КулЛиб электронная библиотека 

Зависимость (СИ) [Василий Мигулин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Зависимость Василий Мигулин

Предисловие

1

Где-то на западе сверкнула молния. Волной вода упала с неба. Меня намочило насквозь. Я подходил к большому особняку, который озаряли молнии. Большая монолитная дверь остановила меня, чтобы я позвонил в звонок.

В глубине здания послышался едва отчетливый, но звон, как от церковного колокола. Прошло еще пару минут после того, как мне открыли дверь. Здоровенный исполин едва ли отличающийся умом и сообразительностью стоял передо мной с вопросительным выражением лица.

— Что тебе нужно?

— Я на встречу с мэром.

— Он не принимает у себя дома.

— Да, но у меня есть разрешение. Могу показать.

Я порылся в сумке и вытащил бумажку, которая уже во всю была промокшая и чернила на ней расползались.

Надеюсь, этот верзила читать то умеет.

— Ладно, проходи.

Здоровяк отошел в сторону и пустил меня внутрь, затем я снял свое пальто и повесил его на вешалки, что были вдоль стены.

— Прошу за мной.

Атлант повел меня наверх по центральной лестнице. Где-то внутри здания послышался шум и крики, словно началась драка, но ровно как неожиданно она началась так, по всей видимости, и закончилась.

— Не тормози.

Я отвлекся, разглядывая картины, увешанные вдоль стены.

Здоровяк довел меня до красивых декоративных дверей за которыми, видимо, и был мой клиент.

— Заходи, если он тебя правда ждет, то ты не вылетишь отсюда.

Отчасти это звучало угрожающе, но придавать этому значения я не стал и, подвинув столь массивные, но красивые двери, зашел в неописуемой красоты кабинет. Ощущение, что попал в сказку Льюиса Кэрролла.

В комнате же никого не было, но почти как я зашел и рассмотрел дизайн, то из рядом находящейся двери вышел мужчина увесистый в темном смокинге и моноклем. Его голова была испещрена, а местами виднелась седина. Он подошел к комоду, который стоял рядом с ним и достал из него сигару, которую далее закурил.

— Че встал, как вкопанный? Садись. Выпьешь что-нибудь?

— Нет, спасибо. Я по работе.

— Я знаю.

Он медленно дошел до своего стола, что в центре комнаты и развалился на кресле, который был за столом.

— Так, что тебя интересует?

— Я из газеты.

— Журналист?

— Да.

— Меня зовут Артем Мамаев.

— Очень приятно.

Старик достал из стола бутылку и стакан, в который налил содержимое.

— Чем обязан, Артем?

— Я хочу задать вам пару вопросов.

— Касательно чего?

— Инди, — коротко отрезал я.

Мужчина потянул сигару, а затем сделал достаточно глубокий глоток из своего стакана.

— Что ты хочешь знать о нем?

— Для начала расскажите, почему полиция ничего не предпринимает, чтобы остановить его распространение на улицах города?

— А с чего ты решил, что полиция ничего не предпринимает?

— С того, что прошло уже десять лет и он наводнил все улицы нашего города, а распространителя так и не нашли и судя по всему не особо ищут.

— Мальчик, послушай меня внимательно, — мужчина прокашлялся от табачного дыма, клубы которого он сам и создал, — Инди, как и его распространители самая главная загадка этого гребанного города и самая гигантская заноза в моей заднице. Поверь, я тебе все рассказал бы, если у меня была какая-та информация.

— То есть за десять лет никто ничего так и не узнал. Вы это хотите сказать?

— Я хочу сказать, что инди может стать преградой на моем следующем переизбрании и мне ровно как и тебе хотелось бы узнать откуда он и как попадает на улицы моего города.

— Сомневаюсь, что он станет преградой на вашем переизбрании, сэр, — добавил я нотку иронии.

— Можешь оставить мне свой номер и как только появится хоть зацепочка, то я лично тебе позвоню, договорились, Артем?

За окном сверкнула молния и осветила помещение, затем особняк настиг раскат грома.

— Я оставлю вам свою визитку.

— Хорошо.

— Почему вы так долго не хотели меня принимать?

— Артем, я занятой человек на мне целый город, поэтому у меня редко бывает время на интервью или прием граждан.

— Вы откладывали нашу встречу два месяца.

— Как видишь столько понадобилось, чтобы у меня появилось время на это интервью.

— Может вы что-то скрываете от меня и людей?

Он поставил точку, выпив еще своего виски.

— Все что-то скрывают и если ты меня пришел обвинять в этом, то зря тратил время, ожидая этой встречи.

— Я просто не могу понять почему за десять лет своей службы этому городу вы так и не решили проблему с инди, который убивает ваших людей.

— Не смеши меня. Инди не убивает людей.

— Любой наркотик убивает человека.

— Нет, не любой. Только разве что любовь, потому что ради неё люди готовы глотки резать, а инди не заставляет людей резать глотки.

— Считаете он безвреден?

— В какой-то мере так и есть.

— Такого не может быть.

— Конечно не может, поэтому у него есть обратная сторона, но это не летальный исход.

— Что же тогда ждет тех бедолаг, которые на него подсели?

Он затянул сигару и испустил плотный темный клуб дыма.

— Попробуй и узнаешь. Как говорится не попробуешь — не узнаешь.

— Нет, я воздержусь от подобной идеи.

— Твоё дело. У тебя еще есть ко мне вопросы?

— Думаю это все. Спасибо, что уделили мне время.

Послышался грохот, а затем звуки бьющегося стекла.

— Что это?

— Не знаю, но мальчики сейчас со всем разберутся. Тебя проводить до выхода?

— Не стоит я сам.

— Удачи, Артем.

Я подвинул эту тяжелую дверь и вышел в коридор. Снова услышал, как где-то в глубине дома доносились звуки борьбы.

С другого конца коридора из двери вылетел парень без верхней одежды, затем из той же двери вышел очередной исполин невероятных размеров даже для человека. Он взял этого парня и поднял за шею, затем поволочил в мою сторону. Здоровяк пусто смотрел на меня, словно не видел, я же его пропустил и наблюдал, что он будет делать. Атлант открыл дверь и вышвырнул молодого человека на улицу в грозу, под дождь, в одних трусах.

Я поспешил на улицу. Этот же исполин и мне открыл дверь, затем ничего не сказал и закрыл.

— Гребанная шлюха! — прокричал выброшенный, судорожно одевающий свою одежду.

— Че смотришь, мудло? — на этот раз он обратился ко мне, а я лишь смотрел на него вопросительно.

— Пошел нахер, — добавил он еще, словно говорил сам с собой.

С его головы медленно стекала кровь.

— Что с твоей головой?

Он потрогал макушку и посмотрел на руку в крови. Его кисть судорожно дергалась.

— Все эта шлюха. Мой тебе совет никогда не приходи к ней домой.

— Ты о ком?

Он насмешливо улыбнулся над мной.

— Если ты не знаешь, то можешь не парится.

Когда парень оделся, то пошел прочь с территории особняка. Я последовал за ним, где за пределами и забором вызвал такси. К тому времени как она подъехала я был уже полностью мокрый.

Глава 1 Время вопросов

Задавая вопрос, ты выбираешь свой путь.

2

Город оставался во мраке даже утром. Мне казалось, что день в этом месте наступает намного позже, чем в любом другом. Я собирался на работу в своей небольшой квартире. Меня должен был ждать весьма трудный день. У входа в дом стояла служебная машина, которая и отвезла меня в офис. Водитель припарковался на служебной парковки, и я покинул авто. Далее он уехал по другим делами. В офисе гудел шум. Люди общались, перекрикивая между собой, и некоторые приветствовали меня, когда я проходил мимо них.

— Привет, Артем.

— Привет Денис.

Я дошел до своего небольшого кабинета и повесил сумку, затем достал блокнот и диктофон. Мне нужно было подготовить статью, и я принялся писать.

Прошло полчаса после моего прихода на работу и в мой кабинет наведался друг, который иногда заходит к нам в офис.

— Привет, Тем.

Я дружелюбно встретил своего друга, пожав руку и предложил сесть на стул.

— Как дела?

— Все хорошо. Вчера наконец добрался до мэра.

— Взял у него интервью?

— Именно.

— И как получилось?

— Полная хрень. Он ничего не сказал.

— Паршиво. Однако, тебе пришло письмо, — он протянул мне конверт, — Он от мэра, специально для тебя.

Я открыл его и прочитал.

«Уважаемый Артем Мамаев, я приглашаю Вас на вечер к себе домой. Данное мероприятие пройдет в субботу на этой неделе. Начало в шесть вечера.»

— Ну, что там?

— Приглашение.

— Какое приглашение?

— На какой-то вечер.

— Подозрительно. Не думаешь?

— Нет, не думаю. Что может плохого произойти на каком-то светском вечере.

— Пойдешь?

— А не должен?

— Я этого не говорил.

— У тебя как дела? — ушел я от разговора про мэра, — Как твоя жена?

— Все хорошо. Сегодня отмечаем седьмой день её трезвости.

— Инди?

— Нет, алкоголь.

— Что насчет него?

— Не знаю, дружище, наверно, она никогда с него не слезет.

Я выдержал паузу.

— Не думал уехать из города?

— Куда уехать?

— В другой город, к примеру.

— Будто там будет лучше.

Я достал из кармана упаковку сигарет и закурил одну.

— Всяко лучше, чем здесь.

— Ты был где-то еще?

— Однажды, по работе.

— И где ты был?

— В Москве, проездом.

Я затянулся и выпустил ком светлого и пахучего дыма.

— И как оно в столице?

— Как на картинках в интернете.

— Приятно слышать, но давай будем откровенны. Кому я нужен с моим то образованием, особенно, в столице?

— Ты себя недооцениваешь.

Повисла тишина.

— Ты не ответил.

— На что?

— Пойдешь на этот вечер?

— Да, пойду!

— Отлично, тогда, там и увидимся.

— Ты тоже приглашен?

— Да.

Я удивился и это было видно по моему лицу.

— Я тоже удивился, ровно так же, как и ты.

— Значит там и увидимся?

— Да. Мне пора.

Мы обнялись по-дружески.

— До встречи, — бросил ему вслед.

3

Текст из статьи: «Статистика утверждает, что количество людей, подсевших на инди значительно увеличивается. За последние два года их численность увеличилась вдвое от того количества, которое было прежде. Как заявил мэр: «У полиции недостаточно ресурсов, чтобы найти распространителя и принять меры по его задержанию».»

— Он настырен, — произнес мужчина, который читал газету.

— Не переживайте на его счет.

— Вы уверены? Пресса не должна узнать правду.

— А вы думаете пресса что-то узнает?

— Если он продолжит копать, — мужчина сделал глоток, — То не ровен час, как все будут знать правду. Как говорится «Вода камень точит».

Второй мужчина выпустил из своего рта дым от сигары и кабинет наполнился запахом табака.

— Изречение то хорошее, однако, не в наших обстоятельствах.

— Гарантируете?

— Будьте уверены.

— Я свяжусь с вами позже.

— Хорошего дня.

Мужчина застегнул свой костюм и покинул кожаное кресло, а там и вышел из кабинета.

4

Рабочий день заканчивался. Солнце скрывалось за горизонтом. Вот-вот тучи в очередной раз покроют небо своей тяжелой, темной синевой, затем разразится молния, которая осветит город со всеми его потаенными уголками и вскроет все его тени. Я собрал свою сумку, чтобы покинуть рабочее место и направиться в клуб. Я последний вышел из здания, охранник закрыл дверь и включил сигнализацию. Как я и думал где-то вдали засияла молния. Яростный синеватый язык сокрушил очередное дерево в лесу. Начали падать первые капли воды.

Я жестом поймал такси и поехал в клуб «Буревестник» — самый главный ночной клуб города, который предоставляет разные услуги.

Покинув автомобиль я попал под тяжелый ливень, который напрочь намочил мою одежду, вновь.

Двое верзил стояли возле сверкающего входа над которым висела глянцевая ярко-синяя вывеска с надписью «Буревестник». Охранники тщательно осматривали молодежь, которая норовила попасть внутрь. Каждый раз, когда кто-то заходил или покидал здание через парадный вход сквозь открытые двери электронная музыка покидала помещение вслед за его посетителями.

Я встал в конец очереди, ожидая своего шанса попасть внутрь. Верзилы спрашивали документы, удостоверяющие личность и пропускали только тех, кому было двадцать один год. Ливень продолжал яростно окутывать город, вода заполонила дорогу и машины, словно плыли по дороге.

На удивление отсеивали желающих попасть внутрь быстро. Вскоре очередь дошла и до меня. Громила бросил на меня свой взгляд и осмотрел.

— Документы, пожалуйста.

Я протянул ему свой паспорт. Он посмотрел на документ и добавил:

— Протяните руку.

Я сразу сделал как мне сказали и второй громила поставил на моем запястье штамп.

— Проходите.

Внутри было тесно из-за количества людей и это несмотря на то, что само помещение было просторным и большим. Музыка побуждала людей танцевать. Многие совмещали танцы с алкоголем и в экстазе, и эйфории, которая здесь была у каждого, люди терлись друг о друга.

Я проходил через молодежь к танцевальным местам с шестами и танцовщицами на них. Девушки исполняли грязные и вызывающие танцы, за что получали чаевые в свое нижнее белье. Наконец я нашел ту, которая мне была нужна. Подруга моего детства — Алиса, одна из тех девушек, которые торгуют своим красивым телом. Темноволосая с красивой идеально выверенной природой фигурой, словно она не выходит из фитнес-клуба, она танцевала на одном из предназначенных для этого столов.

— Алис! — крикнул я ей сквозь музыку.

Девушка не обратила на меня внимание. Я начал махать ей, чтобы привлечь внимание, но её глаза были отчасти закрыты, девушка, очевидно, получала удовольствие от того, что делала и не менее меньше получала удовольствия, когда ей в трусики совали деньги.

Я постарался добраться поближе, растолкав здешних озабоченных людей.

— Алис!

Девушка услышала меня и повернулась ко мне, не прекращая свой откровенный танец, показывающий все прелести её тела.

— Нужно поговорить!

Я знал, что овладел её вниманием, но она не реагировала.

Я потянул к ней руку, чтобы знать, что она меня слушает.

— Алис, давай выйдем, нужно поговорить!

— Руки убери, — сказал мне охранник, который оказался здесь непонятно как.

— Я её друг мне нужно поговорить.

— Да, конечно, я тоже её друг. Трогать нельзя. Если хочешь поговорить закажи приватный танец.

— Сколько?

— Пять сотен.

— Ладно.

Пришлось достать деньги и отдать их ему.

— Спускайся, куколка.

Алиса выбралась из своей клетки и повела меня куда-то в коридоры, затем в комнату, где посадила.

Девушка включила музыку и стала танцевать. Она медленно и мягко двигалась, как кошка, пытаясь меня возбудить. Мне это нравилось, но лишь отчасти, потому что я понимал, что она мой друг и когда Алиса стала снимать с себя лифчик, который не особо и скрывал её грудь я встал и остановил её.

— Ну, уж нет, это перебор.

Она вернула меня обратно в сидение и продолжила.

— Здесь камера, — показала она мне в угол комнатки, — Они следят за тем, чтобы мы работали.

— Понятно. Значит ты обязана танцевать?

— Конечно. Зачем ты пришел сюда?

— Посмотреть чем занимаешься, — выдавил я с сарказмом.

— Ты и так знал чем я занимаюсь.

— Я пришел узнать насчет дилера, ты виделась с ним?

— Нет, как я тебе и говорила никаких встреч.

— Паршиво. А где таблетка?

— Я её выкинула.

— Честно?

— Да, честно.

Она сбросила с себя свой лифчик и начала тереться о меня своими двумя прелестями.

— Пора бы тебе забыть про это, Артем.

— Забыть?

— Ну, да. Будь умнее оставь это дело полиции, и займись тем же, чем занимаются другие журналисты.

— Писать статьи про торговые точки или концерты?

— Да хоть о них.

— Нет, я не могу.

— Прости тогда, но я тебе помочь не смогу. Я не особо кручусь в рядах наркоманов.

— Можешь дать его номер?

— Да, а зачем?

— Я хочу поработать на них.

— Это глупо нарвешься на неприятности.

— Так ты дашь мне его номер?

— Ладно, я дам его тебе, но я предупреждала. Напишешь смс и не звони.

— Что написать?

— Напишешь, что хочешь сладкого.

— А дальше?

— Дальше не знаю.

— Это как?

— Вот так. Получишь указания в ответном смс.

— Хорошо, спасибо.

— Уже уходишь?

— А что? Не хочу тебя отвлекать от работы.

— Ну, смотри у тебя еще есть две минуты.

— Предлагаешь дальше любоваться тобой без возможности трогать?

— Да, я именно это и имела ввиду.

— Прости, но я знаю тебя всю жизнь и это какой-то инцест, если подумать.

— Как скажешь и это смотря с какой стороны посмотреть.

Я встал из сидения. Алиса стала надевать свой лифчик.

— Приходи выпить пива как-нибудь.

— Конечно, как-нибудь приду.

— Пока.

— Удачи, Тем.

Я покинул комнатку, затем клуб, минуя местных. Холод пробрал до костей, затем волна воды от ливня обрушилась на меня. Нужно было спешить домой.

Звонок от моего друга. Я не заметил и пропустил его. Пропущенный звонок висел на дисплее телефона.

Утро. Будильник. Звонок. Нужно выпить кофе. Я продрал глаза и выключил надоедливый будильник, затем поднялся и пошел к двери.

В глазок был виден силуэт девушки. Это была Алиса.

— Привет, — открыл я ей дверь, — Проходи. Кофе?

— Нет, спасибо.

Я сходил умыться, затем вернулся в комнату и уже на более трезвый взгляд заметил, что Алиса была в потекшей туши и заплаканная.

— Что случилось?

— Дэв.

— Давид?

— Да.

— И что он? Бил тебя?

— Нет, но он выгнал меня из дома.

Я бросил удивленный взгляд на неё, но затем припомнил с кем она живет. Это кто-то в роде недоразвитой верзилы, которая убивается алкоголем и различной наркотой и редко может связать два слова. Впрочем, Алиса жила у него, потому что податься ей попросту некуда.

— За что выгнал?

— Я сосала мужику у нас в кровати. Он бросил мне, что я шлюха, покалечил того мужика в костюме и вышвырнул меня и его на лестницу.

— А он разве не знал как ты зарабатываешь?

— Знал, но не знал, что я трахаюсь за деньги.

— Торговать телом может что-то еще обозначать?

— Стриптиз. Он думал, что я стриптизерша, — коротко она отрезала, желая прекратить этот разговор.

— Слушай, мне нужно на работу, так что ты сама найдешь, что приготовить в холодильнике, ладно?

— Хорошо. Я хочу поспать.

— Пожалуйста, располагайся, где тебе будет удобно. Можешь остаться сколько тебе будет необходимо.

— Спасибо, Артем.

Я кивнул и вернулся к себе в комнату, дабы начать одеваться на работу. Когда я вышел, собравшись, то обнаружил Алису в душе. Её силуэт был виден сквозь мутное стекло двери, которое пропускало только свет. На мгновение я вспомнил какой великолепной фигурой она обладает, но сглотнул и пошел прочь на работу.

5

— Меньше знаешь — лучше спишь. Я хочу, чтобы этот мальчик уяснил это.

— Я же говорил вам не переживать на его счет.

Двое мужчин направились по аллее в парке. За ними следовали двое высоких и лысых мужчин, которые были похожи на продукты работы инкубатора.

— Вы в курсе, что он пытался втянуть в это свою подругу-шлюху?

— И вы боитесь шлюхи?

— Нет, я боюсь, что общественность что-то узнает.

Второй мужчина ухмыльнулся.

— Насчет общественности не стоит переживать и подавно. Они готовы жрать это дерьмо, облизывая пальцы.

— Насчет чего стоит переживать в таком случае?

Мужчина повернулся к нему и они остановились, готовясь прекратить их кратковременную прогулку.

— На данный момент нам не о чем переживать. До скорой встречи, мой друг, — мужчина развернулся и пошел в обратном направлении, оставляя своего товарища одного в парке.

6

В зале, на работе в очередной раз стоял гум. Коллеги копошились, словно муравьи в муравейнике. Я сидел в своем кабинете, бросая резиновый шарик в стену. Визитка с номером, который дала мне Алиса лежала на столе. Я раньше до такого не доходил, но теперь нужно было действовать, прикладывая все усилия, даже если придется самому влезть во все это с головой.

Я взял эту визитку и положил в задний карман джинс, затем выскочил из кабинета, надеясь, что босс ничего не заметит. Далее я покинул здание и пошел в магазин сотовой связи, чтобы купить новёхонький одноразовый телефон.

— Сколько?

— Тысяча.

Дороговато для одноразового телефона, но делать было нечего.

— Беру.

Я обменялся с продавцом, отдав ему деньги, и сразу же покинул магазин, не дожидаясь никаких документов на телефон.

Когда я пришел в кафе и сел, чтобы заказать себе кофе с шоколадным чизкейком, то принялся вставлять симку в телефон и набирать сообщение на номер, который был на визитке. «Хочу сладкого» — набрал я текст в сообщении.

Осталось ждать, но вот только сколько я не имел понятия.

Девушка-официант принесла мне мой кофе с десертом и я принялся употреблять вальяжно свой кейк, попивая кофе.

Телефон завибрировал. На дисплее высветилось уведомление о входящем сообщение.

«Переулок Чкалова 9а, крайний мусорный бак, деньги оставишь там. 1000 один пирожок». Такая себе конспирация, нужно было ответить о количестве «пирожков».

Я набрал текст и отослал. Через минуту пришел ответ.

«Один пирожок равно одна штука. Приходи через полчаса.»

Отлично. Я бросил все, оставив деньги за кофе и чизкейк, затем рванул к переулку, чтобы успеть застать самого дилера.

Машина такси ожидала меня на улице и я нырнул в нее. Водитель тронулся, и мы поехали.

Довез он меня не меньше не мало, а за десять минут. Я в спешке выбрался из машины и сиганул в переулок, надеясь встретить дилера, но никого не было. Тишина и изредка проезжающие машины позади меня, на улице. Я встал, понимая, что либо не успел, либо он вот-вот придет. Проверив под мусорным баком, ничего там не найдя, я спрятался за близлежащим углом. Ожидания было волнительно настолько, что я совсем забыл, что буду делать дальше, но мое без спокойствие прервали, подкравшись сзади. Мужчина в темной кофте с капюшоном в синих джинсах прижал меня к стене спиной, схватив за рубашку.

— Ты мент?

— Что?!

— Ты легавый?! — злился он.

— Нет! Нет! Боже, нет!

Он швырнул меня, затем достал нож.

— Говори че прятался?

— У меня заказ! Я заказывал! Я — клиент!

— Клиент? Почему раньше времени пришел?

— Я… Простите… Я просто хотел подзаработать.

— Хочешь подзаработать? Брать будешь заказ?

Я протянул ему деньги. Он в ответ мне пакетик с полупрозрачной матовой таблеткой.

— Хочешь подзаработать?

— Да.

Он оценил меня взглядом, затем достал блокнот в котором были какие-то записи. Мужчина перевернул листок и начеркал номер.

— Позвонишь по номеру и попросишь подработку, затем получишь инструкции.

— Спасибо.

— Нет, парень, меня ты не видел и не знаешь как я выгляжу. Уяснил?

— Да.

Он подорвался и пошел прочь в другую сторону переулка. У меня в руке лежал листок с номером и пакетик с таблеткой, именуемой «Инди». В момент, когда я увидел эту таблетку и ощутил её у себя в руках внутри меня что-то забурлило. Появилась навязчивая мания и тело затрепетало от волнения. Я вытащил таблетку из полиэтиленового пакетика и положил себе на ладонь, затем поднес на свет. Она едва пропускала лучи света через себя. Оставалось положить её на язык и проглотить, что я и намеревался сделать. Она уже лежала на моем языке, но раздался телефонный звонок, который меня отвлек. Таблетка соскочила, и я поймал её рукой, затем судорожно и быстро убрал обратно в пакетик. Рука потянулась за телефоном. Звонивший был Денис.

— Привет.

— Здаров, — он произносил быстро и рассредоточено, словно торопился куда-то.

— Что-то случилось?

— Нужно поговорить.

— Что-то случилось? — повторил я.

— При встрече расскажу.

— Мы же собирались увидеться на вечере у мэра.

— Нужно раньше.

— Сегодня чуть позже созвонимся. У меня дела есть важные.

— Какие?

— При встрече расскажу.

— Как скажешь. До вечера.

— Давай.

Я достал бумажку с номером. Осталось забить его в телефон и позвонить.

Продолжая стоять в переулке, я немного замешкался, но все же позвонил.

— Кто это? — донесся вопрос с той стороны.

— Я ищу подработку.

— Записывай адрес.

— Ладно, а что там?

— Адрес записывай, молча.

— Улица Маслякова, дом 1. Записал?

— Да.

— Придешь сегодня за десять минут до полуночи. Там будет телефон рядом бумажка с указаниями.

Он приостановился.

— Это все? — решил я уточнить.

— Нет, не все. Получишь бумажку будут дальнейшие указания. Этот телефон выброси и сломай симку. Понятно?

— Да, я все понял.

Звонок завершен. Я дошел до остановке и сел на автобус, который должен был перевезти меня на другую сторону города через реку.

7

Начался телефонный звонок.

— Здравствуйте, мой дорогой друг.

— Доброго времени суток.

Мужчина достал из стола толстую кубинскую сигару и прикурил её.

— У меня есть хорошие новости для нас.

— Я слушаю.

— Журналист повелся и скоро угодит в моей капкан.

— Я уже говорил свои мысли о нем. Меня это не волнует, у меня и так все давно под контролем.

— Он слишком близко подобрался. Стоит задуматься.

— Благодарю за вашу тревогу, но того не стоит.

— О чем вы?

— Со временем вы все поймете и узнаете. Мне нужно идти.

Разговор оборвался. Мужчина в костюме, сидя в кресле, потянул сигару и пустил клуб дыма в сторону окна, своего кабинета.

8

Легкий, но замораживающий ветер подул с реки, когда я вышел из автобуса на набережной. Я спустился вниз ближе к воде, достал пакетик с таблеткой, а потом новый телефон. Я сломал симку на пару частей и убрал к таблетке, а затем пустил на корм рыбам телефон и пакет. Вечером я получу новый телефон. Все же у меня оставался свой, личный мобильник.

Теперь увидеться с другом и обсудить его проблемы.

Мы встретились на пересечение Горького и Ленина. Мой дорогой друг сидел на скамье и ждал меня. Он курил сигарету, затем бросил её и достал новую, которую поместил в рот и закурил. От его носа пошел легкий светлый дым. Я сел рядом, достал упаковку и тоже закурил.

— Что случилось?

— Во-первых, я не попаду на прием.

— Почему?

— Жена не даст. Она… — Кирилл выдержал паузу, — Попала в больницу.

— По-поводу?

— Сильное алкогольное отравление.

— Глупо было спрашивать.

— К сожалению, — он крепко затянулся, — Ты прав.

— Мне жаль, — осторожно сказал я ему.

— Конечно, — он задумался или решался, что-то сказать, — Артем, мне хочется… чтобы она сдохла.

Я поперхнулся дымом.

— Что?! — действительно удивился я, — Но почему?!

— Я устал приходить каждый вечер домой и видеть, как она вновь и вновь убивается бутылкой, затем блюет в туалете. Она продержалась всего неделю!

— Честно говоря, я не знал, что все настолько плохо.

— Потому что я не рассказывал. Не хотел ничего тебе говорить, дабы не грузить своими проблемами, но, друг, это перебор.

Он психанул. Его лицо покраснело и налились слезами глаза.

— Мне дерьмово! — рявкнул он, словно самого себя ругал.

— Ну, друг, я рядом ты всегда можешь поговорить со мной.

— Спасибо, Тем, — выдавил он из себя, — Спасибо тебе.

— Не стоит так переживать. Все обойдется.

— Какие у тебя были дела?

— Я решил продавать инди.

— Зачем? — удивился он.

— Чтобы подобраться к дилеру.

— Плохая это идея, — подметил он.

— Посмотрим-посмотрим.

9

В полночь я добрался до Маслякова. Как оказалось это какой-то частный гараж. Я проник внутрь, так как дверь была приоткрыта. Внутри было темно — глаз выколи. Я достал телефон, включил на нем фонарик. В этом гараже был полный беспорядок, но из всего беспорядка меня заинтересовал телефон, что лежал на столе. Под аппаратом лежала бумажка с надписью: «Ожидай посылку». Я забрал телефон, и записку, затем покинул гараж, прикрыл его слегка и принялся искать среди ночи такси.

К часу я приехал домой. В квартире меня ждала Алиса, которая была в ночнушке, тапочках с кроликами и, поверх легкий синий кардиган. Я стоял в коридоре и наблюдал, как она готовит, в квартире висел запах цыпленка в специях и пюре на козьем молоке. Алиса подтанцовывала в наушниках. Я разулся, повесил свой пиджак на плечики и направился в гостинную-столовую и через нее на кухню. Увидев меня, Алиса отвлеклась от готовки:

— Привет, Тем, как твой день прошел?

— Хорошо, кажется, я войду в эту организацию и выведу их на чистую воду.

— Молодец! — бросила она.

Девушка подошла к духовке и нагнулась. Я увидел ее ножки во всей красе и, заметил, что на ней не было трусиков, а по сему я увидел мельком все ее женское естество. Алиса достала из духовки цыпленка и выпрямилась. Я оторвал взгляд от ее внешних половых органов и потянулся к раковине, чтобы помыть руки. Она же принялась разделывать тушку курицы.

Закончив, я направился в свою комнату, чтобы переодеться.

— Как переоденешься можно будет садиться кушать.

— Хорошо! — крикнул я ей из своей комнаты.

Алиса разложила по тарелкам пюре и отрезанные куски курицы. Я достал из холодильника бутылку вина и мы уселись за стол.

— Приятного аппетита, — сказал я ей.

— И тебе, — ответила Алиса.

Я медленно поедал картофель, делил на маленькие кусочки курицу и поедал их.

— У меня к тебе есть предложение, — сказала девушка.

— Какое? — ответил я.

Она закусила, затем запила вином. Я последовал ее примеру.

— Уехать из этого чертового города.

Я поперхнулся от неожиданности.

— Как уехать?

— Здесь нам нечего ждать, Тем.

— Мы выросли в этом городе как мы можем уехать? — заявил я.

— Артем, мы здесь выросли, но не должны здесь сгнить. Поедем в Москву у меня есть достаточно скоплений, чтобы хватило на нас двоих.

— Хочешь сбежать отсюда, когда я уже так близок к успеху?

— Боже, Артем, ты гоняешься за призраком.

— Нет! — рявкнул я.

Она удивилась и дернулась. Ее глаза смотрели на меня вопросительно и с надеждой. Она сглотнула.

— Это одержимость тебя до добра не доведет, — заметила она ровным тоном.

— Это не одержимость, Алиса.

— Тогда что? К чему это все?

Мы сделали паузу, чтобы съесть курицу и картофель.

— Эта дрянь убила моих родителей, — напомнил я ей.

— Артем, узнав правду, ты им не поможешь, — заметила она.

Я проглотил еще один кусок.

— Но помогу себе.

Она смутилась. Я, видимо, ей надоел и она сдалась.

— К концу месяца я уберусь из этого города, — высказалась она, затем запила алым напитком.

— Алис, давай мы уедем, когда я покончу с инди?

— Нет, Тем, — отрезала она с горечью.

— Почему? — возмутился я.

— Потому что с меня хватит этого города и всего дерьма, что здесь происходит, если не хочешь свалить отсюда со мной, то оставайся. Дважды звать не буду! — заявила утвердительно Алиса. Она допила свое вино. Поставила бокал и бросилась из стола. Девушка прошла мимо меня и я почувствовал, как от нее приятно пахло свежестью и каким-то возбуждающим парфюмом.

Я собрал грязную посуду и оставил ее в раковине. Время было много, поэтому я пошел спать.

10

Такси привезло меня к особняку. Высокий иглистый забор расстилался по всему периметру территории здания. Я заплатил и вышел из машины. Весь день был солнечный, ровно, как и этот вечер. Где-то на небосводе уже просвечивали ранее звезды, которые довольно редко видно в нашем городе. Я вдохнул глубоко свежим загородным воздухом и пошел к особняку.

Параллельно со мной шли разные люди нисколько не схожие с толстосумами, которые должны были быть. Золотая молодежь вереницей шла по изгибистой дороге к особняку, освещенному прожекторами до небесного свода. В окнах виднелось, как сверкает шар, отражая свет.

У входа в особняк стояли все те же исполины, которые были наряжены в смокинги с бабочками по поводу праздника, по видимости. Охрана останавливала всех, кто хотел зайти и проверяла наличие приглашения. Люди выстроились по ковровой дорожке и проходили после небольшого обыска металлоискателем. Движение было заторможено. Я стоял, ожидая своей очереди, которая вот-вот наступит. Из здания уже была слышна музыка. Мощные басы сокрушали дом. Стены и земля вибрировали. Композиция Radioactive группы Imagine Dragons играла внутри здания и вот я подошел к входу, показал свое приглашение, затем меня обыскали, и я попал в особняк под припев и сокрушительный сопроводительный бас.

«I'm waking up
I feel it in my bones
Enough to make my system blow
Welcome to the new age
To the new age
Welcome to the new age
To the new age
I'm radioactive
Radioactive
I'm radioactive
Radioactive»

Толпа молодых людей танцевали в этом просторном зале. Импровизированный бар стоял по центру зала, в нем бармен носился, чтобы дать гостям алкоголь. И не удивительно, если половина алкогольной продукции была бесплатная. Я сам направился к бару и узнал, что из бесплатной были только вина. Я заказал себе пару шотов, которые убил на месте. Песня подходила к концу. Люди продолжали мяться и изгибаться под такт музыки, как мишки на севере. Она сковала их разумы и девушки уже пьяные терлись об молодых людей в своих вызывающих нарядах. Их полуобнаженные спины, оголенные ноги пробуждали внутри любого самца здесь что-то жгучее. Девушки терлись своими аппетитными формами о причинные места, затем клали свои маленькие ручки на ширинки. Далее кто-то уже покидал зал и направлялся туда, где можно будет уединиться.

Заиграла композиция группы Prodigy. Я вернулся к бару и решил ещё выпить, заказав пару шотов. Спиртное попадало в меня, затем отправлялось в дебри моего естества, а оттуда, пройдя желудок, в кровь. Алкоголь пронзил мой разум и мне стало легко на душе, приятно по телу и беззаботно во всем. Мозги превратились в бесполезную кашу, которая отказывалась соображать. Оставались инстинкты, которые ничего не предлагали разумного. Я легонько пошатнулся, потом отправился в толпу извивающихся молодых людей. Все начало превращаться в сумбурное и бредовое начало. Каждый кого я видел был навеселе и отдавался этим сладким музыкальным эффектам.

Время текло, словно водопад. Руки уже были ватные, ноги косились, а глаза не могли собраться. Передо мной все плыло.

Я конкретно перепил. Последние пара шотов видимо были лишние. В зале закончила играть группа Prodigy. На их смену пришел Marilyn Manson со своей Sweet dreams сквозь музыкальные тональности, шум и световые эффекты, всех извивающихся людей я увидел девушку. Конечно, девушек здесь было много, но она выделилась из всей массы. У неё была заметно бледная кожа, которая блестела от яркого здешнего освещения. Миндалевидные карие глаза и темные, словно ночь, вьющиеся волосы. Девушка стояла где-то вдали от меня на другом конце зала.

«Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be abused.»

Припев песни отвлек меня, и я погрузился в музыку одного из великих исполнителей современности. За то время, что я витал посреди мелодичных и ярких тональностей именно она подошла ко мне и положила руки на плечи.

— Таращится неприлично, — бросила незнакомка.

— Я не таращился. Точнее прошу прощения, — робко ответил я девушке.

— Как жаль.

— Прости?

— Я уже подумала, что кому-то пришлась по вкусу на этом сборище.

Девушка улыбнулась и подмигнула мне, затем крепко обняла меня, прижала к себе и утопила меня в своих губках. Её поцелуй был неожиданным, но я не терялся и ответил ей взаимностью. Наши губы соприкоснулись в унисоне, затем в ход пошли языки, которые устраивали свой танец сквозь звуки припева песни. Разыгрался проигрыш, и девушка схватила меня в паху, затем стала шептать мне на ухо:

— Ты когда-нибудь испытывал что-то необъяснимо приятное?

— Нет, — с чувством горечи выдавил я.

Девушка из ниоткуда достала таблетку, которая мельком блестела от вспышек софитов.

— Хочешь я открою тебе мир удовольствий и исполню, — она сделала паузу, положила таблетку на кончик своего языка и поцеловала меня ещё более страстно и жадно, тогда таблетка оказалась у меня во рту, — Все твои потаенные, эротические и извращенные желания?

Вопрос сбил меня с толку. Я потерялся. Что нужно ответить? Девушка лизнула мою губу. Тогда ответ сам вышел из моих уст:

— Да, хочу, — с трепетом выдавил я.

Она положила мою руку на свою попу.

— Сожми… Крепко… — промурлыкала она, — Жадно, — отрезала девушка.

Я делал как она говорила, тогда и возбудился не на шутку. Она почувствовала мою эрекцию.

— Прекрасно, — подметила она протяжно и нежно.

Девушка держала меня внизу. Своими губами она касалась моей шеи, мочки уха, затем возвращалась и целовала дальше с большей жаждой и рвением, словно для неё это был самый долгожданный и в тоже время последний поцелуй.

— Мы можем уйти отсюда, — тихо проговорила она.

— Куда?

— Где нам будет комфортнее и останемся наедине.

— Да, уйдем.

— За мной, сладкий.

Она была словно запретный плод и змей, вызывающий меня рушить все мои же законы и порядки. Она повела меня наверх по лестнице, затем налево по коридору и вот мы стояли возле массивных декоративных дверей, которые вели в офис и личный кабинет самого господина Мэра.

— Поможешь?

Она принялась двигать двери и я стал ей помогать.

Мы оказались внутри кабинета. Девушка взяла меня за руку и повела к столу. Когда мы подошли к нему, она меня толкнула. Я оперся о стол. Девица стала снимать с меня мои парадные брюки, затем трусы. Девушка делала это быстро и торопливо, словно это будет ее последний раз. Она крепко обхватила мой пенис своей рукой и стала легко и нежно его ласкать ручкой.

— Что ты чувствуешь?

— Блаженство…

Сил говорить не было. Она ласково коснулась губками моего пениса, затем полностью его заглотила и принялась ласкать языком. Со временем она стала выполнять обратно поступательные движения головой. Мои чувства, словно обострились, я стал ощущать каждое её прикосновение к члену, каждый сантиметр ствола и головки, что она ласкала своими губками и язычком. Я прочувствовал каждой клеточкой ее прикосновения. Она превратила этот минет в коктейль невероятных и доселе мне неведомых ощущений. Все тело напряглось и по спине, рукам и ногам прошлась холодная дрожь. Все мои мысли стали путаться одна за другой. Я вцепился в стол, затем стал буквально стонать и слегка дергаться. Она все продолжала и продолжала, мой мозг стал вырабатывать колоассальное количество энергии, что электрический разряд прошелся по всему телу, но со временем она прекратила и предстала перед мной. Девушка облизывала свои губки, затем толкнула меня. Я полностью лег на стол, разбросав все принадлежности. Красавица стала снимать с себя трусики. Она делала это медленно, чтобы желал ее все больше. Вот уже девица стянула с себя свое нижнее белье, оно висело на ее длинных ножках. Девушка нагнулась и подняла свои черные кружевные трусики, затем поместила их мне в рот, после она забралась на меня и начинала медленно, плавно, расчетливо садиться на мой член. Она приблизилась ко мне и стала ласкать языком мочку уха. Её тело стало двигаться на мне. Пенис проникал в нее, вновь и вновь, но эти ощущения они волнами накатывали на меня. В итоге, тело начало сковывать. Мышцы будто подвергались электрической атаке. Невероятное ощущение, которое я никогда не испытывал от плотских утех. От настолько сильного перевозбуждения и столько приятных чувств, её частых движений сверху я закончил и из меня вырвалось семя, которое заполнило её изнутри. Она осторожно сползла, затем принялась еще играться с моим пенисом, который весь был в моем эякуляте. Она облизывала мой агрегат, затем несколько раз его взяла полностью в рот, словно хотела продолжить сосать, но остановилась, потянулась за своими трусиками. Девушка их надела обратно под свое короткое, легкое, черное платье. Трусики были мокрые после того как побывали у меня во рту, но дискомфорта у нее это не вызывало.

— Что дальше? — обратился я к ней, отходя от этого невероятного секса.

— Есть вариант прокатиться на машине.

— У тебя есть машина?

— У меня? Нет, конечно, но я знаю где её можно взять.

Мы оправились от столь бурного и страстного соития и пошли наружу.

Люди продолжали лавировать на танцевальном поле и ласкаться друг от друга, кажется, что они вот-вот начнут заниматься здесь оргией. Девушка провела меня через людей, и мы вышли из дома, затем направились в сторону гаража.

— Я понял.

— Что ты понял?

— Ты хочешь угнать машину.

— Да, ты прав. Против?

Я даже думать не собирался:

— Конечно нет!

Вскоре мы оказались в гараже и стали подбирать машину, которая нам была бы по душе. Девушка выбрала машину, и мы сели в неё. Старый Понтиак. Машина была поистине брутальная и от неё веяло мощью. Красавица дала мне таблетку и одну держала у себя в руке.

— Глотай.

Почему-то я даже не стал ничего отвечать и сразу её проглотил. Двигатель замурлыкал. Корпус машины задрожал. Дверь у гаража стала подниматься, и мы тронулись с места. Вскоре автомобиль вез нас по улицам города. Ночь давала свободу. Отсутствие прочих машин на дороге давали нам возможность заставлять этого зверя реветь. Ощущение скорости вызывало много адреналина больше, чем обычно. Я слился с машиной и ощущал её полностью, словно был поглощен её. Чем больше была скорость, тем сильнее меня сковывало. Вибрации и легкий заряд проходил по телу, в сопровождении, нескончаемого количества мурашек. Это было действие инди.

— Господи, как же приятно, — простонал я сквозь зубы, — Давай быстрее!

Девушка услышала мою просьбу и выехала на основную городскую трассу, которая проходила через весь город. Здесь, где было минимальное количество машин, она вдавила газ и двигатель теперь зарычал. От такой скорости, вырабатываемого адреналина, дофамина и эндорфина я вновь возбудился и смотрел на эту девушку с желанием овладеть ей.

— Останови машину, — попросил я её.

— Зачем?

— Я хочу трахнуть тебя!

Девушку мои слова позабавили и она улыбнулась, затем, видимо, решила выполнить желание и нашла место где можно остановиться.

В итоге, мы припарковались где-то на улице возле закрытого магазина. Я покинул машину и стал её обходить. Оказавшись возле водительского места, я открыл дверь и, взяв девушку за руки, вытащил из салона автомобиля, затем взял её за шею и потащил к капоту. Она кусала губы и держала меня за пах. Я повернул её, наклонил. Девушка уперлась лицом в капот автомобиля. Я ощущал, как пульсирует её шея. Свободной рукой стянул с неё те самые черные трусики и бросил их на землю. Я освободил свой член от оков брюк и трусов, чтобы войти в неё. В общем, я оказался внутри ее прекрасного, теплого лона, которое охватывало и поглощало мой член. Я не стал мелочиться и принялся трахать её грубо и дерзко. Каждая моя фрикция была импульсивна. Она дергалась, и постанывала. Девушка вцепилась в капот автомобиля. Я почувствовал, как полностью овладел ей. Мой член почувствовал каждый миллиметр ее сочного влагалища. Я ощущал её полностью и, боже, он был невероятен, мягкий, теплый и влажный. Я продолжал трахать её настолько сильно, что входил внутрь девушки легко, как нож по маслу.

Мои действия призвали её кончить. Жидкость потекла из промежностей девушки, затем по её ногам. Я кончил следом за ней мощным фонтаном брызнул на её попу. После этого я стал отдышиваться. Накатила сильная слабость.

Девушка доползла до салона автомобиля и села в него. Я вернулся на свое место, после того, как оделся. Мы посмотрели друг другу в глаза. Меня ещё ударил алкоголь. Все еще больше принялось расплываться.

— Мне не хорошо.

— Тошнит? — спросила она.

— Голова кружится.

Все ещё более стало мутным. Я едва видел эту девицу.

— Куда тебя отвезти?

Вот настал тот момент, когда пучина алкоголя окутала в цепи мой язык и тело. Весь мир стал темным и мрачным, голова кружилась, как центрифуга.

— Эй! — крикнула она.

Последние слова девушки, которые я ещё имел сил различать перед тем, как уснул в Понтиаке:

— НЕ СМЕЙ СПАТЬ!

Глава 2 Время забвения

Чем больше желаний, тем желанее их исполнители.

Леонид С. Сухоруков.
11

Утро можно считать добрым только в том случае, если ты просыпаешься без боли по всему телу. Впрочем, боль, окутавшая меня, была не столь фатальна и её можно перетерпеть.

Девушка вышла из душа в комнату.

Я оставался в смятении и меня терзал вопрос:

— Где я?

— Проснулся красавец, — промурлыкал кто-то рядом со мной.

— А ты кто?

— Точно! Мы ведь так и не представились друг другу.

Я почувствовал себя смущенным. На тумбе лежала моя одежда.

— Кейт, — протянула она мне руку.

— Артем, — ответил я ей.

— Здорово провели время.

Кейт осталась полностью обнаженной. У неё была красивая подтянутая белесая грудь с розовыми сосками, стройные длинные ноги, а кожа по всему телу была гладкой без лишнего пятнашка.

— У нас что-то было? — я показал на свою одежду.

Девушка принесла мне её.

— Нет.

— Хорошо, а где я?

— Нет, не было в номере отеля, в котором ты сейчас находишься.

— А где было? — неловкость продолжала меня одолевать.

— В машине, в офисе. Это было прекрасно, — улыбнулась она, — Тебе точно понравилось.

— Меня тошнит.

— Ничего удивительного ты напился.

— Я почти ничего не чувствую.

— Такое бывает после инди и снова ничего удивительного.

— Инди?

Она подошла к шкафу и достала из него платье и трусики.

— Именно, которое ты вчера принял.

— Инди?! — воскликнул я недовольно.

— Да, а что ты удивляешься? — непонимала она.

— Я не принимаю его.

— Значит вчера ты сделал исключение. Дважды, — иронично подметила она, — Да не переживай ты так из-за него. Важно уметь получать удовольствие.

— Я не хочу становится наркоманом.

Мы оделись.

— Ты куда?

— Домой.

— И завтраком даму не угостишь?

Она вопросительно и ехидно смотрела на меня:

— Ну что?

Я понимал пару вещей и одна из них — это избавиться от Кейт. Однако, что-то внутри меня этого совсем не хотело.

— Твоя правда, — заметил я, — Один завтрак никому не навредит.

— Вот и прекрасно.

В отеле, где мы провели ночь было небольшое кафе, в котором мы остались на завтрак. Погода портилась прямо за окном. Тучи прогоняли солнце прочь и на город опустилась тень, затем упало несколько капель на только высохший асфальт.

— Ну так.

— Что? — спросила Кейт.

— Что было то вчера?

— Ты напился.

— Звучит банально.

Сделал я глоток кофе и закусил французским тостом.

Кейт помешала свое кофе и смотрела, как напиток принимается вращаться.

— Начал зомбировано на меня смотреть сквозь толпу в зале.

Она остановилась и маленько выпила свой кофе, затем съела маффин.

— Дальше?

— В связи с тем, что ты был, как в тумане, я решилась и подошла к тебе.

— Интересно, продолжай.

— Мы перекинулись парочкой слов и я поцеловала тебя.

— Вот так сразу?

— Именно. Зачем было тянуть мы пришли туда провести хорошо время, а что может быть лучше, чем хорошо напиться и… потрахаться? — подмигнула она мне и отпила кофе.

— Интересное предположение.

— Далее я передала тебе таблетку.

— Как передала?

— Во время поцелуя.

— Что ж, это не очень приятная новость.

— Однако, ты был не против.

— Потому что я напился?

— Или потому что давно должен был расслабиться, — предполагала она, — Знаешь, ты слишком напряжен и твое подсознание само говорило за тебя.

— Кейт, дальше что произошло?

— В смысле?

— Я выпил таблетку, мы целовались, а что дальше?

— Она подействовала и я повела тебя в кабинет, где мы занялись лучшим в твоей жизни сексом.

— Как подействовала таблетка. Я не помню.

Мы сделали паузу, чтобы попить кофе и закусить.

— Да как обычно действует. Инди обостряет все твои чувства десятикратно. Ты чувствуешь весь мир каждой клеткой своего тела. От неё сам шоколад будет слаще, поцелуй нежнее и, главное… секс незабываемым.

Я заметил, как эта девушка играла со словами, произнося их, ласково и тянула каждое поотдельности. Её губы были столь аппетитны, что загоралось внутри поцеловать их. От слов Кейт я терял рассудок. В голове одно за другим всплывали воспоминания того, что было накануне. Возникает ощущения, словно она вновь и вновь прикасается ко мне. Меня ввело в транс, и я вцепился в кружку кофе. Мое тело стало потеть. Руки задрожали.

— О чем ты думаешь, Артем? — она говорила вызывающе.

Что-то от её обращения меня возбуждало. Я вытер рукой лоб от пота и поправил прическу. В голове я вовсю трахал эту девушку на этом столе, сорвав с нее трусики и, задрав это, как мне кажется, лишнее платье.

— Кейт, думаю нам пора разойтись, — заявил я.

— Ты уверен, что думаешь именно об этом? — выпилась она в меня глазами.

— Не уверен, — неуверенно я ответил.

— Прекрасно. В любом случае мне нужно вернуть Понтиак. Однако, я оставлю тебе свой номер, если захочешь, чтобы я исполнила данное мной обещание.

Слишком сложно было что-то ответить, слишком сложно было собраться с мыслями.

— Спасибо за завтрак.

Она допила свой кофе и покинула стол. Я посидел несколько минут и направился к стойке размещения, чтобы оплатить проживание в номере.

Девушка пропала в городской суете на угнанном ею Понтиаке. Мне пришло сообщение на новый телефон. На экране появилось сообщение с текстом. Нужно было забрать посылку по адресу. После получения посылке мне придут последующие указания. Однако, я совсем забыл, что должен быть на работе и, скорее всего, мне прилетит от начальства.

Через полчаса я уже находился в своем кабинете, где меня отчитывали.

Я постарался отделаться от начальника, который отчитывал меня за опоздание и одержимость делом, которое я веду.

Он не понимает какая будет сенсация, когда я выведу господина Мэра на чистую воду.

Я почувствовал головную боль, затем все звуки заглохли. С тяжким трудом я добрался до двери, чтобы закрыть кабинет. Я нашел анальгин, который выпил, надеясь избавиться от боли, которая меня одолела.

Прозвенел телефон, то было сообщение. Я поднял голову время на телефоне было много и висело сообщение. Каким-то образом я успел задремать и тем самым пропустил половину дня. Посылка уже была на месте и мне срочно следовало отправиться за ней.

Я бросил все и покинул кабинет. Начальник вслед, вновь что-то кричал. Пришлось его проигнорировать. Я взял на стоянке служебный авто.

12

Там никого не было. Ни единой души. Ветер опять же был сильным и холодным. Оказалось идеальное место для передачи. Ещё одно сообщение пришло мне на телефон. В нем указали, где спрятана посылка. Мне нужно было обойти этот здоровенный ангар. Внутри которого был сброшен мусор. Повсюду валялись банки, мусорные пакеты, отходы и тому подобное. Я перелазил через забор, которым был обнесен заброшенный, разрушенный ангар.

Добравшись до места, через всю эту помойку, я принялся искать посылку, которая должна была выглядеть неизвестно как. Капаться пришлось в мусорном баке, где были свалены картон, металл и прочий мусор.

Посылка оказалась в одной из железных труб, которые находились в этом самом баке. Упакованная грамм на пятьсот посылка, обмотанная лентой. Я сорвал клейкую ленту и увидел множество таблеток, которые находились внутри полиэтиленового пакета.

Тем временем пришло еще одно сообщение. В последнем мне объяснили, что я должен делать дальше. Здесь я понял, что никакого контакта так и не будет с непосредственным дилером. Я должен сам находить клиентов и продавать им таблетки по тысячи за одну штуку. Половина от проданного идет сразу в мой карман, а остальное необходимо оставлять в одной из камер хранения на вокзале.

Ветер продолжал завывать. Ничего не оставалось, как вернуться на работу. В сумке лежала целая упаковка с сотней маленьких таблеток.

Вечер долго не наступал, а вместе с ним и окончание рабочего дня. В самом конце, когда все собирались домой. Начальник вызвал меня к себе в кабинет переговорить наедине.

— Артем, я прочитал твои отчеты и идеи, — задумался начальник.

— Отлично и что вы думаете по этому поводу?

— Я устал давать тебе шанс, — с тоской проговорил он.

— Понимаешь, ты хороший журналист и у тебя прекрасные и информационные статьи, — продолжил говорить он.

— С одним большим «но» стоит полагать?

— Ты сам его создал это свое «но».

— Вы меня увольняете?

— Нет, Артем, я хочу отправить тебя в отпуск за собственный счет.

Я опустил голову, понимая, что происходит, но причина была не ясна.

— Почему?

— Потому что ты отбился от рук. За этот месяц от тебя было две статьи, к тому же, мне звонили от мэра и просили, чтобы ты перестал им названивать и досаждать письмами. У них нет времени на россказни какого-то одержимого журналиста.

— Это не россказни, сэр.

— Не тебе мне об этом рассказывать, Артем. В общем, я принял решение тебе следует отдохнуть.

— Ладно, как скажите, — не стал я спорить.

Я был вне себя, но мой голос оставался спокойным. Нельзя было показывать свое недовольство. Всегда стоит оставаться хладнокровным и сохранять самообладание.

По прибытию домой я встретил Алису, которая ходила по квартире в одной короткой, сиреневой ночнушке, скрывающей разве что её попу и грудь. Девушка была рада и довольна. Она готовила ужин, слушая музыку в наушниках, и не слышала как я вернулся домой.

Я снял обувь, повесил пальто и прошел в гостиную, где мог посмотреть телевизор. Алиса заметила меня и дернулась. По всей видимости, я её изрядно напугал. Девица сняла наушники.

— Привет, Артем, — довольная она обратилась ко мне.

— Привет.

— Ты не в настроении? — с тоской спросила она.

— Проблемы на работе, а у тебя как дела?

— У меня все прекрасно. Рассказывай, что случилось.

Девушка села рядом. Она положила ноги на меня.

— Меня отстранили от работы, потому что я слишком увлекся одним делом.

Алиса взгрустнула.

— Я же тебе говорю, что ты одержим! Теперь еще и работу потеряешь из-за этого!

— Ничего я не потеряю!

— Не стоит так переживать, ладно?

Девушка принялась ласкать меня ногой. Я сглотнул и посмотрел на неё.

— Хочешь я сделаю тебе приятно?

— Прости, Алис, но я думаю это будет неправильно.

— Ты о чем, дурачок? — посмеялась она.

— Ну, о твоем «приятно сделать».

— Ты даже не выслушал меня, а уже говоришь, что это будет неправильно?

— Не томи и говори уже.

Алиса продолжала ласкать меня ногой, приближаясь к паху.

— Холодного пива не желаешь? — отрезала она.

— Было бы прекрасно.

Она поднялась. Её ночнушка задралась и я заметил её оголенные бедра. Как оказалось на девушке не было нижнего белья, снова. Я обернулся, дабы проследить за ней. Алиса направилась к холодильнику, достала бутылочку холодного, темного пива и открыла по резьбе легким жестом руки.

— Держи, — подала подруга мне бутылку.

— Спасибо.

Я сделал несколько глотков.

— Чем ты теперь собираешься заниматься? — осведомилась она.

— Выбора у меня все равно нет, так что буду дальше копать про инди.

— Не думаешь отступить, пока не стало еще хуже?

— Это мое окончательное решение! — возмутился я нервно.

Алиса положила руку мне на ногу, как можно ближе к паху, затем сдавила рукой.

— Могу предложить тебе оставить это дело и через денек другой сходить к начальнику с бутылочкой хорошенького, чтобы попросить принять тебя обратно, раз ты не собираешься уехать из этого города.

Я сделал ещё несколько глотков.

— Не собираюсь я подстелаться под этим мудаком.

— Плохая идея, — подметила девушка и подняла руку ещё выше.

Мне оставалось делать невозмутимый вид, словно ничего не происходит.

— Почему же плохая идея?

— Потому что, Артем, важно уметь перед кем-то подстелаться, — она положила руку мне на пах.

Мое тело напряглось, но я не хотел поддаваться на её провокации и оказалось очень неожиданно для меня, когда она убрала резко руку, затем вскочила и направилась в комнату, которую я ей предоставил.

— Ты куда? — бросил я ей вслед.

— Мне на работу пора.

На меня накатила грусть. Было приятно чувствовать её касание, даже, несмотря на то, что она мне была, как сестра родная. Её внимание для меня было бесценным. Я допил бутылку пива.

Алиса вышла из комнаты. Она была в откровенном наряде, который возбуждал от одного только вида. Девушка направилась в коридор, где обулась и надела теплое пальто.

— Вернусь утром. Ужин готов и остывает, так что кушай скорее.

— Пока, — сонным голосом ответил я Алисе.

13

На утро. Руки не давались контролю. Тело знобило. С лба стекала ровная струйка пота. Я не мог собрать мысли они были в куче.

В спешке я собрался, чтобы добраться до больницы. Машина такси ждала у выхода из здания. Ливень вновь окутал город. Я забрался в машину. Все тело трясло. Кожа была относительно бледная.

— В городскую больницу.

— Как скажите.

Водитель был внешне ещё тот нигилист, который явно не соображал.

— Паршиво выглядите.

— Приму к сведению, но я и так это понимаю.

— Вы наркоман?

— Что?

— Извините, я не думал что это будет оскорбительно.

— Это не оскорбительно. Хотелось бы узнать, чем вы руководствуетесь.

Молодой человек поправил шляпу, затем повернулся ко мне и улыбнулся.

— Да в этом городке не найти наркоман сложнее, чем иголку в стоге сена.

— Подождите.

— В смысле?

— Не надо в больницу.

Таксист повиновался и припарковался на ближайшем месте.

— Так едем куда или нет? Время — деньги.

— Не беспокойтесь вы о них.

Я протянул ему денег заранее.

— Подождите, хорошо?

— Хозяин — барин. Буду ждать сколько потребуется.

Я покопался в карманах. В итоге, в тяжких попытках, я нашел ту самую, мятую, бумажку, что оставила Кейт.

По телефону шли гудки. Девушка не спешила с ответом.

Прошло ещё пару минут и вот на той стороне мне ответили.

— Слушаю.

— Привет, это Артем.

— Артем, привет! — удивленно, но радостно ответила она.

— Хочу увидеться.

— Все-таки решил развеяться?

— Я по-другому вопросу.

Повисла тишина, словно она решила обдумать мои слова и решалась ответить или нет.

— Хорошо, — холодно ответила она без прежнего энтузиазма.

— Где встретимся?

— Слышали о кафе «Землянка»?

— Тот что на площади Горького?

— Да.

— Приезжай туда через минут сорок.

— Будут ждать, — ответила она.

Девушка положила трубку, закончив разговор.

— Ну, что решили, уважаемый? — обратился довольный таксист, пересчитывающий деньги, что я ему дал.

— Кафе «Землянка».

— Понял.

Двигатель загудел и машина тронулась до первого перекрестка, затем развернулась и мы поехали на площадь Горького, минуя улицу Лесникого.

— Так как вы себя чувствуете?

— Я не наркоман.

— А я не утверждаю.

Таксист пытался поддерживать разговор.

— Может лучше радио включите?

— Не хотите об этом говорить?

— Не с вами — это точно.

— А с кем, как не с незнакомым вам человеком обсудить свои проблемы?

— Вы так много понимаете?

Мы покинули улицу Лесникого и направились дальше по проспекту Невского. Дождь прекратил поливать город и дал свободу солнцу.

— Поработайте таксистом с мое, много что узнаете.

— Я журналист.

— Весьма познавательная работа, но вы не общаетесь с людьми столько, сколько я.

— Я не наркоман.

— Это я уже понял.

Таксист снова улыбнулся. Он пытался поддержать меня или атмосферу.

— Но чувствую себя ужасно.

— Тогда почему передумали ехать в больницу?

— Есть предположения, что все-таки я наркоман.

— Предположения?

— Да, выпил я пару таблеток! — вспылил я на него.

— Пару таблеток чего? — он продолжал наседать, словно допрашивал меня. Таксист напрочь игнорировал мое негодование.

— Индиго.

— Честно говоря я не удивлен, но выглядите паршиво, словно дело не в паре таблеток.

— Откуда вам знать?

— Я же говорю через меня не один человек проходит.

— Часто через вас проходят наркоманы?

— Примерно через одного. Частенько мне приходится вытирать парашу после них.

— Не завидую я вам.

— Глядя на тебя, я не завидую тебе.

Мы въехали на площадь Горького, однако, оказалось, что здесь здоровенный затор.

— Объехать никак не выйдет?

— Извини, парень, но никак.

— Тогда выйду здесь.

Я заплатил таксисту оставшуюся сумму и покинул автомобиль.

Кафе располагалось на противоположной стороне. Мне стоило только переправиться на ту сторону. Машины стояли в заторе и рычали. От железных колесниц сновали клубы дыма. Запах испускаемый автомобилями был неприятный и едкий. Глаза немного слезились. Слишком большое скопление машин и отсюда большое количество выхлопов. Я пробирался через всю эту, казалось, нескончаемую громаду железа. Не приходилось обращать внимание на пешеходные переходы и сигналы светофоров. Движение и так стояло, но для пешеходов это была своего рода свобода действий. Я миновал одну за другой машину. Тело продолжало знобить. Вот я проходил мимо памятника имени Максима Горького. Молодые люди и парочки стояли рядом с ним. Кто-то обнимался, кто-то целовался, а кто-то просто делал дружеские снимки в виде пресловутых сэлфи.

В итоге я таки добрался до другого конца площади и попал в кафе. Небольшое кафе с дружелюбным коллективом. Я попросил кофе и какой-нибудь к нему пирог.

Мне принесли мое кофе. Я стал медленно помешивать черный напиток с прожилками молочной пенки.

На экране телевизора, который висел на стене заиграло изображение. «Экстренные новости. Сегодня в 15:03 по Московскому времени в Нижнем Новгороде трое людей напали на полицейский участок. Люди были вооружены бейсбольными битами и гранатами. Трое нападающих имели цель освободить заключённого молодого человека. Во время нападения пострадали более двадцати человек семь из них погибли на месте, шестеро были доставлены в реанимацию. На данный момент ведётся расследование, связанное с тем, как эти люди смогли проникнуть в полицейский участок, полный вооруженных сотрудников, также пытаются установить личности нападавших. Молодой человек, которого они освободили Николай Алексеевич Мельников находится в розыске. Напомним, накануне произошедшего Николай устроил побоище в одиночку в пабе «Килфиш», где убил человека и троих довел до реанимации.»

Что творится в мире. Люди уже так просто попадают в храм правопорядка и чудят там то, что им заблагорассудится.

Я все же продолжал мешать пенку своего кофе.

«К другим новостям. Сегодня глава корпорации «Farmasuit» Эдуард Михайлович заявил: «Моя дочь Лолита вряд ли сможет править корпорацией, поэтому право на корпорацию унаследует мой сын Никита. Конечно, я понимаю, что это может быть жестоко, однако, я не оставлю свою дочь с пустыми руками.» На этом заявление владельца фармацевтической корпорации закончилось. Причина такого решения до сих пор остается неясной.»

Владелец мега корпорации лишает дочь наследства. Мир и правда медленно сходит с ума. Хотя мой мозг, и я сам тоже уже канули в бездну. Я прекратил помешивать и сделал глоток. Кофе был горячий и горьковатый. Было приятно, но оставалось ощущение, что я его не распробовал.

Девушка наконец зашла в кафе и направилась ко мне. На её лице было какое-то разочарование, видимо, она ждала чего-то иного.

— Привет. — обратился я к ней хриплым голосом.

— Привет. Выглядишь паршиво.

— Спасибо, что подметила. Чувствую себя ровно так, как выгляжу. Поверь.

— Не горю желанием, но верится.

— У меня к тебе есть пара вопросов.

— Я слушаю.

— Что со мной?

Девушка удивилась. На её лице появилась гримаса удивления, затем она все также удивленно ответила:

— Я по-твоему врач?

— Говорят я похож на наркомана.

— Раз говорят то да, ты похож. Что ты от меня то хочешь узнать?

— Хочу знать что со мной не так.

— Так ты опиши ощущения.

Я глотнул кофе.

— Знобит, температура, руки дрожат, практически ничего не чувствую. Не могу сосредоточится ни на чем.

— Да ты симптомы ломки описываешь. Что-то употребляешь?

— Что!? Нет!

— Если у тебя ломка, то употребляешь.

— Кроме тех двух таблеток ничего не употреблял.

— Ты уверен?

— Конечно уверен!

Девушка попросила, чтобы ей принесли чай с лимоном.

— Тогда я без понятия, что ты от меня хочешь.

— Чтобы ты объяснила что мне делать.

— Если у тебя ломка, то нужно просто перетерпеть.

— Перетерпеть? Ты представляешь какого мне?

— Честно говоря — нет. Я в жизни не сталкивалась с тем, чтобы от инди была ломка.

— В смысле?

— Обычно люди либо сидят на нем, либо нет. Иначе не бывает.

— Разве от него не умирают? Как это либо сидят, либо нет?

— Нет, не умирают. Так да, попробуют и если не нравится, то бросают.

— Откуда тогда ломка?

— Ломка бывает только тогда, когда ты подсел на него.

— Подробнее.

— Ну смотри, с одной таблетки ничего не будет, со второй появится ощущение, что ты не распробовал и захочется ещё.

— Дальше что?

— С третьей появится чувство, что нужно ещё, но это не будет зависимость, то есть её можно побороть.

— Дальше?

— С четвертой развивается зависимость. После пятой обратного пути не будет.

— Но я же выпил только две. Откуда у меня зависимость?

— Не факт, что это она.

Девушке принесли чай. Кейт перемешала напиток и немного попробовала на губу.

— Понимаешь, у тебя нет зависимости, но организм думает, что есть.

— Что мне делать?

Она потянулась к своей сумочке и достала из неё таблетку. Девушка положила матовую, полупрозрачную пилюлю на стол и отодвинула в мою сторону.

— У тебя пара вариантов, которые вижу лично я.

— Слушаю.

Девушка взяла меня за руку.

— Выпьешь таблетку и твоя ломка пройдет, затем ты пойдешь со мной.

— Какой вариант — два?

— Я ухожу и мы больше не увидимся, что тебя будет ждать я не знаю. Готов что-то выбрать?

Я промолчал. Минута прошла незаметно.

— Похоже ты сделал свой выбор.

Кейт взяла купюру и положила на стол.

— Было приятно с тобой познакомится.

На минуту я вспомнил ту ночь с этой девушкой. Она тем временем встала и направилась к выходу. Я продолжал себя чувствовать отвратительно. Однако, я все-таки принял свое решение и схватил таблетку, которую бросил в рот и сразу же запил кофе, после чего спохватился и побежал за Кейт.

14

Мне было неведомо куда меня приведет эта девушка. Я просто направлялся за ней, как хвостик. Ничего не оставалось. Меня выперли с работы. Я стал дилером, хотя ещё ничего не продал и у меня не понятные отношения с подругой детства.

Кейт двигалась по мощеной дорожке моста идущего из одной части города в другую. Она ловила легкий бриз, который шел на нас с реки. Её волосы танцевали от ветра. Руки девушки ловили каждый порыв дуновения. Она сверкала в лучах солнца. Я внимательно наблюдал за ней, идя следом.

— Куда мы идем? — поинтересовался я у неё.

Она не обернулся и проигнорировала меня. Девушка была в короткой юбке, которая слегка прикрывала её бедра.

— Кейт, куда ты меня ведешь!? — продолжил я гнуть свое.

Девушка обернулась, остановилась. Ветер продолжал разводить её волосы в стороны.

— Так куда мы идем? — вновь я обратился к ней.

— Зачем тебе знать это иди себе и иди. Получай удовольствие!

— От чего? — поинтересовался я.

Девушка подошла ко мне. Обняла и направила посмотреть вдаль.

— Смотри, — она показала мне горизонт, где лишь видна синева реки, — Неужели тебе не нравится?

— Ветер слишком холодный.

— Ты не на то обращаешь внимание.

Кейт обошла меня и забралась на забор.

— Осторожно, — попросил я её.

— Не будь таким занудным.

Она держалась за забор и смотрела на реку, готовящуюся к зиме.

— Ты бы меня поймал?

— О чем ты?

— Если бы я падала, то ты меня поймал бы?

— Конечно, что за вздор.

— Не думаю.

— Почему?

— Не успел бы, — девушка отпустила руки и чуть было не улетела вниз, но сразу же ухватилась.

Дух перехватило. Я сразу подошел к ней и взял за руку, затем помог перебраться ей обратно, взяв на руки.

— Благодарю, — кокетливо ответила она.

— Так куда мы направляемся?

Девушка указала мне на башню героя, которая находилась по ту сторону моста.

— На башню героя?

— Именно, — подметила Кейт.

— Зачем?

— Хочу, чтобы ты меня сфотографировал там.

Мы приближались. Кейт продолжала двигаться уверенно и быстро. Я двигался за ней быстрым шагом. Мне нравилось молчание и тишина, в которой мы оказались. Когда инди стал действовать я ловил каждое дуновение прохладного ветра. По спине пробегали мурашки. Ноги стали косится от удовольствия. Запах цветков и возбуждающий парфюм Кейт сводили меня с ума. В животе затрепетали бабочки. Девушка протянула мне руку:

— Быстрее! Скоро начнется дождь.

— Откуда ты знаешь?

— В этом городе всегда льет дождь!

Я побежал за ней, за ее манящим легким парфюмом, который пробуждал внутри что-то горючее, особенно, под инди. Каждый вдох для меня был исключительным, нежным и волнующим. Мы перебежали через мост, оказались подле башни героя. Кейт достала ключ и открыла запертую дверь. Далее мы попали внутрь и принялись подниматься наверх. У меня возникло ощущение, что я проник в Лондонский тауер. Оказавшись наверху, на нас напал шквальный, сильный ветер. Волосы Кейт сразу бросились в рассыпную. Ее платье стало сдувать в разные стороны. Однако, как она и говорила здесь было очень красиво. Я наконец увидел весь город с высоты, на которую ранее никогда не взбирался.

— Здесь высоко! — крикнул я Кейт.

Девушка кивала головой. Она приблизилась ко мне.

— Ты боишься высоты?

— Я боюсь упасть, — ответил я не долго думая.

Она улыбнулась.

— Почему ты смеешься?

— Если боишься упасть, то ты никогда не сможешь взлететь.

— Мне и на земле хорошо, — заметил я.

— Все так говорят, кто ни к чему не стремится, но ты!

— Что я? — перебил я Кейт.

— Ты то стремишься к чему-то?

— К справедливости.

— И на что ты готов пойти ради нее?

— Не знаю, — подметил я.

— Как можно не знать?

— Я не имею представления, как далеко могу зайти, но знаешь, Кейт, будь уверена я буду стараться, чтобы достичь своей цели.

Девушка коснулась моей щеки ладонью, затем приподнялась на цыпочки и дотронулась нежно своими губами моих губ. Они были теплые, слегка влажные и определенно аппетитные. Кейт принялась дальше целовать меня. Она делала это с легкой, ненавязчивой страстью, но в тоже время скромно. Мне этот поцелуй был по душе. Я начал отвечать ей взаимностью. Девушка положила свою руку мне на грудь. Она сжала кисть и я почувствовал, как ее ногти стали впиваться в мою плоть, через рубашку. Наш поцелуй становился все страстнее. Я начал жадно ласкать ее губы. Мы окунулись в это с головой. Я не заметил, как моя рука уже была на ее бедрах и медленно двигалась к ее женскому треугольнику. Мои пальцы оказались под ее трусиками и почувствовали ее горячие и влажные половые губки. Кейт легко постанывала. Мои пальцы — указательный и средний резво проникли в нее. Сердце стало колотиться от волнения. Мы продолжали целоваться, я слушал ее стоны и стал ласкать ее лоно своими пальцами, которые уже обосновались у нее внутри.

Дурман от ее теплого влагалища и сочных губ охватил мой рассудок. Я взял ее второй рукой за попу и поднял, она обхватила меня своими ногами. Мы начали двигаться к ближайшей стене, чтобы была опора. Я полностью был поглощен ее прекрасными устами. От страсти, что ее разум охватила, Кейт стала кусать мои губы. Я прижал ее к стене, она вздохнула с эротичным стоном. Ее тело горело, она была красная и горячая. Своими пальцами я чувствовал, как она разогрелась внутри. Девушка продолжала томно вздыхать, охать, и стонать. Кейт убрала одну руку с моей шеи и потянулась вниз, к моей ширинке. Она нащупала, как мой пенис разыгрался не на шутку и был каменно твердым. Девица забросила свою руку мне в трусы и обхватила своей крохотной и нежной ладошкой весь ствол. Она сжала, сдавила его с полыхающей страстью. Я продолжал ласкать ее влагалище внутри своими пальцами, затем перебрался к ее клитору, с которым непременно был очень нежен и ласков.

Кейт не разжимала свою руку и стала мне медленно онанировать. Я сжал ее аппетитную попку и проник своими пальцами внутрь, растянув влагалище указательным, средним и безымянным пальцем.

Мы пребывали с ней совсем в другой реальности. Мысли покинули нас. Наши горячие губы сплелись в унисон, языки ласкали друг друга, а руки страстно онанировали друг другу. Ее вагина была растянута и вся мокрая. Я поднял ее выше, еще выше. Рука девушки покинула мои трусы. Она опиралась о стену. Я поднял Кейт над своей головой. Она положила свои ноги мне на плечи. Моя голова оказалась под ее платьем. Каждый парень мечтает оказаться под ее платьем. Кейт держалась за мою голову. Я держал ее за попу, затем подвинул ее трусики, которые были насквозь в ее соках. Мой язык коснулся ее клитора, я поцеловал ее половые губы, затем проник большим пальцем внутрь ее вагины. Мой язык был очень ласков с ее губами, затем он начал играть с клитором. Кейт стала стонать все громче. Она вцепилась в мою голову. Все ее тело покрыли мурашки. Девушка закричала. Она сжала мои волосы в своих руках. Я проникал большим пальцем в нее все быстрее и быстрее. Я чувствовал, как она вот-вот кончит. Мой язык не прекращал снова-и снова ласкать ее клитор, губки и вагину. Я причмокивал, затем снова проникал языком. Кейт кричала, словно ее резали, но крики ее были от невероятного возбуждения и от того, что она кончила. Из ее вагины потекла струя эякулята. Она крикнула и сдавила, вцепилась в мою голову. Кейт спустилась с моих плеч. Девушка, недолго думая, встала на колени. Она спустила мои штаны и стянула трусы. Кейт взяла, жадно, в руку мой пенис и принялась часто и дерзко онанировать мне. Я закрыл глаза и только почувствовал, как ее горячие губки уже ласкали мой член. Он пребывал в ее слюнях. Через мгновение я почувствовал, как она начинает полностью проглатывать головку несколько раз, затем стала брать глубже и еще глубже. Она жадно, грубо и страстно с аппетитом стала сосать мой агрегат, лаская его языком внутри своего ротика. Ее уста заглатывали мой член вновь и вновь. Теперь я стал громко стонать. Она взяла его руками, девушка обхватила своими ладонями мой член и, онанируя, продолжала заглатывать его. Я чувствовал, как вот-вот закончу ей в ротик, но я хотел другого финала, поэтому я поднял ее, затем повернул к себе спиной и нагнул. Кейт уперлась к стене рукам. Я потянулся к ее трусикам, которые стал стаскивать с нее. Мой агрегат был уже в полной готовности. Ее женское лоно было все мокрым и скользким. Я проник своими пальцами в нее. Она вздохнула с громким стоном. Кейт крепко сжала руками стену.

— Пожалуйста, Артем, — выдавила она первые слова с трудом.

Я начал проникать в нее своими пальцами. Кейт громко закричала.

— Артем, — выдохнула она с очередным стоном.

Я несколько раз трахнул ее своими пальцами, затем опустился, чтобы облизать ее вагину и сделал это. Она кричала и дергала ногами.

— Я больше не могу, — сказала девушка, но я ее проигнорировал и утонул между ягодиц.

Мой язык снова принялся ласкать ее половые губки, затем он резво проник в ее вагину. Кейт уже не стонала, а кричала. На нее вновь нахлынул оргазм. Ноги ее начали коситься от бессилия, тогда я решил, что пора красиво и эффектно закончить. Для это я поднялся и, взяв свой пенис в руку, медленно вошел в нее…

Кейт завизжала, охала, стонала, кричала, била ладонью по стене. Ее влагалище сжалось и обхватило мой член. Я принялся медленно выходить из нее и снова проникать. Она стонала, затем кричала. Девушка визжала с каждым моим движением. Я почувствовал, как она внутри снова была вся мокрая. Мой член оказался весь в ее смазке. Мои движения не замедлялись ни на йоту. Я продолжал двигаться. Мои движения были все решительнее и увереннее. Теперь я стал вспоминать события той ночи. Мой член был полностью погружен в Кейт, которая верещала от поглотившего ее оргазма. Она уже не могла стоять. Ее ноги подкосились и она встала на колени, тогда я оказался поверх нее. Кейт облокотилась и уперлась лицом в пол. Девушка из последних сил стонала и кричала. Я неистово проникал в нее снова и снова. Мои движения, словно выбивали из нее весь дух. Через какие-то минуты, когда она уже не могла никак стоять на коленях я перевернул ее, подложив пиджак, чтобы она не замерзла. Девушка с трудом раздвинула ноги. Я увидел ее блестящие глаза и утопился в ее теплых губах.

— Я уже не могу, — прошептала она.

Я устроился, взял пенис в руку и вошел в нее с новыми силами, с новой страстью. Девушка кричала с каждым моим движением. Ее теплое и влажное влагалище сжалось, обхватив мой пенис. Я продолжал входить в него снова и снова. Каждое мое движение, каждое проникновение сопровождалось ее протяжным стоном или очередным криком. Кейт обхватила меня руками. Она прижала меня к себе, чтобы утопить в очередном страстном поцелуе. Прошла еще одна минута, за ней пролетела вторая. Мой член уже был готов высвободить все семя, что в нем находилось. Из Кейт в третий раз потек эуякулят, который оказалася вокруг ее вагины и на ягодицах. Я вытащил свой член и эффектно эякулировал на девушку. Мой пенис фонтаном окропил все ее платье. Я попал всюду, вплоть до шеи. Бессилие взяло и меня. Я лег рядом с ней. Кейт молчала. Она не могла произнести и слова. Ее глаза медленно закрывались. Девушка не реагировала ни на что, даже на начинающийся дождь, который слегка капал на нас.

15

Я проснулся от сильного дождя, который поливал нас, как растения. Девушка продолжала спать, видимо, наши плотские утехи из нее выбили все-возможные силы. Я поднялся, затем взял Кейт и поднял ее вместе с пиджаком, который был ни к черту. Держа ее на руках, я спустился вниз, затем вышел из здания и понес ее по улице. Увидев стоящее такси, я направился к нему. Водитель увидел меня, идущего под проливным дождем с девушкой на руках и выбежал, чтобы помочь. Он открыл пассажирскую дверь и я уложил Кейт на сиденье, затем забрался сам в машину.

— Куда едем? — обратился водитель ко мне.

— Ларина семь, — сказал я ему.

Двигатель загудел и мы поехали.

— Что с ней? — решил таксист начать разговор.

— Устала, — подметил я.

— Это же как нужно устать, чтобы не проснуться от такого дождя?

— Всякое бывает, — старался я защитить Кейт.

— Может ей в больницу?

Мне казалось, что за день два болтливых таксиста — это чересчур, поэтому я думал о том, как мне заставить его замолчать.

— Можно ехать молча? — высказался я. — Как скажешь, начальник.

Такси довезло нас до моего дома. Дав водителю денег за поездку я вытащил Кейт из машины и принес ее к себе в квартиру. Алисы не было дома, поэтому мне не пришлось бы объясняться перед подругой. Девушка же продолжала спать крепким сном. Я уложил ее на свою кровать. Снял с девушки платье и повесил его сушится. Кейт же укутал в одеяло, чтобы она мирно спала.

Тем временем, мне на новый телефон пришло сообщение. Я достал устройство и посмотрел, что на него пришло. Как оказалось это был заказ. Мне нужно было доставить к ночи несколько закладок. Я посмотрел на время. Было всего шесть вечера и, пожалуй, у меня было достаточно времени, чтобы справиться с работой. Меня посетила мысль, что для встречи с дилером мне придется хорошо постараться. Я пошел в душ. Быстро помывшись, я оделся в новую рубашку, брюки выскочил из квартиры и направился на несколько точек.

К ночи задание было выполнено. Я собрал десять тысяч наликом и направился домой параллельно, написав сообщение о том, сколько успел разложить и какая выручка. В ответном смс мне сказали куда доставить половину. По возвращению домой, я обнаружил, что дверь была открыта. Меня это насторожило, но не остановило. Я зашёл внутрь.

— Кейт!

Ответа не последовало, тогда я включил свет и взял железную ложку для обуви и направился в свою комнату. Я медленно открыл дверь, замахнувшись и включил свет и обнаружил, что в комнате пусто.

Входная дверь захлопнулся. Я дернулся и выругался матом, затем обернулся. В проходе стояла Алиса. Девушка оставалась в недоумение и обратилась ко мне:

— Артем, что с тобой?

— И тебе привет. Ты поздно, — заявил я.

— Ходила к клиенту. Не стала его приводить к тебе в квартиру.

— Понятно. Как прошел твой день? — поинтересовался я из вежливости.

— Как обычно. Давид звонил.

— Что он хотел?

Девушка принялась разуваться и снимать верхнюю одежду, затем прошла вперёд и направилась в комнату, что я ей выделил.

— Интересовался, когда я вернусь к нему.

— Ты что ему сказала?

— Сказала, что лучше буду на улице ночевать, чем вернусь к нему и что он меня ни во что не ставил.

— Вот и правильно подтвердил я.

Алиса переодевалась, но дверь к ней была слегка приоткрыта и по случайности я видел как она снимала с себя лишнюю одежду, затем нижнее розовое белье с подтяжками, колготки и одела одну из своих ночнушек.

— Как прошел твой день? — поинтересовалась она.

— Ничего особенного.

— К начальнику ездил?

— Ты меня так спрашиваешь, но я не вижу кольца на наших пальцах, да штампа нет в паспорте.

— Да брось ты. Я переживаю за тебя вот и все.

— Прости! Нет, к начальнику не ездил.

Она прошла мимо меня за полотенцем и направилась в душ.

— Приготовишь ужин?

— Конечно, — ответил я ей и направился на кухню.

Прошло каких-то полчаса или целый час, как мы уже лежали на диване, смотря телевизор и поедая чипсы, тогда я осознал, что это первая спокойная ночь за последние дни. В новостях рассказали о том, как на юге какие-то люди устроили свою подпольную империю в виде боев без правил. Полиция заниматься расследованием и непременно найдет тех, кто это организовывает. Виновных будет ждать лишение свободы от четырех до одиннадцати лет в колонии строгого режима. В этот момент я вспомнил о том, как про наш город власти совсем забыли и мы, словно оторваны от всего внешнего мира.

16

Он набрал номер. На другой стороне были не долгие гудки, сменившиеся хриплым уставшим голосом:

— Что случилось?

— Я подумал, что вам следует знать о его действиях, — заявил звонивший.

— Эр, в следующий раз, когда решишь меня будить в два часа ночи хорошенько подумай.

— Я не понимаю, — ответил мистер Р.

— Что тебе не понятно?

— Как можно оставаться спокойным, когда он начинает наступать на пятки.

— Я не могу сказать, иначе все провалится и тогда мы уже не сможем победить.

— Не доверяешь? — возмутился мистер Р.

— Отнюдь, но об этом не должен знать никто.

— На неделе приезжает Патриарх заключить контракт.

— Отлично! — радостно заявили на другой стороне провода, — Скоро мы выйдем на совершенно иной уровень.

— Несомненно.

— Доброй ночи, Эр и держи меня в курсе нашего дела.

Мужчина хотел ответить, но не успел трубку на другой стороне уже положили.

17

Я проснулся под Алисой. Девушка нежилась верхом на мне. Мы уснули на диване под гул телевизора. На экране играла криминальная комедия «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино. Я приглушил звук и постарался выбраться из ласковой хватки Алисы. С трудом, но у меня получилось. Она осталась одна спать на мягком диване. Девушка спала сном младенца, но это не мешало мне смотреть на нее, как на объект вожделения.

Впрочем, мы с ней оставались хорошими друзьями. Я набросил на себя что-то потеплее и направился на улицу, в кафе, купить латте и несколько круассанов.

Добравшись, меня застала Кейт, которая буквально возникла из ниоткуда.

— Привет, — обратился я к ней, когда та подкралась ко мне.

— Привет, красавчик.

— Почему ты ушла? — первое, что меня заинтересовало.

— Потому что ты не сказал, что живешь с девушкой.

— Откуда ты узнала?

— В соседней комнате женская одежда, — она улыбнулась и прикусила губу, — И очень эротичная. Ты везунчик.

— Ох, — я решил попридержать ее пыл, — Она мой друг.

— Друг? Который расхаживает по квартире в сорочке по ягодицы?

— Здесь я не стану спорить у нее и правда красивое тело и она любит это доказывать.

— Артем, скажу тебе как есть будучи девушкой, если она ходит перед парнем практически без одежды, то он определенно для нее больше чем друг и больше чем парень, который нравится.

— Что ты имеешь ввиду?

— Она влюблена в тебя, — подытожила Кейт, — А я дура.

Девушка развернулась и бросилась прочь из кафе. Я забрал свой заказ и побежал за Кейт.

— Постой! — крикнул я ей вслед.

Догнав, я одернул ее.

— Что!? — возмутилась она.

— Почему ты злишься?

— Потому что я дура. Я увидела тебя и подумал: «Боже, какой он красивый и, наверно, хороший, мне бы с ним точно повезло».

— Поэтому ты мне сразу отдалась?

— НЕТ! — рявкнула она.

— Тогда почему?

— Потому что была под кайфом и пьяна, ровно как и ты, — нервно заявила она, — Но знаешь, Артем, я нисколько не жалею и я не жалею о вчерашнем, потому что это было как минимум божественно.

Она снова обернулась и направилась куда-то вдаль, крикнув мне вслед:

— Не упусти ее!

Что я должен был сделать? Погнаться за ней дальше или послушать ее и удержаться за Алису?

Что я должен был сделать?

18

Находясь в подъезде, мне позвонил Денис я, немедля, взял трубку:

— Привет.

— Добрый день, можем встретится? Я заеду к тебе на работу.

— Нет.

— Почему?

— Меня временно отстранили.

— Ох, сочувствую, ладно давай тогда в баре встретимся, заодно и расскажешь как это получилось.

— Да, давай.

— Хорошо, тогда вечером в баре.

— Ок. До встречи.

— До встречи, — повесил он трубку.

Я убрал телефон в карман и зашел в квартиру. Алиса продолжала спать беспробудным сном, чтобы она не пила холодный кофе я решился ее пробудить. Оставив круассаны и латте на столе, я подошел к девушке, сел рядом на диване и тихонько, погладив ее по голове, прошептал на ухо:

— Доброе утро, просоня.

Девушка сладко спала.

— Просыпайся завтрак готов, — повторил я.

Алиса стала медленно открывать глаза и томно выдохла. Она посмотрела на меня своими жемчужными глазами. Девушка, молча, лежала, лаская меня своим взглядом.

— Как жаль, что ты такой глупенький, — подметила она.

Я лишь улыбнулся:

— И тебе доброго утра.

Она поднялась, поправила свой легкий кардиган и ночнушку. Алиса направилась в душ, чтобы умыться.

— Какие планы на день? — поинтересовалась она.

— Пока не знаю.

— Может, все-таки сходишь к начальнику?

— Нет! — крикнул я ей.

Вода уже шумела во всю. Я достал второй телефон, на нем было одно оповещение, в котором говорилось, что нужно было доставить несколько закладок. Я не мешкал и, оставив Алису одну, захлопнул входную дверь.

Через час я переехал на другую сторону реки. Такси провезло меня мимо башни героя и внутри сразу что-то загорелось, руки немного вспотели, а сам я покраснел. Машина остановилась через улицу от этого здания. Я поблагодарил водителя, заплатил и направился на подработку.

Я оставил несколько закладок в самых укромных и потаенных местах. Каждое из них фотографировал и отправлял заказчику, затем возвращался и забирал деньги. Все было очень просто и схема, весьма проста.

В самый неожиданный момент, когда я забирал последнюю пачку денег ко мне подкрались позади, меня прижали грубо и резко к стене дома. Я несколько раз выругался, мол что происходит отпустите, иначе вам будет плохо, но меня не послушали, только заломали руки, а там и нацепили браслеты, тогда то я и понял, что попался полиции.

— Вы арестованы, — заявил полицейский, когда мои руки оказались уже в наручниках.

Через мгновение, а именно так для меня шло время, я оказался в машине. Через другое мгновение меня везли, затем я оказался в участке. Меня собирались допросить. Руки дрожали и бросало в холодный пот. Мне точно светило пожизненное с тем количеством таблеток, что у меня нашли. Следователь пригласил в комнату для допроса, он попросил снять наручники с меня, затем подошел к камере, чтобы выключить ее и обратился ко мне:

— Ты идиот?

— Простите? — удивился я.

Он смотрел на меня, как на настоящего идиота.

— Как можно было так глупо попасться?

— Я не понимаю, что здесь происходит, — находился я в полной растерянности.

— Послушай, мальчик, когда собираешься торговать инди не нужно с собой носить целый мешок таблеток, — он бросил упаковку, которую у меня конфисковали на стол.

— Это не мое, — решил было я запротестовать.

— Да что ты? — усмехнулся следователь над мной.

— Послушай, ты сейчас выйдешь отсюда с грустным лицом, словно тебе насрали на тапки. Свою упаковку с дурью заберешь в почтовом отделении номер три в пятой камере.

— Что? В смысле?

— Тебе нужно разъяснять? Невероятно и как они приняли такого придурка. Проваливай говорю и товар забери в почтовом отделении номер три в пятой камере.

Я сглотнул. До меня дошло. Теперь я понимал почему полиция ничего не предпринимает. У них в управлении крот. Все начало вставать на свои места. Я мельком посмотрел на бейдж следователя. Следак Эдуард Палермов.

— Хорошо, Эдуард, — ответил я ему.

Он подошел к двери и открыл ее. Я направился на выход. Выйдя из полицейского участка, я бросился в ближайший переулок, потому что на меня нахлынула тошнота. Меня стошнило и полностью вывернуло наизнанку. Что ж, теперь я мог начать готовить свою статью, которую непременно опубликую. Тем временем, поступил звонок на мой телефон, который был от Дениса. Я махнул ближайшему авто. Нужно было встретится с другом.

19

Бар был полупустой. Найти в нем Дениса было не трудно, к тому же он не сильно прятался.

— Я взял тебе темного, — сказал он, когда я подсел к нему.

— Спасибо, — ответ последовал от меня.

Между нами повисла тишина, если не считать глотки пива.

— Кажется ее не собираются выпускать в ближайшее время, — заявил Денис.

— Они оставили ее в больнице?

— Да, как оказалось отравление было очень сильным и, возможно, ее печень может не справиться.

— Что это значит?

— Ей нужен донор, Артем.

— Вот дерьмо! Мне жаль, — высказался я.

— Я не подхожу, — сразу же ответил он.

— Но ведь они найдут ей печень?

— Ты смеешься? Она заядлый алкоголик никто не предоставит ей печень.

— И что будет?

— Вообще-то я хотел попросить тебя сдать анализы.

Я выпил пива несколько глотков, затем поставил стакан.

— Меня? — удивился я.

— Ты хочешь, чтобы я отдал ей часть своей печени?

— Нет, конечно, нет! Просто хотелось бы знать подойдешь ли ты…

— Чтобы отдать ей свою печень, — закончил я за него.

— Нет, боже, Тем, — я не думал об этом.

— Правда? Вот ни на минуту не задумывался?

— Хорошо, ты прав, но я ее люблю!

Я поник головой. Кажется наш разговор заходил в тупик.

— Послушай, Артем, если бы ты был на моем месте, а на ее была Алиса как бы ты поступил?

Вот теперь я был в окончательном тупике.

— За Алисой водится много грешков, но она не дошла бы до такого.

— Ты думаешь? Она ведь трахается за деньги.

— Это ее работа.

— Не думаю, что она не могла найти иной вариант.

— А ты не задумывался о том, как бы изменилась твоя жизнь, если ее не стало?

— Нет, Тем, не задумывался.

— Подумай над этим.

Я оставил деньги, затем покинул стол.

— Ты не ответил! — заявил Денис.

— На что?

— На мой вопрос. Ты сдашь анализы?

— Если я их сдам и окажется, что подхожу, как донор, то буду жалеть затем до конца своих дней, что отказался отдать ей свою печень.

— Я тебя понял. Надеюсь, ты не будешь жалеть, что даже не попробовал.

Я кивнул и направился прочь. По возвращению домой, Алисы уже не было. Она оставила записку, что ушла на работу. Я же отправился в свою комнату, чтобы начать подготавливать статью. В холодильнике стояло холодное пиво, которое я принялся немедля употреблять. В скором времени, мне казалось, что пиво не приносит должного удовольствия и в голове зародилась мысль, что нужна таблетка. Я достал телефон. В контактах нашел номер Кейт. Однако, звонить я не стал, тогда открыл сообщение, думая отправить смс. Руки тряслись. Я оказался в полной растерянности. Не мог принять решения о том, чтобы ей написать, но чувства, что горели внутри меня так и призывали к действию. Гори все синим пламенем я написал ей, что хочу увидеться. Ответа долго ждать не пришлось. Кейт написала, что скоро приедет. Я убрал свои наброски статьи в комод и закрыл под ключ. Надел новую рубашку, брюки и ожидал звонка от нее.

20

Девица явилась довольно быстро и не заставила себя долго ждать. Сложилось впечатление, что она ожидала моего сообщения под дверью. Я открыл ей и был полностью обескуражен. Кейт явилась ко мне во всей своей красе и наготе. На ней был прозрачный пеньюар, розовый пояс с подвязками и чулки, а под всем этим полупрозрачные розовые трусики и бюстгальтер-балконет, который держал ее небольшую, но упругую и красивую грудь. Я буквально проглотил язык. Она плавно вошла в квартиру и ножкой закрыла входную дверь.

— Знаешь, Тем, я подумала над нашим разговором, — промурлыкала она, направляясь ко мне.

— И что ты надумала? — поинтересовался я, изображая полную невозмутимость.

Она приблизилась, встала на цыпочки и облизала мочку уха своим язычком, затем прошептала:

— Нам не обязательно делить тебя с ней, — ее рука опустилась ко мне на пах и принялась касаться застежки, — Мы можем заняться этим втроем.

Меня передернуло, а во рту от волнения образовался здоровенный ком, который я с трудом проглотил.

Кейт расстегнула ширинку и проскользнула к трусам, там она уже нащупывала дичайшую эрекцию.

— Что ты думаешь об этом? — осведомилась она, — Только представь, как будет здорово оказаться одновременно внутри меня… — Кейт показала на свое причинное место, — И внутри нее, — теперь она изобразила пальцами, как я проникаю в Алису.

Я хотел Алису и не стоило этого скрывать. Хотел ее уже давно и, наверно, всегда с тех самых пор, когда мы с ней созрели.

— Она мой лучший друг, — выдавил я из себя из последних сил, сохраняя самообладание.

— Ты когда-нибудь слышал, что мальчики и девочки не могут быть просто друзьями, — она схватила мое ухо своими зубками и добавила эротичным шепотом, — Мальчики и девочки созданы друг для друга далеко не для дружбы.

Ее ладошка уже оказывалась под трусами и я чувствовал ее тепло своим пенисом. Она украдкой обхватила его.

— Признайся, что ты хочешь и меня, и ее, — продолжала она ласкать мое ухо и мой слух.

Ее ручка тем временем уже начинала ласкать мой агрегат.

— Я… Я…, - я не мог выдавить из себя слова, потому как вся кровь ушла вниз.

— Ну-же, — прошептала она, — Скажи мне, что ты хочешь нас обеих. Хочешь войти в нас, — мурчала она.

Я продолжал проглатывать слюни, которые у меня зарождались. Кейт достала другой рукой у себя из бюстгальтера таблетку и поднесла к моему рту.

— И ее ты тоже хочешь, — она прикусила губу, затем укусила меня за ухо и положила инди пальчиком в рот. Ее рука продолжала ласкать мой член, переходя на мастурбацию. Положив таблетку мне в рот, она опустила вторую руку ниже моего пояса и принялась стаскивать с меня штаны.

— Кейт, — промусолил я.

— Хочешь нас? — давила она ласково.

— Кейт, — снова пытался я что-то сказать, но мысли разбегались по углам пока ее рука находилась внизу и онанировала мне. Ее теплая и нежная ладонь. Я не удержался и взял за ее упругие белесые холмики, которые так прекрасно ложились в мою руку. Я принялся их мять сначала ласково, но чем заходило дальше, тем настойчивее я был и крепче, сильнее сжимал ее груди.

— Знаешь, Артем, пока я не услышу ответа, — она стала медленно доставать руку из моих штанов, продолжая шептать на ухо, — Ты не получишь это все, — Кейт отошла от меня и показала на себя.

Девушка прошла к дивану и села на его спинку, затем раздвинула ноги, облизала свои пальцы положила их между своих длинных ног. Ох, от такого вида у меня и правда вспыхло все внутри.

— Что конкретно ты хочешь? — поинтересовался я у нее.

— Я? — она продолжала ласкать себя между ног, — Я хочу сделать это вместе и, чтобы ты признал, что тебя влечет к ней.

— Хочешь, чтобы я признал, что она мне нравится?

— Не просто нравится, что ты хочешь ее, что засыпая, ты думаешь о тонких гранях ее тела, что говоря с ней, мыслями ты сверху, что твой язык делает ей так приятно, как делал мне, что от ее вида у тебя горит внутри.

— Я не могу этого признать, — заявил я ей, хотя в действительности, все было так, как она сейчас сказала. Эта девушка, словно погрузилась в мою голову и копается там.

— Почему? Неужели ты не хочешь получить это, — она спустила с себя трусики и перед мной был ее желанный, лакомый кусочек от которого я был готов кусать локти.

— Хочу! — заявил я, пытаясь сдержать себя.

Таблетка уже начинала действовать и мое желание овладеть этой девушкой, мое влечение к ней уже было не удерживаемым. Я начал делать первый шаг в ее сторону. Кейт постаралась мне возразить. но я словно знал, что она играет со мной, что это лишь кокетничество, уловка, чтобы еще больше меня раззадорить.

— Не смей подходить, пока не признаешь, что Алиса твой главный объект вожделения.

Я продолжал идти к ней. Между нами был один метр. Она сжала ноги, чтобы я более не видел ее женское причинное место. Однако, для меня это уже было поздно. Я был одурманен ее длинными вьющимися темными волосами, карими блестящими глазами, алкоголем и таблеткой.

Я стоял над ней. На мгновение я почувствовал, как могу доминировать над этой девицей. Сдерживаться я не стал и схватил ее за шею. Она улыбнулась ехидно и прикусила свою губу:

— Что ты хочешь сделать?

— Мы оба знаем, чего я хочу и кто мой главный объект вожделения.

По правде в этот момент я себя обманывал, потому что, честно, сам не знал кого из них я хотел больше, но факт остается фактом, что Кейт была готова мне отдаться, а если и не готова, то я бы взял ее силой.

Я взял второй рукой ее грудь в руку, затем утопился в ее аппетитных розовых губах. Мой страстный и жадный поцелуй поглотил ее. Я сильнее сжал грудь и услышал ее явное постанывание, которого мне не хватало. Моя рука опустилась ниже ее груди и оказалась ровно там, куда она показывала с несколько минут назад. Я коснулся ее клитора, который был влажный, затем опустился дальше и принялся ласкать ее половые губы, чтобы незамедлительно проникнуть в нее. Мои пальцы еще немного игрались с ее внешними половыми органами, а затем резко проникли во влагалище. Кейт вздрогнула и охнула. Она открыла рот и вцепилась руками в спинку дивана. Я опустил ее шею и ухватился за желанную грудь. Продолжая, целовать эту прекрасную девушку я проникал в нее своими пальцами. Мои движения внизу были все импульсивнее и импульсивнее. Я ни на секунду не останавливался. Инди мне позволял почувствовать каждый миллиметр ее теплого влагалища, каждую мурашку. что проходила по ней. Она опрокинулась назад и я сразу опустился вниз. Передо мной был ее пах. Я коснулся кончиком языка ее клитора. Она завизжала, затем застонала и цеплялась руками за диван. Мой язык стал ласкать ее горошинку. Она неистово стонала и ловила воздух, которого ей так не хватало.

Я закончил трахать ее своими пальцами и прекратил ласкать своим языком ее клитор. Сняв с себя штаны, спустив трусы, я взял свой дубовый агрегат и коснулся головкой ее вагины.

Кейт дернулась. Я снова дотронулся своим пенисом и стал гладить головкой ее половые губы. Под действием таблетки, я желал почувствовать своим членом все тепло ее вагины, как снаружи, так и внутри. Кейт начинала брыкаться от получаемого удовольствия, она издавала невероятны стоны, девушка мурлыкала и сжимала подушку, что попадала ей под руку, обивку дивана, на которой лежала. Я перестал играться и начала входить в нее. Я делал это довольно медленно, чтобы мы оба могли прочувствовать это мгновение. Эффект был за гранью понимания. От такого удовольствия я хотел было уже кончить. Кейт в свою очередь уже была вся мокрая и из нее потекла смазка. В комнате запахло сексом. Вот я закончил проникать в ее лоно и остановился. Мне хотелось чувствовать всю ее внутри.

Она закричала. Я вышел из нее и снова вошел. Кейт поднялась, обхватила меня ногами и обняла руками. Она утопилась в моих устах и буквально взобралась на мой пенис.

— Трахни меня, — промолвила девушка на ухо.

Я взял ее за попу руками и принялся делать, стоя, обратно поступательные движения. Мой член входил и выходил, снова и снова в нее. Я набирал темп. Она стонала под каждую мою фрикцию. Наконец я стал ее трахать. Мои действия были грубыми, дерзкими и быстрыми. С каждым толчком я был близок к тому, чтобы кончить. Кейт принялась верещать от каждого моего проникновения. Ее крики заполнили квартиру. Мой член становился все тверже и тверже, казалось, что он не прекратит расти. Пенис уже разрывал ее вагину и Кейт феерично кончила. Из нее брызнуло мощным фонтаном, которым она попала мне на ноги, а остатки стали капать на диван. Однако, для меня это был не конец. Я разогнался и продолжать «долбить» ее. Мой член уже был готов оконить, тогда я вытащил его и, схватив ее за волосы, поставил на колени. Кейт была в легком недоумении, но она ни капли не стала сопротивляться и мгновенно взял мой член в свой крошечный, но такой сладкий ротик. Девушка принялась сосать, как самая настоящая порноактриса. Ее ротик полностью брал мой член. Она делал этот минет очень быстро, с жадностью, и неподдельным удовольствием. Таблетка, которую я проглотил дала мне насладиться каждой клеточкой ее ротика, который был очень ласков и нежен, но в тоже время дерзок и жаден. Я не мог удержаться и кончил. Из меня вырвался целый гейзер из белого семени, который наполнил ее уста. На секунду я подумал, что она меня ударит за такую выходку, но она улыбнулась и стала облизываться, затем еще стала слизывать остатки с моего пениса. Кейт поднялась и направилась в душ. Я оставался в легком недоумении, потому что она была первая девушка, которая была не против и даже больше — она была рада, тому что я наполнил ее ротик своей спермой.

Отойдя от легкого шока, я направился к холодильнику, чтобы достать нам с ней по бутылочке пива.

Кейт долго не церемонилась и вернулась ко мне в гостиную. Я ждал ее, сидя на спинке дивана, которая была напрочь в ее эякуляте. Девушка играла со мной своими глазками, словно ждала что-то. Я протянул ей бутылку пива.

— Спасибо, — ответила она и приняла мой дар, равно, как и приняла мой предыдущий дар, с улыбкой на лице.

— За хороший секс, — сказала она тост.

Мы ударили бутылками и отпили.

— О чем ты думаешь? — обратилась она.

— О своем друге.

— Он тоже любит ходить с обнаженной попой?

— Нет! — протестовал я.

— Это была шутка.

— С чувством юмора тебе повезло не так, как с попой и грудью, — подметил я.

— Так что с твоим другом? — проигнорировала она.

— Его жена умирает от цирроза и он хочет, чтобы я отдал ей свою печень.

— А ты подходишь, как донор?

— Не знаю, я не сдавал анализы.

— Это сложно, наверно, — подметила она, — У меня нет такого друга, поэтому я не знаю о чем ты думаешь.

Кейт отпила пива.

— Самое главное, что я задумался, а вдруг ему станет лучше, когда ее не станет.

— Ты серьезно так думаешь? — удивилась девушка.

— Почему это тебя удивляет?

— Потому что ты практически думаешь об убийстве.

— Я стараюсь думать об этом как не об убийстве.

— А что же это будет по-твоему? — поинтересовалась она.

— Правосудие, — подытожил я.

— Хочешь помогу?

— Чем?

— Поверь моя помощь тебе пригодится.

— Хорошо только оденься, — закончил я наш разговор и мы направились на улицу.

Возле подъезда стоял Понтиак. Глядя на его капот, я невольно вспоминал, как проникал в ее вагину. Она же уже прошла мимо меня, а я лицезрел ее прекрасный орешек покрытый коротким бежевым пальто. Впрочем, я отвлекся и быстро погрузился в автомобиль. Кейт поиграла с ключами зажигания и двигатель приятно замурлыкал. Мы поехали к первой городской больнице, которая была на отшибе города, подальше от людских глаз. Приехали мы к позднему вечеру. В это время уже больницу закрывали, а часы посещения закончились.

— Вот дерьмо, меня не пропустят.

— Спокойно, сыкушка.

Я удивился, но старался не подавать виду. У нее, видимо, уже был в голове готовый план.

— Что ты намерена сделать?

Кейт принялась прихорашиваться. Она достала из бардачка помаду кроваво красного оттенка и тени, чтобы выделить глаза. Закончив, она сняла с себя пальто, под которым были ее пеньюар полупрозрачный и нижнее белье.

— Ух ты, — высказался я с некоторым удивлением.

— Почему «ух ты»? Вроде бы ты уже видел все это.

— Видел, но не насмотрелся.

— Закатай губу, — заявила Кейт, — Ты это больше не получишь.

— Это почему?

— Ты не сделал того, что я просила.

— Однако, у нас все равно все получилось.

— Я дала слабину в этом нет ничего такого.

— Слабину значит? — риторически обратился я.

— Все.

Она покинула автомобиль и направилась в больницу. Ветер раздувал ее волосы и дергал в разные стороны пеньюар. Стоило ей приблизиться к больнице, как из двери вышел охранник и подскочил, немедля к Кейт. Они вступили в диалог, затем он провел ее внутрь. Далее они скрылись за стеклянными дверьми, которые открывались автоматически. Они зашли в его каморку и более я их не видел. Оставалось считать минуты, пока ее не было. Впрочем, я догадывался, что она собиралась сделать с этим бедолагой.

Прошли те самые минуты и Кейт вприпрыжку выбежала из здания больницы. Она быстро прибежала ко мне и вернулась в машину.

Я обратил внимание, что на ее лице была стертая помада и она достала салфетки, чтобы вытереть губы.

— Какого черта там произошло?

Она показала ключ-карту:

— Я достала нам билет!

Я забрал у нее эту ключ-карту и вышел из машины. Она выскочила следом за мной.

— Вернись в Понтиак! — поднял голос я на нее.

— Почему? Это я достала ключ!

— Он видел тебя и отчетливо запомнил! Я уверен, что он тебя отчетливо запомнил!

— Почему ты кричишь на меня!? Ты впервые повысил голос на меня!

— Я не кричу, а громко говорю, потому что…

— Потому что ревнуешь? — закончила она за меня.

Я замялся, понимая, что она подловила меня.

— Так вот, Артем, я не твоя собственность, чтобы меня ревновать к жирному охраннику, у которого мелкий член. Да! У него мелкий хрен!

— То есть ты и правда отсосала ему!? — продолжал я возмущаться.

— Мое тело — мое дело, — подытожила она.

— Нет!

— Да, Артем! Это не твое, — она показала на всю себя, — Потому что ты отказался признать, что хочешь трахнуть свою подружку из детства!

Я залился смехом, потому что наконец понял, что происходит. Под всей своей этой личиной она пыталась скрыть один простой факт, что не может смотреть на меня, пока я общаюсь с Алисой.

— Что ты ржешь?

— Да ты сама ревнуешь меня! Ревнуешь к Алисе!

— Вот и нет, — запротестовала она, — Я не ревную.

— Еще как ревнуешь!

— Нет! — она бросилась ко мне, — Знаешь почему?

— Объясни!

— Потому что ты и так мой! — она сбросила с себя прозрачный пеньюар и я заметил, что на ней не было бюстгальтера. Как я сразу не заметил, что его не было. Кроме того, я понял, что она победила. Кейт права и я правда принадлежал ей. Я чувствовал это всем своим нутром, которое сейчас меня призывала схватить ее и трахнуть на капоте этого хорошего понтиака.

— Вот видишь, ты даже не можешь ничего ответить, потому что это так!

Она ухватилась за причинное место. Я почувствовал ее крепкую хватку.

— Давай, Тем, сделай это! ТРАХНИ МЕНЯ НА КАПОТЕ!

Я готов был сорваться и сделать это. Я не мог удержаться. Ее тело было слишком потрясающим. Выбора не оставалось. Я схватил ее за ягодицы и поднял. Она бросилась на меня и обхватила руками. Кейт принялась меня целовать очень жадно, словно не могла меня отпустить. Я донес ее к Понтиаку и уложил на капоте, затем развернул. Она встала ногами на пол. Я был готов войти в нее. Пальцами я увлажнил ее вагину, затем расстегнул свои штаны и сбросил трусы, взял в руку член, готовый сделать это и вошел в нее. Она взвизгнула. Я стала трахать ее. Без каких-либо ласк и прелюдий. На этот раз все было жестко. Я начал шлепать ее по попе и из моего рта вылетали разные грязные слова. Я покрывал ее ягодицы оплеухами, а уши пошлыми словами. Мой член неистово насиловал ее маленькую вагину. Кейт стонала каждый с каждой фрикцией. Я буквально «драл» ее. Из ее рта лишь вылетали крики, охи, стоны и разные слова: «Давай!», «Боже!», «Трахай!», «Нуже!», «Быстрее, Артем!», «ЕЩЕ-ЕЩЕ».

Мой член уже был готов закончить. Я собирался кончить, но продолжал снова и снова входить в нее. В ее «раздолбанную» вагину. Ее влагалище было сочным из него текло, как из водопада. Она неистово кричала и била по капоту автомобиля и…

Мы закончили. Мой член кончил и полностью заполонил ее. Я почувствовал, как ее влагалище сжалось. Из Кейт потекла жидкость. Она сползла от бессилия. Я застегнул брюки и направился в больницу, сказав ей:

— Жди в машине!

21

Попасть в больницу было не трудно, но ходить оказалось намного сложнее после хорошего траха. В больнице уже никого не было. На этажах было темно. Я направился в регистратуру, чтобы посмотреть, где находится Элина. Ее местоположение было в интенсивной терапии в на третьем этаже, тогда я миновал охрану и по лестнице добрался до третьего этажа. Нужно было успеть до обхода охранника. С помощью его ключа я мог открывать любые двери, что были закрыты.

На третьем этаже царил полнейший мрак. По какой-то причине они выключали свет на всем этаже, на всех коридорах.

Я нашел ее палату. Девушка лежала там совершенно одна, что было мне на руку и мне показалось это невероятной удачей. Я подкрался к ней. Мой шаг был тихий, но это не значит, что я нервничал. Инди продолжал действовать, обостряя мои ощущения. Сейчас он обострял мое чувство тревоги и страха, предвкушения того, что я собираюсь сделать. Испачкать руки в крови. Девушка спала, казалось, невинным сном, но я видел ее насквозь эта марамойка высасывала все соки из Дениса. Пора было положить этому конец. Моя фигура стояла подле ее койки. Я взял подушку из-под ее головы. Элина никак не отреагировала. Внутри забурлил фонтан чувств. Мое сердце собиралось совершить побег. Я старался собраться с мыслями и взять себя в руки.

Кто-то положил руку на мое плечо. Меня передернуло. В этот момент я чуть в штаны не наложил. Рука была женская и это была рука Кейт.

— Тебе помочь? — обратилась она ко мне.

Я кивнул.

— Ничего страшного, — заявила она шепотом, — Ты все делаешь правильно. Она отравляет его.

Я снова кивнул. Кейт положила свои руки на мои и помогла поднести подушку к голове Элины.

— Давай сделаем это. ВМЕСТЕ! — заявила Кейт.

Мы принялись душить Элину. Девушка проснулась. Она была в панике и стала дергаться и рыпаться. Кейт старалась удержать ее, чтобы та не шумела. Адреналин сделал Элину довольно сильной и бойкой, но нас было двое и через минуту, которая была для меня поистине длинной, — все кончилось. Элина замедлила свои действия, а затем и вовсе остановилось. Сердце билось сумасшедше быстро. Руки бросило в дрожь.

— Все, Тем. Нужно уходить! Пошли! СКОРЕЕ! — заявила Кейт и одернула меня.

Мы побежали на носочках по коридору, далее по лестнице вниз и к черному входу, через который я пробрался в больницу. В голове был лишь один вопрос, когда я смотрел на бегущую передо мной девушку в прозрачном пеньюаре, розовых трусиках с поясом и подвязками: «Как она то попала в больницу?».

Мы выскочили из больницы, тогда Кейт сказала мне выкинуть карту. Я поступил, как она сказала и, вытерев ее от своих пальцев кинулу в урну для бычков. Вернувшись в машину я стал трястись. На меня нашло осознания того, что я убил человека и, несмотря на то, что она уже была при смерти легче не становилось. Кейт «завела» двигатель и мы тронулись в ночь. По этому городу. Я смотрел в окно. Люди ходили в спешке в ночи по улицам. Многие не церемонились и кидали таблетки в рот, затем запивали их водкой, пивом. Я смотрел, как в переулках сношались молодые. Кто-то «брал» девченку на мусорном баке. К черту гигиену! Кто-то упивался, сидя на тротуаре, водярой. Кто-то начинал драку и прибегали патрульные. Инди свел людей с ума. Они переставали что-то чувствовать и готовы были на все лишь бы снова почувствовать тепло женского лона или твердокаменный член. Они были готовы упиваться лишь бы почувствовать какое-то удовлетворение. Инди хоть и не убивал людей, как любой другой наркотик, но он лишил их того, что каждому нужно — чувств. Он заставлял людей делать что угодно лишь бы начать чувствовать, потому что это сводило их с ума. Как и моих родителей. Отец резал руки моей матери и они были довольны. Они сделали это у меня на глазах и я не мог их остановить. Ни мои слезы и крики, ничто тогда не смогло их остановить.

Отец достал нож. Он принялся точить его. Мама подошла сзади и обняла своего мужа. Женщина обратилась к нему:

— Максим, ты уверен?

— Любимая, ты же знаешь, что у нас нет выбора.

— А как же Артем?

— Родители — наркоманы ему ни к чему.

Женщина положила руку на его руки.

— Ты уверен, что больно не будет?

— Ты что-нибудь чувствуешь?

— Нет, но мы можем продолжить! — заявила женщина.

— Продолжить? Ты хочешь дальше глотать эти таблетки?

— Я не хочу оставлять сына.

— Ее родители позаботятся о нем.

— Все равно! — возмутилась женщина.

Он перестал точить нож и направился в душ. Она последовала за ним. Максим устроился в широкой, угловой ванной. Она стояла и смотрела на него.

— Ты со мной? — последний раз обратился он к ней.

Женщина забралась к нему в ванну. Она провела по его щеке рукой.

— Я не чувствую тепла твоей щеки, — заявила женщина.

Он схватил ее за руки.

— А я не чувствую твоих рук, их нежности, их тепла и ласки.

Женщина улеглась на своего мужа. Он поднял нож.

— Максим, даже ничего не ощущая, я люблю тебя, — она потянулась, чтобы поцеловать своего избранника. Он ответил ей взаимностью:

— Я тоже тебя люблю, Кристин, — заявил он и медленно провел холодным лезвием вдоль своей руки.

— Прощай, — сказала она.

— Прощай, — ответил он.

Максим провел по второй руке острым, как бритва ножом, затем взял руку жены и порезал ее. Кровь потекла быстрым алым ручьем. Она быстро наполняла ванну. Я стоял в проеме и что-то кричал, в слезах, глядя на то, как они это делают. Так я все помню. Так инди лишил меня семьи.

Я проснулся, когда мы подъехали к моему дому. Кейт смотрела на меня.

— Хочешь поговорить? — обратилась ко мне девушка.

— Нет, пожалуй, нет.

— Ладно, — кивнула она.

— До встречи, — сказал я ей.

— Да, до встречи, — заявила она.

Я покинул автомобиль и вернулся в квартиру, где была Алиса. Девушка по-прежнему не снимала с себя кардиган и ночнушку, которая открывала для меня ее прекрасную попу.

— Привет, — сказала она, — Знаешь, что я заметила, когда пришла домой?

— Что же? — ответил я сухо.

— Квартира насквозь пропахла сексом! — бросила она.

— Это плохо?

— Нет! Твоя ведь квартира, но мне его хватает на работе.

— Прости.

— Что случилось? — обратила внимание она на мое состояние.

— Ничего. Все в порядке! — ответил я ей и направился в свою комнату.

Нужно было хорошо выспаться.

22

Завибрировал телефон. Он это делал довольно громко. Написали, что я должен срочно доставить несколько закладок. Я вскочил, надел первые попавшиеся штаны, рубаху и бросился из комнаты. Алиса готовила завтрак.

— Кушать почти готово, — сказала она.

— У меня нет времени. Я опаздываю.

— Тебя вернули? — довольно удивилась она.

— Нет-нет, это по-другому делу.

— Жаль, тогда буду завтракать одна.

Я крикнул ей, закрывая дверь:

— Пока!

На улице я поймал такси.

— Почта номер три, — сказал я таксисту.

Я вошел внутрь здания. Люди копошились, словно муравьишки в этом большом, громадном сооружении. Я поднялся на второй этаж, к камерам хранения. Со мной столкнулся какой-то тип. Я ему соответственно нагрубил, но он лишь нахмурил брови и пошел дальше. В кармане я обнаружил ключ от камеры номер пять. Какой профессионал, наверно, карманы также хорошо чистит. В камере был мой пакет, который я убрал внутрь своего пальто. Я снова посмотрел адреса, которые мне указали и направился раскладывать. На этот раз я должен был уехать в еще более дальнюю часть города в самое настоящее гетто, что было похоже на наказание.

Мне потребовалось полчаса, чтобы добраться до района. Покинув такси, я застал удручающую картину. Мне стало не по себе от увиденного. Это была мусорка и мне не особо было понятно, как в этом районе кто-то может позволить себе что-то подобное.

Послышались звуки выстрелов и нескончаемые крики мата. Я взял себя в руки и направился по адресам, указанным в сообщении.

К счастью, этот район весьма небольшой, поэтому я быстро управился, но как и в прошлый раз меня подстерегли. Я получил хорошую затрещину со спины, затем меня ударили чем-то крепким и тяжелым по ногам. Из-за притупления чувств от инди я чувствовал лишь сотую боли, которая накрыла меня. Однако, я все равно упал на спину. Меня стали запинывать. Кости стали болеть. Боль раздирала меня. Я чувствовал каждый смачный удар по моему торсу, но все равно старался разглядеть нападавших. Это были три парня, которые не прятали своих лиц. Я ничего не мог сказать им, не мог крикнуть, чтобы позвать на помощь или умолять их перестать Я лишь принимал удар за ударом, пока они не сломали мне все ребра и не переломали половину костей, а там не отбили все органы. Последний удар пришелся мне по голове, казалось, я сейчас умру…

Голова гудела. Я открыл глаза. Находился я неизвестно где. Где-то на окраине городе. Те ублюдки, что отмудохали меня, видимо, посчитали, что я умер, как я сам подумал. Тело изнывало. Каждая клетка тела взывала о помощи. С трудом у меня получилось встать на ноги. Шаги мои были медленные. Я волочил ноги, выйдя на дорогу. При мне не было ни пакета, ни денег. Я махал рукой, чтобы поймать хоть одного водителя, который смог бы меня отвезти. Все проезжали мимо. Никто не хотел сажать к себе в автомобиль оборванца с кровавыми подтеками. Пришлось идти пешком в сторону города.

Солнце медленно поднималось из-за горизонта. К утру я доковылял до своей улицы. Ночь была отвратительна и холодна. Мое тело знобило, горло простудило, а голова трещала. В конце концов, я добрался до дома и направился в душ, минуя свою подругу, которая собиралась в очередной раз на работу в своей комнате.

Все тело ныло от боли. Алиса ушла на работу, и я оставался один в квартире. Одиночество и пытка решили устроить союз и терзать меня. Каждая клетка моего тела изнывала и кричала. Ребра были раздроблены, на лице были ссадины и синяки, словно я вернулся с бойни.

В конечном счете меня эта адская боль добила я вынужден был покинуть свой диван и пристанище, чтобы добраться до аптеки и купить таблетки.

Прошло не больше пяти минут, как я уже был одет и покинул квартиру. На улице было облачно, ветрено, но без признаков дождя и осадков.

Черный, как ночь, Рэнж Ровер подъехал к входу в дом. Машина остановилась напротив меня. Я встал по какой-то причине. Где-то в глубине я уже осознавал, что это мой работодатель. Автомобиль покинули двое людей.

— Здравствуй, Артем.

Мужчины стояли рядом со мной и наблюдали, как я корчусь от боли, не понимая и не стараясь понять что происходит.

— Знакомы? — пьяным голосом обратился я к ним.

— Мы просим вас, чтобы вы сели в машину.

Мы постояли несколько секунд, чтобы выдержать паузу и посмотреть друг другу в глаза.

— Вы сядете сами или мы вам поможем.

— Очень заманчиво, но я занят.

— Ваши ироничные замечания неуместны.

Выбора то не было. Меня либо силком засунут в эту железную коробку, либо я сделаю все сам.

Я вдохнул полной грудью, чтобы набрать как можно больше свежего воздуха.

— Пошлите.

В салоне оказался только один человек.

— Здравствуйте.

— Привет, Артем.

Мужчина сидел на крайнем сидении и смотрел в окно. Его рука потянулась к бардачку, что был между нами. Мужчина достал бутылку алкоголя и пару стаканов, затем поднял глаза на меня.

— Рад с тобой познакомится.

— Кто вы?

Он поставил стаканы на бардачок и стал наполнять их. Машина принялась в движение. Мы поехали.

— Зови меня как и все — мистер Эр.

— Мистер… Эр?

— Именно. Знаешь, я не любитель болтать.

— И что это значит?

— Надеюсь, ты выпьешь со мной. Кстати, плохо выглядишь.

— Да, выпью. Приятно, что вы заметили.

— Расскажи мне все.

Итак, что мне ему рассказать. Правду? Вероятно, меня захотят похоронить, однако, может быть, звезды на моей стороне и произойдет что-то неожиданное.

— На меня напали. Вчера.

— Кто?

— Не знаю.

— Ты видел их лица?

— Конечно, они избили меня и забрали все мои драгоценности, телефон, деньги и пачку с таблетками.

— Было больно?

— Зачем вы спрашиваете?

Мистер Р отпил своего алкоголя и закусил долькой лимона.

— Видишь ли, Артем, ты работаешь на меня. Выполняешь грязную работу и местами не благодарную, не так ли?

— Грязную — возможно. Не благодарную — вряд ли.

— Так почему же ты должен из-за неё ещё и страдать каким-либо образом?

— К чему вы ведете. Я не особо вас понимаю.

Мужчина постучал по стеклу. Автомобиль остановился. Двери открылись, и мистер Р покинул салон. Я последовал за ним. Мы обошли машину и встали напротив её багажника. Один из сторонников открыл его.

— Я ни к чему не пытаюсь вести. Мне важно, чтобы ты понимал на какую организацию работаешь.

Мужчина открыл внутренний багажник и достал из него ружье. Затем протянул его мне.

— Что это значит?

— Ты выбираешь любое оружие, которое есть в этом багажнике. Любое какое тебе будет по нраву, затем с ребятами найдешь тех, кто с тобой так обошелся и покажешь им последствия их действий.

Мистер Р похлопал меня по плечу.

— Представь, что ты бросаешь котенка в горячую воду. Он начинает вопить, скулить, кричать, и все это время он смотрит на тебя. А потом он успокоится, на первый взгляд, и станет тихо стонать, глядя тебе в глаза. Как думаешь, что он хочет сказать. Просит ли он отпустить? Умоляет? Может он начинает задаваться одним единственным вопросом, который приходит ему в голову: «За что?».

Мужчина достал из багажника пожарный топор и протянул мне. Я взял топор во вторую руку.

— Это очень жестоко, то что вы сказали про котенка, — подметил я.

— Я это прекрасно понимаю, поэтму хочу чтобы те кто на тебя напал тоже задавались вопросом: «За что?». Ты хочешь этого?

Мистер Р ткнул в меня пальцем.

— Не думаю.

— Не думаешь? Получается они твои друзья и ты их покрываешь?

— Вовсе нет!

— Если же нет, то почему ты отказываешься восстановить справедливость?

— Я не ищу мести. Это безнравственно и первобытно.

Мистер Р залился смехом после чего выглядел уже не доброжелательно.

— Раз ты не ищешь мести, тогда, вероятно, тебе стоит подумать о своем здоровье.

— Что это значит?

— Все предельно просто, — мужчина закрыл багажник и направился в салон, — Твоя жизнь или их жизнь.

Мистер Р обернулся, чтобы обратится ко мне перед тем, как вернуться в автомобиль:

— Ты должен быть рад, что выбор лежит за тобой, а не за ними. Думаю, они бы не стали колебаться и сразу в вонзили этот топор тебе в голову. Подумай над этим.

Мужчина скрылся в машине. Двери захлопнулись и автомобиль принялся в движение. Уже через минуту Рэнж Ровер пропал из виду.

Я безмятежно стоял по среди улицы, держа в руках холодное и огнестрельное оружие.

На какой-то момент мне казалось, что я был лишен всякого страха и сомнений. Казалось, что я знал, что обязан делать.

Нужно идти до конца.

23

Кейт нарисовалась, словно из неоткуда. Девушка приехала ко мне на своем Понтиаке.

— Я тебя искала, — заявила девушка.

— Искала?

— Я оставила тебе несколько сообщений! — заявила она, — Боже, что с тобой?

Она с жалостью смотрела на мои синяки, ссадины и кровоподтеки. Девушка коснулась своей рукой. Она провела по моей щеке:

— Бедный мой, — сказала она, — Может, хочешь, чтобы я сделала тебе приятно? — играла она со своими словами.

Я показал ей топор и ружье.

— Ты собираешься на охоту? — удивилась она.

— Я собираюсь восстановить справедливость.

Она одобрительно улыбнулась, затем прошла к машине и открыла пассажирское сиденье.

— Думаю, тебе понадобится моя помощь.

— Ты уверена?

— Куда ты — туда и я.

Я подросил ружье ей. Девушка ловко его поймала и бросила на заднее сиденье и села на водительское место. Я занял свое место.

— Поехали!

Двигатель зарычал и мы поехали в нижнюю часть города в то самое гетто, в котором меня избили. Мне пришло сообщение на телефон. В нем было сказано: «Ищи справедливость по адресу: улица Ломоносова 10.»

— Что там?

— Адрес. Езжай на Ломоносова десять.

Мы ускорились и довольно быстро добрались до места назначения. Девушка взяла ружье с заднего сиденья. Я держал топор в руках.

— Не имею представления, что нас будет там ждать, но я рад, что ты поехала со мной, — сказал я ей.

— Артем, — она остановила меня, чтобы поцеловать. Это был первый поцелуй, который вызывал у меня не возбуждение, а зависимость.

— Я люблю тебя, — робко проговорила она.

— Я тоже тебя люблю, — сказал я ей в ответ.

Именно поэтому, я почувствовал этот поцелуй совсем иначе, потому что он был с любовью. Он был томным, ласковым и не принудительным, легким и сладким. Его я распробовал и без таблетки.

— Пошли, — обмолвилась она.

— Идем.

Мы покинули машину. Она запищала, встав на сигнализацию. В здание было всего несколько квартир. Он был одноэтажным.

— В какую дверь? — спросила она.

— Сейчас узнаем.

Я подошел к первой. За ней была тишина.

— Не сюда.

Мы прошли дальше я приложился к второй двери и снова была тишина.

— Дальше.

У следующей двери я услышал звуки телевизора. Постучав, нам практически сразу открыли.

— Что надо? — сказал заросший боров.

— Где здесь живет отбитая шпана, которая употребляет.

— Что?

Кейт встряла в наш разговор:

— Мы ищем ребят, которые любят пошуметь.

Он посмотрел на нас. Обратил внимание на мой топор и ее ружье.

— А, вы о них. Тогда последняя дверь слева.

— Спасибо уважаемый.

— Не за что! — заявил он.

Мы прошли вперед. Я постучался. Последовал искрометный мат. Я еще раз постучал.

— Ты, сука, не понимаешь, что значит: «Иди нах*й»!? — прокричал кто-то по ту сторону.

Я повторил свой стук.

— Тебе пиздец, ублюдок! — донесся голос.

— Ты ведь умеешь с ним обращаться? — поинтересовался я у Кейт.

— Сейчас узнаем.

Он подошел к двери и, вероятно, захотел посмотреть в глазок, который я закрыл рукой.

— Слышь! Руку убрал от двери! — прокричал он.

Я был прав и он действительно смотрел в глазок. Я размахнулся и всадил в дверь топор, который прошел насквозь. Были слышны вопли и крики, затем нескончаемый мат.

Девушка совершила выстрел в дверной замок. Уши заложило. В воздухе повис запах пороха. Из помещения донеслись крики. Я вышиб дверь. Под дверью валялся тот, которому я засадил топором. Ему раскроило пол головы. Я принялся его бить ногами. Он стал блевать кровью. Кейт взяла на прицел двух других ублюдков. Я закончил избивать этого парня и принялся доставать топор из двери.

— Ну, ублюдки, нужно было сначала убедиться, что я мертв! — заявил я.

Они бросились врассыпную, тогда Кейт терять времени зазря не стала и всадила одному из них по ногам дробью. Я воочую увидел, как его ноги разлетелись на осколки и он рухнул на пол. Его крики наводнили всю квартиру. У парня от ног остались одни культяпки за которые он панически принялся держаться и верещать.

— Закрой свою пасть, дерьма кусок! — выругалась Кейт.

Он ее не послушал, тогда девушка всадила ему прикладом от ружья по ребрам. Изо рта парня брызнула кровь. Я же направился к третьему пареньку, который съежился от звука выстрела.

— Где мои таблетки! — прокричал я.

— Под матрасом, — в слезах он сказал.

Я начал искать свое добро и нашел.

— Здесь половины не хватает!

— Вот почему он так верещит от боли! — заявила Кейт, — Они нажрались инди.

Я подошел к третьему парню, который начал что-то мямлить:

— Прошу, не нужно, не убивай.

— Ты денег должен! Знаешь сколько?

— Нет, пожалуйста, я все выплачу! — говорил он.

— Сомневаюсь, а ты в курсе, что делают в Африке с теми, кто ворует?

Он помотал головой, тогда я схватил его руку и зарядил топором по кисти. Пальцы так и отлетели от его руки. Этот парень принялся кричать от боли, которая его окатила.

— Тото же!

— Уходим? — обратилась ко мне Кейт.

— Да, пора уходить.

Я поднялся, но не стал оставлять этого парня, чтобы он так просто отделался. Я развернулся резко, взмахнул и рассек ему пол руки.

— Теперь точно можно идти.

Кейт пробежала вперед. Я побежал за ней. Мужик, что указал нам дорогу выполз из своей берлоги, чтобы проводить нас.

— Теперь они вас не потревожат шумом.

Он увидел мой окровавленный топор и кивнул. Мы сели в машину.

— Так ты дилер? — поинтересовалась она у меня.

— Подрабатываю.

— Потрясно! — воскликнула девушка, — Тогда почему ты у меня просил таблетки?

— Потому что я их продаю, а не употребляю.

— ЭТО ОЧЕНЬ КРУТО! — заявила она с улыбкой до ушей.

— Не думаю, что это настолько круто, насколько ты описываешь.

— А кем ты тогда работаешь в действительности?

— Я журналист.

— Да ну? — посмеялась она.

— Которого отправили в отпуск за собственный счет.

— И тогда ты решил подработать на индн?

— Да, — отрезал я.

— Ты бы знал, как меня возбуждает тот факт, что ты дилер! — высказалась она.

— Хочешь прямо здесь? — спросил я.

— Нет! Я хочу у тебя дома, в душе! — сказала она.

Мы поехали ко мне домой.

Глава 3 Время ответов

Не каждый вопрос заслуживает ответа.

Паблисиус Сайрус (Сирус).
24

Она кокетливо бежала передо мной. Я смотрел на ее длинные ножки и алые короткие трусики, которые было видно под легким, летним сарафаном. Кейт первая поднялась на мой этаж. Я догнал ее и схватил за попу, затем потянулся за ключами и открыл дверь. Кейт повисла на моей шеи, одаривая меня поцелуями.

Мы вошли в квартиру. Она игриво смеялась и побежала в душ. Я захлопнул дверь. Из команты Алисы вышла девушка, которая была Алисой. Кейт увидела мою подругу детства, а подруга увидела Кейт.

— Привет, Артем, — сказала Алиса.

— Привет, Алис.

— Ох, — заявила Кейт, — Эта та самая Алиса от которой у тебя челюсть сводит?!

— Это кто? — поинтересовалась подруга.

— Алиса, это Кейт. Кейт, это Алиса, как ты уже и сама догадалась.

Подруга дружелюбно улыбнулась и протянула руку Кейт.

— Приятно познакомиться, — сказали они друг другу.

— Это благодаря ей квартира пропахла сексом.

Я смутился и лишь кивнул.

— Что так сильно пропахла? — Кейт словно стала заигрывать с Алисой.

— ОЧЕНЬ, — заявила игриво Алиса.

— До меня такого не было? — удивилась Кейт.

— Если бы, — посмеялась Алиса.

— Моя дорогая, — обратилась Кейт к Алисе, — У нас с Артемом был небольшой спор, который ты, пожалуй, сможешь разрешить.

— Я слушаю, — сказала девушка.

— Я видела твою одежду и честно говоря это потрясные шмотки, особенно, твой пеньюар. Всегда о таком мечтала.

— Спасибо, — с улыбкой ответила Алиса.

— Но ведь он для тех, кто хочет соблазнить своего молодого человека. Я права?

Алиса смутилась. Она не знала как будет правильно ответить.

— Ну же, Алис, ты ведь хотела соблазнить Темку?

— Мы с ним просто друзья, — заявила девушка.

— Ой, не выдумывай. Я ведь все прекрасно знаю, — Кейт указала на меня пальцем, — Я знаю, что ты хочешь отведать… Его член.

Алиса сглотнула. Девушка прожигала меня взглядом и была, словно загнанная в угол мышка. Кейт взяла ее за руку и повела ко мне.

— Ну же, Алис, скажи, что ты бы хотела почувствовать его горячий… У себя внутри.

Моя подруга старалась не поддаваться на провокации, но и не особо сопротивлялась.

— Давай, Алис, — Кейт помогла ей коснуться меня.

— Тебе нравится?

— Да, — тихо выдавила она.

— Поцелуй его, — сказала Кейт.

— Я не могу, — ответила Алиса.

— Почему?

— Это не правильно! Он мой друг и похоже, он твой парень.

— Если я его девушка, то могу поделиться.

— Это все равно не правильно!

— Поцелуй его! — заявила Кейт настоятельно.

Алиса опустила глаза и потянулась ко мне. Я же оставался в полнейшей растерянности и не имел понятия, что мне нужно было делать. Она дотянулась до моего лица. Я почувствовал ее трепетное дыхание, которое ласкало мою кожу.

— Давай, Алиса, — заявила Кейт, — Помоги ей, Артем.

Я ответил взаимностью. Мы сделали это. У нас получилось поцеловать друг друга. Наши губы соприкоснулись и я стал чувствовать ее тепло.

— Давайте я вам еще помогу, — сказала Кейт и вырвала у меня из рук упаковку.

Девушка достала две таблетки и протянул их нам. Алиса посмотрела на меня в недоумении, не зная, что я их употребляю.

— Давай же, Алис, тебе понравится, — она подошла и прошептала ей на ухо томным голосом, — У него получается сделать то, что ни один мужчина для тебя не делал.

Алиса сглотнула. Девушка взяла таблетку и проглотила ее.

— Умница, — произнесла Кейт и потянулась к девушке.

Она поцеловала ее с аппетитом в губы. Алиса отдалась соблазну Кейт. Они принялись целовать друг друга. Внутри меня все затрепетало. Я был без понятия, что должен делать в такой ситуации. Кто вообще может знать, что нужно делать в такой ситуации?

Таблетка, тем временем, растворилась у меня и Алисы. Девушка стала стонать от каждого касания Кейт, которыми она одаривала Алису. Она не стеснялась и положила руку на ее грудь. Кейт принялась ласкать ее большую горку, которая была под бюстгальтером и под сорочкой.

— Помоги нам, Артем, — сказала Кейт.

Я направился к девушкам. Нужно было брать быка за рога. Алиса уже утопала под поцелуями Кейт. Девушка настойчиво ласкала ее шею и грудь. Кейт не хотела ждать и опустила свою руку ниже пояса Алисы. Я приблизился к ним и коснулся груди Кейт одной рукой, затем вторую положил на грудь Алисы.

Девушки начали мурлыкать. Алиса уже сдавалась под этим натиском и бросилась целовать меня. Ее поцелуи были жадные, словно она и не хотела меня делить ни с кем. Кейт начала ласкать языком грудь Алисы и принималась за ее клитор. Девушка не стеснялась и довольно интенсивно мастурбировала клитор Алисы. Я не отлипал от сочных губ своей подруги детства, которая принялась опускать свою руку к моему паху. Она медленно расстегнула ширинку моих штанов, затем запустила туда свою ладошку. Тем временем, второй рукой Алиса решила начать ласкать горошинку Кейт. Девушка, не мешкая, проникла под алые трусики Кейт и нащупала ее клитор, с которым тотчас, принялась играться. Обе девушки начали стонать. Я продолжал интенсивно мять груди девушек. Кейт решила быть еще настойчивее и опустилась на колени. Девушка стянула с подруги трусики и использовала свой язычок, чтобы начать ласкать ее клитор своим тонким языком. Алиса вздрогнула и застонала. Я положил вторую руку на грудь Алисы. Наш поцелуй не прекращался. Кейт, рукой, взяла мой член вместе с рукой Алисы и принялась помогать ей онанировать мне. Мой агрегат пребывал в максимально напряженном состоянии. Я чувствовал, как он пульсирует в их крошечных ручках, которые обхватили его. Они не останавливались. Девушки ускорялись и начинали все быстрее и быстрее мастурбировать мне. Алиса так сильно возбудилась, что сама встала на колени и принялась целовать Кейт. Девушки начали страстно целоваться, параллельно мастурбирая мне.

Из их ротиков доносились характерные вздохи. Девушки бросили затею с поцелуями и отвлеклись на мой член, который уже горел от желания войти в них. Девушки стали брать его в рот по очереди. Сначала взяла Алиса, которая с рьяным аппетитом заглатывала его, затем она давала немного пососать член Кейт. Девушки сменяли друг друга. Их ротики были маленькие и горячие. Мой член идеально заходил к ним. Их язычки ласкали его весь. Мой пенис ни на секунду не оставался без внимания.

После хороших оральных ласк, которыми одарили девушки мой фалос, мы направились к дивану. Я лег на спину. Кейт и Алиса принялись целоваться, стоя над мной. Кейт села рядом с моим членом. Я чувствовал, как ее вагина вот-вот коснется моего пениса, как он погрузится в ее жаркое, любимое лоно. Алиса была над моей головой. Я мог вкусить ее клитор. Попробовать ее соки. Я потянулся к ней. Мой язык первым дотронулся половых губ, затем я стал их причмокивать. Нашу групповуху сопровождали их постанывания. Девушки неумолимо продолжали стонать и елозить. Кейт стала медленно опускаться на мой пенис. Головка уже проникла в девушку. Я же начал ласкать языком клитор Алисы. Пальцами я помогал и проник внутрь подруги детства. Инди помог мне почувствовать каждую клетку ее прекрасной вагины, которая была такая узкая, что мои пальцы сразу начали ее разрабатывать.

Кейт времени не теряла и уже быстро «скакала» на моем члене. Ее действия были очень быстрыми, словно она хотела меня изнасиловать. Девушка прыгала снова и снова. Я проникал пальцами в лоно прекрасной Алисы и помогал пальцами доставить ей максимум удовольствия. Девушка потекла. Из нее вышла жидкость, которая оказалась на моих пальцах. Вагина Кейт была вся мокрая и горячая внутри. Мой фалос определенно разработал ее.

Мы решили поменяться местами. Алиса легла на мое место. Я взобрался на нее. Девушка раздвинула ноги и я оказался между ними. Кейт оказалась над головой девушки.

Я взял свой член в руку и стал медленно вводить его в подругу. Она же принялась пробовать на вкус клитор Кейт, которая зависала над ней. Девушка ублажала другую девушку, а я входил в Алису. Мне было это отрадно. Я, наконец, получил ее теплую, прекрасную и узкую дырочку, которую сейчас заполнял своим пенисом. Мои действия были быстрым, дерзкими. Я ускорялся. Мой фалос начал рвать ее прекрасное лоно. Девушка кричала. Кейт стонала от оральных ласк Алисы. Они обе стали течь. Из Алисы потекло, из Кейт тоже прямо по ногам. Я ускорялся. Девушка потянулась ко мне и поцеловала меня. Ее поцелуй был желанным и страстным. Между нами, словно вспых огонь. Я же не останавливался ни на секунду. Алиса продолжала трахать девушку своими пальчиками, которые после моего члена казались довольно маленькими.

Мой пенис вот-вот должен был закончить весь этот процесс. Я достал его. Девушки всполошились. Они бросились сосать его. Их ротики по очереди принялись ублажать мой агрегат. Их ручки обхватили его и старались закончить все это. Они быстро и упорно онанировали мне периодически, лаская его губками, язычком и ротиком. Я уже был на грани и вот, благодаря их стараниям, из меня вышел нескончаемый фонтан спермы, который обрушился на их лица. Девушек это не останавливало и они начали его облизывать и слизывать с него сперму, затем они начали целовать друг друга. Когда Алиса и Кейт закончили наше групповое занятие, то бросились вдвоем в душ. С меня сходили небольшие капли пота. Я был в легкой растерянности от того, что было и пребывал в эффекте нирваны, которую прервал звонок от Дениса:

— Привет, — холодно сказал друг.

— Да?

— Думаю, ты должен знать, — сказал он.

— Должен знать что?

— Элины больше нет.

— Денис, мне жаль, — выдавил я из себя, хотя мне было нисколько не жаль его жену.

— Что ты будешь делать? — обратился я к нему.

— Ты еще кое-что должен знать, — проигнорировал он мой вопрос.

— Что?

— Я уезжаю из этого города.

— ЧТО!? — удивился я.

— Да, Тем, я уеду в ближайшие дни.

— Но куда?

— Пока не знаю.

— Мы встретимся?

— Думаю, да.

Он повесил трубку. Я стал собираться. Мне нужно было с ним поговорить. Девушки продолжали резвиться уже в душе. Я слышал их тоненькие голоса и смешки.

25

Мне крайне повезло. Я застал его возле подъезда. Денис уже был с чемоданом вещей.

— Подожди, — бросил я ему.

Он обернулся. Мой друг собирался сесть в такси, чтобы уехать отсюда.

— Артем?

— Ты решил уехать не попрощавшись?

— Прости, но я, честно говоря, не думаю, что мог бы тебя увидеть.

— Почему? — удивился я.

— Потому что, — отрезал Денис.

— Все из-за того, что я отказался пройти анализ?

— Думаю, да.

— Прекрати, — настоял я, — Ты же сам говорил, что был бы рад, если ее не стало.

— Артем, я был подавлен. В мне говорили плохие эмоции! — запротестовал он.

— Но ведь сейчас же тебе и правду должно стать легче.

— Легче?! — рассердился он.

— Разве нет?

— Нет, Тем, не легче.

Он убрал свой чемодан в багажник такси.

— Не оставляй меня! — бросил я ему.

— Ты сама здесь остаешься.

Он сел в машину:

— Захочешь меня найти — я скину смс адрес.

Денис закрыл дверь и машина тронулась. Он поехал на вокзал. Дальше от этого города.

В голове был полный кавардак от того, что приключилось со мной за один день. Я даже не заметил, что все произошло благодаря Кейт. Мой друг уехал, потому что она подначила меня добить его больную жену. Я покалечил и, вероятно, убил людей, а затем трахнул у нее же на глазах собственную подружку, которую всегда считал своей сестрой. Теперь я не знаю, что мне делать. Мои раздумья прервало сообщение, которое пришло на второй телефон: «Здравствуйте, Артем. Мы рады сообщить вам, что вы будете участвовать в самой главной сделке. Приходите по адресу: улица Набережная, склад № 1 в 00:00».

Я не имел понятия, что это могло значить, но, вероятно, я заслужил какой-то кредит доверия. Перед встречей я направился домой. Квартира была пуста. Ни Кейт, ни Алисы в ней не было. Я не знал где они. Моего телефона у меня не было, поэтому связаться я с ними не мог, но в комнате, на тумбе лежала записка, которая была подписана Алисой:

«Артем, после того, что сегодня было я поняла почему ты не желаешь покинуть этот город. Дело не в том, что ты сам подсел на эту дрянь или, что желаешь очистить город от нее. Дело в Кейт. Теперь я знаю, кто стоит за переменами в твоей жизни. Она была права и ты правда мне нравился все эти годы, но как бы я этого не показывала ты оказался слишком слеп, слишком одержим и зависим. Мне больно расставаться с тобой, осознавая, что я больше не увижу тебя и не смогу приготовить тебе ужин или завтрак, но я и не смогу противостоять твоим желаниям, твоим демонам, если ты сможешь одолеть их, то найди меня. С любовью твой друг, Алиса».

Я уронил эту бумажку, пропитанную чернилами. Сердце заколотилось, позже закололо. Мне, казалось, оно сейчас остановиться. Алиса уехала. Она бросила меня. Мне было тяжело дышать. Паника охватила меня. Я не мог ей сопротивляться. Воздуха не хватало. Я рухнул на кровать, задыхаясь. Внутри все перевернулось, все скрутилось, из глаз непроизвольно потекли слезы. Весь мир обрушился в одночасье.

26

Телефон зазвенел. Меня дернуло. Я подскочил и посмотрел на экран. Время подходило к полуночи. Я подорвался, набросил первое, что попало и выскочил из квартиры. На улице не было машин. Ни одной такси, которая могла бы меня подвезти, тогда я побежал своим ходом. По телу пробегала легкая боль после тех побоев, что мне нанесли. Благо, из-за отсутствия инди в моем организме я ее практически не испытывал. Таким образом инди можно использовать в армии, что может быть лучше, чем солдаты, не способные испытывать боль.

До Набережной оставалось совсем ничего. Время подходило к полуночи и я был возле первого склада. Погода была ясная, на улице свежо. Я увидел силуэт, что стоял возле воды. По нему можно было судить, что это тот самый мисир Р. Я направился к нему.

— Хорошая ночь, — заявил он.

— Здравствуйте, сэр.

— Не нужно! Называй меня Эр, — возмутился мужчина.

— Как скажите.

— Я знаю, что ты сделал.

— Вы о чем?

— О тех, кто поступил с тобой нечестно. Мои люди нашли их и честно говоря стоит отдать должное ты справился превосходно.

— Благодарю.

— Впрочем, именно благодаря этому ты и стоишь здесь сейчас.

— Можно поподробнее, Эр.

— Сегодня великий день, Артем.

Он похлопал меня по спине:

— Идём за мной.

Я последовал за ним. Он зашел в тот самый склад, в котором было темно. Мистер Р. скомандовал и зажёгся свет.

— Проходи, — обратился он.

Мы прошли в центр, миновав нагроможденные коробки.

— Итак, Артем, у меня есть к тебе предложение.

— Какое?

— В ближайшее время мы выйдем на федеральный уровень и тогда вся страна узнает про инди.

Дело оказалось хуже, чем я думал. Нужно было его остановить.

— Я здесь при чем?

— Я видел на что ты способен и думаю, что ты мог бы возглавить филиал… в Москве, — уточнил он.

Я бросился смеяться над его словами.

— Тебя что-то смешит?

— Простите, сэр, просто я работаю на вас не больше недели, а вы сразу отправляете меня возглавить филиал. Кроме того, я пришел к вам на подработку и никак не рассчитывал на карьерный рост.

— Артем, я человек бизнеса, поэтому моя работа видеть в людях потенциал, а для этого не нужно служить верой и правдой несколько лет. Достаточно доказать свою эффективность, что, впрочем, ты и доказал.

В наш диалог ворвался увесистый мужчина, который был господином Мэром:

— Ночь добрая, мистер Эр. Здравствуй, Артем, рад видеть тебя в наших рядах.

— Здравствуйте, сэр.

— Простите за опоздание.

— Ничего страшного, мой друг. Патриарх Игорь Николаевич сам опаздывает.

— Игорь Николаевич? — удивился я, — Патриарх?

— Да, Артем, он наш инвестор.

— Фармацевтическая компания его? Почему патриарх?

— Разумеется! — заявил господин Мэр, — Потому что он работает на благо общества.

— Итак, Эр, что ты предложил нашему новому товарищу?

— Хочу, чтобы он стал нашими глазами и ушами в столице.

— Прекрасная идея! К тому же, Артёма здесь ничего не держит, верно?

Я кивнул.

— Прекрасно.

На склад пришел ещё один человек, который, как оказалось был Патриарх Игорь Николаевич.

— Здравствуйте, господа! — заявил вошедший.

За мужчиной следовала свита с полуавтоматическим оружием.

— Я вижу вы подготовились, — продолжил Игорь Николаевич.

— Как видите у нас достаточно крупная партия.

— Сколько здесь?

— Триста тонн, — отрезал мистер Р.

— Впечатляет! — удивился Патриарх.

— Благодарим, — ответил господин Мэр.

— А кто этот юноша? Вы не говорили, что будет кто-то еще.

— Познакомьтесь с нашим представителем Артемом Мамаевым.

— Вашим представителем? — возмутился Игорь Николаевич.

— Да, мы хотим, чтобы он представлял наши интересы в Москве, — заявил мистер Р.

Игорь Николаевич направился ко мне. Высокий, статный мужчина в дорогом иссиня черном костюме, с короткими кучерявыми волосами. Его лицо покрыто морщинами, а зубы блестели, как у голливудской звезды.

— Артем, — мужчина протянул мне руку, — Рад познакомиться. Я уважаю молодые кадры. Как ни странно, но вы наше будущее.

— Благодарю за оказанное доверие, — заявил я.

— Итак, — бросил господин Мэр, затем потянулся в карман, — Думаю, самое время подписать договор!

— Согласен, — ответил Игорь Николаевич.

Они достали ручки из слоновой кости, обрамленные золотом. Господин Мэр поставил свою закорючку, затем Игорь Николаевич оставил свою.

— Сегодня деньги поступят на ваш расчетный счет, господин Мэр.

— В таком случае, сегодня же начнем отгружать товар.

Мужчины пожали друг другу руки. Мистер Р подошел ко мне и положил руку на плечо:

— Видишь, Артем. ВИДИШЬ!? — заявил он, показывая на количество ящиков и двух мужчин, подписывающих договор.

Я сглотнул.

— Это, Артем, творится история. Скоро все узнают о инди. Скоро, каждый человек в этой стране не сможет прожить без него.

Он посмотрел на меня.

— Ты понимаешь, что это значит?

— Догадываюсь, — ответил я.

— Экономика страны и власть окажется в наших руках. Кто бы мог подумать, что все начнется в столь крошечном городке.

— И правда, кто бы мог подумать.

— Главное, Артем, в нужное время оказаться на правильной стороне.

— Я вас прекрасно понимаю.

— Вот и хорошо!

Мужчина протянул мне пистолет.

— Это зачем?

— Затем, чтобы не ходить в следующий раз с топором на дело.

— Благодарю, сэр.

Он похлопал меня по спине.

— Жаль, что ты не мой сын.

Я душевно улыбнулся:

— Думаю вы были бы отличным отцом.

— Спасибо, Артем.

Двое мужчин пожали руку. Игорь Николаевич подошел к нам. Он протянул руку мистеру Р.

— Буду рад сотрудничеству с вами, — заявил он мистеру Р.

— Взаимно, сэр.

Мужчина развернулся, ничего мне не сказав, и направился на выход. Он помахал своим людям и те, развернулись, пошли за следом за ним.

Господин Мэр направился к нам.

— Господа, на этом мы закончим.

— До встречи, мой друг, — ответил ему мистер Р.

Мужчина повернулся ко мне:

— Тебя подвезти?

— Не стоит.

— Доброй ночи, Артем.

Мистер Р. растворился в тени, вместе с господином Мэром. Свет погас. Повисла темнота, а в воздухе полная тишина.

27

По возвращению домой я бросился писать. Нужно было разоблачить их до тех пор, пока не поздно. К статье я прикрепил аудиоматериалы, которых могло бы не хватить, чтобы посадить их, но должно быть достаточно, чтобы начать расследование. Телефон зазвонил. Он стал громко звонить, снова и снова. Я посмотрел на экран. На дисплее был неизвестный мне номер. Я бросил телефона, не отвечая на него, но он не переставал. Статья практически была готова. Я описал все, что произошло. Каждое событие и был уверен, что она вызовет интерес. Телефон все продолжал названивать.

Сил уже не было игнорировать его. Я потянулся выключить его, как на экране выскочило сообщение: «Помоги! Кейт.»

Рука не позволила мне выключить телефон. Любопытство вот-вот возьмет верх над мной. Неужели Кейт оказалась в беде и после того, как я стал свидетелем контракта.

Телефон вновь стал звонить. Я взял его и ответил.

— Алло? — тихо сказал я в трубку.

— Артем! АРТЕМ! — кричала Кейт в трубку.

На той стороне были слышны ее крики, затем борьба. Что-то разбилось. Снова шум. Кто-то поднял трубку:

— Артем! Я У МЭРА! — крикнула Кейт снова.

Пошли гудки.

Нужно было срочно что-то решать. Я достал пистолет, что мне вручил мистер Р и проверил его, снял с предохранителя, проверил обойму. Опыта владения у меня не было, но я примерно представлял, как с ним обращаться. Навел — выстрелил.

Я взял с собой флэшку со статьей и отправил копию по почте губернатору области в надежде, что он получит и прочитает ее.

На улице, поймав такси, я направился к особняку господина Мэра. Погода снова стала портиться. Поднималась буря. В небе сверкали разряды молнии. Гром окутывал город, приглушая любые звуки, затем рухнул ливень, чтобы смыть всю грязь этого злополучного места.

Таксист привез меня по назначению. Я расплатился и покинул автомобиль. Проход на территорию особняка был закрыт железными вратами. Нужно было найти альтернативный путь.

Обойдя забор, я нашел лазейку. Дерево возвышалось над забором. Я взобрался по нему, перебрался по ветке. Гром накрыл меня. Ливень окутал. Дерево стало скользким. Было трудно по нему двигаться. Ноги и руки соскальзывали. Внизу, под ногами, была высокая изгородь с острыми штыками. За одну ошибку я мог превратиться в жертву Цепеша. Потому я крепко вцепился в ветку, по которой перебирался и со временем оказался на той стороне.

Не мешкая, я бросился бежать к особняку, над которым разряжались синие дуги.

Дверь была открыта. Я надавил на нее всем весом и она открылась передо мной. Внутри было темно. Очередная вспышка озарила зал. Я достал пистолет и готовился открыть огонь. На телефоне я осторожно набрал сообщение: «Ты где?».

Поставив телефон на вибро режим, я начал пробираться на второй этаж. Моя первая мысль была, что Кейт в кабинете Мэра. Телефон так и не отвечал. Я уже был рядом с дверью в кабинет Мэра. Мне было до ужаса страшно. Неизвестно, что меня поджидало за дверью. Хотелось сбежать отсюда. Убежать как можно дальше, но я не мог оставить. Не в силах был оставить Кейт одну. Я набрался сил и принялся открывать дверь. Вот-вот я окажусь в кабинете. В нем темно, света не было. Раздался гром вслед за ним женский крик. Я обернулся. Он доходил снизу из зала. Я как мог скорее побежал на звук крика. В зале по-прежнему не было света, но под свет вспышек молнии я мог разглядеть силуэты.

— Свет, пожалуйста, — сказали в тени.

Зал озарился. Я увидел господина Мэра, в руках которого была Кейт и мистера Р.

— Честно говоря, я тебе поверил, Артем, — заявил мистер Р.

— Отпусти ее! — заявил я.

— Ее никто не держит, — сказал Мэр.

Девушка выбралась из его хватки и отошла в сторону.

— Кейт, иди ко мне! — приказал я девушке.

Она не отреагировала.

— КЕЙТ! — повысил я голос.

Мэр и Р были у меня на прицеле.

— Не думаю, что она куда-то пойдет с тобой, — высказался хладнокровно господин Мэр.

— Что? О чем он? — обратился я к девушке.

— Прости, — заявила она тонким голоском.

— Я не понимаю! — бросил им.

— Неужели, — обратился господин Мэр ко мне, — Ты правда решил, что она способна тебя полюбить?

— Что?! Что он такое говорит!? — недоумевал я.

— Расскажешь ему, Кейт? — поинтересовался Мэр.

— Артем, — обратилась девушка ко мне, — Мэр — мой отец.

От ее слов внутри все передернуло, сердце чуть не замерло.

— Нет! — выругался я.

— Артем, послушай меня, пожалуйста, убери пистолет.

— Нет! — рявкнул я на нее.

— Что за ДЕРЬМО здесь происходит!? — ругался я на нее.

— Артем, — обратился господин Мэр ко мне, — Кейт не любит тебя. Я отправил ее, когда ты пришел ко мне с допросом. Ты собирался все раскопать и я должен был что-то с этим делать. А она такая красивая, такая сексуальная. Не правда ли?

— Заткнись!

— Она отвлекла тебя от твоего расследования. Твоя зависимость от нее стала лучшим оружием против тебя.

— Нет-нет! Это не правда. Кейт, пожалуйста, скажи, что это не так!

— Она отвлекала тебя до тех пор, пока мы не заключили контракт и теперь ничто не остановит инди.

— Заткнись!

— Ты останешься здесь и тебя никто не хватится — все благодаря ей! — мужчина подошел к девушке и погладил ее шею, — Ни друг, ни подруга не вспомнят про тебя больше никогда.

— Пожалуйста, — я с трудом стоял на ногах, на глазах наворачивались слезы, в груди было невероятно больно, — Пожалуйста.

Я невольно стал все переосмысливать. Меня специально пригласили. Кейт потому и подошла ко мне сама, чтобы соблазнить меня, затем она вернулась снова и снова. Она поддерживала любое мое решение. Я должен был слушать Алису, но прекрасное тело Кейт сводило меня с ума. У меня была настоящая зависимость от этой девушки и даже сейчас я не мог и не хотел верить во все это, потому что хотел сбежать с ней.

— Теперь, Артем, опусти пистолет, потому что ты проиграл.

Господин Мэр с полной уверенностью направился ко мне.

— КЕЙТ! — рявкнул я во весь голос, — КЕЙТ!

Мэр уже был очень близко. Я бы не промахнулся. Мой пальце спустил курок. Вместе с громом звук выстрела наводнил зал особняка. Кровавое пятно образовалось на костюме господина Мэра. Меня схватили. Все замедлилось. Его амбалы скрутили мои руки и поставили меня на колени. Я смотрел на девушку, которая кричала, увидев, как я застрелил ее отца. Мэр рухнул на пол. Под ним образовалась лужа крови. Девушка была на нем. Она что-то кричала. До меня более не доходили звуки. Мое тело волокли. Руки были связаны. От шока, я не воспринимал информацию. Передо мной открыли большую железную дверь, затем швырнули. Я улетел куда-то вниз. Дверь захлопнулась. Я остался один в полной темноте. Не имея представления, что меня ждет.

28

Они пришли из ниоткуда. Я был прижат к стене. Меня схватили. Нанесли несколько ударов по животу, затем связали руки. Тело с трудом ощущало что-то. Я был сильно голоден и умирал от жажды. Меня поволокли куда-то по коридору. Открыли дверь. Мы оказались в большом зале, где стоял стол, уставленный посудой с едой. Мистер Р. сидел за столом и медленно что-то поедал.

— Артем, садись, — заявил он.

Я посмотрел по сторонам. Амбалы телохранители стояли по периметру, молчаливо взирая на меня.

— Не бойся.

Я повиновался. Сел за стол.

— Кушай.

Я взял в руку вилку и нож, принялся резать мясо, затем положил в рот и начал жевать.

— Пей.

Я взял кубок с водой и отпил.

— Прекрасно.

Я отрезал еще кусок и отпил снова.

— Мы нашли флэшку с твоей статьей, — заявил мистер Р.

Я промолчал.

— Зачем я здесь? — поинтересовался у него.

— Потому что, отправлять тебя на волю опасно.

— Так убейте! — заявил я.

— Нет, Артем, мы не убиваем людей.

— Как жаль, — прискорбно заявил я.

— Но и отпустить мы тебя не сможем.

— В таком случае, как вы собираетесь поступить?

— Думаю, тебе это не понравится.

Мистер Р. щелкнул пальцами. Амбалы направились ко мне. Сердце забилось. Эти исполины схватили меня. Развели мои руки и положили их на стол. Мистер Р. поднялся из стола и направился ко мне. Рядом со мной положили шкатулку. Он достал из нее шприц.

— Что это?

— Жидкий инди, — заявил он.

— Что?! Зачем?! Что вы хотите сделать!?

Он вонзил иглу мне в руку и пустил раствор по вене.

— Понимаешь, Артем, если мы тебя отпустим просто так, то ты определенно постараешься все испортить. Мне жаль. Я действительно думал, что ты останешься с нами, но увы твоя упертость мешает тебе сделать правильный выбор.

Он взял второй шприц из этой же шкатулки и ввел мне иглу в другую руку.

— Знаешь, что будет от передозировки инди?

Я сглотнул.

— Ты перестанешь что-то ощущать. А знаешь, что будет, если длительный срок вводить большое количество инди?

Я промолчал.

— Отсутствие каких-либо чувств и эмоций, которых ты лишишься, сведет тебя с ума.

— Нет! — заявил я.

— К сожалению, Артем, это единственный выход, который мы видим.

— Твою же мать! СУКА! Убери от меня руки!

Я стал дергаться, пытаться вырваться из рук этих исполинов, но то было тщетно их хватка была слишком сильна.

— Перестань, Артем.

Они подняли меня со стула и потащили обратно. В казематы. Меня швырнули и я упал. Падение показалось адом для меня. От такого количества инди в крови приземление вызвало агонию. Я закричал во всю глотку от боли. Мои крики были слышны по всему зданию. Весь особняк содрогнулся от моих воплей.

29

Не знаю сколько прошло времени. Ничего не могу сказать. Со временем, начало казаться, что Кейт приходит ко мне. Она прикладывала холодную тряпку к моей голове. Наверно, у меня был жар, но я не чувствовал. Я словно опустел внутри. Чувства появлялись только тогда, когда двери открывались и они возвращались, чтобы снова ввести мне инди. Остальное время я смотрел в потолок. Наблюдать, как стекает вода по стене, единственное, что меня утешало. Смотреть и видеть что-то. Я с трудом осознавал то, что происходило.

Итак, сколько прошло времени? Сколько я уже здесь гнию? Сколько мне еще здесь находится?

Мистер Р. приходит ко мне, чтобы посмотреть на меня, словно я домашнее животное. Для меня все закончилось.

Как я думал.

Дверь открылась.

Тяжелые шаги приближались ко мне.

Я с трудом открыл глаза.

— Кейт? — выдавил я с трудом.

В глазах все плыло, но я, кажется, видел образ девушки.

Меня подняли и поставили на ноги.

Кто-то толкнул в спину, заставив тем самым, двигаться вперед.

Мои ноги плелись наверх по лестнице, далее по коридору.

В глазах продолжало все плыть, а позади все также кто-то подгонял вперед.

Со временем мы вышли на улицу. Возле здания стоял небольшой грузовик, похожий на минивен.

Меня посадили в него.

Двигатель завелся. Я посмотрел перед глазами. Она сидела напротив меня. Я протянул руку.

— Кейт, — снова выдавил я из себя.

Девушка смотрела на меня пустыми глазами.

— Пожалуйста, помоги мне.

— Нет, Артем, тебе уже не помочь.

Я думал, что должен что-то почувствовать в этот момент, что внутри все должно было перевернуться, а сердце забиться, как когда тебе делают больно, но ничего не произошло. Я лишь смотрел на нее недоумевающе.

— За что ты так со мной? — произнес я.

— Артем, — девушка положила руку на мое колено, — Я лишь делала свою работу.

Я сглотнул. Машина остановилась.

— Приехали крикнул водитель и покинул свое место.

Кейт наклонилась ко мне. Девушка коснулась меня своими губами, затем томно вздохнула. Я подумал, что она сейчас спасет меня, что мы сбежим с ней. Кейт прошептала мне на ухо:

— Я тебя никогда не любила.

Мир остановился для меня. Дверь открылась и какой-то мужчина вытащил меня, затем швырнул на асфальт под проливной дождь. Он вернулся в машину и они уехали. Я пытался встать на ноги, но сил не было. Послышался звук сирены. Ко мне подъехала машина.

— Помогите, — говорил я с трудом.

Меня подняли и положили на носилки, поместили в фургон и поехали. Мы прибыли в больницу, где меня сразу же принялись отогревать и давать лекарства, да антибиотики. Передо мной нарисовался врач.

— Здравствуйте, сэр, могу я узнать ваше имя?

— Артем Мамаев, — сказал я ему.

— Скажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете?

— Никак, — резко отрезал я.

— Мистер Мамаев, вы знаете где находитесь?

— В больнице. Мне помогут?

— Вы в психиатрической лечебнице номер один. Нам поступил вызов, что молодой человек, может быть, опасен для общества. Речь шла о вас, сэр. Вы понимаете меня?

— Что?

— Сэр, вы в лечебнице.

— НЕТ! — заявил я ему, — Выпустите меня!

— К сожалению, сэр, но я не могу.

Я решил дернуться и сбежать, но местные санитары меня мигом приструнили. Они ввели мне успокоительное.

— Да, это он, — сказал доктор по телефону.

— Разумеется, мы разберемся.

— Конечно, — ответил он по телефону.

— Мы сделаем все необходимое. Он не покинет нашу лечебницу.

Врач положил трубку и обратился к санитарам:

— Оформляйте его. Он останется у нас настолько, насколько потребуется.

Меня уложили на кресло и повезли в глубь лечебницы, в мою палату, где я должен был остаться. Меня напичкали всяческими лекарствами и я уснул.

30

Что-то произошло и она привезла нас к железной дороге. Машина остановилась среди городской пустыни. Где-то недалеко были слышны машины, проезжающие через железнодорожный переезд.

— Где мы? — осведомился я.

— Недалеко от города. Пошли.

Мы покинули автомобиль. Кожа Кейт блестела от палящего солнца, её улыбка сияла и обескуражила меня. Она кружилась легко и мягко, словно пушинка.

— Выглядишь счастливой.

— Какой мне еще быть?

— Как ты можешь быть такой в этом месте?

Она промолчала и только взяла меня за руку.

— Куда мы идем?

— Тихо.

Мы дошли до железной дороги. Кейт взяла меня за вторую руку и потянула вниз. Мы сидели между рельсами, на шпалах. Девушка толкнула меня и легла сверху ее ноги приятно обхватили меня снизу. Кейт пустила свой теплый язычок и принялась ласкать мою мочку уха, затем девушка стала расстегивать свою светлую практически прозрачную блузку. На ней не было никакого нижнего белья, поэтому под блузкой были красивые подтянутые груди. Их размер был идеален, эти нежные белесые с розовыми точками холмики идеально ложились в мою руку. Я сжал их. Кейт закрыла глаза. Она тихо и протяжно постанывала.

Девушка потянулась ко мне и поцеловала. Затем поползла вниз и стала расстегивать пуговицы на моих штанах. Её рука проскользнула через трусы к члену, она начала его ласкать ладошкой, после стянула штаны и начал помогать розовыми губками. Девушка потянула руку в мой карман и достала оттуда таблетку, которую положила в рот и вернулась ко мне, чтобы поцеловать и положить таблетку мне в рот.

— Проглоти её, — прошептала Кейт ласково на ухо.

Я смиренно повиновался. Таблетка про скользила и ушла вниз. Прошло несколько секунд, и она растворилась внутри меня.

Кейт вернулась к моему агрегату. Она облизала головку своими губками, после подключила свой язычок. Её язык резво и, одновременно, нежно скользил по всему стволу. Действие таблетки началось. Я стал чувствовать каждое её теплое прикосновение, вплоть до дыхания, которое ласкало мой пенис. По спине прошелся приятный холодок. Из меня вместе с воздухом вышел легкий стон.

Девушка поднялась ко мне и утопила в нежном и страстном поцелуе. После она взобралась и села сверху. Я медленно заполнил её влагащие. Она была невероятно влажная внутри. Я чувствовал каждый миллиметр её теплого женского лона. Кейт стала медленно двигаться, извиваясь на мне. Вновь и вновь она повторяла эти движения. Таблетка превращала каждую фрикцию в коктейль приятных, возбуждающих и сводящих, выбивающих из реальности ощущений. Она ускорялась. Её телодвижения были чаще, обильнее и быстрее. Вот-вот она стала кричать. Мой член проникал в неё вновь и вновь. Он словно становился больше, покоряя самый дальний край её влагалища. Меня словно слегка ударило током. От каждого её движения мне становилось так приятно, что тело сводило и силы покидали меня. Время потеряло свой счет, и я не знаю сколько прошло времени до того момента, когда я кончил, заполнив все нутро девушки. После фееричного окончания Кейт слезла с меня и легла рядом.

Девушка лежала со мной. Она протянула свою руку и взяла меня за руку. От неё всегда приятно пахло цветами.

— Знаешь как узнать, что вы любите друг друга? — обратилась она ко мне.

— Нет.

Она повернулась ко мне и посмотрела мне в глаза. По земле пошла дрожь. Рельсы стали вибрировать.

— Падая в бездну, — начала она медленно, размеренно и ласково говорить, — Если вы сможете удержать друг друга, то без сомнения… Это ЛЮБОВЬ.

Кейт сжала мою руку. Она вцепилась в неё. Я смотрел в её глаза и держал крепко-крепко. Таблетка заставляла мое сердце биться ещё сильнее и чаще, от волнения. Я всем телом чувствовал, как поезд приближался и вот-вот накроет нас. Мы не отпускали друг друга. Вибрации усилились и нас накрыл железный монстр.


Оглавление

  • Предисловие
  • Глава 1 Время вопросов
  • Глава 2 Время забвения
  • Глава 3 Время ответов



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке