать хряка. Некромант положил кусок отрезанного мяса мальчику в керамическую тарелку и добавил:

— Лапши сам себе возьмешь.

Райн наложил мургурскую лапшу и полил все томатным соусом с тертым чесноком.

— Приятного аппетита, учитель.

Некромант кивнул, показывая, что услышал его.

— Расскажешь, как прошел твой первый день в академии?

— Расскажу.

Альберт подготовился слушать мальчика и откинулся к спинке стула. Он держал свой кубок с веселящим вином и небольшими глотками выпивал содержимое.

— Первый день был никаким.

— Подробнее.

— Я познакомился с одногрупницей.

— А с остальными студентами ты общался?

— Не довелось возможности. Они, как животные, сбиваются в разные стаи. Кто-то входит в них, а кто-то остается один.

— Интересная мысль.

— Учитель, почему они не любят некромантов?

— Кто они?

— Все те, кто не является таковыми.

Некромант нахмурился. Он думал о том, что должен сформулировать мысль достаточно понятно, дабы донести до мальчика.

— Дело в том, что за последние два года произошло то, что заставляет людей не доверять некромантам. Мы должны помогать и защищать людей, обладая той силой и знаниями, что у нас есть, но кто-то использовал это, дабы навредить людям. Люди всегда боятся того, чего не понимают, а они не понимают, как можно возвращать мертвых к жизни. Они бояться оказаться рабами некромантов, потому что у нас есть сила, с которой практически невозможно мириться и самое главное, они знают, что мы помним, как с нами обращались веками.

— Мастер, а что вы думаете обо всем этом?

— Я стал некромантом, чтобы сохранять жизни, а не губить их.

— Ну, а ты чем будешь заниматься, когда обуздаешь некромантию?

— Помогать живым буду, как и вы.

— Это благородно и правильно.

— Не думаю, что дело в благородстве.

— В чем же тогда?

Мальчик доел мургурскую лапшу и принялся поедать кусок хряка.

— В отношении.

— Отношении? Вот как.

Альберт допил свое вино и налил ещё из графина, затем потянулся, чтобы наполнить кубок Райна.

— Благодарю, учитель. Отношение людей друг к другу куда важнее, чем благородство. Со временем настанет момент, когда их ненависть и страх к нам закончится, когда такие, как мы с вами, учитель, будут отдавать себя полностью.

— Не все некроманты такие, Райн.

— Как и люди, учитель. В конце концов, мы такие же люди. Кто, как не человек, имеет право на ошибку и, к сожалению, не одну.

— Слишком умные мысли.

— Для моего возраста?

— Да, для твоего возраста.

— Перестаньте, вы, ведь, понимаете, что это простое наблюдение. Я прожил два года среди неизвестных мне людей, за которыми все это время наблюдал и делал выводы.

— Что ты в них видел?

— Все противоречивое, что только может быть. От злых задир, которые по ночам плачут в подушку, до красивых девочек, с которыми обращаются, как с вещами.

— Однако, это дети.

— Сейчас мы дети, а завтра взрослые люди, которые выросли такими, какими были в детстве.

Райн отложил пустую тарелку, сложил приборы.

— Учитель, я доел.

— Хорошо.

Мужчина продолжал пить вино. Райн собрал грязную посуду и отнес её в мойку, которая на кухне. Мужчина выпил веселящее вино. Лицо Альберта покраснело.

— Не стоит, Райн.

— Мне не трудно.

Мальчик продолжил собирать посуду, остатки еды и оставлять их на кухне. Альберт слез со стула и направился в гостиную, где теперь живет. Он улегся на диван, глядя на огонь, горящий в камине.

Райн убрал всю грязь и протер стол. Мальчик принялся отмывать грязную посуду, затем убирать её на место. Он закончил убирать, погасил свет и направился к себе в комнату. Мальчик остановился в коридоре подле лестницы, когда увидел своего учителя, дремлющего в одиночестве на диване. Райн укрыл своего учителя шерстяным покрывалом, после чего погасил все свечи в гостиной.

— Доброй ночи, учитель.

Мужчина ничего не ответил, лишь тихо сопел в ночной темноте под легким освещением камина.

Северная империя, Окраины Горбуса

Он дождался ночи. Когда величественные городские огни погаснут. Люди возвращаются по домам. Некромант, словно призрак, проходил по окрестностям города. Со временем небесное светило обратило во тьму всю северную империю, и Горбус погрузился в ночной мрак. Для него это был самый подходящий момент. Некромант добрался до городского кладбища, где были сотни могил. Он достал лопату, которая находилась в сумке, и принялся копать. В лесу были слышны завывания. Никто и не думал приходить на кладбище, особенно, глубокой ночью.

Некромант прекратил копать, когда наткнулся на гроб. Он расколол его и обнаружил в деревянном ящике частично прогнившее тело. Руки и ноги мертвеца были лишены практически всех тканей, а в его брюшной полости поселились черви и разные насекомые, которые поедали плоть. Голова покойника была частично разбита и в ней отсутствовала половина мозга.

Некромант положил свою руку и принялся скоро что-то шептать, после чего от его руки образовался густой светло-серый туман, который окутал тело, а затем проник в него. Руки и ноги покойника стали восстанавливаться и на них появлялась новая плоть. Тоже произошло и с животом, затем стала восстанавливаться голова. В итоге, у мертвеца восстановилось все, что необходимо для движения. Его опорно-двигательная система полностью восстановилась. На руках и ногах появились мышцы, затем восстановилось сердце, которое совершило первый пульс. Мертвец вздрогнул. Его руки и ноги дернулись в разные стороны.

Некромант покинул могилу и принялся наблюдать, как мертвец пытается покинуть яму. Он дождался. Зомби стоял напротив некроманта. Его глаза были белыми, а изо рта текли коричневые слюни. Руки висели в свободном положении. Несмотря на мертвые глаза, его взгляд был вопросительным. Некромант вручил зомби лопату и приказал копать ещё могилу, последний смиренно повиновался.

Одну за другой зомби раскапывал могилы. Мужчина спускался вниз к мертвецам, затем оживлял их и приказывал помогать друг другу. Время было достаточно много. Все люди уже должны были спать и на улицах города не было ни единой души. Полная свобода и никаких свидетелей. Некромант воспользовался ситуацией и, укрыв накидкой зомби, направился в город к зданию власти. Его слуги медленно волочились, оставляя после себя шлейф омерзительной вони. Некромант добрался до здания. Его слуги стояли за ним небольшой очередью. Стражи насторожились и обратились к некроманту:

— Куда собрался? Дальше дороги нет.

Мужчина промолчал, затем поднял руку и указал на стражей, после отступил в сторону и добавил:

— Кушать подано.

Из-за его спины вырвались мертвецы, которые яростно, но нерасторопно набросились на двух стражей. Они схватили их за конечности, оторвали головы и обглодали конечности. Мощеная дорога, которая вела в здание, покрылась кровью. На воротах остались багровые брызги. Покойники надавили на ворота и те открылись. Внутри никого не было, лишь тусклое свечение от лампадок.

— Идите наверх и найдите наместника. Зомби повиновались и устремились наверх по винтовой лестнице. Некромант пошел в обход на другую лестницу, чтобы проконтролировать выполнение задачи.

Маргарет покинула наместника. Мужчина остался лежать один ногой в своей обширной постели. Женщина вышла из комнаты и добралась до купальни, где могла принять освежающую ванну. Она была в одном хлопковом халате. Её волосы были полностью растрепаны. Маргарет добралась до купели и погрузилась в теплую воду, покрытую легким паром. Женщина окунулась с головой. Её волосы превратились в единую массу каштанового цвета. Она проводила рукой по своему телу, смывая всю грязь и с ней заботы. Её тело приняло розовый оттенок. Губы слегка набухли, а щеки побагровели. Вода тихо звенела. Женщина полностью расслабилась до тех пор, пока позади неё не оказался наполовину сгнивший мертвец, который стоял и выпускал тягучие слюни коричневого цвета. Его глаза оставались мертвыми, руки были по локоть в крови, как и все лицо. Неприятный и отвратный запах мертвечины медленно дошел до Маргарет. Женщина уловила до боли знакомый смрад. Она не придала этому никакого значения и продолжала играться с водой. Зомби одумался и набросился на неё со спины. Покойник старался вцепиться женщине в шею и прокусить её, но опытный некромант успела перевернуть его и сбросить в воду. Мертвец продолжал брыкаться в воде, однако женщина произнесла шепотом слова и тот мгновенно вернулся в свой первозданный вид гниющего существа. Легкий туман серого цвета охватил руки некроманта и проник в неё. Женщина стояла по пояс в грязной воде с легкой одышкой. Она сглотнула и обдумала то, что произошло. Некромант накинула халат, завязала его и покинула купель. Она побежала наверх в покои наместника. По пути Маргарет встретилась с несколькими трупами. Тела служанок были всячески зверски разорваны. У кого-то не хватало головы, кому-то разорвали грудь и вырвали сердце, а кто-то был поделен на две части: верхняя часть туловища лежала у одной стены, а нижняя часть с ногами у другой стены.

Маргарет не прекращала бежать по коридору. На её пути встретились пара зомби, которые двигались прямо к покоям Шера. Женщина ловко заламывала руки мертвецам, затем заламывала им ноги и вырывала сердца. Существа оставались на полу, оскверняя все своим едким запахом, а Маргарет была по локоть в крови. Женщина не прекращала бежать по коридору. Она повернула и ей осталось рукой подать до покоев наместника. Маргарет добралась до двери, но её оттолкнули. Некто появился и швырнул женщину. Она упала на пол и ударилась руками. Мужчина подошел и встал над ней. Женщина попятилась назад, затем поднялась на ноги.

— Кто ты такой?

Мужчина наклонил голову набок.

— Дай мне пройти. Они убьют наместника.

— Я знаю. Это я им приказал.

— Ты тот самый некромант! — воскликнула женщина.

— Видимо, слава идет впереди меня.

Женщина дернулась к двери, но мужчина её оттолкнул.

— Не лезь в это дело. Мне незачем тебя убивать.

— Почему? Других ты убиваешь, не задумываясь! — рычала Маргарет на некроманта.

— Все не так просто, дорогуша, — ответил ей незнакомец, — Поэтому не старайся даже в это лезть, чтобы остаться в живых.

— Пошел ты! — воскликнула женщина и дала оплеуху некроманту, которая оглушила его на достаточное время, дабы проскочить в покои наместника.

Маргарет застала картину того, как Шер пытается оттолкнуть от себя несколько зомби, но они берут его количеством. Мужчина издает последний рык и замечает Маргарет, которая стоит заворожено. Наместник отвлекся и не заметил, как один из мертвецов схватил его за руку и резко вырвал её. Кровь брызнула на кровать. Мужчина практически ничего не заметил от болевого шока. Некромант побежала к Шеру, но её схватили за шею со спины и подняли над полом. Она стала задыхаться, но отчетливо видела, как её любовника задавливают на кровати мертвецы и отрывают его конечности, выдавливают глаза и вскрывают грудь. Все вокруг стало принимать исключительно кровавые оттенки.

Некромант, схвативший Маргарет, принялся что-то шептать. Тело женщины стало увядать. Легкий туман золотистого цвета покидал её тело и проникал в некроманта. Он швырнул её на пол. Маргарет слабо видела все, что происходит, но отчетливо слышала последние крики и вопли Шера.

— Я же говорю, что не имею никакого желания тебя убивать, — некромант наклонился к женщине, которая едва дышала, — Время… Единственное что способно одолеть любого, не так ли?

Женщина смотрела на него и параллельно слышала звуки рваной плоти.

— Даже нас, тех, кто не боиться саму смерть, единственное, что способно поставить на колени — это время.

Некромант поднялся и приказал зомби разбежаться по углам до тех пор, пока их никто не найдет и не убьет.

— Кто ты? — выдавила с трудом Маргарет.

Мужчина опустил повязку с лица и посмотрел на неё. Его лицо испещрено ранами и ссадинами. Губы бледные, а кожа синяя.

— Мое имя — Морос.

Маргарет тяжело вздохнула и сомкнула глаза.

Глава 5

Эпоха Таламорского мира, 860 год
Северная империя, Тасдаград

Его руки и ноги покрыты густым волосяным покровом. Он поднимает деревянное ведро и выливает на себя. По телу стекают струи воды. Длинные волосы на голове собрались в единую темную массу. Мужчина снял с крючка халат и надел его, затем покинул помывочную и направился в дом. Аромат обжаренного хряка из печи разносился по всему дому. У него большой двухэтажный дом с дополнительной пристройкой под баню и целым огородом.

— Как помылся? — спросила его женщина, доставая готового хряка.

— Вода отличная, особенно, после долгого похода.

— Надеюсь, ужин тебе тоже окажется по вкусу, — женщина улыбнулась.

Он оделся и подошел к своей любимой, обнял её и поцеловал в шею.

— Выглядит очень аппетитно, дорогая.

— Тогда, — она обернулась к нему, — Садись.

Мужчина повиновался перед своей женщиной и уселся за стол. Лампада тускло освещала комнату. Свет был не равномерным и разбойным.

— Лео, пожалуйста, не возвращайся туда.

— Я не могу, любимая, моя работа — служить Императору.

— Твоя работа быть со своей семьей, — подметила женщина.

— Если я не отправлюсь, то они сами придут сюда.

— Как же я, Лео?

— Что ты?

Женщина положила тушеные овощи ему в тарелку, затем отрезала кусок мяса от хряка и поставила тарелку перед своим мужем.

— Хочешь, чтобы я осталась одна, пока идет эта война?

— Любимая, меня не будет не больше трех месяцев. Как только задавим восстание, так сразу я вернусь к тебе.

— Ты не можешь быть уверен, сколько продлится эта война, — с тоской ответила женщина.

— Только я и могу быть уверен, потому что это наша работа — вести войну. К тому же, у Торифа армия практически ничего из себя не представляет. Несколько отрядов наемников войну не выиграют.

— Ты так уверен? Тогда почему Септим призывает свой лучший отряд?

— Всегда лучше перестраховаться, не так ли?

— Что по этому поводу думают некроманты?

Женщина наполнила кубки на столе веселящим вином.

— Одним Великим известно, что задумали некроманты.

— Ты обещаешь, что вернешься к зиме?

— Обещаю.

— Я тебя люблю, Лео, и потому верю тебе, но и ты поверь мне, что на войне не все идет так, как ты планируешь. В конце то концов война — не поход на рынок за покупками.

— Кира, я тебя прекрасно понимаю, но я всю жизнь занимаюсь сражением на поле боя. Когда мы с тобой познакомились, ты знала это.

— Я знала не только это, но и то, что ты благородный и добрый человек. У тебя есть чувство собственного достоинства и ты не бездумно сражаешься.

— Поэтому ты здесь со мной.

Женщина улыбнулась ему. Положила ему на руку свою руку, нежно обхватила её.

— Возвращайся, как можно скорее.

— Разумеется.

Свет стал гаснуть. В комнату поднималась ночная темнота. Леонардо обхватил свою жену и вытащил из стола. Они оказались в своем ложе. Мужчина стягивал с женщины легкую одежду. Он касался каждого миллиметра её тела. Двое влюбленных оставались наедине с собой и им никто не мог помешать.

Рассвет наступил довольно быстро. Первые лучи светила опустились на дом. Кто-то зашумел во дворе. Леонардо услышал, как с улицы кто-то приближается. Металлический перезвон от тяжелых железных сапог доносился снаружи. Звуки становились отчетливее. Кто-то быстро приближался. Леонардо покинул кровать, оставив Киру в постеле, он набросил белую рубашку, надел коричневые кожаные брюки и обул легкие сапоги. Воитель покинул свой дом и вышел во двор. Перед ним стоял Зет. Мужчины посмотрели друг на друга, а затем бросились обниматься.

— Доброе, — добавил Зет.

— Как сам? — в ответ сказал Лео.

— Септим призывает нас.

— Я знаю, — Леонардо отошел, пропустив своего друга, — Проходи.

Зет сел за стол, а Лео поставил чайник на огонь. Воитель достал из ледяного погреба здоровенный кусок маринованного мяса.

— Это последний поход, — обратился Лео к другу.

— В смысле?

— Для меня он последний. Я ухожу из дела.

— Почему?! — недовольно заявил Зет.

— У меня жена, хозяйство. Я не могу больше оставлять её одну.

— Хочешь стать примерным семьянином?

— Рано или поздно ты поймешь меня.

Лео отрезал кусок мяса на несколько небольших ломтиков, затем выложил их на тарелку и рядом выложил куски хлеба.

— Я тебя не осуждаю, чтобы ты не подумал, — подметил Зет.

— Приятно слышать.

— Однако, я буду скучать.

— Дело не только в Кире и хозяйстве.

— В чем же еще?

— Дело в том, что мы воюем сами с собой. Империя должна быть едина, а она вечно разрывается между богатыми семьями за то, кто будет править.

— Но ты все равно остаешься верен Септиму.

— Семья Септимов истинные сыны престола.

Чайник вскипел. Воитель налил в чашки кипяток, насыпал листья чая.

— Итак, ты ко мне какими судьбами?

— Про то что Септим нас призывает ты уже знаешь, поэтому почему бы не проверить старого друга?

— Вспомнил про старого друга, — ухмыльнулся Лео.

— Ты как уехал из Горбуса, так и пропал. Никто от тебя ничего не слышал.

— У меня слишком много врагов. Лучше всего, чтобы все оставались вне ведение о том, где я живу.

— Боишься за Киру?

— Ты бы не боялся?

— Каждый день трясся бы.

Они выпили чай, закусили хлебом с мясом.

— Так когда ты выезжаешь? — обратился Зет к другу.

— На днях.

— Я тоже на днях.

— Как дела в Горбусе обстоят?

— Не буду скрывать, но там военное положение.

— Все настолько плохо?

— Как оказалось.

Леонардо призадумался, затем повернулся в сторону Киры. Он с тоской посмотрел на неё. Даже такой воин, как он, всегда понимал, что с войны не всегда можно вернуться.

— Что именно хочет Септим?

— Его приказ был засекречен и передал он его Карлу, а тот лично мне.

— Так какой приказ?

— Септим мобилизует свой лучший отряд, чтобы мы нанесли удар по самому Аеру Торифу.

— Что!? — возмутился Леонардо.

— Я тоже так подумал.

— Это самоубийство, — подметил недовольно Лео, — Отправить нас в улий.

— Септим рассчитывает, что у нас получится, потому что мы лучшие из лучших.

— Весь отряд знает?

— Да, на следующей недель сбор в Карабоне.

— Ладно, мы что-нибудь придумаем. Не думал, что все настолько серьезно.

Зет закусил очередным куском хлеба с мясом.

— Честно говоря, я тоже по началу думал, что дело будет плевым.

Воины посмотрели друг на друга понимающе. Они тяжело вздохнули. Мысли Лео не покидала Кира.

Эпоха Таламорского мир, 1112 год
Северная империя, Горбус

Он склонился над ней, положил руку на плечо и проговорил:

— Очнись, открой глаза.

Женщина с каштановыми волосами лежала на кровати. Её окружили несколько людей, которые ожидали, что она очнется.

— Маргарет, проснись, — обратился вновь Альберт.

Женщина не реагировала. Некромант отошел от кровати. Лекарь подошел к Альберту:

— Ей нужен покой.

Мужчина склонил голову и удалился из комнаты.

— Почему вы грустите, учитель?

— Кто-то зашел слишком далеко, Райн.

Учитель и ученик двигались по улице города.

— Что-то случилось?

— Наместника убили, а Маргарет довели до потери сознания.

— Она поправится?

— Не знаю, Райн, но очень надеюсь.

Они пришли на рыночную площадь. Альберт стоял возле прилавков и закупался товарами. Он складывал все в одну сумку, затем расплачивался монетами. Мальчик стоял рядом.

— Магистр Маргарет была хорошим некромантом?

— Она и есть хороший некромант. Мисс Мур остается одним из лучших некромантов, которых я знавал за свою жизнь.

— Тогда почему она оказалась в таком положении?

— Она одна из лучших, но, видимо, этого оказалось мало.

— Она столкнулась с очень сильным некромантом?

— Похоже на это.

— Однако, она осталась жива. Кто бы это ни был, он мог убить её, но не сделал этого.

— Райн, ты слишком много думаешь об этом.

— Он не собирался её убивать. Его целью был наместник, а магистр Маргарет оказалась лишь помехой.

— Райн, успокойся.

— Вы не понимаете, учитель. Это заказное убийство!

Альберт задумался. Он остановился и посмотрел на небо. Облака плыли по синему полотну.

— Ты прав, Райн.

— Может быть, это тот, кто убил моего отца.

— Когда магистр Маргарет очнется, тогда мы все узнаем.

— Она столько сил потеряла. Вы думаете, что она будет что-то помнить?

— Остается надеяться, что будет помнить. Нам пора домой. Тебе завтра в академию.

Эпоха Таламорского мира, 860 год
Северная империя, Тасдаград

Воин собрал свою сумку. Он упаковывал лишь самое необходимое. На поясе у него висел длинный клинок. Жена подошла к нему сзади и обняла, как в последний раз.

— Мне страшно, Лео, — пожаловалась женщина воину.

Леонардо обернулся к ней и обнял её, затем взял на руки.

— Не переживай, любимая, это в последний раз.

— Я очень надеюсь, что после этого задания ты бросишь это дело.

— Обещаю, — дружелюбно улыбнулся он, после чего поцеловал в лоб.

Воин забросил на плечо здоровенную сумку. Жена провожала его на улицу к дороге. Зет уже ждал своего друга, верхом на скакуне, и держал второго рядом, для Лео.

Воитель повесил свое снаряжение на скакуна и последний раз обнял жену, затем нежно поцеловал её и взобрался на коня.

— Зет, — обратилась жена к другу, — Проследи, чтобы он вернулся ко мне.

Воин подмигнул ей и ответил:

— Можешь не переживать, я прослежу.

— Пока, любимая.

— Пока, Лео! — бросила женщина ему.

— Ладно, поехали, — встрял Зет.

Воины отправились в путь. Скакуны помчались далеко вперед, а Кира оставалась одна, провожая их взглядом.

Эпоха Таламорского мира, 1112 год
Северная империя, Горбус

Луч света прошел сквозь стеклянную призму и упал на край кровати. Из окна подул легкий свежий ветер, затем запела птица. Маргарет медленно открыла глаза. Её тело оставалось неподвижным. Женщина либо не желала двигаться, либо не могла.

В голове крутились последние воспоминания. Перед её глазами проходили последние моменты жизни Шера Ливики. У Маргарет покатилась слеза. Луч света поднялся и упал на её лицо. Лекарь вошел в комнату и обнаружил, что некромант проснулась. Он подошел к ней и принялся осматривать.

Через полтора часа в комнату зашел Альберт и несколько некромантов. Женщина оставалась неподвижной, но теперь она сидела на кровати, оперевшись о стену.

— Привет, Маргарет, — обратился Альберт к женщине.

— Здравствуй, Альберт.

Некромант прошел и сел рядом. В комнату также вошёл император Аалек Ториф. Он стоял позади всех остальных в проеме и никто его не заметил.

— Где я? — в недоумении спросила женщина некроманта.

— В лечебнице. Ты потеряла немало сил.

— Как я здесь оказалась?

— Ты не помнишь?

— Я помню только, как умер Шер.

На её глазах снова появились слезы.

— Ты знаешь, кто его убил и оставил тебя без сил?

— Я… — женщина остановилась, когда на неё нахлынули эмоции и некоторые воспоминания, — О, Великие, они разорвали его у меня на глазах и я… Ничего не могла с этим поделать!

Лицо женщины покраснело. Она не могла ничего выговорить. Её голос дрожал и паника охватила женщину. Чувство беспомощности сковала некроманта. Маргарет принялась кричать в слезах. Альберт обнял её крепко. Женщина вцепилась в него.

— Альберт, — прошептала она сквозь реки слез, — Мне так больно.

— Я тебя понимаю.

Остальные продолжали молча смотреть, как она страдает.

— Я не защитила его, Альберт, я должна была, но не сделала этого!

— Маргарет, ты не могла.

— Это была моя работа! — рявкнула она, коря себя.

— Не ругай себя. Ты ничего не могла сделать.

— О, Великие, мой дорогой, мой любимый… — женщина затихла, оставаясь в объятиях своего друга, затем прошептала, — Прости меня, мой дорогой.

— Все хорошо, Маргарет, — продолжал утешать Альберт некроманта.

Император прошел через собравшихся. Люди заметили его и тотчас расступились.

— Магистр Мур, мы не стали начинать службу до тех пор, пока вы не очнетесь.

— Что? — сопливым в слезах голосе спросила она.

— Мы не стали хоронить наместника пока вы не очнулись.

— Спасибо, император.

— Служба пройдет завтра.

Император поднялся.

— Мне очень жаль. Он был хорошим человеком и правителем.

У Маргарет продолжали наворачиваться слезы. Альберт не отпускал женщину.

Лучи света сместила темнота. Тучи и тяжелые облака закрыли свет, падающий с неба. Альберт помогал Маргарет собрать вещи. Он укладывал одежду в сумки. Женщина надела мундир и мантию, пока Альберт отвернулся.

Они покинули палату, а затем лечебницу. Некромант помог женщине взобраться на своего скакуна, после чего сам забрался на него и дернул за поводья. Они отправились домой к Маргарет.

— Думаю, следует поторопиться, — подметила женщина.

Небо быстро меняло свой окрас с синего на сиреневое. Тучи сквозь время быстро перебирались по небесному пространству. Два некроманта покинули скакуна и зашли в большой деревянный дом. Альберт осматривался. Он впервые оказался в доме магистра Мур.

— Уютно, — высказался Альберт.

— Благодарю, — ответила ему Маргарет. — Похороны вот-вот начнутся.

Женщина услышала его, но ничего не ответила. Она удалилась в другую комнату. Там она сняла с себя мундир, мантию, брюки, затем все белье, оставшись полностью обнаженной. Маргарет бросила грязную одежду в отдельную корзину, затем выбрала темное платье из своего гардероба. Она осторожно, чтобы не испортить, надела его.

Альберт блуждал в новом для себя помещении, осматриваясь и ожидая Маргарет. Женщина, тем временем, примеряла сапоги, чтобы подходили под платье и были достаточно теплыми, когда она окончила собираться, тогда надела ремень с ножнами, в котором находился её рунический клинок, затем надела на себя кулон некроманта и последним штрихом набросила свою темно-зеленую накидку. Женщина вернулась в гостиную к Альберту. Мужчина немного удивился её виду. Она показалась для него очень красивой и он не мог отвести от неё взгляда.

— Прекрасно выглядишь, — высказался некромант.

— Благодарю.

Они покинули её дом, вернулись в седло и отправились к окраине Горбуса, где должна была проходить служба упокоения.

Кладбище было расположено на небольшом холме близ самого города. Находясь здесь, можно было видеть практически весь город. На захоронение пришло несколько десятков человек. Император стоял ближе всех к гробу и могиле. На самом могильном камне было написано имя и годы жизни «Шер Ливики. 5 день зимы 1072 год эпохи Таламорского мира по 1 день зимы 1112 год эпохи Таламорского мира.» Альберт вместе с Маргарет стояли подальше от всех на небольшом возвышении, так они видели все, что происходит. Они наблюдали, как жрецы Великих в белых рясах и капюшонах, похожие на сектантов, проводят ритуал и службу захоронения. Они читали громогласно какие-то молитвы, затем укладывали рядом с телом наместника цветы, омоченные кровью.

— Не понимаю я этих жрецов и их ритуалы, — прокомментировала Маргарет.

— Полагаю, они тоже не понимают нас, — поддержал разговор Альберт.

— Почему они верят в этих Великих, если они ничего не делают для нас?

— Потому что каждый верит в то, во что хочет верить.

Маргарет промолчала. Легкий, но прохладный ветер окружил их.

— Что ты будешь теперь делать? — спросил некроманта Альберт.

— Отправляюсь на юг, в Хафэль-Таир.

— Зачем?

— Этот некромант успел побывать и там.

Альберт нахмурился и посмотрел на небо. Он получал удовольствие от тишины, которая всегда присутствовала на кладбище.

— Думаешь найти там какую-то зацепку?

— Я уверена, что он оставил какой-нибудь след.

— Райн говорит, что это заказное убийство.

— Райн? Сын Артура? Ты все-таки взял его в ученики?

— Именно, — улыбнулся Альберт.

— Почему он решил, что это заказное?

— Потому что убийца лично проследил за ходом исполнения работы и он не тронул тебя, а лишь обезоружил.

— Он и правда смышленый.

— Видимо, весь в своего отца.

Наступила тишина. Только звуки молитв жрецов доносились до некромантов.

— Альберт, зачем нам некромантия, если мы не можем воскрешать всех людей?

— Что ты хочешь сказать?

— К чему нам эта возможность, если достаточно лишить человека сердца и мы уже не сможем его воскресить?

— Не знаю, Маргарет, возможно, потому что это воля Великих и они не хотят, чтобы кого-то можно было вернуть.

— Ты в них веришь?

— Мы верим в Забытых, но не должны верить в Великих? Это абсурдно.

— Мы не верим в Забытых. Лично я в них не верю.

— Во что ты же вы тогда верите, магистр Мур?

Женщина смутилась. Она не могла дать ответа.

— Пора пойти проститься в последний раз, — заявил Альберт.

Маргарет продолжала стоять, когда некромант уже направился к толпе, которая стояла рядом с могилой.

— Я найду этого некроманта, — бросила Маргарет, — Я найду и вырву его сердце, Альберт.

Мужчина кивнул несколько раз и добавил:

— Конечно, я не сомневаюсь, но будь осторожна.

Далеко на горизонте, в сиреневом небе, загорелась синяя дуга. Поднялся ветер. Над городом раздался гром. Присутствовавшие на захоронении, прощались с наместником и покидали кладбище.

Южная империя, Хафэль-Таир

Ночь на юге намного светлее, чем на севере. Маргарет, верхом на скакуне, достигла своей точки. Она держала длинный путь из северной империи на юг, где произошли убийства от рук нежити. Сквозь мрачную призму южного неба виднелись огни гигантского города Хафэль-Таира. Даже в ночи эта южная столица оставалась яркой, блестящей и сказочной. Всадник преодолевал дикую пустыню, усеянную дюнами и кактусами. Тропу, ведущую в город, занесло песком и единственным указателем оставались фонари, обособляющие дорогу. За стуком копыт оставалась лишь песчаная пыль. К рассвету всадница добралась до города. Стражи встретили ее возле высоких монолитных ворот.

— Магистр, — обратился один из них к восседающему на коне некроманту.

— Приятно, что меня здесь знают.

— По-какому вопросу вы к нам?

— Мне нужно поговорить с наместником.

— В таком случае, не смею вас задерживать. Прошу за мной.

Женщина покинула скакуна и его повели в императорские стойла. Двое зашли в приемный зал, затем направились за колонны к винтовой лестнице, ведущую далеко наверх.

— Зачем было такое строить? — спросила женщина стража.

— Желание наместника нам не известно. Однако, стоит заметить, плюсы данной конструкции.

— Какие же могут быть у неё плюсы?

— Если кто-то решит навредить наместнику, то он хорошо выдохнется, поднимаясь на такую высоту.

— Выдохнется, — тяжело дыша, подметила Маргарет, — Это мягко сказано.

Некромант, вместе со стражем, поднимались наверх в покои наместника. Они преодолевали одни ступени за другими. В небольших окнах заметны сверкающие поверхности домов. Люди хаотично двигались, подобно муравьям, по узким улицам.

— Долго ещё? — уточнил магистр.

— Чуть меньше того, что прошли.

Они добрались до вершины башни. У дверей стояли два стража, которые были укутаны в тряпки.

— Пропустите её, — приказал сопровождающий.

Стражники расступились и помогли открыть дверь некроманту. Комната, в которой оказалась Маргарет, была выполнена из стекла, через которое были видны звезды ночного неба и огни города. Некромант застала наместника в самый неловкий момент. Талу обнимал какую-то женщину и ласкал её руками по всему телу. Мужчина покрывал все тело женщины поцелуями. Некромант кашляла, дабы привлечь внимание. Наместник услышал Маргарет и сбросил девицу, которая была с ним, затем поднялся и поправил свою тогу. Талу прогнал дамочку и жестом пригласил Маргарет сесть рядом. Наместник достал граненые прозрачные бокалы, затем вытащил из шкафчика бутылку с игристым вином.

— Выпьете со мной, магистр?

— Если вы не против, то я воздержусь.

— Как скажете.

Наместник развалился на диване, закинул ноги на кофейный столик и принялся потягивать игристое вино.

— Не стоит тянуть, магистр, говорите каким ветром вас к нам занесло?

— Я иду по следу некроманта, который применяет некромантию, дабы убивать людей.

— Его след привел вас сюда?

— Он был у вас. Несколько семей было убито от его рук.

— Откуда вам известно?

— Ваше письмо наместнику Шеру.

Он призадумался.

— Да, было такое письмо. Хорошо, магистр, делайте, что хотите, если нужна будет помощь — обращайтесь.

— Потому то я и здесь, что мне нужна помощь.

— Излагайте.

— Мне нужно тело того, кого можно воскресить. Я думаю, что не у всех было вырвано сердце.

— Вопрос не ко мне, магистр.

— К кому, в таком случае?

— Обратитесь к могильщику. Мы сохранили тела для вас, зная, что рано или поздно кто-то прибудет.

— Благодарю, наместник.

— Не стоит. Все это ради империи и спокойствия людей, не так ли?

— Конечно, Талу, все ради людей.

Некромант поклонилась и покинула наместника.

Маргарет проводили в центр захоронения Хафэль-Таира. Страж привел женщину к могильщику, который курил сигарету и читал журнал.

— Здравствуйте, — обратилась некромант, — Гляжу, работы у вас невпроворот.

— Вечер добрый, уважаемая, — могильщик померил взглядом некроманта.

— У меня к вам дело.

— Меня всегда интересовало, а как вы можете всегда ходить в этой накидке. Не жарко?

— Что за нелепый вопрос?

— Ну, понимаете, здесь такая жара, а вы ходите в этой шерстяной накидке.

— Нет, не жарко.

— Интересно. Так какое у вас ко мне дело?

— Мне нужна жертва убийств, совершенных мертвыми.

— Я вам могу предоставить даже не одну жертву.

— Вы меня не так поняли. Мне нужна жертва, у которой осталось сердце.

— Вам повезло, магистр, — могильщик сплюнул, — У одной женщины сердце осталось, хотя у остальных жертв его забрали.

— Покажи мне её.

Мужчина открыл люк, который был в полу. Из него повалил пар, от холода. Могильщик спустился вниз и через пару минут достал из ямы гроб. Мужик выбрался следом и закрыл люк, затем поднял гроб и поставил его на стол, после чего вскрыл. В нем находилось тело женщины руки и ноги которой были пришиты к телу. На шее у неё были разрезы, а само тело было бледным и белым.

— Это она?

— Да, правда, пришлось пришить её конечности и шею зашить, но зато органы все на месте, в отличие от родственников.

Могильщик достал карамельный леденец, который сосал и сплюнул на пол.

— Прискорбное зрелище, не так ли, магистр?

— Отчасти.

— Вы привыкли к подобному?

— Странные у вас вопросы, уважаемый.

Женщина подошла к телу. Маргарет положила руку на грудь мертвецу, затем стала шепотом произносить Слово, которое посторонний не слышал. Золотистый туман, с легким серебристым свечением окутал кисть Маргарет, затем устремился к покойнику и окутал его тело. Тело женщины стало лечиться, восстанавливаться. Каждая поврежденная ткань затягивалась и принимала живой оттенок. Швы, которые соединяли конечности с телом, пропадали и руки, и ноги срослись с туловищем.

Могильщик удивленно открыл рот и его леденец упал на пол.

— Во дела, — с неподдельным удивлением подметил он.

— Никогда не видел воскрешение?

— До этого момента? — задал он вопрос, на который сам же ответил, — Никогда.

Наконец, тело женщины было окончательно восстановлено. Сердце совершило удар и кровь принялась расходиться по всему телу. Её руки и ноги дернулись. Легкие сжались и разжались. Она сделала глубокий вдох. Женщина дернулась, раскрыла глаза и в панике стала осматриваться, меряя все взглядом.

Маргарет постаралась удержать новоиспеченного кадавра. Она махнула рукой могильщику, на что тот ответил:

— Можно я лучше здесь постою?

Женщина опустила глаза. Воскрешенная все буйствовала и пыталась связать пару слов.

— Почему она в таком… состоянии?

— Ты глупенький?

— Нет, а что похож?

— Она была мертва несколько дней. Тебя убивали хоть раз?

— Нет, я самый настоящий человек, ни разу не воскрешенный, — самодовольно ответил могильщик.

— Тогда не задавай глупых вопросов.

Со временем воскрешенная успокоилась и легла в гроб, но её глаза по-прежнему панически бежали из угла в угол.

— Где я? — связала она наконец пару слов.

— Вы у могильщика.

— Могильщика?

— Скажите, как вас зовут?

— Ребека Голдвин.

— Хорошо Ребека. Память практически восстановилась.

— Почему я здесь и кто вы?

— Ребека, меня зовут Маргарет. Вы здесь, потому что вас убили и я пытаюсь узнать кто это сделал.

— Убили?! — на неё вновь нахлынула паника, а за ней и стали появляться яркие воспоминания последних мгновений её жизни.

— Да, мэм, вас убили и я хочу, чтобы вы мне описали, как это произошло, в мелких деталях.

— Я смутно помню.

— Ничего страшного, это нормально. Со временем вы все вспомните. Просто начинайте рассказывать.

— Это был вечер. Хороший вечер. Мы с мужем готовили ужин, а дети игрались в огороде. Было темно, но не дома. У нас дома всегда светло. Освещение хорошее.

— Продолжайте.

— Вечер становился темнее и я стала переживать за детей.

— Дальше.

Женщина с трудом собирала осколки событий того вечера.

— Муж пошел проверить детей и вернуть их домой. Я резала овощи, затем прошло несколько минут, словно они пропали и я опомнилась, что ни мужа, ни детей все еще нет.

— Рассказывайте, Ребека.

— Я направилась в огород, чтобы окликнуть их и найти. Мне думалось, что они решили разыграть меня. У нас в огороде очень высокие кусты и ночью практически ничего не видно из-за них.

— Хорошо, Ребека, у вас очень хорошо получается, главное не останавливайтесь.

— Я двигалась по тропе в огороде и заметила, что по земле ползет довольно густой туман и ведет он… — она остановилась, — Ведет он…

— Куда он вел, Ребека?

— Он вел дальше…

— Куда он вел, Ребека? — гнула свое Маргарет.

— Он вел на окраину, за огород. Я следовала за ним до тех пор, пока…

— Старайтесь, Ребека, это очень важно.

— Я стараюсь, но воспоминания они такие… тяжелые.

— Я вас понимаю. Очень трудно вспоминать то, что было перед смертью.

— Пока… Он становился более густым и… Не могу, простите.

— Все хорошо, ещё немного, раз здесь труднее всего вспомнить, значит, это последнее мгновение вашей жизни.

У Ребеки потекла слеза.

— И оттуда что-то выскочило… Оно сбило меня с ног и я упала.

Наступила тишина. Женщина тихо всхлипывала.

— Простите, я не могу.

— Ничего страшного. Ребека, можно еще один вопрос?

— Задавайте.

— Каким был туман?

— Я же сказала, густым и тягучим.

— Какого он был цвета?

— Серый.

— Ребека, вы уверены, что он был серый?

— Да, настолько, что был похоже на кожу мертвеца.

— Спасибо, Ребека.

— Магистр, — промямлиа сквозь слезы Ребека, — Где моя семья?

Маргарет выдержала паузу, потому что должна была ответить ей то, что сделало бы женщине очень больно.

— Мне жаль, Ребека, но ваша семья… В общем, её нет.

— Что? Как нет? Вы же должны воскресить их! Разве нет!?

— Успокойтесь, — попросила спокойно Маргарет, но женщина с ума сходила.

— Почему вы не воскрешаете их! — истерически кричала она.

— Ребека, я не могу их вернуть.

— Почему!? — рявкнула воскрешенная.

— Их лишили сердец. Мы не можем воскрешать тех, у кого нет сердца. Человек не может жить без сердца.

— Нет, этого не может быть! — Ребека, как это свойственно потерявшим близкого, принялась отрицать. Её лицо стало красным. Она пустилась в слезы и истерику.

— Верните мне мою семью, пожалуйста, — умоляла она некроманта.

— Сожалею, но я бессильна.

Маргарет отошла от женщины и смотрела на неё с каменным лицом. Она сама потеряла близкого ей человека и видела в этой женщине саму себя — беспомощную.

— Магистр, вы можете кое-что сделать для меня?

— Все, что в моих силах.

— Хорошо, тогда верните меня обратно.

— Не понимаю.

— Сделайте меня мертвой, снова.

— Ребека, зачем вам это. Вы можете начать новую жизнь. Боль уйдет и вы снова станете матерью, а они будут жить в вашей памяти.

— Вы не понимаете, Маргарет, это не новая жизнь — это лишь отсрочка. Хотите, чтобы я жила новой жизнью и у меня была новая семья? Хотите, чтобы я просто забыла сорок лет жизни? Зачем? Чтобы жить и понимать, что моя жизнь зависит теперь не от меня, а от вас. Каждый день просыпаться с мыслью, не умру ли я сегодня, посреди обеда?

— Ребека, — попыталась вмешаться Маргарет, но тщетно.

— Мне такая жизнь не нужна, поэтому, будьте добры, верните все на свое место.

— Хорошо, я сделаю, как вы желаете.

Маргарет подошла к воскрешенной и положила свою руку ей на сердце.

— Мне жаль, что все так получилось.

— Конечно же вам жаль, потому что это все из-за вас, грязных некромантов.

Некромант прошептала Слово и за долю секунды тело женщины вернулось в изначальный вид, а золотистый туман вернулся в тело Маргарет.

Магистр развернулась. Она направилась на выход. Могильщик спросил некроманта перед её уходом: — Это, наверное, не мое дело, но все равно интересно, а вы узнали то, что хотели?

Она обернулась и дала свой ответ:

— Узнала и скоро я узнаю, кто за всем этим стоит.

Некромант накинула капюшон и покинула помещение.

Глава 6

Эпоха Таламорского мира, 1113 год, Первый день зимы
Северная империя, Горбус

Начался первый учебный день третьего года обучения. Райн, на удивление его наставника Альберта Уолока, был довольно любознательный и старался впитывать все возможные знания.

Мальчик, в возрасте двенадцати лет, проснулся и был готов, наконец, начать обучение некромантии. Он два года отучился в академии, среди сверстников, с которыми даже не старался идти на контакт.

Райн спустился вниз, чтобы обсудить с учителем план обучения. Внизу его ждал сюрприз.

— Доброе утро, Райн, — поприветствовал его Альберт.

— Здравствуйте, учитель.

Он оказался в гостиной, где были ещё трое людей.

— Знакомься, — Альберт показал на гостей, — Учитель Моника Клайд — она будет учить тебя нравственности, Дрэ Торис — отлично фехтует и сделает из тебя самого сильного некроманта, а Клайв Р. - расскажет тебе всю историю некромантов от их зарождения и до нынешнего дня.

— Здравствуйте, — поприветствовал всех Райн.

Они хором сказали ему:

— Привет, Райн.

— Учитель, я думал вы будете обучать меня.

— Райн, конечно же, я буду тебя обучать некромантии, но не я же буду тебя тренеровать и рассказывать о том, что правильно, а что нет и говорить про историю некромантов.

— Понял вас, мастер.

— Хорошо, раз с этим разобрались, тогда вот твое расписание, — Альберт подал ему листок, на котором был точно поставлен график его занятий от академии, в которой он продолжал учиться, и до вечера, когда он будет проводить время со своим учителем.

— Пора завтракать, — подметил Альберт.

Все направились за стол. Они принялись обсуждать дальнейшее обучение Райна. Кто-то даже уже решил познакомиться с ним. Моника Клайд показалась мальчику довольно доброй. В ней не было ничего отпугивающего, а говорила она, словно птичка пела. Девушка рассказывала Райну о том, что его будет ждать в будущем. Она также рассказала ему, что сделает из него самого настоящего джентльмена, который будет в совершенстве знать все правила приличия и то, как ухаживать за дамами.

Завтрак прошел. Все покинули дом некроманта. Мальчик оставался наедине со своим учителем. Они молча убирали посуду. После мальчик собрался в академию и Альберт отвез его, верхом на своем коне.

— Сегодня, Райн, мы проведем твой первый урок, как только ты вернешься из академии.

— Наконец, учитель, я уже дочитываю книги, которые вы мне наказали прочесть.

— И правильно. Книги, конечно, хорошо, но тебе многому стоит научиться. Сегодня ты пройдешь обряд посвящения.

Учитель привез Райна к академии, после чего покинул его, а юноша направился в храм знаний дальше черпать информацию из источника мудрости.

Северная империя, Карабон

Дастин занимался небось чем. Он пропивал свои деньги, которые ему предоставляет министерство. Днем он изредка приходит на работу, где его принуждают воскрешать людей, которые уже давно в очереди. Скука и безысходность затмила его рассудок. Его мечта стать великим некромантом никуда не продвигается, что приводит его к отчаянию и скверному образу жизни.

Окончился очередной рабочий день. Дастин покинул министерство и пошел на улицу. Стражи города патрулировали улицы, дабы защищать людей от разбоя и нападения.

Первый пункт, куда прибыл некромант — трактир, в котором, по его мнению, продают лучший во всей Империи эль. Он занимал свой стол, за который никто никогда не садится, затем к нему приходит официантка, которая сразу же предлагает ему одно из блюд этого вечера, но Дастин вновь заказывает себе куриные крылышки и здоровенную пинту горького эля. Девушка в короткой юбке покинула стол посетителя и ушла за бар, на кухню.

Некромант сбросил свою накидку темно-зеленого цвета, которую повесил на спинку стула и поверху повесил свой рунический клинок.

В трактире стоял шум. Работяги приходили сюда каждый вечер любого рабочего дня, дабы любоваться на полураздетых девиц, а также выпить эля, вина или что-нибудь крепкого. Нередки случаи и легкого мордобоя. Впрочем, Дастина это никогда не интересовало.

Некромант ждал гостя. Прибыл молодой человек юного возраста. На нем была шуба и мундир. Дастин махнул гостю и тот подоспел к нему. Некромант показал жестом сесть за стол с ним.

— Здравствуйте, магистр.

Дастин померил взглядом гонца.

— Долго же я ждал вестей из Горбуса.

— Поэтому мне трудно будет говорить, магистр.

— Не понимаю, — протянул Дастин.

— У меня только плохие новости, господин.

— Ох, Великие, не томи и рассказывай уже.

— Во-первых, наместника Шера Ливики не стало и сейчас в городе борьба за власть.

— Меня не интересуют политические неурядицы, так что давай по моему личному вопросу.

— Хорошо, господин, — молодой человек протянул дневник, на котором были инициалы «АР» в виде эмблемы.

— Что это?

— То, что вы хотели получить.

— Конкретнее, — понизил тон Дастин, не желая тратить время.

— Дневник Артура Равелли. Мы перевернули весь его дом, чтобы найти этот дневник.

— Что в нем? — заинтересовался Дастин.

— К сожалению, господин, я не имею ни малейшего понятия.

— Почему?

— Потому что, он зашифрован.

Некромант открыл дневник и увидел надписи и слова на языке в виде цифр, перемешанных с буквами.

— Как расшифровать этот шифр, я полагаю, ты тоже не знаешь?

— К сожалению, господин.

— Так найди того, кто, мать его, сможет расшифровать этот шифр! — рассвирепел Дастин и швырнул в молодого человека дневник.

— Хорошо, господин.

— Стой, Нотарий, у меня ещё кое-что для тебя.

— Я вас слушаю, милорд.

— Следи за Альбертом и его новоиспеченным учеником.

— Будет сделано.

Некромант получил свою пинту горького эля и тарелку, полную куриных крыльев. Все это он принялся немедля потреблять, а Нотария прогнал.

Полтора часа просидел некромант в трактире. Он напился до ручки и не мог здраво и трезво мыслить, что сказывалось на его поступках.

Некромант покинул трактир и поплелся, волоча ноги, по улице. Его обходили все встречные люди. Стражи, видя его накидку, даже не думали подойти. Все понимали, что некроманты достаточно почтенные люди в рядах Императора, поэтому у них слишком много дозволений и привилегий. Некоторые люди, проходя мимо, кланялись перед ним. Однако, один из ночных гуляк не удосужил подобной почестью некроманта. Дастин вспыхнул и подошел к простолюдину.

— Падай в ноги, человек, — с презрением обратился некромант к гражданину.

— Не стану я преклоняться перед тобой и подобным тебе, — с отвращением ответил гражданин Дастину.

Некромант разозлился и схватил бедолагу за шею. Его губы, несмотря на затуманенный разум, довольно точно шептали Слово. Шея гражданина налилась бирюзовым туманом, который плавно перетекал по руке Дастина, после чего туман бирюзового цвета проникал в тело некроманта.

Мужчина увядал на глазах. Его кожа старела и морщилась. Волосы выпадали и седели. У бедолаги выпал зуб, затем второй. Он не мог двигаться и сопротивляться.

Дастин бросил его и туман прекратил перетекать из человека в некроманта. Магистр опустился на корточки, поближе к пострадавшему:

— Теперь, ты станешь передо мной и мне подобными кланяться?

Человек принялся тяжело дышать, словно ему не хватало воздуха.

— Я не слышу ответа.

— Да… Магистр… Ваше… — у человека началась тяжелая одышка, с которой он старался совладать.

— Как славненько. Теперь можешь катиться подальше от меня.

Мужчина пополз по улице куда-то в тень. Дастин же направился подальше от этого места.

Северная империя, Горбус

Мальчик вернулся домой к своему учителю. Он закончил свой учебный день в академии. Альберт находился дома. Он сидел возле камина и читал книгу.

— Вечер добрый, учитель.

— Привет, Райн.

Юноша зашел к своему наставнику в комнату. Он был на взводе и ждал, когда начнется обучение некромантии.

— Мастер, когда мы начнем?

— Переоденься во что-нибудь попроще и мы начнем.

Мальчишка побежал в свою комнату и через некоторое время вернулся. Альберт поднялся со своего стула. Он направился во двор на улицу, надев шубу. Райн пошел за своим учителем.

— Иди сюда, Райн, — он показал ему на круг, в центре которого был знак, обозначающий некромантию. Юноша повиновался. Альберт подошел к ларцу, который стоял подле стены дома и достал из него черную мантию, которой укрыл Райна.

Оставалась видна лишь голова мальчика. Некромант отошел от своего ученика. Он достал книгу из того же ларька и принялся читать текст, который был в ней записан. Мальчишка не мог разобрать ни слова. Со временем он услышал тихий, едва ли заметный шепот.

Мальчика окутали тени. Он не видел ничего дальше пятисот метров, затем ничего дальше, чем на две сотни метров, со временем он видел только дом, двор и своего учителя. Тени продолжали клубиться вокруг Райна.

Альберт не останавливался и продолжал читать текст из книги, когда он закончил, то подошел к, окутанному пеленой, Райну. Мальчик едва видел своего учителя и, тем более, слышал. У него в ушах появился шум, сквозь который изредка был слышен шепот.

Некромант стоял рядом с учеником и обратился к нему:

— Повторяй… За мной.

Альберта было слышно, как под водой. Звуки, которые приходили извне, искажались под воздействием этого теневого поля.

— Повторяй… За мной, — повторил учитель.

Райн кивнул головой, давая понять, что слышит слова учителя.

— Я слышу Ваш шепот, — произнес Альберт.

— Я слышу Ваш шепот, — повторил во весь голос Райн.

— Я нужен Вам, — продолжил Альберт.

— Я нужен Вам, — последовали слова от Райна.

— Как Вы нужны мне, — добавил учитель.

— Как Вы нужны мне, — повторил ученик.

— Возьмите меня в раба своего! — поднимал голос некромант.

— Возьмите меня в раба своего! — повторял Райн за некромантом.

— И дайте мне власть свою! — закончил громогласно Альберт.

— И дайте мне власть свою! — повторил громко и внятно Райн.

Тишина…

Наступила невероятно быстро…

Кто-то в вечерней тени стоял рядом с домом Альберта и наблюдал за происходящим.

Мальчик пал на колени. Альберт сбросил с него черную накидку и помог подняться.

— Как ты себя чувствуешь? — обратился наставник к подмастерье.

— Слабость, сильная слабость.

— Такое бывает, когда приносишь верность. Садись.

Наставник помог ученику добраться до ближайшей скамьи, чтобы тот мог отдохнуть. Мальчик принялся переводить дыхание. У него покалывало в сердце. Он ничего подобного ранее не испытывал, из-за чего ему становилось страшно.

— Что со мной, учитель? — с ноткой паники обратился Райн к Альберту.

— Ты связал свою душу с Забытыми.

— Связал?

— Да, теперь твоя душа принадлежит им, но теперь ты можешь ей манипулировать.

— Теперь я могу воскрешать людей?

— Пойдем в дом. Выпьем бодрящего чая и я тебе расскажу, а ты будешь записывать. Начнется твой первый урок некромантии.

Два человека сели за стол. Свечи наряду с лампадками тихо освещали всю комнату. Мальчик взял двумя руками чашку с бодрящим чаем и медленно пил содержимое.

Урок 1

Душа.

Душа человека — это источник энергии, как разряд молнии или пламя. В отличие от других источников энергии, душа является самовоспроизводящимся. Это значит, что данная энергия не закончится и будет воспроизводится внутри человека до тех пор, пока не наступит момент, когда тело человека не состарится или иначе не потеряет столько энергии, что она не сможет воспроизводится, а также, если будут поражены жизненные органы, например, легкие, сердце, живот. Если наступит такой момент, то человек умрет, чтобы этого избежать некроманты тренеруются каждый день — это позволяет им иметь здоровое и крепкое тело, в котором бурлит здоровая и сильная душа.

Манипуляции душой происходят посредством Слова. Под ним подразумевают правильно подобранные слова (заведомо рассказанные Забытыми), которые под действием эмоций заставляют энергию перемещаться туда, куда пожелает некромант.

Мальчик записал все, что ему продиктовал учитель.

— Теперь ты понимаешь?

— Получается, что Забытые позволяют нам манипулировать душой?

— Именно, все благодаря им, — подытожил некромант.

— А остальное?

— Что остальное?

— Вы практически ничего не рассказали.

— Скоро я тебе расскажу более, — медленно проговорил Альберт.

Глаза наставника были уставшими. Учитель поднялся из своего стула и направился на выход. Он шел тяжелой походкой, словно у него болело все тело. Возраст Альберта дает о себе знать и жизнь некроманта в совокупности. Несмотря на их сильную душу — они слишком много её используют и это дает о себе знать.

— Учитель, с вами все в порядке?

— Да, Райн, я в порядке. Просто немного устал.

Наставник покинул кабинет и направился вниз. Райн собрал свои записи, затем взял чашки с чаем, который они выпили. Он отнес все записи в свою комнату, а посуду доставил на кухню, где сполоснул её.

Юноша подошел к кровати своего учителя. Он выглядел слабым, словно заболел. Райн укрыл одеялом учителя и потушил свет.

— Доброй ночи, учитель.

Южная империя, Окрестности Мар’Дара

Небесное светило — Фос, ярко освещает небосвод, опаляя всех тех, кто на земле. Наместник лежит на своем лежаке. Вокруг него крутятся, то и дело, полуобнаженные женщины, которые спаивают его разными коктейлями. Струйки пота стекают по его лицу и он, закрыв глаза, ни о чем не беспокоится и беззаботно остается лежать. Кажется, что ничто не сможет испортить такой вечер.

Свет закрывается. Падает тень. Талу чувствует, что тепло пропало и решает открыть глаза, чтобы увидеть того, кто его побеспокоил. Мужчина сел на лежак, рукой подозвал одну из девиц и взял у неё коктейль, затем обратился к пришедшему:

— Такая жара и я вот голову ломаю, как вы можете ходить во всем этом обмундировании?

— Я здесь не для ответов на твои глупые вопросы.

— Мог бы и ответить.

— Вы уже знаете, что наместника на севере нет?

— Уже как год знаю и знаю, что сейчас в Горбусе достаточно трудная обстановка.

— Я прибыл получить свои деньги.

— Разумеется, Морос, ты получишь свои деньги. У меня была некромантка.

— Какая некромантка?

— Магистр Мур.

— Зачем она приезжала сюда?

— Ради тебя, как я понял. Ты её разозлил, мой друг.

Некромант промолчал.

— Впрочем, это не важно, не так ли?

Морос оставался безмолвным.

— Не будь ты таким. Может выпьешь что-нибудь?

— Я хочу получить свои деньги.

— Ты их получишь, но предположим, что я могу дать тебе ещё поручение?

— Сначала я хочу получить свои деньги и только потом постараюсь тебя выслушать.

— Тогда отправляемся в одно место, иди за мной.

Наместник поднялся со своего лежака и направился к своему экипажу. Некромант в тяжелом обмундировании следовал за ним. Они погрузились в карету и та принялась в движение.

— Пока ты ещё здесь и мы не добрались до Мар’Дара, я хочу тебе кое-что рассказать.

— Вы думаете мне будет это интересно?

— Ты эти годы помогаешь мне свергнуть тиранию некромантов. Думаю, ты не станешь останавливаться на половине пути. Не так ли?

— Наместник, вы не понимаете, что мотивы наши разные. Я не хочу свергнуть некромантов и, тем более, не считаю их своими врагами.

Талу насторожился, но старался не подавать вид.

— Расскажи мне про свои мотивы.

— Это не для вашего жалкого ума, наместник.

— Почему нет?

— Потому что единственное что вас действительно интересует — это распутницы, деньги и власть. Вы понятия не имеете о том, как править, но мне вот что интересно…

Некромант сделал паузу.

— Я слушаю.

— Почему вы так уверены, что когда начнется война вы — люди… Победите в ней?

— Нас больше и мы умнее, хитрее.

Морос усмехнулся.

— Меня забавляет ваша самонадеянность. Если под хитростью вы подразумеваете подставление некромантов руками другого некроманта, то ваша война уже проиграна.

Некромант наклонился к наместнику и снял повязку, которая укрывала всю нижнюю часть его лица.

— Вы… Понятия не имеете какие силы стоят за некромантами.

— Какой бы силой вы не обладали, это ни меня, ни кого-либо еще не остановит.

— Знаете, наместник, история Мар’Дара очень интересна и удивительна, ровно как и история некромантов, но из-за такого правителя, как вы, он стал каким-то провинциальным, наполовину разрушенным городом, а история из-за такого, как вы, превратилась в страшную сказку, которой пугают детей. Если бы вы жили здесь тысячелетие назад, то не поверили в то, что увидели и какую жертву когда-то принесли некроманты на благо всей империи.

Их экипаж остановился. Они покинули карету и попали на площадь некогда прекрасного города. Все его стены инкрустированы изумрудами и сапфирами. В небо возвышаются величественные монументы, величественные арки окружают город, а по периметру улиц стояли статуи, которые остановились во времени в разных боевых и грациозных позах. В сердце каждой такой статуи находится кристалл зеленого цвета с прожилками цвета алой розы. Площадь, на которой стояли некромант и наместник, была вся выполнена из мозаики. По дорогам и улицам разъезжали украшенные повозки. Женщины в длинных и пышных платьях расхаживали и за ними следовали мужчины, которые носили их вещи. Некий матриархат или уважение к женщинам жили в этом городе.

Некромант обернулся. Он на секунду вспомнил то, каким был этот город и огорчился от того, каким он стал. Разрушенные стены, разбитые монументы и дорога в дырах — все это сейчас окружало некроманта.

Наместник махнул рукой. Морос последовал за ним. Они поднимались к центральной башне, где раньше царствовал наместник до того, как Хафэль-Таир стал столицей юга. Наверху их ждала библиотека, а за дверью находилась комната, в которую повел некроманта наместник. Мужчина чиркнул и зажег факел, который находился в стене.

— Где мы? — осведомился некромант.

— Это тайная библиотека. Такие бывают лишь в некоторых городах и Мар’Дар один из них.

— Я слышал о них, но это было достаточно давно, — подметил некромант, — Вам откуда известно об этих местах?

— От меня! — бросил некто из тени.

Морос замешкался, затем узнал голос и понял кто это. Незнакомец поднялся со стула, который находился в дальнем углу зала.

— Апофиз, рад тебя видеть, — обратился некромант к незнакомцу.

— Я много наслышан о твоих деяниях, Морос. Благодарю за встречу, наместник.

— Все такой же дотошный? — усмехнулся некромант.

— Смотря с какой стороны посмотреть, не так ли?

— Говори быстрее, что тебе нужно?

Талу, тем временем, принес небольшой ларец, в котором находились деньги и поставил их рядом с Моросом, затем покинул помещение, добавив:

— Желаю удачи вам, господа.

Морос потянулся за своим руническим клинком. Апофиз проигнорировал действия давнего друга. Они продолжали держаться на расстоянии.

— Так что тебе нужно?

— В общем, мне нужно то же, что и тебе, поэтому я здесь, — спокойно отвечал Апофиз.

— Ты же давно вышел из игры, как и другие.

— До того, пока не познакомился с одним человеком.

Морос успокоился и, вовлекаясь в разговор, убрал оружие.

— Ты заинтересовал меня.

— Спустя столько времени я, наконец, узнал, где найти Артефакт.

Апофиз бездумно шагал по помещению, рассматривая все безделушки, которые хранились в этом веками забытом помещении.

— Так почему же ты ещё его не получил?

— Получилась некоторая накладка, поэтому придется подождать.

— Может расскажешь подробнее?

Апофиз остановился, взял вазу, обрисованную различным символами, обозначающими рассвет и закат, а также противоборство тени и света, затем швырнул в стену, рядом с Моросом, прокричав на него:

— Расскажи лучше, что за дерьмо ты устроил!?

Апофиз схватил вторую посудину и опять метнул её:

— Хочешь стравить людей и некромантов!?

Морос старался оставаться невозмутим. Апофиз двигался в его сторону и бросал все, что только попадалось под руку:

— Мы здесь не для этого или ты забыл!?

Морос сделал небольшой шаг назад. Апофиз достиг его и взял за шею. Он открыл рот и принялся буквально высасывать светло-серый туман из некроманта, сопровождая свои слова громогласно:

— Я напомню тебе, мелкий щенок, для чего мы живем!

Апофиз зажал его и вытягивал густыми потоками светло-серый туман, после чего швырнул некроманта на пол, достал свой клинок и вонзил Моросу в живот. Темная, багровая кровь потекла из живота.

— Морос, ты понимаешь о чем я?

— Убери свой клинок, старик, — хладнокровно сказал Морос.

Апофиз достал свое орудие из тела пострадавшего и убрал в ножны. Морос поднялся, затем порвал скатерть, которая ему попалась под руку и перевязал рану.

— Ты прекратишь свои действия по травле людей и некромантов. И… выполнять поручения Талу, понятно?

Морос промолчал.

— Ты меня понял? — повторил свой вопрос некромант.

— Я не подчиняюсь тебе, Апофиз… Не теперь.

— Раз ты не собираешься подчиняться, тогда, может быть, ты выполнишь это, как мою просьбу?

— Из уважения к тебе, Апофиз? Только из уважения к тебе.

Апофиз направился к выходу. Морос стоял в центре помещения в попытках перевязать рану.

— Ты расскажешь как получить Артефакт?

Апофиз обернулся.

— Ключ к Артефакту — мальчик, — бросил некромант, — Все начнется в Горбусе.

— Ты направляешься туда?

— Нет, у меня ещё есть некоторые дела.

— Что тогда мне делать? — поинтересовался Морос.

— Не лезь в неприятности.

Некромант покинул своего друга. Морос сплюнул кровью, надел свой мундир и поверх него плащ.

Глава 7

Эпоха Таламорского мир, 1115 год, Сто пятьдесят первый день зимы
Горбус

Райн вытянулся. Его тело окрепло из-за изнурительных и постоянных тренировок со своим наставником Дрэ Торисом. Он продолжал учиться в академии, где ему и его сверстникам преподносили на блюдечке знания о устройстве мира и вселенной, а на уроках духовенства приходили жрецы, в белых тогах с белыми колпаками на головах. Последние читали ученикам, уже подросшим в той или иной степени, проповеди о том, что Великие следят за каждым и начинали рассказывать про некромантов и их пагубное воздействие на весь мир из-за связи с Забытыми.

Никто не знал и не имел понятия о том, кто такие Забытые, но все были уверены и убеждены, что они несут в себе разрушение и лишь зло, а поскольку некроманты присягают им в верности, дабы те наделили их силой, то они получаются их пособниками.

Райн сидел за передним столом и слушал все это. Каждый раз, когда затрагивали эту тему, то он с неким недовольством кривил лицо, словно ему было противно такое слушать. Юноша занимался только тем, что учился. Все его принялись называть зубрилой. Никто не понимал его страсти к знаниям и отрешению от общества.

Лекции кончились. Райн остался, чтобы доделать одно задание. Все покинули академию и она опустела. Студенты покинули двор, направляясь к себе домой. Они сбивались в группы, от подонков, которые терроризировали всех, кого только могли, до любителей бездельничать, прогуливать и ходить в лес или на кладбище.

Райн заканчивал писать свой конспект. Он оставил толстую тетрадь на столе у преподавателя, чтобы на следующий день не нужно было её сдавать.

Близился темный вечер. Становилось достаточно прохладно. Райн покинул здание академии и направился через двор в стойла, где находился скакун его наставника, на котором он ездит в академию с тех пор, как научился скакать на нем.

Тень упала от академии. Райн стремительно шёл к стойлам, пока не заметил неприятную картину. Юноша скрылся за углом и принялся подсматривать.

Девушка, с которой он давно сдружился, пожалуй, единственный друг Райна, попала под издевки той самой группы, которая безнаказанно донимает других студентов. Никто не смеет им перечить, потому что их родители достаточно богаты и могут покупать неприкосновенность у директора академии для своих отпрысков.

— Проклятье, как мне пройти мимо вас, — выругался вслух Райн.

Юноша осматривался и не нашел иного прохода к стойлам, кроме как, через эту стычку. Стали доноситься крики и вопли. Райн набрался решимости и направился через конфликт. Он надеялся, что его не тронут, но достаточно ему было дойти до места, как один из двинутых студентов схватил его за капюшон и приволок к месту, где происходили бесчинства. Райн узрел, как небольшая группа жестоко обошлась с питомцем Лорейн — псом Чакки, затем принялись издеваться над девушкой, пиная её, оставлять ссадины и побои.

— Вот и наш зубрила, — бросил один из негодяев.

— Мне не нужны неприятности, — старался уйти от конфликта Райн.

— Тебе они не нужны, а нам очень даже нужны.

Отморозок швырнул Райна. Мальчишка рухнул наземь, рядом с девушкой.

— Это невероятно весело, — бросил снова этот же юноша.

— Тебя забавляет подобные бесчинства?

За свои слова Райн получил по торсу ногой, и следом по лицу.

— Ты кто такой, чтобы меня обвинять? Ты хотя бы немного осознаешь кто мой отец?

— Видимо такой же ублюдок, как и его сын.

Все отморозки набросились на мальчишку. Они принялись его запинывать ногами, а руками бить в лицо и голову. По всему его телу образовались ссадины, синяки и увечья. Парочка подняла Райна, у которого уже был заплывший глаз, а из носа и рта струилась кровь.

— Тронутый зубрила, надеюсь, ты понимаешь, что не доживешь до выпускного и своего совершеннолетия, если твой язык продолжит что-то говорить в мой адрес.

Мальчик погрузился в воспоминания. Его уроки с Альбертом всплыли и все, чему учил его учитель, сейчас появлялось в голове. Райн принялся быстро копаться в мыслях и нашел то воспоминание, которое ему нужно было сейчас больше всего.

Урок 11

Пожирание.

Все, что способно дать жизнь, может её и забрать. В данном случае подразумевается Слово, которое может применяться не только для передачи своей души мертвому, но и для того, чтобы забирать её у живого.

Разница в том, что для воскрешения нужна подпитка положительными эмоциями или негативными, но для пожирания некромант должен отречься от чувств, он должен стать машиной, неживым существом, как сами мертвецы.

На протяжение всей практики и существования некромантии, пожирание было запрещено, но это не мешало бесчестным некромантам иссушать людей, забирая их души себе.

Они бросили его на землю. Мелкий выродок наклонился к Райну, положил руку ему на плечо и другой замахнулся, чтобы нанести летальный удар. Юноша схватил его рукой за грудную клетку. Губы произнесли шепотом Слово:

— пертинет ас ад ми.

Райн поднялся на колени. Он продолжал держать обидчика за грудь. Из тела жертвы медленно стал вытекать изумрудный туман. Легкий, едва ли заметный, светло-зеленого цвета туман покидал конечности, рот, уши, нос, торс и сердце жертвы. Он медленно передвигался по руке Райна и проникал в его тело. Все стояли заворожено и исупуганно. Жертва не могла пошевелиться. Мальчишка терял волосы, которые сыпались с его головы. Кожа морщилась, ногти выпадали, а за ними и несколько зубов.

— Скажи, что мне мешает сделать с тобой то же самое, что ты хотел сделать со мной? — обратился Райн к обидчику.

Последний стоял на коленях. Он не мог подняться. Его легкие с трудом захватывали воздух.

— Скажи, грязный выродок, сын своего отца, почему бы мне не забрать из тебя всю твою никчемную жизнь и не отдать её псу, которого ты погубил?! — Райн становился злее и яростнее. Его голос вызывал мурашки по телу у всех, кто был рядом.

Некромант вонзил еще глубжи пальцы в жертву, затем прошептал ему на ухо:

— Твоя жизнь… Принадлежит мне!

Юноша потерял практически все силы. Он более не мог стоять на ногах и Райн сам держал его. Глаза жертвы заплыли и он потерял сознание. Туман вот-вот перестанет покидать его тело и мальчишка упадет замертво иссушенный, бледный, как труп, седой и беззубый.

Лорейн вмешалась. Девушка не могла смотреть на это, даже несмотря на то, что ей было приятно видеть, как страдает её обидчик. Она оттолкнула Райна от его жертвы и обратилась напрямую к некроманту:

— Райн, перестань! — Лорейн обхватила юношу, — Все кончено.

Мальчик одумался. Он посмотрел на результат своих действий. Практически безжизненное тело лежало у их ног.

— Заберите своего дружка и чтобы ни его, ни вас я не видел рядом с ней.

Отморозки подхватили своего вожака и пошли прочь. Райн сел на скамью. Девушка приземлилась рядом с ним.

— Так ты некромант? — робко обратилась Лорейн к Райну.

— Ещё нет, но учусь.

— Никогда раньше не видела некроманта вот так, рядом с собой.

— Ты напугана?

— Нет, конечно, напротив, я чувствую себя в полной безопасности.

— Ты расскажешь всем, что здесь произошло?

— Это не к чему, если ты не хочешь, но эти козлы все равно все расскажут.

— Меня это не волнует, что они кому-то расскажут. Если хочешь, я попробую вернуть твоего пса.

Лорейн улыбнулась и кивнула отрицательно:

— Не стоит. Не трать на него силы.

— Мне не трудно, честно, — Райн взял за руку девушку.

— Лучше, если тебя не затруднит, помоги похоронить Чакки.

— Помогу, — кивнул молодой человек.

Юноша с девушкой подняли тело пса. Райн снял свою мантию, которая обвивалась вокруг него, чтобы не разлетаться по ветру, затем обернул её пса. Они пошли к стойлам, где заняли место на скакуне Альберта и направились на кладбище. Девушка держалась за юношу, у которого на коленях лежало тело пса.

В городе становилось достаточно темно. Они добрались до кладбища. Девушка не могла удержаться от интереса и спросила некроманта:

— Почему ты решил стать некромантом?

— По началу я думал, что смогу найти убийцу отца, но сейчас я понимаю, что это невозможно. Прошло слишком много времени.

— Но, при этом, продолжаешь учиться некромантии?

— Что, если я скажу тебе, что некромантия — это возможности?

— Вероятно, я должна буду в это поверить.

— Почему ты не относишься с презрением и ненавистью к некромантам?

— Потому что я не вижу причин, по которым вас нужно ненавидеть.

— Другие люди видят, — отрезал юноша. — Райн, они такие же, как и мой отец.

— Какие? — заинтересовался некромант.

— Фанатичные. Для них некроманты не подлецы, а зараза, которая отравляет их мир. Вы служите Забытым, которые существуют в тени. Они не столько ненавидят вас, сколько бояться этих самых Забытых.

— Так вот что это. Страх и не более?

— А ты думал, что вас ненавидят за то, что вы воскрешаете мертвых? Это было бы глупо, потому что вы возвращаете погибших родственников и помогаете семьям. Разве за такое можно ненавидеть?

Райн промолчал, продолжая копать могилу.

— Конечно нельзя, Райн.

— Тогда ответь, Лорейн, ты боишься Забытых?

Девушка усмехнулась.

— Что за глупость? Я даже не знаю кто это такие. Ты знаешь кто они?

— Не стану кривить душой и скажу прямо — я не знаю, кто они, как и никто другой, но, вероятно, они существуют.

— Почему? Откуда ты это можешь знать?

— Потому что я слышал их шепот.

— Ты слышал какой-то шепот и решил, что это некие Забытые? Ты не думал, что это может быть фантазия?

— Но некромантия существует и ты не видела того, что видел я, — ответил юноша.

— Некромантия — это магия, волшебство, чудо, — отрезала с уверенностью девушка.

Райн не стал продолжать эту дискуссию. Ребята окончили копать могилу, в которой оставили тело пса, обернутого в мантию Райна.

— Покойся с миром, друг, — попрощалась девушка с псом, погладив его по голове.

Девушка выбралась из могилы. Юноша принялся закапывать.

— Можно вопрос? — обратился некромант к девушке.

— Разумеется.

— Почему ты не дала мне воскресить своего пса?

— Потому что для меня так будет правильно.

— Правильно? Что в этом правильного?

— То, что его больше нет, даже если это было грязное убийство.

Светило покинуло город. На Горбус пала ночная тень. Два человека покинули кладбище, верхом на скакуне. Юноша довез девушку до её дома.

— До завтра, Райн. Надеюсь, все обойдется.

— Пока.

Райн дернул за поводья и принялся скакать в сторону своего дома.

В окнах горел тусклый свет, когда Райн вернулся домой. Он опоздал. Альберт ждал своего ученика пару часов и уснул во время ожидания. Юноша украдкой пробрался в дом. Райн думал, что сможет незаметно миновать своего наставника, но тот добрался до него и положил тяжелую руку на плечо юноши.

Райн обернулся. Альберт думал ругаться на своего ученика, но, когда увидел лицо в крови, его передернуло.

— Что случилось? — обратился учитель к ученику.

— Мне нужно вам кое-что рассказать, учитель.

Двое прошли в гостиную и сели на диван.

— Говори, Райн.

— Я попал в передрягу, их было много. Они хотели убить меня и девушку, которая была рядом со мной.

— Что ты сделал?

— Я забрал душу у главного.

Альберт склонил голову и тяжело вздохнул.

— Я говорил тебе об опасности применения Пожирания.

— У меня не было выхода, учитель. Они… Как дикари! — протестовал в свою защиту, Райн.

— Я не осуждаю тебя, мальчик, но иногда не стоит рассчитывать на простой выход из ситуации.

— На что мне нужно было рассчитывать? — возмущался Райн.

— На свою силу и разум — это, ведь, очевидно.

— Я и рассчитывал на силу и разум.

— Кто это был?

— Один из студентов со своей группой.

— Проклятье, — выругался Альберт.

Некромант ударился в кашель. Ему было тяжело дышать и он откинулся спиной на диван.

— Что со мной сделают? — поинтересовался Райн.

— Ничего с тобой не сделают. Всю ответственность несу я, как твой учитель.

— Тогда что будет с вами, учитель?

— Завтра узнаем.

Райн поднялся. Отправился на кухню, поставить кипятиться воду. Ученик вернулся обратно к своему наставнику.

— Простите меня, учитель, я не хотел, чтобы вы пострадали, — искренне попросил прощения Райн.

— Ты сделал все правильно. Ты защищал невинных и себя. Не правда ли это благородный и достойный поступок?

— В ущерб кому-то? Я так не думаю.

— Ты называешь это ущербом, но это лишь неосторожность, Райн.

— Моя неосторожность.

Учитель уселся удобнее. Раздался хриплый кашель.

— Мой ученик, ты должен понять, что я уже не молод и жизнь моя не так ценна, как твоя, — он раскашлялся.

Подмастерье налил горячего черного чая и вернулся к своему наставнику.

— Мастер, простите за такой откровенный вопрос, но почему вы живете один?

— Потому что у меня никого нет.

— Ни одного родственника?

— Ни одного родственника.

Райн нахмурился.

— Почему нет супруги?

— Работа не позволила мне жениться.

— Она настолько много занимает времени?

— Райн, я вхожу в совет, поэтому у меня нет времени ни на что, кроме работы.

— И вы никогда не были влюблены?

Альберт улыбнулся.

— Конечно же был влюблен. Все проходят через это.

— Расскажите?

— Не было ничего особенного, мой дорогой мальчик. Я влюбился в неё, когда окончил учиться на некроманта. Мы встретились на выпускном, когда всех учеников моего года собрали вместе, дабы вручить рунический клинок, жетон и плащ некроманта.

Ученик и учитель выпили чая и продолжили:

— Наш роман продолжался на протяжении целого года, но потом меня отправили в небольшой городок, где произошел большой пожар. У меня было поручение помочь всем пострадавшим.

— Она не поехала с вами?

— Нет, Райн, у неё было иное задание, которое нас и разлучило. Я слишком много времени провел в той деревушке, помогая пострадавшим настолько долго, что со временем меня ввели в совет, а её я не видел.

— Вы жалеете об этом?

— Я не знал своих родителей. Все детство я жил, как зверье у каких-то людей, которые заставляли меня работать за еду. У меня нет и не было семьи и я даже не знаю под какой фамилией я родился.

— Учитель, теперь, ведь, я с вами.

У Альберта на душе стало тепло. Мужчина довольно улыбнулся и кивнул:

— Ты прав, Райн.

Магистр задумался и добавил:

— Не повторяй моих ошибок.

— Я постараюсь, учитель.

— Сегодня у нас уже не получится провести урок, поэтому перенесем на завтра, — добавил Альберт.

— Разумеется, доброй ночи.

Юноша покинул своего наставника. Он поднялся в свою кровать и обдумывал то, что сегодня произошло с ним и Лорейн.

Южная империя, Мар’Дар

Академия Мар’Дара со временем пустела. Все отправлялись по домам после учебного дня. Несколько студентов еще находились в обширной аудитории, их профессор мадам Фелиция находилась за столом и проверяла работы. Она каждый день остается допоздна, дабы не брать работу на дом.

Один из учеников собрал вещи, сдал работу и покинул аудиторию. Вслед за ним зашла женщина. Её голова была скрыта под темным капюшоном. Позади развевался длинный темно-зеленый плащ. Некромант направился к профессору, которая была увлечена проверкой работ своих студентов.

Женщина встала рядом с мадам Фелицией, которая была в характерном возрасте. На лице были видны морщины. Её лицо было старым. Волосы седыми. Глаза уставшими.

— Я занята, — скверно произнесла женщина.

— Вы не очень то дружелюбны, — подметил некромант.

Женщина подняла голову. Некромант опустила капюшон.

— Великие, моя дорогая, — бросил профессор и поднялась, чтобы тепло обнять женщину.

— Я рада вас видеть, профессор, — с почтением обратилась Маргарет к женщине в возрасте.

— Прекрасно выглядишь, Маргарет, — добавила Фелиция.

— Профессор, вы тоже хорошо выглядите.

— Не стоит. Я уже давно не в том возрасте, когда тело ещё привлекает мужчин, впрочем, ты, я надеюсь, не обделена мужским внимание? — ехидно подметила Фелиция.

— На этот счет можете не переживать.

— Ну так, говори, чем могу помочь? Не думаю, что появилось время встретиться с любимым профессором.

— К сожалению, но вы правы.

— Чем же я могу помочь магистру?

— Я гоняюсь за некромантом, — женщины сели за стол, — Но единственная зацепка, которая у меня есть — это его душа.

— Думаю, этого должно быть достаточно, — подметила Фелиция.

— Вы можете мне сказать кому она принадлежит?

— Ничего обещать не могу, но я постараюсь помочь тебе, идем за мной.

Двое поднялись и проследовали в кабинет, который находился в углу аудитории. Внутри кабинета все было заставлено книжными стеллажами. Женщина поднялась по лестнице к одному из стеллажей и взяла толстую тяжелую книгу, затем спустилась и поставила её на стол.

— Ну, говори, что это была за душа?

— Серая, словно кожа мертвеца.

— Ты уверена?

— Абсолютно, — добавила Маргарет.

— Тогда давай смотреть, — профессор открыла толстую книгу и начала листать большие страницы.

Фелиция перелистывала одна за другой страницу, на которых были написаны души от буквы «А» до буквы «Я». Первым в списке был Вайрекс Уэс душа которого алого цвета. Женщина перевернула несколько страниц​, перелистнула букву «Б». Первым в списке был бронзовый, который принадлежал династии некромантов, которых уже нет в живых, затем бирюзовый, который принадлежал Дастину Слэйду и его династии. Они открыли страницу с буквы «С».

Некромант с профессором внимательно читали и пролистывали страницы, но так и не нашли серый цвет. Они находили синий Альберта Уолока, салатовый, серебряный и многие другие, но ни серого или его оттенка. Страницы на букву «С» окончились.

— Мне жаль, моя дорогая Маргарет, но видимо нет такой души.

— Такого не может быть. Я лично видела и не только я! — воскликнула женщина.

— Маргарет, ты сама видела, у меня нет такой души.

— Может вы не фиксировали?

— Скажешь тоже. Эту книгу ведут с самого начала нашей эпохи.

Женщина задумалась, затем обратилась:

— Возможно такое, что эта душа некроманта, который жил до нашей эпохи?

— Этого не может быть. Некроманты вернулись в начале нашей эпохи, после войны с востоком.

— Вы уверены?

— Я изучаю историю всю жизнь, — подметила Фелиция, затем выдержала паузу и решилась что-то поведать своей давней ученице, — Есть место, где хранятся знания и артефакты некромантов с тех незапамятных времен, когда появилась некромантия.

— Где это место? — с энтузиазмом прервала Маргарет профессора.

— Тайная библиотека. Их всего три: одна в Горбусе, вторая здесь и третья затеряна. Тебе нужен доступ, который можно получить лишь у Верховного.

— Откуда вы все это знаете?

— Моя дорогая, я прожила длинную жизнь и многое повидала, и многое изучала, поэтому для меня подобное не такой и большой секрет, как для других людей.

— Я вам очень благодарна, профессор.

— Не стоит. Приятно понимать, что даже в своем возрасте я еще могу приносить пользу.

— Профессор, это бесценная помощь.

Маргарет осталась с профессором. Женщина помогла собрать ей некоторые вещи, затем они покинули аудиторию и Фелиция направилась домой в сопровождении бывшей ученицы. Женщины бурно общались, обсуждая бытовые и насущные проблемы, забыв о всех тяготах и невзгодах последних лет.

Глава 8

Эпоха Таламорского мира, 863 год
Западная империя, Окраина Культраса

На холме возле леса. Ветер надрывался, пронизывая палатки. Воины сидели вокруг большого костра и пили эль, закусывали свежей свининой и громко общались. Кто-то показывал мастерство игры на лютне. Леонардо тихо сидел на склоне, который был недалеко от самого лагеря. Молодой, но опытный воин взирал на небо и рассматривал звезды. В руке воитель держал бутылку терпкого, красного вина.

К Леонардо подкрались сзади. Молодой человек не стал оборачиваться, зная, что это его друг и товарищ по оружию, Зет.

— Снова сидишь один, — пьяным тембром прогундосил Зет.

— Что мне ещё остается?

— Не переживай, Лео, с ней все будет хорошо.

Молодой человек опустошил бутылку вина, затем поднялся на ноги. Зет подошел к Леонардо и протянул конверт.

— Что это?

— Письмо. Гонец сказал лично в руки Леонардо Геррару.

Капитан отряда взял конверт и достал письмо. Молодой человек принялся читать вслух содержимое сообщения:

— Дорогой друг, я пишу это письмо, понимая, что должен за многое перед тобой извиниться. Во-первых, из-за меня ты сейчас не рядом со своей возлюбленной, которая ждет тебя уже целых три года. Я не знал, что война затянется на такой долгий период и с прискорбием заявляю, что в этой войне нам не победить. Во-вторых, я хочу извиниться перед тобой, что поставил тебя под удар, зная, что у тебя теперь семья и ты не хотел идти на эту войну. В-третьих, я хочу попросить у тебя прощение за то, что так ни разу тебя и не отблагодарил нормально за всю твою службу и дружбу.

Если ты читаешь это, дорогой друг, то Горбус вот-вот падет и война будет окончена. Мое правление подойдет к концу и Единая Империя окажется в руках Торифа.

С уважением, твой друг и Император Калф Септим.

Повисла тишина. Лео и Зет обдумывали содержимое письма.

— Что это вообще значит? — спросил Зет.

— Полагаю, война окончилась и мы проиграли, — подытожил Леонардо.

Товарищ удивился и молча стоял.

— Если мы проиграли, то что будет с нами?

— Ты думаешь я знаю? Я ни одной войны не проигрывал.

— Видимо, можно возвращаться домой.

— Что? — удивился Лео.

— Война окончена. Ты сам только что это сказал.

— Горбус будет разрушен, поэтому скажи мне, в какой дом ты собрался?

Зет задумался. Леонардо был прав.

— Они не остановятся до тех пор, пока не порежут любого, кто ещё признает власть Септима.

— Что ты предлагаешь?

— У нас один единственный вариант. Нужно отправляться в Горбус и вернуть город его законному владельцу.

— Лео, одумайся! — недовольно заявил Зет, — Там целая армия, а нас один отряд. Пойти в Горбус, значит пойти на верную смерть. Отступи, возвращайся к Кире.

— Ты думаешь она ещё жива? — с тревогой спросил Лео.

— Конечно, они не станут ничего делать женщинам и детям.

— Но всех мужчин, которые не присягнут на верность новому императору — убьют.

— Так присягни! — надавил Зет.

— Предать? Ни за что.

— Поэтому ты пойдешь туда?

— Я не прошу тебя идти. Не прошу ни кого идти за мной.

— Лео, — успокоился Зет, — Ты мой друг и капитан, и я всегда пойду туда, куда пойдешь ты с твоего согласия или без него.

— В таком случае, пора собирать вещи, — поставил точку в этом вопросе Лео.

— А что насчет остальных?

— Не говори им ничего. Скажем, что приказ возвращаться.

— Собираешься обмануть их всех?

— Иначе они не согласятся.

— Дай мне бумагу и конверт, — попросил Лео.

Зет послушал своего друга и передал ему то, что он попросил.

— Зачем тебе? — поинтересовался Зет у Леонардо.

— Я должен написать Кире. Она должна знать, — отрезал Лео.

Зет развернулся и собирался покинуть своего друга, вернувшись в лагерь.

— Зет, если мы успеем, то спасем Калфа и тогда, возможно, война не будет проиграна.

— Я знаю, Лео, но время всегда идет против нас.

Воин покинул своего друга. Леонардо остался. Он писал сообщение, которое затем отдал гонцу. Последний покинул лагерь воинов.

Леонардо подозвал всех и сообщил своим бойцам, что Калф Септим призывает их отряд обратно в Горбус, дабы предотвратить убийство Императора и помешать Торифу. Все выслушали внимательно своего командира и принялись собирать вещи. Отряд держит путь на север. Навстречу своей судьбе.

Эпоха Таламорского мира, 1116 год
Северная империя, Горбус

Некромант собирается покинуть свой кабинет. Альберт положил некоторые записи в свою сумку, накинул плащ и зацепил свой клинок за ремень. Мужчина, в достаточно преклонном возрасте, с просвечивающей сединой, спускался по винтовой гигантской лестнице. Альберт покинул здание власти и направился по темным улицам Горбуса, домой. Мимо мужчины проходили стражи, которые кланялись перед некромантом и продолжали патрулировать город.

Местами доносились крики. Кто-то на кого-то нападал и стража города направлялась на крики.

Альберт направился через переулок. Некромант прошел мимо двух больших публичных домов, гостиницы и небольшой библиотеки.

Позади магистра нарисовался силуэт. Последний стремительно достиг некроманта и обхватил его, закрыл ему рот и потащил в ближайший двор, который принадлежал одному из зданий.

Некто бросил некроманта на землю и закрыл дверь, затем снял капюшон.

— Говард? — вопросительно обратился Альберт.

— Привет, старый друг, — нервно ответил Говард.

— Что это было сейчас?

— За тобой следят.

— Кто? — возмутился некромант.

— Ты помнишь Джо Хатчесона?

— С трудом припоминаю.

— Он тебе сказал, где найти твоего Райна, а ты пообещал ему, что вернешь к жизни кадавра.

— Да, что-то такое было, — в легком недоумении подтвердил некромант.

— В общем, он желает, чтобы ты выполнил свое обещание.

— Да пошел он! — рявкнул Альберт.

— Ты чего? Ты обещал!

— Говард, ты сам видел, что он ничем не помог.

— Ты не понимаешь, Альберт, ты обещал этому человеку, а значит должен выполнить обещанное.

— Я могу выпустить ему кишки наружу, а затем воскресить и заставить их сожрать, — бросил некромант другу.

— Ты, вероятно, сможешь, но ведь он прекрасно помнит про Райна и найдет способ добраться до тебя.

— Что ты хочешь сказать?

— Альберт, он найдет мальчишку и убьет его, не моргнув.

Некромант задумался. В словах Говарда была доля правды. Магистр мог защитить себя, но защитить своего ученика, когда тот находится неизвестно где, ему было не под силу.

— Какова гарантия, что если я выполню его условие, то он не тронет Райна? — выдавил с трудом некромант.

— Он человек слова и его люди тоже, — подметил Говард.

— Честно говоря, в это нисколько не верится. Кого он хочет, чтобы я воскресил?

— Перед турниром один из его участников проиграл, получив серьезные ранения. Джо хочет, чтобы ты воскресил его претендента и тот, используя силу кадавра, победил в турнире.

— После такого ты говоришь мне, что он человек слова? Да он собирается участвовать в турнире нечестно.

— Разумеется — это, ведь, вопрос денег.

Альберт не знал, что ответить своему другу.

— Ты идешь? — обратился Говард к некроманту.

— Да, пошли, — с тоской ответил Альберт.

Говард привел своего друга в один из клубов Горбуса. Внутри стояли дикие охранники с топорами. Полуобнаженные девицы крутились возле мужчин, которые напивались пивом и объедались различными отходами, приготовленными на костре. Некроманта провели в кабинет, который находился далеко за главным залом, через коридор.

— Сюда, — прокомментировал Говард.

Двое прошли за тяжелую дверь. За ней их ждали наемные стражи и сам директор Джо.

— Смотрю у вас целый набор незаконных бизнесов, — оставил язвительный комментарий Альберт.

— Пока в этом городе нет наместника, в нем нет и закона, — ответил Джо некроманту.

— Давайте уже покончим с этим, — коротко отрезал Альберт.

— Ты сделал мудрый выбор, что пришел сюда.

— Мудро было перерезать вас пять лет назад в том домике.

— Осторожней с языком, господин хороший, — усмехнулся Джо.

Директор махнул рукой. Два тяжеловеса отправились за телом мальчишки.

— Мне нужны гарантии, что с Райном ничего не случится, — бросил Альберт.

— Можешь быть уверен, иначе бы у нас не было возможности на тебя надавить.

— Я не собираюсь воскрешать для тебя систематически, — подметил некромант.

— Тебя никто и не просит, — ответил Джо.

В комнату принесли тело мальчишки.

— Это он? — задался вопросом некромант.

— По запаху не чувствуешь?

От тела сильно смердило. Многие решили закрыть нос, дабы не дышать зловонием, образованным от разлагающегося тела.

— Приступай, некромант.

Альберт положил руку на бездыханное тело. Мужчина прикрыл глаза и прошептал Слово. Его синяя душа покинула руку в виде густого тумана. Энергия направилась по телу мальчика и проникла в него, когда все прекратилось, то тело дернулось.

Мальчишка открыл глаза и глубоко вздохнул. Он подскочил и начал дергать руками в панике, его глаза метались в разные стороны, казалось, что его ничто не сможет успокоить, но два тяжеловеса схватили и скрутили его.

— Дайте мне его сюда, — приказал Джо.

— Что ты хочешь сделать? — осведомился Альберт.

— Убедиться, что это кадавр.

Директор взял нож и вонзил в живот возвращенному. Мальчика охватила острая боль и он закричал. Сила кадавра позволила ему вырваться из захвата и раскидать по стенам двух тяжеловесов.

— Успокойся, — властно обратился некромант.

Кадавр обернулся и посмотрел на магистра.

— Я воскресил тебя.

Мальчишка стоял на месте. К нему возвращалась память. Рана и все тело регенерировали.

— Кто вы? — обратился юноша к некроманту.

— Мое имя Альберт Уолок и я некромант, который вернул тебя к жизни. Теперь твоя жизнь напрямую связана со мной.

— Я довольно странно себя чувствую, — подметил юноша.

— Твое тело восстанавливается после смерти, — оставил комментарий некромант.

— Отлично! Превосходно! Потрясающе! — ликовал Джо.

— Чему ты радуешься? — спросил Альберт директора.

— Ты действительно сделал это!

— Ты не оставил мне выбора, — недовольно подметил Альберт, — Теперь то я могу идти и ты оставишь меня и Райна в покое?

— Конечно, проваливай и привет передавай мальчишке.

Альберт накинул капюшон. Некромант направился прочь из этого места.

— Мальчик, — обратился Джо к кадавру.

— Вы ко мне?

— Да, ты станешь моим чемпионом, мальчик.

Джо залился смехом. Он достал бутыль вина и принялся напиваться. Альберт покинул незаконный клуб и направился домой. Нотарий скрывался в тени, стараясь не привлекать к себе внимание и записывал все увиденное в блокнот.

Эпоха Таламорского мира, 1117 год
Западная империя, Мидград

Она не любила этот город. Он связан у неё с воспоминаниями из детства, когда она была лишь девчонкой, которая играла и никому не мешала, но родители решили, что ей будет лучше стать некромантом, как они сами. Маргарет должна была продолжить династию некромантов Мур. Впрочем, у неё не было выбора. Её просто отдали на распоряжение мадам Фелиции. Женщина отнеслась к ней, как к своей родной. Учителя некромантии всегда привязываются к своим ученикам, хоть это и воспрещается.

Маргарет прибыла в столицу Империи с важной миссией. Она узнала о существовании тайной библиотеки, что в Горбусе и Мар’Даре, но она не знала, как попасть в неё. Единственный, кто может дать ей доступ — это Верховный магистр Вайрекс Уэс.

В городе была суета, даже ночью. Женщина объехала несколько улиц, миновала проспекты и площади, и наконец добралась до Цитадели Верховного магистра.

У входа в гигантский и древний дворец её ждала охрана, которая не собиралась пускать женщину. Дама показала глашатаям медальон, на котором было написано кто она и как её имя. Двое стражей переглянулись, затем отошли и дверь открылась перед некромантом.

— Благодарю, — обратилась Маргарет к стражам.

Женщина вошла в гигантский зал. С великими монолитными столбами, которые держали потолок. В зале могли поместиться тысячи человек при необходимости. На полу была собрана мозаика разных символов и рун, а на стенах нарисована символика некромантии.

Маргарет направлялась через весь зал к трону, за которым днем сидит Верховный магистр. Однако, сейчас этот трон пустой, как и весь зал. Лишь гигантские жаровни, подвешенные над головой, освещали этот величественный зал.

Женщина добралась до трона. Прислуга вышла из тени и обратилась к гостье:

— Добрый вечер, миледи, чем я могу вам помочь?

— Мне нужен Верховный магистр.

— Прошу простить, но сейчас не время приема населения.

Женщина была явно не в духе выслушивать разные отговорки и подошла к прислуге. Она схватила его за шею и сдавила.

Мужчина склонился перед женщиной и пал на колени.

— Отпусти его, Маргарет, — обратились к женщине.

Некромант обернулась и увидела перед собой Вайрекса Уэса, который был в богатых одеяниях бордового цвета.

— Честно говоря, я не люблю принимать гостей в столь поздний час, но для тебя, моя дорогая, я готов сделать исключение.

— Я здесь не для того, чтобы тебя потешать, Уэс.

— Прискорбно, но я настаиваю, чтобы ты отужинала со мной.

Женщина посмотрела на дверь вдалеке зала, затем на Верховного. Она пребывала в небольшом смятении, но все же решилась.

— Так и быть, я отужинаю с тобой, но не больше, — уточнила леди с недовольной интонацией.

— Прекрасно, — прокомментировал радушно некромант.

Вайрекс показал даме куда пройти. Двое поднялись на третий этаж. Они миновали несколько комнат и залов великолепного и царственного дворца, построенного столетия назад, когда некроманты вернулись в Империю.

Вайрекс провожал Маргарет до своих покоев, где находится столовая и кухня. Вся верхняя часть дворца была предусмотрена для жизни Верховного магистра и права на эти владения передавались по назначению нового Верховного. Каждый из них правит некромантами до самой смерти и только потом избирается новый, который достоин быть правителем, предводителем, лидером и учителем.

— Присаживайся, — помог Вайрекс занять место за столом Маргарет.

Женщина сняла свой плащ и передала прислуге. Некромант занял место напротив дамы. На столе их ждали дорогие блюда. Кухня Верховного ничем не уступала кухне Императора.

— Приятного аппетита, — обратился Верховный к некроманту.

— Благодарю и тебе приятного аппетита, — ответила Маргарет.

Прислуга подошла к гостье и налила ей кубок алого вина, затем взяла графин с крепким алкоголем и наполнила кубок магистра.

— Выпьем же за встречу, — оставил тост Вайрекс.

— За встречу, — повторила Маргарет.

Господин и женщина принялись за еду, стоящую перед ними. Маргарет грациозно резала мясо, делила на части картофель и все это вместе поедала. Вайрекс налег на салат из листьев, овощей и мяса.

— На чем мы остановились, дорогуша?

— Я пришла просить у тебя помощи, — ответила дама.

Некроманта явно порадовало такое заявление.

— Вот оно как. Не ожидал, что смог быть полезен для тебя. Так в чем, собственно, дело?

— Мне нужна помощь в моем расследовании.

Вайрекс вздохнул:

— Ах, ну конечно, я и совсем забыл о твоем расследовании.

— Поэтому, ты не приехал на похороны Шера, — прокомментировала женщина.

— У меня были дела, — парировал Вайрекс.

— Что же это за дела такие?

— Я, как и Император, должен следить за своим народом — некромантами.

— Верится с трудом в подобную ерунду. Кроме того, Император присутствовал на захоронение.

Верховный воздержался от ответа.

— Впрочем, чем я могу помочь в твоем расследовании?

— Расскажи мне про тайную библиотеку и предоставь к ней доступ, — бросила Маргарет.

Верховный выдержал паузу, затем обратился к прислуге:

— Оставьте нас, пожалуйста.

Молодой человек в одеянии покинул некромантов.

— Единицы знают о тайной библиотеке, поэтому скажи мне, откуда тебе о ней известно?

— Неужели это так важно сейчас?

— Дорогуша, о тайной библиотеке знают единицы, потому что в ней хранятся все накопленные знания некромантов, найденные артефакты и многое другое, чего знать не положено никому, поэтому, почему ты располагаешь данной информацией, важно.

— Вместо того, чтобы вести допрос, лучше расскажи, как в неё попасть, — бросила женщина.

— Допустим, я дам тебе доступ, но что ты хочешь найти там, ведь знания, хранящиеся в ней, очень древние.

— Я знаю что за душа причастна ко всем этим деяниям, но я не имею представления, кому она принадлежит.

— Хочешь знать кому принадлежит эта душа? — поинтересовался Вайрекс.

— Разумеется, — коротко ответила женщина.

— Так воспользуйся моим архивом.

— Думаешь, что я не пробовала воспользоваться архивом? Я искала во всех архивах, которые мне только известны, спрашивала у всех историков, которых знаю, и никто, ничего не знает. Поэтому дай мне доступ в эту библиотеку и мы оба получим свои ответы! — высказалась женщина, поднявшись со стула.

— Вижу, для тебя это очень важно, — ответил Вайрекс и направился к даме.

— Важно? От этого зависит история! — бросила женщина.

— Думаешь, я не знаю о происходящем? Думаешь, мне неведома важность всего происходящего? — Вайрекс уже вплотную добрался до некроманта.

Маргарет сглотнула и выдержала паузу, воздерживаясь от ответа.

— Я, как никто другой, заинтересован в истории не нашей Империи, а нашего народа, — добавил Вайрекс и положил руку на кисть Маргарет.

Женщина оставалась безмолвной и внимательно внимала словам некроманта.

— Я помогу тебе, но при одном условии.

— Каком же? — с нетерпением бросила дама.

— Все, что ты узнаешь там, останется исключительно между нами. Никто ничего не должен узнать, ни одна мертвая или живая душа, — тихо и хладнокровно ответил Вайрекс.

— Благодарю, Уэс, — прокомментировала женщина.

— Запомни, Маргарет, я делаю это не из-за тебя, а для всего нашего народа.

— Я понимаю, — ответила она.

Верховный отпустил руку женщины и направился обратно на свое место, дабы закончить ужин. Прислуга вернулась в зал и наполнила кубок Маргарет и Вайрекса.

Некромант выпил свой крепкий алкогольный напиток и покинул стол, высказав Маргарет напоследок:

— Завтра я расскажу тебе про тайную библиотеку, а затем ты можешь остаться у меня сколько потребуется.

— Доброй ночи, Уэс, — ответила женщина.

Маргарет закончила ужинать и отправилась следом за Верховным. Женщину перехватил прислуга, который довел её до гостевых покоев и оставила переночевать.

Глава 9

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Сто тридцатый день зимы
Северная империя, Горбус

Райн сидел в таверне рядом с молодым силуэтом, которым была Моника Клайд — девушка, обучавшая его нравственности. Юноша мешал свой кофе и слушал, как девушка говорит с ним, продолжая что-то рассказывать.

— Это наша последняя встреча, — сказала Моника.

Райн смотрел в окно и пропускал часть слов своей преподавательницы.

— Райн, ты слушаешь меня?

— Прости, я задумался.

— Вечно ты витаешь в облаках, — прокомментировала Моника.

— Так о чем ты говорила? — поинтересовался молодой человек.

Райну исполнилось шестнадцать лет. Он вырос. Тренировки сделали его сильным и крепким. Душа юноши клубилась в нем с неубывающей силой, делая его иногда импульсивным и резким, а также решительным и безрассудным.

— Это наша последняя встреча, Райн.

— Я знаю, — с тоской ответил юноша.

— Через пару недель ты отправишься на свой выпускной, где тебе вручат твой рунический клинок, плащ и жетон некроманта.

— Я жду с трепетом этого момента, — ответил Райн.

— Надеюсь, ты всегда будешь помнить то, чему я тебя учила.

— Разумеется.

— Однако, мне есть еще что тебе рассказать, — высказалась девушка.

— Я весь во внимании, — заинтересовался юноша.

— Это касается твоего отца, — ответила она.

— Говори, — с нетерпением обратился Райн.

— В общем, твой отец был археологом и занимался поиском потерянных артефактов и реликвий, которые могли послужить министерству некромантии. Однажды он пришел ко мне и сказал, что нашел зацепку к тому, что может изменить практически все.

— Что он обнаружил? — с недержанием обратился Райн.

— К сожалению, он мне не сказал.

Райн задумался.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Затем, что ты должен знать, почему тебя лишили семьи.

— Моника, что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Все просто, Райн, узнай же, что твой отец такого нашел.

— Если бы все было так просто, но, ведь, откуда мне знать с чего начать?

— Попробуй начать поиски с его дневника. Думаю, там ты найдешь большинство ответов на свои вопросы.

Юноша допил свой кофе. Девушка покинула стол, Райн последовал за ней, оставив несколько золотых монет.

На улице стоял конь, который принадлежал Монике. Девушка взобралась на него.

— Я была рада с тобой познакомиться, Райн.

— Я тоже был рад с тобой познакомиться, Моника.

— К сожалению, мы больше не увидимся, — подытожила девушка.

— Береги себя, — попрощался молодой человек со своей наставницей по нравственности.

— Ты береги себя, Райн.

Девушка улыбнулась, помахала ему рукой и направилась в городские дебри. Юноша направился домой. Он собирался вынашивать план о том, как получить дневник своего отца.

Северная империя, Горбус

Некромант прибыл в северную столицу. Женщина проходила через улицы наполненные людьми. В городе царила смута. Люди протестовали из-за выбора Императора. Поднималось движение, которое могло перерасти в полноценное восстание. Люди маршировали среди улиц с лозунгами и криками. Стража практически не справлялась с бунтующей толпой.

Маргарет спустилась со своего коня и оставила его в городских стойлах. Она заплатила за стоянку несколько золотых.

Женщина пробиралась через толпу. Она накинула капюшон. Люди толкались и кричали. Кто-то нападал на стражников. Начинались драки. Некромант с трудом добралась до прохода в здание власти. Она показала свой жетон некроманта и её пропустила стража.

Люди, увидев, как пропустили некроманта, пришли в ещё большее негодование. Посыпались крики и различная брань, женщину осыпали разными оскорблениями. Маргарет попала в приемный зал. В конце зала на большом стуле за столом сидел Торстейн. Леди направилась к нему.

— Привет, Маргарет, — обратился магистр к некроманту.

— Здравствуй, Торстейн. Смотрю обживаешь новые владения?

— Ты думаешь я рад своим новым владениям?

— Не вижу, чтобы ты был недоволен, — язвительно ответила женщина.

— Зачем ты здесь? — спросил Торстейн, не обращая внимание на её замечание.

— Ты мне должен кое-что передать, — отрезала серьезно женщина.

— Я должен передать? — мужчина отложил все свои бумаги.

— Я здесь по заданию Верховного магистра Вайрекса Уэса.

— Вот оно как? Верховный вспомнил про далекий северный край?

— Перестань, — попыталась защитить Верховного Маргарет.

Магистр Торстейн промолчал, затем поднялся и покинул свой стул.

— Торстейн, — бросила некроманту женщина.

— Я слушаю тебя, Маргарет.

— Мне нужна зеркальная карта.

Некромант застыл. Он с недоверием смотрел на женщину. Магистр Торстейн оцепенел.

— Пожалуйста, — надавила Маргарет.

— Ты знаешь для чего необходима зеркальная карта? — обратился с ноткой страха Торстейн.

— Разумеется, — ответила леди.

Магистр находился в неком недоумении. Он молча смотрел на Маргарет.

— Есть какое-то доказательство, что это по поручению Вайрекса?

— Доказательство? — бросила с негодованием Маргарет.

— Разумеется. Откуда мне знать, что это не какой-то обман?

— Скажи, Торстейн, откуда, по-твоему, мне известно о тайной библиотеке и зеркальной карте?

Магистр сглотнул.

— Я не обязана тебе что-то доказывать. Если у тебя есть какие-то сомнения на мой счет, то обратись с жалобой к Верховному и тогда я посмотрю на то, где ты окажешься.

Мужчина был недоволен дерзостью женщины, но старался не подавать вид и сохранял хладнокровие.

— Так что ты решил, магистр? — давила на него женщина.

— Я предоставлю тебе зеркальную карту, — нехотя выдавил Торстейн.

— Это разумный поступок.

— Не нужно мне твоих комментариев, Маргарет.

Торстейн отошел от стола и направился на выход из зала. Женщина последовала за ним. Они проходили коридор, который вел к лестнице в конце.

— Не имею представления зачем тебе понадобилась тайная библиотека, но настоятельно рекомендую быть предельно осторожной, когда там окажешься.

— Это угроза?

— Нет, — обернулся Торстейн, — Это чистой воды предупреждение!

Они спустились по лестнице вниз и добрались до хранилища министерства Горбуса. Некромант принялся разбираться в вещах, которые были навалены и расставлены по полкам.

— Отлично, — достал он хрустальное небольшое полотно формой треугольника.

Некромант протянул найденную вещь женщине.

— Я, надеюсь, ты вернешь ее мне, когда вернешься из библиотеки.

— Постараюсь не забыть заскочить к тебе, Торстейн.

Магистр Йенсен не разделял энтузиазма Маргарет и промолчал. Женщина направилась на выход.

— Магистр, а есть другой выход?

— Есть еще один, о котором мало кто знает — ответил он ей.

— Покажешь?

— За мной, ответил ей Торстейн.

Женщина направилась за некромантом. Она держала путь в одну из библиотек Горбуса, в которой, по словам Верховного, находилась Тайная библиотека.

Северная империя, Горбус

Молодой человек считал минуты до наступления темноты. Его наставник собирался лечь спать. Райн ожидал, когда наступит момент и он сможет покинуть тайно дом. Перед вылазкой он хорошо подготовился, собрав в один рюкзак лопату, бутыль, наполненную бодрящим чаем, на закуску — хлеб и пряный кусок мяса.

Альберт погасил всюду свет и улегся на кровать. Мужчину одолевала слабость, поэтому он быстро заснул крепким сном.

Молодой человек выждал свое и направился на выход. Он покинул дом своего наставника, перебрался через задний забор и двинулся в сторону кладбища. Молодому человеку приходилось прятаться. Он встречал разных людей, которые думали было на него напасть, но он ловко избегал таких встреч. Кроме того, юноша старался скрываться от стражей, которые патрулировали по городу.

Райна никто не должен был заметить. В итоге, он смог покинуть город и добраться до окрестностей, затем по дороге он оказался на лесной опушке. За ней Райна ждало городское кладбище, где хоронили людей, которых родственники отказывались воскрешать.

Добравшись до кладбища, молодой некромант читал надгробные камни в поисках того, кто ему больше всего подойдет. В итоге, юноша нашел одинокое надгробие. На нем была надпись: «Здесь покоится бравый воин». Молодой некромант посчитал, что это как раз-таки то, что ему будет нужно. Он принялся раскапывать.

Время шло. На небосводе сияло белое пятно, которое тускло освещало лес. Райн продолжал копать яму до тех пор, пока не уперся во что-то твердое. По структуре это не было похоже на гроб. Юноша прибавил сил и начал копать в ускоренном темпе. С него сходил пот, несмотря на сильный холод. Наконец он закончил и заметил, что это был череп. Тело было закопано без гроба. Юноша откопал останки, которые были сгнившими. На скелете еще оставались остатки одежды, в которой, судя по всему, похоронили этого человека.

Райн открыл свой рюкзак. Выпил бодрящего чая, чтобы получить дополнительный запас энергии и подготовился к воскрешению.

Молодой некромант положил руку на мертвеца. Райн закрыл глаза и отдался воспоминаниям. У него должно было все получится без каких-либо осечек.

Урок 2

Воскрешение.

Как уже известно, существуют разные виды энергии, которые пульсируют или клубятся в любом живом существе. Таким образом, для воскрешения необходимо отдать свою энергию мертвому существу.

Для того, чтобы передать энергию необходимо использовать Слово, под действием которого передается энергия. Кроме того, немаловажным играют роль эмоции, которые испытывает некромант. Чем сильнее эмоция, тем сильнее будет Слово. В зависимости от того, какое используется Слово, будет воскрешена нежить определенной категории: бессознательная или сознательная.

Молодой некромант принялся шептать Слово. Он чеканил слова одно за другим. Параллельно Райн вспоминал что-то, что могло вызвать в нем положительные эмоции. Молодой некромант вспоминал, как первый раз гулял с Лорейн Тит. Девушка всегда смотрела на него. Он старался быть великодушным, внимательным и порядочным. Райн старался пестрить шутками, дабы расмешить девушку, но тщетно. Им нравилось проводить время вместе, но занятия и обучение, которым занимался Райн, держали их на расстоянии. Со временем у юноши не было даже дня на то, чтобы провести время с подругой. Девушка отдалялась от него. В академии она перестала садиться рядом с ним, отдавая предпочтение тем, кто всегда проводил с ней время. Подобное вызывало у юноши коктейль эмоций. Он закончил произносить Слово. Сердце молодого некроманта кольнуло. Он схватился за грудную клетку одной рукой, но старался не прерывать воскрешение. Изумрудный туман густым потоком покидал тело молодого некроманта, опускался на тело под ногами Райна и окутывал останки. Молодой некромант наблюдал, как его тело покидает этот прекрасный изумрудный туман и поглощает тело, лежащее перед ним. Со временем, останки стали покрываться плотью, поверх плоти появлялись мышцы, сухожилия, затем выросли органы и все покрывалось тканью. Туман сохранился внутри тела. Он проник в сердце мертвеца и заставил его сделать такт. Мертвец раскрыл глаза и его тело дернулось, он резко поднялся, сел и глубоко вздохнул. Его глаза забегали вокруг. Память стала волной накатывать и разрывать его голову. На мертвеца налетели разные воспоминания в той хронологии, в какой он прожил, от детства до самой смерти. Все это переполняло воскрешенного. Он находился в смятении и панике. Нежить глотала воздух, дернулась, и только после нескольких минут непроизвольных конвульсий успокоилась. Мужчина с длинными темными волосами, легкой бородкой и приятной внешностью поднял голову.

— Ты помнишь кто ты? — обратился Райн к возвращенному.

Мужчина смотрел на него в недоумении и молчал.

— Ты говорить можешь? — давил Райн.

— Я… — пыталась говорить нежить.

— Тебе трудно говорить?

Воскрешенный кивнул.

— Думаю, ты все еще восстанавливаешься после воскрешения.

Он продолжал смотреть на молодого некроманта, словно ничего не понимает.

— Я помню… — выдавил с трудом воскрешенный.

— Что ты помнишь?

У него перед глазами была картина того, как его убили. Он сражался с каким-то некромантом, который воскресил целую армию вурдалаков, которые затем порвали его отряд. Мужчина был капитаном и выполнял последнее задание.

— Я помню, кто я, — наконец сказал мужчина.

— Отлично, — подытожил Райн.

Юноша взял одеяние и накидку, которые вручил возвращенному.

— Одевайся и пошли за мной.

Мужчина оделся и направился за молодым некромантом. Они пришли в трактир, где отдыхали работяги, напиваясь до упаду. В зале играла веселая музыка, заводная и весьма будоражащая.

Молодой некромант и воскрешенный заняли места за одним из столов. К ним подошли, юноша заказал выпить что-нибудь для себя и горячее с гарниром мужчине.

— Так кто ты? — обратился Райн к собеседнику.

— Мое имя Леонардо Геррар Смиренный, — ответил воитель молодому некроманту.

— На твоем надгробие написано, что ты бравый воин.

— В прошлой жизни был им.

— Что ты ещё помнишь?

— Практически всю свою жизнь, включая конец.

Им принесли заказ. Райн сразу расплатился.

— Кушай, — бросил молодой некромант.

Леонардо набросился с невероятным аппетитом.

— Животный аппетит, — подметил Райн.

— Какой сейчас год?

— Одна тысяча сто семнадцатый год Таламорской эпохи.

— Я провалялся мертвым практически три века, поэтому мой аппетит не должен быть удивлением, — прокомментировал Лео.

— Ты прав.

— Впрочем, что мы обо мне. Расскажи лучше, зачем меня воскресил… Сколько тебе? Четырнадцать, пятнадцать?

— Мне шестнадцать, — отрезал Райн.

— Шестнадцать? — переспросил Лео.

— Тебя это смущает?

— Это смешно, — подметил воитель с улыбкой до ушей, — Меня воскресил шестнадцатилетний некромант.

— Оставь свои комментарии при себе.

— Почему ты ещё жив? Разве я не должен высосать из тебя всю душу, чтобы жить.

— Благодаря бодрящему чаю, шоколаду. Выпиваю по утрам и вечерам предостаточно, чтобы моя душа не иссякла. Впрочем, алкоголь будет по действеннее, но у меня нет к нему доступа.

— Да ты жулик, — оставил комментарий Лео.

Двое сделали паузу. Лео доедал горячее, а Райн выпивал горячий шоколад.

— Некроманты вынуждены так жить, чтобы поддерживать другие и свою жизнь.

— Мне всегда было интересно, а сколько кадавров может поддерживать один некромант?

Урок 4

Виды нежити

Поскольку воскрешение людей и живых существ делится на две группы: сознательную и бессознательную, в этих группах также есть свои разновидности возвращенных к жизни.

Бессознательная нежить.

Зомби — это самая простая нежить. Представляет из себя едва наполненное душой тело. Данный вид очень хрупкий, неповоротливый и слабоумный. Как правило, зомби могут быть и аномалией, когда происходит большой выброс энергии из коллект-кристалла.

Упырь — более сложная нежить. По своим свойствам практически ничем не уступает зомби, также медленное и неповоротливое, и слабоумное, но чуть более живучее и не может образоваться, как аномалия.

Вурдалак — в отличие от зомби и упыря, является опасным и сильным существом. Обладает большой скоростью и сверхъестественной силой, способен умереть только лишившись сердца или при помощи Слова и рунического оружия.

Сознательная нежить.

Кадавр — полностью воскрешенный человек или существо с собственным сознанием и восстановленной памятью. В отличие от бессознательной нежити постоянно связан с некромантом и забирает у него часть души, чтобы существовать. Кадавр обладает сверхъестественной силой и скоростью. Умереть кадавр может только, если его ранят руническим клинком в сердце, используют Слово или, если у его некроманта закончится душа.

Лич — полностью воскрешенный некромант. Теоретически это возможно, но на практике нет ни одного случая, потому что лич будет требовать настолько много энергии, что у его некроманта ее может попросту не хватить.

— Смотря какого возраста и здоровья, но, насколько я знаю, в среднем около десяти человек. Мой учитель, Альберт, поддерживает около девяти. Верховный же, по слухам, дает жизнь двадцати двум людям.

— Впечатляет, — заявил Леонардо, — Итак, зачем ты меня воскресил?

— Чтобы ты выполнил для меня поручение.

Леонардо разразился смехом.

— Тебе смешно?

— Разумеется. Интересно, с чего ты решил, что я буду выполнять поручение для тебя?

— Ты думаешь лучше валяться в холодной земле?

— Ты мне угрожаешь? Не сделаю, что говоришь, тогда отправишь меня обратно в могилу?

— Мне незачем тебе угрожать и я не собираюсь возвращать тебя в могилу.

— Следовательно, — Лео проглотил кусок курицы, — Я свободен?

— Свободен, — подметил Райн.

— Прекрасно и я могу идти? — продолжал Лео.

— Можешь идти или можешь выслушать меня.

— Вот оно как, то есть, какой-то подвох, да есть.

— Никакого подвоха просто выслушай меня.

Лео смотрел на выход, затем на юношу и снова на выход, и снова на юношу.

— Да чтоб тебя, — ругнулся воитель.

— Я понимаю, ты решил меня выслушать.

— Выкладывай, — отрезал Лео.

— У тебя есть выбор. Во-первых, ты можешь пойти куда захочешь, но у тебя нет ни семьи, ни дома, ни денег, а также нет смысла жизни, но это свобода. Во-вторых, ты можешь остаться со мной и помочь мне в моем деле и тогда ты получишь денежную награду, дом и, вероятно, смысл жизни.

— Вот такой у меня выбор?

— Ещё кое-что, если ты выберешь первое, то будь уверен, я не остановлюсь и рано или поздно меня убьют, а если умру я, то умрешь и ты.

Воитель задумался. Леонардо парализовало от этого предложения.

— Может ответишь, что ты выбираешь?

— Допустим, я согласен на второй вариант, что за поручение и в чем конкретно я должен помочь?

— Мой отец был почитаемым и важным человеком. Он занимался поиском артефактов и реликвий для министерства некромантии, но, как оказалось, это не всем было по душе, когда он нашел что-то очень важное.

— Хочешь узнать что он нашел?

— Я намерен найти то, что он искал и узнать кто убил его.

— Воскресил бы его вместо меня и получил бы свои ответы.

— Считаешь, что я не думал об этом?

— Его лишили сердца?

— И спрятали тело, — подытожил Райн.

— Конкретно от меня что требуется и какая награда?

— Отправляйся в мой родной дом, переверни там все и найди хоть одну зацепку, дневник, записи и тому подобное. У тебя два дня. Насчет денег можешь не переживать, как я говорил, мой отец был почитаемым человеком и без наследства он меня не оставил.

— Где гарантия, что я получу вторую жизнь и награду, если помогу тебе?

— Хочешь гарантий?

— Всегда хочется быть уверенным в том, что ты делаешь.

— Если тебе так нужна гарантия, то можешь прямо сейчас идти отсюда.

— Как тебя могут терпеть друзья?

— Так получилось, что у меня нет друзей.

— Не удивительно.

Молодой некромант протянул мешок с золотыми монетами.

— Купи все, что будет необходимо.

— Принято.

— Лео, старайся не влезать в неприятности, — добавил Райн.

— Вся эта ситуация сплошные неприятности.

Воитель поднялся из стола и направился на выход. На улице было темно. Райн вернулся домой, рассчитывая, что наставник спал и не заметил отсутствия своего ученика.

Северная империя, Горбус

Толпа не стихала. Люди собирались в большую кучу рядом со зданием власти. Они высказывали свое недовольство, формулируя его в самых разных негативных и нецензурных выражениях.

— Долой тиранию некромантов! — громче всех кричал Жерар Тит.

Толпа поддерживала гражданина.

— Они хотят сделать нас рабами иллюзий! — продолжал Жерар.

Люди продолжали ликовать и кричать. Жерар забрался на мусор, который был наброшен рядом со зданием власти. Стражи находились за вратами.

— Ну же, достопочтенный Торстейн, выходите! — взывал Жерар.

Толпа ломилась за ворота. Они находились в крайне негативном состоянии. Никто не желал, чтобы наместником был некромант.

— Сначала они получили права! — кричал Жерар.

— Да! — хором кричали остальные.

— Затем они пообещали нам, что избавят нас от смерти, но скажите, пожалуйста, сколько они воскресили ваших родственников!? — продолжал кричать Жерар.

— Ни одного! — поддерживала толпа.

— Теперь они забирают власть у нашего наместника! — бросил во весь голос Жерар.

— Да! — продолжала поддерживать толпа.

— Дальше они заберут власть у Императора! — продолжал свою речь Жерар.

— Да! — вопила толпа.

Наверху вышел некромант в темно-зеленом плаще.

— Тишина! — громогласно заявил магистр Торстейн.

В ответ последовали комментарии и лики негодования. Кто-то бросал в магистра различный мусор.

— Мы не станем рабами! — бросал Жерар.

— Я сказал ти-ши-на! — повторил магистр.

Тишина не наступала. Толпа продолжала бранить некроманта и бросать в него различный мусор, хлам и помои.

— Господин, полагаю это бесполезно, — подметил советник.

— Без тебя вижу, — ответил Торстейн.

— Что будем делать? Ворота не выдержат долго.

Торстейн бросил неодобрительный взгляд на своего советника.

— Необходимо отправить сообщение Верховному о том, что здесь происходит, — добавил Торстейн.

— Я позабочусь об этом, — ответил советник.

— Итак, я здесь, я вышел на ваши крики и я готов ответить на ваши вопросы! — старался войти в контакт с толпой Торстейн.

Наконец гул более-менее утих. Часть бунтующих готова была выслушать магистра.

— Мы хотим знать, почему на место наместника поставили некроманта! — бросил Жерар Тит от имени бунтующих.

— В кругу Императора, на данный момент, нет такого человека, которому он бы доверил правление империей на севере.

— Поэтому нужно поставить некроманта?

— Мы служим только Империи и Императору, поэтому Аалек Ториф посчитал, что это будет правильно.

Толпа возмущалась во весь голос. Они не смолкали и всячески хамили в адрес некроманта.

— Какие еще вопросы у вас есть ко мне?

Толпа, подобно стаду, кричала.

— Если у вас нет вопросов ко мне, то я призываю вас успокоиться и вернуться в свои дома!

— В противном случае что? — ответил Жерар Тит.

— Иначе стража будет вынуждена проводить вас по домам.

Людям явно подобное заявление не понравилось.

— Все свои негодования, пожелания и предложения направляйте лично Императору! — бросил магистр.

Среди ликующих проплывал мужчина. Его голова накрыта капюшоном. Он обратился к одному старику, который находился у него на пути:

— Что здесь происходит?

— В смысле? — ответил старик мужчине.

— К чему этот митинг?

— Мужик, ты с неба свалился? Это митинг против тирании некромантов.

— Какой тирании?

— Такой, что мы платим им деньги, а они обещали нам, что защитят нас от смерти, что больше никто не будет страдать, потому что его жену, сестру, брата, мать или отца убили.

— Обещали?

— Да, они обещали, но на этом все остановилось. Лично я подавал несколько раз заявление, когда мою супругу убили разбойники, когда она возвращалась в город и знаешь что они ответили?

— Не имею представления.

— Они сказали, что обязательно свяжутся со мной! — выругался старик.

— Словно ничего и не поменялось, — пробубнил Лео.

— Ты о чем?

— Не обращай внимания, — бросил Лео и направился дальше, сквозь толпу.

Воитель направился на улицу Черную, где находился дом Райна Равелли.

На улицах города потемнело. Стража с трудом разогнала протестующих. Произошло несколько стычек. Маргарет миновала все городские улицы и добралась до центральной библиотеки, которая находилась на севере города. Гигантское сооружение возвышалось в небо. Большое здание, стоящее на столбе, который является проводником между землей и самой библиотекой. Внутри этого столба находилась винтовая лестница, по которой поднималась Маргарет. Женщина добралась до вершины и взломала замок. Она попала внутрь. Большой, тускло освещенный зал, в углу которого стояла стойка дуговой формы. Над стойкой висит табличка с текстом: «Администратор». Женщина прошла в центр и внимательно осмотрелась. Маргарет вспоминала встречу с Вайрексом Уэсом.

— Итак, Маргарет, — обратился Вайрекс Уэс, — Чтобы попасть в тайную библиотеку, тебе нужно находится в центральной библиотеке Горбуса и зеркальная карта.

— Хорошо, когда я получу зеркальную карту. Кстати, что это такое и где мне её найти?

— Она должна быть у магистра Торстейна. Зеркальная карта состоит из нескольких зеркальных пластин, которые искажают изображение, когда ты через неё смотришь.

— Итак, что делать, когда окажусь внутри?

— Во-первых, ты должна находиться там ночью, чтобы никто не узнал. Во-вторых, когда окажешься там, используй зеркальную карту.

— Каким образом?

— Встанешь в самом центре, поднимешь над головой зеркальную карту и увидишь, что необходимо сделать. Тайная библиотека состоит из нескольких уровней, — магистр достал большое полотно и принялся рисовать на нем, как выглядит библиотека.

— На первом уровне, в который ты сразу попадешь, находится информация, связанная со словом. На втором уровне, который как раз-таки нужен тебе, находится архив, где собраны все знания некромантов.

— Что на третьем уровне? — поинтересовалась женщина.

— На третьем уровне находятся все древние артефакты некромантов, насколько мне известно.

— Насколько тебе известно?

— Я ни разу не был на третьем уровне, потому что не имею представления как на него попасть.

— Почему? Ты, ведь, Верховный.

— Потому что мой предшественник ничего не рассказал мне о третьем уровне, кроме того, что там находится.

— Он тоже не знал как на него попасть?

— Вероятно.

— Кто построил тайную библиотеку?

— Она была построена после войны между некромантами и миневрами. Последние были приверженцами знаний, поэтому они не могли позволить сгинуть в небытие знания, накопленные некромантами.

— Сколько ей лет?

— Больше двух тысяч, — подытожил Вайрекс.

— Её построили Миневры?

— Поэтому будь предельно осторожна, когда окажешься там.

— Ты переживаешь за меня? — бросила женщина.

— Конечно, дорогуша, — ответил некромант.

Магистр Мур встала в центре библиотеки и подняла над головой зеркальную карту. Под ногами у неё была круглая платформа черного цвета. На потолке виднелась круглая карта звездного неба. Через зеркальную карту женщина заметила, что местоположение звезд изменилось, в форме двух противоположных дуг. Маргарет посмотрела на платформу под ногами. Женщина достала нож и вонзила его в платформу, как показывали звезды, нож оказался в тонких проемах. Магистр провела ножом, как показывала одна дуга, затем вонзила и провела ножом идентично второй дуге.

Женщина поднялась. Платформа под ногами затряслась. Маргарет пошатнулась. Она смотрела по сторонам и заметила, что опускается вниз.

Скорость поднималась. В шахте стоял гул и механический шум, затем резкий удар и некромант упала на колени. Всюду была темнота, хоть глаз выколи. Шум остановился, следом за платформой.

В воздухе витала пыль. Женщина украдкой двигалась в темноте. Она добралась до одной из стен и старалась нащупать один из генераторов, похожий на кристалл. Маргарет нашла один из них, положила руку, прошептала Слово и кристалл наполнился её душой. Он вспых золотистым светом, который осветил всю комнату. Внутри генератора видно было, как клубилась энергия золотого цвета.

Дух захватывало от того, что увидела Маргарет. Вокруг неё возвышались стеллажи из хрусталя. На них были книги. Пол был зеркальный, он отсвечивал.

Маргарет вздохнула и высказалась:

— Не-ве-ро-ят-но!

Помещение действительно поражало сознание. Стены были испещрены разными знаками и символами. В зеркальных поверхностях, благодаря свету, отражались золотистые линии. Все вокруг сверкало, словно энергия переполняла весь зал. На некоторых столбах, которые держали потолок, виднелись небольшие статуи, головы которых были опущены и взирали на все, что происходит внизу. Маргарет кружилась и рассматривала каждую мелочь, каждую деталь, что бросалась в глаза. Она выпала из реальности от того, что увидела и совсем забыла о том, зачем прибыла сюда. Некромант подошла к стеллажам и заметила, что книги, по своей сути, являются зеркальными поверхностями, на которых ничего нет, но, когда на поверхность пал свет, то на полотне стали переливаться буквы, символы и знаки. Женщина с трудом могла разобрать данный язык, он казался ей тем, который она учила, но измененным. Маргарет стояла и читала найденные хрустальные книги. На одной было написано: «Пожирание на расстоянии». Автор не указан.

— Неужели можно использовать Слово без телесного контакта? — задумалась женщина.

Она проходила дальше мимо стеллажей и находила другие книги: «Массовая жатва», «Создание армии мертвых», «Как подчинить Кадавра», «Воскрешения Лича».

— Воскрешение лича? Что за вздор, — бросила в воздух женщина.

Некромант продолжала гулять между стеллажами и рассматривать книги. «Создание артефакта», «Как пользоваться силой», «Слово и артефакт», «Слово и Великие». Маргарет находила разные зеркальные фолианты. Каждый был интересней и уникальней другого. Женщина осознавала, что её знания о Слове и некромантии, в действительности, невероятно скудные. Она прошла по кругу, рассмотрев все возможные книги.

— Как попасть на второй уровень? — задавалась Маргарет вопросом.

Дама осмотрелась вновь, она старалась заметить хоть какую-то деталь, но в действительности видела лишь множество сверкающих линий на зеркальных поверхностях. Некромант оказалась в ледяном царстве.

— Итак, — задумалась Маргарет.

Она смотрела на стены и наблюдала, как переливаются линии. Они были такими красивыми, словно сделаны из золота. Маргарет подошла к зеркальной стене и принялась водить рукой по золотым линиям.

— В чем ваш секрет? — обратилась она к ним.

Одна линия прервалась в некоторой области стены, затем вторая линия. Маргарет заметила подобную аномалию и отошла от стены.

— Здесь что-то не так, — подметила некромант.

Маргарет подняла зеркальную карту и навела её на место, где линии на стене обрываются. Женщина удивилась от увиденного. На ее глазах через карту ничего не было. Стена буквально растворилась, а на её месте остался лишь проход.

— Если хочешь что-то спрятать, то спрячь это на видном месте, а миневры далеко не идиоты.

Маргарет направилась к зеркальной стене. Она коснулась ее, глядя сквозь карту, и почувствовала, что ничего нет. Некромант убрала зеркальную карту и заметила, что стена появилась, она коснулась стены, затем прошептала Слово, стена растворилась у нее на глазах.

Маргарет направилась в коридор, который находился за стеной. Женщина оказалась в туннеле, который подобно воронке вел дальше под землю. Некромант направлялась туда, куда вел туннель. Она остановилась, когда почувствовала неприятный запах, характерный для нежити. Маргарет обнажила свой рунический клинок и принялась двигаться предельно осторожно, потому что практически ничего не было видно. Единственное что освещало туннель была золотистая линия, находящаяся вдоль стены. Её свет тускло и блекло освещал пространство. Маргарет улавливала все более и более неприятный запах гнили. Женщина ничего не видела дальше пары метров. Запах становился сильнее с каждым шагом. Она остановилась и старалась услышать какие-то звуки. Откуда то были слышны шаги, которые медленно приближались к некроманту.

Маргарет вздохнула. Она слышала шаги. Их становилось больше. Женщина сделала шаг назад. Еще одни шаги. Сердце женщины забилось. Звуки становились громче и громче. Были слышны новые звуки, смешанные с шагим. Тяжелые вздыхания. Вонь становилась все яснее. Маргарет сделала еще шаг назад.

— Что еще они придумали? — бросила в воздух Маргарет.

Под освещение попал силуэт. Женщина увидела, как к ней приближается зомби. Мертвец пускал слюни, глаза были белыми. Зомби принялся завывать и сделал рывок к некроманту. Маргарет уклонилась от нападения зомби, сделав шаг в сторону. Мертвец развернулся и снова бросился на некроманта. Женщина ловко взмахнула своим клинком и вонзила его в сердце мертвецу. Нежить рухнула на пол. Однако, Маргарет продолжала слышать шаги. Кто-то еще приближался к ней и был не один. Некромант склонилась. Она положила руку на мертвеца, прошептала и наделила тело мертвого своей душой золотистого цвета. Туман окутал и впитался в мертвеца. Последний поднялся. Из его рта текли слюни, а глаза были заплывшими и белыми.

— Иди вперед, — приказала Маргарет.

Мертвец повиновался. Зомби направился вперед, навстречу тому, кто кроется и медленно приближается во тьме.

Женщина ждала. Она услышала звуки драки, затем тишина. Сердцем Маргарет чувствовала, что пал её зомби. Тишина растворилась, среди приближающихся шагов. Некромант насторожилась. Собралась духом. Взяла крепко за рукоять рунической клинок и ждала, когда из тени появиться враг.

Три мертвеца появились резко из тени. Они набросились на женщину. Маргарет поразила одного, затем уклонилась от второго и третьего, отойдя в сторону. Клинок остался в жертве. Маргарет бросилась к своему клинку, но один мертвец её схватил. Он зажал некроманта в тисках и пытался добраться до шеи, чтобы вскрыть, разгрызть её. Маргарет рухнула на пол. У неё на спине находился мертвец, который рвался разорвать женщину. Последняя кричала. Она дергалась и брыкалась. Второй мертвец набросился на некроманта. Женщина не могла ничего сделать. Один из них уже вцепился в руку некроманта и прокусил доспех. Маргарет закричала от боли. Второй зомби вцепился в спину некроманту, разорвав её плащ.

Кровь потекла по полу. Маргарет кричала от полученных ранений. Её разум затмила невероятная боль. Два чересчур сильных зомби вцепились в женщину. Они оставляли ей тяжелые ранения. Один разодрал спину, второй старался оторвать руку. Женщина, сквозь боль, тянулась к своему руническому клинку. Она не могла. У неё не было сил. Боль была невыносимой. Она теряла сознание. В глазах все помутнело. Вся спина находилась в рваных ранах, из которых вытекала кровь.

Глава 10

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Сто тридцать первый день зимы
Северная империя, Карабон

На улице началась драка. Двое мужчин столкнулись в рукопашной схватке. Удар за ударом они наносили друг другу. Кровь вылетала из рта одного. Люди толпились, чтобы посмотреть. Никто не бросился разнимать сражающихся. Всем было интересно чем закончится драка. Еще несколько ударов по корпусу, затем по голове. Кровь брызнула на мощеную дорогу. Толпа ликовала, смотря на это зрелище. Один из сражающихся упал. Второй готовился добить оппонента, но вмешалась стража. Два стражниках в легких кольчужных доспехах набросились на мужчину и заломили его. Надели кандалы и забрали с собой, а второму сказали отправиться к лекарю.

Среди зевак находился и некромант, который лишь лицезрел потасовку. Рядом с ним стоял молодой человек в легкой одежде не по погоде.

— Почему вы ничего не предприняли, господин? — обратился молодой человек к некроманту.

Двое развернулись и направились по улице города. Карабон находится на западе северной империи и намного меньше, чем Горбус. Население города не больше ста тысяч человек, но это не делает его мало важным стратегическим объектом. В далекие времена, когда шла война с востоком подземные шахты этого города оказали большую помощь населению, потому что в здешних подземных лабиринтах можно спрятаться от опасного врага.

— Зачем мне что-то предпринимать? — ответил некромант юноше.

— Вы же некромант и должны хранить мир в империи, — подметил Нотарий.

— Хранить мир? — поинтересовался Дастин.

— Разве нет?

— Думаю, в ближайшее время хранить мир будет не на моих плечах.

— Почему?

— Делаешь вид, что не знаешь об обстановке в Горбусе?

— Все прекрасно знаю, господин.

— Итак, Нотарий, что ты мне можешь рассказать интересного?

— Во-первых, я так и не нашел никого кто мог бы расшифровать дневник Артура.

— Ничего страшного я доставлю его верховному чему он будет доволен, — немедля ответил Дастин.

— Во-вторых, я проследил за Альбертом Уолоком и Райном.

— Это интересно, — подметил некромант.

— Альберт воскресил какого-то кадавра для некоего Джо Хатчесона, а его ученик воскресил кадавра для своих… личных интересов.

Дастин остановился. Он посмотрел удивленно на своего собеседника.

— Ученик Альберта воскресил кадавра?

— Именно, господин.

— Ты уверен?! — надавил некромант на Нотария.

— Абсолютно, магистр. Я лично видел, как он воскрешал.

— Невозможно! — бросил Дастин.

— Но это так, господин.

Двое повернули. Они оказались на другой улице, где людей намного больше. Мимо проезжали повозки. Толпа бродила из стороны в сторону.

— Как думаешь, Нотарий, как скоро волна негодования перейдет и в Карабон?

— Не могу судить, господин.

Дастин положил руку на своего собеседника.

— Я тоже, мой дорогой, — подметил некромант.

— Чем я могу помочь?

Дастин передал молодому человеку денег и добавил:

— Отдохни пока что.

— О, Великие, спасибо, господин! — поклонился Нотарий.

— Ничего-ничего, — оставил комментарий Дастин, затем надел капюшон и направился в толпу.

Нотарий остался один среди толпы. Дастин пропал среди граждан империи.

Западная империя, Мидград

На горизонте виднелся обширный город. В самой дали города возвышались два гигантских дворца, две величественные цитадели, поражающие воображение своей архитектурой. Они находились довольно близко друг к другу и на самом краю земли. За гигантскими строениями простиралось великое море вечно бушующее, неспокойное и неугомонное.

Всадник двинулся с места и устремился в город. Его встретила стража. Последние, заметив плащ всадника, расступились в стороны. Легионеры не стали преграждать путь некроманту.

Он направился дальше. Его лицо скрывала повязка и капюшон. Апофиз мчался по улицам. Люди расступались или прыгали в стороны. Город бурно жил ночью, ровно как и днем. Мужчины, женщины и дети гуляли по улицам, смотрели на статуи и памятники. Кто-то нарывался и начинался конфликт. Многие граждане устраивали потасовки из которых выходили в крови и побоями. Стражи быстро добирались до мест стычек разнимали желающих отточить свое мастерство в рукопашной.

Апофиз добрался до дворца министерства некромантии. Возле гигантских дверей проводила ночь стража. Два охранника никого не пускали внутрь по ночам.

Некромант подошел к воротам и попросил ему открыть. Два мужчины видели, что это некромант, но все равно воспротивились.

— Откройте ворота, — повторно попросил Апофиз.

Два стража помотали головой и вежливо попросили гостя уйти. Апофиз тяжело вздохнул.

— Тогда прошу прощения.

Некромант резво достал свой рунический клинок и молниеносно нанес одному удар в шею, что тот захлебнулся кровью и упал, затем бросился на второго, дабы он не успел ничего предпринять. Два стражника пали, кровь медленно покрывала землю.

Апофиз толкнул двери руками. Ворота приоткрылись и некромант смог проникнуть внутрь. Он направлялся по гигантскому залу, где высокие колонны держали потолок. Стены украшены символами некромантии, пол выполнен изящной мозаикой, а на потолке виднелись картины о воскрешении мертвых и о войнах живых.

Некромант стремительно направлялся к трону, где никого не было и лишь тускло светила лампада. Вышел дворецкий. Последний сильно удивился и отстранился назад.

— Господин, проходите, — обратился прислужник к Апофизу.

— Где верховный? — бросил некромант.

— В чертогах, господин.

Апофиз бросил презренный взгляд сквозь свою повязку на лице и направился по лестнице наверх.

Некромант поднялся на последний этаж дворца. Он оказался в довольно просторном коридоре, который вел в главный кабинет Верховного магистра и его покои.

Стены коридора увешаны картинами кровавых войн. Освещено помещение лампадами.

Апофиз пронесся словно тень по коридору и попал в кабинет Верховного. За письменным столом сидел Вайрекс Уэс, который и ухом не повел, когда незваный гость попал в кабинет.

Некромант медленно направлялся к Верховному.

— Когда-то этот кабинет принадлежал мне, — оставил комментарий Апофиз, осматривая новую обстановку.

Вайрекс поднял голову, дабы осмотреть гостя.

— Впрочем, как и весь дворец, — продолжил некромант.

Верховный потянулся за своим клинком.

— Не стоит, магистр, — обратился Апофиз к Уэсу.

Некромант тяжело вздохнул.

— Положите свой клинок на стол, если мы хотим, чтобы никто не пострадал, — подметил Апофиз.

Вайрекс подумал и решил подчиниться.

— Разумно, — добавил некромант и достал свой клинок, который также положил на стол.

Апофиз взял стул, который стоял в стороне и поставил рядом со столом, затем сел.

— Твое имя, некромант? — обратился Вайрекс к гостю.

— Не стоит тратить наше время.

Верховный проигнорировал его замечание.

— Магистр, я здесь для того, чтобы попросить вас об услуге.

— Услуге?

— Что вы знаете об Искре Великих?

— Только то, что позволено знать.

— Этот артефакт, который был спрятан от всех. Артефакт, содержащий в себе энергию Великих. Представляете, магистр, насколько он могуществен?

— Кто бы ты ни было, ты пришел кормить меня байками о артефактах Великих?

Апофиз усмехнулся над замечанием Верховного.

— Байками? Что за скептицизм? Мы оба знаем, что Артур занимался поисками артефактов для некромантов и он нашел способ получить Искру.

Апофиз окончательно завладел вниманием Верховного.

— Конечно, мы оба знаем, что Артура убили и, вероятно, из-за того, что он узнал, но, магистр, его сын сможет закончить то, что начал сам Артур.

— Интересно, а что ты хочешь от меня?

— Вы Верховный, у вас есть власть и я хочу, чтобы вы обеспечили Райну неприкосновенность.

— Поясни, пожалуйста.

— До тех пор, пока он не найдет Искру вы должны обеспечить ему неприкосновенность. Не важно какие законы некромантов он нарушит — Райн должен оставаться свободным.

— Да кто ты такой и почему тебя интересует его судьба?

— Магистр, меня интересует не его судьба, а всех живых на Сайтуре.

— О чем ты?

— Грядет неизбежное, — подметил Апофиз.

Вайрекс искренне удивился заявлению незнакомца.

— Что грядет?

— Вы можете мне гарантировать неприкосновенность Райна? — проигнорировал вопрос Апофиз.

— Если это действительно настолько важно, то я сделаю все возможное.

— Прекрасно.

— Какова гарантия, что ты говоришь правду?

— Насчет чего?

— О необходимости дать ему неприкосновенность.

Некромант поднялся, взял свой клинок.

— Видите этот клинок?

— Разумеется, ты его держишь у меня перед носом.

— Этот клинок говорит о том, что я некромант, а все некромант действуют исключительно в интересах некромантии. Не так ли, магистр?

— Здесь ты прав.

— Однако, с вашими вечными законами некромантия превратилась в какую-то бюрократию. Конечно, я понимаю, что вы защищаете интересы некромантов, но запрещать практиковать воскрешение это безрассудно.

— Прости, но не тебе указывать мне как править некромантами. Кто бы ты ни был.

— Разумеется, магистр.

— Если ты все сказал, что хотел, то, пожалуйста, покинь мой кабинет, — настоятельно заявил Вайрекс.

Апофиз кивнул и неохотно подчинился.

— Вероятно, мы еще с вами встретимся, Верховный.

— Когда мы встретимся еще я буду знать кто ты, — бросил Вайрекс.

— Не забудьте выполнить мою просьбу во благо нас всех.

— До тех пор, пока не найдет Искру Райн будет неприкосновенным, но потом я не могу ничего гарантировать и, к сожалению, я не ручаюсь за Императора.

— На счет этого не стоит переживать сделайте то, что от вас зависит.

Некромант обернулся и покинул Верховного. Вайрекс остался в легком недоумении от разговора. Мужчина накинул плащ и направился на выход из своего кабинета. В коридоре уже никого не было.

Апофиз спускался по винтовой лестнице. Некромант оказался снова в главном гигантском зале. Он открыл главные двери. Под ногами лежали тела мертвых стражей. Апофиз поднял руки. Его губы произнесли Слово и руки покинул сиреневый густой туман. Он медленно стекал по рукам некроманта, затем опускался на землю и волной накрыл тела мертвых стражей. Мертвецы вздрогнули, очнулись и ошеломленно поднялись на ноги.

— Прошу прощения, — вальяжно ответил некромант.

Два стража оставались в недоумении и удивленно смотрели на некроманта. Апофиз направился к своему скакуну. Вайрекс вышел из дворца.

— Что здесь произошло? — бросил Верховный.

— Не знаем, господин.

— Куда ушел некромант?

— Он направился к стойлам, господин, — ответил второй стражник.

— Вы запомнили, как он выглядит?

— Никак нет. На нем была повязка.

— За то я видел его клинок, — подметил Вайрекс и вернулся в свой дворец.

Стража закрыла дворец и вернулась на свой пост.

Северная империя, Горбус

Леонардо сохранял спокойствие. Он двигался по Черной улице к дому Райна. Воитель дождался когда в городе стемнеет. Недовольства в городе возрастали. Люди пренебрегали законами и готовились к полноценному восстанию. Они собирались в группы, затем устраивали подпольные собрания и готовились к становлению своего порядка.

Леонардо миновал подобные сборища. Его старались втянуть в свои собрания бунтующие, но тщетно. Воитель помнил свою миссию и держал путь через весь город Лео добрался до дома вокруг которого был выстроен забор. Бывший капитан сломал деревянную преграду и перебрался на территорию дома. Окна и двери были запечатаны пластинами из дерева. Леонардо обошел дом вокруг, дабы найти какой-нибудь проход в дом.

Мужчина собирался с силами и плечом старался выбить дверь. Деревянная преграда практически не поддавалась. Лео приложил еще силы. Дверь пошла трещинами. Посыпались осколки и опилки. Воитель еще несколько раз ударил плечом по двери и наконец выбил её. Леонардо оказался внутри. Поднялась пыль. Он закашлял. Воитель нашел лампаду и зажег её, затем принялся осматривать помещение. На первом этаже был бардак, словно кто-то здесь знатно подрался и сбежал. Он проверил гостиную, где находилось все верх дном.

Леонардо покинул гостиную, когда ничего не обнаружил. Он направился на кухню. Посуда находилась в шкафах. Все столовые приборы были на месте. Лео обыскал каждый шкафчик, затем разбросал все, где можно было что-то спрятать и ничего не обнаружил, кроме серебряной и золотой посуды и столовых приборов. Бывший капитан отбросил эту затею и поднялся на второй этаж, где было три помещения из которых две комнаты и один кабинет. Леонардо сначала осмотрел кабинет. В комнате стоял бардак. Все вещи были разбросаны, шкафы разбиты и лежали на полу, стены вскрыты, словно прошелся ураган. Лео стал тщательно обыскивать каждый угол кабинета и все разбитые шкафы. Воитель нашел множество разных бумаг, но ни одна не подходила, ни на одной не было никаких заметок.

Леонардо прочесал каждый угол кабинета. Он нашел за шкафов в стене тайник и осмотрел его. В нем была лишь записка, которая была адресована Райну. Леонардо забрал записку, не став читать последнюю.

На улице прошла ночная стража. Воины в доспехах обратили внимание на разбитый забор, которым перекрыт проход к заброшенному дому.

— Смотри, — бросил один стражник.

Двое подошли осмотреть.

— Здесь кто-то был? — обратился второй к товарищу.

Лео пробрался в другую комнату. Он обыскивал все углы, но тщетно.

— Проклятье! — ругнулся воитель.

Ночная стража в лице двух легионеров заметила в одном окне, как мелькнул свет.

— Ты тоже видел?

— Я думал мне показалось.

— Пошли посмотрим.

— Стой, — остановил товарищ своего напарника.

— В смысле?

— Может позовем подкрепление?

— Какое подкрепление? Все силы брошены на защиту здания власти.

— Так может бросим эту затею? — продолжал второй стражник.

— Ты боишься? — усмехнулся товарищ.

— Нет, просто какой смысл ведь дом заброшен.

— Не переживай я пойду первым.

Леонардо направился во вторую комнату. В ней легионер обнаружил небольшую кроватку, шкаф и письменный стол.

— Так вот где ты жил, — подметил Леонардо.

Снизу послышался скрип досок. Лео бросил взгляд на дверь, затем погасил лампаду и спрятался за шкафом.

— Кто здесь? — обратились в темноту стражники.

Леонардо старался дышать тихо. Бывший капитан готовился дать бой.

— Выходи с поднятыми руками, — повторили стражники.

В комнату зашли два легионера в доспехах и обнаженными клинками. Они осветили комнату и заметили Леонардо. Последний поднял руки над головой.

— Ты кто? — обратился стражник.

— Леонардо Геррар, — ответил воитель.

— Ты знаешь, что это частный дом?

— Не заметно, чтобы он кому-то принадлежал, — подметил Лео.

— Не важно. В камере все расскажешь. — О, нет, простите, но у меня нет времени на это.

— Прости, но мне все равно, — бросил стражник, — В кандалы его!

Леонардо подождал, когда стражник подойдет и нанес удар по руке, выбив клинок, затем бросился на стражника и сбил его с ног. Второй бросился на него, но Лео уклонился от атаки, схватил руку с клинком и обезоружил, затем ударил по шлему в лицо. Удар оказался настолько сильным, что проломил шлем. Стражник, потеряв сознание, рухнул на пол. От руки Лео отходил легкий изумрудный туман в разные стороны.

— Вот это сила, — удивился воитель.

Леонардо связал стражников:

— Простите, но у меня нет времени.

Воитель покинул дом и направился к трактиру, где смог переждать ночь. Молодой человек с длинными волосами и бородой сидел за баром. Он потреблял алкоголь порция за порцией, затем закусывал чесночной закуской с черным хлебом и со временем, когда все покинули трактир он остался в одиночестве.

— Иди отоспись, — обратился бармен, который убирал мусор после постояльцев.

Леонардо проигнорировал комментарий.

— Вроде здоровый и при деньгах, а напиваешься, словно жизнь кончилась.

— Прости… Ты… — Лео обратил внимание на трактирщика, который подметал полы и натирал столы, собрал грязную посуду и выносил на кухню.

— Можешь мне ничего не рассказывать я таких как ты вижу насквозь!

— Таких, как я? — удивился Леонардо.

— Да, таких, как ты, которые с жиру бесятся и растрачивают все.

— Ты ничего не знаешь… Обо мне! — ругнулся Леонардо.

— Ничего не знаю говоришь?

— Ничего тебе не известно… Каково это проваляться мертвым три столетия.

Трактирщик оставил посуду и подошел к воителю.

— Тебя воскресили? — поинтересовался бармен.

— Меня воскресили, чтобы я выполнял грязную работу, а я даже не знаю, что с моей семьей.

— Я сожалею, но за три столетия… Они, скорее всего, мертвы.

У Лео глаза покраснели. В горле появился ком.

— Я обещал ей, что вернусь, что это ненадолго…

— Мне жаль, — подметил искренне трактирщик.

— В итоге что? Нет ни дома, ни семьи, ни цели в жизни.

Трактирщик достал бутылку старого и крепкого, достал стаканы и плеснул в них.

— За счет заведения.

— Один некромант убил, а другой воскресил… Они распоряжаются нашими жизнями… Будто мы марионетки какие-то, — подметил встревоженно Лео и убил залпом стакан.

— Так почему ты здесь, а не присоединишься к восстанию?

— Восстанию? — Леонардо рассмеялся во весь голос.

— Что смешного?

— Какому восстанию? К этим подпольным крысам? Им не чего предоставить против некромантов.

Леонардо продолжал смеяться:

— Восстание захлебнется, так и не начавшись.

— Откуда такая уверенность?

— За некромантами вся Империя. Думаю, этого достаточно.

— Империя — это люди, которые и недовольны! — подметил трактирщик.

— Империя — это Император и его легион. Пока он платит им деньги… Они будут идти за ним.

Трактирщик промолчал, налил еще по порции крепкого и горького.

— Однако, меня это все не касается, — подметил Леонардо.

Воитель убил стакан с алкогольным напитком и поднялся со стула. Лео шатался из стороны в сторону. Он с трудом мог ходить и добраться до своей спальни, которую снимал в этом же трактире.

Горбус пронизывал сильный северный ветер. Все его граждане ходили в утепленной, меховой одежде. С неба повалил снег крупными хлопьями. Возле академии стоял Леонардо. У воителя были румяные щеки. У студентов начался перерыв и они покидали здание большой вереницей среди этой толпы несовершеннолетних присутствовал и Райн, который также направлялся во время перерыва в ближайшее заведение, чтобы пообедать.

Юноша двигался вместе со своей подругой Лорейн Тит. Два друга мило беседовали. Молодой некромант заметил сквозь толпу своего кадавра и обратился к Лорейн:

— Мне пора увидимся.

— Пока, Райн, — бросила девушка.

Юноша подбежал к кадавру и уловил запах спирта.

— Какого ты нажрался в свинью!? — ругался молодой некромант.

— Еще пахнет? — удивился Лео.

— Ты называешь это пахнет? От тебя несет, как от бочонка выдержанного сидра!

— Не бузи, — попросил кадавр.

— Зачем ты вообще пришел?

— Ты дал мне задание, забыл?

— Все сделал? — поинтересовался Райн.

— Да, я все сделал.

Молодой некромант осмотрелся, затем подождал, видимо обдумывая и сказал:

— Ладно, пошли хочу есть, да здесь холодно, как в бездне.

Райн и Лео пришли в ближайшую забегаловку к академии. К ним подошел бармен, который выполнял роль официанта. Они заказали себе перекусить и остались наедине.

— Я слушаю, — начал Райн.

— Собственно, я ничего не нашел, — сразу бросил Лео.

Повисла пауза.

— Не понимаю.

— Твои поиски закончились так и не начавшись, — прояснил Лео.

— Ты можешь подробнее рассказать?

— Кто-то побывал там до меня, поэтому я ничего не нашел, — ответил воитель.

— Из него все вынесли?

— Почти. Скорее там устроили беспорядок, — подметил Леонардо.

— В смысле почти и в смысле беспорядок? — интересовался Райн.

К ним подошел официант, который принес обед.

— В смысле вся мебель перевернута или разбита, вещи разбросаны на полу.

— А что вынесли?

Леонардо задумался.

— Что драгоценного вынесли? — поинтересовался Райн.

— Откуда я знаю? Мне неизвестно, что там было драгоценного.

Райн выдержал паузу. Молодой некромант собирался с мыслями, чтобы продолжить диалог. Два собеседника закусили, затем запили глинтвейном.

— Давай логически думать.

— Думать по твоей части, — ответил кадавр.

— В твоих же интересах думать — подметил молодой некромант.

— Ладно задавай вопросы и я постараюсь отвечать предельно точно.

— Что было в доме?

— Да… Практически все, что должно быть в доме только в не очень хорошем состоянии.

— По твоему это было похоже на ограбление?

— Разве когда грабят устраивают беспорядок?

— Конечно же нет! — бросил Райн.

— Вот и я так подумал, — подметил Леонардо и закусил большим мясным куском.

— Получается, что кто-то искал тоже, что и мы?

— Ты невероятно умен, — ехидно заметил кадавр.

— Перестань паясничать.

— Мальчик, я не знаю кто именно был твой папаша и кто ты такой, но убили его не за какие-нибудь долги.

— Что ты хочешь сказать?

— Ты не понимаешь во что лезешь. Твоего отца убили и вырвали сердце, чтобы он ничего не мог рассказать, а затем кто-то приходит и обыскивает его дом в надежде найти какие-то записи и находит.

— То, что он искал было интересно лишь некромантам, но зачем убивать, а затем обыскивать?

— Потому что это были некроманты с разными интересами, — высказался Леонардо.

— Либо кто-то хотел скрыть то, что нашел мой отец в то время, как хочет найти это сам.

— Не слишком притянуто за уши? — поинтересовался Лео.

— Скорее все очень запутано, но я уверен, что Вайрекс все знает и, конечно, он точно знает куда пропал дневник.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что он первый на кого работал мой отец и либо он его убил, либо Верховный решил продолжить поиски. В любом случае он что-то знает.

— В таком случае какой план дальнейших действий?

— Завтра я отправляюсь на свой выпускной. Ты поедешь за мной следом, когда начнется торжество отправишься в цитадель министерства и найдешь там ответы.

— Хочешь, чтобы я отправился в самое сердце некромантов? — усмехнулся Леонардо.

— У тебя есть план получше?

— Я конечно уже мертв, но все равно твой план похож на самоубийство.

— Старайся не лезть в неприятности и все пройдет гладко, но если свяжешься с некромантом, то помни две вещи.

— Какие? — заинтересовался Леонардо.

— Во-первых, не дай некроманту тебя схватить, иначе тебя развеют. Во-вторых, не дай поразить себя руническим клинком ни в коем случае.

— Звучит невероятно просто, — подметил Лео.

Урок 3

Взаимодействия Слова и неорганики.

Практически сразу, когда некроманты познали Слово и манипуляции с энергией, что клубится внутри людей, они принялись изучать воздействия души на не органику. Таким образом, некроманты научились запечатывать энергию в орудие с рунами. Само по себе оно не представляет особой угрозы и является лишь клинком, железным оружием, но когда некромант наделяет его своей душой, то клинок становится опасным орудием, способным уничтожить в мгновение практически любой доспех, а нежити нанести невосстановимые раны.

Леонардо нахмурился. Выпил свой напиток и проговорил с ноткой оптимизма в голосе:

— Играем с огнем, стало быть.

Глава 11

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Сто тридцать первый день зимы
Северная империя, Горбус

В глазах все плыло. Тело ныло от боли. Из руки текла кровь. Невозможно было на чем-то сосредоточиться. Вокруг было темно и достаточно трудно собраться с мыслями. Женщина посмотрела на стену. Она увидела золотую линию, которая едва ли освещала пространство. Со временем Маргарет приходила в сознание и вспоминала то, что с ней произошло. Она осмотрелась, с трудом поднялась на ноги и заметила, что зомби, которые на нее напали исчезли.

Женщина нашла тело мертвеца, которого успела убить и вытащила из него свой клинок. Она перевязала свою руку, дабы кровь так сильно не текла.

— Что здесь произошло? — задавалась она вопросом.

Леди с клинком отдышалась, оперлась об стену и направилась дальше по туннелю. В воздухе появился запах гнили. Она насторожилась и осматривалась по сторонам. Женщина медленно шагала вперед, прижавшись к золотистой линии, освещающей ей путь.

По телу прошла дрожь. Некромант находилась довольно глубоко под землей. Она поскользнулась и рухнула на пол. Маргарет сильно ушиблась при падении и, скривившись от боли, поднялась на ноги. Запах продолжал усиливаться. Ей казалось, что уже ничего хуже произойти не может. С каждым шагом женщина приближалась к источнику смрада. Она надела повязку на лицо, чтобы было проще дышать. Маргарет остановилась. Женщина наступила на что-то мягкое. Некромант посмотрела под ноги и заметила под ними мертвое тело. Женщина пребывала в полном недоумении, но знала откуда исходит запах, к сожалению, не знала кто расправился с зомби.

Маргарет сглотнула. Леди продолжала двигаться вперед. Она заметила в стене еще один кристалл. Некромант коснулась его и прошептала Слово, зарядив своей душой. Коридор озарился и женщина, испугавшись увиденной картины, прижалась к стене. Перед ней была небольшая груда мертвых тел, а за ними стоял силуэт, за которым была стена.

— Что еще за сумасшествие! — ругалась женщина.

Глаза силуэта загорелись желтым цветом и он принялся двигаться в сторону некроманта.

— Кто ты такой? — бросила Маргарет силуэту, который медленно двигался из тени к некроманту.

Некто попал под освещение и женщина увидела высокого и крепкого гуманоида, который находился в латных и, видимо, чрезвычайно тяжелых доспехах, они местами шумели. На голове у стража был рогатый шлем. В руках монстр держал гигантскую секиру. Он медленно направлялся к некроманту, опустил секиру, волоча её по зеркальному полу, оставляя царапины. Женщина осторожно шагала назад. Она подняла клинок, готовясь дать бой гиганту.

Атлант рыкнул, поднял секиру и совершил удар. Маргарет кувыркнулась в сторону от удара, затем ударила клинком, но попала по доспеху, который оказался невосприимчив к лезвию рунического клинка. Здоровяк повернулся и взмахнул секирой, Маргарет успела пригнуться, чтобы уклониться, затем этот страж замахнулся по некроманту, которая, в свою очередь, подняла клинок и парировала удар, но размах оказался настолько сильным, что Маргарет отлетела. Женщина упала на пол. Атлант приближался к ней. Она не успела подняться на ноги, как он ногой пнул её в бок. Маргарет сплюнула кровью и снова упала на живот. Страж продолжал приближаться к некроманту.

Женщина старалась подняться на ноги. Она схватилась за клинок, оперлась на него и встала перед этим стражем. Последний замахнулся и нанес удар. Маргарет отпрянула и секира задела стену, которая дала трещину. Некромант бросилась на врага, нанося ему удар по торсу, затем по ногам. Однако, гигант нисколько не содрогнулся и не заметил никакого ущерба. Атлант поймал момент, когда Маргарет потеряла бдительность и нанес ей удар своей рукой в тяжелой железной перчатке. Некромант не смогла устоять от подобного ущерба и упала на пол. У неё все поплыло перед глазами. Она старалась подняться на ноги, но голова сильно кружилась и ноги косились. Тем временем гигант вырвал из стены свою секиру и направился к падшему некроманту. Его шаг был тяжелым, что сама земля тряслась. Он стоял за её спиной. Женщина не могла подняться на ноги, но подняла голову и заметила, как этот колосс уже возвышается над ней. Маргарет выдохнула, как ей казалось в последний раз в тот момент, когда страж поднял секиру, чтобы казнить женщину.

Время замерло. В тоннеле повисла гробовая тишина. Где-то в глубине, под самой землей, женщина, склонив голову, ждала своей участи, но её палач замер, подняв над головой Маргарет секиру. Последняя оставалась в недоумении. Она открыла глаза и посмотрела, женщина увидела, как атлант стоял на месте.

— Что происходит? — задумалась она вслух.

Страж, словно превратился в статую, но его глаза по-прежнему горели.

— Почему ты меня не убиваешь? — задавалась Маргарет вопросом.

Колосс продолжал безмолвно стоять на месте. Маргарет сидела и тяжело дышала, она решалась отпрянуть, но боялась, что страж убьет её.

— Ты здесь, потому что Миневры тебя оставили?

Она осторожно, украдкой поднялась и встала напротив этого гиганта. Маргарет бросила взгляд на его голову и только обратила внимание на глаза.

— Ты не убиваешь меня, потому что это библиотека создана, чтобы защищать тайны некромантов.

Женщина посмотрела на трупы, которые лежали освещенные кристаллом.

— Как те, кто попытался сюда проникнуть… Но! Ты не тронешь некроманта! — изумилась женщина.

— Прекрасно! — бросила Маргарет, — Здесь все работает за счет души некроманта и ты воскрешен благодаря моей душе.

Страж продолжал стоять. Женщина оставалась в восхищении.

— Ох эти Миневры — они невероятно умны.

Маргарет положила руку на доспех атланту.

— Ты выполнил свою работу, страж.

Она прошептала и золотистый туман охватил вихрем всего колосса, и направился в руку некроманта, где рассеялся по всему телу.

— Единственный кто сюда может попасть — это некромант, — подметила женщина.

Маргарет прошла мимо стража, который замер в одном положении. Некромант оказалась рядом со стеной, что преграждала ей путь. Женщина положила руку на стену, прошептала Слово и добавила:

— Возьми мою душу и откройся передо мной!

По стене пробежала золотая сетка и стена растворилась.

— Невероятно, — подметила Маргарет и прошла вперед.

Перед женщиной открылся очередной просторный зал. Женщина положила руку на очередной коллект кристалл, прошептала Слово и тот вспыхнул ярким желтым оттенком. По всему залу появились руны и надписи, линии и символы, которые загорелись желтым цветом. В отличие от предыдущего зала этот не был с зеркальными и стеклянными поверхностями. Здесь были высокие колонны, которые держали потолок. В разных направлениях расходились коридоры и стояли круглые стеллажи, на которых лежали обычные книги и фолианты в твердом или мягком переплете. Чуть впереди перед некромантом возвышалась большая статуя метра четыре в высоту. Маргарет немного прошлась и осмотрелась. Её вновь заворожило то, что она увидела. Некромант находилась в кладе знаний. Леди в порванном темно-зеленом плаще бросилась к полкам и стеллажам. Она бегло изучала каждую книгу, убирала её на место и приступала к следующей.

Маргарет так и не нашла книгу, которую искала. Женщина направилась в восточный коридор. Он был покрыты все теми же линиями и символами, которые не принадлежали некромантам, как думала Маргарет, потому что не могла их прочесть.

Женщина миновала несколько метров коридора и ничего не обнаружила. Она оказалась в тупике.

— Снова загадка? — прокомментировала она.

Маргарет провела рукой по стене, но ничего не нащупала, тогда она прошептала Слово, но энергия, покинувшая её руку, ушла в никуда.

— Как так то? — ничего не поняла Маргарет.

Некромант взяла зеркальную карту и посмотрела на стену через неё, но это была всего лишь стена, тогда женщина направилась в другой, западный коридор. Маргарет проходила по второму коридору, но так ничего и не обнаружила, кроме тех же символов, светящихся золотисто-желтым цветом. Маргарет направилась прочь из коридора. Она вернулась в зал и принялась осматривать другие стеллажи. Женщина тратила минуты, затем десятки минут, но так ничего и не нашла. В фолиантах были письмена о событиях эпохи Миневров, о зарождении некромантии, о войне с востоком, которая привнесла новую эпоху в историю Империи. Маргарет выругалась вслух:

— Проклятье!

Она швырнула несколько книг.

— Не может быть, чтобы я зря сюда добиралась.

Некромант психанула и метнула одну, затем вторую и третью книгу. Фолиант ударился о пол издал особый звук. Сборник упал ровно в центре зала. Маргарет заметила нехарактерный звук и подошла к месту падения. Она ударила ногой по полу и снова услышала этот керамический звонкий звук, хотя пол выполнен из камня. Женщина встала на колени и провела рукой по плите, последняя была в пыли, но имела тот же цвет, что и пол. Маргарет взяла зеркальную карту и заметила через неё асимметричные линии. Некромант положила руку и в очередной раз прошептала Слово, передав свою энергию. Последняя покинула некроманта и охватила панель. Линии приобрели золотой цвет и засияли. Пол под ногами Маргарет завибрировал. Плита начала подниматься и пыль расходиться. Некромант отпрянула в сторону, обнажила клинок в ожидании того, что её будет ждать.

Северная империя, Горбус

Снег легким покровом ложился на асфальт. Нога ступила на белое одеяло. Люди стояли за своим предводителем, они покинули подвал, в котором долгое время собирались. Небесное светило ещё восходит над городом и в некоторых районах Горбуса присутствует тень.

Группа людей направилась через Центральную улицу из южной части к центру на север. Они двигались короткой вереницей, чтобы стража не заметила их. Жерар Тит вел за собой небольшой отряд граждан. Они добрались до казарм, которые стоят близ центра города. Группа вышибла дверь и ломанулась внутрь, где отдыхали или спали ничего не подозревающие легионеры. Без боевой подготовки граждане взяли врасплох легионеров и перебили несколько из них и некоторых взяли в плен, кто решил сдаться.

— Жерар, не думаю, что стоит брать пленных, — обратился один из мятежников.

— Со временем они встанут на нашу сторону. Это наши товарищи и собратья, — бросил Жерар.

Граждане вооружались, надевали доспехи и готовились к штурму.

— Отлично, господа! — обратился Жерар к своим соотечественникам.

Все прекратили заниматься делами и переключили свое внимание на предводителя.

