Американские «аллигаторы». Гусеничные десантные машины LVT (fb2)


Настройки текста:




С.Л.Федосеев Бронеколлекция 2007 № 02 (71) Американские «аллигаторы». Гусеничные десантные машины LVT

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Обложка: 1-я — 4-я стр. — рис. М.Дмитриева


Литература

1. Буше Ж. Бронетанковое оружие в войне. М., Издательство иностранной литературы, 1956.

2. История Второй мировой войны 1939 — 1945 гг., тт. 1 — 12. М., Воениздат, 1974 — 1982.

3. Морисон С.Э. Американский флот во Второй мировой войне. Екатеринбург, «Зеркало», 1998.

4. Нерсесян М.Г., Каменцева Ю.В. Бронетанковая техника армий США, Англии и Франции. М., Воениздат, 1958.

5. Редькин М.Г. Плавающие гусеничные и колесные машины. М., Воениздат, 1955.

6. Степанов А.П. Плавающие машины. М., Издательство ДОСААФ СССР, 1975.

7. Хаттори Т. Япония в войне 1941 — 1945. С.-Пб, «Полигон», 2003.

8. Chamberlain Р, Ellis С. British and American tanks of World War Two. Cassel and Company, 1969.

9. Clancy T. Marine, London, Harper Collins Publishers, 1997.

10. Foss C. Jane's Tanks Recognition Guide, London, Harper Collins Publishers, 1996.

11. Foss C., Milsom J., Weeks J., Tilotson G., Ogorkiewicz R. Panzer und andere Kampffahrzeuge von 1916 bis heute. Koln, Buch und Zeit Verlagsgesellschaft mbH, 1978.

12. Mesko J. AMTRACS in action. Part I. Carrollton, Squadron/signal publications Inc, 1993.

13. Zaloga J. St. Armour of the Pacific War. London, Osprey Publishing, 1983.

14. McNab C. Military Vehicles. London, Amber Books Ltd., 2003.

15. Vanderveen B. Historic Military Vehicles Directory. After the Battle publication, 1989.

Журналы:

«Танкист»; «Техника и вооружение: вчера, сегодня, завтра»; «Журнал автобронетанковых войск».


Следующий номер «Бронеколлекции» — монография «Танки КВ в бою»


Появление LVT (AMTRAC)

Плавающий транспортер LVT-4 с десантниками направляется к берегу. Высадка на о. Окинава, 1 апреля 1945 года. На втором плане: линейный корабль ВВ-43 «Теннесси» ведет огонь по противнику


За годы Второй мировой войны вооруженные силы США провели на различных театрах военных действий 20 оперативных и более 300 тактических морских десантных операций. И армия, и Корпус морской пехоты применяли в этих действиях плавающие гусеничные десантные машины LVT. За годы войны было выпущено более 18,5 тысячи машин этого семейства. Кроме высадки с кораблей и снабжения морских десантов, они использовались при форсировании различных водных преград, для разведки, огневой поддержки десанта, эвакуации раненых. Их роль высоко оценивалась рядом американских командиров и военных историков. «Без этих машин наши десантные операции на острова Тихого океана были бы невозможны», — так категорично отозвался о семействе LVT американский генерал Холланд Смит, один из создателей «амфибийной доктрины» Корпуса морской пехоты США.

Основой для семейства десантных машин LVT, включившего небронированные, бронированные и частично бронированные машины с различным вооружением и оборудованием, послужила машина вполне мирного назначения.

В сентябре 1935 года Флориду опустошил один из самых мощных ураганов, вошедший в историю как «ураган Дня труда». Под впечатлением масштабов жертв — а погибло около 600 человек — и разрушений американский инженер Дональд Роблинг занялся разработкой спасательной машины-амфибии. Потомственный инженер (его дед Вашингтон Роблинг был строителем Бруклинского моста в Нью-Йорке), имевший приличное состояние, он мог позволить себе самостоятельно вести работы над собственными, порой эксцентричными изобретениями. Однако машина его разработки, предназначенная для эвакуации людей или доставки необходимых грузов снабжения при чрезвычайных ситуациях, а также спасения экипажей морской авиации на сей раз выглядела довольно практично. Ее плавучесть обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса, грузоподъемность была сравнима со спасательной лодкой, ходовая часть рассчитывалась на движение по слабым грунтам. К концу года проект машины Роблинга, не без юмора названной «Аллигатор» (ведь болота Флориды кишат аллигаторами), был готов. Машина имела массу 7 т, длину 7,2 м (24 фута) и оснащалась двигателем «Крайслер» мощностью 92 л.с. Корытообразный корпус для уменьшения массы сваривался из дюралюминия. Движителем на суше и на воде служила гусеница — Роблинг просто укрепил с внешней стороны каждого трака поперечное ребро-лопатку. Стоит напомнить, что гребные лопатки, правда иной конструкции, — на гусеницах, охватывающих корпус, англичане испытывали еще в 1918 году на плавающем варианте опытного танка Mk IX. За счет кормового расположения двигателя машина Роблинга имела небольшой дифферент на корму, что облегчало выход из воды на берег. Несмотря на жесткую подвеску гусеничного хода, амфибия якобы могла развивать на суше скорость до 40,2 км/ч. На плаву скорость не превышала 3,2 км/ч. Недовольный этой характеристикой Роблинг весной 1936 года создал ее новый вариант: двигатель «Крайслер» был заменен на «Форд» мощностью 85 л.с., общая масса уменьшена более чем на тонну, а лопатки-гребки укреплены на траки по диагонали. Хотя скорость хода по суше стала на 11,3 км/ч меньше, скорость на плаву возросла до 8,8 км/ч, улучшилась и маневренность. Но и этот вариант не удовлетворил конструктора, и он перекомпоновал машину, уменьшив общую длину на 1,2 м и увеличив ширину корпуса, дабы повысить остойчивость на плаву. Собственная масса амфибии была уменьшена примерно до 4 т. Роблинг увеличил высоту гусеничного обвода, тем самым подняв верхнюю ветвь гусеницы над ватерлинией и исключив ее отрицательную тягу при движении на плаву. Кроме того, лопатки на траках гусеницы стали изогнутыми. В результате, по опубликованным Роблингом данным, скорость хода на плаву возросла до 14 км/ч, скорость хода на суше достигла 32 км/ч. Гусеница обкатывалась на роликах по стальным полозьям, идущим по обводу понтона и прерывавшимся только возле ведущего и направляющего колес, имевших небольшой диаметр. Подъем направляющего колеса увеличивал высоту зацепа гусеницы.

Первый прототип «Аллигатора» Роблинга. Эта машина создавалась для спасательных работ в болотах Флориды

Второй прототип машины Роблинга во время испытаний


Роблинг, естественно, пытался рекламировать свое детище, чтобы заинтересовать потенциальных заказчиков. Журнал «Лайф» 4 октября 1937 года поместил на своих страницах статью «Аллигатор» Роблинга для спасательных работ во Флориде», получившую определенный резонанс. К тому времени плавающие машины не были новостью и для американских военных. Еще в 1920-е годы ВМФ США проявил интерес к опытным образцам плавающих колесно-гусеничных самоходных 75-мм пушек М1921 и М1923 конструкции У.Кристи. Но они, как и плавающие бронеавтомобили, являлись лишь средством ускорить форсирование водных преград, а после неудачных опытов с этими машинами интерес к ним со стороны флота иссяк. Тем не менее и моряки, и морская пехота уже давно интересовались способами сокращения времени высадки морского десанта за счет быстрой доставки личного состава, техники и предметов снабжения с кораблей, стоящих на открытом рейде, непосредственно на берег. Ускорение высадки способствовало бы успешному захвату и удержанию плацдарма. Например, в 1938 году Министерство ВМФ испытывало глиссер, способный высаживать солдат и бронемашины у самого уреза воды. Так что машина-амфибия большой вместимости не могла не привлечь внимания военных. Как гласит легенда, во время ужина, устроенного после конференции по проблемам десантных операций, адмирал Э.Калбфус показал генералу Луису Риттлу, командовавшему десантными силами флота, журнал «Лайф» с упомянутой статьей и фотографией «Аллигатора». Вскоре публикация попала к коменданту Корпуса морской пехоты, который, в свою очередь, переслал ее в Комиссию по вооружению Корпуса с распоряжением изучить возможности машины. В марте 1938 года майор морской пехоты Дж.Калуф посетил Роблинга на его заводе в Клиэрвотере (штат Флорида), лично опробовал машину и заснял ее в действии. Вернувшись в учебный центр Морской пехоты в Квантико, Калуф написал положительный отзыв об «Аллигаторе», который отослали коменданту Корпуса. Поскольку за закупку десантных средств отвечал флот, командованию ВМФ в мае 1938 года направили запрос о приобретении одной машины для испытаний в ходе учений по высадке десанта. Но флот, ссылаясь на нехватку средств, закупку не произвел. Однако руководство Корпуса морской пехоты не упускало машину Роблинга из виду — в течение 1939 года ряд старших офицеров посетил Клиэрвотер для ознакомления с ее работой. Наконец, генерал Мозес, также участвовавший в упомянутой конференции и заинтересовавшийся «Аллигатором», заказал Роблингу разработку модификации, которая отвечала бы требованиям военных.

В мае 1940 года Роблинг представил новую машину, названную «Крокодайл». По размерам и основным характеристикам она была аналогична «Аллигатору», но оснащалась 95-сильным двигателем «Меркьюри». Морская пехота сочла этот прототип вполне пригодным для дальнейшей проработки и снова запросила у ВМФ денег. К тому моменту ситуация изменилась — разгоралась война в Европе, и средства на создание новой военной техники отпускались щедрее. Роблинг получил официальный заказ флота на проектирование второго прототипа с более мощным двигателем «Линкольн-Зефир» в 120 л.с. В августе того же года еще незаконченную машину осмотрели офицеры морской пехоты и сочли конструкцию удачной. Постройка нового образца завершилась в середине октября, а в начале ноября машину отправили в Квантико, где задействовали во флотских учениях по высадке десантов, проходивших в январе и феврале 1941 года. По результатам испытаний специалисты ВМФ составили перечень замечаний и требований по доработке машины.

Окончательный вариант амфибии. Именно этой машине была посвящена статья в журнале «Лайф»

Первая серийная машина LVT, изготовленная летом 1941 года на заводе в г.Лейкленд (штат Флорида).

Один из первых серийных транспортеров LVT-1 во дворе завода


Наибольшее беспокойство вызывал дюралюминиевый корпус, который, по мнению руководства ВМФ и Морской пехоты, был недостаточно прочен для боевых условий. Кроме того, алюминиевые сплавы были сравнительно новым и дефицитным материалом, требовавшим для массового производства новых технологий, да и авиационная промышленность нуждалась в них гораздо больше. Выдвинули также требование увеличить живучесть гусениц — ведь им предстояло работать в сложных, агрессивных условиях: в соленой морской воде, на песчаных и каменистых грунтах.

Роблинг получил от ВМФ заказ на 100 машин при условии внесения требуемых изменений и перехода на полностью стальную конструкцию. Первоначально опытная машина получила «армейскую» классификацию — «плавающий трактор» или «плавающий грузовик» и обозначение ТЗЗ, соответствующее опытной модели. С принятием машины на вооружение от такой классификации отказались, и новый тип машин получил официальное обозначение по стандарту ВМФ США — LVT (Landing Vehicle Tracked —десантная вездеходная машина). Но и название AMTRAC (AMphibious TRACtor — плавающий грузовик) осталось и используется в популярной литературе даже чаще, чем LVT. LVT стали новым типом десантновысадочных средств — сочетанием десантного катера или самоходной баржи с вездеходным наземным транспортером. Хотя LVT непосредственно применялись армией и Корпусом морской пехоты, за их заказ и поставки по-прежнему отвечал Флот. Поскольку в распоряжении Роблинга имелась, по сути, только мастерская, он обратился с предложением о сотрудничестве к компании «Фуд Мэшинери энд Кемикл Корпорэйшн» (FMC), которая занималась в основном оборудованием для изготовления фруктовых соков, но по заказам Роблинга уже изготавливала ряд узлов для его опытных машин. Вместе с главным инженером FMC Дж. Хойтом Роблинг разработал полностью стальную машину клепаной конструкции. Завод FMC в Риверсайд (штат Калифорния) построил два прототипа. Результаты их испытаний вполне устроили военных заказчиков. Стоимость первых машин не превысила 4000 долларов — это было даже меньше того, на что рассчитывало руководство флота. В ноябре 1940 года ВМФ заключил контракт еще на 200 машин — уже с FMC — с поставкой первых серийных машин в течение июля 1941 года. Машина получила обозначение LVT-1, но от своего прародителя унаследовала и неофициальное имя «Аллигатор». FMC начала его серийное производство на заводе в Риверсайде.


Плавающий транспортер LVT-1 «Аллигатор»

Плавающий транспортер LVT-1 поздних выпусков. 1943 год


Машина имела корытообразный корпус, ширина которого равнялась почти половине длины. Корпус делился на три отделения. Отделение управления имело вид рубки, максимально смещенной вперед, возвышавшейся над водой и снабженной крышей. В ней размещались командир машины, механик-водитель и помощник механика-водителя. В лобовом листе рубки имелись три смотровых окна, еще по одному окну (лючку) — в вертикальных бортах, что в целом давало экипажу неплохой обзор. На машинах первых серий лобовые окна были разнесены, позже их выполняли ближе друг к другу. Непосредственно за отделением управления располагалось открытое сверху десантное отделение (оно же — грузовое), вмещавшее 20 солдат в полной экипировке или около 2 т груза. В кормовой части находилось закрытое моторно-трансмиссионное отделение, где устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный двигатель «Геркулес» WXLC-3 мощностью 146 л.с. По бокам от двигателя стояли топливные баки общей вместимостью 303 л, что обеспечивало запас хода до 121 км по суше или до 80,5 км по воде.

К бортам корпуса крепились пустотелые сварные понтоны, повышавшие плавучесть и остойчивость машины. Каждый понтон разделялся внутри на пять секций, и при пробитии одной из них машина сохраняла запас плавучести и остойчивость. Понтоны служили каркасом для монтажа деталей и агрегатов ходовой части.

Ведущее колесо монтировалось на корпусе вблизи кормы, а направляющее колесо — в переднем верхнем углу понтона. Узел крепления направляющего колеса имел гидравлический механизм регулировки натяжения гусеницы. Ширина трака гусеницы — 260 мм. На траки наклонно крепились высокие штампованные грунтозацепы, служившие на плаву лопатками-гребками. Поворот, как на плаву, так и на суше, осуществлялся торможением гусеницы одного борта.

Сварной корпус собирался из листов мягкой (неброневой) стали разной толщины, поскольку LVT-1 рассматривался не как боевая («штурмовая») машина морского десанта, а только как транспортер, позволяющий быстро доставить солдат или грузы с корабля непосредственно на берег. Однако для подавления возможного огня противника и самообороны от ближней атаки машину решили вооружить одним 12,7-мм пулеметом М2НВ и одним 7,62-мм М1919 либо двумя пулеметами М1919. Пулеметы монтировались на установках, двигавшихся по рельсовой направляющей по периметру десантного отделения — такие установки широко использовались на американских машинах. Позднее выяснилось, что этого вооружения недостаточно, и по требованию экипажей амфибий на них монтировали дополнительные пулеметы.

LVT-1 во время испытаний во Флориде. 1943 год


К серийному выпуску LVT-1 фирма FMC приступила летом 1941-го, вскоре началась их поставка в войска, и уже в августе в составе морской пехоты стали формировать специальные подразделения плавающих транспортеров. К тому моменту ВМФ и Корпус морской пехоты сочли контракт на 200 LVT-1 уже недостаточным. Количество заказываемых «аллигаторов» постоянно увеличивалось, а до прекращения производства в 1943 году их изготовили 1 225 единиц. Из них 540 поставили Корпусу морской пехоты, 485 — армии, остальные — союзникам США. Занятно, что первый LVT-1, доставленный летом 1941 года в Лейкленд (штат Флорида), нес на борту броский плакат с надписью «ROEBLING AMPHIBIAN TANK» — «плавающий танк Роблинга», хотя на самом деле был небронированным плавающим гусеничным транспортером. Несмотря на то, что военные приняли машину и ожидали от нее многого, уже на ранней стадии эксплуатации выявился ряд проблем. Гусеница такой конструкции быстро выходила из строя на грунте, морская вода и прибрежный песок ускоряли ее коррозию — особенно в шарнирах. Недостаточно прочным и живучим оказался и двигатель. Поэтому еще до окончания поставок первых партий LVT-1 была заказана разработка новой машины для его последующей замены.


Плавающий транспортер LVT-2 «Водяной буйвол»

Плавающий транспортер LVT-2 во дворе завода, 1943 год. Хорошо видны гребные лопатки новой формы, закрепленные на гусеницах


Уже летом 1941 года, едва начав поставки серийных LVT-1, компания FMC развернула конструкторские работы во взаимодействии с Бюро кораблестроения ВМФ, завершив их к декабрю. Затем был построен прототип и проведена серия испытаний. Вступление США во Вторую мировую войну после нападения японцев на Пёрл-Харбор заставило форсировать работы. Вскоре новую машину приняли на вооружение под обозначением LVT-2, в войсках она получила прозвище «Водяной буйвол» (Water Buffalo). LVT-2 существенно отличался от предшественника и был значительно совершеннее. От машины Роблинга осталась только общая схема компоновки. После серии опытов, в ходе которых испытали более 100 различных моделей, был выбран новый корпус. Его обводы улучшали мореходные качества амфибии и облегчали ее выход на берег. Отделение управления сместилось назад, машина получила удлиненный «нос» с большим наклоном листов. Корпус сваривался из стальных листов, внутри на днище приваривалась решетчатая рама, на ней монтировались основные агрегаты. Носовая часть усиливалась трубчатой балкой со скобами под тросы. Машина оказалась длиннее и шире предыдущей, рубка отделения управления была ниже, имела два больших смотровых люка в лобовом листе с откидными вперед плексигласовыми окнами (так что люки в критической ситуации могли использоваться как лазы) и небольшие смотровые лючки в скулах.

Но главное отличие заключалось в силовом блоке и ходовой части. На LVT-2 установили освоенные в производстве и проверенные практикой двигатель и трансмиссию легкого танка МЗА1 «Стюарт». В моторном отделении, отгороженном от десантного перегородкой, монтировался звездообразный радиальный карбюраторный четырехтактный двигатель «Континенталь» W-670-9 воздушного охлаждения — связанное с этим увеличение высоты моторного отделения для плавающего транспортера не имело большого значения. Двигатель развивал мощность 250 л.с. при 2400 об/мин. Двигатель крепился на кронштейнах, опиравшихся цапфами на раму корпуса машины. На маховике мотора крепился лопаточный вентилятор. Механическая трансмиссия включала сухой многодисковый главный фрикцион, пятискоростную коробку передач с синхронизаторами, двойной дифференциал в качестве механизма поворота и одноступенчатые бортовые редукторы. Трансмиссия обеспечивала на суше пять скоростей переднего и одну заднего хода. Коробка передач располагалась в средней части отделения управления, вращение от двигателя на нее передавалось карданным валом, проходившим по оси корпуса над полом десантного отделения. Дабы предотвратить при возможном прогибе днища заклинивание или поломку вала, его сделали гибким, выполнив посередине еще одно карданное соединение.

Ходовая часть получила индивидуальную подвеску с резиновыми упругими элементами, получившую название Torsilastic. Все 11 опорных катков подвешивались к бортовым понтонам корпуса на качающихся рычагах, при этом 1-й и 11-й катки были приподняты над грунтом, воспринимая нагрузку при выходе из воды на берег и преодолении вертикальных препятствий, а также обеспечивая натяжение гусеничных цепей. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась двумя роликами, крепящимися на кронштейнах. Ведущее колесо располагалось теперь в передней части отдельно от понтона и имело два зубчатых венца по 37 зубьев каждый. Расположенное в кормовой части направляющее колесо имело два венца по 33 зуба, снабжалось более простым винтовым механизмом регулировки натяжения гусеницы и было приподнято относительно ведущего. Открытое положение и наклон вперед верхней ветви гусеницы способствовали сбросу с нее грязи на суше и уменьшали попадание воды на ветвь на плаву. Гусеница собиралась по типу цепи Галля из 73 звеньев шириной 362 мм и шагом 203 мм. Звено состояло из двух траков с шагом около 100 мм, соединенных стальным пальцем. Закрытый шарнир не допускал попадание внутрь песка. Один трак в звене нес штампованный из алюминиевого сплава высокий гребень — лопатку, профиль которой напоминал латинскую букву W со скругленными углами, более эффективную на плаву. Такие лопатки-грунтозацепы реже ломались на суше, обеспечивали хорошее сцепление гусеницы на слабых грунтах, но на твердых все же быстро изнашивались и потому делались съемными. От перекоса и соскакивания гусеницу предохраняли два внутренних гребня. Удельное давление всего в 0,6 кг/см2 позволяло машине выходить на песчаный берег, двигаться по рыхлому песку, грязи, болоту — LVT часто проходили там, где вязли другие транспортные машины. Длина опорной поверхности составляла 3,21 м, ширина колеи — 2,88 м. Их соотношение около 1,1 позволяло машине на суше развернуться с радиусом, равным ее длине, пустив гусеницы в противоположных направлениях.

LVT-2


Вид спереди

Вид сзади


Удельная мощность двигателя по сравнению с LVT-1 увеличилась с 14,7 до 18 л.с./т, грузоподъемность возросла до 2,7 — 2,9 т, возможный десант — до 24 полностью экипированных бойцов. Правда, проходящий над днищем карданный вал стеснял десантное отделение и мешал перевозить на транспортере габаритные грузы. Поскольку посадка и высадка могли производиться только через борт, в бортовых листах понтонов выполнялись четыре уступа-ступени. Сверху ходовая часть прикрывалась надкрылками. По периметру корпус имел скобы для фиксации машины на палубе транспортного судна, они же использовались при креплении грузов в десантном отделении. Машина оснащалась радиостанцией типа «Коллинз» TCS, монтировавшейся в правой части отделения управления и работавшей на штыревую антенну; функции радиста исполнял помощник механика-водителя. Для откачки попавшей в корпус воды служили две помпы.

Обычно машину вооружали одним 12,7-мм пулеметом М2НВ и двумя-тремя 7,62-мм М1919А4, которые монтировались на подвижных установках М35 с вертлюгом, перемещавшихся по рельсовой направляющей по периметру десантного отделения. Многочисленное пулеметное вооружение транспортных и транспортнобоевых машин стало для американцев типичным. В условиях тихоокеанских островов с их густыми зарослями, часто подходившими к самому берегу, и боев с упорной и отчаянно дравшейся японской пехотой массированный пулеметный огонь себя оправдывал.

Подразделение морской пехоты на плавающих транспортерах LVT-2 во время тактических занятий. 1943 год


Серийный выпуск LVT-2 развернули в начале 1943-го, а закончили во второй половине 1944 года. Из 2962 построенных машин 1355 передали Корпусу морской пехоты, 1507 — армии США и всего 100 — союзникам. Неудивительно, что LVT-2 долгое время был основной десантной машиной в операциях на Тихоокеанском ТВД. Нередко в войсках появлялись собственные модификации LVT-2. Так, например, батарея поддержки 2-й отдельной инженерной бригады применяла на островах LVT-2, вооруженный 37-мм пушкой, снятой с истребителя Р-39 «Аэрокобра», и пусковой установкой неуправляемых реактивных снарядов. Использование вооруженных LVT инженерными частями характерно — эти подразделения старались включать в первый эшелон десанта.


Плавающий танк LVT(A)-1

Плавающий танк LVT(A)-1.1944 год


Еще в начальный период работ над транспортером LVT-2 морская пехота запросила фирму FMC о возможности разработки бронированной модификации с установкой противотанкового орудия. Ожидалось, что в ходе высадки и боя за овладение плацдармом на берегу морской десант может подвергнуться контратакам японских танков. Подключившаяся к работам компания «Борг-Уорнер» представила в августе 1942 года свой вариант бронированной плавающей машины модель «А» с башней от легкого танка М3 «Стюарт». FMC свой вариант боевой плавающей машины вооружила только пулеметами. Тем не менее, представители ВМФ отдали предпочтение уже известному им шасси FMC как более перспективному, в то же время положительно восприняв идею установки башни легкого танка с 37-мм пушкой.

Ускорить работы над машиной помог боевой опыт. В ноябре 1943 года транспортеры LVT-1 и LVT-2 использовали для высадки войск на о.Тарава, стоившей армии США больших потерь. Ожесточенные бомбардировки, предшествовавшие высадке, не смогли вывести из строя легкие японские пушки, и многие десантные машины оказались подбиты. Стала очевидна насущная потребность: во-первых, в бронировании транспортно-десантных машин, во-вторых, в машинах огневой поддержки десанта.

Решили использовать шасси LVT-2 и башню от танка М5А1 «Стюарт» с 37-мм пушкой Мб и подвесным поликом. При этом ликвидировали нишу башни, в которой размещалась радиостанция, поскольку внутри корпуса плавающей машины имелся соответствующий объем для размещения радиоаппаратуры. Выбор вооружения и башни определялся массой и размерами базового шасси и возможностями вероятного противника. Пушка Мб была вполне достаточна для борьбы с японскими танками — ее бронебойный снаряд при начальной скорости 775 м/с пробивал броню толщиной 48 мм на дальности 457 м при угле встречи 30°. К тому же на вооружении танковых батальонов морской пехоты состояли легкие танки М2А4 и М3 «Стюарт», также вооруженные 37-мм пушкой.

Так в конце 1943 года был создан плавающий танк LVT(A)-1 (Landing Vehicle Tracked (Armoured) Mk I — «бронированная десантная вездеходная машина, марка один»). На вооружение он поступил в 1944 году. Новый тип плавающих машин назвали AMTANK (AMphibious TANK). Внешне машина выглядела высокой и неуклюжей, но оказалась довольно удачным средством огневой поддержки десанта на берегу.

Один из первых серийных LVT(A)-1 покидает территорию завода фирмы FMC в г.Риверсайд (штат Калифорния). 1944 год

LVT(A)-1. Маленький лючок в кормовой стенке башни предназначался для демонтажа 37-мм пушки


Отделения управления и десантное получили бронекрышу, в средней части LVT(A)-1 смонтировали возвышающуюся над бортами подбашенную коробку, сомкнув ее с рубкой отделения управления. Машина стала полностью закрытой. Толщина брони составляла от 12,7 до 6,35 мм, защищенность повышалась наклонной установкой листов рубки и подбашенной коробки. В бортах корпуса спереди башни и в крыше отделения управления над местами механика-водителя и его помощника (радиста) выполнили люки с откидными крышками. В крышках верхних люков монтировались перископические смотровые приборы. В лобовом листе рубки перед местом механика-водителя имелся люк, крышка которого вне боевой обстановки откидывалась для лучшего обзора.

В башне в установке М44 спаренно монтировались 37-мм танковая пушка М6 и 7,62-мм пулемет М1919А5 с бронемаской. Башня оснащалась силовым приводом наведения и гиростабилизатором орудия в вертикальной плоскости, что повышало меткость стрельбы с ходу. Углы наведения оружия по вертикали — от -10° до +25°. В кормовом листе башни имелся квадратный люк для демонтажа пушки. Для подавления огня противника и самообороны в ближнем бою в кормовой части позади башни в крыше выполнили два больших круглых люка, над которыми смонтировали две установки наподобие турельных для 7,62-мм пулеметов М1919 А4 или А5 — благо размеры шасси это допускали. Позже их заменили турельными установками Mark 21, позаимствованными из авиации и дополненными бронещитами. Так своеобразно трансформировалась старая идея многобашенных танков. Боекомплект к вооружению башни составлял 104 унитарных выстрела к пушке и 2000 патронов к пулемету, к кормовым пулеметам — 4000 патронов. Люки позади башни использовались также для эвакуации экипажа из танка.

Производство LVT(A)-1 началось на заводе FMC в Риверсайде (штат Калифорния) в декабре 1943 года. Первую машину собрали в начале 1944 года, последнюю — в конце того же года. Всего было построено 510 танков, 328 из них передали армии, остальные — Корпусу морской пехоты США.

LVT(A)-1


Вид спереди

Вид сзади


В ходе производства в конструкцию LVT(A)-1 вносили ряд изменений, подсказанных боевым опытом, — прежде всего, столкновениями с японскими пехотинцами-истребителями танков в ближних боях в зарослях тихоокеанских островов. На месте помощника механика-водителя

(радиста) сняли перископический смотровой прибор и установили лобовой 7,62-мм пулемет в шаровой опоре для самообороны танка в переднем секторе. Жалюзи моторного отделения прикрыли бронещитками. Наконец, установили дополнительное бронирование кормовых пулеметных установок так, чтобы при стрельбе из пулемета над броней возвышалась только голова пулеметчика в каске (за характерную форму эти изогнутые бронещиты прозвали «трубами»). Машины позднего выпуска имели по четыре углубления-ступени в бортах понтонов вместо двух на машинах ранних выпусков, могли оборудоваться и дополнительной бронезащитой ходовой части.

LVT(A)-1 считается первым удачным американским плавающим танком, однако он быстро уступил место плавающему танку LVT(A)-4, вооруженному более мощным орудием, хотя некоторое количество LVT(A)-1 еще использовали при вторжении на Окинаву весной 1945 года.


Плавающий бронетранспортер LVT(A)-2


Один из первых серийных транспортеров LVT(A)-2


Еще при подготовке высадки на Тараву в конце 1943 года в войсках осуществляли кустарное частичное бронирование транспортеров LVT-1 и LVT-2, крепя бронелисты на корпус болтами. После больших потерь на Тараве армия США потребовала ускорить создание бронированного плавающего транспортера LVT, несмотря на то, что такие работы велись еще с 1942 года. Предполагалось, что эти машины будут действовать в составе передового эшелона (первого броска) десанта вместе с плавающими танками, причем станут не только доставлять личный состав и грузы на обороняемый противником берег, но и позволят десантникам перед спешиванием продвинуться в глубь территории и тем самым быстрее и с меньшими потерями расширить захваченные плацдармы.

Поскольку в это же время велись работы над небронированным LVT-2 и плавающим танком LVT(A)-1, элементы бронирования последнего ввели в конструкцию LVT-2. Так появился плавающий бронетранспортер LVT(A)-2. Точнее, бронировались только верхняя часть корпуса и борта понтонов машины. Здесь при изготовлении корпуса вместо мягкой стали применяли листы катанной стальной брони толщиной 12,7 мм в носовой части корпуса и 6,35 мм на бортах рубки, в кормовой части и на бортах понтонов.

Внешне LVT(A)-2 походил на небронированный прототип (и даже сохранил одинаковое с ним прозвище — «Водяной буйвол»), хотя имел ряд характерных отличий — прежде всего, в рубке. В лобовом бронелисте рубки оставили один смотровой люк перед местом механика-водителя, прикрываемый откидной бронекрышкой, а в крыше рубки выполнили два люка с откидными крышками, в которых смонтировали поворотные перископические смотровые приборы. От смотровых люков в бортах рубки отказались. Бронелистом прикрыли и крышу моторного отделения. Главным внутренним отличием, опять же связанным с повышением защищенности, стали самозатягивающиеся топливные баки. Бронирование увеличило общую массу машины чуть более, чем на тонну, и примерно на 20% (до 2,25 т) уменьшило грузоподъемность. Десантное (грузовое) отделение оставалось открытым сверху, в нем могли разместиться 18 полностью экипированных солдат. Состав и установка вооружения — такие же, что и на LVT-2.

Постановку серийного производства LVT(A)-2 начали в 1943-м, и оно продолжалось в течение 1944 года. Всего построено 450 машин — все они поставлены армии США.

LVT(A)-2 имел такое же вооружение, как и его небронированный предшественник. При этом грузоподъемность машины снизилась на 0,5 т из-за возросшей собственной массы


LVT-2 также получили бронирование. После высадки на Тараве вместе с новыми транспортерами в войска поступили наборы бронелистов, которые наваривали на корпуса машин, предназначенных для передового эшелона десанта. Комплект включал листы стальной брони толщиной 12,7 мм и 6,35 мм — первые прикрывали рубку и носовую часть корпуса, вторые — борта понтонов. А с марта 1944 года машины в лобовой части бронировали уже на заводе. До прекращения производства в таком варианте выполнили около 1000 машин. В их обозначении, однако, индекса «(А)» не появилось.


Плавающий танк LVT(A)-4

Плавающие танки LVT(A)-4 на сборочном конвейере завода FMC.


Хотя эту машину обычно относят к плавающим танкам, правильнее ее было бы считать плавающей самоходной артиллерийской установкой, поскольку она создавалась именно как САУ огневой поддержки десанта. Дело в том, что ожидаемых столкновений высадившегося десанта на плацдарме с японскими танками не происходило. Японцы предпочитали использовать танковые подразделения в глубине островов, а контратаки на занятые американцами плацдармы производить ночью и в основном силами пехоты. Зато десанту приходилось сталкиваться с хорошо замаскированными фортификационными сооружениями японцев, составлявшими основу их обороны, и внезапно оживавшими укрытыми огневыми точками. Для борьбы с ними 37-мм пушка танка LVT(A)-1 была малоэффективна, требовалось орудие со снарядом сильного фугасного или осколочно-фугасного действия. К этому времени в США уже выпускалась самоходная 75-мм гаубица М8 на шасси легкого танка М3. Ее башню с вооружением и выбрали в марте 1944 года для установки на корпус плавающей бронемашины.

Экипаж включал шесть человек. В отделении управления слева находился механик-водитель, справа — его помощник (радист). В открытой сверху башне, расположенной в средней части машины, размещались командир, наводчик, заряжающий и пулеметчик. На машинах первых серий головки перископических приборов наблюдения механика-водителя и радиста закрывались плексигласовыми колпаками, но колпаки быстро покрывались брызгами, запотевали и только ограничивали обзор, поэтому от них отказались. Жалюзи моторного отделения защищались бронекожухами.

Один из первых LVT(A)-4 во время испытаний на плаву


В башне в установке М7 монтировалась качающаяся часть легкой 75-мм гаубицы М2 или М3 с унитарным выстрелом. Дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом массой 6,6 кг при его начальной скорости 380 м/с достигала 5000 м, скорострельность — 4 — 6 выстр./мин. Углы наведения орудия по вертикали — от -20° до +40°. Установка новой башни определила основные изменения в конструкции подбашенной коробки. Поскольку диаметр погона был больше, чем у башни танка М5А1, по бортам подбашенной коробки выполнили приливы, а саму коробку пришлось вытянуть в сторону кормы, перекрыв место установки кормовых пулеметов, так что от последних пришлось отказаться. Зато вместе с башней М8 новый плавающий танк получил 12,7-мм пулемет М2НВ, установленный в кормовой части башни на турели. Машины первых серий имели крышу над кормовой нишей открытой башни, и турель монтировалась на ней. Боекомплект составлял 100 выстрелов к орудию и 400 патронов калибра 12,7 мм. Крепления для запасных траков гусеницы с бортов башни постепенно исчезли, поскольку экипажи ими не пользовались. Стрелять из 12,7-мм пулемета, установленного на башне, было не слишком удобно. При господстве американцев в воздухе в роли зенитного этот пулемет был не нужен. А для ведения огня по куда более опасным в ближних боях наземным целям пулеметчику приходилось сильно высовываться из башни, что при отсутствии бронезащиты намного увеличивало опасность поражения. Открытая сверху башня делала машину еще более уязвимой в ближнем бою от атак японской пехоты, использовавшей ручные гранаты, и от поражения осколками снарядов и мин. Эти недостатки стали вполне очевидны во время кампании на Марианских островах, где LVT(A)-4 (в литературе встречается также ее название «Аллигатор» Mark 4) использовались в десантах на острова Гуам, Тиниан и Сайпан.


LVT(A)-4 «Марианская модель»

Вид спереди. На виде спереди пулеметы Browning условно не показаны

Вид сзади


Примерно на середине серийного выпуска танка LVT(А)-4 его решили модифицировать. Специального обозначения он не получил, но стал известен как «Марианская модель». Убрали крышу кормовой ниши башни, сняли установку 12,7-мм пулемета, а вместо нее у бортов башни смонтировали две шкворневые установки для 7,62-мм пулеметов М1919А4 с такими же бронещитами, как и на LVT(A)-1; боекомплект к ним составлял 4000 патронов. В ближнем бою такое вооружение оказалось эффективнее. Однако оставалась неприкрытой огнем передняя полусфера. На LVT(A)-4 последних серий появился лобовой пулемет — 7,62-мм М1919А4 в шаровой опоре, он монтировался в лобовом листе рубки с правой стороны, перед местом помощника механика-водителя. Установка лобового пулемета предлагалась еще до кампании на Марианских островах, но была реализована в серии уже в ходе указанной модернизации. Боекомплект лобового пулемета составлял 2000 патронов. Кроме этого, машины последних серий отличались наличием смотровых блоков в бортах и корме башни — дабы экипаж мог оценить обстановку, оставаясь под защитой брони. На LVT(A)-4 поздних выпусков появились также смотровые щели в скулах рубки отделения управления. Вместо смотрового люка механика-водителя с откидной крышкой в лобовом листе рубки выполнили две смотровые щели со стеклоблоками. Несколько изменили расположение рабочих мест экипажа в башне.

Внесение изменений в конструкцию потребовало времени и задержало выпуск очередных партий машин. В ожидании новой модификации LVT(A)-4 экипажи сами модифицировали имеющуюся технику в плане усиления пулеметного вооружения и повышения защищенности. Так, на башню дополнительно ставили 7,62-мм пулемет, на установку 12,7-мм пулемета — бронещит, а на лобовой части башни крепили бронелисты. Кроме того, использовали общую для экипажей почти всех LVT практику повышения защищенности — на носовую часть корпуса и на крышу плотно укладывали мешки с песком. Причем это использовали и при движении по суше, и на плаву.

Производство LVT(A)-4 началось в 1944-м, до конца года выпустили 1489 машин. Еще 401 изготовили в 1945 году — до того, как производство остановили в связи с появлением модели LVT(A)-5. Корпусу морской пехоты передали 533 из построенных LVT(A)-4, вооружив ими три батальона плавающих танков. Армия США сформировала семь таких батальонов. В них насчитывалось 1307 LVT(A)-4. Около 50 машин были поставлены по ленд-лизу союзникам США.

LVT(A)-4 оказался неплохим средством огневой поддержки десанта, особенно при наличии закрытых огневых позиций. По проходимости на слабых грунтах LVT(A)-4 несколько уступал предшествующим вариантам — удельное давление увеличилось до 0,78 кг/см2.

Характерные отличия транспортеров

LVT(A)-5

Одним из недостатков LVT(A)-4 по сравнению с LVT(A)-1 было отсутствие двух пулеметов Browning М1919А4, защищавших машину с кормовых ракурсов


Плавающий танк LVT(A)-5

LVT(A)-4 в целом неплохо показал себя в ряде десантных («амфибийных») операций на Тихоокеанском ТВД. Однако он имел только ручные приводы наведения, а система стабилизации вооружения отсутствовала. Первое затрудняло быстрый перенос огня и сильно утомляло расчет, второе не позволяло вести огонь в движении. На суше огонь из 75-мм гаубицы вели только с остановок или с укрытых позиций, но он мог оказаться полезен и на плаву — непосредственно перед выходом первого броска десанта на берег. Между тем, без стабилизатора вести такой навесной огонь было нельзя — большое рассеивание создавало опасность поражение своих войск.

Эти недостатки устранили в плавающем танке LVT(A)-5, установив в башне силовой привод наведения (дублировавшийся ручным) и гироскопический стабилизатор. Новая установка орудия со стабилизацией в вертикальной плоскости получила обозначение М12. На ствол гаубицы крепили противовес для облегчения работы стабилизатора. Для удобства работы экипажа башню снабдили подвесным поликом. Несколько перекомпоновали внутренний интерьер башни. Гиростабилизатор и электроприводы наведения увеличили потребность в электроэнергии, и на машину установили дополнительный электрогенератор. LVT(A)-5 вобрал в себя и все усовершенствования «Марианской модели» LVT(A)-4, ряд изменений — например, дополнительные смотровые блоки, которые встречались на LVT(A)-4 поздних выпусков, — вносились в LVT(A)-5 уже в серии.

На производство LVT(A)-5 поставили в начале 1945 года, но в войска танк поступил уже после Второй мировой войны (видимо, поэтому в ряде источников эта модель упоминается как «послевоенная»), Всего на заводе FMC в Риверсайде в 1945 году собрали 269 LVT(A)-5. С окончанием войны прекратили и производство танка, завершившего собой линию семейства AMTANK.

Плавающий танк LVT(A)-5 во время испытаний на Абердинском полигоне (штат Мэриленд), 1945 год

Интерьер башни LVT(A)-5. Вместо одного крупнокалиберного пулемета на этой модификации были установлены два обычных пулемета Browning, прикрытых щитами. Справа от казенника 75-мм гаубицы расположены телескопический и панорамный прицелы


После войны многие LVT(A)-5 поставили на хранение, а в 1949 году — одновременно с модернизацией транспортеров LVT-3 (см. ниже) — подвергли переделке и некоторое количество LVT(A)-5. Из-за перетяжеления машины высота борта над ватерлинией уменьшилась до опасного уровня. Поэтому для восстановления запаса плавучести и улучшения управляемости машины на плаву увеличили объем корпуса и снабдили его закругленным носом. Носовая часть корпуса стала продолжением подбашенной коробки. Из-за этого пришлось исключить лобовой пулемет, а для механика-водителя выполнить возвышающуюся над крышей отделения управления рубку с круговым обзором и верхним люком с откидывающейся назад крышкой. В связи с подъемом места механика-водителя пришлось несколько перекомпоновать трансмиссию и изменить органы управления. В кормовой части подняли крышу моторного отделения, что улучшило условия охлаждения двигателя и его защиту от заливания водой. В крыше моторного отделения имелись люки для доступа к двигателю. Подбашенный лист дотянули до крыши моторного отделения, чем завершили новые обводы машины. По верхней части корпуса смонтировали дополнительные поручни. Башня отличалась от таковой у самоходной гаубицы М8 увеличенными размерами и крышей с одним люком, а по периметру ее верхней части установили девять смотровых блоков. В понтонах выполнили вырезы, открывавшие доступ к эвакуационным люкам в бортах корпуса.

Башня танка LVT(A)06. На стволе гаубицы виден противовес, уравновешивающий стабилизатор


Поначалу для машин с такими изменениями приняли обозначение LVT(A)-6, но вскоре его заменили на LVT(A)-5 «модифицированный», под этим обозначением машины и стали известны. Точное количество LVT(A)-5, прошедших такую обработку, в доступных источниках не указано. Уже вскоре для LVT(A)-5 «модифицированных» нашлась боевая работа в Корее, где их в основном использовали как САУ. Огонь они вели обычно с подготовленных позиций — окопанных или защищенных мешками с песком. После Корейской войны эти машины вернули на родину и либо пустили на слом, либо поставили на хранение.


Опытный плавающий танк LVT(A)-1 с башней М24


Опытный образец плавающего танка LVT(A)-1, снабженный башней легкого танка М24 «Чаффи» (фото в центре и справа). Абердинский испытательный полигон, 1945 год


Желая получить машину, способную бороться и с бронированными целями, и с полевыми укреплениями, армия США в июне 1944 года выдала заказ на установку на шасси LVT(A)-1 башни нового легкого танка М24 «Чаффи» с 75-мм пушкой М6. Опытная машина была изготовлена в январе 1945-го.

Характеристики 75-мм пушки танка М24 и сравнительно широкая номенклатура ее боеприпасов делали эту модификацию перспективной.

Для размещения башни с диаметром погона 1524 мм подбашенную коробку снабдили уширениями и усилили, дабы выдержать увеличившуюся массу башни и отдачу 75-мм пушки. В кормовой части башни могла монтироваться установка 12,7-мм пулемета М2НВ. Испытания модифицированной машины показали ее недостаточную остойчивость при маневрировании на плаву. В то же время на плаву орудие вполне могло вести огонь. При таком увеличении общей массы танка базовая трансмиссия и бортовые передачи оказывались слабоваты, а размещение башни требовало ряда внутренних изменений. Конструкторам порекомендовали уменьшить высоту корпуса на 9” (228,6 мм) и модифицировать башню, чтобы уменьшить ее массу, а также сдвинуть ее на 2" (5,08 мм) вперед. Однако по окончании боевых действий работу по проекту полностью прекратили.


Плавающий транспортер LVT-4

Главный недостаток, изначально заложенный в конструкции и LVT-1, и LVT-2, заключался в кормовом расположении моторного отделения, из-за чего личный состав и грузы загружались в машину и разгружались через борта десантного отделения. В грузовом варианте это ограничивало номенклатуру перевозимых грузов, в десантном — увеличивало время посадки и высадки. Удачным выходом из положения могли быть перемещение моторного отделения вперед и установка в корме откидной аппарели, которая позволила бы загружать машину прямо с грунта, ускорила бы действия десанта. Результатом такой перекомпоновки стал плавающий транспортер LVT-4 (о машине, «перехватившей» третий номер, но поступившей на вооружение позже, будет сказано ниже).

LVT-4 создали на основе LVT-2, но с расположением моторного отделения непосредственно за отделением управления. В крыше нового моторного отделения выполнили жалюзи. Десантное отделение сместилось назад, а вместо его задней стенки установили откидную аппарель, управляемую ручной лебедкой. Разумеется, пришлось принимать меры для герметизации стыков корпуса и аппарели. В результате аппарель с лебедкой прибавили машине более чем тонну массы. Зато амфибия могла нести в своем более просторном (за счет устранения карданного вала) десантном отделении на 1135 кг больше груза, а возможная длина последнего увеличилась на 0,6 м. В новой модели сохранились элементы конструкции корпуса, двигатель, агрегаты трансмиссии, подвеска, гусеницы LVT-2.

При грузоподъемности до 4 т транспортер мог перевозить до 30 полностью экипированных бойцов, а также легкие машины (скажем джип «Виллис») или полевые орудия. В десантном отделении можно было, например, разместить 105-мм гаубицу М2А1 со снятыми колесами, а с некоторыми приспособлениями гаубица в собранном виде могла крепиться на корпус сверху. Для облегчения загрузки машин и орудий с внутренней стороны аппарели имелись ребристые дорожки. Рубка отделения управления оборудовалась двумя смотровыми окнами в лобовом листе и смотровыми лючками в скулах. По сравнению с LVT-2 стали выше борта машины.

Вверху: плавающий транспортер LVT-4. В отличие от предшествующих моделей, эта машина имела кормовую аппарель.

Слева: в грузовом отсеке LVT-4 можно было разместить 105-мм гаубицу с расчетом


Появление откидной аппарели заставило изменить установку вооружения. Непосредственно за задней стенкой моторного отделения разместили две шкворневые установки 12,7-мм пулеметов М2НВ, у бортов десантного отделения — установки 7,62-мм пулеметов М1919А4. Пулеметы могли устанавливаться с бронещитами или без них. Вообще, многие считали, что на небронированных транспортерах бронещиты пулеметов играют скорее психологическую роль. Тем не менее, войска старались использовать их, часто изготавливая прямо на месте. Отсюда — разнообразие размеров и форм бронещитов, встречающихся на машинах LVT.

Первый заказ на LVT-4, также именовавшихся «Водяной буйвол», был размещен в ноябре 1943 года. В войска эти машины стали поступать в 1944-м.

С транспортерами могли поставляться комплекты бронелистов, которые в войсках ставили на машины по необходимости. Поскольку броня должна прежде всего защитить транспортер при подходе к берегу, ограничились бронированием верхней (надводной) части отделения управления — листы толщиной 12,7 мм крепили на лобовую часть, а 6,35 мм — на борта и крышу рубки. Такую модификацию обозначили LVT-4 (Armored Cab), т.е. «с бронированной рубкой». В лобовом листе бронированной рубки перед местом механика-водителя выполнялся люк, крышка которого могла открываться для лучшего обзора (подобно LVT(A)-2), скулы были сплошные. В крышках верхних люков рубки монтировались поворотные перископические приборы наблюдения. Поначалу головки этих приборов прикрывались плексигласовыми колпаками, но позже колпаки убрали. Масса LVT-4 (Armored Cab) возросла до 16,5 т, скорость хода на суше уменьшилась до 24 км/ч, на плаву — до 11 км/ч.

По заказам армии и морской пехоты выполнили модификацию LVT-4 с бронированием, аналогичным LVT(A)-2. Она получила обозначение LVT(A)-3 — ведь «четверку» к тому времени уже отдали плавающему танку с 75-мм гаубицей. Однако в серийное производство LVT(A)-3 не пошла.

Позднее в бронерубке перед местом помощника механика-водителя установили пулемет М1919А4 в шаровой опоре, а на машинах последних серий бронерубка имела установку лобового пулемета и щели со смотровыми блоками для механика- водителя и его помощника (вместо смотрового люка механика-водителя). Кроме того, на машинах последних серий не было перископического прибора механика- водителя.

Всего изготовили 8351 LVT-4, что составило чуть менее половины всех выпущенных LVT. Более 6000 из них получила армия США, чуть больше 1700 — Корпус морской пехоты, еще 500 передали по ленд-лизу союзникам в ходе Второй мировой войны. После войны США также передавали эти машины своим союзникам по различным соглашениям.

LVT-4 впервые применили в июне — июле 1944 года на островах Сайпан и Тиниан, а в 1944 — 1945 годах — на Тихоокеанском ТВД, в Италии и Северо-Западной Европе.

Внешний вид кабин транспортеров LVT-4

обычная

бронированная

Бронированный вариант транспортера LVT-4.

Облегченная модификация LVT-4 с частичной заменой стальных деталей алюминиевыми была разработана в 1945 году


Британская армия использовала LVT-4 под обозначением LVT «Буффало» (Buffalo — буйвол), в основном для переправы через водные преграды войск и различных грузов, среди которых были даже легкие БТР типа «Юниверсал». Не без успеха британцы применяли LVT «Буйвол» для переправы через водные преграды своих 6-фунтовых (57-мм) противотанковых пушек с расчетами. Англичане провели собственную модернизацию машины. В частности, вооружали ее одной-двумя 20-мм автоматическими пушками «Польстен» и двумя 7,62-мм пулеметами М1919А4 с бронещитами. Кроме того, британская армия «практически случайно», как пишут в литературе, получила небольшое количество транспортеров LVT-1 «Аллигатор», но служили они, главным образом, для обучения экипажей.

В 1945 году американцы разработали облегченную модификацию LVT-4, лишенную вооружения, с использованием более тонких металлических пластин и заменой части стальных элементов конструкции алюминиевыми. Эта модификация создавалась только как грузовая и могла нести на 2 т больше груза. О ее применении данных не встречается.


Плавающий транспортер LVT-3 «Бушмастер»

Выше говорилось, что еще до начала поставок LVT-1 Бюро кораблестроения ВМС США привлекло компанию «Борг- Уорнер» к разработке усовершенствованного варианта плавающего транспортера. Точнее, Бюро кораблестроения обратилось за помощью в разработке проекта к «Морзе Клэйм» — подразделению «Борг- Уорнер». Ознакомившись с «Аллигатором» Роблинга в работе, специалисты «Борг-Уорнер» решили, что устранить свойственные ей недостатки можно, только создав на ее основе новую модель. И в августе 1942-го — через полгода после начала проектирования — была построена Модель «А». В ней оригинальная схема «Аллигатора» сочеталась с рядом собственных решений. Сохранив общую схему ходовой части конструкции Роблинга, инженеры «Борг-Уорнер» убрали ролики с гусениц и установили по нижней грани бортовых понтонов опорные катки с жесткой подвеской, увеличили направляющие и ведущие колеса. В силовом блоке использовали автоматическую трансмиссию. Чтобы увеличить жесткость корпуса без увеличения массы машины, внешние детали корпуса изготовили из гофрированной стали. Интересным решением стала возможность быстрой переделки машины из грузового или десантного транспортера в боевой вариант установкой крыши десантного отделения (подбашенного листа) и башни от легкого танка М3 «Стюарт».

Плавающий транспортер LVT-3 производства фирмы «Борг-Уорнер». 1945 год


При всех оригинальных решениях Модель «А» компании «Борг-Уорнер» уступила новинке компании FMC — LVT-2 — как из-за жесткой подвески ходовой части, так и с точки зрения грузоподъемности. В серийное производство пошел LVT-2.

Идею же установки на транспортер башни легкого танка использовали для плавающего танка LVT(A)-1 той же FMC.

Но «Борг-Уорнер» не сдалась и занялась существенной переделкой своей модели «А» в соответствии с требованиями военных. Ее Модель «В» (упоминается также как Т11) стала существенным шагом вперед по сравнению с предыдущими конструкциями LVT.

Наиболее оригинальным решением, определившим успех машины, стало использование силовой установки и трансмиссии легкого танка М5 «Стюарт». Гусеница была уже, чем у LVT-2, и имела более высокие гребни, съемные лопатки- грунтозацепы также были W-образные. Подвеска и ведущее колесо незначительно отличались от LVT-2. По ходу разработки на амфибии устранили большие фальшборты, перекрывавшие ведущие колеса и способствовавшие скапливанию грязи и песка. Летом 1943 года прототип доставили для испытаний на базу 1-й дивизии морской пехоты в Кэмп Пендлтон (штат Калифорния). Результаты испытаний вполне удовлетворили представителей ВМС и морской пехоты. Среди изменений, которые они потребовали, был отказ от стальной брони. Заказчики оценили машину, прежде всего, как удачный транспортер и отдали предпочтение ее грузоподъемности. Предполагалось, что при необходимости могут быть использованы накладные бронелисты из отдельно поставлявшихся комплектов бронирования. После внесения ряда изменений появилась Модель «D», которую и приняли на вооружение под обозначением LVT-3. Машина получила также прозвище «Бушмастер» (Bushmaster).

Внешне LVT-3 легко отличить от LVT-2 и LVT-4 по смещенной к носовой части рубке отделения управления и скругленной носовой оконечности корпуса, на которую на болтах крепилась пластина, предотвращавшая зарывание носом на плаву. Рубка на LVT-3 имела три передних смотровых окна, как и на LVT-1.

Легкий танк М5, как известно, оснащался двумя 8-цилиндровыми V-образными автомобильными двигателями «Кадиллак» серии 42 жидкостного охлаждения, с углом развала цилиндров 90°. Каждый двигатель развивал мощность 110 л.с. при 3400 об/мин и соединялся со стандартной автоматической гидромеханической трансмиссией «Гидраматик». Двигатели в LVT-3 установили в увеличенных бортовых спонсонах (включавших понтоны) ближе к корме. Впереди каждого двигателя монтировались гидромуфта (сцепление) и планетарная четырехскоростная коробка передач, от которой вращение через карданные валы передавалось на единый механизм поворота (двойной дифференциал), а от него — на одноступенчатые бортовые редукторы. Автоматическая трансмиссия обеспечивала четыре скорости вперед и одну назад, плавно изменяла крутящий момент на гусенице при выходе машины из воды, не требуя выбора передачи вручную — одна из наиболее трудных задач, встающих перед механиком-водителем амфибии. Механик-водитель имел единые органы управления для обоих силовых блоков.

Жалюзи воздухозаборников и выхлопной системы выполнили в коробчатых надгусеничных полках.

Выбранная компоновка позволила, во- первых, увеличить длину десантного отделения, соединенного с отделением управления, не увеличивая длину машины, во-вторых, установить откидную кормовую аппарель, дававшую те же преимущества, что и на LVT-4. Аппарель управлялась лебедкой, имела внутреннюю ребристую дорожку. Машина оказалась даже чуть короче, чем LVT-2, а допустимая длина груза возросла примерно на 1,25 м. LVT-3 имел несколько меньшую скорость хода, чем LVT-4, но запас хода был тот же при меньшем расходе топлива. В целом LVT-3 получился более удобным в эксплуатации, чем LVT с двигателем «Континенталь».

Транспортер LVT-3 с дополнительным бронированием носовой части. Абердинский полигон, весна 1945 года

Транспортер LVT-3 (вид сверху).

Транспортер LVT-3 с автомобилем «Виллис» в десантном отсеке. Автомашина занимала 2/3 его длины


От башни, предусмотренной на прототипе, в серийном LVT-3 отказались. Его вооружение обычно включало один 12,7-мм пулемет М2НВ и два 7,62-мм М1919А4 на трех шкворневых установках (одна за отделением управления и две у бортовых спонсонов), которые могли снабжаться бронещитами. Первые машины имели скобы над понтонами, но со временем их убрали. Кроме обычных передних фар, LVT-3 мог оснащаться поворотным прожектором над рубкой. Для откачки воды служили две помпы. На корпус LVT-3, как и на LVT- 4, могли крепиться бронелисты, хотя при этом его грузоподъемность уменьшалась с 3,6 всего до 1,3 т.

Заказ, выданный компании «Борг-Уорнер», предполагал начало серийного производства с весны 1944 года и поставку в течение этого года 1800 LVT-3 вместе с комплектами ЗИП для их обслуживания и ремонта. Но постановка производства вместе с необходимостью подготовки экипажей (управление LVT-3 отличалось от LVT-2 и LVT-4) и обслуживающего персонала задержала выпуск. Первые LVT-3 поступили в войска к весне 1945 года (позже, чем LVT-4 компании FMC), и их впервые применили при вторжении на Окинаву в апреле 1945-го. Всего в течение 1944 — 1945 годов построили 2964 (по другим данным — 2962) машины LVT-3 «Бушмастер», все они были переданы морской пехоте.


Плавающий бронетранспортер LVT-3(C)

По окончании Второй мировой войны в распоряжении Корпуса морской пехоты США осталось еще немало исправных машин LVT. Из них LVT-3, начавшие поступать в войска сравнительно поздно, были наименее изношены. Перераспределение средств на военные программы (связанные прежде всего с появлением ядерного оружия и разработкой его носителей) не обещало скорого поступления новых десантно-высадочных машин. Естественным выходом была модернизация имеющихся. Морская пехота отобрала 1200 наиболее пригодных к дальнейшей эксплуатации транспортеров LVT-3 и выдала заказ на их модернизацию до стандарта «штурмового» плавающего бронетранспортера, получившего обозначение LVT-3(C), где «С» означало «covered» — «закрытый».

Изменения, внесенные фирмой «Континенталь Авиэйшн энд Мэшн Корпорэйшн», повышали возможности машины в новых условиях и при этом были сравнительно простыми и быстрыми в исполнении. Объем десантного (грузового) отделения увеличили, подняв его борта до уровня крыши отделения управления. Сверху места для десантников прикрыли от осколков, ручных гранат и попадания воды двустворчатой крышей из алюминиевого сплава, ее створки откидывались в стороны и укладывались над понтонами. На крыше отделения управления между верхними люками установили поворотную башенку с 7,62-мм пулеметом, еще один такой же пулемет в шаровой опоре крепился в правой части лобового листа отделения управления. Лобовой лист базовой модели со смотровыми окнами заменили бронелистом со смотровыми щелями. Борта спонсонов защитили бронелистами. В задней части бортов были выполнены смотровые лючки, позволявшие морским пехотинцам оценивать обстановку перед высадкой. Все эти мероприятия увеличили массу машины примерно на 2,7 т, так что для сохранения запаса плавучести пришлось удлинить носовую часть корпуса.

Плавающий бронетранспортер LVT-3(C)


Модернизация началась в 1949 году на судоверфи в Лонг-Бич (штат Калифорния). LVT-3(C) активно применяли в ходе Корейской войны. К концу этой войны сохранять старые и модернизированные LVT-3 на вооружении и поддерживать их боеготовность стало слишком накладно. Значительную их часть переделали для передачи союзникам США в соответствии с рядом заключенных к тому времени соглашений, остальные вернули на хранение, сдали на металлолом или использовали в качестве мишеней.


Ракетные пусковые установки на машинах LVT

В ходе десантных операций американцы практиковали обстрел участка берега реактивными системами залпового огня, установленными на пехотно-десантных кораблях и катерах огневой поддержки десанта. Неудивительно, что пусковые установки реактивных снарядов решили смонтировать и на машинах LVT, действующих в передовом эшелоне десанта.

Еще на атолле Кваджелейн в ноябре 1943 года использовали LVT-2 с размещенными по бортам десантного отделения пусковыми установками для пороховых реактивных снарядов калибра 114,3 мм. Первый опыт подтвердил полезность их применения на плавающих транспортерах. Однако при таком местоположении они заливались водой, которая выводила из строя электрозапалы реактивных двигателей снарядов.

На LVT-4 пусковую установку размещали в центре грузового отделения. Это могла быть установка Т44 с реактивными снарядами калибра 114,3 мм или Т54 на 20 реактивных снарядов калибра 183 мм в направляющих на тяжелой раме. В целом аналогично монтировалась пусковая установка Т89 (10 реактивных снарядов калибра 183 мм) на транспортере LVT-3. Стрельба велась вперед. Т45 с двумя пакетами по 10 направляющих для 114,3-мм реактивных снарядов могла устанавливаться на корме транспортера LVT-1, бронетранспортера LVT(A)-2 или плавающего танка LVT(A)-4.

Уже в июле 1945 года в австралийской бронетанковой школе в Пуккапунуале прошли испытания танка LVT(A)-4 со смонтированными в кормовой части двумя пусковыми установками для 114,3-мм реактивных снарядов М8; каждая содержала до 12 снарядов, выпускавшихся залпом или последовательно. В боевых условиях испытать их не успели — война закончилась.


Самоходные огнеметы на шасси LVT

На тихоокеанских островах самоходные огнеметы стали для американцев важным оружием ближнего боя. Необходимость в них выявилась еще во время боев на Тараве в ноябре 1943-го. Естественно, что самоходные огнеметы для морской пехоты выполнялись и на шасси LVT.

В 1942 году построили десять огнеметных машин, установив огнемет E14-7R2 в башню LVT(A)-1 вместо пушки — так обеспечивалось круговое огнеметание. Но в боевых действиях они не применялись. Затем на LVT(A)-1 ставился пневматический огнемет Е7. Его брандспойт также заменял в башне 37-мм пушку, а бак с огнесмесью находился внутри машины. Такое же огнеметное оборудование могло размещаться на LVT(A)-4 вместо 75-мм гаубицы, а также на транспортере LVT-4, при этом брандспойт с небольшим щитом устанавливался по оси машины в передней части десантного отделения. Все эти варианты были разработаны в 1944 году и применялись на тихоокеанских островах.

Канадское огнеметное оборудование «Ронсон» могло располагаться на LVT(A)-4 вместо 75-мм гаубицы в башне или на транспортерах LVT-1 и LVT-2 у левого борта в передней части сверху рубки.


Боевое применение

Плавающий транспортер LVT-1 во время высадки на о.Гуадалканал. Август 1942 года


На Тихом океане

Первые серийные плавающие транспортеры LVT-1 были готовы в июле 1941 года. Для подготовки личного состава, призванного эксплуатировать и обслуживать этот новый тип машин, сформировали небольшое подразделение плавающих транспортеров (amphibious tractor detachment) в Квантико (штат Вирджиния) под командованием майора У.Дэвиса, которое затем перевели в Данедин (штат Флорида) для создания учебного центра. С поставкой новых LVT-1 из Риверсайда и Лейкленда их отправляли в Данедин. Обученные экипажи из Данедина направляли в Нью-Ривер (штат Северная Каролина), где в феврале 1942 года — через два месяца после вступления США во Вторую мировую войну — закончили формирование 1-го батальона плавающих транспортеров (Amphibious Tractor Battalion) 1-й дивизии морской пехоты. В мае батальон передислоцировали в Новую Зеландию, в порт Веллингтон — для последующего участия в десантных операциях на островах Тихого океана.

Через несколько месяцев, 7 августа 1942 года вооруженные силы США провели первую крупную десантную операцию на о.Гуадалканал (операция «Уочтауэр»). К тому времени сформировали и 2-й батальон плавающих транспортеров. По плану LVT-1 из состава этих батальонов должны были только перенести личный состав и грузы 1-й дивизии морской пехоты через коралловые рифы на берег — LVT, в отличие от десантных барж и катеров, могли переползать через рифы и отмели. Но уже на Гаудалканале им пришлось продвигаться внутрь острова для снабжения подразделений десанта. Хотя в эксплуатации машин выявился ряд проблем (о чем свидетельствуют, в частности, остовы LVT-1, долгие годы ржавевшие на здешних отмелях), в целом амфибии хорошо показали себя как средство высадки и снабжения войск в условиях джунглей. После победы на Гуадалканале американцы двинулись дальше по цепи Соломоновых островов к Рабаулу (о.Новая Ирландия).

Морские пехотинцы наполняют канистры из большого топливного бака, размещенного в десантном отсеке LVT-1. Рабаул, лето 1943 года


Сражение за Гуадалканал еще продолжалось, когда LVT из состава флотских сил морской пехоты в Атлантике приняли участие в операции в другой части света — высадке 8 ноября американо-английских войск во Французской Северной Африке. С вишистскими войсками больших проблем не возникло — французы уже привыкли сдаваться и с 11 ноября прекратили всякое сопротивление. В последующих боях с германскими войсками плавающие машины уже не требовались.

С учетом успешного применения LVT в двух этих операциях они были использованы затем при высадке на Алеутские острова весной и летом 1943 года и на о.Бугенвиль (Соломоновы острова) в ноябре того же года. На Бугенвиле действовали LVT-1 из состава 3-го батальона плавающих транспортеров 3-й дивизии морской пехоты. В ходе этих операций американские войска не встречали серьезного сопротивления, так что отсутствие бронезащиты на LVT-1 и LVT-2 не имело принципиального значения.

Серьезное испытание под огнем противника машинам LVT предстояло пройти на небольшом атолле Тарава (операция «Гальваник»), Атоллы Макин и Тарава были важными пунктами обороны в цепи островов Гилберта, составлявших восточную границу «передовой линии» стратегической обороны Японии, имели оборудованные аэродромы, и их захвату американцы придавали большое значение.

Атолл представляет собой группы мелких островов, окруженных коралловыми рифами, затруднявшими проход к островам обычных десантно-высадочных средств даже в прилив. «Перенести» десант через коралловый риф должны были плавающие транспортеры. Такой способ десантирования вызвал возражения у офицеров ВМФ и, в частности, у контр-адмирала РК.Тернера, командовавшего амфибийными силами. Но возглавлявший силы десанта 5-го десантного корпуса генерал Х.Смит заявил, что если не будут использованы LVT, не будет и вторжения. Однако в его распоряжении было всего 100 LVT-1 из состава 2-го батальона плавающих транспортеров, находившихся после операции на Гуадалканале в неисправном состоянии. Привести в готовность удалось только 75 машин, в дополнение к ним поставили 50 новых LVT-2. При таком количестве пришлось запланировать челночные действия транспортеров: высадив одну волну десанта, они должны были возвратиться к кораблям и принять следующую.

У командира 2-й дивизии морской пехоты генерала Дж. Смита большое беспокойство вызывал ожидавшийся сильный огонь противника. Тем более, что небольшие размеры островов привели бы к скученности десанта на берегу, что облегчило бы японцам оборону. Командир батальона плавающих транспортеров майор Г.Дрюс занялся их импровизированным бронированием. В Новой Зеландии на лобовую часть и борта рубки отделения управления крепили бронелисты толщиной 6,35 мм, дополнительно в смотровом люке механика-водителя с внутренней стороны устанавливали бронелист такой же толщины. На Самоа в лобовой части отделения управления LVT-2 для повышения защищенности крепили набор из листов котельной стали толщиной 9,5 мм. Для подавления огня противника усилили вооружение. На LVT-1 в передней части десантного отделения монтировали два 12,7-мм, а в задней — один 7,62-мм пулемет. На LVT-2 ставили по одному 12,7-мм и одному 7,62-мм пулемету в передней части и еще один 7,62-мм — в задней. Пулеметные установки несколько доработали, чтобы дать возможность выгрузившимся подразделениям использовать их с грунта. Машины снабдили кошками на тросах для растаскивания заграждений на берегу. Хотя эти изменения повысили боевую эффективность LVT, они увеличили их массу и уменьшили скорость на плаву, из-за чего амфибии вынуждены были дольше оставаться под огнем противника.

Вскоре после начала обстрела острова американскими кораблями 20 ноября 1943 года морские пехотинцы стали грузиться с судов на десантные катера и плавающие транспортеры. В составе трех волн десанта на маленький остров Бетио медленно двинулись, по одним данным, 93, по другим — 100 машин LVT. Транспортеры легко преодолели коралловый риф, но для многих перегруженных катеров глубины воды не хватило, и они вместе с десантниками оставались на рифе. Первые машины со стрелками, снайперами и огнеметчиками подошли к Г -образному пирсу на берегу острова. Сильное течение и зыбь задержали LVT у самого берега. Условия подхода к острову американцы знали плохо, между артподготовкой и высадкой десанта имелся большой промежуток. В результате десант понес тяжелые потери. Подавить или уничтожить удалось лишь небольшую часть из японских огневых сооружений. Особенно неуязвимы были железобетонные, тщательно замаскированные и обсыпанные землей — из них на LVT обрушился интенсивный артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь. В первой волне десанта к берегу подошли только 53 LVT, из которых, по меньшей мере, восемь были подбиты, большинство же остановилось у самого берега или метрах в 20-ти от него, четыре смогли выйти на берег и даже продвинуться вглубь, где спешили свой десант. После высадки морских пехотинцев LVT, стараясь оставаться защищенной проекцией к противнику, отошли, чтобы вернуться за следующей волной десанта.

Подбитые транспортеры LVT-1 и LVT-2 в лагуне о. Бетио. Ноябрь 1943 года


Сразу после отхода от берега, по меньшей мере, 15 LVT утонули из-за многочисленных пробоин в корпусе. Оставшиеся в строю машины не смогли подобрать всех морских пехотинцев с десантных судов на рифе, и большинству бойцов пришлось вброд преодолевать расстояние в 450 — 700 м до берега под огнем противника. Только с началом прилива десантные корабли доставили на берег подкрепление. Потери оказались тяжелыми.

Сражение продолжалось три дня, прежде чем Бетио был взят. Американцы потеряли более 3000 человек, включая 1000 убитыми; японской стороне оно обошлось в 4700 убитых. Во 2-м батальоне плавающих транспортеров из 500 человек 323 были убиты (среди них и командир батальона майор Дрюс), ранены или пропали без вести, т.е. потери достигли 65%. Из 125 LVT-1 и LVT-2, использовавшихся в десанте, только 35 — меньше трети — остались в строю к концу сражения и еще применялись для снабжения с кораблей морских пехотинцев, очищавших берег, строивших укрепления и пункты снабжения на плацдарме. Позже из 90 уцелевших транспортеров 61 утонул в океане, лагуне или возле рифа, девять сгорели из-за воспламенения топливных баков, восемь вышли из строя по техническим причинам, а 12 либо подорвались на минах (тонкостенные корпуса LVT были весьма уязвимы от взрыва), либо подбиты огнем уже на берегу. Тем не менее, ряд историков считает, что, если бы морская пехота отказалась от применения LVT и использовала только обычные десантно-высадочные средства, потери оказались бы еще больше, а десант не смог бы закрепиться на Тараве. Во всяком случае, опыт Таравы только увеличил заказы на плавающие транспортеры LVT и заставил ускорить разработку их новых модификаций.

Последовавший вскоре захват армией США острова Бутаритари в составе атолла Макин прошел практически без потерь, поскольку войска почти не встретили сопротивления. Здесь LVT-2 использовались в основном для доставки грузов с кораблей на берег. Причем иногда грузы буксировались за транспортером по морю на тросе.

Еще в середине 1943 года англо-американские войска высадились на о.Новая Гвинея, и боевые действия здесь шли до конца 1944 года. Они потребовали проведения еще ряда тактических морских десантов. Плавающие транспортеры применялись не только для высадки на побережье, но и в глубине острова. Так, LVT-2, скажем, служили для переправы пехотинцев через озеро Сантури. Да и на труднопроходимой местности острова они часто оказывались единственно возможным средством передвижения. По той же причине применение здесь бронетехники с обеих сторон было весьма ограниченным. Тем любопытнее столкновение 3 июля 1944 года двух японских легких танков «Ха-го», охранявших аэродром Виске, с двумя вышедшими к аэродрому американскими плавающими танками LVT: один из них был уничтожен, второй — отошел. Увы, на суше громоздкие LVT становились довольно уязвимыми.

Следующей за Таравой крупной десантной операцией стала высадка 1 февраля 1944 года на Маршалловы острова (операция «Флинтлок»), Части 7-й пехотной дивизии высаживались на о.Кваджелейн, 4-й дивизии морской пехоты — на острова Рой и Намюр. Здесь были задействованы батальоны машин LVT армии и Корпуса морской пехоты, а также впервые нашли боевое применение плавающие танки LVT(A)-1 и бронетранспортеры LVT(A)-2. Операция планировалась более тщательно, с учетом опыта Таравы. Впрочем, малочисленные японские гарнизоны не оказали серьезного сопротивления. Острова заняли всего за три дня с небольшими потерями. В боях на Кваджелейне 37-мм пушки танков LVT(A)-1 и М5 «Стюарт» оказались неэффективны против японских укреплений: 75-мм пушки средних танков М4А2 «Шерман» (а они уже поступали в морскую пехоту) для этой роли подходили куда лучше.

В ходе операции «Флинтлок» опробовали и другое применение плавающих транспортеров. В десанте на Кваджелейн участвовало по 12 машин LTV-2 от 4-го и 10-го батальонов, оснащенных пусковыми установками 114,3-мм реактивных снарядов. Зачастую снаряды не удавалось запустить из-за попадания воды в электрозапалы, кучность стрельбы была плохой, но те, что разорвались на берегу, все же оказали на противника деморализующее действие.

Во время отлива транспортер LVT-2 использовался в качестве буксира для доставки грузов волоком на берег. Остров Бутаритари, ноябрь 1943 года


Во время высадки на Рой и Намюр несколько плавающих транспортеров работали как машины дистанционного управления взрывающимися катерами «Стингрей». Правда, опыт подрыва рифа и заграждений катерами оказался неудачен.

Транспортеры LVT использовались и для доставки к берегу боевых пловцов — разведчиков и подрывников. Но для этой цели куда пригоднее оказались быстроходные катера и резиновые лодки. В последовавших в том же феврале десантах на атоллы Эргеби и Эниветок машинам LVT и танкам М5 справедливо отвели второстепенную роль — прежде всего, из-за их недостаточной огневой мощи и тонкой брони. Для непосредственной же огневой поддержки десанта служили в основном средние танки М4. Этот опыт учли впоследствии при применении более тяжело вооруженного LVT(A)-4 для огневой поддержки десанта.

Борьба за островные аэродромы продолжалась. 27 мая 1944 года машины LVT использовали в высадке усиленной пехотной дивизии на о.Биак северо-западнее Новой Гвинеи. Десант не встретил серьезного сопротивления на берегу, и уже 1 июня начал продвигаться с плацдарма в юго- восточной части острова вглубь его.

Во время вторжения на Марианские острова (операция «Форейджер»), входившие во внутренний пояс стратегической обороны Японии, американские экспедиционные силы под командованием вице-адмирала РТернера использовали плавающие танки и транспортеры массово. 15 июня 1944 года на о.Сайпан, имевший важное значение в обороне островов, высадился десант в составе 2-й и 4-й дивизий морской пехоты с плавающими танками. Эта операция примечательна первым применением транспортеров LVT-4 и танков LVT(A)-4-

Стоит сказать несколько слов о сложившейся к тому времени тактике применения машин LVT в морских десантах. Высадка на побережье противника с боем возлагалась обычно на корпуса — армейские или морской пехоты. Побережье делили на участки — по одному на дивизию. Позиции противника на побережье и в глубине обороны американцы, уже добившиеся превосходства в воздухе, старались подвергать интенсивной бомбардировке в течение нескольких дней до высадки. Плавающие машины доставлялись в район высадки обычно танкодесантными кораблями. Десантные транспорты типа LSV, например, брали на борт, кроме десанта, около 20 машин LVT, танкодесантные корабли LST серии «511-1152» могли перевозить по 17 таких машин. Непосредственно перед высадкой проводилась массированная авиационная и артиллерийская подготовка. Под ее прикрытием корабли доставляли плавающие транспортеры и танки на исходные позиции. Машины с экипажами спускались с корабля на воду по специальной рампе или с помощью крана. Транспортеры заполнялись войсками и грузами и, заняв свое место в боевом порядке эшелона десанта, двигались к берегу своим ходом. На пути к берегу часть десантников, одетых в спасательные жилеты, обычно усаживалась на бортах. Только при входе в зону досягаемости вражеского огня они спускались вниз — для лучшей защиты. Исходный рубеж для развертывания десантно-высадочных средств в линию располагался в 2,5 — 3,5 км от места атаки на берегу.

Высадка первой волны десанта поддерживалась огнем корабельной артиллерии, реактивными пусковыми установками и артиллерией пехотно-десантных кораблей (катеров) и орудий плавающих танков; пулеметный огонь вели и с плавающих транспортеров.

Высадка на Сайпан началась в 7.40. Двинувшиеся к острову плавающие танки и транспортеры «переползли» через коралловый риф в лагуну и подошли к берегу. Весь район высадки занимал по фронту около 4 км, так что плотность американских войск здесь оказалась большой. В противодесантном отношении побережье острова было оборудовано слабо, ожесточенное сопротивление японского пехотного полка незначительно задержало высадку. Менее чем за полчаса на берег доставили около 8 тыс. человек с транспортерами и танками и захватили два плацдарма глубиной несколько сот метров, объединив их к вечеру в один. Транспортер LVT-4 показал свою полную пригодность к отведенной ему роли, поскольку откидная аппарель позволяла перевозить и быстро разгружать различные типы грузов. А вот танк LVT(A)-4 получил противоречивые отзывы. Его 75-мм гаубица была намного эффективнее 37-мм пушки LVT(A)-1. На берегу танки, ведя огонь с места, оказывались неплохим средством огневой поддержки, если же японцы открывали прицельный огонь, машины просто отходили в воду. Но в густых зарослях в глубине острова отсутствие крыши башни повышало уязвимость LVT(A)-4 во время контратак японцев, а его большие размеры затрудняли быстрый отход. Кроме того, единственный 12,7-мм пулемет, высоко расположенный на башне, был неудобен при стрельбе по наземным целям, перенос огня производился медленно. Неудивительно, что экипажами танков и морскими пехотинцами отсутствие кормовых пулеметных установок, которые имелись на LVT(A)-1, воспринималось как шаг назад. Многие LVT(A)-4 в ходе операции были подбиты в ближних боях. В результате и появилась описанная выше «марианская» модификация LVT(A)-4. Подтвердилась и важность тесного взаимодействия пехоты с танками при боях в джунглях.

Транспортер LVT-2 с десантом во время высадки на Марианские острова. Обращает на себя внимание дополнительная защита пулеметных установок

Экипаж LVT-4 разгружает транспортер после высадки на о.Лейте. Октябрь 1944 года


Высадка с применением машин LVT двух дивизий с частями усиления на о.Гуам того же архипелага последовала 21 июля 1944 года. К вечеру десант захватил два плацдарма, но бои на острове шли до 11 августа. Попытки десантироваться на о.Тиниан в районе порта 23 и 24 июля отражались огнем противника, но 24-го числа отряд морской пехоты на плавающих транспортерах смог внезапно высадиться и закрепиться в северной части острова. Получив подкрепление, он перешел в наступление в южном направлении. Здесь нашли применение транспортеры LVT(A)-2, LVT-4, танки LVT(A)-4. Из-за небольшого количества пляжей часть транспортеров вынуждена была подходить к прибрежным скалам острова, и бойцам приходилось карабкаться по ним. Потребовались некоторые инженерные ухищрения. В частности, на LVT(A)-2 стали монтировать легкий раскладной мост типа «Арк» для продвижения личного состава и переноски вооружения. На часть транспортеров LVT крепили специальные рампы, верхний конец которых при подходе цеплялся к скалам, а нижний при отходе машины от берега опускался и упирался в дно — получалось подобие штурмовой лестницы.

Вслед за кампанией на Марианских островах LVT использовались на о.Плейлу (Пелелиу) и во время вторжения на Филиппины. Высадка на Плейлу началась 15 сентября 1944 года. Эта операция стоила больших потерь. 1 -я дивизия морской пехоты потеряла боле 5000 человек — больше, чем на Тараве. Потери личного состава в ее полках достигали 60%. Но все же плавающие транспортеры и танки, включая LVT(A)-4 из состава 3-го батальона плавающих танков морской пехоты, сыграли заметную роль в конечном успехе десанта.

19 — 20 октября 1944 года четыре пехотные дивизии 6-й американской армии высадились на о.Лейте (Филиппины) и захватили два плацдарма. К этому моменту японцы имели на острове малочисленный гарнизон, и заметного сопротивления на берегу десант не встретил. Уже через три часа после начала операции численность высадившихся американских войск превысила японские силы. Вообще на Филиппинах японцы, учитывая полное превосходство американцев в воздухе, массированый огонь при высадке и сильный состав десанта, предпочитали вести на побережье только сдерживающие действия, перенося главные усилия обороны в глубь острова. Это, в свою очередь, вынуждало американцев использовать для продвижения по острову все наличные машины. В условиях редкой и примитивной дорожной сети LVT оказались весьма подходящим транспортным средством для подвоза личного состава и грузов снабжения, особенно в дождливый сезон.

Продвинувшись после высадки к Ормокской равнине в западной части о.Лейте, 7-я американская пехотная дивизия вступила в тяжелые бои с японскими войсками. Присутствие у западного берега японского флота не позволяло американцам доставить подкрепления кораблями. Тогда решили использовать плавающие танки и транспортеры. Десантными судами их перебросили к южной оконечности острова и спустили на воду в Панканском проливе. Танки и транспортеры совершили своеобразный переход морем, пройдя вдоль берега около 150 км со средней скоростью 8 км/ч. Проводя ночи на берегу, они через три дня без потерь прибыли в район в 20 км севернее Байбая, где действовала 7-я пехотная дивизия, а на рассвете 5 декабря нанесли по японцам удар с тыла. 7 декабря к югу от города Ормок на о.Лейте высадилась 77-я пехотная дивизия; 23 декабря одна из ее частей, посаженная на плавающие транспортеры, пересекла в сопровождении плавающих танков Ормокскую бухту, прошла 65 км до порта Паломпон и на рассвете высадилась в тылу японцев и захватила Паломпон, вынудив японцев оставить о.Лейте.

Высадка четырех дивизий 6-й американской армии на главный остров Филиппин — Лусон началась в 9.30 9 января 1945 года. Здесь также передовой эшелон десанта не встретил серьезного противодействия, зато японцы оказали упорное сопротивление в глубине острова — особенно в районе Кларк Филд, где располагались аэродромы. В затянувшейся кампании на Лусоне LVT применялись еще в ряде десантов. Так, 29 января 1945 года на западное побережье в районе бухты Субик высадили 38-ю дивизию и полк 24-й дивизии 8-й армии, чтобы не допустить отхода японцев на полуостров Батаан и обеспечить еще одно направление для наступления на столицу Филиппин Манилу, а 1 апреля — десант для захвата порта Легаспи. Бои на Лусоне прекратились лишь в июле.

Морские пехотинцы разгружают транспортеры на пляже о.Иводзима. Февраль 1945 года

Плавающие танки LVT(A)-4 с дополнительной защитой из мешков с песком движутся к «Красному пляжу» о.Окинава. 1 апреля 1945 года


Очередной целью наступления стали острова Формоза, Окинава и Иводзима группы Волкано. Они могли служить базами для непосредственного авиационного наступления на Японские острова. Хотя о.Иводзима и не окружен коралловыми рифами, но вулканическая порода, составляющая его поверхность, делает грунт слишком вязким и не подходящим для движения обычных машин. Поэтому при разработке операции «Детачмент» предполагалось широкое применение машин LVT для снабжения десанта после захвата плацдарма на берегу. К тому же ожидалось сильное сопротивление японцев десанту и планировалось использовать LVT как для высадки десанта, так и для его поддержки огнем на первой стадии боев.

Все началось с проведения самой длительной и интенсивной на Тихоокеанском ТВД авиационной подготовки. 19 февраля 1945 года 5-й американский десантный корпус (три дивизии морской пехоты, два отдельных пехотных полка, большое количество инженерных частей) приступил к высадке на Иводзиму. Около 200 плавающих танков и транспортеров направились к берегу по неспокойному морю под прикрытием дымовой завесы и тумана. Передовой эшелон десанта включал семь батальонов 4-й и 5-й дивизий морской пехоты. В первой волне шли плавающие танки LVT(A)-4, непосредственно за ними — плавающие транспортеры (включая частично бронированные) с войсками. И первая, и вторая волны двигались с интервалом в одну минуту. Далее следовали десантные корабли с танками и бульдозерами.

В 9.30 первый эшелон достиг острова. Некоторые танки пытались вести огонь еще на подходе к берегу, но волнение моря делало прицельную стрельбу невозможной без гиростабилизатора, и вскоре стрельбу прекратили, чтобы не подвергать опасности собственные войска. Первоначально слабое сопротивление японцев вскоре усилилось. Вязкий грунт и береговой уступ мешали высадке, а на некоторых участках — в частности, в месте высадки 5-й дивизии морской пехоты — LVT даже не смогли выйти на сушу, многие машины так и остались в прибрежном песке. Японцы открыли прицельный огонь по выбравшимся на берег войскам и транспортерам LVT. С трудом удалось восстановить порядок. Плавающие танки приступили к решению задач огневой поддержки. Как только на плацдарм смогли доставить достаточное количество средних танков «Шерман», с их помощью удалось быстро очистить берег, и слишком уязвимые плавающие танки вскоре отвели назад. Через три часа после начала высадки к берегу подошли плавающие транспортеры с предметами снабжения. Выгружались они уже в глубине острова. К концу дня десант потерял более 2400 человек. Бои на маленьком острове шли до 26 марта.

Вслед за Иводзимой началась последняя и крупнейшая на Тихоокеанском ТВД десантная операция по захвату о.Окинава (операция «Айсберг»), уступавшая по масштабам только операции «Оверлорд» в Нормандии.

Пехотные батальоны 77-й пехотной дивизии на плавающих транспортерах (по 13 транспортеров на батальон) высадились 26 марта 1945 года на островах Дзамами, Ака, Хокадзи и Герума. Вся группа островов Керама была занята десантом 29 марта. А 1 апреля началась высадка четырех дивизий 3-го десантного и 24-го армейского корпусов на западный берег Окинавы. Десант имел более 800 обычных танков и САУ, а также сотни плавающих танков и транспортеров. В этой операции впервые применили новый транспортер LVT-3 и новую модификацию танка LVT(A)-4. Так, последние имелись в составе 1-го батальона плавающих танков 4-й дивизии морской пехоты, 7-й пехотной дивизии придали 776-й батальон плавающих танков, 472-ю и 481-ю роты плавающих транспортеров. На главном направлении высаживались 1-я и 6-я дивизии морской пехоты, 7-я и 96-я пехотные дивизии. За первой волной плавающих танков в пятой — седьмой волнах с интервалом от одной до пяти минут строем фронта шли плавающие транспортеры.

Заметим, что при высадке на Окинаву американцы использовали также танки «Шерман» со съемными комплектами плавучести в виде жестких понтонов. К 3 апреля американцы заняли центральную часть острова.

Парк транспортеров LVT-1 и LVT-2 на территории Англии незадолго до высадки в Нормандии. 1944 год

LVT-2 съезжает с танкового транспортера М26 «Дрэгон Вагон», готовясь к переправе через р.Маас. Рормунд, Голландия


Сражение за Окинаву во многих отношениях отличалось от большинства других десантных операций. Японцы не оказали никакого сопротивления высадке десанта, а усилия обороны сосредоточили в глубине острова, в его южной части. Продвижение войск замедлялось больше из- за пересеченной местности и плохого состояния дорог, чем вследствие действий противника. Хотя в боях здесь главную роль играли танки «Шерман», машины LVT также использовались в качестве боевого средства. После сравнительно легкого марша по северной части острова морская пехота двинулась к югу, чтобы помочь сухопутным войскам, достигшим главной линии японской обороны. Бои приобрели позиционный характер и велись с большим ожесточением. LVT(A)-4 применялись как самоходная артиллерия, а транспортеры LVT с их хорошей проходимостью на слабых грунтах решали задачи доставки живой силы и грузов через покрытую грязью местность, которую дожди в конце мая превратили в трясину. В этой роли LVT оказались полезнее, чем штатные автомашины или бронетранспортеры армейских частей.

В начале июня 1-я дивизия морской пехоты использовала свои LVT в десанте на полуостров Оруку, около города Наха, для участия в одной из самых упорных атак кампании. По окончании этого броска стал ясен близкий конец боев, и 21 июня остров был полностью захвачен. Этим фактически закончились боевые действия на Тихом океане.

На Тихоокеанском ТВД машины LVT использовали и союзники США, получившие их по ленд-лизу. Так, австралийцы применяли LVT-4 весной 1945 года на острове Муайа в Голландской Восточной Индии, а в июне 1945-го — на острове Борнео.

LVT-4 с 20-мм пушкой Polsten


В Европе

В Европе LVT нашли значительно меньшее применение. Главной причиной этого была большая потребность в них на Тихоокеанском ТВД. Англичане использовали некоторое количество плавающих транспортеров при высадке в Италии в июле 1943 года. В ходе десанта в Нормандии машины LVT не применялись — здесь не было проблемы рифов, и армия могла осуществить вторжение с помощью десантных катеров и барж. В конце лета 1944 года ограниченное количество LVT прибыло в Великобританию. Многие LVT-2 и LVT-4 придали 79-й бронетанковой дивизии, сформированной для испытаний и применения различных специальных машин.

В конце октября — начале ноября 1944 года машины LVT участвовали в боях в устье реки Шельды. Германские войска, удерживая острова в ее устье, перекрывали проход к Антверпену с моря и не позволяли использовать этот порт. В операции канадских и английских частей (включая морскую пехоту) по захвату островов Валхерен и Зёйд-Бевеланд и были задействованы плавающие транспортеры. Часть плавающих транспортеров англичане переоборудовали в носители 6-фунтовых (57-мм) противотанковых пушек. Это были именно «носители», перевозившие пушки с расчетом и боекомплектом через водные преграды, огонь с транспортеров пушки вести не могли. На нескольких LVT установили приспособления для укладки гибкого покрытия для преодоления участков вязкого грунта, а еще несколько вооружили огнеметами — по два на машину. Такие самоходные огнеметы получили название «Си Серпент» («Морская змея», «Морской дьявол»). Упомянутые специальные машины применялись во взаимодействии с линейными LVT в основном при форсировании рек. Так, в феврале части американской 9-й армии использовали LVT-2 и LVT-4 для переправы через реку Рур.

Форсирование Рейна в марте 1945 года стало наиболее масштабной операцией, в которой LVT использовались в Европе. Для его осуществления 21-я группа армий собрала все имеющиеся переправочные средства, включая плавающие танки и транспортеры. 23 марта сначала соединения 2-й английской (с применением LVT-4), а позднее и 9-й американской армии переправились через реку при очень незначительном сопротивлении со стороны германских войск.

В Италии 24 апреля 1945 года соединения 8-й английской и 5-й американской армий на широком фронте переправились через реку По, применив при этом транспортеры LVT-4.

Стоит отметить, что в Европе с ее развитой дорожной сетью машины LVT предпочитали перебрасывать к месту применения с помощью автопоездов — таких, как танковый транспортер М26 «Дрэгон Вэгон». Ходовая часть LVT и сама быстро изнашивалась на дорогах с твердым покрытием и портила полотно дороги. А скорость и запас хода плавающих машин не позволяли им поспевать за войсками.

Солдаты 88-й пехотной дивизии армии США закатывают 105-мм гаубицу в грузовой отсек транспортера LVT-4 для переправы через р.По. Италия, весна 1945 года


После Второй мировой войны

Вскоре после капитуляции Японии в США начали серьезную переориентацию своих вооруженных сил на новое военное противостояние с СССР Значение десантно-высадочных машин в этой программе выглядело второстепенным. Армия США пустила свои LVT в основном на слом, Корпус морской пехоты отправил их на хранение, а осенью 1945 года начал расформировывать подразделения амфибий. Но уже скоро этот шаг расценили как слишком поспешный. Уже в мае 1946-го в составе морской пехоты вновь сформировали 1-й батальон плавающих транспортеров. Основной послевоенной транспортно-десантной машиной морской пехоты стал LVT-3, LVT-4 использовали, как правило, для снабжения, а в качестве машин огневой поддержки оставили плавающие танки LVT(A)-4 и LVT(A)-5. Разработка новой техники для морской пехоты задерживалась недостатком средств и неопределенностью требований к их очередному поколению.

После войны LVT применялись в разных регионах. Так, LVT-3(C) несли службу на Аляске. Здесь встречались машины, на которых бронированную башню заменили самолетным пулеметным блистером с плексигласовым колпаком — при худшей защищенности такая установка обеспечивала лучший обзор и защиту от водяных брызг на плаву. Любопытны проведенные в районе Тихого океана учения, в ходе которых LVT-3 забирали предметы снабжения для десанта с борта подводной лодки. Хотя в целом возможность снабжения десанта таким способом подтвердилась, в реальных условиях к нему не прибегали.

Новое боевое применение плавающих машин LVT последовало в начале Корейской войны (июнь 1950 — июль 1953 г). В середине 1950 года наступление войск Корейской Народной Армии (КНА) заставило американские войска вместе с войсками режима отойти в южную часть Корейского полуострова и занять там район, известный как «Периметр Пусан», или «Пусанский плацдарм».

15 сентября 1950 года в районе Инчхон на восточном побережье полуострова, в тылу войск КНА американцы высадили 10-й корпус. В передовом эшелоне десанта, захватывавшем непосредственно порт, действовала 1-я дивизия морской пехоты с 1-м батальоном плавающих транспортеров. Здесь нашли применение LVT-3, LVT-3(C) и LVT-4, танки LVT(A)-4 и LVT(A)-5. Противодесантная оборона была слабой, заграждения отсутствовали, и 16 сентября город был взят. LVT-3 и LVT-3(C) активно использовались на этапе высадки, а затем служили наземными вездеходными транспортными машинами в ходе марша от Инчхона на столицу Южной Кореи Сеул. Во взаимодействии с LVT(A)-5 они форсировали реку Ханган перед взятием Сеула 28 сентября. Позднее силы морской пехоты перебросили на западное побережье для проведения 17 октября 1950 года десанта в порт Хыннам. Порт был захвачен, но сопротивление северокорейских войск заставило десант отойти. Потом морские пехотинцы ждали, что будут расчищены проходы в минных полях на подступах к порту. В конце концов, южнокорейские войска очистили порт, и силы десанта высадились, не встретив сопротивления.

Транспортер LVT-3 и плавающий танк LVT(A)-4 в ходе переправы через р.Ханган. Корея, 20 сентября 1950 года

Транспортер LVT-3 5-го полка морской пехоты ведет бой на правом берегу р.Ханган на подступах к Сеулу


После вступления в войну Китая в октябре того же пода американо-южнокорейские войска, понеся большие потери, с боями отошли с территории КНДР за 38-ю параллель. Фронт стабилизировался, последовали около двух лет войны на одной линии. В основном 1-я дивизия морской пехоты использовалась в это время как обычная пехотная на позициях вдоль 38-й параллели, a LVT-3 — как обычные бронетранспортеры для подвоза личного состава и предметов снабжения, плавающие танки LVT(A)-5 и LVT(A)-5 «модифицированные» — как самоходная артиллерия. Последние обычно устанавливали на окопанные замаскированные позиции, а для защиты тонкобронных машин от контрбатарейного огня противника их обкладывали мешками с песком. Порой американскую и британскую морскую пехоту вместе с подразделениями боевых пловцов и «коммандос» привлекали для совершения диверсионных и «отвлекающих» рейдов вдоль побережья КНДР В некоторых из них задействовали и транспортеры LVT — например, в рейде британских «коммандос» и американских боевых пловцов на восточное побережье КНДР в апреле 1951 года для разрушения мостов и тоннелей в прибрежной зоне.

Когда война закончилась подписанием соглашения о прекращении огня 27 июля 1953 года, оставшиеся в строю LVT были уже сильно изношены. Хотя боеготовность отдельных машин могла быть восстановлена, официально приняли решение, что первое поколение плавающих транспортеров и танков LVT (т.е. машин AMTRAC и AMTANK) себя исчерпало. С августа 1953-го по март 1955 года эти машины еще использовали в обороне по линии 38-й параллели, но срок их службы подходил к закономерному концу.

Загрузка боеприпасов в плавающий танк LVT(A)-5. Боевые машины находились на огневых позициях вдоль 38-й параллели и поддерживали огнем части 2-й дивизии морской пехоты. Корея, лето 1952 года

Вьетнамское подразделение в строю перед транспортером LVT-4. Экипаж боевой машины — смешанный, франко-вьетнамский. Индокитай, 1952 год


На иностранной службе

По окончании Второй мировой войны, кроме самих США, машины LVT продолжали нести службу и в других странах — в конце 1940-х годов они, например, еще оставались на вооружении в Австралии. В основном боевое применение они имели на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, где в это время шел ряд войн и конфликтов. После капитуляции Японии в Китае началась гражданская война. США оказали активную помощь войскам гоминьдана, передав им среди прочей техники машины LVT-4 и LVT(A)-4. Части морской пехоты гоминьдана широко применяли эти машины в ходе ожесточенных боевых действий. Когда Народно-освободительная Армия Китая (НОАК) вытеснила их на остров Тайвань, в континентальном Китае осталось некоторое количество машин LVT. Какое-то время они использовались НОАК, пока не вышли из строя из-за отсутствия запчастей. Часть LVT гоминьдановские войска эвакуировали на Тайвань.

Кроме того, США восполнили потери новыми поставками. Применяли LVT в небольших рейдах, но сколько-нибудь значительных десантных операций против континентального Китая не вели.

Наибольшую востребованность на иностранной службе после Второй мировой машины LVT нашли у французских войск во Вьетнаме. С конца 1946 года здесь были развернуты боевые действия против войск Демократической Республики Вьетнам. Первое время США оказывали Франции в ее почти безнадежной колониальной войне, не затрагивающей пока их интересов, незначительную помощь, хотя первые машины LVT-4 и LVT(A)-4 французы получили уже в 1948 году. Однако с вступлением Китая в Корейскую войну отношение американцев к событиям во Вьетнаме резко поменялось. В конце 1950 года стали расти поставки боевой техники, включая LVT-4 и LVT(A)-4, французским войскам. Эти машины вместе с американскими же плавающими легкими транспортерами М29 «Визель», прозванными «крабами», оказались весьма полезны французским войскам, давая возможность маневра на заболоченной местности дельт рек Меконг и Красная.

Первоначально LVT использовались «кавалерийскими» подразделениями Французского иностранного легиона, но с ростом поставок из них сформировали две амфибийные группы. LVT(A)-4 применялись по своему основному назначению как машины огневой поддержки, например. в ходе наземно-десантной операции «Камарг» в конце июля 1953 года против сил ДРВ в прибрежном районе между городами Хюэ и Куанг-Три. Для защиты LVT(A)-4 от гранат противника в ближних боях, а также защиты экипажей от солнечных лучей над открытым сверху боевым отделением устраивали подобие тента. Транспортеры LVT-4 французы модифицировали, превращая и их в машины огневой поддержки. Кроме новых бронещитов для пулеметных установок, на них монтировали 75-мм безоткатное орудие (в кормовой части у правого борта) и минометы. Некоторые машины вооружались 40-мм автоматической зенитной пушкой «Бофорс» или ее американской версией М1.

Эта пушка со скорострельностью от 20 до 120 выстр./мин и начальной скоростью снаряда 800 — 880 м/с успешно применялась по наземным целям — благо в боекомплект входили патроны с осколочно- фугасным и бронебойным снарядами. Такие самоходные 40-мм пушки часто использовались совместно с 75-мм орудиями танков LVT(A)-4. Французы также включали свои LVT в состав десантов, высаживаемых вдоль вьетнамского побережья для изоляции и уничтожения частей армии ДРВ. Эксплуатация и поддержание боеспособности LVT, не рассчитанных на длительное использование в качестве наземных боевых машин, порождали много проблем. Кроме того, вьетнамцы, получившие противотанковые средства и крупнокалиберные пулеметы, все успешнее боролись со слабо защищенными машинами. Однако в целом французы высоко оценили возможности амфибий.

По окончании войны в Индокитае большинство LVT оказалось пригодными только на слом: часть из них французы вернули американцам, а часть использовали для формирования бригады морской пехоты на Средиземноморье.

Транспортер LVT-4 французских войск, вооруженный 40-мм пушкой, на позиции в окрестностях Ханоя


После заявления президента Египта Насера в июле 1956 года о национализации Суэцкого канала войска Израиля, а затем Франции и Великобритании нанесли удар по Египту. Союзное командование решило высадить десант в Порт-Саиде и Порт-Фуаде (операция «Мушкетер»). Почти изолированный район, соединенный с материком узким искусственным перешейком, давал удобный плацдарм для дальнейшего продвижения десантных частей вдоль канала. В английской зоне (в Порт-Саиде) были назначены два пункта высадки, а во французской (в Порт-Фуаде, возле главного водохранилища канала) — один. Французы включили свои LVT-4 и LVT(A)-4 в состав отдельной амфибийной группы. Британские LVT «Буффало» действовали в составе 7-го Королевского танкового полка. Высадка морского десанта прошла 6 — 7 ноября при полном превосходстве в силах и крайне незначительном сопротивлении египетских войск. Британские коммандос на LVT «Буффало», высадившиеся в районе порта вместе с танками, продвинулись на улицы города, но под огнем противника понесли потери — сказалось отсутствие бронирования на транспортерах. В целом же десант и на британском, и на французском участках прошел удачно. Хотя к 20 ноября объединенные англо-французские силы установили контроль над каналом, международное давление заставило отвести их. Это было последнее крупное боевое применение машин LVT, тем более, что большинство из них отслужило уже по десятку «лишних» лет.

В начале 1960-х годов старые американские LVT продолжали службу в армиях Южной Кореи и Таиланда. После замены новыми машинами они в основном пошли на слом. В 1970-е годы некоторое количество LVT-4 еще числилось в морской пехоте Тайваня.


Оценка машин семейства LVT

Плавающий танк LVT(A)-4 французской смешанной амфибийной группы. Обычно во взвод поддержки входило шесть таких машин. Индокитай, 1952 год


Плавающие транспортеры и танки LVT первого поколения за пять лет войны прошли существенный путь развития и «набрали» немалый опыт участия в операциях в разных регионах. Кроме разнообразия конструкций, в этом семействе можно увидеть и разнообразие типов машин: небронированные и частично бронированные транспортеры для пехоты (морской пехоты), тяжелого вооружения и грузов снабжения, плавающие танки и САУ, самоходные огнеметы, специальные инженерные машины. Боевая ценность LVT даже при их вооружении и частичном бронировании была невелика. Но в качестве транспортеров они вполне оправдали возлагавшиеся на них надежды, значительно ускоряя высадку десанта, захват и закрепление плацдарма, упрощая снабжение, а часто — и передвижение десанта на суше. Все это, конечно, при условии сильной огневой поддержки и прикрытия с воздуха, а также взаимодействия с танками. Помимо десантно-высадочных функций, им довелось выполнять и переправочные. При форсировании рек они также оказывали войскам заметную помощь, хотя доставлять их к местам переправ приходилось специальным транспортом.

Общим недостатком всех машин LVT первого поколения был движитель. Частично погруженная в воду гусеница выглядела простым и дешевым решением водоходного движителя, не требовавшего отбора мощности от двигателя и отдельных органов управления. Однако такой конструкции свойствен ряд недостатков. Большая длина гусеничного обвода увеличивает массу движителя и машины в целом, а высота обвода поднимает и центр масс амфибии, ухудшая ее остойчивость на плаву. Из-за затягивания верхней ветвью гусеницы воздуха у нижней ветви образуется воздушно-водяная эмульсия, что снижает тягу; при волнении моря тяга резко уменьшается из-за заливания водой верхней ветви гусеницы. В целом низкий КПД движителя ограничивал ходкость и маневренность машины на плаву. Высокие гребки на траках значительно сужали возможности использования транспортера на суше, быстро выходя из строя и разрушая дороги. Скорость движения LVT на плаву и на суше, даже по меркам тех лет, была недостаточна. Учтем, однако, что это было только первое поколение нового типа плавающих машин, производство которых пришлось организовать во время войны. Насколько быстро совершенствовалась эта техника, можно судить, сравнив хотя бы транспортеры LVT-1 и LVT-4. Немаловажную роль играли простота и дешевизна конструкции, заложенные разработчиками, — тут машины оправдывали себя даже в качестве одноразовых.

Транспортер LVT-4 одного из подразделений морской пехоты гоминьдана. 1950-е годы

Плавающие танки LVT(A)-4 Народно- освободительной армии Китая на учениях. Июль 1957 года. У машин демонтированы башни, а вместо них установлены 76-мм пушки ЗИС-З


На примере транспортеров и бронетранспортеров LVT видна свойственная американской армии и морской пехоте склонность к сильному пулеметному вооружению, причем вполне оправданная. Боевой опыт указывал также на обязательность полного бронирования плавающих транспортеров, используемых передовым эшелоном десанта. Частичное бронирование LVT определялось их грузоподъемностью и запасом плавучести и оказывалось недостаточно, когда противник мог вести по высаживающемуся десанту прицельный огонь.

Разработка плавающих танков на одном шасси с плавающими транспортерами упрощала производство и эксплуатацию. Однако ограничения по массе вынуждали и здесь обходиться минимальным бронированием. Большие размеры и тихоходность делали эти танки уязвимыми, и их возможности на берегу — где, собственно, они были нужнее всего, — оказывались сильно ограничены. В основном они играли роль САУ поддержки.

Можно заметить, что LVT первого поколения определили стойкий интерес американской морской пехоты к плавающим машинам большой вместимости.

Любопытна судьба одной из первых машин LVT-1, известной как «Аллигатор-3». В середине 1960-х годов вдова конструктора Роблинга передала ее Корпусу морской пехоты. Машину установили как памятник в расположении 4-го амфибийноштурмового батальона в Тампе, а в конце 1987 года переправили в Квантико в Музей Корпуса морской пехоты, где она и была выставлена после реставрации в качестве экспоната.


Тактико-технические характеристики плавающих транспортеров
LVT-1 LVT-2 LVT(A)-1 LVT(A)-4 LVT-3 LVT-4
Экипаж, чел. 3 3 6 6 3 3
Десант, чел. 20 24 30
Масса машины, т 9,9 14,0 14,8 18,6 17,15 15,1—16,5
Размеры машины, м:
длина 6,55 7,97 7,95 7,95 7,95 7,95
ширина 3,0 3,25 3,25 3,25 3,25 3,25
высота 2,47 2,64 3,05—3,07 3,11—3,18 3,02 2,47
клиренс 0,46 0,46 0,46 0,46
Толщина брони, мм: 67 мм — башня 67 — башня
максимальная 12,7 — корпус 12,7 — корпус
минимальная 6,35 6,35
Вооружение:
орудие — калибр (мм), марка 37-мм пушка Мб 75-мм гаубица М3
пулеметы — количество, калибр (мм), марка 2x7,62 М1919 1x12,7М2НВ3x7,62М1919А4 1x7,62 М1919А5 (спаренный) 2x7,62 М1919А5 на турелях 1x12,7 М2НВ или 2x7,62 М1919А4 (на башне) 1x7,62 М1919А4 (лобовой) 1x12,7 М2НВ 2x7,62 М1919А4 2x12,7 М2НВ 2x7,62 М1919А4
Двигатель:
марка «Геркулес»WXLC-3 «Континенталь» W-670-9A Два «Кадиллак» серии 42 «Континенталь»W-670-9A
тип карбюраторный карбюраторный радиальный карбюраторные карбюраторный
(кол-во цилиндров) (6) (7) двухрядные (8) радиальный (7)
охлаждение жидкостное воздушное жидкостное воздушное
мощность, л.с. 146 250 2x110 250
Трансмиссия механическая Полуавтоматическая гидромеханическая «Гидраматик», два агрегата механическая
Количество скоростей 5+1 5+1 5+1 4+1 5+1
Подвеска жесткая индивидуальная торсионная с резиновыми упругими элементами
Механизм поворота дифференциал
Тормоза ленточные
Тип гусеницы стальная, цевочного зацепления
Ширина трака, мм 260 362 362 362 305 362
Ведущее колесо заднего расположения переднего расположения


LVT(A)-4. 2-й батальон плавающих транспортеров 5-й дивизии морской пехоты США. Иводзима, февраль 1945 г.

LVT(A)-1. 1-й батальон плавающих транспортеров 1-й дивизии морской пехоты США. 1944 г.

LVT(A)-2. 708-й сводный батальон плавающих транспортеров. Атолл Кваджлейн, февраль 1944 г.

LVT(A)-2. Некоторое количество таких транспортеров, применявшихся при штурме Иводзимы в феврале 1945 года, несло трехцветный камуфляж

LVT-4. 11-й Королевский танковый полк 79-й английской танковой дивизии. Северо-Западная Европа, 1944 г.

LVT-4. Одно из подразделений морской пехоты США. Иводзима, февраль 1945 г.

LVT(A)-4. 1-й батальон плавающих транспортеров. Корея, сентябрь 1950 г.


Оглавление

  • С.Л.Федосеев Бронеколлекция 2007 № 02 (71) Американские «аллигаторы». Гусеничные десантные машины LVT
  • Появление LVT (AMTRAC)
  • Плавающий транспортер LVT-1 «Аллигатор»
  • Плавающий транспортер LVT-2 «Водяной буйвол»
  • Плавающий танк LVT(A)-4
  • Плавающий танк LVT(A)-5
  • Опытный плавающий танк LVT(A)-1 с башней М24
  • Плавающий транспортер LVT-4
  • Плавающий транспортер LVT-3 «Бушмастер»
  • Плавающий бронетранспортер LVT-3(C)
  • Ракетные пусковые установки на машинах LVT
  • Самоходные огнеметы на шасси LVT
  • Боевое применение
  • На Тихом океане
  • В Европе
  • После Второй мировой войны
  • На иностранной службе
  • Оценка машин семейства LVT