КулЛиб электронная библиотека 

Тайна безымянного острова [Константин Волков] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Тайна безымянного острова

Леонид Денисов На Северном полюсе




I

От Уральских гор идут на тысячи верст Сибирские дремучие леса, прорезывают Камчатку и круто оступаются в воды дальнего Великого Океана…

Начинается тундра, — и деревья редеют, мельчают, дрябнут. Они в тонких березках, которые расстилают по земле свои стволы, тальнике и можжевельнике приникают к мерзлой почве и прячутся под покровом мхов. Леса исчезают, и не видно ни кустарников, ни травы. Здесь кончается мгновенная жизнь с уходом жаркого, блистательного лета. Солнце стремится за горизонт; все спешит убежать и улететь. Животворное светило клонится к западу, — наступает долгая, страшная, полярная ночь подполюсной зимы…

Море застывает, мерзнет; все цепенеет под оковами леденящего холода; снег, не переставая, сыплется из белых пушистых облаков. Открывается безграничный Океан…

Над его берегами солнце только приближается к горизонту и тускло издалека освещает в полдень свинцовое небо…

Словно спускается вечерняя заря, и стелются белесоватые сумерки…

Загораются, разливаясь, сполохи…

Могильное затишье… Небо ясно. Нет облаков. Воздух чист и редок.

Яркие звезды, серебряный блеск луны, прозрачный сверкающий лед, ослепительная белизна снегов… Молчание…

Жизнь удаляется и умирает на ледяном пути… Стужа… Дикая страна, бесплодная пустыня… Здесь владычествует смерть, самовластная, ужасная смерть!

Дальше и дальше, кругом, в глубь Океана… Полюс! Что за ним и на нем? Одни ли вечные глыбы льда скрываются за ним? Море ли одно окружает его?… Есть ли там материк? И какая земля? — Страна ли ужасов, — или блаженный край чудес?.. Кто узнал тайны неведомого Севера?..

Корабль останавливается перед неприступными громадами льда. И вдруг эти ледяные долины разрушаются, — и является бурное, гибельное море. Мрак, бури, льды представляют тьму первобытного хаоса…

Пространство к обоим материкам залито водой, покрыто льдами. Это — Ледовитый Океан, неразгаданный исполин, девственный, могучий, неотразимо хранящий свою тайну…

Смертью, гибелью платил он дерзким людям, покушавшимся приступить к его твердыням. За восьмидесятый градус широты во все века самые отважные мореплаватели ни с какой стороны не могли приблизиться. Все усилия к движению и труду — отнимали холод, лед и глубочайший снег. Корабли гибли, быв раздавлены, затерты льдами.

Морозные иглы, превращенные из туманов, висят в воздухе. Густые туманы и морозные пары лишают всех средств управлять кораблем. Слой снега в один час становится толщиною в три фута.

Мечется ураганом пронзающий ветер, бушуют, ревут, летят бури, поднимая бесконечные волны снега, которым все кроют и засыпают; они ломают и крушат ледяные скалы, — эти бури, свирепость которых нет возможности описать.

Это — Океан без пределов, небо без горизонта, ночь без пробуждения, мгла без просвета…

Среди лета корабль задерживается обширным ледяным полем. Тогда мореплаватели идут на лыжах или едут в санях, запряженных оленями. Но за этим ледяным полем опять прорывается море. И они в проходах плывут на лодках; но снова поднимаются стены льда, и горы его, плавая вокруг по морю, лишают всякой возможности путешествовать.

Палящий зной летом растопляет смолу на кораблях, и плывущие глыбы разбивают их.

Океан обманывает зрение человека, который решается сюда достигнуть.

Являются миражи…

Вот светлые облака медленно двигаются по небу… Но ближе… они расплываются, стушевываются, исчезают…

Вдруг они внезапно показываются, вырастают, — и затем спускаются, темнеют…

Радость оживляет измученные сердца мореходов. Эти опытные люди видят… землю; они спешат, рвутся к ней. И что же? Горе, отчаяние вновь охватывают их.

— Это обман, иллюзия!..

И словно в ответ, раздается грохот, гул; несется буря, падают обломки, трещат льды, ниспровергаются утесы, пробегает свист ветра, — люди замерзают.

Океан смеется и глумится над бессильной волей человека… Грозный, прекрасный в своей необоримой силе, он властно отбрасывает осмелившихся мечтать о его обители…

Большие и маленькие острова рассеяны близ Океана. Эти приполюсные земли — дикие пологости, острова — необитаемые горы и утесы.

Занесенный вечными снегами, издали блестит Шпицберген в отражении солнечных лучей. Он состоит из красного гранита и, в промежутках льдов, краснеет на солнце, как огонь…

В безднах моря, на льдах, на полузамерзших островах живут киты и моржи. Между вод и льдов Океана обитают белые медведи.

Они то сидят на льдинах, носимые по Океану в отдалении двух сот миль от берега; то переплывают по волнам.

Разлученные с родными льдами, бурями Севера и раздольем снежной пустыни, — они умирают.

Океан причудлив. Он шутит, играет…

Где теперь нет проезда, там на другой год — открытое море, а недавние свободные проливы запружены льдом… В этом царстве льда разнообразие его невыразимо…

Ледяные острова, длиною верст в семь, плавают по морю, часть их скрыта в воде. Они тают, мерзнут, раздвигаются, сплачиваются, — и гибель корабля близ них неизбежна!..

Катятся, шумят, рокочут гигантские волны… Им преграждают дорогу пространства моря, покрытые сплошным льдом. Они тянутся на сотни верст; их изломы сдвигают под лед и давят корабли.

И опять — бушующие воды…

Восстает необъятный Океан… Несутся, кружатся, гремят, надвигаются друг на друга, сталкиваются, трещат, перескакивают, борются клочья полей, языки, ломь, закраины… Они проплывают, — и море подергивается как будто песком или дресвою…

Извиваясь между льдов и вокруг, разливается море; гребни волн взлетают на льды, пена и брызги рассыпаются, дробятся…

Здесь — царство северных сияний.

Вот появляется на северном горизонте темное облако, начинает багроветь и гореть; посреди его выходят лучи бледно-огненного цвета; они распространяются по всему небу, смешиваются, летят, изменяются тысячами фигур, как огромные ракеты.

Лучистый полукруг распростирается, разливаясь, как зарево пожара… Огонь переливается всеми цветами радуги. Слышен слабый шум…

Это огненное, воспаленное, разноцветное небо, — эти разнообразные формы лучей среди глубокого мрака, — этот свет без солнца — озаряет беспрерывную полугодовую полярную ночь…

Но что это так ярко блещет вдали, быстро приближаясь?..

Плывет колоссальная льдина… Она похожа на хрустальную пещеру волшебных духов… Ее верх висит навесом, с которого спускаются сталактиты. Внутри стена ее словно отшлифована; помост широк и на нем стоит этот грот. На помосте сидит белый медведь; он покоен и словно наслаждается родными дивными картинами.

Пещера сверкает в лучах сполохов и луны… Блеск месяца скользит на льду, проникает, пронизывает его насквозь, дробясь миллионами искр, лучей, отражений…

Вся пещера словно убрана, украшена, осыпана бесценными сапфирами, изумрудами и рубинами, которые горят, мерцают и сияют…

Эта блистающая льдина несется туда, в неисследованную даль Океана!..

Куда она так быстро спешит? чего жаждет? что надеется увидать? Куда она может привести нас? что укажет, какое даст откровение?..

Она все несется и несется…

Она летит, сверкающая, белая, прозрачная, — и в ней пробегают лучи месяца, огонь сполохов…

Белый медведь, какой-то радостный, — словно чего ожидает, неподвижно сидит на ней. По белой шерсти его ложатся светлые блики и мглистые пятна теней… Он жадно вдыхает в себя холодный воздух, поводит носом, свободно глядит по сторонам своими зоркими глазами…

Мороз, гигантский мороз, властвующий здесь, не пугает белого медведя. Он только и может существовать при этом, милом ему, морозе: он родился среди бурь и льдов; холод растил, лелеял, нежил его, навевая чудесные сны, гоня добычу к берегам островов.

Пещера мчится по грядам волн, огибая громады и глыбы льда… Белый медведь ловко перескакивает на ледяное поле…

А льдина все плывет и плывет…



II.

Водное пространство суживается, уменьшается… Раскрывается нескончаемая цепь гор. Она удаляется на необозримое протяжение, впереди замыкаясь кольцом…

Эти горы высоки и представляются пораженному взгляду странным явлением, словно они вышли из тайных недр земли… Бледно-желтая почва их покрыта смесью из красной и белой глины, золотистого гравия, урана, фосфора, гелия и других, неизвестных людям, пород…

Это — полюс, — всем известный, но доселе еще никем невиданный северный полюс!..

На откосах гор, в углублениях горят вулканы. Они не высятся над горами, но выступают из провалов, которые уходят в глубь земли. Из жерла их стремится дым и пламя, льются потоки раскаленной лавы, летят облака горячего пепла… Эти извержения согревают воздух на горах и разливают теплоту внутрь гор. Но расплавленные минералы стекают с гор в волны Океана; огонь и пепел летят к необитаемым островам и падают в глубину заливов. Воды Океана даже у берегов так стремительны и могучи, что мгновенно остужают горящую лаву, словно уничтожая ее. Лава течет с необычайной быстротой и, едва лишь подбегает к Океану, с шипением рушится в пучины морские. Бесчисленное количество ее исчезает в бездонных пропастях Океана бесследно и невидимо. Запах серы уносится далеко, далеко, испаряясь в атмосфере, разлагаясь, расходясь и исчезая…

При подошвах гор и у побережья Океана, среди снега и льда, мороза и холода, воздвигаются островки и снова погружаются в бездны Океана… Появляются и высыхают речки и озера.

За склоном гор, среди ледяной долины бьют из земли ключи горячей воды. Вода бешено вскипает и с невероятной силою взбрасывается кверху столбом, сажень в двадцать высотою, который падает во все стороны. Вода брызжет кипящими струями, составляя себе бассейн изо льдов. Густые облака паров расстилаются окрест и взвиваются в высоту. Брызги, далеко отлетая от главного столба, падают ледяными сосульками… Из бездны этих ключей взлетают: вода, каменья, огромные облака пара.

Освещенные солнцем, эти кипящие гейзеры блестят всеми цветами спектра. Это какие-то подвижные, легкие, сквозные видения, созданные из неисчислимых капель сверкающих эфирных алмазов… Эти алмазы дрожат, мерцают. переливаются, трепещут, проникнутые лучами света…

Зрелище поразительно прекрасное, очаровательное!.. Воды фонтанов текут по льдам, растопляя их, — но и сами платятся за свою смелость, то замерзая причудливыми глыбами, то низвергаясь в воды Океана и там мгновенно охладевая…

Что-же там?.. Есть-ли что там, за чудесным полюсом?

Между гор, посредине их, раскинулась в ширь и в даль благословенная цветущая страна. Эта земля вся ограждена горами, — и ширина этих гор заключает в себе сотни верст…

На вершинах гор сразу наступает неожиданная, неизъяснимая перемена. После чудовищного холода, бурь, льдов — здесь теплота, ясная тишина и свежий воздух…

Под охраной сплошных гор, среди недоступного Океана покоится благодатная страна. В этом краю полгода не бывает ночей, и солнце светит без заката… Другие полгода длится ночь, — но этой ночи почти нет, только но имени приходит она… Здесь нет и северных сияний… Чем же озаряется эта продолжительная ночь? Где почерпает она свет? Что делает ее подобной дню?..

Горы, как неодолимые твердыни, окружают эту страну; как неусыпные стражи, берегут ее покой и счастье. Они дают ей жизнь: горячий пар гейзеров и огонь вулканов сообщают ей через горы непрестанную теплоту. Эти горы состоят из разных металлов, которые выделяют из себя светящийся блеск.

Но главная особенность их заключается в каком-то ином, неизвестном, чудесном свете, который исходит из недр их.

Когда здесь наступает шестимесячная ночь, — в ночные часы на безоблачном небе, словно с любовью склонившемся над этой страной, блистают мириады звезд и сияет полная луна…

Во время же дней, в которые не восходит солнце, чтобы рассеять мрак, — по всей стране, высоко вокруг разливается от гор яркий, мягкий и чрезвычайно приятный свет.

Эти светящиеся горы, уничтожающие тьму, — небесное благодеяние для этой чудной страны. Они, служа ей незыблемой оградой дают ей теплоту, свет, обеспечивают плодородие и благосостояние, отвлекают вредные испарения, перерабатывают воздух, сгущают тучи для орошения.


III.

В незапамятное время, когда Ледовитый Океан еще не заливал своими водами необозримого пространства земли, с высот Памира спустился народ, желавший переселиться в другую землю.

Он покинул свою родину Ариану и, прожив некоторое время в долинах Окса и Яксарта, — привлекаемый необычайным сиянием, лившимся от полюса, направил путь свой к Северу…

Это были — Арии, потомки титанов, исполины ростом, герои душой, гиганты мысли… Они пришли к высоким горам.

Из гор выбрасывали пламя вулканы, ключом били воды гейзеров, брызги которых, озаряемые солнцем, падали, сверкая в воздухе, как бесчисленные бриллианты…

По крутым уступам взошли Арии на горы и увидали, что они поднимаются на неизмеримую высоту. Сойдя по скатам и горным отрогам вниз, они остановились — пораженные и очарованные — перед открывшимися их взорам дивными картинами природы. Обойдя всю страну, заключавшуюся внутри гор, и решившись там поселиться, они навсегда остались в этой громадной стране, защищенной горами.

Арии не стали обожать светящиеся горы и поклоняться им. Мудрые, своими чистыми и полными любви сердцами они познали, что есть единое существо, вечно Само Собой существующее, Высочайшее разумом и Всесильное могуществом… Признав в Нем таинственную причину всего сущего, и поняв, что Ему они одолжены всем, — они назвали это Существо Богом и стали Ему одному поклоняться, как Творцу бытия, как Существу Благому, создавшему всех и все!..

— Братья! — говорили они друг другу в ту чудную пору, когда горы изливали потоки света: посмотрите кругом!..

Никогда не будем мы в силах воздать благодарность Богу так, как Он этого достоин… Нельзя исчесть даров, которыми Он осыпает нас! Он — Творец всех и всего, без Него ничего не может быть… Он все животворит, Им все дышит и живет. Если Он оставит Свои создания, — тогда будет владычествовать небытие… Взгляните на самые далекие, едва видимые звезды!.. Дальше, несравненно дальше всех их — жилище Бога нашего. Но Он не забывает нас… Чем же мы лучше всего можем отблагодарить Его, как не миром, незлобием между нами, и кроткой хвалой сердец наших?..

Этот народ живет, сознательно не делая зла и преступлений: порок кажется ему безобразен и отвратителен; добро же любит он, потому что оно прекрасно.

Весь народ представляет из себя дружную семью. Чистые, как дети; любящие совершенной любовью, — как братья, делят Арии все между собою; все у них общее.

Зная от своих предков, что есть много стран, что земля велика, Арии воспитывают детей в святом завете никогда не покидать своей страны и не переходить за пределы гор. Ребенок с молоком матери всасывает этот завет, который остается жить в его крови до тех пор, когда его — умершего — зароют в родную землю…

Арии верят, что тот, кто провел жизнь в правоте, будет обитать в лоне Божества. Этот народ в своей добровольной замкнутости, не заимствуя знаний и изобретений у других народов, вполне самобытен, — и у него есть свои произведения, лучше всех существующих на земле.

Арии здоровы и сильны; но телесная сила равна у них нравственной, физическое здоровье не превышает умственного развития, ни тело — в равновесии с духом. Их чувственные потребности подавляются стремлением сердца к высшему и прекрасному, которое удовлетворяется их любовью к Богу.

Образование Ариев — отчетливое, ясное самосознание; наука — нежный идеализм наблюдений. Они ненавидят безделье, — и лень изгнана из страны их. В труде и занятиях проводят они время, но работа не утомляет и не раздражает их; она служит для них источником удовольствий, — родником, который дает им новые, свежие силы. Расцветшие душой, в гармонии с ликующей природой, они трудятся, наслаждаясь…

Арии всходили на горы и останавливаясь на возвышенностях плоскогорья, видели, как разливался Океан, как все большие пространства суши захватывал он своими водами, как он окружал их страну со всех сторон… Со своей высоты они созерцали этот Океан, который шел с властной и безмятежной силой, разрушая свои берега…

Они видели, как колоссальные языки волн лизали подошвы их гор, — и сердца их замирали радостью от того, что они близки от горя и вместе так далеки от него, обитают в счастливой, благодатной, чудной стране, ограждены недосягаемыми, недоступными горами, которые омывает грозный, беспредельный Океан…

"Никто не может приблизиться к нам, Океан сторожит нас", — говорили они.


IV.

Почти бессменная весна царит в этом краю, потому что вулканическая почва его и чудодейные горы отстраняют снег и метели. Арии не знают в своей земле снега и льда; они видят над собой безоблачное голубое небо.

Найдет быстролетная туча, прольется благотворным ливнем, — и Арии смотрят, как летят, стремятся, сыплются перлы…

Там животворной силой растут, густеют, высятся, цветут роскошные растения, наливаются и зреют плоды.

Дожди бывают сильны и часты, но они скоро проходят, и мгновенно наступает перемена, — блестит ослепительно солнце или яркий свет распространяют горы… Деревья и кусты, осыпанные каплями дождя, сияют, словно разубранные разноцветными камнями… На пышной, высокой траве, на голубых, желтых, красных, лиловых цветах висят, дрожат и переливаются росинки, сверкая, как алмазы… Нередко, в своих мирных беседах, с улыбкой говорят Арии:

Мир не знает о нашем существовании. Он уверен, что здесь, посреди Океана, нет ничего, кроме неприступных льдов, где смерть держит природу в своих оковах… Во все века никто из наших отцов не видал людей отделенного от нас света. Они не могли проникнуть в глубь Океана, — иначе бы они пришли сюда. Этим людям, может быть, гордым и довольным детям земли, и в голову не приходит ни малейшего подозрения, что на далеком от них Севере, среди Океана, есть чудная страна, в которой живут счастливые, свободные люди… А мы еще часто говорим: это наше воображение, греза; этого нет в жизни, не существует на земле… Какое заблуждение! Если человеческий ум может представить что-либо в своих думах, то это — не мечта его: оно непременно где-либо существует в действительности. Чего нет, представление о том никогда не может возникнуть в уме человека. И те люди, живущие там, в неизвестных для нас странах, может быть, считают вздором свои фантазии о каком либо явлении природы; а не оправдалась ли бы эта фантазия, если бы они желали искать ее, как нечто существующее?!..

Природа страны, лежащей среди Ледовитого океана, волшебна, сказочно-прекрасна… Чрезмерная теплота и влажность климата составляют дивную температуру. Словно дыхание горних обителей проносится в воздухе. Растительность там всюду неистощимо богата, представляет величайшее разнообразие. Пастбища покрыты ровной, густой и сочной травой. На пашнях обильно произрастают: пшеница, просо и другие злаки, а также различные овощи. В этой стране бывает в год четыре сбора плодов.

Каждый из Ариев разводит сад возле своего жилища. Эти сады — какие-то воздушные, восхитительные создания грез… Они напоминают о небесной отчизне человека… Невозможно описать их: самые упоительные сны, самая пламенная фантазия не в силах вообразить всей красоты, очарования и прелести их, изобилия вкуса, свежести плодов, аромата и окраски наполняющих их цветов…

Эту страну орошает много рек и озер.

Серебристо-голубую, хрустальную воду озер покрывают круглые, зеленые листья, и на упругих стеблях поднимается масса розовых цветов…

На холмах величаво возвышаются драгоценные пальмы, увенчанные великолепными густыми листьями.

На десятки верст тянутся роскошные леса. Стволы их деревьев переплетены разными вьющимися растениями.

Леса состоят из высоких дубов, веселого ясеня, кудрявых берез с белыми стволами, апельсинных и миртовых деревьев с темными, благовонными листьями. Целые чащи образуют тюльпанные и другие деревья. На тюльпанных деревьях растут цветы — крупнее цветка тюльпана, красные, фиолетовые и черные, которые приносят плоды кислого и удивительно приятного вкуса.

Здесь в изобилии произрастает сахарный клен. В его стволе буравят отверстия и собирают в сосуды вытекающий оттуда сок.

Светотени дрожат на бледно-зеленых прозрачных листках молочного дерева. Молокообразный сок его Арии употребляют в пищу.

Возвышаются съедобные папортники, древовидные, колоссальные, с листьями, похожими на крылья.

Разнообразные породы дикорастущих плодовых деревьев, которые растут без всякого ухода, несравненно превосходят все культивированные растения, имея чудный вкус.

Словно трепеща листьями под лобзанием отрадного ветерка, стоят дынные деревья, плоды которых наполнены прохладительной и приятной мякотью; анода и спондия с сочными и сладкими плодами, и разновидные плодоносные пальмы…

Между ними скромно приютились целебные растения, из которых Арии добывают лекарства.

В обширных долинах золотятся на солнце гранатовые яблоки, разливают аромат белоснежные цветы померанцевых деревьев, блестят матово-пурпурные ланиты бархатистых персиков… По берегам рек растут баррингтонии. Их белые, похожие формой на лилии, большие цветы испускают обаятельный запах; плоды висят между яркими листьями, как огромные груши с крылатыми концами…

Пестролиственные бруссонеттии, со своими цветами, похожими на шелковые кисти, и волокнистой корой, дают Ариям материал для одежды. Из исполинских произрастений бакаута и карупиты Арии строят свои легкие, изящные домики. Будто вея в воздухе сладостью питания, блестят ярко-зеленые рощи хлебных деревьев. Плоды их больше арбузов; они так велики, что человек едва может поднять один плод. Из волокон коры этих деревьев ткут прочную ткань; из пня и сухих ветвей делают лодки. У спелого плода шероховатая корка желтеет; внутренность его бывает наполнена мягкой сердцевиной, подобной мякоти свежего белого хлеба. Арии едят плоды хлебного дерева сырыми, печеными и делают из них муку. Этот воздушный хлеб является самой вкусной, легкой, питательной пищей.

Изумрудный ковер травы затейливо расстилается по равнинам. По ним струятся источники, которые окаймлены олеандрами. За ними благоухающей полосой тянутся кусты сирени… Лиловые с розовым отливом многочисленные цветочки сирени крупны, как гиацинты…

Ветки гнутся и, колыхаясь, разливают освежающий восхитительный запах…

Вдали фантастическими колоннами возносятся пальмы с голубовато-зелеными листьями…

Среди мотыльковых растений летают, носятся, скользят, как светлые лучи блаженного мира, радужные бабочки… Они спускаются на их бирюзовые цветы, пьют жемчужную сладкую росу и снова поднимаются, порхая…

В траве пестреют лиловые, розовые, синие колокольчики; белые, оранжевые, карминовые бегонии. Между ними виднеются ягоды вероник, ежевики и брусники…

На полях растет множество ананасов. Привлекательный, благородный вид их, яркие пунцовые цветы, золотисто-желтый плод и необыкновенный вкус его ни с чем несравнимы. Ананасы дышат благоуханием…

В этой благодатной стране нет ни громадных хищных зверей, ни змей, ни амфибий. Животные этой земли невелики ростом, смирны и кротки; они покорны Ариям, которые любят их. Они не вредят друг другу, но живут между собой в самой тесной дружбе.

Там живут дивные кошки с белой, как снег, длинной и волнистой шерстью. Глаза их светятся лазурью; в тонких ушах сквозят розовые жилки… Они умны, ласковы, изобретательны в веселых играх. Они не охотятся за пернатыми, не трогают птиц…

Рощи и долины оглашают чудесным пением голубые соловьи…

Их перья серебрятся; алый хохолок грациозно колышится на головках; ясно и чутко смотрят черные глазки…

Мелодия их голосов льется примирением в душу…


V.

Когда солнце показывалось на востоке, или когда горы начинали светиться, — в этот радостный час Арии возносили свои хваления Богу.

Проникнутые одной мыслью, они пели гимны в восторге, в единении душ. Слова, изливаясь из сердца и толпясь на устах, исходили в могучих, чистых звуках, которые дышали вдохновением, горели любовью…

— "Кто подобен Тебе, сияющему святостью, грозному и милосердому?" — пели они: "будем петь Великому Богу, который носится над светящимися мирами и величественно возвышается над мрачной бездной вод"!..

"Все рассыпанные кругом блага созданы Тобой, — и Ты царствуешь нераздельно над высью небес"…

"Ты достоин хвалы за Твои благодеяния, — и мы славим Тебя, небесного Владыку невидимого и видимого мира"!..

"Ты сотворил все миры в безграничном пространстве!.. Все — Твое: Ты созидаешь и разрушаешь"..

"Как детям — Отец, Ты ниспосылаешь нам неисчислимые дары"…

"Справедливый и непобедимый, Ты в один миг можешь уничтожить вселенную… Неизмеримость неба и земли в Твоей длани: Ты утвердил их"!..

"Ты восседаешь на вечном троне, держа в руках скипетр миров"…

"Великий, сильный, бесконечный, Ты владеешь беспредельной премудростью… Ты посылаешь счастье и смерть"…

"Всесильный! Ты проходишь, — и мертвые воскресают, звери радуются, расцветают цветы, созревают плоды… Ты все животворишь, обновляешь; Твое дуновение целительно; во след за Тобой воздух трепещет благоуханием, возносится, разливаясь, фимиам, как из бесценных кадильниц"…

"Всемогущий! Ты существуешь для нашего блага, а не для нашей гибели!.. Ты один не обманываешь наших надежд, Ты внемлешь нам и исполняешь наши просьбы"…

"Царь неба и земли! Окажи милость Твоим детям!.. Ты орошаешь землю небесной влагой, Ты осыпаешь ее всякими благами, моря и реки наполняешь водой, — и волны прыгают в радости"…

"С Востока и Запада, Севера и Юга Ты собираешь тучи, и ветры заставляешь выходить с концов земли"…

"Дождями Ты питаешь реки, — и они бегут к морям, как боевые колесницы… Вооруженный молниями, Ты прорезываешь ими громады туч, — и струи влаги ниспадают с воздуха"…

"Столпы небесного свода дрожат перед Тобой, и крепкие горы колеблются, как переливающиеся лучи… И небо, и земля зыблются под стопами Твоими, когда Ты идешь по недостижимой выси"…

"Ты дал свет солнцу, — миллионы солнц никогда не сравнятся с Тобой"…

"Наши предки — незабвенные семь мудрецов — некогда почтили Тебя, Милосердый, приношением хвалы… И мы прославляем Тебя, повторяя заветы отцов"…

"Бессмертный! Ты восседаешь на небесах, окруженный сиянием… Тьма и мрак бегут перед блеском Твоей силы, как птицы скрываются от солнечного зноя"…

"Лучи света возвещают перед целым миром Бога, от Которого не скрыто ничего… Звезды исчезают, как тени ночи, перед приближением этого бессмертного Солнца"…

"Ты, Непостижимый. Неведомый, являешься в мир всем существам, созерцая все, что живет"…

"Ты всходишь на облака и шествуешь на крыльях ветра"…

"На границах Своего лучезарного царства Ты поражаешь врагов правды, — и они, которые прежде смеялись, теперь стали оплакивать свое безумие!.. С высоты неба Ты посылаешь огни, которые сжигают беззаконных"…

"В начале ничего не было: Ты один существовал Сам в Себе"…

"Может ли мир, который был сначала бесформенной массой, носящейся по водам, даровать нам силу и жизнь? Обитая на высоте блистающего эфира, Ты даешь жизнь и силу всем существам. Бессмертие — только Твоя тень"!..

"Ты — единственный Владыка всего этого мира, который дышит и движется; Ты — Господь двуногих и четвероногих"…

"Кому другому принесем мы жертву хвалы? Нет Бога, Кроме Тебя"!..

"Твое величие — это горы, покрытые вечными снегами; необозримый Океан со своими волнами; недоступные взору небесные страны"!..

"Кому же, кроме Тебя, принесем мы жертву хвалы"?..

"Когда подступили великие воды, покрывшие собой пол-земли, мы прославили Тебя за наше благословенное уединение, которого никто не может нарушить"…

"Твое святое имя, Творец, должно быть поставлено выше всех имен земли"!..

"Произносите, произносите всегда это великое, спасительное имя"!.

И Арии, падая ниц, преклоняются сердцами перед Богом своим, к Которому души их пламенеют высокой, восторженной любовью… Их сердца припадают к Богу — живому, истинному, вечному Богу, Творцу вечности, Создателю бессмертия и блаженства…

А лазурное небо из бездонных пучин своей сияющей глубины, словно улыбаясь, кротко глядит на них, посылая свой безмятежный привет. В этом взоре небес, в переливах лучей блистательного светила, трепещет целый мир необъятной любви…

Радостное умиротворение, живой блаженный покой нисходят, наполняя души Ариев…

Колеблющиеся, узорные, яркие лучи солнца пробегают по каштановым кудрям детей, играющих на осыпанной цветами равнине…

Грациозные фигуры их матерей бесшумно, плавно, словно не касаясь земли, мелькают между деревьев и белых зданий… В руках у некоторых из них прозрачные сосуды для приготовления пищи; другие несут плоды хлебного дерева; третьи держат какие-то свитки, похожие на длинные связки из узких пальмовых листьев… Каждая из них занята своим делом.

Их быстрый взор нежно скользит по прекрасным, благоговейным лицам Ариев, переносится на малюток, останавливаясь на них с захватывающей сердце лаской, и поднимается в высоту: в просветленных очах жен отражается неизъяснимая благодарность…

И пламенные взоры мужей, сливаясь с ними, уносятся в раскинувшееся небо…


VI.

А там, за широкими чудесными горами, извергают лаву вулканы, вскипают горячие воды гейзеров…

За ними — дальше и дальше — холод и мрак…

Грохочут волны Океана; мчится вьюга; заметает, стелется метель; сыплется безостановочно крупный снег; крепнет мороз; громоздятся льды…

Здесь — смерть… безрассветная ночь, ужас!..

И высокомерный в своей цивилизации свет едва ли когда догадается, что там далеко, среди льдов и снегов, есть светлый, дивный край!..

В негодовании и гневе стремится, несется, разливается властелин Севера… И экипаж мореплавателей затерт и разбит льдами!

Вздымая хаос волн, бушует великий Океан.

Рокот и гул, вой и рев, как громовые удары, катятся по водам и снегам… И под этим страшным злорадным смехом Великана — замерзают исследователи, гибнут от лишений и голода!

Неприкосновенно храня свое сокровище, не откроет никому этой тайны ревнивый Океан…

27 апреля 1895 г.

Леонид Денисов.



Н. Жураковский Тайна полярного моря






1. Тридцать лет назад.

Одиннадцатое июля 1897 года. Датский остров на севере архипелага Шпицбергена. Суровые горные остроконечные вершины, покрытые льдом и снегом, сияют ослепительной белизной на солнце. У берега бухты, там, где море широким полукругом вдается в глубь суши, стоит странное деревянное здание. Это — ангар, в котором аэростат смелого шведского ученого Андре выжидает попутного ветра, чтобы отправиться на север, — к полюсу.

Одиннадцать часов утра. Решительная минута приближается. Андре и его спутники — Френкель и Стринберг — укладывают в корзину аэростата последние вещи.

Огромный баллон, наполненный водородом, вздымается над строением ангара, словно купол, колыхаясь и вздрагивая под налетающим порывом берегового бриза[1]. К баллону привешена на канатах корзина, сплетенная из камыша и обтянутая просмоленным полотном. Она закрыта со всех сторон и напоминает кокон огромной бабочки; только два небольших стеклянных оконца по сторонам показывают, что здесь будут жить люди во время их опасного и смелого полета. Выдержит ли только эта хрупкая посудина пронизывающий до костей холод полярных просторов?..

Ветер крепчает и колеблет баллон, который все сильнее покачивается, сдерживаемый канатами. Приближается решительная минута — Стринберг вешает на веревки клетки с почтовыми голубями. Затем все три путешественника взбираются на крышу корзины аэростата. Их рослые фигуры, закутанные в шубы, походят на сказочных богатырей, собирающихся на поиски золотого руна. Внизу столпились моряки шведского военного корабля «Вирго» — друзья отправляющихся. Три наиболее ловких матроса, вооруженные острыми ножами, становятся около канатов, прикрепляющих аэростат к земле, ожидая команды к отлету.

— Руби канаты! Раз, два, три! — раздалась спокойная, отчетливая команда Андре.

Воздушный шар рванулся вверх и легко и плавно стал подниматься к небу. Полет начался…


* * *

Легкий юго-западный ветерок понес аэростат к морю. Впечатлительный

Стринберг испуганно вскрикнул, видя, что корзина опускается и чуть-чуть не задевает поверхность моря. Андре успокоил его. Это поток воздуха, скатывающийся с гор Шпицбергена, временно снизил шар, — сейчас он снова подымется и пойдет ровным ходом дальше. Действительно, через минуту все вошло в свою колею. Датский остров, машущие платками фигуры оставшихся на земле людей уходили назад; быстро проплывали внизу гористые группы Семи Островов, — и вот уже впереди нет земли, нет ничего, кроме безбрежного Полярного моря, по которому там и сям разбросаны кажущиеся сверху незначительными пловучие льды. Шар шел не высоко, отягченный тяжелыми гайдропами[2], которые плескались по поверхности моря, оставляя длинный пенящийся след. Заметив, что шар отклоняется к востоку, Андре распустил сбоку, на бамбуковой мачте, белый парус, — и аэростат выпрямил курс к северу.

Синяя бездна океана внизу и безбрежный голубой купол неба сверху, озаренные прекрасным солнцем севера. Торжественное великолепие словно застывшей, притихшей природы — и среди безбрежности сине-голубого пространства затерявшийся населенный мирок — парящий аэростат, уносимый к неизвестному…

Покончив с необходимыми наблюдениями, аэронавты спустились вниз, в закрытую уютную корзину, для первого обеда в воздухе. С помощью особой спиртовки, которая зажигалась, будучи опущена вниз на несколько метров от корзины, чтобы не вызвать воспламенения водорода в аэростате, путешественники разогрели кофе.

Пообедав супом из мясного порошка и запив обед горячим кофе с коньяком, аэронавты распределили дежурства. Первая очередь выпала Френкелю, а Стринберг и Андре, измученные долгой работой перед отлетом, поспешили отдохнуть, закутавшись в спальные мешки из медвежьей шкуры.

Андре, согревшись, невольно задумался о прошлом. Сколько трудов и энергии стоило ему осуществление мысли о полете к Северному полюсу! Страстный воздухоплаватель, отважный и смелый следопыт-изыскатель — он бесстрашно шел на самые трудные, самые рискованные дела. Из своего небольшого профессорского жалованья ухитрялся он уделять необходимые суммы для постройки аэростата, и не было радостнее для него той минуты, когда подымался он выше облаков, затерянный среди вечного молчания высоких слоев атмосферы.

Две мысли мучили его неотступно. Одна — сделать шар управляемым, покорным воле человека, а не жалкой пушинкой, носимой по прихоти ветра. И ему казалось, что он достиг уже многого. Тянувшиеся за шаром и замедлявшие его движение гайдропы, паруса на бамбуковых мачтах — как будто позволяли воздухоплавателям руководить полетом аэростата — по крайней мере, при слабом ветре.

Второй идеей Андре было достижение Северного полюса. Только потомок нормандских викингов-варягов, самых смелых, самых дерзких искателей торговых путей и приключений, не боявшихся на утлых суденышках переплывать Атлантический океан, — только он мог задумать такое неслыханное предприятие. Северный полюс, как грозная загадка, уже долго манил к себе воображение путешественников, но все попытки до сих пор оканчивались неудачей. Среди льдов Арктики находили гибель многие, но другие становились на их место. Давно ли англичанин Нерс с отчаянием воскликнул: «Северный полюс недостижим!» И вот, не прошло нескольких лет, как Нансен уже отправляется, в свою очередь, попытать счастья. Наконец, теперь он, Андре, открыл человечеству новый прекрасный путь — путь по воздуху над бурным морем, над ледяными горами, над страшными непроходимыми трещинами и полыньями!..

Уверенный в конечном успехе, Андре спокойно заснул, в то время как шар плавно несся к северо-востоку…

Экспедиция протекала как нельзя лучше, без каких бы то ни было потрясений. По временам Андре сбрасывал окрашенные в яркие — желтый и красный цвета пробковые буйки, которые, как он рассчитывал, должно вынести течение в Атлантический океан, к берегам Гренландии или Америки; временами он выпускал почтовых голубей, укрепляя им в хвостовые перья записочки. Один из них, вернувшись на Шпицберген, принес друзьям последнее известие о экспедиции. Вот эта краткая депеша:


«13 июля в 12 часов пополудни 82°2′ с. ш., 15°5′ в. д. Хорошо идем на восток. 10° ю. Все благополучно. Андре».


Одно только не нравилось неустрашимому шведу — ветер менял направление и начинал относить шар к востоку и даже к юго-востоку. Вместо путешествия на полюс — готовилась перспектива пристать к северным берегам Сибири, а то и к земле Франца Иосифа.

Напрасно аэронавты пытались маневрировать парусами и гайдропами — все эти средства оказывались недействительными, и в результате получилось лишь значительное замедление хода аэростата.

Между тем, внизу картина изменилась — показались белые поля знаменитого сплошного полярного льда (пиккис). Гайдропы поминутно цеплялись о причудливо изломанные льдины, приходилось их освобождать, и это сильно затрудняло движение аэростата.

К вечеру 15 июля погода внезапно резко изменилась. Небо обложили густые, свинцовые тучи, закрывшие солнце от низко летевшего, тяжело нагруженного аэростата. Около полуночи началась снежная буря, сопровождаемая резким порывистым ветром. К своему ужасу, воздухоплаватели заметили, что шар, обледенев, тяжелеет и быстро опускается вниз.

Андре созвал короткий совет. Опускаться при настоящих условиях на неровные, пересеченные трещинами льды казалось нецелесообразным. Поддержанный дружным согласием своих молодых друзей, Андре решился на отчаянное, но верное средство — уйти от бури, поднявшись выше туч.

Аэронавты энергично принялись за работу. Безжалостно выбросили за борт все, без чего можно было обойтись. Гайдропы, паруса, клетки с голубями, буй, в том числе и специальный «полярный» буй, украшенный национальным шведским флагом, полетели вниз. Выбросили даже часть провизии и инструментов. Балласта на аэростате не было — Андре считал, что лучше, вместо песку, забирать с собой продовольствие.

Облегченный шар быстро взмыл кверху, оставив внизу снеговые тучи. Одна опасность миновала, но другая только еще надвигалась.

Ветер, постепенно усиливавшийся, дул теперь с силой урагана. Несчастный аэростат был подхвачен им, как жалкая пылинка. С бешеной скоростью его несло к северу. Несчастные путешественники поняли, что они попали в страшную западню. Они с головокружительной быстротой неслись в верхнем течении воздуха, в то время как внизу бушевала свирепая снеговая пурга. Пронеслись справа высокие снежные пики, внезапно вынырнувшие из снеговых облаков. «Земля Франца Иосифа!» — предупредил взволнованный Андре недоумевавших спутников. Подхватываемая шквалами корзина раскачивалась во все стороны, мешая наблюдениям. Можно было только установить, что общее направление ветра мчит аэростат к северо-востоку.

Сквозь образовавшиеся огромные прорывы в облаках виднелась все та же однообразная картина — нагроможденные в диком беспорядке льды, пересеченные длинными извилистыми каналами, широкие лазоревые полыньи, ледяные озера. Потрепанный ветром шар потерял много газа и снова стал снижаться, но выбрасывать опять провизию Андре не решался.


II. Между двумя безднами.

Печально встречали полночь на аэростате Андре и его спутники. Будущее стало загадочным, неопределенным… Скорость движения шара быстро падала, и, наконец, он почти повис в воздухе. После бури настал обычный в полярных широтах штиль. К счастью, погода установилась прекрасная. 17 июля яркое солнце приветливо заливало светом всю местность, согревая пассажиров и растапливая обледенение на оболочке шара. Андре взялся за определение положения места, насколько это возможно было сделать с аэростата,


Шар находился приблизительно на 89°30′ с. ш. В нескольких десятках километров лежал полюс. Оказалось, что за время бури было пройдено огромное расстояние, и путешественники находились почти у цели.

Взволнованные неожиданным открытием, все бросились поглядеть на север. Безграничное ледяное поле расстилалось впереди, насколько хватал глаз. По временам издалека доносился глухой гул — это сталкивались и ломались ледяные горы, находившиеся в движении. Солнце шло своим путем, описывая на небе полные круги. День и ночь сменялись незаметно в вечном блеске полярного лета.

Наступил великий штиль. Неподвижно повис воздушный шар в безграничном, бездонном просторе неба, а внизу протянулась другая бездна — полярный океан, покрытый причудливо растрескавшимся покровом льда. Постепенно эта поверхность стала обволакиваться поднимавшимся туманом, и покров этот, становясь все гуще и плотнее, клубился внизу, точно море белой хлопчатой ваты. Однако, Андре был спокоен, как всегда — ни одна черточка не выдавала его внутреннего волнения. Френкель, который вел календарь полета, внезапно появился на верхней площадке.

— Чорт возьми, профессор, сегодня уже первое августа, а до сих пор никакой перемены в нашем положении. Неужели мы вечно будем висеть так, между небом и землею?

— Хорошо, что висим еще, а не лежим на льду. Посмотрим, насколько времени хватит газа. И так наш шар выдерживает испытание: ведь сегодня, не забудьте, двадцать второй день полета…

И снова молчание наступило на аэростате. Слова казались лишними и ненужными среди безмолвного величия природы, временами только прерываемого глухими раскатами и треском ломавшихся льдов.

Только к третьему августа этот упорный, небывалый штиль пришел к концу— но в то же время наступило сильное похолодание.

Приближалась полярная зима — это с грустью почувствовали путешественники в налетевшем — леденившем кровь — порыве ветра. Ни внизу, ни по сторонам ничего не было видно. Казалось, будто шар был неподвижен, но на самом деле он несся очень быстро.

Вдруг Стринберг, бывший на вахте в то время, как Андре и Френкель отдыхали в глубине корзины, вскрикнул:

— Все наверх! Мы сейчас налетим на гору!

И через несколько секунд страшный удар, от которого все свалились с ног, потряс корзину. Но, когда все вскочили, шар благополучно продолжал движение, изредка задевая еще корзиной о верхушки льдин. Оказалось, что аэростат от потери газа и влажности настолько снизился, что начал цепляться за выступавшие вершины торосов.

Пока шар парил высоко над льдами, он казался почти неподвижным, но теперь, когда он несся со скоростью около тридцати километров в час над самым льдом, казалось, что вот-вот он ударится о ледяную гору, и корзина разлетится вдребезги.

С твердой решимостью Андре не побоялся выбросить еще часть провианта, инструментов, драги, якоря — всего около 150 килограммов. Шар снова поднялся выше и понесся на высоте 150–180 метров, попрежнему подгоняемый холодным ветром.

Между тем, туман осаждался на поверхности шара густым инеем. Причудливые гирлянды ледяных иголок разукрасили веревки и канаты, убрали оболочку шара и корзину. Снова пошел густой снег, пушистым слоем ложившийся на шаровую оболочку. С ужасом воздухоплаватели заметили, что шар пошел книзу. Наступила решительная минута, о которой Андре много думал еще до отправления со Шпицбергена.

Взволнованным голосом ученый обратился к своим товарищам, не подозревавшим всей трагичности положения:

— Теперь, друзья мои, взвесим последний раз наше положение. Нам угрожает немедленный спуск, если мы не испытаем еще последний шанс: не отрежем корзину и не укроемся наверху, на опорном кольце аэростата. Быть может, только несколько десятков километров отделяют нас от земли. Нам нужно еще раз подняться кверху и оглядеться вокруг.

— Но не лучше ли опуститься на лед и попытаться достигнуть суши с помощью лыж и лодки? — возразил Френкель.

Андре протянул руку, указывая на безобразную всхолмленную поверхность льда. Помолчав минуту, он, словно говоря сам с собою, сказал:

— По этому льду без собак мы никуда не дойдем. Продовольствия много мы с собою не унесем, охотиться же здесь нельзя. За все время мы не заметили никакой дичи, кроме двух-трех птиц, которые пролетели вблизи аэростата на второй день вылета со Шпицбергена.

Все глубоко задумались. Лишиться корзины — значило отказаться от всех средств сообщения: лодки, саней, лыж; отправиться наудачу пешком в бесконечные пустыни севера, не зная, сколько километров осталось до ближайшего берега. Да и что ближе: Америка, Сибирь или Европа? Но спуститься вниз и отдаться сразу на милость суровому ледяному сфинксу — было свыше сил путешественников.

Обменявшись молчаливым взглядом, аэронавты тем не менее стали готовиться к переходу на верхнее кольцо аэростата. Они натянули здесь небольшую площадку из тройного просмоленного полотна и перенесли на нее самые необходимые инструменты и провиант. Затем, вооружившись острыми ножами, перерубили канаты, на которых висела корзинка. Удобное помещение, в котором они провели столько дней, упало на лед, и облегченный аэростат, потерявший сразу около 400 килограммов веса, стрелой устремился кверху, со свистом прорезая туман и тучи.

Прежде чем оглушенные путешественники успели опомниться, глаза их ослепили яркие солнечные лучи. Было около полудня 5 августа. Андре с нетерпением схватился за измерительные приборы, и через несколько минут с удивлением воскликнул:

— Мы за полюсом! 88° с. ш., 170° в. д.

Спутники, остолбенев, посмотрели друг на друга. Никто не ожидал, что аэростат мог пройти такое громадное расстояние.

Они жадно осмотрелись по сторонам. Вдруг Френкель вскрикнул. Он протянул руку и показал вперед, по направлению полета. Не веря глазам, друзья схватили бинокли. Андре торжественно произнес:

— Впереди земля!..


III. Вулкан полуночи.

Через несколько часов земля приблизилась настолько, что ясно можно было различить ее гористую, вулканическую поверхность. Над кратером одного из вулканов подымался высокий столб пара, показывая, что он еще действует. Это был остров — угрюмый, неведомый остров.

Льда вокруг не было, и открывалось свободное море. Остров напоминал собою Шпицберген, — только казался еще глуше, мрачнее и недоступнее. На побережье виднелись стада моржей, отдыхавших на солнце. Поодаль резвились тюлени, морские зайцы, котики. Все это богатство животного населения, видимо, чувствовало себя превосходно среди ненарушимого покоя девственной полярной природы.

Через несколько минут быстро летевший шар очутился над линией берега и продолжал свой полет уже над сушей.

Андре открыл клапан. Со свистом вырывался газ. Шар начал быстро опускаться. Для аэронавтов настал опаснейший момент спуска. Внизу не было ни корзины, ни гайдропа, которые могли бы смягчить силу удара. Требовалось напряженное внимание, чтобы безопасно достигнуть земной поверхности. Шар шел все ниже. Осталось уже не более 50 метров. Вдруг внизу показался огромный сугроб свежего снега, очевидно, нанесенный во время недавней бури. Резким движением Андре схватил веревку, ведущую к особому специальному приспособлению, и оболочка шара сразу разорвалась. Аэростат обрушился вниз. Сильный удар о снег на минуту оглушил аэронавтов. Опомнившись, они нашли себя погруженными чуть ли не с головой в мягкий рыхлый снег, но здравыми и невредимыми.

Побарахтавшись в снегу, друзья выбрались из него и огляделись кругом.

Они оказались на расстоянии нескольких километров от берега, на всхолмленной возвышенности, постепенно подымавшейся по направлению к высокой горной цепи, окутанной густыми облаками.

Андре тотчас схватился за секстант. Оказалось: 85° с. ш. и 171° з. д.

Путешественники очутились заброшенными в самую глухую, самую ужасную местность, какую только можно себе представить. Тысяча километров отделяла их от ближайших берегов Сибири и Аляски. Кругом лежала холодная, ледяная пустыня, покрытая высокими торосами, вздыбившаяся тысячами ледяных холмов.

Андре с грустью осмотрел остатки запасов: на неделю продовольствия, инструменты, машинка для разогревания пищи с несколькими литрами спирта — и единственный шанс на жизнь — ружья с несколькими сотнями зарядов. Посуды самая малость. Не было даже спальных мешков. И это у порога страшной полярной зимы! Лодка, сани, лыжи — все оборудование пропало вместе с обрезанной корзиной. Невольно сжались сердца храбрецов, но раздумывать было нечего — пора было браться за приготовления к зимовке. Андре, познакомив товарищей с положением, сказал им открыто:

— Единственный наш шанс на спасение — это охота. Нам нужно во чтобы то ни стало собрать возможно более запасов, а главное, шкур для спальных мешков.

— А не лучше ли попытаться сначала спасти нашу корзину? — спросил нетерпеливый Френкель, которому казалось, что она должна находиться поблизости от шара.

— Бесполезно! По крайней мере полтораста километров отделяют нас от нее, а у нас нет лодки и не из чего ее сделать…

Из остатков шара Стринберг с Френкелем смастерили приличную палатку, и путешественники решились укрыться в ней для отдыха и первого обеда на твердой земле.

Однако, едва они расположились, как вдруг у входа показалась белая морда с оскаленными зубами. Это была огромная голодная медведица, которая незаметно подкралась к палатке, почувствовав приятный запах готовившегося супа. Все вскочили в суматохе, и непрочно построенная палатка рухнула, запутав своими складками неистово барахтавшуюся медведицу и трех путешественников. К счастью, у Стринберга в кармане оказался револьвер Смита и Вессона, который сослужил теперь прекрасную службу. Два выстрела подряд в череп медведицы сделали свое дело, и огромный зверь с ревом забился в предсмертных конвульсиях.

Печально созерцали голодные путешественники остатки великолепного супа и клочья палатки, изорванной когтями огромного зверя. Только веселый Френкель не мог удержаться от смеха, вспоминая комичную картину появления непрошенного гостя. Мало-помалу огорчение прошло: путешественники получили великолепный медвежий мех и гору свежего мяса, правда, отдающего рыбой, но, тем не менее, вкусного и жирного. Плохо было только с топливом. На керосин рассчитывать было нечего, а выброшенного, волнами леса, столь обычного на других полярных островах, здесь не было.

Медлить в таком положении было невозможно — поэтому Андре и Френкель, оставив Стринберга охранять снова построенную палатку, направились на разведку.

Осмотрев морской берег, они не нашли там ничего интересного, кроме огромного количества моржей, которые ничуть не испугались их появления и лишь с удивлением водили круглыми глазами. Пока охота не так привлекала путешественников — важнее всего для них было найти подходящее место для жилья. Поэтому они направились в горы, к высокому вулкану, который стоял на расстоянии не более пяти километров от берега. Правда, путь этот был нелегкий, так как приходилось итти по неровной ледяной поверхности. Когда они подошли поближе, им представилась поразительная картина: столб кипящей горячей воды бил из трещины в горе, заканчиваясь высоко в воздухе расплывшимся облаком белоснежного пара. Ключ пресной, прозрачной, как стекло, воды струился по горному скату и невдалеке исчезал, пробивая себе дорогу под толстым слоем льда.

Нельзя описать радость, которая охватила путников при этом зрелище. Горячая вода здесь, на крайнем севере! Можно ли было надеяться на что-либо подобное! Однако, близость вулкана вполне объяснила причину возникновения гейзера. Очевидно, вода просачивалась вглубь горы и там нагревалась естественной вулканической теплотой. За гейзером скат горы был обнажен и густо порос разноцветными мхами — синим, зеленым, красным, белым, что производило впечатление красивого ковра. Прямо против гейзера открывалась щель большой темной пещеры, по дну которой также бежал крохотный ручеек.

Пробравшись в пещеру, Андре и Френкель увидали, что она очень длинна и постепенно суживается к концу. Внутри было очень тепло. Влажный воздух был приятен для дыхания. Пройдя глубже, Френкель сделал новое открытие — стены внутренней части пещеры состояли из каменного угля.

Это неожиданное открытие значительно улучшало перспективы на будущее. Теперь в распоряжении путешественников было превосходное уютное и теплое жилище и неограниченный запас теплой воды. Они поспешили к Стринбергу, чтобы сообщить ему приятную весть. Соединенными усилиями они перетащили все, оставшееся после гибели шара, в пещеру и принялись за устройство жилища. Для этого путешественники углубили переднюю часть пещеры. Из камней был устроен грубый очаг, на котором они жгли каменный уголь. Вместо дымохода, они воспользовались узкой трещиной в пещере, которую заложили по сторонам камнями.

Внутри из высушенного мха были устроены мягкие ложа, впоследствии покрытые сверху пышным мехом убитых медведей. Внизу, у основания гейзера был устроен во льдах склад провизии, — правда, очень ненадежный. Поблизости постоянно шныряли вороватые песцы, которые не раз атаковывали его.

Между тем, быстро наступила полярная зима, приближения которой наши путешественники и не заметили среди усиленных забот по устройству жилища. Солнце зашло на целую зиму, и настала беспросветная полярная ночь 1897 года, оживляемая по временам северными сияниями и лунным светом.

Сильные морозы, достигавшие 50° Ц., сковали поверхность свободного моря. Только кое-где через полыньи тюлени и моржи выходили на поверхность. Однако, в продовольствии недостатка у путешественников не было. Они сшили себе также теплые одежды из тюленьих шкур, высокие меховые сапоги и чувствовали себя бодро.

Так прошло время до 1 января 1897 года. Для того, чтобы отпраздновать этот день, решено было приготовить шоколад из последнего оставшегося запаса. После шоколада — друзья разделили последнюю оставшуюся бутылку коньяку и задумались о своей изумительной судьбе.

Что принесет им будущее? Удастся ли вырваться из этой ледяной тюрьмы, куда их забросила капризная судьба?..


IV. Святыня чукчей.

Наконец, долгая полярная зима прошла. В один радостный для путешественников день на юге показалось золотой искрой солнце, и его лучи залили розовым светом вершины гор. Через несколько дней полярная весна вошла в свои права. Скалы под лучами солнца покрылись порослью разноцветных мхов, среди которых проглядывали там и сям фиолетово-синие цветы и приникшие к земле золотистые головки полярного одуванчика. Лед у побережья таял и ломался, и через несколько недель море далеко очистилось от льдов.

Андре и его товарищи стали думать об экскурсии внутрь острова, для того, чтобы выяснить его географическое положение. Кроме того, Андре надеялся найти на берегу, обращенном к Сибири, выброшенный морем лес, который мог бы послужить материалом для постройки лодки. Но в день, назначенный для отправления, произошло неожиданное обстоятельство, разрушившее все планы исследователей.

Когда они сидели в пещере за обедом, до их слуха внезапно долетели звуки, заставившие всех вскочить на ноги. То были слова не то песни, не то религиозных восклицаний, сопровождаемых странной заунывной музыкой.

Выбежав из пещеры, друзья увидели перед собою большую группу сильных высоких фигур, впереди которых стоял шаман в одежде, расшитой блестками и украшениями из моржевой и мамонтовой кожи. Протягивая руки к гейзеру, он пел странную заунывную песню…

Увидев выбежавших из пещеры людей, пришельцы вздрогнули и подались назад, и по их рядам прошло тихим ропотом слово «русс, русс…». Затем раздалась короткая гортанная команда — и они бросились на безоружных шведов.

Защищаться было бесполезно. В минуту все три были связаны ремнями из оленьей кожи и положены в ряд вблизи гейзера. Пещера была быстро обшарена, и все имущество путешественников вынесено. Среди туземцев опять состоялось короткое совещание, после которого Андре, Стринберг и Френкель очутились на могучих плечах дюжих молодцов, легко потащивших пленников к берегу. Затем их поместили в три празднично разукрашенные лодки, и длинная флотилия потянулась вдоль берега, огибая высокий мыс, на котором возвышался Вулкан Полуночи.

Удобно лежа в лодке, с головой, поднятой выше борта, Андре с интересом наблюдал за красивыми, энергичными движениями гребцов. Вспомнив описания Норденшельда[3], он решил, что это чукчи. Они повернули к южному берегу острова и сделали остановку у берега для отдыха, причем пленники были тоже накормлены вареным тюленьим мясом. Путешествие длилось два дня. Из этого Андре заключил о больших размерах неизвестного острова, на который забросила их судьба.

Наконец, на третий день впереди показалось довольно значительное прибрежное селение, дома которого были построены из выброшенного морем леса. На берегу толпилось множество народа, по большей части женщины, которые высыпали навстречу прибывшим лодкам. Как только они подошли к берегу, громкие крики потрясли воздух. Высокий туземец, не лишенный своеобразного величия, вышел вперед, и началась своеобразная торжественная сцена приема пленных, которых вынули из лодок и пронесли, словно на показ, перед величественным вождем. Мрачный взгляд его, казалось, не предвещал ничего хорошего. Затем пленников унесли в пустой дом, напоминавший внутри русскую курную избу, и, бросили их на пол…

Очутившись наедине, наши путешественники могли обменяться мнениями. Андре надеялся на счастливый исход приключения. Стринберг, наоборот, был мрачен.

— Эти ремни, которыми нас связали, не обещают ничего хорошего. Повидимому, нас ожидает жестокая расправа, — мрачно заметил он.

— Однако, — возразил Андре, — нас, повидимому, приняли за русских, — значит, наши враги знакомы с европейцами. Затем, судя по их внешнему виду, я предполагаю, что мы имеем дело с чукчами, о которых Норденшельд отзывается с большой похвалой.

— Ну, вряд ли они очень симпатизируют русским[4]; в этих местах никакой власти, вероятно, нет, а наше скудное имущество — все же хорошая приманка для этих бедняков, — продолжал ворчать мрачно настроенный Стринберг.

— А знаете что? — предложил Френкель. — Не лучше ли нам попытаться бежать отсюда? Свои ремни я, кажется, сумею развязать, а для ваших у меня есть в кармане нож. Добравшись до берега, мы можем сесть в лодку и попытаться достигнуть берегов Сибири.

На это Андре возразил, что во время полярного дня нечего и думать о побеге. Оставалось терпеливо ожидать решения чукчей.

И оно, наконец, наступило.

Группа сильных, высокорослых туземцев вошла в хижину. Они взвалили пленников на плечи и притащили их к огромному шатру, сделанному из жердей, покрытых мехами и шкурами пушных зверей. Перед шатром сидел на каменном седалище вождь, а вокруг него расположились другие старейшины племени.

Пленников развязали и поставили на середину круга. Между тем, старейшины переговаривались между собой. Часто слышалось: «рус… рус…».

— Право, эта обстановка не предвещает ничего приятного, — прошептал Френкель на ухо Андре. — Не лучше ли попробовать махнуть подальше?

В эту минуту из шатра вынесли имущество пленников, и среди других предметов ружья и патроны.

— Теперь пора, — прошептал Френкель.

Пленники бросились вперед и схватили, среди общей растерянности, ружья. Двух выстрелов было достаточно, чтобы толпа в беспорядке рассеялась.

— Вперед, к берегу! — загремел голос Андре, и путешественники помчались к лодкам. Но чукчи, издав воинственный клич, быстро оправились от первоначального испуга и бросились со всех сторон к ним. Друзья отстреливались. К сожалению, запас патронов быстро истощился, и через несколько минут закипела рукопашная схватка.


…Когда Андре очнулся через несколько минут, то увидел, что лежит снова на полу избы. Голова у него сильно болела, а глаза заплыли кровью, струившейся из рассеченного в схватке лба. Рядом, в полутьме, он заметил тела двух друзей. Не получая ответа на свой призывы, он подполз к ним и, ощупав, убедился, что они были мертвы. Великий мечтатель и ученый остался одиноким среди не понимавших его туземцев. Ослабевший от потери крови, потрясенный неожиданным горем, Андре вновь лишился чувств…


V. Годы идут.

Чукчи не осудили Андре на смерть. Они оставили его жить с собой на этом уединенном, затерянном в ледяных просторах Полярного моря, острове, и, странное дело, ученый воздухоплаватель переносил невольное заключение лучше, чем можно было предполагать. Для его пытливого ума открылся новый обширный мир, полный научной ценности и своеобразной красоты. Вулкан, его гейзеры, пещеры, полные каменного угля, раскопки, раскрывавшие ему геологическое прошлое страны, — все это занимало и восторгало ученого.

В глубине пещер Андре поразило обилие остатков мамонта, которые, очевидно, жили здесь до той поры, пока все растущее обледенение не сковало навеки этого острова.

Сколько научных загадок истории земли разрешил этот неутомимый исследователь, блуждая по скалам и льдам острова!

Мало-по-малу он изучил чукотский язык и сблизился с первобытными обитателями острова. Андре понял, что они не раз сообщались с материком и поддерживали сношения с чукчами Восточной Сибири. Слово «русс», которым, они обменивались между собой, было у них обозначением всякого европейца-колонизатора. Исстари жило среди этих вольнолюбивых детей природы предание, что однажды появятся «руссы», которые завоюют их остров, перебьют моржей и тюленей и выловят песцов. От нашествия этих хищников чукчи ревниво оберегали свою свободу, и по их глухим намекам Андре понял, что не раз заброшенные игрой случая китоловы умирали под ударами чукотских ножей. Таков был суровый закон этой страны: всякий незваный гость, дерзнувший ступить на ее берег, обрекался на гибель.

Зато немногочисленное туземное население жило хорошо: тюленей, моржей, котиков и песцов было столько, как нигде в другом месте. Притом жители строго охраняли особые заповедники, где зверье могло свободно размножаться, не боясь человека. Наибольший из этих заповедников был расположен вблизи огромного гейзера на северо-восточном берегу острова, где как раз и опустился Андре со своими спутниками. Лишь раз в год, весной, сюда отправлялась делегация старейшин чукотского племени, которая совершала у гейзера религиозное жертвоприношение. Разрешение же на охоту в этом заповеднике давалось только в случае особой нужды.

Андре быстро заметил главный недостаток снаряжения чукчей — отсутствие железного оружия, которое заменялось каменным. Только у наиболее выдающихся вождей были железные и стальные ножи и топоры — видимо, привезенные с материка или снятые с остатков погибшего китоловного судна. У Андре возникло намерение помочь им, создав производство железа.

Он начал искать в пещерах у вулкана и на прибрежных скалах следов металлических руд. Результаты этих поисков оказались удачными. Целые скалы острова состояли из магнитного железняка, в других местах залегал оловянный камень, но наиболее взволновала и поразила ученого шведа малахитовая пещера. С каким жадным удивлением глядел Андре на куски прекрасного зеленого камня, которые он рассматривал при дневном свете, возвратившись из продолжительной экскурсии по пещерам.

Добывание железа показалось ему более трудным, и он решил повести чукчей тем же путем, по которому шли все народи мира: из каменного века, в котором они жили до сих пор, они должны были перейти в бронзовый.

Спустившись следующий раз в пещеру и захватив обильный запас факелов из тюленьего жира, Андре с удивлением увидал, что своды огромной пещеры целиком состоят из малахита, запасов которого должно было хватить на десятки, даже на сотни лет. С помощью двух рослых чукчей, с которыми Андре сблизился с первых дней пребывания на острове, ученый устроил здесь первую плавильную печь.

Какую радость испытал бывший профессор физики Стокгольмского университета, когда ему удалось выковать, наконец, первый бронзовый нож, а затем топор! Особенно давало себя знать при этой работе отсутствие клещей, которыми нужно было поддерживать раскаленный кусок металла. С большим трудом удалось заменить их подобием плоскогубцев из мамонтовых бивней, проложенных внутри металлическими пластинками из черенков ножа. Орудуя этим примитивным инструментом, Андре выковал самодельные бронзовые клещи, а затем вылил в форме массивную бронзовую наковальню. Теперь дело пошло живо на лад, и в непродолжительном времени целый ряд орудий и оружия вышел из мастерской Андре.

Его слава, как искусного мастера, а затем как врача и сведущего человека, вскоре распространилась среди туземцев. Все наперерыв спешили снабжать его пищей, шкурами, платьем, заботились об убранстве его хижины.

Но сердце великого исследователя было неспокойно: чем больше он обогащался опытом и знанием, тем мучительнее тянуло его на родину, тем сильнее хотелось ему рассказать всему свету о своих удивительных открытиях, о богатствах, лежавших на этой уединенной земле с ее первобытным населением, стоявшим еще на грани каменного века.

Пять лет провел он уже на этой, отрезанной от всего культурного мира, земле, прозванной им «Островом Одиночества», и постепенно тоска овладела им. Бежать, во что бы то ни стало бежать, — это сделалось для него навязчивой идеей. Быть может, его ожидает смерть в Полярном море, но самая мысль о жизни в вечном заключении была невыносима и мучительна…

Пятого июля 1903 года, когда море освободилось с юга от сплошного покрова льдов, Андре отправился под предлогом разведки в открытое море, взяв с собой запас на двадцать дней пути.

Выйдя в открытое море, он направил путь на юг, к берегам Сибири. Невозмутимый покой прекрасного летнего дня стоял над морем; огромные белые льдины колыхались на волнах, уносимые могучим течением к берегам Гренландии. К несчастью, густой туман мало-по-малу закрыл все вокруг, и пришлось плыть очень медленно из опасения наскочить на льдину. Льдин становилось все больше, и, наконец, Андре увидел себя окруженным со всех сторон сплошным ледоходом. Еще несколько минут, — и лодка очутилась в ледяном плену. Она трещала и стонала под могучим натиском льдин и, едва Андре успел выскочить на лед, как суденышко было раздавлено ими.

Андре очутился на льдине, которая составляла часть огромного ледяного поля, медленно подвигавшегося на северо-запад. Вскоре, сделав необходимые наблюдения, ученый убедился, что ему придется проплыть невдалеке от Острова Одиночества, и хладнокровно предоставил свою жизнь на волю случая.

Гибель Андре казалась неминуемой. У путешественника был лишь небольшой запас провианта и жалкое оружие: бронзовый топор и большой шведский карманный нож. С этим трудно было обеспечить себе жизнь. Часы проходили в томительной неизвестности. Туман попрежнему закрывал все вокруг, и только глухой гул ломавшихся льдов, словно отдаленные громовые раскаты, раздавался по временам, больно ударяя по нервам затерянного в этой безбрежной пустыне человека.

Но усталость почти сорока восьми часов непрерывного бодрствования взяла свое, и измученный Андре уснул.

Он спал необычайно тяжелым, полным мучительных кошмаров сном. Ему грезились картины детства, и смертельная опасность угрожала ему. То он обрывался со скалы и со страшной, все увеличивавшейся быстротой скатывался вниз, разбиваясь об острые выступы гор; то он тонул в воде родного фиорда[5], чувствуя, что все члены его закоченели от страшного холода, и он не может пошевелить даже пальцем. Вдруг, — грезит он, — его мать плывет к нему, хватает, вытаскивает на берег и приникает к нему долгим любящим поцелуем. Но удивленный Андре-мальчик замечает: «Мама, отчего у тебя усы?» Твердая, жесткая щетина колет ему подбородок, губы и щеки…

Андре широко раскрыл глаза и… проснулся. Прямо в лицо ему глядела удивленная морда морского зайца (род тюленя) с широко выпученными любопытными глазами. Андре вскочил и заметил целую стаю этих добродушных животных, которые невозмутимо следили, ничуть ни пугаясь, за его движениями. Он приласкал ближайшее животное рукой, и оно доверчиво вытянуло длинную шею. Бесстрашного шведа, столько раз видевшего смерть лицом к лицу, тронула до слез эта неожиданная ласка зверя.

Покров тумана, заволакивавший горизонт, внезапно рассеялся, и вдали показались знакомые очертания малахитовой земли, высокие вулканические вершины которой сверкали и искрились в лучах солнца.

«Малахитовая земля, — думал Андре, — сколько раз проклинал я тебя, как тюрьму, как место заключения, но как желанна теперь стала ты мне!» Жадным взором следил он за далеким силуэтом острова, который, однако, не приближался, но наоборот стал удаляться в сторону. Сердце Андре мучительно сжалось.

Вдруг он увидел то, что заставило безумно забиться его сердце. Две чукотские лодки, поднявшись на гребне волны, показались вдали, и недавний беглец, не спуская глаз, следил за ними. Вдруг он схватил меховую куртку и начал махать ею в воздухе. Через несколько минут острые глаза чукчей заметили его, и лодки направились к льдине. Это были охотники за тюленями, которые обычно выезжали навстречу проплывавшим мимо льдинам.

Андре был спасен…


VI. Покорность.

Возвращаясь на остров, неудачный беглец окончательно примирился со своей участью. Исследовательская работа, воспитание чукотского юношества, обработка металлов — поглощали все время этого неутомимого, деятельного и энергичного человека.

Время и волнения сделали свое дело. Стан Андре согнулся, борода и волосы стали белы, как снег горных вершин Острова Одиночества. Величайшим счастьем для него была горячая вода гейзера, дававшая возможность постоянно держать в чистоте тело и одежду. Андре окончательно поселился в пещере у подошвы вулкана, вместе с несколькими любимейшими учениками. Здесь они работали в мастерской по изготовлению орудий, а в свободное время старый ученый сообщал им массу сведений из разных областей знания.

Особенно любил он тихие периоды, так часто встречавшиеся в полярных областях, во время бесконечно длинной зимней ночи.

Даже самый легкий ветерок по целым суткам не проносился над зачарованной, заснувшей, покрытой льдом и снегом землей. Только звезды, сияя с необыкновенной яркостью на чистом небе, свершали в двадцать четыре часа свой путь вокруг оси мира. Те же звезды, что светили Андре, когда он был мальчиком, и за которыми он так любил следить, возвращаясь из школы. Холодные, неизменные, они светили здесь, на этом Острове Одиночества, как светили там — в далекой Швеции — его друзьям, из которых, может быть, многие умерли.

Особенно тяжела для него была мысль, что напрасно, бесцельно пройдет для человечества его деятельность, годы исследований, сотни открытий, множество продуманных идей, которые записать он не имел возможности Правда, в базальтовых гротах и пещерах вулкана он сложил обширные коллекции, могущие доставить богатейший материал для ряда музеев. Но достигнет ли кто из европейцев этой земли, отделенной непроходимыми сплошными нагромождениями пловучего льда от остальной вселенной? Повторит ли кто его смелую попытку? Удастся ли ему создать то, к чему он напрасно стремился столько лет, — управляемый аэростат, который, по глубокому убеждению Андре, может быть единственным средством сообщения в полярных областях?


Так проходил один год за другим. Андре перевалило за седьмой десяток, и он стал чувствовать утомление жизнью, все чаще стало уставать его тело, отработавшее свой век сердце отказывалось служить, и не раз, запыхавшись, ученый отказывался от трудной экспедиции или подъема на гору, куда его влекла ненасытная любознательность.

А материала для изучения находилось все больше и больше.

Последнее время Андре заинтересовался архипелагом маленьких необитаемых низких островков, лежавших дальше к северу от Острова Одиночества. Некоторые соображения заставили его предположить, что эти островки имеют коралловое происхождение, и он решил сделать экскурсию в сопровождении трех наиболее близких и понятливых учеников.

Стояла первая половина мая 1926 года. Была теплая погода, и море достаточно очистилось от льдов. К сожалению, частые туманы закрывали горизонт. Однако, участники маленькой экспедиции находили путь по компасу. Поэтому они быстро достигли архипелага, лежавшего к северу от Острова Одиночества, и Андре целиком погрузился в научную работу.


* * *

До слуха Андре донеслись звуки, слабые, но отчетливые. Это не был крик птицы, ни рев животного, ни треск льдов, ни вой налетающего шквала.

Сердце Андре едва не остановилось, а потом вдруг забилось с необычайной силой. Около тридцати лет не слыхал он уже подобного равномерного рокота. Так дышать и стучать могла только машина.

«Люди… летательный аппарат… машина… мотор…» — необычайные, давно ушедшие в прошлое мысли пронеслись вихрем в голове Андре. Выронив из рук инструменты, стоял он, чутко насторожившись, вытянув шею, с глазами, устремленными в небо, где за непроницаемой завесой тумана творилось необычайное, загадочное дело.

Рядом стояли чукчи, встревоженные, непонимающие. И волнение старика-учителя и непонятные звуки, доносившиеся сверху и напоминавшие дыхание и пыхтение неведомого могучего зверя, волновали и пугали их.

Звуки становились все громче, все грознее; тихий туманный воздух словно наполнился ими до краев, так что непривычному уху становилось больно. Неведомые воздушные гости приближались, хотя их и не было еще видно.

Вот они почти уже над головами. Из уст Андре вылетел протяжный вопль.

Еще минута — и темноватая тень проскользнула сквозь разрыв облаков.

Легкий ветерок, шаловливо налетевший от Аляски, раздвинул слегка белую завесу — и впереди показалась голубая полоска неба.

И вдруг, сияющим видением выплыл на этот голубой простор красивый воздушный корабль, сверкая металлическими частями отделки.

И флаг…

Сверкнул на миг, обрадовал безумно и снова пропал за белой пеленой тумана.

Старик с несказанным волнением протянул к небу обе руки, словно готовясь лететь за ним…

Высокая фигура с протянутыми руками тяжело рухнула в снеговой сугроб.

Сердце Андре не выдержало напряжения и навсегда перестало биться. Сердце, полное ненасытной научной любознательности, львиной отваги, сверхчеловеческой смелости…


* * *

В это время другой великий путешественник, который с успехом выполнил после тридцатилетнего промежутка план Андре, летел на дирижабле «Норвегия», напряженно всматриваясь в расстилавшиеся вокруг просторы. Но непроницаемый для глаза человеческого туман ревниво берег нераскрытые загадки Арктики. И ничего не увидели смелые воздухоплаватели: ни Острова Одиночества, ни кораллового архипелага, ни Андре, ни его спутников.

Суровое Полярное море нелегко выдает свои секреты… «Норвегия» продолжала свой полет, приближаясь к берегам Северной Америки.

Вскоре туман начал рассеиваться, и внизу показалось открытое волнующееся море. Аляска близко. Опустив бинокль, Амундсен объявил:

— Итак, мы ничего не открыли! Это доказывает, что не может быть и речи о существовании на нашем пути каких-нибудь островов или материка. Сплошное ледяное море протянулось между Шпицбергеном и Аляской.

В умных глазах Нобиле загорелись на мгновение и потухли насмешливые искорки…

— Вы в этом уверены, капитан?

— Безусловно! С дирижабля мы могли осмотреть, по крайней мере, сто тысяч квадратных километров пространства. Кроме того, мы пролетели почти как раз над тем самым местом, где, по утверждениям Кеннана, должен находиться остров, покрытый высокими горами, — и ничего не видали.

— Но разве туман не мешал отчасти нашим наблюдениям?

Амундсен пожал плечами:

— Если земля Кеннана или другой какой остров существуют, они должны быть вулканического происхождения. Припомните Шпицберген, Исландию и другие острова Полярного моря, круто подымающиеся из больших глубин моря и увенчанные высокими пиками. Они-то были бы видны издалека подымающимися из моря тумана.

— Но разве, капитан, вы не знаете, как легко можно принять тучу за гору? Ведь мы однажды сделались жертвой подобной ошибки. Легко могло случиться и обратное: мы могли принять горы за ряд облаков. Наконец, я допускаю присутствие и низменных островов.

— Нет, нет и нет! Ручаюсь моим опытом ряда полярных экспедиций, что мы не могли упустить крупного острова. А существования мелких островов, разбросанных в одиночку среди глубокого моря, я не допускаю.

Итальянец вежливо промолчал после такого категорического утверждения и, утомленный долгими часами бодрствования, заснул тяжелым, беспокойным сном.

И странный, неожиданный сон пригрезился ему. Андре, — молодой, энергичный, такой, каким он видел его на страницах «Полярного путешествия» — стоял перед ним на площадке дирижабля и, указывая вперед, на север, говорил спокойно и уверенно, точно профессор на кафедре:

— Тайна Арктики не раскрыта. Она ждет новых исследователей, новых смельчаков. Тридцать лет я ждал вас на Острове Одиночества, который вы называете «Землей Мак-Кеннана». Для вас накопил я огромный опыт, бесчисленные научные сокровища, но вы прошли мимо… Мои богатства ждут достойнейшего. Ищите Остров Одиночества…

Вдруг тяжелая рука схватила плечо Нобиле и с силой потрясла его. Испуганно раскрыв глаза, он узнал богатырскую фигуру Риссер-Ларсена, который говорил ему:

— Проснитесь, мы приехали…

Действительно, черная узкая полоска

земли тянулась слева. Блестящая ледяная верхушка ее отсвечивала на солнце. Это был мыс Барроу…

1927




Лев Гумилевский Страна гипербореев

"…Этот остров лежит на севере и населен гипербореями, названными так потому, что живут они дальше дуновения Борея.[6]"

Диодор 11.47[7]






Загадочный спутник

Из Колы, направляясь в глубь полуострова, вышел 24 июня 1913 года топографический отряд. Отряд, состоявший из шести человек, намеревался обследовать течение реки Умбы, вытекающей, как не многим известно, из озера того же названия.

Никто из участников этой экспедиции не вернулся. Для огромного большинства составителей карт точное местоположение реки и озера остается по-прежнему неизвестным. На всех просмотренных мной картах Кольский полуостров кажется в огромной своей части безводной пустыней, а на большинстве их загадочное озеро не означено вовсе, хотя величина его составляет не менее трети огромного Имандрского озера.

Об отряде не было получено никаких сведений. Ни обстоятельства гибели его, ни самое место трагедии не было никому известно. Однако никто из туземных жителей не сомневался в том, что топографы и их спутники погибли на пути к Острову Духов. Этот остров, о котором лопари говорят только днем, и то шепотом, находится в самой середине озера Умбы. Существует предание, в достоверности которого никто еще не решился усомниться, что всякий, пытавшийся переправиться с берега на остров, погибал в волнах Умбы.

Летом 1926 года, то есть тринадцать лет спустя, из той же Колы и совершенно по тому же направлению, имея целью своего путешествия также озеро Умбу, отправился другой отряд, хорошо снаряженный для путешествия, но состоявший всего лишь из двух человек.[8]

Одного из них, старого охотника с мурманского берега, Николая Васильевича Колгуева, в просторечии Колгуя, толпа зевак, провожавшая путешественников, знала так же хорошо, как и любого из соседей. Другой же не был известен обитателям Колы, а так как, кроме того, он лицом, манерами и поступками совершенно отличался от всех колычан, то и привлекал к себе всеобщее внимание. Этому способствовало еще и то обстоятельство, что всего лишь за два дня до путешествия этот загадочный спутник Колгуя, искавший в городе проводника, поставил на ноги старого охотника, лежавшего две недели в постели, дав ему шесть горьких порошков неизвестного лекарства.

Местный врач за две недели перепробовал на больном все свои, правда ограниченные, средства, но не добился ни малейшего улучшения в положении Колгуя, называвшего свою болезнь просто лихорадкой. Тем большее удивление вызвал своим средством приезжий, получивший тогда же среди шептавшихся колычан почтенное наименование доктора. Впрочем, странному путешественнику, искавшему в Коле проводника до Умбы, действительно не чужды были врачебные познания. Во всяком случае, когда он от десятка обывателей услышал, что, кроме Колгуя, нет такой отпетой головы в городе, кто согласился бы идти на Умбу, приезжий не задумался отправиться к охотнику, хотя и был предупрежден о его несвоевременной болезни.

Колгуй, скрипевший зубами не столько от боли, сколько от злости на болезнь, уложившую его в постель, когда охотники бродили и дни и ночи с ружьем, добывая песцов и лисиц, посмотрел на гостя не очень приветливо.

— Проведете ли вы меня, — сказал тот на чистом русском языке, но с необычной для постоянно говорящего на этом языке старательностью выговаривая каждое слово, — до Умбы, если я вылечу вас?

Глубокие, но не старческие морщины на смуглом лице гостя и серые, почти бесцветные, но слишком глубокие и беспокоящие пристальностью взгляда глаза его и самая манера говорить с необычайной простотою, за которой чувствовалось достоинство, внушили больному доверие. Во всяком случае, необычного посетителя он не послал к черту, как это делал с другими, предлагавшими верные средства от болезни, хотя ответил не без резкости:

— Если вы меня поставите завтра на ноги, я послезавтра отведу вас не на Умбу, а на самый Остров Духов, если вы пожелаете. Лучше умереть у черта в лапах, чем на этих вонючих тряпках!

Он хлопнул исхудавшей ладонью по соломенному тюфяку так, как хлопал по рукам колычан, заключая какую-нибудь сделку. Колычане знали, что слово Колгуя, подкрепленное рукопожатием, вернее писаных векселей. Может быть, гость знал это, может быть, он догадался о том по одному взгляду на охотника, но он ответил тотчас же, коротко:

— Хорошо, я вас вылечу!

Он не был ни знахарем, ни фокусником, ни чародеем, потому что с внимательностью и тщательностью, свойственной далеко не каждому врачу, он, осмотрев больного, расспросил его о всех малейших проявлениях болезни. Напав на какой-то след, он сам досказал Колгую все остальное с такою точностью, что можно было подумать, будто он все две недели не отходил от постели больного, наблюдая за ним. Только после этого он ушел и вернулся с багажной сумкой, из которой извлек те шесть порошков, которые поставили Колгуя на ноги.

Обитателям древнего города Колы, как я уже сказал, все это было известно. Вот почему чужеземный доктор, к тому же избравший целью своего путешествия столь рискованное место, как Умба с его Островом Духов, привлек всеобщее внимание.

Впрочем, улицы Колы не велики, а сытые лошадки путешественников с такою охотой тронулись в путь, что маленький отряд не долго тешил своим видом зрителей. Колгуй, еще бледный и худой, но сидевший на лошади с большей уверенностью, чем в постели, помахал шапкой на прощание приятелям, и отряд скрылся с глаз зевак.

Спутник Колгуя оказался человеком не очень разговорчивым. До вечера он только раз, когда, увязая до щиколотки в болоте, лошади шли шагом, открыл рот.

— Не рано ли пустились мы в путь? — сказал он, впрочем, сейчас же добавляя: — Хотя вы, кажется, чувствуете себя хорошо!

— Я думаю, что нагуляю себе жиру скорее в дороге, чем дома! — проворчал Колгуй.

Они пробирались вересковым кустарником. Бившиеся о колена коней вечнозеленые листья багульника издавали свой горько-пряный запах, и старый охотник оживал от аромата, точно не дышал, а пил кружку за кружкой колычанское пиво, сдобренное для крепости пьянящим настоем багульника. Кисти колокольчатых цветов андромеды[9] веселили темно-зеленый ковер болота, но лошади пугливо поднимали головы прочь от ядовитой листвы ее, торопясь выбраться из топи на твердую почву.

— Тогда будем спешить! — отозвался спутник Колгуя сурово и замолчал надолго.

Колгуй, выбравшись из болота, молча последовал его совету и погнал коней вперед.

Безлесная равнина расстилалась впереди на десяток верст. Суровые ветры здесь сжигают все, что поднимается выше слоя снега, прикрывающего землю зимою. Низкорослый кустарник черники и брусники казался издали ровным луговым ковром.

Кони шли едва приметными и для острого глаза охотника тропинками. На сотни верст здешние дороги безлюдны, и Колгуй, привыкший, плутая в болотах и равнинах, молчать целыми днями, не очень тяготился молчаливостью своего спутника.

Однако на первом привале после полудневного пути и тряски, после сытного завтрака, запитого чашкой спирта, когда странный путешественник нетерпеливо поглядывал на щипавших траву лошадей, Колгуй не вытерпел.

— За каким, собственно говоря, дьяволом, — сказал он без всякой учтивости, законно исчезающей у людей среди диких равнин, не тронутых ногой человека, — несет нас, доктор, на Умбу?

Серые глаза доктора не оживились ни гневом, ни любопытством. Он ответил тихо и просто:

— Для чего бы я стал тратить время и слова на объяснение того, что вам станет ясным и так через два дня?

— Дельно сказано, — смутившись, пробормотал Колгуй и вытянулся на траве, словно не желая продолжать так ловко оборванный разговор, но тут же добавил, как будто для себя одного: — Я не верю ни в бога, ни в черта, но без большой нужды я не потащился бы на этот остров… Я-таки отлично знал тех топографов, которые не вернулись оттуда…

— Оставаясь в постели, вы могли умереть несколько раньше, чем мы доберемся до Острова Духов, — с едва заметной усмешкой ответил доктор.

— Что? Я разве отказываюсь идти с вами? — вскочил Колгуй.

— Я не говорил этого, — тихо заключил доктор.

Можно было подумать, что разговор утомлял его больше, чем седло. Колгуй замолчал и молча пошел к лошадям.

— Я думаю, мы отдохнули довольно? — проворчал он.

Доктор молча кивнул головой, и через минуту они снова продолжали свой путь.

Спокойный и ровный путь этот, то незаметной тропою пробиравшийся в зарослях кустарника, то шедший между каменных скал, покрытых ржавым мхом, то выходивший в степь, то опускавшийся в болотистые низины, длился до таинственных северных сумерек, незаметно сменивших летний день на белую ночь.

Колгуй уже начинал поглядывать вопросительно на своего спутника, помышляя об отдыхе, и тихонько приглядывался к укромным уголкам, когда тот вдруг придержал лошадь и обернулся к проводнику.

— Что это? — спросил он, кивая в сторону.

Белая, прозрачная ночь сияла над миром, как загадка: не было теней, не было источника света. Все казалось прозрачным, все чудилось освещенным откуда-то изнутри. И развалины каменной стены, возвышавшейся над низкою порослью карликовых берез, были видны издалека.

Колгуй весело воскликнул:

— То, что нам нужно для ночлега, доктор. Мы не могли бы и желать здесь лучшего…

— Что это такое? — повторил тот, не замечая болтовни охотника. — Жилище?

— Да, иногда в них живут лопари… Я думаю, что им по тысяче лет, и те, кто их строил, были посильнее нас… Лабиринты — называли их топографы.

— Хорошо, мы ночуем там! — вдруг согласился тот и, круто повернув с дороги, направился к дряхлым камням с такою поспешностью, что Колгуй с недоумением погнал за ним свою лошадь, не понимая, откуда вдруг появилась в докторе такая охота к ночлегу и отдыху.



Следы

Тот, кому случалось забираться в глубь Кольского полуострова, встречал, конечно, как и Колгуй, исколесивший его во всех направлениях, среди зарослей карликовой березы и стелющейся по земле ивы необычайные каменные лабиринты, где лопари, остающиеся до сих пор язычниками, приносят жертвенных животных своим сердитым богам.

Стены этих странных построек невысоки. Они сложены из огромных камней, заставляющих вспоминать о великанах, которым одним только под силу могли быть подобные сооружения. Внутренность этих построек представляет собою ряд переплетающихся между собою ходами и выходами каменных коридоров. Они, кружась, в конце концов выходят к центру лабиринта, где водружен тяжкий, как скала, каменный очаг.

Обычно вокруг этих построек ютятся в своих оленьих чумах лопари, стекающиеся сюда на суд шамана по множеству своих семейных, житейских и оленьих дел. Иногда стены лабиринта, прикрытые земляной крышей, обращаются ими в постоянные жилища. Однако, глядя на низкорослых, заеденных холодом, голодом, вшами и нуждою обитателей циклопических построек, невозможно предположить, что они сами, деды их или прадеды строили эти угрюмые дворы, заставляющие вспоминать о каменном веке земли.

Казавшийся издали бесформенной грудой камней лабиринт, привлекающий внимание доктора, был брошенный на лето храм отправившихся к морю за рыбою лопарей. Колгуй, несколько удивленный поспешностью своего спутника, с которой тот направился в сторону мелькнувшей в зарослях постройки, признал в нем, кроме того, первый храм, лежавший на пути к Умбе.

Он спокойно последовал за доктором, спрыгнул, как и тот, с лошади, но вместо того чтобы броситься, как он, с необычайным проворством и волнением к заплесневелым камням, спокойно поймал лошадь своего спутника и вместе со своею пустил их на пышную и свежую траву, а затем, с удовольствием разминая ноги после седла, вернулся к нему.

— Мы на верном пути, — сказал он, — мы идем к Умбе, как по компасу. Завтра к вечеру мы встретим еще такой лабиринт, доктор! И послезавтра будем на Умбе!

Человек, не назвавший своего имени до сих пор и откликавшийся на признательное именование его доктором, стоял неподвижно, скрестив на груди руки возле стены. На фоне огромных камней, ничем не скрепленных друг с другом, но тяжестью своею связанных крепче, чем цементом, он был сам похож на каменное изваяние. Высокий и крепкий, запечатанный в кожаное пальто, отсвечивавшее в ночи шлифованным мрамором, он почудился старому охотнику выходцем из другого мира. И Колгуй вздрогнул, когда тот, не поворачивая головы, сказал со спокойной уверенностью:

— Да, мы идем по верному пути!

В тот же миг, точно разбуженный от своей задумчивости собственной речью, он перебрался через стену, доходившую ему, до груди. Это движение отогнало странный призрак статуи, почудившийся Колгую, и он, встряхнувшись и оправляясь от минутного замешательства, крикнул сердито:

— Послушайте, доктор! Если вы знаете не хуже меня верный путь до Умбы, так на кой черт вы взяли с собой проводника?!

Вызывающий тон заставил странного путешественника поднять голову. Доктор посмотрел на Колгуя, но так, точно не видел его, и пояснил тихо:

— Я говорю не о том пути, о котором говорили вы.

— Что же, по-вашему, тут две дороги?

— Да, и каждый идет по своей!

Колгуй, бормоча себе под нос, посоветовал черту разобраться во всем этом деле и направился к лошадям. Когда он вернулся в лабиринт к очагу, долго путаясь в каменных коридорах с кошмами, одеялами, ужином и кожаными мешками доктора, туго набитыми не очень легким багажом, тот уже спокойно ожидал его.

Когда же все было разложено и ночлег приготовлен, к удивлению старого охотника, его спутник сам первый открыл рот.

— Вы сказали, что завтра к вечеру будет еще одно такое же сооружение? — спросил он.

— Да, — подтвердил Колгуй, — это будет один из самых больших и самых важных храмов. Он стоит на берегу Умбы, и туда приплывают лопари, отправляясь в море, чтобы заручиться согласием своих болванов и шамана… Там, я думаю, под залог наших лошадей, которые тем временем отдохнут для обратного пути, если, конечно, нам придется возвращаться, под залог лошадей мы достанем какую-нибудь посудину, чтобы выйти на озеро…

Он замялся, потом решительно досказал:

— Ну, и на Остров Духов, разумеется, если вы думаете в самом деле побывать там!

— Да, мы переправимся туда! — коротко сообщил доктор.

— Стало быть, я верно догадался, что лодку нам добывать придется.

Колгуй охотно стал бы продолжать завязавшийся не по его почину разговор, но собеседник его, устало кивнув головой вместо ответа, уже заворачивался в шерстяное одеяло.

Колгуй не без досады улегся поблизости. Он не спал ночь, слушая лошадей, готовый подняться при малейшей тревоге. Поглядывая на своего спутника, он имел возможность не раз заметить, что и тот, погруженный в забытье, не спал, но отдыхал в какой-то особенной, каменной неподвижности.

Он откликнулся ранним утром на зов Колгуя тотчас же и встал со свежим, спокойным лицом, на котором нельзя было заметить ни малейших следов сна, делающих измятыми и серыми лица всех колычан.

Во всем этом не было ничего загадочного и таинственного. Однако, приготовив лошадей и трогаясь в путь, старый охотник искоса посмотрел на своего спутника, и во взгляде этом можно было прочесть далекое и смутное подозрение.

Впрочем, за весь день пути до самого вечера не было никаких новых поводов для того, чтобы подозрение это выросло. Наоборот, уступая ли ласковой настойчивости солнца, старавшегося расплавить и смягчить каменную недвижность изваянного лица доктора, отравляясь ли пьянящим ароматом багульника, загадочный спутник Колгуя не без удовольствия оглядывался по сторонам и не раз сам заговаривал со своим проводником о посторонних вещах.

Несомненно также, что если не радость, то заметное удовлетворение скользнуло по его лицу, когда, уверенно плутая по невидимым тропам и дорогам, Колгуй выбрался на полянку к каменному лабиринту, возле которого было раскинуто с полдюжины лопарских чумов.

Осматривая каменные стены издали, доктор оживленно спросил:

— Долго ли плыть до озера по реке?

— Пустяки, — ответил Колгуй, — до реки два шага отсюда, а лабиринт у самого истока реки…

— А до острова?

— Не плавал, — отрезал Колгуй, — не знаю. Только с берега озера можно видеть остров, если нет тумана над водой. Я не совал своего носа в дела островных чертей, но если я сяду в весла, так доставлю туда вас не дольше, как за час работы…

— И столько же, чтоб вернуться назад? — с улыбкой спросил тот.

— Если мы выберемся обратно, я доставлю лодку назад, вероятно, за полчаса! — пробурчал Колгуй.

— Посмотрим, — просто заметил доктор, и впервые старому охотнику показалось, что все россказни об Острове Духов были по меньшей мере преувеличены.

Можно с уверенностью сказать, что Колгуй был первым из всех колычан, кто усомнился в достоверности известного предания, как верно и то, что он был первым, кто вскоре затем мог убедиться, что сказки об Острове Духов рассказывались не зря.

Впрочем, в тот момент ему некогда было думать об этом. Доктор бросил ему на руки поводья и немедленно отправился плутать по коридорам лабиринта, пробираясь к очагу. Колгуй же, устроив лошадей на попечение скалившего зубы лопаря, отправился бродить из одного чума в другой, расспрашивая о том, каковы были уловы рыбы, и осторожно осведомляясь, нельзя ли добыть к утру лодку.

Лодка нашлась, сделка после осмотра лошадей состоялась к обоюдному удовольствию. Однако старый, подмигивающий единственным глазом лопарь был заметно разочарован, когда на ехидный вопрос его — «не собирается ли охотник со своим товарищем отправиться на Остров Духов» — Колгуй сурово ответил:

— Как раз наоборот. Мы хотим спуститься вниз.

— А, — вздохнул лопарь, — конечно! Вы получите своих лошадей, когда захотите.

Доктор был доволен своим проводником. Он не только поблагодарил его, но уверил с улыбкой:

— Несомненно, что мы вернемся назад так же благополучно, как прибыли сюда, благодаря вашей опытности, ловкости, знанию и заботливости.

— Если бы вы были не только доктором, но и колдуном, я и тогда бы подождал до послезавтра вам верить! — проворчал Колгуй.



Остров Духов

Жители Севера не избалованы судьбою. Упорная и тяжелая вечная борьба с угрюмой природою приучила их думать, что путь к счастью загроможден препятствиями. И, как всякий истый северянин, Колгуй видел в сцеплении удач скорее угрозу, чем благополучие. Поэтому он с большим удовольствием отчалил бы от берега в дырявом челноке, чем в просмоленной рыбацкой лодке, к тому же оказавшейся изумительно легкой на ходу.

Делать, однако, было нечего, и со вздохом он взялся за весла, которые не подавали ни малейшей надежды на то, что не разлетятся вдребезги, если он ударит ими о подводный камень.

Все шло как нельзя лучше. Солнце разогнало туман с воды прежде, чем они выбрались по реке в озеро. Скалистый остров посредине его предстал перед ними в прозрачной дали с такою четкостью и голубоватая поверхность воды была так спокойна, что и последняя надежда Колгуя на опасность плавания исчезла. Ему ничего не оставалось, как покориться. Он закрыл глаза и налег на весла.

Лодка понеслась стрелою.

Каменистый берег острова, где скалы, как маяки, не давали никакой возможности уклониться от взятого направления, вырисовывался вдали все с большей и большей четкостью. Он же и придавал острову характер дикости, необитаемости. Крутые каменные обрывы, легко принимаемые издали за искусственно сложенные крепостные стены, охраняли остров с такой неприступностью, что в самом деле начинало казаться, что остров не мог быть жилищем человека.

Загадочный спутник Колгуя, стоя на носу лодки, спокойно смотрел вдаль. Он был недвижен, он не произнес еще ни одного слова после того, как они выбрались из узкого истока реки на озеро. Колгуй, увлекаясь увеличивавшейся, скоростью лодки, работал крепкими веслами без боязни их обломать. Он мгновениями начинал забывать о своих страхах: трудно в самом деле представить себе свору чертей, нападающих на путников среди веселого утра на голубом озере, к тому же спокойном, как совесть новорожденного ребенка.

И вдруг неожиданный шелест за его спиной, движения, колебавшие лодку, заставили его, подняв весла, оглянуться назад, на своего спутника. Доктора не было. Вместо него в лодке стоял высокий индус в шелковом шелестящем халате, отливавшем на солнце всеми цветами радуги. Белая чалма была глубоко надвинута на лоб, и, когда на крик Колгуя индус оглянулся, старый охотник не сразу признал в нем своего спутника.

Тот улыбнулся, сказал тихо:

— Что вы кричите?

Тогда Колгуй оправился от испуга.

Он опустил весла, но проворчал сердито:

— Если вы хотите распугать здешних чертей этим балахоном, так не мудрено испугаться и мне. Я не слыхал, как вы одевались.

— Это единственное средство быть принятым за гостя, а не за врага, — заметил доктор.

— Может быть, вы и на меня напялите что-нибудь вроде этого?

— Нет. Вы останетесь у лодки и не пойдете на остров. Я не могу позволить этого…

— Что за черт, — вспыхнул Колгуй, — не собираетесь ли вы и там распоряжаться?

— Я боюсь, что вы не справитесь за час, как обещали, если мы будем продолжать наш разговор, — сказал доктор, прекращая беседу и всматриваясь в даль.

Колгуй, выругавшись про себя, принялся грести со злостью. Это придавало ему новые силы. Лодка шла ровно и мерно, вздрагивая от удара весел. Если бы Колгуй мог и имел охоту понаблюдать за своим спутником, он, вероятно, не раз бы имел повод для того, чтобы, вскинув весла, обратиться к доктору за объяснениями.

Но он не оглядывался. Доктор же, стоя на носу, вглядываясь вперед, поднял высоко руки, точно приветствовал кого-то, стоявшего на берегу. Были ли у него необычайно зорки глаза или он, не глядя даже на берег, не сомневался в том, что обитатели острова наблюдают за дерзкими путешественниками, выжидая удобной минуты, чтобы их погубить, но он не ошибался.

Когда Колгуй, отыскивая подходящее место для причала, оглянулся на берег, он также увидел бородатых, спокойных людей, стоявших на скале. Их было шестеро. Несомненно, они были вооружены, хотя оружие их было незнакомо Колгую. То были копья, мечи и луки. Однако они не изъявляли ни малейшей готовности вступить в бой с дерзкими пришельцами. Наоборот, своим маскарадом доктор как будто расположил их к себе настолько, что, когда лодка ткнулась в береговую крошечную бухточку, образованную лощинкой между двух каменных скал, вооруженные люди немедленно двинулись навстречу прибывшему гостю.

Доктор продолжал стоять на лодке, ожидая их. Они спустились со скалы с проворством и ловкостью людей, привыкших бродить по обрывистому берегу. Тогда, снова приветствуя их поднятыми руками, обращенными ладонями к приветствуемым, точно показывая, что в руках гостя не спрятан камень или какое-нибудь оружие, доктор произнес несколько слов на неведомом старому охотнику языке.

Обитатели острова молчали. Доктор повторил то же на ином языке, и тогда странные люди закивали головами и стали ему отвечать.

Колгуй разглядывал собеседников своего странного спутника в немом изумлении. Они не были похожи ни на чертей, ни на духов. Это были упитанные, сильные люди с хорошо развитыми мускулами. Черты их лиц были резки и не очень правильны. Яркие цветные рубахи, длинные, до колен, прикрывали стройные фигуры. На одном из них, должно быть старшем в отряде, был накинут синий шерстяной плащ. Откинув его, чтобы освободить правую руку для ответного приветствия, он обратился к доктору с короткой, как показалось Колгую, почтительной речью.

Доктор ответил на нее. Когда предварительные переговоры были окончены, доктор обернулся к своему проводнику и предупредил сухо:

— Вы не должны покидать лодки ни на минуту. По закону жителей острова, всякий, кто ступит ногою на их землю, становится жителем их страны и рабом и должен будет подчиняться их законам. Главнейший же закон их заключается в том, что никто, раз ступивший на остров, не может его покинуть… Вы понимаете, в чем дело?

— Если бы я даже и забыл о топографах, так мне не нужно было бы долго объяснять этого. А вы, доктор?

— Я пойду с ними и вернусь ночью.

— А закон?

— Они сделают для меня исключение. Я поручусь за вас, чтобы освободить береговую стражу от обязанности следить за вами…

— Да уж лучше, если они уберутся отсюда, чтоб не мешать мне выспаться за две ночи…

Доктор вышел из лодки. Начальник береговой стражи вновь приветствовал его, затем окружил своими воинами, очевидно для почета, и все они двинулись по лощине в глубину острова.

Старый охотник, покачивая головою, не без сожаления посмотрел им вслед. Он не сомневался в ловкости доктора, которому, конечно, удастся вырваться от этих людей, но сам предпочел бы не только не покидать лодки, но и носом ее не касаться земли, а стоять поодаль на воде.

Нельзя сказать, чтобы Колгуй не был охвачен любопытством. Еще рискуя только жизнью, он, может быть, и отправился бы на остров приглядеться поближе к его странным обитателям. Но, считая свободу свою и независимость ценностью более существенной, чем жизнь, он не стал бы рисковать этими вещами даже и в том случае, если бы обитатели острова оказались бесплотными духами. К тому же, чувствуя себя связанным с доктором обязанностями проводника, он и подумать не мог о том, чтобы оставить его без своих услуг.

Поэтому, оглядев издали угрюмые скалы, утесы и обрывы каменного берега, Колгуй спокойно подчинился своей участи. Он устроил на дне лодки постель, прикрылся, как пологом, одеялом от солнца и растянулся с удовольствием путешественника, сделавшего добрую половину своего пути. Так как никто и ничто не нуждалось теперь в его охране, он спокойно заснул в тот же миг.

Две бессонные ночи и утомительный путь в седле на покачивающихся лошадках сделали свое дело: старый охотник спал как убитый весь день. Может быть, он проспал бы и до утра, если бы привычка спать настороже не заставила его очнуться от странного покачивания лодки и шороха шагов пробиравшегося к нему человека.

Колгуй открыл глаза, но не пошевельнулся, обманывая крадущегося врага своим спокойствием. Одеяло, прикрывавшее его от солнца, тихонько приподнималось. Прежде всего Колгуй увидел в прозрачных сумерках белой ночи руку, державшую край одеяла. Это была узкая длинная белая рука с тонкими пальцами, украшенными кольцами. Несомненно, это была женская рука, и Колгуй отказался от мысли, блеснувшей у него в первый момент, схватить эту руку и сошвырнуть человека в воду. Наоборот, он приподнялся тихо, чтобы не испугать женщину, и даже пробормотал что-то вроде извинения, скидывая с себя полог.

В лодке в самом деле была женщина. Даже и в сумерках белой ночи можно было заметить, что она принадлежала к обитателям таинственного острова. Черты лица ее были правильны и четки. Она была не молода, но красива. Широкий плащ стеснял ее движения, но не мешал угадывать под ним ее сильную, стройную фигуру.

Колгуй приподнялся и сел на скамью, готовясь вступить в разговор с нежданной и довольно-таки приятной гостьей. Но она, смутившись на мгновение, тотчас же вынула из складок плаща какой-то сверток и, протянув его Колгую, сказала глухо:

— Восьми и прошти после.

Старый охотник принял подарок, свистнув от удивления. Родной язык в устах этой женщины звучал самой странной вещью из всех виденных им до этого времени. Он раскрыл было рот спросить, что это за штука, но женщина с кошачьим проворством и ловкостью уже выбиралась из лодки.

— Эге, погоди, красавица! В чем дело? — крикнул он, стараясь схватить ее за конец плаща в помощь не действовавшему на нее окрику.

Прежде чем он мог, однако, сделать это, женщина уже была на берегу. Крики Колгуя только подгоняли ее, и через минуту раздувавшиеся на быстром ходу полы плаща ее уже казались смутною тенью, падавшей от прибрежных скал в лощину.

Колгуй выругался, сплюнул в воду и стал рассматривать нежданный подарок. Это был свернутый в трубку тончайший пергамент, развернув который Колгуй, к окончательному своему изумлению, увидел рукопись. Вглядевшись в строчки и мелкие корявые буковки, он был потрясен еще более: это были русские буквы и русские слова.

Ошеломленный нежданным открытием, Колгуй забыл о последнем слове женщины и немедленно принялся за чтение. И при свете дня он был не большим грамотеем, в сумерки же белой ночи рукопись пришлось разбирать, как ребус.

Тем не менее ему удалось прочесть вот это.



Гипербореи

«Кто может поверить мне и кто не сочтет эти записки бредом сошедшего с ума человека?

Я один из тех шести несчастных, кто был в топографическом отряде, вышедшем летом 1913 года на юго-восток из Колы с целью точного определения местонахождения реки и озера Умбы и обследования всей центральной части полуострова, остающегося и до сих пор никем не исследованным. Кто бы мог предположить, что никто не вернется из нас назад, и кто бы из нас поверил в тот яркий, солнечный день, что в трехстах верстах от Колы, в глуши лесных чащ, среди незамерзающего озера есть этот страшный, загадочный остров, прозванный лопарями Островом Духов?

Кто б мог поверить, что предание об этом острове ближе к правде, чем то проклятое веселье и шутки, с которыми мы переправились сюда с берега озера?

Я не сомневаюсь, что через несколько дней меня постигнет участь моих товарищей. Пять мучительных лет, каждую весну происходит одно и то же. Жрецы бросают жребий, чтобы узнать, кого требуют боги в жертву, и вот пять лет подряд жребий при помощи непостижимых их жульнических уловок неизменно падал на одного из нас. Приближается шестая весна, из шести остаюсь я один.

Разве можно ошибиться в предсказании, кого нынче пожелают избрать боги?

Это буду я. Они берегут своих людей, они дрожат над каждым человеком, потому что это вымирающие люди. На острове насчитывают не больше двух сотен жителей. Но у них почти нет молодежи, почти не видно детей… Их женщины бесплодны, и я думаю, что девушка, ставшая моей женою, пришла ко мне по наущению этих седобородых жрецов, которые, кажется, живут по двести лет.

Шесть лет мы пасем с нею тонкорунных овец, и я видел, как, уча меня их языку, год за годом она сближалась со мной. Жалость к обреченному пленнику породила в ней ко мне настоящую, не то материнскую, не то женскую любовь.

Она привязалась ко мне, и только вчера я взял с нее клятву, что она отдаст мое завещание первому чужеземцу, которому удастся уйти с острова.

Я научил ее говорить по-русски: „Возьми и прочти после“. И с этими словами она передаст эту рукопись тому счастливцу, который придет и уйдет отсюда.

Кто это будет? Когда это будет? И будет ли? И не предаст ли она меня после смерти?

Нет, они соблюдают клятвы, если уж дали их. Но до чего трудно было добиться ее обещания!

Кто эти люди, населяющие остров? Их язык напоминает мне тот школьный латинский язык, за который я неизменно получал в гимназии колы и двойки. В их нравах и обычаях есть многое, заставляющее вспоминать не то римлян или греков, не то египтян… И в то время как за полтысячи верст отсюда люди летают на аэропланах, ездят на автомобилях, здесь каждое утро собираются в священную рощу потомки какого-то тысячелетнего народа славить солнце… Оно, или божество, являющееся его олицетворением, называется Апуллом, может быть, это искаженное Аполлон? Не знаю. Ему оказываются величайшие почести, и именно ему в жертву приносят ежегодно одного из обитателей острова на жертвеннике, помещающемся в таком же каменном лабиринте, которых с полдюжины мы встретили на несчастном пути сюда и в которых там живут лопари, а здесь…

А черт с ними — умереть лучше, чем чувствовать себя здесь рабом живых покойников.

В этой прекрасной роще, посвященной Апуллу, стоит тот самый шарообразный храм, который мы увидели с берега еще… И не я ли первый тогда настаивал на том, чтобы пойти посмотреть на эту штуку, когда некоторые из нас уже струсили и хотели удрать назад!

Этот храм украшен множеством приношений. Теперь там лежат и наш германский теодолит, и все инструменты. Я видел там кремневое ружье, два допотопных револьвера и старинный бульдог: очевидно, не мы первые добрались сюда и, боюсь, не мы последние не вернемся отсюда.

Тут все жители старшего возраста — жрецы божества. А большинство обитателей острова — кифаристы. Это нечто вроде наших гуслей или цитры. Они могут петь и играть целыми днями во славу своего божества… Да и нечего им больше делать.

Они выращивают на своих полях что-то похожее на пшеницу в таком количестве, что пресного хлеба им хватает на всех. Едят они к тому же не по-нашему. Кусочек сыра из овечьего молока и две лепешки, испеченные на раскаленных камнях, да кружка молока — вот все, чем они живы. По-моему, они вымирают просто от тоски и скуки. Еще летом ничего: и работа и роща — все развлечение… Но эти зимы, когда они уходят в каменные щели, живут в камне, спят на камнях… Это ужасно. Женщины ткут свои плащи и рубахи из тончайшей шерсти овец, которых я пасу… А мужчины положительно как медведи в берлоге: редко кто долбит на камне какую-нибудь надпись или трудится над шкурой, чтобы выделать вот такую тончайшую кожицу, на которой я могу писать.

Чудные люди!

Сколько раз мы умоляли главного их жреца и царя — Бореада, чтобы позволено было уйти нам. Разве они отпустят таких выгодных рабов, как мы! Бежать отсюда невозможно. До берега не доплыть никому. Озеро, как наша Екатерининская гавань на Коле, никогда не замерзает… Соорудить же хоть плотишко какой-нибудь нельзя, когда за тобой следят каждую минуту. Я пишу это только потому, что связал клятвой мою подругу… Но сколько мук принимает она, охраняя меня от чужих глаз и предупреждая о всякой опасности.

Спасибо и на том. Женщины! Нет, всегда и всюду они одинаковы.

Моя подруга, мне кажется, готова считать меня даже за самого Аварида, проживающего инкогнито среди них. Она надеется, что жребий не упадет на меня… Недаром же до сих пор я счастливо избегал этой участи.

Дело в том, что по существующему среди гипербореев преданию какой-то гиперборей Аварид тысячи полторы лет тому назад отправился куда-то путешествовать и пообещал вернуться… До сих пор о нем нет ни слуху ни духу. Бореад, царствовавший в то время, отправил с ним десять свитков папируса, в которых изложена история этого странного народа. Предки его были выходцы из Египта, и, застряв здесь, потомки еще не теряют надежды этими папирусами списаться со своими родственниками. Только найдется ли где-нибудь человек, который разберется в их иероглифах?

Это трудновато, хотя понять их язык легче. Ведь у них, как это ни странно, есть чисто русские слова: „береза“, например, и значит — береза, а напишут такими каракульками, что не понять. Много слов, какие слышал я у лопарей. Может быть, и наши лопари им родственники, только те одичали и все забыли, а эти дрожат над своею культурой и так цепляются за свое, что и еще тысяча лет пройдет — ничего здесь не переменится.

Аварид — тот умер и исчез, конечно, но папирусы где-нибудь хранятся. Один из моих товарищей помогал старшему жрецу работать над выделкой пергамента и узнал от него, что Аварид направился через Кавказ. Мы долго думали об этом путешественнике и решили, что он направился в Индию… Где-нибудь в Лхасе во дворце далай-ламы лежат эти папирусы, которые могли бы нас выручить из беды, если бы пришло кому-нибудь на ум разобрать их.

Но говорят, туда европейцев не пускают даже.

Аварид же пропадает тысячу лет, и только косоглазые гипербореи могут верить в его возвращение… Во всяком случае, до сих пор он не вернулся еще, но они ждут его постоянно. Это он не велел им переступать границы острова, и они свято блюдут этот закон, в ловушку которого попали и мы. Я думаю, что они дождутся какого-нибудь умного человека, который явится вместо этого Аварида и уничтожит закон…

Впрочем, едва ли кому-нибудь от этого большая радость. Если им показать автомобиль или аэроплан, они подохнут от страха… И что делать этим живым покойникам за чертой своей страны?

Меня же уже не спасти никакому Авариду.

День жребия приближается, и уверенность моей подруги едва ли поможет мне. Перехитрить жрецов невозможно. Пять лет наблюдаю я их и не могу разгадать фокуса, при помощи которого они заставляют вынимать жребий того, кто заранее для этого назначен.

Впрочем, повторяю, лучше подохнуть, чем жить в этой могиле, да еще на правах раба. Я буду рад уже и тому, что моя подруга сдержит свою клятву, и тем или иным путем эта рукопись дойдет до сведения живых, настоящих людей, которые рано или поздно превратят этот остров в музей и будут мне благодарными за то, что…»



Индийская мудрость

Шум шагов, звон оружия, ропот глухих голосов заставили Колгуя торопливо спрятать недочитанную рукопись. На фоне багрового неба силуэты доктора и окружавшей его толпы вычертились необычайно отчетливо. Они спускались к берегу неторопливо и важно, сопровождая почетного гостя.

Колгуй встал, разглядывая странных людей, о которых повествовал на пергаменте несчастный топограф. Старый охотник, ошеломленный прочитанным, чувствовал себя, как во сне. Только спокойный вид доктора удержал его от немедленного бегства, но и это не помешало ему осторожно вытянуть со дна лодки старую, верную двустволку, опершись на которую поджидал он конца своего жуткого сна.

Доктор, облаченный все в тот же отливавший на солнце всеми цветами радуги шелковый халат, сошел первым на берег. Седобородые жрецы окружали его. Длинные плащи, свисавшие с их плеч, придавали им величественность. За ними стояли мужчины более молодые. Среди них находилось несколько воинов. Сзади толпились женщины. Детей не было видно вовсе, хотя не было никакого сомнения, что на проводы доктора стеклось почти все население острова.

Прощальные речи гостя и провожавших были не длинны. Они были прослушаны в благоговейном молчании окружавших.

Когда доктор направился к лодке, жрецы затянули унылую песню. Может быть, это был гимн солнцу. Его немедленно подхватили все мужчины и женщины.

Доктор ступил на нос лодки и поднял руки для приветствия. Колгуй облегченно вздохнул: конец сна приближался, и сверху всякого вероятия он не мог не быть благополучным. Старый охотник оперся веслом о берег, готовый по малейшему знаку доктора оттолкнуться и погнать лодку прочь.

И вдруг в ту же минуту, прерывая стройное пение отчаянным стоном, женщина в синем плаще вырвалась из толпы и, нарушая благочиние, бросилась на колени перед седобородым жрецом. Она в безумном волнении рассказывала что-то, махая руками, о чем-то просила, чего-то требовала.

Колгуй замер. Он узнал ее.

Доктор с недоумением слушал крики женщины, потом обернулся к Колгую.

— Разве вы выходили на берег?

— Нет! — буркнул он.

— Что требует от вас эта женщина?

— Не знаю.

Жрецы приблизились. Доктор перемолвился с ними и тотчас же снова оглянулся на своего проводника.

— Что вам дала эта женщина?

— Бумажку какую-то…

— Отдайте ее назад, если не хотите остаться здесь навсегда…

Колгуй вынул скомканный пергамент и передал его доктору. Тот, не взглянув на него, вручил его жрецам. Старший из них принял его спокойно, не глядя на Колгуя, который бормотал себе под нос нелестную для него ругань.

Женщина, нарушившая порядок, вернулась в толпу подруг. Они только изумленно отстранились от нее, но продолжали петь, не смея ни одним несоответствующим жестом или словом оскорбить солнечное божество, поднимавшееся над их головами. Колгуй счел минуту подходящей и, предупредив доктора, оттолкнулся от берега с огромной силою, с которой мог сравниться разве только гнев, душивший его.

Он взялся за весла. Лодка понеслась по зеркальной поверхности озера с невероятной быстротою, и скоро уже стройный гимн доносился с берега, как далекое эхо.

Дымящийся туман, как розовая вата, легко надвигаясь на остров, скрыл и самих певцов.

Доктор опустился на скамью.

Колгуй насторожился, полагая, что тот немедленно потребует от проводника объяснений всему происшедшему. Но странный путешественник не нарушил ни словом привычного молчания. Он снял свой костюм, уложил его в кожаный мешок спокойно и аккуратно. Под халатом на ремнях оказался фотографический аппарат. Доктор снял и его, уложив в тот же мешок. Затем, отдаваясь во власть теплого утра, он блаженно закрыл глаза и поднял лицо свое так, чтобы косые лучи солнца без помехи могли жечь его.

Колгуй не выдержал этого спокойствия.

— Я думаю, доктор, вы не пойдете со мной на спор против того, что будущей весной божество потребует в жертву к себе именно эту женщину? — воскликнул он, готовый насладиться изумлением своего спутника.

Но тот не открыл даже глаз, хотя счел нужным спокойно подтвердить:

— Вероятно, жребий падет на нее.

Колгуй со злостью налег на весла, вымещая гнев на воде, омывавшей проклятый остров, так как не имел ничего другого под руками для той же цели.

— Что же, вы так-таки и оставите все это?

— А что бы вы хотели предпринять?

Он открыл глаза и посмотрел на своего проводника не без любопытства. Это подействовало на того, как поощрение.

— Как что? — закричал он, хлеща воду веслами со страстью и злобой. — Как что? Надо рассказать об этом, людей созвать… В газетах напечатать…

— Зачем? — холодно спросил тот.

— Как зачем? Чтобы все знали…

Серые глаза доктора впились в Колгуя с насмешливой ласковостью, но тут же погасли и затянулись, стали непроницаемо покойны и холодны.

— Не все ли равно, — серьезно и строго, не спрашивая и не отвечая, промолвил доктор, — не все ли равно, будут ли люди знать немножко больше или немножко меньше…

Колгуй сжал губы и замолчал. Каменное спокойствие его спутника было непреоборимо. От него веяло холодом тысячелетних лабиринтов, и в первый раз сорвалось с губ охотника резкое слово.

— Да кто вы такой, черт возьми? — крикнул он.

— Путешественник, — просто ответил тот.

— Откуда вы приехали?

— Из Индии.

— Зачем?

— Чтобы проверить, существует ли еще древний род гипербореев.

Простота и точность ответов обезоружили Колгуя. Он притих.

— Откуда вы знали, что они существуют?

— Из наших книг.

— И вы никому не объявите о том, что видели?

— Только тем, кто меня послал сюда.

— А я?

— Вы можете поступать так, как вам угодно.

Колгуй замолчал, налег на весла и больше уже не возвращался к прервавшемуся разговору.

Он не обманул своего спутника — обратный путь до реки и по реке до тропинки, по которой можно было подняться до чума лопаря, взявшего на себя заботу о лошадях, они совершили скорее, чем путь прямой — отсюда до острова.

Целодневный отдых на острове сделал свое дело. Сменив лодку на лошадей, Колгуй охотно согласился со своим спутником немедленно продолжать путь. Этот обратный путь совершался с не меньшим благополучием, но в большем молчании. Доктор положительно не открывал рта, тем более что и проводник его на этот раз не очень тяготился молчанием.

Старый охотник чувствовал себя необычно. Он был погружен в трудное и непривычное занятие: он думал. С тяжестью и неуклюжестью мельничных жерновов перемалывал он в молчаливой задумчивости все происшедшее. И только когда эта мучительная работа подходила к концу, он прервал молчание и тихо спросил доктора:

— Так вы, может быть, из Лхасы, от самого далай-ламы притащились сюда, доктор?

— Нет, — спокойно ответил тот, — я из Тадж-Магала, близ Агры, из Индии…

— Это там нашли вы папирусы?

— Да, — коротко подтвердил он.

— И позвольте уже узнать, — продолжал допытываться Колгуй, вспоминая рукопись, читанную им в лодке, — какой черт помог вам разобраться в том, что там было накорежено?

— Сравнительное языковедение, — просто, точно говоря о ночлеге, ответил доктор. — Я не знал, — с улыбкой добавил он, — что вы не дремали в лодке, а успели основательно познакомиться с пергаментом, который вручила вам женщина.

— Да уж поверьте, что я знаю теперь ненамного меньше, чем вы, доктор! Есть-таки у меня много нового, о чем можно будет поболтать за кружкой пива.

— Но вы не знаете самого главного!

— Чего же это?

— Того, что ничто не ново под луной!

И снова погрузились спутники в молчание, и снова зашевелил жерновами своего мозга Колгуй, впрочем, ненадолго, так как путь их уже приближался к концу.


Маленький отряд вернулся в Колу поздней ночью, и надо сказать, что только это обстоятельство спасло путешественников от шумной встречи и выражений крайнего изумления по поводу их благополучного возвращения.

Только расставаясь со своим проводником, доктор точно пришел в себя и с большою учтивостью засвидетельствовал Колгую свою признательность крепким и теплым рукопожатием. Это растрогало старого охотника настолько, что он решился было снова возобновить разговор о гипербореях.

Однако доктор и на этот раз остался последователем индийской мудрости.

Он не изменил ей и впоследствии. Именно потому-то повесть о Стране гипербореев и становится известней читателю из третьих рук.

1927





З. Троев Страна огненных лучей






В жизни человека случай играет, несомненно, важную роль. Именно случай сломал наши представления о пустынных болотах Архангельщины. Он бросил нас в глубину удивительной тайны, какая не представлялась нам даже в самых отчаянных снах нашего детства.


* * *

Стрелки приборов метались по шкалам. К горлу подступала противная тяжесть. Стало темно и страшно.

Степан Николаевич повернулся, посмотрел на нас через плечо и сжал кулак: мол, держитесь покрепче. В ту же секунду самолет резко клюнул носом. Под самым брюхом прогудели согнутые ветром сосны. Вокруг бесновались водовороты водяной пыли. Машина коснулась колесами земли, подскочила слегка и круто завалилась на винт. Нас швырнуло на летчика. Я ударился о борт головой…

Чья-то ладонь зажимала мне рот. Я рванулся, хотел крикнуть, но ладонь еще сильнее сдавила челюсти. Потом она вдруг соскользнула с моего лица. Торопясь и захлебываясь, я вздохнул. Сильные руки вытаскивали меня из зловонной жижи.

Под спиной — жесткая самолетная плоскость. Кирилл кашляет рядом. Над нами на четвереньках стоит Степан Николаевич и рукавицей вытирает лицо.

— Вот, мохообразные, — ворчит он. — Вот ваш сфагнум во всей красе…

Некоторое время мы сидели, жалкие и растерянные. Потом Степан Николаевич первый оторвал от фюзеляжа кусок обшивки и пополз по болоту. Оставалось двинуться следом. С кочки на кочку, перекрывая бочажины фанерой, мы добрались до леса. Порыв ветра очистил на минуту болото от мглы, и мы в последний раз увидели наш «ПО-2». Он лежал вверх колесами посреди большой торфяной поляны.

Может быть, неделя потребуется трясине, чтобы побороть крылатого гостя, но это произойдет неминуемо. Сфагнум задушит его.

Страшный мох сфагнум. Он концентрирует вокруг себя влагу, заболачивает почву. Там, где появился сфагнум, лес гибнет. Кому как не нам это знать! Кирилл — ботаник, я — мелиоратор. И на самолете мы летели, чтобы разведать болота правобережья Северной Двины и предотвратить гибель лесов…

Летчик снял мокрый шлем, с великой злостью стукнул им о колено и, не поднимая головы, пошел в лес.

— Если не закрутит нас, дня через три будем в Холмогорах.

В лесу было темно, как ночью. Мы едва поспевали за летчиком, боясь упустить из виду его сутулую спину.

Приятно исследовать мох в чистой светлой лаборатории. Но страшно попасть в его паутину, жутко глядеть в черные окна трясины. Мы ползли по бесчисленным зыбунам, спотыкаясь о полусгнившие пни. Продирались сквозь заросли подлеска.

День кончился. Минула ночь. А мы все шли и шли.

Следующий день я запомнил плохо. Ели бруснику, от которой тошнило. Кружилась голова. Тянуло к земле, к забытью, к покою. Вечером мы остановились посреди кочкарника на поросшем осокой бугре. Ветер разогнал тучи и притих, словно давая нам время обсушиться и развести огонь. Небо после бури мерцает ясными звездами, и есть в нем большое лукавство, оно будто смеется над людьми, будто спрашивает: а что, собственно, случилось?..

Кирилл собирал за кустами хворост. И вдруг мы услышали крик. Крик был дикий и короткий, словно человеку захлестнуло горло. Мы бросились на помощь.

Кирилл стоял, сжав кулаки, а над ним горели громадные неподвижные глаза.

Я ждал жуткого звериного рева, но в сгустившейся тишине прямо у меня над ухом раздался восторженный шепот летчика:

— Идол!..

И тут я увидел тяжелые надбровные дуги, по которым скользили багряные блики костра; впалые щеки и всю тяжелую, угловатую голову древнего бога.




Бог стоял, по пояс вросший в землю. Мох, как шкура, покрывал его плечи и грудь. На короткой шее висело серебряной цепью монисто.

— Напугал, дьявол деревянный, — криво усмехнулся Кирилл и постучал по обомшелому боку изваяния. — Сколько он здесь торчит, хотел бы я знать!

А Степан Николаевич молча вытащил из ножен тяжелый охотничий нож, опустился на колени и стал разгребать торф там, где уходило в глубину позеленевшее от времени монисто.

— Помогайте, — через плечо бросил он нам. — Могут быть интересные вещи.

Прошло полчаса. Потом час. Сучья, которыми мы раскапывали слежавшийся, сгнивший мох, ломались с вялым хрустом. Руки саднило. Медленно-медленно, сантиметр за сантиметром, углублялась яма. И конца работе не предвиделось никакого…

Первым сдался я, за мной — Кирилл. Мы отползли чуть в сторону и легли — сил не было даже для того, чтобы добраться до костра. И только Степан Николаевич упрямо разгребал и разгребал землю своим охотничьим ножом.

Оторвавшись на минуту, он принес от костра горящую головню, набросал на нее сучьев. Пламя отбросило темноту за бугор. Еще яростнее вспыхнули глаза идола — видимо, это сверкали шлифованные изумруды. Нож скребнул по чему-то твердому. Кирилл с трудом приподнялся и встал. Превозмог усталость и я. Снова в шесть рук, палками и просто пальцами углубляли мы яму, разрыхляли землю вокруг непонятного круглого предмета. Чаша!

По края ушедшая в землю, большая, видимо, тоже серебряная, она виднелась на дне ямы.

Летчик ковырнул ножом землю внутри чаши. И тогда вместе с крошками грунта на ладони Степана Николаевича блеснуло несколько монет.

— Все, — скорее кашлянул, чем сказал Степан Николаевич. — Больше трогать ничего нельзя. Дыхание его было сиплым и горячим. — Если расковыряем, — археологи вовек не простят. Тут с умом надо копаться… не испортить бы чего. Для доказательства хватит. — Он встряхнул на ладони монеты и положил в нагрудный карман.

Мы хотели объяснений. Что это за деревянный бог на болоте, и что это за чаша, и почему наш летчик сразу решил, что в глубине что-то есть…

— Биармия, — коротко ответил Степан Николаевич. И добавил задумчиво: — Страна огненных лучей…

Больше мы ничего от него не услышали. Степан Николаевич привалился к кривенькой елочке, стуча в ознобе зубами. Начинался жестокий приступ лихорадки.

Мы закутали летчика всем, что у нас было, подбросили в костер хворосту. Ветер взвил пламя, разорвал его в лоскутья, и мы увидели, что грудь идола рассечена наискось шрамом. Видно, неспокойной была жизнь у его паствы, не одна буря пронеслась над его тяжелой квадратной головой.

Утром, на прощанье, я обошел вокруг холма, приютившего нас. В зарослях иван-чая торчали полусгнившие столбы и замшелые бревна. Неизвестный мир распахивал свою источенную веками дверь.

Но нам нужно было спешить.

Через три дня мы выбрались на берег Северной Двины и через пахнущую сосновой смолой стремнину переправились в Холмогоры. Степана Николаевича увезли в больницу в Архангельск.

В Холмогорах мы кое-что узнали о Биармии в городской библиотеке. Вот они, эти сведения.

В Большой Советской Энциклопедии, том 5, страница 133, сказано: «Биармия — легендарная страна в Приуралье, известная по русским и скандинавским преданиям 9—13 веков; славилась мехами и слоновой (мамонтовой) костью. О торговых связях местных племен свидетельствуют найденные в Приуралье клады богатой восточной утвари».

Работа есть работа, и не рассказами о лесном боге мы должны были отчитаться перед институтом. Пришлось снова приняться за изучение болот и торфяников.

Но, прикоснувшись к тайне, трудно отогнать от себя ее могучий зов. Мы расспрашивали старых колхозников, рыбаков и плотогонов о древнем народе, населявшем эти леса. Мы слушали рассказы о таинственных богатырях, о курганах, где прятали они свое богатство, о громадном золотом баране, который эти богатства стережет. Мы узнали, что, насыпав курганы, богатыри исчезли все сразу, внезапно. Но в некоторых глухих местах до сих пор сохранились остатки построек, в которых они жили когда-то. А удмуртские предания говорят о сказочном племени воинов, которое воевало и торговало с народом коми. Этих воинов удмурты называли нугои.

Биармия, как снежный ком, обрастала легендой.

Однажды на переправе один плотогон, усмехнувшись, сказал:

— Идите к Ивану Васильевичу. Чудак-человек, вроде вас, у него все сказки записаны… Черепки собирает. Я ему тем летом кость продал. Старая кость, даже собаки грызть не стали.

Дом Ивана Васильевича с затейливым резным крыльцом стоял под горой, окруженный грядками картофеля и капусты. Хозяин встретил нас настороженно.

— По какому вопросу? — спросил он суховато.

Услышав ответ, старик насупился еще больше.

— Вряд ли я могу вам помочь, — ответил он. — Действительно, я кое-что знаю про эту страну, но слишком мало.

— Мы видели идола, — прямо сказал Кирилл.

Старик барабанил пальцами по спинке стула, он побледнел и подался вперед.

— В лесу?

— В болоте.

Старик сел на стул и заговорил глухо, тщетно стараясь скрыть волнение.

— Давным давно, вас еще не было на свете, один охотник рассказал мне, что видел чужого бога в лесу, в болоте. Охотника вскоре задрал медведь. В народе считали, что ему отомстили духи, хозяева этих лесов. С тех пор всю жизнь я ищу Биармию. Надо мной смеялись, да, нечего греха таить, смеются и теперь. — Старик испытующе взглянул на нас. Лица наши были серьезны и почтительны.

И тогда мы услышали рассказ о далекой легендарной стране.



* * *

…Давно это было. В девятом веке. В устье Двины встала на якорь ладья с железными щитами на бортах. Командовал кораблем викинг Отер. Из лесов навстречу ему вышли люди. Они принесли драгоценные шкуры, бивни мамонтов и моржей, серебряные блюда и хлеб.

Вернувшись на родину, Отер начал петь сагу о чудесной стране с поэтическим названием Бьярмланд, или Биармия. Он утверждал, что биармийцы — отважные, неутомимые охотники и искусные земледельцы. Он воспевал их удивительно богатую страну. И вот корабли викингов, расправив в сырых фиордах Скандинавии свои разбойничьи паруса, потянулись на Восток.

Смутное это было время. Азия выплескивала орды кочевников, Великая Булгария на Волге торговала со всем светом. Гудел вечевой колокол в молодом еще тогда Новгороде, и викинги искали себе славы в далеких землях.

Путь по северным морям был тяжел и опасен. Не всем удавалось вернуться, но вернувшиеся привозили с собой богатства. Они рассказывали невероятные истории своих приключении, слагая легенды, где быль покрывалась причудливыми узорами фантазии и невежества. Говорили, что за Нордкапом живут великанши-колдуньи, заманивающие мореплавателей. Свирепые пираты подстерегают в проливах. Злые духи встречают бурями в открытом море.

И все-таки викинги плыли в Биармию. И мечи их звенели в Двинских лесах.

А с юга в страну шли другие купцы, посланцы могущественного государства средневековья — Господина Великого Новгорода.

Новгородцы тоже называли северную страну Биармией. Они вывозили из Биармии хлеб и меха. Заметьте, если в Новгород вывозили из Биармии хлеб, стало быть, у биармийцев была очень высокая культура земледелия. А чтобы обрабатывать землю, у биармийцев должно было быть развитое кузнечное ремесло и другие ремесла.

Биармия исчезла в тринадцатом веке. Где она? Что с ней случилось?

Ничего не осталось от таинственного народа.

Территория Биармии от устья Северной Двины к северу по берегу Белого моря поросла дремучими лесами…

— Что говорят о Биармии ученые? — спросил Кирилл.

— В конце прошлого века, когда прочли скандинавские древние саги, разгорелся спор. Одни ученые доказывали, что Биармия — это Великая Пермь, огромное государство, простиравшееся в древности от Двины до Урала.

Они даже слово Пермь объясняли, как искаженное Биармия. А Пермь, мол, не представляет для нас никакой загадки. Другие ученые считали Биармию самостоятельным государством. Биармия, по их мнению, находилась на правом берегу Двины, вдоль побережья Белого моря. Я думаю, что эти ученые правы. Название «Пермь» происходит от слова «пяарма»— «Земля, лежащая на краю». А слово Биармия нужно объяснять по другому. Би — по-фински — огонь; му — земля. Третий, средний слог, произносится по-разному: «ур», «ар», «гэр», и получается три значения: Биурму — «Земля огненной белки»; Биарму — «Земля годового огня»; Биюгэрму — «Земля огненных лучей».

Я вспомнил Степана Николаевича и наши странствия. Весной и в июне здесь над лесами почти не заходит солнце. Страна славилась драгоценными мехами. Зимой небо над ней расцвечивалось огненными лучами полярного сияния.

Лучших названий, пожалуй, и не придумать!

— Откуда у биармийцев было серебро? — подвинулся к учителю Кирилл. И рассказал учителю о чаше.

— В честь каждого умершего и родившегося, — объяснил учитель, — биармийцы бросали горсть монет и горсть земли. Так вырос курган. У его подножья сидел бог Юмала. Он держал на коленях серебряную чашу, полную драгоценных подношений, а на шее у него висело монисто.

Рассказывают, что норвежский викинг Одд пробрался к капищу и разграбил его. Одду пришлось спасаться бегством, он не унес богатства таежного бога. Тогда вокруг капища возвели деревянную стену и шестеро жрецов постоянно охраняли его. Но другие викинги, их было трое: Торир, Карли и Гунстейн — украли-таки блюдо во время смены караулов. Они никак не могли снять ожерелье, и тогда Торир перерубил его ударом меча.

— Есть шрам! — выкрикнул я. — Он идет наискось через всю грудь. И монисто на месте, и чаша…

— Я вам верю, — спокойно ответил Иван Васильевич, но пальцы выдавали его волнение, они нервно бегали по его сухому колену. — Предание гласит, что викинги увезли святыни с собой, но не поделили их и перебили друг друга… — Старик снова вскочил: — Нужно немедленно ехать в Архангельск к этому вашему летчику…


* * *

Пароход бурил воду винтом, зычно покрикивал на плотогонов, гнавших неисчислимые стада бревен на архангельские лесозаводы. Иван Васильевич беспокойно расхаживал по палубе, словно торопил время.

— Открытие исчезнувшего государства для историка так же важно, как для геолога открытие нового месторождения, — взволнованно говорил он. — Вы понимаете… Исчезнет еще одно белое пятно. Мы узнаем, как складывались отношения между народами севера тысячу лет назад. Мы увидим, какова была их культура, обычаи, с кем они торговали и вели войны. А главное — мы решим, наконец, что это за страна — Биармия. Мы вырвем ее из паутины сказок и легенд.

В Архангельске на аэродроме нам сказали, что Степан Николаевич уехал в Крым отдыхать и не вернется больше на север. Его перевели на другую работу — командовать воздушным отрядом в Средней Азии. Там же, на аэродроме, нам вручили пакет.

В пакете были монеты, кусок карты с предполагаемыми границами Биармии. Маленьким крестом отмечено вероятное место посадки, большим — приблизительное местонахождение кургана.

Иван Васильевич, торопясь, разглядывал монеты, потом схватился за карту.

— Монетами еще ничего не докажешь. Арабская чеканка. Такие монеты проникали на север через Великую Булгарию. Это все знают… Но все-таки, все-таки…

Кроме монет, была в пакете записка: «Мохообразные, я жив и зол. Не могу точно определить, где мы сломали шею. Последний час летели без приборов. Дальше мы прошли примерно шестьдесят километров на юго-юго-запад. Если отправитесь искать, черкните мне весть. Втроем веселее, и я доскажу вам, что такое Биармия и с чем ее едят! А лихорадку мы переборем. Жму ваши добрые лапы».

Прочтя записку, мы поняли, что тайна опять ускользает от нас. Кресты на карте поставлены весьма приблизительно. Потребуется немало времени и сил, чтобы снова найти курган.

Мы молча смотрели на восток, на синеющие леса и вспоминали глаза бога, который уже устал ждать, устал хранить свою вековую тайну.

Будем искать — и найдем!



Константин Волков Тайна безымённого острова





По бесконечным просторам океана катятся серые холодные волны. Низко нависли густые облака, и сквозь них не проникает ни один солнечный луч. В этот пасмурный день нельзя понять, то ли утро ещё не наступило, то ли вечерний сумрак опускается на землю. Куда ни взглянешь, всюду одно и то же — угрюмый грозный океан. Тоскливое однообразие серой водяной равнины лишь изредка нарушают ледяные горы, голубыми призраками возникающие на горизонте. Они медленно приближаются и величаво плывут мимо корабля, затерянного в высоких широтах Антарктиды. Ветер гудит в снастях и поёт свою унылую песню, не имеющую ни начала, ни конца, как нет конца и края этому необозримому полярному океану.

И всё-таки здесь были люди.

Маленькое судно упорно пробивалось всё дальше и дальше на юг. На борту судна находилась небольшая, но дружная семья советских моряков и учёных. Много месяцев они провели в море, ведя борьбу со стихией и мужественно преодолевая все трудности плавания в южной части Атлантики. Жизнь текла спокойно и размеренно. Каждый делал своё дело так же уверенно, как будто находился на твёрдой земле.

И вдруг установившийся на судне уклад жизни был нарушен.

— Справа по носу земля! — закричал вахтенный. Люди, бывшие на палубе, бросились к правому борту.

— Чепуха! — авторитетно заявил первый помощник. — Кто у сигнальщиков на вахте?

— Адаменко, — ответил дежурный.

— Тогда всё понятно. Известный выдумщик. Заснул, наверное, ему и почудилось спросонок. Ну, откуда здесь быть земле? До берегов Антарктиды не менее двух суток хорошего хода. Вздор! Вахтенный просто не разобрался.

— Не говорите, — возразил стоявший рядом второй помощник. — Адаменко бывалый моряк и не первый раз плавает в здешних водах. Да вот глядите сами! — Он передал бинокль.

Сомнений не было. В круглые стёкла далеко на горизонте, именно там, куда указывал вахтенный, виднелось маленькое темно-серое пятно.

— Вот так штука! — после недолгого молчания произнёс первый помощник. — В самом деле, земля. Новый остров… Вот находка! Интересно, что думает капитан?

Взглянув на мостик, Александр Петрович Васильев, первый помощник, убедился, что командир корабля не только думал — он уже действовал.

Высокая фигура капитана Ивана Степановича Воронова виднелась у поручней. Длинная каштановая борода развевалась от ветра, а зычный голос разнёсся по всей палубе, хотя слова команды предназначались только рулевому.

— Два румба право! Так держать!

— Иван Степанович, как видно, хочет подойти к берегу ещё засветло, — заметил второй помощник, Николай Васильевич Петровский.

— Сейчас не более четырёх, солнце садится в пять, а до острова всего восемь-десять миль.

Корабль «Академик Павлов» входил в состав научной экспедиции по изучению Антарктиды. Советские моряки продолжали исследования, начатые в 1819–1821 гг. Беллинсгаузеном и Лазаревым.

Плавание «Академика Павлова» продолжалось более года со дня выхода из Ленинградского порта. Судно сейчас крейсировало близ северных берегов Антарктиды, где находилась основная база экспедиции.

«…Обследовать и всесторонне изучить в гидрологическом отношении южную часть Атлантического океана между 60º и 70º южной широты, 20º западной и 26º восточной долготы, считая от Гринвича…» — такую задачу выполнял «Академик Павлов».

Едва лишь вахтенный заметил неведомую землю, как радиостанция уже передала в Москву первые сведения об открытии.

Шёл май месяц. В подмосковных садах расцветала сирень, а в холодных водах южного полярного моря стояла поздняя осень, соответствующая северному ноябрю. Солнце, едва поднявшись над горизонтом, торопливо скрывалось за серой пеленой океана. Сумерки тянулись долго.

Когда до берега осталось не больше двух миль, капитан подал команду убавить ход. Затем был отдан якорь. Члены экипажа высыпали на палубу.

Немного позже других вышел из внутренних помещений корабля и подошёл к борту невысокий, худощавый человек, блондин, с тонким выразительным лицом и большими серыми глазами.

По его неторопливым движениям, по тому, как он остановился поодаль от остальных, не принимая участия в общем разговоре, угадывался человек молчаливый, сосредоточенный, замкнутый в себе. То был старший научный сотрудник экспедиции, он же корабельный врач — Павел Николаевич Невелев.

Моряком он стал не сразу. Получив диплом врача, Павел Невелев увлёкся работой в небольшой сельской больнице, где-то среди песков Астраханщины, и даже не думал о морях и океанах.

Лечил больных, в свободное время много читал, изучал химию. Этой наукой он увлекался ещё на институтской скамье. «Широко простирает химия руки свои в дела человеческие», — часто повторял Павел Невелев слова великого Ломоносова; он был уверен, что эта наука позволит ему всего лучше познать сложные и таинственные процессы, происходящие в здоровом и больном человеческом организме. Оборудовал себе маленькую лабораторию, учился и работал. Молодой сельский врач написал ряд научных работ, напечатал их в журналах. Затем получил назначение на плавучую базу Каспийского рыболовецкого флота и здесь, в грозах штормов, как будто услышал суровый морской клич.

Павел Николаевич полюбил море и уже не возвращался на астраханский берег. Одарённый молодой учёный нашёл своё место на борту «Академика Павлова».

Невелев долго всматривался в угловатые скалы, крутые обрывы, в зубчатые каменные глыбы.

Остров в широтном направлении имел протяжённость пять-шесть километров. Горная гряда полого спускалась на востоке, а далее снова поднималась, как голова доисторического чудовища, чуть выставленная из воды и посаженная на короткой и сильной шее. Казалось, оно настороженно прислушивается к скрежету якорных цепей, шипению пара и резким звукам свистка, который трижды прозвучал с «Академика Павлова». Но на гудки никто не отозвался — берег острова был мёртвым. Только птицы носились крикливыми стаями, кружили над кораблём, то спускаясь к самой воде, то стремительно взлетая выше мачты. Павел Невелев узнал среди них синих буревестников, громадных серых альбатросов, гагар и кайр. В бинокль он рассмотрел на берегу и маленьких златоглавых пингвинов. Пронзительные крики пернатого населения разносились далеко над притихшим океаном.

— Как видно, остров необитаем, — заметил Невелев, опуская бинокль. — Какая прелесть…

— Да, если бы здесь были люди, они уже дали о себе знать, — согласился капитан, но всё-таки приказал повторить гудки и дать ещё два выстрела из корабельной пушки.

— Ну, Павел Николаевич, — сказал он, обращаясь к Невелеву, — нам посчастливилось! Открыли новый остров. Не каждый рейс приносит такую удачу. Воображаю, как вы довольны. При вашей любви к романтике… жажде необычайного…

— Разумеется, лично для меня это большая удача, — согласился Невелев. — А как себя чувствует штурман? Он ведь знаток южных морей!.. И вдруг, пожалуйста, неизвестная земля…

— Сергей Алексеевич просто потрясён. Он не верил своим глазам. Долго протирал стёкла бинокля, потом сорвался с места и полетел в каюту. Перерыл все архивы. Ни на одной из известных карт тут не обозначено ровно ничего.

— Если так, поздравляю вас, Иван Степанович, — и Невелев протянул руку.

— Подождите, ещё рано. Надо хорошенько всё осмотреть, нанести на карту, составить описание, а тогда уже поздравлять. И не одного меня, а всех участников экспедиции.

— Когда вы собираетесь произвести высадку?

— Да чего же долго думать. Филипп Иванович, — добавил капитан и приказал старшему помощнику, — дайте сигнал.

Раздался звонок, и вся команда «Академика Павлова» выстроилась на баке.

Обратившись к морякам, капитан сказал, что для изучения новой земли нужно воспользоваться каждой минутой, что остров неизвестный и поэтому следует послать боевую разведку. Разведке взять с собой фонари. Пока темно — развести на берегу большой костёр и прислушаться, чем живёт, как дышит остров. Вся команда корабля будет наготове… Есть охотники?

Все, кто был в строю, подняли руки.

Капитан улыбнулся.

— Так я и знал! На острове побываем, но не все сразу. Заменить Адаменко!

Как только Адаменко сдал свою вахту, капитан внимательно посмотрел на его подтянутую, молодцеватую фигуру.

— Вы первый обнаружили землю. Объявляю благодарность за хорошую службу. Разрешаю первому сойти на берег.

— Служу советскому народу! — Адаменко вернулся в строй.

— Товарищ Петровский, — продолжал капитан, обращаясь ко второму помощнику, — отберите ещё шесть человек. Примите команду и отправляйтесь.

Через несколько минут моряки во главе с Петровским сели в катер. Заревел мотор, блеснули огни прожекторов, и разведка отчалила.

В бинокль было видно, как моряки высадились на берег. Затем прожекторы погасли.

Настала ночь. В кают-компании и кубриках взволнованные открытием люди не могли уснуть. Ночная тьма окутала остров непроницаемой завесой, разведка долго не давала о себе знать. Только часа через два вспыхнул яркий костёр.

— Ну, вот, — удовлетворённо сказал капитан, — теперь можно и отдохнуть.

Он удалился в каюту. На мостике остался первый помощник, которому предстояло быть на вахте до четырёх часов утра.

Корабль погрузился в сон. Изредка покачивался на волнах, и больше ничего не нарушало его покоя. С острова — ни одного звука. Единственной светлой точкой в непроглядной темноте было пламя костра, и дежурный то и дело бросал взгляды на огонёк, приветливо мерцавший во мраке.

«Ишь, черти, — думал он, — обрадовались небось. Какой-никакой, а берег. Сидят теперь около огня, небылицы всякие рассказывают. Однако, что это? Никак заснули. Костёр-то ведь гаснет!»

В самом деле, яркое прежде пламя заметно убыло. Сейчас костёр еле теплился, как слабо мерцающая далёкая звёздочка. В бинокль стало видно, что языки огня едва поднимаются над грудой плавника — обычного топлива на морском берегу. Но это никак не свидетельствовало о лени матросов. Наоборот, всмотревшись, первый помощник убедился, что люди вовсе не спали. Чёрные силуэты моряков выделялись достаточно ясно. Они сидели вокруг костра в очень странных позах — все спиной к огню.

— Что такое! — пробормотал дежурный. — Заняли круговую оборону? Остров необитаем, кроме птиц — никого. И вот…

Опершись на борт, он с интересом продолжал наблюдения. На фоне красных отблесков угасающего костра стало видно, как двое из сидевших вдруг поднялись и начали бродить вокруг, по временам останавливаясь и всматриваясь в темноту.

— Вот так здорово! — подумал Александр Петрович. — Никак они чего-то испугались? Надо держаться настороже.

Костёр угас. Казалось, людям на берегу просто не до него. Никто не подбрасывал дров, и скоро вместо пламени осталась груда тлеющих углей. Потом и она погасла.

— Опасности как будто нет, — решил дежурный. — Катер у них наготове… Подожду до смены.

Тем временем начал брезжить рассвет. Никаких сигналов с острова не поступало.

Когда вахта подошла к концу, и сменявший дежурного старший помощник появился на мостике, Васильев передал ему всё, что видел. Посоветовавшись, они решили дождаться утра, чтобы дать команде спокойно провести ночь на корабле.

В семь часов, после подъёма флага, дежурный доложил капитану, что с острова не было никаких тревожных сигналов, и Воронов приказал отправить второй катер на берег. Следом за ним отошёл и третий, где находился капитан и другие лица командного состава.

— Здорово, приятели! — весело закричал любимец всей команды, разбитной матрос Орлов. — Чего приуныли, темноты, говорят, испугались! Знаем мы вас — ребята храбрые, всемером одного не боятся, — задорно продолжал он.

В обычное время такие слова должны были вызвать ответные реплики. Теперь никто не проронил ни слова. Люди молча сидели на камнях, вокруг погасшего костра. За одну ночь они как-то почернели и осунулись. Бывалые моряки, привыкшие смело глядеть прямо в глаза опасности, сейчас старались смотреть на землю или куда-то вдаль. У всех было совершенно необычное полурастерянное, полусмущённое выражение. Их позы, бессильно опущенные руки свидетельствовали о какой-то непонятной расслабленности. Временами то один, то другой вдруг озирались вокруг и снова торопливо отводили глаза.

Петровский понуро сидел в стороне.

Когда подошёл третий катер, Петровский встал.

— Смирно! — доложил он капитану, — по вашему приказанию отряд а количестве восьми человек провёл ночь на берегу острова. Никаких происшествий не случилось.

— Почему всю ночь не спали? — поздоровавшись, спросил капитан. — Адаменко, что скажешь?

Матрос замялся и задержался с ответом.

— Так, — протянул Воронов. — Красноречивое молчание… Ну, а другие матросы, может, скажут? В чём дело, товарищ Петровский?

Петровский взглянул на Адаменко, тот понял его и тихо проговорил:

— Нехорошо здесь, товарищ капитан, — несмело начал он. — Страх по берегу бродит…

Лёгкий шум пробежал по рядам вновь прибывших.

— Вот так штука. И какой же он из себя?

— Не знаю. — Адаменко опустил глаза. — А только, как стемнело, так страшно стало… Будто в темноте стоит кто-то, глядит, вот-вот бросится… И знаем, что нет ничего, а страшно. Проклятое тут место!

— Ну, а вы что скажете, Николай Васильевич? — обратился капитан к Петровскому.

Тот ответил не сразу.

— Ничего не могу объяснить, — негромко сказал он, подумав. — Ночной мрак действительно производит странное и гнетущее впечатление. Стыдно сознаться… но и мне было страшно этой ночью… Очень страшно… А почему, я просто не знаю… Нервы напряжены до предела…

— У людей странное психическое угнетение, — тихо прошептал Невелев на ухо капитану. — Сейчас мы от них ничего не добьёмся. Пусть вернутся на корабль, они же не спали всю ночь. Отдохнут, потом разберёмся…

Воронов кивнул головой.

— Адаменко, — скомандовал он, — ведите людей на корабль!

— Разрешите и мне удалиться, — попросил Петровский.

— Конечно, Николай Васильевич, конечно!

Медленно, словно нехотя, участники первого отряда побрели к катеру.

— Им бы на печку, — пустил кто-то вслед уходящим крепкое матросское словцо.

— Ты, друг, не ругайся, — тихо произнёс Адаменко, — а сперва разберись, в чём дело. Завтра я погляжу, каким ты сам героем вернёшься, — загадочно добавил он, ступая на борт катера.

— Да уж будьте покойны, не такой мокрой курицей, как ты, — огрызнулся моряк. — Советский матрос ни бога, ни чёрта бояться не должен.

— Так, так, ребята. Правильно. Завтра поговорим, — донеслось с уходящего катера.

Капитан Воронов, его первый помощник Васильев, корабельный врач Невелев и штурман Семёнов принялись осматривать остров. Унылая полярная природа, чахлые кустарники, мхи и камнеломки. Одни лишь голые скалы, заселённые птицами. Бесчисленные гнёзда держались на самых отвесных склонах. Изъеденные ветрами камни вершины окружали воронкообразное углубление, со дна которого поднимались лёгкие испарения.

— Так я и думал, — удовлетворённо сказал Невелев, когда путешественники достигли наивысшей точки, — Разумеется, это вулкан. Вполне возможно, что остров возник много времени спустя после появления здесь первых русских мореплавателей. Поэтому он и не указан на карте.

— Иначе и быть не может, — отозвался штурман, — если острова нет на многих картах…

Все рассмеялись.

— Ну, а что вы думаете насчёт страха, который бродит тут по ночам? — спросил Воронов.

— Давно ломаю голову. Быть может, чисто внешние впечатления… Пустынный океан. Холодные угрюмые скалы. Острое чувство одиночества. Ночной мрак и унылый вой ветра нагоняют тоску и страх.

— Да, — вздохнул капитан. — На людей было страшно смотреть.

— Поглядим, как поведёт себя второй отряд, — добавил Невелев. — Если повторится то же самое — дело серьёзное.

Отряд, которым командовал старший помощник Попов, внимательно осмотрел местность. Ничего подозрительного не оказалось. Среди голых камней явно не могли скрываться опасные чудовища. Пещер или расщелин между утёсами не было. И если сначала люди оказались под впечатлением странного вида и загадочных замечаний участников первой группы, то к полудню эти настроения рассеялись вместе с клочьями лёгкого утреннего тумана, поднявшимися к небу.

Ещё засветло, закончив съёмку, матросы натаскали морской травы, разожгли костёр и соорудили вокруг огня удобные постели. Было решено, что второй отряд переночует на берегу и выяснит причины беспокойства прошлой ночи.

— Мы не испугаемся, как вчерашние герои, — смеялись моряки. — Были бы голова да руки, а мы тут прямо дом отдыха соорудим. Светло, тепло, уютно. Лежи себе, полеживай, а караулить по очереди — вот и порядок будет. По двое на посту, остальным спать. Сам чёрт нам не брат!

Ещё долго в сумраке вечера слышались весёлые матросские шутки, песни и хохот.

А участники первого отряда, вернувшись на корабль, упорно отказывались что-либо рассказать о прошлой ночи.


* * *

Капитан Воронов в этот вечер долго не сходил с мостика, хотя Невелев уже принял вахту. До полуночи доносились с острова весёлые матросские шутки. Было необыкновенно тихо. Моряки разожгли огромную кучу плавника, и от костра к кораблю пролегла чёткая золотистая дорожка. В морской бинокль было хорошо видно, как люди удобно расположились на мягких водорослях; двое часовых разговаривали между собой.

— Как вы думаете, Павел Николаевич, — спросил капитан, — спокойно ли пройдёт эта ночь?

Невелев не спешил с ответом. Он подумал, опустил бинокль и негромко сказал:

— Нет, Иван Степанович. Не такой человек Адаменко и не таковы остальные матросы из первого отряда, чтобы нервничать без причины. Притом с ними был Петровский — образованный и, бесспорно, храбрый человек, но и он…

— Почему они ничего не говорят?

— Они, очевидно, сами не знают. Я тоже со страхом глядел на эти скалы.

— А что в них особенного?

— Что-то есть… И хочется раскрыть эту тайну. Смотрите, костёр гаснет!..

Действительно, яркое пламя стало заметно слабеть, шум и смех на берегу прекратились, теперь в бинокль было видно, что и люди, лежавшие вокруг костра, не только не заснули, но наоборот, сидели точь а точь, как матросы первого отряда.

Старший помощник, выделявшийся среди других своей массивной фигурой в длинной шинели, напряжённо вглядывался куда-то вправо.

— Что за история! Опять круговая оборона, — пробормотал капитан.

— Да, люди чем-то испуганы…

— Но ведь никакой опасности. Остров необитаем. Днём осматривали…

Капитан и врач не отрывали от глаз биноклей, пока не потухло пламя. Они долго стояли молча, о чём-то думали, всматриваясь в багрянец едва тлеющего костра на берегу острова.

Потом капитан сошёл с мостика, за ним спустился и врач. На место Невелева стал кто-то из офицеров — как будто бы знал, что перед рассветом Воронов с врачом отправятся на остров. Адаменко и несколько матросов стояли наготове, чтобы не было задержки с катером.

И когда они вышли на берег, люди второго отряда сидели дрожа, как от зимней стужи, и прижимаясь друг к другу. В их глазах — непонятный ужас, бескровные губы почти не выделялись на бледных, похудевших лицах. Моряки ни на кого не хотели глядеть и, ни слова не произнося, понуро потащились к катеру.

Старший помощник капитана Филипп Иванович Попов старался ничем не выдать своего состояния, но синие круги под глазами и странно пocepeвшее лицо говорили о многом.

Капитан отозвал его в сторону.

— Филипп Иванович, объясните, что тут происходит?

Глядя куда-то в сторону и медленно подбирая слова, старший помощник сказал, что он ничего не мог понять, ничего не мог объяснить. Ему действительно было страшно, а отчего — неизвестно. Тут нет никаких призраков, чудовищных образов, порождённых галлюцинациями… Ничего нет… Но вот, страшно…

— Странно, — протянул Невелев, когда старший помощник торопливо пошёл к катеру, где уже сидели матросы. — А знаете что, Иван Степанович, неожиданно обратился он к капитану, — разреши мне с Адаменко пройтись, по острову… Может быть, потихоньку мы и разберёмся. Будьте спокойны, нам ничего не угрожает…

Капитан согласился. Невелев начал с того, что подошёл к месту, где разжигали костёр, сел на камень и долго рассматривал береговые скалы в морской бинокль. Адаменко сидел рядом.

Наконец, Невелев вздохнул, взглянув на Адаменко, и встал:

— Ну, друг, сидя на месте, много не сделаешь. Пойдём, поглядим, может что и разыщем.

— Не думаю, — усомнился Адаменко, — ведь сначала мы здесь допоздна ходили, а вчера второй отряд целый день тут рыскал. Каждую щёлку, небось, осмотрели.

Невелев улыбнулся.

— Они больше по сторонам да вверх глядели, а мы под ноги смотреть будем. Читал ведь, как опытные разведчики поступают, а у нас с тобой задача не легче.

И они потихоньку пошли вдоль берега — Невелев впереди, Адаменко нехотя брёл позади, часто поглядывая в бинокль.

Было холодно, с неба сыпал мелкий снег, пронизывающий ветер налетал порывами. Идти стало трудно, потому что ноги скользили по замшелым мокрым камням.

Невелев устал скорее Адаменко и шёл спотыкаясь и даже падая. Вдруг Невелев упал на крутом склоне, но не скатился, а ухватился рукой за острый край камня, наполовину отделённого от скалы. И едва успел подняться, как этот осколок покатился вниз. Врач вскрикнул от изумления.

— Адаменко, гляди сюда!

В щели, куда скатился камень, лежала кукла. Самая обыкновенная маленькая детская кукла с фарфоровой головкой. Она, безусловно, пролежала здесь много лет, потому что платьице совершенно сгнило, краски на лице потемнели.

Невелев и Адаменко молча смотрели друг на друга.

— Вот так находка, — сказал, наконец, Невелев. — Оказывается, тут есть что искать.

Матрос кивнул головой, соглашаясь. Он теперь стал внимательнее присматриваться ко всему. Вскоре он закричал:

— Нашёл! Нашёл!

На узком выступе скалы валялся кованый железный гвоздь, весь изъеденный ржавчиной.

— Да-а, — задумчиво произнёс Невелев, — здесь были люди. Но для чего этот гвоздь оказался тут, где он совсем не нужен?

В этот миг его взгляд упал на почти отвесную плоскость утёса. Мелькнула догадка, и врач разорвал на камне бурое покрывало моха.

Адаменко даже свистнул от изумления. На серой скале он увидел почти стёртую от времени выдолбленную надпись. Можно было прочесть два слова: «Павел», «Ната». Глаза Невелева блестели, отойдя на два шага, он передвинул на ремне свой неизменный «ФЭД».

— Так, — сказал врач, — та-ак, дружище, — с удовлетворением повторил он, когда находка была запечатлена на плёнке. — Теперь пойдём искать, где жили люди. Раз у них было время долбить на камне имена, значит, поблизости и дом себе построили.

Окрылённые этим первым успехом, исследователи продолжали поиски. Осторожно пробираясь между скал, побелевших от снега, Невелев и Адаменко прошли ещё около двух километров и достигли места, где скалистый гребень опускался почти до воды перед тем, как снова подняться в восточной оконечности безымённого острова. Здесь и нашли они, что искали.

Невысоко над морем, среди скал, защищавших от ветра, на небольшой ровной площадке, стояло полуразрушенное жилище, напоминающее стоянку доисторического человека. Неудивительно, что моряки не заметили его раньше. Издали нельзя было отличить покрытую снегом хижину от окружающих её скал.

С волнением приблизились исследователи к покинутому жилищу. Две стороны создала сама природа, третью соорудили люди из толстых, неотёсанных брёвен, принесённых морем и поставленных стоймя. Наваленные сверху брёвна, засыпанные песком и крупными камнями, образовали крышу. Перекошенная дверь поражала своей непомерной толщиной. С большим трудом удалось её открыть. Запахло цвелью. Когда глаза привыкли к полумраку, стало видно, что толстый слой пыли покрывал примитивный стол и скамью при нём. Грубо сколоченные нары, сложенные из брёвен, так же, как и стены, поросли мохом. Пауки завесили хижину сплошной сетью паутины. Противный шорох потревоженных насекомых слышался со всех сторон.

Кто были обитатели дома, какая судьба их постигла — об этом думали моряки, внимательно осматривая хижину. Они были крайне удивлены, обнаружив здесь внутреннее хранилище. Это был ящик в столе, примитивный, но надёжно сделанный. Дерево разбухло от сырости, и выдвинуть ящик не удалось. Тогда Невелев оторвал столешницу. В ящике оказался небольшой свёрток, завёрнутый в клеёнку. Павел Николаевич медленно и осторожно развернул находку. Внутри лежала толстая тетрадь, прежде имевшая твёрдую картонную обложку. За много лет она отсырела, страницы частью склеились, частью рассыпались в прах. Записи, сделанные бледными, водянистыми чернилами, успели выцвести, но кое-что сохранилось.

Советский научный работник с глубоким волнением читал грустную летопись событий, разыгравшихся много лет назад. Постепенно возникала из небытия небольшая, но трагическая история двух русских, по воле случая оказавшихся здесь, на клочке суши среди холодного океана.


«…октября 1895 года… шхуна «Святая Параскева»… командой капитана Сергея Медведева покинула Санкт-Петербург, приняв груз торгового дома «Патрикеев и сыновья» для доставки… порт Рио де… 15000 пудов льна и 1000 бочек смолы… команда 15 человек… борту находилась 12-летняя Ната… капитана, кроме… приказчик Павел Смирнов…»


Далее следовала целая пачка совершенно слипшихся листков, очевидно, содержавших описания плавания через Балтику и Северное море:


«…прибыли Плимут, пять матросов ушли… нанять трёх ирландцев…»


Из отдельных слов, которые удалось прочесть на следующих страницах, Невелев понял, что шхуна благополучно достигла берегов Бразилии, а там сбежали ещё два русских матроса и один ирландец. По-видимому, капитан Медведев был волевой человек, но груб и придирчив. Его обращение с командой могли перенести немногие. Даже присутствие на борту родной дочери, очевидно, не влияло на крутой нрав командира. Шхуну «Святая Параскева» он привёл в Рио-де-Жанейро, вместо льна и смолы взял большую партию шерсти, а также кофе и какао и направился обратно.

Несчастье обрушилось на судно через неделю после выхода в открытое море. Экипаж насчитывал половину должного состава, и когда налетел шторм, некому было выполнять команды.

Шхуну с искромсанной грот-мачтой подхватил ураган и помчал её по волнам разъярённого океана. Иссяк запас питьевой воды, начался голод, и капитан погиб при неизвестных обстоятельствах. Часть экипажа попыталась спастись на шлюпке. Но приказчик, не желавший бросить доверенный ему груз, оставался на шхуне до конца. Он писал:


«…17 апреля 1896 года. Вчера все и… на шлюпку… достигнуть берегов Огненной Земли. На… я… Павел Смирнов, капитанова дочка Наташа… пока судно не затонет…»


Дальше в тетрадке можно было прочитать, что шхуна без руля и ветрил блуждала ещё девять дней, пока её не выбросило на рифы близ неизвестного острова.


«…Мы на твёрдой земле. Судно разбило о камни. Выбрались на берег. Здесь есть вода и очень много птиц… Значит будем жить…»


Последующие записи велись ежедневно, потом начались перерывы, достигавшие до двух недель и месяца. Невелев быстро перелистывал страницы, повествующие о постройке хижины, скудных условиях жизни, о надеждах на то, что на горизонте вдруг появится какой-нибудь корабль… Внимание молодого учёного привлекла следующая запись:


«…нюня 1896 года. Наступила зима, воет пурга, но у нас есть дрова, вода и пища. Настроение бодрое. Наташа весела и играет со своей куклой, которую сохранила во время крушения. Мы верим, что скоро придёт весна и на горизонте парус… сумел установить, где мы находимся: 64.33 южной широты и 2.43 западной долготы от Гринвича…»


«…31 января 1897 года… Лето. Тёплая погода, но последняя надежда оставляет нас… невыносимо по вечерам и ночью… кажется, мы сходим с ума… каждую ночь, едва спускается тьма… ужас, без слёз нельзя смотреть на девочку… уже в сумерки она начинает плакать. Прижимается ко мне и говорит, что ей страшно… Мне тоже страшно… Над этим проклятым местом царит ужас. Долго нам не выдержать…»


«…апреля …На южном берегу можно построить лучшее жилище. Пойдём туда… Погода хорошая, ветра нет, самое… уходить…»


На этом записи прерывались. Дальше оставались чистые страницы, но Павлу Смирнову было не до дневника. Смирнов дорожил им, о чём говорила заботливая клеёнчатая обложка.

— Ну, что ты скажешь, друг? — спросил Невелев, закончив чтение.

Старшина вздохнул.

— Надо их найти. Может, на южном берегу.

— Их уже нет… С тех пор прошло 57 лет. Бедная девочка, потерявшая куклу, была бы уже старухой. А Смирнов… Подумай сам: страшно им было прожить одно лето, а сколько таких лет прошло… Нет, в живых остаться они не могли. Но в чём же заключается тайна? Что будем делать?

— Надо доложить капитану. Завтра попробуем обыскать весь южный берег.

— А нынче уже поздно?

— Уже около пяти. Дотемна нам бы только вернуться.

— Здесь ночевать не хочешь?

Адаменко смущённо улыбнулся.

— Ну, ладно. Не станем испытывать нервы. Пойдём назад,

Рассказ Невелева и Адаменко вызвал общий интерес. Капитан принял решение задержаться у острова ещё на сутки, чтобы закончить съёмку и продолжить поиски на южном берегу. Воронов сам повёл отряд разведчиков.

Погода была плохая. Снова шёл снег и дул резкий ветер. Небо закрывали густые тучи.

У полуразрушенной хижины возникли споры, как лучше перейти на южную сторону хребта.

Спор разрешил Невелев:

— Давайте пойдём тем путём, который избрали обитатели этого жилища. Они покидали берег, с которого могли увидеть корабль, и шли на юг, зная, что оттуда ничего не увидят…

— Правильно говорите, доктор, — капитан сразу понял Невелева и присоединился к его мнению. — Идёмте по северному склону.

Невелев всё рвался вперёд, за ним едва поспевал капитан, Адаменко и другие моряки. Вершина перевала была уже совсем близко, когда он остановился и снял фуражку.

— Вот они, — негромко сказал врач, когда все подошли.

Два черепа, кости на камнях, с которых ветер сдувает не только снег, но и мельчайшие песчинки — вот что увидели моряки.

Они застыли в молчании.

— В тот день было ясно и тихо, — вслух думал Невелев. — Быть может, если бы дул ветер и шёл дождь, эти люди остались бы живы…

— Сюда они вышли, — произнёс капитан, — чтобы в последний раз взглянуть, не белеет ли в море парус долгожданного корабля… А в ясный день видно далеко…

— Да, капитан, но я думаю ещё и о другом. — Невелев взял Воронова за локоть. — Видите? Адаменко от волнения хочет закурить. Трёт спички, а они гаснут даже под надёжной защитой шинели. Гаснут не от ветра. Приятель, — обратился он к моряку, — хотите закурить, сойдите с этого места. Вот она, тайна!

Врач указал на чуть прикрытую мохом трещину, откуда выделялся газ. Он-то и мешал Адаменко зажечь папиросу. Не будь ветра — морякам пришлось бы испытать немало неприятностей. Газ ядовит.

— На себе вы испытали, как это вещество, с удельным весом тяжелее воздуха, действует на человеческую психику. — Врач снова посмотрел на Адаменко. — В тихие ночи газ стекает вниз по склону и создаёт на берегу опасную концентрацию. Когда же наступит день и воздух согревается или поднимается ветер, ядовитое действие прекращается. Причина ночных страхов стала мне понятна, когда в руках оказался дневник Павла Смирнова. На душе у него и у Наташи было сравнительно легко зимой, когда выла пурга. Ветер разгонял яд. А вот в прекрасный летний день…

— Что же это за газ? — спросил Адаменко.

— Об этом узнаем завтра, — ответил Невелев. — Но уже можно думать, что в большой дозе он смертелен, в малой концентрации способен угнетать человека, возбуждать в нём чувство страха. Здесь мне придётся поработать, как химику — произвести анализ взятых проб газа. Хорошо, что на корабле имеется лаборатория.

— Тайна безымённого острова разгадана. Сложим из камней могилу на этом месте…

Люди дружно принялись за дело. Когда всё было сделано, они двинулись вслед за капитаном на самую высокую точку горного хребта и здесь подняли алый флаг Страны Советов.

На следующее утро «Академик Павлов» взял курс на север.

Капитан Воронов стоял на мостике и смотрел, как в серой дали океана медленно скрываются очертания острова, только теперь нанесённого на карту.

Сзади послышались шаги. Иван Степанович обернулся. Это был Невелев.

— Ну, что показали анализы? — спросил капитан. — Какой это газ?

— Представьте, Иван Степанович, это совсем простое вещество — четвёртый окисел углерода. В справочниках по химии он не обозначен, однако существует. Теперь я в этом убедился.

— Четвёртый окисел?

— Именно. Первые два широко известны. Это углекислый газ, состоящий из одного атома углерода и двух атомов кислорода, и окисел углерода — чад… Обратите внимание, чем меньше часть кислорода в веществе, тем оно вреднее для человека. Наука знает и третий окисел, добытый в лабораториях, — так называемая закись углерода. А вот газ, что выделяется на острове, сложнее: на пять атомов углерода приходится три атома кислорода. Как он действует на человека — вы видели.

— Остров вулканического происхождения, — прибавил капитан.

— А там, — подхватил врач, — в недрах земли происходят процессы, связанные с образованием различных окислов. Я думаю, что специальная гидрогеологическая разведка найдёт здесь много интересного…

Воронов задумался.

— Никак не пойму, отчего людям страшно…

— Трудно что-то утверждать определённо. Но врачам давно известны заболевания, при которых чувство страха является своеобразной реакцией организма. Возьмите грудную жабу. Нарушена нормальная деятельность сердца — и больной вдруг испытывает страх. Микроскопический кристаллик хинина, попавший на язык, немедленно вызывает тревожное чувство горького вкуса. Газ, который выделяется на острове, воздействует прямо на центральную нервную систему. Вот и всё.

Остров совсем скрылся из вида. Капитан вопросительно посмотрел на врача.

— Вы довольны?

— Конечно, — ответил Невелев. — Разве не интересно познавать ещё не раскрытые тайны природы?! Ради этого стоит ехать в далёкие края, подниматься в заоблачные выси, опускаться на дно морское, проникать в глубины земли… Назовём этот остров именем великого русского физиолога, — горячо предложил Невелев. — Ведь тайна заключалась в действии ядовитых испарений на нервную систему человека, изучению которой академик Павлов посвятил свою жизнь.

Так появился на картах мира остров академика Павлова — новый участок русской земли, затерянный в суровом полярном океане.



Михаил Скороходов Тайна острова Ваули

Предисловие






Повесть готова, прямо гора с плеч, и я бы, конечно, не стал писать предисловие — мама заставила. Ну, это еще полбеды, но всю повесть переписывать набело — ой-ой-ой — даже мурашки по коже бегают. Все равно, говорит, тебе делать нечего. Как это нечего? Десятый том «Детской энциклопедии» я только просмотрел, еще не читал. Ох, надоело мне лежать в постели!

А солнце, как назло, даже ночью не заходит, меня дразнит. Мама говорит, еще недельку полежать придется. Я бы и сейчас поднялся, но она и слышать не хочет.

Свои три килограмма я уже «нашел». Это после всех приключений на острове, когда нас привезли домой, оказалось, что я потерял три килограмма. Похудел, значит. Мама все ахала: «Кожа да кости!» Подумаешь, три килограмма, я даже не заметил…

Все-таки мое название повести было лучше: «Необыкновенные приключения Пети Багрецова и его друзей, описанные им самим». А «Тайна острова Ваули» — это мама придумала. Она ко всякому пустяку придирается, потому что учительница. Папа — совсем другое дело: прочитал повесть, сказал, что здорово. Молодец, говорит, Петруха, — и никаких предисловий ему не надо. А что разными почерками написано, ему наплевать. И на кляксы — ноль внимания. Ему и первая моя повесть понравилась, которую я в прошлом году написал. А что? Интересная повесть — про мое путешествие на другие планеты.

Почему я решил написать повесть о своих приключениях в тундре? Не знаю. Без всякого решения написалось. Сама мама и надоумила — заставила писать заметку в стенгазету об этом. Ну и пошло…

Расскажи, говорит, в предисловии о себе. А зачем? Не понимаю! Весь поселок меня и так знает. И в повести про самое главное в моей жизни рассказано. Правда, если вспоминать, были у меня приключения и раньше, когда мы еще в Архангельске жили. Но с последним приключением их даже сравнивать нельзя. Папа сказал, что скоро, может быть, о нашей необычайной находке заговорит весь мир!




Часть первая


Глава первая
Скучно без папы и мамы

— Это идея, — сказал папа, когда я предложил переехать всем нам из Архангельска в поселок Три Холма. — Сам об этом думаю.

Папа работал в Управлении сельского хозяйства, но месяцами жил в тундре, у оленеводов.

— Там строят школу. — Он посмотрел на маму. — В самом деле… Как ты думаешь?

Мама пожала плечами. В конце августа они уехали, мы остались вдвоем с бабушкой.

— Сначала осмотримся, — сказал папа на прощанье, — а потом и вас заберем.

Прошло полгода, а они все осматривались. Мое терпенье лопнуло, и я рассердился. На последнее письмо не ответил. Сказал бабушке, что останусь в четвертом классе на второй год. Она заплакала.

Три Холма! Они снились мне все чаще — высокие-превысокие, покрытые то травой, то снегом. Я взбирался на их вершины и летел вниз на лыжах. Охотился на белых медведей и полярных волков. Стрелял без промаха. Только один раз не повезло: медведь встал на задние лапы, разинул пасть, заревел и пошел на меня. Что делать? Ни ружья, ни ножа — никакого оружия! Хорошо, что проснулся вовремя.

На фотокарточках Три Холма — обыкновенный поселок. Нет, не совсем обыкновенный. Он растет, как в сказке. В первом альбоме — холмы, холмы, не три, а много, и чумы. Речка Рута. Кустарники. Оленьи стада. Удивительные растения, похожие на маленькие баобабы. Это ягель. Из-за него папа и в тундру ездил. Он пишет книгу об оленьих пастбищах. А во втором альбоме сначала — два домика, потом — улица, потом — поселок.

В самом конце альбома на большой карточке — чум. Он особенный. Под ним написано: «Последний чум». Понимаете? Последний! Построят еще один дом, и все. Поселок разрастется, белые медведи уйдут в другие места. И не будет никаких приключений.

Я спросил у бабушки про Тунгусский метеорит, как она думает, что это было — метеорит или космический корабль? Она впервые слышит! Пришлось все рассказывать, объяснять…

В воскресенье она на завтрак поджарила навагу. Это папина любимая рыба. И моя. «Вставай, — говорит, — мой золотой, десятый час». А я маму во сне видел. Повернулся на другой бок, чуть не плачу, говорю, что мне жить неохота. Бабушка рассмеялась, стащила с меня одеяло. Пришлось встать. Начал одеваться, она торопит, на часы посматривает. Веселая такая. Я и на нее рассердился.



Глава вторая
Мне посчастливилось

Папа приехал!

Вся моя печаль сразу улетучилась. Опишу по порядку все, что он мне привез.

Меховые носки — пушистые, беленькие, из заячьего меха. Папа сказал, что их надевают на голую ногу. Я так и сделал.

Пимы из тюленьей шкуры — гладкие, мягкие, с красивыми узорами.

Малица! Из шкуры молодого оленя. С капюшоном. Рукавички пришиты к рукавам. Теперь мне не страшны никакие морозы. В новом наряде я сразу вспотел с головы до ног. Хоть сейчас в дорогу. Куда там! Собирались четыре дня. Это были самые длинные дни в моей жизни.

В Нарьян-Мар мы прилетели на двухмоторном самолете рано утром. По часам было утро, а на самом деле — полярная ночь.

И вдруг я увидел северное сияние. Чуть не свалился с лесенки. Все пассажиры сгрудились около самолета и задрали головы. А мороз такой, что даже слезы из глаз.

Я видел сияние в прошлом году в Архангельске. Ничего особенного, просто две голубых полоски, как облака. Папа сказал тогда, что это не настоящее сияние.

Не знаю, сколько времени мы стояли и любовались. Я забыл обо всем на свете. Как будто, кроме меня, никого нет, стою под огненным разноцветным небом и не дышу. Словно миллионы жар-птиц играли в небе. А потом стало еще красивее. Закружились оранжевые лучи, быстрые, как молнии. Замерли и кинулись наискось к горизонту. Я стоял под огромным огненным шатром. Цвет лучей менялся каждую секунду. Нельзя было понять, откуда берутся эти лучи. Из ничего, из пустого места. Зеленые, синие, красные — они вылетали из одной точки и недалеко от земли, над горизонтом, вдруг исчезали. Ну, не верилось глазам! Я впервые увидел и почувствовал по-настоящему пространство: от края шатра до той точки, в которой сходились все лучи, было, по-моему, не меньше тысячи километров. Я написал, что лучи были зеленые, синие и красные, но это неправильно. Зеленый цвет был не зеленым, синий не синим, красный не красным. Только похоже на них. Зеленые лучи были зеленее любой зелени, синие — синее любой сини…

Небо вздрогнуло, и шатер стал золотисто-розовым. По его краю широким кольцом вспыхнула малиновая кайма. И все погасло в один миг. Я смотрел в ту точку, откуда вылетали лучи, а там — яркая маленькая звездочка…

Вот я сейчас переписываю это место, за окном — солнечная ночь, но закрою глаза и вижу снова, как летает по всему небу живое семицветное пламя. Такие сияния, оказывается, бывают редко. Папа сказал, что мне посчастливилось.



Глава третья
Праздник Солнца

Мы остановились у дяди Кости, которого я хорошо знал по рассказам папы и по фотокарточкам. Он охотится на полярных волков с самолета, уничтожает их целыми стаями. Мы с ним сразу подружились. Он сказал, что приедет к нам в марте или апреле и возьмет меня с собой на воздушную охоту. А потом я уснул. Не помню, как меня разбудили, очнулся в самолете. И опять уснул. До Трех Холмов мы не долетели, приземлились в соседнем колхозе — поднялась пурга. Когда утихло, поехали дальше на оленьей упряжке. Сначала — вдоль берега реки. Из кустарников то и дело вылетали стаи белых куропаток. Они удивительно белые — белее снега. Глядишь на снег, думаешь: что может быть белее? А куропатки взлетят, и сразу видно, что снег не белый, а голубоватый.

Мы обогнули сопку, и я увидел вдали синий горный хребет. Смотрел по сторонам, думал, не увижу ли белого медведя или волка. Вдруг папа говорит:

— Приготовься, сынок, к первому приключению. Сегодня особенный день — праздник Солнца…

Дядя Вася, ненец, который нас вез, остановил оленей, мы сошли с нарт. Небо с одной стороны было красное. Взошло солнце. Мы на него смотрели во все глаза. Оно немножко повисело над горизонтом и зашло. Вот и весь праздник.

Папа и дядя Вася радовались, как маленькие. Лица у них так и сияли. А что особенного? Солнце как солнце. Я виду не подал, но праздник мне не очень понравился… Во-первых, очень короткий. Во-вторых, его надо, по-моему, перенести на лето.

— Вот и кончилась полярная ночь, — сказал папа. — Теперь в тундре станет весело.

Конечно, без солнца скучно, но все-таки интересно пожить и в полярную ночь. Жалко, что я ее почти не видел.



Глава четвертая
Три Холма

Мы объехали большую груду скал и увидели поселок — как на ладони. Место красивое: речка с дикими скалистыми берегами, и море рядом. Сейчас оно покрыто льдами, много торосов. Наверняка есть белые медведи!

Ну, мама, конечно, обрадовалась.

На другой день было воскресенье. После завтрака я отправился к чуму. Он стоял недалеко от нового дома в небольшой впадине.

«Как последний из могикан», — подумал я и обошел его кругом. Увидел вход, занавешенный оленьей шкурой, но войти не решился.

Вдруг шкура приподнялась, из чума выскочила собака и чуть не сбила меня с ног. Настоящий волк! Потом показался и хозяин — мальчишка-ненец. Чуть пониже меня ростом, в малице. Ого! На поясе большой нож в костяных ножнах. На цепочке — медвежий клык. Значит, охотник?

— Апой! — крикнул он.

Собака подбежала к нему.

— Твоя? — спросил я с завистью.

— Угу… Тебя зовут Петя, я знаю. А меня Ланко Тайбарей.

Ланко отправлялся на охоту — у него где-то в тундре установлены петли на куропаток и ловушка на песца — пасть. Он начал запрягать Апоя в нарты. Я попросил Ланко взять меня с собой, он ничего не ответил, как будто не слышал. И тут появилась охотница.



Глава пятая
Луч Света

Она вышла из нового дома. В белой панице с цветными узорами. Встала на крылечке, глядит на нас и смеется. Черноглазая, как Ланко.

— Здравствуй, Петя, — сказала она. — Хорошо, что приехал, мы тебя давно ждем. Ланко — мой брат, меня зовут Яля. Мы учимся в одном классе. Я тоже собралась на охоту. Мы всегда ездим вместе.

Я приуныл и хотел идти домой, но Яля меня остановила.

— Подожди, Петя, я тебе еще что-то скажу… — Она по-ненецки поговорила с Ланко и опять рассмеялась. — Ты очень хороший, Петя. Нам про тебя твоя мама рассказывала. Если хочешь, поезжай с Ланко, я дома останусь.

— Спасибо, — сказал я.

Пока мы собирались, она все меня разглядывала и улыбалась. Веселая девчонка.

Мы сели на нарты и поехали вниз по склону к речке. Яля что-то крикнула нам вслед.

Выехали на речку. К морю! Красота!

— Яля, наверно, по-нашему Галя, — сказал я.

— Нет, — ответил Ланко, — по-русски это значит Луч Света.

Красивое имя!



Глава шестая
Я приношу счастье

В этом году Ланко поймал сорок две куропатки. А песца пока ни одного. Сегодня он вез новую приманку — замороженную кровь оленя. Это ему дед посоветовал.

Дедушке Ленару почти сто лет. Оказывается, он и живет в чуме. В доме никак спать не может, жарко ему и душно. И обед сам себе готовит в чуме, говорит, что получается вкуснее, чем в доме. Он был охотником, а сейчас на пенсии. Ланко хранит в чуме свои охотничьи принадлежности. Там у него вроде склада. И ружье есть, и капканы.

У дедушки Ленара — тридцать своих оленей. Они пасутся вместе с колхозными. Отец Ланко работает пастухом-оленеводом, круглый год кочует по тундре со стадом. В одном стаде — больше тысячи оленей! И мать Ланко путешествует с пастухами, всего их пять человек. Сейчас они далеко, за горным хребтом. Всего в колхозе десять стад. Каждое лето Ланко и Яля уезжают к родителям, помогают пастухам: ухаживают за оленятами, уничтожают оводов. За это им начисляют трудодни. За пятьсот убитых оводов — один трудодень.

Мне папа рассказывал про оводов, это страшные враги оленей. Они ничем не питаются, живут всего несколько дней, а сколько приносят вреда! Пять-шесть оводов нагоняют на оленье стадо больше страху, чем стая волков. Многие думают, что оводы кусаются, пьют кровь животных. Это неверно. Овод откладывает свои яички на шерсть оленя. Через несколько дней из яичек появляются личинки. Они пробуравливают кожу оленя и живут под нею десять месяцев. Потом выпадают на землю, превращаются в куколок, а затем в оводов. В теле одного оленя иногда поселяется больше тысячи личинок. Вот они-то и пьют кровь. Олень худеет, а если личинок очень много, может погибнуть…

Я тоже попрошусь летом в тундру с Ланко и Ялей. В августе будет праздник — День оленя. Приедут артисты из Архангельска и Нарьян-Мара. Гонки на оленьих упряжках, разные игры, кино прямо на улице, под открытым небом…

Мы оставили Апоя с нартами в устье Руты и пошли пешком по берегу моря. Вот и ловушка: обыкновенное бревно с двумя рядами колышков по сторонам.

— Видишь? — спросил Ланко и остановился. — Что-то попало.

Сердце у меня запрыгало, ноги от волнения подкосились. До пасти было шагов десять. Мы стояли и смотрели на ловушку. Песца не видно. Но раз бревно лежит на земле, значит, под ним есть добыча. Когда пасть насторожена, один конец бревна приподнят.

Ланко глубоко вздохнул, потянул меня за рукав.

Мы подошли к ловушке, и Ланко вдруг всплеснул руками. Глаза у него вспыхнули. Я испугался — что с ним такое?

— Голубой! — сказал он, и лицо у него стало такое счастливое, что я сразу успокоился.

Потом папа мне рассказал, что голубые песцы встречаются очень редко. Они ценнее белых во много раз.

Ланко вытащил песца, уложил его на снегу и начал настораживать пасть. Я сел рядом с песцом и погладил его по спине. Мех был очень мягкий, дымчатый, пушистый. Коготки на лапках черные.

— Ты приносишь счастье, — сказал Ланко.

Мне хотелось поскорее вернуться в поселок и рассказать папе, маме и бабушке про нашу удачную охоту. Наконец, Ланко отошел от пасти, и мы отправились к Апою. Он тоже обрадовался, запрыгал, еле его успокоили.

Песца мы уложили на нарты, а сами пошли пешком. Ланко запел ненецкую песню. Я ничего не понимал, но на душе у меня было весело.

— Это песня охоты, — сказал Ланко и запел снова.



Глава седьмая
Хад

Апой вдруг остановился, шерсть у него на загривке поднялась, и весь он стал, как струна. Ланко сразу умолк, схватил меня за руку. Сердце у меня екнуло, хотя я ничего не понимал.

— Хад, — мрачно сказал Ланко. — Пурга.

Глаза у него стали, как две щелочки. Он осмотрелся.

— Берись за ошейник. Крепко держись, ладно? Бежим!

Мы побежали, но не к поселку, который был совсем близко, а к высокому обрыву. Я нисколько не испугался и думал, что Ланко ошибся — небо чистое, тихо, никакой пурги не будет. И вдруг снег оторвался от земли и понесся вверх. Стало быстро темнеть. Я чуть не задохнулся. Нельзя было понять, с какой стороны дует ветер. По-моему, он дул сверху, снизу и со всех четырех сторон. Если бы не Апой, я бы не устоял на ногах. Обрыв пропал из виду. Я шел, как слепой. Кругом серая мгла.

— Стой! — крикнул Ланко.

Он поставил нарты на ребро, уложил меня между собой и Апоем. Я уткнулся лицом в песцовый мех. Папа говорил, что пурга в тундре иногда не утихает неделями. Что с нами будет? Наверно, нас будут искать, спохватятся. Но что можно сделать? В такой ураган и шагу ступить нельзя. Нас заметет снегом, и мы умрем с голоду. Или замерзнем. Правда, в малице тепло. Ничего, выдержим!

— Не бойся! — крикнул Ланко. — Спи!

Какой тут сон. Пурга все сильнее, ветер гудит, гудит… А перед глазами — светлая комната. Сидеть бы сейчас на диване с книжкой в руках. Может быть, по радио передают мои любимые песни — революционные…

«Смело, товарищи, в ногу…»

«Вихри враждебные веют над нами…»

Апой вдруг встрепенулся, залаял, и мы услышали голоса. Я хотел вскочить, но не успел — кто-то поднял меня и понес на руках. Дома меня встретили так, как будто я вернулся из межпланетного путешествия.



Глава восьмая
Воздушные охотники

— Волки! — весело крикнул дядя Костя и снял рукавицы.

Наш самолет накренился и начал снижаться. Тут я и увидел волков. Их было пять, они шли друг за дружкой, а когда услышали шум мотора, кинулись наутек в сторону — к зарослям кустарника.

— Сейчас мы их повернем, — сказал дядя Костя, — выгоним на чистое место. — Он взял ракетницу и зарядил ее. — Может быть, пугнуть придется.

Волки близко, но дядя Костя пока не собирается стрелять — ружье лежит на полу кабины. Я держу в руках красный флаг с тяжелым железным наконечником на древке. Воздушным охотникам подбирать убитых волков не разрешается, при посадке можно повредить самолет. Я сброшу флаг на то место, где будут убиты волки. Он воткнется наконечником в снег, потом сюда приедут оленеводы.

Сижу и фантазирую: мы подлетаем к неведомой планете. Что там внизу — неизвестно. Может быть, пустыня. Никакой жизни. А может быть, — разные чудовища, удивительные растения… Даже дух захватывает. Ведь это будет скоро на самом деле! Только вместо самолета — космический корабль…

До земли метров пятнадцать. Волки шарахаются от самолета. Они белесые, но на снегу хорошо видны. Даже следы легко разглядеть. У самого крупного волка на спине широкая темная полоса. Он присел на задние лапы и оскалил зубы. Не боится! Наверно, вожак. А стая повернула обратно. Дядя Костя пустил ракету — волка как ветром сдуло…

Я забился в самый угол, как договорились. Теперь мне ничего не видно. Один за другим гремят выстрелы…

Мне почему-то жалко волков. Но что делать: если их не уничтожить, они сожрут всех оленей…

— Кидай!

Я бросил флаг. Дядя Костя пустил вверх красную ракету — сигнал для оленеводов. Летчик смеется, что-то говорит дяде Косте. Мы пролетели над кустарником, вдали показался наш поселок…

В тот же день в школе была встреча с воздушными охотниками. Дядя Костя рассказал нам о полярных волках — какой ущерб они приносят оленеводству, какие существуют способы охоты на них. За один год в нашем округе полярные волки уничтожают больше десяти тысяч оленей. В капкан их поймать очень трудно, они хитрые. Волк, подходя к приманке, прежде чем сделать шаг, скребет передней лапой по насту и по звуку определяет, где спрятан капкан. Проложит тропинку, например, к туше оленя, за ним пройдет вся стая. Придут охотники — одни кости да капканы.

Волчьи стаи почти круглый год держатся поблизости от оленьих стад. Охотиться на них с самолета лучше всего ранней весной, в это время обнаружить волчью стаю на снежной пелене очень легко. Тундра — как золотистая скатерть, солнце почти не заходит. Дядя Костя уничтожил уже несколько сот волков, теперь их в тундре осталось мало. Он сказал, что в ближайшие годы ему, может быть, удастся истребить последних хищников, и тогда оленеводы будут чувствовать себя спокойно, потому что новым полярным волкам взяться неоткуда. Они водятся еще за Уралом, но и там есть воздушные охотники. Кроме того, путь им в наш округ из Сибири преграждает горный хребет Пай-Хой.

Ланко и Яли на встрече не было — они уехали на каникулы в тундру к родителям. Мне без них скучно. Ну, по Лучу Света я, конечно, не очень скучаю. Ланко — другое дело. Мы с ним еще несколько раз проверяли пасть, но ничего не попалось. Сейчас она спущена — промысловый сезон кончился. К будущей зиме дедушка Ленар сделает нам еще одну пасть. Место для нее мы уже выбрали.






Часть вторая



Глава первая
Будем знакомы, Гагарин!

Когда нам сказали о полете Юрия Гагарина, я очень обрадовался. Мы в тот же день выпустили специальный номер стенной газеты. А вечером по радио из Архангельска передали песню о Гагарине! Некоторые куплеты я запомнил. Замечательная песня!


 Нам не страшны океаны,
 Мы — властелины морей.
 Все мы в душе капитаны
 Самых больших кораблей.
 К звездам отправимся завтра,
 Дело в надежных руках.
 Все мы в душе капитаны
 С искрами солнца в глазах.
 Будем знакомы, Гагарин,
 Друг наш, народный герой.
 Только скажи северянам:
 — К звездам! — согласен любой…

Эй вы, капиталисты! Чья страна лучше всех?

Когда вырасту, я, может быть, очень, очень может быть, стану командиром межпланетного корабля. Подумал об этом — даже дух захватило. Мы живем в самое интересное время. Теперь, пожалуй, все будет зависеть от меня самого. Надо готовиться. Не так-то это просто! Я знаю, что лень — это мой враг номер один. Теперь с ленью расстанусь раз и навсегда. Буду побольше заниматься спортом.

Самые интересные планеты — Марс и Венера. После Земли, конечно. На них, по-моему, есть разумные существа. Думаю, что я стану космонавтом в самое подходящее время. Скоро корабли отправятся на Луну. Хорошо. А потом…

Мы с Ланко сидели на одной парте. И решили — завтра отправляемся в «полет на Венеру». Сделали чертеж. Получишь пятерку — продвинешься к Венере на один сантиметр. Четверку — на восемь миллиметров. Тройку — назад на пять миллиметров. Двойку — на сантиметр. Ну, а если единицу, чего, конечно, с нами не может случиться, это значит, в корабль попал метеорит — все надо начинать сначала. И Яля к нам присоединилась, пусть летит, не жалко.

На этом у меня и кончалась эта глава. Переписал и хочу кое-что добавить… Теперь я понимаю, почему праздник Солнца на Севере празднуют в тот день, когда солнце впервые после полярной ночи показывается над горизонтом. А не летом, когда оно не заходит совсем. Это как подвиг Гагарина. Когда-нибудь тысячи космических кораблей будут улетать с Земли и возвращаться, но для космонавтов и для всех народов 12-е апреля всегда будет великим праздником. К примеру, Октябрьская революция — тоже конец полярной ночи, праздник Солнца!



Глава вторая
Остров Ваули

Яля первая попала на Венеру.

— Я вас жду, — сказала она, — прилетайте скорее. Одной скучно…

Прежде чем разъехаться по стадам на лето, мы решили всем классом дойти до истоков Руты и вернуться в поселок по другому берегу. Через неделю в путь, а пока мы втроем решили сходить на рыбалку. И Апой, конечно, с нами.

Рано утром мы собрались у чума и пошли вверх по реке. Ланко знает место, где хорошо клюют хариусы. Но в этот день жору не было. И мы отправились на остров Ваули. Ланко вспомнил, что в это время мимо нашего поселка должен пройти атомный ледокол «Ленин». Наша школа переписывается с экипажем. Моряки прислали нам целый альбом фотографий. В последнем письме они пишут, что, возможно, будут в наших местах в первой половине июня. На острове есть сопка, может быть, с нее мы увидим ледокол.

Остров интересный, мне давно на нем хотелось побывать. Во-первых, «необитаемый», а я еще не был ни на одном необитаемом острове. Во-вторых, от этого острова скоро ничего не останется: море его разрушает. Называется он по имени ненецкого национального героя Ваули Ненянга, который в прошлом веке руководил восстанием против кулаков-многооленщиков. В одной легенде рассказывается, что на этом острове Ваули сражался с целым отрядом богачей и шаманов и всех их покидал в море с вершины сопки. Но мама говорит, что на самом деле Ваули в здешних местах не был.

От поселка до острова километров пять. Он отделен от материка узким проливом. В тундре снег уже почти весь растаял. Талые воды сначала разлились в море поверх льда. А через несколько дней лед всплыл. Он похож теперь на зеленое поле.

Мы перешли через пролив, поднялись на сопку и долго смотрели вдаль. С трех сторон остров окружали льды, а с севера — чистое море. Ланко сказал, что даже зимой с этой стороны у острова не бывает льдов — очень сильное течение, водовороты. Это течение и подтачивает остров, постепенно размывает его.

Сопка с северной стороны была еще покрыта снегом, а на южном склоне зеленела трава и цвели полярные маки.

Мы подошли к обрыву. Он весь дымился под лучами солнца. Высота метров двадцать. Внизу волны ходят ходуном, как живые. Жутко смотреть. Ланко говорит, что здесь очень глубоко.



Глава третья
Обвал

Остров содрогнулся: огромная глыба вдруг ни с того, ни с сего отвалилась от обрыва и рухнула в море. Мы перепугались и ухватились друг за дружку. Отошли подальше. Потом вернулись и посмотрели вниз — глыбы как не бывало. Волны расправились с нею, как стая волков с олененком.

Да, если так дело пойдет, от острова через год ничего не останется. Если уж он в тихую погоду разваливается, то в бурю и подавно.



Глава четвертая
Белый зуб

На то место, от которого отвалилась глыба, упали солнечные лучи, и Яля первая заметила, что там что-то белеет. Мы долго смотрели и не могли понять, что это такое. Обрыв серо-коричневый, а на нем блестящая белая полоска.

— Это, наверно, зуб мамонта, — сказал Ланко.

Я вскочил, как ужаленный.

— Может быть, там целый мамонт!

Мы пошли вдоль берега и остановились внизу под обрывом, чтобы получше рассмотреть бивень. Яля уговаривала нас не ходить, боялась, что снова будет обвал. Но все же пошла с нами. Было немного страшно.

Мы с Ланко рассудили так: не может быть, чтобы в одном месте произошло подряд два обвала. Если и будет обвал, то не сегодня. А если сегодня, то в другом месте. Так что бояться нечего.

Бивень мамонта был почти весь наружи. До него рукой подать — метра четыре. Прямо под ним — небольшая площадка.

— Можно наложить камней, — предложил я, — и достать бивень. Перетащим его через пролив и доставим на нартах в поселок. Вот будет школе подарок!

Яля опять начала ныть: пора домой, вдруг обвал, дома не знают, где мы…

— Иди одна, — сказал я, — а нам не мешай.

Она не унималась

— Петя, можно завтра сюда придти всем классом. Другим ведь тоже интересно, не нам одним. Захватим тынзей, накинем петлю…

Пожалуй, я бы с ней согласился, но Ланко сказал, что завтра, может быть, будет поздно: еще один обвал, и прощай белый зуб. Нас поднимут на смех, скажут, втроем не могли справиться, испугались…

Мы принялись за работу.



Глава пятая
Гром среди ясного неба

На острове было много каменных плит и камней, из них мы и начали сооружать пирамиду. Потрудились часа два и поняли, что закончим ее только к ночи. А еще не известно, удастся ли вытащить бивень, может быть, он засел крепко. Решили вернуться в поселок. Я сел на камень отдохнуть. Яля торопила нас.

И вдруг Ланко закричал:

— О-о! О-о!

Я вскочил, подумал, что обвал. А Ланко показывал пальцем на бивень и, вытаращив глаза, смотрел то на меня, то на Ялю. Она тоже испугалась. Ланко перевел дух.

— Смотрите… На зубе… На нем что-то нарисовано!

Мы с Ялей вскарабкались на пирамиду и вытянули шеи. Не знаю, сколько времени мы смотрели, нельзя было отвести глаза от сверкающей белой полосы, освещенной солнцем, покрытой таинственными линиями и значками. Другая сторона бивня была в тени, но, наверно, и на ней что-то было.

Я протянул руку — метра полтора до бивня. Теперь о возвращении домой не могло быть и речи. Мы начали таскать плиты и камни. За ними приходилось ходить все дальше и дальше. Руки у нас были в ссадинах и синяках, но мы не обращали внимания на такие пустяки Поднимать камни наверх становилось все труднее. Наконец, я дотянулся до бивня.

У основания бивня можно было разглядеть часть окружности, поменьше половины. Другая половина была скрыта землей. Рядом — правильный круг, сантиметров семь в диаметре. В верхней части этого круга был нарисован треугольник с округленными углами. Внутри треугольника — какие-то значки. Правее круга — два столбика значков. Бивень выглядел так:







Мы, конечно, не сомневались в том, что эти рисунки и значки сделаны рукой первобытного человека. Только потом у меня возникли сомнения… Теперь я уверен, что первобытные люди не прикасались к этому бивню. Во всяком случае, не они его так разрисовали. Папа со мной согласен.



Глава шестая
Я падаю

Пока мы строили пирамиду, на море разыгрался шторм, но ветер дул с юга и не мешал нам. Ланко дал мне свой пояс, я сделал петлю и попробовал накинуть ее на конец бивня. Мы хотели потом спуститься с пирамиды и осторожно потянуть за ремень.

В первый раз я промахнулся. Сделал еще одну попытку, петля захлестнула бивень, и в тот же миг у меня из-под ноги выскользнул камень. Чтобы не упасть, я ухватился за ремень, он натянулся, и бивень, который, оказывается, еле держался, вместе с комьями земли рухнул вниз. Я услышал крик Яли, упал, — мне показалось, что вся пирамида обрушилась на меня…

Следующая глава написана Ялей.



Глава седьмая
Рассказ Яли

Петя очень хороший мальчик. Храбрый и умный. Он похож на Гагарина. Он обязательно станет космонавтом и побывает на многих планетах… (Все это правильно, но к делу не относится. Хотел вычеркнуть — мама стоит над душой, говорит, начало надо оставить. Все же рассказ Яли я сокращаю).

…Мы с Ланко с двух сторон вцепились в Петю. Вершина пирамиды рассыпалась. Мы упали все трое. Камни скатывались в море, я слышала, как они булькали. Куда упал бивень, я не заметила. Сначала мне показалось, что в обрыве прятался живой мамонт, и что он ударил своим зубом Петю в грудь. Я испугалась и закричала. Я очень люблю Петю, он лучше всех в нашем классе… (Вычеркиваю полстраницы.)

…Но, к счастью, Петя был жив, только потерял сознание. Я ушибла ногу, она у меня распухла. У Ланко левая рука была в крови. Не пострадал один Апой. Мы оттащили Петю от обрыва и уложили на мою паницу. Я боялась, что Петя умрет, и заплакала.

— Где бивень? — это были его первые слова.

— Не знаю, — ответила я. — Наверно, там лежит.

Петя хотел подняться, но только застонал и опять закрыл глаза.

— Лежи, тебе нельзя двигаться, — сказал Ланко.

Мы соорудили для Пети укрытие от ветра из каменных плит.

— Ланко, разыщи бивень, — сказал он. — Я разгадал тайну рисунков.

Я погладила его по голове, он сразу нахмурился, и мне стало весело… (Сокращаю!)

Следующую главу написал Ланко.



Глава восьмая
Рассказ Ланко

Бивень упал в море. Он ударился острым концом о каменную плиту, подскочил и шлепнулся в самую середину водоворота. Камень содрал мне кожу на левой руке, но я сначала ничего не почувствовал. Боялся, что Петя и Яля упадут в море.

Наступила ночь. Я стал думать, что нам делать. Спичек нет, еды нет. В поселке никто не знает, что мы ушли на остров Ваули. Плохо дело. Нас будут искать в тундре, на Руте. Хотел отослать Апоя домой, но он не понял.

Я сказал Яле, что пойду в поселок. Она согласилась. Я пошел, но скоро вернулся: в проливе буря разломала лед, пройти нельзя.

— Поднимись на сопку, — сказала Яля. — Может быть, кого-нибудь увидишь, или тебя кто-нибудь увидит.

На сопку я поднимался много раз.

Петя ударился о камни головой и левым боком. Я думал, что он сломал ребро.

Мы легли рядом все трое и уснули. Я просыпался, шел на сопку, махал руками и снова ложился спать.

На второй день я сказал Пете, что бивень утонул, и он очень расстроился. Сказал, что на бивне была нарисована карта двух полушарий Марса или Венеры.

— В общем, какой-нибудь планеты, — уверенно заявил он. — Треугольник во втором полушарии — это знаете что? Материк! Надо написать в Нарьян-Мар, пусть пришлют водолаза. Бивень лежал здесь много тысяч лет. У первобытных людей письменмости не было, а значки на бивне похожи на буквы или цифры. Значит, это рука космонавта — гостя с другой планеты!..

Яля рассказала Пете много ненецких сказок. Утром на четвертые сутки я проснулся и увидел, что рядом с нами горит костер, а у костра сидит мой дедушка.

Нас разыскивали всем поселком. Когда мы рассказали про бивень, было много споров. Директор школы написал в Нарьян-Мар, мы ждем, что к нам приедут научные работники и водолазы. Как только Петя выздоровеет, мы всем классом отправимся на остров Ваули.





Заключение

Из Нарьян-Мара к нам приезжали двое аквалангистов. Бивень они не нашли. До сих пор он лежит на дне моря… Плохо искали!

Какой-то сотрудник музея пишет в письме, что на бивне, возможно, не было никакого рисунка: игра воображения, отпечатки растений… Не люблю я таких осторожных людей. Они и каналы на Марсе не видят и Тунгусский метеорит для них — просто камень… Эх если бы я сам был водолазом! Все-таки я надежды не теряю. Может быть, напишу письмо в Академию Наук.

Мне пришла в голову такая мысль: на острове Ваули можно найти еще что-нибудь интересное. Если марсиане (или жители какой-то другой планеты) побывали в этих местах, они должны были оставить и другие следы…

Надо искать!


Конец



Игорь Забелин Тени оазиса







Проездом из Вашингтона в Москву я остановился на несколько дней в Париже и однажды был вызван по телефону в наше посольство.

Секретарь посольства показал мне короткую записку мосье Анри Вийона, в которой тот сообщал, что в его распоряжении находятся недавно найденные дневники русского полярного исследователя Александра Щербатова. Анри Вийон хотел бы встретиться и переговорить с советским специалистом.

Имя Анри Вийона я не раз слышал, он был одним из участников французской антарктической экспедиции, работавшей по программе Международного геофизического года, — а вот кто такой Щербатов, понятия не имел.

В тот же день я встретился с Анри Вийоном, невысоким человеком с седыми висками и тонким смуглым лицом. Для марта месяца он был одет, пожалуй, слишком легко — в летний светлый макинтош.

— Рад вас видеть, мосье Непидов, — сказал Анри Вийон, резким движением протягивая мне небольшую крепкую руку.

Мы заняли угловой столик в небольшом голубом зале ресторана «Коммодор», где почти никого не было, и Вийон, заказав вина, спросил, известно ли мне что-нибудь о Щербатове. Очевидно, он предвидел мой ответ и, коротко кивнув, сказал, что я и не мог ничего знать.

— Имя вашего соотечественника помнят только в нашей семье, — пояснил Анри Вийон и, предупреждая мой вопрос, добавил: — Он участвовал во французской антарктической экспедиции Мориса Вийона…

Я вскинул глаза на собеседника.

— Да, — сказал Анри Вийон. — Это был мой дед…Теперь вы понимаете, что дело, в которое я собираюсь посвятить вас, отчасти имеет семейный характер. Морис Вийон и Александр Щербатов не вернулись. Они погибли в Антарктиде в четырнадцатом году. Обстоятельства их гибели долгое время оставались неизвестными. Лишь недавно одна из партий нашей экспедиции случайно обнаружила зимовку Мориса Вийона и в ней дневники… Вийон и Щербатов остались бы живы, если бы сознательно не пошли на риск во имя науки. В истории исследования Антарктиды имена Мориса Вийона и Александра Щербатова должны стоять рядом. Очень просто отдать предпочтение начальнику экспедиции перед каюром. Но когда вы познакомитесь с дневником Щербатова, вы поймете, что есть основание поднять на щит именно его, потому что в Антарктиде самым неожиданным образом подтвердилась удивительно смелая гипотеза вашего соотечественника. Однако выше всего их человеческий подвиг, и, если вы разделяете мое мнение, я готов передать вам дневник Щербатова.

Не откладывая, мы тотчас отправились к Вийону. По дороге он рассказывал мне о Щербатове.

— Это была весьма романтическая история. Морис Вийон готовился к экспедиции тщательно, старался избежать малейшего промаха. В частности, он сам покупал северных ездовых собак в Мезени. Дед русского языка не знал, а в Мезени никто не говорил по-французски. Видимо, поэтому местная администрация и вынуждена была прибегнуть к помощи Щербатова, сосланного в Мезень за революционную деятельность…

Мне неизвестно, в чем обвиняли Щербатова власти. Могу сказать только, что дед явно сочувствовал своему неожиданному знакомому, иначе не помог бы ему бежать за границу.

— Значит, Щербатов бежал из Мезени на судне Мориса Вийона?

— Да. Щербатов помог деду приобрести собак, а когда шхуна «Ле суар» вышла в море, на борту ее находился и Щербатов…

Дома Вийон достал из папки несколько старых фотографий. Там были изображены люди в меховых одеждах, бородатые и усатые и потому, вероятно, очень похожие друг на друга. Вийону пришлось разъяснить мне, где его дед, а где мой соотечественник Щербатов.

Потом Анри положил передо мною толстую тетрадь в добротном кожаном переплете, почти совсем не пострадавшем в анаэробных условиях Антарктиды.

— Вы еще успеете прочитать дневник, — сказал мне хозяин. — В первую очередь вам надо ознакомиться с рукописью статьи, в которой Щербатов излагает свою гипотезу. В найденных дневниках о ней говорится глухо: во время санного похода у них было мало времени для раздумий о прошлом Антарктиды.

Первые же строки статьи Щербатова произвели на меня ошеломляющее впечатление. Я думал, что, говоря о прошлом Антарктиды, Анри Вийон имел в виду ее геологическую историю, тайны которой ныне успешно раскрываются. Но Александр Щербатов полагал, что Антарктида была родиной древнейшей цивилизации. Ничего подобного мне и в голову не приходило. Разумеется, я сразу же отбросил тривиальную ссылку на лед и мороз — Щербатов тоже знал о них, но, видимо, счел возможным пренебречь обстановкой. Почему?

Я понял это уже в Москве, когда занялся изучением дневников и статей Надеюсь, что мне удалось разобраться в гипотезе Щербатова и составить правильное представление о двух героях моего рассказа; Александре Щербатове и Морисе Вийоне.

О них я и скажу прежде всего несколько слов. Щербатов получил отличное гуманитарное образование, был великолепно знаком с работами античных авторов. Позднее, уже в Петербургском университете, он стал изучать географию и геологию, опубликовал несколько статей о географических взглядах ученых древности. Александр Щербатов учился в университете после первой русской революции; раздумья о будущем России привели его к знакомству с социологической литературой, в том числе и с марксистской. «Капитал» Маркса он, судя по всему, читал очень внимательно.

А потом Александр Щербатов перешел от чтения к делу, принял участие в подпольном революционном движении, был арестован и сослан в Мезень.

Там, как уже говорилось, он и встретился с Морисом Вийоном.

Морис Вийон был старше Щербатова. Он родился за год до Парижской коммуны, отец его участвовал в боях с версальцами. В молодости Морис Вийон увлекался политикой, но потом, разочаровавшись, отошел от активной борьбы и уехал в свою первую полярную экспедицию в Гренландию. Что влекло Мориса Вийона в полярные страны, сказать трудно, но, мне кажется, в какой-то степени это было бегством от общества.

Вот таким, уже немолодым, скептически настроенным человеком, и прибыл Вийон в Мезень, готовясь к антарктической экспедиции.

Встречи и разговоры со Щербатовым, убежденным, верящим в будущее, наверное, заставляли Вийона вспоминать собственную молодость и были ему приятны. В дальнейшем — а может быть, именно с этого все началось — у них обнаружились общие глубокие интересы: и тот и другой немало размышляли об Антарктиде.

Мне представляется, что, услышав о невероятной, на первый взгляд, гипотезе, Морис Вийон, забыв о своем скепсисе, весьма темпераментно потребовал у Щербатова разъяснений.

«Прямых доказательств, как вы сами понимаете, у меня нет, — ответил тот, — но косвенные, основанные на изучении античной литературы могу привести. Вернее, могу объяснить, почему задумался о прошлом Антарктиды. Известно, например, что еще за две с половиной тысячи лет до нашей эры к фригийскому царю Мидасу явился некий путешественник и рассказал ему о далекой Южной Земле, населенной великанами, богатой золотом».

«Я знаю эту легенду», — перебил Морис Вийон.

«Она достаточно известна, — согласился с ним Щербатов. — Но я напомнил ее лишь для того, чтобы подчеркнуть древность первых сведений о загадочном Южном материке… В том, что существует Южный материк, были убеждены все античные географы; я подчеркиваю, убеждены все — без различия направлений и школ, и никому из современных ученых не пришло в голову проверить, на чем, собственно, основывалось их убеждение. Напомню вам еще одну историческую несообразность. Если не считать Европу, Азию, и Африку, издавна известные средиземноморским народам, то все остальные материки были открыты случайно. Северную и Южную Америку открыли, когда искали путь из Европы в Индию, случайно наткнулись и на Австралию… А о Южном материке тысячелетия думали ученые, сотни лет мореплаватели сознательно, целеустремленно искали его и, что уж совсем удивительно, нашли! Не слишком ли легкомысленно после этого сводить все к легендам и недоразумениям?.. Я убежден, что за мифологическими напластованиями скрываются реальные, подлинные знания древних о Южном материке». «От кого же они узнали о нем?»

«От самих антарктов, жителей Южного материка…» «Но лед, черт побери! Где они жили, ваши антаркты?»

«А льда в то время еще не было. Я допускаю, что оледенение началось в Антарктиде всего десять тысяч лет назад».

«Допускаю! Ученый называется! А где доказательства?»

«А у вас есть доказательства, что оледенение началось миллион лет назад?.. Нет, и, значит, любое предположение о времени оледенения Антарктиды — гипотеза. И вот я утверждаю: десять тысяч лет назад на материке жили антаркты…»

Так или несколько иначе протекал разговор, не знаю. Щербатову не удалось до конца убедить Мориса Вийона, но он завоевал симпатию скептика. Когда Вийон полушутя предложил Щербатову лично познакомиться с антарктами, они быстро обо всем договорились и составили план побега.


* * *

…Короткого антарктического лета едва хватило, чтобы пробиться к побережью Южного материка и обосноваться там. К счастью, осень выдалась теплая, и шхуна «Ле суар» успела пройти вдоль побережья на запад с материалами для строительства промежуточной базы.

Задумывался ли Щербатов во время долгой антарктической зимы о своей гипотезе? Наверное, но одно дело фантазировать об антарктической цивилизации за тридевять земель от Южного материка, и совсем другое — когда сам живешь на леднике, бродишь по снежным тоннелям, слышишь рев урагана и с почтением посматриваешь на термометр, показывающий сорок-пятьдесят градусов при штормовом ветре.

Морис Вийон не располагал ни приборами, ни временем для определения возраста ледников, да и наука тогда еще не доросла до решения этой проблемы. Отправляясь в санный поход в глубь материка, Морис Вийон, как и другие исследователи Антарктиды начала XX века, стремился лишь уточнить карту своего района, открыть, если повезет, горы или новые ледники, собрать коллекцию минералов, животных, пополнить гербарий. Аналогичные цели были и у береговой партии, которую возглавлял геолог Ришар; дополнительно ей вменялось в обязанность выстроить зимовье и после окончания исследований ждать партию Мориса Вийона до двадцатого января…

Санный поход Мориса Вийона в глубь материка похож на поход Роберта Скотта к полюсу или на поход австралийца Дугласа Моусона, потерявшего всех своих спутников и едва спасшегося. В дневниках Щербатова и Вийона подробно описаны снежные бури, адский холод, рискованный переход через зону трещин, гибель метеоролога Гюре, провалившегося в ледяную пропасть вместе с упряжкой…

Я же позволю себе сразу перейти к последнему, заключительному этапу перехода. Изголодавшиеся, обмороженные, потерявшие всех собак, Вийон и Щербатов продолжали упорно идти по намеченному маршруту, когда увидели вдруг впереди небольшое кучевое облачко, неподвижно застывшее в синем воздухе… Такое облачко не могло появиться над ледяным покровом, лишь нагретая солнцем земля могла породить его. Они шли долго, и облако все манило их, а потом на горизонте возникло черное пятно — обнаженные скалы, и измученные путники заторопились, почти бегом побежали к ним…

В те годы никто не подозревал, что во внутренних районах Антарктиды встречаются свободные ото льда оазисы — наука узнала о них сравнительно недавно, — и исследователи были поражены видом бурых теплых скал и красноватого, причудливой формы не замерзшего озера.

Солнце по-настоящему нагрело скалы, и Вийон с Щербатовым, упав на их выветренную, покрытую коричневатой коркой поверхность, долго лежали, всем телом впитывая тепло, блаженствуя, отдыхая. Теперь, когда их пальцы перебирали обломки щебня, скопившиеся между камнями, когда с криком кружил над ними белый снежный буревестник, — теперь они чувствовали себя спасенными.

Приподняв голову, чтобы еще раз оглядеться, Александр Щербатов увидал метрах в ста от себя огромного каменного барана. Он легонько толкнул Вийона и по выражению лица товарища понял, что ему не померещилось. Да, перед ним стояло изваяние крутолобого, с могучими кольцеобразными рогами барана.

«По-моему, мы оба в здравом уме», — тихо, словно боясь спугнуть животное, сказал Щербатов Вийону.

«Как будто», — ответил тот.

Сам не зная, для чего он это делает, Щербатов взглянул на часы: они показывали двадцать три часа тридцать пять минут.

Прошло несколько минут, и что-то неуловимо изменилось в странном мире оазиса: баран вдруг утратил четкие контуры, он словно растворялся, превращаясь в бесформенную каменную массу, в обычные, ничем не примечательные скалы… Но тотчас скалы правее, столь же обыкновенные и ничем не примечательные, стали обретать, словно под резцом невидимого скульптора, еще неясные контуры. Чудилось, пластичный камень делается собранней, сбрасывает лишние куски породы. Таинственное движение огромной глыбы завершилось на глазах Вийона и Щербатова появлением слоноподобного существа, прочно стоящего на земле Антарктиды на коротких ногах-тумбах. Яркий солнечный блик упал на выпуклое плечо гиганта. Морис Вийон и Александр Щербатов увидели тонкую женскую фигурку, прильнувшую к ноге слона и молитвенно протягивающую к нему руки. Щербатов вскочил, порываясь броситься к изваяниям, но через мгновение женская фигура исчезла, исчезла сразу, будто ее убрали…

И вновь Щербатов непроизвольно взглянул на часы: они показывали ноль часов тридцать минут!

«Галлюцинация?»

«Нет», — возразил Вийон.

Каменный слон медленно растворялся; на секунду возникла неподалеку от него гибкая кошачья фигура и тоже исчезла. Морис Вийон и Александр Щербатов продолжали всматриваться в очертания скал, но загадочная жизнь их уже прекратилась.

«Причуды ледникового выветривания», — сказал Щербатов.

«Нет», — снова возразил Вийон.

Они посмотрели друг другу в глаза.

«Я думаю о вашей гипотезе, — сказал Вийон. — Тут не обошлось без человека».

«Останемся здесь на сутки, — предложил Щербатов. — Если все повторится…»

«Конечно, останемся», — тотчас согласился Вийон, хотя до двадцатого января оставались считанные дни.

Прошли сутки, и в тот же самый час скалы ожили: сначала появился баран, потом слон с прильнувшей к его ноге женщиной, потом гибкая крупная кошка.

«Ваши антаркты знали тайну сочетания скальных контуров с падающими на них солнечными лучами, — говорил Вийон, когда они, покидая оазис, двинулись к побережью. — И художники их создали серию скульптур… Наверное, здесь находился храм…»

На обратном пути, если у них находились силы, они думали о древней цивилизации и считали оставшиеся до двадцатого января дни; получалось, что у них нет даже суток в запасе…

Когда на их палатку обрушился снежный шторм, они поняли, что это конец, что открытие памятников антарктической культуры будет стоить им жизни.

«Только бы дневник нашли», — сказал Морис Вийон.

«Найдут», — уверенно ответил Щербатов.

Последние страницы дневника Щербатова полны рассуждений об антарктической цивилизации. Да, именно в эти дни, когда, обрекая их на гибель, бушевала снежная буря, Александр Щербатов занимался сравнением вероятных исторических судеб Атлантиды и Антарктиды.

Щербатов представлял себе доледниковую Антарктиду как обширную землю с горами и равнинами. В горах — разрозненные центры оледенения, но в прохладных прибрежных районах с разнообразной растительностью, морским зверем и рыбой вполне могли обитать и обитали антаркты.

Сравнивая Атлантиду, находившуюся в тропиках, с Антарктидой, Щербатов писал в своем дневнике, что до определенного момента условия обитания антарктов и атлантов разнились лишь тем, что в одном месте холоднее, в другом — теплее… Потом в Антарктиде началось стремительное по геологическим масштабам, а по человеческим медленное, продолжавшееся не одно тысячелетие увеличение ледников.

Остановить и уничтожить ледники антаркты, разумеется, не могли. Цивилизация их погибла, и лишь смутные следы ее удалось рассмотреть Щербатову и Вийону в оазисе. Но часть антарктов, как предполагал Щербатов, рассеялась по земному шару, переселилась в Африку, Америку, на острова Тихого океана. Рассказы антарктов о прежней родине были усвоены народами, с которыми они постепенно смешались, и в виде легенд достигли берегов Средиземного моря. Греческие ученые поверили легендам, обнаружили в них рациональное и потому упорно наносили Южный материк на свои карты…


Ришар не дождался Александра Щербатова и Мориса Вийона. Придя на покинутую зимовку, они оставили в доме свои дневники и пошли по направлению к базе, — пошли и не дошли, и следы их навсегда затерялись в Антарктиде.

Что можно добавить к рассказанному?.. Немногое, к сожалению. В статье Анри Вийона, которую он мне передал в Париже, говорится, что исследования, проведенные в Антарктиде во время Международного геофизического года, подтверждают: десять тысяч лет назад Антарктида не имела ледникового покрова. А на днях в письме, присланном мне уже в Москву, Вийон напомнил об открытой в Южной Америке «культуре Мазма»: скалы там, как и те, что описаны Щербатовым, «превращаются» в животных только при строго определенном освещении.

Последние мои строки звучат, вероятно, как некое дополнительное подтверждение гипотезы. Возможно, что она была бы уже не гипотезой, а научным фактом, если бы экспедиция Анри Вийона нашла оазис… К сожалению, климатическая обстановка в том районе Антарктиды за несколько десятилетий изменилась, и оазис, видимо, погребен подо льдом.

Я не сомневаюсь в достоверности наблюдений Вийона и Щербатова, но понимаю, что будущим исследователям придется вновь доказать их гипотезу. И мы с Анри Вийоном верим, что замечательное открытие наших соотечественников будет подтверждено продолжателями их дела, учеными разных стран, настойчиво штурмующими сейчас загадочный материк.



Борис Ляпунов Белое пятно Научно-фантастический очерк





Когда это случится?..

Не будем называть точных дат, ограничимся приметами времени. Люди уже посетили ближайшие к нам планеты. Они начали открывать «голубой континент» и готовятся достигнуть дна океана. Они покорили стратосферу и даже вышли за ее пределы. Однако на нашей планете оставался еще загадочный мир, который до недавнего времени был почти недоступен человеку.

Он лежит совсем рядом, и добраться до него можно на любом пароходе, идущем к берегам Южной Америки. Раньше рейс этот занимал долгие недели, теперь же на новых скоростных судах путь от берегов Европы до Южно-Американского материка требует только несколько дней.

Но, прибыв туда, люди по-прежнему останавливались у края тропического леса. Всего десяток-другой шагов, и путешественник оказывался в непроходимой чаще. Она грозила тысячью смертей: жара, сырость, вредные испарения, ядовитые насекомые, хищники — не только животные, но и растения. И, главное, непроходимые дебри.

Мир этот — рай для натуралистов. В нем буйно цветет жизнь, яркая и разнообразная. Лишь реки открывают доступ в таинственную страну. Плывя по ним, можно видеть кусочек природы, как будто попавшей сюда из мира сказок. Нигде на земном шаре не встречается такое неистовое цветение, такой «взрыв» жизни.

Деревья, вершины которых пышными кронами закрывают небо над головой… Кустарники, лианы, вьющиеся растения, образующие многоэтажный зеленый шатер…

Вода во власти чудовищных крокодилов, рыб, среди которых есть представители уже давно вымерших повсюду видов. Там живут гигантские змеи и крошечные птички, поражающие своей яркой прихотливой расцветкой. Даже не выходя на берег, можно собрать богатейшую коллекцию бабочек — этих красивейших созданий природы, как бы воплотивших в себе все очарование ее красок.

Но лес ревниво хранит свои тайны. Смельчаки платились жизнью за попытку их разгадать. Немало людей стали жертвами Южно-Американских джунглей. Иные из них исчезали бесследно, и загадка ряда экспедиций оставалась навсегда нераскрытой.

Однако пришло, наконец, время, когда должны были исчезнуть последние белые пятна. В этот заповедник природы во всеоружии техники проник человек.


* * *

…Полноводная река, одна из артерий, ведущих в глубь страны лесов. Деревья-исполины нависают над водой. В реке плещутся огромные рыбы. Частенько можно встретить крокодила — неуклюжее толстое бревно, лениво дремлющее на берегу.

Эта река знает легкие лодки индейцев и вполне современные суда, вплоть до самых больших теплоходов. Все же никогда еще по ней не двигалось такое странное на вид судно.

Металлический корпус его, похожий на корпус большого танка, выступает из воды. Кабина в передней части застеклена, как и рубка, которая возвышается посредине. Сейчас рубка открыта, и из нее наполовину высунулся человек в обычной тропической одежде — пробковом шлеме и легком белом костюме. Рука его лежит на открытой кобуре пистолета — ведь не знаешь, с какой стороны может появиться опасность.


Перед ним — щит управления: отсюда он управляет мощным мотором, вращающим гребные винты корабля. Атомные батареи дают возможность долгое время обходиться без запасов горючего и не зависеть ни от каких баз.

Впереди — опасные места. Угрожающе наклонились деревья, готовые рухнуть. Их корни повисли в воздухе, едва держась в подмытом берегу. Одно из них с шумом обрушивается вниз. Человек в рубке производит какие-то манипуляции у щитка. Секунда-другая — и над рубкой задвигается прозрачная крыша, а корпус постепенно скрывается под водой. Лишь перископ, как глаз, остается наверху. Там, в глубине, судну не страшны никакие угрозы леса. Подводная лодка спокойно проходит опасные места и снова всплывает на поверхность.

Наступают сумерки. Обычно они вызывают у человека страх перед неизвестностью. Леденящие душу крики, таинственные шорохи, наполняющие ночной лес, невольно напоминают о томительных легендах суеверных индейцев. Однако внутри судна экипаж с удобством устраивается на ночлег.

Крутой поворот — корабль, не прекращая хода, выползает на берег. Он становится сухопутным вездеходом. Звено за звеном ложатся дороги-гусеницы на болотистую почву. Судно-амфибия движется к краю леса.

В это время уже стемнело. В тумане, поднявшемся от реки, деревья кажутся призрачными. Еще немного, и они пропадают в непроглядной тьме. Тогда с носа судна в темноту вонзается яркий луч. Прожектор бессилен побороть мрак, и столб света словно обрывается где-то впереди.

Но тысячи, миллионы насекомых, привлеченных светом, устремляются к лучу со всех сторон. Ослепленные, они наталкиваются на преграду — тонкую, едва заметную сетку ловушку. Проходящий по ней ток делает свое дело. Утром лишь остается подобрать богатую добычу.

На охоту теперь не идут так, как раньше, в костюме, который прилипает к телу от пота. Не защитные сетки против москитов, а одежда, похожая на летную, со своим искусственным климатом внутри, — вот во что одеты теперь люди в тропиках.

В такой одежде не страшна самая сильная жара — есть специальное охлаждающее устройство. В ней не задохнешься от испарений, потому что, если нужно, в маску подается кислород. Можно не опасаться укуса змеи и даже зубов крупного хищника — прочная ткань костюма из новых синтетических волокон не рвется, не мнется, не смачивается водой. К одежде не пристанут шипы и колючки диких растений — она необычайно плотна и упруга. В таком «лесном скафандре» человек безбоязненно может ходить всюду, куда только пустят заросли деревьев.


Впереди — скала, на которую трудно взобраться. Дорогу преградила речка, вброд ее не перейти. Что же, отступать? Нет! Поверх костюма на человеке пояс. На нем укреплено несколько небольших камер с трубками, обращенными вниз. Нажим кнопки — и из трубок с силой вырываются упругие газовые струи. Подброшенный ими человек-ракета взлетает высоко в воздух. Он легко «приземляется» на скале, перелетает через речку. А скачкам, которыми он может передвигаться по ровному месту, позавидовал бы и такой отличный прыгун, как кенгуру. «Реактивный» пояс помогает натуралисту догнать добычу. Ракетный двигатель пригодился и в тропическом лесу!

Джунгли коварны. Даже днем, потеряв дорогу, невозможно ее вновь найти. Но крошечная полупроводниковая радиостанция с успехом заменяет зарубки на стволах. Куда бы ни попал путешественник, он всегда свяжется по радио со своим сухопутным кораблем. И, настроив свой приемник на главную станцию корабля, он по ее сигналам найдет путь, как находит его самолет по радиомаяку.

Но есть места, которые недоступны даже нашему универсальному вездеходу. И ему не под силу проложить дорогу сквозь строй гигантских деревьев, окутанных сетью лиан, сквозь сплошные заросли кустарника. Однако именно там, в этой непролазной чаще, и таится самое интересное, то, чего никогда еще не видел человеческий глаз.

Что же делать в этом случае?

У экспедиции есть легкие одноместные вертолеты. Они первыми отправляются на разведку и ищут прежде всего какую-нибудь поляну, которой будет суждено дать новое пристанище кораблю. А затем в ход пускается сверхмощный излучатель.

Как нож в масло, входит он в лесную чащу, прокладывая в ней широкую дорогу. Правда, по такой дороге даже вездеходу трудно пройти, да в этом и нет нужды. Эту полосу одолевают люди в защитных костюмах. Там же, где нельзя ступить ноге, приходят на помощь ракетные пояса и те же вертолеты. Соревнуясь с птицами и бабочками, легкие реактивные аппараты парят в воздухе и могут доставить человека всюду, куда он захочет.

Но вот маршрут изучен, наступает очередь самого корабля. Выдвигается складной несущий винт, появляются короткие крылья. Судно — подводная лодка-вездеход становится еще винтокрылом. Он поднимается ввысь, чтобы приземлиться на избранной поляне.

Шаг за шагом движутся люди в глубь неизведанного леса. Невдалеке выделяется среди зелени яркий цветок еще невиданной расцветки. Он, бесспорно, должен пополнить гербарий. Но добраться до него нелегко. Машина останавливается. От нее протягивается раздвижная трубка с металлической «рукой» на конце. Такими «руками» обычно производят работы внутри ядерного котла, не боясь опасных излучений. Повторяя все движения настоящей человеческой руки, она осторожно захватывает нежный цветок, обрывает его и доставляет на корабль.

Но вот впереди «дымовая завеса» — сплошной туман испарений. Зыбкая почва еще выдержит тяжесть корабля, но дышать там невозможно. Рубка захлопывается. Включен аппарат искусственного климата. Во всех помещениях — жилых и лабораториях, дышится легко и свободно.


На третий день путешествия удалось поймать удивительную огромную бабочку, которая еще не украшала собой ни один музей. Словно дразня охотников, она порхала у края чащи, то пропадая среди деревьев, то снова возникая на опушке.

Поражали прежде всего ее размеры — размах крыльев не меньше метра! Два ярко-желтых кружка на передней части туловища создавали иллюзию больших глаз. Среди зелени она казалась куском черного бархата. На нем алело несколько ярких пятен, образовавших замысловато сплетенный узор. А две полоски, окаймлявшие крылья, переливались то синим, то зеленым огнем. Уже одного этого было достаточно, чтобы придать бабочке неповторимую красоту.

В погоню сначала пустился, совершая огромные прыжки, «человек-ракета». Но скоро он вынужден был прервать погоню и по радио вызвал подмогу. На охоту отправился малютка-вертолет. Бабочка как будто почувствовала, что ее преследует кто-то. Она взлетела вверх и исчезла: нижняя сторона ее крыльев оказалась такой же зеленой, как и весь лес вокруг. Пришлось вертолету подняться выше. Трепещущее черное пятно снова появилось перед глазами людей. Преимущество в высоте и скорости полета обеспечило им победу. Не прошло и нескольких минут, как черно-зеленая красавица была взята в плен.


…Этот день оказался знаменательным и по другой, еще более важной причине.

Во время очередного полета, поднявшись довольно высоко над лесом, человек на вертолете увидел вдали отвесную стену.

Прошло немало времени, прежде чем удалось добраться до нее. С трудом преодолев почти непроходимое болото, путешественники очутились, наконец, перед уникальным творением природы. Гладкая, обточенная ветрами и ливнями, обожженная солнцем каменная твердь поднималась на сотни метров ввысь. Она тянулась далеко в обе стороны, так что путешественники оказались перед естественным непреодолимым барьером, преградившим путь. Никакой, даже самый сильный и смелый альпинист, не смог бы подняться на такую стену. Не помогли и ракетные пояса. У стены дул сильный ветер, из-за которого нельзя было выпустить на разведку и маленький воздушный мотоцикл — вертолет.

На помощь пришел робот-автомат. В его кибернетическое устройство была вписана задача: взлететь до края стены, совершить наверху посадку, по радио сообщить, что представляет собою это загадочное плато. Конечно, риск был немалый. Непредвиденная случайность могла погубить даже такую умную машину. Но иного выхода не было.

Вертолет-разведчик вскоре исчез из глаз. Только сигналы радиомаяка подтверждали, что он неуклонно поднимается вверх. Уже пройдена третья, четвертая сотня метров высоты, а конца путешествия не видно. Плато оказалось поднятым больше чем на пятьсот метров над уровнем леса. Наконец, телевизионный передатчик показал долгожданный край стены.


Теперь люди внизу как бы поднялись на цыпочки сразу на полкилометра: телевизионный экран показывал все так, как если бы они сами преодолели отвесную кручу. Изрытая холмами площадка допускала посадку тяжелого винтокрыла.

Итак, в путь!

И уже не на экране, а наяву видят путешественники новый пейзаж. Вот он, казавшийся выдумкой фантастов «затерянный мир» — мир героев Конан-Дойля и других писателей, мир глухих, неясных преданий и вековых поэтических легенд.

С первых же шагов чувствуется, что это тайный заповедник природы. Оживают страницы естественной истории. Таких гигантских хвощей и папоротников уже не встретишь на остальной земле.

Экспедиция осторожно движется дальше. Лес начал постепенно густеть. В нем появились более высокие деревья. Наконец, люди встретили первого представителя фауны здешнего мира. Им оказалась птица какой-то незнакомой, давно вымершей породы. Легко себе представить, какое волнение вызвала встреча с живым ископаемым!

Началась охота. Птица как будто плохо летала, и ее решили поймать живой. Вооруженные охотники начали преследование в зарослях. Но вдруг, мощно взмахнув крыльями, птица внезапно поднялась высоко в воздух. Луч бессилен достать ее. Вот так неуклюжая!

В то же самое время на другом конце поляны раздался треск. Навстречу шагнула фигура. Что это? Обезьяна? Нет! Да это же!!!..

Живой предок человека встретился со своими далекими потомками… Разделенные пропастью в сотни тысячелетий, они молча смотрели друг на друга. Затем неизвестное существо повернулось и скрылось из глаз.

Сколько ни пережили потом путешественники, эта сцена ярче других поразила воображение. И фотография встречи с далеким предком человека, положившей начало изучению прошлого, открытого в настоящем, — обошла всю печать и телеэкраны Земли. Вы видели ее и здесь — в очерке, повествующем о том, как стиралось последнее белое пятно в географии планеты.

1959



Источники

* Леонид Денисов. На Северном полюсе. Москва: Типо-Литография И. Ефимова, 1897 г. Издание автора.

* Н. Жураковский. Тайна полярного моря. Журнал "Всемирный следопыт", № 7 за 1927 г.

* Лев Гумилевский. Страна гипербореев. Журнал "Всемирный следопыт", № 4 за 1927 г.

* З. Троев. Страна огненных лучей. Журнал "Костёр", № 4 за 1959 г.

* Константин Волков. Тайна безыменного острова. Журнал "Пионерия" (Киев), № 11,12 за 1956 г.

* Михаил Скороходов. Тайна острова Ваули. Архангельск: Областное книжное издательство, 1963 г.

* Игорь Забелин. Тени оазиса. Журнал "Вокруг света", № 17 за 1961 г.

* Борис Ляпунов, "Белое пятно" (научно-фантастический очерк). Журнал "Уральский следопыт", № 10 за 1959 г.


Иллюстрации С. Лодыгина, В. Голицына, Л. Коростышевского, А. Иовлева, В. Кошелевой, Н. Недбайло, В. Гриня из оригинальных изданий.


Примечания

1

Прибрежный ветер, периодически в течение суток изменяющий направление и силу. Днем дуете моря на материк, ночью — наоборот.

(обратно)

2

Гайдроп — якорная цепь или канат с расплетенным концом, применялась для управления движением подводных аппаратов. Впервые гайдроп для регулирования движения аэростата действительно применил герой рассказа шведский воздухоплаватель Саломон Андре (1854–1897)

(обратно)

3

Знаменитый геолог и полярный путешественник. Участвовал в нескольких экспедициях на Шпицберген, в Гренландию и по р. Енисею. Открыл т. наз. «северо-восточный проход» — путь вдоль северного берега Европы и Азии и далее — через Берингов пролив в Великий океан.

(обратно)

4

Читатель должен помнить, что действие этой части рассказа происходит во времена царизма. Ненависть к царскому правительству, угнетавшему и эксплуатировавшему отсталые народности, туземцы невольно переносили на всех русских в целом. «Русский» отождествлялось в их сознании со словом «враг, насильник». И немудрено: «инородцам» приходилось сталкиваться почти исключительно либо с агентами власти, либо с хищниками- промышленниками, использовавшими преимущества принадлежности к «великодержавной нации». С другой Россией — страной мирного труда, страной Серпа и Молота — народности окраин СССР познакомились много позже, после победы Октября.

(обратно)

5

Глубоко вдавшийся в сушу морской залив с высокими берегами (характерно для берегов Скандинавии и Гренландии).

(обратно)

6

Греческое «гипер» значит — от, чрез, и «Борей» — северный, холодный ветер. Гипербореи — живущие за Бореем. Древние называли гиперборейцами все неизвестные им народы, жившие за цепью гор, к северу от Греции.

(обратно)

7

Диодор — уроженец Сицилии, современник Юлия Цезаря и Августа, после долгих подготовительных работ и путешествий, составил всеобщую историю с древнейших времен до начала войн Юлия Цезаря в Галлии в 40 книгах, под названием «Историческая библиотека». До нас она дошла не в полном виде.

(обратно)

8

На первый взгляд странно, почему в 1926 году понадобилось добираться до озера Умбы от Колы, а не от ближайшей к озеру железнодорожной станции: Мурманская ж. д. построена как раз после 1913 г. и до 1926 г. (в 1916 г.).

Однако, прочитавший рассказ поймет, что, выбирая маршрут «доктор» пользовался особыми источниками информации и преследовал особые цели.

(обратно)

9

Род низкорослых кустарников семейства Вересковые. Растут в лесной и тундровой зоне Евразии и Северной Америки на торфяных болотах и в сырых хвойных лесах. Цветы и листья ядовиты.

(обратно)

Оглавление

  • Тайна безымянного острова
  •   Леонид Денисов На Северном полюсе
  •   Н. Жураковский Тайна полярного моря
  •   Лев Гумилевский Страна гипербореев
  •   З. Троев Страна огненных лучей
  •   Константин Волков Тайна безымённого острова
  •   Михаил Скороходов Тайна острова Ваули
  •     Предисловие
  •     Часть первая
  •     Часть вторая
  •   Игорь Забелин Тени оазиса
  •   Борис Ляпунов Белое пятно Научно-фантастический очерк
  •   Источники
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики