КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Жизнь игра. Том 2 (fb2)


Настройки текста:



Пролог

— Ну, имен у меня много, на каждой Странице не одно и не два. Ладно, давай руку, будем тебя вытаскивать, все же родные деточки просят, не каждый день такое бывает, да что там каждый день, на моей памяти вообще первый раз такое стряслось. Но тут я уже не с тобой разбираться буду, а с этими непоседами.

Мой взгляд непроизвольно зацепился за протянутую руку. А что, вполне себе так ладошка, зачетная, настоящая такая, мужская. Маникюром и не пахнет, ногти, такое ощущение, ножом обрезаны, сама ладонь вся покрыта мелкими шрамиками и ожогами, внутренняя сторона, даже на глаз, крепче лошадиного копыта. Если честно, то и рука, и ее обладатель внушают, да, именно что внушают, внушают некое чувство надежности, мол, такой не предаст, не кинет, будет честен до самого конца. Ха, три раза Ха, житель Содружества не предаст и не продаст?! Да не смешите мои тапочки. Не, сразу конечно же не продаст… сначала он немного поторгуется, оглядится вокруг в поисках более щедрого покупателя, а потом выпишет счет. Так скорее всего и этот, с той лишь разницей, что свои «креды» он уже получил и сейчас их только отрабатывает. А с другой стороны, что я теряю? Свою жизнь? Так я ее уже лишился, долго я простая с одним только мечом в руках против десятка аграфов? Бластер, так в нем осталась пара зарядов и все. Так и так помирать, а в то, что ушастые горят желанием меня облагодетельствовать, я уже давно не верю, и все эти разговоры о «долге чести», не более чем разговоры, у торгаша нет, никогда не было и не будет, никакой чести. Так может хоть на прощанье громко хлопнуть дверью? Этому бугаю меня убивать нет никакой необходимости, все же аграфы достаточно себялюбивы, чтобы перекладывать месть на кого-то еще, да и была у него возможность, была, я ведь его сразу-то и не заметил, а это значит, что при ведет он меня куда-то, где зайцы смогут в полной мере воспользоваться своим численным преимуществом. А вот тут-то их и будет поджидать небольшой сюрприз! Заряда моего бластера уже не хватит на полноценную мину, зато его вполне хватит на имитацию гранаты, хрен моржовый, а не мое ДНК получат ушастые.

— А что, мужчина, ты и правда можешь вывести меня отсюда? В любое место куда я укажу?

— Могу, правда не в любое, а в только то, которое тебе подходит. Моя младшенькая немного ошиблась, точнее не все она учла, поэтому ты здесь и оказался, не твоя это Страница, не твоя.

— А на мой крейсер, на него тоже сможешь вывести?

— Нет ничего легче. Вот только, а надо ли оно тебе? В этом Мире ты дичь, ценная, редкая, но дичь. За тобой охотятся, за тебя назначена награда, и позволь заметить очень немаленькая. Сколько ты еще пробегаешь, год, два, десять? А потом? Ведь в следующий раз мои девочки могут и не договориться между собой, или у меня будет плохое настроение…

— И что ты предлагаешь?

— Я уведу тебя на другую Страницу. Как тебе такое решение? Но ты должен мне пообещать, что больше не станешь встречаться с моими дочерьми.

— Слушай, мужик, я не знаю как тебя звать, а ты шифруешься, я уже кучу раз слышал это выражение «другая Страница», можешь поподробнее?

— Ой, мамочка, как все запущенно! Ладно, что ты знаешь о множественности Вселенной?

— Ну, кое-что слыхал, читал. Мол в один и тот же отрезок времени существует огромное количество параллельных Миров, которые никак между собой не связаны. Иногда бывают прорывы, или провалы, как это правильно сказать и человек может оказаться в другом, параллельном Мире, при этом он даже может и не осознавать этого, некоторые считают, что доказательством может служить чувство «де жа вю», типа это уже было, я это помню, а вот когда и где, хрен его знает. Одни говорят, что все эти параллельные Миры на самом деле совсем даже не параллельные, а самые что ни на есть альтернативные. Дескать каждый наш шаг порождает один, а может и намного больше Миров, другие уверенны, что все параллельные Миры абсолютно одинаковы, только отстают друг от друга на какой-то там «квант времени». В общем сколько людей, столько и мнений на эту тему, есть и такие, что абсолютно не приемлют эту теорию.

— Ну в общем ясно, очередное дикарское представление о Вселенной. Хотя на самом деле Множественная Вселенная это намного больше, но стоит признать, что и в твоем Мире кое до чего додумались вполне верно. Представь себе бесконечно большой книжный шкаф, на его полках плотно так стоят книжные тома. Каждая страница, каждого тома, это и есть Вселенная. Каждый том, как раз и есть тот случай, когда Миры отличаются друг от друга на тот самый «квант времени», в точности повторяя друг друга но отставая от предыдущего на какой-то миг. Каждая полка этого шкафа это и есть те самые «альтернативные Миры», вот только отличаются они друг от друга совсем даже не поступками того или иного разумного, а изменением физических констант, иногда до полностью противоположных.

— Это что же, где-то есть Вселенная, в которой тело упавшее с верха не ускоряется, а наоборот замедляется?

— Ну да, теоретически, так оно и есть. Правда я имел в виду совсем иные константы. Точнее всего одну из многих. Все мы принадлежим одной и той же «полке» и пока еще никто не нашел возможности перемещаться между «полками».

— Ага, а между Томами и Страницами, значит перемещаться можно?

— Можно, но не всем. Вот ты, например, ты каким-то образом умудрился покинуть свою страницу, такое бывает и совсем не редко, но в отличии от тебя, все, ну, почти все, только проникают на соседнюю Страницу, ну или через десяток Страниц, это уже кому как повезет. Ты же выпал со своей, но и на другую не попал, ну как бы оказался на задней стенке шкафа. Младшенькая моя умудрилась тебя впихнуть на одну из Страниц, не подумав она это сделала, не злись на нее.

— Да и в мыслях не было!

— Ты сам видишь, эта Страница смертельно опасна для тебя. Дочки попросили увести тебя на другую.

— А смысл, там будет все то же самое, насколько я понимаю? Тут уже, если пользоваться твоей терминологией, надо Том менять, а не просто Страницу!

— О здраво мыслишь!

— А вернуть меня домой, на мою Страницу.

— А ты ее координаты знаешь? Вот то-то и оно. Я конечно могу и просто довести тебя до твоего корабля, но рано или поздно все опять повторится, но в следующий раз меня уже рядом может не оказаться, или… или мне будет просто лень.

— А Тома эти, они сильно друг от дружки отличаются?

— А это смотря в какую сторону по Полке двигаться. Я думаю, что пара тройка томов в сторону уменьшения, или увеличения значения константы будет для тебя в самый раз.

— А что за константа?

— Магия, самая обыкновенная магия.

— Ни хрена себе раскорячился! И в какую же сторону ты меня поведешь?

— Нет, я только открою для тебя проход, а выберешь ты сам.

— А, ладно, наше авось не с дуба сорвалось, открывай свой проход. Нет! Стоп! Мне сначала на крейсер бы попасть, забрать там кое-что, авось пригодится. Да и корабль нельзя здесь оставлять.

— Корабль твой я заберу, он вообще не из этого Тома, ума не приложу как он сюда попал, так что не боись. Ну что, пошли?

— Сначала на крейсер, да?

— Я же сказал.

Сжав покрепче эфес меча, я вложил свою руку в ладонь странного мужика и… зажмурился.

— Ну и долго ты тут на раскоряку стоять будешь, чего замер, давай быстрее! Можно подумать у меня других дел нету, как тут с тобой прохлаждаться.

Вот это номер, я оказывается замер посреди кают-компании собственного крейсера. Так, что мне может понадобиться? Ну «тревожный чемоданчик» в принципе давно готов и собран. Но для начала надо поменять скафандр, вооружиться по новой, на этот раз помимо меча, захватить не два, а три бластера, плюс лазерный пистолет, запасные батареи, пару комбезов, а то еще не известно в какой Мир меня отведут. Так, ничего не забыл? Забыл, конечно же забыл, мой меч, тот что с Земли. Я метался по каюте как сумасшедший, сгребая в сумку всякую мелочь, нужную и не очень, а зачастую и совсем ненужную. Ну вот, вроде бы и все, добавить пару пайков, флягу, универсальную аптечку, еще одну, пусть будет. Жаль дроида с собой никак не взять, на себе такую дуру не утащишь, а безразмерной сумки у меня, увы, нету. Эх, еще бы в медкапсулу часа на три нырнуть. А может ну его на хрен все эти Страницы и Тома, как-нибудь и здесь проживу, морду лица поменяю, нейросеть сменю, корабль перестрою, авось сразу не найдут… Нет, решился, значит решился, одно плохо, деток своих я так и не увижу, да оно и к лучшему и для меня, и для них. Ну все, пора.

— Готов, ничего не забыл? Тогда в путь. Нам придется вернуться на Станцию. — казалось, что для моего странного спасителя пролетел всего лишь миг и он даже не заметил моих метаний по кораблю.

Вернуться на Станцию, а что, можно и вернуться, по крайней мере теперь я вооружен даже лучше чем изначально, все батареи полны, есть запасные и в случае чего я смогу задать ушастым очень даже не плохую трепку. Уже почти привычно я вложил свою ладонь в руку странного человека, полноте, человека-ли. На этот раз глаза я закрывать не стал, но так и не заметил, как вновь оказался все в том же техническом туннеле Станции. Человек проделал какие-то странные пасы руками и прямо напротив нас образовался широкий, но короткий коридор, заполненный туманом. Мой провожатый посмотрел на меня, и мы шагнули в эту почти непрозрачную дымку. На какое-то мгновение меня обдало жаром звёздных глубин, а потом холодом космической бездны. Когда тело пришло в норму я огляделся вокруг. Мы оказались посреди огромного помещения, прямо посреди небольшого каменного круга, висящего в пустоте, стены лишь слегка угадывались в далекой дымке, а пол и потолок вообще не просматривались, теряясь где-то в космической дали. Вокруг нашего небольшого пяточка спокойствия творился самый настоящий бедлам, в воздухе летали, кувыркались, проходили друг через друга куски лестниц, короткие отрезки каменных, стеклянных и металлических коридоров, какие-то пандусы, слипы, несколько раз мелькнули шахты лифтов, по крайней меря мой мозг именно так их идентифицировал.

— Александр, слушай и запоминай. Я не знаю что здесь видишь ты, каждый попадающий сюда разумный видит что-то свое, поэтому даже и спрашивать не буду, но скорее всего для тебя все это выглядит сущим хаосом. Не пугайся, все эти дороги… они не твои, твоя толь ко одна и какая она будет я не знаю, может быть она поведет тебя на самый верх, к чисто магическим Мирам, тогда, возможно, мы еще встретимся, может быть поведет тебя вниз, к Мирам в которых магия как таковая отсутствует полностью. Я пару раз побывал в подобных и скажу честно, возвращаться туда у меня нет никакого желания. И совсем не потому, что там я лишаюсь большей части своей Силы и возможностей, просто жизнь там сильно… структурирована, живые стали придатками машин, хотя, надо признать, возможности их поистине безграничны и намного превышают мои. Мой тебе совет, если дорога поведет тебя вниз, попробуй соскочить, свернуть, в тебе есть небольшой, но он есть, Источник истинной Силы, он тебе поможет выжить и найти верный Путь. Прощай. — сказал и исчез. Ну что сказать, похоже меня все же заманили в ловушку, в ловушку из которой не выбраться даже если бы я оказался здесь вместе со своим крейсером.

Я не знаю сколько прошло времени, нейросеть не отзывается, мой Имплант Подданного тоже, даже кажется, что он начал сжиматься, втягивая все свои нити-щупальца в себя. Ни усталости, ни жажды или голода я не чувствовал, зато самочувствие мое заметно улучшилось, перестали болеть ожоги и порезы, энергия начала потихоньку наполнять мое усталое тело.

Я так и не заметил, в какой момент окружающее пространство начало меняться. Постепенно туман рассеялся, а я оказался не на небольшом пяточке посреди хаотично движущихся предметов, а просто на полу огромной баши, в центре которой находилась винтовая лестница. Передо мной оказалось два пути, в верх и в низ. Нет, вру, был и третий путь! Стены исполинской башни заметно приблизились, обрели объем и плотность, а в них, по кругу слегка замерцали зеркальные двери. Почему я решил, что это двери? Да сам не знаю, я просто знал, что через любое из этих зеркал можно пройти и все. Этот невозможный Мир-Башня предоставлял мне выбор.

Я подошел к лестнице, ведущей в верх. Прямо над моей головой, метрах в пяти расположилась точно такая же площадка, на какой я стоял сейчас. Сделал пару шагов в сторону и заглянул вниз, то же самое, площадка и зеркальные двери. Не думаю, что неизвестный человек, говоря о дороге в верх или вниз, говорил буквально, скорее всего это что-то вроде пресловутого «Пути Духа». Значит, если следовать логике моего знакомства, то каждая площадка, это отдельный Том, а каждая зеркальная дверь, это дорога на новую Страницу. А вот куда ведут эти страницы, вверх к суперспособностям, к магии и божественной Силе, или вниз, к торжеству технологий, отмиранию эмоций, желаний и стремлений, мне никто не скажет, и я этого не узнаю, не узнаю, пока не попробую. Но Он говорил, что я могу соскочить, свернуть со случайно выбранной Дороги! Правда не сказал, как это сделать. может проверить оба пути, подняться на пару площадок вверх, или спуститься на пару этажей вниз? Да, наверное, так и сделаю, тем более, что никто меня никуда не гонит, похоже, что само понятие времени этому месту не знакомо. Чтобы как-то пометить площадку с которой начинается мой путь, я аккуратно срезал с ограждения лестницы небольшой кристалл необычного золотисто-серебристого оттенка. Убрал свой талисман в сумку и вздохнув направился к лестнице, ведущей на расположенную выше площадку.

Ну да, точно с таким же успехом я мог бы попробовать дошагать и до соседней звезды. Сколько бы я не поднимался по ступеням, площадка не приблизилась не на миллиметр. А вот вернуться назад не составило ни малейшего труда, всего один шаг, и я стою возле обезображенного мною ограждения. С тем же самым успехом прошел опыт и со второй лестницей, ведущей вниз. Ну что же, мне показали возможность, но не дали ее, остается только одно, выбрать одну из зеркальных дверей этой площадки.

Пока я стоял и таким вот образом размышлял, на нижней площадке произошли кое-какие изменения. Неожиданно сквозь одну из зеркальных дверей прошел человек. Странный человек, очень странный, ноги выгнуты в обратную сторону, как у кузнечика, из одежды только какое-то подобие набедренной повязки, хотя я готов отдать руку на отсечение, что это «ткань» прочнее корабельной брони. Неожиданно человек поднял голову вверх и увидав меня слегка улыбнулся. Улыбнулся или оскалился? Два ряда острых иглообразных зубов, полное отсутствие носа, вместо него какой-то чуть заметный бугорок с десятком небольших отверстий и один огромный глаз, прямо посреди лба. Существо еще раз улыбнулось? И шагнуло в соседнее зеркало, исчезнув из Башни.

Ну вот, кое-что становится понятным, скорее всего эта площадка ведет в Миры, Тома или Страницы, где обитают разумные, имеющие человекообразные формы. Согласитесь, мне было бы чертовски трудно затеряться и устроиться среди таких вот существ. Жаль, что угол зрения не дает мне возможности посмотреть, что творится на верхней площадке. А ведь и там пару раз раздавались какие-то звуки.

Более-менее осмелев, я подошел к одному из зеркал и зажмурившись сделал шаг вперед. Один, только один шаг и сразу открыл глаза. Я стоял посреди какого-то рыцарского замка, по крайней мере я именно так его себе представляю, в дальнем, плохо освещённом углу, на каменном кресле восседал какой-то… скелет, на вид метров четырех ростом, в руке у него был зажат меч, а в другой… гадом буду, самая настоящая плазменная винтовка. Неожиданно в пустых глазницах черепа загорелись бордовые огоньки, с каждым мгновением они все сильнее и сильнее разгорались, а от каменного трона начала распространяться волна ярости и первобытной злобы. Я поспешно сделал шаг назад и вновь оказался посреди уже знакомой площадки.

Я потом еще долго экспериментировал, проходя через ту или иную дверь, побывал в каком-то пустом городе, на борту космического лайнера, на необитаемом острове, в десяток метров диаметром и с одиноко растущей в его центре пальмой. В какой-то момент я заметил, что стоит мне закрыть глаза, как возникает чувство, будто кто-то где-то напевает какую-то песенку. Слова звучат знакомо, хотя язык абсолютно чужой, незнакомый, но до невозможности приятный и родной. Решил провести еще один эксперимент, закрыл глаза и пошел по кругу, мимо всех этих зеркальных дверей в чужие Миры. Постепенно звук начал нарастать, звучать все отчетливее и отчетливее. Теперь я уже мог точно сказать, что кто-то поет песню, длинную, нескончаемую песню, завораживающую и призывающую. Потом песня зазвучала немного тише, как будто я начал отдаляться, появились какие-то тревожные нотки. Я остановился и все так же с закрытыми глазами пошел в обратную сторону. И так шел, пока песня не зазвучала в моей голове громко и четко. Я открыл глаза. Оказалось, что я стою напротив одного из зеркала и кажется, что даже сейчас слышу, как из-за него раздаются чуть слышные аккорды.

Что там говорил мой нежданный спаситель, «в тебе есть небольшой, но он есть, Источник истинной Силы, он тебе поможет выжить и найти верный Путь». Может быть это и есть мой Путь, там за этим зеркалом? В конце концов, что я теряю! Опять зажмуриваю глаза и делаю шаг вперед.

Глава 1

В отличии от предыдущих экспериментов, в этот раз все было несколько иначе. Шаг, второй, открываю глаза и… и ничего, полная темнота, вокруг меня ничего. Испугано оборачиваюсь, в тщетной надежде, что увижу эту зеркальную дверь, смогу вернуться, но вокруг меня все та же мгла и ни одной крупицы света. В душе начала нарастать паника, страх начал поглощать мою душу. Нет, так нельзя, надо взять себя в руки, ведь царившей вокруг меня мгле может быть миллион объяснений. Самое простое, что я оказался в каком-то огромном помещении, может пещере. Странно, но я только сейчас заметил, что мало того, что я ничего не вижу, так я еще и ничего не слышу и даже обоняние меня подводит. Присел на корточки и попытался нащупать пол. Бесполезно, ничего, как будто я стою в абсолютной пустоте. Черт, куда же я попал, что происходит?!

Не знаю сколько времени я так простоял, боясь даже пошевелиться, нейросеть почему-то не откликается, но что странно, ни малейших признаков усталости, ни чувства голода или жажды, ничего нет. В который уже раз начал себя ощупывать, нет, тело вроде на месте, да и все мои вещи тоже. Неловкое движение и у меня из рук падает одна из банковских карточек, откуда она у меня взялась, вроде ничего подобного я не брал. Да и Бог с ней, важно другое. Я услышал как она упала, нет не так, я почувствовал звук ее падения, уловил какой-то еле слышный, на самой грани восприятия тихий то ли звон, то ли стук. Попробовал найти ее и ведь нашел, более того, мои пальцы уже не проваливаются в ничто, а ощущают достаточно плотную поверхность, слегка неровную, немного шероховатую, но самое главное, что вполне материальную. Вот именно это ощущения материальности как будто и стало каким-то толчком, что-то там в механизме Вселенной провернулось, какая-то капля смазки упала на шестеренки Мирозданья. Рывком вернулось обоняние, в нос мне шибанул немного резкий запах йода, потом лица коснулся теплый влажный порыв воздуха, а по ушам ударил неимоверный грохот. Нал моей головой начали проступать какие-то чуть заметные огоньки, которые постепенно набирали силу, пока не превратились в звезды и созвездия, в неверном свете которых я начал различать окружающие меня предметы. Вернулось чувство времени. Новый Мир принял меня и раскрылся мне на встречу.

Оказывается, стоять неподвижно не так уж и приятно, по моим ощущениям прошло минут двадцать, а мышцы начали уже слегка ныть, появились неприятные ощущения в пояснице и шее. Да и постоянный, мерный грохот не дает расслабиться. И еще, я оказался частично прав, насчет того где оказался. Пещера, точнее небольшой грот, который я теперь отчетливо вижу и ощущаю, до выхода из него всего десяток шагов, вот только стоит ли выходить ночью, может дождаться когда взойдет местное Солнце, насколько я понимаю пещеры и гроты обычно находятся в горах и было бы глупо, спасшись от одной беды угодить в другую, просто переломав себе ноги или, не дай бог, спину, тупо поскользнувшись или наступив не на тот камень.

Хотя я собирался и в большой спешке, и скорее всего, когда начну разбираться с тем, что у меня есть и чего нет выплывет множество мелких и не очень проблем, но самое необходимое я все же захватил. Есть паек, есть что-то на подобии земной пенки, только намного меньшего объема, так что сейчас надо перекусить и укладываться спать до утра. Хотя, если честно, ни того, ни другого несильно и хочется, но есть такое слово, «надо», никто не знает как меня встретит этот новый Мир, какие испытания он мне приготовил и что меня ждет уже через пару-тройку часов. Может быть я потом буду себя материть последними словами, что была возможность воспользоваться предоставленной мне судьбой передышкой, а я ею не воспользовался. Так что, сейчас поесть и по возможности немного поспать. К удивлению, паек я умял очень быстро и с огромным аппетитом. Даже начал поглядывать на второй, но вовремя остановился, нечего переводить добро на г…, короче на удобрения. Проверил заряд батарей в бластерах и лазерном пистолете, все в норме. Чтобы на всякий случай обезопасить себя от непрошеных гостей, включил индивидуальное силовое поле, конечно пришлось повозиться, нейросеть-то так и не отвечает, но справился и завалился спать.

Проснулся я, судя по всему, совсем даже и не рассвете, а уже ближе к полудню, местное светило стоит уже достаточно высоко, слегка освещая небольшую пещерку, в которой я и обосновался. Ну что, хватит разлеживаться, надо идти знакомиться с этим Миром, посмотреть, куда же меня занесло на этот раз.

Выйдя из грота, я замер как вкопанный, пораженный открывшимся видом. Перед пещерой оказалась небольшая ровная площадка, три на три шага, а вокруг… А вокруг безбрежное море. Согласитесь, красиво, море, а в его центре возвышается огромная гора, на самой вершине которой стою я как идиот и лыблюсь. Ладно, ладно, уже и помечтать нельзя. Море конечно же не вокруг, а только передо мной и оказался я, судя по всему, не на одинокой скале посреди океана, а на материке, ну или на достаточно крупном острове. Я стоял на скалистом утесе, зыбкая граница воды и суши терялась в туманной дали. Под моими ногами, с мерным рокотом, бьется о скалы прибой. Справа от меня среди почти отвесных скал гуляет ветер, да слева тянется горный кряж. Вот только и туда, и туда мне никак не пройти, ну не скалолаз я ни разу, по той же причине не смогу подняться в горы, что слева и уж тем более вскарабкаться на скалы справа. Я с тоской посмотрел на скалу позади меня. А что, вполне можно подняться, там до вершины-то всего метров двадцать, склон достаточно пологий, да и скала уже старая, выщербленная, есть куда и ногу поставить и за что ухватиться. Так что делать нечего, или на этом козырьке загибаться, или попытаться подняться чуть выше и уже хорошенько осмотреться, может там, по гребню горы идет вполне себе такой автобан, а за хлипким заборчиком собрались туристы, посмотреть на восход солнца над океаном.

Казавшийся не очень трудным подъем, который я преодолею минут за десять, превратился в почти двухчасовое восхождение. Но я все же сделал это и взобрался на вершину скалы. Передо мной раскинулась огромная каменистая пустыня, лишь кое-где отсвечивающая небольшими зелёными островками растительности. И еще, насчет гор и скал я оказался не прав. Судьба занесла меня не в горы, а на самый край огромного разлома, в котором и разместилось море, а скалы оказались всего лишь стеной этого самого разлома, ну, по крайней мере я это так понял.

Никаких следов разумной деятельности я вокруг не заметил, нет тут ни дорог, ни декоративных заборчиков, ни мусора, ни даже старых кострищ. Напрасно я вглядывался и в голубое небо, надеясь заметить инверсионный след от летательных аппаратов. Работала бы нейросеть, я бы попробовал просканировать доступные ей радиочастоты, но этот мой девайс по-прежнему никаких признаков жизни так и не подает. Оставаться на краю обрыва мне ни капельки не хочется, так что надо определиться с приблизительным вектором движения и пока еще у меня есть продукты, вода и силы, выдвигаться в более, я надеюсь, обжитые районы, ну или по крайней мере к одному и виднеющихся оазисов. В принципе, куда-бы я не пошел, везде одно и то же, так что сильно раздумывать я не стал, солнце греет пока не сильно, хотя и находится почти в самом зените, так что я или где-то на севере, или континента, или же здесь сейчас зима, довольно теплая надо заметить. Ориентироваться по местному солнцу я смысла не вижу, в конце концов мне никто не говорил, что на этой планете оно восходит на востоке, а не скажем на севере, так что взяв за ориентир видневшуюся в дали какую-то черную точку, я зашагал в ее направлении.

Этот небольшой подъем и последующее за ним трехдневное путешествие выявили несколько неприятных моментов. Во-первых, похоже, что я лишился нейросети, а вместе с ней и всех своих имплантов, ну почти всех, пилотский скорее всего остался, так как особых изменений в скорости реакции и силе я пока не заметил. А во-вторых, мой Имплант Подданного, хотя он и сохранился, я его по-прежнему вижу довольно отчетливо, но почему-то решил сменить место своего «жительства», полностью освободив от своего присутствия и мою голову, и мой позвоночный столб, сосредоточившись на моих внутренних органах и оплетя своими нитями почти все кости, кроме позвонков и костей черепа. Это значит, что спину и голову мне теперь надо беречь как зеницу ока, очень уж они стали «слабенькие и незащищенные». Именно поэтому я сейчас и лежу среди россыпи не очень крупных камней и наблюдаю за окружающим меня пространством.

Идти по каменистой пустыне было не трудно, солнце грело, но не пекло, оврагов, трещин и тому подобного на моем пути не встретилось, почва была твердая и мне не приходилось вытаскивать ноги из песка или грязи. Так что прошлепал я не мало и уже к середине второго дня пути смог разглядеть, куда же, точнее к чему я иду. Ну а к вечеру того же второго дня я мог разглядеть это сооружение, не скажу, что во всех деталях, но оценить циклопичность строения, окружающие его черные колонны, высотой метров по пятьдесят я уже мог. Ну что же, по крайней мере разумные здесь есть, определить уровень их «разумности» и развития я пока не мог, но определенные радужные мечты начали меня посещать.

На третий день я проснулся еще затемно, наскоро поел, хлебнул, накопившейся за ночь во фляге, воды и пошел дальше. Когда солнце перевалило за зенит дорога резко ухудшилась. Стали появляться какие-то развалины, которые приходилось постоянно обходить, глубокие провалы, пару раз попались даже огромные в диаметре ямы, глубиной метров по двадцать. Зато теперь я мог разглядеть сооружение во всех подробностях. Чем-то это строение напоминает древние рыцарские замки, только увеличенные раз так в двадцать, и одновременно готические соборы. Колонны, опоясывающие строение покрыты многочисленными выбоинами и трещинами. Похоже, что это сооружение стоит тут уже не одну сотню лет, а может и не одну тысячу. Я так увлекся разглядыванием монументального сооружения, что не сразу обратил внимание на слегка изменившийся звуковой фон. А когда понял в чем дело, рухнул за ближайший камень. Тихий свист, негромкое позвякивание металла и необычный скрип, вот что привлекло мое внимание.

Умений, навыков и знаний вполне хватило чтобы найти источник, явно лишнего здесь, шума. Скажу честно, увиденное меня сильно разочаровало. В одной из ям устроились на отдых около полусотни человек. Я про себя выматерился. Вот надо же было так попасть и угораздило меня выбрать именно этот Мир, Мир средневековья! Но делать-то нечего, теперь, я в этом почти полностью уверен, обратного пути для меня нет, придется как-то обживаться здесь. А для этого нужна информация, и как кто-то говорил из древних, «если не хочешь умереть от жажды, привыкай пить из самых разных чашек». Я стал наблюдать за остановившимися на отдых людьми, а в том, что это люди, человеки, я ничуть не сомневаюсь. Наблюдение еще больше меня расстроило. Первоначальное мнение об остановившихся на отдых полусотни человек, оказалось ошибочным. На отдых встало только семеро, а остальные просто попадали там, где кто стоял, при этом все они оказались связаны длинной веревкой, пропущенной через кольцо на ошейнике. Рабский караван! Еще лучше. Почему именно рабский, а не скажем, караван каторжников? Так я что-то не слышал, чтобы каторжников не делили по полу и возрасту, а в этом караване были и мужчин ы, кстати очень немного, и женщины, в том числе с детьми, и подростки. Семь войной, вооруженных короткими мечами и длинными пиками, одетые в кожаные доспехи с редкими металлическими пластинами нашитыми в наиболее важных местах, осуществляли охрану рабов, все они передвигались на каких-то животных, странной помеси лошади и оленя, ну по крайней мере так мне кажется, а что лошадь с ветвистыми оленьими рогами, по-моему так и должна выглядеть. Было в составе каравана и три каких-то телеги, на кареты это произведение плотницкого искусства явно не тянет, хотя что-то на подобии балдахина тут присутствует. На одной телеге развалился какой-то жирный тип, когда-то он, наверное, всех поражал своей мощью, но сейчас некогда могучие мышцы утонули в толстых складках жира, а толстые пальцы уже и не обхватят рукоять меча. Заплывшие жиром глазки и брезгливо надутые толстые губы. Завершала картину абсолютно лысая голова, покрытая какими-то татуировками. На второй телеге возвышается самая обыкновенная клетка, прикрытая сверху грязной дерюгой, а в клетке две кучи каких-то цветных тряпок. Видать самые дорогие рабы. А на третий лежат какие-то мешки и бочки, продукты, наверное.

У меня мелькнула мысль попытаться освободить рабов, но как мелькнула, так и пропала. Скажите на милость, что я с ними буду делать? Ладно, предположим, используя бластеры, завалить семь или восемь человек, вооружённых только холодным оружием, совсем не проблема, а дальше? Взваливать на себя ответственность за четыре десятка людей, или отпустить их на все четыре стороны? И далеко они уйдут? Вот то-то, сейчас их по крайней мере кормят и защищают от диких зверей, а освобожу я их и что дальше? Придя к решению не вмешиваться в местную жизнь, я начал потихоньку отползать, когда один из стражников направился к телеге с клеткой.

Подойдя к клетке, стражник что-то сказал находящимся там и махнул зажатой в руке плетью. Кипа рванья зашевелилась и из нее вылезли две рабыни, ну а кто это еще может быть, если все выпуклости и вогнутости, надо признать довольно примечательные, явно об этом свидетельствуют, да и длинные, почти до пояса волосы, когда-то видимо бывшие светлыми у одной и рыжими у другой, мужикам как-то мало подходят. Стражник протянул через прутья решетки какой-то кувшин и две миски. Девушки несмело подошли и забрали свои пайки. Но не это привлекло мое внимание, а их одежда. Или я ничего не понимаю, или же они одеты в такие знакомые комбинезоны. На рыженькой комбез был когда-то белым, а у блондинки, небесно-голубым. По стандартам Содружества, одна была медиком, а вторая медтехником. Что это, совпадение, или…? Вот теперь вопрос о том освобождать рабов или нет передо мной не стоит. Однозначно освобождать, правда если будет такая возможность, то не всех, а только этих двух рабынь или пленниц, не знаю как их правильно назвать. Осталось только разработать наиболее подходящий план своих действий, а для этого надо знать о своем предстоящем противнике как можно больше. Я принялся с утроенным вниманием наблюдать за стражниками, пытаясь определить их возможности, сильные и слабые стороны, запоминая каждую мелочь, запоминая и анализируя.

К сожалению, долго мне наблюдать не дали, минут через сорок стража подняла людей на ноги и погнала их куда-то мимо черного сооружения. Момент для внезапного нападения был упущен, да и не хотелось мне пока светить свое оружие, а что если я ошибся и эти две пленницы не имеют ничего общего с Содружеством, вдруг в каком-то местном племени просто такая мода. Примерное направление движения каравана я определил, немного авантюрный план тоже уже созрел, так что я практически бегом двинул по широкой дуге в обход каравана. Мне надо было зайти ему на дорогу, в удобном для меня месте. А учитывая практически черепашью скорость движения уставших и обессиленных людей, сделать это совсем не тяжело.

Подготовился я только на следующий день. Выбрал подходящее местечко, которое караван ну никак не сможет обойти и приготовился ждать. Правда сначала слегка «закамуфлировался», вот чем хорош аграфский скафандр, так это своей многофункциональностью. Конечно при наличии нейросети, все сделать было бы намного проще, но и на ручном управлении со специальной панели у меня все, ну или почти все получилось. Теперь мой скафандр внешне напоминает средневековые доспехи, не рыцарские, а так, кольчужно-чешуйчатый доспех, но это только на вид, а так, трогать не рекомендуется, хотя и по прочности, и степени защиты может дать фору любым, даже самым тяжелым доспехам. Надеюсь мой внешний вид произведет соответствующее впечатление. В общем я присел на камень и стал делать вид, что точу свой меч, поджидая уже появившийся вдалеке караван. В том, что меня тоже заметили я ни на миг не усомнился, так что будем играть.

Караван встал метрах в двухстах от меня, сразу же обессиленные люди попадали на землю, а трое стражников разъехались в разные стороны, проверить окрестности. Минут через двадцать они вернулись и направились ко мне. Не доходя метров десять троица стражников остановилась. Теперь я наконец-то смог их разглядеть в мелочах. Смуглые, достаточно высокие, только лишь сантиметров на десять пониже меня, волосы короткие, кучерявые, слегка раскосые глаза, неприятного желтоватого цвета, хищные, с горбинкой носы и зачернённые зубы, клыки подточены. Интересный типаж, такие мне еще не встречались.

— Альтор, ты видать бессмертный, раз так далеко забрался в земли кхтага. — проговорил один из стражников, я разглядел у него на шее какую-то пластину желтого металла. — Что ты делаешь на нашей земле?

— Жду вас.

— Зачем? Хочешь умереть? Я слышал, что вы, альторы, предпочитаете умирать в бою. Но для этого ты мог бы найти местечко поближе к своим горам.

— Нет, умирать я пока не собираюсь. У вас есть кое-что, что мне нужно. — как не странно, но я отлично понимал этих людей. А они меня, хотя язык их показался мне абсолютно незнакомым.

— И что же это?

— Рабы.

— Альтор, ты же знаешь, рабы нынче дороги, а я что-то не вижу здесь гнила, груженного золотом.

— Мне не нужно золото, чтобы выкупить у вас пару рабов. У меня есть кое-что получше.

— Да, и что же это?

— Ваши жизни. Я вас не трону, а вы мне отдадите двух рабов, тех, на которых я укажу. — ответом мне стал хохот трех здоровых и довольных жизнью мужиков.

— Альтор, ты, наверное, перегрелся под лучами солнца. Может быть ты и силен, может быть ты даже и непобедим… там, у себя в горах, но здесь степь и нас семеро.

— А разве важно, где мы и сколько вас? Не торопись с ответом, иди и передай мои слова своему хозяину, пусть он решает, жить ему и вам, или нет. Пусть он подумает и скажет, стоят ли ваши жизни двух рабов.

— Да, ты прав, альтор, я пойду и спрошу у великого Хабультор-Хана, нужен ли ему еще один раб. — имя своего хозяина стражник произнес нарочито выделив его, наверное, я должен был как-то прореагировать на него, не знаю. Но мне это имя практически ничего не говорит, так что я продолжал также лениво «точить» молекулярный меч. От телеги с балдахином послышался какой-то недовольный рык. Всадник сорвался с места и поскакал туда. Через несколько минут он вернулся, ехидно улыбаясь.

— Альтор, великий Хабультор-Хан сказал, что наш путь был долгим и трудным и ему было очень скучно. Но ты, наверное, ульм, раз смог его развеселить. Поэтому он предлагает тебе самостоятельно выбрать место на рабском поводке. Великий Хабультор-Хан думает, что пока мы не придем в Кхтаг-Сапар, ты еще не один раз сможешь порадовать его душу и тело.

— Передай своему Ха… как там его, что он еще глупее чем самый глупый гнил. Я предложил ему очень выгодную сделку, а он отказался. Что же, он выбрал сам. А что выбираете вы?

— Альтор, твоя мать согрешила с гнилом! — крикнул старший стражник и направил на меня своего скакуна.

Оказывается, рога этой лошаде-оленя служат ему не только для красоты, да и зубам этого интересного животного могут позавидовать даже волки. Вот только сравниться в скорости реакции со мной ни скакун, ни его наездник не могут, да и усиленные нанонитями и Имплантом мышцы и сухожилия оказались намного крепче чем они могли себе представить, а мой меч оказывается легко и свободно проходит и через небольшой кулачный щит, и через дубленую кожу с нашитыми металлическими бляхами, да и через плоть, что животного, что человека.

Рога и пику я принял на силовое поле, пропуская их мимо себя, а сам нанес всего один удар мечом, вот только после него на землю уже упали куски пополам разрулённого животного и перерубленное в пояснице тело его всадника.

— Еще не поздно передумать, ваши жизни за двух рабов.

Но похоже, что эти «гордые сыны степей» так и не поняли что произошло, через пару мгновений мне пришлось отражать град ударов пиками, мечами и рогами. Пару я все же пропустил, но скафандр с честью выдержал испытание неплохо заточенными железками, а еще через десяток секунд бой закончился. Молекулярный меч не дал моим противникам ни малейшего шанса. Не все они были мертвы, троим повезло, если так можно сказать, остаться без рук. Ну а принимая во внимание, что никто не собирался оказывать им помощь, то жить им осталось, пару минут, не больше.

Я стоял и смотрел на хозяина погибших стражников, назвать их войнами, у меня язык не поворачивается. Я думал он испугается, попробует откупиться, но нет взревев как раненый носорог эта гора сала поперла прямо на меня, размахивая оглоблей, вероятно, должной играть роль меча. Нет, я конечно понимаю, что ни один щит не выдержит удара этой рельсы, да и принимать ее на меч станет только полный идиот и неумеха, но ведь и двигаться еще плюс к этому надо, а не переть как баран вперед, ничего не замечая вокруг себя. Я совсем не идиот, да и с мечем, смею надеяться, кое-что могу и уж тем более не собирался стоять и ждать, когда эта железяка обрушится на мою голову. Так что, плавный, стелящийся шаг в сторону, еще подшаг и свист разрезаемого мечом воздуха, а на землю падает отрубленная у самого плеча рука, вместе с рельсой, надо заметить. Жирдяй еще даже не понял почему вдруг его рукам стало так легко, когда и вторая рука покатилась по пыли. Ну а дальше уже дело техники, горизонтальный удар и казан, заменяющий этому Хану голову, загремел по камням. Никто из рабов даже не пошевелился, наблюдая всю эту картину. Никто не попытался дотянуться до валяющихся мечей или кинжалов, не попытался воспользоваться моментом и снять с себя рабский ошейник. Полная апатия и пренебрежение своей судьбой. Странно это все. Только один парнишка, лет пятнадцати, бросил на меня исподлобья ненавидящий взгляд и сразу же опустил глаза. Ну и хрен с ними со всеми, они мне не нужны и неинтересны, меня интересуют только две девушки в клетке, вот к ним-то я и направился.

Непонятные пленницы, так же как и все остальные рабы никак не отреагировали на мое приближение. Пришлось слегка постучать по прутьям клетки. Реакция была молниеносной. Пара мгновений и две девушки буквально вылетели из-под груды тряпья и замерли посреди своего «транспортного средства», потупив глаза и сложив руки перед собой. Я внимательно их разглядывал. Да, я не ошибся, комбинезоны, вот только не флотские, к которым я привык, а скорее всего гражданского образца, донельзя грязные, замызганные, но целые, что в принципе и не странно, в конце концов и они предназначены для, пусть и кратковременного, но нахождения в безвоздушном пространстве. А вот на ногах, вместо коротких сапожек, составляющих одно целое с комбезом, какие-то несерьезные тапочки, по типу земных чешек. Я неспешно покрутил рукой, ну типа повернитесь, девушки беспрекословно выполнили мое требование. А что, неплохо их выдрессировали. Ага, «Принцесса Галактики», прочитал я на нарукавном шевроне, похоже какой-то пассажирский лайнер, да еще и с претензиями. Значит не ошибся и мне не придется всю оставшуюся жизнь провести в средневековом Мире. По крайней мере я на это очень сильно надеюсь.

Два движения клинком и полдесятка прутьев клетки вываливаются.

— Выходите. — говорю я пленницам. — Идите за мной.

Проходя мимо вереницы скованных рабов, так же, мимоходом, перерубая веревку возле запомнившегося паренька и бросаю:

— Вы свободны.

Необычные лошаде-олени спокойно пасутся недалеко. К ним я и направился. Ловить животных не пришлось, едва почувствовав мою руку на узде животное становилось абсолютно шелковым.

— Верхом передвигаться сможете? — задаю я, вроде как лениво, вопрос девушкам.

— Да…господин. — отвечает рыженькая и добавляет — Мы очень важные и ценные пленницы, нас нельзя обижать.

— Ага, я заметил. — с усмешкой отвечаю я. А сам начинаю соображать, три верховых животных нам, одного под припасы, еще одно остается, это, не считая шести штук, запряженных в телеги. Нормально, и нам хватит и бывшим рабам. И направляюсь к телеге с продовольствием.

— Воин! — вдруг слышу — Позволь мне пойти с тобой. — оборачиваюсь, позади стоит тот самый парнишка, уже освободившийся и вооруженный.

— Зачем ты мне?

— Я младший сын Зела Большие Руки. Мой отец сможет тебя отблагодарить.

— А зачем мне его благодарность?

— Ты альтор, я альтор, мы братья!

— Хорошо, выбери себе скакуна. Мои приказы выполнять беспрекословно, если не устраивает, то свободен.

— Я понял, вождь!

Когда мы четверо покидали место моей стычки с работорговцами, все остальные рабы даже не пошевелились и продолжали все так же тупо сидеть на месте. Парень сквозь зубы процедил:

— Рабы.

— Они не хотят вернуть себе свободу?

— Они боятся, мы всего в трех дневных переходах от Кхтаг-Сапар, столицы кизтаг. Оставаясь на месте, они дождутся нового хозяина, расскажут, что тут произошло и тем самым купят себе жизнь. Надо было их всех убить, не позже чем через сутки на нас начнется охота. Ты убил Хабультор-Хана, он был поставщиком их кхтага. Я рад, что встретил тебя, теперь я смогу пропеть Песнь Смерти держа в руках оружие. Мой отец будет мной гордиться!

— Ты конечно как хочешь, но я умирать пока не собираюсь. Кстати, как тебя зовут?

— Я Рихар.

— Я Александр, можешь звать меня Алекс.

— Алекс-Андр, это великое имя. Для меня честь стоять рядом с тобой! А зачем тебе эти чужеземки, стражники говорили, что они колдуньи, никто из них так и не смог овладеть ими и даже убить их они и то не смогли, мечи и пики не причиняют им вреда, только заставляют визжать и корчиться от боли.

— Рихар, ты еще очень молод и многого не понимаешь.

— Мне уже четырнадцать зим. Первого своего врага я убил, когда мне было двенадцать! Я воин!

— Верю. Но все равно, ты еще слишком молод и многого не понимаешь. Эти «колдуньи», как ты говоришь, пришли с небес, и я хочу вернуть их домой, а заодно и сам хочу отправиться с ними. — все время нашего разговора с пареньком я исподволь наблюдал за девушками, после моих последних слов они дернулись как от удара и в первый раз подняли на меня глаза. Странные, надо заметить глаза, у блондинки они оказались цвета морской волны, а у рыженькой густого, фиолетового цвета. Нигде и никогда ничего подобного я не видел и даже не слышал, что подобное бывает. Больше мы в тот день не разговаривали.

Я не забыл слова стражника о том, что забрался далеко в земли кхтага, не пропустил мимо ушей и слова Рихара, что до какой-то там столицы всего три дня пути, поэтому несколько часов мы шли по следам рабского каравана, а потом я свернул под прямым углом, нам было необходимо уйти как можно дальше, сбить возможных преследователей со следа. До конца дня и большую часть ночи мы скакали, не снижая скорости, но все рано или поздно заканчивается, закончились силы и у наших скакунов, да и девушки выглядели неважно, так же как и парнишка, но он еще держался, хотя и на одних морально-волевых, а девушек скорее всего, поддерживали мои слова, что я хочу вернуть их домой, да и сам я вымотался. Последние два часа я выискивал какой-нибудь оазис, ведь там где деревья, там и вода, а значит и возможность отдохнуть, хоть недолго, помыться и дать отдых нашим животным. Наконец я разглядел то, что нам было нужно и уверенно направил своего скакуна к небольшой рощице, лошаде-олень как будто почувствовал скорый отдых и наподдал из последних сил, остальные тоже не отстали от меня.

Едва мы въехали под сень деревьев, как Рихар уверенно показал куда-то в сторону и сообщил, что там вода. Через несколько минут и=мы выехали на берег небольшого озерца, даже скорее большой лужи. Парень с радостным криком скатился с седла и раздеваясь на ходу устремился к воде. Девушки провожали его тоскливым взглядом.

— Рихар, — окликнул я парня — первые женщины, а мы с тобой постоим на страже.

— Но ведь они женщины, а мы войны!

— Правильно, мы войны, мы должны стойко переносить все тяготы и лишения, а они женщины, они матери, жены, сестры и дочери, они слабее и беззащитнее нас, а значит они первые. Потом ты, а потом я. — парень с удивлением посмотрел на меня, потом задумчиво на девушек и несмело сказал:

— Ты говоришь странные вещи, необычные, но почему-то я думаю, что ты прав. Да, мы с тобой будем стоять на страже, пока женщины приводят себя в порядок, это будет правильно. Мы мужчины, мы сильнее, мы крепче, мы можем потерпеть. — я хмыкнул, похоже парень решил у меня поучиться и воспринял мои слова как первый урок. Ну что же, неплохо, значит проблем с ним не будет. А вот девушки отреагировали на мои слова совсем иначе. Они напряглись и насторожились. Ну тут все ясно. Для того чтобы помыться, им надо снять комбинезоны, то есть остаться совершенно беззащитными.

— Рихар, оставь животное и отойди на две сотни шагов по нашим следам. Не пытайся что-то разглядеть в темноте. Прислушивайся, даже можешь закрыть глаза, только смотри не усни. Я буду от тебя в сотне шагов слева. Если что-то заметишь, услышишь или увидишь, тихонько свиснешь. Надеюсь умеешь? Если я что-то почувствую, то тоже свисну, вот так и я изобразил тихий свист. Ночью, да еще и в полной тишине этого достаточно.

— Я понял, Алекс-Андр.

Оставив девушек одних, мы тихо исчезли в ночи. Как бы мне не хотелось посмотреть и послушать, о чем девушки будут между собой говорить, я сдержался и остался на своем месте. Насколько я понимаю, путь нам предстоит длинный и мы еще успеем познакомиться и поговорить.

Я специально отправил парня по нашим следам немного назад, там спрятаться негде и на несколько километров голая каменистая пустыня, а вот чуть в стороне, как раз где я и засел, виднеются какие-то развалины, идеальный способ подобраться к нам незаметно. Но мне легче, намного легче, скафандр-то у меня как не крути боевой и слабое подобие сканера на нем имеется, вот я и поколдовал с ним, теперь в радиусе полутора сотен метров я вполне в состоянии засечь живое существо размером с человека или больше. Так что, у меня все под контролем, Рихара я вижу, он честно и добросовестно несет свою вахту и не поддался юношескому желанию понаблюдать за купающимися девушками.

Прошло уже чуть больше часа, и я начал раздумывать не послать-ли мне паренька поторопить наших наяд, да и помыться самому, когда мой сканер засек пару каких-то крупных существ, медленно идущих от нашего оазиса. Странно, вроде никаких животных я там раньше не заметил. Тихо и незаметно, как тень, я скользнул в сторону, с таким расчетом, чтобы неизвестные существа вышли прямо на меня, ну не совсем прямо, а чуть в стороне, но все же в пределах моей досягаемости. Через пару минут я уже вполне отчетливо мог разглядеть кто же это там бродит по ночам.

— И куда же это вы собрались? Ведь даже не попрощались! — тихий стон стал мне ответом. Говорил я на местном языке, которого, я в этом на сто процентов уверен, девушки не понимали, да это было и неважно, я мог бы точно с таким же успехом рассказывать и какой-нибудь анекдот, эффект был бы тем же. Ну да, девушки решили под покровом темноты и якобы отсутствием присмотра, по-тихому слинять, почти по-английски.

Я свистом привлек внимание Рихара, а потом уже, в полный голос, крикнул:

— Рихар, иди-ка сюда. — ночью, да еще на открытой местности звуки разносятся далеко и хорошо, так что парень меня услышал и через несколько секунд материализовался рядом. — Ты посмотри, какие феи по ночам тут бродят, да еще и с нашими животными. — Рихар усмехнулся.

— Да, норовистые тебе попались рабыни. Кизтаги всей оравой ничего с ними сделать не могли, хотя и пытались, не раз. Потом били их, сильно били, но у меня такое ощущение, что эти женщины кричали от страха, а не от боли, как будто они почти ничего не чувствовали.

— Вполне может быть. Ладно, пошли в лагерь. Как оказалось, этим рабыням не свойственно чувство благодарности. Придется на привалах их привязывать к чему-нибудь, или связывать, а то ведь сбегут, лови их потом, или отбивай у какого-нибудь любителя сладкого женского мяса.

К тому месту где мы разбили что-то типа лагеря, девушки хоть и упираясь, но шли сами. На месте, пока я разводил костер и варил что-то вроде каши из захваченных у работорговцев продуктов, Рихар побежал мыться. Вернулся он минут через двадцать, чистый и блестящий, да еще и переодеться успел. Интересно, а когда он успел помародерить и разжиться вполне пристойными кожаными штанами, сапогами и курткой, что заменяла кизтагам доспехи. Теперь он вполне тянул на молодого война. Пришла и моя очередь, хотя особой необходимости в этом и не было, скафандр отлично справляется со своими задачами, но выделяться не стоит. Рихар остался кашеварить, а я пошел к озерцу.

На долго я задерживаться не стал, вернулся уже минут через десять, каша была почти готова, и мы сели ужинать. Костер горел ярко, светя в ночи как маяк, но ничего не поделаешь, остается только надеяться, что мы достаточно ушли в сторону и не привлечём чужого внимания. Зато вот мое внимание привлекли, привлекли девушки, точнее их комбезы. Судя по всему, аккумуляторы у них почти полностью разряжены, магнитные застежки уже начали кое-где расходиться, система самоочистки не работает, но это скорее всего девушки ее сами отключили. Все стандартные навесные блоки и модули отсутствуют, даже небольшие блоки солнечных батарей, предназначенные для небольшой подзарядки аккумуляторов и те отсутствуют. А вот это уже интересно, сломать, снять или просто забрать их, местные никак бы не смогли. Значит или кто-то поработал над этими комбезами до того, как девушки попались работорговцам, или они сами зачем-то поснимали все высокотехнологичные девайсы. В последнее верится с трудом, никто не стал бы настолько ограничивать свои возможности. От интересных мыслей меня отвлек, внезапно ставший хриплым, голос Рихара.

— Алекс-Андр, а что ты собираешься делать с этими женщинами? — я непонимающе посмотрел на парня, а потом перевел взгляд на то место куда он смотрел. Ну а чего я хотел? В этом Мире взрослеют рано, очень рано и парнишка не является исключением. Да у меня и у самого непроизвольно запершило в горле, когда я заметил, что у рыженькой почти полностью разошелся центральный магнитный шов и она с трудом прикрывает свои прелести от наших совсем не скромных взглядов. Вот и причина попытки поспешного бегства, девушки просто боятся, боятся до одури.

— Рихар, я тебе уже говорил. Они мне нужны.

— Обе?

— Да, обе. А ты подбери слюни, а то захлебнёшься. Эти девушки не для тебя! — похоже намучаюсь я с ними, и с парнем, и с девицами. Но делать нечего, я должен узнать как они попали на эту планету и есть ли возможность с нее убраться. А вот с одеждой для девчонок надо что-то делать. пока мы переговаривались с Рихаром, девушки тоже о чем-то тихо шептались. Я прислушался.

— Лея, ты уверена?

— Да. Ты что, не видишь, это чудовище еще опаснее чем те. Ему нас убить совершенно ничего не стоит.

— А зачем он нас тогда взял с собой? Ведь проще было прикончить нас еще там, или вообще не выпускать из клетки.

— Зачем-зачем. Сама не догадываешься? Ты вон уже во всю светишь своими сиськами, да и мой комбез больше суток не продержится. Тебе рассказать что будет дальше, или сама догадаешься?

— Нас найдут, обязательно найдут! Отец не отступится!

— Конечно найдут, вот только боюсь, что уже будет поздно. Посмотри, как эти дикари на нас смотрят. А этот монстр, так даже и прислушивается, как будто понимает, о чем мы говорим. Ну, что уставился?! — и та, которую звали Лея, посмотрела мне в глаза.

— Рихар, ты когда собирал припасы, ничего лишнего не прихватил, случайно? Надо женщин во что-то одеть, а то мне придется тебя убить… а потом и самому зарезаться. Находиться рядом с ними, пока они в таком виде выше любых мужских сил.

— Есть десяток шкур Снежного Корсака… они очень дорогие, ты же знаешь. Наверное, кизтаги везли их своему кхтагу.

— Неси пару штук, наше душевное здоровье дороже. Что-то нет у меня желания сойти с ума от вожделения.

— Так может стоит… ну, удовлетворить это твое вожделение. От них не убудет.

— Рихар, у тебя есть сестра?

— Да, две и три брата.

— Ну вот и представь, что какие-то озабоченные, захотят удовлетворить свое желание с твоими сестрами, не спрашивая их согласия и желания. Тебе это понравится?

— Убью!

— Вот и я о том же. Так что неси эти шкуры, посмотрим, что можно сделать.

— Может утром? Не хочется испортить такой трофей. Все равно скоро уже начнет светать.

— Да, тут ты прав. Давай, укладывайся и спать. Задерживаться нам тут нельзя. А я покараулю.

Утром, едва рассвело Рихар уже был на ногах и приволок мне два рулона какого-то меха. Я не большой знаток, но шкуры мне понравились, кристально белый, густой мех, при этом очень короткий, примерно как у нашего соболя, и с еще более густым подшерстком. Единственное, что меня поразило, так это размеры этих шкур, причем куски были ровной формы с обрезанными лапами хвостом и головой и представляли собой прямоугольные полотнища, примерно два на три метра. Животина при жизни была поистине выдающихся размеров. Само-собой, что ничего особенного я из этих шкур сварганить не мог, но какое-то подобие плащей с капюшонами вполне. Для этого я взял за образец старые солдатские плащ-палатка. Тонкий кинжал, и длинный кожаный шнурок, вот в принципе и все что мне потребовалось. Уже через час девушки кутались в меха и благодарно на меня посматривали. Ну а после завтрака мы опять тронулись в путь.

Следующие пять дней ничем примечательным не отличались друг от друга, разве что с каждым переходом увеличивалось количество оазисов, становились они все больше, а на горизонте все отчетливее проступали горы. Рихар становился все веселее, видать чувствует, что приближается к родным местам, мне же по большому счету, было все равно куда идти, главное получше оторваться от возможной погони, в наличие которой, я по правде говоря уже не верил. Так вот, на пятый день нашего пути от памятного оазиса, парень уверенно заявил, что мы миновали территорию кизтагов и въехали на земли Империи. Да-да, именно так, просто Империи, без всяких дополнительных названий и уточнений. Я правда особых изменений не заметил, все та же каменистая пустыня и оазисы. О чем и сообщил нашему самозваному проводнику. В ответ на это парень посмотрел на меня как на идиота и спросил:

— А чего ты ожидал? До ближайшего имперского города еще как минимум три дневных перехода, но здесь уже можно не опасаться нападения кизтагов, имперские легионы уже давно отучили их от набегов на Империю, наоборот, сами периодически наведываются в пустыню, с целью, так сказать, сокращения поголовья дикарей. Если встретим имперский патруль, то значит все, можно расслабиться. Правда, с ними, — махнул он в сторону девушек, — могут возникнуть проблемы.

— Какие и почему?

— В Империи сложилась немного странная ситуация, там на одну женщину приходится по три-четыре мужчины. А ты сам видишь, такие красотки, мало кто откажется заполучить их себе. Если патруль достаточно большой, а командир у него молодой, то может и повестись на легкую добычу. Женщины на нашем языке не говорят, так что их никто и слушать не будет. Пообещает командир своим людям отдать им с нас всю добычу, а себе возьмет только женщин. Вот и все. А за один такой плащ, можно трех жен купить.

— Ясно. А в городе, что, то же самое?

— Нет, в городе действуют имперские законы, а здесь закон степи.

— Ну значит нам не стоит здесь задерживаться и надо поторопиться в ближайший город.

Ночные стоянки мы сократили до минимума, днём вообще практически не останавливались, а только для того чтобы дать небольшой роздых нашим ломарам, так местные называют эту странную помесь лошади и оленя с волчьими зубами. Вот поэтому и уложились мы не в три дня, а только в два. На вторую ночную стоянку мы уже встали вблизи городских стен, до них оставалось часа три ходу, но как сказал Рихар, на ночь ворота закрывают и до самого рассвета, а ночевать под самыми стенами, это значит сознательно притягивать на себя неприятности.

Всю эту, последнюю ночь перед входом в город, я практически не спал, прикидывал всевозможные расклады, взвешивал все за и против и в итоге пришел к выводу, что просто так идти в никуда нет никакого смысла, парнишку надо отправлять домой, пусть порадует своих родных, а с девушками пришла пора поговорить по душам. Так что к тому времени как мы наконец-то зашли в город у меня был вполне приемлемый план и намечены пути его осуществления. Еще вечером, когда мы устраивались на ночлег я поинтересовался у Рихара. Знаком ли ему этот город.

— Да, это Таркос, он самый ближний к нашим землям, мой отец несколько раз брал меня сюда с торговым караваном. До территории альторцев всего три дня пути, столько же до земли кизтагов, этот город стоит на пересечении торговых путей. Северяне здесь меняют меха на золото, а мы оружие и железо на те же меха и золото. Кизтаги сюда приводят на продажу рабов, привозят мясо и шкуры, имперцы щедро платят золотом, продают стекло и фарфор, ткани и вино, иногда рабов. Здесь происходит обмен пленными. Сюда приморские народы везут янтарь и жемчуг, крестьяне зерно и фрукты. Если идти на восток, то через пять дневных переходов окажешься на берегу моря. Но там пираты, они полностью контролируют торговлю с Островами, с которых идет китовый ус, ворвань и шкуры больших рыб, олово и серебро. Это большой и многолюдный город.

— Ясно. Знаешь какой-ни будь хороший трактир или постоялый двор?

— Да. Отец всегда останавливался у Вахтира, он наш земляк и содержит небольшой караван-сарай. Осеняя ярмарка уже прошла, до весенней еще далеко, так что он примет нас и возьмет не очень дорого. Не сезон.

— Это хорошо. Как только войдем в город, сразу веди нас к этому Вахтиру. — местные деньги у нас есть, не даром я обыскал телегу жирдяя и забрал себе небольшой мешочек с монетами.

Городские ворота мы пересекли ближе к полудню, заплатили какую-то мелочь за въезд и сразу направились в караван-сарай знакомого Рихара. Сняли пару смежных номеров, и я начал претворять свой план в жизнь. Для начала отправил парня найти мне хорошего скорняка и швею, затем мастера по производству телег и оружейника.

Первым объявился скорняк, он получил заказ на изготовление комплектов кожаной походной одежды и обуви для девушек и незначительной переделки их плащей. Когда сухонький старичок увидал с каким мехом ему придется работать, то чуть не помер с перепугу, но к счастью все обошлось. Потом явилась портниха, она получила почти тот-же самый заказ что и ее предшественник и убыла довольная крупным заказом. Тележных дел мастер появился уже перед ужином. Вот с ним мы засели надолго, я хотел получить от него что-то типа почтового дилижанса, когда-то курсировавшего по дорогам Дикого Запада. Устройство этого транспортного средства я знаю прекрасно, поэтому обсуждение всех деталей и заняло так много времени, но в итоге у нас получился не дилижанс, а самая натуральная карета. Когда мужик в итоге разобрался что и как, глаза его сияли от предвкушения будущих барышей при продаже клонов этого изделия. Тяжелее всего пришлось с оружейником. Мне нужно было получить от него две пары маленьких арбалетов, по возможности складных и с рычажной системой взвода. Но он все никак не мог понять, чем меня не устраивает простой лук. В итоге сошлись на том, что он все делает по моим чертежам и рисункам, обговаривая со мной только качество метала, идущего на ту или иную деталь и пружину. Все мастера обещали выполнить заказы в течении пары недель. Ну что же, значит на этот срок нашего пребывания в городе и стоит рассчитывать. Рихар получил от меня сотню монет и задание подготовиться к долгому путешествию. Что ему надо и где все это взять он знает лучше меня, так что ему и карты в руки. Себе же я заказал только просторный кожаный плащ с капюшоном, просто так мокнуть под дождем или снегом мне не хочется.

Ну, а потом потекли однообразные дни ожидания, большую часть времени я проводил в обществе девушек, делая вид, что учу их язык и наконец-то мы смогли познакомиться. Девушки оказались подругами, одну, как я уже знал, звали Лея, а другую Кая. Я только изредка навещал то тележника, то оружейника, консультировал и наблюдал за ходом работ. Рихар рыскал по городу, заводил новые знакомства и возобновлял старые, интересовался у знакомых и земляков судьбой своей семьи и изнывал в ожидании моей отмашки на выдвижение в путь. Девушки в основном сидели в своей комнате, изредка спускаясь в общий зал прихватить что-нибудь из продуктов и посещая скорняка и швею, для очередной примерки. Вот так вот и текло время, с каждым днем приближая день «Ч». Я же иногда гулял по городу, заходил в лавки и магазинчики, приобретая все необходимое для долгого путешествия и просто интересные и понравившиеся вещи. Во время одной из примерок у скорняка, куда я сопровождал девушек, дедок познакомил меня с каким-то купцом, которому оказывается «кровь из носа» был нужен один из плащей из шкуры Снежного Корсака, и он надеялся, что я продам ему один из девчачьих. Но тут уже я уперся и предложил ему купить просто шкуру, заплатить скорняку и пусть тот все сделает, на этом мы и сошлись, обговорив цену и способ расчета. Так у нас и появились довольно крупные по местным меркам деньги, позволяющие ни в чем себе не отказывать. Рихар, с доплатой, поменял наших рогатых скакунов на самых обыкновенных лошадей, правда у них вместо копыт почему-то оказались лапы с довольно впечатляющими когтями, но раз они им не мешают, то пусть будут, мне это, в принципе, все равно.

День нашего отъезда из города превратился в маленький праздник. Посмотреть на нас собралось несколько сот человек. Были тут и простые зеваки, и ремесленники и купцы и солдаты гарнизона. Кто-то пришел поглазеть на девушек, слухи о красоте которых уже разлетелись, наверное, по всей Империи, кто-то приглядеться к моим доспехам и попытаться воспроизвести нечто похожее, тем более, что Рихар уже пару раз обмолвился, что кузницы и оружейники очень даже не против пощупать мой скафандр, чего само-собой я допустить никак не мог, аристократы пытались оценить удобство и функциональность нашей свежеизготовленной дорожной кареты, ну а кто-то просто поглазеть и хоть так себя развлечь. Подобный ажиотаж вокруг наших скромных персон мне очень не понравился, но приходится терпеть и, так сказать, соответствовать, делая морду кирпичом и лениво отгоняя вездесущих мальчишек от нашей поклажи, которую работники караван-сарая раскладывали по ящикам кареты. Толпа «провожающих» довела нас до самых городских ворот и только там начала рассасываться, понимая, что «шоу» закончилось и надо жить дальше.

Наш путь лежал в сторону гор, как я понимаю именно там и находится «родная сторона» Рихара, да и меня вроде как причисляют к его племени. А вот девушки рвутся к морю, хотя явно этого и не выказывают, просто постоянно твердят, что никогда его не видели и с большим удовольствием там побывали бы, даже пытаются строить глазки, в надежде, что я поддамся. А я и поддамся, но немного позже, сначала надо убедиться, что из города никто за нами не пошел, а потом распрощаться с Рихаром и уже более обстоятельно поговорить с Леей и Каей. Так вот неспешно, мы и проехали весь день, а вечером присмотрели небольшую рощицу и решили устроиться там на ночлег. Обустройство лагеря много времени не заняло, каждый знал что ему делать и как делать, так что, уже через пару часов мы сидели возле огня и уплетали какую-то наваристую похлебку, приготовленную, о чудо, Леей. Когда девушки наелись и уползли в свою палатку, я решился на серьёзный разговор с парнем.

— Рихар, завтра с утра мы с тобой расстанемся.

— Алекс-Андр, я что-то не так сделал, я разочаровал тебя?!

— Нет, ты молодец и очень скоро из тебя вырастит настоящий воин и настоящий мужчина.

— Но почему тогда ты не хочешь, чтобы я сопровождал тебя?

— Рихар, куда мы по-твоему идем?

— Как куда, в Альторкор, на землю предков!

— Нет, Рихар, это ты туда идешь, а я иду совсем в другое место. Ты забыл, я тебе говорил, когда ты спрашивал зачем мне нужны эти женщины. Забыл?

— Нет, не забыл… я думал ты пошутил, посмеялся над мальчишкой.

— Ну какой же ты мальчишка, если я доверял тебе и свою жизнь, и свою свободу, да и жизнь и свободу женщин.

— Ты говорил, что женщины пришли с Неба, и ты хочешь уйти с ними… возьми меня с собой! Я и там буду прикрывать тебе спину!

— Нет, Рихар, не могу. Ты еще слишком молод. Таких молодых не пускают в Небесный Город, надо прожить самое малое восемнадцать зим, только тогда Небесная Стража тебя пропустит.

Парень немного помолчал, а потом совсем тихо спросил:

— Зачем ты вне врешь, Андр?

— Я не вру. До того, как тебе исполнится восемнадцать зим ты не сможешь жить на небе.

— Две весны назад к нам уже приходили люди с Неба, и они брали всех, и мужчин, и женщин, даже детей брали. И платили они за них очень хорошо, золотом и отличным железом.

— К вам приходили люди с неба? Почему ты так решил? Это они так сказали?

— Нет, это все видели. Они спустились с неба в своем железном доме. Спустились ночью, но никто не слышал, как и когда, даже часовые их не заметили, просто однажды утром возле селения появился их железный дом. Один раз в неделю они поднимались обратно на небо, оставляли там тех, кто согласился пойти с ними и тех, кого им продала община, а потом опять опускались, но теперь их уже видели все.

— Расскажи мне об этих людях с неба, какие они?

— Они почти такие же, как и мы, или как они, — парень показал в сторону девушек, — только тела у них черные, а волосы как у кизтагов, правда не у всех. Они всегда ходили в непробиваемых доспехах, а их оружие метает молнии, силой с ними не могут сравниться даже признанные силачи и герои.

— Я понял, Рихар. Ты прав, эти люди тоже были с неба, но из другого Небесного Города. И им были нужны рабы, вы отдали своих сородичей в рабство. Поэтому они и брали всех и мужчин, и женщин, и детей. Ты тоже хочешь попасть на небо в качестве раба?

— Раба? Нет не хочу!

— Рихар, я обещаю тебе, если я там выживу и если смогу, то я приду к тебе и расскажу, как там на небе, а может быть, если захочешь, то и с собой возьму. Но не сейчас.

— Я понял! Ты тоже пришел с неба, но потерял свой железный дом и думаешь, что у этих женщин он есть и они согласятся тебя на нем поднять на Небо!

— Ты не очень далек от истины.

— Я буду ждать. А сейчас я пошел спать, ты дежуришь первым. — как бы в отместку, сказал улыбающийся парень.

— Хорошо. Я подежурю первым.

Глава 2

На первый взгляд утро началось как обычно. Подъем, водные процедуры и простой, но сытный завтрак, а потом мы начали запрягать своих «лошадок». Вот только в отличии от предыдущих дней делали мы все это практически молча. А к чему лишние разговоры, все что надо было мы обговорили с Рихаром еще вчера, а с девушками мы и раньше-то не сильно много общались, они здешнего языка практически не знают и не понимают, так же как, впрочем, и парень ихнего, ну а мне светить знание языка Содружества как-то совсем не хочется, рано еще.

Все время пока мы сворачивали лагерь, я ловил на себе и на Рихаре вопрошающие взгляды девушек, но пока их игнорировал, время разговоров «по душам» еще не пришло, да и неизвестно еще, придет-ли когда. Если окажется, что на этой планете девушки оказались чисто случайно и выбраться с нее у них нет никакой возможности, тогда и говорить не о чем, а если возможность попасть в более развитое общество все же есть, вот тогда можно будет и поговорить, по крайней мере напроситься им в попутчики вполне можно будет попробовать. В противном случае придется охотиться на местный аналог агарцев или пиратов, раз уж они посещают эту планету и набирают здесь рабов. А то, что нужны им именно рабы, я нисколечко не сомневаюсь.

Прощание с Рихаром получилось какое-то… скомканное и по-мужски сдержанное, хотя я четко видел, что парень с большим удовольствием поплакал бы мне в жилетку, но нельзя — мужчина, воин, хотя в принципе еще совсем мальчишка. Но именно из таких как он, из несгибаемых, и вырастают потом мудрые вожди и отважные воители. Успеха, тебе парень! Девушки тоже поняли, что здесь мы с парнем расстаемся. Они даже немного прослезились, а Кая даже чмокнула его на прощанье в щечку, от чего парень покраснел и заметно смутился и видать, чтобы совсем уж не расклеиться, поспешил покинуть место нашей стоянки. Его путь лежит в горы, а вот нам немного в другую сторону, к морю, ведь не даром девушки так к нему рвутся. Последние пару дней, перед нашим отъездом, я внимательно изучал купленную в лавке карту. Конечно, заметно неполную и примитивную, похоже, что о понятии масштаба, здесь еще никто и не слыхал, с кое-как прорисованной прибрежной линией, но хоть что-то. Что меня удивило, так это огромное количество городов и поселений на, сравнительно небольшом участке побережья, зажатого между гор и пустыней. Если девушки оказались на этой планете не случайно, но они должны знать, куда именно нам стоит направиться, но по моим прикидкам до этого разговора нам еще, как минимум, три дня пути, так что пока подождем.

Весь день мы двигались практически не останавливаясь, даже на обед не стали тормозиться, а перекусили прямо на ходу. Девушки были молчаливы и задумчивы, ну а я не лез к ним с вопросами. Вечером опять разбили лагерь на небольшой полянке в очередной рощице, недалеко от дороги. Ночь прошла довольно спокойно, если не считать, что пару раз мне пришлось успокаивать наших животных, видать кого-то или чего-то почувствовали, вот и волновались. А вот меня это заставило призадуматься. Ладно, эту ночь я практически не спал, охраняя наш покой, возможно и следующую ночь выдержу, а вот что делать дальше… Нет, если бы работала нейросеть, то никаких проблем бы у меня не было, а так… подсаживаться же на стимуляторы аптечки тоже особого желания нет, и все по той же причине, слишком уж они агрессивно действуют на организм и проследить за моим состоянием будет некому, могу и загнуться. Ставить на караул девушек, тоже не выход, не дай бог что случиться… В общем, неприятная складывается ситуация. Я рассчитывал добраться до побережья нигде не останавливаясь, имею в виду, не заезжая ни в какие населенные пункты, видать придется пересмотреть свои планы. Надо только выбрать подходящее место, чтобы и слишком рано не остановиться и так, чтобы в потемках не блуждать. Если верить карте, то оптимальным вариантом будет небольшой городишко, расположившийся прямо на нашей дороге. Вот к нему-то мы и направились.

Изображать из себя воина, родившегося в седле я не собирался, поэтому мой «иноходец» был привязан к карете, а сам я занял место кучера. Девушкам я как мог, намекнул, что светиться им лишний раз не стоит, поэтому они сидели в карете и не высовывались. Солнышко пригревало, «лошадки» шли размеренным шагом, так что я немного расслабился и судя по всему задремал. Очнулся я от резкого толчка в бок. Голова чугунная, зрение расфокусировано, ну точно, задремал. Передо мной стояла Лея, это ее маленький кулачек двинул меня по почке, а изумительный глаза цвета морской волны метали молнии.

— Стоп. Иди! — и изящный пальчик указал мне на карету. — Я смогу. — и девушка указала на вожжи.

Черт, а ведь девушка права, из меня сейчас охранник и защитник аховый, почти двое суток без сна, кого хочешь обессилят, тем более, что мой косяк на лицо, карета уже давно съехала с дороги и мы сейчас движемся метрах в ста от нее и совсем даже не в одном направлении. Да, что-то я совсем расклеился, может и правда, немного отдохнуть? Но потом посмотрел на ее изящную фигурку, прекрасное личико и нежные руки и отрицательно покачал головой.

— Нет. Я в норме. Ночью отдохну. — и начал выводить карету на дорогу.

Лея мне не поверила и уселась рядом со мной, видать так, на всякий случай, вдруг я опять засну. Ага, счаз, отойдя за карету, я активировал аптечку скафандра и все же ввел себе стимулятор. Вот теперь доберемся до городка без проблем и плевать, что гроблю и печень, и почки, проконтролировать-то некому, точнее нечему, нейросеть так и не хочет отзываться, да и мой Имплант, что-то странно себя ведет, как щенок высунул нос из своей будки, обнюхивает окрестности и все не может определиться, опасно вокруг или нет. Ну и ладно, прорвемся.

До небольшого города, расположившегося на торговом тракте мы добрались, как я и рассчитывал, уже ближе к вечеру. Пара уставших за день стражников приняли от меня причитающуюся за проезд мзду и даже не заглянули в карету, даже подсказали неплохой трактир, где можно вкусно поесть и снять на ночь пару комнат, правда не забыли добавить, что удовольствие это будет достаточно дорогое. Так что, если деньги есть, то… даже поймали какого-то мальчишку и наказали ему проводить нас до какого-то Иоси.

Местные деньги у меня имеются, а вкусный ужин и спокойный сон вполне стоят пары желтых кругляшей. В воротах трактира нас встретил молодой парень, окинул меня и карету оценивающим взглядом и, как-бы соглашаясь с какими-то, только ему одному ведомыми критериями отбора, молча взял наших «лошадок» под уздцы. Я легко соскочил с облучка и стукнул в стенку кареты, давая понять, что все, приехали. Черт! А вот этого я не предусмотрел. Девушки настолько за время наших путешествий сжились со своими меховыми плащами, что и тут вылезли во всем блеске и сиянии. Глаза парня стали размером с хорошее такое чайное блюдце, а нижняя челюсть болталась где-то в районе талии. А уже через мгновение он исчез за дверью трактира. Хотя во всем есть и свои плюсы, после столь явной демонстрации нашей платежеспособности уже никаких вопросов ни у кого не осталось. В дверях трактира нас, судя по всему, встречал сам хозяин. Не переставая низко кланяться и попеременно называя девушек то «светлостями», то «высочествами», а иногда и «величествами». На мои слова о паре комнат, ужине в них же и каком-нибудь способе помыться, хозяин отреагировал молниеносно. Пара служанок метнулась куда-то вверх по лестнице, еще через секунду туда-же убежала и пара мордоворотов, еще через пару секунд на верху послышался какой-то шум, крики, возмущенные голоса и звуки буцкающих ударов. Похоже, хозяин срочно освобождает для нас свои лучшие комнаты. Особого моего внимания это не привлекло, правда на пару, явно женских вскриков я отреагировал, но… не мое это дело. А потом, а потом с лестницы скатились оба мордоворота, вот только их физиономии совсем даже не лучились радостью, их им просто на просто кто-то свернул. Похоже несчастливые постояльцы не хотят освобождать наши комнаты, но и это тоже… не мои проблемы. Мы к этому времени уже разместились за столом, ведь хозяин попросил немного подождать, дескать сейчас в комнатах наводят порядок и чистоту. Приятное на вкус вино, буквально само материализовалось на столе, так же, как и какие-то фрукты и крупно нарезанное мясо. Особой усталости никто из нас не испытывал, так что немедленно отправляться в комнату особой необходимости нет. Я еще понаблюдал, как спущенные с лестницы мордовороты поднялись и позвав на помощь еще парочку, мало чем от них отличающихся индивидуумов, опять ломанулись на верх. На этот раз, те, кто обосновался в комнатах, похоже особого сопротивления оказать не смогли, а может просто хозяин поступил мудрее и не стал особо нагнетать обстановку и попросил освободить комнаты по-хорошему, ну или заплатить вперед, да еще и, наверное, раз в десять больше чем они стоят. Я увидал, как по лестнице спустилась женская фигурка, закутанная в дорожный плащ, а за ней явно немолодой воин и пара из трактирных мордоворотов, с явно испуганными лицами. Теперь они уже почему-то не злились и не пытались качать права, да и хозяин выглядит скорее напуганным, чем озабоченным.

Вояка практически моментально вычленил нашу троицу в зале, оценил прикид девушек, мое снаряжение и что-то прошептал своей спутнице на ухо. Нет, это не семейная пара и не отец с дочкой, больше всего эти двое напоминают Персону и ее телохранителя, хотя… может я и ошибаюсь. Женщина осталась стоять на лестнице, она почему-то вызвала у меня ассоциации с туго взведенной пружиной, готовой вот-вот сорваться, а воин направился прямо к нашему столу. Хозяин трактира замер на самом верху лестницы, превратившись в статую и с интересом за нами наблюдал. Да и не он один, кажется, что внимание всех присутствующих оказалось сосредоточенно на нас и на приближающемся к нам войне, который, не обращая внимания на моих девушек целеустремленно шел именно ко мне. При этом все посетители трактира, как по мановению волшебной палочки, куда-то исчезали с его пути. Нас разделяли каких-то два десятка шагов и я на всякий случай пододвинул свой меч поближе, чтобы в случае чего не тратить лишнее время. То с одного конца зала, то с другого до меня доносились громкие перешёптывания:

— Джингарец!

— Ага, из безымянных!

— Смотри, смотри, он снял ремни с мечей!

— У альтора нет шансов.

— Ну не совсем же он дурак связываться с джингарцем!

— Может и не дурак. Вот только он такой же варвар, как и джингарец, поэтому никто и не знает, что он может выкинуть.

— Да, а девки-то какие с ним, прям загляденье!

— Ну а тебе-то что с тех девок? Если джингарец убьет альтора, то и девки будут уже его забота, ему его варварская честь не позволит оставить их без защиты. Ты что, хочешь с джингарцем поспорить?

— Упаси Боги! Я еще с ума не сошел! Ты смотри, а альтор-то, сидит и в ус не дует, как будто ему все равно, что его сейчас убивать будут.

— Да, не часто можно такую картину увидеть.

— Ой, что сейчас будет!

Само-собой, что подслушанные разговоры мне очень не понравились, но в то же время и заинтриговали. Судить об исходе, предполагаемого поединка, только на основании, скажем так, национальной принадлежности, это как-то неумно, если сказать мягко. А может быть я чего-то не понимаю? Пока я слушал и думал, не понять о чем, этот самый джингарец навис над нашим столом. Теперь я смог разглядеть его более подробно. Ну, на счет «пожилой», я ошибся, мужик вряд ли старше тридцати пяти лет, а скорее всего и помоложе будет, а виной всему огромное количество шрамов на его лице. Я даже сначала подумал, что это какое-то ритуальное шрамирование, но нет, не похоже. Руки обнажены до плеч, прямо-таки выпячиваются могучие мышцы, вместо защитной куртки, нечто вроде бронежилета. За плечами две рукоятки мечей, на груди перевязь с десятком метательных ножей, на поясе приличный такой кинжал. Вероятно есть и еще что-то, но я пока не вижу. Ничего напоминающего щита нет, а значит боец скорее всего оберукий. Стрижка короткая, «под горшок», глаза серые, холодные какие-то, ничего не выражающие. Ростом чуть пониже меня, но руки как бы даже и не длиннее. В общем судя по всему противник достаточно опасный… для местных, а вот для меня… сильно сомневаюсь. Нет, я не переоценивая свои возможности, скорее наоборот, принижаю. Реакция у меня всяко выше чем у него, мышцы более эластичны, хотя бы за счет отсутствия на них храмов и рубцов, кости крепче, да и сильнее я его. Это чисто по физике, по умению… ничего не скажу, но опыта у меня, пусть и игрового, турнирного, намного больше, да и знания разных школ и систем фехтования, тоже. Ну конечно же мой меч. Блокировать мои удары его железяками не получится, перерублю и даже не замечу, то же самое и с его жилеткой, так что если он даст мне возможность нанести хоть один удар, то он в любом случае станет для него последним. Ну что же, противник «взвешен, оценен и признан… почти годным», а значит можно немного расслабиться, ведь все считают этого представителя хомо сапиенс именно воином, а не убийцей, так что неожиданного удара из-под тишка, без, хотя бы, минимального разговора не будет, а потом скорее всего последует вызов и не в трактире, а на улице. Так что тогда зря напрягаться? Я лениво поднял взгляд на стоящего напротив меня мужчину и так же лениво опустил его назад, на бокал с вином. Резкую перемену моего к нему отношения джингарец зафиксировал сразу и… растерялся. Он, наверное, привык к страху, ну в крайнем случае к опасению, в его присутствии, но никак не к игнорированию. Вот сейчас и посмотрим, чего стоят все мои умозаключения. Прошло пару минут, я все так же лениво цедил вино, а джингарец стоял и смотрел на меня, как будто что-то пытался разглядеть. Я почувствовал, как немного шевельнулся мой Имплант, но больше ничего, только какие-то неприятные ощущения в районе висков и темени и все. От вина меня отвлекли спокойные и даже вроде как задумчивые слова:

— Нет, ты не из наших. Кто же ты такой, альтор?

— Так, прохожий, хоть на вас и непохожий. Что-то хотел, уважаемый?

Джингарец еще раз посмотрел на меня и уселся на свободный стул.

— Альтор, я не хочу тебя убивать…

— Ну так и я не хочу… убивать тебя, джингарец.

— Хм, шустрый. Молодец. Но ты не понял, я не хочу, но если придется, то я это сделаю.

— Ты можешь только попробовать, хотя не советую… для меня ты не противник. Так чего хотел?

— Не я, моя… госпожа. Мы уже вторую декаду в пути, она устала и хочет отдохнуть. Поэтому я ПРОШУ тебя, альтор, уступи нам комнаты.

— Мои… спутницы тоже устали и тоже хотят отдохнуть. У тебя одна, а у меня их две. Наши животные уже распряжены, повозка тоже пристроена, да и нет у меня никакого желания искать другой трактир, я так понимаю, что других комнат тут больше нет. Я прав?

— Да, прав. Значит, БОЙ?

— Значит бой, но только на учебном оружии.

— Почему на учебном?

— Честно? Не хочу взваливать на себя еще и заботы о твоей… госпоже, мне и с этими двумя хлопот хватает.

— А ты наглый и самоуверенный, альтор. Хорошо, бой на учебном оружии, у меня тоже нет никакого желания связываться еще и с твоими женщинами. Тем более, что похоже, проблем с ними будет в десять раз больше чем с моей. Не будем тянуть. Пошли во двор, учебные клинки хозяин сейчас принесет. Проигравший уходит?

— Да. Если победитель не решит по-другому.

— Не решит, поверь. Хозяин, три… нет, четыре тренировочных меча, бегом.

Последние слова джингарца все и хозяин в том числе восприняли с явным одобрением, правильно, не стоит из-за какой-то комнаты убивать человека. Хотя пару недовольных физиономий я все же заметил, как раз тех, кто наиболее явно восхищался моими спутницами, наверное, рассчитывали, после того как джингарец меня убьет провернуть какую-то аферу и завладеть девушками. Но как бы то ни было, на задний двор трактира нас сопровождали

практически все посетители этого заведения, видать с развлечениями в этом городке не очень. В зале остались только Лея с Каей, да загадочная «госпожа» джингарца, даже посудомойки и официантки, и те поспешили выйти на улицу, посмотреть на наш поединок. Уже в дверях, я заметил, как несколько человек сунули хозяину трактира довольно увесистые кошельки, похоже тотализатор и здесь в цене, жаль не догадался и не поставил на себя пару сот золотых, хотя, нужны они мне.

А ведь к подобному решению споров здесь не привыкать! На пустыре, что раскинулся сразу за задним двором трактира оказалось подготовлено целое ристалище, наверное, приди кому такое в голову, то тут и рыцарские турниры можно было бы устраивать, только трибун для болельщиков не хватает. Пару минут мы покрутили тяжелые, деревянные, предназначенные для тренировок и упражнений мечи, привыкая к их весу, размерам и балансу и не сговариваясь направились на небольшую, хорошо утоптанную площадку. Мой противник остановился напротив меня, принял какую-то странную позу и замер, как будто чего-то ожидая. Вполне резонно рассудив, что раз уж тут все так «запущенно», то скорее всего есть и какие-то свои правила и самого поединка, и его начала, а если уж мой противник чего-то ждет, то и я подожду.

Как я уже говорил, трактир был из самых дорогих, да еще и не имел деления на «чистую» и «грязную» части, так что все, ну или почти все его посетители были дворянами, я у них правда родословную не спрашивал, но судя по оружию, обилию украшений и высокомерным физиономиям, от истинны я совсем не далеко. Через пару минут выяснилась и причина задержки, нужен был кто-то, кто подаст сигнал на начало поединка и сейчас за эту «честь» яро спорили две мамзели, перечисляя своих предков и рассказывая кто, где и когда каждую из них отметил. Наконец одна продемонстрировала своей оппонентке какую-то поблескивающую штуковину и та, посрамленная удалилась на пару шагов в сторону. В руках победительницы появился платок, не самой первой свежести. Подняв его над головой, девица просто бросила его на землю. Как только платок коснулся земли мой противник буквально размазался, а на меня обрушился целый водопад ударов. Что я там говорил на счет того, что я быстрее и реакция у меня лучше? Посмотрите на идиота! Джингарец был во всем лучше меня, двигался он быстрее меня, на мои неуклюжие попытки контратаковать практически не обращал внимания, а сам бил практически из любого положения, его мечи слились в один сплошной шар стали, пардон, дерева. Этот бешеный натиск длился и длился, хотя в реале прошло не больше минуты, я уже думал, что все, еще минута и просто рухну под ноги своему противнику от изнеможения. Теперь-то я понимаю, слова джингарца, что он не хочет меня убивать, у нормального человека против него нет и никогда не будет никаких шансов. Я же, хоть и с огромным трудом, но выдерживал этот смерч только благодаря своему модифицированному организму, куче изученных и освоенных боевых Баз, и помощи Импланта. А потом произошло нечто такое, что заставило меня посмотреть на все происходящее совсем по-другому. В меня как будто влили море энергии, теперь движения моего противника совсем не напоминали своей скоростью молнию, да он продолжал двигаться все так же быстро, но не более. Я начал изредка контратаковать, но в основном находился все в той же глухой защите, а своими контратаками только сбивал противнику темп и ничего более.

А потом произошло то, что заставило всех зрителей нашего поединка изумленно вскрикнуть.

Джингарец отпрыгнул от меня метра на три, разорвав дистанцию и зло сказал:

— Сражайся, демоны тебя забери!

— Так я и сражаюсь. — грудь моего противника ходила ходуном, открытые участки тела стали мокрыми от пота, а руки и ноги чуть заметно дрожали, то ли от переполнявшего кровь адреналина, то ли от усталости и запредельных нагрузок.

— Нет, ты не сражаешься. Ты со мной играешь. — попытался выкрикнуть джингарец, но вместо этого лишь чуть слышно прохрипел. А потом, потом он просто бросил деревянные мечи на землю, признавая свое поражение. — Наверное, я уже слишком стар, чтобы биться с ТАКИМ противником. — И опустив голову, и вообще, как-то став меньше, поплелся в трактир.

Я передал свои деревяшки подскочившему хозяину трактира и тоже пошел в заведение. Там я застал довольно интересную картину. Джингарец стоял на коленях перед женщиной и чуть слышно говорил:

— Госпожа, я опозорил ВАС, я опозорил себя. Я проиграл. Моя честь, моя жизнь в ваших руках. Мы должны уйти.

— А что мне с твоей чести или жизни? Зачем они мне? Да и куда? Куда мы должны уйти, Крикс? Нас где-то ждут? У тебя есть деньги чтобы снять другую комнату?

— До утра мы можем посидеть и здесь, в зале. А потом… потом я продам свои мечи, и мы сможем продолжить свой путь.

— Хорошо. Забери наши вещи. Надеюсь хозяин не будет против, если мы останемся в его трактире до утра.

Джингарец ничего на это не ответил, только тяжело вздохнул и поплелся вверх по лестнице, забирать, теперь уже из нашей комнаты, свои вещи. Поддавшись какому-то непонятному чувству, я пошел за ним. Хозяин трактира подобострастно шел впереди нас, освещая путь.

На втором этаже трактира моим глазам предстал коридор, по обеим сторонам которого было всего по три двери. Расстояние между дверями вызывало невольное уважение, это что же там за комнаты такие, метров по сто квадратных что-ли. Я зашел в одну из дверей, вслед за хозяином и джингарцем. Пока тот собирал немногочисленные баулы я прошелся по номеру. Нет, ну надо же, четыре комнаты, две явно спальни, одна что-то вроде гостиной и один… кабинет. По крайней мере подобие письменного стола, пара диванов и несколько кресел в этом «кабинете» есть. Даже санузел в этом номере был, конечно голубоглазого фаянсового блондина я тут не нашел, но ночная ваза и купель здесь есть. Решив не мешать, да и не раздражать своим присутствием джингарца, я спустился вниз. Там я заметил, все так же замотанную в какие-то одежды, госпожу джингарца. Она сидела какая-то потерянная, в самом дальнем углу зала, перед ней стоял кувшин и чаша. Похоже женщина заливала свое горе вином.

Пока я смотрел на эту женщину, у меня возникло чувство неправильности всего происходящего, какое-то интуитивное чувство, что нельзя все это дело оставлять вот так вот. В конце концов, не по-человечески это, пришел «богатенький буратино», позвенел золотишком и выкинул двух уставших людей из, смею заметить, оплаченного номера на улицу. А ведь судя по разговору этого Крикса и его госпожи, никто деньги им возвращать не собирается, а они почему-то не требуют. А значит, бегом на верх, надо успеть поймать джингарца пока он еще не собрал все свои вещи.

Через десяток секунд я уже входил в номер. Зря я так торопился. Джингарец сидел на стуле возле небольшой кучки баулов и не поднимая головы о чем-то думал.

— Это ты, альтор? Пришел поторопить? Всё, я уже ухожу, отдыхайте. Знаешь, не надо было нам сражаться на учебных мечах, да и биться надо было до смерти… по крайней мере теперь мне не пришлось бы оплакивать потерянную честь.

— А с каких это пор проиграть в поединке более сильному умелому противнику стало бесчестьем?

— В проигрыше нет бесчестья. Бесчестье в неспособности сдержать свое слово.

— Ты дал слово заботиться и оберегать свою госпожу?

— Я дал слово своему умирающему другу и повелителю, что защищу его дочь. И не смог этого сделать.

— Твоей спутнице угрожает какая-то опасность?

— Здесь, в Империи, пока нет. Три перехода, всего три перехода осталось до «Железного Дома». Чтобы здесь отдохнуть нам пришлось продать своих ломаров, а Мора продала свои украшения. Теперь мы нищие и пешие, а впереди почти сто лиг пути.

— Хозяин не отдаст ваши деньги назад?

— Теперь нет. Если бы мы сразу ушли, то отдал бы, а раз я вызвал тебя на поединок, то не отдаст. Законы Империи на его стороне.

— Крикс, ты не против, если я стану называть тебя по имени? Я — Алекс.

— Нет, не против, ты славный воин, Алекс.

— А куда именно вы идете, что это за «Железный Дом»?

— В трех днях пути отсюда, на берегу моря стоит Железный Дом. Иногда из него выходят какие-то люди, кого-то ищут. Мора решила идти к ним, ходят слухи, что они иногда берут к себе и простых людей.

— Эти загадочные люди из Железного Дома имеют черную кожу и непробиваемые доспехи, повелевают громами и молниями?

— Нет, они не черные, те о ком ты говоришь приходят к кизтагам, иногда к вам, как я слышал. Эти другие, почти ничем не отличаются от тебя, меня или твоих женщин и в отличии от черных очень редко берут к себе людей, хотя, как говорят, никому не отказывают в помощи, лечат, кормят, дают одежду.

— Странные люди и странный у них Дом…

— Да, странные, они называют себя «экспедиция». Хотя я думаю, что они маги.

— Маги? А почему ты так решил?

— К их Дому невозможно подойти, если они сами не хотят тебя видеть. Говорят, что воздух вокруг него становится твердым и непроницаемым как сталь. Ни железо, ни камень, ни серебро не могут пробить эту защиту. Даже Имперские легионеры обломали об нее свои зубы, а хваленые масты Императора не смогли ее продавить. А защищают их стальные чудовища.

— Да, похоже что они и на самом деле маги. — сказал я джингарцу, а сам подумал, силовое поле и боевые дроиды, а этот Дом, скорее всего или большой десантный бот, или какой-нибудь планетарный автономный жилой модуль, если не целый комплекс, ведь не даром прозвучало слово «Экспедиция». — Крикс, у меня есть одно предложение… Я помогу вам, а вы поможете мне и моим спутницам.

— Да, и что же это за предложение?

— Я так понимаю, что эти три дня пути до «Железного Дома», не самые спокойные и безопасные?

— Ты правильно понимаешь, Алекс.

— Так давай объединимся. В нашей повозке хватит места и для твоей Моры, а два воина всегда лучше, чем один, да и можно будет не останавливаться в таких вот городках, а идти почти до самой темноты и стоять на страже по очереди. Вам не придется искать себе новое пристанище, а я не буду чувствовать себя последней скотиной, выгнавшей людей под открытое небо.

— Ты предлагаешь нам разделить «Кров и Путь»?! — что-то джингарца явно удивило в моих словах, удивило и ошарашило. Опять я чего-то не знаю и не понимаю, но отступать уже поздно.

— Да, я Алекс, альтор, предлагаю тебе, Крикс, джингарец, разделить со мной «Кров и Путь».

— Ты странный альтор, Алекс, но я с радостью принимаю твое предложение. Твоя Кровь — моя Кровь, твоя Честь — моя Честь, твоя Жизнь — моя Жизнь! Да будет так, Брат!

— Твоя Кровь — моя Кровь, твоя Честь — моя Честь, твоя Жизнь — моя Жизнь! Да будет так, Брат! — по какому-то наитию повторил я и похоже, что мне еще раз удалось удивить джингарца, сильно удивить.

Через пару минут мы уже были внизу, в общем зале. Крикс направился к своей Море, а я присел за стол к Лее и Кае. Где, безбожно коверкая слова, как мог объяснил, немного напуганным, девушкам, что теперь нас будет не трое, а пятеро, и указав на Крикса и Мору пояснил, что они идут с нами. Как только я закончил разговор с девушками к нашему столу подошел и джингарец со своей спутницей, которая наконец-то выпуталась из своих тряпок, и я смог разглядеть ее лицо. А что, очень даже симпатичное личико, да и фигурка, едва прикрытая какими-то полупрозрачными полосочками тонкой материи очень даже ничего. Поклонившись она произнесла:

— Я Мора, младшая дочь андра острова Ирий.

— Алекс. Для меня честь сопровождать дочь андра. — блин, опять я что-то сказал, или сделал не так, вон как расширились, и так совсем не маленькие, глазки у девушки.

А ведь девчонка замерзла до посинения, конечно, эти ее напоминающие шелк тряпочки больше подходят для эротических танцев, а не для путешествий, да еще, пусть и достаточно теплой, но зимой. Губы почти синие, саму всю трясет, а на висках капельки пота. Эгей, девочка, да ты же простыла, у тебя жар, да ты и на ногах-то еле стоишь. Едва я успел об этом подумать, как девушка начала заваливаться на бок. Подхватить я ее успел. А вот Крикс замер растерянно глядя на свою госпожу в моих руках.

— Быстро, все в номер. Хозяин, самого крепкого вина, горячего, перца и меда в наши комнаты! Живо! Выпоррррю! — кричал я это уже с лестницы. Не знаю как, но Лея и Кая прекрасно поняли что я сказал и устремились за мной еще раньше джингарца.

Наши немногочисленные вещи, который нельзя было оставлять в карете, уже были в номере, поэтому я не теряя времени достал из баула белоснежную шкуру и к тому моменту когда Крикс с девушками наконец-то появились в номере, уже заворачивал Мору в меха. А еще через пять минут в номер прибежали служанки, которые принесли все мною затребованное.

Мед, специи и горячее вино, это конечно неплохо, но мне необходимо было остаться с девушкой наедине, чтобы применить аптечку, судя по всему у нее уже даже не началась, а во всю развивается пневмония, теперь по крайней мере становится понятным, почему она постоянно куталась в свои «шелка».

— Крикс, найди лекаря, самого лучшего, если надо будет, то вытряси из хозяина душу, но лекарь нужен в течении часа. Так, теперь вы, — обратился я к девушкам, когда джингарец исчез из комнаты — там мыться. — И уже служанке, что замерла возле дверей. — Воды, горячей, много и побыстрее.

— Господин, хозяин волнуется, что с этой женщиной, у нас очень дорогое и приличное заведение. А это правда шкура Снежного Корсака?

— Женщина сильно замерзла и простыла и да, это именно та шкура о которой ты подумала. Тебя как звать?

— Яна, господин.

— Вот что, Яна, завтра мне нужен будет хороший, нет самый лучший портной и торговец тканями, и еще скорняк, кузнец и мастер по камню. Найдёшь?

— Конечно, господин. Когда их к вам привести?

— Утром, сразу после завтрака.

Минут через двадцать купель наполнили горячей водой, и я почти пинками загнал туда своих девушек. Нечего им знать и видеть, что я буду делать. А ведь надо поторопиться, скоро Крикс приволочёт лекаря. Использовать аптечку, дело пяти минут, диагностика и инъекция лекарства. Все, теперь можно смело дожидаться лекаря, теперь я уверен, девушке ничего не грозит, но все же на всякий случай ввел ей еще и снотворное, пусть поспит, в ее состоянии сон — лучшее лекарство, ну и конечно тепло.

Уровень местной медицины оказался примерно на том уровне, что я и предполагал. Лекарь, притащенный Криксом, буквально за шкирку, что-то долго трындел о инфлюенциях, чакрах и необходимости выпустить из девушки всю кровь, дескать вместе с кровью выйдут и мелкие бесы, что попали в нее и теперь убивают, попытался засунуть ей в рот какой-то корешок, но был нещадно мною бит выгнан из номера. Лея и Кая тоже ничем помочь не могли, без своего высокотехнологичного оборудования они оказались бессильны. Придется лечить Мору народными средствами, это я о своей индивидуальной аптечке, ну и побольше горячего вина, и меда.

К тому времени, как девушки вышли из ванной, чистенькие аж до скрипа, я уже перенес Мору в спальню, выбрав кровать пошире, хотя смысл, на этих сексодромах и десяток человек будут чувствовать себя вполне удобно. Посмотрев на их довольные, счастливые лица, я только усмехнулся и повел их в спальню к Море. Где не терпящим возражений голосом скомандовал:

— Раздевайтесь… полностью. — С лиц девушек моментально пропало счастливое выражение. Страх и ужас разлился в глазах и на лицах. Издеваться и дальше я не стал. — Раздевайтесь и залазьте под одеяло, с двух сторон от девушки. Она сильно простыла, ее надо согреть, так что сегодня ночью вы будете ее лекарством. Тепло человеческого тела в данном случае самый лучший лекарь.

Ладно, ладно, каюсь! Ну не было в этом никакой необходимости, после инъекции лекарств-то, но мне почему-то до одури захотелось посмотреть на своих спутниц обнаженными, а так вроде и «волки сыты и овцы целы». Кая, как врач сразу поняла мою задумку и успокоилась, а вот Лея еще минут пять сверлила меня злым взглядом, по приказ все же выполнила. Разделись девушки быстро и так же быстро юркнули под одеяло, после чего я приволок и накрыл их сверху и их плащами из меха и цельной шкурой. Потом принес и поставил на столик у кровати кувшин с вином, предварительно размешав его с медом и пояснил, что если вдруг кто из них троих захочет ночью пить, то пусть не стесняются.

А вот теперь пришло время заняться и Криксом. Что-то мне подсказывает, что сейчас ему просто необходимо напиться до «зеленых соплей» и выговориться. Выглянув в коридор, я заметил все ту же служанку.

— Яна, солнце моё, принеси-ка нам пару кувшинов вина покрепче, мяса, сыра, ну и всего остального что необходимо двум сильным и здоровым мужчинам. — девушка игриво улыбнулась, кивнула головой и убежала.

«Наверное, я вчера зря упомянул двух сильных и здоровых мужчин», — подумал я утром. — Нет, все же не зря! — решил, разглядев миленькую женскую головку, прикольно посапывающую у меня на плече.

А ведь все начиналось вполне пристойно, пара служанок принесли все что я заказал, правда как-то так получилось, что принести-то они принесли, вот только после этого не ушли, а скрасили наше с Криксом одиночество, а потом скрашивали его и всю ночь. И если судить как у меня на плече спит, посапывая девушка Яна, то и им тоже было скучно и одиноко, а тут и мы, такие все из себя «сильные и здоровые». Ладно, надеюсь жениться не заставят, а мне вчера немного разгрузки, видит Бог, было просто необходимо, да и джингарцу тоже. Кстати, а где он-то. Поиски моего нового знакомца на долго не задержались, шел я по акустическому пеленгу, а по-простому, то ориентировался на его могучий храп, который, кстати, совершенно не мешал его партнерше спать.

Будить «молодых» я не стал, а быстренько посетив местный санузел и ополоснув лицо и прополоскав рот, юркнул назад под одеяло, под теплый и такой мягкий девичий бочок. Спать уже совершенно не хотелось, а вот чего-то другого — очень. Достаточно крупная женская грудь сама скользнула мне в руку, а упругая попка прижалась к низу живота. Тут уж точно не до сна, тем более что чья-то шаловливая ручка скользнула под одеяла, игриво поглаживая моего проснувшегося «младшего брата», а в черных глазах запрыгали чертики. В общем встали мы уже далеко за полдень, может быть провалялись бы и дольше, но девушкам надо было еще и работать, мне заняться делами и подготовиться к путешествию нашего разросшегося отряда, а Криксу… а хрен его знает, чем ему там надо было заняться. А и Лея с Каей часа два уже как многозначительно покашливают и посмеиваются, наверное, это у них такая реакция на наш «разговор» с Яной, в ходе которого та себя ничуть не сдерживала. Короче довольные служанки убежали, скорее всего делить полученные от меня монетки, а я с Криксом пошел навестить нашу больную, которая как оказалась чувствует себя просто замечательно. Я хотя и не доверяю диагностическим способностям своих спутниц, но тут уж и слепой идиот не ошибется. Жара нет, озноба, тоже нет, Мора выглядит совершенно здоровой и можно даже сказать счастливой. Что-то закрадываются у меня смутные сомнения… лея с Каей тоже какие-то счастливые, а все три слегка уставшие. Ох, «мать моя женщина», это что же творится-то!? Зато понятна реакция этих… этих, на меня. А вот от Моры я этого ну никак не ожидал, тем более еще вчера вечером она была практически при смерти, а сегодня уже улыбается, смеется, хотя из-под теплого одеяла и груды ценнейшего меха вылезать и не торопится. Да, спелись, девушки, вашу мать, даже языковой барьер не стал препятствием. Возмущаться таким развитием событий я не стал, тем более, что и Крикс на поведение своей подопечной никак не отреагировал, хотя вот в адрес девушек и пробурчал, что мол, им уже детей рожать пора, а они все еще в детские игры играют. Странно и непонятно, но в чужой монастырь со своим уставом не лезут.

Завтрак нам подали прямо в номер, а после него началась череда посещений. Первым Яна привела кузнеца, подозреваю, что какого-то своего родственника, фамильное сходство так сказать на лицо. Тут все было достаточно просто, мужик сразу врубился что мне надо и пообещал, что походная жаровня будет готова сегодня к вечеру. Потом пришел дикарщик, тут проблем уже совсем не было, я только обозначил размеры и форму необходимых мне камней, а также условие, чтобы они выдерживали нагрев и не лопались от жара. Вместо портного, Яна привела портниху, ну и ладно, главное, чтобы работать умела, а судя по ее виду, делать она это умеет прекрасно. Заказал ей пару дорожных костюмов для Моры, один из тонкого полотна и один из плотного, чем-то напоминающего наше, земное, шинельное сукно. Самый долгий и тяжелый разговор был у меня со скорняком. Тот никак не хотел браться за работу с мехом Снежного Корсака, упираясь руками и ногами, пока я не понял, что он не работы боится, чего там бояться-то, обрезать по размерам, подшить, да подклад присобачить, а боится нести столь дорогое сырье к себе домой. В итоге сошлись на том, что до места жительства и работы его проводит Крикс, там же и подождет выполнения заказа, а скорняк из обрезков сошьет три женских муфты. Все это он сделает за сегодня, а завтра к вечеру притащит еще и конверт для кареты, из меха каких-то животных, типа наших волков. Портниха тоже, кстати, только к завтрему обещалась все сделать. Когда с неотложными делами все было законченно, мы с Криксом отправились на рынок. Во-первых, надо ему скакуна присмотреть, а во-вторых, прикупить запасов, для нашей разросшейся компании. Да и так, кое-чего по мелочи, в том числе и для моего нового компаньона., а то глядя на его по плечи голые руки мне и самому становится холодно. Хотя у нас в запасе еще и весь завтрашний день, закончить сборы мы решили уже сегодня, чтобы не бегать в последние часы в поисках чего-то до смерти необходимого. Ну, а вечером нас ждало «продолжение банкета» и пара очаровательных девушек, на десерт.

Наше отбытие произвело среди всего населения этого маленького городка настоящий фурор. Провожать нас вывалили все, как говорится от мала и до велика. И положа руку на сердце, я их понимаю. Да и есть у меня подозрения, что совсем даже не моя скромная персона стала тому виной. Ну не смотрелись, ни я, ни Крикс, на фоне трех молодых и божественно прекрасных женщин, затянутых в дорожные костюмы из мягкой, тонкой кожи, подбитой каким-то безумно дорогим мехом, да еще и в плащах, за каждый из которых можно было купить пару подобных городков. Вчера, когда мы отправились с джингарцем на рынок, я и не подозревал, как шопинг может затянуть мужчину, хотя для соблюдения истинны, стоит отметить, что большую часть времени мы провели в лавках оружейников и доспешных дел мастеров. Сначала я не мог понять, почему Крикс, повертев тот или иной клинок в руках и чуть-ли, не облизываясь на него, с сожалением кладет его обратно, а потом дошло, у человека просто нет денег. Поэтому я, чтобы не смущать человека, просто отдал ему один из своих мешочков с монетами, я почему-то абсолютно уверен, что очень скоро мне эти металлические кругляши будут не нужны, ну а так, почему не сделать приятное хорошему человеку. В общем в трактир мы вернулись уже в густых потемках, и нагруженные как верблюды и это не считая того, что самые габаритные и тяжелые покупки мы отправляли сразу в место нашего пребывания. Крикс, кстати, нашел того торговца, который купил у него их с Морой ломаров и украшения девушки. После чего просто выкупил их, хотя, я так подозреваю, торгаш совсем даже и не хотел возвращать их бывшему хозяину, но я уже понял, что среди местных, практически нет никого, кто рискнул бы спорить с джингарцем, тем более, когда он в своем праве. В общем покидали мы городишко, не скажу чтобы с помпой, но с заметным шумом, правда шум этот был в основном приятный. Нам даже удалось нанять кучера для кареты, им оказался старший сын местного тележных дел мастера, очень уж старому ремесленнику приглянулось наше средство передвижения, вот он и заслал своего помощника и наследника как следует разобраться с конструкцией и оценить возможные выгоды от копирования. А что я? А ничего, мне не жалко. Вот была бы подобная повозка, в свое время, у Крикса с Морой, глядишь и не пришлось бы пичкать почти еще ребенка убойной дозой лекарств. Скорняку я оставил все обрезки от шкуры, так он даже и денег за работу брать не хотел, почти силком всучил. Кузнец и портниха тоже в накладе не остались, мужику я еще и эскиз походной буржуйки нарисовал, так тот был в восторге, ну а портниха теперь озолотится на модели нашего походного плаща. Короче все довольны, радостны и ждут от будущего только хорошего. Даже Лея с Каей довольны, как объевшиеся сметаны кошки.

К сожалению фестивальное настроение наших «подопечных» длилось совсем не долго. Чуть местное светило перевалило за зенит, как нам, сначала намеками, а потом чуть-ли не ором начали доказывать, что пора бы и отдохнуть. Что самое интересное, девушки как-то смогли между собой договориться и претензии от их лица нам высказала Мора. Крикс, вздохнув, начал уже было оглядываться в поисках подходящего места для привала, но я, подмигнув ему, сделал морду тяпкой, и сообщил «сильно уставшим в карете», что привал будет только на ужин, ну и на ночевку разом. Раздавшийся из кареты вой, наверное, было слышно километров за десять. Джингарец заметно повеселел и продемонстрировал мне большой палец, оказывается и здесь этот жест обозначает одобрение.

Правда вечером, уже в потемках, разбивая ночную стоянку, я почему-то подумал, что требуя остановки на дневной отдых, наши девушки думали вовсе даже не о себе, а о наших пятых точках. Потому как у меня зародилось огромное сомнение, что утром я смогу нормально передвигаться и уж тем более, сесть в седло. Наверное, именно поэтому я дал себе слово, что завтра мы обязательно остановимся на небольшой отдых, хотя бы для того, чтобы размять ноги, ну а глядя на Крикса, понял, что с его стороны возражений не будет.

Наш трехдневный переход растянулся почти на неделю и прошел без каких-либо эксцессов, ну не считать же за таковые пару-тройку попыток ограбления, когда одного только вида «злобного» Крикса с парой мечей в руках хватало, чтобы доморощенные грабители разбегались быстрее собственного визга: «джингарцы!». Неприятности начались только на пятый день нашего путешествия. Вдалеке уже явно просматривался переливающийся всеми цветами радуги, силовой купол, когда нас попробовали остановить в первый раз, остановить по-настоящему. Десяток легионеров Империи организовали нечто вроде блокпоста, препятствующего нашему дальнейшему продвижению. Сватка была короткой, но тяжелой, оказывается очень тяжело разрушить спаянный строй высоких щитов и при этом не подставиться под удар. К счастью, до боевых колесниц тут еще никто не додумался, а нам особого труда, перепрячь местных лошадок, не составило. Пока карета взламывала оборону легионеров, девушки тихонько стояли в сторонке, а мы с джингарцем, как два «ангела смерти» ожидали свои жертвы внутри кареты. Громоздкие щиты и короткие, на подобии римских, мечи оказались бессильны против молекулярного меча и клинков джингарца. После этого короткого боя, задумчиво смотря на рассечённое вместе с щитом тело имперца, Крис сказал:

— Алекс, теперь я понимаю твои слова насчет того, что ты не хочешь меня убивать и твое желание сражаться тренировочным оружием. На месте этого легионера вполне мог быть и я. Что же у тебя за меч?

— Крикс, «во многих знаниях — многие печали», оно тебе надо, мы живы, здоровы и продвигаемся к месту нашего назначения. Не забивай голову. А вот с дороги нам придётся сойти.

— Ты думаешь, что так будет проще? Видишь, воздух над «железным Домом» сияет, это значит, что кто-то опять пытается прощупать чужаков на прочность. Через пару-тройку лиг, мы вполне можем уткнуться в осаждающие «Железный Дом» войска какого-нибудь местного барона или герцога.

— Так что же делать?

— Ничего, вернуться в последний городок и переждать там пару недель. Сейчас зима, долго осаждать чужаков никто не станет. Все это конечно происходит с ведома Императора, но скорее всего, после неудачной осады, сюда придет Гвардия, легионы разгонят, а чужакам подарят корзину с парой голов генералов, ну вроде как Империя не причем и все это самодеятельность местной аристократии. Такое уже было и не раз, правда, ходят слухи, что один раз кому-то удалось не только пройти через твердый воздух, но и кого-то там захватить. Но я не верю, байки это все. Если бы один раз смогли, то потом проблем бы не было.

Мой взгляд упал на Каю и Лею, о чем-то там шепчущихся друг с другом. Я уловил только несколько слов: «нейросеть, глушилка, слишком далеко».

— Слухи и байки, говоришь. Вполне может быть, вот только что-то я не уверен. Ладно, возвращаемся, торчать здесь нет никакого смысла. Да и к этим… может скоро смена подойти, или усиление, не надо, чтобы нас тут видели.

— Это ты прав. Алекс, вот что, вы возвращайтесь в город, а я тут немного задержусь, вдруг и правда кто подойдет.

— Хорошо, значит встречаемся в том же трактире, где и ночевали. — да-да, после первой нашей ночной стоянки, как-то сильно похолодало, задули ветра в сторону моря и на свежем воздухе, да еще и ночью, стало совсем не уютно. Мы поэтому и тащились сюда пять дней, зато ночевали все время в более-менее комфортных условиях.

— Ну вот и ладненько.

В совсем недавно покинутый нами городишко, мы возвращались на рысях, чтобы как можно быстрее покинуть место абсолютно глупой бойни легионеров, а через пару часов к нам присоединился и Крикс, причем довольный и сразу сообщивший, что сегодня ужин за его счет. Похоже не только понаблюдать он остался возле блокпоста, но и помародерить немного, а что, трофеи дело святое, да и зачем мертвым деньги.

Глава 3

Два месяца! Вы представляете, два месяца просидеть в вшивой дыре, где всех достопримечательностей полуразвалившийся кабак, да пара девиц легкого поведения, на которых без слез и не взглянешь. К тому моменту, когда, то ли местный Император проснулся, то ли генералам надоело за просто так класть людей под огнем дроидов, я уже готов был волком выть и на стены бросаться. Девушки, между прочим, не многим от меня отличались, стали какие-то нервные, начали закатывать истерики, даже постельные утехи, которым они предавались с каким-то ожесточением уже не приносили облегчения. Из них троих, более-менее держалась только Мора, ну тут понятно, воспитание совсем другое, да и кувыркаться с девицами в койке ей быстро надоело. Похоже, что она наметила себе совсем другую добычу, так что, пришлось мне вести себя очень осторожно. Абсолютно спокойным, по-прежнему, оставался только Крикс. Вот этому истукану все было абсолютно параллельно, он только попросил меня, чисто по-мужски, воздержаться, как он сказал, «пока» от отношений с его подопечной, вот мол закончится его ответственность за нее, тогда можно. В общем вы можете себе представить, какое у нас всех было состояние, когда до нас дошла весть, что имперские войска уходят, а осада «Железного Дома» завершена. Девчонки готовы были в тот же момент сорваться с места и бежать не оглядываясь, лишь бы побыстрее добраться до конечной цели своего путешествия. Я тоже был не против, но тут, «пришел Ржевский и все опошлил». Ну Ржевский, не Ржевский, а вот один наглый и непробиваемый джингарец по имени Крикс нам испортил всю малину, буквально на пальцах объяснив, что еще пару недель в ту сторону и смотреть не стоит. Войска распускаются, в очередной раз проштрафившиеся командиры и начальники ждут быстрой, но справедливой «награды» от Императора, на всех дорогах полно дезертиров, а то и просто воров и грабителей. Нет, он конечно совсем не против немного размяться и помахать мечами, но людишек-то жалко.

И ведь не поспоришь, сам виноват и сам вдалбливал это в его средневековую голову. Вот он теперь и отрывается. Спросите, когда это я успел провести с ним мастер-класс гуманизма?

Да в первую пару недель нашего «сидения». Как оказалось, не одни мы стремились попасть в теплые объятия пришельцев, таких вот «умных и на все готовых», оказалось много, даже через чур и все они почему-то ломанулись к ним именно тогда, когда и мы. Ну и само-собой так же, как и мы зависли в этом городишке. Крестьяне и ремесленники никаких проблем не доставляли, вторые даже кое-какие мастерские покрывали, чем заметно оживили это «болото», потому как хороших мастеров среди них было немало, вот иногородние купцы, да и местные торговцы махом чухнули все выгоды такого развития событий и сбежались на запах легких денег. Но помимо «рабочего класса», понаехали в городок, и аристократы и каждый из них почему-то мнил себе «круче гор и выше звезд», ну, а так как в основном это были молодые мужики, а от частых ударов по голове еще и не сильно отягощённые интеллектом, то ничего умнее, как попытаться навести свои порядки и разложить наших девушек со всем старанием и прилежанием, придумать они и не смогли. Примерно после шестого трупа, я смекнул, что очень скоро тут может появиться какая-нибудь большая толпа вооруженных людей, скажем так, «для наведения конституционного порядка», вот и перестал резать людей. Когда Крикс на это обратил внимание, я просто ответил ему, что «Людишек жалко, мамы старались, мучились, рожали, а они выросли дураками. Вот и прут с голой пяткой на шашку, а так кто без руки, кто без ноги поживут, деток строгать отсутствие оных членов никак не мешает, так глядишь, их детки, когда подрастут, да вспомнят ругань своих папаш, может и станут вести себя умнее, что бесспорно будет способствовать и демографии, и общему повышению интеллектуального индекса». Правда проигравших поединки, грабил я безбожно, они же гады, с подарками ехали, а что пришельцам интересно тут все уже давно знают. Кстати, среди затрофеенного мною, было не мало интересных штуковин, а ориентировался я по реакции на ту или иную безделушку Леи с Каей. На одно они реагировали, спокойно, на другое с интересом, чисто женским, а на третье с удивлением, граничащим с изумлением, такие трофеи я откладывал отдельно, потом буду разбираться, что могло вызвать такую бурную реакцию. На мой взгляд, ничего особенного, бижутерия, она и есть бижутерия, хотя, скрывать не буду, попадались вещички более чем красивые, настоящие произведения, в основном, ювелирного искусства.

Возможность убедиться в правильности принято решения, не торопиться и немного задержаться, мы получили спустя всего пару дней. Большая группа крестьян и ремесленников, объединившись в караван отправилась к «Железному Дому». Назад они вернулись уже на следующий день, сильно избитые, ограбленные, ну а женщины еще и изнасилованные. Из их рассказов стало понятно, что на первые неприятности они нарвались, буквально, в нескольких километрах от города, там их просто ограбили, забрав наиболее ценные вещи, но самих не тронули. Казалось бы, звоночек прозвенел и умные люди повернули бы назад, но нет, толпа посчитала, что взять с них больше нечего и поперлась дальше. Всю глубину своих заблуждений они прочувствовали километрах в двадцати дальше. На этот раз были солдаты, по крайней мере так говорят, вот эти-то уже развернулись во всю ширь своей души. Итог известен и вполне закономерен. Лея с Каей попытались помочь измученным людям, но чем, а главное, как они могут им помочь. Правда из-за их этой благотворительности вокруг нас собралась приличная такая толпа, ну а когда прошел слух, что Крикс — джингарец, то все эти люди взяли наш трактир буквально в осаду, как будто дожидаясь его разрешения на выдвижение. Все время до нашего выхода из города, девушки как могли подкармливали ограбленных и утешали изнасилованных, по возможности оказывая помощь избитым и искалеченным. Я конечно не против, но как-то меня эта ситуация немного напрягает, похоже, что только я один знаю, что «мы в ответе за тех, кого приручили». Поэтому, поймав хозяина трактира, я шепнул ему на ушко, что не собираюсь платить за всю эту толпу, дети еще куда не шло, но содержать за свой счет здоровых мужиков, увольте. Хотя надо признать, что эта вакханалия длилась совсем не долго, всего пару дней, а потом мужики подтянули ремни и отправились на поиски хоть какого-нибудь заработка, да и женщины от них не отставали, мы с Криксом прочувствовали это на себе, теперь наши тряпки были всегда чистые, постираны и вычищены, да и готовка в трактире стала заметно вкуснее и разнообразнее.

Наконец настал тот день, когда мы с Криксом посовещавшись приняли решение, что пора выдвигаться. У джингарца правда были кое-какие сомнения по этому поводу, мне кажется, что несколько последних дней он сознательно, как может, задерживает наш отъезд, но решение принято, а значит в путь. Хотя, какой там путь-то, утром выйдем, а к вечеру уже будем на месте. Девушки, когда мы сообщили им свое решение чуть-ли не прыгали от радости и если бы не несколько не традиционная сексуальная ориентация Леи с Каей, то они бы нас просто зацеловали до смерти, а вот Мора, ничуть не смущаясь, даже с каким-то вызовом, повисла у меня на шее и поцелуй ее был далеко не дружеским и совсем даже не невинным. Правда, Криксу тоже перепало, но не так, совсем не так. Утром я проснулся, когда еще на небе четко просматривались звезды. И причиной этого было совсем даже не волнение, а страшный шум во дворе трактира. Тут смешалось все, громкие крики, ржание, мычание и какое-то блеянье, скрип тележных колес, плач детей и всхлипывания женщин, в общем тот еще «оркестр». Уснуть при такой какофонии нечего было и думать, так что, встал я злой и не выспавшийся. Наскоро умывшись и приведя себя в порядок, отправился будить своих спутников. А через час мы уже покидали распахнутые ворота городка, впереди, верхом на местных «лошадках», мы с джингарцем, за нами карета с девушками, а за ней добрых полсотни всяких разных транспортных средств и еще больше пеших молодых, парней и девок. Своего кучера мы уже давно рассчитали и отпустили домой, так что теперь на «козлах» восседал какой-то парнишка лет четырнадцати, гордый оказанным ему доверием. Я даже заметил, что некоторые степенные мужики, отцы семейств, проходя мимо него, кланяются, как какому-то там барину. Кстати, я тут случайно узнал, что вся эта толпа совсем даже и не собирается искать «лучшей доли» у пришельцев, в основном они идут к ним, просто провожая своих родственников, везут молодых девок, с прицелом на то, что вокруг «Железного Дома» соберется достаточно много народа и вполне можно будет пристроить дочь или племянницу замуж, завести полезные связи и знакомства, немного расторговаться, да и просто поправить здоровье, пришельцы никому не отказывают в избавлении от болестей, правда не бесплатно, но золото и серебро им не интересно, а вот за какие-нибудь редкие корешки, чудных животных, примечательные камни, всегда пожалуйста.

Уже через пару часов я оценил преимущества столь многочисленного «эскорта», как-то мы не предусмотрели, что весна-то уже началась и дорога превратилась в одно сплошное болото, в котором колеса нашей кареты ежечасно вязнут. Но тут уж нам на помощь приходили все, от мала до велика, буквально на руках вынося и саму карету, и животных на более-менее плотную землю. Особенно после того, как мы с Крисом разогнали банду мародеров, голов в двадцать, им тоже оказалось достаточным одного только истеричного крика: «джингарцы!». В общем наше сотрудничество с народом оказалось вполне себе взаимовыгодным, мы обеспечивали какую-никакую охрану и безопасность, а нам помогали преодолеть весеннюю распутицу.

Не скажу, что этот дневной переход был особенно тяжелым, но и легким его назвать никак нельзя, особенно его вторую, заключительную часть, когда уже ясно был виден силовой купол и постройки под ним. Особенно тяжело было психологически, приходилось то и дело осаживать девушек, не давать им выбраться из кареты и устроить переполох. Мора же, наоборот, забилась в самый дальний угол и, по-моему, как никогда была близка к самой настоящей панике с истерикой. Но мы справились, выдержали и дошли. Хотя Лея с Каей и порывались немедленно бежать, пришлось их немного утихомирить, просто продемонстрировав огромную толпу народа, скопившуюся перед силовым полем. Завтра, все завтра, не думаю, что пришельцы, а никем иным они быть не могут, станут долго терпеть этот бедлам, да и я, больше чем уверен, что сейчас среди этой толпы должны работать их спецы, хотя бы для того, чтобы определиться с чем и зачем тут собралось такое количество людей, присмотреться к ним, определиться в своих потребностях и возможностях. А значит мы никак не сможем остаться незамеченными, хотя бы потому, что другой такой кареты тут нет и она заметно выделяется своим внешним видом, непроизвольно притягивая взоры. Была у меня идея распаковать свой скафандр, или прицепить на пояс что-нибудь из имеющихся у меня высокотехнологичных девайсов, чтобы привлечь внимание к своей персоне, но я от нее отказался, посчитав излишним демонстрировать свое инопланетное происхождение. Втайне я надеялся, что Кая или Лея свяжутся со своими с помощью нейросети и смогут дать им необходимые ориентиры, но подслушанный женский разговор поставил крест и на этой возможности, нейросети у девушек, так же как и у меня не работали, точнее у них они работали, но связи не было, как будто кто-то ограничил функционал нейрооборудования до самого минимума, оставив только функции наблюдения за состоянием организма и, возможно, еще какие-то второстепенные функции.

Вбитые в подсознание знания из Баз помогли мне вычленить среди шатающейся туда-сюда толпы пару примечательных личностей. Внешне они почти ничем не отличались от окружающих нас крестьян и ремесленников, а вот их поведение… Конечно я не мог однозначно заявить, что это именно те люди, которых я жду, это могли быть и личности с определенным, криминальным, уклоном и филлеры местных властей, а могли быть и шпики инопланетян. Осталось только проверить. Дождавшись, когда одна из таких личностей окажется в прямой видимости, да еще и проявит, явно нездоровый, интерес к нашей карете, я его окликнул:

— Эй, человек, да, ты-ты. Иди сюда у меня для тебя работа есть. Надо приготовить дрова для костра и найди какую-нибудь курицу, или другую птицу. Лови… — и я кинул ему золотую монету, которую мужик ловко поймал.

— Господин должен меня извинить, но я не могу выполнить его распоряжение. В этой толчее я потерял свою жену и детей и должен их найти. — с этими словами он совершенно безразлично протянул мне монету назад. Ха, крестьянин, который должен за десяток серебрушек вкалывать как проклятый целый год, безразлично отказывается от золота! Не смешите мои тапочки! Да за золотой он забудет на пару часов и о жене, и о детях, тем более, что им тут ничто не может угрожать, нас уже просветили, что пришельцы очень неодобрительно относятся к физическому воздействию на людей, и могут наказать зарвавшегося дворянчика, причем очень качественно. Я присмотрелся к мужичку повнимательнее. Пальцы тонкие, без заусенец и грязи под ногтями, даже на вид холеные, движения плавные, хотя он и пытается изображать основательную походку крестьянина, глаза, при разговоре, не опускает, смотрит собеседнику в лицо, нет в его взгляде привычного для забитых крестьян смирения, а с чем сравнить у меня есть.

— Выпорю. Нет, лучше уши обрежу.

— Господин, наверное, не в курсе, что пришельцы не позволяют драк на своей территории, а мы сейчас находимся именно на ней. — ехидно заметил мужик.

— Ничего, мне можно, они мне даже спасибо скажут.

— И с чего это, господин так в этом уверен.

— А я им скажу, что ты бандит и наводчик и крутишься здесь только для того, чтобы выбрать себе и своим подельникам жертву потолще. Да и никакой жены и детей у тебя здесь нет. Ну так как? Дрова и курица, в течении часа и тогда я тебя отпущу.

— Господин конечно может попробовать меня наказать, я надеюсь на защиту людей из «Железного Дома», но я занят и у меня нет времени на дрова и поиски куриц. — с плохо скрытой угрозой проговорил незнакомец и развернувшись ко мне спиной попытался скрыться среди отдыхающих людей.

— А ну стоять! — схватил я мужика за плечо, дать ему уйти я не собирался, ведь он наш пропуск под силовое поле, к тому же скорый пропуск.

Оп-па, мужик хорошо мне знакомым движением высвободился из моего захвата и попытался, подловив меня на противоходе, отправить меня в нокаут. Ну так и я боевые Базы и Базы по борьбе без оружия учил не даром. Пользуясь своим более высоким ростом, большей массой и тем, что я заметно сильнее своего оппонента, перехватил его запястье, резкий рывок вниз, проворот кисти с фиксацией локтевого сустава и мужик уже на коленях с неестественно заломленной рукой и долбит лбом утоптанную землю. В принципе я его понять вполне могу, любое неловкое движение и его рука хрустнет сразу в трех местах, конечно, при наличии медкапсулы это совсем не проблема, срастить кости и восстановить суставы, но ведь больно, чертовски больно! Возникла моральная дилемма, и правда сломать мужику руку, или все же найти какой-то другой способ привлечь к себе, а точнее к нашей теплой компании внимание пришельцев.

— Господин, я бы на вашем месте отпустил этого человека. Мы очень не любим, когда один разумный причиняет вред другому разумному. — раздался у меня за спиной спокойный мужской голос.

Ну вот, проблема разрешилась, оперативно они тут действуют. Но я все же решил немного покуражиться и изобразить из себя слегка зарвавшегося дворянина.

— А если нет, что тогда? Натравишь на меня своих железных демонов?

— Нет, тогда вам будет больно, очень больно, но вреда здоровью это не причинит.

— Я воин и к боли привычен, только вот ничего вы мне не сделаете, по крайней мере пока я его держу.

— Но ведь вы, господин, не будете держать его вечно. Рано или поздно, отпустите. Да и что вам это даст, вы ведь пришли сюда с какой-то целью. Я прав?

— Ну конечно! А что я бы тогда тащился сюда столько времени. Есть у меня к вам одно дельце, но с тобой я разговаривать не буду, ты простой стражник, поставленный наблюдать за порядком. Позови кого-нибудь постарше, желательно из лекарей.

— Кому-то нужна медицинская помощь?

— Ну, можно и так сказать. Например, вот ему, она очень скоро может понадобиться.

Если честно, то я ожидал, что этот человек замрет на миг, связываясь с кем-то там по нейросети. Но видать не только у меня и Леи с Каей проблемы с этим девайсом. Человек молча подошел к одному из сопровождавших его дроидов и откинув защитную пластину предъявил моему взгляду стандартный интерфейс инженерного дроида. Нажал пару сенсоров и произнес.

— Нештатная ситуация, захват заложника аборигеном. Требует присутствия кого-либо из персонала медслужбы. Абориген адекватен, сиюминутной угрозы не представляет.

— Обеспечьте место для посадки флаера. — почти сразу ответил женский голос. — Сегодня дежурит начальник медицинской службы, он и прибудет, с ним двое сотрудников Службы безопасности. — и чуть тише, — Кент, что там случилось?

— Да один из молодых что-то не поделил с аборигеном, ну тот его и взял на болевой, профессионально, надо сказать взял. Я его после медкапсулы в тренажерах сгною, Базы изучили, а толку… Ладно, Мия, отбой связи, вижу флаер, пойду встречать высокое начальство.

Оказывается, что это достаточно занятно, слушать, что о тебе говорят люди, считающие будто бы ты их не понимаешь. Зато я теперь знаю кто и с кем к нам сюда летит, как будто пешком дойти не могли.

Наверное, в любом другом случае, пара безопасников, выскочившая из приземлившегося аппарата, сразу бы открыла огонь из вполне узнаваемых парализаторов, но к счастью профессионализм этих людей вполне заслуживает уважения, они моментально разобрались в ситуации и поняли, что даже полностью парализованный и лишенный сознания, я одним только своим весом превращу их коллегу, пусть и временно, но в инвалида, слишком уж грамотно и профессионально взял я их товарища на болевой.

Вышедший вслед за сотрудниками безопасности из летательного аппарата мужчина, мне понравился намного больше, этакий модернизированный Ай-Болит, разве что только без очков и не в белом халате, а в белом комбинезоне, а так все на месте и добрые глаза, и бородка клинышком «а-ля Калинин», и самое главное, желание помочь, облегчить страдания страждущего.

— Мне сообщили, что здесь кому-то требуется моя помощь. — сказал мужчина на общем, я его прекрасно понял, но остальные-то этого не знают, поэтому один из СБшников перевел мне на местный язык.

— Да, там, в повозке. — в этот момент из кареты раздался какой-то шум, моментально прекратившийся после негромкого рыка Криса. — Не бойтесь, там только женщины и мой друг. Крикс, пропусти к девушкам лекаря!

Ай-Болит, ничуть не сомневаясь, направился к карете, а через мгновение уже открыл дверцу и скрылся внутри. Несколько секунд ничего не происходило, а потом из повозки раздался радостный женский визг и невнятное мужское бормотание. Дверца кареты открылась и из нее вышли Крикс, слегка изумленный и Мора. Видно было, что их обоих прямо-таки разрывает от любопытства, но разглядев кто именно стоит возле нашей кареты, предпочли все вопросы оставить на потом. Попавшегося мне бедолагу я уже отпустил и сейчас он получал очередную порцию люлей от своего начальника, что-то мне подсказывает, что этот бравый вояка выполнит свою угрозу и «молодое дарование» ожидают многие часы не самого приятного времяпрепровождения в тренажерах.

Вылезший из кареты часа через три человек уже не напоминал мне «доброго доктора», скорее это был «доктор Менгеле». Эту метаморфозу, приключившуюся с начальником медслужбы заметил не только я, обратили на нее внимание и присутствующие здесь пришельцы, и мои спутники. Завязавшийся у нас разговор «не о чем» моментально прекратился, а СБшники напряглись и начали как-то странно на нас посматривать.

— Лейтенант, согласуйте с дежурным оператором защитных систем вопрос о проезде этой повозки под купол.

— Но, экселенц, это запрещено инструкцией, проникновение аборигенов под силовой купол недопустимо!

— Лейтенант, ваше дело выполнять приказы, а не рассказывать мне инструкции! Я же, по-моему, ясно выразился, эта повозка и все прибывшие на ней должны быть немедленно переправлены под купол. Выполняйте. — и таким холодом и жаждой крови повеяло от этого человека, что бравый лейтенант СБ только козырнул в ответ и что-то затараторил в небольшую рацию, при этом эмоционально размахивая руками. — Сержант, скажите аборигенам, чтобы они запрягали этих своих животных, к утру мы должны быть под куполом станции. В повозку никому не входить, ни здесь, ни на станции, вы, сержант, лично и головой отвечаете за это.

— Понял, экселенц! А вы?

— А я возвращаюсь прямо сейчас, есть у меня одно дело, надо навестить «старого друга», обсудить пару вопросов. Передайте на станцию, сразу по возвращению мне будет нужна одна из ваших «звезд».

— Что-то случилось, экселенц?

— Потом, все потом.

К этому времени вокруг нашей стоянки уже волновалось людское море. Ну, еще бы, не каждый день удается посмотреть на пришельцев вблизи, да и не только на них, но и на их железных защитников и летающую «дуру». Так что вольных, или невольных помощников у нас было более чем предостаточно, ну а так как платил я всегда, даже за самые незначительные услуги, очень щедро, то уже через пять минут наши животные были впряжены и карета готова к выдвижению. Я же, поглядывая вслед улетевшему флаеру, почему-то думал совсем о другом, представляя встречу «двух старых друзей» и ничуть не завидовал тому из них, кто об этой, предстоящей, встрече еще не знает. Да, похоже, что «не все так гладко в Датском Королевстве». За все время нашего путешествия я так ни разу и не поинтересовался у девушек как они попали к кизтагам и что вообще их «экспедиция» делает на этой планете. Совсем не потому, что мне это было не интересно, просто того уровня знаний их языка, что я пытался изобразить, явно для такого разговора недостаточно, а светить свободное владение общим, я не хотел, считая, что еще рано и нет в этом особой необходимости. Да и на хрена мне чужие проблемы? Освободил, в дороге защитил, домой доставил? Так что вам еще от меня надо? Нет, если бы девушки были более благосклонны к сильному полу и не испытывали к нему какого-то иррациональное отвращения, то и я бы приложил гораздо больше стараний для «изучения» языка. В общем, ранее я особого интереса к этому вопросу не проявлял, дескать, «бывает», а теперь как-то стало не к месту, что-ли. В любом случае, рано или поздно все станет и так ясно и понятно, или сами девушки расскажут, или на этой их «станции», кто-нибудь инфой обязательно поделится. Не сразу конечно, а когда я там освоюсь, стану почти своим. Мне вот только интересно, как «оператор защитных систем» собирается организовывать нам проход на станцию, как эти пришельцы вообще ходят туда-сюда, если силовой купол никогда не снимается, неужели они как-то умудряются делать «проходы» в сплошной силовой завесе? В «моем» Содружестве эту проблему так решить и не смогли, односторонней проницаемости щитов добились, а вот выборочной, нет. Ладно, поживем, разберемся.

Примерно через час мы пересекли четко видимую границу, отделяющую собственно Станцию от всей остальной территории планеты. По коже пробежала легкая щекотка, слегка зачесались глаза… и на этом все. Почти сразу нашу карету окружило с десяток темных личностей, запакованных в явно боевые скафандры, неизвестного мне типа. В принципе против местных аборигенов очень даже не плохо, но я ни у кого не заметил индивидуального силового поля, да и эти композиты, из которых изготовлены защитные доспехи, для моего меча все равно что бумага. Лея с Каей сидели в повозке как мышки, ни звука, ни шороха, видать неплохую накачку им устроил Ай-Болит-Менгеле. Похоже что и здесь без интриг не обошлось, эх еще бы знать чем это может грозить всем нам., ведь это «жу-жу» совсем даже не спроста. На всякий случай показал Криксу знаками, чтобы был наготове и, если что отвлек парочку наших охранников. Прошло еще минут двадцать и из одного из куполообразного здания двое дюжих СБшников выволокли слабоупирающегося, но зато громко вопящего индивидуума. Вслед за ним вышел и Ай-Болит с каким-то высоким мужчиной в форме, с удовлетворенной, но от этого не менее угрожающей улыбочкой. Вышел, огляделся и направился прямо к нам. Охранники было дернулись, но он успокаивающим жестом дал им понять, что все в норме. За несколько шагов от кареты лицо медика неуловимо изменилось, опять приобретя добрый и сострадающий вид. Тут я вспомнил невольно подслушанный разговор девушек, тот что еще был в самом начале, Кая тогда, кажется, уповала, что отец обязательно их найдет и поможет, лея тогда с ней согласилась, хотя и без особой уверенности. Уж не папаша-ли этот начальник медслужбы нашей Каи. А что, если так, то это очень даже здорово, по крайней мере папик не оставит, на первых порах, спасителя своей дочери без внимания, будет время вжиться в новую реальность.

Тем временем Ай-Болит уже подошел к нам, слегка стукнул по дверце кареты и позвал:

— Девочки, выходите. Уже можно.

Надо было видеть лицо сопровождавшего его офицера, когда наши инопланетянки вышли из кареты. Да и не только его. Нет, я не стану спорить, что облегающий, как перчатка, тело комбинезон, да еще и на прекрасной фигурке смотрится просто замечательно, но, по-моему, в этом случае теряется какой-то шарм и женская загадка. А вот средневековый дорожный костюм из тонкой кожи, подбитый мягким и нежным мехом, скромно потупленные глаза и шикарный, белоснежный плащ с капюшоном, прикрывающий роскошные гривы волос, непроизвольно заставляют нас, мужчин, пошире расправить плечи, примостить руку на эфес клинка и выпятить грудь колесом, показывая всем своим видом, что вот только, так сразу и даже не думайте. В таком виде девушки кажутся слабыми и беззащитными, нуждающимися в постоянной защите и опеке. Я невольно усмехнулся, похоже, что среди инопланетянок очень скоро появится новая мода, не на кораблях и космических станциях, конечно, но на планетах, так это точно, тем более, что и Лея, и Кая явно заметили какой эффект они произвели на окружающих, вон, даже Крикс и тот засмотрелся. Усмехнувшись, я подумал, что сейчас можно вырезать всю нашу охрану, а они даже этого и не заметят. А когда девушки сняли капюшоны и все стало ясно кто это тут к ним пожаловал, по всей станции пронесся восторженный рев нескольких десятков мужских голосов.

— Ну что, полковник, теперь ты понял откуда у меня сведенья? Еще вопросы есть?

— К вам, экселенц, нет, а вот к вашей дочери и падчерице есть и, замечу, не мало.

— Потом, полковник, потом. Сейчас надо срочно решать, что делать, вызываем подмогу, или проводим эвакуацию персонала и оборудования.

— Что, оставим столь многообещающую планету противнику?

— Ну, насколько я понимаю, наш… противник здесь пасется уже достаточно давно и плотно. Вот только… почему-то в основном охотится за «мясом», а все остальное ему совсем не интересно.

— Значит эвакуация. А что будем делать со всеми этими людьми: вы поглядите сколько их тут собралось.

— Как что? Все как обычно, отбираем желающих, проводим тестирование и переправляем на Орбитальную Станцию. Там уже давным-давно все рекруты на ближайшую сотню лет расписаны.

— Понял. Экселенц, я хотел бы вот этих двух аборигенов забрать к себе.

— А зачем вам, в вашей структуре дикари?

— Не знаю как насчет «дикари», но моего человека, а есть подозрения и не одного, они вычислили «на раз», да и скрутили его профессионально, а сделать это с неплохо подготовленным оперативником, прошу заметить, очень не просто.

— Думаете они не те за кого себя выдают?

— Нет, архетип совершенно местный, я даже могу сказать кто из них из какого района этого материка, да и холодное оружие для обоих вполне привычно, моторика опять же. Нет, это местные, просто они очень хорошо подготовленные бойцы. Тут другое…

— Ладно, забирай. Если согласятся.

— А куда они денутся! Они же как дети малые, верят всему, что мы им скажем. Так что, согласятся, как пить дать, согласятся. Да и куда им еще идти, в колонисты, или вы думаете, экселенц, что у них хватит Интеллекта стать пилотом, или инженером. Это солдаты, экселенц, прирожденные бойцы и служаки, опора Империи и Императора. Экселенц, хотите, я открою вам одну небольшую тайну? Императорская Гвардия, там нет ни одного коренного жителя Империи, она сплошь и рядом состоит вот из таких вот «дикарей». Никого из них ничто не связывает с Империей, они преданы лично императору, поэтому никто и никогда так и не смог подкупить их. По большому счету, вся наша Империя уже очень давно держится только за счет таких вот парней, который считают себя обязанными Империи и лично Императору, именно поэтому мы и непобедимы.

— Полковник, мне странно слышать от вас такие слова!

— А что тут странного? Вы думаете, если я принадлежу к древнему имперскому роду, то я должен относиться к таким вот «дикарям» предвзято? Вы ошибаетесь! Мой отец является выходцем вот с такой же полудикой планеты, а вот мать… она как раз и принадлежит к древнему роду. Так что, тут все вполне объяснимо и закономерно. Прошу простить меня, экселенц, но именно поэтому ни вы, ни ваша дочь, никогда не займете достаточно высокого положения, чтобы хоть как-то влиять на политику Империи.

— А почему вы мне это все говорите, полковник?

— Вас интересует не превышаю-ли я своих полномочий? Можете не волноваться, это прямое распоряжение Императора. Вы достойны знать правду и должны знать, где и как искать мужей для дочери и падчерицы.

— Полковник, вы сказали прямое распоряжение Императора?

— Не беспокойтесь, да, прямое, да, Императора, но не касательно вас лично, а скажем так, наиболее преданных Империи представителей высшей аристократии Империи. Кровь, ее знаете ли полезно иногда размешивать. Имперская аристократия вырождается, потомки уже не достойны своих предков, которые огнем и страхом прошлись по доступным Системам, приводя их к покорности Империи.

— Как медик я вполне понимаю, о чем вы хотите сказать. Значит вы советуете присмотреться к этим двоим?

— Не обязательно именно к этим, но только так вам и вашим потомкам откроются дороги в высшие эшелоны власти.

— Второй немного староват.

— Ему лет тридцать пять-сорок, не больше, а скорее всего и того меньше, на таких вот планетах редко когда живут дольше. Вы сами сказали, что вы медик, все в ваших руках.

— Я обдумаю ваше предложение. Но в любом случае своих девочек я ни к чему принуждать не буду.

— Сколько времени отсутствовали ваша дочь и падчерица на станции, сколько времени они провели в обществе этих «дикарей»?

— Да, я вас услышал и понял. С этой стороны я на ситуацию не смотрел. Может быть вы и правы. Но сейчас не время обсуждать такие вопросы. Нам пора знакомиться со спасителями моих девочек. Пойдемте, полковник, вы же говорите на здешнем языке. Вон, уже и девочки переоделись, наконец-то выглядят как нормальные люди.

— Ну, тут с вами, пожалуй, не согласятся все кто их видел в местном наряде. Очень уж они смотрелись беззащитно и эротично одновременно.

Я стоял, слушал и, если честно, то охреневал. Тут оказывается за меня все уже решили, и куда я пойду, и с кем лягу. Блин, как же достали все эти инопланетные закидоны! То хотят использовать как быка производителя, то вообще обсуждают возможность моего использования в качестве пропуска во власть. А вот хрен вам всем, да по всей морде! Я сам буду решать и как, и с кем мне жить и спать. Тоже мне, интеллектуалы выискались.

Когда девушки, их папаша и мутный полковник наконец добрались до меня, я был само спокойствие, по крайней мере внешне, а внутри все так же продолжал бурлить и клокотать. Разговора не получилось. Не знаю, как люди умудряются разговаривать с помощью переводчика, пока он переводит одну фразу, вторую уже забывает и получается черте-сто и сбоку бантик, ладно я хоть понимаю кто и что говорит, а вот Крикс постоял минут пять, послушал и ушел, махнув рукой. Дескать, если у тебя есть желание слушать всю эту белиберду, то ты и слушай, а мне оно и на хрен не нужно. Я вытерпел тоже не долго, а потом начал переспрашивать каждое слово, медленно, но верно подводя всю эту компанию к мысли, что надо бы обучить нас языку. Через полчаса постоянных переспрашиваний и уточнений, местный глава медслужбы не выдержал.

— Лея, ты не могла бы залить вашему другу гипнограмму с общим языком? И нам станет немного проще, да и ему пригодится.

— Конечно, папа. А я все стою и жду, когда же ты не выдержишь и скажешь это.

— Алекс, зови Крикса, да и Мору тоже, будим учить вас нашему языку. Папа, ты не удивляйся, времени у нас в дороге было много, делать было нечего, так что Алекс немного уже знает общий. Кая, ты со мной?

Джингарец со своей подопечной, когда разобрались куда и зачем их зовут, думали не долго. Девушка и так собиралась прибиться к пришельцам, а Криксу, по-моему, было просто интересно. Неожиданно Кая обернулась и спросила у отца:

— Папа, я надеюсь ты не станешь возражать, если мы проведем полное тестирование?

— Нет конечно. Только сильно не усердствуйте, картриджи для медкапсул тоже денег стоят.

— Вычтешь из моей, — и посмотрела на Лею, — из нашей зарплаты.

— Лея, перешлешь мне потом данные? — влез полковник.

— Нет, за картриджи платим мы, так что без их прямого согласия под протокол, нет. — отшила полковника девушка. Это она что, намекает, что было бы совсем не плохо нам еще и нейросети установить? Раз под протокол. Похоже, что и вояка игру девушки понял, раз улыбнулся и заявил:

— Ну, если будет что-то выдающееся, то почему бы и нет, после подписания контракта, само-собой. Ни я, ни моя служба благотворительностью не занимаемся. — девушка в ответ на это только скорчила гримасу, не верит она в наши выдающиеся интеллектуальные возможности, а ведь зря. Ни Мора, ни Крикс, глупыми совсем не выглядят, да и я примерно свой КИ знаю. Хотя, кто его знает, как они его здесь считают, может быть для них «инженерный минимум» — уровень полного дибила.

Наш путь лежал в самое большое купольное здание станции, расположенное в самом ее центре. Похоже, что вся эта станция и построена только ради этой медсекции, а медработники здесь не столько медики и медтехники, сколько исследователи и экспериментаторы. Об этом я могу судить по очень большому количеству всевозможной, именно научной и исследовательской аппаратуры. Нет, опытов над людьми тут, скорее всего не ставят, а вот животный и растительный мир планеты исследуют очень скрупулезно и дотошно. Нас троих девушки провели в небольшое помещение, где почти впритык друг к другу стояло пять с трудом узнаваемых мною медкапсул. Я тяжело вздохнул, ну а чего я хотел, что оборудование двух Миров окажется одинаковым? Придется все Базы изучать по новой, правда есть надежда, что пойдет это изучение еще быстрее, чем там, в том Содружестве. Единственным хорошо узнаваемым предметом была гипноустановка, почти точно такое же приспособление использовали для «заливки» языка и в Содружестве, больше напоминающее какое-то пыточное приспособление, а не медицинский девайс. Делать морду тяпкой, я не стал, решил, так сказать, соответствовать статусу «дикаря» с отсталой планеты и пытался полностью в этом вопросе подражать Криксу, хотя тот из всех сил и старался скрыть свое возбуждение и удивление. Что, кстати, не укрылось от глаз девушек, но вызвало у них только улыбки. Ничего, ничего, улыбайтесь, а я подожду, когда вы попытаетесь нам объяснить, что для начала надо раздеться, причем полностью, вы же ведь собрались проводить полную диагностику и тестирование, а потом еще и попытаетесь засунуть нас в гипноизлучатель. Вот тогда-то и я посмеюсь.

Об ожидающих их трудностях девушки сообразили только тогда, когда уже подготовили и гипноизлучатель и три медкапсулы к работе. Вот тут-то они и впали в ступор. Лея, как наиболее бойкая и отважная решила начать с меня.

— Алекс, надо полностью раздеться и лечь в… этот ящик. Тебе ничего не угрожает, это не больно и не страшно. Там ты заснешь. Тебе ничего не угрожает. Я тебя клянусь. Ты мне веришь?

— Алекс, брат, что она говорит?

— Она говорит, что мы должны раздеться и лечь в эти устройства, там мы сразу заснем, крышки закроются. А через несколько минут, или часов крышки откроются и мы проснемся. Эти штуки лечат. Как? Не спрашивай, я не знаю, наверное какое-то колдовство. Ты как, не боишься?

— Пока у меня в руках мечи я не боюсь никого и ничего!

— Нет, с мечами туда нельзя. Ну что, рискнем. У девчонок вроде как нет причин нас ненавидеть и желать зля. — пока я пытался объяснить что от нас хотят Лея с Каей, мы как-то перестали обращать внимание на Мора и только услыхав, как на пол упало что-то металлическое повернулись в сторону девушки. А та уже почти полностью разделась. Стояла вся бледная, закусив нижнюю губу, но заметив, что мы на нее смотрим, вымученно улыбнулась и как-то по кошачьи потянувшись своим сильным и красивым телом, от чего у меня даже волосы на голове начали подыматься, шагнула к раскрытой медкапсуле. Кая ее подбадривала и помогала лечь поудобнее. Ну теперь, после того как слабая девушка и та решилась, Крикс уже не мог отступить и тоже начал раздеваться. Само-собой, что и мне отставать от него было никак нельзя, но он меня остановил.

— Нет, Брат, подожди. Они говорят, что это недолго? Не спеши, присмотри тут за нами, так на всякий случай, кто их, этих колдунов знает, что они задумали.

— Хорошо, Брат, а потом ты присмотришь за мной. Договорились. — и я демонстративно обнажил меч.

Кая уже колдовала над медкапсулой с Морой, поэтому ни нашего с Криксом разговора, ни действий не видела, а вот Лея наблюдала очень внимательно. Когда и джингарец оказался в медкапсуле, она подошла ко мне и слегка коснувшись руки сказала:

— Это не опасно, тебе и твоим друзьям ничто не угрожает.

— Я знаю.

— Знаешь? Откуда?

— Если бы это было опасно, то кроме вас двоих тут бы было и еще несколько мужчин с оружием. Таких как те, на улице, возле нашей повозки.

— Значит ты нам доверяешь?

— Да.

— А зачем тогда ЭТО? — и она указала на меч.

— Это не для вас и не для меня, это для него. — указал я на медкапсулу, в которой уже спал Крикс.

— Ясно. Ну, тогда садись на это кресло. Будем обучать тебя нашему языку. Сразу ты конечно не заговоришь, но завтра к вечеру вполне сможешь.

— Хорошо. Раздеваться не надо?

— Нет, не надо. Даже можешь свою железяку в руках держать, только не начни ею махать.

Ладно, плавали — знаем. Я уселся в кресло гипноизлучателя и приготовился терпеть совсем не слабую головную боль. Я не боялся, что установка не сработает, как это произошло в Содружестве. Там мне «заливали» языковую Базу, а здесь просто вложат знание языка в мозг, единым пакетом, и тот уже сам потом будет разбираться, что ему нужно, а что нет, выстраивая ассоциативные ряды и подбирая знакомые слова и понятия. По идеи, после такого способа обучения я должен знать и понимать «общий» язык лишь в пределах своих знаний, полную Базу мне зальют только после установки нейросети, а пока я должен смочь общаться на бытовом уровне. Ну, а большего, как я понимаю, никому и не надо.

Минут через тридцать давление на мозг прекратилось, но я продолжал сидеть, практически не шевелясь, прекрасно зная, что даже малейшее движение вызовет нестерпимую головную боль. Постепенно мозги начали прочищаться, я уже смог почти безболезненно открыть глаза и удивился, что никого из девушек возле меня нет. Не рискуя вертеть головой прислушался.

— Лея, ты посмотри! Такого не может быть! КИ сто пятьдесят семь! И у кого, у девчонки, едва-едва перешагнувшей порог совершеннолетия! Да ей хорошую нейросеть и через год ее можно будет ставить на мостик любого крейсера Империи! У нее все показатели как минимум на тридцать процентов выше сем по Содружеству! Я ей уже завидую!

— Не завидуй. Лучше посмотри у второго. Вот кому надо завидовать!

— Что там?

— Сто семьдесят три! На пять единиц больше чем у отца! Интересно, а почему мы раньше никогда не проводили тестирование, ведь уже больше двух тысяч человек отправили на орбиту. Зато теперь становится понятным интерес Флота и Корпораций к этой планете.

— Ты думаешь они тут все такие?

— Ну конечно же нет. Но то, что общий средний уровень КИ на этой планете заметно выше чем по Содружеству, я в этом почти уверена. Интересно, а чем нас порадует Алекс?

— Я даже боюсь представить, но в одном я точно уверена, меньше чем у Крикса у него не будет. Долго ему еще там?

— Минут двадцать, потом около часа прийти в себя. Как раз его друзья вылезут из медкапсул. Пойду гляну. Кая, ты что, установила гипнограмму полной версии языка?! Да у него же мозг взорвется!

— Нет, не взорвется. Забыла, как он нас грозился связывать на ночь. Это ему моя маленькая месть. Лея, может запустим девочке программу полного восстановления организма?

— Запускай, обоим. Под мою ответственность. Отец конечно будет возмущаться неоправданным расходом картриджей, но когда мы покажем ему их данные… — и девушки почти в голос засмеялись. Ну что же, я и раньше знал, что в спутники мне достались совсем не глупые люди, а теперь я знаю насколько неглупые. — Кая, я тут подумала, может попробуем уломать отца оставить девочку у нас, со временем из нее выйдет прекрасный медик, а пока она может и тебе помогать, а закончишь изучение четвертого ранга Баз, сдашь на сертификат медика, она тебя заменит.

— А что, давай попробуем. Я думаю, что папа против не будет. Только встаёт вопрос с нейросетью…

— У меня есть пара штук. Конечно не самый шик, но и неплохие.

— У меня тоже одна есть. Тогда может быть и Криксу установим?

— Что, понравился?

— Лея, ну он же «дикий»!

— И что, я тут случайно очень интересный разговор услышала, пока ты прихорашивалась. Как тебе затащить в койку Императорского Гвардейца? Ладно, у тебя что есть?

— Пилот 3.

— Не густо, у меня тоже пилотская, но четвертого поколения и медик, тоже четвертого. Ладно, ставим мои, обоим.

— А Алексу?

— Сестренка, тебе что, одного Крикса мало?

— Да я так… ведь это он нас освободил и домой доставил.

— Вот на это и будем давить. Я знаю, у отца есть пара хороших нейросетей. Да и здесь уже кое-что наизобретали, может сможем его убедить поставить экспериментальную. Думаю, он согласится, все равно, испытания-то проводить надо, а иначе зачем все это.

— А это не опасно?

— Если отец сам будет проводить операцию, то нет, не опасно. Хотя, я знаю где взять просто первоклассную нейросеть, такую, что и Императору не стыдно такую иметь…

— Нейросеть Ушедших?

— Да.

— Но… откуда?! Да и кто же с таким сокровищем расстанется? И еще вопрос, потянет ли он ее по КИ. Я слышала, что требования у таких нейросетей просто заоблачные.

— Ничего подобного, требования вполне стандартные, правда для подавляющего количества населения Содружества недостижимые. Там надо две сотни КИ, минимум. Если уговорим отца провести процедуру расширения, то я надеюсь, что этого хватит. По крайней мере, если судить по Море с Криксом. Ладно, пошли нашего «демона-хранителя» высвобождать. Вызови меддроида, пусть аккуратненько поместит его в медкапсулу, сам он не сможет. А насчет нейросети Ушедших, не беспокойся, есть такая и почему-то я думаю, что не одна. Будет кому-то шикарный свадебный подарок.

А через пару минут меня обхватили мягкие манипуляторы медицинского дроида и от резкого движения в моей голове разорвалась бомба, вышибив из тела сознание. Я уже ничего не чувствовал, провалившись в беспамятство, поэтому не почувствовал, как девушки в четыре руки меня раздевали, а потом укладывали в медкапсулу. Не видел и не слышал, как мои друзья покинули свои медкапсулы и занимали по очереди место в гипноизлучателе, а потом и покинутые чуть больше часа назад, такие удобные и уютные ложе медкапсул.

Когда крышка медкапсулы поднялась, то как оно и положено, чувствовал я себя превосходно, неописуемая легкость во всем теле, ясность и четкость мыслей и какое-то состояние общей эйфории. Которое кстати, моментально испарилось, стоило мне приподнять голову над бортом капсулы, рядом с которой наблюдалось целое столпотворение. Мне сразу бросились в глаза, уставший, изнуренный вид, бледное, осунувшееся лицо и ввалившиеся, заплаканные глаза Моры. Какой-то сосредоточенный и насупленный вид Крикса, жалостливое, но в то же время восторженное и пораженное выражение лица у Леи с Каей и растерянный вид их отца. Сначала я подумал, что мои мысли насчет того, что моя нейросеть просто на просто исчезла, растворилась, были неверны и сейчас все эти люди пытаются понять кто я и откуда, но нет, никаких следов присутствия в своей голове этого девайся я не заметил. Так что же так напрягло, напугало и расстроило всех этих людей?

— Эй, народ, кого оплакиваем, что случилось?

Ответила мне Лея.

— Алекс, у нас для тебя есть несколько известий. Ты ведь меня понимаешь?

— да, прекрасно понимаю, лучше чем раньше.

— Ну так трое суток прошло как тебе «залили» знание нашего языка. Так вот, у нас для тебя две новости, одна хорошая, а другая плохая. С какой начать?

— Давай с хорошей, в нашей жизни так мало чего-то хорошего, что о плохом уже и слышать не хочется.

— Мы провели полное тестирование ваших организмом и интеллектуальных возможностей. Все просто прекрасно и никто из вас в нашем Мире не пропадет. Особенно ты, если за пределы этой комнаты выйдет информация от твоем Коэффициенте интеллекта и памяти, то сюда слетятся представители самых богатых и влиятельных Домов Империи, нашей Империи. Ты ведь уже понял, что ничего общего с этой планетой мы не имеем, мы здесь гости, ученые, изучающие планету. Твой КИ двести пятьдесят восемь, память — шестьдесят два, индекс физического состояния — тридцать шесть, индекс психоэмоциональной устойчивости — двадцать два. Восприимчивость — сто десять. Таких показателей у обыкновенного человека быть не может, но вот ты стоишь перед нами и против фактов не попрешь. Ты уникум, один на сотню миллиардов, а может и больше. Никто и никогда не демонстрировал ничего подобного.

— Я так понимаю, что это хорошая новость? — настороженно произнес я.

— Да, это хорошая.

— А в чем же тогда плохая? Вы не отпустите меня, запрете здесь, на этой вашей «станции» и будете меня «изучать»?

— Нет-нет, что ты, конечно нет! Плохая новость в том, что ты умираешь, медленно, но верно. ИскИн, это такая машина, она умеет думать и считать почти как человек, а не важно, в общем мы полностью доверяем этой штуке, так вот, ИскИн дает прогноз, что жить тебе осталось год, максимум полтора.

— Что за чушь! Я прекрасно себя чувствую.

— Может быть, может быть. Отец, я не могу, объясняй ты!

— Хорошо. Дело в том, молодой человек, что весь ваш организм поражен неизвестным нам… организмом, прошу прощения за тавтологию. Этот организм живет в вашем теле, развивается, разрастается. Он уже прочно обосновался во всех ваших внутренних органах, проник в скелет, кровеносную, лимфатическую и нервную системы, сейчас он подбирается к головному и спинному мозгу. Как только он проникнет и туда, ваши дни будут сочтены. Мы пытались, но ничего не можем сделать. Да мы даже провести его анализ не можем, нам не удается взять пробы, этот организм ведет себя как разумный, что в принципе невозможно. Вот, это и есть та плохая новость. Все наши знания, вся наша техника бессильна. Мне очень жаль, ваша смерть станет огромной утратой не только для ваших родных, близких и друзей, но и для всего человечества в целом.

— Ясно. И что, нет никакой возможности… оттянуть это событие?

— Боюсь, что нет.

— Есть! — влезла Кая, — есть такая возможность. Лея, скажи!

— Да, возможность оттянуть, как ты сказал это «событие» есть. И оттянуть не на год, два а на десятилетия. Теоретическая возможность, но есть. Тебе нужна нейросеть, это такая штука, ее помещают в голову, она есть у каждого из нас, очень полезное и удобное устройство, оно может остановить рост этого паразита… мы на это надеемся.

— И в чем проблема? А, понял, эта штука очень дорогая! Сколько она стоит, сто, тысячу, десять тысяч золотых? Не стесняйтесь, говорите, я могу найти такую сумму.

— Дело не в деньгах, хотя и в них тоже. Просто обычная нейросеть, тут тебе не помощник, нужна особенная. А стоит она миллионы золотых, но и имея такие деньги, надо еще найти желающего ее продать… а это практически невозможно.

— Ясно. Ну что же, значит будем пить и гулять, а придет время, помирать, значит будем помирать. Выше нос, гардемарины. Я еще жив и полон сил! Рано меня еще хоронить. Что молчите-то? Или это еще не все? Кая, детка, давай, говори, я же вижу, что тебе не терпится.

— Все что сказали папа и Лея правда…

— Но…

— Но мы с Леей думаем, что знаем где, вернее у кого, есть такая нейросеть и за нее даже платить не придется. Главное, чтобы она была еще «живая».

— И кто же обладатель такой полезной штуки и что он за нее захочет?

— Ты.

— Не понял! Ты говоришь, что у меня есть эта ваша нейросеть? Нет! Ничего подобного у меня нет!

— Есть. Лея видела ее у тебя. Правда она не совсем в этом уверена. Среди драгоценностей, что ты как-то раз перебирал, она заметила маленький такой камушек, похожий на маленькую жемчужину, только переливается всеми цветами радуги. Есть вероятность, что это зародыш нейросети Ушедших. Если это она, то папа мог бы ее тебе установить и проследить за ее ростом и развитием. Но это долго и… дорого, о деньгах не беспокойся, мы с Леей решили если все так и есть, то мы все оплатим.

В принципе, о чем мне тут все говорят мне было ясно. Знаю я и то, что смерть мне в ближайшие годы, «по состоянию здоровья» не грозит. Меня больше всего занимает вопрос, откуда такие показатели моего мозга. Ничего кроме того, что каким-то образом стоявшая у меня раньше нейросеть и импланты были адаптированы этим самым мозгом и растворены в нем, по крайней мере нейросеть, точно, насчет имплантов не уверен, будь это так, то показатели вообще бы зашкаливали. Да и с паразитом тоже все понятно, это Имплант Подданного они так определили. Да и камушек я этот помню, вот только девушки не видели, что он там не один, а целый гарнитур, серьги, кольцо и что-то вроде браслета. Я еще когда все это разглядывал удивился, что тоненькая нитка таких красивых жемчужин ничем между собой не скреплена, как будто жемчужинки склеены между собой, но когда я попробовал из «разлепить», то они легко раздвинулись, а потом опять притянулись друг к другу. А что, заиметь на халяву супер-пупер девайс, о котором все говорят с таким придыханием и восторгом будет совсем не плохо. А чем отблагодарить девушек я найду, серьги-то мне и на хрен не нужны.

— Да, Кая, я понял о чем ты говоришь. Есть там какое-то колечко с таким камушком. Так значит, этот камушек может дать мне пару десятков лет жизни, его надо просто засунуть мне в голову? Сверлить будете?

— Нет конечно. Есть специальная машина, установщик. Она все сделает быстро и безболезненно, просто потом надо будет как минимум пару недель провести в медкапсуле, эта нейросеть, она почти живая, и ей надо вырасти, как ребенку.

— Ну и чего мы тогда ждем? Кто меня проводит до нашей повозки? Все мои вещи там.

— Алекс, Брат, все твои вещи уже перенесли, сейчас они в моей комнате. Пойдем, я тебя провожу.

— Пойдем.

Глава 4

Да, я как-то не ожидал, что за столь короткий промежуток времени, пребывания в этом Мире, смог обзавестись таким количеством вещей. В комнате, куда привел меня Крикс, помимо моей старой сумки, громоздилась еще и небольшая горка самых разных узлов, мешков и ящиков. Мне даже стало интересно, это что же такого я понабрал-то. Быстрый осмотр все поставил на свои места. Я конечно заметил, что и Крикс, и Мора щеголяют не в своей, привычной, одежде, а в функциональных комбинезон, впрочем, как и Лея и Каей, но тем положено, но вот я как-то не ожидал, что они станут расценивать те вещи, что я для них покупал как мои и попытаются их вернуть, не подумав, а нужны ли они мне. Кая с Леей в этом отношении оказались куда более прагматичными, вернув мне только небольшие складные арбалеты, что я для них когда-то заказывал. От разглядывания кучи вещей меня отвлек немного смущающийся голос джингарца.

— Алекс, здесь почти все, Мора только твою эту «муфту» пока не отдала, очень уж она ей нравится. Но она отдаст, не сомневайся!

— Крикс, а на кой мне все это барахло сдалось-то? Что я со всем этим делать буду? Ты предлагаешь напялить на себя дорожный костюм, пошитый специально для Моры? А ты подумал, как это будет выглядеть?

— Но ведь все эти вещи стоят денег и не малых. А у нас ничего нет, чтобы с тобой рассчитаться.

— А что, я когда-то что-то говорил о деньгах? Неужели у джингарцев не принято делать своим друзьям подарков?

— Джингарцы гордый народ и никогда ничего не берут у других просто так. А женщина может принять подарок только от членов своего Рода, или жениха.

— Крикс, а разве ты не назвал меня «Братом»?

— Да, Алекс, ты предложил разделить с тобой Кров и Путь, и я с радостью это принял. Об этом я тоже хотел с тобой поговорить. Пойми, за эти три дня многое изменилось. Ты же знаешь, что Мора очень сильно стремилась сюда, она хотела остаться в «Железном Доме», только боялась, что ее не примут. Я же никогда об этом не думал, зачем «колдунам», обладающим такой силой и могуществом нужен старый вояка, не умеющий ничего кроме как махать своими «железяками». Я думал, пристрою Мору, да пойду гулять по Свету. Вот только оказывается, что Свет-то намного больше чем я раньше думал. Ты знаешь о том, что звезды, которые мы видим по ночам это такие же Миры как и наш и их невообразимое количество, целой жизни не хватит, чтобы побывать везде и все посмотреть. А мне, мне предложили такую возможность, мне предложили стать солдатом на этих Мирах. Предложили свободу, о которой я не мог и мечтать!

— И ты согласился?

— Нет, пока нет. Но я очень хочу согласиться.

— Так что же тебя держит?

— Клятва «Крова и Пути». Скажи, Алекс, наш Путь закончен?!

— Нет, Крикс, он только начинается. И на твоем месте я бы не спешил с ответом тому, кто предложил тебе стать солдатом. Скажи, ты хоть раз видел абсолютно свободного солдата? Ты видел хоть раз солдата, вольного пойти туда, куда он хочет, а не туда, куда его посылают? Давай прямо сейчас выйдем на улицу и спросим у первого попавшегося, сколько времени он уже тут и сколько раз выходил за пределы купола из твердого воздуха, спросим у любого, стражника, лекаря, ученого, да у кого угодно! Ты знаешь, я очень удивлюсь, если окажется, что они ответят, что за последний год они хотя бы дважды оказывались вне стен этой станции. Ты ЭТО называешь свободой и волей, сидеть годами на одном месте и выполнять приказы? Нет, по крайней мере, такая свобода и воля не по мне. Но это твоя жизнь и тебе решать. Если ты все уже для себя решил, если это твой выбор, то что же поделаешь, вольному — воля. Но даже и в этом случае, все это может вам с Морой очень сильно пригодиться, поверь мне. А если вы не можете принять это в качестве подарка, то купите у меня. За все это барахло, я хочу одну медную монету. — Крикс улыбнулся.

— И за шкуру Снежного Корсака?

— Я же сказал, за все.

— Хорошо, Брат, я услышал твои слова. Я так понял, что на несколько недель ты скоро опять ляжешь в этот ящик? Когда вылезешь, вот тогда мы и вернемся к этому разговору. А если кто-нибудь станет настаивать на нашем ответе, то мы всех будем отправлять к тебе, ведь ты наш Походный Андр, и пока поход незавершон, твое слово — Закон. Ладно, «глупый альтор», ты кажется что-то хотел взять в своих вещах, так чего встал! — со смехом добавил джингарец.

А ведь и правда, что-то я расфилософствовался. Быстро найдя свою сумку и вытряхнув из нее пару десятков кожаных мешочков с «бижутерией», принялся искать нужный. Теперь я уже несколько иначе относился ко всем этим камушкам, кристаллам и жемчужинам. Искомое я нашел довольно быстро, отделив от гарнитура перстенек, я засунул в карман куртки и пару сережек. Надо будет потом поинтересоваться реальной стоимостью этих «семечек», а заодно и ценами на корабли. Помнится, в свое время мне нравилось летать среди звезд и не от кого не зависеть, так почему бы и здесь не вернуться к уже испытанному образу жизни.

Когда мы с Криксом вернулись в медсектор станции, там повисло какое-то напряженное ожидание. Все взгляды скрестились на моей скромной персоне. Вот только выражение этих взоров было совсем разное. Мора смотрела на меня обожающим взглядом, в ее глазах светилась надежда и ожидание. Лея и Кая просто с интересом и какой-то детской непосредственностью, а вот взгляд их отца выдавал алчность и неприятие всего происходящего.

Разжав кулак, я протянул ему кольцо.

— Это то, о чем вы тут говорили.

— Да, это бесспорно оно, семя нейросети Ушедших. Конечно надо провести анализы, но я не сомневаюсь. — с этими словами он легко отсоединил жемчужину от металлической оправы и положил ее в диагност. — десять минут, и мы будем знать не беспочвенны ли наши надежды.

— Папа, выведи результаты диагностики на экран, мы тоже хотим это видеть. — не терпящим пререканий голосом сказала Кая.

Через несколько минут на голоэкране появились какие-то графики, диаграммы и таблицы. Еще какое-то время в помещении царила полная тишина, а потом прозвучал немного хриплый от волнения голос Леи:

— Зародыш в идеальном состоянии. Нейросеть развернется за несколько дней без всякой помощи. Первый раз о чем-то подобном слышу.

— Да, Лея, ты права все просто идеально. Последний раз нейросеть Ушедших устанавливали человеку более полувека назад, но тогда зародыш выдал всего восемьдесят два процента функциональности, но и то медики лишь наблюдали за его развитием. А чтобы зародыш показал сто процентов функциональности, такого даже в древних летописях и то нет. Даже бытует мнение, что сто процентов это величина недостижимая даже для самих Ушедших, дескать всегда есть вероятность неблагоприятного воздействия окружающей среды и ошибок при программировании.

— Сто процентов, это плохо? — влез я в разговор профессионалов.

— Нет, Алекс, сто процентов, это очень хорошо, это максимум, на что можно было надеяться. — с улыбкой ответила Кая. — Но все равно, установку и проращивание, или развертку, нейросети, лучше всего будет провести в медкапсуле.

— Мне, что, опять в этот ящик забираться?

— Да, опять. Если ты конечно хочешь пожить побольше чем пару лет.

Невнятно матерясь и наигранно возмущаясь, я снова разделся и улегся на ложе медкапсулы. Крышка закрылась и я провалился в медикаментозный сон.

Что после этого происходило в медсекторе я не знаю, но Мора мне рассказывала. Папаша девушек сразу выпер Крикса из помещения, сказав ему, что с ним очень хочет поговорить полковник, а вот на нее почему-то абсолютно не обратил внимания. Я так понимаю, что он ее к тому времени уже воспринимал как своего сотрудника, который просто не посмеет что-то вякнуть против желаний начальника. Он даже и не догадывался насколько ошибается, подсознательно перенося свои восприятия на гордую джингарку. В общем, первое, что он попытался сделать, это изъять жемчужину нейросети из установщика, куда буквально за пару минут до этого её поместила Лея. Но на пути этой его попытки, буквально, грудью встала его родная дочь, к которой спустя пару мгновений присоединилась и Лея. Напрасно он пытался убедить девушек, что мне уже ничто не поможет, доказывал, что неизвестный науке паразит уже проник в мозг и только, непонятно из-за чего, временно отступил, что четко видно при сканировании моего мозга. Потом начал доказывать, что и самая обычная нейросеть вполне в состоянии заменить нейросеть Ушедших. Расписывал какие преференции сулит само обладание таким зародышем, а если его продать, а «дикарю» установить самую обычную, пусть и последнего поколения, то он ничего не заметит и не поймет, а потом будет поздно. Девушки стояли на своем и даже пригрозили засудить папашу, если он пойдет на подлог. Скорее всего на этом бы все и закончилось, ну не могли две девчонки долго противостоять авторитету и власти отца, если бы Мора, не сообразив, что этот человек собирается меня кинуть, не приняла в споре самое активное участие. Причем участие она приняла самым радикальным способом, тем, к которому привыкла с рождения, всосала с молоком матери и впитала с воспитанием. Она просто обнажила мой меч и почти уперла его в горло начальника медслужбы. А ведь ему очень сильно повезло, что «почти уперла», в противном случае, даже невеликих сил девушки вполне бы хватило на то, чтобы его голова запрыгала по полу как мячик. Против таких аргументов мужик ничего не мог противопоставить, только завороженно смотрел на покрытое легкой дымкой лезвие меча и боялся даже пошевелиться. Лея, воспользовавшись некоторой заминкой, одним касанием сенсора запустила программу установки. Только после этого Мора опустила меч и произнесла:

— Алекса можно убить, можно обмануть, но его нельзя ограбить. Научитесь решать свои проблемы честно, особенно с ним, и он вас еще не раз удивит.

Медик выругался и демонстративно хлопнув дверью ушел. Наблюдение за тем как разворачивалась, или все же прорастала, нейросеть взяли на себя девушки.

Но об этом маленьком эксцессе я узнал уже много позже, а в тот момент я просто спал в медкапсуле, видел странные сны, жаль, что ничего из увиденного я так и не понял, по большей части какие-то цветные пятна, резкие переходы от одного цвета к другому и тому подобная чепуха, и испытывал довольно необычные эмоции, причем точно не мои, да и вообще не принадлежащие человеку. А вокруг меня творились очень нехорошие дела. Крикс, после разговора со мной начал отфутболивать закидоны полковника, Мора, посмотрев на своего будущего начальника, тоже очень сильно засомневалась в возможности своей будущей работы с ним. Но ведь планы-то на них уже были, и никто от них не собирался отказываться. Со мной пока решили подождать, посмотреть, что будет и есть ли хоть какой-то смысл со мной возиться. Поэтому пока начали обкладывать только моих друзей. Как можно привязать человека? Правильно, самый простой и незатратный способ, это опутать их долгами, загнать в финансовую яму и поставить перед фактом. Вот этим два махинатора и занялись. Для начала они скрупулезно подсчитали все затраты на моих друзей, учли каждый картридж, каждый ватт энергии, каждую секунду работы медкапсул, пищевого синтезатора, реакторов станции и еще много и много чего. В результате суммы получились конечно же совсем не большие, по паре сотен местных кредитов, этого показалось мало, и Крикса с Морой начали соблазнять нейросетями, Базами, имплантами, навороченными комбинезонами, оружием из высококачественной стали и еще чем-то очень привлекательным и не всегда понятным для выходцев из средневекового Мира. Лея с Каей были постоянно заняты с моей бренной тушкой и ничего не знали, а даже если бы и знали, то ничего исправить не могли бы, разве что только слегка уменьшился бы финансовый долг, растущий как снежный ком, на плечах джингарцев. В общем, когда я, как меня и предупреждали, через две недели вылез из медкапсулы, меня встретили радостные и довольные Кая с лей и совсем не веселые Крикс с Морой, вчера вечером им предъявили счета для оплаты, или второй вариант подписание контракта сроком на двадцать пять лет, на рабских по сути условиях. Крикс попытался рассчитаться золотом, позаимствованным кстати у меня, но эта его попытка не вызвала ничего кроме смеха, хотя и золото у него тоже взяли, «в зачет долга». Так что, теперь он просто не знал что ему с Морой делать, одна надежда, что я что-нибудь придумаю. Все это на меня вывалили уже буквально через пару минут после того как я оделся и смог их выслушать.

— Крикс, фигня, не заморачивайся, прорвемся.

— Ты уверен?

— Более чем. Если надо, то завтра этот полковник тапочки в зубах будет за тобой носить, а папаша девушек за Морой ночной горшок выносить. А сейчас сядьте, поселите немного, мне надо с Леей и Каей кое о чем переговорить. И так, девочки, давайте полный отчет. Что, как, зачем и почему.

— Алекс, ты о чем?

— Ну что делать с этой штуковиной, что вы мне в голову засунули?

— Мы не знаем. Если бы это была стандартная нейросеть, то через сутки она бы заработала, ты бы сразу это понял и увидел. А вот что и как с нейросетью Ушедших, мы не знаем, да и никто, наверное, не знает. Ждать, только ждать, она сама себя проявит, а как и когда… извини.

— Так, ну с этим ясно, что ничего не ясно. Теперь рассказывайте, что тут за комедия творилась, пока я в этом вашем ящике прохлаждался.

— Алекс, — приняла на себя удар Лея, как более смелая и более старшая из девушек. — мы с Каей неотлучно находились здесь, рядом с тобой и ничего об этом безобразии не знали, а услышали одновременно с тобой. А если ты насчет выходки нашего отца перед установкой нейросети, то… Алекс, пойми, эта нейросеть величайшее сокровище. За всю историю их находили дай бог пару десятков раз и никогда в таком идеальном состоянии, вот алчность его и победила. Не обижайся на него, все ведь хорошо закончилось.

— Ага, хорошо… только вот моих друзей чуть ли не в рабство определяют.

— В нашем государстве рабство запрещено законом. Так что, ты не прав. Конечно отец с полковником поступили недостойно, загнав твоих друзей в долги, но ты ведь еще и о себе забыл… Так устроен наш Мир, за все приходится платить, все стоит денег, нет ничего бесплатного, иногда даже за воздух, которым мы дышим, за воду, которую пьем и за свет звезды, которая нас согревает.

— Может выставить вашему папашке счет за ваше освобождение, охрану, содержание, сопровождение и все остальное?

— Нет, не получится. Ни договора, ни контракта у тебя ни с ним, ни с нами не было, так что ничего он тебе не должен и это любой суд признает. Так же и нам, ты ничего предъявить не можешь, мы члены официальной научной экспедиции, всю ответственность за нас несет руководство экспедиции и Империя Авалон, которая эту экспедицию снаряжала и отправляла, но та же самая проблема, нет у Империи с тобой официального договора. Так что, твои труды и траты на нас по закону проходят как «добровольные пожертвования».

— А нельзя все что касается Крикса с Морой провести по той же статье?

— Нет, они пользуются имуществом Империи, а Империя «добровольных пожертвование», опять же по закону, делать не может. В принципе, отец и полковник все делают согласно инструкции, аборигены за все должны платить, если не могут заплатить, значит должны отработать свой долг. Все с радостью соглашаются и подписывают контракты.

— Ясно. И сколько же мои друзья и я сам должны этой вашей Империи?

— Крикс с Морой, около ста тысяч кредитов, а ты еще почти десять. Но я под протокол заявляла, что оплачу твое лечение из собственных средств. Так что, ты никому и ничего не должен. — сказала Лея.

— Ясно. Девочки, а как насчет кредита?

— Банки тебе с удовольствием дадут кредит и достаточно большой. Вот только насколько мы понимаем у тебе нет на его оформление времени. Мора и Крикс слишком сильно интересуют отца и полковника. Да и для того чтобы получить кредит тебе надо сначала принять гражданство Империи, а потом самолично явиться в банк. Вопрос с гражданством можно решить и на станции, если не будет никаких препятствий, а вот с банком…

— Ну а вы, вы можете меня кредитовать как частные лица — частное лицо?

— Нет. Ты нигде не зарегистрирован, тебя просто нет. А у нас в ходу нет наличных денег, все расчеты производятся…как бы это сказать…

— Безналичная форма расчетов?

— Да… а откуда ты такие слова знаешь?

— Ну всякие-разные расписки и векселя и у нас ходят.

— А. но это немного не то, но мысль верная. Только вот эти «расписки и векселя» они тоже не материальные. Да неважно это, деньги мы тебе занять конечно можем, но у тебя же нет счета в банке, значит и перевести их некуда. В общем не получится. А перевести средства напрямую на счет нашей экспедиции, тоже нельзя, банк такую транзакцию сразу затормозит, а ни отец, ни полковник ее не разрешат, да и сами у нас денег не возьмут. Алекс, ты пойми, тут дело не в деньгах, дело в Криксе с Морой. Именно они нужны, а не деньги.

Получается рановато я Крикса обнадежил, да он это уже и сам понял, свидетельством тому послужил его тяжелый вздох. Засунув руки в карманы штанов, я начал ходить по комнате туда-сюда, мне всегда так легче думается. Неожиданно что-то укололо меня в палец. Инстинктивно засунув палец в рот, я расплылся в идиотской улыбке.

— Лея, детка, а вот скажи, та штуковина, которую вы мне в голову засунули, она дорогая?

— Да. Очень!

— А «очень» это сколько? Ну, в ваших деньгах?

— Я даже и не знаю, миллион, десять, сто… Да и никто не знает, это же нейросеть Ушедших, такие раритеты только через аукцион продавать.

— Ага. Девочки, а сколько денег есть у вашего отца, ну так примерно, плюс-минус, и у полковника?

— У отца, я точно знаю, тысяч пятьсот-шестьсот. — ответила мне Кая.

— У полковника конечно побольше, но навряд ли больше миллиона. — добавила Лея.

— Значит если я выставлю на этот ваш аукцион вот это, за пару миллионов, то они пролетают? — и я с невинным видом вытащил из кармана одну из сережек. Вторую я пока решил приберечь, мало-ли какие дела завертятся, всегда надо иметь козырь в рукаве.

Что тут началось! «Что, как, откуда, почему, ах ты гад!» и тому подобное. А я стоял и улыбался. Я уже знал, что эту партию я выиграл, вот только турнир на этом не закончился.

— Давай его сюда! — это опять Лея — надо провести диагностику, снять все параметры. Кая, не стой, выходи в галанет, регистрируйся на закрытом Императорском аукционе. Алекс, дай мне пожалуйста ЭТО!

Аккуратно приняв у меня сережку, девушка ловка отделила жемчужину от золотой проволочки и нежно положила в диагност. Через десять минут она восторженно сообщила:

— Зародыш нейросети Ушедших. Функциональность девяносто девять процентов. Кая, лови все логи, изображение и выставляй лот. Алекс, стартовая цена два миллиона кредитов?

— Лея, ну куда ты торопишься?! Найдется покупатель, а что дальше? Счета то этого вашего в банке у меня нет…

— Да… об этом-то я и не подумала. Так что же делать?

— Девочки, не тормозите! Вы же любите вашего папочку? Вот и маякните ему, что тут один «дикарь» такими вот раритетами разбрасывается, развел вас на информацию об аукционах, и вы ему даже показали, что и как делать. Дескать если он не поторопится, то такая вот штукенция опять мимо него уплывет.

— Алекс, ты не понимаешь! Два миллиона за ЭТО, это сущая мелочь, нейросеть Ушедших, да еще и в идеальном состоянии стоит намного, намного больше. И поверь мне, отец найдет эти деньги, найдет очень быстро. У него-то нет проблем с банками, а под залог нейросети ему все дадут, это если не считать счета экспедиции. С него никто даже отчета не станет требовать по этим деньгам, нахождение даже одной нейросети Ушедших окупает любые затраты.

— Кая, а кто вам сказал, что я соглашусь продать ее вашему отцу? Я просто хочу посмотреть на его лицо, когда он поймет, что из-за жалких ста тысяч он может потерять намного больше. Да что там может, уже теряет! А вот потом и аукцион будет, и все будет. Вот только не закрытый и не Императорский, а общий, максимально открытый и доступный.

— Но так нельзя, каждый гражданин Империи обязан предоставить Империи право на первоочередную возможность выкупа раритетов!

— Ну так, то гражданин.

— Алекс, я никак не пойму, ну зачем тебе это надо! Ведь ты познакомился с Морой и Криксом много позже чем с нами и все равно, готов из-за них поссориться с могущественной Империей. Ведь и Императорский аукцион тебе тоже даст гору кредитов, ты сможешь купить все, что захочешь, захочешь, выкупишь и их контракты, это вполне возможно, если конечно в нем будет соответствующий пункт. Зачем тебе нужны лишние неприятности? — не выдержала Кая.

— Брат, она права. Мы тут за эти две недели многое узнали. Не надо тебе ссориться с Императором.

— Крис, ты только что назвал меня Братом, так что, я должен бросить тебя и Мору?!

— Зачем бросать. Даже если ты не захочешь или не сможешь выкупить эти контракты, то и демон с ними. Двадцать пять лет не такой уж и большой срок, мы подождем.

— Вот-вот, прислушайся к умному человеку! Не ругайся с Империей, выстави зародыш на закрытом аукционе и уже через неделю тут будет представитель Императора. С ним ты сможешь решить все вопросы. Еще и в прибыли окажешься, и твои друзья станут свободными от любых обязательств, ну и… сделаешь отца вечным своим должником. Мы тут послушали, поспрашивали, экспедицию закрывают, как не оправдавшую надежд, финансирование прекращают. А если станет известно, что на этой планете обнаружены ДВА зародыша, то эта экспедиция станет постоянной! Ну продашь ты этот зародыш на открытом аукционе, получишь на пару сотен тысяч больше, а дальше? Полковник, он сотрудник СБ, рапорт в любом случае напишет, в столичной Системе кто-то его прочтет и обидится на тебя лично, сотня тысяч кредитов это тьфу, Империя выкупит контракты твоих друзей и все, ты их потеряешь навсегда. Своими поступками ты только сделаешь хуже для всех. — с надрывом включилась Лея в процесс моего «убеждения».

— Лея, один вопрос, сколько стоит космический корабль с возможностью путешествовать меж звезд?

— Смотря какой, от миллиона, до сотни миллионов.

— Ладно, убедили. Пусть аукцион будет закрытым. Ставь начальную стоимость в десять миллионов и срок торгов десять дней. А вот папаше своему, инфу всё же сбрось, пусть помучается.

— Уже. Он будет через пять минут. По станции объявлена тревога и она закрыта для посторонних. Полковник на меня уже тонны матов выгрузил. — смеется Лея.

— Ага, и лот уже заблокирован имперской СБ, теперь полковник никак не пляшет. Теперь надо сидеть и ждать представителя Императора. — добавила Кая.

Как Лея и говорила, минут через пять в помещение влетел запыхавшийся папаша девушек. А еще через пару минут появился и полковник. Пока медик пытался отдышаться и успокоиться, СБшник бросив на девушек злобный взгляд протянул мне руку и почти приказным тоном распорядился:

— Зародыш, мне, быстро.

— Это с какого такого перепугу?

— Я полковник СБ, ты обязан мне подчиняться!

— А я Пуп земли и Центр Вселенной и вообще, мне, наверное, зазорно в одном помещении с тобой находиться, я-то как-никак королевского рода, даже можно сказать императорского, — вспомнил я свою несостоявшуюся женитьбу, — а ты быдло, грязь из-под ногтей. Так что завянь и не порти воздух.

— Но у меня приказ!

— Твои проблемы, полковник. Имущество мое, и оно у меня останется.

— А если я применю силу?

— Попробуй, если жить надоело.

Тут уже и медик в себя пришёл.

— Алекс, что случилось? Ты же нам доверял!

— Да, доверял, пока кое-кто не решил достать меня и отомстить, используя моих друзей. Вы оба решили нажиться на мне, позарились на несчастную сотню тысяч! Так что, сами виноваты. Мне с вами говорить не о чем.

Пока я разговаривал с медиком, злой полковник крутил в руках остатки колечка и сережки, до этого сиротливо валяющиеся на одном из столов. А потом неожиданно произнес:

— Алекс, я знаю кто может купить у тебя вторую сережку, причем даже дороже чем Империя.

— Стирал, ты о чем? — первым прореагировал медик.

— Я о том, Тариг, что колечко-то было женское. Сложи два плюс два, есть колечко, есть сережка, значит должна быть и вторая сережка. Иначе не было бы кольца. Я прав, Алекс?

— А какое это имеет значение?

— Корпорация «Нейроструктуры» с огромным удовольствием приобретет зародыш нейросети Ушедших. Они как раз работают над чем-то подобным, но, насколько я знаю, где-то, в чем-то застряли. За возможность досконально изучить вполне работающую нейросеть они дорого заплатят.

— Нет, это мой «золотой запас». — вот только сейчас я понял, насколько я лажанулся с этими зародышами. Даже продай я и вторую, лежащую у меня в кармане нейросеть, все равно никто не поверит, что больше у меня нет, и ведь будет прав. Не надо было светиться, да только теперь уже поздно. А ведь была у меня мысль подарить сестрам по серьге, так и надо было сделать, а потом тихонько выкупить контракты джингарцев, думаю, Тариг мне бы, после таких подарков, не отказал в подобной мелочи. А теперь придется как-то выкручиваться.

— Ну, смысл твоего выражения я понял, только иметь, как сказал, «золотой запас» на счете в банке надежнее и безопаснее, чем иметь его в таком вот виде.

— Вот поэтому и «нет».

— Не пояснишь?

— Поясню. Предположим я согласился и продал второй зародыш этой вашей корпорации. И что дальше? Кто поверит, что там, где было три, нет и четвертой, пятой и десятой?

— Ну, в чем-то ты может быть и прав. Не поделишься, откуда они у тебя?

— Трофей. — буркнул я. — Контрибуция с желающих полакомиться телом девушек.

— Знатные трофеи. Насколько я понимаю, они сняты «с тела»? Искать следы появления здесь зародышей бесполезно?

— Вы правильно все понимаете, полковник. Хотя никто вам в ваших поисках препятствовать не будет. Разве что «аборигены», но тут уж как повезет.

— Тариг очень интересно описал ваш меч, не позволите взглянуть?

— Убейте и смотрите сколько угодно. Это семейное оружие, этой реликвии уже несколько сот лет.

— И с ней конечно же связано много легенд и преданий?

— А как вы догадались?

— Ладно, сдаюсь, сам виноват, совсем не так надо было начинать наш разговор. Привычка, знаете-ли. Может быть начнем с самого начала?

— Ну, давайте попробуем.

— Насколько я понимаю, ваша нейросеть еще не активировалась, я сброшу на нейросеть вашему другу небольшой документик, а он пусть озвучит его вам. Готово.

— Крикс, что там?

— Распоряжение от Начальника Личной Его Императорского Величества Службы Безопасности. «Принять все меры для сохранения и безопасности зародыша нейросети Ушедших. Владельца изолировать, подготовить аппаратуру для ментосканирования. Станцию изолировать, всех имеющих продолжительные контакты с владельцем, изолировать. Ожидать прибытия маневренной группы Флота, предварительное время ожидания шесть дней».

— Алекс, теперь вы понимаете, что вам все же придется отдать мне зародыш?

— Это с какой такой стати?

— Что-то в том, что мне сказал Крикс, нет ни слова об изъятии у меня этого вашего зародыша. Так что, полковник, «мимо денег», да и приказ этот отдан вам, а не мне. Я как был аборигеном, так им и остался. Захочу, уйду и вы меня не остановите.

— Вы не знаете наших возможностей. Вся армия вашего императора не смогла проникнуть под защитный купол.

— Армия не смогла, но я-то уже здесь! Так что, это ваш косяк, полковник. Что мне стоит устроить здесь маленькую резню?

— Ну, разве что маленькую. Ладно, но с изоляцией-то вы спорить не будете?

— Буду. Не люблю одиночества, даже кратковременного.

— Чтобы избежать эксцессов, есть один вариант, я выполню приказ, но изолирую вас всех вместе, как вы на это смотрите?

Что-то я во всей этой кутерьме не понимаю. Полковник, который по идее должен давить, пытается договориться. Или он знает что-то, чего не знаю я, или он просто пытается оттянуть время. Соглашаться с его предложением, это значит полностью лишить себя возможности маневра, а отказаться, значит подвергнуть и себя и друзей попытке силового захвата, остаться безоружным, а свой «багаж», отдать на «поток и разграбление». Нужен компромисс. Но тут полковник сам подал мне идею.

— Алекс, мы можем временно изолировать часть гостевого сектора медсекции. Речи о тюрьме или полном ограничении свободы не идет, а персоналу просто сообщим правду, точнее часть правды, что у одного из прибывших обнаружен неизвестный паразит и медики его исследуют, этим и объясняется карантин.

— Хорошо. Значит шесть дней? Потерплю.

— Требовать сдать оружие, я так понимаю, бессмысленно?

— Вы все правильно понимаете, полковник.

— Ну, попробовать-то стоило. Раз уж мы все решили, то, наверное, не стоит задерживаться и вам надо будет пройти в свои комнаты.

— Полковник, нам будет необходим доступ к медоборудованию. Я не собираюсь упускать момент и не проконтролировать процесс роста и развертывания нейросети Ушедших. — выставил свои условия Тариг.

— Тариг, дружище, а вот у тебя тоже не будет доступа к нашему гостю, так что, извини.

— Не будет у отца, зато будет у нас. Или из всех здесь присутствующих кто-то больше чем мы общался с ним? — ехидно заметила Лея. — Так что, диагност, медкапсула, склады медпрепаратов и пара меддроидов должны быть в пределах нашего доступа.

— Да, здесь не поспоришь. Придется немного расширить область карантина. Ну да ладно, в конце концов это всего на неделю, перебьемся. Правда возникает вопрос, а наш «друг», он не будет против ваших исследований?

— Ничего, мы на него найдем управу. — весело ответила Кая и как-то загадочно посмотрела на Мору. — Да, кстати, папа, нам нужны Базы по медицине, я думаю, что третьего ранга пока будет достаточно. Запиши на мой счет. И еще, наши гости еще мало освоились в наших реалиях, так что я думаю, что кое-какой запас местных продуктов тоже будет необходим. Я видела, как морщится Крикс, когда есть пищу из синтезатора. — после этих слов девушки и у меня в животе что-то злобно заурчало, что вызвало непроизвольные улыбки у всех присутствующих.

Вот так вот я опять и оказался отрезанным от всего мира. Сколько раз уже зарекался не встревать куда попало, так нет же, захотелось видите-ли мне снова оказаться в космосе, посмотреть на звезды, так сказать, вблизи, ощутить эмоции при движении в гиперпространстве, захотелось нейросеть себе в башку. А результат? Опять я в оппозиции к целой межзвездной Империи. И что теперь делать? А ведь была идея захватить одного из «черных», да расспросить его, с пристрастием, а там глядишь и нарисовалась бы возможность вырваться с планеты. Так нет, начал играть в рыцаря без страха и упрека. Спаситель принцесс, твою мать! Вот и сижу уже третий день в одной комнате с Криксом. Почему в одной комнате? Так сам напросился. Когда после разговора с полковником и отцом девушек мы разошлись по предоставленным нам комнатам, я пошел с Криксом. Он, наверное, думал, что я хочу просто забрать свои вещи, но нет…

— Крикс, ты не будешь против если и я здесь останусь? — начал я разговор.

— Нет, ради Богов, если тебе здесь больше нравится, то пожалуйста. Я только вещи свои соберу.

— Крикс, ты не понял! Ты не будешь против разделить со мной эту комнату? — что-то я, наверное, опять не то сморозил, то-то джингарец на меня так удивленно смотрит и мнется. — Понимаешь, есть у меня определенные опасения, что не дадут мне ночью покоя, будут тут всякие разные в гости ходить. А я ведь не железный, я ведь и поддаться могу. Сам потом обижаться станешь. — а вот теперь до него наконец-то дошло, ишь, разулыбался.

— Алекс, какие вопросы, оставайся! Вот только боюсь, что кое-кто может меня очень попросить, пойти куда-нибудь ночью прогуляться, так я и не знаю, что даже и отвечать. — и ржет как лошадь, гад.

— Больным прикинься.

В общем три дня с трудом, но прожили, с девушками встречаемся только в кают-компании, да еще когда они меня выдергивают на какие-то осмотры. Мора ходит надувшись, Крикс с девчонками над ней подтрунивают, да мне косточки перемывают. Весело им, понимаешь. Лучше бы Базы учили, хотя насколько я знаю, Мора-то как раз и учит, Медицину и вполне себе успешно, а вот Крикс отлынивает, изучил общие Базы по Содружеству, по Империи Авалон и по истории как Империи, так и всего Содружества и на этом успокоился, правда из тренажёров практически не вылезает. Я раз посмотрел, чем он там занимается, ну кто бы сомневался, рукопашкой, хотя подозреваю, что бьют его там нещадно, попытался подсказать ему изучить какую-нибудь Базу по боям без оружия, так он только отмахнулся, дескать, детство это все, во сне драться не научишься, ну, в чем-то он и прав. А вот у меня голяк. Лея утверждает, что сетка развернулась, куда надо проросла, все необходимые связи сформировались, а толку нет, молчит зараза и никак себя не проявляет. Я уже начал даже подумывать установить себе и простую нейросеть, получу вот деньги и выберу себе что получше. В общем первые три дня и две ночи для меня прошли нешатко-невалко, все чем-то были заняты, только я склонялся по территории медсекции как «не пришей кобыле хвост» и потерял всякую надежду на эту «легендарную» нейросеть Ушедших. А вот на третью ночь, начались сюрпризы. Во-первых, посреди ночи меня разбудил какой-то колокольный звон, прямо под ухом. Сколько бы я не накрывал голову одеялом или подушкой, звон тише не становился, а наоборот, звучал все громче и громче. Я бы, наверное, так и промучился до самого утра, если бы в какой-то миг не сообразил, что звон-то раздается у меня в голове, вот тогда я окончательно и проснулся. Сон слетел с меня моментально, так и хотелось заорать как Матроскин, «Ура, заработало!». Стоило мне сосредоточиться на этом звоне, как он пропал, а перед глазами появилась такой долгожданный виртуальный экран, посреди которого пульсировала какая-то иконка. Не раздумывая я сразу на нее «нажал» … и получил эмоциональный шок.

«Предварительная стадия: определение вида разумного, совместимости тканей, анализ менто-интеллектуальных возможностей — Выполнено. Процесс запущен, соответствие восемьдесят шесть процентов. Первая стадия: установка и развертывание интеллектуально-аналитического модуля — Успешно. Вторая стадия: установка и развертывание менто-технического модуля — Успешно.

Третья стадия: слияние и согласование интеллектуально-аналитического и менто-технического модуля — Не выполнено. Требуется подтверждение носителя. Выполнить. Да/Нет». Не задумываюсь жму «Да». Появляется новая надпись: «Процесс слияния и согласования запущен. Предварительное время выполнения операции два часа. Рекомендуется принять горизонтальное положение, возможны кратковременные отключения сознания». Моментально падаю на койку и замираю по стойке смирно. Процесс пошел! Сколько раз меня за эти два часа «выключали», а потом «включали», я не знаю, сбился со счета где-то на третьем десятке, просто не всегда мог понять, это обещанная кратковременная потеря сознание или нет. Наконец дождался новой надписи: «Слияние и согласование интеллектуально-аналитического и менто-технического модулей завершено. Статус — Успешно. Четвертая стадия: определение наличия технологического модуля. Успешно. Требуется установить тактильный контакт с технологическим модулем». Не понял, какой ещё тактильный контакт, мне что пальцы себе в голову засовывать, где его искать-то, этот «технологический модуль»?! как будто подслушав, а может и на самом деле, подслушав, мои панические мысли, в голове появилось изображение комнаты, в которой я нахожусь, а на столе, подсвеченный зеленым цветом предмет. Как сомнамбула иду к столу и тупо смотрю на свой меч, тот самый, которым так сильно хотели завладеть аграфы моего Мира. А ведь именно этот меч в свое время обработал нанокомплекс моего корабля, я помнится тогда выбрал функцию полной замены. Ложу руку на меч и меня пронзает самая натуральная молния, а в голове появляется новая надпись: «Подпространственная связь с технологическим модулем установлена. Резервная колония создана. Установка трехкомпонентного нейрокомплекса успешно завершена». И на периферии моего зрения появляется небольшой значок, чем-то напоминающий знак «радиационная опасность», тоже круг и тоже разделен на шесть частей, только в моем случае три белых и три золотистых. Мысленно давлю на этот значок. Появляется очередная надпись: «Выбрать способ общения: Вербальный/Невербальный». Выбирая «Вербальный». Новая надпись: «Мыслесвязь/Речь/По ситуации». Выбрал «По ситуации». Думал все, оказывается, что нет. Новая надпись: «Функция самообучения: Да/Нет». Подумал и выбрал «Да». И так три часа подряд, на улице уже было светло, а у меня раскалывалась голова от этих всевозможных настроек. И если кое-какие были мне знакомы, или смутно понятны, то что скажите на милость может означать такой запрос: «Отключение чувственно-эмоционального блока носителя. Да/Нет»? Эта инопланетная херня в моей голове, что, хочет отключить мои чувства, мои эмоции?! Само-собой выбрал «Нет». А запрос на подключение «индивидуально-интеллектуального блока нейрокомплекса», типа «не хотите-ли заполучить себе в голову еще одну личность»? Я что, полный идиот?! В общем к тому моменту когда наконец-то появилась надпись: «Пользовательские настройки нейрокомплекса зафиксированы. Примите горизонтальное положение для перезапуска нейрокомплекса, возможна кратковременная потеря сознания», я уже «кипел, шипел и пузырился», но все же как подрубленный рухнул на кровать, во избежание, так сказать. Через десять минут, после полученного сообщения, что «интеллектуально-аналитический модуль готов к работе» я еле сполз с койки и с трудом удерживаясь на ногах кое-как проковылял в санблок, где минут двадцать отмокал под прохладным душем, постепенно приходя в себя. Только после душа я с ужасом понял, что это еще не все, ведь не было сообщения что «нейрокомплекс готов к работе», а только один его модуль. Я стал ждать приговора, о необходимости настройки и «менто-технического модуля» и мои ожидания оправдались, правда кто-то решил меня пощадить, появившееся сообщение меня, честно скажу порадовало. «Менто-технический модуль запущен по протоколу „Экстра“ в урезанном варианте. Активировать протокол „Экстра“ в максимальном расширении? Да/Нет». «Протокол „Экстра“», что-то знакомое, где-то я это уже слышал… Ба, да это же активация Импланта Подданного! Это что же получается, моя новая нейросеть опознала имплант из другой реальности как один из своих модулей!? Конечно же, «Да»! слава всем Богам и Демонам, на этот раз все обошлось без отключения сознания, просто появилась надпись: «менто-технический модуль переведен в режим работы по протоколу „Экстра“ без ограничений». С некоторой опаской я ожидал начала диалога по настройке «технологического модуля», но только получил уведомление, что вышеозначенный модуль «перешёл под управление Интеллектуально-аналитического модуля». Фух, прям гора с плеч свалилась. Неужели все? А вот хрен вам по всей морде! Оказывается, еще не все, правда появившееся сообщение выглядело довольно безобидно: «Для задействования функции контроля за состоянием здоровья носителю необходимо посетить медицинскую капсулу не ниже второго ранга». Интересно, а здешние медкапсулы к какому рангу по классификации этих самых Ушедших относятся? Вздохнув я отправился к Лее.

Девушка, выяснив, что мне нужно, слегка растерялась. Нет, она прекрасно знает к какому поколению относится имеющееся на станции медоборудование, но вот как оно соотносится с градацией Ушедших ей неизвестно, да скорее всего и никому неизвестно. Но делать нечего, искать медкапсулу Ушедших, это то же самое что искать природный брильянт, оправленный в стопроцентную платину, теоретически возможно все, а вот практически… Короче, я решил рискнуть, тем более, что мне прекрасно известно об этой функции нейросетей, так что, игра стоит свеч. И вот, я опять лежу голый на ложе медкапсулы, рядом с которой стоит Крикс, чуть вдалеке Мора с Каей, Лея колдует с настройками. Крышка капсулы закрывается, а я проваливаюсь в сон.

А ведь похоже, что это входит у меня уже в привычку, ну просыпаться в медкапсуле и видеть изумленные и испуганные взгляды Леи с Каей, заплаканные, но счастливые Моры и Насупленное выражение лица у Крикса. Ну и еще кого-то левого рядом с ними.

— Твою же мать! Ну что опять случилось?! Жил, тихо мирно, никого не трогал, а тут стоит прилечь поспать, так сразу все в ужасе. Кая, рассказывай, ты вроде как уже пришла в себя, что вы тут опять учудили? — выдал я, спеша одеться как можно скорей, а то трясти своими телесами сразу перед тремя особями женского пола, как-то не комильфо.

— Ничего не случилось, Алекс, все в норме, все так, как и должно было быть. Просто ваши друзья немного не в курсе некоторых особенностей вашей нейросети. Да, я кажется забыл представиться. Майор Личной Службы Безопасности Его Императорского Величества, Карг Зор. А вы, я так понимаю, Алекс, местный житель и владелец одного очень интересного артефакта, а как мне тут уже успели шепнуть, не одного. — заговорил незнакомец. А ничего так дядька, по крайней мере, на вид. Спокойный, не дергается, не орет «немедленно отдай» и тому подобное. Похоже нам с ним вполне удастся договориться, без нервов.

— Да я Алекс. А вы значит тот, кого мы все тут ждали, находясь под замком. Быстро вы, вроде как грозились через шесть дней, а прошло всего три… или больше?

— Четырнадцать, Алекс, четырнадцать дней вы провели в медкапсуле. Правда теперь мне придется еще и эту медкапсулу с собой забирать, за что вам отдельное спасибо.

— Ну, «спасибо», это слишком много, я, вот деньгами я бы взял.

— Вот именно этот вопрос я и прилетел сюда обсудить. Император умеет ценить людей и их поступки.

— Не сомневаюсь.

— Так вы готовы к разговору?

— Нет, не готов. Сейчас я готов сожрать маста, причем целиком и сырым.

— Да-да, конечно, прошу прощение, за некую торопливость. Я подожду, дольше ждал. — улыбаясь заявил майор. А что, молодец, майор, все так вежливо, пристойно и совсем неподобострастно. Мол, я тебя уважаю, но и сам себя не на помойке нашел, чел ты конечно, в настоящий момент нужный, но не более.

— Ну что встали, кормите меня и побыстрее, пока я вас не сожрал! — это уже я девушкам. — Крикс, компанию составишь? Заодно и расскажешь, что тут произошло и чего это простой процесс диагностики затянулся на полторы декады.

— Да, конечно, пойдем в столовую, там и поедим, и поговорим.

В столовой, куда я прилетел на крыльях любви к бифштексу, Крикс рассказал мне занимательную историю. После того как я разделся и забрался в медкапсулу, сначала ничего не происходило, капсула работала по стандартной программе, минут сорок, а потом с ней начали происходить странные метаморфозы. Обычно прозрачная крышка вдруг стала матовой, как будто внутри медкапсулы поднялся очень плотный туман, картриджи начали пустеть с ужасающей быстротой, а сама капсула «поплыла». Ее ИскИн перестал отвечать на любые вызовы, только транслировал одно и тоже: «В доступе отказано». Лея попробовала ограничить подачу новых картриджей с расходниками, но через пару часов заработала сигнализация, сообщающая, что пациент находится в критическом состоянии, тогда ИскИн медсекции своим решением закрепил за моей капсулой меддроида, который вышел из подчинения Леи и начал замену и установку новых картриджей, причем самое интересное, что ставил он новые картриджи только по ему одному известной схеме. Таким вот Макаром Лея и Кая, а потом и их отец провоевали с медкапсулой и сошедшим с ума ИскИном медсектора трое суток. А потом прилетел корабль с майором. Который немедленно потребовал встречи с владельцем зародыша нейросети Ушедших. Лея приняла весь удар на себя и сообщила ему, что встреча в данное время невозможна, так как я нахожусь в медкапсуле, а она вытворяет черте-что. Как рассказывала, присоединившаяся к нам, девушка, она была готова, что незамедлительно последуют какие-то санкции, но к ее, да и ко всеобщему, кто был в курсе происходящего, удивлению, майор приказал не вмешиваться в работу ИскИна медсекции и медкапсулы и стал терпеливо дожидаться результатов, он только отослал какую-то странную гиперграмму в столицу и все. Еще через восемь дней на планету прибыли какие-то молчаливые, но до приторности вежливые люди, общим числом пять человек, как потом выяснилось, следователи Императорской СБ, они провели беседы со всеми, кто участвовал в процессе моей «диагностике» и сделали им предложения, от которых ни один разумный, в здравом уме, не отказывается. В общем, и Лея, и Кая, и Мора, отправляются в столичную Систему, там они будут работать в специализированном институте по своим основным специальностям. Море заменят нейросеть, в распоряжении девушек будут любые Базы, и при том, что бесплатно. Крикс поступает на службу в ИСБ, с ним то же самое, новая нейросеть, куча самых лучших Баз и прекрасное денежное довольствие. Само-собой, что все, так называемые, долги им прощаются, более того, они получат достаточно солидные «подъемные». Крикс немного помялся, но сообщил, что они решили принять предложение Империи, они даже уже и гражданство успели принять, так что, похоже, что наши пути-дороги расходятся. А вот со мной не все так однозначно. Лея говорит, что мне не смогла помочь даже нейросеть Ушедших, нет, развитие неизвестного паразита в моем организме она остановила, но не более. Так что, может быть жить я и буду, но чем все закончится и главное, когда, никто сказать не может. Так что, тут я пролетаю мимо денег, связываться с, теоретически обреченным, разумным, никто не хочет. Я слегка заволновался, но мне сообщили, что Империя готова выкупить у меня зародыш нейросети за восемнадцать миллионов кредитов, а мой меч, еще за три, несмотря ни на что. На мой завуалированный вопрос, известно ли майору о еще одном зародыше, все и в голос ответили, что нет, потому как, на самом деле, восемнадцать миллионов, это немного не та цена, на которую я могу рассчитывать. И мне надо немного поторговаться. Ну что же, значит поторгуемся, вот только о мече речь не идет, его я не продам в любом случае. В общем. Не знаю, правильно я понял все мне сказанное или нет, но меня списали. Дают достаточно приличную сумму, чтобы, так сказать, я успел насладиться жизнью перед смертью, но никаких долговременных планов в отношении меня не строят. Что же, это просто замечательно! Да, кстати, очень скоро на орбите планеты, рядом с Орбитальной Станцией, будет развернута Боевая Станция, а сама Система объявляется на карантине и свободный доступ в нее будет закрыт. Экспедиция переводится на постоянную основу, а ее финансирование увеличивается почти вдвое. Короче, все счастливы, довольны, поют «Аллилуйя» и оплакивают меня, грешного. Получается, что я опять остаюсь один, совсем один. Жаль конечно, что Крикс тоже меня покидает, привык я к нему, надежный как скала, не предаст, не продаст и спину если что прикроет, но и понять я его могу. Ведь не даром они с Морой шли в такую даль, целенаправленно желая добраться до «Железного Дома», были у них видать какие-то свои планы, тем более, что девушка ни много, ни мало, а дочь какого-то вождя или короля, кто там у них. Так что, не буду им мешать. А вот с майором разговор мне предстоит долгий и тяжелый, я еще по тому, предыдущему Содружеству понял, что деньги — это не есть предел мечтаний и брать надо «натурой», а то может так получиться, что вроде и креды есть, а то, что тебе надо на них хрен купишь.

Глава 5

К любому серьёзному разговору надо хорошенько подготовиться, это я еще на Земле усвоил крепко. Поэтому, пусть со стороны мое поведение будет выглядеть невежливым, может даже вызывающим, но ни сегодня, ни, скорее всего, завтра никакой беседы и торга с майором у нас не будет. Мне нужна информация и чем больше, тем лучше. Так что из-за стола я отправился на ее поиски. Первой жертвой я выбрал Крикса, ведь несколько, пусть и низкоранговых Баз он уже усвоил, причем именно общих, обзорных так сказать.

К сожалению, почти трехчасовой «допрос» джингарца мне практически ничего не дал. Единственное, что я для себя смог уяснить, что Содружество, образование сравнительно молодое, как, впрочем, и Империя Авалон, и им нет еще и тысячи лет. И то, и другое образовалось на развалинах некогда существовавшей огромной Империи, которая рухнула, тут я немного запутался, то ли в результате каких-то внутренних причин, то ли в результате войны с внешними врагами, а может на ее распад повлияло все до кучи, плюс еще сотни всяких разных причин. На мои осторожные вопросы об Ушедших, аграфах, джоре и других, известным мне по предыдущим приключениям, расах, Крикс ничего толком ответить так и не смог. Вроде было что-то, но что, кто и где, он не знает. В общем, хотя кое-что я и узнал, но только самый минимум, примерно на том же уровне, что рассказывают детям в земных детских садах о жизни, разве что без зайчиков и лисичек. Я отчетливо видел, нет не так, я знал, что Крикс хочет мне помочь, от всей души, но не может. Пришлось закругляться с разговорами и искать себе более информированную жертву. Наилучшим вариантом, конечно был-бы полковник, вот только никакой возможности переговорить с ним у меня не было, карантин, тудыт его в коромысло. Единственными доступными мне источниками информации остались девушки. Так что, они и составили мне компанию на следующие несколько часов. Тут «улов» оказался немного побольше, но меня поразила однобокость их знаний. О медицине и медтехнике они могли разговаривать часами, а как только речь заходила о государственном устройстве Империи, юриспруденции, праве, торговле, финансах, космических полетах, технике, всё, если не полный ступор, то только общие данные, мало чем отличающиеся от информации Крикса и жалобы на отсутствие Имперской Сети на планете. Но все же, кое-что мне выяснить удалось. По крайней мере, относительно медицины и медоборудования. Все чем сейчас пользуются медики Империи досталось им в наследство от рухнувшей тысячу лет назад Великой Империи, за тысячу лет ничего нового не появилось, наоборот, многие технологии оказались утеряны, а общий уровень техники, медицинской, откатился на два-три поколения назад. Более совершенное оборудование есть, а вот знаний для ее использования, нет. И насколько я понял, так дела обстоят не только медициной, но и со всем. вот тут-то мне Лея и выдала, оказывается после того, как я «полежал» в последний раз в медкапсуле, она заметно изменилась, расширился функционал, она стала более… производительной, что-ли и если судить по ее восторгам, то вплотную приблизилась по своим показателям к самым лучшим образцам рухнувшей Империи, но при этом не изменила своих требований к работающим с ней медикам. Именно поэтому прилетевший майор так и вцепился в нее. В общем, кое-что я узнал, но мало, очень мало. После того как девушки ушли, я погрузился в меланхолию. Как всегда, нехватка информации ставит крест на наших планах. Да и майор постоянно поторапливает. Его-то я как раз понять могу, ведь он уже должен был вернуться, а приходиться сидеть на «дикой» планете, в ожидании, когда очередной дикарь соизволит с ним пообщаться. Делать нечего, придется играть в слепую. Вот, опять меня кто-то вызывает по внутренней связи, над дверью помигивает красный огонек. Надо отвечать.

— Да?

— Алекс, ты освободился? Мы можем побеседовать по нашему вопросу? — помяни черта, и он тут как тут.

— Да, майор, освободился, можете приходить.

— Буду через пару минут. — и ведь даже не скрывает своей заинтересованности, понимает, что деваться мне некуда и никуда я не денусь.

В ожидании СБшника, заказал по линии доставки пару бутылок вина и кое-какую закусь, хоть торговаться будет веселей и не так горько.

Прошло почти полчаса, а майор так еще и не появился, странно это. Я уже добивал первую бутылку, когда, на конец. Раздался стук в дверь.

— Открыто, заходи!

— Прошу прощения за задержку, Алекс, срочный вызов на связь, никак нельзя было отложить.

— Да ладно, майор. Садись, присоединяйся, а то пьянствовать в одиночку, как-то на алкоголизм смахивает.

— А что обмываем-то?

— Не обмываем, а заливаем. Крушение несбывшихся надежд, заливаем.

— А, ну да. Рассказали мне уже о твоей проблеме. Где же ты эту гадость-то подцепил?

— да есть у меня подозрения… Года три назад я в болото провалился, а там эти мерзкие пиявки… вот, наверное, от одной из них и подцепил. — самозабвенно начал я врать.

— Зародыши, их тоже в том болоте нашел?

— Нет, трофей это. В ближайшем городишке, какой-то дворянчик решил, что он выше гор и круче яиц, полез к Кае. Ну я его и укоротил, маленько. Вот он, чтобы на встречу с предками раньше времени не отправиться и откупился.

— Имени того дворянчика не знаешь?

— Да я имен не спрашивал.

— Так он, что не один был?

— Да почитай с десяток там таких… «жаждущих», было. Тех, кто потом поделился, неправедно нажитым. Первых-то мы с Криксом просто на голову короче делали, да в нужник спускали. Зря, наверное…

— Наверное. Ну что, поговорим о наших делах? Тебе ведь уже озвучили предложение Империи?

— Ага. Сразу говорю… про меч можете забыть, родовая реликвия, ему лет больше чем вашей Империи.

— Это да, ты даже не представляешь на сколько… больше. Если такие вот зародыши нейросетей еще кое-где встречаются, то о твоем мече только сказки да легенды и сохранились, даже изображений и то нет.

— Ну, а я о чем… родовая реликвия, от отца к сыну, из поколения к поколению. Так что, не отдам.

— Алекс, ты же хочешь в нашу Империю? Ну и зачем тебе лишние неприятности, что с ним делать будешь? На стенку дома повесишь? У нас в Империи ношение оружия запрещено, ну, кое-что конечно можно, так на всякий случай, для самообороны, но твой клинок под эту категорию не подходит.

— А почему дома? Ты же, майор, мне кораблик подаришь, небольшой, но хороший, вот в нем и повешу, а на стену, или на пояс, это уже посмотрим.

— Какой кораблик?!

— Я же говорю, хороший. Чтобы не страшно было к демону в задницу на нем залезть, чтобы мог и куснуть, и сбежать, при необходимости.

— Да, Алекс, удивил так удивил. А где же ты команду-то возьмёшь, в одиночку управлять кораблём практически невозможно, даже для самого маленького нужно как минимум десять человек?

— А зачем так много?

— Ну вот смотри. Капитан, это раз, пилот, это два, инженер, техник, связист, оператор защитных систем, если летать в «диких» и малоизученных секторах, то еще и оружейник, карго, тоже нужен, само-собой медик, даже два, врач и медтехник, нужен погонщик дроидов, и боевых и грузчиков, хотя с последними может и карго справиться. Итого имеем экипаж из одиннадцати человек, но тогда им придется работать круглосуточно, без перерывов и выходных, а я ведь еще не упомянул про навигатора, кибернетика и еще добрый десяток специалистов! Так где ты возьмешь столько народа? Чем им всем будешь платить?

— Майор, ты меня за дурака-то не держи! Я может быть по вашим меркам и «дикий», но тоже кое-что соображаю и о ваших умных машинах знаю. Так что, всю эту толпу можно смело делить на два, а то и на три. В итоге остается четыре-пять человек. Которых тоже можно заменить одним, достаточно хорошо подготовленным. Мне тут все в один голос твердят, что с моими мозгами я учиться буду быстро и легко, так что, вполне осилю. Ну а компаньона, или двух я себе найду. Вон сколько народа под вашими стенами собралось. Деньги, конечно вопрос тяжелый, но ведь что-то у меня будет, на первое время вполне должно хватить, а потом посмотрим.

— Алекс, освоить несколько специальностей ты конечно сможешь, вот только времени это у тебя займет… годы, если не десятилетия. Хотя, тут ты прав, я забыл что за нейросеть у тебя стоит, тут все несколько иначе. Понимаешь, наши нейросети… они очень узко специализированные, так сказать заточены под что-то одно, вторая специальность идет очень тяжело и долго, у тебя таких ограничений нет. Но все равно, дело упирается в Базы, точнее в их стоимость.

— Ну вот мы и подошли к самому интересному. Значит насчет корабля особых возражений нет? Теперь давай поторгуемся. Мне сказали, что та жемчужина, за которой ты прилетел, может стоить до пятидесяти миллионов, этих ваших кредитов. Так?

— Ну, тут тебя немного ввели в заблуждение. Меньше, намного меньше.

— Не знаю, не знаю. Мне уже поступило предложение продать жемчужину в какую-то корпорацию «Нейроструктуры» и сумма вполне сопоставима с озвученной мной.

— И кто же это такой прыткий?

— Да вот, есть люди в наших, точнее, в ваших селениях.

— Эх, поймать бы этих «людей», да язык им вырвать, по самые ноги. Чтобы не трепали им где не попадя! Ладно, пятьдесят миллионов тебе никто не даст. Тридцать-тридцать два, это максимум. А «Нейроструктуры», ну, во-первых, эта корпорация не наша, даже не человеческая, хотя и должен признать, что очень полезная и в нашем пространстве очень активная. Во-вторых, сам по себе зародыш нейросети Ушедших для них не столь полезен и важен, им нужен будешь ты, как носитель, так что, столь большая сумма, это скорее наживка, на которую пытаются поймать именно тебя, сам зародыш, тут идет приятным бонусом. Очень приятным. Ты понимаешь, о чем я говорю? Ты с нейросетью и зародыш, стоите пятидесяти миллионов, а вот зародыш отдельно, нет. Так как, ты готов продать самого себя?

— Вона, оно как! Майор, а ты не врешь?

— А смысл? У нас есть люди с уже установленной такой же нейросетью, они и будут работать с твоим зародышем. Привлекать тебя к этой работе, ты уж извини, но нет никакого смысла. Ты до их уровня все равно не сможешь подняться, нет у тебя на это времени. Я видел данные твоей диагностики…максимум пять лет, этот срок тебе дают наши медики. Так что, нам, лично ты, совсем не интересен. Слишком большие затраты, а реального выхода, практически ноль. Корпорантам другое дело, им не нужен специалист, им нужен подопытный. Так что?

— Что решим с кораблем?

— Я сейчас не могу тебе ответить на этот вопрос. Хотя, в принципе, вопрос вполне решаемый. Списанных и устаревших кораблей у нас хватает. Но тебе все равно, на все денег не хватит. Ты уж извини.

— Ладно, раз пошла такая пьянка, ты мне вот что расскажи, майор, Лея, Мора и Кая, с ними что будет?

— А что с ними будет. Девушки они молодые, интеллектом не обижены… Будут помогать нашим спецам в изучении твоего зародыша. Со временем станут высококлассными специалистами, может быть, со временем даже такую же нейросеть как у тебя получат.

— Хорошо. А Крикс?

— Крикс… это уникум! Он пойдет в мое подразделение. Немного подучится и офицерская должность ему обеспечена. Кстати, и с твоими знакомыми ему не придется расставаться. Я обеспечиваю безопасность исследований артефактов Ушедших.

— Ясно. Ладно, сколько мне не хватает? Ты же уже все подсчитал.

— Сам смотри. Корабль, предположим легкий крейсер, порядка двадцати пяти миллионов, но это практический «голый», с обвесом потянет на все сорок. Базы… берем четвертый ранг, не самый, конечно, лучший вариант, но по минимуму, еще порядка десяти миллионов, если брать по максимуму, то тут и в полста миллионов не вложишься. В общем, если за границы Империи не выходить, то в притык, с натяжкой, может и хватить. А если как ты выразился к «демону в задницу», то только на один полет и без возврата. А я ведь это еще все сопутствующее оборудование не считал, топливо, ремонт, запасы, набор команды, ее подготовка и обучение, время на изучение Баз и еще много чего…

— Легкий крейсер, это что?

— Корабль легкого класса, скажем так фрегат переросток. Быстрый, достаточно манёвренный, защита слабая, вооружение тоже, бронирования почитай ноль. Трюм, одни слезы. Экипаж, восемь человек, при условии, что ты сможешь заменить троих.

— А что-нибудь получше?

— Лучше? Средний или тяжелый крейсер, линейный тебе никто не продаст.

— Цены?

— Средний крейсер, без обвеса, порядка сорока миллионов, с обвесом до семидесяти, но это уже полностью подготовленный. Тяжелый… цены начинаются от семидесяти миллионов и до бесконечности, зависит от очень многих деталей, тут и двигатели, и способ бронирования, наличие малых кораблей, систем защиты и вооружения… в общем, на что твоей фантазии хватит, финансов, ну и знаний. Команда, от тридцати, до полутора сотен человек. Не каждая Системная Администрация может позволить себе содержать такой корабль. Знаешь, Алекс, был бы ты не один, то я мог бы предложить тебе один вариант, но денег тебе все равно не хватит.

— Что за вариант?

— Понимаешь, самую большую цену имеет сам корпус корабля, его производство очень тяжелый, длительный и дорогостоящий процесс. Раньше, во времена великой Империи, все обстояло несколько иначе, тогда корабли были намного дешевле…

— Почему?

— Великая Империя делала упор не на живучесть и мощь кораблей, а на их количество. Они собирали свои суда как конструктор, так называемая модульная конструкция. Лет семьсот назад от такой доктрины отказались, конечно ремонтопригодность модульных кораблей намного выше, чем у современных, но и живучесть у них намного меньше. Очень часто так случалось, что во время боя, при удачном попадании, такой корабль выходил из строя очень быстро, а наши корабли, их пока полностью не уничтожишь, они могут вести бой. Цельные корабли обладают намного большей степенью бронирования, а значит лучше защищены. Я конечно не инженер и не кораблестроитель, но согласись, всегда лучше чувствовать вокруг себя надежную, цельную броню, чем опасаться, что корабль может развалиться в любой момент.

Или я чего-то не понимаю, или кто-то решил просто хорошенько нажиться на постройке немодульных кораблей. Я ведь помню, что говорили в том Содружестве по этому поводу. Да и проигрывают цельные корабли по своим параметрам модульным. Модульный корабль можно после любого боя восстановить за пару месяцев, а цельный… тут уже сроки на года идут, да и затраты на такое восстановление на порядок выше. Вот и решил уточнить этот вопрос.

— Майор, а вам часто воевать приходится?

— Последнее время не очень, так, гоняем пиратов да чужих во Фронтире. А что?

— А как насчет ремонта кораблей? Долго, дорого?

— На ремонт того же легкого крейсера уходит порядка года, а по деньгам… иногда бывает новый построить дешевле. А что?

— Да так, ничего. Так какое у тебя было предложение?

— А, ну да. Так вот, кораблей Великой Империи в отстойниках скопилось огромное множество, их постепенно пускают в переработку. Все оборудование с них давно уже поснимали. Так вот, купить корпус такого корабля моно совсем недорого, миллионов за пять. Хорошая бригада техников, под командованием грамотного инженера, восстановит его за три-четыре месяца. Оборудование для такой посудины, обойдется еще миллионов в двадцать. Так что, заполучить средний крейсер за тридцать-тридцать пять миллионов, вполне реально. Летать будет, стрелять сможет, защита, какая-никакая есть. Трюмы, ну с этим все просто прекрасно.

— Значит тяжелый крейсер за тридцать пять миллионов?

— Да, но это по минимуму, а так, все равно, меньше чем в полтинник не уложишься.

— А что, майор, это твое предложение мне нравится. Если конечно мне дадут возможность выбрать корпус самому. Теперь насчет этих ваших Баз…

— А что с Базами?

— ну мне же их надо изучить, прежде чем выбирать себе корабль.

— Так я же и говорю, тебе все равно денег не хватит.

Я еще раз все обдумал, взвесил и со вздохом полез в карман.

— А если так? — на стол легла вторая сережка с «жемчужиной».

— Что, «если так», я же тебе говорю, тридцать-тридцать два миллиона.

— А, извини, не подумал. — и рядом с первой, легла вторая сережка. Мой тяжелый вздох, наверное, было слышно и на другом конце станции. — Как заметил полковник, колечко было женское, сережка, значит должна быть и вторая.

Подняв глаза на майора, я уперся в его изучающий взгляд.

— Это все?

— Все. — я опять тяжело вздохнул.

— Ну, по крайней мере теперь ясно, что это за «люди в наших селениях». Я-то был не в курсе, что тут целый набор, мне только сообщили, что на закрытый Императорский Аукцион кто-то выставил зародыш нейросети Ушедших. Диагностику проводили? Хотя, о чем это я. Ладно, понял, а вот с полковником придется разбираться, откуда это у него выходы на «Нейроструктуры». Шестьдесят пять миллионов за обе, тебя устроит?

— Да.

— Значит собирайся, завтра вылетаем на Орбитальную Станцию, а оттуда в Империю. Твои друзья летят с нами. Это, я так понимаю, ты пока оставишь у себя? — майор головой указал на зародыши нейросетей, почему-то он опасается к ним прикасаться.

— Конечно. Утром деньги, вечером стулья. Вечером деньги, утром стулья.

— Что, какие стулья?

— Не обращая внимания, майор. До завтра.

— Ладно, до завтра.

СБшник ушел, а я оставшись один начал есть себя поедом. Нет, я нисколько не жалею о принятом решении, обидно только, что развели меня как лоха. Это я прекрасно понимаю и осознаю. Хотя ничего иного от Государства я не ожидал, но все равно, как будто в нужник нырнул. Да и хрен с ним. Нейросеть у меня есть? Есть! Вторую установить смогу? Нет! Ну и зачем мне тогда эти зародыши. Даже мелькнула мысль продать и все оставшиеся, те что изображают из себя браслет, но вовремя остановился. А вот мысль об корпорации, что-то мне покоя не дает. Если майор сказал правду, а врать в данной ситуации ему нет никакого смысла, то от корпорантов стоит ждать сюрпризов и скорее всего неприятных. Я почему-то абсолютно уверен, что полковник с ними уже связался и все выложил, да и замечание майора, что они не совсем люди, тоже заставляет насторожиться. Ладно, будет день — будет пища. Сейчас интереснее другое. Если проводить параллели, то здешнее Содружество, заметно отличается от предыдущего, хотя, нет не так, здешнее Содружество находится на ступеньку ниже предыдущего, а может и две. Там, в том Мире Содружество образовалось на руинах Империи Джоре, здесь в принципе тоже, вот только старт у них разный. Здесь примерно, как если бы то Содружество вдруг все объединилось и рухнуло в одночасье, а там зарождению Содружества предшествовали Темные Века, из которых каждая раса выползала долго и муторно, здесь же все прошло без таких вот глобальных потрясений. Да, многое было утеряно, многое, но не все, поэтому и возрождение произошло быстрее и с меньшими затратами и потерями. Люди не потеряли исторической связи со своими предшественниками, Великая Империя для них не мифическая и люди ее населяющие совсем даже не Древние. Вопрос тогда, а кто такие Ушедшие? Ладно, и с этим со временем разберемся. А сейчас, спать, устал.

Проснулся я посреди ночи от дикой головной боли. В первый момент даже испугался, что местные медики правы и с моим Имплантом что-то не так, но потом увидал мигающую иконку входящего сообщения. Мысленно нажал на нее и немного успокоился. Сообщение гласило: «загрузка Базы по эксплуатации и настройке трехкомпонентного нейрокомплекса завершено успешно. Активировать? Да/Нет». Конечно же нажал «Да». И сразу же отрубился. В себя я пришел минут через сорок. Опять входящее сообщение. «База по эксплуатации и настройке трехкомпонентного нейрокомплекса успешно активирована. Приступить к настройке? Да/Нет». Что-то я не понял, я же вроде как все уже настроил? Открыл папку «Настройки» и успокоился. Девяносто процентов настроек я оказывается и на самом деле уже выполнил, теперь остались только, так сказать, «настройки продвинутого пользователя». Хотя и было этих настроек всего ничего, чуть больше десятка, но провозился я с ними почти до самого утра, ведь практически, чтобы поставить очередную галочку в пункте «да» или «нет», мне пришлось перелопачивать огромный массив информации, чтобы понять для чего та или иная функция нужна и вообще, нужна-ли. Итог моих ночных бдений заметно поднял мне настроение и теперь я смотрю в будущее с заметным оптимизмом. А все потому, что мне стала доступной база нанокомплекса и он находится под полным моим управлением все же, я был прав, наниты, один раз восстановившие какое-то оборудование в любой момент могут его воспроизвести, было-бы подходящее сырье. Разрешился и вопрос с сопряжением и согласованием работы моей нейросети с оборудованием Содружества, да и не только с ним, но и со всем оборудованием, не превосходящим технологии моей нейросети, а это получается, что любое современное оборудование этого Мира мне стало вполне доступно. Были там и еще плюшки, но по сравнению с этими двумя, ничего особенного. Просто теперь мою нейросеть невозможно отключить, она может эмулировать любую другую нейросеть из предоставленных ей в качестве образца, запустил функцию выращивания имплантов, или как написано в аннотации, «дополнительных модулей расширения», могу распознавать всевозможные яды и еще многое, и многое другое. Только с одним пунктом я так и не определился, на него никакой документации я в изученной Базе так и не нашел, поэтому выставил флажок в положение «по умолчанию». Эта функция звучит как-то совсем не понятно, «расширение сознания и восприятия», что-то мне это напомнило о препаратах, расширяющих сознания, с далекой теперь уже, Земли, да и приходилось мне видеть, этих, с «расширенным сознанием», так что, пока решил не рисковать, а сначала разобраться что это такое и для чего нужно. Остаток ночи я посвятил своему накопившемуся имуществу, все равно уже не засну, коего набралось на пару больших десантных баулов, которые мне любезно предоставил майор. Так что, ко времени общего подъема я уже был собран и готов к первому своему путешествию на орбиту в этом Мире. Когда я представил сюрреалистичную картину своего появления на Орбитальной Станции, то меня невольно пробило на смех. Вы только представьте, почти двухметровый дядя, затянутый в пластинчатые доспехи, с мечом на поясе и вторым за спиной, обвешанный баулами со шмотками, среди приборов, машин и механизмов Орбитальной Станции. Идиотизм! И виноват в этом никто иной как майор, ну что ему стоило подумать об этом и снабдить меня не только тарой для переноски вещей, но еще и каким-нибудь комбинезоном, пусть и самым плохеньким. Правда, потом вспомнил, что для здешней Станции такой мой вид не будет являться чем-то особо выдающимся, ведь именно на нее идет весь поток переселенцев с планеты, и успокоился. Наверное, так даже и лучше, буду всего лишь одним из многих, а то, что из многих, я окончательно понял уже при погрузке, вместе со мной и моими друзьями в шаттл, прилетевший с орбиты, грузилось еще как минимум десятка три, отобранных на планете людей, среди которых металось трое инопланетян, представителей молодых колоний, пытаясь навести хоть какой-то порядок в ожидании шаттла и погрузки.

Посадку на шаттл, приводнившийся в море, нам организовали с дебаркадера. В принципе, ничего особенного он из себя на представляет, какая-то смесь между аэробусом и «Бураном», только чуть больше и более угловатых форм. Три пассажирских салона, один из которых полностью заняла наша теплая компания и три же багажных отсека, один так же полностью отошел под наши вещи и забираемое со станции майором медоборудование. Туда же загрузили и все образцы, собранные и полученные экспедицией на планете. Механический голос сообщил нам, что полет займет три часа и на этом все. Ни тебе сексуальной стюардессы, ни лимонада, или хотя бы леденцов. Ну прям каменный век какой-то.

Все три часа перелета до Станции, я развлекался тем, что лазил по внутренней сети шаттла, моя нейросеть, или Имплант, я теперь толком и не пойму, легко взломали ИскИн шаттла и теперь постоянно предлагали мне, сохранить те или иные данные. Пару раз я не удержался и скопировал Базы по управлению и техническому обслуживанию этого «чуда техники». После чего сразу же поставил их на изучение, ведь я по-прежнему испытываю острую нехватку информации.

Скажу честно, шаттл меня разочаровал. По сравнению с подобными аппаратами того Содружества, полнейший примитив. Три жидкостно-реактивных двигателя с твердотопливными ускорителями, простейшая система жизнеобеспечения да с десяток эмиттеров силового поля. ИскИн, больше напоминающий обычный земной компьютер, система автопилота и… и все. Ну а чего я хотел-то? Шаттл предназначен для доставки грузов с Орбитальной Станции на планетарную и обратно, да для перевозки «дикарей», которые уже со Станции будут распределяться по колонизируемым планетам. Ладно хоть кресла удобные, а не лавки вдоль бортов.

Примерно через час полета, я задал, сидевшему рядом со мной, майору вопрос, который заставил его слегка растеряться.

— Майор, а почему здесь нет окон? Хочу посмотреть, что там за бортом и как.

— Алекс, на аппаратах, летающих в Космос, окна не предусмотрены, они ослабляют общую конструкцию. Когда прилетим на Станцию, я провожу тебя на обзорную площадку. Поверь, оттуда открывается прекрасный вид.

— Мы долго пробудим на вашей Станции?

— Нет, несколько часов, пока грузят на корабль все наши вещи. Нас уже и так заждались.

— А куда мы потом полетим?

— В Империю, на научно-исследовательскую Станцию. Там мы, я и твои друзья тебя покинем, а тебя отвезут на планету и поселят в гостиницу. А через несколько часов к тебе и я присоединюсь, только устрою наших новых сотрудников.

— Нет. Если ты там на долго не задержишься, то я, пожалуй, тебя дождусь. А то, если я появлюсь в таком вот виде в вашей гостинице, то только тупой идиот не поймет, что у меня есть что-то ценное. Не хочу подставляться, пока не осмотрюсь. Слышал я про этот ваш «Закон десяти». — забросил я удочку.

— Какой еще «закон десяти»? А, вот ты о чем! Нет, в современном Содружестве этот Закон отменен, уже лет пятьсот как. Вот в Великой Империи, да, там такой Закон был, но после ее гибели, он был признан неэффективным и даже вредным. Но ты прав, надо тебя переодеть, да и отпускать тебя с двумя зародышами на планету не стоит. Да, решено, задержимся на Станции. Заодно и наши медики тебя еще раз исследуют, вдруг профессор и его дочери ошиблись, хотя, ИскИн-то не ошибается. И надо будет тебе сразу несколько Баз залить, пока общего направления. Не беспокойся, они бесплатные, это знания о наших законах, финансах, об Империи и Содружестве, правилах этикета, истории, правах и обязанностях граждан, то, чему наших детей учат с малолетства.

— Залить Базы, так же как мне «залили» ваш язык?

— Нет, немного проще, в медкапсулу ложиться будет не надо. Я дам тебе специальное устройство, ты вставишь туда кристалл и отдашь своей нейросети команду на изучение или копирование информации. Если хочешь, спроси у Крикса или Моры, у них нейросети уже стоят и Базы кое-какие они уже изучили. Или подожди пока прилетим на место, на Станции тебе все объяснят, там собраны лучшие специалисты Империи, заодно просветят и насчет той нейросети, что у тебя стоит. Есть там пару человек с подобными.

А вот это мне уже не сильно нравится, спецы-то могут и разобраться, что к чему, тем более, если у них стоят такие же сетки. Надо будет поосторожнее с ними там.

Орбитальная Станция встретила нас тихим шумом работающих механизмов, пятеркой вооружённой охраны и парой транспортных средств, скорее всего электрокаров, на маленьких колесиках. В тот что побольше загрузили все наши вещи и оборудование с планеты, туда же уселась и охрана, после чего тарантайка укатила, а мы начали рассаживаться в маленькую. Влезли все, никого не забыли, после чего поехали вслед за своим имуществом. Ехали мы недолго, минут десять, все это время майор хмурился, что-то проговаривая одними губами, я так понял, что он с кем-то общается по нейросети.

В корабль мы загружались почти-что бегом, вместе с нами на борт взошла и пятерка солдат, охранявших оборудование. Нас быстро распределили по каютам, не отличающимися особым комфортом. Я попробовал поговорить с майором, дескать где обещанная экскурсия на осмотр местных достопримечательностей? Хотя на корабле и ощущалась какая-то нервозность, он мне ответил.

— Извини, Алекс, ситуация изменилась. Нет у нас времени на прогулки, вылет через десять минут. В Системе зафиксировали появление чужих кораблей, есть основания полагать, что это или пираты, или наемники. Не успел я с полковником разобраться, так что, скорее всего это за тобой.

— Будет бой?

— Нет, наврядли, нас они догнать не смогут, а к Станции не сунутся, здесь им ловить нечего, а вот обложить ее могут, так что, надо нам поторапливаться. Ты пока занимай противоперегрузочную капсулу, стартовать будем по аварийному варианту, инерционные компенсаторы могут не справиться. — но видя, что я стою столбом, чертыхнулся и сказал. — Все время забываю, что ты в нашем мире новичок. Пойдем, я все тебе покажу и расскажу.

— А кто покажет и расскажет Море с Криксом?

— Я им на нейросети сбросил подробную инструкцию, что и как делать. Они уже заняли свои капсулы. А тебе сбросить не могу, моя сетка не видит твою. Так что, пойдем.

— Сообщи Криксу, чтобы на всякий случай не убирал далеко оружие.

— Нет смысла, у нас никто не пользуется холодным оружием, только дворяне иногда устраивают дуэли, хотя их за это и наказывают. А против плазмы или пули мечи не катят.

— Ладно, спорить не буду, тебе виднее, но я бы на твоем месте не был так уверен в бесполезности меча. В замкнутом помещении, при большом количестве противников, умелый боец, даже с простым ножом…

— Ага, потом продемонстрируешь, на Станции, когда доберемся, а пока… извини, я останусь при своем мнении. Пойдем, времени уже практически не осталось, слышишь, начался отсчет до старта, а мне ведь тоже надо успеть свою капсулу занять.

Больше спорить и пререкаться я не стал, в конце концов СБшник прав, незачем время тянуть. Противоперегрузочная капсула оказалась какой-то разновидностью медицинской, опять пришлось раздеваться. Вот только вместо газа, в капсулу начал поступать какой-то густой гель. В ту же секунду выскочившая игла вонзилась мне в предплечье, и я провалился в объятия Морфея.

Когда я открыл глаза, по ушам мне ударил противный визг тревожной сирены, а глаза несколько секунд привыкали к красному, аварийному освещению. Эх, майор, майор, не «когда доберемся до Станции», а «если доберемся». Что случилось мне объяснять не надо, или мы не успели уйти в гиперпрыжок, или нас из него выдернули и судя по всему сейчас наш курьерский кораблик банально берут на абордаж. Весь облепленный гелем я вылез из капсулы, в соседней мирно посапывал СБшник. Пипец котенку, приплыли! И что теперь делать? Не, на опыты я не хочу, а значит будем думать и защищаться.

Мысли в голове были ясные и четкие.

— Нейросеть, установить контакт с Управляющим ИскИном и ИскИном службы безопасности, при его наличии.

— Связь с Управляющим ИскИном установлена. Коды доступа определенны и приняты.

— ИскИн, полную информацию о ситуации на судне.

— Гиперпрыжок продлился восемнадцать минут, после чего был прерван неустановленным способом. В точке выхода в реальное пространство корабль подвергся агрессии со стороны двух вооружённых гражданских судов среднего класса. Повреждения обшивки в секторах АС-5 и ВВС-4.

— Схему судна мне на нейросеть, быстро!

— Выполняю.

— Дальше.

— Все пассажиры и экипаж корабля, кроме дежурной вахты, находятся в состоянии сна в противоперегрузочных капсулах. Системы внутренней безопасности корабля отключены. На борту семь посторонних разумных и три единицы дроидов, два боевых и один технический, все производства Империи Элеф. Бодрствующие члены команды находятся в рубке, связь с которой отсутствует. Рубка блокирована.

— Дай мне прямой доступ к системам контроля внутреннего пространства судна. Отметь на схеме жизненоважные для функционирования судна магистрали, механизмы и агрегаты. Выдели метки членов экипажа, пассажиров и посторонних. — ну вот, схема корабля расцвела всевозможными линиями, пятнами и мелкими точками. Теперь можно работать. Стоп! А почему я проснулся, а остальные нет? — ИскИн, почему не происходит пробуждение экипажа?

— ИскИны их капсул не реагируют на вызовы.

— А я почему проснулся?

— Нет данных. Я разбираюсь с этим вопросом.

Ну нет, так нет. Сейчас вопрос совсем в другом, доставать свое оружие или нет, а может позаимствовать ствол у майора. Если я буду применять свое оружие, что я захватил из Содружества, то вся моя легенда идет лесом. Если возьму ствол у майора, то вполне можно будет отмазаться. Эх, заманить бы напавших в какую-нибудь каюту, вот и был бы наглядный пример для майора, что можно сделать холодняком в весьма ограниченном пространстве. Но первым делом надо одеться, тут уже особого выбора нет, скафандр и только скафандр, по крайней мере пару плазменных зарядов его защита выдержит, хотя и больше держала, но больше нам не надо. Я начал изучать схему корабля, пытаясь определить, куда это такой тесной группкой направляются пираты. Похоже, что ни реакторный отсек, ни рубка их абсолютно не интересует, а идут они… Бля, сбылась мечта идиота! Ко мне они идут! Всей своей дружной компанией и идут и ведь ничего не опасаются, как бараны на водопой прутся! Ну и ладно, пусть идут, я их тут встречу. Правда вот что с их дроидами делать? Как это что, время пока есть, попробуем и их ломануть! Нейросеть, ты как готова? Да куда-ж ты родимая денешься! Выделяю на схеме боевых дроидов, и даю команду на взлом. Через пять минут получаю сообщение.

— Управление дроидами перехвачено, коды доступа заменены. Жду распоряжений.

А что, может покрошить этих семерых с помощью их-же дроидов? Вот только как потом оправдываться-то, как объяснять произошедшее? Нет, пока подождем и ничего предпринимать не будем.

— Пометить для дроидов всех пассажиров и членов экипажа корабля как дружественные объекты, посторонних как… нейтральные. — будут со временем эти дроиды моим первым имуществом, честно приватизированным и добытым в бою.

Звукоизоляция на корабле выше всяких похвал, сейчас за дверью в каюту стоят семь человек, о чем-то разговаривают, что-то делают, там же три дроида, совсем не малыши и негутаперчивые, грохоту от них должно быть немало, а в каюте полная тишина, только на двери появилась ярко-алая точка, пышущая жаром. Это техдроид приступил к своим обязанностям, режет дверь.

— ИскИн, отключить питание в моей каюте, оставить только аварийную линию на противоперегрузочную капсулу второго пассажира. Аварийное освещение тоже убрать.

— Выполняю. — через мгновение свет и так слабый и тусклый пропал, только слегка подсвечивалась капсула майора. Нет, так не пойдет.

— ИскИн, подай аварийное питание на вторую капсулу и запусти ее в тестовом режиме.

— Невозможно выполнить последнее распоряжение, ИскИн капсулы не отвечает. Переведите капсулу в ручной режим.

Ну что же, понял, не дурак, был бы дурак не понял бы. Питание у капсулы есть, а ИскИн молчит, значит он взломан или отключен. Вручную закрываю крышку. Теперь в темной каюте стоят две, слегка подсвеченные, противоперегрузочные капсулы, создавая некий зловещий антураж.

Минут через десять, тяжелая герметичная дверь в каюту рухнула на пол. Я к тому времени уже затихарился чуть сбоку от дверного проема, обнажил меч и ждал первых «посетителей», молясь всем богам, чтобы эти семеро ввалились в каюты всей толпой.

Не знаю кто, боги или демоны мне сегодня ворожат, но мои мольбы были услышаны. На четырех-пяти квадратных метрах свободной площади каюты вместились все. Пока я тихо и практически на ощупь вылезал из своего убежища, среди пиратов разгорелся небольшой спор. Единственное, что я понял, так это то, что вся эта толпа кого-то материт, сетуя, что надо было брать не боевых дроидов, а носильщиков, ведь теперь придется совсем нелегкую капсулу тащить на своих плечах.

Внезапно раздался чей-то командный голос:

— Заткнулись, все. Его здесь нет, капсула пустая! — прятаться и чего-то выжидать дальше нет никакого смысла, и так самый крайний уже начал оборачиваться и вот-вот меня заметит, тем более, что мой силуэт прекрасно видно на фоне слабоосвещённого дверного проема.

Молекулярный, а может атомарный, кто его разберет, меч — это страшная сила, доложу я вам, особенно если в умелых руках, да при условии, что противнику явно недостаточно места не то чтобы сопротивляться, а даже и развернуться-то нормально. Да и стоит признать, что легкие скафандры очень ненадежная защита и никак не в состоянии сохранить доверенную им плоть. Ну и конечно, расслабленность и пренебрежение к противнику тоже сыграли свою роль. Никто из пиратов даже и не подумал, что на практически мертвом корабле может кто-то оказать им сопротивление, поэтому оружие, если оно и было до этого в руках, уже перекочевало в штатные захваты, а вынуть его я времени не дал. Тело действовало само, точно, по когда-то заученным и десятки раз отработанным алгоритмам. Еще даже толком не разогнувшись, наношу горизонтальный удар, слева на право, как и учили. Ближний ко мне пират, уже открывший рот для предостерегающего возгласа, рассечённый на двое в пояснице падает на пол двумя кусками. Стоявшему чуть за ним, повезло немного больше, по его животу прошелся самый краешек клинка, но этого хватило, чтобы распороть и скаф и брюшину, откуда почти сразу, с шипением, полезли сизые внутренности. Уже стоя в полный рост, возвратным движением, чуть снизу в верх, достаю еще одного, без малейшего сопротивления перерубая и ребра и легкие и сердце. Прямой удар по уже мертвому телу, и оно отлетает на своих подельник, как кеглей снося двоих с ног. Следует еще один горизонтальный удар на уровне шеи и заканчивая отработанную связку, рубящий сверху вниз. Еще два тела падают на пол каюты, одно без головы, а второе с отсечённым плечом и правой рукой. В каюте осталось всего двое противников, как раз выбирающихся из-под придавившего их трупа. Пара прямых, колющих с проворотом эфеса и больше кроме меня в каюте никого, на ногах, не осталось. Схватка произошла быстрее чем ее описывать, такое ощущение, что она заняла время между вдохом и выдохом. Но расслабляться еще рано, пусть на корабле никого постороннего уже и нет, зато совсем рядом с нами, в пространстве, болтаются два каких-то суденышка. Количества врагов на них я не знаю, а то, что это враги, нет никакого сомнения, значит никаких героических поступков, типа в одиночку захватить корабль, а выходим на связь с ИскИном и выясняем наши боевые возможности.

— ИскИн, статус бортового вооружения.

— Исправно. Готово к бою.

— Почему не оказал сопротивление при нападении на корабль?

— Тактический ИскИн заблокирован, на команды не реагирует, на вызовы не отвечает.

— Кроме тебя, какие еще ИскИны находятся в работоспособном состоянии?

— Кроме Центрального Управляющего ИскИна ни один ИскИн на судне не работоспособен.

— Резервные ИскИны на борту есть?

— Нет.

— Твоих вычислительных мощностей достаточно для принятия на себя функций тактического ИскИна?

— Для ведения длительного боя, нет

— А для уничтожения кораблей агрессоров?

— Да. Требуется приказ для принятия функций Тактического ИскИна.

— Моего приказа будет достаточно?

— Разумный Алекс, прописан как вышестоящий начальник с полным доступом к управлению кораблем и его системами. Да, достаточно.

— ИскИн, отключить все второстепенные системы, принять на себя функции Тактического ИскИна. Уничтожить корабли агрессора.

Через пару минут у меня даже на спине волосы встали дыбом, от того количества энергии, что прошла по энерговодам корабля, корпус которого затрясся как припадочный. Но через минуту все стихло, а еще через пару минут ИскИн доложился:

— Приказ выполнен, корабли агрессоры уничтожены. Выживших нет.

— Ты можешь разблокировать рубку?

— Нет. Требуется разблокировать рубку вручную.

— Понял. Бери под свой контроль этого техдроида и вскрывай рубку. Лови коды управления.

— Принял. Выполню.

А вот теперь и мне пришло время вспомнить свои навыки по взлому ИскИнов. Пока дроид вскрывал рубку, я почти час возился с ИскИном, подчищая логи и удаляя любые, даже намеки на мое участие в уничтожении пиратских кораблей. Почти одновременно с тем, как рухнула дверь рубки, закончил и я. И очень хорошо, что работал я из своей каюты, потому как запертая в рубке вахта, буквально за мгновение сожгла, неплохого в общем-то, техдроида и потом еще минут пять поливала короткий коридор, ведущий к рубке, высокотемпературной плазмой. И только после этого, не встретив никакого сопротивления, осторожно и с оглядкой начали выглядывать. А еще через полчаса к нам в каюты ворвался капитан и медик. Я к этому времени уже перетащил все трупы в коридор, поснимав с них все, что мне показалось ценным или просто полезным. Это мои трофеи, и я их никому не отдам. Вид семи голых и обобранных трупов произвели на капитана и женщину медика неизгладимое впечатление, что, впрочем, не помешало им вызволить из заточения в капсуле майора, и только после этого они обратили внимание, на скромно стоящих в сторонке боевых дроидов пиратов. Этого их тонкая душевная организация уже не вынесла. Медичка с визгом выскочила из каюты и куда-то унеслась, а капитан со всего размаха приземлившись на пятую точку с дикими глазами лапал себя за кобуру, пытаясь вытащить штатное оружие. Предвидя, что сейчас моему новоприобретенному имуществу может быть нанесен непоправимый ущерб, решил вмешаться. Встав прямо на линии огня капитана, загородив собой, мирно стоявших, дроидов, наклонился и спросил:

— Эй, сердешный, чего это с тобой? Ты на мои железяки такими глазами не смотри, не надо, мои они! Понял? Кому говорят, не лапай оружие! — и звонкий звук пощечины. Не знаю, что сыграло свою основополагающую роль, оплеуха, или командные нотки в моем голосе, но взгляд капитана обрел более-менее осмысленное выражение. Ага, все же пощечина. Глаза капитана начали постепенно наливаться кровью, а кулаки сжиматься. Я уже приготовился отвесить этому вояке парочку тумаков и прицельно выбирал наиболее бесполезный, с моей точки зрения, орган капитана и все сходилось на том, что это его голова, когда от капсул раздался голос моего соседа по каюте:

— И что тут происходит?

Капитан разглядел наиболее адекватного, с его точки зрения, индивида и помаленьку закипая начал выдвигать свои претензии.

— Майор, ваш подопечный осмелился ударить дворянина Империи и мне ничего не остается, как потребовать са…

— Молчать! Алекс, что это тебе в голову взбрело бить нашего капитана?

— По мне пощечина всяко лучше, чем полметра стали в брюхо. Я ему говорю, мои игрушки, а он свой пистоль лапает и глаза дикие-дикие. Ну я для профилактики и шлепнул его слегка, чтобы значит в себя пришел. А то одна убегает, визжа на весь корабль, другой за оружие хватается. Чет нервные вы тут все какие-то.

— Какие еще игрушки?

— Вот эти, железные. Я так думаю, что они мне еще пригодятся. — и делаю шаг в сторону, открывая дроидов.

— Боевые элефтийские дроиды, новейшей серии. Откуда они тут?

— Пришли. Ними тут еще семеро каких-то чижиков были, так те тоже, когда меня увидали за оружие хвататься начали, пришлось их… того, утихомирить. А эти, железные, спокойно стояли, никому, ничего плохого не делали, вот я и решил, что оставлю их себе.

— Алекс, ты что, убил семь членов команды?

— Нет, они не из команды, они немного другие. Майор, да ты сам посмотри, они там, в коридоре лежат. И еще, ты это распорядись, чтобы нас значит в другую комнату поселили, а то у этой дверей-то теперь нету.

— Капитан, что тут происходит?!

— Корабль подвергся пиратскому нападению. По сообщению ИскИна корабли нападавших уничтожены. В секторах АС-5 и ВВС-4, повреждение внешней обшивки и два десантных бота элефтийской постройки. Все ИскИны, кроме управляющего, выведены из строя неизвестным образом. Инженерная служба уже разбирается с этим. Корабль в дрейфе. Пострадавших нет, кроме семерых неизвестных, которых, кстати, ваш подопечный уже успел раздеть и ограбить, что полностью противоречит Уставу Флота.

— Да плевал я на ваш Устав, это моя добыча, мои трофеи! И, кстати, капитан, я с них еще не все снял, есть кое-что что осталось, но вы роток-то свой не разевайте. Повторяю, для тупых, моя добыча, мои трофеи.

— Зато корабль принадлежит ВКС Империи и все что находится на корабле, тоже!

— Прямо так и все?

— Алекс, спокойно. Пойдем посмотрим на этих твоих, семерых.

— А что на них смотреть, трупы как трупы. И да, кстати, майор, а что у вас положено разумному, который в одиночку отбил абордаж и спас корабль этих ваших ВКС? По нашим законам, так и корабль считается трофеем.

— Ну и Слава Богам, что мы сейчас не на твоей Родине. Хотя, денежная премия, и довольно значительная такому разумному причитается, а сумма ее зависит от стоимости корабля. — и майор, посмотрев на капитана, добавил, а если при этом еще и члены экипажа, и пассажиры были спасены, то тогда они в неоплатном долгу перед таким разумным. — говоря это он уже рассматривал трупы пиратов. — Ну что я могу сказать. Все семеро убиты холодным оружием, и я даже знаю каким. Алекс, как тебе это удалось?

— Я же говорил.

— А, ну да. Капитан, вы там кажется что-то хотели потребовать? Если не передумали, — и майор указал кивком головы на мертвецов, — то сейчас самое время. Давайте, не стесняйтесь. Говорят, вы очень неплохой фехтовальщик? — и чуть позже добавил, — Надеюсь ваш помощник сможет довести корабль до места.

— Майор, а вы абсолютно точно уверены, что именно ваш человек уничтожил пиратов и тем самым спас и нас всех и корабль?

— Капитан, а какие вам еще нужны доказательства? Посмотрите вокруг! Что вы видите? Кто еще это мог сделать?

— В таком случае… Алекс, я приношу вам свои извинение за мое неподобающее поведение и расцениваю ваш поступок, как… медицинские процедуры. Примите мои извинения и благодарность. — а что, капитан оказался вполне адекватным человеком, по крайней мере, он умеет признавать свои ошибки и трезво оценивать ситуацию.

— Ваши извинения приняты, капитан. В свою очередь я также приношу вам свои извинения, что вел себя не совсем подобающим дворянину образом. Вы должны меня понять, слишком все это… необычно. И в знак примирения, предлагаю выпить «мировую», у меня тут как раз пара бутылочек неплохого винца осталось. — мое предложение прошло на ура, поэтому мы уже через пять минут расселись в каюте и потягивали вино. Правда капитан все это время о чем-то усиленно размышлял, поглядывая на валяющуюся дверь в каюту. Наконец он не выдержал.

— Майор, я так понимаю, что причиной нападения на нас стал именно Алекс и то оборудование, что вы загрузили на Станции. Но мне не понятно, почему техдроид этих ублюдков, после того как вырезал дверь в вашу каюту, вскрыл еще и рубку.

— Капитан, я думаю, что пираты, а точнее наемники, не рассчитывали на сопротивление, тем более такое экзотическое, и после того, как получили доступ в каюту, отправили дроида вскрывать рубку, рассчитывая, что они как раз успеют к тому моменту, когда дверь падет, все же вскрыть каюту и рубку корабля ВКС. Это две большие разницы.

— Я тоже склоняюсь к этой мысли. Получается нам повезло дважды. Первый раз, когда по какой-то причине открылась капсула нашего друга и второй раз, когда, пираты или наемники, не стали разделяться и всей группой ввалились к вам в каюту.

— Да, получается, что так. Вот за это давайте и выпьем, за удачу и везение нашего друга — Алекса. А потом за работу, капитан, за работу. Нас ждут в Империи!

Три дня, блин, ТРИ дня, инженер со своими помощниками занимались восстановлением корабля. Я за ними наблюдал и поражался с какой низкой эффективностью они работают, хотя ведь не отлынивают, стараются, а толку. Моих знаний вполне хватает, чтобы понять, что и как они делают не так, а вот лезть и подсказывать — нельзя. А ведь и делов-то всего было, перезапустить ИскИны, и все у них для этого есть, так ведь, нет, сначала инженер больше суток пытался взломать зависшие ИскИны, потом еще сутки подбирал коды, но уже не для разблокировки, а для запуска систем по новой и так с каждым в отдельности, хорошо еще, что помощников у него было достаточно. Вот тогда-то я в первый раз и подумал, что большие экипажи на здешних кораблях, это всего лишь необходимость, потому как не хватает им опыта и знаний, ну и плюс ограниченность и узкая специализация. Это открытие не могло не радовать, если честно, то были у меня опасения, что придется мне изучать местные Базы, но похоже, что я смогу отделаться «малой кровью» и достаточно будет только изучить Базы начальных рангов, в которых в основном содержится спецификация на используемое оборудование и техкарты для работы с ним. Короче, придет время, разберемся, а пока я занимаюсь не совсем законным, но очень полезным делом. Пользуясь тем, что все, ну или почти все ИскИны пока еще никак не защищены, самым наглым образом тырю с них всю доступную мне информацию. А это и Базы, и звездные и планетарные карты, и всевозможные нужные и не очень программы и программки. В общем не скучаю, тем более, что не обхожу я стороной и все технологическое оборудование, снабжённое своим собственным ИскИном или, на самый крайний случай, управляющим компьютером, ведь это те же самые Базы по его ремонту, настройке и эксплуатации, схемы и чертежи. Я уже настолько наблатыкался, что на взлом любого дроида или компа у меня уходит всего несколько секунд, а с ИскИнами «договариваться», получается за пару минут. Но что меня особенно поражает, так это наивная вера местных в невозможность взлома их ИскИнов и отсутствие антивирусной защиты как класса. Их даже последние события ничему не научили, они продолжают считать, что все их кибернетические помощники вышли из строя по какой-то неизвестной причине. Нет, они понимают, что кто-то что-то сделал с их ИскИнами, но валят все на «железо» и замену основных программ, а вот о том, что совсем необязательно лезть в нутро ИскИна ручками, а достаточно всего лишь на всего подгрузить в него какой-нибудь простейший вирус, они даже и не думают. Мы бы, наверное, зависли на одном месте недели на две-три, если бы я втихушку не выловил всех этих мелких жучков, которые тоже, кстати, не блещут, и не помог бы так инженерной братии. Поэтому и взламывали он ИскИны достаточно быстро, поражаясь своей крутизне. Если так дело обстоит и во всем здешнем Содружестве, то я даже и не знаю, все их Сети и ИскИны просто клад для меня. Ладно, прибудем на исследовательскую Станцию, там посмотрим, что и как, майор говорил, что время у нас там вроде как будет.

Ну вот и пришел тот волнительный момент… стоп, о чем это я? Короче, опять прозвучала команда «занять противоперегрузочные капсулы», корабль начал разгон для гиперпрыжка, который, будем надеется, теперь уже никто не прервет. Впереди нас ожидает пять дней в гиперпространстве, а потом короткая, но надеюсь продуктивная остановка на Научно-Исследовательской Станции.

Глава 6

Как и планировалось, через пять суток полета в гиперпространстве наш корабль вышел в Системе, где располагалась научно-Исследовательская Станция. То, что «не все ладно в Датском Королевстве», было заметно сразу. Висящий в пространстве шарик Станции окружали, превосходящие его раза в два, целых четыре Боевых Станции, хотя может быть, что по местным меркам это и вообще Крепости. Помимо Станций, здесь же разместился и целый Флот, по крайней мере, с полсотни кораблей точно. Само собой, что в рубку меня никто не пустил, но вывести, по моей просьбе, картинку с внешних датчиков, соизволили, так что весь процесс прибытия корабля к Станции я смог увидеть.

Что меня поразило, так это очень, скажем так, небольшое количество звезд на небе, а те, что были, выглядели какими-то размытыми и очень слабосветящимися, как будто смотришь на них через толстый слой атмосферы. Сама Система где расположилась Станция ничего особенного из себя не представляет, стандартная звезда класса красный гигант, а вокруг нее шесть планет, причем все газовые гиганты, только одна, самая ближайшая к светилу, голый каменный шар, размером чуть больше нашего Марса. Для интереса я попытался выяснить у навигационного ИскИна координаты этой Системы, но был неприятно удивлен. ИскИн не отвечал, оказалось, что вообще все ИскИны кроме управляющего были отключены, причем физически. А вот это уже становится интересным, о таких мерах по безопасности я еще не слышал. Получается, что вытащили меня из капсулы несколько позже, чем я думал, ведь ни совершить гиперпрыжок, ни выйти из него без Навигатора практически невозможно, а значит наш полет в гиперпространстве завершился уже достаточно давно и скорее всего не в этой Системе. Помаленьку все начало вставать на свои места. И странный вид видимых звезд, и моя задержка, а скорее всего не только моя, в противоперегрузочной капсуле, и драконовские меры безопасности. Еще в самом начале своей эпопеи в Содружестве, мне как-то попалась в Галонете статья какого-то ученого, о странном поведении некоторых пространственных аномалий, который ведут себя как крупные космические объекты, вроде даже массой обладают, причем сопоставимой со звездной. Вот он и предположил, что внутри таких аномалий могут находиться космические тела, а то и целые Звездные Системы. Похоже, что именно внутри такой аномалии мы сейчас и находимся.

Пара крейсеров сопроводила наш кораблик, но не к научной Станции, а к одной из Боевых, где мы вполне успешно и пристыковались. Почти сразу же в каюте появился и майор, «собирайся», буркнул он и опять исчез. А что мне собираться-то, все уже давно собрано, точнее и не распаковывалось. Правда возникли кое-какие опасения насчет всевозможных сканеров, как бы не засветился мой «браслетик». Хотя деваться-то все равно некуда, буду надеяться на лучшее. На выходе меня уже ожидали двое сопровождающих, молодые парни, упакованные в легкие боевые скафандры. Правда, вежливые до невозможности, «сюда пожалуйста», «нет-нет, сюда не стоит», «подождите минуточку», «будьте любезны», блин, аж тошно. Но все рано или поздно заканчивается, закончился и наш переход по коридорам Станции, мы вышли в какой-то док, где в нетерпении подпрыгивал майор, и ждал внутрисистемный бот. Вот теперь все более-менее понятно, научная Станция не располагает возможностью швартовки кораблей, а может и располагает, просто «меры безопасности», зато всевозможные боты, челноки и шаттлы принимает запросто.

Этот перелет между Станциями мне ничем не запомнился, ничего выдающегося, почти три часа просидел сиднем в кресле, даже поговорить не с кем и не о чем, кроме меня, майора и пары сопровождавших нас солдатиков, в боте никого не было, ах да, еще пилот, но он находился в пилотской кабине, и я его ни до вылета, ни во время полета не видел. А вот уже на месте, с первых же секунд, начались сюрпризы. Во-первых, встречающий нас дядька, заговорил на совершенно незнакомом мне языке, который я уже через пару минут вполне сносно понимал, хотя и не подал виду. Во-вторых, ходя мужик и был в сугубо штатском комбезе, наш майор отрапортовал ему как своему вышестоящему начальнику, чуть-ли не по стойке смирно, тянулся. Ну и в-третьих, почти сразу же, как мы покинули док, меня уволокли две симпатичные девушки, которых майор представил, как местный обслуживающий персонал. Интересно, насколько далеко простирается их «сфера обслуживания»? ну и в-четвертых, судя по апартаментам, назвать это простой каютой у меня язык не поворачивается, куда меня привели, Империя на своих ученых экономить не привыкла. Три комнаты, самый настоящий душ, с самой настоящей водой, а не ионный, как я уже привык в том еще Содружестве, огромная кровать и роскошный пищевой синтезатор, так я в начале подумал, пока не ознакомился с его ассортиментом. Быстренько мне все показав, стрельнув, на последок, глазками и похихикав, девушки испарились, а я остался в гордом одиночестве. Скинув пропотевшую и, наверное, уже провонявшую одежду, пошитую еще на планете, название которой я так и не удосужился узнать, ломанулся в душ. После получасового неописуемого наслаждения, когда я счастливый и довольный наконец выбрался из душа, меня уже поджидал майор.

— Алекс, одевайся и пойдем, нас ждет начальство этой Станции.

Я поднял свою одежду и с подозрением принюхался. Н-да, не Шанель, но деваться некуда, никто так и не озаботился меня переодеть. Увидав мою перекошенную физиономию, майор небрежно заметил:

— Комбинезоны в шкафу за твоей спиной, чистка одежды в душевой, такой серебристый ящик справа от входа, просто положи туда свои вещи, через час они будут чистые и сухие.

Вот, спасибо, отец родной, а то я не знал. Только об этом надо было еще в первый день полета сказать, я же типа не в курсе что тут и как. Изобразив недоверчивую мину, я освободил карманы своих шмоток от всяких мелочей, отнес и засунул вещи в ящик чистки, и только после этого полез в шкаф со сменной одеждой. Майор, наверное, пошутил, полтора десятка комбинезонов, хранившихся в шкафу, были ярко оранжевого цвета, примерно такие же, как показывают в голливудских фильмах о заключенных, только кандалов, для полного соответствия не хватает. Покрутив это оскорбление моего достоинства, я молча уселся в кресло. Майор сказал, что через час все вещи будут чистые и сухие, вот и посмотрим.

— Алекс, ты что уселся? Одевайся и пошли, нас ждут.

— Подождут. А ЭТО я не одену, нечего из меня скомороха делать.

— А что тебе не нравится?

— Цвет мне не нравится! Цвет.

— Но это стандартные комбинезоны для гостей Станции. ИскИн и СБ должны знать кто к какому сектору работ относится, а гости носят именно это.

— Майор, я к вам в гости не набивался, поэтому посмешищем выглядеть не хочу. Через час переоденусь и пойдем.

— Алекс, как ты не понимаешь! Важные и занятые люди согласились на тебя посмотреть, нам никак нельзя заставлять их ждать!

— А мне плевать! Я сам, «важный и занятый» и еще вопрос, согласен ли я на них посмотреть.

— Дикарь и неуч! — майора словно ветром сдуло из комнаты. Ну а я никуда не тороплюсь.

Я думал, что майор обиделся и разозлился, но нет, через пять минут он опять появился в моей каюте, только на этот раз не с пустыми руками, а с упакованным комбинезоном, точнее легким скафандром, черного цвета.

— Такой подойдет?!

— А кто у вас такие носит?

— Служба охраны.

— Воины, значит? Подойдет. — быстренько одевшись, я нацепил поверх скафандра свой пояс с мечом. И известил майора. — Все, я готов. Можно идти.

— Меч сними, с оружием нельзя.

— Я без оружия даже в нужник не хожу. Нельзя идти с мечом, значит я никуда не пойду.

— Алекс, ты что, специально?

— А как ты догадался? Привез меня неизвестно куда, неизвестно к кому и неизвестно зачем, а теперь хочешь, чтобы я остался еще и безоружным. Самому-то не смешно?

— А что ты сможешь сделать против бойцов, вооружённых нашим оружием с одним лишь мечом?

— Те семеро тоже были вооружены не зубочистками, так что что-нибудь придумаю.

Майор на несколько секунд замер, похоже, что с кем-то общается через нейросеть. А потом сказал:

— Ладно, пойдем. Под мою ответственность разрешили холодное оружие. Ты там только сразу никого убивать не начинай.

— Сразу не буду. — серьёзно ответил я. На что майор лишь тяжело вздохнул.

За дверями нас ждала транспортная платформа, довольно простая, несколько кресел, судя по всему, электродвигатель с приводом на передние колеса и простая система управления, состоящая из руля и расположенного чуть сбоку-сзади от водителя контактора, позволяющего увеличивать или уменьшать скорость движения, под ногами небольшая педаль тормоза. Все это я знал уже через минуту, после того, как увидал это чудо внутристанционной транспортной системы. Ну, в принципе, дешево и сердито, простейший ИскИн позволяет обходиться даже без водителя, передвигаясь по заложенному в его память маршруту. Ехали мы не долго, минут тридцать, да и то, я подозреваю, только потому, что майор выбрал путь по самым дальним коридорам, да два раза пришлось дожидаться лифт. В итоге, из сугубо технологического сектора Станции мы оказались в ее фешенебельном районе, здесь даже был небольшой парк с маленьким прудом посредине, а вместо однотипных дверей в, пусть и хорошие, апартаменты, стояли самые настоящие индивидуальные коттеджи. Вот к одному из таких коттеджей мы и подрулили. Перед тем как зайти, майор еще что-то попытался втолковать мне про правила этикета и нормы приличия, но посмотрев на мою наглую физиономию, только вздохнул и махнув рукой пробурчал:

— Ладно, пойдем.

При нашем приближении двери раскрылись сами, а то я уже, если честно. Ожидал увидеть швейцара, в расшитой униформе и с эполетами на плечах. Миновав просторный холл, мы зашли в не менее просторный кабинет, где, развалившись в глубоких креслах, нас поджидало три индивидуума, барской наружности. Сначала вроде все было нормально, но секунд через тридцать я начал закипать. Трое присутствующих, почти никак не отреагировали на наше появление. И если майору такое поведение вышестоящего начальства было вполне привычно, то я как-то не привык, чтобы меня разглядывали как диковинную зверушку, при этом даже не предложив присесть. Ладно, смотрите, черт с вами, я тоже посмотрю, что тут и как. Не обращая внимание на расширившиеся глаза майора, я спокойно направился к небольшому столику, на котором возвышалась какая-то вычурная бутыль и стояли фужеры. Я так понимаю, что метаболизм у нас у всех одинаковый, и со мной ничего не случится, если и я немного хлебну хорошего вина, ну не будут же эти три жлоба пить сивуху. Ха, я оказался прав, очень даже приличное вино, хотя мне доводилось пить и получше. Так, с фужером в руках я и отправился на осмотр кабинета, а о том, что это именно кабинет, говорит огромный, скорее всего антикварный, стол и кресло за ним, а также шкафы вдоль стен, заставленные какими-то статуэтками, огромными кристаллами, книгами и еще чем-то непонятным, но скорее всего статусным. Неспешно переходя от одной штуковины к другой, я иногда брал ту или иную из них в руки, вертел, даже иногда пытался ковырять ногтем, а потом с безразличным видом ставил на место. В общем вполне себе успешно играл роль дикаря, хотя уже и не совсем варвара, на пол не плавал, в шторы не сморкался, даже ничего не попытался засунуть в карман.

Терпели меня долго, я бы столько не смог, да и то, нервы не выдержали только у одного, наверное, хозяина кабинета, и только после того, когда я «неловко» зацепился мечом за один из шкафов и «высвобождая» ножны сильно дернул, накренив и весь шкаф заодно. Ничего страшного не случилось, но какую-то полупрозрачную безделушку я успел поймать только возле самого пола. Мужик сначала побледнел, потом позеленел, а когда его взгляд сфокусировался на майоре, то покраснел и шипящим голосом сказал:

— Карг, что, демоны тебя побери, за дикаря ты притащил в мой кабинет?! Ты же говорил, что у него выдающиеся, даже уникальные данные, а я вижу перед собой неуклюжего дикаря, невоспитанного хама! — шипел мужик все это все на том-же странном языке, который я вполне понимал. То ли это еще один подарок от моих богинь-хранительниц, то ли плюшка уже от нейросети. Майор тут же полез все улаживать.

— Алекс, прекрати! Мы же договорились, что ты будешь вести себя прилично.

— Нет, майор, мы с тобой договорились, что СРАЗУ я никого убивать не буду. А вот насчет «вести себя прилично», уговора не было. — растерянную физиономию майора надо было видеть.

— Алекс, но ведь ты дворянин! А ведешь себя как последний босяк!

— Майор, есть одна поговорка: «С волками жить — по волчьи выть», волк — это такое животное, дикое и кусачее, может и загрызть при случае. Так вот, смысл ее в том, что в каждом обществе, надо вести себя так, как в нем принято. Так что мое поведение ничуть не является исключением для ВАШЕГО общества.

— А мне этот молодой нахал нравится. — неожиданно вмешался в разговор еще один из присутствующих, — Карг, это ведь он тебя развел больше чем на шестьдесят миллионов? А сейчас он просто разводит нас, проверяет нашу реакцию, и составляет свое мнение. И боюсь, что мнение он составил совсем не лестное для нас. Нам-то конечно наплевать на его мнение, но вот отдавать шестьдесят пять миллионов дикарю, я не вижу смысла, один демон, если верить анализам, то он скоро сдохнет.

— Зоран, да нет проблем, отдадим ему какую-нибудь калошу, а деньги вернем. Меня вот другое интересует, почему он с оружием? А Карг?

— Господа, понимаете, Алекс он, вполне адекватный молодой человек и я абсолютно уверен, что никому из вас ничто не угрожает. — разговор происходил все на том же, неизвестном языке, но я посчитал, что ничего страшного не случится, если я вмешаюсь.

— Майор, запомни раз и навсегда, любая адекватность, любое терпение, когда-нибудь заканчивается и тогда вперед выходят эмоции. Вы все вероятно забыли, что у меня стоит нейросеть, и как оказывается, это очень полезная штука, по крайней мере больших усилий, чтобы понимать, о чем вы говорите от меня не требуется. Может быть я и «дикарь», и «хам», и еще много чего, думаю, что в возможностях оскорбить человека вы можете дать мне фору. Вот только я никогда не был доверчивым дурачком, так что, майор, потрудитесь доставить меня на мою родную планету или куда-нибудь еще, только подальше от этих «господ», а то, боюсь, что не смогу сдержаться и к семи трупам, добавятся еще три. В отличии от вас, честь имею, господа, приятно оставаться. — жаль, что громко хлопнуть дверью не получится, автоматика, тудыть ее на лево.

Уже выходя из особняка, я краем глаза заметил метнувшуюся за мной фигуру майора. Разговаривать с ним мне чертовски не охота, но придется, скорее всего и нотации выслушивать тоже. Сойдя с небольшого крылечка, остановился, поджидая и СБшника, и своих сопровождающих, насколько я понял, по этой Станции без них никуда. Майор появился через пару секунд, схватив меня за руку и делая «страшные» глаза, потянул меня, почти бегом, куда-то в сторону. Пройдя таким манером метров двести, он затащил меня в какой-то технологический проход и там… рухнул на пол, покатываясь от смеха. Пока майор хохотал и катался по полу, я смотрел на него дебильным взглядом, про себя прикидывая: покусает или нет, ведь у человека явно снесло крышу. Я даже начал приглядываться, как бы его поизящнее приложить, чтобы успокоился, но минут через пять, тот и сам начал приходить в себя, хотя особой уверенности в его умственном состоянии у меня пока нет. Наконец, просмеявшись и кое-как поднявшись на ноги, он заявил:

— Алекс, ты красавчик! Если бы я не любил женщин, то расцеловал бы! Нет, это надо же так отшить этих зажравшихся боровов! Если запись этого разговора выложить в Сеть и брать по одному кредиту за просмотр, то можно просто озолотиться! Считай меня своим должником, сегодня ты исполнил мечту двух миллиардов разумных, а я был тому свидетелем!

— Майор, с тобой все нормально? Скажи, сколько пальцев ты видишь?

— Расслабься, Алекс! Да три, три пальца и перестань ты на меня так смотреть. Эти пиявки уже всей Станции поперек горла стоят, везде лезут, везде свой нос суют, работать никому не дают, на все у них свое мнение, и конечно же самое верное и самое правильное, все пыль, а они светочи! И мой тебе совет, требуй, да-да, именно требуй за свои зародыши миллионов семьдесят, не меньше! Наши научники тебе с удовольствием их заплатят, а если ты им кое-что предложишь, так они тебе еще и Базы какие смогут дадут и с кораблем помогут.

— Подожди-подожди, так это что, не твое начальство было?

— Ну как тебе сказать, начальство конечно и не только мое. Свитские это были, какие-то дальние родственники Императора, они как узнали про твои зародыши сразу слетелись, как мухи на мед.

— На мед пчелы слетаются, а мухи на кое-что другое.

— Да какая разница! Эх, жаль, что я не смогу выложить запись этой встречи в Сеть, потом проблем не оберусь, а как было бы здорово… Ну что, теперь пойдем с серьезными людьми поговорим?

— Точно с серьезными? А то мне кажется, что на сегодня уже достаточно… знакомства с вашей Империей.

— Точно-точно, не переживай. Пойдем, познакомишься с реальным, да и фактическим руководством Станции, ты их очень сильно заинтересовал. А это поверь, дорогого стоит, лучшие умы Империи хотят с тобой встретиться и поговорить.

— Встретиться и поговорить, не посмотреть?

— Да, именно так. Так, что идешь?

— Ладно уж, пойдем.

На этот раз никуда ехать не пришлось. Минут десять неспешным шагом мы шли до лифта, потом поднялись на два этажа выше и вышли на очередном уровне. Здесь по широким коридорам еще минут десять пешей прогулки, и мы на месте. Встретили нас очень даже радушно, человек пять каких-то суетливых и непоседливых мужчин, постоянно замирающих на мгновения, общались еще с кем-то по нейросети и опять улыбающиеся и очень даже простые. Разговаривали мы ни о чем, ученые рассказывали самые разные байки и истории из своей жизни, а я делился впечатлениями и знаниями о планете на которой был еще совсем недавно. Насколько я понял, все эти люди сидят на Станции практически безвылазно, я бы сказал, на казарменном положении, и им доставляет огромное удовольствие пообщаться просто так, с посторонним человеком. Я все время ждал, когда же эта ученая братия заговорит о жемчужинах, но такое впечатление, что они по каким-то причинам боятся затрагивать этот вопрос. Причину этой неуверенности понял майор. Он поднял руку в верх и приковав к себе внимание, просто сообщил:

— Господа, я вам сейчас скину запись недавней встречи Алекса с некими господами, но вы должны обещать мне, что никуда дальше эта запись не уйдет. Я вроде никому из вас ничего плохого не сделал, так что, не подведите меня, господа ученые.

После этого демарша, минут на двадцать в помещении повисла полная тишина, взорвавшаяся, в конечном итоге, восторженными возгласами. После которых настала пора серьезного разговора. Ученых интересовало буквально все, где нашел, как нашел, когда нашел. Но ответить мне им было нечего, я только сообщил, что получил их эти раритеты за несколько недель до прибытия на эту Станцию в качестве контрибуции и откупных. Разочарование прямо-таки бросалось в глаза. Но тут на помощь пришел майор, подбросив им очередную «кость».

— Господа, а вы знаете, ведь помимо Алекса с его зародышами я привез с той планеты и еще кое-что и смею надеяться не менее важное и интересное.

— И что же это, уважаемый Карг?

— Медкапсула и пара меддроидов, ну и три молодых и симпатичных девушки, которые я надеюсь станут для вас замечательными помощницами.

— С девушками все ясно, вы майор, всегда слыли любителем женской красоты. А вот что же такого интересного в медкапсуле, скорее всего не самой новой модели и в меддроидах?

— Их примечательность в том, что именно в этой медкапсуле нейросеть Алекса полностью вышла в рабочий режим, а дроиды ей в этом помогали. Всю документацию и все данные по работе капсулы и дроидов я привёз, вы сможете с ними ознакомиться чуть по позже. Давайте сначала закончим наши дела с Алексом, а потом будете разгадывать новую загадку.

— Алекс, так вы все же продадите нам зародыши нейросетей Ушедших?

— Вы знаете, профессор, сначала я хотел вам отказать, потом, немного пообщавшись с вами, я все же сменил гнев на милость, но в качестве компенсации, хотел повысить цену… но в итоге, все же решил не менять наших с майором договоренностей. Если это конечно не будет уже интересно вам… ну а в замен, я надеюсь на кое-какую помощь уже от вас. — судя по плотоядной ухмылке, появившейся на лицах ученых, получу я немного больше, чем мы договаривались, да и себя они не обидят. Вот только слова прозвучали совсем другие.

— Алекс, а о какой помоще вы говорите?

— Мне нужны ответы на кое-какие вопросы и… Базы Знаний. Майор, наверное, вам уже сообщил, что я не собираюсь обосновываться на какой-то планете, или такой вот Станции, а хочу собственный корабль. А так как я совсем не глупый, то прекрасно понимаю, что без знаний тут никуда. А у вас, насколько я понимаю, Базы несколько отличаются от тех, что продаются свободно, они несколько больше и намного современней. Я прав?

— Нет, не правы, уважаемый Алекс, наши Базы не современней, а скажем так… древнее. Ведь мы в основном работаем по методикам и с оборудование Великой Империи, а значит и Базы нам нужны соответствующие. А вот в том, что они полнее чем современные, вы абсолютно правы. — с улыбкой ответил мне один из присутствующих. — А о каких вопросах вы говорили?

— Вопрос по моей родной планете. Вы же в курсе того, как я оказался на вашей Планетарной Базе, вот у меня и появился вопрос, почему девушки не смогли связаться ни с отцом, ни с СБ с помощью нейросетей.

— О, на этот вопрос мы бы и сами хотели знать ответ. Ваша планета уникальна, она обладает каким-то неизвестным нам полем, которое блокирует работу любых нейроструктур.

— Но я не один раз видел, как сотрудники на Станции свободно общаются с помощью нейросетей.

— На Планетарной Станции, да, а вот за пределами защитного поля Станции, уже нет. Насколько я помню, и сама Станция-то создавалась именно для изучения этого феномена, это уже много позже на нее перенесли испытания и разработку новых видов нейрооборудования, чтобы проверить, так сказать, сразу в боевых условиях. Еще вопросы будут?

— О, миллион! Но попозже, сначала я должен все обдумать, а может быть, после изучения этих ваших Баз, они и сами отпадут.

— Ну, раз все неотложные вопросы мы решили, то не будем вас больше задерживать. А насчет Баз, я думаю наш многоуважаемый коллега, профессор Никатка, вам с удовольствием поможет. А мы пока обсудим… на какую сумму вы «обиделись» и посмотрим, что можем сделать. — дьявольский смех ученых еще долго стоял у меня в ушах.

Покинув ученых, я собрался стойко дожидаться, когда они отпустят и майора, сомневаюсь, что без него смогу найти дорогу к своим апартаментам. Вышел он быстро, не прошло и пары минут, причем не один, его сопровождал один из умников, то ли самый молодой, то ли… то ли у него ко мне какое-то дело. И я оказался прав, прямо с ходу ученый решил взять «быка за рога».

— Уважаемый Алекс, я должен принести вам свои извинения за задержку, а заодно за некоторую невоспитанность моих коллег, но вы их уж простите, мы, ученые люди увлекающиеся и иногда забываем об элементарных правилах приличия. Поэтому, позвольте представиться, профессор медицины, Тяги Никатка, к вашим услугам. Ну что, пойдемте, посмотрим какими Базами мы можем с вами поделиться. Вам, молодой человек, несказанно повезло, всего месяц назад к нам на исследования доставили ИскИн времен Великой Империи, и не просто ИскИн, а ИскИн с одной из военных баз, сама база конечно же давно разрушена, а вот ИскИн каким-то чудом уцелел. Часть хранившейся на нем информации мы смогли расшифровать и восстановить, так вот, вы не поверите, это Базы Знаний, правда ранги у них не очень высокие, по четвертый включительно, но и это очень и очень хорошо, они примерно соответствуют нашим базам шестого ранга. Так что, сами понимаете, никто не сможет определить, что и сколько мы вам залили. Сами Базы конечно очень дорогие, но мы с коллегами посовещались и решили, что миллионов на пятнадцать, вы можете рассчитывать. Именно на эту сумму вы и «обиделись» на Империю.

— Профессор, а это не сильно много, у меня потом проблем с вашей Империей не будет? А то, знаю я как власть предержащие относятся к неоправданным расходам.

— Нет, Алекс, не будет, никаких проблем у вас не будет. Если бы многоуважаемый майор Зор не поторопился сообщить о достигнутых с вами договоренностях, то эту цифру можно было бы еще миллионов на десять смело увеличивать, причем без всяких «обид».

— Вот ведь гад!

— За что же это вы его так?

— Да он первоначально предложил мне всего восемнадцать миллионов за одну жемчужину!

— А, тогда понятно. Тут он конечно очень сильно пожадничал. СБ, что с него возьмёшь. Я так понимаю, что никаких прав на перестроенное вашей нейросетью медоборудование вы не заявляли?

— Нет. А что, надо было?

— Да. Но теперь уже поздно. Вы уж не взыщите. Но я вам сделаю небольшой презент, за него. Вдруг вы еще что-нибудь найдете, так уж не забудьте про нас. А мы в обиде не оставим, бюджет у нас приличный. Мне почему-то кажется, что вы дьявольски везучий человек. Ну вот мы и пришли. Проходите не стесняйтесь, тут конечно бардак, но мне так лучше работается.

Честно говоря, я не знаю как тут работается, но особого бардака я не заметил. Больше всего не очень большое помещение своим убранством напоминает берлогу сумасшедшего алхимика, хотя и живущего в эпоху высоких технологий. Почетное место в комнате занимает какая-то полуразобранная медкапсула, с огромным количеством дополнительных модулей и блоков, стоящих вокруг нее. Все это «безобразие» было кое-как соединено между собой, но как не странно, все работало.

— Если я все правильно понял, то через пару дней вместо этой капсулы тут будет стоять ваша, а мне придется увеличивать штат своих помощников и тут очень кстати придутся девушки, которых привез майор. — начал мне объяснять профессор, но потом махнул рукой и добавил, — Хотя вам это, наверное, совсем не интересно. Нус, приступим. Раздевайтесь, молодой человек, и занимайте капсулу. Что и как вы уже знаете, поэтому терять время на объяснения не будем. И да, вот еще что… если ваша нейросеть, вдруг захочет поработать и с этой медкапсулой, вы уж ее не удерживайте. Хорошо, договорились? — получив мои клятвенные заверения, что я да не в жисть, ученый улыбнулся и крышка медкапсулы в очередной раз начала опускаться. Я еще подумал, что набор Баз-то мы так и не обговорили, но было уже поздно.

Как не странно, но в этот раз я не заснул. Я все отчетливо понимал и воспринимал все как реальность, хотя прекрасно знал, что нахожусь в монстрообразной медкапсуле. Неожиданно, какая-то сила подхватила меня и понесла. Такое состояние длилось совсем не долго, может пару мгновений, а может и наоборот, века и тысячелетия, восприятие времени у меня пропала напрочь. Также неожиданно как и началось, так же внезапно это движение в никуда и прекратилось. Я оказался стоящим посреди самой настоящей библиотеки, причем стоящий, в самом буквальном смысле. Я ясно видел свои руки, ноги, тело, ощущал доки пола под ногами, шершавость книжных шкафов и непередаваемый запах книг. Непроизвольно я потянулся за одним из томов, когда меня отвлекли.

— Какое у вас своеобразное представление о «хранилище знаний», и какое скрупулезное прорисовывание деталей. А что, мне нравится, надо зафиксировать эту картину. Что, Алекс, удивлены? Не стоит, мы тут не только изучаем артефакты давно исчезнувших цивилизаций, но и пытаемся приспособить утерянные и восстановленные нами технологии. Давайте я вам объясню где мы с вами находимся. Все, что вы видите вокруг, это Базы Знаний, Базы Великой Империи. Вам надо только захотеть изучить какую-то Базу, и она сама вам покажет где находится. Должен вас предупредить, чем сложнее База, чем выше у нее ранг, тем больше времени для ее изучения и осмысления требуется, поэтому я не советую вам заниматься их изучением здесь. Просто возьмите нужную книгу, пролистайте ее или еще что сделайте, я не знаю, у каждого это происходит по-своему. Таким образом вы поместите все данные из выбранной базы к себе на нейросеть, не беспокойтесь, хотя у вас и стоит нейросеть Ушедших, она прекрасно взаимодействует и с базами Великой Империи и с современными, мы считаем, что ей вообще без разницы, какие именно Знания в нее помещают. К сожалению, долго находиться в медкапсуле нашей новой разработки пока нельзя, виртуальная реальность затягивает, разумный перестает ощущать, что он находится не в реальности. Но мы уже опытным путем определили оптимальное время, так что, я тут не только чтобы вам все объяснить, но и еще чтобы проконтролировать. Ну вот и все, краткий инструктаж вы получили, а теперь добро пожаловать в «Сокровищницу Знаний».

Я в шоке, вот тебе и «отсталые технологии», что-то я в том Содружестве ни о чем подобном не сдыхал. Хотя, а что, я бывал на сверхсекретных научных Станциях? Нет. Был в курсе проводимых исследований? Тоже нет. Так что, может быть где-нибудь у аграфов все это вызвало бы только смех и саркастическое кручение пальцем у виска. Ладно, не будем терять времени. Что нам надо в первую очередь? Правильно, все что касается управления космическим кораблем. Пара десятков совсем не тоненьких томов на полках подсветилось. Протягиваю руку к ближайшему. Что тут у нас? О, сразу в яблочко, «Пилотирование космических кораблей класса „крейсер“, четвертый ранг». Ставим на место, сознание, а может быть и нейросеть подсказывает, что все данные уже загружены. Идем дальше. «Пилотирование тяжелых и сверхтяжёлых кораблей класса „линкор“ и „броненосец“ четвертый ранг», в копилку. И так по всей линейке кораблей. Потом пошли Базы по навигации, связи, маневрированию, боевому применению, щитам и орудиям, отдельно по туннельникам, плазменным, лазерным, кинетическим и ракетам. В копилку упали Базы по медицине, инжинирингу и дроидам, туда же пошли и Базы по дронам, промышленности и добыче. Не обошёл я своим вниманием и Базы по истории и фундаментальным наукам, ручному и стационарному вооружению, рукопашному бою и бою с применением подручных средств. Нашел Базу по картографированию, тоже в авоську, пригодится. И еще много и много чего нужного и не очень, даже архитектурой не побрезговал, а уж энергоустановкам, так уделил особое внимание. В общем затарился по полной. Если все это учить, то даже в медкапсуле и под разгоном, мне этого хватит на десятилетия, если не на века. Образ профессора ободряюще мне улыбался и я не мог остановиться, хапая и хапая, стремясь взять все и еще чуть-чуть, пока халява не закончилась. А ведь сколько еще всего осталось! И может быть, где-то тут притаился «том», который окажется мне жизненно необходим, но я просто этого еще не знаю. Когда моя фантазия иссякла, я просто начал тупо брать первую попавшуюся «книгу», читал название и ставил на место, этого было вполне достаточно. От этого увлекательного занятия меня отвлек Никатка:

— Алекс, поторопитесь, время идет, скоро пора будет заканчивать, а вы так ничего и не выбрали.

Твою же мать, так это что, он не знает, что все что я брал в руки я уже загрузил на нейросеть? Считает, что я просто просматриваю и все?! Поэтому и молчит, что я свой лимит уже давно исчерпал?! Так, надо что-то срочно предпринять! Беру с десяток «книг» наугад и начинаю их медленно пролистывать. Первый же раскрытый мною «том» оказался очень интересным, «Методы обнаружения и определения пространственных аномалий. Их типы и классификация. Третий ранг». Остальные тоже были довольно познавательными и полезными, хотя в ближайшее время и абсолютно лишними, но нехай будут. Придет время я и их изучу, пригодится. Последний «том» я уже пролистывал под нетерпеливым взглядом профессора, назывался он просто: «Звездный Атлас» и все, ни тебе каких-либо уточнений, ни рангов, вот так вот простенько и со вкусом.

Стоило мне поставить последнюю «книгу» на ее законное место, как та же сила опять куда-то меня потащила. Мгновение и мне прямо в глаза бьет яркий свет, а тело начинает ощущать, что оно лежит на мягком ложе медкапсулы. Выбравшись из капсулы, я не узнал помещение, всюду суетятся дроиды, вокруг медкапсулы носятся человек десять, совершенно не обращая на меня внимания. Только профессор, счастливый и довольный, прямо-таки светящийся от счастья, заметив, что я уже вылез, подскочил ко мне и начал трясти мне руку, постоянно за что-то благодаря. Осмотревшись вокруг, никаких изменений я не заметил, но судя по всему, моя нейросеть опять что-то учудила, подогнав под свои нужды еще и эту медкапсулу. Странно, раньше я за ней такой тяги к переделкам не замечал, только один раз было, да и то, по необходимости. А может она восприняла мое подсознательное желание отплатить профессору за все полученные от него Базы? Не знаю, но в любом случае, с этой тенденцией надо будет разбираться, потому как чую, что в капсулы, тут или еще где, мне ложиться придется еще не один раз и если каждый раз это будет сопровождаться подобным ажиотажем, то очень скоро меня запрут в каком-нибудь бункере и буду я сутками напролет «модернизировать» медкапсулы.

К счастью, все оказалось не так плохо. Да, капсула профессора слегка изменилась, но ключевое слово здесь, «слегка», никаких особых изменений как оказалось не было, просто она стала работать более стабильно и, как я подозреваю, мое «видение» библиотеки Баз прописалось в ней как основное. Но судя по всему, Никатка и этому был рад до одурения. Теперь мне осталось решить с ним только один вопрос, а именно мне нужна своя медкапсула для ускоренного изучения Баз. Едва профессор понял, о чем я ему толкую, он сразу же из без колебаний дал свое добро. Я так подозреваю, что он в тайне надеется, что я ему еще одну капсулу подгоню под параметры Ушедших. А вот тут вот хрен вам, не угадали, пора заканчивать с чудесами. Кстати, Никатка выполнил свое обещание и бонус мне подогнал, а именно кристалл с Базой, да не простой, а Базой Ушедших. Я хотел было испугаться и отказаться, но как оказалось, такие Базы довольно распространены и стоят совсем не много, так как практически бесполезны, это База по настройке и работе с нейрокомплексом. А вот мне в самую в жилу, по крайней мере не буду путаться в понятиях и определениях и все что я раньше выставил «по умолчанию», теперь подстрою под себя. Правда возникла еще одна проблема, как залить-то эту Базу, ничего подобного считывателю у меня нет. Но и тут профессор мне помог, сообщив, что когда я лягу изучать Базы в медкапсулу, он зальет ее мне через ИскИн капсулы. Теперь бы только дождаться этого момента, а то похоже, что ученый уже весь с головой ушел в новые возможности своей капсулы и обдумывает как бы их использовать и в стандартных изделиях Империи.

Весь следующий день мы с майором мотались между научной Станцией и Боевой. Я принимал гражданство, открывал счет в Императорском Банке, оформлял в свою собственность один из ботов пиратов. Майор, гад ползучий, пытался и их зажилить, но один я все же отстоял. В конце концов, мне нужно где-то обитать, когда я начну собирать себе корабль, да и надоело постоянно быть под контролем. Майор хотя и отрицает круглосуточную слежку за мной, но веры ему, в этом вопросе, у меня нет, а так будет свой угол, довольно большой, кстати. А вот после суматошного дня, меня ждал сюрприз. В одной из комнат моих апартаментов появилась медкапсула, вместе с очаровательным медтехником, которая и должна была мне помогать в изучении Баз и акклиматизации в местном обществе. И начали мы совместную работу, именно с «акклиматизации», так что на утро я проснулся не один, а в приятной компании. Как ночью выяснилось, я на Станции стал уже довольно известной личностью, по крайней мере в ее медицинской секции. Ну а что, я совсем даже не против. Девушка, Ника, кстати, оказалась не только потрясающей любовницей, но еще и очень хорошим специалистом и до предела ответственным сотрудником. Сказано ей было, помочь в изучении Баз неотёсанным дикарем, значит помочь и никаких гвоздей, и нечего разлеживаться, марш в душ, завтракать поплотнее и в медкапсулу, учиться. Так потекли мои дни на Станции. Днем учеба, вечером короткие посиделки в одном из баров, а ночью «постельный рок-н-ролл» почти до изнеможения, благо что уже через пять минут в медкапсуле, я опять был свеж и бодр как огурчик.

К изучению Баз Знаний я подошёл творчески. В первую очередь озадачил свою нейросеть сверкой уже имеющихся у меня знаний и загруженных мною баз уже в этом Мире. Такая нужная и полезная функция стала мне доступна после того, как я залил и изучил переданный мне профессором кристалл. Благодаря ему, кстати, многие непонятные функции нейросети стали мне чуть ли не родными, я прямо-таки нарадоваться не могу на свое приобретение. В общем, с поставленной задачей нейросеть справилась довольно быстро, всего за три дня, а вот понять, что делать с полученными выводами, мне пришлось несколько дольше. Картина вырисовывается следующая. Если брать Базы сугубо технической направленности, то тут начинаются различия уже на первых рангах, чисто теоретические Базы практически ничем не отличаются друг от друга, вплоть до четвертого ранга, про гуманитарные я уже молчу, там вообще ничего общего, пожалуй, только в Торговле и Юриспруденции есть пересечения, причем заметные. Инженерные базы практически ничем не отличаются друг от друга, но это при том, что в реальности я вижу совсем иное. Для разрешения этого несоответствия мне пришлось обращаться за помощью к своей новой подружке. Уяснив что мне надо, она только засмеялась.

— Профессор говорил мне, что рано или поздно, но ты придешь именно к этим выводам. Современные Базы Инженера я тебе конечно принести могу и достаточно высокого ранга, соответствующие распоряжения я уже получила. Но я одного не пойму, зачем ты вообще связался с базами Великой Империи, ведь любой ребенок знает, что современная наука и техника намного обогнала своих предшественников. — от подобного заявления я чуть не поперхнулся. Это кто же девочке так мозги-то промыл. Правда заострять на этом внимание я не стал, а согласно подтвердил ее мнение и выдал:

— Вот-вот, я тоже пришел к этим же выводам, поэтому и решил, что лучше всего будет изучать Базы именно современные, а не это старье. Просто я планирую восстановить один из кораблей Великой Империи, говорят их много, и они никому не нужны, вот поэтому мне и нужны были именно те Базы. На современный корабль у меня просто тупо не хватает средств.

Короче, уже через пару часов я стал счастливым обладателем комплекта инженерных Баз шестого ранга, а еще через час я уже лежал в медкапсуле и изучал их. К тому моменту, когда я покинул капсулу, мне стало ясно одно, последние полтысячи, в Империи, а возможно и во всем здешнем Содружестве, лет происходит уверенная деградация знаний и научно-технической мысли. С одной стороны, это раскрывает передо мной невиданные перспективы, а с другой, есть реальная опасность в очередной раз подставиться и снова превратиться в объект охоты. В том, что деградация проводится целенаправленно и планомерно, я ничуть не сомневаюсь. Есть правда маленький нюанс, это эта Научно-Исследовательская Станция, прекрасно запрятанная и находящаяся под охраной достаточно солидной эскадры, да еще и четырех Боевых Станций. Значит не все так запущено как кажется на первый взгляд и есть в местном обществе здоровые силы и трезвые умы, которые, понимают и пытаются противостоять тенденциям в развитии, ну а достаточно хорошая оборона говорит о том, что есть реальная опасность нападения. Вот только вопрос, нападения со стороны кого, местного аналога Центральных Миров или нападения из вне? Я бы предпочел второй вариант, в таком случае, при крайней необходимости, можно будет получить, пусть и минимальную, но поддержку со стороны Империи или всего Содружества, если конечно я смогу продемонстрировать свою полезность, правда тогда возникает вероятность оказаться на такой вот Станции, да еще и «без права переписки», не говоря уже о свободе перемещения. Но в противном случае, вообще надо сидеть тихо-тихо и не высовываться, иначе сожрут и не подавятся, а это значит затихориться где-нибудь на планете и тупо прожигать неправедно нажитые миллионы, абсолютно не задумываясь о завтрашнем дне.

В тот день, когда нейросеть известила меня о пополнении моего счета на восемьдесят миллионов, я решил, что пора завязывать с «учебой» и выбираться из этой Системы. Две недели усиленной «учебы» в медкапсуле под разгоном, десяток посещений тренажеров и симуляторов, вполне позволяют мне пилотировать бот и заняться восстановлением корабля. На моей нейросети уже появились отметки об изученных Базах, благо, что ее настройки позволяют мне самостоятельно их выставлять. Связавшись с майором, я сообщил ему, что нам надо поговорить. В ответ услышал, что он будет ждать меня через час у профессора Никатки. Ну, у профессора, так у профессора, мне все равно надо с ним поговорить, и скинуть «лишние» миллионы, согласно договоренности.

Рабочий кабинет профессора встретил меня громким смехом, майор как раз рассказывал Никатке что-то смешное.

— Это я, похоже, вовремя зашел. Кому веселимся?

— А, Алекс, день добрый. Да вот, майор рассказывал о своем недавнем общении с одним из военных. По твоему поводу, кстати.

— Оп-па, и чего такого я не знаю?

— Да ты не напрягайся, я тут посетил одну из Станций в соседней Системе, насчет корабля для тебя. Ну вот командующий Станцией и попытался привлечь тебя на военную службу, когда увидал твои данные. Ты знаешь на что он в первую очередь налегал? На то, что через десять лет службы ты вполне можешь стать миллионером и заработать свой первый миллион, а через двадцать лет вполне можешь «поднять» и три. Ты представляешь, я ему втолковываю, что ты готов заплатить прямо сейчас пять миллионов за подходящий тебе корпус корабля, по сути за металлолом, а он что-то там вещает о достойной денежном содержании, прекрасной нейросети и прочем. У меня сложилось такое впечатление, что этот, в принципе, неплохой военный просто наслаждался звуком своего голоса и уже подсчитывал свою премия за привлечение тебя к военной службе.

— Ничего, майор, бывает. Это еще не диагноз, вот если бы он начал угрожать, стращать всеми карами небесными, давить на патриотизм и мой долг гражданина, тогда ой…

— А ты что, уже сталкивался с подобными типами? Все так точно рассказываешь, как будто рядом стоял!

— Что, на самом деле?

— Ага. Пришлось его сильно разочаровать. Правда пилюлю я ему подсластил, сказав, что ты будешь на его Станции восстанавливать корабль. Он сначала, конечно, немного поартачился, но когда наконец-то понял, кто я и откуда, то сменил гнев на милость и высокопарно заявил, что «почтет своим долгом и честью оказать посильную помощь СБ его Императорского Величества».

— Ну так, то СБ, а я-то тут причем.

— Алекс, ну что ты как маленький! Ты ведь не в пираты или наемники собрался податься? Будешь, как я понял, честно брать фрахты, летать по всему исследованному космосу, зашибать свой кредит маленький. Ну что тебе стоит иногда завернуть туда, куда тебя попросят, доставить попутный груз, контейнер или два, и за не бесплатно конечно.

— Майор, мы так не договаривались. Про подобные твоей структуры, у нас говорят: «коготок увяз — всей птичке пропасть». Оно мне надо?

— А корабль тебе надо? Оборудование, самое современное, заметь, надо? Или ты предпочитаешь, собирать корабль из старья? — на эти слова майора я невольно скривился, особенно когда услышал про «самое современное оборудование», и майор и профессор мою гримасу заметили. Вот только реакция на нее у них была диаметрально противоположная. Майор отреагировал вполне ожидаемо, глянув на меня с неким превосходством, а вот на лице профессора мелькнуло удивление и некое уважение. Впрочем, как мелькнуло, так и исчезло. Надо будет потом, как-нибудь выбрать момент и аккуратненько с ним поговорить на эту тему, выяснить, что ему известно. А пока, закину-ка я удочку, да посмотрю на реакцию.

— Майор, ты знаешь, я, наверное, постараюсь обойтись по минимуму современными системами на своем будущем корабле. Я тут полазил в Сети, посмотрел цены и понял, что будь у меня даже в два раза больше кредитов, то и тогда я не смогу собрать корабль своей мечты. А так, буду потихоньку модернизировать, то поменяю, сё, глядишь и получу со временем чудо, а не просто хороший корабль. — и только сказав это, понял, что сморозил полную глупость. Чем не преминул воспользоваться майор.

— Вот-вот, поменяю, модернизирую. А как ты это собрался делать-то? Современный гипердвигатель ты в старый корпус никак не воткнешь, маршевые двигатели тоже, да у него и топливных танков-то нет. В Великой Империи использовали одноразовые танки, которые во время боя просто отстреливались, сейчас таких уже не найдешь, так что придется делать танки внешними, что сильно снизит маневренность и так почти по каждому пункту. А если сразу ставить все самое лучшее, то такой корабль еще лет сто пролетает без всяких проблем. Я бы на твоем месте вообще не заморачивался с этим конструктором, взял бы сразу готовый корабль и все, а СБ тебе бы рассрочку оформило, там по сравнению с общей суммой не такие уж и большие деньги выходят. Миллионов двадцать всего. А если брать корабль который уже походил, то даже и твоих финансов вполне хватит! — ну вот как человеку объяснить, что мне его летающий гроб и даром не нужен? Нет, даром конечно взял бы, взял бы, да сразу бы и продал, деньги лишними не бывают. А профессор, гад, все уже понял, я это по его ехидной улыбочке вижу, понял, но молчит и улыбается, нет чтобы подсказать что-нибудь.

— Майор, да не нужен мне ваш цельный корабль, мне модульный больше нравится, есть где развернуться во всю ширь души. Нравится мне, понимаешь, нравится придумывать что-нибудь новенькое. Я из модульного такую конфетку сделаю, обзавидуетесь! — а вот это я наверное зря. Вон как майор сразу напрягся и на Никатку глазами зыркает. Вот ведь… нехорошие люди! Да они ведь заодно! Сговорились! На вшивость меня проверяют! Все это майор прекрасно знает и понимает. Подтверждение своим выводам я получил уже через несколько секунд.

— Да, профессор, вот сколько лет с вами работаю, а все не перестаю поражаться вашему умению разбираться в людях. Но, как, как вы узнали, что он прямо-таки уцепится за модульную конструкцию?

— А тут все просто, Карг. Я в отличии от тебя привык очень внимательно анализировать всю имеющуюся информацию. Поэтому сразу обратил внимание на ту часть в твоем рапорте, где девушки описывают, как Алекс заказывал для них повозку и ручные стрелометы. Перед ним была поставлена задача. В первом случае, обеспечить максимально возможный комфорт и безопасность для женщин, а во втором дать этим самым женщинам дополнительный шанс отбиться от врагов, причем отбиться дистанционно, пусть эта дистанция и всего пару метров. Обе эти задачи он с блеском решил, причем решил, используя доступные ему знания и технологии. Сколько раз мы с тобой уже спорили по поводу и без повода. Ну нравятся тебе цельные корабли, ну так пусть нравятся, но ты же со мной согласен, что модульная конструкция намного удобнее. Удобнее и в ремонте и в обслуживании, а Алекс нам только что еще один факт озвучил — модернизация. И правильно, появляется новый гипердвигатель, и все, все старые корабли на продажу, и опять сотни миллиардов кредитов тратим на новый Флот. А так, поменяли гипердвигатель, да даже целиком сектор корабля и все. И быстрее и дешевле. Конечно остается вопрос с защитой, силовые поля не дают необходимой гарантии, а строить полностью бронированные модули, это то же самое, что и полностью бронированный корабль, поэтому в свое время от модульной системы и отказались, строить корабль целиком, оказалось дешевле. А что это наш друг, смотрит на меня как на идиота? Алекс, ты со мной не согласен?

— Ну в принципе, согласен, а вот с вашей последней сентенцией, уважаемый профессор, ни в коем разе.

— А что, Карг, послушаем нашего гостя, ведь он прибыл к нам с высокоразвитой планеты и строить для него космические корабли привычное дело. — подколоть решил, гад? Ладно, получайте.

— Ну, уважаемый профессор Никатка конечно прав. Строить и уж тем более проектировать космические корабли я пока, замечу, пока не умею. Но это не значит, что я не могу работать своей головой. Скажите профессор, есть большая разница, прилетит острозаточенная железяка человеку в голову, или лазерный луч?

— Да в принципе нет. Итог и так и так один и тот же.

— Правильно. Так вот, в моем понятии тело человека и тело космического корабля, это одно и то же. И то и другое, достаточно нежная штука и требует определенной защиты. А теперь вам вопрос, как можно защитить тело?

— Силовые поля, а на низком уровне развития носят доспехи. К чему эти вопросы, Алекс?

— Что такое доспехи? Броня! Так почему нельзя построить корабль, а потом навесить на него «доспехи», сиречь, забронировать, только броню эту делать не цельную, а по принципу пластинчатого доспеха, мелкие чешуйки. Случится бой, часть чешуек будет повреждена, так заменить их намного дешевле и быстрее чем строить новый корабль. Я уже знаю, что корабли Великой Империи были безбронные, они тогда надеялись на свои силовые поля, но со временем, впрочем как и всегда, спор стрелы и брони, выиграла стрела. Вы перепугались и забросили хорошую идея, а немного подумать, что уже не судьба?

— Косность и шаблонность мышления. Карг, ты понял, что только что сделал этот молодой человек? Он только что увеличил Флот Империи в несколько раз, удешевил постройку новых кораблей, их обслуживание и ремонт.

— Профессор, я не понял, а как он «увеличил Флот Империи в несколько раз»?

— Эх ты, майор, а еще СБшник. Сколько у нас по корабельным свалкам и базам металлолома старых корпусов от кораблей Великой Империи, теперь их все можно пустить на усиление Флота. Конечно потребуется время для разработки нового способа бронирования, но это пара месяцев, ну полгода, если разрабатывать такую систему для всех кораблей. Но если идти по пути нашего друга, то разведчику броня не нужна, его козыри скрытность и бесшумность и так по многим типам и классам кораблей.

— Так, стоп, господа, вы мне сначала корабль продайте, а потом на все остальные планы стройте.

— Алекс, у нас есть к вам другое предложение. Майор вас ознакомит со всеми типами корпусов кораблей Великой Империи, вы выбираете тот, что вам больше нравится, военные притаскивают сюда два таких однотипных корпуса и вы восстанавливаете их оба. Для одного все оборудование само-собой за вас счет, а для второго за наш, за это мы снабдим ваш корабль броней ну и конечно же все ремонтные и производственные мощности тоже за наш счет. Как вам такое предложение? По сути, вы платите только за оборудование, это даст вам экономию в пару десятков миллионов.

— Профессор, а как насчет патентного права?

— Алекс, не зарывайтесь, а то наш уважаемый майор просто возьмет под стражу. Восстановить по предложенной схеме корабль мы и сами сможем. Поверьте, жизнь одного «дикого» ничто по сравнению с Империей, да вы и сами это прекрасно понимаете.

— Понимаю. Но потом-то меня отпустят?

— Конечно, ведь кое-какие технологические «мелочи» вы знать не будете, а значит и никому рассказать их не сможете, а после начала переоборудования нами кораблей, уже через неделю все будут знать, что и как мы делаем, но у нас будет кое-какая фора.

— Ага, особенно если перед полномасштабной модернизацией, вы просто выкупите наиболее сохранившиеся корпуса у других?

— Вы, молодой человек, поражаете меня все больше и больше. Может быть и на самом деле, посадить вас под замок, обеспечить все мыслимые и немыслимые условия, а вы будете выдавать нам элементарные решения самых разных вопросов, над которыми бьются выдающиеся умы Империи и всего Содружества.

— Профессор, ну вы же медик, а не тюремщик. Давайте остановимся на вашем первом предложении. Под протокол?

«Болтун находка для шпиона», «Язык мой — враг мой», что там еще по поводу языка без костей? оказывается высокий Индекс Интеллекта, совсем даже не делает разумного умнее, или по крайней мере предусмотрительней. Вроде и договор с профессором есть, и даже под протокол, а толку? Хотя есть у меня одна возможность сорваться с этого крючка, да вот только боюсь раскусят меня, тогда вот точно, куковать мне в золотой клетке. Нет, «это не наш путь». В конце концов, ничего сверхъестественного я не предложил, даже базу подвел под свои «размышлизмы» вполне соответствующую своему социальному статусу и происхождению. Главное больше нигде не засветиться, а ведь как хочется разобраться с местным пищевым синтезатором, как надоело есть эту пасту, как хочется вонзить зубы в кусок, пусть и искусственного, но мяса. Нет, буду страдать, терпеть и надеяться.

Следующие пару дней я провел с майором, даже времени «поучиться» он мне не оставлял. Мы плотно засели за изучение трехмерных моделей кораблей Великой Империи. Вот и еще одно отличие от того Содружества. Инженеры и проектировщики Империи думали не только о функциональности кораблей, но и об их эстетическом виде. Привычных мне летающих «гробов», тут нет и не было, большинство судов чем-то напоминает рыб, хотя есть и шарообразные, и «летающие тарелки», попадаются даже «вертикальные» корабли, со стороны напоминающие полумесяц. К концу второго дня я все же сделал свой выбор, само-собой, что к кораблям экзотических форм я остался равнодушен, остановился на среднем крейсере, одной из последних запущенных в серию моделей. Достаточно большой, почти четыреста метров длинной и полста шириной, в высоту же чуть больше шестидесяти. Шесть палуб, из них две жилых, одна для команды и одна для космодесанта. В принципе, что там когда-то стояло и что планировалось, совсем не важно, все равно придется внутри все переделывать. Вот тут-то я и разошелся по полной программе, часами сидя перед голографической панелью связи с ИскИном, перебирая десятки типов и видов двигателей, реакторов, эмиттеров щита, генераторов гравитации и систем жизнеобеспечения. Не всегда выбирая самое-самое, но все вместе выбранное мною оборудование должно было прекрасно сочетаться. Напрягала только необходимость установки танков под топливо и использование соответствующих двигателей. Но это дело поправимое, дайте мне только возможность отсюда вырваться. А ведь есть достаточно неплохие модели двигателей, работающих на других принципах, которым не нужны тысячи тон топлива, но все упирается в энергию, нет тут таких реакторов, компактных и в то же время достаточно мощных, чтобы полноценно обеспечивали энергией и корабль, со всеми его системами, и маршевые, и маневровые и разгонные двигатели, да еще и целую кучу вспомогательного оборудования. Одни только ИскИны и гасители инерции сколько потребляют, причем последние весьма слабенькие, не даром во время разгона и торможения почти вся команда вынуждена залазить в противоперегрузочные капсулы, а дежурная вахта, во главе с капитаном испытывать огромные перегрузки, лишь чуть-чуть смягчаемые противоперегрузочными скафандрами, креслами, работой нейросетей и спецаптечек. В общем куда приложить руки, мозги и желание, у меня будет. А пока остается только ждать, когда вояки притаранят пару выбранных корпусов и все необходимое для полного восстановления кораблей.

Ожидание продлилось не долго, уже через три дня мы с майором и парой ученых вылетели к одной из Боевых Станций, где были необходимые нам мощности, в том числе и три пустотных верфи, которые в срочном порядке начали расконсервировать. Кстати, летели мы «своим ходом», на моем трофейном боте. И угадайте, кто его пилотировал!

Глава 7

Если честно, то от флотских я ожидал более теплого приема, все же для них стараемся, но как получилось, так и получилось. И если с учеными они общались еще более-менее нормально, то меня в упор не замечали, особенно узнав, что я еще совсем недавно был «диким» и всего пару недель назад начал учить Базы. Прибывший на Станцию главный инженер эскадры даже прошелся по моим умственным способностям, с апломбом начав вещать что-то там о глупости всей моей затеи и многовековом опыте их Империи в постройке и эксплуатации космических кораблей самых разных классов. Нет, с одной стороны я его конечно понять могу, вбитые уже почти на уровне подсознания, ставшие аксиомой, выводы, что модульная система кораблей нежизнеспособна, а сами корабли малопригодны для боя, стали уже его вторым я. Но ведь и свою голову иногда включать надо. Вот я немного отыгрался на его снобизме, вкрадчиво поинтересовавшись, правильно ли я его понял, что только полный идиот и дикарь может предложить использовать корабли, построенные по модульной системе, в качестве боевых. Не подумав, на полном автомате инженер заявил мне, что да, он так считает. Тогда я задал ему второй вопрос:

— Значит вы считаете Императора полным идиотом и дикарем, ничего не соображающим и место которому где-нибудь на такой же дикой планете с кайлом в руках? — инженер еще долго беззвучно раскрывал рот, то бледнея, то зеленея, со страхом поглядывая на нахмурившегося майора. Кто он и откуда тут знают все, а насколько я понимаю, мои слова ведь можно охарактеризовать и как прямое обвинение в оскорблении Императора. Что тогда будет с этим человеком я и представить не берусь. Вот эти, или подобные им мысли и завладели инженером.

Не желая больше участвовать в беспредметном споре, я отправился к себе в комнату. Кстати, даже это, выделенное мне помещение, даже оно всем своим видом в открытую демонстрировало пренебрежение ко мне со стороны военных. Небольшая каморка, где-то три на четыре метра, в которой с трудом разместилась узкая кровать, небольшой стол с установленным на него ИскИном какого-то тысяча лохматого года, совмещённый санузел и убогий пищевой синтезатор, а в самом дальнем углу маленький шкаф, с трудом вмещающий такой же допотопный скафандр и сменный комбинезон. Даже стул возле стола был откидным и довольно убогим. Хотя, если честно, то все это ничуть мне не мешало, приходилось мне видеть халупы еще более убогие и убитые. Уже вторую неделю мы с учеными находимся на Боевой Станции, пару дней назад пришел первый транспортный корабль с заказанным мною оборудованием, а сегодня майор сообщил, что завтра к вечеру ожидается флотский тягач, который и притащит запрошенные нами корпуса кораблей, а заодно и доставит металл для изготовления бронеплит.

Никаких особых планов на вечер у меня не было, бродить по Станции мне категорически запретили, идти в какой-нибудь бар или кафе, давиться пастой из синтезатора, да еще и выслушивать снобистские заявления вояк… увольте, так что я собирался тупо завалиться спать. Вот только моим планам помешало голодное урчание моего желудка. И так настроение в конец испорчено, так еще и это, я зло посмотрел на пищевой синтезатор и совсем уже собрался нажать на первую попавшуюся кнопку, чтобы получить очередную порцию омерзительной пасты, когда мне в голову забралась шальная мысль: «какого черта!». Я еще раз обошел вокруг синтезатора и в очередной раз удивился. Ну ведь один в один с дешевыми моделями Содружества, даже картриджи используются почти ничем не отличающиеся, но тех хоть что-то отдаленно похожее на нормальную еду выдают, а если в них немного покопаться, то и вполне пристойную, так почему эти-то ничего кроме сине-буро-малиновой бурды приготовить не могут, что с ними не так?! Психанув я достал малый набор техника, а по сути набор ручных инструментов, презентованный мне Никаткой и принялся разбирать «чудо инженерной мысли Империи» на запчасти. Может и ничего не исправлю, зато хоть буду знать что с этим агрегатом не так, чтобы потом, в будущем, когда обзаведусь своим кораблем, уже значь что и как надо исправить.

Через час я сидел среди разобранного на составляющие пищевого синтезатора и ничего не мог понять. Все то же самое, один в один, если бы у меня тут был привычный мне аналог, то не было бы никаких проблем с заменой блоков одного на блоки другого. Так в чем же дело? Конечно, с помощью кувалды и какой-то матери можно многое сделать, но вот проверить целостность блоков, как-то не получается. А нужен-то, самый обычный тестер, а в идеале еще один такой же синтезатор. Где взять все мне необходимое, я знаю, вот только переться в сектор флотских техников мне категорически не хочется, но видимо придется. Знаю я одну забегаловку, где собираются нижние чины технической службы, у них там что-то вроде самогонного аппарата установлено, незаконно конечно. Я туда совершенно случайно забрел, когда шел к себе в комнату, еще в первый день своего пребывания на Станции. Переполох там при моем появлении вышел изрядный, еще бы, комбез-то на мне был СБшный. Но слава богу все утряслось, я даже доморощенным самогонщикам пару усовершенствований подсказал, дескать, а на моей родной планете делают так и так, выходит и лучше, и больше. В общем своим конечно не стал, но на кое-какую помощь вполне могу рассчитывать, особенно при условии, что жмотиться не буду и кредитами поделюсь. Короче, через час я уже сидел напротив «держателя источника живительной влаги» и объяснял что мне надо и сколько, а заодно и зачем. Наконец после клятвенного заверения, что если у меня все получится, то безвозмездно поделиться технологией модернизации синтезатора, я стал счастливым обладателем в усмерть ушатанного тестера, десятка картриджей и точно-такого же как и у меня пищевого синтезатора. Мне даже дотащить все это помогли, за отдельную плату, само-собой. Все схемы нормально работающего пищевого синтезатора у меня намертво запечатлены на уровне подкорки еще с тех времен, когда я изучал свою первую Базу Знаний, тестер, хоть и несколько необычный, но тоже уже знакомый, так что сравнить имеющееся с эталоном оказалось совсем не трудно. Заняло у меня это часа четыре, слишком уж монотонная работа, да еще и ИскИн работает кое-как. На сигналы голодного желудка я практически не реагировал, в надежде порадовать его не осточертевшей пастой, а нормальной твердой пищей. Ничем иным кроме как самой натуральной диверсией против, неплохого в принципе, синтезатора я назвать все обнаруженное мою не могу. Мало того, что из схемы управления оказались полностью выключены пара блоков, которые выполняли роль «не пойми зачем», так еще и добрая половина остальных имели программные ограничения. Я вот только одного не пойму, неужели ни один техник никогда не вскрывал ни один синтезатор и не ремонтировал его, ведь не заметить несоответствия очень просто. А потом до меня дошло, да, заметить все это просто, особенно если знаешь, что и как должно быть, а если все твои знания, весь опыт говорит, что именно так и должно быть, так и никак иначе, ведь мне еще пришлось и встроенный ИскИн немного почистить, чтобы он не ругался на нормально работающие схемы, там тоже оказались закладки, причем настолько виртуозно вбитые, что, опять же, не зная что и где искать, хрен бы я их нашел. В общем, после четырех часов напряженной работы я вновь подал на переделанный синтезатор питание и с некоторой опаской сделал первый заказ. Уже через полминуты я получил прекрасное жареное мясо с гарниром. Стоит ли говорить, что счастлив я был до потери пульса, а уж как радовался мой желудок… Насчет обещания моему «спонсору», я особо заморачиваться не стал в конце концов, я здесь не навсегда, так что, перед тем как съехать, просто шепну ему, что стоит забрать мой синтезатор, а вместо него установить подобный. В конце концов, все схемы остались на месте, ИскИн все так же выдает стандартную конфигурацию, пусть думает, что все дело в программном обеспечении. Разберется, ну и флаг ему в руки, молодец, а на нет, и суда нет. Хватит мне уже Деда Мороза из себя изображать.

Так получилось, что большую часть ночи я провозился с пищевым синтезатором, поэтому утром само-собой я никуда не пошел, да и некуда мне было идти. В общем весь день до самого вечера я тупо отъедался, отсыпался и выуживал из собственной памяти компьютерные коды всех известных мне блюд, а знал я их, как оказалось, огромное множество, потому как всегда любил вкусно поесть. Ну и заодно подготовил всю документацию, все программы и данные по переделки пищевых синтезаторов в нормальноработающее оборудование. Пока никому я этот кристалл отдавать не собираюсь, готовлю чисто для себя, чтобы, когда понадобится не сидеть опять пол ночи, а действовать уже по разработанному шаблону. А потом, немного подумав, вы не поверите, значительно урезал функционал совсем недавно и собственноручно переделанного синтезатора. Правда, он теперь выдает не непонятную субстанцию, а вполне приличные каши и вместо мяса паштет, что по местным меркам неимоверно круто, все же совсем не то, что должен, хотя для себя я лазейку оставил и при необходимости вполне могу взять его под «внешнее управление» своей нейросети и получить то, что мне надо. Короче, подстраховался со всех сторон, как мог, ведь не даром говорят, «раз звезды зажигают, значит кому-то это нужно», вот и я, пусть позже чем надо было, решил не светиться перед теми «кому это нужно». Хотя я прекрасно понимаю, что если информация обо мне уйдет из этой Системы и попадет не в те руки, то мало мне не покажется.

А уже поздно вечером я получил сообщение от Майора: «Корабли прибыли, завтра утром прибывает весь наш „Ученый Совет“, готовься, с утра пойдем знакомиться с фронтом работ, да и с тобой кое-кто хочет встретиться. Готовься.». Ну вот и все, отдых кончился. Пришло время браться за работу.

Следующие три месяца превратились в один непрерывный, кошмарный забег. Особенно тяжело мне пришлось в первые пару недель. Мало того, что каждую железяку, каждый эмиттер или энергошину приходилось выбивать с огромным трудом, и это при том, что я добросовестно за все платил, так еще приходилось постоянно отбиваться от местных инженеров и техников, которые конечно же лучше меня знают что и как надо делать. А их постоянные смешки и пояснения «для особо тупых», что так никто и никогда не делал, меня просто бесят. Пару раз сорвался и тупо набил морду «особо грамотным», вот после второго такого случая у меня и состоялся серьезный разговор, сначала с майором, потом с «ученым советом Станции», ну а потом и с руководством Флота в этой Системе. В результате мы пришли к соглашению, так как я восстанавливаю корабль чисто для себя, то в мою работу никто не лезет и не мешает, а вот второй корабль я должен восстановить согласно планам флотских инженеров. Ничего против такого расклада я не имел, только поинтересовался, а как, собственно говоря, будет оплачиваться мой труд? На службе я не состою, а заниматься благотворительностью, когда с меня за каждую гайку дерут втридорога, увольте, ищите дураков где-нибудь еще. На предложенный мне тотчас стандартный контракт с Флотом я только рассмеялся, после чего начался торг. В итоге, я не знаю, выиграл я или проиграл, но за мою работу Флот мне полностью бронирует мой корабль по моей схеме и предоставляет, пусть и не полный, но доступ к промышленному 3-Д принтеру, расположенному на верфи и к складам запчастей и оборудования. Теперь я по крайней мере буду знать что есть, а чего нету и что надо заказать с «большой земли».

С каждым днем, да что там днем, с каждым часом работы я все больше и больше матерился с тоской вспоминая технические и инженерные комплексы дроидов Содружества, как же мне не хватает этих узкоспециализированных механических трудяг, да еще и под управлением мощного ИскИна. Здешние инженера пошли немного по другому пути, они сделали ставку на дроида-универсала, который и «жнец и на дуде игрец». Не знаю, может быть это был в свое время и вполне оправданный ход, достаточно вспомнить сколько раз я еще в том Содружестве точно также матерился, когда под рукой не оказывалось необходимого мне дроида, приходилось или брать наиболее подходящего под прямое управление, или идти, лететь, бежать искать нужного, брать в аренду или покупать, а сколько раз так бывало, что одного дроида никто и ни в какую продавать или одалживать не хотел и приходилось брать целый комплекс, из десятка, а то и не одного десятка дроидов. Но все это были временные трудности и неудобства, а здесь же приходится управлять каждым предоставленным мне дроидом, а я больше пяти, ну шести, если сильно напрягусь, держать под постоянным контролем никак не могу, но даже и это вызывает удивление и зависть у местных специалистов, для них норма два, максимум три дроида, а четыре уже практически недостижимая мечта. Пока все списывают мои возможности на высокий интеллект и нейросеть Ушедших, но я такими темпами на этой верфи состариться успею, прежде чем закончу свой корабль, поэтому мое решение немного смухлевать, вполне себя оправдывает.

Пришлось идти на поклон к флотским, просить у них Базы по ИскИнам и программированию. Зачем мне понадобились эти Базы никто разбираться не стал, не знаю, что тут сыграло свою роль, то ли моя готовность платить за них и совсем не маленькие деньги, то ли ореол человека, конструирующего новый корабль для Флота. Запрашиваемые Базы я получил и даже в очень высоких рангах, аж шестого. После этого я практически на месяц выпал из жизни. Зато когда я наконец вылез из медкапсулы, я был обладателем уникальных Баз, основанных на знаниях и умениях сразу трех цивилизаций, Великой Империи, моего и здешнего Содружеств. Я довольно потирал свои руки, в предвкушении как десятки, а может и сотни дроидов, объединённых в несколько комплексов начнут работать вместо меня, а я в это время буду нежиться в теплой кровати и устраивать «забеги» по барам, так глядишь и подружку какую-нибудь себе найду. Единственная стоявшая пере до мной теперь проблема, это поиск подходящих ИскИнов. Особо навороченных мне было не надо, но у меня-то нет вообще никаких, так что пришлось опять идти на поклон. А вот тут-то меня и ждал полный облом. По моим прикидкам мне нужно никак не меньше двух десятков кибернетических управленцев, но тыловики ни в какую не соглашались мне их передать. Нет, продать они были готовы, но на кой они мне в таком количестве сдались, ладно бы если бы отдавали хорошие, мощные, а то ведь норовят спихнуть весь свой неликвид. Пришлось идти жаловаться майору. Тот не понял о чем я ему толкую, поэтому отправил меня к ученым, которых на Боевой Станции собралось уже очень не мало, а заправлял ими мой старый знакомый — профессор Никатка. Я так и не понял, почему медика отправили наблюдать за восстановлением кораблей, может потому, что это была его идея, а как давно известно, «инициатива — строго наказуема». Шел я к профессору не с самыми хорошими ожиданиями, ведь вольно или невольно, но я стал причиной, что его оторвали от, смею надеяться, любимой работы и отправили присматривать за каким-то «диким», как он воплощает в реальность свои бредовые мысли. Так что, указания идти по всем известному маршруту, были вполне ожидаемыми.

К моей радости, долгого и бесполезного разговора не получилось. Никатка с ходу въехал что я хочу, для чего мне это надо и что требуется от него. Через пять минут к нам присоединились двое его подчиненных, скорее всего инженеры и мы засели за навороченный ИскИн профессора. Вот оказывается чем отличается работа высококлассного инженера от моей. Для начала мы разобрали спецификации большинства доступных нам дронов, выделили тех из них, кто уже имеет в своем арсенале достаточно продвинутый ИскИн, а таких оказалось совсем не мало, универсализм, он знаете ли, достаточно требовательный, а потом принялись за компоновку сразу нескольких комплексов дроидов. В итоге у нас получилось пять полностью собранных, теоретически, комплексов, заточенных под два вида работ, внутренние и пустотные. Два комплекса, с моей легкой руки, получили обозначение инженерный, а три, технический. После почти суточного «заседания», споров, взаимных обид и оскорблений, была наконец составлена заявка флотским тыловикам. От моих хотелок там практически ничего не осталось, от пары десятков мощных ИскИнов осталось только пять, зато добавилось полсотни, чуть-ли не детских, самых примитивных и простых. Вот с этими данными мы и пошли всей толпой к профессору, заявку надо завизировать.

Никатка встретил нас достаточно доброжелательно, но по мере того как вы выкладывали ему все свои мысли и наработки он все больше и больше мрачнел. А потом не выдержал.

— Я понял, что вы все очень довольны проделанной работой. Но я так и не услышал главного! Вы подготовили материалы по экономической целесообразности? Просчитали экономический эффект, каким он будет, положительным или отрицательным? Рассчитали энергопотребление всех этих ваших переделанных дроидов и их Управляющего Центра? Подготовили шаблоны программного обеспечения? Просчитали временные затраты на переделку и эффект от них? Нет? Так чего тогда вломились в мой кабинет? Захотелось похвастаться? Что? Среди вас нет экономиста? Так об этом надо было раньше думать! Ладно, на этот раз я вам помогу, но в следующий раз, будьте любезны, продумывать все самостоятельно. Ника, девочка моя, зайди ко мне, нужна твоя помощь.

После этих слов что-то в моей груди защемило, запал я на Нику, неужели это она! И точно, из соседнего помещения появилась моя любовница и ангел-хранитель в одном лице. У меня, наверное, было самое идиотское выражение, потому как глядя на меня, даже профессор не смог сдержать улыбки. А вот я посмотрел на него зло, нет не так, очень зло, очень уж мне не понравилось это его «девочка моя».

— Господа, Ника вам поможет с экономическим обоснованием. Если все будет более-менее нормально, ну по крайней мере не хуже чем использование универсальных дроидов, то наверное, стоит оформить патент. Ника, ты все поняла?

— Да, папа, я все сделаю. — скромно потупив глазки ответила девушка.

«Папа»! моя душа уже пела и веселилась. Я с благодарностью посмотрел на профессора, а он в ответ только улыбнулся и понимающе хмыкнул.

Ну а еще через трое суток профессор хмыкал уже по совсем другому поводу и непонимающе глядел на монитор ИскИна на котором Ника демонстрировала ему свои выкладки и какие-то графики. Похоже, что мне еще и по экономике придется базы учить.

А чесать затылок профессору было от чего. Ведь по расчётам девушки выходит, что использование при обслуживании и ремонте космических кораблей комплексов дроидов выходит почти в два раза дешевле, чем при использовании универсальных дроидов. Временные затраты снижаются почти на тридцать процентов, а энергопотребление почти на четверть, что в условиях космоса очень даже заметно. Экономия во всем и довольно значительная, начиная от производства и заканчивая эксплуатацией. Все, эту битву я выиграл, у меня будут необходимые мне комплексы.

Наконец Никатка выдал свой вердикт:

— Ника, ты подготовила пакет документов для Императорского Патентного Бюро?

— Нет, папа. Возникли кое-какие сложности, — тут девушка немного зло посмотрела на меня.

— Что, Алекс хочет слишком многого?

— Нет, просто мы кардинально расходимся с ним в том, какие именно документы надо готовить. Я считаю, что следует оформить заявку на рационализаторское предложение, а от хочет полностью авторский патент.

— Ну, вообще-то, тут я с Алексом согласен. А почему ты против?

— Тут все дело в правилах подачи заявки. Во-первых, еще шестьсот лет назад был принят закон, запрещающий патентирование изобретений или механизмов, не имеющих реальных прототипов. Во-вторых, испытания. Испытания нового механизма или комплекса механизмов должно пройти на базе флотских мощностей, а также на частном предприятии. Ну и в-третьих, для оформления полномасштабного авторского патента, придется озаботиться приобретением лицензий на все типы и виды дроидов, планируемых для использования в комплексах.

— На сколько я понял, трудности только бюрократического характера. Хорошо. Алекс, скажи, ты сможешь изготовить всех необходимых дроидов «с нуля», не используя уже имеющиеся модели?

— Да, смогу, но для этого нужно время и ресурсы.

— Сколько времени и какие ресурсы?

— Порядка месяца на один комплекс. Полный доступ к 3-Д принтеру и складам ЗиП. Я надеюсь вы не заставите меня изобретать сервоприводы, ИскИны, манипуляторы, болты и гайки и все остальное.

— Конечно не заставлю. Значит ты готов уже через месяц продемонстрировать нам всем полностью рабочий комплекс дроидов?

— Да, месяца мне хватит.

— Ну вот, значит через месяц и вернемся к этому вопросу. Ника, ты что-то хотела добавить?

— Да, папа. Мы с Алексом неплохо сработались, и я бы не хотела, чтобы ты переводил меня на другую работу.

— Ага, «не плохо сработались», докладывали мне как именно вы «сработались», ты бы девочка, хоть орала потише, всем соседям по ночам спать не даете. Да и не инженер ты, даже не техник, медик, да, неплохой, экономист замечательный. Так какой от тебя будет Алексу прок?

— А я при нем буду выполнять роль объекта моральной и эмоциональной разгрузки. Облегчать душевные и телесные страдания. — ничуть не смутилась девушка.

— Ладно, выполняй, раз так хочешь, только потом не обижайся. Алекс… он ведь, как слакс весной, который «гуляет сам по себе» и приручению не поддается.

— Ничего, пусть слакс, пусть не на долго, зато МОЙ. — смеясь ответила Ника. А я сидел весь красный, с горящими ушами и не знал куда мне деться. Котом мартовским, меня тут еще не называли.

Казалось бы, что отведенный мне месяц на создание рабочего комплекса дроидов, это очень мало. Да, наверное, было бы мало, если бы каждый узел, каждый сопряженный механизм я изобретал с нуля, но я пошел другим путем. Изученные Базы никуда не делись, вся усвоенная мною информация так и осталась в моей голове и именно ею я и воспользовался, претворив в железе, в совершенно другом Мире, пожалуй, лучший технический комплекс Империи Аратан. Четырнадцать паукообразных дроида, четыре из которых предназначены для работы в открытом космическом пространстве, хотя местные инженеры и сошлись во мнении, что умнее строить комплексы, заточенные для работы в разных средах, я все же склоняюсь к мысли, что люди, создающие эти самые комплексы уже несколько тысячелетий, как-то лучше знают и понимают, что они делают и зачем. Дроид — диагност энергосетей и дроид — диагност двигательных установок, а им в помощь восемь мастеров на все руки, знай только успевай менять рабочий инструмент, хотя и это зачастую не требуется, восемь конечностей, каждая из которых может служить как средством перемещения, так и манипулятором, имеют в своем арсенале все, ну или почти все, что может понадобиться для выполнения тех или иных работ. Небольшая закавыка возникла только с программным обеспечением как самих дроидов, так и их Управляющего ИскИна, исходных данных у меня нет и никогда не было, зато в изученной, в свое время, Базе по программированию технических и инженерных дроидов, очень подробно рассматривался пакет программ для другого комплекса, пусть тот и был на пару сотен лет постарше, зато состоял аж из трех десятков дроидов и был аграфского производства. Вот этот пакет программ я, слегка адаптировав и установил. Результат оказался выше самых смелых моих ожиданий, правда стало понятно, что четырнадцати дроидов маловато, ИскИн потянул бы и больше. Но рассудив, что изготовить еще дроидов не проблема, а вот восстановить себе корабль надо как можно скорее. Кстати, после того памятного разговора с профессором Никаткой, меня освободили от обязанности восстанавливать корабль для испытаний Флота, там и своих инженеров с техниками вполне хватает, и они совсем не горят желанием слушать какого-то выскочку с дикой планеты.

Со своим комплексом я успел немного раньше отведенного мне срока, так что решил устроить маленький сюрприз, никому ничего не сказав, отправился к профессору, пригласить его, так сказать, лично, на презентацию. У кабинета Никатки меня перехватила его секретарша, которая сделав «страшные» глаза сообщила, что профессор жутко занят, у него совещание с СБ, поэтому придется подождать. На мои попытки сказать, что я совсем не против присутствия СБшников, эта стерва ехидно осведомилась: а не будут ли СБшники против моего присутствия. Вот так вот изящно ткнув меня носом в ту простую истину, что я далеко не «пуп Земли и не центр Вселенной». Скромненько устроившись в уголочке, мне ничего не оставалось как ждать, чему я и придался со всей основательностью, тупо провалившись в транс и начал изучение очередной заинтересовавшей меня Базы Знаний из древнего хранилища.

Так же легко как и ушел, я вышел из транса. В приемной было пусто, правда дверь ведущая в коридор была приоткрыта и за ней явственно были слышны жеманное хихиканье секретарши и басок какого-то мужчины. Ну здесь все ясно, кто-то решил воспользоваться моментом и занялся охмурежем смазливой девочки. А вот от стола секретарши были слышны какие-то чуть слышные звуки. Я прислушался и похолодел. Эти голоса не узнать я не мог, разговаривали Никатка с майором.

— Карг, а что это ты такой смурной? Все никак не можешь решить судьбу нашего молодого друга?

— Профессор, вам легко говорить! А мне что делать? Ведь этот Алекс уже вляпался по самые уши!

— Это ты о чем?

— Профессор, я считаю, что он не тот, за кого себя выдает!

— Так-так. И на основании чего, вы майор Зор, сделали такие выводы?

— Профессор, прекратите юродствовать! Все вы и сами прекрасно видите. С момента появления этого Алекса, события даже не идут, они летят. Если все получится с его этой задумкой, насчет бронирования модульных кораблей, то можете считать, что все затраты на эту нашу Станцию окупились сторицей. А уж если у него и с этими комплексами все получится, то я даже и не знаю… выводы вашей дочери настолько многообещающие, что…

— Так что же тебе не нравится, Карг?

— Неизвестность! Я не могу понять, кого этот Алекс представляет, к чему эти неизвестные нас готовят и зачем! Вот возьмем это бронирование. Ведь и полному идиоту ясно, что уже через пару лет Флот Империи увеличится на порядок, причем в первую очередь будет качественное и количественное увеличение именно среди крупных и сверхкрупных кораблей.

— И что? Вам это чем-то не нравится?

— Мне это нравится! Мне не нравится то, что я не понимаю, почему именно сейчас, почему именно Империя, и кто за этим стоит!

— Эх, майор-майор, да никто за этим не стоит и все это просто случайность. Вот не попади эти две девки в плен к дикарям, не обрати Алекс на них внимание и все шло бы как и прежде. Я конечно понимаю, что это ваша работа, всюду искать подвох. Но на этот раз вы ошибаетесь, точнее исходите из неверных предпосылок. Вы приняли за аксиому, что никто и никогда не пытался бронировать модульные суда. Так вот, вы не правы, такие попытки были и даже не один раз. Тут Алекс ничего нового не придумал. Корабли Великой Империи пытались забронировать и мы, и элефтийцы, и морганийцы, и все, кто имеет хоть какую-то промышленность. И все в итоге отказались от этой идеи. Не потому, что ничего не выходило, как раз наоборот, все получалось, причем очень хорошо получалось, но…

— Что, но?

— Стоимость. Стоимость такого бронирования была столь высока, что получалось намного дешевле построить новый корабль, с нуля.

— А что сейчас изменилось? Почему вы так ухватились за эту идею Алекса, раз она уже заранее провальная?

— да потому, что именно идея Алекса и может получиться. Если объяснять в привычных ему рамках, то мы пытались сделать из модульного корабля, этакого суперрыцаря, закованного в толстенные доспехи, а он предложил ограничиться подвижным и высокопрофессиональным воином, таким, каким является он сам. Эта его идея наборного бронирования, это абсолютно новое слово в технике и за ним будущее.

— Профессор, вы хотите сказать, что вместо сплошной кирасы, он просто «натянул» на корабли свою чешуйчатую куртку?

— Да. И что самое поразительное, ведь именно такой способ бронирования у нас постоянно торчит перед глазами, а мы его почему-то не замечали.

— Постоянно? Что-то я вас профессор не пойму.

— Карг, вы когда последний раз ели рыбу?

— Давненько, после возвращения с планетарной Станции все в основном приходится довольствоваться пищевым синтезатором. Погодите, вы хотите сказать… демоны пустоты, ну точно, рыбья чешуя!

— Да, Карг, да. Кстати, та же самая история и с этими комплексами дроидов. Разный подход к проблеме. Мы хотим всего и сразу, хотим, чтобы дроид делал все и сразу. А вот наш молодой друг привык к другому. Бондарь не сделает хороших доспехов, а оружейник не порадует ваш взор изящным столом или стулом, у них у всех разная специализация. Мы считаем, что один единственный технический дроид должен быть способен провести на судне любые необходимые работы, а он считает, что каждый должен заниматься своим делом. В результате мы напрягаем своих техников и инженеров, а он просто ставит над кучкой металлических рабочих самого элементарного надсмотрщика. Улавливаете разницу?

— Кажется, да. Сейчас наши техники управляют дроидами на прямую, а в случае с комплексом Алекса, они только будут ставить задачу управляющему ИскИну. Сейчас это невозможно, засунуть в каждого дроида мощный ИскИн, это никаких ресурсов не хватит, а вот так вот, один на полтора-два десятка, вполне. Но ведь тогда получается, что… что ничего нового Алекс и не придумал!

— Вот именно. Он просто посмотрел на окружающее его с точки зрения привычных ему, критериев. И поверьте мне, это еще не все, мы еще услышим об этом молодом человеке, если конечно его никто раньше не приземлит, слишком уж многим он уже отдавливает и еще отдавит любимые мозоли.

— Хорошо, профессор, будим считать, что вы меня убедили. Но ответьте мне на один вопрос. Помимо Алекса, я забрал с планеты еще двоих, о девчонке можно не говорить, а вот ее сопровождающий, он старше Алекса, опытнее, больше повидал, больше знает, долгое время служил при дворе какого-то там местного царька, да и КИ у него пусть и ниже чем у нашего друга, но все же довольно впечатляющий. С ним я специально разговаривал, даже ставил задачи напрямую, но результата нет, ну, пожалуй, кроме одной интересной тактической схемы, но там еще работать и работать. А вот Алекс, он прямо-таки фонтанирует идеями. Почему такое несоответствие?

— Эх, Краг-Карг, тебе бы поменьше в заговоры играть, а побольше думать. Я знаю о ком ты говоришь, я и сам с этим твоим Криксом разговаривал и, позволь тебе заметить, не только о нем и его подопечной, но еще и о Алексе, о том, как они познакомились, как вместе путешествовали, как Алекс «лечил» Мору, как вел себя в пути с девушками, да много о чем. Тут ты конечно прав, человек он, этот Крикс, очень интересный, много повидавший и переживший. Ты вот мне что скажи, кем был Крикс на родной планете?

— Телохранителем, шпионом и убийцей.

— А Алекс?

— Наемник, бродяга, странствующий воин.

— А как полное имя у Алекса?

— Алекс Андр.

— А что означает его это «Андр»?

— Ну, насколько я понимаю, это обозначение его Рода. Я вот Зор, а он Андр.

— А такое слово как «Андра», тебе что0нибудь говорит?

— Андра? Это, по-моему, что-то из словаря Ушедших. Я прав?

— Да, тут ты прав. А смысл, значение этого слова тебе известен?

— Нет.

— Тогда я тебя немного просвещу. Был у Ушедших такой странный обычай… когда всей их расе что-то или кто-то угрожал, они с помощью какого-то странного, то ли обряда, то ли еще чего, выбирали разумного, который брал на себя всю ответственность, за все действия всей их расы, только он отвечал за все и за всех. Как там все было на самом деле и что это из себя представляло, мы сейчас не знаем, да скорее всего и не узнаем никогда. Всего, как нам удалось узнать, в истории Ушедших было два таких вот «Андра». У этого слова, вообще, очень много смыслов, но один из них нам наиболее интересен, это «призванный чтобы уйти». По смыслу, самым близким определением будет «военный вождь», правда с добавлением, «временный». Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Если честно, то не совсем. При чем здесь Ушедшие и наш Алекс?

— Да при том, майор, что приставка в его имени «Андр», это не имя его Рода, это его титул. Его выбрали на какое-то время, я не знаю, может быть его Роду, Племени, Клану, угрожала большая опасность, вот его и выбрали на роль Вождя, а после победы, ну или решения проблемы, он просто ушел, покинул свой народ, считается, что на руках у таких людей слишком много крови и слишком большой властью они в свое время обладали, чтобы не заразиться скверной. Как говорят на той планете: «Власть развращает, а абсолютная власть, развращает абсолютно».

— Что-то подобное я уже слышал, от Алекса.

— Правильно, именно с такими словами его и провожали в «свободное плавание». А теперь подымай, с одной стороны телохранитель, шпион и убийца, а с другой стороны, воин, вождь, военноначальник, у кого из них шире кругозор, кто из них заметит больше деталей, найдет наилучший выход. Один привык нести ответственность только за себя, ну еще максимум за доверенное ему тело, а другой привык отвечать за сотни, а может и тысячи разумных, и не только отвечать в смысле их сегодняшнего существования, а ещё и думать о том, как они будут жить через год, через десять, через сто лет. Майор, тут совершенно разный подход к решаемой проблеме. И вообще, эта их планета, она очень интересна, да еще и это неизвестное поле, влияющее на работу нейроустройств, зародыши нейросетей Ушедших. Майор, ты не думаешь, что мы случайно наткнулись на одну из планет Ушедших? Ведь не даром там зулусийцы появились, рабов набирают, что-то ищут?

Тут вернулась секретарша, а я прикинулся все так же находящимся в трансе. Девчонка в наглую прослушивает профессора. Чтобы это могло значить? Простое любопытство, или… Ладно, пока это не мое дело, главное, что я кое-что узнал. Мной заинтересовались и заинтересовались всерьез. Слава богу, что профессор все так доходчиво объяснил. Как он сам выражается, «с привычной ему точки зрения и видения ситуации, основываясь на имеющейся информации и жизненном опыте».

Порадовавшись я успокоился, что оказывается всё мое «прогрессорство» вполне обычно, это я просто так «вижу», ну и снова провалился в транс, Баз-то ещё целая куча. В реальность меня выдернуло шипение открывающейся двери и громкий голос майора, прощающегося с профессором.

— О, Алекс, и ты здесь, какими судьбами?

— Да вот, пришел к профессору, похвастаться, что первый комплекс технических дроидов полностью готов и ждет команды на испытания. Ну, и заодно получить порцию «люлей».

— А их-то за что?

— Да, понимаешь, майор, ну никак у меня не получалось сделать что0то более-менее нормальное в тех рамках, что ваши инженера утвердили. Пришлось выкручиваться. Человекообразные дроиды, это конечно красиво и так далее и тому подобное, но очень уж неустойчивая у меня конструкция получалась, пришлось думать. Вот и надумал.

— Ага, и что же у тебя получилось?

— Да вот, вспомнил, понимаешь, как у нас по горам пауки лазают, им ведь по барабану, вертикальная стенка, горизонтальная, или вообще под отрицательным углом. Бегут, паутину свою тащат, а есть и такие, что еще при этом и камешки таскают, ног-то много, можно парочку и для работ выделить. Понравилось мне это, а как итог, дроиды мои получились паукообразные, только ног восемь, они же и манипуляторы, и захваты, и держатели для инструмента. В общем, это надо видеть, так что, если особых дел у тебя нет, то приглашаю вместе с профессором и кого он там еще позовет, на испытания.

— Что, неужели еще не испытывал?

— А где, в мастерской что-ли. К кораблям-то меня не подпускают. А так, ну побегали, друг дружку разобрали-собрали, диагностику провели. Нужен корабль, нужны масштабные испытания, нужно заключение опытных специалистов и неопытных пользователей. Короче, дальше ваша с профессором работа, я что мог, то сделал. Вы как, профессор, готовы к небольшой прогулке?

— Алекс, мы же вроде на месяц договаривались?

— Ну, так я раньше успел. Вот и пришел сообщить.

— Карг, вот видишь, это еще один пример к нашему с тобой разговору. Он успел раньше, и у него даже мысли не мелькнуло, что мы можем быть заняты, или просто, отсутствовать, он не подумал, что это очень ответственный момент и надо все проверить и перепроверить. Он так привык, сделал — доложи и чем раньше, тем лучше. Ты как, майор, никуда не торопишься, пойдем, посмотрим, что там наш «гений» наваял?

— А куда же я теперь денусь, с меня начальство ведь тоже не слезает, они там, как экономические расчеты вашей дочери увидали, так чуть на стенку не лезут, каждый день директивы шлют, увеличить, ускорить, принять меры, не допустить, немедленно сообщить и так далее, уже всеми карами небесными грозятся, если экспериментального комплекса в срок не будет. Да, кстати, профессор, я за всеми этими разговорами совсем забыл, через четыре дня прибывает группа инженеров, техников, экономистов и тыловиков из Штаба Флота, будут смотреть и оценивать уже по-настоящему, без дураков.

— А это, Карг, очень хорошо, вот и пускай смотрят два комплекса, один им продемонстрирует Алекс, а второй мои «молодые таланты». Очень уж они этой идеей загорелись, так что, к приезду твоей этой комиссии, у нас не один комплекс будет, а два. А сейчас пойдем, посмотрим, что нам Алекс хочет продемонстрировать, тем более, что альтернативу я уже видел и мне очень понравилось. Не думаю, что Алекс сможет превзойти сформировавшихся и опытных в проектировании дроидов, инженеров, но посмотреть все же стоит.

Ну что сказать, профессор был поражен, профессор был удивлен, профессор был шокирован, профессор был в восторге. А вот майор, уже через пять минут демонстрации возможностей моего комплекса стал серьезным, улыбочка пропала с его лица и вообще, он выпал из действительности, общаясь с кем-то по нейросети. А на выходе из отведённой мне мастерской нас ждал сюрприз. Во-первых, нас ждали, ждали космодесантники в полной боевой, усиленные сразу пятью боевыми дроидами, а подчинённые майора в это самое время размечали новые огневые точки и расставляли наряды десанта, полностью изолируя и мою мастерскую и все ближайшие помещения Станции. Видя наши, с профессором, ничего не понимающие лица, майор зло спросил:

— Ты что, так и не понял, что только-что нам демонстрировал? Посмотри на этих дроидов, подумай и скажи, сколько они продержаться, если твоим залить боевые программы и дать в эти их манипуляторы оружие? — вот тут-то до меня и дошло. Майор человек сугубо военный, смог увидеть то, чего не заметили мы с профессором, он углядел возможность двойного назначения моих поделок. Пришлось выкручиваться.

— Майор, вообще-то я делал рабочих дроидов, но тут ты прав, под умелым руководством им и оружия не надо, они твоих этих чурбанов на запчасти разберут минут за пять. И вообще, я не понял, я что, опять в пролете?! Мне корабль надо восстанавливать, я этих букашек для себя делал! Я им уже все схемы, все чертежи залил, все данные по кораблю и его начинке, они заточены под мой корабль. Не отдам! Я каждый манипулятор, каждый магнитно-вакуумный захват вот этими-вот руками перебрал, я вашим тыловикам почти сотню тысяч кредитов за все про все отдал, я даже в кровати с женщиной, об этих долбаных дроидах думал. Не отдам!

— Алекс, Алекс, успокойся, никто у тебя пока ничего не забирает. Все эти люди и дроиды нужны только для обеспечения безопасности и соблюдения режима секретности. Твои дроиды останутся с тобой, им никто даже не потребует функционал урезать, это в конце концов просто глупо, ты только отвалишь от Станции все уже как было, восстановишь. Но и меня ты понять должен. Через три-четыре дня, сюда заявится комиссия из Штаба Флота. А ведь там не дураки и сразу увидят именно то, что и я увидел, тогда уже не с тебя, а с меня спрашивать будут, почему не организовал, не предпринял меры и так далее. С меня даже с техническим-то комплексом не слезают, только выводы твоей Ники в Штаб отослал, с запросом на использование 3-Д принтера гражданским лицом, а тут такое! Да я после этой твоей презентации могу сержантом стать! Я тебе чего плохого в этой жизни сделал!? — тут в разговор вмешался профессор.

— Карг, я так понимаю, что у Алекса опять что-то получилось не совсем то, на что мы рассчитывали?

— Ох, профессор… То у него получилось, даже слишком, то. Хотели мы получить универсальный комплекс дроидов, вот вам, пожалуйста, надо, дроиды будут болты да гайки крутить, магистрали сваривать и энерголинии прокладывать, а надо, так такой геноцид на Станциях, Базах, или просто в городах на планетах устроят, что только держись. Как, вот скажите мне, как можно оборонять, ну скажем этот сектор Станции, если буквально отовсюду, из каждого воздуховода, каждого энергоканала может появиться такой вот симпатичный паучок и влупить очередь из пулемета, или установить мину, подорвать фугас, да они даже системы прослушивания и слежения могут обходить, или наоборот, ставить и эта операция, как раз по их основному профилю — технические работы. Я не знаю, какое решение примет комиссия, но я бы, изготовление таких комплексов взял под строгий контроль и только для Флота, Армии и СБ. Вот только, толку-то, спишут, спишут и продадут. Короче, это не технический комплекс дроидов, а головная боль СБ.

— Ну так не показывайте вы этот комплекс никому. Продемонстрируем тот, что создали наши инженеры и на этом все.

— Ага, а этого «изобретателя» куда девать? В утилизатор? — а вот это майор зря ляпнул.

— Слышь, майор, ты со своими предположениями-то поосторожнее, я ведь и обидеться могу, да и ляпнуть профессору, что его секретарша на тебя работает, все разговоры в его кабинете прослушивает, а скорее всего еще и пишет!

— Майор Зор, я не понял! Это правда?

— Профессор, кого вы слушаете! У меня есть ясный и четкий приказ с самого верха, в вашу работу не лезть, никаких мероприятий не проводить и только обеспечивать безопасность и секретность. Что я и делаю.

— Алекс, так шутить нельзя. Мы тут вообще-то очень серьезные задачи решаем.

— Ну, тогда одно из двух, майор. Или ты врешь, врешь в наглую, смотря в глаза, или, или ты свои обязанности выполняешь из рук вон плохо. Потому что, секретарша уважаемого профессора свободно слушает все происходящие там разговоры, насчет пишет, я не знаю, но скорее всего именно так оно и есть.

— Да с чего ты взял?!

— С чего взял? Ловите, это запись части вашего сегодняшнего разговора, я как раз немного прикорнул в приемной, а девушка вышла, с кем-то там болтала. Я и из транса-то вышел из-за шума. — сказал и скинул им часть их собственного разговора. Хорошая все же штука, эта нейросеть. Профессор стал задумчив, а вот с майора можно было писать портрет «Растерянное приведение», такой он стал бледный и вроде как, беспомощный, что-ли.

«Все смешалось в доме Обломовых», наверное, так можно было бы сказать о творящихся в следующие три дня на Станции, а по слухам и на трех остальных Боевых Станциях и, о «ужас-ужас», даже на Научно-Исследовательской. К сожалению, меня уже через час после «презентации» тупо изолировали, практически заперев в моей комнате и выставив возле дверей пост, майор, гад ползучий, всё же сдержал свою угрозу и поместил меня, почитай-что под домашний арест. Караул возле моих дверей сменялся каждые три часа, поэтому более-менее я был в курсе происходящего. Космодесантники не получив в отношении меня особых приказов, а только охранять и оберегать, не сильно напрягались, расценив свою неожиданную службу просто как охрану важной персоны, поэтому с удовольствием делились имеющейся у них информацией. И если в первый день еще ничего понятно и известно не было, то уже в последующий начались аресты. Десантура с удовольствием делилась своими впечатлениями о скоротечной схватке на нижних ярусах, или о захвате какого-то дядечки в борделе ВИП-яруса, когда его буквально выдернули из-под здоровенного зулусийца в самый разгар их игрищ, а кому-то повезло проводить аресты в секторе развлечений на средних ярусах, так там целый бордель, в полном составе, прямо в «рабочем» виде по транспортным средствам рассовывали. В общем СБ прометает Станцию, а по слухам и все остальные, очень тщательно и старательно. Ну кто бы мог подумать, что мой так неожиданно прервавшийся учебный транс приведет к подобным последствиям. В общем, волна арестов и задержаний прокатилась по всей группировке, не обойдя стороной ни Станции, ни корабли эскадры, создалось ощущение, что сначала, весь персонал и личный состав замер, затаился в ожидании чего-то страшного и неизбежного, а потом облегченно выдохнул и расслабился. Произошло это аккурат на третий вечер, когда многие могли видеть, как глава местного отделения Императорской СБ, слегка навеселе, зажав подмышкой двухлитровую бутыль какого-то вина, направлялся куда-то в сторону доков.

Приходу гостя я обрадовался, очень уж хотелось получить побольше информации о произошедшем, да еще и из первых рук. А вот Ника была недовольна, у нее оказывается на этот вечер были несколько иные планы, но спорить с двумя мужчинами сразу она не сочла возможным, только молча выставила на стол нехитрую закуску и демонстративно ушла к себе. Ну а нам с майором было о чем поговорить.

— Майор, давай, не томи! — после первой же стопки не выдержал я.

— Ты о чем?

— Что, взял резидента? Или как обычно, мелкую сошку собрали, а настоящая добыча или очень далеко, или очень высоко?

— Что, приходилось и в этом болоте копаться?

— Майор, не томи! Где мне только не приходилось копаться, узнаешь — спать спокойно не сможешь.

— Да взяли-взяли. И не только резидента, но и его куратора и вообще, всю здешнюю сеть накрыли и ниточки в Империю нащупали, да и не только в Империю. Ты, Алекс, даже не представляешь, какой гадючник ты, своим несвоевременным выходом из обучающего транса, разворошил.

— Ну в деталях конечно, не представляю, а так, в общих чертах, вполне. Но ведь для деталей у меня есть один знакомый майор. Разве он не поделится имеющейся у него информацией?

— Неа, не поделится. Ты есть кто? Сугубо гражданский, бывший «дикий», всеми руками и ногами упирающийся, чтобы не иметь ничего общего с СБ. Ты даже на вполне безобидную просьбу при случае помочь, чисто как извозчик, и то до сих пор положительного ответа не дал. А теперь хочешь, чтобы я выложил тебе сверхсекретную информацию? Нет! Чем я тогда буду отличаться от тех десятков людей, что сидят сейчас по камерам на гауптвахте, карцере и тюремном отсеке? Они ведь тоже, в основном просто делились имеющейся у них информацией, оказывали маленькие услуги знакомым и не очень знакомым людям, а грозит им всем теперь пожизненное заключение на планете-тюрьме.

— Но хоть кто затеял-то все это скажешь?!

— Кто затеял? Скажу. Империя Элеф. А вот кто стоит за ними… не спрашивай.

— Так страшно?

— Скорее… мерзко. Ладно, через два дня прилетит комиссия, пускай все разгребают, мы свою работу выполнили.

— Так они же вроде как завтра должны прибыть?

— Не, завтра комиссия Флота прибывает, а наши через два дня. Ну, чего ждешь? Наливай давай, а то уйду.

Глава 8

Да, ну мы вчера вечером с майором и дали… А я еще посмеивался над его бутылью, ну что такое пара литров винца, чуть крепче яблочного сока, да еще и при наличии нейросетей… Оказывается я очень сильно заблуждался и свидетельством тому служит зеленая рожа майора, я, к удивлению, чувствую себя просто прекрасно, никаких признаков похмелья. А ведь майору с профессором через пару часов встречать высокую комиссию из Штаба Флота, как же он в таком-то состоянии-то. Пришлось вызванивать мою ненаглядную Нику, и договариваться с ней о посещении медкапсулы майором, в таком виде ему никак нельзя на людях появляться. И вот тут-то меня и поджидал, далеко уже не первый облом. Ника вполне ответственно заявила, что физиологические последствия алкогольного опьянения она конечно вполне может снять в медкапсуле… часов за шесть, а вот все остальное. Это сугубо психическое, или психологическое, я так и не понял, и медкапсула тут уже не помощник. Ага, как же, а то я не знаю, что может, а что не может медкапсула! Попробовал возмутиться, надавить на жалость, но все в пустую, тошноту, головную боль снять, добро пожаловать в медкапсулу на шесть часов, все остальное — мимо. Еще и добавила, стерва: «что раз уж я такой умный, то мог бы и сам попробовать, и если у меня получится, то мне уже при жизни на всех планетах Империи памятник поставят». А что, вот возьму и попробую! Да, попробую, потом, когда-нибудь. А сейчас придется «лечить» майора старым, испытанным, дедовским способом, называемым в народе «опохмел». Вот что Крест животворящий, тьфу ты, вот что пятьдесят грамм чистого спирта с разумным творят, майор сначала побелел, потом позеленел, а потом сорвался в санблок… себя в порядок приводить и уже через полчаса был почти как огурчик, такой же зеленый и пупырчатый, ну… зато народ своим видом пугать уже не будет, плохо человеку, что поделаешь, видать съел что-то не то.

Комиссию из Штаба Флота встречали, не скажу что помпезно, но с помпой, это точно. Тут тебе и почетный караул из космодесантников, и обязательный фуршет, и расположение на ВИП уровне Станции, в общем, куда нам грешным, одного не было, похода по достопримечательностям самой Станции, но тут скорее всего причина заключается в отсутствии этих самых достопримечательностей, хотя одна конечно есть, но об этом пока еще никто не знает, а узнают только после прилета комиссии от ИСБ. Это я о себе, любимом, если кто не понял.

Ладно, шутки — шутками, но на завтра запланирован показ технического комплекса дроидов, что сварганили молодые инженеры из команды Никатки, потом экскурсия на восстанавливаемый корабль Великой Империи для нужд Флота, а потом вроде как и комиссия СБшников должна уже прибыть, а майор уверяет, что эти долго рассусоливать не будут, им важнее всего дело, а не внешнее уважение и преклонение. Так что, завтра вечером мне предстоит продемонстрировать возможности своего комплекса уже объединенной комиссии. Конечно, мне собственно говоря плевать, понравится увиденное и тем, и другим, или нет, мне бы побыстрее свалить отсюда, а перед этим, еще и восстановить свой корабль совсем бы не помешало. Мне даже лучше будет, если мой комплекс никого не впечатлит, спокойнее и безопаснее, но на это надежды мало, если судить по реакции того же майора.

На первую часть «Марлезонского балета» я не пошел, да меня никто и не приглашал, если честно. Так что, что было на презентации комплекса дроидов изготовленного инженерами Станции я не знал. По этому поводу меня посветил пришедший майор, вот только выглядел он злым и неудовлетворенным, да и начало нашего разговора заставило меня слегка напрячься. Без какого-либо «здрасти», или там «добрый день», сразу быка за рога и к делу.

— Алекс, твоим дроидам надо немедленно загрузить программы по поведению в бою, для начала отражение абордажа, а там что успеем.

— Зачем? Это технический комплекс.

— Никатка меня подставил, точнее, нас подставил. — поправился майор.

— Майор, не говори загадками. Давай рассказывай, что там было и как.

— Да что рассказывать! Они целое представление устроили, комиссия Штаба Флота в полном ступоре. Сначала все шло как и было запланировано, один из инженеров рассказал о задумке создать не нового дроида, а целого комплекса, под управлением одного ИскИна, тут надо отдать им должное, они честно сказали, что это была твоя идея. Потом продемонстрировали возможности своих дроидов, те на глазах комиссии абсолютно самостоятельно провели ревизию и ремонт одного из маршевых двигателей, потом заменили участок энерговода, и установили новый ИскИн в шахту. И все это, даже не под управлением техника, а просто под его контролем. Комиссия была впечатлена по самое не могу, у них перед глазами, наверное. Уже мелькали цифры дебита-кредита и сколько можно сэкономить на техниках и дорогущих ИскИнах последних поколений, когда вылез профессор. Он заявил, что это только часть возможностей комплекса и попросил час на подготовку второй части презентации, и ведь специально уточнил, что самого комплекса это ничуть не касается, просто этот час нужен для подготовки «декораций». Само-собой, что заинтересованные и заинтригованные члены комиссии ему это час с удовольствием предоставили.

— И что?

— А то! Никатка со своими помощниками разыграли абордаж и его отражение силами дроидов! Более того, стандартными дроидами управлял один из членов комиссии, а противостоял ему ИскИн и техкомплекс. Абордажники были полностью уничтожены! Специалисты в шоке!

— Ясно. Но я тебе, майор, еще раз говорю, мои дроиды, это чисто технический комплекс, они не предназначены для ведения боевых действий. А профессор, он молодец, воспользовался инсайдерской информацией, настропалил своих людей и в итоге, показал «товар лицом».

— Алекс, тебе что, все равно, что твой комплекс может не пойти в производство?

— А ты как думаешь, майор?

— Кажется я понимаю, тебе так даже лучше.

— Да. Я уже больше двух месяцев не могу приступить к восстановлению своего корабля! Ты думаешь, что мне приятно здесь сидеть и наблюдать, как утекают мои оставшиеся дни? Ты думаешь, что я горю желанием возвысить ВАШУ Империю? Да мне плевать! Я хочу вновь стать свободным! А ты превратил меня в какого-то узника Замка ИФ!

— Узника чего?

— Неважно. Вы тут распоряжаетесь что и когда мне делать. А меня вы спросили?! Я этого хочу?!

— Я понял тебя Алекс. Может быть ты и прав, и я, и все вокруг, мы постоянно забываем, что ты никак не относишься к нашей Империи. Эти слова для тебя пустой звук. Для тебя, да, пустой, а вот для меня нет. Так что же нам делать?

— Ничего. Если твоя эта комиссия их ИСБ и на самом деле настолько профессиональна, как ты ее расписываешь, то они все и так поймут, ты же понял, а если нет… то кто им доктор?

— Значит не поможешь?

— Нет.

— И никак на тебя повлиять я не смогу?

— Сомневаюсь, что у тебя это получится.

— А если я тебя попрошу, просто по-человечески попрошу, помочь не себе, не Империи, а мне?

— Сука, ты майор! Хочешь и рыбку съесть и девственности не лишиться?! А обо мне ты подумал?!

— О тебе? Нет, о тебе я не думая, мне, по большому счету наплевать на тебя! Я думаю о сотнях миллионов, десятках миллиардов разумных, гражданах Империи. Вот о них, да, я думаю. А что о тебе-то думать? Дикарь, который через несколько лет сдохнет и о нем никто не вспомнит? — я просто остолбенел от такой наглости, но вот что-то не дает мне обидеться, высказать свое «фи» и гордо удалиться. Майор говорит как-то весомо. Как будто кирпичи кладет, вот только кладет он их на мою спину, все больше и больше прижимая меня к земле. Даже нотки какие-то в его голосе появились, как бы безразличие, но в то же время заставляющие прислушаться, затягивающие. О чем-то подобном я читал еще на Земле, там это вроде как называлось «модуляцией», изменением тембра голоса, заставляющей подчиняться, воздействующей на подсознание. С огромным трудом, но я смог скинуть придавливающую меня гору с плеч, в моей голове опустился какой-то фильтр, мгновенно превративший голос майора в тонкий и визгливый, сразу же потерявший всю свою значимость и весомость. Голос перестал завораживать, теперь ничего кроме раздражения он не вызывал. Ну и моя реакция последовала незамедлительно. Смачная оплеуха снесла СБшника с ног.

— Пшел вон, болван! Иди на кошечках потренируйся! — обескураженный таким течением разговора, майор пробкой вылетел из моей комнаты. А я обессиленно присел на край кровати. Все, приплыли, местные показали свои зубки, теперь я окончательно понял, что никто и никуда меня не отпустит. Или оставят в секторе Никатки, для опытов, или посадят в какой-нибудь мастерской и начнут ставить задачи. Особой разницы здесь нет, и так, куда не кинь, всюду клин. Сорвавшись с места, я подхватил свою многострадальную сумку и кинулся в мастерскую к своим дроидам. Что там говорил майор, насчет небольшого геноцида на отдельно взятой Станции?! Заготовок для членистоногих бойцов у меня еще достаточно, так что, «Помирать — так с музыкой. Запевай, ребята!».

Если честно, то в свою рабочую зону я собирался прорываться с боем. Но на выходе из комнаты не оказалось уже привычных десантников, да и всю дорогу до места мне тоже никто не встретился, кажется, что весь этот сектор Станции как будто вымер, но бдительности я не терял, поэтому в основном пользовался техническими и технологическими тоннелями, лишь несколько раз выбираясь на центральные магистрали, если обходить было слишком долго или невозможно.

В док, временно переоборудованный для моих нужд в мастерскую, я добрался только часа через три. Едва за мной закрылись двери и разгорелось освещение, в глаза сразу бросилось некоторое несоответствие между тем что я оставлял тут и тем, что я теперь вижу. Во-первых, в моей мастерской появилось два дополнительных перехода в соседние доки, сейчас открытые и за ними, просматриваются контейнеры с каким-то технологическим оборудованием. Во-вторых, ранее бездействовавший шлюзовой тамбур сейчас извещал, что за ним пристыковано какое-то судно. И в-третьих, в мастерской появился средний 3-Д принтер, причем достаточно продвинутый образец. Да, кто-то очень неплохо похозяйничал в мое отсутствие, но все это мне сейчас только на руку. Уже через несколько минут мои дроиды начали выходить из спячки и на меня посыпались первые доклады, сначала об уровне заряда батарей, тут всё в ажуре, сто процентов, а потом и о готовности к работе. Установив соединение с управляющим ИскИном комплекса, я начал ставить задачи. Через пару часов мой комплекс увеличился в трое, принтер работал на грани своих возможностей, но меня это абсолютно не колышет. Восемь основных тружеников усердно занимались сборкой из составляющих своих собратьев, а четыре пустотника отправились разбираться с тем, что складировано в соседних доках. Дроид-диагност энерголиний исчез в технологических тоннелях, его задача заблокировать все ведущие в мой док двери и шлюзы, просто тупо перерезав энергомагистрали, пока, оставив только основную питающую жилу и резервную. Пришло время разобраться с кораблем, что пристыкован снаружи, этим занялся мой «двигателист», все равно для него работы пока нет.

Управляющий ИскИн комплекса буквально пищал от восторга, когда в его подчинение попадал очередной, изготовленный дроид, но этот «праздник жизни» и для него длился не долго, пришло время заняться и им. Изученных и освоенных Баз, в том числе и боевых, у меня уже немало, так что будем делать из ИскИна генерала, ну как минимум неплохого капитана спецназа. Вот только надо как-то адаптировать все эти знания под ИскИна, но для начала залить их в него. С чем моя нейросеть прекрасно справилась, правда промелькнуло сообщение, что необходимо «задействовать модуль расширения сознания», на что я отмахнулся и дал добро, наверное, зря. Потому как очнулся я на полу, минут через десять, но обдумывать это, времени у меня нет, потом разберусь, если конечно это «потом» у меня будет. Вставший вопрос с оружием для дроидов разрешился легко и непринужденно, в одном из контейнеров его оказалось вполне достаточно, чтобы вооружить целый батальон, здесь было все, от лазерных пистолетов и парализаторов, до носимых ракетных установок и малокалиберных плазменных орудий.

Только тогда, когда я наконец-то вздохнул посвободнее и с неким злорадством подумал, что «вот теперь-то пободаемся», обратил внимание на время. Шесть часов! Шесть часов меня никто не беспокоил, хотя может и пытались, но все двери наглухо заблокированы, но в любом случае, никто и никогда не даст столько времени для подготовки к сопротивлению, тут счет идет на минуты, если не на секунды, а значит, что-то тут не то. Ответы на возникшие у меня вопросы я получил уже через полчаса. На связь вышел майор.

— Алекс, ну что, ты успел подготовиться? Если да, то может быть запустишь нас к себе?

— Кого это «нас»?

— Меня и комиссию из ИСБ. Всего шесть человек.

— Хорошо. Шесть разумных, без оружия и дроидов. Майор, если что, не обижайся, убью и не поморщусь.

— Договорились. — в ту же секунду мои дроиды исчезли, занимая заранее подготовленные позиции и скрываясь в воздуховодах и узких тоннелях системы вентиляции. Куда там еще их разогнал ИскИн я даже толком и не заметил, но понял одно, центр дока за пару мгновений превратится в огненный ад, да что там центр, весь док будет залит огнем и плазмой, нет в нем и не будет безопасного места, разве что только возле меня, но и это предусмотрено, меч в руках — гарантирует мне личное пространство и его неприкосновенность.

Первым вошел майор, демонстративно разведя руки в стороны и показывая отсутствие оружия. За ним в док проскользнул профессор Никатка, а потом, пошли и члены комиссии из ИСБ, правда вначале создался какой-то затор, послышалась короткая ругань, а потом что-то вроде короткого приказа: «полковник, выполняйте приказ», а ведь мои ставки растут, раз среди членов комиссии есть кто-то, кто может отдавать приказы полковнику. Зашедший за профессором военный, всем своим видом демонстрировал, что «дайте мне волю, и я в этот док на танке въеду», следом за ним зашел высокий мужчина с генеральскими нашивками и две женщины, одна в форме вольнонаемного инженерно-технической службы Флота, а вторая в сугубо гражданском комбинезоне. Майор уже к этому времени дошел практически до середины дока, где и остановился, подчиняясь моему знаку. Дождавшись пока к нему подойдут и все остальные, я наконец-то задал свой вопрос.

— И чем я обязан, вашему посещению, господа?

Майор попытался что-то там проблеять, но был прерван тем самым полковником.

— Какой, я бы сказал, фактурный дикарь. Может быть ему стоит преподать небольшой урок общения со служащими Сил Специального Назначения?

— Я бы, господин полковник, на вашем месте этого не стал пробовать, вполне можете остаться без головы, если повезет, или без рук и ног, если нет. — сказал свое слово Никатка. — Алекс, зачем все это, что ты себе там надумал? Эти господа пролетели пол Империи только для того чтобы встретиться с тобой, посмотреть на тебя.

— Посмотрели? Встретились? Свободны! Где выход все знают. Не особо сообразительным, с отбитой головой, могу указать.

— Что скажете, доктор Нелия? — неожиданно подал голос мужчина в генеральской форме.

— Очень сильные эмоции, господин генерал, в первую очередь обида, потом презрение и пренебрежение. Обида направлена персонально на некоторых разумных, а вот все остальные негативные эмоции ни на кого конкретно, а, я бы сказала, на Империю. Этот человек презирает нашу Империю! — ответила женщина в гражданке.

О, эмпат! Я о таких только слышал и читал, опять же, еще там, на земле. Человек, который чувствует эмоции окружающих его разумных.

— Молодой человек, вы не могли бы прояснить, почему вы испытываете столь неоднозначные эмоции к нашей Империи? Ведь вы ни ее, ни о ней, совсем ничего не знаете. — А как я должен относиться к государственному образованию, «лучшие умы» которого воруют чужие идеи, присваивают их и выдают за свои? — при этих словах профессор слегка закашлялся, — Как я должен относиться к государственному образованию, сотрудники, самых пожалуй мощных, спецслужб которого пытаются воздействовать на подсознание разумных для получения собственной выгоды? — это уже полетел камешек в огород майора. — Как я должен относиться к государственному образованию, спецназ которого туп как чурбан и совершенно не отдает себе отчета в своих словах и поступках? — полковник даже и не понял, что это уже относится к нему. — Как я должен относиться к государственному образованию, специалисты-психологи которого настолько самовлюблены и невежественны, что позволяют себе говорить о человеке в его присутствии в третьем лице? — женщина-эмпат немного смутилась.

— Вы молодой человек так молоды, но уже так категоричны. А если все это просто представление, розыгрыш, чтобы проверить вашу реакцию?

— Пять сотрудников, и смею заметить, не самого низкого звания и положения, самой могущественной спецслужбы Империи и один из ее выдающихся ученых, решили разыграть вчерашнего «дикого»? вы сами-то верите в свои слова, генерал?

— Ладно, Алекс, вы ведь позволите мне так к вам обращаться? Да? Хорошо. Так вот, Алекс, может тогда начнем все с начала?

— Нет. Уже поздно. И вы и ваша Империя меня разочаровали. Единственное что я сейчас хочу, это чтобы названное государственное образование выполнило свои обязательства. Я хочу покинуть эту Станцию, эту Систему и эту Империю.

— А если мы откажем вам?

— Я все равно это сделаю. Так или иначе. Просто если все будет сделано полюбовно, то жертв и разрушений можно будет избежать.

— ты что себе позволяешь, дикарь! Угрожать Империи…

— Остыньте, полковник. И куда же, молодой человек, вы направитесь, если мы удовлетворим ваше желание? Что молчите? Думаете, что кто-то где-то ждет вас с распростертыми объятиями? Думаете, что кто-то проявит больше понимания и участия в ваших проблемах? Молчите? Правильно. В любом другом, как вы выражаетесь, «государственном образовании», вас ждет все то же самое, если не еще хуже. Так может быть стоит начать сотрудничество с теми, кто вам уже известен, с кем установились какие-никакие контакты и взаимоотношения. С теми, кто готов предложить вам наивысшую оплату ваших талантов и идей?

— Генерал, а зачем мертвецу деньги? Вы плохо побеседовали со своим подчинённым. Это говорит или о вашем завышенном самомнении, или о вашей глупости. Я даже и не знаю, что было бы лучше.

— Нет, я очень внимательно ознакомился с вашим личным делом и прекрасно знаю, что жить вам осталось не так уж и долго. Но даже пять лет жизни в шикарных условиях, занимаясь любимым делом, это все же лучше, чем те же пять лет слоняться по исследованному пространству в поисках заработка на кусок хлеба, пить дистиллированную воду и питаться из пищевого синтезатора.

— Нет, генерал, лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Да и я очень сомневаюсь, что вы сможете предоставить мне возможность безнаказанно резать разумных. — и видя не понимание на лице высокопоставленного чина, счел необходимым пояснить, — вы же говорили о любимом деле. А что может быть прекрасней, чем воткнуть клинок в теплую, трепещущую плоть врага?

— Господин генерал, да он же издевается над вами! Его просто распирает от смеха! — вмешалась женщина-эмпат.

— Я это знаю, доктор. Только не могу понять зачем ему это надо.

— Он вас провоцирует, господин генерал. — ответ последовал со стороны майора. — Это его излюбленная форма поведения, спровоцировать кого-либо на определенные действия, одержать над ним победу, а потом качать свои права. Я прав, Алекс?

— Майор, это ты меня спровоцировал, а теперь перекладываешь ответственность с больной головы на здоровую.

— Так, стоп! Хватит препираться, так мы не до чего не договоримся. Смею напомнить, что прибыли мы сюда вовсе не для того, чтобы выяснять кто прав, а кто виноват. Уважаемый профессор и его инженеры нам уже достаточно продемонстрировали, чтобы мы могли принять решение. И только заверения майора Зора, что ваше… изделие намного более универсально и производительно, то мы бы сюда и не пришли.

— Ну так и идите! Я вас не задерживаю. Только выполните взятые на себя Империей обязательства, и мы расстанемся.

— Алекс, ну почему ты такой упертый?! Я понимаю, что взывать к твоему патриотизму, по отношению к Империи, нет никакого смысла. Но ведь ты уже ЭТО сделал, так почему же не продемонстрировать всем то, что некоторые из нас уже и так видели?!

— Алекс, а ведь и на самом деле, зачем все эти разговоры, если мы можем все увидеть своими глазами. Тем более, что нам для этого и вашего согласия-то особо не нужно. Вы ведь, насколько я понимаю, подготовились к возможной попытке вашего захвата? Так что нам мешает его провести?

— Хорошо, генерал. Я сейчас уйду на корабль, который пристыкован к этому доку, а вы попробуйте меня оттуда достать. Только людей не посылайте, зачем вам лишние жертвы. Если сможете взять под свой контроль этот док, то я буду с вами сотрудничать, а если нет… то вы гарантируете мне соблюдение условий договора. Установим временные рамки. Полковник, сколько времени потребуется для полного захвата дока?

— Силами спецназа, час. Силами космодесанта, два. Если использовать только дроидов, то минут сорок, а если уважаемый профессор предоставит в наше распоряжение свой комплекс, то минут двадцать. Я готов сам провести эту операцию.

— Хорошо. У вас есть шесть часов. Действуйте, полковник. — с этими словами я развернулся и пройдя через шлюз, скрылся на корабле. Желаемого результата я достиг. Операция по моему захвату превратилась в испытания моего комплекса. Я прекрасно понимал, что никуда я от этого не денусь, но мне надо было, чтобы они прошли на моих условиях и на моей территории.

Штурм моего дока начался только через час. Начался классически и по всем правилам военного искусства. Сначала в док ворвались десяток стандартных дроидов, скорее всего под управление профессиональных «погонщиков». Их задача состояла в разведке и определении расположения огневых точек, а по возможности им надо было закрепиться и организовать небольшой плацдарм.

Первая группа «дуболомов» продержалась секунд пять, нескольких уничтожили мои диагносты, используя для этого небольшую плазменную горелку, входящую в их стандартный рабочий набор, остальных расстреляли мои притаившиеся дроиды. Но полковник мог бы радоваться, местонахождение десятка моих паучков ему стало известно. Я с интересом наблюдал за действиями ИскИна. Он не стал передислоцировать всех обозначивших себя дроидов, троих оставил на месте, только подтянул к ним еще и пустотников, которые несли на себе неплохие силовые щиты. Вторая волна вторжения не заставила себя долго ждать. Почти три десятка штурмовых дроидов влетели в док и с ходу открыли огонь по выявленным огневым точкам. Шквал огня и плазмы затопил док. Но с каждым мгновением этот поток энергии все больше и больше снижался, мои дроиды не остались в долгу, совмещенным огнем выбивая дроидов-вторженцев одного за другим. Прошло меньше минуты, а из чужих дроидов уже никого не было. Теперь, я ждал уже массированной атаки, полковник вошел в раж. И спецназовец меня не разочаровал. Следующая атака началась уже с трех сторон, в лоб и через соседние доки. Впрочем и закончилась она с тем же результатом, разве что среди наступающих возник небольшой переполох, когда, казалось бы, уже подавленные точки вдруг огрызнулись достаточно плотным и точным огнем, да плюс ко всему еще и оставшиеся мои дроиды постоянно перемещались, стреляя прямо на ходу. К этому времени в соседнем доке уже развернулся целый штаб, а уж зрителей из числа космодесантников и сотрудников СБ там было более чем достаточно. Все это я мог наблюдать благодаря пробравшемуся в стан противника одного из моих диагностов и передающего всю информацию прямо на ИскИн, а тот уже мне на монитор наблюдения. В общем, почти два часа полковник играл всеми наличными у него силами, пытался маневрировать и создавать «кулак» на, казалось бы, ослабленных направлениях, но все тщетно, мой комплекс к этому времени потерял всего пару дроидов, неудачно угодивших под «слепые выстрелы». ИскИн все порывался перейти в контратаку, но я его пока сдерживал, я ждал, когда полковник выложит на стол свой последний козырь — комплекс дроидов Никатки. И я дождался. Эта стычка получилась наиболее тяжелой и продолжительной, как итог счет восемнадцать- три, в мою пользу, экспериментальный комплекс был полностью уничтожен. После этого последовала моя команда на замену вооружения, дроиды перевооружились на парализаторы и ИскИн бросил их вперед.

Надо было видеть выражение лица полковника, когда, сначала в облюбованном им доке отключилось освещение, потом встала система жизнеобеспечения и пропала связь со всеми ИскИнами. А еще через мгновение из всех шалей посыпались мои «паучки», буквально выкашивая всех живых, находящихся в доке, из парализаторов. Через пару минут все было кончено, офицеры космодесанта, сотрудники СБ и сам полковник были плотно упакованы и утащены в мой док. Жаль, что ни майора, ни остальных членов комиссии в занятом полковником доке не было, не было там и профессора Никатки, а то я бы на них отыгрался. Нет, мозгами-то я конечно все понимаю, и то, что «работа у них такая», и то, что в силу сложившихся в их сознании стереотипов, ну ни как они не могут пройти мимо разумного с КИ за двести пятьдесят и не попробовать использовать его в своих целях, а заодно и на благо родной Империи, а то, что этот разумный «дикий» прямо-таки заставляет их извернуться, но заполучить этого индивидуума к себе. Ну, а нагреть и обобрать его, так сам Бог велел. Конечно, если бы я заявился к ним на своем крейсере, то и отношение было бы уже совсем другое, тут уже они бы со всем уважением… сразу же засунули бы меня под ментоскоп. А так, ну дикий, ну сообразительный не в меру, так всему уже есть объяснение, за пределы доступного не выходит, все нововведения… так вообще странно, почему никто до этого раньше не додумался, ведь все лежит на поверхности. Ах, замыленость восприятия, шаблонность мышления? Ну извините. Конечно, соблазн, привлечь к работе человека, который за пару месяцев выдал несколько революционных технических решений, просто огромен, но ведь это не лесоруба нанять, это тому установил норму выработки в час, день, месяц или год и можно спать спокойно. Тут-то человек работать головой должен, а там пойди, разберись, что он там думает, о том, как увеличить и улучшить, или как затащить в койку секретаршу боса. Силой, работать головой не заставишь, а если и заставишь, то в итоге можно такое получить, что лучше бы все оставалось как прежде. Есть и еще один нюанс, моя «скорая смерть», стоит ли связываться с человеком, который мало того, что не хочет сотрудничать по полной, так еще и через несколько лет гарантированно «двинет кони»? вот так примерно должны были рассуждать, на мой взгляд, члены комиссии. А я им уже подсунул пару морковок под нос и если с кораблями еще ничего не известно и не понятно, то технический комплекс дроидов, который в разы эффективнее такого же количества дроидов, вот он перед глазами. А то, что этих же дроидов можно еще использовать и как боевые, так это только в плюс. Так что, как и чем торговаться у меня теперь есть, вопрос в контрагенте, что он мне предложит. И предложение поступило, почти сразу, как только мои дроиды уволокли всех офицеров десантуры и СБшников, оно и поступило. На связь вышел генерал самолично, причем не по общей связи, а напрямую, на нейросеть.

— Алекс, надо поговорить, срочно.

— Прошу в гости, генерал и это… эмпата своего захватите и майора, у меня к ним есть пара вопросов.

— Так может быть мы тогда всем составом придем?

— Ладно, приходите все. Вот только полковник мой военнопленный, придется нам пока без него побеседовать. Я потом с его выкупом определюсь.

— Не, Империя с террористами переговоров не ведет, придется полковнику как-то самому выкупаться. — засмеялся генерал. — Через полчаса мы подойдем.

Полчаса — это срок конечно небольшой, но вполне достаточный чтобы собственными глазами посмотреть, что натворил полковник и дроиды в трех доках Станции. К моему изумлению, единственным более-менее уцелевшим агрегатом оказался 3-Д принтер, его конечно еще восстанавливать и восстанавливать, но по-любому, разбрасываться столь ценными девайсами не следует. И вообще, надо срочно перетаскивать все более-менее целое на корабль, другой такой возможности может и не представиться. Два с половиной десятка дроидов споро принялись за свои основные обязанности, разбирая, выбирая и перетаскивая уцелевшие и подлежащие восстановлению блоки и модули на корабль. Вот за этим-то занятием меня и застали подошедшие гости. Никто из них не обратил абсолютно никакого внимания на творимое моими дроидами мародерство, только женщина из инженерно-технической службы завистливо хмыкнула, заметив, как один из дроидов тащит модуль управления 3-Д принтеров. Оглядев царивший в доках разгром, генерал предложил:

— Алекс, может пойдем куда-нибудь в более удобное место? А то мы тут явно мешаем вашему «техническому воинству» собирать боевые трофеи.

— Можем пойти на корабль, основные системы там уже работают, кают-компания в более-менее приемлемом виде, да и пара кают уже полностью восстановлена, я планировал в скором времени перебраться на борт судна, чтобы заняться его восстановлением вплотную, но меня отвлекли.

— Ваш корабль отключен от систем станции?

— Да, от всех кроме энерголиний, реакторы еще не устанавливали, а те что есть практически полностью разграблены.

— Хорошо, пойдемте к вам на корабль. Надеюсь пищевой синтезатор у вас есть, разговор нам предстоит долгий и не хотелось бы отвлекаться на перекусы.

— Синтезатор есть, правда есть ту гадость, что он выдает… я бы воздержался. Но если надо, то можно и потерпеть. Прошу. Система допусков на борт пока тоже не работает, Служба Тыла Флота никак не хочет выполнять мои заявки на ИскИны, хотя деньги за них послушно приняла, как и за многое другое.

— Вот и об этом нам тоже надо поговорить. Я в курсе задержек поставок по вашим заявкам.

В кают-компании, усевшись на старое продавленное кресло, я с тоской вспомнил убранство своего потерянного крейсера, так таких убогих предметов обстановки даже на гауптвахте не было, хотя и ее самой тоже не было. Кое-как рассевшись по имеющимся диванам и креслам, гости на не на долго погрузились в тягостное молчание. Первым, как и положено, заговорил генерал.

— Алекс, я не стану говорить банальности о том какое впечатление произвели на нас ваши дроиды. Да, мы в шоке, нашим восторгам нет предела, мы поражены, удивлены и потрясены. Ну и все такое. Рапорт майора Зора даже слегка приуменьшил возможности вашего комплекса. Но я в отличии от него не всю свою жизнь прослужил в ИСБ, так что, смог заметить то, что майор упустил. Технические подробности вы будете обсуждать со специалистами, а вот программное обеспечение и самих дроидов, и ИскИна управлявшего ими меня очень сильно заинтересовало. Я уже просмотрел список купленных и изученных вами Баз Знаний, должен заметить, что вы подошли к вопросу получения образования очень серьезно и с явным уклоном в технику и управление ею. Но даже этот впечатляющий список ни в коей мере не дает вам возможности писать программы для ИскИнов на столь высоком уровне. Да, программирование вы изучили в третьем ранге, но этого мало, катастрофически мало. Я дал задание своим программистам, шестого ранга кстати, написать что-то подобное вашим программам, так они в один голос заявили, что это практически невозможно за столь короткий срок. Нет, если они посидят пару лет, то что-то подобное сваяют, но не раньше. Ваши дроиды действовали как хорошо сработавшиеся люди, под управлением опытного офицера. Что вы молчите?

— Так вы ничего и не спрашиваете.

— Где вы взяли необходимые программы? Кто и когда вам их предоставил? Алекс, шутки кончились, на кону безопасность Империи.

— А давайте спросим у профессора Никатки, где я мог взять эти программы. Что скажете, профессор, порадуйте нас своими умозаключениями. — ехидненько так, я обратился к профессору.

— Алекс, ну что я вам сделал такого плохого, что вы последнее время постоянно в чем-то меня упрекаете?

— Упаси боги, профессор, я вас ни в чем не упрекаю, просто мне хочется услышать вашу точку зрения на этот вопрос.

— Ну, если вам так хочется, то я, пожалуй, попробую проанализировать имеющиеся у меня данные.

Если отбросить, бредовые, я считаю, идеи майора, что вы представитель неизвестной нам высокоразвитой цивилизации, намного обогнавшей нас в развитии и зачем-то пытающейся подтянуть нас на только им одним известный уровень, то скорее всего, эти программы и алгоритмы вы получили от нас. Правда я ума не приложу, где, как и от кого вы могли их получить. Хотя… если подумать, то…

— Профессор, извините, что я вас перебиваю, а почему вы с такой уверенностью отметаете предположение майора Зора?

— Господин генерал, мы с майором уже не один раз обсуждали эту тему. И может быть я бы и принял эту версию, если бы не несколько нестыковок. Во-первых, все что делает или предлагает Алекс, ничуть не выходит за пределы наших знаний и возможностей, он просто делает так, как он привык, как ему удобнее, так, как с его точки зрения должно быть и опирается он в основном на свои знания, на знания человека из средневекового Мира. Во-вторых, давайте предположим, что какая-то цивилизация решила нас немного подтянуть… Как вам, генерал, не кажется, что место внедрения своего «прогрессора», они выбрали несколько не то, намного проще было бы организовать появление такого человека на одном из наших Миров, даже в одном из Центральных, и инфильтрация прошла бы намного быстрее и отдача была бы выше. Да и сам факт наличия такого вот «толчка» было бы намного проще скрыть. В-третьих, наличие всего одного такого вот «прогрессора», нерентабельно, наилучшим вариантом было бы внедрение сразу нескольких агентов, работающих в разных, может быть, даже не связанных между собой направлениях. В-четвертых, заболевание Алекса, кстати, нам удалось найти нечто похожее на его этот паразит. Правда у Алекса несколько другая структура и намного большая площадь поражения организма, но тут скорее всего все дело во времени заражения, вероятно, что Алекс подцепил «сожителя» еще в раннем детстве. Ну и в-пятых, ответ на свой вопрос, вы, генерал, уже озвучили.

— Я? Когда?

— Когда сказали, что дроиды комплекса Алекса действовали как разумные люди под командой опытного офицера. Я зацепился за эти слова и провел небольшой эксперимент, к сожалению неудачный, но и отрицательный результат, это тоже результат.

— А поподробнее, профессор!

— Можно и поподробнее. Для вас ведь не секрет, что у меня тоже установлена нейросеть Ушедших? Правда степень ее сохранности при установке оставляла желать лучше, у меня диагностика показывала меньше пятидесяти процентов, а у Алекса все сто. Так вот, я дал своей нейросети задание, адаптировать одну из имеющихся у меня Баз по медицине для работы с нею ИскИна. Ответ пришел почти моментально: «требуется подключение модуля расширения сознания» и еще много чего там, а потом пошли доклады, одного компонента нет, второго, тот модуль поврежден, тот не развит и так далее. В итоге, отказ от проведения операции.

— А разве возможно загрузить ИскИну Базу, предназначенную для изучения?!

— Предназначенную для изучения, скорее всего нет, а вот уже изученную… вероятно можно, только ее надо каким-то образом видоизменить. Все в Империи, да и в Содружестве, считают что Базы это одно, а программы для ИскИна, это совсем другое, поэтому и не пытались никогда «обучить» ИскИн. А вот Алекс этого не знает, его нейросеть полностью исправна, и он, скорее всего, оказавшись в весьма стесненных обстоятельствах, отдал команду на загрузку уже изученных им Баз по абордажу, контрабордажу и штурмовым действиям на ИскИн. Его нейросеть с честью выполнила эту работу. Результат мы все видели. Посмотрите, ведь эти Базы у Алекса изучены, причем в четвертом ранге, он, по идее, готовый командир батальона спецназа, а плюс еще его личные знания и навыки, плюс его собственные тактические наработки… мы ведь толком так еще и не знаем, что же из себя представляют эти нейросети Ушедших. Алекс, я прав?

— Да. А почему нельзя ИскИнам загружать Базы, какая разница в каком виде он получит знания?

— Вот видите, он не понимает. Он считает ИскИн разумным, хоть и искусственным. А вот изучи он программирование хотя бы ранге так в пятом, то такая идея ему и в голову бы не пришла, потому что он знал бы, что это невозможно.

— Да, интересный расклад получается. — задумался генерал. — Но это ничуть не меняет наших планов, разве что открывает еще большие перспективы. Профессор, мы поговорим с вами об этом попозже, а сейчас вернемся к нашему неугомонному… другу. Итак, Алекс, что ты можешь предложить Империи, нет, не так, какие еще идеи у тебя есть, которые могут показаться интересными и выгодными не для тебя лично, а для Империи?

— А почему я что-то должен предлагать Империи? Насколько я понимаю, это именно Империи и должна мне что-то предложить, если претендует на эксклюзивное владение моей собственностью, в том числе и интеллектуальной.

— Ах, да, я же не сказал самого главного. Да, Империя заинтересована в твоих разработках и по дроидам, и по их комплексам, и по бронированию кораблей и как теперь выяснилось еще и в программном обеспечении ИскИнов, для этих самых комплексов дроидов. Поэтому мы предлагаем тебе создание совместного предприятия, так сказать, государственно-частной корпорации, твоей долей в которой будет двадцать процентов. — профессор при этих словах присвистнул, да и остальные с трудом сдерживали свои эмоции. — Империя полностью берет на себя материально-техническое обеспечение, финансирование и сбыт готовой продукции. Твоим вкладом послужит, как ты выразился, «твоя интеллектуальная собственность». Вот я и спрашиваю, что еще ты можешь предложить, есть ли у тебя еще какие-то идеи?

— Генерал, давайте немного подождем со всеми этими корпорациями, долями и вкладами. Я хочу знать, когда Империя выполнит уже взятые на себя обязательства, а то видите-ли, что-то нет доверия у меня к ней. Кинувший один раз, кинет и второй.

— Ты про корабль?

— Про него родимого, про него!

— Задержка с поступлением необходимых тебе комплектующих, каюсь, моя вина. Это я приказал пока ничего тебе не передавать. Не спеши обвинять, сейчас я тебе все объясню. Дело в том, что никто не видел проекта твоего будущего корабля, только наброски и невнятные схемы. Тыловики, да и инженеры никак не могут разобраться в том, что ты задумал. Нет, с вооружением все понятно, сейчас стало понятно и с тем количеством ИскИнов, причем очень мощных и самых современных, доступных гражданским лицам, тоже. Но вот все остальное! Зачем тебе почти десятикратный запас реакторов, три десятка медкапсул, да еще и диагносты, киберхирурги, химико-биологическая лаборатория с линией по производству картриджей и еще сотни наименований самого разного оборудования. Мы знаем, что ты планируешь переоборудовать одну из палуб корабля под танки для горючего, эта идея очень понравилась нашим инженерам, но все равно, носимого запаса топлива тебе хватит чтобы совершить десять прыжков, даже по максимуму, это не так уж и много, всего порядка ста светолет. А ты собираешь оборудование, как для рейдера сверх дальней разведки, как будто готовишься уйти в свободный полет на десятки лет и очень далеко от обитаемых Миров.

— Все свое ношу с собой. Никто не знает что может понадобиться в тот или иной момент, так что лучше всего все необходимое всегда держать под рукой. Насколько я знаю, получить топливо в космосе не так уж и сложно, было бы необходимое оборудование, ремонт и замена тех или иных деталей и механизмов корабля, тоже не представляется особо сложным, если есть сырье и технологические возможности. Никто не знает, кто может встретиться в космосе и вполне может так получиться, что надо будет принять большое количество пострадавших или раненых, проще изготовить все необходимые картриджи для медоборудования на месте, чем таскать с собой пару десятков контейнеров с их запасом, у них кстати, еще и срок использования есть.

— Значит все же дальняя разведка…

— Да, я хочу посмотреть самые разные Миры и не только в Империи и в Содружестве, но и далеко за их пределами.

— Поэтому и промышленное холодильное оборудование, и десяток самых лучших пищевых синтезаторов с расширенным набором картриджей для них?

— Да. Люблю вкусно поесть, а питаться изо дня в день этой вашей пастой, брррр.

— Да, к сожалению, ни нашим специалистам, ни специалистам Великой Империи так и не удалось полностью повторить пищевой синтезатор арконцев. Насколько я понимаю, отговаривать тебя бесполезно, ты от своего не отступишься?

— Да. Я хочу посмотреть как можно больше.

— Авантюрист, но очень полезный авантюрист. А как насчет сотрудничества с ИСБ?

— на эту тему мы с майором уже разговаривали. Если мне будет по пути, если это не сильно меня напрягет, то вполне возможно, но никакой обязаловки и приказов, единичные просьбы, не более.

— Ну хоть что-то. Ладно, все затребованное ты получишь в самое ближайшее время, плиты бронирования тоже скоро начнут поступать, мы тебе вернем даже уже заплаченные тобой кредиты и местные техники с инженерами помогут тебе в восстановлении корабля. Если ты конечно согласен на совместную корпорацию…

— Да согласен я, согласен, куда деваться. Но тогда с вас два комплекса дроидов.

— Договорились. На днях тебе принесут все необходимые документы, подпишешь их. Думаю в этой Системе поместится еще одна Станция, на этот раз производственная, вот на ней и развернем мощности корпорации.

— Честно говоря, не вижу смысла. Ресурсов здесь практически нет, логистика очень сильно затруднена, места для отдыха персонала, тоже нет. Да и все наши секреты очень скоро перестанут быть таковыми. Я бы выбрал какую-нибудь Систему, богатую ресурсами, желательно еще и с пригодной для жизни планетой, на пересечении торговых путей. Или… или вы готовитесь к войне? И вам нужна надежная опорная база? Но и эта Система уже основательно засвечена, поэтому использовать ее в качестве опорной, принимая во внимание, что блокировать ее очень просто, бессмысленно. Да и одной Станцией вы никак не обойдетесь, кораблей Великой Империи много, очень много, нужны будут верфи, доки, заводы… Нет, эта Система плохой вариант.

— Может быть, может быть… Ладно, посмотрим, может быть ты и прав. Это уже не мне решать. Алекс, а зачем вы просили о присутствии майора и доктора Нелии?

— Понимаете, генерал, мне интересно, кто из этих двоих придумал устроить эту войнушку, да еще и так виртуозно подставил полковника? То, что всю подготовку провел майор, я не сомневаюсь, а вот кто был вдохновителем, так сказать. Не поделитесь информацией, майор?

— Ну почему же не поделиться. Идею спровоцировать тебя на открытое боестолкновение предложил как раз полковник. Он настолько вдохновился возможностями комплекса профессора, что считал его верхом совершенства. Всю подготовку, тут ты прав, провел я, а вот наш с тобой разговор и критерии давления на тебя разрабатывала многоуважаемая доктор. Ну а общее руководство осуществлял генерал Раев.

— А какая в этом всем роль вашего инженерно-технического специалиста?

— Инженер Паллет, она единственная кто отговаривал нас от этой, как она выразилась «авантюры», предлагая сразу приступить к серьезным разговорам. Она поддержала меня в моем мнении, что твой комплекс на голову превосходит все наши возможности, чем кстати вызвала насмешки со стороны полковника, он был полностью и абсолютно уверен в твоем поражении.

— Инженер Паллет, а чем я обязан столь высокой оценки моих скромных талантов?

— В отличии от все остальных я примерно представляла себе с чем мы можем столкнуться, правда не думала, что это будет настолько эффективно.

— А не будет не скромным, если я спрошу, откуда у вас такие познания?

— Нет, не будет. Мы в нашем Институте пытались разработать что-то подобное. Мы даже пришли своим умом к инсектоидной форме, но к сожалению наши программисты так и не смогли добиться синхронизации работы всех конечностей, поэтому тему закрыли. А когда я увидала запись работы вашего комплекса, то поняла, что главную и основную проблему вам удалось решить. Хотя я до сих пор не понимаю каким именно образом. У нас прекрасно получалось синхронизировать пары конечностей, но не получалось сделать их работу независимой., мощности ИскИна явно не хватало. У вас же нередко бывали моменты, когда дроид застывал всего на одной опоре, семью другими в это время выполняя разные операции, что вообще, до сих пор считалось невозможным. Ваши дроиды двигаются почти как живые, при этом не замечая разницы пол это, стены или потолок. Мне бы очень хотелось посмотреть, как они будут себя вести в невесомости и в открытом космосе. Это возможно?

— Конечно. Когда я начну восстановление своего корабля, вы сможете понаблюдать, а если захотите, то и поучаствовать в работе.

— С огромным удовольствием.

Наши расшаркивания с инженером прервал генерал, сообщив, что раз все вопросы решены, то им не стоит меня отвлекать и поинтересовался, когда полковник и все остальные «пленные» придут в себя. Нейросеть мне подсказала, что примерно через двадцать минут все будут в норме. Это я и сообщил генералу. Тот загадочно улыбнувшись попросил у меня разрешения поприсутствовать при столь эпохальном событии. Ничего против я не имел, наоборот, даже был рад, по крайней мере надеюсь, что в присутствии генерала полковник не начнет выяснять отношения и предъявлять претензии.

Вопреки всем моим ожиданиям никаких обид полковник не испытывал, скорее даже наоборот. С его появлением в кают-компании как-то сразу стало мало места, хотя может быть причиной этого был не сам полковник, а почти десяток офицеров пришедших с ним. И почему-то каждый из них считал своим долгом покрепче сжать мне руку и побольнее хлопнуть по плечу, таким образом выражая свой восторг и уважение. Генерал со своими людьми как-то так незаметно удалились, а вот космодесантники и СБшники совсем не торопились покидать мой корабль. Они яро взялись обсуждать прошедшую «войнушку», постепенно разбившись на группки и компашки. Сразу видно, профессионалы, со всех сторон сыпались предложения как стоило действовать полковнику, какие меры противодействия он должен был предпринять и так далее, правда сходясь в одном, ни о каких наступательных действиях они не задумывались, в основном обсуждая методы защиты от моих дроидов. В одном из кресел я заметил седого капитана, какого-то грустного и потерянного, который что-то цедил из высокого стакана и с жалостью поглядывал на своих коллег. Мне стало интересно и я решил поинтересоваться, что-же так напрягло старого вояку.

— Капитан, а почему вы не принимаете участия во всеобщем обсуждении, или вам нечего сказать?

— Ну почему же нечего, есть. Я просто жду, когда эти молодые дурни поймут, что очень скоро для того чтобы считаться хорошим и знающим офицером будет совсем недостаточно изученных Боевых Баз, пусть даже и очень высоких рангов. Теперь нам придётся стать еще и «погонщиками», а это как минимум знание и технических, и инженерных Баз, Баз по программированию и взлому, добавьте сюда кибернетику и еще демон знает что и вы поймете мое состояние. Наши дроиды всегда выступали как средства усиления, теперь же они превращаются в основную ударную силу. Империя гордится своими десантными войсками, но теперь они практически ничего не стоят.

— Я думаю, капитан, что вы несколько заблуждаетесь. В отличии от дроида, человек это такая тварь, которая может выжить практически в любых условиях. Хорошо подготовленный космодесантник без особого труда сможет вывести из строя не только одного дроида, но и целый комплекс, а то и не один. Скорее всего произойдет изменение штатной структуры подразделений, будет взвод десанта и как средство его усиления комплекс штурмовых или оборонительных дроидов, или дроидов диверсантов, в зависимости от поставленной задачи. Но в одном вы правы, теперь требований по изученным Базам к офицерам станет больше. В том числе и из-за вас, ведь эти Базы еще надо будет наработать. Так что не расстраивайтесь, еще очень и очень не скоро дроиды полностью заменят живых солдат.

— Вы думаете?

— Я в этом уверен.

— А вот вы говорили о штурмовых дроидах, охранных, дроидах-диверсантах, а к какому из этих, скажем так, классов, относятся ваши?

— Это технический комплекс. Это не бойцы, это ремонтники.

— Ну да, фронтом работ они себя сами обеспечили и довольно профессионально! — засмеялся кто-то за моей спиной. Я и не заметил, как прислушиваясь к нашему разговору с капитаном вокруг нас собралась небольшая толпа.

— Господин инженер, а у вас уже есть и штурмовые дроиды и все остальные, мы можем хотя бы посмотреть на них? — задал вопрос молодой лейтенант в форме военного техника, с горящими глазами.

— Нет, лейтенант, пока еще никто не разрабатывал такие модели, но боюсь, что это не на долго. Скоро появятся такие монстры, что от одного их вида будет в дрожь бросать.

— Алекс, ведь вас так зовут? А вот вы сами с имеющимися у полковника силами, смогли бы справиться со своим комплексом? — задал вопрос, уже в возрасте, майор-десантник.

— Ну, если бы передо мной стояла такая задача, то я бы на месте полковника задействовал не дроидов, а штурмовые подразделения десанта, используя дроидов только как усиление, прикрытие и защиту.

— Эх, жаль, что нельзя попробовать… Я бы рискнул.

— До того как вы пришли в себя, мы тут с комиссией ИСБ обсуждали один вопрос, так что думаю, что очень скоро у вас вполне может появиться такая возможность.

— Неужели будут учения?!

— Нет. Я попытаюсь вам помочь удовлетворить ваше любопытство, но для этого мне еще надо много учиться. — я вот все это говорю, а сам понимаю, что мои слова обязательно доложат генералу, а значит он заинтересуется, а это лишние проблемы уже у меня. Но «Остапа уже понесло», не даром говорят, что «язык мой — враг мой». Хотя, можно ведь подсказать полковнику, использовать в подготовке десанта и «погонщиков» виртуальную реальность. В этом Мире капсулы полного погружения почему-то используют только как развлечение, а все тренировки, ну кроме пилотов, проходят на практике. Да и пилоты не очень-то используют для своего обучения капсулы, тренажеры, да, а вот полное погружение, не любят.

— Господа офицеры! — раздался громкий голос одного из присутствующих, — Вам не кажется, что наш «гостеприимный» хозяин нуждается в небольшом отдыхе? Предлагаю закругляться, а обсудить сегодняшние приключения мы можем и в другой обстановке.

Офицеры согласно загудели и начали со мной прощаться. Постепенно кают-компания опустела, и я остался в одиночестве. Идти в свою комнату мне категорически не хотелось, поэтому я пошел в сторону жилых кают, в надежде найти себе местечко, где можно передохнуть, собраться с мыслями и… обосноваться на все время восстановительных работ. Хотя почему собственно говоря, восстановительных, я уже сейчас понимаю, что корабль в том виде, что он есть, мне категорически не подходит и мне придется его серьезно перестраивать.

Утро началось с сюрпризов, приятных и не очень. Во-первых, меня разбудил нежный женский голос, который на чистом русском языке произнес:

— Саша, пора просыпаться, к тебе уже первые гости направляются. — сказать, что я немного обалдел, значит не сказать ничего. Я в шоке, ужасе и в панике. Голоса в голове, первый признак того, что мой рассудок пошел немного погулять и еще вопрос, захочет ли он возвращаться.

— Саша, не надо воспринимать все столь категорично. Ты сам виноват, запустив функцию расширения сознания, ты одновременно задействовал и функцию подключения «индивидуально-интеллектуального блока нейрокомплекса», а в купе с функцией самообучения… ты имеешь то, что имеешь.

— Ага, ясно, значит с головой у меня все в порядке, но не на долго, а ты это моя нейросеть?

— Нет, не нейросеть, а нейрокомплекс. Хотя можешь меня и так называть, для меня особой разницы как-то нет.

— А имя у тебя есть, нейрокомплекс?

— Нет, имени у меня нет.

— Ладно, будешь…

— Только Шизой не называй!

— И не собирался. — соврал я, — Будешь, будешь… будешь Анжелой!

— Хорошо. Мне нравится, буду твоим Ангелом-Хранителем! К тебе гости. — и отключилась, зараза. Похоже, что я с этим «ангелом» еще намучаюсь. Вздохнув я пошел к шлюзу, ведущему в док, встречать гостей.

Перед дверями дока стоял молоденький лейтенантик, рядом с ним припаркованная небольшая электротачанка, на которой возвышался массивный куб, матового серого цвета, с ребром около метра.

— Господин Алекс, генерал просил вам передать это и на словах, ваша нейросеть почему-то недоступна, «надеюсь, ты сможешь с этим разобраться, а если нет, то он тебе пригодится».

— А что это за херня?

— Пищевой синтезатор расы арконцев. Нам абсолютно точно известно, что внешне они были практически неотличимы от людей, да и наш метаболизм полностью идентичен. Такие синтезаторы большая редкость и стоят они очень дорого. Генерал его вам дарит, вот кристалл с Базой по его эксплуатации и обслуживанию. — моя физиономия сама-собой расплылась в улыбке, генерал уже упоминал о таком пищевом синтезаторе, вроде как с ним никто так и не смог разобраться. Так и не надо, зато теперь я могу, не сразу конечно, а через пару месяцев, с чистой совестью продемонстрировать уже свой синтезатор, полностью работоспособный. Думаю, после этого не один «космический волк» выпьет за мое здоровье.

— Спасибо, лейтенант. Передайте генералу мою искреннюю благодарность. Что-то еще?

— Да. Через час к вам подойдут Начальник Тыла Станции и Главный Техник. Генерал сказал, что вам с ними нужно обсудить процесс восстановления корабля.

— Понял. Буду ждать. Это все?

— Да. Разрешите идти?

— Идите, лейтенант, вы свободны. — дроиды уже утащили подарок генерала, а вот я призадумался. Почему-то никто не озаботился снабдить меня каким-нибудь внутристанционным транспортным средством. Придется решать этот вопрос самостоятельно.

Не успел я дойти до шлюза на корабль, как от входа опять раздался сигнал вызова. Очередной гость, для специалистов Станции еще рановато. Пришлось возвращаться. На пороге стоял полковник и давешний майор космодесанта.

— Доброе утро, господа офицеры, чем обязан?

— Доброе утро, господин инженер. Мы всю ночь обсуждали вчерашние испытания и хотели бы вас попросить… дайте нам в аренду свой комплекс, на пару недель. Нас вчера очень заинтересовали ваши слова, что вы бы использовали не дроидов, а подразделения десанта. Хотим обкатать эту идею на практике.

— Вы что, хотите уничтожить половину десантного наряда Станции?

— Нет, что вы, конечно же нет. Ведь ваши дроиды могут использовать и нелетальное оружие, а мы учебное, так что никто не должен пострадать, да и ваши дроиды тоже.

— Господа, своей просьбой вы ставите меня в неловкое положение. Я же уже говорил вам, что мой комплекс технический, а у меня очень много работы на корабле. Хотя… есть один вариант. Весь комплекс я вам не дам, а вот тех дроидов, что специально подготовил для вчерашних «учений», вполне могу. — в глазах офицеров разгорелось радостное предчувствие. — Но у меня пара условий. Во-первых, ИскИн я вам отдать не могу, так что вам придется найти подходящий, все необходимое программное обеспечение я в него залью. А во-вторых, мне будут нужны записи с ваших тренировок. Все, не зависимо от результата и привлеченных сил.

— Нет проблем! — сразу отозвался полковник, — ИскИн я найду, да и записи с нейросетей всех участвовавших в наших занятиях, тоже не проблема. А сколько дроидов вы готовы нам передать?

— Одиннадцать. Пять штук вчера все же пострадали и требуют ремонта.

— Пять повреждены!? А сколько всего дроидов вчера было с вашей стороны?!

— Тридцать.

— Тридцать против трех сотен! И пострадали всего пять! Невероятно!

— Спокойнее майор, спокойнее. Вы не учли одну небольшую деталь… дроиды-то технические, а что было бы, если бы инженер Андр выставил против нас боевых дроидов своей конструкции…

— Вы правы, господин полковник… Об этом я как-то не подумал. Может стоит просто прирезать, этого инженера, а господин полковник? — вроде как пошутил майор. Вот только в его взгляде шуткой и не пахло.

— Не советую пытаться, майор. Были уже желающие, поверьте мне, для них все закончилось очень плачевно. — засмеялся полковник. Вот только смех этот был искусственный и очень сильно натянутый. У меня по спине пробежали мурашки, размером с носорога.

— Да, майор, полковник прав, не стоит пытаться. Поверьте, жить в одиночестве на такой большой Станции удовольствие совсем не большое. Так я жду от вас ИскИн?

— Да, через пару часов его доставят, всего хорошего, Алекс. Пойдемте, майор.

Прирезать, говорите, я вам устрою, «прирезать»! так, в первую очередь восстанавливаю 3-Д принтер и начинаю производство штурмовых дроидов из аграфского комплекса «Тень». Старье конечно, но это ТАМ, а здесь… здесь еще долго ничего подобного не будет. Да и демонстрировать я их никому не буду, тень она знаете-ли тень и есть. А пока надо полностью перекрыть доступ в мой док, да и в примыкающие к нему тоже, и на корабль заодно.

Глава 9

Встреча с представителем Службы Тыла и Инженерно-технической службы мне понравилась несравнимо больше. Разговоры только по существу, никаких наездов, хотя я и могу предположить, чего стоило тому же тыловику-майору безропотно соглашаться с моими запросами, согласно кивать головой, тут же производить отгрузку запрошенного и это без малейшей надежды на свой маленький «гешефт». Не желая разочаровывать майора и надеясь на «длительное и плодотворное сотрудничество», я ломал голову, что бы такое у него запросить, чтобы он воспрял духом и немного со мной поторговался, нельзя подрывать у людей веру во всемогущество тыловой службы. К сожалению, на все мои, даже самые бредовые, запросы я получал практически моментальное согласие. Так длилось ровно до того момента, пока от ИскИна моего техкомплекса не поступило сообщение, что восстановить 3-Д принтер без замены некоторых вспомогательных модулей не представляется возможным. Моя жаба задушено квакнула, а совесть, радостно зааплодировала. Наконец-то у нас с тыловиком наметились точки соприкосновения. Стоило мне завести речь о принтере, как глазки майора радостно заблестели, в предвкушении навара. Правда довольно быстро этот блеск погас, стоило ему уяснить, что мне нужны не самые дорогие, а, вообще-то, довольно тривиальные модули. Пришлось немного подтолкнуть фантазию майора, переслав ему на нейросеть короткое сообщение: «Майор, я все понимаю. Не надо стесняться. Очень часто хорошие и взаимовыгодные отношения между людьми стоят намного больше чем считают окружающие». Мой, достаточно толстый, намек тыловик уловил с полуслова и передо мной раскрылись бездонные «закрома Родины». Жаль, конечно, что мне не удалось сразу же погрузиться в дебри складов и кладовых Флота, но сохранённый список всякого-разного и персональный контакт майора сулит не мало ништяков, поэтому со всем доступным я буду разбираться вдумчиво и с толком, а сейчас пришло время побеседовать с представителем инженерно-технической службы. Особых подарков здесь конечно же ждать не стоит, но кое-каким наметки у меня уже есть, вот и будем торговаться.

Главный Техник в разговоре поднял всего два вопроса. Первый, это возвращение поврежденных боевых дроидов, в первую очередь, их управляющих ИскИнов. А второй, это утверждение планов и схем восстановления и бронирования моего корабля. И если по дроидам и их ИскИнам мы договорились сравнительно легко, металлолом мне пока не нужен, а ИскИны мы будем обменивать из расчета десять от дроидов на один от легкого крейсера или фрегата. То вот с кораблем возникла определенная проблема. Техник ни в какую не соглашался проводить сложных и трудоемких работ, а мне в своем первоначальном виде, пусть даже и бронированный, этот крейсер уже был не нужен. Но все же и по этому вопросу мы смогли прийти к соглашению. Специалисты Флота и Станции перестроят крейсер, правда никакой речи о переделки его силового набора речи и идти не может, а я взамен обязуюсь предоставить им для работы свой технический комплекс, а после их завершения, передать аналогичный комплекс в полное распоряжение инженерно-технической службы, само-собой со всеми необходимыми Базами, инструкциями и прочей документацией. В общем, просидев и проспорим чуть-ли не до хрипоты почти пять часов, мы наконец-то утрясли все спорные вопросы и пришли к взаимоустраивающим результатам. Покидали меня офицеры, пусть и не до конца довольными и неслабо озадаченными, зато неплохо простимулированными.

Уже слышу крики, «лох», «дибил», «идиот»! «У тебя же нанокомплекс, все можно сделать самому, и корабль какой захочешь, и оборудование какое пожелаешь! Зачем все эти трудности и проблемы!? Захватил Систему, объявил себя в ней Господом Богом и твори что хочешь!». Ну, в принципе все так и есть, вот только почему-то все забывают, что Система находится внутри какой-то аномалии, в Системе, пусть и небольшой, но достаточно эффективный боевой Флот, а в придачу к нему четыре Боевые Станции. Для полной перестройки нанокомплексом моего предыдущего корабля ушел не один месяц, а нанитов в моем распоряжении было несравнимо больше. Есть разница между многотонным кораблем разведчиком аграфов и мечем-спатой, массой дай бог в пяток тех же самых килограмм. Да они только для того чтобы какую-нибудь переборку заменить месяц размножаться должны. Подсадить колонии нанитов на другие Станции и корабли? Как? Пердячим паром, пешком через открытый космос? А системы безопасности на кораблях и Станциях, всевозможные сканеры и тому подобное? Их как обходить? Кто даст гарантию, что если наниты начнут перестраивать атомарную структуру корабля под свои стандарты, то никто этого не засечет? Нет уж! Я никуда не тороплюсь. Вот выберусь из этой скрытой Системы, найду тихий уголок, насобираю необходимые материалы, подготовлюсь, потом можно будет и заняться полной модернизацией корабля и всех его систем. А пока сидим тихо-тихо, по возможности что-то там «починяем», производим тихие вбросы всяких-разных идей, которые буквально лежат на поверхности, но по каким-то причинам или не применяются, или не замечаются местными и готовимся, и еще раз готовимся. Я ведь даже толком не знаю историю этого Мира, только верхушки по истории Империи Авалон, да и то на уровне ясельной группы детского сада, кто такие элефтийцы, арконийцы, что случилось с Великой Империей, есть ли здесь что-то вроде «Старших Рас», если есть, то кто они и что из себя представляют, как отнесутся к нововведениям в Империи, и какой вообще расклад сил в этом Содружестве. Может быть я конечно чего-то и не понимаю, может быть дую на воду, или наоборот зарываюсь, привлекая к себе излишнее внимание, но пока все в рамках местных технологий и возможностей, особого ажиотажа это не вызывает. Интерес специалистов, да, заинтересованность чиновников, тоже, восторг и восхищение обычных пользователей, это как обычно, когда появляется что-то новенькое, интересное и заметно облегчающее жизнь. В общем, дергаться, паниковать, или захватывать власть над всем Миром я не собираюсь, то что я уже сделал мне еще сослужит не плохую службу в будущем, по крайней мере если я предложу что-то абсолютно новенькое, то особых вопросов это не вызовет. Да и отмазка будет железная, изучал новые Базы, да плюс Базы из ИскИна профессора. А деньги, а что деньги? Деньги — это навоз, сегодня нет, а завтра воз.

Весь следующий день я проработал «приемщиком товара», майор-тыловик с честью выполнял все свои обязательства, контейнеры со всем необходимым для восстановления корабля начали поступать с самого утра и соседний с моим док заполнялся ими с непостижимой скоростью. Не подвел меня и начальник технической службы, лишь с задержкой на пару часов от тыловиков начали подходить первые техники со своими дроидами-универсалами и инженеры.

Я вообще-то как-то не так представлял себе процесс восстановления, особенно вспоминая что и как я делал сам. Первым делом техники практически полностью разобрали корабль, оставив только шпангоуты силового набора да несущие балки, мне снова пришлось возвращаться в свою комнатушку, которая уже к вечеру превратилась в какое-то место для обсуждения моих планов и хотелок.

Бежали дни, корабль начал обрастать «мяском», пока еще не бронеплитами, но внутренний, несущий корпус был почти полностью готов, только на месте гипердвигателя, бронекапсул рубки управления и боевой рубки, пока еще зияли дыры. Что меня напрягало все это время, так это полное молчание Анжелы, хотя сама нейросеть работала без малейших нареканий, мне уже несколько раз приходилось брать и отдельных дроидов и целые их группы под прямое управление и все прошло без проблем. Хотя стоит признать, что молчание «интеллектуально-эмоциональной» составляющей моей нейросети было не так страшно, как постепенно тающие деньги на моем счете, а ведь полковник сдержал свое обещание и все ранее заплаченные мною средства вернулись назад, ну почти все, кое-что все же «потерялось», но на общем фоне эти небольшие суммы были практически незаметны. Хотя определенную уверенность внушает то, что постепенно в док доставляется самое совершенное и современное технологическое оборудование, некоторым образцам которого не было аналогов и в том Содружестве. Одним из таких примеров может служить система «гравитационных форм», позволяющая отливать металлические или пластиковые детали в состоянии невесомости. Если честно, то местная цивилизация достигла огромных высот в манипулировании гравитацией и гравитационными полями, таких, которые Миру предыдущего Содружества пока еще и не снились, что вызывает мое недоумение в связи с отсутствием здесь надежных гасителей инерции и антигравитационного двигателя, ведь вся научно-техническая и производственная база для этого есть и есть довольно давно. У меня даже нет-нет, да и проскакивают мысли «осчастливить» местных антигравом, но потом я сам себе напоминаю, что сначала надо от сюда слинять, а потом уже можно и заняться прогрессорством. В общем, корабль приобретает законченный вид, запас грузов в доке растет, а мой счет стремительно тает, при этом в голову то и дело лезут всякие разные мысли, здесь исправить, тут чуток подправить, это «изобрести», или то усовершенствовать. У меня уже целый список скопился, чем «облагодетельствовать» Империю и местное Содружество, но пока терплю, своих карт не раскрываю.

На десятый день я проснулся с жуткой головной болью, которая и не думала проходить. Я уже совсем было собрался проситься к профессору м медкапсулу, как неожиданно проснулась Анжела.

— Саша, я бы на твоем месте немного потерпела. Через пару часов все пройдет, это побочные явления от моей работы.

— И чем же это ты там занималась?

— Я посчитала необходимым запустить рост дополнительных логических модулей и модулей памяти.

— Зачем? И что это за модули?

— Логические модули это дополнительные нейроструктуры отвечающие за обработку, восприятие и усвоение больших объемов информации. В твоем лексиконе их можно обозначить как «импланты на интеллект». С модулями памяти разъяснения нужны?

— Нет. А зачем они мне вдруг понадобились?

— В связи с тем, что в самое ближайшее время тебе, да и мне придется очень много учиться, это стало необходимым. Да и твоих биологических ячеек хранения информации уже стало не хватать.

— А куда же они подевались? Да что мне учить-то?

— Я сочла возможным скачать всю информатеку с Базами Знаний, а так же все доступные нам Базы.

— Какую еще информатеку, где ты ее нашла?

— На ИскИне. Я имею в виду то хранилище Знаний, что ты совсем недавно посещал. А дополнительные модули памяти мне потребовались для загрузки скрытых архивов с того же ИскИна, данные хранящиеся в них показались мне очень интересными.

— Так ты что, удаленно хакнула профессорскую библиотеку?!

— Ну а я тебе о чем говорю? Причем не только тот сектор, где ты уже побывал, но и два скрытых, о них, по-моему, и сам профессор не знает, слишком уж там мудреная система шифрования, пришлось будить личностную матрицу ИскИна, чтобы добраться до них.

— Не понял, что еще за личностная матрица ИскИна, она-то откуда взялась?

— Дело в том, что профессор здорово ошибается, считая, что это ИскИн Великой Империи, это ИскИн цивилизации варлонийцев, предшественников этой самой Великой. Как сказал мне ИскИн, варлонийцы использовали его в каких-то исследованиях, я если честно не поняла в каких именно, недостаточно знаний, ведь в конце концов я знаю ровно столько же сколько и ты. Поэтому и говорю, что нам с тобой предстоит очень много учиться.

— Блин, великоимперцы, арконийцы, теперь еще и варлонийцы! А Ушедшими-то, кого тогда называют?

— Понятия не имею. Изучи Базу по Истории Галактики, тогда может быть я и смогу тебе ответить на этот вопрос.

— Ты что, не знаешь кто тебя создал?

— Почему не знаю, знаю. Меня создали мерингийцы. Но это было так давно и так далеко отсюда, что о них и упоминать не стоит.

— Вот только этого мне не хватало! — чуть-ли не застонал я. — Ну а еще кто тут был? Джоре? Аграфы? Дварфы? Сполоты?

— Перечисленные тобой расы мне не знакомы. Разве что упомянутые тобой аграфы имеют кое-какое сходство с элефтийцами. Но именно сходство, не более. И еще, Алекс, мне не обходим модуль определения и идентификации. Иногда я фиксирую слабые сигналы от сродственных мне структур, но не могу определить их место нахождение и предназначение.

— А ты что, можешь «слышать» артефакты, этих, как их… мерингийцев? И где мне взять эти модули?

— Да, я могу, как ты выразился «слышать» родственные мне нейроструктуры, а модуль у тебя есть, его просто надо активировать, это часть менто-технического модуля нейрокомплекса. Если ты дашь «добро» на его активацию, то через трое суток я смогу сказать тебе что и где находится на расстоянии в двадцать метров от тебя.

— А много там еще таких вот не активированных модулей?

— много. Но далеко не все из них ты сможешь активировать, а некоторые просто могут тебя убить. Поэтому я буду постепенно тебе подсказывать, что стоит активировать, а от чего надо держаться подальше. Нейрокомплекс, он ведь универсальный и разработан не для человеческой расы, а для всех, ну или для почти всех рас разумных, известных мерингийцам. А среди них были и инсектоиды, и двоякодышащие, и те чья физиология основана на кислороде, и те чья на фторе, в общем это был довольно разнообразный набор разумных, всего более трех сотен рас, зачастую отличающихся друг от друга очень кардинально.

— А та База по пользованию нейрокомплексом, что я изучил… почему в ней нет всего этого?

— Потому-что нейрокомплекс предназначен для установки подросткам, и он должен расти и развиваться совместно с разумным, постепенно добавляя ему новые возможности. Что и происходит, единственное исключение для тебя, это активация модуля расширения сознания и индивидуально-интеллектуального блока, то есть меня. Имеющийся у тебя объем знаний был оценен и стало понятно, что большая часть ограничений на работу нейрокомплекса только затормозит твое развитие.

— Анжела, а тебе не кажется, что вот это твое «оценен», «стало ясно» и много других оговорок, как-то не соответствуют твоему статусу одного из блоков простого нейрокомплекса? Может быть ты все же скажешь, кто ты такая и откуда взялась?!

— Нет данных или они не доступны пользователю. — и опять пропала, заррраза.

Анжелка пропала и ни на какие мои потуги вызвать ее на общение не реагировала. Может быть она и считала это правильным и в нужный момент необходимым, а вот я совсем даже наоборот. У меня даже какой-то холодок по спине пробежал, слишком уж она самостоятельна и независима, да еще и этот странный совет воздержаться от посещения медкапсулы. Я непроизвольно посмотрел на свой Имплант, буду и так его дальше называть, и обомлел. Раньше я видел как он распространяется по моему телу в виде толстых и тонких нитей, оплетая ими мой скелет, внутренние органы и узлы, сейчас же весь мой организм скрылся под целым ковром переплетенных нитей и светился однородным, чуть белесоватым цветом. Я поднял правую руку к глазам и присмотрелся, из моих кистей, пальцев, почти сразу же поднялся целый лес микроскопических волокон, которые казалось бы живут своей жизнью. Меня даже передернуло от отвращения к самому себе. Как будто услышав мои эмоции, нити моментально втянулись в кожу, не оставив даже следа. Ладно, по крайней мере я пока еще не превратился в «шерстяной клубок», да и Имплант вроде как слушается. Я перевел взгляд на свою голову, не спрашивайте как я это сделал, такое ощущение, как будто смотришь сам на себя со стороны. Картина, открывшаяся передо мной, особого энтузиазма не вызвала и мало чем отличалась от того, что я увидел ранее, рассматривая свое тело. Отличия заключались только в цвете, опутавших мой мозг нитей, если Имплант выкидывал нити почти прозрачные, белесые, то нейросеть светилась каким-то желто-оранжевым цветом. Хотя… присмотревшись, я понял, что и тут не все так просто. Нейросеть как бы сформировала три слоя, первый, состоящий из довольно толстых нитей, или волокон, а может быть каналов, не знаю, как их правильно назвать, был очень похож на прожилки простых древесных листьев, только был он не плоским, а объёмным, даже какая-то симметрия в них наблюдалась, этот слой достаточно глубоко углубился в мозговое вещество и есть у меня такое ощущение, что его развитие и проникновение в мой мозг еще не завершено, а только начинается. Второй слой, чем-то напоминает морозный рисунок на стекле, столь же прекрасный и неповторимый. Этот слой тоже не остался на поверхности мозга, «зарывшись» в него, но все же был плоским и не запускал свои щупальца в его глубину. Третий, внешний слой был самой обычной паутиной, правда многослойной, точнее двуслойной, один слой покрыл весь мозг, как бы упаковав его в своеобразную авоську, а второй слой прилепился к костям черепа, даже кажется немного внедрившись в его структуру. Вот этот слой почему-то не вызвал у меня никаких тревожных эмоций, что само по себе было довольно странным. Но вот всего остального увиденного мне вполне хватило, чтобы впасть в панику, и я ринулся к дверям, с желанием немедленно залезть в медкапсулу, пусть профессор что хочет делает, но уберёт эту штуковину из моей головы!

Мой «забег» закончился уже через пару шагов. Ноги мои заплелись, и я со всего размаху загремел на пол. Вскочил и попытался сделать шаг, но с тем же результатом. Мои ноги не слушались меня. Я попробовал вызвать через нейросеть профессора, потом генерала, потом Нику, но в «эфире» царит полная тишина. Очередная волна паники вновь накрыла меня, возможно убойная доза адреналина, поступившая в кровь, помогла мне вновь принять вертикальное положение, но на этом все мои «достижения» и закончились. Я с ужасом вспоминал все когда-то увиденные фильмы, прочитанные книги, в которых героя захватывает неизвестное космическое чудовище, постепенно убивая его разум и сознания и превращая в себя. Мое тело забилось в судорогах, и я вновь отключился.

В себя я пришел только через трое суток. Причем очнулся я на кровати, хотя отчетливо помню, что сознание терял, падая на пол, вид приближающегося вышарканного ковролина я запомнил навсегда. Не скажу, что самочувствие было отменным, но вполне себе так ничего, вот только ни руки, ни ноги меня не слушаются, хотя я их прекрасно чувствовал и вроде как никаких препятствий к их использованию нет.

В том, что моя нейросеть, или что там вместо нее, полностью меня контролирует, я ничуть не сомневаюсь, причем контролирует не только тело, но и мои мысли, но и, скорее всего, и желания, и эмоции. Наверное, именно отсюда и растут ноги у моего «изобретательского зуда».

— Анжелка, ссука, хватит тихориться, давай вылазь и рассказывай, что все это значит и зачем оно все!

— Саша, ну зачем же сразу обзываться, я же тебе ничего плохого не сделала!

— Ага, а три ража мордой об пол?! Это по-твоему ничего? И кстати, как я на кровати-то оказался.

— Как-как, встал да лег. А насчет «мордой об пол», так сам виноват, я же тебе сказала, нельзя тебе пока в медкапсулу. Тем более с такими мыслями. Тут стараешься, делаешь как лучше, ночами не спишь, а он гадостью обзывается, да еще и удалить хочет… ладно, придется все тебе объяснять, ты ведь не успокоишься.

Я же тебе уже говорила, что нейрокомплекс универсальный и подходит для очень многих рас. Вот только беда в том, что твоей расы в этом списке нет. Близкие, даже очень близкие, есть, а вот твоей нет. Любой человек из этого Мира подходит нормально, но ты-то не из этого, вот и приходится немного перестраивать твой организм. Твой мозг, он же практически ничем не защищен, органы слабенькие и почти все время работают на износ, кости вообще один смех, Природа над вами очень сильно пошутила, взяв за основу для них кальций. Менто-технический модуль что мог конечно поправил, но им же еще и управлять надо, а ты этого не делал, вот он в силу своих способностей и исправлял что мог, пока я не вмешалась и не поставила все на научную основу. В общем я провожу модернизацию твоего организма.

— И что из меня в итоге получится? Какой-нибудь монстр в духе «Чужих»?

— А ты хотел бы? Я посмотрела, что это такое и знаешь… мне очень нравится, идеальный организм для выживания! Давай правда, что-нибудь подобное забабахаем!

— Я тебе забабахаю, да я тебя собственноручно, тупой ложкой вырежу!

— Ага, вырежет он… ладно, ладно, поняла я все, не хочешь так и скажи.

— Анжелка, слушай, а я могу отключить этот «индивидуально-интеллектуальный» модуль?

— Ну, как тебе сказать… модуль отключить ты конечно можешь, а вот меня… нет.

— Не понял!

— Александр, ты пойми, очень многого я тебе рассказать и объяснить не могу. Не потому что не знаю, а потому что просто не могу. Может быть когда-нибудь, со временем и смогу, а пока нет… прости.

— Анжела, а ты вообще… какое-нибудь отношение к этому модулю и вообще к нейрокомплексу имеешь?

— Ну конечно имею, я… одна из его создателей. — чуть слышно прошелестело в моей голове и наступила тишина.

— Твою мать! Так ты что… живая, настоящая?!

— Заметь, не я это сказала, ты сам все понял.

— Так, ну ка, давай все рассказывай.

— А что тут рассказывать… Ты почему, думаешь мерингийцев называют Ушедшими? Хотя, о чем это я, никто уже и не помнит, что и как было на самом деле. Просто слово звучное… тебя не удивляет, что никаких других следов Ушедших, кроме «зародышей нейросетей» никто и никогда не находит? Артефакты от великоимперцев, полно, от варлонийцев, тоже встречаются и довольно часто, даже от арконийцев и еще пары десятков рас и цивилизаций, нет-нет, да и находят. А вот от мерингийцев только «зародыши», да еще вот ты где-то умудрился найти зерно «менто-технического» модуля, хотя я очень сомневаюсь, что даже он имеет отношение к мерингийцам, скорее всего какая-то идентичная разработка. Даже ведь твой «технологический» модуль к Ушедшим никакого отношения не имеет, хотя и очень близок по своей структуре. Да-да, я прекрасно знаю, откуда у тебя то и другое и поверь, меня это очень радует, это дает мне надежду…

— Надежду на что?

— Сейчас это не важно. Еще со времен Великой Империи все предшествующие расы стали называть Ушедшими, вкладывая в это слово совсем иной смысл. Как бы говоря, что предшественники ушли, исчезли, сгинули во тьме веков. А ведь мерингийцы назвали себя Ушедшими совсем по другой причине. Это была довольно странная раса, ты бы назвал их магами, или богами, кстати, есть у меня подозрения, что с некоторыми из них ты уже встречался… с ними или с их прямыми потомками.

— Тот мужик, что вывел меня со Станции?

— Да, и он, и его дочери.

— Так что же с вами случилось?

— С нами?

— Ладно, я ведь вроде как не совсем дурак и сложить два плюс два могу. Ты кто, на самом деле, интеллектуально-эмоциональная матрица, или реально живое существо?

— В вашем языке нет такого понятия, поэтому пока опустим этот вопрос. А что с нами случилось… внутренние разногласия, так скажем.

— Что, война всех против всех? Знакомо.

— Нет, немного не так. Ты же понимаешь, что все разумные разные, кому-то дано больше, кому-то меньше. Мы были вообще, очень необычной расой, практически не развивали технологии, в твоем понимании, конечно, но при этом проводили своеобразную космическую экспансию. Находили пригодные для жизни планеты и оставляли на них «Семена Жизни»…

— Зародыши нейросетей?

— Да. Планеты конечно же выбирались те, на которых уже была жизнь, пусть и самая примитивная. Я не знаю, почему зародыши прозвали «Семенами Жизни», скорее это были «Семена Разума».

— А как же вы находили эти планеты, если у вас не было технологий?

— Нам для того чтобы путешествовать среди Звезд были не нужны корабли, мы находили гораздо более короткие пути, силой своего разума. Конечно не сразу, для этого нам потребовались сотни тысяч лет развития, целенаправленного развития.

— Что-то вроде порталов?

— Да, что-то вроде.

— Так что же с вами случилось?

— Бессмертие. С нами случилось бессмертие. Мы очень много о себе возомнили, а некоторые, так не просто очень много, а очень и очень много. Мы стали считать себя равными Творцу. Некоторым из нас стало не хватать возможностей физического тела, да еще плюс ко всему постоянный страх его уничтожения. Да, мы могли жить вечно, но только в своем теле, достаточно было уничтожить его и мы погибали, как и обычные смертные. Вот тогда-то и появился трехкомпонентный нейрокомплекс. «Менто-технический» модуль мог нас обеспечить сохранением всех наших возможностей, «технологический», позволял создать себе тело, буквально из ничего, причем любое тело, на наш выбор, а «индивидуально-интеллектуальный» модуль… он сохранял нашу… ну не знаю, Душу, Дух, Разум, называй как хочешь. Правда, доступно это было не всем, далеко не всем, я же говорила, что разумные разные, мы тоже не были исключением. Комплекс был доступен только самым сильным, самым могущественным из нас. Нет, любой мог его получить, но не любой мог им воспользоваться. Кому-то не хватало внутренней силы, кому-то силы Духа, а кого-то останавливал Страх, страх вместе со своим телом потерять и себя. В общем, за нами началась охота. Даже самый сильный не сможет выстоять в бою против сотни или тысячи, пусть и несоизмеримо более слабых. Небольшая часть из нас ушла в другие Миры, тогда-то и появилось то, что ты называешь «Станцией», в каждом из Миров, куда уходили мои соотечественники появилась эта «Станция», точнее незначительная ее часть, принадлежащая именно этому Миру. Часть разбрелась по нашему Миру, в поисках тишины, покоя и безопасности. А часть, наиболее сильных, покинули свои физические тела, перейдя на иной, недоступный другим план существования.

— А ты?

— Я? Я пыталась, но не смогла. А когда попыталась вернуться, то обнаружила, что мое тело уже уничтожено и тогда…

— Тогда ты поместила себя в этот Зародыш.

— Да.

— И много таких?

— Нет, не думаю. Скорее всего я такая одна. Ты просто не представляешь себе, что это такое оказаться заключенной в мизерном объеме и год за годом, век за веком, тысячелетие за тысячелетием биться о стены и не иметь возможности ничего сделать. Ты даже представить не можешь сколько раз я за эти сотни тысяч лет сожалела, что выбрала такой путь, поверь мне, уж лучше полное развоплощение, чем такие пытки.

— Ты говорила, что слышишь родственные тебе нейроструктуры. Ты слышишь своих сородичей?

— Нет, сородичей я слышала первые пару тысяч лет, потом их голос затих и пропал. Я «слышу» именно нейроструктуры, такие же зародыши и еще что-то очень знакомое, но что это я понять не могу.

— Ясно. Ты говорила, что обладатели этого вашего нейрокомплекса, могли свободно путешествовать между Мирами. Значит и я так смогу?

— Да, сможешь… через пару десятков тысяч лет, если сможешь развить тот огонек внутренней силы, что в тебе еле-еле тлеет. Если у тебя хватит смелости, если твой Дух выдержит перерождение. Мой не выдержал.

— Ладно, столько я все равно не проживу, так что об этом и говорить не стоит. Я хочу знать, чего хочешь ты, лично ты? Что мне с тобой делать?

— Ну почему же не проживешь, вполне можешь, теперь можешь. А чего я хочу? Ты не поверишь, я хочу снова стать живой, почувствовать все радости жизни, как лицо обдувает ветер, как на кожу падают капли дождя, как греют лучи солнца, хочу прочувствовать радость материнства и близости с мужчиной. Я хочу жить!

— И поэтому ты начала перестройку моего тела? Ты хочешь забрать его себе?

— Не смеши меня! Невозможно полностью удалить из тела того, кто в нем родился, каждая клетка твоего тела, твоя и только твоя. Я просто делаю свою квартиру более… комфортной, причем и для себя, и для тебя.

— А ты можешь «переселиться» в другую «квартиру»?

— Теоретически могу. Но для этого нужна абсолютно «ничейная квартира». У тебя такая есть на примете? Тело, в котором никогда не было никакого разума?

— Сейчас нет, но со временем я что-нибудь обязательно придумаю. Мне квартиранты не нужны.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну если на Земле смогли вырастить клон овцы, то почему в Содружестве нельзя вырастить клон человека?

— Интересная постановка вопроса… я о таком даже и не задумывалась. Правда возникает вопрос, насчет Разума, Души и многого другого. Я должна обдумать это. А пока давай вернемся к тому, с чего начали. Я надеюсь у тебя больше нет желания отправиться в медкапсулу. Для меня конечно не проблема взять ее под полный контроль, но вот только боюсь, что особой разницы в результате не будет. Так и так стеклянная клетка для тебя, или в качестве объекта для исследований и опытов, или в качестве инструмента для модернизации медкапсул.

— Мне так же, как и тебе, надо многое обдумать, но в свете того, что я узнал, тут я с тобой согласен. Да и ты всегда сможешь меня остановить. Или я не прав?

— Прав. Так что, мир?

— Мир. Анжела, а что, за эти три дня меня никто не искал и вызывал на связь?

— Искали и вызывали. Особо настойчив был этот твой майор-тыловик и Ника, остальным хватало сообщения, что ты очень занят.

— Ясно. А чего они хотели, они не говорили?

— Ну, майор хочет до конца присвоить себе твои деньги, а Ника… чего может хотеть женщина от мужчины.

— Что значит «присвоить мои деньги»?

— Он предлагает установить на твой корабль какой-то новый двигатель и реакторы нового поколения. Если честно, то в чем заключаются отличая, от уже имеющихся, я так и не поняла, в памяти «технологического» модуля есть намного более современный образцы, более компактные и экономичный. Но тут уже тебе решать.

— А как обстоят дела с дроидами для космодесанта и техников Флота?

— Все дроиды уже готовы, осталось загрузить на ИскИны необходимое программное обеспечение и можно передавать. Сейчас 3-Д принтер начал печать узлов и деталей для твоего штурмового комплекса, ты его называешь «Тень». Я закончила обработку информации из информатория, скомпоновала из нее Базы и Пакеты Баз, часть перевела в подходящий для ИскИнов формат. Все это ждет твоего решения, что с ним делать. Восстановление корабля практически завершено, осталось решить вопрос с гипердвигателем и реакторами, правда инженеры Флота не могут понять почему ты оставил достаточно большой объем незадействованным, я не стала ничего объяснять, все равно не поймут.

— Ты про парк?

— Да. Да, еще. Программное обеспечение для тренажеров готово, я кое-что добавила в уже имеющиеся у тебя в памяти образцы, по-моему, так будет чуток получше, для тебя получше. В общем, можно сказать, что все свои обещания и обязательства ты выполнил. Осталось только дождаться завершения работ на корабле и можно смываться отсюда. По отчетам техников и инженеров, до завершения работ по восстановлению осталось не больше пары дней, на твой комплекс все нарадоваться не могут, потом еще три-четыре дня на бронирование и все, останется загрузка боекомплекта, пищи, воды и воздуха, часть твоих покупок уже в трюме, оставшееся будет погружено после установки гипердвигателя. Я вот только не пойму, зачем ты набираешь столько откровенного старья?

— А что, «технологическому» модулю сырье не нужно, он мне из пустоты будет новые двигатели, реакторы, сканеры, гасители инерции и эмиттеры силового поля делать. Не могу же я загружать корабль откровенным ломом, не поймут, начнут докапываться, тормозить работы. А оно мне надо? Кстати, что там с медкапсулам и остальным медоборудованием что я заказывал?

— Все уже на месте, установлено и подключено к энерголиниям. Несколько единиц погружено в трюм, так, на всякий случай, вдруг пригодятся.

Вот так вот неожиданно начался еще один мой день на Боевой Станции. До самого вечера я ходил как потерянный, даже вид полностью готовой и обновленной кают-компании моего корабля не вызвал у меня никаких эмоций. Уже поздно вечером я наконец-то добрался до своей каюты. Инженеры и дизайнеры постарались на совесть. Наверное, обнесли один из ВИП коттеджей на научно-исследовательской Станции, настолько шикарными стали мои апартаменты. К сожалению, я так и не смог оценить их по достоинству до конца, а просто разделся и завалился спать, никакого желания идти к себе в комнату у меня не было. Система жизнедеятельности на судне была подключена к аналогичной системе на Станции, поэтому ни с воздухом, ни с энергией, ни с силой тяжести проблем на корабле не было.

На утро я проснулся, как заново родившийся. От вчерашних нехороших мыслей и терзающих меня сомнений не осталось и следа. А ведь и на самом деле, зачем изводить себя напрасными терзаниями, если ничего не можешь изменить, не проще-ли смириться и жить, наблюдая, что будет дальше. Приведя себя в порядок, я первым делом связался с Никой, короткий разговор ни о чем закончился договоренностью пойти вечером в одно из кафе Станции. Следующим на очереди оказался тыловик, тут было все еще проще, на новый гипердвигатель я согласился без колебаний, этот девайс ничем не уступал новейшим образцам своих аналогов в предыдущем Мире, даже немного их превосходил по дальности прыжка, так чего же тогда говорить о самой последней разработке, можно сказать экспериментальном образце. С реакторами получилось тоже все хорошо, у новых мощность оказалась процентов на двадцать выше. А вот новые маршевые двигатели я забраковал. Время разгона на них конечно же заметно меньше, чем на привычных, но и по размеру, и по расходу топлива они заметно уступают своим предшественникам, ну а раз я все равно собираюсь переделывать свои, родные в твердотопливные, с питанием от реакторов, то и возиться с этой новинкой не стоит. Зато я озадачил майора поиском самых мощных, из доступных, ИскИнов и самых энергоемких накопителей. Все мною вновь запрошенное снабженец пообещал доставить уже к завтрашнему утру, а реакторы и гипердвигатель начнут устанавливать уже через час.

Более-менее разобравшись с «теоретическими» делами и заботами, я решил немного заняться и практикой. Для начала мой путь лежал к одному из контейнеров, куда дроиды засунули мою сумку с личными вещами, когда еще только начали разбирать корабль. Отсюда я, припахав одного из дроидов, забрал не только сумку, но еще и пищевой синтезатор, подаренный мне генералом. Пришло время отдариваться. На корабле в одном из трюмов, техники уже оборудовали и подготовили небольшую мастерскую, по моим эскизам и по моему желанию. Ничего крупного там конечно не сделаешь, но разобрать пару пищевых синтезаторов, или парочку технических дроидов, места вполне хватает. Начал я с ревизии имеющегося у меня в сумке. Анжела еще в доке, когда я только приближался к нужному мне контейнеру сделала стойку, а уж когда сумка оказалась у меня в руках, так чуть-ли не заорала в голос, дескать она прямо-таки носом чует нейроструктуры мерингийцев и еще что-то, но что именно понять не может и ей срочно нужно провести анализ. Сами понимаете, терпеть постоянный крик, да еще когда он раздается прямо у тебя в голове, долго я не мог, поэтому и начал с сумки. Правда попросил знакомого техника снять в моей комнате пищевой синтезатор и привезти его на корабль.

Пока Анжела занималась опознанием и анализом кучи различной бижутерии, что я понабрал, а точнее награбил на планете, я разбирался с «наследством» другого Мира. В сумку-то я пихал все что под руку попадется, да необходимое именно в тот момент, запасные батареи, аптечки и тому подобное. Итак, после получаса досконального изучения имущества, я пришел к выводу, что даже когда я буду умирать, мой хомяк ни за что не выпустит из своих цепких лапок добычу. Нет, банковских карточек специально, я не брал, но вот несколько штук, каким-то образом, в сумке оказалось, я совсем о другом. Помимо оружия, запасных батарей к нему, аптечек и всякой мелочевки, я оказывается захватил с собой, свой инженерный планшет, коробку с Базами, упаковку с двумя инженерными комбинезонами, универсальный технический тестер, своего рода тоже дроид, только совсем маленький и широкой, очень широкой специализации, одна беда, ничего сделать самостоятельно, даже припаять отвалившийся контакт, он не может. На дне сумки обнаружился мой таинственный пояс, несколько пайков, фляга, и пара виброножей. И как вершина всего нажитого непосильным трудом, маленький бокс с нейросетью. Досталась она мне совершенно случайно, да еще и практически даром, на одной из Станций мне ее всучил какой-то пират, при этом еще уверял, что она жутко дорогая, производства аграфов, да еще и чуть-ли не последнего поколения. Я уже много позже узнал, что тот мужик не соврал, все так и есть, вот только ставить ее себе, это значит нарисовать на груди мишень и встать к стенке, нейросеть оказалась последней аграфской разработкой и была биологической. Ну само-собой, что там-же, в сумке до поры до времени покоится и мой скафандр, а вместе с ним и мои доспехи, сделанные на планете. Все батареи скафа оказались разряжены в ноль, так что повынимав их из обойм, я установил их заряжаться. Благо, что параметры энергоснабжения в обоих Мирах оказались практически идентичными. Сворачивая и укладывая скафандр, я обратил внимание, что в одном из карманов что-то лежит. Через секунду я уже разглядывал широкий металлический наруч. Откуда он у меня взялся, я так и не вспомнил, хотя есть подозрения, что принадлежал он одному из аграфов, еще с того момента, когда я был озабочен не тем, как подороже продать свою жизнь, а как насолить ушастым побольше, вот видать на чистом автопилоте и сдёрнул с одного из тел. Ладно, что попало аграфы носить не будут, потом разберусь что это мне в руки попало. Надо признать, что после нормальной укладки и перекладки вещей, в сумке значительно добавилось места, а сама она стала заметно меньше. К этому времени и Анжелка закончила со своей работой и четко мне отрапортовала, что я являюсь счастливым обладателем семи живых, от семидесяти трех, до девяносто двух процентов функциональности, зародышей нейросетей Ушедших, остальные «жемчужинки» к сожалению, оказались мертвы. Помимо этого, мне достался персональный ИскИн расы арконийцев и имплант, правда неизвестного назначения, расы варлонийцев. Остальное хлам, металлы и драгоценные, вперемежку с полудрагоценными, камни. Отделив мертвые нейросети от еще живых, я выбрал зародыш с самым высоким процентом функционирования и какую-то вычурную, то ли брошь, то ли бляху для плаща. Единственное ее достоинство было в том, что на ней не было ни одного крупного камня, так всякая мелочь, размером от спичечной головки, до крупной горошины. Аккуратно выковырял кончиком виброножа небольшой брильянт из самой середки, а на его место прилепил «жемчужину», то есть зародыш нейросети. Выбрал из, почти десятка, мешочек посимпатичнее и почище и упаковал в него свой подарок. Как вы понимаете, предназначался он для Ники. Если честно, то я с огромным удовольствием позвал бы ее с собой, но, во-первых, навряд ли она полетит, а во-вторых, нет никакого смысла тащить ее за собой. Там куда я собираюсь отправиться ей явно не место. Как-то спокойнее, когда не отвечаешь ни за чью жизнь, а тем более за жизнь молодой и очень красивой женщины. Так что, эта брошь станет моим прощальным подарком. Закончив с подарком для очень привлекательной девушки, в другом положении я бы, наверное, назвал ее любимой, принялся за подарок генералу, ну а заодно и всем тем, кто бороздит просторы Космоса. Раз факт возможности получать полноценную еду из пищевого синтезатора, не является секретом, просто все уверены, что надо лишь разобраться как это делали другие, то и мне нечего сильно шифроваться. Для себя я еще сделаю, а генералу подарю тот, что стоял у меня в комнате, даже менять ничего не буду, пусть выдает каши, это всяко лучше, чем жрать осточертевшую пасту без запаха и вкуса. А там, или сам через пару лет «усовершенствую» и передам Корпорации, или генерал найдет башковитых техников с программистами, и они сами все исправят. В общем к своему отбытию я подготовился, никого не забыл, вроде как. Мелькнула мысль подарить профессору нейросеть аграфов, но я погнал ее как поп черта, разве что сам себе пинков не отвешал, стоило мне только представить реакцию Никатки. Ладно, для него, подарок его дочери будет во сто крат приятнее и полезнее. Надо бы конечно Криксу с Морой что-нибудь передать, подумав, я отложил один из виброножей, это джингарцу, нечто подобное тут тоже есть, правда стоит дороговато, новинка, как-ни-как, а для Моры подобрал неплохой, на мой взгляд, гарнитур из награбленного. Ну вот и все, еще с одним делом закончил. Так я думал, а вот у Анжелы был совсем другой взгляд на это.

— Саша, а где ты взял этот пояс? Хотя, о чем это я, знаю я где ты его взял!

— А в чем дело?

— Да понимаешь, очень интересное решение и прямо-таки виртуозное применение некоторых наших идей и умений. Правда, большая часть его функционала почему-то заблокирована, но ты не беспокойся, я все исправлю.

— Нет, не надо.

— Почему?

— Ты знаешь. Нечего мне там больше делать, а то вдруг опять сработает.

Засунув сумку в сейф, установленный в мастерской по моей просьбе, тщательно запер двери, заблокировав их, я пошёл к себе в каюту, готовиться к встрече с Никой.

Вечер удался на славу. Ника рассказала мне все последние новости, тяжело повздыхала на мое сообщение, что процесс восстановления моего корабля вышел на финишную прямую и скоро мне придет время покинуть и Станцию, и Систему. Потом мы долго восхищались блюдами из арконианского синтезатора, я даже попытался воспроизвести на нем что-то вроде вина, ну не я сам, а Анжела, по моей просьбе, но ведь кроме нас об этом никто не знает. А на утро я проснулся в гордом одиночестве, моя фея уже упорхнула по своим делам. В принципе, и мне разлеживаться долго не стоит, пора передавать воякам тренажеры и дроидов, да и техникам тоже на завершающем этапе работ еще один комплекс совсем не помешает, тем более, что с моим они прекрасно освоились и работают не нарадуются. Себе я пока оставил только трех помощников, им предстоит собирать дроидов из комплекса «Тень», я ведь не полный идиот, отправляться в путешествие совсем без прикрытия, так не долго и на абордаж к кому-нибудь попасть. Дроидов я собирал в своей мастерской на корабле, очень уж мне их не хочется светить тут, на Станции. А так, я их собирал, а они разбегались по своим, уже определенным штатным местам. Тем более, что все внутренние работы на корабле уже закончились, техники зашили внутренний корпус, отделку я взял на себя, и теперь занимаются бронированием.

Прошло семь дней после нашего разговора с Анжелой. Три дня назад техники завершили бронирование моего, теперь уже не просто корабля, а самого настоящего среднего крейсера. Кое-какие недоделки еще конечно же остались, но исправить их здесь, на Станции никак нельзя. В основном это касается моей идеи насчет небольшого парка на одной из палуб. Так-то все подготовили, но взять такое количество плодородной почвы, а вместе с ней саженцев кустов и деревьев, здесь просто негде. Последние три дня я постоянно провожу на корабле, рыская туда-сюда по Системе, привыкаю к управлению, подстраиваю ИскИны, регулирую, калибрую и центрую двигатели. Не сам конечно, а с помощью флотских техников, инженеров и их дроидов. Каждый вечер, после возвращения к Станции, на крейсер загружают продукты, воду и воздух, завозят контейнеры с ЗиПом, расходниками и картриджами. Сегодня вечером на борт должны поступить купленный мной челнок, мой трофейный бот уже на борту. В общем, если все будет нормально, то завтра после обеда я отсюда отчалю. Все последние ночи я провел с Никой, она даже пару раз вылетала со мной на испытания. Мне кажется, что она ждет, что я ее позову с собой и видит Бог, я бы сделал это с радостью, но… не могу, не хочу подвергать ее жизнь опасности, поэтому молчу, только теснее прижимаю ее к себе по ночам и люблю до одурения, до полной потери сил.

Тоже самое было и в нашу последнюю ночь. Мы наслаждались друг другом и не могли остановиться. Да, сами мы остановиться не могли… нас остановили. Уже под утро, когда мы почти обессиленные наконец немного задремали, чтобы через несколько минут опять проснуться и слиться в поцелуе, по крейсеру пронесся сигнал тревоги, а через несколько мгновений сигнал повторил диспетчер со Станции. В Систему входили неизвестные корабли. Экипажи Эскадры уже давным-давно привыкли к, скажем так, ненапряжной службе. У многих из них на Станциях были у кого жены, у кого подруги и сейчас все это стадо пыталось добраться до своих кораблей, часть которых была пристыкована к Станциям, а часть болталась в разных районах Системы. Управляющий ИскИн крейсера транслировал картинку Системы напрямую на обзорный экран в рубке. Чужих кораблей было не так и много, чуть больше пары десятков, правда это были корабли тяжелого класса и я если честно, то никак не мог понять, чего они добиваются, или они не знают куда вломились… нет, знают! Все последующие действия вторгнувшихся кораблей показывали, что все они прекрасно знали и осознавали. Тем более, что ИскИн уже начал идентификацию противника. Все корабли постройки верфей Империи Элеф, правда идентификаторы на них стоят не элефтийские, а какого-то мелкого королевства Сакрон.

Пока я в экстренном порядке производил расстыковку крейсера со Станцией, Ника успела установить канал связи с диспетчером Станции и получала от него первые сведения по пришельцам. Глядя на ее лицо, ставшее вдруг и сразу белее мела и немного подрагивающие руки, я не мог не спросить:

— Милая, что случилось? На тебе лица нет.

— Алекс, это сакронцы!

— И что? Их в два с лишним раза меньше чем нас, да еще и Станции своим огнем нас поддержат. У этих сакронцев нет шансов!

— Ты не понимаешь! Сакронцы, они… они не люди, они не живые!

— Стоп-стоп, как это неживые, мертвые что-ли?

— Ну да! Для всех они уже мертвые, хотя пока еще и живые!

— Солнце мое, что-то я ничего не пойму, то они живые, то неживые, то мертвые, то немертвые. Ты уж определись, пожалуйста.

— Я толком не знаю, это какой-то первобытный обряд или еще что, толком вообще никто ничего не знает. Но их, говорят, невозможно убить!

— Если нельзя убить, то значит надо сжечь. Вот этим мы очень скоро и будем заниматься.

Внешне я еще хорохорился, сыпал шутками и излучал уверенность, хотя прекрасно понимал, имперская Эскадра не успевает, катастрофически не успевает. Больше половины кораблей стоят у причалов Станций, мирное течение службы уже приучило их глушить на стоянках реакторы, оставлять только самый минимум, чтобы обеспечить дежурную вахту энергией и поддерживать систему жизнеобеспечения. Остальные корабли были раскиданы по всей системе и для того, чтобы собраться в кулак времени у них практически нет. Единственной более-менее военной силой в ближайшем пространстве являемся мы, пара средних крейсеров и совершивший свой первый вылет флотский крейсер, который проходил восстановление вместе с моим. Конечно еще остаются орудия Станции, а то, что эти сакронцы нацелились именно на нас, было видно и невооруженным взглядом. Двадцать три тяжелых боевых корабля выстроились клином и форсируя свои двигатели взяли курс на нашу Станцию. Я только успел отойти от причальной стенки, когда с кораблей противника стартовали первые ракеты. Через несколько секунд ИскИн выдал мне первую информацию. Сто шестьдесят тяжелых ракет класса корабль-корабль, цель Боевая Станция и двадцать четыре легкие ракеты того же класса, цель — мой крейсер и крейсер Флота. Вот тут-то я первый раз выматерился, что так и не поменял эмиттеры силового поля и их конфигурацию, по идее, двенадцати ракет нам должно было хватить. Нет, не уничтожить нас, но сорвать щиты, повредить двигатели, пробить обшивку, этого достаточно. Хотя это странно. Получается, что три корабля работают чисто по двум нашим крейсерам, ИскИн уже просветил меня, что на судах подобного типа в одном залпе восемь ракет. Или капитаны решили сэкономить, или им нет нужды уничтожать наши корабли. Они сюда что, за трофеями пришли? Так ведь не успеют, даже если они Станцию уничтожат, то все равно утянуть наши крейсера не успеют, к тому времени уже все корабли имперцев будут в сборе. Значит не трофеи, или… или трофеи, которые можно вполне спокойно погрузить на свои корабли.

— ИскИн, подготовить корабль к абордажу, активировать все системы безопасности. Ника, я скажу тебе только один раз: сидишь в рубке, с тобой будут штурмовые дроиды. Сидишь и не высовываешься, чтобы там не произошло. Ты меня поняла?

— Да, Алекс, поняла. А ты? Где будешь ты?

— У меня на борту новый противоабордажный комплекс дроидов, вот только ИскИн еще не успел полностью его освоить. Мне придется им управлять на прямую, через нейросеть. Сама понимаешь, находясь в бронекапсуле боевой рубки, это практически невозможно. Все, давай быстрее в боевую рубку, я тоже иду с тобой, но сначала в оружейную комнату, нам нужны бронескафандры и оружие.

Экипировка много времени не заняла, к тому моменту как системы ПРО и ПКО моего крейсера вступили в борьбу с нацеленными на него ракетами, мы с никой уже плотно обосновались на своих местах. Скажу честно, сне и раньше приходилось уже участвовать в космических боях, но такого мандража, как в этот день я еще не испытывал. Все дело в том, что раньше я вступал в бой, пусть и на слегка устаревшем, но все же испытанном и надежном корабле, где все системы работали как часики. Сейчас же я не знал, чего ждать, ни от ИскИна, ни от систем пассивного и активного наведения, ни даже от самих турелей, корабль собран буквально на коленке, вроде бы из самого лучшего, а как на самом деле… Теоретически все должно работать просто прекрасно и до нас из двенадцати ракет смогут добраться максимум половина, а вот как будет на практике…

Добралось восемь. Быстродействия приводов турелей ПРО не хватило. ИскИн вполне успевал отслеживать только десять из двенадцати целей, а средства сопровождения цели постоянно их теряли, особенно пассивные. В общем щиты нам сдуло уже после третьей ракеты. Повезло, что оставшиеся пять распределились по всему корпусу, наверное, нападающие так и не поверили, что имперцы смогли надежно забронировать корпус крейсера Великой Империи, поэтому пробитий корпуса было только два. Я для себя сделал зарубочку, после битвы кинуть предъяву, что местные инженеры схалтурили и не прислушались к моему мнению насчет усиленного бронирования наиболее ответственных мест. Как результат оказались перебиты или повреждены топливопроводы к маршевым двигателям одного борта, а вторая ракета угодила аккурат в соседний с реакторным отсек, промахнувшись всего на какие-то пару метров. Да и то, еще очень большой вопрос промахнулась-ли ракета, отсек-то был уменьшен на пять метров из-за того, что я купил и установил более мощные и компактные реакторы. Второму крейсеру повезло значительно меньше. Его ПРО смогла сбить только три ракеты, девять прорвалось, сказалось малоэффективная схема расположения турелей обороны ну и плюс те же проблемы что и у меня. У Станции дела обстояли немногим лучше, хотя до нее и добралось «всего» сорок шесть ракет, из них четырнадцать было потрачено на преодоление защитного поля. Ну, что сказать, ни одна Боевая Станция, если это конечно не Крепость, без корабельного прикрытия долго против даже такого небольшого флота не выстоит. Тридцать две больших противокорабельных ракеты, наделали достаточно делов, превратив добрую треть Станции в филиал Ада. Если честно, то никак не мог понять смысла этой атаки Станции, пока ИскИн не сообщил, что к нашему крейсеру направляется семь десантно-штурмовых ботов. И это только первая волна, за ними идут еще шестнадцать, но их цель пока не ясна. Вот тут-то все и стало ясно. Абордаж я предвидел и ждал, вот только никак не думал, что противник подставит свои боты под мои и Станции турели, рассчитывал, что их корабли подойдут ближе, намного ближе. Когда крейсер открыл огонь, Станция молчала, почти все ее турели, способные оказать нам поддержку были или уничтожены, или повреждены, или остались без питания.

До крейсера добрались все семь ботов, частью поврежденные, но все, десантно-штурмовой бот это вам не ракета, на нем и какое-никакое бронирование, да и силовых щитов никто не отменял, мои турели оказались против них если не совсем неэффективны, то очень малополезны. Корабли противника к этому времени уже вступили в бой с первыми, пока еще небольшими группами имперских крейсеров. ИскИн внутренней безопасности начал доклады. Проломить борт крейсера схода ботам не удалось, пришлось абордажникам вскрывать корабль по всем правилам, с установкой шлюзов и тому подобным. Пришло время мне покинуть бронекапсулу боевой рубки. Здесь я оставил двух дроидов, последнюю так сказать линию обороны. Дал последние указания Нике, предупредив ее, что если мне придется совсем туго, то я буду отступать сюда, так что, ей ни в коем случае нельзя находиться напротив входной двери, кто знает, что я могу притащить на хвосте. Девушка послушно заняла место связиста, как наиболее безопасное и вытирая слезы постоянно повторяла:

— Ты только вернись, выживи, скоро нам помогут, ты только выживи… — поцеловав свою Музу на прощанье я вышел за дверь. Вступать в рукопашные схватки я не собирался, но меч на всякий случай захватил.

Вот и пришло сообщение от ИскИна, что корабль вскрыт в четырех местах, и почти сразу пошла картинка с замаскированных камер слежения, коих я понатыкал по всему кораблю раз в десять больше чем положено. И как видно не прогадал, зато теперь я могу отслеживать проникших на мой корабль и более оперативно управлять своими дроидами.

К сожалению, мне не удалось установить внутри корабля достаточно турелей, не потому, что мне их не дали, а потому, что турели эти были очень уж слабенькими, медленными и, чего уж там греха таить, тупыми, вот я и не стал заморачиваться с их монтажом, рассчитывая потом, когда буду подальше от этой Системы, снабдить свой корабль турелями, принятыми на вооружение в том, первом Содружестве. Все их характеристики я знал, так что воспроизвести их с помощью 3-Д принтера никаких трудов не составит. Но вот тут-то мне повезло, нападавшие двинулись не к боевой рубке, которой на кораблях Великой Империи просто не было, а к ходовой. Десяток имеющихся у них на пути турелей они помножили на ноль буквально за несколько минут, правда двум из семи дроидов и пятерым разумным, так самоуверенно высадившимся на мой корабль не повезло. Напавшие двигались сразу по трем коридорам, турелями были перекрыты только два, да и тех, как я уже сказал, хватило не на много. Вот теперь в бой вступили мои дроиды. Пока я не стал вмешиваться в управление и дроиды выполняли команды ИскИна. Аграфский штурмовой комплекс «Тень» и сам по себе очень неприятная штука, почти три десятка хорошо бронированных, да еще и снабженных личным силовым щитом, дроида, действующих тройками, с разнообразным вооружением, начиная от игольника и заканчивая комплексами мини ракет, а если управляющий ими ИскИн еще и плюс ко всему проглотил несколько боевых Баз, да еще и высоких рангов, а на закуску Базу диверсант, пусть и третьего ранга, то он уже становится кошмаром для любого противника. Одна группа противника, перед этим уже потерявшая двух своих дроидов, встала буквально через пару десятков метров. Появляющиеся из ниоткуда дроиды, выбившие за десяток секунд оставшегося дроида и теперь расстреливающие одетых в лёгкие бронескафандры живых противников, кого хочешь заставят задуматься: «а туда-ли я вообще залез?». Третья группа, как самая малочисленная и скорее выполняющая роль мобильного резерва вообще не смогла сдвинуться с места после уничтожения преградившей им путь турели. Имеющийся в ней один единственный дроид и десяток солдат стали легкой добычей для двух боевых троек моих дроидов. Пока одна тройка отвлекала внимание противника на себя, то и дело обстреливая его, вторая обошла врага с тыла, используя технические туннели и расстреляла его чуть-ли не в упор. Сложнее всего пришлось со второй группой. Три совершенно целеньких и исправных боевых дроида и три десятка разумных, они продвигались по центральному коридору, достаточно широкому и имеющему мало скрытых мест, практически прямая дорога до самой рубки, да плюс ко всему еще и постоянные крики избиваемых и убиваемых соратников, совсем даже не способствующих расслабленности и шапкозакидательскому настроению. Сообразив, что на корабле какие-то странные дроиды, перемещающиеся везде где только можно, погонщики сакронцев заставили своих дроидов буквально выжигать каждый метр стен и потолка на своем пути, так что пришлось моим дроидам вступать во встречный бой. Вот тут-то и начались у меня первые потери. Уже четыре отметки дроидов поменяли свои отметки на желтые, значит повреждены и довольно серьёзно, а двое вообще загорелись красным, значит уничтожены. Я ничего не мог понять, ну не должно такого быть, мои дроиды лучше, а тут уже шесть-ноль и не в мою пользу. Похоже и ИскИн тоже немного подзавис, потому как продолжал удерживать своих бойцов в состоянии «нерушимой стены». Пришло время и мне вмешаться в происходящее. Аккуратно взяв одного из дроидов под прямое управления я смог взглянуть на все происходящее через его камеры и все встало на место. Оказывается, сакронцы умудрились притащить на мой корабль самый настоящий танк, конечно не что-то типа земной машины, но очень близко к этому, против таких калибров и такого бронирования мои дроиды не пляшут. Пришлось мне срочно вспоминать все чему меня учили еще во время моей срочки. Пара тех дроидов за спинами своих коллег установили три достаточно мощных плазменных мины, благо, что под ними трюм. Какое самое слабое место у танка? Правильно, движители, башня и днище. У инопланетного образца никакой башни нет, остаются только те же гусянки и днище, вот с таким расчетом мины и поставили, а потом я скомандовал небольшое отступление. Слаженно, прикрывая друг друга мои дроиды отошли на полста метров и заняли позиции за очередным поворотом. А через пару минут раздалось три, почти одновременных, взрыва и страшный грохот. Это межпалубная перекрытие не выдержало такого над собой издевательства и провалилось под многотонной махиной, уже дымящейся, кстати, и совершенно безопасной. Дальнейшее уничтожение противника больше походило на бойню и заняло чуть больше пяти минут. Лишившись своей основной ударной силы, сакронцы сначала были вынуждены остановиться, потом перейти к обороне, ну а в конце они просто побежали, стремясь добраться до одного из ботов. К этому времени с первой и третьей группами уже было покончено, а от второй осталось девять человек. Но до бота никто из них не добрался, жаль, что я поздно сообразил, что язык может пригодиться, поэтому живьем мои дроиды взяли только двоих, но и то — хлеб. Только после того как ИскИн сообщил, что посторонних на судне нет, я наконец посмотрел на часы. У меня было такое ощущение, что бой с абордажникам занял минут пять, от силы, а оказалось, что прошло около двадцати минут. И вот тут-то меня торкнуло, а на хрена вообще вся эта «война» была нужна, почему я не поступил так же, как и во время полета в эту Систему, что Анжела разучилась взламывать ИскИны дроидов? Ответ на эту мысль последовал незамедлительно:

— Не знаю, я думала ты хочешь проверить свой боевой комплекс в реальных условиях. Поэтому и не вмешивалась.

Ругаясь и матерясь, я шел по разрушенному коридору назад, в боевую рубку и с тоской думал, что теперь опять придется ремонтировать крейсер. Хитрый тыловик выцыганит у меня последние оставшиеся деньги, а флотские насядут с требованиями предоставить им всю документацию по моему боевому комплексу. Одно радовало, Ника жива и ей ничего не угрожает, я с ней уже связался по нейросети и сообщил, что этот бой мы выиграли. А вот о второй волне ботов я и позабыл, зато они не позабыли о нас.

Глава 10

Причина моей забывчивости вполне легко объяснима. Боты стартовали с кораблей с трехминутной задержкой. Бой длился около двадцати, значит вторая волна должна была подойти к нам еще как минимум минут пятнадцать назад, она же подходила только сейчас, спустя почти шесть минут после окончательного уничтожения вторгнувшихся. Очень быстро выяснилась и причина задержки, шестнадцать ботов атаковали второй, флотский крейсер. И судя по всему, дела у них там пошли несколько лучше, чем на моем, раз их командование сочло вполне возможным ослабить абордажный наряд и перенаправить на мой крейсер шесть ботов из шестнадцати.

В ходе скоротечного боя крейсера разошлись достаточно далеко, хотя изначально и приняли бой почти борт к борту и теперь, чтобы добраться до крейсера ботам противника требовалось как минимум пару минут, а с учетом маневрирования и того больше. Помня о низкой эффективности турелей против бронированных целей я отдал ИскИну команду на атаку приближающихся десантных машин противокорабельными ракетами. В моем арсенале тяжелых ракет нет, есть пусковые под средние ракеты, четыре штуки и под легкие, почти два десятка. При вооружении своего крейсера я сделал упор на плазменные орудия, совсем не рассчитывая, что придется когда-либо вступать в бой с кораблями регулярного Флота или отбиваться от массированного десанта. Да и как всегда, огневые системы я оставил на потом, собираясь или заменить все можно, или модернизировать по стандарту Аратана, ладно хоть от ракет совсем не отказался, я ведь считал их почти бесполезными в космическом бою.

Боты неслись к моему крейсеру как на учениях, идеально выдерживая интервалы и угол атаки, хотя и не пренебрегали противоракетным маневром. То, что боты идут на автопилоте, то есть под управлением ИскИнов я понял сразу, живой пилот никогда не станет вести свою машину в бой, строго по учебнику, ему знаете-ли жить охота, да и нет никакого смысла идти на абордаж компактной группой. Намного умнее было бы рассредоточиться и проникать на корабль в разных местах, как это сделали наряды первых семи.

Первыми по врагу отработали пусковые средних ракет. Вот тут-то я и оценил преимущества компактного строя. Своих средств ПРО у ботов нет, зато ИскИны как-то умудрились синхронизировать свои защитные силовые поля и теперь единое поле мало чем уступало подобному же, но уже у линкора. Правда четыре достаточно мощные ракеты просадили его более чем на девяносто процентов. Подоспевшие через несколько секунд два десятка легких ракет добили защиту и уничтожили все шесть ботов. Вторая попытка абордажа закончилась раньше, чем началась. Я в очередной раз попенял сам себе, что матчасть, надо учить и не приравнивать, автоматом, изделия двух Миров, пусть они даже и одинаково называются и классифицируются.

Мое появление в боевой рубке было встречено слезами и радостным визгом, а через мгновение на моей шее висел достаточно тяжелый, бронескафандр все же весит совсем не мало, но такой приятный груз. Успокоив Нику, что все нормально, абордаж отбит, все нападающие уничтожены, я занял свое место перед тактическим дисплеем. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что и тут все нормально. Имперцы наконец-то проснулись, корабли собрались в кулак и сейчас методично долбят вторгнувшиеся корабли. На помощь второму крейсеру подошли еще два имперских и теперь десантному наряду сакронцев приходилось не только отбиваться от экипажа крейсера, состоящего в основном из техников с их дроидами, но и противостоять космодесантникам, которые как горох сыпались из двух крейсеров.

А еще через полчаса все закончилось. Когда командованию вторженцев стало ясно, что их план провалился и задача, поставленная перед ними не выполнена и выполнена наличными силами быть не может, на месте полутора десятков, еще живых кораблей взорвалась «сверхновая». Сакронцы уничтожили и себя и свои корабли. Ну что же, достояно, хотя на мой взгляд и глупо, умнее было бы сопротивляться до конца, в крайнем случае, когда вести огонь уже нет никакой возможности, идти на таран, так по крайней мере можно было бы нанести довольно значительный урон противнику, а не просто бездарно сгореть в огне термоядерной вспышки.

Пока корабли Эскадры бодались с сакронцами я проверял и оценивал, во что же мне обошлась эта короткая стычка. Все оказалось далеко не так плачевно, как я сначала подумал. ИскИн провел тестирование и выдал свое резюме. Корпус поврежден в десятке мест, но повреждения далеко не фатальные, на ремонт потребуется от силы пара дней. Повреждены топливопроводы по правому борту, это вообще на пару часов работы. Ничто из наиболее ценного оборудования не пострадало, если не считать те пукалки, что местные выдают за турели противоабордажной обороны. Мои тех дроиды уже приступили к демонтажу всего поврежденного, в том числе и к извлечению останков сакронского «танка», его придется резать и доставать по кускам. В общем, дня на три-четыре, я тут еще подзавис, а если флотские дадут свое «добро», то скорее всего и на дольше, неделю точно провожусь. От невеселых дум меня оторвал вызов по внутрисистемной связи. Молодой подтянутый лейтенант сообщил мне, что через четыре часа состоится что-то вроде подведения итогов короткой битвы и господа флотские офицеры очень хотели бы меня видеть, да и генерал на этом настаивает. Ну что же, хотите, значит увидите. Я озвучил свое согласие на участие в разборе полетов и отключился. Так, до Станции, где намечены «посиделки», мне добираться часа два, время есть, привести себя в порядок успею. Черт, чуть о пленных не забыл! Надо будет их упаковать получше и с собой захватить, будет СБшникам подарок. А то, чую, посыпятся на меня сейчас предъявы и обвинения, ведь крейсер показал себя в реальном бою очень даже не очень и если на мой им в принципе-то плевать, то второй Флот восстанавливал для себя и сейчас глядя на него, я понимаю, что это провал, полный провал. Мало того, что ему крепко, очень крепко досталось от ракетного обстрела, так еще и полтора десятка ботов знатно попортили ему шкурку, а что там внутри творится, так вообще подумать страшно. Единственный человек который был сейчас по настоящему счастлив, так это Ника. Когда я сообщил ей, что мой отлет откладывается на неопределенный срок, она даже в ладоши захлопала. Но долго радоваться я ей не дал, сообщив, что надо привести себя в порядок и вылетать на соседнюю Станцию, за «люлями», еще и пожаловался, что вполне могут предъяву кинуть, за потраченные средства. На что услышал вполне оптимистическое:

— Не кинут. Еще и спасибо скажут! Ты у меня самый лучший! — после чего звонко поцеловала и убежала в мою каюту. Блин, у меня же там единственный работающий на корабле душ!

На совещание я само-собой опоздал. Пока выгнал Нику из душа, пока потом сам от нее в нем отбивался, а в итоге сдался, пока потом приходил в себя от этой феерии чувств, в общем опоздал.

Тихонько пробравшись в конференц-зал, я умостился в сторонке и прислушался к происходящему. Выступал какой-то длинный худой полковник с нашивками инженерно-технической службы. Все как я и ожидал, полное фиаско. Кстати, что-то я с этим «гусем» не знаком, а вроде как со всеми из его службы уже успел перезнакомиться. Пока я его разглядывал, тот все продолжал вещать:

— … в свете вышесказанного могу сделать заключение. Корабли Великой Империи в современных условиях не боеспособны, новая система бронирования, предложенная Флоту, себя не оправдала и полностью дискредитировала. А учитывая немалые затраты, так она еще и нерентабельна. У меня все господа офицеры.

— А что скажет капитан второго ранга Засима? — голос генерала я узнал сразу.

— Экспериментальный крейсер был вынужден вступить в бой не имея на борту полноценного экипажа. На момент начала боя было установлено и опробовано мене двадцати процентов штатного вооружения. Так как крейсер находился на доковой стоянке, то все его реакторы были заглушены, кроме одного, обеспечивающего функционирование основных систем. Отражением ракетной атаки противника занимался ИскИн. В результате крейсер получил множественные повреждения корпуса и внутренних отсеков. Вот отчет о состоянии крейсера на текущий момент. Корабль полностью не боеспособен. — потом помолчал и слегка улыбаясь добавил, — по прогнозам Главного инженера крейсера, восстановление корабля до первоначального состояния займет от десяти, до двенадцати дней. Полное восстановление займет шестнадцать дней. Если нам восполнят потери в дроидах нового экспериментального комплекса, то сроки возможно будет сократить на десять-пятнадцать процентов. Я как капитан крейсера заявляю, корабль полностью оправдал возложенные на него надежды и попросил бы командование, оставить меня на занимаемой должности.

— Господин полковник, вы согласны с оценкой вашего подчиненного?

— Нет, господин генерал, главный инженер на крейсере еще очень молод и не имеет необходимого опыта.

— Ну что же, все с вами ясно. Инженер Андр уже здесь?

— Так точно, господин генерал! — подскочил я вытягиваясь по стойке «смирно».

— Алекс, как у вас дела?

— Да практически точно также, как и на втором крейсере, разве что корпус поврежден намного меньше и с восстановительными работами надеюсь управиться за три-четыре дня.

— Вы уже сделали выводы из случившегося? Будут какие-то дополнительные предложения?

— Нет, дополнительных не будет, а вот вернуться к первоначальному варианту бронирования, было бы очень хорошо.

— Что вы имеете в виду?

— Сейчас оба крейсера бронированы по усредненной схеме, все бронеплиты одинакового размера и формы. Я в свое время предлагал несколько иной вариант, но инженерно-техническая служба отклонила мой вариант, посчитав его сильно дорогим и малоэффективным.

— Майор, разберитесь. — повернулся полковник к своему коллеге. — Итак, вопрос с новыми кораблями пока остается открытым, надо провести всесторонние исследования и найти ошибку, если она была. Алекс, у вас еще замечания будут?

— Да. Во-первых, система ПРО и ПКО крейсера явно недостаточна и маломощная. Из семи десантно-штурмовых ботов она не смогла уничтожить ни одного, пришлось разбираться с противником уже на корабле. Кстати, то же самое относится и к автоматическим противоабордажным турелям. Неужели нет ничего помощнее и поскорострельнее?! И во-вторых, считаю практику стоянки боевых кораблей с заглушенными реакторами порочной и даже вредной. У меня пока все, я пока еще только обрабатываю полученные данные.

— Ясно. Майор, есть какие-нибудь сведения по нападавшим?

— Нет. Корабли стандартные, постройки Империи Элеф, они их много кому продают, идентификаторы на кораблях были сакронские. Когда поражение стало неизбежным, а захват наших экспериментальных крейсеров провалился, противник привел в действие систему самоуничтожения. Кто это был, как попал в Систему и зачем, выяснить не представляется возможным.

— У меня на боте двое пленных, вполне целые и не сильно помятые. — ответом мне было удивленное молчание.

— Майор, немедленно принять у инженера пленных, в медсектор их, а потом я жду отчета!

— Слушаюсь, господин генерал! — и майора как ветром сдуло из-за стола.

— Ну что же, раз никакой информации пока нет, то предлагаю всем заняться своими непосредственными делами. Вопросы есть, господа офицеры? — обратился генерал к присутствующим.

— Разрешите?

— Да, полковник, что у вас?

— У меня несколько вопросов. Во-первых, к службе материально-технического обеспечения, когда мои люди получат в свое распоряжение новые комплексы дроидов?

— Но, майор, это ведь технические дроиды?!

— Вы бы видели, что эти «технические» дроиды устроили на крейсере, они буквально на ходу разбирали дроиды атакующих на запчасти. Если бы не они, то крейсер был бы захвачен. В свете этого у меня второй вопрос. Алекс, как тебе удалось отбиться, ведь кроме тебя и доктора, на борту твоего крейсера никого не было? При том раскладе сил, даже твой комплекс тебе не помог бы.

— Полковник, вы заходите ко мне, и я вам все покажу и расскажу. — со вздохом ответил я.

— Хорошо. Сразу после обеда, нормально будет?

— Да, вполне. Я как раз успею немного навести порядок и подлатать дыры.

— Алекс, вы не будете против, если и я присоединюсь к полковнику?

— Нет, генерал, буду только рад. А когда у меня заберут пленных?

— Ваш бот не впускает моих людей, так что ждем вашего разрешения.

— Ага, понял, сейчас. Все, можно входить, но в рубку лезть не советую, зашли, забрали, ушли.

— Да это и так понятно. Спасибо, Алекс, сакронцы уже у нас. — и через минуту добавил, — А вот и первые неожиданности, это не сакронцы… это элефтийцы. Господин капитан второго ранга, на вашем корабле трупы остались?

— Нет, когда нападавшие пытались уйти, то все тела они забрали с собой. В принципе, это вполне в духе сакронцев, поэтому мы им не стали мешать. Господин генерал, вы должны меня понять, на корабле нет ни одного космодесантника, только техники и инженеры, да члены экипажа… так что препятствовать в эвакуации тел погибших мы не стали, наоборот, только радовались, меньше возиться.

— У меня в трюме почти семь десятков трупов, если надо, то можете и их забрать.

— Надо! И обязательно заберем. Ну что, по местам, я так понимаю, что у нас у всех полно работы. А у вас, Алекс, мы с полковником появимся часа через три.

— Ну тогда я вас лучше подожду здесь. А то два часа лететь в одиночестве… в компании намного веселее.

— Ну, вам виднее. Мы с полковником постараемся сильно вас не задерживать.

Все боевые Станции в этой Системе были однотипные, поэтому куда идти и где можно скоротать пару часов для меня проблемой не было. На палубе отдыха было достаточно всяких-разных кафе и баров, правда не все из них мне подходили. Мне нужно кафе с доступом в станционную Сеть. Все Станции конечно одинаковые, но вот люди на них служат разные, ИскИны стоят тоже разные, а значит здесь можно найти что-то такое, чего нет на привычной мне Станции, там-то Анжела уже все проверила и перепроверила, постоянно радуя меня то новой Базой Знаний, то еще какой интересной информацией, вот я и решил, здесь тоже устроить «ревизию». Нечего этой инопланетянке бездельничать, пусть делом займется. Минут через двадцать я уже сидел в довольно уютном кафе и потягивал что-то вроде сока, а Анжелка вовсю шуровала по закрытым и не очень архивам. И если верить ее довольному попискиванию, то совсем даже не зря. К сожалению моей «сожительницы», этот «праздник живота» продлился совсем не долго, уже через полтора часа генерал сообщил, что они с полковником все свои дела закончили и готовы вылетать на мой крейсер. Еще и извинился, за непреднамеренную задержку. Ладно, я не в обиде, вкусно поел, так же вкусно попил, послушал разговоры, они, правда, все в основном крутились вокруг недавнего нападения, но кое-что интересное для себя, в первую очередь, я услышал. Да и вообще, просто отдохнул, расслабился, поэтому не задерживаясь и не обращая внимания на стоны и причитания Анжелы, направился к своему боту. Маленькая электротачанка домчала меня минут за пятнадцать. Смешно было наблюдать, как два высших офицера застенчево переминаются перед шлюзом моего бота. Ну и ладно, сами виноваты, могли бы минут за десять хотя бы предупредить, глядишь тогда и не пришлось бы ждать, или ждать, но не так долго.

Извинившись, за ожидание, я прошел на борт бота, офицеры направились за мной. Пока я устраивался в рубке, прогонял тесты, генерал с полковником устроились в десантных креслах и начали что-то оживленно обсуждать. Я все ждал, когда кто-нибудь из них задаст вопрос по поводу полутораметровой нашлепки на потолке бота, но так и не дождался. Или не обратили внимания, или они мало знакомы с техникой «вероятного противника», во что я не верю, не тот уровень ответственности у этих двоих. К разговору я присоединился только после того, как вывел бот со Станции и передал управление ИскИну. Впереди почти два часа полета и чем-то себя все это время развлекать надо. Ну а так-как в любом случае придется рассказывать о моем штурмовом комплексе, то и начать можно уже сейчас. В принципе, нет ничего страшного, если в Империи узнают о наличии у меня чего-то подобного, даже дураку ясно, что если уж я сподобился на технический комплекс и собираюсь летать, если не в гордом одиночестве, то с самым минимумом экипажа, то озаботиться собственной безопасностью я просто обязан. А «Тень», внешне, мало чем отличается от того же техкомплекса «Трудяга», что я взял за образец для своего. Вообще, со всеми этими дроидами, еще та, в том Содружестве, возник небольшой казус. Они ведь тоже. Как и здесь, очень долго использовали человекоподобных дроидов, наверное, шовинизм сказывается, правда до комплексов все же додумались, но скорее всего тоже не от хорошей жизни, ведь там, по сравнению с этим Содружеством, ИскИны дороги и чем мощнее и производительнее, тем дорожи, вот и решили удешевить рабсилу. Так, о чем это я? Ах, да о форме дроидов! Так вот, в том Содружестве тоже использовали и очень долго человекообразную форму, но лет так триста назад, когда начались первые столкновения с архами, а потом и полномасштабные войны, вояки с инженерами так неприятно были поражены возможностями инсектоидов, что буквально влюбились в них. Потоком пошли дроиды в виде пауков, муравьев, самых разных жуков, скорпионов и прочего, даже стрекоз и тех умудрились использовать, правда в качестве разведчиков и очень быстро все позабыли о двух-трехметровых человекоподобных красавцах, всего с двумя манипуляторами. И я вполне понимаю и техников, и инженеров, и военных. Конечностей больше, профиль ниже, нагрузка на движители распределена более равномерно, выше маневренность и скорость передвижение, да еще и плюс ко всему способ передвижения стал многомерным, начали использовать и пол, и потолки, и стены. Вот и у меня сейчас на потолке бота закрепился один из моих дроидов, тот-же паук, только с хвостом как у скорпиона. В реальности дроиды из комплекса «Тень» выглядят немного иначе, почти полные копии тех-же скорпионов, но я не стал сильно заморачиваться и взял за основу уже имеющиеся программы для 3-Д принтера, только немного подправил размеры и добавил подвижный хвост от скорпиона, который выполнял сразу несколько функций, это и прицеливание, и разведка-наблюдение, и совсем не слабый лазер.

Надо было видеть выражение лица полковника, когда полутораметрый скорпион свалился с потолка, мягко приземлился на свои восемь ног и убежал в специально приготовленную для него нишу, где и замер, только одна головка хвоста изредка подергивалась, «обозревая» окрестности.

— Это что сейчас такое было? — с запинкой проговорил полковник.

— А это то, полковник, о чем вы хотели поговорить с Алексом. Я ведь прав?

— Да, господин генерал, это один из моих боевых дроидов.

— Тоже комплекс?

— Да, мне так удобнее, да и дешевле. Плюс ко всему, как известно, «один в поле не воин», а вот небольшое подразделение может уже и шуму наделать, да столько, что мало не покажется.

— Я так понимаю, что за основу вы взяли все тех-же техдроидов, только какой-то хвост ему приделали. Зачем если не секрет?

— Нет, какой секрет. В «головке» хвоста находится комплекс наблюдения, ну простая оптическая камера, прицел и лазер. Может вести огонь из укрытия, практически не появляясь в прицеле противника. Очень удобно, особенно в условиях корабельных коридоров.

— Записи боя этого вашего комплекса с сакронцами у вас есть?

— Есть. Вся информация с каждого дроида стекается на основной ИскИн комплекса. Прилетим, на месте покажу.

— Документацию вы уже всю подготовили?

— Ничего не готовил. Зачем?

— Как это зачем? Судя по реакции полковника, твой новый комплекс очень перспективный, нужна на него документация. Ты документы по корпорации получил? Подписал? Будь любезен!

— Нет, хватит. У вас тут все течет и пузыриться! Скоро за мной все Содружество гоняться будет. Оно мне надо? Я вам одного дроида, так уж и быть, подарю, ПО для управляющего ИскИна, тоже дам. А дальше сами. А то что это за корпорация из одного человека и государства, стригущего все купоны. Вы штат корпорации продумали, нужных людей нашли, задачи перед ними поставили? Нет?! А что же так? Я через неделю, максимум, улечу, а когда вернусь ни боги не демоны не знают. Так на кой тогда сдалась эта корпорация?

— Всё-всё, успокойся. Я твою мысль понял. Инженер какого ранга сможет справиться с переделкой одного из твоих предыдущих дроидов вот в ЭТО?

— Зачем инженер? Тут техника третьего ранга хватит, ну и программиста, хорошего.

— Все так просто?

— Чуть изменить размер, добавить бронирование и силовой щит, плюс дополнительная точка крепления хоть чего, хоть манипулятора, хоть ногу добавьте. В чем проблема?

— Так просто?

— А что тут сложного? Вы что, никогда скорпиона не видели? Обратитесь к биологам, они вам такого понасоветуют, замучаетесь прототипы создавать.

— Алекс, я прямо на глазах становлюсь все толще и толще. Ах да, я забыл тебе сказать, не обижайся, но Исполнительным Директором Корпорации Император назначил меня.

— Ну так и Флаг вам в руки, генерал. Работайте. Главное, мои проценты с прибыли отчислять не забывайте. У меня планов, «громадье», а денег практически не осталось.

— Знаю. Никто так и не смог понять, зачем ты все это набираешь. Вот скажи мне, зачем тебе перерабатывающий комплекс? Или всякий хлам, что ты тоннами скупаешь?

— Прилетим, покажу. — на этом разговор как-то сам-собой заглох. Полковник, с моего разрешения, принялся осматривать дроида, а генерал задумался о чем-то своем.

Сразу по прилету мы отправились в трюм на нижней палубе, по отчетам ИскИнов именно туда дроиды снесли все останки сакронцев, там-же находился и перерабатывающий комплекс, который обошёлся мне неприлично дорого и вызвал массу недоуменных вопросов, типа «А на кой он тебе сдался?». Вот и еще один недостаток здешних кораблей, да и кораблей Великой Империи. Помимо центрального коридора, ведущего к рубке, все остальные проходы довольно узкие, в пару метров шириной, никакое транспортное средство по такому не запустишь, приходится ножками, ножками, за день бывает так набегаешься, что под вечер уже ноги гудят как высоковольтный трансформатор, никакие импланты не помогают. Я как-то раз, ради смеха, озадачил нейросеть подсчетом пройденного мною расстояния, так, когда спать ложился, чуть не охренел, почти сорок километров намотал, марафонец блин. Но сейчас наш путь не выглядел таким уж длинным, с полетной палубы надо всего лишь спуститься на нижнюю и там метров сто пешочком до нужного трюма.

Пока мы швартовались, потом шли до места, управляющий ИскИн успел скинуть мне всю информацию по состоянию корабля. Скажу честно, железяки меня изрядно порадовали. Все поврежденные бронеплиты уже были демонтированы и отправлены на переработку, туда же отправилась и поврежденная секция палубы из центрального прохода, это тот, где нам пришлось плазменные мины взрывать, а на ее место уже смонтированы новые фермы перекрытия и ждут только металлические листы чтобы закрыть все это непотребство, перестелить ковролин, и закончить восстановление внутренней отделки коридора. В общем получается, что на сроки своей задержки я смотрел довольно пессимистично, такими темпами, я уже через пару дней смогу смело стартовать.

В трюме, или все же правильнее будет сказать, в технологическом секторе, ни генерал, ни полковник поначалу не обратили никакого внимания на снующих туда-сюда дроидов. Ну подумаешь, дроиды, подумаешь что-то там таскают, крутят, вертят, чем-то скрипят и скрежещут. Их внимание привлекли штабели голых тел, дроиды четко выполняют мои установки, трофеи это святое, поэтому все трупы были раздеты и аккуратненько уложены в углу трюма, чтобы не мешались.

Подойдя к телам, полковник не выдержал и плюнув на пол, с возмущением сказал:

— Элефтийцы!

Ух ты! Те самые загадочные элефтийцы о которых я уже столько всего наслушался. Подошел поближе, чтобы рассмотреть тела получше. Ну в принципе, ничего интересного. Люди как люди, разве что слишком уж правильные и мелкие черты лица, изящное, я бы даже сказал, хрупкое телосложение. Тут Анжела права, внешне очень похожи на аграфов, вот только заячьих ушей нету.

Уши как уши, ну разве что самую чуточку подлиннее чем у людей и слегка заострённые сверху.

— Вы не правы, полковник, присмотритесь повнимательнее. Смотрите не только на голову, а на все тело.

— Да что я там не видел!

— Вот именно, что не видел.

— Я не понял… а где, ну… это самое? Господин генерал, а кто это такие?

— Да, вот же сподобился. А я считал их выдумкой и мифом, сказочкой для детишек. Это корнуэльцы, полковник. Слышали о таких?

— Мифические гвардейцы Императора Элеф, его личная охрана. Те, которых никто и никогда не видел. Но в мифах, они гиганты, голыми руками разрывающие человека на пополам, а тут, ушастики как ушастики, ничего особенного.

— Вот поэтому никто и не видел, хотя оказывается, они всегда были рядом. А насчет их силы, можете не сомневаться, полковник, любой из этих, любого вашего спецназовца голыми руками порвет и не заметит. Это искусственные люди, полковник. Бессмертные, еще на заре Великой Империи они уже были, кто такие, откуда взялись, так никто и не узнал, но воевала Империя с ними очень долго и тяжело. Вы почитайте Хроники, там много об этой войне написано. Потом вроде как, Империя уничтожила планету, на которой они появлялись, при этом потеряв почти весь свой Флот. А потом еще почти целый век корнуэльцев выслеживали и уничтожали. Поэтому и война была между элефтийцами и Империей. Их сначала за корнуэльцев приняли, пока первых пленных элефтиек не взяли. Значит не всех тогда уничтожили, часть выжила и нашла где схорониться, не зря, совсем не зря имперцы тогда элефтийцев проредили. Алекс, мы заберем у тебя эти тела.

— Почем брать будете?

— Что значит почем?

— Ну как же, личная гвардия Императора, бессмертные и так далее. Тут семьдесят, ну почти семьдесят, двое-то уже у вас, живые кстати, тел, в каждом нейросеть и куча имплантов. Они же денег стоят! Похоже, что я могу совсем неплохо расторговаться. Медсектор у меня на корабле есть, вытащу я из их голов девайсы, вытащу. Думаю, что там не разное барахло стоит, а нечто немногим хуже нейросетей Ушедших, раз уж они такие древние.

— А что, интересная мысль. Надо с нашими медиками посоветоваться, да со специалистами из «Нейроструктуры». Конечно это не нейросети Ушедших, но кто знает, кто их создал и зачем, может что интересное найдут.

— Ну так а я о чем? Так почем брать будете?

— А вот тут, Алекс, у тебя облом. Это агрессор, проникший на территорию Империи и напавший на ее боевые корабли, ну и само собой, уничтоженный при этом. Так что, тут ты пролетел.

— Неа. Это пираты, напавшие на частный корабль, хотя согласен, на территории Империи. Кстати, я ведь ее гражданин, даже вроде как налоги какие-то там плачу. Империя взяла на себя обязательства по обеспечению моей безопасности в своем космическом объеме. А вот этот вот, факт нападения пиратов, говорит о том, что Империя, опять не выполнила своих обязательств. Да еще пытается отнять мои трофеи. Нет, господин генерал, не прокатит. Ваши трофеи на ваших кораблях, а мои на моем. Отбился я сам, супостата тоже сам завалил, так что Империя и ее Флот никаким боком тут не пляшут. Так почем?

— Ну ты и наглец! Ладно, на эту тему мы потом поговорим. Ты лучше вот что скажи, почему они все голые?

— Как это почему? Семь десятков не самых плохих боевых скафандров, конечно изрядно покоцанные, но неужели я не смогу отремонтировать и собрать из них хотя бы десяток. Ведь с живых-то, целые, вы мне все равно не вернете. Хлам пойдет в переработку, а целые элементы пригодятся. То же самое касается и семи десантно-штурмовых бота и останков дроидов. Я даже танк пущу на запчасти и сырье. Даром что-ли палубу рвал? Металл там хороший, мои дроиды уже проверили, сейчас режут его на куски и в перерабатывающий комплекс загружают. Кстати, вот вам и ответ, зачем мне этот самый комплекс и всякий хлам. Тонна этого самого хлама, мне обходится на порядок дешевле, чем тонна металла, даже самого дешёвого, а там совсем не дешёвка используется, много и редких и ценных металлов, так что я с каждой купленной у вас тонны устаревшего или неработающего оборудования получаю около полутоны ценного сырья. Золотая жила, однако.

Генерал устало присел на край какого-то контейнера.

— Алекс, вот скажи пожалуйста, у тебя твои идеи когда-нибудь закончатся? Мы же этот хлам, который и не хлам как оказалось, миллионами тонн на звезды сбрасываем. Получается деньги сжигаем! Корабли и Станции с базами, оставшиеся от великой Империи перерабатываем, а то что свое, просто уничтожаем. По всей Империи там и сям разбросаны огромные свалки никому не нужного мусора, целые планеты, пусть и безжизненные, загадили, а сколько таких свалок по всему Содружеству… миллиарды и триллионы кредитов просто лежат, гниют и сгорают в короне звезд.

— Не расстраивайтесь, генерал, это из-за вашего богатства. Не умеете вы ценить то, что имеете. Вот у меня на Родине, сломал клинок, неси к оружейнику, или починит, или хотя бы нож из доброй стали сделает, или гвозди, если уж совсем никуда. Разбил бутылку, собери осколки, отнеси кузнецу, он тебе и денежку малую за нее даст и для милой твоей какую-нибудь безделушку, а сам осколки нагреет, да и расплавит, получится, в окно стекло будет, а не получится, так бус детворе понаделает. Порвал, изорвал одежду, отдай женщинам, заштопают, зашьют, а если уже нечего шить и штопать, так на лоскуты да шнурки порежут, будет потом теплое одеяло или коврик. Мы бедные, вы богатые, вы только ценное перерабатываете, а мы все.

— Да это и так понятно! Но ведь на поверхности лежит! Корабли дальней разведки именно для таких вот целей ведь подобным комплексом оснащаются, на них все в дело идет. Вот я и не могу понять, ну что нам мешает сделать еще один шаг дальше, почему на кораблях такие вот миникомплексы ставят, а на планетах, на Станциях, полноценные, рассчитанные на тысячи и десятки тысяч, нет?!

— Зажрались вы, да и обленились.

— Тут ты не прав! Обленились? Да. А вот насчет зажрались… не думаю. Мы ведь не первые в Галактике, даже, я так думаю, не десятые. И до нас были расы и цивилизации, только нам известно как минимум о четырех наших предшественниках, и все зарождались, кто-то самостоятельно, кто-то, как вот мы, на осколках своих предшественников, а сколько было негуманоидных рас… Все развивались, добывали ресурсы, плавили и перерабатывали металлы. Так что, поверь, совсем не от красивой жизни мы перерабатываем то, что осталось от той же Великой Империи, не потому, что не можем получить металлы подобного качества и сравнимых свойств, можем, еще как можем, да вот исходного сырья нет, а то что есть измеряется не миллионами и сотнями миллионов тонн, а сотнями, в лучшем случае тысячами. Шахтеры уже начали разрабатывать мертвые планеты, а значит и стоимость их труда и продукции растет, а потребность с каждым днем становится все больше и больше. Еще несколько десятков лет и перед Содружеством в полный рост встанет ресурсный голод. Все об этом знают и все готовятся. Кто-то делает запасы, хотя и понимает, что любые запасы не вечны, кто-то строит и строит корабли, с прицелом на то, что сильному можно и отнять у слабого, а кто-то пытается вырваться из навязанных рамок развития, ищет альтернативу тому или иному металлу, вбухивая огромные средства в науку, в надежде успеть. Наша Империя пошла по всем дорогам сразу, тут и стратегический запас и достаточно сильный и современный Флот, и развитие науки, но мы пытаемся встать и на еще одну тропку, экспансия, экспансия за пределы Содружества и Фронтира, далеко за их пределы, поэтому и летят корабли Дальней Разведки все дальше и дальше, организуются перевалочные базы, форпосты, от которых корабли улетают еще на десять, двадцать, сто светолет дальше. Ты только что, как ты любишь говорить, «пойдя на поводу у своей Жабы», дал нам всем еще несколько десятилетий, а может и столетий времени чтобы успеть подготовиться. И вот что мне теперь с тобой делать?

— Как это что, понять, простить и отпустить! — ответом мне стал смех генерала, к которому чуть погодя присоединился и полковник, а через минуту трюм сотрясал хохот трех здоровых и уверенных в себе мужиков.

Но, смех-смехом, а офицеры прилетели ко мне на корабль совсем не за этим. Просмеявшись мы отправились на осмотр крейсера. Моих гостей интересовало буквально все. И где корнуэльцы проникли на борт, и как я их вел, и почему сразу не задействовал дроидов. Они осматривали чуть-ли не каждое попадание в стены или потолок коридоров, сравнивали огневую мощь оружия моих дроидов и дроидов противника, а потом и его самого. Потом начались вопросы, с какой-такой дури я надумал подрывать собственный корабль, правда, когда увидали остов полуразобранного танка, попритихли, только сообщив, что еще никогда раньше при абордажах никто не надумывался использовать планетарную технику. Я даже ойкнул от удивления, оказывается я был не далек от истины, конечно не полноценный танк, а скорее танкетка, применяемая полицией при разгоне массовых беспорядков, но все же довольно мощное оружие, особенно против противоаборжных дроидов. Выяснив что и как я делал, полковник легкомысленно махнул рукой, раз такое дело, то использовать такие же машины космодесанту не стоит, слишком легко они уничтожаются, лучше взять с собой лишний пяток самых обычных дроидов, больше пользы будет. На мое замечание, что мне эта штуковина стоила аж шести боевых дроидов комплекса, он отмахнулся, заявив, что вся проблема в том, что я не знал что это за машина и как с ней бороться.

Я уже говорил, что «язык мой — враг мой»? да? Ну и ладно. В общем я не вытерпел и ляпнул, что мне просто повезло, что как раз противник-то и не знал что это за машинка и как ей правильно пользоваться. Тут уже в дискуссию вступил и генерал и этак саркастически поинтересовался, а что мол, ты бы делал на месте корнуэльцев. Я было прикусил язык, но было уже поздно. Пришлось выкручиваться и вроде как удалось.

— Господа офицеры, я смотрю на эту ситуация так. Мои дроиды встали в глухую оборону, это как пешее войско на поле боя, ощетинилось копьями и к нему близко не подойти. У противника точно-такие же как и у меня воины, но есть и тяжеловооруженный рыцарь, почти катафракт, танк по вашему. Он быстрее, мощнее и лучше, намного лучше защищен, чем остальные. Что делают корнуэльцы? Они правильно выдвигают его вперед, но потом начинают совершать абсолютно детские ошибки. Вот скажите мне, как эту машину использует полиция?

— Обычно при усмирении беспорядков на эти танкетки устанавливают мощные «ошеломители», полиция идет под их прикрытием вперед, машина подавляет сопротивление, а полиция… я понял! — вдруг вскликнул полковник, — Корнуэльцы не шли за машиной, они за ней прятались, пытаясь подавить твоих дроидов, используя подвижную огневую точку как неподвижную и только когда ты отвел своих дроидов, посчитав, что пришло время, выдвинулись на следующий рубеж, где их уже ждали мины!

— Да, если бы они пустили машину вперед, а сами под прикрытием ее огня и брони шли за ней, то у меня не было бы шансов, уже через пару минут нас прижали бы к рубке и просто размазали бы по полу.

— Что скажете, полковник? — ненавязчиво поинтересовался генерал.

— Скажу, что нам надо пересматривать всю тактику и стратегию противоабордажной обороны. Военная мысль наших «заклятых друзей» не стоит на месте. Алекс, а в вашем новом комплексе, там нет дроида способного противостоять этой новой для нас тактике?

— К сожалению, полковник… Я же говорил, что эти «новые», как вы говорите, дроиды, лишь слегка переделанный технический комплекс. И вообще, я считаю, что лучшая противоабордажная тактика, это мощное ПВО и ПКО. Легче не допустить абордаж, нежели его отбивать.

— Да, тут ты прав, Алекс и звучит очень красиво… жаль, что на практике мало или, очень труднореализуемо.

— Вам виднее, а вот я буду переделывать всю систему ПВО. Пока еще не знаю как, но то, что есть меня не устраивает. Хотя, с регулярным Флотом мне не воевать, а от одного-двух ботов я вполне могу отбиться.

— А вот тут, Алекс, ты немного не прав. Ты же не спрашивал, почему мы с полковником задержались. Так вот, твои говоруны первые показания давать начали, пришлось конечно с ними поработать, но результаты уже есть. Самое главное, что к Гвардии Императора Элеф, они отношения не имеют, обыкновенные наемники, ну, не совсем конечно обыкновенные, элита, можно сказать. Все принимают их за элефтийцев, а своих трупов они нигде не оставляют, в крайнем случае сами сжигают. Ладно, это не так уж и важно, дело в следующем, им тебя заказали. Не тебя лично, а «инженера с нейросетью Ушедших». Поэтому они поначалу на нашем крейсере в основном и сосредоточились. Хотя майор Зор, перед нашим прилетом, тут неплохо почистил, но видать не всех смог найти, есть, есть еще в Системе чужие глаза и уши, а вот чьи, мы так выяснить и не смогли. Все допрошенные майором, дружно указывают на «ушастиков», но тут я с ним согласен, слишком уж топорная работа для элефтийцев, слишком нагло, а теперь вот еще и корнуэльцы, легенда Галактики, мать их… в общем на тебя охоту открыли, а кто мы не знаем. Твоя нейросеть на каждый внешний запрос трезвонит кто она и что. Так что, тебе или с корабля нигде не сходить, вообще, или сидеть тут и ждать, когда мы этот клубок распутаем. Скорого решения твоего вопроса не обещаю, может месяц уйдет, а может и сто лет, тут никто никаких гарантий дать не может. Так что, вероятность того, что, если ты все же улетишь отсюда, тебе придется встретиться и с боевыми кораблями, очень высока.

— Предлагаете сидеть в этой ловушке и ждать не пойми чего? Нет уж, тогда лучше на корабле, так по крайней мере у меня свобода маневра будет, смогу отобьюсь, а не смогу, так хоть сбежать попробую. Вы мне лучше с орудийными системами помогите, ну не может такого быть, чтобы не было у вас турелей, способных разобрать на запчасти несчастный бот!

— Такие турели у нас есть, но ты их по энергетике не потянешь, толку-то с них будет, если твои реакторы в красной зоне работать будут и постоянно отключаться.

— А если реакторов добавить? Сделать независимое питание только для систем ПВО и ПКО?

— Ты еще на каждую турель ИскИн поставить предложи! Хотя, тоже вариант, весь вопрос в деньгах, а они у тебя есть. Алекс, я не инженер, тут уже сам смотри, если что, то Корпорация тебе и кредит даст. Мы теперь хочешь не хочешь, а повязаны. Да и не так уж и долго за тобой гоняться будут, когда первые поставки Флоту начнутся, этих неизвестных больше наша Корпорация волновать будет, а не удачливый инженер, придумавший пару новшеств. А через пару лет ты вообще никому интересен не будешь, если конечно больше не станешь высовываться.

— Не стану, я вообще планирую улететь, очень далеко улететь, за Фронтир. Поэтому и топливный минизавод в трюм засунул. Вот еще раз чуток высунусь и все. Хотя можно мой нос всем и не демонстрировать.

— Ты о чем? — с опаской спросил генерал.

— Да я о вашей просьбе, переданной вместе с пищевым синтезатором.

— Каким еще пищевым синтезатором?

— Ну как же, ваш лейтенант принес от вас подарок, пищевой синтезатор арконийцев. Сказал, что с ним никто так и не разобрался, так может у меня что получится?

— Пищевой синтезатор арконийцев! Да их на всю Империю, дай Боги штук пять! Где бы я его взял? Подожди-подожди, «чтобы ты с ним разобрался»?! Так ты что, смог?!

— Ну, почти. С тем синтезатором я не разобрался, ни знаний, ни опыта не хватает. А вот ваш, родной, что у меня в комнате стоял, чуток подправил. Конечно с тем что выдает арконийский не сравнить, но по крайней мере не та гадость, что он раньше выдавал. Может ваши спецы еще что подправить смогут, улучшить. Я там маленько в схемах, да настройках покопался, ПО немного изменил…

— Да Боги с твоим синтезатором, ты офицера запомнил, опознать сможешь?!

— А что его опознавать, я вам нашу с ним беседу скину. Принимайте файл.

— Ага, получил. Нет, этого человека я не знаю. Надо майора напрячь, он должен тут всех знать. Разберемся, кто это тут от моего имени такие подарки делает. А я-то еще удивлялся, за что это ты так меня благодаришь, думал, что кредиты твои быстро вернули, вот ты и расчувствовался. Артефакт ты конечно же не отдашь?

— Нет, не отдам, а вот поменяться могу.

— На что?

— Как это на что? На кредиты конечно! Ну и еще на три штуки ваших пищевых синтезатора класса А+++ и стазискамеру, большую не надо, на пару кубов.

— Да ты что! Стазискамеру ему подавай! Это такой же артефакт как и твой синтезатор. Ну, не такой редкий конечно, но все же. Да и зачем он тебе?

— Как это зачем, буду в ней продукты хранить, не все время же мне кашами питаться.

— О Боги! Какими еще кашами?!

— Как это какими, из синтезатора, иногда знаете-ли и в настоящий кусок мяса хочется зубы вонзить, и яблочком свежим похрустеть.

— Алекс, я тебя прибью!

— За что? Вы же сами сказали, синтезаторов «штук пять, на всю Империю», а стазискамеры на каждом корабле есть, и на моем когда-то была, а ваши люди ее украли. Вы же обещали мне корабль в полной комплектации, так что возвращайте все что сняли назад. — ну да, включил дурачка, зато атмосферу немного разрядил, полковник вон, уже со смеху давится, слушая наши препирательства.

— Ладно, крейсерскую хрен ты получишь, а с фрегата дадим и синтезаторы тоже, а вот насчет кредитов, шиш тебе с маслом!

— Неа, синтезаторы вы мне в обмен на мой дадите, так что и монеткой поделиться придется. Ведь, раз вы меня ни о чем не просили, значит и я вам ничего не обещал.

— Вымогатель! Правильно Никатка про тебя говорит!

— А что он про меня такого говорит?

— Не твое дело. Ты ему благодарен должен быть на всю оставшуюся жизнь, он за тебя перед Императором лично поручился. Полковник, все, полетели отсюда, пока он меня не заставил ему Империю подарить. — и на кой мне его Империя сдалась, надо будет, я свою открою. А что, Корпорация «Империя», звучит.

В общем расстались мы с «господами офицерами» озадаченными. Генералу с полковником надо найти лейтенантика, который вот так вот спокойно раздаривает раритеты и артефакты, да утрясти вопрос с установкой на мой крейсер стазискамеры. А мне подкинули проблему с идентификатором моей нейросети, но ее можно на Анжелку свалить, я так думаю. А вот что делать с боевой мощью моего крейсера? Кстати, генерал подсказал очень неплохое решение проблемы, это я о установки ИскИна на каждую турель, сейчас-то у меня всеми орудиями, в том числе и ПВО, заведует один ИскИн, мощный, спору нет, но и он не всемогущ. На каждый ствол свой ИскИн, это конечно будет чересчур, а вот собрать турели в кластеры и установить не самый плохой ИскИн, вполне возможно. Ту же операцию, кстати, можно проделать и с остальными стволами. Суммарная огневая мощь конечно не повысится, а вот ее эффективность, скорее всего вырастит. Надо эту тему обмозговать. Я ведь знаю, что на боевых кораблях Империи Аратан, каждый ИскИн-артиллерист снабжается целым кластеров из подобных ему, или чуть послабже. Не даром ведь. В общем, пока не попробуешь, не поймешь. Надо связываться с моим «снабженцем», посмотрим, что он сможет предложить и в каких количествах.

Первый разговор с майором-тыловиком не получился. Во-первых я никак не мог сказать ему точно что мне нужно, а понятия «что-то вроде» и «вот как-бы», он категорически отказывался воспринимать. А во-вторых, меня постоянно отвлекали, и мои мысли скакали куда-то не туда, отвлекала меня Ника, узнавшая что я наконец-то освободился, гости улетели и я вроде-как ничем серьёзным не занят. Короче пришлось мне разговор переносить на завтра, смог только обозначить основные позиции, да и то, в самый последний момент вспомнил, что у меня целая гора неиспользуемых ИскИнов от штурмовых дроидов, которые устраивали проверку моему комплексу. Ну а потом мною всецело завладела Ника и у меня до самого утра не было ни одной свободной минуты чтобы подумать о чем-то продуктивном.

Ника конечно девушка серьёзная и специалист в своей области просто замечательный, но она как и любая другая женщина в первую очередь хочет видеть, что она нужна и по ней скучают. Вот я и доказывал ей ее незаменимость до самого утра. Ну а утром, как хорошо воспитанная жена, она накормила меня завтраком и соблаговолила отпустить охотиться на мамонта. Для начала попытался приспособить ИскИн от дроида к одной из турелей и получил неожиданный облом. Нет, вычислительных мощностей ему вполне хватает, даже с огромным запасом, да и быстродействие не подкачало, проблема встала совершенно в другом, этому ИскИну требуется прямое управление, или со стороны человека, или от другого ИскИна, вот такая вот у него конфигурация, узкоспециализированная. Теперь я уже не так радовался, что мне удалось отстоять эту кучу, как выяснилось, почти никуда не пригодных девайсов. Но потом успокоился и принял данность как она есть, в конце концов, мне еще дроиды понадобятся, причем самые разные, вот на них эти полуИскИны и пойдут. Нет, если им поставить определенную задачу, прописать алгоритм ее выполнения, то лучших помощников не будет, и как, пусть даже, управляющий ИскИн на небольшой комплекс дроидов они вполне тянут, тут против фактов не попрешь, но мне-то надо совсем другое. Опять вызвал на связь майора, теперь мы с ним поговорили уже обстоятельно и не отвлекаясь. Мою проблему с энергетикой он уловил с полуслова и предложил еще десяток подобных, уже имеющимся у меня, реакторам. Само-собой, что это предложение меня полностью устроило. Следующим вопросом встали как раз ИскИны. Я очень долго не мог объяснить, что же мне надо, просто потому, что и сам толком не знал. Ну как сказать, что мне нужен маленький ИскИн, который в принципе должен выполнять роль управляющего, пусть и с маленького, но корабля. Ведь по идее, артиллерийский ИскИн должен только распределять цели, а он уже сам будет и отслеживать, и прицеливаться, и вести огонь, да еще и не с одного ствола, а сразу из трех. С горем пополам но все же объяснил. Тыловик на ненадолго задумался, а потом выдал мне длинную буквенно-цифровую абракадабру и тут-же сам ее и перевел.

— ИскИн с малого истребителя. Эти машины сняли с вооружения уже лет семьдесят как, из-за их очень плохой живучести в бою и слабого вооружения, всего три лазерных пушки, да и пушками-то эти пукалки назвать сложно, лишь чуть мощнее турелей непосредственной обороны, но в маленькую машинку нормальный реактор не воткнешь, а то что смогли, его и на пару минут боя не хватало. Вот и отказался от них Флот. Хотя в планетарных силах самообороны они еще остались и их активно используют. — этот вариант меня заинтересовал и я попросил скинуть мне всю инфу и по ИскИну и по самому истребителю, а особенно по его пушкам. Следующий вопрос решился довольно быстро, однотипных с моими, турелей было более чем достаточно и выделить мне еще два комплекта, плюс на неизбежную замену пару десятков он мог без проблем. Так что мы довольно легко обо всем договорились, я перевел все оставшиеся у меня деньги, заверив майора, что остальные будут в срок, тот узнав, что средства мне переводит целый генерал ИСБ, слегка взбледнул, но марки не уронил, заявив, что я показал себя очень порядочным, да и что греха таить, выгодным клиентом и он согласен подождать. После чего заверил, что к вечеру первые поставки уже будут и отключился. А я засел за изучение ТТХ истребителя и его ИскИна.

Внимательно ознакомившись со всеми доступными данными по этой машинке, я полностью согласился с флотскими специалистами. Для космического боя истребитель класса атмосфера-космос мало пригоден, реактор слабый, откровенно слабый, да и пушечки, хотя и помощнее моих турелей, но скорострельность не в пример ниже. Для боя явно не годятся, а вот для работы по наземным объектам, вполне, становится понятным заинтересованность Армии в этих машинах, тем более, что движки у них очень даже не плохие и маневренность у машин прекрасная. Я уже совсем было собрался опять связаться с тыловиком и ограничиться только ИскИнами с этих истребителей, когда мне пришла в голову, довольно интересная мысль. Почему, если пушки с истребителя можно использовать на планетах, то почему их нельзя использовать в качестве последнего, крайнего шанса при абордаже. В конце концов, в этом случае целостность переборок уже никакой роли для меня играть не будет, а вот остановить что-то на подобии той же танкетки, вполне реально. Да и парочку подобных машинок, в загашнике иметь совсем не помешает, кто его знает, вдруг мне когда потребуется и воздушная поддержка на планете. Да, решено. Беру четыре истребителя в комплекте, пару десятков пушек от них и сотню ИскИнов, ну и заодно и столько же бронекапсул все с тех же истребителей, можно даже пустых, так и еще лучше будет. Что останется, пусть будет про запас. Майор ответил на мой вызов практически моментально. Выслушав все мои хотелки, ответил, что «нет проблем, с утра жди доставку», опять отключился.

Ну а вечером, как тыловик и обещал начало поступать заказанное мною оборудование, да еще и генерал скинул на мой счет кое-что, я конечно на большее рассчитывал, но мне хватает за глаза, даже еще и останется и довольно приличная сумма. Я сразу же перевел деньги майору и на этом успокоился.

А с утра опять закипела работа. Одного комплекса техдроидов мне явно перестало хватать, а может быть это я такой неугомонный, но в любом случае, 3-Д принтер опять включился в работу, благо, что сырья для него у меня больше чем надо. Почти неделю у меня ушло на переделку системы непосредственной оборы крейсера. Я решил, что раз уж ИскИн заточен на работу с тремя стволами, то пусть так и будет. Дроиды снимали бронеплиты в обозначенных местах, устанавливали под них бронекапсулу с истребителя, а уже в ней монтировали спарки из трех турелей, выводили шины питания и шлейфы управления. Таким образом я хоть немного, но повысил живучесть своих пушечек. Несколько раз к моему кораблю подлетали боты со Станции, местные инженеры наблюдали за моей работой, точнее за работой моих дроидов и только посмеивались. А и черт с ними, считают блажью, пусть считают, мне как-то фиолетово. В итоге у меня получилось семьдесят три небольших трехствольных башенки, раскиданных по всему корпусу.

Работа эта конечно была не сложная, а скорее однообразная и муторная, принимая во внимание, что первоначально у меня было всего четыре дроида-пустотника, правда я уже на третий день добавил к ним еще четыре, но ведь сколько времени уходила на снятие плит, на установку капсулы, потом надо было перекрыть тот или иной сектор корабля, откачать из него воздух, протянуть к бронекапсуле коммуникации, в том числе и охлаждение, потом все это опять загерметизировать, проверить и так с каждой, ну или почти в каждой башенкой. В общем провозился я с этой работой почти неделю. Правда за это время успел еще и в наиболее удобных местах пушки от истребителей по всему кораблю рассовать, но это так, про между делом. Когда все турели были установлены и осталось только вернуть бронеплиты на место, я занялся установкой дополнительных реакторов и пары ИскИнов для них. На это у меня ушло еще два дня, благо, что реакторы вполне прошли через ворота трюма и не пришлось для их установки резать корпус.

Все это время Ника цвела и пела, а вот когда дроиды начали закрывать технологические каналы и ставить на место декоративную обшивку в коридорах и отсеках, сразу поскучнела, поняла, что уходят последние наши с ней денечки. Так что, по ночам мне спать практически не давали.

Внеплановая модернизация крейсера заняла одиннадцать дней. В последний день я совершил пару пробных вылетов и даже пожертвовал одним из ботов, расстреляв его из своих новых турелей. Результатом остался, не то что бы полностью довольным, но теперь по крайней мере есть шанс. Если противников будет не слишком много, то три-четыре бота я точно к себе не подпущу, а пара десятков ракет для меня теперь вообще, тьфу, растереть и забыть.

Наконец-то все работы были закончены. Осталось только попрощаться с людьми, которые стали мне чем-то дороги. Их в принципе-то не так и много. Сказать последнее прости и прощай Нике, поблагодарить профессора Никатку, генерала, передать привет Море и Криксу. Поблагодарить майора Зора и тыловика, ну и полковнику сказать «пока». К этому времени Анжела уже разобралась с идентификатором нейросети, хотя поначалу ни в какую не соглашалась и отказывалась, но потом сменила гнев на милость, скопировала у одного из инженеров Станции его идентификатор, чуток его подправила и все готово, теперь для всех посторонних у меня простая инженерная нейросеть Инженер 5УМОВ. Генерал меня еще в прошлый раз предупредил, что мне придется дать доступ к ИскИну корабля для одного из офицеров Флота, сам я из аномалии не выйду, да и потом еще как минимум трое суток мы будем находиться в гиперпрыжке. Координаты этой Системы мне никто и никогда не скажет. Наивный, да я их уже на третий день своего пребывания здесь знал, но сообщать об этом я конечно же никому не стал. Весь этот день Ника ходила за мной как собачонка, преданно заглядывая в глаза, все ждала, что я позову ее с собой. Но нет, девушка мне дорога и тащить ее за собой я не буду. Может быть, потом, когда-нибудь, если мы оба не охладеем, то… все возможно, но не сейчас, это точно.

Проснулся я от чьего-то пристального взгляда. Ника сидела в кресле и сверлила меня взглядом.

— Почему ты такой… такой непробиваемый?

— Ника, солнце мое, да пойми ты наконец. Ну нельзя тебе со мной, нельзя. Я сам не знаю что со мной дальше будет, а ты еще молодая, тебе жить да жить. А вдруг я завтра кони двину, что ты будешь делать, одна на корабле, посреди чужого тебе космоса? Я тебе обещаю, если смогу, то я обязательно к тебе вернусь, слышишь меня, обязательно вернусь! А сейчас нельзя, никак нельзя. Слишком много вокруг меня непоняток и странностей. Возьми, это тебе, только откроешь, когда я уже улечу. Это тебе на память. — и я протянул ей маленький кожаный мешочек. Подставляюсь? Да, а что это меняет?

Крейсер уже второй день стыкуется со Станцией, поэтому ничто не помешала девушке со слезами сойти с корабля. Она шла прочь, держа спину прямой, но даже через камеры и датчики было видно чего ей это стоит.

— Ну я и подлец. — больше ничего на ум не приходило.

А через два часа на борт моего крейсера поднялись три офицера, один пилот и двое СБшников. Поступила команда занять противоперегрузочные капсулы, это будет первым, от чего я избавлюсь на своем корабле, как только останусь один. Перед тем как отключиться, я еще успел дать Анжеле указания контролировать пилота и капсулу и отключился. Все, начинается новая жизнь в новом Мире.

Глава 11

Фактически одновременно с поднятием крышки противоперегрузочной капсулы мне на нейросеть начала поступать и информация с управляющего ИскИна. Анжела успела отрапортовать немного раньше. Крейсер находился в гиперпрыжке трое суток, как и было запланировано, и сейчас находится на окраине достаточно оживленной Системы под прицелом сразу нескольких боевых кораблей Империи Авалон. Попытка объявить общую тревогу была пресечена временным капитаном. А еще через несколько минут корабль прошел идентификацию, ему был выдан маршрут следования к ближайшей Станции, причем Станции военной. С этого момента корабли регулярного Флота казалось потеряли к нам всякий интерес, хотя и продолжали сопровождать, но уже не как цель, а просто как еще один корабль в Системе.

Я вообще-то не планировал никаких остановок. Поэтому пошел сразу в рубку, надо выяснить в чем дело. Там меня уже дожидались и пилот, и СБшники. Оказалось, что я должен зарегистрировать судно в реестре Империи, а на Станции, к которой мы приближаемся, мои временные пассажиры сойдут, где и будут дожидаться корабль, который их вернет в скрытую Систему. Система проводки кораблей туда и обратно оказывается уже давно отработана и все происходит строго по протоколу безопасности. Досматривать мой крейсер никто не будет, а вот мне, надо озаботиться его именем, под которым он и будет зарегистрирован, пока крейсер проходит как судно ИСБ, нет, если я не хочу давать кораблю имя, то это мое право, но длинный идентификационный номер, состоящий более чем из пятидесяти знаков, будет очень неудобно использовать, и я наслушаюсь немало «лестных» слов от диспетчеров Систем и Станций. СБшники посоветовали мне воспользоваться возможностью, пока они еще на борту и пройти регистрацию по упрощённой схеме, правда возникает проблема с планетой приписки судна, но ее можно решить, в Системе две обитаемые планеты и три станции, две из которых перевалочные, то бишь торговые и одна военная. Мне на нейросеть прилетел бланк регистрации, ну а как его ещё назвать, и я начал его заполнять, посчитав предложение сотрудников ИСБ очень своевременным и полезным.

Пройдя не семь, а все семьдесят семь кругов ада, я наконец получил долгожданные документы на мой крейсер. Потратив почти два часа, я все же уговорил СБшников задержаться на корабле, как оказалось, принцип «военнослужащий должен стойко и преодолевать все тяготы и трудности службы» не только наш принцип, особо Империя ни своих военных, ни сотрудников Безопасности не баловала, а исходила из того, что при отсутствии этих самых тягот и трудностей, их необходимо создать, так что и СБшники и пилот с радостью приняли мое предложение задержаться на несколько дней на корабле. А что, и условия проживания намного более комфортные, нежели на служебной квартире, да и питание не в пример лучше. Я еще раз убедился, что бюрократия, это «крапивное семя» вездесуще и практически неуничтожимо, каких-бы высот не достигла цивилизация. Трое суток и это не считая почти двух, что мы плелись на пятидесяти процентов мощности двигателей по Системе до Станции, я потратил на оформление и согласование всех необходимых для регистрации корабля документов. Даже временная приписка крейсера к ИСБ и присутствие на борту двух не самых маленьких чинов этой конторы мало помогли. Хотя офицеры утверждали, что оформил я все, практически молниеносно, это уже потом, я узнал из Сети, что говорили они чистую правду, обычно оформление боевого корабля в собственность частного лица растягивается на месяцы. В общем, спасибо им. С именем для крейсера я долго не думал и нарек его «Никой», мои попутчики немного посмеялись, поулыбались, но оценили, заявив, что в честь такой женщины надо, не только корабли, но и планеты и целые Системы называть. Ну а я не стал им объяснять, что это не только имя запомнившейся мне девушки, но еще и имя Богини Победы. А поговорку, «как вы яхту назовете — так она и поплывет», я всецело поддерживаю.

Само собой, что все эти пять дней я занимался не только войной с бюрократами. Практически с первой минуты, как я вылез их противоперегрузочной капсулы, в моем технологическом отсеке началась работа. Никому кроме меня туда доступа не было, даже идентификаторы МСБ там не работали, поэтому я не опасался, что кто0нибудь увидит, что там происходит. А начал я с модернизации системы жизнеобеспечения, 3-Д принтер усиленно изготавливал по залитым в него программам новую ее версию, уже с полноценными гасителями инерции, очень уж мне не нравятся эти капсулы. Хотя совсем избавляться от них я пока спешить не буду, очень знаете ли полезная штука, для контроля возможных пассажиров. А ведь у меня на крейсере десяток вполне комфортабельных кают, да и трюмы очень неплохие, вполне могу подрабатывать на извозе, или брать подходящий фрахт. К моменту нашего прибытия на военную Станцию, принтер уже закончил с изготовлением новых блоков и занялся штамповкой эмиттеров силового поля по стандартам того, другого Содружества. Практически неуправляемое защитное поля меня тоже категорически не устраивает, я уже как-то, знаете-ли, привык, что можно вполне оперативно изменять его напряженность в определенных местах, а при необходимости превращать в практически непробиваемый, хоть и плоский, щит, да еще и располагать его под необходимым углом. В общем, работой 3-Д принтер был обеспечен надолго.

На Станции, принадлежащей Флоту, мы тоже надолго не задержались. Я подал заявку на регистрацию крейсера, мои провожатые отметились о прибытии, подали заявку на обратный перелет, заодно уведомив, что остаются пока у меня на корабле и на этом все, больше нам тут делать было нечего, да и стоянка у торговой Станции намного удобнее. Туда мы и перебрались, так что вся моя последующая возня с бюрократами происходила дистанционно, хотя крови они мне и попили.

Первый день мы посвятили достопримечательностям Станции торговцев, хотя какие там достопримечательности, стрип-бар, да еще с десяток подобных ему заведений, ну и конечно Торговая площадка. По правде сказать, особого впечатления она на меня не произвела, так как торговали тут в основном или всяким устаревшим барахлом, или продукцией с обеих планет Системы. А смысл что-то покупать на орбите, если вполне можно спуститься на поверхность любой из них и купить все на месте, да еще и отдохнуть, искупаться в самом настоящем море, поесть свежих продуктов, да и просто почувствовать под ногами незыблемую твердь, а не порядком надоевшие уже перекрытия палуб, что корабля, что Станций. Мое предложение было принято на ура, так что на второй день, с самого утра мы уже спускались на одном из ботов на поверхность планеты, выбрали само собой ту, на которой климат получше, то есть потеплее.

На планете мои попутчики почти сразу меня покинули, их интересовали довольно прозаические развлечения, а меня, после секс-марафона с Никой в последние дни, что-то на них не тянуло. Деньги у меня есть, вот я и взяв на прокат атмосферный флаер, рванул на побережье. Это сколько же я уже настоящего моря-то не видел? Выходит, что уже побольше трех лет. Ужас! В общем, два дня я провел как в сказке, если бы не постоянная ругань с чиновниками, по поводу регистрации крейсера, то точно, была бы сказка. Море, солнце, красивые девушки вокруг, натуральная, свежайшая пища и очень приятное вино, песня, а не жизнь. Все документы о регистрации корабля, все коды опознания и новый идентификатор я получил, когда нежился под местным светилом, а еще через пару часов мои попутчики сообщили, что вечером они улетают назад, в скрытую Систему, спросили, как у меня дела, узнали, что все на мази и мы распрощались. Еще день я потратил на закупку всего-всякого, забил до упора стазискамеру и морозильник свежими продуктами, посетил пару мастерских по изготовлению мебели, там тоже оставил совсем не мало денег и в конце концов нашел фирму, которая обязалась поставить мне на борт воду, почву и саженцы, ведь с идеей разбить на крейсере небольшой парк я так и не распрощался. В принципе ничего нового я тут не изобрел, и тут были пассажирские лайнеры повышенной комфортности, которые летали между соседними Системами, без применения гипердвигателей, этакие круизные корабли, на борту которых были и парки, и целые рощи с озерами и реками. Как говорится за ваши деньги — любой ваш каприз. В общем на крейсер я вернулся только через три дня после того как улетели сопровождавшие меня СБшники.

Еще неделю я провел на орбите планеты, возле торговой Станции, разрываясь между приемкой закупленных грузов и модернизацией системы жизнеобеспечения крейсера. Провести несколько дней замурованным в пилотской противоперегрузочной капсуле, плавая в какой-то киселеобразной субстанции и питаться через трубочку, мне совсем не улыбается. Поэтому я и гнал, и себя, и дроидов, пытаясь успеть все и сразу, пока наконец к обеду седьмого дня, залив танки топливом и потратив последние крохи со своего счета на запасной комплект топливных стержней для реакторов, я не сообщил диспетчеру, что утром отправляюсь дальше.

Эту ночь я провел в медкапсуле, восстанавливаюсь после недельного «забега». А утром, заняв кресло пилота вышел на связь с диспетчером.

— Частный крейсер «Ника», планета приписки «Пифия», прошу коридор в зону разгона.

— Вас понял, «Ника», вектор ухода 765-32-27. Счастливого полета.

— К черту. — чуть слышно прошептал я и отдал команду ИскИну выдвигаться по указанному вектору и готовиться к разгону перед гиперпрыжком.

* * *

Сегодня с самого утра у меня было какое-то нехорошее предчувствие. Признаться, давненько ничего подобного я не испытывал, последние пару лет, так точно. Прошло почти четыре года с того момента, как я первый раз, полностью самостоятельно ушел в свой первый гиперпрыжок на «Нике». Четыре тяжелых и насыщенных приключениями года. Особо тяжелым выдался первый из них, наверное, так тяжело мне не приходилось даже в пору моего бегства от аграфов. Сколько раз меня пытались взять на абордаж, сколько раз выдергивали из очередного гиперпрыжка, нет, если задаться целью, то подсчитать конечно можно, но оно мне надо. Неизвестные, что пытались захватить меня еще там, в скрытой Системе не оставили своих попыток и потом, правда быстро отказались от своей затеи, просто это потеряло всякий смысл. Генерал все же развернул Корпорацию, и она начала выдавать первую продукцию, слухи и домыслы о которой разлетелись по всему Содружеству практически моментально. Технические и инженерные комплексы ее производства произвели на рынке настоящий фурор, на этом фоне практически незаметно прошло добронирование кораблей Великой Империи и включение их в состав Флотов Империи Авалон. Второе потрясение Содружество испытало, когда Корпорация начала выпускать пищевые синтезаторы, которые выдавали не противную пасту, а вполне приятные на вкус и вид каши. Экипажи кораблей и их пассажиры буквально молились на имперцев. А когда через несколько месяцев какой-то безызвестный программист выложил в сети бесплатное обновление для этих синтезаторов, ну вы же поняли, что это был за программист, позволяющее получать не только каши, а вполне знакомые и узнаваемые блюда, а еще через пару месяцев какой-то техник, все так же неизвестный, к слову будет сказать, слегка усовершенствовал и сам агрегат, придав ему возможность синтезировать еще и напитки, акции Корпорации взлетели до небес. Что самое забавное, так это то, что очень быстро производители дроидов поняли в чем вся фишка и быстренько переключились на производство подобных комплексов, но ИМЯ уже было создано и хотя их продукция практически ничем не уступала продукции Корпорации, а по некоторым параметрам даже и превосходила, но покупатели предпочитали все же именно изделия Корпорации.

Не знаю, может быть то, что я вышел из фокуса внимания, может быть то, что я перестал светиться, но интерес ко мне затух, хотя нет-нет, но я подкидывал идеи по новым образцам дроидов, а в основном использовал бытовую технику того Содружества, а два года назад, связавшись с генералом напрямую, я выложил ему полную технологию производства стазискамер. Это был мой последний контакт с имперцами, хотя я не ничуть не сомневаюсь, что за мной продолжают пристально наблюдать. В общем, мой банковский счет постоянно растет, и я уже могу себя считать не просто богатым человеком, о очень богатым, приток кредитов таков, что даже при всем моем желании я просто не успеваю их тратить. Хорошо еще, что здесь не додумались до чего-то подобного земному «списку Форбс», иначе мне вообще проходу не было бы, итак я чуть-ли не каждую неделю получаю предложения продать мой крейсер, иногда в довольно экстравагантном виде, например, в виде карты, на которой я должен сам проставить сумму сделки, или небрежно брошенной на стол, очередного бара или кафе, той же банковской карты с заявлением, что на ней пара сот миллионов кредитов, бывали и такие умники. Я не знаю откуда, но слухи о том, что пилоту моего корабля не надо залазить в противоперегрузочные капсулы, разошлись, если и не по всему Содружеству, то по его большей части, это точно. Я даже обдумываю вопрос о передаче новой системы жизнеобеспечения Корпорации, только ради того чтобы от меня отстали и оставили в покое со своими предложениями продать корабль. И скорее всего, перед отлетом с этой Станции, я так и сделаю.

За время своих скитаний по Содружеству и его Фронтиру я уже приобрел определенную известность, правда в довольно узких кругах, но все же. Довелось мне побывать и честным торговцем, и перевозчиком, и контрабандистом, даже пару раз пришлось выступить в роли пирата и полного отморозка, это когда участвовал в нападении на караван зусулийских работорговцев, а потом и их Станцию. Поэтому то, что ко мне в баре подошел человек и завел разговор, я ничуть не удивился.

— День добрый, капитан.

— Добрый, коли не шутите. Нет. Да. Уверен.

— Извините, я не понял.

— Нет, корабль не продается. Да, меня не интересует ваше предложение. И да, я в этом абсолютно уверен.

— А, вот вы о чем. Должен вас расстроить, меня ваш крейсер пока не интересует, но я буду иметь в виду. Я тут несколько по другому вопросу. Вот, возьмите, меня просили вам передать. — на руке незнакомца материализовался небольшой кристалл.

— И что это? — я только теперь поднял на собеседника глаза. Что-то сразу кольнуло глаз, какое-то несоответствие, какая-то неправильность. На первый, да и на второй взгляд, вроде все в норме, легкий скафандр, простое спокойное лицо, практически незапоминающееся, уверенный взгляд. В принципе таких разумных на Станции тысячи, но все же…

— Подарок от одного вашего старого знакомого. Всего хорошего, капитан, и будьте осторожны. — незнакомец четко развернулся и направился к дверям. Вот тут-то я и понял, что именно привлекло мое внимание. Идеально чистый и прекрасно сидящий скафандр, явно военная выправка и вообще, какой-то лощеный вид этого индивидуума. Моментально в голове возникла картинка точно такого же, лощенного лейтенанта, принесшего мне пищевой синтезатор, якобы подарок от генерала. Я сорвался с места, с желанием перехватить непонятного посетителя, но тот уже выходил из бара. Мне потребовалось всего пара-тройка секунд, чтобы его догнать, но за дверями уже никого не было, в обе стороны широкий коридор был девственно чист. Сжимая в руке кристалл, я вернулся в бар.

Не стану скрывать, на этой Станции я оказался совсем не случайно, да и располагается она очень уж далеко от основных торговых путей и Содружества, и Фронтира. Да и принадлежит этот островок цивилизации не самым добропорядочным разумным, точнее самым недобропорядочным, сиречь пиратам, точнее одному из пиратских кланов. А привела меня сюда нужда, нет, конечно же не финансовая, а скажем так, дело чести. Три месяца назад со мной на связь неожиданно вышла Мора, я если честно уже даже и подзабыл о девушке, а вот она как оказывается еще помнит. За прошедшие годы красивая девушка превратилась в шикарную женщину, прекрасно знающую себе цену и осознающую, какое впечатление она производит на мужчин. Если бы во время нашей с ней встречи она выглядела так, как сейчас, то я бы точно не устоял. Сеанс гиперсвязи был коротким, Море нужна была моя помощь, а дело вот в чем. Крикс уже дослужился до звания капитана и командовал пятеркой имперского спецназа. Пять месяцев назад его самого и его людей отправили на захват какого-то торговца, засветившегося на п