— Сегодня мы начнем день, когда все изменится. Мы не воины, не бойцы! Мы обычные граждане, которых они! — Жерар показал в сторону цитадели министерства и здания власти, — Обещали защищать от смерти и опасностей, но годы, когда мы молча и слепо терпели их ложь прошли! Мы долго терпели, когда они оправдают свои обещания и что в итоге!?

Толпа закричала.

— ОНИ НЕ СДЕРЖАЛИ СВОИХ ОБЕЩАНИЙ! Сегодня мы начнем то, что наши потомки будут помнить, как день освобождения, день, когда мы не будем ничего им должны и избавим нашу жизнь от них!

Все радушно ликовали. Люди руками махали и кричали.

— Вы самоубийцы, — высказался один из легионеров.

— Прости ты что-то сказал? — обратился к нему Жерар.

— Вы даже не представляете с чем столкнетесь, — оставил комментарий легионер.

Жерар сел к этому воителю, достал нож и вонзил ему в горло. Мужчина в мундире начал захлебываться кровью и пытаться дышать, но безуспешно.

— Это они не представляют с чем столкнуться, — ответил Жерар.

Предводитель восстания поднялся.

— Выступаем, — приказал он своим единомышленникам.

Отряд из граждан группой покинул казармы. Они были обмундированные доспехами и оружием легионеров. Восстание двигалось к центру города. Прохожие, видя эту картину, прятались в домах. Отряд дошел до Центральной площади. Кто-то на стене цитадели министерства увидел, что собирается на площади и направился к наместнику Торстейну.

— Господин, вы должны это видеть! — разбудили наместника.

Магистр нехотя поднялся с кровати, надел халат и последовал за нарушителем сна.

— Что произошло, из-за чего потребовалось меня будить?

— Вы должны это видеть, господин.

Они двигались по коридору и вышли на улицу, где дул сильный северный и холодный ветер. Магистр и стражник подошли к проему.

— Великие, что происходит? — задавался вопросом Торстейн.

— Похоже… Это мятеж, — ответил страж.

— Поднимай всех и заблокируйте врата.

— Будет сделано, — ответил страж и побежал.

В цитадель зазвонил колокол. Прозвучал сигнал тревоги и все, кто были в здание брались за оружие. Магистр Торстейн направился в свои покои. Некромант надел латный доспех, плащ и повесил на ремень свой клинок.

Магистр отправился вниз в тронный зал, где его ждали подчиненные. Отряд стражей был довольно небольшим всего двадцать человек один из них был правой рукой Торстейна, некромант Пайк.

Магистр стоял рядом с троном и готовился произнести речь.

— Внимание, — обратился он к стражам. Все посмотрели на него.

— Господа, за этими воротами люди, которые собираются пойти против Императора. Ими движет алчность и гордыня. Они хотят уничтожить мир, устоявшийся в Империи впервые за несколько веков и мы — единственные, кто может остановить их.

Некромант достал свой клинок и поднял над головой. Он прошептал Слово и его рунический клинок загорелся. Руны на клинке засияли оранжевым светом.

Во врата ломились. Толчок за толчком их старались выбить. Монолитные деревянные двери шатались.

Некромант прошелся вперед, остальные встали позади него. Руны рунического клинка Торстейна сияли оранжевым светом. К нему подошел некромант Пайк. Мужчина в доспехе, темном плаще и в капюшоне обнажил свой клинок, на котором выгравированы руны. Пайк прошептал Слово и его клинок засиял. Руны приняли вишневый цвет.

Отряд мятежников выбил врата. Гигантские монолитные двери рухнули на пол. Поднялась пыль. Из клуба с криками выбежали люди в доспехах, вооруженные мечами. Они ринулись на небольшой отряд.

Магистр Торстейн принял удар первым. Мужчина поймал удар одного из мятежников. Ловким жестом руки некромант парировал, затем нанес ответный, летальный удар для человека. Клинок прошел сквозь доспех и поразил сердце.

Отряд окружали. Мятежники взяли в кольцо некромантов и их подчиненных. Торстейн ловко сражался. Он отбивал, затем наносил ответные удары. Его прикрывал некромант Пайк, клинок которого поражал врагов быстро и точно. Два некроманта прекрасно владели своим оружием и отвечали обидчикам. На них напали со спины, но Пайк без промедления отвечал нападавшим. Зал наполнился лязгом железа.

— Назад, — приказал Торстейн.

Отряд перегруппировался. Легионеров обходили со спины.

— Пайк, прикрой меня, — бросил Торстейн.

Магистр нырнул через свой отряд и направился к проходу на второй этаж. Легионеры продолжали давать отпор нападавшим. Кровь уже текла ручьем. Пайк возглавлял группу и его клинок горел вишневым цветом вперемешку с кровью. Он пронзал тела, отбивал удары, уклонялся и ранил, поражал насмерть в ответ.

— Ко мне! — крикнул Торстейн.

К некроманту медленно стали двигаться легионеры и Пайк. На Торстейна напали трое мятежников. Магистр хладнокровно расправился с одним, затем переключился на второго и покончил с третьим. Некромант опустился, положил руку и наполнил тело своей энергией, которая окутала мертвого и вернула к жизни в виде вурдалака. Группа еще приблизилась к наместнику. Некромант воскресил еще двоих и приказал им защищать отряд.

— Все назад! — приказал Торстейн легионерам.

Стражи пробежали в проход. За ними хотели побежать мятежники, но вурдалаки стали устраивать бойню. Мертвецы быстро и ловко набрасывались на врагов.

Группа быстро взобралась по винтовой лестнице на второй этаж. Легионеры перекрыли и заблокировали дверь.

— Что будет делать, магистр? — обратился Пайк к Торстейну.

Мужчина оставался в размышлениях. Все что происходит для него слишком сильный удар. Некромант оставался в недоумении.

— Господин, что будем делать? — обратился к наместнику легионер.

Торстейн сохранял молчание. Он отправился в свой кабинет. Отряд последовал за ним.

Внизу началась бойня. Три вурдалака ловко перемещались, бросались на своих врагов и рвали их на части. Мертвецы хватали своих жертв за конечности и перегрызали им руки и ноги, вскрывали грудную клетку или отделяли головы. Кровь потекла ручьем. Крики наводнили зал.

— Цельтесь в сердце! — приказал Жерар и яростно набросился на одного вурдалака. Мужчина вцепился с ним в схватку. Капитан мятежа кубарем катился по полу с вурдалаком. Последний яростно старался добраться до Жерара и его ничего не пугало и не останавливало. Мужчина издал победный клич и достиг сердце оппонента. Под свой вой Жерар поднялся с пола, у него в руках было сердце мертвеца.

— ОНИ УЖЕ МЕРТВЫЕ! — бросил он своим.

Все последовали его примеру. Отряд перегруппировался и вместе навалились на свирепых мертвецов, затем вырвали сердца из их грудных клеток. Второй и третий мертвецы остались лежать на полу и медленно истекать кровью.

Магистр сидел в своем кабинете и писал письмо. Он запечатал конверт и подозвал к себе Пайка.

— Да, магистр?

— Отправляйся в Мидград и передай письмо Верховному. Избегай всех. Думаю, доверять более никому нельзя.

— Магистр, но как я могу вас оставить?

— Я выиграю время для тебя. Пока они будут заняты мной о тебе не подумают.

— Но, магистр, они вас убьют — это ведь очевидно! — бросил некроманту Пайк.

— Отбрось сомнения, мой ученик, и делай как говорю, — хладнокровно заметил некромант.

— Я так не могу!

— Замолчи! — выругался Торстейн, — Делай, что тебе говорят и не спорь!

Пайк отошел от стола, поместил письмо в надежном месте. У некроманта покраснело лицо, глаза пребывали на мокром месте.

— Иди! — повысил тон Торстейн.

Некромант развернулся и направился на выход из кабинета. Пайк двигался в сторону столовой, а оттуда через тайный ход вниз под землю, где есть туннель, ведущий из здания власти.

— Что делать нам, наместник? — обратился легионер к Торстейну.

— То, что должны, — объявил некромант.

Торстейн достал свой клинок, он незаметно прошептал Слово и руны на лезвие клинка засияли оранжевым светом.

— Пусть идут и мы покажем им, как нужно сражаться.

Легионер кивнул.

— Все сюда, — обратился страж к своим товарищам, — Сейчас мы дадим отпор этим грязным мятежникам и покажем им, что делают с теми, кто идет против нашего Императора!

— ДА! — бросили хором легионеры и подняли свои мечи к потолку.

Некромант оставался позади своих стражей и готовился вместе с ними сразиться в неравном бое.

Северная империя, Горбус

Женщина отпрянула. Она достаточно пережила за последние несколько часов, поэтому с трудом стояла на ногах. Маргарет подняла свой клинок. Плита поднялась. крышка открылась и женщина в очередной раз удивилась. Перед ней был человек частично сделанный из металла. В его теле были шестеренки, механизмы и цилиндры. Глаза человека больше были похоже на стекло, а конечности были покрыты искуственной кожей. Глаза существа приняли золотой свет. Руки пришли в движение и загудел шум механизма часов.

— Здравствуйте, мэм, — обратилось существо к Маргарет.

— Кто ты… Или… что ты? — пораженная стояла она.

— Мое имя — Акум, я распорядитель библиотеки, — существо пришло в движение и покинуло свой шкаф.

Маргарет обошла Акума, рассматривая его.

— Нет, не твое имя… — удивлялась Маргарет, — Мне интересно, что ты такое?

— Первый гибрид механизма и человека, — ответил монотонно Акум.

— Невероятно! — бросило существо, — Какой бардак в библиотеке!

Акум заметил книги, которые были разбросаны и целенаправленно двинулся убирать все на свои места.

— Акум, — обратилась женщина к существу.

— Я слушаю вас, мэм.

— Что ты такое?

— Я гибрид механизма и человека. В моей основе использованы основные части человека, но улучшенные механизмом, дабы придать мне… Вечность.

— Кто тебя создал? Ведь это… Безумие!

— Меня создали Миневры, дабы я следил за библиотекой в их… Отсутствие. Отнюдь — это не безумие, а прогресс.

Гибрид продолжал собирать книги и расставлять их по полкам.

— Зачем нужен распорядитель, когда на входе стоит страж, не пускающий никого кроме некромантов?

— Кроме некромантов? — поинтересовался распорядитель.

— Ну да, ведь в отличие от тех мертвецов, что там лежат меня он пропустил.

— Страж никого не убивает, — подметил распорядитель.

— Тогда кто их убил?

— Вероятно, они не смогли выбраться отсюда, ибо Миневры не убивают. Механизм библиотеки не может работать без энергии.

— То есть нужна любая энергия, не душа человека?

— Разумеется, управлять душой способны лишь некроманты, а Миневры используют иные источники энергии.

— Так вот оно что. Получается они умерли либо от старости, либо от голода…

— Либо их убил кто-то другой, — закончил Акум за некромантом, — Мэм, я могу вам еще чем-то помочь?

— Мне нужен архив династий некромантов.

— Прошу за мной, — бросил гибрид.

Женщина направилась за Акумом. Последний вел Маргарет в конец зала, где была круглая стена. Гибрид подошел к стене, надавил на её участок и подобно нескольким дискам она развернулась. Акум достал книгу из образовавшегося проема в стене.

— Пожалуйста, ваш архив.

— Благодарю.

Гибрид направился обратно собирать книги и прибирать бардак. Женщина села на пол, открыла книгу и принялась листать. Она начала сразу с буквы «С». Она листал страницу за страницей и наконец нашла имя, которое искала. Маргарет удивилась.

— Не может быть, это какая-та ошибка!

Она прочитала снова то, что увидела, но не понимала. Женщина посмотрела чем занимается гибрид и пока он не видит вырвала страницу и спрятала ее в робу, дабы отнести Верховному и тот разъяснил все женщине.

— Я все, — обратилась некромант к гибриду.

— Прощайте, мэм.

Маргарет направилась прочь из тайной библиотеки. Она миновала второй зал, попала в тот изогнутый туннель, ведущий наверх, прошла по мертвецам, которые валялись у неё под ногами.

Женщина добралась до верха и у неё оказалась преграда в виде стены. Маргарет положила руку на стену, нашептала и наполнила стену своей душой. Стена растворилась в воздухе. Маргарет смогла попасть на первый уровень, который уже никак не освещался и в помещение было невероятно темно. Сквозь темноту женщина добралась до центра зала и смогла нащупать поверхность панели под ногами. Она достала нож и по памяти вонзила его в те линии, но провела в обратном направлении.

Платформа поднялась. Женщина оказалась в центральной библиотеке Горбуса. Маргарет направилась вниз. Она покинула здание и двигалась по улицам города. Некромант стремилась к имперским стойлам. В городе было невероятно тихо, хотя на улице был полдень и небо уже озарялось.

Маргарет двигалась по улице. Она не подозревала, как к ней подкрались со спины и приставили меч.

— Стоять, некромант, — отпустил язвительно мужчина.

Женщина остановилась.

— Теперь обернись и чтобы я видел твои руки.

Маргарет подняла руки над головой и медленно обернулась к мужчине.

— Что происходит? — поинтересовалась она у него.

— Теперь это наш город! — бросил он ей, — И мы не потерпим присутствия некромантов в нем.

Женщина вспомнила то, что читала в библиотеке о том, как забирать душу у человека без тактильного контакта. Маргарет прошептала Слово.

— Что говоришь? — заметил арестант, как её губы двигаются.

Тело мужчины начал охватывать золотистый туман. Он почувствовал резкую слабость и боль в сердце. Мужчина не мог держать в руках оружие, упал на колени и не было сил что-то говорить ни то что кричать. Тело обидчика полностью поглотил золотистый туман, а затем направился к Маргарет. Мужчина резко постарел, затем его лицо стало морщинистым, а кожа белой и бледной, она высохла, глаза его впали, становясь мертвыми, и он издал последний вздох.

Маргарет, словно отпустило, она вздохнула, затем прокашлялась.

— Сработало, — удивилась она, затем скрылась в ближайшем переулке. Магистр направилась к стойлам. Женщина взяла врасплох тамошних старожил, зарезала их хладнокровно, затем воскресила в виде двух вурдалаков и приказала им навести шуму, а сама оседлала своего коня и направилась в Мидград.

Глава 12

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Тринадцатый день лета
Западная империя, Мидград

— Добро пожаловать в столицу единой империи! — обратился случайный прохожий к конвую.

Внутри кареты сидел Альберт и Райн. Учитель и ученик ехали на церемонию выпускного. Сегодня будут выпущены новые некроманты нынешнего поколения. Им вручат рунические клинки, плащи и жетоны, которые удостоверяют личность некроманта, а также выжгут на запястье их имя и фамилию, в виде инициалов. На улицах была невероятная оживленность. Люди ликовали и радовались, ведь сегодня большой, ежегодный праздник для всей Империи.

— Переживаешь? — осведомился Альберт.

— Отчасти. Не стоит отрицать момент волнительный.

— Не думай об этом. От тебя нужно будет лишь выполнять все, что говорит Верховный.

— А также поклясться в верности его величеству Императору и Верховному магистру.

— Я считаю, что это формальности, — высказался Альберт.

Конвой продолжал медленно передвигаться по улицам города. Всюду столпотворение. Каждый хотел посмотреть на вереницу из дорогих карет. Все экипажи остановились на центральной площади. Учителя и ученики принялись покидать свой транспорт. Их встречали лакеи, слуги и легионеры.

— Добро пожаловать, господа, — обратился главный распорядитель., - Вас проводят в ваши покои.

К каждому подошли лакеи, взяли сумки если у кого-то есть и повели их в ближайшие гостиницы номера, в которых были заведомо забронированы.

Альберта и Райна проводили в гостиничный номер. Двое бросили свои вещи. Учитель взял газету «Вестник Империи» и принялся читать последние новости столицы.

— Я отойду, мастер?

— Разумеется, ступай, Райн, только ненадолго.

— Конечно, учитель.

Молодой некромант резво покинул комнату. Он спустился и направился к своей карете, где его должен был ждать Леонардо. Мальчик застал своего товарища, выпивающего рядом с экипажем, сидя на скамье. Райн сел рядом.

— Почему ты снова пьешь?

— Я не лезу в твое личное, а ты в мое, — выругался Лео.

Райн проигнорировал наезд своего кадавра.

— Ты готов?

— Всегда готов. Делов-то… Проникнуть в самое охраняемое место… Найти что-то не знаю чего. Я при жизни и не такое выделывал.

— Будучи в стельку?

— Это никак не влияет, — подметил Лео.

— Постарайся, Лео, это очень важно.

Воитель поднял бутылку:

— За важное дело!

Леонардо допил залпом и бросил бутыль на землю.

— Я все сделаю… За меня не переживай, — бросил Лео Райну и, слегка шатаясь, направился в сторону дворца министерства.

— Будь осторожен! — обратился вслед молодой некромант.

Вокруг дворца множество стражей. Цитадель выглядит неприступной. Леонардо сидел рядом с ней и внимательно наблюдал за стражами, которые патрулировали. Тем временем на площади собирался народ в преддверии выпускного. Слуги подготавливали площадку, вынося пьедестал, скамьи, на которых будут сидеть выпускники и учителя. Леонардо выжидал момент, когда охрана самого дворца уменьшится и перейдет на праздник.

— Ни плана, ни знаний о местности… Вслепую…

Леонардо поднялся со скамьи и направился вдоль дворца. Ему навстречу шли патрульные. Последние ничего не сказали воителю. Лео миновал стражей и достиг угла цитадели. Он резко прыгнул за угол. Бывший капитан направился дальше вдоль дворца и дошел до забора. Леонардо перебрался через преграду и спрятался среди кустарников. Он наблюдал за патрульными, что ходили на территории и искали посторонних. За кустами находился обрыв, который вел глубоко вниз, к вечно бушующему морю. Леонардо выбрался из кустов и пробежал незаметно для патрульных, затем нырнул в проем у здания. Он принялся ползти в каком-то непонятном проеме, предназначенном для вентиляции дворца.

Легионер пробирался через вентиляционные проходы. В итоге он добрался до отверстия, через которое смог выбраться из вентиляционной системы. Леонардо выпал и рухнул. Он повредил себе руки и их окутал изумрудный туман, который восстановил переломы, но боль от перелома заставила кадавра сжать зубы, дабы не закричать.

— Мальчишка будет ругаться, — подметил Леонардо.

Легионер поднялся, осмотрелся. Он находился на каком-то складе. Мистер Геррар нашел лестницу, которая вела наверх к двери, ведущей из этого места. Он направился к лестнице, чтобы покинуть необычный склад.

Лео приоткрыл дверь и выглянул, на пути никого нет. Он вышел, закрыл дверь. Воитель оказался в коридоре. Архитектура была похожа на лабиринт. Все помещение было мрачным и темным. Факелы тускло освещали каждые дюймы коридора. Повсюду двери, повороты, комнаты. Леонардо стремительно двигался по коридорам, пока не нашел подъем наверх, но лишь на второй этаж. В итоге он вновь оказался в лабиринте. Лео сохранял бдительность, он проверял каждые комнаты, но в них были лишь столы, стулья, шкафы, книжные полки, столовая или кухня. Он проходил по коридору и перед ним открылась дверь, воитель не стал долго думать и оглушил незваного гостя. Мужчина упал на пол.

— Извини, — произнес Лео.

Воитель направился дальше по коридору и вышел в тронный зал. Он мгновенно спрятался за одной колонной. Леонардо выглянул, осмотрелся, никого не заметил. В зале было пустынно.

Леонардо проскочил в другой конец, в южную часть зала и прошел через дверь. Кадавр оказался на узкой винтовой лестнице, которая вела высоко наверх. Он миновал несколько этажей, а лестница казалось и не собиралась кончаться.

Уставший, измотанный из-за высокой лестницы, Лео добрался наверх и попал в обширный коридор. Он оперся о стену и решил отдохнуть. Кадавр отдохнул пару минут и продолжил выполнять свою миссию.

Первым делом Леонардо заглянул в ближайшую комнату, но та оказалась купальней. Внутри никого, кроме нагретой воды не было. Кадавр покинул купальню и направился дальше рыскать по помещениям. В конечном счете он забрел в кабинет.

— Ну… Надо же, — удивился он интерьеру.

Леонардо завороженно гулял по кабинету Верховного магистра. Он разглядывал стены, украшенные картинами, высокие книжные шкафы, наполненные книгами в разных переплетах и прочую мебель из красного дерева.

Кадавр бросился обыскивать каждый угол. Он мельком глазами пробегал по каждой заметке, книге, буклете или записной книжке.

Лео ничего не нашел среди записей Верховного магистра. Краем глаза он заметил другую комнату и направился в нее. Последняя оказалась личным архивом или хранилищем Верховного. Леонардо принялся рыскать среди здешних материалов.

Легионер услышал шаги. Доносились они из коридора. Кто-то в тяжелых железных, звенящих сапогах двигался в кабинет Верховного.

Кадавр замешкался. Он растерялся и не знал что предпринять. Лео ринулся к камину и взял кочергу. Воитель прижался к стене и затаил дыхание. Он бегло осматривался, где можно спрятаться, но вариантов не было. Всюду был лишь хлам и прочий мусор, который по непонятным причинам хранил Вайрекс.

Мужчина в темном плаще оказался в основном кабинете Верховного.

— Верховный, — обратился гость в воздух.

Он прошелся по кабинету.

— Верховный, — повторил некромант.

Магистр направился в хранилище Верховного. Леонардо почувствовал, как сердце бьется от волнения, словно выпрыгнет из груди. Он сжал в руке кочергу и вздохнул.

— А ты кто еще такой? — настороженно обратился некромант к кадавру.

— Кто? Я? — прикинулся дурачком Лео.

— Конечно ты, здесь больше никого нет!

— Ну… Я… — кадавр старался придумать здравое оправдание своим действиям.

Некромант обнажил свой клинок. Лео спрятал кочергу за спиной.

— Я гражданин и у меня есть претензия к Верховному магистру.

— Гражданин? Как твое имя, гражданин?

— Даниэль, господин, — придумал кадавр.

— Какая же у тебя претензия, раз ты решил прийти туда, куда вход посторонним закрыт, Даниэль?

Леонардо задумался и, кривляясь, ответил:

— Как и у всех.

— Не понимаю, — ответил некромант.

— Пожалуй, я пойду, — подметил кадавр и направился в сторону некроманта.

Магистр преградил путь Леонардо.

— Можно я пройду?

— Не думаю.

Они стояли лоб в лоб. Леонардо заметил висящую на цепочке книгу у некроманта. На последней начертаны были инициалы «АР». Кадавр посмотрел в глаза некроманту.

— Интересная книга? — обратился некромант к Лео.

Легионер тяжело выдохнул, сделал мелкий шаг назад, но некромант приблизился к нему, вытащил кинжал и пырнул им кадавра.

Леонардо отступил. Воитель скривился от боли и держался за рану. Изумрудный туман охватил ранение и восстановил повреждение.

— Простой гражданин, говоришь, — ухмыльнулся некромант и направил свой клинок на Лео.

Дастин прошептал Слово и бирюзовый туман охватил рунический клинок. Руны засияли бирюзовым цветом.

— Полагаю эти инициалы не тебе принадлежат. Мама тебе не говорила, что брать чужое нехорошо? — иронизировал кадавр.

— Кадавр этого мальчишки стоит полагать?

— Не такой он и мальчишка, раз под силу оказалось воскресить кадавра, — прокомментировал Лео.

Некромант направился в сторону Леонардо. Последний поднял кочергу. Дастин бросил мелкий смешок.

— Этим ты собрался бороться за жизнь?

— Если есть желание, то можем поменяться, — подметил иронично кадавр.

— СТРАЖА! — завопил магистр.

— Вот это нечестно.

Дастин бросился на Леонардо. Последний сразу отступил и парировал взмах некроманта. Кадавр легкими движениями ловил потуги магистра. Лязги стали повисли в воздухе. Кадавр отступил в сторону, сбросил стеллаж с книгами, который накрыл некроманта. Дастин рассвирепел и с невероятной злобой скинул стеллаж. Он бросился за кадавром, который уже оказался в кабинете. Ему преградили дорогу стражники. Леонардо обернулся, позади стоял злой Дастин Слэйд, а перед кадавром стояли стражники.

— Что встали? Схватите его! — рявкнул некромант.

Три стражника напали на кадавра. Леонардо использовал свою новую силу и ловкость, его руки окутал легкий изумрудный туман. Кадавр с непревзойденной силой и скоростью разобрался с одним стражником, ударив его рукой. Тот упал, потеряв сознание. Кадавр взял его меч и бросился на второго стражника. Удар, еще удар, меч соприкасался с мечом и звон металла стоял на весь кабинет. Леонардо выждал момент, когда стражник окажется незащищенным и ногой ударил в торс. Сила кадавра позволила ему столкнуть с ног стражника.

Набросился позади еще один легионер. Он смог настичь кадавра и ранить ему руку. У Леонардо образовался порез. Он выругался, потерял бдительность и получил еще одно ранение, но вновь образовавшийся густой туман изумрудного цвета залечил раны.

Стражник, удивившись, отвлекся и потерял бдительность, тогда кадавр нанес еще один сокрушительный удар по последнему стражнику.

Некромант выждал момент, когда Лео потеряет бдительность и бросился на него. Рунический клинок сиял бирюзовым цветом и разрубил кочергу, которой старался прикрыться кадавр. Леонардо отпрянул. Он стал ходить кругом вокруг некроманта. Они мерили друг друга взглядом.

— Для мертвеца ты довольно неплохо фехтуешь, — подметил некромант.

— Для некроманта ты довольно плохо фехтуешь, — продолжал насмехаться кадавр.

Леонардо старался задеть Дастина. Последний в гневе потерял сосредоточенность и когда они вновь сошлись, их мечи принялись вместе танцевать, Леонардо оглушил ногой Дастина, последний отвлекся на боль и за это мгновение кадавр успел вырвать у него дневник с инициалами «АР».

В кабинет прибежала еще стража в виде пяти человек в более тяжелых доспехах. Кадавр медленно ступал назад. Он миновал стол, за которым сидит Верховный, затем пнул его, чтобы сбить с ног тех, кто его окружает.

— Сдавайся, кадавр. Тебе некуда бежать! — обратился Дастин к Леонардо.

— Сдаваться я не собираюсь.

— Ты всего лишь мертвец. Ты ничего не сможешь сделать.

— Ты ошибаешься.

— Что? — удивился некромант.

— Я не всего лишь мертвец.

Они были в шаге друг от друга. Дастин бросился на кадавра. Последний парировал и отражал атаки. Некромант и Леонардо стояли рядом. Они принимали боевую позицию и вновь рвались. Кадавр ловил каждый удар некроманта, отражал и оставался вне досягаемости. Леонардо был быстрее и сильнее своего оппонента и с легкостью присягал каждую попытку его ранить.

— Деваться некуда, — подметил Дастин с ехидной ухмылкой.

Леонардо осмотрелся. Воин ничего не нашел, что помогло бы ему одолеть некроманта, но нашел выход из всей ситуации.

— Знаешь, в отличие от тебя я уже мертвый и не могу умереть, — говорит Леонардо, — Никогда бы не подумал, что это может быть таким преимуществом.

— Что ты задумал? — ринулся к Леонардо Дастин.

Кадавр сделал несколько шагов назад, затем обернулся, убрал в мундир дневник и прыгнул в окно, которое открывало вид на море.

— Нет! — крикнул некромант.

Леонардо оказался в свободном падении. Он миновал несколько этажей. Воитель столкнулся со скалами на берегу. Его органы разорвало, ноги и руки переломились. Кровь застилала взор кадавру. Море приливами омывало разбитое тело, которое полностью охватил изумрудный, густой туман.

Западная империя, Мидград

Молодой некромант оставил все вещи. Альберт вошел в комнату к своему ученику.

— Готов? — обратился он к Райну.

— Пошли.

Райн был одет в парадно выходной костюм. Молодой некромант двигался за своим учителем. Они покинули гостиницу, сели в повозку и отправились к центральной площади, где уже собрались тысячи людей. Всюду ходили легионеры в тяжелых латных доспехах. Охрана мероприятия находилась на самом высочайшем уровне. Колесница прибыла. Некромант и ученик покинули экипаж и направились по красной дорожке занимать свои места.

Райн дернулся. Его сердце кольнуло. Альберт заметил, что ученику нездоровится и подошел к нему.

— Что случилось? — встревожился он.

Молодой некромант отдышался. У него слегка закружилась голова и он принялся держаться за своего наставника.

— Ничего… Все хорошо… Просто сердце… — задыхаясь, ответил Райн.

Молодой некромант отдышался, взял себя в руки и направился дальше вместе со своими наставником. Двое заняли свои места среди остальных некромантов и их учеников. Со временем все заняли свои места. Люди на площади собрались лицезреть выпускной. Стоял гул от тысячи человек. Люди общались и обсуждали происходящее. Кто-то гордился своими детьми, которые станут некромантами, кто радовался, что общество некромантов пополнится, кто-то негодовал или завидовал их почестям.

Вышел Император Аалек Ториф, дабы высказаться перед публикой и своими гражданами.

— Добрый день, дорогие граждане Единой Империи.

Толпа слегка поутихла, когда Император обратился к ней.

— Сегодня нас ждет ежегодный праздник! — продолжил Аалек.

Толпа ликовала.

— В этот день ряды наших защитников от смерти — некромантов, пополнят ряды эти ученики, которые несколько лет обучались и принесли свою жертву, — Император показал рукой на сидящих на стульях учеников и их наставников.

По всей площади заиграл гул аплодисментов и криков одобрения.

— Эти люди не такие, как в Горбусе, — подметил Райн.

— Потому что это столица, — ответил Альберт.

— Итак, я предоставляю слово нашему Верховному магистру некромантии Вайрексу Уэсу! — объявил Император и покинул сцену.

Ликования и апплодисменты наводнили площадь. Под торжественные барабанные дроби вышел Вайрекс Уэс в темно-красном одеянии, инкрустированном синими камнями.

Верховный магистр показал жестом выслушать его.

— Граждане Единой Империи, я Верховный магистр Вайрекс Уэс приветствую вас здесь и сейчас на нашем общем празднике. Сегодня, в этот день каждый год несколько учеников приобщаться к нашей семье некромантов, дабы защищать Вас!

Толпа поддерживала магистра аплодисментами. У молодого некроманта кольнуло сердце. Дыхание сбилось. Тяжесть и вялость одолевала его. Альберт заметил, что его ученику плохо.

— Я принесу воды, — сказал некромант и отошел.

— Впрочем, хотелось бы сказать, что за последние годы один из некромантов совершал ужасные поступки, за которые, когда он будет найден, а это уже совсем скоро, будет наказан по самым строгим правилам и законам не только Империи! — Вайрекс поставил паузу и выделил, — Но и по правилам и законам некромантов!

Толпа продолжала довольно ликовать.

— Я призываю вас, люди, помнить о том, кто ваш друг, а кто враг! — подметил Верховный.

Бурные аплодисменты наводнили всю площадь.

— Итак, я призываю Адель Мот присягнуть на верность Императору и Верховному магистру.

Девушка в кашемировом голубом платье поднялась с задних рядов и направилась в центр сцены. К Верховному магистру также подошел мужчина в дорогих одеяниях. У него в руках был рунический клинок, плащ темно-зеленого цвета и именной жетон.

Адель преклонилась на колено перед Верховным магистром.

— Повторяй за мной, некромант! — громогласно заявил Вайрекс Уэс.

Повисла полнейшая тишина. Все внимали тому, что происходит на сцене.

— Я присягаю на верность Императору и Верховному магистру Единой Империи.

— Я, Адель Мот присягаю на верность Императору и Верховному магистру Единой империи.

— Клянусь выполнять беспрекословно поручения его величества Императора и Верховного магистра, — продолжил Вайрекс Уэс.

Девушка следом повторила. К Адель позади подошел мужчина, надел на нее плащ, жетон на шею. Вайрекс передал некроманту рунический клинок.

— Прекрасно. Добро пожаловать в нашу семью, — высказался Верховный магистр.

Адель поднялась. Подняла клинок над головой, прошептала Слово, ее душа наполнила рунический клинок. Руны на лезвии засияли каштановым цветом.

Толпа подняла руки. Все ликовали от радости.

— Ты ведь помнишь, что нужно сделать? — обратился Альберт к Райну.

— Да, учитель.

— Покажешь им, что ты некромант и все.

— Я знаю, учитель.

Верховный пригласил еще троих учеников. Каждый принял присягу и показал, что является некромантом.

Райн задерживал дыхание от волнения. Его руки тряслись. Нервы никуда не годились. Молодой некромант ожидал, когда его вызовут предстать перед всей Империей.

— Следующий выпускник. Райн Равелли! — объявил Верховный магистр.

— Иди, — тыркнул Альберт своего ученика.

Райн собрался с духом и направился в центр сцены. Молодой человек предстал перед Верховным магистром, который на порядок был выше юноши. Вайрекс неодобрительно и с ноткой презрения смотрел на юного некроманта.

— Повторяй за мной, — обратился некромант к Райну.

Молодой некромант кивнул.

— Я присягаю на верность Императору и Верховному магистру Единой Империи.

— Я, Райн Равелли присягаю на верность Императору и Верховному магистру Единой Империи.

Вайрекс Уэс продолжил:

— Клянусь выполнять беспрекословно поручения его величества Императора и Верховного магистра.

— Клянусь выполнять беспрекословно поручения его величества Императора и Верховного магистра, — повторил Райн.

Молодой некромант преклонил голову перед Верховным магистром. К нему подошли сзади и надели темно-зеленый плащ и именной жетон на шею. Вайрекс протянул Райну рунический клинок.

— Запомни, этот клинок отныне часть тебя.

Молодой некромант кивнул и принял оружие. Райн встал с колен и поднял клинок. Некромант шепотом произнес Слово. Его руки покинул густой изумрудный туман, последний окутал лезвие и зажег изумрудным светом руны.

Огонь погас. Яркий зеленый клуб изумрудного оттенка туман практически исчез, растворился в воздухе, словно дым. Сердце, которое он окутывал и принуждал биться, остановилось. Кровь остановилась в сосудах и все органы перестали обогащаться пищей. Молодой некромант мгновенно потерял сознание и рухнул на пол.

Все удивились.

Люди замолчали.

Все оставались в полнейшем недоумении.

Никто не понял, что произошло. Для Альберта время потеряло свой счет. Вайрекс замер. В его голове пролетали слова Апофиза о Райне. Верховный магистр ринулся к молодому некроманту. Вайрекс старался запустить сердце юноши. Он понял, что его тело покинула душа. Магистр Уэс стал шептать Слово, чтобы наполнить сердце юноши своей душой. Альберт стоял рядом с Вайрексом. Последний кричал:

— ЛЕКАРЯ! СРОЧНО!

На сцену забегали люди в одеяниях лекарей, белых плащах и одеяниях.

— Что с ним!? — заявил Альберт.

Верховный магистр сглотнул образовавшийся ком и с трудом ответил:

— Остановка сердца.

Западная империя, Мидград

— Что вы на это скажите, господин Император, — обратился Талу Кашир к Аалеку Торифу.

Император в темном одеянии проходил по своему дворцу. Рядом с ним шаг в шаг двигался наместник южной империи.

— О чем ты? — поинтересовался Император.

— Я говорю о том, что произошло на выпускном некромантов.

— Не думаю, что это стоит обсуждения.

— Некроманты слабеют и это неудивительно. Вы знаете о том, что произошло в Горбусе?

— О мятеже? Конечно, я все знаю.

— Что вы намереваетесь с этим делать? — продолжал интересоваться наместник.

Двое в темных одеяниях обошли всю крышу и остановились перед морем.

— После заседания, которое скоро пройдет я и Верховный отправимся в Горбус.

— Намереваетесь уговорить отступить?

Император промолчал.

— О чем вы думаете, Император?

— В моих планах сохранить тот мир, который был дан мне моими предками.

Талу бросил недовольный взгляд на Императора.

— Сохранить мир? — переспросил наместник.

— Тебя что-то не устраивает?

— При всем уважении, Император, но мир в нашей Империи ушел вместе с возвращением некромантов.

— На что ты намекаешь?

— Я говорю, что пока некроманты будут среди нас мира не видать, — ответил наместник.

— Ты понимаешь о чем говоришь, Талу? — обратился Император.

— Говорю, что думаю.

Аалек приблизился к наместнику:

— Я могу расценивать это как… Государственную измену.

Талу отстранился. Аалек продолжил свои движения в сторону наместника.

— Если ты думаешь пойти против меня, то я быстро найду управу, Талу, — бросил Император.

— Ваше превосходительство, я не думал идти против вас.

— Некроманты и граждане один народ. — подметил Император, — Мое дело следить за их благополучием.

— Однако, когда придется выбирать, то на кого падет ваш выбор?

— Не лезь не в свое дело, Талу, — с ноткой угрозы ответил Император.

— Вам все равно придется выбрать, — гнул свое наместник.

— Стоит полагать ты свой выбор сделал.

— Мой народ — вот мой выбор.

Император сделал вид, что проигнорировал сообщение Талу Кашира.

— Я, надеюсь, видеть тебя на ежегодном заседании, Талу, — ответил Император.

Наместник развернулся и покинул своего господина. Император остался наблюдать за бушующим морем.

Западная империя, Мидград

Два магистра стояли в углу комнаты. Воцарилось молчание. Никто не стал ничего говорить. Молодой некромант оставался в кровати. Он беззаботно спал.

— Почему вы так переживаете за него? — обратился Альберт к Верховному.

Некромант отвлекся и посмотрел на магистра в возрасте.

— Ответ лежит на поверхности, Альберт, — ответил Вайрекс.

— Почему вы еще здесь? У вас разве нет других дел?

— Дела подождут. Хочу удостовериться, что он очнется.

— Несколько лет назад вам не было никакого дела до этого парня, а сейчас вы стоите здесь и ждете? — заинтригованно обратился Альберт.

— Ты еще не понял, что он теперь один из нас и для меня он теперь важен, как любой другой некромант.

В комнате появился мужчина с длинными темными волосами, бородой и усами. Он прокашлялся. Два некроманта обернулись.

— Прошу прощения, — обратился вошедший.

— Вы кто такой? — сказал Вайрекс Уэс.

— Меня зовут Леонардо Геррар. Я друг Райна.

Некроманты переглядывались. Альберт пожал плечами.

— Проходите, — добавил Верховный.

— Если можно, то не могли бы вы оставить нас наедине? — попросил Лео некромантов.

Альберт кивнул.

— Пойду я, пожалуй, — добавил Вайрекс Уэс, — Передавай привет своему ученику, когда тот очнется.

— Хорошо, — ответил Альберт и Верховный последовал на выход.

Леонардо посмотрел на Альберта.

— Только недолго.

— Как скажите.

Магистр покинул комнату, оставив кадавра наедине с молодым некромантом.

— Прости, что так получилось, — обратился Лео к лежащему, — Честно говоря, когда я очнулся с сильной болью от переломанных рук и ног, разорванных легких, то понял, что ты еще жив. Иначе, я бы не очнулся.

Воитель достал из мундира дневник. Молодой некромант с трудом открыл глаза и тихо выдавил:

— Что ты… Наделал?

— В общем, выполнил твое поручение, — высказался Лео.

— ТЫ МЕНЯ И СЕБЯ ЧУТЬ НЕ ПОГУБИЛ! — в меру своих сил выругался молодой некромант.

— Ну… Не убил же, — отрезал Леонардо.

— Мне кажется… Тебе смешно.

Лео помотал головой в разные стороны:

— Нет, не смешно.

Воитель протянул полученный дневник молодому некроманту.

— Я думал ты спросишь, как я его получил.

— Главное… Что получил, — ответил Райн тяжело дыша.

Юноша помусолил в руках книжку. Он осмотрел ее изгибы, полностью золотое обрамление и изящный переплет, а также золотые инициалы своего отца.

— Когда мне было семь лет, — начал Райн свой рассказ, Леонардо поставил стул рядом с кроватью и решил внимательно выслушать молодого некроманта, — Отец подарил мне некую вещицу. Она была похожа на пластину и у нее сверху были клавиши, а снизу высвечивались разными цветами слова.

— Что это была за вещица?

— Он сказал, что давно такие были у всех, но теперь это невероятная редкость. Вещица носила название Азбука Мора. Она позволяла любые слова на нашем обычном человеческом языке превращать в зашифрованные слова на Азбуке Мора.

Райн открыл дневник. На листах бумаги были буквы перемешанные с цифрами.

— К сожалению, у меня нет сейчас Азбуки Мора, но отец мне сказал, как расшифровать самому слова.

Молодой некромант показал на цифры, затем на буквы.

— Ноль обозначает начало и конец слова. Далее идет цифра и буква, каждая цифра обозначает местоположение буквы в слове. Шифр сам по себе прост, если пораскинуть мозгами и дешифратор не обязателен, однако с ним расшифровать слова можно намного быстрее.

Райн приподнялся.

— И ты сможешь расшифровать это?

Молодой некромант кивнул в ответ.

— Сколько тебе понадобиться на это времени?

— Пока возвращаемся в Горбус будет достаточно. Собери мои вещи и уходим отсюда.

— Тебя же поймают.

— Так мы осторожно уйдем. Возьми вещи, найди экипаж. Встретимся в таверне на углу через час.

— Ладно-ладно.

Райн достал маленький мешочек с золотом и передал воителю.

— Постарайся не опоздать и тем более не попадать в очередные неприятности.

— Через час встретимся.

Леонардо собрал некоторые вещи некроманта, накинул на плечо мешок с ними и покинул комнату. Райн старался подняться и покинуть кровать, одеться и продумать, как сбежать из госпиталя.

Глава 13

Северная империя, Горбус

Девушка в возрасте шестнадцати лет вернулась домой. Она сняла шубу, сапоги из меха черного горного медведя и направилась в свою комнату. У Лорейн короткие светлые и кудрявые волосы, квадратное лицо с острым подбородком и светлыми глазами.

Отец обратился к дочери, когда она прошла мимо столовой:

— Ты опоздала. Время много и на улицах беспокойно.

Девушка проигнорировала своего отца и прошла в свою комнату. Лорейн сняла шерстяной свитер, белую рубашку, затем штаны и надела домашний халат.

Отец поднялся наверх к девушке, постучался, открыл дверь:

— Ужин готов.

— Сейчас приду, — ответила она.

— Хорошо.

Мужчина покинул комнату и вернулся в столовую. Жерар расставил посуду и столовые приборы на двоих. Отец поставил на стол гарнир и горячее, затем кувшин с алым вином.

Лорейн спустилась и села за стол. Отец сел рядом. В комнате воцарилась тишина. Девушка наложила себе картофель и свинину.

— У меня есть к тебе разговор, Лора.

Молодая леди сохраняла молчание.

— Я отправляюсь на юг и хочу, чтобы ты поехала со мной.

Она бросила приборы и посмотрела презренно на своего отца.

— Я с тобой никуда не поеду и тем более не стану участвовать в том, что ты устроил.

Жерар Тит промолчал и лишь закусил горячим, а затем сделал глоток красного вина.

— Если бы мама была здесь, то она поставила тебя на место, — высказался отец.

— Не смей… Ничего говорить про маму! — с ненавистью ответила девушка.

— Помни с кем ты говоришь, дитя! — ругнулся Жерар.

— Социопатом? Психом? Подонком? — риторически обратилась девушка.

Отец ударил по столу. Тарелка упала на пол, разбилась в дребезги.

— Я пишу историю. Я строю мир лучший для нас всех в том числе и для тебя.

— Ты хочешь устроить бойню. Умрут люди! У тебя нет никаких шансов против некромантов!

— Здесь, моя дорогая, ты глубоко заблуждаешься, — ответил с ухмылкой Жерар.

— О чем ты? — удивилась девушка.

— У меня есть оружие.

— Какое оружие?

— Позже, Лора, позже я тебе расскажу, может быть, покажу.

— Я не понимаю, — отрезала Лорейн.

— Тебе и не нужно понимать. Скоро, все измениться и история пойдет по иному пути.

Жерар поднял бокал и выпил вина. Девушка поднялась из стола.

— Ты безумец… Отец.

Девушка покинула стол и направилась подальше от своего отца. Мужчина с довольным выражением лица продолжал сидеть и поедать ужин. Дверь хлопнула. Лорейн покинула дом и устремилась куда подальше. Она направилась на юг, в центр города.

Девушка пребывала в крайнем недовольстве и вымещала всю злобу на окружении. Лорейн пинала ящики и коробки. Она двигалась на юг, добралась до площади Рыночной и по ней двигалась к таверне, которая располагалась близ академии. К её сожалению, таверна была закрыта и Лорейн не могла ни выпить, ни провести ночь. К ней сзади подошел мужчина. Последний стал приставать к девушке.

— Отвали! — бросила Лорейн незнакомцу.

Мужик стал тянуть руки к девушке.

— Кисуля, ну ты что?

— ПОШЕЛ ПРОЧЬ! — рявкнула девушка. Слова девицы проходили мимо насильника. Он продолжал тянуть руки. Девушка старалась рыпаться и отбиваться, но незнакомец не отступал. Он обхватил ее руками и старался увести во двор.

— Помогите! — крикнула девушка и ее рот закрыли рукой. Она принялась мычать. Лорейн дергалась и брыкалась, но все тщетно. Здоровяк уже утащил девицу за угол, во двор. Он бросил её на мусор, который валялся, взял за руки и прижал к земле.

— Не стоит сопротивляться, — сказал он мерзким голосом.

Лорейн дергалась и брыкалась, елозила, как змея.

— Не трогай меня! — бросила она с трудом.

Рядом оказались два мужика. Один из них прокашлялся.

— Я что-то не понимаю, — сказал он.

Здоровяк поднялся и посмотрел на двоих незнакомцев.

— Это я не понял. Пошли отсюда! — рыкнул он.

— Папа! — крикнула Лорейн, вскочила и бросилась к отцу, который стоял позади двух здоровяков.

Насильник тяжело вздохнул и сглотнул.

— Ребята, научите его манерам.

Двое по приказу своего капитана принялись неплохо рукоприкладствовать. Они быстро разобрались с насильником.

Западная империя, Мидград

Верховный магистр швырнул все, что было на его столе в сторону. Он перевернул рабочий стол. Молниеносно достал свой рунический клинок, последний вспыхнул жгучим алым цветом. Вайрекс приставил клинок к шее Дастина. Его рука дрожала. Он желал пронзить горло некроманта, но здравый рассудок останавливал его.

— Ты гребанный ИДИОТ! — яростно воскликнул Верховный.

— Как!? Как можно было упустить жалкого кадавра!? — продолжал ругаться Вайрекс.

— Прошу прощения, господин, — преклонился некромант.

— ТЫ ПРОСИШЬ ПРОЩЕНИЯ?! — Верховный слегка надавил клинком на горло некроманту. Маленькая струя крови потекла по лезвию.

— Прошу, господин, — вымаливал Дастин.

— Что было в этом дневнике?

— Не знаю.

— Почему?! — надавил Вайрекс, едва сдерживаясь.

— Он зашифрован.

Верховный усмехнулся.

— Ты не смог его расшифровать?

— Нет.

Вайрекс убрал клинок от горла некроманта. Дастин поднялся на ноги. Верховный сложил клинок в ножны.

— У тебя есть копия записей?

— Да, господин.

— Прекрасно. Хоть на что-то ты сгодился, Дастин. Передай копию моим людям, чтобы они расшифровали.

— А после, что мне делать?

Верховный магистр уставше выдохнул:

— Думаю, от тебя больше не может быть пользы.

— Если вы так думаете, то у меня еще есть новости для вас, Верховный.

Вайрекс обернулся, удивленно:

— Еще плохие новости?

— Нет, господин.

— Что же, тогда попробуй, удиви меня.

Вайрекс подошел к одному шкафу, где стоял дорогой хрустальный сервиз и несколько кувшинов с коричневым напитком. Верховный достал один бокал и наполнил его из кувшина.

— Это касается Альберта и его ученика, — начал повествование некромант.

Магистр Уэс выпил коричневый напиток, затем налил еще одну порцию, взял кувшин и прошел в свое кресло, где он удобно уселся.

— Продолжай, — обратился Верховный к некроманту.

— Как вы уже знаете Райн использовал некромантию, дабы использовать кадавра и вас обокрасть.

— Фактически он не обокрал меня, а вернул то, что ему принадлежит, но я уловил твою мысль, а что насчет Альберта?

— Учитель Райна использовал некромантию в Горбусе.

— И что в этом такого? Он ведь некромант.

— Господин, это было незаконное и несанкционированное использование некромантии.

— Почему? — опустошил Вайрекс бокал. — Он выполнил какое-то обещание, воскресив мальчишку для некоего Джо, чтобы тот смог победить в незаконных боях подростков.

— Согласен, это незаконно, потому что некроманты должны воскрешать не в угоду собственной выгоды к тому же воскрешенный должен быть чьим-то родственником. Однако, я полагаю у него должны были быть на то причины.

— Что делать?

Вайрекс подумал, выдержав паузу.

— Приведи мне его.

Верховный поднялся, направился к шкафу, достал лист бумаги и чернила. Вайрекс начеркал быстро приказ об аресте Альберта Уолока, поставил печать, найдя её среди бардака, который сам и устроил.

— Держи, — передал он бумагу Дастину.

— Будет выполнено, господин.

— Еще кое-что, — ответил Вайрекс.

— Я слушаю, Верховный.

— Зачем ты мне сказал об этом? Ты мог промолчать.

— Я служу закону, господин.

— Мне интересно, как ты спишь после подобных поступков.

— Не думайте, господин, что я делаю это с каким-то извращенным удовольствием. Я всего лишь хочу справедливости.

— Приведи мне Альберта, а когда его будут судить по всей строгости закона ты скажешь мне рад ты справедливости, которую получил.

Дастин лишь неохотно кивнул в ответ, развернулся, махнув плащом, и покинул кабинет Верховного магистра.

Северная империя, Горбус

Наступило утро. Отец разбудил дочь. Пригласил ее за стол. Девушка в полудреме спустилась. На столе стояла яичница из свежих яиц, стакан молока и тосты из печи. Лорейн уселась за стол, взяла тост, макнула его в варенье. Она надкусила и порадовалась прекрасному вкусу, который почувствовала.

— Довольно неплохо.

— Спасибо.

— Чтобы ты знал, мое мнение не поменялось, — заявила девушка.

— Я так и подумал, — ответил отец дочере.

— Как долго тебя не будет?

— Не могу сказать точно. Все будет зависеть от результата переговоров.

Глава 14

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Двадцать второй день лета
Северная империя, Горбус

Экипаж остановился. На небе воцарилось звездное полотно. Главный экипажа открыл дверь кареты.

— Дальше мы не едем, — обратился извозчик к клиентам.

— Почему? — ответил Райн.

— Город закрыт, — мужчина отошел и показал рукой на Горбус.

Северная столица осталась в полнейшем мраке. Кадавр и молодой некромант покинули карету. Райн и Лео оставались одни в темноте на склоне. Экипаж развернулся и направился по дороге, хрустя снегом. Райн накинул свой темно-зеленый плащ, повесил на ремень рунический клинок и убрал за мундир жетон некроманта. Леонардо нагрузил на себя весь багаж и двое направились вниз по склону к окрестностям города.

— Что здесь произошло?

— Ни малейшего понятия, — ответил кадавр, — Я все время был с тобой.

Они спускались со склона, скользя. Далее через окрестные дома и фермы, в которых не горел свет.

— Куда идти?

Райн достал дневник отца и прочитал: — Чтобы заполучить артефакт, необходимо заполучить Куб Бесконечности. Найти его можно в Тайной библиотеке, что в Горбусе в центральной городской библиотеке.

— Значит направимся в городскую библиотеку?

— Сначала навестим друга.

— Зачем?

— Я не закончил расшифровку. Мы ведь не знаем, как попасть в Тайную библиотеку и где там искать этот Куб Бесконечности.

Леонардо удивился, разводя руками:

— У тебя есть друг?

Райн ничего не ответил.

— Как скажешь. К другу, так к другу.

Кадавр и молодой некромант миновали все окрестности и приблизились к городу. Они подошли к южной части. Два силуэта сквозь ночную призму выделялись, двигаясь по пустым улицам. Кадавр дернул Райна в сторону, они попали в чей-то двор.

— Здесь что-то не чисто, — прошептал Лео.

— Я вижу и дело не в этой тишине.

— Где живет твой друг?

— На Черной улице.

— НА ЧЕРНОЙ!? Другой конец город! — выразил свое недовольство кадавр.

— У нас нет иного выбора.

Райн снял с себя плащ, завернул в него рунический клинок.

— Ты что делаешь?

— Не хочу выделяться.

— Мы даже не знаем, что здесь происходит. Оружие убирать не очень умно.

— Успокойся, — гнул свое Райн и завязывал сумку за плечами Лео, — Все, выдвигаемся.

Они украдкой покинули темный двор и двигались близ здания. Лео и Райн вышли на улицу Центральную и двигались на север. Им предстояло преодолеть две площади и всю улицу Черную. На пути по-прежнему никого не было, но недолго. Стоило кадавру с молодым некромантом приблизиться к Центральной площади, как их остановили два человека в легких кожаных мундирах и небольшими железными пластинами, закрывающими колени, грудь и плечи.

— Руки! — приказали они кадавру и некроманту.

Райн медленно поднял руки. Лео посмотрел на юношу, приподнял брови недовольно и последовал его примеру.

— Надеюсь у тебя есть план? — обратился кадавр к своему некроманту.

— Я думал импровизировать, — ответил Райн.

— Заткнитесь! — выругался один.

Один из неприятелей принялся осматривать сумки путников, а второй держал их на лезвие своего меча.

— Ты меч держишь не правильно, — обратился Лео к противнику.

Райн бросил вопросительный взгляд на кадавра.

— Импровизирую, — ответил Лео и дернулся вперед. Он обхватил неприятеля обеими руками, выбил меч из рук и повалил на землю. Тем временем Райн успел схватить второго рукой и до того, как он успел вытащить меч, некромант мельком прошептал первое Слово, которое пришло ему в голову. Изумрудный туман легким вихрем стал покидать тело нападавшего и окутывать Райна. Тело мужчины принялось увядать, как растение. Кожа потемнела, высохла, глаза побелели и остановились. Жизнь покинула неприятеля Райна и Лео, и тело осталось лежать не земле.

Леонардо обеими руками ухватился за шею своего оппонента и вопреки попыткам его остановить, кадавр задушил мужчину до тех пор, пока тот не издал последний сопящий вздох. Глаза некроманта окаменели. Его руки невероятно сильно дрожали. Он посмотрел на свои кисти. Кадавр подскочил к некроманту, схватил его и повел прочь с улицы. Райн окаменел. Леонардо выбил дверь в ближайший дом и завел юношу, последний упал на пол. Кадавр закрыл дверь и сдвинул комод, дабы забаррикадировать проход.

— Эй, что с тобой? — обратился Леонардо к Райну.

Кадавр сел рядом с некромантом, схватил его за голову и посмотрел в глаза.

— Райн?!

Юноша неуверенно ответил:

— Я… Убил… Его.

— Что? О чем ты? — тревожно спросил Лео некроманта.

— Этого мужчину, — поднял Райн глаза на кадавра, — Он высох у меня на руках… Я высосал из него всю жизнь…

— Эй, слушай, не переживай из-за этого. Ладно?

Юноша сидел на полу ошарашено. Его глаза метались из стороны в сторону. Он тряс головой, отрицая слова кадавра.

— Я не для того изучал некромантию.

— Райн! — крикнул Лео.

— Я не для того… Чтобы забирать жизни… Не с такой целью, — не связано отвечал Райн.

— Послушай меня, Райн. Ты защищал себя. Ясно? Это было просто защита!

— Я мог не дать ему умереть! — ринулся некромант в истерике на кадавра, — Я не должен был его убивать! Все произошло так так быстро!

Леонардо обхватил юношу и обнял крепко.

— Тихо-тихо, ты не виноват… Отдохни.

Леонардо и Райн поднялись и прошли в гостиную. Там были два кресла. Дом был пустой, вероятно, уже давно. Кадавр и некромант уснули, укрывшись пледами из медвежьей шкуры.

Западная империя, Мидград

— Вперед! — кричал легионер верхом на коне, дергая за упряжку. Следом скакал Дастин, а за магистром следовали еще несколько воителей. Они направлялись через главную площадь Миневров, затем на улицу с тем же названием. Люди бросались в стороны. Колесницы освобождали путь всадникам.

— Но! — дернули всадники за поводья.

Пыль расходилась по разные стороны. Конвой из некроманта и нескольких легионеров оставлял за собой шквал пыли. Люди в страхе подпрыгивали от несущихся всадников.

— Куда спешат! — ругался старик, которого едва ли не сбили. Шляпа у пожилого мужчины улетела высоко в небо от сильного ветра.

— Треклятые имперцы, — снова выругался старик.

На небе возникали тучи. Температура резко упала. Поднялся сильный ветер с севера и дул навстречу отряду всадников. Альберт сидел в богатой карете, которая подбиралась к границе города и высокой в несколько этажей стене. Восточные врата являлись же центральными и вели сразу на улицу Миневров, а по ней и на площадь Миневров, на которой находилась цитадель министерства и имперская цитадель.

Ветер вихрем следовал за спешившими всадниками. Карета остановилась. Извозчик направился к вратам, дабы ему открыли проход.

— Куда направляетесь? — обратился стражник.

— В Горбус, — ответил кучер.

— Документы, пожалуйста.

Мужчина потянулся за бумагами. Он передал их легионеру и тот принялся читать. На бумагах были все необходимые подписи и печати.

— Спасибо, можете проезжать.

Стражник круговым движением руки помахал и двери стали открываться.

— СТОЯТЬ! — крикнул Дастин издалека. Стражник обернулся, но не стал ничего предпринимать, ворота продолжали открывать. Кучер посмотрел в сторону приближающихся всадников, которые довольно быстро достигли конного экипажа и окружили его.

— Что происходит? — обратился извозчик к легионерам.

Стражник стоял и лицезрел происходящее. Дастин достал бумагу и протянул её кучеру.

— Вы перевозите человека, который подлежит аресту.

Альберт мельком услышал знакомый голос и слова, которые он произнес. Магистр покинул карету и увидел шесть всадников и Дастина Слэйда в темно-зеленом плаще.

— Дастин, что ты устроил здесь?

— У меня приказ от Верховного задержать тебя и доставить в казематы.

— Что за вздор!? — воспротивился Альберт.

Дастин выхватил бумагу с приказом из рук извозчика и отдал её Альберту. Магистр принялся читать.

— Думал, что никто не узнает о твоих действиях?

Некромант с презрением посмотрел на Дастина.

— Какая же ты сволочь, — коротко отрезал Альберт.

— Я надеюсь ты не станешь все усугублять?

Альберт промолчал.

— Сдайте свой клинок, — сказал Дастин.

Некромант откинул плащ и обнажил свой рунический клинок.

— Ваше оружие, — настойчиво заявил магистр.

Альберт протянул рунический клинок Дастину.

— Вот и славно. В кандалы его.

Всадники покинули коней и двинулись в сторону некроманта. Они взяли цепи в руки и сковали Альберта, затем повели его к одному из коней и помогли взобраться.

— Предоплату не возвращаем! — крикнул вслед кучер уехавшему конвою.

В небе сверкнула дуга фиолетовой молнии. Спустя пару секунд раскат грома одолел Мидград. Столб воды обрушился на город ливнем.

Северная империя, Горбус

Луч света брызнул в окно. Сквозь стеклянную призму он упал на глаза Лео. Последний лежал в кресле завернутый в одеяло. Некто мельком проскочил возле окна и тень сменила луч света на секунду. Лео очнулся, дернул Райна за рубаху. Молодой некромант нехотя проснулся.

— Что случилось? — проговорил сонно некромант.

— Думаю, у нас гости.

В дверь постучались. Сильно ударили. Еще сильнее. Послышался деревянный хруст. Громкий грохот заставил кадавра и некроманта подняться. Лео накинул сумку и бросился на другую сторону дома.

— Давай за мной, — крикнул он Райну и тот побежал за воителем.

Леонардо выбил заднюю дверь и двое товарищей оказались на заднем дворе, обнесенном высоким забором.

— Куда теперь?

— Переберемся. Давай подсажу, а потом ты подашь мне руку.

Райн незамедлительно кивнул и кадавр помог некроманту преодолеть высокий забор, затем он перекинул на другую сторону сумку и ухватился за руку Райна. Юноша потянул воителя и они перебрались на другую сторону.

— У нас мало времени. Видимо, они заметили тела. Нужно шевелиться.

Юноша последовал за кадавром. Они перебрались в переулок на восток, затем двинулись на север. Через прочие дворы и переулки они миновали всю площадь Центральную и перебрались на Рыночную площадь. На мощенной дороге стали появляться первые ранние зеваки, которые встают с первыми лучами.

— У меня идея. — обратился Райн к кадавру, следуя за ним по пятам.

Воитель остановился.

— Слушаю.

— Затеряемся в толпе.

— Не такая уж здесь и толпа.

— Мы все равно не знаем, что здесь происходит. Так будет правильней.

Они покинули переулок, который располагался вдоль площади Рыночной. Впереди виднелись патрульные в доспехах имперских легионеров.

— Легионеры, — сказал Райн.

— И что ты хочешь сделать?

— Узнать, что происходит.

— То, что нас в прошлый раз арестовали какие-то мужики в легионерской броне тебя не смущает?

— Хорошо, давай в сторону.

Они нырнули в промежуток между ларьками и оказались в толпе людей. Леонардо двигался вперед. Кадавр и некромант двигались на север. По всем сторонам патрулировали легионеры.

— Слишком много стражи, — подметил Райн.

Наконец они достигли улицы Черной, но на выходе их остановили.

— Стоять, — обратился стражник.

Райн и Леонардо остановились.

— Что происходит? Почему нас остановили?

— Общий досмотр, если вам нечего скрывать, то переживать не стоит.

— Досмотр? Что же вы ищете?

Стражник ухмыльнулся:

— Некромантов.

— Как видите. Мы не некроманты, — ответил размеренно Леонардо.

Сердце Райн забилось. Юноша начал сильно переживать.

— Это мы узнаем, когда осмотрим вас. Открывай сумку.

Лео посмотрел вопросительно на Райн, последний кивнул в ответ.

— Пожалуйста, — кадавр открыл сумку и предоставил её содержимое на обозрение.

Стражник принялся копаться в вещах. На самом дне находился плащ и завернутый в него рунический клинок.

— Что это? — стражник достал плащ.

— Мой плащ, — ответил ему кадавр.

— Это некроманта плащ, — бросил стражник и обнажил свой меч.

— Спокойно-спокойно! — высказался Леонардо.

— Откуда он у тебя?

— Украл… Во время… — Леонардо запнулся.

— Во время восстания? — переспросил стражник.

— Да, именно. Во время него. Трофей, — подытожил кадавр.

Стражник еще померил взглядом Райна и Лео, затем протянул плащ воителю.

— Покажите запястья.

Товарищи подчинились. Райну еще не успели выжечь знак некроманта, поэтому страж заявил:

— Ладно. Можете идти.

Лео и Райн двинулись дальше на улицу Черную. Они миновали пост охраны и двигались по дороге на север.

— Почему они нас пропустили? — поинтересовался кадавр.

— Не знаю. Видимо, мы не похожи на некромантов, — ответил юноша, — К тому же, меня не успели заклеймить из-за попадания в лазарет.

— Не благодари, — прокомментировал Лео, — Какой дом?

— Последний.

Некромант и кадавр постучали два раза. В окне горел свет. Никто не подошел открыть дверь. Райн постучал снова.

— Давай я, — сказал Лео и ударил сильнее и громче.

Дверь распахнулась. В проеме стоял мужчина высокий и недовольный.

— Вы кто? — бросил он.

— Я друг Лорейн, а, простите, кто вы такой?

— Друг Лорейн?

— Я хочу её увидеть, — добавил Райн.

— Жерар запретил кого-либо пускать к ней.

— Я её друг и хочу видеть! — настаивал некромант.

— Не думаю, — ответил мужчина и попробовал закрыть дверь. Последняя остановилась из-за ноги кадавра, которая оказалась в проеме. — Убери ногу.

— Как скажете, — ответил Лео и с силой кадавра вышиб дверь. Мужчина отлетел на метр и упал, потеряв сознание.

— У нас не так много времени.

Лорейн услышала звуки борьбы и спустилась вниз.

— Райн! — приятно удивилась девушка и бросилась к другу.

— Так вот, что у тебя за друг, — оставил комментарий Лео и принялся связывать мужчину.

— А это кто? — спросила Лорейн про Лео.

— Это Леонардо Геррар. Капитан первого имперского отряда.

— Как здорово, — восхитилась девушка и осталась в легком недоумении.

— Был им… Когда-то, — ответил в свою очередь Леонардо.

— Что это значит?

— Он меня воскресил, — показал Леонардо пальцем на некроманта.

— Ты воскресил кадавра!? — снова приятно удивилась девушка.

Райн прошел в гостиную.

— И это сильно сказывается на моем самочувствие. Мне бы шоколада или бодрящего чая.

— Хорошо, я сейчас принесу.

Леонардо закончил с сторожем, связал и одарил кляпом в рот, затем уселся рядом с некромантом.

Лорейн вернулась буквально через несколько минут с тремя чашками бодрящего горячего чая и пирожными покрытых растопленным горьким шоколадом.

— Итак, я слушаю.

— В общем, — взял на себя слово кадавр, — Твой друг Райн Равелли весьма недоволен тем, что загадка о гибели его отца остается загадкой, поэтому он взял инициативу в свои руки, воскресил меня, думая. что я буду ему помогать, чем я, собственно, занимаюсь, собрал все свои вещи, получил свой рунический клинок и давай отправляться на поиски того, за что погиб его отец.

— Невероятно! — отточила девушка, — Ты действительно в это ввязался.

— Сейчас мы направляемся в некую Тайную библиотеку, которая якобы расположена в библиотеке Горбуса и там должен быть некий Куб Бесконечности, который неизвестно что такое, но в дневнике его отца он написан, а значит — это важно.

— Сплошные загадки, — закончила Лорейн за Лео.

Райн продолжал пить чай и слушать своего кадавра.

— Что здесь произошло? — взял на себя слово некромант.

— Мятеж, восстание. Мой отец ярый ненавистник некромантов поднял половину города и направил их против некромантов. За день они поймали практически всех некромантов и держат их в темнице, как заложников.

— Он понимает насколько это опрометчивый поступок?

— Нет, — отрезала девушка, — Он уверен, что покончит с некромантами.

— Как же он это сделает?

— У него есть тайное оружие.

— И ты не знаешь, что это за оружие?

— Он мне не говорил.

— Собственной дочери и не сказал? — удивился Леонардо.

— Сказал, что расскажет со временем.

Повисла тишина.

— Итак, вы собираетесь в эту Тайную библиотеку? Когда?

— Завтра. В полночь, — ответил Райн.

— Почему?

— Я не расшифровал дневник отца до конца.

Девушка поднялась, взяла грязную посуду.

— Пойду приготовлю ужин, — добавила Лорейн и отправилась на кухню.

Девушка удалилась. Райн достал дневник своего отца и принялся расшифровывать его.

На улице уже смеркалось. Лора заканчивала приготовление. Райн уверенно заканчивал с расшифровкой, а Лео от скуки кидал мяч в потолок. Воитель, пока не видел некромант, достал из сумки плащ, а из него рунический клинок. Кадавр принялся рассматривать оружие. Райн обратил внимание на интерес воителя и подошел позади.

— Рунический клинок является частью некроманта, — сказал Райн.

Воитель дернулся:

— Не подкрадывайся так.

— Извини.

— Почему он такой легкий и прочный?

Урок 14

Рунический клинок

Оружие некроманта. Создают из литий титана (невероятно прочного материала) практически не имеющего веса. Каждый клинок создается индивидуально для каждого некроманта и имеет собственное название. В некоторых случаях передается по наследству. Руническое оружие уникально практически во всем, изгибы, рукоять, навершие, острие, лезвие, размер гарды и так далее. На навершии у каждого рунического клинка имеются пазы, дабы помещать в него коллект кристаллы. Последние в свою очередь, будучи заряженными энергией, заряжают руны выгравированные на лезвие клинка. Основные руны, которые нанесены на лезвие те. которые повышают прочность, мощность и способные блокировать любой поток энергии, а значит способные поражать нежить. Остальные руны некромант наносит сам, но делает это крайне обдуманно, потому что место на лезвии ограничено, а убрать уже нанесенные руны невозможно.

Леонардо прокручивал клинок в руке. У рунического оружия Райна была весьма специфичная рукоять. Она довольно небольшая и изогнутая в обратную сторону лезвию. Гарда тоже небольшая и односторонняя, способная защитить лишь одну сторону руки. Лезвие длинное, тонкое, его площадь достаточно небольшая. Сам по себе он выглядит миниатюрным вариантом меча. Руны выгравированные на нем, так же с трудом заметны. В окончании рукояти, в навершие находился коллект кристалл.

— Как называется твой клинок? — поинтересовался кадавр.

— Алькор, — ответил Райн.

— Что это означает?

— Черная лошадка.

Девушка вернулась в комнату. У нее на руках был поднос с тарелками. Лорейн расставила посуду, вернулась на кухню и принесла готовые блюда, свинину с овощами. Она также поставила на стол кубки и кувшин с алым вином, который повышает тонус, а вместе с ним и запас души в теле человека.

— Садитесь кушать, — обратилась девушка к гостям.

Все дружно сели за стол.

— Так мне можно с вами? — растопила тишину девушка.

Леонардо не подал виду, что услышал, продолжая поедать ужин. Лорейн бросила вопросительный взгляд на кадавра.

— Не смотри на меня. Я ничего не решаю.

Тогда девушка посмотрела вопросительно на некроманта.

— Думаю, это может быть опасно.

— Ты так говоришь «нет»? — возмутила Лора.

— Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — ответил Райн.

Девушка фыркнула с предельным недовольством, затем покинула стол и направилась на кухню, чтобы наполнить кувшин с вином.

— Почему ты решаешь за нее? — поинтересовался Лео.

— Потому что я не знаю, что может находиться в этой библиотеке.

— С вами будет лучший легионер, — подметил кадавр, подмигивая.

— Достаточно тебе получить несколько легких ранений, как мы умрем. Если бы не Вайрекс, то мы уже были бы мертвы.

— У тебя весьма странный способ приносить благодарность.

Лорейн вернулась с кувшином и наполнила кубки.

— Лора, у меня есть предложение намного лучше, чем пойти с нами.

— Какое?

— Ты хочешь помочь?

— Разумеется. Все лучше, нежели здесь торчать.

— Когда мы найдем этот Куб Бесконечности, то нам нужно будет покинуть Горбус.

— И… Что нужно?

— Раздобудь транспорт, — подытожил Райн.

— Каким образом?

— Ты дочь Жерара Тита. Тебя определенно все здесь знают и ты можешь свободно перемещаться по городу.

— Он прав, — поддержал Леонардо некроманта.

— Вам действительно это необходимо?

Кадавр и некромант дружно кивнули.

— Я постараюсь.

— Прекрасно! — бросил Райн и поднял кубок, остальные последовали его примеру и все вместе, без тоста, они выпили алое вино.

Время проходило скоротечно. Ночь окончательно сменила вечер. Три человека выпивали остатки вина в доме Титов. Лорейн пошла в погреб за чем-то более крепким.

— Я ни разу так не отдыхал, — высказался некромант.

— Первый раз выпиваешь?

— Первый раз я с кем-то. в компании провожу время.

Леонардо улыбнулся во весь рот:

— Добро пожаловать в клуб любителей отдохнуть!

Лорейн вернулась. Девушка держала в руке упакованную бутыль крепкого и выдержанного.

— А у меня джекпот! — крикнула довольно девица.

Леонардо расставил по еще одному стакану. Лорейн принялась наполнять тары.

— За знакомство! — высказался кадавр и все залпом выпили крепкий и выдержанный напиток.

Время быстро текло. Ребята принялись выпивать. Голову вскружил алкоголь. В глазах у всех плыло. По венам струился веселящий напиток. Кадавр нашел где-то гитару и принялся играть.

А мы не ангелы, парень,
Нет — мы не ангелы,
Темные твари, и сорваны планки нам,
Если нас спросят чего мы хотели бы,
Мы бы взлетели, мы бы взлетели.

Некромант подхватил девушку за руку и стал танцевать. Он оказался весьма опытным танцором, благодаря Монике Клайд, которая обучила его всему, что должен уметь джентльмен. Они резво плясали под аккорды, сыгранные кадавром.

А мы не ангелы, парень,
Нет — мы не ангелы,
Там на пожаре утратили ранги мы,
Нету к таким ни любви, ни доверия,
Люди глядят на наличие перьев,
А мы не ангелы, парень…

Девушка и молодой некромант сильно сблизились во время танца. Их взгляды сошлись. Они удивились. Кадавр продолжать бренчать на гитаре.

— Знаешь, Райн, — девушка говорил с некоторым трудом, — Ты удивительный человек.

Молодые люди продолжали танцевать. Их движения были несколько медленнее. Они перешли на медленный танец, несмотря на то, что кадавр продолжал играть интенсивно.

— Спасибо, Лорейн, — единственное, что нашел ответил Райн.

Девушка убрала руки с плеч юноши и продолжила танцевать сама по себе. Райн отошел в сторону и сел рядом с Леонардо.

— Ты идиот, — высказался кадавр, не отвлекаясь.

Молодой некромант фыркнул. Лео продолжил исполнять песни, а Райн решил выпить еще. Компания друзей продолжала отдыхать до утра: они играли в разные игры, Лео и Райн сражались палками, некромант узнал, что кадавр владеет холодным оружием намного лучше, что было очевидно. Они выпивали на спор, сходили в баню и еще не мало съели запасов, затем ребята решили проверить, как быстро заживают ранения у кадавра. Они наносили ему разные травмы и наблюдали, как туман охватывал повреждения и восстанавливал их. К счастью, сил некроманта хватало на то, чтобы переживать подобные выкрутасы. Лишь когда небо озарилось светом они легли спать.

Глава 15

Западная империя, Мидград

Маргарет чувствовала некоторое удовлетворение, когда вернулась в столицу. Женщина пережила немало, у нее был весьма потрепанный вид, как мантия и одеяние. Перед ней открылись высокие монолитные врата города. Фос находился в зените и ему ничего не мешало освещать столицу. На небе ни единого облака или тучи. Женщина довольно вальяжно, как подобает магистру из членства совета, попала в город верхом на угнанном ею коне.

— Магистр Мур, рады вас видеть, — обратился стражник к женщине.

— Спасибо. Мне нужно видеть Верховного.

— Я передам ему.

Стражник сел на одного из коней, которые стоят подле стены и ринулся в сторону Цитадели министерства. Женщина направилась по улице Миневров в одну таверну, где хотела принять ванну, выпить и покушать с длинной дороги.

Женщина прибыла в самую лучшую, где есть гостиничный номер. Маргарет попросила себе комнату с ванной. Магистр расплатилась. Слуга провел ее в комнату.

— Приятно вам провести время, миледи.

— Благодарю, — упала она в реверансе.

Служащий кивнул и удалился, оставив женщину. Маргарет тотчас направилась в ванну. Она наполнила емкость, сняла грязную одежду и улеглась в воде.

Теплая, нежная субстанция поглотила женщину. Кожа и кости изнывали после тяжелых физических нагрузок. В такой благой консистенции женщина с легкостью поддалась искушению и погрузилась в легкий сон.

Пол задрожал под ногами. Потолок дал трещину посыпалась штукатурка, затем целые куски камня и кирпича. Маргарет открыла глаза, когда на нее посыпался мусор. От удивления она обронила ванну и выпала из нее. Вода сразу ушла в образовавшиеся трещины. Маргарет поднялась по мокром полу. Обнаженная женщина выскочила из рушащейся ванны комнаты, ухватила банный халат и бросилась прочь из своего номера. Потолок коридора начал осыпаться вслед за некромантом. Маргарет прибавила сил. Женщина миновала несколько комнат. Разрушение скоротечно преследовало её. Она добралась до лестницы. Спустилась бегло вниз. В гостевом помещение все разрывалось на части. Стены взрывались, превращаясь в осколки. На улице стоял полный мрак, словно весь свет исчез. Некий мужчина находился возле входа. Его невозможно было увидеть, но Маргарет знала и была уверена, что он там. Женщине стало не по себе. Тело дрожало, пока мир вокруг нее рушился. В момент, когда она услышала голос у себя в голове, Маргарет осознала, что все происходящее не правда, а лишь дурной сон.

«Свобода… Иллюзия…» — едва внятно произнес голос.

Все вокруг нее завибрировало. В голове завис монотонный шум. Маргарет передернуло. Она вскочила, открыв глаза, и оказалась в ванной, где уснула. От увиденного сна у неё появилось тревожное чувство, которое нарастало с каждой секундой. У женщины забилось сердце, что есть силы, а тело бросило в нервную дрожь.

Кто-то постучался в дверь. Маргарет отвлеклась от произошедшего. Она выбралась из ванны, надела халат и открыла дверь. В проеме стоял молодой мужчина.

— Миледи, Верховный магистр ожидает вас.

— Через двадцать минут спущусь.

— Да, миледи.

Мужчина удалился. Женщина закрыла дверь и принялась собираться. Она надела на себя красное платье кюлот. Дама спустилась вниз. Ее ждал имперский экипаж, который проводил до кареты. Маргарет уселась в карету и они отправились в Цитадель министерства.

По прибытию, Марграет проводили чуть ли не как первую леди. Кучер подал руку. Свита сопровождала женщину. Легионеры в сияющих доспехах шли позади и спереди некроманта. Врата открылись стоило им подойти. Дальше их провожала прислуга. Мелкий и вероятно прыткий человек показал куда нужно идти. Он повел их в северную часть Цитадели. По коридору они вышли в зал, где тренировались некроманты. Помещение просторное и напоминает спортивный зал, где есть самый необходимый спортивный инвентарь и деревянное оружие, чтобы потренироваться в мастерстве владения мечом. На ринге находились два человека, один видно был Вайрекс Уэс, а второй какой-то некромант. Они сражались на деревянных мечах. Маргарет впервые увидела Верховного в поединке. Как только магистр Мур оказалась рядом с рингом, так поединок закончился в пользу Верховного. Другой некромант покинул арену, а Вайрекс перевел все внимание на гостя.

— Привет, Маргарет.

— Здравствуй.

Вайрекс махнул рукой:

— Не желаешь забраться на арену?

— Воздержусь. Не к лицу будет, если тебя одолеет женщина.

Верховный усмехнулся. Он бросил деревянный меч, снял кожаные перчатки и спустился с ринга.

— Выглядишь уставшей, — подметил Верховный.

— Не только выгляжу, но и чувствую.

— Впрочем, рассказывай, что ты узнала?

— Лучше вы мне расскажите.

— Не понимаю, — показал удивление Верховный.

Маргарет достала страницу, вырванную из архива.

— Что это?

— Страница из архива, — сказала Маргарет.

— Ты вырвала ее?

— От этого никто не пострадает, — отрезала женщина.

— Так что я должен рассказать?

— На этой странице указано имя некроманта, который и есть тот самый.

Вайрекс прошел к ближайшему столу, расстелил страницу.

— Какая у него душа? — поинтересовался Верховный.

— Серая.

Магистр Уэс принялся читать, что написано на странице. Он нашел имя.

— Морос, — отрезал Верховный.

Некромант принялся читать далее.

— День рождения тридцатый год до эпохи Миневров в десятый день зимы. Дата смерти второй год эпохи Миневров сто двадцатый день зимы.

— Что это значит? — озабоченно переспросила Маргарет.

— ПОШЛИ ПРОЧЬ, ВСЕ! — яростно заявил Верховный магистр.

Находящиеся вздрогнули. Никто не сдвинулся с места.

— Я СКАЗАЛ ПРОЧЬ! — повторил разъяренно Вайрекс.

На повторное заявление все, как один бросились из помещения. Маргарет стояла в легком потрясение.

— У нас появились серьезные проблемы, — заявил Вайрекс, взяв страницу и направляясь к комоду.

Верховный достал бутылку и наполнил стакан.

— Так ты мне объяснишь уже все наконец? — надавила Маргарет.

— Каждая душа любого человека уникальна. Она принимает уникальную форму, поэтому мы фиксируем всех некромантов. Души обычных людей не имеют уникальной формы, потому что они не развивают ее. У тебя золотистая, у меня алая, у Дастина бирюзовая и так далее.

Верховный сделал паузу и смочил горло.

— Лишь кровные родственники имеют одинаковые души. Душа, которую ты видела принадлежит некроманту, который уже больше двух тысячелетий мертв.

— Думаешь, это его родственник?

— Нет, я так не думаю.

— Почему?! — настаивала женщина.

— Потому что ни одна династия не существует столько лет.

— Что же это получается? Некромант, мертвый больше двух тысяч лет воскрешает и убивает живущих на данный момент?

— Получается, — отрезал Вайрекс и выпил.

— Следовательно… — задумалась Маргарет, — Он — лич?

— В лучшем случае он лич, — взволнованно ответил Верховный.

Над некромантами нависла тишина. Лишь их тревожное дыхание разбавляло эту паузу.

— В Горбусе начался мятеж из-за этого некроманта и его действий, — напомнила Маргарет.

— Я прекрасно знаю об этом.

— Людям нужна правда! — заявила женщина, — Мы должны все рассказать!

— Правда? Какая? Что у нас не все под контролем!? Что неизвестный некромант разгуливает и безнаказанно убивает?!

Вайрекс подошел к Маргарет.

— Им нужна не правда, а знать, что они в безопасности.

— Что же ты предлагаешь?

— Мы задержали Альберта Уолока, который пользовался некромантией противозаконно. На заседании членов совета, Императора и наместника ты, Маргарет, объявишь всем, что тот самый некромант пойман и его имя Альберт Уолок.

Женщина замерла.

— Ты не посмеешь! — ругалась она.

— Им нужен убийца им нужен контроль! — настаивал Вайрекс.

— Ты собираешься использовать Альберта, как козла отпущения! Это не контроль, а иллюзия! — бросила женщина, — Я не стану в этом участвовать!

— Нет, Маргарет, как раз-таки ты им и скажешь эту новость, потому что вы друзья с Альбертом и некоторые знают об этом.

— Нет, Уэс, — отрезала женщина и развернулась.

— Не сделаешь этого, тогда пойдешь, как соучастница! — заявил Верховный.

Маргарет остановилась. Женщина пребывала в замешательстве.

— Откажешься и когда выйдешь отсюда, то станешь первой и главной разыскиваемой преступницей, которая предала Верховного, Императора и всю Единую Империю, — хладнокровно подметил Вайрекс Уэс.

— Его… Казнят… — со скорбью в голосе сказала Маргарет.

— Его будут судить, но вердикт вынесем мы, — подытожил Верховный. Некромант понял, что сломил дух Маргарет и теперь она послушается и сделает, что он говорит.

— Не думай, что я тебе прощу это, — ответила в конце Маргарет и покинула Верховного магистра.

Эпоха Таламорского мир, 1117 год, Двадцать третий день лета
Северная империя, Горбус

Наступил вечер. Компания друзей проспала до обеда, а затем готовилась к вылазки. Райн надел кожаный мундир, застегнул стальные платы и надел свой темно зеленый плащ.

— Мило, — подметила Лорейн.

Некромант повесил на ремень свой клинок. Лео надел на себя легкий кожаный доспех и вооружился тем, что украл у мятежников. Воитель взял сумку с припасами и перебросил ее через плечо.

Лорейн надела простое платье и поверх легкую кофту. Спину девушка укрыла коротким меховым плащом.

Они покинули дом Титов.

— Что же, удачи вам, ребят, — обратилась девушка к кадавру и некроманту.

— И тебе, — ответил Лео.

Девушка ринулась крепко обнять некроманта и кадавра.

— Было приятно познакомиться, Лео.

— Взаимно, Лорейн.

— Хватит любезничать, пора заниматься делом, — высказался недовольно некромант и направился на север. Кадавр последовал за Райном. Девушка пошла в обратную сторону. Она должна будет попасть в имперские стойла, которые близ здания власти и оттуда угнать трех лошадей.

Довольно высоко на холме в конце улицы Черной возвышалось здание центральной библиотеки Горбуса. Здание вытянутое, словно сторожевая башня одиноко стояло в ночи. На подступе никого не было, видимо здание не охраняется. Юноша и кадавр добрались до здания. Леонардо применил свою силу, дабы выбить дверь. Последняя с треском рухнула.

— Возникает ощущение, что я для того, чтобы двери вышибать, — прокомментировал кадавр.

— Не возникай, — отрезал Райн.

Некромант достал факел из сумки, что висела за плечами кадавра. Он чиркнул и факел загорелся. Двое направились наверх по винтовой лестнице. Они оказались у очередной двери. В зале было темно. Некромант прошелся, найдя факелы в стенах и поджег их, так библиотека озарилась тусклым светом.

— Что дальше? — поинтересовался кадавр.

— Дальше нам нужно найти проход.

— Как, капитан? — с сарказмом ответил Лео.

— Отец написал, что нужна зеркальная карта, но у нас ее нет, как и не было у него.

— Следовательно?

— Будем делать, как делал он, — подметил некромант.

— Изволь узнать как?

Райн обошел Лео. Он покопался в сумке и достал зеркало, которое забрал у Лорейн, когда они были в доме семьи Тит.

— При помощи этого, — показал некромант зеркало.

— Зеркало?

— Разумеется. Зеркальная карта является обычной призмой двух зеркал.

— Не понимаю?

— Через нее все видно искажено, словно ты смотришь сквозь зеркало.

— Так что нам искать?

— Указания, подсказки, знаки, что угодно, что может показать куда нам идти.

— Твой отец не стал оставлять такую подсказку?

— По какой-то причине не стал.

— Хорошо, давай искать знаки.

Райн передал еще одно зеркало Лео. Они принялись ходить вдоль стен и смотреть на них через отражение в зеркалах. Воитель и некромант сделали круг и ничего не нашли.

— Недостаточно света, — подметил Леонардо.

— И где нам получить достаточное количество света?

— У меня есть идея, но она весьма радикальная.

— У тебя все идеи весьма радикальные.

— Нужно устроить костер, — отрезал Лео, проигнорировав комментарий некроманта.

— Мы в здании из дерева среди сотен бумажных книг и ты предлагаешь устроить костер? Стоп… — Райн сделал паузу, — Большой КОСТЕР!?

— Мы же не будем здание поджигать. Раскидаем книг в центр и подожжем.

— Я думаю должен быть другой выход, — оставил комментарий Райн.

Некромант достал дневник своего отца и принялся перечитывать. Юноша старался найти какую-нибудь подсказку.

Тем временем, кадавр не терял времени и свалил большую кучу книг в центр зала. Леонардо порвал еще несколько бумаг и скинул их в общую кучу. Райн отвлекся от дневника и посмотрел на кадавра, который уже заканчивал приготовления к большому костру.

— ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ!? — выругался юноша и бросился к кадавру.

— Успокойся, — ответил Лео.

Два человека принялись ругаться. Молодой некромант пытался выхватить у кадавра розжиг. Они сплелись в ком. Два товарища принялись наносить друг другу увечья. Воскрешенный старался сбросить с себя назойливого некроманта. Последний же принимался сделать все, дабы не дать кадавру поджечь библиотеку.

Некромант оказался внизу. Лео был намного сильнее. Он применял свою сверхъестественную силу, дарованную ему, как кадавру. Райн взял Лео за грудь.

— Слезь с меня! — приказал хладнокровно Райн.

— Или что? Сделаешь меня обратно мертвым?

— Я этого не хочу, но ты вынуждаешь меня, — ответил Райн.

Лео резко убрал руку некроманта со своей груди, а затем поднялся и отошел в сторону.

— В следующий раз не оставляй пустых угроз, — высказался кадавр.

— Ты здесь все сожжешь! — продолжал настаивать на своем Райн.

— За все время ни одна моя безумная идея не оказалась провальной, — подметил Лео.

— За все время ты нас чуть не убил! — ответил ему некромант.

Кадавр поднял факел.

— Все или ничего, Райн.

Лео швырнул палку с огнем. Она пролетела над головой некроманта и упала рядом с книгами.

Повисла тишина, которая довольно скоро сменилась на звуки пылающего огня. Оранжевый столб поднялся в центре библиотеки. Жар изнурял некроманта и кадавра.

— Собственно, я этого и ожидал, — оставил комментарий Лео.

Дым быстро сменял огонь. Яркий свет от трехметрового костра озарил все помещение.

— Ладно, не будем терять времени, — сказал Райн и взял зеркало.

Леонардо последовал примеру некроманта. Они принялись осматривать недоступные ранее углы. Пламя пожирало кислород. Дышать становилось труднее. Огонь перебрался на ближайший стол.

— Лео, — обратился тревожно некромант.

— Что?

Молодой человек показал воителю на стол, который со всех сторон обволокли языки пламени.

— Лес рубить щепки летят! — крикнул Лео в свое оправдание.

Некромант бросился тушить горящий стол. Он натянул на себя тряпичную маску, которую используют некроманты, дабы не дышать трупным запахом. Райн снял свой темный плащ и бросил его поверх стола. Пламя утихомирилось, но костер продолжал буйствовать. Стеклянные поверхности треснули. На некроманта и кадавра обрушился град из стеклянных осколков.

Райн пригнулся и закрыл голову. Он заметил мельком, как в стекле отразились линии.

— Ты видел это? — бросил некромант кадавру.

— Видел что?

Райн взял зеркало и принялся осматривать потолок. Он заметил линии.

— Вот, смотри! — крикнул он.

Воитель молниеносно подбежал.

— На что смотреть?

Некромант показал отражение в зеркале.

— Что это?

— Думаю, это наша подсказка, — ответил некромант.

Стекло лопнуло. Еще один сверкающий град стекла обрушился. Пламя вспыхнуло с большей силой. Леонардо выхватил зеркало и принялся смотреть на что показывают линии. Он добрался до костра.

— Похоже проход по центру.

— Прекрасно! — крикнул некромант.

— В общем, я могу пройти, но ты вряд ли выдержишь, — прокомментировал кадавр.

— Хочешь зайти в костер? Сгореть заживо?

— Согласен. Вариант сомнительный.

Пламя вновь перешло, но теперь не на столы, а полки с книгами.

— Есть другая идея.

— Какая?

Кадавр поднял стол и перевернул его.

— Отойди!

Райн ушел в сторону. Леонардо взял стол за ножки и побежал на пламя. Воитель с криком ринулся на пылающий в уже четыре метра костер. Стол соприкоснулся. Огонь мгновенно принялся поглощать и деревянный стол, что в руках у кадавра, но Лео это не останавливало и через несколько ожогов на руках он сдвинул пылающую кучу книг.

Некромант почувствовал, как накатила легкая слабость. Руки воителя покрасневшие от контакта с огнем охватил изумрудный туман. Последний, словно мазь обволакивал и лечил повреждения. У Райна помутнело в глазах. Лео подбежал, сбросил с себя сумку и нашел в ней запас бодрящего чая, который дал выпить некроманту.

— Полегче?

— Да.

На этот раз пламя перешло на стену и стеллажи.

— Скоро здесь станет невыносимо, — сказал кадавр.

Райн взял зеркало и направился к центру зала. Лео последовал за ним. Дым не успевал уходить через лопнувшее окно и стал заполнять зал. Огня становилось больше, кислорода меньше. Они пригнулись, чтобы ловить остатки воздуха. Райн принялся смотреть через зеркало на потолок. Он увидел линии, которые не были похожи ни на что.

— Что теперь? — осведомился кадавр.

— Думаю, это подсказка.

— Думай быстрее, пожалуйста! — рявкнул нервно кадавр.

— Ты так переживаешь, словно боишься умереть, — подметил некромант.

Райн посмотрел на пол, затем на потолок. Он старался понять значение линий и почему именно по центру. Он убрал мусор и пыль, которая осталась. Некромант обжигался и ругался. Он освободил плиту от грязи. Стал искать руками.

— Рааайн, — выдавил кадавр.

— Что!? — рявкнул нервно некромант.

— Мне кажется потолок сейчас рухнет!

Некромант посмотрел наверх. Крыша давала трещину. Балка, которая держала потолок полность обуглилась.

— Без паники, — сказал себе некромант и продолжал искать что-то в плите. Он провел рукой и почувствовал пазы. Снова провел рукой. Райн нащупал выемку.

— Дай нож! — крикнул некромант.

Леонардо достал нож, который у него был за поясом.

— Зачем он тебе?

— Давай и все!

Лео бросил нож. Райн взял его и вонзил острием в проем.

— Похоже нашел!

Леонардо подобрался ближе к некроманту. Последний провел ножом по линии, затем посмотрел на потолок, который вот-вот рухнет. Он посмотрел через зеркало и увидел еще одну линию. Некромант вытащил свой рунический клинок, приподнялся на колени и вонзил его. Райн провел руническим оружием вдоль выемки. Они услышали шум. Запустился механизм. Площадь под ногам завибрировала.

— Раааайн! — завопил кадавр.

Плита стал опускаться. Некромант и Лео стали погружаться вместе с ней. Потолок обрушился. Несколько балок, кирпича и каменных плит обрушились вниз. Лео встал в позу и поймал самую большую плиту. Его колено сломалось, руки едва ли выдержали падение такой каменной глыбы. Платформа ушла глубоко под пол и плита осталась лежать на нем. Леонардо закричал от боли. Он сжал кулаки и ударил в стену.

— Тихо! Тихо! — крикнул некромант.

У воителя текла кровь. Кость вышла наружу. Изумрудный туман охватил конечность.

— Нужно выпрямить ногу, а то восстановится не ровно!

Лео стиснул зубы от боли. Ему было невмоготу что-то ответить. Туман уже охватил ногу и принялся восстанавливать повреждение.

— Насчет три! — бросил нервно Райн и взял ногу кадавра.

— Один… — некромант вздохнул. Время остановилось. Райн выдохнул. Время вернуло свой бег, — Три!

Молодой некромант провел финт руками и выкрутил ногу кадавру. Кость хрустнула. Он еще дернул рукой и казалось, что нога встала на свое место. Воитель несколько раз выругался, что было сил, но затем боль стихла. Она была унесена изумрудным туманом, что был душой некроманта. Райн с облегчением выдохнул и медленно отпрянул. Он сидел, смотря на кадавра. Последний отвечал молчанием и ответным бездумным взглядом.

— Невероятно больно, — сказал Райн.

Кадавр лишь кивнул. Тем временем платформа опустилась в самый низ. Они оказались в каком-то темном зале. Света здесь не было. Факелы товарищи оставили наверху. Темнота окружила их. С потолка сыпался пепел и мелкие осколки, каменная пыль и остальной мусор от пожара. Вероятнее всего башня библиотеки превратилась в большой факел, который будет догорать до утра.

— Что дальше? — поинтересовался кадавр, отойдя от боли.

— Ничего не видно, а факелы остались наверху.

Кадавр поднялся.

— Мы даже не знаем, где находимся.

Райн поднялся следом. Он вытащил свой клинок из плиты. Молодой некромант прошептал Слово и рунический клинок загорелся. Его руны отдавали изумрудным свечением, который едва разгонял темноту.

Два товарища покинули платформу. Они делали медленные шаги в одном направление до тех пор, пока не оказались вблизи стены. Райн поднял клинок, чтобы осветить поверхность.

— Ничего не видно, — сказал кадавр.

Они двигались вдоль стены. Зал оказался круглым. Кадавр заметил кристалл, который блестел от света рунического клинка.

— Смотри, — обратился Лео и показал на кристалл.

— Это… — Райн призадумался, — Коллект кристалл.

— Что это?

— Кристалл, который накапливает в себе энергию, а затем заряжает механизм или, — некромант показал на клинок, — Руническое оружие.

— Зачем же он здесь?

— Видимо, дабы зарядить его энергией.

Некромант положил руку на него, затем прошептал Слово. Вокруг кисти Райна образовался густой изумрудный туман, который устремился в коллект кристалл. Кадавр и некромант отпрянули в стороны. Они наблюдали, как энергия стала переливаться внутри этого кристаллического камня. Прошла секунда и он вспых изумрудным светом, а затем от него стали загораться линии все тем же изумрудным светом. Сияющая паутина окутала стены. Эта энергия озарила весь зал и кадавр с некромантом приоткрыли рты в удивлении.

— Ничего подобного не видел! — заявил кадавр.

Изумрудные линии растекались по всем поверхностям. Они были хаотичные, но от того прекрасны. Все вокруг было зеркальное и стеклянное. Некромант и кадавр осмотрелись. Они заметили стеллажи. На них лежали непонятные пластины из стекла.

— Зато теперь есть свет, — подметил Лео.

— Куда дальше интересно.

— Тебе тоже интересно?

— В дневнике написано, что нам на третий уровень, а это только первый.

— Значит нужно на второй и там на третий.

— Как нам попасть на второй? — задавался вопросом некромант.

— Прочитай в своем дневнике, — сказал кадавр.

Некромант осмотрелся. Он бросал взгляд на каждую мелочь.

— Нам нужно зеркало, — подметил некромант.

— Ты думаешь здесь тоже оно нужно?

— По-другому никак, — отрезал Райн.

Лео разбил один из стеллажей, сделанный из зеркала.

— Держи, — сказал кадавр.

Юноша принялся смотреть на пол через зеркало. Он ничего не обнаружил. Некромант принялся осматривать каждый угол, но тщетно. Кадавр же стоял на месте и наблюдал, как юноша ползает, словно собака, обнюхивая что-то.

— Глупо выглядишь.

— Помог бы лучше.

— Я и так тебе все это время помогаю.

Райн оказался в тупике. Он просмотрел каждый угол.

— Ничего нет.

— Может пол это слишком очевидно.

— Возможно.

— Попробуй проверить стены.

— Стена не очевидно разве?

— Попробуй, — настоял кадавр.

Райн повиновался и принялся осматривать стены через зеркало. Лео продолжал стоять на месте, наблюдая за действиями некроманта.

— Смотри! — крикнул Райн.

— Что там?

Лео подошел к юноше. Он забрал у него зеркало и посмотрел через него.

— Линии… Они здесь заканчиваются.

— Вот именно.

Они отошли от стены.

— Если смотреть так, то они есть.

— Значит это тайный проход, — подытожил некромант.

Лео, не долго думая, размахнулся и пнул стену. Ошеломительный звон пронзил некроманта и кадавра. Стена не поддалась.

— Все не так просто, — подметил Райн.

Некромант подошел к стене. Он положил на нее свою руку.

— Все в этом месте работает от энергии.

— К чему ты клонишь?

— Вероятно, проход откроется за счет энергии.

— Но ты ведь уже зарядил кристалл своей душой.

— Эти линии, как кабели, узлы. По ним энергия распределяется по всему зданию, как по венам кровь.

Райн задумался. Он промолчал, а кадавр не вздумал его перебивать.

— Мой отец не был некромантом и зарядить душой здание не смог бы, однако он каким-то образом добрался до второго уровня.

— Может с ним был некромант?

— Нет, он занимался всем в одиночку.

Райн положил руку на стену. Юноша прошептал Слово.

— Этот участок стены линии обходят стороной. Его нужно заряжать индивидуально.

Энергия расползалась по стене. Она впиталась в нее и через мгновение стена растворилась.

— Это невероятно, — прокомментировал кадавр.

— Чтобы пройти ему достаточно было зарядить энергией этот участок стены и было бы достаточно одного факела. — Твой старик был умен, — подметил с улыбкой Леонардо.

Они сделали шаг в темноту, которая появилась из-за пропавшей стены. Их шаг сопровождался линиями, которые появились тот час на стенах и уходили куда-то далеко вперед, в глубину туннеля. Некромант и кадавр устремились вперед.

— Как думаешь, что нас будет там ждать?

— Монстров боишься? — усмехнулся некромант.

— Нет большего монстра, чем человек, мальчик, — ответил ему кадавр.

Со временем они почувствовали зловонный запах.

— Ты тоже это чувствуешь?

— Уже минуты две.

Некромант натянул на лицо повязку, чтобы фильтровать воздух. Кадавр же не мог порадовать себя таким удовольствием и ему пришлось двигаться дальше, кривясь от вони.

Они наступили на что-то мягкое. Лео сразу замер и сделал шаг назад. Некромант поднял свой клинок и тот немного осветил туннель. Под ногами они увидели мертвое тело, которое уже несколько лет, как гниет.

— Вот значит откуда источник вони, — бросил Райн.

Тишина быстро исчезла, когда из тени послышался лязг железа. Лео сделал шаг назад. Звук стал приближаться. На смену лязгу пришел звук тяжелых железных сапог, который медленной поступью, но весьма ощутимой приближался к кадавру и некроманту. Лео обнажил свой меч, который у него висел столько времени за ремнем. Некромант с тягой на сердце выдохнул и взял крепко свой клинок.

Звук. Он был страшнее всего. Звук неизвестного пробирал их до мурашек по спине. С каждым шагом сердце желало сбежать. Ноги хотели подкоситься и тело превращалось в вату.

— Ты уверен, что нет страшнее монстра, чем человек? — поинтересовался Райн, бросив возмущенный взгляд на воскрешенного.

— Я не отрицал существование других монстров, — ответил кадавр и сделал шаг вперед, желая принять удар на себя при необходимости.

Глава 16

Эпоха таламорского мира, 1117 год
Южная империя, Хафэль-Таир

На базаре невероятно шумно. Все стекаются от причала, который на севере города и направляются на базар, где тот час продают все, что перекупили по всей Единой Империи. Людей на юге мало волнуют одежки, что носят на севере, однако им интересна еда с севера и, тем более, напитки, потому что спиртное в холодном крае намного крепче, нежели на юге.

Так получается, что северяне, когда пребывают в Хафэль-Таир продают все спиртное, а на заработанные деньги покупают шкуры здешних животных. Из-за знойной жары, которая здесь практически круглый год животные имеют весьма плотную шкуру, дабы не пропускать сильный жар.

Жерар Тит прибыл в столицу южной империи не для того, чтобы торговаться. Его миссия чем-то схожа с дипломатической. Он остановился в гостинице на окраине. Мужчина не стал тратиться и снял самый обычный номер, который только мог найти. В нем не было ничего кроме кровати и пары комодов. Капитан мятежа сбросил с себя одежду, которую износил за время дороги, ополоснул ноги в теплой воде и надел новую одежду.

Жерар вылил использованную воду в окно. Он вышел из номера за новой порцией, в которой умылся и помыл руки. Мистер Тит был готов для встречи.

Тем временем наместник Талу Кашир принимал сольную ванну. Обнаженный маленького роста мужичок с густыми, черными, как уголь, волосами по всему телу плескался в воде, когда к нему зашла служанка. Последняя была полуобнаженная девица с пышной грудью, дабы радовать своего хозяина и длинными красными волосами. Она принесла известие Талу. Девушка положила рядом с мужчиной письмо. Последнее лежало на подушке цвета бордо.

— Просил же меня не беспокоить! — рявкнул недовольно наместник.

— Прошу прощения, господин. Известие о вашем госте.

— Отправьте за ним. Только, чтобы никто ничего не узнал.

— Как скажете, господин.

Девушка покинула наместника. Мужчина поднялся из ванны. К нему подошла другая служанка, последняя принесла белую тогу, в которую обернулся Талу. Он покинул ванну. Мужчина направился в свои покои, которые находились в соседнем помещение. Наместник взял свежий выпуск газеты «Вестник Империи». В газете было написано о событиях произошедших на выпускном некромантов. Для наместника эти новости не были новыми. Он был свидетелем того, что произошло.

«Беспомощность некромантов» гласил подзаголовок газеты.

«На выпускном некромантов этого года нам представили семнадцать новых некромантов, которые пополнят ряды магистров. По статистике каждый год количество выпускников уменьшается. Еще десять лет назад выпуск составлял 215 человек. Такими темпами уже через два года люди перестанут обучаться некромантии. Мы спросили у Верховного магистра с чем связан такой спад.

— Количество выпускников сократилось из-за того, что министерство повысило требование к поступающим на обучение некромантии, — заявил Верховный магистр.

— Получается такой спад никак не связан с тем, что люди отказываются сами поступать на обучении некромантии?

— Разумеется не связано. Как раз-таки наоборот. Слишком много родителей отправляли своих детей на обучение некромантии, но как оказалось не все они способны, поэтому теперь на то, чтобы стать некромантом всем желающим предъявлены некоторые требования, как в физическом плане, так и в эрудиции.

С этим заявление Верховный магистр Вайрекс Уэс отказался отвечать на какие-либо вопросы.

Нам же остается догадываться какова истинная причина.

Что касается расследование, которое затянулось уже практически на восемь лет, то Верховный и вовсе проигнорировал вопрос.

Автор статьи Кэри Ольсен.»

Наместник бросил в сторону газету. Он достал из стола мундштук, а из него большую сигару. Талу поместил ее к себе в рот, затем прикурил об стоявшую на столе свечу.

Клубы черного дыма наполнили помещение. Наместник направился свободным шагом на балкон. Ветер дул с севера. Волосы на голове наместника прыгали от воздушных порывов. Ветер задувал дым обратно в помещение.

Где-то на окраину города прибыл конвой из всадников. Последние были имперскими легионерами, такие на службе Императора и наместников. Они покинули седла и двинулись в гостиницу.

— Здравствуйте, — сказал с южным акцентом распорядитель.

— Последний кто к вам заселился. Его номер?

— А что-то случилось? — интересовался мужчина.

— Он потенциальный преступник. Откуда он прибыл?

— С севера, — встревоженно ответил заселяющий.

— Его номер? — настоял легионер.

— Последний на втором этаже.

Легионер двинулся наверх. За ним последовало еще два мужчины в латных доспехах.

Они вломились в номер. Жерар стоял, словно ждал гостей.

— Вы пойдете с нами! — приказал легионер.

Жерар взял рубашку и надел ее. Он повернулся к гостям, склонил голову и на нее надели мешок.

Легионеры повели мистера Тита вниз. Они закинули его на сидение лошади и помчались к дворцу наместника.

На базаре по-прежнему стояла суматоха. Люди продолжали покупать продовольственные товары.

Всадники на конях направлялись к дворцу. Они миновали несколько улиц, затем проспектов и оказались близ дворца.

Легионеры довольно грубо сбросили Жерара, затем повели его в покои наместника. Последний наблюдал, как его привезли, сбросили и повели в дворец. Талу готовился принимать гостя.

Два легионера привели задержанного. Они покинули покои наместника, когда двери захлопнулись, тогда Жерар снял мешок с головы.

— Добро пожаловать, Жерар, — сказал Талу.

Наместник показал рукой на кресло с кофейным столиком.

— Проходи, располагайся, — добавил наместник.

Жерар молча сделал, как ему сказали. Он прошелся и уселся в кресле. Талу сел рядом. Он достал бутылку и пару стаканов.

— Выпьешь?

— Немного, — ответил Жерар.

Талу принялся наполнять стаканы.

— Говори, что ты хотел?

— Хочу объединить наши народы, — сказал мистер Тит.

— Наши… народы? — протянул наместник.

— Северяне и южане, вместе мы сможем противостоять некромантам.

— А ты наивен, — оставил комментарий Талу и пригубил свой стакан.

Жерар проигнорировал замечание и сделал небольшой глоток.

— Каким это образом ты собираешься противостоять некромантам? Единственные кто могли им противостоять — были миневры, но я не видел ни одного из них, ни разу.

— Миневры? Считаешь, что они единственные могли им противостоять?

— Это ведь они одержали победу в войне.

Жерар сделал еще один глоток.

— Впрочем, будь у нас их знания и мудрость, а также технологии, то я уверен, что мы могли бы бросить вызов некромантам, однако это лишь теория, — рассуждал Талу, — Однако, на деле мы имеем то, что имеем.

Жерар сделал заключительный глоток и поставил стакан. Талу принялся наполнять сосуды.

— Думаешь, дело в технологиях? — усмехнулся Жерар, — Ты ошибаешься, Талу.

— Не нужно мне жарких речей о том, что все во власти людей. Самообман и только.

Наместник убил залпом свой стакан.

— Отправишь ты несколько сотен тысяч людей на них и что будет? Бойня и только. За ними армия тех, кто уже мертв, а за нами?

Повисла тишина.

— Говори прямо, Талу, ты готов меня поддержать? — бросил Жерар.

— Я скажу тебе прямо, — ответил наместник, — Я не меньше твоего хочу, чтобы некроманты стали лишь сказками, которые будут рассказывать родители своим детям и поверь я уже сделал немало для этого, но правда такова, что без достойного оружия, которое сможет противостоять нежити, которую они отправят и их руническому оружию, силу которого они обрушат на нас нам не продержаться и месяца.

Наместник достал другую бутылку из комода и наполнил ею свой стакан.

— Хочешь, чтобы я поддержал тебя в этой игре, то дай мне не огненные речи, а возможность мириться с их силой.

Северный ветер ударил в окна. Занавески распахнулись. Их разнесло по комнате.

— У меня есть то, что тебе нужно, Талу.

— Прекрасно.

— Точнее будет. Скоро. Совсем скоро.

— В таком случае, я надеюсь наша следующая встреча будет при демонстрации твоего оружия.

— Как только ты его увидишь в действие все твои сомнения развеяться.

— Однако, до тех пор никто не должен знать о нашем разговоре, если император узнает о том, что я собираюсь поддержать мятеж, то я очень скоро окажусь в кандалах, как изменник.

— Аалек Ториф совершает ошибку, выступая на их стороне, — прокомментировал Жерар, — Со временнем он сам это поймет и тогда у некромантов никого не останется.

Их разговор закончился. Два весьма деловых человека мерили друг друга взглядом.

Северная империя, Горбус

В городе наступил долгожданный покой. Люди прожили новый день. Его жители были рады тому, что теперь их налоги не уходили в казну некромантов, а самих некромантов не было на улицах. Все жители продолжали заниматься своими делами. Они вели хозяйство, торговали и воспитывали детей. Студенты посещали академию. Все это происходило днем. Ночью город буквально засыпал. Одинокие факелы оставались стоять на пустынных улицах.

Двое людей, патрулирующие улицы, чтобы следить за порядком, как приказал Жерар Тит, прибыли к дому семейства Тит. Один из них постучал в дверь. Никто не подошел открыть. Они знали, что командующий покинул город, а одного из сторонников оставил рядом со своей дочерью, чтобы он ее охранял от возможных угроз. Два мужчины еще раз постучали в дверь. По-прежнему не было ответа. Их это насторожило. Один из мятежников напряг тело и выбил дверь. Последняя упала на пол, подняв пыль.

Они украдкой вошли в помещение, что было не к чему, ведь они и так подняли шуму.

Один направился наверх, а второй принялся осматривать прочие комнаты.

— У меня ничего, — крикнул один со второго этажа и спустился вниз.

— У меня тоже ничего, — подтвердил второй, когда вернулся.

Они покинули дом и направились на задний двор. Там двое вскрыли замок и спустились в подвал. Один из них зажег лампаду.

— Скорее помоги мне! — бросил он товарищу.

Они обнаружили мятежника, который должен был следить за Лорейн. Мужчина лежал связанный с закрытым ртом. Его кожа потемнела от холода. Они вытащили его и занесли в дом, затем разожгли печь, принесли перекусить.

— Как твое имя? — спросил один из них.

— Мор… ло, — с трудом выдавил он из себя.

— Морло? — поинтересовался один из них.

Пострадавшей несколько раз утвердительно кивнул.

— Я Бранд, а это Арнульв.

Мужчина протянул руку в знак знакомства.

— Мы ночные стражники.

— Я близкий друг… Жерара.

— Тебя приставили сторожить Лорейн? — поинтересовался Арнульв.

Морло утвердительно кивнул.

— Так почему ты оказался в подвале? — спросил Бранд.

Арнульв протянул горячий чай пострадавшему. Последний сделал несколько глотков, чтобы немного отогреть рот и внутренности.

— К нам в дом вломились. Мальчишка-некромант и с ним был какой-то мужчина.

— Где Лорейн!? — воскликнул Бранд.

— Она ушла с ними, я полагаю.

— Когда?

— Пару часов назад.

— Давно ты пролежал в подвале?

— Они заперли меня там, когда ушли.

Морло сделал еще несколько глотков.

— Она их знала?

Мужчина усмехнулся. На его лице повисла улыбка.

— Они выпивали до тех пор, пока не опустошили весь винный запас Жерара, а затем спали, храпя, как свиньи.

— Хоть что-то хорошее, — подметил Арнульв.

— Хорошее? — поинтересовался Бранд.

— Они могли быть убийцами, а оказались, видимо, ее друзьями.

— Да, с этим не поспоришь, — утвердил Морло.

— Скажите это Жерару, когда он вернется, — недовольно заявил Бранд.

Морло поднялся на ноги:

— Так мы найдем их и вернем девчонку.

Остальные кивнули. Они надели на себя теплую одежду, потушили печь и покинули дом.

— Только где их искать? — обратился Арнульв к остальным.

Бранд и Морло заметили, как за спиной Арнульва, вдали пылает огонь. Мужчины показали пальцем.

— Думаю, можно начать оттуда, — подметил Бранд.

— Это же библиотека, — сказал Арнульв.

— Никогда не любил книги, — усмехнулся Морло.

Три мятежника двинулись в сторону библиотеки.

Арнульв, Бранд и Морло добрались до библиотеки. Башня была охвачена огнем. Здание медленно рушилось. Три мятежника стояли в недопонимании.

— Что будем делать дальше? — сказал первым Арнульв.

— Они там? — следом сказал Бранд.

— Если они там, то вряд ли живы, — закончил Морло.

Мятежники двинулись вперед. Они предельно близко приблизились к охваченной пламенем башне библиотеки.

Позади них появился силуэт. Он внимательно следил за действиями мятежников Жерара. Последние старались остановить огонь. Они носили оставшийся с зимы снег, но это было бесполезно пламя было слишком сильно. Незнакомец сделал несколько шагов в сторону башни. Мятежники услышали, как хрустит снег и обернулись. Они ничего не сказали. Трое мужчин взирали, как к ним приближается облаченный в темные одеяния незнакомец.

— Кто ты? — полюбопытствовал Бранд.

Снег продолжал хрустеть под ногами неизвестного. Его лица не было видно за темным капюшоном. Он, молча, продолжал движение в их сторону.

— Остановись! — заявил Арнульв.

— Не лезьте не в свое дело, — протянул Апофиз.

Его шаг не останавливался.

— Я думаю — он некромант, — высказался Морло.

— Почему? — ответил Арнульв.

— Потому что в таких одеяниях ходят некроманты.

— Ваш друг догадлив, — подметил Апофиз.

— Если ты некромант, тогда сдавайся и мы оставим тебя в живых.

Темный некромант остановился.

— Оставите в живых? — удивился Апофиз их дерзости, — Меня?

— Сдавайся! — отрезал Морло.

— У вас есть шанс уйти сейчас, чтобы сохранить свои жизни.

— Морло, он не такой некромант, как из министерства.

— Мне все равно! — рявкнул Морло.

— Морло, — добавил Бранд.

Мужчина обернулся к ним:

— Не важно какой он некромант. Он либо сдастся, либо падет от моего меча!

Апофиз выдержал заметную паузу.

— Хочешь, чтобы я пал от твоей руки, человек?

Морло достал свой меч.

— Я не боюсь смерти и точно не боюсь тебя! — заявил воин некроманту.

— Твоя храбрость похвальна.

— Лестные комплименты от такого, как ты, — недовольно подметил Морло.

— Ты не боишься, смотря смерти в глаза, — сказал Апофиз, — Это не лесть. Твоя храбрость дорого стоит.

Некромант сделал шаг еще ближе к воинам:

— Скажи мне, а твоя преданность настолько крепкая, как храбрость?

— Ты об этом не узнаешь! — заявил Морло.

— Морло, уходим, давай же! — крикнул Бранд.

— Пошли отсюда девчонки здесь нет! — поддержал Арнульв.

— Никто не уйдет! — яростно завопил Морло.

Воин поднял свой меч против некроманта.

— Любой кто захочет сбежать будет изменником и пойдет под суд! — заявил воин.

— Прекрасно! — подметил некромант.

Апофиз развел руками. Его губы нашептали Слово. Тела воинов начал покидать темный сиреневый туман. Он выходил из них с такой скорость, что тела мгновенно превращались в иссохшие трупы, а затем и вовсе в скелеты. Их души превратились в волну, которая устремилась к Апофизу. Она накрыла его и впиталась в тело некроманта. Морло смог устоять на ногах. Он нашел опору в своем мече. Мужчина стоял на коленях. Его дыхание останавливалось. Воин был бледного цвета. Кожа высохла. Товарища Морло лежали скелетами в доспехах на снегу. На фоне полыхала библиотека. Апофиз приблизился к мятежнику.

— Подними голову, Морло, — обратился Апофиз к нему.

Последний повиновался. Мужчина с трудом поднял голову. Он смотрел, казалось, пустыми глазницами.

— Твои друзья были правы, что я не простой некромант. Скажу больше. Я не отношусь к министерству.

Мужчина с трудом вдыхал воздух.

— Твоей покорности, храбрости и верности остается позавидовать, — оставил комментарий некромант.

Морло был не в состоянии удерживаться и упал на холодный снег. Он продолжал с трудом ловить воздух, словно рыба на суше.

— Скажи мне, Морло, на что ты готов пойти сейчас, чтобы остаться в живых?

— Пошел… Ты, — выдавил он из себя.

Некромант опустился к воину. Он смерил его взглядом. Апофиз опустил свою повязку, которая скрывает его бледное, иссохшее лицо.

— Ты станешь одним из лучших, — сказал некромант, затем достал свой клинок и медленно пронзил горло мужчине. Снег обагрился. Морло уже не мог даже пытаться ловить воздух. Он задыхался. Апофиз стоял рядом и наблюдал, как мужчина задыхается, а из его глотки струей течет темная, красная кровь.

Апофиз махнул рукой. Из темноты к нему подбежал скакун. Некромант поднял тело человека и положил его на коня, затем шлепнул скакуна и тот устремился обратно в ночную тьму. Некромант махнул рукой и его кисть покинул легкий темный, сиреневый туман, который поглотил тела Бранда и Арнульва. Их тела поднялись. Они встали и смотрели на своего хозяина пустым взглядом.

— Очистите здесь все, — приказал Апофиз своим вурдалакам. Они тотчас направились к горящей башне, чтобы разобрать образовавшийся от пожара завал.

Ходячие мертвецы двинулись к догорающему зданию. Их тела вспыхивали, как сено, но их это не останавливало.

Северная империя, Горбус

В глубине. Глубоко под землей. Они стояли в ожидании своего врага. Здоровенный атлант с рогатым шлемом двинулся на них. Он вышел из тени. В руках монстр держал большую секиру, которой мог запросто уничтожить любого. Кадавр стоял впереди. Райн находился позади своего товарища.

Все произошло быстро. Монстр нанес удар по Леонардо. Ловкий воитель успел уйти от атаки. Секира вошла прямо в пол. Райн отошёл в сторону. Леонардо двинулся за ним.

Монстр принялся вытаскивать оружие.

— Что мы будем с ним делать? — поинтересовался кадавр.

Райн махал руническим клинком, чтобы слегка освещать пространство и стража.

— Отвлеки его, — резко бросил некромант.

Лео бросился на врага со своим мечом. Он нанес удар, но броня игнорировала лезвие меча.

Воитель совершил еще серию ударов, параллельно уклоняясь от большой секиры оппонента. Чтобы Лео не делал, а броня и монстр не давались. Ловкий кадавр кувыркался из стороны в сторону, уходя от размашистых взмахов врага.

Райн украдкой обходил сражающихся. Леонардо упустил момент и пропустил один удар, который располосовал грудь воскрешенному.

Лео отпрянул в сторону. Он скривился от боли. Его одежда стала окрашиваться в красный. Некромант пошатнулся. Тело его товарища стало заживать от изумрудного тумана, который восстанавливал ранение, но вытягивал силы из Райна. Молодой человек упал на пол. Он оперся о стену. Кадавр и некромант оставались по разные стороны, а между ними был страж, который замер, затем обернулся. Его глаза горели изумрудным светом.

Юноша сглотнул. Монстр стал приближаться к нему. Райн старался подняться на ноги, опираясь о стену.

Лео лежал на другой стороне. Его рана затягивалась очень медленно. Кадавр видел, как к его товарищу движется этот гигант. Он старался встать, но раздираемая боль ему не позволяла.

— Райн! — во весь голос крикнул Лео.

Некромант услышал своего товарища, но это ему никак не помогло. Великан с секирой уже возвышался над молодым человеком. Райн пробовал двинуться в сторону, но мгновенно получил ногой в латных доспехах. Юноша упал на колени и принялся кашлять. Кадавр поднялся на ноги и бросился на врага, но тот размахнулся и ударил локтем, сбив с ног воителя. У Леонардо впервые за все время голова пошла кругом.

Страж поднял свой топорище и готовился казнить некроманта, но резко остановился, словно оцепенел от холода.

Глаза атланта продолжали гореть изумрудным огнём, что подметил валяющийся кадавр:

— Его глаза горят, как твоя душа.

Райн бросил взгляд на стража. Некромант оставался в растерянности. Кадавр лежал, не двигаясь.

— Он живет за счет меня? — удивился юноша.

— Здесь не только здание, но и существа живут за счет душ некромантов, — высказался Леонардо.

Райн решил встать. Он осторожно поднялся, опираясь о стену. Стоило ему встать на ноги, как страж размахнулся и навесил сильную оплеуху своей тяжелой рукой.

Юноша упал на колени. Леонардо улыбнулся и оставил комментарий:

— Видимо, он не даст тебе что-то сделать.

— Задержи его, а я заберу его душу, — сказал Райн.

— Задержать?!

— Да!

— Надеюсь ты знаешь, что делаешь! — пробурчал кадавр.

Леонардо вскочил на ноги и с яростным боевым кличем кинулся на стража. Воитель обхватил его руками и старался обезвредить, но атлант оказался намного сильнее и сбросил с себя нападающего. Райн хотел было схватить гиганта за конечность, чтобы забрать душу, но монстр пресек эту затею неплохим размахом ноги. Райн отлетел в сторону. Страж обернулся и направился к кадавру. Леонардо сцепился с монстром в рукопашной.

Страж был намного медленнее, но сильнее. Он делал размах, но Леонардо уходил от атаки, затем наносил череду ударов кулаками по корпусу в латах.

Воитель не наносил повреждений монстру. Его попытки были тщетны.

Некромант поднялся на ноги и двинулся в сторону стража. Его рунический клинок лежал на полу. Юноша с трудом видел монстра, которого освещали линии изумрудного цвета на стенах.

Схватка монстра и кадавра продолжалась. Лео ловко уходил от попыток нанести ему вред. Монстр не успевал за скоростью кадавра. Лео успевал поражать, но то бесполезно, потому как страж ничего не чувствовал, а его доспехи оставались невредимыми.

Монстр совершил очередной размах, затем ещё один и поймал воскрешенного за шею. Он сжал ее. Мужчина стал задыхаться. Леонардо брыкался, стараясь вырваться.

Тем временем, Райн уже оказался позади монстра и набросился на него. Он прошептал Слово. Изумрудный туман быстро покинул стража и окутал Райна, затем тело некроманта впитало энергию. Юноша спрыгнул с великана. Он отошел и поднял свой клинок. Леонардо поднялся на ноги.

— Довольно неплохо, — высказался кадавр, — Тем не менее что делать дальше?

— Ты слишком часто спрашиваешь о дальнейших планах.

— Все же?

— Идем дальше, — ответил некромант.

Юноша двинулся вперед, вдоль изумрудных линий. Кадавр фыркнул и последовал за товарищем.

Они прошли еще несколько десятков метров и оказались в тупике. В тот момент, когда они оказались близ окончания туннеля, тогда линии прекратили гореть и потухли.

Кадавр и некромант оказались в полной темноте.

— Снова тупик, — недовольно сказал Леонардо.

Райн положил руку на стену и прошептал Слово. Он наделил стену своей душой. На поверхности образовались изумрудные линии, которые исчезли. Стена растворилась в воздухе.

Кадавр и некромант прошли вперед, в очередной зал.

— Стоит полагать это второй уровень? — поинтересовался Леонардо.

— И нам нужно на третий, — подытожил Райн.

Два товарища сделали несколько шагов в темноту. Где-то вдали они увидели желтое свечение.

— Ты это видишь? — обратился кадавр к некроманту.

— Вижу.

Они стояли в ступоре. Леонардо сделал шаг вперед. Он протянул некроманту шоколад. Последний взял его и съел. Райн нашел коллект кристалл в стене и зарядил его. Помещение озарилось изумрудным свечением.

В центре зала стоял силуэт. Рядом с кадавром и некромантом стояла большая статуя. Райн и Леонардо обошли ее. Воитель внимательно посмотрел на большую скульптуру.

— Какая большая статуя, — прокомментировал кадавр.

— Это не совсем статуя, — подметил некромант.

Они обошли этого гиганта и направились к источнику золотого света. Товарищи приблизились и заметили кому принадлежит свет.

Силуэт обернулся. Это был гуманоид. Его тело было сделано из железа золотого цвета. На месте живота у существа был сосуд из которого и исходил свет. Внутри него клубилась энергия. Голова существа также была из железа и стекла. Глаза, однако у него были живые.

— Треклятые помидоры! — выругался удивлённо Леонардо.

— Великие, что это такое!? — продолжал дивится кадавр.

Райн, молча, двигался к существу. Последний поднял голову и посмотрел на гостей.

— Здравствуйте, господа, — обратилось к ним существо и наклонило голову на бок.

От гуманоида отходил звук, работающих часов.

— Оно еще и говорит, — продолжал сходить с ума Леонардо, держась за голову.

— Кто или что ты такое? — обратился некромант к существу весьма спокойно.

— Мое имя Акум, — сосредоточенно отвечал гуманоид.

— Кто ты, Акум? — спросил некромант.

Товарищи держались на расстоянии от существа.

— Я первый гибрид механизма и человека.

— И кто тебя создал?

— Миневры, — ответил гибрид.

Кадавр взялся за голову. Он оставался в полном недоумении глаза лезли на лоб от такого.

— Для чего ты здесь?

— Райн, скажи честно, как ты можешь оставаться спокойным, когда перед тобой, — кадвар развел руками и показал на существо, — ТАКОЕ?!

— Тихо ты, — фыркнул некромант, — Он здесь не просто так.

— Ровно, как и тот монстр! — продолжал ругаться Леонардо.

— Так для чего ты здесь?

— Я служу, чтобы следить за библиотекой и помогать гостям.

— Как ты можешь помочь?

— Смотря какая вам нужна помощь, — отрезал Акум.

— Нам нужно попасть на третий уровень, — ответил Райн.

— В этом я могу вам помочь.

Некромант улыбнулся и похлопал по спине товарища:

— Видишь, он может нам помочь.

Товарищи подошли к гибриду.

— Хорошо… Акум, показывай, — неодобрительно сказал Леонардо.

— Прошу за мной, господа.

Запустился часовой механизм внутри гибрида и он пришел в движение. Существо направилось в другой конец зала. Кадавр и некромант проследовали за ним.

Они стояли подле стены. Акум провел рукой по поверхности и нащупал проемы. Гибрид провел манипуляции со стеной и последняя расступилась в стороны.

— Проходите, господа, — обратился Акум к ним.

— Ты не идешь? — поинтересовался некромант.

— Да это ловушка. Нутром чую! — фыркнул недовольно кадавр.

— Вы не обязаны мне верить, господин, но я могу вас заверить, что внизу вас ждет… Третий уровень. Некромант посмотрел на кадавра, последний помотал головой.

— У нас нет выбора, Лео.

— Великие, надеюсь ты уверен, — отрезал Леонардо.

Некромант сделал первым шаг. Он оказался на винтовой лестнице, которая освещалась тусклым изумрудным светом от рунического клинка. Кадавр последовал за товарищем, а за ними и гибрид.

Они спустились глубоко под землю. Трое оказались на третьем уровне. Акум открыл проход и они вошли в еще более просторный зал. Темнота была хоть глаз выколи.

— Вы можете осветить помещение, — заявил Акум и показал на коллект кристалл.

Некромант подошел к источнику и зарядил его. Кадавр почувствовал, как Райна одолела слабость. Помещение озарилось. Гости увидели множество орудий, на каждом нанесены руны.

— Что это? — осведомился Райн.

— Это хранилище орудий некромантов времен войны.

— Эти орудия здесь очень много лет пролежали?

— Примерно две тысячи.

— Откуда он знает? — задался вопросом кадавр, но его проигнорировали.

Некромант двигался, смотря на каждый инструмент. Он с удовольствием рассматривал каждое оружие. Практически на них всех были разные руны, которые Райн видел впервые.

— Кому они принадлежали?

— Совету, — отрезал Акум, — По некоторым сведениям.

Некромант рассматривал с неподдельным интересом. Юноша словно забыл о своей миссии. Райн подходил к каждому постаменту и изучал оружие. Это могли быть мечи, клинки, топоры, секиры, палицы и даже посохи, с которыми умело обращались только монахи.

— Это потрясающе, — оставил комментарий Райн.

— Ты забыл зачем мы здесь?

— Точно, я увлекся. Акум, — обратился некромант к гибриду, — Где найти Куб Бесконечности?

— Простите?

— Куб Бесконечности. Разве ты ничего не знаешь о нем?

— Знаю. Немного.

— Так где он?

— Там, — указал Акум в конец.

Они направились куда показало существо и подошли в очередной раз к стене.

— А дальше? — бросил кадавр.

— Зачем вам Куб Бесконечности?

— Это не твое дело, — буркнул Леонардо.

— Вы правы, — ответил своим механическим голосом гибрид, — Проход откроется только тому, кто способен контролировать душу.

— То есть некроманту, — подытожил Райн.

— Разумеется.

— Что делать?

— Все тоже. Зарядите проход энергией.

— Лео, у нас еще есть чай?

— Несколько глотков, — ответил кадавр.

— Давай его.

Кадавр открыл сумку и достал сосуд с бодрящим чаем. Воитель передал его некроманту и тот приговорил его залпом, оставив несколько маленьких глотков.

— Надеюсь этого хватит.

Райн коснулся стены, прошептал Слово и энергия проникла в стену. Механизм заработал. Все отпрянули. Посыпался песок. Проем в стене стал двигаться по часовой стрелке. Он сделал половину оборота и образовался туннель стены которого, загорелись изумрудным светом. На этот раз это были не просто линии, а руны, которые отчетливо различимы.

Леонардо сделал шаг. Его нога оказалась в туннель и в тот момент, когда она наступила на пол из нее стала уходить энергия в виде густого, изумрудного тумана.

Леонардо в мгновение охватила слабость и он упал на копчик. Воитель убрал конечность из туннеля.

— ЧТО ЭТО БЫЛО!? — перепугался кадавр.

— В туннель могут зайти только живые, — ответил размеренно Акум и показал на надпись над проходом. Последняя гласила: «Мертвым нет места среди живых».

— Нежить не может пройти? — поинтересовался некромант.

— Именно, господин.

— Что в конце коридора?

— Два пьедестала. На одном Куб, а на другом руна.

— Какая?

— Самая главная, — сказал Акум.

— Какая главная руна?

— Которая поглощает любую энергию и заряжает коллект кристалл, — пояснил гибрид.

— Не тяни время! — проговорил кадавр.

— Хорошо, я пошел.

— Давай и покончим уже с этим.

Райн собрался с духом и двинулся вперед. Он уверенно двигался по коридору и его ничего не останавливало. В итоге, некромант попал в крошечную комнатку, внутри которой вихрем клубилась изумрудная энергия и стояли два пьедестала, на которых были руна аптейк и Куб Бесконечности.

— Давай уже! — крикнул кадавр.

Некромант сглотнул. В его сердце поселилось сомнение, тревога и страх. Юноша с трудом стоял на ногах. Что-то внутри хотело уйти подальше от этого места. Райн поднял руки. Молодой некромант с тревогой и дрожащими руками взирал на Куб Бесконечности. Последний обладал гладкой поверхностью и идеальным коричневым цветом. На нем не было ни единого изъяна, щели или паза, а размером он был таким, что едва помещался в ладонь.

— Бери его и пошли! — кричал Леонардо.

Некромант положил руки на предметы. Он прикоснулся к Кубу и в его сознание кто-то проник. На юношу набросились галлюцинации, открывающие перед некромантом весьма сумбурную картину. Он увидел ночной пейзаж и город вдалеке. Город горел черным огнём. Из зданий выбегали в панике и ужасе люди, а по улицам маршировали, как один существа метров два с половиной в высоту. Они были в темных, как ночь доспехах. Их латы отдавали бликами сиреневого сияния Фоса. Клинки, которые они держали в руках распространяли иссиня-черный густой туман. В небе горела сиреневая звезда. Некромант в страхе обернулся и побежал назад. Он ринулся сквозь кусты. Повсюду маршировали эти гиганты исполинских размеров. Они вонзали своё оружие в беззащитных людей, другие жители сдавались и вставали на колени. Мрак поглотил Райна. Он не мог убежать. Черные, как уголь, руки схватили его и поставили на колени. Юноша закричал. Он забыл обо всем. Его сознание подверглось пытке, агонии, некромант ощутил чувство непреодолимой безысходности. Он сжался в комочек и стал нервно стонать и что-то бубнить себе под нос, пока все вокруг него поглощал неведомый мрак, а сиреневая звезда не погасла, оставив лишь маленькую точку на ночном небе.

Глава 17

Эпоха Таламорского мира, 1106 год
Тасдаград

Некромант подошел к окну. На улице стоял сильный мороз. В дверь постучались.

— Открыто, — сказал повелитель мертвых протяженно.

Мужчина в шубе попал в помещение. Ветер подул с невероятной силой. Снег быстро принялся завоевывать дом. Гость захлопнул дверь.

— Это правда? — поинтересовался некромант в черном балахоне и закрытым лицом.

— Нет никаких сомнений, но Миневры просто так его не отдадут.

— Они даже не смогут им воспользоваться, — прокомментировал некромант и отошел от окна.

— Он ведь не должен попасть ни в чьи руки, господин, — заявил человек.

— Он и не попадёт.

— Тогда, что нам делать?

Некромант повернул голову, но его лицо было скрыто.

— Подойди ко мне.

Мужчина подчинился, хоть и неуверенно.

— Мне жаль, но свидетелей не должно быть, — отчеканил каждое слово некромант.

— Господин, я ведь ничего не скажу! — с горечью заявил мужчина.

— Разумеется, — он передал человеку нож.

— Вырежи свое сердце, — размерно с присущим ему хладнокровием приказал некромант.

— Господин, — жалобно пробубнил мужчина, — Пожалуйста.

— Вырежи свое сердце, — повторил некромант.

У человека покраснели глаза, голос дрожал и руки стали трястись.

— Господин, умоляю вас.

— Достань свое сердце! — повысил тон некромант.

Мужчина стиснул зубы. Он поднял нож. Его кисти с трудом слушались. Человек вонзил нож в свою грудь. Роба покраснела от крови. Мужчина закричал от боли. Он подвинул нож и раздвинул грудную клетку под неисчерпаемые вопли. Рана стала медленно затягиваться. Мужчина схватился за свое сердце, которое было где-то среди лёгких и вырвал его. Тело человека упало. В руке у него было кровавое сердце. Некромант поднялся с кресла. Он подошел к телу и раздавил своим латным сапогом орган.

— Пора заканчивать, — сказал некромант и двинулся прочь из дома.

Эпоха Таламорского мира, 1117 год, Двадцать третий день лета
Северная империя, Горбус

Лорейн привыкла вести спокойную жизнь. Девушка старалась не влезать в неприятности, но обстоятельства поменяли её взгляды. Она с удовольствием решилась помочь некроманту и кадавру, более того, это ее инициатива. Девушка разминулась с друзьями и направилась к имперским стойлам, где могла угнать лошадей. Со своим иммунитетом Лорейн могла свободно перемещаться. Все, кто ее встретили одобрительно кивали и приветствовали.

Лорейн дошла до площади Рыночной, миновала проспект и вышла на площадь Центральную, где располагались стойла.

Добравшись до места, она оказалась в затруднительном положении, потому что не знала, как угнать коней, ибо их стерегут.

Лора подошла к стражам.

— Приветствую, леди, — обратился стражник к ней, — Разве вы не должны быть дома?

— Я могу находится где захочу.

— Но ваш отец…

— Мне все равно, что говорил мой отец, — прервала стража девушка.

— Миледи, прошу вас покинуть это место и вернуться домой.

— Ты мне указывать решил?

— Никак нет, миледи.

— Тогда отойди в сторону. Я хочу на лошадок посмотреть.

— Зачем?

— Мальчик, я девочка, а мы любим лошадок, поэтому уйди в сторону.

Стражники переглянулись, пожали плечами и отошли. Один открыл дверь и девушка вошла в стойла.

— Кто бы мог подумать, что будет настолько просто, — прокомментировала она.

Девушка прошлась. Она смотрела на коней, которые стояли в стойлах. Некоторые спали, некоторые кушали или пили. Лорейн обошла всех скакунов.

— Как мне вас угнать.

Девушка осмотрелась. Она открыла дверцы у троих коней. Лорейн взяла поводья и повела их за собой. Лора привела их к задней стенке. Она постучала по ней. Стена показалась для нее тонкой.

Девушка привела еще одну лошадь. Лорейн привязала поводья к стене и шлепнула по заднице животное. Последнее в свою очередь встало на дыбы, а затем рвануло вперед. Лошадь с невероятным рвением вырвало стену и убежало на улицу, выбив дверь и сбив с ног стражей.

Девушка схватила поводья и покинула стойла. Она обогнула здание власти и направилась по западным окраинам, на север, к башне центральной библиотеки. По прибытию она увидела, как башня сгорает. Кто-то пришёл к зданию. Это были три мужчины. Девушка притаилась в кустах. Она ждала и смотрела. Позади мужчин появился еще один. У них состоялся диалог, который Лорейн не слышала. Девушка увидела, как некий человек за несколько секунд иссушил людей. Последние упали замертво будучи скелетами. Лишь один устоял на ногах и его некромант убил собственноручно, затем позвал своего скакуна, положил тело на него и отправил коня во тьму.

Некромант воскресил двух мертвецов. Они обернулись упырями, которые направились разбирать обгоревший завал. Лорейн ошарашено смотрела на всю эту картину. Она притаилась в кустах.

Леонардо поднял некроманта. Он вырвал из его рук Куб Бесконечности.

Райн очнулся. Юноша пребывал в растерянности.

— Что это было? — обратился некромант к гибриду, ловя воздух.

— Я не понимаю, господин.

— Что это было?! — повысил тон Райн.

— Не понимаю о чем вы, господин, — отвечал размеренно гибрид.

— Что случилось? Ты вел себя… странно, — подметил кадавр.

— Я словно очутился в другом месте и в другом, — Райн выдержал паузу и неуверенно договорил, — Времени.

— Я не могу знать, что это было, господин, — продолжал гнуть свое Акум.

— Ты глупая железяка! — набросился на гибрида кадавр.

— Я не понимаю с чем связана ваша агрессия.

— Ты же все знаешь об этом месте и Миневрах, твоих создателях, — добавил Райн.

— Разумеется.

— Так что делает этот Куб?! — сказал кадавр и показал на небольшой предмет лежащий на полу.

— Я не располагаю подобной информацией, господин.

— Почему!? — негодовал кадавр.

— Потому что этот Куб Бесконечности не принадлежал Миневрам.

— Но он же здесь!

— Он здесь, потому что Миневры нашли его, но не создали.

— Невероятно, — высказался кадавр, — Мы в очередном тупике.

— Как он работает? — поинтересовался некромант.

— Миневры так и не могли его использовать. Предположительно он работает за счет души человека или Слова.

— Райн, не стоит этого делать.

— Откуда ты знаешь, что я хочу сделать?

— По твоему выражению лица, — отрезал Леонардо.

Некромант померил взглядом кадавра, а затем потянулся к Кубу.

— Ради Великих не делай этого.

— Он покажет мне то, что я хочу знать.

— Ты не знаешь этого!

— Я чувствую это.

Кадавр развел руками:

— Ну и ладно делай, что хочешь.

Юноша похмурился и потянулся за артефактом. Райн взял в руку Куб Бесконечности. Молодой некромант прошептал Слово. Предмет загорелся. На его поверхности образовались линии, которые засияли изумрудным цветом. Куб стал ярко светится, что ослепил некроманта. Вокруг поднялась пыль. Она большим столбом окутала некроманта.

— Лео! — закричал Райн.

Никакого ответа не последовало. Райн стоял на месте. Его полностью окутала невероятным вихрем пыль и песок. Юноша увидел, как вдали загорелось красное свечение. Некромант направился к источнику света. Сквозь песчаную бурю молодой человек увидел, как возвышается высокая башня. Ее основание стройное, как стебель цветка, а верхушка пышная, как бутон розы.

Под самим небом горел красный огонь. Некромант увидел, как из песчаной бури выходит человек. Мужчина довольно молодой направляется к башне.

— Джафар! — крикнул кто-то из песчаной бури.

Молодой человек обернулся. Райн увидел его лицо. Оно слегка смуглое, полностью заросшее, но голова его была без волос.

— Джафар! — еще раз кто-то крикнул из бури песка и пыли.

Молодой человек обернулся. Он что-то говорил, но за бурей ничего не было слышно.

Райн протянул руку. Молодой некромант хотел коснуться неизвестного человека, но только он потянул руку, как буря усилилась, а Райн стал отдаляться от башни и Джафара. Некромант почувствовал, как его кто-то схватил за талию. Райна поглотил вихрь песка. Через мгновение он выпал из песчаной бури и оказался на третьем уровне Тайной библиотеки. Юноша находился в объятиях кадавра.

За секунду Райн отпрянул от Леонардо и поднялся на ноги. Он поднял Куб Бесконечности и обернул его в робу.

— Что произошло? — поинтересовался кадавр.

— Я, кажется, — с неуверенностью говорил Райн, — Увидел высокую башню и какого-то человека.

— Что за человек? Что за башня?

— Не знаю. Была буря песчаная и ничего не было видно.

— Песчаная буря и башня? — переспросил кадавр.

— Да, а еще его зовут Джафар.

— Кого?

— Того молодого человека.

— Мар’Дар? — отрезал Леонардо.

— Ты о чем? — ответил Райн.

— Песчаная буря и башня — это Мар’Дар. Он славится своей башней и там часто бывают бури. Город ведь в южной империи.

— Получается нужно найти какого-то Джафара, живущего в Мар’Даре, — подытожил некромант.

— Акум, выведи нас из библиотеки, — обратился кадавр к гибриду.

— Конечно, господин.

Акум направился на выход. Остальные последовали за ним. Они добрались до винтовой лестницы. Команда должна была подняться на второй уровень и выбраться из подземелья.

Акум провёл некроманта и Леонардо наверх обратно во второй зал. Гибрид двигался неуверенно и медленно за ним следовали товарищи. Второй зал пребывал в кромешной тьме. Не было видно практически ничего. Рунический клинок, с которым шел Райн, немного освещал путь.

— Так кому принадлежит Куб? — обратился Райн к Акуму.

— Неизвестно, но предположительно существам, существовавшим задолго до человечества.

— Задолго до человечества? — переспросил Леонардо.

— Именно.

— При этом воспользоваться может только некромант?

— По всей видимости.

Двое озадачились словами гибрида.

Трио продолжало движение вслепую. Они прошли половину зала. На другом конце, где выход, загорелся один из кристаллов. Последний освещал вход фиолетовым светом и силуэт, который вырисовывался у входа. Некто направлялся в сторону некроманта и его компании.

Леонардо остановил товарищей. Все внимание гибрида, кадавра и некроманта осталось прикованным к гостю.

— Привет, Райн, — обратился некто к некроманту.

Леонардо бросил вопросительный взгляд на своего товарища.

— Почему ты на меня так смотришь?

— Он твое имя знает!

— И что?

— Ты меня не знаешь, — заявил гость, отвечая на вопрос кадавра.

— Вот видишь я его не знаю, поэтому убери этот взгляд со своего лица.

— Как скажешь.

— Я не хочу тратить ни свое, ни ваше время, поэтому будь добр и отдай Куб.

— Вот так просто? Взять и отдать? — поинтересовался некромант.

— Нет, конечно, ты не станешь так отдавать, поэтому я расскажу тебе то, чего ты так долго хотел узнать.

— О чем ты?

— Господин, я считаю, что не стоит слушать этого человека.

— Помолчи, Акум, — бросил кадавр.

— Ты здесь из-за своего отца, не так ли?

— Откуда ты знаешь?! — повысил тон Райн.

— Отдай Куб и для тебя все закончится. Ты получишь ответы и сможешь продолжить жизнь, как захочешь, без некромантии. Ведь у тебя нет печати на запястьи.

— Райн, а он дело говорит, — высказался кадавр.

— Не согласен, — добавил свое гибрид.

— Тихо вы! — крикнул некромант.

— Подумай, Райн, зачем тебе это? У тебя есть молодость, которую ты можешь провести, как все твои ровесники.

— Ты думаешь, я хочу жить, как все?

— Почему нет?

— Потому что не это мне нужно.

— Прискорбно, — оставил комментарий гость.

Он прошел вперед. Темный некромант прошел мимо большого стража, который стоял в центре. Мужчина в темном плаще положил руку на эту статую, он прошептал Слово. Темный сиреневый туман медленно покинул некроманта и окутал каменного стража. Незваный гость отошел в сторону. Кадавр, Райн и гибрид отошли назад. Они услышали звуки механизма, словно заработали гигантские часы и шестеренки внутри него закрутились.

— Это ещё что? — возмутился воитель.

— Страж, — ответил Акум.

Гигант начал двигаться. Он направился по залу в сторону компании. Его шаги были тяжелые, словно он их чеканил. Монстр двигался вперёд. Страж шаг за шагом приближался к гибриду, кадавру и некроманту.

От него отходили звонкие звуки часового механизма.

— Вы возьмете его на себя, — сказал Райн, — А я расправлюсь с этим незваным гостем.

— Ну конечно, нам с какой-то статуей справляться, а тебе со стариком.

Только Леонардо оставил комментарий, как страж приблизился к ним и уже замахнулся каменной рукой. Его удар отбросил по разные стороны компанию.

Райн оказался на одной стороне. Леонардо и Акум были по другую сторону. Воитель бросился в сторону, к стене. Гибрид, не раздумывая, последовал за кадавром. В отличие от своего товарища, Акум выглядел неуклюже и с трудом быстро перебирал ногами из-за своей конструкции. Атлант повернул и направился за двумя сбежавшими.

— Ты можешь быстрее?! — возмущался в спешке кадавр.

— Нет, господин, — заявил Акум.

Страж шаг за шагом двигался в их сторону. Он осторожно обходил гигантские колонны. Леонардо бежал в другой конец зала, что было сил. Акум следовал за ним по пятам. Они оббегали колонны, чтобы выиграть время. Тяжелая каменная рука замахнулась, но тщетно. Страж разрушил колонну. Пол под ногами затрясся. С потолка посыпалась пыль.

— Давай быстрее, — кричал кадавр гибриду.

Они оказались близ одного из коридоров. Страж уже догнал их и в очередной раз собирался раздавить, как букашек. Леонардо толкнул Акума и сам прыгнул в сторону. Они упали. Кадавр в отличие от гибрида довольно скоро поднялся на ноги и обежал стража. Последний обратил внимание на маневр кадавра и последовал за ним. Каменный гигант старался поразить воителя, но не успевал. Леонардо кубарем перекатывался, нагибался и прыгал в сторону каждый раз, как страж собирался его настигнуть.

Колонны и столбы рушились один за другим. По всему залу поднимались столбы пыли.

— Какой кошмар! — крикнул Акум, уклоняясь от падающих обломков.

— Будь добр оставь свое недовольство, — страж в очередной раз взмахнул и нанес удар по кадавру, — И помоги мне!

— Господин, у стражей есть коллект кристалл, который расположен в груди. Избавьтесь от кристалла и он будет побежден.

Кадавр подоспел к гибриду. Они посмотрели на высочайшую статую, которая готовилась в очередной раз поразить своих врагов.

— Тот который светится?

— Подтверждаю.

Страж нанес свой удар. Плитка под ногами кадавра и гибрида пошла ходуном, а затем и вовсе разрушилась. Они чуть не упали под пол. Леонардо успел ухватиться за поверхность, а гибрид успел схватиться за кадавра.

Воитель приложил сил и вытащил их из разлома.

— Отвлекли его!

— Сделаю все, что смогу, господин.

Кадавр побежал за гиганта. Акум поднял камень и метнул в стража. Последний остановился. Гибрид бросил еще один кусок камня. Страж прекратил преследование за кадавром и бросил все внимание на Акума. Последний стал пятиться до тех пор, пока не оказался вплотную к стене.

Леонардо уже обошел каменного гиганта и набросился на него. Он взбирался на стража с невероятным трудом. Атлант постоянно двигался, что мешало кадавру перемещаться по его каменной поверхности.

Страж размахнулся и разрушил стену. Акум успел нырнуть под ноги каменному атланту.

Леонардо после пары-тройки пируэтов смог взобраться на шею неповоротливому стражу. Последний, заметив помеху, срочно принялся сбрасывать ее. Кадавр ухитрился удержаться, затем перевернуться, ухватиться за голову и, наконец, вытащить коллект кристалл.

Леонардо спустился с каменного гиганта, который замер в одном положении. Воитель держал в руках кристалл, внутри которого переливалась сиреневая, темная энергия.

— Красиво, — прокомментировал кадавр, глядя на этот энергетический сгусток.

Леонардо охватила слабость и легкое недомогание. Он почувствовал, как его тело окутала усталость.

Гибрид и кадавр обратили внимание на схватку двух некромантов и очевидно, что Райн сдавал позиции.

— Нам нужно помочь ему! — заявил Леонардо.

Гибрид посмотрел на кадавра, затем на сражающихся. Акум бросил взгляд на потолок и кристалл, который держал в руке кадавр.

— На что ты смотришь?

— Используй кристалл, — разъяснил гибрид.

— В каком смысле использовать кристалл?

— Брось его в потолок над Районом и незнакомцем, — подытожил Акум.

— И чем это поможет?

— Точно не знаю, но должно сработать, — отрезал гибрид.

— Надеюсь ты прав, железяка.

Леонардо взял удобнее коллект кристалл и метнул его. Последний набрал достаточную скорость и силу, что довольно громко прозвенел, когда ударился о поверхность.

Они находились по разные стороны. Райн держал в руке своей рунический клинок, лезвие которого охватил легкий изумрудный туман, похожий на дым. Молодой некромант впервые собирался воспользоваться своим руническим клинком. Апофиз достал свое руническое оружие. Меч некроманта был немного длиннее клинка Райна. За маской не было видно, как некромант что-то шепчет, но он произносил шепотом Слово, словно змея. Темный, сиреневый туман охватил изогнутый рунический клинок Апофиза. Руны на лезвие приняли темный, сиреневый цвет, словно полотно сумеречного неба. Райн взялся за свой клинок обеими руками. Апофиз медленным шагом двигался к молодому некроманту. От лезвия падал густой мрачный, сиреневый туман, расходящийся в стороны, касаясь пола.

Темный некромант взмахнул своим клинком. Райн поднял свой меч и отразил удар. Апофиз ринулся и еще раз махнул оружием своим. Молодой некромант поднял меч и вновь отразил атаку по себе. Райн спрятался за колонну, что стояла рядом. Апофиз поразил каменное строение. Куски и пыль разлетелись в стороны. Некромант двигался вперед. Он был настойчив, силен и размерен. Наносил удар он за ударом, и лишь мгновение отделяло Райна от гибели. Юноша нерасторопно и весьма проблемно отражал выпады Апофиза.

Он поднял быстро свой клинок и с плеча ударил по мальчишке. Райн в ответ взмахнул клинком и лязг металла в воздухе повис. Клинки сошлись в унисоне. Искры. Скрежет. Темный, сиреневый туман соприкоснулся с изумрудным. Образовался небольшой импульс, который толкнул двух некромантов. Райн упал на копчик. Апофиз ударился о колонну и упал на колени. Темный некромант оперся о свой клинок и поднялся. На нем не было ни единой царапины. В свою очередь у Райна закружилась голова и слабость одалела.

«Смертный…» — прозвучал голос в голове молодого некроманта.

На Райна обрушились галлюцинации. Сильный шквальный ливень рухнул с неба. Вихрем закружился мусор от сильного ветра. Небо низвергалось от ярких вспышек молний. Гром сотрясал небеса. Мужчина стоял на коленях под нескончаемым ливнем.

«Ты не способен…» — продолжил шепотом чеканить слова голос.

Молния сверкнула. Яркая фиолетовая дуга в небе зажглась. Райн, словно очнулся от дурного сна, к нему уже приближался Апофиз. Молодой некромант поднялся на ноги и вновь прошептал Слово, наполнив рунический клинок своей душой. Руны засияли, отдавая изумрудным свечением. Легкий туман опускался от клинка, словно медленно капающая кровь.

Сердце Райна замедлялось. Юноша чувствовал, как иссякает его душа. Апофиз рассек воздух снизу вверх. Райн ответил ему ударом с плеча. Их клинки вновь поразили друг друга, энергия расходилась и исчезала, словно приливные волны, бьющиеся о скалы.

С каждым отраженным ударом Райн терял все больше и больше сил. Руки начинали дрожать. Тело становилось ватным. Апофиз наносил размашистые удары с непреклонным хладнокровием. Молодой некромант ответил оппоненту легкими и быстрыми ударами с яростью, что затмевает рассудок. Всплески энергии разбрасывались в стороны, изумрудными и темно сиреневыми волнами.

Темный некромант размахнулся и нанес очередной секущий удар. Клинок чуть было не задел Райна, однако молодой некромант ловко отразил нападение, но не без последствий. Такой силы размах выбил практически оставшиеся силы из Райна и руны на клинке погасли.

Юноша рухнул наземь. Он с трудом мог подняться на ноги. Два некроманта услышали, как с потолка что-то упало, звонкое и, вероятно, хрупкое. Они обратили все свое внимание на объект, который упал на пол — этим объектом оказался коллект кристалл внутри которого пульсировала темная, сиреневая энергия. По прозрачному камню пошла трещина. Райн и Апофиз удивились. Трещина увеличилась. Молодой некромант изо всех сил встал на ноги и ринулся в сторону своих товарищей. Все звуки пропали, словно образовался сплошной вакуум. Ударная волна формой цунами темно сиреневого цвета стремительно смела все вокруг, отбросив в разные стороны Апофиза и Райна. Оба отлетели на несколько метров. Апофиз остановился об колонну, у которой своим телом выбил фрагмент камня. Волна поразила несколько близ стоящих колонн, последние вдребезги разлетелись. Потолок завибрировал. Он должен был обрушиться. Посыпалась пыль. Мелкие камешки. Еще несколько колонн давали трещину и рассыпались.

Акум подхватил упавшего рядом некроманта, забросил его на плечо, дернул Леонардо и тот последовал за гибридом, принимаясь прикрывать от нападающих, разъяренных вурдалаков, которые возникли из неоткуда. Путь на выход был перекрыт и через рушащийся зал гибрид, с некромантом на плечах, и кадавр преодолевали обломки, камни и пыль. Они направлялись в один из коридоров. Рушиться стал и коридор. Гигантские каменные плиты падали позади Акума и Леонардо. Разрушенный потолок обвалился на вурдалаков, которые преследовали группу. Последние оказались возле стены.

— Что дальше?

— Подождите, господин, — гибрид положил руку на стену и надавил на нее.

— Здесь сейчас все рухнет, давай быстрее!

— Пожалуйста, не торопите, — ответил Акум и сдвинул стену в сторону. Последняя тотчас сдвинулась и растворилась в проеме.

— Сюда.

— Быстрее-быстрее! — заявил Леонардо.

Они нырнули в проем и продвигались вперед, пока не оказались возле лестницы. Разрушения прекратили преследовать команду.

— Теперь куда?

— Наверх, господин, — ответил Акум.

Они стали подниматься по лестнице. Она вела невероятно высоко. Они продвигались несколько минут, минуя ступеньку за ступенькой.

— Мне это что-то напоминает, — оставил комментарий Леонардо.

— Осталось совсем немного.

— Приятно слышать, потому что я едва чувствую ноги, а значит Райну совсем туго.

— Господин Леонардо, пожалуйста, сохраняйте спокойствие.

— Сказала железяка, — закончил Лео за гибридом.

Спустя несколько метров подъема по винтовой лестнице в практически кромешной тьме, которая разгонялась светом от гибрида, они все же добрались до выхода. В потолке, над головами, находился люк, который нужно было открыть.

— Как его открыть?

— Нам нужна душа, — ответил гибрид.

— Душа? Ты не заметил, что единственный некромант находится без сознания и на грани между жизнью и смертью.

— Однако, вы кадавр.

— А ты железяка! Неужели я снова умру причем так глупо. Прошлый раз хоть достойно покинул жизнь.

— Господин, в вас находится душа Райна. Воспользуйтесь ею.

— Каким это образом?

— Думаю, это очевидно.

Леонардо замер в размышлениях. Воителя озарило.

— Точно! Железяка, а ты соображаешь.

— Спасибо, господин.

Кадавр достал нож, сделал надрез у кисти и сразу положил её на поверхность. Изумрудный туман, словно возникший из ниоткуда, стал впитываться в каменную плиту. Леонардо убрал руку и тогда энергия быстро восстановила его кисть.

Люк покрылся изумрудной сетью, затем появились звуки рабочего механизма и плита стала двигаться. Проход открылся и команда из гибрида, некроманта и кадавра вышла наружу. Они оказались в лесу близ центральной библиотеки.

Леонардо охватила еще сильнее слабость. У кадавра отказали ноги, а в глазах все стало плыть.

— Господин, вам плохо?

— Найди девушку. Лорейн. Она должна быть возле библиотеки.

— Господин, что с вами?

— Райн умирает, ему срочно нужен чай или еще что-нибудь. Найди девушку!

— Хорошо.

Гибрид бросил тело некроманта и направился к сгоревшей вышке. Акум быстро нашел саму башню. Он добрался до нее.

— Лорейн! — крикнул механическим голосом гибрид.

— Лорейн! — повторил Акум.

Позади него нарисовался силуэт. Последним была девушка, а за ней стояли три лошади.

— Ты меня ищешь?

Гибрид обернулся. Девушка раскрыла глаза. Она удивилась от увиденного и пала в полный ступор.

— Вы Лорейн?

Девушка молчала. Она открыла рот.

— Мать твою, что ты ТАКОЕ?

— Мое имя Акум. Я первый гибрид механизма и человека.

— Ты железный человек!

— Железный человек? Нет, я не из железа и человеком меня нельзя назвать.

— Что ты здесь делаешь и откуда знаешь меня?

— Господину Райну и господину Леонардо нужна ваша помощь.

— Как!? — воскликнула девушка, — Где они!?

— Прошу за мной.

— Давай быстрее!

Лорейн последовала за Акумом. За ней двигались три коня, которых она угнала из стойл. Гибрид привел ее туда, где лежали кадавр и некромант.

— Райн, Лео! — крикнула девушка и бросилась к друзьям.

Леонардо приоткрыл глаза. Мужчина с трудом дышал. Райн лежал без сознание.

— Что с ними!? — бросила Лорейн гибриду.

— Душа господина Райна истощена и нуждается в «подзарядки».

— Чай! — подумала вслух девушка.

Лора достал бутылку, что лежала у нее в сумке. Она открыла ее и поднесла к юноше. Девушка наклонила голову Райна и маленькими каплями давала чай некроманту.

— Пей, — поговорила девушка.

Леонардо посмотрел на свои руки. Он прекращал их чувствовать. С каждой секундой он лицезрел, как его тело начинало разлагаться. Девушка начинала кричать. Она с рвением старалась опоить молодого человека. Плоть на кистях кадавра растворилась. Его руки превращались в кости.

— Райн, не умирай! — вопила девушка.

— Лора, — обратился кадавр к девушке, — Похоже это конец.

Воитель показал ей свои конечности, которые увядали, гнили и оставляли одни кости. Биение сердца у кадавра замедлилось. Он с трудом глотал воздух.

— Нет, нет, нет, нет! — вопила и скоротечно говорила Лорейн.

— Нет-нет, пожалуйста, не умирай, — говорила девушка.

Гибрид, молча, смотрел на удручающую картину. Он не осмеливался ничего сказать. На небе развернулась фиолетовая дуга. Гром захлестнул Горбус. Волна воды накрыла город.

Западная империя, Мидград

Заседание должно было начаться. В Цитадель Императора пребывали люди. Повара на кухне работали в полную силу. Никто не расслаблялся. Печи пекли, ножи резали овощи и мясо, вода кипела. Работа шла полным ходом.

Маргарет Мур находилась в соседнем здании. Она стояла в гостевых покоях, на ней было надето золотое платье с серебряным прожилками. К женщине пришел Верховный магистр. Мужчина встал перед некромантом.

— Прекрасно выглядишь.

— Замолчи, Уэс. Не желаю ничего слышать.

— Надеюсь, ты помнишь о нашем разговоре.

Женщина бросила презренный взгляд на Верховного.

— Я каждый день думаю об этом.

— Нам пора идти, — наклонил он голову в знак уважения, — Гости уже ждут.

Верховный магистр открыл дверь. Женщина вышла первой. Некромант последовал за ней. Они спустились в главный зал и вышли через центральные ворота. Некроманты прошли несколько сотен метров.

Маргарет первая прошла в Цитадель Императора, за ней прошел Вайрекс.

Слуги встретили гостей. Они проводили их наверх в приемный зал, где стоял гигантский круглый стол. Гости рассаживались. Каждый занимал свое место. Вайрекс Уэс и Маргарет Мур сидели вместе. Во главе сидел Император Аалек Ториф. Маргарет приветствовала членов совета с юга и севера. Абдель Катиф и Дастин Слэйд присутствовал на заседании. Однако, отсутствовали Торстейн Йенсен и Альберт Уолок. К удивлению Императора и Верховного, заседание посетила некромант Ева Ларссон.

Слуги вошли в помещение и принялись расставлять посуду с едой. Они наполнили кубки вином, поставили мясо, птицу и рыбу, затем удалились.

— Приветствую вас дамы и господа! — объявил Император.

Все утихли и поднялись. Гости принялись слушать Аалека Торифа.

— Думаю, все вы понимаете зачем мы здесь собрались. Как и каждый год мы здесь, чтобы подвести итоги ушедшего года и построить планы на грядущее будущее. Некроманты и чиновники прошу вас отведать эти прекрасные блюда, затем обсудить планы нашей Единой Империи, а также, — Император развел руками и дружелюбно улыбнулся, — Подвести итоги касательно прошлого и в дальнейшем я надеюсь мы все вместе сделаем работу над ошибками.

Гости подняли кубки.

— За Единую Империю и Императора! — в один голос произнесли тост присутствовавшие. Они залпом убили напитки и сели за стол.

— Наместник Талу Кашир, передаю вам слово.

Талу положил в свою тарелку птицу.

— В южной империи в ушедшем году спокойно. Погода благоволит нам и хозяйства поднимаются в гору. Состояние золота повысилось на тринадцать процентов, а продажи в сельском хозяйстве возросли в полтора раза. Мы открыли несколько новых прибрежных островов, на которых найдены пещеры с полезными ископаемыми, к слову, нами была найдена пещера с эронитом.

— Хорошие новости, Талу, — кивнул в его сторону Император.

— В общем, дела у нас, на юге, идут в гору, — подытожил наместник.

— Абдель, расскажите нам о делах министерства некромантии.

— Думаю очевидно, что наши дела намного лучше, чем обстоятельства на севере.

— Все что касается севера мы обсудим отдельно, — прервал Император некроманта.

— Мы приложили много сил и на конец года на юге было возвращено порядка шестидесяти человек.

— А сколько остались мертвыми? — перебил наместник магистра.

— Тихо, Талу, — возмутился Император.

— Вы думаете слишком узко, наместник, — возразил Абдель.

— Да что ты говоришь, некромант. Каждый день умирают люди, а за весь год ваше жалкое министерство воскресило шестьдесят человек, — развел руками Талу, — Это смехотворно.

— Вы забываетесь, Талу! — повысил голос Император.

— Если бы люди ценили жизнь, то не дохли, как мухи. Мои некроманты изо дня в день стараются, но они не Великие и не все сильны. Порой, Талу, вы забываете, что мы такие же люди, как и вы.

— Знаете, магистр, вы забыли, что давали клятву защищать людей от смерти.

— И я ее соблюдаю, но я не в силах защищать людей от их глупости. Детей, которые идут на реку одни и тонут в воде. Женщин, которые блуждают ночами по пустыне и лесам одни без защиты, мужчин, которые пренебрегают техникой безопасности во время работы в кузнице, полях и шахтах. Мы защищаем людей всеми силами и воссоединяем семьи, а что в ответ получаем?

— Деньги, власть!

— Предательство! — отрезал Абдель, — Горбус тому пример!

— Тишина! — заявил Император.

— Верховный, скажите им! — воскликнул магистр.

Вайрекс Уэс смочил горло, выпив вина. Он поднялся из-за стола.

— Сайтур — наш дом, наш общий дом. Дом для всего человечества. Мы молодой вид и нам еще многому стоит научиться. Когда-то давно наши предки Миневры познали строение и устройства всего мира. Когда-то давно некроманты познали саму смерть и по сей день познают. Мы один вид — некроманты и люди. Мы единый народ, который только открывает для себя вселенную. И я стою сейчас здесь, говоря, что не вижу смысла в этом беспорядке, что работая вместе, мы сможем постичь невозможное, мы сможем открыть для себя другие миры, которые сделаем своими, но пока мы грыземся за кусок земли, за золото и власть нам не видать других миров. Люди, я призываю вас взяться за ум и вспомнить главную истину, что МЫ ЕДИНЫ! — Верховный закончил, смочил горло и медленно сел за стол.

Повисла тишина. Было слышно лишь как гремит посуда и приборы, которыми пользовался Верховный магистр.

— Тем не менее, — начал Талу, — Вы — некроманты, пользовались собственной силой, дабы убить людей и казнить наместника. Теперь вы якобы ведете расследование, которое затянулось на, практически, девять лет. Вы призываете нас к миру и единству, но сами устраняете руками мертвых тех, кого вам угодно.

— Прошу прощения, Талу, — перебил Вайрекс наместника, — Инцидент, который произошел несколько лет назад никак не связан с министерством и если вы серьезно полагаете, что это дело рук министерства, то ошибаетесь. Не так давно Маргарет Мур закончила свое расследование и нашла того, кто причастен ко всем действиям против людей.

— Интересно, давай, Маргарет, расскажите нам кто этот некромант, — ирочнино ответил наместник.

Вайрекс тыркнул женщину, которая завороженно смотрела куда-то в пустоту. Женщина словно покинула эту реальность и с головой окунулась в другую.

— Давайте, Маргарет, — заявил Верховный.

Женщина осмотрелась. Все внимание было приковано к ней. Она неуверенно поднялась. Магистр Мур встала и готова была рассказать.

— Я несколько лет гонялась за призраком. Моей целью был некромант очень могущественный и по каким-то причинам отошедший от наших канонов и сводов правил. Отступник иначе никак его не назвать. На данный момент этот человек находится под стражей в казематах министерства.

— Скажите нам его имя, чтобы мы знали предателя! — заявил Клавикус Клайв владелец половины ферм западной империи.

Маргарет сглотнула. Ее бросило в дрожь. Она металась от Вайрекса до остальных. Женщина мерила каждого своим взглядом. Магистр Мур старалась быть сильной и сдерживать голос, который начал дорожать.

— Ну же, Маргарет, — повторил Клавикус Клайв.

— Его имя, — запнулась женщина, — Его имя — Альберт Уолок.

На лицах присутствовавших образовалось удивление. Все стали перешептываться. Каждый удивлялся тому, что услышал и лишь Верховный магистр оставался хладнокровным.

В помещение вошла женщина в возрасте. Она была в домашнем платье и убранными платком волосами. Вошедшая направилась к Императору.

— Господин, ваш сын не может уснуть.

— У меня важное заседание.

— Господин, — настаивала женщина, — Он очень хочет видеть вас.

— Вы его сиделка и не можете уложить спать?! — недовольно возразил Император.

— Господин, он хочет вас, — отрезала женщина.

Император подумал несколько секунд и ответил:

— Хорошо, я сейчас буду.

Женщина покинула помещение. Император вышел из стола.

— Я отойду на несколько минут. Когда вернусь мы продолжим.

Аалек Ториф направился в покои своего сына, которые находились этажом выше. Когда мужчина пришел в комнату, женщина сидела рядом с ребёнком.

— Оставьте нас.

— Конечно, господин.

Сиделка покинула ребенка.

— Привет, сын, — подошел Император к кровати.

Мальчик повернулся к отцу.

— Что случилось? Почему ты не спишь?

— Папа, мне страшно.

— Почему? Что тебя пугает?

— Голос, — отрезал мальчик.

— Какой?

— Он шепчет мне.

— Что Лукас, что он шепчет?

За окном сверкнула молния. Над морской гладью низвергались фиолетовые и синие разряды молнии.

— Он шепчет снова и снова, — глаза мальчика покраснели.

— Лукас, что он шепчет? Что ты слышишь? — негодовал тревожно Император.

Молния за окном озарила небо. Тучи поднимались. Они скрывали ночное плотно.

— Лукас!

Мальчик ничего не отвечал. Юноша лишь слышал вновь и вновь с каждым раскатом грома и вспышкой молнии шепот, который поселился в его голове:

— Кричи… Вопи от ужаса…

…продолжение следует


Оглавление

  • Введение
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке