КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Тайна голубого источника (fb2)


Настройки текста:



Гайда Лагздынь Гайда Лагздынь ТАЙНА ГОЛУБОГО ИСТОЧНИКА

Спектакль «Тайна голубого источника» заслуживает особого внимания. Написан он был в первое десятилетие работы моего детского музыкального театра. Прекрасную музыку создал Юрий Петрович Штуко, член Союза композиторов СССР. На протяжении двадцати лет существования театра спектакль неоднократно исполнялся разными составами: актерским коллективом ДК профсоюзов, актерами школы №9 и №53 г. Твери, записан на видео, сохранен в записях, сделанных на тех сценических площадках, где был «прописан» театр.

Замечательно и то, что в 2002 году театр после показа в Москве спектакля «Тайна голубого источника» стал лауреатом VIII российского фестиваля «Экология. Творчество. Дети». До этого в 1999 году мы стали лауреатами V фестиваля за спектакль «Зоопарк», а в 2004 году — лауреатами X фестиваля за спектакль «Супер-купер, прим-грим».

В том же 2002 году, став участником Всероссийского конкурса пьес для профессиональных детских и юношеских театров, театров-студий, театров, где играют дети, пьеса получила первое место в номинации «Пьесы для музыкальных театров» по линии Министерства образования Российской Федерации, Всесоюзного центра художественного творчества, Союза композиторов, Союза писателей, публиковалась в Москве в журнале «Вхожу в мир искусства»; в Санкт-Петербурге выпущена в издательстве «Композитор» отдельным изданием с нотами в серии «Вокруг рояля».

На этом триумфальное шествие спектакля не закончилось. В 2006 году автор спектакля, то есть я, стала дипломантом Всероссийского конкурса премии «Хрустальная роза Виктора Розова» за драматургию спектаклей для детей: «Шоколадная страна», «Добрая зимняя сказка» и «Тайна голубого источника». А еще была награждена медалью «За вклад в отечественную культуру». Вот так, в 2007 году, за год до закрытия своего театра, драматургия была отмечена признанием на высоком столичном уровне. А наш город «упавшего с коня бойца» не заметил.


Рецензия на пьесу Гайды Лагздынь «Тайна голубого источника»

Автор рецензии — Л.Е. НЕЧАЕВ, член Союза писателей России, лауреат Первого Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу Госкомиздата и Союза писателей СССР

«Если точнее, то «Тайна голубого источника» определяется как «музыкальное шоу-спектакль». Анализ, таким образом, чисто литературной стороны дела всей полноты, естественно, не представит. И тем не менее даже не оживленный исполнением текст захватывает... «Тайна...» — это спектакль для детей (как мне представляется, для дошкольного и младшего школьного возраста). Тема — извечная борьба добра и зла, идея — необходимость и возможность отстаивания светлых начал. В сущности, дети с младенчества разбираются в основных категориях жизни: хорошо — плохо, добро — зло, красивое — безобразное, ласковое — обидное и т.п., литературное же, драматическое произведение призвано поддерживать и развивать нравственные, этические, философские основы своими очень особенными, деликатными, таинственными способами. Гайда Лагздынь с успехом применяет эти «таинственные средства». Очень импонирует в пьесе апелляция к фольклору — в лексике, в интонациях, в реалиях, в самой прописи характера матушки Анастасии — доброй, ласковой. Ее младшего сына Ваню похитили злые силы, и он стал абсолютным эгоистом, забывшим мать, брата и сестру (точное наблюдение — эгоизм лишает человека чувства братства!). Старшему сыну и дочери Мане, ушедшим искать голубой источник, живительный ключ, тоже угрожают злые силы. И все они — дети и мать, превращенная Трехликим в черно-сизую ночную птицу, оказываются в одной пещере во власти темных сил. Мать же — птица, самоотверженно пытается спасти своих детей: закрывает собой выход из черной пещеры и в отчаянии бьется о стену. Вот так, органично и сильно, звучит в пьесе то, что я назвал «апелляцией к фольклору». В сущности, сказка предлагает преодоление препятствий, сопряженных с риском, с переживаниями. Это все есть в пьесе, и именно это захватывает, заставляет сопереживать. Успеху способствует и некая фееричность действия. Оно происходит стремительно, в характере автора, ситуации быстро меняются, держа нас в напряжении... Можно отметить и такой прием, как антитеза: свет — тьма, черное — голубое, эгоизм — доброта и т.д. Можно указать и на такое достоинство, как верно переданная детская речь, детская психология, доверчивость, когда дети отдают волшебный отцовский поясок и кольцо врагу и т.д. Но стоит ли? Это был бы очень пространный разговор; вывод же однозначен: пьеса удалась. Прикосновение добра совершает чудо — эгоист превращается в славного мальчика Ваню.

Думаю, что прикосновение пьесы к душам маленьких зрителей также совершит чудо, много добрых чудес. В извечном противостоянии зло еще будет отброшено...»


«ТАЙНА ГОЛУБОГО ИСТОЧНИКА»

Музыкальный шоу-спектакль по экологии

Действующие лица:

1. Матушка Анастасия

2. Старший сын Никитка

3. Дочь Маня

4. Младший сын Ваня, он же Маленький злыдень Эгоист

5. Главный злыдень мрачного царства Харитон

6. Злыдень мрачного царства Трехликий Иви, он же барашек, он же старец

7. Злыдень мрачного царства Ефимка-Стукач

8. Царица царства мрака Чернота Вторая

9. Старшая сестра — хранительница голубого хрустального источника — Доброта

10. Средняя сестра — хранительница голубого хрустального источника — Радость

11. Младшая сестра — хранительница голубого хрустального источника — Прилеженка

12. Летучие мыши

13. Черные тени

14. Голубые тени

15. Мать-птица

Музыкальные произведения:

1. Увертюра

2. Танец летучих мышей

3. Танец и песня Злыдней

4. Песенка маленького Эгоиста

5. Песня-плач, танец матери-птицы

6. Ария Черноты Второй

7. Танец родника, голубых теней

8. Мрачная и светлая музыка — песня заклинания. Танец противостояния

9. Гимн добру


СЦЕНА I

Изба. Матушка Анастасия в цветном кокошнике замешивает тесто. Дети, Маня и Никитка, тоже заняты работой. Матушка сеет муку, приговаривает:

МАТУШКА. Сейся, сейся добро! Золотое зерно, чтобы было поболее, чем былинок в поле, чем песчинок в реке, капель звонких в реке, добрых сказок и былей было премного в мире.

К окну подкрадывается злыдень мрачного царства Трехликий Иви в сопровождении черных теней.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Ишь, все добро сеет! Потому и в немилости у царицы мрачного царства!

МАТУШКА. Никитка, полноте крутиться! Маня, пора спатеньки ложиться. Ты, Никитушка, на печь полезай. А Манечка — на полати дубовые, под потолки сосновые. Ужо холстинкой прикрою.

МАНЯ (рассматривает мать). А наша матушка красивая, молодая. Вот только горбиться стала. Это от непосильной, знать, работы. Без батеньки тяжко. Да и от переживаний. Ванечку жалко.

НИКИТКА. Чего придумала? Горбатится... Совсем не горбатится! (Мать не слышит их разговора.)

МАТУШКА. Чего вы там, детки? Не ссорьтесь. Злые слова только злыдней к дому приваживают. (Слышится шум от перевернутого ведра. Его задел Трехликий). Ой ли? (Мать хватается за сердце.) Чует сердце недоброе!

НИКИТКА. Да кот Васька это. Верно, мышей гоняет.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ.  Сам ты кот! А ваш Ванечка больно балованный да капризный, а ничего не знает. Млад-шень-кий. Ха-ха!

НИКИТКА.  В деревне говорят, что сгинул наш Ваня.

МАТУШКА. Не сгинул, пропал. Можь, утонул, а можь, дикие звери в лесу настигли. Бог свидетель. Что за напасть? (Садится на лавку.)

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Мог бы и не пропасть. (Снова задевает ведро.)

МАТУШКА. Не к добру все это. Чует мое сердце. (Снимает пояс, рассматривает на пальце колечко.) Вот что, детки. Прими от меня, Никитка, поясок отцовский. А тебе, Манечка, колечко серебряно. От сглазу да от порчи, да от неволи злой. Батенька, умирая, завещал. Не снимайте. Пока владеете, ничто вас не возьмет.

МАНЯ. Спасибо, матушка, за подарочки. Красивый поясок и колечко славно.

НИКИТКА.  Батин поясок...

МАНЯ. А сказочку?

МАТУШКА. Расскажу, как всегда. Расскажу, родненькие, сладенькие мои. Небылицу аль волшебну?

НИКИТКА. Пострашнее, чтобы аж дух захватило.

МАТУШКА. На ночь-то глядя? И пострашнее? (Трехликий Иви приближается еще ближе, следом крадется Ефимка-Стукач). Так слушайте сказочку- то. Расскажу я вам, кровинушки мои, про волшебный голубой источник. Сказывают, дорога до него трудна, опасна. Сокрыта среди гор высоких да лесов дремучих. Берегут его три сестры. Пуще глаза берегут. Искать его надо до первых утренних, до вторых, крайне третьих, петухов. Ночью он светится голубым волшебным светом. Но видят его только добрые глаза. (В темноте, на каком-то возвышении, засветился голубой кувшин, из которого льется голубая струя, звучит мелодия голубых теней. Черные тени отступают, ложатся на землю.) В голубой хрустальной воде сокрыта великая сила! (Звучит в темноте голос матери.) И слова я знаю, да к чему говорить, коли ключ далеко, а вода глубоко-глубоко. (И снова высвечивается сцена в доме.)

МАНЯ. Матушка, родненькая, а скажи те слова-то!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Скажи, матушка-красавица! Скажи, Анастасия! Мне, Трехликому Иви, злодею черного царства, ох как надобно знать! (Сзади еще ближе подкрадывается Ефимка-Стукач.)

ЕФИМКА-СТУКАЧ. И мне, злыдню Стукачу-Ефимке, тоже охота знать!

МАТУШКА. (тревожно). Али кто под окном шуршит? Можь, ветер? Никого там нет? (В зал.) Никого вроде... Ладно уж, скажу. Но чтобы злыдни не услышали, каждому на ушко. Запомнили? (Матушка шепчет по очереди Мане и Никитке.)

МАНЯ. Запомнили, матушка.

НИКИТКА. Запомнили крепко-накрепко. А кто такие злыдни? Где живут?

МАТУШКА. В черной пещере живут злые люди.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Ишь ты, все знает! (Зло.) Ну берегись, Анастасия!

ЕФИМКА-СТУКАЧ. Пора уходить, пока Трехликий не прибил! (Убегает, прячется.)

Трехликий надевает маску барашка.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Бэ-э-э-э-э..

МАТУШКА. Что такое? Никак барашек во двор просится в такую позень?

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Бэ-э-э-э-э...

МАТУШКА. Может быть, послышалось? (В зал.) Выйти аль нет? Бэ-э-э-э-э... Потерялся, знать... Пожалуй, выйду, впущу в хлев, утром хозяин отыщется. Спите, я сейчас. (Уходит. Бэ-э-э-э-э... все дальше, все тише.)

МАТУШКА. Бяшка, бяшка! Ты куда? Никита! Маня! Напали... напа... (Голос матери умолк. На крыльцо выскакивают дети.)

МАНЯ. Матушка! Матушка!

НИКИТКА. Матушка, отзовись!

МАНЯ. Матушка... Пропала... знать, злыдни... (Опускается на землю, плачет, под звуки мелодии черных теней по сцене пролетают черные тени.)


СЦЕНА II

Черная пещера. Погасший костер, котел с пищей, летают летучие мыши.

ТАНЕЦ И ПЕСНЯ ЛЕТУЧИХ МЫШЕЙ

Мы — странные мыши, не спим до рассвета!

Не ведаем солнца, боимся мы света.

А где обитаем, нет ярких картин,

Одна только серая пыль паутин.

Припев:

Летучие мыши! Летучие мыши!

Живем мы в пещере! Живем не под крышей!

А где обитаем, нет ярких картин,

Одна только серая пыль паутин.


Наш голос потоньше тончайшего писка,

Во мраке пещерном летаем без риска,

Но может до смерти вас вдруг напугать

Нечаянно, случайно мышиная рать.


Летучие мыши! Летучие мыши!

Живем мы в пещере! Живем не под крышей!

Но может до смерти вас вдруг напугать

Нечаянно, случайно мышиная рать.


Летучие мыши летают ночами,

Огромные крылья у нас за плечами,

А выглянет солнце, настанет денек,

Повиснет в углу серо-бурый комок.

Летучие мыши! Летучие мыши!


Живем мы в пещере! Живем не под крышей!

А выглянет солнце, настанет денек,

Повиснет в углу серо-бурый комок.

В пещеру вбегает маленький толстый Эгоист.

ЭГОИСТ. Эй вы, мышки-шуршишки! Кыш! (Садится возле котла, все съедает, поглаживает живот.) Все съел сам. Фу! Поспать бы.

Злыдни возвращаются в пещеру с факелами, криками. Появляется сначала Главный злыдень — Харитон, за ним второй злыдень — Ефимка-Стукач. Эгоист прячется.

ПЕСНЯ (ЗАЯВКА) Главного злыдня Харитона и Ефимки-Стукача.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН

Главный злыдень Харитон!

Задаю в пещере тон!

Никого я не люблю!

Целый день я злюсь и злю!

ЕФИМКА-СТУКАЧ

Ну а я — Ефим-Стукач!

Хочешь смейся, хочешь плачь!

Зря в пещере не кричу.

А пойду и нас-ту-чу!

ОБА

А приятель наш Иви,

От зари и до зари,

Изменяет внешний лик:

То барашек! То — старик.

Припев:

И-ха-ха! И-ха-ха!

Наша тройка неплоха!

Харитон, Ефим, Иви!

Все мы родом из Твери!

Все мы родом из Твери!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Харитон!

ЕФИМ-СТУКАЧ. Ефим!

ОБА. Иви!

Маленький Эгоист вылезает из угла, усаживается возле котла.

ЭГОИСТ. И я — злыдень, только маленький-маленький. Хочу чаю! Чаю хочу!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Цыц, маленький Эгоист! Подкидыш несчастный!

Усаживается около костра, с ненавистью разбрасывает обглоданные кости, заглядывает в пустой котел, перевертывает его.

ЭГОИСТ. Хи-хи! Покушал.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Кто тут все схавал? Ефимка-Стукач! Где Трехликий Иви? Не вижу Трехликого! (Отбрасывает котел.)

ЕФИМ-СТУКАЧ. Трехликий Иви тебе, Харитоша, подарочек тащит. ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Есть один подарочек! (Кивает на Эгоиста.)

ЕФИМ-СТУКАЧ. Не то. Красавицу Анастасию ведет!

Появляется Трехликий с матушкой. Матушка, завидев маленького Эгоиста подбегает к нему, хочет приласкать.

МАТУШКА. Сынок? Сыночек? Ваня! Ванечка!

ЭГОИСТ. Я не сыночек. Какой я Ванечка? Я с ними.

Главный злыдень Харитон осматривает пришедшую.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Ничего подарочек. Личико красивенькое, беленькое. Так и охота грязью вымазать. Правда, кривовата красавица-то. Но... готовить жаркое (подает пустой котел) да хлеб печь — сгодится!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Что личико, Харитон! Она такое знает, чего не знаем мы.

ЕФИМКА-СТУКАЧ. Я подслушал. Анастасия знает тайну голубого источника! Тайну хрустальной чистой воды.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Что за тайна? Какого еще источника? Мне известен только один — черный! А ну, Анастасия, выкладывай. Не то грязью так вымажу, что век не отмоешься. Главного Злыдня сто лет помнить будешь. Говори!

Матушка молчит, не сводя глаз с маленького Эгоиста.

ЕФИМКА-СТУКАЧ. Раз молчит, можно и вымазать. Только вот грязь, Харитоша, кончилась. К Черноте Второй на поклон надобно идтить! Маленький Эгоист все на себя извел.

ЭГОИСТ. Извел потому, что сами знаете! Чаю хочу! Хочу чаю!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Цыц, черномазый, нечесаный. А про ключ и без тебя, Анастасия, дознаемся. Найдем, грязью замажем, свой черный источник будет! Ха-ха-ха!

ЕФИМ-СТУКАЧ. Харитоша, я еще что знаю. Есть у Анастасии детки: Никита да Манька. Тоже знают тайну голубого источника. Надо их до смерти напугать. А если и грязью вымазать — злыднями станут. А как станут, все сами расскажут. (Начинает приплясывать, за ним и другие.)

ТАНЕЦ И ПЕСНЯ ЗЛЫДНЕЙ

Есть ключик заветный с тяжелой водой,

Там черная грязь вперемешку с бедой!

Мы сами тот ключ захватить бы не прочь!

Мы сможем! Мы сможем! Ребяткам помочь!

Если той грязью измазать детишек,

В них жадности, вредности будет излишек!

Есть ключик заветный с тяжелой водой!

Там черная грязь вперемешку с бедой!

Измажем, обмажем, споганим детишек,

В них грубости будет и злости излишек.

Есть ключик заветный с тяжелой водой!

Там черная грязь вперемешку с бедой!

ЭГОИСТ. Чаю хочу! Хочу чаю! (Матушка подсаживается, хочет налить из чайника, злыдень выбивает из рук кружку.)

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Чаю опять захотел. С чего бы это? Откуда только на нашу голову свалился? (Дает подзатыльник.)

ЭГОИСТ. Трехликий принес. А-а-а-а! Кто его просил? (Воет.) Чаю хочу! Хочу чаю!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН.  А ну, Ефимка, к Черноте Второй на поклон. Кувшин с черной грязью, да пополнее, принеси (подает черный кувшин, извлекая из него остатки). А тебя, красавица, последний раз спрашиваю! Ну хорошо! (Зловеще.) Чтоб не мешала. (Кидает в нее грязь.)

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Много добра сеешь! По приказанию царицы мрачного царства Черноты Второй: быть тебе черно-сизой ночной птицей. Жить тебе в черной пещере, не видать голубого ясного неба!

Затрепетала Анастасия, упала на колени, уронила с головы цветной кокошник. Черные тени, до сих пор застывшие по углам пещеры, задвигались, затанцевали, унесли цветной кокошник матушки. Она превратилась в черно-сизую птицу.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. И пока цветной кокошник у царицы мрака, быть тебе сизой птицей (три злыдня становятся спинами друг к другу, выдавая свою программу).

ЕФИМ-СТУКАЧ. Настучу, то есть расскажу, перескажу, насплетничаю Черноте Второй на все и про всех! Больше уважать станут. (Убегает.)

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. На стукача надейся, сам не плошай! Али я не Главный злыдень темного царства? Дознаюсь тайны голубого источника, повысят в звании.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Главный — Заглавный! Главным злодеем стану я! Захвачу трон. Стану полным властелином царства мрака! (Убегает.)

Пещера пустеет, только бьется птица, летают летучие мыши да спит Эгоист. Показывается во входе голова Никитки, затем Мани.

НИКИТКА. Черная пещера?

МАНЯ. Наверное, здесь живут злыдни.

ЭГОИСТ (просыпается). Живут. А вы кто такие?

МАНЯ. Похож лицом на нашего Ванечку.

ЭГОИСТ. Я не Ванечка ваш. Я — Маленький злыдень. Крошка-эгоист. (Поворачивается на другой бок, подгребая под себя детское ведро.)

НИКИТКА. Похож! Такой же, все под себя гребет. А ты нашу матушку не видел?

ЭГОИСТ. Вона чья-то матушка. Ха-ха! Ловите черную птицу! (Вскакивает.)

МАНЯ. Нечего смеяться, маленький Эгоист. И кто из тебя только вырастет?

ЭГОИСТ. Кто, кто... (передразнивает). Большой эгоист!

Мальчишка стал дразниться, приплясывать, кривляясь, петь:

По деревьям бью из пушек!

Дождь на маковке верчу!

На костре я жгу лягушек

И кота за хвост кручу!

Припев:

Меня били в царстве темном кулаком, ку-ла-ком!

Я и вы-рос, я и вы-рос ду-раком! Ду-ра-ком!

Эгоистом маленьким! Злыднем вот удаленьким!

Удивительно прекрасно

Грязью мазать всех подряд!

Очень даже распрекрасно

Обучать тому ребят!

Припев:

Меня били в царстве темном кулаком, ку-ла-ком!

Я и вы-рос, я и вы-рос ду-раком! Ду-ра-ком!

Эгоистом маленьким! Злыднем вот удаленьким!

Мне не надо умываться

И спасибо говорить,

Над старушкой посмеяться,

Можно взрослым нагрубить.

Припев:

Меня били в царстве темном кулаком, ку-ла-ком!

Я и вы-рос, я и вы-рос ду-раком! Ду-ра-ком!

Эгоистом маленьким! Злыднем вот удаленьким!

Черная птица ластится к детям, Маня гладит ее.

МАНЯ. Где же наша матушка? Как найти, как из неволи вызволить?

ЭГОИСТ. Кыш, сизая, отвяжись! А я умею делать черные дела! Хотите, вас в злыдней превращу? У меня кувшинчик припасен с грязью!

НИКИТКА. А мы заговорены. У меня есть поясок отцовский от напастей.

МАНЯ. А у меня серебряно колечко от всяких злыдней!

ЭГОИСТ. Давайте поменяемся: мне охота иметь такой поясок и колечко. (Дети отрицательно мотают головами.) Ах так! (Эгоист выхватывает головешку и бегает за детьми. Те выбегают из пещеры.) Тетушка Чернота Вторая, меня обижают! (Убегает в глубину пещеры, в которой бьется о стену сизая птица.)

ПЕСНЯ: ПЛАЧ МАТЕРИ

Ясный день угас с рассвета,

Засинело в речке донце,

Потемнели краски света,

Закатилось злато солнце.

Припев:

Бьется птица! С болью бьется!

Песня счастья недопета!

Светлый мир добром зовется.

Луч упал. Погасло лето.

Песни ласковая нота

Притаилась в сердце скромном,

Материнская забота

Так бессильна в царстве темном.

Припев:

Бьется птица! С болью бьется!

Песня счастья недопета!

Светлый мир добром зовется.

Луч упал. Погасло лето.

Околдованная птица

В подземелье темном бьется,

Душит черная темница,

Ей в неволе не поется.

Припев:

Бьется птица! С болью бьется!

Песня счастья недопета!

Светлый мир добром зовется.

Луч упал. Погасло лето.

Из глубины пещеры стремительно появляется царица мрака Чернота Вторая со свитой из черных теней. Звучит мелодия черных теней. Они несут шлейф царицы. В руке у одного танцора — цветной кокошник матушки, рядом семенит маленький Эгоист. Летучие мыши разлетаются по углам.


АРИЯ ЧЕРНОТЫ ВТОРОЙ

В моих апартаментах не нужен белый свет.

Без всяких сантиментов живу мильярды лет.

Блаженствую и рада я царству темноты.

А лучшая награда мне — черные цветы.

Припев:

Я Чернота Вторая! Вторая не с конца!

Царица царства мрака! Без маски! Без лица!

Довольна я глубинкой, хоть выткни пальцем глаз,

Я царствую дубинкой, но не про это сказ!

Я черным мраком мажу, сырая — не горю!

Зато, бывает, лажу я черную гоню.

(Усаживается на трон.)

Припев:

Я Чернота Вторая! Вторая не с конца!

Царица царства мрака! Без маски! Без лица!

ЭГОИСТ. А почему ты, тетенька царица, называешься второй, а не первой?

ЧЕРНОТА II. А Черноту первого туда, эдак, миллион лет назад унесло. (Показывает длинным пальцем вверх).

ЭГОИСТ. Тетя царица Чернота II, а зачем тебе цветной кокошник?

ЧЕРНОТА II. Много хочешь знать!

ЭГОИСТ. А я знаю, чей он. Это кокошник матушки Анастасии, что стала черной птицей. И пока он у вас, быть ей все время птицей!

ЧЕРНОТА II. И зачем тебя только Трехликий притащил? Руки у Анастасии добро сеют, а это для нашего царства опасно. Да что ты понимаешь, злыдень непрокий!

Вбегает Ефимка-Стукач.

ЕФИМ-СТУКАЧ. Ваше величество, повсюду вас ищу! Ваше черное- пречерное великолепие! Анастасию Трехликий из деревни утащил. Злыдень Харитон в птицу превратил, разбежались все по своим черным делам, а меня, Ефимку, за грязью послали. Кувшинчик бы черненький, волшебный... нечем черные дела-то делать.

Появляется Главный злыдень.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Ваше задание выполнено!

ЧЕРНОТА II. И ты, Харитошка, тут? В одночасье с Ефимкой? А где Трехликий Иви?

ЕФИМ-СТУКАЧ. Трехликий — сам себе на уме. Дети еще появились. Мать ищут. Тайну голубую знают. А взять никак — заговорены.

ЧЕРНОТА II (рассматривая цветной кокошник). Тайн у меня своих черных хватает.

ЕФИМ-СТУКАЧ. Этот голубой источник ночами светится. Охраняют его три сестры. Только видят его добрые глаза.

ЧЕРНОТА II. Три сестры, говоришь? А, три сестры!.. Пусть светится... добрым глазам. Что проку в том? А ты что, Харитон, молчишь? Какую-нибудь черноту задумал?

ЕФИМ-СТУКАЧ. Ваше великолепие! Кувшинчик бы... нечем дела-то делать!

ЧЕРНОТА II. ...Нечем, нечем... давно ли получали? Наш черный источник не богат... (в сторону). А голубой надо бы прибрать к рукам! (Про себя.) Кому бы это поручить? Трехликому. Лучше его никто не сделает. Этот (в сторону Стукача) — трепло. Тот самоуверенный слишком, зазнался в звании Главного злыдня. (Вслух.) А трону ничего не грозит!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН (Стукачу). До чего самоуверенная старуха. Живет тут миллионы лет. А мы еще молодые, мало чего натворили.

ЕФИМ-СТУКАЧ (Главному злыдню). Все сама черные дела хочет делать. А нам без грязи, как без воздуха! Придется самим раздобывать.

Уходят. Старуха Чернота подслушивает.

ЧЕРНОТА II. Самоуверенная старуха. Ха-ха! (Зло.) Коварная я старуха, царица мрака, властительница всего черного, мрачного, злого. А вы, злыдни, порождение моей темной черной силы. (Берет таз с черной грязью, начинает ворожить.)

Колдую, колдую! Черно ворожу.

На черное озеро чернью гляжу.

Во мраке таинственном — тени черны!

Царице своей черны тени верны!

Появляется Трехликий.

Трехликий Иви, сделаю Главным злодеем темного царства, если найдешь волшебный источник с голубой хрустальной водой. Найдешь и... сам знаешь. Ни к чему нам добрый чистый ключ. И руки Анастасии, сеющей добро, на всякий случай надо отсечь! Ты понял?

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Грязью источник залить, ваше высочество?

ЧЕРНОТА II. Не мне тебя учить, Трехликий!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Трудновато, ваше великолепие! Берегут его пуще глаза своего три сестры.

ЧЕРНОТА II. Это твоя забота, главный царский злодей! И не вздумай на трон мой посягать! Не выйдет!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Ваше величество...

ЧЕРНОТА II. Все вы такие. Чуть власть почувствуете, еще захотите большей! Анастасию-матушку вместе с добрыми сестрами к скале приковать, черным саваном накрыть. Не выношу добрых лиц с добрыми глазами — в землю втягивает, проваливаюсь я! А от чистого света — слепну. Кстати, и ты, черный злодей, такой же!

ЭГОИСТ. Тетя Чернота, вы света боитесь?

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. И у тебя, царица мрака, есть слабое место? (Про себя.)

Чернота Вторая опускается, сливается с землей, исчезает с тенями.

ЭГОИСТ. Тетя царица? Чернота Вторая! Мне можно с Трехликим?! Я тоже хочу залить черной грязью ключик!

Достает спрятанный кувшинчик. Но та исчезает, не слышит. Трехликий грозит Эгоисту кулаком, отнимает кувшин.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Иди прочь! Вот и без проблем!

ЭГОИСТ. Мое! Самому нужно! А-а-а! (кусается, Трехликий бьет его, отшвыривает в сторону). Банан хочу! Хочу банан!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Шагай к Главному злыдню. Скажи, что я приказал ему выдать тебе три мешка этих ба-на-нов! (Зловеще.) Сейчас он тебе отвесит три мешка!

ЭГОИСТ. А ты чего, уже главным стал? (Делает вид, что уходит, сам прячется.) Такой я дурак, чтобы поверить Трехликому! Всегда всех обманывает... Мою черную волшебную грязь взял. Я своего не упущу! Отниму!


СЦЕНА III

Еле бредут уставшие дети Никитка и Маня. Появляется Трехликий, за ним крадется Эгоист.

МАНЯ. Устала я, братик. Сил нет больше идти.

НИКИТКА. Крепись, сестрица. Матушка в неволе. Отыщем голубой ключ. Он волшебный, добрый, поможет. А слова, что матушка говорила, ПОМНИШЬ? (Маня кивает головой, Никитка переходит на шепот.)

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Матушка сказывала, что искать тот источник надобно ночью до первых, вторых, крайне, третьих петухов. Ночью-то он светится! (Повторяет про себя подслушанные слова Трехликий, надевая одежду и маску седого деда).

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Куда путь держите, внучата-сорочата?

МАНЯ. К голубому источнику. Как до него, дедушка, добраться?

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Зачем вам, детушки, голубой ключ?

МАНЯ. Матушка говорила, что если его водой... (Никита дергает ее за косу, та умолкает.)

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Идтить надобно, внучата-сорочата, только ночью. Ночью ключ светится голубым светом. Но лишь до первых, вторых, крайне третьих, петухов.

МАНЯ (осмелев). Правильно. И матушка так говорила. Свет источника виден добрым людям, идущим с добрыми намерениями. А когда он рядом, виден всем!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. То-то ключ мне не открывается (в сторону.) За ними и пойду (вслух). Счастливого пути, внучата-сорочата! (Садится.) А вот я не могу идти. От голода отощал. Все на мне болтается.

МАНЯ. И нам поделиться нечем. Разве вот серебряно колечко. В деревне, коли недобрые селяне, выменяешь на хлеб.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Мне бы поясок еще. Ночи-то темные, холодные. Поддувает. Совсем озяб.

НИКИТКА. На поясок, подпояшься! (Снимает, отдает. Трехликий выхватывает кольцо, хватает поясок, исчезает.)

МАНЯ. Дедушка, где ты? Куда подевался?

НИКИТКА. Странно все это. Наверное, не надо было пояс отцовский отдавать. Но дело сделано. Маня, смотри?!

На краю сцены возникает свечение голубого источника, танец и музыка голубых теней.

МАНЯ. Никитка, пошли скорее, пока петухи не пропели!

Дети идут навстречу сиянию, источник приближается. Трехликий крадется следом, за Трехликим — Эгоист.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ — СТАРЕЦ. Вот и голубой источник!.. Виден... (Забегает вперед детей, вытаскивает из-за пазухи пучок травы, поджигает, делает костерок из веток, колдует.)

Черный ворон, закружи, черных дел наворожи!

Ты гори, дурман-трава! Закружится голова,

У костра отдохнут и останутся тут!

Пояс да серебряно колечко вас теперь не оберегут! (Появляются дети.)

НИКИТКА. Смотри, никак костер? Кто-то оставил.

МАНЯ. Ночь, холодно, сыро, темно. Погреемся, Никитка? Сил нет больше идти. Голубой ключ совсем рядом. И первые петухи еще не кричали... Спать хочется...

НИКИТКА. И мне охота...

МАНЯ. Не уснуть бы! (Кладет голову на плечо брату.)

Слышна музыка голубых теней. Из темноты ярче вырисовывается источник — голубой кувшин. Слышен крик первых петухов, но дети его не слышат.

ТАНЕЦ РОДНИКА, ГОЛУБЫХ ТЕНЕЙ И ТРЕХ СЕСТЕР

СЕСТРЫ

Прозрачен, хрустален наш ключ.

Волшебны чудесные струи,

А коль прикоснется к ним луч,

Они зазвенят словно струны.

Припев:

(Поют, танцуют тени)

Голубые феи — феи чистоты!

Охраняют ключ тот голубой воды.

Охраняют ключ тот голубой воды

Голубые феи, феи чистоты!

ГОЛОСА СЕСТЕР:

Доброта,

Радость,

Прилежанка!

(Сестры делают реверанс.)

СЕСТРЫ

Ты сделай один хоть глоток,

Прохладной живительной влаги,

Сильнее забьется исток

Любви, и добра, и отваги.

Припев:

Голубые феи — феи чистоты!

Охраняют ключ тот голубой воды.

Охраняют ключ тот голубой воды

Голубые феи, феи чистоты —

Доброта,

Радость,

Прилежанка!

(Сестры делают реверанс.)

К источнику подкрадывается Трехликий с кувшинчиком черной грязи.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. До первых петухов не успел, до вторых управлюсь. Внучата-сорочата крепко-накрепко уснули и нав-сег-да! Теперь-то уж быть мне Главным злодеем темного царства! (Прячет кувшин в кустах, за которыми притаился маленький Эгоист.) Итак, сестричек, значит, зовут: Доброта, Радость, Прилежанка. Только бы сестер, что стерегут источник пуще глаза своего, выманить. (Надевает маску Старца, опираясь на палку, идет к источнику. Голубые тени затрепетали.)

ДОБРОТА. Сестра-Радость, смотри, дедушка седой... Присядь-ка скорее, отдохни с дороги!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ (в сторону). Как слепят меня эти голубые струи! И в землю добрые слова вминают! (Прикрывает глаза ладонью.)

РАДОСТЬ. Сестра-Доброта, сестра-Прилежанка! Давайте споем дедушке песню!

ПРИЛЕЖАНКА (рождается из голубого света). Хорошо, милые сестрицы, но сначала напоим хрустальной водой, умоем гостя, а уж потом... Вторые петухи еще не кричали, можно, дедушка, до восхода солнца и прилечь?

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ (очень испугался и стал закрываться). Что вы, девицы пригожие! Некогда отдыхать! Дорога каждая минута! Беда! Злыдни, по приказу царицы мрака Черноты Второй, матушку-красавицу Анастасию в черную птицу превратили, грозятся руки, добро сеющие, отсечь!

Сынка ее младшего, Ванятку, извели. А теперь и старшеньких, Никитку да Манечку, злыднями хотят сделать. Спасайте детей и Анастасию, добрые ласковые феи! Бегите, сестрицы-водяницы! (Те заторопились.) А ты чего не торопишься? (Прилежанке.)

ПРИЛЕЖАНКА. Нам, дедушка, уходить от голубого источника никак нельзя. Сестрицы: Доброта, Радость и я — Прилежанка — хранительницы его. Да и струи без нас иссякнут.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. А как же дети, мать? Погубят их злыдни!

ПРИЛЕЖАНКА. Ну что ж... Идите... Милые сестры, Доброта и Радость, прощайте. Возьмите сосуд с голубой хрустально-чистой водой. Волшебство ее действует, пока не прокричали третьи предрассветные петухи. Да будьте осмотрительны! (Те уходят.)

Трехликий Иви сбрасывает маску Старца. Голубые тени заколебались еще сильнее, затрепетали, сбились в кучу.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Свершается моя мечта. Сейчас я, Трехликий злодей, исполню волю царицы мрака Черноты Второй, залью голубой ключ черной грязью и стану Главным злыднем темного царства! И забьет здесь черный источник! И я буду им повелевать! (Ищет в кустах кувшин.)

ПРИЛЕЖАНКА. Сестры милые! Доброта! Радость! Помогите! (Решительно.) Ну нет! Не отдам волшебный чистый источник с хрустальной водой!

Прилежанка стремительно очерчивает круг вокруг источника. Голубые тени быстро, решительно затанцевали по очерченному кругу. Появился Эгоист.

ЭГОИСТ. А кувшинчик мой, мой, мой! Мо-о-й! Обманули дурака на четыре кулака! (Подбегает к роднику.) Красиво-то как! (Застывает от света источника.)

Прилежанка берет горсть воды — ленты, платок и т.д., касается Эгоиста, черного кувшинчика. Эгоист превращается в Ваню, черный кувшинчик в голубой — подмена.

ПРИЛЕЖАНКА

Голубая водица, водяная сестрица!

От злого навета, от черного цвета,

От дурного сглазу очисти сразу!

Работа с залом по заучиванию.

ВАНЯ. Спасибо тебе, Прилежанка, что расколдовала.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Так вот в чем тайна волшебной голубой воды! Она смывает грязь, расколдовывает, возвращает доброе имя. Теперь и я слова заветные знаю! (Исчезает.)

ПРИЛЕЖАНКА. Торопись, Ваня. Пока не прокричали третьи предрассветные петухи! Беги в пещеру, помоги всем! Да берегись Трехликого! (Прилежанка подает ему кувшинчик с голубой водой). Заклинание помнишь?

ВАНЯ. Голубая водица, водяная сестрица, от злого навета, от черного цвета, от дурного сглазу очисти сразу! (Повторяет Ваня слова, идя перед закрытым занавесом. Видит спящих ребят). Никита? Маня? Что делать?

Вместе со зрителями проговаривают слова заклинания, брызжет на них водой из голубого кувшина, который ему подарил источник взамен черного. Кувшин ставит неподалеку от себя.

НИКИТКА. Ваня? Или маленький Эгоист переоделся в Ванину одежду?

МАНЯ. Да Ванечка это! Ваня! Откуда ты?

ВАНЯ. Голубой источник мне вернул прежний вид и превратил в вашего брата. Но надо спешить. Спасти матушку, что стала черной птицей. Вот голубая волшебная вода.

Но подкравшийся Трехликий Иви выливает воду из кувшинчика.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Их еще больше добро делающих стало. Ха-ха! Нет голубой воды. Бегите, но матушку вам не вернуть. Все мы коварны в царстве Мрака и Зла. (Проговорив в сторону, надевает маску барашка).

ВАНЯ. Кто опрокинул кувшин? Я вернусь к источнику за водой, а вы спешите на помощь матушке. Я догоню!

Никита и Маня убегают в одну сторону, Ваня в другую. Слышен голос барашка, Ваня останавливается, на него нападает Трехликий.

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Ну что, барашек, попался? Вот так-то лучше. (Привязывает Ваню к дереву). Мне сейчас некогда с тобой разбираться, и грязи черной под руками нет, чтоб превратить опять в злыдня! (Убегает).

ВАНЯ. Помогите! Ну хоть кто-нибудь! (Но никого нет. Кричат вторые предрассветные петухи). Ну нет! Или я не бывший злыдень — крошка-эгоист?! (И Ваня развязывает веревки).


СЦЕНА IV

Пещера. Главный злыдень Харитон куражится над птицей.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Ну что, Анастасия красавица, черная птичка! Превратить тебя в злыдню али нет? Ты мне только скажи, в какой стороне этот источник? (Вбегает Ефимка-Стукач).

ЕФИМКА-СТУКАЧ. Черной волшебной грязи выдали целый кувшин!

Появляются сестры: Доброта и Радость, бросаются к птице, закрывают ее собой.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Откуда такие красавицы к нам пожаловали? Не косые, не кривые, не горбатые, чистенькие?

Кивает Ефимке, тот набрасывает обруч, приковывает к стене, вырывает сосуд с хрустальной водой, выливает на пол пещеры.

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Вот мы вас сейчас... (Поднимает черный кувшин).

Звучит музыка черных теней, появляется царица мрака Чернота Вторая.

ЧЕРНОТА ВТОРАЯ. Приказ, вижу, выполнили, но... наполовину! Приковали к стене матушку — черную птицу, с сестрами добрыми, ласковыми. Трехликий Иви! Главный злодей царства! Верши свое черное дело! Где ты, Трехликий? (Но его нет.)

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Я разве не Главный злыдень царства?

ЧЕРНОТА ВТОРАЯ. Был, но Трехликий тебя обскакал. Ты думаешь только о своем величии, но не делаешь ничего. А он работает на свое величие! Ха-ха-ха! Ну если хочешь иметь такой титул, сделай милость, отсеки Анастасии руки!

ГЛАВНЫЙ ЗЛЫДЕНЬ ХАРИТОН. Со всей радостью, ваше величество! Стукач, давай!

Ефимка-Стукач несет секиру. Вбегают Никита и Маня, подбегают к матери-птице, пытаясь ее заслонить.

МАНЯ. Матушка, матушка!

НИКИТКА. Мы здесь, матушка! (Все сбились в кучу.)

ЧЕРНОТА ВТОРАЯ. Теперь все в сборе. Черные слуги... (Вбегает Трехликий Иви.) Ах, вот и ты!

ТРЕХЛИКИЙ ИВИ. Я узнал тайну голубого источника, тайну чистой хрустальной воды. Она смывает грязь, расколдовывает, возвращает доброе имя. Она может превратить и наш черный источник в чистый и добрый! И слова заветные я знаю! Теперь я — Главный злодей, ваше величество!

ЧЕРНОТА ВТОРАЯ. Главный, главный! После меня! Вершите черное дело! Превратите всех в злыдней!

Ефимка-Стукач поднимает секиру над матушкой, Трехликий — кувшин с черной грязью. Вбегает Ваня с голубым кувшином, полным чистой хрустальной водой. Черные силы вздрогнули, отступили, сбились в кучу. Никитка из рук царицы мрака Черноты Второй вырывает цветной кокошник матушки. Звучит мрачная музыка сбора черных сил, затем музыка мрачной песни — заклинания. Черные силы оправились.

Ваня брызжет водой на матушку-птицу, светлые силы повторяют слова превращения: «Голубая водица, водяная сестрица, от злого навета, от черного цвета, от дурного сглазу очисти сразу!» Птица-мать превратилась в матушку, светлые силы сбились вокруг нее. Кричат третьи предрассветные петухи.

 ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЧЕРНЫХ И СВЕТЛЫХ СИЛ

МРАЧНАЯ ПЕСНЯ — ЗАКЛИНАНИЯ ЧЕРНЫХ СИЛ

Черный мрачный жуткий шепот,

Чудо черное, свершись!

Слов беззвучье, тихий ропот

Черной силе подчинись!

Злобы острой! Яда — грань!

Обезволь и одурмань!

ПРЕВРАТИ В ЗЛЫДНЕЙ!

СВЕТЛАЯ ПЕСНЯ ЗАКЛИНАНИЯ СВЕТЛЫХ СИЛ

Доброй, светлой ласки шепот,

Чудо ясное, свершись!

Слов беззвучья, тихий ропот

Нежной силе подчинись!

С доброй лаской, солнце, встань,

Освети с любовью рань!

ОТВЕДИ ЗЛЫДНЕЙ!

Черные силы скатились в ком. Выход светлых и темных сил — участников, хоровое исполнение, с поклонами в конце.

ГИМН ДОБРУ

С доброю песенкой каждый знаком,

Песня, как счастье, придет в теплый дом,

Добрая нотка коснется слегка,

И разольется добро, как река!

С мягкой улыбкою ты встретишься вновь,

С ласковой встречей приходит любовь,

Радости нота коснется слегка,

И разольется любовь, как река.

Чудные краски чудесного дня,

Солнечный луч золотого огня,

Доброе сердце к добру позовет,

Доброе сердце к добру приведет!

ПУСТЬ В МИРЕ БУДЕТ ЛЮБОВЬ!

Длительное звучание фонограммы без слов дает возможность повторить несколько выходов, в том числе и по группам участников.



Оглавление

  • «ТАЙНА ГОЛУБОГО ИСТОЧНИКА»



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке