Ответ (Баймер) (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Сергей Садов Ответ (Баймер)

Мужчина атлетического телосложения бежал красиво, под загорелой кожей перекатывались бугры стальных мышц. Правда его шикарная одежда, явно купленная не на барахолке, мало предназначалась для бега, но это, похоже, мужчину заботило мало. Но вот испуганное выражение на лице резко контрастировало с мужественной красотой атлетической фигуры. Впрочем, в его испуге не было ничего удивительного — по пятам за мужчиной гналось еще несколько таких же атлетов, воинственно размахивающих палками. Немногочисленные прохожие испуганно отпрыгивали с дороги бегунов.

— Хулиганье! — крикнула какая-то ослепительная красавица вслед мужчине, выдавая этим криком всякому понимающему свой истинный возраст. — Совсем молодежь распустилась!

Мужчина не обратил на этот крик никакого внимания. Испуганно обернувшись, он стремительно юркнул в какую-ту подворотню.

— Ату его! Ату! — закричал один из преследователей.

— Теперь никуда не денется, — заметил второй. — Я знаю эти места. Там тупик.

Преследуемый затравленно оглянулся по сторонам. Подворотня действительно завела в тупик. Но тут взгляд преследуемого упал на невзрачную дверь, небрежно забитую крест на крест двумя досками. В отчаянной попытке скрыться от преследователей мужчина кинулся к этой двери и всей массой тела навалился на нее.

Казалось, что такой хлипкий запор не сможет долго сопротивляться этому атлету, но доски выдержали. Мужчина отлетел от двери и поморщился от боли, потирая ушибленное плечо.

— Зараза, — выругался он сквозь зубы. Потом подхватил валявшийся здесь же металлический прут и снова подбежал с ним к двери. Неумело засунул прут между досками и налег. Но и сейчас хлипкий запор не поддался.

— Да открывайся же ты, — в отчаянии взмолился мужчина. Из глаз брызнули слезы досады и отчаяния. А за спиной уже слышались приближающие шаги преследователей.

Мужчина на секунду замер, а потом еще быстрее заработал прутом. И, словно сжалившись над неумелыми действиями человека, одна доска отлетела. Под ее тяжестью отвалилась и вторая. Мужчина потянул за ручку двери. Старые петли, которые не открывали несколько лет, заскрипели. Не открывая дверь полностью, мужчина начал втискиваться в приоткрывшуюся щель, явно слишком узкую для его атлетической фигуры. Однако, вопреки видимости, в эту щель мужчина успешно пролез.

— Внимание, — в голове мужчины зажглась ослепительная надпись. — Вы входите в зону, которую не перекрывают спутники интернета! Сделав еще один шаг, вы лишитесь связи со всемирной сетью. Ваш образ будет потерян для людей.

В любое другое время мужчина сразу же развернулся бы и бросился бежать от такого места. Он слышал, что еще есть такие места на Земле, которые не охватывает глобальная сеть, но никогда не думал, что найдет его сам. И где? Не в джунглях Амазонки, а здесь, почти в центре Москвы!

— Какие проблемы? — мысленно поинтересовался он.

— В древности, до баймеровской революции здесь находился вход в военный бункер. — Тут же ответил компьютер. — Сейчас он закрыт. Для модернизма объект был признан непригодным и его забросили. Но большое количество железа экранирует связь. Именно поэтому…

Что там поэтому, мужчина узнать не успел. Во дворе, откуда он только что сбежал, раздались голоса. Мужчина велел компьютеру заткнуться и прислушался.

— Куда он мог деться? — спросил один из преследователей.

— Да кто же его знает? Но отсюда нет выхода, это точно.

— А куда он тогда подевался?

— Смотрите! Вот он куда ушел! Взломал дверь и вошел внутрь!

— Ага, теперь точно никуда не денется. За мной.

Мужчина испуганно заозирался по сторонам. Остаться здесь? Но его сразу найдут. Бежать вглубь? Но это еще страшнее, чем даже остаться! Это ведь полностью лишиться связи с интернетом! Потерять образ, над которым корпел несколько дней! А до этого прочитал несколько сайтов по дизайну, просматривая последние моды. А эти мышцы, которые так красиво играют под кожей? Они одни заняли несколько гигов в его сайте всемирной сети. Это был его шедевр, его находка! И теперь все это потерять?! Мужчина уже готов был выйти из укрытия, но тут раздался голос, от которого у мужчины свело живот от ужаса.

— Игоречек, — ласково позвал голос. — Выходи!

Как видишь, мы узнали твое настоящее имя! Тебе не скрыться от нас!

Мужчина задохнулся от ужаса. Харет все-таки нашел его. И зачем он послушался своего приятеля Фрондера. Сам то сейчас в безопасности, а он… Правильно, Фрондер ведь ничего не делал, это он дурак. Ну откуда же он мог знать, что тот сайт принадлежит самому Харету? О Харете в сети ходили легенды. Это был Хакер, с большой буквы. Говорили, что он способен хакнуть даже новый облик президента, над которым трудились сотня дизайнеров. И еще он был неуловим. Как полиция не гонялась за ним по всей сети, но так и не с смогла вычислить его. А несколько преступлений этого Харета были настолько ужасны, что его уже заочно приговорили к пожизненному изгнанию из сети. И вот теперь он выследил его. Ну подумаешь, отправил несколько невинных сообщений к нему на сайт. Конечно, сообщения были не совсем невинными… но по закону они квалифицировались как мелкое хулиганство и грозили всего лишь небольшим штрафом. Но мужчина подозревал, что от Харета штрафом не отделаешься.

— Лучше бы меня нашла полиция, — прошептал мужчина.

Но, к сожалению, от полиции он спрятался надежно. Следы замел так, что вычислить его было почти невозможно. Почти… но для Харета нет ничего невозможного. И он его нашел. Но что делают здесь его однодаймерцы? Как они то оказались в этом замешаны? Мужчина кажется даже узнал одного из преследователей. Это был Факел. У Факела были довольно обеспеченные родители и он мог позволить себе хоть каждый день менять образ и адреса выхода в сеть. На него даже работал один дизайнер. Игорю свои образы приходилось писать самому. Впрочем, он и не доверил был их ни одному дизайнеру.

В этот момент кто-то отчаянно рванул дверь с той стороны. Она слегка приоткрылась.

— Давай еще, — послышался голос Харета. — Я не пролезу в эту щель.

На миг Игорь подумал о том, что Харет действует слишком уж нагло. Даже голос сменить не удосужился. Когда Игорь попал на сайт Харета (в тот момент он даже не знал об этом) и принялся немного подправлять хранящиеся там файлы, в результате чего коллекция образов владельца сайта оказалась немного подпорченной, то не заметил, как там появился хозяин. Игорь тогда успел сбежать, но Харету все-таки удалось слегка зацепить его след. Игорь был спокоен, по этому следу никто не мог найти его… так он тогда думал. Он успел услышать только обещание владельца сайта разыскать его. Игорь только посмеялся над этим. Как оказалось, напрасно.

Игорь заметался. То ли идти вниз, в страшный подвал, то ли рвануться к выходу. Если бы не Харет, если бы не он… Игорь отчаянно вскрикнул и рванулся вниз по лестнице.

— Внимание, пре… — вспыхнули в голове слова и тут же оборвались. Впервые в своей сознательной жизни Игорь оказался оторванным от глобальной мировой сети. Сети, которая создала новую цивилизацию на обломках старой. Которая спасла их мир от чокнутых политиков, которые ради своих амбиций сто лет назад едва не ввергли мир в пучину ядерной войны. Если бы сеть в то время не объединила людей, то еще неизвестно чем бы все дело тогда закончилось. О тех давнишних временах рассказывалось во многих баймах. Да хотя бы в стратегическом байме «Князь Кий-2».

Но сейчас не время было вспоминать историю. Мужчина резко остановился и в отчаянии осмотрел себя. Исчезла атлетическая фигура, загар. В свете небольшого наручного фонарика на лестнице стоял худощавый подросток с бледной кожей. На вид ему можно было дать лет шестнадцать-семнадцать. Взлохмаченные, лежащие в абсолютном беспорядке волосы, старая, многократно латанная одежда. Правда, теплая и даже с обогревом. Вообще весь вид у подростка был невзрачный и какой-то затюканный.

Он испуганно поднял голову и прислушался. Убежать юноша далеко не успел и ему было прекрасно слышно о чем говорят на лестнице.

— Эй, тут какая-то чертовщина, — послышался испуганный голос Харета. Мой комп говорит, что это место не охвачено сеткой.

— Я туда не пойду, — раздался еще один испуганный голос. — Ну его на фиг, этого Стрельца. Никуда он не денется.

Стрелец это было одно из имен Игоря, под которым он действовал в сети. Но сейчас, когда врагам стало известно его настоящее имя… Игорь невесело усмехнулся, вспомнив, многочисленные баймы про колдунов, когда для победы над ними надо было узнать их настоящее имя, которые те, понятно, всячески прятали от людей. Аналогия была забавной. Сеть давала полную свободу человеку. Он мог взять любой облик, любое имя. Старик мог стать здесь атлетом, уродливая старуха молодой красавицей. Действуй юзер, все в твоей власти. Ограничения только твоей фантазией, ну и понятно, умением. Впрочем, если человек богат, то ему и умения не надо, достаточно заплатить дизайнеру и тот вам все сделает на высшем уровне.

И вот, впервые за многие годы, Игорь смотрел на себя реального. Сколько он за свою жизнь сменил образов? Сначала образ делал ему отец, понятно, что он сделал сына таким, каким хотел его видеть. Но когда Игорь подрос и освоил программу дизайна образов на своем компе, то взбунтовался. Ему уже надоел тот слащавый образ, которым снабдил его отец. Он создал свой — могучего варвара с каменным топором. И имя выбрал себе соответствующее Разрушитель. Это было первое выбранное им имя в сети. Потом было еще множество имен и множество образов…

— Выберется. Никуда не денется. — Раздался злой голос Харета.

Игорь вздрогнул, поняв, что задумавшись, пропустил часть разговора на лестнице. Он слегка успокоился. Ведь ясно было, что Харет сюда не пойдет. Для него же это смерти подобно. Пойти в место, которое не охватывается всемирной сетью! Он же ведь перед всеми предстанет в своем истинном облике. Это все равно, что назвать свое настоящее имя. И остальные не осмелятся. По крайне мере не при Харете. Никто не рискнет показывать свой истинный облик перед ним. Тот это, похоже, понимал и не настаивал на преследовании.

Игорь поежился. Было ясно, что обратной дороги для него нет. Хочешь не хочешь, а придется идти вниз. Вздрагивая от страха на каждом шагу и светя под ноги наручным фонариком, Игорь двинулся вниз. Идти было трудно, постоянно под ноги попадались кучи мусора. Порой приходилось перебираться через завалы. К тому же было ужасно пыльно. Один раз Игорь даже упал.

Наконец коридор закончился. Но здесь Игоря ожидало другое разочарование — впереди оказалась огромная стальная дверь. В отчаянии Игорь остановился перед ней. Но тут неожиданно загорелся свет под потолком. Что-то зашумело и дверь стала плавно открываться. Игорь испуганно попятился, но ничего страшного не произошло. Только в лицо ударил необычно яркий в этом подземелье свет. От неожиданности юноша зажмурился, но быстро привык к свету, сообразив, что ярким он кажется, только в сравнение с тусклым освещением коридора. Но все это было настолько необычно, что Игорь еще долго не мог решиться переступить порог. Но делать было нечего. Харет наверняка еще не ушел, а стоять здесь без всякой пользы глупо. Вздохнув, Игорь несмело вошел в довольно просторный зал. Первое, что его поразило здесь и наиболее запомнилось, так это огромное число различных полок установленных как вдоль стен, так и в стороне от них. С подобными конструкциями ему еще сталкиваться не приходилось. Это было ужасно некрасиво, совершенно неэкономично и портило весь вид. Оглядываясь по сторонам, он осторожно подошел к одному из стеллажей. Все они оказались заставленными какими-то непонятными прямоугольными предметами, по внешнему виду напоминающие какие-то ящички, только почему-то поставленные на боковое ребро. Заинтересованный, Игорь протянул руку и взял один из предметов. Он оказался из какого-то странного материала, который, как Игорь ни старался, узнать не мог. Пожав плечами, юноша открыл «шкатулку». И тут его ждало первое потрясение: вся шкатулка оказалась составленной из множества листов покрытых… буквами. Это было настолько непонятно и глупо, что Игорь опешил. Кому понадобилось все это делать? Зачем писать слова на этом… этом материале? Разве нельзя воспользоваться сетью? Мысленно произнес необходимый текст, дал команду записать и все. Зачем такие сложности? Кто бы этим ни занимался, но он явно был сумасшедший. Игорь хмыкнул и открыл первую страницу… там был проставлен год выпуска 1999.

— Вот оно что! — осенило Игоря. — Так, значит, вот как они выглядели, древние книги. Теперь понятно, что это. Видать я наткнулся на старую библиотеку. Хм, а я слышал, что их уже не осталось, все были уничтожены во время баймерской революции.

Игорь ради интереса пролистал несколько страниц.

— Все-таки эти предки были сумасшедшими. Ну зачем было писать всю эту хренотень, если уже даже в их времена были компьютеры, в которые можно было запихать десять таких библиотек?

Отбросив книжку, Игорь двинулся дальше. Повернул направо и замер, едва не завопив от ужаса. Там, на кресле, перед каким-то странным агрегатом сидел скелет. Когда первое потрясение прошло, и Игорь осмелился подойти поближе, он сообразил, что это за агрегат стоял на столе. Уж в этом-то он разбирался — это был древний компьютер, середины века. Только тогда еще делали эти примитивные машины, управляющиеся с голоса. Никаких чипов, вживленных в мозг, позволяющих сразу подключаться к всемирной сети и общаться с кем угодно.

— Старье, — пренебрежительно махнул рукой Игорь. Разглядывание древнего компьютера помогло ему отвлечься от скелета, удобно разлегшегося на стуле. — Это не эндочип.

Эндочипы были величайшим изобретением человечества, позволившие людям избавиться от власти неуклюжих машин. Подумать только, что раньше все вынуждены были часами торчать у своих машин, чтобы общаться с сетью! Сейчас же человек жил в сети, работал там. Эндочипы связывали мозг человека с несколькими мощнейшими компьютерами последних моделей, установленных в каждом городе в каждой деревне. Сами эти компьютеры были связаны друг с другом. Этим самым всемирной сетью интернет было охвачено все человечество. Каждому жителю Земли была выделена в этих компьютерах своя область памяти, куда он мог записать все, что угодно. Это был личный сайт каждого жителя Земли, а эндочипы обеспечивали прямой доступ к ним. И все это произошло благодаря баймерам и баймеровской революции.

— Да, — Игорь отвлекся от размышлений, о чем немедленно пожалел, поскольку пришлось теперь смотреть на улыбающийся череп скелета. Юноша осторожно попятился от скелета. Чтобы хоть как-то отвлечься, он стал вспоминать о событиях столетней давности.

Тогда, на заре века, когда компы были машинками, которые еще даже с голосом работать не умели, в то время благородные баймы называли еще компьютерными играми. Подумать только, это чудо назвать глупым словом игра! Тогда-то и появились люди, которые предвидели приход новой эры, новой цивилизации! Они были варварами, сокрушающими блистающий Рим, они были строителями новой цивилизации! Они первые обратили внимание, что так называемые игры уже давно не игры! Эти несколько энтузиастов решили начать войну против старого мира. Они отторгали все старое, которое мешало пробиться новому. Подумать только, в то время какой-то булыжник из старой пирамиды стоил больше, чем самый лучший комп! Кому нужно было это старье? Все только за модой гнались. Все эти церкви, мечети, воющие молитвы, обращенные к какому-то непонятному Богу! Игорь до сих пор не мог понять, что это за таинственный бог и что такого он сделал, что ему все молились. Разве он изобрел интернет? Разве он построил компьютер? Так за что же ему молитвы возносили? И правильно, что уничтожили все эти храмы, превратив их в помещение для суперкомпьютеров.

Эти люди, восставшие против старого мира, назвали себя баймерами. Они были предвестниками будущего мира, но их не поняли. Их отвергли. Дурачье, предпочитающие шашлыки на костре, а не в электрогриле, что вкусней и надежней. Они как старые маразматики, цеплялись за свой уходящий мир, не понимая, что их время прошло. Баймы стали завоевывать мир, интернет становился все доступней и доступней. А баймы делались все лучше и лучше. Более того, они стали и обучать людей, исчезла всякая необходимость в школах. Ведь все можно освоить быстрее и лучше, если работаешь за компом.

Люди отвергали все старое. Книги переводились в сеть, развлечения делалось доступны. Сделались возможны и такие развлечения, которые раньше могли себе позволить только пять процентов населения планеты. Исчезли нищета и голод. Люди были сыты и одеты. Старый мир отвергался, как несоответствующий новому. Рушились памятники старому. А потом появились эндочипы… Тогда-то и вспомнили о полуразрушенных церквях и мечетях. Новая цивилизация, пришедшая на место старой, стала разумной. Зачем пропадать разваливающимся зданиям? Вот и установили во всех этих синагогах, мечетях, храмах суперкомпьютеры. А все эти кресты и полумесяцы оказались неплохими антеннами. Даже египетские пирамиды приспособили для этого. В самом деле, кому нужны эти пережитки прошлого мира? А покрыв стороны пирамид специальным материалом, люди обнаружили, что пирамидальная форма обеспечивает очень устойчивую связь в сети. Все-таки эти древние не совсем чекнутыми были. Хотя понаставили всяких непонятных памятников. Кому? За что? Что сделали эти люди? А вот Сеньке, был такой знаменитый программист, придумавший новый способ сохранения данных, так памятник и не поставили. Хотя его работой пользовался весь мир. А вот какому-то Пушкину стояло аж с десяток памятников. А что он сделал? Какие-то слова накорябал! Да любой современный комп тоже самое сделает гораздо лучше.

Игорь отошел достаточно далеко от стола со скелетом, чтобы наконец-то безопасно для своей нервной системы можно было вернуться в действительность. Как ему сейчас не хватало советов всемирной сети. Вот уж она все знает. На все у нее есть ответ. Но это было невозможно и приходилось думать самому. Это было несколько непривычно. Игорь уже привык, что при возникновении малейшего вопроса можно спросить в сети и тут же получить ответ. Готовый. И размышлять не надо.

Собственно говоря, даже без помощи сети Игорь видел только два выхода: или сидеть здесь, пока не умрет от голода, или идти навстречу судьбе. Придя к такому выводу, Игорь едва не взвыл. Чтобы как-то отвлечься, он наугад достал какую-то книгу и открыл ее. «Три мушкетера» прочитал он название.

— Ого, один из моих любимых баймов. Все же эти древние не совсем кретины были. — Игорь вспомнил, как совсем недавно был отважным д'Артаньяном, сражавшимся вместе с кардиналом против козней злобного короля, пытавшегося с помощью своих мушкетеров установить диктатуру.

— Посмотрим, что там эти древние пишут про этот байм. — тут же Игорь вспомнил, что, судя по году выпуска книги, термина байм в то время еще не было. Но это было и не важно. Необходимо было как-то убить время. А как это сделать в помещение, откуда невозможно было выйти в сеть? Да еще в обществе со скелетом?

Игорь устроился поудобнее на полу и стал читать. Это было страшно неудобно, но делать было нечего. Но с первых же страниц его ожидало серьезное потрясение. В этой книге все оказалось не так, как в байме. Д'Артаньян вовсе не сражался с королем, а был за него. И мушкетеры оказались не самыми опасными его врагами, а преданными друзьями.

— Ничего не понимаю! Да кто же байм так переврал? — Рассердившись, Игорь открыл последнюю страницу. Тут была пояснительная статья, из которой Игорь с удивлением узнал, что сценарий этого байма написал не знаменитый программер Колет Стенсон, а какой-то Александр Дюма. И жил он оказывается в то время, когда компьютеров и в помине не было. Оставалось непонятным, в таком случае, для чего он вообще тогда писал этот сценарий.

Но времени у Игоря было еще много, а эта пародия на благородный байм его все же заинтересовала. Осилив треть книги и почувствовав, как с непривычки заломило в спине, Игорь отложил книгу, лег на спину поудобнее и задумался. История неожиданно ему понравилась. Правда было непонятно, чего этот психованный д'Артаньян так переживал из-за этой Констанции. Дура та еще. Но если уж так нравится она ему, то создай ее образ и запрограммируй поведение. Правда Игорь тут же сообразил, что ни разу в книге не встретил слова компьютер.

— Ах да, — вспомнил он, — компьютеров же при том сценаристе не было еще. Дикие времена.

Отдохнув, он снова углубился в чтение. За этим занятием время пролетело совершенно незаметно. Очнулся он только тогда, когда книга была почти полностью дочитана.

— Сколько времени? — мысленно осведомился Игорь. Не дождался ответа, юноша нахмурился, но тут же вспомнил где он находится. — Ах зараза!

Игорь поспешно поднялся с пола и нервно заходил по залу.

— А может Харет уже ушел? — с надеждой спросил он сам себя. — Книга толстая, так что часов шесть я на нее потратил.

Была еще надежда на то, что родители могут хватиться его. Сеть тут же сообщит откуда был от него последний сигнал и вскоре здесь будет полно полиции. Но тут же Игорь развеял собственные мечтания. Для такого хакера как Харет ничего не стоило создать ложный сигнал или вообще отправить на сайт его родителей «мыло» с сообщением, что он занимается даймерством на новом выпуске байма «Ромео и Дездемона». Игорь ведь тогда ни от кого не скрывал, что мечтает сыграть в эту игру и все-таки придушить коварного Ромео. За это ему обещалась пятерка за год по литературе. Правда отец ворчал о том, что нельзя так соединять произведения классиков и что надо изучать «Ромео и Джульетту» и «Отелло». Игорь в этом вопросе отца совершенно не понимал. Видел он оба этих байма. Одна лажа. Графика фиговая, никакой завязки сценария. Зато «Ромео и Дездемона» действительно потрясали. Какой накал страстей, чувств. Этот эксперимент с добавлением чувств полностью себя оправдал. Не то что эти халявщики из старых игр. Какие там чувства? Так, бледное подобие. Все-таки родители ужасно несовременны.

Только после часового колебания Игорь решился покинуть этот зал. Едва он вышел из него, как свет тут же потух и железная дверь за ним закрылась.

— Ну и автоматика тут, — ругнулся он сквозь зубы. — И как она до сих пор не сломалась?

Осторожно пробравшись по коридору, Игорь поднялся по лестнице и замер перд дверью на улицу.

— Рад тебя приветствовать, Красавчик, — раздался в голове юноши знакомый голос его компа, приветствующего его тем именем, которое Игорь выбрал для себя совсем недавно.

— Я тоже, — мысленно отозвался Игорь. — А сейчас заткнись. Я занят.

Компьютер послушно замолк. Еще бы. Машина всегда должна слушаться человека.

Игорь осторожно приложился ухом к двери, но не успел он прислушаться, как чья-то сильная рука схватила его за шкирку и выволокла из-за двери. В последний момент юноша успел дать компу команду активизировать один из его сохраненных образов. В тот же миг тело юноши преобразилось и вот перед окружавшими его людьми предстала миловидная девушка восемнадцати лет.

— Ха, да он там образ новый строил, — раздался насмешливый голос. Думал обмануть нас.

— А вот сейчас мы проверим, — зловеще заметил кто-то. По голосу Игорь узнал Харета. Он был в облике космонавта. Даже шлем болтался за спиной. Впрочем, Игорь подозревал, что этот скафандр на самом деле какая-то хитрая программа. Слишком уж тщательно был сделан. Явно потрачен не один десяток гигов памяти. Даже больше, чем на весь остальной образ.

Харет наклонился над Игорем и осторожно провел вдоль его лица рукой в перчатке.

— Это он, — подтвердил Харет. — Ну что, щенок, попался? Объясни-ка мне, родной, кто тебя надоумил на мой сайт прийти и так там нагадить?

— Я же не знал, что это твой, Харет, — побелевшими губами просипел Игорь, понимая, что оправдания все равно бесполезны. — Это случайно получилось.

— Конечно случайно, — преувеличенно вежливо отозвался Харет. — У всех это случайно получается, когда их за руку поймают.

Игорь почувствовал, как от этого вежливого голоса у него между ног побежала тонкая струйка. Образ на подобное запрограммирован не был и поэтому этого позора не показал. Но Харета обмануть не удалось. Он вдруг брезгливо посмотрел на него и оттолкнул.

— Ладно, малыш. Надеюсь, урок ты усвоил. Наказывать тебя, сопляка, так и быть не буду.

— Харет, это не честно! — взвыл Факел. — Мы же даже не позабавились.

Гнида, мрачно подумал Игорь, переживая свое унижение. Мстит за проигрыш в байме по истории, когда начисто проиграл поход князя Кия под Царьград, за что и схлопотал двойку по предмету. Надо же, не смог ответить на простейший вопрос в каком году был этот поход, хотя это известно каждому ребенку. Это ведь было еще на том легендарном, первом байме, выпущенном первыми баймерами. Да ни один настоящий баймер не мог не знать этого момента в истории, которая стала основой в том легендарном байме.

— Отстань от малыша, — отрезал Харет. — Он уже получил свое и больше подобного делать не будет. Ведь не будешь? — ласково спросил Харет Игоря.

Игорь, презирая себя за трусость, кивнул. Более того, он знал, что больше никогда подобного делать не будет. А значит, прощай все развлечения.

Игорь в самом поганом настроении поплелся домой. Весь день вышел каким-то неудачным. Но хуже всего было осознания собственного бессилия. Лучше бы Харет избил его что ли, тогда хоть какое-то самоуважение сохранил бы. Все-таки с теми, кого презирают не дерутся. Но нет, ему не оставили даже этого. Хотя о чем он говорит?! Харет никогда и не стал бы драться. Не такой это человек. Он бы мог запросто взломать кода на его личном сайте и запаролить их. И пока эти пароли не расколешь и думать забудь о входе в сеть. Можно было бы конечно обратиться в полицию, но ведь это позор. Вскоре вся сеть узнает о позоре Стрелка и тогда снова менять имя и внешность, а то и город проживания. Это тоже была одна из достоинств сети — не выходя из дома можно было бродить по всему миру. Хочешь, отправляйся в Нью-Йорк, Мехико или Париж. Сеть стерла все границы. Никаких преград не осталось в мире.

Чтобы хоть как-то поднять настроение Игорь решил отправиться в Чикаго. Говорят, там установили какие-то новые суперкомпьютеры. Но Чикаго его разочаровал. Нет, по дизайну все было на высшем классе — для таких городов любителей не нанимают, но именно сегодня Игоря раздражало именно это броское великолепие.

Отдав команду, он снова очутился в Москве. Надо было идти домой. Игорь невесело усмехнулся. Вот он парадокс сети — чтобы очутиться в любом уголке мира достаточно было несколько секунд, пока твой образ через спутник не передадут туда, а вот чтобы путешествовать в собственном городе по-прежнему необходимо ходить ножками. Нет, конечно, и в родном городе можно за мгновение оказаться в любом месте, но, увы, это опять-таки будет только твой образ, но никак не физическое тело.

— О, дорогой, ты сегодня в новом образе, — встретила Игоря на пороге мать.

Игорь тактично умолчал о том, что в этом образе он разгуливал год назад и назвать его новым никак нельзя. Что поделаешь, предки всегда заняты только собой. Они такие несовременные.

— Да, мама, — отозвался Игорь, торопливо направляясь к себе в комнату. Зачем расстраивать родителей?

В комнате Игорь плюхнулся на диван. Из головы никак не вылезало то место, которое он сегодня посетил, а также прочитанную им книгу. Выходит, что один из любимых его баймов был создан именно по ней? Но почему же тогда такое несоответствие сюжета?

Игорь узнал в сети время. Сейчас оказался как раз тот момент, когда он должен был выходить в байм «Захват Англии Испанией». Он еще вчера договорился об этом с друзьями, тем более что это была одна из тем на экзамене по истории и не мешало бы освежить те события в памяти. Вообще, это здорово придумали, по всем важным историческим событиям, великим литературным произведениям создавались баймы, где каждый человек мог быть не просто зрителем, а участником. Хочешь, во главе рыцарей круглого стола атакуй неверных в Палестине. Или сражайся во главе объединенных русско-французских войск во главе с Наполеоном против Англии. Можно стать главным героем любой книги. И никаких скучных заучиваний, никаких зубрежек. Все познается во время участия.

Игорь уже открыл рот чтобы отдать команду, но тут снова вспомнил прочитанную книгу. Ведь, как он знал из истории, все первоначальные баймы создавались по событиям из истории или по литературным произведениям. Те же, баймы, которые предназначались только для развлечения, снабжались специальной маркировкой. Байм «Три мушкетера» такой снабжен не был. Наоборот, даже сообщалось, что он помогает изучить литературу. На лицо было явное несоответствие.

— Найти в сети книгу А. Дюма «Три мушкетера», — отдал приказ Игорь. Он решил, что в руки ему попалась какая-то подделка.

— Найдено несколько ссылок на эту книгу, — сообщил компьютер. — Какую дать?

— Самое раннее издание.

Вокруг привычно все заволокло туманом, и уже через секунду Виктор оказался перед громадным экраном, на котором буквами сообщалось название заказанной книги. Игорь мысленно велел перевернуть страницу и углубился в чтение. Уже с первых слов он понял, что та книга из подвала была никакой не подделкой.

— Но как же так?! — изумился он. — Если байм создан как литературный, то почему же такое расхождение?

Не найдя ответа, Игорь запросил информацию о сайте, на котором лежала эта книга. И первое, что он увидел, была громадная надпись: «Внимание, в связи с низкой посещаемостью данного сайта он будет закрыт…» дальше шла дата. Выходило, что через два года. Как знал Игорь, по законам, если посещаемость сайта падала ниже определенной отметки, то он должен был закрыт, а вся информация с него уничтожена. Закрытие же должно было произойти не раньше, чем через десять лет после падения посещаемости. Запросив информацию о посещение, Игорь обнаружил, что за последний год здесь побывало всего пять человек. Ничего удивительного, что сайт собираются закрывать. Ведь минимальная норма посещений тысяча в год. Запросив сведения о хранящейся на сайте информации, Игорь понял, почему посещаемость сайта упала. Еще бы ей не упасть, ведь здесь не было ни одного байма. Он был создан около девяносто лет назад сразу после баймеровской революции. Люди тогда как раз поняли, что их окружает множество ненужных и совершенно бесполезных вещей. Таким вещами были и книги. Зачем держать их, когда на один диск входят тысячи их? Не разумней ли перевести все книги на диски? Именно это тогда и начали делать. Книги же, как пережиток прошлого, полетели в костры. Во многих городах в то время пылали костры из книг. И сейчас еще отмечали праздник Сожжения Прошлого, как он стал называться. Этот праздник стал отмечаться с того дня, как сожгли последние найденные книги.

— Не все сожгли. — Игорь вспомнил подвал.

Как бы то ни было, но этот сайт и был одним из тех, куда переписывали почти все книги. Но ведь тут были только скучные книги. Голый текст. Кому это интересно, когда есть отличные баймы, где не надо ничего читать, но можно участвовать в событиях? Ведь тоже содержание тоже книги можно узнать в байме, созданной по ней, к тому же это гораздо интересней. Об этом Игорь знал. Об этом он читал, но его по-прежнему смущало несоответствие между содержанием байма и прочитанного. Чтобы узнать все точно, он запросил разыскать все версии байма «Три мушкетера». Это было сделано довольно быстро, но ситуацию ничуть не прояснило, ибо первые версии были сделаны точно по книге. Конечно, у первой версии была скверная графика, не было того полного ощущения присутствия, как в новой версии. Да что тут говорить, она уступала по всем параметрам. Неудивительно, что когда Игорь посмотрел на время, когда в эту игру играли последний раз, то обнаружил, что это случилось еще пятьдесят лет назад. Ха, да тогда еще и в сеть входили в специальных голошлемах. Тем не менее, Игорь стал просматривать все версии по мере их усложнения. Уже во второй версии он обнаружил расхождения с сюжетом. В третьей расхождения уже были более значительны, но зато байм от этого стал динамичней, интересней, стало больше схваток. Четвертая версия с книгой уже имела мало общего, зато по уровню эффектов, дизайнерскому оформлению, динамичности, интересу, далеко превосходила все предыдущие.

— Так интересней, — неуверенно пробормотал Игорь, вернувшись с сайта домой. — Так значительно интересней.

Но все же он никак не мог избавиться от ощущения обмана. Что-то здесь было неправильно. Зачем было коверкать оригинал? Конечно, это интересней, но ведь литература… А что литература? Уже почти со всех форумах раздаются голоса за то, чтобы отменить такой предмет. Какую пользу она приносит? Да никакую. Если человек хочет фантазировать, так пусть идет в сценаристы баймов. Деньги там платят громадные, да и люди тебя узнают. А зачем изучать каких-то древних авторов? Разве они могут научить новым способам программирования? Разве смогут объяснить разницу между web-дизайном и дизайном образов?

В принципе, Игорь был целиком за это предложение, так что, по идее, какая разница, что этого Дюму, или как там его, переделали.

— Ты долго еще тут валяться будешь? — раздался сердитый голос матери из-за двери. — Я уже сколько раз тебя звала обедать? Остынет уже все. Мне что, ради тебя снова в столовой еду заказывать?

— Я уроки делал, — буркнул Игорь.

— Знаю я твои уроки. Опять, наверное, по развлекательным баймам бегал. А завтра, между прочим, у тебя экзамен.

— Я помню, — покорно отозвался Игорь. Сейчас лучше всего было не спорить.

На следующий день Игорь устроился на диване поудобней и со вздохом набрал адрес сайта школы. В виртуальном классе собрались уже почти все ученики. Начался экзамен. Экзамен Игорь все-таки сдал, хотя из головы у него никак не выходил найденный им подвал. Вчера он до поздней ночи занимался тем, что сверял на соответствие баймы и оригиналы произведений. В некоторых случаях компьютер сообщал, что байм создан не по древним литературным произведениям, а написан специально сценаристом. Но зато там, где баймы создавались по произведениям древних авторов, не оказалось ни одного совпадения. Все сюжеты были совершенно исковерканы. Сам не зная почему, но это открытие Игоря рассердило. И даже возвращаясь с экзамена, он не переставал думать над этим. Обычно раньше, после сдачи Игорь обязательно отправился в какой-нибудь бар, отметить это дело. Но сейчас он вежливо отмел все приглашения друзей.

— Да что с тобой? — спросил Бегун. Бегун на этот раз был в своем любимом образе какого-то инопланетного монстра, которого сконструировал сам. Правда, в школу его в таком виде не пускали, но при всяком удобном случае Бегун тут же напяливал на себя этот облик.

— Ничего, — вяло ответил Игорь. — Просто я сделал кое-какое открытие.

— Да? — живо заинтересовался Бегун. — Новый образ?

— Нет. Просто… понимаешь, мне трудно сказать, но я открыл, что нам вешают лапшу на уши.

— Чего-чего?

— Ну обманывают.

— Я прекрасно знаю смысл выражения вешать лапшу на уши! — рассердился Бегун. — Ты толком объяснить можешь?

Слегка запинаясь, Игорь рассказал о вчерашнем происшествии, умолчав только о некоторых неприглядных деталях и скрыв существование подвала с книгами. Соврал, что пока прятался было скучно и он начал исследовать все версии баймов. Заметив расхождения в них, запросил оригинал произведений.

— Ну и что? — удивился Бегун. — Сам же говоришь, что новые версии интересней.

— Но разве тебе не обидно это вранье? Зачем перевирать то, что кто-то написал? Есть идея, так напиши лучше сценарий.

— Я тебя не понимаю, Стрелец. Какая тебе собственно, разница?

Поняв, что переубедить друга не удастся, Игорь махнул рукой и ушел, точнее, перенес свое виртуальное тело обратно на диван своей комнаты.

— Как экзамен? — поинтересовался отец, заметив вышедшего из комнаты сына.

— Сдал, — ответил Игорь. — Я прогуляюсь.

Отец удивленно выгнул бровь. Потом на миг замер.

«Осведомляется о моей отметке», догадался Игорь. Одним из недостатков всемирной сети было то, что теперь стало совершенно невозможно скрыть свою успеваемость от родителей.

— Ого, — неожиданно воскликнул отец. — Высший бал! Молодец! Что ж, раз так, то иди гуляй, заслужил. Опять куда-то с приятелями?

— Нет, — совершенно искренне ответил Игорь.

Отец ему не поверил, но это Игоря не волновало. Сейчас ему действительно хотелось побыть одному и подумать. Делать же это было лучше всего во время прогулки. Конечно, можно было бы отправиться куда-нибудь виртуально, но Игорю все же хотелось пройтись именно реально.

Во время этой прогулке Игорь так увлекся размышлением об узнанном вчера, что совершенно не замечал ничего вокруг. Только обнаружив себя около входа в тот самый подвал, он остановился и с удивлением огляделся.

— Черт принес меня сюда, — выругался Игорь. — Сдался мне этот подвал… доложить о нем куда надо, чтобы сожгли все эти книги и дело с концом.

Но, не смотря на эти слова, Игорь знал, что никогда так не сделает. Этот подвал чем-то притягивал его к себе. Манил тайной.

Как и в прошлый раз, едва дойдя до стальной двери, она плавно открылась, зажегся свет. Игорь вошел в зал. К скелету на этот раз он отнесся спокойней, отчасти из-за того, что уже готов был к тому, что увидит его здесь.

Некоторое время Игорь бродил вдоль стеллажей.

— Какой непродуктивный способ хранения информации. И правильно, что все эти книги сожгли. Зато каждый сможет найти их в сети.

Но тут же Игорь вспомнил предупреждающую надпись на сайте и похолодел. Это что же получается, тот сайт будет уничтожен? Вместе со всем содержимом? Будут стерты все те книги, что когда-то переписали на него?

Неожиданно Игорь представил себе то, давнее время. Сотни сканеров трудятся день и ночь, переводя все шедевры созданные человечеством в компьютеры: картины, книги, статьи, очерки. Потом все эти вещи, которые уже были отсканены выносили на площади городов и поджигали: новый мир прощался со старым. Приходило новое время — время баймеров. И в новом мире не было место для всякого ненужного старья. Теперь произведениям искусства не мог больше владеть один человек, теперь ими владели все. И летели все старые вещи в огонь. Игорь вспомнил себя маленьким на празднике Сожжения Прошлого, когда радостный бросал в огонь деревянную доску — символизирующую прошлое.

Тут до него дошла страшная вещь: все книги уничтожены, а сайт с книгами вскоре будет стерт.

— Но ведь подобный сайт не один, — пробормотал он. — Не могли же все книги мира записать только на один сайт.

Игорь опрометью бросился из подвала и остановился только тогда, когда снова мог войти в сеть. Там он задал команду поиска. Оказалось, что всего в мире около десяти тысяч подобных сайтов и только трем из них грозит уничтожение из-за их непосещения. Игорь вздохнул с облегчением. Но перед тем, как вернуться в подвал он задал компьютеру еще один вопрос:

— Сколько было закрыто библиотечных сайтов за… скажем, пять лет?

— Триста двадцать один, — бесстрастно сообщил компьютер.

Игорь почувствовал как его пробрала легкая дрожь.

— А сколько было таких сайтов пятьдесят лет назад?

— Двадцать одна тысяча шестьсот сорок пять, — также бесстрастно ответил компьютер и на этот вопрос.

В подвал Игорь вернулся в самом подваленном настроении. Самое скверное было то, что Игорь сам не мог понять, почему его все это расстраивает. Ведь если сайты в течение десяти лет никто не посещает, то кому они нужны? Только память занимается. Значит правильно, уничтожаются.

«Но ведь там собраны все книги, созданные человечеством за всю его историю», — возразил внутренний голос.

«А на что они нужны?» — спросил Игорь. — «Какая польза от этих шедевров? Что, у меня на столе из-за них появится больше еды? Книги создавались для развлечения, теперь их место занимают баймы. Прогресс не остановить. Он движется вперед и старому нет места в этом мире. Все старое должно быть отринуто».

Успокоив себя такими мыслями, Игорь взял наугад книгу и погрузился в чтение.

Этот подвал стал излюбленным местом Игоря. Не проходило и дня чтобы он не посетил его. Скелета Игорь осторожно переместил в угол, чтобы не мешал. Сам он устраивался за столом и читал. Когда прийти не мог, то разыскивал эти книги в сети и читал там. Но это было слишком заметно. Его друзья уже начали посмеиваться над ним, заметив его увлечение. Да и как это можно было скрыть в сети? Первые полгода Игорь еще пытался что-то объяснить приятелям, открыть им глаза на правду, но все было бесполезно, и он плюнул. В результате Игорь стал чаще бывать в подвале и реже на библиотечных сайтах в сети. С каждым разом он открывал все больше и больше нестыковок. Оказалось, что не сходились с оригиналами не только баймы по литературным произведениям, но и остальные, по которым все они учили предметы. Например, Игорь с удивлением для себя узнал, что Вторая Мировая война была вовсе не войной России в союзе с Германией против Англии и Америки, а наоборот, СССР, Англия и Америка воевала против Германии. И на такие нестыковки Игорь натыкался постоянно. Чем больше он читал, тем больше видел обмана. Это походило бы на заранее спланированную ложь, если бы в той же сети совершенно свободно не лежали бы сведения о подлинных событиях. Но эти сайты были скучны и кто туда заглядывал кроме специалистов? Зато про баймы знают все. Именно они дают информацию.

Ради интереса однажды Игорь провел среди знакомых опрос. Все были уверены, что Константинополь захватили русские полки во главе с Чингизханом, Америка сражалась в Первой мировой против Франции и Германии в союзе с Англией, а трагедия «Ромео и Джульета» и есть подлинное произведение древнего автора.

Все это возмущало Игоря до глубины души, но все его попытки открыть правду натыкалось на непонимание.

— В каких древних баймах ты отыскал подобную трактовку? — прямо поинтересовался у него один из друзей. — Забудь ты о них. Там же никакой графики, полностью отсутствует генератор чувств…

— Правда не зависит от крутизны графики байма и разных примочек, рассердился Игорь.

— Да? — удивился приятель. — Не знаю. Но ведь не с потолка же они взяли эти сведения.

И так было постоянно. Порой Игорь не понимал, зачем продолжает ходить в подвал. Зачем с маниакальным упорством выискивает в сети книги. Ведь гораздо проще не обращать на все эти мелочи никакого внимания. Ну что изменится в жизни оттого, что Карлосон вовсе не злобный мутант, похититель детей, а добродушный толстячок, и что цивилизацию Майя разрушили не индейцы племени Чероки, за что потом их покарали благородные мстители в форме американской армии, а конкистадоры Кортеса. Но Игорь чувствовал что уже не может остановиться на пути познания.

Через год он перешел даже с развлекательных книг на серьезные, те, что лежали в отделе философии. Но здесь он столкнулся с первыми трудностями. Эти книги оказалось невозможно просто проглатывать. Над ними приходилось работать и работать серьезно. Куда там учебным баймам на те же темы. Игорь как сквозь воду продирался через множество новых понятий, которые отсутствовали в учебных баймах, чтобы не слишком усложнять их. Понятно, кто же тогда купит в него доступ, если придется слишком много думать?

Еще через год таких занятий он экстерном сдал выпускные экзамены по философии. Никто потом не верил, что предмет Игорь изучал не по баймам, а по фондам библиотечных сайтов.

— Да как ты там что-либо понял? — удивлялись его друзья.

— Я как-то пробовал там читать, так чуть мозги не вывихнул. В баймах все так понятно, к тому же гораздо интересней, — признавался другой.

Игорь только пожимал плечами. Он уже давно понял, что объяснить что-либо таким людям совершенно бесполезно. Все эти люди искали только легкие пути. Учиться ведь скучно и нудно. Вот было бы здорово, если бы учить что-либо было интересно. Тогда-то придумали познавательные баймы. Но об их правдивости стали судить по крутизне оформления.

— Все равно, что выбирать книгу по обложке, — бурчал Игорь.

Нет, первые баймы были вполне достоверны, но фирмы-разработчики находили новые пути, делающие баймы еще интересней. Для этого надо было всего лишь чуть подправить историю, философию, литературу или еще что-либо. Ведь правилась совсем незначительная часть, совсем незаметная. Потом была новая находка и еще маленькая правка. А в конце байма сноска: ради интереса мы сделали небольшую правку, а на самом деле было немного иначе. Но кто читает эти послесловия после байма, когда твой меч еще не успел высохнуть от крови врагов? Кто будет смотреть старые баймы и сверять их с новыми версиями? Ведь старые версии такие неинтересные, не зрелищные, по сравнению с новыми. Так постепенно разрасталась ложь. Да что говорить об этом, если даже тела людей были обманом. Именно тогда Игорь как протест отказался от всех образов и появился в сети в своем настоящем виде.

Родители сочли это проявлением взрослости. Игорь попытался объяснить свою позицию. Дело кончилось тем, что он разругался с родителями в пух и прах и съехал на новую квартиру, благо зарплата доктора философии позволяла купить довольно небедную квартиру. Родители были против, но к тому времени Игорю как раз исполнилось восемнадцать лет и по всем законам он был совершеннолетним.

Этот переезд облегчил Игорю изучение найденных им книг. Некоторые он даже перенес к себе домой. Друзей у него было мало, а гостей приходило и того меньше, так что увидеть у него книги никто не мог. Конечно, те времена, когда все принадлежащее старому миру отправлялось в костер уже давно прошли, но Игорь все равно не хотел никому показывать свои сокровища. Именно поэтому на всякий случай он создал в сети для них облик обычных предметов. Так что теперь, чтобы понять, что лежит перед ними, людям требовалось выйти из сети. Но какой идиот согласится хоть на миг покинуть всемирную сеть? Таких не было.

Сам же Игорь любил на досуге почитать на диванчике книги, а потом вечерком гулял по сверкающей Москве, обдумывая прочитанное.

Но однажды Игорь натолкнулся в одной из книг на записку, где четким почерком было написано: «Не забыть записать в дневник о…» на этом запись обрывалась. Очевидно, неизвестный записал в дневник все, что нужно, а потом использовал собственную записку как закладку. Сначала Игорь не придал ей никакого значения, но все же она ему запомнилась. Потом, в очередное посещение подвала, Игорь, совершенно случайно, на столе, за которым раньше сидел скелет, обнаружил небольшой диск, на котором знакомым почерком было выведено: «Дневник». Сначала Игорь не понял, почему этот почерк кажется ему знакомым, а потом сообразил, что он похож на тот, которым была написана найденная им записка. Игорь взял диск и неуверенно повертел в руке. Диск был старый. Сейчас такими уже не пользовались. Впрочем, сейчас уже никакими не пользовались. Изобретение эндочипа напрямую связало мозг человека с гигантскими компьютерами, и всю информацию можно было записать прямо на них. Так что прочитать диск не было никакой возможности…

— Никакой ли? — поинтересовался сам у себя Игорь, бросив взгляд на стоявший на столе древний компьютер. Конечно, он уже стоял тут около пятидесяти лет, но воздух в помещении сухой, перепадов температур не бывает. Вполне возможно, что компьютер и работает.

Раньше, по понятной причине, Игорь избегал стола, за которым некогда сидел скелет. Он вообще старался подходить к нему как можно реже. Слишком уже неприятные воспоминания наводил этот стол. Конечно, он был здесь. Когда убирал скелет, но тогда его мысли были заняты другим, так что неудивительно, что на диск Игорь не обратил никакого внимания. Да и сейчас бы не заметил, если бы ему не понадобилась книга, стоящая на полке у самого стола.

Игорь еще раз нерешительно посмотрел на диск, а потом для пробы включил компьютер. Компьютер приветливо замигал зеленой лампочкой и зажужжал винтом. Игорь хмыкнул — машина оказалась даже древнее, чем он думал и имела свой собственный винт, хотя уже давно все компы используют удаленную память. Но машина работала, а большего от нее Игорю было и не надо. Вставив в считывающее устройство диск, он запустил просмоторщик. Записи в обнаруженном дневнике располагались по дням в хронологическом порядке. Первые из них представляли собой явно отсканенные с бумаги. А в самом верхнем углу листа находились данные человека, которому принадлежал дневник: «Профессор политологии Аркадий Николаевич Кожерев. Год рождения 1965» Следом шли паспортные данные и прочая, информация о человеке, которая обычно указывают на подобных записях.

Игорь бегло просмотрел первую запись. Она была еще со времен детства профессора. Игорь посчитал, что читать такие личные записи не имеет права, поэтому начал просто пролистывать дневник. Поскольку компьютер не включали минимум лет пятьдесят, то Игорь постоянно боялся, что он сгорит, но комп тянул вполне нормально.

Первые страницы целиком были посвящены детским воспоминаниям, рассказам о том, как будущий профессор запускал с друзьями змея. Игорь, наткнувшийся на этот пункт, никак не мог понять зачем нужно было запускать какого-то змея и куда. И почему в таком случае не было указано какого именно змея (ужа или гадюку), если уж профессор почему-то придавал этому моменту своей жизни такое большое значение, что посвятил ему несколько страниц.

Потом были юношеские воспоминания, но их Игорь даже не читал, слишком уж там личные они были. Но вот вторая часть дневника, разделенная самим профессором, Игоря заинтересовала. Если в первой части были личные воспоминания, переживания молодости, то вторая часть целиком была посвящена рассуждениям профессора о развитии общества. Похоже, это его волновало настолько, что он писал об этом даже в личном дневнике.

«О люди, люди…» — прочитал Игорь. Это фраза его заинтересовала и он решил почитать заметку подробней.

О люди, люди, глупости вашей не перестаешь удивляться. Как будто мало человечество допускало ошибок за свою бурную историю. Но ничему эти ошибки не учат. Сегодня впервые прочитал про новое движение баймеров…

Игорь слегка опешил и быстро посмотрел на дату записи. Ого, как же он сразу не заметил, что заметка относится как раз к самому времени зарождения баймеров. Это вызвало у Игоря настоящий интерес, и он снова стал читать…

Баймеры! Теперь так принято называть тех, кто играет в компьютерные игры. Слово придумали. Люди словно не понимают, что как козла не назови, но львом он все равно не станет. Я сам люблю поиграть, но это же не повод превращать игры в культ. Но боюсь, что дите уже вышло из пеленок. Что будет…

Игорь торопливо пролистал несколько страниц, на которых были рассуждения о каком-то политическом устройстве и отыскал новую статью, посвященную баймерам…

Новая игра действительно замечательная. Мне понравилась. Авторы даже попытались соблюсти историческую правду. Если не считать некоторых моментов, то им это удалось. Но вот эти моменты меня и тревожат… Кажется, эти люди замыслили перевернуть мир, но начинают со старых ошибок. И первая из них — ложь. Читал рассуждения некоторых из этих предвестников нового мира и пришел в ужас. Они отрицают все, что считают бесполезным, а рассуждения о значимости кирпича из пирамиды и нового компьютера просто чудовищны. Сравнивать эти две вещи, все равно, что рассуждать на тему что лучше зонтик или апельсин. Модернизм! Для этих людей самое святое — их машины и все, что сделано для них. Отрицание старого доходит до абсурда. Неужели мало опыта? Мы ведь это уже проходили! Отречемся от старого мира, отрехнем его прах с наших ног! И мы старый мир разрушим до основанья, а затем… Но не будет ничего затем.

Похоже тема баймеров волновала профессора все больше и больше и все больше статей было посвящено этому. В другой заметке профессор с возмущением писал:

Читал лекцию по политологии среди так называемых последователей баймеров. Меня обозвали отжившим свой век ископаемым, заявив, что политология является отмирающей, никому не нужной наукой. По их мнению, интернет скоро объединит весь мир и не будет никаких границ. Когда же я заявил, что пока живо общество, будет нужна и политология меня просто засвистали. Я плакал от унижения. Но больше всего я переживал за этих мальчишек, которые ничего не видят в своей жизни кроме баймов и интернета.

Вчера прочитал заметку о том, как банда подростков закидали окна исторического музея. Нашлись последователи борцов за новый мир. Заявили, что рушат символ бессмысленности. И это ведь только начало! Безумие охватывает мир. Может я и старый маразматик, в свои сорок лет, не желающий признавать новый мир, как заявил мне мой сын, но я не хочу видеть такого мира, где рушатся памятники истории, создаваемые человечеством тысячелетия. Пусть пирамиды не приносят пользы, пусть мясо в микроволновой печи лучше, но я все равно буду любоваться пирамидами и ездить на шашлык на природу. Может это и нелогично, но эти певцы нового мира не понимают, что именно эта нелогичность и делает людей людьми. Если бы каждый человек был логичен, то это был бы не человек, а машина, компьютер. Впрочем, эти баймеры сочли бы такое сравнение за комплимент.

Игорь потрясенно уставился на экран. Все, что писал этот неизвестный профессор было для него ново. Ни о чем подобном он не знал. Возможно, что этот пережиток прошлого упорно цеплялся за прошлое, не желая видеть наступающей новой зари? Вот поэтому упорно и отстаивал свой мир? Игорь нашел следующую запись…

Вчера перечитывал Горького. «Буря, пусть сильнее грянет буря». Эти новоявленные буревестники нового мира словно не понимают, что бывает после бури. Не повторить бы им судьбы прошлого певца бурь. Не прозреть бы им слишком поздно.

Почему Россия?! Почему опять Россия? Почему новый эксперимент проводится опять здесь? Неужели мало прошлого опыта? Опять мы бросаемся строить новый рай, теперь баймерский! В прошлый раз строили коммунизм, теперь строим огромный байм! Этим разрушителям теперь удалось добиться влияния на правительство. Что будет?

Опять повторяем прошлые ошибки. «Рассчитали на бумаге, да забыли про овраги». В данном случае эти «буревестники» забыли про людей. И в прошлый раз удалось бы построить коммунизм, если бы не одно но. Это но и было роковым. Нет, не сопротивление врагов вне страны сгубило коммунизм, не разлагающее влияние капитализма. Коммунизм сгубили люди. Не было бы людей был бы коммунизм. Но беда в том, что люди есть и каждый из них имеет свои желания, свои потребности, свои способности. Кто-то мечтал о власти, кто хотел все иметь и не работать. Именно они разрушили все попытки построить коммунизм. Не выйдет ничего и у баймеров, ибо они тоже забыли о людях. Как все хорошо у них на бумаге, но вот люди подвели. А ведь людям что нужно от баймов? Просвещения? Учебы? Познания? Нет, людям нужно развлечение. И вскоре уже забудут первые баймы, которые действительно шедевры, вынужден признать. Забудут, ибо им на смену придут новые. Они будут лучше, они будут рассчитаны на более новые машины и они ничего не будут навязывать, они не будут заставлять думать. Они будут только развлекать.

Следующая запись была сделана через несколько лет.

Я предупреждал. Кто меня слушал? Баймы завоевывают мир. Все старое отвергается. Костры! Позор! Никогда не думал, что доживу до того времени, когда на площадях моего города будут сжигать книги! Подобное я видел только во времена моей юности в хронике, тогда ее еще показывали. Горящие факелы, марширующие люди и книги, летящие в костер. Тогда Гитлер был еще тираном, ввергнувший мир в пучину войны. Тогда еще помнили об Освенциуме, Холокосте. Это сейчас последователи Гитлера выпустили новый «крутой» байм, где рассказывалось как великий Гитлер спасал мир от чудовищной угрозы. Этот байм поистине шедевр, последний хит компьютерной графики и спецэффектов. В него играют все: дети, подростки, взрослые. Соседский ребенок заявил мне, что мечтал бы записаться в легионы СС, чтобы под предводительством фюрера спасать мир от разных гадов. Я дал диск с книгами о Второй Мировой войне. Ребенок заявил, что все это скучно, прочитал только две страницы. Мол, там нет никаких спецэффектов, никакой графики. Пришлось специально разыскать в сети старый байм рассказывающий о тех событиях правду. Но и это не вызвало интереса. Скучно. Это чудовищно, люди начинают различать правду и ложь по степени крутизны байма. Зачем думать? Играй и познавай по байму мир. Чтобы думать, надо сравнивать, но с чем сравнивать байм? Со старым? Но какой интерес может вызвать старье? Это скучно, неинтересно.

С этим Игорь мог согласиться. Он сам встретился с подобным.

Следующие записи шли в том же духе, что и предыдущие. Каждый год профессор описывал наступление нового мира. Рассказывал о своей трагедии, когда из принципа не хотел менять своих привычек, что вызывало снисходительные улыбки у нового поколения и прилепило к нему кличку «Чокнутый профессор».

Может я и чокнутый, но я не сумасшедший, в отличие от этого мира. В мои шестьдесят трудно менять привычки. Ко мне перестали ходить сыновья. Внуки считают отсталым и несовременным. Я думал, что это моя трагедия, но провел небольшое исследования и понял, что это трагедия общая. Как говорится, за что боролись на то и… Это стремление новых революционеров избавиться от всего старого, отжившего, бесполезного вышло им боком. Теперь уже эти борцы стали старым, отжившим и бесполезным. Теперь их дети бросают им обвинения в несовременности, бесполезности. Уже дошло до того, что стариков просто выгоняют из домов. «Мы двигатели прогресса» — слышу восторженные вопли современной молодежи. — «А вы только мешаете! Постоянно вставляете палки в колеса! Тормозите прогресс!» Да, молодежь действительно двигатель прогресса. Кто же спорит? Они локомотив, который устремлен в будущее. Согласен и с тем, что старики тормоза этого локомотива. Но ведь и тормоза необходимая часть механизма. Купите новую машину. Шикарную, с мощным двигателем, со всеми современными удобствами. А потом уберите с нее тормоза и попробуйте поездить. Далеко ли вы уедите на ней? А ведь прогресс это не ровная трасса. На нем и резкие повороты бывают. И тормоза на таких поворотах жизненно необходимая часть. Жаль, что этого не понимают молодые. Они обвиняют своих родителей в несовременности, спешат вырваться из-под их опеки и рвануться в будущее не слушая ни чьих советов. От того то наш мир и катится в пропасть. Впрочем, надеюсь, что это только мое старческое брюзжание и все не так плохо, как кажется

Игорь не мог согласиться с подобными рассуждениями. В конце концов, он был живым свидетелем последствий баймеровской революции. Все ведь не так плохо. Нет войн, нищеты. Все сыты и накормлены. Есть невиданный ранее прогресс в науке. Да, постепенно отходят в прошлое такие науки как литература, политология, которые не приносят никакой пользы, зато бурно развивается физика, информатика, математика. Космические корабли летают на другие планеты солнечной системы, о чем сообщалось в информационных баймах. Новости ведь тоже приятно воспринимать во время развлечений. Так что зря профессор так переживал по поводу гибели старого мира.

Игорь бросил взгляд на специально захваченные с собой часы. Время было уже позднее. Он и сам не заметил, как просидел здесь почти шесть часов. Надо бы отправляться домой, но дневник старого профессора уже захватил его, заинтересовал. А завтра ведь на работу идти не надо. Дома его тоже никто не ждет. Так что ничего страшного, если он задержится здесь подольше.

С каждым годом мои опасения оправдываются. Наткнулся в сети на статью, оправдывающие небольшие вольности в различных баймах, созданных по литературным произведениям или по историческим событиям. Как доказательство приводился первый байм, где его создатели тоже слегка откорректировали историю ради того, чтобы сделать его захватывающим. Только автор этой статьи забыл, что первый байм создавался для развлечений и он совершенно не предназначался для изучения по нему истории. Сейчас же уже далеко не маленькие вольности допускаются именно в учебных баймах. И тут я не нахожу оправданий. Если байм учебный, то будь любезен, придерживайся оригинала, даже в ущерб «крутости» байма. А если уж отступаешь, то не называй его учебным. Но маленькая ложь уже породила большие последствия. Все меньше и меньше баймов я нахожу, которые соответствовали бы оригиналам. А правду узнать почти негде. Первые версии никто не смотрит, книги читать скучно. Только один из сотни интересуется продолжением историй в баймах и, в конце концов, добирается до оригиналов. Ложь разрастается и захватывает все большую сферу деятельности человека. И самое страшное заключается в том, что люди довольны этим. Информация благодаря сети стала абсолютно доступна, что-нибудь скрыть совершенно нереально. Но кто интересуется правдой? Кого она интересует? Люди начинают жить тем, что дают баймы. Именно они теперь для многих высшая инстанция. Они верховные судьи.

Игорь читал и читал. Дневник, включающий в себя почти всю жизнь человека, был довольно большой. И чем дальше, тем больше было заметок, посвященных возрастающему влиянию лжи. Игорь злился.

— Тебя бы сюда. В наш мир. Посмотрел бы ты на наши достижения, тогда может не так бы стонал. Чего вы достигли? Что сделало ваше поколение? Едва не довело планету до экологической катастрофы, накопили кучу оружия, с которым потом сами не знали что делать. А теперь обвиняет будущее.

В этот день Игорь ушел из этого подвала вовсе не взбодренным, как это бывало раньше. Весь следующий день он пребывал в самом скверном настроении.

Прошло несколько лет, но с каждым годом Игорь все больше и больше думал над дневником профессора и все чаще ходил мрачным и раздражительным. Прошло то время, когда он полностью отвергал слова профессора, ибо постоянно находил подтверждение многим из тех выводов, что сделал старый ученый.

Это заметили даже его друзья.

— Да что с тобой? — поинтересовался Головастик.

Игорь устало посмотрел на карлика с непропорционально большой головой. Этот образ Головастик создал совершенно недавно и был от него в совершенном восторге. До этого же он назывался Хрумом и ходил в образе аллигатора-переростка.

— Так. Вычитал кое-что, что мне сильно не нравится.

— Ну и плюнь. И вообще, тебе пора поменять образ. Ты уже четыре года в одном и том же образе щеголяешь. Не надоело? Смени образ и с ним уйдут все проблемы! У тебя же вся жизнь впереди. В двадцать три года, а уже доктор философии.

— Нет! Это мой истинный облик и я не собираюсь его менять. Зачем?

— Ну как знаешь, — поспешно отступил Головостик.

Игорь проследил за уходящим приятелем взглядом.

Ложь разрастается, — вспомнилось ему из дневника профессора, который он изучал уже три года с того момента, как нашел. — Я проводил анализ. Искал заговор неких темных сил, которые хотят отучить думать все человечество, которые специально требуют производство совершенно тупых баймов без грамма правды. Я сам не верил в эти поиски, но был удивлен. Я нашел этих злодеев! Ими оказались сами люди. Спрос диктует предложение, а с каждым годом растет спрос на ложь, производители же только удовлетворяют потребности массы людей. Жизнь не удалась, так зачем трепыхаться, что-то делать? Купи вход на байм, стань Гераклом и побеждай врагов. Сладкая ложь. Если бы было возможно, то люди и свою внешность спрятали бы за сладкой ложью.

Уже возможно, подумал Игорь. Уже давно возможно и все этим пользуются. Прячут не только внешность, но и имена. Имя стало самым большим секретом. Теперь при встрече все знакомятся по кличкам как у собак.

Но особенно часто в последнее время Игорь вспоминал одну из последних записей дневника.

Свершилось! Недавно сообщили об изобретении эндочипа, который вживляется прямо в мозг. Благодаря ему можно теперь не выходить из сети всю жизнь. Огромная иллюзия одерживает окончательную победу. Люди забыли про Бога! Все храмы теперь в запустении. Но недолго. Слышал о новом проекте. Теперь в них собираются разместить огромные суперкомпьютеры, которые будут обеспечивать связь чипа с сетью. Вскоре в старых храмам появится новый Бог. Сладкий Бог дурмана. Уже нет ни православных, ни католиков, ни кришнаитов. Сгинули гордые мюриды. А как они потрясали мир. В их мечетях теперь так же поставят Бога нового мира, мира, о приходе которого так много говорили в начале века. Вот он приход новой эры. Теперь станет возможен обман воистину глобального масштаба. Но как бы хотелось мне ошибиться. Как бы хотелось верить, что люди лучше или хотя бы смогут стать лучше, чем они есть. Но нет. Они ничуть не изменились. В начале двадцатого века пьяные матросы разбивали головы офицеров кувалдами, провозглашая гибель старого мира и строительство нового. В начале двадцать первого века молодые люди, погруженные в свои игры снова провозгласила приход нового мира, сжигая книги и бросая своих родителей, как символы отжившего прошлого. А в середине двадцать первого века родился Господин, который окончательно породнит людей с сетью.

Все чаще и чаще вспоминал Игорь этот отрывок. Что хотел им сказать профессор? Какого такого будущего царства глобальной лжи он страшился? Чего боялся этот старик? Почему этот чип вызвал у него такой ужас? Именно он ведь сделал людей по настоящему равными и счастливыми. Именно он сделал доступным для самых бедных то, что раньше могли себе позволить только очень богатые. Сейчас любой мог отправиться позагорать на Гавайи за символическую цену. Выбор еды огромный и тоже дешево. А какие блюда! Королям в старину таких не подавали.

И все чаще вспоминались слова профессора о том, что в сети ничего невозможно скрыть. Люди не ищут правду только потому, что не хотят ее знать. Именно эти слова натолкнули Игоря на одну мысль и теперь все свое свободное время он посвящал поиску информационных сайтов. Сначала он начинал с самых старых, анализировал их и шел дальше. Он посвящал поиску все свое время, пока не наткнулся на то, что потрясло его до глубины души. Это было обычное информационно сообщение двадцатилетней давности, которое отправило руководство космических исследований правительству. Но в нем сообщалось о закрытии предпоследнего космодрома в связи с его невыгодностью. Игорь этому не поверил. Он продолжил поиски. Вывод его потряс. По всему выходило, что на Земле остался только один космодром, с которого осуществлялись запуски только спутников для обслуживания глобальной сети. Не были никаких межпланетных сообщений, не было никаких высадок на Марсе и Венере.

— Только один космодром! Двадцать лет на Земле только один космодром, пробормотал Игорь. — Один!

— Что ты говоришь? — недоуменно спросил Игоря приятель.

— Что? — удивился Игорь. До него только сейчас дошло, что он не один. Потрясения от узнанного было так велико, что Игорь тут же рассказал о своем открытии.

— Ой, да брось ты, — отмахнулся приятель. — Чушь все это. Нашел чему верить. Да в каждом информационном байме куча информации на эту тему. Вот вчера только отправилась экспедиция на спутники Юпитера.

— В баймах? — расхохотался Игорь. — В баймах? Информационных баймах? Игорь чувствовал, что не в силах остановить смех и испугался, но продолжал смеяться. — Одна ложь! Ложь разрастается! Нет никаких темных сил! Нет никаких злодеев! Только люди! Только люди! Сатана! Ха! Чем только не оправдывают своих проступков! Убил, Сатана виноват! Увидел ложь, байм виноват!

Приятель испуганно смотрел на смеющегося Игоря, который продолжал кричать что-то бессвязное о лжи и смеяться. Он уже вскочил с места, чтобы бежать за помощью, но Игорь уже пришел в себя и поспешил успокоить друга.

— Ничего страшного. Просто смешную историю вспомнил.

Приятель неуверенно посмотрел на него и кивнул.

— Слушай, может тебе стоит домой пойти? Отдохнуть? С тобой в последнее время вообще что-то странное происходит.

Игорь согласно кивнул, поднялся и вышел с сайта работы. Через секунду он уже снова лежал на диване у себя в квартире. Некоторое время Игорь лежал, приходя в себя. Потом встал и вышел на улицу. Вечерняя Москва сверкала огнями. Гигантские небоскребы устремляли свои пики к небу. Великолепный архитектурный ансамбль города создавал неповторимый вид. Вот деловито прополз робот-уборщик, подметая тротуар. Игорю всегда нравился вид вечерней Москвы, и он любил гулять по улицам, наблюдать за многочисленными прохожими, спешащими по своим делам. Вообще-то, сейчас людей на улицах было мало. Все были либо на работе, либо развлекались в баймах. Но сейчас, вопреки обыкновению, великолепный вид города его не успокоил и не вернул хорошего настроения. Из головы никак не шла та запись про глобальную ложь. Игорь еще раз окинул взглядом великолепный пейзаж Москвы. И тут он понял, что ни разу не видел его не из сети. Чип позволял находиться в сети постоянно, загружая в мозг все данные. Он не мешал человеку видеть, обонять, чувствовать, только… только обеспечивал постоянную связь с сетью. От нехорошего предчувствия Игорь похолодел. Но все же пересилил себя.

— Выход из сети, — скомандовал он.

— Вы уверены? — бесстрастно осведомился компьютер.

— Да.

В тот же миг мир померк. Раздавленный Игорь стоял посреди улицы, разглядывая открывшийся пейзаж.

— Воистину глобальная ложь, — потрясенно прошептал он.

Больше не было великолепных небоскребов, сверкающего чистотой тротуара и великолепных по красоте зданий. Вернее все это было, но небоскребы представляли собой обычные высокие коробки со стенами, заляпанными строительным стекло-бетоном. Только окна в них сверкали чистотой. Никаких знаменитых шпилей на них тоже не было. Дома также походили на грязные коробки, только ниже. Куда исчезло все архитектурное великолепие? Эти кое-как построенные коробки не могли быть теми зданиями, которыми Игорь привык видеть каждый день. Куда исчезло освещение? Только свет в домах освещал улицы и потресканный пыльный тротуар, по которому ветер лениво гнал какие-то веточки и соломинки. Робот же уборщик теперь больше походил на старое помойное ведро. И был он таким же помятым и грязным. Судя по всему, он работал здесь уже не один десяток лет, и уже не мог справляться со своей работой.

Как в каком-то кошмарном сне Игорь шел по знакомым улицам Москвы и не узнавал их. Вроде вот он, знакомый переулок, где он любил гулять еще в детстве, но откуда здесь взялось это полуразрушенное здание? Сколько он себя помнил, на этом месте стоял шикарный памятник-стела знаменитым баймерам, выигравшим призы во всемирном байме «Анрил-40». А вот здание, которое, как помнил Игорь, парило над землей — символ величайшего инженерного гения человечества, победившего гравитацию. Правда здание всегда ограждала ограда с предупреждениями о том, что под здание становиться не следует, иначе раздавит той самой гравитацией, ибо если вес здания равнялся нулю, то масса никуда не делась и с этой массой оно давило на землю. Теперь же, без наваждения сети, Игорю было видно, что причина была в другом. Не было никакой победы над гравитацией — здание величественно стояло на многочисленных столбах-опорах. В сети, где чип передавал в мозг ту информацию, что была в сети, эти опоры, естественно, были не видны. Кто-то из дизайнеров хорошо постарался, маскируя их. Конечно, в реальности эти столбы никуда не делись, и не важно, что чип в мозгу фильтровал информацию, заставляя верить, что их нет. Любой человек, вздумающий прогуляться под этим «парящим» домом, очень быстро стукнулся бы лбом в одну из опор, а потом долго стоял бы и гадал, что это было. Но даже в этом случае так и не догадался бы выйти из сети и увидеть мир таким, каков он есть в реальности, с горечью подумал Игорь.

Идя по улице, Игорь постоянно натыкался на подобные сюрпризы. Нигде, куда мог достать его взгляд, он не видел ни одного дома, который можно было бы назвать иначе, чем грязная бетонная коробка. При этом невольно чувствовалась вина перед коробками, которые даже грязные были гораздо симпатичней так называемых домов.

— Иллюзия, мир иллюзий, — с горечью прошептал Игорь, оглядывая унылый пейзаж.

Сеть. Все сеть. Одна сплошная сеть! С самого раннего детства Игорь слышал о том, как герои баймеры, первопроходцы, открыли перед человечеством новый мир! Мир будущего! Они раскрыли перед людьми это мир во всем своем великолепии. Да, они действовали порой жестоко, но кто сказал, что идти в будущее можно без крови? Мир менялся, старый не хотел уходить, и его надо было ломать, чтобы ничего от него не осталось! И вот новый мир победил. Старый бог ушел и на его место пришел новый. И он показал свою власть. Вот он новый мир. Мир высоких технологий и мир огромного обмана. Великолепная архитектура, памятники, стелы, шикарные дома, богатые квартиры, — все, все на самом деле всего лишь изощренная работа дизайнеров, упрятавших за программными кодами реальное убожество. И в новом мире стало возможно все, ибо его творцом мог стать каждый человек. Игорь сам делал так, приукрашивая свою комнату, но он знал, что это обман. Знал. Но ему даже в голову не могло прийти, что из подобного обмана состоит мир.

Сеть показывала экспедиции землян на другие планеты, но на Земле один за другим закрывались все космодромы, пока не остался последний, который работал только на сеть. Уже не создается литературных произведений, только сценарии к баймам. Нет свежих идей в философии, да и зачем? Мир счастлив. Мир блаженствует!

Игорь чуть ли не с ненавистью оглядел немногочисленных прохожих. Люди, со счастливыми улыбками, неторопливо шли по улицам, рассматривая окружающее «великолепие». Вот один из них с восторгом уставился на груду развалин, обходя ее со всех сторон. Умом Игорь понимал, что человек сейчас видит не эту кучу мусора, а памятник баймерам, но ему все равно захотелось подбежать к этому человеку, схватить его за руку и ткнуть в эту кучу носом. Заорать на него. Заставить хоть на секунду взглянуть на мир не через сладкие и ядовитые очки всемирной сети. Если что его и удержало от этого, так это осознание того, что все окажется бесполезным. Вот к прохожему подошли еще два человека и тоже стали рассматривать памятник.

— Люди, — с презрением прошептал Игорь. — Хотя нет, какие это люди? Баймеры! Всего лишь баймеры, не люди. Ибо они не заслуживают гордого имени Люди.

Игорь резко отвернулся. Тут взгляд упал на продуктовый магазин. Страшная догадка обожгла его и Игорь поспешно вошел внутрь. Продавец проводил его ленивым взглядом, но ничего не сказал. Игорь же подошел к витринам и замер. Не было никакого великого разнообразия товаров. Везде, насколько хватало взгляда, на полках лежали многочисленные упаковки различной конфигурации. Все эти упаковки представляли собой какой-то серый, невзрачный материал, на котором черными типографскими буквами было выведено: «Пищевой экстракт, полностью обеспечивает потребность человеческого организма».

— Полностью обеспечивает потребности человеческого организма, прошептал Игорь. — И все. Только обеспечивает.

Он наугад схватил несколько различных пачек этого экстракта и бросился к кассе. Без слов заплатил и выскочил на улицу. Прямо здесь распотрошил все взятые пакеты. Как он и предполагал, во всех оказалась одна и та же вязкая, ядовито-зеленая паста. Набравшись смелости, Игорь лизнул ее. Во рту появился какой-то противный привкус.

— Включить сеть! — велел Игорь.

Мир тотчас преобразился. Снова засверкали многочисленные огни, резко увеличилось количество прохожих на улице за счет тех, кто сейчас гулял по городу не реально, и которых Игорь, выйдя из сети, видеть перестал. Вот прошла группа иностранных туристов, с интересом посматривая на странного молодого парня, который зачем-то на улице открыл все купленные в магазине продукты. Игорь опустил глаза. Яркая, броская надпись сообщала, что у него в руках находится пакет с паштетом из креветочного мяса. Неприятный привкус изо рта тоже исчез, сменившись таким знакомым, уже не раз пробованным вкусом креветок. Остальные пакеты также сменили свою окраску с серого и засияли всеми возможными цветами, сообщая, что в одном лежат ржаные сухари, в другом копченая селедка. Еще на одном пакете гордо красовалась надпись: «Паштет Фри! Спешите попробовать! По новым рецептам из Голландии! Гарантируется восхитительный вкус».

Игорь с ненавистью отшвырнул этот пакет. Теперь он мог и не сомневаться, что вкус у паштета окажется изысканным. Наверняка не одна сотня программистов-дизайнеров, подбирала для него вкус, экспериментирую, как тот или иной программный код будет воздействовать на вкусовые рецепторы человека. Это же было и объяснение дешевизны еды. Наверняка выпускать этот самый пищевой экстракт довольно дешево. Конечно, услуги программистов-дизайнеров вкуса стоят недешево, но ведь это разовая трата. Они сделали изысканный вкус для еды, программу купили пищевые концерны и запустили. Постоянная прибыль гарантирована.

— Выход из сети.

Мир снова померк. Снова исчезли многие люди, которые реально тут никогда и не было. Впрочем, для таких людей и он исчез. Наверняка многие сейчас проходят сквозь него и даже не знают об этом.

Совершенно подавленный Игорь поплелся домой.

«ПРЕДЛАГАЕМ ОТДЫХ В ЛЮБОМ МЕСТЕ ЗЕМНОГО ШАРА» — Игорь вспомнил, что на этом доме висел именно такой плакат. Огромная «живая» картина, созданная с помощью новейших технологий, здесь Игорь горько усмехнулся, рассказывала о прелестях разных курортах.

Однако зайдя за этот дом, Игорь уже ничуть не удивился, когда увидел, как толпа людей с многочисленными сумками поднимается по трапу внутрь какой-то полуржавой трубы. Снова войдя в сеть, Игорь с грустью понаблюдал, как нарядно одетые счастливые туристы заходят внутрь чуда современной техники — глайдера. Благодаря возможности вертикального взлета и умению делать стратосферные прыжки, что позволяло им преодолевать гигантские расстояния за считанные минуты, эти глайдеры завоевывали все большую и большую популярность. К тому же малые размеры позволяли им приземляться на любой небольшой площадке. Именно эта их особенность сделала их настолько популярными у всех туристических фирм, поскольку теперь фирмы стали абсолютно независимы от аэродромов, устраивая их сразу за своими офисами.

Игорь понаблюдал за взлетом. Видел, как на место взлетевшего тут же опустился точно такой же глайдер. А потом, уже без сети наблюдал всю ту же ржавую трубу. Вот из нее выбрались люди, только уже из другого выхода. Вот они начали радостно задирать голову к ночному небу Москвы, подставляя лица несуществующему солнцу.

Что будет дальше, Игорь мог догадаться без труда. Скорее всего, всех этих туристов вывезут куда-нибудь под Москву в закрытые санатории с искусственным климатом, искусственным солнцем и таким же искусственным морем. А потом таким же способом людей вернут обратно.

Игорь с тоской поднял голову и… увидел пролетевший над головой глайдер. В первый момент Игорь подумал, что он все еще в сети, но быстро убедился в своей ошибке.

— Значит, все-таки не все обман, — прошептал он. Однако Игорь не зря множество раз читал труды профессора по политологии и быстро разобрался что к чему. Конечно не все обман. Мир бы и не мог существовать с полным обманом. Просто ничего не изменилось в мире. Как были раньше богатое пять процентов населения Земли, так они и остались. И они, понятно, вовсе не хотят подобного «отдыха». Им нужно реальное море, реальное солнце. Вот для них и существуют реальные глайдеры. Теперь понятен был и разброс цен, когда за тот же отдых на Гаити в одном случае запрашивали одну сумму, а в другом раз в десять больше. И никто не обращал внимания на небольшую приписку к контракту, где говорилось, что во втором случае отдых предлагается вне сети. Тут Игорь понял, что и сам был в числе этих никем. А, судя по тому, что глайдеры все же летали, то находились такие, кто на приписки внимание обращал.

Тут же Игорь почувствовал, как его захватывает волна лютой ненависти к этим людям, которые узурпировали все радости мира, оставив основной массе людей сладкую ложь. Но тут же Игорю вспомнилась одна из записей профессора:

Я искал врага. Искал того, кто сотворил подобное с людьми. Искал и нашел. Этим врагом оказались сами люди. Никто не обманывал их. Они сами хотели быть обманутыми и обманывались.

Со стыдом Игорь вынужден был признать, что это правда. Ведь никто ничего не скрывал. И Игорю неоднократно попадались объявления в сети с предложением доставить еду без сети, но за большие деньги. А Игорь тогда смеялся: какой дурак будет покупать еду в этой сети за такие деньги, когда в магазине она гораздо разнообразней и в десять раз дешевле. Теперь понятно, кто был дурак. А ведь он был не беден, и мог себе позволить и еду без сети и отдых без сети. Все мог. Конечно, это ударило бы по кошельку, но никак не разорило бы. И многие его друзья могли себе это позволить. Правду никто не скрывал — это понимание для Игоря было как удар обухом по голове. Правда заключалась в том, что люди не хотели ее видеть. Они смеялись над теми, кто покупал еду в сети с маркировкой без сети, а сами питались непонятным пищевым экстрактом в магазине. Они смеялись над теми, кто платил бешенные деньги за отдых без сети, а они, умные, отдохнули на том же курорте за сумму в десять раз меньшую и с сетью не расставались. Вот они какие умные, баймеры.

Игорь сам не заметил, как оказался в уже знакомом подвале. Здесь он прислонился к стеллажами с книгами и застонал. Потом расхохотался, но вскоре его смех снова перешел в стон. Впервые в жизни с Игорем случалась истерика. Минута десять он никак не мог успокоиться.

— Перевернутый мир, — прошептал Игорь в отчаянии. — Мир самообмана. Подумать только, раньше люди шли на смерть ради того, что бы узнать правду, чтобы заставить собственные правительства говорить правду, а сейчас самым страшным наказанием считается пожизненное запрещение входа в сеть. То есть обречение человека на то, чтобы он всю жизнь видел правду. Какой вывернутый, перевернутый мир!

Игорь обхватил голову руками и замер, уставившись в одну точку. Так он просидел часа два. Потом медленно подошел к столу со старым компьютером и снова запустил дневник профессора. Нашел последнюю запись.

Силы мои слабеют, — писал Аркадий Николаевич Кожеров. — Мне уже за девяносто и я чувствую приближение смерти. Но она не страшит меня. Она помешает мне видеть тот кошмар, которым становится наш мир. Ложь проникает везде и захватывает все, хотя сами баймеры называют ее прогрессом. Может это и так и я действительно слишком стар, чтобы понять это, но в таком случае я рад, что принадлежу к людям еще прошлого века. И я рад, что пожил в том времени, когда баймы еще называли играми, когда ложь была ложью, а не прогрессом и когда люди еще были Людьми, а не баймерами.

Я чувствую, как пошаливает мое сердце. Слишком много сил я отдал борьбе с этим новым миром. Увы, я проиграл. Хотя, увы для меня. Может быть из этого мира что-нибудь получится хорошее. Может, но я не верю в это. Я вообще не ве

Вот что еще не верит старый профессор, для Игоря осталось загадкой ибо на этом записи обрывались. Очевидно, именно в этот момент у старика не выдержало сердце и он так и умер за своей работой.

Игорь поднялся из-за стола и прошел в угол зала, где когда-то давно сложил кости скелета.

— Благодарю вас, профессор за то, что открыли мне глаза, — неожиданно для себя произнес Игорь. — Вы сомневались в своем труде, но он не пропал даром. Он помог мне прозреть. Ваша правда оказалась жестокой, горькой, но я все равно предпочитаю ее той лжи, что постоянно окутывает нас.

Игорь еще долго стоял над прахом давно умершего человека. Потом решительно двинулся в дальнюю сторону бункера. Еще давно, когда Игорь только обнаружил этот подвал, он исследовал его от и до. Это действительно был старый военный бункер и чуть дальше находилась комната, которая его в данный момент и интересовала. В то время Игорь выскочил из нее с ужасом и больше не рисковал к ней приближаться. Но сейчас… сейчас он был уже другой. Он возьмет из той комнаты оружие. Динамитные шашки можно сложить в рюкзак, который он использовал для переноски книг. В той же комнате Игорь видел и инструкцию по применению всего опасного материла. Очевидно, во время баймеровской революции либо баймеры, либо игроки сделали себе здесь склад, а потом бросили его и забыли. После здесь появился профессор, но его оружие интересовало мало. Его оружием было слово.

— А вот мне оружие пригодится, — пробормотал Игорь. Он отлично знал компьютеры и знал, что главный компьютер, что расположен сейчас в бывшем соборе Василия Блаженного, является главным для города. Именно он принимает сигналы со спутника, а потом рассылает их остальным компьютерам, которые уже и обеспечивают выход людей в сеть. Если вывести этот компьютер из строя, то отключаться и все остальные. Где же расположен главный процессор, Игорь знал. Знал и о том, что и охраны там почти никакой нет. И прежде, чем главную машину починят, очень многие люди увидят правду. И если хотя бы сотня, из двадцати миллионов, которых обслуживает этот главный компьютер, поймут в каком дерьме они живут, то это будет уже хорошо. Это будет началом нового движения. Движения за правду.

Но сначала позвонить родителям. Нет, не затем, что бы им все рассказать или посоветоваться. Игорь решение принял сам и в советах не нуждался. Не хотел в это втягивать и родителей. Он просто хотел поговорить с ними. Ведь неправильно, что он с того момента, как уехал от них ни разу им не позвонил, ни разу не пришел к ним. Как и они к нему. Это ведь не правильно. И Игорь хотел в первую очередь исправить эту неправильность. Пусть даже они его не поймут, но ему будет легче.