КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Авточистилище (дилогия) (fb2)


Настройки текста:



Владимир Скворцов Авточистилище (дилогия)

Авточистилище

Часть 1

– Здесь вам не тут!

Армейский юмор, а может, жизненное наблюдение

Глава 1

Резиденция координатора сектора Дальний, кабинет

Человек закончил чтение документа, откинулся на спинку стула и потёр глаза. На экране, висящем над поверхностью стола, продолжал высвечиваться текст.


МЕМОРАНДУМ


Имперский совет и Император лично встревожены резким снижением количества разведанных и подготовленных к вхождению в состав Империи миров. В долгосрочной перспективе следствием такого падения станет снижение общих ресурсов, как людских, так и материальных, что в конечном итоге скажется на развитии государства. Аналитики службы Дальней Разведки считают причиной подобного явления повышение общего благосостояния, высокие достижения в медицине, обеспечивающие значительное увеличение продолжительности жизни, и снижение уровня мотивации подавляющего числа жителей Империи.

Для роста численности курсантов Академии Дальней Разведки и безусловного комплектования её рядов необходимым персоналом, принято решение о реализации плана "Чистилище". Он предусматривает использование в интересах Империи людей, в первую очередь из числа аборигенов Новых Миров, погибших при различных происшествиях.

Сознание этих личностей, или их интеллектуально-эмоциональная матрица внедряется в новое временное тело, и оно должно быть помещено в условия, позволяющие определить пригодность этого индивидуума к дальнейшему обучению, и по его завершению – к последующей службе на благо Империи (приложение 1). Выбор такого подхода обусловлен тем, что прошедшие Испытания получат тела, подготовленные в соответствии с действующими нормами для сотрудников ДР.

Время прохождения отдельными личностями полигона, а также оценка результатов испытаний должны соответствовать предъявляемым требованиям (приложение 2).

Вам предписывается:

1. Провести работы по организации полигона "Чистилище". По оценкам аналитиков ДР наиболее подходящими для этих целей являются планеты Пустошь и Тартар, находящиеся в вашем секторе.

2. Необходимое оборудование и обслуживающий персонал Полигона будут доставлены специальными транспортами не позднее трех месяцев с момента принятия настоящего Меморандума. Финансирование работ провести за счёт специальных фондов сектора.

3. Создание и наличие полигона "Чистилище" отнесено к секретам Империи первого уровня и разглашению не подлежит.

Закрытый протокол совета утверждён личной подписью Императора.ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Условия прохождения Полигона

1. В прохождении Полигона принимают участие личности, погибшие в транспортных происшествиях в своем мире. Уровень развития этого мира должен соответствовать использованию в качестве подобных средств передвижения наземных объектов, движущихся в любом направлении без дополнительных устройств, за счёт энергии сгорания органических веществ. Это обеспечит привлечение объектов с достаточно высоким уровнем развития.

2. На проведение испытаний отбирается индивидуум вместе с транспортным средством. Это обеспечит ему привычный способ передвижения и необходимую мобильность.

3. Запрещается вмешиваться в проведение испытаний, кроме случаев, предусмотренных программой. Обслуживание и ремонт техники должны проводиться в автоматическом режиме.

4. Личности погибших должны помещаться во временные тела (оболочки), максимально соответствующие реальным. Для длительного сохранения своих возможностей тела необходимо раз за цикл функционирования (сто шестьдесят восемь часов) подвергать специальному облучению, для чего объект должен находиться в пределах любой станции не менее восьми часов. В случае нарушения данного требования тело разрушается и внедрённая личность уничтожается.

Возможно нахождение вне станции длительное время только в случае оборудования транспортного средства специальным генератором. Временное тело не испытывает чувства наслаждения, удовольствия и усталости. Ему не требуется еда и питьё.

5. Такая оболочка может существовать без нарушений своих функций в течение ста шестидесяти циклов, после чего распадается, и внедрённая личность уничтожается. Если за это время объект не проходит Полигон, он исключается из дальнейших испытаний, а его матрица теряется.

6. В процессе прохождения Полигона возможно двукратное возрождение объекта вместе с транспортным средством при его уничтожении, в этом случае объект оказывается в ангаре последней станции, откуда он начал своё движение, достигнутый уровень и баллы (креды) сохраняются. По решению программы испытаний возможно и третье возрождение в случайном месте, но уже без транспортного средства и имеющихся на тот момент кредов.

7. В качестве объектов испытаний могут выступать представители любой гуманоидной расы, но предпочтение стоит отдавать гомо сапиенс. Применение какого-либо ручного оружия запрещено, для личной защиты можно использовать только части собственного тела (руки, ноги, зубы, клыки и т.д.).

8. Среда проведения испытаний должна быть нейтральной, а также необходимо обеспечить отсутствие ресурсов, способствующих творческому развитию личности и её выживанию в условиях вне станций. Пребывание объекта испытаний за её пределами ограничено только требованиями сохранения временного тела.

9. Основной задачей личности, попавшей на Полигон, является его прохождение, а пути достижения этого – каждый выбирает сам. В этом нет никаких запретов, связанных с морально-этическими требованиями любой расы.

10. Транспортное средство подлежит автоматической модернизации и вооружению в минимальном объёме с момента попадания на Полигон, она должна обеспечить его работоспособность в любых условиях. Объект испытаний может самостоятельно за свой счет вносить изменение в собственное транспортное средство или приобретать новое из наличия в условиях станции. Каждое транспортное средство обеспечивается Искусственным Интеллектом (ИИ), регистрирующим все действия объекта и его результаты.


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Критерии, при выполнении которых объект считается прошедшим Полигон


1. Посещение всех обитаемых зон Полигона.

2. Пребывание не менее чем на десяти процентах расположенных на Полигоне станций.

3. Накопление на лицевом счету суммы, входящей в число первых ста среди всех имеющихся у испытуемых на Полигоне.

4. Обнаружение не менее десяти точек межзонного перехода или новых (заброшенных) объектов.

5. Победа объекта не менее чем в тысяче боёв, причём не менее пятидесяти процентов из них должны быть против группы.

6. Выполнение любых трёх требований означает, что объект прошёл Полигон, после чего он должен быть доставлен в Академию ДР, при этом ему предоставляется постоянное тело, возможность пройти курс обучения в Академии и полное гражданство Империи после её окончания.

Глава 2

Земля, начало истории

Мотор Нивы уверенно вёл свою песню, и машина, слегка покачиваясь на неровностях грунтовки, спокойно двигалась вперёд. Оставалось преодолеть небольшой подъём, и после спуска грунтовка выходила на магистраль. Я возвращался домой после недели, проведённой на одном из глухих озёр, достоинствами которого были уединённость и трофейные щуки. Лес, стоящий вдоль дороги, постепенно исчез и сменился глубоким оврагом, пересекавшим грунтовку, на противоположной стороне которого и начинался подъём.

Небольшой деревянный мостик и насыпь на подъезде к нему позволяли проехать по этой дороге в любое время. Снизив скорость, я потихоньку въехал на мост, и в этот момент по нему неожиданно прошла непонятная дрожь, одна его сторона резко накренилась, и Нива полетела в овраг.

Пришёл я в себя, сидя в машине, стоящей в каком-то боксе, ангаре или помещении непонятного назначения – вокруг ярко горел свет и передо мной открывались ворота. В голове сумбур, ни одной цельной мысли, сплошные их обрывки. Чисто на автомате, заметив открывающиеся створки, завёл машину и выехал наружу. Там какой-то мужик жестами показал – следуй за мной, и буквально через несколько метров, поставив машину на ему одному ведомое место, скрестил руки над головой – глуши.

После этого подошёл к дверке с моей стороны:

– Ну ты силён, мужик. После всего произошедшего и самому выехать? Меня Пётр зовут.

– Саня. А что случилось, может, ты просветишь меня?

– А вон у тебя на панели бумажка лежит, прочитай, потом приходи с вопросами в бар, вывеску видишь? Я там буду.

Тут я действительно заметил листок бумаги формата А4, лежащий на панели чистой стороной вверх. Перевернул и прочитал текст на русском языке.


ПАМЯТКА


Поздравляем, вам выпал уникальный шанс. В прошлой жизни вы умерли, погибли в ДТП. Но мы, ваши братья по разуму, предоставляем вам возможность получить новую жизнь. Сейчас вы находитесь на территории Полигона. Ваша задача – пройти испытания, которые предусмотрены программой. После успешного преодоления всех трудностей, вы можете стать полноправным гражданином Империи, в состав которой входит множество планет.

Все подробности и описание предстоящей вам миссии хранятся в памяти ИИ, встроенного в вашу машину. Для общения с ним можете воспользоваться звуковым вызовом или нажать специальную кнопку на панели. Рекомендуется один-два дня провести на территории станции, узнать все подробности предстоящего испытания, ознакомиться с условиями прохождения Полигона и новыми возможностями машины. Удачи в прохождении и ждём вас в нашей дружной семье народов Империи.


Надо ли говорить, что я впал в ступор. Смерть, Империя, поздравления с моей кончиной, какой-то Полигон, переворачивающаяся вверх колесами сваливающаяся в овраг Нива, последнее, что помнилось мне, всё смешалось в какой-то клубок. Меня била дрожь, очень похожая на ту, что разрушила мостик и свалила машину в пропасть. Сколько я так просидел, даже не знаю. Пришёл в себя от звуков металлического голоса, раздавшегося в салоне:

– Вам надо пройти в бар и ознакомиться с описанием Полигона. Вам надо пройти в бар и ознакомиться с общим описанием Полигона. Вам надо пройти …

– Заткнись.

В наступившей тишине достал сигарету и выкурил её в три затяжки, не почувствовав никакого вкуса. Тем не менее, чисто психологически она меня успокоила, и тряхнув головой, пошёл в бар, по привычке щёлкнув сигнализацией.

Бар был пустой, за столом сидел один Петька с бутылкой водки и двумя стаканами.

– Я же сказал, что ты силён, Санёк. На, выпей, – и он протянул мне стакан водки. – Хоть она тут и не действует, но тебе будет легче.

Я махнул этот стакан, не чувствуя ни вкуса, ни запаха, ни каких-либо других проявлений от выпитой водки. Но действительно стало легче, и немного придя в себя, я спросил:

– И что всё это значит?

– На Земле ты умер, попав в какое-то ДТП, твою душу, сознание, информационно-эмоциональную матрицу – называй как хочешь, инопланетяне сумели перехватить и внедрили в новое тело. Тебя, воскресшего, перенесли на Полигон, или как его ещё называют, в Чистилище.

– Почему?

– Ну, не в Рай же. Пройдёшь Чистилище, окажешься достойным, тогда будет тебе Рай в виде гражданства Империи со всеми её прелестями.

– Я не про название. Зачем инопланетянам всё это нужно?

– Им нужны специалисты для выполнения разведывательных операций на вновь открытых планетах и, скажем так, установления на них первичного порядка. Они с самых первых шагов ещё только зарождающейся цивилизации начинают направлять её развитие в нужном им направлении и получают в итоге очередной мир, который живёт по их понятиям и морали и полностью подчиняется своим учителям и наставникам, в роли которых выступает метрополия.

А так как это дело долгое, неблагодарное и небезопасное, то желающих участвовать в таких проектах мало. В имперских мирах есть гораздо более интересные и почетные виды деятельности. Вот они и придумали один из возможных способов получения нужных кадров – оживляют погибших, причём с планет, достигших определённого, не слишком высокого по их меркам, уровня. Такие личности способны воспринять новое, имперское знание, но и частично сохранили дикарское мировоззрение и смогут работать в варварских мирах.

Можно, конечно, использовать для этого обычных аборигенов, но в этом случае необходимо проведение множества каких-то дополнительных исследований, выполнение каких-то медицинских процедур и прочее, прочее, прочее. Гораздо проще оказалось использовать потенциальных покойников.

А критерием отбора является прохождение вот этого Полигона, Чистилища.

– Петруха, а ты откуда всё это знаешь? От инопланетян?

– Ну да. Я тут работаю смотрителем, провожу, скажем так, вводный курс для новеньких. В своё время попал сюда после ДТП. Пройти полигон не сумел, но меня оставили здесь на роли смотрителя.

– Что это означает, я понял. Зачем делается – тоже. Как бы я к этому ни относился, сделать я могу только одно – пройти Полигон. А если не пройду?

– На всё про всё тебе даётся три года. Если за это время не сможешь справиться с задачей, то всё вернётся к началу – на Земле ты умер, тебя нет. Ну и не будет.

– Поня-я-тно. И что же надо сделать, чтобы сменить Чистилище на Рай?

– Ой, Саня, для этого нужен ломик и какая-то мать. Найдёшь их – будешь в шоколаде, нет – совсем наоборот. А если серьёзно – то каждый находит свой вариант. Честно говоря, я лично не знаю ни одного хомо, сделавшего это. Что такие есть – известно точно, но мне лично видеть и сталкиваться с ними не приходилось, и как они достигли такого – никто не рассказывает. Что надо сделать для этого, тебе расскажет кукушонок.

– Кукушонок? Что за зверь?

– Искусственный Интеллект, который подбросили тебе в машину. Как кукушка яйцо подбрасывает. Потому и кукушонок. Он для тебя на первых порах будет нянькой. И всё общение со станцией идёт через него. У тебя с ИИ связь на расстоянии до километра, так что можешь к нему обращаться и получать ответы и справки. Пока не умеешь, но скоро научишься.

– Ладно, с кукушкой потом разберёмся. Ты по делу давай говори.

– А говорить то нечего. Есть три основных требования:

– посетить все зоны проживания чистиков, не обижайся, но таково жаргонное прозвище всех обитателей этого мира;

– заработать как можно больше бабок;

– побывать на максимально возможном числе станций.

Есть и другие, но в любом случае они будут базироваться на этих. Вот поэтому тебе и дана машина. Причём совсем не простая. Она не ломается, не нуждается в обслуживании и заправке. Просто когда попадаешь на любую станцию, загони её на пять минут в такой же ангар, для тебя это бесплатно, и после этого машина всегда будет исправной и лучше новой. Там сейчас установлены инопланетные механизмы и узлы вместо родных, да вдобавок везде напичканы наноботы, которые следят за текущим состоянием.

Ну и в комплект каждой машины входит определённое количество ремонтных киберов. Так что машина всегда доберётся до станции, а там её восстановят. Вот оружие и защиту будешь ставить сам, под свои задачи.

– А вот теперь давай, Петруха, поподробней.

– А нечего говорить. Каждая машина оборудуется генератором защитного поля, всего есть десять типов полей, у тебя стоит первый, самый слабый. Чем сильнее поле, тем больше оно требует энергии. Твоя машина не сможет нести поле выше третьего класса. Также в зависимости от машины на неё может быть поставлено определённое число пушек. Здесь тоже идёт привязка к мощности, но кроме того, учитываются особенности машины.

На твою можно поставить два слабеньких лазера. Так что заработаешь бабки – бери новую, более мощную тачку.

– А как их заработать?

– Есть несколько способов. Самый простой и безопасный – работаешь почтальоном. Мотаешься между станциями. На каждой станции твоему кукушонку ИИ базы сбрасывает определенную инфу, что там – никто не знает. Может быть просто пустой файл. При посещении другой станции кукушонок пересылает его Искину новой станции, при этом тебе за доставку файла начисляют какие-то бабки. Это самый простой и безопасный вариант, особенно если мотаться по центральной зоне.

Другой способ – продавать оружие. Когда ты вступаешь в бой с любым бандитом, то после его уничтожения кукушонок подбирает всё, что осталось от него. Вот эти остатки можешь продать на станции и получить бабки. Порой получается приличная сумма.

– Так что, здесь есть бандиты и надо воевать?

– Саня, а ты думал защитные поля и пушки нужны от комаров отбиваться? Запомни самое главное – здесь нет друзей и союзников, в безопасности ты можешь чувствовать себя только на станции. В любом другом месте – ты ходячий кошелёк, и каждый будет стремиться его прибрать.

– Ну и наговорил ты, Петруха! Без бутылки не разберёшься.

– Да в общем-то, я уже тебе всё рассказал. А что касается бутылки – то это здесь не работает. Ты не чувствуешь ни удовольствия, ни опьянения, ни забытья и откровений. В Чистилище нет чувств. Это касается всего. Ты можешь заниматься сексом, но ничего не почувствуешь. И если тебя кто-то будет на это разводить – берегись. Остальное ты узнаешь у своего кукушонка и после того, как набьёшь себе шишек. Да, ещё одно – в Чистилище нет усталости и отсутствует необходимость в еде и обычных человеческих потребностях. Ты можешь не спать сутками, но один раз в неделю должен ночевать на станции. Иначе – писец.

Вот и всё, что я должен был тебе рассказать. Иди спать, после переноса необходимо обязательно поспать. Как раз напротив твоей машины дверь, сбоку от неё табличка – мотель. Заходишь, получаешь жетон и проходишь в указанную комнату.

– Последний вопрос, Петро. А где народ?

– В поле, на станциях обычно никто не живёт, разве только ночуют. Существуют, правда, некоторые поселения, в которых проживают чистики, но это обычно исключения. Основная часть мотается по дорогам.

– И какие здесь дороги?

– Грунтовки. Погода всегда одна и та же, нет ни зимы, ни лета, ветер практически отсутствует, так, дует иногда что-то слабенькое, дороги укатаны, луж, болот, леса и прочих особенностей рельефа нет. Есть холмы, порой встречается небольшой слой песка. Всё, Санёк, больше я не могу тебе ничего рассказывать. Удачи тебе в дороге.

Глава 3

Знакомство с техникой, миром и планирование будущей жизни

Как ни странно, спал я просто отлично. Лёг и отключился. Проснувшись, немного полежал, вспоминая произошедшее. Видимо, эмоции по этому поводу будут позже, а пока мозг привычно раскладывал ситуацию на составляющие, отмечал недостаток нужных данных и строил логическую конструкцию, предопределяющую дальнейшие действия. Такая манера решать возникшую проблему была привычна, анализ ситуации и варианты дальнейших действий рождались как бы автоматически. В этом сказывался многолетний опыт инженера-разработчика – найти причины того или иного события и принять необходимые меры.

На момент моей смерти мне было тридцать пять лет, холост, одинок, не люблю шум и разные сборища. Как говорится, мне никогда не было скучно в своём обществе. Люблю рыбалку и дальние, глухие места. Это предопределило моё следующее увлечение – автомобили повышенной проходимости. Или как их ещё называют – вездеходы. Достоинством считаю именно прямое назначение – возможность проехать, где хочется, и простоту, комфорт совсем не интересует.

От этого и неприятие внедорожников – они, конечно, хорошие автомобили, но вне дорог ездить не могут. Отсюда и название – внедорожники. Думаю, упомянутые качества, да ещё понимание техники, окажутся в сложившихся условиях хорошим подспорьем. Проведя такой блицанализ своих возможностей, отправился знакомиться с машиной. Как сказал Петруха, инопланетяне её должны были подшаманить.

Внешне Нива почти не изменилась, только спереди вдоль крыльев появились небольшие утолщения, видимо, там и располагалось оружие. Капот у машины не открывался, диски были защищены какими-то накладками, по внешнему виду – металлическими. В багажнике и на заднем сиденье отсутствовали все мои вещи – палатка, лодка, мотор, рюкзаки со снаряжением и снасти. Отсутствовал инструмент и запасные жидкости (масло, тосол и т.д.). Остались только ручная лебёдка, лопата, монтажка, трос, кувалда и якорь. Всё изъяли, крохоборы.

Но сбоку в багажнике в нишах расположились два каких-то существа, по внешнему виду смахивающие на пауков-переростков. Видимо, это и есть те киберы-ремонтники, о которых говорил Петруха. Кстати, где он? Заглянул в бар – там никого нет. Ну и ладно, нет так нет, не больно-то и хотелось встречаться.

Сел на водительское место. Управление почти не изменилось, добавилось несколько кнопок и переключателей. Тут я вспомнил про нового пассажира и спросил:

– Эй, кукушонок, ты здесь?

– А куда я денусь? Я теперь с тобой всегда буду, пока ты ещё живой.

– Слушай, а как к тебе обращаться? Судя по тому, что мне рассказали, нам в основном между собой и предстоит вести разговоры.

– Как решишь, такое имя у меня и будет. А голос можно изменить опять же в соответствии с твоими пожеланиями, дорогой.

Последняя фраза была произнесена таким сексуальным тоном, что сразу возникла мысль о том, что штаны являются лишним предметом одежды. Пришлось призвать личный состав к порядку.

– Вы мене это прекратите! Вести себя согласно инструкции. А имя сейчас придумаем.

Я принялся обкатывать на предмет восприятия слова – кукушонок, кукушонок, кукиш, шиш.

– Вот и будешь ты у меня Шиш. Ну и голос подбери соответствующий, что-то среднее, абсолютно нейтральное. Ко мне можешь обращаться Саня.

– Принято! – ответил ИИ уже новым, не металлоподобным голосом без гремящих обертонов, напоминающих лязг вагонов при сцепке.

– Так, Шиш, скажи, что ты делаешь в моей машине и зачем ты мне нужен?

– Я неотъемлемая часть машины, и без меня невозможно прохождение Полигона. Её ремонт и обслуживание, а также фиксация результатов по прохождению испытаний, торговля, ведение всех переговоров с любыми объектами – всё это и многое другое могу сделать только я или при моей помощи. Теперь я буду твоим напарников всё время твоего пребывания на Полигоне.

– Ты и стрелять можешь?

– Нет, допуска у меня к такой процедуре нет. Я могу только способствовать этому.

– Каким образом?

– Определить статус объекта, дальность до него, провести целеуказание, сообщить, что цель находится в зоне поражения, вывести точку, в которую наведено оружие и подсветить зоны его возможного попадания. Принимает решение об открытии огня и ведёт боевые действия только испытуемый.

– Понятно. Каково сейчас техническое состояние машины?

– Она готова к движению, полностью исправна, на неё установлено защитное поле первого класса и импульсные лазеры с дальностью стрельбы до пятисот метров. В комплект оборудования машины входят два ремонтных робота. Свободны места для установки четырех аккумуляторов-батареек.

– А это что такое? – поинтересовался я.

– Разовые источники энергии. При необходимости энергия из них направляется в накопители, особенно полезны при потерях энергии щита, а также в случаях, когда накопитель не успевает компенсировать потери.

– Из-за чего это возможно?

– При значительном повреждении щита или в случаях, когда энергия уходит на щит, или при движении на максимальной скорости. В этом случае зарядка накопителей затруднена, и любые её потери могут быть критичны.

– Как этого можно избежать?

– Использовать более мощный накопитель. На данную модель может быть установлен накопитель третьего класса, не выше.

– А какие бывают?

– Всё оборудование и оружие делится на классы, от первого до десятого. Обычно используются изделия одного класса, но допускается и совместная работа комплектующих, относящихся к разному классу.

– А вот об этом давай подробней.

– Любое транспортное средство на Полигоне оснащается комплектом оборудования, включающего:

– двигатель транспортного средства;

– накопитель энергии, в состав которого входит специальный реактор или преобразователь, позволяющие получить её из любого вида, имеющегося в окружающем пространстве, обеспечивающий энергией все устройства автомобиля;

– генератор защитного поля (ГЗП):

– оружие различных классов и типов (лазерное, фотонное, тахионное, и т.д.).

Каждый тип оборудования делится на десять классов, низший – первый, высший – десятый. Чем выше класс изделия, тем лучшие у него характеристики и эффективней показатели работы. Например, ГЗП второго класса формирует более мощное поле и быстрей его восстанавливает в случае повреждении, чем устройство первого класса. А накопитель пятого класса быстрей проводит преобразование энергии и хранит её в большем объеме, а также способен отдавать её гораздо быстрее, чем накопитель четвертого класса.

На машине могут стоять изделия разного класса, например, накопитель и ГЗП второго, а оружие первого класса.

– Понятно, как можно проводить модернизацию машины?

– Машина объекта Саня может быть модернизирована до третьего класса. Сейчас на ней стоят устройства первого класса. Это базовый вариант, представляемый всем испытуемым. Дальнейшая модернизация и улучшение проводится испытуемым за свой счёт. При смене машины её стоимость, а также стоимость установленного оборудования принимается к оплате в размере не более пятидесяти процентов их фактической стоимости.

– Что я могу сделать сейчас?

– Только приобрести четыре батарейки. На счету двести кредов – оплата за изъятое имущество, стоимость одной батарейки двадцать пять кредов.

– Понятно, тогда покупай эти батарейки.

– Для этого надо загнать машину в бокс и выйти из него. Входить можно только при загорании зелёного сигнала над входной дверью.

Проделав всё указанное, я около минуты прослонялся во дворе базы, после чего над входной дверью загорелась зелёная лампочка.

Выгнав машину из бокса и поставив её на привычное место, я решил осмотреться и вышел из машины. Сделать это надо было, конечно, раньше, но как-то не получилось. Сама станция представляла собой купол диаметром метров тридцать, на виду располагались две двери – бар и мотель, а также ворота ангара, а сам купол накрыт прозрачным, слегка мерцающим полем. Обойдя вокруг станции, никаких других дверей не обнаружил. Ни в баре, ни в мотеле никого не было.

За пределами поля виднелась грунтовая дорога, на расстоянии пятидесяти метров расходящаяся в четырёх направлениях. Окружающий пейзаж представлял собой череду редко расположенных невысоких холмов, высотой не более десяти метров. Дорога где-то их обходила, где-то проходила непосредственно по буграм. Общий цвет местности был грязно-жёлтым с отдельными пятнами более тёмного цвета. Камуфляжная раскраска моей Нивы соответствовала ему наилучшим образом.

Вспомнив о связи с ИИ машины, мысленно обратился к нему:

– Шиш, я могу выйти за периметр базы?

– Да, атмосфера Полигона пригодна для дыхания, враждебных и иных существ, представляющих опасность, на его поверхности нет.

Выйдя за пределы защитного поля, первым делом потрогал землю. Совсем обычная, ничем не отличающаяся от привычной на Земле. Разве только нет ни одной травинки-былинки. Помяв её немного в руках, сдув растертые кусочки почвы и отряхнув руки от пыли, спросил:

– Шиш, куда идут дороги?

– Закрытая информация. Объект испытания должен сам определить направление движения, отображаться может только та местность, в которой испытуемый побывал самостоятельно. Полученная информация не может быть передана никакому третьему лицу.

Вернулся на базу. Пора было что-то делать, такое подвешенное состояние уже начинало нервировать. Тем более, машина была готова. А вот готов ли я сам? Конечно, сказать, что всё произошедшее никак на мне не отразилось, будет большим преувеличением. Но то ли сделала своё дело ночёвка, позволив успокоиться, то ли новое тело не воспринимало эмоций, во всяком случае, я ощущал если не безразличие, то спокойствие ко всему ожидающему меня впереди.

– Шиш, где можно проверить оружие и пострелять?

– С обратной стороны базы есть специально выделенное место. После выезда с её территории данную операцию можно провести там.

Там, значит там. По привычке, хотя не испытывал никакого желания, перед выездом зашёл в бар и через Шиша заказал стакан чая. Чай как чай по внешнему виду, горячий, хотя пил и не ощущал никакого его вкуса. Итак, что мне предстоит? Выжить в совершенно неизвестных условиях, причём не в борьбе с природой, а с такими же выживальщиками. Но как говорится, не я платил, не мне заказывать музыку. Конечно, можно просидеть всё время на базе, но надо собрать хоть какую-то информацию, а для этого надо куда-то двигаться.

Так что думать здесь нечего, просто не над чем думать. Взяв чисто по привычке бутылку воды и сигарет в дорогу, выехал за пределы базы и отправился в место, указанное Шишом. Там немного попрактиковался в обращении с оружием. Всё оказалось достаточно просто. На лобовое стекло проектировалась вся нужная инфа, точка прицеливания перемещалась вместе с машиной, так что необходимо было маневрировать и захватить цель, после чего можно открывать огонь.

Для интереса проверил эффективность своего оружия. На мишень повесил поле третьего класса и попробовал пострелять. Цель я в конце концов уничтожил, но стоя на месте и с перерывами на зарядку своих лазеров. Да, с таким оружием долго не проживёшь. Вот и появилась первая задача – получить новое оружие и всё необходимое для работы с ним. На этом всё, что меня удерживало, посчитал выполненным, и объект Саня приступил к прохождению Полигона. Последний вопрос, словно подводящий некую черту, был обращён к напарнику:

– Шиш, а где мы находимся?

– База Удельная, зона обитания Русь.

Глава 4

Первая дорога, первые встречи и приключения

Выехав за периметр базы, я двинулся прямо. Мне было всё равно куда, а судя по тому, как укатана дорога, ей достаточно часто пользовались. Машина вела себя совершенно обычно, единственное, что было непривычно – тишина в салоне. Обычно слышен звук работающего мотора, скрип панели, что делать, это болезнь изделий нашего автопрома. А тут в салоне стояла тишина. Даже шум от колес не проникал внутрь.

Чтобы не терять время и как-то скрасить однообразие дороги, хотя меня оно никогда не утомляло, продолжил беседы с Шишом. Он подробно описал, что мне необходимо сделать для успешного прохождения Чистилища. Получалось, что нужно мотаться по всей планете. Да, именно так, Полигон – это вся планета. Надо посетить все зоны, куда попадают люди после своей смерти, сколько таких зон – не сообщается. А кроме зон, скажем так, мирных, где живут, обычные попаданцы, есть зоны, которые можно определить как фронтир или приграничье, а также территории, полностью контролируемые бандитскими кланами, и живущие по своим законам.

Это всё, что мне удалось узнать о предстоящем испытании, остальное относилось к закрытой информации, и её надо было получать самостоятельно. Единственное, что обнадёживало, это смутные намёки на то, что если в дороге разрешено всё, то на базах действовали общие правила, единые на всей территории Полигона. То есть получалось, что если ты сумел прорвался к пиратской базе, то там ты уже в безопасности. Однако, надежда на это слабая.

Обдумывая полученные сведения, я продолжал движение в выбранном направлении. Дорога была совершенно обычная, раньше такую воспринимал как просёлочную грунтовку. Правда, пейзаж оказался совершенно непривычным. Ровная поверхность, никакой растительности, грязно-жёлтый и разные оттенки коричневого цвета в окружающей обстановке не способствовали весёлому настроению.

Дорога шла прямо, изредка петляя между холмами или спускаясь в небольшие овраги. Периодически появлялись какие-то ответвления от основной трассы, но я не обращал на них внимания. Возможно, и даже скорее всего, там тоже стоят базы, но пока мне надо было собирать инфу, а для этого нужны крупные центры.

По сведениям, сообщенным мне Шишом, день здесь был почти таким же, как и на Земле, и составлял 25 часов. Климат был ровный и почти не менялся круглый год. Во всяком случае, мне в основном предстояло прожить всё время в кабине машины, конечно, если намереваюсь выбраться отсюда. Что делать – я пока не знал, конкретного плана ещё не сложилось, но как обычно, надеялся, что по мере накопления нужных сведений родится свой, ассиметричный ответ.

А вот то, что проведя несколько часов за рулём, не чувствую никакой усталости, радует. Это значительно увеличивает мою мобильность. А от неё, чувствую, будет зависеть многое. Так, пережёвывая, как жвачку, свои мысли, продолжал движение по дороге. Скорость держал небольшую, машина спокойно, без напрягов шла восемьдесят, так и двигался. У меня стоят хорошие амортизаторы, они и не такие неровности просто не замечают.

Ещё примерно через час Шиш выдал сообщение:

– Появился неизвестный объект, статус – враждебный. Находится сзади, расстояние тысяча метров, оперативную обстановку вывожу на стекло.

После этого на лобовом стекле появилось изображение дороги, отметка моей машины и быстро нагоняющий её сзади объект. Ещё через минуту Шиш добавил:

– Это мотоцикл. Если нападёт, то его оружие способно стрелять с расстояния триста метров и может пробить защитное поле первого класса, правда, не сразу.

– А на что он надеется?

– На то, что будет находиться в непростреливаемой зоне. У таких, как твоя машина, оружие направлено только вперёд, а мотоциклист надеется за счёт своей манёвренности оставаться сзади и расстрелять авто.

– А-а-а, зараза, сперматозоид двухколёсный! Думаешь, самый хитрый? Здесь ты сильно ошибаешься, и для тебя найдётся свой закоулок. Шиш, а прямое столкновение в лоб с мотоциклом наша защита выдержит?

– Выдержит.

– А если я стрелять начну не на пятьсот, а на сто метров или в упор, попаду?

– Да, но не из обоих орудий.

– А это уже не важно. Так что следи за машиной, чтобы ничего не отвалилось. Да, и своевременно сбрось энергию из батареек в накопитель. Я тебе скажу, когда.

К этому моменту мотоциклист уже пристроился сзади и открыл огонь. Защита справлялась, хотя при каждом попадании уровень энергии в накопителе стремительно уменьшался. Для начала я просто прибавил ходу, разогнавшись до ста двадцати. Для машины это далеко не предел, но мне больше не надо. Мотоциклист не отставал и даже несколько сократил расстояние, по оценке Шиша, между нами было двести метров.

Выбрав подходящий по ширине участок дороги, я резко затормозил. Мотоциклист, не ожидавший такого, запоздал с торможением и приблизился к машине. Не дожидаясь её полной остановки, я включил задний ход, и когда она встала, начал резкий разгон задним ходом. При тридцатнике на спидометре выжал сцепление, повернул руль влево и включил вторую. Когда морду развернуло на сто двадцать градусов, отпустил сцепление и притопил педальку газа в пол.

Машина буквально прыгнула навстречу мотоциклу, при этом успел крикнуть Шишу "сброс" и открыть огонь из пушек. В общем, размазал я его. Защиту ему почти пробил лазер в упор, а таран сделал всё остальное. Вовремя сброшенная энергия из батарейки позволила моему полю справиться с ударом без всяких проблем, и машина не пострадала. Отъехав на пятьдесят метров, развернулся и встал мордой в сторону разбитого мотоцикла. Несмотря на то, что сам пошёл на таран, первым желанием было броситься на помощь, но меня вовремя одёрнул Шиш:

– Ну, ты и даешь, Саня! Я уж думал, конец, не отбиться. Поздравляю тебя с боевым крещением, ты сделал первый шаг на длинной дороге в сторону выхода. А что это ты за манёвр применил? Я про такой не слышал, и в моей базе такого нет. За него, если признают его эффективным, тебе могут и премию выдать, и дополнительный плюсик в личное дело внести.

– Это хорошо! А маневр называется "дупа с закоулком".

И хотя я не испытывал никакой жажды, чисто на автомате открыл бутылку воды и сделал несколько глотков чтобы успокоиться. Закурил, тоже по привычке, руки дрожали, не каждый день приходится идти в лобовую и убивать людей. Хотя людей здесь нет.

– И что дальше, Шиш?

– Как что, собирай трофеи и поехали дальше.

– А как их собирать?

– Вон на панели кнопка "Захват груза", нажми её, и всё целое и ценное будет перенесено в багажник. Можешь поручить эту операцию мне, я буду её в дальнейшем выполнять автоматически, но первый трофей твой.

Проделав эту процедуру, почувствовал, как машина слегка вздрогнула от нового груза.

– И что там? – поинтересовался я у напарника.

– Генератор защитного поля, пушка и накопитель. В общем, тебе повезло, взял трофеев по максиму. Продашь, и уже можно будет модернизировать машину.

Больше нам делать на этом месте было нечего, и мы продолжили движение дальше. Скоро начало темнеть, и я хотел включить фары, но Шиш посоветовал ехать по приборам. Включил датчики ночного обзора и вывел на стекло получившуюся картинку. Ехать было хоть и несколько непривычно, но постепенно я приноровился, одновременная работа нескольких датчиков обеспечивала почти обычный обзор. Правда, чисто автоматически скорость сбросил и двигался на шестидесяти.

Через три часа такого движения впереди показалось зарево, так обычно отсвечивает большой город при подъезде к нему ночью. Как я понял из пояснений напарника, на Полигоне нет разницы между днём и ночью, единственное, что является обязательным – сон чистиков раз в неделю.

– Ну вот, база Узловая, зона Русь, – сказал Шиш. – Ты загони машину в бокс и иди в бар. Я посмотрю, что можно продать и что купить, список передам тебе, и ты решишь, будешь сейчас машину улучшать или нет.

Предложение разумное, я так и поступил. База, видимо, была из числа крупных, на ней оказалось три бокса, причём свободным – только один. Войдя в бар, увидел две группы людей из трёх человек каждая, сидящих за разными столиками. И хотя никакого действия на организм напитки не оказывали, традиции были живы – люди, мне привычней всех увиденных называть именно так, угощались пивом. Что поделать, привычки живучи и зачастую определяют поведение.

Заняв отдельный столик, выбрал в меню чай. В центре стола открылось окно доставки и чашка напитка появилась передо мной. Потягивая горячую жидкость, я ждал сообщений от напарника. И оно не заставило себя ждать.

– Саня, тебе говорили, что ты чрезвычайно везучая личность?

– Везёт тому, кто везёт. А я просто привык просчитывать свои действия и прогнозировать результат.

– Не важно, к чему ты там привык, важен результат. Как я говорил, ИИ базы пришёл в восторг от твоего манёвра и под впечатлением от него дал за трофеи максимальную цену. И предоставил специальный бонус, что такими ценами ты можешь пользоваться год. Так что на твоём счету сейчас две тысячи сорок восемь кредов. На них ты можешь купить ГЗП или накопитель второго класса. Что будешь брать?

– Ничего. Четыре батарейки.

– Принято. Да, ещё новость. Этот мотоциклист оказался одиночкой, так что твой статус остался прежним, ты для всех нейтрален.

– Это хорошо?

– Зависит от обстоятельств, но хуже от этого не будет.

Ну да, как говорится – попал в дерьмо, сиди и не чирикай.

Глава 5

Дорога и реальности Чистилища

Пока я вёл все эти разговоры с напарником, как они, кстати осуществляются, я так и не понял, от одной из компаний отделился индивидуум и подошёл к моему столику. Невысокий, сухощавый, двигается спокойно и уверенно. Лицо обычное, незапоминающееся, без особых примет. Одет стандартно, как все, и я в том числе, – камуфляж, берцы и бейсболка. Не спрашивая согласия, плюхнулся на стул и спросил:

– Новенький? Угости пивом!

Никогда не любил бесцеремонного обращения, но не зная местных реалий, просто промолчал, продолжая пить свой чай. Моё демонстративное молчание не понравилось визитёру, и он переспросил:

– Глухой или борзый, смертничек?

Опять не услышав ответа, визитёр собрался вернуться к своей компании и вместо прощания сказал:

– Значит, борзый. Да ладно, не горюй, не ты первый, не ты последний. Я твой ник срисовал, так что жди привета от Шутника Гоши.

Не отвечая, я связался с Шишом и попросил узнать, что это за Шутник. Ответ последовал сразу же:

– Позывной Шутник Гоша принадлежит одному из младших командиров пиратского клана "Берущие всё". Отличается повышенной агрессивностью и жестокостью. Ваш разговор я слышал, так что уходить надо, Саня, у нас сейчас разные весовые категории.

– Я хотел спросить тебя, что есть в продаже вообще? Машины есть?

– Машины есть, тебя какие интересуют?

– Вездеходы. Настоящие, а не паркетные. А также, какое есть оружие и прочий обвес для машины. На будущее сообщай мне полный перечень и цены.

– Принято. Полный список будет на рабочем месте, такую инфу можно передавать только в машине.

– Значит, будешь её передавать перед тем, как заезжать в бокс.

Пока я воспитывал своего напарника, к моему столу подошёл ещё один визитёр. Тут что, дом свиданий? Однако этот вёл себя вполне корректно и вежливо.

– Здравствуйте, разрешите с вами переговорить?

– Да, конечно. Присаживайтесь.

– Я смотрю, вы чай пьёте. Могу я вас угостить чашкой чая?

– Не возражаю.

Визитёр заказал две чашки чая и продолжил разговор:

– Разрешите представиться, Василий, можно Вася Прав. Орден "Охотники за головами". Смотрю, Гоша уже сделал заход, и судя по тому, что беседа свелась к короткому его монологу, могу предположить, что он остался недоволен её результатами и раздал вам некие авансы.

– А вам какое до всего этого дело, уважаемый Василий?

– Конкретно до вашего разговора – никакого, к вам у меня вопросов нет, ваш статус чистый и не входит в сферу моих интересов. А Гошу я гоню уже две недели, но он сумел прорваться на эту базу, так что сейчас у нас перемирие. Вот я и хотел узнать, если можно, конечно, – он не предложил вам сделать что-нибудь такое, что позволило бы ему уйти отсюда незаметно?

– Между нами не было никакого разговора.

– Спасибо, это я и хотел узнать. Хочу добавить, вступайте в наш орден. Если надумаете – сошлитесь на меня. Приношу извинения за беспокойство, и разрешите откланяться.

Закончив общение, послав запрос напарнику:

– Шиш, мы можем ехать?

– Да, Санёк.

– Тогда выезжаем. Я всё здесь закончил.

Взяв бутылку воды и пачку сигарет, отправился в машину. Выехав за периметр, спросил напарника:

– Здесь компас работает?

– Да.

– Мы в каком направлении двигались до этого?

– На восток.

– Какая из дорог идёт на север?

– Вторая слева.

– Значит, нам туда.

Но сначала я повернул на крайнюю правую, прижался к обочине и затем резко ушёл влево, пересёк три других и дальше поехал уже на север. Отъехав примерно с километр, спросил:

– Шиш, давай список оборудования.

На стекле высветился полный перечень всего, имеющегося в продаже. В первую очередь ознакомился со списком машин. Из хоть как-то интересующих меня, были Туарег и Гелик. Н-да, может это и хорошие машины, но в сложившемся у меня представлении мало подходили для прохождения Чистилища. Да и цена запредельная, а вот уровень защиты, мощность и грузоподъёмность явно маловаты. Остальные были обычные пузотёрки и не давали никаких шансов пройти Полигон.

Пушки и прочее оборудование были представлены различными моделями вплоть до шестого класса. Каждый последующий класс давал на порядок лучшую защиту и в такой же степени увеличивал возможность нанесения повреждений. Ну и цена на всё была соответствующая. В общем, нужны пушки и броня, подкреплённые хорошими накопителями. Как говорится, будем искать.

Тут я вспомнил возникший у меня на базе вопрос и спросил Шиша:

– Слышь, напарник, а что это за орден такой – Охотники за головами?

– На территории Полигона условно можно разделить всех на три-четыре группы, это зависит от того, как считать. Основная – это обычные чистики, типа нас с тобой. Они действуют самостоятельно, на свой страх и риск, как и задумано с самого начала. Но существуют и различные пиратские или бандитские организации, кланы, сообщества, банды и т.д. Они отлавливают и уничтожают именно чистиков. Там внутри банды действует сложная система учёта и распределения бонусов и денег, даже если ты никого не уничтожил, то имеешь возможность увеличить свой счёт.

У каждого клана есть своя база, свои станции, ничем не уступающие обычным. Руководством Полигона было признано, что возможен и такой вариант прохождения Чистилища. Но у них у всех враждебный статус. Есть ещё одна группировка – орден "Охотники за головами". Они занимаются совершенно противоположным делом – уничтожают бандитов, это их основное занятие. Существует ещё четвёртая группа – независимые торговцы оружием, но они присутствуют не на всех станциях и в общей картине Полигона занимают особое место.

– А зачем они нужны? И чем полезны?

– Когда ты реализуешь трофеи, то ИИ станции изменяет твой статус, ты можешь быть враждебен для одного клана, но при этом быть другом всех противников этого клана. Так было задумано с самого начала, чтобы сразу знать, с кем имеешь дело. Но затем появилась и новая возможность – ты реализуешь свои трофеи независимым торговцам, цены у них ниже, но при этом продажа трофеев не отражается на твоём статусе. А в остальном всё то же самое.

Например, ты грохнул пирата из клана Берущих, при продаже трофеев на станции ты станешь враждебным по отношению к банде, а если продашь добычу независимому торговцу, то в твоём статусе и отношении к тебе ничего не изменится. Правда, при продаже цена где-то на четверть меньше, а при покупке – наоборот, выше, чем на станции, но зато статус остаётся чистым. Поэтому всех с чистым статусом и не любят, считая их замаскировавшимися врагами, и всегда ожидают от них удара в спину.

– В этом и заключается их особенность?

– И в этом тоже. Согласно тем легендам и историям, что гуляют по Чистилищу, порой торговцы могут выступать чуть ли не от имени руководства Полигона, во всяком случае, представлять их интересы. Так ли это – не знаю. Просто это часть существующего фольклора.

– Ещё вопрос, как Шутник собирается передать свой привет? Я понял, что тут для испытуемых нет связи.

– Прямой нет. Но искины могут связываться межу собой, примерно так, как мы с тобой. Вот так, через искины, может происходить разговор между охотником и жертвой.

На этом наш разговор прекратился сам собой, и дальше мы двигались в молчании. Рельеф стал более холмистым, и дорога начала больше петлять между буграми. Для проверки я несколько раз съезжал на целину, изучая, как по ней можно двигаться. В общем, для меня в этом нет никаких проблем. Неровностей, как и ям, там было больше, порой они были вполне ощутимы, но клиренс и малые свесы Нивы позволяли свободно двигаться и там. Особенно, если включить понижайку и ехать не быстро.

Где-то на пятом часу езды Шиш меня обрадовал:

– Наблюдаю две цели сзади. Статус – враждебный, принадлежность – клан Берущие, уровень – новичок. Объекты быстроходны, огневой контакт через минуту.

– Какие у них машины?

– Не могу определить, не идентифицируются.

– Пузотёрки или джипы?

– Только не джипы.

– Это радует.

Дорога впереди в очередной раз начала петлять, что навело меня на мысль.

– Шиш, твои датчики могут определить, как дальше идёт дорога?

– Впереди три холма, уклон склонов пятнадцать градусов, все холмы образуют треугольник, вершина в нашу сторону. Дорога обходит первый холм слева, затем проходит между двумя другими, образующими основание. Сужение довольно протяжённое, около ста метров, склоны между холмами крутые, ориентировочно тридцать градусов.

– Как цели?

– Догоняют.

– Тогда так, будь готов слить батарейки в накопитель, сливай по одной, первую по моей команде, потом держи минимальный уровень энергии на двадцати процентах, сливая при необходимости следующие батарейки. И следи за целями.

– Принято.

Разогнавшись при виде противника, я немного от них оторвался. Перед холмом я не стал двигаться по дороге, уходящей влево, а резко сбросил скорость и начал объезжать холм справа. Преследователи решили, что я так пытаюсь выиграть время, и по-видимому, хорошо зная это место, ускорились по дороге, надеясь встретить меня с той стороны холма. Сами они на своих машинах по целине не пройдут.

– Цели не наблюдаю, ушли по дороге за холм, – сообщил Шиш.

Ну что же, пора показать мальчикам, что крутизна тачки заключается не в отделке салона и установленной стереосистеме.

Круто развернувшись и притопив газ, резко бросил машину по колдобинам вслед за скрывшимся противником. Несмотря на удары по амортизаторам и прыжки, Ниву рывком вынесло на дорогу и в контролируемом заносе она выскочила сзади бандитов. Я не ошибся. Они заняли, по их понятиям, самое выгодное место – напротив того, где можно выехать с той стороны холма, причём один из них перекрыл другому дорогу вперёд, а вбок уйти мешали холмы. Я же говорил, что эти дороги не для таких машин, а крутизна машины определяется не цветом чехлов и отделкой руля.

Вот тот, кто перекрывает движение, и будет первым. И я, практически остановившись, притопил гашетку. Сзади у них оружия не было, ответа я не ожидал, и вся энергия пошла на лазеры. Жрали они её очень даже хорошо, только своевременная подпитка из батареек позволяла вести стрельбу в таком темпе.

Пока ребята поняли, что не туда смотрят, один успел попрощаться с красивыми чехлами и отделкой кожей салона, а второй начал пытаться развернуться и полез задом на холм. У меня не было желания проверять качество своей защиты, а батарейки уже к этому моменту закончились, но я успел почти пробить защитное поле, у него осталось порядка пяти процентов. Ну что же, повторение – мать учения, и я бросил машину на таран.

До скорости шестьдесят км/ч полноприводный автомобиль в разгоне мало кому уступит, и работая педалями и ручкой переключения передач не хуже автомата, я на тридцати метрах дистанции разогнал-таки машину до шестидесятника, так что удар оказался что надо, но у меня поле было целое, а у оппонента его почти не было. А-ля гер ком а-ля гер, как говорят французы.

– Саня, ты сделал их! Мои поздравления, – напомнил о своём существовании Шиш.

– Ну да, а как же иначе? Ты трофеи собрал?

– Конечно, добыча здесь – это свято. Можем двигаться дальше.

И мы двинулись дальше.

Глава 6

Будни выживальщика

Дорога привела нас на станцию Вятка. Я просмотрел, что нам предлагалось купить, набор был стандартный и практически не отличался от увиденного в других местах. Видимо, есть стандартное оснащение, из которого и можно что-то выбирать. Но посмотрим, как говорят классики – торопиться не надо.

В трофеях не было ничего интересного, так что я их продал, опять же по словам Шиша, за хорошую цену. По-моему, тут даже большую стоимость имеют не сами пушки, а история их получения. Во всяком случае, её надо сообщать, продавая оружие. И моя, как сказал Шиш, очень понравилась. Это привело к появлению второй звёздочки в моём статусе и первого официального врага. Надо будет попозже обсудить с напарником эти звёзды.

Благодаря бабкам, полученным за проданные трофеи, удалось купить накопитель и ГЗП третьего класса. Пушки остались старые, а на остатки денег купил батарейки и провел обслуживание машины. На всё нужны деньги, так что придётся отправляться на заработки.

На этот раз выбрал дорогу, идущую на северо-восток. На общей карте, что отрисовывал Шиш, всё было закрыто чёрным, как раньше делалось в компьютерных играх. Открыт только крохотный участок, те базы, на которых я уже побывал. Так что колесить мне ещё и колесить.

– Шиш, – вспомнив о своём желании получить консультации, спросил я. – Расскажи о статусе, что это такое и как он образуется.

– Фактически статус – это документ, который содержит сведения о твоём прохождении Полигона. В нём отмечены все схватки, число побед, противники и кто они такие, сколько станций ты посетил, в каких зонах побывал и т.д. Есть и специальные отметки, которые присваивает администрация Полигона. Вся информация доступна только ИИ базы и руководству, остальным – предоставляется имя, прозвище и уровень мастерства, а также отношение к известным кланам.

Так, у тебя после уничтожения напавших пиратов, отношения с кланом "Берущие" враждебное. Это означает, что любой представитель их банды или их союзник должен напасть на тебя.

– А что ты говорил про звёздочки?

– Это служебная информация руководства Полигона. В её число входят особые отметки, свидетельствующие об оценке ИИ действий испытуемого. Так, звёздочка означает необычные действия, нестандартное поведение в боевых и чрезвычайных условиях и всё, что вызывает успешное достижение поставленной цели. Эта информация доступна только ИИ базы и администрации Полигона, но о появлении таких отметок испытуемый информируется.

– Понятно, скажем так, это можно сравнить с благодарностью, спасибо, сказанным твоим руководством.

– Именно так.

Прояснив для себя этот вопрос, я занялся дополнительным анализом прошедших боёв. В общем-то, всё получилось благодаря использованию преимуществ полного привода. Как я думал, глядя на эти дороги и рельеф, только машины повышенной проходимости и могли здесь успешно работать. И чем мощнее твоя машина, тем больше у тебя появляется шансов на выживание. А мощная машина подразумевает и мощное оружие. У меня же сейчас лёгкий джип и соваться куда-то на нём в отдалённые районы явно преждевременно.

– Шиш, это центральная область зоны Русь?

– Закрытая информация.

Ладно, не очень-то и хотелось. Всё равно придётся открывать карту. Буду пока крутиться в этом районе, изучая станции, зарабатывая на доставках файлов и трофеях. Если конечно, повезет. А пока спокойно, надо проверить, на что способна моя машина в таких условиях. Холмов не было, но появился овраг, глубиной метров десять. Даже скорее не овраг, а достаточно пологая лощина.

– Шиш, моя машина осталась в том же состоянии?

– В смысле?

– У меня стоял самоблокирующийся дифференциал сзади. Он остался?

– Да.

Это хорошо, в комплекте с внедорожной зубастой резиной самоблок будет хорошим аргументом в мою пользу при любых условиях. Вот сейчас и проверим. Включив понижайку и межосевую блокировку, съехал с дороги и проверил очередной овраг на предмет его преодоления по целине. Никаких проблем с этим не возникло, разве что потрясло немного на колдобинах. Всё было так же, как и раньше.

Немного успокоившись, продолжил движение в привычном режиме. Через какое-то время его нарушило сообщение Шиша:

– Сзади приближаются три объекта, статус – враждебный, принадлежность – клан "Бродяги", союзник Берущих, уровень – новички.

– Машины?

– Пузотёрки – по твоей классификации.

– Рельеф впереди?

– Небольшой овраг через километр.

Прибавив скорость, я постарался удержать расстояние до противника, мне нужно было совсем немного времени, чтобы занять позицию, а делать это под обстрелом как-то не хотелось. Ну, вот и овраг, годится, склоны достаточно крутые, и так просто через него не проедешь. Быстро перебравшись на ту сторону, съехал немного с дороги, оставив её свободной, развернулся и стал ждать появления бандитов.

А вот и нежданные гости, лихо мчатся, как же, их трое, а против них одна машинка, да ещё такая маленькая. Впереди шли две пузотёрки рядом, третья немного сзади. Так и въехали в овраг. Как я и думал, стрелять они могли только вперёд по курсу, а моя машина находилась сбоку от них и в прицел к ним не попадала. Зато они попадали под мой огонь, чем я не преминул воспользоваться.

Маневрируя на склоне оврага, я обстреливал бандитов, пока они находились боком, а когда они начали разворачиваться в мою сторону, чтобы тоже пострелять, резко скатился в овраг по целине, оставив им дорогу, с которой в меня нельзя было попасть. За счёт маневрирования мне удавалось вести огонь по всем целям, появляющимся на склонах оврага, и при этом самому оставался вне зоны поражения. Я был внизу и вне дороги, они – наверху и на дороге, и достать им меня было совсем не просто.

Но ребятки попались ушлые и сообразительные. Двое остались наверху, перекрывая возможное направление движения вперёд, а один отправился в овраг, там развернулся поперёк дороги и постарался меня достать. Щас! Резко бросив машину задним ходом вверх по склону оврага, я затем быстро пересёк дорогу, скатился вниз и пристроился сзади придурка, ставшего в овраге поперёк.

Здесь меня никто не мог достать, разворот внизу оврага для большой и вместительной, шикарной гламурненькой бибики, где так хорошо отдыхать с девочками, был явно затруднён, ей банально не хватало места для разворота, хотя водила и пытался как-то это сделать. А дружки сверху ничем не могли помочь, я находился вне сектора их огня. Поэтому мне оставалось только спокойно расстреливать гламур, что я успешно и закончил через некоторое время. Теперь надо было что-то делать с двумя другими любителями девочек.

Ничего нового придумывать не пришлось, только умные учатся на чужом опыте, сами не наступая на грабли. Пока они пытались найти на дороге место, откуда можно стрелять в мою сторону, для чего им пришлось развернуться, я повторил манёвр, по дну оврага быстренько перескочил на другую сторону дороги и принялся отрабатывать стрельбу на точность по большой, слабо маневрирующей цели.

– Саня, это был класс! – раздался в динамиках восторженный вопль напарника, когда сдох последний гламурненький.

– Трофеи взял?

– В первую очередь.

– Тогда сваливаем отсюда.

Меня колотило совсем не слабо, руки дрожали, так что пришлось остановиться прямо посреди дороги, попить водички и выкурить сигарету. Напарник молчал. Немного успокоившись, двинулся дальше и до станции добрался без происшествий. Тут меня Шиш обрадовал, что надо здесь переночевать, это показалось мне вполне подходящим вариантом. Станция Кулики ничем не отличалась от остальных и была копией предыдущих.

Так что я по указаниям напарника поставил машину, зашёл в бар, выпил стакан водки и отправился спать. Регламент надо соблюдать.

Глава 7

Дорога, дорога, ты успокой меня немного

Под колёсами привычно бежала серая лента грунтовки, окружающий пейзаж отсутствовал. Кругом было всё плоско, ни холмика, ни оврага, ровная, кажущаяся бесконечной поверхность до самого горизонта. И уже привычное одиночество. Машин почти не встречалось. Редко-редко, за всё время моего пребывания здесь всего два раза, попадались мирные автомобили, спешащие по своим делам. И то, перед встречей они связывались через искины и предупреждали, что будут разъезжаться или обгонять.

Вот такой тут сложился порядок. Если промолчал – то можешь получить залп из всего стреляющего. Сейчас я двигался на юго-запад. Узнавая территорию, я описывал некое подобие спирали, открывая для себя новые места и станции. Далеко от разведанных мест я не забирался. Судя по всему, где-то здесь находился центр зоны расселения Русь, а пираты и прочие любители чужого имущества по привычке жались к окраинам. Но они для меня пока недоступны, окраины, конечно, пираты находят меня сами.

И хотя я довёл свою машину до максимально возможного уровня оснащения, это являлось слабым утешением. Защита, пушки и накопители стояли третьего класса, но этого было слишком мало, чтобы отправляться в дальние походы. Два последних перехода обошлись без стрельбы, но и того, что взял в качестве трофеев в последней схватке, мне хватило на апгрейд машины. Для меня уже стало очевидным, что нужна более мощная техника. А ничего, хотя бы отдалённо подходящего под мои запросы, я в продаже не видел. Да и денег не хватало. Их практически не было для серьёзной покупки.

Однако моё вживание в местные реалии можно считать уже состоявшимся. Мой уровень поднялся с новичка до рекрута, как сказал Шиш, он зависит от количества проведённых и выигранных боёв.

– Появились враждебные объекты, два спереди, два сзади. Принадлежность – клан "Бродяги", уровень – новички, машины – пузотёрки, – сообщил Шиш.

– Принято. Когда дистанция сократится до километра, сообщи.

После этого я начал сбрасывать скорость.

– Дистанция – километр.

– Шиш, передай сообщение: Ну что, девочки, потанцуем? Предлагаю вам разучить модный танец "раскоряк". Не умеете, так я вас научу. Давайте за мной следом.

И я свернул с дороги. Целина была достаточно твёрдой, хотя местами и преобладал песочек, но самое главное – место оказалось в достаточной степени кочковатое.

– Шиш, объекты пошли за мной?

– Да.

– Девочки, скорость держите. Итак, первое па:

Прыг, скок, с пятки на носок, Прыг, скок, сначала бампер в хлам, потом задок. И так три раза. Прыг, скок, с пятки на носок, сначала бампер в хлам, потом задок. Молодцы, у вас хорошо получается. Только быстрее надо.

Говоря всё это, я крутился среди кочек и колдобин, стараясь не попасть под обстрел бандитов. Мне было проще. Значительный клиренс и короткие свесы, а также малый радиус поворота позволяли машине маневрировать на любом пятачке, тогда как у моих оппонентов были с этим значительные проблемы. Они постоянно бились на кочках, то бампером спереди, то сзади, а для разворота им надо было места больше моего в два раза. Мне, конечно, тоже доставалось, прыгала Нива хорошо, но и только.

– Девочки, как вы? Начинаем второе па. Итак, начали – прыг, скок, с пятки на носок, сначала бампер в хлам, потом задок, а теперь продолжаем – пузом на кочку сели и громко запели. Молодцы, уже хорошо. Пора начинать третье па. Кто не сел на пузо, у того должно получиться. Итак – прыг, скок, с пятки на носок, сначала бампер в хлам, потом задок, пузом на кочку сели и громко запели, а теперь заключительное па – встали в раскоряку, вывесив одно колесо. Отлично, девочки, теперь моя очередь сделать вам подарки.

Две машины, разбив бамперы, передний и задний, повредили подвеску и в лучшем случае еле-еле двигались, одна села на пузо и не могла двигаться вообще, а четвёртая словила диагональ – одно колесо повисло в воздухе, бешено крутилось, но машина стояла на месте. Так что, зайдя с удобного ракурса и находясь вне зоны их поражения, я расстрелял их все по одной.

– Шиш, трофеи взял?

– Да, Саня, прыг, скок – и всё в багажнике.

Хорошо что я, как чувствовал, перед выездом освободил место, сложил задние сиденья, так что места для добычи оказалось вполне достаточно.

Как обычно, на перегоне до станции больше нападений не было. Видимо, бандитские кланы отправляют сюда новичков нарабатывать опыт, считая, что в таких местах передвигаются такие же лохи, и они могут послужить в качестве учебного пособия новичкам бандитских кланов.

Уже три месяца я колесил по дорогам Полигона, но пока только-только ознакомился с незначительной его частью, причём в отдалённые районы даже и не совался. Тем не менее, приключений хватало и здесь. Почти на каждом перегоне приходилось сталкиваться с какой-нибудь бандой. Обычно это были два-три её представителя, причём не самые лучшие. Они обеспечивали рост моего боевого мастерства и благосостояния.

В местной иерархии бойцов я имел уже четвёртый уровень, в переводе на привычные армейские звания – что-то типа ефрейтора, считая от допризывника. Его значение определялось числом побед, схватки с численно превосходящим противником ценились особо. Всего было десять уровней, у каждого своё название, первый – новичок, второй – рекрут и т.д. Потом, когда получу, назову другие. Мне пока везло, враги в большинстве случаев не были готовы сражаться в каких-то непривычных для себя условиях, чем я и пользовался, полностью реализуя потенциал полного привода и возможности машины.

За свою присказку "Девочки, потанцуем" получил прозвище-позывной "учитель танцев", хотя чаще его сокращали до Танцора. Я не имел ничего против ни первого, ни второго прозвища, ведь здесь это как признание твоего уровня мастерства. Трудно сказать, насколько он хорош или плох, но с нападавшими справляться удавалось. Правда, для серьёзных операций моё оснащение было явно слабовато. Но ничего подходящего из машин я пока найти не мог и даже начал присматриваться к обычным грузовикам.

Дело в том, что уже несколько раз я получал сообщение от Шиша, что недостаточно места в багажнике и часть трофеев приходилось оставлять. Кроме того, пушки и защита нужны более высокого класса, а для этого опять же нужен мощный автомобиль, который позволит установить и перевозить достаточно громоздкие вещи, все эти изделия по мере роста уровня имели существенно большие габариты и вес.

Вот такие мысли, с несколько грустным оттенком, постоянно крутились в голове. Однако это нисколько не отвлекало от управления машиной и разработкой планов на будущее. А пока происходило, как говорится, накопление капитала. Доставка почты и трофеи обеспечивали его, пусть и медленное, но увеличение. На составленной мною карте отмеченная и доступная для посещения область уже была почти вся освоена.

На это наталкивало сравнение размеров баз и их расположение. Они становились всё меньше по величине, а расстояние между ними увеличивалось. Видимо, я приближался к приграничной зоне, за которой начинались земли, контролируемые различными кланами. Да и виды оружия, достававшиеся в виде трофеев, всё меньше походили на стандартные, продающиеся в центральных областях. Так что, видимо, придётся возвращаться назад и продолжать там поиски подходящего снаряжения.

– Впереди база Арсенальная, – сообщил Шиш. – Здесь придётся ночевать. Регламент.

Придётся, значит придётся. Однако база оказалась не маленькой, что было уже достаточно неожиданным для этих мест. Продавать мне здесь было нечего, так что, загнав машину на стоянку, я направился в бар. Опа-на! Рядом с дверью в бар была ещё одна, и рядом с ней вывеска "магазин". Видеть мне такое уже приходилось, правда, ничего интересного я там не нашёл, но зайти надо.

Магазин представлял собой небольшое помещение, стены которого были увешаны объёмными изображениями продаваемого снаряжения, под которыми помещались их технические характеристики и цены. У дальней стенки располагался стол, за которым сидела довольно невзрачная личность, разглядывающая что-то перед собой. Это оказалось тоже достаточно неожиданным, обычно на станциях не бывает персонала, и редко где приходится встречаться с себе подобными.

– Уважаемый, – спросил я его, – можно осмотреть, что есть в продаже?

Личность махнула рукой, мол, не мешай и делай что хочешь.

Получив такое своеобразное разрешение, я огляделся, ища в первую очередь машины, нашёл место с их изображениями и буквально остолбенел. Это было похоже на то, что я искал. Газовский Вепрь, скажем так, усечённая Шишига. Не совсем, конечно, Шишига, да и надёжность зависит от конкретного экземпляра, но сейчас для меня это мог оказаться оптимальный вариант.


В условиях Полигона о расходе топлива заботиться не надо, есть накопитель, который обеспечит энергии столько, сколько требуется, надёжность будет под контролем Шиша, его наноботы пролезут везде и сделают всё необходимое, да вдобавок в комплект входят три ремонтных кибера. Скорость маловата, но торопиться мне вроде бы и некуда. Зато полный привод и приличный клиренс обеспечат возможность перемещаться, где угодно. А грузоподъёмность в полторы тонны позволит увезти любые трофеи.

Отсутствие комфорта и повышенная тряска – так теперешнему телу всё равно. На Земле я хорошенько бы подумал, прежде чем покупать такую машину, а здесь и думать не надо. Приспособлен этот аппарат под оборудование восьмого класса, пушки, поля, накопитель и двигатель. И двадцать четыре батарейки. По манёвренности, конечно, не сравнится с Нивой, но зато предусмотрена установка турелей по бортам и сзади, что позволяет вести огонь почти по всему сектору.

Хороший аппарат, да зелен виноград. Ну что же, как говорят классики, будем искать. Радует одно – можно найти что-то, отличающееся от стандартного набора. А может, всё-таки взять какой-нибудь пикап? Ту же самую L200 или Ниссан Навара. Правда, их я тоже в продаже не видел.

Глава 8

Где Танцору делают предложение, от которого невозможно отказаться

Нельзя сказать, что настроение было подавленным, да и расстроился я не особо сильно, прекрасно сознавая, что рановато мне ещё иметь такую технику. Так что, зайдя в бар, собирался выпить рюмку чая и отправиться спать, как положено по Регламенту.

– Уважаемый Танцор, можно вам составить компанию? – раздался рядом чей-то голос.

Я настолько задумался, что не заметил, что у меня гости. Подняв голову, увидел давешнюю личность, чем-то усердно занимавшуюся в магазине.

– Будьте добры, присаживайтесь, – пригласил незнакомца. Вы меня знаете?

– Не знаю, но наслышан. Разрешите представиться – Торговец. Просто Торговец, так нам будет проще общаться. Простите, не смог уделить вам времени в магазине и решил, что увижу вас здесь.

– Так что вас заставило искать встречи со мной, совершенно рядовым и ничем не знаменитым чистиком?

– Вы несколько преуменьшаете свою популярность в узких кругах, а ваша удача и умение использовать самые неожиданные ресурсы и возможности известны гораздо большему числу людей, чем вам кажется.

– Исходя из этих слов, я так понимаю, что у вас есть ко мне какое-то предложение?

– Как мне показалось, вас заинтересовал Вепрь?

– Да, неплохая машина, но не по моим возможностям. Вероятно, несколько позже я вернусь к рассмотрению её приобретения.

– Вы даже не представляете, уважаемый Танцор, насколько эта машина хороша. Она значительно улучшена по сравнению с известными вам земными аналогами. Машина являлась собственностью некоей личности, сильно увлекающейся подобными изделиями, была ею существенно модернизирована. Она стала гораздо более скоростной, манёвренной и надёжной. Хотя последнее в наших условиях за счёт специфики эксплуатации, я имею в виду наноботов, не так уж и существенно.

Но в остальном машина сильно отличается от земных аналогов. И попала к нам из-за трагических событий, по которым сюда попадают все. Так что это очень даже достойный товар.

– Но мне-то от этого не легче, я всё равно не могу её приобрести, во всяком случае, сейчас.

– Давайте я сформулирую вопрос несколько по-другому – вы хотели бы владеть этой машиной? Только честно скажите.

– Да, как мне кажется, она бы подошла мне для решения моих ближайших задач. Я не могу сказать, насколько она будет соответствовать им в реальности, но чисто умозрительно – это приемлемый вариант.

– Очень хороший ответ, Танцор. Он позволяет нам обсудить одно маленькое дельце.

– Говорите прямо, Торговец, что вы хотите.

– Я могу поменять Вепря на вашу Ниву, но в качестве доплаты вы сделаете для меня одну работу. Надо отправиться в одно место, забрать груз и вернуться сюда.

– Как мне кажется, Торговец, здесь не всё так просто. Говорите полностью, или давайте заканчивать этот разговор.

– Существуют две проблемы. Первая – это место находится глубоко в зоне, контролируемой кланом Берущих. Из тех мест мало кому удаётся вернуться. И вторая особенность – оно находится почти на пределе дальности, к моменту попадания в нужную точку любому телу требуется ночёвка под куполом станции.

– И вы хотите, чтобы я нашёл способ, как можно существовать без регенерации тела?

– Нет, конечно. Где-то в том районе есть заброшенный наблюдательный пост. В нём можно спокойно переночевать, и после этого отсчёт цикла начнётся заново. У вас будет время забрать груз и вернуться.

– Если я вас правильно понял, вы предлагаете мне отправиться на территорию, контролируемую бандой, прорваться туда с боем и найти никому не известный заброшенный пост, который, по вашим догадкам, существует. Затем я должен в нём переночевать, убедиться, что регенерация работает, и отправиться ещё куда-то, там забрать некий груз и вернуться на станцию. Если я не найду этот пост, то я развоплощусь и моё тело распадётся, а я умру, скажем так, окончательно.

– Да, Танцор, вы описали задачу совершенно правильно. Кроме того, вами мне будут переданы координаты этого поста. Вашим вознаграждением за всё сделанное будет Вепрь.

– Как я понимаю, его прежний хозяин подрядился на это задание, и от него осталась только машина, которую вы каким-то образом затащили на станцию.

– Это не имеет отношения к теме нашего разговора.

– Да, вы правы, Торговец. Что за груз и что за место, где я его должен получить?

– Вы согласны, Танцор?

– Ещё нет, но для принятия решения я должен знать все подробности и обстоятельства дела.

– В известном месте располагается бандитский полигон-арена. На нём испытывается техника, проводятся дуэли между отдельными особями и групповые схватки между кланами. Там много битой техники. Надо будет пробраться на этот полигон, найти не обобранные машины, забрать с них снаряжение классом не ниже седьмого и вернуться. Вполне возможно, что придётся переночевать ещё раз на этом посту.

– И за всё это я получу Вепря?

– Да.

– Маловато будет. Вот если Вепря и ещё две его стоимости деньгами, то можно и подумать.

– Танцор, это слишком много.

– Уважаемый Торговец. Я ведь рискую просто сдохнуть. И у меня должен быть стимул не допустить этого. А если я буду знать, что меня ждёт хороший приз после этого смертельного заезда, я буду очень сильно стараться выжить. А свои затраты вы отобьёте только на одной ходке туда. Полученное оттуда снаряжение такого уровня даст прибыть большую, чем четыре Вепря. И, кроме того, пост позволит качать оттуда снаряжение практически без затрат.

– Может быть и так, но всё равно, вы просите много.

– Да, совсем забыл, нужен будет один день на проведение тест-драйва и привыкание к машине. Потом, если мы договоримся, можно будет и отправляться в дорогу.

– Это возможно. Но цена слишком высока.

– Но я плачу ещё дороже.

– У меня ведь нет никаких гарантий, что я верну свои деньги. В случае, если всё пойдёт по наихудшему сценарию, я просто всё потеряю.

– Предлагаю поступить таким образом. Сначала я получаю Вепря, оставляю в залог Ниву и отправляюсь по маршруту. Если я нахожу пост, то ночую, получая подтверждение, что всё работает. Затем проникаю на арену, набираю груз и пробиваюсь обратно на станцию. Сдаю снаряжение и запись маршрута, которую ведёт мой искин. Ты всё это проверяешь, убеждаешься, что всё верно, и переводишь мне две стоимости Вепря, после чего тебе кукушонок передаёт координаты поста.

В случае, если я не найду пост, то просто помру, а ты уже имеешь Ниву, да ещё опять вытащишь Вепря. Если у меня всё получается, то у тебя опять же будет Нива со всем обвесом, полторы тонны высокоуровневой снаряги, которая стоит гораздо больше, чем газон и координаты поста. В дальнейшем ты сможешь сам таскать снарягу из тех мест. У тебя сплошная прибыль.

– Такой вариант выглядит уже гораздо лучше. Прямые потери мне не грозят ни при каких раскладах, а затраты возвращаются довольно быстро. Мы проведём этот договор через Искин станции. И ты согласишься на прямую запись им твоих действий и маршрута движения. А после расчёта за сделку ты по этому маршруту ходить не имеешь права.

– Нет. Про маршрут согласен, а вот Искин будет получать инфу от кукушонка постоянно, но только определённое время. Как только мы приблизимся к объекту, передача будет прекращена. Я не знаю, как она осуществляется, но мне нужна полная тишина. И возобновлена передача будет только после ухода из зоны нахождения объекта. Это позволит Искину проследить, что я ушёл к объекту, убедиться, что я вышел из зоны объекта, а отчёт кукушонка покажет все остальные события.

– Хорошо. Это допустимый вариант. Так что, мы договорились?

– Мне машину сейчас и две её цены деньгами на счёт после выполнения задания. Да, на Вепря поставить Искин с Нивы, при необходимости сделать апгрейд.

– Апгрейд за твой счёт.

– Крохобор. Ладно, вычтешь из стоимости при окончательном расчёте. Шиш, ты всё слышал?

– Да, Саня.

– Значит, пока я буду спать, принимай новую машину. Всё, что есть ценного, забери с собой. Я имею в виду инструмент, исправные батарейки и всё прочее. Посмотри, чтобы машина была укомплектована по полной. Всё грузи по максимуму, наноботы, ремонтников и энергию. Проверь, какие пушки стоят, может быть, есть лучшие в наличии. Тогда меняй сразу.

– Уважаемый Торговец, загоняйте Вепря в бокс, я туда сейчас поставлю Ниву, пусть поменяют мой искин, сделают ему апгрейд, а сам пойду спать. Регламент, однако. Всё остальное завтра.

Глава 9

Там где мы бывали, нам танков не давали

Все работы, тесты и проверка машины заняли часа два с утра. Машина действительно оказалась хороша. Нельзя назвать её быстрой, но это был уже не грузовик с его задумчивыми манёврами, а что-то более шустрое. Да и скорость повысилась, можно было разогнать машину до стольника. А этого вполне достаточно по местным условиям. По кочкам и колдобинам Вепрь шёл уверенно, как настоящий кабан, проламываясь сквозь подлесок и не обращая на него никакого внимания. Тряско, правда, но ничего, ремни хорошо держат, так что из кабины не вылечу. Вот танцевать на ней будет довольно тяжко, слишком массивная и тяжёлая зверюга.

Зато порадовали пушки. Впечатление можно передать одним словом – "моща"! Да ещё почти круговая зона поражения. Пушки восьмого класса – это сила! Дальность поражения – восемьсот метров, скорострельность – выстрел в секунду, предусмотрено специальное охлаждение. Да и защита хороша. Конечно, накопитель можно было бы поставить и получше, но даже этот кабан не резиновый, для более мощного нет места.

Как говорится, это тема следующей диссертации. Версия машины была грузопассажирская, полторы тонны багажник и пять пассажиров, так что сзади было даже место, где можно полежать при необходимости. Загнав машину на станцию, пошёл в магазин оформлять все наши отношения с Торговцем.

– Танцор, как впечатления?

– Хорошая вещь. За неё и в авантюру сунуться можно.

– Я же говорил, что это не обычная машина. Кроме того при апгрейде искина ему как опцию дали возможность управлять пушками, так что теперь у тебя, Танцор, есть полноценный стрелок и напарник.

– Это радует. А что ещё интересного есть? Какие датчики стоят?

– Поставили все, что можно. Теперь Искин может обнаруживать любые поля и излучения, любые отклонения от естественного фона. Так что, если где-то что-то работает, то твой малыш это обязательно заметит. Ну и есть несколько специальных датчиков, выстреливаемых вверх. Выстрелишь – и они долго висят в воздухе и планируют, давая тебе картинку сверху.

Только береги их и без нужды не используй. Они не бывают в продаже, купить такие датчики можно только у торговцев, и дорого. Сошлись на меня, тогда продадут. Они, правда, возвращаются к месту запуска, и тогда их можно подобрать, если дождешься. Но большая часть обычно теряется.

Есть система псевдо-стабилизации – это когда ствол оружия удерживается относительно неподвижным, т.е. машина может прыгать сильно, а вот пушка при этом будет относительно неподвижна. Пожалуй, это все особенности. Про остальное узнаешь сам.

– Ну что же, не будем терять время, займётся оформлением наших дел. Надеюсь, у тебя все материалы готовы?

– Конечно, вот наш с тобой договор. К нам сейчас подключен Искин базы Арсенальной, когда им договор будет зарегистрирован, с этого момента он начинает действовать.

Тут высветился текст документа, и я принялся его изучать. Да, договор очень даже тяжёлый. Мне закрыли доступ на любую станцию, пока не будут выполнены все обязательства. Правда, оставалась маленькая лазейка – существовала возможность обратиться напрямую к Искину базы. Но это крайний вариант. Если заброшенный пост не будет найден, то доступ уже никуда не понадобится. Зато при выполнении задания я перехожу сразу на другой уровень, у меня будут и деньги, и техника, пусть и не самая лучшая, но вполне подходящая для выполнения многих замыслов.

Так что, ознакомившись с условиями договора, там всё было именно так, как и обговаривалось, я его подписал и был готов отправиться возможно в своё последнее приключение.

По привычке захватив воды и сигарет, выехал за периметр.

– Шиш, ты получил маршрут?

– Да, Саня. Я выведу на стекло, куда нам надо, а ты уж рули.

После этого появилась слабая жёлтая линия – причём не по дороге, а напрямую, по целине. Я свернул на указанный маршрут. Машина шла легко и уверенно. Потрясывало вполне ощутимо, как-никак при всех достоинствах Вепря его прародителем был грузовик. Некоторое время мы двигались в молчании.

– Шиш, как тебе новое место обитания?

– Отлично, Саня. Значительно больше вычислительной мощности, появились новые возможности, лучше стал обзор, и теперь я могу стрелять.

– Значит, ты уже не просто пассажир, а полноправный напарник, пусть и младший. Может, в связи с новым статусом тебе и новое имя подобрать?

– Если тебе удобней, почему бы нет.

– Хорошо, у тебя будет два имени. Вторым будет Малыш.

– Принято.

– Малыш, а ты дорогу срисовывай, особенно ищи всякие заброшенные следы. Где-то, может, увидишь своими датчиками старую колею, в стороне обнаружишь какое-нибудь излучение, так что веди разведку местности. Всё запоминай и делай ещё одну копию, все наблюдения передашь при возвращении Искину базы, но и себе что-то должно остаться.

– Так и сделаю.

Слышь, напарник, а кто эти торговцы? Ты говорил, что это какие-то особые личности, а что ещё про них знаешь?

– Ничего.

– Сдаётся, что это не чистики, а сами хозяева или кто-то из персонала. Ведут здесь какой-то свой бизнес, а потом вытаскивают денежки в реальный мир. На всём этом снаряжении можно, наверное, вполне прилично заработать, ту же самую пушку можно купить и продать не по одному разу.

– Не могу ничего сказать, нет данных.

– Да я и не спрашиваю. Рассуждаю. А вот про эту Регенерацию или Регламент что-то можешь сказать?

– Ничего сверх того, что известно. Один раз за цикл не менее восьми часов необходимо провести на базе, иначе тело разрушается. Ходят какие-то легенды, что где-то есть автономные регенераторы, которые позволяют провести всю процедуру непосредственно в машине, вернее, они позволяют увеличить продолжительность цикла в несколько раз, предотвратив распад тела. Но потом надо всё равно провести всю процедуру на станции. Но это только легенды чистиков, реальной инфы про такие устройства у меня нет.

– И то хлеб. Значит, нам с тобой есть что ещё искать.

Вепрь спокойно наматывал на колёса километр за километром. Скорость была небольшая, больше пятидесяти я не разгонялся, порой даже ещё меньше, на отдельных участках кочек было почему-то значительно больше. Целина, однако. Следов других машин не наблюдалось. По моему настоянию Малыш уменьшил до минимума все возможные излучения от машины, даже почти свернул защитное поле. Двигался я в основном по низинам, надеясь не попасть никому на глаза.

Тут трудно было найти овраги или холмы, дорога проходит по местности, напоминающей поверхность стола, лишь иногда появляются плавные понижения или возвышенности рельефа. Да и отсутствие следов машин, какой-либо колеи свидетельствует о непопулярности этих мест среди местного контингента. Проложенный курс уводил всё дальше на северо-запад вглубь территории, контролируемой кланами.

На третий день такого неторопливого движения "обрадовал" Малыш:

– Наблюдаю три объекта слева, три справа, статус – враждебный, уровень – третий. Машины – лёгкие джипы, вот фото.

Присмотрелся, кто же ко мне пожаловал. Что-то похожее на Сузуки Джимни. Такое же маленькое и наглое создание, считающее себя настоящим вездеходом. Максимальный класс оружия и защиты – третий. Ну что же, посмотрим, что это за товарищ Джимни.

– Шиш, которая группа к нам ближе?

– Правая.

– Теперь следи за подвеской. Ну что, девочки, исполняем зажигательный танец "попрыгунчик".

Поворот навстречу правой группе с обходом её с правой стороны.


– Малыш, стреляй поочерёдно из чего можешь, из курсовой пушки и турелей. Можешь вести огонь по нескольким целям?

– Да.

– Тогда так и стреляй, до кого достаёшь. Выведи на стекло красным максимальную зону поражения их оружия, у них должны быть пушки третьего класса, стреляют они на пятьсот метров и только по курсу, и зелёным нашу зону поражения. Буду держаться на дистанции метров шестьсот, нас они не достанут, зато сами будут, как в тире. Джимни – машинка прыгучая, разогнаться не сможет по такой дороге. Давай, Малыш, танцуем. Наш выход.

– И мы пустились в зажигательный танец. Зажигательный – в самом прямом смысле. При попадании защитное поле вспыхивало яркими цветами и периодически та или иная машина превращалась в своеобразный светящийся кокон. Постепенно обе группы загонщиков соединились, пытаясь взять меня в клещи с двух сторон. Так что мне приходилось бросать машину то в одну сторону, то в другую, уходя из под сосредоточенного огня.

Но достаточно неровная дорога не позволяла им разогнаться и приблизиться на дистанцию гарантированного поражения, да и не скороход этот Джимни, а вот моя подвеска и клиренс давали мне возможность не думать о дороге и маневрировать, как того требовали обстоятельства. Да и защита была довольно мощной и спокойно выдерживала несколько попаданий, а накопитель быстро восстанавливал потери энергии.

При этом система стабилизации держала оружие почти неподвижным, что в сочетании с высокой скорострельностью обеспечивало вполне удовлетворительную результативность стрельбы. Стрелять приходилось не в конкретную точку, а в зону нахождения цели. Но пушки восьмого класса против защиты третьего – это разные весовые категории. Так что две танцорки уже своё отплясали, у двух других поля были выбиты больше, чем наполовину, ну а две Джимни ещё были свежи и плясали с энтузиазмом.

Малыш стрелял очень даже хорошо. Да и круговое расположение пушек позволяло почти всегда найти цель, а своевременно выполненный манёвр – уйти из зоны возможного обстрела. Так что в скором времени всё закончилось. Как говорится, куда же ты с голой пяткой на танк. Место сражения оказалось покрыто облаком пыли, и наверняка его из-за этого можно обнаружить издалека.

– Шиш, собираем трофеем и валим. Как ты, как машина?

– Всё отлично, Саня. Я и не знал, что танец – такая замечательная вещь. Машина полностью исправна. Как мы танцевали, и место, где это было, я уже сбросил Искину базы. Пройдись вдоль танцорок, так лучше будет собирать трофеи. Сделано, можем валить.

И мы свалили.

Глава 10

Кто ищет, то всегда найдёт

На пятый день нашего похода пропала связь с Искином базы. Видимо, я забрался слишком далеко. На спидометре высвечивалось три с половиной тысячи километров пробега. В общем-то, ничего удивительного, с учетом того, что двигаться приходилось круглые сутки, благо тело чистика не нуждалось в отдыхе и питании для поддержания сил. Правда, начинала сказываться психологическая усталость от движения в неизвестность и ожидания неизбежного конца.

За всё время ещё дважды приходилось выходить на танцпол, но мне опять удалось переплясать своих визави. Правда, сделать это оказалось труднее, новенькие были ребятки четвертого и пятого уровня. Но за мной оставалось превосходство в оружии и великолепная машина, что и оказалось решающим в наших танцульках. А сейчас мы приближались к цели похода, до него было не больше одного дня движения, и вставал в полный рост вопрос поиска поста.

– Малыш, ты сканируешь эфир на предмет любых излучений?

– Да, Саня, всё чисто.

– Печалька. Ну что же, будем искать чёрную кошку в темной комнате, когда её там нет.

Характер местности здесь уже изменился. Рельеф стал холмистым, появилось множество лощин, и блуждать среди них можно долго-долго, вернее, всего сутки. Именно столько осталось жить этому телу. А если поступить по-другому и немного подумать? Раз этот пост секретный, то он и должен быть спрятан от всех любопытных. А самое лучшее – упрятать его под землю. Я загнал машину в довольно глубокий овраг, где она была полностью скрыта от любого наблюдения и скомандовал:

– Малыш, запускай воздушные датчики, постарайся накрыть ими весь этот район, как можно большую площадь. Мы пока постоим здесь, а они пусть ищут. Искать надо любое отклонение от естественного рельефа – вертикальные стены, а может быть слишком глубокие овраги или холмы правильной формы, короче, всё, что как-то отличается от общего фона. И любые следы излучения, пусть они будут даже на уровне фона, но если есть локальные отличия – это то, что нам надо. Заодно пусть сравнят местность здесь и в других местах. Почему-то было всё ровно, и вдруг такое различие в рельефе.

Пока Шиш с помощью датчиков изучал местность, я сидел и курил. В голове роились самые разные идеи, но не появилось ничего подходящего. Через час Малыш собрал все датчики и высветил на стекло полученную информацию.

– Смотри, Санёк. Это какой-то аномальный участок. Его размер пять на пять километров. Дальше опять ровная местность, похожая на ту, где мы проезжали. На этом участке ничего необычного нет, разве что вот этот холм. Он не совсем правильной формы, какой-то кособокий, но расположен на довольно обширной площадке, и от неё отходят овраги во все стороны. Если принять их за дороги, по которым можно выбраться отсюда, то можно предположить, что это – искомый пост. Фон завышен, но так незначительно, что превышение можно отнести к ошибке измерения.

– У нас с тобой, точнее у меня, нет выбора. Отправляемся туда и смотрим.

Заведя машину и ориентируясь по полученной карте, я начал потихоньку пробираться к этому странному холму. Малыш вывел изображение на стекло и проложил маршрут. Да, пожалуй, и не на всякой машине здесь можно будет проехать. Но Вепрь не подвёл, и вот это подозрительное место. При визуальном осмотре ничего необычного нет.

Заглушил мотор и вышел осмотреть, что же мы имеем. На первый взгляд всё естественно. Но совсем необычно выглядит эта площадка перед ним, и овраги очень сильно смахивают на дороги.

– Малыш, попробуй связаться с Искином. Сначала попытайся непосредственно с холмом, может быть, там под землёй что-то есть, а потом с базой.

– Саня, из под холма идёт слабый-слабый сигнал. Еле принимаю. Так … нет энергии … доступ возможен только в ручном режиме … вход недоступен.

– Малыш, так это совсем другой базар! Мы нашли этот пост! А вход, ну что вход, жить захочешь – не так раскорячишься. Ищи, где он, или спроси хозяина.

– Отвечает. Основной на юге – завален, резервный на севере, его тоже засыпало.

– Так, определяй места, где должны быть ворота.

– Основной под пологим завалом, напротив – резервный вход.

Получив эти сведения, я ещё раз осмотрел места возможного нахождения ворот. Походил, попинал кучу земли, засыпавшей ворота. И как всё это разгребать?

– Малыш, давай так. Заходим сбоку к воротам. Определи наиболее удобное место, мне кажется, что лучше всего будет вот здесь. А теперь наводим пушки на расстояние метра от ворот и стреляем.

После первого же выстрела в образовавшуюся яму сползла земля, открыв в верхней части холма участки метала. Забрался наверх, осмотрел. Есть стык, значит, это ворота. Следующие два выстрела открыли ворота почти полностью. Засыпанной осталась где-то одна треть, да и то грунта там было немного. Больше я стрелять не стал. От выстрелов поднималась пыль, а мне крайне необходимо было избежать лишнего внимания. Так что пришлось интенсивно поработать лопатой, отбрасывая остатки грунта.

Когда ворота полностью были очищены, спросил напарника:

– Малыш, а как их открыть?

– Хозяин сказал, что в ручном режиме.

– Так спроси, как!

– Молчит.

Значит надо искать механизм, открывающий ворота. По логике, он должен быть где-то сбоку. Там он и нашёлся, а с помощью кувалды и монтажки был открыт. За этой дверкой располагался обыкновенный маховик, хоть и достаточно большого размера. С трудом, но он вращался. В конце концов, мне удалось слегка приоткрыть ворота, чтобы в образовавшуюся щель я смог проникнуть внутрь ангара.

– Малыш, мы можем как-то подать энергию этому Искину?

– А где её взять?

– У нас есть батарейки, оттуда и сольём ему энергию для начала, чтобы он мог хотя бы отвечать.

– О, отвечает. Он говорит, поставьте батарейку в отсек, расположенный слева от ворот внутри ангара.

На вид батарейка напоминает обыкновенный аккумулятор, но тяжёлая, зараза. Я еле её дотащил и загрузил в указанный отсек. Сразу появилась связь, и Малыш начал мне транслировать полученные сообщения:

– Очень мало времени. Этой батарейки хватит на десять минут. Какая у вас цель?

– Регламент. Необходима ночёвка в условиях станции.

– Невозможно, нет энергии.

– В чём причина?

– Поврежден энерговод. Нужна замена.

– Запасной кабель есть?

– Да.

– У меня есть ремонтные киберы. Они справятся?

– Да, но я должен ими руководить. На это нет энергии.

– Я дам ещё двадцать три батарейки, если не хватит, то можно подключиться к машине. Это возможно?

– Да, но потом твоя машина будет сутки восстанавливаться.

– Если я не пройду Регламент, мне будет всё равно. Для начала давай воспользуемся батарейками. Куда их поставить?

– Я сейчас открою ворота, потом через твоего Искина буду управлять ремонтниками. Они всё сделают сами.

– Малыш, ты понял?

– Да, Саня.

– Тогда чего мы ждём?

Ворота стали медленно-медленно открываться, и как только стало возможным, я загнал машину в бокс. Тут же засуетились ремонтники, отсоединили батарейки и куда-то их потащили.

– Малыш, держи меня в курсе. Вы там что-то делаете, а на кону ведь моя жизнь.

– Принято. Сейчас подключаются батарейки, и Искин холма отправляет ремонтников на повреждённый участок.

Повреждение локализовано, новый кабель доставлен.

Его невозможно протащить через технический туннель.

– Малыш, пусть бросает в обход, если надо, пусть ломает стены. Правильно будем делать потом, когда будет энергия.

– Передал.

Ремонтники тащат кабель в обход.

Протащили.

Заканчивается энергия в батарейках. Осталась последняя.

Ремонтники удалили старый кабель, подсоединяют новый.

Есть соединение. Энергия пошла.

Тут вспыхнул свет в ангаре, и начали закрываться ворота. Ко мне через Малыша обратился Искин:

– Человек, теперь возможно проведение Регламента. Но только через шесть часов. Аппаратура на консервации и будет готова в указанное время.

– Думаю, мы должны успеть. Что я ещё могу сделать?

– Позволь использовать твоих ремонтников для восстановления моих киберов.

– Что с ними?

– Попали под завал, пытались выбраться, и у них кончилась энергия.

– Используй. Мои батарейки зарядить можно?

– Да, я займусь этим.

– Малыш, при случае узнай у Искина, что это за место. И уточни, есть ли у него связь с другими базами.

Больше мне делать было нечего. Оставалось только ждать. Через шесть часов я услышал:

– Аппаратура расконсервирована, Регламент запущен.

Ну а мне теперь осталось только спать, что я и сделал, устроившись на заднем сиденье Вепря.

Глава 11

Бак пробит, хвост горит, но машина летит, на честном слове и на одном крыле

Когда я проснулся, столь необходимая мне процедура оказалась завершена, и у меня появилась неделя для каторжного труда до следующей процедуры.

– Малыш, как дела?

– Всё сделано. Пост полностью восстановлен. Наши батарейки заряжены и стоят на своих местах, ремонтники тоже, машина проверена, всё необходимое есть. По твоим поручениям докладываю, что связи с этим Искином ни у кого нет. Он нам сбросит, как и везде, файл-письмо.

– Жаль, а то мы бы ему трофеи сбросили. А так придётся выкинуть.

– Я уже сбросил. Он их принял и оплатил. Теперь мы готовы к проникновению на арену. Багажник пуст. Отчёт для Искина базы я подготовил.

– Отлично. Предупреди местного, что мы ещё вернёмся для одной ночёвки. И пусть по возможности замаскируется и не фонит.

Пользуясь снятой с воздуха картой местности, добрался до границ аномального участка, там опять встал и заставил Шиша выпустить наблюдателей. Пока стояли, спросил:

– Малыш, ты узнал, что это за место?

– Да, Саня. Первоначально здесь планировался полигон для испытаний военной техники. Поэтому и был сделан такой наблюдательный пост. Потом планы переменились и его забросили. Пост законсервировали, обрезали все связи и затем должны были демонтировать и вывезти. Последняя команда после консервации со всеми данными отправилась домой. Но видимо не добралась, так как с тех пор больше на связь никто не выходил. Сейчас я получил файл-письмо от Искина. Так что нам могут засчитать всё это как открытие нового, неизвестного объекта.

– Да, значит господа пираты и бандиты использовали бывшее имущество администрации в своих целях? Да нам-то что. Нам сейчас надо набить багажник и рвать на станцию. Что там у тебя по карте получается?

– Впереди ровный участок, километров двадцать ничего нет.

– Собрал своих бабочек?

– Да, можно двигаться.

Так мы дальше и перемещались. Главным было найти саму арену и определиться, как туда пробраться. Известен был только примерный район её расположения, где мы сейчас и шлялись. В конце концов, после двух дней поисков арена нашлась. Располагалась она довольно интересно. На ровной поверхности было овальной формы углубление, чем-то напоминающее бассейн. Его глубина составляла примерно пятнадцать метров, склоны были достаточно круты, порядка сорока пяти градусов.

Но в некоторых местах с течением времени они разрушились и стали пологими, не более тридцати градусов. Въезд на эту арену был с одной, дальней от нас, стороны, там располагались два холма, и между ними проходила дорога. На холмах стояли стационарные оружейные платформы. Так что попасть вниз на арену мы могли только с противоположной от них стороны, воспользовавшись обрушившимися пологими склонами, можно сказать, через черный ход.

Дождавшись ночи, как и положено настоящим героям, в обход платформ и в темноте, мы втроём – я, Малыш и Вепрь, проникли на территорию арены и спрятались среди битой и повреждённой техники, её кладбище было как раз в этом месте. Опасаясь стрелять ночью, вспышки пушек были бы хорошо заметны, дождался светлого времени, и стараясь особо не мельтешить, начал благородный процесс мародёрства.

Медленно подъезжал к очередному покойнику, стрелял из пушки, если была добыча, то подбирали и двигались к следующему трупу. В итоге такой кропотливой работы к концу дня получился полный кузов отборной добычи – всё, как заказывал торговец, оборудование не ниже седьмого. Так что с наступлением темноты мы так же тихонько, не прощаясь, свалили с арены и отправились ночевать на пост.

Приближалось время Регламента и добраться до базы Арсенальная я не успел бы. Поэтому пришлось переночевать ещё раз в холмах и только после этого трогаться в дорогу. В общем-то, миссия была выполнена. Осталось вернуться домой. А это оказалось не так просто. Возвращались мы по другой дороге, взяв значительно в сторону. Я надеялся спрямить дорогу и уйти с тех мест, где уже встречался с бандитами. Мы двигались уже второй день после выезда с холмов, когда последовало сообщение Малыша:

– Есть связь с Искином базы. И появились четыре объекта, два слева, два справа. Статус – враждебные, уровень – седьмой, машины – Ниссан Патруль, два пикапа и Шевроле Субурбан.

– Так, Малыш, ты знаешь, что делать. Судя по их уровню, у них оружие слабее нашего, но лишь чуть-чуть. Дистанцию мне на стекло. Стреляй непрерывно, едва хоть кто-нибудь из них попадает в зону поражения – сразу огонь по нему. И следи за защитой. Батарейки не жалей. Эти звери могут рывком сократить дистанцию, и нам придётся несладко. Уходим на целину.

– Эй, смертничек! Я узнал тебя. Вот и добрался до тебя мой привет.

– Ты, Гоша, что, трансвестит? Я только с девочками танцую.

– Ба, какое счастье, Саня Танцор в наших местах! Сейчас я из тебя, Саня, евнуха сделаю, и ты забудешь, как танцевать надо.

– Гоша, у меня нормальная ориентация, а для таких, как ты, есть монтажка. Ну что, девочки, и ты, голубенький, сейчас я научу вас танцевать зажигательную джигу. Поехали!

И мы поехали.

Я, видимо, хорошо разозлил этих бандюг, потому что они бросились на меня, не жалея машин. Началась настоящая собачья свалка. Мне приходилось кидать машину из стороны в сторону, старясь удержаться вне зоны поражения и при этом обеспечивая возможность Малышу стрелять. Но и ребятки оказались не промах, надо честно признать, что машинки-то у них легче и манёвренней моего кабана, но кабан – он и есть кабан. Несколько раз я вламывался прямо в их толпу, получал, но и при этом сам щедро раздавал оплеухи.

Я только успевал замечать, как уменьшается число резервных батареек, но и огонь стал слабеть. Вот осталось только два урода, и начал заряжаться щит от накопителя. А вот сейчас есть только один Патруль.

– Ну что, голубенький, я же говорил, что для таких, как ты, у меня монтажка припасена.

– Мы с тобой ещё встретимся, – закричал разворачиваясь Гоша, и собираясь свалить.

– Если тебе так привычней, то получи.

И я в очередной раз пошёл на таран, не прекращая при этом стрельбу. Малыш вовремя сбросил энергию с двух последних батареек на щиты, а Вепрь это не Нива, впереди мощный бампер, да и масса соответствующая. Так что Патруль, не успев разогнаться, получил сначала несколько выстрелов из курсовых пушек, а потом удар всей массой разогнавшейся машины в зад. Моё поле сдохло практически полностью, а вот Патруль сдох сам. Я развернулся и посмотрел, что же мы наворотили.

Да, хорошо повеселились, особенно потанцевали.

– Малыш, как сам, как машина?

– Сам ничего, только искрит что-то. Чиниться надо. А машина на ходу, но ремонтироваться будем. Пока стоим, пускаю ремонтников. Пусть починят, что смогут.

– Давай быстрей чинись, сваливать надо.

– Ещё двадцать минут.

Так я стоял, курил, ожидая пока ремонтники подлатают машину. Да, крепкими оказались ребятки, выдержал я драку только благодаря запасу батареек. И пушки мне в такой ситуации не очень помогли. У них они оказались чуть слабее, но зато их было больше. И только после того, как я проредил их ряды, начало сказываться моё техническое превосходство.

– Всё, Саня, можно ехать.

– Собери трофеи, Малыш, пусть их ремонтники запихают в салон на заднее сиденье и на крышу, на багажник. Нам машину ещё чинить придётся.

В дальнейшем нам никто не пытался помешать добраться до базы, что мы успешно и сделали, и где нас встретил радостный Торговец. Загнав машину в бокс, я прошёл в магазин на встречу с ним. Присев рядом, я спросил:

– Уважаемый, ты получил от нас картинки всего произошедшего?

– Получил.

– Хорошо! Искин, я выполнил условия нашего договора?

– Да, выполнил.

Обернувшись к Торговцу, я сказал:

– Плати!

– А где оружие, где координаты поста?

– Оружие в машине, если ты готов его принять, то скажи Искину, пусть принимает. Сказал? Тогда получи. Малыш, отдай оружие из кузова.

– Теперь ты получил всё, что требовалось. Оружие, снимки работающего поста и описание его состояния, я переночевал там аж два раза, предоставил тебе кадры схваток с бандитами, и ты видел состояние машины после этого. Мне дешевле будет купить новую, чем ремонтировать эту. Так что плати.

– А ты не всё оружие отдал.

– Ты про то, что на крыше? Так это мои трофеи, я их с последнего боя взял. Малыш, продай их и оплати ремонт машины.

– А где координаты?

– А где деньги?

Тут в наш разговор вмешался Искин базы.

– Торговец, он выполнил договор. Не хочешь платить – я отдам деньги за оружие ему и сниму с него все ограничения.

– Вымогатель, – прошипел Торговец.

– Саня, деньги поступили, – сообщил Малыш.

– Сбрось ему координаты и отдай файл Искину.

– Сделано.

– Ну всё, уважаемый, наши с тобой дела завершены. Пока-пока.

И я пошёл спать. Регламент, однако.

Часть 2

Глава 1

В поисках новых приключений

Надо честно признать, что сделка с Торговцем оказалось для меня самой выгодной, несмотря на то, что я чуть не помер. Даже сейчас, после двух месяцев, прошедших с этого момента, меня порой охватывал страх. И хотя говорят, что здесь нет чувств, я помню всё, что творилось со мной в тот момент. Какой бы ни казалась эта жизнь суррогатной, но и в ней основные человеческие инстинкты брали своё.

Страх смерти никто не отменял. Мне, как и многим другим ещё в той жизни, удалось его преодолеть и благодаря этому сохранить своё теперешнее существование. И пусть возникающие при этом чувства по силе нельзя было сравнивать с земными, они были. Вполне возможно, что отголоски всего, испытанного тогда, отражались на моём поведении и сейчас. А может, сказывался приобретённый опыт, позволяющий рассчитать свои силы и возможности в условиях Полигона.

Во всяком случае, за прошедшие с тех пор два месяца я по-прежнему колесил по дорогам Чистилища, правда, уже в стороне от центральных районов, если можно так сказать – в приграничных областях, но глубоко в неизвестные области не совался. И хотя оружие и машина позволяли мне выходить победителем во всех схватках, но не всегда это получалось легко и изящно.

Настрелял я уже шестой уровень, а это было не так уж плохо, во всяком случае, с подобным показателем бойцы встречались редко. Как правило, они выступали в роли командиров каких-то команд, групп или прочих объединений. А я работал в одиночку. Хотя мне уже неоднократно делали предложения вступить в орден Охотников, но я всегда отказывался. Видимо, сказывалась моя природная склонность к уединению и самостоятельность.

В то же время нарастало желание начать действовать более активно. Прошедшее время показало, что выбранный мною план действий не самый лучший, хотя другого просто нет, или я не смог его определить. А ведь надо ещё найти другие зоны обитания и посетить их, заработать кучу денег и выиграть множество боёв. Время уходит, а задач меньше не становится.

Приближалось время очередного Регламента, и загнав машину на стоянку, я направился в мотель для ночёвки. Ба-а! Знакомая картина, давно не видел. Магазин. Ну что же, любопытство не только кошку сгубило. Посмотрим, что нам могут предложить здесь. Чисто внешне магазин напоминал другие, виденные мною раньше. На стенах – изображения оборудования с характеристиками, в торце помещения стол и очередная личность за этим столом.

Посмотрев представленное оборудование и не найдя ничего интересного, отправился в бар.

– Уважаемый, разрешите составить вам компанию?

Рядом стоял торговец, дежавю, однако.

– Присаживайтесь, как мне к вам обращаться?

– Разрешите представиться. Торговец Сим, можно просто Торговец, можно Сим.

– Я Танцор. Так что же, Сим, заставило вас искать моего общества?

– Я знаю, что вы уже работали с нашим кланом, и отношения у вас с ним дружественные. Я не ошибаюсь?

– Отношения прописаны в моём статусе, а про всё остальное я не распространяюсь.

– Похвально, очень даже похвально. Тогда я спрошу по-другому – вы возьмётесь выполнить небольшое поручение?

– А я останусь после этого в живых, хотя бы в той форме, что сейчас?

– Не могу гарантировать, всё зависит от вас.

– Интересный подход у вашего клана, самое главное – свои интересы, а вопросы выживания подельщиков вас совсем не интересуют.

– Не совсем так, но каждый сам выбирает задачу по силам. Я вот за такое не возьмусь, а у вас, уверен, всё получится.

– А хотите, я назову вашу задачу?

– Это будет любопытно.

– Надо отправиться в одно место, скорее всего, расположенное в зоне контроля бандитов, перестрелять их всех, найти какое-то оружие и привезти его вам. За это вы мне дадите что-нибудь, отсутствующее в широкой продаже.

– Похвально, у вас очень развиты аналитические способности, Танцор. А дело обстоит не совсем так, но близко к истине. Надеюсь, всё сказанное останется между нами?

– Об этом можно не напоминать.

– Хорошо. Есть старый заброшенный испытательный центр, где проверялось различное снаряжение. Хоть он и заброшен, но охраняется автоматикой. И есть два обстоятельства. Это место расположено на территории, контролируемой кланом Изгоев, а кроме того, добраться туда без промежуточной ночёвки невозможно.

– И мне надо найти, где ночевать?

– Нет, не надо. Такое место есть, но там живёт Отшельник, у него есть универсальный бокс и он может вас пустить, при необходимости, на одну ночёвку. Но чтобы добраться до полигона и вернуться, нужны, как минимум, две ночёвки. Так что на вторую вам придётся договариваться. Если не сумеете, то надо возвращаться, и вы только зря потеряете время.

– Ну, это уже проще. А как проникнуть на этот центр, вы знаете?

– Есть специальное оборудование, но оно работает только восемь часов, и за это время надо успеть проникнуть на охраняемую территорию, собрать снаряжение и уйти, захватив с собой использованную аппаратуру.

– Что, и главное сколько, имущества я должен там забрать?

– Всё, что сможете. Любое снаряжение и оружие, какое найдёте. Чем больше, тем лучше. За любую вещь из этого центра я заплачу двойную цену по отношению к имеющимся аналогам.

– На первый взгляд вроде бы всё честно. Но только на первый. Если я не договорюсь с Отшельником, то потеряю два цикла. А для меня это много. Хотя задание мне кажется выполнимым, но я бы хотел получить небольшую гарантию. Давайте поступим таким образом. Вы мне платите минимальную сумму, равную полной загрузке моей машины пушками седьмого класса. Скажем так, в виде аванса, подтверждающего ваши добрые намерения.

После этого я отправляюсь выполнять ваше задание. Удастся мне его выполнить, или не удастся, эта сумма возврату не подлежит. Если я справляюсь с поручением и привожу вам снаряжение, вы покупаете его, как и обещали, по двойной цене. Вот моё предложение.

– Но ведь для меня это сплошной убыток? А если вы не сможете привезти снаряжение?

– Зато вы не рискуете своей головой, а под угрозой только ваш кошелёк. Мне же при всех раскладах надо ещё выжить, да и Чистилище хочется покинуть. Так что, как говорится, торг здесь неуместен. Даже при таком подходе я остаюсь в проигрыше, риску много, а выгоды почти нет. А для вас всё закончится хорошо, судя по тому, что вы платите двойную цену мне, товар вы реализуете по цене на порядок дороже.

– Да, Танцор, умеете вы торговаться. После сказанного мне остаётся только согласиться с таким предложением, хотя мне оно и не нравится.

– Мне тоже, Сим, но что делать. Сейчас мне пора на Регламент, а с утра мы можем оформить наши отношения договором, вы передадите все необходимые сведения, и я отправлюсь в дорогу.

Перед тем, как отправиться спать, загнал машину в бокс и поинтересовался:

– Малыш, ты, конечно, уже всё знаешь про новую дорогу?

– Не обижай, Саня.

– Вот и готовь технику. Чувствую, плясать мы с тобой будем, напарничек, так, что только каблуки станут лететь по сторонам.

– Понял, объяснил доходчиво, даже для меня.

– Малыш, да ты никак и подкалывать начинаешь? Растёшь, молодец!

Оформив отношения с Торговцем, получив от него деньги, письмо к Отшельнику и координаты его базы и центра, который надо посетить, я отправился в путь. Дорога предстояла дальняя, причём любые задержки в пути, в том числе и разборки с Изгоями, ставили под сомнение успешное завершение миссии. Честно говоря, вся эта история несколько дурно пахла. Не в смысле трудностей, а, будем называть вещи своими именами, хищением государственной собственности и необходимостью преодолеть значительное расстояние без гарантии на Регламент.

В плане практически всё строилось на точном выполнении каждого этапа, причём не было никакого запаса по времени и обходных вариантов. Но внутренний голос мне говорил, что надо браться за это дело.

– Слышь, Малыш, а ведь ситуация складывается достаточно интересная. Откуда-то вдруг на Полигоне появился новый клан, среди обычных чистиков образуются Отшельники, да причём в землях, подконтрольных бандитам. Тебе не кажется всё это достаточно странным?

– У меня не такое богатое воображения, как у тебя. Но вот появление на территории Полигона какой-то испытательной базы военных, где отрабатывали специальное снаряжение, вооружение и прочие их игрушки, да ещё совершенно непонятного и никому ранее не известного клана Торговцев, действительно странно. У меня есть все известные базы, в том числе даже легенды и мифы чистиков, так вот там нигде нет даже упоминания о таких вещах.

– Вот и я про то же. Кажется, мы с тобой подписались на поиски очередного заброшенного поста. Да ладно, снявши голову, по волосам не плачут.

Как ни странно, но первый день пути прошёл вполне спокойно. Видимо, мы проходили своеобразную нейтральную зону, отделяющую территорию Изгоев от всех остальных. По имеющимся у меня данным, этот клан был очень силён, и его бойцы отличались хорошей подготовкой и использовали вполне приличную технику.

Приключения начались на второй день, когда мы уже явно находились на подконтрольной Изгоям территории. Причём они контролировал не только основные дороги, но и вообще всю границу. Мы двигались в стороне, по целине, дорогами здесь и не пахло, когда Малыш сообщил о приближении четвёрки машин. Это были не обычные пузотерки, на каких раскатывают младшие члены других банд, а что-то с намёком на внедорожники. Видимо, это был обычный патруль.

– Малыш, оценка целей.

– Статус – враждебный, уровень – четвёртый, машины – что-то типа лёгких внедорожников.

– Контролируй дистанцию. План боя обычный, зоны поражения – на стекло, я держусь за пределами зоны поражения их оружия, ты стреляешь во всё, что шевелится. Правда, это будет почти невыполнимо. У них шустрые машинки, надеяться нам остаётся на то, что пушки у них слабоваты против наших.

В общем, как я думал, так и получилось. Ребятки оказались шустрые и постоянно прорывались на дистанцию поражения своим оружием. Вот только слабоваты были у них пушки, поле полностью гасило их выстрелы, тогда как мои пушки работали с максимальной эффективностью. Так что, собрав очередные трофеи и почти не потеряв времени на этой схватке, мы продолжили своё движение.

Глава 2

О пользе своевременной помощи и встрече с новыми личностями

Вот в такой манере проходило наше движение два дня. Менялось число противников, их уровень, который постепенно дошёл до шестого, типы машин, но всё происходило по одному и тому сценарию. Сшибка, бешеное маневрирование в попытках удержать дистанцию, стрельба во все стороны, и в итоге торжество продвинутой техники. В последнее время у меня всё больше крепло убеждение, что Торговец на Арсенальной сам не знал, что за машина у него была, и что он мне продал.

Сколько было этих схваток, я уже сбился со счёта, но на пятый день они закончились. То ли был вычислен курс и определена цель движения, и там ждала хорошая засада, то ли просто стало не до одинокой назойливой мошки, но нападения прекратились. Хотя это и радовало, но в то же время вызывало определённое беспокойство. Точка невозвращения уже была пройдена, и мне не оставалось ничего другого, как продолжать движение, надеясь найти спасение у Отшельника.

Подходил к концу шестой день нашего движения, и мы были почти у цели, когда Малыш преподнёс очередной подарок:

– Вижу станцию, координаты совпадают с местом расположения жилища Отшельника. Его атакуют двенадцать объектов, их статус – враждебный, клан Изгои, уровень – седьмой, машины – пикапы и джипы типа Субурбан.

– Похоже, мы с тобой приехали, Малыш. Сейчас они возьмут базу, а потом возьмут нас. И вернуться мы уже не успеем. Как там их состояние, я смотрю, пару штук у них всё-таки выбили?

Встав немного в стороне и укрывшись холмами, я принялся изучать обстановку. Малыш добавил мне информации для размышления, хотя думать тут было совершенно не о чем.

– База держится, но её повредили хорошо, одна платформа уничтожена, у оставшихся трёх защита уже пробита наполовину, у нападающих тоже достаточно много повреждений, почти у всех защита пробита на четверть или половину.

– Кажется, выбора у нас нет, Малыш. Давай мне связь с базой. База, вызываю Отшельника, слышишь меня?

– Слушаю, незнакомец.

– Это Танцор, у меня к тебе поручение от Торговца Сима. Помощь нужна?

– Не откажусь, а то скоро передавать поручение будет некому.

– Давай так. Ты работай, как работал, обслуживай всех, кто ближе к тебе. А я попробую ударить с тыла, смотри, не зацепи меня. Ну что, девочки, потанцуем!

И мы понеслись – по кочкам, ямам, колдобинам.

– Малыш, батарейки не жалей, живы будем – найдём.

– Давай, Саня, правей бери, я его не достаю – на тебе, сволочь!

– А, спирохета бледная, ты куда полез, на тебе в морду! Не нравится? Ничего, сглатывай.

– Саня, возьми ещё правее, вот ту красненькую не достаю, она сейчас ляжет, ей ещё залп нужен.

– Ну куда ты прёшь, гламурненький, ежа тебе в промежность. Вот так будет лучше, на тебе в бочину, полежи, отдохни, потом получишь контрольный.

– Саня, уходи влево и назад, ты не даёшь стрелять базе.

– Кактус тебе в задницу, мой сладенький! На, получи, почувствуй немного счастья.

Уже начинало смеркаться, и в сгущавшихся сумерках всё это действие производило фантастическое впечатление. Всполохи пушек, пылающая защита, моей машины и вражеских, ругань и мат, непрерывным потоком изливавшиеся от меня, и довольные вопли Малыша, безудержно поливавшего из пушек всё вокруг, сплетались в поистине дикий клубок ощущений.

И бешено маневрирующая машина, не разбирающая дороги и сносящая всё на своём пути. Сколько раз я шёл на таран, потом не мог вспомнить и мой искин. Всё происходящее напоминало кабана, на которого напала свора собак. Их было много, но и кабан не слаб. Так всё это и выглядело со стороны – кабан, ворочающийся в окружении дикой своры. Меня спасла хорошая защита и то, что большинство бандитских машин было уже повреждено огнём станции.

Как всегда, полезными оказались батарейки. Кроме того, мои пушки и оружейные платформы базы достаточно быстро сократили численность бандитов, что существенно снизило тот урон, что они могли мне нанести. Немаловажное значение в конечный результат внесла манера ведения боевых действий. Забравшись в самую середину стаи, я попадал под огонь ближайших машин, но зато они перекрыли зону стрельбы другим. А это в итоге уменьшало их возможности.

Да и со стороны станции точная стрельба оказалась далеко не лишней. После того, как я отвлёк на себя внимание атакующих, защитное поле базы практически восстановилось, и кроме того, стрелять ей стало гораздо удобней. Оружейные платформы, предоставленные бандитами сами себе, стали бить сосредоточенно по одной цели, сокращая число противников.

И вдруг всё кончилось.

– Саня, Саня, остановись, мы их сделали! – как сквозь вату дошёл до сознания крик Малыша.

Я остановился и осмотрелся. Кругом, где догорала, а местами просто лежала, битая бандитская техника.

Приходя в себя, я выпил воды, с трудом закурил – руки дрожали и самого неслабо потряхивало. Немного успокоившись, вызвал Отшельника:

– Хозяин, мы тут немного намусорили, так что, переночевать пустишь?

– Да, Танцор, я только удивляюсь, как ты ещё каблуки не отбросил. Если ты так всегда веселишься, то это произойдет довольно скоро. Забирай свои трофеи и заезжай, жду тебя. И спасибо, ты меня не просто спас.

Послушавшись доброго совета, собрали трофеи и заехали в открывшиеся ворота. Это был стандартный, уже ставший привычным бокс.

– Малыш, узнай, трофеи продать здесь можно? А то у нас весь кузов забит. И выясни насчёт батареек, или купить, или зарядить надо.

– Принято.

Сбоку открылась дверь, и в бокс зашёл невысокого роста сухощавый мужчина, одетый стандартно – камуфляж, берцы, кепка. Чистое лицо, умные глаза, неопределённый возраст. Как хочешь, так его и воспринимай. Дождавшись, пока я выйду из машины, протянул, здороваясь руку, совсем как у нас на Земле, и представился:

– Отшельник, можно Борст.

– Танцор, можно Саня.

– Спасибо за помощь, Саня. Что привело в эти места?

– У меня договор с Торговцем, надо будет проехать немного дальше, выполнить для него работу и вернуться на базу. За это время надо дважды где-то переночевать. Сим сказал, что я смогу это сделать здесь. Кстати, там письмо от него есть, распорядись, пусть твой Искин его примет

– Уже. Сейчас ознакомлюсь. Ну что же, можешь всегда рассчитывать на посещение этого места. Что-то ещё надо?

– Два вопроса. Трофеи здесь продать можно? И хорошо бы батарейки зарядить или купить новые.

– Трофеи купит Искин, он же обеспечит тебя батарейками. Если вопросов нет, пойду, посмотрю, что там пишет Сим. Извини, но до меня новости доходят нечасто, а любопытство ещё осталось.

– Да ничего страшного. Прогуляюсь, посмотрю окрестности. Первый раз в такой свалке участвовал. До сих пор потряхивает, немного успокоиться надо.

– Посмотреть на окрестности можно сверху, с вершины холма хорошо всё видно.

Станция была размещена внутри холма. С его вершины, хоть и было уже достаточно темно, удалось рассмотреть это место. Оно мне показалось довольно-таки любопытным. Фактически это была крошечная долина, в середине которой стоял холм. На его вершине в виде ромба располагались четыре оружейные платформы, ещё несколько штук, сколько конкретно, разобрать не сумел, стояли на вершинах окружающих холмов, простреливая все подступы к станции.

Хорошая позиция, вот только для устойчивости ей не хватает мобильных сил поддержки. Тогда можно будет считать это место почти неприступным.

Глава 3

В которой описывается задание, а Отшельник сообщает новые сведения

Рассиживаться долго у меня не было времени, как-никак наступало время Регламента и пришлось уйти под купол станции. Ещё немного поболтал с Отшельником и пошёл на заднее сиденье Вепря. Малыш, используя киберов и наноботов, проверял машину и проводил ей профилактику. Надо признаться, что мы отделались довольно легко. Защиту нам так и не пробили, благодаря постоянной её подпитке от батареек.

Перед отъездом ещё раз встретился с Отшельником и договорился о повторном посещении станции через пять-шесть дней. Судя по имеющимся у Малыша данным, нам ещё предстояло двигаться два дня до места нахождения таинственного центра, а уже там, на месте, искать возможность проникнуть на его территорию.

Дорога оказалась спокойной. То ли территорию внутри своей зоны бандиты специально не контролировали, то ли потери за последнее время были ощутимыми, но нам никто не помешал. Добравшись до места и укрыв машину в подходящей лощине, мы с Малышом принялись изучать объект на предмет реализации возможности несанкционированного проникновения. Для этого запустили наших бабочек – планирующие датчики, позволяющие осматривать местность сверху.

Через час общая панорама территории центра и подходов к нему оказалась готова. Честно говоря, радости она доставила мало. На первый взгляд, проникнуть на эту территорию невозможно, охрана велась с помощью каких-то интеллектуальных систем. Дело в том, что попасть туда необходимо было на машине, имеющаяся аппаратура это позволяла, но главным требованием являлось её размещение выше машины. Тогда ниже этой точки создавалась своеобразная слепая зона, и там могла пройти техника.

Видимо, для затруднения подходов территория оказалась окружена довольно глубоким рвом с крутыми склонами. Однако, в конце концов, после долгого просмотра карты нашлось более-менее подходящее место. Это оказались два холма, между которыми оставалось достаточно места для прохождения машины. Но перед ними проходил ров, и его склон в этом месте составлял сорок градусов.

Подобраться к этому месту оказалось достаточно просто, на удалении от холмов ров измельчался, склоны становились совсем пологими, а потом он и вовсе переходил в овраг, уходивший далеко в сторону. Проблема заключалась в том, как преодолеть крутой склон. Однако никакого другого, более лучшего места за целый день анализа карты мне найти не удалось. Так что приходилось надеяться в очередной раз на возможности машины, улучшенные неизвестным хозяином, и мощность двигателя инопланетян.

К месту возможного проникновения подобраться удалось вполне успешно. После этого Малыш отправил одного кибера с устройством, переданным Торговцем, которое позволяло блокировать периметр, загнал его на холм и оставил там ждать команды на возвращение. А сами пошли на штурм подъёма.

Мои ожидания оправдались. Пустая машина, пусть еле-еле, но смогла преодолеть крутой склон и выбраться на поверхность почти между холмами. Малыш вовремя включил аппарат торговца, и мы благополучно проникли за периметр. Никто не начал стрелять, не появилось никаких киберов, и не было заметно никакой суеты.

– Похоже, Малыш, нам это удалось. Теперь давай следи за временем, у нас только восемь часов. После этого мы начали процесс мародерства. За техникой никто не следил, только за периметром. Так что к окончанию отпущенного нам времени мы уже что-то имели в кузове.

– Малыш, жадность фраера сгубила. Сматываемся. Нам есть, что отдать Симу, пора уносить ноги.

И мы ушли, не забыв забрать своего кибера и аппаратуру Торговца. Дорога до Отшельника заняла два дня, и мы успели добраться даже с небольшим запасом.

– Ну что, Саня, справился со своим поручением? – спросил Отшельник.

– Вроде бы да. Посмотрим, что скажет Сим, но всё, что он хотел, я сделал. Теперь осталось только добраться до базы.

– Я думаю, доберёшься спокойно. Изгои немного пострадали, кроме того у них сейчас появились другие интересы, они ушли отсюда.

– Кто ты, Борст? Живёшь в глухом месте, бандитов не боишься, база хорошая и укреплена прилично, информирован, судя по всему, о многом.

– А ты точно хочешь знать, Танцор?

– Просто любопытно, если не хочешь, не говори. Я не обижусь.

– Ты мне сильно помог, я тебе вроде бы должен. Пошли, поговорим.

К моему удивлению Отшельник повёл меня на улицу, и мы пришли на то место, откуда я осматривал расположение базы в своё первое посещение. Там было расположено несколько камней, на которые мы и уселись.

– Что ты думаешь по поводу всего этого? – спросил Отшельник и обвёл рукой вокруг, охватывая окружающую местность.

– Думаю, это не совсем то, что мне объясняли с самого начала. В первое время всё было похоже на сказанное, но потом стали появляться какие-то новые кланы, Торговцы, заброшенные полигоны, военные, бандиты, почему-то свободно перемещающиеся, куда захотят. Да и другие факты, порой мелкие и незначительные, говорят о том, что здесь что-то не так.

– Браво, Саня. Не зная ничего, и по результатам анализа имеющихся у тебя незначительных данных, ты делаешь вполне правильные выводы. Мне говорили, что у тебя хорошая голова, теперь я в этом убедился. Ну, слушай мою историю.

Это не просто Полигон для отбора чистиков. На самом деле испытания – только незначительная и далеко не самая главная часть всего, что здесь творится. Эта планета – закрытый испытательный центр Империи и отсюда практически нет выхода. Хотя некоторые его пытаются найти и предпринимают ради этого значительные усилия. Если ты пройдёшь Чистилище, то получишь всё, что тебе обещали.

Но потом, рано или поздно, если ты попадёшь под раздачу, то вполне возможно, опять угодишь сюда же, если будешь достаточно ценен для Империи.

Я ведь в своё время прошёл Полигон, попал в академию Дальней Разведки, успешно её окончил, но потом вляпался в одну неприятную историю и вот опять здесь, причём без права выхода. И я такой не один. Если слышал, раньше на Земле были шарашки, где на благо страны работали разные личности, считающиеся врагами Родины. Так вот это и есть настоящая шарашка. Здесь находятся именно те, кто ценен для Империи, но в чем-то перед ней проштрафился. И уничтожать жалко, и наказать надо.

Такие как ты, чистики, занимают определённую территорию. Чтобы они не разбежались, эта территория окружена различными бандами. Они выполняют тут роль своеобразных охранников. А вот за бандитской территорией располагаются различные кланы. Их задача – разработка и испытания снаряжения и оборудования самых разных видов для использования в открытых разведкой новых мирах. На территориях, занятых чистиками, находятся только опорные пункты, вся инфраструктура кланов располагается в других местах.

Связь между ними – через телепорт. Есть кланы занимающиеся машинами, оружием, прочим снаряжением, и просто что-то типа НИИ по различным прикладным вопросам для Дальней Разведки.

– И что, это всё правда, Борст? – спросил я.

– Причём далеко не полная. Тебе много знать не надо, достаточно того, что уже сказано. Единственное, что надо добавить, на территории кланов идёт нормальная жизнь: работают магазины, все развлекательные учреждения, причём в немалом количестве; можно заключать самые разнообразные сделки и вести бизнес, есть возможность получать информацию, недоступную здесь.

Но вот попасть туда довольно проблематично. Надо пробиться через несколько территорий, подконтрольных бандитам, а также иметь дружественный статус хотя бы с одним кланом, представленным на этой территории. У тебя, кстати, сейчас статус по отношению к клану Торговцев – дружественный.

– И зачем ты мне всё это рассказываешь, Отшельник? Ведь не просто так захотелось в жилетку поплакать.

– Нет, конечно. Просто это прелюдия, а предложение к тебе, Танцор, будет сейчас. Когда я попал сюда второй раз, мне удалось заинтересовать руководство идеей наблюдения за чистиками на самых первых этапах и составления психологического профиля, фактически начать отбор кандидатов в академию, не дожидаясь прохождения Полигона и даже вопреки полученному результату.

Для этого был создан клан Торговцев, выполняющий всё, что я сказал, и кроме того, привлекающий и объединяющий различные кланы для совместной работы над отдельными проектами. Я оказался избран главой этого клана. Он стал довольно значимой величиной среди всех присутствующих на планете сил и организаций, а вот отдельные личности посчитали себя обделёнными и обиженными.

Был устроен переворот, в результате которого у клана появился новый руководитель, а меня отправили на этот отдалённый пост. Однако получился формальный раскол. Есть официальный глава клана, обладающий минимальной властью, и неформальный, сохранивший почти всё своё прежнее влияние. Чтобы как-то сгладить этот раскол, попытались меня убрать, для чего была нанята банда, выдающая себя за Изгоев. Не вышло, в первую очередь благодаря тебе.

После нашего знакомства и оценки твоих возможностей, я хочу тебе помочь пройти Полигон. Но взамен попрошу тебя о некоей услуге. Ты должен решить сам – принимать мою помощь или нет.

– Вообще-то играть в игры взрослых мальчиков – не самый лучший способ сохранить здоровье. Но за время, проведённое здесь, мне стало ясно, что просто так мне Полигон не пройти.

– Ты прав дважды, Саня. Я в своё время специально интересовался вопросом, как удаётся пройти Испытание. Есть всего две возможности – фантастическая удача или помощь извне. В твоём случае присутствуют обе причины, но про мою помощь никто, кроме нас с тобой, знать не будет, а тебя уже воспринимают как очень удачливого авантюриста. Это самый лучший и беспроигрышный вариант.

– Как ты скроешь свою помощь, интересоваться не буду. Я тебе верю, поскольку это и в твоих интересах. Тогда согласен поучаствовать в предлагаемых играх.

– Отлично. Первым делом надо позаботиться о личной безопасности. А то такие танцы, как я видел, могут плохо кончиться. Твой Искин получит координаты одной мастерской, в которой для тебя могут сделать новую машину. Если сейчас этот Вепрь – это что-то типа лёгкого разведчика, то там ты сможешь купить более серьёзную игрушку. Ну и придётся поработать на тех, кто обеспечит тебя машиной.

Это будет полезно вдвойне, дополнительно установишь новые связи на будущее, и там тебе подскажут, куда идти дальше и с кем начинать работать. Это с моей стороны просто как знак благодарности за твою помощь, ну и демонстрация моих дружеских намерений. На эту станцию ты попадёшь якобы случайно, маршрут и легенду придумаешь сам. Про моё письмо никто не узнает, твой Искин получит все необходимые инструкции, как его там передать, и ты на него не ссылайся.

Теперь, что касается твоей помощи. Для прохождения Полигона ты должен посетить все зоны проживания на планете, доступные чистикам. Просто для информации – эти зоны отделены друг от друга провалами и горами, межу ними нет прямой дороги. Попасть из зоны в зону можно только через станции перехода. Их число достаточно ограничено, но среди них есть общедоступные, которыми может воспользоваться любой желающий совершенно бесплатно.

Существуют и другие, но они не для тебя, и ты в текущем своём статусе туда не попадёшь. Так вот, запоминай, для тебя есть пять зон, используя частичную аналогию с земной географией, они называются Русь, Азия, Африка, Северная и Южная Америка. На Руси ты уже пять месяцев. Так что пора перебираться в другую зону. Координаты переходов в каждую из них я тебе дам. По каждой из этих зон ты будешь кататься не менее шести месяцев, а потом переходить в следующую.

Так вот, проходить их ты будешь в том порядке, что я перечислил. Попав в новую зону, на любой базе твой Искин сбросит письмо, что за письмо, он сам не знает, просто на станции активируется нужная программа и сама сделает всё, что надо. Тебе нужно только раз в шесть месяцев менять зону проживания.

– И это всё?

– А ты что думал, надо будет устраивать заговоры и похищения? Здесь всё проще и гораздо серьёзней, чем стрельба и погони. Больше для тебя я пока ничего сделать не могу. Дополнительно в Искин запишу информацию, которая станет доступной при определённых условиях. На этом мы с тобой расстанемся, может, ещё и встретимся, я на это надеюсь и буду следить за твоими успехами. Не забывай заглядывать к торговцам и бери от них задания. А теперь тебе пора возвращаться в бокс и баиньки.

Глава 4

О складывающейся ситуации и прошедших событиях, текущей реальности

Про обратную дорогу на базу рассказывать нечего. Мы просто ехали и ехали, не сталкиваясь с неприятностями. Однако всю дорогу я был занят анализом полученной от Отшельника информации и, скажем так, найденным роялем в кустах. Даже не роялем, а целым симфоническим оркестром в лице Отшельника. Хотя, судя по его же словам, это оказалась довольно распространённая практика – подбирать себе будущих подельщиков и помощников.

Похоже, что с самого первого своего столкновения с мотоциклистом я оказался под достаточно плотным контролем. История с приобретением Вепря должна была стать проверкой моей удачи и способности выживать в критических ситуациях. Мне с самого начала казалось непонятным, как могли потеряться координаты поста наблюдения, когда сохранились координаты арены. В той ситуации не сходились концы с концами. А всё оказалось банально просто – координаты этого поста были известны, как и его текущее состояние, мне просто об этом не сказали, не сочли нужным.

А вот если рассматривать это как тест на способность выживать и искать возможности выхода из критической ситуации, то всё встаёт на место. Это похоже на обучение плаванию по методу "большого болота", когда обучаемого кидают в воду и смотрят, выплывет он или нет. Если выплывет, то можно учить дальше, нет – одной проблемой меньше. Так и здесь – нашёл пост, выжил, с тобой можно иметь дело, нет – на нет и суда нет. И понятной становится продажа мне Вепря, причём с доплатой.

Я всё думал, почему мне дали технику такого уровня, да ещё и деньги за это заплатили. Торговцы должны знать цену подобной машины и оружия. Но если это забота о выживании своего будущего кадра, то всё сходится. Прошёл тест – значит свой, и надо позаботиться о твоей безопасности. Получи Вепря и живи дальше. Так же понятным становится текущий договор.

Просто нужно было устроить личную встречу возможному помощнику с неформальным главой клана; а тот сразу же нашёл, как использовать этот, совершенно никем не принимаемый во внимание фактор – какой-то неизвестный чистик. Причём использовать его не сиюминутно, а в нужное время и в нужном месте, да так, что он и сам не знает, как его использовали. Получается высший пилотаж построения интриги.

Где-то в стороне происходят какие-то события, не имеющие никакого отношения к текущим разборкам больших мальчиков, и вдруг у одного из этих мальчиков в нужном месте и в нужное время оказывается пушка, тогда как у другого её нет. Вот что стоит, в конце концов, за такой интригой. И моё посвящение в некоторые детали происходящего – очередной тест на профпригодность и лояльность. Наверняка появление пушки будет обеспечено по нескольким различным каналам, всё так серьёзно, что ничего не будет пущено на самотёк. И если я где-то лопухнусь или продамся, это никак не скажется на общем результате, но отразится конкретно на мне.

И понятно желание обеспечить дальнейший рост моей безопасности, хотя она тут совершенно ни при чём, а служит отвлекающим внимание фактором. Определяющим является умение установить контакт с нужными людьми, суметь их уговорить, заставить, принудить – выбирайте любое слово, сделать нужную тебе работу. И при этом получить наводки на других специалистов, найти их и добиться от них того же самого.

Так же становится понятна откровенность Отшельника – это опять тест, теперь на сообразительность, умение анализировать полученную информацию и делать правильные выводы. А результатом, позволяющим оценить итоги анализа, будут предпринятые мною практические шаги. Ай да Саня, ай да сукин сын! Докопался-таки, до руды. Вот теперь всё происходящее за прошедшее время становится понятным и логичным.

– Ну что, Малыш, кажется, в этот раз мы добрались без приключений. Вон уже станция виднеется.

– И это радует. Машину чинить не надо.

Наши отношения с Симом мы оформили достаточно быстро, и все остались довольны, торговец – товаром, я – его денежным эквивалентом. Пришла пора отправляться за новой техникой. В этом случае сумма, скорее всего, не будет играть решающего значения. Кроме денег существует множество вариантов, как можно получить оплату за сделанную работу, и мне в любом случае придётся использовать все доступные из них. С денег, естественно, всё начнётся, а вот чем кончится?

И требовался сценарий, объясняющий моё появление на мало кому известной базе, да ещё расположенной в уединённом месте. Судя по той карте, что я составил за время своего пятимесячного пребывания на Полигоне, мой вектор движения был смещён на восток. Я не знаю контуров существующей зоны обитания, вся территория для меня Терра Инкогнита и закрыта на карте чернотой, но изученная область имеет форму овала, вытянутого на восток. Если взять территорию современной мне страны, то смещение идёт в сторону Урала.

Я и сейчас продолжал движение в том же направлении, что-то влекло меня именно туда. Называйте это внутренним голосом или чуйкой, как хотите, но я рулил в сторону востока. Правда, и база-мастерская, которую мне рекомендовали посетить, располагалась именно там, а вот точка перехода на зону Азия находилась от этих мест далеко на западе. Но как говорится, первым делом – самолёты, так что будем решать проблемы по мере их поступления.

Рельеф местности становился более холмистым. Если в покинутых мною местах преобладала ровная поверхность, с довольно часто встречающимися оврагами, то здесь было царство холмов. Дорога чаще петляла между ними, но порой по склонам холмов и сопок поднималась на вершину. Оттуда открывался вполне приличный обзор местности, и у меня складывалось впечатление, что эти холмы – предвестник более значительных изменений рельефа. Не зря возникла аналогия с Уралом на Земле.

Порой между холмов образовывались настоящие долины – плоские, ровные участки, создавалось такое впечатление, что сопки специально потеснились, освобождая место для базы будущих поселенцев или устраивая своеобразные арены, приспособленные для проведения любых схваток. Последняя станция, которую мы с Малышом покинули два дня назад, была расположена именно в таком месте. И если раньше от каждой из баз уходила хорошо заметная дорога, по которой можно было добраться до следующей, то сейчас дороги практически исчезли.

В лучшем случае можно было проследить старую, едва заметную колею, уходящую от базы. Да и сами они стали совсем другими. Больше всего они напоминали тот потерянный пост наблюдения, который мы откапывали с Малышом. Тем не менее, мы постепенно приближались к месту расположения базы-мастерской, где предстояло договариваться о новой машине. Был уже обнаружен какой-то след, слабозаметная колея, ведущая в том направлении, когда Малыш сообщил:

– Вижу бой, двух Охотников, статус дружественный, их атаковали и уничтожают восемнадцать бандитов, клан Метельщики, статус враждебный. Один уже почти готов. Всё, спекся. Уровень охотника – седьмой, бандитов – пятый. Расстояние до места схватки – три километра, место боя – долина справа, рельеф на подъезде гористый. Схватка смещается в нашу сторону.

– Малыш, дай связь с Охотником. Эй, охотничек, это Танцор. Помощь нужна?

– Саня? Давай включайся, потанцуем. Это Василий.

– Васёк, сколько ещё продержишься? Позицию выберу получше.

– Немного продержусь, пара батареек ещё осталась. Этих метельщиков уж очень много, бьют кучей, и щитов надолго не хватает.

– Так, Охотник, слушай меня. Ты потихоньку смещайся к ближним тебе холмам, я буду ждать там, когда ты подведёшь бандитов. По моей команде сваливай в сторону и заходи к ним сзади. Будем работать в две струи, я в лоб, ты с тыла, пойдут на тебя, держи дистанцию и ввязывайся в бой лишь при полной своей безопасности. Не подставляйся. Понял?

– Давай, Саня, жду команды.

– Малыш, ищи место между холмами, там мы всю эту шоблу и будем встречать. С боков нас закроют холмы, а в лоб нас не возьмут, слишком мало машин сможет зайти с этого направления. Если что, отходим между сопок. Работаем с дальней дистанции, под выстрелы не лезем. Зоны поражения на стекло.

Всё так и получилось. Василий, отчаянно маневрируя, сумел подвести всю свору в зону моего поражения.

– Малыш, общий вызов. Ну что девочки, потанцуем?

Воспользовавшись возникшей короткой заминкой, Охотник сумел разорвать дистанцию и уйти в тыл бандитов, а я оказался на линии огня, словно в тире.

– Малыш, работай.

После этого началось форменное избиение. Мои пушки уверенно ломали защитные поля на машинах бандитов, поочередно выводя их из строя, что не занимало слишком много времени. Моё же поле с наскока пробить не удавалось, а для концентрации огня не хватало места, позволяющего разместиться нужному количеству машин. Да и собраться они не успевали, Малыш стрелял быстро и точно. Свою лепту вносил и Охотник, не позволяя всем разбежаться и пресекая попытки части особо умных обойти холмы стороной.

Такие попытки делались, но они были заранее обречены на провал. Потеряв возможность создать численное превосходство в атаке и понеся значительные потери при штурме позиции в лоб, результат для банды был предрешён. Закончив добивать подранков и сбор трофеев, обменялись с Василием мнением о произошедшем.

– Как же вы так лопухнулись, Охотник?

– В засаду попали. Мы гнали тройку этих Метельщиков, а они нас завели в лощинку, вот там она расположена, чуть в стороне, и скрыта холмами. Там нас и ждали все остальные. Ударили сразу все вместе по машине напарника, он потом так и не сумел восстановиться. С ходу мы прорвались сюда, а здесь была ещё одна группа, так что уйти мы не сумели, и нас начали гонять по полной. Думал, уже всё.

– Ты почти не ошибся. Вон твою машину как покоцали, она хоть двигаться может? До базы доберёшься?

– Слегка ещё шевелится. Да тут есть одна база, называется МТС (машинно-техническая станция). Она небольшая, но отремонтироваться можно.

А ведь мне туда и надо. Вот и причина появления, лучше и не придумаешь.

– Давай я тебя провожу, мало ли что по дороге случиться может. Заодно и трофеи сброшу. Это там можно будет сделать?

– Да.

– Тогда не будем терять времени, поехали. Тебя, Васёк, на буксир брать?

– А как ты это сделаешь?

– У меня есть трос. Дотащу.

– Тогда давай помогай. Самому мне будет трудно добраться, дорогу подскажу.

– Глава 5

О машинах и кое-чём другом, с этим связанным

Так мы и поехали. Я не ошибся, эта станция и была тем местом, куда мне советовал обратиться Отшельник. Встретили нас без всякого удивления, причём, что странно – там были люди. Машину охотника я оставил во дворе базы, ей будут заниматься уже без моей помощи. Вепря загнал на обслуживание и заодно реализовал трофеи. Завершив эти дела, поставил свою технику и решил ознакомиться с этим местом.

База внешне почти ничем не отличалась от множества других, виденных раньше. Разве что была излишне многолюдна. Привычной уже стала картина, когда на станции никого нет, лишь в редких случаях там можно столкнуться с кем-то ещё, волей обстоятельств вынужденных задержаться сверх необходимого минимума. Здесь же было непривычно многолюдно, хотя общая численность не превышала и десяти человек, которых мне удалось заметить.

На своём законном месте располагался бокс, да и внутри он выглядел штатно, была дверь с надписью "бар", мотель и даже магазин. Однако площадь, занимаемая станцией, была значительно больше необходимой для размещения всех этих объектов, но что скрывается на дополнительной территории, оставалось загадкой.

– Малыш, ты письмо Отшельника сбросил?

– Да, выполнил всю предусмотренную процедуру и отправил Искину. Вернее, не Искину, а по дополнительно открывшемуся каналу неизвестно кому.

– Значит, о нашем появлении уже известно. Ладно, пойду прогуляюсь.

Начать решил с магазина, но войдя внутрь, сразу же уткнулся на высвечивающийся транспарант "Переучёт. Магазин не работает". Очень даже необычно. В качестве другой странности можно было считать расположенный немного в стороне стол с вывеской "Заказы". Вокруг него задумчиво прохаживалась колоритная личность. Рост под два метра, ярко-рыжие волосы и стать былинного Ильи Муромца. Такому только заказы на физическое устранение неугодных лиц принимать.

Тем не менее, я решился подойти и поинтересовался:

– Уважаемый, мне с вами можно переговорить по поводу заказов? – и показал на висевшую вывеску.

После этих слов остановившийся громила очень внимательно посмотрел на меня, даже обошёл зачем-то со всех сторон, уселся за стол и проговорил:

– Слушаю.

– Меня интересует, какие заказы вы исполняете.

– Любые.

– А машину новую мне можете предоставить?

– Это твой Вепрь во дворе?

– Мой.

– И чем он тебе не нравится? Вполне достойная машина.

– А я разве сказал, что она плохая? Хочу другую.

– Это возможно, но далеко не просто и дорого.

– Любая вещь и услуга имеет свою стоимость, так было и так будет.

– Ну что же, давайте обсудим ваши пожелания.

– А что, у вас нет готовых предложений?

– Есть и готовые, но прежде чем выбирать конкретный вариант, надо, как минимум, знать, а для каких условий это надо сделать?

– Понятно, мне нужен тяжёлый дальний разведчик с неограниченной автономностью.

– Очень даже интересно. Такого заказа у нас ещё не было.

– Извините, пожалуйста, с этого надо было начать, но как к вам обращаться? Я Танцор, можно Саня.

Да, конечно. Меня зовут Нирс, клан транспортников.

– Так вот, Нирс. Мне нужна машина, которая может выдержать нападение превосходящих сил противника, причём не уступающих по оружию. Она должна иметь возможность находиться длительное время в дальнем поиске и обеспечить проведение Регламента вне станции. Будет хорошо, если машина окажется оснащена аппаратурой, обнаруживающей самые разные виды излучения, что позволит искать заброшенные объекты.

Непременным её атрибутом должно быть наличие самых разнообразных датчиков, позволяющих двигаться в любых условиях, и локатора, дающего возможность сканировать местность вокруг и своевременно обнаруживать врагов и препятствия. Да, среди датчиков должны быть воздушные, которые позволяют изучать местность сверху. Ну, наверное, и всё.

– Очень обстоятельный подход. Пожалуй, это не машина, а передвижной опорный пункт. Теперь разрешите мне, Танцор, немного описать, как мы делаем машины. В принципе, у нас есть указание использовать как основу технику тех мест, откуда появляются объекты для участия в испытаниях. Почему – не знаю, нам было бы проще реализовать другие подходы. Но из-за этого указания мы применяем как основу земную технику.

Правда, от неё остается чаще всего только форма и общий принцип управления движением. В зависимости от возможностей оружия, количества оборудования и выполняемых им функций для его размещения и обеспечения энергией используется тот или иной прототип. Скажем, на автомобиль класса Нива поставить оружие и защитные поля выше третьего класса невозможно. Оружие, генераторы защитных полей, двигатели, накопители – всё имеет габариты и вес. Чем выше мощность, тем они больше.

Поэтому машины с хорошей защитой и оружием создаются на базе грузовиков или чего подобного, например пикапов, способных нести такую нагрузку. То, что вы перечислили, Танцор, не влезет даже в обычный грузовик, надо что-то большое.

– Я прекрасно представляю проблему. В первую очередь меня интересует – сможете ли вы оснастить всем перечисленным автомобиль. Может быть, чего-то нет, может быть, что-то сделать невозможно в принципе. Я пока просто пытаюсь понять, насколько выполнима такая задача. И уже исходя из реальных возможностей, можно будет говорить о конкретных условиях.

– Пожалуй, ответ на эти вопросы выходит за пределы моей компетенции. Вам, Танцор, надо разговаривать с кем-то, облечённым большими полномочиями.

– Это возможно?

– Не знаю. Я могу только доложить о появлении подобного заказа.

– Сколько нужно ждать хотя бы какой-то ясности в этом вопросе?

– Я думаю, дня два, не меньше.

– Тогда я отъеду на два дня, покручусь немного в окрестностях, может, что интересное обнаружу, к этому времени подойдёт срок Регламента, и мне придётся вернуться на станцию. Тогда и продолжим обсуждение этого вопроса. Хотелось бы получить положительный ответ, и я со своей стороны готов этому всячески поспособствовать.

Простившись с Василием и пожелав ему удачи, я отъехал. Отведённое время на рассмотрение моего проекта прошло быстро. Из-за близости Регламента я был ограничен в возможностях и фактически просто изучал окрестности, отмечая на карте вероятные направления дальнейшего движения. Их мне подсказывали редкие следы от прошедших машин.

На Регламент я вернулся на станцию. Поставил машину и прежде чем идти ночевать, заглянул в магазин. Он по-прежнему не работал, но Нирс был на месте, и увидев меня, приглашающее махнул рукой, мол, подходи.

– Ничего утешительного для вас сообщить не могу, Танцор. Моё руководство решило, что это очень серьёзная работа и просто так за неё браться не следует.

– Другого я и не ожидал, слишком часто сталкивался с подобными ситуациями, и каждый раз любое руководство принимает одинаковое решение. Тогда я спрошу немного не так. Мою машину модернизировать можете? Поставить более мощное поле, пушки, накопители, хотелось бы иметь раздельные накопители на поля, и пушки, и ещё один резервный. Ну и поставить автономный регенератор.

– Вам же предстоит ночёвка на станции?

– Да.

– Я дам ответ завтра с утра.

И ответ я действительно получил, что самое удивительное – даже частично положительный.

– Так, Танцор, мы готовы немного улучшить вашу машину. В неё можно будет установить генератор защитного поля и накопители девятого класса, причём накопителей будет два. Один основной и второй резервный, что-то похожее на батарейки, только этот накопитель сможет заряжаться сам. Больше ничего сделать мы не можем. Вы готовы оформить заказ?

– Да, только вопрос, сколько времени займёт работа?

– Завтра с утра всё будет готово. И стоить это будет – Нирс назвал сумму, равную половине стоимости машины.

Честно говоря, я чего-то подобного и ожидал. Неизвестный заказчик с поистине немерянными пожеланиями. Хорошо, что удалось, в конце концов, договориться хоть на какое-то сотрудничество. Во всяком случае, первый контакт был установлен, и я оценивал его положительно. Дороговато, конечно, но не дороже денег. А так всё получалось хорошо: транспортники подтверждали своё реноме; моя машина модернизировалась; вместо нейтрального статуса с кланом устанавливались доброжелательные отношения.

Оплатив стоимость работ, я пригласил вечером Нирса зайти в бар и отметить сделку. Мне-то всё равно, а вот ему должно понравиться. Машину я загнал в указанный бокс, где смогу её забрать с утра. День придётся провести в полном безделье, но зато появится время обдумать ситуацию, говорят, это иногда полезно делать.

Нирс был точен, и я его понимаю, здесь не каждый день угощают пивом. Мы выпили за успешное сотрудничество, а потом разговор пошёл о машинах. Просто о машинах, их достоинствах и недостатках, конструкциях и возможностях. Нирс несколько раз похвалил моего Вепря, после проведённой модернизации он становился если не идеально сбалансированной, то достаточно близкой к этому машиной.

Я же опять высказал своё мнение о том, какой должна быть машина дальней разведки. Мы немного поспорили, насколько необходимы те или иные узлы, но пришли к соглашению, что от их присутствия хуже не будет. После этого я высказал крамольную мысль, что клан никогда не сделает такую машину. Она ему просто не нужна, тем более, на неё нет серьёзного заказчика, а создание подобного разведчика потребует совместной работы нескольких кланов.

После этих слов Нирс надолго задумался, затем согласился со мной, но добавил:

– Я не могу говорить всего, но есть отдельные личности, принимающие индивидуальные заказы, причём, чем заказ сложнее и уникальней, тем для них он более интересен. Это настолько занятые своим делом люди, что они, как правило, живут и работают уединённо. Их услуги стоят очень дорого, но они того стоят. Подсказать координаты тебе я не могу, просто знаю, что достаточно далеко на севере происходят порой чудные дела.

Казалось бы, всё сказанное подвело наш разговор к некоему знаменателю, и он закончился сам собой. Уже прощаясь, Нирс сказал:

– А всё-таки такая машина должна быть.

– Глава 6

Настоящие герои всегда идут в обход

С утра, получив своего Вепря, я покинул базу МТС. Малыш отчитался о сделанных улучшениях. Всё было, как и договаривались – генератор поля и накопители, основной и резервный, девятого класса. И хотя машина стала гораздо более защищённой, основной своей цели я не достиг – мне нужен выход на тех, кто реально способен оказать мне помощь в прохождении Полигона.

На север дорог не было, но я не забыл полунамёк Нирса о возможном направлении движения. Правда, несколько настораживало отсутствие каких-либо сведений о местах для проведения Регламента, но как минимум, три дня для движения в одну сторону у меня было, а там придётся принимать решение по обстоятельствам – возвращаться назад или рисковать и отправляться в неизвестность.

Неторопливое движение располагало к неторопливым размышлениям, рельеф становился всё более привычным – холмы и пологие сопки постепенно смещались на восток. Дорогу на север нельзя было назвать даже просёлком, её не было совсем. Ровная, безжизненная поверхность растилась во все стороны, машину слегка потряхивало на небольших кочках и ямах, так что скорость я держал невысокую.

– Малыш, а ты, насколько я помню, сканировал каким-то образом пространство на предмет поиска сторонних излучений. Сейчас это можно сделать?

– Да, но мои возможности очень ограничены. Смогу обнаружить что-то, если оно будет в непосредственной близости.

– Жаль, жаль. Но ты всё-таки ищи, а вдруг повезёт. Мне не даёт покоя высказывание Отшельника, что вокруг всех удалённых баз существуют рабочие посты наблюдения, в которых можно переночевать. Нам бы такое место пригодилось.

Так, не торопясь и изредка перебрасываясь подобными нейтральными фразами, мы двигались на север третий день. Приближалось время принятия решения, а ясности как не было, так и нет. За всё время пути не попалось ни накатанной колеи, ни следа от проехавшей машины. Странное какое-то место. Складывалось впечатление, что я забрался в какую-то зону, от которой все старались держаться подальше. Это ощущение несколько нервировало, хотя именно в таких местах обычно и находилось самое интересное.

Как бы подтверждая эти мысли, заговорил Малыш:

– К нам приближаются шесть объектов, статус нейтральный. Уровень седьмой. Клан Непримиримые.

– Встали, Малыш, держим их перед собой, но стрельбу без команды не открывай. Ждём.

Неизвестные подходили спокойно и уверенно, чувствовали они себя тут хозяевами и никого не боялись. Но все выстроились полукругом впереди, за спину никто не полез. Это уже хороший знак, во всяком случае, сразу стрелять не начнут.

– Кто ты, чистик? И что здесь делаешь?

– Да так, погулять вышел. Люблю я, знаешь ли, просто так погулять.

– Ладно, не гоношись, Танцор. Узнал я тебя по твоему зверю. Известие появилось, что ты в наших краях объявился.

– Откуда, если не секрет?

– От Метельщиков. Хорошо ты с ними потанцевал. Вот наш бугор и решил с тобой переговорить, приглашает тебя в гости.

– А если не захочу?

– Нет, значит нет, тогда разбежимся. Ты нам не враг, мы тебе тоже. Нам делить нечего. Но уважение мы тебе оказали, к себе в гости пригласили, так что смотри сам.

– А далеко добираться до вашей базы? Вы ведь туда меня приглашаете?

– Туда, займёт это пару дней спокойного хода. Клан Непримиримых обещает тебе защиту и гостеприимство. Мне так старший велел тебе передать.

– Ну что же, раз хорошие люди просят, отказывать нельзя. Веди. Как меня зовут, ты знаешь, а к тебе как обращаться?

– А по машине и обращайся. Хаммер я.

Дорога на базу заняла два с половиной дня. Никто не торопился, шли спокойно. Несколько раз для разнообразия устроили гонки по целине, типа того – посмотреть, чья тачка круче. Каждый при этом остался при своём мнении, но вынужден был признать, что и чужая машина хороша, правда, заточены они под разные задачи.

База клана, во всяком случае с первого взгляда, ничем не отличалась от виденных раньше, разве что народу тут было больше. Мне даже стало несколько неуютно, но Хаммер, видимо догадавшись о моих чувствах, передал:

– Не боись, Танцор, ты здесь в безопасности.

Мне оставалось только поверить. Загнав машину на отведённое место, вышел и стал ждать провожатого. Подошедший громила ростом под два метра и напоминающий своими габаритами ходячий шкаф устрашающего вида, протянул раскрытую ладонь, в которой свободно уместились бы две мои, произнёс:

– Хаммер, пойдём, провожу.

Мы отправились в бар, меня провели к столику, стоявшему несколько в стороне, за которым сидел типичный киношный герой-пират – жгучий брюнет с голубыми глазами, ухоженной бородкой а-ля Ришелье, одетый, правда, в обычный камуфляж. Так что я в своей цифре, хоть и несколько мятой и потрёпанной, выглядел вполне прилично.

– Присаживайся, Танцор. Меня зовут Макс, позывной Резкий. Я представляю клан Непримиримых.

– Благодарю, Макс.

– Что будешь пить?

– Да мне, как и всем чистикам, всё равно, но как-то привычней чай.

– Да-да, помню, я тоже в свое время через это прошёл. Но ничего, судя по твоим подвигам, ты тоже справишься.

– Интересно, значит ты прошёл Чистилище? Почему тогда ты здесь?

– И да и нет, в смысле почти прошёл. Я выполнил два условия из трёх, третье не успел, хотя был довольно близок к его выполнению. Тогда мне предложили обычное тело, гражданство в Империи, но не полное, а второго класса, и постоянное проживание на этой планете. Я, конечно, согласился. И знаешь, здесь тоже вполне можно жить. Конечно, несколько скучновато и однообразно, но когда сильно затоскуешь, можно отправиться в закрытую зону. Мне можно.

– А что это такое?

– А тебе знать не надо, достаточно того, что я тебе сообщил о её существовании.

– Так что у тебя ко мне за дело? Мне торопиться надо, я ещё Полигон не прошёл.

– Молодец, Танцор, узнаю себя. Я тоже тогда всё пытался сделать быстро. Но всё равно не успел. А ты вот можешь успеть.

– Спасибо, Макс, за похвалу, но давай ближе к делу.

– А дело у меня к тебе самое простое. Надо съездить в одно место и передать одному человечку письмишко.

– И что я за это получу?

– Координаты базы этого человечка и описание дороги к нему.

– Как интересно! И почему я должен согласиться?

– Он может помочь тебе. Очень сильно помочь. Я его поздно нашёл, но если бы сделал это раньше, то точно прошёл бы Полигон на его машине.

Опа-на! Кажется, клюёт!

– А что, там можно модернизировать машину?

– Не только. Там можно договориться обо всём, что тебе нужно. Но только если ты сможешь ему понравиться. Если нет, то всё будет бесполезно.

– А что, нельзя с ним связаться через Искин?

– Нельзя. Да и то, если сумеешь к нему попасть, то можешь рассчитывать на одну ночевку, не более.

– Где-то я подобное уже слышал? А почему ты не отправишь туда своих людей? Не думаю, что среди них нет таких, кто сможет пройти Метельщиков.

– В этом и заключается вся проблема. Пройти смогут почти все, кроме самых молодых. Но у нас с Метельщиками очень напряжённые отношения. Если мои люди пройдут с боем, то начнётся война, а клану она сейчас не нужна. Пройти мирно там не удастся. Тебе же всё равно, Метельщики твои враги. А в том месте можно найти много интересного.

– Вот это-то как раз и странно. С чего бы такая трогательная забота о каком-то чистике?

– Да нет у меня никакой заботы о ком-то. Я говорю откровенно и преследую несколько своих целей. Мне нужно передать весточку обитателю базы, ослабить клан Метельщиков и в то же время не устроить с ними войну. И не понести ощутимых затрат. А что подвернулся ты, так это чистая случайность.

– Хорошо, пусть будет так. Когда мне отправляться в дорогу?

– Да завтра и отправляйся. Пройдёшь свой Регламент, а потом иди. Дорога дальняя, пять дней пути, туда доберёшься с запасом, а вот обратно дорогу ищи сам. Но можешь возвращаться через нас. Особенно если будет ответ. Хотя это вряд ли.

Мы ещё немного поговорили на самые разные темы, но было заметно, что для Макса разговор стал скучен. Он своей цели достиг, и остальное его как-то не интересовало. Так что вскоре мы расстались, меня ждал Регламент, а Макса текущие дела клана.

– Глава 7

Танцуют все

По тем данным, что мне передал Макс, дорога предстояла дальняя. Судя по той карте, что отрисовывал Малыш, я забрался глубоко в области, контролируемые бандитами. Посещаемые мною ранее территории располагались далеко на юго-западе. Чувствую, предстоит трудная дорожка. В таких местах слабых противников не бывает.

Но на удивление первые два дня я двигался совершенно спокойно, хотя это нисколько не радовало. Это могло быть только затишьем перед бурей. Местность вокруг оставалась такой же ровной, хотя местами были хорошо заметны многочисленные следы от машин.

На третий день меня встретили. Это, видимо, оказалась разведка Метельщиков, шестерка бойцов уровня не ниже шестого. Как оказалось, это было только начало. Три дня для меня практически слились в одну сплошную схватку. Как только я не пробовал отбиваться. Растягивал дистанцию, менял направление движения, удаляясь от одних и приближаясь к другим, устраивал сплошные свалки, прикрываясь одними от выстрелов других.

Всё было напрасно. Складывалось такое впечатление, что акулы почуяли кровь, и все собирались на это место. Моим спасением стало новое поле и накопители. Хоть с трудом, но они справлялись с нагрузкой. И тем не менее, моё продвижение становилось всё более затруднительным. Этот нескончаемый бой принимал всё более ожесточённый характер, постепенно в схватках начали участвовать бойцы восьмого уровня, их уже с трудом удавалось пройти мне. Радовало то, что машина оставалась относительно целой и могла ещё передвигаться.

Но когда на меня вышла четвёрка каких-то грузовиков, по оценкам Малыша, девятого уровня, я уже решил, что ко мне пришёл большой и жирный полярный зверь. Но оказалось, что он только меня обнюхал и прошёл мимо. Я, видимо, пересёк ту зону, которую охраняли Метельщики, и в этот момент всё прекратилось. Надо признать, что очень даже вовремя. И хоть я сумел спалить один грузовик, но это был мой, скорее всего, последний успех.

Машина еле-еле двигалась. Одно колесо полностью пробито, да и от диска мало что осталось, бампера нет, пластик, установленный вместо стекла, местами пробит, местами просто исполосован следами от лучей, проще сказать, что осталось целым, да и защита на нуле и батареек тоже нет. Но буквально на расстоянии километра виднелась база, а это могло означать, что я ещё поживу, хоть и такой суррогатной жизнью.

Кое-как добравшись до ворот базы, я просто уткнулся лицом в баранку. Сил не было. Психологически я оказался вымотан полностью, что бы мне ни говорили про отсутствие эмоций, но такое напряжение бесследно пройти не может. Сколько я так пролежал, уткнувшись в баранку, сказать не могу, но в себя меня привёл голос Малыша:

– Саня, Искин базы запрашивает, кто мы и что нам надо?

– Малыш, ты как? Цел?

– Почти цел, немного корпус пробило, часть проводов сгорело, но что-то ещё работает.

– Да и я, похоже, цел, хотя точно сказать не могу.

Дрожащими руками достал пачку, вытащил мятую сигарету и закурил. Эти простые, привычные движение позволили прийти в себя и немного собраться.

– Малыш, отвечай, что чистик Саня Танцор просит укрытия для проведения Регламента, возможности отремонтировать машину и должен передать письмо от главы клана Непримиримых.

Через некоторое время ворота базы открылись, и Малыш передал:

– Велено проехать вперед и встать на площадку перед ангаром.

Выполнив требование Искина, вышел из машины и начал её осматривать. Трудно было поверить, что она смогла доехать сюда и будет ещё когда-нибудь двигаться. Обходя и разглядывая машину, заметил, как из базы вышел среднего роста человек и приблизился ко мне.

– Ты Танцор? Я смотритель и хозяин базы, Ирвис. Смотрю, хорошо повеселился?

– Да уж, веселье аж из штанов прёт.

– Ты сказал, что у тебя поручение от Макса?

– Малыш, сбрось письмо.

– Сделано.

– Когда кончишь осматривать останки машины, проходи вон в ту дверь, я там тебя подожду, а пока ознакомлюсь с письмом.

Обойдя пару раз вокруг покалеченного Вепря и повздыхав, отправился на встречу с хозяином. За указанной мне дверью находилось небольшое помещение, какая-то смесь офиса, личного кабинета и комнаты для посетителей. Ирвис сидел за своим рабочим столом и внимательно изучал какой-то документ. Услышав, что я вошёл, поднял голову и махнул рукой в сторону стола в соседней комнате, мол, там располагайся. Что я и сделал.

Через некоторое время Ирвис присоединился ко мне, заказал себе пива, мне по моей просьбе чай, и сделав первый глоток, спросил:

– И как же тебя сюда занесло, Танцор? Ты что, не знал, что здесь тебя ждёт. Как ты вообще решился на такой машине сюда пробираться?

– Да в общем-то, можно сказать, что так получилось.

– А ты рассказывай, рассказывай. Я люблю интересные истории. Может, и твоя меня заинтересует.

– Попав сюда, я начал осваиваться со здешними порядками и быстро понял, что моя машина слабовата и на ней мне Полигон не пройти. Встретился на какой-то станции с Торговцем, за выполненную для него работу получил Вепря. Потом от другого Торговца узнал, что где-то на востоке есть станция, где можно модернизировать и заказать машину. Отправился туда.

В тех местах помог Охотнику отбиться от бандитов, затем оттащил его на базу, оказалось, это то, что я искал. Мой заказ на новую машину клан транспортников не принял, но зато выполнили другой и немного улучшили Вепря. На этой же станции, МТС, узнал, что на севере есть интересные места и отправился туда. Там меня встретили люди из клана Непримиримых и пригласили на разговор к Максу. Он дал мне координаты этого места, а в уплату за переданные сведения попросил доставить сюда письмо. Ну и Метельщиков немного по пути пощипать.

Я и не знал, что сюда так сложно добраться, а то бы не взялся за такое дело. Вот практически вся моя история. Теперь сижу здесь, машина в хлам, хорошо будет, Ирвис, если её у тебя можно починить.

– У меня можно не только твою машину починить, это единственное место, где ты можешь рассчитывать на помощь. Сюда мало кому удавалось пробиться. Про твои танцы я слышал, а как ты танцуешь, видел сам. Очень впечатляет. Не знаю, как ты себя чувствовал, но со стороны это было просто великолепное зрелище. Для такого танцора делать машину – одно удовольствие.

– Так что, я могу рассчитывать на её ремонт?

– Давай сделаем так, ты идёшь на свой Регламент, а я пока немного поработаю, с утра мы с тобой разговор продолжим. Машину загони в бокс, ворота сейчас откроют. Где сможешь переночевать, Искин тебе подскажет. Так что давай, до утра.

Выполнив всё требуемое, я добрался до выделенного мне места и сразу же отрубился. Видимо, сказалась психологическая перегрузка. С утра встал свежим и бодрым, и тут же получил сообщение Искина, что Ирвис меня ждёт.

– Так, Танцор, я тут кое с кем переговорил, кое-какую информацию собрал, кое-что перепроверил, получается, что ты мне не соврал, рассказал всё честно, может быть, чуть-чуть не договорил, но это нормально. Самое главное – тебе можно верить. Поэтому я могу тебе предложить свою помощь. Сам понимаешь, что это будет не просто так. Но такого предложения тебе не сделает никто.

– Я весь внимание, Ирвис.

– У тебя будет новая машина, вот такая – и на развернувшемся передо мной экране появился легендарный "Лаптёжник" – КрАЗ 255. Но это только основа. На ней будет предусмотрена установка двух защитных полей не ниже десятого класса, на каждое из них подключается по два накопителя, тоже не ниже десятого класса.


– Прости, Ирвис, а разве есть такие поля и накопители?

– Есть, есть, только вот найти их очень даже не просто. Но к этому мы вернёмся немного позже. Продолжаю. Спереди поставлю две курсовые пушки не ниже десятого класса, сверху на кабину башню, тоже с такой пушкой, но с круговой зоной обстрела. На каждом борту – по три турели, класс десятый, одна турель посередине борта, сектор стрельбы сто восемьдесят градусов, в углах кузова встанут тоже такие же турели, сектор стрельбы почти сто восемьдесят градусов, простреливается всё вдоль борта и частично сектор впереди и позади.

Две турели встанут сзади. На каждую пушку свой накопитель. И ещё два, центральный и резервный для него. При необходимости все накопители могут качать энергию друг у друга. Предусмотрено место для установки самой разной аппаратуры – датчиков, измерителей, радаров, дополнительного оружия и прочая, прочая, прочая.

Брони не будет почти никакой. Даже все пушки, в том числе и в башне, прикрыты чисто из декоративных соображений, но все основные детали, рамы, мосты, все несущие усилены и сделаны из сверхпрочных сплавов. Подвеска внешне обычная, но тоже усилена и изготовлена из самых лучших материалов. Так что отказов с ней быть не должно нигде и никогда.

По сути дела, это будет универсальная платформа, на которую можно будет вешать всё, что потребуется. Штатно поставлю сейчас три вещи – новый искин, радар и малый регенератор, с ним тебе не обязательно ночевать на станции, можешь встать прямо в поле и там спокойно спать. Правда, потом всё равно придётся ночевать на станции, но зато можешь ехать куда угодно и сколько угодно.

Только есть ряд моментов, которые надо обсудить.

– Я готов.

– Защитные поля, накопители и пушки я поставлю девятого класса, других у меня просто нет, но место будет предусмотрено под десятые и выше. Но я дам координаты и письма к своим коллегам, таким же Смотрителям, но специализирующимся на всех этих делах. Они тебе поставят самые новые и мощные моторы, накопители, щиты, пушки и прочее оборудование. Заодно внесут необходимые им изменения. Но о цене с ними будешь договариваться сам.

– Понятно, просьба будет сразу – поставьте мой Искин с Вепря, привык я к нему. Если можно, то и апгрейд ему сделайте.


– Хорошо, поставлю, что смогу – сделаю. Теперь, что касается оплаты. Деньги, четверть имеющейся у тебя суммы, оставь себе, они тебе будут нужны. Я заберу Вепря, три четверти твоих денег, и ты останешься мне должен – и он назвал сумму, в несколько раз превышающую всё, что я имел. Отдавать будешь частями, твой Искин будет перечислять на мой счёт не менее четверти всего твоего заработка, пока не закроется вся сумма.

И ты должен будешь мне притащить два грузовика, найдёшь их в зоне Северная Америка, когда туда попадёшь, и оттащишь их по полученному адресу. У твоего Искина будет вся нужная информация. Вот примерно такие будут у меня условия. Согласен?

– Да. Когда я получу машину?

– Завтра, она почти готова, осталось переставить твой Искин и сделать ему апгрейд. Так что иди пока погуляй, приходи завтра в это же время.

– Глава 8

Новые дороги и новые места

Опробовать мне свою новую машину было негде, и я сразу же отправился в дорогу, надеюсь, что если что-то будет не так, то оно проявится в первые дни и будет возможность вернуться для ремонта. Но не хотелось. Сидя на рулём Лаптёжника, я ощущал себя чуть ли не всемогущим. И уровень этого могущества пришлось проверить довольно скоро. Меня атаковали Метельщики.

Но то ли вид машины их шокировал, то ли они уже понесли достаточно ощутимые потери, то ли дорогу от базы они не охраняли, почему – не знаю, но атаки их выглядели робкими и не имели ничего похожего на то, что пришлось испытать мне несколько дней назад. Скорее, это походило на демонстрацию намерений, мол, мы всё видим, и если что, то … ух дадим. Так что мой кузов пополнился всего лишь несколькими трофеями, а все остальные кандидаты на это держались в стороне.

– Малыш, ты как?

– Отлично, Саня! Просто не знаю, с чем сравнить ощущения. Так и кажется, что сейчас нет ничего невозможного.

– Так, Малыш, отставить восторги. Проводим с тобой ревизию всего, что имеем.

– Хорошо. Итак – есть защитные поля девятого класса, две штуки, на каждое из них работает два накопителя – основной и резервный. Вместо имеющихся могут быть установлены генераторы поля десятого и выше классов. То же самое касается и накопителей, причём всех. Пушки – две курсовые девятого класса, одна башня, позволяющая вести круговой обстрел из такой же пушки.

Защита только в виде полей, всё остальное – декоративное прикрытие, правда прочное, по нему можно ходить. Башня названа башней исключительно из-за возможности вести огонь вкруговую.

По каждому из бортов стоят две турели с сектором обстрела где-то двести градусов, две штуки могут вести огонь вперёд, две назад, и одна с сектором сто восемьдесят градусов в самой середине борта. Сзади две турели с сектором обстрела сто восемьдесят градусов. На каждую пушку и турель отдельный накопитель, имеется один резервный на каждую сторону.

– Что это значит?

– Резервный накопитель стоит на курсовые пушки, на турели каждого борта, в том числе и стреляющие назад.

– Понятно, продолжай.

– Все накопители объединены в одну сеть, могу сливать энергию туда, куда надо, например, с пушек на щиты или наоборот. Так, если пушки справа не стреляют, то энергию с этих накопителей можно безболезненно сливать на щиты.

– Что есть из дополнительного оборудования?

– Установлен мобильный Регенератор. Теперь тебе можно ночевать прямо в поле, правда, потом за каждую ночёвку в поле придётся провести день на станции, но это, наверное, не самое страшное. Для ночёвки сзади предусмотрена небольшая лежанка.

– Да, Малыш, ты прав, это не самое страшное.

– Нам оставили тех бабочек, что были, правда, новых не дали. Но поставили радар, так что на расстоянии десяти км я всё вижу. Есть датчики ночного обзора, инфракрасные, ультразвуковые и специального излучения, ты про него ничего не знаешь. Ночью можем двигаться так же, как и днём, нет никаких ограничений. И у нас стоит новый грузовой захват, можем собирать трофеи на ходу, причём мощность его на порядок выше прежнего.

Есть изменения в ходовой и трансмиссии. Крутящий момент, передаваемый на колёса, регулируемый, вплоть до возможности его контроля на любом колесе. Можно притормаживать один борт целиком. Так делается при повороте, колёса чуть-чуть притормаживаются и машину заносит в ту сторону, поворот выполняется быстрее. Есть возможность использовать силовые опоры, при необходимости они могут служить домкратами, поднимая любую часть машины, или их можно применять как своеобразное ограждение. Используя что-то типа бегущей волны, можно двигаться с вывешенными колёсами, главное, чтобы хотя бы одно из них цеплялось за дорогу.

– Это как?

– Вывешивается одна сторона, потом машина начинает двигаться, опора сзади исчезает и появляется впереди. Так, переключая эти опоры – отключая сзади и включая впереди, можно передвигаться. Можно представить как некую гусеницу, поддерживающую машину и перемещающуюся вместе с ней.

– Кто этим управляет?

– Я. Когда и что включить, определяю по условиям движения, задачам или по прямому голосовому распоряжению.

– Понятно, продолжай.

– Предусмотрено место для установки четырёх пусковых установок ракет класса "земля-земля" и специальных противоракетных ловушек, но их даст или нет, оружейник. Привод 6х6, сами мы можем взять в кузов шесть тонн, и на прицеп – двадцать пять. Грузоподъёмность значительно снижена из-за большого количества оборудования – дополнительных накопителей, пушек и т.д.

Но для груза предусмотрена буксируемая силовая платформа, на которую можно грузить эти буксируемые тонны. Причём, она может быть развёрнута в двух видах – именно как буксируемая и как своеобразное продолжение кузова, увеличивая его длину. Правда, пока есть только место для её установки, она может быть получена вместе с новыми полями. Но мотор слабоват, пока может тащить машину в текущей комплектации и три тонны груза со скоростью до восьмидесяти км в час.

Но курс к смотрителю-мотористу проложен. Есть один Искин девятого класса, но нуждается в апгрейде. В наличии сто двадцать восемь батареек, их можно заряжать прямо на борту. Во всех узлах находятся наноботы и на борту шесть киберов для обслуживания машины при необходимости. Теперь всё.

– Я только мечтал о такой машине в здешних условиях. И как нам теперь проходить Полигон? Куда идти и что искать?

– Согласно тобой же поставленной задаче, сначала за мотором, а потом за всем остальным.

– Помню, помню.

И тут я в очередной раз задумался об этой новогодней ночи и полученной куче подарков. Ну не бывает так, чтобы было всё, здесь и сразу. А значит, это чьи-то происки или интриги. И напрашивается только Отшельник. И раз он действует на уровне, обеспечивающем работу, скажем так, не самых плохих специалистов различных кланов на себя, это заставляет задуматься о многом. При всё более и более углублённых размышлениях я уже пришёл к выводу о том, что все эти смотрители – его люди, специально вытащенные им из кланов, и получившие возможность делать, что хотят.

А он ведёт какую-то очень сложную интригу. И, похоже, её цель находится не здесь, а за пределами планеты. Об этом косвенно свидетельствует участие в происходящих событиях Макса, бывшего чистика, не сумевшего пройти Полигон. И помощь с его стороны имеет одну цель – дать мне возможность легально выйти отсюда, а потом решать для Отшельника там, в Империи, какие-то задачи. Может быть, я и ошибаюсь, но анализ фактов и событий буквально наталкивает на мысль, что ты просто пешка в чьей-то игре.

Причём эта игра ведётся совсем не здесь. Может быть, и Отшельник сейчас также расплачивается за чью-то помощь в своё время. Но как бы ни повернулась ситуация дальше, надо выбираться из Чистилища. В противном случае меня ждёт судьба Макса – пожизненное заключение в этих местах.

Приму пока результаты размышлений за рабочую гипотезу и положу их на ближайшую полочку, любой новый факт буду примеривать и увязывать с тем, что уже произошло. Хотя это делается и так, но теперь, после установления контактов со Смотрителем Ирвисом и получения от него писем к другим специалистам, моё положение существенно изменилось. Я теперь буду восприниматься, во всяком случае, Смотрителями, не как посторонняя личность, а свой, доверенный кадр.

Во всяком случае, всё произошедшее полностью укладывается в рамки этого предположения.

А сейчас мне надо довести машину до ума. Какая для этого у меня получается дорога? Сначала далеко на Запад, там Лаптёжника ждёт супермотор у другого Смотрителя. Потом пора перебираться в Азию, там надо найти клан оружейников, полевиков, т.е. занимающихся защитными полями, и барахольщиков, так, по словам Ирвиса, называли учёных, связанных с разнообразным снаряжением, начиная от накопителей и заканчивая системами связи и поиска. Координаты всех этих Смотрителей мне Ирвис сообщил.

Дал он мне также координаты ближайшего внутризонного перехода, так что я смогу перенестись, телепортироваться сразу на Запад из этих мест. Вот к этому переходу я и направлялся. Курс был проложен, и неторопливое движение позволяло освоиться с новой машиной. Опыт управления подобными монстрами у меня был незначительным, так что надо было осваивать новую технику.

Что меня поражало, так это копирование внешнего вида и управления, характерного для земных машин. Как-то не укладывалось в голове такое сочетание – мощные защитные поля и пушки, накопители, способные вытягивать энергию из окружающего пространства, моторы, работающие совершенно на неизвестном мне принципе и имеющие характеристики, представить которые было просто затруднительно.

И при этом машины двигались на колёсах, управлялись рулём, нужно было выжимать сцепление, нажимать педаль газа и тормоза, переключать передачи. Хорошо, что хоть двойной выжим сцепления не приходится применять. Однако, после не слишком длительного раздумья, и эта проблема была отложена на потом. Видимо, какие-то причины для таких решений были. Во всяком случае, я на Лаптёжнике чувствовал себя если не в танке, то близко к этому.

Возможности, которые предоставляла эта машина, были сейчас для меня просто запредельными. И моей задачей было найти вариант, как их реализовать. Пока никаких конкретных идей не было. Искать чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет, не хотелось. Хоть какие-то идеи и возможные ориентиры будущих поисков я надеялся получить во время встреч со смотрителями.

Немаловажным для меня был вопрос тактики ведения боевых действий. Я лишился всей манёвренности, которой обладали мои предыдущие машины, и надо было искать другие варианты использования возможностей, предоставляемых Лаптёжником, с максимальной эффективностью.

Такое неторопливое движение на северо-запад без особых происшествий продолжалось почти пять дней. Редко где-то в стороне, по данным сканирования местности, мелькали какие-то машины, не представляющие для меня ни угрозы, ни интереса. Следов от транспорта почти не встречалось, но они были, хоть и редкие. Одиночные машины, пусть и достаточно давно, судя по следам, здесь проходили. Однако искать, кто и куда отправился, мне было недосуг.

И вот наконец я добрался до этого пункта переноса. Ничего особенного, внешне всё напоминало обычный ангар, правда размер его был достаточно внушительным, но никаких зон отчуждения, охранных периметров и прочих средств безопасности заметно не было. Остановившись перед воротами этого ангара, я спросил Малыша:

– И что мы теперь должны делать?

– Я связался с Искином станции переноса, сейчас нас впустят, и мы совершим переход.

Как бы в подтверждение этих слов открылись ворота, и Малыш сказал:

– Саня, заезжай.

Заехав, я увидел на противоположной стороне ангара ворота с высвечивающейся на них надписью "Зона Русь. Станция Северная".

– Глуши мотор, Саня, и жди. Когда перенос закончится, нас отсюда выпустят.

Через некоторое время я ощутил приступ дурноты, перед глазами потемнело, а когда всё прошло, перед глазами на воротах светилось надпись "Зона Русь. Станция Запад-1".

– Выезжай, Санёк, – обрадовал меня Малыш. – Перенос закончился.

– И где это мы теперь? – спросил я, выкатываясь из ангара. Внешне ничего не изменилось, как была раньше вокруг ровная и унылая серо-коричневая поверхность с редкими оттенками грязно-жёлтого, так всё и осталось.

– Вот, смотри, – и на лобовом стекле передо мной высветилась карта тех мест, где я уже побывал. Судя по отметкам на ней, и если представить себе карту родной Земли, я перенёсся от границ Урала в Европу. Во всяком случае, мигающая точка, показывающая моё расположение, находилась примерно там, в привычных мне масштабах.

– Да, впечатляет, – вынужден был признать я. – И что теперь?

– Если твои планы не изменились, то нам сюда, – ответил Малыш, и на карте запульсировала ещё одна точка, расположенная ориентировочно в пяти днях пути от нашего места.

– А скажи, Малыш, с помощью таких пунктов переноса можно отправиться в любое место по выбору?

– Нет, эти пункты настроены на приём и передачу грузов с одной точки на другую. Если необходимо, то обратно, в точку, откуда пришёл, отсюда ты можешь переместиться. А для перехода в другое место нужны другие станции.

– Ну ладно, поговорить мы можем и по пути. Курс готов?

– Перед тобой.

И мы поехали.

– Глава 9

Цели поставлены, задачи определены, пора в дорогу

Видимо, места расположения подобных станций перехода были нейтральной территорией и располагались в удалённых местах. С учетом предстоящего длительного пути я поинтересовался у напарника:

– Скажи, Малыш, для прохождения Регламента надо спать или можно просто включить Регенератор?

– Надо спать, Саня, не менее восьми часов, но как крайний вариант – просто включить регенератор, но потом в течение недели надо обязательно один день спать, иначе не будет никакого эффекта.

– Тогда встаём здесь и ночуем возле станции. Потом, может, и не будет на это времени.

Переночевав и испытав Регенератор, на следующий день я отправился к Смотрителю-мотористу. Никто нам не попадался, а дорога вела, по моим субъективным ощущениям, в ещё более пустынные территории. И тем не менее, на третий день пути Малыш сообщил:

– Вижу двенадцать объектов, направляются в нашу сторону. Клан Дорожники. Статус – нейтральные, отношение – недоброжелательное. Уровень – восьмой.

– Будь готов ко всему, скорее всего, придётся драться.

Местность была ровная, и впереди меня, по курсу движения появилась группа машин, что-то типа мини-грузовиков, напоминающих наши Газели и моего Вепря. Они расположились прямо на моём пути, лишая меня возможности продолжить движение.

Я почти остановился, ожидая, что же будет дальше.

– Поступил вызов, – сообщил Малыш.

– Давай его.

– Эй, неизвестный. Это наша территория.

– Справка есть? – спросил я.

– Какая ещё справка? – несколько опешил вызывающий.

– Что это ваша территория.

– Шутник, да?

– Нет, Танцор.

– Так вот, танцуй отсюда подальше. Да, машину можешь оставить. Это наша собственность, и ты её у нас украл.

– А не слишком ли ты борзый, мой мелкий друг? Тебя учили, что с взрослыми надо вежливо разговаривать? А то ведь можно и пальчик прищемить. Бо-бо будет.

И тут у кого-то, видимо, не выдержали нервы. Вспыхнула защита на моей машине, принимая первый выстрел.

– Малыш, дистанцию на стекло, бей из всего, чем можешь, сосредоточенный огонь по одной цели, потом по следующей. Начинай с ближней, держи поля, всю свободную энергию на защиту. Ну что, девочки, потанцуем? Рекомендую "пассадобль", вам понравится.

И я рванул машину влево, обходя с этой стороны стоящую передо мной толпу. Малыш расчищал дорогу курсовыми пушками, огнём из башни и передних турелей. Остальные тоже использовались по мере возможности, с их помощью он уменьшал защиту у остальных машин врагов. Несмотря на несколько слабоватый движок, Лаптёжник показывал неплохую динамику.

Конечно, это не легковой автомобиль, но зону встречного огня он пролетел махом, при этом Малыш сумел сосредоточенным огнём уничтожить одну вражескую машину и на ходу собрать трофеи. Выдерживая общее направление движения в сторону станции Смотрителя, я бросал Лаптёжника из стороны в сторону, стараясь увеличить дистанцию до самых дальних машин противника и выходя из зоны их огня, сам в свою очередь накрывая других всем, чем получится.

Можно было только порадоваться всем новшествам, которыми оказался оборудован Лаптёжник. У него работала стабилизация пушек, так что стрельба получалась точной, и её можно было вести в любых условиях. За счёт торможения одним бортом и подачи крутящего момента дозировано на каждое колесо, получался рваный, непредсказуемый режим движения. Вы видели, как летает обыкновенная моль? Хаотичные рывки и изменения направления делают её поимку очень затруднительной.

Вот примерно так и танцевал Лаптёжник. Порой я сам не знал, куда он дёрнется, но в конце концов, мы с Малышом приноровились, порой предупреждая друг друга о смене курса и скорости. Со стороны это было фантастическое зрелище. Двенадцатитонный КрАЗ порхал, словно бабочка, с лёгкостью меняя направления движения, порой разворачиваясь чуть ли не на месте.

И этот порхающий как бабочка носорог плевался огнём во все стороны, при необходимости расчищая дорогу перед собой силовыми полями, принимающими форму, напоминающую силовое копьё, или нанося удар, не уступающий тарану. Однако при необходимости, Лаптёжник с лёгкостью разрывал дистанцию, уходя хоть в сторону, хоть вперёд, из-под огня противника. Честно говоря, при всей серьезности ситуации, я получал настоящее наслаждение, управляя подобной машиной.

Мастерство Смотрителя, сделавшего подобное чудо, буквально восхищало. Рывки, резкая смена направления движения, ускорения и торможения при мощной защите и пушках делали машину практически непобедимой. Подтверждением этого явилось уничтожение всех Дорожников в течение десяти минут, после чего мы тронулись в путь дальше. При этом нам даже ни разу не пробили защиту.

– Малыш, ты был просто великолепен! Я даже не представлял, что такое можно вытворять на этом утюге.

– Это ещё цветочки, Саня! Когда всё сделаем, как положено, это окажется просто квинтэссенция силы. Вот тогда, чтобы проиграть схватку, надо будет сильно постараться.

– А какие сюрпризы у тебя ещё есть, напарник?

– Честно говоря, сам не знаю. Тут ведь нет ничего секретного, надо просто правильно использовать те возможности, что предоставляет машина. Нам с тобой ещё многому надо научиться, чтобы освоить такую технику. Кстати, это нам предстоит сделать в ближайшее время. Впереди девять штук целей, уровень девятый, статус враждебный, клан Дорожники.

Похоже, нам предстояло прорываться через прикрытие, напоминающее кольцо Метельщиков возле базы Ирвиса. Но вот только ситуации была немного другая. Лаптёжник – не Вепрь, при всём моём уважении к нему. У них просто разные весовые категории. Но и встречали нас в этот раз ребятки гораздо серьёзней. Стало видно, что впереди собираются грузовики, чем-то напоминающие газоны и зилы. Во всяком случае, по габаритам и грузоподъёмности. А это свидетельствовало об их вооружении и энергетической оснащённости.

Так что ждал нас не серьёзный бой, а тяжёлая битва.

– Малыш, дело будет жаркое, так что включай свои накопители на всю катушку. Преимущества в оружии у нас перед ними нет, в скорости тоже. Если будем на виду, задавят массой. Так что сходу вваливаемся в середину этой толпы и палим во все стороны. Держи сосредоточенный огонь впереди, будем пробовать хоть так кого-нибудь добить. Пихайся во все стороны своими опорами и копьями, и порхай. Нам с тобой всё равно, чем более непредсказуемым будет движение, тем лучше.

В свалке мы лишим их численного преимущества, они все не смогут стрелять в нас, и одни из них прикроют нас от огня других. Но ближних валить, и не давать им прицельно стрелять, крутись, только меня предупреждать не забывай. А сейчас передавай:

– Эй, девочки, дорогу освободите. Зря вы вышли здесь гулять. Дорога – не место для маленьких.

– Сейчас мы из тебя сделаем решето, потом разберём на запчасти, а на остатках потанцуем.

– Это же так весело! Только начнём с конца. Танцуем, девочки!

С последними словами я притопил педальку, и Лаптёжник буквально прыгнул вперёд, сокращая дистанцию. А дальше началась настоящая свалка. Их было много, и по оружию они мне не уступали. Но поодиночке каждый из них был гораздо слабее моего монстра. Таранный удар разогнавшейся двенадцатитонной дуры буквально сметал всё на своём пути, а выставленные силовые копья не давали никому приблизиться ко мне.

Да и в любом случае моя масса была больше каждого из них в отдельности, и одиночные удары Лаптёжник практически не замечал. Зато все остальные разлетались в стороны, как кегли. Всему происходящему недоставало только рёва моторов, а так полный сюр – огромные монстры-грузовики увлечённо давят друг друга, при этом периодически вспыхивают прикрывающие их коконы защитных полей и постоянно появляются злые, жалящие плевки пушек. И тишина!

Нет, грохота, конечно, хватало. Но мой расчёт оказался верным. Большая часть этой толпы оказалась не у дел и только мешала друг другу. Задавить меня массой и остановить у них не получилось, хотя было видно, что появился у них такой план – остановить машину и спокойно расстрелять. Спасла меня в данной ситуации манёвренность и умение Малыша. Лаптёжник бил не по центру препятствия, а спереди или сзади, заставляя машину противника крутиться юлой.

Удар разогнавшейся двенадцатитонной дуры буквально отбрасывал препятствие в сторону, а в случае получения самим удара от противника я отскакивал в сторону и при необходимости использовал силовые опоры. У нас с Малышом сложилось полное взаимодействие – он мне порой подсказывал, куда лучше направить удар, не забывая и притормаживать, подправляя, при необходимости, машину. Ну и огонь из пушек, правда с этим были некоторые трудности, основная энергия уходила на поддержание полей.

На это работали все резервные накопители, и благодаря этому они выдерживали те нагрузки, которые возникали при столкновениях. Во всяком случае, крутясь и вертясь, как карась на сковородке, мне удалось постепенно склонить ситуацию в свою пользу. Число машин противника уменьшалось, и в конце концов, всё закончилось эпитафией, которую родил Малыш:

– Маленьким девочкам вредно гулять по большим дорогам. Будет бо-бо.

Расставив всё на свои места, мы отправились дальше по маршруту. Было ещё несколько попыток нас остановить, правда, уже не таких серьезных. Нападающих было меньше, и они представляли по составу что-то смешанное из двух первых групп. Но всё было напрасно, и на третий день мы добрались до места, напоминающего базу Ирвиса. Стояли такие же ангары, окружённые защитным периметром.

– Глава 10

Что только не говорят умные и знающие люди

Встав перед воротами, я принялся ждать вызова.

– Судя по тому, что я вижу, это очередное творение Ирвиса. Значит ему, как всегда, чего-то не хватило, и он отправил тебя сюда. Кто ты, незнакомец?

– Я Танцор, мне Ирвис порекомендовал обратиться к вам, уважаемый Готрис. И письмо просил передать.

– Ну что же, почему бы не поговорить с новым человеком. Скучно здесь. А ты меня повеселил, надо честно признать. Хорошее представление устроил. Давно я не видел, чтобы так красиво проходили схватки. Очень большой у тебя арсенал приёмов, Танцор. Заезжай, ставь машину на отведённое место и выходи. Да, скажи своему Искину, пусть сбросит мне письмо Ирвиса.

В границах периметра открылся проход, я въехал на территорию базы и занял отведённое мне место. Выйдя из кабины, по привычке обошёл вокруг, осматривая возможные повреждения, хотя если бы они были, Малыш мне об этом уже сообщил бы. Заканчивая осмотр, получил сообщения от Малыша:

– Саня, Готрис просит пройти к нему и поговорить. Вон дверь открылась.

– Понял, иду.

Пройдя в открытую дверь, я попал в помещение, напоминающее мне виденное у Ирвиса. Видимо, Смотрители использовали типовую конструкцию и вносили в неё изменения, обусловленные своими потребностями. Сидевший за столом старичок производил приятное впечатление, в нём не было заметно никаких признаков увядания и, как говорят, – благородной старости.

– Проходи, Танцор, присаживайся, поговорим. Давай знакомиться, я – Готрис, Смотритель этой базы. Чем я занимаюсь – тебе, наверное, рассказал Ирвис. В его письме ситуация обрисована достаточно ясно, но я хотел бы услышать эту историю непосредственно от тебя.

– Да в общем-то, история простая. Я искал, как можно улучшить свою машину, и попал на базу МТС. Здесь своя история, и если будет интересно, я могу рассказать и её. На базе мне отказались делать машину, и я отправился дальше зарабатывать деньги и искать новые станции. В итоге встретился с кланом Непримиримых и получил приглашение посетить их базу. Там мне сделали предложение – доставить письмо Ирвису, и пообещали, что с ним я смогу обсудить новую машину.

Я не знал, на что подписываюсь, и согласился. К базе я пробился, но в результате мой Вепрь превратился в груду металлолома. По словам Ирвиса, ему, так же как и вам, понравилось, как я прорывался, и он решил, что я достоин управлять тем, что он может сделать. Так я и стал обладателем этой техники. Но как говорится, он слепил её из того, что было, а дальше ему стало неинтересно этим заниматься, и он дал мне адреса и имена Смотрителей, которые смогут мне помочь довести его изделие до совершенства. И вот я здесь.

– Ёмко, коротко и по существу. Но осталось много вопросов, на которые мне хотелось бы получить ответы. Ты готов на них ответить?

– Конечно, но хотел бы спросить, я могу сам задать кое-какие вопросы?

– Задать-то можешь, а вот насчёт ответов – посмотрим. Ты расплатился с Ирвисом? И если нет, то как собираешься расплачиваться? И зачем тебе такая машина? Это ведь, используя космическую терминологию, рейдер или тяжёлый дальний разведчик. Тем более, её возможности значительно возрастут, если реализовать весь заложенный потенциал.

– Я не расплатился с Ирвисом, у меня не было таких денег. Я хотел починить своего Вепря и обратился с этой просьбой к Смотрителю, но Ирвис предложил мне замену – вот этого Лаптёжника в обмен на мою старую машину. Забрал у меня часть денег, забрал все трофеи, добытые за время прорыва, а это не менее полутора тонн разного снаряжения и пушек не ниже шестого класса, и взял с меня обязательство выплатить ему частями с моей добычи определённую сумму.

Почему мне нужна такая машина? Дело в том, что все мои более-менее серьёзные заработки были осуществлены в дальних рейдах, выполняемых по заказам торговцев. И я понял, что только в таких, удалённых местах можно найти что-то ценное, которое может мне позволить пройти Чистилище. Правда, мне бы хотелось получить хоть какую-то информацию о предпочтительных районах поиска, но пока это вопрос открытый. Может, вы сможете мне в этом помочь, уважаемый Готрис?

– Всё возможно в этом мире. Но не будем отвлекаться. Ты знаешь, чего хочет от меня Ирвис?

– В общем-то, да. По словам Ирвиса, вы можете мне поставить новый мощный двигатель. Мне бы очень хотелось его получить, тогда значительно улучшится динамика машины, а при тех задачах, что я перед собой ставлю, это было бы очень даже хорошо.

– Ну да, всем нужен новый двигатель. И помощнее. А мне-то зачем это нужно?

– Честно говоря, я даже не знаю, что сказать. Я долго обдумывал ответ на такой вопрос, но ничего не смог придумать. Денег на оплату ваших услуг у меня нет, да и не думаю, что они вас могут заставить взяться за это дело. Обещания Ирвиса – это его слова, вы можете выслушать сторонние пожелания и остаться при своём мнении. Единственное, что я могу предложить – услуги со своей стороны, причём не просто в обитаемой части Полигона, а далеко за её пределами.

Может, вам надо найти что-то экзотическое, может, что-то притащить из беспокойных районов, может, есть какие-то дела в таких местах. Если выполнить работу будет в моей силе – я выполню её, и это будет моей платой.

– Честно и откровенно, без виляний, лицемерий и пустых слов. Ты меня начинаешь интересовать, Танцор. В первую очередь как личность, а не как источник дохода. Честен и далеко не дурак, отважен и умён – не самое часто встречаемое сочетание.

– Вам судить, Смотритель.

– Куда ты дальше планируешь отправиться?

– Буду проходить Полигон. Надо побывать во всех зонах, сейчас на очереди Азия, надо посетить как можно больше станций, да и с другими Смотрителями пообщаться, Ирвис и для них дал письма. Буду добывать трофеи и искать места, где можно найти хорошую добычу. Как я понял, многие знают, где можно что-то взять, но не у всех это получается.

– Ты так уверен в себе?

– Нет конечно, но какой у меня выбор? Надеюсь на своё везение, умение и технику.

– Здраво рассуждаешь. Хорошо, я обдумаю всё, что ты сказал, и дам тебе ответ завтра. А теперь спрашивай, что ты хотел узнать?

– Вопросов много, но я понимаю, что мне придётся искать ответы самому. Но два я всё-таки задам. Не могли бы вы, хотя бы приблизительно, сказать, на какие места мне стоит обратить особое внимание и которые из них посетить. Ну и ещё не даёт мне покоя вопрос, зачем нужны эти письма-файлы. При тех системах связи, что есть, это не самый эффективный способ общения.

– На первый я дам тебе ответ с утра, вместе со своим решением. А что касается писем – это не просто передача информации, вернее, совсем не передача сведений и данных. Как ты уже, наверное, понял, на Полигоне всё постоянно проверяется и подтверждается реальными действиями. Так вот, письмо-файл – это своеобразное задание для испытуемого, некий тест. Задача каждый раз ставится разная, как и условия её выполнения, но неизменным должен быть итог – только положительный.

Все эти плюсы отражаются на твоих результатах по прохождению Полигона и тоже идут в общий зачёт. Учёт всего ведёт Искин Полигона, и никто не знает, что он там считает. Так что если тебе дают письмо – это своеобразная демонстрация доверия к тебе со стороны заказчика. Понятно?

– Да.

– Тогда иди отдыхай, путь сюда был долгим, и наверняка тебе нужен Регламент.

А что мне ещё оставалось делать? И я пошёл отдыхать. Напоследок спросил:

– Я там немного трофеев настрелял. Здесь их можно будет реализовать?

– Завтра, всё завтра. Место для ночлега тебе укажет Искин.

На следующее утро мне сразу же после пробуждения Искин передал приглашение Готриса зайти к нему.

– Значит так, Танцор, я обдумал ситуацию. Она мне не очень нравится, но Ирвис просил тебе помочь. Ты прав, деньги мне не очень-то и нужны. Но в жизни ничего не должно даваться даром. Поэтому я предлагаю тебе такой вариант – я получаю сейчас все имеющиеся твои трофеи просто так. Это будет оплата моих услуг по установке тебе нового мотора. Его я поставлю, причём поставлю не десятого класса, а гораздо лучший, свою новую разработку – экспериментальный.

По характеристикам он лучше мотора десятого класса примерно так же, как десятый класс лучше первого. В надёжности можешь не сомневаться, он никогда не откажет. Но твой Искин на каждой базе будет сбрасывать по определённому коду данные о его работе. Это первое. Ты ещё должен будешь доставить мне одну вещь. Я дам тебе координаты места на территории Азии, там ты обратишься в магазин к торговцу и передашь ему письмо от меня.

Он сообщит координаты места, куда ты должен будешь пробиться и забрать там груз – его вес двадцать тонн. У тебя есть силовая платформа для транспортировки? Хорошо, я так и думал, что есть хотя бы место под неё. Но на эту базу ты поедешь после получения новых полей и пушек. Иначе не справишься. И то я не уверен, что ты сможешь туда пробиться, да ещё и вернуться с грузом. Там территорию контролирует очень сильная банда, те, кого ты щипал по дороге сюда, им годятся разве что в ученики.

Груз – мне, трофеи – тебе. После того, как притащишь эту вещь, мы с тобой в расчёте. Согласен с моим предложением?

– Да.

– Тогда немного о том, что получишь бонусом. Для управления двигателем я сделаю апгрейд твоего Искина, усиленную подвеску и дополнительно забронирую кабину и самые важные узлы машины. Во всяком случае, колёса у тебя всегда будут целые. Кроме того, когда ты притащишь груз торговцу, он даст тебе координаты двух мест, где находится битая и старая военная техника. Это опять же всё твоё. Как я сказал, мы с тобой будем уже в расчете после доставки груза.

И последнее. На переход в Азию отправляйся своим ходом. Я дам тебе координаты ещё двух мест, там кладбище битой техники, обычной, гражданской. Расположено оно рядом с твоим маршрутом, потеряешь день, но что-то заработаешь. Всё понял?

– Понял, только почему ты, Готрис, даешь мне координаты свалки сейчас?

– Ты думаешь, что здесь подвох? Зря. Я тебе даю мотор и надеюсь на хорошую добычу потом. А вот для разговора с полевиками и оружейниками тебе деньги могут и понадобиться, а без помощи этих Смотрителей ты не сможешь рассчитывать на успех своей миссии. Мне нужен день на выполнение работ по замене мотора, так что иди и отдыхай, выедешь завтра.

– Глава 11

Вперед, на Восток

Оставив позади базу Готриса, я отправился в дальний путь к воротам перехода в Азию. Конечно, быстрее было бы воспользоваться внутризоновым переходом, но Смотритель настоятельно рекомендовал двигаться так, и я намеревался полностью следовать этому совету.

– Малыш, ты как?

– Нормально, Саня.

– Как аппарат?

– Песня! После того, что смотритель сотворил с машиной, я даже не могу представить, что она не сможет сделать.

– А вот теперь давай подробней, напарник.

– Мощность увеличилась на порядок. Теперь стольник, причём по любой дороге – наша крейсерская скорость. Подвеска, ходовая усилены, все узлы и детали прошли дополнительную обработку и упрочнение. Кроме того, там закачана куча специальных наноботов. Маневренность просто не поддаётся описанию, машина способна разворачиваться на месте и действительно может порхать. Динамика просто великолепна, конечно, её надо будет ещё посмотреть, но по предварительным данным, лучше всего, что было у нас раньше.

Есть режим форсаж. В течение десяти минут мы можем использовать мощность в десять раз большую, потом, правда, должен быть перерыв не менее часа на использование форсажа. Есть режим супер, при этом используемая мощность в двадцать раз больше штатной. Но время использования – минута. Нам поставили усиленные колеса и на них сделали дополнительную защиту. Разлохматить их просто так не получится. И забронированы кабина и мотор. Что позволяет выдержать два попадания из пушки шестого класса без всякой защиты.

– А накопителей на всё это хватит?

– Потребление энергии не превышает обычного, но Готрис воткнул дополнительный накопитель для мотора, теперь на него работают отдельные, основной и резервный. Есть ещё специфические режимы, но они уже связаны с управлением мотором. Так что по своим возможностям это уже совсем другая машина.

По моим ощущениям так и было. Лаптёжник буквально летел, причём ухабистая и кочковатая дорога никоим образом не мешали этому, как и масса всей машины. Лишь лёгкое покачивание выдавало высокую скорость движения.

Я размышлял о том, чего мне стоили такие улучшения. То, что я согласился на кабальные условия, было понятно и так. Готрис получил возможность испытать свой двигатель при больших и длительных нагрузках, причём за эти испытания получит какие-то очень ему нужные плюшки. Я же должен рисковать своей шкурой. Хотя выбора у меня в любом случае нет. Один из пунктов прохождения Полигона – успешное проведение боёв, причём против группы. А такая машина позволяет мне выполнить подобное требование.

По большому счёту, меня устраивал любой вариант – он всё равно помогал мне пройти Чистилище. Наберу денег – хорошо, настреляю противников – тоже хорошо, пройду много станций – отлично. Всё идёт в зачет. Поэтому не стоит забивать себе голову грустными мыслями, важно только то, что работает на прохождение Полигона. А полученные улучшения работают на это самым прямым образом.

С другой стороны, стоит подумать и о письмах-тестах. Кто-то, и скорее всего это Отшельник, проверяет меня по самой полной программе, правда, предоставляя при этом возможности справиться с задачами. Что здесь хорошо, а что плохо – вопрос на засыпку. Пройдёшь – хорошо, но что будет впереди? Не пройдёшь – тоже хорошо, с точки зрения проверяющего, значит не стоит тратить время и усилия на этого кадра.

Так что, похоже, от меня здесь ничего не зависит, и мне остаётся только следовать принятым правилам. Мне дают задание, но при этом предоставляют возможность для его выполнения и какие-то плюшки после благополучного окончания миссии. Так что, танцуй, Саня.

– Саня, у нас гости, – прервал мои размышления Малыш. Двенадцать Дорожников, класс – восьмой, статус – враждебный. Идут параллельно на расстоянии двух км. Похоже, они узнали машину и не приближаются.

– Сейчас я немного поверну в их сторону, следи за реакцией.

Я сместился в сторону противника и потом опять продолжил движение в прежнем направлении.

– Они отходят, дистанцию держат прежней. И они отстают, наша скорость выше.

– Значит так и идём. Нам надо торопиться в Азию.

Через некоторое время Дорожники отстали, и мы продолжали движение в прежнем темпе и гордом одиночестве. На четвёртый день нам попалась укатанная дорога, идущая в нужном направлении, и к концу дня она привела нас на станцию. В этих местах они ничем не отличались от привычных, расположенных гораздо восточней. Мне достаточно было просто зайти в бар, купить воды и сигарет, за это время Малыш получил файл, и мы отправились дальше.

Окружающая обстановка совпадала с виденной раньше. Дорога вела в нужном нам направлении, и мы продолжили путь по ней. Как-никак, надо было увеличивать число посещённых станций, так что раз представилась такая возможность, надо пользоваться. Сказать, что Лаптёжник вызывал уважение – значит, ничего не сказать. Сколько раз откуда-то со стороны выскакивали самые разные любители чужого добра, но вся их любовь заканчивалась при виде объекта поклонения.

Так мы и двигались от станции к станции, порой ночуя на них для проведения Регламента. На каждой из них Малыш сбрасывал файл-отчёт Готрису с данными о работе мотора. Ожидаемых от окружающих вопросов типа – откуда машина и как получить такую, мне не задавали, хотя при встрече людей на базах эти вопросы буквально читались на их лицах. Они хоть и редко, но встречались на некоторых станциях. Так мы и двигались без всяких происшествий, когда пришло время уходить в сторону ближайшей свалки, посетить которую рекомендовал Смотритель.

Отправились мы туда напрямую, не выискивая подходящую дорогу, хотя думаю, что если поискать, то нашли бы. Тем не менее, на третий день пути мы добрались до нужного места. Свалка оказалась огромным полем, уставленным битыми машинами. Было заметно, что его посещают, о чём свидетельствовали ведущие сюда следы. Чтобы не тратить время на уже осмотренные участки, я опять же по полю объехал всю территорию в поисках мест, где не бывали посетители.

Обнаружив неразграбленные участки, я заезжал на свалку, при необходимости расчищая себе дорогу силовыми опорами, и занимался мародёрством. И хотя обычной добычей были пушки и накопители второго-третьего класса, зачастую повреждённые, а значит и продать их по полной цене не получится, но тем не менее, за два дня я набрал десять тонн такого оборудования. Хоть какой-то заработок.

Встретили меня при возвращении, когда я уже покидал территорию свалки. Всё было предсказуемо и ожидаемо, двенадцать машин восьмого уровня, что-то типа мини-грузовиков, клан Возрождение, встали поперёк моего пути и выставили условия:

– Это наша территория. Оставляй груз, машину и можешь уходить. Мотоцикл мы тебе дадим. Усёк, чистик?

– Тебе, сявка, не говорили, что со взрослыми надо разговаривать вежливо? Так вот, считай, что я тебе уже об этом сказал. А в качестве воспитательной работы вы все поедете на своём мотоцикле. А тебе, спирохета бледная, придётся этот мотоцикл толкать. Брысь с дороги, гопота!

Ответом мне был сосредоточенный залп изо всех пушек. Первая защита выдержала, правда, её почти пробило.

– Малыш, танцуем. Давай в толпу, прикинемся бабочкой.

Лаптёжник буквально прыгнул с места, при этом его пушки накрыли всё, что можно. Дорогу впереди расчистили курсовые пушки и башня. Остальные турели обрабатывали окружающее во всех направлениях. Во всяком случае, своим манёвром я спутал бандитам их планы, и они оказались в затруднительном положении. Численное преимущество пропало, стрелять могли только несколько машин, находящихся рядом, а своими пушками они не могли пробить моё поле.

Тем более, что Малыш успел влить в него энергию из батареек, и оно полностью восстановилось. Находясь в этой толпе, я в полной мере смог оценить те возможности, что давал новый мотор. Лаптёжник буквально раскидывал всех своих противников, разворачиваясь почти на месте и не испытывая при этом никаких трудностей. Силовые опоры не допускали прямого контакта с полем, а от ударов некоторые машины просто переворачивало.

Короче, наглядная демонстрация поведения слона в посудной лавке прошла успешно. Через пять минут всё было кончено. Мы с Малышом добили всех, кого смогли, собрали трофеи и отправились восвояси. На прощание мой напарник, ему, видимо, понравилось составлять что-то типа эпитафий, отправил сообщение бандитам:

– Эй, сявки, мотоцикл мы вам оставили.

Реализовав трофеи и пройдя Регламент, мы отправились дальше. Размышляя о результатах посещения подобного автокладбища, вынужден был признать, что дело это, в общем-то, доходное, если выполнять его постоянно и не попадаться. На битой технике остаётся что-то ценное, и почти всегда это имущество прекрасно подходит в качестве трофеев. И пусть оно не отличается большой ценой, но зато его получение не представляет особых сложностей.

Но меня поразило не это, а количество техники. Перемещаясь по территории Полигона, бывая на станциях, я как-то не замечал людей и сосредоточения техники. Также не задумывался о том, куда девается всё то, что остаётся после разборок с бандитами. Причём, на такие кладбища, видимо, перемещали то, что находится вблизи часто посещаемых станций. И тем не менее, количество покорёженной техники удивляло и заставляло задуматься, а сколько же здесь людей пытается выжить и пройти Чистилище.

Незаметно мы с Малышом приближались к точке перехода в Азию. Рельеф стал несколько более холмистым, появились овраги и небольшие сопки, скорее даже большие бугры, так что движение перестало быть однообразным. Осталось по моим прикидкам два дня, когда пришло оповещение от Малыша:

– Впереди, на расстоянии десяти км, нас ждёт засада.

Машина находилась в это время на вершине холма, и я остановился.

– Что там, Малыш?

– По данным датчиков, мы сейчас въезжаем в долину. Далее дорога идёт по ровной поверхности, и на расстоянии десяти км на выезде из долины в холмах стоят двадцать четыре машины, статус враждебный, уровень девятый и десятый, клан Берущие и Изгои.

– Малыш, запускай бабочек, пусть посмотрят, что там впереди.

– Сделано.

Я съехал с вершины на обратный склон, чтобы не отсвечивать, встал там и задумался. Похоже, против меня попытались применить мою же тактику – засаду в холмах. Но настораживало совсем другое. Хорошо, если это просто засада на дороге, что казалось маловероятным. Девятый и десятый уровень – подобные бойцы и техника на дорогах для гоп-стопа не используются. А значит, они ждали конкретную, свою цель. Хотелось бы думать, что не меня, но в это верилось слабо.

Такой вывод говорил о начале действия сил, противостоящих Отшельнику и компании. Иначе не сходится, кто бы им мог сообщить, что я двигаюсь по этой дороге? Двадцать четыре бойца девятого-десятого класса – это не хухры-мухры. Тем более, брать будут из засады, а значит, первым же, совмещённым залпом мою защиту разнесут вдребезги. И маневра у меня не будет. Тут пришло сообщение от Малыша:

– Саня, по результатам обзора сверху, перекрыта сама дорога, проезды рядом с ней и следующие вглубь по ходу движения. Дорога идёт между холмами, а все лощины забиты техникой.

– Малыш, снимай картину как можно большей территории. Будем уходить по бездорожью, межу холмами. Мы стали с тобой слишком известными личностями, и многие ходят взять … у нас интервью. Мне это не нравится, так что пойдём как настоящие герои – в обход. И к точке перехода тоже пойдём в обход, причём будем выходить к ней с востока. Уменьшить излучение от машины можешь, чтобы мы оказались менее заметными? Нет? Жаль. Не забудь мне напомнить об этом, когда будем говорить с полевиками.

А сейчас собирай своих бабочек, и уходим в обход через холмы. Идём только по лощинам, наверх не лезем. Судя по снятой тобой обзорной карте, нам лучше всего пойти на север и потом зайти на переход с востока. Так?

– Да, я так и проложил дорогу там, где успел снять местность.

– Молодец, только мы пойдём на юг, а потом определимся. Уходим далеко на юг, мне кажется, однодневного перехода в эту сторону будет достаточно. Как только выйдем за пределы осмотренных территорий, снова запускай бабочек. Будем изучать дорогу.

Так мы и ушли. Что нам помогло избежать засады, я так и не смог точно сформулировать. Наверное, радар и моё требование к напарнику постоянно сканировать всю окружающую нас территорию. Короче, постоянное ожидание неприятности и готовность как-то с этим разобраться.

Во всяком случае, уйдя на юг, мы избежали засады, а выбор самого неудобного пути для движения, видимо, отправил погоню по ложному следу. Для Лаптёжника не составило никаких проблем пройти по тем местам, благо там не было баз, и выйти к точке перехода с неожиданной стороны. Надо признать, что конечную цель нашего движения враги определили правильно, а может быть, просто контролировали возможные места моего появления.

Скорее всего – второе, так как там дежурила шестёрка Изгоев восьмого класса. Здесь ничего не пришлось придумывать, я их просто уничтожил, после чего отправился на станцию перехода. Передо мной на противоположных воротах горела надпись: "Станция Центр. Зона Русь".

Мгновенная дурнота, краткий миг черноты, и на двери высвечивается сообщение: "Станция Запад-1. Зона Азия".

– Часть 3

– Отступление 1

Территория Полигона, неизвестное место

В помещении небольших размеров, где размещался стол, два стула и небольшой столик, на котором располагался чайник и пара чашек, сидел внешне ничем не примечательный человек и внимательно изучал какой-то документ, высвечивающийся в воздухе перед ним. И хотя его занятость была совсем не показной, создавалось ощущение, что он кого-то ждал. Как бы подтверждая это, открылась дверь и вошёл ещё один мужчина.

Сидевший сразу выключил изображение, встал из-за стола и вышел навстречу. При первом взгляде создавалось впечатление удивительной схожести этих людей – одинаковая одежда, телосложение, манера двигаться говорили если не о родственном отношении между ними, то как минимум, об одной школе обучения или местах пребывания, в которых они провели многие годы, и отложивших на них свой отпечаток.

– Здравствуй, Сарис, дружище, – произнёс первый мужчина, обнимая вошедшего.

– Я рад тебя видеть, Борст, – ответил тот, в свою очередь заключая друга в объятия.

– Проходи, присаживайся, сейчас чаю налью. Крепче не употребляю, а нему я привык.

– Да уж, такая привычка добром не кончится, по ней тебя вычислят, всем известно твоё пристрастие к этому напитку.

– Думаю, такие маленькие слабости вполне допустимы, их достаточно просто контролировать. Так что привело эмиссара координатора сектора доблестного Сариса в заброшенное убежище бедного Отшельника, удалившегося от тягот окружающего мира.

– Не юродствуй, приятель. Сам же понимаешь, что это слишком сложная и тайная операция, чтобы её можно было доверить кому-то ещё.

– Ладно, поприкалывались и хватит. Что хочет от меня координатор?

– В первую очередь согласовать наши действия, причём в данном случае это происходит по старинке – через личных представителей. Самое главное – твои выводы о внедрении агентов цивилизации Чемуров в наши миры получило полное и однозначное подтверждение. Я не буду касаться всех этапов операции по получению доказательств, но они есть и не вызывают сомнений в своей истинности.

Сейчас рассматриваются различные варианты противодействия проникновению, поэтому координатор считает необходимым получить твой анализ ситуации и собранные данные по Чистилищу. Тем более, что операция с самого начала находится под контролем контрразведки и Императора, а сейчас они готовы выслушать координатора с его предложениями. Вот поэтому я здесь. А теперь я выслушаю тебя. Не будет никаких записей и копий разговора.

– Хорошо, Сарис, только с твоего позволения я начну издалека, с самого начала.

– Дружище, как тебе удобней, так и делай. Нас с тобой учили запоминать любые объёмы данных, так что думаю, я справлюсь. Заодно освежу свою память.

– Дело началось с того, что возникло стойкое ощущение постороннего вмешательства в наши дела. Утечка самых секретных сведений и провал самых тщательно разработанных планов стали нормой. И хоть мы ни с кем не ведём прямых боевых действий, битвы разведок не стихают ни на минуту. И тогда появилась теория о внедрении постороннего сознания, сознания каких-то представителей чужих цивилизаций в тела людей.

Было высказано предположение, что это, скорее всего, цивилизация Чемуров, человекоподобных лемуров, развивающаяся с уклоном в биологию, хотя они и технику тоже продвигают, но в этой области нам уступают достаточно ощутимо. Было предпринято несколько попыток выявить внедрённых особей в телах людей, но всё оказалось безрезультатно. Удалось только установить, что возможно для этого используется Чистилище. Тогда я и отправился сюда, пытаясь найти механизм, подобного проникновения.

– И я понимаю, что тебе это удалось, как нам, в конце концов, удалось найти такие внедрённые личности.

– Да, у меня получилось, но все доказательства только косвенные. У меня нет таких возможностей, как у вас, так что приходится работать больше с анализом фактов.

– Не прибедняйся. Говори, что нарыл.

– Анализ поведения чистиков, манеры ведения ими боевых действий, тактики боев и ряда других фактов позволил выявить достаточно значительную группу объектов, отличающуюся по своему поведению от остальных. Для этой группы характерно:

1. Использование техники с автоматическим управлением и отказ от машин с ручным управлением, хотя из-за этого они лишены возможности применять оружие повышенной мощности и заведомо ограничивают свои шансы по прохождению Полигона. По нашему предположению, это связано с психологическим неприятием большей частью представителей Чемуров управлением машинами из-за их уклона в сторону биологического пути развития.

Даже вселившись в тела людей, видимо, на подсознательном уровне происходит отрицание использования техники или ограничение её использования в минимальных объёмах.

2. Однообразная манера ведения схваток – ими применяется только групповая атака, обычный навал толпой. Связано это может быть опять же с тем типом действий, который сформирован чемурами за века их развития. Именно так всегда ими велись и ведутся боевые действия.

3. Стайный образ жизни. Чаще всего объекты, склонные к особенностям, отмеченным в пунктах 1 и 2, каким-то непостижимым образом находят друг друга и образуют устойчивые группы, в дальнейшем превращающиеся в бандитские кланы.

4. Удивительная способность подобных сообществ образовывать союзы и альянсы с другими кланами и организациями. Подтверждением этого становится всё большее число мобильных подразделений, включающих в свой состав представителей разных бандитских групп. Именно такой особенностью – образовывать альянсы с другими расами, всегда отличались Чемуры.

Вот что сейчас, Сарис, нами установлено. Если принять, что все эти объекты – внедрённые Чемуры, то последние события на Полигоне можно объяснить. Стало гораздо больше банд, причём они изменились качественно. Если раньше они прикрывали отдельные зоны и направления от проникновения чистиков, то теперь действуют по всей территории Полигона и не подконтрольны никому.

Кроме того, стали появляться объединения, или отдельные группы, представителей разных кланов, причём никогда раньше не замеченных не только в дружественных отношениях, но даже в сочувствии друг другу.

– Да, очень интересные данные ты собрал, Борст. Это всё?

– Нет, Сарис. Судя по скорости увеличения численности таких объектов, где-то на Чистилище заработала лаборатория, а может быть и не одна, по внедрению сознания Чемуров в людские тела. Как они создают тела и как на Чистилище попадают матрицы сознания инопланетян – не знаю. Этим придётся заняться вам. И какова конечная цель операции, мне тоже неизвестно.

– Да, наверное. А ты тогда постарайся найти лабораторию. Причём хорошо бы получить её целой. Будет крайне интересно заняться её изучением.

– Тебе бы только интересным заниматься, а мне вот придётся дерьмо разгребать.

– Не ворчи, мы оба с тобой обычные ассенизаторы нашего мира, копаемся в отходах цивилизации, чтобы она могла спокойно жить.

– Глава 1

На пороге новых событий

– Саня, где-то через час будет нужная нам станция.

– Принято, Малыш.

Уже два месяца я колесил по зоне Азия. Правда, колесил не просто так, а занимался дооснащением своего Лаптёжника. Мне пришлось искать и прорываться с боем ко всем Смотрителям, которых назвал Ирвис. Но оно того стоило. Прикрывали такие места высокоуровневые бойцы на хорошей технике, и трофеи позволили несколько исправить моё финансовое положение.

Кроме того, я кажется нашёл, чем можно заинтересовать этих Келдышей. Каждый из них занимался своим делом, и у всех были свои личные разработки, которые нуждались в серьёзных натурных испытаниях. Моё обращение к ним, подкреплённое письмами от Ирвиса и Готриса, говорило о том, что я не просто так пришёл, а уже работаю в этом направлении. Моя машина, оснащённая другими Смотрителями, служила своеобразной демонстрацией серьёзности их намерений.

Поэтому разговор, в конце концов, сводился к своеобразной смеси бесед с Ирвисом и Готрисом. Я должен был проводить натурные испытания экспериментальных образцов техники, предоставлять об этом отчёты и брал на себя достаточно серьёзные обязательства по выполнению заказов Смотрителей. Как бонус, мне давали координаты достаточно интересных, с точки зрения мародёрки, мест.

Наверное, здесь негласно сказалось ещё и то, что это были, как мне казалось, люди Отшельника, а раз я пришёл от таких же Смотрителей, то был некоторым образом уже своим. В результате я получил то, о чём не мог даже и мечтать. Теперь у меня на машине было два поля экспериментального класса, по мощности соответствующих полям пятнадцатого класса, пушки и турели двадцатого класса, во всяком случае, их дальность и мощность в два раза перекрывала показатели оружия десятого класса. По словам Смотрителя-оружейника, они по возможностям превосходили тяжёлое штурмовое оружие военных.

Причём мощность пушек была регулируемой, они могли стрелять как оружие любого класса. Полагаю, это сделано для маскировки истинных возможностей Лаптёжника. Мне пока не приходилось использовать пушки в режиме выше десятого класса. Были специальные силовые опоры, позволяющие избегать прямого контакта с противником и в то же время выступающими в качестве дополнительных опор.

На машине располагались двенадцать ракет класса земля-земля, по три штуки на одну пусковую установку. Зачем – пока не знаю, но лучше иметь, чем не иметь.

Была аппаратура, позволяющая находить скрытые объекты по каким-то супер-пупер таинственным полям на значительном расстоянии, появилась возможность полностью экранировать своё излучение и становиться невидимым для любых поисковых, кроме оптических, систем, а также глушить любые переговоры. Бабочки были заменены на новые зонды, могущие длительное время оставаться в воздухе, перемещаться в нужном направлении и передавать информацию в движении. Были поставлены новые накопители, более компактные и мощные, чем серийные.

Появилась и связь, с помощью которой я мог связаться в первую очередь со Смотрителями с любой базы, правда, если мне был известен специальный код доступа. И поставлен мощный Искин для управления всем этим хозяйством. В него, конечно, переселился Малыш.

На размещение всего этого оборудования ушла половина грузоподъёмности Лаптёжника, и она теперь составляла только пять тонн, но зато появилась регулируемая силовая платформа. На ней можно было транспортировать объекты весом от десяти до тридцати тонн, причём размер этой платформы мог меняться в зависимости от массы и габаритов груза.

Честно говоря, мне самому становилось страшно, для чего кому-то понадобилась такая машина. Что её сделали для меня любимого и за мои красивые глаза – в это я не верил. Если уж принять версию каких-то игр больших мальчиков, то ведутся не просто серьёзные игры, но очень серьёзные игры очень больших мальчиков.

Хотя внешне Лаптёжник после всех изменений почти не отличался от своего обычного вида. Всё было спрятано, укрыто или размещено в непросматриваемых местах. Однако сейчас этап оснащения машины был завершён, и мне предстояло отрабатывать те пряники, что я получил. Поэтому я и направлялся на станцию, указанную мне Готрисом, и там от торговца должен был получить координаты места, куда надо отправиться на поиски приключений для своей пятой точки.

И хотя по станции сновали какие-то люди, они не вызывали у меня никакого интереса. Поставив машину на выделенное место, я отправился в магазин. К виду подобных помещений я уже привык, и они давно не трогали моего воображения. Тем более, что всё это оборудование нельзя было даже сравнивать с имеющимся у меня. Торговец был на месте и, как ни странно, не занят никакими делами, а с любопытством смотрел на меня. Видимо, он уже видел мою машину и оценил, на что она способна, даже не зная её истинных возможностей.

– Уважаемый, я Танцор, меня просил к вам заехать Готрис и передать вам письмо.

– Меня зовут Мурст. Свой адрес я передам вашему Искину, пусть он сбросит его туда.

– Малыш?

– Всё правильно, Саня. Процедура опознания прошла успешно.

– Так что, вы убедились, что я действительно тот, кто должен к вам обратиться?

– Почти. Отправляйте само письмо.

– Малыш?

– Сделано!

– Танцор, подождите пять минут, после чего мы продолжим наш разговор. А пока можете изучить мои товары.

Ничего другого мне не оставалось делать. Надо признать, что оборудование и оружие было вполне приличным, в прежнее время я вряд ли прошёл бы мимо него, но сейчас оно мне было не интересно. Тем не менее, я добросовестно изучал всё выставленное на продажу, пока Торговец знакомился с письмом.

– Танцор, я закончил, мы можем продолжить наш разговор.

– Слушаю вас, Мурст.

– Что вы знаете о предстоящем задании?

– Мне надо отправиться в жутко секретное и хорошо охраняемое место, против воли хозяев взять там груз и привезти его вам.

– Немного же вы знаете.

– Если вы дадите дополнительную информацию, буду только рад.

– Я отправил файл с координатами и со всеми известными данными об этом месте вашему Искину. Кроме того, примите во внимание, что если вам удастся добыть груз, то везите его на станцию с координатами, переданными Искину. Это уединённое, закрытое для посещения любопытных место, и оно расположено не очень далеко отсюда. Для доступа туда нужен специальный код. Там находятся два ангара, в первом оставите груз, во втором можете при необходимости, а лучше в любом случае, провести регламент машине.

– Мне Готрис обещал предоставить ещё координаты двух интересных мест. Как быть с этим?

– После того, как груз будет в ангаре, ваш Искин получит их от Искина станции. И зайдите в бар, отдохнёте с дороги.

– Что ещё мне надо знать?

– Больше мне нечего вам передать. Да, на эту станцию больше не заезжайте. Не надо.

– Малыш, всё получил?

– Да, Саня.

– Тогда пока, Мурст.

– До свидания, Танцор. До сви-да-ни-я, надеюсь, очень надеюсь, что мне ещё придётся с вами встретиться.

Выехав с базы и скрывшись в какой-то лощинке, я принялся изучать полученные сведения. После достаточно непродолжительного ознакомления с данными, я понял, что это большая, огромная … проблема.

Я не знаю, кто распоряжался в этом месте, кому оно принадлежало, но судя по полученным данным, расположенная там база чем-то напоминала пост Отшельника, на котором мне пришлось побывать раньше. Описываемое место, по-видимому, находилось где-то в предгорьях далеко на юге. Добираться мне туда предстояло не менее десяти дней. Сама база находилась в небольшой долине, окружённой со всех сторон холмами, на которых располагалось не менее восьми стационарных оружейных платформ.

Судя по имеющимся данным, вокруг неё через нерегулярные промежутки времени двигались мобильные патрули. С первого взгляда, попасть туда и забрать что-то против воли хозяев было задачей невыполнимой. Но выбора-то нет. Вот и приходится разрываться – и взять нельзя, и не взять нельзя. Всё равно – что головой об пень, что пнём о голову. Несколько часов ушло у меня на изучение района возможной операции, после чего я отправился в путь.

Дорога предстояла дальняя, времени для размышлений оказалось достаточно, благо теперь и управлять машиной стало легче, с установкой нового Искина и вселением туда Малыша мне оставалось в основном только рулить, значительную часть операций по управлению напарник уже мог взять на себя.

– Глава 2

Нет таких крепостей, что не смогли бы взять большевики

За неделю до подхода к месту будущей операции я велел выпустить Малышу один зонд для разведки маршрута по курсу движения. Мне не хотелось встретиться с возможными патрулями дальней разведки. Чем ближе мы подходили к нужной точке, тем больше зондов уходило на осмотр маршрута движения.

Наконец, когда почти добрался, и до места операции оставалось не более пятидесяти километров, я загнал машину в какую-то низину, заставил Малыша включить режим полной маскировки, блокирующей любые излучения, и запустил несколько разведывательных зондов, называемых по привычке бабочками.

Мне нужна была подробная карта самой базы и окружающих её территорий. Появились кое-какие мысли, как можно поступить в этой ситуации, но они требовали уточнения и детальной проработки. Так что весь день прошёл в сборе данных о местности, базе и охраняющих её силах. Похоже, что основу защиты составляли стационарные пушки, расположенные на вершинах холмов, окружающих долину, нескольких опорных пунктов на местах возможного проникновения и небольшой мобильный отряд, по-видимому, роботизированный.

Существовало несколько перспективных мест для проникновения на базу, но похоже, они были оставлены в виде приманки. А как удобно это выглядит – овраг, начинающийся далеко в стороне и выходящий прямо за линию холмов с оружейными пушками. Вот только старые, еле заметные следы свидетельствовали, что кто-то воспользовался этой дорогой, и похоже, не слишком успешно. Как там у классиков – не могу кинуть гаечку. Справа могу, слева могу, а сюда не могу.

Два дня наблюдений позволили определить координаты всех оружейных платформ, опорных пунктов и места дислокаций мобильных сил и режим их движения. А также возможное место проникновения на базу. Я выбрал самое неудобное – напрямую через холм, наметив дорогу, которая будет по силам моему Лаптёжнику. Так как машину благодаря экранированию можно было заметить только в оптическом диапазоне, операцию решил проводить ночью.

Дождавшись нужного времени, пользуясь всеми средствами маскировки, потихоньку выбрался на заранее присмотренную позицию, расположенную в лощине на расстоянии порядка километра от нужного мне холма. Часть бабочек осталась в воздухе для контроля обстановки, остальных вернул на борт. После возвращения очередного патруля на место дислокации, причин откладывать начало операции не было, и я скомандовал:

– Малыш, давай!

После этого напарник начал стрельбу ракетами. Первые две ушли на ангар мобильных сил, последующие были нацелены на оружейные платформы.

– Стрельбу закончил, – доложил напарник.

– Обстановку на стекло.

И не дожидаясь появления картинки, бросил машину на штурм холма. Форсаж не потребовался. Разогнавшийся Лаптёжник, если не с лёгкостью лани, то какой-то другой скотины, выскочил на холм около разрушенной оружейной платформы. В общем-то, операцию можно было считать законченной. Если кто-то остался цел, то только единичные экземпляры, не представлявшие никакой опасности.

Больше времени ушло на подготовку, чем на всё остальное. Немного пришлось зачистить территорию, чтобы никто не мешал работать, а после этого осталось только загрузить нужную вещь из ангара N3. Я по-прежнему не знал, что это такое и кому оно принадлежит, мне подобное было как-то безразлично. Главное – я сделал обещанное. Единственное, на что я потратил ещё время – сбор трофеев. Их оказалось достаточно много, и они были не самыми дешёвыми.

Покончив с мародёркой, отправился в обратный путь. Сзади на силовой платформе был закреплён заказанный груз, в кузове размещены трофеи, но машина шла как обычно, не испытывая никаких трудностей.

Возвращался я по своим следам, но в каком-то овраге резко свернул в сторону и ушёл с проверенной дороги. Как говорится, подальше положишь, поближе возьмёшь, хоть меня опознать по машине не составит никакого труда, просто так, напрямую, возвращаться было не комильфо. Поэтому я ещё несколько раз менял направление, петлял и выжидал, осматривая местность с помощью бабочек.

Но любая дорога когда-нибудь кончается, и наконец она привела в указанное мне место. Процедура допуска прошла успешно, и Лаптёжник попал на закрытую территорию. Никого из персонала там не было, что меня не особенно удивило, так что я спокойно оставил груз в ангаре, как мне было сказано, и загнал машину на профилактику. Малышу поручил продать оружие и закупить ракеты.

Сам же отправился в бар. Там оказалось пусто, мне просто пришлось ждать ответа от напарника и пить чай.

– Саня, оружие продал, очень хорошо продал, – и мне была озвучена впечатляющая, в моём понимании, цифра. – Ракет нет, но появятся завтра. Что делать?

– Малыш, ты молодец! Два вопроса. Координаты новых точек получил?

– Да. И получил ещё координаты двух секретных баз наподобие этой, где сможем сбросить трофеи и отремонтировать машину.

– Отлично. Сколько мне надо провести дней для Регламента на станции после наших ночёвок в поле?

– Три дня.

– Значит, три дня мы будем сидеть здесь. Место подходящее, тихое, можно дождаться ракет и спокойно обслужить машину. Работаем.

Честно говоря, вынужденная пауза оказалась как нельзя кстати. За это время впервые появилось время осмыслить ситуацию, не отвлекаясь на посторонние дела, чем я не преминул воспользоваться.

Моё финансовое положение после последней экспедиции существенно улучшилось, и я смог погасить всю свою задолженность Ирвису. Закрыл обязательства перед Готрисом, и осталось выполнить задания остальных Смотрителей. Конечно, я не стану абсолютно свободен, Отшельник не зря предоставил мне такую технику, придётся опять выполнять какие-то поручения, но это будет уже другая ситуация.

Во всяком случае, с моей точки зрения, я пока справлялся с теми поручениями, что получил. А последний рейд подтвердил, что могу решать и довольно серьёзные задачи. Косвенным свидетельством этого было проведение профилактики на секретной базе, что позволяло сохранить возможности машины в тайне, и дооснащение меня ракетами. Бронепоезд должен стоять на запасном пути.

Однако выявился и минус, причём довольно существенный, выбранной тактики прохождения Полигона. Всё было хорошо – росли бабки, увеличивалось число схваток и побед, количество зон пребывания. Но так как основное время мне приходилось проводить в отдалённых местах, базы я почти не посещал. А это был один из показателей, по которому оценивалось прохождение Чистилища. Но тут, как говорится, выбирай что-то одно – или бабки или базы.

И меня несколько напрягала ситуация с Отшельником. То, что я под колпаком, не подлежало сомнению, но пока это шло мне на пользу. Вызывало беспокойство дальнейшее развитие ситуации, вернее, полная неизвестность, которая за этим стояла.

– Глава 3

Движение – это жизнь

После прохождения всех обязательных процедур, началась новая страница в приключениях на Полигоне. Пока я двигался в населённых местах, и здесь буду посещать все базы, а потом мне предстояла дорога на север. Там находилось одно из кладбищ битой военной техники, которое я собирался изучить.

Через три дня движения по целине под колёсами появилась дорога, и мы с Малышом отправились по ней в сторону ближайшей попутной базы. Что самое удивительное, как только пошли более-менее оживлённые места, начались почти непрерывные атаки. Меня атаковали даже машины третьего-четвертого класса с нейтральным статусом.

Это же насколько надо быть безбашенным, чтобы на такой технике атаковать машину десятого класса! Однако всё прояснилось достаточно быстро. Малыш перехватил несколько переговоров и установил, что какой-то там клан выставил очень щедрое вознаграждение за уничтожение КрАЗа 255. Вот и кинулась вся шушера срубить бабки в лёгкую. Да вот только я с этим был не согласен.

Посетив ближайшую базу просто для отчётности, купив воды и сигарет и собираясь выезжать, за периметром на дороге увидел штук двадцать самых разномастных пузотерок от четвертого до шестого класса и пару джипов восьмого. Выехав, на общей волне сразу бросил:

– Эй, девочки, вам что, моча в голову бросилась, что вы собираетесь меня атаковать?

Ответом мне был общий залп. Это надо же, бандиты совсем озверели, атакуют прямо у ворот базы. И ничего им за это не будет? Как бы не так! Я хоть и не Зорро, но не люблю беспредельщиков.

– Тогда танцуем! Выжившему среди вас разрешаю взять у меня … интервью!

Мне, в общем-то, ничего делать и не пришлось. Лаптёжник тихонько двигался вперёд, принимая на защиту все выстрелы, а Малыш повышал своё мастерство в искусстве стрельбы по тарелочкам и собирал трофеи. Всё закончилось буквально за десять минут, хотя пушки работали только на уровне десятого класса и никаких возможностей машины я не проявлял. Зачем? Поле даже не уменьшалось, а десятого уровня мощности хватало на всё.

После окончания разборок пришлось вернуться на базу и сдать трофеи. И здесь никто ничего не спрашивал, всё приняли и оплатили, после чего я отправился дальше. В дороге меня так же пытались атаковать, но с тем же результатом. Причём мне даже приходилось притормаживать, чтобы не демонстрировать возможности машины. Такое непонятное поведение бандитов продолжалось, пока я не прошёл три станции, а потом всё вернулось в обычное состояние.

Здесь мне уже было пора уходить на север, так что, отъехав немного по дороге и скрывшись из зоны обзора станции, я включил маскировку и ушёл на свой маршрут. Впервые, находясь в этой зоне, я никуда не торопился и не занимался решением какой-то проблемы. Дорога оказалась совершенно стандартной. Отличием от зоны Русь были довольно часто попадающиеся группы холмов и овраги, как правило, по несколько штук, порой соединявшиеся и потом опять разбегавшиеся в разные стороны.

Но такие участки оказывались довольно редки, в основном под колёсами бежала ровная дорога. Благодаря проведённым улучшениям машины, я мог двигаться с достаточно приличной скоростью, хотя это никоим образом не отражалось на общей безопасности. Хороший обзор обеспечивал радар и датчики. Так что у меня было время оценить произошедшие события. И напрашивался один вывод – кто-то искал машину, похожую на КрАЗ, имеющую какое-то нестандартное вооружение.

А всё случившееся было попыткой выявить возможности моей машины. Причём это были противники Отшельника, и судя по их поведению, они оказались достаточно сильны, раз смогли организовать подобную операцию почти на самой базе. Видимо, ситуация начала развиваться от плохого к худшему, раз бандиты начали себя вести настолько агрессивно.

– Малыш, как бы ты оценил возможности Лаптёжника, наблюдая бои у станций со стороны?

– Ты знаешь, Саня, моя оценка – хорошо защищённый утюг, обладающий сильными полями, стандартными пушками и слабым мотором, из-за чего малоподвижный. Вот какие выводы можно сделать на основании увиденного.

– В общем-то, это хорошо. Значит, нам с тобой удалось врагов обмануть. А наблюдали за нами, скорее всего, со станции. Так что если будет любая схватка, никто из врагов не должен уйти, а связь им глуши. И знаешь что? Запусти на всякий случай одну бабочку, пусть впереди висит. Места тут глухие и засаду устроить довольно просто.

– Принято.

Однако, несмотря на принятые меры маскировки, нас нашли. Оставалось примерно три дня движения до конечной цели, когда Малыш сообщил:

– Вижу шесть объектов, статус враждебный, клан Чёрные Драконы. Уровень восьмой. Идут на перехват. Будут атаковать через две минуты.

– Малыш, пушки на десятый уровень, дистанцию на стекло, будем работать как раньше, я держу зону, ты бьёшь всех, кого сможешь. Маскировку сними, нас уже нашли, а энергия пригодится.

На этот раз никто никого ни о чём не спрашивал, нас атаковали с хода. Мы к такому повороту событий оказались готовы, и я принялся маневрировать, стараясь держаться вне зоны пушек бандитов, а Малыш отстреливал всех, попавших в зону поражения. В общем-то, ничего сверхъестественного не произошло, и вскоре всё было кончено. Но мне казалось, что это работала разведка, и её задачей являлось найти машину и сообщить об этом. Настоящая атака планировалась позже.

Чтобы как-то запутать противника, после сбора трофеев я резко ушёл влево, на запад. И если раньше к месту кладбища хотел подойти с южной стороны, то после этого манёвра, обойдя по большому радиусу место будущей мародёрки, вышел к нему с севера. Может быть это и позволило избавиться от преследователей, но два дня, потребовавшиеся мне для сбора трофеев, никого в округе не было.

Я не обольщался видимым отсутствием противника. Встретить меня должны были на обратном пути, гружёного. А это будут уже совсем другие танцы.

Кладбище оказалось не слишком большим, но добыча досталась славная. Техника была самая разная, вплоть до того, что встречалась и гусеничная. Было много ракетных установок, так что кроме пушек я затарился ещё и достаточно большим количеством ракет. Груза оказалось не слишком много, но всё равно пришлось задействовать силовую платформу, общая загрузка составила порядка пятнадцати тонн.

Хорошая добыча, если только её удастся реализовать. Вопрос был, как отсюда уходить. Запущенные бабочки показали, что на расстоянии дня пути в любом направлении никого нет. Тем не менее, я двинулся дальше на север и через день свернул на восток. В этом направлении опять же двигался день, после чего направился на юго-восток, намереваясь добраться до рекомендованной мне базы.

Двигался я в режиме маскировки, во все стороны были отправлены бабочки, и просматривалась вся территория на расстоянии дня пути. И тем не менее, на пятый день пути, когда до базы оставалось ещё столько же, Малыш меня обрадовал:

– Впереди через сто км начинаются холмы. Там стоят три группы по восемь машин в каждой, статус враждебный, уровень десятый, кланы Черных, Красных Драконов, Золотой Лотос. С боков, с каждой стороны, тоже на расстоянии ста км обнаружены две группы, по восемь машин десятого класса, статус враждебный, кланы Орхидей и Тагонары, движутся в нашу строну. Сзади на расстоянии сто км обнаружены две группы объектов по восемь машин десятого класса, статус враждебный, кланы Черного и Красного Драконов.

Понятно, план перехват в действии. И что делать? Попытаться уйти, как в прошлый раз? Вряд ли возможно. Меня уже заметили, сядут на хвост, уйти не дадут и будут гнать, пока не добьют. Самое главное – мне некуда бежать. А последние события показали, что и базы вряд ли будут безопасны. Как там у Владимира Семёныча – нас двое, их восемь, расклад надо равнять. Значит, будем бить первыми!

– Малыш, танцуем, но танец будет необычным. Называется – дупа с выходом. Работаем с дальней дистанции, у нас дальность пушек выше в два раза, к себе никого не подпускать. Ищи место для засады ближе к одной из задних групп. Начнём с них. Бить будем по частям.

– Понял, ближе к группе клана Черных Драконов, идущих сзади, расположен небольшой овраг, он будет между ними и нами. Сходу они не пройдут, обходить будут долго. С нашей стороны есть пара бугров, высотой не более полуметра. От них до оврага километр, с той стороны до этой позиции не достать.

– Занимай место за буграми. Хоть хилое, но прикрытие.

Мы развернулись и с максимальной скоростью двинулись в сторону машин клана Черного Дракона, увеличивая дистанцию с другими группами. Это давало нам возможность работать с каждой группой по отдельности, а у них при этом перед нами не было никакого преимущества. Мы успели. Лаптёжник встал за буграми, они нам стрелять не мешали, но хоть как-то мешали противнику.

– Малыш, глушилку на максимум, отсюда не должно уйти ни одного сообщения, никто не должен знать, что здесь происходит. И потом надо обязательно добить машины и уничтожить на них Искины. Они могут сохранить информацию о бое. Нам лишняя популярность не нужна. Стрелять будешь бортом, на каждом из них по три турели, да ещё башню используй. Работай.

К этому моменту подошла группа Чёрных Драконов. Она оказалась на тридцать километров в стороне от параллельной группы Красных Драконов и на расстоянии в пятьдесят километров от машин клана Тагонар. Как и ожидалось, машины встали перед оврагом и собрались его обходить с обеих сторон. В этот момент и ударили наши пушки.

Прав был оружейник, говоря, что эти пушки не игрушки. Двух бортовых залпов из них хватало на уничтожение машины. Урон они наносили страшный. Пока бандиты объезжали овраг, стоя на месте, с поистине снайперской точностью Малыш подбил шесть машин. Остальные тоже не смогли обойти овраг и приблизиться к нам на дистанцию выстрела, они были уничтожены.

Скорострельность пушек буквально потрясала. Залп в секунду. Страшное оружие сделал Смотритель-оружейник Урис. А в придачу накопители успевали зарядиться с поистине фантастической быстротой, так что не приходилось использовать резервные источники. В общем, за пять минут всё было кончено. Мы подъехали, забрали трофеи и уничтожили остатки машин. Судя по всему, никакого сообщения отсюда не ушло. Никто из загонщиков не дёргался и продолжал движение в прежнем темпе.

До машин Красных Драконов оставалось немногим больше двадцати километров. Так что надо было спешить.

– Малыш, пошли на Красных, они ближе. Там есть какое-нибудь подходящее место?

– Нет, ровное поле.

– Нет, значит – нет. А ждать и искать нам некогда. Придётся работать на ходу.

И мы отправились на перехват Красных Драконов. Бандиты нас заметили издалека и развернулись широкой цепью, перекрывая все возможные пути обхода. Однако я просто остановил Лаптёжника, и Малыш принялся уничтожать всех, как в тире. Когда расстояние сокращалось, я отъезжал назад, поддерживая дистанцию, и стрельба продолжалась. Общий итог оказался тот же самый – собранные трофеи и уничтоженные Искины.

– Саня, а это очень интересный танец – с выходом.

– Не торопись, Малыш. Ещё не вечер. Как там у нас поживают Орхидеи и Тагонары?

– Орхидеи продолжают движение в прежнем направлении, а Тагонары свернули в сторону места танцев с Черными Драконами.

– Значит, они следующие. Двинулись им навстречу.

Этот выход, а также последующий танец с Орхидеями походили на предыдущие, как две капли воды. Самое главное было – держать дистанцию, а всё остальное делали пушки. Так что через некоторое время с загонщиками было покончено, остались только егеря.

– Глава 4

Но остались ни с чем егеря.

Теперь надо было сделать самое главное – уничтожить компактную группу. Конечно, можно было обойти её стороной и уйти дальше, но это ничего не меняло из первоначального расклада. Мой след вскоре быстро обнаружат, и преследование станет ещё более жёстким. А сейчас противник пока оставался полностью уверен в своём превосходстве и безопасности. Это и надо было использовать. И хоть времени было слишком мало, часть его пришлось потратить на разработку плана. К сожалению, ничего оригинального придумать не получалось.

– Малыш, отправляй бабочек крутиться над основной группой. Мне кажется, глядя на эти снимки, что там есть возможность прикрыться холмом и работать по каждой группе отдельно. Мне вот этот холм нравится, он стоит так, что прикрывает от двух групп, а расстояние до другой превышает дальность стрельбы бандитских пушек. Так что мы отсюда сможем спокойно разобраться с одной группой, а потом видно будет.

В конце концов, отойдём за следующий холм и продолжим делать то же самое. Скоро будет темнеть, так что с нашей маскировкой нам будет легче. А на твою стрельбу темнота не повлияет?

– Обижаешь, начальник!

– Ладно, давай начнём обход.

Сделав большой круг, я зашёл в тыл стоящим среди холмов машинам. Картинка, полученная сверху раньше, не изменилась. Три прохода между холмами были перекрыты машинами кланов, причём они стояли достаточно плотно, так что двигаться могли только вперёд или назад. Это тоже оказалось мне на руку. Манёвра у них не было.

Зайдя со стороны клана Орхидей, я прикрылся от неожиданной атаки с другой стороны холмом. Наступившая темнота и включенная маскировка делали меня невидимым для противника, так что позицию я занял спокойно, развернулся бортом к Орхидеям и открыл беглый огонь. Через пять минут с ними было покончено, по данным от бабочек, машины остальных кланов только начали пытаться разворачиваться.

Так что я спокойно выехал из-за холма и принялся расстреливать всех остальных. Это потребовало немного больше времени и дополнительного маневрирования, но результат был предсказуемым. Так что через два часа я продолжал движение к базе, увеличив свою добычу на несколько десятков пушек и прочего снаряжения десятого класса и оставив позади догорающие вместе с уничтоженными Искинами обломки.

Машина легко, несмотря на приличный груз, наматывала километр за километром, я курил и иногда пил воду. Потребность была чисто психологическая, она как-то отвлекала от текущих проблем и немного успокаивала. Как-то это стало уже для меня привычным, устраивать такие боевые танцы. Даже не потряхивало. А противник оказался весьма посредственным. Правда, тут скорее всего заслуга пушек, но я нашёл вариант, как использовать их преимущество. Тем не менее, результат экспедиции надо признать успешным. Правда, итоги буду подводить на базе, а пока надо выбираться из этого места.

Процесс опознания на базе прошёл успешно, груз был благополучно реализован, и мой счёт весьма заметно увеличился. Машину загнал на профилактику, пушки надо было проверить, а сам ушёл на Регламент.

На станции я опять провёл три дня, восполняя пропущенные ночёвки, после чего отправился в следующий рейд. Он оказался более продолжительным, но получился гораздо спокойней. В пути не было никаких неприятностей, изредка вдали мелькали редкие машины, но и только. Никто не собирался меня искать и нападать.

Кладбище оказалось более обширным, и мне пришлось провести там неделю, обшаривая все закоулки и выискивая добычу. В итоге в обратный путь я направился, имея на силовой платформе тридцать тонн груза, в основном ракеты и пушки. Что меня насторожило, были и мины. Значит, надо быть готовым и к таким сюрпризам.

Добравшись до рекомендованной базы, сдал добычу, загнал машину на профилактику и отправился на Регламент.

С утра зашёл в бар, хотя скорее это помещение можно считать кухней. Однако дело не в названии, а в том, что там можно было выпить чаю. И хоть я не чувствовал его вкус, но привычка осталась, и при любой возможности пил чай.

Заняв место и получив чашку горячего напитка, только собирался вкусить от благ, как меня обрадовал Малыш.

– Саня, тебе письмо.

– Ты не перепутал, напарник?

– Вывожу перед тобой, читай сам.

И действительно, передо мной в воздухе появился текст письма:

"Здоровья тебе, Танцор. Это оружейник Урис. Порадовал ты старика. Давно я не видел такого правильного использования пушек. Особенное удовольствие доставили твои танцы с Драконами. Это было великолепно. А твои трофеи попали ко мне. Я доволен. Спасибо тебе за эти маленькие радости. Будешь в наших краях, заезжай, я тебе что-нибудь ещё интересного подкину. Да, ты мне ничего не должен. Того, что ты сделал, вполне достаточно.

Единственное, что мне от тебя по-прежнему надо – отчёты о стрельбах и тактике использования пушек. К письму прикладываю координаты двух мест, где можно будет хорошо повеселиться – в первом месте находится испытательный полигон Черных драконов, на втором – малопосещаемая зона, в которой пропало много машин. К каждой точке прикладываю координаты базы, где сможешь провести профилактику и реализовать добычу. Удачи тебе, Танцор".

Пока я сидел и обдумывал письмо оружейника, меня опять обрадовал Малыш.

– Саня, ты сегодня очень востребован. Тебе ещё четыре письма.

Первые три были от других Смотрителей примерно с тем же содержанием, мол я им больше ничего не должен, но отчёты от меня они видеть будут рады. И к каждому письму были приложены координаты точек, которые желательно посетить, и баз для возврата с них, на которые мне рекомендовали отправляться с добычей. Вот такой ненавязчивый сервис, мол, нам ничего не надо, а ты во-о-н туда сходи, а потом вон там добычу продай. А нам ничего не надо, это всё ради твоего блага.

Я ответил этим Смотрителям-бессребреникам благодарностью и сказал, что оправдаю присвоенное мне звание победителя бандитских кланов, и как они только, то я их сразу.

Более обстоятельное письмо написал оружейнику Урису. Поблагодарил за пушки и расхвалил их как мог, но просил рассмотреть возможность изготовлении и применения мин. На мой взгляд, это очень полезное оружие, особенно, если их можно будет ставить дистанционно. Самый первый вариант использования – на ходу за собой минировать дорогу и сдерживать погоню. Не надо уничтожать противника, надо лишить его манёвренности и возможности движения, для чего в большинстве случаев достаточно повредить колесо и подвеску.

Другим вариантом использования будет их дистанционная постановка. Например, на расстоянии от одного до полутора километров перед своей позицией можно создать непроходимую зону. Тогда можно отбиваться от превосходящих сил противника на любом месте. Тактика использования будет примитивная – стоя на месте, из специального устройства надо рассеять мины в нужных местах на нужной дистанции. Потом стой спокойно и отстреливай врагов, подойти ближе они не смогут, а их пушки тебя не достанут.

Неплохо будет, если он подумает о дымовых шашках. Тоже могут пригодиться, особенно при отходе.

Ещё я попросил, что если он сделает такое оружие, то пусть сообщит мне, как им можно оснастить мою машину, ради этого я готов даже приехать к нему.

Но самым интересным было четвёртое письмо.

"Привет, Танцор. Это Отшельник тебя беспокоит. Я обещал не терять тебя из виду, вот и не теряю. К сожалению, пока не могу прибыть сам, но надеюсь в ближайшее время найти возможность и поговорить обстоятельно. Пока же хочу сказать, что ты абсолютно правильно понял наш разговор и сделал все нужные выводы. Я рад, что не ошибся в тебе.

Спасибо за сделанное. Нам это сильно помогло, причём все твои приключения – и заказ Готриса, размазывание пузотерок и уничтожение элиты бойцов нескольких бандитских кланов – для Торговцев просто подарок. Подробности, почему это так – при личной встрече. Твой статус по отношению к клану – дружественный, любой встреченный торговец сделает для тебя всё возможное с его стороны.

Чтобы не быть голословным, прими в подарок список секретных баз, на которых ты будешь спокойно ремонтировать и обслуживать свою машину в зоне Азия. Там же при необходимости можешь проводить её модернизацию. С этих станций ты имеешь возможность спокойно связываться со Смотрителями и обсуждать интересующие тебя вопросы. Коды доступа на них твой Искин получит по процедуре, известной ему от меня. Он поймёт, о чём я говорю.

Кроме того, у тебя теперь есть возможность для экстренной связи со мной. Искин должен уже выполнить эту процедуру, но предупреждаю – используй её в крайнем случае, при этом твоё место обязательно будет определено, последствия представишь сам.

И ещё. Ты правильно сделал, что уничтожил всех Искинов у бандитов, теперь ты чист. Искать будут другого, ты вражескую проверку прошёл, можешь спокойно заходить на любую станцию. Счётом тоже пользуйся без ограничений, у тебя он теперь двойной – текущий с небольшой суммой, которую может увидеть Искин базы при расчёте, и основной, где хранятся все твои бабки. Он доступен только тебе и Искину Полигона. Если будут искать по деньгам, тебя тоже не найдут.

Какую помощь я ожидаю от тебя? Просто проходи Чистилище и сообщай результаты своих похождений на секретных базах. Вообще, всё важное для тебя и для нас передавай на этих базах. На остальных только отмечайся и проходи Регламент. Надеюсь, что ты сделаешь правильные выводы из этого письма. Удачи".

Вот что хочешь, то и думай. Кто я теперь – друг клана Торговцев или их секретный агент? Хотя мне по большому счёту всё равно. И в том, и в другом случае я получаю поддержку при прохождении Полигона, а на сегодняшний день мне ничего другого и не надо. Так что последую совету Торговца – буду проходить Чистилище, а попутно собирать и сливать информацию Торговцам обо всём интересном.

– Глава 5

Там на неведомых дорожках – следы, следы, следы


Уже целый месяц я колесил по дорогам Азии, занимаясь только доставкой писем с базы на базу. Надо дать болоту успокоиться и подтвердить, что я добрый и пушистый. Если опять провести аналогии с территорией Земли, то я двигался на Восток. Причём не просто на Восток, а выписывая что-то типа синусоиды или меандра, стараясь посетить все встреченные по пути базы.

Каких-либо эксцессов или происшествий за это время не было. Несколько раз меня пытались атаковать отдельные группы бандитов, но это привело только к увеличению моего счёта благодаря полученным трофеям. В какие-то дальние места и рейды я не ходил. Однако наблюдения за происходящим говорили мне о серьёзных изменениях. Даже я за время своего пребывания заметил, что значительно увеличилось число бандитов, причём действовать они стали предельно агрессивно.

Складывалось такое впечатление, что им всё равно, что с ними произойдёт, как будто у них в запасе вечная жизнь. Меня они чаще всего не трогали, чувствуя моё превосходство, хотя и находились полные отморозки, решавшиеся атаковать Лаптёжника. Но такое однообразное движение меня начало несколько напрягать. И хоть это было необходимо, от количества посещённых станций зависело прохождение Полигона, оно оказалось для меня достаточно тяжёлым.

Просто я с самого начала делал ставку на дальние рейды, вот и сформировался определённый стереотип поведения и восприятия реальности. Тем более, что у меня были координаты довольно интересных мест и желание их посетить. А время моего пребывания в Азии уже заканчивалось, приближался переход в Африку.

Так уж получилось, что вольно или невольно я приближался к месту расположения одной из закрытых баз Торговцев. Поэтому, наверное, возникло желание заехать туда, а потом отправиться на поиски новых приключений. Близкое расположение станции – это я был слишком оптимистичен. Она располагалась далеко на юге, и мне пришлось добираться туда шесть дней. Однако всё складывалось вполне успешно, машина прошла профилактику, я – Регламент, после чего можно отправиться по указанным координатам.

Однако на станцию, через некоторое время после моего появления, пришло письмо от Оружейника Уриса.

"Здравствуй, Танцор. Твоя идея об использовании мин привела меня в восторг. Хотя мины оружие достаточно специфичное, но в сочетании с пушками оно способно поднять эффективность их применения. Поэтому я подготовил для тебя экспериментальный образец. Будешь на станции, дай команду Искину, он проведёт модернизацию твоей машины и установит устройство для дистанционного минирования, а также обеспечит минами в нужном количестве. Жду от тебя отчёта об их использовании. Урис".

Пройти мимо такой плюшки я, конечно, не мог. В результате на день пришлось отложить свой выход, но зато мою машину оснастили постановщиком мин. Как выяснилось, Оружейник предусмотрел несколько вариантов мин, отличающихся способом установки, способом срабатывания и разрушительным действием.

Можно было просто засеять определённую территорию минами, или установить их концентрировано, в одном месте; были мины, срабатывающие автоматически, а также с ручным подрывом; мины можно было поставить маленькие и слабые или большие и мощные. Так что это получилось достаточно мощное само по себе оружие, а в сочетании с дальним огнём пушек делало позицию практически недоступной для атаки.

Были сделаны ещё какие-то изменения, в основном программные, так что, после выполнения всех работ, мощь Лаптёжника только усилилась. Во всяком случае, я именно так оценивал проведённую модернизацию. Можно было считать, что время оказалось потрачено совсем не зря.

Целью моего поиска была область, расположенная на расстоянии двенадцати дней пути отсюда на юго-восток. Трудно сказать, что меня туда влекло, но я привык доверять своей интуиции. А она нашёптывала – это может стать интересным. А интерес заключался в том, что почему-то район поиска оказался закрытым для посещения. Точнее – не закрытый, а оттуда почти никто не возвращался, а те, кто вернулся – не могли сообщить ничего интересного, из-за чего туда стоило лезть.

Машина готова, мы с напарником тоже, так что пора было проверить, кто там хулиганит.

– Малыш, маскировку включай сразу, с первого дня пути. Похоже, опыт кошки нас с тобой ничему не научил, но если она отделалась потерей хвоста, то мы можем потерять голову. Так что будем соблюдать максимальную осторожность. И держи бабочек в воздухе, осматривай не только всё впереди, но с боков и сзади, чтобы нам никто не сел на хвост.

– Принято.

– Да, и маршрут старайся прокладывать скрытно, если есть возможность пройти по оврагу, пойдём по оврагу. Тем более, не высовываемся на холмы.

– Учту.

Моя интуиция погладила меня по головке и сказала "Хороший мальчик". Так мы и двигались всё время. Рельеф местности был привычен – ровная, плоская поверхность, но постепенно стало появляться всё больше и больше оврагов. Честно говоря, двигаться оказалось довольно затруднительно, я даже не представляю, как тут можно проехать на чём-то кроме мощного вездехода.

На седьмой день пути обрадовал Малыш:

– Вижу замаскированную машину на вершине холма. Статус – нейтральный, принадлежность – не опознана, уровень – восьмой.

А вот пошли и первые подарки. Значит – есть что прятать, раз наблюдают. Не зря мы двигались по оврагам и под маскировкой, судя по спокойному поведению наблюдателя, нас он не заметил. Продолжая двигаться таким же образом, мы и ушли из под его контроля, только для того, чтобы попасть в зону наблюдения следующего. Нас спасал рельеф и маскировка, овраги позволяли двигаться незаметно, но они не все были проходимы, порой не было никакой возможности проехать даже на Лаптёжнике.

Приходилось искать обходные пути или перебираться через препятствия, используя силовые опоры. Двигаться стало немного легче, когда местность приняла более холмистый характер. Только воздушное наблюдение позволяло своевременно обнаружить наблюдателей и найти обходной путь. С его же помощью были обнаружены многочисленные останки разбитых машин, встречающиеся на открытых местах.

Несмотря на эти трудности, я продолжал движение в выбранном направлении. На одиннадцатый день движения, когда до искомого места уже оставалось около двух дней, Малыш сообщил:

– Вижу мобильные патрули. Четыре объекта – легкие джипы, статус – нейтральный, принадлежность не определена, уровень четвёртый.

Вот тебе бабушка и Юрьев день! Похоже, это место охраняют лучше форта Нокс. Понаблюдав за патрулями, установил, что после прохождения кольцевого маршрута, они по какой-то внутренней дороге уходят вглубь охраняемой территории, откуда им навстречу выдвигался следующий патруль.

К этому моменту продвижение вперёд стало почти невозможным из-за постоянного контроля местности с помощью стационарных наблюдательных постов, присутствия патрулей и резкого изменения характера местности.

Можно сказать, что здесь начинались горы. Они виднелись впереди по маршруту движения, и в их сторону уходили патрули после прохождения своего маршрута, оттуда же приходила смена.

– Малыш, бабочки смогут заглянуть и посмотреть, что там впереди?

– Попробую послать на предельную дальность.

– Только держи их на максимальной высоте. И пусть ведут только съёмку, никакой передачи, когда вернутся, будем принимать решение. Похоже, этот орешек нам не по зубам.

– Отправил.

– А скажи мне, Малыш, почему никто не использует такое средство наблюдения, как бабочки?

– На этой планете не разрешено воздушное движение и применение летательных аппаратов. Они все уничтожаются с орбиты. Поэтому воздушные зонды и не в ходу. Однако такие маленькие устройства не обнаруживаются обычными радарами, только специальными. Поэтому твоё предложение использовать зонды было встречено сначала с непониманием, а потом, когда разобрались – с восторгом.

В ожидании возвращения бабочек я встал в самом укромном месте и принялся просто ждать. Оно затянулось почти на два дня. Надо сказать, что это время оказалось не самым приятным периодом в моей жизни. Ничего сделать нельзя, только оставаться неподвижным, в то время как вокруг сновали патрули, а поверхность обшаривали радары. И гадать, нашли тебя или нет, обнаружены твои зонды или нет. Тем не менее, все бабочки вернулись целыми и в нужное время.

На полученной от них информации за чередой высоких холмов или низких гор просматривалась территория неизвестной базы. Насколько мне удалось рассмотреть, охранялась она очень хорошо, и не стоило даже мечтать чем-то там поживиться.

– Малыш, уходим. Нам здесь делать нечего. Чтобы пощупать эту базу, нужен планетарный десант, а не одинокий Лаптёжник. Полученную информацию вместе с маршрутом движения и выявленными пунктами наблюдения собрать в отдельный файл и засекретить. Пусть с этим Отшельник разбирается. Мы своё дело сделали. Нам тонко намекнули, что здесь надо побывать, мы это сделали и собрали все сведения, что сумели, а вот об остальном пусть голова болит у других.

Обратный путь мы проходили с ещё большей осторожностью, и это сослужило нам хорошую службу. Совершенно неожиданно патрули стали совершать какие-то непонятные манёвры, судя по всему, обычное патрулирование вокруг базы было дополнено радиальными маршрутами. Правда, выполнялись они только по открытой поверхности, так что машина осталась незамеченной.

Но настоящее облегчение я испытал, только пройдя последний наблюдательный пункт. И ещё один день я двигался с соблюдением всех возможных мер предосторожности. После чего можно было считать, что мы выбрались. Прибыли нам этот рейс не принёс, только время потеряли. Но может быть, всё сделано и не зря, посмотрим, что скажет Отшельник.

– Малыш, нам нельзя возвращаться на базы. Нам надо чем-то замотивировать, где мы находились всё это время. Давай карту объектов, что у нас тут есть? Ничего! Хотя постой! Неделя пути на северо-восток. Кладбище техники. То, что надо. Идём туда.

И мы отправились искать это кладбище. Найти его удалось достаточно быстро. Ничего необычного в нём не было, разве что оно было целым и не разграбленным. Так что за три дня мы с этой задачей справились и его успешно обобрали, после чего у нас оказался заполненным весь кузов. А вот на платформу я ничего брать не стал, создавать прикрытие – так по полной программе. Наш грузовик не должен ничем отличаться от обычного КрАЗа.

На обратном пути произошла встреча, на которую я и рассчитывал. Шестёрка Красных Драконов девятого уровня. Малыш даже обрадовался:

– Ну что, Саня, опять танцуем дупу с выходом?

– Нет, Малыш. Нас никто не должен связать с тем танцем. Так что всё как обычно – маневрируем медленно, как на серийной машине, держим дистанцию, прикрываемся противником и стреляем из пушек десятого класса. Надеемся только на защиту. Ничего из своих секретов не выдаём. Разве что бабочек запусти. Их-то никто искать не будет. Если станет плохо, тогда работаем по полной.

– Эй, чистик, ты шарился по машинам наших братьев! За это отвечать придётся.

– Там был обычный мусор, которого на всех дорогах полно на каждом углу. Если у ваших братьев было такое снаряжение, то нет ничего удивительного, что они оказались в этом месте. А вот вам, видимо, тоже придётся к ним присоединиться, если не уйдёте с дороги.

– Ладно, посмотрим, что у тебя за снаряга. Может и нам пригодится.

– Танцуем, девочки.

Это был тяжёлый и нудный танец. Я уже отвык от такого. Машина двигалась еле-еле, как чужая. Любой манёвр выполнялся с трудом, и мне кое-как удавалось удерживать машину на расстоянии от драконов. Но вскоре они сменили тактику и рассредоточились, беря нас на прицел с разных сторон, так что попытка удержаться на расстоянии не удалась.

– Малыш, давай в кучу, нам их так не взять. Идём в ближний бой, только так сможем прикрыться.

Броском сократив расстояние до ближайшей машины драконов, я стал прикрываться ей от стрельбы со стороны, тогда как Малыш открыл бешеный огонь во всех направлениях. Сосредоточенный огонь моих пушек быстро лишил противника всех признаков жизни и заставил замереть неподвижно. Пришлось искать следующего партнёра для танцев. Такая тактика – ближний бой при численном превосходстве врага, когда стрелки мешают друг другу, в очередной раз доказала свою эффективность.

Собрав трофеи, я отправился на ближайшую станцию Торговцев. Там велел делать Малышу профилактику машине, отправил письмо Отшельнику с запросом о возможности приёма некоего файла, причём очень даже секретного. Ответ получил сравнительно быстро – на следующий день. Мне всё равно торопиться было некуда, предстояло ещё три дня Регламента, так что я успел получить согласие на приём файла, отправить его и получить новый ответ.

"Ты сделал всё верно. Инфа важна, клан перед тобой ещё в большем долгу. Замотивировался хорошо, но через две недели тебя не должно быть в Азии. Вали в Африку. Список наших баз прилагается. Удачи. И спасибо, Саня".

– Отступление 2

Неизвестное место и неизвестные существа

Контролирующему операцию "Пащёнок"Справка о ходе выполнения операции

Настоящим уведомляю вас, что база N3 уничтожена, а оборудование и персонал захвачены десантом людей. Атака произведена с орбиты без всякой предварительной подготовки, десант высажен одновременно с трёх сторон. Характер штурма и его скоротечность свидетельствуют о получении противником всех необходимых данных о расположении базы и её защите заранее.

Проведённый экспертами анализ места боя показал, что десантные боты заходили на предельно низкой высоте и открыли огонь на поражение средств защиты, едва оказавшись в зоне эффективного огня. Точность стрельбы свидетельствует, что координаты целей были известны заранее.

Каких-либо данных о проникновении на объект, а так же присутствии или вторжении посторонних лиц на контролируемую территорию за время наблюдения нет. Охрана велась в штатном режиме. Тем не менее, дополнительный осмотр окрестностей выявил следы неизвестной машины в овраге на контролируемой территории. Аналитики не исключают возможности скрытного её проникновения на охраняемую территорию, для чего могла быть использована сеть оврагов.

Отпечатки следов машины соответствуют марке КрАЗ земного происхождения. В зоне Азия, где располагалась база, есть всего несколько чистиков, обладающих такими машинами. Среди них особый интерес вызывает Танцор. Было предположение, что он причастен к нападению на пост наблюдения N5, но проведённая проверка показала, что его машина не обладает необходимыми для этого характеристиками.

Тем не менее, был проведён анализ и установлено, что он постоянно находился в обитаемой зоне и всегда оказывался под контролем, не демонстрируя при этом никаких особенностей поведения. Также установлено, что во время длительного его отсутствия в определённый период он пребывал совсем в другом месте, занимаясь грабежом разрушенной техники.

На этом месте его застигла шестёрка Красных Драконов девятого уровня. Произошёл бой, по данным, полученным от Искинов повреждённых машин, Танцором не было применено ни одно техническое средство, свидетельствующее о каких-то отличиях машины от серийных образцов и позволяющее выполнить разведку местности в окрестностях базы N3 и поста N5. В момент атаки базы Танцор находился в зоне Африка.

Разрушение базы значительно увеличит срок выполнения операции "Пащёнок", для выполнения установленных сроков необходимо организовать новую базу в дополнение к уже действующим.

Подписи Контролирующий бывшей базы N3

Контролирующий группы экспертов

Контролирующий группы аналитиков

Резолюция на документе: Танцора уничтожить. Разработать план создания новой базы

– Глава 6

Не ходите, дети, в Африку гулять

Меня гнали уже вторую неделю. Началось всё как-то незаметно и совершенно буднично. После перехода в Африку я спокойно посетил несколько баз, прошёл Регламент и задумывался об очередной авантюре, когда Малыш сообщил, что впереди, не отрываясь и никуда не уходя, поддерживая постоянную дистанцию, движется какая-то тройка машин. Потом такие тройки появились справа и слева, располагаясь на дистанции прямой видимости.

Это были машины какого нейтрального по отношению ко мне клана, что-то типа Защитников Сомали. При моих попытках пойти на сближение, они уходили и восстанавливали дистанцию. На обращение через Искин не отвечали и никак не реагировали, в то же время Малыш отслеживал интенсивные переговоры, то ли зашифрованные, то ли на непонятном языке. Запущенные бабочки показали, что за ними, опять же на расстоянии прямой видимости, идут ещё такие же группы машин.

И на гораздо большем удалении по сторонам и далеко впереди шли подобные наблюдатели. Всё стало ясно, когда сзади появились и стали нагонять тридцать шесть единиц техники девятого-десятого класса. И хотя они все были нейтральны, не вызывало сомнений, за кем идёт охота.

Получилась классическая ловушка – по бокам и впереди наблюдатели, постоянно держащие меня в поле зрения и не дающие ни единого шанса скрыться, а сзади накатывающая ударная группировка, способная уничтожить, по местным представлениям, любого противника. Вот только я не любой, а гораздо хуже. Мы это уже проходили, правда, в несколько другом варианте. А так типичная картина – собаки держат зверя и ждут, когда прибудут охотники.

Мои попытки уйти из-под наблюдения оказались напрасными. Боя со мной никто не принимал, задержать не пытались, но я постоянно находился под контролем. И периодически в стороне и впереди от маршрута моего движения образовывались какие-то непонятные скопления техники. Один раз мне удалось ускользнуть между холмами и оторваться от наблюдения. Но проведя Регламент на какой-то базе, на выходе из неё я опять попал под наблюдение.

Продолжалась эта история уже вторую неделю. Никаких возможностей своей машины я не раскрывал, и противник считал, что имеет дело с серийным КрАЗом. Однако ситуация подходила к своему логическому завершению. Прошедшее время враги использовали для сбора своих сил, по данным, полученным от бабочек, впереди собралась ещё одна ударная группировка и начала встречное движение. Ну что, придётся раскорячиваться, раз жить хочется.

– Малыш, тебе складывающаяся ситуация ничего не напоминает?

– Что, опять дупа с выходом?

– В этот раз придётся исполнить по-другому, сначала дупа с фуэте, а уж потом с выходом.

– Это как?

– Увидишь. Как рельеф впереди?

– Всё ровно. Только далеко впереди, где собирается встречная группировка, есть несколько холмов.

– Отлично. Делаем так. Сначала рвёмся вперёд на максимальной скорости, характерной для серийных машин, растягиваем гончих. Потом, когда до встречной группы охотников, пусть она называется охотник-1, остаётся километров пятьдесят, делаем бросок вправо, уже на максимальной скорости нашей, если необходимо, то на форсаже. При этом включаешь глушилку. Наша задача – уничтожить наблюдателей. Это будет фуэте.

Всех, конечно, не получится, но этого и не требуется. Надо, чтобы нас на время просто потеряли. Мы создадим впечатление, что прорвались и ушли по этому флангу. А сами на максимальной скорости и под маскировкой уйдём назад и потанцуем с охотником-2. Это будет танец с выходом. А дальше посмотрим.

Начало нашей операции прошло вполне удачно. Мы сумели растянуть цепочку гончих, а потом, резким броском сократив до них дистанцию, начали уничтожать всех, до кого дотянулись. К сожалению, сделать это полностью не получилось. Несколько машин сумели уйти. Тем не менее, с одной стороны, это было даже хорошо, они смогли зафиксировать, что Лаптёжник ушёл в сторону. Плохо было то, что появилась вероятность понять, какой скоростью и оружием он обладает.

А вот концовку удалось выполнить вполне чисто. Уйдя на расстояние, исключающее любую возможность наблюдения, я включил маскировку, и на форсаже описав круг, прикрываясь поднятым облаком пыли, сумел добраться до охотника-2. Группа тяжёлых машин осталась без прикрытия, все бросились искать сбежавшего Лаптёжника. А он неожиданно для всех появился сзади и в режиме маскировки и включенной глушилки принялся расстреливать охотников с запредельной для них дистанции.

Надо признать, что Малыш значительно повысил уровень своего мастерства в этом виде упражнений. Тридцати минут ему хватило на превращение в горящие обломки всех, выбравших себе роль охотников в этом представлении. Ну и святое дело – трофеи и контроль Искинов. После чего Лаптёжник исчез в неизвестном направлении. Это все так должны думать. А моя операция только началась.

Всё происходящее мне очень сильно не нравилось. По рассказу Отшельника, клан Торговцев был создан при поддержке руководства Полигона, а значит, и с одобрения руководства Империи, по крайней мере, некоторых её служб. Исходя из этого, всё происходящее уже надо было расценивать не как внутриклановые разборки, а как минимум, борьбу спецслужб. Или противодействие какого-то внешнего врага. Обе эти версии были вполне вероятны, и при любом раскладе мои шансы на прохождение Полигона становились проблематичны.

Не зная расстановки сил, я выбрал одного участника конфликта, и теперь был вынужден вести борьбу на его стороне. Но поведение моего покровителя выглядело вполне оправданным, им не было сделано ничего мне во вред. Тогда как другая сторона занималась только моим уничтожением. Уже это подтверждало правильность сделанного выбора. А то, что занимаясь выживанием, мне пришлось раскрыть потенциал своей машины, так это случилось бы рано или поздно.

Мне оставались только два варианта действий – уничтожать своих явных противников и провоцировать их на новые поступки, давая возможность своему союзнику отслеживать ситуацию и проводить встречные операции. Поэтому я решил начать свободную охоту. Враг, кто бы он ни был, уже понял, что Танцор – его противник, и при малейшей возможности предпримет попытку меня уничтожить. Так что тут остаётся только по-пиратски – "На абордаж! Ещё не вечер, ещё не вечер".

Все эти мысли промелькнули у меня во время прорыва, погони и уничтожения охотника-2, а решение сформировалось к моменту завершения этой процедуры.

– Как, Малыш, тебе новые танцы?

– Просто прелесть, особенно учитывая окончательный результат.

– Ты каким-то маньяком стал, напарник. Но молодец, стреляешь быстро и точно.

– Рад стараться!

– Ладно-ладно, научился. Нам с тобой теперь надо всех остальных, принимающих участие в этой операции, смертельно обидеть. В первую очередь охотников. Так что давай смотреть, как их достать. Да, представителей всех кланов, принимающих участие в охоте – в число врагов. Уничтожать при первой возможности. Конкретные личности мы не отследим, но клан определим всегда. Так что пока давай смотреть, как нам добраться до охотника-1. Там и трофеи возьмём.

Впереди, видимо поняли, что ситуация стала развиваться не по тому сценарию и остановились. Так что мне удалось спокойно с помощью бабочек рассмотреть всех встречающих. Компания оказалась довольно-таки разношёрстной, большей частью это были мощные грузовики, оснащённые необходимым оборудованием. Как удалось определить, использовалась только платформа, на которую навешали накопители, генераторы защитных полей и пушки.

Как правило, это были курсовые орудия и турели. В общем, серьёзной опасности они представлять для Лаптёжника не должны. Однако судя по всему, принятие решения о дальнейшем плане действий затягивалось. Часть сил сопровождения, лёгкие джипы, ушла вперёд, и сгрудившиеся машины представляли собой соблазнительную мишень. Они, по-видимому, чувствовали себя в полной безопасности, что предоставляло мне прекрасную возможность доказать иллюзорность подобного мнения.

– Малыш, сейчас я буду скрытно подбираться вон к тому холму, как только выскочу из-за него, начинай стрелять. Дальше будем действовать по обстоятельствам, но никто из них не должен уйти.

– Принял.

Пользуясь излишней самоуверенностью противника, мне удалось скрытно подобраться на минимальное расстояние, ну а всё дальнейшее оказалось проще некуда. Фактически, получилась обычная тренировка на скорость стрельбы, и она закончилась очередной эпитафией Малыша:

– Иллюзии бывают так обманчивы.

Практически покончив с этой группировкой, пришлось искать место для Регламента и профилактики машины. Всё-таки гонка получилась серьёзная, и несмотря на повышенную надёжность всех узлов Лаптёжника, хуже ему от дополнительного ухода не будет. Учитывая, что доступ на основные базы мне был закрыт, выбора не оставалось – пришлось отправляться на ближайшую базу торговцев, благо она располагалась не слишком далеко. Чтобы туда добраться, потребовалось пять дней.

Там пришлось провести пару дополнительных дней для выполнения Регламента, но зато машина прошла полную проверку, реализовал все трофеи и отправил отчёты всем Смотрителям. Отправил письмо Отшельнику, описал ситуацию и сообщил, что начинаю свободную охоту на представителей ряда кланов. Его ответ был очень интересен:

"Спасибо, Саня, я на это даже не рассчитывал, это нам очень поможет. Ты расшевелил такое болото, всплыло столько дерьма, что порой становится просто страшно. Пока могу сказать только одно – на тебя открыта охота. Да ты, наверное, и сам всё понял. Обычными станциями не пользуйся. Помни – тебе надо пройти только три зоны, выдержи отведённое время на пребывание в каждой из них и останься цел. Иначе никак нельзя. Удачи тебе".

Вот как хотите, так и понимайте. То ли береги себя, то ли продолжай в том же духе. Ну что же, придётся совместить несовместимое, будем торопиться медленно.

– Глава 7

Вдоль по Питерской, да Тверской-Ямской, с колокольчиком и бубенчиками

Честно говоря, режим свободной охоты меня порадовал. Никуда не надо мчаться и лететь, потихоньку перемещайся себе из одного места в другое и отслеживай всё вокруг происходящее. Тем более, что с помощью бабочек и контроля за излучением это не представляло особых проблем.

Отстрелу подвергались представители тех кланов, которые принимали участие в охоте. Правда, после нескольких недель проведения этого мероприятия, их число резко сократилось, но ещё было над чем работать. Далеко вглубь неизведанных земель я первое время не уходил, рейдерствовал вблизи зоны обитаемых станций. В ходе всех этих воспитательных работ врагами несколько раз проводились массовые облавы, но мне благодаря постоянному контролю местности удавалось уходить, зато загонщики порой находили искомое, вот только понять при этом, что нашли свою проблему, не успевали.

При всех облавах я поступал просто – скрывался от наблюдения и заходил сзади загонщиков и с предельной дальности расстреливал всех, кого только мог. Итогом таких операций становилось пополнение списка кланов-противников, рост моего благосостояния и снижение активности врагов. После проведения нескольких подобных операций, число желающих принять в них участие резко сократилось.

Ещё одним плюсом стало обнаружение нескольких домашних баз этих кланов. Оказалось довольно интересно понаблюдать со стороны за всем происходящим там. Делать на этих станциях было абсолютно нечего. Если у меня не имелось ни единой минуты свободного времени, мне приходилось мчаться от станции к станции или рыскать по всей территории в поисках добычи, то здесь всё сводилось к разговорам, проповедям и пляскам.

Ну и разведка работала. Изредка приходили сообщения о появлении подходящей цели, и тогда часть бандитов срывалась на её захват. Сама база не представляла собой ничего интересного, это был типичный проект наблюдательного поста – один ангар, довольно-таки большой, рядом какое-то вспомогательное помещение, где в обычных условиях находится бар – вот и вся база клана. Его численность оказалось достаточно большой – около пятидесяти бойцов.

После двух месяцев свободной охоты движение в этом районе почти прекратилось, все бандиты сидели толпой на своих базах, и никто никуда не дёргался. Длительное наблюдение позволило определить, что часть, причем большая, этих бедолаг, нуждается в Регламенте. Остальные, видимо, каким-то образом заслужили себе постоянное тело. Проводили Регламент достаточно просто – в нужный момент всех нуждающихся загоняли в ангар и держали там всю ночь. Никакой охраны, никаких патрулей на базах не было, чувствуется, что все эти Защитники Сомали чувствовали себя здесь самыми главными.

Так что сам по себе родился план, позволяющий провести воспитательную работу среди этого контингента. Всё оказалось проще некуда. В тот момент, когда вся масса нуждающихся отправилась на Регламент, и был совершён визит вежливости. В темноте, находясь в режиме маскировки, Лаптёжник несколько раз объехал вокруг базы бывшего клана, при этом Малыш уничтожал любую машину, не забывая про трофеи. Сопротивляться было просто некому, большая часть людей оказалась вне машин, а остальные просто не понимали, что происходит, куда бежать и что хватать.

Завершив учебно-воспитательный процесс, Лаптёжник удалился, а Малыш сопроводил всё происходящее очередной эпитафией:

– Учите Устав, придурки.

То ли мысль Малыша дошла до адресата, то ли бандиты сами поняли, что они здесь не самые крутые перцы, но все базы перешли на несение нормальной патрульной службы. Хоть развлечение людям обеспечил.

После двухмесячного обучения подобным образом я посчитал урок уважения к личности Танцора оконченным и отправился на освоение неизвестных мест. Теперь я мог такое себе позволить, вернее, это единственное, что мне оставалось. Обычные станции для меня были недоступны, встроенный Регенератор позволял проводить длительное время без посещения баз, ну и надо было расширять круг освоенных территорий.

Если судить по обещаниям Отшельника, то в зачёт прохождения Полигона от меня пойдут такие деяния, как посещение всех зон проживания, число выигранных боёв и заработанная сумма денег. Никакими другими достижениями я похвастаться не смогу. Разве что засчитают несколько найденных неизвестных мест, типа заброшенного поста и обнаруженной вражеской базы. Так что разведка новых территорий оставалась единственно доступным мне способом продолжить прохождение Полигона.

Конечно, можно было бы заняться дальнейшим уничтожением бандитов, но это уже будет совсем не то. Пусть этим занимаются Охотники за головами. Так что с чистой совестью я отправился на восток, двигаясь при этом по синусоиде, стараясь осмотреть максимально возможную площадь.

Если в предыдущих зонах моего пребывания рельеф был в основном ровным, то здесь преобладала изрезанная оврагами и всхолмлённая территория. Перепады высот нельзя было назвать значительными, но они создавали множество участков, благоприятных для организации засад. Так что четыре бабочки постоянно висели в воздухе, сканируя всю доступную местность.

Движение проходило в спокойном ритме, мне оставалось пребывать на этой территории ещё три месяца, а других задач, кроме разведки, не было. За три недели такого неспешного движения я, похоже, забрался в такие места, где никто и никогда не появлялся. И тем неожиданней оказалось сообщение Малыша:

– Обнаружен одиночный неподвижный объект на юго-востоке. Предположительно покинутый грузовик.

– Курс на объект.

Следуя появившейся на стекле нитке дороги, я отправился знакомиться с находкой. Это был обычный грузовик, попавший в неприятную историю. Видимо, его водитель оказался не готов к движению в таких сложных условиях. Холмы и овраги – не самое подходящее место для увеселительных прогулок. А именно этого, похоже, не ожидали те, кто отправил машину в такой рейс.

Ведущее колесо грузовика во время движения провалилось в трещину, и его там заклинило. Другое при этом оказалось задранным вверх и не доставало до поверхности чуть ли не полметра. Классическая диагональ со смертельным исходом. Не имея никаких инструментов и навыков по выходу из такого положения, водитель, похоже, без проведения Регламента скончался.

Удивительным было то, что груз перевозился на машине, здесь в ходу был телепорт, а не грузовые перевозки. Однако ознакомившись с грузом, Малыш сказал, что это и есть детали телепорта. Очевидно, кто-то собирался в тайне построить базу и оснастить её по полной программе, однако детали по дороге потерялись. Бывает, усушка, утряска. Но посмотреть на это стоило. Причём интерес вызывало, откуда и куда шла машина. Не те это места, чтобы так просто передвигаться в них на грузовиках.

Очень внимательный осмотр поверхности позволил найти еле заметные, скорее даже угадываемые, следы прохождения машины. А дальше началось сплошное гадание на кофейной гуще. Приняв за основу направление, откуда пришла машина, мы с Малышом начали составлять возможный маршрут её движения и отправлять по нему бабочек для разведки. Но всё оказалось напрасным, ничего неожиданного не было обнаружено.

Тогда, предположив, что исходная точка располагается дальше зоны действия бабочек, я отправился в ту сторону, откуда пришла машина. Только моё упрямство и полная свобода от каких-то других обязательств позволили обнаружить исходный пункт. Я выбирал ту дорогу, по которой мог проехать грузовик. Он и дальше бы проехал, если бы не предательская трещина. Редко встречающиеся отпечатки колёс, вернее даже не отпечатки, а почти стёртые следы прохождения транспорта по этим местам, свидетельствовали, что я двигаюсь в нужном направлении.

Так что на пятый день такого движения, можно сказать, что почти ощупью, мы оказались в небольшой кольцевой долине, окружённой со всех сторон непроходимыми скалами, попасть куда можно было через единственный, достаточно узкий проход. В её центре стояла хорошо узнаваемая станция межзонового перехода.

– Малыш, ты догадываешься, что здесь происходит?

– Кто-то открыл секретный путь для доступа в отдалённые места. Интересно, откуда только.

– Ты говорил, что такие станции работают только туда и обратно. Что будет, если мы отправимся туда? И как нам вернуться при необходимости обратно? Нам никто не сможет помешать?

– Это довольно устаревшая станция, сейчас таких нет. Она универсальна и не поддаётся никакому контролю. При попадании объекта внутрь он переносится в ту точку, на которую настроена станция. Для возвращения необходимо покинуть ангар и загрузиться снова, после чего объект будет перемещён в исходное место.

– Так и сделаем, заодно и проверим, работает станция или нет. Как-то мне подозрительно, Малыш, что такая вещь остаётся неиспользованной.

– Судя по более явным следам машин в её окрестности, ею пользуются. Видимо, это секретный доступ в эти места, не предназначенный для широкого круга. А может быть наоборот – он ведёт сюда из закрытых мест.

– Вот и узнаем.

Я заехал в ворота ангара, вся процедура прошла в привычном ритме, вот только на выходе загорелся транспарант "Станция. Зона Австралия". Выехав и развернувшись, направился обратно на станцию, не став даже удаляться от неё на минимальное расстояние. Очень мне не понравилась увиденная надпись. Попасть в запретную зону мне как-то не хотелось. Лишь спросил напарника:

– Малыш, координаты места снял?

– Да.

– Отлично. Сваливаем.

Процедура возвращения прошла штатно, и оказавшись в Африке, я испытал некоторое облегчение.

– Малыш, число переходов или срабатываний станции контролируется?

– Нет, это слишком старая и давно вышедшая из употребления модель. Работает полностью автономно.

– Значит, никто не сможет определить, что мы с тобой побывали в этой зоне?

– Да.

– Ну что же, часть ребуса мы с тобой разгадали, откуда шла техника, мы теперь знаем, осталось узнать, куда она направлялась.

Выбравшись из этой долины, я немного постоял на ближайшем возвышении, осматривая местность. Даже несмотря на её каменистый характер, можно было определить, что этой станцией пусть и редко, но пользовались.

И вообще, это получалось очень даже интересное место. Дальше на восток начинались горы. И у меня складывалось впечатление, что пройти их вряд ли возможно. Похоже, где-то здесь и был тот барьер, что ограничивал эту зону. Судя по тому, что я видел в Азии, здесь можно встретить что-то подобное. Так что, перефразируя классика, можно выдвинуть лозунг – осторожность, осторожность и ещё раз осторожность.

Двигаясь в обратный путь, нам, по-видимому, удалось обнаружить первопричину гибели грузовика. Я ехал к месту его нахождения, когда меня огорошил напарник:

– Саня, ты ушёл с маршрута. Дорога проходит правее. Вернувшись назад, я обнаружил причину своей ошибки. Места для движения оказалось много, двигаться можно было придерживаясь и левой, и правой стороны участка. Однако посередине лежал огромный камень, объехать который можно также с любой стороны. Но при этом ты автоматически смещался либо влево, либо вправо.

А дальше за камнем располагалась небольшая россыпь камней, небольших, проехать через них не составит никаких проблем. Вот только какой водитель выберет езду по камням вместо ровной дороги? А затем дорога совершенно незаметно разделялась на два направления – правая шла к найденному грузовику, а левая в неизвестном направлении. Причём окружающий пейзаж не позволял определить, по какой дороге ты движешься.

Немного постояв на этом месте и изучив следы, у меня сложилось впечатление, что правильная дорога – левая. Видимо, грузовик ушёл с привычной дороги и потерялся, его должны были искать, но не нашли. А искать должны были, слишком важным был груз.

– Малыш, а какова может быть стоимость потерявшегося груза?

– Даже боюсь предположить, но много. И самое главное, все такие установки находятся под жесточайшим контролем, и найти ещё один комплект очень даже не просто.

Делать нам у грузовика было нечего, всё оборудование с помощью киберов оказалось уже перетащенным в кузов Лаптёжника, так что, немного подумав, я отправился по левой дороге. Маскировка у нас включена с самого начала, но ради предосторожности я заставил Малыша удвоить количество бабочек. Продвигался я очень даже неторопливо, помня все те меры для охраны базы, предпринятые при охране такого же места в Азии.

Кроме осмотра местности с воздуха, напарник постоянно сканировал эфир на предмет каких-либо излучений, но всё было тихо и спокойно. Дорога шла в основном на юг, немного смещаясь в восточном направлении. Местность преимущественно была гористой, горы начинались в этих местах, и с востока как бы нависали над территорией. Попадающиеся следы машин были все старые, уже почти неразличимые на поверхности, но по ним становилось понятно, что эти места посещались, во всяком случае раньше, довольно часто.

И на третий день такого движения Малыш меня обрадовал:

– Виден недостроенный объект, по всей видимости – законсервирован. Никакого движения вокруг нет. Охраны и постов наблюдения нет.

Тем не менее, подходил я осторожно, причём целый день дополнительно простоял в защищённом месте. Но всё было тихо, и я отправился на осмотр объекта. Это действительно оказалась законсервированная база, только не готовая, а строящаяся. В принципе, после оснащения этого места телепортом, она могла превратиться в стандартную базу в течение двух месяцев. Но видимо, потеря грузовика поставила жирный крест на чьих-то планах.

Делать в этих местах было нечего, загадка потерявшегося грузовика оказалась разгаданной, хотя из неё ещё можно было много чего выжать, но пусть этим занимаются другие. А мне пора идти на базу торговцев, хотя если смотреть правде в глаза и доверять собственным рассуждениям, это была база каких-то спецслужб Империи, а не клана торговцев.

– Глава 8

По проселочной дороге шёл я, молча. И была она пуста и длинна

На базе пришлось провести пять дней, что сделаешь, слишком длительным был последний рейд, но и результат того стоил. Реализованный груз очень существенно увеличил мой счёт, отчёты о борьбе с охотниками привели в восторг Оружейника, да и остальные Смотрители остались довольны результатами испытаний их изделий. Особенно порадовало сообщение от Отшельника:

"Саня, как говорят в вашем мире – респект и уважуха. Твои подарки превосходят все ожидания, но самое главное – пройди оставшиеся зоны. Зря не рискуй. Вот тебе координаты баз в обеих Америках. Если будет совсем плохо, запусти SOS и продержись час. Тебя вытащат. Но это крайний случай, если его реализуешь, Полигон придётся проходить по новой. Будешь в Южной Америке, отправляйся на базу под номером 9, там мы с тобой встретимся. Удачи, Санёк".

Отдых на базе пошёл на пользу всем. Лаптёжник в очередной раз прошёл модернизацию, чувствуется, Смотрители работают и пытаются выжать из ситуации всё возможное. Появились дополнительные силовые опоры и жгуты, улучшилась маскировка, причём даже стал искажаться силуэт машины, затрудняя стрельбу вражеским ИИ. Подверглись усилению щиты и пушки. Были сделаны и другие изменения, порой не очень значительные, но существенно улучшающие характеристики Лаптёжника.

Во всяком случае, когда я через пять дней покидал базу, у меня не возникло каких-либо тревожных ощущений. Моё длительное отсутствие в центральных областях должно было успокоить бандитов и в дальнейшем облегчить проникновение в зону перехода. Время показало, что я оказался наивен, но об этом потом.

Мне оставалось провести в этой зоне два месяца, так что я опять отправился в дальний рейд. Не стоит зря дразнить гусей. Я решил продолжить изучение восточных окраин этой зоны. Каких-то грандиозных планов я не строил, удача, подобная случившейся в прошлом рейде, бывает чрезвычайно редко, но надежда на какую-нибудь добычу всё же была.

Дни проходили за днями, а надежда так и оставалась надеждой. Не было никаких следов посещения этой местности. Хотя рельеф и позволял спрятать здесь всё, что угодно. Мне оставалось только картографировать местность и пополнять свою базу освоенных земель. Но надежда всё-таки оправдалась. Я нашёл следы пребывания людей в этих местах. Правда, совсем не те, на которые рассчитывал.

Что сюда занесло этих бедолаг, сейчас никто не скажет. Но три сожженные машины свидетельствовали о какой-то драме, закончившейся так печально для всех её участников. А может быть и не для всех. Осмотр останков только подтвердил мой первоначальный вывод – таким машинам здесь делать нечего. Они чем-то напоминали моего Вепря, и по оружию, и по уровню защиты. Мне и тогда не хотелось соваться на такой машине в подобные места, а уж сейчас, после Лаптёжника, не могло возникнуть даже мысли о чём-то подобном.

Ничего полезного для своего кошелька здесь я не нашёл, так что сделав отметку на карте, отправился дальше. После нахождения третьей группы сгоревших машин, я остановился и задумался. Что-то было здесь не так. Даже в достаточно обжитых местах я не встречал ничего такого. Может, там просто успевали убрать такие свидетельства разборок, но три схватки – это уже не случайность.

Обзор местности и сканирование эфира не выявили никаких сюрпризов, так что я продолжил движение в выбранном направлении. Мне удалось найти на востоке довольно широкий проход в горах, и я отправился полюбопытствовать, что там находится за ними.

Проход оказался вполне доступным и позволил спокойно преодолеть горы. Конечно, после того, как он был изучен с воздуха и подтверждена его безопасность. Проехав через проход, я оказался на обширном плато, простиравшемся вперёд и в стороны на всё видимое расстояние.

Проведя обзор с воздуха и не найдя ничего нового, я все таки отправился на разведку. Уж больно интересным было это плато. Здесь оказалось возможным разместить не просто базу, а целый мегаполис, и никто его не найдёт. Потратив день, я добрался до его края. Открывшийся вид буквально заставил замереть. Внизу располагался огромный провал, тянувшийся до самого края видимого пространства.

Мне и раньше говорили, что зоны расселения отделены друг от друга, и попасть из одной в другую можно было лишь через пункты перехода. Теперь я сам видел, чем это вызвано. Все зоны представляли собой ровные участки, окружённые вот такими бездонными провалами. Упрощённо это можно представить как стоящие рядом две горы, разделённые непроходимой пропастью. Так вот, если у этих гор срезать верхушки, то на образовавшихся ровных площадках и размещались все зоны расселения.

Наверное, то же самое можно было бы представить на Земле, если бы вдруг пропали все моря и океаны. Будут равнины, окружённые глубокими провалами. Только здесь эти равнины заканчивались резкими обрывами.

Я даже отъехал подальше от краёв плато. Может быть, там что-то и есть интересное, но мне туда не надо. Так что, получив подтверждение высказывавшимся раньше умным мыслям, я отправился обратно, в ставший привычным мир. Территория проживания оказалась достаточно большой тюрьмой, сбежать из которой было практически невозможно. Да и некуда.

Потратив ещё некоторое время на осмотр плато, просто ради удовлетворения любопытства, свернул по направлению к проходу. Обратная дорога не заняла много времени и вот он, обычный мир. Так и хочется сказать: "А в тюрьме сейчас макароны дают".

Ещё пару дней я чисто автоматически, находясь под впечатлением увиденного, потратил на изучение местности, но потом сообразил, что пора двигаться на базу, проходить Регламент и отправляться в Южную Америку. Обратно я ехал спокойно, торопиться мне было некуда, так что выписывал привычную синусоиду, когда меня обрадовал напарник:

– Впереди группа машин численностью до ста штук, статус нейтральный.

– Глава 9

А эта свадьба пела и плясала

Рассматривая выведенную на стекло картинку, я сразу не смог ничего понять. Идут две группы машин, между которыми расстояние порядка пятидесяти метров. В этом коридоре между ними едет какой-то джип с белым флагом с надписью на нём "Вольные". Одну группу составляли в основном легкие джипы и обычные машины, максимум лёгкие грузовики, в другой, уступающей первой по численности, шли мощные грузовики и трейлеры.

– Что это за Вольные, ты знаешь, Малыш?

– Нет, но ходили какие-то слухи, что существует такой кочующий город. В нём есть всё, что на обычной базе, вот только он не стоит на месте, а постоянно перемещается.

– Понятно, местные цыгане. И что про них ещё слышно?

– Безобидные люди, собирают и ремонтируют битую технику, потом продают. Тем и живут.

– Давай посмотрим, что за народ. Любопытно что-то стало.

Наверное, сказалось моё длительное одиночество. Возникло какое-то непонятное желание посмотреть на живых людей. Может быть, и поговорить. Вполне возможно, они сообщат что-нибудь интересное, хотя на это я не надеялся. Обычное любопытство.

Не доезжая километра, машины остановились. Вперёд выехал центральный джип с флагом, когда-то бывшим белым, остановился метрах в ста, и пришёл вызов на разговор.

– Слушаю тебя, незнакомец.

– Это кочующий город Вольных, я его глава Ролан. Спокойной тебе дороги, незнакомец.

– Я Алекс, чистик. Скажи мне, Ролан, что это за Вольные такие. Впервые встречаю.

– В этом городе находятся те, кто получил постоянное тело, но не смог покинуть Чистилище. Они не пошли ни в один клан, а живут здесь обычной жизнью. Мы ищем битую технику, потом собираем машины и их продаём. Кочуем в местах подальше от всех остальных. У нас всё своё. Есть магазин, бар, мастерские и всё, что нужно для такой жизни. Иногда подходим к базам и закупаем недостающее. Так и живём.

– Что-то вы далеко забрались в поисках битой техники.

– Кто же знает, где найдёшь, а где потеряешь. Ты не видел здесь ничего интересного?

– Нет.

– Ну и ладно. Мы дальше пошли, так что лёгких тебе дорог, Алекс.

В этот момент тронулась колонна грузовиков, я даже не успел ничего сообразить, как раздался встревоженный крик Малыша:

– Саня, они нас блокируют!

И затем раздался новый голос.

– Вот ты и попался, Танцор. Теперь не уйдёшь.

– Это что за урод вмешивается в чужой разговор?

– А тебе теперь без разницы, кто.

– Да нет, просто надо знать за упокой кого свечку поставить. Не хочешь, не надо! Назначаю тебя неизвестным покойником.

За время этих коротких реплик успел прийти в себя, оценить обстановку, вогнать сознание в состояние боевого возбуждения и крикнуть напарнику.

– Малыш, танцуем! Форсаж, огонь из всех пушек. Первым делом расчищай дорогу вперед. Нам надо прорвать этот блок. Буду таранить, удержи машину от падения, выставляй опоры, силовые ограждения, но машина должна быть на колёсах. Девочки, я покажу вам новый танец!

– Саня, а как он называется?

– Бешеная дупа!

Машина буквально взорвалась, полыхнув лазерными вспышками во все стороны. Но главный удар пришёлся вперёд. Все пять пушек, что могли бить по курсу, буквально испарили стоявшую впереди фуру.

– Саня, поля на максимуме. Дави их.

Лаптёжник прыгнул. Мощь его мотора и так была запредельной, а теперь, в режиме форсажа, он буквально кинул машину вперёд. Удар пришёлся в стык двух фур, и несмотря на свой далеко не маленький вес, они не смогли выдержать подобного напора.

А дальше началось избиение. Легкие машины, джипы рванули во все стороны куда подальше, а грузовики и фуры старались блокировать Лаптёжника. Стрелять они тоже пытались, но только пытались. Малыш порхал, меняя режим работы мотора, разворачиваясь на месте, прыгая вперёд и назад, не давая ни единого шанса на удачный выстрел. Дополнительные силовые опоры, выставляемые в момент удара, позволяли Лаптёжнику оставаться на колёсах.

– Малыш, выбираемся на свободу, здесь нас заблокируют.

– Ты рули, Саня, и педальку не забудь нажать, – и затем дикий вопль восторга напарника – Танцуем, девочки!

Разметав в клочья часть грузовиков, часть просто отбросив в сторону, мы вырвались из этой блокады на чистое место, и тогда стало немного легче. Развернувшись бортом к образовавшейся свалке, я неторопливо начал описывать вдоль неё круг, предоставляя напарнику резвиться по полной программе. Всё уже было закончено, в этой куче металлолома не осталось ничего, способного принести нам вред. И тут новое сообщение от Малыша:

– По данным радара, сюда идёт группа тяжёлых машин десятого класса. Будут через три минуты.

– С какой стороны подходят?

– С запада.

– Засей им путь подхода минами. Теперь будет дупа с выходом. Бабочек подними в воздух, вдруг ещё кто-то захочет потанцевать. Работаем!

Лаптёжник занял позицию, прикрываясь битыми фурами, подход к этому месту на расстоянии от километра до полутора был усеян минами, поставленными дистанционно напарником, так что с ближней дистанции атаковать нас не получится, а вот мы сможем пострелять без проблем.

Так и вышло. Раздавшиеся взрывы вольно или невольно притормозили разогнавшиеся грузовики, а нам с Малышом ничего другого и не надо. Скоростная стрельба напарником уже отработана, так что застрявшим на импровизированном минном поле машинам так и не удалось его покинуть.

Совершая традиционный сбор трофеев после завершения схватки и объезжая сгоревшие машины, я спросил:

– Малыш, ты стал большим поклонником бешеных танцев и стрельбы. Тебе не кажется это странным?

– Сначала я тоже не мог понять, но потом разобрался, в чём тут дело. Эмоциональная составляющая моего поведения – это своеобразная копия тебя. Твои вопли, крики и непривычные выражения мною творчески переработаны и воспроизводятся в том виде, что ты слышишь. Я ведь, по сути дела, некая копия тебя, пусть и не могу сам ничего сделать, но манеру речи и поведения копировать я умею очень даже хорошо.

А что касается, если так можно сказать, удовольствия от схваток, то и здесь всё оказалось просто. В обычном режиме мне приходится использовать лишь незначительную часть имеющихся в распоряжении вычислительных и прочих мощностей. Чем я обычно занимаюсь? Контролирую обстановку и работу мотора, для чего не требуется больших усилий с моей стороны. А вот при боевых действиях мне приходится работать при полной нагрузке. И мне это нравится, я имею в виду режим.

– Получается какая-то извращённая логика – чем хуже наше положение, тем тебе лучше?

– Не передёргивай. Просто мы с тобой оба одинаковые – в сложной обстановке начинаем действовать быстро и решительно. Так что прекрати терзаться комплексами и рули давай. Нам ещё на базу добираться. Надо делать профилактику, машина немного пострадала от всех этих ударов и проездов через горящие фуры.

– Надо, так сделаем.

До базы было три дня движения и вполне достаточно времени, чтобы обдумать произошедшее. Получается, враги знали, где меня искать. И зная это, организовали очень оригинальную засаду. На ровном месте, не пользуясь никакими укрытиями, они сумели подвести близко фуры и практически заблокировать движение Лаптёжника. Если бы у них оказалось чуть больше терпения, и они проводили все манёвры быстрее, вполне возможно, что засада и удалась бы.

Тройное кольцо фур мы всё равно бы прорвали, но не так быстро, а к этому моменту к ним пришла бы подмога. Правда, с моей точки зрения, это ничего не меняло, здесь решающее значение имело соединение всех возможностей машины – манёвренность, защита и пушки. А в любом из этих компонентов Лаптёжник превосходил своих оппонентов, не говоря уже об их совместном использовании.

Неоднократное использование возможностей машины должно было, в конце концов, натолкнуть противника на истинные причины побед, но надеюсь, мне хватит времени пройти Полигон. Но самое главное заключалось не в этом. Противник знал, где меня искать, ну не верится мне, что такая хитромудрая засада оказалась поставлена на пустом месте.

Догадываться о месте моего пребывания мог только Отшельник, значит или он сам, или кто-то из его окружения сливает сведения противнику. Вот это и есть самая главная неприятность. Самого Отшельника подозревать было как-то неправильно, а вот крота в окружении поискать стоило.

– Глава 10

Пушки – это не игрушки

Отчёт о неудавшейся засаде и прорыве через кольцо окружения вызвал настоящий ажиотаж среди Смотрителей. Подозреваю, что между собой они не один час обсуждали эту историю, причём интересовала их не моя судьба, а поведение машины. Во всяком случае, что-то они придумали, и Лаптёжник получил очередную порцию улучшений.

Более сдержанным был Отшельник, но он обещал уделить самое пристальное внимание своему окружению и тоже оказался обеспокоен возможным существованием крота. Другого объяснения причин создания такой сложной засады в таком удалённом месте он предложить не мог. Вернее, её можно было устроить по результатам наблюдения с орбиты, но Отшельник исключил такую возможность, хотя и задумался. Была у меня ещё одна мысль, и я поделился ей с напарником:

– Малыш, будем двигаться, последи за небом, постарайся найти вражеских бабочек. Сдаётся, они тоже сообразили, что можно следить за поверхностью с воздуха.

В общем, покидал я базу во всеоружии, причём по настойчивой моей просьбе на машину поставили радар для наблюдения за небом, способный сканировать угол до девяноста градусов, и зенитную лазерную пушку, довольно слабенькую, но очень даже дальнобойную. Дополнительным оборудованием стала и маскировочная сеть, позволяющая укрыть неподвижную машину от наблюдения с неба.

Моей задачей на этот раз было покинуть Африку, положенное время я здесь отработал, теперь оставались две Америки. Однако всё происходящее мне не понравилось с самого начала. До пункта перехода мне надо было двигаться не меньше трёх недель, однако уже на шестой день движения я попал под наблюдение. Ситуация очень сильно напоминала моё появление в этой зоне – меня тогда точно также пасли со всех сторон, только сейчас не было ударного отряда охотников.

Он и не требовался, похоже, враги знали конечную точку моего маршрута и там приготовили мне тёплую встречу. Это опять наводило на нехорошие мысли. Понимая, что меня не выпустят из зоны наблюдения просто так, я до поры не предпринимал никаких попыток уйти из-под него. Ночевал, при необходимости в Регламенте, на станциях, двигался со стандартной скоростью и не пользовался маскировкой.

Тем не менее, это не был прогулочный рейс. В конце концов Малышу, с помощью дополнительного радара, удалось обнаружить в воздухе вражеские зонды, и это стало большим откровением для всех Смотрителей. Весть для них я передал через Искина станции, воспользовавшись сложной системой паролей, обеспечивающей доступ к закрытым каналам. Уничтожать я их не стал, время активных действий ещё не пришло.

Количество наблюдателей постоянно увеличивалось, и надо признать, что эскорт не доставлял мне никакой радости. Переход в Южную Америку располагался на западе Африки. В принципе, существовали и другие пункты переноса, но видимо, это были vip-зоны, и таких, как я, несмотря на значительное сопровождение неофициальных лиц, туда не пускали. Но координаты одного такого участка я знал, и при необходимости попробую им воспользоваться.

Когда до основного пункта перехода оставался день пути, и он оказался в пределах досягаемости моих бабочек, я предпринял первую попытку начать игру по своим правилам. Ночью, убедившись в отсутствии вражеских зондов наблюдения, включив маскировку, рванулся на северо-запад, периодически устраивая на пути минные засады. Потом, когда направление моего движения не могло вызывать никакого сомнения, развернулся и ушёл на юго-запад. Короче, заложил петлю и ушёл в противоположном направлении.

Там, выбрав подходящее место, замаскировал машину и начал вести воздушное наблюдение за пунктом перехода с помощью бабочек. Увиденное мне не понравилось. Пункт перехода совершенно не походил на другие, которыми мне приходилось пользоваться раньше. Располагался он в небольшой котловине, окружённой со всех сторон холмами. Они находились на расстоянии где-то метров восемьсот от пункта перехода, и на них стояли стационарные оружейные платформы в количестве четырёх штук, простреливающие всё на два километра перед собой.

Пространство между этими холмами было завалено остатками битой техники, самые разные фуры и грузовики, расположенные в несколько слоёв, делали этот путь совершенно непроходимым. И за ними укрывались машины десятого класса. Кого тут только не было! Самые разные кланы прислали своих бойцов. Видно, эта муха по имени Танцор очень сильно достала сильных мира сего, что против неё бросили сборную лучших игроков Чистилища.

Доступ к пункту перехода был возможен по единственной дороге, и она находилась под полным контролем встречающих, боюсь, там есть ещё и мины с ручным управлением. Во всяком случае, исключать этого нельзя. И прорваться через этот заслон очень даже проблематично. Основу обороны составляют стационарные платформы, если и уступающие мне по дальности стрельбы, то незначительно.

А вести с ними перестрелку мне не дадут мобильные силы, способные прикрыть платформы от прямой атаки и готовые сами в любой момент атаковать противника. Шах и мат. Из-за этой блокировки я в принципе не могу пройти Полигон.

– Малыш, сколько времени бабочки могут висеть в воздухе?

– Очень долго.

– Организовать передачу картинки из этого места через других бабочек возможно?

– Да, можно повесить здесь зонд и он, например раз в час, будет импульсом передавать картинку на другой, тот в свою очередь передаст её дальше, и так до тех пор, пока она не дойдёт до меня.

– Тогда мы поступаем таким образом. Вывешивай здесь свою бабочку, потом следующую на максимальном расстоянии, обеспечивающем передачу данных, и так будет создана цепочка зондов, позволяющая видеть, что происходит в этом месте. А сами пока посмотрим, что творится на другом пункте перехода, но туда мы должны попасть тихо и незаметно. Бабочек хватит?

– Да, но боюсь, что многих из них потеряем.

– Главное, самим уцелеть. А всё остальное потом.

Так что, оставив наблюдателей, мы тихонько свернулись и отправились к другой точке перехода. Она располагалась относительно недалеко, всего неделя пути, но мы, пользуясь своим преимуществом в скорости, добрались туда на пятый день. Там картина была аналогичная, противник создал практически неприступную оборону. Были, конечно, варианты, как попытаться туда прорваться, но хотелось бы увеличить свои шансы на благополучный исход прорыва.

Данные, получаемые по цепочке бабочек, показывали, что всё остаётся без изменений.

– Значит так, Малыш. План очень сложный и не факт, что сработает, но нам надо как-то выманить противника на себя. Поступаем таким образом. Идём спокойно к этому переходу, когда получаем залп от платформ, разворачиваемся и уходим. Защита выдержит?

– Даже не один залп. Ничего нам не будет.

– Хорошо. Дальше идём на точку перехода в Азию. Всех, кто встречается по пути, гасим на месте. Если будут тормозить, прорываемся с боем. Все должны быть уверены, что мы уходим обратно. Все вражеские зонды, после того, как раскроемся, сбивай. Я надеюсь, что за нами пошлют погоню, и туда уйдёт часть машин с одного из охраняемых пунктов. Получится – хорошо, нет – значит будем прорываться силой, ничего другого нам не остаётся. Сейчас проходим Регламент и с утра начнём.

Ещё вопрос. Что будет с пунктом перехода, если вокруг начнётся бой. Он не разрушится?

– Нет, там сразу же включается защитное поле и отключается только после окончания стрельбы.

Всё прошло, как и было задумано. Спровоцировав платформы на залп и продемонстрировав, что я здесь, после нескольких хаотичных манёвров между холмами лёг на курс, ведущий к переходу в Азию. Сразу же появилось сопровождение. Тех, кто приближался особо близко, расстреливал. Поступающие картинки из обеих точек переходов оставались неизменными.

Все, кто пытался хоть как-то задержать наше движение, уничтожались, и мы двигались в прежнем направлении. Двигались на скорости, соответствующей серийному КрАЗу, так что догнать нас можно было, не особо напрягаясь. Честно говоря, я уже думал, что мой план не сработает, хотя попытки задержать движение становились всё более интенсивными. И вот на пятый день движения в сторону перехода в Азию напарник меня обрадовал.

– Саня, сработало. Половина машин с обоих пунктов начала движение на перехват.

– Отлично, Малыш. Ещё сбрось скорость, пусть уйдут как можно дальше от пунктов перехода, но мы должны успеть на переход до их возвращения.

– А что, гасить их не будем?

– Нет, не надо вызывать у врага лишнего беспокойства.

После нескольких дней такого движения, когда враги удалились достаточно далеко от своих опорных пунктов, пришла пора реализовывать свой замысел.

– Малыш, отстреливай все зонды, нас никто не должен видеть и знать, куда мы пошли.

Дождавшись ночи и включив маскировку, расстреляв всех сопровождающих и забрасывая дорогу после себя минами, мы рванули на ближайший пункт перехода в Южную Америку. Скорость держали максимально возможную, хотя периодически приходилось её сбрасывать, сказывалась психологическая усталость. Лаптёжник бил все прежние рекорды, поставленные ранее. Картинка, передаваемая из точки перехода, оставалась без изменений, а группа преследования двигалась в прежнем направлении, хотя мы уже приближались к своей цели.

– А вот теперь, Малыш, мы начнём танцевать. Ищи место, откуда нас не видно, но мы можем стрелять. Сначала залп ракетами по платформам, они должны быть уничтожены с одного раза. Затем расчищаешь проходы между холмами, по дороге не пойдём, там могут быть сюрпризы. После того, как расчистим дорогу, через эти проходы мы должны попасть на станцию перехода. Гаси всех.

Ракетный огонь уничтожил платформы, завалы между холмами были разобраны другими залпами, а всех уцелевших приголубил Малыш из своих калибров. Так что на станцию перехода мы въехали вполне спокойно. Ну здравствуй, Америка.

– Часть 4

– Отступление 3

Чистилище, неизвестное место, обсуждение операции "Подкидыш"

– Ну что, Сарис, какие новости из центра?

– Отличные, Борст, не могу подобрать другого слова, да и не хочу.

– Давай подробнее.

– Благодаря твоей наводке мы взяли базу Чемуров. Тебе благодарность от десанта, если бы не твои сведения, больше половины их там бы и осталось. А так взяли чисто, и оборудование целое, и персонал.

– Пусть на Танцора молятся.

– Не первый раз слышу про этого парня. Кто такой?

– Чистик из землян. Нестандартное мышление и отличные аналитические способности, по отдельным фактам может докопаться до самой хорошо охраняемой тайны. Все Смотрители радуются общению с ним и его идеям, созданная по его замыслам машина позволяет творить чудеса. Но об этом потом. Продолжай дальше.

– После того, как наши аналитики поработали с персоналом и оборудованием, удалось установить канал, по которому идёт поставка сюда матриц сознания. Эти обезьяны умудрились создать микропорталы, передать через них можно только вещь не больше кристалла с матрицей, а обнаружить её работу практически невозможно. Так вот, через сеть этих микропорталов они и гонят сюда матрицы своих агентов.

– Вы её уничтожили?

– Борст, ну как можно? Сейчас разрабатывается план операции по перехвату управления этой сетью или, по крайней мере, работе в параллельном режиме. Будем гнать по ней матрицы своих агентов, а уж через них потом и сливать всё, что нам надо. Но это совсем другая операция, и она пойдёт без нас. Нам уже готовят новую работу. Осталось только закончить дела здесь. Планируется не уничтожать всю сеть Чемуров, что-то надо оставить. Как у тебя с выявлением этой сети?

– Ты знаешь, уже почти всё сделали. Тут Танцор устроил такой переполох, что почти все агенты вынуждены были заниматься только его поимкой. В ходе этой войны местного масштаба он покрошил столько бойцов, что многие бандитские кланы практически потеряли своё влияние. Пользуясь этим, мы выявили почти все узловые точки, где сидят агенты, и часть из них отправили вам, часть стали работать на нас, а со многими из них произошли несчастные случаи. Это такая опасная планета.

– Да, я тебя понимаю. Так что, ты готов отсюда уйти и оставить дела преемнику? Пусть он всё приводит в тот вид, какой ему понадобится для новой операции.

– Ещё нет. У меня осталось главное обязательство – мне надо вытащить Танцора. На это нужен почти год.

– Что тебе это чистик?

– Боюсь, он справится и без моей помощи, но тогда я и мы все приобретём опасного врага, потому что не выполнили свои обязательства и предали. А помогая ему сейчас, получим такого специалиста, что он ещё будет принимать от нас с тобой доклады и учить, как надо работать.

– Ты серьёзно?

– Абсолютно. Мы не можем оставить человека с такими возможностями вне рамок нашей системы.

– Что нужно, чтобы его вытащить?

– Ему осталось пройти две зоны. Остальные требования в минимальном наборе к прохождению Полигона он уже выполнил. Сейчас он в Южной Америке. Через шесть месяцев будет в Северной, вот тогда и можно его вытаскивать. Но лучше, чтобы всё было совершенно незаметно. У него сейчас облик невероятно удачливого парня, и никто не знает, что он работает на нас. Так это и должно остаться.

– Ну значит, пусть всё идёт своим чередом. В такой ситуации это будет самый лучший выход.

– Я тоже так думаю, но проконтролировать происходящее обязан. Немного задержусь здесь, чтобы обеспечить правильный результат. Боюсь, найдётся много желающих помешать этому, а заодно и перехватить этого человечка. Надеюсь успеть все сделать за год.

– Такого срока должно быть достаточно для зачистки хвостов и передачи всех дел новому резиденту и куратору операции "Подкидыш". Всё равно это необходимо. Я так и передам координатору, что ты зачищаешь остатки сети Чемуров и готовишь передачу дел новому резиденту.

– Что я ещё могу для тебя сделать, Сарис?

– Да ничего не надо, я просто воспользовался случаем и прибыл пообщаться лично. Тебе привет от Джины и детей, а также её личное послание. Держи.

– Глава 1

И что теперь с этой Америкой делать?

Мои самые худшие ожидания не оправдались. Я ждал, что на выходе из пункта перехода будет какая-нибудь ловушка или засада, но всё оказалось спокойно. После того напряжения, которое нагнеталось в последние дни пребывания в Африке, можно было сказать, что попал в другой мир. Тишина, спокойствие и полное отсутствие посторонних личностей. Стало даже как-то не по себе. Это вызывало настороженность и ожидание неприятностей.

Но всё вокруг оставалось спокойным. Выехав из ворот станции перехода и отъехав немного в сторону, остановился, чтобы осмотреться и понять, куда попал. Хотя, что можно понять в таком месте? Как обычно, окружающее практически ничем не отличалась от виденного раньше – та же унылая и ровная поверхность с преобладанием серого цвета. О частом посещении перехода свидетельствовали достаточно глубокие следы машин, ведущие к станции.

– Что, Малыш, похоже, мы сделали это?

– Да, и особо напрягаться не пришлось. Даже не пострелял вволю.

– И это радует, мой агрессивный напарник. Хорошо мы их развели. Сдаётся мне, что-то пошло не так у бандитов. Если бы они все остались на месте, нам пришлось бы гораздо хуже.

– Не преувеличивай, Саня. После обработки их позиции ракетами там некому было бы сопротивляться. Мы и так использовали не весь боезапас.

– Какой ты страшный и кровожадный, Малыш.

– А как же, мы потеряли десять бабочек. Где я их теперь найду? А они денег стоят, и не малых.

– Обещаю, я постараюсь нам помочь.

Не особо утруждая себя размышлениями, отправился по накатанной дороге до ближайшей базы. Надо было идти на встречу с Отшельником, он обещал прибыть на базу номер девять и что-то объяснить. Только чувствую я, от этих объяснений моя жизнь легче не станет.

Первая встреченная станция находилась на расстоянии трёх дней пути от пункта перехода и походила на всё, виденное раньше. Пребывание на ней обошлось безо всяких эксцессов, даже Регламент прошёл спокойно. Больше чем на одну ночь задерживаться не стал, дополнительные дни Регламента, которые надо ещё провести, пройду на базе торговцев.

Так что с утра отправился по координатам указанной базы, по возможности пользуясь проложенной трассой. К моему удивлению, станция оказалась расположена достаточно близко к обитаемым территориям, всего пять дней пути в сторону от проторенной дороги. Многого я увидеть не успел, но те две базы, что посетил за это время, располагались почти на предельном расстоянии для чистиков. То ли здесь людей так мало, что базы не нужны, то ли самих баз не хватает. Непонятно. Но стоят они редко, и если бы я попал первоначально сюда, это вызывало бы у меня определённый стресс.

На базе девять пришлось немного задержаться – пополнить боезапас ракет, мин, бабочек, получить новые маскировочные сети, позволяющие машине сливаться с окружающей местностью. Должно быть, полезная штука. Всё снаряжение предоставила принимающая сторона, т.е. торговцы, за свой счёт. Ну и надо было пройти отложенные дни Регламента. Отшельник появился на третий день моего пребывания на базе. Я выходил из кухни-бара, а он как раз собирался войти. С ходу дружески обнял за плечи и втолкнул обратно на кухню.

– Садись, чай будем пить. Постараюсь ответить на твои вопросы. Ты просто молодец, Санёк. Даже представить не можешь, сколько проблем помог решить. Так что вправе хотя бы узнать, что вокруг происходит. Всего я тебе сказать, конечно, не могу, но многое из происходящего станет понятным после моих объяснений.

– Хотелось бы не только ясностей, а уверенности в благополучном завершении всей этой истории.

– Об этом позже. Я тебе говорил о состоявшемся моём смещении с поста руководителя клана. Как оказалось, организаторами выступили несколько банд. Причём не просто отдельных банд, а они сумели создать настоящий союз, объединяющий несколько самых сильных кланов.

– А зачем им это потребовалось? Ведь всем известно, что надо пройти Полигон и выйти из Чистилища.

– Так, да не так. Они нашли новый выход из сложившейся ситуации. Чисто пройти Полигон удаётся далеко не всем, а вот жить хочется всем. Поэтому они, пользуясь своим влиянием на некоторых руководителей Полигона и найдя формальные поводы и причины, позволяющие внести такие изменения, сумели ввести такое понятие, как гражданин второго класса. Тем более, что такая классификация в Империи уже есть. Тут явно не обошлось без участия какой-то хорошо осведомлённой личности с имперским прошлым.

Так стали называть личности, имеющие постоянное тело и способные вести обычную жизнь нормального человека со всеми его радостями и ощущениями, но не имеющего право покинуть Чистилище.

Для этого ими была проделана гигантская работа, но в итоге посещение всех пяти обитаемых зон даёт право получить постоянное тело при наличии соответствующего ходатайства. В результате подобной операции, проведённой бандитскими кланами, кстати, их руководящий орган – клан Право, численность всех этих формирований стала резко расти. Оказалось, что достаточно вступить в любой бандитский клан – и твои проблемы заканчивались.

Они стали создавать свои центры подготовки бойцов, производства, позволяющие изготавливать нужную им технику, и вообще принялись формировать собственную систему власти и управления.

А ещё они занимались тем, как из гражданина второго класса перейти в категорию полного, механизм, позволяющий это сделать, был практически готов и должен был заработать в скором времени. В этом случае на территории Полигона оказалась бы сформированной своеобразная бандитская республика, которая, действуя в полной тайне и постепенно расширяя собственное влияние, смогла бы закрепиться в Империи за счёт внедрения своих людей на нужных местах.

– Очень даже интересно, у меня есть несколько вопросов, но я задам их немного позже.

– Ок. Одним из этапов их действий было взятие под контроль клана Торговцев, это позволяло получить официальный выход на все другие кланы и некоторым образом легализовать свою деятельность. Однако не получилось. Кланы проявили несвойственный им гуманизм или, скорее всего, ошиблись в оценке ситуации, но ликвидацией главы клана они занялись слишком поздно, и этот путь легального проникновения в число официальных представителей Империи для них оказался затруднительным.

Кстати, во многом благодаря твоему вмешательству. А дальше всё пошло наперекосяк. Ты, как вредная, надоедливая муха жужжал и кружился вокруг, отвлекая людей от своего дела. В конце концов, они стали допускать ошибки и тратить много времени на эту жужжащую муху, а дела стали идти гораздо хуже. Тем более, что резко возросли потери от неумелого использования имеющейся техники.

– Спасибо за сравнение с мухой. Мог бы как-нибудь и по-другому обозвать.

– Радуйся, что получилось именно так. Никто тебя всерьёз не принимал, против работали всякие дилетанты, и ты смог выжить. Будь по-другому, это было бы сделать гораздо труднее. Как будет развиваться ситуация дальше, сказать не могу, но теперь она пойдёт по другому сценарию. Во всяком случае, с нашей стороны были предприняты меры по её изменению, в том числе с использованием сил Империи, и сейчас у бандитских кланов нет тех возможностей, что были раньше.

– И это радует. Может, моя задача станет немного проще.

– Теперь, что касается тебя. Тебе осталось сделать совсем немного для полного прохождения Полигона. Даже не придётся прилагать каких-то особых усилий. Если не хватит денег, клан Торговцев поможет, боёв у тебя вполне достаточно, и думаю, ты их ещё увеличишь. Самое главное – пройти оставшиеся две зоны. Это самый чистый и легальный путь, причём подтверждающий прохождение Полигона тобой лично без всякой помощи. Иначе могут быть вопросы.

Поэтому тебе надо продолжить действовать в прежнем режиме, проработать здесь шесть месяцев и потом перейти в Северную Америку. Думаю, всё будет хорошо.

– Слушай, Борст, а известны другие пункты перехода на север? Дело в том, что кроме того варианта помешать переходу, что был реализован в Африке, я могу предложить ещё несколько, позволяющих заблокировать перенос. И тогда всё окажется напрасным. Мне и так еле-еле удалось уйти из Африки. А тут, когда точно известна точка, в которой я должен буду находиться обязательно, вся проблема моего уничтожения значительно упрощается.

– Есть такие пункты перехода, но каждый из них контролируется каким-то кланом и воспользоваться ими могут только их члены или те, кто заручился поддержкой хозяев перехода. Если ты пройдёшь таким переходом, то это будет означать помощь клана, а для тебя такое не подходит.

– А как же сотрудничество с кланом Торговцев? Я пользуюсь вашими базами, ремонтирую и обслуживаю там машину, вы предоставляете нужные данные, и ещё много, много чего.

– А это часть нашей работы, и нам так делать разрешено, помощь с нашей стороны в расчёт не принимается. Мы Торговцы, и нам можно то, что другим запрещено.

– Значит, если пункт перехода будет блокирован, у меня нет возможности пройти Полигон?

– Есть ещё один способ – установить свой контроль над переходом силой. Или найти нейтральный или заброшенный пункт переноса, как ты сделал с переходом в закрытые земли. Установление собственного контроля, кстати, довольно распространенный вариант, многие поступают таким образом, если это, конечно, не касается основного перехода. Я дам тебе районы двух мест, где могут располагаться пункты перехода, которые могут быть использованы подобным образом.

Их координаты мне неизвестны, только примерный район нахождения, но ничего другого сообщить тебе не могу. Можешь найти эти пункты и взять их под свой контроль.

– Хорошо, я обдумаю, как можно это использовать. Теперь ещё вопрос. Я могу сразу, сейчас перейти в Северную Америку и работать уже там?

– Нет. Подразумевается, что за время нахождения в какой-то зоне ты самостоятельно находишь пункт перехода и только затем совершаешь переход. Другой вариант действий, как я говорил, означает помощь со стороны, а это не приветствуется.

– Понятно.

Мы ещё много времени потратили на обсуждение с Отшельником различных вариантов развития ситуации, возможные способы помощи с его стороны и предстоящие сложности в прохождении Полигона. А после его ухода я ещё долго стряхивал ту лапшу, что он навесил мне на уши. Нет, это не касалось возможных вариантов действий, а затрагивало только ситуацию, связанную с борьбой кланов.

Мне не верилось, что всё происходящее – итог разборки между отдельными, скажем так, бандами. Не бывает такого, чтобы только что появившийся клан начинал борьбу за мировое господство, тем более – не имея поддержки сильных мира сего. А тут меня заставляют поверить, что бандиты пошли именно по такому пути. Они люди далеко не глупые и умеют рассчитывать последствия своих действий. А как сила они только-только объявились и не имели ничего – ни денег, ни связей, ни чьей-то поддержки.

А вот использовать представившуюся возможность и расставить доверенных людей на нужные места – это будет правильный вариант действий. А такие люди появятся, особенно среди тех, кому помогли пройти Полигон. Но это не тактическая операция, а стратегическое планирование, и реализовывается такой план не одно десятилетие. А на подобное способны не бандитские кланы, а спецслужбы, или в крайнем случае, большие корпорации.

Но они обычно с государством дружат и используют другие инструменты для привлечения на свою сторону нужных людей; а значит, все противоречия и та война кланов, в которую я оказался втянут – это разборки спецслужб; с одной стороны – Империя и её инструмент – клан Торговцев, а вот кто с другой?

– Отступление 4

Неизвестное место и времяАбсолютно секретно.Ознакомить только привлеченных лиц.Координирующий операцию "Пащёнок".ПРИКАЗ.

В ходе необдуманных действий и чрезмерного использования имеющихся ресурсов рядом ответственных лиц выполнение операции оказалось в критическом состоянии. Для минимизации понесённого урона и достижения поставленных целей ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Прекратить все активные действия, не предусмотренные планом проведения операции. Начатые работы и проекты законсервировать до особого указания.

2. Для решения оперативных задач, в том числе угрожающих ходу выполнения операции, организовать специальную группу, оснастить её лучшими техническими средствами и специалистами.

3. Задачи оперативной группе буду ставить лично.

– Глава 2

Всё хорошо, прекрасная маркиза, за исключеньем пустяка

Я уже третий месяц колесил по дорогам Южной Америки, занимаясь ставшим давно привычным делом – поиском и сбытом снаряжения. Надо только сказать, что её территория мало подходила для подобных целей – она была населена достаточно слабо. Под этим я имею в виду численность чистиков и всех прочих объектов. Почему-то всё сложилось таким образом, что большая часть подобного контингента оказалась сосредоточена в Азии и Африке.

Соответственно и битой техники, оружия и прочего снаряжения здесь было мало. Так что привычных кладбищ с сотнями брошенных машин тут не наблюдалось. В лучшем случае удавалось найти небольшие скопления в несколько десятков автомобилей или отдельные затерявшиеся машины поисковиков, примерно таких как я, только оснащённых гораздо хуже.

Все места, которые были известны и переданы мне, я уже обшарил, так что фактически пришлось опять заниматься обычной разведкой неизведанных земель, пытаясь найти что-то полезное для своего кошелька. Другой особенностью этих территорий было малое число банд. С чем это было связано – сказать не берусь. Но по сравнению с тем, что творится или творилось в других зонах – здесь настоящая идиллия.

С моей точки зрения, эта территория идеально подходит для устройства секретных центров и баз. Огромные пустые пространства и незначительное число активно перемещающихся объектов позволяют достаточно просто контролировать нужные территории. Но что хорошо для секретных баз, то обычно плохо отражается на личном благополучии. Так что все мои попытки найти что-то, способное пополнить кошелёк, были почти безрезультатны. Вот и сейчас я возвращался из такого поиска, значительно обогатившего мои знания об этих местах, но никак не отразившегося на моём благосостоянии.

Кроме всего изложенного, пребывание на этих землях сопровождалось повышенной нервозностью. Даже не могу сказать, чем оно было вызвано. Бандитов меньше, случайных встреч почти нет, базы пусты, и тем не менее, окружающая обстановка вызывает какую-то настороженность. Создается впечатление, что ты постоянно находишься под чьим-то наблюдением, хотя даже внимательная проверка не может ничего найти. Бред воспаленного воображения, не иначе.

Тем не менее, некоторые, выглядевшие случайными факты, говорили, что это не бред. И первым событием в череде случайностей можно считать встречу в совершенно пустых землях квадра. Уже само использование подобного транспортного средства было экзотикой, здесь предпочтение отдавалось мощным, хорошо вооружённым машинам, а не таким игрушкам.

И хотя маршрут движения контролировался бабочками, появление квадра оказалось почти неожиданным, его удалось заметить и идентифицировать чуть ли не в последнюю минуту. Остановившись, его наездник, довольно молодой парень, обратился ко мне:

– Привет, чистик. Чего тебя занесло в эти места?

– Гуляю.

– Это хорошо, мне тоже нравиться гулять. Не удивляйся, живу я тут. Погоняем? Мне с таким, как ты, еще не приходилось соревноваться.

После чего квадр рванулся вперёд почти по маршруту моего движения. Однако после встречи с городом Вольных и тёплой атмосферы на пункте перехода, я к таким неожиданным контактам стал относиться очень настороженно. Поэтому сделал совершенно противоположное – свернул резко в сторону и продолжил путь совсем в другом направлении. И хотя наблюдение не выявило на пути следования никакой опасности, вызывало некоторое удивление, как быстро пропал из виду бабочек этот квадрик.

Закончив маршрут и пройдя Регламент, я отправился дальше по дороге, раздумывая, где проводить поиски плюшек. Дорога была свободна, проходила по относительно ровной местности, обстановка оставалась спокойной. Встретились лишь две машины, одна прошла навстречу, другая обогнала, хотя учитывая незначительное движение в этих местах, подобное можно считать чем-то неординарным. Двигался я не спеша, мысли одолевали, тут-то меня Малыш и обрадовал:

– Саня, а ведь на этих машинах и квадрике, что встретился нам в прошлый раз, один водитель!

– Малыш, ты уверен?

– С квадриком не совсем, а вот с машинами полностью.

– Почему ты так решил?

– Когда попалась встречная, мне стало интересно, кого занесло в эти места, и я сделал укрупнённое фото водителя. Проехав мимо, машина довольно быстро добралась до холмистого участка и буквально через два поворота исчезла из вида. Как тот квадрик. Я там оставил висеть бабочку, ну любопытно стало. Затем на том же месте, можно сказать из-под холма, появилась следующая машина и начала нас догонять.

Сделанное фото водителя полностью совпало с предыдущим, и что самое интересное, машина, обогнав нас и уйдя в холмы, так же неожиданно исчезла из вида. Я сравнил водилу с тем изображением, что осталось от встречи с квадриком, и оно почти совпало. И что ты по этому поводу думаешь?

– Что пришёл северный зверёк! За нами с воздуха следят?

– Нет.

– Тогда вывеси бабочек над теми местами, где исчезали из-под наблюдения машины, и следи за ними очень внимательно. Сваливаем, что-то мы расслабились.

После чего резко свернул влево, и уйдя на день пути в строну, стал ждать результатов наблюдения. Машины в тех местах на дороге несколько раз появлялись буквально из ниоткуда и проходили тот участок дороги, где мы встречались, но проехав несколько раз маршрут и никого и ничего там не обнаружив, ушли вперед.

– И что ты по этому поводу думаешь, напарник?

– Мне кажется, что кто-то научился хорошо прятаться от наблюдения.

– Всё гораздо хуже, Малыш. Это означает, что за нас взялись всерьёз. Если раньше пытались просто навалиться толпой и уничтожить, то теперь работает специальная группа, со своей разведкой и отличными средствами маскировки. Я думаю, они используют что-то типа сетки или плёнки "хамелеон", что у нас. Нам готовят очень качественную и серьёзную засаду.

– А почему нет воздушного наблюдения?

– Скорее всего, опасаются его потерять. Прошлое применение зондов показало, что мы умеем их обнаруживать и уничтожать. Поэтому пока применяют несколько необычные методы контроля местности, но при изменении оперативной обстановки будет и воздушное наблюдение.

– Так что нам делать, Саня?

– Жить, Малыш, и готовиться к новым танцам. Это будет очень крутая дискотека.

– Глава 3

Тайное становится явным

Полученные сведения внесли столь необходимую нам ясность. Несмотря на царящее вокруг спокойствие, никто нас в покое оставлять не собирался. Наоборот, Танцор должен был ответить за всё сделанное. Вызывал некоторое непонимание способ достижения поставленной цели. Зачем ловить по всей территории Южной Америки, когда точно известно, что я буду в пункте перехода? Но при более углублённом обдумывании вопроса, я пришёл к выводу, что это правильный шаг, своеобразное отвлечение внимания.

Если ничего подобного не сделать и поставить всё на один вариант проведения операции, то такое развитие ситуации может раньше времени обеспокоить объект и спровоцировать его бегство. А вот продолжение преследования за ним, причём лучше всего с отрицательным результатом, приведёт к появлению у него уверенности в том, что он полностью контролирует ситуацию. Тогда правильно организованная засада в месте наиболее вероятного появления объекта будет иметь наибольшие шансы на успех.

Исходя из таких размышлений, напрашивался довольно рискованный план действий с моей стороны, который бы заставил противника придерживаться выбранного сценария развития событий, подчёркивая его действенность, и в то же время вести свою игру. Я исходил из того, что вся группировка по логике развития событий должна быть разбита на несколько частей. Одну, основную и самую сильную, необходимо заранее разместить и замаскировать возле пункта перехода в Северную Америку. Это та точка, в которую я должен попасть при любом варианте развития событий.

Кроме того, как фактор отвлечения внимания и выполнения мною правильных действий, противнику надо задействовать, как минимум, пару мобильных, но хорошо вооружённых групп. При удаче они смогут самостоятельно меня уничтожить, если такой возможности не представится, выступят в роли своеобразных загонщиков, напоминая об опасности, избежать которую я смогу, только пройдя переход.

Опираясь на такой план возможного поведения противника – основная ударная группировка в месте перехода и как минимум пара мобильных групп на всей территории, висящих у меня на хвосте, я начал свою игру. Мне стало понятно, что пункт перехода для меня недостижим, и надо искать другие возможности покинуть Южную Америку. При этом я должен периодически показываться загонщикам в любых местах, расположенных в стороне от будущего перехода.

А в первую очередь мне надо получить подтверждение правильности моих размышлений. Таким подтверждением может стать обнаружение засады мобильных сил на пути моего движения. Учитывая ту хаотичность, с которой я двигался, и полное отсутствие сторонних наблюдателей в тех местах, где я чаще всего находился, обнаружить меня можно было только с помощью внедрённого жучка. Так что надо будет его поискать, о чем я и сообщил напарнику.

– Малыш, мы встанем в глухом месте, и ты будешь искать маячок, который нам, скорее всего, где-то воткнули при ночёвке. Сначала поищи с воздуха, определи с помощью бабочек, есть ли сигнал от машины. Снимай блокировку и проверяй излучение.

Как я и думал, машина излучала. Успокаивало одно, сигнал жучка подавлялся включением маскировки машины. Проведя с помощью киберов тщательный осмотр, Малыш нашёл этот маяк. Теперь оставалось получить второе подтверждение правильности своих размышлений – обнаружить преследователей, после чего можно будет заняться организацией конкретных вариантов собственного спасения.

Не включая маскировку и сообщая всем о своём местонахождении, я отправился на поиски добычи. Не знаю, как такое воспринимать, но через три дня с воздуха она была обнаружена. Это оказалась какая-то уничтоженная база, окружённая побитой техникой. Могу только предположить, что здесь происходила разборка нескольких кланов, закончившаяся уничтожением одного из конкурентов.


На мародёрку и изучение места потребовалось несколько дней, причём работы выполнялись неторопливо и обстоятельно. По моему замыслу, враги должны были воспользоваться предоставленной возможностью и организовать засаду на пути вероятного отхода отсюда в обжитые места. Однако воздушный контроль не фиксировал никаких сил противника в окрестностях, конечно, это не означало, что их нет.

Завершив сбор добычи, потихоньку двинулся на ближайшую доступную станцию. Как обычно, двигался несколько хаотично, периодически меняя направление движения, но придерживаясь общего курса. Воздушная разведка сообщала, что всё чисто, но внутреннее напряжение всё больше и больше нарастало. Что-то подсказывало мне, что царящее вокруг спокойствие обманчиво. Видимо, моё тревожное ожидание неприятностей передалось напарнику, и он отвлёк меня от управления.

– Стой, Саня. Тут есть не совсем понятная картинка.

– Ну что ещё, Малыш?

– Вот смотри, примерно на расстоянии дня пути расположены несколько холмов. С виду холмы как холмы. Но вокруг располагаются овраги, и проехать, не уходя в сторону, можно только около них. А между этими холмами есть какая-то перемычка. Вот в ней и вся неправильность. Не должно быть её в таком месте.

– Ты хочешь сказать, что там искусственно создано укрытие, и нас в этом месте ждёт засада?

– Обещать не могу, но то, что так быть не должно – точно. Вот смотри, как выглядят подобные холмы, что встречались нам раньше.

– Да, ты прав. Что-то здесь неправильно. Тогда давай поступим так. Завешивай над этим местом пару бабочек, а мы сами, при подходе к зоне оврагов, пойдём не напрямую, а обойдём их стороной. При нашем беспорядочном движении это не должно вызвать никакого подозрения. Общий курс держим на базу. Мы должны создать впечатление, что это место обошли чисто случайно. Маскировку не включай, пусть наш курс все видят.

При очередном хаотичном манёвре я ушёл в сторону оврагов, а потом продолжил движение в стороне от холмов. Бабочки не фиксировали никаких изменений на местности. И только когда мы удалились на расстояние трёх дней пути, перемычка исчезла, и под ней стала видна техника.

Видимо, противник сделал некоторые выводы из своих прежних столкновений с Лаптёжником. В состав обнаруженной группы входило четыре машины десятого класса и два транспортируемых трейлера, на которых стояли несколько облегчённых и усиленных оружейных платформ. Правда, для обеспечения их энергией потребовалось поставить значительное число накопителей, а всю эту конструкцию можно было перевозить только на трейлере, но у противника появилось дальнобойное оружие, так что я терял одно из своих преимуществ.

По-видимому, в соответствии с замыслом противника именно этим транспортируемым оружейным платформам (ТОП) отводилась основная роль при боестолкновениях с Лаптёжником, их повышенная огневая мощь и дальнобойность должны были оказаться решающими, а вот машинам с пушками десятого класса отводилась вспомогательная роль, в первую очередь – защита этих ТОП-ов.

Другим сюрпризом оказалась своеобразная маскировка группы. После того, как вся техника была приведена в транспортное положение, а произошло это достаточно быстро, группа опять исчезла из виду. По-видимому, опять была установлена сетка хамелеон, маскирующая технику во время движений. Очень даже неприятный сюрприз. Лишь несколько смазанный временами рисунок рельефа позволял предположить, что здесь что-то не так.

Буквально через час непрерывного наблюдения, даже зная, что и где искать, напарник сообщил о потере группы.

– Малыш, отзывай бабочек, что надо, мы узнали, теперь надо позаботиться о своём спасении. По твоим оценкам, какова скорость движения этой мобильной группы?

– Не выше нашей сейчас, в принципе, при движении в таком режиме, я имею в виду с маскировкой, скорость перемещения падает не менее чем в два раза по сравнению с обычным.

– Значит, как соберёшь бабочек, ускоряемся, маршрут надо продолжить до ближайшей базы, роль ничего не знающих и ни о чём не подозревающих надо доиграть до конца. Нам надо прибыть на станцию, опережая эту группу с запасом по времени. Там сбрасываем трофеи, в них нет ничего интересного, ночуем и потом уходим, отрубая хвосты, на базу торговцев.

– Глав 4

Начало собственной игры

Моё сообщение, отправленное Смотрителям, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Здесь надо понимать, что это было своеобразным вызовом их профессиональному мастерству. И пусть эффективность таких изменений не определена, но уже то, что кто-то сумел сделать оружие, способное конкурировать с их творением, само по себе наводило на определённые размышления. После достаточно долгой переписки я сформулировал, что мне надо получить в ближайшее время:

1. Какое-то программное обеспечение, позволяющее обнаруживать движущиеся объекты, замаскированные подобным способом.

2. Оборудовать машину устройством, позволяющим, как минимум, добиться такого же эффекта.

3. Надо изготовить машину обманку, пусть это будет любая игрушка, на которой можно будет закрепить маяк и отправить её самостоятельно по заданному маршруту. Желательно иметь возможность корректировать путь её движения дистанционно.

Свои пожелания я отправил дополнительно Отшельнику и попросил его посодействовать в решении озвученных задач. Заодно намекнул ему, что это окажется хорошим подспорьем в войне спецслужб и последующих спецоперациях Империи. И желательно сделать всё необходимое быстрее, мне пора заниматься проблемами собственного выживания и прохождения Полигона. Его ответ доставил мне огромное удовольствие:

"Ты получишь всё нужное в течение двух дней".

Так что через два дня, когда я прошёл отложенный Регламент, Лаптёжник был в очередной раз модернизирован и готов к новым подвигам. Но в этот раз нам с Малышом предстояла тайная операция, причём о ней я не информировал даже Отшельника.

Времени оставалось достаточно мало, срок перехода приближался, так что в режиме максимальной маскировки на максимальной скорости я отправился к месту расположения перехода в Северную Америку. На это потребовалось десять дней, в течение которых приходилось то гнать машину на полной скорости, то сбрасывать скорость, давая возможность мозгам возможность немного отдохнуть. Мне необходимо было хотя бы визуально, с помощью бабочек, оценить точку перехода или место финального действия, как считают мои враги.

Внешне всё выглядит обычно, никаких дополнительных пушек и ограничения доступа к переходу. А зачем там стоит битый грузовик?

– Малыш, хочешь, я тебе расскажу, как нас собрались убивать?

– Это, наверное, будет интересно.

– Да ничего интересного, всё банально. Вон, видишь, грузовик стоит?

– Трудно не заметить.

– Как только мы будем подходить к этому месту, появится тягач и потащит его на переход. Зайдя в ангар и совершив переход, он отцепит буксир и выйдет из бокса, оставив там битый грузовик. Но так как сама станция останется занятой битым грузовиком, она будет ждать, пока его не вытащат. А вытаскивать его никто не будет. Мы же будем стоять перед закрытыми воротами со стороны Южной Америки и ждать своей очереди под прицелом замаскированных пушек.

Скорее всего, вся дорожка к воротам заминирована, тогда первым делом взорвут мины, а потом начнут расстреливать нас из пушек. А чтобы мы не сбежали, проходы между холмами тоже заминированы. Если поискать, то можно будет найти и пушки, и следы установки мин. Хотя их искать не надо, вон там хорошо видны следы недавно насыпанного грунта. Как тебе мой план?

– В десятку, именно так и работает станция перехода. Пока она занята, никто другой попасть в неё не может. А придуманный тобой способ блокировки перехода самый простой и примитивный. Так что же нам делать?

– Ты помнишь нашу первую схватку?

– Конечно! Я понял, будем исполнять дупу с закоулком?

– Не совсем так, но помни – всегда на любого хитромудрого найдётся своя дупа. Вот здесь и для нас с тобой она приготовлена. Но есть другая, не менее мудрая мысль – настоящие герои всегда идут в обход.

– Так что, здесь мы ничего трогать не будем?

– Пока нет. Если не получится в обход, то будем пытаться прорваться силой в этом месте. Есть мысли и по этому поводу. Фиксируй тут всю обстановку, ты должен учесть положение каждого камешка, а потом уходим.

И мы ушли. Теперь нашей целью были те два района, в которых возможно находились неподконтрольные никому переходы. Первый из них удалось найти довольно быстро и просто, помогло характерное излучение, вызванное работой аппаратуры перехода. Этот пункт находился под чьим-то контролем и напоминал тот, который мы штурмовали в Африке. Уничтожить четыре оружейные платформы труда не составит, тем более, что подобраться к ним можно достаточно просто, нападения тут не ожидают.

Но надо осмотреть ещё одно место. Найти его оказалось гораздо труднее, переход не работал, а почему – стало ясно после осмотра самой станции. Она оказалась повреждённой. Судя по всему, в своё время её контролировал какой-то бандитский клан. В ходе завязавшейся борьбы за обладание такой плюшкой, она была частично разрушена, и после этого перестала представлять для всех остальных какой-либо интерес.

Как и почему это произошло, выяснять я не стал, можно придумать множество различных сценариев подобного развития событий. На осмотр был направлен кибер, и управляя им, Малышу удалось установить связь с ИИ станции.

Это был простейший вариант Искина, скорее даже простейший автомат, и заработать он смог лишь частично после подачи на него энергии с батарейки. Во всяком случае, он оказался способен выдать отчёт о техническом состоянии станции, вернее тот вариант отчёта, который у него сохранился на момент повреждения. Судя по всему, было нарушено энергоснабжение, и если его восстановить, то всё заработает.

Малыш отказался давать какие-то прогнозы о возможности ремонта станции, но сохранил все данные для консультации со специалистами. Так что сбор разведданных можно было считать законченным, и мы отправились обратно.

Удалившись достаточно далеко от места расположения всех станций перехода, я снял маскировку и принялся имитировать поиск добычи. Это надо было сделать для успокоения противника, чтобы у него не возникло желания приступить к активным действиям немедленно. Продемонстрировав свои намерения, я отправился на ближайшую станцию. Большое удовлетворение вызвало обнаружение далеко впереди мобильной группы.

Определить, что она собой представляет, под маскировкой было не реально, но решающей мне казалась сама возможность своевременно обнаружить противника. Благодаря ей, мы обошли маневренную группу и отправились на обычную станцию. После ночёвки там я показал, что отправляюсь в очередной дальний поиск, после чего, включив маскировку и резко изменив направление движения, ушёл на станцию торговцев.

Там поблагодарил Смотрителей за их доработки, сказал, что всё работает просто прекрасно, а потом связался с Отшельником и попросил его привлечь экспертов и оценить состояние разрушенной станции, возможность её ремонта и последующего использования для перехода. Их заключение было однозначным – станция способна работать, надо только правильно её запитать энергией. Для этого даже не надо мощного источника, достаточно нескольких десятков батареек.

Малышу была передана схема и порядок действий по ремонту станции, а также телепортировали специального кибера, способного выполнить подобную работу. Учитывая, что минимальное время моего пребывания в Южной Америке заканчивалось, стоило подумать об уходе с этой территории и определить, как это сделать.

Вообще-то был вполне естественный путь – отремонтировать станцию и уйти через неё. Тем более, что по словам Отшельника, это вполне возможный вариант, ничего сверхсложного в таком ремонте не было, а станция числилась среди потерянных. Воевать не хотелось, а через другие пункты перехода пройти можно было только с боем.

– Глава 5

Чего только не бывает

Как это произошло – для меня самого случившееся остаётся тайной. Зная всё и контролируя обстановку, попасть в засаду на ровном месте – надо сильно постараться. Но тем не менее, подобное случилось. Есть только одно предположение – не обошлось без внешнего вмешательства, хотя определить курс Лаптёжника, идущего под полной маскировкой, просто невозможно.

Мы отошли уже на три дня от базы торговцев и направились к месту нахождения повреждённого перехода, когда вдруг вокруг полыхнула защита и раздался крик Малыша:

– Засада, первое поле пробито, попадание четырёх орудийных платформ, стреляют с двух часов.

– Форсаж, уходим вперёд.

– Не могу, вся энергия уходит на защиту. Опять попадание.

– Что можешь?

– Энергия есть только на движение в обычном режиме, могу маневрировать.

– Тогда порхай. Не давай в себя попадать, сбивай прицел. Сейчас бросок вправо, хорошо, они промазали. Влево, скорость максимальная. Стоп, назад. Вперёд на максимуме. Влево.

Я кричал все эти команды чисто автоматически, ставя в известность Малыша о том, куда буду рулить. Это помогало ему маневрировать, регулируя момент на колесах. Насколько такое маневрирование было эффективным, судить трудно, но пары залпов нам удалось избежать, что позволило полностью восстановиться второму полю и частично первому.

– Есть энергия на стрельбу и форсаж! – доложил Малыш.

– Тогда на форсаже вправо, и оттуда огонь по платформам.

Но последовало ещё одно попадание, и опять оказалось, что энергии нет.

– Малыш, где энергия?

– Сгорели энерговоды от резервных накопителей к основным. Киберы меняют. Саня, продержись ещё минуту!

Это были страшные минуты. Лаптёжник еле-еле шевелился, пушки молчали, поле было на последнем издыхании. Только постоянное вливание от батареек смогло частично поддержать защитное поле, но всё оказывалось напрасным при очередном попадании. Только маневрирование давало возможность избежать некоторых попаданий, но этого было явно мало. Тем более, стали выдвигаться вперёд грузовики с пушками десятого класса, но пока держались в стороне, не мешая работать платформам.

Всё происходило, как в тумане. Вперёд, рывок вправо, назад, влево, стоп, ещё раз влево. Правда, все манёвры мне напоминали движения парализованного или дерганье конечностей какого-то существа в агонии, но во всяком случае, это был максимум, на что оказался способен Лаптёжник в такой ситуации. И вдруг всё пришло в норму. Как будто по стеклу, залитому водой, прошлись заработавшие дворники, и вместо смутно угадываемых контуров дороги перед тобой появились четкие её очертания.

– Есть энергия. Можно работать в обычном режиме.

– Форсаж, бросок влево, уходим из-под огня. Стрельба по платформам.

– Саня, работают только курсовые пушки, башня и задние турели. Для стрельбы надо разворачиваться.

– Так доворачивай машину, ты умеешь, крутись на месте. Работай Малыш, работай!

Хоть Лаптёжник остался и с половинным вооружением, но это была уже совсем другая ситуация. Появилась манёвренность, что стало решающим преимуществом. Она позволила выйти из зоны огня, из-за чего высвободилась энергия, идущая на поддержание полей, и появилась возможность вести стрельбу.

Её нельзя было назвать высокоэффективной, но она подтвердила серьёзный недостаток ТОП-ов – они оказались слабо защищены. Им просто не хватало энергии на защиту. Несмотря на то, что почти всё свободное пространство на трейлере занимали накопители, серийные образцы десятого класса не могли обеспечить её в нужном количестве, а аналогичных установленным на Лаптёжнике не было.

Для уничтожения или повреждения защиты хватало одного попадания пушек. После уничтожения первого ТОП-а, на их спасение бросились остальные машины, оснащённые стандартными пушками десятого класса. И хотя это на некоторое время оттянуло уничтожение платформ, на окончательный итог сражения повлиять не могло. Если бы шёл дистанционный бой, то помощь мобильных средств в защите сыграла бы решающую роль. А так, в образовавшейся свалке, они только помешали стрельбе ТОП-ов.

Правда, несколько раз, воспользовавшись представившейся возможностью, и они приложились по Лаптёжнику, но это уже не играло определяющей роли. В любой схватке, даже с превосходящим по силе противником, решающим аргументом становилась манёвренность и сила пушек. Сказали они своё слово и сейчас, так что через некоторое время всё это приключение закончилось для нас самым лучшим образом.

– Малыш, отчёт по состоянию машины.

– Исправность на шестьдесят процентов. Полностью сохранена способность к движению и маневрированию, защита работает на девяносто процентов, вернее сама защита исправна полностью, а вот её восстановление при повреждении замедленно. Повреждены все бортовые турели, работают курсовые пушки, задние турели и башенная пушка. Сгорели два накопителя, попаданием при пробитой защите уничтожена половина бабочек и имитатор с маяком, повреждён грузовой захват, теперь не сможем взять трофеи.

Системы маскировки работают обе. Местами не восстановлены энерговоды, но на боеспособность машины это не влияет. Повреждена часть силовых опор, вернее устройства, обеспечивающие их формирование.

– Какой ремонт всех повреждений возможен в полевых условиях?

– Надо провести дополнительную диагностику, для этого нужно тридцать минут.

– Запускай дополнительных бабочек, встанем вон там, между холмами, маскируйся и проводи диагностику.

Всё произошедшее резко ограничило имеющийся выбор. Теперь не могло и речи идти о силовом прорыве, хорошо, если ещё получится уйти через заброшенный переход.

– Малыш, кибер для ремонта станции не пострадал?

– Нет, он, кстати, оказался очень полезен при ремонте энерговодов, надо будет обязательно иметь такого в комплекте машины, а не просто одних универсалов.

– Принято, буду заниматься и этим. Батареек для перехода хватает?

– Пока нет, но поставил пустые на зарядку, к моменту переноса будет нужное количество. Сейчас могу сообщить результаты диагностики.

– Давай.

– В полевых условиях можем частично восстановить грузовой захват, тогда будем иметь возможность обрабатывать грузы весом не больше восьмидесяти процентов от прежнего. По времени займёт час. Можем провести некоторый перемонтаж накопителей, используя сохранившиеся от повреждённых пушек. Займёт четыре часа и обеспечит запас по мощности для щитов и пушек. Всё остальное подлежит восстановлению только в условиях базы.

– Давай так. Здесь ремонтируй захват, потом берём трофеи, нельзя оставлять такое богатство, уходим далеко в сторону и там проводим остальной ремонт. Затем идём на переход. Возвращаться на базу не будем. Весь ремонт – на новой территории.

Занимаясь мародёркой после восстановления захвата, с помощью киберов сняли часть наиболее интересных устройств – может они и пригодятся Смотрителям, а также задокументировали всё, что можно. ТОП-ы оказались хорошим оружием, особенно если их грамотно и правильно применять. А с учетом использования секретных накопителей – так это вообще будет сверхпушка.

Как минимум два открытия для клана Торговцев, или скорее всего, одной из спецслужб Империи, я уже обеспечил – маскировку и ТОП-ы, ну и ПО, позволяющее выявлять подобную маскировку. Только за одно это можно медаль давать. Вот такие ленивые и благодушные мысли крутились в голове после последнего боя. Честно говоря, выжить удалось почти чудом, время анализа причин появления засады и оценки действий впереди, а сейчас, как говорится, "расслабон хляет, но напряжёнка ещё остаётся".

В течение часа была закончена мародёрка и фиксация следов боя, после чего мы ушли в сторону от принятого раньше направления движения в поисках места для более обстоятельного ремонта машины. Для противника был оставлен ложный след, имитирующий её тяжёлые повреждения. В данном случае полезным оказались останки какого-то сгоревшего грузовика, именно в направлении на него и вели ложные следы. Определить подмену не составит никакого труда, но в сложившихся условиях для нас будет полезно любое отвлечение внимания противника.

Проведя все возможные в полевых условиях работы, несколько восстановленный Лаптёжник бодро двинулся дальше. Теперь главным было перебраться в Северную Америку – последний участок моего квеста. И хотя Лаптёжник потерял половину огневой мощности, даже оставшейся хватало для боя с любым противником. Тем более, что за счёт высвободившихся накопителей была смонтирована новая схема энергоснабжения, позволяющая избежать случившегося коллапса.

Особенную жалость вызывала потеря имитатора. Он должен был обеспечить возможность спокойного перехода и отвлечение внимания противника, показывая, что Танцор находится совсем в другом месте. А теперь всё будет пущено на самотёк, и можно ожидать любой неприятности. Хотя произошедшие события показали, что они не нуждаются ни в каких условиях.

– Глава 6

Америка, Америка, зачем её вообще придумали?

Станция перехода осталась в том же состоянии. Оставленные висеть бабочки не зафиксировали никакого посещения этих мест, так что можно было спокойно восстанавливать пункт перехода. Этим занимался специальный кибер под управлением Малыша с использованием полученных рекомендаций экспертов.

Работы заняли целый день, но в конце концов, над входными воротами загорелся зелёный огонёк, свидетельствующий о полной исправности станции и её готовности к осуществлению перехода. Всё прошло совершенно буднично, мгновенная дурнота и новая надпись на воротах – "Станция ХХ. Зона Северная Америка".

Окружающая местность ничем не отличалась от виденных ранее территорий и, судя по полученным Малышом координатам, находилась в неисследованной области далеко в стороне от обычных путей перемещения. До ближайшей секретной базы Торговцев было не менее десяти дней пути, мы не стали терять время и отправились туда, производя по пути разведку местности.

Так как нас никто на этой территории не ждал, а если и ждали, то совсем в другом месте, то путешествие проходило спокойно и размеренно, ничто нам не мешало двигаться в желаемом темпе, изучать подходящие с точки зрения мародёрки места и вести с Малышом неспешные беседы о самых разных вещах.

В основном они сводились к двум темам – как Искин Полигона оценит наши действия и пройден ли Полигон, а также обсуждениям последнего боестолкновения. В конце концов, я поймал себя на мысли, что оттягиваю прибытие на базу, словно пытаясь отсрочить приговор. Поняв это, ускорил движение и уже через два дня парковался на базе.

Трудно передать весь тот ажиотаж, охвативший Смотрителей, получивших данные о результатах последнего боя. В конце концов, пришлось устроить видеоконференцию, причём с участием Малыша, и поминутно восстанавливать хронологию боевых действий. Все, не вступая в дискуссии, смогли увидеть всё своими глазами.

После просмотра представленного ролика царила гробовая тишина. Ведь совсем недавно все Смотрители считали себя победителями и готовились получать вкусные пряники за своё творение. А тут такая плюха. Более-менее спокойным оставался Ирвис, автор самой машины, к ней претензий не было, зато всё остальное нужно если не переделывать, то существенно изменять. В конце концов оружейник Урис спросил моего мнения, что я думаю по этому поводу.

– Защиту увеличить в два, а энерговооружённость в четыре раза, сделать тройное резервирование и ввести два ремонтных комплекта ЗИП-а. Да, ещё надо иметь возможность стрелять ракетами во время движения. В некоторых случаях такая стрельба позволит резко изменить ситуацию в свою пользу. Это базовое предложение, его можно обсуждать, в принципе существующая защита обычно справляется, вот только энергии ей надо больше. Мне кажется, каждый может обдумать сказанное, и потом нам придётся обсуждать всё ещё не раз.

Конкретно по Лаптёжнику – его надо ремонтировать, дублировать накопители и энерговоды, заменить повреждённые пушки и восполнить потерю зондов. Ввести режим стрельбы ракетами в движении. Думаю, этого будет достаточно. Всё остальное можно будет делать на макетах и прототипах спокойно и не спеша. Это будет уже модернизированный вариант.

Стоит обратить внимание на две вещи: во-первых, ТОП-ы оказались очень эффективным оружием; и во-вторых, каким образом враги смогли обнаружить машину. Что касается ТОП-ов, то при имеющихся накопителях можно будет оснастить их мощной защитой. В сочетании с возможностью дистанционной постановки мин на опасном направлении это позволит создавать дешёвые и практически недоступные для обычных средств пункты обороны, особенно если использовать новые мощные пушки. Естественно, если у них будет круговой сектор обстрела.

Особенно меня интересует маскировка. Я не могу найти для организации засады никакой другой причины, кроме как ослабление или нарушение экранирования излучения. Кроме того – в развитие темы маскировки – необходимо иметь на борту хотя бы один имитатор машины. Это позволит избежать подобной ситуации – отправил имитатор в одну сторону, а сам под маскировкой можешь двигаться в любом другом направлении.

На этом дискуссию решили прекратить и обдумать полученные данные, после чего обсудить уже более конкретно возможные варианты реализации задачи. Но несмотря на важность всех этих вопросов, меня интересовал и другой – а что же делать дальше и кто я такой теперь? Несколько успокоило меня письмо Отшельника:

"Саня, не психуй. Ты выполнил требования, необходимые для прохождения Полигона. Но в последнее время Танцор стал слишком известной личностью, особенно после той бойни, что устроил в Африке. Поэтому всяческие злопыхатели и противника клана пытаются отрицать или ставить под сомнение очевидные факты. Мы их, злопыхателей, берём на карандаш, и с ними будем работать дополнительно. Так что ты нам опять помог.

А пока немного подожди. Покатайся по зоне, поищи плюшки, заработай дополнительные бабки, они идут на твой счёт и частично сохраняются после прохождения Полигона. Там они лишними не будут".

Это письмо меня несколько успокоило и заставило заняться текущими делами. А раз предстоит некоторое время погулять по Полигону, то Лаптёжника необходимо привести в надлежащий вид. Споры и обсуждения возможных вариантов восстановления машины продолжались ещё три дня, но в конце концов, все договорились между собой и остановились на восстановлении тех функций, что были уже реализованы с небольшими изменениями по моей просьбе.

Удалось, кстати, установить, каким образом Лаптёжник попал в засаду. Всё оказалось достаточно просто. Устройство маскировки накрывало машину специальным полем, не пропускающим никакого излучения. Однако его мощность падала по мере роста радиуса защитной сферы. Так получилось, что когда создавали имитатор, его не оборудовали собственной системой электронной маскировки, поэтому приходилось пользоваться уже установленной.

Однако сам имитатор на борту машины расположили на границе экранирующего поля, и величины последнего не хватало для успешного блокирования излучения маяка. Вот и получилось, что хоть и значительно ослабленный, но сигнал, указывающий местоположение Лаптёжника, уходил. А всё остальное было уже ясно и понятно. Выход из такого положения оказался прост – усилили мощность генератора экранирующего поля и нашли для него новое расположение на машине.

В её конструкцию внесли ряд значительных изменений. В первую очередь усилили энерговооруженность, для чего установили несколько дополнительных накопителей. Все энерговоды продублировали несколько раз, что должно было обеспечить их соединение и совместную работу при любых обстоятельствах.

Кроме модернизации экранирующего генератора и самого поля появилась такая новинка, как маскирующее поле. Машина окружалась обычной голографической картинкой, полностью воспроизводящей окружающий рельеф. Пока было два режима – холм и зонтик. Первый позволял во время стоянки создавать вместо машины изображение холма, поверхность которого соответствовала окружающему рельефу.

В режиме "зонтик" над машиной можно было воспроизвести опять же окружающую местность, что при наблюдении сверху также скрывало её от посторонних взглядов. Зонтик мог быть развёрнут и при движении, но он обнаруживался при соответствующей обработке сигнала наблюдения. Правда, разработчики обещали обойти и этот недостаток, но я был рад и таким средствам маскировки.

Был установлен новый радар, позволяющий обнаруживать любые воздушные средства контроля, с увеличенной дальностью действия, и новые лазеры ПВО. Серьёзной новинкой, существенно усилившей огневую мощь Лаптёжника, стала возможность стрельбы ракетами на ходу. Оружейник Урис нашёл, как это можно сделать. Правда, стрелять можно было по одной ракете, а не залпом, но и это оказалось очень даже существенным изменением.

И появился имитатор, повторяющий сигнал машины при её отслеживании электронными средствами наблюдения. Таким образом, стало возможным скрыть истинное местонахождение Лаптёжника. Оборотной стороной всего этого явилось дальнейшее уменьшение грузоподъёмности машины, сейчас в кузов можно было поместить лишь тонну груза, всё остальное составляло установленное оборудование.

Но силовая платформа и возможность буксировать значительный груз как-то делали эту проблему не настолько актуальной, чтобы из-за неё отказываться от таких улучшений.

Все работы по восстановлению и модернизации машины заняли неделю, после чего я отправился осваивать новую территорию. Совет Отшельника заняться именно этим оказался крайне своевременным, сидеть просто так и ожидать решения своей судьбы было уже невмоготу.

Выехав с базы, я отправился в предполагаемые места нахождения стандартных, а не секретных баз. Направление движения определил чисто интуитивно, ориентируясь по аналогии с известной территорией Земли. Получилось, что не ошибся, через десять дней движения в неизвестность стали появляться следы машин, а вскоре обнаружилась и накатанная колея, которая привела к стандартной базе. Она ничем не отличалась от множества других, виденных раньше, так что можно сказать, что официальное проникновение на территорию Северной Америки состоялось.

– Глава 7

Дороги и дороги

Принципиальным отличием движения по дорогам зоны была относительная безопасность. Я не могу сравнивать, как тут было раньше, но по отношению с виденным мною в зонах Русь, Азия и Африка, отличие от них Америки было видно невооружённым глазом. Нет никаких бандитов, двигаться можно практически в любом направлении. Может быть, это следствие наведения порядка, которым занялся клан Торговцев, может, руководство Полигона приняло наконец-то меры против однобокого, бандитского подхода к его прохождению, но ситуация поменялась.

И не было того чувства опасности, чужого присутствия, которое давило во время пребывания в Южной Америке. Так что, можно сказать, я попал на курорт и наслаждался нежданным отдыхом. И хотя перегоны оказывались иногда достаточно длинными, порой в самых неожиданных местах обнаруживался небольшой пост, предоставляющий возможность переночевать и пройти Регламент.

Как и положено, в Северной Америке, основным средством передвижения были джипы и пикапы самых разных моделей. Хотя довольно часто попадались и мощные грузовики, так что Лаптёжник не выглядел в этом обществе белой вороной. Однако посетив несколько десятков баз, я затосковал.

Если бы я изначально попал в эту зону обитания, то скорее всего, Полигон не прошёл. Всё было слишком гламурненько, особенно по сравнению с тем, что творилось в других зонах. А вот попадание сразу в условия, требующие полной мобилизации всех твоих возможностей, настраивало совсем на другое поведение. И если верить Отшельнику, это было правильно, раз я сумел пройти Испытание.

Всё это, конечно хорошо, но ску-у-чно и пресно.

– Слушай, Малыш, а нам ведь надо было притащить какую-то дуру для Ирвиса? Или уже не надо?

– Он присылал сообщение, что мы ничего не должны, но координаты остались, а также известно, куда потом надо доставить эту вещь.

– Может, скатаемся, посмотрим, что это за место?

– Как скажешь, ты начальник, я дурак….

– Но-но, без аналогий! Курс давай, умный ты наш.

Ехать оказалось совсем недалеко, всего каких-то пять дней пути. Для Полигона не расстояние. По этим координатам находилось автокладбище, на нём в основном располагались грузовики. Вспомнив рекомендации Отшельника о пополнении счёта, занялся мародёркой. За три дня худо-бедно, но на силовую платформу нагрузил тридцать тонн разного снаряжения.

Скрывать возможности Лаптёжника мне уже не требовалось, так что я загрузился полностью и отправился на ближайшую базу. Однако оценка этой зоны как безопасной, была, пожалуй, преждевременной. У любого такого скопления плюшек всегда есть хозяин, во всяком случае тот, кто себя им считает.

Ничего нового и неожиданного не произошло, просто с разных сторон выскочили восемь машин девятого класса, клан каких-то там шерифов, взяли меня в кольцо и озвучили свои требования – или я добровольно выплачиваю стоимость всего взятого добра, цена – моя машина, или они сами возьмут справедливую плату.

– Эй, девочки, у меня встречное предложение – вы отдаёте всё, что у вас есть, и я вас отпускаю.

Ответом мне был одновременный залп. Однако есть существенная разница между ТОП-ами и обычными пушками, этот залп защита выдержала без всяких эксцессов, хотя первый щит и пробили на три четверти. Дальше даже почти не пришлось маневрировать. Занимаемая противником позиция позволяла вести одновременный огонь из всех пушек, что Малыш и сделал. Для своевременного захвата цели надо было иногда просто поворачиваться, предоставляя возможность стрельбы курсовым пушкам.

Отправившись в дальнейший путь после завершения погрузки трофеев, вынужден был признаться:

– А ведь расслабились мы с тобой, напарник. И ты не подсказал. Маскировку не включили, бабочек не запустили. Непорядок.

– Учту и подскажу.

– Как всё работало во время боя? Я ничего плохого не заметил.

– Потому не заметил, что всё работало штатно.

– И это радует.

В общем, мародёрка – дело вполне прибыльное, я это ещё раньше понял, вот только заниматься ею достаточно сложно. И главная сложность – а где её проводить? Возможные места нахождения добычи на всех станциях не вывешиваются, а имеющиеся в моём распоряжении сведения об их расположении я уже проверил.

Так что пришлось отправиться в очередной дальний поиск. Правда, теперь для изучения максимально возможной территории в большей степени задействовали бабочек. Новые, усовершенствованные модели позволяли применять их на больших дальностях, чем мы с напарником не преминули воспользоваться. Благодаря этому была осмотрена значительная территория, жаль только, что результат оказался отрицательным.

После возвращения на базу приятной неожиданностью, вносящей некое разнообразие в наши будни, было письмо от Смотрителя Ирвиса.

"Привет, Танцор! Как Лаптёжник? Судя по твоему длительному отсутствию на наших базах, всё у тебя в порядке. Раз это так, может быть, сможешь мне помочь? Я узнал координаты точки, в которой находится очень интересная для меня машина. Буду тебе благодарен, если ты сможешь её найти и доставить в определённое место. На всякий случай сбрасываю координаты обоих пунктов – в первом находится машина, во второе её нужно притащить, а также коды доступа к управлению. Может быть, сможешь доставить машину куда надо? Заранее спасибо".

Как вы думаете, какое решение я принял?

– Отступление 5Совершенно секретноИмперское управление безопасностиРезиденту на планете Чистилище

В связи с завершением операции по выявлению и противодействию вражеской агентуры на планете ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Сдать дела новому руководителю оперативных сил на планете.

2. Прибыть в главное управление для получения нового назначения.

– Глава 8

И какой русский не любит быстрой езды

Координаты точки с интересной машиной оказались расположены достаточно далеко от тех мест, где я находился. Но мне было всё равно, где искать добычу, так что отправился туда, занимаясь по пути картографией и изучением окружающих территорий. Скажем так, расслаблялся и старался получить удовольствие.

Дорога до этой точки заняла восемнадцать дней. Правда, я особо и не торопился. Но места были очень даже глухие, последние следы машины я встретил двенадцать дней назад. Нужный объект сначала был обнаружен воздушным наблюдением, что придало некий оптимизм моим действиям. Что может быть особого ценного в такой глуши? Хотя обычно в глуши и прячут настоящие ценности.

Только подобравшись к искомому объекту, я понял, что так возжаждал получить Смотритель. Им оказался какой-то супергрузовик – четыре моста и восемь ведущих колёс делали его очень даже привлекательным для каких-то непонятных целей. Я не знаю, что это за машина и каковы у неё возможности, хотя сейчас она банально застряла, и по-видимому, была брошена своим экипажем.

Дело в том, что здесь оказалась очень своеобразная местность. На небольшом участке пересеклись несколько оврагов, причём не обычных мелких с пологими склонами, а настоящих, глубоких, с резкими обрывистыми откосами. А в середине своеобразной паутины застряла эта супермашина. Как она туда попала – могу только догадываться. А как вытаскивать – нет никаких соображений.

Малыш попытался связаться с Искином супера, но тот молчал. Мои попытки проникнуть в машину тоже оказались бесполезными. Оставалось только тащить эту дуру, на что может не хватить всей мощности Лаптёжника. Если его вес составлял двенадцать тонн, то застрявшая громадина весила под двадцать. Тащить её по оврагам я точно не смогу.

Так что сначала пришлось искать, как она туда попала. Нашлась такая дорожка. Вначале вполне проходимая, на ней преобладали пологие спуски и неглубокие лощинки, которые затем превращалась во что-то абсолютно непроходимое. Так что первым делом пришлось прокладывать дорогу до бедного супера. Используя силовые опоры, щиты и пушки, удалось немного выровнять рельеф.

Теперь начиналось самое интересное – надо было как-то погрузить это чудовище на платформу. Хорошо, что у Лаптёжника предусмотрены выносные силовые опоры. Используя их в качестве домкрата, удалось по частям приподнимать супера и загонять в эти места силовую платформу. Так, где с помощью опор, где просто подкапывая грунт, а порой просто сдёргивая силовыми жгутами, монстра удалось затащить на платформу.

А теперь оставалось со всей этой … махиной выехать на ровное место. И опять на помощь пришли силовые опоры, с их помощью удалось несколько уменьшить нагрузку на грунт, а иногда и просто подталкивать машину, благодаря чему Лаптёжник, порой форсируя двигатель, сумел выбраться на ровное место. Операцию по спасению новой игрушки Смотрителя Ирвиса можно было считать завершённой.

Осталось самое малое – доставить игрушку в новую песочницу. До неё путь также был неблизкий, по приблизительным оценкам, не менее двух недель. Но для меня это означало только дополнительное пребывание на территории базы. Так что никуда не торопясь, я уже неделю двигался в точку с указанными координатами, как Малыш вывел на громкую связь неожиданное сообщение от Отшельника:

– Саня? Ты где сейчас?

– Тащу какую-то машину для Смотрителя Ирвиса, двигаюсь по неизвестным местам.

– С кем-нибудь связь есть?

– Откуда, Лаптёжник такой возможности не имеет. Могу только связаться с тобой.

– Попал я Саня. Мы на базе собрались по делам пообщаться, как вдруг пропала всякая связь, не работают телепорты, место оказалось полностью блокировано, а вдобавок его атаковали бандиты. Единственный с кем удалось связаться – только ты. Ситуация напоминает ту, когда мы с тобой встретились, этих бандитов мы удержим, но судя по перехваченным переговорам, примерно через пятнадцать часов сюда подойдёт какая-то ударная группировка, и нам не удержаться.

– Давай координаты базы. Вижу, мне туда идти около суток. На любую другую базу за помощью – пятеро. Так что держись, брат, я иду к тебе. Продержись это время и молись, чтобы выдержала подвеска и мотор. Только продержись, я знаю, ты сможешь. Ты как я, живучий.

Кончив разговор с Отшельником, спросил напарника:

– Всё понял, Малыш?

– Всё Саня.

– Бросай эту дуру, при возможности отправь письмо Ирвису с координатами места, где она стоит. Курс на Отшельника. И выжми мне из Лаптёжника всё, что сможешь. Всех бабочек в воздух, часть вперёд на базу, надо там завесить всё вокруг и контролировать подходы, часть повесь по маршруту, часть на сутки пути вокруг базы. Найди мне эту группировку. Я должен всё про неё знать. Включай всю маскировку и подготовь ракеты к стрельбе, чувствую, нам они понадобятся. Как только будет возможность, переходи на форсаж. Давай, Малыш, танцуем.

Пока шли все разговоры, Лаптёжник уже разогнался до предельной скорости. Я шёл по кратчайшему пути. Проигрыш по времени был солидным, но оставался шанс успеть. Машина буквально летела, особенно когда появлялась возможность перейти на форсаж. Небольшие овраги мы просто пролетали, а оптимальную дорогу по данным воздушного наблюдения заранее прокладывал Малыш.

Какие ралли, какие Дакары, они нервно курят в сторонке! Я только сейчас понял, что значит для меня Отшельник. Он всё время оставался как бы в стороне, лишь иногда намёками, косвенными подсказками направляя меня по нужному пути. Но именно он обеспечил мне выживание в Чистилище, он помог мне пройти Полигон, и сейчас его должны были убить. Я оставался его последним шансом на спасение, и никогда себе не прощу, если не смогу ему помочь.

Не слышно было рёва мотора, только свист ветра и значительно возросший шум дороги под колёсами машины свидетельствовали о скорости движения. Как там говорится, выше скорость – меньше ям, а про всё остальное не будем даже вспоминать. Хотя потряхивало изрядно, порой только ремни удерживали на месте и не давали улететь в стекло. Через восемь часов такой гонки Малыш сообщил:

– Саня, я их нашёл. Им ещё идти до базы десять часов, нам четырнадцать. Мы отыграли у них четыре часа. При таком темпе мы успеем вовремя. И ещё. Судя по всему, это такая же группа, что поймала нас в засаду. Они также прикрываются полями.

– Я понял, Малыш. Скорость не сбавлять. Мы не должны опоздать.

Самое интересное, что это безумие постепенно охватило и нас с напарником. Нельзя оставаться спокойным и бесстрастным, летя сломя голову в железном чудовище, абсолютно для этого не приспособленном. Несмотря на то, что тело чистика способно работать продолжительное время, наступала психологическая перегрузка. Начал отказывать мозг, не выдерживая работы в таком невероятном режиме.

Появились глюки, на пути движения вдруг стали образовываться какие-то непонятные предметы. Целина, по которой мы летели, порой превращалась перед глазами в автобан, причём порой плавно уходящий куда-то в сторону. Пришлось привлечь к управлению напарника.

– Малыш, контролируй курс. У меня какие-то проблемы с головой. Вижу то, чего нет, и не вижу то, что есть. Подсказывай, куда и как мы движемся. На какое-то, совсем короткое время это помогло. Я превратился чисто в автомат, просто выполняющий внешние указания – левее, правее, так и езжай. Но в какой-то части отказывающегося работать мозга сидело понимание, что так делать нельзя, нельзя, нельзя…

И тогда я запел. Что я там орал – не могу вспомнить. Помню, Нинка была, и подруга при ней, помню, как в кейптаунском порту с Жанеттой поправляли такелаж, помню, как всё до основания, а затем… не помню. Постепенно в это безумие включился напарник, и в кабине летящего с сумасшедшей скоростью утюга типа КрАЗ стоял мат, какой-то рёв, звуковая какофония и децибелы, рвущиеся из динамиков, буквально оглушали и привели бы в невменяемое состояние любого нормального человека.

Но таковых здесь не было. И это всё служило фоном к стремительному, поражающему своей мощью движению Лаптёжника. Он просто ломился вперёд, и нам несказанно повезло, что инстинкты работают в любых условиях. Несмотря на все творимые безумства, плясать я не начал и управление не бросил.

Но нет худа без добра. Всё вытворяемое послужило своеобразным клапаном, позволившим сбросить накопившееся напряжение и постепенно прийти в норму. Конечно, нормой это можно было считать относительно, но реально воспринимать и обрабатывать информацию я уже мог.

– Малыш, я в порядке.

– Отлично, Саня. А то я уже волноваться начал. А ничего так повеселились.

– Типун тебе на язык. Где мы, и сколько нам ещё осталось до цели?

– Ориентировочно два часа. Противнику примерно столько же. Точнее оценить не могу.

– Ладно, с базой связаться можешь?

– Нет, там какая-то блокировка.

– Нет, значит, нет. Смотри за этой группой, как только начнут выбирать позицию, используй полученные координаты для наведения ракет. Мы начнём сегодня с козырей. Нам с тобой просто некогда разыгрывать масть.

– База вызывает. Ответить?

– Давай сюда. Борст, ты как там?

– Пока нормально, эти мелкие не лезут, видимо поставили блокировку и не дают никому уйти. Ты где?

– Осталось до базы полтора часа хода, группировке столько же. Вижу их с воздуха. Не боись, брат, мы ещё потанцуем. Я успел, чуть с ума не сошёл, но успел. Работаем как в прошлый раз. Я с тыла, а ты прибирай всех остальных.

– Понял, Саня. Каблуки береги, не последний танец.

– Да, совсем забыл тебе сказать. Они не бандиты, а те, кто гонялся за мной. Я узнал их по маскировке. Так что это твои друзья, Борст. Им как, от тебя привет горячий передавать, или так себе?

– Самый горячий, Саня, с пылу с жару! Не жмоться для таких гостей.

– Понял, угощу. Я с тобой связаться не могу, так что смотри сам по картинке, что вокруг творится. Сможешь помочь – помогай. Их там, судя по всему, много.

– Принял. И удачи тебе.

Теперь можно было не спешить. Мы почти достигли цели, и я принялся осторожно заходить в тыл нашим заклятым друзьям. Атаковать я их буду в тот момент, когда они займут позицию. Они вынуждены будут снять на это время маскировку, и я смогу правильно определить первоочередные цели.

В общем, всё так и получилось. Пользуясь своей маскировкой, я занял позицию в тылу этой группы, прикрывшись от огня с её стороны небольшим холмом. Мне для стрельбы ракетами он не мешал, а вот от прямого огня прикрывал хорошо. Его стоило опасаться, хотя бы из предосторожности. В группе было восемь ТОП-ов и двадцать машин с оружием десятого класса. Очень даже серьёзный противник.

Я рассчитывал на внезапность и ракеты.

– Малыш, твоя задача уничтожить ТОП-ы. Начинай стрелять после их первого залпа. Большого вреда они причинить не успеют, зато будут все ориентированы на стрельбу в сторону базы. Надеюсь, тебе хватит времени расстрелять эти игрушки, пока они заняты другими делами.

– Понял.

Со своей задачей напарник справился блестяще. Едва только ТОП-ы начали стрелять, как тут же и прекратили. С их слабенькой защитой они ничего не смогли противопоставить ракетам, так что сделать второй залп они не сумели. Но я не успел полюбоваться видом разбитых платформ, как Лаптёжник окутался вспыхнувшим защитным полем и раздался встревоженный голос Малыша:

– На пятьдесят процентов снижена мощность первого поля. Обнаружена ещё одна группа противника позади нас. В её состав входит два ТОП-а и четыре машины десятого класса.

– Огонь ракетами по ТОП-ам.

– Нас атакуют все машины из первой группы.

– Ставь перед ними минные поля, позицию меняй, уходи из-под огня. Достань ТОП-ы.

Своевременный манёвр позволил выйти из под обстрела платформ, а спустя некоторое время их достали ракеты. Так что бой превратился в привычную схватку с превосходящими по численности и огневой мощности силами противника, но вооружённого оружием с ближним радиусом действия. А подпускать их к себе близко на дистанцию поражения никто не собирался. Но тут ввязались ещё те машинки, что блокировали базу. Пришлось им также уделить внимание, оставив на пути прорыва к нам подарки в виде мин.

Покрутиться пришлось, атака шла с трёх направлений, но можно было атаковать хоть с десяти, своевременно и грамотно дистанционно поставленные минные поля не давали никому из врагов выйти на рубеж поражения, тогда как мои пушки вполне успешно передавали горячий привет от Малыша всем, вышедшим на танцпол.

В конце концов, эти пляски закончились, и к нам пробился Отшельник:

– Саня, с тобой всё в порядке?

– Да, хорошо повеселились.

– У нас всё восстановилось, всё нормально. Все целы и здоровы. Тебя ждать?

И тут, перекрывая голос Отшельника, в канале кто-то заговорил густым сочным басом.

– Это Искин Полигона. Объект Саня, позывной Танцор, выполнил требования, необходимые для прохождения Испытания. Поздравляю вас, Александр Танцоров с вступлением в семью народов Империи и полным её гражданством. Отправляйтесь на любую ближайшую базу, там получите все необходимые указания.

Авточистилище 2

В книге использованы описанные ранее в других произведениях технические решения. Если кого-то это задевает, приношу свои извинения и выражаю признательность авторам этих книг за хорошо сделанную работу.


Посвящается Владимиру. Спасибо за поддержку и преданность в трудную минуту. Всегда приятно знать, что в этом мире есть кто- то, на кого можно рассчитывать. Пусть мир, любовь и согласие всегда будут с тобой и близкими тебе людьми.

Часть 1

Тихо-тихо ползи,

Улитка, по склону Фудзи,

Вверх до самых высот

Кобаяси Исса

Совершенно секретно

ПРИКАЗ

1. За успешное выполнение заданий командования по разведке новых территорий присвоить старшему лейтенанту службы дальней разведки Танцорову Александру звание капитан.

2. Поручить капитану Танцорову формирование независимой агентурной сети на планете Пустошь (Чистилище), подчинённой непосредственно командиру службы дальней разведки.

3. Назначить капитана Танцорова руководителем вновь создаваемой службы.

4. Разрешить привлекать специалистов и любых людей по своему усмотрению.

5. Назначить непосредственным руководителем капитана Танцорова полковника службы дальней разведки Борста. Полковнику Борсту ознакомить капитана Танцорова с задачами вновь организуемой службы и определить приоритеты деятельности.

6. Капитану Танцорову отбыть к новому месту службы через три дня после ознакомления с настоящим приказом.

Командующий службой дальней разведки.

Ну да, вот так обстоят мои дела. Я, Саня Танцор, прошедший Чистилище и получивший право на обучение в Академии Дальней Разведки, полное гражданство Империи, окончивший с отличием эту Академию и успешно выполнивший два разведрейда по изучению неизвестных планет, вновь отправляюсь на Чистилище.

Прав был Отшельник, когда в минуту редкой откровенности сказал, что все, кто ушёл с этой планеты, всегда возвращаются на Чистилище. Хотя у каждого из возвращенцев своя причина для такого поступка, и зачастую подобное происходит не по собственной воле, как, в данном случае, у меня. Ну да ладно, жизнь не кончается, надеюсь, у меня ещё будет возможность во всём разобраться.

Встретился я и с Борстом, да, это именно он был в своё время руководителем подобной сети, что заставляют создавать меня, на Чистилище. Когда я столкнулся с ним первый раз, он был известен окружающим как Отшельник. Честно говоря, благодаря его помощи я смог пройти испытание. Правда, за это я и расплатился сполна – два раза спасал его от верной смерти. Так что отношения у нас сложились доверительные, в какой-то степени, можно сказать, даже дружеские, каждый считает другого одним из немногих, кому можно доверить защиту своей спины.

Вот этого человека и назначили моим куратором, с ним я встречался вчера, и он мне рассказал много чего интересного. А если учитывать, что он смог дважды вырваться из Чистилища, то к его словам стоит прислушаться. Наша встреча состоялась не в штабе, а в небольшом лесном массиве, считающемся у местных за парк, расположенном совсем в другом районе города.

– Привет, Саня, рад тебя видеть живым и здоровым.

– Привет, Отшельник. Вижу, и ты не особенно изменился и пострадал за это время. Одно вот только мне непонятно, почему наши с тобой встречи происходят каждый раз в каких-то необычных условиях – то война, то ссылка. Тебе это не кажется странным?

– Не торопись, мой друг, всему своё время. Поговорим и об этом. А пока пойдём просто погуляем по лесным тропинкам. Каюсь, люблю лес. Да и вообще в таких местах жизнь представляется проще и чище, а цели и задачи кажутся конкретными и реальными. Например, добыть еду или спрятаться от врагов, а может быть, выжить в непростых условиях. И как-то совсем не до шпионских игр.

– Ты мне зубы не заговаривай и разговор в сторону не уводи. Давай рассказывай, что происходит и почему меня опять загнали на Чистилище.

– Конечно расскажу. Но не торопись, прошу тебя, и это касается не только нашего разговора. Но когда придёт время действовать – не медли и не комплексуй.

– Загадками говоришь.

– А потому, что всё вокруг одна сплошная загадка, и сдаётся мне, даже сами повара, заварившую эту кашу, не знают или не понимают, что творят.

– Короче, Склифосовский!

– Опять началась какая-то возня вокруг Чистилища. Если раньше чемуры выбрали эту планету как доступный канал проникновения в Империю и попытались воспользоваться возможностью через него внедрить своих агентов, то сейчас непонятные телодвижения наблюдаются и со стороны других игроков, обычно старающихся держаться подальше от подобных соседей. Опять начали шевелиться чемуры, дёргаются конфедераты, Демократический Альянс, забеспокоился торговый союз, да и многие другие, не отмеченные ранее в стремлении поучаствовать в чём-то подобном.

– И ты хочешь сказать, что совсем не знаешь, что их так сильно возбудило?

– Ну почему же, мы тоже свой хлеб не зря едим. Вот только причина этого, как ты говоришь, возбуждения, очень уж нетривиальна. Сведения, полученные из разных источников, свидетельствуют, что планета Пустошь, или, как мы все её называем, Чистилище, является ключевым элементом транспортного пути Древних, или по-другому – Звёздной Дороги. С Чистилища якобы можно получить доступ к этой дороге, и соответственно, по ней попасть в любое желаемое место. А заодно приобщиться к знаниям Древних.

– Да, такой приз стоит любых затрат и позволит оправдать все понесённые расходы.

– Вот-вот, о чём и идёт речь. А наша служба и её люди на Чистилище за прошедшие годы стали многим хорошо известны, вдобавок в неё сумели устроиться не самые лучшие специалисты, в том числе и те, кто порой согласен за довольно скромные презенты смотреть в другую сторону или вообще ничего не замечать.

– Что, всё настолько плохо?

– Нельзя сказать, что ситуация совсем уж безвыходная, но хорошего мало. Поэтому и родилось предложение сделать вид, что мы ничего не знаем, оставить на виду прежнюю агентуру, а для настоящей работы создать новую сеть. Понятно, что на такую работу нужны годы, но ведь всегда хочется всё получить побыстрее и побольше. Да и начальство торопит, ожидая скорее увидеть воплощение своих мудрых идей. А тут подвернулся ты – в ореоле своих успехов и побед, в том числе и на Чистилище, как было не воспользоваться таким моментом?

– А вот отсюда поподробней.

– Да отдавил ты, Саня, ненароком кому-то из тех, – и Отшельник ткнул пальцем в небо, – любимую мозоль. Тебе грозила экспедиция в один конец, без возможности вернуться, или какой-нибудь несчастный случай. Но это уже маловероятно, скорее дорога в один конец. Точнее, не тебе, а самой экспедиции, в ней были люди, которые не должны были вернуться. Ну а ты приложил все силы, чтобы этого не случилось, и поломал такие красивые планы.

– И я так прогневил небожителей?

– Нельзя быть яркой звездой на всем привычном небосклоне. Скромнее надо быть, скромнее. Сверхновая вот тоже вспыхнет, погорит ярче всех, а потом и погаснет. И всё будет по-прежнему. Чины, оклады, должности, власть, список можешь продолжить. И пусть ты сейчас малая букашка и не создаёшь никакой угрозы, но профилактику никто ещё не отменял. Болезнь проще предотвратить, чем лечить.

– Ну да, а ты вместе со своими друзьями решил прибрать эту карту и спрятать козырь в рукаве? Вдруг пригодится.

– Саня, ты в очередной раз меня порадовал. Естественно, в высших эшелонах власти любого государства идёт постоянная грызня, думаю, не надо тебе объяснять, что у каждого, достигшего соответствующего уровня влияния, есть свои сторонники и своя поддержка. На том стояла и стоять будет бюрократия, ну или по-другому – система управления в любом человеческом обществе.

Возможно у ксеносов по-другому, не знаю. И тебе, если поднимешься достаточно высоко, не обойтись без поддержки и союзников.

– Ну да, и ты вместе со своими единомышленниками начинаешь свою игру, делая ставку на неведомую зверушку в надежде, что со временем поднимешься гораздо выше, и у тебя уже будет козырь, неизвестный другим.

– А вот здесь ты немного промахнулся. Точнее свои мысли формулируй, даже если рассуждаешь сам с собой. Всё происходящее укладывается в рамки постоянной подковёрной борьбы, просто ситуация складывается таким образом, что некоторые события можно вывести из зоны внимания всех прочих, и тем самым, как ты говоришь, поиметь козырь в рукаве.

По сути дела, это не ссылка, как ты думаешь, а твой входной билет в будущую жизнь, причём на гораздо более высоком уровне. Поэтому тебе и дали карт-бланш. А ты должен оправдать оказанное тебе доверие. Ну а не оправдаешь, останешься навсегда на Чистилище.

– М-да, всё как в сказке. Налево пойдёшь – тебя поимеют извращённым способом, направо пойдёшь – всё отберут и пустят голым по миру, прямо пойдёшь – оберут, поимеют и грохнут.

– Ну что ты, Саня, в жизни всё не так, как в сказке. Гораздо хуже, а сказка – так, тонкий намёк на толстые обстоятельства в лёгкой развлекательной форме.

– Ладно, подоплёка всего происходящего мне понятна. Что от меня требуется и что я должен сделать?

– Твоя первоочередная задача – вписаться в новую жизнь Чистилища, постаравшись остаться при этом незаметной и непривлекательной личностью. Поверь мне, там сейчас всё не так, за прошедшее время изменилось многое. Живи и присматривайся к происходящему. Если там что-то есть, думаю, ты это найдёшь, ты везучий, и у тебя есть привычка оказываться там, где тебя не ждут. Хорошо это или плохо, оценить вот так сразу не берусь. Если остался живой – значит, хорошо, нет – ну значит, такова твоя планида.

Ищи и привлекай нужных людей, которым сможешь доверять. Я дам тебе список секретных схронов, которые неизвестны официально, это мои личные убежища. Список всего, что есть у существующей службы и коды допуска получишь в особом отделе разведки. На мой взгляд, для тебя лучшим вариантом будет личина свободного торговца. Появились уже и такие. Кстати, изучи всю последнюю информацию по Чистилищу. Найдёшь много полезного.

Что касается снаряжения, на планете тебя будут ждать мастера, собиравшие Лаптёжника. Они и обеспечат всем необходимым из техники. На связь ни с кем не выходи, запомни, ты полностью автономен, хотя для обмена информацией и будет выделен специальный канал. В экстренном случае можешь воспользоваться вот этим адресом, – и Отшельник продиктовал мне адрес почты, – или прежними, ещё со времён Полигона, контактами. Они возможны только со мной, любой другой человек с любыми полномочиями – подстава.

– Вплоть до высших чинов Империи? – уточнил я.

– Да. Считай, что ты мой личный агент и никого к тебе я подпускать не буду.

– Понял.

– Ладно, основное я рассказал, уточнить ещё надо многое, но нужно сделать и небольшой перерыв. Кстати, новые погоны не жмут? Обмыть бы надо.

– Куда идём?

И мы пошли, а секреты политики и тайны разведки пусть немного подождут.

Глава 2

Времени до прибытия на Чистилище у меня было предостаточно, так что успел осмыслить всё сказанное Отшельником. Итак, что мы имеем?

Планета Пустошь, иначе называемая Чистилище. Безжизненный мир, находящийся на границе освоенных миров, но что самое интересное – на нём имеется атмосфера, пригодная для дыхания. Это одна из первых загадок, с которой столкнулись умники, попытавшиеся изучить новый мир. При сохранении атмосферы, на планете не нашлось следов какой-либо жизни. Но вопрос, откуда здесь такая роскошь, как воздух, так и остался открытым до сих пор.

Рядом нет никаких других обитаемых миров, до ближайшего надо добираться не менее недели в гипере. Просто есть звёздная система, в которой вокруг звезды крутится безжизненный кусок камня. Висит в пространстве какой-то булыжник и висит, как говорится, если камни тут лежат, значит, кому-то это нужно. Создаётся такое впечатление, что его окружили атмосферой и поместили в заранее определённое место для использования в своих целях, узнать о которых не у кого. Вот вам и странность номер два.

Рядом, по космическим меркам, находится громаднейшая, не знаю как её назвать, ну пусть будет пылевая туманность. В ней невозможны полёты, ни в обычном пространстве, ни в гипере. И вполне вероятно, что там, внутри этой туманности, живут, или жили раньше, люди. Есть предположение, что именно те, которых мы называем Древние. Или Предтечи. Кому как нравится.

Эта идея одна из последних, хотя впервые была высказана давно и потом благополучно забыта. Многие её ещё не знают, но до кого подобное известие дошло, пришли в страшное возбуждение. Страсть как некоторым хочется приобщиться к источнику мудрости Древних.

Так вот, две первых особенности планеты – присутствие атмосферы и удалённость от ближайших населённых миров послужили в своё время определяющими факторами при выборе её в качестве полигона для проведения секретных работ. Я не сомневаюсь, что мне была сообщена только часть информации, так что многое придётся додумывать самому. Мне подобное не впервой, да и заняться больше нечем, кроме как извилины напрягать.

По официальным данным, эта планета служит полигоном для отбора кандидатов в Службу Дальней Разведки Империи (СДР). Якобы, служба там настолько трудна и опасна, да вдобавок и неблагодарна, что желающих заниматься чем-то подобным можно пересчитать по пальцам, причём даже не снимая ботинок.

А новые территории Империи нужны, и чтобы обойти проблему недостатка кадров, была создана технология – интеллектуально-эмоциональная матрица, или ментально-информационная, или душа – кому как удобней, так и называйте, умерших людей перехватывалась и сохранялась. Затем выращивался клон погибшего человека, ну или порой использовали любой имеющийся, и в него внедрялась сохранённая матрица.

На начальном этапе брали даже образцы ткани и крови у погибших, правда впоследствии это посчитали лишним. У меня, кстати, образцы крови и ткани брали, так что я редкое исключение – полностью повторяю сам себя. Но существует и технология, когда матрицу погибшего человека внедряют любому клону.

В вопросах клонирования имперские умники широко использовали достижения других рас, с некоторыми своими изменениями, конечно. Так что можно сказать, что заодно отрабатывалась и технология быстрого клонирования. Первоначально имелся целый ряд ограничений по использованию подобного существа, или как их называли – чистика, то есть человека, созданного на Чистилище.

Но технология развивалась, и в конце концов удалось добиться вполне приемлемого результата – получить обычного человека, сохранившего все свои достоинства и недостатки. Таким примером могу служить я сам, тринадцать лет назад погибнув в автоаварии и умерев на Земле, возродился на Чистилище. А теперь признан полным гражданином Империи и служу ей в качестве офицера СДР.

Так вот, официально считается, что такая технология позволяет неограниченно снабжать службы Империи нужными кадрами, получаемыми из погибших туземцев, после соответствующего их обучения. Земля, кстати, в состав Империи не входит и считается диким миром. Так что по замыслам идеологов проекта, туземцы должны быть бесконечно благодарны за возможность прикоснуться к благам цивилизации, и только за это подчиняться любым прихотям цивилизаторов.

Проект можно долго обсуждать, соглашаться или нет со всем изложенным, но всё сказанное является лишь дымовой завесой, скрывающей истину. И кстати, до неё не сразу, но многие доходят самостоятельно, анализируя имеющиеся данные, умных людей всегда хватает. Истинной же целью реализуемого проекта можно считать две неизменные для людей всех времён и народов проблемы – вечная жизнь и вечные солдаты. И обе они достигаются с помощью отрабатываемой технологии.

Именно это и происходит на Чистилище – отработка методики, а также проверка, как говорится, в полевых условиях, созданных "людяриков". Всех тонкостей технологии и методики испытаний я не знаю, но себя, пройдя все этапы проекта, ощущал и оценивал как обычного человека и не замечал никаких расхождений между собой нынешним и прежним. Могу только предположить, что моё прохождение полигона, обучение в Академии и рейды по неизвестным местам во время службы являлись именно частью испытаний.

И моё текущее положение говорило о том, что результаты положительные. А то, что я лечу снова на Чистилище, является лишь попыткой сохранить тайну, хотя она, по своей сути, превратилась в секрет полишинеля. Но тем не менее, всех, кто хоть каким-то боком или краешком прикоснулся к проекту, во избежание, так сказать, распространения лишних слухов, с Чистилища не выпускают. Пожизненно.

Это, по моим размышлениям, была первая тайна, связанная с Чистилищем. О второй мне стало известно из рассказа Отшельника. Якобы тут когда-то проходила дорога Предтеч. И честно говоря, это предположение очень похоже на правду. Рассуждаем вместе. Дано – имеется отдельно расположенная безжизненная планета с атмосферой, пригодной для дыхания. Для чего и зачем она нужна?

Если воспользоваться земной аналогией – постоялый двор, мотель или придорожная ночлежка, место, где можно остановиться, отдохнуть, при необходимости подправить транспорт и отправиться дальше. Этот постоялый двор стоит в таком месте, где никто не живёт, только делает вынужденную остановку – коней поменять или перекусить. Да мало ли что может потребоваться в дороге, хотя бы просто на горшок сходить. Конечно не всё так, как я сказал, но аналогии вполне просматриваются.

Так что при дальнейшем размышлении я вполне согласился с возможностью прохождения в этих местах таинственной дороги. И пожалуй, нет ничего странного, что все разведслужбы и любители халявы проявили такой интерес к этому месту. Так что за время полёта мне было о чём подумать и прикинуть план своих действий. Не хотелось бы опять рубиться со всеми, но я не исключал и такой вариант.


Да, планета изменилась, и сильно. Сейчас я прибыл на орбитальную станцию, а оттуда на территорию, называемую Австралией. Надо сказать, что Пустошь несколько напоминала Землю, хотя бы количеством материков, вот отсюда и пошло их название. На сегодняшний день Австралия стала закрытой зоной, куда допускались только сотрудники служб и организаций, имеющих право находиться на планете. Чистику, по идее, попасть сюда было не то что невозможно, но крайне затруднительно.

На орбитальной базе меня ознакомили с произошедшими изменениями. Так вот, перемещаться на поверхности планеты, как и раньше, можно было только на колёсном транспорте. Подобное требование осталось без изменений, полёты были запрещены, всё, что поднималось выше ста метров, сбивалось орбитальными орудийными платформами. Я не смог понять, чем вызвано указанное ограничение – видимо, соображениями секретности и безопасности.

Кроме того, подобный подход можно было считать своеобразным тестом, люди к работе с техникой относились вполне привычно, а вот для некоторых цивилизаций это оказалось связано с определёнными трудностями. К новшествам можно было отнести и разрешение на использование радио и всякой прочей электроники. Раньше общаться можно было только со своим искином, ну и на базе с любым встречным-поперечным.

Надо обязательно упомянуть, что чистикам разрешили заниматься ремёслами и промыслами, да и сняли ограничения на творческую деятельность. Теперь каждый возродившийся на планете получал постоянное тело и гражданство второго класса Империи, самое низкое, не дающее возможности покидать Чистилище.

Да и само испытание теперь заключалось не столько в прохождении Полигона, а в демонстрации развития своих способностей. Талантливые инженеры, изобретатели, мастера, художники и прочие творческие личности, доказав свою значимость и совершив деяния, полезные для Империи, могли покинуть Чистилище. Во всяком случае, это декларировалось.

Соответственно, стала появляться инфраструктура, необходимая для обычного проживания на планете. Дома, магазины, кафе и рестораны, детские учреждения, мастерские и различные службы, обслуживающие новых жителей планеты. На мой взгляд, все изменения свидетельствовали, что начался следующий этап эксперимента, на котором проверялось поведение возрождённых индивидуумов в обычной жизни и их возможности как творческих личностей.

Кстати, только сейчас пришло в голову, создание чистиков может быть и отработкой нового метода колонизации планет с неблагоприятными условиями.

Небожители, хотя и жаждали получить вечную жизнь, не собирались подвергать себя никаким случайностям. Вот и трудились умники, проводя испытания чистиков во всех мыслимых условиях, причём испытывались не единичные образцы, а уже массовый продукт. Кто-то может посчитать это аморальным, но когда власть имущие обращали внимание на такие мелочи?

Так что я прибыл на эту Австралию, где мне предстояла встреча с мастерами, готовыми сделать для меня новую машину.

– О, Саня, рад тебя видеть живым и здоровым, – мастер Ирвис был весел и возбуждён, потирал руки в предвкушении интересного разговора и предстоящей работы. Поприветствовал я и остальных мастеров, знакомых мне по прошлым встречам, здесь собрались все, кто участвовал в создании Лаптёжника. В конце концов, после довольно продолжительного общения, дружеских приветствий и обмена разными новостями, касающимися в первую очередь личной жизни, мы приступили к обсуждению моей проблемы.

– Значит так, Саня, – начал мастер Ирвис. – Нас по старой памяти Отшельник попросил сделать тебе новую игрушку. Он специально подчеркнул, что в этом деле не существует никаких ограничений, ни финансовых, ни технических. Мы можем использовать всё, что только нам потребуется. Это конечно радует. Но мы понимаем, что такие игрушки просто так не делают. Да и тебя мы знаем уже давно и достаточно хорошо. Играть ты будешь в серьёзные игры, а как ты резвишься, мы прекрасно знаем. Так что давай, рассказывай, во что ты вляпался на этот раз.

– Честно говоря, и сам не знаю, – я оглядел всех присутствующих мастеров. – Могу только сказать, что раз идея исходит от Отшельника, то лёгкой прогулки не стоит ожидать. Из того, что он мне открыл, вы понимаете, что я не могу всего сказать, ясно одно – прежнее путешествие на Лаптёжнике будет похоже на игру в песочнице. Вот, исходя из этого, и давайте попробуем вместе соорудить подходящую машину.

– Да уж, не позавидуешь тебе, парень, – не удержался от замечания Готрис, мастер моторист.

– Не будем о грустном, мастер, всё перемелется – мука будет.

– Так-то оно так, да вот не хочется в муку превращаться.

– Вас-то происходящее не касается, машину сделаете и уйдёте в сторону.

– Молодой ты ещё, Саня. Если сподобился попасть на глаза какой-нибудь спецслужбе по любому, даже не имеющему к тебе отношения поводу, то всегда будешь в лучшем случае под присмотром. Так, на всякий случай, во избежание. А если потребуется, то по указке этой спецслужбы добровольно сделаешь для неё всё возможное.

– Не буду спорить, тебе виднее, мастер.

Мне очень не хотелось спорить и пытаться что-то доказывать, тем более, я во многом был согласен с Готрисом. Но сейчас меня интересовала только машина, ведь именно она должна обеспечить моё выживание в предстоящем приключении. Так что откладываем все посторонние мысли в сторону и занимаемся делом.

– Давайте, мастера, я попытаюсь изложить в доступной форме своё понимание предстоящих событий, а потом мы вместе обсудим, что можно сделать для реализации планов.

– Слушать – не самое трудное занятие, давай, Саня, рассказывай, – Ирвис был краток.

– Как я думаю, побывать мне придётся не в самых обжитых местах, так что автономность – одно из первых требований. Машина должна позволять находиться в таких условиях продолжительное время, сколько – точную цифру не назову, но не меньше месяца. И это требование касается всего – продукты, боеспособность, патроны, энергия, ремонт – всё должно быть подчинено обеспечению автономности, желательно неограниченной.

Ну и иметь соответствующую проходимость, чтобы можно было перемещаться в таких безлюдных местах. Про надёжность и говорить не стоит, подразумевается, что машина ломаться не должна. Правда, наверное, надо иметь какого-нибудь кибера или дроида для проведения обслуживания или действий в экстремальных ситуациях. Да, надо упомянуть о внешнем виде – хотелось бы иметь машину, не слишком выделяющуюся среди окружающих.

Следующее, о чём надо побеспокоиться – скрытность. Действовать придётся в разных местах, и по большей части не вызывая интереса окружающих, не ставя об этом в известность противника. И даже в такой ситуации необходимо иметь возможность получать информацию самыми различными способами – радиоэлектронным, визуальным, с воздуха, не привлекая лишнего внимания. Или наоборот – нагло и бесцеремонно, ставя противника перед фактом, что о нём всё известно.

Ну и не стоит забывать о маскировочных полях, опять же самых разных, защищающих от визуального или инструментального наблюдения, радиоэлектронного сканирования и вообще от любого вида обнаружения. Если уж придётся прятаться, то делать это надо так, чтобы не нашли.

К ещё одному средству маскировки стоит отнести экранирующие поля и имитаторы. Экранирующее поле должно полностью блокировать любое излучение, исходящее от машины. Это нужно на тот случай, если на неё подсадят жучок. Было уже такое в моей практике. Ну а с имитатором и так понятно – он должен иметь возможность излучать точно такой же спектр, как и машина, да вдобавок демонстрировать всем голограмму, имитирующую авто.

– Ну а может, ещё делать так, чтобы имелась возможность и внешний вид машины менять? Ну, например, была беленькая, стала красненькая, или вместо низкой стала высокой, – уточнил Ирвис.

– Хорошая идея, подобная возможность будет не лишней. Ладно, я продолжу. На мой взгляд, основную защиту должно обеспечивать силовое поле, а корпус, по идее, нести только декоративную функцию и скрывать от любопытных внутреннюю начинку. Думаю, защита должна быть двухслойной, первый слой динамический, он должен обеспечивать концентрацию поля в местах, подвергающихся наибольшей атаке, и иметь возможность смещаться в нужное место. Ну а второй слой обеспечивать общую защиту. Хотя, вы в этом разбираетесь гораздо лучше меня, так что яйца курицу не учат.

Теперь что касается оружия. Думаю, должна быть одна гаусовская пушка калибром не менее сорока миллиметров с высокой скорострельностью, стреляющая разогнанными до высокой скорости болванками. Её надо разместить в обычной орудийной башне с возможностью круговой стрельбы. Она будет, скажем так, главным калибром, способным поразить любого противника на максимальном расстоянии.

Кроме такой пушки необходимо поставить спереди и сзади на бамперах по углам лазеры, классом не менее восьмого, способные вести стрельбу во всём доступном секторе обзора. Ну и хорошо бы иметь несколько пулемётов, сейчас, как я понимаю, здесь стала в ходу и стрельба из личного оружия. Не стоит забывать о минах с возможностью их установки на ходу, а также ракетах.

Особо стоит сказать о дополнительном оборудовании. Я не буду говорить о всяких сканерах-радарах, они подразумеваются по умолчанию и должны обеспечивать максимальный обзор на земле, в воздухе и под землёй. Так же к обязательному оснащению стоит отнести различные разведзонды, позволяющие контролировать обстановку вокруг в любых условиях.

Отдельно хотел бы упомянуть две вещи – дубликатор и медицинское оборудование. Первый должен обеспечить получение нужных деталей, узлов и прочих предметов на основании имеющегося образца. Как пример могу привести изготовление своими силами патронов для оружия или снарядов к гаусовке.

Назначение медицинского оборудования понятно и так. Идеальный вариант – специальная медицинская капсула, но думаю, можно что-нибудь и попроще. Хорошо бы иметь специального медицинского кибера, способного обслуживать и оборудование, и пациента. Исходить будем из ситуации, когда он будет не в силах сам о себе позаботиться.

Да, стоит упомянуть наличие на борту хорошего искина, способного управлять всем этим хозяйством, а также вести машину и стрелять. И как само собой разумеющееся – достаточный запас энергии. Накопители и преобразователи конечно хорошо, но пусть будет на всякий случай какой-нибудь реактор.

– А ничего у тебя, Саня, не треснет и не слипнется? – поинтересовался Ирвис.

– Не, этого даже мало будет, я ещё могу многое добавить, но уже потом, когда появятся первые намётки проекта. Мне отшельник пообещал, что для предстоящих игр будет подготовлена хорошая игрушка. Вот я и высказал, что мне хотелось бы иметь.

– Думать будем. Так, мастера? – подвёл итог первого обсуждения Ирвис, негласно признанный старшим остальными.

Глава 3

На размышления мастерам потребовалась неделя. И неудивительно, даже наоборот странно, что справились так быстро. Это время я провёл, можно сказать, с пользой. Посетил несколько посёлков, посмотрел, как живут и чем занимаются люди. Скажем так, прошёл вводный курс, адаптацию к местному обществу и порядком подзабытым обычаям. Да и с новыми познакомился.

Изменилось Чистилище, очень сильно изменилось. Можно сказать, что все попавшие сюда живут обычной жизнью. Ну, почти обычной, и почти все. Кто-то ходит на работу, кто-то уже завёл детей, а кто-то ещё надеется пройти Полигон и лезет в самые отдалённые места, надеясь на какую-то фантастическую удачу. И тем не менее, ангелов среди жителей планеты нет. Хватало и не самых добропорядочных обитателей этого мира, бандитов, разбойников и грабителей, не гнушающихся прибрать чьё-то имущество и саму жизнь.

Посещал бары в разных поселениях, разговаривал с жителями, и у меня складывалось впечатление, что в общей своей массе люди то ли привыкли, то ли смирились с происходящим. Но при этом у каждого второго, не считая первого, была мечта – свалить из Чистилища и попасть на обычную планету, пусть гораздо более опасную, но лишь бы она была подальше отсюда.

А по вечерам изучал всю доступную мне информацию по Древним, раскладу сил в сложившемся порядке на планете и возможных противниках. И чувство опасности, не раз выручавшее меня в прошлом, уже начинало просыпаться и пока тихонько намекало, что пора куда-то сваливать. Значит, уже сдали меня местные "служилые людишки", но начинать что-то своё я ещё не готов. Появление чувства опасности на столь раннем этапе моего поиска свидетельствовало о том, что игроки будут далеко не простые, а сама игра чрезвычайно кровавой.

Ситуация была конечно достаточно непонятной. Согласно представленной информации стали уже образовываться интернациональные и прочие союзы – объединялись все со всеми с одной единственной целью – получить большую такую плюшку – дорогу Древних и возможность посетить места их пребывания.

Хотя, на мой взгляд, это в большей части мифическая цель, и вряд ли ради неё сейчас будут тратить такие средства и привлекать значительные силы, причём настолько явно, чтобы о предпринятых попытках не знал только ленивый. Искать конечно будут, но без фанатизма.

Представленные данные свидетельствовали, что криминал, пираты и бандиты объединялись с чемурами. Естественно, последние тут были представлены в облике людей, а не в своей истинной ипостаси, но тем не менее, в этом союзе рулили инопланетяне. А нашим браткам сама дорога и не нужна. Им пока хватало того, что платили чужаки за участие в операциях, для них самое главное – сохранить этот источник доходов, так что со стороны криминала не стоило ожидать активных поисков.

Скорее наоборот – чем дольше нет результата, тем лучше. В идеале – искать эту дорогу будут до посинения или пока у нанимателя не кончатся деньги. И примерно такая же ситуация складывалась и у других союзников – существовало всего несколько заинтересованных сторон, которые выступали истинными вдохновителями всего этого шабаша и были заинтересованы в реальном результате.

В конце концов, лишь немногие могли им воспользоваться, применяя на практике полученные сведения. Вот только имеющихся данных было маловато, чтобы понять истинные цели всех участников. И таинственная дорога очень сильно смахивала на дымовую завесу, скрывающую истинные цели организаторов поднятой шумихи. Но вот что всех интересовало реально, пока оставалось загадкой.

Так что можно сказать, что время я потратил не зря и сумел настроиться на предстоящие приключения. А что мне ещё остаётся, как там у классиков: – "Вся наша жизнь – игра!". Вот и поиграем, только джокера надо в рукаве припрятать.

К этому моменту мастера наконец-то подготовили проект, и мы собрались повторно для его обсуждения, уже рассматривали реализацию озвученных требований. Что можно сказать – машина получалась просто великолепной, мастера сделали даже больше, чем мне хотелось, но всё станет ясно после первых испытаний. На изготовление потребовалось ещё две недели, и их я провёл в мастерских, принимая участие в создании своего автомобиля.

Первый сюрприз меня ожидал, когда я занял место за рулём, сначала как обычно заговорил, представляясь, искин, но вполне сдержанная и привычная речь вдруг была прервана восторженным воплем: – "Саня, ты вернулся!". Как оказалось, мастера нашли Лаптёжника и сняли с него искин. Самое главное – он сохранил свою личность, так что её перенесли на новую аппаратную часть, и теперь мой старый спутник и помощник искин Малыш был готов отправиться со мной в новый поиск.

Ну а теперь можно вернуться к моему джокеру, по-другому назвать получившееся авто не могу. Я в конце концов и дал этой машине имя Джокер. Но обо всём по порядку. За основу был взят двухосный Урал, вернее, именно он послужил образцом внешнего вида. Искать что-то от привычных для нас автомобилей в творениях мастеров – занятие не только неблагодарное, но и бесперспективное. Разве что внешний вид, да и то не всегда.


Все колёса были ведущими, причём использовалось так называемое колесо-мотор, представляющее собой мощный электромотор, расположенный непосредственно в колесе. Каждое из них управлялось отдельно и могло крутиться независимо от другого. Рулил всем этим искин. Он же мог управлять движением машины, так что достаточно было задать направление или цель движения, и грузовик, как та печка с Иваном-дураком, сама доставит тебя до места. Но если есть желание, то можно и самому порулить.

Внутри всё напоминало стандартное оснащение – обычная панель управления, руль, педали и рычаги, опять же для сохранения внешнего вида и придания кабине соответствующего антуража. По желанию, в ручном режиме или по голосовому управлению искином, обстановке можно было придать любой вид. В кабине свободно могли расположиться три человека.

За их спиной, отделенная раздвижной перегородкой, находилась, скажем так, комната отдыха, чем-то напоминающая купе в поезде. Там располагались встроенные в борта полки. Здесь могли спокойно отдохнуть четыре человека; с комфортом, превратив всё свободное место в одну большую кровать – двое. Там же размещался небольшой пищевой автомат, способный приготовить вполне приличную еду, хотя её выбор был достаточно ограниченным. В этой комнате можно было провести гигиенические процедуры и справить естественные надобности. Конечно, комфорта при этом не гарантировалось, но возможность была. Автономия так автономия.

Дальше располагалось техническое помещение, где находились самые интересные плюшки. Первым располагался небольшой медицинский отсек, там при необходимости осуществлялась диагностика и лечение пациента. Конечно, всё действовало под управлением искина, у которого было установлено специализированное ПО. Отсек комплектовался медицинским дроидом и малым мобильным кибердоктором (ММК), способным оказать первую помощь пострадавшему и доступное лечение.

Место было крайне ограничено, так что в остальное время здесь работал дубликатор, способный по образцу при наличии материалов повторить любую вещь. Правда, его размеры были невелики, но тем не менее, имелась возможность при необходимости изготовить практически все детали для ремонта машины, зонды, снаряды, мины и патроны.

Следующим располагался отсек для перевозки личного состава. Да-да, именно так. В комплекте с машиной шли один универсальный дроид, два ремонтных, три штурмовых, уже упоминавшийся медицинский и дроид-сапёр. Там же была и оружейная комната, где хранилось оружие, боеприпасы и разведзонды.

Имелся ещё и продуктовый склад, где имелся трёхдневный запас свежих продуктов, месячный запас сухпаёв на четырёх человек и картриджи к пищевому автомату. Так что прожить можно было достаточно долго. Стояло и специальное оборудование, позволяющее биологические вещества, траву, листья, ветки, мясо животных перерабатывать в компоненты для пищевого автомата.

Под днищем располагалась достаточно большая ёмкость с водой. По мере расходования воды объём емкости менялся, исключая её бултыхание и самопроизвольное перемещение в процессе движения. Ну и была предусмотрена очистка использованной воды и её повторное применение, как это сделано на космических кораблях. Короче, расходование воды осуществлялось по замкнутому циклу.

Что же касается энергии для движения и работы всего оборудования, то накопители, преобразующие различные её виды (магнитную, гравитационную, тепловую и прочая, и прочая) в электрическую, обеспечивали с запасом. Емкость этих накопителей давала десятикратный запас дневной потребности энергией и восполнялась по мере расхода, в том числе и с помощью дополнительного малогабаритного реактора.

Оружие оказалось также выше всяких ожиданий. Главным калибром была пушка Гаусса, стреляющая разогнанными до огромной скорости металлическими болванками или любыми другими подобными элементами. По сути дела, от её выстрела не спасали никакие щиты, вот только много энергии требовалось для работы.

Кроме этой пушки стояли в качестве орудий средней дальности четыре лазера восьмого класса (по десятибалльной шкале). Для поражения противника на предельно малой дистанции имелись пулемёты, крупнокалиберные и обычные. Ну и было предусмотрено разнообразное легкое стрелковое оружие на десять человек – автоматы, карабины, пистолеты. Всё оружие было кинетическое и безгильзовое.

Отдельно стоит остановиться на ракетах, минах и разведзондах. В стенках кунга предусмотрены направляющие и электромагнитные катапульты для запуска мини-ракет класса земля-земля и земля-небо. Там же, в стенках, располагались катапульты для запуска разведзондов. Предусмотрели мастера и использование мин – они ставились как на ходу, так и с помощью специального дроида-сапёра.

Мины в комплект входили самые разные и в достаточном количестве, что позволяло организовать любую минную засаду. А среди разведзондов имелись, можно сказать, и штурмовые, несущие мини-ракеты класса воздух-земля.

Защиту обеспечивали силовые поля до десятого типа, причём имелась возможность их распределять по наиболее опасным местам. Скажем так, силовые поля были той изюминкой, обеспечивающей реализацию всех замыслов. Они позволили отказаться от толстых броневых листов и значительно снизить вес машины.

Кроме того, сконфигурировав их определённым образом, можно было сформировать поверхность для движения, своеобразную гусеницу, которая располагалась под колесами и перемещалась вместе с машиной. Можно сказать, что она сама перед собой стелила дорогу. Даже был предусмотрен вариант, когда поля принимали форму понтона, позволяя переправляться через значительные водные пространства, хотя их и нет на Чистилище.

С помощью полей организовали и буксировочное устройство. Всем приходилось видеть, как лесовозы перевозят брёвна. Вот тот же принцип использовался и здесь. В комплекте Джокера предусматривался отдельный полностью собранный мост, который можно было прицепить к машине и с его помощью соорудить прицеп, позволяющий транспортировать десять тонн груза. А нужные борта и ограждения, тяги и прочие необходимые аксессуары создавались силовыми полями.

И самое главное – Джокер мог летать. Невысоко, недалеко и недолго, но мог. На мой взгляд, действительно Джокер, неизвестно, что от него ожидать. А если не знаешь о возможностях подобной машины, то стоит готовиться к встрече с северным пушистым зверьком.

Расставаясь, Ирвис крепко пожал мне руку.

– Удачи тебе, Саня. И помни, ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь. Особенно, если сможешь вытащить всех нас отсюда.

Глава 4

Вот уже полгода я путешествую по Чистилищу. И чем больше я пытаюсь выполнить поставленную передо мной задачу, тем больше понимаю, что это очередная дезинформация противника, скорее всего, слитая ему через крота. А истинной целью, как мне кажется, является создание мобильной боевой группы для поиска пресловутой дороги Древних. Хотя, может быть и тут я ошибаюсь, а всё на самом деле гораздо проще.

Я уже упоминал о пылевой туманности, в которой невозможны космические полёты. Все расположенные рядом с ней планеты, в том числе и непригодные для жизни из-за агрессивной атмосферы, уже или заняты, или каким-то образом используются. Экспансия в другом направлении требует больших затрат, хотя там ещё осталось множество свободных миров.

В том направлении на достаточно большом, по космическим меркам, расстоянии располагалось огромное пустое пространство, в котором не было планет или каких-то других подобных космических объектов, подходящих для использования в качестве промежуточных станций. И которое невозможно было преодолеть при помощи существующей техники.

Главное ограничение в освоении просторов галактики состоит в том, что тот же самый гипер-переход не может перенести корабль в любую произвольную точку пространства. Это определяется запасами энергии самого корабля, расстоянием между объектами, знанием их координат и законами пространства. А со всем этим у существующих космических кораблей есть проблемы. Текущий уровень развития техники не соответствует тому, что требовалось для выхода на свободные участки космоса.

Так что возникала некая дилемма – в одну сторону нельзя было идти, потому что дойти туда невозможно. Для этого требовался новый уровень развития техники. А учитывая, что существующий достигнут благодаря артефактам Древних, и сами люди пока оказались не готовы к открытию новых тайн мироздания, это направление освоения пространства оказалось для них закрыто.

Движение же в другую сторону блокировалось пылевой туманностью, в которой невозможно никакое перемещение со скоростями, необходимыми для колонизации нового пространства. Вездесущая пыль уничтожала механизмы и корабли, превращаясь при высокой скорости судна в сплошной поток микрометеоритов, не оставляя от щитов корабля и его самого ничего.

Так что все государства, подобно паукам, оказались заперты в своеобразной банке, пока ещё не заполненной до конца, и не надо быть пророком, чтобы предсказать конечный результат подобного соседства. Именно поэтому любое упоминание возможного пути экспансии и движения через пыльные миры, так назывались планеты в этой области пространства, встречалось с огромным воодушевлением, и за обладание подобной возможностью государства готовы были потратить значительные средства.

Дело в том, что текущее существование напоминало жизнь в коммунальной квартире или в плохом общежитии, среди жильцов всегда найдётся кто-то, завидующий другим и готовый устроить соседям какую-нибудь пакость. Сделал ближнему гадость – на сердце радость – вот основной принцип, которым руководствуются подобные типы. И со временем такие столкновения, накапливаясь, могут перейти в прямой мордобой. А никому не хочется сгореть в огне атомных бомбардировок.

Так вот, как я понял из недомолвок Борста, а также тончайших его намёков в переписке между нами, именно на обнаружении этой Дороги мне и надо было сосредоточить свои силы. Подобные попытки предпринимали все государства, даже самые заштатные. И все тщательно скрывали усилия, направленные в эту сторону, как и полученные результаты.

Да и немудрено. Распространение известий об этом могло послужить поводом для прямой агрессии с целью завладеть полученными сведениями. Так что я потихоньку стал менять приоритеты в стоящей передо мной задаче, хотя внешне это никак не отразилось на моей деятельности. Я по-прежнему оставался вольным торговцем, на свой страх и риск путешествующим по Чистилищу и пытающимся заработать себе на жизнь.

Основной сферой моей деятельности являлся поиск и доставка в поселения битой техники. Раньше существовали целые кладбища подобного добра, где можно было найти чуть ли не любой автомобиль. Но за последние годы они значительно поуменьшились, а стоимость таких битых машин, подвергнувшихся в своё время нападению, существенно выросла. Теперь они служили источникам сырья – метал, пластик, провода, механизмы – всё шло в дело.

Это позволяло мне иметь легальный источник доходов, надолго не задерживаться на одном месте и пропадать в неизвестном направлении на неограниченное время. Правда, у меня не было какого-то определённого места жительства, но это как-то не особенно расстраивало.

Кроме того, я установил контакты с поисковиками, занимавшимися артефактами Древних. Да, были и такие, в первую очередь они разыскивали любые следы их присутствия на планете. Не то, чтобы я надеялся на получение от них каких-то сведений, но во всяком случае, они мне хоть в самом общем виде объяснили сложившийся в подобном промысле порядок, да и рассказали множество баек и легенд, связанных с этим занятием.

Кстати, никаких следов Древних они ещё не нашли, но от этого заниматься их поиском не переставали. Сейчас я возвращался из своего рейда, на прицепе у меня были сложены несколько более-менее целых машин, на которых ещё оставались генераторы, моторы и преобразователи. Так что после реализации этого добра я рассчитывал на вполне приличную выручку.

– Саня, впереди в пяти километрах идёт бой, похоже, бандиты зажали какого-то несчастного и добивают его, – оторвал меня от размышлений Малыш, мой искин. Данные получены от бабочек.

Так по старой привычке мы называли разведзонды. У меня давно принято за правило – при движении высылать вперёд по маршруту движения дополнительные "глаза". Как то спокойней с ними.

– Картинку дать можешь?

– Запросто.

И на стекле передо мной появилось изображение, где два грузовика, по внешнему виду имеющие не менее шестого класса вооружение и поля, зажали какой-то внедорожник, оснащённый по четвёртому классу. Было видно, что отморозки развлекаются. Внедорожник ещё оставался цел только благодаря камням, за которыми ему удалось спрятаться. Да и то, он доживал последние минуты, хорошо ему досталось.

А пираты лениво постреливали, наслаждаясь сложившейся ситуацией и не торопясь переходить к активным действиям. Вот один из них чуть сдвинулся в сторону, пытаясь занять более выгодную позицию, но тут огрызнулся внедорожник, силовое поле, защищавшее пирата, пошло разноцветными сполохами, и на этом всё можно было считать законченным. Машина вернулась на прежнее место, никаких повреждений нападающий не получил.

– Малыш, можешь связаться с искином внедорожника?

– Сейчас сделаю.

И тут же заработал канал, позволяющий двум искинам в закрытом режиме обмениваться данными, благодаря чему с их помощью водители могли общаться между собой.

– Эй, бедолага, помощь нужна?

– Кто это? – раздался удивлённый женский голос.

– Да так, я мимо проезжал, смотрю – тут настоящая вечеринка. Вот и решил поинтересоваться, может и я смогу поучаствовать.

– Будь моим гостем, только давай побыстрей, а то меня тут скоро поджарят.

– Красава, ты продержись минут пятнадцать, мне раньше не успеть.

– А что мне ещё остаётся, буду держаться.

– Только меня смотри ненароком не зацепи, я справа из-за камней выскочу, грузовик серого цвета.

– Жду тебя, дорогой, не задерживайся.

Так, ситуация понятна.

– Малыш, отцепляй прицеп, думаю, на батарейке его поле пару часов продержится. А мы с тобой потанцуем, не забыл, как это делается?

– Забудешь тут! А с чего начнём?

– Как обычно, первой будет дупа с выходом. Вон там в обход камней идёт небольшой овраг, и он как раз выводит к этим отморозкам. По нему мы выйдем им в бочину, там и начнём наши танцы.

– Принято. Прицеп оставил, щиты на максимуме, из чего стрелять и кто рулить будет?

– Рулить я, ты помогай и готовься для начала испытать гаусовку, потом работай лазерами и всем остальным.

– Принято, вон вход в овраг. У него дно ровное, так что и ты проедешь.

– Ах ты, Шиш зловредный. Смотри, отлучу от пушки.

– Не надо, я тебе ещё пригожусь.

Такая небольшая пикировка между мной и Малышом была вполне привычна. Нам пришлось пройти через многое, были схватки, в которых удавалось остаться в живых только чудом, и вот сейчас всё повторяется. Прямо дежавю какое-то. А вот и вход в овраг. Благодаря бабочкам местность впереди была проверена, Малыш проложил курс, и мы двигались на приличной скорости. Вот и выход из оврага. Моторы басовито загудели, выдёргивая Джокера наверх, и вот перед нами общая картина.

Да, можно сказать почти по Репину – "Не ждали". Пиратам видимо надоело развлечение, и они собирались приступить к потрошению своей жертвы, для чего машины начали расходиться.

– Ну что, девочки, потанцуем? – раздался наш совместный с Малышом вопль.

Правда, веселье продолжалось недолго. Два выстрела из гаусовки, и оба грузовика превратились в две кучи хлама, не подлежащих восстановлению.

– Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал, – не оставил произошедшее Малыш без своей эпитафии.

– Малыш, отправляй дроидов, информацию с искинов скачать, всех выживших добить, ничего не трогать, нам свидетели не нужны. И давай связь с этой подругой.

– Эй, красава, ты жива ещё? Тут всё закончилось, я к тебе сейчас подойду, смотри не выстрели с испугу.

– Давай, дорогой, подходи. Жду.

Подогнав машину поближе, я отправился знакомиться. Да, машина пострадала очень сильно, по-моему, она и восстановлению не подлежала. Из внедорожника навстречу вышла невысокая, крепко сложенная девушка, на мой взгляд, лет двадцати двух, одетая, как здесь и принято, в обычный камуфляж и берцы. Светлые волосы, симпатичное личико, приятные округлости в нужных местах. Действительно красава.

– Меня зовут Саня, позывной Танцор, – представился я.

– Ольга, – только и сказала мне девушка, протягивая руку.

А с характером девица. Только что её чуть не подпалили, а она держится, никакой истерики, и даже руки не дрожат.

– Ты молодец, – осталось только похвалить незнакомку. – Не каждый бы сумел тут устоять. Что вообще здесь произошло?

– Не знаю. Я направлялась в посёлок Раллийный, там в скором времени должна состояться гонка внедорожников. Победить я даже и не мечтала, но все участники, сумевшие пройти как минимум три этапа, получают специальные бонусы, а с ними гораздо проще найти работу. Вот я и надеялась на это. Пока ехала, немного заплутала, сбилась с дороги, когда определилась с местом и собралась ехать дальше, вдруг выскочили два грузовика и начали стрелять. Я как-то сумела спрятаться за камнями, ну а дальше ты всё знаешь.

– Боюсь, Ольга, что твоя машина восстановлению не подлежит. Малыш, проверь машину и скажи, что там уцелело.

– И что мне делать дальше?

– А вот тут я тебе не советчик. Могу только довезти до ближайшего посёлка.

– Ну хоть и на том спасибо. Тогда поехали, нечего тут маячить.

Глава 5

Я довёз свою невольную попутчицу и её битую машину до ближайшего поселения и высадил у какого-то офиса, потом отправился по своим делам. Надо было сдать добычу, да посетить один бар, где собирались поисковики артефактов. Самих артефактов я не встречал, но вот поисковики имелись, да ещё и не поодиночке. В таких местах народ всегда был в курсе последних новостей, а в моих поисках важна любая мелочь, порой и совершенно посторонняя.

Когда я уже реализовал останки машин, надо признать, довольно успешно, и искал, где бы перекусить, увидел понуро бредущую и глубоко задумавшуюся Ольгу. Черт его знает почему, решил посигналить. Увидев мой грузовик, она поприветствовала меня поднятой рукой. Мол, вижу, и чего надо?

Я помахал ей, приглашая садиться в машину. Наверное, уже просто одичал в своих одиночных походах, хотелось поговорить с живым человеком, соскучился по обычному общению, пусть оно и будет ни о чём. Во время пути до города мы почти не разговаривали, ситуация не располагала, приходилось опасаться неожиданных встреч и мы были настороже. Правда, за нас бдил Малыш, но не раскрывать же нежданной попутчице все свои секреты. Конспирация наше всё.

– Я тут ищу, где поесть можно, увидел тебя, решил пригласить. Не возражаешь?

– Если за твой счёт, то нет.

– Так и быть, угощу. Тем более, свою добычу сдал, деньги получил и теперь могу угостить даму обедом.

Наш беспредметный разговор продолжился в ближайшем баре. Как оказалось, моя знакомая была из Нижнего Новгорода. Дочь довольно обеспеченных родителей, студентка последнего курса медицинского института, возвращалась домой на своей машине, вдруг налетел встречный КАМАЗ, и вот она тут. Прошёл примерно год с момента её попаданства сюда, и пока девочка сумела удержаться на плаву.

Сначала выручала машина. Ольга нашла подработку, возила почту, работала в курьерских организациях, участвовала в разных акциях и мероприятиях, стараясь найти своё место в этой жизни. Пока без особого успеха. Но девочка с характером. Не опустилась, не свернула на лёгкую дорожку работы на благо клиентов. За разговором время шло незаметно, я заказал ещё еды, мы выпили за знакомство, потом за успех, затем ещё просто так, и в конце концов моя знакомая отключилась и уснула за столом.

Видимо, наступил отходняк от пережитого. Пришлось снимать номер на ночь, а потом тащить свою знакомую туда. Да, не дюймовочка она, но я справился. Так что уложил в кровать, раздевать я её не стал, только ботинки снял и укрыл. Написав записку, что буду через два часа, отправился на встречу с поисковиками. Когда вернулся, ничего не изменилось. Намучилась девулька, чуть почувствовала к себе человеческое отношение, и сразу расслабилась.

Проснулся я довольно рано, мне сегодня предстояло уйти в новый рейд. Ничего нового от поисковиков я не узнал, разве что не было некоторых моих знакомых. Куда они делись, никто сказать не мог, не принято в этой среде делиться своими планами. Но по ряду оговорок понял, что перебрались они на другой континент. Видимо, и мне пора менять место, хотя здесь я обшарил далеко не всё даже из того, что знал, но меня не оставляло чувство, что ловить здесь нечего. Да и не держало меня тут ничего.

Повернувшись на другой бок, я увидел Ольгу, закутавшуюся в одеяло и смотрящую на меня испуганными глазами. Совсем забыл, что тут я не один. И чего испугалась, вроде бы взрослая девица, да ещё медичка, но вот видно было, что испугана и готова к неприятностям. Не удивлюсь, если под одеялом прячет какое-нибудь оружие.

– Отдохнула? Твои вещи вон там, на стуле сумка лежит. Я ничего не трогал, и сразу говорю, что у нас ничего не было. Ты отрубилась за едой, я тебя просто так оставить не мог, так что перенёс в комнату и уложил спать. А сейчас давай собирайся, мне пора уезжать, могу только покормить тебя завтраком. Ты первая пойдёшь принимать водные процедуры или останешься в номере?

– Иди ты, я потом.

– Как скажешь, только реши, уходишь отсюда или остаёшься. Мне надо за номер рассчитываться.

Справив естественные потребности и приведя себя в порядок, я отправился в местный общепит, потешить, так сказать, желудок. Вскоре ко мне присоединилась и Ольга. Она успокоилась, прибрала себя, так что выглядела на все сто. Мы уже заканчивали завтрак, когда Ольга сказала:

– Саня, возьми меня с собой.

Я чуть не поперхнулся чаем, а затем спросил:

– И зачем мне это нужно? Я и один неплохо со всем справляюсь.

– Не знаю, зачем нужно тебе, но мне с тобой спокойно и хорошо. Водить машину я умею, стрелять тоже. Да и какой-никакой врач, пусть и недоучившийся, и без диплома, но всё же. Неплохо готовлю, от моей стряпни раньше все были в восторге. Надеюсь, обузой не буду, да и при случае помощь окажу. Зато тебе не придётся маяться в одиночестве и будет с кем поговорить. Думаю, это немало значит. А тут меня ничего не держит, я даже не знаю, чем теперь заняться.

Честно говоря, хоть предложение было неожиданным, я уже задумывался о поиске напарника. Правда, я всегда раньше действовал в одиночку, да и по жизни такой, но понимал, что это не самый лучший вариант. И если мне предстоит создавать мобильную группу, то почему бы не начать это делать сегодня?

С другой стороны, я прекрасно понимал, что вот так, случайно, на дороге найти единомышленника или родственную душу просто нереально. Да и выглядело всё происходящее как дурно поставленный водевиль. Но моя чуйка только довольно похрюкивала, молодец, мол, правильным путём идёшь. А ей я привык доверять.

– И как ты это себе представляешь? Ты женщина, я мужчина, что мы с тобой будем делать с гормонами в дальнем поиске, и как будем спать в одной кабине?

– Думаю, со временем разберёмся. А то, что можешь контролировать свои гормоны, ты мне уже показал сегодня. И я нисколько не претендую на твою личную жизнь и свободу. Живи, как хочешь. А если я останусь здесь, мне одна дорога – в петлю или на панель. Лучше уж первое.

– Не дави на жалость, подруга, брось свои женские штучки. Только учти, со мной опасно, возможно придётся воевать, и неоднократно.

– Ты сам видел, что творится на дорогах, так что ничего нового ты для меня не открыл. Уж лучше иметь возможность жить нормальной жизнью и делать своё дело, чем подыхать под забором.

– Ладно, считай, договорились. Беру тебя напарником с испытательным сроком один месяц. Но запомни – мои команды выполнять беспрекословно. Никаких вопросов, споров, обсуждений. Что делать с тобой дальше, решу потом. Но не взыщи, если не сработаемся – расстанемся.

– Я согласна, – ответил Ольга, протягивая мне руку.


Три недели поиска пролетели совсем незаметно, и сейчас мы находились в Европе. Ничего сверхъестественного не происходило, искали кладбища разбитой техники и сдавали найденные трофеи перекупщикам. Долго на одном месте не задерживались и повторно по пройденному маршруту не ходили. Я старался не оставлять за собой никаких следов, но как говорится, на хитрый закоулок всегда найдётся свой болт.

Нашими отношениями с партнёршей пока были довольны оба. Основное время мы проводили в разговорах. Я сам стосковался по обычному общению, да и у Ольги с этим были проблемы, в смысле, её дела шли так, что поговорить по душам, да и просто поболтать ей за всё это время было не с кем. Вот мы оба и узнавали друг друга. И честно говоря, происходящее мне нравилось.

Кроме того, Ольга училась рулить Джокером и управлять защитными полями. С Малышом у неё установились отличные отношения, хотя звучит как-то странно – отношения с искином. Но Малыш давно уже не обычный искин, у него за годы наших приключений сформировалась своя личность, так что я его воспринимал не просто как кусок железа с набором программ, а как хорошего человека.

Так что наш коллектив постепенно притирался друг другу. Понятно, что хотелось большего, тем более, когда рядом круглосуточно находится красивая женщина с такими приятными округлостями в нужных местах. Но время для этого ещё не пришло, созревший плод должен сам упасть в руки. Так что будем сдержанными, как говорил известный киногерой: – "Торопиться не надо".

Стоит отметить, что Малыш сумел вскрыть информацию, полученную с искинов бандитов. Уничтоженные грузовики входили в состав небольшой банды "Повелители дорог". Хуже другое, они являлись членами пиратского сообщества "Единение", а это уже совсем другой уровень, в него входило не менее сотни различных банд, и при необходимости единители могли выставить несколько сотен вооружённых машин.

Кроме того, имелись факты, правда косвенные и неподтверждённые, что они связаны с чужаками – чемурами. А подобный союз может заинтересоваться такой личностью как я, вернее, причинами моего появления тут. Опознать меня труда не составит, и тогда придётся менять многие свои планы, а про инкогнито можно будет забыть.

Что касается текущих намерений, то сейчас мы направлялись на одно удалённое кладбище. Я его знал, раньше, в период прохождения Полигона, даже побывал на нём, а сейчас, услышав краем уха разговор в баре за соседним столом про желание неизвестных личностей посетить это место, просто решил их немного опередить. Но чем ближе становилась свалка, тем беспокойней делалось у меня на душе, и хотелось оказаться отсюда как можно дальше. Остановив машину за каким-то холмом, не доезжая пяти километров до кладбища, я попытался понять, в чём причина моего беспокойства.

– Малыш, какую зону вокруг нас контролируешь?

– Как обычно, двадцать пять километров.

– Запусти ещё бабочек, пусть посмотрят местность на предельной дистанции. И сделай ещё две вещи – направь пару бабочек на саму свалку, пусть просмотрят всё очень внимательно, нет ли там каких непоняток. А также проверь эту свалку на предмет излучений, может, там кто-то спрятался, да на наше счастье у него осталось работающее оборудование и удастся его засечь.

– Сделано.

И буквально через пятнадцать минут я знал, чем вызвано моё беспокойство.

– Саня, на дальности пятьдесят километров обнаружены неизвестные разведзонды, в пассивном режиме сканируют окружающую местность.

– Оставь их в покое и возвращай бабочек. Сделаем вид, что мы про них не знаем.

– Это не всё, на свалке обнаружены десять замаскированных источников сигналов. Могу предположить, что это вооружённые объекты девятого-десятого класса, стоящие в засаде. Замаскированы среди брошенных машин.

– Вот теперь ты понимаешь, насколько опасно со мной связываться? – спросил я, оборачиваясь к Ольге.

– Знать ничего не знаю, ты всё равно выкрутишься, а я чем смогу, помогу. Всё равно для меня эти три недели были лучшими за всё время, проведённое здесь.

– Ладно, отставить лирику, у нас война на носу. Малыш, дай общее изображение этого места. Ага, я так и думал. Вот смотри. Сама свалка располагается в середине этой небольшой лощины, окружённой множеством холмов. Видишь, они расположены по её краю, и чем дальше от центра, тем их больше. Просмотри все проходы между холмами, будем играть в прятки. Мы будем прятаться, а эти ребята нас будут искать и догонять.

– А как найдут, мы им презентуем гостинец из гаусовки, – оживился Малыш.

– Да ты у нас стратег. Но это ещё не всё. Во-первых, по моей команде надо будет развернуть поле поглощения, чтобы никакого излучения от работающего оборудования наружу не выходило. И развернуть маскировочное поле, чтобы нас было не видно визуально. Во-вторых, запустить имитатор Джокера, который все будут видеть очень отчётливо, хотя на самом деле находиться мы будем в другом месте.

И в-третьих, надо будет заглушить тут любую радиосвязь, да вдобавок не допустить визуального наблюдения. Никто не должен знать, что здесь произошло.

– Приступаю к подготовке, сценарий мне нравится. Эх и потанцуем, Саня!

На это много времени не понадобилось, но внешне всё оставалось без изменений. Джокера сменил имитатор, он сам под прикрытием маскировочных полей ушёл в сторону и занял место, позволяющее вести стрельбу по части стоящих в засаде машин противника, прикрываясь от остальных холмом.

– Малыш, пускай имитатор и сразу же включай глушилки, как только противник начнёт стрельбу, мочи врагов. Да, и особо не геройствуй, чуть что – уходим в сторону. И если кто-то начнёт нас преследовать – ставь мины.

– Это будет вишенка на торте.

– Всё, кончили базар, Малыш, начинай, Ольга, пристегнись, держись крепче и береги уши.

Имитатор медленно двигался в сторону свалки, отдаляясь от холмов. Когда он был примерно на середине между ними, противник открыл огонь. Но все стреляли по кабине, а сам имитатор был гораздо меньше, так что создалось впечатление, что все стрелки дружно промазали. Второй залп ничем не отличался от первого. А вот Малыш не подвёл. Несмотря на мощные защитные поля, два-три выстрела из гаусовки их полностью сбивали, а следующие превращали машину в руины. Скорострельность пушки позволяла тратить не более минуты на машину, вот только энергию она жрала немеряно.

– Фиксирую появление новых целей, в холмах были устроены капониры, оттуда выходят ещё пять машин девятого класса. Нас не обнаружили, атакуют имитатор, грузовики из засады начинают выбираться и тоже направляются к имитатору, – доложил изменение обстановки Малыш.

М-да, всё оказалось гораздо хуже, чем ожидалось. Мы пока смогли прибрать только двоих. Нет, вот готов третий, но похоже, наша уловка раскрыта, и враги поняли, откуда ведётся стрельба.

– Малыш, меняем позицию.

Джокер резко сдал назад, прикрываясь холмом, и по лощине, оставаясь невидимым, сместился ближе к центру. Уведя машину в сторону, ориентируясь на показания бабочек, я опять выбрал место за холмом, так, чтобы он прикрывал меня от основной массы стрелков, сосредоточив огонь на двух доступных машинах противника. Две серии выстрелов, и готовы две кучи хлама.

– Малыш, ходу, ходу, идём на другой фланг, нам нельзя стоять, забьют, как мамонта.

Очередная узкая лощина, вижу двух противников, Малыш не дремлет. И вдруг наше защитное поле расцветает всеми цветами радуги. Зацепили, сволочи. А ничего у них так пушечки, снесли тридцать процентов щита. Назад, назад, нам такой хоккей не нужен. Ага, заметили, три машины рванулись в нашу сторону.

– Малыш, поставь пару мин в проходе.

– Саня, давай обратно в центр, они сейчас будут нас в этой стороне искать.

– Не учи отца, и баста.

Переместился на пару холмов в сторону, да, позиция гораздо хуже, приходится больше высовываться.

– Танцуем, девочки, танцуем. Эй ты, толстомясая, шибче крутись. Не получается быстрее, значит сама виновата.

Очередная серия из гаусовки, и готов новый покойник. И бежать, бежать, не успел, зацепили, но энергия есть, щит почти восстановился, да и задело по касательной. Ерунда. Слышу, слышу, сработала мина, так что, надо думать, врагов стало ещё на одного меньше.

– Малыш, танцуем, задний ход, и рвём в сторону. За нами кто-то пошёл?

– Да, ещё пара отчаянных кавалеров.

– Подарки готовь, достанется всем, даром, и никто не уйдёт обиженным.

Очередной холм, по бабочкам видно, что нас потеряли, мечутся как-то бестолково. Надо развеселить компанию.

– Малыш, твоя очередь.

Выскакиваю из-за холма, две серии выстрелов, и назад, назад. Не успели, не успели! Похоже, у противника начинается паника. Никто не понимает, куда стрелять и откуда ждать горячего привета. Мы не договаривались воевать, как вы привыкли, навалиться кучей и мочить одного.

– Танцуй, Малыш, танцуй. Уходим на левый фланг. Ходу, ходу!

А хорошая машинка получилась, маневренная, легкая и скоростная. Махом оказалась на новой позиции. Высунулся, увидел, прицелился, серия выстрелов, и бежать.

Ну вот, готов и последний супостат. Бинго, дело сделано!

– Малыш, пускай дроидов, всех добить, искины распотрошить, скачать всю информацию, память затереть. Трофеи не брать, нас тут не было, да и продавать здесь их некому. Нужно искать новую базу.

– Так ты и есть тот самый легендарный Саня Танцор? – глаза Ольги были едва ли не в пол-лица. – А я дура сразу и не поняла. А сейчас посмотрела на всё произошедшее и до меня дошло.

– И что? Передумала быть моим напарником?

– А вот уж нет. Теперь я ни за что от вас не уйду, гнать будете, не уйду, из машины выкинете – побегу следом. Й-о-хо-хо, я своими глазами увижу, как творятся легенды! Не уйду!

– Ладно, восторженная ты наша, надо заканчивать здесь дела и сматываться.

Глава 6

Ушли мы спокойно, можно сказать, по-английски, не прощаясь. После того, как потрошение искинов было завершено, Малыш поставил Джокера на первоначальное место, где он находился перед схваткой, а затем снял все маскировочные поля. Разведзонды противника стали видеть, что машина стоит на месте, а потом разворачивается и уходит. Нас не было на этом побоище, так что пусть враги ищут других. Отмазка, конечно, слабая и вряд ли кем-то будет воспринята всерьёз, но ничего другого придумать не удалось.

– Малыш, давай правь в убежище, координаты я указал. И не затягивай с обработкой данных, скачанных с искинов.

Что-то ситуация складывается не самым лучшим образом. То, что миссия провалена, можно не сомневаться. А раз дело обстоит так, то и вырваться мне отсюда вряд ли удастся, а это не есть гут. Да ещё себе хомут повесил, взял напарницу. Куда ни кинь, всюду клин. Обложили меня, обложили. Да ладно, не впервой оставлять ни с чем егерей. Так, переходя от печали к некоторому оптимизму, я крутил руль, хотя машиной вполне мог управлять и Малыш. Из задумчивости меня вырвал вопрос Ольги:

– Саня, а что теперь будет? Куда мы и что будем делать?

– Ты комсомолкой была?

– Нет, а причём здесь это?

– Оно и заметно. У комсомольцев была поговорка, или девиз, понимай, как хочешь. Звучал он так: партия сказала – надо, комсомол ответил – есть. Могу привести пример из солдатского фольклора.

– Не надо, я поняла. Объяснил доходчиво. Но я не про то, чтобы оспорить указания руководящей и направляющей силы, то есть тебя, я просто смиренно хочу знать, к чему готовиться, чтобы наилучшим образом справиться с поставленной задачей.

– Резонно, поэтому отвечу. Нам надо временно затихариться, есть у меня одно убежище, там переждём некоторое время и определимся, что делать.

– Саня, ты не подумай, что я буду у тебя балластом на шее висеть. Я хочу стать полноправным членом твоей команды, а не только кухаркой. Ты скомандуй, буду учиться изо всех сил.

– Похвальное намерение. Надеюсь, тебе удастся воплотить его в жизнь. А раз ты готова учиться, начинай с мамки.

– Чего?

– Мамки. ММК – малый мобильный кибердоктор, в просторечии мамка. Позволяет в полевых условиях оказывать первую помощь и сохранить жизнь пострадавшему до момента его доставки в стационар. Там надо не просто запомнить, какие нажимать кнопки, надо уметь ей грамотно пользоваться. А для этого нужно соответствующее образование. Вот и учись. А потом тебе будет другое задание, впереди нас ждут новые дороги и подготовленный напарник окажет немалую помощь.

– Принято, учебные материалы кто даст?

– Малыш, к нему и обращайся. И знаешь что, подруга. Что-то меня непонятки мучают. Стрельба, кровь, мозги, кишки – всё вперемешку, а ты спокойна, как пульс покойника. По идее, визжать должна, а ты только глазками хлопаешь. Колись, откуда что берётся?

– Как говорится, Саня, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Вот я за этот год столько намучилась, что меня уже ничего не пугает. А с тобой мне спокойно и хорошо. Я просто знаю, что если ты рядом, со мной ничего не случится. Так что нет тут никаких секретов, а имеется просто желание спрятаться за сильную спину и вера в то, что тебя защитят. А раз так, то надо просто сидеть ровно и не мешать другим это делать.

– М-да, надо признать, что какая-то доля правды в твоих словах есть.

Дальше каждый из нас занялся своим делом, я рулил, Малыш разбирался с памятью искинов, Ольга изучала мамку. Никто не суетился, дорога у нас дальняя, времени много, успеем всё обсудить.

До тайного убежища мы добирались почти двое суток. Пришлось пометаться из стороны в сторону, скрывая истинную цель. Так что, прикрывшись маскировочными полями и выписав замысловатую ломаную линию, мы наконец-то добрались до схрона, располагающегося под неприметным холмом.

Увидев, куда мы попали, Ольга впала в ступор. Она совсем не ожидала, что наше убежище настолько комфортабельно и оснащено по самому последнему слову техники. Пожалуй, не во всяком крупном городе найдётся такое оборудование. Правда, я здесь не при чём, но тем не менее, пользоваться схроном это мне не мешало.

– Ну что, напарник, вот твоя комната, тут моя. Обустраивайся, отмывайся, и не забудь накормить экипаж машины боевой. Кухня, запасы продуктов там, – и я показал, где всё находится. – Надеюсь, еда будет готова через два часа.

– Всё понятно, приступаю.

Мне же предстояло ещё поработать. Конечно после непродолжительных водных процедур. Хоть машина и оснащена душевой кабиной, но мыться как-то приятней не скрючившись, а свободно раскинувшись в просторной ванной.

Материалы, полученные с трофейных искинов уже были обработаны. Как выяснилось, засада была действительно организована единителями, но не на меня конкретно, а на того, кто уничтожил два экипажа повелителей дорог. Те такого не ожидали, найти и сами наказать автора подобной экзекуции не смогли, вот и обратились за помощью к своим покровителям.

А те действительно отработали профессионально. По машине Ольги выяснили, на кого напали эти придурки, установили её личность и предположили, что искать надо в первую очередь в ближайшем городе. Так оно и получилось, добрые люди сообщили, что она уехала с неким вольным торговцем, промышляющим поиском и сбытом старой поврежденной техники.

И заодно установили личность этого торговца, а потом и отследили его путь. В одном из промежуточных пунктов умело подбросили дезу, именно ей и был тот случайно подслушанный мною разговор. А затем отправили свой карательный отряд и устроили засаду на месте появления этого вольного торговца. Вот такая получилась история, как говорится, ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным.

Но самое интересное не в этом. Тут возникает сразу несколько вопросов. Зачем устраивать подобную охоту за каким-то торговцем? Разве мало на дорогах гибнет бандитов, что поиск уничтожившего два каких-то грузовика потребовал таких усилий, а для устранения виновного пришлось привлекать специальную команду карателей? Непонятно, но ответа нет. А может быть, они поняли, кто скрывается под личиной неприметного торговца?

И ещё, среди разных документов, хранящихся в памяти искинов, обнаружилось циркулярное письмо, обязывающее всех членов союза "Единителей" плотно заняться работой с поисковиками древностей. Их не требовалось хватать и тащить на правеж, надо было аккуратненько расспросить обо всём необыкновенном, встретившемся им во время поисков артефактов или ставшем известным от других, и сообщить куда надо.

Так что и этот путь получения информации для меня становится довольно опасным, соискатели главной плюшки его тоже пытаются взять под свой контроль. Теперь точно установлен один из игроков на этом поле, хотя и не самый главный. Это братья наши криминальные, а зная их тайную связь с чемурами, можно быть полностью уверенным, что и они в том числе являются невольными вдохновителями и организаторами того кипеша, что поднялся на планете. Хотя могут быть и другие заинтересованные, не стоит их сбрасывать со счетов.

В этой ситуации радует одно – единители сильны на территории здешней Африки и части Европы, на других континентах их влияние гораздо слабее. Там есть местные Корлеоне, и они не любят тех, кто пытается крутить свои делишки на их территории.

Собрав все доступные материалы и подкрепив их своими выводами, я переслал отчёт Отшельнику. При достаточно внимательном изучении всех данных ситуация не выглядела безвыходной, так что осталось только выбрать правильную модель поведения.

Тут Ольга позвала меня на кормёжку. В этот и последующие разы разговоров о произошедшем никто не заводил, мы старательно обходили все моменты, так или иначе хотя бы косвенно связанные со стычкой. Всё наше общение сводилось по большей части к обсуждению прошлой жизни – прочитанных книг, путешествий, посещений интересных мест и многого другого. Умные люди всегда найдут, о чем поговорить, хотя бы про продажную девку-историю, послушно служащую правящему строю.

Однако находилось время и для тренировок, в убежище был хороший тренировочный комплекс, так что заодно я обучал напарницу основам военной подготовки. Кстати, мы с Малышом, обсудив ситуацию с появлением у противника разведзондов, пришли к выводу, что нам необходимо озаботиться противовоздушной обороной, и я запросил несколько пар дронов-истребителей. Пусть будут.

Как-то вечером, сидя за компьютером и в очередной раз перебирая известные мне факты, я услышал, как открылась дверь в мою комнату. На пороге стояла Ольга, закутанная в простыню.

– Ты помнишь, я говорила, что со временем мы разберёмся с твоими гормонами. Так вот, это время настало, – и она скинула простыню, явив мне обнажённое тело. Занавес.


Наконец пришло сообщение от Отшельника. Его ожидание не было томительным. У нас оказалось достаточно много времени для более углубленного знакомства, причём в разных, порой даже неожиданных положениях и местах.

Но ответ наконец-то пришёл. Мои действия были признаны правильными, Ольгу включили в состав команды и присвоили ей гражданство первой категории, что позволяло жить на любых планетах, кроме центрального круга. Такое, надо признать, я вижу в первый раз. Особо ничего сказано не было, но меня поблагодарили за сведения по интересу братков к артефактам, и опять же совершенно незаметно установили приоритетом поиск дороги. Хотя прямо об этом не было сказано нигде.

В конце концов пришло время выбираться в большой мир, но я решил немного перестраховаться.

– Значит так, бойцы. Отдых заканчивается, пора и делом заняться.

Тут Ольга, как отличница в школе, подняла руку и спросила:

– Товарищ начальник, а можно поинтересоваться, что нас ждёт?

– Точно могу обещать дальнюю дорогу, а вот казённого дома желательно избегать. И хватит тут прикалываться, дело серьёзное, речь идёт о нашей жизни.

Я, честно, не знаю, что сказать. После, скажем так, нашего соединения, мы оба пребывали в состоянии непрекращающейся эйфории. Настроение было приподнятое, за спиной будто выросли крылья, хотелось постоянно шутить, любое дело казалось по плечу, море по колено, и горы преодолимы. Понимаю, что не самое лучшее состояние для подготовки рейда, но думаю, скоро это пройдёт.

– Я уже делился с вами своими выводами о произошедшем, так что нам необходимо измениться. Во-первых, мы отправимся в здешнюю Южную Америку, где единители не так сильны, но не это самое главное. Нам придётся измениться, как самим, так и изменить машину. Малыш, тебе при помощи полей придётся сделать из Урала совсем другую машину, предлагаю имитировать МАЗ. Никаких прицепов, чистый грузовик.


– Понял, начинаю прорабатывать, как этого добиться.

– Во-вторых, мы сменим род занятий. Теперь нас не интересуют автомобили, мы будем закупать и продавать товары местных ремесленников. Насколько я знаю, тут многие занимаются различными промыслами. Так вот, мы будем скупать их продукцию и продавать её в других местах. Может быть, найдётся и какое-то другое занятие, но пока я предлагаю именно такое прикрытие.

– А мне нравится, думаю, это мне гораздо ближе, чем разбираться в битых машинах, – ответила Ольга.

– В-третьих, нам придётся изменить свой внешний вид и имена. Я буду Василием, а ты – Татьяной, можешь выбрать любые другие. Ничего не должно даже наводить на тех, кого ищут единители.

– А можно я буду Дуней? Или Авророй? – поинтересовалась Ольга.

– Нет, слишком выделяющееся имя. Скромнее надо быть.

Подготовка к новому этапу заняла два дня. Мне пришлось объяснить Ольге, не раскрывая всех подробностей, что я здесь не сам по себе, а выполняю определённое задание, что было воспринято ею совершенно спокойно. А известие, что при благополучном выполнении порученного дела мы вместе сможем покинуть Чистилище, настолько её обрадовало, что мне пришлось сильно постараться, чтобы её немного успокоить.

Но рано или поздно всё заканчивается, и вот одинокий старый грузовик катится в сторону перехода в Юную Америку.

Глава 7

Как оказалось, быть торговцем-коробейником не так уж сложно, скорее хлопотно. И здесь, надо признать, неоценимую помощь оказала Ольга. Ей, стосковавшейся по настоящему делу, развёрнутая мною купля-продажа пришлась как нельзя кстати. Женщина есть женщина, шопинг у неё в крови. Конечно, я не мог совсем самоустраниться, первое знакомство с клиентами и поставщиками проводил я, а потом как-то незаметно всем начинала заниматься Ольга.

И что самое главное, для многих окружающих подобное было в порядке вещей. Ну а я, отстраненный от процесса торговли, интересовался самыми никчёмными, с точки зрения всех остальных, вещами – предметами древних, а также проводил длительное время в разговорах с обладателями и продавцами подобных раритетов.

Надо признать, что если проанализировать все сплетни и легенды, ходящие среди торговцев и поисковиков, то моя дорога лежала в Азию, местную конечно. Второй раз за время моих поисков всплывает эта Азия, а значит, нам туда дорога. Вот только торопиться не будем, нет, не будем.

Надо признать, что начатый нами бизнес прекрасно развивался. Мы установили связи со многими мастерами, изготавливающими самые разные, как раньше говорили, товары народного потребления. Среди чистиков попадалось много по-настоящему "рукастых" людей, предпочитающих гонкам на машинах и стрельбе работу в своей мастерской.

Из них выходили действительно нужные для повседневной жизни вещи. Конечно, многие из них можно заказать через искины станций, но цена для большинства людей была слишком высокой. Не стоит забывать, что это не центральный мир, а закрытая к посещению колония, можно сказать, тюрьма. Так что инструмент и оборудование конечно покупали, а вот готовый товар старались делать сами.

Мастера предлагали самые обычные вещи, которые делали жизнь гораздо комфортней и приятней. Что можно сказать про обыкновенные тапочки? Вещь не первой необходимости, но как приятно вечером снять ботинки и надеть тапочки. Сразу появляется ощущение, что ты дома и в безопасности. А это дорогого стоит.

И так по многим другим вещам. Всяческие предметы интерьера, статуэтки, фигурки, расписные блюда и подносы, картины и всевозможные поделки и безделушки. Но попадались и более серьёзные вещи. Нашёлся мастер, изготавливающий прекрасные ножи, кто-то делал скутеры и мотоциклы, квадрики, так что если поискать, то можно было найти много интересного.

И делалось это по большей части из останков автомобилей. В ход шло всё – металл, пластик, провода, кожа и обивка сидений, резина. Использовался и местный песок, его расплавляли, добавляли какие-то компоненты и краски, которые приходилось заказывать через искинов. Из песка делали стройматериалы, используемые для строительства. Уже появились дома, изготовленные из таких кирпичей.

Но при всём таком подходе к жизни, каждый из числа жителей Чистилища мечтал о переселении на обычную планету, с её лесами, полями, реками и горами. Это можно назвать идеей фикс, но такова реальность, и от неё никуда не деться. Люди должны хоть изредка видеть травку, деревья, слышать плеск воды и журчание ручейка.

В общем, все приспосабливались как могли, и любыми путями пытались организовать свою жизнь. А раз дело обстояло таким образом, то обязательно находились те, кто пытался поиметь с этого свой кусок. Стычки с такими любителями жизни за чужой счёт у нас происходили регулярно, но чаще всего дальше обычных угроз и предупреждений дело не заходило.

В этот же раз за меня, похоже, решили взяться всерьёз. На выходе из мастерской, где торговали ножами, меня встретили трое амбалов. В левой руке я держал сумку с закупленным товаром, сзади шла Ольга. С мастером мы так душевно поговорили, приняли по сто грамм антидепрессанта, и настроение у меня было самое распрекрасное. И тут его попытались испортить.

– Значит так, чужак, – начал первый из встречающих, по-видимому старший среди быков. – Тебе последнее предупреждение. Ещё раз увидим в нашем городе – кончим. Ты мешаешь уважаемым людям. Они очень добрые и просто предупреждают тебя, что подобного больше не допустят. Ты всё понял?

– Передай тем, кто тебя послал, что уважаемые люди предпочитают договариваться, а не воевать. Раз они договориться не могут, и даже не пытались, то им далеко до уважения. А с такими, как ты, и твоими хозяевами у меня разговор короткий – встанете на дороге – мало не покажется. Не ты первый, не ты последний, кто пытается меня испугать. Запомни и передай другим.

Поняв, что взять меня нахрапом не получится, братки решили приступить к более доходчивому изложению своих претензий. Мы стояли на улице, расстояние между нами было не более двух метров, в руках эти лекторы держали дубинки. Крепкие такие, увесистые. Но деваться мне было некуда, сзади подруга, одна рука занята, так что выбора у меня не было.

И пока в ответ на приказ главаря: "Мочи его" амбалы начали размахиваться своими дубинками, я успел выхватить из набедренной кобуры пистолет и два раза выстрелить им под ноги в землю. Оказалось доходчиво, и все замерли на месте. Слово, подкреплённое кольтом, звучит убедительней, чем просто слово.

– Кто дёрнется, пристрелю, – пояснил нападающим. – А теперь валите отсюда. Ещё раз предупреждаю – дёрнетесь, мало не покажется.

Как оказалось, это действительно были бандиты, потихоньку прибирающие к своим рукам городок, а наша деятельность им сильно помешала. Мы дали местным мастерам, которым бандиты силой установили заниженные цены и скупали по ним всю готовую продукцию, выход на новых клиентов, обеспечив тем самым возможность сохранить своё дело. Таким образом, у части мастеров появилась возможность отказаться от навязываемых предложений по скупке изготовленной продукции за гроши. А подобного прощать нам не собирались. К сожалению, это я сообразил слишком поздно.

В течение дня нам пришлось посетить ещё несколько мест, встретиться с другими мастерами, и всё время я ощущал наблюдение со стороны. Так что, закончив все дела, решил выехать из города и переночевать где-нибудь подальше от людей. Да и место подходящее знал, недалеко, буквально в двадцати километрах.

Располагалось оно между холмами, такая небольшая, уютная долина, укрытая от любопытных глаз со всех сторон. День выдался хлопотный, побегать пришлось много, так что после ужина мы дружно отправились спать, оставив дежурным Малыша. Он меня и разбудил среди ночи.

– Саня, нас окружают, в проходах между холмами появились две машины восьмого класса, на подходе ещё две. Судя по маршруту движения, возьмут в кольцо и расстреляют.

Помотал головой, чтобы быстрей проснуться, и спросил:

– Свободные проходы между холмами остались?

– Да, два нападающие не перекрывают.

– Действуем так. На наше место ставь имитатор, пусть думают, что всё без изменений. Выгоняй на улицу всех дронов, пусть толкают машину в проход между холмами. Уйти надо тихо, чтобы никто не понял, что нас тут нет. И слушай их переговоры. Надо узнать, кто они такие.

– Понял, имитатор стоит, машину толкают. Куда уходим?

– Пока надо убраться за пару холмов в сторону и там затаиться. Потом будем думать, что делать. Надеюсь, про маскировку не забыл?

– Обижаешь, начальник.

– Ну, трудись, обидчивый ты наш.

– Что происходит? – спросила проснувшаяся Ольга.

– Нас готовятся убивать. Так что не паникуй, одевайся и отправляйся на своё место. Задание ты знаешь – не мешать.

Дроны до подхода ещё двух вражеских машин успели вытолкать грузовик в безопасное место, где мы и затаились, укрывшись всеми видами защитных и маскирующих полей. Осталось только запастись попкорном и можно смотреть устраиваемое представление.

А посмотреть было на что. Темноту ночи прорезали лучи, вырвавшиеся из пушек, и тут же на месте стоянки машины разгорелся пожар, а вскоре раздался взрыв, оставивший на месте нашей ночёвки лишь воронку. Как говорится, следы прятать надо уметь, а для этого не грех пожертвовать одной из мин.

В стане противника раздались ликующие крики, восхваляющие сделанное и угрожающие неизвестно кому. Радостная суета продолжалась не менее получаса, а потом все машины тронулись в обратный путь. Естественно, под пристальным взглядом Малыша, отслеживающего их маршрут. Хотя это и было излишним. Я знал, кто на нас напал. Ими были бандиты из города, решившие оставить последнее слово за собой.

– Малыш, ищи жучки, где-то они должны быть, иначе бы нас так быстро не нашли.

И действительно, пара маячков нашлась. Теперь предстояло решить, как поступить. Очень не хотелось бросать налаженное дело, но всё, что нам нужно было, мы уже узнали, а полученные сведения требовали проверки. Так что нас ждала Азия, а произошедшее должно было послужить отличным прикрытием нашему исчезновению. Но и прощать подобное отношение к себе я не собирался.

Так что в скором времени наш МАЗ превратился в ЗИЛ, Василий и Татьяна исчезли, а вместо них появились Фёдор и Марья. Внешне ничего от предыдущих личностей не осталось, так что на предмет опознания посторонними можно было не опасаться. Тем более, я провёл испытания своего нового облика – вечером на мотоцикле наведался в покинутый нами городок, где бандиты устроили свою вечеринку.

Никто прямо её причину не называл, но все знали, что праздновалось уничтожение одного торговца, по общему мнению, связанного с администрацией Полигона, и посмевшего угрожать местным авторитетам. Никто не знает, что с ним случилось, но неожиданно он исчез. Вот это событие и праздновалось.

В принадлежащем банде баре собрался весь её личный состав и руководство. Обсуждались разные планы, в том числе, как лучше заставить подчиниться жителей города. В ночной темноте горели только редкие огоньки на отдельных объектах, зато бар был ярко освещён, из него неслась музыка и радостные крики. Город затаился и сжался, словно лежащий человек, ожидающий очередного пинка от победившего противника.

И вдруг яркая вспышка осветила чуть ли не весь город, а потом его накрыл звук взрыва. Жители испуганно выглядывали на улицы, пытаясь понять, что же произошло. И только самые любопытные, выбравшиеся из своих домов, увидели на месте бывшего бара, где шла вечеринка, огромную яму. И в свете разгорающегося пожара лишь самые первые смогли прочитать надпись на земле: – "Не мало?", затоптанную потом ногами многочисленных любопытных и пожарных.

Глава 8

Перебравшись на новый континент, мы не стали менять уже привычный вид занятий, по-прежнему покупали и продавали изделия местных мастеров и заводили самые разные знакомства. Не обходилось и без столкновений интересов с местным криминалом. Но всё происходило в рамках принятых правил, и ситуацию удавалось каждый раз разрулить.

В общем, мы вели жизнь обычной семейной пары, занимающейся своим бизнесом и зарабатывающей этим себе на кусок хлеба. Мне даже Ольга как-то раз сказала:

– Знаешь, Саня, мне так и кажется, что всё осталось где-то позади, про нас забыли, и никому нет дела до каких-то секретных миссий, а есть только мы с тобой. Мне хотелось бы, чтобы такая жизнь продолжалась и дальше. Как говорится, от добра добра не ищут.

Не помню, что я в тот раз ответил, но внутри потихоньку возникало чувство, что отведённая нам спокойная жизнь заканчивается. Не знаю, как это точнее сформулировать, но моя интуиция, предчувствие, чуйка – называйте это как угодно, не позволяли мне расслабляться, а состояние ожидания большого пинка начало уже несколько утомлять. Хорошо, что значительная часть беспокойства на время уходила после жарких ночей. Пожалуй, для нас это был самый действенный способ избегать многочисленных стрессов.

Мы много путешествовали, хотя порой переезды оставляли после себя тяжёлое впечатление – кругом пустая, серая земля, ни единого яркого пятна, хоть как-то меняющего привычный пейзаж. Перечислять все посещённые нами города не имеет смысла. Внешне они одинаковы, но за привычным фасадом норм и правил поведения, присущих таким небольшим городкам, всегда скрывались далеко не ординарные люди, попавшие в этот мир.

Здесь были прекрасные мастера, воины, учёные, политические деятели и шпионы, да кого только тут не было. Точнее, ими они были в прошлой жизни, на Земле, а здесь жили обычные чистики, пытающиеся как-то обустроиться в новых условиях. Печально конечно, но ничем в данный момент я им помочь не мог, хотя мысленно строил планы, где и каким образом можно применить таланты этих людей.

Конечно, подобные сведения о жителях не были общедоступными, но если местные тебя примут, то можно узнать многое, что недоступно обычному гостю или просто приезжему. И чем дольше ты проживёшь в городе, тем больше сможешь узнать, хотя кое-что становилось известно гораздо раньше.

Чаще всего это были местные сплетни, слухи, обрывки каких-то разговоров, но мне хватало и их. Почти в каждом из городков, где мне пришлось побывать, я проживал не меньше недели и устанавливал с жителями более-менее дружеские отношения. Во время разговоров, угощая новых друзей пивом или рюмкой чая, я интересовался всем необычным и выходящим за рамки привычного поведения, так что со мной в благодарность за угощение щедро делились сведениями о произошедших событиях.

В результате по косвенным признакам удалось установить, где и с кем происходят всяческие странности, и всё указывало в сторону гор, куда в последнее время меня тянуло всё больше и больше. Конечно, это были не настоящие горы. Далеко на юге, если судить по привычным для нас земным ориентирам, имелся странный участок. На нём располагались какие-то каменные холмы, не знаю, как иначе назвать эти природные образования.

Высотой они были не более пятидесяти метров и как-то мало походили на всем привычные горы. Но тем не менее, эти холмы так и называли. Так вот, эти горы образовывали жутко пересечённую местность, и она занимала огромную территорию, если судить по аналогии с Землёй, не меньше, чем Индия, да и располагалась примерно там же.

В тех местах практически не было ровной площадки; скалы, трещины, провалы и ущелья с почти вертикальными стенами образовывали настоящее каменное кружево, потеряться в котором проще простого. Что послужило причиной возникновения такого лабиринта, никто сказать не мог, его пытались изучать, но у исследователей так и не появилось каких-либо внятных гипотез возникновения подобного феномена.

Можно предположить, что когда-то здесь произошла грандиозная технологическая катастрофа, изуродовавшая эту территорию. Возвращаясь к нашим баранам, меня так и тянуло в ту сторону, но заодно и при обдумывании маршрута движения в том направлении чувство исходящей оттуда опасности значительно усиливалось. Вот в таком двойственном неопределённом положении я и находился.

Но тут, как в хорошем детективе, все события ускорились, и хоть как-то спрогнозировать или предсказать ближайшее будущее стало невозможно. А спусковым крючком послужило сообщение, полученное от руководства. Оно содержало всего несколько цифр и букв и ничего не говорило непосвящённому. Однако для меня это был приговор, если и не окончательной, то что-то близкое к этому.

Полученное сообщение было коротким – 5СПП7Ж71. Это не какой-то замысловатый код, а зашифрованное обозначение произошедших событий и моих предполагаемых действий по рекомендации Центра. Ну да, это не послание от Алекса Юстасу, но смысл похож. В переводе на обычный язык оно звучало так.

Была попытка захвата разведцентра. По косвенным данным, информация по операции и привлечённым лицам похищена. Рекомендуется переход в режим полной автономии. Эвакуация через семь недель в третий день недели из точки номер семь. Попытка будет повторена ещё один раз через семь недель.

Вот такие новости, а самое главное – неизвестно, что делать. Эвакуация – это конечно хорошо, но даже если она пройдёт успешно, в чём я лично сильно сомневаюсь, что со мной будет дальше? И вообще, всё происходящее мне очень не нравится. Особенно то, какие правила и указания приходится выполнять. Складывается такое впечатление, что подобная операция выполняется не на своей территории, а в глубоком тылу противника.

Тот же самый криминал, не говоря уже о вражеских агентах, действует здесь гораздо свободней, чем я, посланец центра с особыми полномочиями. Такое впечатление, что с самого начала приняты все меры, чтобы исключить успешное завершение операции. Почему, если известны все исполнители, для их уничтожения или пленения не использовать, например, армейцев?

Всех руководителей банд или того же самого союза "Единителей" они приведут к одному знаменателю за полчаса. Как-то всё происходящее выглядит неубедительно и по-дилетантски. И где это видано, чтобы просто так враг нападал на разведцентр. Для простоты восприятия я так называл управление разведывательных операций. До какой степени нахальства надо дойти, чтобы в мирное время напасть и попытаться захватить подобное учреждение?

Нет, как хотите, но происходящее никак не укладывается у меня в голове. Во всём случившемся много непонятного, вернее, всё произошедшее и есть одна большая непонятка, начиная от моего участия в операции. Да и кто я такой, чтобы ради меня разрабатывалось и проводилось что-то подобное? Но раз звёзды загораются, значит, кому-то это нужно? Исходя из такого принципа, следует признать справедливым утверждение, раз меня привлекли, значит кому-то это нужно.

Тот, кто планировал всю заварушку, должен хорошо представлять моё поведение в подобной ситуации, а значит, спрогнозировать, что я принимаю порой достаточно неожиданные решения, зачастую идущие вразрез с ожиданиями старших и более опытных товарищей. Тем более, у меня есть карт-бланш на самостоятельные действия. Так вот, исходя из всего, до чего я додумался, идея с эвакуацией не кажется мне такой уж здравой.

А вот использование режима полной автономии – хорошее предложение, только оно почему-то у меня вызывает внутреннее неприятие. Да и само оно в целом какое-то неожиданное. С чего бы вдруг кто-то озаботился моим спасением? Чувствую, это жу-жу неспроста. С другой стороны, если операция провалена, зачем я здесь нужен? А там я кому нужен?

Слишком мелкая фишка в большой игре взрослых мальчиков. Да и чересчур сложный план, будто речь идёт об эвакуации диверсионной группы из вражеского тыла. Достаточно просто перейти через портал на закрытую территорию, а там уж вояки по-любому обеспечат безопасность.

– О чём задумался, Саня? – отвлекла меня от тяжёлых размышлений Ольга.

– Да вот получил новости от руководства, и не радуют они меня. Как-то всё вкривь и вкось идёт. Неправильно это, да и предложения от начальников, на мой взгляд, не соответствуют ситуации, хотя я и не вижу общей картины, но понимаю, что происходящее противоречит логике событий.

В общем, я объяснил подруге, что творится вокруг, естественно в части, её касающейся, и мы ещё какое-то время совместно пытались найти выход из создавшегося положения. Конец обсуждениям положила опять же Ольга.

– Я никогда не жила в этой Империи, и честно говоря, не знаю, как буду там себя чувствовать. А вот рядом с тобой, даже здесь, мне хорошо. Так что командуй, Саня, а я, как твоя верная подруга, пойду за тобой.

Часть 2

Стояли звери около двери,

В них стреляли, они умирали

Аркадий и Борис Стругацкие, "Жук в муравейнике"

Глава 9

– Стоять, не двигаться, – голос раздавался буквально отовсюду, и из наушников, и из динамиков двух грузовиков, появившихся казалось бы ниоткуда и нацеливших на нас своё оружие. – Вы вторглись в запретную зону, выйти из машины, поднять руки и встать лицом к капоту, – продолжал излагать свои требования неизвестный голос.

– Эй, любезный, ты ничего не напутал? – проговорил я в ответ. – Это Чистилище, и здесь нет никаких запретных зон.

– Ещё слово и начну стрелять. Выходи из машины.

– Я честно хотел, как лучше. Малыш, они твои.

Наш грузовик буквально взорвался от выстрелов почти всех имеющихся пушек. И оба грузовика превратились в груду разбитых и оплавленных обломков. Однако оставлять так просто произошедшее было нельзя. Местность вокруг нас находилась под контролем разведзондов, так что предстояло в первую очередь выяснить, откуда взялись эти чудаки и что тут за запретная зона. Дикость какая-то, на Чистилище и запретка.

Так что я в сопровождении штурмового дроида отправился на разведку, а Малыш пытался добраться до искинов уничтоженных грузовиков. Может, что-то и уцелело.

Как оказалось, наше воздушное наблюдение оказалось ни при чём, и оно не пропустило вражеские машины. Грузовики были укрыты в капонире, устроенном внутри холма. Странно это, место выглядело оборудованным вполне серьёзно и больше всего напоминало стационарный пост, на котором осуществляется постоянное дежурство. Частично ответ удалось получить после просмотра информации, хранившейся в искинах грузовиков.

Они уцелели и перешли под управление Малыша благодаря использованию им специального кода, активирующего закладку подчинения в ПО. Доступ к таким кодам мною получен от безопасников. Подобные закладки являлись секретом полишинеля, в некоторых случаях от них избавлялись, это дело хоть и не совсем простое, но выполнимое, правда довольно муторное. Но чаще всего никто ничего не предпринимал, и сейчас нам это оказалось на руку.

При работе с искинами Малыш выяснил две вещи – произошло не случайное столкновение с каким-то непонятным грузовиком, а тут действительно располагался стационарный пункт наблюдения. И он был не один, существовала целая сеть аналогичных по своему назначению мест, где размещались такие же дозоры. К счастью, Малышу удалось получить карту их расположения из памяти искинов, так что хоть в этом плане перемещаться станет несколько проще.

Но самое неприятное, что информация о появлении неизвестного грузовика с описанием его внешнего вида была автоматически отправлена в центр, так что в ближайшее время, после того как обнаружатся уничтоженные машины, стоило ожидать начала интенсивных поисков нашего автомобиля.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. После длительного раздумья я отправился на юг, туда, куда последнее время меня тянула моя интуиция. Честно говоря, было ожидаемо, что в этих местах будет пристальный контроль за любым, пытающимся сюда проникнуть, но не до такой же степени. Как-то подобные посты мало похожи на охрану места работы поисковиков древностей.

Напрашиваются два вывода – или тут действительно нашли что-то очень важное, или здесь располагается нечто другое, не имеющее отношение к поисковикам и нуждающееся в хорошей охране. Например, военная база.

– Саня, ну что удалось установить? – поинтересовалась Ольга.

– Не могу ничего сказать определённого. Похоже, убегая от одной неприятности, мы попали в другую, ещё большую. Или с самого начала не понимали масштаба происходящего, и сейчас перед нами раскрывается вся глубина того, куда мы попали.

– Звучит не очень обнадеживающе.

– Сам понимаю, но ничего другого сказать не могу. Да, кстати, уточни, у нас есть сыворотка правды? По-моему, была, но надо проверить.

– Что, собираешься поохотиться?

– Надо разобраться, что здесь происходит. Очень уж всё это мне не нравится.

Для начала, просто чтобы спрятаться от сторонних наблюдателей, буде такие окажутся, я загнал машину в имеющийся капонир. Особо рассиживаться нам было некогда, но и бежать неизвестно куда сломя голову не стоило. После небольшого совещания дружно решили, что будем двигаться под всеми доступными видами маскировки внутрь охраняемой территории. План был простой – найти какого-нибудь одиночку и расспросить его обо всём происходящем.

Так что вскоре Джокер, укрывшись защитными и маскировочными полями, выбрался из капонира, и оставаясь для противника невидимым, двинулся вглубь территории вероятного противника. Разведзонды были выпущены на максимальную дальность и с использованием ретрансляторов перекрывали предельную зону обзора.

Удалившись на приличное расстояние от разгромленного поста, мы нашли подходящий овраг и решили обустроить там временную стоянку. Надо было, как минимум, познакомиться с местностью, а делать это лучше в спокойной обстановке и не торопясь. Так что, замаскировавшись, мы отправили всех своих бабочек на разведку, стараясь охватить наблюдением максимально возможную территорию.

Причём разведка велась и радиотехническая. Её целью было определение мест, откуда исходило электромагнитное излучение. А Малыш, получив данные наблюдений, пытался их расшифровать и составить максимально полную карту исследуемых территорий.

На это потребовался не один день. Надо пояснить, что мы направлялись в места, которые называют горами. И перед ними располагался большой участок относительно ровной земли. Ну как ровной? Здесь всё ничем не отличалось от привычного пейзажа – холмы, овраги, долины, всё такое же, как и везде. Вот мы и перемещались на новый участок после того, как заканчивали изучение предыдущего. И при этом не забывали искать подходящий момент для захвата языка.

Наконец-то нам представился удобный случай. Из достаточно крупного населённого пункта, по визуальной оценке больше напоминающего полевой лагерь воинского соединения, в нашу сторону отправился одиночный внедорожник. План засады был давно подготовлен, подходящее место определено, так что осталось всё это воплотить в жизнь.

И вот Джокер спрятан в ближайшем овраге, и к нам приближается долгожданный клиент. Всё, пора.

– Малыш, начали.

Машина буквально выпрыгивает из своего укрытия, и ускоряясь, догоняет внедорожник. Начинает работать станер, облучая движущийся впереди автомобиль. Как и ожидалось, вскоре он остановился. Выскочившие из машины дроиды быстро упаковали спящих водителя и пассажира, перенесли их в кузов, а Малыш взял под контроль искин и начал скачивать с него информацию. Вся процедура заняла не более пятнадцати минут, после чего Джокер отправился на новое место стоянки.

Для начала мы попытались, хоть в первом приближении, ознакомиться с данными, полученными от вражеского искина. Они ещё больше запутали ситуацию. На территории предгорья не велось никаких поисков артефактов Древних. Здесь располагались учебные лагеря и базы подготовки солдат, склады хранения оружия, провианта, а также мастерские по ремонту техники и её модернизации.

Допрос пленника ясности не внёс. Он оказался командиром отряда, сформированного из числа местных жителей, проходящих военную подготовку под руководством наставников, прибывших сюда из разных стран. Как такое могло произойти, я представить не могу, хотя и догадываюсь. Среди инструкторов были представители Единой Конфедерации и Демократического Альянса, не считая конечно представителей самой Империи.

Под командованием этого, с позволения сказать, борца за свободу и демократию, находилось двадцать человек. Они должны были управлять десятью тяжёлыми грузовиками, вооружёнными пушками не ниже восьмого класса. Были ещё отряды пехоты, предназначенные для захвата административных зданий и прочих аналогичных учреждений, осуществляющих текущее управление всей деятельностью на планете.

Честно говоря, я с ходу так и не смог понять, чего хотели добиться авторы подобного проекта. Этот, так называемый командир, нёс какой-то лепет об угрозе демократии со стороны Империи, нарушении ею общечеловеческих норм поведения и самовольном захвате ценностей, являющихся достоянием всего человечества. Ничего более внятного от него добиться не удалось, но наша карта пополнилась сведениями о новых отрядах и центрах подготовки.

Нет, человек он оказался вполне вменяемый, но не знал, для чего всё это делается и кто за всем этим стоит. Сообщив нам всё, что знал, он отправился в места вечной радости, или печали, это как судьба распорядится. Кстати, удалось узнать, где располагается штаб более высокого уровня, под управлением которого находилось не менее десяти подобных отрядов. Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Закончив допрос пленных и обработку информации с искина, родился резонный вопрос:

– И что честная компания по этому поводу может сказать?

– Я могу только предположить, что если Конфедерация и Альянс действуют вместе, да ещё при этом речь идёт про общечеловеческие ценности, то дело серьёзное, – ответила Ольга.

– Судя по полученным отметкам на карте, имеется много таких же подразделений. И если взять их интегральную оценку, то сила, подчиняющаяся авторам этого замысла, достаточно велика. Я просто не представляю, где на этой планете есть цель, для достижения которой могут потребоваться такие силы, – высказался Малыш. Он хоть искусственный, но всё же интеллект.

– А вот я, кажется, догадываюсь, что необходимо этим таинственным борцам за демократические ценности.

– Говори, Саня, не тяни, – прервала Ольга мою паузу.

– Им нужна сама планета, точнее те научные учреждения, которые тут располагаются. Ведь обладание технологией переноса интеллектуально-эмоциональной матрицы человека создаёт возможность если не вечной, то достаточно длительной жизни. Или позволяет получить неограниченное количество солдат, обладающих необходимыми навыками. И вот такую технологию друзья из Конфедерации и Альянса и хотят захватить.

Для этого на планете будет организован переворот, во время которого окажутся захвачены все учреждения, имеющие отношение к проекту Чистилище. По просьбе временного правительства в систему войдёт космический флот союзников, задачей которого станет удержание планеты на время, необходимое яйцеголовым для полного вывоза всех данных о проекте Чистилище.

Когда это будет сделано, флот уйдёт, оставив мятежников разбираться со своим правительством. Вот что, по моему мнению, здесь происходит. А разговоры о дороге предков и артефактах Древних – попытки каким-то образом прикрыть свои действия от взора спецслужб.

– А что, очень логичная теория, – резюмировал Малыш.

– Так что, нам надо воевать с соединёнными силами Конфедерации и Альянса? – несколько испуганно уточнила Ольга.

– Пока речь об этом не идёт, мы собираем информацию, и максимум, что от нас требуется – своевременно передать её руководству. Вот только нужна она ему или нет, я не знаю. Судя по последнему сообщению, там началась своя заварушка, что вполне может быть одним из этапов операции по захвату Чистилища.

– Так что мы делаем? – спросила Ольга.

– То, чему нас учили – осуществляем разведку и добываем необходимые сведения о противнике.

Глава 10

Хорошо быть оптимистом, когда строишь планы. Всё получается как должно, результат соответствует ожиданиям, и можно планировать новые действия. Но нужно быть готовым к тому, что когда начинается реализация задуманного, всё идёт наперекосяк. Идея была проста и незамысловата – подключиться к искину центра, и пользуясь возможностью взять его в подчинение, получить все нужные сведения.

Но попытка провалилась. То ли закладка в ПО оказалась удалена, то ли принятые меры защиты не позволили её активировать, но искин остался неподконтрольным. Можно было попробовать его взломать, но добраться до него не получилось, да и соответствующая охрана делала это мероприятие трудновыполнимым.

Так что придётся опять брать языка, вот только надо тщательно подобрать объект, чтобы он мог сообщить нужные сведения. Поэтому я сижу здесь, посредине вражеского лагеря, наблюдая за поведением противника, а Малыш усиленно контролирует эфир, собирая всю доступную и полезную информацию. И надо сказать, что удалось обнаружить важную закономерность – периодически, примерно раз в три дня, из вышестоящего штаба приходит вызов на совещание, и один из руководителей этой базы отправляется к командованию.

Трасса его движения известна, перемещается он на обычном внедорожнике в сопровождении охраны на такой же машине. Так что с захватом пленника никаких проблем не предвидится. Всё, сегодняшний день наблюдения последний, и можно будет вернуться к своим. Я ведь уже неделю, запасшись всем необходимым, просидел непосредственно в этом лагере, спрятавшись на каком-то складе.

И надо признать, небезрезультатно. Стала понятней структура этого отряда, и судя по наблюдениям с воздуха, такая же была и у других. Удалось понаблюдать и за тренировками личного состава, оценить его возможности, а также понять, что собой представляет используемая техника. Как оказалось, обычная войсковая часть, по численности примерно равная земному батальону.

Судя по всему, такому подразделению предстоит занять какой-либо крупный объект и удерживать его нужное время. Это косвенно подтверждало мои выводы. Надо сказать, я всё больше убеждался, что готовится тщательно подготовленная спецслужбами операция. И по моим оценкам, приближалось время начала её завершающей стадии.

– Ну что, экипаж машины боевой, рассказывайте, как тут без меня жили и чем занимались, – такими словами я начал обсуждение полученных результатов.

– Плохо жили, можно сказать, впали в спячку и ждали твоего прихода, – высказалась Ольга.

– Я проанализировал в соответствии с переданными тобой сведениями все ранее полученные нами данные. По моим оценкам, на исследованной нами территории располагается не менее семисот человек. А если экстраполировать подобный подход на всю площадь предгорья, то в этой местности должно быть сосредоточено до пяти тысяч солдат, не менее пяти сотен грузовиков с пушками восьмого класса и примерно такое же количество обычных машин для перевозки личного состава, – ответил Малыш.

– В этой железяке нет никакого уважения к своему начальнику, нет бы сказал, что нам было плохо, так он сразу принимается считать пушки и грузовики. Нет, Малыш, придётся заняться твоим воспитанием, – притворно вздохнула Ольга.

– Ты не имеешь никакого ни морального, ни юридического права вторгаться в мою деятельность. Как бы тебе это не нравилось, но командир у меня один. Могу только сказать, что это не ты, – парировал Малыш.

Такие пикировки эти двое вели уже давно. Действительно, всё вокруг, пейзаж и окружающая действительность, довольно однообразны, и хочется их как-то разнообразить.

– Тише, тише, горячие финские девы и компьютеры. У меня есть предложение, чем нам заняться в ближайшее время.

– Ну да, все куда-то тронулись, но я тут ни при чём, – ответила Ольга.

– Я тоже рад с тобой пообщаться, дорогая.

В общем, после весёлой суматохи, вызванной моим возвращением в ставший родным грузовик, мы решили получить окончательное подтверждение высказанной мною гипотезы. Захват языка будем производить на его обратном пути из штаба. Операцию запланировали на завтра, тем более, что вечером пришёл вызов командира отряда на очередное совещание.

В этот раз нам даже не пришлось прятаться по оврагам. На обочине стояли какие-то обгоревшие машины, вот рядом с ними мы и присуседились, замаскировав свой грузовик под такую же головешку. А когда наши клиенты проезжали мимо, обработали их станером, так что все они дружно уснули. Мы даже не стали никого похищать, дело было к вечеру, движения на дороге никакого, а нам много времени и не требовалось.

Компьютер командира Малыш вскрыл махом и скопировал всю имеющуюся там информацию. Самого офицера допросили в течение пяти минут, он после укола сыворотки правды рассказал всё, что знает, после чего ему подтёрли немного память и опять усыпили.

Конечно, всё это было сделано грубо и не может не вызвать вопросов у спецслужб, но время безвозвратно уходило, и проводить тонкие и тщательно спланированные операции уже было поздно. Полученная информация полностью подтвердила моё предположение. На планете готовился переворот и вторжение флотов с целью похищения технологии переноса интеллектуально-эмоциональной матрицы человека.

Подготовив все материалы, свой отчёт и выводы о происходящем, и переслав его Отшельнику на специально выделенный мне адрес, с которого информация гарантированно попадала адресату, я задумался, что делать дальше. Моё положение оставалось достаточно шатким и неопределённым. Отправляться на базу я не хотел, в любое время там можно попасть под удар сил вторжения, да и пятая колонна, сформированная на месте, могла оказаться далеко не подарком.

Скрываться на планете и ожидать, пока закончится вся эта заварушка? Наверно можно, но оставаться в стороне от происходящих событий было, на мой взгляд, как-то неправильно. Вот я и размышлял, как можно помочь своим и в то же время не оказаться под огнём противника. И тут я вспомнил читанную как-то давно фантастическую историю, кажется, эту книжку написал Рассел, и называлась она "Оса".

В этой истории в тыл противника забрасывается диверсант, им проводится серия операций, из-за чего у вражеского командования появляются трудности с управлением войсками и нарушается сообщение на коммуникациях. В качестве аналога ситуации приводится пример осы, залетевшей в салон машины и отвлекающей водителя от управления автомобилем.

В общем-то, ничего нового там написано не было, эффективность партизанской тактики давно известна, да и результат при её успешной реализации вполне предсказуем. Но по себе знаю, когда перед глазами во время движения мельтешит оса, управлять машиной становится очень некомфортно, и внимание вольно или невольно отвлекается на этого зверя.

– Так, экипаж, внимание. Есть предложение, вы можете его обсудить, а потом приняться за исполнение. Соваться сейчас в более цивилизованные места опасно, в любой момент там может начаться заварушка. Где наиболее безопасное место у урагана? Правильно, в самом его центре. Поэтому я предлагаю остаться здесь, а чтобы некоторые штатские не скучали, начать диверсионную войну.

– Ой, да ладно тебе, Саня, куда ещё ехать? Не так уж тут и скучно. Тем более, мне ещё и матчасть учить надо, – сразу отреагировала на моё высказывание Ольга.

– Правильно, командир, эх и потанцуем, – меня всегда поражал оптимизм Малыша, особенно если это касалось каких-то экстремальных ситуаций.

– Ну что тебя всегда в какое-то дерьмо тянет, Малыш? – поинтересовалась Ольга.

– Движение – это жизнь! – Малыш был категоричен.

– Скромнее надо быть, скромнее, и вести себя тихо и спокойно, – не отступала от своего подруга.

– "Чайки стонут перед бурей, стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут. Им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утёсах … Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!" – Малыш был непреклонен.

– Обсудили мое предложение? Я рад, что вы его единогласно поддерживаете. Тогда переходим к планированию. Малыш, думаю, первый удар мы нанесём по ближайшему крупному штабу. Я понимаю, что непоправимого ущерба противник не получит, но для начала хотя бы нарушим запланированный ход событий.

– Предлагай, Саня, – Малыш в нетерпении аж потирал свои виртуальные руки.

– Предлагаю для начала повторить вариант с баром. Пойдём мы с дроидом-сапёром, заминируем штаб и стоянку автомобилей. На мой взгляд, машины – одно из самых уязвимых у противника мест. Без них они теряют мобильность, а в условиях Чистилища это самое главное.

– А потом? – поинтересовался Малыш.

– Вернёмся к предыдущему отряду и тоже уничтожим транспорт. И уйдём в другой район.

Мне нравится, я запускаю дубликатор на производство мин.

Вечером, после наших ставших традиционными упражнений в разных позах, Ольга, прижавшись ко мне, спросила:

– Сань, а нам точно нужно начинать эту войну.

– Да, солнышко. Вот чувствую я, дорога через войну и приведёт нас куда надо.

– Ну значит, будем воевать.


Выглянув из-за грузовика, я осмотрел предстоящий отрезок пути. Всё было чисто, часовой стоял в стороне, и хоть не представлял никакой угрозы, но лучше обойтись без шума. Дроид уже закончил установку последней мины среди машин, и теперь нам оставалось только подготовить штаб к его эвакуации, надеюсь, что его следующим местом расположения будет преисподняя.

Мне трудно судить, насколько хорошо подготовлены созданные путчистами отряды, но то, как неслась служба, внушало определённый оптимизм относительно эффективности их действий в боевой обстановке. Многие мелочи подчёркивали, что это, по своей сути, новобранцы, только-только начавшие осваивать солдатскую науку. С одной стороны, подобное радовало, так как снижало вероятность успешного завершения противником задуманной операции, с другой – становилось жалко всех этих одурманенных людей.

Но сейчас было не время заниматься раздумьями о будущем. Ночь уже перевалила за свою вторую половину, так что нам стоило поспешить. Прикрываясь стоящими машинами, сараями, ангарами и любыми сооружениями, мы с дроидом добрались до штаба. Как и положено, там никого, кроме дежурного, не было. Как и наблюдения за окрестностями, что позволило достаточно быстро заложить мины и отправиться назад, к Джокеру.

Как только мы оказались на месте, Малыш, прикрываясь маскировкой, рванул к другому пункту, где планировалось провести следующие взрывы. Заложенная нами взрывчатка сработала как надо, машины частично были повреждены безвозвратно, а частично нуждались в серьёзном ремонте. Ну а на восстановление работы штаба потребовался день, именно через этот срок его позывной появился в эфире.

Глава 11

Надо признать, что наша деятельность не осталась незамеченной. После двух взрывов в этом районе я ушёл в другой, стараясь оказаться подальше от места диверсии. Суматоха поднялась знатная, эфир буквально надрывался от криков и требований найти виновника произошедшего. Воздух кишел от разведывательных дронов, осматривающих всю территорию и буквально обнюхивающих всё, что вызывало хоть малейшее подозрение.

Пришлось совершить несколько ночных марш-бросков, выбрать достаточно глубокий овраг и затаиться там, отключив почти все устройства и накрывшись экранирующими и маскирующими полями. Малыш сообщил, что поиск ведётся при помощи всех доступных датчиков, но хорошо замаскированную и экранированную машину обнаружить не удалось.

Где-то через неделю интенсивность поисков спала, и появилась возможность начать подготовку к новой диверсии. К этому моменту Джокер в очередной раз сменил свой внешний вид – теперь он походил на средний грузовик, чем-то напоминающий обычный газон, широко используемый отрядами путчистов. Пришлось имитировать окраску и применяемые ими эмблемы. Не место здесь какому-то другому автомобилю.

Разведку территории и подготовку к диверсии пришлось проводить в ночное время. Тут и днём не слишком хорошая видимость, кругом в основном серый цвет, и обзор, как в пасмурный день. А ночью так вообще можно только догадываться о том, что находится перед тобой. Это оказалось нам на руку. Ночью активность всех местных служб и подразделений практически сводилась к нулю, в том числе и перемещения между отдельными пунктами.

Джокер же, имеющий самые разные виды радаров и сканеров, под управлением Малыша ночью мог перемещаться без всяких ограничений, и при этом не пользоваться освещением. Правда, такое движение было менее комфортным, порой достаточно сложно по данным сканера оценить размер препятствия или ямы на дороге, но лучше так, чем никак.

Так что в этот раз мы решили немного изменить характер диверсии. Предполагалось заминировать штаб и дома проживания командного состава. И кроме подрыва автотранспорта на стоянке устроить минные засады на дорогах, ведущих к пункту дислокации. Расчёт был на то, что сюда будут отправлены дополнительные силы, вот они и должны попасть в ловушки.

Проще всего оказалось заминировать дороги. Их было две, вернее, их было больше, но мы выбрали две самые используемые и накатанные. Противник не ожидал удара с этой стороны, и поэтому никто и ничего не охранял. Хотя я даже и не представляю, как можно охранять пустынную дорогу. Разве что патрулями и блокпостами. Так что мы воспользовались предоставленной любезностью и заминировали метров по сто трассы при подходе к городку.

В самом же пункте дислокации чувствовалась напряжённая обстановка. По улицам в ночное время стали патрулировать как пешие, так и моторизированные наряды. Количество часовых как минимум удвоилось, так что мне со своим дроидом-сапёром с трудом удалось поставить мины у штаба и домов командного состава. Парк автотехники заминировали лишь частично.

Используемые мною мины больше всего походили на монки, при подрыве выбрасывали перед собой пучок металлических шариков, наносящих на достаточно большом расстоянии повреждения технике и личному составу. Так что, установив в отдельных местах подобные мины, я надеялся таким образом хоть частично уничтожить транспорт противника.

На это потребовалась почти вся ночь, после окончания работы до рассвета оставался час времени, и Малыш успел добраться до ближайшего подготовленного нами убежища. Во время движения, используя запущенные разведзонды, был произведён подрыв мин у штаба, жилых домиков и автопарка. Минные засады на дороге остались на десерт.

В этот раз суеты было меньше, видимо уже выработался определённый навык поведения в подобной ситуации. Хотя, надо признать, что уничтожение командиров привело к тому, что непосредственно в самом подразделении практически ничего не предпринималось для наведения порядка, некому было. Но мне, как и остальным, больше понравился удар по колоннам, идущим на помощь по дороге. Выглядело всё очень впечатляюще.

Мы это наблюдали благодаря бабочкам. Одновременно к городку подтянулись две колонны, идущие с разных сторон. В каждой из них было двадцать машин, большей частью грузовики. По местным меркам – значительная сила. И буквально перед самим городом по каждой колонне прошёлся стальной смерч. Мины стояли вдоль обеих сторон дороги.

Стояли они, конечно, не открыто, и если искать целенаправленно, то обнаружить можно. Но никто не ожидал такого сюрприза, и благодаря неожиданности применения, минная засада на дороге оказалась чрезвычайно эффективна. Обе колонны были почти полностью уничтожены. Во всяком случае, при осмотре с воздуха причинённый ущерб мы с Малышом оценили как существенный.

Надо отдать должное, командование противника правильно оценило ситуацию и уже на следующий день на дорогах появились мобильные патрули. Так что в этот раз нам не пришлось долго отсиживаться. Выбрав подходящий момент, мы покинули наше убежище и под видом патрульной машины покатили по дороге. Наша машина ничем не отличалась от большинства встречных. Такая же модель, окраска, такие же эмблемы.

Мы даже общались со встречными экипажами, обменивались новостями и слухами, делились сведениями о пройденных местах. Так что, можно сказать, ситуация развивалась для нас в благополучном направлении, и мы получили возможность свободного перемещения. Тем не менее, боевые действия ещё не закончилась, и нами готовился новый удар.

Как говорится, война план покажет. По данным радиоперехвата и визуального наблюдения, проникновение в военизированные городки стало довольно затруднительным. Кроме охранной сигнализации все они обзавелись патрулями, передвигающимися на подведомственной им территории круглые сутки, и выискивающими любые отклонения от установленного порядка.

Конечно, не бывает абсолютной защиты, всегда в ней найдётся какая-нибудь брешь, но если проявить творческий подход, то того же результата можно добиться и другими средствами. Так и появилась идея самим устроить засаду. А в качестве наживки использовать свой грузовик. Конечно, мы не собирались подставляться, но каким-то образом засветить диверсантов надо, а то у заговорщиков совсем пропадёт энтузиазм, и они вспомнят о своей основной задаче.

– Докладывает патруль мобильный три, обнаружен неизвестный грузовик, предположительно экипаж состоит из четырёх человек. По нашим оценкам, занимались минированием дороги, мы их спугнули, и они уходят в сторону холмов. Высылаю видео выполняемых работ и внешний вид грузовика. Прошу помощи, нас всего два экипажа и один уже еле движется, получил серьёзные повреждения.

– Мобильный три, здесь координатор пять, данные получены, не выпускайте диверсанта из вида, помощь отправлена.

– Он уходит в холмы, боюсь, там нам его не удержать.

– Мобильный три, отжимайте его вправо на тридцать градусов, там тупик.

– Удалось, координатор, он смещается правее.

– Мобильный три, продержите его двадцать минут, тогда придёт помощь.

– Он в ловушке, координатор. Мы перекрыли выход из тупика.

– Отлично, мобильный три.

Надо ли говорить, что нас в этом месте не было. Джокер располагался уже достаточно далеко, укрывшись за холмами, а мы с интересом наблюдали за развёртывающимся сражением между патрулём и нашим имитатором. Правда, нам первоначально пришлось немного пострелять и слегка повредить одну из машин, но потом, прикрывшись маскировочными полями, мы свернули в сторону и теперь гадали, получится или нет довести задуманное до конца.

Дело в том, что вход в эту долину нами был заминирован заранее, а чтобы привлечь внимание патрульных, пришлось показать им грузовик диверсантов в виде старого зилка, который по неведению попал в ловушку. Сейчас он бестолково кружился по долине, стараясь найти несуществующий выход. Съёмки патрульных нашей попытки минирования дороги, а также внешний вид преследуемого грузовика оказались убедительны, и в настоящее время перед входом в тупик собралось не менее двадцати машин.

– Ну что, Малыш, кажется пора? – поинтересовался я.

– Да, все собрались в зоне поражения.

– Тогда давай.

Со стороны это выглядело достаточно впечатляюще. Взрыв буквально раскидал по сторонам остатки всех собравшихся штурмовать диверсанта, а потом и сам имитатор разнесло в клочья. Очередная операция противодействия попытке переворота прошла успешно. И пусть сделанное не снимает угрозы вторжения враждебных сил в этот мир, но может быть, несколько его отодвинет, и в конечном итоге сделает задуманное врагами невозможным.

Не знаю, насколько это правильно, но почему-то ни у меня, ни у Ольги подобные действия не вызывали чувства вины за содеянное. В этом мире уже жили люди, трудно, тяжело, но они сумели приспособиться и хоть как-то пытались приспособиться к сложившимся условиям. Нельзя назвать это Родиной, но у них уже был свой дом, налаженный быт, появились друзья и знакомые.

Понятно, что каждому хотелось попасть в более привычные и комфортные условия проживания, наблюдать восход солнца, слушать журчанье ручейка и лепет листвы. Не по собственной воле они попали в этот мир и ничего изменить в сложившемся порядке вещей не могли. А значит, надо просто жить, надеясь, что со временем и здесь что-то изменится.

И в этот мир вторгаются какие-то люди, считающие себя вправе всё порушить ради своей выгоды. А намечающийся переворот разрушит установившийся хрупкий порядок и опять начнётся полный беспредел, от которого люди только-только начали отходить и успокаиваться. Вот за это, право оставаться самим собой и самому распоряжаться собственной жизнью, мы и воевали. Поэтому и не было жалости к тем, кто хотел всё разрушить. Мир хижинам, война дворцам!

Глава 12

Ночную темень разорвали вспышки лазерных пушек, грохот взрывающихся машин, сполохи защиты, испуганные крики людей. Время прятаться вышло, игра пошла по-крупному, и на стол легли последние козыри. Show must go on! Но Джокер ещё оставался в рукаве.

Дело в том, что хотя наши диверсии несколько и притормозили подготовку к перевороту, но не слишком сильно. Да и трудно было ожидать чего-то иного, хорошо, что удалось добиться текущего замедления. И хотя я не отправлял сообщений о проведённых операциях, но отцы-командиры оказались в курсе происходящего. Подтверждением стало сообщение, пришедшее от Отшельника, причём пришло оно на адрес, известный только ему во время моего прохождения Полигона.

Оно было кратким и к моему удивлению даже не шифрованным. Там было всего два слова – "Нужна неделя". Я понял так, что в конце концов информация дошла до людей, принимающих решения. И они правильно оценили объём возможных потерь, перестали играть в поддавки и занялись чисткой своих конюшен и подготовкой к отражению попытки путча. И закончиться всё это должно в течение недели.

Вот с меня и требовали эту неделю обеспечить. Странно, почему не используют армейцев? Боятся, что всё происходящее всё-таки провокация? Может быть, может быть. К этому моменту большинство используемых диверсантами тактик уже было применено. Они оказались эффективны, но противник просто смирился с неизбежными потерями и ограничился простыми охранными мероприятиями, не отвлекаясь от своей основной задачи.

Было испробовано всё – нападение на колонны, минная война на дорогах, ночные атаки на пункты дислокации, всё давало свой результат, но нисколько не приближало к основной цели – отвлечь противника от подготовки переворота и заставить его распылить свои силы.

После недолгого размышления решение нашлось само собой – если для лечения болезни не помогает скальпель хирурга, то придётся воспользоваться топором мясника. Придётся наносить удар по центру, осуществляющему и координирующему всю подготовку к перевороту. Честно говоря, мне не нравился подобный план действий, но моя интуиция говорила, что всё будет хорошо, причём это единственный приемлемый вариант.

Снова и снова я прокручивал в голове имеющуюся информацию, и каждый раз получал один и тот же вывод – только прямая атака на руководителей путча здесь обеспечит нужный результат. Но даже придя к окончательному решению о проведении операции, стоило позаботиться о собственной безопасности и подготовить нормальные пути отхода. После долгого изучения карты, решил после диверсии отправиться в горы, благо до них оказалось хоть и далековато, примерно пятьсот километров, но добраться вполне возможно.

Радовало, что по-видимому, у противника нет ракет, так как уйти от них мне вряд ли бы удалось, хотя предусматривался вариант защиты и в этом случае. Отход планировалось осуществлять через холмы. Какую-никакую защиту они обеспечат, во всяком случае, преследование в таких условиях не будет простой погоней за убегающей дичью.

И вот в противостоянии с противником пришёл черёд козыря в рукаве – на стол был брошен Джокер. Ночь, которая обычно предвещает покой и отдых уставшим людям, превратилась в настоящий кошмар. Городок конечно оказался защищён и подготовлен к обороне гораздо лучше других, но всё-таки это не стационарная военная база, а временный лагерь террористов, готовившихся к очередной кровавой акции.

План городка нами был изучен и намечены первоочередные, а также и последующие цели. Приоритетной задачей считалось уничтожение домов проживания командного состава, штаб с его компьютерами, парк автотехники ну и далее всё подряд.

Начало акции оказалось многообещающим. На полной скорости, сметая всё на своём пути, Джокер ломился к жилым домикам. Щиты выведены на максимум, сканеры ведут непрерывный мониторинг обстановки, огонь пушек уничтожает и разносит в пыль любое препятствие, встающее перед несущимся монстром. Честно говоря, в такой схватке человек не самый лучший боец, особенно если это не профессионалы с соответствующей подготовкой и надлежащим опытом. Здесь всё решает быстродействие электронных мозгов, щиты и запас энергии. Но рулил всё-таки я, хотя порой и не без помощи Малыша.

– Малыш, ухожу вправо, слева какие-то непонятки.

– Уже принял меры. Саня, дави их.

– Как получится.

Получилось не очень, на пути неизвестно откуда появился какой-то внедорожник, но разогнавшейся тушей Джокера он был отброшен в сторону, заработав дополнительно залп из лазеров.

– Малыш, гари давай, гари! Впереди цель номер один.

– Саня, не отворачивай, иди на таран.

У носорога плохое зрение, но с его весом это проблемы окружающих. То же самое происходит и сейчас. На такой скорости вписаться в узкие улочки невозможно, и зачастую препятствие просто сметается с дороги. Причём для ускорения этого работают курсовые пушки, частично расчищая дорогу. Задачу облегчает и то, что кругом стоят сборные конструкции из лёгкого пластика, можно сказать, палатки.

– Саня, с жилыми домами всё, больше там мы ничего сделать не можем.

– Малыш, тогда на очереди штаб. Не забудь посыпать развалины минами.

– Сделано.

Защитное поле переливалось всеми цветами радуги, подобное свечение было вызвано попаданием в него посторонних предметов, выстрелов противника, обломков или сминаемых препятствий.

– Щит на восьмидесяти процентах, восстанавливается, – доложила Ольга.

– Это хорошо. Не спать, огонь по курсу. Малыш, бей из гаусовки. Там не должно остаться ничего целого.

– Не кочегары мы, не плотники, но сожалений горьких нет, – запел Малыш.

Точно, со всеми этими приключениями и походами мой компьютер превращается в конченого адреналинового маньяка. Но надо признать, что устроенный нами бедлам выглядел впечатляюще. Судите сами – ночь, горят лишь редкие огни возле отдельных домов, да фонари патрулей отмечают их маршруты движения. Городок спит, люди есть люди, и всем нужен отдых, независимо от того, готовишься ли ты к спасательной операции или к убийству себе подобных.

И вдруг от этого спокойствия не остаётся и следа, тебя вырывают из сладкого сна громкие выстрелы, крики умирающих и звуки рушащихся и горящих сооружений. Спасительный ночной мрак, дарующий краткий отдых и недолгое забвение от тягот этого мира, унесен каким-то демоном, вторгнувшимся в сладкие ночные грёзы. А когда из головы выветрится дурман сновидений, станет ещё страшней.

Пляшущие отблески горящих зданий создают вокруг фантастическую картину, сопровождающуюся грохотом взрывающихся автомобилей, предсмертными криками людей и выстрелами лазерных пушек, напоминающих шипение рассерженных змей. Поневоле захочется оказаться подальше от всего происходящего или как минимум затаиться в надёжном убежище и переждать творящийся апокалипсис.

– Малыш, кажется, мы можем не спешить. Медлить конечно не будем, но сдаётся мне, что сопротивляться здесь и сейчас никто не будет.

– Хотелось бы в это верить. Что делаем дальше?

– Заканчиваем начатое. С домами мы разобрались, штаба больше нет, осталось покончить с техникой. Так что я рулю туда, а ты будь готов.

– Всегда готов!

– А мне что делать? – поинтересовалась Ольга.

– Бдить!

Неистовые порывы сражающегося зверя сменились спокойным и величавым движением победителя. Джокер двигался по улицам разгромленного городка в сторону стоянки техники, Малыш изредка постреливал по подозрительным предметам или непонятным звукам и движению по сторонам. Так, для напоминания, чтобы выжившим жизнь мёдом не казалась.

В общем, уничтожили мы всю технику, благо она стояла на своих местах, и никто не думал её спасать или использовать для сопротивления. Вернее, такие первоначально были, но уже кончились. Как это ни покажется странным, но мы справились со своей задачей за два часа. Хотя ничего удивительного в произошедшем нет. Во-первых, тут была не стационарная военная база, подготовленная к ведению боевых действий в любых условиях, а лагерь террористов.

Во-вторых, тут не нашлось никого, готового организовать сопротивление после гибели руководителей в первые минуты боя. Ну а всё остальное за нас сделал страх и желание защитников выжить любой ценой.

– Ну что, будем считать, что мы сделали всё, что могли. Малыш, пали резину. Ходу, ходу!

– Только стервятник, старый гриф стервятник, знает в мире, что почём, – такой была очередная эпитафия от Малыша.

Глава 13

А вот уйти спокойно нам не удалось. Не могу понять, откуда взялись эти патрульные. Вроде бы предусмотрели всё, что могли, проложили и проверили весь путь отхода, а вот поди ж ты, нарвались на кочующий патруль. Он остался почему-то ночевать в холмах, заметил нас, когда мы проезжали мимо, и сообщил кому надо, а потом принялся нас сопровождать.

В это время стало уже светло, так что ничего ему не мешало следить за нами. Причём действовал патруль очень грамотно, не приближался, а шёл в пределах прямой видимости сзади и при любой угрозе своей безопасности отходил на безопасное расстояние.

И при этом постоянно и истошно вопил, что видит диверсанта. Вскоре к нему присоединился ещё один патруль, в состав которого входили внедорожники и мотоциклисты. Эти могли поддерживать высокую скорость и имели отличную проходимость. И если у меня была надежда оторваться от первого патрульного в холмах до подхода основных сил, то теперь оставалось только мчаться вперёд, надеясь избежать схватки с тяжёлой техникой, следующей за наблюдателями.

Конечно, я пытался стряхнуть преследователей, устраивая засады и минируя дорожку отхода, но нужного результата не достиг. Часть загонщиков удалось уничтожить, но далеко не всех, при малейшей угрозе нападения они бросались в стороны, но оставались в пределах видимости, ведя наблюдение издали. Их число постоянно увеличивалось, подходили всё новые и новые машины, так что сеть наблюдения становилась всё более и более плотной.

Да ещё к этой своре гончих присоединились разведзонды, висящие у нас буквально над головой и ни на мгновение не выпускающие Джокера из-под прицела своих объективов. В общем, попали мы крепко. Надеюсь, это не будет наш последний и решительный, так что мы, петляя и прячась между холмами, мчались в горы.

А позади загонщиков шли грузовики в силах тяжких. Да, видно у противника желание поквитаться стало идеей фикс. Оставалась надежда, что загонщики не смогут поддерживать гонку без остановок, но пока что-то незаметно, что они устали. Видимо, у преследователей имелось на каждую машину не по одному экипажу.

– Малыш, тебе не кажется, что нас гонят в ловушку?

– Не могу сказать, во всяком случае, по сведениям от бабочек, впереди ничего нет.

– Смотри на карту, с боков появились новые отряды, старающиеся перекрыть нам дорогу в любую другую сторону. Сдаётся мне, что нас подводят под хороший удар.

– Что ты предлагаешь, Саня?

– Пора менять расклад. С боков ещё нет сплошной преграды, между идущими там отрядами есть ещё бреши, так что ударим туда и попробуем сменить направление движения. Отправляй своих бабочек на разведку новой дорожки, мы войдём в горы в другом месте. А твоя задача – найти, где нам это сделать лучше всего.

– Уже ищу.

Сзади хорошо вооружённые машины были на расстоянии примерно десяти километров от нас, боковые отряды держались примерно на дистанции пяти. Всё наше поведение свидетельствовало, что мы надеемся просто оторваться от противника, не принимая каких-либо дополнительных мер. Почти сутки гонки в таком режиме должны были убедить противника в подобном мнении.

Когда начало темнеть, я пошёл на прорыв, надеясь, что темнота даст мне хоть какое-то дополнительное преимущество. Дальнейший маршрут, позволяющий уйти в горы в любом другом месте, кроме того, куда меня гнали, был подготовлен, бабочки передавали всю информацию о местности по направлению прорыва, а также смогли передать информацию о дороге среди гор, до которых было ещё километров пятьдесят.

– Да не оставит нас удача, предки, боги и все, кто может, помогайте по мере сил! Малыш, начали, держи машину и подправляй меня. Стрелять можешь сразу, как только будет возможность.

И я бросил Джокера в поворот, набирая скорость. До этого мы шли не очень быстро. Кто-то может посмеяться, но по такой дороге, когда приходится пробираться по дну оврагов и узким каньонам между крутыми склонами, тридцать километров очень даже неплохо. А сейчас я мчался почти на шестидесяти, при этом порой левые колёса шли по одному склону, а правые – по другому.

Конечно, мне помогал Малыш, при необходимости корректируя курс, но и Джокер творил настоящие чудеса. Вот когда в полной мере раскрылись все его возможности. Земля летела из под колёс, моторы порой начинали гудеть от перегрузки, машину вело на склонах, иногда она просто по ним скользила, рискуя перевернуться, но тем не менее, грузовик двигался вперёд.

Кочки сменялись ямами, Джокер то взлетал, то припадал к поверхности в момент приземления, но каждый раз вцеплялся в землю своими грунтозацепами, из-под колёс летели камни и песок. Казалось, вот-вот случится непоправимое, машина свалится на бок, но грузовик оставался на ходу и рвался вперёд. Дорогу рассмотреть было почти невозможно, она прыгала вверх, вниз, наклонялась то вправо, то влево, но нам с Малышом удавалось выдерживать скорость и направление.

У меня было ощущение, что меня посадили в банку, её повесили на хвост кошке и натравили на неё собак. Не самые лучшие ощущения, но это было ещё далеко не всё. Конечно, можно было воспользоваться антигравом или пустить поле под колёса, но я решил придержать эти возможности машины в секрете. Над нами постоянно висели разведзонды противника, так что не стоит врагу знать, на что мы ещё способны.

Дорогу нам попытались перекрыть и пушками, когда мы добрались до блокировавшего нас с фланга отряда. И хоть я не лётчик, но их науку помню хорошо – высота, скорость, манёвр, огонь, и ты в шоколаде. Пользуясь отрывом, полученным благодаря гонке между холмами, появилась возможность провести предстоящий бой, не опасаясь удара сзади.

За время броска противник получил сведения о нашем приближении, успел рассредоточиться и перекрыть вероятные пути прорыва. Но ведь это далеко не всё, что нужно для победы. Данные о расположении машин противника мы своевременно получили от наших бабочек, желая перекрыть как можно большую территорию, в каждом проходе между холмами стояло по одной машине, причём они оказались сильно выдвинуты вперёд.

Это конечно позволяло им всем стрелять почти одновременно и по одной цели, что видимо и задумывалось с самого начала, но я не собирался предоставлять им такой возможности. Начались танцы с бубнами, я маневрировал, старясь не высовываться из-за холмов, используя их как прикрытие. Как только между холмами становился виден вражеский грузовик, Малыш его отстреливал. И причём я не ломился по центру, а расчищал дорогу на фланге, оставляя большую часть стрелков противника не у дел.

Поняв, что при таком раскладе они поочерёдно потеряют все свои машины, противник начал перемещать имеющиеся силы к месту текущей схватки, формируя на ходу мощный ударный кулак. Но кто же будет ждать подхода таких сил? Вот и я не стал, а чуть расчистив себе дорогу, рванул дальше, оставляя оппонентов у разбитого корыта.

– Кажется, оторвались, Малыш? – поинтересовался я.

– Похоже на то. Хотя несколько машин дёрнулись нам вслед, но отстали.

– Значит, у нас всё получилось. И это радует.

– Моё кунфу оказалось сильнее вашего, – Малыш был неисправим.


Как выяснилось, я был слишком оптимистичен. Когда мы достигли гор и вошли в первый каньон, силы окончательно покинули меня. Глаза закрывались, и я не мог вести машину. А двигаться в одиночку в таком лабиринте, да ещё ночью – не самый лучший выбор. Так что найдя более-менее подходящее место, просто обычный пятачок ровной земли в хитросплетениях каньонов, и поставив Джокера за каменную глыбу, я отправился спать.

– Саня, тревога. Враг на подходе, – голос Малыша вернул меня к реальности. Судя по времени, поспать мне удалось часов шесть. Уже стало светло, правда в каньоне держалась если не полная темнота, то глубокий сумрак.

– Докладывай.

– Противник объединил свои силы – основной отряд и вспомогательные до входа в горы двигались вместе, выпустив вперёд экипажи разведчиков – мотоциклистов и лёгкие внедорожники. По горам, судя по всему, двигаться будут тремя различными путями – одна основная колонна и две по бокам. Скорее всего, каждая колонна будет ещё делиться, формируя из своего состава дополнительные отряды. Противник находится у входа в каньон, начинает движение.

– Как они смогли нас найти под маскировкой?

– Видимо, по следам, как обычные следопыты. Тут нет движения и хорошо заметно, где прошла машина.

– Да, лопухнулись мы. И как у нас сейчас с маскировкой? Оторвёмся?

– Не знаю, но наблюдателей повесили, чуть ли не над крышей летают. И судя по всему, наблюдение ведут во всём диапазоне – снимают и в инфракрасном спектре, и вообще отслеживают все источники электромагнитного излучения. Да и следы читают.

– Ладно, будем пробовать оторваться, нам не впервой играть в такие игры.

– Саня, объясните глупой женщине, зачем далеко убегать? Надо просто завалить дорогу, для чего устроить несколько обвалов. А тех, кто будет пытаться преодолеть завал, уничтожить пушками. И никто нас не сможет догнать, – высказалась Ольга.

– Устами младенца не всегда глаголет истина, – ответил я. – Но здравый смысл в сказанном есть. Нам пора перестать прятаться, а надо начинать воевать. В покое нас не оставят, тихо не уйти, значит, будем шуметь. И начнём с наблюдателей. Выпускай дронов-перехватчиков, Малыш, пусть избавляют нас от слишком назойливого внимания, всех любопытных мы конечно не уничтожим, но заставим их хотя бы держаться на расстоянии. Начали, Малыш.

– Наш паровоз, вперёд лети, …., в руках у нас винтовка! – пропел Малыш.

Сопровождаемый бодрым маршем грузовик потихоньку двинулся вперёд. Вылетевшие дроны-истребители занялись привычной для себя работой – поиском и уничтожением зондов противника. Благодаря этому у нас над головой стало немного почище. Наблюдение никуда не делось, но оно велось с некоторого расстояния от машины.

Каньоны, по которым приходилось двигать