КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Дело двух плюшевых мишек (fb2)


Настройки текста:



Глава 1. Крик за снегопадом

– Только не говори, что опять идёт снег, – проворчала Бесс Марвин, обращаясь к Нэнси Дрю. Когда Бесс распахнула дверь «Волшебных мишек», снежинки, кружась, залетели внутрь.

– Так и есть, – ответила Нэнси, входя в магазин, где Бесс работала на полставки. Сняв усыпанную снегом шапку, Нэнси потрясла головой, распустив рыжевато-светлые волосы. – Если верить прогнозу погоды, снега наметёт на восемнадцать сантиметров.

Бесс поёжилась от порыва холодного воздуха с улицы.

– Для меня это слишком холодно, – сказала она, закрывая дверь. – Я готова встречать весну!

Нэнси рассмеялась и отряхнула снежинки с рукавов пальто. Бесс точно не любительница проводить время вне дома. Поэтому она не поехала в лыжный тур по стране вместе со своей кузиной Джордж Фейн, её семьёй и семьёй Бесс. К тому же перед праздниками в магазине очень много работы.

– Так это и есть «Волшебные мишки»? – спросила Нэнси, оглядываясь вокруг.

– Ага, они самые, – гордо ответила Бесс.

Она распростёрла руки, указывая на полки и столы, к Рождеству уставленные плюшевыми животными, куклами и самодельными игрушками. Магазин Дотти Болдуин славился старинными, высококачественными игрушками.

– У Дотти есть особый праздничный отдел, – добавила Бесс. Взяв Нэнси под руку, она провела её к дальнему углу. – Вот плюшевые мишки, о которых я говорила.

Нэнси восхитилась причудливой экспозицией. В центре круглого стола, за детским столиком сидел тридцатисантиметровый мишка в костюме Санта-Клауса и составлял свой рождественский список. Вокруг него теснились восьмисантиметровые мишки в костюмах эльфов-помощников, занятые изготовлением крошечных игрушек.

– Какие милые! – воскликнула Нэнси. – Я понимаю, почему ты в них просто влюбилась, Бесс.

Нэнси перевернула ценник на мишке-эльфе и ахнула.

– Сто двадцать пять долларов? Не слишком ли дорого для детской игрушки?

Бесс уверенно покачала головой.

– Они не для детей, а для коллекционеров. – Она перевернула мишку и показала подруге маленький листочек, прикрепленный к плюшевому боку. – Каждый из них собственноручно сделан мастером. Их число ограничено. Когда-нибудь этот приятель будет стоить целое состояние.

– Ну-ну. – Голубые глаза Нэнси засверкали. Начав работать в «Волшебных мишках», Бесс тут же купила несколько плюшевых медведей в качестве «вклада в будущее», решив, что годы спустя они будут стоить намного больше, чем сейчас.

– Так и будет. – Бесс откинула светлые волосы за плечи. – Ты только посмотри! – Она указала на закрытую витрину в углу. Наверху примостился компьютер с электронным учетом. – Это личная коллекция Дотти. Некоторые из её медведей стоят тысячи долларов.

Нэнси наклонилась и посмотрела на подсвечиваемую витрину. На красной бархатной ткани приютились около пятнадцати мишек, окружённых побегами остролиста и сияющими украшениями.

– Видишь того, который в серединке? – Бесс постучала по стеклу перед мишкой около двадцати пяти сантиметров в высоту, с чистой белой шерстью и задумчивыми карими глазами. Вокруг его шеи была повязана красная лента. – Это Деньрожденьческий мишка Дотти. Он стоит больше восьмидесяти тысяч долларов!

– Ого! – воскликнула Нэнси. – Я знаю, ты говорила, что мишки – хорошее вложение, но…

– У нас посетитель? – весело спросил кто-то за прилавком. Нэнси обернулась и увидела седую, энергичную женщину, вышедшую из задней комнаты с куклами в руках.

– Нет, это моя подруга, Нэнси Дрю, – ответила Бесс. – Нэнси, познакомься с Дотти Болдуин.

– Здравствуйте, – улыбнулась Нэнси.

Дотти Болдуин оказалась полной и заботливой, как любящая бабушка. Её седые волосы завивались в плотные кудряшки, на носу покоились очки в проволочной оправе, и она носила удобные туфли на шнуровке.

– Здравствуй, Нэнси Дрю, – сказала Дотти. Она принялась усаживать кукол в кресла вокруг детского деревянного столика, накрытого к чаю. – Ты, должно быть, та самая подруга Бесс, детектив.

– Да, – ответила Нэнси. – Мне очень понравился ваш магазин. Понимаю, почему Бесс без ума от плюшевых медвежат.

– Но она всё ещё не верит, что мишки – хорошее вложение, – обидчиво добавила Бесс.

Дотти резко перестала раскладывать кукол и уставилась на Нэнси поверх очков.

– Правда? Что ж, может, прочитать тебе лекцию про то, что игрушки станут предметом коллекционирования и вложения средств в будущем? Забудь о картинах – о Пикассо, о Моне. – Она пренебрежительно махнула рукой. – Кому нужен холст с каракулями, висящий на стене, когда можно купить медвежонка!

Дотти выбрала толстенького коричневого мишку в голубом свитере и протянула его Нэнси. Девушка не знала, что с ним делать. Бесс легко подтолкнула её под локоть.

– Давай, обними его, – настояла Бесс.

Нэнси коротко пощупала его.

– А он и правда приятный, – удивлённо сказала она.

Дотти кивнула.

– Отто С. Потапыч. Это известная немецкая игрушка, сделанная специально для обнимашек. Но они ограниченного производства – компания делает около тысячи мишек, а потом меняет лекала. Этот продается за сто пятьдесят долларов. Года через четыре его можно будет продать коллекционеру по двойной цене.

– Ого! – Нэнси положила мишку обратно.

Слова Дотти действительно звучали убедительно. Неудивительно, что Бесс потратила большую часть месячной зарплаты на эти игрушки.

– Дотти, расскажи Нэнси про Деньрожденьческого мишку, – нетерпеливо попросила Бесс. – Он мой любимый.

Дотти блаженно улыбнулась.

– Мой крошка, – чувственно прошептала она, подходя к витрине. – Он тоже марки Отто – один из первых. В этом году ему исполняется сто лет.

– Почему он так дорого стоит? – спросила Нэнси, разглядывая простого белого мишку.

– Нэнси! – воскликнула Бесс, поражённая вопросом подруги. – Ты только обрати внимание на его взгляд – как живой, правда? Его шерсть – из лучшего мохера, и все швы сделаны вручную. Я бы всё отдала за него.

Дотти рассмеялась.

– Бесс права, но есть и другие причины, почему он так дорого стоит. Во-первых, он уникален. – Дотти поднимала пальцы, считая. – Во-вторых, у него есть своя история. Его подарили немецкой принцессе на день рождения – поэтому он и зовется Деньрожденьческим. И в-третьих, он в прекрасном состоянии, как будто только что сделанный.

– Понятно, – отозвалась Нэнси. Ей всё ещё с трудом верилось, что плюшевая игрушка может стоить так дорого. – Если он такой ценный, надеюсь, вы запираете витрину.

– Разумеется. Страховая компания поставила такое условие. – Дотти показала на серебряный замочек. Нэнси наклонилась и заметила, что такой замок легко можно взломать.

– Боюсь, опытного вора это не остановит, – сказала она.

Дотти согласно кивнула:

– Поэтому я установила систему защиты. Если кто-либо взломает замок и откроет дверцы витрины, сигнализацию услышит всё побережье. Она включена постоянно.

– Вы единственная знаете, как её отключить? – спросила Нэнси.

– Да, – ответила Дотти. – И так оно дальше и будет. Мои родители подарили этого мишку на мой собственный день рождения, десятый – это было сорок пять лет назад, и я не хочу с ним расставаться. Другие медведи в витрине не такие дорогие, но всё же редкие – Шуко, Штайф и Бинг.

Бесс вздохнула:

– Жаль, что я не начала коллекционировать раньше. Какие медведи уже могли бы у меня быть!

– Кстати говоря, Бесс, у меня для тебя сюрприз.

Дотти вскинула брови и хитро улыбнулась. Потом повернулась на низких каблуках и скрылась за занавеской, скрывающей заднюю комнату.

– О-о-о – что же это? – Бесс захлопала в ладоши, как восторженный ребёнок. – Сегодня утром пришла новая партия мишек. Их распаковывала Ингрид. Ингрид Дженнингз, она тоже работает на Дотти.

Нэнси не могла не рассмеяться, глядя, как Бесс вытягивает шею и волнительно пытается заглянуть в комнату. Её подруга действительно помешалась на мишках.

– Посмотри, что пришло сегодня из Германии, – сказала Дотти, перешагивая через порог. Она нежно держала в руках белоснежного медвежонка с красной лентой.

У Бесс отвисла челюсть.

– Это же Деньрожденьческий мишка! – воскликнула она.

– Но не тот самый, – поправила её Дотти. – Это копия. Компания Отто С. Потапыч выпустила ограниченную серию, празднуя столетний юбилей. Я заказала несколько, но в этом месяце пришёл только один.

Позабыв закрыть рот, Бесс посмотрела медвежонку в глаза.

– Он прекрасен. И выглядит совсем как оригинал.

Нэнси перевела взгляд на стеклянную витрину. Настоящий медвежонок посмотрел на неё в ответ задумчивым взглядом. Она вынуждена была согласиться, что мишки очень похожи.

– Он твой, – сказала Дотти и протянула Бесс копию мишки.

– Мой?! – Бесс ещё шире округлила глаза, взяв двадцатипятисантиметрового медвежонка. – Но он же только один. Вы не хотите его забрать?

Владелица магазина покачала головой.

– У меня и так медведей больше, чем нужно, – сказала она, рукой указав на ряды плюшевых игрушек.

– Я не смогу заплатить сразу, – сказала Бесс. Она вытащила сумочку из-за прилавка, нашла в ней кошелек и достала чек на двадцать долларов. – Это для начала.

Дотти взяла чек.

– Он стоит двести пятьдесят долларов, но не волнуйся об этом – ты можешь отплатить сверхурочными. Ингрид собирается в Германию за неделю до Рождества, и мне понадобится помощь в праздничной суматохе.

– Я с радостью буду работать весь день, – с энтузиазмом отозвалась Бесс.

– Нам пора, – сказала, наконец, Нэнси.

«Камаро» Бесс находился в ремонте, – обнаружились проблемы с коробкой передач – и Нэнси предложила подвезти Бесс после работы.

– Я поставила зимние шины, но всё же хочу добраться до дома, пока не стало совсем скользко.

Дотти подошла к входной двери.

– Ингрид сказала, что заедет за расчётом. Может, она решила не приезжать.

Нэнси посмотрела на улицу. Лампы магазина подсвечивали падающие снежинки. Он находился в новом районе, у реки Мускока. На одной стороне улицы располагались магазинчики и бутики, на другой – прибрежный ресторан и «Сцена», известный ночной клуб. Но сейчас улицы были пусты. Нэнси догадалась, что люди остались дома из-за возможного снегопада.

Вдруг тишину разорвал крик, доносящийся с улицы. Ошарашенная, Нэнси обменялась взглядами с Бесс, потом с Дотти.

– Вы это слышали? – спросила Нэнси. По их лицам она догадалась, что слышали.

Нэнси отреагировала быстро: открыла дверь и выбежала на улицу. Бесс крикнула:

– Будь осторожнее.

Горели уличные фонари, но всё равно было плохо видно. Нэнси услышала ещё один крик. Со стучащим сердцем она побежала через слепящий снегопад туда, откуда раздавался крик.

Глава 2. Мишки, мишки, мишки

Холодные, мокрые снежинки падали Нэнси на лицо, пока она бежала по скользкому из-за льда тротуару. Звук раздался справа от неё, но она никого не видела. Вдруг она заметила фигуру, растянувшуюся на земле.

– Вы в порядке? – выкрикнула Нэнси.

Нэнси опустилась и дотронулась до незнакомца. Оказалось, что это девушка, чьё испуганное лицо выглядывало из-под капюшона пальто.

– Да!

Девушка перевела дыхание и с трудом присела. Нэнси подхватила её под локоть и помогла подняться на ноги.

– Меня схватили сзади, – объяснила незнакомка. – Я принялась кричать и отбиваться, но потом поскользнулась на снегу и упала.

Девушка наклонилась и отряхнула с пальто и джинсов налипший талый снег. Нэнси заметила на земле большие отпечатки ног, ведущие в проход между двумя зданиями, к парковке.

Бесс подбежала к подруге.

– Вы в порядке? Ингрид! – воскликнула она, увидев девушку. – Что случилось?

– Вы обе идите в магазин, – быстро сказала Нэнси. – Я пойду по следам.

– Нет! – Ингрид схватила Нэнси за руку. – Это опасно!

Нэнси успокаивающе улыбнулась и отправилась вниз по улице. Ей не хотелось тратить время и объяснять, что она опытный детектив, не раз бывавший в опасных ситуациях.

Следы находились далеко друг от друга, как будто их владелец бежал. Нэнси дошла до большой парковки за магазинами. Её взгляд зацепился за какое-то движение в дальнем конце. Кто-то запрыгнул в тёмную машину и захлопнул дверь. Затем Нэнси услышала рёв мотора.

Она бросилась к машине, но та уже выехала с парковки, заскользила по снегу и унеслась прочь. Нэнси в отчаянии пнула снежок. Приди она секундой раньше – и сумела бы разглядеть хотя бы номер машины. По крайней мере, она видела, что человек был высоким – слишком высоким для женщины, решила Нэнси. Она сравнила свои ступни с отпечатками и увидела, что последние были намного больше.

Наклонившись, она рассмотрела отпечаток в снегу поближе. У мужской туфли или ботинка оказалась сетчатая подошва. Об этом нужно сообщить полиции.

Когда Нэнси вернулась в магазин, Ингрид уже сидела с откинутым капюшоном. Дотти протягивала ей чашку дымящегося какао, а Бесс сочувственно смотрела на девушку.

– Я проследила за тем, кто на тебя напал, – сказала Нэнси. – К сожалению, он скрылся. Я даже не заметила номер машины.

– Жаль. – Ингрид посмотрела на Нэнси поверх чашки.

У неё были длинные светлые волосы, забранные назад и заколотые двумя заколками. Симпатичное лицо раскраснелось от холода. Нэнси заметила, что девушка говорит с лёгким акцентом.

– Я даже не знаю, был ли это нападавший, – призналась Ингрид. – Может, он случайно врезался в меня, а я запаниковала и поскользнулась на льду.

Нэнси наморщила лоб.

– Не думаю. Он определённо сбежал – не похоже, что он просто шёл мимо. Думаю, лучше позвонить в полицию. Они захотят взглянуть на отпечатки, которые я нашла. На снегу остался узор подошвы.

– Я позвоню и обо всём расскажу. – Дотти потянулась к телефону около компьютера.

Ингрид подскочила и сказала:

– Не беспокойтесь. – Она робко улыбнулась. – Я даже его не видела. Было темно, и он подошёл сзади. Я думала, что кто-то схватил меня, поэтому закричала. Но, должно быть, мне показалось. – Она фыркнула. – Наверное, из-за этого он и убежал – его напугал мой крик.

Бесс нахмурилась.

– Ну, не знаю, Ингрид. Это мог быть и грабитель.

Ингрид махнула рукой.

– Слушайте, если я сообщу в полицию, они потребуют, чтобы я осталась здесь. Но я собираюсь в Германию в следующее воскресенье. Я всю осень копила на эту поездку и не собираюсь сейчас всё отменять.

Нэнси подумала, что доводы Ингрид весьма убедительны. И всё же…

– Что ж, главное, что ты в порядке, – сказала Дотти, вешая телефонную трубку.

– Благодаря… – Ингрид начала что-то говорить, но потом заметила копию Деньрожденьческого мишки около компьютера. – Что он тут делает? Я ещё не повесила на него ценник.

– Ты поэтому убрала его в угол? – Дотти потянулась за медвежонком. – Я нашла его сегодня вечером, когда искала коробки для подарков. А до этого я и не знала, что его привезли.

– Да, я распаковала коробку с ним сегодня, – объяснила Ингрид. – Но в магазине было столько дел, что не было времени повесить ценник, и я убрала его подальше.

– И я этому ужасно рада. Знаешь, почему? – спросила Бесс, взяв игрушку в руки. – Дотти продала его мне! Она говорит, что у неё и так полно медведей, так что я могу взять его для своей коллекции. Здорово, правда?

Ингрид удивилась.

– Н-но я хотела купить его для двоюродного брата Карла, который живёт в Германии, – запнулась она. – У него день рождения как раз перед Рождеством.

– Мама Ингрид живёт в Германии, – пояснила Дотти для Нэнси. – Её папа американец, но он был солдатом, так что их семья долго жила в Германии. Её отец ушёл в отставку в этом году, и они вернулись в Штаты.

Она обернулась к Ингрид:

– Почему бы тебе не купить для Карла одного из этих милых рождественских мишек? Я думаю, они понравятся ему больше.

Ингрид прикусила губу.

– Ну… я очень хотела Деньрожденьческого мишку. Он бы идеально подошёл.

Нэнси взглянула на Бесс. Та крепко обнимала медвежонка с обеспокоенным выражением лица. Нэнси поняла, что её подруга обдумывает, стоит ли отдать игрушку Ингрид.

– Мне жаль, – сказала Дотти. – Я заказала нескольких мишек, но в Штаты отправили ограниченное количество. Следующий может прийти через несколько месяцев. Погоди! – Она щёлкнула пальцами. – Я знаю, что можно сделать.

Подойдя к прилавку, Дотти подняла телефонную трубку.

– Я уверена, что Арнольд Смит из «Только игрушки» тоже заказал таких.

Она набрала номер и подождала.

– Арнольд? Это Дотти. Рада, что застала тебя.

Пока Дотти разговаривала, Нэнси сняла пальто – она разгорячилась от погони. Ингрид тихо попивала какао, а Бесс баюкала своего медвежонка.

– Всё улажено, – объявила Дотти, повесив трубку. – Арнольд сегодня получил одного мишку и с радостью отложит его для тебя, Ингрид.

– Но его магазин в Ардмуре, – сказала Ингрид. – Это ведь в часе езды отсюда?

Дотти кивнула.

– Не волнуйся. Выпиши мне чек, и Ларри заберёт медвежонка утром. Ты его получишь завтра к обеду.

Ингрид улыбнулась.

– Хорошо. Спасибо. – Она поставила чашку, взяла сумочку и принялась искать чековую книжку. – Кстати, Дотти. Мне нужен расчёт.

– И правда, – фыркнула Дотти. – После пути, который ты проделала по такому снегу, будет неловко, если я забуду выплатить тебе деньги.

Она отправилась в заднюю комнату. Бесс улыбнулась Ингрид.

– Как здорово – теперь у нас обеих будут мишки!

– Да. – Ингрид улыбнулась в ответ, но немного вымученно, как показалось Нэнси. Ингрид явно не хотела ждать другого мишку.

– Ты собираешься обратно в Германию на Рождество? – спросила Нэнси.

Ингрид кивнула.

– Большинство моих друзей и родственников живут там, и я скучаю по ним.

– Давно ты здесь живёшь?

– С лета. Я как раз выпустилась из колледжа в Германии, потом приехала к родне. Но мне было одиноко. Я была ужасно рада, когда Дотти наняла меня на осень. – Она рассмеялась. – Я тоже коллекционирую медведей. Наверное, я так долго слонялась по магазину, что Дотти пожалела меня и взяла на работу.

Дотти вернулась в магазин и протянула Ингрид чек.

– Так, и кто из вас двоих будет работать завтра? – спросила она.

– Вы, – хором ответили девушки, многозначительно глядя на владелицу магазина.

Дотти закатила глаза.

– Ладно. Ну, по четвергам всегда мало народу, а с таким снегопадом и вовсе никого не будет. Ингрид, можешь зайти вечером и забрать своего мишку. Я закроюсь около шести.

– Хорошо.

– Я возьму пальто, – сказала Бесс.

Нэнси оделась и вместе с Ингрид направилась к двери.

– Хочешь поужинать с нами завтра? – предложила Нэнси. – Покажем тебе наши любимые заведения, познакомим с друзьями. В праздники здесь всегда полно учеников колледжа. Мой хороший друг, Нед Никерсон, приедет домой через пару дней.

– Так Нед просто друг? – поинтересовалась Бесс, выходя из-за прилавка.

Нэнси покраснела.

– Ну… – Она знала, что Бесс её дразнит, ведь на самом деле Нед был парнем Нэнси.

– Я бы очень хотела поужинать с вами, – просияла Ингрид. – Мне сложно заводить новых друзей.

– Мы заедем за тобой в пять, – предложила Бесс. – А затем остановимся у магазина, забрать твоего мишку.

Девушки попрощались с Дотти и вышли из магазина. Нэнси и Бесс проводили Ингрид до машины и направились к «мустангу» Нэнси.

– Надеюсь, ничего страшного, что мы не позвонили в полицию, – сказала Нэнси.

– Ой, всё будет хорошо, – ответила Бесс. – При такой сумасшедшей погодке тот парень мог просто принять Ингрид за свою знакомую. Хотел подкрасться и напугать, а когда она закричала, перепугался сам и убежал. Я бы так и поступила.

– Да, наверное, – согласилась Нэнси, открывая дверцу машины. Она надеялась, что Бесс права.

* * *

– Хмм. Интересно, – заметила Нэнси, когда они с Бесс и Ингрид подъехали к входу «Волшебных мишек». – На двери уже висит знак «Закрыто», а времени ещё только пять тридцать.

– Дотти, наверное, закрылась из-за отсутствия посетителей, – предположила Бесс. Она сидела сзади. – Смотри, на улице почти никого. Не все отважатся водить в такую погоду, как ты, Нэнси.

Ингрид открыла дверцу машины.

– Я сбегаю проверю, там ли Дотти. Если нет, заберу мишку завтра утром.

Нэнси схватила Ингрид за руку.

– Подожди. Что-то не так. Разве Дотти не включает наружные лампы на весь день?

Ингрид кивнула.

– Включает. Когда я закрываюсь, она всегда просит меня включить их.

Нэнси выскользнула из машины. Дул студёный ветер, и она поплотнее запахнула пальто.

– Эй, я с вами! – прокричала Бесс, выпрыгивая с заднего сидения.

Нэнси быстро обогнула «мустанг» и подошла к входной двери, подёргала ручку.

– Не заперто, – удивлённо сказала она.

– Странно, – отметила Ингрид. Она стояла прямо за Нэнси. – Если уж Дотти повесила знак «Закрыто», то и дверь бы заперла.

Бесс схватила Нэнси за руку.

– Давай позвоним в полицию, – настойчиво прошептала она.

– Сначала осмотримся, – предложила Нэнси. – Может, Дотти работает в задней комнате и просто забыла запереть дверь. Или кто-нибудь позвонил, когда она закрывалась, и отвлек её… – Нэнси замолчала, открыв дверь. Ничего такого явно не происходило.

Девушки замерли в дверях. Без наружного света в магазине было очень темно. Бесс подхватила Нэнси за локоть, когда они с Ингрид вошли вслед за сыщицей.

– Я пойду, включу свет, – прошептала Ингрид.

– Нет, – отозвалась Нэнси. – Останемся вместе, пока не выясним, что происходит.

Она вытащила карманный фонарик из сумочки. Включив его, осмотрела магазин. Куклы и медвежата улыбались, когда свет падал на их лица. Нэнси направила свет на прилавок и кассу.

– Всё как будто в порядке, – сказала Бесс. – Погоди!

Она указала на пол перед прилавком. На ковре лежали осколки от красного рождественского шарика.

Опустив фонарик, Нэнси лучом света обшарила ковёр, затем полки за витриной, накрытые красным бархатом. Ингрид и Бесс за её спиной дружно ахнули. Украшения засверкали в свете фонарика, но больше в витрине ничего не было.

Бесценные мишки Дотти пропали!

Глава 3. Безвыходное положение Дотти

– Все мишки Дотти пропали! – воскликнула Нэнси, склонившись над витриной.

Бесс схватила Ингрид за руку.

– Даже Деньрожденьческий! – воскликнула она. – Оригинал!

– Стеклянные дверцы открыты, – заметила Нэнси. – Возможно, сигнализацию отключили. Бесс, Ингрид, включите свет и позвоните Дотти. Я посмотрю в задней комнате.

– Будь осторожна, – сказала Бесс, когда Нэнси скрылась за прилавком.

Отодвинув занавески, она вошла в комнату-склад и на ощупь пошла вдоль стены, пока не обнаружила выключатель.

При зажжённом свете Нэнси увидела, что находится в маленькой комнате, от пола до потолка заполненной коробками, сумками и всяким хламом. В левом углу находилась закрытая дверь. Наверное, офис, подумала Нэнси.

Нэнси, осторожно лавируя между стопками, подошла к двери и открыла её. Включив свет, Нэнси охнула. Дотти лежала на полу между столом и креслом на колёсиках. Её глаза были закрыты.

Нэнси опустилась рядом и нащупала её пульс.

– Дотти не отвеч… о, нет! – воскликнула Бесс, появившись позади Нэнси. – Она в порядке?

Нэнси кивнула.

– Пульс чёткий. – Она аккуратно осмотрела шею и голову Дотти. – И не похоже, что она ранена, но точно сказать не могу.

В проходе появилась Ингрид.

– Медвежат нигде нет, – сказала она, но замолкла, увидев Дотти, и приложила ладони ко рту. – О, боже!

– Ингрид, набери 911, – серьёзно сказала Нэнси. – Расскажи им, что случилось.

Не говоря ни слова, Ингрид исчезла в магазине. Бесс наклонилась рядом с Нэнси.

– Как думаешь, что случилось?

Она сняла пальто и накрыла Дотти. Владелица магазина простонала.

– Не уверена. – Подняв голову, Нэнси принюхалась. – Чувствуешь что-то сладкое?

Бесс понюхала воздух.

– Да. Что это?

– Я думаю, Дотти усыпили хлороформом, – ответила Нэнси. – С ней всё будет в порядке. Принесёшь холодное полотенце?

– Хорошая идея. – И Бесс направилась в ванную.

– Полиция и спасательный отряд скоро будут здесь, – сказала Ингрид, вернувшись в офис.

Нэнси взглянула на неё.

– Когда ты осматривала магазин, ты не заметила, чтобы что-нибудь пропало? – спросила она.

Ингрид покачала головой.

– Только мишки из закрытой витрины. Кто бы их ни взял, он точно знает их ценность.

Нэнси жестом обвела офис.

– А здесь? Что-нибудь не на месте?

Ингрид обошла Нэнси и приблизилась к столу. Вытащила ящики и покачала головой.

– Не думаю. Но это офис Дотти – мы с Бесс тут редко бываем. Дотти занимается документами сама.

– Вот, положи ей на лоб. – Бесс вернулась со смоченным полотенцем. – Она приходит в себя?

Нэнси снова взглянула на владелицу магазина. Дотти открыла глаза, положила руку на голову и застонала.

– Ужасно себя чувствую, – охнула Дотти.

Она уставилась на девушек. Затем с трудом приподнялась и смущённо осмотрелась вокруг.

– Что произошло? Почему я лежу на полу?

Нэнси сочувственно положила руку на плечо Дотти.

– Не напрягайтесь, пока не приедет врач.

– И полиция тоже скоро будет, – вставила Бесс.

– Врач? Полиция? – Дотти округлила глаза. – Да что же случилось-то?

– Мы точно не знаем, – ответила Нэнси.

Она рассказала Дотти о незапертой входной двери, выключенном свете, открытой витрине и пропавших мишках. У Дотти челюсть упала.

– Моих антикварных мишек украли? – поражённо повторила она.

Ингрид кивнула.

– Даже Деньрожденьческого.

Дотти со стоном опустилась обратно на пол, прислонившись головой к столу.

– Но как? – причитала она. – Я была здесь, и система сигнализации была включена.

– Дотти, расскажите, что происходило сегодня вечером, – настояла Нэнси.

Дотти прижала пальцы к вискам.

– Я решила закрыться в пять, потому что посетителей почти не было. Так что я перевернула знак на входной двери и закрыла её.

– Вы уверены? – спросила Нэнси. Дотти кивнула.

– И я уверена, что закрыла её именно в это время – кукушка на часах прокуковала пять раз. Я вчера потеряла часы, так что весь день полагалась на эту дурацкую птицу.

– Хорошо, – сказала Нэнси. – Полиция захочет услышать эти подробности.

Дотти нахмурилась.

– Но я не знаю, что случилось потом. Я стояла около моего стола и собиралась позвонить Ингрид, чтобы она не приходила за своим медвежонком. – Она, извиняясь, улыбнулась. – Из-за снега Ларри не смог поехать в Ардмур…

– Дотти, – оборвала её Нэнси, пытаясь вернуться к делу. – Что случилось, когда вы подошли к телефону?

– Я потянулась за трубкой, когда кто-то вдруг схватил меня сзади и… – Она замолчала. – Больше ничего не помню.

– Вы не слышали сигнализацию?

Дотти покачала головой.

Нэнси услышала отдалённый звук сирен. Стук в дверь возвестил о прибытии полиции. Нэнси подскочила.

– Останьтесь с Дотти, пока не приедет врач.

Нэнси, отодвинув занавеску, вернулась в магазин и поздоровалась с двумя полицейскими в форме, вошедшими внутрь. Нэнси резко остановилась, увидев одного из них. Это был офицер Броуди, полицейский из Ривер-Хайтса. Нэнси дважды работала с ним, но он полагал, что расследования – дело полиции.

– Так-так, неужели это Нэнси Дрю, чудо-детектив! – с сарказмом заметил Броуди. – Ты уже раскрыла преступление?

Прежде чем Нэнси смогла ответить, вошли два медика.

– Где пострадавшая? – спросил высокий.

– Миссис Болдуин здесь, в офисе. – Нэнси провела медиков в заднюю комнату. – Я думаю, что её усыпили хлороформом.

Нэнси вернулась обратно, чтобы поговорить с офицером Броуди. Он ходил по магазину, постукивая карандашом по блокноту. Его напарница, офицер Джексон, вытащила фотоаппарат и делала снимки витрины.

– Это и есть ограбленная витрина? – спросил офицер Броуди.

– Да, – ответила Нэнси. – Как вы видите, её не разбили. Кто-то сумел вскрыть замок, как и входную дверь.

– Или у кого-то были ключи, – пробормотал офицер Броуди, записывая что-то в блокноте.

– Одного ключа недостаточно. – Нэнси рассказала про сигнализацию.

– Хммм, – отозвался Броуди. – Я всё узнаю у миссис Болдуин. Девушка, звонившая в 911, – Броуди заглянул в блокнот, – Ингрид Дженнингз, сказала что украли, по крайней мере, пятнадцать ценных медведей.

Нэнси кивнула.

– Я уверена, что у Дотти есть список и описания для страховки.

– И сколько же они стоили?

– Один мишка – более восьмидесяти тысяч долларов, – сказала Нэнси.

Броуди перестал писать и поднял глаза на Нэнси. Даже офицер Джексон опустила фотоаппарат.

– Восемьдесят тысяч долларов? – повторил Броуди. – Ты шутишь?

– Нет. Это антикварный мишка, ему уже сто лет, – объяснила Нэнси. – Он единственный в своем роде и когда-то принадлежал немецкой принцессе.

Броуди недоверчиво покачал головой.

– Да я бы столько денег заплатил только за мишку из чистого золота, – сказал он и направился к складу. – Офицер Джексон, я собираюсь допросить миссис Болдуин, потом проверить систему сигнализации. А вы подождите парней из лаборатории.

Нэнси пошла в офис Дотти вслед за Броуди. Владелица магазина сидела в кресле, ей измеряли давление. Бесс стояла рядом, а Ингрид присела на краешек стола, не мешая врачам.

– Я хорошо себя чувствую, правда, – настаивала Дотти, пока медики осматривали и ощупывали её.

Один из них вздохнул.

– Да, вы в порядке. Но в ближайшие дни у вас может быть сильная головная боль. Это бывает из-за хлороформа.

– Хлороформ? – нахмурился офицер Броуди.

Медик кивнул в сторону Нэнси.

– Эта юная леди решила, что миссис Болдуин потеряла сознание из-за хлороформа. И мы оба почувствовали характерный сладкий запах. – Он закрыл свою сумку и поднялся. – Но я уверен, что ваши специалисты также обнаружат доказательства этому, взяв образцы микрофлоры вокруг её носа и рта.

Офицер Броуди кивнул. Когда врачи ушли, он многозначительно посмотрел на Ингрид, Бесс и Нэнси.

– Подождите в магазине, если не возражаете. Я хочу поговорить с миссис Болдуин наедине. А потом я допрошу каждую из вас.

– Нас? – пискнула Бесс. – Но мы ещё даже не ужинали.

– Вот уж беда. – Офицер жестом велел им выйти.

В магазине Нэнси сняла пальто.

– Броуди просто выполняет свою работу, – сказала она Бесс.

Ингрид вздохнула и примостилась на стуле за прилавком.

– Но мы даже не знаем, что случилось.

– Вот именно. – Бесс убрала со стула гигантского мишку и заняла его место.

Нэнси прислонилась к прилавку и наблюдала, как офицер Джексон фотографирует дверную ручку и замок. По крайней мере, работают они основательно, подумала Нэнси.

Девушки ждали около пятнадцати минут, когда входная дверь неожиданно распахнулась, впустив порыв ветра. Вошёл высокий мужчина средних лет, с каштановыми кудрями, тронутыми сединой, в распахнутом шерстяном пальто и с обмотанным вокруг шеи красным шарфом.

– Что происходит? – требовательно спросил он, остановив взгляд на Ингрид. – Почему снаружи стоит полицейская машина?

– Простите, – строгим голосом обратилась к нему офицер Джексон, выходя из-за двери. – Кто вы такой и что вы тут делаете?

– Меня зовут Ларри О’Киф, и я работаю на миссис Болдуин, – ответил он. – Где она? Она не пострадала?

Ингрид вскочила и сжала руку Ларри.

– С Дотти всё хорошо. Но её ограбили.

Что?! – Ларри закрутил головой.

Ингрид указала на открытую витрину. Ларри взглянул туда, резко обогнул прилавок и направился в офис Дотти.

– Стоять! – распорядилась Джексон. – Офицер Броуди допрашивает свидетельницу!

Ларри остановился.

– Я только хочу увидеть Дотти, – возразил он.

Он озабоченно нахмурился и провёл рукой по кудрявым волосам. Нэнси задалась вопросом, в каких они состоят отношениях. Он, очевидно, весьма беспокоился за неё.

Офицер Броуди вышел из-за занавески. Он с любопытством взглянул на Ларри, затем подозвал Нэнси. Она прошла с ним на склад. Дверь в офис Дотти была заперта.

– Что ты знаешь о миссис Болдуин? – шёпотом спросил офицер Броуди.

Нэнси пожала плечами.

– Бесс работает на неё с ноября. Это её нужно спрашивать.

Броуди прижал палец к губам и наклонился поближе.

– Только между нами – я думаю, дело почти решено, – хрипло прошептал он. – Полагаю, наша якобы невинная владелица магазина украла собственных мишек!

Глава 4. Тени и соглядатаи

Нэнси была поражена обвинениями Броуди.

– Зачем Дотти красть собственных мишек?

– Потому что они застрахованы на сумму более ста тысяч долларов, – прошептал офицер Броуди. – Она может продать «украденных» мишек на чёрном рынке за немалую цену, а затем забрать и деньги за страховку.

Нэнси нахмурилась и сказала:

– Это нелепо.

– Слушай, детектив Дрю, – настаивал он, – Миссис Болдуин единственная знала, как отключить сигнализацию. И поверь, это нелегко. Возможно, с ней справился бы профессиональный вор – но зачем ему сдались бы мишки?

– Но Дотти усыпили, – заметила Нэнси.

– Она могла сама это подстроить, чтобы все поверили, – самодовольно ответил Броуди.

– Я в это не верю, – вздохнула Нэнси. – И вообще, почему вы мне это рассказываете?

– Потому что твоя подруга работает здесь, – ответил Броуди. – Она может снабдить нас информацией.

Нэнси нахмурилась.

– Больше похоже на шпионаж. Кроме того, Дотти мне нравится.

Броуди примирительно вскинул руки.

– Ладно. Пусть она избежит наказания. Пусть…

– Эй, – прервала его Нэнси. – Вы же знаете, что если я найду улики по делу, то дам вам знать.

Офицер Броуди вздохнул.

– Хорошо. – Он открыл блокнот. – Теперь расскажи во всех подробностях, что произошло.

Через час Броуди, закончив расспрашивать Бесс, приступил к допросу Ингрид. Специалисты из лаборатории уже прибыли, поискали отпечатки пальцев и другие улики и уехали.

Когда Ингрид вышла в магазин из склада, Ларри мерял шагами комнату. Нэнси, Бесс и офицер Джексон утомились и заскучали.

– Итак, мистер О’Киф. – Броуди подошёл к мужчине. – Где вы были этим вечером и почему так поздно зашли в магазин?

Ларри озадачился на мгновение. Он остановился и уставился на офицера Броуди.

– Не переживай, – сказала ему Ингрид. – Он всех нас так допрашивал.

– А-а. Ну, мне нужно было забрать кое-какой товар в Бингеме, – объяснил Ларри. – Я поехал туда примерно в четыре тридцать. Из-за льда на дорогах вернулся довольно поздно. Я хотел поставить на место грузовик, но увидел полицейскую машину.

Офицер Броуди постучал карандашом по блокноту.

– Давайте прикинем. Бингем находится в часе езды отсюда. Значит, во время кражи вы были в пути.

– Я приехал к складу в Бингеме где-то без пятнадцати шесть, – добавил Ларри. – Можете спросить заведующего.

– Непременно. – Броуди, подняв одну бровь, многозначительно посмотрел на Ларри. – Если кража случилась в пять часов, то вы последним видели Дотти. Не заметили каких-нибудь подозрительных машин? Или прохожих?

Ларри покачал головой.

– Дотти предупредила, что закроется пораньше, так что я попрощался и ушёл.

– Что ж, думаю, этого достаточно, – сказал офицер Броуди, закрывая блокнот. Раздалось пять облегчённых вздохов.

Вдруг Нэнси припомнила кое-что ещё.

– Офицер Броуди, разрешите проводить вас до машины.

Она набросила пальто и вышла вместе с полицейскими. На улице она рассказала о происшествии с Ингрид. Броуди нахмурился и пожал плечами.

– Может, это как-то и связано с делом, но я сомневаюсь, – ответил он. – Однако я сделаю запись в отчете. Возможно, что это был вор, и он заранее осматривал магазин.

Нэнси приподняла бровь.

– Так вы признаете, что мишек могла украсть и не Дотти? – поддразнила она.

Он фыркнул.

– Есть небольшая вероятность. Но как бы то ни было, держи ухо востро. И рассказывай мне обо всём, что узнаешь. Полностью.

– Хорошо.

Нэнси вернулась в магазин и застала там Дотти. Та выглядела бледной, постаревшей и усталой. Ларри вышел из задней комнаты с чашкой кофе.

– Отвратительный тип этот полицейский, – проворчал он. – Он обращался с тобой как с преступницей.

– Забудь. – Дотти махнула рукой. – Иди, поставь грузовик за магазином, а потом подбрось меня до дома.

Бесс и Ингрид оделись.

– С вами всё будет хорошо? – спросила Бесс.

– Я могу завтра открыть магазин, – вставила Ингрид. – Можете даже не приходить.

Бесс добавила:

– Я не должна была работать до четверга, но Ингрид может позвонить, если ей понадобится помощь.

Дотти вздохнула.

– Спасибо, девочки. Вы так добры. – Она взглянула на Нэнси, обеспокоенно нахмурившись. – Можно тебя на минутку?

– Конечно.

Нэнси и Дотти прошли за прилавок.

– Я переживаю, Нэнси, – прошептала она. – Когда офицер Броуди допрашивал меня, сложилось такое впечатление, что он меня подозревает в краже собственных мишек.

Нэнси тяжело сглотнула.

– Боюсь, что так и есть, – согласилась она.

– Но почему?

Нэнси объяснила идею Броуди о страховке. Дотти покачала головой.

– Деньги никогда не заменят ценный антиквариат, – возразила она. – Кроме того, некоторые из тех медведей были моими друзьями детства. Я бы их ни за что не продала.

– У меня есть один важный вопрос, – сказала Нэнси. – Где вы храните ключи от той витрины?

– В сумочке, с остальными ключами, – ответила Дотти. Она положила руку на плечо Нэнси и добавила: – Ты разбираешься в таких делах. Можешь помочь мне найти настоящего грабителя и вернуть мишек?

– Да. – Нэнси ободряюще сжала руку Дотти. Та вздохнула с облегчением.

Нэнси застегнула пальто, и девушки, попрощавшись, ушли.

Через пятнадцать минут Нэнси, Бесс и Ингрид сидели на кухне семьи Марвин. Было уже слишком поздно идти в кафе, как они планировали, но Бесс предложила Ингрид заехать к ней и отведать сырный омлет. Нэнси ночевала у Бесс, поскольку чета Марвинов уехала на неделю.

– Уже так поздно, что мой желудок требует позавтракать, – проворчала Бесс, доставая из холодильника тёртый сыр.

Нэнси рассмеялась:

– Еще только восемь-тридцать.

– Я тоже голодна. И ужасно устала, – призналась Ингрид и плюхнулась на стул. – Так что ответил офицер Броуди, когда ты рассказала про нападение?

Нэнси пожала плечами.

– Ничего особенно. Упомянул, что это мог быть наш вор. Он мог «планировать» грабёж – ну, знаешь, ходить, высматривать, когда магазин закрывается и кто остаётся там на ночь. Но Броуди так уверен в вине Дотти, что вряд ли обратит на это внимание.

– Дотти точно невиновна, – сказала Бесс, захлопнув дверь холодильника.

Нэнси не ответила. Она разбила несколько яиц в чаше и взболтала их вилкой. Она не знала Дотти так хорошо, как Ингрид и Бесс, поэтому ей было сложнее не обращать внимания на некоторые факты.

– А что насчёт Ларри О’Кифа? – спросила Нэнси. – Он, похоже, чересчур заботиться о Дотти.

– Я думаю, он уже давно на неё работает, – сказала Бесс. Она включила плиту и положила маргарин на сковородку, чтобы он растаял. – Он работает на полставки, так что мы его нечасто видим. Только когда Дотти нужно что-то забрать или отвезти.

– Мне кажется, она его жалеет, – добавила Ингрид.

– Да? – Нэнси бросила на неё взгляд, потом вылила яйца на сковородку.

– Он, похоже, одинок и не слишком целеустремлён. – Ингрид вдруг поднялась на ноги. – Я могу вам чем-нибудь помочь?

Бесс указала на выдвижной ящик для столового серебра.

– Можешь накрыть на стол. Моя мама оставила фруктовый салат, кексы, апельсиновый сок, ветчину… достаточно еды, чтобы накормить целую армию.

Через час девушки расправились с поздним, но великолепным ужином.

– Давайте оставим мытьё посуды на потом, – предложила Бесс, удовлетворённо вздохнув.

– Ммммм. Например, на утро, – зевая, согласилась Нэнси.

Ингрид бросила взгляд на часы.

– Ого. Мне уже пора домой. Было здорово. Как я уже говорила, мне сложно завести друзей.

– Почему бы тебе не пойти с нами на вечеринку на льду завтра? – предложила Нэнси. – Мы с друзьями собираемся пойти в парк, к пруду.

Ингрид радостно улыбнулась.

– Звучит здорово. Я сто лет не каталась на коньках. О, Бесс, прежде чем я уйду, можно взглянуть на твою коллекцию мишек?

Бесс просияла.

– Конечно! Я знаю, что у меня не такая большая коллекция, как у тебя, но Дотти помогла мне выбрать тех мишек, которые будут более ценными.

– Как Деньрожденьческий, – приуныла Ингрид.

Улыбка Бесс погасла.

– Ой, я забыла, что ты ещё не получила своего. Может, Ларри заберёт его завтра.

Она похлопала Ингрид по плечу, и девушки поднялись наверх, оживлённо беседуя.

«Ладно, мишки довольно милые, – подумала Нэнси, – но не настолько, чтобы восхищаться ими посреди ночи».

Она поднялась, потянулась и, положив тарелки в раковину, прополоскала их. Десять минут спустя она присоединилась к подругам. Они сидели на кровати Бесс в окружении медведей. Ингрид качала на руках Деньрожденьческого мишку.

– Думаю, лучше с ним попрощаться. – Ингрид обняла игрушку в последний раз и поднялась на ноги.

– Я отвезу тебя домой, – предложила Нэнси.

– О, я дойду пешком, – ответила Ингрид. – Я живу в квартале отсюда.

– Совсем недалеко, – вставила Бесс. – Мы с Ингрид тысячу раз ездили вместе на работу.

– Отлично. Тогда я попрощаюсь сейчас, Ингрид. – Нэнси открыла свой чемоданчик. – Я ужасно хочу принять горячий душ.

Помахав на прощание, Ингрид спустилась вниз вместе с Бесс.

Нэнси достала ночную рубашку и косметичку. Когда она вышла из душа, Бесс уже свернулась калачиком на кровати, прижав к себе Деньрожденьческого мишку.

Нэнси её понимала: день был длинным. Но всё же, лёжа в соседней кровати, она не могла не поразмышлять об ограблении «Волшебных мишек». Если это не Дотти, то кто же? И откуда вор знал, как отключить сигнализацию и открыть входную дверь?

С такими мыслями, текущими сквозь усталый разум, Нэнси, наконец, заснула.

* * *

Крик, казалось, раздался где-то вдалеке. Потом он повторился, громче и пронзительнее.

Нэнси с трудом проснулась. Она открыла глаза и приподнялась на локте. На мгновение её разум затуманился. Где она? Кто кричал?

Потом Нэнси всё осознала. Это дом Марвинов. И кричала Бесс!

Резко пробудившись, Нэнси выпрямилась. Она увидела затенённый силуэт Бесс в соседней кровати. Её подруга сидела, прижав к себе мишку.

– Нэнси! – крикнула она, в отчаянии указывая на дверь в коридор. – Кто-то есть в доме! Прямо за дверью!

Глава 5. Где чей мишка?

У Нэнси сердце в пятки ушло.

– Кто-то в коридоре? – спросила она Бесс хриплым шёпотом.

Бесс закивала.

– Я видела тень, двигающуюся вдоль стены. Кто-то потянулся к ручке, и тут я закричала.

– Я выясню, кто там. – Откинув одеяло, Нэнси опустила ноги на пол. Она услышала глухой стук, доносящийся снизу.

– Вызови полицию! – крикнула она Бесс, выбегая из комнаты.

Нэнси быстро спустилась вниз. Впереди она заметила мокрые пятна на ковре. Задняя дверь была распахнута.

Нэнси выбежала на ступеньки, но ничего не разглядела в темноте, кроме мешанины следов, ведущих со ступенек во двор. Наверное, они принадлежали Бесс и Ингрид. Но когда Нэнси наклонилась, она различила отпечаток побольше, с сеткой на подошве – точь-в-точь как следы в снегу после происшествия с Ингрид.

Нэнси включила свет снаружи. Следы вели через двор Марвинов, к ограде. Неужели тот же самый человек преследовал Ингрид? Или он следил за кем-то или чем-то ещё?

Вдруг Нэнси поняла, что её босые ноги закоченели от холода. Она вернулась на кухню и вытерла ступни бумажным полотенцем.

– Полиция будет здесь с минуты на минуту. – Бесс, запыхавшись, влетела на кухню.

– Когда Ингрид выходила, снег на ступеньках был свежим? – спросила Нэнси.

Бесс кивнула.

– Я хорошо это помню, потому что попросила Ингрид осторожнее спускаться с нерасчищенных ступенек.

– Хорошо. – Нэнси проверила замок на двери. – Не похоже, что его взломали.

– Я уверена, что закрыла дверь, – твёрдо сказала Бесс.

– Может, взломщик воспользовался отмычкой. Пойдём, лучше накинуть халаты, пока не приехала полиция.

Через пять минут в дверь позвонили. Нэнси открыла. Бесс стояла за её спиной. На ступеньках топтался офицер Броуди с блокнотом и карандашом в руке.

– Я-то думал, все девчонки сейчас ходят по магазинам да причёски делают, – съехидничал он.

– Только не мы, – ответила Нэнси. – Мы заняты более опасными делами – ворами и взломщиками.

– Взломщиками? – Броуди с интересом осмотрелся кругом, зайдя в дом.

– Бесс проснулась и увидела кого-то за дверью в спальню, – объяснила Нэнси.

– Мужчину или женщину?

Бесс пожала плечами:

– Было слишком темно.

– Потом я услышала шум внизу, – продолжила Нэнси. – Когда я спустилась, то увидела вот эти мокрые пятна в коридоре, как будто растаявший снег с подошв. Они ведут на кухню.

Нэнси пошла по коридору. Броуди и Бесс последовали за ней.

– Задняя дверь была открыта, но я не видела взломщика даже мельком. Зато на ступеньках я заметила крупные следы ног, ведущие во двор.

– Откуда ты знаешь, что они принадлежат взломщику? – Броуди указал карандашом на следы.

Бесс объяснила, что следов раньше не было. Нэнси также указала на рисунок подошвы и сказала, что такие же были на парковке в ночь, когда напали на Ингрид.

Броуди закончил писать, наклонился и осмотрел замок на задней двери.

– Не похоже, что его взламывали. А засов был опущен?

– Эмм, ну… – Бесс сцепила пальцы. – Я забыла опустить его… Возможно, я даже забыла запереть дверь.

Нэнси удивлённо посмотрела на подругу:

– Но ты сказала…

– Знаю, знаю, – быстро ответила Бесс.

Броуди закатил глаза и поднялся.

– Я попрошу парней из лаборатории проверить наличие отпечатков, но я бы не рассчитывал, что они что-нибудь найдут. Я возьму фотоаппарат и сделаю снимки следов.

– Думаете, эти два взлома связаны? – спросила Нэнси, следуя за ним по коридору.

– Поскольку у нас нет фотографий тех следов, с парковки, то мы не можем сравнить их с отпечатками во дворе Марвинов, – напомнил Броуди, возвращаясь к машине.

Нэнси опустила глаза. Она знала, что стоило позвонить в полицию, но Ингрид настояла на обратном. Дело приняло новый оборот, но собирать улики уже поздно.

Полиция уехала через час. Нэнси тщательно проверила, чтобы все замки были заперты, и поднялась наверх. Бесс уже закуталась в одеяло, прижав к груди Деньрожденьческого мишку и широко распахнув глаза.

– Не думаю, что я когда-либо усну. Перед глазами так и стоит рука, тянущаяся к дверной ручке. – Вдруг она приподнялась на локте. – Нэнси, ты можешь остаться здесь на всю неделю? Пока мои родители не вернутся?

– Конечно, – ответила Нэнси, скользнув в постель. – Или можешь ночевать у меня.

– Отлично! – шумно выдохнула Бесс, снова откинувшись в кровати. – Думаю, я всё-таки смогу уснуть.

– А я нет. – У Нэнси в голове вертелись мысли. У неё было предчувствие, что между кражей в «Волшебных мишках» и проникновением в дом Марвинов есть связь. Но какая?

– По крайней мере, моего Деньрожденьческого мишку не украли, – сонно пробормотала Бесс.

Мишка! Нэнси вспомнила, что вор украл ценных медведей Дотти. Может, он пришёл и за игрушками Бесс?

Нет, бессмыслица какая-то. Покачав головой, Нэнси в отчаянии ударила подушку. Вор украл только ценных мишек. А что, если он принял игрушки Бесс за антиквариат?

– Бесс? – Нэнси села в кровати. – Можно взять твоего мишку на минутку?

– Нет! Купи себе своего для обнимашек, – добродушно проворчала Бесс.

– Ну же, это важно.

– Ох, ладно. – Бесс вытащила мишку из-под одеяла и перекинула его Нэнси. Та поймала медведя и рассмотрела под светом прикроватной лампы. Бесс с головой накрылась одеялом.

Держа мишку обеими руками, Нэнси медленно повернула его из стороны в сторону.

– Как отличить твоего Деньрожденьческого мишку от настоящего? – спросила она.

Бесс простонала. На мгновение стало тихо, и Нэнси решила, что её подруга уснула, но тут Бесс высунула голову из-под одеяла.

– Честно говоря, я не знаю, как их отличить, – ответила она. – Но я уверена, что профессионал сможет. Спроси Дотти.

– Хорошо. – Нэнси кинула игрушку обратно Бесс, выключила свет и легла в кровати.

– А почему ты интересуешься? – спросила Бесс.

– У меня есть кое-какая теория.

– Мне стоило бы догадаться, – вздохнула Бесс. – И что же это за теория?

– Возможно, грабителю нужен был твой Деньрожденьческий мишка, – поделилась Нэнси. – Что, если твой – оригинал?

– С ума сошла? – Бесс включила свет и уставилась на Нэнси.

– Выслушай меня. – Нэнси села в кровати. – Что, если по какой-то причине антикварного мишку и твоего поменяли местами? Тот, кто это сделал, спрятал оригинал на полке, но Дотти нашла его и продала тебе, не поняв, что он был настоящим.

Бесс недоверчиво посмотрела на подругу.

– Лучше поспи, Нэнси. Утро вечера мудренее. – И она выключила лампу.

Нэнси вздохнула.

– Да, звучит невероятно. И всё же стоит проверить – как думаешь?

– Угу, – сонно пробормотала Бесс.

– Этим завтра и займёмся, – решила Нэнси. – Не будем говорить Дотти, раз уж Броуди считает её виновной. Но можно обратиться к владельцу другого магазина, откуда Ларри собирался забрать мишку Ингрид. Как там его зовут?

Ответа не последовало.

– Бесс?

Нэнси поняла, что её подруга уснула. Зевнув, она укуталась в одеяло.

По крайней мере, теперь у неё есть зацепка. И если она права насчёт мишек, которых поменяли местами, то на кражу в «Волшебных мишках» придётся взглянуть по-другому.

* * *

– Всё равно бессмыслица какая-то, – возразила Бесс, когда они ехали в Ардмур на следующий день. Она сидела на пассажирском сидении «мустанга» с Деньрожденьческим мишкой на коленях. – Зачем кому-то менять мишек?

– Причину я пока не выяснила, – ответила Нэнси, сверяясь с направлением в блокноте, лежащем на её коленях. Они договорились встретиться с владельцем «Только игрушки», Арнольдом Смитом, в час дня.

– Вот и магазин, – указала Бесс. Снаружи висела деревянная вывеска в форме медведя. Нэнси припарковалась перед магазином.

Когда они толкнули дверь «Только игрушек», колокольчик возвестил об их прибытии. Нэнси быстро осмотрелась вокруг. Магазин был заполнен плюшевыми животными, деревянными игрушками, куклами и медвежатами. Из задней комнаты вышел невысокий лысый человечек в шерстяном полосатом свитере и серых фланелевых штанах. У него было такое круглое лицо, тёмные глаза и большие уши, что он сам походил на плюшевого мишку.

– Здравствуйте. Вы, должно быть, Нэнси Дрю. – Он протянул пухлую руку, и Нэнси приветственно пожала её.

– Да, – ответила она. – А это Бесс Марвин. Вы можете взглянуть на этого медведя?

Бесс протянула Деньрожденьческого мишку, и Арнольд взял его в руки.

– Хмм. У меня есть точно такой же.

– Мы хотим знать, настоящий ли это мишка.

Арнольд перевёл внимательный взгляд с Нэнси на Бесс.

– Вам кто-то продал его по цене антиквариата? – спросил он с подозрением.

– Нет. – Нэнси рассказала ему об украденных игрушках Дотти. – Мы просто хотим убедиться, что этот – не оригинал. Вдруг вор случайно взял не того мишку.

– Антикварные мишки Дотти были украдены! – воскликнул Арнольд. Потом он нахмурился, в его глаза закралось подозрение. – А откуда мне знать, что это не вы их украли? И что вы не пытаетесь теперь их продать?

Бесс рассмеялась.

– Вы шутите? Мы хотим помочь Дотти.

– У мистера Смита есть все основания подозревать нас, – заметила Нэнси. – Но вы можете сами всё спросить у офицера Джеймса Броуди из отделения Ривер-Хайтса.

Арнольд неопределённо промычал и немного смягчился.

– Что ж, если вы пытаетесь помочь Дотти, то я, пожалуй, могу взглянуть на вашего мишку.

Он залез рукой под свитер и достал из кармана очки для чтения, водрузив их на нос. Потом поднёс медвежонка под свет и аккуратно провёл пальцами по его глазкам.

– Нет, это не антикварный мишка, – сказал он уверенно. – Простите.

– Как вы так быстро определили? – спросила Нэнси.

– Легко. – Арнольд постучал по глазу медвежонка. – Чувствуете, какой тёплый?

Нэнси дотронулась до твёрдого, блестящего глаза и кивнула. Арнольд, обернувшись, достал с верхней полки 25-сантиметрового мишку с несимметричной улыбкой и потрёпанной шерстью.

–  Этому мишке Хампти около ста лет, – рассказал Арнольд. – Потрогай его глаза.

Нэнси дотронулась до гладкого материала.

– Холодный.

– Именно. А всё потому, что его глаза – как и у всех игрушек того времени – из стекла. Сегодня их делают из пластика. Правила безопасности больше не позволяют делать глаза из стекла.

Нэнси медленно кивнула. Её теория не состоялась, но теперь она сможет отличить антикварных мишек Дотти, если найдёт их.

– Спасибо, мистер Смит. – Нэнси пожала его руку. – Вы нам очень помогли.

– Не за что. – Он направился к прилавку. – Я позвоню Дотти, выражу свои соболезнования насчёт мишек.

Девушки попрощались с ним и не спеша направились к двери. Бесс, обнимая Деньрожденьческого мишку, с интересом разглядывала витрины. Вдруг она ахнула.

Нэнси обернулась и посмотрела на подругу. Бесс склонилась над кукольным домиком. Мебель и всё остальное были размером как раз для небольших медвежат, расставленных в комнатках.

– Нэнси! – шепнула Бесс. Она схватила подругу за руку и потянула к себе. – Посмотри на кухню. – Она указала на маленького белого мишку в ситцевом переднике. – Это один из украденных мишек Дотти!

Глава 6. По тонкому льду

– Ты уверена, что это один из мишек Дотти? – тихо спросила Нэнси. – Они же все одинаковые.

– Я уверена! – решительно отозвалась Бесс.

Нэнси оглянулась. Арнольд всё ещё разговаривал по телефону. Нэнси знаком велела Бесс следовать за ней и вышла на улицу.

Колокольчик звякнул над закрывающейся дверью. Девушки поспешно сделали несколько шагов по улице. Потом Нэнси обернулась к Бесс и спросила:

– Почему ты так уверена, что это мишка Дотти, а не Арнольда?

– Из-за цвета и размера, – объяснила Бесс. – Это девятисантиметровый мишка Штайфа с белой мохеровой шерстью. Они очень редкие. Дотти мне как-то его показывала, когда не было посетителей. Но больше всего его выдаёт разноцветный передник. Дотти сама сделала его, когда была маленькой.

Нэнси присвистнула.

– Ого. Если ты права, тогда Арнольд Смит причастен к краже. Но если это он украл игрушку, зачем выставлять её напоказ?

– Вообще-то, мишка был хорошо спрятан. Я заметила его только потому, что знаю, как выглядит медвежонок Дотти.

– Арнольд вполне может быть вором, – сказала Нэнси. – Он знает ценность мишек, и, я уверена, у него полно знакомых, желающих приобрести их безо всяких вопросов. Но как он открыл витрину Дотти?

– Он уже был в нашем магазине, – заметила Бесс. – Они с Дотти иногда пьют чай вместе. Может, он сумел сделать копию ключа.

– Возможно. И если он очень сильно хотел заполучить мишек, то мог и выяснить, как отключить сигнализацию. Не первый раз преступники с мозгами обходят технологии.

Вдруг Нэнси резко вдохнула.

– Бесс, а что, если Арнольд соврал нам насчёт твоего мишки? Если он и есть вор, он бы точно не стал говорить, что у тебя оригинал, – ты бы тогда отдала его Дотти, и она бы спрятала его в надёжном месте.

– И правда. – Бесс нахмурилась. – Но ведь он рассказал нам про стеклянные глаза.

– Он мог и выдумать это, – отозвалась Нэнси.

Бесс вздохнула.

– Что будем делать?

Нэнси на мгновение задумалась.

– Нельзя возвращаться в его магазин. Если Смит – вор, то он начнёт нас подозревать. Мы можем спросить у Дотти про мишек. Вот только… – Она прикусила губу.

– Только что?

Нэнси с сожалением посмотрела на подругу.

– Офицер Броуди считает Дотти главным подозреваемым. Мне тоже придётся быть осторожнее и не помешать расследованию полиции. Лучше позвоню Броуди и расскажу ему обо всём. А ты не спускай глаз со своего мишки.

Они обнаружили телефон в ближайшей кофейне. Броуди ещё не было на дежурстве, так что Нэнси оставила ему сообщение.

– И что теперь? – спросила Бесс, когда они вышли на улицу.

Нэнси бросила взгляд в сторону «Только игрушек».

– Я бы хотела осмотреть магазин, – сказала она. – Там могут быть спрятаны и остальные медвежата.

– Не забудь только, что в пять у нас вечеринка на льду вместе с Ингрид, – напомнила Бесс. – И Нед придёт, так что не опоздай.

Нэнси улыбнулась.

– Не волнуйся, я не забыла. Я его не видела с самого Дня благодарения.

– Тогда пойдём. – Бесс взяла Нэнси под руку и повела её к «мустангу». – Давай отдохнём от расследований и оставим Арнольда Смита офицеру Броуди. Нам ещё к вечеринке на льду готовиться.

* * *

Солнце уже заходило, когда Нэнси, наконец, надела и зашнуровала коньки. Они с Бесс уже подобрали Ингрид и встретились с Недом у озера в парке. Хотя Нэнси была очень рада увидеть Неда, украденные мишки никак не шли из её головы.

– Ну же, Нэнси! – Ингрид мягко прокатилась мимо, лавируя между молодыми людьми, собравшимися на льду. – Присоединяйся.

Нэнси помахала рукой в ответ. Потом она заметила Неда, быстро скользящего к ней с другой стороны озера. Его зелёная лыжная куртка подходила к цвету глаз. Он не надел шапку, и ветер трепал его волосы, а уши порозовели от холода.

Нэнси натянула вязаную шапку на рыжевато-светлые волосы и поднялась с бревна, на котором сидела. Ребята вокруг собирали веточки для костра.

Слева было видно стоянку. Справа – столы для пикника и детскую игровую площадку, укрытые среди сосен. Частый лес окружал всё озеро.

Нэнси на коньках доковыляла до льда. Она не каталась с прошлого года и, когда она ступила на гладкую поверхность, её ноги разъехались в разные стороны.

– Ой! – Нед проехал мимо, развернулся и взял Нэнси под локоть. – Тебе помочь?

– Спасибо, – рассмеялась Нэнси, выдыхая облачка пара. Вскоре она вошла в ритм, и они с Недом стали кататься вместе.

Бесс подъехала к ним минут двадцать спустя.

– Смотрите, как хорошо катается мой мишка!

Держа Деньрожденьческого мишку в руках, Бесс закружилась вместе с ним. Она надела синюю лыжную куртку и вязаную шапку с красными полосками. Мишку она одела в игрушечный свитер и подходящую вязаную шапочку. На задних лапках у него красовались крошечные коньки, сделанные из согнутых проводов и ткани.

– Очень мило, Бесс, – дразняще ответила Нэнси. Она сама попросила Бесс взять с собой мишку, чтобы следить за ним.

– Что это за медвежонок? – спросил Нед, когда Бесс укатила прочь. – Она не слишком взрослая, чтобы брать с собой игрушки?

Нэнси рассмеялась.

– Я объясню тебе, что происходит.

Оглянувшись, она убедилась, что рядом никого нет. Парочка остановилась на дальнем краю озера. Почти все собравшиеся перебрались поближе к огню.

Впереди деревья росли у самого края маленькой бухточки. Слева виднелась парковка, но Нэнси и Нед стояли слишком далеко, чтобы кто-нибудь мог их услышать.

Вновь повернувшись к Неду, Нэнси рассказала ему всё о краже. Она также упомянула, что вор мог охотиться за медвежонком Бесс.

– Как всё сложно, – нахмурился Нед. – Я могу чем-то помочь?

Нэнси кивнула.

– Можешь присматривать за медвежонком.

– Конечно, – усмехнулся он. – Только кататься с ним я не буду, и не рассчитывай.

Ингрид проскользнула мимо. Нэнси смотрела, как она наклонилась параллельно льду, вытянув назад левую ногу.

– Браво! Браво! – воскликнула Нэнси, захлопав.

Ингрид подъехала к парочке.

– Спираль – это не сложно. Хочешь, научу?

– Конечно, – ответила Нэнси. – Выглядит здорово.

– Я помогу ребятам с костром, – сказал Нед. – Солнце уже село, и у меня уши совсем замерзли. Увидимся позже.

Нед, махнув, направился к костру. Нэнси видела, как он пересёк озеро и присоединился к тем, кто стоял у огня.

– Он милый, – сказала Ингрид, а затем описала полукруг. – Ты хорошо катаешься, так что быстро научишься. Смотри, как я делаю.

Нэнси наблюдала, как Ингрид выполнила спираль, на этот раз медленнее.

– Вся соль в том, чтобы держать равновесие, – пояснила Ингрид, возвращаясь к Нэнси. Её щеки раскраснелись, и она потирала руки.

– Ты замёрзла? – спросила Нэнси.

– Только пальцы. – Ингрид подёрнула плечами. – Кажется, перчатки промокли, когда я упала.

– У меня есть запасные в машине. Надень их, – предложила Нэнси. Она засунула руку под пальто, достала ключи из карманов джинсов и бросила их Ингрид. – Я пока потренируюсь. Так, чтобы не опозориться перед публикой.

Ингрид засмеялась.

– Хорошо. Я скоро вернусь.

Ингрид направилась к стоянке, а Нэнси попыталась вспомнить порядок движений. Попрочнее встав на коньках, она быстро оттолкнулась, медленно наклонила тело вперед, раскинув в стороны руки, как крылья. Достаточно наклонившись, она немного приподняла заднюю ногу и тут же потеряла равновесие. Её правая ступня отъехала в сторону, и Нэнси шлепнулась на лёд.

– Ой! – простонала она. И рассмеялась.

Она попробовала снова и опять упала.

– Вот тебе и «несложно».

Нэнси поднялась и посмотрела на костёр. Он сиял, как неоновый свет, на фоне тёмных небес. Нэнси разглядела фигуры около костра. Похоже, что большинство её друзей бросили коньки и принялись за горячий шоколад и хот-доги.

На Нэнси набросился внезапный порыв ветра. Она заволновалась, где Ингрид. Холодало, и огонь выглядел всё заманчивее. Она уже собиралась уехать прочь, как вдруг услышала слабый звук. Остановившись, Нэнси обернулась и затаила дыхание.

Звук был не громче, чем шелест сосновых веточек на ветру, но всё же Нэнси точно слышала, как кто-то позвал её по имени.

По спине пробежали мурашки. Кто же это был? И кто мог находиться на другом конце озера, так далеко от всех остальных?

– Помоги! – На этот раз кричали громче. Кто-то оказался в беде!

Сильно оттолкнувшись, Нэнси быстро направилась к деревьям и бухте. Снова раздался голос, на этот раз в лесу:

– Помоги!

Нэнси резко затормозила. Она хорошо расслышала крик, и это была Ингрид!

Нэнси пыталась понять, что происходит. Тот, кто ранее напал на Ингрид, последовал за ней и на вечеринку? Смотрел на неё, пока она катается? И затащил в лес, когда она осталась одна?

Нэнси поехала вдоль берега, всматриваясь в темноту, пытаясь различить какое-либо движение. Вдруг она услышала треск под ногами. Её сердце ушло в пятки, когда она распознала этот звук. Прежде, чем Нэнси сумела что-либо предпринять, лёд треснул, и она провалилась в ледяную воду!

Глава 7. Бесс пропала!

Нэнси закричала так громко, как смогла. Ледяная вода ударила по ногам, по животу. Нэнси инстинктивно вытянула руки, пытаясь схватиться за льдины, пока её не затянуло в холодные воды с головой.

Девушка больно стукнулась левой рукой о край льдины и вцепилась в неё, отчаянно пытаясь найти, за что удержаться. Потом снова закричала и услышала ответные возгласы.

– Быстрее!

Нэнси попыталась залезть на лёд, но коньки тянули вниз, как камни. Горячие слёзы текли по щекам, и она почувствовала, что медленно скользит всё глубже в воду.

– Нэнси! Хватайся за моё запястье! – Лицо Неда вдруг показалось совсем рядом с ней. Он лежал на льду, протягивая руку, и схватил Нэнси за правое запястье. Она услышала голоса и увидела очередь ребят за Недом. Они распростёрлись на льду, держа друг друга в цепочке.

Когда Нед крепко ухватил Нэнси за руку, он закричал:

– Тяните!

Нэнси стали потихоньку вытаскивать на лёд.

– Держись! – ободрял её Нед. – Ещё чуть-чуть.

Вода хлюпала вокруг Нэнси. Она отталкивалась ото льда лезвиями коньков, пытаясь выбраться. Когда Нед, потянув Нэнси на себя в последний раз, вытащил её из воды, среди ребят раздались восторженные крики.

– Пойдём, тебе нужно двигаться, – настоял Нед.

Нэнси почувствовала, как сильные руки взяли её под мышки и подняли на ноги. Она заковыляла вперёд. Пальцы закоченели, и болели ноги. Ниже талии Нэнси промокла насквозь. Нед помог ей идти. К ним поспешила перепуганная Ингрид.

– Нэнси! Ты в порядке?

Нэнси схватила подругу за руку.

– А ты в порядке?

– О чём это ты? – удивилась Ингрид.

– Потом поговорите, – строго сказал Нед, уводя Нэнси со льда. Она неловко допрыгала до бревна и присела рядом с потрескивающим огнём.

Нед молча принялся расшнуровывать её коньки. Кто-то принёс одеяло и накинул Нэнси на плечи. Она дрожала, и ноги как будто превратились в глыбы льда.

– У меня… есть ещё… одежда… в машине… – с запинкой произнесла Нэнси, стуча зубами от холода.

– Хорошо. – Нед снял с неё носки и стал энергично растирать голые ступни, обеспокоенно посмотрев на Нэнси. Через несколько минут он поднялся. – Похоже, твои ступни согреваются. – И добавил, когда она надела ботинки: – Лучше снять мокрую одежду.

– Я помогу, – предложила Ингрид. – Это моя вина – мне не стоило оставлять тебя одну.

Нэнси недоумённо на неё посмотрела.

– А что случилось-то? – спросил Нед, помогая Нэнси подняться. – Зачем ты направилась к бухте? Ты же знаешь, что там, у деревьев, лёд тоньше.

– Я не подумала, – призналась Нэнси. – Я слышала, как кто-то зовёт на помощь. – Она остановилась и посмотрела на Ингрид. – Это была ты.

– Я? – воскликнула Ингрид.

– Да. Я решила, что напавший на тебя около магазина, пришёл за тобой, – сказала Нэнси, продолжая путь к машине.

Ингрид уверенно покачала головой.

– Нет, я остановилась погреть руки у костра, потом пошла взять перчатки из «мустанга». Тогда я и услышала твой крик и увидела, что все бегут по льду к бухте.

– Где твоя сухая одежда? – спросил Нед, когда они подошли к машине.

Нэнси указала на багажник.

– Там лежит чемодан – я собиралась переночевать у Бесс.

Нед взял у Ингрид ключ и открыл багажник. Ингрид помогла Нэнси снять пальто. Хотя его верхняя часть была сухой, низ промок и начал замерзать.

Когда Нэнси сняла пальто, Нед накинул на неё свою куртку. На нём ещё был жилет, так что Нэнси не беспокоилась, что он может замёрзнуть. Нед протянул ей сухие джинсы и шерстяные носки.

– Спасибо, – благодарно улыбнулась Нэнси. – Встретимся у костра через минуту.

Он кивнул и направился обратно. Нэнси расстегнула джинсы и села боком на переднее сидение «мустанга». Она слишком замёрзла, чтобы заботиться об уединённости. К тому же, все ребята собрались у костра.

– Давай помогу, – предложила Ингрид.

– Спасибо, не откажусь.

Джинсы Нэнси затвердели от холода. Ингрид пришлось сильно дергать за отвороты, чтобы снять их. Нэнси растёрла голые ноги и надела сухие джинсы и носки.

– Повезло, что у тебя есть запасная одежда, – сказала Ингрид. – А хочешь, я сделаю тебе чашку горячего шоколада?

– Хорошая идея, – отозвалась Нэнси. – Я сейчас подойду.

Ингрид ушла, а Нэнси поплотнее закуталась в куртку Неда, пытаясь прогнать остатки дрожи. Закрыв глаза, она опустила голову на спинку сиденья, отдыхая.

Неужели ей только почудился тот крик? Нет, решила Нэнси. Она точно его слышала. Вдруг Нэнси резко подняла голову и распахнула глаза. Где Бесс? Она не видела свою подругу во всей этой суматохе. Все знали, что у Бесс есть медвежонок. Может, крик о помощи был всего лишь приманкой, чтобы увести Нэнси от Бесс и её мишки?

Нэнси быстро спустила ноги и обулась. Пальцы всё ещё плохо слушались, но когда она бежала обратно к озеру, они понемногу согревались.

Нед стоял у костра, разговаривая с другом.

– Нед! – потянув его за руку, Нэнси увела его подальше от остальных. – Где Бесс?

Нед широко распахнул глаза.

– Не знаю. Я не видел её с тех пор, как… – Он замер. – О, нет! Ты думаешь, это она звала на помощь?

Нэнси покачала головой.

– Нет, это был не её голос. Но я думаю, что кто-то специально заманил меня в бухту! Когда я упала в воду, все сосредоточили внимание на мне.

– А значит, он – или она – мог подойти к Бесс и её медвежонку, и никто бы не заметил, – закончил мысль Нед.

Нэнси напряжённо кивнула и осмотрелась вокруг.

– Идём. Нужно найти её. Полагаю, тот, кто проник в дом Бесс, проследил за ней досюда и ждал возможности заполучить медвежонка.

Нед положил руку на плечо Нэнси.

– Погоди. Ты права, но…

Однако Нэнси не стала слушать, что скажет Нед. Она бросилась к ребятам вокруг костра. Ингрид как раз высыпала пакетик горячего шоколада в кружку с водой.

– Бесс пропала! – сказала Нэнси. – Нужно найти её. Ингрид, вы с Джейсоном отправляйтесь на площадку для пикников. Аннабель, вы с Мари проверьте игровую площадку. Ральф…

Парочки быстро распределились. Некоторые вернулись к стоянке за фонариками. Другие отправились на машинах по парковым дорожкам.

Нэнси взяла Неда за руку.

– Пойдём, проверим бухту. Я только возьму фонарик из бардачка.

Взявшись за руки, они потрусили к парковке. Взяв фонарик из «мустанга», поспешили по дорожке, потом через покрытое снегом поле, к дальнему концу озера. Небо было ясным, и впереди виднелась сосновая роща.

Нэнси направила свет фонарика на заснеженную землю, ища следы. Но их было слишком много, чтобы отличить друг от друга.

Когда они дошли до густого леса, Нед взял у Нэнси фонарик и пошёл вперёд. Метров через девять все следы оборвались.

– Похоже, это тупик, – сказал Нед.

– Действительно, – разочарованно вздохнула Нэнси. – Если что-то случилось с Бесс, я себе этого не прощу. Надо было глаз с неё не спускать. Я же знала, что за мишкой охотятся.

Нед приобнял её, когда они отправились обратно и вышли из леска.

– Давай вернёмся к остальным. Может, она грелась в чьей-то машине, и её уже нашли. И не волнуйся за медвежонка, ведь…

Вдруг кто-то выкрикнул их имена. Ингрид махала им с парковки. Сложив ладони рупором, она закричала:

– Её нигде нет!

Нэнси помахала рукой, показывая, что услышала, и обеспокоенно повернулась к Неду.

– Если Бесс не найдётся через полчаса, лучше позвонить в полицию, – сказала Нэнси. – Обычно они ищут только через сутки, но если я позвоню офицеру Броуди, думаю, он займётся этим раньше из-за проникновения прошлой ночью…

Вдруг Нэнси услышала тихий стон.

– Что это? – прошептала она, повернувшись туда, откуда доносился звук. Она увидела ряд голубых елей, растущих около дороги, что вела к парковке.

– Что «что»? – переспросил Нед.

– Я что-то слышала, вон там. – Поспешив к деревьям, Нэнси наклонилась, отодвинула в сторону колючую ветку. Среди густо растущих елей что-то лежало.

Нэнси включила фонарик и ахнула, когда луч света упал на тёмно-синюю куртку и шапку с красными полосками.

– Это Бесс! – воскликнула Нэнси. – На неё кто-то напал!

Глава 8. Новый подозреваемый

Пригнувшись, Нэнси поползла под еловыми ветвями. Иголки царапали лицо и кололи руки, но она не остановилась, пока не оказалась рядом с Бесс. Её подруга лежала на животе, раскинув руки. Нэнси быстро проверила, не ранена ли она.

– Нэнси? – позвал Нед. – Мне позвонить в «девять-один-один»?

– Да. Нет! Погоди минутку, – добавила Нэнси, когда Бесс вдруг застонала и перевернулась на спину. Она распахнула глаза и уставилась на Нэнси.

– Бесс, ты в порядке? – мягко спросила Нэнси.

– В порядке? – медленно повторила она. – Думаю, да. Что случилось?

Она поднялась на локте и осмотрелась кругом.

– Где это мы?

– Под елями, – объяснила Нэнси.

В это время Нед раздвинул ветви и посмотрел на девушек.

– Бесс в порядке?

– Нет! – Та скривилась и приложила руку ко лбу. – Голова болит.

Нэнси осторожно ощупала голову и шею Бесс.

– Ни порезов, ни шишки, – сказала она.

– У меня в черепе будто пульсирует, – пожаловалась Бесс, потирая виски.

Нэнси широко открыла глаза. Наклонившись к подруге, она вдохнула. Бесс отодвинулась от неё.

– Ты что делаешь?

– Проверяю, не усыпили ли тебя хлороформом, – ответила Нэнси.

Бесс ахнула.

– Я вспомнила! Я услышала шаги на парковке, а потом кто-то подошёл сзади и прижал что-то к моему носу.

Нэнси кивнула.

– Я почувствовала слабый запах хлороформа, и ты сейчас похожа на Дотти, какой она была той ночью.

– Я скажу остальным, что Бесс нашлась, – предложил Нед, выползая из-под деревьев. Нэнси остановила его.

– Минутку, Нед. Если за нами кто-то следит, я не хочу, чтобы он знал, что Бесс нашлась. – Она повернулась к подруге. – А теперь расскажи мне, что случилось – и когда.

Бесс нахмурила брови.

– Ну, я вспомнила о том вкусном печенье, которое я принесла с собой. Оно осталось в «мустанге», так что я пошла на парковку. Потом я поняла, что машина закрыта и собиралась вернуться к костру. Тогда-то я и услышала, как кто-то подошёл сзади.

– Я кричала уже после этого? – спросила Нэнси.

Ты кричала? – переспросила Бесс. – Это была ты? Что случилось?

Нэнси отмахнулась от вопросов.

– Потом расскажу. Главное то, что ты слышала меня.

– Да, я слышала крик, – повторила Бесс, – но решила, что кто-то просто дурачится. А пару мгновений спустя – бац! – я отрубилась.

– О чём думаешь, Нэнси? – спросил Нед.

– Тот человек, в лесу… – объяснила Нэнси. – Он мог сначала позвать на помощь, а потом, когда я поехала к бухте, вернуться обратно, напасть на Бесс и украсть медвежонка.

– Но его не украли, – сказала Бесс. – Я занервничала, когда вы с Ингрид уехали кататься, так что отдала мишку Неду.

Нэнси открыла рот от удивления и просмотрела на Неда.

– Медвежонок всё это время был у тебя, и ты мне не сказал?

– Я пытался, несколько раз, – возразил Нед. – Но мы были заняты поисками Бесс. И вообще, у меня его больше нет. Я засунул его под куртку, а когда давал её тебе, положил мишку в багажник.

– Слава богу, – облегчённо улыбнулась Нэнси. – Прости, что накинулась на тебя.

– Всё нормально. – Нед улыбнулся в ответ. – Ты многое пережила сегодня – под лёд провалилась…

– Нэнси провалилась под лёд? – вмешалась Бесс.

– Это долгая история… – Нэнси вздохнула и помогла Бесс подняться. – Идём. Вернёмся к огню.

Вместе Нэнси и Нед помогли Бесс вылезти из-под елей. Нед умчался вперёд, чтобы рассказать остальным, что Бесс нашлась.

– Боже, у меня ноги как ватные, – сказала Бесс, остановившись.

– Где на тебя напали? – спросила Нэнси.

Бесс, нахмурившись, обернулась.

– Посмотрим… – Она спустилась с холма шагов на десять, по направлению к парковке. «Мустанг» Нэнси стоял в конце первого ряда машин.

– Я шла к твоей машине. Примерно тут я вспомнила, что она закрыта, и развернулась, – Бесс повернулась на каблуках, – и пошла обратно.

– Остановись, – распорядилась Нэнси. Бесс встала неподалёку от навороченного фургона и небольшого заграничного автомобиля.

Опустив голову, Нэнси прошлась вокруг машин.

– Напавший мог легко спрятаться за одним из автомобилей и выскочить, когда ты проходила мимо, – предположила она.

– Но его бы кто-нибудь увидел.

Нэнси покачала головой.

– К тому времени все уже бросились мне на помощь. Жаль, что наш загадочный преступник не оставил улик. Но я полагаю, что это он вломился в магазин и в твой дом.

– Нэнси! Бесс! – позвала их Ингрид, подбегая к парковке. – Вы в порядке?

Пока Бесс, по настоянию Ингрид, пересказывала ей свою историю, Нэнси продолжила осматривать машины, а потом вернулась к еловым деревьям.

Нападение на Бесс доказало догадку Нэнси – целью действительно был мишка. Но почему? Солгал ли Арнольд про то, что мишка – не оригинал?

Нэнси вспомнила этого человечка. Она почему-то не могла вообразить, как он крадётся по снегу и нападает на людей. И ноги у него не такие большие, как у того, кто оставил отпечатки у дома Марвинов.

Нэнси резко остановилась. Ларри О’Киф был довольно крупным. И он часто бывал в магазине – мог подсмотреть, как Дотти отключает сигнализацию. Ему бы не составило труда сделать дубликат ключа.

Но у Ларри было алиби. Поэтому Нэнси не обратила на него внимания раньше. А что, если у него был сообщник? Кто-то, разбирающийся в игрушках – как Арнольд?

Нэнси прокрутила в голове все происшествия, сравнивая их с новой теорией. В ночь ограбления Ларри мог передать ключи Арнольду, затем отправиться с доставкой, чтобы обеспечить себе алиби. Арнольд вломился в магазин, усыпил Дотти хлороформом и украл мишек. Хитрый план, вот только на их беду Бесс заметила того медвежонка в магазине Арнольда.

– Нэнси? – Голос Бесс ворвался в мысли сыщицы.

– Что? – Нэнси повернулась к подругам. Ингрид и Бесс с интересом уставились на неё.

– Я уже раз пять тебя позвала, – сказала Бесс.

– Прости. Но, думаю, я поняла, кто украл мишек Дотти! – возбуждённо воскликнула Нэнси. – Идём. Нужно позвонить офицеру Броуди!

* * *

– Честно говоря, я рада, что офицера Броуди вчера не было, – заявила Бесс на следующее утро. – У меня голова так разболелась, что я мечтала только дойти до дома и лечь спать.

– Ага. – Нэнси решила подвезти Бесс на работу перед встречей с офицером Броуди в полицейском участке. – Но хорошо, что офицер Джексон пришла. Хотя бы записала все детали произошедшего.

– Ну, не знаю, – ответила Бесс. – Офицер Джексон, похоже, решила, что мы сумасшедшие.

Нэнси рассмеялась и остановила «мустанг» около «Волшебных мишек».

– Наши истории действительно звучали странновато. Передай Дотти привет и скажи, что я свяжусь с ней после встречи с Броуди.

– Ладно. А ты передай привет Неду, когда увидишься с ним за обедом. – Бесс открыла дверцу машины, помахала на прощание и ушла.

Пятнадцать минут спустя Нэнси сидела за столом в комнатке офицера Броуди. Тот разговаривал по телефону. Его лицо раскраснелось, и трубку он опустил с громким стуком.

– Сложное дело? – поинтересовалась Нэнси.

– Нет. Этот паршивая мастерская требует две сотни баксов просто за регулировку автомобиля. А теперь, – он наклонился через стол, – расскажи, что там за история с Бесс и хлороформом? Офицер Джексон доложила мне обо всём, но звучало как сюжет второсортного фильма.

Нэнси хмыкнула и рассказала ему обо всём, а также выдвинула теорию, что её специально заманили подальше от медвежонка Бесс.

– Вообще-то, думаю, я знаю, кто наш вор, – добавила она. – Ларри О’Киф и Арнольд Смит.

Нэнси выложила свои доводы.

– Хммм. – Офицер Броуди призадумался. – Так ты всё ещё полагаешь, что все эти преступления связаны между собой?

Нэнси кивнула.

– Если только вы не узнали что-то новое.

– Нет, – признался Броуди. – У нас вообще немного улик. Магазин чист, мы не нашли никаких отпечатков.

– Оказалось, что украденные мишки стоили больше, чем страховка миссис Болдуин, – неохотно добавил он. – И её магазин процветает, так что вряд ли ей нужны были деньги. Но это не значит, что она не могла состряпать этот план, чтобы продать игрушки и нажиться на страховке.

– А что насчёт мишки, которого Бесс видела в магазине Арнольда? – наклонилась вперёд Нэнси. – Вы его проверили?

– Нет, но я встречусь с миссис Болдуин через двадцать минут и вместе с ней нанесу неожиданный визит в магазин Смита, – ответил он. – Посмотрим, узнает ли она каких-нибудь мишек. А ещё я проверю алиби Смита в ночь ограбления.

– Отлично, – заговорила Нэнси. – Я тоже хочу поехать. Мне как раз нужно поговорить с Дотти.

– Погоди-ка, – нахмурился Броуди, – я тебя не звал.

– Но ведь я могу помочь, – заметила Нэнси. – Я могла бы пойти с Дотти в «Только игрушки» – будет очень подозрительно, если она придёт с офицером полиции.

Броуди был вынужден согласиться.

– Но помни, – предупредил он, – Миссис Болдуин всё ещё под подозрением. Мы знаем только, что и она может быть сообщницей Арнольда Смита. Так что не говори ей то, что может нарушить ход расследования.

– Хорошо, – торжественно пообещала Нэнси.

Было почти одиннадцать, когда Нэнси и Дотти подъехали к «Только игрушкам».

– Как я надеюсь, что Арнольд тут ни при чём! – взволнованно сказала Дотти, смяв в руке платок. – Мы так давно знакомы!

Нэнси искоса взглянула на владелицу магазина. Может, она нервничала из-за того, что всё-таки была сообщницей Арнольда, как и предположил Броуди? Поэтому он так спокойно выставил медвежонка у себя в магазине?

Нэнси глубоко вздохнула, надеясь, что всё это неправда. Дотти ей нравилась, но Броуди был прав – она всё ещё под подозрением, и Нэнси собиралась внимательно наблюдать за ней и за Арнольдом.

Когда Нэнси и Дотти вошли в «Только игрушки», Арнольд Смит удивлённо на них посмотрел. Потом он провёл рукой по лысеющей голове и поспешил к Дотти с улыбкой, приклеенной на губах.

– Дорогая моя, вот так сюрприз, – сказал он, сжав ладонь Дотти.

Дотти с холодной улыбкой выдернула руку.

– Мы с помощницей зашли взглянуть на твои игрушки, – сказала она. – Проверяем конкурентов, так сказать.

– Прошу вас. – Арнольд приглашающе раскинул руки, но Нэнси показалось, что он не слишком рад. Когда звякнул колокольчик над дверью и вошёл офицер Броуди, владелец магазина от удивления открыл рот.

– Что происходит? – спросил он. Дотти склонилась над кукольным домиком, где Бесс видела мишку.

– Вот что! – объявила Дотти. Выпрямившись, она сунула Арнольду под нос небольшого белого медвежонка. – Ты украл моих мишек!

Глава 9. Пойман с поличным

Арнольд уставился на мишку, которого держала Дотти, так, словно никогда его прежде не видел.

– Не понимаю, – пробормотал он.

– Думаю, вы всё прекрасно понимаете, – заявил офицер Броуди. Он шагнул к Арнольду и схватил его за плечо. – Вы арестованы по…

Вдруг Дотти ахнула. Нэнси обернулась и увидела, как она вынула коричневого медвежонка из-за кубиков, сложенных пирамидкой.

– Гарри! – воскликнула она, прижав игрушку к груди и обернулась к Нэнси: – Это Гарри. Мой отец подарил его мне за победу в состязании по орфографии, когда я училась в шестом классе.

Дотти развернулась и уставилась на Арнольда Смита.

– Это мои мишки! – обвиняюще сказала она. – Как ты мог украсть их? Я думала, ты мой друг!

Арнольд побледнел.

– Но я их не крал.

– Тогда расскажите, где вы были во вторник, в пять часов вечера, – потребовал офицер Броуди.

– Я… э… – замялся Арнольд, опустив глаза. – Я закрыл магазин около трех из-за сильного снега, так что я был дома.

– Один? – спросила Нэнси.

Арнольд кивнул, понурившись.

– Но я не крал твоих мишек, Дотти, клянусь.

Недоверчиво фыркнув, офицер Броуди покрепче схватил Смита за плечо.

– Хорошая попытка, приятель, но улики говорят сами за себя. – Он торжествующе улыбнулся. – Что ж, детектив Дрю, благодаря вам и Бесс мы поймали вора. Мистер Арнольд Смит, у вас есть право хранить молчание…

Нэнси наблюдала за Арнольдом, пока офицер Броуди зачитывал ему права. Этот маленький человечек явно был обескуражен. Он всё смотрел на Дотти, а та осматривала магазин в поисках своих мишек.

Нэнси задумалась, притворялся ли Смит. Или он, правда, ничего не знал об этих мишках?

Закончив, офицер Броуди надел на Смита наручники и подошёл к телефону.

– Через полчаса у меня будет ордер на обыск, – сказал он Дотти, – и тогда мы сможем проверить заднюю комнату и офис.

– Но там ничего нет, – жалобно вставил Арнольд. – Говорю вам, я не крал этих мишек.

Дотти, вздохнув, подошла к нему.

– Тогда почему они в твоём магазине? – спросила она.

Арнольд недоумённо покачал головой:

– Я не знаю.

Следующие десять минут все трое просидели в тишине, пока Броуди делал ещё кое-какие звонки. Потом он обратился к Нэнси:

– Офицер из Ардмурского отделения скоро будет здесь. Дотти придётся остаться, но ты можешь идти.

Нэнси кивнула. Если она поторопится, то успеет на ланч с Недом.

Но когда она, наконец, встретилась с Недом в ресторане, то не могла сосредоточиться.

– Нэнси? – Нед помахал рукой перед её лицом, привлекая внимание. – Что-то не так с твоим бутербродом?

– Ммм? – Нэнси подняла на него глаза, потом посмотрела на свой нетронутый бутерброд с тунцом. Она покраснела. – Нет, всё в порядке. Прости, я сейчас не очень разговорчива. Просто…

Нед хмыкнул.

– Послушай, Нэнси, Арнольд Смит не первый преступник, притворяющийся невиновным.

– Я знаю, – уступила она. – Но он выглядел таким… озадаченным. Я ожидала, что он начнёт изворачиваться, придумает какую-нибудь историю и надёжное алиби – но он так не сделал.

Нед опустил стакан с содовой.

– Разве ты сама не считала Арнольда виноватым?

– Да, – вздохнула Нэнси. Она отрешённо укусила бутерброд и медленно прожевала. – Что ж, по крайней мере, можно исключить Дотти из подозреваемых. Но остается Ларри О’Киф. Хотя у него было надёжное алиби. – Нэнси положила бутерброд на тарелку. – Нед, давай встретимся сегодня вечером?

Нед поднял бровь.

– Нэнси Дрю, ты зовёшь меня на свидание?

Она рассмеялась.

– Не совсем. Я прошу тебя помочь мне и Бесс проверить алиби Ларри О’Кифа.

– Конечно, почему бы и нет. – Нед усмехнулся. – Нет ничего лучше, чем вернуться домой из колледжа, чтобы отдохнуть на каникулах и расследовать тайну.

* * *

– Мы не нашли остальных медведей, – объявила Дотти, когда Нэнси и Нед прибыли в «Волшебных мишек», чтобы забрать Бесс. – Офицер Броуди даже достал ордер на обыск дома Арнольда.

Дотти вздохнула, поставила локти на прилавок и опустила подбородок на ладони.

– Не могу поверить, что это он, – добавила она.

– Конечно, это он, – фыркнула Бесс. Она упаковывала большого медведя в подарочную коробку. Ингрид сегодня не было. – Будем надеяться, что Арнольд признается, а вы получите своих мишек обратно.

– Дотти, расскажите мне о вашем доставщике, Ларри, – попросила Нэнси.

– Ларри? – удивлённо переспросила Дотти. – А почему ты спрашиваешь?

– У Нэнси есть предположение, что Арнольд и Ларри совершили кражу вместе, – вставила Бесс.

Нэнси скрестила руки.

– Вообще-то, это не просто предположение. Оно не безосновательно.

Нэнси рассказала Дотти, почему подозревает Ларри и Арнольда в сотрудничестве.

– О, боже. – Дотти потеребила седые кудри. – Но Ларри работает здесь столько лет. Я не могу представить… погодите. Недели три назад он просил меня одолжить ему тысячу долларов.

– Он сказал, зачем ему деньги? – спросила Нэнси.

Дотти покачала головой:

– Нет. Я и не настаивала. Просто сказала «нет». Он уже взял у меня взаймы деньги весной и так и не вернул.

– А вы сами не догадываетесь? – поинтересовался Нед.

Дотти пожала плечами.

– Проблемы с деньгами – Ларри тратит слишком много. Добрая душа, но не очень практичный. – Она перевела взгляд с Нэнси на Неда и обратно. – Звучит, как будто Ларри виноват, да?

Нэнси подняла голову.

– Не обязательно, – сказала она. – Но нужда в деньгах – весомый мотив, особенно если Ларри знал, что Арнольд хорошо заплатит за игрушки. Что нам нужно, так это улики.

– Ларри сегодня повезёт нескольких мишек нашим клиентам в Чикаго, – заметила Бесс. – Его долго не будет. Можем проверить его квартиру.

Нэнси улыбнулась.

– Хорошая идея. Можно взять у вас его адрес, Дотти?

– Думаю, да. – Она отправилась в свой офис.

– Что думаешь, Нэнси? – спросил Нед, когда Дотти ушла.

– Если Ларри нужны деньги, на то должна быть причина, – поразмыслила Нэнси. – Может, он играет. А может, просто тратит больше, чем получает. Я уверена, что мы найдём что-нибудь в его квартире: выписку с банковского счета, долговую расписку, баланс кредитной карты – и получше его узнаем.

– Я лично собираюсь поискать мишек в его квартире! – объявила Бесс.

– И это тоже, – рассмеялась Нэнси. – К тому же, я хочу взглянуть, есть ли у Ларри ботинки с сетчатой подошвой.

Дотти вышла из-за занавесок и показала Нэнси страничку её адресной книги.

– «Квартира 202, корпус «Б», Апартаменты Ривер-Хайтс», – прочитала Дотти.

– Спасибо, – сказала Нэнси, записывая адрес.

– Ларри недавно хвастался, что живёт в новом комплексе с однокомнатными квартирами, – закатила глаза Бесс.

– Будьте осторожнее, – предупредила Дотти, когда Бесс надела пальто, и все трое направились к выходу.

– Обязательно, – ответил Нед. – Я об этом позабочусь. Я приехал домой только на две недели и ещё планирую насладиться остатком каникул.

Двадцать минут спустя Нэнси припарковала «мустанг» перед корпусом Б. Он представлял собой вторую группу квартир в новом комплексе. Подъездная дорожка изгибалась в виде подковы, а в центре находился бассейн, закрытый на зиму. Корпус Б стоял на верхушке «подковы».

– Каков наш план? – спросил Нед. Он сидел на переднем месте для пассажира.

Нэнси выключила двигатель, и машина тут же начала остывать. Снаружи дул резкий ветер, и небеса потемнели, хотя было ещё только шесть вечера. Прогноз погоды сообщал, что пойдёт снег.

Наклонившись, Нэнси вгляделась вперёд через лобовое стекло. Из здания выдавались балконы, по два с каждой стороны. Под ними росли густые заросли.

– Я пойду к главному входу и выясню, где находится квартира Ларри, – сказала Нэнси. – А потом решим, как лучше туда проникнуть. По крайней мере, фонарей почти нет, да и людей не видно.

– Потому что все нормальные люди сейчас уплетают ужин за обе щеки в своих уютных домиках, – проворчала Бесс с заднего сиденья.

– Похоже, вот-вот пойдёт снег, – добавил Нед, содрогнувшись.

Нэнси усмехнулась и открыла дверцу машины.

– Держитесь, крепкие орешки, я вернусь через минутку, – поддразнила она.

Она закрыла дверцу и потрусила к ступенькам, ведущим в фойе. На почтовом ящике от квартиры 202 было написано «Л. О’Киф». Нэнси поднялась, перескакивая через две ступеньки. На двери справа висела яркая рождественская гирлянда. Дверь слева была пуста, не считая цифр «202».

Шагнув к левой двери, Нэнси подергала за ручку. Поскольку комплекс был новым, дверные замки, скорее всего, оборудованы ригелем. Через раздвижную дверь балкона наверняка легче попасть.

Но как туда забраться, чтобы её никто не заметил? Гадая, Нэнси направилась обратно. Щёки жалил морозный воздух. Если ей придётся вламываться, лучше сделать это сейчас – когда пойдёт снег, она оставит слишком много следов.

– Так, похоже, что балконная дверь – наш единственный шанс, – сказала Нэнси, забираясь в машину.

– Ты не шутишь? – спросила Бесс. – Балконы отлично просматриваются с парковки. Любой водитель тебя заметит.

– Будем надеяться, что никто сюда не заедет, – заявила Нэнси. – А если заедет, то ты, Бесс, включишь фары.

– Это ещё зачем?

– Так я узнаю, что мне нужно прятаться, – объяснила Нэнси. – К тому же фары осветят другую квартиру, отвлекая внимание водителя.

– Умно, Нэнси, – заметил Нед. – А от меня, надо полагать, требуется слежка из кустов?

Нэнси улыбнулась.

– Ещё подсадишь меня на балкон, конечно.

– Какую машину водит Ларри? – Нед повернулся к Бесс. – Нужно будет следить, как бы он не вернулся.

– Либо фургон, принадлежащий магазину, – бронзового цвета, с надписью «Волшебные мишки», – ответила Бесс, – либо свою машину, поцарапанную, синюю, иностранной марки.

Нед кивнул, поднял воротник куртки и открыл дверцу машины.

– Ещё будут распоряжения, шеф? – насмешливо спросил он у Нэнси.

– Ага. – Она легонько подтолкнула его. – Не урони меня.

– Думаешь, ты сможешь туда проникнуть? – спросил Нед несколько минут спустя. Он сгорбился за кустами под балконом, куда только что подсадил Нэнси.

Нагнувшись, Нэнси осмотрела раздвижную стеклянную дверь балкона. Штор не было, так что она видела внутреннюю задвижку.

– Я думаю, что могу войти, если использую… – начала она.

Но тут в стекле отразился свет фар машины, сворачивающей на парковку. Нэнси обернулась. Новенький «ягуар» подъезжал к «мустангу».

Вспыхнули фары «мустанга». Нэнси пригнулась и прислонилась к стене, скрестив пальцы. Если водитель той машины поднимет глаза, то тут же её увидит.

Дверца «ягуара» открылась, и из него вышел мужчина. Через балконную решётку Нэнси видела его выше пояса. Он был высоким, с растрёпанными кудрями и красным шарфом вокруг шеи. Нэнси затаила дыхание.

Это был Ларри О’Киф!

Глава 10. Как раз вовремя

Нэнси быстро распласталась на балконе. Но она знала, что, стоит Ларри О’Кифу поднять взгляд, он тут же увидит её. Она забеспокоилась насчёт Неда. Смог ли он спрятаться?

Тут Нэнси услышала гудок автомобиля.

– Ларри? Это ты? – жалобно позвала Бесс из «мустанга». – Моя машина не заводится. Можешь помочь?

– Не заводится? – Нэнси услышала голос Ларри. Остальные его слова потонули в громком гудении.

Подняв голову, Нэнси выглянула через балконную решётку. Ларри повернулся и направился к «мустангу».

Сейчас или никогда. Нэнси, как гусеница, подползла к решётке. Посмотрела на «мустанг», убедившись, что Ларри не смотрит в её сторону, и, подпрыгнув, перескочила через решётку. Повисев на ней, Нэнси опустилась как можно ниже и спрыгнула в снег. Из кустов высунулась рука и схватила её.

– Сюда, – прошептал Нед, потянув Нэнси за пальто.

Она пробралась в пространство между кустами и зданием. Нед подтянул её поближе, так что они оказались надёжно спрятаны вечнозелёными зарослями.

– Чуть не попались, – прошептала Нэнси.

– Спасибо ещё раз, Ларри. – Нэнси услышала голос Бесс несколько мгновений спустя. Ответа не последовало. На бетонных ступеньках раздались шаги. Сквозь кусты Нэнси удалось разглядеть пальто Ларри, когда он входил в здание.

– Бегом! – прошептал Нед, и они бросились к «мустангу».

Бесс заранее открыла двери. Нэнси нырнула на место водителя, и Нед в то же время захлопнул дверь около пассажирского места.

– Ну, вы даёте! – воскликнула Бесс, сидевшая сзади. – Я уж думала, вас поймают.

Нэнси повернула ключ, включая двигатель.

– Я тоже, – выдохнула она. – А ты быстро сообразила, как отвлечь Ларри.

Обернувшись, Нед удивлённо посмотрел на Бесс:

– Разве Ларри ничего не заподозрил, когда машина сразу же завелась?

– Он на меня так посмотрел, будто я полная дура, – рассмеялась Бесс. – Но я сказала, что это «мустанг» моей подруги и что я не привыкла к машине с ручной коробкой передач. – Она хихикнула. – Когда подъехал «ягуар», и оттуда вышел Ларри, я чуть не умерла!

Нэнси оглянулась на «ягуар», выезжая задним ходом на своей машине. Она заметила, что номер временный, а значит, Ларри купил машину недавно.

– Я не знала, что делать, – продолжала Бесс, – так что просто нажала на гудок автомобиля, а потом мне вдруг пришло в голову притвориться, что машина не заводится.

Нед засмеялся и повернулся к Нэнси.

– Что ж, как взломщики мы провалились. Теперь мы не узнаем, есть ли дома у О’Кифа мишки.

– И ботинки с сетчатой подошвой, – добавила Бесс.

– Вы правы, но мы всё же не потратили время зря, – сказала Нэнси, когда они отъезжали от комплекса. – Ларри теперь водит «ягуар», а это кое о чём говорит.

– И правда, – согласилась Бесс. – Он определённо не может столько зарабатывать на доставке товара.

– Так ты думаешь, у нас есть доказательства того, что он – сообщник Арнольда Смита? – спросил Нед.

– Возможно, – отозвалась Нэнси. – Или Ларри мог провернуть это всё один.

Бесс покачала головой.

– Не может быть. У него есть алиби на ночь кражи – он ездил в Бингем, помнишь? К тому же, мы нашли мишек в магазине Арнольда.

– А вот это всё ещё меня беспокоит, – вслух размышляла Нэнси. – Зачем Арнольду оставлять медвежат на видном месте? Он ведь не глуп. Кто-нибудь другой мог положить их туда – чтобы подставить Арнольда.

Нед нахмурился.

– Погоди секунду. Теперь ты утверждаешь, что он невиновен? И во всём виноват только Ларри?

Нэнси поджала губы.

– Это просто версия. Помнишь, я говорила, что Арнольд вёл себя так, будто не понимал, что происходит, когда мы нашли медвежат?

– Но, Нэнси, – сказала Бесс, – чего ты ожидала? Что он признается?

Нэнси сосредоточенно размышляла.

– Я позвоню офицеру Броуди, – решила она, кивнув на заправку впереди. – Хочу выяснить, что они узнали при допросе Арнольда Смита.

Она остановилась около телефона-автомата. Выйдя, она набрала домашний номер Броуди. Он поднял трубку после третьего звонка, и Нэнси услышала включенный телевизор на фоне.

– Чего ты хочешь? – спросил он.

Не похоже, что он был рад слышать Нэнси, но когда она рассказала о «ягуаре» Ларри О’Кифа, он сразу же заинтересовался.

– Ого, – присвистнул он. – Эти крошки стоят около девяноста тысяч долларов.

– Как и Деньрожденьческий мишка Дотти, – заметила Нэнси. – Так что сказал Арнольд?

– Ничего, – ответил Броуди. – Всё твердит, что он ничего не крал. Завтра его освободят под залог.

– Хммм. Возможно, это к лучшему, – поразмыслила Нэнси. – Он может предпринять что-то, что приведёт нас к остальным медвежатам.

– Эй, мисс Дрю, оставьте расследования профессионалам, – напомнил Броуди.

– Ага, – невнимательно ответила Нэнси. – Но всё же не мешает перепроверить алиби Ларри О’Кифа. До встречи!

И она повесила трубку.

– Куда поедем? – спросила Бесс, когда Нэнси вернулась в машину.

– В Бингем, – ответила Нэнси, заводя машину и направляясь к главной магистрали. Пошёл легкий снег, и она включила дворники.

– Бингем? – хором переспросили Нед и Бесс.

– Проедем по тому же пути, что и Ларри в ночь ограбления, и посмотрим, сколько времени этой займёт, – объявила Нэнси. – Купим что-нибудь по дороге и поедим в пути. Я угощаю.

Они заехали в забегаловку, где посетителей обслуживали прямо в автомобилях, и купили еды. Нэнси взглянула на часы.

– Ровно семь, – объявила она. – Ларри сказал, что ушёл из магазина в четыре тридцать и приехал в Бингем чуть позже шести.

– Правильно. У него ушло больше часа из-за снега, – добавила Бесс, когда они свернули на магистраль.

Нед выглянул из пассажирского окна. Снежинки падали всё быстрее.

– Значит, у нас та же погода и условия для нашего эксперимента. – Он взглянул на спидометр. – Но ты ведёшь с дозволенной скоростью. Что, если Ларри ехал быстрее?

– Хорошее замечание, – вздохнула Нэнси. – Всё же поедем так и посмотрим, сколько времени это займёт.

* * *

Через два с половиной часа Нэнси остановила «мустанг» около «Волшебных мишек». Магазин оказался закрыт.

– Я так устала от нашей поездки, – простонала Бесс с заднего сидения.

Нед добавил, разминая затёкшие ноги:

– Что ж, зато мы выяснили, что Ларри не мог вырубить Дотти в пять часов и при этом успеть в Бингем к семи.

– Да. – Нэнси откинулась на сидении. – А Дотти была уверена во времени из-за часов с кукушкой.

Вдруг Бесс наклонилась вперёд, к Нэнси.

– Знаешь, такое странное совпадение, что Дотти потеряла часы как раз в тот день.

– Почему? – Нэнси обернулась и посмотрела на подругу.

– Потому что Дотти всегда аккуратна. Она очень организованна и пунктуальна, и она всегда носила эти часы.

Нэнси подняла брови.

– Легко ли поменять время на тех часах с кукушкой? – спросила она. – Заставить прозвенеть раньше?

– Очень легко – просто передвинь минутную стрелку, – объяснила Бесс.

Нед уставился на Нэнси.

– И что же кипит в твоей головке?

Возбужденно улыбнувшись, Нэнси схватила Неда за руку и сжала её.

– Я думаю, я только что решила это дело благодаря Бесс!

Глава 11. Новая идея

Бесс и Нед непонимающе переглянулись.

– Ты решила дело, потому что я рассказала тебе о часах с кукушкой? – удивлённо переспросила Бесс.

Нэнси уверенно кивнула.

– Что, если Дотти потеряла часы не просто так? Что, если Ларри специально их забрал?

– В четыре тридцать он зашёл попрощаться с Дотти, – возбуждённо продолжала она. – А если он просто притворился, что уехал? Он мог снова пробраться в магазин и повернуть стрелку часов, так что они пробили пять. А Дотти была в офисе и не видела его.

– И она услышала только, как часы пробили пять! – воскликнула Бесс.

– Тогда Ларри вошёл, усыпил её хлороформом, украл мишек, перевёл часы на правильное время и отправился на доставку? – спросил Нед.

Нэнси кивнула.

– Дотти не знала, как долго была без сознания, а мы приехали только в пять тридцать, когда Ларри давно уже ушёл.

Бесс вскинула брови.

– Думаешь, Ларри достаточно умён, чтобы придумать всё это и провернуть самому?

– Хороший вопрос, – ответила Нэнси. – Но если Ларри совершил преступление от отчаяния, он может сделать что угодно.

– Что ты имеешь в виду? – уточнила Бесс.

Нэнси взглянула на Неда, потом на Бесс.

– Если это он охотится за Деньрожденьческим мишкой, то в следующий раз может применить силу, а не хлороформ.

– Ох. – Бесс втянула воздух. – Как хорошо, что мы оставили мишку в сейфе твоего отца.

Нед провёл рукой по каштановым волосам.

– Хорошо, что я вчера спрятал мишку под курткой. Если бы его попытались отнять у Бесс, она могла бы пострадать.

– Теперь вопрос в том, как доказать, что это Ларри, – заметила Нэнси.

– Ой-ой. – Нед и Бесс взволнованно переглянулись.

– Что-то мне подсказывает, что ответ подразумевает слежку, – сказал Нед Бесс.

Она кивнула:

– Вот-вот. И угадай, чья помощь ей понадобится?

– Наша! – ответили они хором.

Нэнси рассмеялась, ведь они были правы.

* * *

– Спасибо, что разрешила остаться у тебя на ночь, Нэнси, – сказала Бесс, когда та подвозила её на работу рано утром.

– Я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, как и твой мишка, – сказала Нэнси. – Особенно учитывая, что твои родители вернутся только в воскресенье.

Нэнси припарковала «мустанг» на улице, вышла и закрыла его. Она хотела задать Дотти несколько вопросов, прежде чем они с Недом проведут день, следя за Ларри О’Кифом.

Нед, посвистывая, прогуливался по тротуару, засунув руки в карманы своей длинной куртки с капюшоном. Воздух был морозным, и с каждым выдохом из его рта вылетали облачка пара.

– Я припарковался на стоянке позади магазина, как ты и сказала. Машина готова как к скоростному преследованию, так и к длинной, скучной слежке.

Нэнси засмеялась.

– Хорошо. Ларри, возможно, знает мою машину, но не думаю, что он узнает твою.

Когда все трое вошли в магазин, Дотти вытирала пыль щёточкой с перьями.

– Доброе утро, – поприветствовала она. – Как прошёл вечер?

– Скучно, – ответила Бесс. – Мы ездили в Бингем и обратно под дождём.

Дотти перестала вытирать пыль.

– Правда? Там был специальный показ фильма или вечеринка?

Нед хмыкнул.

– Нет, миссис Болдуин. Когда общаешься с Нэнси, то обычно проводишь вечер в поисках улик.

Дотти улыбнулась.

– Вы нашли что-нибудь?

– Возможно, – кивнула Нэнси. – Расскажите мне о потерянных часах, Дотти.

– О, они больше не потерянные, – сказала Дотти. – Я нашла их вчера за раковиной.

– Можно взглянуть? – попросила Нэнси.

– Конечно. – Дотти быстро зашагала в заднюю комнату.

– Если часы у неё, значит, Ларри не брал их, – сказала Бесс.

– Вот они. – Дотти вернулась с серебристыми часами и показала их Нэнси. – Должно быть, они упали с моей руки – видишь, застёжка сломана.

Взяв часы, Нэнси подошла к витрине, чтобы рассмотреть их при солнечном свете. Металлическая застёжка была сплющена, как будто по ней ударили молотком.

– Что ты ищешь? – спросил Нед, заглядывая через её плечо.

– Я не уверена, – пробормотала Нэнси. Она посмотрела на Дотти. – Вы когда-нибудь снимаете часы, пока работаете?

– Только когда чищу мишек, – ответила та. – Иногда мне присылают очень грязных антикварных мишек. Но чистка требует осторожного обращения, потому что их нельзя промывать водой, так что…

– Когда вы последний раз чистили медвежат? – прервала её Нэнси.

Дотти на мгновение задумалась.

– Посмотрим… Должно быть, это было в понедельник, после обеда.

Бесс широко распахнула глаза.

– Это было за день до ограбления!

– Пойдёмте. Я хочу, чтобы вы показали мне, где нашли часы. – Нэнси и владелица магазина пошли в ванную. Нед и Бесс последовали за ними.

В ванной комнате находились туалет, раковина, полка и мусорная корзина.

– Я положила часы сюда, на полку над раковиной, – вспоминала Дотти. – Потом я сделала раствор из стирального порошка. Так я чищу мишек – вспениваю порошок, затем влажной тряпкой наношу немного на шерсть. Я как раз заканчивала, когда ты, Нэнси, зашла за Бесс.

– А когда вы пошли за часами?

– Хм, на Ингрид напал тот странный незнакомец в понедельник, помнишь? Тогда я совсем забыла про часы. Во вторник я работала одна, так что дел было невпроворот, пока не повалил снег. А потом магазин ограбили.

Бесс и Нэнси понимающе переглянулись.

– Так ты думаешь, что это Ларри напал на Ингрид в тот день, а потом зашёл в магазин и украл часы? – спросил Нед.

– У него была отличная возможность, – согласилась Нэнси.

Выйдя из ванной, она заметила, что задняя дверь находится в двух шагах. Ларри мог зайти и выйти за несколько секунд.

– Ларри был в магазине в понедельник? – спросила Нэнси. – Он мог видеть часы на полке?

– Да, – вмешалась Бесс. – Он зашёл во второй половине дня, чтобы забрать чек.

– Вы трое слишком быстро делаете выводы, – возразила Дотти. – Я нашла часы за раковиной. Они, очевидно, упали с полки и закатились туда.

Нэнси склонила голову.

– Ну, не знаю. Посмотрите на застежку. – Она подняла часы. – Может, на неё кто-то наступил, но я сомневаюсь. Похоже, будто кто-то ударил по ней молотком. Этот кто-то хотел удостовериться, что вы не наденете часы.

Вдруг открылась задняя дверь магазина, и вошёл Ларри О’Киф. Он с удивлением воззрился на всех стоявших в ванной и в коридоре.

– Спасибо ещё раз, что показали, как почистить моих мишек, – быстро сообразила Нэнси.

Бесс поняла её намек и взяла с полки стиральный порошок.

– О, привет, Ларри, – сказала она, как будто только что его заметила.

– Привет, – кивнул Ларри и направился к офису Дотти. – Тебе нужно что-нибудь отправить сегодня?

– Мы, пожалуй, пойдём, – сказала Нэнси. – Бесс, мы заедем за тобой в пять.

Попрощавшись, Нэнси и Нед спешно покинули магазин.

– Идём, – поторопила Нэнси, когда они шли к парковке. – Сядем в твою машину. Это наш шанс проследить за Ларри.

Нед и Нэнси успели только закрыть двери машины, когда Ларри вышел из задней двери магазина. Неподалёку стоял фургон для доставки.

– Первая остановка – почтовое отделение, – предположил Нед, заводя машину.

– Ладно. Но меня интересует другая остановка, – сказала Нэнси.

Покинув парковку, Нэнси и Нед последовали за фургоном до почты, стараясь не подъезжать слишком близко. Ларри остановился и зашёл внутрь с несколькими коробками.

Когда Ларри, наконец, вышел, Нед завел машину и на безопасном расстоянии последовал за фургоном, вниз по Хайтс-стрит. Вскоре фургон свернул на магистраль.

– Что будем делать? – спросил Нед. – Он может поехать до самого Чикаго.

– Продолжай слежку, – ответила Нэнси. – Ардмур тоже в этом направлении.

– Ардмур?

– В этом городе находятся «Только игрушки», магазин Арнольда Смита.

– Думаешь, Ларри едет туда?

Нэнси скрестила пальцы.

– Будем надеяться, и тогда это будет поворотный момент в деле!

Часом позже, около выезда к Ардмуру, Ларри свернул с магистрали. Нэнси возбуждённо сжала руку Неда, и они последовали за фургоном. Ларри отправился по главной дороге Ардмура и остановился перед «Только игрушки». Он вышел из машины и быстро пересёк тротуар, войдя в магазин.

Нед медленно проехал мимо. На двери висел знак «закрыто».

– Закрыто? В первой половине дня? – удивился Нед.

– Читаешь мои мысли, – кивнула Нэнси. – Мне кажется, Ларри перевернул знак, чтобы убедиться, что не войдут посетители. Интересно, есть ли там чёрный вход.

Нед нажал на тормоза.

– О, нет, ты собираешься войти туда. Помни, ты сама сказала, что Ларри О’Киф уже отчаялся и на всё готов.

– Но я должна выяснить, что между ними происходит, – серьёзно сказала Нэнси. – Я обещаю, что просто прокрадусь и подслушаю. Если я не вернусь через пятнадцать минут, можешь ворваться внутрь и помочь мне.

– Хорошо, – неохотно согласился Нед.

Он повернул направо и свернул на аллею, параллельную главной улице. На эту аллею выходили задние двери нескольких магазинов.

– «Только игрушки», должно быть, четвёртый магазин по улице, – предположила Нэнси. Она заметила небольшого нарисованного мишку на одной из дверей. – Вот он.

– Я припаркуюсь около входа, – сказал Нед. – И помни – если ты не вернёшься через пятнадцать минут, я вхожу.

Нэнси кивнула и выскочила из машины. Она подёргала ручку, и та легко повернулась. Махнув рукой Неду, чтобы тот уезжал, она открыла дверь и тихо скользнула в магазин.

В задней комнате было темно. Нэнси медленно закрыла за собой дверь и задержала дыхание. Она услышала тихие голоса, доносящиеся из магазина.

Когда её глаза привыкли к темноте, она огляделась. Хранилище Арнольда не было так заставлено, как у Дотти, но всё же здесь было полно коробок. Около двери, ведущей в магазин, стояла высокая стопка. Нэнси решила подойти поближе и спрятаться за ней. Так она сможет подслушать, о чём говорят Ларри и Арнольд.

Нэнси осторожно пробралась через заставленную комнату, пока не дошла до стопки коробок. Между ней и какой-то металлической полкой нашлось узкое пространство.

Отсюда голос Ларри был громче, но всё ещё приглушённым, а Арнольда и вовсе не было слышно. Тут Нэнси заметила вентиляционное отверстие в полуметре над головой. Через перекладины пробивался свет из другой комнаты.

Если бы только подобраться поближе.

Коробки! Нэнси аккуратно взяла верхнюю коробку со стопки и поставила на пол. Встав на неё, она взглянула через отверстие. Она видела только макушку Ларри, но полностью слышала обоих.

– Слушай, Смит, – прорычал Ларри. – Тебе лучше достать пятьдесят тысяч долларов через час, иначе я пойду в полицию и расскажу им про твои планы насчёт Дотти. А вместе с другими уликами тебя засадят в тюрьму пожизненно!

Глава 12. Обмануть обманщика

«Планы насчёт Дотти?» – мысленно повторила Нэнси.

Не похоже, что Ларри говорил просто о краже. Арнольд занимался чем-то ещё?

Ларри резко повернулся на каблуках, прошагал к входной двери и открыл её.

– Один час! – прорычал он и вышел, захлопнув за собой дверь. Колокольчик бешено зазвенел, из-за чего Нэнси не расслышала гневных слов Арнольда.

Нэнси спустилась на пол и тихо выдохнула. Она-то рассчитывала обнаружить весомые доказательства: передачу мишек или денег либо что-то ещё. Но она стала свидетелем ссоры, что только запутало дело.

Похоже, что Ларри шантажировал Арнольда, но не из-за кражи. Иначе он сказал бы: «Я сообщу полиции, что это ты украл мишек». Но о каких «планах насчёт Дотти» он говорил?

Но кое в чём Нэнси могла быть уверена. Во-первых, даже если Ларри и Арнольд были сообщниками, теперь они отвернулись друг от друга. И во-вторых, Арнольд был в чём-то виноват.

Если Ларри пытался шантажировать Арнольда, то последний мог оказаться в тупике и даже подставить кого-то другого.

Глубоко вздохнув, Нэнси подошла к входу в магазин. Сейчас, пожалуй, самое подходящее время, чтобы разговорить Арнольда. Она знала, что рискует, но Нед был готов прийти на помощь, если что-то пойдёт не так. Кроме того, Нэнси имела дело и с более опасными противниками, чем маленький и пухлый Арнольд Смит.

И всё же, когда она перешагнула через порог, её сердце бешено билось. Арнольд сидел на табурете за прилавком, сняв очки и уставившись на них.

– Здравствуйте, мистер Смит, – заговорила Нэнси. Арнольд Смит вскинул голову. – Я Нэнси Дрю – помните? Я вчера была здесь с Дотти Болдуин.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он, подскакивая на табурете. – Как ты вошла?

Она кивнула в сторону задней комнаты.

– Там не заперто. Я проникла внутрь и подслушала ваш разговор с Ларри О’Кифом.

– Ларри? – Арнольд метнул взгляд на закрытую входную дверь. – Хм, ты, должно быть, ошибаешься. Его здесь не было несколько недель.

Скрестив руки, Нэнси подошла ближе.

– Нет, я не ошибаюсь, – уверенно сказала она. – Я проследила за ним от самого Ривер-Хайтса.

Арнольд нахмурился и почесал лысую голову. Затем со стоном опустился на табурет.

– Почему же ты не звонишь в полицию и не рассказываешь обо всём, что подслушала? Уж лучше так, чем пытаться наскрести пятьдесят тысяч долларов для чокнутого Ларри.

– За что вы ему должны? – спросила Нэнси.

Арнольд вяло посмотрел на неё.

– Я вчера слышал, как полицейский назвал тебя детективом, но поверь мне, это вовсе не твоё дело.

– А я думаю, мы можем помочь друг другу. Я не верю, что это вы украли мишек. Думаю, во всём виноват Ларри, и я хочу поймать его.

Арнольд со вздохом надел очки и медленно встал.

– Ты ещё дитя, – бессильно сказал он, – и ты не сможешь помочь мне.

– Посмотрим, – с вызовом ответила Нэнси.

Арнольд оценивающе посмотрел на неё и вдруг сказал:

– Ладно, мне нечего терять. Ларри хочет, чтобы я заплатил ему за молчание… о кое-каких вещах, которые я натворил вместе с ним. Он полагает, что если заявит в полицию, то меня посадят, и надолго. – Арнольд поморщился. – И он прав.

– О каких таких вещах? – с нажимом спросила Нэнси.

– Ну, я… – поколебался Арнольд. – Иногда я платил Ларри за информацию о сделках Дотти. Знаешь, люди со всего мира звонят ей, когда хотят продать особенные игрушки или коллекции. Ларри доставал мне их телефонные номера и имена – даже сумму, которую Дотти им предлагала. И затем я…

Он покраснел и опустил взгляд на свои руки.

– Затем вы предлагали этим людям сумму чуть побольше и покупали товар, – догадалась Нэнси.

Он кивнул.

– Я знаю, что это неправильно, но мне всегда нравилось доставать то, что хотели получить другие.

Нэнси нахмурилась.

– И вы бы могли даже украсть?

Поражённый, Арнольд расправил плечи.

– Я предприниматель, а не вор!

– Тогда как те мишки оказались в вашем магазине?

Арнольд покачал головой.

– Поначалу я и сам не мог понять, – признался он. – Но когда я это обдумал, то понял, что их мог подложить Ларри. Я точно помню, что он пришёл в среду утром. Он сказал, что Дотти подумывает продать своего Деньрожденьческого мишку, и хотел знать, сколько он стоит. Он легко мог подложить мишек на мои витрины, когда я отвернулся, – робко заключил Арнольд. – Наверное, хотел отвести от себя подозрение. И это сработало.

Скрестив руки, Нэнси зашагала по магазину.

– Вы рассказали всё это полиции?

– Я сказал им, что Ларри был в магазине и мог подложить мишек, – ответил Арнольд. – Но они наверняка решили, что я всё выдумал.

– Ещё один вопрос, – сказала Нэнси. – Когда мы с Бесс принесли вам Деньрожденьческого мишку, вы сказали нам правду? Или же это был настоящий антикварный медвежонок?

– Он не антикварный – у него пластиковые глаза. Я же вам сказал.

– Хммм.

Нэнси на минуту задумалась. Она надеялась узнать, кому нужен мишка Бесс, но сейчас не было времени беспокоиться об этом. Нужно поймать Ларри О’Кифа.

– Наш следующий шаг – выманить у Ларри мишек Дотти, – предложила Нэнси. – Ему ведь нужен покупатель?

– Верно, – согласился Арнольд. – И поскольку каждый продавец и коллекционер штата знает, что Деньрожденьческий мишка принадлежит Дотти, его нелегко будет продать – и остальных медвежат, если уж на то пошло.

Склонив голову, Нэнси посмотрела на Арнольда.

– Тогда предложите ему купить мишек вместо того, чтобы платить за молчание.

Арнольд заинтересованно посмотрел на неё.

– О, мне нравится эта идея. И когда он будет протягивать мне мишек, ты его поймаешь, да?

– Его поймает полиция, – поправила Нэнси. – Давайте позвоним офицеру Броуди…

Вдруг над дверью зазвенел колокольчик.

– Руки за голову, мистер Смит! – раздался голос.

Нэнси обернулась. Нед стоял в проходе, подняв руки в стойке карате.

– Боже мой! – воскликнул Арнольд.

Прижав руки ко рту, Нэнси пыталась сдержать смех.

– Всё в порядке, Нед. Мы с мистером Смитом решили работать вместе, чтобы поймать Ларри О’Кифа.

Нед облегчённо выдохнул.

– Отлично. Мне совсем не хотелось драться.

– Рано радуешься, Нед, – с широкой улыбкой сказала Нэнси. – У меня такое чувство, что Ларри О’Киф не сдастся без боя.

Она снова повернулась к Арнольду.

– А теперь давайте решим, какой цены будет достаточно за этих тринадцать мишек. Затем вы позвоните Ларри и назначите встречу.

* * *

– И почему мы всегда должны прятаться в заставленных комнатах? – прошептал Нед.

Нэнси улыбнулась.

– Потому что мы детективы.

Они вдвоём сидели на коробках, в задней комнате «Только игрушек», под вентиляционным отверстием, где ранее подслушивала Нэнси. Перед собой они составили высокую стену из коробок, на случай, если Ларри войдёт сюда.

Когда Арнольд позвонил Ларри, тот поначалу отрицал, что украл мишек. Но затем Арнольд предложил сто пятьдесят тысяч долларов за мишек, в том числе за Деньрожденьческого, и Ларри обещал тотчас же подъехать.

После этого Нэнси позвонила офицеру Броуди и попросила приехать в магазин. Потом положили газеты в обувную коробку, а сверху – слой двадцатидолларовых купюр, словно она была наполнена деньгами. Нэнси надеялась, что это на время одурачит Ларри, и он отдаст мишек Арнольду.

Нэнси взглянула на часы: пятнадцать минут второго. Ларри сказал, что придёт в час тридцать.

– Умираю от голода, – прошептал Нед. – Мы даже не пообедали.

Нэнси подтолкнула его локтем.

– Не могу поверить, что ты думаешь о еде в такое время...

Вдруг прозвенел колокольчик над дверью, и она распахнулась. Нэнси вскочила на коробку и посмотрела сквозь решётку вентиляционного отверстия.

Ларри О'Киф захлопнул за собой дверь, перевернул знак "Закрыто" и широкими шагами направился к прилавку. За его спиной развевались концы красного шарфа, и его волосы, подёрнутые сединой, ерошились больше обычного.

– Так что за сделку ты хочешь провернуть? – поинтересовался Ларри. – Конечно, если бы у меня были мишки.

Нэнси привстала на цыпочки и опустила взгляд. Она видела только верхнюю часть прилавка и стоящую посредине коробку. Арнольд крепко её держал.

– Я-я решил, что раз уж меня обвиняют в к-краже игрушек, то, по крайней мере, пусть они будут у меня, – замялся Арнольд.

Ларри фыркнул.

– Звучит очень уж подозрительно. У тебя тут копы?

Нэнси пригнулась.

– Ох, нет, Ларри, – ответил Арнольд. – С чего ты взял? Я просто хочу купить тех мишек. Если хочешь знать, у меня есть потенциальный покупатель. Но ему нужны мишки сейчас. Он не будет ждать, пока их обнаружит полиция.

Нэнси услышала, как Ларри заворчал. Они с Недом осторожно встали на коробку и посмотрели сквозь решётку.

– Так где мишки? – спросил Арнольд. – У тебя?

– Так я тебе и сказал, – фыркнул Ларри. – Сначала покажи деньги.

Нэнси простонала. Всё шло не так, как планировалось. Ларри пришёл раньше и не принёс с собой мишек. А если он решил забрать и деньги, и мишек? Он запросто мог забрать коробку у Арнольда и сбежать.

– Где наш замечательный полицейский Броуди? – прошептал он, взволнованно нахмурившись.

– Не знаю, – прошептала в ответ Нэнси.

Арнольд всё ещё спорил с Ларри, пытаясь заставить его показать медвежат.

– Останься тут и внимательно слушай, – сказала она Неду. – Возможно, тебе придётся потом давать показания. Я подкрадусь к машине Ларри и попробую найти там мишек, пока не поздно.

Нед кивнул и молча сжал её руку.

Нэнси пробралась через комнату к задней двери, приоткрыла её и выскользнула наружу.

Она моргнула от яркого солнца. Прикрыв глаза рукой, обернулась и осмотрела улицу. Лари вошёл через главный вход, но припарковался он сзади. Нэнси сразу же узнала грузовик "Волшебных мишек".

Нэнси бросилась к машине. Если Ларри заподозрит Арнольда или попытается украсть деньги, то может выскочить в любую минуту.

Фургон был не заперт. Открыв дверь со стороны водителя, Нэнси забралась внутрь. Сзади были составлены коробки. Нэнси проскользнула между двумя сидениями, пригнулась за местом водителя и взяла первую коробку.

Та была надёжно запечатана и адресована "Волшебным мишкам". Нэнси, взволнованная, вынула из сумочки перочинный ножик и разрезала ленту. Партия игрушек – лучшее место, где можно спрятать украденных мишек!

Она открыла коробку, и на неё уставились одинаковые мишки из коричневого плюша. Нэнси засунула руку поглубже и достала мишку со дна коробки.

Он был кремового цвета, с потрёпанной шерстью на мордочке. Нэнси потрогала его глаза: холодные и гладкие.

Стеклянные глаза! Она нашла одного из мишек Дотти!

Нэнси сунула руку в коробку и достала большого белоснежного мишку с мечтательными глазами. Деньрожденьческий мишка Дотти!

– Вот вы и попались, Ларри! – сказала себе Нэнси, роясь в коробке.

Вдруг открылась дверца машины. Нэнси молча сжалась за водительским сидением.

Подняв глаза, она увидела макушку Ларри, раздражённо устраивавшегося в машине. Выругавшись, он захлопнул дверь и завёл двигатель. В следующее мгновение Нэнси чуть не упала, когда фургон помчался вперёд. Она прижалась к спинке сидения.

«Ларри пытается сбежать», – лихорадочно размышляла Нэнси. И она оказалась заперта в фургоне!

Глава 13. В ловушке!

Нэнси ухватилась за что-то, когда фургон понёсся по аллее.

– Стой! – раздался голос Неда.

Вдруг рука Ларри потянулась вниз, почти касаясь плеча Нэнси. Она увидела, как он бросил коробку из-под обуви на пол и задвинул её под пассажирское сидение.

Он украл деньги!

Нэнси прижала руки ко рту, подавив крик.

«Успокойся, – сказала она себе. – Нед знает, где ты. Он запишет номер машины и позвонит в полицию».

Её слуха достиг звук полицейских сирен. Офицер Броуди!

Ускоряясь, фургон резко повернул, из-за чего Нэнси прижало к сидению. Сирены не отставали – наоборот, стали ближе и громче.

Ларри пробормотал что-то и затормозил. Нэнси облегчённо выдохнула.

Под колёсами захрустел песок, когда фургон свернул на обочину и остановился. Ларри опустил стекло.

– Что-то не так, офицер? – вежливо спросил он.

– Вы превысили скорость, сэр, – пятьдесят миль в час, а здесь ограничение – тридцать, – ответил полицейский.

У Нэнси душа ушла в пятки. Это был не офицер Броуди!

Лихорадочно поразмыслив, она принялась колотить по стенке фургона с криком: «Помогите!»

– Что за?.. – воскликнул Ларри, оборачиваясь. Увидев Нэнси, он сменил удивление на гнев. – А ты что тут делаешь?

– Помогите! – снова закричала Нэнси.

Она бросилась к задним дверям фургона, но не увидела ручки. Дверь заперли снаружи!

– Что там происходит? – раздался недоумённый голос полицейского. Нэнси отчаянно забарабанила по двери.

– Ты в ловушке, – прорычал Ларри.

Он соскользнул со своего места и устремился к ней. Обернувшись, Нэнси прижалась спиной к двери фургона и посмотрела Ларри в глаза.

Тут она услышала ещё один вой сирен. Завизжали шины автомобиля, остановившегося за фургоном.

Ларри всё ещё шёл к Нэнси, вытянув руки и скрючив пальцы, как когти. Похоже, что он готов был придушить её. Нэнси глубоко вдохнула. Когда он оказался в полуметре от неё, Нэнси ударила его, попав прямо в челюсть, но это остановило его лишь на секунду.

– Выпусти меня! – закричала Нэнси.

Ларри сомкнул пальцы на её горле. Вдруг двери фургона распахнулись. Нэнси опрокинулась назад, потянув за собой Ларри, и они рухнули на землю.

Ларри всё ещё не отпускал её, и девушка боролась с ним, чтобы сделать хоть глоток воздуха. Она схватила его за запястья и впилась ногтями в кожу. В тот же миг двое полицейских вцепились в Ларри сзади и оттащили от Нэнси. Даже в потасовке Нэнси сумела распознать Броуди и Джексон. Потом она скрючилась, вдыхая и кашляя.

Офицер Броуди с силой прижал Ларри к фургону, а офицер Джексон надела на того наручники. Потом Броуди помог Нэнси подняться на ноги.

– Ты в порядке? – спросил он.

Она кивнула и указала на Ларри.

– Это он украл мишек Дотти. – Она перевела дыхание. – И деньги Арнольда.

– Ложь! – Ларри бросился к Нэнси. Офицер Джексон схватила его за наручники и дёрнула назад. Ларри завопил: – Она меня подставила!

– Уведите отсюда О’Кифа, – велел напарнице Броуди. – Зачитайте права и посадите в полицейскую машину.

– Отпустите! – потребовал Ларри, когда офицер Джексон уводила его прочь.

Полицейский, остановивший фургон за превышение скорости, взял его за другую руку, и вдвоём они посадили Ларри в патрульную полицейскую машину.

– Нэнси!

Она обернулась и увидела Неда, выпрыгивающего из своего автомобиля. Он подбежал к Нэнси и обнял её.

– Еще бы чуть-чуть! – сказал он. – Когда я увидел, что Ларри уехал, а ты всё ещё была в фургоне, то испугался, что больше не увижу тебя.

– И я, – вздохнула Нэнси. – Но оно того стоило. Посмотри!

Нэнси вместе с Недом и офицером Броуди подошла к фургону, залезла внутрь и вытащила одну из коробок.

– У Ларри здесь спрятано несколько мишек Дотти, – сказала она и продемонстрировала одного из них. – А под пассажирским сидением у него коробка с деньгами.

– Похоже, у нас достаточно улик, чтобы надолго упрятать О’Кифа в тюрьму, – сказал офицер Броуди. – Я приглашу миссис Болдуин в полицейский участок для опознания мишек. И у мистера Смита тоже лучше взять показания.

– С Арнольдом всё хорошо? – спросила Нэнси.

Нед усмехнулся.

– Прекрасно. Ларри пригрозил ударить его, и он отдал коробку без разговоров. Хорошо, что у Ларри не было возможности пересчитать деньги. Он пришёл бы в ярость, увидев, что там одни газеты.

Нэнси содрогнулась.

– Он разозлился намного сильнее, увидев меня в фургоне.

Нед крепко прижал её к себе.

– Идем. Броуди запишет наши показания, а потом сходим, перекусим. Ты это заслужила!

* * *

– Итак, тайна наконец-то разгадана! – сказала Бесс.

Было уже пять часов, и Нэнси с Недом заехали за подругой в «Волшебные мишки».

– И Ларри всё-таки оказался вором, – добавила Ингрид, покачав головой. – Я бы никогда не подумала, что он достаточно умён, чтобы это провернуть.

Магазину пора было закрываться. Ингрид подметала пол, пока Бесс считала выручку за кассой. Нэнси пристроилась рядом, уперевшись локтями в прилавок. Дотти всё ещё была в полицейском участке, подтверждая, что украденные мишки принадлежали ей.

– Он очень даже умён, – сказал Нед. – Одурачил полицию со своим алиби.

Нед втиснулся в детское кресло, использовавшееся для игрушек, и вытянул ноги на полкомнаты.

– Значит, ты была права: он перевёл часы с кукушкой, – сказала Бесс, набирая цифры на калькуляторе.

Нэнси пожала плечами.

– Полагаю, что так. Но я звонила офицеру Броуди, и он сказал, что Ларри ни в чём не признался. Он всё ещё утверждает, что я подложила медвежат в его фургон.

– Надеюсь, полиция не верит этому обманщику! – воскликнула Ингрид, подходя к прилавку.

– Не верит, – подтвердила Нэнси. – Арнольд и мы с Недом подтверждаем одно и то же, так что истории Ларри вряд ли поверят.

Нэнси нахмурилась:

– Броуди сказал, что Ларри яростно отрицает, что вломился в дом Марвинов и напал на Бесс около пруда. И что набросился на тебя в понедельник, Ингрид. У нас есть доказательства, что он украл мишек, но никаких связей с теми происшествиями. И это меня беспокоит.

– Я думаю, надо отпраздновать. – Ингрид вмешалась в ход мыслей Нэнси. – Приходите ко мне сегодня.

– Мы с удов… – начала Бесс, но Нэнси подтолкнула её.

– Мы с удовольствием пришли бы, но Нед достал три билета на концерт новой группы, – быстро сказала Нэнси. – Нам нужно быть на стадионе в семь, и придем домой мы очень поздно. Давай поужинаем завтра?

– Ах, хорошо. Я проведаю родителей, – ответила Ингрид, но Нэнси заметила, что она обиделась. Ингрид взяла свою сумочку из-под прилавка. – Пойду, пожалуй. Утром мне нужно открыть магазин. Бесс, подождёшь, пока Дотти вернётся и закроет всё?

Бесс улыбнулась.

– Да, конечно. Прости, что не вышло с ужином.

– Ничего страшного. Увидимся. – Ингрид помахала им на прощание и ушла через заднюю дверь магазина.

Бесс убедилась, что её подруга ушла, и повернулась к Нэнси.

– У Неда нет никаких билетов. Зачем ты соврала Ингрид? – требовательно спросила она. – Ингрид – моя подруга, а ты её обидела.

– Знаю, и мне жаль, – извинилась Нэнси. – Но я не думаю, что загадка полностью разгадана. Нутром чую, что за твоим мишкой охотится кто-то другой. Но если мы хотим его поймать, то нужно устроить тайную ловушку, и никто не должен о ней знать – ни Ингрид, ни Дотти. И я бы хотела начать прямо сегодня.

– Погоди-ка. – Нед наклонился вперёд на своём стульчике. – Хочешь сказать, Ларри невиновен?

– Именно. Броуди сказал, что у Ларри есть надёжное алиби на тот день, когда на Бесс напали, – объяснила Нэнси. – Он всю ночь был в бильярдной, и это подтверждают около двадцати человек. Кроме того, зачем Ларри медвежонок Бесс? Он не так ценен, а единственное, что нужно Ларри, – это деньги.

– Может, он думал, что это оригинал? – предположила Бесс.

– И ты согласна положиться на это? – надавила Нэнси. – Что, если ты будешь одна, когда кто-то снова придёт за мишкой?

Бесс нервно перевела взгляд с Нэнси на Неда.

– Думаю, ты права. Но что мы будем делать?

– Сегодня мы втроём спрячемся в твоём доме, Бесс, – изложила план Нэнси. – Сделаем вид, что дома никого нет. Тогда, возможно, вор и придёт за твоим мишкой.

– Только мы будем поджидать его! – весело добавила Бесс.

* * *

Нэнси содрогнулась. Температура на улице упала, и хотя под своё пальто она надела жилет Неда на гусином пуху, ей всё ещё было холодно.

Было уже десять часов. Нэнси съежилась за кустами около заднего крыльца Марвинов. Когда грабитель вломился в первый раз, он воспользовался задней дверью. У Нэнси было предчувствие, что он поступит так же и во второй раз. Они с Недом сменялись через час. Сейчас он сидел в гостиной, пока Бесс притворялась, что спит в своей комнате.

Нэнси пошевелила пальцами ног в ботинках на меху и вновь посмотрела на часы. Она решила подождать ещё двадцать минут и отступиться.

И вдруг она заметила какое-то движение. Раздвинув кусты, она оглядела задний двор Марвинов.

Кто-то перебирался через изгородь!

Злоумышленник спрыгнул на землю и повернулся к кустам, где пряталась Нэнси. Она заметила маску, натянутую на лицо.

«Это и есть наш вор! – взволнованно подумала Нэнси. – И в этот раз я его поймаю!»

Пробираясь сквозь снег, злоумышленник пересёк двор и подошёл к крыльцу. Нэнси решила подождать, пока он зайдёт в дом. Тогда не останется сомнений, что это вор.

Нэнси немного приподнялась, и тут веточка уколола её в щеку. Нэнси подалась назад и поскользнулась на льду.

Вшух! Нога Нэнси поехала в сторону, и она схватилась за ветки, чтобы не упасть.

Вор тут же услышал шум. Он развернулся, спрыгнул с крыльца и бросился через заснеженный двор к изгороди.

– Нед! Бесс! Он здесь! – закричала Нэнси и устремилась за убегающей фигурой.

Добежав до изгороди, злоумышленник остановился, чтобы перекинуть через неё ногу. Нэнси подставила ему подножку и изо всех сил вцепилась в запястье, потянув в сторону. Они оба упали на землю.

Вспыхнули огни на заднем крыльце. Нэнси прижала вора к земле и сдернула с него лыжную маску. Из-под неё выбились светлые волосы. Нэнси отшатнулась в изумлении.

Это была Ингрид!

Глава 14. Недостающий элемент

– Ингрид! – воскликнула Нэнси, отодвинувшись от подруги. – Что ты тут делаешь?

– Ингрид? – хором ахнули Бесс и Нед, подбежав и остановившись за Нэнси.

Приподнявшись, Ингрид обвела взглядом всех троих, потом грозно уставилась на Нэнси.

– А ты что делала за теми кустами? – потребовала она ответа. – Ты меня до смерти напугала!

– Прости. – Нэнси взяла Ингрид за руку и помогла ей подняться.

– Говорила же, что это дурацкая затея, – проворчала Бесс. Она была одета в ночную рубашку, даже не надела пальто, и сжимала в руках Деньрожденьческого мишку. – Посмотри, кого мы поймали!

Нэнси присмотрелась к Ингрид.

– Ты не объяснишь нам, что делаешь тут так поздно, если знаешь, что мы должны быть на концерте?

– Если уж хотите знать, то я решила, что вы уже вернулись с концерта, – объяснила Ингрид. – Я хотела сказать вам, что уезжаю в Германию на день раньше. Мой воскресный рейс отменили, так что я забронировала билет на завтра, в пять часов утра. Я полечу из Ривер-Хайтса в Чикаго, а потом сяду на международный рейс.

Бесс бросила на Нэнси взгляд «я же тебе говорила» и сказала:

– Видишь? Всё в порядке?

– Всё будет ещё лучше, если мы зайдём внутрь, – сказал Нед. – Здесь жутко холодно.

– Вы правы, – согласилась Нэнси. – Кто хочет горячего шоколада?

Все четверо собрались на кухне Марвинов. Пока Нэнси и Ингрид снимали заснеженные пальто, Бесс и Нед готовили горячий шоколад.

– Я рада, что ты зашла, Ингрид, – сказала Бесс. – Иначе мы бы не смогли попрощаться.

– Я тоже рада. Несмотря на то, что меня сбили с ног. – Ингрид рассмеялась и села за кухонный стол. – Ну, ребята, расскажите-ка, зачем вы прятались в тёмном доме.

– Это была идея Нэнси, пусть она и объясняет. – Бесс наставила палец на Нэнси.

Та протянула Ингрид кружку горячего шоколада и отпила из своей.

– Я всё ещё думаю, что это не Ларри охотился за мишкой Бесс, – объяснила она. – И я решила, что если дома якобы никого не будет, этот некто придёт снова.

– Понимаю, – кивнула Ингрид. – Наверное.

Нед рассмеялся.

– Не беспокойся. Детективные приёмы иногда сбивают с толку, если только ты не проводишь с Нэнси много времени.

Девушки рассмеялись. Они все беседовали, пока Ингрид не пришла пора идти домой.

– Береги своего медвежонка, – сказала Ингрид, надевая пальто. – Во всей этой суматохе я так и не получила своего.

– Как жаль. – Бесс сочувственно похлопала Ингрид по руке. – Дотти, наверное, скоро сделает ещё один заказ. Если ты всё ещё будешь в Германии, я сразу же отправлю его тебе.

– Или ты можешь купить его в Германии, – предположила Нэнси.

– Может быть, – пробормотала Ингрид, тоскливо глядя на медвежонка Бесс. – Но ко дню рождения моего двоюродного брата я уже не успею.

– Почему бы нам с Нэнси не проводить тебя до дома? – предложила Бесс. – А Нед останется охранять мишку.

Она протянула плюшевого медведя Неду и потянулась за пальто.

– Хорошая идея, – улыбнулась Нэнси. – Сегодня прекрасная ночь. Уж я-то знаю – я там чуть не целый час замерзала.

Ребята рассмеялись. Ингрид попрощалась с Недом, и девушки направились к задней двери. Минут пятнадцать спустя, проводив Ингрид, они поднимались по ступенькам дома Марвинов.

– Думаешь, мне следовало отдать Деньрожденьческого мишку Ингрид? – спросила Бесс, когда они открыли заднюю дверь.

– Нет. – Нэнси покачала головой. – Ты к нему привязалась.

Она сняла пальто и повесила на кухонный стул. Вдруг она схватила подругу за запястье.

– Шшш, – прошептала она, приложив палец к губам. – Я слышу чей-то голос, и это не Нед!

Бесс закрыла рот. Нэнси задержала дыхание, прислушиваясь. Похоже, что Нед разговаривал с кем-то в гостиной. Нэнси подумала, что он мог слушать радио или говорить по телефону, но звучало всё как-то иначе.

Нэнси выдвинула ящик в кухонном шкафу и тихо достала скалку. Она жестом велела Бесс оставаться на месте и на цыпочках вышла в коридор.

Подойдя к двери в гостиную, Нэнси прижалась к стене и осторожно выглянула.

В метре от неё, спиной стоял высокий мужчина в чёрном пальто. Нед стоял прямо за ним, так что Нэнси не видела выражения его лица. Но в одном она не сомневалась – у мужчины под мышкой был зажат медвежонок Бесс!

Тот, кто напал на Ингрид, тоже был достаточно высок. Нэнси опустила взгляд на его обувь. Мужчина носил резиновые галоши поверх туфель. Нэнси была уверена, что на подошве сетчатый рисунок!

Подняв скалку высоко над головой, Нэнси шагнула в гостиную.

– Поднимите руки и не двигайтесь! – распорядилась она, – или я вас ударю. Нед, быстро проверь, есть ли у него пистолет.

– Но, Нэнси… – начал Нед.

– Бесс! Звони в полицию! – крикнула Нэнси в сторону кухни. Не опуская руку, Нэнси встала за мужчиной, готовая ударить, если он двинется. Но он застыл, подняв руки.

– Нэнси! – серьёзно сказал Нед, сделав шаг вперёд. – Это полицейский.

– Полицейский? – пискнула Бес, высунув голову из-за двери.

– Это он так тебе сказал, – настаивала Нэнси. – Но я уверена, что это он напал на Бесс и Ингрид. А теперь он пришёл за медвежонком Бесс.

– Нет же, Нэнси, – с чувством ответил Нед. – Это комиссар Франц Шмидт из полиции Германии. У него есть удостоверение.

– Эм, мисс Дрю, ваш друг прав, – сказал мужчина, не двигаясь с места. Нэнси услышала сильный немецкий акцент.

Она недоверчиво посмотрела на Неда.

– Полицейский из Германии?

Нед кивнул.

– И он сюда не вламывался, просто постучал.

Мужчина указал на задний карман.

– Прошу вас. Документы в моём портмоне, – сказал он.

– Достань портмоне, Бесс, – сказала Нэнси, всё ещё держа скалку. – Мы не будем рисковать.

Бесс вытащила из его кармана бумажник и открыла его.

– Ой-ой. Тут паспорт с фотографией и прочим. Он и, правда, офицер полиции из Германии.

– Дай посмотреть. – Нэнси бросила взгляд на паспорт и резко сказала: – Паспорт можно подделать. Сэр, нам нужно больше доказательств.

– Вы очень осторожны, мисс, и это разумно, – сказал высокий мужчина. – Пожалуйста, позвоните шефу МакГиннису из полицейского отделения Ривер-Хайтса. Только он знает, что я здесь на особом задании. Вообще-то, это он предложил мне зайти сюда. Сказал, что знаменитая девушка-детектив Нэнси Дрю остановилась в доме Марвинов из-за медвежонка её подруги.

Нэнси кивнула.

– Нед, приглядывай за комиссаром Шмидтом, пока я звоню МакГиннису. – Она протянула Неду скалку и направилась к телефону в коридоре.

– Когда я с ним связываюсь, я называю особое слово: майсен, – сказал ей вслед мужчина.

Нэнси набрала номер полицейского штаба и попросила шефа МакГинниса.

– Здравствуй, Нэнси, – поздоровался тот. – Комиссар Шмидт тебя нашёл? Я рассказал ему, что ты детектив и можешь помочь с поимкой контрабандистов.

– Э–э, да, он нас нашёл, – запнулась Нэнси, почувствовав себя глупо. – Он попросил вас назвать код, чтобы я знала, что он говорит правду.

– Хорошо, – отозвался шеф. – Майсен – вот его кодовое слово.

– Спасибо, шеф, – ответила Нэнси и медленно положила трубку.

«Боже мой», – подумала она, вернувшись к остальным. Сначала она напала на Ингрид, потом чуть не ударила полицейского из Германии. Что-то у неё не ладилось с этим делом.

Нед скрестил руки.

– И?

– Я должна извиниться перед комиссаром Шмидтом, – признала Нэнси, подняв руки. – Прошу прощения, сэр. Я решила, что вы тот злоумышленник, который пытался украсть медвежонка Бесс.

Опустив, наконец, руки, Шмидт улыбнулся и пожал руку Нэнси.

– Всё в порядке, – сказал он. – Я бы на вашем месте поступил так же.

– Так что там насчёт контрабандистов? – спросила Нэнси, присев на подлокотник дивана.

– Контрабандистов? – переспросили Нед и Бесс.

Шмидт опустился в кресло с подголовником.

– Я прибыл в Соединённые Штаты, чтобы поймать искусную банду контрабандистов, – объяснил он. – В вашем мишке, мисс Марвин, спрятана бесценная фигурка из майсена, украденная из музея в Германии.

У Бесс упала челюсть. Она плюхнулась на диван.

Что-что спрятано в моём мишке?

– Майсен – очень известный вид фарфора, – пояснил Шмидт. – Его делают в Германии, в Майсене и Дрездене, аж с восемнадцатого века. Внутри вашего мишки спрятана изящная балерина, датируемая 1734 годом. Она одна в своём роде. Её партнер, фарфоровый кавалер, был украден в прошлом году. Мы полагаем, что сейчас он находится у коллекционера из Ривер-Хайтса, и балерина вот-вот будет у него же.

Вытянув руки, Бесс рассмотрела медвежонка.

– Неудивительно, что за ним кто-то охотился.

– Как контрабандисты засунули балерину в медвежонка? – спросил Нед, сев рядом с Бесс.

– Как я сказал, эту кучка контрабандистов очень умела, – сказал Шмидт. – Мы пытались поймать их два года. Шесть месяцев назад мы выяснили, что краденые товары отправляют из Германии с поставками плюшевых игрушек завода «Отто С. Потапыч».

Мы отправили на этот завод детектива под прикрытием. Он обнаружил, что управляющий экспортными операциями прятал краденый товар в определённые игрушки. Поскольку они шьются вручную, несложно положить внутрь фигурку или небольшую вазу, прежде чем игрушки зашивают.

Бесс кивнула.

– Эти мишки достаточно большие, чтобы спрятать внутри небольшую фигурку, – сказала она.

Шмидт кивнул.

– Верно. А набивка не даёт товару разбиться. Весьма изобретательно. Затем управляющий связывался с контрабандистами, говорил, в каких игрушках товар, и куда отправляют партию.

– Вот как балерина оказалась в «Волшебных мишках», – впечатлилась Нэнси. – Но вы же не думаете, что Дотти в этом замешана?

Шмидт покачал головой.

– Нет. Мы её проверили, и она невиновна. Но мы всё же полагаем, что некоторый украденный товар переправляется в её магазин. Плюшевые игрушки выглядят, как обычно, так что она и не догадывается, что внутри что-то есть.

– Вот уж точно, – вставила Бесс, ворочая мишку. – Никакой тяжести не чувствуется.

– Затем курьер идёт в магазин, куда доставили партию игрушек, и покупает их, – догадалась Нэнси.

– Что ещё за курьер? – спросила Бесс.

– Он вроде как посыльный, – ответил Шмидт. – Контрабандисты используют курьеров здесь, в США, чтобы они забирали плюшевые игрушки с товаром и относили покупателю.

– Позже курьер как-то пересылает деньги обратно контрабандистам в Германию, – заключила Нэнси. – Значит, у такого человека должны быть связи в Германии.

Она нахмурилась. Все кусочки мозаики вдруг встали на место.

– Я проследил за партией до магазина миссис Болдуин, – рассказывал Шмидт. – Затем я наблюдал, ожидая покупателя.

Бесс вытаращила глаза.

– Значит, один из покупателей и есть курьер!

– Нет, в нашем случае курьер умудрился проникнуть внутрь, – сказал Шмидт. – Вообще-то, она работала в магазине.

Она? – изумленно повторил Нед. Бесс словно проглотила язык.

Нэнси опередила их мысли.

– Она работает в «Волшебных мишках» и точно знает, когда приходят поставки, – заявила Нэнси. – Она спрятала нужного мишку далеко на полке, как только он прибыл. Потом захотела купить его, но обнаружила, что это уже сделала ты, Бесс. И с тех пор она хотела получить этого мишку.

– Нэнси! Ты обвиняешь Ингрид? – ахнула Бесс.

Нэнси уверенно кивнула.

– Да. Ингрид Дженнингз – курьер контрабандной группировки!

Глава 15. По следу курьера

– Мисс Дрю права, Ингрид действительно курьер, – подтвердил комиссар Шмидт. Он кивнул Неду и Бесс, которые сидели на диване, уставившись на полицейского и раскрыв рты. – Я следил за ней всю прошлую неделю, надеясь, что она схватит медведя.

– Вы хотели, чтобы она украла моего мишку? – удивилась Бесс.

– Да. Тогда я смог бы проследить за ней до того коллекционера из Ривер-Хайтса, – заметил Шмидт. – Мы хотели арестовать их вместе. Надеялись, что кто-то из них или оба выдадут имена сообщников, и мы сможем прикрыть всю банду.

– О, нет, я расстроила ваши планы, – пробормотала Нэнси.

Нед усмехнулся.

– Это правда – ты сделала всё возможное, чтобы мишку не украли, Нэн. Но скажите-ка мне кое-что, комиссар Шмидт, – вы были около пруда в ночь, когда мы устраивали вечеринку на коньках?

Шмидт улыбнулся, извиняясь.

– Да. Я спрятался за деревьями. Когда вы проехали мимо и провалились под лёд, мисс Дрю, она побежала к припаркованным автомобилям.

Бесс сузила глаза.

– Она ударила меня по голове – тоже мне подруга!

– Если бы ваши друзья не сориентировались так быстро, мне пришлось бы раскрыть свою легенду и помочь вам, – сказал Шмидт. – Но поскольку я в это время присматривал за вами, то не смог помешать Ингрид напасть на мисс Марвин.

– Это Ингрид проникла в наш дом той ночью? – спросила Бесс.

Шмидт кивнул.

– А что насчёт тех больших отпечатков ног? – спросил Нед.

– Ингрид достаточно умна и легко могла подделать следы, – ответила Нэнси. – Наверняка она надела ботинки отца – такие же галоши, как у мистера Шмидта, на них такая же подошва.

Шмидт взглянул на свои галоши.

– Я купил их в Германии, конечно. Мистер Дженнингз тоже жил в Германии и приехал сюда только в этом году. Вполне возможно, что у него есть такая же пара.

– Значит, это ваши следы мы нашли в снегу, когда на Ингрид напали, – догадалась Нэнси.

Шмидт был впечатлён.

– Да. Я следил за Ингрид. Она новый курьер и очень умна – заметила меня в ту ночь и подкралась ко мне. А потом позвала на помощь, выставив меня грабителем.

Нед скрестил руки.

– Значит, Ингрид была в курсе, что её преследуют.

– Да, – сказал Шмидт, – но было поздно посылать на задание ещё одного детектива. Мне пришлось продолжать слежку и надеяться, что она совершит ошибку от отчаяния. И она совершила – недооценила вас, Нэнси. Вы знали, что кто-то охотится за медведем, пусть и не знали, кто именно. И вы сберегли игрушку.

Бесс простонала.

– Уверена, что Ингрид пришла сюда сегодня, чтобы ещё раз попытаться украсть мишку.

– Вы думаете, она и правда улетает в Германию завтра? – спросила Нэнси. Она встала и принялась мерять шагами комнату.

– Да, – ответил Шмидт, следя за Нэнси. – Она будет придерживаться планов, чтобы не вызвать подозрений. Подозреваю, что из-за неудачи Ингрид контрабандисты пришлют за медведем кого-то другого. – Он вдруг нахмурился и прямо посмотрел на Бесс. – Кого-то, кто не побоится применить силу.

– Ох, – пискнула Бесс.

Остановившись, Нэнси резко вдохнула.

– Тогда сделаем так, чтобы Ингрид не потерпела неудачу. Если она добудет мишку, вы сможете проследить за ней и поймать коллекционера.

– Хочешь сказать, что мы позволим Ингрид украсть его? – спросил Нед, удивлённый предложением Нэнси.

– Нет. Мы можем предложить Ингрид подвезти её до аэропорта и подарить мишку как прощальный подарок, – ответила Нэнси. – Бесс всё равно подумывала об этом. Так ведь?

– Хммм, ну… да, – замялась Бесс, крепче прижимая мишку. – Но если мишка попадет к ней, я его больше не увижу.

– Это так, – серьёзно согласился Шмидт. – Но план Нэнси может быть единственной возможностью поймать Ингрид, когда она будет передавать украденный товар коллекционеру.

Бесс медленно выдохнула и поднялась.

– Я позвоню Ингрид, – сказала она, направляясь к телефону в коридоре.

Две минуты спустя Бесс вернулась в гостиную.

– Всё улажено, – хмуро доложила она. – Ингрид пришла в восторг, когда я сказала, что подарю ей мишку. Мы должны заехать за ней в четыре утра и отвезти в аэропорт Ривер-Хайтса.

Нэнси взглянула на часы.

– Осталось всего четыре часа. Я не думаю, что смогу уснуть.

– Я тоже. – Нед поднялся и потянулся. – Кто хочет кофе? Ночь будет долгой.

* * *

– Увидимся через две недели, – сказала Бесс, обнимая Ингрид.

– Я буду по вас скучать, – ответила Ингрид, подняв свой багаж. Она грустно улыбнулась Нэнси, Неду и Бесс.

Все четверо стояли перед металлоискателем на небольшом аэровокзале Ривер-Хайтса. Было четыре тридцать утра, и аэропорт казался заброшенным.

– И, Бесс, ещё раз спасибо за медвежонка, – сказала Ингрид, сжимая мягкую игрушку. – Мой брат будет очень рад.

– Да, что ж, я уверена, что Дотти достанет ещё одного, – весело ответила Бесс.

Нэнси ободряюще ей улыбнулась. Она знала, что Бесс притворяется счастливой. И очень хорошо притворяется – учитывая, что она никогда больше не увидит своего Деньрожденьческого мишку.

Помахав рукой, Ингрид повернулась и прошла через металлоискатель, а потом скрылась из вида, спускаясь вниз по коридору.

– Где Шмидт? – шёпотом спросил Нед. – Он ведь должен быть здесь.

Нэнси обвела взглядом зал ожидания и кассы. Здесь было лишь несколько пассажиров и работники аэропорта.

– Он сказал, что замаскируется, – ответила Нэнси. – Но, может, он уже в зоне посадки.

– И что мы теперь будем делать? – спросила Бесс, сонно зевая.

– Разделимся, а потом укроемся и будем следить за Ингрид.

Бесс вытащила бейсболку из сумочки, нахлобучила на голову и спрятала под бейсболку волосы.

– Я буду сидеть в лавочке с едой, – вызвалась она.

– А я постою у газетного киоска и спрячусь у спортивного раздела. Увидимся позже, – сказал Нед, широкими шагами пересекая вестибюль.

Нэнси помахала друзьям и огляделась вокруг. Она заметила старую новостную газету, оставленную на пластиковом сидении. Нэнси присела и, развернув газету, скрыла за ней лицо, притворившись, что читает.

Если она права, Ингрид вскоре вернётся из посадочной зоны. И если план сработает, Шмидт будет следовать за ней.

Минут через пять Нэнси увидела Ингрид около телефона в вестибюле аэропорта. Она крепко прижимала к себе мишку.

«Странно, – подумала Нэнси. – Я не видела, чтобы она покидала зону посадки. Как она оказалась возле телефона? Когда Ингрид повернулась к Нэнси спиной, та обвела взглядом просторное помещение в поисках Шмидта.

Где же он?

Она быстро взглянула на Ингрид. Та повесила трубку. Она звонила коллекционеру и договорилась о встрече?

Подняв сумки, Ингрид бросилась к широким дверям на входе. Она направлялась к главной парковке.

Нэнси бросила газету и подскочила. Нед уже пересекал вестибюль.

– Где Шмидт? – сразу же спросил он.

Нэнси обеспокоенно покачала головой.

– Не уверена, но мне кажется, что что-то не так. Придётся действовать по плану «Б».

– План «Б»? – недоумённо переспросил Нед.

– Да, – решительно отозвалась Нэнси. – Вы с Бесс ищите Шмидта, потом звоните шефу МакГиннису, а я последую за Ингрид. Нельзя её упустить!

– Хорошо. – Нед махнул Бесс – она всё ещё занимала свой пост у ларька, уплетая пончик. – Но как только узнаешь, куда направляется Ингрид, позвони в полицию.

– Позвоню, – пообещала Нэнси.

Нэнси вышла через боковую дверь на небольшую парковку, где она оставила свой «мустанг». С этой парковки был виден главный вход, так что Нэнси могла увидеть Ингрид.

Пять минут спустя Ингрид проехала мимо на жёлтом арендованном автомобиле, направляясь к выходу. Когда она свернула налево, Нэнси отъехала на своей машине.

Она вдруг поняла, что Ингрид может узнать её «мустанг». Она надеялась только на то, что Ингрид не будет ожидать слежки. И это вполне могло так и быть, ведь она сумела избавиться от Шмидта.

Нэнси следовала за жёлтым автомобилем вниз по главной улице Ривер-Хайтса в фешенебельный район на севере города. Повернув несколько раз, Ингрид снизила скорость и заехала в спальный район. Похоже, что она рассматривала номера домов.

Нэнси остановила «мустанг» у обочины и подождала, пока Ингрид остановится. Она увидела, как Ингрид вылезла из машины и направилась по тротуару к одному из домов.

Нэнси вновь свернула на улицу и проехала мимо этого здания. Это был великолепный особняк, окружённый старыми дубами и подстриженными кустами. Нэнси запомнила номер дома и развернулась на следующей подъездной дорожке.

Нэнси отправилась к таксофону, который заметила ранее, в двух кварталах отсюда. Позвонив в полицию, она вернулась обратно. Она не могла позволить Ингрид ускользнуть!

Десять минут спустя Нэнси подглядывала через витражное окно на изысканной двери особняка. Задержав дыхание, она схватила ручку и повернула её. Дверь была не заперта. Очевидно, Ингрид не ждала неприятностей.

Когда Нэнси проскользнула в дверь, то услышала тихие голоса из комнаты в конце коридора. Нэнси узнала голос Ингрид. На цыпочках она подкралась к открытой двери.

Пока она подходила ближе, голоса становились громче. Заглянув в комнату, Нэнси увидела седую женщину посреди библиотеки, обшитой деревянными панелями. Она держала в руках тонкую фигурку балерины, поднеся её ближе к хрустальному абажуру.

Ингрид стояла рядом, повернувшись спиной к Нэнси, и держала в руках ножницы. У её ног, на блестящем деревянном полу была разбросана набивка и белый мех. На полукруглой голове медвежонка торчал только один карий глаз. Вот и всё, что осталось от мишки Бесс!

– Превосходно! – воскликнула женщина, вращая балерину в пальцах.

Нэнси подумала, что где-то видела эту женщину. И вдруг вспомнила – на странице светской хроники в «Ведомостях Ривер-Хайтса». Это была Хелена Вайзмэн, вдова, занимавшаяся благотворительностью.

«И скупкой краденых товаров», – с грустью подумала Нэнси.

– Что насчёт денег? – потребовала Ингрид.

– Ах, да. – Миссис Вайзмэн указала на портфель, лежащий на стуле с высокой спинкой.

Ингрид шагнула к портфелю и открыла застёжки. Внутри было полно денег. Она быстро принялась пересчитывать стопки хрустящих зелёных купюр.

– Похоже, всё верно, – заметила Ингрид, закрывая портфель. – Теперь я сяду на ближайший челночный рейс до Чикаго, оттуда полечу в Германию.

У Нэнси чаще забилось сердце. Ингрид уезжала! Если Нэнси ничего не предпримет, курьер уйдёт прежде, чем приедет полиция.

Быстро сообразив, что делать, Нэнси шагнула в дверной проём.

– Здравствуй, Ингрид, – холодно сказала она. – Здравствуйте, миссис Вайзмэн. Похоже, что комиссар Дженнингз добралась сюда раньше, чем я.

– О чём ты? – всё ещё держа в руках балерину, миссис Вайзмэн удивлённо уставилась на Нэнси.

– О том, что вас жестоко обманули, миссис Вайзмэн, – соврала Нэнси. – Это я курьер. А вы только что отдали деньги детективу из Германии!

Глава 16. Шмидт приходит на помощь

Миссис Вайзмэн приложила руку к груди, взглянув на Ингрид.

– Ты детектив? – спросила она.

– Нет, я…

Нэнси подошла ближе.

– Я это докажу!

Нэнси говорила уверенно, хотя её сердце быстро стучало. Она знала, что не сможет долго обманывать их.

Где же полиция?

– Она работала под прикрытием в «Волшебных мишках», – заговорила Нэнси. – Поэтому я так долго не могла добыть медвежонка. Она следила за всеми посетителями, как ястреб. Наконец, моей подруге Бесс удалось выкупить медвежонка. И…

– Нет! Нет! – вмешалась Ингрид. – Она врёт. Это она детектив.

Нэнси широкими шагами пересекла комнату и схватила миссис Вайзмэн за руку.

– Не верьте ей, – настаивала она. – Этим утром детектив Дженнингз притворилась, что уезжает в Германию. Я отправилась сюда, решив, что это мой шанс доставить фигурку. Но она обманула меня: сошла с самолёта, вырубила меня и украла медвежонка! Потом пришла сюда, назвавшись курьером. Но я рада, что успела вовремя и предупредила вас.

– Я… я… – забормотала миссис Вайзмэн и перевела взгляд на Ингрид. Нэнси заметила проблеск подозрения в её глазах.

Нэнси задержала дыхание. Её авантюра сработала! Шмидт сказал, что Ингрид – новый курьер, и, похоже, миссис Вайзмэн с ней ещё не встречалась.

– Мисс Дрю очень убедительно врёт, – равнодушно сказала Ингрид, прижимая портфель к груди. – Пусть попробует ещё раз. Этим утром я назвала вам пароль, миссис Вайзмэн. Может, спросите его у Нэнси?

У Нэнси душа ушла в пятки. И как ей теперь выйти из этого положения?

– Конечно, я знаю пароль. – Нэнси тянула время. Она неожиданно ахнула, указала на окно за спиной Ингрид и закричала: – Полиция! Она привела полицию!

Воскликнув, миссис Вайзмэн обернулась кругом и посмотрела в окно. Нэнси бросилась вперёд и выхватила фигурку из её рук. Она подняла фигурку высоко над полом из твёрдой древесины.

– Никому не двигаться! – предупредила она. – Иначе балерина разлетится на миллион осколков!

Ингрид только усмехнулась.

– Меня не волнует этот кусок старого фарфора. Моя работа закончена, и я получила деньги. – Она похлопала по портфелю. – Но я вовсе не хочу сесть в тюрьму из-за болтливого свидетеля.

Обернувшись на мгновение, Ингрид заметила кочергу около камина и подошла к ней.

– Один удар – и ты ничего никому больше не скажешь, Нэнси Дрю. И тогда я, наконец-то, полечу в Германию.

Махнув кочергой, Ингрид прыгнула к Нэнси.

Развернувшись, Нэнси выбежала в коридор. Свободной рукой она схватилась за ручку как раз в тот момент, когда кочерга со свистом разрезала воздух. Нэнси отпрыгнула вправо, пригнувшись, и металлический прут вонзился в дерево в нескольких сантиметрах от её головы.

Нэнси обернулась и увидела, что Ингрид подобрала кочергу, готовая ударить ещё раз. И тут дверь распахнулась.

– Полиция! – закричали.

Два офицера ворвались внутрь и схватили Ингрид за руки. Но дверь ударила Нэнси в бок, и она потеряла равновесие. Балерина вылетела из её рук. Нэнси в ужасе смотрела, как та падает на пол.

Вдруг в двери вошёл комиссар Шмидт. Вытянув руку, он прыгнул за падающей балериной и поймал её над самым полом.

Нэнси выдохнула. Растянувшись на полу, Шмидт улыбнулся, глянув на Нэнси.

– Думаете, после всего пережитого я позволил бы ей разбиться? – со смешком спросил он.

– Нет, – покачала головой Нэнси и с облегчением расхохоталась.

* * *

– Нэнси Дрю, я даже не знаю, как вас благодарить, – двумя днями позже объявил комиссар Шмидт. – Мы нашли более пятидесяти немецких антикварных предметов в сейфе миссис Вайзмэн.

Детектив стоял посреди магазина «Волшебные мишки». Тут же были и Нэнси, Нед, Бесс, Арнольд Смит и Дотти. Офицер Броуди стоял рядом, держа в руках шляпу.

– Ого, – присвистнула Бесс. – А она увлечена коллекционированием.

– Да, – подтвердил Шмидт. – У неё есть целое состояние из майсенского и дрезденского фарфора.

– Что будет с миссис Вайзмэн? – спросила Нэнси.

– Надеюсь, с ней обойдутся так же жестоко, как и со мной! – проворчал Арнольд. – При том что я был невиновен.

Дотти пристыдила его взглядом.

– Не так уж и невиновен, – поправила она.

Арнольд опустил взгляд.

– Вы правы, Дотти, – признал он. – Никаких слов не хватит, чтобы извиниться перед вами.

Нэнси улыбнулась, посмотрев на них, и повернулась к Шмидту.

– Миссис Вайзмэн полностью сотрудничает с нами – в обмен на смягчение приговора, конечно, – ответил Шмидт. – Она назвала нам имя чикагского арт-дилера, с которым связывалась, – Герберт Гиллер. Похоже, он зарекомендовал себя. Коллекционеры просят у него особые предметы искусства, за которые они готовы заплатить любую цену. Он связывается с контрабандистами, и они крадут товар.

– Но не переживайте, – добавил офицер Броуди. – Хелена Вайзмэн не выйдет сухой из воды.

– А что насчет Ингрид? – спросил Нед. – Надеюсь, она так просто не отделается. Она же напала на Нэнси с кочергой!

– Это первое правонарушение Ингрид, и она согласилась давать показания против контрабандистов, – ответил офицер Броуди. – Так что ей тоже смягчат наказание.

Шмидт кивнул.

– Но оно того стоит. Полиция Германии уже арестовала управляющего завода «Отто С. Потапыч». С показаниями Ингрид мы быстро поймаем всю банду.

Бесс вздохнула.

– Не понимаю, зачем Ингрид так поступила.

– По всей видимости, её втянул в это парень, с которым она познакомилась в университете, – объяснил Шмидт. – Он понял, что Ингрид идеальный кандидат, ведь у неё была законная причина летать из США в Германию и обратно. За это платили деньги. А может, Ингрид нравилось быть курьером из-за риска. Вряд ли мы узнаем истинную причину.

– И правда, – сказала Дотти. – Подумать только, она ввела меня в заблуждение. Ингрид знала все мои заказы и просто сообщала контрабандистам, в какие игрушки положить товар.

– А они затем связывались с управляющим завода «Отто С. Потапыч», – добавил Шмидт. – Это он клал украденный товар в игрушки. Дотти, ваш магазин стал целью из-за того, что Ингрид живёт в одном с вами городе, а вы, к тому же, заказываете много плюшевых игрушек. Но мы полагаем, что Ингрид была замешана только в контрабанде балерины.

– К сожалению, Бесс купила мишку раньше, чем до него добралась Ингрид, – улыбнулась Нэнси. – Это определённо нарушило её планы.

– Не совсем, – сказал Шмидт. – Она решила, что отнять у Бесс медвежонка несложно. Вот только она не приняла во внимание вас, Нэнси.

Нед усмехнулся.

– Нэнси к вашим услугам – преступникам лучше не связываться с нашим замечательным детективом.

– Без вас с Бесс я бы не справилась, – заметила Нэнси.

– Слава богу, что вы трое были в аэропорту, – сказал Шмидт. – Я переоделся уборщиком, но Ингрид так просто не одурачишь.

Офицер Броуди посмотрел на Шмидта, подняв брови.

– А как она сумела вырубить и связать вас? – насмешливо спросил он.

Шмидт смущённо покачал головой.

– Она сама переоделась, – ответил он. – Выскользнула из самолёта и зашла в туалетную комнату, а я её и не видел. Я подметал коридор и вдруг услышал крик из дамской комнаты – кто-то жаловался на то, что из переполненной раковины на пол льётся вода. Когда я вошёл, Ингрид ударила меня по голове металлическим держателем для полотенец, который она сорвала со стены.

– Поэтому я не видела, как Ингрид покинула посадочную зону – она замаскировалась, – сказала Нэнси. – А потом сняла маскировку, когда подходила к телефону.

– А мы пошли искать Шмидта и услышали, как кричала женщина, – продолжила Бесс. – Она нашла детектива, связанного и с кляпом во рту, в одной из кабинок. Нед сообщил это охране аэропорта, а я позвонила шефу МакГиннису. Охрана нашла маскировку Ингрид в мусорном ведре: парик, очки и шляпу с широкими полями.

– Благодаря офицеру Броуди и полиции Ривер-Хайтса, я смог добраться до дома Хелены Вайзмэн как раз вовремя, чтобы поймать балерину, – рассмеялся Шмидт. – А теперь офицер Броуди отвезёт меня в аэропорт, и я полечу в Германию, чтобы поймать контрабандистов – теперь уже навсегда.

Броуди надел шляпу.

– Что ж, детектив Дрю, ты превзошла себя. Два преступления за одну неделю – своего рода рекорд.

– Согласна! – Дотти указала на витрину, снова наполненную антикварными медвежатами. – Все мои мишки вернулись на место, а Ларри надолго упрячут в тюрьму – для этого есть все доказательства. Когда я найму следующего доставщика, то буду осторожнее.

Она с надеждой посмотрела на Неда:

– Молодой человек, вы не задумывались о работе на полставки?

Нед поднял руки, возражая.

– Нет, спасибо. У меня осталось лишь две недели каникул, а потом я вернусь в колледж.

Нэнси и Бесс засмеялись, а потом попрощались с комиссаром Шмидтом и офицером Броуди. Когда те ушли, Бесс вздохнула:

– Может, я могу заниматься доставкой, Дотти? Я всё ещё должна тебе за Деньрожденьческого мишку. Пусть даже его разорвали на клочки.

– Ох, и правда, – серьёзным голосом сказала Дотти. – Долго же тебе придется заниматься доставкой.

Бесс простонала, опуская плечи. Серьёзное выражение сошло с лица Дотти, и она хитро улыбнулась.

– Выше нос, дорогуша. У нас с Арнольдом есть для тебя сюрприз.

Она поспешила в заднюю комнату.

– Я рада, что вы с Дотти помирились, – сказала Арнольду Нэнси.

– Мы не то чтобы помирились, – признался Арнольд. – Я пообещал Дотти рассказать обо всех своих выгодных сделках. Она умеет настоять на своём. Неудивительно, что её магазин процветает.

Дотти вышла из-за занавески, заложив руки за спину.

– Мы с Арнольдом хотели поблагодарить тебя, Бесс, – сказала она, вытаскивая из-за спины одну руку и показывая белого медвежонка с красной лентой.

– Это же Деньрожденьческий мишка! – воскликнула Бесс. Потом она смущённо взглянула на Дотти. – Но я не понимаю. Его же разрезали.

– Это мишка, которого заказал Арнольд, – объяснила Дотти. – И это подарок от нас обоих.

Взяв мишку, Бесс крепко обняла его.

– О, спасибо вам!

– А для тебя, Нэнси, тоже кое-что есть, – продолжала Дотти. – Это будет твой первый мишка в коллекции от Отто С. Потапыча.

Дотти достала из-за спины вторую руку и протянула Нэнси пушистого коричневого мишку в вязаной синей шапочке и таком же шарфе.

– Он очарователен! – сказала Нэнси, ощупывая мягкую шёрстку.

– Прочитай ярлычок, – предложил Арнольд, указывая на шарф мишки.

Перевернув ярлык, Нэнси вслух прочитала:

– Нэнси Дрю – волшебному, как мишки, детективу – спасибо, что разгадала тайну плюшевых мишек!


Текст подготовлен эксклюзивно для группы ВК

Dare to read: Нэнси Дрю и Братья Харди

(https://vk.com/daretoreadndrus)

СПАСИБО, что читаете книги!

911 - номер экстренных служб в США, Канаде и некоторых других странах. – прим.ред.

В делах «A Secret in Time» (книга №100) и «Stranger in the Shadows» (книга №103). – прим.пер.


Оглавление

  • Глава 1. Крик за снегопадом
  • Глава 2. Мишки, мишки, мишки
  • Глава 3. Безвыходное положение Дотти
  • Глава 4. Тени и соглядатаи
  • Глава 5. Где чей мишка?
  • Глава 6. По тонкому льду
  • Глава 7. Бесс пропала!
  • Глава 8. Новый подозреваемый
  • Глава 9. Пойман с поличным
  • Глава 10. Как раз вовремя
  • Глава 11. Новая идея
  • Глава 12. Обмануть обманщика
  • Глава 13. В ловушке!
  • Глава 14. Недостающий элемент
  • Глава 15. По следу курьера
  • Глава 16. Шмидт приходит на помощь



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке