Глядящие из темноты (fb2)


Настройки текста:



Максим ГОЛИЦЫН ГЛЯДЯЩИЕ ИЗ ТЕМНОТЫ

Мне бы, признаться, хотелось повстречать единорога, пробираясь через густой лес. Иначе какое удовольствие пробираться через густой лес? Нигде не сказано, что он вовсе не существует, но может статься, что он не такой, как описывается в книгах… и если ты узнаешь, что в густом лесу живет единорог, лучше не ходить туда с девственницей.

Умберто Эко

* * *

Он увидел небесный праздник, когда, устав от праздника земного, вышел на балкон: ослепительную вспышку, пульсирующий свет — сначала белый, потом оранжевый, потом розовый. Свет был таким ярким, что от подстриженных деревьев в парке опрокинулись длинные тени и под его рукой проступила кружевная резьба на каменных перилах балкона.

— Вот зараза! — сказал он.

Небо переливалось зеленью и пурпуром, точно грудка голубя, и он вдруг представил себе, как где-то, в дальней точке пространства, дрожа, вибрируя, стягиваются в узел совершенно условные, но тем не менее странным образом реальные линии гравитационных полей. «Во всяком случае, связи еще долго не будет, — подумал он, — это уж точно».

Маркграф появился на площадке неожиданно, рукава его парадного одеяния задевали мраморные плиты пола. Должно быть, его это зрелище испугало гораздо больше, чем просвещенного терранца, для которого небесный фейерверк был всего-навсего астрономическим явлением — впрочем, влекущим за собой нарушение связи с базой и схлопывание точек межпространственного перехода, — но держался он очень достойно, как и положено высокопоставленной персоне.

— Как вы полагаете, посол, — учтиво осведомился он, — это знамение?

Леон вздохнул.

«Средневековое сознание, — говорилось в учебнике этнографии, — живет в двух мирах; и мир иной, откуда являются ангелы, бесы и души умерших, соприкасаясь с миром земным с его повседневным бытом и обыденным человеческим поведением, создает парадоксальную ситуацию, порождая напряжение, которое влечет за собой чрезвычайные последствия».

А потому любое из ряда вон выходящее событие для них — это знамение. Радуга — улыбка Дочери Божией, гроза — гнев Темного, сверхновая…

— Это конец света? — вежливо поинтересовался маркграф.

— Маловероятно, — Леон отряхнул ладони от приставшего к ним голубиного мусора. «Достаточно пышное зрелище, чтобы породить панику, а впоследствии — и легенды, — подумал он, — но слишком далеко, чтобы хоть как-то физически повлиять на этот мир. Разве что ионизация атмосферы… ну, так они еще не изобрели радио». — Это просто астрономическое явление… смерть звезды…

— Красивая смерть, если так, — заметил маркграф. «Застрянем мы тут надолго, — подумал Леон, —безвылазно застрянем. И это будет похуже, чем конец света».

— Я видел подобный рисунок в старых хрониках нашего дома, — сказал маркграф, — крылатая звезда, звезда-птица, пожирающая души грешников. В откровениях Друда-отступника, посол Леон, сказано…

— Помилуйте, ваша светлость, — возразил Леон, — это же не канонический текст. Он же отступник — Друд. А звезда есть небесное тело значительной величины. В известное время она претерпевает известные изменения, стареет и умирает, как все сущее. Вашим подданным ничего не грозит…

Теперь небо было бледно-розовым в зените и отливало зеленью на горизонте. Апельсиновые деревья в саду пахли так, что кружилась голова.

— Лучше вернуться к гостям, — сказал Леон, — их надобно успокоить.

— Мои люди умеют владеть собой, — возразил маркграф.

Леон откинул тяжелую портьеру, пропуская своего спутника вперед.

Зал был огромным, его сводчатый потолок терялся в темноте, где невидимые музыканты играли на хорах, и мелодия, опускаясь вниз, путалась в гобеленах, на которых окованные в железо рыцари мчались навстречу друг другу под узкими алыми и зелеными знаменами.

Люди маркграфа действительно умели владеть собой: по залу брела длинная шеренга и колеблющиеся тени от светильников смешивались с лиловыми тенями, которые отбрасывало льющееся снаружи зарево. Берг как раз открывал танец. Он вел маркграфиню под руку, тщетно пытаясь подстроиться под ее мелкий, скользящий шаг.

Небо за шторой по-прежнему пылало, и Берг с беспокойством косился в сторону окна. Потом он натолкнулся взглядом на Леона. Тот чуть заметно покачал головой.

Пара распалась. Пестрая многоножка сбилась с такта. Музыка, всхлипнув, смолкла, и стало слышно, как в деревне, под горой, бьет колокол.

Дворецкий отдернул штору, но никто не устремился к балкону: сдержанность, присущая местной культуре и не раз уже удивлявшая Леона, доходила чуть не до абсурда.

— Помилуй нас, грешных, — сказала маркграфиня и тем же скользящим шагом подошла к мужу. Берг воспользовался этим и кинулся к Леону.

— Где? — спросил он.

— Голова Грифона, — ответил Леон.

— Паршиво, — Берг неторопливо покачал головой. — Точка перехода как раз в этом секторе.

— Что поделать…

Где-то далеко, в созвездии Грифона, ничем не приметная звезда, долженствующая изображать грифонье ухо, если таковые вообще бывают, сбросила свою пылающую оболочку, и та пошла стремительно разбухать, постепенно теряя свою нестерпимую яркость. Завтра свет ее поблекнет, но еще несколько дней будет дрожать в теплом весеннем небе сияющий драгоценный камень.

Медлительный белобрысый Берг мрачно вздохнул.

— Ни тебе связи, — сказал он, — ни тебе корабля.

— Потерпишь, — отозвался Леон.

— А вдруг это навсегда?

— Такого еще не было.

— А вдруг — надолго?

— Ну чем тебе тут плохо? Смотри, как нас балуют.

— А если понадобится срочная эвакуация?

— С чего бы? — возразил Леон. — Это спокойный мир.

«Очень спокойный, — подумал он, — а уж для средневекового общества — особенно. Веротерпимый — что уж совсем необычно… Чаще этнографам и послам приходилось работать в обществах, пропитанных подозрительностью: собственно, здоровая агрессия — признак нормального развивающегося социума. Вот только грань между здоровой и нездоровой агрессией провести очень трудно».

Освоив сеть межпространственных тоннелей, Земля столкнулась с несколькими цивилизациями — и все они вполне укладывались в привычные рамки и знакомые социальные модели. Даже физически аборигены вполне соответствовали земным расам — что наталкивало на определенные выводы. Конечно, неприятно думать, что ты, гордый представитель совершенной технологической цивилизации, на деле лишь последыш давно ушедшей силы, щедрой рукой рассеявшей семена жизни по всей Галактике…

В общем, везде одно и то же.

Разумеется, полное сходство невозможно — уклад, религия, письменность повсюду самые разнообразные, а порою и вовсе причудливые, но при всем при том люди — везде люди.

Разум, возникший и распространившийся повсюду, чтобы Вселенная могла осмыслить саму себя.

Разрозненные очаги сознания; но когда-нибудь, в очень далеком будущем, отдельные мелодии сольются в мощный оркестр, и человечество выйдет за пределы Галактики и двинется на поиски своих неведомых прародителей.

А пока…

За последние несколько столетий как-то сам собой выработался алгоритм контакта: даже не контакта — постоянного присутствия, полномочного представительства миссий, действующих почти самостоятельно — а в данном случае, когда связь оборвалась, и вовсе самостоятельно. Собственно, такие миссии предназначались в основном для того, чтобы приучить аборигенов к мысли о существовании иных миров, чтобы в тот момент, когда цивилизация готова будет выйти к звездам, она смогла бы примкнуть к сообществу таких же миров без страхов и без напряжения… нормальный, полноценный контакт на паритетной основе.

Если вообще возможен контакт на паритетной основе.

— Никакой конец света, — заметил маркграф, — не помешает мне принять гостей как должно. Прошу к столу.

Он сделал широкий жест рукой, приглашая в примыкающую к парадному залу трапезную. Там все уже было приготовлено для ужина. Сегодня подавали оленя из графских угодий, с молодым укропом, и какую-то птицу — Леон так и не понял, какую именно. Две белоснежные гончие сыто грелись у камина, даже не давая себе труда поинтересоваться, чем кормят их хозяев. Еда была неприхотливой, но сытной и вкусной, и Леон подумал, что гораздо проще помогать себе двумя ножами, как это было принято на местных трапезах, чем орудовать многочисленными вилочками и лопаточками на аналогичном земном приеме. И нечего было опасаться, что терранские амбассадоры попадут здесь в переделку вроде той, что постигла этнографов на Танталусе, которых от острого отравления местными яствами, совершенно безобидными, если верить показаниям химического анализатора, спасла лишь поспешная эвакуация. «Нет худа без добра, — подумал он, — мы могли застрять и не в такой дыре».

Его посадили рядом с местным примасом. Проще простого было отличать служителей Правой Ветви от Левой — по темной или светлой оторочке по подолу и рукавам в остальном совершенно одинаковых одеяний. Этот был на стороне Светлого, возможно, все домочадцы маркрафа держали сторону Светлого (что, впрочем, не значило, что брат-двойник незаслуженно забыт).

Близящийся конец света его сосед явно принимал философски и жареное мясо поглощал с аппетитом.

— Хотелось бы услышать ваши комментарии, ваше святейшество, — сказал Леон.

— Не хочу вас огорчать, — ловко орудуя ножами, священник наполнил опустевшую тарелку, — поскольку, как мне известно, вы не придерживаетесь наших верований. Но если наступит конец света, он наступит для всех.

Он поглядел на Леона и успокаивающе похлопал его по руке.

— Время — странная штука, амбассадор Леон. В комментариях к Писанию ясно сказано, что Воссоединение наступит вскоре после совершенно определенных знамений, и сейчас мы наверняка наблюдаем одно из них.

— Но… — попытался возразить Леон.

— Другой вопрос, что такое «вскоре», — прервал его священник, — в высших мирах время течет по-иному. Возможно, братья-двойники уже протянули друг другу руки, но, пока их пальцы соприкоснутся, для нас пройдут десятки, а то и сотни лет. В любом случае ничего непредвиденного не происходит — человек рождается для того, чтобы умереть, и умирает для того, чтобы возродиться вновь.

Леон вежливо склонил голову.

— Ведь само Воссоединение толкуется нашими богословами неоднозначно, — продолжал примас. — Быть может, это не полная и окончательная смерть, а, напротив, полное и окончательное возрождение. Что такое человек сейчас, в его нынешнем облике, амбассадор Леон? Довольно жалкое создание, честно говоря. Но после Воссоединения… Кто знает, быть может, людям откроются новые миры и Кальмские топи больше не будут пределом земли?

Под столом Леон пнул Берга ногой.

— Слышал?

— Кстати, касательно географии, — примас поглядел на Берга. — До прибытия миссии мы ничего не знали о вашей стране. Ни в одних хрониках… Где, вы говорите, она располагается?

— За Восточным морем, — ответил Берг, сидящий напротив, — и еще десять дней сухим путем.

— Или три дня вверх по реке, — уточнил Леон. — Поскольку между морем и Террой лежат очень плохие земли.

«Чем дальше мифическая страна Терра от Срединных графств, тем безопаснее, — подумал он. — Тут, на относительно плодородной земле, зажатой между болотами на юге и гребнями гор на северо-западе, территория поделена, точно лоскутное одеяло, и угрозы следует ожидать от ближайших соседей, а не от дальнего, никем не виданного государства, откуда послы добирались полгода… сначала по реке, потом по бурному морю, где даже летом не утихают затяжные шторма и смерчи бродят на горизонте, точно вставшие на дыбы гигантские дождевые черви…»

— Надеюсь, вы посетите завтрашнюю службу? — спросил примас.

Берг склонил голову в знак согласия, а Леон в смятении стал прикидывать, насколько им еще хватит припасенных даров. Если преподнести ту серебристую синтетическую ткань на покров для ихнего двойного алтаря, может, святые отцы будут довольны?

— Вы — первые, кто прибыл к нам из такого далека, — продолжал тем временем священник. — И я рад, что вы невольно опровергаете те невежественные россказни, которыми балуются наши миряне. Мол, за морем люди и вовсе на людей не похожи. То ли песьи головы у них, то ли еще что похуже. Ваше присутствие служит подтверждением единого божественного промысла — человеку дарован один-единственный облик хоть тут, хоть на краю света…

— Вы даже не представляете себе, насколько вы правы, ваше святейшество, — кивнул Леон.

— Не хотелось бы в это верить, но может, в ваших землях все же обитают какие-нибудь странные создания? Вроде тех, что рисуют порой наши иллюминаторы? С ушами на плечах…

— Ничего подобного мне еще ни разу не встречалось, — твердо ответил Леон. — Люди везде имеют обычный человеческий облик. А я немало постранствовал, поверьте мне.

И здесь, и под другими многочисленными солнцами, на планетах, где воздух дрожит под раскаленным небом, или там, где с тихим, сухим шепотом осыпаются ледяные кристаллы и пляшет в зените северное сияние, везде, повсюду обитают люди, какими бы странными ни казались на первый взгляд их обычаи и верования…

— Порою, знаете ли, мне вообще приходила на ум странная мысль, — мягким шепотом проговорил примас. — А вдруг как за морем вообще нет людей? Никого нет… Тогда что ж, пусть бы даже с песьими головами — и то не худо… Но если там пусто… Не хочется, знаете ли, испытывать одиночество…

— Верно, — согласился Леон, — не хочется. Собственно, потому мы и снарядили это посольство.

И это было совершенной правдой.

* * *

В боковом крыле, в комнатах, отведенных для посольских апартаментов, Берг мрачно копался в тяжелом резном сундуке, где хранились подарки, медикаменты, записывающие устройства и передатчик. Все, кроме оружия. Земля налагала на своих послов жесткие обязательства — нельзя брать с собой ничего, что, попав в руки аборигенов, могло быть использовано во зло.

— В нашем нынешнем положении не очень-то разгуляешься, — предупредил Леон, — хватит с них той серебристой тряпки.

— Я не потому, — оправдывался Берг, — передатчик…

— Ну и как?

— А ты думал?

Тонкие кисейные занавески — знак роскоши и особого расположения маркграфа — мягко розовели, словно под первыми лучами солнца. Смущало лишь, что свет исходил с северной стороны неба.

— Ну что ты так расстраиваешься, — сказал Ле-он, — такое уже бывало. Помнишь, на Валгалле? Сверхновая там вспыхнула совсем рядом, и сеть межпространственных переходов обрушилась по всему сектору, как рушатся тоннели в сердце горы при первых толчках землетрясения.

— И сколько там было этнографов, — ехидно спросил Берг, — восемь? А когда пришел катер, спасатели еле-еле отловили двоих. И то в каком виде!

— Валгалла была безумным миром, сам знаешь! А тут… да у них даже тюрем порядочных нет. И армия игрушечная, больше для красоты. Видал, как они маршируют? Ну, чисто оловянные солдатики!

— Идиллия, — с сомнением покачал головой Берг. — Не верю я в идиллии.

— А почему бы нет?

— Да потому, что нигде, ни в одном мире нет идиллических обществ. Агрессия должна куда-то выплескиваться.

— Ты пессимист, — хмыкнул Леон.

— Либо она лежит на поверхности — и тогда по-своему формализована и регламентирована, либо скрыта — и тогда у общества есть второе дно. Всегда есть второе дно.

«Да, — подумал Леон, — он прав, странный мир. И странность заключается именно в заурядности — не в тягостной унылой обыденности, а в узнаваемости. Он похож на приукрашенные картинки из детского учебника земной истории или на плохой костюмированный фильм из средневековой жизни — плохой именно потому, что, как и положено плохому фильму, приукрашивает грубую действительность, не желая замечать ее темные стороны — ни крови, ни грязи». Порою Леону, когда он лежал без сна на непривычно мягкой постели, и самому казалось, что перед ним разыгрывается какое-то неторопливое представление, действо длиною в человеческую жизнь; и стоит лишь заглянуть за тщательно расписанные декорации — и он увидит пыльные маховики и веревки, всю странную машинерию, которая приводит в действие нарядные фигуры, подобно пружинам и колесикам в часах на ратушной площади. Он потряс головой, отгоняя наваждение.

— А вдруг мы все-таки наконец нашли идиллию? Ты что, совсем не допускаешь такой возможности? Ну, пусть примитивную, патриархальную, но — идиллию!

— Я — палеопсихолог, — сердито сказал Берг, — а ты — невежда.

Леон уселся верхом на массивный, очень неудобный стул.

— Тогда объясни мне, палеопсихолог, — сказал он, — почему только один континент населен?

Берг пожал массивными плечами.

— Это не ко мне, — сказал он. — Тут археологи нужны, а не этнографы. Вот дождемся катера, представим все данные — пускай проведут раскопки на втором континенте и на архипелаге. Наверняка хоть что-нибудь, да найдут.

— Хоть какие-то племена, — настаивал Леон, — хоть дикие, хоть каннибалы…

— Хоть с ушами на плечах, — подсказал Берг.

— Ну…

— Собственно, — сказал Берг, — если поразмыслить, то, наверное, все дело в природных условиях. По-настоящему плодородной почвы тут немного. А при таком примитивном земледелии… Вот они и сгрудились тут, в Срединных отрогах. На побережье пара-другая поселений… Рыбаки, охотники…

— Торговые города испокон веку на побережье стояли. А тут — «пара-другая поселений».

— Торговать-то не с кем. Из-за моря, я имею в виду. Откуда городам там взяться?

— Вот и я о том же, — сердито сказал Леон.

— Это дело выездной экспедиции, — повторил Берг, — пусть у них голова болит. От нас что требуется — сидеть тут и обаятельно улыбаться маркграфу. Послушай, почему бы тебе для разнообразия не перестать морочить мне голову и не пойти баиньки? Знаешь, когда у них утренняя служба начинается? А тут еще и конец света.

Леон покачал головой и направился к двери, ведущей в его собственную спальню — слишком большую, чтобы посредством примитивного камина ее удалось протопить как следует. Впрочем, ночные холода тут редки.

Уже у порога он вновь обернулся:

— Ты не слишком-то любопытен, верно?

— Я — человек на своем месте, — сухо ответил Берг. — Я профессионал. Для Службы настали не лучшие времена с тех пор, как туда хлынули такие вот аматеры. Все романтику ищут. А какая тут романтика? Работа, притом нудная работа. А вам все приключения подавай.

Леон вздохнул. Он состоял в Посольском корпусе уже больше трех лет и не заработал ни одного нарекания, но кто-то вроде Берга нет-нет да и упрекнет, что ему, мол, до порядочного полевого медиевиста расти и расти.

* * *

Даже яркий утренний свет не поглотил пламя сверхновой — оно лишь побледнело и теперь дрожало в рассветном небе, точно белый огонек на ветру. Картина была непривычная и слегка тревожная, и замок на холме, освещенный странным двойным сиянием, казался игрушечным. Ощущение это подкреплялось хрупкостью ажурных конструкций: крепостные стены, хоть и массивные, ухитрялись выглядеть изящно — на их отделку времени было хоть отбавляй. Здешняя новейшая история была богата мелкими пограничными стычками, но не знала крупных войн; все держалось на сложной системе родственных связей владетельных особ — каждый приходился своему соседу в худшем случае зятем или троюродным кузеном.

Небольшой готический собор на городской площади был набит народом: и впрямь конец света, подумал Леон. Он покосился на двойной алтарь в глубине апсиды — тот, казалось, выплывал из полумрака навстречу смутному сиянию многочисленных свечей; но покров на нем был старый, не дареный — темная тяжелая ткань, сплошь покрытая золотым шитьем. «Интересно, наш-то полисиликоновый отрез куда они дели? Опять в сундук засунули?»

Поверх склоненных голов местной паствы (оба посла были на полголовы выше среднего аборигена) он с любопытством оглядывал убранство собора. Примас явно решил не рисковать — а вдруг все же знамение предвещает нечто и вовсе непредвиденное, — и проповедь его была так пересыпана всяческими аллегориями, что смысл уловить было нелегко. Насколько Леон понял, речь шла о каком-то человеке, который, спасаясь от единорога, угодил в глубокую яму, дно каковой кишело змеями, жабами и другими рептилиями — население этого странного террариума примас описывал долго и с каким-то зловещим удовольствием. Потом он посадил в яму дерево и решил пополнить бестиарии млекопитающими — два зверя, белый и черный, подрывали корни несчастного растения. «Ну, звери-то символизируют Братьев, — подумал Леон, — но подо что они подкапываются? Под мироздание? Значит, у нас все-таки конец света?»

Он поглядел на Берга — тот, похоже, записывал эти откровения, включив вмонтированный в драгоценный аграф миниатюрный диктофон. Тем временем разошедшийся примас запустил в свой зоопарк еще и дракона. Вконец запутавшись, Леон стал разглядывать тимпан западного портала. Огромный медальон с изображением братьев-двойников, похожих на двуликое, четверорукое существо, делил тимпан пополам.

По левую руку располагалась вотчина Второго; грешники опустились на колени, заслоняя руками лица — видимо, от стыда. Орудия пыток здесь, похоже, были не в чести даже в аду, сумеречном и холодном, — никаких котлов, кипящих смолой, никаких раскаленных клещей… Унылое место — вот, пожалуй, правильное определение. Пытка унынием… и одиночеством… вернее, отъединенностью — в вотчине Светлого никто не бывает одинок… Слуга Темного стоял у входа с пылающим мечом, блистая странной мрачной красотой. По правую руку располагался рай — тут уж праведники оттягивались вовсю.

«Это только временно, — подумал Леон, — все временно, и рай и ад, — до этого их Воссоединения».

Примас тем временем заставил свою жертву, над которой нависла четвероякая угроза, потянуться за висящим на дереве яблоком.

«Наверняка свалится, — подумал Леон, — в яму с гадами. И почему они в этих притчах вечно вытворяют такие нелогичные глупости?»

В ожидании развязки он стал разглядывать нижний регистр тимпана. Под ногами священной пары располагалась длинная вереница фигур, явно не имеющих отношения ни к аду, ни к раю.

Должно быть, это были те, кому не нашлось места в упорядоченной сфере официальной религии, — малые боги, духи полей и лесов, вышвырнутые за пределы срединного мира, толпящиеся у самого пола, позволяющие божественной паре безнаказанно попирать себя ногами. Тут был лис-рыцарь верхом на коне, те самые люди с песьими головами и с ушами на плечах — уши могли вполне сойти за плащ-палатку, козлоногие твари и птицы с человечьими головами. Они сгрудились в нижнем регистре и даже переползали оттуда на основания колонн. На одной из них, ближайшей к Леону, раньше явно тоже располагался скульптурный рельеф — сейчас опояска у основания колонны была щедро замазана гипсом.

Примас наконец уронил своего страдальца в логово рептилий и перешел к какой-то другой аллегорической истории, столь же красочной, сколь и запутанной.

Леон потянул Берга за рукав. Тот вздрогнул и, похоже, проснулся. Он умел дремать стоя, как лошадь.

— Погляди, — сказал Леон.

— Ну, что тебе, — неохотно обернулся Берг.

— Чего они тут замазали?

— Господи, какая разница? Наверняка дрянь какую-нибудь.

— Да, но почему они именно эту замазали, когда тут и так полно всякой дряни! Ты только погляди на этих тварей!

— Да видел я!

— …ибо нам не дано знать, когда нас всех призовут, и кто знает, ниспослано ли нам нынешнее испытание, чтобы убедиться, сколь мы тверды в вере и чисты душою, или вскоре взыщут с нас то, что дано нам лишь в пользование, но принадлежит Двоим по праву…

Примас, похоже, истощил свое красноречие. Море склоненных голов поднялось и опало, толпа стала потихоньку продвигаться по направлению к выходу. Примас, подобрав полы парадного одеяния, медленно спускался с кафедры.

— Как вам сегодняшняя проповедь, амбассадоры? — с беспокойством спросил он.

Леон поклонился.

— Благодарим вас за тонкую и возвышенную речь, ваше святейшество, — сказал он. — А что символизирует древо? Мироздание?

Примас явно смутился.

— Похоже, я перестарался, — сказал он, — наши прихожане большей частью люди простые. Высокая символика им недоступна. Но вы правы — древо есть мироздание в его нынешней форме.

— А единорог?

— Единорог — смерть, — сурово ответил примас.

— Яблоко, это понятно, — рассуждал Леон, — в наших, заморских верованиях тоже имеются яблоки. А вот почему рельеф в западном крыле замазан, ваше святейшество?

— Где? — насторожился примас.

— Да на колонне. Опояска. И вон, внизу еще… Примас пожал плечами.

— Это я распорядился замазать, амбассадор Леон. Это, ну… не годится.

— Что именно?

— Прихожане, понимаете ли… суеверный народ. Здесь, в городе, еще туда-сюда, все-таки ходят в храм каждую пятницу. А есть те, кто приезжает издалека, ну, крестьяне с отдаленных хуторов… вместо того чтобы подношения к алтарю класть, они их в углу оставляли… это богопротивно. Нечисть — она и есть нечисть.

— Видно, скульптор в душе придерживался старой веры, — вмешался Берг, которому надоело переминаться с ноги на ногу, — вот и не удержался, изобразил кого-то из малых богов.

— Помилуйте, амбассадор Берг, — вспыхнул священник, — какие они боги? Говорю вам — нечисть. А что иные простецы про них толкуют, так они вам еще и не то расскажут… Впрочем, что это я? Позвольте поблагодарить вас за щедрый дар. Уж такая красивая ткань — загляденье просто! И не разберешь ведь — где уток, где основа: гладкая как зеркало! А сверкает-то…

«Наверное, самому понравилась, вот и не положил на алтарь, — подумал Леон. — Или припас, чтобы задобрить архиепископа какого-нибудь».

Он украдкой попытался отколупнуть гипс, но тот держался прочно.

— С ума сошел, — прошипел Берг через плечо, — святой отец увидит.

Святой отец открыл было рот, но Берг поспешно спросил:

— Не подскажете, где тут можно позавтракать? Какое-нибудь достойное, чистое место…

— Если поблизости, то в «Синей кошке», — неуверенно ответил священник, — но таким благородным господам там не место. Грубоватый у нас народ, сами знаете.

— Ладно, — Берг хлопнул Леона по плечу, — пошли.

Леон неохотно подчинился.

— Ничего не выйдет, — пробормотал он, продвигаясь к выходу, — замазано на совесть.

— Ты поосторожней, — выговаривал Берг Леону по дороге, брезгливо отшвыривая носком башмака катышки лошадиного навоза. — Что ты прицепился, понимаешь, к этому рельефу? Они с нами по-людски, когда мы с ними по-людски, а ты с их святыни гипс ногтем соскребываешь. А помнишь Шарля? Ну, тогда, на Лапуте который… Он еще рисовал хорошо… Попытался отчистить нагар с тотемного столба — резной узор хотел скопировать…

— Да, — кисло ответил Леон. — Его как раз к этому самому столбу и привязали. Вождь лично огонь высекал. Но эти вроде не из обидчивых.

— Знавал я таких необидчивых. Ага, вон и кошка. Жестяная кошка, выкрашенная в ядовито-синий цвет, медленно поворачивалась на ветру.

Леон толкнул тяжелую дверь. Панель была украшена неприхотливой резьбой — не то что во дворце у маркграфа, но в остальном обстановка напоминала давешнюю трапезную, разве что на каменные плиты пола щедро навалена солома и гобеленов на стенках нет. Под закопченными потолочными балками гудел ветер и лениво перепархивали с места на место несколько сытых воробьев.

Народу за столами было полно, но трактирщик тут же материализовался неизвестно откуда при виде новых посетителей.

— Что угодно благородным господам?

— Благородным господам угодно… а что у тебя имеется, приятель?

— Ну, — задумался тот, — на первое могу предложить жареную ветчину, говядину… потом копченый язык, куры, свежее суповое мясо, потом…

— Погоди-погоди, это все — на первое?

— …молодые щуки, карпы, жаренные в сале, — не унимался трактирщик.

— Давай что-нибудь одно, — решительно сказал Берг.

— Тогда могу предложить бекасов. Очень они сегодня удались. И превосходное новое вино.

— Валяй, — Берг поудобней умостился на скамье.

— Я берег его для праздника урожая, но теперь, похоже, это ни к чему. Правда, странный он, этот конец света — ну чисто фейерверк. Висит себе эта штука в небе, и хоть бы что!

— Ваше здоровье! — Берг поднял вместительную глиняную кружку.

— Какое уж тут здоровье, — вздохнул хозяин, — вино жалко. Я несколько десятков бочек припас. Отличное вино. А теперь, боюсь, мы его и распить не успеем. А правда, что вы, господа, прибыли к нам из заморской державы?

— Правда, — согласился Леон.

— Надо же, везде люди живут.

— А то, — согласился Леон. Вино и впрямь было неплохим.

— Откуда ты знаешь, Бурри, а может, они и не люди вовсе? Может, у них хвостики под платьем? — раздался чей-то мрачный голос.

Леон обернулся.

Какой-то угрюмый малый, по виду кэрл, вызывающе оглядывал послов.

— Точно, — подхватил его собутыльник в куртке ремесленника. — Проверить бы надо.

— Пошли отсюда, — тихонько сказал Берг.

Леон огляделся. В шумной таверне стало неожиданно тихо, на них смотрели полсотни пар мрачных глаз. Пока все еще оставались на своих местах, но кое-кто уже оперся руками о столешницу, готовясь вскочить.

— Не позволяется послам иметь при себе лучевые пистолеты, — пробормотал Леон, — а зря.

— Будь у тебя пистолет, ты бы, чуть что, оставлял за собой горы трупов, — возразил Берг.

— Ну, разрешили бы хоть парализатор. Или сонорную гранату.

Подмастерье начал медленно приподниматься, отодвигая ногой массивную скамью.

— Да что они вдруг с ума посходили? — Берг прикидывал взглядом расстояние до выхода. — Маркграф уверял, что мы можем спокойно ходить по городу, не опасаясь никаких эксцессов.

— А может, он нарочно это сказал? Может, надеялся, что нас пришибут в такой вот драке. А с него и взятки гладки, сами виноваты.

— Как бы то ни было, мотаем отсюда, — прошептал Берг, — пока они и вправду не начали искать у нас хвосты. Знаю я, чем это кончается.

Кто-то в проеме уже заступил им дорогу — темная квадратная фигура почти загораживала дверь.

— Эй! — раздался веселый голос.

Леон оглянулся, понимая, что делать этого, вообще говоря, не стоило.

Какой-то человек, сидевший рядом с подмастерьем, скинул темный плащ с капюшоном и оказался худым гибким малым в потрепанной зеленой куртке — с виду он был горожанин, но по его платью Леон не мог понять, к какому сословию он принадлежит.

Парень, сощурившись, поглядел на своего соседа.

— Хвостик, надо же, — задумчиво произнес он, — на себя посмотри, ты, чучело!

Молниеносное движение — и парень извлек из уха подмастерья яркий красный шарик.

Толпа с интересом развернулась: зрелище обещало быть поинтереснее, чем драка.

— Вот чем у него голова набита, поглядите, люди добрые, — тем временем продолжал парень, вскочив на стул. — Все труха да чепуха.

Теперь в ладони у него мелькало уже три разноцветных шарика, и он жонглировал ими с небрежной легкостью.

— Оп! — и шарики исчезли непонятно куда. Подмастерье стоял, растерянно хлопая глазами и постепенно наливаясь багровой краской.

— А теперь поглядим, что у тебя в голове, — парень направился к кэрлу. — Может, ты яйца несешь? Может, у тебя яиц вообще больше, чем нужно, а, приятель? И все не там, где положено…

Крестьянин испуганно попятился. Берг потянул Леона за рукав:

— Сматываемся, пока не поздно.

Он кинул на стол пару монет и направился к выходу, увлекая за собой Леона. Никто не обратил на это внимания: все окружили фокусника.

— А парень-то с головой, — доброжелательно проговорил Берг, — если бы не он, не избежать бы нам драки. Да что на них нашло, в самом деле?

— Это все конец света, — предположил Леон. Они дошли уже до угла, когда сзади их окликнули.

— Не так быстро!

Леон обернулся. Парень в зеленой куртке догонял их. «Задаром ничего не делается», — подумал Леон.

Видимо, Берг придерживался того же мнения, поскольку он отцепил висевший на поясе кошелек, извлек оттуда несколько монет и протянул парню.

— Деньги мне не помешают, — весело согласился тот, пряча монеты в карман.

Но вместо того, чтобы отправиться своей дорогой, он продолжал шагать рядом, с интересом разглядывая послов.

— Вы бы лучше кошелечек-то припрятали. Сегодня базарный день, толчея, срезать могут. А у вас и правда хвостики, уж простите за любопытство?

— Чушь, — отрезал Берг.

— Так я и думал, — удовлетворенно отметил парень. — Видать, даже этот мерзопакостный облик, раз уж человек им наделен, самый совершенный из всех возможных. К чему творцам измышлять еще что-то?

— Это ты сам придумал? — с интересом спросил Берг.

Парень покачал головой:

— Учитель Гунтр.

— Похоже, твой учитель был неглупым человеком. А где он сейчас?

— Будь он сейчас жив, я был бы при нем. Помер, понятное дело.

Он вздохнул, и на раскрытой ладони у него вновь вспыхнул ярко-желтый шарик и так же незаметно исчез.

— Он давно говорил, что ему суждено помереть в дороге. В дороге он и скончался. От лихорадки. Он был уже очень стар, бедняга.

— Это ты у него научился всяким трюкам? Тот усмехнулся.

— Всяким трюкам я научился от отца. Он принадлежал к гильдии жонглеров. Потом, я и сам немало постранствовал — везде есть чему поучиться. Поступил в услужение к старику Гунтру, а потом он меня и в ученики взял. Больше-то у него никого не было, ни дома, ни родни. И стали мы с ним бродить по дорогам. Но надолго нигде не задерживались — пришлых не очень-то жалуют.

— А я думал, — сказал Леон, — что народ тут невредный. А они вон как разбушевались ни с того ни с сего.

— Обычно народ спокойный, до убийства дело не доходит. Но сейчас, похоже, все взбудоражены. И что это вас в нижний город понесло?

— Мы изучаем обычаи, — пояснил Берг, — где и как живут люди.

— А! Мой учитель тоже изучал обычаи. Как живут люди… Говорил, важнее ничего нет на этом свете. Только зря вы без провожатых по таким местам ходите.

— Если при нас будут люди маркграфа, вряд ли горожане станут вести себя по-свойски, — сказал Леон.

— Ну, так вам нужен кто-то вроде меня. «Может, и вправду нанять его», — подумал Леон.

Парень ему понравился. Глаза хитрые, живые — вон как по сторонам шныряют… А если он несколько лет бродил по дорогам с нищим философом, он наверняка неглуп, и мир повидал, и даже образован — для простолюдина.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Айльф.

— Пожалуй, ты и прав. Свой человек нам не помешает.

— Стол, крыша над головой и два кругляша в день, — тут же откликнулся парень.

— Договорились.

В долине между покрытыми молодой травой холмами кипела весенняя ярмарка. С верхушки холма были видны палатки с товарами, разбитые ровными рядами друг против друга, — образованные таким образом длинные улицы давали достаточно простора для проходящих по ним толп. Уходящие вдаль продольные и поперечные ряды палаток отсюда, с холма, казались каким-то диковинным явлением природы.

Там, на ярмарке, имелось все, что только может быть изготовлено мужской и женской рукой; цветное и белое сукно, красное сукно, окрашенное кошенилью, сукно коричневое и пурпуровое, грубые полотна и холст, оленьи шкуры, кроличьи и беличьи шкурки, шкурки выдры, шкурки козлят, воск и головы сахару, миндаль, камедь, чернильный орешек — все, что только может быть выращено и добыто в жилых краях от хмурого, затянутого лентами тумана побережья до неприютных пустынных пространств на севере, где ветер поет человеческими голосами…

И все это сверкало, переливалось, шумело: лошади ржали, быки ревели, овцы блеяли, свиньи визжали, и лаяли многочисленные собаки, которые сопровождали своих хозяев, защищая их от волков и воров.

— Ну и ну! — ошеломленно произнес Леон, покрутив головой.

— Это что, сударь, — Айльф взглядом знатока окинул простиравшуюся внизу панораму, — видели бы вы ярмарки в Ретре! Вот это и впрямь ярмарки. Туда от самых Кальмских топей товары свозят…

— А эта?

— А что — эта? С окрестных деревень, с хуторов, с побережья всякую всячину — это да, конечно… Соленую рыбу-свистульку, например, лучше, чем в Солере, нигде не найти, но ведь все остальное через Ретру идет. А Ретра за провоз всегда драла втридорога, еще со времен дедушки нынешнего герцога — говорят такой скупердяй был, ростовщик, а не герцог! С тех пор уже несколько раз Солер просил снизить пошлины, а Ретра — ни в какую… Богатая страна — правители там испокон веку прижимистые были, потому и богатая. А теперь, когда солерцы рудники свои горные бросили, еще хуже стало… Раньше хоть своим серебром платили…

— Ладно, — сказал Леон, — пошли посмотрим… Айльф презрительно, с видом бывалого человека, пробурчал:

— И смотреть-то тут не на что…

Тем не менее и он с любопытством стрелял глазами по сторонам.

Спустившись с холма и оказавшись в толчее, Леон протискивался сквозь толпу, жадно ловя пряные запахи. Глазам с непривычки было больно от обилия красок: шуршали пестрые ткани праздничных нарядов, трепетали на ветру узкие вымпелы над палатками, отблескивали на солнце синим, пурпурным и зеленым развешенные на продажу шелка, и надо всем этим трепетало на северной стороне неба призрачное белое пламя, почти невидимое в прямых лучах стоявшего теперь в зените солнца.

В одном месте толпа была особенно шумной — она сгрудилась вокруг какой-то крытой повозки. Задняя, открытая часть фургончика была затянута однотонной тканью, образуя импровизированный занавес.

— Что это там такое? — спросил Леон у Айльфа, который следовал за ним с равнодушным видом человека, давно уже насмотревшегося на всякие диковинки.

— Кукольный театр, только и всего, — ответил тот. — На ярмарках бродячих актеров всегда хватает. Я и сам подгадал к праздникам, чтобы заработать немного. Обычное дело.

— Это для тебя обычное дело, — Леон вытянул шею, всматриваясь поверх голов в неестественно движущиеся фигурки. Айльф, который был ниже его, влез на опрокинутый бочонок.

— Кто это там, слева? — спросил он юношу.

— Служительница Дочери Божией, — ответил тот, — они дают обет безбрачия, ну, вы знаете. А вот и рыцарь-соблазнитель. История-то старая.

Рыцарь-соблазнитель был в замечательном шелковом плаще, против которого, безусловно, не могла устоять ни одна женщина, даже служительница Дочери Божией. Она, впрочем, и не пыталась противиться соблазну, а пала тут же, к восторгу толпы, увлекая рыцаря за занавеску. Потом сделавший свое дело рыцарь сел на серого в яблоках коня и удалился на войну, а у несчастной девы начал стремительно расти живот. Еще пара минут, и она разрешилась розовым младенчиком, немного порыдала над ним, в отчаянье воздевая руки, а потом, озираясь и накрыв малютку плащом, понесла в черную рощу, которая внезапно выросла на краю сцены. Из-за занавески выскочила новая фигура — приземистая, горбатая, с невероятно большими отвисшими ушами и ярко-красным, болтающимся, точно у удавленника, языком. Толпа разом откачнулась, точно создание и впрямь могло ожить.

— Кто это, — спросил Леон, — бес?

— Нет, — неохотно ответил Айльф.

— А кто?

— Не принято называть…

— А показывать, значит, принято…

— Так ярмарка же! — удивился Айльф. — Балаган.

— И все-таки? — напирал Леон. — Демон? Слуга Темного? Это он потому, что дева нарушила обет, да?

— Это совсем другое, сударь, — Айльф понизил голос до шепота. — Дева лишилась своих заступников, вот и пришел он к ней… Корра.

— Корра?

— Чш-ш… Вы, сударь, лучше на представление смотрите.

— Это у них что-то вроде лепреконов или кобольдов, — пояснил Берг, рассеянно наблюдавший за представлением. — Они живут в сердце гор, в чащобах. Довольно страшненькие.

Лепрекон выхватил младенчика и пропал вместе с ним, оставив после себя лишь облачко дыма и безутешную девицу.

— Детишек любит, — пробормотал Леон.

— Холодно у них под землей, — пояснил Айльф, — вот они и тащат туда все, до чего могут дотянуться. Живое, тепленькое. Стоит лишь Светлой деве отвернуться, как вот сейчас…

— А мораль? — спросил Леон.

— Понятно, какая мораль, — так же рассеянно отозвался Берг, — не блуди.

— Все-таки это бес. Ну, не бес, так его местный аналог.

— Это не бес, — настаивал Айльф, — все бесы при деле, все в свите Темного. А этот сам по себе. А что вам вообще на ярмарке нужно-то? Вы ищете определенный товар? Какой-нибудь особенный? То, чего нет у вас в стране?

«У нас нет и половины из того, что тут продается, — подумал Леон. — Ну кому нужны кошениль или чернильный орешек в эпоху искусственных красителей? Кто будет покупать скот, когда на автоматизированных фабриках вызревают в танках культуры белковых тканей?»

Стоит послу лишь задуматься, что он, собственно, ест на этих роскошных приемах, где столы ломятся от яств… о том, что жареный целиком поросенок когда-то был самым настоящим живым животным, визжал и бегал по двору… Несколько человек в Корпусе так и не получили сертификата, сломавшись именно на этом. От послов требуется известная толстокожесть — при хорошем воображении и отменной наблюдательности. Парадоксальное сочетание.

— Нет, — сказал он. — Это просто… для расширения кругозора. Ну, чтобы узнать побольше о ваших обычаях и…

— Я понял. — Айльф покосился на него. «Лазутчик, не иначе», — явственно читалось в его взгляде. — Для расширения кругозора вам нужно поглядеть вон туда.

Там тоже толпились люди, возбужденно крича и подбадривая кого-то.

— Эк они стараются, — сказал Айльф.

Леон увидел окруженные плотным кольцом зрителей сцепившиеся смуглые тела. Двое молодых мужчин отчаянно пыхтели, расставив ноги и мертвой хваткой зажав друг друга в объятьях. У обоих уже были расквашены носы, а многочисленные синяки как следует проявятся чуть позже, решил Леон.

— Ну и что? — спросил он. Движения борцов были беспорядочными, некоординированными… неизящными.

Айльф напрягся, вглядываясь с гораздо большим вниманием, чем за полчаса до того — на кукольное представление.

Берг моргнул светлыми ресницами.

— Обычное дело в таких вот… культурах… пар надо как-то спускать…

Драка тем временем становилась все отчаянней, в кольце притихших зрителей отчетливо послышался глухой хруст, точно переломанной ветви, и рука у одного из сражавшихся беспомощно повисла вдоль тела. Он, казалось, и не заметил этого, обхватив своего напарника неповрежденной рукой, пока тот отчаянно пытался двумя пальцами попасть ему в глазные яблоки.

— А глаза полагается выдавливать? — спросил Леон. — Это как, по правилам?

Берг задумался, поджал губы.

— Обычно в таких вот единоборствах…

— Ничего такого и не полагается, сударь, — встрял Айльф, — вот я и гляжу…

«Окоротить его, что ли, — подумал Леон, — вроде не полагается слуге встревать в господские разговоры… Мерзко все это, а что поделаешь… Ладно, потом скажу».

Он покорно вздохнул.

— Надеюсь, хоть не до смерти драка.

Айльф обернулся. Его живое лицо стремительно меняло выражение — точно рябь на волнах, переливающаяся под ветром.

— Обычно не до смерти, — пробормотал он, — обычно до первой крови… Странное дело, сударь…

Один из борющихся увернулся, зажал партнера в локоть… Тот захрипел, попытался вывернуться…

— Давай! — заорал над ухом у Леона какой-то зевака. — Шею, шею выкручивай!

Ноги побежденного слабо дернулись, заскребли по пыли…

Толпа орала, визжала, на Леона напирали разгоряченные тела… Нападавший расслабил хватку, и его напарник выскользнул из смертельных объятий, повалившись на землю, точно тряпичная кукла, — голова свернута набок, между зубами прикушен кончик лилового языка…

Победитель тем временем недоуменно озирался, словно слабо соображая, что происходит.

Напрягшаяся толпа разом выдохнула, словно единое многоногое, многоголовое существо…

— Не нравится мне это… — бормотал над ухом Айльф.

Берг развернулся, проталкиваясь сквозь кольцо народа, точно мощный плуг.

— Не понимаю я этого удовольствия, — ворчал он на ходу. Рука его при этом рассеянно коснулась рубиновой застежки на плече, отключая видеозапись.

— Так ведь не полагается до смерти-то, — виновато сказал Айльф. — Сроду такого не водилось… Это ж так, для куражу… для развлечения… И чего они их не разняли?

— А ты чего ж не вмешался? — сухо спросил Берг.

— Мое дело маленькое… Я тут тоже чужак, сударь… Не меньше вашего… ну, почти не меньше… Не любят они нашего брата, бродячего актера…

Он моргнул, прислушиваясь.

— Вот, похоже, кто-то и вмешался… жаль только, поздно… толку-то никакого, шум один.

Леон насторожился. Толпа и впрямь изменила структуру, распалась, потом вновь сплотилась вокруг тщедушной фигурки, потрясающей кулаками.

Примас тем временем, точно на импровизированную кафедру, взгромоздился на стоявшую поблизости телегу. Его хрупкие кулачки вздымались к небу.

— Опомнитесь! — его высокий голос перекрыл неразборчивые выкрики зрителей. — Как вы могли? Неужто не видели, кто сидел у них на плечах?

— Нашелся один храбрец, — философски констатировал Берг, — ну-ну…

— А по виду и не скажешь, — Айльф разглядывал священника с неподдельным интересом. — Вы его, часом, не знаете?

— Это, брат, примас Солерский, — рассеянно отозвался Леон.

— Он всегда такой? Голосистый?

— Вроде нет… Мы всего лишь пару часов назад с ним расстались. Тогда он вроде был потише… образованный человек, спокойный…

«Впрочем, — подумал он, — как раз образованного человека все это должно уж так с души воротить…»

— Страховидные бесы, — надрывался примас, — оседлали их! Вы что думали — это честная борьба? Бесы и боролись! А люди лишь повторяли их движения! Он и до сих пор там… сидит… Вот глядите… Сейчас он поднимет руку!

Леон так и не разглядел из-за взбудораженной толпы, поднял борец руку или нет. В конце концов не стоять же ему столбом.

— Мало вам, что детей в рощу таскаете, так еще и это! Будь они прокляты, эти порождения тьмы!

— Что это он так взъелся? — недоуменно спросил Леон. Обычно Правая Ветвь не держала зла на слуг Темного — они выполняли предначертанное им свыше, только и всего. Да и сам примас, насколько Леон успел его узнать, был человеком мягким и терпимым.

Кто-то запустил в священника комком сухой грязи, и тот не успел — вернее, даже не дал себе труда — увернуться.

— Богохульники! — крик возвысился почти до визга. — Отступники!

Человек, стоявший рядом с Леоном, наклонился и поднял с земли камень. Леон начал поспешно протискиваться сквозь толпу.

— Да оставь ты его, — недовольно произнес ему в спину Берг.

— Его же сейчас убьют на наших глазах. Камнями закидают. Стоит одному начать…

Толпа напирала. «Этих фокусы Айльфа уже не утихомирили бы», — подумал Леон. Он набрал в легкие побольше воздуху и заорал:

— Расступитесь, именем маркграфа!

«Не приведи господь, опять начнут искать у нас хвосты». Деревянной походкой, отчаянно стараясь держаться прямо, он приблизился к телеге. Берг, махнув рукой, двинулся следом, толпа расступалась перед ним и вновь смыкалась за спиной, точно ледяная шуга под килем корабля.

Наконец Леон вплотную подобрался к телеге и потянул примаса за рукав.

— Пойдемте отсюда, ваше святейшество! Примас поглядел на него мутными глазами.

Леон дернул его за руку и стащил вниз. Обхватив священника за острые плечи, он повел его из кольца, ежесекундно ожидая удара камня в висок, несмотря на то что Берг внушительно двигался впереди, заслоняя их от зевак. Но толпа внезапно успокоилась. Так же внезапно опомнился и примас.

— Это вы, амбассадор Леон? Он растерянно оглянулся.

— Что произошло? Чем я так рассердил этих добрых людей?

— Проповедовали, — коротко ответил Леон.

— Я и вправду… — священник ошеломленно помотал головой.

Взгляд его скользнул по группе горожан, волочивших с площадки безжизненное тело. Он вздрогнул всем телом.

— Но это же… богомерзко… убийство… вот так, ради развлечения, на потеху толпе…

— Полностью согласен с вами, — отозвался Леон. — Но знаете, это все равно было очень рискованно. Именно в такой вот толпе… Вы бы их не убедили… даже с этими вашими бесами…

— Какими бесами? — удивился священник.

— Ну, этими, сидящими на плечах…

— О чем это вы, амбассадор Леон?

Леон нерешительно пожал плечами и смолк. Потом подозвал Айльфа, который все это время благоразумно предпочел держаться в стороне.

— Найди повозку поудобней, парень. Отвезем его в замок…

Айльф с удивлением разглядывал примаса, который производил впечатление человека, очнувшегося после тягостного сна в совершенно незнакомом месте.

— Что это на него нашло?

— Хотел бы я знать, — пробормотал Леон. — Как вы себя чувствуете, ваше святейшество?

Тот провел дрожащей рукой по лбу.

— Мне… что-то нехорошо. Они что, хотели меня… камнями?

— Ну… вроде того…

— А где ваши сопровождающие? Что ж вы в одиночку-то?

— Хотел прогуляться… в гуще жизни… среди мирян… тяжелая проповедь была… — Он вздохнул. — Да и время грядет тяжелое. Недаром мне видение было… Ужасное… Жаль, не могу вспомнить…

Подбежал Айльф.

— Я нанял повозку. Туда, сударь. Вон ту чалую видите?

— Идемте, ваше святейшество, — сказал Леон, — мы отвезем вас в замок.

Примас подобрал полы своего одеяния и двинулся за Айльфом, который брел впереди, с сожалением оглядываясь на ярмарочную суету.

Открытая повозка была не слишком удобной — и тесной. Айльф, подсадив их, как и положено примерному слуге, устроился за спиной у Леона. Но надолго его выдержки не хватило. Он крутился, что-то бормотал себе под нос и наконец окликнул:

— Эй, сударь! А эта штука там, на небе, теперь всегда так и будет висеть?

— Нет, — ответил Леон, не оборачиваясь, — со временем погаснет.

Примас обернулся на звук незнакомого голоса.

— А это еще кто? — лишь теперь соизволил поинтересоваться он. Былое возбуждение, похоже, окончательно покинуло его.

— Мы наняли его своим проводником, — пояснил

Берг. — Его светлость уверял нас, что мы можем передвигаться по городу свободно. Но, как выяснилось, это тут небезопасно, да вы и сами убедились.

— Раньше все было иначе, — неодобрительно произнес священник.

«Ну да, — подумал Леон, — как же. Нынешняя молодежь, дурные нравы… знакомая песня».

— Кстати, парень разбирается в богословии, — добавил Леон, — Это уже по вашей части, святой отец. Он — ученик какого-то… Гантра? Гунтра?

— Вот как? — сухо сказал священник, без особого восторга покосившись на беспечную физиономию Айльфа.

Дорога на холм была тщательно вымощена желтым булыжником, по обочинам обильно рос бурьян, источавший острый, но приятный запах разогретой на солнце зелени.

«Интересно, какое тут лето, — подумал Леон. — Весна просто божественная».

Повозка остановилась у замковых ворот. Леон сунул вознице грошик, велел Айльфу бежать вперед, а сам неторопливо направился к замку, придерживая священника под локоть.

— Амбассадор Леон, — тихонько сказал примас. Леон еще больше замедлил шаг.

— Вы наняли не того человека.

— Почему? Малый неглуп, ловок, услужлив.

— Если он и вправду ученик того самого Гунтра…

— То что?

— Гунтр был еретиком, — пояснил примас. — Последователем Друда-отступника.

Берг тоже замедлил шаг и прислушался.

— Мне попадались отзывы отцов церкви о Друде, — иежливо сказал Леон, — Но я так и не понял, в чем, собственно, состоит его ересь.

«Не принято пересказывать ересь на страницах священных книг, — подумал он, — принято только осуждать…»

— Ну… — священник, казалось, колебался, не зная, стоит ли посвящать в богословские проблемы чужака, пусть даже просвещенного и благорасположенного. Тем не менее обычная его учтивость победила. — Вы же знакомы с положениями канонического учения. Человека одолевают порою бесы, но он молениями, борениями и трудами может с ними справиться, благодарение Двоим. Друд же отступник уверял, что свободы выбора нет вообще — ни у человека, ни у всего человечества. Мало того, Двое тоже несвободны в пределах навязанных им обстоятельств. Он полагал их лишь отражениями пленной человеческой мысли, понимаете ли… Толковал, что предназначение человека — выйти за пределы предназначения…

— А по-моему…

— Леон, — негромко окликнул его Берг.

— Он же утверждал, что конец света вовсе не предшествует Воссоединению, — сурово продолжал примас, — ибо Воссоединение уже имело место. Просто мы его не заметили — и полагаем, что живем в прежнем дольнем мире.

— А вам не кажется…

— Леон!

— Трудно судить о каком-то учении, пока знаешь о нем в самых общих чертах, — заметил Леон. — Его тексты уничтожены?

— Мы не уничтожаем тексты, — грустно сказал примас. — Ведь в противном случае мы, защищая свободу выбора, тем самым будем отрицать ее. Не так ли? Но все же, — он вновь покосился на Айльфа, который легким шагом двигался впереди, — я не могу одобрить вашего знакомства. Это… — он на миг запнулся, подыскивая нужное слово, — это легкомысленно.

«Господи боже, — подумал Леон, — просто фантастическая какая-то терпимость! Даже неловко за собственную свою историю становится. Впрочем, полчаса назад он пел по-другому… А может, он уже достиг той степени святости, при которой по штату положено чудить?»

А тексты этого Друда могут найтись не в церковной, так в замковой библиотеке, у маркграфа имеется, и недурная — несколько поколений предков собирали.

Маркграф встретил их на пороге парадного зала. Казалось, он уже некоторое время вот так нетерпеливо выхаживал по нему.

— Я послал за вами в собор, святой отец, — сказал он, — но вас там не оказалось. Пойдемте, мне нужно с вами посоветоваться.

— Я к вашим услугам, — вежливо ответил примас.

— Прошу прощения, — вступился Леон. — Ваша светлость намеревались…

— А, господа послы, — маркграф, казалось, лишь сейчас заметил их, — прошу прощения. Визит в скрипторий отменяется. И вечерний прием тоже.

«В виду конца света?» — чуть не вырвалось у Леона, но вслух он лишь сказал:

— Дурные вести?

— Это наши внутренние заботы, — устало сказал маркграф, — пройдемте, ваше святейшество.

Он взял священника под руку и уже направился к выходу, когда Берг окликнул его:

— Еще раз прошу прощения у вашей светлости. Мне казалось, вас следует поставить в известность…

— Да? — в голосе маркграфа прозвучало сдержанное раздражение.

— Мы наняли слугу.

— Когда? Сегодня? — Маркграф явно был уязвлен. — В этом нет нужды, амбассадор Берг. Я готов приставить к вам еще людей, если тех пятерых, что обслуживают ваши покои, недостаточно.

— Нет-нет… благодарю вас, более чем достаточно… этот будет нашим проводником. Как выяснилось, ходить по городу без сопровождения опасно.

— Опасно? Почему?

— Нас чуть не забили насмерть в таверне.

— В какой именно? — насторожился маркграф. — Я разберусь.

— Нет-нет, — поспешно вмешался Леон, — это не достойно внимания вашей светлости. Просто мы можем по незнанию оскорбить кого-то, нарушить обычаи… вот мы и наняли проводника, который показался нам подходящим.

— Хорошо, — рассеянно сказал маркграф. — В другое время я бы уделил больше внимания этому инциденту, но сейчас… А что до слуги — обратитесь к коннетаблю. Скажите, я велел. Прошу прощения, амбассадоры…

Он вновь заторопился к выходу, увлекая за собой встревоженного священника.

* * *

— Интересно, что там стряслось, — проговорил Берг, когда они, отпустив Айльфа на кухню, оказались в отведенных для них комнатах. — Наверняка что-то серьезное, раз наш хозяин так встревожился. И зачем ему понадобился наш милейший служитель культа?

— А что, кстати, стряслось со служителем культа? Надо же, бесов улицезрел! Что на него-то нашло?

— Какой-нибудь сдвиг на религиозной почве, — легкомысленно отмахнулся Берг.

— Ни с того ни с сего?

— На почве имевшего место небесного знамения. Он уселся на стул и, морщась, начал стаскивать неудобные жесткие башмаки.

— Слугу бы позвал, — безнадежно заметил Леон.

— Не могу я к ним привыкнуть… Неловко. Одевают, раздевают… Ты вот что… Послушай мой совет.

Я старше тебя, и практики у меня больше. Не принимай все, что тут происходит, слишком близко к сердцу. Тебе предстоит повидать еще не один мир, и если ты постоянно будешь лезть в туземные дела с той же страстью, надолго тебя не хватит. Вот ты сунулся святого отца спасать. А если бы тебе в башку камнем засветили?

— Как я мог? — устало сказал Леон. Он тоже уселся поближе к огню и вытянул ноги — от очага шел живой сухой жар, приятный даже в эти теплые весенние сумерки. — Ведь это же люди…

— Люди, но не мы… иные, — Берг медленно покачал головой. — И даже не потому, что еще не изобрели звездных кораблей… Они другие — пусть не физиологически… психологически другие. Пускай даже мы… ну, не мы, наши предки когда-то были похожи на них… Но мы успели измениться — они нет. Ты не сможешь работать, если каждого аборигена будешь воспринимать как человека, равного себе.

— Пока они мучаются, надеются, рождаются и умирают, они люди. Что еще нужно?

— Тогда с такими идеями тебе нельзя было поступать в Корпус. Твое дело — наблюдать. Фиксировать. Налаживать устойчивые контакты. Наша задача — удержаться тут при любой власти, а для этого требуется изрядный цинизм, милый мой. И нечего мне морочить голову всякими глупостями — проповедников тут и без тебя хватает.

Леон молчал. Он вдруг остро ощутил собственное одиночество. Берг прав в том смысле, что этот мир никогда не станет ему родным, но и сам Берг с его тевтонской рассудительностью не располагал к тесным приятельским отношениям. Его медлительность была хорошим противовесом вспыльчивому и подвижному характеру Леона, — должно быть, послов подбирали исходя именно из таких вот принципов взаимодополнения, но ведь равновесие — это еще не все…

Дверь приоткрылась, и в щель просунулась физиономия Айльфа.

— Проходи, — сказал Леон. — Тебя накормили?

— Ага, — парень кивнул и присел на корточки у очага. — Но старый дурак, управляющий тутошний, сказал, чтобы я в людскую шел. Видал я эту людскую, хуже сарая… Послушай, сударь мой Леон, мы так не договаривались.

— Интересно, — высокомерно заметил Берг, — а чем тебе в сарае неудобно? Ты, можно подумать, раньше в хоромах ночевал…

— Не то чтобы неудобно, сударь, а так… Сарай я где угодно найду.

— Роскоши, стало быть, захотел? Айльф пожал плечами.

— А чем она плоха, роскошь? Поскитались бы вы с мое, поспали бы на соломе… С блохами в обнимку… Да и какая роскошь? Я, сударь, многого не прошу…

— Ладно, — вступился Леон, — можешь перенести матрас сюда, в переднюю. Только убирай его каждое утро, ладно?

— Ладно. Тут им всем, честно говоря, все равно не до меня. Сборы, все такое. Его светлость с утра выступает. И люди его с ним.

— Выступает? — удивился Леон. — Куда? Похоже, Айльф знал больше, чем оба посла, вместе взятые.

— Так ведь намедни племянник маркграфа, Ансард, который держит от маркграфа замок Ворлан, гонца прислал. Неладно там что-то. Вот его светлость и хочет своими глазами посмотреть.

— Что неладно? Война?

— Нет-нет, — помотал головой Айльф, — что-то другое. Порчу, что ли, кто-то навел. Недаром он святого отца с собой берет.

— И откуда это тебе все известно, а? На кухне разнюхал?

— А что, на кухне больше вашего знают. За столом кто-то должен прислуживать? Вино кто-то должен маркграфу наливать? А гонца, по-вашему, где кормили? Не в графских же покоях…

— Это где же этот самый Ворлан?

— На границе, рядом с Мурсианским озером. Места там диковатые — леса кругом. А так ничего, земля неплохая.

Леон задумался. Он еще ни разу не бывал на северных границах графства, но знал, что места там были пустынные, диковатые и порождали массу самых разнообразных легенд и слухов — из тех, что всегда возникают на рубежах цивилизованного мира.

— Вот бы съездить, верно? — Айльф правильно истолковал его отсутствующий взгляд. — В свите их светлости, чин-чином, как большие господа поедем.

— А ты бывал в тех краях? Парень покачал головой:

— Не доводилось. Таким, как я, там делать нечего. Под открытым небом не очень-то заночуешь — холодно там, а народ неприветливый.

— Жалко такую возможность упускать, — Леон повернулся к Бергу. Но тот, против обыкновения, спорить не стал.

— Маркграф едет, — задумчиво сказал он, — святой отец едет. Если там и впрямь что-то назревает, лучше знать обо всем из первых рук. Лишь бы его светлость не уперся рогом. Попробуем подкараулить его с утра пораньше, а там видно будет.

Леон выглянул в окно. В зеленоватом небе по-прежнему пылал призрачный белый факел, но долина внизу тонула в тумане, сквозь который не мог пробиться никакой огонь, и оттого казалось, что, кроме них, в jtom мире никого нет, словно странная бесшумная катастрофа смела с лица земли всех, кроме горсточки обитателей замка. Ему почему-то стало не по себе, и он резко задернул шторы.


Он ехал на невысокой караковой лошадке, такой же подвижной, как и он сам, и радовался, что уже приноровился к седлу настолько, что может обращать внимание на то, что происходит вокруг. А вокруг сначала расстилались возделанные поля, где изумрудная зелень молодых злаков у самого горизонта подернулась синей дымкой. Разогретая земля дышала влагой, в небе над головой заливалась какая-то пичуга. Ближе к вечеру тропа начала подниматься, и мирный сельский пейзаж сменился величественным и равнодушным пространством: перед ними распласталась сумеречная вересковая пустошь, и ветер заставлял вереск переливаться замедленными волнами.

Вопреки ожиданиям, путь был нетрудный — по плоскогорью пролегла мощенная камнем дорога, достаточно широкая, чтобы по ней бок о бок могли проехать четыре всадника. Даже внушительный отряд во главе с маркграфом, да вдобавок повозки со скарбом, тащившиеся в арьергарде — на одной из них восседал святой отец, — чувствовал себя вполне свободно.

— Это военная дорога? — спросил Леон у Айльфа, который трусил рядом на крепком муле.

Тот пожал плечами:

— На моей памяти ни одной большой войны не было. А дорога тут отродясь была.

Варрен, гонец, присланный от Ансарда и ехавший бок о бок с Леоном на свежей лошади, вмешался.

— Нет, — сказал он, — это действительно военная дорога. Ее построили в незапамятные времена, тогда по всем Срединным графствам прокатились войны — серьезные войны, а не просто пограничные стычки. А потом все утихло — воцарился мир на несколько поколений. Но с тех пор остались предания — видели гобелены в замке его светлости?

— Предания-то я помню, — сказал Айльф и, нараспев, продолжил:

Когда бесстрашный рыцарь пал,
сражен лихой стрелой,
над ним оруженосец склонился молодой,
и самоцветный перстень с оправой золотой
тот протянул вассалу слабеющей рукой:
«Верни его любимой, что понапрасну
ждет меня в высоком замке, над гладью синих вод…
Скажи, уснул я в поле, где на закате дня
лишь мыши полевые приветствуют меня…»

— Ну и так далее… — закончил он буднично.

— Вы что, барда с собой привезли? — уважительно спросил Варрен. Амбассадоры из-за моря, странствующие с собственным сказителем, явно внушали ему уважение.

— Нет, — честно ответил Леон, — тут наняли. Варрен пожал плечами.

— Ушлые ребята все эти странствующие барды, — сказал он громко, явно игнорируя уязвленные чувства Айльфа, — так и смотрят, где бы что стянуть… Вы за ним присматривайте, сударь.

— Я за него отвечаю, — холодно ответил Леон, бросив выразительный взгляд на Айльфа, который, проглотив обиду, скорчил невинную, постную физиономию. И, чтобы переменить тему, спросил: — Тут, говорят, озеро должно быть… Мы когда к нему выедем?

— Да, — отозвался Варрен, — Мурсианское озеро. Не раньше полудня, а то и к закату — как пойдет… Нам еще перебираться через кряж.

— По верху? — испугался Леон. Все же он еще не настолько уверенно владел искусством верховой езды и боялся, что ухитрится свалиться с кручи — не столько по вине несчастного животного, которое оказалось на удивление кротким и покладистым, сколько по причине своей собственной неуклюжести.

— Нет, что вы, — удивился Варрен, — через ущелье. Там неподалеку серебряные рудники, вот и проложили отводную дорогу.

«Верно, — подумал Леон, — Айльф что-то толковал про серебряные рудники». Видно, Берг вспомнил о том же, потому что он с интересом вступился:

— Они и сейчас разрабатываются? Варрен вздохнул:

— Нет, заброшены. Жила ушла. Когда-то Солер славился своими рудниками — большая часть его богатств пришла из-под земли…

— А когда мы в ущелье войдем, — Леону все еще было неуютно, — сегодня?

Варрен покачал головой:

— Дорога там и верно есть, но не слишком надежная. Лучше дождаться утра. Вряд ли его светлость захочет рисковать своими людьми, да и лошадьми тоже, что бы там ни было… Вот и сигнал, слышите? Разбиваем лагерь.

— Скажите, сударь, — неуемное любопытство грызло Леона — в этом он мало отличался от своего нового слуги, — а что там случилось, в Ворлане?

Варрен, по сию пору охотно болтавший с амбассадорами (возможно, близкое знакомство со столь высокопоставленными особами ему льстило, а может, и он страдал тем же пороком любопытства), вдруг напрягся.

— Не могу знать, сударь, — сухо сказал он и, дав лошади шенкелей, поскакал вперед коротким галопом.

Как это обычно бывает весной, небо гасло медленно, словно нехотя, солнце прорывалось сквозь низкие тучи, заливая вересковые поля медовым золотом и пурпуром. Краски были такие чистые, даже странно было, что это зрелище не сопровождается торжественной музыкой. Но свет постепенно угасал, небо на востоке уже отливало чистой глубокой синевой, а вершины скал по левую руку четко вырисовывались на фоне такой же чистой аквамариновой зелени.

Люди из отряда маркграфа умело и привычно разбили палатки, наладили походную кухню и, стреножив лошадей, отпустили их пастись поблизости под присмотром графского конюха. Ловкость их предполагала известный опыт походной жизни, которому вроде бы в этом мирном краю и взяться было неоткуда. «Впрочем, — подумал Леон, — маркграф-то заядлый охотник…»

— Смотри-ка, — проговорил он — ввиду собственной бесполезности оставалось лишь наблюдать за происходящим вместе с Бергом, — настоящие вояки! Кто бы мог ожидать?

— Чему тут удивляться? — отозвался Берг. — Традиции. Ведь у них, несмотря на длительное затишье, до сих пор сохранились все эти понятия о рыцарской чести, воинской доблести — дворянство есть дворянство. Да и затишье — понятие относительное. Равновесие сил, оно, знаешь, нестабильно. Сегодня затишье, а завтра…

Уходящее солнце оставило лишь тоненькую полоску света на горизонте, долина погрузилась во мрак.

От походной кухни уже потянуло аппетитным дымом; костер горел, точно сверкающая драгоценность на фиолетовом бархате вересковой пустоши…

Что-то заставило его насторожиться — словно холодный взгляд, сверливший затылок.

Леон резко обернулся. На верхушке горы сверкал огонь.

Чистое холодное белое пламя, такое же прозрачное, ьак дрожащий ореол сверхновой над головой. Словно маяк, словно звезда, словно электрический свет… Да только тут не было никакого электричества. Быть не могло.

— Берг! — окликнул он.

Берг с интересом изучал устройство полевой кухни — и интерес этот явно носил характер вполне житейский.

— Поди-ка сюда, — негромко сказал Леон.

Берг неохотно вышел за пределы освещенного костром круга.

Какое-то время потребовалось, чтобы его глаза привыкли к темноте, потом он сдержанно произнес:

— Ах ты, черт!

Теперь уже вся гора от вершины до подножия сверкала и переливалась, точно рождественская елка, но пламя было все тем же — чистым и холодным, словно чья-то гигантская рука прошлась над вершиной, осыпав ее горстью таких же гигантских светляков.

— Ну, — сказал Леон, — и что это, по-твоему, такое?

Берг молча пожевал губами. Он по природе своей не был склонен к опрометчивым гипотезам.

— Вулканические явления? — предположил он наконец.

— Не похоже вроде. Да и сводки с геодезического спутника были самые благоприятные…

— Ионизация…

— Думаешь, сверхновая дает такой побочный эффект? Никогда о таком не слышал. — Леон замялся, потом нерешительно проговорил: — Послушай, а может… может, это вообще не природное явление? Может…

— Думай, что говоришь, Калганов. Костры они умеют разжигать, это правда… Тут нам до них далеко… Но ведь это же не костры.

— А вот мы сейчас спросим. Не может быть, чтобы это было уникальное явление — такое наверняка уже случалось. Святой отец… ваше святейшество!

Святой отец как раз поднялся с колен от походного алтаря.

— Не знаете, что это там такое?

Тот недоуменно повернул к ним белеющее в сумраке лицо.

— Где, амбассадор Леон?

— Вон там, на горе, — нетерпеливо сказал Леон. — Что это за свет там, наверху?

Священник вгляделся во тьму, потом вновь обернулся к Леону.

— Амбассадор Леон, — сказал он мягко, точно говорил с больным, — я не вижу никакого света.

— Но… — Леон в растерянности поглядел на Берга. Тот благоразумно молчал.

— Когда долго вглядываешься во тьму, — неторопливо произнес священник, — конечно, может покаяться, что там, в глубине, что-то мерцает. Что там скрывается нечто… но это лишь иллюзия, амбассадор Леон. Прошу прощения.

Он торопливо удалился прочь. Подол его одеяния шуршал по низкой поросли вереска, сбивая с кустов росу.

— Это… — наконец выговорил Леон. — Я не понимаю. Он и в самом деле не видит? Или просто врет? Может, Айльфа спросить?

— Валяй, спрашивай, если ты окончательно решил прослыть сумасшедшим.

— Но этого же не может быть. Не заметить такой иллюминации!

— Ну откуда ты знаешь — может, их глаз просто не улавливает эту длину волны? Мы же не изучали досконально особенности их зрения.

— Но сверхновую-то они отлично видят!

— Спектры могут разниться. Это для нас и то и другое — одинаково яркий белый огонь. А для них…

— Ни разу, — возразил Леон, — ни разу они не дали повода полагать, что воспринимают цвета иначе, чем мы Да вспомни только их гобелены — вот где тонкая работа! Оттенок к оттенку. В порядке у них цветовое зрение, в полном порядке.

Он вновь поглядел на гору — на этот раз с некоторой опаской.

Огни мигнули, затрепетали, словно по телу горы прошла дрожь, потом разом погасли.

— Ну вот, — с тоской проговорил Леон.

— С утра будем проезжать через ущелье, — успокаивающе сказал Берг, — посмотрим вблизи на это чудо природы. У Варрена спросим. Там ведь серебряный рудник был — мало ли, может, какие-то разработки там все же до сих пор ведутся, выходы пород, магма…

— Какая магма? — с тоской сказал Леон.

— Ладно, — Берг решительно отвернулся и направился к костру, — надеюсь, что бы это ни было, опасности для людей оно не представляет. Иначе они бы знали… не вели бы себя так спокойно

— Не представляет? Но рудник-то заброшен.

— Жила ушла, вот и забросили. Ладно, что гадать, завтра и поглядим…

Он повернулся и ушел в палатку, оставив Леона растерянно щуриться, вглядываясь во тьму, пока ему не начало казаться, что он вновь видит огни — но это была лишь игра электрических импульсов на нейронах, пляска электронов на сетчатке, маленькие сверкающие привидения, преследующие человека в ночи и невидимые при свете дня…

* * *

Рассвет на плоскогорье оказался непривычно холодным, а обильная роса покрыла вереск множеством мельчайших капель, вспыхивающих и переливающихся в косых лучах солнца. Дорога пошла вверх, туда, где влажно поблескивали огромные бурые валуны, похожие на спины спящих животных, но маркграф, скакавший во главе отряда, свернул на боковую каменистую тропу — тоже довольно широкую, но гораздо менее ухоженную: в выбоинах стояла вода, отражая бледное небо. Лошади перешли на шаг.

— А там что? — Леон кивнул вдаль, туда, где дорога, покинутая ими, перерезая холмы, терялась в синей утренней дымке.

— Насколько я помню карты, ничего, — отозвался Берг. — Пусто. Болота и западный берег…

— А дорога зачем? Куда она ведет?

— Может, там и было что-то раньше, — неуверенно сказал Берг, — очень давно.

— У Айльфа спросим, — Леон обернулся и жестом подозвал юношу. — Куда дальше ведет эта дорога, Айльф? — спросил он, когда тот приблизился, удерживая мычащего строптивого мула.

— Насколько я знаю, никуда, сударь, — громко ответил он. Губы его еще что-то бесшумно пробормотали, но это явно относилось к упрямой скотине.

— Так не бывает, — нетерпеливо сказал Леон, — значит, раньше куда-то вела. Куда?

— Ну… — неохотно сказал Айльф, — было там когда-то могучее княжество. Говорят, его владетель продал свою душу.

— Темному? — недоверчиво спросил Леон.

— Нет, сударь, не Темному… Страшная там история приключилась, ну ее, не хочется об этом говорить. Что бы там ни случилось, никого в живых там не осталось, княжество по сю пору лежит в руинах, и селиться там никто не хочет и отродясь не будет. Ворлан оттуда самое близкое держание, а больше-то и нет ничего.

— А что же Ворлан? — неопределенно спросил Леон, но Айльф понял.

— Пока там было все спокойно, сударь. Он помолчал, потом добавил:

— Может, и Ворлан бы держать не стали, но он на рудниках стоял испокон веку… Вот и цеплялись за него до последнего, пока жила не ушла. А как ушла, так батюшка нынешнего лорда Ансарда, говорят, не захотел с насиженного места сдвинуться. И вассалов своих не отпустил. Ну, а те крестьян удержали. Свободные кэрлы, может, и ушли, а может, и нет… Кому охота на чужбине жизнь доживать?

«Странное у них понятие о чужбине, — подумал Леон. — Пять дней пути — уже чужбина…»

Гора теперь высилась прямо перед ними, заслоняя северо-восточный сектор неба, и долина лежала в отброшенной ею глубокой фиолетовой тени.

Леон поежился. Место было по-своему красивым, но от него веяло холодом.

— А вот и рудник, — заметил Варрен, приблизившись к ним.

Держался он настороженно, но, видно, амбассадоры неведомых земель все же привлекают его, как привлекают земного мальчишку штурманы звездных кораблей.

«Не спугнуть бы его, — подумал Леон. — Осторожно нужно, исподволь…»

— Его что, совсем не разрабатывают? — спросил он для затравки.

— Совсем, — ответил Варрен. — Сначала, когда жила начала скудеть, пришлось зарываться в гору все глубже. В конце концов несколько рабочих потерялись. Но разработки еще какое-то время велись, понятное дело… А потом пошла пустая порода. Да и рудокопы боялись… Уж слишком глубоко они зарылись в сердце горы.

На развороченном северо-западном склоне громоздились поросшие бурьяном отвалы выработанной породы, напоминая пораженные плесенью хлебы. Поблизости, на берегу небольшого, но быстрого ручья, угловато застыли развалины плавилен и кузницы.

«Когда-то здесь работала уйма народу, — подумал Леон, — забойщики под началом горных мастеров, подсобные рабочие, выполняющие земельные, водные и прочие работы, кузнецы, мастера литейщики, мастера обжигальщики». Сейчас тут было очень пусто.

— Как же, потерялись они, землекопы эти, — тихонько хмыкнул Айльф, который, ухитрившись справиться с упрямым животным, неслышно подобрался к беседующим и теперь трусил бок о бок с Леоном. — Они до сих пор там со свечками бродят.

— Как это? — рассеянно спросил Леон: он, видимо, слишком сильно натянул повод, и лошадь пошла боком, тараща лиловый глаз.

— Ну, как… Перед сменой-то обычно все собирались у входа в рудник, брали свои свечи и вместе, по двое, входили внутрь. А там они, значит, должны были дожидаться следующей смены. И, пока та не придет, наружу, значит, и не показываться… Ждали они, ждали, а смена так и не явилась. Вот они и бродят до сих пор там, в подземелье, все ждут, когда их сменят.

— Со свечами, — пробормотал Леон.

— Вот именно, — довольно кивнул Айльф, хитро прищурившись, — со свечами.

— А почему смена не пришла?

— А никто не знает. Они пропали. Побросали свои кирки и пропали. Вот рудник и закрыли от греха подальше. Жила истощилась, как же.

— Брось, — возразил Леон, — жизнь рудокопа не в цене… да будь там серебро, их бы вся свита Темного не остановила.

— Это можно проверить, — вдруг сказал Берг.

— Ты о… — Леон сообразил. — Ах, да.

Он придержал лошадь, пока Берг, едучи бок о бок с и занимая того вежливым разговором о заморских странах — сплошное вранье, понятное дело, — не скрылся из виду за очередным поворотом. Айльф, которого провести было не так легко, держался рядом, не сводя с Леона заинтересованных глаз.

— Помоги-ка мне, малый, — сказал Леон, натягивая поводья.

Он достал из вьючного мешка замаскированный под причудливый кинжал портативный анализатор и, спешившись и передав повод Айльфу, подошел к отвалу.

— Манганит, — сказал он, подобрав бурый камушек, — марганца тут хватает. А вот это аргентит. Похоже, ты прав, парень. Жила не истощилась.

— Ясное дело, — солидно сказал Айльф. — А зачем это вы ножиком землю ковыряли?

— Хотел проверить, есть ли в породе серебро.

— Это у вас в стране такие шикарные ножи делают? А только зря вы это — каждому дураку и так ясно, что серебра тут полным-полно.

Возразить Леону было нечего. Он отбросил кусок руды и, отобрав у Айльфа поводья, вновь поставил ногу в стремя. Вход в штольню чернел, точно гигантская кротовья нора.

Тем временем кавалькада маркграфа уже отъехала далеко вперед — им пришлось пустить лошадей галопом, чтобы догнать ее.

Проход в скалах открылся неожиданно: в глаза Леону ударила слепящая вспышка — сквозь узкую щель в камне било солнце, и казалось, всадники друг за другом въезжают в море жидкого огня.

Когда зрачки привыкли к яркому свету, Леон увидел далеко внизу, в долине, ультрамариновую гладь озера, в которую далеко вдавались рыжие валуны. Темные ели отражались в неподвижной воде, а на берегу меж деревьями виднелись хижины, которые отсюда казались игрушечными.

— Вот оно, Мурсианское озеро, — сказал Айльф. Дальше, до самого горизонта, стояла черная стена леса, подернутая мягкой утренней дымкой.

— А… замок? — удивленно спросил Леон. Он все jto представлял себе как-то не так.

— Замок вон там, — неопределенно махнул рукой Айльф, — за лесом. Он на деле ближе к той дороге стоит, ну, с которой мы вчера съехали… Там отрог, место удобное, высокое… Тут что-то… рудокопы тут жили, ну и при них… Дичи тут полным-полно, рыбы завались — что в озере, что в ручьях… Да и луга в предгорьях всегда были хороши. Кто-то ушел, но больше остались.

— А дальше что? — спросил Леон у Айльфа.

— Ничего, — ответил тот, — ничего до самого моря. «Какого черта тут стряслось, — подумал Леон, — в такой-то глуши?»

— Его светлость намерен посетить замок завтра, — пояснил Варрен. — Лорд Ансард полагал, что его присутствие настоятельно требуется именно здесь.

Они начали спускаться, придерживая лошадей, — дорога весьма круто уходила вниз.

Им навстречу уже бежали люди. Один, одетый получше остальных, был, по-видимому, сельским старостой; в небольшой депутации Леон распознал и священника.

«Ему, видно, приходится кланяться на обе стороны, — подумал он, — и Светлому, и Темному. Других-то священников тут нет».

Наконец встречающие окружили всадников. Леон заметил, что, хотя появление подобной кавалькады было, по-видимому, редкостью, особого возбуждения никто не выказывал. Скорее жители крохотной деревушки на побережье Мурсианского озера выглядели подавленными, а то и испуганными. Даже голоса звучали приглушенно.

Староста выступил вперед и преклонил колени.

— Ваша светлость! Соблаговолите!

Маркграф соскочил с лошади, бросив поводья кому-то из местных, — тот тут же подхватил их и повел лошадь по поросшей травой единственной улице. Остальные всадники, включая Айльфа, последовали за ним. На площади остались маркграф со своим оруженосцем, примас, местный священник и староста. Берг, поразмыслив с миг, тоже не двинулся с места — вроде их лично не приглашали, но отослать вряд ли решатся…

— Что ж, веди, — произнес маркграф.

— Сюда, ваша светлость, — староста двинулся к одному из крытых дранкой домов, сопровождаемый местным священником. Остальные жители деревни, нерешительно потоптавшись на площади, начали постепенно расходиться.

Дом, в который их привели, явно принадлежал самому старосте — он был сработан просто, но добротно. Маркграф, понятное дело, не собирался останавливаться тут на ночлег — Леон видел, как его люди разбивают палатки неподалеку от уреза воды. Тем не менее за стол его светлость сесть не отказался.

Примас и Варрен последовали за ним. Берг, секунду поразмыслив, тоже решительно двинулся следом — как себя поставишь, так к тебе и будут относиться.

Мебель в горнице тоже была добротной, но массивный стол, за который уселись маркграф с примасом и терранские послы, был на удивление пуст — на одном-единственном блюде лежала кучка жареных рыбешек, довольно костлявых даже с виду.

— Рыба пока еще ловится, — грустно сказал староста. — Я не ожидал вашего прибытия так скоро, ваше сиятельство, иначе позаботился бы расставить с вечера силки… хотя, впрочем, дичь ушла из леса.

«Да они голодают!» — сообразил Леон.

Маркграф кивнул оруженосцу, застывшему у него за спиной:

— Пусть поставят большой котел на площади, — распорядился он.

— Что у вас стряслось? — настороженно спросил примас.

— Лучше отец Лорих расскажет. — Вид у старосты, как и у остальных жителей деревни, был то ли растерянный, то ли испуганный.

— Виноват, сударь, — мрачно сказал отец Лорих, — недоглядел. Рожала тут одна из женщин тяжело, так остальные для того, чтоб ей полегчало, соорудили из соломы чучело… ну, стыдно сказать, чье… напялили на него шляпу и стали плясать вокруг. Понятно, что от такого непотребства одна из этих плясуний упала на месте, да и роженица все равно умерла, а стоило мне взять на руки младенца, как из него вышел змей, да и сам младенец тут же испустил дух. Видно, оскорбили мы Двоих… Да так оскорбили, что стены, ваша светлость, трястись начали. Ну и пошло… Люди словно ума лишились. Все им в соседе чудится то вор, то злодей… Должно быть, Темный, сударь, за нас взялся — потому что все эти дары, все почести, которые ему должно оказывать, сами знаете кому достались. А я тут один за все про все, как углядеть? В городе-то как — молитвы совокупно возносятся, на одного нерадивого сто праведных… Вот и нет Двоим обиды. А у нас и одного праведника днем с огнем не сыщешь, все в рощу шастают… Вот Двоим-то и обидно. И пошло-поехало! Всем досталось. А уж семью эту злосчастную, в которой роженица померла, — так вообще со свету сжили. Нигде ей приюта не было. Крышу на них обрушил, а когда они в соседнем доме пристанище нашли, спалил тот дом огнем… начисто спалил… Так хозяин с детьми принужден был в шалаше поселиться, в поле, за околицей, да и то — стоило ему сено скосить и собрать в скирды, как небесное воинство все и пожгло. Амбары тоже все сгорели, а посевы так и не взошли… Ну, староста к лорду Ансарду направился, а тот говорит — Ворлан, может, за вас и заступится, только что — Ворлан? Вон, в небе среди бела дня звезда горит, надо всеми Срединными отрогами… Мой священник, говорит, днем и ночью молитвы возносит, значит, и от них толку нет… Двое высоко, на нас и смотреть не хотят — они лишь знатным особам внемлют… И так уж обижены, что их пуще злить… И амбары он открыть, судари мои, отказался… Потому, как знать, может Двоим это не понравится, они тогда и Ворланом займутся.

Он вздохнул и подпер щеку кулаком.

— А больше всего обидно, что рыба из озера ушла, — грустно сказал он. — И чем ей тут плохо было?

«Наверное, любил рыбку поудить, — подумал Леон, — в ущерб своим прямым обязанностям».

— А что случилось с той семьей? — не удержался он.

Отец Лорих промолчал, но староста, который тщетно пытался определить статус Леона, нерешительно ответил:

— Хозяин умер, сударь мой… он, чтобы беду от себя и детей отвести, согласился пройти очищение… ну, накалили железо… он вскоре и умер… А дети ушли… в лес ушли. Не знаю, что с ними сталось. Пусть хоть бы и померли, дело не в этом, но ведь беды на том не прекратились: весной трава на выгоне вдруг стала ядовитой, и почти весь скот пал… И мыши повсюду — столько мышей, так и снуют, смотреть страшно. Люди напуганы, сударь, говорят, эти места прокляты; хотят сниматься с места, а куда они денутся? Разве в тот же Ворлан. А лорд Ансард говорит, он грех на душу брать не хочет — не ему такие вопросы решать… Это дело сеньора.

Маркграф сидел с каменным лицом, лишь мрачно парабанил пальцами по столешнице. Из окна Леону было видно, как на площади дымились костры полевой кухни.

Староста искательно взглянул на примаса, но вид у того был суровый.

— Надеюсь, вы не содержите алтари в небрежении? — с обманчивой мягкостью спросил он. — Я хотел бы посетить храм. Не сопроводите ли меня, отец Лорих?

— Да-да, — торопливо отозвался перепуганный отец Лорих, — пойдемте, святой отец.

Маркграф тоже поднялся и вышел, сопровождаемый оруженосцем.

Берг кивнул Леону — они выбрались из-за стола и гоже вышли следом за остальными. Стоя на пороге, Леон с наслаждением вдохнул сырой ветер с Мурсианского озера — в доме у старосты все же было темновато, да еще и вдобавок вонял торф, который для сохранения жара навалили сверху на поленья в очаге.

Места тут были красивы — дикой, суровой красотой; солнце уже отклонилось от зенита, окрашивая подступающий к озеру черный лес чуть заметным багрянцем, но замершая на берегу деревушка выглядела такой жалкой, словно печать запустения уже коснулась ее. Из крошечной, почти игрушечной церкви на холме Доносился приглушенный звук колокола.

— Боюсь, во всех напастях обвинят этого беднягу, местного священника, — сказал Берг. — Скажут, что он небрежно относился к своим обязанностям и люди отвернулись от истинной веры. В их представлении совпадений не бывает: все происходит с какой-то целью. А тут еще, похоже, и землетрясение подвернулось. Вероятно, порода проседает — всю гору же перекопали…

— И что же будет?

— Не знаю. Это зависит от степени терпимости нашего святого отца. Он не производит впечатления жестокого человека. Но жители деревни отступили от веры, а это, разумеется, недопустимо.

— Я что-то не просек. Что они делали?

— Ну, скорее всего, выполняли какой-то языческий обряд. Кощунственный с точки зрения основной религии.

— Нет, это я понял. Что именно?

— Поклонялись какому-то божку, который, видимо, имел раньше отношение к плодородию. Видишь, священник местный даже назвать его стеснялся.

Леон ни с того ни с сего вспомнил странную фигурку, прыгающую над шторкой ярмарочного кукольного театра.

— Может, лепрекону этому? Помнишь — на ярмарке?

— Корры? Не знаю… Тогда они никакие не лепреконы — те-то больше все клады стерегут… Вот они-то как раз — по горному делу.

— Кстати… Насчет горного дела… — вспомнил Леон. — Жила не истощилась. Там полно серебра…

— Ну, — рассеянно проговорил Берг, — значит, лепреконы их и выжили…

— Хорошо, — согласился Леон, — пусть не лепреконы. Но что-то же тут, в этой деревушке, происходило?

— Ага… ведьма порчу навела. Происходило. Все время происходит. Не в одном мире — так в другом. Странное существо человек: никак не может усвоить, что цепь случайностей — это еще не закономерность, — сухо заметил Берг.

— Правда? Знаешь, пока вы там в церкви будете, пройдусь-ка я с анализатором вон по тому лугу. Это там скотина отравилась? Вот и посмотрю, что там за отрава.

— Ну-ну, — неопределенно сказал Берг, — валяй. Развлекайся. А я, получается, один буду любоваться, как святой отец пассы делает… А то, если ни один из нас в храме не покажется, они еще, чего доброго, подумают, что это мы и есть лепреконы.

Молодая трава на лугу, сочная и зеленая, доставала Леону всего лишь до колена. Из-под ног при каждом шаге прыгали в разные стороны какие-то мелкие насекомые — казалось, сам луг звенел и тюкал крохотными молоточками и пилами. Он подошел к особенно зеленому и густо поросшему участку, достал из поясной сумки портативный анализатор и присел на корточки, вглядываясь в шкалу определителя.

Солнце припекало все сильнее, и, когда он резко выпрямился, все еще сжимая анализатор в руке, шкалу на миг заволокло багровым туманом.

— Ничего, — произнес он в пустоту.

Он растерянно пожал плечами. Берг говорил — цепь случайностей. Может, трава тут и вовсе ни при чем… Мало ли…

Он все еще брел по безопасному, безвредному, изумрудному лугу, когда снизу, из деревни, раздался высокий, надрывающий душу женский плач — он беспрепятственно метался над озером, отражаясь от водной глади. Леон ускорил шаги — как раз вовремя, чтобы столкнуться с выходящим из церквушки Бергом.

— Что еще стряслось? — торопливо спросил он.

— Наш милый примас оказался не таким уж милым — выдал такую проповедь, что стены тряслись, и под конец проклял это место.

— Проклял?

— Люди здесь больше жить не будут. Завтра все ухолят в Ворлан. Они сами осквернили это место, отказавшись от защиты Двоих и уступив его древним силам. Большая часть вины лежит, разумеется, на местном священнике, но, похоже, с ним разбираться будут уже в Ворлане.

— Трава на лугу совершенно безвредна, Берг.

Берг пожал плечами:

— Что с того? Видно, весной вымыло какую-то дрянь из почвы, вот трава ее и натянула, а потом она распалась и стала безопасной, или просто у местной растительности бывают какие-то циклы — слишком растянутые во времени, чтобы их могла отследить Первая Комплексная. А ты что, полагаешь, на них действительно ополчились темные силы?

— А… что же тогда происходит?

— Ничего, — удивленно сказал Берг. — А что, что-то происходит?

Его взгляд не выражал ничего, кроме беспредельного терпения, но Леону стало не по себе — он запоздало сообразил, что его напарник, который формально числился заодно и его куратором, вполне может прийти к нелестным для него, Леона, выводам. Вторая Комплексная прибудет теперь не скоро, но все же прибудет, и ее уже будет ждать заранее подготовленный отчет, а там, в отчете, будет надиктовано, что наблюдатель широкого профиля Л. Калганов склонен к некритичному восприятию действительности и легко подхватывает массовую истерию, столь типичную для донаучного сознания.

— Пошли в лагерь, — флегматично сказал Берг, — его светлость сказал, что ноги его не будет ни под одной проклятой крышей. Он вообще в дурном настроении — лорду Ансарду полагалось бы встретить его здесь честь по чести, да проводить в Ворлан, да закатить подобающий прием, а его, Ансарда, до сих пор нет. Так что мы с утра выступаем. Обратно, в Солер…

— А… как же жители?

— А что жители? Не в Солер же им идти — пойдут в Ворлан. Земли тут хватает, может, Ансард и выделит им какой-то паршивенький надел. А может, и нет — они ж теперь как зачумленные.

— И все?

— А ты чего хотел? Все, что положено, сделано, а там — как бог судил… Вернее, боги… Ты куда?

— Да так, — сказал Леон. Он представил себе, что должно сейчас твориться в деревушке. — Пойду прогуляюсь.

Сумерки сгустились быстро — солнце уже опустилось за горный кряж, и озеро вместе с приютившейся на побережье горсткой хижин потонуло в густой тени. Над водой плавали мягкие кольца тумана — такого низкого, что верхушки валунов, выступающие из него, казалось, висели в воздухе. Было так тихо, что тишина утра казалась уже почти нечеловеческой — каждый звук, доносящийся со стороны деревушки, будь то женский плач или скрип двери, заставлял вздрагивать, точно от удара хлыстом.

Пора было возвращаться в лагерь, но Леон медлил. Пространство чужого мира мягко обнимало его — он был совсем один в сумеречном, пульсирующем сердце вселенной…

— Сударь, — раздался у него за спиной тихий голос. Он обернулся.

Из-за камня выглядывала девушка. Белокожая, с русыми рассыпанными по плечам волосами, она казалась просто порождением тумана и дышащих влагой сумерек. Глаза у нее тоже были светлые — светло-серые и прозрачные, точно озерная вода. Лишь когда Леон опомнился от неожиданности, он понял, что девушка вполне материальна: на ней было платье из грубой ткани, изодранное на локтях, а когда она нерешительно выступила из-за камня, стало видно, что на нежных, как лепестки, ступнях болтаются разбитые, заляпанные землей башмаки.

— Сударь… простите… Я увидела утром, как скакали всадники. Я подумала…

— Ты кто? — спросил он почему-то шепотом.

— Я Сорейль, — нетерпеливо ответила она и повторила: — Я видела, как вы съехали с горы. Я подумала… Малыши хотят есть… А вы ведь нездешний. И если я вас попрошу… — И мягко пояснила: — Больше мне просить некого.

Тут только он сообразил:

— Это вы… это вашу семью обвинили во всех несчастьях?

— Они напуганы, сударь, — тихонько отозвалась она.

«Странная снисходительность в таких обстоятельствах, — подумал он. — Во всяком случае, она не глупа, эта девушка».

— Погоди, — сказал он, — я принесу тебе поесть. И плащ потеплее. Где вы прячетесь?

Она вздрогнула, потом покорно ответила:

— В лесу, сударь. Но я подожду здесь.

— Я сейчас.

И он начал торопливо подниматься вверх по склону холма, к лагерю, палатки которого, подсвеченные кострами и пламенем факелов, плыли в тумане, точно стайка корабликов с яркими парусами.

Часовой, охранявший лагерь, пропустил его, ни о чем не спросив, — терранских амбассадоров все знали в лицо, первое время специально сбегались, чтобы посмотреть на этакое диво — первых людей, переплывших море… потом, правда, попривыкли. Все, похоже, попрятались по палаткам, не рискуя бродить по проклятой земле, — у костра сидели лишь несколько копейщиков да Берг с Айльфом.

— А где маркграф? — поинтересовался Леон.

— Охотится.

— Охотится?

— Да, — кивнул Берг, — загонная охота с факелами… Шикарное развлечение… И вся свита с ним… Что он, по-твоему, стал бы до ночи в палатке сидеть? А ни под одну проклятую крышу он, как сказал, не сунется. Ты это куда опять собрался?

Леон обернул лоскутом холста несколько лепешек и кусок вяленого мяса и прихватил из своей палатки теплый плащ.

— Пикник хочешь устроить?

— Пойти с вами, сударь? — тут же подхватился Айльф. Глаза юноши сверкали любопытством.

— Нет.

Он сделал решительный шаг прочь от костра, в темноту.

— Леон, — негромко окликнул Берг, — погоди.

— Потом поговорим, ладно?

— Ты опять, кажется, во что-то ввязался… — Берг не спрашивал, скорее утверждал. — Если не можешь удержаться, постарайся хотя бы не попадаться никому на глаза.

— Не учи ученого. Я только отнесу ей поесть…

— Ей! Калганов, ты уже однажды… Я тогда, на разборе полетов, за тебя заступился — больше не собираюсь. А это уже…

Берг явно собирался говорить и дальше, но Леон повернулся к нему спиной и начал спускаться к озеру, оскальзываясь на влажных от вечерней мороси камнях.

Девушка вновь выглянула из-за валуна. Она походила на зверька — одновременно доверчивого и пугливого.

— Возьми, — сказал он, протягивая ей сверток.

Она схватила его, прижала к груди и опрометью кинулась в гущу леса — заросли можжевельника сомкнулись за ней, и берег вновь стал абсолютно пустым.

— Эй! — растерянно пробормотал он.

Он так и не успел сказать ей, что в лесу охотится маркграф со своими людьми. Как знать, если они наткнутся на беглецов, не воспримут ли они их просто как еще один объект охоты?

Туман уплотнился и теперь стоял над озером зыбкой стеной, из которой внезапно проявлялись и подмигивали пустыми глазницами чудовищные рожи.

Неудивительно, что бедным местным жителям лезет в голову всякая чушь… Места-то и впрямь страшненькие.

Он подождал еще немного, жалея, что не захватил плащ для себя — туман оседал на волосах, на ресницах, превращаясь в мелкую водяную пыль, — потом пожал плечами и вновь направился к лагерю.

— Что-то ты быстро, — подозрительно сказал Берг.

— Не знаю, что ты себе вообразил, — устало ответил Леон, — это просто напуганные дети.

— А… та несчастная семья. И все же, Леон, это их внутренние дела. Если мы будем вести себя неосмотрительно, мы можем навлечь на себя немилость маркграфа. Или святого отца, что в нынешних условиях, пожалуй, еще хуже.

Леон вздохнул.

— Послушай, старик, я понимаю, ты все верно говоришь, но ведь инструкции — это еще не все. Во что мы превратимся, если не будем их жалеть?

— Нет, ты мне скажи, во что мы превратимся, если будем их жалеть! Ни ты, ни я — мы ведь просто не выдержим, Леон… Это же непосильный груз… Ну, одному ты поможешь, другому… Тем, кто тебе больше симпатичен, так? А остальные, значит, пусть мучаются… Господи, Леон, я не понимаю — ну ты же проходил психологическую подготовку, у тебя были вполне приличные результаты. Куда ты ее сейчас дел — в карман спрятал?

И он, безнадежно махнув рукой, прошел мимо Леона в палатку.

После нескольких часов, проведенных в седле, сон сморил Леона быстро, и он не видел, как вернулся со своими людьми маркграф, лишь смутно слышал приглушенные туманом голоса и звон оружия. Потом все стихло. Ему снились выползающие из тумана чудовищные рыла и бродящие меж хижинами белые призрачные фигуры. Весь мир стал призрачным, ненадежным — почему-то это вызвало такой приступ страха, что он, пожалуй, был даже рад, когда его разбудил какой-то шум. Он накинул плащ и вышел из палатки — не столько для того, чтобы узнать, что происходит, сколько для того, чтобы, уцепившись за действительность, скинуть с себя обрывки зловредного сна… Но когда он вышел из палатки и понял, что именно его разбудило, облегчение сменилось неясной тревогой: посреди лагеря на усталой взмыленной лошади восседал такой же усталый человек.

Его добротное платье было изодрано ветками и заляпано конским потом.

— Доложите его светлости, — обратился он к стоящему на пороге палатки часовому, но маркграф уже иозник рядом, кутаясь в плащ.

— Государь… — прошептал гонец.

— Говори.

— Я из Ворлана. Вернее…

— Говори, — повторил маркграф.

— Его больше нет. Замок Ворлан сгорел. В него ударила молния. Среди ясного неба!

— Среди ясного неба… — прошептал маркграф. — А… лорд Ансард?

— Он выехал вашей светлости навстречу, — пояснил гонец, — но, когда увидел столб дыма, вернулся… Застал пепелище… Замка больше нет. Милорд Ансард просил передать вам, что они нуждаются в вашей помощи. Там есть раненые…

— А леди Клария?

— Супруга лорда погибла в огне, упокой Двое ее Душу.

— Если святому отцу и впрямь удалось отвратить отсюда месть Двоих, — тихонько заметил невесть откуда вынырнувший Айльф, — то, похоже, она обратилась на Ворлан.

— Совпадение? — ехидно прошептал Леон сонному Бергу. — Гром среди ясного неба?

— Трубите сбор, — холодно сказал маркграф, — я выступаю немедленно.

По лагерю заметались блуждающие огни факелов.

— Мы поскачем вдесятером — гвардейцы со мной… Остальные сопровождают мурсианцев.

— В Ворлан, государь? — растерянно переспросил Варрен.

— Дурак! В Солер, не в Ворлан… Мы в Ворлане соберем тех, кто выжил…

Он осмотрелся, взгляд его упал на послов.

— Амбассадоры, вам придется ехать в Солер: я не имею права рисковать вашей безопасностью… да к тому же вы, прошу прощения, не блестящие наездники.

«Господи, — подумал Леон, — а этот дурак тренер уверял, что мы будем держаться в седле не хуже заправского воина…»

— Святой отец поедет с вами, — добавил маркграф уже мягче. — Боюсь, силы, поразившие Ворлан, ему не подвластны… А отпеть мертвецов, там, полагаю, все же найдется кому. Старосту ко мне.

Староста появился сразу — сонный и перепуганный.

— Я выезжаю, — отрывисто проговорил маркграф, — а ваши нечестивцы наутро поедут с моими людьми.

— Как будет угодно вашей светлости, — испуганно пробормотал староста, — но…

— Не бойтесь. Я охотился в окрестных лесах — они вполне безопасны.

— Разве что там прячутся эти отродья, — тихонько заметил староста.

— Глупости! Мы наткнулись на их логово. Загнали в сердце горы, в старую штольню. Не думаю, что они выберутся оттуда — во всяком случае, не так скоро. Быть может, Двое удовлетворятся этим и снимут с вас свое проклятье.

«Сорейль, — подумал Леон. — Он затравил их, как дичь».

Он поежился, поскольку всегда полагал маркграфа человеком порядочным и достойным — впрочем, тот и был таким. По-своему.

* * *

На этот раз они отправились не через ущелье, а в обход горы. Дорога шла через лес — заросшая бледным хвощом и нежной бархатистой травой, пробивавшейся сквозь опавшие листья и сухие иглы. Скрипели нагруженные скарбом телеги — единственный звук, который разносился далеко по утреннему лесу: жители бывшей деревни у Мурсианского озера ехали молча — даже дети не плакали. Маркграф поступил со своими подданными более чем милосердно — принял ответственность на себя, не бросил опальных мурсианцев на произвол судьбы, не изгнал из своих владений… Теперь им предстояло поселиться на новом месте — на каких-нибудь запущенных, каменистых землях близ северной границы или же в болотистых южных пределах… Но без помощи они не останутся — скорее всего, Солер ссудит их зерном и орудиями… Поставит над ними какого-нибудь лорда с твердой рукой… свободные кэрлы, возможно, превратятся в крепостных, но уцелеют, и дети их будут если и не сыты, то, по крайней мере, не умрут с голоду.

«Впрочем, — подумал Леон, — так ли уж виновны мурсианцы… Быть может, Двое ополчились вовсе не против них, а против Ворлана — тогда жители деревни чисты, а все их беды — просто отголосок того, что творится сейчас за крепостными стенами замка. Господи, — одернул он себя, — я уже начинаю думать, как они».

Солнце просвечивало меж красноватыми стволами; свет был холодный и четкий, как бывает ранним утром, раза два Леон обрывал раскинувшиеся меж ветвей паучьи сети, усеянные капельками росы, вспыхивающей в солнечных лучах. Скорбное шествие все так же двигалось по лесу, когда мелькнуло среди подлеска бурое, цвета прошлогодней листвы платье — если бы прятавшийся там человек не пошевелился, Леон и не заметил бы ничего. Он придержал лошадь, пропуская двух едущих в арьергарде копейщиков, — дорога делала здесь пологий изгиб, обегая громоздящиеся друг на друга массивные валуны, застрявшие тут со времени последнего ледника.

Стоило только остальной процессии скрыться за поворотом, девушка появилась из-за стволов деревьев с той же внезапностью, что и вчера. Однако Леон заметил, что с прошлого вечера кое-что изменилось: платье изодрано еще сильнее, его собственный плащ, в который она теперь куталась, заляпан красной глиной, в расширенных зрачках колотился страх.

Она бросилась к нему со всех ног — так, что испуганная лошадь заплясала и, возможно, сбросила бы Леона, если бы девушка не повисла на поводе: не столько потому, что пыталась удержать животное, сколько, видимо, боялась, что всадник передумает и пустится вдогонку остальным.

— Добрый господин! — торопливо прошептала девушка.

Он спрыгнул с седла. На твердой земле он чувствовал себя уверенней. Тут только он заметил, что она выше, чем большинство местных женщин: ее глаза были на уровне его глаз.

— Ну что ты? — он положил ей руку на плечо. Она не отодвинулась; кажется, даже не заметила. — Это… из-за людей маркграфа?

— Из-за людей… — она недоуменно поглядела на него, ее серые глаза наполнились слезами, но она не плакала: просто смотрела на него. Она была совсем юной, почти подростком; нежная прозрачная кожа была в чуть заметных голубых прожилках, точно лепесток первоцвета. — Они гнались за нами. Свистели, кричали. Но собак с ними не было, а верхом тут проохать трудно — там, дальше, каменные осыпи; вся земля изрыта.

— Да, знаю, — сказал он. — Маркграф вчера рассказывал. Но теперь тебе нечего бояться. Им не до вас: Ворлан сгорел. Гвардейцы, скорее всего, уже там, остальные переберутся в Солер. Ты можешь идти куда хочешь — никто тебе не помешает, никто не будет свидетельствовать против тебя. Наверняка где-нибудь неподалеку есть еще поселения…

— Я не могу — она тряслась, точно перепуганный зверек; Леон физически ощущал, как она пытается и не может унять дрожь. — Малыши пропали.

— Твои…

— Брат и сестра. В горе. Зачем, ну зачем они это сделали? Они же для них слишком большие. Они берут только маленьких! Только младенчиков!

— Кто — они?

— Ох, сударь! — Теперь ее затрясло сильнее, даже зубы стучали. — Нельзя! Зря я сказала… Я не слышала — наверное, заснула на минуту. Очнулась — их нет рядом. Плошка погасла. Темно… так темно!

— Успокойся, — он прижал ее к себе. — Никто их не забрал… Ты из-за этой байки о пропавших рудокопах? Так это ведь просто суеверие.

— Просто… что?

— Легенда. Предание. Детишки, скорее всего, просто заблудились там, в темноте.

Она безнадежно покачала головой.

— Вы нездешний, сударь, я же вижу — повадка, выговор… Откуда вам знать! Но они пропали. Я искала их до утра — там штольни… темные коридоры…

Он поднял голову. Обоз уже ушел далеко вперед, скрывшись за поворотом. Они были одни в лесу — деревья возносились к небу, точно колонны воздушного храма.

— Ты хочешь, чтобы я помог тебе их искать, — подсказал он.

— Сударь, — прошептала она, — я бы не посмела… но…

Он задумался. Пуститься в такую авантюру… Даже если он и вернется невредим, шею ему собственноручно свернет Берг. С другой стороны… Отчет все равно составлять придется, а эту гору со всеми ее чудесами Первая Комплексная проморгала.

— Ладно, — сказал он, — ты подожди меня здесь, хорошо? Мне нужно переговорить с моим… ну, с другом. Потом я вернусь. Мы вместе займемся поисками.

Она держала лошадь под уздцы, пока он не сел в седло и не разобрал поводья. Потом опустила тоненькую руку и смотрела ему вслед, когда он, дав шенкеля, галопом погнал лошадь по мягкой земле.

Здесь дорога была достаточно широкой: какое-то время он ехал рядом с Бергом, стараясь не привлекать к себе внимания. Потом тихо сказал:

— Отстанем.

Берг придержал лошадь, подозрительно глядя на него.

— Ну, что там опять?

— Помнишь ту семью, которую выгнали из деревни?

— Девушку, — уточнил Берг.

— Охотники вчера наткнулись на них. Травили, загнали в гору.

— Я слышал. Дальше.

— Она остановила меня там, за поворотом. Ее брат и сестричка заблудились в горе, пропали, но, Берг, похоже, она уверена, что они не просто пропали… почему-то она не говорит прямо, но…

— Ты опять за свое… веришь всему подряд…

— Берг, а вдруг там действительно что-то есть такое… Планета плохо изучена. Первая Комплексная работала по стандартной схеме — да и с чего бы им действовать иначе?

— Может быть, но вся беда в том, что тебя не интересуют местные предания, — терпеливо проговорил Берг. — Тебя интересует девушка.

— Почему бы и нет? — с вызовом спросил Леон.

— Потому, Калганов, что ты, извиняюсь, на службе. Заводи интрижки сколько хочешь, если они безопасны и не мешают делу, но ведь ты собираешься отстать от отряда, если я правильно понял? Послушай, инструкции существуют для того, чтобы им следовать. А по инструкции нам нельзя разлучаться. У нас свои обязанности, никакого отношения к спелеологии они не имеют.

— Что с того? Инструкция предписывает по возможности быть при правящей особе, а маркграфа мы и так упустили. Да черт с ней, с инструкцией! — Леон дернул повод, и лошадь под ним вновь заплясала. — Девчонку жалко; с отрядом ехать не может — они же ее на куски разорвут! Мало того, не бросит же она малышей!

— Запросто, — холодно сказал Берг. — Не так уж тут они чадолюбивы…

— Но ведь раньше же не бросила! Да ведь дело даже не в этом… Послушай, а если я узнаю что-то новое? Действительно новое!

— Маловероятно…

— Берг… Мы же еле тащимся. Со всем этим скарбом… Я отстану ненадолго, а потом вас нагоню…

Берг молча смотрел на него серыми глазами, опушенными рыжеватыми ресницами.

— Ладно, — сказал он наконец. — Будь тут маркграф, мне сложнее было бы объяснить твое отсутствие. Святой отец, правда, здесь, но ему, похоже, какое-то время будет не до тебя. Я скажу, что отправил тебя вперед… А дальше уж сам выпутывайся. Передатчик с тобой?

Леон кивнул.

— Ладно, — повторил Берг. — И то хорошо. И, Калганов, поосторожней. До сих пор тут было неопасно, но, похоже, времена меняются… Ты бы подумал…

Но он, заставив лошадь сделать полувольт, уже несся назад по дороге, по направлению к груде валунов, почти неразличимой за мощными стволами сосен.

У камня он остановился. Девушки на дороге не было — она выглянула из укрытия лишь тогда, когда убедилась, что это действительно он. На ее бледном лице вспыхнула такая радость, что ему стало неловко: словно она приняла его за кого-то другого. Лишь спустя какое-то мгновение он осознал, что она до последней минуты не верила в его возвращение.

— Думала, брошу тебя? — мягко спросил он, — Не бойся. Я же обещал. Теперь куда — к той штольне? Тогда садись мне за спину.

Хотя и высокая, она тем не менее была такой хрупкой, что лошадь вполне могла нести их обоих — рысью, по крайней мере. Он наклонился и, убрав ногу из стремени, уже протянул руку, чтобы помочь ей взобраться в седло, как вдруг до них донесся мягкий стук копыт, ударяющих о тропу: кто-то из отряда скакал в их сторону. Она тут же метнулась обратно за валуны — ветер, поднятый ее плащом, ожег ему лицо.

«Чертов Берг, — подумал он, — неужто передумал и отправился вдогонку? Или, что еще хуже, послал за нами кого-нибудь из людей маркграфа».

И тут же расслабил неосознанно напрягшиеся мышцы: из-за поворота на своем мышастом муле выехал Айльф.

— Я вот тут подумал, сударь, — бодро крикнул он на скаку, — без меня вы пропадете. Амбассадор Берг, он ничего, он с людьми его светлости едет, а вас кто в случае нужды защитит, как не я? А где девица? Небось спряталась?

— Ты что, подглядывал за мной, что ли? — удивился Леон.

— Не то чтобы подглядывал, — неуверенно сказал Айльф, — случайно получилось.

И, покосившись в сторону валунов, добавил:

— Жалко девчонку. Хотя, — он перешел на шепот, — ведьма она или кто, но красавицей ее не назовешь. Чистый скелет — пальцем тронь, и переломится.

— А ты вот так поскитайся по лесам, — заступился за девушку Леон, — без еды, без надежды…

— Нет, сударь, не в этом дело. Сколько ее ни корми, она всегда такой будет. В ее возрасте девушка уже расцветает, точно розовый бутон, а у этой все в рост ушло.

Сорейль с обиженным видом выглянула из-за камня.

— Все в порядке, — успокоил ее Леон. — Не обращай внимания. Он тебя не обидит. Садись, сейчас поедем,

Айльф внимательно поглядел на Леона, его подвижное лицо вдруг стало серьезным.

— Вы собрались туда, в гору?

— И откуда ты все знаешь? — устало спросил Леон. Айльф задумчиво кивнул — скорее своим мыслям, чем отвечая собеседнику.

— Это поганое место, сударь, — серьезно сказал он. — Помните, я рассказывал — про рудокопов? Те, кто живет в горе… Уж больно паскудные они твари.

— Рудокопы?

Айльф помотал головой:

— Рудокопы — это так… Им просто глаза отвели, вот они и пропали… Нет, я о других говорю, об этих…

— Значит, там кто-то есть? — кисло сказал Леон, покосившись на Сорейль: ни к чему сейчас пугать девчонку. — Ну-ну… Брось, малый, это легенды… выдумки… Малышей стращать…

Айльф упрямо молчал.

— Ты хоть сам в это веришь?

Теперь Сорейль сидела у него за спиной, держась за пояс, ее дыхание щекотало ему шею.

Айльф, в свою очередь, покосился на нее, потом неохотно сказал:

— Все в них верят, кроме святого отца. Да и он верит, только нипочем в этом не признается. Говорят, живут они в норах хуже выгребных ям, но им доступна всякая подземная магия — могут исцелить, а могут и порчу навести. Или так человеку голову заморочат, что он собьется с дороги и так и будет под землей блуждать, пока не помрет от голода и усталости.

Он понизил голос:

— И что самое страшное, сударь, после — тоже.

— Что — тоже?

— Ну, как помрет, он не падает, как всякому порядочному покойнику положено, а все переставляет ноги, как заводные игрушки часовых мастеров. Так и будет ходить до конца времен.

Сорейль вздрогнула, ее пальцы судорожно впились Леону в бок.

— Глупости все это, — сердито сказал он, — умолкни, слышишь? И нечего людей пугать. Тебя ехать никто не заставляет. Если хочешь — поворачивай назад.

Айльф пожал плечами:

— Мое дело предупредить, сударь. А вы уж решайте сами. Собрались ехать, так поехали.

Леон молча подобрал повод и пустил лошадь шагом. Айльф двинулся следом, осуждающе покачивая головой, но больше не произнес ни слова. Верхушка горы, проглядывающая за деревьями по правую руку, постепенно росла и росла, пока не заслонила полнеба.

Он прикинул, что при таких темпах они доберутся к подножию, когда солнце перевалит за полдень. Впервые он оказался предоставленным самому себе — один, без напарника, но, как ни странно, даже если впереди и грозили какие-то опасности, страха он не ощущал — лишь радостное, чуть тревожное ожидание, словно в детстве перед праздником. Солнце поднималось все выше, бросая на тропу пестрые пятна, от прогретых стволов исходил терпкий смолистый запах, Сорейль сидела у него за спиной, а рядом раздавался мягкий топот Айльфова мула.

Наконец он решился свернуть с тропы, и лошадь, осторожно переступая подкованными копытами, пошла меж узловатых вывороченных корней, присыпанных опавшей хвоей.

Еще час стандартного времени — и лес расступился, открыв поросшую травой поляну, за которой начинались скалистые отроги. Он помнил, что расщелина в скале лежала где-то по левую руку, но отсюда ее видно но было; лишь бурые, заляпанные лишайником камни, меж которыми росли пышные папоротники: старые побеги трепетали на слабом ветру, точно опахала, молодые были свернуты в тугие изумрудные улитки.

Сказывалось отсутствие привычки к долгой верховой езде — мышцы ног начали болеть. Он тяжело впрыгнул на землю и ссадил Сорейль, которая, покачнувшись, слабо уцепилась ему за плечи.

— Отдохнем, — сказал он.

И с ужасом сообразил, что не позаботился забрать из обоза провизию — с непредусмотрительностью человека из цивилизованного мира, которому нет нужды гадать, где он пообедает в следующий раз, а потом и маркграфова гостя, живущего на полном довольствии его светлости.

— Ах ты, черт, — смущенно пробормотал он.

Айльф, который возился с седлом своего мула, подтягивая стремена, деловито подхватил увесистую чересседельную сумку и подошел к ним.

— Надо бы подкрепиться, сударь, — сказал он, — кто знает, что дальше будет, а девица небось со вчерашнего дня не ела.

— А я не взял ничего, — Леон растерянно покачал головой.

Айльф ухмыльнулся:

— Я почему-то так и подумал. — Он похлопал ладонью по туго набитой сумке. — Воды только надо набрать во флягу. — Он поднял голову, прислушиваясь. — Ручей тут где-то течет.

Теперь, когда шелест ветра в кронах стих, Леон услышал отдаленный шум ручья.

— Лучше бы нам устроиться поближе к ручью, сударь, — сказал Айльф, — там и животных можно напоить.

— Ладно, — устало отозвался Леон, — пошли. Сорейль тихонько двинулась за ними. За все время она не проронила ни слова. Леон подумал, что она, скорее всего, предпочла бы сразу отправиться на поиски, но не решалась их торопить — вдруг рассердятся и оставят ее тут одну, а сами уйдут?

Ручей стекал с горы — неширокий, но холодный и чистый. Айльф оглянулся в поисках удобного места, довольно кивнул и повел животных к краю поляны, где росло одинокое дерево. Привязав их и освободив от дел, он оставил животных пастись и вернулся к воде.

— Хорошее место для пикника, — пробормотал Леон.

Место и впрямь было красивым — скальная осыпь, точно обнимавшая поросшую клевером поляну, ручей, в котором играло солнце, и мачтовые сосны на самой опушке леса. Солнце переползло через зенит, тени, отпрошенные валунами, стали чуть длиннее — чересчур четкие и ровные, подумал Леон и лишь тут сообразил, что смотрит на развалины какой-то постройки. Поросшие мхом и оплетенные повиликой тесаные камни уже почти не отличались от своих соседей.

— Айльф, — сказал он, — как ты думаешь, что это такое?

— Развалины, сударь, — жизнерадостно отозвался :парень.

— Сам вижу. Я спрашиваю, развалины чего? Айльф пожал плечами:

— Скорее всего, старое святилище. Когда-то их ставили у подножия гор, на таких вот полянах.

— Двоим?

— Тут и кроме Двоих много кто ошивался, — неопределенно ответил Айльф.

«Видимо — и не так уж давно — этот мир, подобно Земле на заре истории, кишел малыми богами, — подумал Леон, — теми, что потом перешли в свиту Темного на почетные должности демонов и духов, или же вовсе позабылись, вытесненные четкой, логичной, по виду бинарной, а на деле монотеистической религией. Племенной божок… Или тотемный звероподобный родич — да мало ли…»

Он уже сделал несколько шагов по направлению к Развалинам, как вдруг Сорейль, которая неподвижно стояла, с тоской глядя на возносящуюся в небо гору, кинулась к нему и с неожиданной силой схватила за рукав.

— Не надо туда, сударь! — умоляюще произнесла она.

Он осторожно отстранил ее:

— Не надо? Почему?

— Это… нехорошо, — сказала она тихонько.

— Я ничего там не трону. Просто посмотрю.

Она молча отпустила его руку. Он обернулся к Айльфу, но тот не двинулся с места — они оба стояли и смотрели, как он пересек поляну и, отстранив гибкие зеленые плети, нырнул в развалины.

От святилища осталось немного — три обрушившихся стены и какое-то подобие алтарной плиты. Ветер сюда не проникал, солнечный свет — тоже, небо над головой показалось неожиданно синим — почти фиолетовым — и холодным. Пахло плесенью и застарелой сыростью. Ручей бурлил совсем рядом, подмывая заднюю стену.

Он подошел к алтарю. Каким бы заброшенным тот ни выглядел, а кто-то из здешних побывал здесь до них, и не так давно — на камне лежали зачерствевшие лепешки и почему-то нитка ярко-красного стекляруса: чье-то нехитрое подношение. Рельеф на глыбе камня позеленел от сырости, но он все равно разглядел приземистую фигуру с насмешливо высунутым языком.

— Корра, — пробормотал он.

* * *

Горный кряж задерживал облака; они клубились над вершиной, точно потоки мутной воды, тени наползали на поляну, и холод чужого, недружелюбного мира пронизал его до костей.

Он оглянулся. Сорейль стояла у него за спиной, глядя отчаянными глазами. Впереди темнел вход в штольню — наполовину осыпавшийся, черный, точно беззубый рот. Он поднял лампу, подобранную в опустевшем бараке рудокопов, заправил ее загустевшим маслом из найденного тут же кувшинчика и зажег фитиль. Свет был тусклый, колеблющийся, грязное стекло плохо пропускало его.

Айльф сделал было шаг в сторону отверстия, но Леон покачал головой:

— Нет-нет. Ты останешься здесь, с лошадьми. Если… если мы не выйдем до завтрашнего вечера, подожди еще ночь и уезжай. Скажешь амбассадору Бергу…

Айльф пожал плечами. Его лицо ничего не выражало, и Леон вдруг подумал, что со стороны сам он выглядит патетично до глупости.

— Ты слышал, что я сказал? — спросил он как можно строже.

— Сударь, — тихо отозвался юноша, — можно вас на минутку…

— Ну что еще? — Он передал фонарь Сорейль: —

Подержи, я сейчас.

— Видите ли, сударь, — неохотно сказал Айльф, — вы, конечно, вправе лезть в любую вонючую дыру, не мое это дело, но предупредить вас я все же должен… В общем… ничего вы там не найдете.

— Почему?

— Об этом не принято говорить, сударь, не знаю я, что там делается, да и знать не хочу; но не слишком-то полагайтесь на ее слова.

Он кивнул в сторону Сорейль.

Леон, в свою очередь, оглянулся на девушку — она стояла неподвижно, колеблющееся пламя освещало ее тонкое лицо.

— Брось! Не выдумала же она все это!

— Выдумала? Нет-нет, что вы, сударь. Она верит в то, что говорит, это точно. Просто — вы чужак здесь… А потому вы можете увидеть там одно, а она — совсем другое.

Юноша помолчал.

— Она говорит, детишки эти там пропали… Может, и так, кто знает… А только, сударь, детишек-то как следует никто не видел с тех пор, как их из деревни погнали.

— Ну и что?

— Ничего… — пожал плечами юноша.

Леон поглядел в непривычно серьезные глаза Айльфа.

— Послушай, — медленно сказал он, — когда мы только ехали сюда… по плоскогорью… я видел огни. Вся гора была в огнях, точно… точно замок маркграфа, нет… иначе… все равно. И никто, никто их не заметил, только мы с Бергом.

— Очень может быть.

— Ты их видел? — Нет.

— Что там внутри, Айльф?

— Никто не знает, сударь. Это все равно что… Что бывает после того, как мы умираем?

— Воссоединение… — неуверенно отозвался Леон, стараясь ответить, как надо.

— Чушь, — отрезал Айльф. — Вы знаете наши верования, беседовали со святым отцом и все такое, но вы же сами в это не верите! Подыгрываете нам, стараетесь! Пришли из-за моря, верно?

Леон молча смотрел на него.

— Нет никакой страны Терры за морем! — шепотом сказал Айльф. — Там вообще нет населенных земель.

У Леона пересохло в горле.

— Откуда ты…

— Гунтр говорил. Уж он в таких делах разбирался. Я, как узнал про вас, сразу понял — не отсюда вы… Может быть…

Он замялся.

— Ну, что еще?

— Гунтр очень надеялся, что однажды придет кто-то… Может, он как раз вас и ждал? Таких, как вы.

Сорейль нетерпеливо переступила с ноги на ногу — пламя в фонаре качнулось, по отвалам грунта побежали тени. Леон вздохнул.

— Отложим этот разговор, ладно?

— Как хотите, сударь. Но только… если вы увидите там совсем не то, что она, верьте себе, а не ей. Только я почему-то думаю, что вы вообще ничего не увидите.

Он ухмыльнулся; его лицо в пляшущих тенях на миг стало похоже на уродливую маску с храмового барельефа.

Леон растерянно пожал плечами. Ну что он может сказать? Гунтр надеялся, что придет кто-то со стороны, и что? Устроит революцию? Освободит крепостных? Парламент созовет? Поведет местных людей к свету знаний? Кто — два самых заурядных человека, связанных по рукам и ногам инструкциями Корпуса? Но дело даже не в этом: общество приспосабливается к людям не меньше, чем люди к обществу, — глупо было бы полагать, что местные жители, зажатые в жестких кастовых рамках и точно знающие собственное место, нуждаются в мессиях из просвещенного технократического мира. Еретики, вольнодумцы и прекраснодушные строители утопий водились во все времена, но их идеи отнюдь не способствовали всеобщему счастью. Другое дело — помочь одному-единственному человеку. Тому, кто действительно нуждается в помощи. Он отобрал фонарь у Сорейль и решительно шагнул вперед.

Ему пришлось согнуться чуть не пополам — таким низким был укрепленный балками свод. Штольня шла наклонно, углубляясь в сердце горы. Видимо, это был пусть и не ствол шахты, но один из главных ходов. Как они в остальных-то работали, — пронеслась в голове мысль, — лежа?»

Он отцепил от пояса нож и пометил опорную балку, выцарапав стрелу, обращенную наконечником к выходу. На закопченном, почерневшем от времени дереве свежий надрез белел неожиданно ярко, словно светился.

Сорейль шла за ним: он ощущал это по тому, как пригас и без того слабый дневной свет у него за спиной, когда девушка заслонила вход в штольню. «Хорошо бы управиться до темноты, — подумал он, — наверняка есть и другие выходы на поверхность, но увидеть их можно только при свете дня. Впрочем, всегда можно вернуться по собственным следам, нужно просто чаще оставлять направляющие метки».

Из тьмы выплыла какая-то темная куча; он с опаской приблизился к ней, ожидая, что из-под гнилого тряпья блеснут кости, но это была всего-навсего брошенная шахтерами ветошь. За ней громоздилась груда щебня. Он посмотрел вверх — для этого ему пришлось вывернуть шею набок; грунт сыпался с потолка — прогнившие балки в любую минуту грозили обвалиться. Паршиво…

Сорейль по-прежнему шла за ним, не отставая ни на шаг — так что он слышал ее прерывистое частое дыхание, — но за все время не сказала ни слова. Он слышал и еще какой-то звук — глухой, частый, но равномерный, и не сразу сообразил, что это удары его собственного сердца.

«Наверное, это потому, что здесь очень тихо, — подумал он. — Оттого и кажется, будто чужеродное пространство стискивает тебя со всех сторон, обволакивает, не дает дышать…» Его не готовили по горному делу, вот проклятье! Сотрудники Корпуса — люди психически стойкие: страдай он клаустрофобией, его просто не взяли бы в штат, но ему все равно было не по себе.

В колеблющемся тусклом свете фонаря он мог различить путь лишь на несколько шагов вперед; дальше лежали тьма и неизвестность. Женщина за спиной вдруг показалась чужеродным существом — вот-вот прыгнет ему на спину и вцепится когтями в глотку. чушь, игра воображения, но почему она, черт возьми, все время молчит?

— Ты их здесь потеряла, — спросил он, — в этой штольне? Или вы ухитрились забраться в какой-нибудь штрек?

— Что? — Ее голос в замкнутом пространстве, глотающем звуки, казался таким же неестественным, как его собственный.

— А ты уверена, что вы вошли именно в эту штольню

— Да, — наконец отозвалась Сорейль.

— А потом? Куда вы пошли потом?

— Я не помню, сударь, — пролепетала она.

Она держалась так, будто резко поглупела, — бредущая за ним говорящая тень. Он попытался отогнать подспудное раздражение: девочка и сейчас напугана, а вчера напугалась еще больше, проклятый маркграф со своими прихвостнями выбил из нее всякую способность соображать, а где-то там, в путанице штреков, бродят во тьме две крохотные фигурки…

Он на миг застыл, прислушиваясь. Его собственное тело вдруг стало неожиданно громким: шум крови в ушах, дыхание, пульсы в крупных артериях. Где-то капала вода — неожиданно звонко, но так же равномерно. Больше ничего.

— Может, попробуешь позвать их? — предположил он.

— Что вы, сударь, — она пришла в ужас, — нельзя! Нельзя!

— Почему? — Ее внезапная тупость раздражала его, и было еще что-то, чего он не понимал…

— Услышат… Они услышат.

— Кто? — устало спросил он. — Дети?

— Да нет же, сударь! Вовсе не дети.

— Корры?

Она внезапно бросилась на него, зажав ему рот обеими руками. От неожиданности он чуть не выронил лампу.

— Замолчите! — взвизгнула она острым, как нож, голосом. — Умоляю, замолчите!

Он свободной рукой начал отрывать от лица холодные пальцы; наконец ему удалось освободиться, и он с силой оттолкнул — почти отшвырнул ее.

— С ума сошла?

Она упала, потом, молча всхлипывая, вновь встала на ноги.

Все было не так, как он себе представлял, точно в дурном сне, в котором блуждаешь по темным переходам, неожиданно понимая, что твой спутник — вовсе не твой старинный приятель, а ухмыляющийся подменыш, нечто, принявшее человеческий облик.

Он с трудом подавил желание повернуть назад, пока тьма, напиравшая со всех сторон, окончательно не раздавила ему грудную клетку.

Слева — тьма из тьмы — выплыл вход в боковой штрек. Он остановился, выцарапал стрелу на ближайшей опоре.

— Туда? — спросил он. — Или ты опять не помнишь?

Она не ответила: белое лицо, подсвеченное снизу пламенем фонаря и оттого напоминавшее гипсовую маску. Глаза казались темными провалами.

Если представить себе, в какой панике были тогда Сорейль и ее семья, скорее всего, они метнулись в первый попавшийся штрек: сразу, как только его заметили.

— Ты говорила, у вас была плошка, — обернулся он к ней, — когда она погасла? Где?

— Что? — она вздрогнула. Он и сам напрягся — так резко прозвучал его голос. — Я… не помню.

— Ну, как-то же вы тут передвигались?

«Но она лишь беспомощно захлопала ресницами… точно кукла», — подумалось ему.

Ему вдруг стало страшно. Он оказался в черном зеве горы с чуждым существом, которого совсем не знал: перебросился несколькими фразами, и все. Почему, ну почему он поддался на эту авантюру? Пожалел ее? Как, каким образом ей удалось вызвать у него такую жалость, что он бросил Берга, бросил все, помчался по первому ее зову как сумасшедший?

Наваждение…

— Ладно, — выдавил он сквозь зубы, — попробуем. Он боялся, что потолок штрека окажется еще ниже, чем тут, в штольне, и им придется пробираться чуть не ползком, и заранее пригнулся еще сильнее, но в темном коридоре было неожиданно просторно: он даже смог выпрямиться почти в полный рост. На полу в свете фонаря блестели лужицы воды, вода стекала со стен, оставляя на них ржавые подтеки, и он с ужасом понял, что по обе стороны штрека были еще коридоры — темные норы, ведущие неизвестно куда… вся гора была изрыта норами, точно гигантский муравейник. Звуки здесь разносились неожиданно далеко, отражаясь от стен, — плеск воды, шорох их собственной одежды, треск фитиля в лампе…

— Куда теперь? — спросил он.

— Н… не знаю, — она еле сумела выговорить, так у нее стучали зубы.

«Черт, — подумал он, — она же до смерти напугана. Вот еще напасть на мою голову!» Он с удивлением обнаружил, что никак не может сообразить, сколько времени прошло с тех пор, как они забрались в шахту, — это он-то, всегда умевший определять время с точностью до нескольких минут!

— Погоди, — сказал он, — мне надо передохнуть. Он поставил лампу на пол, сел, привалившись к сырой стене, и попробовал вдохнуть полной грудью. Вероятно, сейчас уже поздний вечер, быть может, ночь… Берг один в палатке. Он отстегнул поясную сумку и извлек передатчик, даже не давая себе труда скрываться.

Она молча наблюдала за ним, в затравленном взгляде мелькнула тень любопытства.

— Что это?

— Устройство, позволяющее переговариваться на расстоянии, — неохотно пояснил он. — Хочу попробовать связаться со своим другом.

— А… где ваш друг?

— Сейчас, наверное, на пути в Солер.

— Вы хотите сказать, сударь, что он услышит вас… так далеко?..

— Надеюсь…

— Вы — могучий чародей, да? — шепотом спросила она.

— Нет, что ты… Я — нет.

И, немного поразмыслив, добавил:

— Но меня этим устройством… механизмом… снабдили могущественные чародеи. Там, в Терре.

«Сигнал может не пройти через толщу, — подумал он. —Ладно, попробуем…» Он набрал код — это далось ему с трудом, пальцы почему-то дрожали, но и верно — вместо того, чтобы выдать тихий писк знакомых ответных позывных, чертов прибор молчал. Он слышал, как с потолка падают в лужу капли воды — и… и все.

— Он молчит! — показалось ему или действительно в ее голосе проскользнули нотки торжества?

— Должно быть, скалы и впрямь экранируют сигнал, — пробормотал он, скорее себе, чем ей. — Выберемся на поверхность, попробую связаться еще раз.

Тем не менее ему было не по себе: теоретически такое возможно, но практически… передатчик был мощным.

Он убрал крохотное устройство обратно в сумку.

— Ладно, — сказал он вслух, — потом поговорю. Зачем ему, собственно, нужен Берг? Сообщить ему, что он, Леон Калганов, застрял невесть в какой дыре — так Бергу это и так известно.

Он вдруг поймал себя на том, что перестал верить девушке. Может, Айльф прав — действительно ли она забралась сюда с детьми? Действительно ли потеряла их? Да, она так говорила, но что произошло на самом деле? Хотя нет, маркграф тоже рассказывал…

Он уже собрался вставать, когда его рука наткнулась на что-то в груде щебня у стены. Он осторожно потянул предмет в круг света — это был детский башмачок… неуклюже сшитый, как все у них… маленький.

— Это… — он обернулся к Сорейль, — кто-то из твоих потерял?

Она тихонько погладила башмачок пальцами и кивнула. Глаза ее наполнились слезами, но она не плакала — просто смотрела на него.

Потом шепотом произнесла:

— Нужно уходить, сударь. Зря я так. Уже ничего не поможет… Они совсем ушли.

— Почему? — устало сказал он. — Наоборот. Ведь они где-то здесь. Пойдем.

Он взял ее за руку, пальцы у нее были холодные.

— Попробуем пройти чуть дальше. Может, там… Он набрал полную грудь воздуха и крикнул:

— Эй!!!

— Эй, — невыразительно откликнулось эхо.

— Я же говорила вам, сударь, — безнадежно произнесла Сорейль, — не нужно было кричать. Ни к чему это.

— Ну, знаешь… — он совсем ее не понимал, не мог понять.

И тут он услышал музыку.

В ней не было ничего человеческого — странные, непривычные слуху созвучия, но все-таки это была именно музыка, холодная, чистая; точно кристаллы кварца, друзы молочного шпата, в которых каждая грань начинает жить самостоятельной жизнью, если на нее направить пучок света.

— Слышишь? — спросил он.

Она подняла голову, закусив губу и напряженно прислушиваясь.

Потом, в свою очередь, спросила: — Что?

— Эти… эти звуки?

— Вода капает, — неуверенно предположила девушка.

Она стояла, прижимая к груди детский башмачок.

— И все? —Да.

Глядела на него прозрачными глазами, в которых играл отблеск фонаря — две ярко-красные точки. Леон не удивился. Почему-то ожидал чего-то в этом роде.

Он потянул девушку за руку туда, где чужой, медлительный, холодный голос — не понять, инструмент или существо, — вел сложную, как математическое уравнение, мелодию — так могла петь сама гора, будь она одушевлена.

Он пошел на зов, и музыка становилась громче. Штрек оборвался внезапно: они оказались в пещере, размеры которой он ощущал даже в темноте. Он поднял фонарь: своды, с которых правильными рядами, точно органные трубы, свешивались сталактиты, уходили вверх, теряясь во тьме, на полу стояла вода — в черном озере, отражаясь от многочисленных каменных граней, играл свет фонаря; странные фигуры стояли там — по колено в воде, по пояс, и ему потребовалось какое-то время, чтобы сообразить, что это всего-навсего наплывы под сталактитами — столбы, каменные грибы и кургузые деревья. Фигуры с крыльями, с лицами, белые, в белых балахонах — слишком совершенные, чтобы состоять из плоти и крови, слишком человечные, чтобы быть просто игрой природы.

Музыка носилась по залу, взлетала вверх к каменным трубам, плескалась в озере. Потом оборвалась — так же внезапно, как и началась.

Вода капала со сталактитов, разбегалась четкими кругами по озеру, блики играли на лицах нерукотворных скульптур, и оттого казалось, что они гримасничают. Сорейль у него за спиной пронзительно завизжала.

В этом странно гармоничном мире ее визг был таким нестерпимым, что он чуть не ударил ее.

— Ты что?

Она судорожно зажала себе рот обеими руками, потом, овладев собой, с трудом произнесла:

— Скорей! Сударь, нужно бежать отсюда. Это же… Она вновь заткнула себе рот, трясясь от страха.

Он лишь сейчас почувствовал, до чего ему холодно; раньше он этого не замечал. Сырой, могильный, липкий холод заполз за шиворот и сейчас развлекался, трогая его беглыми пальцами. Глаза у девушки стали совсем безумными, свет фонаря дергался и плясал в них: точь-в-точь как в черной воде подземного озера. Она схватила его за полу куртки и отчаянно потянула назад — он оступился и чуть не уронил фонарь.

— Да приди же в себя!

Но она, повернув к нему искаженное страхом лицо, которое вдруг утратило человеческие черты, продолжала обеими руками с неожиданной силой тянуть его к выходу из пещеры. Он сделал неуверенный шаг назад, и она, убедившись, что он поддался на ее уговоры, развернулась и побежала по штреку, слепо ударяясь о стены.

Ему не оставалось ничего, как последовать за ней — он нырнул в темное отверстие… показалось ему или нет, что в подземном зале свет с их уходом не померк, а вспыхнул сильнее, казалось, сам тяжелый, влажный воздух пещеры светится. Музыка возникла вновь — теперь в ней звучало холодное торжество. Он бежал за девушкой по темному коридору, а в спину им несся заливистый детский смех…

* * *

Он и сам не помнил, как они выбрались на поверхность. Сорейль рухнула на землю, трясясь и всхлипывая. Он огляделся. Это был тот самый вход в шахту: на фоне рассветного зеленоватого неба темнели очертания разрушенных бараков, на горизонте зубчатой стеной высился лес.

«Господи, — подумал он, — да ведь уже утро! Сколько же мы там пробыли?»

В голову ему закралось чудовищное подозрение, что они пробыли там не ночь — во всяком случае, не одну ночь, — лет сто, не меньше… и он с трудом отогнал его от себя, увидев, как из тумана выплыла бесформенная масса, которая, приблизившись, распалась на шумно дышащих лошадей и темную фигуру Айльфа.

— Это вы, сударь? — в его голосе слышалась непривычная робость. — А я уж думал, что вы и вовсе не вернетесь…

— Я и сам начал так думать, — пробормотал он сквозь зубы.

— Лучше бы нам убраться отсюда, — рассудительно произнес Айльф, — вы небось устали, но отдохнуть лучше где-нибудь подальше от этой проклятой дыры.

Сорейль, пошатываясь, встала на ноги. Он боялся, что ее придется уговаривать, но она покорно взобралась на спину лошади.

Он откашлялся. Никак не мог сообразить, что же произошло, и оттого чувствовал себя полным идиотом.

— Может… подождем еще? — неуверенно предложил он.

— О, нет, — она вздрогнула. — Нет-нет. Зачем?

— Как — зачем? А… дети? Они ведь наверняка там. Она мягко сказала:

— Им уже ничем не поможешь. И удивленно добавила:

— Разве вы их не видели, сударь? —Что?

— Они же были там… среди остальных… стояли, смотрели на меня.

И печально добавила:

— Они были такие… белые…

«Она сошла с ума, — в ужасе подумал он. — Эта игра света…»

Он покосился на едущего с ними бок о бок Айльфа. Тот хмыкнул, но ничего не сказал.

Она, не обращая внимания на его реакцию, продолжала:

— Наверное, они пока им больше не нужны. Вот и поставили их там… Что поделаешь…

«Точно, сошла с ума. Может, — подумал он, — детишки погибли еще раньше — утонули, свалились в яму… может, еще тогда, в первый раз, у нее на глазах. Вот она и вообразила невесть что. Берг был прав — они совсем другие. Я никогда их не пойму. Я обманулся потому, что до сих пор видел лишь внешнюю сторону — приемы, обряды, празднества… А что под этим скрывается — какая бездна? Что проступает, когда сдернут непроницаемый покров формальных приветствий, ритуальных фраз и вежливых поклонов? Зря я поддался на се уговоры. Зря я вообще взялся за эту работу… я не гожусь для нее. Какой из меня этнограф? Да, Берг… нужно связаться с ним. Он небось беспокоится».

В лиловой предрассветной мгле они молча пересекли скальное ущелье; солнце вставало у них за спиной, заставляя туман, лежащий в низине, вспыхивать желтым и красным, точно где-то в самом сердце клубящегося морока горел скрытый костер.

Сейчас, вдали от мрачного лабиринта штолен, ночные приключения показались Леону нереальными — сон во сне… человек наделен воображением, и возможно, именно это и делает его человеком, но как отличить действительность от вымысла, от наваждения — такого яркого, что его можно принять за действительность? Там, в темноте и давящей тишине тупиков и переходов, среди молчаливых горных пород, не строит ли разум на основе недостаточной информации иллюзорные картины — чтобы потом принять их за достоверные? И что видела Сорейль? Как проверить, чье воображение оказалось ближе к реальности — какой бы невероятной эта реальность ни была?

— Остановимся здесь, сударь? — спросил Айльф.

Он кивнул и натянул повод, придерживая лошадь.

* * *

Берг осторожно покрутил шеей, натертой жестким церемониальным воротником. Ему было слегка не по себе — терранский амбассадор работает в одиночку лишь в исключительных случаях. Быть может, хотя он сам и отказывался себе в этом признаваться, он просто привязался к своему простодушному и несколько восторженному напарнику, единственной живой душе, связывавшей его с далекой Землей — в этом огромном зале, в городе, графстве, да и на всей планете.

В зале было полным-полно народу, но, в отличие от давешнего празднества, здесь царила напряженная тишина. Обычай не велел излишне бурно проявлять свои чувства, и разряженные люди, сгрудившись на фоне не менее пестрых гобеленов, тихонько переговаривались между собой.

Берг стоял далеко не в первом ряду.

«Это и понятно, — говорил он сам себе, — первоначальное любопытство, вызванное появлением в Солере амбассадоров неведомой страны, потихоньку начало угасать; точь-в-точь как пламя сверхновой, неразличимое в закатном свете. Послы неведомой Терры (а следовательно, и сама Терра) оказались людьми достойными, но явно безвредными — от неведомой Терры не исходило угрозы, которая заставила бы, по крайней мере, считаться с ее представителями. Выгод же особых тоже пока не предвиделось — тем более что лордов Солера теперь беспокоили совсем иные, насущные дела… Сам же по себе посол не настолько важная птица, чтобы торчать в первом ряду дворцовых церемоний. Хотя нет, — подумал Берг, — вот этот-то в первых рядах».

В первых рядах располагался посол Ретры Эрмольд, прикрываемый со спины секретарем. «Оно и понятно, — уныло подумал Берг, — Терра-то невесть где, а могущественная Ретра — вот она, на расстоянии нескольких дней пути…»

«Не земля, — подумал Берг, — лоскутное одеяло». Когда-то в Срединных землях было несколько независимых государств, яростно сражавшихся друг с другом за господство на материке. Пока Ганед-Основатель, прекрасный стратег и отважный воин, возвысившись, как это обычно бывает, из какой-то боковой ветви (и то сомнительно) правящей династии, не перерезал тех, кто стоял у него на пути, не сел на трон Западного королевства и, буквально за полтора десятка лет, не прибрал под свою руку все мало-мальски достойные внимания графства. Его наследник, Ганед Второй, Продолжатель, достойно продолжил дело отца, и вскоре все Срединные земли стали одним, единым королевством со столицей в Ретре. Яростные битвы (вот когда были проложены военные дороги) постепенно сменились затишьем, сонной одурью, какой-то из наследников династии еще попробовал было отправить войска на завоевание Восточных побережий, но там, на восточных рубежах империи, творилось черт знает что, войско, так и не встретившее достойного сопротивления, поглотила пустыня, вернулись назад единицы, и никаких новых попыток освоения местной ойкумены больше так и не предпринималось.

А всего три поколения назад Ганед очередной — Утешитель, собрав держателей крупных графств и княжеств, объявил о самонизложении. Страна не нуждается в монаршей власти — заявил он, распустил двор и удалился в монастырь в далеких Соколиных горах, не оставив наследника. Претендентов на трон династии Ганедов не нашлось — все держатели графств и княжеств, крохотных, как земное Монако, видимо, прекрасно чувствовали себя в своих родовых гнездах… Пассионарный импульс нации иссяк… по крайней мере, на какое-то время.

С тех пор Срединные графства держались общим кодексом законов, созданным еще в эпоху Основателя, торговлей и дипломатией — той сложной системой противовесов, которая удерживает стабильность государственных образований не хуже любой сильной руки. И еще династические браки, разумеется, — тут все были со всеми в родстве. Порой два каких-то новоявленных родича создавали альянс против близлежащих земель, порой два княжества объединялись под рукой одного наследника двух правящих родов — картина мира все время менялась и все время оставалась на удивление устойчивой.

Маркграф восседал в своем кресле, величественный и неподвижный, а рядом с ним — леди Герсенда, совсем юная, бледная, темноволосая женщина с опушенными глазами — Берг никак не мог рассмотреть, какого они цвета. Ее тонкие пальцы нервно мяли шелковые складки платья… Она-то чего волнуется, удивился Берг.

Где-то далеко, снаружи, тоненько запела труба, раздался шум шагов — слаженный и сильный, словно в зал продвигался небольшой военный отряд, и в образованном расступившимися людьми коридоре появился лорд Ансард со своими не слишком многочисленными спутниками. Берг узнал Варрена, а остальные, видимо, прибыли в Солер прямиком из Ворлана.

В этом мире мелкорослых туземцев Бергу даже не пришлось слишком вытягивать шею, чтобы через головы придворных разглядеть новоприбывшего. Племянник его светлости оказался сравнительно высоким темноволосым человеком с нервным надменным лицом. Одет он был с подобающей пышностью — его расшитый алыми и золотыми листьями тяжелый плащ не уступал по своей роскоши, а то и превосходил одеяние маркграфа. «Возможно, — подумал Берг, — эта пышность — своего рода психическая атака. Что ему еще остается — без замка, без людей».

Камзол под плащом был сплошь черный, без всяких украшений. Небось траур — племянничек-то овдовел, сообразил Берг.

Ансард четкой, выверенной походкой подошел к трону (никто из его собственной свиты за ним не последовал), склонился на одно колено и положил у ног маркграфа церемониальный короткий меч.

Маркграф (на взгляд Берга, поспешней, чем следовало бы) поднялся со своего кресла и, подойдя к племяннику, приподнял его, обняв за плечи. Меч он вернул Ансарду — нервные сильные пальцы лорда сомкнулись на изукрашенной гарде.

Берг взглянул на Герсенду — она продолжала сидеть неподвижно и лишь под пристальным взглядом супруга сделала два крохотных шага и протянула Ансарду обе руки.

— Мы рады приветствовать вас под своим кровом, милорд, — тихо сказала она.

Ансард выразительно поклонился, прижав ее руки к губам. На секунду все замерло, потом маркграфиня отступила назад, а маркграф жестом поднял с мест музыкантов на хорах.

Толпа в зале разделилась совершенно автоматически — кто-то отхлынул назад, кто-то двинулся к выходу, а меньшая часть потянулась за маркграфом, который, под руку с леди Герсендой, проследовал в обеденную залу.

Берг замешкался лишь на секунду — церемониймейстер, поклонившись ему, жестом пригласил его следовать за маркграфом.

«И где этого чертова Леона носит, — подумал Берг, — ему давно бы пора быть здесь. Быть может, попросить маркграфа выслать поисковый отряд? Но, похоже, его светлости сейчас не до того… И передатчик молчит…»

— Прошу вас, амбассадор Берг, — раздался вежливый голос.

Берг вздрогнул, возвращаясь к действительности, — посол Ретры Эрмольд услужливо подвинулся, указав ему на место рядом с собой.

— Нам следует держаться рядом, знаете ли, — любезно сказал Эрмольд, — мы с вами оба тут чужаки, А где, кстати, ваш молодой друг?

Берг едва удержался, чтобы не ответить «понятия не имею».

— Он следовал в Солер другой дорогой, — устало сказал он. — Не представляю, что его задержало.

— Дороги сейчас опасны, — Эрмольд явно был намерен поддерживать беседу, — бродяги, разбойники… Представьте себе, амбассадор Берг, еще год назад Солер можно было пересечь из конца в конец, ничего не опасаясь… Впрочем, Солер такой маленький, что…

— По сравнению с Ретрой, — любезно подсказал Берг.

— О, да… Наш маленький сосед. Неудачно расположено это графство, вы не находите? А по сравнению с Террой?

— Что? — не понял Берг.

— Ну, насколько велика ваша Терра?

Берг мысленно вздохнул. «Посол» и «осведомитель» — синонимы. Для посла естественно работать еще и осведомителем, так что повышенное любопытство Эрмольда к терранцам совершенно в порядке вещей, ну а ему что делать? Первая Комплексная выбрала Солер после долгих консультаций — естественная граница с морем, из-за которого, якобы, и прибыли терранцы, да еще, не всегда, впрочем, строго соблюдавшийся, принцип начинать с малого, чтобы исподволь подготовить умы к своему присутствию… А там, глядишь, наладим контакты, откроем свои посольства и в Ретре… И в других Срединных графствах… Вернее, так бы оно и случилось, не будь этого космического катаклизма. Ибо другие послы далекой Терры могут прибыть далеко не так скоро, как планировалось первоначально. Они с Леоном могут оказаться в довольно сложном положении, подумал он.

И, словно отвечая на его мысли, Эрмольд заметил:

— Вы выбрали неправильного союзника. Слабого.

— Терра, — холодно возразил Берг, — не нуждается в союзниках. Она и без того достаточно сильна. Терра ищет партнеров, деловых партнеров — как и любое государство, впрочем. Та же Ретра, например. Вы-то тоже тут сидите, за этим столом…

— Значит, вы не собираетесь оказывать Солеру никакой помощи?

«Это, — подумал Берг, — уж слишком». А вслух сказал:

— Помилуйте! Да разве Солер нуждается в помощи, амбассадор Эрмольд?

— Да, — виновато согласился Эрмольд, — да… Я, пожалуй, плохой дипломат…

«Как же, — подумал Берг. — Ты просто думаешь, что это я — плохой дипломат…»

Он взглянул на сиятельных особ, сидевших во главе стола, — Ансард от маркграфа по правую руку, леди Герсенда — по левую…

— Простите мое любопытство, сударь, — вновь заговорил Эрмольд, — насколько в Терре осведомлены об истории Срединных земель?

— В общем и в целом, — неопределенно ответил Берг.

Похоже, как следует поесть ему Эрмольд так и не даст. Впрочем, такие обеды затеваются отнюдь не ради еды…

— Ганед Первый, Основатель, — рассеянно сказал Эрмольд, — принадлежал к благородному, но весьма захудалому роду… Его держание было на окраине Срединных земель.

— Об этом, — отозвался Берг, — мне известно.

— Любопытно, знаете ли… Тогдашний владетель его усыновил — своих детей у него не было. А Ганед доводился ему то ли племянником, то ли двоюродным братом… Леди Герсенда выглядит несколько расстроенной, вам не кажется?

Берг пожал плечами.

— Скажите, — настаивал Эрмольд, — а в Терре есть горы?

— Да, — ответил Берг, — да… разумеется.

— Значит, вам доводилось видеть, как сходит лавина… Она часто начинается с одного-единственного камня, амбассадор… Мир меняется… Он всегда меняется — когда постепенно, а когда стремительно… Вы знаете, скольких казнили в Солере за тяжкие преступления нынешней весной? Столько же, сколько за два последних года. Солер неспокоен, амбассадор. Тут назревает смута.

«Ну и ну! — подумал Берг. — Вот это настоящий дипломат. Статистику преступлений ведет».

— Странными вы подсчетами занимаетесь, сударь мой Эрмольд, — сказал он.

— Бросьте, — резонно возразил Эрмольд, — вы же так не думаете. Все следят за всеми — а то вы сюда прохлаждаться прибыли. Осведомленный всегда выигрывает, а Ретре есть от чего тревожиться — она же рядом… А кому охота нежданно-негаданно заполучить чумной барак у себя под боком. Так что вы поразмыслите, амбассадор Берг… как следует поразмыслите…

— Надо мной, — возразил Берг, — есть свои лорды…

— Так свяжитесь со своими лордами, — мягко посоветовал Эрмольд, — уж не знаю, как там вы с ними связывались. С тех пор, как вы сюда прибыли, из вашей Терры так и не пришел ни один корабль.

«Ах ты, — подумал Берг, — ах ты, осведомленный сукин сын».

— Благодарю вас, амбассадор, сударь мой, — ответил он. — Я подумаю.

* * *

Солнце поднималось все выше, разгоняя туман. Теперь оно повисло над гребнем горной гряды, очерчивая ее контуры. Пахло свежестью, зеленью и медом; над вереском лениво перелетали сонные пчелы.

Айльф развел крохотный костерок — скорее тень костерка — из сухой травы и стеблей вереска, поставил на камни котелок.

— Когда это ты успел так основательно собраться? — устало спросил Леон.

— Я привычный, сударь, — серьезно ответил юноша, — никогда не знаешь, когда придется опять сниматься с места.

Он плеснул в оловянную кружку теплого варева и поднес ее Сорейль.

Она покорно взяла кружку — обеими руками, чтобы не расплескать, — но ничего не сказала.

Леон обеспокоено взглянул на нее — она двигалась и вела себя, как сомнамбула.

— Оставьте ее, сударь, — проследив за его взглядом, тихонько сказал Айльф, — она вроде как не в себе. Так иногда бывает с теми, кто попадает туда…

— Куда?

Он пожал плечами.

— Завтра она уже ничего не будет помнить, помяните мое слово.

Он помолчал.

— Я боялся, что и вы будете не лучше, сударь. Но вы, похоже, и впрямь из другого теста слеплены.

Потом робко добавил:

— А это и вправду вы, сударь? Я хочу сказать…

— Что меня там подменили? — догадался Леон. Почему-то в какой-то момент он и сам испытал странную неуверенность — в самом деле, что отличает человека от копии, от подделки? Воспоминания? Уникальные, присущие только ему одному генетические особенности? Неужто он и вправду он лишь только потому, что уверен в этом? Но вслух сказал:

— На что спорим?

Айльф неопределенно хмыкнул.

— Существуют горные породы, — наставительно произнес Леон, — которые могут выделять особые испарения… ядовитые — смертельно или нет, но они вызывают видения. Морок. Человеку мерещится именно то, что он хочет или боится увидеть.

— Ага, — кивнул юноша, — Гунтр то же самое говорил. Он говорил, что самое простое объяснение, скорее всего, и окажется самым верным.

— Он прав, — согласился Леон.

«Берг идиот, — подумал он, — они — это мы… люди… везде, во всех мирах… Если они мыслят, как люди, и выглядят, как люди, значит, они люди… Вот и еще один Оккам выискался, надо же!»

— Скорее всего, а не всегда, заметьте, сударь. Возможно, есть высшая простота, которой мы просто не в состоянии постигнуть…

— Это, — сказал Леон, — для меня слишком мудрено.

Айльф пожал плечами.

— Не будь эта простота непостижима, мы бы ее уже постигли, разве нет? А сейчас отдохнуть бы надо — я этой ночью глаз не сомкнул, а уж вы и подавно.

…Предоставив Айльфу позаботиться о стоянке, Леон отошел в сторону и включил передатчик. Ответа долго не было, и он начал уже опасаться, что пребывание в горе окончательно вывело прибор из строя. Однако страхи его не оправдались — просто Бергу, когда он почувствовал, как нагревается сигнальный браслет на руке, вероятно, понадобилось время, чтобы под каким-то предлогом остаться одному.

— Леон, — наконец раздался знакомый голос, тихий, как комариный писк, — слава богу!

И совершенно нелогично добавил:

— Где тебя черти носили? Я всю ночь пытался с тобой связаться!

— Передатчик сбоил, вот и все. Ты был прав — ничего мы не нашли. Мы уже возвращаемся.

— Поторапливайся, — коротко велел Берг.

— Что-нибудь случилось?

Молчание — он не видел, как Берг пожал плечами, но отлично представлял себе это.

— Потом всегда что-нибудь случается. Ерунда, но все же… нам нужно держаться вместе, Леон.

— Да мы уж выезжаем…

— Все в порядке?

— Нет, — неуверенно произнес Леон, — не совсем. Странная штука, знаешь…

— Ладно-ладно, — отмахнулся Берг, — зафиксируй, потом разберемся. До связи.

Передатчик отключился.

Леон вернулся к лагерю. Айльф и Сорейль спали, завернувшись в плащи, рядом мягко переступали с моги на ногу стреноженные животные. Солнце поднялось высоко, но он не стал тревожить спутников. Берг велел торопиться, но сначала пусть отдохнут — слишком уж тяжелой выдалась эта ночь.

Он отыскал в сумке таблетки стимулятора, проглотил одну и запил водой из фляги. Усталость притупляет реакцию, а ему нужно иметь ясную голову. Путь до Солера казался безопасным — один раз он уже проделал его, правда, в сопровождении вооруженного отряда, — но сейчас окружающий мир вдруг показался ему издевательски ненадежным; сдерни пестрый покров с верескового поля — и увидишь клубок шевелящихся червей.

«Это всего лишь неясные ощущения, — подумал он, — так дело не пойдет, для того, чтобы разобраться, их надо систематизировать». Он вновь отошел в сторону, подальше от спящих, и включил диктофон.

«Говорит этнограф широкого профиля Л. Калганов.

10 травня 1185 года от сотворения мира по местному летоисчислению.

Суеверия местных жителей построены на сложной системе табу и умалчиваемых, но подразумеваемых понятий. А потому трудно иногда понять — либо за невысказанным скрывается нечто важное, либо данный объект просто не представляет интереса. Впервые я столкнулся с этим, исследуя заброшенный рудник в Мурсианских горах. С ним связаны достаточно противоречивые легенды — что, впрочем, типично для мифологических конструкций такого рода, однако, возможно, какое-то рациональное зерно в этих преданиях имеется. Углубившись в шахту, я не обнаружил никаких артефактов, за исключением непосредственно связанных с заброшенными горнорудными разработками, однако тем не менее отметил наличие странных ощущений, как то: потерю ориентации в пространстве и во времени, зрительные и слуховые галлюцинации… Косвенно психогенная природа наблюдаемых мной явлений подтверждается тем, что у меня и у сопровождающей меня местной жительницы описываемые ощущения не совпадали. Все это заставляет предположить наличие каких-то вредоносных испарений или же прежде незарегистрированного излучения, влияющего на психику. Дополнительным подтверждением неких, пока не изученных процессов в недрах служит и однократно наблюдаемый мною и палеопсихологом Бергом феномен свечения горы. То, что упомянутые физико-химические процессы не были зарегистрированы Первой Комплексной, возможно, связано с тем, что явление не поддается регистрации снаружи: горные породы выполняют роль экрана — в частности, это распространяется и на работу передатчика внутри горы.

Понятно, что такое мощное явление аборигены не могли обойти вниманием — с горой связано множество легенд и преданий. Вполне возможно, что до распространения доминирующей религии она была объектом поклонения местных жителей и обожествлялась. Персонификацией такого обожествления могут быть подземные существа корры, аналог наших лепреконов — остатки культа корры встречаются практически повсюду, особенно в глухих, труднодоступных местностях».

Он задумчиво покачал головой, выключил диктофон и вернулся к спутникам. Солнце уже почти добралось до зенита, и застилавшая горизонт дымка испарилась. Краски стали свежими, точно промытыми, как это бывает весной, и теперь было видно, что в той стороне, где находился Ворлан, небо затянуто мутной пеленой.

Он потряс Айльфа за плечо:

— Пора вставать.

Юноша сел, хлопая глазами.

— Что-то случилось, сударь?

— Нет-нет, — успокоил его Леон, — просто нам нужно поторапливаться, если мы хотим хоть сколько-нибудь пройти до темноты.

Айльф осмотрелся, ноздри его напряженно вздрогнули — точь-в-точь дикий зверек. Потом заметил:

— Ворлан до сих пор горит.

— Да, — сказал Леон, — верно.

— И, сдается мне, не только Ворлан.

Леон проследил за его взглядом: еще дальше к югу в синем небе тоже высился мутный, сизый, почти невидимый столбик дыма.

— Пожалуй, — пробормотал Леон, — нам действительно стоит поторопиться.

— Пусть она еще немного поспит, пока я соберу вещи, сударь, — сказал Айльф.

— А ты как думаешь, что там происходит?

— Должно быть, конец света и впрямь вот-вот наступит, — флегматично констатировал парень.

Леон автоматически поднял голову, выискивая в небе сверхновую — он как-то совсем позабыл о ней. Нашел он ее с трудом — пылающая оболочка, стремительно распространяясь все дальше, теряла плотность, а заодно — и былую яркость.

— А может, — задумчиво продолжал юноша, — вовсе и не мурсианцы эти злосчастные; это его светлость маркграф чем-то не угодил Двоим. Потому как, если, к примеру, пострадали только угодья лорда Ансарда — одно дело. А уж если такие беды обрушились повсеместно…

«Еще немного, и я приму эти доводы, — подумал Леон. — Действительно, как все просто — либо Создатели ополчились на маркграфа и это, что называется, неприятности местного масштаба, либо всеобщий апокалипсис. В конце концов, выкладки Айльфа по-своему логичны — не менее логичны, чем все наши отсылки к стохастике и теории вероятностей».

— Буди Сорейль, — сказал он, — поехали.

Вечер надвигался неспешно, но неуклонно: небо потемнело, и Айльф уже несколько раз озабоченно оглядывался в поисках предполагаемого места для ночлега, но его все время что-то не устраивало — он досадливо качал головой и погонял своего мула дальше. Леон следовал за ним. Он уже начинал тревожиться — какой бы хрупкой ни была Сорейль, лошадь все равно устала, перенося двойную ношу.

— Что тебя беспокоит? — спросил он юношу.

— Не стоило бы ночевать под открытым небом, сударь. Мало ли кто на нас наткнется.

— Ты боишься людей или зверей?

— Людей.

— На пути туда нас никто не потревожил, — заметил Леон и тут же сам удивился собственной глупости.

Айльф, похоже, удивился не меньше.

— Так мы же с его светлостью ехали, — мягко, как недоумку, пояснил он, — кто же нападет на вооруженных всадников? Таких дураков нет. Потом, опять же, конец света… Кое-кто может подумать, что неплохо бы повеселиться напоследок — терять-то нечего…

— Ну и как нам быть?

— Может, — бодро сказал Айльф, — наткнемся на какое-нибудь жилье.

— В лесу?

— Почему бы и нет? Люди везде живут. На землянку дровосеков можно наткнуться или на хижину угольщиков… Да и лесник наверняка где-то поблизости — угодья-то его светлости… А мы с вами теперь тоже — его светлости люди. Так что он нас приютит, накормит, а может, и лошадь продаст.

— Ну уж нет, — возразил Леон, — никакой я не человек его светлости. Я сам по себе.

— Все вы, господа, гордые… Это пока жареный петух в темечко не клюнул. Всегда лучше быть при ком-то. Когда ты сам по себе, тебя все равно что и нет…

Дым вдали за кромкой леса, вместо того чтобы поблекнуть в сумерках, был теперь хорошо виден — он приобрел розовый оттенок, которым подсвечивали его снизу невидимые языки пламени.

Леон так привык к сидящей у него за спиной молчаливой Сорейль, что никакого неудобства не чувствовал. Но она-то, должно быть, думает иначе.

— Ты очень устала? — спросил он.

Она вздрогнула, точно очнувшись от тяжкого сна. Потом шепотом отозвалась: — Нет.

— Потерпишь немного?

— Да, сударь.

Сверхновая в вечернем небе светила гораздо слабее, чем прежде, — не звезда, призрак звезды; временами ее заслоняло бродячее облачко дыма… «Конец света, — подумал Леон, — надо же, такое совпадение. Вот так всегда — на всякое мало-мальски значимое событие в истории всегда найдется какое-нибудь солнечное затмение либо комета… нечто из ряда вон выходящее. А на деле, может, никакого солнечного затмения во время, скажем, Игорева похода и не было, может, летописец вообще ничего подобного в жизни не видел, может, дед ему рассказывал, но что за историческое событие без затмения?»

Неожиданно сплошная зеленовато-бурая стена распалась, и Леон смог различить меж стволами просеку, ведущую в глубь лесной чащи.

— А что, с этим лесом никаких преданий не связано? — спросил он Айльфа.

Невысказанное «надеюсь» повисло в воздухе. Хороший же он этнограф, нечего сказать… Айльф тем не менее его понял.

— Нет-нет, — торопливо сказал он, — разве что так, по мелочам.

Просека была узкой, но тщательно расчищенной — земли его светлости и впрямь содержались в порядке.

А потому передвигаться здесь было легко, несмотря на то, что темнело тут быстро — гораздо быстрей, чем на равнине. В ветвях тревожно посвистывала какая-то ночная птаха.

— Волки тут рыщут, — неожиданно замогильным голосом сказал Айльф, — страшные волки с железными зубами, с пылающей пастью.

Сорейль вздрогнула и крепко вцепилась в пояс Леона. Айльф, довольный произведенным эффектом, хихикнул.

— Да ну тебя, — сердито сказал Леон.

— Жильем пахнет, сударь, — уже серьезно сказал юноша. — Приятно будет заночевать под крышей, верно?

Из темноты выплыла поляна, а на ней — с трудом различимый в сумерках дом с пристройками, окруженный низким частоколом.

Айльф спрыгнул с мула и, передав повод Леону, пошел открывать ворота.

— Хозяин, — крикнул он во весь голос, — хозяйка! Ворота распахнулись, и они въехали во двор.

Тут было тихо; лишь бормотал что-то протекающий по поляне ручей.

— Странно, — сказал Айльф, — вы подождите тут, сударь, я зайду в дом.

Он легко взбежал на крыльцо. Массивная дверь была распахнута, изнутри поглядывала густая тьма. Вдруг затеплился огонек — Айльф зажег плошку с маслом. Сквозь дверной проем было видно, как язычок пламени двигается по комнате, потом Айльф вновь вышел на крыльцо.

— Никого нет, — сказал он. — Недавно ушли — пепел в очаге еще теплый. Странно это, сударь.

Он поставил плошку на пол и повел лошадей к коновязи.

— Может, — предположил Леон, — лесник обходит участок и вернется только к утру?

Айльф нырнул в пристройку и вышел с охапкой сена.

— Как знать, сударь… Не один он тут жил… там есть и женские вещи, в доме.

— Ну, мы-то переночевать сможем?

— Почему нет… — голос у Айльфа все же был неуверенный.

Леон поднялся на крыльцо. Плошка мерцала на столе, в углах скопились черные тени.

— Я же говорю, сударь, пусто.

— Может, оно и к лучшему.

Леон обернулся к одинокой фигурке, сливающейся с полумраком.

— Проходи.

Сорейль молча прошла в комнату и остановилась. Она все это время пребывала в каком-то странном полусне; это было даже не горе, нечто другое — он так и не мог понять, что именно.

Айльф пропал — словно растворился во тьме. Впрочем, Леон слышал, как он тихонько посвистывает, заводя лошадь в пустую конюшню. Не дожидаясь слуги, Леон принялся зажигать очаг — огниво казалось бесполезным в неловких пальцах, и он украдкой, заслонившись спиной от Сорейль, извлек из кармана на поясе зажигалку. Но и в этом случае на то, чтобы огонь разгорелся по-настоящему, ему потребовалось неприлично много времени.

На крыльце раздались чьи-то торопливые шаги — он тревожно обернулся, но облегченно вздохнул, увидев стоящего в дверях Айльфа.

— Я напоил животных, сударь, — голос у него звучал как-то странно.

— Ну и ладно, — Леон отряхнул испачканные золой руки.

— Можно вас на минуту, — юноша вновь направился к выходу, глядя на Леона через плечо.

— Да-да. — Он обернулся к Сорейль: — Отдыхай. Она молча села на скамью, расправила складки плаща, сцепила на коленях руки и застыла.

— Сидит, — неодобрительно проворчал Айльф, — чисто дева Карна на храмовой резьбе. Нет чтобы воду согреть… А! — он горько махнул рукой.

— Оставь, — недовольно произнес Леон, — лучше скажи, что там стряслось.

— Я нашел лесника, сударь, — тихо сказал Айльф, — никуда он не ушел. И больше никуда не уйдет. Он лежит на берегу ручья. С перерезанным горлом. Что это делается, а, сударь?

Пока Леон брел вслед за юношей к ручью, он ощущал озноб — и не только от наступившей ночной прохлады. Небо испускало остатки света, заставляя воду вспыхивать прохладным серебром. Оттого было хорошо видно, что темная фигура лежит у воды ничком, раскинув руки. Леон, сжав зубы, дотронулся до остывающего тела.

— О господи! — пробормотал он.

Чужое, неприютное пространство насмешливо глядело сотней враждебных глаз.

Казалось, Айльфа ничем нельзя было пробрать — он деловито осмотрел труп, потом обернулся и поглядел на Леона непроницаемыми в темноте глазами.

— Лихо с ним расправились, — заметил он.

— Убит? — все еще не хотел верить Леон.

— А вы как думали? Сам себя так уделал? Грабители, сударь, точно грабители. Они и скотину свели.

— Разбойники? — удивился Леон. Слова «лесные разбойники» ассоциировались у него с Вальтером Скоттом и звучали как-то ненатурально. Он представил себе щеголеватых типов, вырядившихся в зеленое, с луками и колчанами за плечами. Айльф, который Вальтера Скотта не читал, серьезно кивнул.

— Сам-то я с разбойниками сроду не встречался, но раньше в этих лесах и впрямь пошаливали… Ежели поднялись люди с насиженного места — куда им деваться? Не с голоду же помирать. Вот они и промышляют помаленьку. Скотину свели, женщин небось тоже увели… А этого похоронить бы надо. Сейчас, сударь, одеяло возьму, мы его и перенесем.

— Перенесем? Куда?

— Ну, не у воды же хоронить… Там, за домом.

Он уже направился в дом, когда Леон окликнул его:

— Ты это… Сорейль не говори… не беспокой… Айльф неопределенно хмыкнул.

— Ладно. А только что бы ей сделалось?

Леон остался стоять рядом с мертвым телом. Ему было не по себе — насильственная смерть для него, не имеющего богатого полевого опыта, все еще казалась чем-то из ряда вон выходящим. «Будь он проклят, этот запрет на оружие, — подумал он, — мы же совершенно беззащитны. Этнограф, мать его так, мальчишка придурковатый и девушка… тоже не в себе. Подобралась компания! Господи, еще неделю назад все было так хорошо, так спокойно… Сидели в тепле, в безопасности, дожидались Второй Комплексной. Нет, прав был Берг, прав — нельзя им сочувствовать, нельзя отзываться на просьбы… вот оно боком и выходит».

Айльф вынырнул из тьмы, точно блуждающий огонек. Он нес фонарь, а заодно ухитрился прихватить лопату и грубую холстину. Казалось, что вдоль ручья бредет не человек, а горный дух.

— Вот и я, сударь, — бодро сказал он. Похоже было, что страх уже покинул его, наподобие того, как стекает вода с гладкого оперенья утки. — Упакуем беднягу, что ли?

* * *

…Айльф деловито налегал на лопату. Леон поднял повыше фонарь, чувствуя себя совсем бесполезным и стараясь не наступить на туго спеленутое холстиной тело. Наконец Айльф решил, что глубина получилась достаточная.

— Взяли, сударь, — сказал он.

Тело легло в сырую яму. Айльф вновь взялся за лопату.

— Отдыхай, пока не позовут, — сказал он.

Леон так и не понял, были ли это обрядовые слова прощания или импровизация.

— А если они вернутся? — спросил он.

— Кто? — насторожился Айльф.

— Грабители, естественно, — сердито сказал Леон.

— Чему быть, того не миновать, верно, сударь? — в голосе у юноши прозвучала усталость. — Мы и в лесу можем на них наткнуться. Может, и не стоило огонь в доме жечь, но дело ведь сделано, так ведь? Вы небось есть хотите… Сыр еще остался. И сухари…

— Не знаю, — неуверенно ответил Леон. Он уже несколько раз ополоснул руки в ручье, но все равно ладони казались липкими. — Умыться бы…

— Так вы же в ручье мылись! — удивился юноша.

— Нет… теплой водой.

«Мыла они тут не держат, — подумал он тоскливо. — Не изобрели еще мыла…»

— Ну, разве что принцесса наша полоумная сообразила. Сам я, сударь, воды не грел. Не до того было.

Если даже Сорейль и продолжала глядеть все с тем же отсутствующим видом, о том, чтобы согреть воду, она все же позаботилась. Сполоснув лицо и руки, он почувствовал себя освеженным… незапятнанным… Вспомнил, что голоден, и сам удивился — неужто он настолько очерствел, что даже прикосновение к липкому от крови мертвому телу не способно отшибить у него аппетит… «Я становлюсь как они, — подумал он, — как эти. Таким же непрошибаемым и одновременно таким же суеверным». За крохотным слюдяным окошком стояла сплошная мутная мгла, такая мгла порождает страх, подумал Леон, а вместе со страхом вызывает к жизни чудовищные порождения человеческого воображения.

Он кивком позволил Айльфу сесть за стол. Юноша без особого стеснения расселся на грубой скамье — похоже, сословные предрассудки, сковывающие низы еще больше, чем сеньоров, были ему чужды.

— Так, значит, — пробормотал Леон, размачивая жесткий сухарь в чашке легкого вина, — лорд Ансард отправился в Солер… Под кров его светлости…

— Полагаю, так, сударь, — отозвался юноша. — Куда ж ему еще деваться?

— Вот бедняга, — пожалел погорелого лорда Леон, — ни кола ни двора.

И подумал, что по отношению к владельцу замка рта присказка все же выглядит несколько странно.

— Ну-ну, — успокаивающе проговорил Айльф, — не так уж ему и худо… Его светлость маркграф, долгие ему лета, бездетен, а лорд Ансард как-никак ближайший родственник…

— Ну, маркграф еще не стар..; И не вдов, кстати, в отличие от бедняги Ансарда.

— Не хотелось бы попусту языком трепать, сударь, — лицемерно проговорил Айльф, — а только удивительно не вовремя он овдовел… Ведь как дело было: он воспитывался в Шорском графстве, в доме у отца леди Герсенды — знаете, как обычно бывает, когда благородных сыновей отдают из родного дома — манерам и боевым искусствам выучиться. А леди Герсенда как раз на выданье была, цвела, что твоя майская роза, ее по сговору их светлости в жены прочили… Ну и…

— Что «ну и»? Ах ты, сплетник… — В общем, пришлось отослать лорда Ансарда обратно к папеньке… И срочно женить на какой-то захудалой девице, чтобы кровь-то остудить… Такая вот, сударь, история. А теперь он опять при дворе их светлости, вдов, молод и красив. Он ведь очень красив, лорд Ансард.

— Не знаю, — рассеянно отозвался Леон, — не видел.

Сорейль тихонько вздохнула.

— Какая печальная история, — проговорила она.

— Чего ж тут печального, — мрачно отозвался юноша, — беспокойство одно.

— Все время видеть друг друга… вот так, на расстоянии вытянутой руки…

— Во-во, — Айльф был явно настроен скептически, — и долго они выдержат, голубки наши? — В конце концов, — рассудительно предположил Леон, — его светлость вполне может отправить племянничка на войну.

— Где он ее возьмет, эту войну… А впрочем, если дело так дальше пойдет…

Айльф зловеще покачал головой.

— Неспокойно нынче в Срединных графствах, ох, не спокойно… Уж и не знаю, доберемся ли мы в целости… Ладно, утро вечера мудренее… Я, пожалуй, на сеновале лягу.

Он покосился на Леона и интимным шепотом сказал:

— Вас-то, сударь, небось устраивать на ночлег нет надобности…

Леон почувствовал, как краска заливает лоб. «И что это я, — сердито подумал он, — как мальчишка…» А вслух сказал:

— Не валяй дурака, слышишь? Я в сарае лягу. Только сена туда постели.

Айльф только молча пожал плечами.

В полумраке сарая, который не сумел разогнать огарок свечи, он расстелил поудобней брошенные Айльфом в угол охапки сена, с размаху бросился на них и вытянулся. Сухая трава кололась, но он так устал, что не обращал на это внимания. Хорошо, хоть репеллент действует — насекомые тут небось кишмя кишат. И как они ухитряются не обращать на это внимания?

«Скорей бы добраться, — подумал он. — Берг наверняка тревожится, хотя ни за что в этом не признается». Берг… надо бы с ним связаться… Нельзя засыпать всем сразу — мало ли что… Сорейль, конечно, тревожить незачем, бедняжку, но они с Айльфом могут дежурить по очереди. Он полежит еще пять минут, всего пять минут… и пойдет, отстоит первую вахту. Обязательно пойдет…

С этими мыслями он заснул.

В голове что-то взорвалось. Он попытался открыть глаза, но сквозь багровый туман ничего не увидел. Попытался встать и не смог — что-то упорно тянуло его назад. Спустя миг он понял, что именно — его лодыжки и запястья были связаны короткой веревкой, точно у барана перед закланием. Путы врезались в тело — кисти рук занемели, он уже почти их не чувствовал.

— Очухался, бедолага, — сказал чужой, грубый голос.

Он попытался ответить, но и этого не смог — пересохшие губы были разбиты и отчаянно распухли.

— Дайте ему воды, — сказал другой голос, звонкий, знакомый, и он с удивлением понял, что это говорит Айльф. — А то помрет… какой с мертвяка выкуп?

И тот же знакомый голос презрительно добавил:

— Он вообще слабак. Еле ходит…

Вранье, хотел сказать Леон, но сумел лишь невнятно замычать.

— Что за птица такая? — спросил кто-то невидимый. — Вроде не из местных…

— Посол какой-то… — пояснил Айльф, — далекой страны Терры посол.

И с жаром продолжил:

— Ну, ребята, доложу вам, и богатая она, эта Терра, — улицы мощены золотым кирпичом, а уж дома…

— Горазд ты врать, — засомневался собеседник.

— Ну, серебряным. Вы только поглядите, он в дорогу и то в шерсть тонкорунную да в бархат вырядился, а у его светлости, при дворе, — уж так разоденется, так расфуфырится — глазам больно… Золото, брат, цепь на груди вот такущая, камзол каменьями расшит, так и горит все, так и сверкает…

«Значит, вот оно как, — подумал Леон. — Ах ты, маленький мерзавец. Завел меня к своим дружкам и с рук на руки… За выкуп, значит… Господи, — подумал он, — хоть бы за выкуп — тогда по крайней мере договориться можно… Я ж не выдержу — знаю я, как они…»

— Этот что, так, мелкая сошка… А вот лорд его, — гнул свое Айльф, — ну, тот вообще важная птица — как пройдет эдак по зале, как топнет ногой…

— А ты не врешь, малый? — в чужом голосе послышалось сомнение.

— Да ты обыщи его, приятель. Посмотришь, что он в карманах держит… хитрые какие-то штуки, у нас и подобного ничего не водится. А он их так с собой и таскает — для развлечения. Ножик красоты небывалой, а что это такое, и вовсе не угадаешь… Блохоловка, что ли?

«Это он про передатчик и анализатор», — подумал Леон.

— И верно, — сказал собеседник Айльфа после паузы, вертя в руке передатчик, — гляди-ка…

Должно быть, при этом он нечаянно переключил модуль на «вызов», потому что передатчик вдруг засигналил.

— Пищит… — удивленно произнес тот.

«Берг, — подумал Леон. — Вызывает… вот не вовремя».

— Нет, не блохоловка… Это что же, игрушка такая?

— Злых духов отпугивает, — уверенно пояснил Айльф, — вера у них чудная, а это вроде как амулет. Вытащит эту штуку, пошепчет в нее, пошепчет и опять спрячет. А иногда, вы не поверите, ребята, отвечает она ему.

— Может, ну его? — еще один голос, помоложе. — Может, бес он?

— Какой там бес! — весело сказал Айльф. — Всем известно, коли беса ранишь, так из него дым идет… А у этого вон как кровища из носа хлестала, когда я его стукнул!

«Значит, это он меня стукнул, — подумал Леон. — Как это я так… поверил ему. А Сорейль… Боже мой, что же Сорейль!»

Но, сколько он ни старался, ни имени девушки, ни даже упоминания о ней из разговора он выудить не миг.

— Богатый выкуп, говоришь… — спросил первый голос.

— Уж такой богатый, брат, что и промышлять больше не придется. Живи в свое удовольствие…

— А кто в замок пойдет, — засомневался второй, — дураков нет.

— Я пойду, — с готовностью предложил Айльф, — они меня знают. Так, мол, и так, скажу, послали меня лихие люди выкуп требовать… иначе из-под земли меня достанут, а амбассадору терранскому кишки вспорют… Только учтите, моя доля — четверть.

— С чего это?

— А вязал его кто?

Булькнуло — кто-то встряхнул флягу. Леон, неловко вывернув шею, смог наконец увидеть одного из напавших — здоровенный мужик самого дикого вида. За плечами у него действительно колчан со стрелами, ну чисто Робин Гуд! «Почему это я не смеюсь, — подумал он, — это же такая умора…»

— Попей, приятель.

В рот Леону полилась холодная вода — слава богу, вода, а не спиртное. Местного самогона после такого удара по голове он бы не пережил.

— Ты смотри, — удивленно сказал дремучий тип, — глотает!

— Значит, жив, — подтвердил Айльф. — Ну и ладно, а то уж я боялся, что слишком сильно приложил… Помните, четверть моя. Зато вы сможете забрать себе все терранские амулеты…

— Кому они нужны, — с опаской произнес тот, что помоложе.

— Амулеты… — мрачно пробормотал первый. — Колдун это, так его, наверняка колдун… глотку ему перерезать, пока он не опомнился. А деньгу поделим.

— Какой он колдун? Колдун не попался бы, как мышь в мышеловку. Лорд его, амбассадор Берг, за него в сто раз больше отвалит — за живого…

— Идти-то он может?

— Пнуть его как следует, пойдет как миленький. «Никогда не замечал, — подумал Леон, — что у Айльфа такой противный голос».

Чья-то рука с ножом просунулась меж его связанных щиколоток — лезвие резко полоснуло, разрезав путы, а заодно и вырвав клок из штанины.

— Вставай, ты, ублюдок, — сказал тот, что постарше.

Леон, пошатываясь, поднялся на ноги. Голова тут же отозвалась пульсирующей болью. Руки были по-прежнему связаны, и он не мог потрогать затылок, но наверняка там набухала здоровая шишка, а по шее текло что-то теплое и липкое.

— Здорово же ты его приложил, парень, — сказал тот, что постарше. — Мог бы и поаккуратнее.

— Как умел, так сделал, — сухо сказал Айльф. — У меня вашего навыка нет.

— Чем же ты на хлеб зарабатывал? — удивился младший.

— Шариками жонглировал.

— Тоже мне, занятие.

— Не хуже вашего. Ладно, пошли, что ли? Только теперь Леон увидел, что грабителей было не двое, а трое — третий, мрачный, заросший черным волосом детина, стоял в сторонке. Поймав взгляд Леона, он широко усмехнулся, и Леон увидел, как во рту его шевельнулся черный обрубок языка.

Так вот почему он не слышал голоса третьего.

Обычное в здешних краях наказание за разбой. Вот это — и серебряные рудники.

— Да, — старший легко вскочил на ноги. — Вон какая гроза собирается…

— Может, тут отсидеться? — неуверенно сказал тот, что помладше.

— Как знать, может, кто за ними следом идет… может, малый наврал? Эй, ты, наврал, что он без сопровождения гулял, а, малый?

— Провалиться мне на месте, — горячо возразил Айльф.

— Взгляд у него уж больно шныряет. Не верю я ему. Ладно, пошли… Беспалый-то лошадей уже отогнал…

«Где-то тут у них убежище, — подумал Леон, — понятное дело…»

Они двинулись в путь. Леон попытался встретиться взглядом с Айльфом, но тот отвел глаза, а старший чувствительно пнул его в спину.

— Что зенки-то лупишь?

Фонарь болтался в корявой руке безъязыкого. «Господи, когда же рассветет-то», — подумал Леон, но в лесу было темно, как в могильном склепе и так же тихо. Лаже птицы смолкли, даже вечно зудящие в воздухе насекомые попрятались в свои крохотные укрытия. Потом Леон, привыкнув к царящему вокруг полумраку, разглядел, что ночь все же миновала — причиною царящей вокруг тьмы были проглядывавшие кое-где сквозь густую листву тяжелые тучи — они клубились и отливали лиловым, точно влитые в воду чернила.

Потом раздался грохот дальнего грома. Он звучал непрерывно и грозно, точно где-то за дальним горизонтом ворчал огромный зверь.

Вспышка осветила стволы деревьев — лица спутников Леона, выхваченные из мрака беспощадным пламенем электрического разряда, и без того неприглядные, показались и вовсе чудовищными, точно у ходячих мертвецов.

— Чего стал? — старший вновь чувствительно пнул его в бок. — Шевелись, чучело… Айда, братва, до дождя успеем…

Леон больше не смотрел по сторонам — он шел, спотыкаясь, стараясь не обращать внимания на головную боль, которая, казалось, становилась сильней с каждым шагом.

Они двигались в этой беззвучной мгле, словно плыли в темной воде, пока наконец давящая тишина не сменилась все нарастающим гулом — зверь перевалил через хребет дальних гор и одним прыжком перемахнул сюда.

Деревья тут нависали сплошным густым шатром — таким плотным, что даже разряды молний не могли сквозь него пробиться.

— Ты только погляди! — вдруг воскликнул Айльф. Воздух был нездорово сухим и потрескивал — на верхушках двух самых высоких сосен зажглось бледное голубое пламя.

— Сроду не видал такого, — заметил младший. — Дурной это знак. Бросаем колдуна, братва… или примочим…

— Закрой хлебало-то, — оборвал старший.

Леон вдруг напрягся — холодное лезвие коснулось его запястий, осторожно скользнуло между путами. Он замер, не решаясь оглянуться, но смертоносное железо исчезло так же внезапно, как и появилось.

— Да шевелитесь, вы, ублюдки! — прикрикнул старший.

«Ему тоже страшно», — подумал Леон.

Веревки, стягивающие запястья, были вроде бы почти как прежде… но если резко дернуть… «Нужно только выждать, — думал он, спотыкаясь о корни, — нужно только выждать…»

Молния ударила внезапно, как и положено молнии, и ближайший дуб вспыхнул, расшвыривая искры, точно гигантская бенгальская свеча. Люди под огненным пологом шарахнулись в сторону, но совсем рядом ударила вторая молния — электрические разряды лупили вокруг, точно прицельный огонь. Что-то взорвалось прямо над головой, и Леон на миг потерял способность видеть.

Когда же очертания окружающего мира проступили сквозь багровый туман, Леон увидел, как в полуметре от него размахивает огненными руками живой факел. Страшный, нечеловеческий крик пронесся по лесу, заглушаемый раскатами грома, и тут же захлебнулся. Леон стоял раскрыв рот, не в силах оторвать взгляд от ужасного зрелища, и не сразу почувствовал чувствительный тычок в спину. Он обернулся и увидел Айльфа, который стоял совсем рядом. Расширенные глаза юноши излучали ужас, но губы пошевелились, и Леон разобрал:

— Быстрей!

От всего этого у Леона голова пошла кругом, но он, резко дернув руками, разорвал надрезанные веревки и с силой обрушил сомкнутые руки на шею оцепенело застывшего рядом молодого разбойника. Если и раздался тихий хруст, услышать его в таком грохоте было невозможно — тот обмяк и сполз на землю, привалившись к стволу дерева. Айльф действовал с не меньшей быстротой — подхватив с земли какую-то корягу, он опустил ее на голову безъязыкого. Перед глазами Леона в очередной вспышке молнии мелькнул широко распяленный рот, в котором обрубок языка шевелился, точно моллюск в раковине, потом видение пропало. Еще один их спутник — вернее, то, что раньше было их спутником, валялось поодаль, черным бесформенным комком.

Все произошло так быстро, что он действовал автоматически, не успев оценить ситуацию, — но Айльф, похоже, соображал быстрее. Он потянул Леона за руку.

— Пошли же, — проорал он, — обратно! В хижину…

— Сорейль…

— Все с ней в порядке, с вашей Сорейль… Там она, в погребе прячется…

Тут только Леон заметил, что раскаты грома стихли — так внезапно, словно кто-то повернул рубильник, и на землю хлынул дождь. Не просто дождь — молчаливые яростные потоки, которые барабанили по листве, точно армия лилипутов на марше.

Миллионы, мириады лилипутов… В насыщенном влагой сумраке сделалось трудно дышать.

Почему-то дорога назад показалась короче — вскоре деревья расступились, и перед ними предстала давешняя хижина, рассекающая волны тьмы, точно Ноев ковчег.

Леон устало переступил порог — скорее ввалился, чем вошел, и дверь за ними захлопнулась.

— Как вы себя чувствуете, сударь? — озабоченно спросил Айльф.

— Ты сукин сын, — сказал Леон, — ты маленькое двуличное ничтожество, ты…

— Уж простите, что пришлось вас пришибить, сударь, — виновато сказал Айльф, — не рассчитал маленько. Перестарался. Я как увидел, что они по двору шастают, когда вышел по нужде, — а их, сударь, четверо было, один потом лошадь и мула свел, а уж рожи… ну, думаю, все. Сейчас амбассадор Леон сдуру в драку полезет — положат они нас, как пить дать, положат. Вот я и велел Сорейль спрятаться в погребе — в погребе-то они уже пошарили, когда лесника-то прирезали, что там им делать… А вот вас пришибить пришлось. Уболтаю их, мол, выкуп стребовать — и правда, вид у вас такой чудной, кто хочешь поверит, что за живого больше дадут, чем с мертвого можно слупить. А там уж как пойдет, мало ли что в дороге случиться может… Так оно и вышло.

— Ну а как не вышло бы? — морщась, спросил Леон.

— Ну, так стребовал бы за вас выкуп. Амбассадор Берг, сдается мне, человек скуповатый, ну, так вы ему тут единственный друг и земляк, а маркграф, его светлость, всегда был щедр. Правда, может, они бы вас и прирезали, после того как денежки-то получили, на всякий случай… ну, так это как Двое судят…

— Ну и сволочь же ты, — Леон осторожно покрутил головой.

— Что уж тут поделать, сударь. Жизнь такая.

— Как они на нас набрели? Тут подстерегали?

— Кто их знает, сударь… Я так думаю, что ушли они недалеко, а мы тут огонь развели… Они и вернулись…

— А тот, четвертый?

— Говорю, он еще раньше животных куда-то повел… Укрывище у них тут где-то, я так понимаю… Да сидите спокойно, сударь, никто по такой грозе в лес не сунется, ежели он в здравом уме. Сейчас я вам рану промою, перевяжу…

— Убери свои грязные лапы, — вяло огрызнулся —Леон. — Так ты говоришь, с Сорейль все в порядке?

— Должно быть в порядке, сударь. Я велел ей сидеть, не высовываться, а утром, если не дождется нас, уходить. В Солер идти, найти там амбассадора Берга. Непонятно, как бы она добралась, бедняжка, но опять же, все лучше, чем эти рыла…

— Пойди сходи за ней, — велел Леон.

— Сию минуту, сударь.

Айльф запалил последний уцелевший огарок свечи и исчез в сенях.

Леон устало откинулся на скамье — шум дождя за окном отсюда казался почти умиротворяющим.

Дверь, ведущая в погреб, тихонько скрипнула, и показалась Сорейль. С миг она задержалась на пороге — колеблющаяся белая тень, потом скользнула в комнату.

— Ты не очень испугалась?

Почему-то он не мог себя заставить говорить в полный голос.

Она покачала головой:

— Нет, сударь. Этот юноша прибежал и сказал, чтобы я пряталась в погребе, а о вас он позаботится…

— Позаботился он, как же… — Леон осторожно потрогал затылок: мягкие ткани размозжены, подсохшая кровь слиплась с волосами.

— Вы очень смелый человек, сударь, — она подняла на него огромные серые глаза, — если сумели справиться с разбойниками…

— Ну, если честно…

— Он одолел троих, — неожиданно встрял Айльф, — настоящий рыцарь наш амбассадор Леон, удар его смертелен. Я, правда, сам разделался с одним, но он дрался как зверь…

— Что за… — попробовал возразить Леон, но умолк под восхищенным взглядом Сорейль.

— Я, говорит, жизнь положу, а не позволю причинить вреда своей даме. И как пошел крушить…

«Вот мифоман, — подумал Леон. — Одно слово, менестрель».

Сорейль продолжала восхищенно рассматривать Леона, словно он был бог весть каким красавцем.

— Позвольте, я промою вам рану, сударь, — сказала она наконец. — Дело рыцаря — сражаться, а его дамы — перевязывать ему раны…

Она взяла с полки кувшин и направилась к выходу, где с желоба в бочку у крыльца стекала вода. Сейчас бочка была полна уже до краев. Айльф задумчиво проводил девушку взглядом.

— Пойду-ка я посплю, сударь, — сказал он. — Тяжелая выдалась ночка. Одно слово, повезло нам — не будь той небесной бури, мы бы так быстро не выпутались. Когда бы еще удобный случай подвернулся…

— Да, — рассеянно подтвердил Леон, — повезло.

— Небесный огонь, говорят, куда попало не бьет — уж такая сволочь был их старшой, другой такой поискать надо. Ну ладно, — прервал он себя, завидев Сорейль, появившуюся на пороге с полным кувшином, — пора и на боковую… Я на сеновале буду, если что.

Он проскользнул мимо Сорейль и исчез за завесой дождя.

Сорейль тем временем отыскала где-то кусок чистого полотна.

— Склоните голову, сударь, — сказала она.

Леон покорно склонился над тазом. Ловкие тонкие пальцы девушки осторожно перебирали ему волосы, прикосновение было похоже на ласку. Он с удивлением почувствовал, как расслабляются напряженные, ноющие мышцы.

— Ну вот, — сказала она наконец, — а теперь перевязка…

Повязка стянула голову плотным обручем, но все равно было приятно. «Похоже, мы наконец в безопасности, — подумал он, — хотя какая тут безопасность… Передохнем немного, и нужно уходить отсюда, пока на нас не набрел еще кто-нибудь…»

Девушка управилась с перевязкой, но не отодвинулась. Она стояла так близко, что у Леона закружилась голова, — ее теплое дыхание касалось его щеки, мягкие волосы щекотали шею. Он замер, потом пошевелился, и с удивлением обнаружил, что держит девушку в объятиях. Она продолжала неотрывно смотреть на него — словно в мире не осталось ничего, кроме ее глаз, ее трепещущего, теплого, обволакивающего тела.

— Вы такой храбрый, — шепотом сказала она, — такой…

— Замолчи, — велел он, но это не помогло, и ему пришлось закрыть ей губы своими губами.


Бревно с тупым стуком откатилось в сторону, и тела на виселице синхронно дернулись, засучили ногами, потом стихли. Перекладина все еще подрагивала. Берг наконец-то смог отвести глаза в сторону — не будешь смотреть, как все, сочтут малодушным или, что еще хуже, сочувствующим преступникам… Впрочем, он все равно пошел на маленькую хитрость — так расфокусировал взгляд, что вместо четких фигур видел лишь смутные цветовые пятна.

Объектив в аграфе и без того фиксировал все в лучшем виде — пусть Вторая Комплексная разбирается. Ей работы надолго хватит — что ни день, то казни… Господи, что тут творится…

Маркграф, столкнувшись со взглядом терранского амбассадора, внушительно произнес:

— И так будет с каждым мародером… Хороший урок для них, амбассадор Берг…

«Хороший-то хороший, но ученики уж больно нерадивые», — подумал Берг.

Мелкий, моросящий дождь поливал гниющую траву, разъезженная земля хлюпала под ногами у немногочисленных горожан, собравшихся поглазеть на казнь, — еще неделю назад тут собиралась целая толпа; какое-никакое, а все-таки развлечение, но с тех пор развлечение несколько приелось.

Берг глубоко вдохнул сырой воздух.

— Вы рассмотрели мое прошение, ваша светлость?

— О чем это вы, амбассадор? — рассеянно спросил маркграф. — Ах да… ваш пропавший друг… Я выслал отряд на поиски, Берг. Что вам еще нужно?

— Я просил, — терпеливо сказал Берг, — вашего высочайшего соизволения отправиться на поиски самому; в сопровождении отряда, разумеется.

Какое-то время маркграф молча разглядывал его, словно Берг был каким-то диковинным животным, потом произнес:

— Это невозможно, господин Берг.

Берг ощущал себя рыбой, вытащенной на сушу. «Не то чтобы мы их недооценили, — подумал он, — не первый год замужем… Бывали переделки и покруче. Но не здесь, не в этом мире. Первая Комплексная работала при самых благоприятных условиях — ни один из разведчиков не пострадал, а это уж как редко случается… Недаром эта планета попала в разряд приоритетных».

А вслух спросил:

— Надо ли это понимать так, что я — заложник вашей светлости?

Черт, не нужно было этого говорить. Никто впрямую не говорит такие вещи, идиот… Это из-за проклятого Леона с его романтическими завихрениями. Все в Солере точно взбесились — знай ждут себе конца света… Полевые работы стоят, впрочем, какие полевые работы — все погнило, крестьяне стягиваются под стены города, сеньоры поснимали со стен дедовские мечи… Паршивца наверняка пришиб какой-нибудь одуревший от страха бандит с большой дороги, но если он еще жив… Рация-то почему молчит? Поломалась? Или просто не тянет — при такой-то ионизации…

— Упаси вас Светлый, — вежливо отозвался маркграф, — просто я не могу себе позволить потерять еще и вас. Уж не знаю, может ли это позволить себе Терра, но вы — мой гость. Я сделаю все возможное для поисков амбассадора Леона, хотя, честно говоря, надежды мало. Но если мы потеряем еще и вас — как я погляжу в глаза вашим динатам, когда они окажут мне подобную честь?

Берг коротко поклонился и, развернувшись на каблуках, зашагал внутрь галереи. Маркграф не проводил его взглядом — он смотрел вдаль, где серый горизонт сливался с серым небом. Но темные глаза Ансарда, стоявшего рядом со своим лордом, не отрываясь следили за амбассадором, пока тот не скрылся в сырой глубине замка.

— Эти двое, — Ансард скинул на руки слуге отсыревший плащ и, отослав сопровождающих небрежным движением руки, удобно расположился в кресле у очага, придвинув его ближе к огню, — терранцы…Что ты можешь о них сказать?

— Немного, милорд, — отозвался Варрен из-за спинки кресла. — Мне не довелось сблизиться с ними… разве что ехали рядом — по пути к руднику.

— И?

— Прошу прощения, милорд?

— Ах, ну ты понимаешь… Они — не самозванцы? И вправду те, за кого себя выдают? Никто никогда не слышал ни о какой Терре.

— Если они и самозванцы, милорд, то очень умелые — разоблачить вам их будет непросто. Я расспросил кое-кого из людей его светлости — сами они не видели, как пришел корабль из-за моря, но имеются донесения осведомителей. Они высадились на побережье, и корабль был не похож на наши корабли. И богато убран. Впрочем, кое-кто говорит, что такой корабль не сумел бы пересечь море — слишком легкая осадка. Он пригоден лишь для каботажного плавания.

— Вот как?

— Это ничего не значит, милорд. Быть может, был другой корабль — большой. Настолько большой, что не сумел подойти вплотную к побережью… А может быть, Терра лежит вовсе не там, где они утверждают… Но то, что они чужаки, несомненно. Выговор еще можно подделать — не так он у них плох, кстати, но они и держатся иначе, милорд, в этом притворяться невозможно. И еще одно…

— Да?

— Они плохо владеют искусством верховой езды.

— Они — не благородные? Не лорды? — удивился Ансард. — Купцы? Это какая-то торговая…

— О нет, они, безусловно, лорды. Это не подделать. Быть может, не воины — но потомки воинов. Просто я подумал… либо лорды в Терре предпочитают ездить в паланкинах, либо там очень мало лошадей. Но оба они — высокого рода, держат себя со знатью как равные и ничего не боятся.

— Если они, высокородные, не владеют боевыми искусствами, быть может, Терра давно уж не воевала, — задумчиво произнес Ансард, — либо она очень мирная страна, либо очень богатая, либо слишком сильная…

— Быть может, Терре просто не с кем воевать, милорд, — предположил Варрен.

— Так не бывает. Всегда найдется с кем воевать. Послушай, Варрен. Возьми людей… куда мог направиться этот пропавший амбассадор?

— Я полагаю, тут замешана женщина, милорд. Он пленился какой-то местной красавицей, намеревался похитить ее и отвезти в Солер…

— Если он чужак, он должен бросаться в глаза, — задумчиво произнес Ансард, — да еще с женщиной…

— Я понял, милорд.

— Спасти чужеземного амбассадора, попавшего в беду, — дело, угодное Двоим. Кто знает… Быть может, если мы найдем пропавшего друга амбассадора Берга раньше, чем люди его светлости, амбассадор Берг будет благодарен нам, а не его светлости… Кому когда помешала дружба посла могущественной державы, а, Варрен?

И, протянув руки к огню, задумчиво заключил:

— Лично мне бы не помешала…

* * *

Отсюда, из узкого окна замка, темные фигуры, болтающиеся на виселице, напоминали тряпичных кукол. Не видно было расклеванных воронами лиц. Ансард отвернулся от окна.

— Слишком много швали гниет на виселицах зазря.

— Зазря, — внушительно произнес маркграф, — не бывает.

— Кто же спорит, ваша светлость, — вежливо проговорил Ансард, — эта падаль получила по заслугам. Но не лучше ли использовать их во благо Солера, чем гноить зазря…

— На благо Солера? Что ты имеешь в виду, друг мой?

— А рудники? Вашей светлости не хуже, чем мне, известно, что жила вовсе не иссякла.

Маркграф молчал, разглядывая унизанные перстнями пальцы.

— Солеру понадобится серебро, государь. Кто придет нам на помощь в тяжелый час? Да еще бесплатно? Ретра? Ретра спит и видит, чтобы подгрести Солер под себя.

— Процветающее графство, друг мой, — сказал маркграф, — лакомый кусок для всех… Но кому нужен гниющий клочок земли, разоренный стихиями? Что, Орсон будет кормить эту падаль — за здорово живешь? Да он ставит кордоны на границах… Чтобы и муха из Солера не пролетела в Ретру.

— А вы уверены, что это кордоны, дядюшка? Войска он стягивает к границам… Солер слаб…

— Что ты предлагаешь? Откупиться? Серебром из горы?

— Тянуть время, что же еще… Эрмольд, эта лиса, подбивает клинья под терранских амбассадоров… их нельзя выпускать из рук…

Маркграф вздохнул.

— Сам знаю.

— А если этот Леон вовсе не погиб? Если он сейчас в Ретре — под крылом Орсона…

— Не думаю. Амбассадор Берг — его друг.

— Амбассадор Берг, — раздельно произнес Ансард, — ему не друг. Амбассадор Берг — его сеньор. А кто ж не хочет сам стать сеньором, сударь мой?

— Насколько я знаю, — упрямо сказал маркграф, — Леон в Ретре не появлялся… А то я шпионов зря кормлю. Он погиб здесь, в Солере.

— Если погиб…

— Да… если погиб. Кое-кто из моих людей поговаривает, что он вертелся вокруг Мурсианских рудников… что-то там ему нужно было…

— Да, — задумчиво проговорил Ансард, — рудники. А ведь он, по слухам, нашел там серебро… Если бы вы мне дали их на откуп, эти рудники, я бы живо наладил работу. Куда еще кандальных девать, как не в гору? Кайло в руки — и вперед…

— Не я наложил запрет на разработки, — заметил маркграф, — я только подтвердил его.

— Если я улажу это дело…

— Тогда, пожалуй… Впрочем, друг мой, не святой церкви я опасаюсь… Как бы нам не разгневать сам понимаешь кого…

— Нам нечего опасаться, господин мой, — Ансард мрачно покачал головой, — ибо это уже свершилось. Уж не знаю, как, но мы это сделали.

* * *

Тракт был размыт — бурая, утоптанная земля превратилась в жидкую грязь, копыта лошадей чавкали и оскальзывались, и лошадь Варрена, едущего впереди маленького отряда, захрапела, попятилась и, не удержавши равновесия, присела на круп, когда придорожные кусты зашевелились, и из серой мглы, клубящейся по обочинам, выплыло несколько смутных фигур. Варрен вздрогнул — фигуры были скрюченными и горбатыми и ступали медленно, враскорячку. Прошло несколько мгновений, прежде чем он сообразил, что перед ним люди, вооруженные заостренными кольями и вилами на коротком черенке, да еще согнувшиеся под тяжестью какого-то скарба. Брели они, широко расставляя ноги, осторожно и неторопливо — чтобы не поскользнуться в грязи или, по меньшей мере, не оставить в ней грубые деревянные башмаки.

Варрен подобрал повод и толкнул лошадь вперед, отсекая идущим дорогу. Руку он внушительным жестом положил на выступающую из-под плаща рукоять меча, но скрытая угроза не понадобилась — встречные, увидев вооруженный отряд, стянули шапки; дождь лупил по непокрытым головам.

— Что это у вас в мешках, ублюдки? — сквозь зубы произнес Варрен. — Разбоем промышляете?

— Никак нет, сударь, — ответил пожилой, кряжистый мужик, стоявший во главе пешего отряда. Он топтался на месте, явно раздумывая, не выразить ли ему дополнительное почтение, плюхнувшись на колени в бурую грязь, но потом решил ограничиться тем, что еще ниже склонил голову. — Это наше добро, кровное…

— Вот как? — Варрен окинул взглядом процессию. Человек двенадцать, а за кустами, в тумане, проглядывает какая-то бесформенная темная масса. Похоже, кто-то держал под уздцы по меньшей мере одну лошадь. — И где ж оно у вас хранилось? В лесу под деревом?

Люди Варрена уже подошли вплотную к пешим, чуть ли не толкая их лошадиными крупами — от мокрой шерсти животных шел пар, смешиваясь с клубящимся на дороге туманом.

— Можно сказать и так, сударь, — торопливо ответил старший, — у нас тут разбойники пошаливали, ну, деревня-то у нас немаленькая, сюда они не сунулись, зато несколько хуторов ограбили подчистую, дома пожгли, людей положили — мало кто из хуторян уцелел, сударь мой, так мы собрали ребят… выжечь их гнездо поганое…

— Ступайте домой, — Варрен удерживал на месте пляшущую лошадь, — я разберусь.

— А чего разбираться, сударь мой? Уже разобрались. Вот оно, добро награбленное… Скот они порешили, а вещички-то вот они… И бабы, значит, хуторские…

— А душегубы?

— Там их было только трое, сударь. Одного, как заварушка началась, мы сразу положили, другого бабы, сударь, чуть не на клочки разорвали, смотреть страшно, а третий вот он, в грязи валяется.

Темная масса из-за кустов выступила вперед и оказалась невысокой каурой лошадью, на которой охлюпкой восседал деревенский парень. Человек, волочившийся со связанными руками за лошадью, не раз уже падал в грязь и сейчас больше походил на чудовищное создание из свиты Темного — из тех, что изображают на фронтонах храмов.

— Только трое? — брезгливо поморщившись, произнес Варрен. — Экие же вы храбрецы…

— Да их больше было, сударь. Бабы говорят, еще четверо их было, целая шайка, но одного хуторяне положили, а куда еще трое делись, только Двоим и ведомо. Говорят, небесным огнем убило…

— Небесным огнем, говоришь… — задумался Варрен. Он вновь поглядел на ладную лошаденку, впрочем, порядком уже запушенную — грива спутана, хвост в репьях, брюхо и бабки в комьях засохшей, светлой, и свежей — бурой грязи. — Приведи-ка его сюда, этого душегуба, братец…

— Мы с ним сами разберемся, ваша милость, — угрюмо сказал старший, — пускай на воротах повисит, чтобы другим неповадно было…

Варрен выдвинул из ножен лезвие меча — на ладонь, не больше, но этого хватило, чтобы старший торопливо дернул за веревку, и разбойник, проехав мордой по грязи, оказался перед Варреном.

— На воротах, — задумчиво произнес Варрен, разглядывая обезображенное лицо, — это хорошо… Но у нас, братец, его светлость держит в руках жизнь и смерть своих подданных. Ты что-то хотел сказать, парень?

Старший угрюмо поглядел на него, но промолчал.

— Развелось этой швали видимо-невидимо, веревок не напасешься. Его светлость намерен вновь открыть рудник в Мурсианских горах. Так что судьба его — в штольне заступом работать… Хоть какая польза… Эй, — он кивнул своим людям, — возьмите его…

— Но, сударь… — попробовал возразить старший.

— Закрой пасть, пока зубы целы.

Пленник, до которого долетали обрывки разговора, взвыл, упал на колени и, меся грязь, подполз к копытам лошади Варрена.

— Только не рудники, — прохрипел он в ужасе, обратив к Варрену безумные белые глаза. — Только не рудники… нет!

Варрен задумчиво кивнул — не столько стоявшим перед ним людям, сколько сам себе.

— Забирайте его, — холодно приказал он.

Глаза душегуба еще больше закатились, разбитый рот распахнулся.

— Нет, — заорал он, — ради Двоих, нет!

— Странно, что ты вообще о них вспомнил, — задумчиво проговорил Варрен, осаживая жеребца, шарахнувшегося было от внезапного крика. — Что ж, можно обойтись и без рудников… скажи-ка мне, где вы раздобыли эту лошадь?

* * *

— Ты только погляди, — сказал Айльф, — что творится!

В голосе его слышалось восхищение, хотя восхищаться тут было особенно нечему.

Они стояли на холме — стена деревьев синела за спиной, а впереди расстилалась возделанная земля. Вернее, то, что еще неделю назад было возделанной землей — лоскутное одеяло полей сплошь залито водой, ростки злаков торчат, точно стебли осоки в заводи, и все это кипело, пускало пузыри, дрожало под напором бесконечных струй, льющихся с нависшего черного неба.

— Запруду прорвало, — задумчиво констатировал юноша, озирая жутковатый пейзаж. — Видали, сударь? Поток воды своротил мельничное колесо — уцелевшие лопасти вяло вздрагивали, точно зубы в старческом рту, но сама мельница уцелела — бревна, из которых она была сложена, почернели и перекосились, солома на крыше погнила, зеленая мутная вода плескалась в шаге от порога, но распахнутая дверь так и манила к себе, обещая желанный приют.

— Думаешь, там кто-то есть? — спросил Леон. Оказаться бы под чьим-нибудь гостеприимным кровом, на сухой постели — пусть грязной, пусть жесткой, пусть кишащей насекомыми… чтобы перестали ныть сбитые, кровоточащие ноги… Можно, конечно, помечтать о горячей воде и о горячем завтраке, но это уже чересчур… Незачем себя растравлять.

— Уж и не знаю, — покачал головой Айльф, — будь я на месте хозяев, я бы в деревню подался — на что нынче мельница? Река, опять же, шалит… Неспокойно тут…

Леон оглянулся: Сорейль стояла за спиной, по-прежнему кутаясь в его плащ — он потерял цвет и сейчас казался грязно-бурым, под стать остальному миру. Она оказалась выносливей, чем он поначалу думал, — ни разу не пожаловалась, но надолго ли ее хватит?

— Может, — предположил он, — мы там отыщем что-нибудь съестное

— Маловероятно, сударь, — Айльф покачал головой, — они ж с зимы все подъели… будь сейчас нормальная весна, тогда другое дело… Поглядеть, впрочем, не мешает… Да и отдохнуть вашей даме надо бы — вон какая бледненькая…

Леон вздохнул и вновь замесил башмаками глину. «Уж не знаю, что лучше, — размышлял он на ходу, по мере того как темная громада мельницы становилась все ближе, — пустой, неприютный, покинутый дом, или отчаявшиеся, озлобленные хозяева, готовые в каждом незваном госте усмотреть грабителя или мародера. Да, — думал Леон, — передатчик и остальная аппаратура безнадежно погибли, не выдержав прямого удара небесного огня, поскольку находились в сумке у предводителя разбойников, но золотые монеты выдержали чудовищную температуру, лишь профили старых государей оплавились и стали неразличимы. Золото остается золотом — но что оно стоит в такие вот времена…»

— Потерпи, — сказал он Сорейль, молчаливо бредущей рядом, — еще немного…

— Да, сударь, — тихо ответила она.

«Молчаливая, — подумал он. — Ни разу не пожаловалась, идет, опустив глаза, точно скользит, — даже по этакой грязище. А ведь сколько мытарств ей пришлось вынести…»

Дождь лупил по поверхности воды, из зеленой мутной глубины поднимались на поверхность и лопались огромные пузыри, кругом стоял неумолчный, монотонный шум, и лишь человеческое жилье возвышалось перед ними, молчаливое, точно надгробие на кладбище.

«Неужто тут тоже… — мелькнуло в голове у Леона. — Если и тут трупы…»

Айльф уже взбежал на крыльцо по скользким ступенькам, но Леон остановил его.

— Погоди, — сказал он, — Я сам.

Отстранив юношу, он осторожно подобрался к двери и прислушался. Тихо. Какое-то время он так и стоял, пытаясь уловить хоть какой-то звук и ощущая себя нe просто безоружным — голым. Потом, подобравшись, резко толкнул дверь — она была не заперта, но отворилась неохотно: дерево разбухло от сырости.

— Вроде никого, — проговорил у него из-за спины Айльф.

Набухшие половицы даже не скрипнули, когда они проследовали через сени в горницу. Леон огляделся — похоже, если дом и был пуст, опустошение произвели сами хозяева, собираясь покинуть жилище и собрав все, что можно унести, все, что представляет такую ценность для простого люда, — орудия, сделанные из железа, оловянные столовые приборы, все, что сработано из шерсти, льна или кожи… осталась лишь грубая массивная мебель, которую нельзя унести, и глиняная утварь, которая все равно побилась бы в дороге.

Айльф, присев на корточки, тщетно пытался разжечь очаг. Пропитанное водой дерево и отсыревшая солома не загорались, искра, попадая натрут, шипела и гасла. Чтоб ему покоя на том свете не было, этому сукиному сыну, — Леон вспомнил о бандите, прибравшем его зажигалку.

Наконец Айльф оставил бесполезное занятие, потянул носом и начал шарить по полкам. — Ты что? — устало спросил Леон.

— Сейчас, сударь… Неужто у них не было немного, на растопку… Ага!

Он с довольным видом приподнял массивную плошку — не будь она почти пустой, вряд ли ему бы это удалось — и выплеснул остатки содержимого на поленья. Леон почувствовал острый знакомый запах, искра, попав на поленья, превратилась в язычок пламени, и через минуту бледное голубоватое одеяние уже трепетало вокруг потрескивающего дерева.

— Что это? — спросил Леон.

— Черная вода… Ну, знаете, сударь, она зреет в глубине земли… знающие люди говорят, что это вроде как ее кровь, земли. Горючая — ее для растопки используют.

Богатая планета… Просто чудо как богатая… Даже Земля не могла похвастаться такими минеральными ресурсами. Что до серебра, господь с ним, хотя высокие технологии требуют серебра, но нефть… Бокситы, марганцевые руды… возможно, тяжелые элементы… Конечно, земляне не раз натыкались на миры, богатые всем этим добром, но там разработки были связаны с определенными трудностями, требовалась высокая степень защиты, а тут — бери не хочу… «Совет даст лицензии на разработку — это наверняка, при нынешней численности населения планеты нечего бояться, что мы ограбим этот мир… Всем хватит. И нам хватит, и потомкам их хватит…»

— Тут можно чем-нибудь поживиться? — спросил Леон, опускаясь на лавку.

— Откуда, сударь? Кто ж съестное забудет? Я, конечно, погляжу, может, что и завалялось где… Может, в погребе…

Леон глядел, как он мастерит фитиль из какого-то обрывка веревки.

Сорейль скользнула к очагу. «Кажется, усталость не коснулась ее», — подумал Леон, наблюдая, как она подкладывает щепу на растопку, наполняет водой щербатый горшок и ставит его на огонь.

«Надо же, я устал гораздо больше, чем эти двое, — подумал он, — такой тяжелый путь, а им хоть бы что…»

— Ты бы отдохнула, — сказал он мягко.

Она удивленно воззрилась на него — в полумраке комнаты серые глаза казались темными.

— Так я и отдыхаю, сударь!

Веки у нее были точно лепестки анемонов — белые, с голубоватыми прожилками.


Айльф тем временем деловито разбирал походную сумку.

— Еды-то у нас почти и не осталось, сударь, — грустно заметил он, — пара сухарей и только…

— Позаботься о Сорейль, — сухо сказал Леон, — я не голоден.

Айльф неопределенно хмыкнул. Похоже, рыцарское отношение к даме не входило в стройную систему его взглядов.

— Пойду погляжу, — сказал он наконец, — может, что и завалялось… Хотя, если честно, надежды мало… Кто-то тут еще до нас побывал — может, люди, может, зверье лесное… Все сейчас отовсюду бегут, сударь, бегут куда глаза глядят…

— В старых сказках говорится, что, если разгневаешь духов земли, они напускают на жилища зверей, — сказала Сорейль, на миг обернувшись к ним; отблески пламени освещали ее нежную шеку с плавной линией скулы. — Те приходят из лесу, уничтожают все запасы, и жителям приходится покидать свои дома. Мы всегда оставляли пожертвования. Лепешки и цветные ленточки. Они любят цветные ленточки.

— Вот до чего они и довели, ваши цветные ленточки, — мрачно возразил Айльф. — Кому приношения несли, отступники? Нечисти! Двоих позабыли, всеблагую деву Карну позабыли. Как тут не разгневаться?

— Но…

— Бросьте, — вмешался Леон, — никто на вас не гневается… Просто конец света.

«Господи, — с ужасом одернул он себя, — что я несу!»

Айльф покосился на него.

— Странно от вас слышать этакое, сударь, — заметил он.

— Да. — Леон вздохнул. — Это я погорячился. Просто выдаются порой тяжелые времена. Нужно их пережить, вот и все. В Терре тоже такое не раз бывало.

— А теперь — нет? — напряженно спросил Айльф.

— Теперь — нет. В Терре человек может противостоять стихиям.

— А там точно люди живут? — осторожно поинтересовался юноша.

— Кто ж еще?

— Ну…

Сорейль за спиной Айльфа прижала руку к губам.

— Пошел бы лучше еду поискал, — сердито сказал Леон.

Сердился он, впрочем, больше на себя, чем на Айльфа, — ни к чему было поддерживать разговоры на эту тему, они тут и так суеверны дальше некуда.

— Я положила в кипяток душистые травы, сударь.

Леон вздрогнул и открыл глаза. Оказывается, стоило лишь ему присесть, он заснул. Айльфа не было — слышен был лишь глухой шум, доносящийся снизу, где юноша шуровал в погребе в поисках съестного. Сорейль стояла перед ним, держа в руках кружку, от которой шел пар.

— Да, — сказал он, — спасибо.

Она пододвинула к нему лежавшие на столе сухари.

— Поешьте, сударь. Вам надо подкрепиться — у вас усталый вид…

— А ты?

— Мне не хочется, сударь…

— Послушай, я же понимаю, — виновато произнес он, — после всех этих потерь… Я и сам порой удивляюсь — как ты еще…

Она удивленно поглядела на него:

— Каких потерь?

Он почувствовал себя полным идиотом. Берг твердил ему столько раз, что не нужно равнять их с собой, они все совсем по-иному воспринимают, верно, они привыкли к потерям, нужде и бесполезным страданиям, они огрубели — иначе бы не выжили, но так… Ему было неприятно, физически неприятно, точно он ненароком выпачкался в чем-то липком…

— Ты даже не скучаешь по детишкам? — брезгливо спросил он.

— Но, сударь… — Серые огромные глаза поймали его взгляд и не отпускали. — У меня никогда не было детей… Разве вы не помните? Меня похитили, разбойники похитили из родительского дома, а вы спасли меня в яростной схватке, и…

У него пересохло в горле.

— Сорейль… — хрипло сказал он.

Она подошла к нему, положила руки ему на плечи.

— Вы мой рыцарь, — пробормотала она.

«Нет, — думал он, — это, возможно, потрясение… истерическое забывание…» Она сейчас живет в каком-то выдуманном мире, где он, Леон, проявил чудеса храбрости, чтобы вызволить ее из рук страшных лесных разбойников. Вот почему она так… Со временем это пройдет. Покой и безопасность… все, что ей нужно, — это покой и безопасность. Доберутся же они до Солера в конце концов!

Но на сердце у него было тяжело. Он чувствовал себя самозванцем.

Кто-то еле слышно кашлянул. Он поднял голову. Айльф стоял на пороге.

— Все подобрали подчистую, сударь, — весело сказал он, — но кое-что я все-таки раздобыл… Гляньте-ка!

Он торжествующе поднял руку. В ней, головой вниз, трепыхалась очумелая курица.

— Не знаю, как она уцелела: может, забыли впопыхах или замучились ловить — она под стреху забилась. Порешить не поможете, а, сударь?

Леон неловко покачал головой.

— Я помогу.

Сорейль накинула плащ, сохнувший у очага, и скользнула вслед за Айльфом под дождь.

«Чего это я, — подумал Леон, пытаясь подавить вспышку раздражения, — для них же это — привычное дело. Она ее выпотрошит, разделает… боже мой, как странно они питаются. Неудивительно, что никто в грош не ставит чужую жизнь, если им постоянно требуется убивать живые существа для того, чтобы прокормиться. — Он с неприязнью к собственному организму ощутил, что при мысли о потрошеной тушке испытывает не столько отвращение, сколько голод. — Недалеко же мы от них ушли — лиши нас технологий, да биологических чанов, да тканевых культур — что от нас тогда останется… Солерцы? Или что похуже?»

Куриную похлебку, которую приготовила Сорейль, он поглощал с таким удовольствием, что ему самому было стыдно.

— Ты знаешь, куда нам идти? — спросил он Айльфа, который пристроился у очага, пальцем подчищая остатки варева в своей миске.

Тот кивнул.

— Немножко мы забрали к северу, — сказал он, — но заблудиться тут трудно. Все дороги ведут в Солер.

— Сколько это займет?

— Верхом — дня два. А так — дней за пять дойдем. Если живы будем.

— Ладно, — сказал Леон, — завтра в путь. А сейчас отдыхаем. Неизвестно еще, когда представится возможность как следует выспаться.

Он посмотрел на Сорейль, которая споро и бесшумно убрала посуду со стола и сейчас сидела, задумчиво глядя в огонь и обхватив руками колени. Пламя освещало ее — розы и снег, и туман над озером… Господи, как она хороша… Но это странное помешательство… Он же не…

— Пойду-ка я в сарай, — сонно сказал юноша.

— Нет, — торопливо отозвался Леон, — нет… не надо… уж очень там сыро, знаешь ли…

* * *

Ворочаясь на жесткой постели — просто брошенная в угол, кишащая насекомыми охапка гнилого сена, — он никак не мог уснуть, и вовсе не потому, что в бок упирались ломкие ости трав. «Она безумна, — думал он, — господи боже ты мой, как я раньше этого не понял…» Она сошла с ума — там, в горе, или еще раньше, когда этот мерзавец затравил их собаками. Он поверил ей, поддался на ее уговоры потому, что безумие заразительно — если бы только человек был способен с той же степенью самоотдачи внимать доводам разума! И он, исследователь, прослушавший курс и этно-, и палео— и психопатологии, не распознал этого безумия, повел себя как… как будто она была нормальной, равной ему, свободной в выборе…

Ему было стыдно.

Вытянувшись на дощатой скамье, Сорейль спала бесшумно — в сумраке смутно белели ее аккуратно вытянутые поверх одеяла руки. Прекрасная, стойкая, доверчивая, покорная — идеал мечтателя, испорченного цивилизацией… Недостижимая, почти несуществующая.

Тихий шорох дотянулся до его сознания — он шел откуда-то сверху, с чердака.

Он приподнялся на локте, прислушался. Мышь? Слишком громко для мыши.

Что-то там, наверху, упало и покатилось по полу.

— Айльф, — тихонько сказал он.

— Слышу, сударь. — Айльф, расположившийся на ночь в сенях, уже стоял на пороге.

— Там кто-то есть.

— Лучше не соваться туда, — решительно возразил юноша. — Вообще, уходить надо. Мало ли… ноги в руки — и вперед.

За бревенчатыми стенами шум разлившейся реки перекрывал шум дождя, отяжелевшие ветви сновали по крыше, точно малярные кисти.

Снова — шорох, потом еле слышный стон.

— Ты заглядывал на чердак? — спросил он Айльфа.

— Нет, — удивился тот, — зачем?

— Засвети-ка мне плошку.

— Может, не надо, сударь…

— Сказано же… — недовольно прикрикнул Леон. — А если боишься, сиди здесь…

— Может, это воры, — шепотом продолжал пререкаться Айльф, — а может, и вовсе не люди…

Но Леон уже карабкался по лестнице, ведущей наверх из сеней, осторожно ощупывая ногой каждую ветхую ступеньку.

На чердаке — ему пришлось пригнуть голову, чтобы не удариться о притолоку, — пахло сыростью и неистребимой вонью человеческих испражнений. Тихий стон доносился из удушливой полутьмы. Он осторожно вошел внутрь.

Тусклый свет светильника выхватил из тьмы крохотное окошко под низким потолком — из него на грязный пол с провалившимися половицами натекли потоки воды, на полу валялся обычный чердачный хлам, а в углу на соломе лежало то, что он поначалу принял за груду тряпья.

Старуха, стонавшая на своем сыром ложе, уже мало походила на живого человека — скорее на мумию или огородное пугало; когда он осторожно взял ее запястье, чтобы прощупать пульс, он почти не почувствовал плоти — под дряблой кожей двигались кости, хрупкие, точно птичьи.

— Черт! — он поморщился от собственной беспомощности. — Айльф, поди разбуди Сорейль, вели ей, пусть принесет супу — если он еще остался. И горячую воду…

— Эта бабка все равно не жилец, сударь, — авторитетно заявил Айльф.

— Тебя не спрашивают. Делай, что говорят. Айльф легко сбежал по ступенькам. Леон продолжал сидеть на корточках. Словно почувствовав чужой взгляд, полупрозрачные веки вздрогнули, и из полумрака на него глянули подернутые молочной дымкой глаза.

— Все в порядке, сударыня, — сказал он, — мы о вас позаботимся.

А сам подумал: «Интересно, как? Кто бы о нас самих позаботился, черт возьми».

Слабый шорох вырвался из запавшего рта, и Леон, склонившись, услышал:

— Куда…

— Что — куда?

— Куда все ушли?

— Это я вас хотел спросить.

И с отвращением уловил в своем голосе прорвавшееся раздражение — первобытную реакцию здорового человека, столкнувшегося с досадной помехой, и уже мягче произнес:

— Я чужой здесь. Ничего не знаю.

— Я слышала плач, — она скорбно нахмурилась, — шум… потом все стихло. Они бросили меня…

— Это… ничего… — сказал он неловко. — Мы вас не оставим.

Получалось так, что им предстоит тащить ее до Солера. Хорошенькая перспектива.

— Ты… хороший мальчик, — шепотом сказала она. — Не тревожься. Я уже… недолго…

Он продолжал сидеть на корточках, ожидая появления Сорейль. «Женщины лучше умеют управляться с такими вещами», — подумал он.

— Тебе… — он с трудом различал ее слова за шумом дождя, — нужно поостеречься. Они ходят поблизости.

Ее рука начала вдруг мелко дрожать, вокруг глаз обозначились черные тени.

— Кто — они?

— Эти… разве ты их не видишь?

— Тебе померещилось, — сказал он.

Господи, хоть бы Айльф поскорее вернулся. В этом призрачном лепете было что-то жуткое.

— Она скоро, сударь, — раздался голос Айльфа у него за спиной. — Она греет воду. Хоть что-то толковое вам эта бабка рассказала?

Леон покачал головой.

— Она бредит, — сказал он. — Похоже, лихорадка.

— Гунтр говорил, от лихорадки хорошо помогает белый корень, — со знанием дела сказал Айльф, — да только где его возьмешь. Все затопило…

— Гунтр, — прошелестело с подстилки, — я когда-то знала Гунтра. Он был сильным и красивым.

— Должно быть, ты знала кого-то другого, бабушка, — заметил Айльф, — этот Гунтр был стариком…

— Когда-то давно…Тогда еще светило солнце… и согревало молодую кровь в моих жилах… Он тоже умел смотреть… под покров этого мира… — Воздух со свистом выходил у нее из груди, и вдруг она напряглась. — Там кто-то еще?

Сорейль стояла на пороге, держа в руках плошку с супом. Леон подвинулся, освобождая место, и молча смотрел, как она, опустившись на колени и осторожно приподняв старуху, поднесла глиняный край плошки к беззубому рту. Та попыталась отстраниться, потом, словно покорившись, сделала несколько глотков.

— Ну что? — тихонько спросил Леон.

Сорейль, встретившись с ним взглядом, молча покачала головой.

— Я принесу горячей воды, — сказала она тихонько, — оботру ее…

Леон невольно проводил взглядом ее легкую фигурку и вновь обернулся к груде костей на соломенной подстилке. Старуха хмурилась, силясь что-то сказать. Ему пришлось наклониться совсем низко, чтобы расслышать:

— Эта девушка… кто она?

— Просто… девушка. Наша спутница…

Морщинистые губы сложились в странную ухмылку

— А тебе кажется, будто ты ее любишь, да, мальчиk?

— Не твое дело, — сухо сказал Леон.

— Ты… поосторожней с ней… я знаю таких. Они Возрождаются в ночи и высасывают силу из мужчин. Они ходят среди живых и спят на ходу.

«Опять бредит», — брезгливо подумал он. В этих живых мощах было что-то жалкое и одновременно отталкивающее. Сорейль вновь бесшумно возникла у него за спиной.

— Ступайте, сударь, — сказала она негромко, — я оботру ее.

Он с облегчением поднялся на ноги и, все так же осторожно, ощупывая ногой каждую ступеньку, спустился на крыльцо — после затхлой вони чердака напитанный водой воздух показался неожиданно свежим.

— Тьма и огонь, — неожиданно отчетливо сказала у него за спиной старуха. — Изыди…

И успокаивающий шепот Сорейль.

Айльф отделился от стены — оказывается, юноша торчал на крыльце, озабоченно разглядывая начинающее светлеть небо.

— Вы вправду собираетесь тащить с собой эту бабку, сударь? — спросил он. — Мы и сами-то еле дойдем, вон чего делается…

— Не бросать же ее здесь, — вздохнул Леон, — может, положим ее на носилки…

— Какие еще носилки? Она вот-вот загнется. — Он недоумевающе поглядел на Леона. — На что нам она? Тем более бабка-то наверняка — ведьма. Потому-то ее и бросили. Побоялись с собой тащить.

— Ты в это веришь?

— Почему нет? Они, ведьмы, такие…

— Старые и несчастные?

— Да какие угодно…

На крыльце бесшумно возникла Сорейль. Вид у нее был обеспокоенный, на гладком лбу меж бровями появилась крохотная складка.

— Сударь… — сказала она нерешительно, — вы бы поглядели… Я ее обмывала, а она вдруг так откинулась… и глаза закатились…

Он нырнул во тьму вслед за ней. Старуха лежала на своей подстилке — обмякшая, точно матерчатая кукла. Он вновь взял хрупкую лапку — пульса не было, незрячие бельма уставились во тьму.

— Похоже, все, — сказал он, вновь со стыдом ощутив отчетливое облегчение, — умерла…

— И слава Двоим, что померла, сударь, — заключил Айльф, который, казалось, обладал удобной лично для него, но весьма утомительной способностью появляться в ненужном месте в ненужное время. — Вы — человек мягкий, душевный, но как бы мы ее потащили, скажите на милость? Она бы все равно не вынесла дороги. Эй, что там такое?

Он прислушался — отдаленный, нарастающий гул, который он уловил бы и раньше, если бы подсознание услужливо не опознало в нем знакомый шум регулярного атмосферного челнока…

— Плотину где-то прорвало, — сообразил Айльф. Теперь ему приходилось повышать голос, чтобы перекричать накат. — Или горное озеро рухнуло… Да что вы стоите столбом?

Мертвой хваткой вцепившись в рукав Леона, он подтолкнул его к лестнице.

— Куда? — только и успел пробормотать Леон.

— В погреб. Куда ж еще?

Сорейль почему-то оказалась впереди — ее бурое домотканое платье все равно было светлей охватившего их мрака. Дом стонал и трясся, точно умирающий ящер.

Кольцо было прочно вделано в дощатую крышку — он потянул его на себя так, что заныли мышцы, тут только сообразил, что люк заперт на щеколду, ногой отодвинул засов, вновь потянул за кольцо… открылась Верная дыра в подпол, искать свечу или лучину уже не было времени, они скатились по лестнице. Айльф, который бежал последним, захлопнул люк, и тьма обступила их со всех сторон. Что-то над ними сотрясалось и ревело, словно чудовищный великан пытался добраться до живой плоти, спрятанной во чреве погреба, бревна ходили ходуном, точно ребра грудной клетки, он не слышал, как они обрушились, потому что вообще ничего не слышал, он оглох и потому не сразу понял, что шум прекратился.

Водяной вал, разметав наземные постройки, прокатился дальше, к бурым, сгнившим полям. На земляном полу плескалась вода, но не много — по щиколотку…

Зато дышать становилось все труднее — он с трудом набрал в легкие спертый воздух и пропыхтел:

— Живы?

— Кажется, да, — неуверенно ответил Айльф, — оно и вправду ушло?

— Да. — Леон осторожно покрутил головой. В ушах звенело — но это, должно быть, от резкого перепада давления. — Нужно выбираться отсюда, пока мы еще не задохнулись. Сорейль, ты как? — Ничего, сударь, — ее голос звучал безжизненно, — не тревожьтесь.

Он встал, зашипел от боли, ударившись головой о низкий потолок, и ощупью нашел лестницу. Люк был закрыт на совесть — он напрягся, пытаясь отодвинуть крышку, но она не поддалась.

— Айльф! — крикнул он. — Давай сюда. Нас завалило! Он не видел, как Айльф подошел и уперся в крышку рядом с ним, — лишь слышал его частое дыхание. Наконец им удалось чуть приоткрыть люк, на который явно упало что-то тяжелое, должно быть, балка… В щелку хлынул неяркий свет и Леон ощутил на щеке слабое прикосновение свежего ветра. Крышка подалась на ладонь — не больше, но дышать сразу стало легче.

— Сударь, — что-то коснулось его руки — держите.

Это был черенок лопаты, которую, стоя внизу, протягивала ему Сорейль. Он с трудом просунул круглую чурку в щель — по крайней мере, она не давала люку захлопнуться вновь — и всем весом налег на язык лопаты, щель чуть расширилась.

— Сможешь пролезть? — пропыхтел он, обращаясь к Айльфу.

— Я вам что, гад какой болотный? — возмутился Айльф, но тем не менее попытался протиснуться сквозь отверстие.

Сорейль отчаянно пыталась помочь, налегая на рычаг всем своим слабым весом, и в тот момент, когда Леон уж совсем решил, что они сейчас совместными усилиями прикончат Айльфа, размозжив ему шейные позвонки, юноша отчаянно извернулся и, точно угорь, проскользнул в щель. Раздался грохот, какая-то возня, люк захлопнулся, потом опять распахнулся, на этот раз шире, и на фоне серого неба показалась голова Айльфа.

— Порядок! — сказал он довольно. — Ничего страшного, сударь, просто присыпало маленько…

Леон выбрался наружу, оказавшись среди разметанных бревен — видно, одно из них и заперло крышку люка, помог выбраться Сорейль и оглянулся. Вокруг расстилалось пустое, залитое пространство, мельница исчезла — целый пласт земли рухнул в реку, запрудив ее, и мутная вода бурлила и пенилась, пытаясь дотянуться до края плотины.

— Странная получилась у нее могила… — задумчиво сказал Леон.

— Не хуже других, — философски заметил Айльф.

Сорейль схватила его за руку — пальцы у нее были тонкие и холодные.

— Ты что? — удивился он.

И услышал, как у него за спиной кто-то деликатно кашлянул.

* * *

Они стояли у кромки воды — серые, как тени… Должно быть, еще пару недель назад это были небогатые, но вполне довольные жизнью земледельцы, теперь же любой городской нищий по сравнению с ними выглядел богачом. Опорки, обмотки, обноски… И — ржавые, погнутые вилы, недвусмысленно наставленные в сторону Леона.

— Вот и они, — сказал один из новоприбывших. Еще двое отделились от толпы и приблизились к ним, странно приседая и кланяясь. Леон вдруг сообразил, что этим людям было страшно — до тошноты страшно, но они все равно шли. Вилы и заостренные колья тряслись в их руках, и вовсе не потому, что их владельцы вынуждены были брести по жидкой грязи, которую оставил после себя прокатившийся сель.

— Они вышли из-под земли, — человек во главе этой странной компании воздел худую руку, — как и было предсказано.

— Вы… ошибаетесь, —Леон наконец опомнился. — Мы просто случайные путники. Вы принимаете нас за кого-то другого.

— Нет, — сурово сказало огородное пугало, покачав головой.

Айльф попробовал было сделать невинный шаг в сторону, но в бок ему тут же уперлись ржавые вилы. Черт, и почему у них полным-полно этого проклятого железа…

Еще одно пугало приблизилось, неся в вытянутых руках моток пеньковой веревки — грубой, волосатой, 'но даже на взгляд прочной.

— Пожалуйста, — голос пугала звучал умоляюще, — не сердитесь на нас… Вы ведь не сделаете нам ничего плохого, верно?

— Сделаю, — Айльф повернул к говорившему страшно оскаленное лицо, тот на миг отшатнулся, но потом вновь, с отчаяньем обреченного, уставил ему вилы в бок.

— Ничего он не сделает, — попытался успокоить нападавших кто-то из-за спины Леона, — мы же обвели их нору земляным кругом… окурили святым дымом… Вяжите их. А будут сопротивляться, осиновым колом…

«Это, — подумал Леон, — уже слишком».

— Девицу пусть отдадут, — произнес еще один голос, помоложе. — Зачем им девица?

— Верно, — тут же подсказал Айльф. — Это дочка владетельного сеньора… за нее дадут богатый выкуп в Солере…

Живое кольцо расступилось, и Сорейль дали пройти. Она сделала несколько робких шагов, нерешительно оглядываясь, и стала в стороне — молчаливая, испуганная. Никто не сделал попытки даже подойти к ней. «И на том спасибо, — подумал Леон, чувствуя, как веревка врезается ему в запястья. — Опять, — подумал он с тоской. — Господи, когда же это кончится? Но ведь это же не разбойники… Я же вижу… Что на них нашло?»

— У нас же ничего нет, — сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал как можно мягче и убедительней, — только то, что на нас.

— Нам от вас ничего не надо, — сурово сказал тот, что по-прежнему стоял рядом, приставив вилы к его груди, — мы ничего не берем от таких, как вы.

— Тогда отпустите нас и ступайте своей дорогой, — сурово произнес Леон.

— Не раньше, чем вы сделаете свое дело, — в голосе человека звучал почти нескрываемый страх, но он старался говорить не менее твердо.

— Какое еще дело? — Леон искоса поглядел на Альфа; тот молчал, прикусив губу. — Можете грозить сколько хотите, — постепенно распалялся их новый знакомец, — хоть погибелью. Но нам уже нечего терять… Неужто вам трудно? — Да говорите же толком, что вам надо, — Леон совершенно растерялся. — Мы хотим… — говоривший явно робел от собственной наглости; не потому, что он просил невозможное, подумал Леон, а потому, что он вообще просил — Мы умоляем… нижайше, почтительнейше умоляем — остановите наводнение. Леон открыл рот, ничего не сказал и медленно закрыл его. — Он думает, что мы — те, кого нельзя называть, — вежливо пояснил Айльф. — Корры?! — Леон вытаращился на него. Должно быть, он сказал это громче, чем следовало, толпе истощенных, оборванных людей прошел тихий гул, и они стали валиться на колени, точно колосья под серпом жнеца.

* * *

— Не понимаю. — Леон повернул голову. Далось ему это с трудом, поскольку мешал шершавый и одновременно мокрый столб, к которому он был примотан, точно муха, спеленутая паучьим коконом. — Почему корры? Я же помню, они, по поверьям, совсем не похожи на людей…

— Ну, — Айльф, примотанный рядом к точно такому же столбу, почесал нос о плечо, — вообще-то, конечно, не похожи. Но вообще-то они способны принимать какой угодно облик — ежели уж им так заблагорассудится. Не потому же они носят свою личину, что не могут ее поменять на другую! Просто она им нравится, вот и все. Наверняка считают себя красавцами…

— Но мы-то тут при чем?

— Ну, мы вылезли из-под земли, после наводнения… Они всегда так… В точности как крысы, сударь. Вот нас и прибрали к рукам… раз уж, мол, добром не хотят — пускай сами хлебнут водички, которую на людей-то напустили.

Леон попытался еще сильнее вывернуть шею. Крестьяне стояли поодаль, на холме, молча, настороженно наблюдая за ними со смесью почтения, ненависти и страха.

— Но как они нас нашли? Откуда они знали, что мы окажемся здесь?

— Должно, сударь, им ведьма наболтала…

— Старуха? Но она же мертва!

— Мертва или жива, сударь, какая разница? Ведьма и есть ведьма, чтоб ей пусто было.

Вода все прибывала. Сначала она была Леону по щиколотку, теперь заливала колени. Какая-то скользкая, гладкая тварь потерлась о голень, пропала… Леон отчаянно дернулся, но веревки держали крепко. Хорошие, добротные пеньковые веревки…

— Да отпустите же нас! — крикнул он. — Мы же не корры! Мы — люди маркграфа.

— Оно и видно, — мрачно заметил кто-то из толпы.

— Зря вы их по имени называете, амбассадор мой Леон, — философски заметил Айльф, — никто их по имени не называет…

Мутная волна вновь прошла по разлившейся глади, достала до пояса и уже не отхлынула.

— Не хотели добром? — назидательно проговорил пожилой виллан. — Так в вашей же воле все это прекратить… Велите воде уйти.

И почти умоляюще:

— Ну что вам стоит? Неужто утонуть лучше?

— Они не утонут, — безнадежно сказал другой, — превратятся в рыбу угря и уплывут. Им-то что…

— А вот посмотрим…

Сорейль, которую двое нападавших держали за локти, отчаянно забилась, пытаясь вырваться.

— Эк приворожили девку! — сочувственно заметил пожилой.

— Да, это они умеют… Смотри, как к нему рвется — того и гляди из платья выпрыгнет!

— Леон!!!

«Ничего, — вдруг цинично подумал Леон, — переживет… Это у нее здорово получается — и семью свою позабыла, и меня забудет…»

— Пиявки тут знаете какие водятся, — печально проговорил Айльф, — к закату всю кровушку нашу выпьют.

— Не волнуйся, — успокоил его Леон, — мы успеем захлебнуться еще до заката…

— Так присосалась же, тварь. Грех сказать, куда.

Леон попробовал подступиться по-другому. Особого выбора, впрочем, не было — теперь ему приходилось задирать голову, чтобы перемешанная с донной мутью и пеной вода не заливалась в рот.

— Безбожники! — заорал он что есть силы. — Отступники! С кем связались, уроды? Кары небесной захотели?

— Ишь, как вопит, — почти восхищенно заметил тот, что помоложе.

— Ничего у вас не выйдет, сударь, — печально заметил Айльф.

Если бы Леон мог, он пожал бы плечами. «Что-то надо ему сказать, Айльфу, — подумал он… — рассказать про Терру… Как оно все на самом деле». Хотя какая разница? Они умрут одновременно…

Он отчаянно жмурился, пытаясь уберечь глаза, и потому не заметил, что на холме что-то изменилось. Заляпанные грязью кони топтали бурое тряпье, а уцелевшие крестьяне рассыпались в стороны под ударами плетки, точно вспугнутая коршуном стая воробьев. Сорейль, вырвавшись из рук своих конвоиров, метнулась к какому-то всаднику, повисла на поводьях…

Кто-то направил коня в воду — темная громада выросла перед Леоном, который, сжав губы, отчаянно пытался запрокинуть лицо, чтобы в ноздри не заливалась поднятая могучей грудью лошади волна.

Веревки неожиданно распались и уплыли вниз по течению, извиваясь, как водяные змеи. Леон пробкой выскочил на поверхность.

— Хватайся за стремя, — сказал кто-то сверху.

Он уцепился за холодный металл, оглянулся — рядом легко, точно рыба, плыл Айльф.

— Вот повезло! — бормотал он, выплевывая воду.

— Повезло тебе, сукину сыну, — сказал сверху насмешливый голос, — как же! И скажи спасибо Двоим, что амбассадор Леон жив — иначе я бы с тебя лично шкуру спустил! Я вас вторые сутки разыскиваю, амбассадор Леон…

Лошадь выбралась на твердую почву и, оскальзываясь, начала подниматься по склону холма. Леон выпустил стремя и шлепнулся плашмя в грязь. Лежать было очень приятно.

— Поднимите его, — распорядился Варрен, — разведите костер, согрейте и накормите. И выбросьте в воду эту шваль — рыбам тоже надо что-то жрать.

* * *

— Ничего? — безнадежно спросил Берг.

— Ничего… — Маркграф покачал головой. — Мне очень жаль, амбассадор Берг…

— Быть может, если разослать несколько отрядов…

— Солер не так уж велик. Если вашего человека не нашли, значит, его и не найдут… И потом, амбассадор Берг, мои люди нужны мне здесь.

— Терра… — Берг постарался притушить раздражение и горечь, проступающие в голосе, — Терра отблагодарит вас.

— И в чем же будет заключаться эта благодарность? — вежливо спросил маркграф.

Берг промолчал.

— Терра, судя по всему, слишком далеко, сударь мой Берг. Иначе вы бы уже послали туда за помощью. Или они бы прислали вам другого помощника — что я бы сделал на их месте. Прошу прощения…

В дверях графских покоев раздался какой-то шум. Озабоченный гвардеец встал навытяжку, молчаливый, нo готовый говорить по первому слову господина.

— Что там еще? — раздраженно обернулся маркграф.

— Ваша светлость! Там прибыл отряд мессира Варрена — они нашли амбассадора Леона.

— Жив? — быстро спросил маркграф.

— Живехонек. Потрепали только…

— Государь… прошу простить… — Берг коротко поклонился маркграфу, развернулся и, не дожидаясь, пока его светлость подаст знак к окончанию аудиенции, выбежал из зала.

— Сильно потрепали? — спросил маркграф у него за спиной.

— …А я уж думал, ты погиб в этой проклятущей дыре! — Берг выглядел до омерзения опрятно.

— Дурак я, что позволил тебе пуститься в эту авантюру… Черт бы тебя побрал, Леон. Почему ты не выходил на связь?

— Загубил передатчик, — устало сказал Леон.

Он с омерзением содрал с себя мокрые вонючие тряпки и склонился над тазом с подогретой водой.

— По крайней мере, ты вполне цел, — брюзгливо констатировал Берг.

— Да — согласился Леон, обтираясь грубым полотенцем, — повезло.

— Этот маленький мерзавец тоже смылся, ты знаешь?

— Да. Неумолимая тяга к приключениям, знаешь ли. Он не смылся — отправился со мной.

— И сейчас?

— Сейчас он в людской. Рассказывает про свои подвиги.

— Я рад, что ты тут, — неохотно признался Берг, — тут такое творится, понимаешь…

— А что тут понимать? — Леон натянул рубашку из тонкого полотна, придвинул кресло поближе к огню и с наслаждением закрыл глаза. — Конец света.

— Воистину так… Все как с ума посходили.

— Это, — равнодушно отозвался Леон, — я заметил.

— Теперь я начинаю удивляться, как ты вообще добрался, — сказал Берг. — Когда мы разделились, путь казался таким безопасным…

— Теперь он опасен, если вообще существует, — заметил Леон. — Ладно, я наговорю на фон, потом прослушаешь… в мой-то молния ударила, представляешь? Ты лучше расскажи, что тут делается.

— Тоже паршиво. — Берг прошелся по комнате. Уже одна эта его непривычная подвижность указывала на скрытое возбуждение. — Замок Ворлан уничтожен практически полностью; по словам очевидцев, его то ли испепелил небесный огонь, то ли еще похуже: огненный молот какой-то. Сам знаешь, как они умеют описывать из ряда вон выходящие события. В общем, нет никакого Ворлана, если не считать лорда Ансарда со своей дружиной да уцелевших крестьян, которые, понятное дело, все хлынули сюда; мурсианцев я даже не считаю, их горстка, но ворланцев изрядная толпа; да еще люди Ансарда — молодые, здоровые мужчины. Он всегда питал слабость к строевой, понимаешь ли. Маркграф их всех принял, понятное дело — как не принять родного племянничка с его вассалами; может, ему бы и удалось как-то их пристроить к делу, но тут разразилось это стихийное бедствие…

— Разверзлись хляби небесные? — подсказал Леон.

Берг кивнул.

— Меньше чем за две недели выпала трехмесячная норма осадков: я проверил по сводкам климатологов из Первой Комплексной. И не похоже, чтобы дождь прекращался, — сам видишь.

Леон взглянул в окно: пейзаж, казалось, был задернут мутной стеклянной завесой.

— Сейчас самое время полевых работ, а что толку к ним приступать — все гибнет. На урожай рассчитывать не приходится. Да еще и это нашествие мышей…

— Что?

— По всему графству. Я как-то раз видел, как они выбегали из амбара, да что там выбегали — вываливались! Это был какой-то живой ковер! Словом, все жители окрестных сел, все благодарные подданные нашей светлости кинулись в город, под защиту крепостных стен. Черт знает сколько народу. Жди теперь холеры, а то и чего похуже.

— Я проведу на всякий случай ревакцинацию, — сказал Леон.

— Сколько там еще ампул?

— На нас с тобой хватит. Вкачу дозу Айльфу, хоть и не знаю, как он ее перенесет. Но рискнуть стоит — парень спас мне жизнь.

— Да, — произнес Берг, — кстати… Насчет спасения жизни… Я полагаю, нам с тобой следует поблагодарить лорда Ансарда. Это целиком его заслуга — ваше спасение, я имею в виду. Он выслал свой отряд на поиски.

— Ансард? — удивился Леон такой степени участия совершенно незнакомого ему лично человека. — С чего бы? Какой ему с нас прок? Я понимаю, его светлость…

— Где сядешь, там и слезешь с нашей светлости… О дa, маркграф пытался что-то сделать — для виду… И даже не старался это скрыть. Да еще дал мне понять, что я под домашним арестом.

— Под арестом?

— Солер здорово потрепало. Мы сейчас его козырная карта в торгах с Ретрой, вот он и не знает, то ли подкупить нас, то ли припугнуть… То ли придушить к чертовой матери, чтобы другие не позарились. Та же Ретра — недаром посол Эрмольд на приемах от меня не отходит…

— Ретра?

— Вполне возможно, что в таких обстоятельствах Ретра захочет расширить свои границы. Причем, заметь, вполне бескровно. Еще немного, и солерцы сами начнут проситься под руку господина Орсона. Кто кормит, тот и господин… А тут еще мы, неизвестно зачем… Ох, Леон, до чего все не вовремя…

— Да… — согласился Леон, — не вовремя. Послушай, в каких ты сейчас отношениях с леди Герсендой?

— Что значит — в каких отношениях? — удивился Берг.

— Ну, ты можешь добиться у нее приема? Я бы хотел определить к ней Сорейль… Нужно ведь ее куда-то… Не на кухню же отправлять?

— А! — вспомнил Берг. — Та девушка… Я-то думал, ты захочешь оставить ее при себе — после всех твоих подвигов…

— Э… — промямлил Леон, — я думал… Устав…

— Ну да, — кивнул Берг. — Вообще-то, конечно, это все не по Уставу, но какой сейчас Устав — все так закрутилось… Так что я готов закрыть на это глаза. Если, конечно, ты не позволишь манипулировать собой — с ее помощью или при ее участии…

— Нет, — сухо сказал Леон, — я не хочу оставить ее при себе. Но я бы хотел пристроить ее ко двору — она молода, хороша собой и умеет себя держать… никто и не примет ее за простолюдинку.

— Маркграф ее узнает, неприятностей не оберешься.

— Не узнает. Он ее почти и не видел — в темноте, в горячке… а мурсианцев, которые могли бы ее опознать, и на порог замка не пустят. А я выдумаю какую-нибудь легенду… вернее, Айльф выдумает. Он на это мастак. Про заколдованный замок, про черного рыцаря-великана, предводителя разбойников, которого мы одолели оружием и хитростью.

— Освободили, значит, прекрасную пленную деву…

— Вот именно.

— А если она проговорится ненароком?

Леон заставил себя поглядеть Бергу в глаза.

— Не проговорится. Самое странное, Берг, что она и сама так считает.

— Она что, не в себе?

— Трудно сказать… Держится она совершенно адекватно, но что творится у нее в голове… такая неразбериха… Я, понимаешь, ее рыцарь, который ее спас… A она, понимаешь, благородная дева, которую похитили из родительского дома. Это ее-то, Берг! Которая ничего дороже дерюги сроду не видала! Да ее отца насмерть камнями забили, а мать умерла родами в вонючей хижине.

— Ну… — поджал губы Берг. — Впрочем, какая разница? Ни ей, ни леди Герсенде от этого вреда не будет, тем более что ее светлость, по-моему, слегка скучает… Я полагаю, высокая чета захочет тебя повидать не позднее сегодняшнего вечера — чтобы ты рассказал о своих приключениях, все такое… Заодно и Ансарду представить… Он тут постепенно набирает силу, похоже, так что лучше тебе поблагодарить его хорошенько… Ладно, зови свою красавицу…


Леон высунулся в проходную комнату для прислуги. Айльф, видно, уже успел поживиться на кухне и теперь спал у входа, свернувшись калачиком. Леон осторожно потыкал его в бок носком ботинка. Юноша тут же сел на матрасе, протирая заспанные глаза.

— Где Сорейль?

— Я отвел ее на женскую половину, сударь. Ей тоже отдохнуть требуется. Уж они там вокруг нее хлопочут, чудная девка, право, всем умеет угодить.

— Приведи ее. Я хочу представить ее леди Герсенде. Айльф кивнул.

— Хорошо, сударь, — деловито сказал он и исчез в полутьме коридора.

И тут же вновь раздались шаги. «Что-то он быстро, — подумал Леон, но это был не Айльф — слуга в ливрее цветов маркграфа возник на пороге. — Ежели в одном месте убудет…»

— Его светлость просит господ амбассадоров пожаловать в гобеленовый зал, — возвестил он.

— Хорошо. — кивнул Леон. — Передай его светлости, что мы сейчас будем.

Слуга откланялся и исчез.

— Что там? — крикнул из-за портьеры Берг.

— Ты был прав. Нас требуют пред светлы очи.

— Ясно. Ну что ж, одевайся. Уж не знаю, сможет ли его светлость проглотить тот нелестный факт, что его племянник разыскал тебя буквально у него под носом… Но ты, на всякий случай, делай вид, что ничего не знаешь о всех этих мелких внутренних проблемах. Кланяйся и благодари за участие в твоей нелегкой судьбе. Горячо, но безадресно…

— Не вчера родился, — угрюмо заметил Леон. — Где этот чертов жонглер?

— Да вот он, идет…

Айльф вновь возник в коридоре, ведя за собой закутанную в плащ, почти бесформенную тень.

— Привел, сударь, — сказал он жизнерадостно. — Они там ее отмыли, приодели…

— Хорошо, — кивнул Леон. — Представим ее леди Герсенде. Ты уж это… Если тебя спросят…

— Уж я знаю, что им поведать, — угрожающе произнес Айльф, — я им такого расскажу… не то что их светлости — гобелены рыдать будут!

— Вот и хорошо. Мне тебя учить не надо. А ей скажи — пусть плащ снимет.

Айльф даже не стал утруждать себя разговором — просто дернул за полу, и плащ соскользнул вниз, открыв затянутую в тонкую серо-серебристую ткань фигуру. Волосы девушки были собраны в тяжелый узел, одна русая прядь выбилась и мягко касалась округлой щеки, глаза во тьме казались даже не серыми — серебряными. Она тут же опустила веки, густо опушенные русыми ресницами, и грациозно присела, склонив голову.

Берг за спиной у Леона переступил с ноги на ногу.

— Так, значит, это и есть та девушка? — спросил он. — И как ее зовут?

Девушка вновь подняла взгляд — на этот раз она смотрела не на Леона, а на Берга. Глаза почему-то вдруг сделались почти черными. «И как это ей удается?» — подумал Леон.

— Сорейль, сударь, — почти шепотом ответила она. — Сорейль… — медленно повторил Берг.

* * *

В гобеленовом зале было малолюдно — лишь свои… Присутствовали сами светлейшие особы, милейший примас и лорд Ансард. Впрочем, разумеется, были еще писарь, гвардейцы, оруженосец, паж леди Герсенды и еще всякая мелочь — Леон с некоторым стыдом отметил, что научился относиться к многочисленной свите маркграфа просто как к предмету обстановки. Эрмольдa не было. «Ага», — подумал Берг и чуть заметно кивнул.

— Мы вызвали вас, чтобы выразить свою радость касательно вашего благополучного возвращения, — обратился маркграф к Леону.

Леон глубоко поклонился. Колени у него все еще побаливали после многочасового пребывания в холодной воде, но ничего, не отвалятся.

— Своим благополучным возвращением я обязан Солеру, ваша светлость, — пылко, но неопределенно произнес он.

Ансард пошевелился на своем табурете.

— Если бы не мессир Варрен, я бы уже пошел на корм рыбам! — переадресовал свою благодарность Леон.

— Я позабочусь о том, чтобы Варрена достойно наградили, — согласился маркграф.

«Надеюсь, он и правда имеет в виду именно это, — подумал Леон. — Как бы не прирезали мессира Варрена в темном коридоре — за излишнее рвение».

— Не стоит вводить в расходы вашу светлость. Мы сами готовы щедро отблагодарить мессира Варрена, — вмешался Берг. — Жизнь дорого стоит.

— Особенно жизнь терранского амбассадора, — рассеянно заметил Ансард.

— Мы были бы рады послушать чудесную историю ваших странствий и чудесного спасения, милорд Леон, — сказал маркграф. — Говорят, вам есть что рассказать.

— Воистину, — Леон вновь поклонился, на этот раз не так глубоко, — Срединные земли полны чудесами. Мой менестрель готов поведать вашим светлостям удивительную историю.

— Ваш менестрель?

— Оруженосец и менестрель. Если вы позволите представить вам его… А заодно я хотел бы, чтобы перед ее светлостью предстала благородная девица, каковую я спас во время своих удивительных странствий…

— Отчего же, — рассеянно проговорила маркграфиня. Видимо, ее мысли были заняты чем-то другим.

— Просите, — велел маркграф. Леон хлопнул в ладоши, и Айльф, все это время выжидавший за портьерой, влетел в комнату. В руках у нeгo была лютня с коротким грифом — и где он ее раздобыл, удивился Леон. Стянул у какого-то пажа? Лихо опустившись на одно колено, Айльф сорвал со струн первый торжественный аккорд. Сорейль, точно повинуясь звукам музыки, медленно вошла в зал и склонилась в глубоком реверансе.

— Так, значит, это и есть ваша благородная девица, — графиня задумчиво поглядела на полупрозрачную Сорейль, — а она очень мила, эта девочка…

— Итак, я поведаю вам удивительную и долгую историю, господа мои… — задушевно и мелодично повел свою тему Айльф.

Маркграф неожиданно оперся руками о подлокотники и резко поднялся со своего резного кресла.

— Полагаю, — сказал он, — это развлечет ее светлость. Вас же приглашаю пройти в мой кабинет, амбассадоры. Нам есть о чем поговорить.

Ансард тоже поднялся и последовал за своим светлейшим родственником. Леон так и не понял, относилось ли это приглашение к нему тоже или он сам напросился. Секретарь, который все это время, стоя за креслом, не сводил глаз с маркграфа, тоже сделал было шаг следом, но маркграф остановил его движением руки:

— Нет-нет, вы свободны. Святой отец справится с вашими обязанностями не хуже вас, если потребуется…

Маленький священник поспешно кивнул.

«Ну вот, — подумал Берг, — пошло-поехало…»

Они пришли в примыкающий к гобеленовому залу кабинет. Из зала доносилось треньканье лютни, сопровождаемое высоким голосом Айльфа.

Маркграф присел в кресло, Ансард рядом — на невысокий табурет с массивными ножками, а святой отец пристроился у конторки. Резная тяжелая скамья мореного дерева располагалась у противоположной стены. Она была ниже кресла, так что сидящие на ней автоматически были вынуждены смотреть на его светлость снизу вверх.

— Садитесь, амбассадоры, — пригласил маркграф. «Вероятно, — подумал Леон, — владетель Солера с радостью ограничился бы совершенно приватной беседой с одним из нас, но до сих пор не сумел разобраться в степени обоюдного влияния». Его светлость не без основания полагал, что главный тут Берг, но лишь полагал — в Корпусе отношения между начальником и подчиненным строились на слишком неявных различиях. Да и не был Берг начальником Леона в прямом смысле этого слова — он был куратором миссии, а это уж и вовсе дело деликатное.

Они уселись на скамью, изукрашенные края которой больно врезались в ляжки.

Тут поневоле будешь лаконичным. Леон гадал — так было задумано или случайно получилось?

Берг, казалось, не снисходивший к столь мелким неудобствам, застыл на скамье как статуя, вежливо выжидая…

— Когда ваша милость, амбассадор Берг, прибыли в Солер со своим спутником, я полагал, что вам прежде всего надлежит тут освоиться, — начал маркграф. — У меня сложилось впечатление, что вы и сами стремитесь попервоначалу познакомиться с нашими устроениями и обычаями… Но теперь, как вы сами видите, положение изменилось… А потому я хотел бы знать, насколько распространяются границы ваших полномочий?

— Весьма обширны, ваша светлость, — тут же отозвался Берг, — мы — голос Терры.

— Только ли голос?

Угу, мысленно согласился Леон, еще и глаза и уши…

— Голос, господа мои, ничего не может… голос бессилен. Мне же требуется нечто более материальное — я хочу обратиться к Терре за помощью.

Берг чуть заметно дернул уголком рта, что должно было означать: «Так я и думал».

— Сами видите, амбассадоры, что за напасти ополчились на наши земли… — Не в силах усидеть на месте, ого светлость встал и прошелся по комнате. — Уж не знаю, чем я прогневал Двоих; святой отец вот полагает, что все из-за того, что народ вернулся к древним обрядам.

Он повернулся к примасу, тот молча кивнул в подтверждение.

— Я же полагаю, — сказал маркграф, словно продолжая давний спор, — что скорее наоборот: жители вернулись к древним обрядам, поскольку сочли по своей темноте, что Двое не в силах отвести все эти беды. От отчаяния, понимаете ли.

Леон почувствовал невольное уважение к этому человеку: его светлость обладал редкой для единовластного правителя способностью смотреть на вещи с разных точек зрения.

— Вы чрезмерно снисходительны, ваша светлость, — тихонько отозвался из своего угла примас.

— Помилуйте, сударь мой, — устало сказал маркграф, — мы должны быть беспощадны к себе и к сильным мира сего. А у слабых сих разума не больше, чем у детей.

— Дети, — не менее устало заметил примас (видно, спор начался не сейчас), — нуждаются в твердой руке.

— Вы полагаете, — самым любезным тоном произнес маркграф, — что, если вы отлучите тех несчастных, что гниют под стенами города, в графстве вновь воцарятся покой и благоденствие?

Какое-то время они мерили друг друга яростными взглядами.

Потом примас вздохнул.

— Признак благорасположения Двоих, — терпеливо сказал он, — это равновесие. Жизнь и смерть, добро и зло… воздаяние и прощение… а ныне оно, это равновесие, нарушено. Значит, нас лишили божественной милости. Значит, нужно ее заслужить. Кто ж остановится перед немногими жертвами?

«Нет, но каков святой отец, — подумал Леон, — а еще толковал тут про свободу выбора…»

— Замаливать грехи — ваше дело, — отмахнулся маркграф, — мое дело — позаботиться о том, чтобы у моих подданных имелись кров и пища.

Леон взглянул на лорда Ансарда — тот молча рассматривал унизанные перстнями пальцы. Интересно, почему он молчит? Не желает вмешиваться, или ему по рангу не положено?

— Прошу прощения, амбассадоры, я отвлекся, — спохватился маркграф, — равновесие там или нет, а нам понадобится помощь со стороны.

Все понятно… Солер находится на окраине Срединных отрогов, все торговые пути перекрыты Ретрой… Орсон жаден, он сдерет с Солера три шкуры за торговые поставки, но дело даже не в этом… Сейчас он может усмотреть гораздо большую выгоду в том, чтобы перекрыть кордоны между Ретрой и Солером… В конце концов истощенное, неспособное к обороне, опустошенное эпидемиями графство свалится ему в ладони, как гнилое яблоко. Выход к морю раньше был не нужен, не важен, но теперь, когда за горизонтом замаячила богатейшая заморская Терра… Они здорово изменили своим появлением расклад сил — сами того не желая. Впрочем, не будь Терры, мало что изменилось бы — Солер так или иначе лакомый кусочек… издавна славился своими роскошными альпийскими лугами… Да еще серебряные рудники — там вполне можно возобновить добычу. Почему, интересно, сам маркграф этим не займется? Когда так прижимает, не до суеверий…

— Я принял решение вновь начать разработку рудников, — как эхо, произнес маркграф.

— Разумное решение, — вежливо отозвался Берг.

— Да… на первый взгляд. Но даже сейчас, милорды, наниматься на горные работы никто не хочет. Боятся. Пришлось использовать кандальников… Первая же партия сгинула в горе вместе с десятником.

— Дурные вести…

— Да, амбассадор Берг, дурные. Не то чтобы мне кандальников было жаль… да и десятников… Но я могу слать их туда сотнями, а что толку… Потом, как знать, не прикармливаю ли я таким образом ту нечисть, что там обитает?

— Суеверие, ваша светлость, — вспыхнул примас, — нет там никакой нечисти.

— Пусть так… Но на рудники надежды мало. Полагаю, нам придется спрятать свою гордость подальше и просить помощи. Чем идти на поклон к Ретре… Вы не раз говорили, какая Терра богатая страна. Как насчет зерновых поставок морем? Взаимообразно, разумеется…

— Это нереально, государь, — вежливо проговорил Берг. — Я имею в виду не помощь, а сугубо продовольственные поставки. Рискованно проводить корабли по океану в это время года: сейчас сезон штормов. А вот заем Терра может предоставить — мы наделены соответствующими полномочиями.

«Верно, — подумал Леон. — Полдесятка синтетических алмазов хватит, чтобы купить небольшое графство. Маркграф предпочел бы корабли с зерном, гуманитарную помошь, так сказать… всегда лучше просить у дальних соседей, чем у ближних. Да еще поставки морем сделали бы Солер полностью независимым от капризов Ретры».

И все же финансовый заем лучше, чем ничего, по крайней мере у Солера будут развязаны руки в торге с ближними соседями — кто знает, в каком состоянии казна…

Маркграф, видимо, думал о том же.

— Я предпочел бы зерно. Но не в нашем положении пренебрегать любой помощью. На каких условиях Терра может обеспечить нам кредиты?

— О, на самых благоприятных, — любезно улыбнулся Берг.

Он вполне мог бы сказать — на неограниченных. Черт, да эти стекляшки они могли бы отвалить даром, но такая щедрость уж точно была бы подозрительна. Что ж, если его светлость будет чувствовать себя обязанным, тем лучше.

— Значит, Ретра, — сказал маркграф скорее себе, чем присутствующим. — Герцог Орсон…

— Ваша светлость, это… — начал было Ансард, но, наткнувшись на холодный взгляд маркграфа, смолк, лишь неслышно пошевелил губами.

«Это неразумно», — расшифровал Леон.

— Ретру еще не затронуло бедствие, насколько я знаю, — продолжал маркграф, — мои осведомители…

— А цены на зерно? — мягко спросил Ансард.

— Орсон может либо сам заключить с нами торговый договор на разумных условиях, либо пропустить нас дальше, — сказал маркграф, — смотря что он сочтет более выгодным: содрать с нас одну шкуру за провоз либо три шкуры за собственное зерно.

— Солер не так уж богат, — кисло заметил Ансард.

— Об этом не тревожьтесь, — Берг широко улыбнулся. — Мы же подтвердили: Терра предоставит кредиты.

— Ваши динаты просто обожают заниматься благотворительностью, — любезный голос Ансарда приобрел едкость соляной кислоты.

— Нет. Они, как практичные люди, исходят из того, что добрые дела всегда окупаются.

— Как вы свяжетесь с Террой? — спросил маркграф.

— У нас свои каналы, — неопределенно ответил Берг. — Да и корабля мы ожидаем со дня на день… Нет-нет, не грузового — это нереально…

«Это он правильно, — подумал Леон. — А то как бы его светлости не пришла в голову светлая мысль, что, коль скоро корабля не предвидится вообще, денежки-то при нас… Затолкает нас в пыточный подвал, пока не поднесем мы ему все наши сокровища на серебряном подносе… не на самых благоприятных условиях, а на неограниченных».

— Но финансовую помощь я вам гарантирую…

— Значит, — заинтересовался Ансард, — какая-то связь с Террой у вас все же есть?

— Разумеется, — холодно ответил Берг.

Пускай думают, что Солер кишит шпионами Терры… Хитрыми, ловкими, незаметными, которые так и снуют туда-сюда по бурному морю…

Ансард вновь перевел взгляд на свои сильные тонкие пальцы.

— Терра — могущественная держава? — небрежно спросил он.

— Весьма.

— Военный союз всегда выгоднее кредитов, знаете ли. И для вас, и для Солера. Чем на коленях перед Ретрой ползать…

— Сударь мой, — сухо сказал маркграф. Ансард смолк, недовольно поджав губы.

— Я подумаю над вашим предложением, — сказал маркграф. — Всего хорошего, господа.

* * *

— Ну, — Берг говорил невнятно, поскольку как раз стягивал через голову жесткое церемониальное платье, — что ты об этом скажешь?

Леон дернул уголком рта.

— А что тут скажешь? Из-за чертова конца света нарушилось равновесие сил. Ну, и мы невольно добавили. Сейчас они будут нас обхаживать, пока не сообразят, что взять с Терры, собственно говоря, нечего. Как бы до смерти не заласкали…

— Солер не в том положении, чтобы капризничать. Я полагаю, что они попробуют договориться с Ретрой, используя нас в качестве козырной карты. Орсон наверняка пойдет на сделку — опять же частично из-за нас. Как тебе племянничек, кстати?

— Горяч… Как бы не обжечься…

— Такие вот времена выталкивают пассионариев. Не заварись эта каша, сидел бы в своем Ворлане, считал овец… Присмотреться к нему надо бы получше. Из него еще может выйти толк…

— Еще один Ганед-Основатель?

— Почему бы нет… Срединные графства раздроблены дальше некуда, так и просятся под чью-то сильную руку.

— Немножко для нас не вовремя, тебе не кажется?

— Да, — задумчиво проговорил Берг, — это верно… А давай-ка на него «жучок» нацепим, а? Подключим к фону… Кто предупрежден, тот вооружен…

— Валяй, — пожал плечами Леон, — мне что, жалко? Должны же мы ему преподнести что-то в благодарность за мое спасение. Там, в сундуке, должна быть фибула с рубином — отличный рубин, как раз для брюнета. Лорду Ансарду понравится… Нужно будет, кстати, спросить Айльфа, что он такого наплел. Впрочем, никто не будет ловить нас на противоречиях — это в духе эпохи.

— Надеюсь, — вдруг ни с того ни с сего выпалил Берг, — они с ней хорошо обойдутся.

— С кем?

— С Сорейль, разумеется…

— Не волнуйся, Айльф наверняка об этом позаботился — он умеет бить на жалость. Заодно никого не удивит, что она слегка не в себе, наша благородная девица. Потрясение, страшные испытания, все такое…

— Почему — не в себе? — поднял светлые брови Берг. — Я что-то не пойму… Она же не авантюристка, но самозванка какая-нибудь… Тебе ли этого не знать… Пройти через такое… бедная девочка!

Леон напрягся — такого сочувствия в голосе Берга он еще не слышал. «Черт, если я начну с ним спорить, он мне просто не поверит — решит, что мною движет ревность». Тем не менее он осторожно сказал:

— Берг… ты только не… Я понимаю, на первый взгляд кажется, что она совершенно адекватна, просто устала, загнана и испугана. Но это не так… это что-то другое… я не пойму… может, нервный срыв, истерическое забывание… у нее нестабильна психика, вот в чем дело…

— Там, на озере, ты не пускался в психологические изыскания — просто поверил ей.

— Это-то меня и настораживает.

— Ты просто стараешься избавиться от чувства вины, — твердо сказал Берг. — Ты не смог ей помочь, затащил ее черт знает куда — не знаю, что случилось там, в горе, что привело ее в такое состояние… А что, кстати, там случилось?

— Формально — ничего, — медленно проговорил Леон.

— Что значит «формально»?

— Ну, с горой этой действительно связаны какие-то легенды. Возможно… я не уверен, но возможно, там действует какой-то фактор, вызывающий галлюцинации.

— Газ?

— Может быть… В принципе, это почти все объясняет. Скажем, рудокопы, зарываясь вглубь, открыли ныход в какие-то подземные каверны, в полости, из которых начал сочиться галлюциногенный газ… потому и рудник спешно бросили. Этим, кстати, может объясняться и свечение горы.

— Ага… — Берг задумчиво кивнул головой.

— А уж они видят там то, что подсказывают их суеверия… сам знаешь, как это бывает.

— Да уж, — согласился Берг. — Кстати, учитывая ситуацию, как думаешь, не подготовить ли нам путь к отступлению, а?

— Перебежать к Орсону? Почему бы и нет? Мы клятвы вассальной верности не давали. Но пока еше не понятна расстановка сил — как бы нам ее не нарушить, если мы будем метаться, точно курица без головы…

— Великолепные у тебя метафоры…

— Стараюсь.

— Но Эрмольда все-таки нужно придержать про запас… — меланхолично заметил Берг. — Ладно, чего там… Утро вечера мудренее.


Записано со слов Айльфа, бродячего менестреля, этнографом Л. Калгановым

Один достойный юноша, приятной наружности и хорошего рода, влюбился как-то в прекрасную девицу — богатую и своевольную, поскольку она была единственной наследницей родительского состояния. Захоти она избрать его в супруги, он стал бы для нее достойной парой — ведь род его был ничем не хуже ее собственного. Беда в том, что она того не хотела. По странной прихоти сердца она, подобно многим представительницам ее пола, отвергала то, что само плывет в руки, и вздыхала о несбыточном; ходили слухи, что она влюблена была в своего сводного брата, человека вздорного и пустого, изгнанного из отчего дома. Может, этой непозволительной страсти она и не испытывала, но что было, то было: девица отвергала несчастного влюбленного, когда бы он ни пришел, да еще и насмехалась над ним, выставляя его в дурном свете перед своими дамами и домочадцами. Отчаявшийся юноша засыпал ее подарками и растратил бы от горя все отцовское достояние, не вмешайся его старая кормилица. Видя, как он чахнет так, что белый свет ему не мил, она подозвала его к себе и спросила, согласен ли он использовать последнее средство. Юноша дошел до того, что согласен был пожертвовать всем своим состоянием, да и жизнью тоже, лишь бы хоть на краткий миг соединиться с возлюбленной, о чем он и сказал старухе не таясь, прямо и искренне. «Хорошо, — сказала она, — тогда ступай за мной».

Не говоря ни слова, ни о чем не спрашивая, он закутался в темный плащ и вышел вместе с ней за ворота своей усадьбы. Темнело, беззвездное небо затянуло тучами.

— Хорошая ночь для нашей торговли, — сказала старуха.

Долго ли, коротко ли шли они, но наконец оказались на пустоши, где не было ни жилья, ни человека, ни скота — лишь посреди поля высилась запретная роща и белые стволы жертвенных деревьев, казалось, светились во тьме.

— Стань тут, — велела старуха, — и жди.

Он послушно опустился на колени. Тьма охватила его со всех сторон, но вскоре ему показалось, что он различает в ней мерцание, какое бывает за закрытыми веками. Наконец свет, хотя и призрачный, сделался ярче, и он увидел перед собой странную фигуру — ростом два вершка от земли, горбатую и кривую. Она не стояла на месте, а все время корчилась и приплясывала, точно язычок пламени или марионетка в ярмарочном балагане. И он понял, в какое запретное место привела его старуха и что перед ним тот, о ком нельзя говорить.

Он хотел было, сделав охранный знак, броситься прочь, но, вспомнив о своей непреклонной возлюбленной, остался на месте. «Что я теряю, — подумал он, — жизнь? Но жизнь без моей дамы мне не мила. Богатство? Но я готов отдать богатство за ее единственный взгляд. Бессмертную душу? Но я дошел до того, что готов наложить на себя руки, а значит, все равно ее потеряю». И он смотрел на нечистое создание, а то все ухмылялось и приплясывало, а потом спросило человеческим голосом:

— Зачем ты пришел, глупый мальчик?

— Я не мальчик, — сказал влюбленный, — я мужчина. И я жажду любви дамы своего сердца и пришел к тебе потому, что это последнее средство.

— Я могу поправить это горе, — сказал его собеседник. — Ты хочешь, чтобы твоя дама полюбила тебя еще сильней, чем ты любишь ее?

И влюбленный ответил: — Да.

— Хорошо, — сказал тот, кого не принято называть, — но ничего не дается даром. Сделка есть сделка. Что ты готов отдать мне, глупый мальчик?

И влюбленный сказал:

— Все, кроме своей бессмертной души.

На самом деле он уступил бы и свою бессмертную душу, попроси ее нечистый, но тот сказал:

— Мне не нужна твоя бессмертная душа. У тебя ее нет (а они не верят в бессмертную душу, полагая ее за выдумку человеческого рода, поскольку сами ее не имеют). Но я возьму у тебя нечто, чего ты и не почувствуешь. Ты уверен, что не пожалеешь потом?

— Мне ничего не жаль отдать за любовь своей любимой, — ответил юноша.

— Что ж, — сказал тот, кого нельзя называть, — ладно.

И он протянул свою крохотную ручку к груди юноши — а тот заставил себя оставаться на месте, и юноше показалось, что рука эта проникла в его плоть, как в масло, и вынырнула, сжатая в кулак.

— Вот, — сказал житель рощи, — я взял это нечто. «Наверное, он меня обманул, — подумал юноша, — ибо я ничего не чувствую».

А потом еще подумал:

«Может, он сам обманулся? Если ему хочется верить, что он взял у меня нечто, пусть так и полагает дальше. Мы с ним в расчете, ибо я готов был заплатить».

И тот, кого нельзя называть, сказал:

— Мы с тобой в расчете.

И исчез. И тут юноша увидел, что тучи разошлись и в небе сверкает Рассветная Диадема, ибо на востоке занимается заря. И с легким сердцем он двинулся из запретной рощи (а старуха, проводив его, сразу скрылась), и шел по пустынной равнине, и пел, ибо знал, что все, о чем он просил, исполнилось. Жители земли, ежели что обещают, всегда держат слово, хоть порою берут за это высокую цену. И пришел он к себе домой и оделся в лучшие свои одежды, а утром, чуть свет, направился к своей возлюбленной; а она сидела в большой зале, и все дамы были с ней, и служанки — одна причесывала ее светлые волосы, а другая украшала их цветами, сверкающими, как драгоценные камни, и драгоценностями, трепещущими, как цветы.

И когда увидела она вошедшего юношу, она побледнела и поднялась с кресла, и жемчуга просыпались на платье, точно капли воды, но она не замечала этого.

Она подошла к юноше, положила руки ему на плечи и сказала:

— Как долго я тебя ждала!

И все дамы и домочадцы с изумлением смотрели на эту картину, ибо знали, что не лежит у нее сердце к этому юноше, несмотря на то что он богат, красив и полон достоинства, и не раз корили ее за это.

И он повернул к ней лицо, поглядел ей в глаза и понял, что больше не любит ее. Он испытывал к ней не больше чувства, как ежели бы его обнимала мраморная статуя, и не было радости в его душе.

И он отбросил ее руки и вырвался из ее объятий, ибо она стала ему чуть ли не противна, а она заплакала и спросила:

— За что ты со мной так, любимый?

— Ты обманулась, — сказал он, — я не твой любимый, так как не люблю я тебя.

Но она упала на колени и начала умолять его, чтобы он поговорил с ней по-доброму. И дамы ее устрашились, глядя на это, и начали ее поднимать, а она рыдала и билась у них на руках, и зрелище это стало для него настолько невыносимым, что он повернулся и ушел. Он шел из залы, преследуемый ее отчаянным плачем, и думал: «Помоги мне Двое, и что я нашел в этой пустой женщине?»

И больше он ни разу не показывался у нее в доме, хоть она засыпала его письмами и подарками, и грозила отравиться, и однажды выбросилась из самого высокого окна замка, ибо и вправду полюбила его сильнее, чем он когда-то любил ее. И когда он узнал, что она выбросилась из окна, он сказал своей невесте, к которой вскорости присватал его отец:

— Пустая это была женщина, одержимая глупой любовью.

Вскоре он женился и жил счастливо, и никогда не вспоминал больше о своей даме, ибо тот, кого нельзя называть, сдержал свое слово: он и впрямь сделал так, чтобы девица полюбила его больше жизни, но заставил юношу расплатиться собственной своей любовью.

Говорят, жителям земли нужны человеческие чувства, поскольку они ценят их, как мы ценим, скажем, золото или драгоценные камни, и готовы на все, чтобы заполучить их, а потому вступать с ними в сделки опасно — они никогда не остаются внакладе.


Берг уложил роскошную фибулу, сверкающую багряным синтетическим глазом, в резную шкатулку местного производства и обернулся к Леону:

— Ну вот. Теперь нам следует дождаться приглашения на обед и вручить «жучок» лорду нашему племяннику как можно с большей помпой. Преклонив колена и все такое…

Дверь распахнулась.

— Его светлость просит вас к шестой страже быть в замковой часовне, — произнес дворецкий.

— Ну, вот и не надо ждать обеда, — тихонько произнес Леон. — А… что там будет, дружок?

— Он просит вас оказать ему честь и присутствовать на церемонии, — пояснил слуга.

— Ясно… — сказал Леон, покривив душой. — Форма одежды парадная?

— Прошу прощения?

— Амбассадор Леон спрашивает, следует ли одеться подобающим образом, — пояснил Берг.

— Это торжественная церемония, — величественно сказал дворецкий. — Жертвоприношение…

— Хорошо, — Берг кивнул не менее величественно. — Ступай.

Когда створки двери сомкнулись за вестником,

Леон обернулся к Бергу:

— Интересно, кого он собирается принести в жертву. Не нас?

— Не болтай глупости, — сердито сказал Берг. — Впрочем, как знать — в сводках ничего подобного не отмечалось. Похоже, это что-то из ряда вон.

— Наверняка Айльф знает. Интересно, почему, когда он нужен, его никогда нет поблизости?

Берг усмехнулся.

— Полагаю, наш менестрель ошивается в людской. Или, еще вероятней, в кухне. Он же всеобщий любимец и беззастенчиво этим пользуется.

— Быстро же он освоился.

— Ему и не надо осваиваться. Он плоть от плоти этого мира.

Но в темной людской не было никого, кроме заспанного мальчишки-конюшего, который охотно вызвался сбегать на кухню — похоже, он был не прочь под благовидным предлогом покрутиться у стола в надежде поживиться чем-нибудь съестным, но Леон разочаровал его, сказав, что сходит сам. Мальчишка посмотрел на него искоса — господам не годится шляться по нижнему этажу, но, с другой стороны, на то они и господа, чтобы ходить где пожелают.

По сравнению с пустыми, дышащими сыростью коридорами жаркая, душная, пропитанная запахами горелого жира кухня показалась Леону райским уголком. Однако прежней суеты и горячки тут не было. Даже пар над кастрюлями, казалось, клубился как-то неохотно. Повара и рассыльные сидели на табуретках и наблюдали за Айльфом, который как раз извлекал у себя из уха яйцо.

— Выйдем, — сказал Леон.

Айльф разочарованно вздохнул, дунул на ладонь, и яйцо исчезло.

— Я бы и вам на хорошую яичницу натаскал, — с упреком сказал он.

— Воровать нехорошо, — на всякий случай заметил Леон.

— Как же! Леон вздохнул.

— На какую церемонию мы званы, не знаешь? — спросил он.

— Петухов маркграф собственноручно будет резать, — охотно объяснил Айльф, — замаливать, значит, свои грехи.

— Какие еще грехи?

— Ну, он же перед севом все сделал как положено — сам проложил первую борозду, сам зерно бросал… А вон что делается, — Айльф кивнул на узкое окно, за которым слышался немолчный шум дождя. — значит, он с нечистыми помыслами зерно бросал. Значит, ему надо принести искупительную жертву перед Двоими, может, они и сменят гнев на милость.

— Петухов резать? — Леон поморщился. — А что тут такого? Раньше, говорят, девственниц резали. А теперь — петухов. Какая разница — на алтарь или в котел? Что-то я не видел, чтобы вы за обедом от курятины отказывались.

Леон не ответил. Малый, по большому счету, прав. Узкие витражные окна часовни были прорезаны так, чтобы солнце во время утренней и вечерней службы проникало внутрь, бросая пеструю радугу на двуцветный алтарь и мраморные плиты пола, но сейчас снаружи царил такой густой сумрак, что в часовне было совсем темно. Лишь вокруг двух толстых свечей, расположенных по бокам алтаря, дрожал и переливался ореол света, мутный, как катаракта. Послам, учитывая недавние обстоятельства, отвели левый, самый почетный угол. Берг, величественный и неподвижный, держал в руках шкатулку с фибулой, ожидая удобного момента, чтобы вручить «жучок» лорду Ансарду. Леон разглядывал пол, стараясь не смотреть на алтарь, где, связанные, лежали, свесив шеи, два петуха — черный на белой половине алтаря, белый на черной.

Маркграф, в жестком парадном одеянии, медленно приблизился к алтарю. За ним шел маленький служка, держа на подушечке жертвенный нож. Лезвие переливалось в пламени свечей всеми оттенками багрянца. Его светлость медленно опустился на одно колено и нож с подушечки. Леон перевел взгляд на собравшихся: размещая терранских амбассадоров в почетном углу, маркграф явно преследовал дипломатические цели — рядом с Бергом стоял посол Ретры, вернее, его светлости герцога Орсона. На лице явно тяготившегося тяжелыми парадными одеждами Эрмольда застыла брюзгливая мина. «Наверное, нет особой чести сидеть послом в заштатном Солере, — подумал Леон. — Впрочем, здесь его статус высок, а коли его светлость все же решится направить дипломатическую миссию в Ретру, — будет и еще выше». Ближе к алтарю расположились лорд Ансард и маркграфиня, за ней стояла Сорейль, поддерживая шлейф хозяйки, — наряд явно был предназначен исключительно для подобных церемоний: импозантен и демонстративно неудобен. Леди Герсенда при всем желании не смогла бы сесть — кипы пестрой ткани топорщились вокруг нее, точно надутый всеми ветрами парус яхты. Краем глаза Леон уловил короткий высверк ножа и, непроизвольно передернув плечами, вновь уставился в пол. Наконец шуршание одежд подсказало ему, что ключевой момент церемонии подходит к концу. Он поднял взгляд: две жалкие тушки лежали на алтаре, маркграф церемониально отирал нож полою опять же церемониального одеяния; примас, который неслышно возник из темного пространства за алтарем, бросил на пламя свечи — сначала той, что справа, потом той, что слева, — щепотку какого-то порошка, который тут же вспыхнул и выбросил облачка зеленоватого дыма, медленно поплывшего по часовне.

— Неблагоприятный признак, — услышал Леон. Он обернулся, вопросительно подняв брови. Советник Эрмольд сокрушенно покачал головой:

— Дым должен идти вверх, вертикально вверх, а он движется к двери, видите? Да еще чуть не стелется по полу. Не значит ли это, что Двое просто покинули свой алтарь?

Леон пожал плечами:

— Это просто значит, что воздух насыщен влагой — и тяжелее обычного.

— А вы, верно, из тех, что стараются подыскать всему разумное объяснение, — заметил Эрмольд, — это новомодное Гунтрово учение, уж не помню, как оно называется… в Ретре оно не прижилось. Ибо в корне ошибочно.

— В самом деле? — Леон едва сдержался, чтобы не добавить «коллега».

— Возьмите, например, то, что произошло в Солере. — продолжал посол, — вполне логично, что за непрекращающимися ливнями следуют недород, голод, а потом, увы, и мор. Но вот вы, насколько мне известно, ездили в Ворлан. Там ведь тоже были неприятности… а дождя, насколько мне известно, не было.

— Вы очень осведомлены.

— Это естественно, не правда ли? Осведомленный посол — хороший посол; я полагаю, вы со мной согласитесь. Потом, вон там, вблизи алтаря, стоит лорд Ансард. Очень энергичный человек — плохой политик, но, возможно, неплохой полководец… Жаль только, ему ни разу не пришлось испытать себя в деле. Вот и пропадал, понимаете ли, сутками на охоте, это его и спасло. Поскольку в его отсутствие… Что там с его замком случилось, вы не знаете? Молот небесный его поразил?

— Понятия не имею, — сказал Леон сердито. Чего он хочет, в самом деле?

— И вот вам логичный результат этих загадочных явлений, — продолжал Эрмольд, — Солер собирается просить помощи у Ретры. Терра ведь слишком далеко, чтобы послать сюда корабли с зерном, верно? Но богатая, богатая страна…

Он сочувственно покачал головой и стал пробираться к выходу.

— Что ему нужно? — Берг озабоченно поглядел ему вслед. — Опять что-то вынюхивал?

— Понятия не имею. Но что-то наверняка нужно. Очень неплохо осведомлен, кстати. И неглуп.

— Чего же ты хочешь? Все послы — шпионы, но не все шпионы — послы.

Раздался громкий шорох; маркграфиня проплывала мимо — в движении она напоминала совсем уж причудливую джонку.

— Ах, это вы, молодой человек, — она притормозила и любезно кивнула Леону.

Он поклонился:

— Государыня…

Леди Герсенда обернулась к Сорейль.

— Ступай, милочка. Подожди меня снаружи. — И вновь обратилась к Леону: — Ваш менестрель рассказывал о ваших подвигах. Знаете, я раньше думала, что на рассказы менестрелей полагаться нельзя, но ведь все ваши приключения истинны, не так ли?

Сорейль, опустив глаза, скользнула мимо него, точно серебристая тень.

— Он мог и немного приукрасить истину, ваша светлость… Самую чуточку.

Ее светлость проводила взглядом Сорейль.

— Очень мила, не правда ли? Немножко странная, бедняжка, но очень мила. Что-то в ней есть такое… Я ведь так и не поблагодарила вас — с тех пор, как она мне прислуживает, мне как-то легче на душе. Приятно видеть новое лицо.

«А ведь она несчастлива, — вдруг понял Леон. — Себе не принадлежит… Высокие особы всегда так… Впрочем… Что-то Айльф говорил насчет нее и Ансарда…»

— Я пришлю Айльфа, чтобы он спел вам, — сказал он.

— Будет очень любезно с вашей стороны.

Она вновь милостиво кивнула и проплыла мимо. Проходя мимо Ансарда, на миг задержалась, величественно кивнула ему, он что-то сказал, слов было не слышно, лишь почтительный тон… На ее лице не было улыбки, лишь вежливое внимание.

Леон, надеясь, что не совершил никакой вопиющей грубости, торопливо направился к двери, обогнул высокородную парочку и вышел наружу. Ветер, мягко ударивший его по лицу, принес запах гнили.

Сорейль ждала у входа, прячась от дождя под узким козырьком крыши, — ему вновь показалось, что она вот-вот растворится в наступивших сумерках.

— У тебя все в порядке? — спросил он, мучимый непонятным чувством вины. — Тебя хорошо устроили?

При звуках его голоса она вздрогнула, потом опустила глаза и тихо ответила:

— Благодарю, сударь.

— Если что-нибудь нужно…

— О нет, — ответила она торопливо, — мне ничего не нужно.

И попыталась было ускользнуть назад, в часовню, но он поймал ее за рукав.

— Ты что же, избегаешь меня? Разве я тебя чем-нибудь обидел?

— О, нет…

— Тогда почему?

— Мне надо идти, сударь. Госпожа Герсенда будет недовольна.

— Разве? Мне казалось, она велела тебе подождать здесь.

Она растерянно поглядела на него — в огромных глазах стояли слезы.

— Сорейль!

— Оставьте меня!

Она вырвала руку и метнулась обратно в часовню, недоуменно поглядел ей вслед и покачал головой.

* * *

— Слушай, — недовольно спросил Берг, — чем тебе девчонка не угодила? Зачем ты ее обидел?

— Да не хотел я ее обижать, — Леон досадливо поморщился. — Я не понимаю…

— Ты сплавил ее Герсенде… Дал ясно понять, что она тебе не пара… Теперь-то зачем ее преследовать?

— Я ее не преследую.

— Что ж она убежала вся в слезах?

— Откуда я знаю! Ты пристроил «жучок»?

— Собственноручно приколол на плащ лорду нашему Ансарду. Боюсь только, от этого будет немного пользы. Ансард ничего тут не решает.

— Пока не решает…

— Думаешь, он попробует вертеть дядюшкой через Герсенду? Брось, Леон, он не тянет на интригана. Слишком прямолинеен. Да и чего, собственно, он может добиваться? У Солера никогда не было военной мощи, сейчас тем более.

— И черт нас дернул связаться с нищим Солером. Вот с Ретрой и надо было завязывать контакты… Там и сейчас все спокойно.

— Равновесие сил, милый мой… — назидательно проговорил Берг, — равновесие сил.

Может, аналитики и правы — уж слишком могла обнаглеть и без того могущественная Ретра, заполучив поддержку неведомой Терры.

— Надо полагать, если его светлость все же решит отправиться в Ретру, он и нас с собой прихватит, — заметил Берг. — Мы ведь политический фактор. Послы союзной могущественной державы, личные друзья его светлости.

— То-то он из кожи лез, чтобы меня выручить…

— Забудь. Это всего лишь политика.

Леон поежился. По замку гулял ветер, яркие всадники на гобеленах потускнели, от тканей шел тяжелый дух плесени и мокрой шерсти. И что это они окна не стеклят?

— И как ты себя чувствуешь в роли пугала?

— Нам надо дожить до прибытия Второй Комплексной. Можно и пугалом потрудиться, если надо. Чем плохо, если Орсон будет относиться к нам с должным пиететом? У него, чай, своих шпионов на побережье хватает. Ну что нам может угрожать, Леон?

Ах, как внушительно выглядел причаливший к побережью около рыбацкой деревушки легкий корабль под золотистыми парусами (сплошь маскировка, пластик и синтетика, сборная коробка, неспособная выдержать ни одного серьезного шторма), как величественно сошли по сходням послы, одетые в шелка и бархат (крашеные анилиновыми красителями), как склонилась в поклоне, выстроившись в ряд, команда корабля (отбывающая Первая Комплексная, чья база расположилась на пустынном островке в дельте реки), какие торжественные были у них лица (все исподтишка скалили зубы) и с каким восторгом смотрел на прибывших крохотный дозорный отряд (крохотный, поскольку упомянутое побережье было пусто испокон веку), и Берг, величественно поведя рукой, сказал: «Проводите нас к вашему государю».

— А то, что Ганед-Основатель начинал с горсткой сподвижников… а стал правителем целой империи.

— По-твоему, — нахмурился Берг, — нам надо держаться Ансарда?

— Он именно на это и намекает… Ансард, я имею в ииду. А Эрмольд намекает, что надо держаться Ретры. Мы поставили не на ту лошадь, Берг…

— Погоди, — поморщился Берг, — погоди, не горячись… Ты же верно сказал — мы не связаны вассальной клятвой. Мы вольны выбирать, никто нас за это не осудит. Уж не Терра, во всяком случае. Посмотрим — еще есть время.

— У меня такое чувство, — горько сказал Леон, — что времени совсем нет.

* * *

Айльф проскользнул в дверь так бесшумно, что Леон вздрогнул.

— Что тебе? — недовольно сказал он.

— Сударь, — шепотом сказал юноша, — я хотел, чтобы вы глянули кое на что… Только…

— Да?

— Издали.

— Любопытство тебя погубит, — проворчал Леон, — ну что там еще?

— Это не здесь, — все так же тихо отозвался Айльф, — это в людской…

Леон пожал плечами.

— Ладно, пошли, если хочешь.

Берг, повернувшись к Айльфу спиной, прикрыл ладонью фон.

— Идите-идите, — проворчал он. — Я найду, чем заняться.

В людской было полутемно… как и повсюду… чадил и трещал один-единственный факел, укрепленный на медном кольце. В углу на матрасе спал мальчишка-конюший.

— Ну, и что? — сердито спросил Леон. Пол был холодный — это ощущалось даже сквозь подошвы мягких кожаных сапог.

— Возьмите факел, сударь… — по лицу Айльфа бродили темные тени. — Только не подходите близко.

Почему-то прикрывая рот и нос полой куртки, он подошел к матрасу и перевернул мальчишку на спину. Тот даже не проснулся.

Леон почувствовал, как холод поднимается все выше — теперь мурашки поползли по спине.

— Что? — тоже шепотом спросил он.

— На шее, сударь, — уныло сказал Айльф, — и под мышками… Будете смотреть?

— Нет, — сказал Леон, — не буду. Послушай… Ноги в руки, беги к амбассадору Бергу, скажи ему, Леон велел обработать тебя. Скажи, был у нас такой разговор. И не уходи, пока он не сделает тебе… наговор против заразы. Вообще никуда не уходи, слышишь!

— Леди Герсенда велела прийти попеть ей вечером.

— К леди Герсенде можно. Но учти — ты тут не был. Ничего не видел, ничего не слышал. Ясно?

— Чего тут не понять, сударь.

— Вот и молодец. Ступай.

Леон проводил взглядом своего дурного вестника. «Надеюсь, Берг сообразит вкатить ему антигистаминный препарат — помимо сыворотки… Черт его знает, как они реагируют на чужеродный белок…»

Он подождал еще немного, потом двинулся в покои маркграфа — коридор, лестница, еще коридор. Гвардеец на дверях…

— Доложите его светлости, — сказал он. — Дело срочное.

* * *

— Я ожидал этого, — спокойно произнес маркграф, — но не так быстро… Что побудило вас пойти в людскую, амбассадор Леон?

— Искал своего слугу, — Леон досадливо покачал головой, — а этой твари в людской-то и не было… болтался на кухне, чтоб ему пусто было…

— Он знает? — быстро спросил маркграф.

— Нет, ваша светлость…

Леон хотел сказать, что даже амбассадор Берг не знает, потом передумал.

— Вам не о чем тревожиться — никто ничего не узнает. От нас, во всяком случае.

— Хорошо, — задумчиво проговорил маркграф. — А вы-то сами не боитесь заразиться, мессир Леон?

— Нет, — честно сказал Леон, — лекари Терры — а они великие знахари — предвидели такую возможность.

— Вы заговорены?

— Против мора — да…

— Забавно, — пробормотал маркграф, — а я-то в эти заговоры не верил. Кто стоит на наружной двери? — обратился он к гвардейцу.

— Люди лорда Ансарда, ваша светлость.

— Очень хорошо. Позовите Варрена. А вы погодите минуту, амбассадор.

— Возьмешь двоих, — велел он появившемуся в дверях Варрену, — пусть вынесут это дерьмо за ворота, обольют маслом и сожгут… Потом… сам знаешь… Так что бери кого не жалко.

Варрен молча кивнул.

— И молчи пока. Ясно?

— Ясно, ваша светлость, — коротко ответил Варрен, коротко поклонился и вышел.

— Передайте амбассадору Бергу, что вам обоим предстоит сопровождать меня в Ретру… Выезжаем в полдень. А теперь, мессир Леон, мне нужно побыть одному.

* * *

«Жучок» работал неплохо, только слушать пока было особенно и нечего — плескалась вода в тазу для умывания, Ансард мурлыкал какую-то песенку… Отпустил слугу… Тут стало совсем тихо, тогда Берг и поднял взгляд. Сорейль стояла в дверях — она казалась бы бледным призраком, случайно забредшим сюда из фамильных казематов, если бы не укрепленные по бокам двери факелы, очерчивающие ее силуэт волной жидкого пламени… Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Берг мучительно пытался придумать, что бы такое сказать, чтобы не отпугнуть ее, но не успел — она скользнула в комнату, и точно так же, бесшумно, плавно, соскользнул с ее плеч плащ…

* * *

Сейчас в окне клубилась мокрая тьма, но днем он увидел бы угловую башню, а за ней — бурую взбаламученную реку и раскисшую дорогу… а не зеленые нивы с Дальней кромкой синих гор на горизонте, как из окна своей спальни в Ворлане.

Примас уже сидел в приемной — хрупкий, напряженный, зябко пряча руки в широкие рукава шерстяного балахона.

Слуги в комнате не было — лишь гвардеец, впустивший священника, дежурил у двери, и лорд Ансард сам плеснул себе из стоявшего на решетке жаровни сосуда в тяжелый серебряный кубок.

— Устраивайтесь поудобнее, ваше святейшество, — произнес Ансард, — вина?

Примас покачал головой.

— Я не очень хорошо понимаю, зачем вы меня пригласили.

— Я тут человек новый, — сказал Ансард, усаживаясь в кресло напротив примаса, — посторонний. А государственная политика — дело тонкое… Возможно, я чего-то не понимаю и нуждаюсь в мудрых наставлениях. Кубок в его руке вбирал красноватое пламя жаровни и оттого казался раскаленным.

— Похвальная скромность, — сухо сказал примас, — но почему бы вам не испросить совета у вашего дядюшки, его светлости?

— Ну, всегда имеет смысл знать по меньшей мере две точки зрения…

— Что ж… — неуверенно проговорил примас.

— Вот, например, герцог Орсон… по слухам, не слишком щедрый человек. И говорят, точит зубы на Солер. Пока мы были в силе…

— Может, он и не слишком щедрый, как вы говорите — возразил примас, — но, насколько я знаю, неглупый. Скупость имеет свои положительные стороны — как правило, торговать дешевле, чем воевать.

— Солер слаб. Что стоит герцогу, воспользовавшись моментом, взять его под свою руку?

— И получить голодную провинцию? Смуту и разбой — под самым боком? Тем более что Солер не так уж слаб. Во всяком случае, у него есть союзники…

— Верно, — медленно проговорил Ансард, — терранцы. Эти послы… Странные они, вам не кажется? До меня в Ворлан доходили самые разные слухи.

— Не кажется ли мне? Что именно? — удивился примас.

Ансард помедлил, вертя в руках кубок. Потом неуверенно произнес:

— Скажите… а вы не связываете нынешние… неприятности… с появлением послов? Когда они высадились на берег? В конце зимы? До тех пор Солер процветал…

— Чушь, — устало сказал примас, — кем вы их считаете? Ангелами смерти? Посланцами Темного? Мстителями?

— Это зависит, — заметил Ансард, — от того, кем они являются в действительности.

— Возможно, вам это покажется странным, сударь, — слабо усмехнулся примас, — но я не суеверен.

— Однако кое-какие печальные совпадения имеют место, вы не находите? Этот потоп… голод… Разве вас не тревожит, что люди, не выдержав всех испытаний, могут отвернуться от истинной веры?

Священник моргнул.

— Послушайте, сударь… Я тронут вашим участием, но моя паства — это еще и подданные его светлости. Он отвечает за их тела в той же мере, в коей я — за их души. Почему бы вам не поделиться своими тревогами с ним?

— На его месте я предоставил бы вам широкие полномочия.

— Но вы не на его месте, — сухо заметил примас. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

За окном шумел дождь — словно топот войска на марше. Пламя факела на стене трещало и чадило.

— Когда он был еще ребенком, — голос примаса смягчился, — я обучал его географии и истории. Не могу сказать, что он был блестящим учеником, но справедлив он был уже тогда и умел не поддаваться минутному порыву. Из него должен был получиться хороший правитель. И получился. Разумеется, он может ошибаться — как все мы. И мне жаль, коли он чем-то прогневал Двоих… Если это и впрямь так.

— Мне тоже, — коротко кивнул Ансард, закрывая тему, — и все же я хотел бы больше знать о терранцах. В чем мощь их государства? В оружии?

— Вообще-то они привезли с собой довольно странные вещи, — заметил примас, — частью непонятно, из чего они сделаны, а частью — для чего они нужны…

— А!

— Что поделать, человеческое любопытство — распространенный порок, — вздохнул примас, — и вполне естественный. Но, что бы это ни было, это не оружие. Они мирные люди и переговоры вели дружественные. Никаких угроз…

— Им и нет нужды. Имея за спиной сильную державу…

— Но очень далекую.

— Да. — Лорд Ансард поднялся, и потревоженное пламя метнулось вбок, заставив отпрыгнуть в сторону огромную темную тень. — Очень далекую. Благодарю вас за проявленное терпение, ваше святейшество. Прошу прощения, что отнял у вас время.

— Ничего, — устало ответил священник, — это всего лишь время.

Он тоже поднялся, но вместо того, чтобы направиться к двери, подошел к окну и выглянул наружу. Какое-то время он напряженно вглядывался во тьму, потом отпрянул и устало провел рукой по глазам, вытирая водяную пыль.

— У меня разрывается сердце, — буднично сказал он. — Ибо грядет нечто страшное. Доброй ночи, милорд.

— Да, — медленно отозвался Ансард, — доброй ночи.

* * *

Маркграфиня отложила в сторону вышивание. Слишком сумрачно для этого времени дня, в это время года…

— Мессир Леон говорил, ты умеешь развлекать людей.

— Такова моя профессия, госпожа, — ответил Айльф.

— Раньше порою бывало так весело, — вздохнула леди Герсенда, — особенно весною… В эту пору как раз отцветают деревья… лепестки кружатся на ветру… А теперь идет этот дождь, и сердце гложет тоска. Подай мне плащ, Сорейль. Тот, на меху. Мне холодно.

Девушка неслышной тенью скользнула из угла и, укутав плащом плечи своей госпожи, устроилась на крохотной скамеечке у ее ног.

— Раньше все было по-другому, — задумчиво продолжала леди Герсенда, — жизнь была полна, вечерами мы собирались в парадном зале, менестрели пели… Ты, говорят, учен музыке…

Окна были закрыты ставнями, камин протоплен древесным углем, чтобы прогнать сырость, но светильники горели скудно, и оттого казалось, что комната существует сама по себе, вне чередования дня и ночи.

Айльф вздохнул и, опустившись на одно колено, тронул струны крохотной лютни. Он ненавидел петь на пустой желудок.

— Прекрасная дама, за этот хрустальный фиал, за блеск его чудный и за благовония в нем я отдал торговцу доспехи свои и кинжал, а также в придачу наследный родительский дом; и ныне, как нищий, стою на коленях в пыли… Ах, выйди навстречу и жажду мою утоли.

— К чему благовония, если в саду у меня качаются алые розы, бутоны клоня…

К чему мне, о юноша, тот драгоценный хрусталь — светлее и ярче роса на колючих кустах.

— Прекрасная дама, вот этот парчовый наряд струится, как волны морские, и радует взгляд; я отдал торговцу борзую свою и коня — ах, выйди навстречу и только взгляни на меня!

— Ах, много прекрасней, чем этот парчовый наряд, в моем вертограде бежит со скалы водопад, и радуги в солнечном свете игра мне милей шитья золотого и всех драгоценных камней.

Вышивка упала с колен госпожи Герсенды, но она не заметила этого. «Да она, никак, плачет, — подумал Айльф, — вот уж точно, все бабы с придурью, и эта ничуть не лучше остальных. Не хочет видеть, что вокруг творится, люди вокруг мрут, точно мухи, а чуть ей споешь что-нибудь жалобное, она и пойдет рыдать».

— Прекрасная дама, я продал свой щит и копье, и ныне при мне только бедное сердце мое; никто не польстится на порченый этот товар — снедает его непрестанный и гибельный жар…

— Ах, сколько бы я ни искала в зеленом саду, дороже, чем сердце твое, ничего не найду! Войди же в калитку, где дремлет мой розовый куст и шмель золотистый горячих касается уст…

— Его светлость завтра отправляется в Ретру, — мечтательно проговорила маркграфиня. — Говорят, там красиво… И твои хозяева тоже едут?

— Полагаю, да, сударыня.

— А… лорд Ансард?

— Вам лучше знать, госпожа… Но, думаю, да… его воины теперь при маркграфе, нашем государе. А он при своих воинах.

— Мужчинам, — сказала маркграфиня, — нравится ратное дело.

Точно таким же тоном она бы сказала: «Дети любят играть в игрушки».

— Что поделать, сударыня, — неопределенно отозвался Айльф, — такова уж наша природа.

— Красивые ты поешь песни, — глаза леди Герсенды вновь затуманились, — ты сам их придумываешь? Или слышал где-нибудь?

— Не знаю, сударыня, — Айльф беспомощно пожал плечами. — Они… ну просто существуют, и все.

Леди Герсенда благосклонно кивнула:

— Приятно, что они все еще существуют. Позаботься, чтобы его накормили, не тем, чем кормят в людской. Что-нибудь с господского стола, Сорейль, милочка.

Айльф поклонился как можно ниже. «Что-то она все же в мужчинах понимает», — думал он, бредя вслед за Сорейль в сторону кухни.

* * *

— Где ты, нечисть тебя побери, шляешься? — раздраженно спросил Леон. — Я же велел тебе сидеть здесь…

— Так ее же светлость… — оправдывался Айльф.

— Ладно. Ты ввел ему вакцину, Берг?

— Да, — угрюмо проговорил Берг, — ввел.

— Что ж, — Леон уселся на постель, предоставив Айльфу стягивать с него сапоги, — собирайся, парень, мы завтра едем в Ретру.

— А что мне собираться? — жизнерадостно отозвался Айльф. — Ноги в руки, и…

— Так наши вещи собери. Терранские амбассадоры должны выглядеть пристойно.

— Хлеба небось его светлость надеется прикупить, — заметил парень. — Вот уж герцог потешится вволю. Солер с Мерсией не то чтобы на ножах, но была какая-то давняя распря…

— Что, не продаст герцог Орсон зерно?

— Почему? Продать-то продаст, но поунижаться заставит.

— Ты бывал в Ретры? — спросил Леон.

— И в Ретры. И в самой Ретре.

— На что она похожа? Айльф задумался.

— Ретра? Ну, знатный город. Солеру не чета. А уж дворец — замку его светлости до него… Сам-то я внутри не бывал, понятное дело, но рассказывали — позолота там везде, смальта, даже двор мрамором выстлан… А еще ихний герцог всякие механические игрушки любит — говорят, птички заводные там поют на золотом дереве, а на ветках яблоки из ясписа…

— Ясно, — сказал Леон. Что-то исподтишка грызло его, и он никак не мог понять, с чем связана эта бесформенная, но ощутимая тревога. — Послушай, а как там наша Сорейль?

Айльф покачал головой.

— Госпоже она вроде полюбилась. Из ихних покоев и не выходит. Но она вообще… тихая, держится неприметно.

«Вот оно, — подумал Леон, — я ничего не чувствую… У меня прерывалось дыхание от одного ее вида, а сейчас лишь какое-то странное опустошение, словно… словно ее и не было».

Он заставил себя сказать:

— Ты поговори с дворовыми, чтоб ее не обижали, пока нас не будет.

— Кто же дурочку обидит? — удивился Айльф. — Грех это.

Берг пошевелился, точно хотел что-то сказать, но промолчал.

— Вот и хорошо. Возьми парадные платья, те, шитые золотом, почисть их и уложи. И, не постучавшись, не входи, слышишь?

Оставшись наедине с Бергом, он открыл тяжелый кованый сундук и осторожно провел пальцами по дну в поисках потайного замка. Наконец он нащупал нужный гвоздь — раздался тихий щелчок и снаружи выдвинулась крышка крохотного потайного ящичка. Он запустил руку в образовавшуюся полость.

Прятать вот так драгоценности рискованно — местное ворье в любую щель пролезет, но таскать их с собой еще хуже.

Наконец у него на ладони оказались четыре крупных камня, ограненные правильной розеткой. Свет факелов отражался от граней, разбрасывая по каменному полу, по стенам снопы колючих искр.

— Хватит? — спросил он.

— Надеюсь, — Берг рассеянно поглядел на нетающие кусочки льда, испускающие холодный, чистый свет. — Бриллианты тут в цене, а это — хорошие камни. Половина всей казны его светлости, полагаю. Пусть придворный ювелир их оценит, а мы сдерем с маркграфа, скажем, три процента годовых…

— Не много?

— Меньше — несолидно. А там Терра уж как-нибудь простит ему долг.

— А если они не сторгуются?

— Ну… Что толку беспокоиться раньше времени, Леон. Поглядим…

— Как там Ансард?

— А что — Ансард?

— Но ты ж вроде собирался его прослушать…

— Да он вроде и не говорил ничего, — неохотно проговорил Берг, — так, не по существу…

— Зря мы, выходит, «жучок» сажали?

— Почему ж зря… Вдруг пригодится…

— Ладно, — сказал Леон, — может, и пригодится…

* * *

Ему снилось, что тьма за окном уплотнилась, стала почти материальной — субстанция, нечто вроде старомодного мирового эфира, и эфир этот был насыщен призраками — голосами и расплывчатыми образами, которые, раз появившись, никуда не деваются, никуда не исчезают, а так и продолжают блуждать в сыром воздухе… нужно лишь уметь их разглядеть. А он не умеет. «Это потому, что ты видишь лишь внешнюю сторону», — сказал кто-то. «Простите, — возразил он, — а разве есть что-то еще?» — «Изнанка, — сказал суровый голос, — суть». — «Но суть и изнанка — отнюдь не одно и то же». — «Разве?» — удивился этот кто-то и стал расплываться, пропадать, тьма ползла, точно ожившее покрывало, душила его…

Он проснулся.

Шорох.

— Черт, — произнес Леон, — никак, крыса.

Он был почти рад, что шорох выдернул его из тягучего ночного кошмара, но крыса… Он ненавидел крыс — темное атавистическое чувство, омерзение, выворачивающее желудок наизнанку.

Он откинул подбитое мехом одеяло и осторожно встал, сжимая в руке тяжелый башмак. Уголья на жаровне бросали отблески на пол, на стены, но свет был багровым, муторным. А уж углы комнаты и вовсе тонули во мраке.

Шорох стих. Он аккуратно положил на пол башмак, чувствуя себя полным идиотом, и, подобрав щипцами уголек с жаровни, зажег фитиль масляной лампы. Дрожащий огонек показался ему удивительно ярким.

Это ему, знавшему, что такое электрическое освещение!.. Когда-то…

Он высоко поднял плошку, освещая комнату. В стене что-то блеснуло — мимолетная искра, бледное сверкающее привидение… и это не были глаза крысы.

Он подошел к источнику света. Уже по тому, как тот мигнул, когда светильник в его руке качнулся из стороны в сторону, он понял, что это вовсе не свет — отражение пламени светильника, призрачный хрусталик, непонятно почему вмонтированный в сырой камень.

Подойдя поближе, он потрогал стекляшку пальцами… и не стекло это вовсе… скорее, горный хрусталь или… непонятно. Огранка была, но такая мелкая, что на расстоянии двух шагов поверхность уже казалась гладкой. Вблизи она сверкала и переливалась, как фасеточный глаз насекомого. Украшение? Амулет? Во всяком случае, странная технология.

— Айльф! — крикнул он. Молчание.

— Чертов соня, — пробормотал он и выглянул в прихожую.

Айльф расположился у стенки. Он устроился на брошенном на пол матрасе и натянул на голову одеяло — слегка потерявшая форму мумия, да и только.

Леон опустился на колени и потряс юношу за — предположительно — плечо:

— Эй… проснись. Вынырнула встрепанная голова.

— Что стряслось, сударь? Веши я собрал, не сомневайтесь.

— Какие вещи? — Тут только Леон вспомнил, что поручил Айльфу заняться сборами для завтрашнего путешествия. — Собрал — и ладно. Я хочу, чтобы ты взглянул кое на что.

— А утром нельзя? — зевнул Айльф.

— Можно и утром. Еще раз. Ты ведь все равно проснулся, верно?

Айльф неохотно выполз из-под одеяла.

— Ну что еще, сударь, — пробурчал он.

— Крыса, — сказал Леон. — Там, в моей комнате.

— Ну и ну, сударь! — вытаращил сонные глаза Айльф. — Так прибили бы ее, заразу, и дело с концом!

«Амбассадор-то придурок, — ясно читалось у него на лице, — крысу пришибить не может».

— Пойдем-пойдем, — Леон не отступал.

Они вошли в комнату. Айльф шаркал и ковылял, всячески демонстрируя свое недовольство.

— Возьми плошку, — сказал Леон. — Вон у той стены…

Айльф покорно двинулся к стене, видимо, решив, что с придурком лучше не спорить.

— Будет она тут сидеть, — проворчал он, — вас дожидаться.

Он высоко поднял плошку, поводя ею из стороны в сторону, чтобы лучше осветить углы. Тени от предметов метались по комнате, как десяток гигантских крыс.

— Ну вот, сударь, — проговорил юноша успокаивающе, — она убежала.

— Надо же! — в голосе Леона прозвучало искусственное оживление. — Эй, а это что?

— Где?

— Вот эта блестящая штука.

На миг ему показалось, что Айльф просто не заметит ее — и его охватила странная тоска, словно что-то в этом роде уже было.

— Это? — Айльф смешно, по-птичьи, наклонил голову, рассматривая блестящий предмет. — Глаз Карны.

— Да? А зачем он нужен?

— Ох, сударь, ну, просто украшение. Для красоты. «Нет, он точно решил, что я — идиот».

— Брось, малый. Какое украшение в стене? Ты погляди, стоит лишь отойти на пару шагов, и он почти незаметен!

— А они всегда так, — рассеянно сказал Айльф. Он сонно тер свободной рукой глаза. — Кто знает, почему их раньше в стенки тыкали! Это было еще в такие стародавние времена…

— Теперь их делают?

— Нет, сударь. Видать, утерян секрет. А вам-то эта штука зачем?

— Незачем. Послушай… разбуди амбассадора Берга… — Он представил себе разъяренного Берга, которого Айльф посреди ночи вытаскивает из постели. — Нет, ладно, иди спать. Я сам…

«Нужно бы анализатором», — подумал он. Какая-то странная структура… похоже на горный хрусталь или стекло, но он почему-то чувствовал, что это вовсе не стекло. Какая-то органика? Почему у него такое ощущение, будто эта штука… будто она живая…

Он накинул на плечи куртку и вышел в коридор. Здесь было совсем уж неуютно. Ветер сквозил по верху, залетая в узкие стрельчатые окна, расположенные высоко над головой. В дальнем конце коридора трепетало на ветру пламя одинокого факела — пол и потолок тонули в сумраке, точно в темной воде.

И тут он увидел Сорейль.

Казалось, она возникла ниоткуда — только что коридор был пуст, и вот она, здесь, в колеблющемся свете факела… Застыв у стены, Леон молча смотрел, как она проходит мимо, медленно, плавно; лицо, обычно бледное, сейчас было нежно-розовым, точно лепесток персикового дерева, серые прохладные глаза сияли. Неподвижные, слепые глаза — они смотрели на Леона, не видя его. Молча прошла мимо, ничуть не изменив выражения лица. Плащ, шурша, волочился по каменным плитам.

«Она двигалась, точно механизм, — подумал Леон, — но механизм одушевленный, дышащий и трепетный». Наконец она остановилась и, осторожно приоткрыв дверь, проскользнула внутрь. Плащ медленно сполз с плеч, оставшись лежать у порога, точно пустая оболочка. Сбросив наваждение, Леон двинулся за ней. Он подошел к двери, осторожно отодвинул ногой плащ, но, помедлив, остановился. Дверь, в которую вошла Сорейль, вела в комнату Берга.

Айльф уже спал, вновь превратившись в укутанный с головы до ног человеческий кокон. Леон прошел мимо него в свою комнату, устало вытянулся на постели и заснул. Фитилек в плошке трещал и коптил, пока не прогорел весь и тени медленно не обступили массивную резную кровать.

* * *

Плотное небо висело над холмом, над замком; сочившийся из него свет был не ярче лунного, но без присущей лунному свету холодной ясности. Тяжелый был свет, тусклый…

Во дворе замка шли приготовления к отъезду: хлюпали по грязи, оскальзываясь, лошади, устало переругивались солдаты. «Похоже, — подумал Леон, наблюдая из окна за происходящим, — его светлость намерен отбыть со всей подобающей пышностью; это вам не пикник на Мурсианском озере — человек сто сопровождающих, а то и больше: внушительная делегация».

На душе было муторно. Он никак не мог ухватить причину скрытой тоски — лишь подспудное ощущение надвигающейся угрозы.

В размеренном обустроенном мире на далекой Земле, где не было, да и не могло быть крупных катаклизмов, человек волей-неволей обрел чуткость особого рода, чуткость натянутой струны, отзывающейся на случайные колебания воздуха, на каждое слабое прикосновение, но рвущейся при грубом движении пальцев.

В комнату вошел Берг. Вид у него был вполне благодушный, словно предстоящее путешествие было не более чем досадной, но незначительной помехой…

— Собрался? — спросил он.

Леон кивнул:

— Почти. Спустимся, как только появится его светлость.

Берг, в свою очередь, выглянул в окно, наблюдая за суетой во дворе.

— Похоже, нам с тобой предстоит двигаться в повозке, а не в конном строю…

— Вот и ладно. На таком-то дожде… Почему-то он ощущал усталость — не о чем было разговаривать, а при мысли о предстоящем путешествии он уже не испытывал давешнего радостного предвкушения — лишь раздражение от того, что предстоит шлепать по грязи, продвигаясь к могущественной Ретре — такому же зловонному, перенаселенному городу, как и все здешние города.

Он рассеянно окинул взглядом комнату — сейчас, утром, когда светильники не горели, она казалась еще более темной, чем ночью. Кстати…

— Я нашел кое-какую любопытную штуку. Черт его знает, что такое… Айльф говорит — украшение…

— Значит, украшение, — равнодушно сказал Берг.

— Непонятно только, что оно украшает. Торчит в стене, круглая такая, почти незаметная… странный какой-то материал. Вроде похоже на стекло, но такого стекла они, кажется, и не делают…

— Так не бывает.

— Не бывает? Посмотри сам!

Он подошел к стене и уже собрался было ткнуть пальцем в мерцающую поверхность, но стена была пуста. Просто стена…

— Ну, что? — спросил Берг из-за его плеча.

— Ее нет… — Он недоуменно обернулся. — Как же так, я не понимаю… Айльф тоже ее видел. Сказал, что они иногда встречаются в богатых домах. Глаз Карны, что ли…

— Он ее и взял, — предположил Берг. — Малый неравнодушен ко всему, что плохо лежит.

— Ну… Не знаю. Сейчас спрошу.

— Он во дворе. Укладывает вещи в повозку. Потом спросишь.

Вид у Берга был снисходительный — словно у взрослого, который от нечего делать потакает глупым выдумкам ребенка.

— Он хорошо перенес вакцинацию? — Леон решил на всякий случай сменить тему. Им все равно уезжать — когда тут искать таинственный глаз.

— Нормально, — равнодушно ответил Берг. — Антигистаминная даже не понадобилась. Да с него все как с гуся вода…

— Я вот все думаю… Не пожертвовать ли нам заговоренную воду его светлости? По крайней мере, это было бы красивым жестом — с нашей стороны.

— Может, и было бы. — Берг отвел глаза в сторону, — но у нас больше не осталось ампул.

— Как это — не осталось?

— Я вакцинировал Сорейль…

— Сорейль?

— Она подвергается не меньшей опасности.

— Но… Послушай, Берг… Ты что, спутался с этой девушкой?

— Мне не нравится слово «спутался», — медленно проговорил Берг.

— Это… ни к чему.

— Это ты мне говоришь? — удивился Берг.

— Послушай, — торопливо продолжал Леон, — я же понимаю, она красива, но…

Он запнулся, поскольку и сам как следует не знал, что он хочет сказать. Наконец выпалил:

— Берг, тут что-то нечисто.

Берг молча смотрел на него своими светлыми глазами, и Леон ощущал себя полным дураком. И все же он продолжал:

— Она… Сорейль… словно знает, как к каждому из нас подступиться, — когда я ее впервые увидел, она была такой беззащитной, такой несчастной, ну, точно испуганный ребенок, она нуждалась в помощи, а… я не мог ей отказать… Ты ведь сам говорил, что я веду себя глупо. Потом она стала никакой — просто шла вместе с нами… я решил, она помешалась от горя. И вдруг она опять преображается — Берг, она такая, какой ты ее хочешь видеть. Потому-то ты не устоял — она словно воплощенная мечта, она…

И вдруг, уже совершенно неожиданно для себя, выпалил:

— Она ведьма!

И под неподвижным взглядом Берга почувствовал, как его лицо заливает жаркая волна стыда.

— Ты сошел с ума, — медленно сказал Берг.

— Послушай…

— Ты сошел с ума. Я всегда подозревал, что у тебя неустойчивая психика, я не подавал докладной — не хотел портить тебе карьеру, но я так и думал… Кишка у тебя тонка для этой работы. Вот ты и сорвался — теперь, когда мы заперты на планете. Посреди ночи померещилась какая-то штука — да ты посмотри на эту стену, разве сюда можно что-нибудь вмонтировать… Ты стал суеверен — отождествляешь себя с ними, а это непозволительно.

И холодно добавил:

— Мне наплевать на твои сексуальные пристрастия, но если ты потратил вакцину на этого проходимца, то какое тебе дело, на кого трачу ее я?

Леон онемел. Он только разевал рот, точно певец на экране головидео при выключенном звуке.

— Помилуй, что ты говоришь! — выдавил он наконец.

— Я говорю, чтобы ты не лез в мою постель.

— Берг!

Но его напарник молча развернулся, отшвырнул ногой попавшийся на пути увесистый стул и вышел. Леон устало потер ладонями лицо. Да кто тут сошел с ума? Он сам? Берг? Господи, ведь Берг — его куратор… Что он там наплетет экспертам? И ничего же не докажешь… Да что творится, в самом деле?

Он вздохнул и начал укладывать в сумку полевой набор.

* * *

На границе с Ретрой тучи разошлись. С холма Леон смотрел, как внизу вьется дорога — золотистая, меж зеленых полей, как солнце, пробиваясь сквозь образовавшиеся в облаках синие окна, заливает все медовым сонным светом. Он обернулся — за спиной толпились лиловые тучи, уходя на дальний Солер, и там, где стена дождя обрывалась, точно срезанная ножом, дрожала и переливалась в лучах солнца великолепная двойная радуга.

Город Ретра раскинулся в излучине реки. Белые сахарные стены наверняка были неприступны, но издали казались скорее архитектурным украшением, чем крепостным сооружением. Медь и золото дворцовых и храмовых крыш сверкали, как горящая солома; солома на крышах слободских золотилась на солнце, точно золото.

Всего пять дней пути…

Они выехали из Солера по разбитой дороге; дождь барабанил по крыше повозки — сначала этот шум был почти незаметен, потом стал раздражать… под конец хотелось заткнуть уши и кричать. На привале костры не желали разгораться, сырое дерево трещало и чадило; кони по бабки утопали в раскисшей грязи, и маркграф послал лорда Ансарда с отрядом поискать приюта под крышами ближайшей деревеньки. Однако, когда Ансард вернулся, черный, как тучи над головой, его светлость, перемолвившись с племянником несколькими словами, велел дать сигнал располагаться на ночлег в поле.

— Что там? — спросил Леон у Айльфа; тот сидел на задке повозки, болтая ногами.

— А что там может быть, — голос у Айльфа был тусклый, словно дождь вымыл всю привычную веселость, — трупы. Наверняка сейчас туда похоронная команда поскачет — с факелами да с горючей водой…

От отряда отделились несколько конных и, пришпорив лошадей, помчались, разбрызгивая грязь, в сторону деревни. За ними тянулись по ветру полосы черного дыма.

— Что толку, — заключил Айльф, — кто мог, уже разбежались, а Гунтр говорил, мор на человеке ездит, как блохи на собаке.

Он вопросительно взглянул на Леона.

— Та штука, с иглой, которой мессир Берг меня уколол, это от чего?

— Это не игла, — сказал Леон, — это впрыскиватель.

— Колет, как игла. Это магия такая?

— Нет, — Леон пожалел, что говорит не с Гунтром. — Я же объяснял тебе — это лекарство. Чтобы мор обходил стороной.

— А на всех его не хватит? «Вот оно», — подумал Леон.

— Нет, Айльф, на всех не хватит. Это так… на крайний случай…

— Если это никакая не магия… просто состав… Его можно изготовить?

— Для того чтобы его изготовить в большом количестве, нужна… тонкая алхимия. Ингредиенты и устройства, которых здесь нет. И еще долго не будет.

— Так велите, чтоб из Терры доставили. Раз там у вас есть.

— Терра — медленно сказал Леон, — сейчас для нас недоступна. Может быть, позже…

— Когда — позже? Когда все перемрут? Вам-то наверняка ничего — так Терра и будет смотреть, как мы туг подыхаем?

— Айльф… — Леон помедлил, но все-таки сказал: — Лучше об этом не распространяться, но мы не можем связаться с Террой. Пока.

— А если бы могли?

«Да, — подумал Леон, — это еще вопрос. Ну ладно, — он уже начинал раздражаться: эти обвиняющие нотки в голосе Айльфа… — Терра по крайней мере не ищет выгоды. В отличие от той же Ретры».

— Что с того? Ретру хоть понять можно. А вот вам чего надо?

— Знаний…

— Тьфу на ваши знания, — угрюмо сказал Айльф, — какой от них толк, если… Терра эта ваша — будь она проклята!

— Айльф…

— Ну чего?

— Послушай, — промямлил Леон, — эта штука, глаз Карны. Ее там утром уже не было.

Айльф смотрел на него, словно не верил, что нормальный человек вот прямо сейчас способен интересоваться такой безделицей.

— Ну, не было… Глаз, он всегда так. Возьмет и пропадет.

— Что за чушь ты несешь?

— Лапать его не надо было, ясно? Ему и не понравилось.

Руки Леона непроизвольно дернулись, словно он с трудом подавил желание схватить парня за ворот и хорошенько встряхнуть.

— Пришли, суетесь повсюду, обычаев не знаете. Если лезть не в свои дела, и не такое случится…

— Да мы-то в чем виноваты?

— Откуда я знаю, — Айльф смотрел в землю, в которую уходили, пузырясь и шипя, струи дождя, толстые, точно канаты из стекловолокна, — может, и не виноваты.

Леон покачал головой. «Мы, — сказал он себе, — как и вы, — так же беспомощны, так же смертны… так же уязвимы… да еще и отрезаны от своего мира. Ну что мы можем? Ничего…»

— А когда Терра пришлет еще корабль?

— Не знаю, — честно сказал Леон, — может, через год. А может, и через пять лет.

— Через пять лет Солер станет одним сплошным кладбищем, — безнадежно сказал Айльф, — и что вы тогда будете делать? Встретите своих гонцов на руинах графского замка, почиститесь и отправитесь, куда вы там все отправляетесь?

Он спрыгнул с телеги и, злобно шлепая по лужам, побрел туда, где под дождем крутились у костров кашевары.

Леон вздохнул и нырнул обратно. Берг дремал в темном нутре повозки, устроившись на каком-то подобии диванчика. Но, почувствовав, что Леон на него смотрит, он вздрогнул и открыл глаза.

— Куда мы приехали?

— Никуда, — ответил Леон, — просто привал. Не слишком уютное место, но под крышами останавливаться нельзя… мор…

— Что там за шум? Леон криво усмехнулся.

— Всего-навсего дождь.

Он уселся рядом с Бергом, зажег фонарь. Осветилось тесное нутро повозки, зато снаружи, казалось, сразу стемнело еще больше. Какое-то время они сидели молча. Потом Леон неловко сказал:

— Я, кажется, тогда погорячился… Ты понимаешь…

— Я, кажется, тоже погорячился, — согласился Берг.

Он вздохнул и устало покачал головой.

— Послушай, я же не слепой, я вижу, что делается. Когда сюда прибыла Первая Комплексная, цветущая земля была, а что теперь? Чума границ не знает — при их-то санитарии. Через год полконтинента вымрет, как в Европе при черной смерти… — Черная смерть в Европе сейчас интересует лишь медиевистов. А здесь не прошлое, Берг. Здесь настоящее. Те давно умерли, эти еще живы. Как ты себя будешь чувствовать, наблюдая, как они гибнут? Зная, что принципе можно было бы их спасти? Берг поглядел на язычок пламени в фонаре, замолчал и отвел глаза.


Из полевого дневника Иоганна Берга, палеоэтнографа Первой Категории.

Для внутреннего пользования. Надиктовано по пути следования маршрутом Солер — Ретра.

Ожидание близкого апокалипсиса типично для средневекового сознания. Неудивительно, что вспышку сверхновой местное население восприняло как соответствующее знамение. К сожалению, получившее вполне весомое подтверждение… Нынешние климатические условия существенно расходятся с данными, полученными метеорологами Первой Комплексной, — возможно, мы застали начало какого-то крупномасштабного цикла… Как следствие — недород, голод, мор… Смутное время толкает на отчаянные поступки; отсюда и наблюдаемое усиление геополитической активности… Все это, хотя и явилось полной неожиданностью для нас лично, вполне укладывается в рамки исторической науки. Потому меня беспокоит не столько нынешняя ситуация, сколько реакция на нее стажера Калганова.

Он воспринимает себя не столько наблюдателем, сколько участником событий местной истории — и ведет себя согласно этому восприятию. Неоднократно заводил со мной беседы о допустимом вмешательстве, о нарушении соответствующих пунктов Устава, что более чем странно, учитывая, что мы все равно не способны предпринять какие-либо действенные меры в условиях нынешней изоляции. Во время сегодняшней нашей с ним беседы выяснилось, что абориген — юноша, странствующий бард, которого формально наняли мы оба, но который фактически является слугой Леона, — до какой-то степени осведомлен о наших целях и происхождении и даже отважился просить Леона об оказании гуманитарной помощи в форме медикаментов и продовольствия. Привязанность, которую стажер Калганов явно выказывает к этому юноше, тоже меня беспокоит: либо мы имеем дело с проявлением скрытой доселе гомосексуальной ориентации упомянутого наблюдателя, либо — что в данных условиях несравнимо опасней — с комплексом отцовства, стремлением оказывать покровительство, учить и защищать.

В процессе разговора также выяснилось, что Калганов подверг миссию серьезной опасности, поскольку из его пояснений указанный абориген мог сделать очевидный вывод, что мы совершенно беззащитны, не в состоянии связаться с Террой и не владеем ситуацией. Стажер Калганов уверяет, что юноша, провоцируя его на эти откровения, преследовал свои собственные цели и ни в коем случае не передаст этот разговор местным влиятельным особам, у меня же такой уверенности нет. В связи с этим у меня появились некоторые сомнения в профпригодности стажера, учитывая вдобавок, что он, похоже, подвержен внушению и склонен превратно истолковывать явления окружающей действительности.

* * *

Он выбрался наружу из душной повозки. Наступали сумерки, которые не могли разогнать походные костры; хотя они горели повсюду — на склоне холма, между палаток… «Нашу ставят наверняка ближе к вершине, — подумал Леон. — А маркграфская еще выше».

Дорогу едва можно было различить: она вилась меж деревьями и уходила в холмы, которые постепенно поднимались, превращаясь в низкие горы, в меловые завесы, за которыми на расстоянии уже двух дней пути лежала далекая Ретра.

На юге лениво поднимался столб дыма: пылала чумная деревня. Дальше, в низине, смутно виднелась еще одна деревушка. В крохотных подслеповатых окнах все еще горели огоньки — или это ему показалось? И тут он услышал плач — тонкий, высокий голос ухитрялся пробиваться сквозь пелену дождя. Он ничуть не походил на человеческий — так кричит чайка, носясь над бурыми волнами зимнего моря.

Леон пригляделся — несколько огоньков перемещались в сумраке, направляясь к холмам, то теряясь, то вновь появляясь в зелени густого подлеска.

— Айльф! — окликнул он.

Ему пришлось порядком надорвать глотку, прежде чем паршивец отозвался. Он с трудом подавил глухое раздражение: они не друга нанимали, слугу. Не нравится господин — пусть берет расчет, к чертовой матери. Наконец Айльф неохотно отошел от костра.

— Ну, что там еще?

— Оседлай мне лошадь.

— Вон грязь какая. Мокрые они, лошади. Да и кто же свою-то даст?

— Найди мессира Варрена, он все уладит. Шевелись.

— И куда это вы собрались на ночь глядя? Что мне говорить, коли спросят?

— Хочу посмотреть, что там делается… Видишь, огоньки?

Айльф, прищурившись, поглядел во тьму.

— Ну, вижу. Нечего там делать, сударь. Вам туда ход заказан. Еще и прибить могут.

— Ты, что ли, знаешь, что там делается?

— Ну…

— Не хочешь говорить, сам поеду. Такое у меня поручение от динатов Терры — ежели увижу что необычное…

— Это женщины, сударь, — неохотно сказал Айльф. — Поблизости есть запретное место… вот они и идут туда.

— Зачем?

— Детишек относят. Уж лучше так, чем помирать…

— Ты хочешь сказать, они бросают их там на смерть?

— Почему — на смерть? Их заберут. — Кто?

— Какая вам разница, кто? Заберут, и все.

— Эти ваши корры? — неожиданно сообразил Леон. — Ты о них говоришь?

— Может, и так, — Айльф неприязненно посмотрел на него. — А вам что за дело?

— Айльф, — мягко сказал Леон. — Никто их не заберет. Они же замерзнут там, в роще. Или захлебнутся. Или их разорвут дикие звери.

— О нет, нет. Они просто уснут и родятся заново. Это… так бывает… для детишек, пока они маленькие, все равно. Для взрослых — хуже.

— Почему хуже?

Айльф вздохнул, помедлил, но, видимо, решив, что от прилипчивого амбассадора отделаться не удастся, все-таки сказал:

— Ежели этому понадобится кто из старших, он может их позвать. А потом — отпустить. Но они никогда не возвращаются такими же, как ушли.

— Айльф, — терпеливо проговорил Леон, — это легенда. Суеверие. Никакой нечисти там нет…

— О нет, сударь, — юноша покачал головой. Лицо его в наступивших сумерках было почти неразличимо. — Вы ошибаетесь. И шепотом добавил:

— Это нас нет.

Леон сгорбился, словно впервые заметил, что холод и мрак исподтишка окружают его.

— Почему ты так говоришь, Айльф? Не все так безнадежно. Тяжелые времена проходят. Я понимаю, это слабое утешение, но…

— Ничего вы не понимаете…

Айльф безнадежно махнул рукой и торопливо удалился, словно боялся, что Леон сейчас окликнет его, вновь будет приставать с расспросами…

— Унылое зрелище, верно? — раздался за спиной чей-то насмешливый голос.

Леон обернулся.

Советник Эрмольд неторопливо прохаживался по мокрой траве, заложив руки за спину. Вид у него был до отвращения аккуратный, даже грязь не липла к блестящим сапогам…

— А! — удивился Леон. — Так вы тоже едете в Ретру с его светлостью? Я не заметил вас в свите…

— Я присоединился к отряду лишь две стражи назад. Ехали верхом. Омерзительно — по такой-то погоде… Срочно вызвал герцог, — пояснил Эрмольд. — Странные вещи нынче происходят в Солере — говорят, в Пенне вода сделалась красная. Многие сочли это знамением…

— Вы же сведущий человек, — вздохнул Леон, — неужто и вы в это верите?

«Наверняка, — подумал он, — где-то размыло лесс… красные глины… вода сейчас кишит всякой дрянью…»

— Я не сказал, что я верю, — возразил Эрмольд, — я сказал, что многие верят… А насчет воды… Говорят, вы сказали придворному костоправу его светлости, что для питья и даже для умывания следует кипятить на огне… Тут я с вами согласен — наши шлифовальщики стекол уверяют, что в воде кишат всякие мелкие твари — нужно только уметь их видеть. Да еще, извиняюсь, трупы гниют… Но ведь не только вода переносит губительный мор — вон крысы повсюду так и кишат. Недаром там, в роще, происходит то, что происходит…

— А кстати, что там происходит? — равнодушно спросил Леон.

— Ну… Это старое поверье. Почти позабытое.

— Не столь уж позабытое, — возразил Леон. — Мой слуга поведал мне тут кое-что… правда, путанно, обиняками, но…

— Ваш слуга, извиняюсь, бродячий менестрель и враль каких мало. Если и не знает, то выдумает. А это просто воскресшие суеверия… Да еще искаженные временем… Не будь люди так напуганы… Возможно, они считают, что Двое бросили их на произвол судьбы…

Леон старался, чтобы голос его звучал как можно нейтральнее.

— Человеческие жертвоприношения?

— В каком-то смысле, — проговорил Эрмольд, — в каком-то смысле. Так или иначе, это только нелепые поверья. Настолько нелепые, что я предпочел бы полагать, что ничего этого не существует… Прошу прощения, амбассадор Леон.

Он развернулся и направился к лагерю, скользя гладкими подошвами сапог по мокрой траве. Какое-то время Леон смотрел ему вслед, потом осторожно отстегнул фибулу и стал манипулировать опалово светящимся кабашоном — миниатюрный длиннофокусный объектив, как раз для таких вот целей…

Кто-то сзади неожиданно толкнул его — с такой силой, что он чуть не упал в грязь. Маленький священник, обхватив его руками, отчаянно тянул его назад.

— Убирайтесь отсюда! На это нельзя смотреть! Выглядел он так, словно на него напал очередной приступ безумия, как давеча, на ярмарке, и Леон счел за лучшее подчиниться.

— Да ладно вам, — примирительно сказал он и устало побрел вниз, вслед за священником, который по-прежнему цепко держал его за рукав. — Если я что и нарушил, ваше святейшество, — извинился он, — то исключительно по незнанию… Не хотел вас ничем оскорбить.

— Вы иноземец, — сказал на ходу примас уже мягче. — и по незнанию можете… ошибиться.

Иноземец, иноземец… Вот и Айльф то же толковал… Да что они все, сговорились? Леон помолчал, потом, неожиданно для себя, спросил:

— Кто они такие?

— Никто, — коротко ответил священник. — Тьма. Язык пламени.

«Он боится, — подумал Леон. — Все они боятся. И Эрмольд боится. Врет мне в глаза. Да и Берг хорош — видит только то, что укладывается в его картину мира…»

— Кого вы защищаете, ваше святейшество? Меня от нечисти? Или, может, нечисть от меня?

— Это одно и то же, — угрюмо сказал священник. Он развернулся и пошел прочь, полы его облачения волочились по грязи. Леон растерянно покачал головой и побрел обратно к повозке.

* * *

— Орсон не выехал нам навстречу, — заметил Ансард, недовольно вглядываясь в пыльную даль.

Здесь, в Ретре, уже стояла жара, как это бывает на изломе весны, когда зелень молодых всходов сменяется блеклой ржавчиной выгоревших трав.

— Я это переживу, — коротко ответил маркграф. Он поглядел на лагерь, раскинувшийся неподалеку от стен Ретры: палатки с пестрыми флажками отсюда, с холма, выглядели точно флотилия корабликов на пруду, белая дорога была пуста. Их небольшой отряд скакал по направлению к городским воротам: под охраной дюжины крепких воинов ехал казначей, рядом с терранскими амбассадорами трусил на чалой лошади советник Эрмольд. Вид у него был непроницаемый — если он и получил какие-то наставления от своего господина, то держал их при себе.

— Орсон выставляет войска на границе с Солером, — заметил Ансард. — Каждого, кто попытается проникнуть в Ретру без ведома государя, будут убивать на месте.

— Знаю. — Маркграф дернул поводья, и лошадь затанцевала под ним, выбивая копытами дорожную пыль. — А ты чего хотел? В Солере полно зачумленных голодных оборванцев. Хлынь они все сюда, Ретра не выдержит, какой бы она ни была богатой.

— Мы могли бы поговорить с Ретрой на ином языке…

— Я не стану ввергать Солер в войну, — сухо сказал маркграф. И резонно добавил: — Которую мы наверняка не выиграем.

— У нас есть союзники.

— У нас нет союзников. У неудачников союзников не бывает. Или же ты надеешься, что эта их лукавая Терра все-таки примет нашу сторону? Высадит на побережье корабли с воинами?

— Почему бы нет?

— Что будут потом делать здесь эти воины, Ансард? Возьмут Ретру, посадят меня на герцогство и уплывут обратно? Или останутся здесь — теперь уже навсегда? Не два посла придурковатых — армия! Ты этого хочешь? Ретру они не пожалеют, а Солер пожалеют!

— Кто знает? — угрюмо заметил Ансард. — Никто прежде не слышал про эту Терру.

— Тем более. Не буди лиха, друг мой. Мало нам своего…

— А что, если они блефуют, а, дядюшка? И нет за их спинами никакой мощной державы? Так… вонючее княжество…

— А нет державы — нет и военной помощи, — резонно возразил маркграф, — и, кстати, мы у Терры в долгу. Буквально — в долгу, чем бы мы иначе расплачивались с Орсоном? Ворланским навозом? Проклятым серебром из проклятых рудников?

— Ворлан, — угрюмо сказал Ансард, — еще ни к кому с протянутой рукой не ходил.

— Еще бы, за спиной-то у Солера. Забудь про Ворлан, Ансард… Отстроишь свой манор, хорошо. А пока ты при мне. И люди твои — тоже.

— Это я помню, ваша светлость…

Ансард дернул воротник, словно тот вдруг начал исподтишка стискивать ему шею, и с недоумением взглянул на каплю крови, выступившую на ладони. Он вновь поднес руку к вороту, разжал… Бесценная брошь с рубином переливалась и отбрасывала красные огни в лучах полуденного солнца. Какое-то время Ансард глядел, как она вспыхивает искрами в ладони, потом резко размахнулся и зашвырнул терранский подарок в траву. Искра прочертила воздух, пропала…

— Терранская штучка, — сквозь зубы проговорил Ансард, встретив вопросительный взгляд родича. — Мне их подачки ни к чему. Ежели Солер…

Городские ворота отворились, и на белую дорогу высыпали пестрые нарядные всадники.

— Вот он, Орсон, — сказал маркграф, глядя из-под руки. — Выехал все же.

* * *

В окна дворца били косые лучи солнца, такие яркие, что Леон невольно заморгал и отвел глаза.

— Надеюсь, вы не испытываете никаких неудобств, — сказал герцог Орсон.

— О нет, государь, — маркграф склонил голову (не поклон, тень поклона), — благодарю вас.

Айльф не врал, когда расписывал красоты Ретры, — тронный зал и впрямь выглядел роскошно, даже слишком роскошно — колонны, поддерживающие свод, исполнены в виде золотых деревьев, в кронах сверкают гранатовые плоды, а сам свод являет имитацию звездного неба; именно так стояли звезды в день рождения его светлости герцога, пояснил Эрмольд. Пол выложен малахитовыми плитами, а голова герцога, сидевшего в тяжелом резном кресле, венчалась короной такой тонкой выделки, что казалось, ее можно смять, сжав в руке.

«Нарочно так вырядился, — подумал Леон. — И весь этот пышный прием затеян недаром. Ведь он мог бы поговорить с маркграфом запросто: как его светлость с его светлостью».

За всей этой роскошью трудно было разглядеть самого герцога, немолодого, на первый взгляд добродушного; лишь когда он вежливо приподнялся навстречу новоприбывшим, стало видно, что он крепко сложен и, несмотря на пышное тяжелое облачение, двигается с легкостью человека, проводящего в седле гораздо больше времени, чем в тронном зале.

— Я наслышан о бедах, обрушившихся на Солер, — сказал Орсон. — Это, право, очень грустно. Очень грустно…

Он многозначительно смолк.

— Я о многом не прошу, — сказал маркграф сквозь зубы.

— Разумеется. Кто спорит, кто спорит… Но прошлый год и у нас выдался не слишком урожайным. Что же до скота…

— Торгуется, как лабазник, — тихонько пробормотал лорд Ансард.

— Будь Солер под нашим покровительством…

— Но Солер не под вашим покровительством, — лицо маркграфа ничего не выражало. — А потому готов заплатить вам полную цену.

— Да ладно вам, — добродушно сказал герцог, — какие счеты между соседями! Кстати, я велел отогнать двадцать голов скота вашим людям… Надеюсь, они будут довольны…

— О да, — вежливо ответил маркграф, — вполне. Кстати, вид с холма, который отведен им под место для лагеря, открывается просто великолепный…

— К чему таким бравым молодцам дышать дворцовой пылью? Пускай порезвятся на просторе. Тем более что обратный путь будет нелегким — им придется сопровождать обозы…

— Разумеется.

— И перегонять скот. Сто голов племенного стада, знаете ли, не так просто будет доставить на место. Ну, с коровами ваши молодцы, я полагаю, справятся, а вот мои чудесные быки — драконы, а не быки… Только пару дней назад один из них разнес стойло в щепы. Да и убийство на его совести (если у этой твари есть совесть). Покалеченные не в счет.

— Мои люди затравили несчетное число диких кабанов, — сухо сказал маркграф.

— Но этих вам надо доставить живыми, а это, согласитесь, государь мой, совсем другое дело. Впрочем, — он махнул пышным, отделанным мехом рукавом, — предоставим эти вопросы на усмотрение доверенным лицам. Тем более что они разбираются в этом лучше нашего. Такая скука эти хозяйственные проблемы, между нами говоря… Мы, высокородные, до этого не снисходим. Охоты, пиры, молодецкие забавы… Верно я говорю, друг мой?

В его глубоко посаженных глазках вдруг сверкнул самый живой интерес.

— А это, значит, и есть ваши загадочные друзья? Амбассадоры из далекой Терры… Ну-ну…

Берг выступил вперед, низко склонил голову, приложив руку к груди, где сверкала тяжелая церемониальная цепь.

— Счастлив предстать перед вашей светлостью…

— Мне говорили, что вы внушаете страх одним своим видом, — доброжелательно продолжал Орсон, — великаны… так что я уж подумал, значит, и вправду за морем живут чудовища… А вы вполне…

— Заурядны? — подсказал Берг.

— Приятны с виду, — любезно заключил герцог. — Кстати, эти великолепные самоцветы… В горах Солера таких не встретишь. Серебро там, и верно, имеется, впрочем, что-то там случилось с этой жилой, верно, государь? Казначей мой говорит, им трудно назначить цену — поскольку не с чем сравнивать…

— Назначьте любую, — сквозь зубы произнес маркграф.

Орсон, защищаясь, приподнял ладонь:

— Помилуйте, они бесценны… Это все казначей… — Он ухмыльнулся. — Честнейший человек — так радеет за наше благополучие, что нам самим порою трудно бывает с ним сладить. Ну, формальности улажены, а остальное приятней обсуждать за кубком вина. Буду рад, если вы почтите нас присутствием на вечерней трапезе.

Он чуть повернул голову и уставился на послов. Словно насекомое под лупой разглядывал.

— Что ж, приглашение относится и к вам, господа. Надеюсь, вы расскажете мне о Терре.

Берг молча поклонился.


Из полевого дневника Леонарда Калганова, этнографа-стажера. Надиктовано в Ретре, в день прибытия, за час до парадного приема

Орсон не из тех, кто способен упустить свою выгоду, — как выяснилось — он ясно дал понять, что рассматривает драгоценности, врученные ему нашим венценосным покровителем, лишь как залог в счет будущих выплат. В счет этих выплат, кстати, входят и совершенно грабительские пошлины за провоз товаров через Ретру в соседние княжества. Боюсь, его светлость беззастенчивое вымогательство склонен рассматривать как личное оскорбление — во всяком случае, он вновь попытался прощупать почву на предмет возможного военного альянса с Террой. Для чего вызвал Берга на галерею, где, по его мнению, можно было вести приватный разговор. Берг, разумеется, беседу зафиксировал; запись можно найти в соответствующем приложении. Суть: Солеру следует полагаться лишь на свои силы. Разумеется, Берг прав — Солер обречен, а с Ретрой Терре сейчас ссориться не выгодно. А то, что погибнут сотни, тысячи… ну, так это издержки исторического процесса… По сравнению с перспективами, которые этому миру принесла Терра, судьба какого-то крохотного графства не имеет значения. Похоже, под категорию издержек исторического процесса попадаем и мы с Бергом. И это, как ни странно, служит мне некоторым утешением.

* * *

— Ну и сукины же мы дети, — сказал Леон.

— Само собой, — нехотя откликнулся Берг, — а что делать… таковы правила…

— Конечно! С чего бы? Мы лижем зад тем, кто в силе, и да будет так! Ныне и присно и вовеки веков…

— Во-первых, — скучно произнес Берг, — мы лижем зад во имя прогресса. Во-вторых… Какая помощь? Откуда ты ее рассчитываешь получить? Мы сами нуждаемся в помощи.

— Да, — согласился Леон. — Это ты в самую точку…

— Чертовы разработчики! Надо было с самого начала налаживать связи с Ретрой. Ты ж погляди, продвинутая страна, богатая, процветающая…

— Ну так кто нам сейчас мешает? — бросил пробный камень Леон. Потому что что-то было явно не так… Не похоже на Берга… вообще ни на что не похоже…

— Мешает? Ты о чем?

— Почему бы нам сейчас не переметнуться к Ретре? Орсон был бы рад заполучить в руки такой козырь…

Берг смотрел в пол, на тесно пригнанные друг к другу розовые плиты.

— Сорейль, — сказал он виновато. — Ты понимаешь… Она осталась там… Он мне ясно дал понять… Маркграф Солерский, его светлость… Что ж, сказал он, не хочет Терра помочь — не надо… но мы вернемся с ним… вернемся в Солер… если вообще вернемся…

— Она заложница?

Теперь Берг поднял голову и поглядел Леону в глаза. Лицо его медленно залила краска, но взгляда он так и не отвел.

— Ты должен меня понять… кому, как не тебе… Она говорит, что умрет без меня, обычное дело, они всегда так говорят… но беда в том, что на сей раз это правда — если я не вернусь, она действительно умрет. Он убьет ее, Леон, и не просто убьет… сам знаешь, на что они тут способны.

— Да, — сказал Леон. Ему было невыносимо жаль Берга, жаль себя. Сказать ему, что он гонится за призраком? Он не поверит, уже не поверил. Лишить его последней надежды, чуда любви, которую его напарник, возможно, испытал впервые? Он из тех, кто нелегко раскачивается, Берг, но остановить его еще труднее. — Да. Знаю.

— Послушай, Леон, я же понимаю… я и тебя подвергаю опасности… но ты… нет, не говори…

— Да я и не говорю, — устало сказал Леон.


В трапезной горели не факелы — изящные светильники, и стол был накрыт тяжелой расшитой скатертью. Куда там Солеру… А уж посуда…

— А, — удовлетворенно заметил Орсон, проследив за взглядом Леона, — вам нравится?

— Да. — Леон провел пальцем по поверхности желтоватого, точно слоновая кость, блюда. — Такого здесь я еще не видел.

\ — Новинка, — согласился герцог. — Мой алхимик .полжизни провел в поисках философского камня, ну тут он потерпел неудачу; я, собственно, особенно и не надеялся — не он первый. Но этот был очень уж самоуверенный — на те средства, что он угробил на свои опыты, можно было купить небольшой замок, и я уж подумывал немножко его потормошить, но тут он прибегает ко мне с таким вот блюдом. Побочный продукт его опытов, понимаете ли… Конечно, это окупается не так хорошо, как философский камень, но с паршивой овцы… Я поставил небольшой завод у реки.

— А, — кивнул Леон, — я видел там подходящие глины.

Орсон настороженно поглядел на него.

— Что, в Терре тоже производят такую посуду? Этот дурень клялся, что он единственный, кто владеет секретом ремесла.

— Производят, — неохотно сказал Берг, — но мы не собираемся ее импортировать. Невыгодно. Бьется легко, места занимает много. Считайте, что в Срединных графствах у вас монополия. — С вами легко говорить, — благосклонно заметил Орсон. — Возможно, мы бы нашли общий язык и по другим вопросам.

— По каким — другим? — спросил Берг

— Зачем ограничиваться посольством в одной-единственной державе? Могущественная страна может одинаково ладить со всеми, не правда ли?

— Охотно с вами согласен, но и над нами стоят правители… Если они решат направить амбассадоров и в Ретру, я буду только рад. Я сейчас готовлю соответствующие донесения. Возможно, — многозначительно добавил он, поигрывая серебряным ножичком, — как раз со вторым кораблем и прибудут амбассадоры, наши соратники… У Солера никакой монополии на Терру нет.

— Разве? — вежливо спросил Орсон. — А мне показалось… Впрочем, неважно… За успех переговоров! — Он приподнял тяжелый кубок, потом доверительно склонился к Бергу: — Я-то боялся, что его светлость маркграф Солерский не проявит надлежащего благоразумия. Полагаю, это ваше влияние?

Берг покосился на маркграфа, который, придвинув к себе блюдо с гусем, фаршированным нежнейшей начинкой из птиц-плакальщиц, орудовал охотничьим ножом.

— Нет, — сказал он, — нет… Терра, разумеется, влиятельна, но не настолько же. Рассудительность исконно присуща его светлости…

— Надо же, — вежливо удивился Орсон. — Настоятельно рекомендую, кстати, попробовать это блюдо — пока есть что пробовать… Волшебное, просто волшебное творение мерсийских поваров… В Солере такого не встретишь…

— Верно, — согласился Берг, — не встретишь…

Леон удобно откинулся на обтянутом шелком диване, предоставив Айльфу стягивать с ног сапоги. При этом он с каким-то отстраненным удивлением отметил, что процедура, которой он поначалу тяготился, имеет свои преимущества — к ней привыкаешь скорее, чем к треклятым сапогам.

— А тут, знаешь, — благодушно заметил он, — все же ближе к цивилизации.

— Да, — согласился Берг, — Орсон — явно продукт новой формации. Уж больно ушлый тип…

— Не доверяешь?

Берг коротко усмехнулся.

— Я никому не доверяю… Если Орсону выгодно, он будет милейшим человеком…

— А сейчас ему выгодно?

— Ну, пока он сможет доить Солер… И, потенциально, Терру…

— Скажи, — Леон наконец-то освободился от сапог, а заодно и от Айльфа, кивком отправив его в прихожую, — а если ему придет в голову, что Терру можно доить гораздо эффективней… например, потребовать выкуп за ее амбассадоров, а?

— Орсон человек деловой. А так дела не делаются… Им теперь с Террой жить и жить, и он это отлично понимает. Кстати, постели тут они каждый день проветривают, заметил? И белье меняют, как в хорошей гостинице. Вот где надо устраивать постоянную миссию. Порекомендуем Второй Комплексной. Замолвим в отчете словечко за нашего хозяйственного герцога…

«Опять он за свое», — подумал Леон. Неколебимая вера Берга в устойчивость окружающего мира раздражала и трогала одновременно.

— В отчете? А что еще мы включим в отчет, Берг?

«Черт, — одернул он себя, — не надо было… Он подумает, я намекаю на то, что он пошел на поводу у личных привязанностей… в ущерб долгу… и что, разумеется, постарается это скрыть от Координаторов… Ох, как неловко — я-то имел в виду совсем другое…»

Берг исподлобья посмотрел на него, щуря глаза, опушенные светлыми ресницами.

— Если ты думаешь, что я намерен что-то скрыть от Комиссии…

— Да нет же! У меня и в мыслях не было. — (Было, промелькнула унылая мыслишка). — Речь идет о нашей стратегии! Боюсь, понаделали мы ошибок, не желая того…

— Делали, что могли. Согласно ориентировке. Пришлось, конечно, импровизировать, но…

— Ориентировка, — терпеливо проговорил Леон, — была неверной.

— Сверхновая, — согласился Берг, — неучтенный фактор.

— При чем тут сверхновая…

— Хорошо, — сдался Берг, — эти твои лепреконы — тоже неучтенный фактор. Вот составишь толковый, подчеркиваю, толковый доклад, не слишком-то злоупотребляя домыслами, я тебя поддержу. Что еще?

«Он откупается от меня, — неожиданно подумал Леон, — это все из-за Сорейль. Совесть гложет, вот он и пошел на попятную».

Он поднял руки ладонями вверх, словно сдавался противнику.

— Сам знаю… доказательства…

— Быть может, и доказательства найдутся, — Берг сегодня был на удивление благодушен. — А нет, так еще никого из-за гипотез из Корпуса не выставили…

Он вытянулся на постели, закинул руки за голову.

— Эх, сюда бы пару погодных установок! Расстреляли бы тучи, грызунов бы чертовых повывели… И, очень между нами, централизация еще никому не навредила… Ретра вполне могла бы стать столицей мощной империи. Если не пороть горячку… Солер ведь не устоит, попадет в долговую зависимость, а там, глядишь, и…

— Далеко смотришь, приятель, — угрюмо заметил Леон.

— Миссия — дело долговременное. Мы с тобой переживем его светлость как минимум втрое. При их-то ранней смертности… А общество на этом этапе разбивается такими резкими скачками, что мы, быть может, еше успеем увидеть…

Леон помотал головой:

— Не-а… Нас отсюда снимут, а то не знаешь! Чтобы глаза не мозолили… лет двадцать дадут поработать и снимут. Перебросят куда-нибудь на… Куда сейчас миссию готовят?

— На Киклоп…

— Во-во… к каннибалам. Это надо же — реактивный двигатель изобрели, а братьев по разуму жрут как миленькие.

— Ну, с таким-то историческим багажом! Впрочем, Эфроимсон тогда докладывался, помнишь, на Сиднейской школе, что дело тут вовсе не в традиции, хотя традиция — вещь почтенная. А имеем мы, увы, как всегда, примат материи над духом… Азотистых соединений там маловато, что верно, то верно…

— Хотел бы я все-таки увидеть хоть одного, — невпопад заметил Леон. — Пока нас не съели…

— Кого увидеть? — удивился Берг. — Киклопа? А то ты их не видел! Или проспал тогда? Стандартный европеоидный тип, мелковаты, правда. Ножки кривенькие…

— Да нет, корру… — поморщился Леон. Почему-то неприятно было произносить табуированное слово, он бы с удовольствием сказал «сам знаешь, кого», но с Бергом такие штуки не проходят.

— Так ведь нету их! — удивился Берг.

— Ты ж сам велел подготовить доклад…

— Правильно! Поскольку какой-то пусковой фактор у местных суеверий вполне мог иметь место… Вот и займись этим. Выясни. Поспрашивай…

— Да они не хотят об этом говорить…

— Значит, не умеешь спрашивать. А ты спроси так, чтобы захотели. Считай это полевой практикой, договорились? Ну ладно, а теперь баиньки. Тепло, сухо, что еще человеку надо…

— Начальничек, — пробурчал Леон, удаляясь в свою спальню.

Его словно подбросило на постели — звук глухого удара, словно мешок, набитый тряпьем, шлепнулся об пол, потом приглушенный вскрик:

— Ради Двоих!

И еще один странный звук, словно кто-то полоскал горло, потом закашлялся, захлебнулся. И кто-то, Леон даже спросонья не понял кто, кричал:

— Огня! Дайте огня!

Берг в смежной комнате тоже проснулся — Леон слышал, как тот с грохотом ворочается, натыкаясь на прикроватную ширму…

«Это он потому, что в Солере таких нет», — подумалось ни с того ни с сего…

Отблески пламени метнулись по резной панели, по шпалере, увитой неправдоподобно пышными, точно булки, розами… Кто-то зажег факел, выдернув его из укрепленного в стене штатива…

В дверях он столкнулся с Бергом.

Тени метались по заспанному лицу напарника, и оттого выражение его было трудно прочесть. Левой рукой — в правой был церемониальный короткий кинжал — он ухватил Леона за плечо.

— Не горячись, — проговорил он сквозь зубы. — Сами разберутся.

— Разберутся ли? — с тоской пробормотал Леон.

— Ну… — в голосе у Берга сквозила некоторая неуверенность, — поглядим…

Поглядеть было на что. На полу в холле лежало то, что он спросонок принял за мешок. Теперь мешок словно отрастил руки, и руки эти царапали каменный пол.

— Измена… — голос был слабый, в груди у говорившего булькало, впрочем, уже тише. — Я не… Свет разгорелся ярче — теперь Леон видел, что лежавший одет в цвета Солера. Один из гвардейцев, состоявших при миссии, — сколько их всего было во творце? Наряд, не больше…

«Слишком полагались на слово Орсона, — подумал он, — а не надо бы…»

Пламя факела, которое раздувал тянущийся от двери поток воздуха, дернулось и затрещало — дверь захлопнулась.

Ансард стоял в проеме, всей своей мощной фигурой налегая на засов. Портьера облекла его плечи, точно мантия, — он раздраженно взмахнул рукой, сорвал тяжелую ткань и швырнул на пол.

Камзол его был заляпан чем-то темным, и Леон не сразу сообразил, что это кровь, и лишь потом — что кровь не Ансардова…

— Измена, — повторил Ансард вслед за умирающим, лихорадочно блеснув глазами, — измена! Амбассадоры…

— Что… — начал было Берг, но Ансард не дал ему договорить:

— Гвардейцы наши убиты… Тех, что стояли на посту, зарезали, точно свиней, а в караулке… я будил их, будил… Встретил там одного, убегал по коридору… не успел… Одет как слуга, а дрался как солдат… Хорошо дрался.

— Я ничего не слышал, — пробормотал Леон.

— Уходим, амбассадоры, — терпеливо, но настойчиво проговорил Ансард, — пока это еще возможно… Поднимайте святого отца, будите слуг… Жду вас в покоях его светлости… быстрее, умоляю вас…

Его светлость встретил их в полном облачении, подтянутый, — видно, способность встречать опасность лицом к лицу прилагалась к остальному неотчуждаемому имуществу в роду солерских владык.

— Да как он посмел, этот мерзавец? — В голосе его звучало безмерное удивление. — Пренебречь словом… долгом гостеприимства…

— Ваша светлость, но где ваши люди? — прервал Берг. — Где оруженосец?

Лицо у маркграфа было темным.

— Там же, где мои гвардейцы. Похоже, тот, кто поднес им кувшин вина, угостил их не только вином…

«Господи, — подумал Леон, — Айльф…»

— Постарайтесь вытащить святого отца, амбассадоры… если он еще жив.

Берг вопросительно взглянул на Леона, тот торопливо кивнул:

— Я сейчас…

И ринулся обратно, в посольские комнаты. В прихожей Айльфа не было. Черт! Да куда ж он подевался? Если жив, не мог не проснуться — в такой-то суматохе…

Выскочил в коридор — тот вел дальше, заканчиваясь каким-то тупиком, темной каморкой, кажется гардеробной. Он тут же запутался в тяжелых одеяниях, свисавших с плеч безголовых манекенов… Ноги споткнулись о что-то мягкое…

Этот сукин сын устроил себе гнездышко среди камзолов мягчайшего сукна и теперь спал, зарывшись в дорогие тряпки. Спал? Леон подскочил, начал трясти за плечо. На миг ему показалось, что тот не шевелится, но тут же юноша застонал, пробормотал что-то и поднял голову.

— Что, сударь? — спросил он, глядя на Леона мутными со сна глазами.

— Ты пил это вино? Пил?

— Вино? — переспросил Айльф, пытаясь сообразить, что происходит.

— С маркграфской челядью… Отравлено было вино, — пояснил Леон. — Я думал, и тебя отравили…

— А! — удрученно сказал юноша, расшвыривая шитые золотом ткани. — Вот оно что… они как раз его прикончили… И еще смеялись надо мной, ты, мол, не того господина слуга, чтобы тебя угощать…

— Повезло, — сказал Леон сквозь зубы. — Ты, разрази тебя Темный, где ошиваешься? Место свое забыл? Да ты не должен от меня ни на шаг отходить, мало ли что понадобится… Совсем распустился…

— Так ведь там по полу ветром тянет, — шмыгнул носом Айльф, — вот я и подумал… Мессир Леон ночью спит как убитый, так чего уж там…

— Вот именно, — сухо сказал Леон, — как убитый. Ладно, шевелись. Пошли.

* * *

— Что происходит? — примас наконец-то натянул на себя облачение — не без помощи секретаря, который выглядывал у него из-за спины.

— Понятия не имею, — сквозь зубы проговорил Берг.

Он обернулся и наткнулся взглядом на Айльфа.

— А этот, — он скривился, — разумеется, цел…

— Он же не нарочно, — Леон почему-то начал оправдываться.

Наружная дверь, ведущая в замковый коридор, сотрясалась от мощных ударов…

Леон коротко вздохнул, точно ему не хватало воздуха. Все казалось чуточку нереальным — словно материя мира чудесным образом утратила свою прочность, размылась, поплыла…

— Ну ладно, — Берг оглядел сгрудившихся вокруг встревоженных людей. — Собирайтесь, — сказал он, обращаясь ко всем и ни к кому в отдельности, — Пошли.

— Куда? — удивился святой отец.

— Его светлость ждет.

— Но… вы уверены, что мы его не потревожим? Берг оскалился.

— Это, — сказал он, — я вам гарантирую…

— Не понимаю, — маркграф помотал головой, точно раненый бык, — если этот мерзавец хотел нас прикончить, почему не за столом… Почему сейчас?

— За столом, — в голосе Ансарда прозвучало беспредельное терпение, — все едят одно и то же… И полным-полно свидетелей.

Он огляделся в поисках капитана, пробормотал сквозь зубы:

— Варрен! И куда он подевался?

Маркграф тем временем освободил мертвого гвардейца от церемониальной, но вполне работоспособной алебарды.

— Эта тварь обещала нам полную безопасность, — горько пробормотал он, — и я поверил, дурак, ах дурак…

Дверь вновь содрогнулась — на сей раз слышно было, как хряснул, выворачиваясь, засов… Затем несколько вооруженных человек ввалились в покои. Маркграф размахнулся алебардой, отбил выпад чьей-то стали. Ансард схватил кочергу, лежащую у камина, встал рядом.

— Беги, — рычал маркграф, сдерживая нападение, — беги, поднимай людей…

— Нет! — Ансард покачал головой. — Оставить вас? Нет!

— Сказано, уходи! Не как родственник говорю — как государь! Пока они не перекрыли дорогу… И отведи людей подальше, слышишь? В Солер уведи! Пока они не оказались в мышеловке…

Короткий миг Ансард колебался, потом с кошачьей ловкостью прыгнул на подоконник, перелез через парапет и исчез во мраке.

— Отставить! — раздался чей-то громовой голос. На миг все замерло. Люди герцога отступили, не опустив, однако, оружия. Крохотная группка солерцев сбилась в углу, маркграф, тяжело дыша, опустил алебарду. Орсон возник в дверях в сопровождении еще одного отряда вооруженных гвардейцев. Одет он был наспех, плащ наброшен на длинную шерстяную рубаху.

— Что тут творится? — холодно спросил он, озирая побоище.

— И у тебя еще хватает наглости спрашивать! — удивился маркграф. — Ты… вероломная тварь… Пусть тебе ответят наши мертвецы!

— Мертвецы? — удивился Орсон. — Какие мертвецы? Вот эти? — Он толкнул носком мягкого, явно ночного башмака лежащее на полу мертвое тело. — Ответят? Кому? Быть может — моим мертвецам? Люди, что в луже крови лежат у входа в посольское крыло, — мои гвардейцы, не ваши…

— Заманили нас в ловушку, — маркграф тоже старался говорить негромко и внушительно, но голос его дрожал от сдержанной ярости, — отравили моих слуг…

Орсон приоткрыл рот, вновь прикрыл его, помотал головой, потом проговорил:

— Клянусь, я…

— Сегодня было достаточно клятв, — прервал его маркграф. — На что ты надеялся, старый лис? Что никто из нас не вернется в Солер? Армия обезглавлена, графство разорено… Да еще и уплатили тебе вперед, торгаш ты вонючий!

— Твоя чумная провинция нужна только крысам, — сухо прервал его Орсон, — и за нее вы рассчитались сполна. Но подвиги ваши здесь требуют иной платы. Вы в моем доме, господа, и были моими гостями… Уведите его, — кивнул он своим людям. И, уже обернувшись к терранцам: — Вы свободны, господа амбассадоры, ступайте. Побеседуем позже.

Несколько вооруженных людей оттеснили их в сторону, сгрудившись вокруг маркграфа, — остальных они попросту не заметили.

Леон искоса поглядел на Берга. Тот стоял с отсутствующим видом, его лицо ничего не выражало.

«Может, — подумал он, — все к лучшему — черт знает что творится сейчас в Солере, спокойней будет дождаться Второй Комплексной в Ретре — если она прибудет, Вторая… А уж если не прибудет, тем более…»

Берг, все с тем же равнодушным лицом, сделал шаг вперед. И вдруг, как-то внезапно — даже Леон, обладающий вполне приличной боевой подготовкой, не мог за ним уследить, — оказался за спиной у Орсона. Одной рукой он с легкостью заломил герцогу, вовсе не ожидавшему такого подвоха, руки назад, другой приставил острие ножа к шее.

— Без глупостей. Ступайте со мной, и вас никто не тронет, — внушительно произнес он.

— Вот уж не ожидал от вас подобного недомыслия, посол Берг, — прохрипел Орсон. Тем не менее он благоразумно не пытался освободиться.

— Я и сам не ожидал, — сказал Берг, — а потому советую меня не раздражать. Я за себя не отвечаю. Пошли, ваша светлость. Леон, святой отец — за мной. Остальные — на месте. А то я проткну ему яремную вену — вот тут.

Они ринулись к выходу, волоча за собой пленника. Люди герцога, недоуменно переглядываясь, все же расступились, пропуская солерцев:

— Он умрет не сразу, — продолжал вещать Берг, выталкивая герцога перед собой. — Поскольку кровь потечет под слабым напором — вот если бы это была сонная артерия, тогда конечно… тогда — другое дело…

Вывалились в коридор — Леон за Бергом, прикрывая спину. Святой отец попытался было схватить его за рукав, но Леон, не глядя, стряхнул руку.

Где-то далеко, за окном, слышался жалобный перелив трубы, топот копыт, все удаляющийся… Ансард уводил войско. Айльф, который трусил рядом с Леоном, спросил:

— Это и вправду мятеж, сударь?

— Нет, это мы развлекаемся. Дурака валяем, — злобно сказал Леон. — Пошли, еще повеселимся.

«Берг, — думал он, — ах ты, сумасшедший, влюбленный сукин сын, что ж ты за кашу заварил…»

— Один небольшой просчет, — заметил Орсон. Он чуть пошевелился и поморщился, когда Берг перехватил ему руки. — Вы же не можете держать меня вот так вечно. Похоже, племянник вас покинул, но вы-то, ваша светлость, останетесь!

— Ну уж нет, — маркграф кивнул Бергу; тот слегка ткнул герцога своим ножом в шею, и по воротнику покатились капельки крови. — Мы тоже намерены покинуть Ретру. С тобой. Для того и нужны заложники, государь мой. Топот копыт за стенами замка затих…

— Лично я могу так хоть целые сутки, — вставил Берг. любезно улыбаясь.

— Они отъедут на безопасное расстояние, а потом тронемся и мы, — маркграф, казалось, чуть расслабился. — Вы не устали, амбассадор Берг?

— Что вы, что вы, — вежливо ответил Берг, — какие трудности?

Они вышли из покоев, прошли по коридору, миновав трапезную, где на столе еще громоздились остатки вечернего пира. Айльф, который, приоткрыв от изумления рот, двигался за этой странной группой, скользнул к столу и, сдернув с него заляпанную винными пятнами скатерть, деловито паковал провизию, увязывая ее в тюк.

— Кто знает, сударь, — пояснил он, наткнувшись на взгляд Леона, — может, Ретра уже передумала нас кормить.

— Вот именно, — сухо сказал Орсон, который постепенно овладевал собой.

— Полагаю, эта хоть не отравлена, — прокомментировал маркграф.

— Не пойму я этих разговоров про яд, — Орсон пожал плечами, насколько это было возможно в таком положении. — Кстати, я не так боюсь смерти, как вам кажется…

— Достойное качество, — вежливо отозвался Берг, — а если не смерти…

— Да, — маркграф задумался, — вот, скажем, нужен ли Ретре правитель без яиц?

— Вот в чем вопрос, — машинально пробормотал Леон.

— Оскопить? Это уж слишком… Можно просто ослепить, — Берг был великодушен.

— Будьте вы прокляты, — прошипел Орсон, — да лучше я наложу на себя руки, чем буду потакать этому…

И он с неожиданной силой стал вырываться из объятий Берга, который, с покрасневшим от натуги лицом, пытался удерживать пленника.

— Не глупите, Орсон, — попытался вразумить Леон, — вы же сами виноваты. Какого рожна вы все это устроили? Жадность, что ли, одолела — мало мы за продовольствие заплатили? Еще и выкупа захотели?

— Я никого из ваших пальцем не тронул, — Орсон, казалось, постепенно выдыхался.

— Ну, не вы, так по приказу вашему… Охрану перебили, мальчишку-оруженосца и то не пожалели… Зачем?

— Да клянусь…

— Бросьте, — отмахнулся маркграф, — кто им верит, вашим клятвам… — Он огляделся и неторопливо двинулся к галерее, ведущей к замковым воротам. — Пора и нам убираться отсюда.

Орсон прохрипел:

— Полагаете, мои войска на границе пропустят вашего племянничка с его бандитами?

— Полагаю, пропустят. Почему бы нет? Он же выводит свой отряд из Ретры, а не вводит. Кстати, — он обернулся к Бергу, — я так и не поблагодарил вас, амбассадор Берг. Я не успел бы добраться до этого мерзавца так скоро.

— Не стоит, право, — вежливо ответил Берг. — Это получилось само собой. Кстати, надо бы выбрать дальнейшую стратегию, ваша светлость. Полагаю, нам, всем вместе, следует пройти в конюшню, взять лошадей…

— Пожалуй, — согласился маркграф. — Кто осмелится нам помешать?

«При условии, — подумал Леон, — что кто-то из местных честолюбцев не решит, что мертвый герцог Орсон ничем не хуже живого… а может, даже и лучше…»

— Иди вперед, Леон, — велел Берг, — возьми своего проныру, пусть посветит. Тут темновато… Если что, подашь тревогу.

— Тревогу? — горько переспросил Леон. — Да мы ж весь замок подняли!

Действительно, у них за спиной постепенно скапливалась внушительная толпа. Сперва она продвигалась тихо, словно опасаясь разбудить спящего, но звук шагов становился все внушительней по мере того, как из боковых коридоров вливались все новые и новые ручейки людей. Путь пока был свободен, но за поворотом, подумал Леон, наверняка напряглись в ожидании команды или просто подходящего момента вышколенные гвардейцы Орсона. Безумец, горько упрекал он Берга — впрочем, беззвучно, ах, безумец!

Неожиданно Орсон извернулся, и Берг за спиной у Леона сдавленно охнул.

— Он меня укусил, — изумленно сообщил он. Орсон извивался у него в руках, по подбородку стекала струйка крови.

— Убить меня грозился? — хрипел он. — Не посмеешь, паскуда! Иначе вам крышка!

— Может, он прав, — задумчиво произнес маркграф, — а может, и нет. Если что, проверим… Больно, амбассадор Берг?

— Да уж. — Берг болезненно скривился, но продолжал сжимать Орсона в объятьях.

— Ну так отдайте его мне.

Он решительно придвинулся и протянул было руку к Орсону, но тот, вскрикнув и дико закатив глаза, рванулся прочь. Берг, не ожидавший такого напора, дернулся, нож прочертил новую алую полосу на шее герцога, но пленник, оттолкнув амбассадора и маркграфа, кинулся к ряду узких окон, выходящих на северную сторону галереи, в которые уже лился сиреневый полумрак наступающего утра. Подвернувшийся на пути Айльф подставил ему подножку, но тот, покатившись, вновь вскочил на ноги и, совершив прыжок, сделавший бы честь любому акробату, вскочил на узкий подоконник. На секунду черный силуэт застыл на фоне полупрозрачного неба, точно обезумевшая гигантская летучая мышь.

— Эй! — растерянно окликнул Берг.

И тоже прыгнул к окну, пытаясь схватить беглеца за полу. Но тот, с миг поколебавшись, обернулся — Леон с ужасом увидел слепые белые глаза, — потом дернулся и исчез из виду.

— Ну вот… — уныло произнес Берг.

Лишь сейчас Леон осознал, насколько высоко располагался оконный проем — чтобы поглядеть вниз, Бергу пришлось приподняться на цыпочки.

Орсон лежал на брусчатке под самым окном — темное на темном, лишь с трудом можно было разглядеть раскинутые под нелепыми углами ноги и руки.

— Ни хрена себе, — пробормотал Берг.

Шаги за спиной стихли, словно люди остолбенели, пытаясь сообразить, что происходит, потом людская масса угрожающе зашумела.

— Без заложника, — Леона передернуло, — мы, считай, покойники.

— Бежим!

Они метнулись в боковой коридор — этот был совсем тесный, им пришлось бежать гуськом, мимо мелькнула полукруглая ниша, из которой тускло блеснули чьи-то доспехи, потом еще одна, потом…

Тупик…

Сзади нарастал мерный топот ног…

— И что вы теперь намерены делать? — раздался совсем рядом с Леоном спокойный голос.

Он обернулся. Одна из дверей боковых комнат, доселе незаметная в полумраке коридора, отворилась.

В дверях стоял советник Эрмольд.

— А вы? — мрачно спросил маркграф.

— Может, нам этого взять? — Берг задумчиво оглядел Эрмольда.

— Кому он нужен, — с досадой отмахнулся маркграф.

Эрмольд отпрянул в глубь комнаты.

— Эй! — растерянно проговорил Берг.

Тот, не оборачиваясь, помахал рукой. Маркграф, сжимая рукоять кинжала, недоуменно поглядел на послов:

— Чего он хочет?

— Да поспешите же, господа, — с досадой крикнул советник. — Встали как столбы! Опомнившись, они нырнули в комнату. Берг налег на массивный засов, даже не удосужившись оглядеть их новое убежище. Хотя глядеть, в общем-то, было не на что. Комната пуста. На стенах висят пыльные шпалеры, пол устлан соломой… «Что это он тут делал, Эрмольд? — недоумевал Леон. — Тут же даже сесть не на что…»

Топот в коридоре приблизился. К нему примешивались отрывистые выкрики команд, лязг оружия… Тем временем Эрмольд откинул шпалеру и начал торопливо водить рукой по каменной кладке, словно нащупывая что-то. Дверь за спиной сотрясалась и скрипела, это было похоже на бесконечный дурной сон, где события раз за разом повторяются — и каждый раз чуточку иначе… Внезапно отозвался еще один протяжный скрип — на этот раз он шел от противоположной стены, в которой образовалась темная щель.

Эрмольд отступил на шаг, глядя на образовавшийся проем с таким удовлетворением, словно лично его выломал.

— Прошу! — сказал он.

— Это ловушка, — маркграф все еще колебался. Эрмольд, чуть заметно пожав плечами, первым нырнул во мрак потайного хода.

Дверь за спиной глухо ухнула и упала. Берг, ухватив маркграфа за плечо, чуть не силой втолкнул его в отверстие. За ним ринулись остальные. Леон видел их силуэты в проеме — секретарь примаса замешкался, чьи-то руки потянули его назад, но тут потайная дверь захлопнулась, и они оказались в сплошном кромешном мраке. Истошный визг взвился у них за спиной, захлебнулся и затих…

Леон стоял в полной темноте, не решаясь двинуться дальше и слыша лишь частое дыхание своих спутников. Потом раздался тихий шорох, и в руках у Эрмольда начал разгораться тусклый огонек, осветив угрюмое лицо советника, — видимо, на каком-то невидимом выступе их проводник нашарил кремень и огниво и поджег пропитанный смолой факел. Только сейчас Леон обнаружил, что стоит на верхней площадке каменной лестницы — спиральный спуск круто уходил во мрак.

— Куда это вы нас притащили? — недоверчиво спросил маркграф.

— А куда вы хотите? — ворчливо отозвался Эрмольд.

Маркграф беспомощно пожал плечами.

— Хотим выбраться отсюда к чертям собачьим, понятное дело, — раздался у Леона за спиной звонкий голос Айльфа.

— Выбраться… сомневаюсь, что это вообще возможно, — Эрмольд вздохнул. — Ну и натворили же вы дел. Герцог Орсон валяется под дворцовой стеной, точно тряпичная кукла. Вы именно этого и добивались, господа? Кто же из вас так удачно помог ему проститься с жизнью?

— Клянусь вам, никто, — горько сказал маркграф, — признаться, я бы охотно свернул шею этой скупой сволочи, но живым он был нам полезнее, чем мертвым. Глупо убивать заложника. Мы бы протащили его до границы и отпустили восвояси. Мое слово твердо.

Эрмольд неторопливо вглядывался в скудно освещенные лица своих спутников.

— Что ж, — проговорил наконец он. — Возможно, это действительно случайность. Но, убив государя нашего, герцога Орсона, пусть и непреднамеренно, вы поставили себя в очень сложное положение, господа. За вашу жизнь я бы пучка соломы не дал. Вы что же, всерьез надеялись выбраться отсюда живыми и невредимыми?

— Понятия не имею, — пожал плечами маркграф.

— Погодите… — Берг, прищурившись, вглядывался и невыразительное лицо советника. — Что вы предлагаете? И, самое главное, почему? Почему вы решили нам помочь?

Эрмольд вздохнул:

— Отнюдь не из личной симпатии к вам. С чего бы? Да и до Солера мне нет никакого дела. Но я видел, как ускакал этот бешеный племянничек со своими головорезами. Если вас тут посадят на кол, как врагов короны и заговорщиков, он просто обязан будет отомстить за любимого дядюшку, хотя, согласно моим информаторам, никакой особой любви к вам и не питает. Но долг погонит его на Ретру — Ретра, конечно, устоит, но если через границу хлынут ваши чумные оборванцы… чума хуже, чем резня. Они сожрут Ретру с потрохами, ваши оголодавшие подданные. Войны иногда бывают выгодны, спору нет, но, воюя с нищим Солером, Ретра не выиграет. Даже если выиграет… А потому я готов помочь — попытаться помочь — в обмен на ваше слово. Если вы доберетесь до Солера, не пытайтесь отомстить. И не зарьтесь на Ретру лишь потому, что она осталась без головы — у Орсона достаточно родственников. Может, среди них и найдется кто-то не слишком тупой, кто сумеет удержать на голове корону. Так что?

— Вы же сами видели, что творится сейчас в Солере, — устало сказал маркграф. — Мы прибыли сюда просить, а не требовать. И я даже готов простить это вероломное…

— А вы уверены, что оно вообще было? — поинтересовался Эрмольд.

— Ах ты…

Маркграф надвинулся на советника, но Берг ухватил его за плечо и пробормотал:

— Полегче, полегче…

Тот, казалось, немного расслабился.

— Ладно, — пробормотал он сквозь зубы, — в любом случае, это не ваша вина… Торговое соглашение остается в силе?

— Не могу ничего обещать, но попробую это устроить, — честно ответил Эрмольд. — Тогда… да… ладно!

— Слово чести? — Слово чести. Внизу шевелилась и вздыхала тьма. — Нам нужно туда? — звонкий голос Айльфа звучал теперь приглушенно, точно на него давили каменные своды подземелья. — Вниз? По этой лестнице?

Эрмольд кивнул. Леон напряженно вглядывался в тускло освещенное лицо советника, но оно не выражало ни злорадства, ни насмешки. Оно было просто усталым.

— Вам же нужно как-то выбираться за пределы города. А подземные ходы тянутся далеко за городские стены. Они были прорыты еще в незапамятные времена.

Он вздохнул и пожал плечами. Вероятно, и сам чувствовал себя не слишком уютно. — Я не особенно рвался их исследовать, хотя по долгу службы знаю кое-какие входы и выходы, но на деле под дворцом полным-полно подземных коридоров. И они спутаны точь-в-точь как пряжа, которой играл котенок. Не знаю, с чего бы предкам нашего герцога, упокой Двое его душу, вздумалось рыть этот муравейник — если бы и впрямь речь шла лишь о потайном выходе за городские стены, хватило бы одного-двух ходов, но, если им воспользоваться с умом…

— Вы пойдете с нами? — спросил маркграф.

— Ну уж нет! Мне-то это ни к чему. Я провожу вас до нужного места и покажу, куда двигаться. Там есть всякие знаки… А сам вернусь. Не сюда, разумеется, — есть и другие потайные двери. И запомните — я вас не видел, и вы меня не видели. Если вас все же поймают и вы вздумаете выдать меня, я скажу, что это грязный поклеп.

Он усмехнулся, поймав подозрительный взгляд маркграфа.

— Захоти я вас погубить, я бы давно уже это сделал. Достаточно было бы просто сдать вас страже. Если вам и грозят здесь какие-то опасности, то не по моей вине.

— Какие опасности? — насторожился маркграф.

— Подземелье есть подземелье. Тут можно заплутать… упасть в какую-нибудь дыру… попасть под обвал… Ходят слухи, что тут стояли ловушки, о которых знали лишь создатели этих ходов — ну и еще пара-другая посвященных…

— Нечисть тут водится, — душевно сказал Айльф, — в подземельях всегда водится нечисть.

— Прошу вас, сударь, велите своему слуге говорить, только когда его спрашивают, — обернулся маркграф к Бергу. Кажется, он сделал для себя окончательный вывод, кто из амбассадоров главнее.

— Поторопитесь, господа, — Эрмольд первым шагнул вперед, и они стали спускаться по лестнице.

Как и положено во всяком честном подземелье, снизу тянуло застарелой сыростью и слежавшейся, тяжелой тьмой. Леон почему-то представил себе шевелящихся в этой тьме безглазых бледных тварей, и ему стало неуютно.

— Мы хоть не задохнемся? — спросил он.

— Воздух проходит сквозь специальные отдушины, — ответил Эрмольд. — Но увидеть их ни отсюда, ни снаружи нельзя. Они хорошо замаскированы.

Ступени были такими холодными, что это чувствовалось даже сквозь подошвы сапог, и чуть скользкими. Каждый шаг — и свет факела выхватывал из тьмы очередной скошенный камень, за ним, уже под другим углом, выплывала из тьмы другая ступенька… Наконец они оказались у подножия лестницы. Леон ожидал увидеть грязные, покрытые плесенью стены, но коридор оказался устроен неожиданно добротно, чуть ли не роскошно: низкие, но изящно изогнутые своды были выложены темным, с ярко-красными прожилками мрамором, отполированным так, что в колеблющемся свете факела им навстречу выплывали из тьмы смутные отражения, кровоточащие, словно с них заживо содрали кожу. Пол тоже был мраморный — черные, пригнанные друг к другу плиты, тоже зеркально отполированные, точно глубокие воды застывшего мертвого озера; и вновь со дна всплывали их отражения, уродливо укороченные, раскоряченные, точно неведомые подводные чудища.

Эрмольд уверенно двигался впереди, ориентируясь среди темных зевов поперечных коридоров и яшмовых прямоугольников закрытых дверей по одному ему известным признакам.

Айльф поймал Леона за рукав.

— Сударь, — тихонько сказал юноша.

— Что? — отозвался Леон в полный голос и вздрогнул: эхо заметалось по стенам, точно обезумевшая летучая мышь, — «ш-ш-то…»

Примас, шедший рядом с ним, вздрогнул и отшатнулся — так резко, что Леон почувствовал на щеке движение воздуха. Он замедлил шаг и, чуть приотстав от остальных, уже шепотом вновь обратился к Айльфу:

— Что тебе?

— Сударь, — Айльф был совершенно серьезен, — это — нехорошее место.

— Ну да? А я думал, это увеселительное заведение.

— Нет… я не то… Будь это обычный подземный ход, кто бы стал его так разукрашивать? Говорю вам, если его когда-то давным-давно и сделали, то не для того, чтобы беспрепятственно проникать за городские стены.

— Вот как? Для чего же?

— Ну… — Айльф прикусил губу, — это что-то вроде… святилища… Да, вот именно.

— Брось, парень. Просто какой-то герцог не поскупился на отделку, вот и все.

— Этот самый герцог, который не поскупился, наверняка и был тут первосвященником. Спускался сюда, чтобы творить обряды.

— Какие еще обряды? Айльф тихонько вздохнул.

— Старой веры, — совсем шепотом сказал он, — какие ж еще? Гунтр рассказывал, раньше, давным-давно, таких подземелий было гораздо больше, чем сейчас, — почитай, под каждым дворцом, под каждым замком… И вели они далеко-далеко, а то и соединялись друг с другом…

Подземные храмы? Храмы, соединяющие королевства? Хотя это, конечно, естественное в таких случаях преувеличение. Черт, и почему из них нельзя вытрясти ничего связного насчет этой их старой веры… Крепко же она в них засела…

— Даже если это храм, — успокаивающе сказал он, — он давно пуст.

— Храмы не бывают пустыми, — возразил юноша, — ведь боги не умирают… Вы только поглядите, как плиты блестят! За ними и по сию пору смотрят.

— С чего бы им не блестеть? Ветра тут нет, пыли нет…

— Как же… — неуверенно ответил Айльф. Коридор изгибался, за поворотом следовал новый поворот — каждый раз оттенок стен и пола чуть-чуть менялся; в конце концов стены стали черными, а пол, напротив, кроваво-красным. Эта перемена почему-то тревожила, сбивала с толку, но Эрмольд вел их, пропуская одни проходы и сворачивая в другие, так уверенно, что Леон начал гадать — уж не является ли сам советник служителем старой веры. Может, он вовсе и не хочет их спасти, а, заманив обманом в подземелье, ведет их теперь на заклание в каком-то темном обряде.

Он досадливо потряс головой, отгоняя морок. Наконец медленно плывущее впереди пятно света вздрогнуло, застыло на месте — это Эрмольд остановился, высоко подняв держащую факел руку.

Они очутились в небольшом круглом зале; потолок подпирали зеленоватые нефритовые колонны с украшенными резным растительным орнаментом капителями, плиты кроваво-красного, с голубыми прожилками, пола инкрустированы золотом — сложное переплете ие тонких линий, вспыхивающих в свете факела, когда Эрмольд чуть-чуть передвигал руку. Леон неожиданно понял, что перед ними план лабиринта.

Переплетение плавно изогнутых линий завораживало, притягивало взгляд, одна золотая нить незаметно перетекала в другую. У Леона неожиданно закружилась голова. Он услышал, как рядом с ним тихонько присвистнул Берг — и сразу закашлялся, словно у него перехватило дыхание. Да и сам он, точно загипнотизированный, с трудом заставил себя отвести взгляд от мягко светящегося металла.

Разумеется, чтобы соорудить такую штуку, вовсе не нужна суперсовременная техника — обошлись же без нее строители пирамид! Достаточно сотен тысяч рабочих — но во всех Срединных графствах не наберешь столько подневольного люда. Да и то народная память сохранила бы пусть искаженные, но все же рассказы о таком строительстве, об этом лабиринте.

— Кто все это сделал? — спросил он вслух. — Неужто предки герцога? Такую красоту? Зачем?

— По преданию, тот, кто возводил замок или дворец, обязан был устроить и подземелье. Может, и впрямь существовал такой обычай. Говорят, — неохотно пояснил Эрмольд, — что такие сооружения строились в одну ночь. Нужно было только знать некое слово. И камни сами складывались в стены. А ходы ползли во мгле, точно черви. Потом, понятное дело, последующие поколения кое-что добавляли к первоначальному плану; тут потайную дверь, там слуховое окно…

— Везде? — переспросил Берг. — Повсюду? Под каждым мало-мальски крупным замком Срединных графств?

— Да… Так говорят.

Леон покосился на маркграфа, но тот молчал — отблеск пламени в золотом плетении, казалось, заворожил его.

— А что, — теперь удивился Эрмольд, — разве у вас в Терре не так?

— Нет, — Берг покачал головой. — Там встречаются самые удивительные постройки. Но не такие.

Эрмольд склонился над планом, приблизил факел, и золотистые линии вспыхнули, точно струйки жидкого огня.

— Мы находимся вот тут, — он осторожно, не дотрагиваясь, указал на красный камушек в одном из многочисленных узлов плетения. — Значит, вам нужно двигаться вон туда. К ночи вы выберетесь наружу — далеко от городских стен.

— Вам? — примас, удрученный гибелью своего секретаря, казалось, только сейчас пришел в себя. — А вы с нами дальше не пойдете?

— Я и так слишком долго отсутствовал, — пояснил советник. — Это могут неправильно истолковать. Вернее, правильно.

Он усмехнулся.

— Не волнуйтесь, господа, здесь не так просто заблудиться, как вам кажется. Ориентируйтесь по цвету стен — оттенок постепенно меняется. Если вы выберете нужное направление, он должен перейти в бирюзовый. А дальше уж коридор пойдет прямо.

— А… факел? — неуверенно спросил Берг. — Кто возьмет факел?

— Вы. У меня есть фонарь.

Он вытащил из складок плаща изящный фонарь голубоватого стекла, поджег фитиль, и в свете двойного пламени линии в лабиринте поплыли, перетекая одна в другую так стремительно, что Леон поспешно отвел взгляд.

Странно, что у него нашелся при себе фонарь. Так, явно… словно он заранее знал, что им придется уходить через подземелье.

Факел Эрмольд протянул Бергу: — Полагаю, вам лучше идти первому. Что ж, прощайте. Надеюсь, вы благополучно выберетесь отсюда — при известном везении в этом нет ничего невозможного — и сдержите свое слово, как я сдержал свое.

Он отвернулся и решительно поспешил назад, к ведущему наверх коридору. Уже на выходе из зала он внимательно поглядел на Берга — в полумраке лицо его казалось гримасничающей маской — и тихо сказал:

— Не давайте отвести себе глаза.

И исчез во тьме.

— Что он имел в виду? — растерянно спросил Берг.

Но коридор уже был пуст, какое-то время до них еще доносился звук шагов — сначала отчетливо, потом шее тише, тише…

— А… мы сумеем сами выбраться отсюда? — маркграф наконец очнулся и потряс головой, точно человек, пробуждающийся после долгого сна.

— Если верить этой схеме, почему бы нет, — ответил Берг, — нам нужно идти вот в этом направлении…

Он прищурился, вглядываясь в мерцающее плетение линий:

— Есть в ней что-то странное.

— Это четырехмерная структура, — тихо сказал Леон на универсальном языке. — Во всяком случае, при определенной интерпретации.

— Что?

— А ты погляди внимательней.

— Пожалуй… — неохотно согласился Берг, не отводя взгляда от пылающего золотом лабиринта. — И что же это, по-твоему, должно означать?

— Понятия не имею.

— Неужели это и впрямь те, другие? — голос Берга упал до шепота.

— Не знаю. Но если не они, то кто же? Эти? Прорыли такую сложную махину, а потом забыли о ней?

— Может, не такую уж и сложную… и не такую уж махину. У страха глаза велики.

— Да ты посмотри, как они странно себя ведут — то держатся так, словно вообще ничего не знают о таких вот подземельях, а то относятся к ним так, словно это в порядке вещей. Либо любые разговоры о подобных лабиринтах табуированы — в каждой культуре есть свои запретные темы, либо… — Он неловко покосился на Берга. — Может, стоит им покинуть такой вот лабиринт, как нечто заставляет их его позабыть, до следующего раза…

— Ну, знаешь… — недоверчиво произнес Берг. — Да какой в этом смысл?

— Прошу вас, господа! — Маркграф возвысил голос. Леон понял, что их спутник с трудом удерживается, чтобы не сорваться в безумную, беспросветную панику. — Говорите так, чтобы я мог вас понимать.

«Мы для него страшнее, чем этот лабиринт, — подумал Леон. — Мы ведь чужаки».

— Простите, ваша светлость, — спокойно ответил Берг, — я забылся.

— Знаете, — миролюбиво вмешался примас, — нам бы лучше уйти из этой залы. Пока мы не забыли, куда двигаться.

Он замигал и отвел глаза.

— А то у меня что-то голова закружилась.

— На эту штуку нельзя долго смотреть, — прошептал Айльф за спиной у Леона. — Она движется, разве вы не видите?

Леон обернулся — глаза у юноши были расширенные и блестящие.

— Спокойно, парень, — мягко сказал он, — это лишь видимость. Игра света.

— Все равно, ради Двоих, пошли отсюда…

Они двинулись в путь по тому коридору, который показал им Эрмольд. Берг выступал впереди, высоко держа факел в поднятой руке, Леон шел рядом, отставая от него лишь на шаг. Цвет камня, которым были выложены стены тоннеля, медленно менялся: антрацитовая чернота мутнела, точно подергивалась голубоватой пленкой, и оттого казалось, что они движутся в изменчивой, текучей воде. Берг шел медленно, тщательно осматривая пространство перед тем, как сделать очередной шаг, — Леона эта дотошность раздражала, ми вскоре Берг остановился перед щелью меж двумя мраморными плитами пола, которая была лишь чуть-чуть глубже остальных.

— Ну что там? — нетерпеливо сказал маркграф у них за спиной.

Именно он, казалось, тяжелее всех переносил странствие по подземелью — он держался и говорил как человек, которому не хватает воздуха.

— Погодите, государь.

Берг осторожно дотронулся до чуть выступающего края плиты носком башмака. Движение было слабым, почти скользящим, но и его оказалось достаточно, чтобы плита перевернулась и стала на ребро, открыв черный четырехугольный проем. Свет факела, опущенного туда Бергом, терялся, точно в проруби.

— Вот, — прокомментировал Берг, — и это, полагаю, не последняя.

— Верно, Эрмольд говорил что-то о ловушках, — устало сказал Леон.

— Да, — Берг покачал головой, — но эта какая-то… слишком простая. Она устроена… ну… для совсем несведущих.

— Этот ублюдок нарочно направил нас сюда! — выкрикнул маркграф.

— Может быть, — согласился Берг. — Что с того? Деваться-то нам все равно некуда. Погодите.

И он осторожно переступил с одной плиты на другую.

— Берг! — предостерегающе пробормотал Леон.

— Ничего, — бормотал Берг сквозь стиснутые зубы, — ничего… я их нюхом чую…

Он осторожно обошел чернеющий зев, держась ближе к стене коридора, и, уже находясь по ту сторону, шумно выдохнул.

— Порядок. Можно идти. И не прикасайтесь ни к чему, ради Двоих…

Факел осветил стены — снизу вверх, потом сверху вниз, — камень был таким гладким, что казалось, плиты срослись между собой.

— Пока все чисто, — он обернулся, поджидая Леона, и, когда тот вновь оказался рядом с ним, добавил: — Странно…

— Тут все странно, — согласился Леон.

— Меня не удивляет то, что тут есть ловушки. Так и должно быть. Меня удивляет, какие они.

— Слишком простые?

— Пожалуй… В остальном те, кто отгрохал эту махину, мыслили не слишком стандартно. Сюда бы Вторую Комплексную! А ведь ты прав был… Похоже, и впрямь этот мир возведен на руинах ушедшей цивилизации.

— Историческая инволюция? Не думаю.

— Почему?

— Не знаю. Просто не похоже. Они жили бы былой славой, а мы не сумели записать ни одного предания о могучих предках.

— Может, предания есть, но они тоже табуированы?

— Вот это меня и смущает. Табуировано лишь то, что вросло в культуру, стало частью ее… Не мертвая глава — что-то живое, постоянно присутствующее. Ты подумай, ведь мы могли прожить тут еще лет десять и ничего не знать про это место. То, что мы сюда попали, — это чистая случайность. Если бы не вся эта история с Орсоном… Послушай… Ты не подумай, что я опять ударился в гипотезы… — Я и не думаю, — сухо сказал Берг. — Но, согласись, странно все это… Ну с чего бы вдруг Орсон решил разделаться с миссией? Переговоры прошли вполне удачно.

— Возможно, — предположил Берг, — он получил какие-то новые сведения. И решил действовать, исходя из них.

— Какие сведения? Откуда?

— Понятия не имею. Он мне нравился, — Берг недоуменно покачал головой. — Толковый мужик, в меру циничный, в меру жадный… Жаль, что он так… Вот уж чего я от него не ожидал. Зачем? Неужто он поверил, что мы смогли бы… Леон чуть заметно повел глазами в сторону маркграфа.

— Этот бы смог, — сказал он. — Так бы я ему и позволил…

— Неужто нет?

Берг вздохнул.

— Не знаю, — честно сказал он, — не могу ручаться… Кстати, он, похоже, слегка не в себе. Подземелье на него действует. Вот уж не думал, что его светлость столь сильно подвержен клаустрофобии. Да и святой отец…

— А что — святой отец?

Берг оглянулся на маленького священника. Тот брел по коридору, мелко перебирая ногами, лицо его ничего не выражало, в расширенных глазах двумя багровыми точками отражался свет факела.

— Вот именно — что? — проговорил Берг.

* * *

С каждым шагом он все лучше знал, что их ждет впереди. Он знал и не мог им сказать — те, кого нельзя называть, давно запечатали ему уста. Ему оставалось лишь идти и удивляться — как это он раньше мог о них забыть? Жил, ходил по поверхности, отправлял ненужные обряды. Совершенно бессмысленные обряды, смешные, точно детские игры, в которых малыши тщетно пытаются подражать взрослым. Ныне же на него снизошло озарение: он понимал все, понимал от начала до конца, но это понимание было похоронено в нем — там оно и умрет, ибо он не мог сказать ни слова. Они стояли у входа в горнило, где поджидало нечто, чему он пока не ведал названия, — нечто, такое же молчаливое, как эта тьма, таилось в ней, чтобы переплавить их тела и души во что-то новое, страшное, поскольку никто не возвращается оттуда таким, каким пришел. Он жаждал этого ослепительного преображения и боялся его. Тупые ходячие механизмы из плоти и крови — они ничего не поймут до тех пор, пока их не коснется огненный перст…

— Как вы себя чувствуете, святой отец? — спросил этот… как же его зовут?

Он вздрогнул.

— Да-да, — торопливо ответил он, — все в порядке.

* * *

Коридор тянулся все дальше, на глянцевых черных стенах блестела голубая катаракта. Теперь они продвигались совсем медленно — Берг подозрительно оглядывал каждую трещину в полу, каждую прожилку в стене. Должно быть, и он перестал доверять своим чувствам, и потому опасность мерещилась ему повсюду. Из тьмы выплыла туманно-зеленая нефритовая дверь, казалось, подсвеченная изнутри — узоры карабкались по полупрозрачному камню, образуя причудливое дерево.

— Куда она ведет, как ты думаешь? — спросил Леон.

— Если верить всем этим россказням — куда угодно, — устало отозвался Берг. — В такой же коридор… и еще один…

— А ты им веришь?

— Нет, — отрезал Берг.

— Странные узоры. Как ты думаешь, это резьба или естественное образование?

— Инкрустация, скорее всего. Ага, нам сюда.

— Погоди! — окликнул его Леон.

— Что там еще?

— Теперь с малым что-то. Айльф, эй, Айльф! Берг, уже дошедший до поворота, остановился и обернулся, вглядываясь в полумрак.

Айльф, который чуть не на цыпочках прошел мимо молочной нефритовой панели, вдруг остановился, уткнувшись в мерцающий квадрат.

— Айльф!

Юноша даже не вздрогнул. Он продолжал стоять неподвижно, лишь все больше приникал к мягко светящейся зеленоватой поверхности, точно прилип к ней.

— Черт!

Леон задержался, пропуская спутников, потом торопливо зашагал назад. Остановившись рядом с Айльфом, он положил руку юноше на плечо:

— Пошли.

И отшатнулся.

От двери тянуло холодом — таким острым, что он был точно электрический удар.

Парень медленно повернул голову:

— Там… за дверью… разве вы ничего не слышите? Оно… зовет меня по имени.

Леон прислушался! Скорее для проформы. Действительно, кроме приглушенного звука шагов, шарканья ног и потрескивания факела, иных звуков в коридоре не было.

— Тебе мерещится.

— Нет-нет… такой нежный голос… а теперь оно смеется. Мне нужно туда! Пустите меня!

Он распластался у дверной панели, широко раскинув руки, точно пытался погрузиться в глянцевую поверхность.

Леон схватил его за плечи, попытался оттащить. Это оказалось неожиданно трудно сделать — словно нечто изнутри тянуло парня магнитом.

— Там за дверью, — бормотал Айльф, — там чудная страна… рай… стоит лишь ее открыть. И все будет хорошо.

Тем не менее отворить дверь — что было бы не так-то просто, поскольку ни ручки, ни засова на ней не было, — он даже и не пытался. Даже не пытался толкнуть ее. Просто растекся по поверхности, точно плоть вдруг превратилась в ртуть.

— Это не рай! — заорал Леон, отдирая менестреля от стены. — Это обман! Один сплошной обман! Он лжет тебе, твой голос… Там ничего нет… лишь холод и мрак…

Леон уже не чувствовал рук — пальцы занемели в мертвящем холоде, сочившемся по ту сторону стены. Почему Айльф ничего такого не чувствует?

— Пойдем, — настаивал он.

Тут только он сообразил, что вокруг почти темно — пламя факела удалялось все дальше и дальше. Черт, неужели остальные не замечают, что они отстали? Нет, ушли — медленно, но не замедляя шаг. В трепещущем остаточном свете Леон вдруг увидел, как резьба на верной панели стремительно покрывается инеем. Иней все нарастал, сливаясь в ледяные кристаллы, в причудливые стеклянные розы, осыпающиеся от его дыхания.

Неожиданно Айльф отпрянул, точно невидимый магнит там, за стеной, кто-то отключил, и одурело потряс головой.

— Я… как я здесь оказался?

— Неважно, — устало сказал Леон, по-прежнему удерживая юношу за плечо и подталкивая его по направлению к удаляющимся спутникам. — Пошли скорее. Не оглядываясь, он торопливо двинулся по коридору. Пламя факела уже скрывалось за углом.

— Эй! — крикнул он, и эхо вновь метнулось от стены к стене, шурша невидимыми крыльями.

Три фигуры, черные на фоне мутного ореола света, продолжали двигаться дальше. Никто даже не обернулся.

— Эй! Погодите!

— Не нужно кричать, сударь, — тихонько сказал Айльф. — Это уже не они. Они ушли дальше. Очень далеко.

«Господи, — подумал Леон, — да он обезумел».

— Да шевелись же ты! Иначе они действительно уйдут очень далеко. Стены коридора обтекали их, точно мутная вода, кое-где уже начиная отсвечивать яркой голубизной, точно вспыхивающая на солнце грудка сизаря. Черные фигуры приблизились — они не прибавили, но и не убавили шага. Примас, шедший последним, обернулся на звук шагов. Лицо у него было бледным, почти прозрачным.

— Почему вы нас не подождали? — задыхаясь, спросил Леон. — Я же кричал!

Никто не ответил. Спутники шли молча, сосредоточенно опустив головы.

— Сударь, — Айльф отчаянно тянул Леона за рукав, — сударь, не надо!

— Берг!

Берг обернулся — лицо у него было таким же бледным и невыразительным, как у примаса.

— Ты…

У Леона внезапно пересохло в горле. Впереди, далеко-далеко, маячило еще одно туманное пятно… точно свет факела.

— Сударь… скорее, — выдохнул Айльф.

И, по-прежнему не выпуская рукав Леона, рванулся вперед. Пробегая, толкнул маркграфа — тот пошатнулся, но не обернулся и не упал — по-прежнему продолжал идти, механически передвигая ноги.

Волна холода и липкого смрада окутала Леона. Зажав ладонью нос, он ринулся вслед за Айльфом, оставив позади мерно шагающие фигуры.

— Леон… — сказал ему в спину Берг.

Голос был глухой, невнятный, точно говоривший изо всех сил заставлял работать одеревеневшие лицевые мышцы.

Айльф несся вперед, не разбирая дороги. Леон бежал за ним. Позади мерно топало нечто — с ужасающей синхронностью поднимая и опуская ноги.

Туманное пятно впереди приблизилось, разрослось и превратилось в дрожащий язычок пламени. Теперь в его свете Леон уже мог различить все те же три фигуры. Берг, который шел впереди, услышав нарастающий за спиной топот, замедлил шаг и остановился.

— Погоди, — сказал он недоуменно, — это как же? Когда вы успели отстать?

Тут только Леон сообразил, что он все еще зажимает рот и нос ладонью. Он отнял руку от лица и судорожно вдохнул прохладный воздух подземелья. Каким-то странным образом он одновременно ухитрялся пахнуть и плесенью, и сухой пылью веков — но не более того.

— Что значит — когда? — Леон подозрительно поглядел на Берга, но это вроде бы действительно был Берг. — Это вы ушли вперед! Не стали нас дожидаться.

— Леон, да вы же все время шли с нами. Я несколько раз оглядывался, проверял, не потерялся ли кто. Потом вдруг смотрю — вас нет. А потом услышал топот — несетесь из-за угла, как будто за вами гонится призрак.

— Гонится… Берг… там сзади… нас преследуют ваши двойники.

— Что?

— Я принял их за вас. И потому не торопился. Берг обернулся, напряженно вглядываясь в глубь коридора.

— Где ты их видел?

Лишь теперь отважился обернуться и Леон. Светлое пятно, маячившее позади призрачным отражением первого факела, погасло. Сзади по пятам двигалась молчаливая, непроницаемая тьма.

— Их больше нет. Надеюсь.

«Может, этим просто не нужен свет факела, — подумал он. — Они так и бредут в темноте, следом за нами, мерно передвигая ноги, слепо натыкаясь на стены, — порождения тьмы, еще более страшные, чем сама породившая их тьма».

— Леон, — смущенно сказал Берг, — а ты уверен, что тебе не примерещилось?

— Тебе же примерещилось, что я иду вместе с остальными, — огрызнулся Леон.

— В общем, да… — неохотно признался Берг, — вы держались чуть позади, и я вас плохо видел, но считать до пяти я еще способен… Значит, ты утверждаешь, что это был не ты? А кто же?

— Не знаю… Когда мы догнали вас, этих уже не было. Я видел только вас троих.

— Что там произошло? Что вас задержало?

— Не знаю… — повторил Леон, покачав головой. — Я не уверен… Что-то очень странное.

Берг вздохнул.

— Нам нельзя разлучаться ни на минуту.

— Сам знаю. Так уж получилось.

«Как будто это от нас зависит», — подумал он. На какой-то момент страшное подозрение закралось ему в душу: да, эти очень похожи, совсем похожи, но вдруг это тоже не они… не Берг. Та подделка была совсем грубой, но эта могла быть гораздо тоньше. Как отличить? Голова шла кругом. Он резко шагнул вперед, отстранив Берга, и, сощурившись, стал вглядываться в темноту — не маячит ли где-то там, вдали, еще одно световое пятно…

— Ты что? — удивился Берг.

Леон промолчал, искоса наблюдая за остальными. Спутники его двигались нормально — неровным, тяжелым шагом усталых людей, и от них не несло липкой мертвечиной и тяжким, безглазым холодом, и все-таки ему было не по себе — словно какая-то мысль, какая-то очевидная истина вдруг ускользнула от него, и он тщетно напрягал память, пытаясь вспомнить, что же это было. «Если это не они… не настоящие они… или, что еще хуже, — если это не настоящие мы… Господи, да что же это я… Я ж совсем помешался!» Стены коридора вокруг мерцали и вспыхивали, точно море поутру. «Должно быть, та ловушка, — подумал он, — та, с плитой, была единственной человеческой ловушкой. Все остальное, что тут происходит или может произойти, не имеет к людям никакого отношения. Потому что, если бы это было порождение человеческих рук и ума, я бы сумел сориентироваться хоть как-то… понять хоть что-то… Потому что все, на что способен человеческий мозг, какими бы страшными ни были его горячечные порождения, — все оно узнаваемо и доступно пониманию. Будь оно и вправду так, не шел бы я сейчас, точно в бреду, со своими спутниками, гадая, настоящие они или поддельные… Это они, — думал он, заворожено наблюдая за игрой света в бирюзе и пурпype стен, — это те, в которых не верит Берг, о которых не говорят остальные… Стоило опуститься на несколько метров под землю, и мы попали в их мир, и он оказался огромен и непостижим. Жалкие уродцы, не выносящие солнечного света, зловредная пародия на человеческий облик? Нет — это всего лишь их тень, карикатура, призванная отвести глаза жителям поверхности, извращенное чувство юмора неведомых созданий, невидимых человеческому глазу, но могущественных и величественных. Неудивительно, что аборигены их так боятся!»

Стены коридора как-то странно вывернулись, словно и впрямь были текучими, — в воздухе образовалась огромная голубая линза, и Леон вновь увидел двойников, неторопливо двигающихся им навстречу. Непроизвольно он схватил Берга за руку и тут же увидел, как его собственное второе «я» воспроизвело это движение.

— Ну что ты, — укоризненно произнес Берг, — какой-то оптический эффект, вот и все.

— Вот и все? — горько повторил Леон.

Берг сделал еще шаг, и фигуры стали расплываться, словно капли чернил в темной воде.

— Дурацкие шуточки, — проворчал Берг.

— Стены… — тихо сказал маркграф.

— Что — стены?

— Они золотистые. А только что были голубыми. Действительно — не только перед ними, но и за ними следом тянулся золотистый коридор — охра осенних лесов, сонное золото жаровен в зимнюю ночь.

— И когда они успели все перекрасить? — удивился Берг. — После той линзы?

Леон вздохнул.

— Я как-то… не обратил внимания…

Чтобы он, великолепно тренированный, прошедший сотни тестов на психическую устойчивость, перестал замечать, что происходит вокруг? Кажется, Берг подумал о том же.

— Отдохнуть нужно, — сказал он.

— Господа, прошу вас, — голос маркграфа звучал почти умоляюще, — тут нельзя останавливаться.

Берг поглядел на своих спутников. Они и сами были похожи на призраков. Леон еще ничего, держится, но остальные явно на грани срыва. «Еще бы, — подумал он, — Леон был подсознательно готов к тому, что увидел, — столько твердил о Другой Силе… Да и что тут, собственно, имелось такого, с чем нельзя было бы — в той или иной форме — столкнуться на Земле? Но вот аборигены… И ведь, казалось бы, им-то поверить в невозможное легче, чем цивилизованным землянам… Но здесь что-то отторгает их, загнанных в ловушку собственных темных страхов, пытается выдавить из чужого мира, точно скользкое арбузное семечко меж пальцев. Вон какие глаза безумные… Если они дойдут до предела — все сразу, как мы с ними управимся?»

— Ладно, — сказал он, — пошли дальше. Ничего страшного. Подумаешь, стены…

«Леон — новичок, мальчишка прав, — думал Берг. — А я — упрямый осел. Он-то все время твердил мне, что дело неладно. Что поблизости прячется нечто, чего мы до сих пор не разглядели. Но кто бы мог подумать, что эти несчастные аборигены не выдумали себе объект для тайного поклонения, как это положено всяким порядочным аборигенам… что под землей, господи, буквально в двух шагах, и в самом деле скрывается нечто непостижимое!

Сперва еще можно было поверить, что мы наблюдаем какие-то реликты ушедшей цивилизации, — тоже маловероятно, но по крайней мере возможно! Но потом… Ведь это же совершенно ни на что не похоже! Какие там реликты! Наверняка техника действующая, да еще и по непонятному принципу действующая! Но как же мы умудрились прошляпить такое!

Мы-то ладно — мы в конце концов просто наблюдатели. Но ведь и Первая Комплексная хороша! Точь-в-точь чертовы аборигены — видят только то, что хотят видеть… Ни в одной сводке, ни в одном докладе… Только бы продержаться до прилета следующей экспедиции. Ведь это же нечто совершенно новое…»

«Они чужаки здесь, — думал примас. — Иначе они либо вообще ничего бы не увидели — ибо кому-то до времени не дано видеть нижний мир, — либо пали бы ниц перед этим величием — вот он, мощный, всепроникающий, и там, в самом сердце тьмы, сидит некто, сидит и молча ждет — ему некуда торопиться, у него впереди вечность. Что ж, и нам некуда торопиться, потому что… потому что…»

«Ненавижу эту дыру, — думал маркграф. — Она меня душит. Словно весь мир сомкнулся тут, сведя пальцы на моей шее. Ублюдок Орсон, если бы не это жуткое дело… Ведь я почти спас Солер… Унижался, торговался, клянчил… но почти спас… Почему они мне помешали? Видят Двое, я пытался быть хорошим правителем. Делал только то, что должно… И зачем, собственно? Как это печально — знать, что все усилия напрасны, что в мире нет справедливости, нет воздаяния. Добродетель не вознаграждается. Да и кому она нужна, добродетель? Герсенда… Почему я о ней вспомнил, сейчас? Какие у нее глаза были, тогда, давно… словно она прозревала чудо, невидимое иным, счастье, тайно обещанное ей и только ей… Когда все кончилось? Когда погас ее взор? Когда от Герсенды осталась лишь механическая кукла вроде тех, что мастерил часовшик этого проклятого Орсона… Она — жена правителя, который знает, что должно и что не должно, — разве этого мало для счастья? Помилуй меня Двое! Как непрогляден этот мрак — точно ее глаза…»

«Чужак» по определению означает «идиот», — думал Айльф. — Ничего они не понимают…»

— Если верить Эрмольду, мы должны уже быть где-то у выхода, — сказал Берг.

— Верить? — Маркграф тщетно старался сдержать дрожь, и оттого казалось, что он говорит сквозь зубы. — Да он просто выбрал наиболее изощренный способ нас погубить, вот и все.

— Пока все шло не так уж плохо, — примирительно заметил Берг, — Эрмольд не соврал. Мы и впрямь вышли в бирюзовый коридор; все, как он говорил.

— Этот цвет вы зовете в Терре бирюзовым? — холодно осведомился маркграф.

— Ну да… пять минут назад я бы назвал его именно так.

«Бессмысленный разговор, — подумал Леон. — Бесполезный. Впрочем, Берг прав, с его светлостью надо разговаривать — пусть и ни о чем… Иначе свихнется его светлость». А вслух сказал:

— Все равно поворачивать назад нельзя — мы окончательно заблудимся. Возможно, выход уже близок. Как вы полагаете, святой отец?

Маленький примас все время молчал, и это беспокоило Леона. Вот и сейчас он лишь тихонько покачал головой и прошептал:

— Бесполезно. Все бесполезно.

Леон вдруг ощутил, что пол под ногами чуть заметно вибрирует; казалось, окружающая их тьма накатывает волнами, точно бесшумный прибой. Факел в руке Берга ни с того ни с сего затрещал, вспыхнул последней вспышкой белого агонизирующего огня и погас.

— Не двигайтесь с места, — тревожно сказал Берг. — Стойте, где стоите.

Темнота, в которой они очутились, была полной, непроницаемой, почти ощутимой — черная духота угольного мешка, и кто-то затягивал, затягивал горлышко. Потом Леон увидел дальний свет — такой слабый, что его можно было принять за фиолетовое пятно па сетчатке глаза. Он мигнул, за прикрытыми веками пятно исчезло.

— Там, за поворотом, — прошептал он. — Там свет, видите?

—Нет!

Леон не видел маркграфа, но отчетливо представил себе, как он, прищурившись, вглядывается в темноту своими зоркими глазами охотника и воина.

— В какой стороне, сударь? — это уже Айльф. — Темно ведь, как в заднице.

— Свет? — переспросил Берг. — Да, пожалуй.

«Он видит, они нет, — подумал Леон. — Точно так же, как тогда, давным-давно, отказывались видеть дальние огни в Мурсианских горах».

— Все равно, — сказал он. — Надо двигаться. Держись за мою руку, малый.

Он вытянул руку, и Айльф, угадав ее положение по движению воздуха, ухватил его запястье тонкими, но сильными пальцами.

— Поймал, — сказал Леон, — порядок.

— Это точно ваша рука, сударь? — неуверенно спросил юноша.

— Да. И ухвати за что-нибудь святого отца.

Было слышно шуршание — Айльф шарил рукой в воздухе, задевая за что-то. Наконец он спросил:

— Это вы, святой отец?

— Какая разница? — раздался тихий шепот примаса.

— Вроде он, — ответил Айльф. — А дальше что?

— Когда я двинусь, ступай за мной.

— И у меня порядок, — раздался из темноты голос Берга. — Я держу его светлость.

— Я не пойду туда. — Голос маркграфа был решителен и тверд. — Это наваждение, тьма. Морок. Пусти, лукавый.

— Вот не вовремя… — пробормотал Берг.

Раздался шум — маркграф упирался, пытаясь вырвать руку. Никто из борющихся не произнес ни слова — до Леона долетало лишь шарканье ног и сосредоточенное сопение. На всякий случай он сказал Айльфу:

— Стой на месте. Не суйся там под руку. И держи святого отца.

— А я что делаю? — жизнерадостно произнес Айльф.

Молчаливая возня продолжалась, потом Леон услышал глухой удар и звук падения тяжелого тела.

— Ах ты, зараза, — пробормотал он.

— Все путем, — раздался из тьмы голос Берга. — Я его вырубил. Придется тащить его, раз сам идти не хочет. Поведешь остальных, Леон?

— Ладно.

— Ну, я пошел. Где там его ноги, черт возьми… Ага, вот.

Леон услышал, как тащат волоком что-то тяжелое.

— Пошли, — сказал он своей команде. — И поосторожнее, не наступите на его светлость.

Свет все приближался. Теперь он стал чуть ярче — пульсирующее тошнотворное фиолетовое мерцание. Голова тут же начала кружиться.

— Смотри в сторону, — велел Берг, — иначе эта штука может спровоцировать эпи-припадок.

— Я и так смотрю в сторону. Что толку? Воздух и тот пульсирует. И светится. Думаешь, это оружие? Ловушка?

— Скорее заслон от непрошеных гостей.

— Но на аборигенов же не действует! Они просто его не видят! Так от кого заслон? От таких, как мы?

— Понятия не имею, — сердито сказал Берг. — А потом, кто знает — может, они не видят, а все равно… что-то с ними делается… Эй, малый, ты бы глаза прикрыл!

— Зачем, амбассадор Берг? — удивился Айльф. — Тут и без того темно.

— Сказано, значит, закрой. Если темно, какая тебе разница?

— Ох, святой отец вроде как падает.

— Я поддержу, — вмешался Леон. — Ты, главное, не выпускай моей руки.

Холодные пальцы сильнее стиснули его ладонь. Он смутно разглядел в мерцающем тумане Айльфа, который застыл в воображаемой темноте, изо всех сил зажмурившись. Еще что-то виднелось сквозь фиолетовую пелену — темное, дергающееся, бесформенное. Он протянул свободную руку и уткнулся в обмякшее, бессильно сползающее на пол тело. Руки священника бессмысленно молотили по воздуху, он никак не мог поймать их.

Наконец ему удалось перехватить слабо сопротивляющегося священника и удержать его на весу. Не бейся маленький примас в наведенном припадке, это вообще не составило бы никакого труда — кости у него были хрупкими, точно у больной птицы.

Они вновь двинулись вперед, на этот раз гораздо медленнее. Примас обвис у него на руке, за другую руку отчаянно цеплялся Айльф. Пульсирующий свет проник под веки и, казалось, разрывал мозг изнутри. Он отдал бы что угодно, лишь бы прекратить эту пытку.

— Вот оно, — тихонько сказал впереди Берг. Перед ними мерцала плотная завеса — она казалась бы материальной, если бы не мелкая, чуть заметная, но выматывающая душу пульсация. Берг положил свою ношу и медленно, осторожно протянул руку — она беспрепятственно прошла сквозь мутную пелену и тут же стала невидимой. Отсюда казалось, что ее обрубили по локоть.

— Физически, — сказал Берг, — она вполне проницаема.

— Это утешает, — хмыкнул Леон. — А за ней что?

— Понятия не имею. Но рискнуть, по-моему, стоит. Я первый.

— Ну уж нет. Я с этим бродячим цирком не останусь. Вместе.

— Ладно, — вздохнул Берг, наклоняясь.

— Ты готов, Айльф? Сейчас мы двинемся.

Берг сделал шаг вперед, волоча за собой бесчувственное тело маркграфа, и остановился вплотную у самой завесы. Леон со своими спутниками подошел к нему.

— Считаю до трех, — сказал Берг, — раз, два…

«А если там пропасть? — внезапно подумал Леон. — Что-то вроде того бездонного колодца. Или еще что похуже…»

— Три… — сказал Берг, и они одновременно шагнули в бесплотный туман.

Леон инстинктивно зажмурил глаза, но все равно веки обожгла невыносимо яркая вспышка. Резко запахло озоном, и он почувствовал, как волоски у него на руках становятся дыбом. Потом, неожиданно, дышать стало легче, словно распался невидимый обруч, стискивавший грудь. Он осторожно сделал еще один шаг — под ногами была какая-то неровная, но плотная поверхность. Айльф по-прежнему хватался за его руку — так сильно, что пальцы онемели. Он постоял еще миг, перевел дыхание и осторожно открыл глаза.

— Вот это да! — сказал он.

Он стоял под серым, набухшим дождем небом.

Грязная вода струилась по изрытой земле, по ней плыли воздушные пузыри, бесцветные, как рыбьи глаза. Над головой нависали тяжелые башни, грязно-серые, обесцвеченные дождем, — казалось, в этой застарелой сырости гнил даже камень. Очертание башен было очень знакомым — ошеломленный, он не сразу понял почему, а когда понял, не сразу поверил: они стояли во дворе замка Солер.

— Похоже, мы попали домой, сударь, — спокойно заметил Айльф.

Юноша, похоже, был не слишком удивлен — с чего бы? Он жил в мире, кишащем чудесами. Леону было хуже.

— От Ретры до Солера, — сказал он устало, — три дня конного пути. А мы перенеслись сюда за несколько часов.

— Что с того? — возразил юноша. — В подземном мире время течет по-иному. Будто вы не знаете?

«Верно, — подумал Леон, — время может течь по-иному… В межпространственных тоннелях, например, при немыслимых скоростях, которые невозможно принять нетренированному человеческому разуму. Но тут, на расстоянии вытянутой руки?» Берг, казалось, думал о том же.

— Не видел бы своими глазами, в жизни не поверил бы, — пробормотал он. — А это точно Солер?

— Что же это еще может быть?

Священник внезапно зашевелился, с силой оттолкнул от себя руку Леона.

— Вот он, Солер, — тихо, но с нажимом сказал он, — вот он, край, отмеченный перстом божьим…

— Ну все, — пробормотал Берг, — пошло-поехало… Как вы себя чувствуете, государь? — обернулся он к маркграфу.

Тот сидел в грязи, очумело протирая глаза кулаками. Потом поглядел на сторожевые башни, которые нависали над головами так низко, что казалось, вот-вот упадут.

— Мы что — дома? Как мы здесь оказались? Через двор, оступаясь, оскальзываясь в грязи, к ним уже бежали люди.

— Похоже, мы добрались сюда раньше лорда Ансарда, — заметил Берг.

— Да, — подтвердил маркграф, — но как? Берг внимательно посмотрел на него.

— Вы что-нибудь помните, ваша светлость?

— Мерзкие, тесные, грязные коридоры, — сердито сказал маркграф, — в которых приходилось ползать на брюхе. Этот Эрмольд — изрядный сукин сын, но по крайней мере — честный сукин сын. Он сдержал свое слово.

— Понятно, — сказал Берг безнадежно. — Ладно. Пошли. Больше всего на свете мне нужна горячая ванна. Я согласен даже на эту их мерзкую лохань.

— Ваша светлость! Государь! — кричал на бегу начальник отряда. — Вы вернулись! Это чудо! Господа амбассадоры! Святой отец!

* * *

— Ну, хорошо, — сказал Леон. — Я понимаю, ты против скоропалительных выводов. Но хоть что-то ты об этом думаешь?

Они сидели в каминном зале — от очага тянуло приятным жаром, временами по подернутым пеплом углям пробегали золотые и алые волны — точь-в-точь стены давешнего подземного лабиринта.

— Думаю, — согласился Берг, — а что толку?

— Но ты хоть понимаешь, что мы обнаружили?

— Нет, — честно ответил Берг.

— Тогда я тебе скажу! Впервые за всю историю своего существования человечество столкнулось с высшей цивилизацией! Нечеловеческой цивилизацией.

— Тогда, — сухо отозвался напарник, — как только наладится связь, нужно немедленно — слышишь ты, — немедленно отправлять Красный Сигнал. Пусть закрывают планету. А потом уже решают, что предпринять дальше.

— Погоди, — Леон поднял руку, словно защищаясь. — Нет, я не против… Наоборот, это первое, что следует сделать… Но есть же и иные возможности.

— Контакт?

— Да. Контакт.

— Нет, — отрезал Берг. — Контакта не будет. Никаких попыток. У нас одна задача — продержаться до возобновления связи и послать Красный Сигнал. И ничего не предпринимать… слышишь, ничего! Устав запрещает любые действия! Отношения с Солером замораживаются. Дипломатическая миссия сворачивается.

Неожиданно Леону стало страшно. Чужой, нечеловеческий, равнодушный разум… В чужом мире, сидя перед нелепым камином, облаченный в нелепую архаичную одежду, он плотнее запахнул плащ, точно под порывом холодного ветра.

— Послушай, — сказал он тихо, — а вдруг это они?

— Кто? — мрачно спросил Берг.

— Они… родоначальники. Прародители. Вдруг мы, сами того не подозревая, неожиданно наткнулись именно на них? Может, они не совсем ушли из этого мира? Затаились в каких-то карманах пространства-времени… Сколько веков мы их искали, господи боже, они здесь — в этом чертовом захолустье… Кто бы мог подумать!

— Я бы на твоем месте, — предостерегающе произнес Берг, — не делал скоропалительных выводов. И во всяком случае, Леон, кто бы они ни были, контакт с ними — уже не наша компетенция. Тут нужны не этнографы паршивые, не специалисты по ритуальным пляскам…

— А кто нужен?

— Понятия не имею. — Он покачал головой. — Ты знаешь, недаром в Уставе… мне кажется, что Корпус тоже давным-давно предусмотрел такую возможность. Может, там есть закрытые подразделения… Спецподразделения, где людей готовят именно для этого… для подобного контакта. Когда-то, еще когда я начинал свою службу в Корпусе, один человек намекал мне, что существует нечто в этом роде. Я тогда ему не поверил — он был идеалистом. Вроде тебя. Мечтал о Большом Приключении. А ведь работа в Корпусе по большей части рутина. Грязь. Жестокие, невежественные аборигены, которые и колесо-то не везде изобрели.

— Выходит, ты был не прав, — заметил Леон, — а он прав.

— Выходит, так.

Он поднялся с кресла.

— Ладно, хватит об этом. Я не слишком-то злоупотреблял своим начальственным положением, но на этот раз говорю тебе: никаких авантюр. Никаких контактов. Это приказ, Леон. И за нарушение его тебе придется отвечать передо мной и на Земле.

— Ясно, — неохотно отозвался Леон. — Приказ так приказ. А ты куда собрался?

— Не твое дело, — сухо ответил Берг. Леон пожал плечами:

— Как знаешь… Но ведь это тоже вмешательство во внутренние дела, Берг.

— Устав, — Берг был по-прежнему очень холоден, — не запрещает связей между аборигенами и работниками Корпуса… При условии, что они не мешают работе. И не влияют на объективность наблюдателя.

«Цепляется за чертов Устав как за соломинку», — подумал Леон.

— А ты уверен, что ты объективен?

— Теперь это не имеет значения. Нам ведь не придется больше работать, Леон, — терпеливо пояснил Берг, — только ждать… Леон прикрыл глаза.

— Хотелось бы знать, как долго, — тихонько ответил он.

* * *

— Это просто чудо, то, что рассказывают люди, государь, — леди Герсенда отослала пажа, сама налила подогретое вино в тяжелый серебряный кубок, — неведомая сила перенесла вас из подземелий Ретры прямо во двор замка! Говорят, вы в одиночку положили отряд лучших рыцарей Ретры, а потом за вами явились посланцы Двоих на крылатых конях, и вы удалились на глазах у изумленной толпы.

Она была бледна, глаза лихорадочно блестели… Чем-то она напомнила маркграфу ту, прежнюю Герсенду, что так и светилась в ожидании чуда, которое обещало продлиться всю оставшуюся жизнь… «Впрочем, нет, — подумал он, — сейчас это не свет, огонь — что-то выжгло ее изнутри… Это потому, что она тревожилась за меня. И не только за меня. Мужчина по крайней мере может встретить опасность лицом к лицу, сразиться с ней, как подобает рыцарю, а вот что делать женщине, запертой в кругу своих женских обязанности, точно в ловушке… Соврать ей, что ли? Рассказать он удивительных чудесах, о великолепии, отваге и подвиге, которых ей никогда не познать самой?»

— Вранье, — коротко сказал он. — Не было никаких крылатых коней. Мы влезли в грязную, вонючую дыру и вылезли уже в Солере. Вот и все.

— Но это тоже чудо, — возразила леди Герсенда, — достойное летописца. Как его толкует святой отец?

— Никак, — отозвался маркграф, — святой отец свалился в лихорадке и бредит. Впрочем, будь он в сознании, что толку — он ничего не помнит.

— Одно меня удивляет, — задумчиво произнесла леди Герсенда, — почему чудесного спасения удостоились лишь вы, да он, да амбассадоры, да этот молодой еретик. А наши храбрые воины…

— Храбрые воины перенесутся сюда без всякого чудесного вмешательства, — устало ответил маркграф, — так оно надежнее. Мы просто обогнали их на несколько дней, ибо для настоящего чуда нет ни времени, ни расстояния. Честно говоря, я предпочел бы не удостаиваться такого внимания высших сил — как бы они не потребовали слишком высокой платы за помощь. Кстати, кто эта девица, что встретила меня в прихожей? Новая постельничая?

— Вы должны ее помнить, государь, — удивилась маркграфиня, — это ее амбассадор Леон спас из рук разбойников.

— А-а… Видно, тогда она еще не оправилась от потрясения. Смотреть было не на что. Теперь-то она стала поразительно красива. Что-то…

Он задумался, пытаясь подобрать нужное определение, но в конце концов, махнув рукой, заключил:

— …что-то единственное в своем роде.

— Она очень привязана к амбассадору Бергу, — заметила маркграфиня.

— Вот как! Не к своему спасителю?

— Увы, нет. Маркграф усмехнулся.

— Это, душа моя, противоречит всему, что плетут наши менестрели.

— Потому что это — жизнь, а не песня, — грустно сказала леди Герсенда.

— Да, — согласился маркграф, — да, увы. Потому что, несмотря на все чудеса, явленные милостью Двоих, Солер гибнет, а Ретра торжествует. В песне она бы пала пред нами, предлагая все свои сокровища.

Он недоуменно покачал головой.

— Почему, ну почему чудеса нам не подвластны? Я готов отдать Двоим все, что они с меня взыщут, но раз уж так получилось, я предпочел бы чудо гораздо меньшего масштаба… Например — что бы им стоило просто позволить нашей миссии завершиться успехом?

* * *

Сквозь узкие окна крохотной деревенской церкви проникал дождь — на мраморном полу, выщербленном от старости, но чистом, тускло блестели лужи, в щелях между плитами стояла вода. Маленький служка сонно возил по полу драной мешковиной, собирая воду в помятое жестяное ведро.

В церкви царил полумрак. Черная половинка алтаря была почти невидима, зато белая отчетливо выступает вперед, словно светясь своим собственным светом, — казалось, она парит над полом. Из ниш в стенах смотрели посланцы Двоих и немногочисленные святые целители, утешители и отшельники — мучеников и местной религии было раз-два и обчелся. Лица, вырезанные из камня и дерева, подпортила сырость, и оттого они казались мрачней обычного.

Мальчик, стоя на коленях, выкручивал тряпку над ведром, когда в углу раздался тихий шорох.

— Проклятая крыса, — пробормотал служка.

Он поднял голову, прислушиваясь и одновременно бесшумно стаскивая с ноги тяжелый деревянный башмак.

И вдруг в ужасе застыл.

Статуя святого Лотара, покровителя рыцарей, стоявшая в полном боевом облачении в одной из ниш, пошевелилась. Пальцы правой руки, до сих пор спокойно лежавшие на рукоятке меча, сомкнулись в кулак, плотно охватив ее, голова медленно повернулась влево, и на служку уставились два сияющих глаза.

Мальчик упал на колени и, не отрывая взгляда от молчаливого воина, пятясь, пополз к выходу. По пути наткнулся на ведро, опрокинул его — но даже не заметил этого. Уже у порога он вскочил и, как был, в одном башмаке, кинулся через церковный двор, размахивая руками и крича на ходу: — Чудо! Чудо!

* * *

— Мерзавец Орсон, — лорд Ансард вытянул ноги, позволяя новому пажу стащить заляпанные грязью сапоги, — говорю вам, государь, он задумал расправу с самого начала. Вся его любезность была просто для отвода глаз.

— Не думаю, — маркграф покачал головой, — как знать, быть может, метя в нас, кто-то метил именно в него… Какой-нибудь хитроумный дворцовый заговор… Но вы, друг мой, блестяще себя показали… не подними вы тогда тревогу… Никаких осложнений в пути?

— Ничего, с чем мы бы не справились. Прорвались через кордон, смели их заставы… Но, признаться, я не чаял так скоро встретить вас здесь… Особенно после того, что мне довелось услышать. Он и вправду выбросился с галереи? Повел себя как рыцарь… Не ожидал от него. Впрочем, это лишний раз подтверждает его виновность.

— Или мужество…

— Ну-у… — протянул Ансард. Он с наслаждением пошевелил ступнями, потянулся. — Так, значит, вы приобщились к чуду? Перенеслись в Солер на крылатых конях?

Голос его звучал настороженно и чуть насмешливо. «Это оттого, что ему страшно, — подумал маркграф. — Он воин, человек действия, чудеса — не его удел. Что ж, пусть боится. Давно бы так».

— Чудо, — сказал он, — не нуждается в излишествах. Не было крылатых коней. Мы просто сделали шаг в Ретре и оказались в Солере, вот и все.

— Да, — Ансард задумчиво кивнул в подтверждение своим мыслям, — вот и все. Это для простолюдинов чудо рядится в парчовые одеяния, ибо их иначе не проймешь, верно, святой отец? Кстати, как вы себя чувствуете?

Он обернулся к примасу, неподвижно сидевшему в углу комнаты. Тот уже день как поднялся с постели, но лицо его было по-прежнему бледным, губы неслышно двигались, словно он все время говорил что-то, обращаясь к самому себе. Все с тем же отсутствующим выражением лица, слегка возвысив голос, примас произнес:

— Перед лицом великих событий слабость человеческая ничего не значит.

Маркграф виновато поглядел на Ансарда:

— Он теперь все время так. Это все то чудо…

— А нас ждут великие события? — Ансард оживился.

— О да. Да. И чудесам несть числа. Святой Лотар явился мне прошлой ночью. И он мне поведал… Он замолк.

— Да, — повторил Ансард, — святой Лотар. Все только о нем и толкуют. Так что с ним стряслось?

— То, что должно, — сурово сказал примас.

— Служка видел, как храмовая статуя святого Лотара пошевелилась, — пояснил маркграф. — Служка, правда, всегда был придурковатым, а теперь и вовсе свихнулся, но мы опять имеем дело с чудом — не мне в том сомневаться. В церкви полно народу, днем и ночью, ждут повторения… Впрочем, кое-кто полагает, что ему все-таки привиделось с голодухи.

— Маловеры, — сурово сказал священник, — уже посрамлены. Фигура Карны, что при дороге на Ретре. — множество свидетелей наблюдали, как она открыла и закрыла глаза. И так по всему Солеру. Ибо было мне откровение, и знамения тому порукой. И молюсь я, и да будут мои молитвы услышаны…

— Тогда молитесь, — горько сказал маркграф, — чтобы проклятый Эрмольд выполнил свое обещание — замолвил за нас словечко наследнику. Не то нам придется преподнести ему Солер в качестве вассального графства — как выкуп за кровь этого несчастного.

— Это Солеру не грозит, — голос священника набрал силу, — ибо Солер призван Двумя, чтобы покарать нечестивую, погрязшую в пороках Ретру.

— Солер проклят Двумя, — пробормотал маркграф. — Вы сами говорили.

— Я был слеп, — коротко ответил священник, — теперь я зряч. Ибо если Двое хотят отметить край своим благословением, они посылают ему испытания… чтобы проверить крепость веры…

— И она крепка? — с сомнением переспросил маркграф. — У наших бедных подданных? Вы же сами посылали на их головы страшные проклятия за то, что они обратились…

— Отступники погибнут. Но верных Двое вознаградят со всей щедростью, ибо видел я их на престоле, и чада света толпились у них по правую руку, а чада тьмы — по левую, и показали они мне Ретру, и увидел я не город славный, а разверстую яму, в коей копошатся черви…

— Если б так, — с горечью пробормотал маркграф.

— Так и будет. Ибо жители Солера, с честью пройдя ниспосланные им испытания, лишь укрепились в вере. И Двое подали им свой знак посредством образа святой Карны. Я сам наблюдал эти проявления божественного милосердия — хромые отбрасывают свои костыли, паралитики начинают ходить, умирающие встают с носилок… Прошу прощения, государь, и вы, господин мой. Ибо я дал обет провести этот день в молитвах…

Маленький священник встал и, высоко неся голову, проследовал к выходу так быстро, точно его несли невидимые крылья.

— Такого рода чудеса, по слухам, бывали и раньше, — заметил маркграф.

— Да, — задумчиво проговорил Ансард, — но, быть может, некому было истолковать эти знаки…


Из полевого дневника Леонарда Калганова, стажера-этнографа. Надиктовано по прибытии в Солер, 6-го числа месяца цветущих лип…

Странные дела творятся в городе. Нечто вроде массового психоза. Разумеется, тут же отыскались те, кто собственными глазами видел, как из глаз Карны сыплются искры, а святой Лотар обнажил меч, но при массивом психозе такое случается сплошь и рядом. Самое разумное было бы установить камеру в какой-нибудь из церквей, где совершилось чудо. Но церкви битком набиты паломниками, нас же на части разорвут… Истерия все нарастает — неудивительно, она попала на плодородную почву. Солер стоит на грани гибели, дипломатическая миссия в Ретре потерпела неудачу, под стенами собрались толпы обезумевших людей, оставшихся без крова… Типичный синдром Ареццо, полагает Берг, да и я склоняюсь к тому же… И результат примерно тот же — мирные пахари и ремесленники загорелись воинским пылом, требуют, чтобы их повели на Ретру. Не без влияния проповедей милейшего святого отца, разумеется. Без устали вещает: Ретра, мол, погрязла в пороке, Солеру испытания были ниспосланы Двумя, и вера его оказалась крепка, и теперь на народ солерский возложена миссия покарать нечестивых. Так расписывает богатства Ретры, ее порочную роскошь, у несчастных прихожан голова кругом идет… Вдобавок мор, кажется, пошел на убыль, в толпе распространяются слухи о каких-то рыбных дождях, которые выпали в северном пределе… Впрочем, до начала военных действий дело пока не дошло, маркграф Солерский, по слухам, помня о данном слове, пытается возобновить переговоры с Ретрой, но там нестабильная политическая ситуация, грызня за престол… Впрочем, всю эту информацию мы получаем из вторых рук — Берг запретил какое-либо активное участие в жизни Солера. Конечно, призови нас его светлость перед ясны очи, деваться будет некуда, но он пока нас не зовет… Берг, кстати, меня беспокоит — ситуация нештатная, а он привык во всем руководствоваться Уставом. С одной стороны, мы помимо нашей воли можем быть вовлечены в конфликт между Солером и Ретрой, с другой — Красный Сигнал означает отказ от любого вмешательства во внутренние дела запрещенного мира. То, что Берг твердо намерен по возможности заморозить миссию, вполне естественно, но меня тревожит то, что он вообще отказывается говорить со мной о тех, других, даже думать, кажется, не желает — словно их и нет… И, разумеется, Сорейль…

* * *

— Ты не спишь?

Сорейль лежала, положив голову на руку, смежив ресницы, на губах ее играла слабая улыбка человека, заплывшего далеко в сон, но по каким-то неуловимым признакам он все равно знал, что она бодрствует. И верно, она тут же открыла глаза, которые в полутьме комнаты казались совсем темными, цвета старого серебра.

— Я думаю, — сказала она, — как хорошо было бы оказаться где-то далеко-далеко… Чтобы солнце и поля, и зеленые сады, и никогда не было дождя.

— Когда-то я знал такие места, — Берг, поднявшись на локте, посмотрел в окно, где ползли, переплетаясь, водяные струи, толстые, точно змеи. — Там всегда тепло, можно без опаски ходить по горам и в лесах, и ничего с тобой не случится, и дождь идет только ночью и то, если ты этого хочешь.

— Это… рай? — спросила девушка.

— Нет. Просто… такие места.

— Это твоя страна, да? — Она не спрашивала, скорее утверждала. — Ты прибыл к нам оттуда, из волшебной страны, где никого не надо бояться? И потом вновь туда вернешься, правда? А меня ты заберешь с собой?

— Я ведь еще не уезжаю, — сказал Берг.

— Не сейчас, — голос ее был спокоен, как у человека, у которого впереди вечность и нет нужды тревожиться из-за стремительного бега времени, — когда-нибудь.

— Когда-нибудь, — в голосе Берга звучала та же неторопливая убежденность, — и здесь будет точно так же.

— Это просто ночной кошмар, да? — спросила она, устраиваясь поудобней. — Когда-нибудь мы проснемся и ничего не будем помнить. Лишь о том, что нам снилось что-то страшное, но оно уже кончилось.

— Да, — проговорил Берг, — да, пожалуй.


Из «хроник» Солерского епископата

А в лето года Откровения голод по всем Срединным графствам стал усиливаться и гибель угрожала почти всему роду человеческому. В погоде наступило такое безвременье, что нельзя было найти дней, подходящих для посева или удобных для уборки хлеба, вследствие того, что поля были залиты водой… Непрерывными дождями земля была залита до того, что в течение трех лет нельзя было найти борозды, годной для посева. А по времени жатвы сорные травы и проклятый куколь покрыли поверхность всех полей… Когда переели весь скот и птицу и голод стал сильнее теснить людей, они стали пожирать мертвечину и другие неслыханные вещи. Чтобы избежать грозящей смерти, некоторые выкапывали лесные коренья и собирали водоросли. То, о чем раньше и слышать не приходилось, — к тому побуждал теперь бешеный голод: люди пожирали мясо людей. На путников нападали те, кто был посильнее, делили их на части и, изжарив на огне, пожирали. Многие, гонимые голодом, переходили с места на место. Их принимали на ночлег, ночью душили и употребляли в пищу. Некоторые, показав детям яблоко или яйцо и отведя их в уединенное место, убивали и пожирали. Во многих местах тела, вырытые из земли, тоже шли на утоление голода… Тогда в этих местах стали пробовать то, о чем раньше никто и не слыхивал. Многие вырывали белую землю вроде глины и из этой смеси пекли себе хлебы, чтобы хоть так спастись от голодной смерти. В этом была их последняя надежда на спасение, но и она оказывалась тщетной. Ибо лица их бледнели и худели, у большинства кожа пухла и натягивалась. Самый голос у этих людей делался так слаб, что напоминал собою писк издыхающих птиц. Но Всевышние не оставили приверженцев своих и милостью своей наделили Солер силой и повели его вперед, под знаменами Истинной Веры.

* * *

— Нам нужно обсудить дальнейшую стратегию, Леон. В свете того, что произошло.

Леон неохотно поднял глаза; он сосредоточенно царапал кинжалом гладкую поверхность стола — все же занятие.

— Какая может быть стратегия? — Леон устало потер рукой лицо. — О чем ты?

— Поскольку Красный Сигнал исключает любую деятельность… — Берг многозначительно смолк.

— Так мы ничего и не делаем. Куда уж дальше? Бросить все и бежать в леса? Корчить из себя местных отшельников, пока связь не возобновится? Это бы еще сошло с рук, будь Солер по-прежнему процветающим краем. Но при нынешней смуте… Да стоит нам хоть чуть удалиться от замка, нас прирежут на первом же постоялом дворе и мясо пустят на засолку. Кто нас, чужаков, хватится?

— Не валяй дурака. Ты не хуже меня знаешь, о чем я говорю. Я предлагаю отсидеться на Фембре. Ну, тот остров в дельте Пенны, где располагалась Первая Комплексная. Там убежище, склад…

— Что? — недоверчиво спросил Леон. — Вот взять и так, по-английски, не прощаясь? Только ты да я?

Берг поглядел на него в упор:

— Ты о Сорейль, верно? Нет, я не оставлю ее. Она пойдете нами.

— Вот теперь ты ведешь себя неразумно, — раздраженно сказал Леон. — Потому что это запрещено.

— В обычных обстоятельствах — да. Но сейчас не обычные обстоятельства.

— Это не оправдание. В чужих мирах все обстоятельства необычные. Берг, из нас двоих самым рассудительным всегда был ты. А сейчас ты поступаешь… Скажем так, неразумно.

«Мы поменялись ролями», — подумал он. И тут же Берг, точно вторя его мыслям, умоляюще сказал:

— Послушай, ну не строй из себя тупого исполнителя инструкций — в сущности говоря, ты первый их нарушил. Как будто ты согласен уйти и бросить мальчишку?

— А кто вообще тебе сказал, что я согласен уйти? Я…

Берг обернулся к двери.

— Легок на помине. Почему ты всегда входишь без стука, парень? Ты что, подслушивал?

— Вас подслушаешь, — рассудительно произнес Айльф, — кто ваш дикарский язык разберет? Маркграф Солерский, его светлость прислал меня. Он велел передать вам, сударь, что желает вас видеть. Он ждет в кабинете…

— Передай, что мы сейчас будем, — кивнул Берг. Айльф хмыкнул и многозначительно поглядел на Берга.

— Он велел прийти только вам, амбассадор Берг. Вам одному.

— Ладно, — кивнул Берг, — передай, я приду. Когда Айльф прикрыл за собой дверь, Берг недоуменно поглядел на Леона:

— Почему только я?

— Потому что они наконец поняли, кто тут главный, — ехидно сказал Леон.

— Ну и ну… — недоуменно покачал головой Берг, — побудь на связи, ладно? На всякий случай.

— На какой случай? — безнадежно спросил Леон.

Его светлость маркграф Солерский облачен был в охотничий костюм, что явно свидетельствовало в пользу неофициального характера приема.

Берг склонил голову и, дождавшись ответного благосклонного кивка, придвинул тяжелый стул и уселся напротив.

— Слушаю вас, государь, — сказал он.

Но тот молчал, глядя на переплетенные пальцы. Берг тоже молчал. Наконец, когда тишина в комнате стала невыносимой, маркграф резко спросил:

— Полагаю, вы осведомили Терру об обстановке в Солере?

— Терре, — осторожно подбирая слова, ответил Берг, — известно, что творится в Срединных графствах. В том числе и в Солере.

— И что она собирается предпринять?

— Ничего, заверяю вас. Терра не вмешивается во внутренние дела.

— По своей воле не вмешивается, — подчеркнул его светлость.

— До сей поры, — спокойно сказал Берг, — никому еще не удавалось навязать Терре свою волю.

— Быть может, ваши владетели просто опасаются приводить корабль в чумную страну?

— Быть может, и так… Зачем им рисковать? Достаточно того, что мы здесь.

— Ретра, — заметил маркграф, — тоже осведомлена о том, что делается в Солере. И она выводит к своей границе войска.

— Я их понимаю, — осторожно сказал Берг.

— Я тоже их понимаю. Увы, боюсь, что в нынешней ситуации я бессилен удержать народный гнев. Мои люди рвутся на Ретру. Она, понимаете ли, душила Солер пошлинами в благополучные годы, а сейчас, когда наши закрома пусты…

«Как удачно, — подумал Берг, — что народный гнев обратился именно на Ретру — а не на тех, что поближе. В солерском замке сейчас паршиво, но никто вроде бы пока не пухнет с голоду».

— Ретра богаче Солера, это верно, — согласился Берг.

— Неизмеримо…

— Пожалуй… Но, по слухам, там скоро будет не лучше, чем в Солере.

— Я обещал этому мерзавцу Эрмольду, — задумчиво проговорил маркграф, — и сдержу слово. Но, если вдуматься, чего оно стоит, данное клятвопреступникам? Орсон обещал нам безопасность…

— Орсон погиб, — все так же осторожно сказал Берг, — а слово есть слово.

— Верно. Вот и я так думаю. Но вот если бы отыскалась могущественная сила, которая не имела бы никаких обязательств перед Ретрой?

Он еле двигал челюстью, точно одеревенел, и Берга вдруг осенило.

«Да ему стыдно, — подумал он. — Понятия о чести связали его по рукам и ногам, а он пытается разорвать эти путы… Господи, да если он переступит через себя, если убедит себя в том, что понятия „честь“ и „слово государя“ пустой звук, он больше ни перед чем не остановится. Ну и влипли же мы… Да еще и этот… непредвиденный фактор… Как все наметалось…»

— Государь, — решился он, — уж если вы ищете помощи, почему вы ищете ее у нас? Почему бы вам не обратиться к тем, кто гораздо могущественнее?

На какой-то момент в комнате воцарилось тяжелое неловкое молчание, точно терранский амбассадор вдруг начал ни с того ни с сего снимать штаны на официальном приеме, потом маркграф медленно поднял брови.

— Это к кому же?

— К… — он не решался сказать прямо, словно и сам стал одним из местных, аборигеном, в чью плоть и кровь въелся страх перед запретными словами, — к тем, кто внизу… полагаю… Из того, что я слышал, если правильно к ним обратиться, они…

— Мало того, что вы мне советуете искать милости у нечисти, — холодно сказал его собеседник, — так еще у нечисти несуществующей. Я не склонен к тому божественному экстазу, в котором нынче пребывает святой отец, но лучше уж так, чем… Это даже не ересь… это кощунство.

Берг выпрямился во весь свой внушительный рост и так же холодно посмотрел ему в глаза.

— Я вашей веры не оскорблял, — медленно, с расстановкой произнес он, — мы просто не поняли друг друга.

— Очень на это надеюсь, — внушительно ответил маркграф.

«Вот зараза, — подумал Берг, — что это я как мальчишка. Какой черт меня дернул?»

— Вы правы, я вас, вероятно, просто неправильно понял, — неожиданно покладисто произнес маркрграф, — вы достойный человек и не посоветуете дурного… Простите, если я был резок… Сердце мое разрывается при виде этого разорения. Смута, голодные бунты… Этого не должно допускать, если ты достойный правитель. Ведь долг сильного — заботиться о малых сих, о тех, кто слаб… старики, дети, женщины… В особенности молодые, красивые женщины. Кто в такой обстановке может поручиться за их безопасность? Берг встал. Не дожидаясь позволения.

— Полностью с вами согласен, государь, — медленно сказал он. — Люди, которым нечего терять, порою ведут себя… отчаянно. Потеряй я, — это я так, для примера, — кого-то близкого мне… Какое было бы мне дело до Солера? Или даже до собственной моей жизни? Ну а случись что-то со мной… или с амбассадором Леоном…

— Терре, — удивился маркграф, — еще не приходилось терять своих послов?

— Приходилось, — согласился Берг, — поэтому она знает, как поступать в таких случаях. Он коротко кивнул, развернулся и вышел.

* * *

— Ты все слышал?

Берг в возбуждении шагал по комнате.

— Ну, — неохотно отозвался Леон, — это ж не в первый раз, ты ж сам говорил…

— Говорил, — задумчиво проговорил Берг, — но с тех пор все зашло еще дальше. Ему нечего терять. А нам нечего тут делать, Леон. У нас перед ним нет никаких обязательств. Мало того. В свете недавних событий мы просто обязаны свернуть миссию и залечь до прибытия Второй Комплексной. Собственно говоря, это приказ…

— Значит, Фембра?

— Да. Фембра. Впрочем, просто так он нас не отпустит. — Берг наконец остановился, с удивлением поглядел на собственные, судорожно сжатые кулаки, медленно разжал их. — Ты знаешь, я думаю, он не так-то рвется идти на Ретру. Понимает, что с этой толпой голодных оборванцев Ретры ему не взять. Вот и старается подставить вместо себя заморскую державу.

— Умеет же он просить любезно!

— А, — Берг хрустнул пальцами, — я все же надеюсь, что дальше угроз он не пойдет. Он все-таки человек чести. Мы его гости. И послы. А вот под домашний арест посадить может — пока мы не станем посговорчивей. Я бы на его месте так и сделал. Так что нам нужно торопиться, Леон…

— Бежать…

— Да. Бежать.

— Без сопровождения, без эскорта? Берг задумался, поджал губы.

— Быть может, — сказал он, — нам следует обратиться к лорду Ансарду. Он рад будет насолить дядюшке.

— Один раз сошло, сойдет и во второй? — усомнился Леон.

— Никакой прямой выгоды Ансарду от нашего присутствия тут нет. От нашего отсутствия, впрочем, тоже. Мы, естественно, щедро его отблагодарим.

— Стекляшками, — Леон поморщился. — В смутные времена они, знаешь ли, теряют цену…

— Почему — стекляшками? Благорасположение Терры тоже немалого стоит. Ансард честолюбив.

— Торгуешь тем, что тебе не принадлежит?

Берг круто развернулся, остановился перед Леоном, поглядел ему в глаза.

— Я готов торговаться на что угодно, — сказал он. — Обещать все, что он попросит. И даже сдержать обещание. Но нам нельзя здесь оставаться, Леон. Сам видишь…

— Да, — неохотно согласился Леон, — вижу. А кстати, где Сорейль?

— При леди Герсенде.

— Ты бы вызвал ее — на всякий случай.

«Если нам все же удастся уйти, — подумал он, — лучше бы она была здесь, а то этот дурень совсем потеряет голову».

— Да, — поспешно кивнул Берг, — я позову ее… да…

* * *

— Сыграй мне что-нибудь, Сорейль, — сказала леди Герсенда, — мне не спится.

Девушка молча опустилась на крохотную скамеечку, пальцы ее обхватили гриф лютни. Мелодия разрасталась, перекрывая шум дождя за окном.

— Эта музыка, — сказала маркграфиня, — ах, эта музыка!

С подпорченных сыростью гобеленов глядели нарядные дамы в алых и розовых платьях, ведущие на поводках лебедей и единорогов, розовые кусты на невидимом ветру осыпали лепестки и никак не могли облететь.

— Что осталось в жизни, кроме этой музыки и этих вышитых людей? — задумчиво произнесла леди Герсенда. — Тени, одни тени! Я уже даже не могу вспомнить, чтобы было иначе. Пытаюсь, но не могу. Ты — иное дело. Иногда я тебе завидую. Ты молода… Ты знаешь, что такое любовь. Амбассадор Берг… Он храбр и силен. И так тебя любит!

Не отрывая пальцев от струн, Сорейль мягко произнесла в такт музыке:

— Вы тоже молоды, сударыня. Молоды и прекрасны. Прислушайтесь, что говорит лютня! Она поет о храбром рыцаре, о герое, который готов бросить к вашим ногам целый мир. Его страсть вернет жизни былые краски. Она как огонь, который согревает кровь усталым путникам, как алое вино, напоенное летним солнцем.

— Что ты такое говоришь! — пробормотала Герсенда. — Мне нельзя слушать…

— Это же мечта, сударыня, — отозвалась Сорейль, — песня… Песня о молодом храбреце, готовом отдать жизнь за прекрасную даму… О, нет! Он готов возродить ее к жизни, точно царевну из старой сказки, спящую в ледяном гробу… Он воскресит ее поцелуем и горячими объятьями!

Она запнулась и покраснела. Покраснела и леди Герсенда — краска залила даже шею.

— Страсть царственной женщины и сильного мужчины оплодотворит скудный край.

— Замолчи, — торопливо сказала леди Герсенда.

— Он такой пылкий, — тихо продолжала девушка. — Он тут, он рядом! Неужто не обжигают вас его пылкие взгляды, не трепещете вы от случайного прикосновения? Сильный, смелый… Ах, один лишь взгляд, одна ваша милостивая улыбка — и жизнь наполнится благоуханием роз и музыкой. Каждый день будет скрывать сокровища ночи, как золотой покров…

— Ты говоришь, — слабо откликнулась леди Герсенда, — недозволенные вещи.

— Я говорю о том, что мне ведомо, — твердо сказала девушка, — я знаю. Боги разгневались на Солер, ибо в царственном союзе недоставало огня.

— Ах, ты меня смущаешь. И этот дождь…

— Он прекратится. Рука об руку вы выйдете в сад, наполненный благоуханием цветов.

Она помолчала и вкрадчиво добавила:

— Это не вы неплодны, сударыня. Это он… Маркграфиня вздрогнула.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю. И если вы хотите услышать детский смех… Она мечтательно добавила:

— Дитя будет прикасаться к вам своими крохотными ручками. И грудь ваша наполнится молоком, как земля Солера наполнится благом…

— Замолчи! — Леди Герсенда отвернулась, подошла к окну и еще тише повторила: — Замолчи…

— Чтобы скрепить священный союз мужчины и женщины, Двое поставят на небе радугу… и краски вернутся в мир, и нивы вновь станут плодородными… Разве не ваш священный долг вновь вдохнуть жизнь в лишенный благодати край?

— Я не знаю, — тихо сказала леди Герсенда, — о, я не знаю.

— Это вам только кажется, сударыня, — отозвалась девушка.


Записано со слов Сорейль, фрейлины Герсенды, маркграфини Солерской

Когда-то давным-давно в дельте реки Пенны жила молодая девушка. Ее семья была небогата и ничем не знаменита, но сама она прославилась своей красотой настолько, что бродячие торговцы разносили слухи о ней по всей земле и знатные господа проделывали путь в несколько дней, лишь бы только взглянуть на нее. Рассказывали, что, когда ей не было и года, речная фея, владычица дельты, пролетая мимо на своих прозрачных крыльях, задержалась на миг у колыбели и поцеловала девочку — и оттого глаза ее сверкали и искрились, точно вода в летний полдень, а зубы были белы, как речной жемчуг. И нравом она была как река — легкая, веселая, хоть и капризная и переменчивая. Да, знатные лорды пускались в долгий путь, чтобы полюбоваться на нее, а она отдала свое сердце юноше — сыну местного кузнеца, потому что, как бы ни была она тщеславна (а все красивые и юные девы тщеславны, ибо такова их природа), она понимала, что не будет ей счастья ни во дворце, ни в замке, ибо жить надо не там, где хочешь жить, а там, где предпочел бы умереть — а она предпочла бы закрыть глаза среди речных заводей, тихих плесов и заливных лугов, где летом над осокой стоят стрекозы и бродят по воде водомерки, а зимой ищет корм перелетная птица. И вот уже была назначена свадьба, но неспокойно было у девушки на душе, ибо, хотя она понимала, что будущий муж станет любить ее и баловать, она грустила по своей девичьей воле и по отчему дому, который ей предстояло покинуть, — дом кузнеца, как и заведено у мастеров кузнечного дела, стоял на перекрестке дорог, что ведут в Солер и Ворлан. Видя, как она томится и не находит себе места, ее мать, женщина добрая, но неразумная, сказала: «Я знаю способ утишить твои тревоги. Чтобы сердце было спокойное, нужно жить в мире со всеми богами — и со старыми и с новыми, а те, кого нельзя называть, злопамятны и вдобавок покровительствуют всему, что рождается, живет и умирает. Отдай им перед свадьбой то, что положено им, — увидишь, тебе сразу станет спокойней». И девушка подумала: «Говорят, владычица реки — моя покровительница, а силы земли и силы воды в родстве, уж она-то замолвит за меня особое словечко. Живущие в роще и под рощей ведают всем, что рождается, живет и умирает, и могут навести порчу в ночь зачатия и поворотить глаза мужу, из-за чего он не будет любить меня и баловать так, как я бы хотела, и высушить молоко у коров. Лучше и впрямь пойти к ним, ибо они не помнят добра, но не прощают обиды». И она, накинув на плечи плащ, а на голову — платок, поздно вечером по росе направилась в запретную рощу, собрав все бусы и украшения, что она носила в девичестве, ибо в замужестве ей предстояло носить уже другие украшения. С реки тянуло холодом, солнце зашло за дальний плес, но вода чуть серебрилась, отражая небесный свет, в омуте играла рыба, и выпь кричала в тростниках, что считается недобрым знаком, если затеешь какое-нибудь дело.

Глупой девушке бы подумать, что у старых богов, как и у людей, бывает всякое настроение и дурные дни и что не под силу человеку понимать, почему они поступают так, а не иначе.

Итак, дошла она по росе до запретной рощи (а деревья светились в темноте) и увидела, что там по ветру развеваются пестрые ленточки, привязанные к веткам, хоть многие уже и выгорели на солнце и истрепались под дождями, потому что мало кто в последнее время носил приношения старым богам из страха перед новыми, и повесила на ветку свои бусы — красные, синие и зеленые, — и потревоженный козодой слетел с ветки и напугал ее, и стало ей вдруг не по себе, да так, что она, не разбирая дороги, побежала прочь, но, выбежав из рощи, вдруг поняла, что не может найти пути домой: уже совсем стемнело, лишь река по-прежнему источала серебряный свет, и трава была такая густая и высокая, что почти смыкалась у нее над головой, и она не видела, куда ей идти. Ей стало страшно, что она проплутает всю ночь и опоздает к собственной свадьбе — и что тогда подумает ее любимый? Так что она стала и заплакала, и вдруг услышала, что у нее за спиною кто-то сказал: «Почему ты плачешь?»

Она знала всех в округе, а голос был незнакомый, но приятный, ласковый, и она поборола испуг и обернулась. Перед ней стоял юноша, прекрасный, точно речной бог, на нем был зеленый камзол и богатый плащ, вышитый по подолу дубовыми листьями, и цвет у них был точь-в-точь как он бывает по осени — темно-красный и золотой.

«Не бойся, — сказал он, — я тебя не обижу. Тебя-то я и искал — ведь это ты такая-то?» И он назвал ее имя. А была она девушка, как я уже говорила, тщеславная, вот она и подумала: «Наверное, это из тех, кто приезжает сюда, чтобы посмотреть на мою красоту. Ну, так ведь в этом нет греха, а после свадьбы мне нельзя будет уже красоваться перед чужими мужчинами». Потому она утерла слезы, подняла голову и улыбнулась ему, потому что он был красив и держал себя учтиво. «Козодой вспорхнул прямо у меня перед лицом, а выпь закричала совсем рядом, — сказала она, — я испугалась, побежала не разбирая дороги и вот заблудилась». Потому что она нипочем бы не призналась, что ходила в запретную рощу, да еще чужому, пришлому человеку, хотя он, судя по всему, был учтив и воспитан, богат и знатен. «Ну, так я провожу тебя домой», — сказал он и улыбнулся, и страх ее пропал, и она пошла за ним, куда он показывал, и шли они так, пока небо совсем не стемнело и река не погасла, и тут он остановился и сказал: «Вот мы и пришли», — и она поняла, что опять попала в какое-то незнакомое место: по сторонам росли белые деревья, похожие на те, что были в запретной роще, и светились они точно свечи, а с них свисали желтые цветы и золотые плоды — все в одно и то же время. «Куда ты меня привел? Это не мой дом», — сказала она. «Да, — ответил он, — но это мой дом, и мы будем жить с тобой тут, пока не рухнет небо, и я ни в чем не стану тебе отказывать, потому что женщина прекраснее тебя еще не ступала по этой земле». И она увидела, что деревья отбрасывают тени, а он — нет, и поняла, какие силы разбудила, сама того не желая. И она закричала так, что желтые цветы посыпались с деревьев, а плоды закачались на своих ножках. И он, хотя и понял, что она поняла, начал уговаривать ее приятным голосом и говорить: «Ну что же ты кричишь? Я не причиню тебе зла, потому что ты слишком красива для жителей земли. Что тебе в этом прокопченном подмастерье — он всего лишь человек и состарится и умрет, как человек, а ты, если останешься со мной, будешь жить вечно, пока не рухнет небо». Но она, хотя была девушкой тщеславной и капризной, сердце все же имела истинное, и она сказала: «Люди сотворены, чтобы делить участь друг друга, и я пройду тот путь, что мне предназначен, — и я уже дала клятву». Он показывал ей драгоценности, которые невозможно даже описать, и наряды, к которым не прикасалась рука ни одной смертной женщины, и говорил, что все они будут ее. Но она даже глядеть не хотела на все это великолепие, и отталкивала от себя подношения, и плакала и кричала так, что он в конце концов махнул рукой и сказал: «Я мог бы внушить тебе любовь к себе — такую, что ты позабыла бы, как зовут твоего избранника и себя самое, и жила бы со мной в счастье и довольстве, угождая всем моим желаниям, пока не рухнет небо, но ты тогда будешь не лучше остальных иллюзий, которые я мастер наводить, а мастерство мне прискучило. Я отпущу тебя, — сказал он, — и ничего за это не потребую». И он вновь махнул рукой, и она увидела, что наряды, и деревья, и золотые плоды — все пропало, а сама она стоит по щиколотку в густом иле и вдалеке светится запретная роща. Она взглянула на своего спутника и увидела, что он не человек и никогда человеком не был: перед ней выплясывало премерзкое создание с высунутым языком и горбатое, так что шея у него была свернута назад и он принужден был стоять задом наперед.

Но она уже так испугалась, что дошла до предела собственного страха, а потому лишь молча подобрала юбки и стала выбираться из болота. Тот, кого нельзя называть, не пытался ей помешать, но, когда она уже взбиралась на холм, сказал ей вслед голосом тихим, но звучным: «Я не стану тебе препятствовать, но настанет день, когда ты сама придешь ко мне, и тогда я спрошу за свою обиду такую цену, какую ты только сможешь заплатить». И пропал, точно язык пламени, а она побежала к дому, который, как она теперь увидела, был совсем рядом.

Она ничего никому не сказала и в урочный час сыграла свадьбу со своим суженым, и жизнь пошла своим чередом. Молодой супруг оказался человеком ласковым и покладистым, и любил ее и баловал так, как ей того хотелось, но, конечно, из далеких краев богатые господа уже не приезжали посмотреть на ее красоту — она прикрывала волосы и одевалась скромно, как полагается замужней особе, так что былому веселью пришел конец. Однако долгое время супруги, хотя и жили душа в душу, были бездетны, и уж как она радовалась, когда, прожив десять лет в супружестве, поняла, что наконец оказалась в тягости. Ребенка своего, первого и единственного, она полюбила пуще всего остального и не могла на него нарадоваться, потому что он был красивым и здоровым младенчиком. Однако счастье ее длилось недолго, потому что малыш вскоре начал чахнуть и кашлял так, что задыхался и синел, и старуха, которая приходила поить его травами, в конце концов сказала, что эта болезнь не из тех, что проходят сами по себе, и что на младенчика, скорее всего, навели порчу. «Знаешь ли ты какого-нибудь врага, который радовался бы твоему горю?» — спросила старуха. Молодая женщина удивилась — она была нраву легкого и ладила со всеми, а если кто из подруг завидовал ей когда-то, нынче все это давно минуло и позабылось. «Нет, — сказала старуха, — я говорю не о тех, кто ходит по этой земле, а о тех, кто ходит под ней. Может, ты прогневала кого из них?» И тут молодая мать в ужасе вспомнила тo, что она постаралась позабыть как дурной сон. Ночью она, оставив спящего мужа и неспящее в колыбели дитя, тайком выбралась из дому и побежала в запретную рощу не разбирая дороги, потому что жизнь ее была в ее ребенке и угасала вместе с ним. Посрывав с себя украшения, которыми когда-то одарил ее муж (а они, хоть и подарены были из любви, ничего не стоили по сравнению с теми, что когда-то, давным-давно, предлагал ей тот, кого нельзя называть), она бросила их на землю, упала на колени и стала ждать.

Наконец деревья вокруг вспыхнули, точно свадебные свечи, и она увидела своего давнего знакомого: он вновь предстал перед ней в облике прекрасного юноши, но, когда он заговорил с ней, голос его был холоден и нелюбезен.

«Что тебе здесь надо? — спросил он. — Когда-то ты убежала отсюда не разбирая дороги».

Она, плача, рассказала, что так, мол, и так, и не может ли он помочь ее горю — она втайне полагала, что он и был причиной ее бед, но говорить это прямо побоялась.

«Раньше просил я, — сказал он, — а теперь ты просишь меня. Согласись, это совсем другое дело».

«Я прошу о милости, — ответила она, — и готова за нее расплатиться. Если я все еще желанна тебе, я готова бросить все и уйти с тобой и жить с тобой, пока не рухнет небо. Только сделай так, чтобы мой малыш больше не болел».

«Когда —давным-давно или краткий миг назад, что для меня одно и то же, — я говорил с тобой, — возразил он, — ты была красивее всех женщин, когда-либо ступавших по этой земле. Теперь ты просто одна из многих. Время не щадит никого из живущих под этим небом. Ты не исключение. Зачем ты мне нужна?» В ней пробудилась былая гордость, и она сказала: «Муж говорит, что я все еще красива».

«Ах да, — сказал он, — муж. Что ж, жизнь за жизнь. Глупый ребенок за глупого мужчину. Убей его своей рукой — и твой малыш больше не будет болеть».

Она, бедняжка, задрожала, и упала на землю, и стала молить его о пощаде, но он был непреклонен.

«Жизнь за жизнь, — сказал он, — унижение за унижение. Но я проявлю сострадание; я дам тебе некое снадобье, от которого он просто заснет и не проснется. Иначе твое дитя не переживет этой ночи».

«Хорошо же ты отплатил мне за прошлые обиды, — сказала она грустно. — Ты оставляешь меня вдовой с малышом на руках, да еще и убийцей любимого мужа». «Верно, — сказал он, — об этом я не подумал. Это не входит в мою цену. Что ж, раз ты боишься оставаться одна (а родители ее к тому времени уже умерли), приходи сюда — я отведу тебя в такое место, где ты не будешь знать горя и твой ребенок больше не будет болеть».

И с этими словами он пропал, и как она ни билась, как ни умоляла, запретная роща оставалась пустой. Когда она поняла, что на сострадание ей рассчитывать не приходится (жалость — удел тех, кто ходит по земле, а не тех, кто ходит под ней), она встала и побрела домой и уже на пороге дома заметила, что сжимает в руке склянку с каким-то снадобьем, а как оно попало к ней в руку — неизвестно. Муж уже проснулся и сидел у колыбели малыша, потому что дитя как раз зашлось в кашле. «Ты ходишь по ночам невесть куда, — сказал он, — пока сын наш умирает. Недаром мне говорили про тебя, что ты перед самой свадьбой бегала знаться с духами воздуха и воды и тебя видели там, где женщину видеть негоже». И в голосе его послышался упрек, и она не выдержала и, поцеловав его в последний раз, кинула незаметно щепотку из склянки в кружку с вином, которая стояла на столе. После чего сказала, что сама посидит у колыбели, а он отхлебнул вино и отправился спать, и она задремала, сидя у колыбели, а проснулась от того, что ребенок засмеялся, размахивая кулачками, словно бы он не болел никогда, и, взглянув в ужасе на постель, она увидела, что муж ее лежит холодный и неподвижный. И столь непосильно для нее было увидеть упрек на его лице, что она, обезумев, выхватила малыша из колыбельки и кинулась в запретную рощу, хотя уже рассвело, и туман поднимался с дальних плесов, и те птицы, что перекликались в тумане, уже не были ночными птицами. И там, под белым деревом, на котором были развешаны все ее украшения — и те, что она повесила в ночь перед свадьбой, и те, что кинула на землю нынче ночью, — под белым деревом стоял тот, кого нельзя называть.

«Ты пришла, — сказал он, — хорошо. Больше тебе нечего бояться».

«Я и не боюсь, — возразила она, — потому что я дошла до самого края».

«Ты не нужна мне, — сказал он, — но в память о былом желании я сделаю так, чтобы ты никогда не знала горя. Я отведу тебя в такое место, где твой ребенок никогда больше не будет болеть, а тебе будет хорошо и спокойно».

И она вдруг почувствовала, как неведомая сила подхватила ее и перенесла в совсем иное место. Она очутилась на крохотной лесной прогалине, где меж камней тек прозрачный ручей, а рядом с ним стоял домик, крохотный, но уютный, весь увитый плющом, и дверь домика была открыта, и было видно, как там, внутри, горит очаг и слабо качается пустая колыбелька. «Должно быть, он все-таки пожалел меня, раз устроил все таким образом, — подумала она, — или посчитал, что я достаточно расплатилась за то, что когда-то отказала ему, — ведь те, кто ходит под землей, не помнят добра, но не прощают обиды». Держа на руках ребенка, она переступила порог.

…Через десять лет егеря владетеля Ворланского, деда нынешнего лорда, преследуя раненого оленя, набрели на крохотный домик над ручьем. Он казался нежилым, потому что порос мхом, и дверь, покосившись, свисала на одной петле, — но в доме, у колыбели, беспрерывно покачивая ее, сидела седая женщина, счастливо смеялась и что-то говорила. Когда ее попробовали увести, она умерла, цепляясь за колыбель, в которой лежал крохотный скелетик ребенка.

* * *

— Я искренне расположен к вам, амбассадор Берг, — мягко сказал Ансард, — и к амбассадору Леону. Должен сказать, вы попали в затруднительное положение.

— Ну не настолько уж, — Берг спрятал руки в широкие рукава — в комнате было зябко. — В конце концов за нами стоит сильная держава. Но, мне кажется, для всех будет лучше, если мы на время… устранимся. Лучше, чем если бы, например, мы вдруг очутились в Ретре…

— А!

— Или представьте, например, такую картину… Терра, не дождавшись от нас вестей, присылает миссию, спрашивает о нас… Маркграф, его светлость, — человек прямой. Он хитрить не умеет. Что он ответит?

— А! — вновь повторил Ансард.

— С другой стороны… разве вам самому никогда не понадобится поддержка? И благоволение сильной руки? С Террой лучше быть в мире, знаете ли…

— Я вас понял. — На лице Ансарда ничего не отразилось. — Хорошо… Итак, насколько я понял, вы просите отряд, который сопровождал бы вас…

— До определенного места.

— Не до Ретры, надеюсь.

— О нет.

— Кто мне поручится?

— Не знаю, — сказал Берг, — не знаю, чего нынче стоит честное слово… Но, помилуйте, разве у вас нет своих лазутчиков? Вы будете осведомлены о нашем местонахождении, даже если мы и попытаемся его скрыть. Так что за вами преимущество, милорд.

Какое-то время Ансард смотрел на свои сплетенные пальцы, раздумывая.

— Хорошо, — сказал он наконец, — я дам вам сопровождение. Моего Варрена и отряд с ним. Возможно, вы правы. Мой сиятельный родич сейчас на краю отчаяния, а отчаяние толкает на поступки не… — Он замялся.

— Недальновидные? — подсказал Берг.

— Вот именно.

Ансард выглянул за дверь, бросил караульному:

— Позови Варрена. Скажи ему, пусть готовит людей. И вы, — он обернулся в сторону Берга, — будьте готовы уйти на рассвете. Налегке. Повозкой я вас снабдить не могу — слишком… вызывающе…

«Это ерунда, — подумал Берг, — вещи — небольшая плата за свободу». С оборудованием он не разберется, даже не сообразит, что это оборудование, а на Фембре полно всего. А остальное… Что ж, Ансарду же что-то нужно поиметь с этого…

— Разумеется, — сказал он, — что такое нынче имущество? Прах под ногами…

— Вот именно, — рассеянно отозвался Ансард.

* * *

— Так мы уезжаем, сударь? — в голосе Айльфа не слышалось страха, лишь обычное жизнерадостное любопытство.

— Да, — согласился Леон, — вернее, убегаем. Собери самое необходимое.

— А ваши вещи? Такие замечательные вещи!

— Останутся здесь. Я же сказал — самое необходимое.

— И она тоже, сударь? — он покосился на Сорейль, которая неподвижно сидела в кресле, напоминая вырезанную из мрамора статую. Губы ее были полуоткрыты, глаза неотрывно глядели на Берга.

— Да, — неохотно отозвался Леон, — она тоже. Айльф покачал головой, но ничего не сказал. Он аккуратно выложил на кушетку походную одежду, извлек сапоги для верховой езды.

— Почистить надо бы, — пробормотал он, обтирая замшу рукавом.

— Зачем? — удивился Леон. — Все равно выпачкаются. Ты только погляди, что на дворе творится!

— Положено так, сударь. — Он сгреб сапоги за голенища и выскользнул в прихожую, но тут же вернулся.

— Там вас кое-кто спрашивает, сударь, — вполголоса произнес он, покосившись на Сорейль. — Вас или амбассадора Берга.

— Кто? — удивился Берг.

— Не велел говорить.

— Ладно, — сказал Берг, в свою очередь не отводя взгляда от Сорейль, — погляди, что там, Леон. Вот тайны Мадридского двора, ей-богу!

Леон вышел в полутемную прихожую. Она казалась пустой, и он невольно вздрогнул, когда от стены отделилась темная фигура.

— Варрен! — удивленно воскликнул он. — Что так рано?

— Планы изменились, сударь, — тихо отозвался Варрен. — Лучше бы уйти во вторую стражу…

— Что ж, ночью скакать? А как же отряд? Варрен приблизился к нему вплотную, схватил за рукав. Даже сквозь грубую ткань Леон почувствовал жар его ладони.

— Не… надо… Я сам вас выведу. Это…

Он запнулся, глаза его сверкали в полумраке.

— Но лорд Ансард велел, — нерешительно возразил Леон.

— Я всегда делал так, как он велел, — неопределенно отозвался Варрен, — нынче же… Что дороже ценится там, в небесах, — рыцарская верность или рыцарская честь?

Решительно ничего не поняв, Леон пожал плечами: — Это одно и то же, Варрен.

— Не всегда, сударь мой Леон… — угрюмо отозвался Варрен. —Ладно, да что там… Не знаю, может, Двое давно уж отвернулись от нас, что бы там нынче ни гвердил святой отец, но если они все же не совсем нас оставили… то пускай видят…

— Да что с тобой, Варрен? — Леон осторожно высвободил руку. — Пойдем, поговоришь с амбассадором Бергом…

Варрен затряс головой:

— Нет… Сам ему и скажешь. Коль хочет уйти из Солера, пусть будет во дворе к концу первой стражи. Я более ждать не могу!

— Но отряд…

Легкий сквозняк тронул его лицо. Портьера шелохнулась.

— Ты что, Сорейль?

Девушка стояла в дверях, темная фигура на фоне сумрака. Варрен вновь отпрянул в тень, слившись со стеной.

— Леди Герсенда… — прошептала она тихонько. — Она пошлет меня искать… если я не приду в срок…

— Хорошо, — рассеянно сказал Леон, — только не задерживайся там. Как только она отпустит — возвращайся сюда. Амбассадор Берг тебе все объяснил?

— Да, сударь.

Она скользнула мимо и пропала во тьме коридора. Леон вновь обернулся к Варрену:

— Так что же…

Но тот, в свою очередь, ринулся к двери, лишь, обернувшись на пороге, добавил многозначительно: — Я все сказал, мессир Леон. И тоже исчез в сером сумраке, заливающем замок.

— К началу второй стражи? — переспросил Берг. — Почему?

— Понятия не имею…

— У Ансарда изменились планы?

— Не знаю, — Леон растерянно пожал плечами. — Я вообще не уверен, что Ансард имеет к этому какое-то отношение. Это собственная инициатива Варрена.

— Предлагает вывести нас в одиночку? А сопровождение? Отряд? — Он недоуменно пожал плечами. — Быть может, Варрен затеял какую-то свою собственную игру?

— Он на что-то намекал такое, — неуверенно отозвался Леон, — не пойму, на что… Что-то насчет рыцарской чести… Впрочем, если он действительно поведет нас в одиночку — что он сможет нам сделать?

— С отрядом было бы безопаснее… Как ты думаешь, не доложить ли Ансарду…

Леон закусил губу, пытаясь справиться с царящей в голове неразберихой. Потом сказал:

— А знаешь, так даже лучше. Ты же хотел уйти по-английски. А так никто не будет знать — ни Ансард, ни его светлость. Что мы, вдвоем с Варреном не справимся, если что?

— Если он действительно будет один.

— Ну, это-то мы сможем проверить…

— А если какие-то его дружки поджидают нас в засаде…

— Тогда бы он не толковал о рыцарской чести. Он бы вел себя иначе… льстиво… А он выглядел так, как будто что-то его гложет… Послушай, Берг, ну что мы теряем? Ансард, по-твоему, достоин большего доверия?

— Нет… но, по крайней мере, известно, чего он хочет.

— Он хочет власти, Берг.

— Ну, это хоть понятно…

Он нахмурился, рассеянно глядя в огонь. Потом сказал:

— Ладно. Может, ты и прав. Рискнем. До Фембры не так уж далеко. А, это ты, Сорейль, — сказал он уже совсем другим голосом.

Леон обернулся. Девушка стояла в дверях. Как это Берг заметил ее появление — ведь он же стоял к ней спиной.

— Собирайся, — сказал Берг, уже обернувшись, — я увезу тебя отсюда. Тут становится опасно.

— О, сударь, — белое горло Сорейль дрогнуло, — вы забираете меня в свою дивную страну!

— Ну… — замялся Берг, потом решительно сказал: — Да. Мы переждем немного, укроемся в безопасном месте, а потом уедем далеко-далеко…

— У меня так мало вещей, сударь, — девушка неслышно подошла к нему, заглянула в глаза снизу иверх… — Я готова уйти хоть сейчас.

— Ну и хорошо. — Берг вновь повернулся к Леону, вид у него был отсутствующий, он чуть заметно потряс головой, заставляя себя вернуться к реальности. — Этот полудурок собрал все в дорогу?

— За него не беспокойся, — сухо отозвался Леон.

— Надеюсь, он не привлек к себе излишнего внимания?

— Кто? Айльф? Не смеши…

— Ладно, — заключил Берг, — решено. Только я сам сначала поговорю с Варреном… Если тут нет никакого подвоха… Впрочем, чем быстрей, тем лучше. Уйдем, пока не поздно, а там уж…

Леон покачал головой. «Откуда такой холод, — подумал он. — Вроде бы угли в жаровне еще не остыли!»

— У меня такое ощущение, — неохотно ответил он, — что мы уже опоздали.

Они двинулись по лестнице в нижние помещения, стараясь держаться ближе к краю, чтобы деревянные ступени поменьше скрипели. В коридорах первого этажа было пусто — слуги спали в людской, а черный ход вел через пустынную кухню с давно остывшим очагом в наружный двор… Тут, на выходе, их и должен был ждать Варрен.

— Ну что? — шепотом спросил Берг. Сорейль бесшумно двигалась у него за спиной, точно белая тень.

Леон выскользнул за тяжелую дверь, покрутил головой, оглядываясь, — окликнуть он не решался…

Снаружи густела тьма, одинокий факел на стене замка шипел и плевался — дождь не залетал под нависающий карниз, но воздух был насыщен влагой. Случайные отблески пламени плясали в черной воде, которая сплошь заливала мощенный брусчаткой двор.

Леон отпрянул, вновь обернулся к Бергу:

— Никого.

Тьма была вокруг, тьма на душе…

— Не понимаю, — сквозь зубы пробормотал он.

— Говорил же я, это ловушка… — Берг жарко дышал ему в ухо.

— Нет, не думаю. Он выглядел вполне искренним.

Он вновь оглядел двор — грязная брусчатка, заляпанная жидким конским навозом, втоптанным в гнилую солому. И дальше — вновь тьма, тьма до самого горизонта…

Что-то шевельнулось в грязи. Леон вгляделся, осторожно выбрался из-под навеса. Он не набросил на голову капюшон, словно тот мог быть помехой, и мелкая водяная пыль тут же набилась ему в волосы, осела на ресницах… Он поморщился. Стон…

— Что там? — напирал сзади Берг. Леон остановил его рукой:

— Погоди…

Он осторожно приблизился. Варрен лежал в грязи, грязной рукой зажимая рану на груди, кровь, протекая меж судорожно стиснутых пальцев, мешалась с дождевой водой.

— Не… — он приоткрыл рот, и струйка крови потекла по щеке, — не…

Он попытался приподняться — Леон наклонился над ним, опустился на колени, грубая ткань штанов тут же пропиталась бурой навозной водой.

— Берг!

— Вижу, — сказал Берг сквозь зубы.

— Нужно его забрать отсюда…

Варрен вновь дернулся, изо рта толчком выплеснулась кровь.

— Это он… тогда велел мне… вы…

— Сейчас, сейчас, — успокаивающе пробормотал Леон, мягко, точно перепуганному животному, — помолчи…

— Берегитесь… его…

— Кого это его, как ты думаешь? — шепотом спросил Берг, темной массой возвышаясь за плечом у Леона.

По телу Варрена пробежала дрожь, глаза закатились.

— Уходите отсюда, — выдохнул он, — скорее… бежать…

Кадык на шее выпятился, тело стало неожиданно тяжелым, обвиснув у Леона на руках. Таким тяжелым, что у Леона невольно разжались руки. Голова Варрена скатилась набок, струйка крови стала меньше, дождь, стекающий по белому лицу, смыл ее…

— Все… — растерянно проговорил Леон, обращаясь не столько к Бергу, сколько к равнодушному черному небу. — Он умер…

— Проклятье, — в голосе у Берга звучало не столько сострадание, сколько отчаяние, — и что же теперь?

— По крайней мере, — Леон медленно выпрямился, — он не врал. Он действительно пытался нас вывести. И погиб из-за этого…

— И кто ж его уделал?

— Господи, Берг, да какая разница?

— Верно, — мрачно согласился тот, — нет никакой разницы. Что ж… раз так… Он был прав, бедняга, нужно уходить — и как можно скорее… Где этот твой бродячий паршивец?

— Должен был ждать нас с лошадьми… — У Леона вдруг неприятно замерло под ложечкой. — Неужто и он тоже…

Внезапно из тьмы выплыла черная бесформенная масса — нечто огромное дышало и шевелилось в ночи. Леон вздрогнул и отпрянул, и тут же загадочное трехголовое чудовище распалось — три лошади топтались у стены оружейной, их бока ходили ходуном. Юркая тень отделилась от них и обернулась Айльфом — он держал поводья, каким-то незаметным глазу образом успокаивая животных.

— А, ты здесь, — вполголоса сказал Леон, — хорошо. Ты видел?

— Он вывалился из двери и сразу упал, — деловито пояснил Айльф. — Его там пришили, внутри…

— Что ж ты не подошел к нему, ах ты, мелкий… Он же нуждался в помощи!

— Ни в какой помощи он уже не нуждался, — отмахнулся Айльф, — я, как увидел, сразу понял, что ему лишь панихида поможет, и то вряд ли… Он в последнее время ходил сам не свой… грех какой-то был у него на душе, что ли… Не знаю уж, кто его порешил, да только, кто бы то ни был, далеко он не ушел… Я и решил затаился…

— Похвальная осторожность, — сухо сказал Берг. — Ладно, поехали. Из замка нас точно выпустят — никто не вправе остановить амбассадоров, а вот из города… Что ж, попробуем подкупить караульных… Иди сюда, Сорейль, я подсажу.

Он обернулся и застыл, недоуменно моргая светлыми ресницами.

— Где она?

— Не знаю, — растерянно отозвался Леон, — только что была тут…

— Спряталась? Испугалась при виде мертвеца? Сорейль! — позвал Берг.

Леон схватил его за рукав.

— С ума сошел! — прошипел он. — Что ты орешь!

— Ее здесь нет!

— Сам вижу, — холодно сказал Леон.

— Послушай… погоди тут, — Берг решительно повернулся к замку.

— Я сейчас…

— Берг! Да ты совсем рехнулся!

Айльф нетерпеливо переступил с ноги на ногу.

— Ох, не к добру это, сударь, — зловеще пробормотал он, — валить отсюда надо… И чем скорее…

— Берг…

— Никуда я без нее не поеду! Хочешь, удирай сам… Как знаешь…

— Берг, послушай… — Леон заступил ему дорогу.

Но Берг оттолкнул Леона и нырнул во тьму замка — тяжелая дверь скрипнула и смолкла.

— Истинно помешался, — восхищенно пробормотал Айльф.

Леон покачал головой; все было так нелепо, что казалось нереальным. Он стоит под дождем, рядом с мертвым телом, валяющимся в луже, рядом топчутся оседланные кони, а Берг, обезумев, носится по замку, разыскивая эту странную девушку… Точно, дурной сон.

Лошадь рядом с ним шумно вздохнула. От мокрой шкуры шел пар. Айльф вновь раздраженно переступил с ноги на ногу — точь-в-точь как лошадь.

— Странные дела творятся, сударь, — тихонько сказал он.

— Сам вижу, — устало ответил Леон.

— Совсем амбассадор Берг потерял голову из-за этой девицы. А ведь с ней нужно поосторожней, сударь. У нее дар привораживать.

— Она красивая девушка, вот и все, — ответил Леон, стараясь, чтобы его голос звучал как можно равнодушней.

«Будь оно проклято, это понятие о честной игре, — подумал он, — стараюсь быть объективным просто потому, что иначе уличу сам себя в предвзятости… Еще бы, неудачливый соперник…»

— Не скажите, сударь, красивых девушек полно. А эта… леди Герсенда души в ней не чает, взяла в доверенные камеристки, а ведь она никто и пришла ниоткуда. Амбассадор Берг совсем разума лишился. Вы тоже, помню, плясали под ее дудку… стоило лишь ей…

— Помолчи, — приказал Леон.

— Вы не знаете ничего, всему верите, а она… Он замолк, точно испугался, что сказал лишнее. Леон понял, что готов схватить юношу за плечо и встряхнуть — точь-в-точь как Берг пять минут назад, и лишь это воспоминание удержало его…

— Заладил одно и то же, — сказал он сквозь зубы, — мнешься да топчешься… Скажи уж лучше прямо… если не боишься.

— Самим надо понимать, — неохотно сказал юноша, — небось не маленькие. Девушка ходит к этим… ну, тем, которые…

— Да говори ты яснее! Куда она ходит?

— Старой веры она, вот что. Этим она служит, чем угодно клянусь!

— Коррам, что ли? — недоверчиво переспросил он.

— Ч-ш… Нельзя так, да еще среди ночи. Но только своими глазами видел.

— Что ты там видел? — отмахнулся Леон. И куда там Берг подевался?

— Что говорю, то и видел… Шла по коридору и прямо в стенку! Погрузилась в нее и пропала. Сами знаете, что это значит. Глаза его отражали свет одинокого факела и были .. две багряные точки. Леону вдруг стало страшно — даже не понял почему. Словно что-то неуловимое, бесформенное надвигалось на них из тьмы.

— Может, — упрямо продолжал Айльф, — там когда-то и была девушка, но теперь там ничего нет, под той оболочкой. Просто ходячая кукла. Да что там, вы ж сами знаете. Недаром от нее последнее время шарахаетесь.

— И вовсе я не шарахаюсь, — устало возразил Леон.

— Бросьте, я ж вижу. Другое дело, стоит ей свиснуть — и вы кинетесь за ней как миленький, но покуда ей не понадобились, вы и чувствуете неладное. Всех сразу она морочить не может — на такое только у тех, у хозяев ее сил хватит… Малышей она потеряла — надо же… что-то она не очень по ним убивается! Леон неловко пожал плечами.

— И ведь что-то амбассадора Берга долгонько нет, сударь, — с ужасающей мягкостью проговорил юноша.

— Подождем…

Тяжелый плащ намок, сырость прокрадывалась за ворот. «А ведь еще ехать и ехать, — подумал он, — во тьме, пробираясь по лесам и кружным дорогам, до дальнего устья Пенны, где раскинулись поросшие камышом трясины и гнездится непуганая болотная птица и где лежит среди мелких островков, поросших лозняком, остров Фембра, похожий на уснувшего тюленя».

Темнота вдруг зашевелилась, из нее выдвинулась какая-то фигура.

«Слава тебе господи, — подумал он, — наконец-то».

— Ну что ты так долго? — торопливо произнес он. — Поехали!

— Не так быстро, амбассадор Леон, не так быстро! Голос, раздавшийся из тьмы, не был голосом Берга. Леон машинально отступил назад, уткнувшись в теплую, пахнущую потом шкуру лошади, — и, словно отзываясь охватившему его испугу, по ней прошла волна дрожи.

Теперь, когда таиться не было нужды, в руках у кого-то из сопровождающих вспыхнул фонарь, который до сих пор, видимо, укрывали плащом. За Ансардом стояли четверо с алебардами. «Все понятно, — отрешенно подумал Леон. — Я дурак, но и Берг не лучше — мог бы догадаться, что к чему…»

— Собрались куда-то, амбассадор Леон? — вежливо спросил Ансард. — Зачем же так торопиться? Мы ведь даже и попрощаться не успели…

Леон молчал. В голове проносились совершенно безумные идеи: выхватить несуществующий бластер, пристрелить четверку стражников, взять в заложники Ансарда — столько голофильмов когда-то пересмотрел! Но он лишь стоял, опустив руки, остро ощущая собственную беспомощность.

— Пойдемте, амбассадор Леон, — мягко сказал Ансард, — не беспокойтесь, о лошадях позаботятся. Негоже им мокнуть под дождем.

Леон покорно ступил ему навстречу. Уже стоя между двумя дюжими стражниками — еще один шел впереди, а другой замыкал шествие, — он осторожно обернулся. Айльфа поблизости не было.

* * *

— У вас усталый вид, государь мой, — сказала леди Герсенда, — усталый и расстроенный.

— Будь проклята эта Ретра, — рассеянно пояснил маркграф скорее себе, чем ей: женщины в таких делах мало что понимают, но ему просто необходимо было выговориться. — Прислали наконец вассала с письмом… Требуют компенсации за ущерб: помимо золота и серебра, сто разноцветных материй, двести льняных хамалий и сто женщин-ткачих… Солер, мол, всегда славился своими тканями… а где я возьму ткачих — в цехах от чумы мрут не меньше, чем за городскими стенами… Гобелены! — фыркнул он. — Я заставил бы их подавиться этими цветными тряпками… Вон под замковыми стенами толпа орет — веди нас на Ретру… Толпа голодных, завшивевших, вонючих оборванцев…

— Сударь мой, — мягко сказала леди Герсенда.

— Простите, сударыня, — опомнился маркграф.

— Отдохните, — леди Герсенда взяла лютню, пробежала пальцами по струнам…

Аккорды задрожали и замерли, словно запутавшись в тяжелой ткани гобеленов, на которых печальные красавицы вели единорогов на алых и золотых поводках…

— Забудьте о тревогах.

— Я хотел, чтобы Солер процветал, — тихонько пробормотал маркграф, — только и всего… Чтобы вы, душа моя, ступали по розовым лепесткам… Вы так прекрасны… и ваши чудные глаза.., сегодня они как-то особенно блестят… О нет, не прячьте их… Не лишайте меня хоть этой радости…

— Да, сударь…

— И наполните мой кубок. Не надо никого звать… То вино, что эта ваша девушка поднесла… оно было какое-то горькое.

— Я велю ей сказать, чтобы из этой бочки больше не наливали, — леди Герсенда приподняла тяжелый серебряный кубок, обхватив его тонкими пальцами, подержала на весу и вновь поставила на стол. — Она не очень разбирается в винах.

Маркграф недовольно поморщился, вглядываясь в язычок пламени.

— Почему так темно? — спросил он.

— Я зажгу еще свет, — и леди Герсенда засветила еще один светильник.

— На дворе… тоже так темно?

— Да.

— Всегда одно и то же. Тьма.

Он помолчал, раздраженно оттягивая тяжелый воротник.

— Я устал. Нет больше сил.

— Впереди еще целая ночь, — мягко сказала она. Не слушая ее, он продолжал:

— Я вот все думаю… зачем они это делают?

Она положила руки ему на плечи, блестящими глазами вглядываясь в лицо: — Кто?

— Они… Ведь если бы они не… мы могли бы сами… ничего бы не изменилось — те же ошибки… и это…

— Я не понимаю, о чем вы говорите, господин мой, — сказала леди Герсенда. — Вы точно бредите. Вам плохо?

Он недоуменно поглядел на нее слепыми глазами.

— Не знаю. Должно быть. Да.

И, уже осознав, что происходит, схватил ее за руку.

— Ради Двоих, позови лекаря! И поскорее. Душно! Я не могу дышать.

— Сейчас, — сказала она спокойно.

— Пошли ору… оруженосца… пусть поторопится.

— Его нет. Я его отпустила.

— Скажи… где все?

— Никого нет. Я схожу сама.

Она встала, расправила тяжелые складки платья и неторопливо направилась к двери. Легкие шаги стихли в глубине коридора.

Тьма стояла у него перед глазами, тяжелая, как завеса, хотя светильники по-прежнему продолжали гореть. Потом и они погасли.

* * *

— …Рад, что успел застать вас, амбассадор Леон, — сказал Ансард. — Я уже было начал беспокоиться. С чего это вы решили тронуться в путь самостоятельно, когда мы с вами так хорошо уговорились… Леон огляделся. Они расположились в парадном зале — сейчас, глубокой ночью, здесь царила промозглая мгла, которую не в силах были разорвать пылающие на стенках факелы. Он предпочел бы место поуютней, не такое пышное… и не столь продуваемое сквозняками. Впрочем, особого выбора не было, поскольку за спиной стояли два дюжих молодца. Берг тоже был здесь — он сидел на табурете и тоже никуда не мог двинуться — по аналогичной причине. По крайней мере ни Берга, ни его самого не связали, значит, — гадал Леон, — они пока еще не пленники. Или все-таки пленники?

— Знаете, что меня удивляет? — спросил лорд Ансард. — Не то, что вы решили так скромно удалиться, нет — это как раз вполне естественно. Вы из той породы, что нюхом чует неладное — как крысы перед наводнением. Меня удивляет другое — куда именно вы намеревались удалиться, коль скоро вы все время твердите, что Терра ваша нынче недоступна? Это ваше предполагаемое убежище — маленькая такая и, видимо, очень уютная норка… Уж не знаю, где в действительности находится ваша Терра — может, до нее и впрямь смертному так просто не добраться, но наверняка в этом убежище тоже найдется немало интересного.

Берг осторожно потрогал челюсть и произнес:

— Я хочу поговорить с его светлостью.

— Вы и говорите с его светлостью, — любезно пояснил лорд Ансард. — Беда в том, что его светлость, прежний маркграф Солерский, скончался как раз нынче ночью. О чем мы, естественно, глубоко скорбим.

— Когда я видел его последний раз, — заметил Берг, — он был вполне здоров.

— Вы на что-то намекаете? — холодно спросил Ансард.

— Нет… Просто… хотелось бы знать, отчего он умер? Да еще так скоропостижно?

— Я мог бы обидеться, — Ансард печально вздохнул, — но я не злопамятен. С ним случился удар, только и всего… Не выдержало сердце — усталый воин рухнул под грузом бед, обрушившихся на его народ.

— Это и вправду грустное известие, — устало сказал Берг.

Он помолчал и добавил:

— Впрочем, я всего лишь посол. Терра установила добрые отношения с прежним владетелем Солера. Быть может, ее динаты не прочь будут поддержать и нового… если найдут с ним общий язык.

— О да, — охотно согласился лорд Ансард, — разумеется. Вы пообещаете нам золотые горы — и будете тянуть время, пока это возможно. Вся беда в том, что у меня как раз и нет времени — я убежден, что, не будь это так, мы бы с вами в конце концов поладили полюбовно, невзирая на безвременную и скоропостижную кончину прежнего маркграфа, вашего друга, — похоже, выгода для вас выше личных пристрастий. Я так и думал, что Террой правят купцы, а не рыцари…

— Предположим, — сказал Берг. — А что вам, собственно, надо?

— Вот видите, — жизнерадостно отозвался Ансард, — вы уже торгуетесь. Я так и полагал. Ну, деревенского дурачка, господин посол, вам строить не к лицу — терпение наше иссякло и мы идем на Ретру, а Терра, судя по всему, не только богатая, но и изобретательная страна…

— В первую очередь, богатая. Мы могли бы помогать вам точно так же, как помогали прежнему маркграфу…

— Деньги нынче ничего не стоят. Или вскорости перестанут стоить. А вот остальное — не знаю, что именно… и, кажется, никто не знает… Но что толку гадать, когда я могу просто спросить у вас. И вы сами мне все расскажете. Например, я с удовольствием обследовал бы этот ваш тайничок…

— Не так все просто, лорд Ансард…

— Ваша светлость.

— Хорошо, — покладисто сказал Берг, — ваша светлость. Вы неглупый человек и должны понимать — послы не обладают неограниченным могуществом. И вовсе не наделены неограниченными полномочиями.

— О да, — согласился Ансард, — разумеется. Ограничения. Интересно только, как далеко они простираются, эти ограничения… Возможно, вы сами определите для себя их пределы. Беда лишь в том, что, как я уже говорил, нас поджимает время. Все же немного я готов подождать; полагаю, вам следует обсудить этот вопрос между собой — я не очень люблю, когда в моей вотчине говорят на языке, которого я не понимаю, но приходится идти на риск. Поговорите, посоветуйтесь… Я и сам пока постараюсь уладить кое-какие дела…

Он кивнул. Могучий страж, стоящий за спиной у Леона, легко приподнял его за шиворот — точно щенка— и поволок к выходу.

— Я думал, он круче за нас возьмется, — сказал Леон.

Они сидели в собственных своих апартаментах, однако привычную картину несколько нарушала запертая снаружи дверь, за которой мерно вышагивал часовой.

— Он и возьмется, — мрачно ответил Берг, — но ему и впрямь не хочется заходить слишком далеко. Наш новый владетель сперва попытается уладить дела полюбовно — Терра, хоть и пока недоступна, может представлять опасность.

— Переворот, надо же! — Леон сокрушенно покачал головой. — Смерть дяди-маркграфа — его рук дело?

— Наверняка…

— Вот мерзавец!

— Ну что ты так сразу… Нормальный карьерист. Такие и двигают историю. Энергичный, дельный вождь, способный удачно воспользоваться моментом, чтобы расширить свои владения. Наподобие Ганеда-Основателя. Собственно… к тому все и шло. Срединные графства слишком раздроблены — Солер мог бы двинуться на их завоевание, но по эту сторону гор путь ему преграждает Ретра. Стоит ее взять — и он двинет дальше… Плохо лишь то, что мы подвернулись под руку будущему императору в этот переломный исторический момент.

— Что ты предлагаешь? Посодействовать ему? Нарушить эмбарго?

— Ну как я могу его нарушить, посуди сам? Даже если Ансард и набредет на убежище, ни одна обнаруженная там вещь не может быть использована в качестве оружия — так оно и планировалось первоначально.

— Он-то этого не знает.

— Вот пусть бы и копался там до посинения… Мы могли бы еще потянуть время — собственно, это единственное, что нам осталось. Если бы…

— Что?

— Леон, они же тут не одни. Он перетрясет все наше оборудование — а что, если тем самым он обратит на нас внимание тех, других? Мы одним своим присутствием можем вызвать к жизни такие силы, что небо с овчинку покажется. Нам нельзя себя выдавать, ни в коем случае нельзя.

— А… если он будет напирать?

— Тебе известен Устав. Ничего, что могло бы привести к преждевременному, незапланированному контакту. Если Ансард начнет шуровать на Фембре…

— Думаешь… они наблюдают за тем, что тут происходит?

— А ты?

— Не знаю, — медленно сказал Леон, — не знаю. Но… да, наверное, ты прав. Черт, мы здорово влипли — кто ж думал, что местный князек способен с такой легкостью поверить в наши необыкновенные возможности — и при этом не испытывать никакого почтения к нам самим. Таких прецедентов еще не было.

—Он нам поверил, поскольку аборигенам наши возможности вовсе не кажутся необыкновенными. Им есть с чем сравнивать.

— Быть может… Вот и Айльф явно знает больше, чем говорит.

— Они все знают больше, чем говорят, — устало заметил Берг. — Кстати, где этот паршивец?

— Смылся. У него нюх на опасность просто фантастический. Надеюсь, ты не думаешь, что это он предал нас?

Берг покачал головой.

— Нет, — тускло ответил он, — нет. Леон неловко сказал:

— Это она… Сорейль. Потому и исчезла тогда… Она слышала, как я говорил с Варреном…

Берг сидел сгорбившись, на него было жалко смотреть.

— Не понимаю, почему…

— Она была при Герсенде, а Герсенда положила глаз на Ансарда… но дело не в этом. Потому что она вовсе не человек Ансарда и не человек Герсенды. Она вообще не человек. Так, нечто…

— Это уж полный бред!

— Айльф видел, как она ходила туда, вниз.

— Айльф тоже бредит.

«Да, — думал Леон, — так легче всего… Не видеть… Айльф… что-то он говорил про тех, кто попадает к коррам взрослыми… что-то с ними происходит. Непонятно, что ей на самом деле нужно, Сорейль, или что нужно тем, другим… Если вообще им что-то нужно…»

— Я все же вот чего не понимаю, — сказал он Бергу, — с одной стороны, похоже, им и впрямь все равно, что происходит наверху. Захоти они остановить этот кошмар, они бы это сделали с легкостью. С другой… похоже, в какие-то отношения с аборигенами они вступают. Беда в том, что мы не знаем — в какие.

— Нет, — упрямо сказал Берг, — нет никаких отношений. Легенды, порожденные невежеством, вот и все. Бессмысленные ритуалы, которые выполняются из страха перед неведомыми силами… Может, когда-то давно они и проявили себя — да так, что оставили об этом ужасную память. Но это было, должно быть, очень давно. Леон, если бы они сейчас как-то выходили в этот мир, они давно бы уже обратили на нас внимание. А пока еще этого, благодарение богу, не произошло.

— Ты думаешь? — Леон покачал головой. Бесполезно, Берг будет отрицать все, что угодно, если это касается Сорейль.

Берг устало откинулся в кресле, закинув руки за голову.

— Тут и понимать нечего, — сказал он, — до аборигенов доходят какие-то внешние следы деятельности лепреконов. Как все, что лежит за пределами понимания, это порождает ужас. А как следствие — сложную систему охранительных ритуалов. Для местных жителей корры — старые боги, мстительные и злопамятные, но уж никак не соседи по планете.

— Если они и вправду соседи по планете.

— Как это понимать?

— Нет никаких полых холмов, никакого подземного царства. Есть некое пространство со своими свойствами, связанное с нашим каким-то подобием межпространственных тоннелей, которыми пользуются наши корабли.

— На планете? Наука утверждает, что это невозможно. Точки перехода способны существовать лишь в зоне мощных, стабильных полей.

— Да. И это о чем-то говорит, согласись? Им доступно то, что выходит за рамки и нашего понимания… И все же, если это так, понятны те приключения в подземном царстве. Ведь такое пространство должно обладать очень своеобразными физическими характеристиками. Там и время может течь по-другому.

— Да, — сказал Берг, — если допустить, что ты прав… Ладно, — он с силой потер глаза, — что толку; от нас все равно ничего не зависит. Нам бы с Ансардом управиться. — Как?

— Попробуем еще поторговаться. Не думаю, чтобы он пошел на крайние меры. Он, может, и не испытывает перед нами особого трепета, но портить отношения с Террой не станет. Потому что…

Берг вдруг подобрался и настороженно повернулся к двери.

— Кто-то идет, — шепотом сказал он.

* * *

— Сперва я боялся, что мне не удастся найти ни соответствующих инструментов, ни соответствующих людей, — сказал Ансард, — с помещением было проще, поскольку в любом замке, как вам известно, достаточно подвалов. Но потом, представьте себе, господа амбассадоры, все довольно удачно разрешилось. Оказывается, никаких специальных инструментов не нужно. Шило, пара иголок, каминные щипцы, жаровня и немножко воображения. И желающий все это опробовать тоже нашелся довольно быстро — чего только не сделают люди, если найти к ним правильный подход.

«Не может быть, — подумал Леон, — они же не практикуют пытки. Никогда не практиковали — это было особо отмечено в докладах Первой Комплексной. У них даже показательные казни — и то редкость. Были», — уныло одернул он себя, вспомнив расклеванные воронами тела, болтающиеся у стен города.

Но инструменты, разложенные на подносе, выглядели весьма недвусмысленно. Да и само помещение — угрюмый, темный подвал с низкими сводами — должно быть, здесь раньше располагался винный погреб. Теперь тут было пусто — лишь в сырой камень одной из стен были вделаны четыре железных кольца, совсем новеньких, поскольку металл даже не успел потускнеть, не то что заржаветь.

— Потом я подумал, — продолжал лорд Ансард, — у меня могут возникнуть совершенно непредвиденные трудности. Потому что, вы понимаете, разные существа обладают разной чувствительностью к физической боли. Есть люди, которые орут, порезав палец, а есть — которые умирают с улыбкой на устах. Вы, конечно, не рыцари — это сразу видно, но не думаю, чтобы амбассадорами в дальние земли назначали трусов. А это значит — вас будет очень трудно убедить. Может, проще было бы воззвать к вашему состраданию — этот юноша-еретик наверняка быстрее сломался бы, чем любой из вас, но вот беда, он скрылся и найти его пока не могут. Хотя ищут, уверяю вас.

«Почему он ничего не говорит о Сорейль? — подумал Леон. — Берг сломался бы тут же, им даже пальцем шевелить бы не пришлось. Или приберегают под конец, как последнее верное средство?»

— Ну, эту задачу можно решить и по-другому, — продолжал Ансард.

— Вы делаете большую ошибку, ваша светлость, — медленно произнес Берг.

Ансард чуть заметно кивнул, и человек, стоящий за спиной у Берга, рывком потянул короткую цепь, которой были связаны руки пленника, вверх и вбок. Берг зашипел сквозь стиснутые зубы и умолк.

— Не люблю, когда меня прерывают, — мягко сказал Ансард. — Да, я понял, о чем вы — мол, если я прижму вас, Терра будет недовольна. Уверяю вас, когда мы по-настоящему войдем в силу, Терра будет рада по-прежнему ладить с нами. Уж как-нибудь она простит нам то, что мы немножко сурово обошлись с двумя паршивыми амбассадорами. У терранцев нет чести; вы сами мне дали это понять, Берг, — вы ведь вроде бы были другом покойного маркграфа, да еще усомнились в том, что его смерть была так уж естественна, но это не помешало вам без колебаний признать во мне полномочного владетеля. И обещать мне всяческую поддержку — разве нет? Но вернемся к насущным вопросам. Как я сказал, эту задачу можно решить и по-другому. Я тут подумал — интересно, кто из вас не выдержит раньше: тот, кого пытают, или тот, кто за этим наблюдает. Приступайте.

Он резко взмахнул рукой, и Леон инстинктивно зажмурился. Когда он открыл глаза, он увидел, что лорд Ансард с интересом наблюдает за ним, а двое дюжих молодцев, которые до сих пор неподвижно стояли за его спиной, волокут Берга к стене с железными кольцами. Кольца разомкнулись на запястьях и щиколотках Берга, потом вновь сомкнулись. Берг молчал. Он лишь как-то очень выразительно смотрел на Леона и едва заметно покачал головой.

— Я тут немного наблюдал за вами, — сказал Ансард, — и решил начать с амбассадора Берга. Возможно, с ним немножко дольше придется повозиться, но я тут прикинул… у вас нежная душа, амбассадор Леон. Вы, конечно, вытерпели бы боль, как подобает мужчине, но вы не выдержите, когда я заставлю вас наблюдать за мучениями вашего друга и, кажется, лорда. Сам-то он покрепче будет. Насколько я понимаю, начни я с вас, он бы выдержал.

Он медленно повернулся и поглядел на Леона.

— Держите ему голову, — велел он, — и не давайте отворачиваться.

* * *

— Ты идиот, — произнес Берг.

Выглядел он паршиво — лицо опухшее и темно-багровое, глаз заплыл, — а ведь мог выглядеть еще хуже, подумал Леон. Ансард был по-своему человеком слова и вовсе не собирался останавливаться на полдороге.

— Не мог же я стоять и смотреть, что он с тобой вытворяет.

— На это он и рассчитывал.

Они тряслись в закрытой повозке. Видеть, что происходит снаружи, они не могли, да и пошевелиться тоже, поскольку руки и щиколотки у обоих были надежно связаны. Это было не столько болезненно — если не шевелиться, умело наложенные путы почти не резали плоть, — сколько унизительно. Рядом с повозкой ехал конный отряд — присутствие его ощущалось, как ощущаешь порою тяжелый взгляд, направленный в затылок.

— А теперь этот сукин сын, — Берг по-прежнему говорил слегка невнятно, — переворошит все убежище, вытащит оборудование на поверхность, начнет испытывать…

— Не надо ему будет ничего испытывать. Я сам ему все скажу.

— Что ты ему скажешь? Растолкуешь, что спектроскоп или радиометр он не сможет использовать в военных целях? Так он тебе и поверит… Ты пойми, раз ты уже дал слабину, он будет трясти, пока не вытрясет все, что ему нужно. Даже если убедится, что оборудование действительно не представляет для него интереса, он здраво рассудит, что, действуя умело, от нас можно добиться больше толку, чем от груды непонятного хлама. Ты же понимаешь, стоит лишь разговориться — осадные машины, греческий огонь… пороха они тоже пока еще не знают.

— Я давал клятву, — возразил Леон. — «Ни под каким видом» и так далее…

— Ты ее уже нарушил, — огрызнулся Берг, — и даже не в этом честолюбивом мерзавце дело, задница ты сентиментальная…

Леон вздохнул. Просачиваясь сквозь щели, по полу повозки скользили полосы тусклого света, монотонный скрип колес иногда давал сбои — пока еще они ехали по дороге, пусть и разбитой, но и с нее вскоре им предстояло свернуть.

Он чувствовал себя паршиво — не только физически, но и душевно, — как бы он ни хорохорился перед Бергом, он и сам грыз себя за то, что проявил слабину. Возможно, в глубине души Берг и благодарен ему, но это не меняет дела. Все потому, что у него нет серьезного полевого опыта, думал он. Планета считалась безопасной и малозначимой; не сочти чиновники Корпуса это задание рутинным, Бергу дали бы другого напарника. А он оказался несостоятельным и не выдержал первого же серьезного испытания. Работа в Корпусе всегда сопряжена с риском, и сотрудники были осведомлены об этом, но никто не ожидал, что здесь, на захудалой безобидной планете, людям придется столкнуться с настоящей опасностью — опасностью по высшему разряду. Как поведет себя неведомая высокоразвитая цивилизация, столкнувшись с пришельцами из другого мира? Если она проявит по отношению к жителям Земли тот же академический интерес, который Земля питает по отношению к иным мирам, им еще здорово повезло. Но это — лишь один из вариантов. Другие могут оказаться несравнимо хуже.

Наконец они съехали с дороги — повозку тряхнуло так, что Леон с трудом удержал равновесие, поскольку не мог ни за что ухватиться своими связанными за спиной руками. Видно, они теперь двигались по направлению к лесу, раскинувшемуся вплоть до далекой дельты. Он сполз на пол со скамьи и замер, свернувшись в эмбриональной позе… и, несмотря на отчаянную тряску, ухитрился задремать. Разбудил его резкий скрип: дверца экипажа отворилась, и в резком сером свете он увидел конный силуэт Ансарда.

— Приехали, — сказал он, — выходите, господа амбассадоры.

— Как это мы можем выйти, — сердито сказал Леон, — когда…

Берг молчал.

— Ах да… — Ансард усмехнулся, — развяжите им ноги.

Стражник протиснулся в повозку и охотничьим ножом перерезал путы на ногах у Берга и Леона.

Они остановились в заросшей тростником низине, плавно переходящей в водную гладь. Несколько человек из немногочисленного отряда возились в грязи, устраивая привал. «Похоже, Ансард взял с собой лишь самых надежных — он действительно рассчитывает найти тут что-то сверхъестественное», — подумал Леон. Он спрыгнул на землю — сам, без посторонней помощи, тогда как Берга пинком вытолкнул из повозки охранник — тот же охотничий нож теперь застыл у горла терранского посла. Ансард, спешившись, стоял поодаль, заложив руки за спину и наблюдая за ними.

— Надеюсь, вы поведете себя разумно, Леон, — сказал он мягко, — и все ваши слова окажутся правдой. В противном случае я на ваших глазах проделаю интересные вещи с амбассадором Бергом… — Я же сказал.

Леон попробовал пошевелить руками и поморщился — кисти опухли и веревки врезались в плоть. «Еще немного, и я заработаю гангрену».

— Развяжите мне руки, — сказал он.

Ансард милостиво кивнул.

— Развяжите, — велел он охраннику, — и получше следите за амбассадором Бергом. Если этот вздумает бежать… вы знаете, что делать.

«Блефует, — подумал Леон, — или нет? Ведь если я смоюсь, Берг — все, что у него останется». Но рисковать он не собирался.

— Итак, — с готовностью подсказал Ансард, — вы говорили, что где-то поблизости вы прятали лодку…

— Да, — кивнул Леон.

— И что вы как-то рассчитываете ее найти в этих плавнях. Хотя, по вашим словам, никому другому это не удалось бы.

Леон пожал плечами, извлек из поясной сумки миниатюрный пульт управления. Он настроил его на частоту микромаяка лодки и медленно повел из стороны в сторону. Чуть слышный писк усилился. Он знал, что спрятанная в непроходимых плавнях лодка выбралась из своего убежища и сейчас медленно движется по направлению к ним, разрезая воду…

— Туда, — сказал Леон.

Ансард кивнул, подзывая людей, — двое отделились от остальных и подошли к ним.

— Что ж, — произнес Ансард, — пошли. А вот ваш приятель останется здесь. Не волнуйтесь, амбассадор Леон, за ним присмотрят.

— Имейте в виду, — напомнил Леон, — что обращаться с этими устройствами умеем только мы с Бергом. А если за время моего отсутствия с ним что-нибудь случится, мне будет уже нечего терять.

— Я это учту, — вежливо ответил Ансард.

Они углубились в плавни, вспугивая немногочисленных болотных птиц. Раньше, припомнил Леон, над водой вились тучи насекомых, но сейчас их не было: дождь прибил к земле, смыл в реку, заставил прятаться по убежищам…

Вода заливалась в сапоги, дождь, смешанный с сырым ветром, хлестал по лицу, но по мере того, как они продвигались, писк становился громче. Наконец на пульте зажегся и замигал крохотный зеленый огонек.

— Здесь, — сказал Леон.

Лодка плясала на мелкой воде, укрытая маскировочной сетью.

— Надо же, — задумчиво произнес Ансард, — вы, похоже, не соврали. Должно быть, и все остальное — правда. В жизни не видел такой посудины.

— Прошу, — сказал Леон.

Ансард шагнул в лодку, устроился на носу и огляделся.

— А где же весла? — удивленно спросил он.

— Весла, — ответил Леон, — нам не понадобятся.

— А, — Ансард кивнул, — самодвижущийся корабль.

Он презрительно оглядел Леона.

— Не будь вы столь позорно уязвимы, — заметил он, — я бы еще мог подумать, что вы — великий чародей. Но вы, похоже, просто умеете пользоваться тем, что создали другие. Значит, это под силу и остальным простым смертным. Мне, например.

— Валяйте, — устало сказал Леон, — пользуйтесь. Он прыгнул в лодку; еще двое из охраны Ансарда — с ним. Вновь нажал кнопку на пульте — мотор фыркнул и ровно заурчал. Воины насторожились, но Ансард продолжал неподвижно сидеть на скамье, внимательно наблюдая за руками Леона. Лодка вырвалась из тростника и понеслась по серой воде, оставляя за собой пенные усы.

— Мне нужна такая вот повозка, — деловито сказал Ансард, — чтобы двигалась по суше. — С собой не взяли, уж извините. Попробуйте, приспособьте лодку.

— Зачем мне пробовать, амбассадор Леон, — скучено произнес Ансард, — все, что мне нужно, вы сделаете сами. Он мечтательно посмотрел в серую даль, где почти невидимый дальний берег сливался с серым, пропитанным сыростью небом.

— Если вы даже не дали себе труда как следует спрятать такое чудо, представляю, что можно обнаружить в вашем убежище.

— Советую быть там поосторожней, Ансард, — предупредил Леон. — Многие предметы не терпят чужих рук.

— Да ну? — Ансард кинул на него недоверчивый взгляд. — Ну что ж, проверим. Говорю вам, вы сами охотно покажете мне, как все действует. Я умею убеждать, а вы поддаетесь убеждению, не так ли?

«Он мне не поверит, — подумал Леон. — И будет продолжать выжимать из нас сведения, пока мы не сломаемся. Ведь кое-что и впрямь можно сконструировать из подручных средств — как бы мы действительно не преподнесли ему на блюдечке рецепт изготовления пороха. Его, впрочем, везде изобретают рано или поздно, но лучше оставить эту сомнительную привилегию автохтонам, да еще в такой ситуации… Одна надежда — у Ансарда не так уж много времени. Пока длятся эти странные знамения, люди охвачены боевым духом, но такое возбуждение без нужного подкрепления спадает скорее рано, чем поздно».

Вдали показался остров. Сейчас, при полной воде, он казался странно плоским, поросший ивняком берег чуть выступал из воды.

«Как бы не залило наше убежище, — подумал Леон, — мы же не рассчитывали на такое половодье, когда его ставили…»

— Значит, вот где вы обосновались, на Фембре, — задумчиво проговорил Ансард. — Ну-ну… Странное убежище для послов могущественной державы. Я иногда думаю — может, за морем и нет никакой Терры… и корабль, привезший вас сюда, был лишь мороком, наваждением и растворился в тумане, как только вы ступили на берег.

— В таком разе я бы посоветовал относиться к нам с большим почтением, — сказал Леон, — на всякий случай.

Ансард пожал плечами:

— С чего бы? Вы — существа из плоти и крови, как я уже убедился, но, если вы и впрямь порождение каких-то неведомых сил, у вас нет души. А это значит, что все, что я ни сделаю, будет правильным, поскольку естественное человеческое милосердие на вас не распространяется.

«Я мог бы его убить, — подумал Леон. — Не такой уж я лопух. Два-три приема ближнего боя — и все. Но я не могу убить всех троих, а если и смог бы, остается еще Берг. Случись что с Ансардом, с ним церемониться не будут. Почему, ну почему я никак не могу принять правильное решение? А еще говорят, безвыходных ситуаций не бывает».

Он заглушил мотор, и лодка, скользя по инерции, вошла в крохотный залив — раньше, свешиваясь до самой воды, в нем отражались ивы, но сейчас серая водная гладь была изрыта каплями дождя, точно побитая молью ткань. Он бросил якорь и устало сказал:

— Приехали.

Ансард легко перепрыгнул через узкую полоску воды и теперь стоял, озираясь по сторонам.

— Полагаю, — заметил он, — ваше убежище надежно скрыто от посторонних глаз. Но вы найдете туда дорогу, не правда ли, амбассадор Леон?

— Следуйте за мной, — сухо сказал Леон, — вот и все.

Он направился в глубь острова к купе деревьев, возвышавшейся над остальной порослью. — Знаете, — говорил Ансард, легко ступая по песку своими сапогами из мягкой кожи, — почему я понял, что у вас нет души? Вы слишком цените свою собственную жизнь. Честно говоря, окажись я на вашем месте, я предпочел бы покончить с собой, но избежать позора… Любой достойный человек поступил бы так же… А вы сразу стали торговаться.

«Беда в том, что он прав, — подумал Леон. — Мы слишком высоко ценим жизнь. А они — нет. В том числе и свою собственную. Значит ли это, что мы что-то утратили в сравнении с ними? Утратив веру и заменив ее наукой, мы превратили в религию уважение к жизни… и стали позорно рациональны… и разучились жертвовать собой».

Дверь в убежище была замаскирована под массивный валун — за это время его слегка присыпало песком, и вид у камня был вполне естественный. Леон обошел камень кругом и, найдя нужную выемку, приложил ладонь. Она легко вошла в углубление. С миг все было тихо — невидимые датчики считывали код, потом валун бесшумно дрогнул и повернулся вокруг оси, открыв узкий проем, куда тем не менее вполне мог боком протиснуться человек. Ансард с любопытством наблюдал за его манипуляциями.

— Вы приложили к камню ладонь, чтобы открыть подземелье? — спросил он. — Это и есть ваш ключ?

— Верно, — сухо сказал Леон.

— А если я приложу руку?

— Ничего не произойдет. Замок рассчитан на мою ладонь и на ладонь амбассадора Берга.

— А если, например, — продолжал любопытствовать Ансард, — я воспользуюсь вашей рукой, скажем так, отдельно?

— Ничего не выйдет, — сказал Леон. — Код считывается только с живых тканей.

— Жаль… — задумчиво произнес Ансард, — ну, я полагаю, можно что-нибудь придумать…

— Зачем это вам, Ансард? Вы ведь можете спокойно отобрать все, что вас интересует.

— На всякий случай, амбассадор Леон, на всякий случай…

Ансард потоптался у двери, осторожно заглянул в убежище. В ответ на знакомое прикосновение оно медленно оживало — затрепетали, разгораясь, лампы дневного света, и стало слышно доносящееся откуда-то из глубины тихое ворчание генератора.

— Ну что ж, — сказал Леон, — путь открыт.

— Я пропущу вперед моего человека, если не возражаете, — сказал Ансард. — Потом пойдете вы.

Леон пожал плечами:

— Как хотите.

Дружинник Ансарда начал протискиваться сквозь щель. Делал он это с явной неохотой — похоже, в отличие от Ансарда он полагал, что бездушные порождения неведомых сил все-таки заслуживают некоторого уважения и могут разгневаться, если сунуться к ним в жилище ни с того ни с сего.

Ансард спокойно ждал. Лишь натянувшиеся на шее жилы выдавали его напряжение.

Наконец спустя несколько минут он кивнул Леону. Леон двинулся в убежище.

«Не так я мечтал здесь оказаться, — думал он. — Я мечтал скинуть с себя эти невыносимые жесткие тряпки и переодеться в нормальное белье из термоволокна, принять ванну с гидромассажем, а потом, развалившись в удобном кресле, послушно принимающем форму твоего тела, посмотреть какой-нибудь старый фильм, где все не всерьез, где нет бессмысленных убийств и нелогичных действий, а то и вовсе посидеть неподвижно, закрыв глаза и слушая хорошую музыку…

Этот варвар все здесь перевернет… Что ему моя музыка… Ему подавай орудия убийства — помощнее и понадежней, — а где я ему их возьму? — Он с удивлением отметил, что его грызет какое-то тяжкое предчувствие. — С чего это я, — подумал он, — все и так хуже некуда».

Ни песок, ни дождь не просочились в убежище — тут было чисто, прохладно и сухо. Вдоль коридора тянулся ряд дверей — ностальгически функциональных, без украшений, без скрытых ловушек — просто дверей…

— А вы неплохо тут устроились, — заметил Ансард.

Оказавшись в незнакомой обстановке, он вовсе не выглядел растерянным — напротив, настороженно озирался, подмечая каждую мелочь, точно был не в безопасном убежище, а в дремучем лесу, где за каждым кустом могла подстерегать опасность, и Леон неожиданно для себя позавидовал такой непрошибаемой силе духа. «Для него все просто, — подумал он, — никаких сомнений, никаких угрызений совести — он следует к своей цели и сметет на своем пути все, что может представить для него помеху».

— Будьте как дома, — кисло сказал Леон.

— Охотно, — равнодушно ответил Ансард, — что там, за дверью?

— Комната отдыха, — Леон по очереди указывал на дверные панели, — жилые комнаты. Ванная…

Дальше располагались лаборатория и склад, но этого он не сказал. Пусть Ансард сам доберется…

Ансард кивнул дружиннику. Тот подобрался к первой двери — боком, нерешительно — и резко дернул ее на себя. Она не поддалась.

— Вбок, — сказал Леон.

Дружинник глянул на него безумными глазами.

— Эта дверная панель едет вбок, — вновь пояснил Леон, — по желобу.

Он вопросительно глянул на Ансарда — тот кивнул. Леон подошел к двери, отстранив перепуганного дружинника, нажал на ручку, дверь плавно поехала в сторону, открыв уютную комнату в пастельных мягких тонах… Несколько глубоких кресел, музыкальная установка и стереоэкран. По стенам тянулись ячейки для компактов; была даже книжная полка — больше для души, чем по реальной надобности.

Ансард отодвинул дружинника и прошел внутрь. Какое-то время он стоял посредине комнаты, по-прежнему настороженно озираясь, потом подошел к полкам, выдвинул один из корешков и взвесил на руке небольшой томик. «Киплинг, — подумал Леон, — Станислав — геофизик из Первой Комплексной увлекался Киплингом».

— А вы, оказывается, книжники, — заметил Ансард, перелистывая страницы своими сильными пальцами, привыкшими держать оружие. — Диковинные письмена, но сделаны аккуратно. У вас хорошие переписчики. Пустое занятие разбирать вашу премудрость — наверняка это написано на том же тарабарском языке, на котором вы переговариваетесь между собой, но я, пожалуй, сделаю подарок святому отцу — он человек ученый.

И он кинул книгу на пол — затрепетав страницами, она полетела к порогу, и другой его дружинник, замерший настороже у наружной двери, сунул ее в обширную суму, которую держал наготове.

— Не вижу, что бы еще тут взять, — задумчиво проговорил Ансард, — ладно, это лишь начало. А это что такое? — он кивнул на стереоэкран в углу комнаты. — Окно?

Леон поколебался минуту. Он их не боится, вот в чем беда. Если попробовать произвести на него впечатление…

— Это окно, — сказал он наконец, — способно показывать то, что происходит очень далеко отсюда. Хотите посмотреть?

Ансард тоже заколебался, но любопытство победило.

— Только без фокусов, — сказал наконец он.

— Что вы, — ответил Леон, — какие фокусы?

Он подошел к установке — в проигрывателе все еще лежал диск — и нажал на кнопку. Экран засветился — шел какой-то исторический фильм, что-то из двадцатого века. «Реставрированное старье», — подумал Леон, в последнее время пошла мода на примитивные боевики. Действие разворачивалось в каком-то производственном помещении, среди ржавых труб и контейнеров. Угрюмый мужчина в надвинутой на глаза шляпе целился из пулевого оружия в другого мужчину, а красивая белокурая женщина красиво рыдала, элегантно рухнув на пол. Изображение было таким достоверным, что, когда ствол пистолета выдвинулся из плоскости экрана, Ансард отпрыгнул в сторону, несмотря на то что впервые видел подобное оружие.

— Это всего лишь изображение, — очень вежливо сказал Леон.

Ансард, подобравшись, наблюдал за происходящим на экране. Тем временем положительный герой ухитрился ногой выбить оружие из рук стрелявшего, пистолет отлетел в сторону и упал точнехонько в руки блондинки. Та тут же перестала рыдать и вскочила, держа оружие в наманикюренных пальчиках.

— Ну и дела у вас творятся, — заметил Ансард, — и как вы можете жить в таком убожестве? Я бы там, извиняюсь, штаны снять побрезговал бы. И почему это ваши бабы разгуливают в таком виде? Это непристойно…

Блондинка тем временем произнесла полагающийся ей монолог: рот ее беззвучно открывался и закрывался — и выстрелила. Мрачный тип в шляпе пошатнулся, прижав руки к животу, между пальцами просачивалась темно-красная жидкость. Тем не менее он тоже что-то говорил — и довольно долго, — прежде чем рухнуть на пол.

— Вот такая штука мне и нужна, — удовлетворенно сказал Ансард. — Если с ней эта костлявая баба управилась, мои люди справятся и подавно.

— Здесь нет ничего подобного, — возразил Леон, — мы наблюдаем за тем, что происходит очень далеко.

«И очень давно, — подумал он. — Черт бы побрал этих любителей доброй старой Америки».

— Тогда зачем вы на это смотрите? — удивился Ансард.

— Для развлечения… просто так…

— Странное развлечение — исподтишка подсматривать за чужой жизнью. Должно быть, вы — народ трусов. Не решаетесь сами действовать и наслаждаетесь, наблюдая, как храбрецы убивают друг друга.

Леон пожал плечами.

— Вообще-то это игра, — признался он. — Выдумка. Эти сценки просто разыгрываются, наподобие тех, что исполняют ваши менестрели.

— Как же — разыгрываются! Вон какую дырку проделало ваше оружие в этом рыцаре!

— Есть определенные приемы, позволяющие выдавать иллюзию за действительность, — сказал Леон, — во всяком случае, делать ее достоверной.

— Я был прав, — сухо заметил Ансард. — Вы — народ извращенцев.

Леон вздохнул. Кажется, демонстрация произвела обратный эффект. «Плохой же я психолог, — подумал он. — И хреновый медиевист. Сейчас этот непрошибаемый воин решит, что с такой швалью, как мы, и вовсе нечего церемониться, да еще пустится на поиски пистолетов. А где я ему возьму пистолеты?»

Он выключил стерео. Экран мигнул и погас.

— Интересно, чем все кончилось, — заметил Ансард. — Я бы на месте того рыцаря хорошенько взгрел эту стерву — пусть не вмешивается в мужские дела. А уж показываться на людях с распущенными волосами, да еще и коленками сверкать, это и вовсе…

Наконец он прекратил обличать современные нравы, но на лице у него застыла брезгливая гримаса.

— Это? — Он положил ладонь на изящный корпус музыкальной установки, имитирующий красное дерево.

— Играет музыку, — пояснил Леон. — В этой комнате люди собираются, чтобы послушать музыку или посмотреть всякие истории… просто чтобы отдохнуть.

Он наугад набрал код, и из скрытых динамиков загремели мощные аккорды Малера.

— Вы уверены, что это музыка? — Ансарду пришлось повысить голос, чтобы перекричать оркестр.

Мелодия захлебнулась и заглохла.

— Если ваш народ принимает это за музыку, вы действительно извращенцы, — поморщился Ансард.

Он смахнул крохотный ящик на пол — кристаллы с записями рассыпались по пластиковым плитам, и Ансард брезгливо наступил на них ногой, точно это были насекомые.

— Тут больше ничего нет, кроме этой пакости, — сказал он. — Пойдем дальше.

Они миновали индивидуальные спальни, крохотные, как каюты, — мимоходом Ансард сдергивал покрывала с коек, видимо, в поисках хранящихся под подушкой пистолетов.

За следующей дверью был склад.

Герметичные контейнеры, аккуратно уложенные тюки, стеллажи вдоль стен — оборудование, одежда, консервы и упаковки с сублимированной пищей…

— Ага! — удовлетворенно произнес Ансард.

Он прошелся вдоль уставленных стеллажами стен, точно командир, проводящий смотр своего войска.

— Откройте-ка мне вот этот, амбассадор Леон. Он наугад указал на один из контейнеров.

Леон нажал на кнопку электронного замка, и крышка, щелкнув, откинулась. Ансард осторожно приблизился и заглянул внутрь.

В ящике хранилась миниатюрная установка для очистки местной воды и набор прилагающихся к ней реактивов.

— Это?.. — Ансард выжидательно посмотрел на Леона.

— Делает воду пригодной для питья, — пояснил Леон. — Насос прогоняет ее через вот эти фильтры… Может пригодиться — скажем, на болоте или…

— Ни к чему, — коротко ответил Ансард. — Разве что вы не говорите правду.

— Это легко проверить, — пожал плечами Леон, — запустите установку.

— Позже… — Ансард, заложив руки за спину, нетерпеливо прошелся по комнате. — Что там еще? Скажем, вот в этом?

В следующем ящике находились спальные мешки из термоволокна — легкие, но теплые и водонепроницаемые. Незаменимое подспорье для полевых экспедиций. Ансард пощупал ткань, подумал…

— Излишняя роскошь, — сказал он. — Воину такое ни к чему. Дамская забава.

— Как знаете…

— Дальше…

Он забраковал упаковку сменных индикаторов для портативного анализатора, хронометр, полевой микроскоп и датчики радиоактивности. Зато набор фальшфейеров и ракетница с патронами последовали все в ту же объемистую суму. У запасного портативного генератора он остановился, даже попробовал запустить его, но потерпел неудачу.

— Позвольте мне, — с готовностью предложил —1еон.

Генератор был надежно заизолирован, но мало ли чего… Вдруг Ансард ухитрится запустить пальцы под защитный кожух?

Ансард какое-то время задумчиво разглядывал Леона, потом вновь произнес:

— Ни к чему…

Зато следующий контейнер весьма и весьма заинтересовал его — там хранились предметы, предназначенные для подарков местной знати; обычный набор такого рода — легчайшие и прочные ткани ярких расцветок, чаши и кубки из мерцающего костяного фарфора, которые невозможно было разбить даже кузнечным молотом, рубины величиной с голубиное яйцо и бриллианты не меньшей величины — все, что ничего не стоит на далекой Земле и так дорого ценится здесь, да и в любом подобном мире. Бусы из искусственного жемчуга, зеркала с вечной амальгамой, золотые браслеты тончайшего плетения…

— Этим, — Ансард пропустил меж пальцев жемчужную нить, — вы рассчитывали подкупить наших владетелей?

— В обычае дружественных держав обмениваться дарами, разве не так?

— К вам этот обычай не имеет никакого отношения, — возразил Ансард, — вы — точно змеи обманом вползли в Солер.

— Ваш дядя думал иначе.

— Он вообще был доверчив, — сухо сказал Ансард, — потому-то он и мертв. А я — жив.

«Убрал его, сволочь, — подумал Леон. — И чувствуешь себя настолько уверенно, что не стесняешься говорить об этом чуть не открытым текстом…»

— Роскошь — удел слабых, — задумчиво продолжал Ансард, — но и ею можно воспользоваться с умом…

Он кивнул дружиннику, и тот стал наполнять суму.

— Бери что полегче и подороже, — предупредил Ансард, — остальное подождет.

Обернулся к Леону.

— Нам ведь некуда спешить, верно, амбассадор Леон? Мне кажется, это очень надежное укрытие… сюда даже эта проклятая сырость не проникает… Проще хранить все эти штуки здесь, чем перевозить в замок. И если я захочу сюда наведаться, я могу сделать это в любое время — не так ли?

— В общем, да, — осторожно сказал Леон. — Если мы с амбассадором Бергом будем живы. Иначе вы просто не сможете проникнуть внутрь.

— Дверь, — возразил Ансард, — можно как-нибудь заклинить…

— Не уверен, — любезно возразил Леон. — Она очень прочная. И закрывается сама по себе. Это на случай, если кто-нибудь… нежеланный захочет поживиться нашим добром…

«Впрочем, — подумал он, — если дожди не прекратятся — а не похоже, чтобы они собирались прекратиться, — вход в убежище вскорости окажется под водой…»

— Но на случай, если с вами или амбассадором Бергом все же что-нибудь случится или если ваше хранилище все-таки затопит, — Ансард словно угадал его мысли, — я возьму отсюда все, что может мне понадобиться в самое ближайшее время. А потом… что ж, ничто не длится вечно, и рано или поздно вода спадет — а вашим хоромам она не причинит вреда, я уверен… вы ведь предусмотрели такую возможность.

«Сукин ты сын», — устало подумал Леон.

Миниатюрные приборы непонятного назначения (на самом деле — медицинский анализатор, аптечка с напором ампул и крохотная видеокамера) тоже отправились в суму.

— Вы, конечно, тоже будете утверждать, будто это годится лишь для ваших странных занятий, — сказал Ансард, внимательно наблюдая за лицом Леона, — но это легко проверить. Во всяком случае, эта штука, — он ткнул пальцем в анализатор, — похожа на ту, из которой стрелял этот ваш воин в том окне.

И в самом деле, анализатор отдаленно смахивал на пистолет.

— Это вовсе не то, что вы полагаете, — возразил Леон, — это…

— Разберемся, — успокоил его Ансард. И укоризненно добавил: — Такое богатство, а вы им даже не пользуетесь.

Они направились к выходу из хранилища — дружинник с опаской держал наполнившуюся суму. Второй их спутник замыкал шествие.

Следующая дверь — единственная из всех — была заперта. Именно это и привлекло внимание Ансарда.

— Откройте, — велел он Леону.

— Здесь просто оборудование, — попробовал тот возразить.

— Утварь? — поднял брови Ансард. — В таком случае, зачем же ее запирать?

Раз остальные двери были открыты, то именно за этой, по его мнению, и скрывалось самое ценное. Леон поколебался. За дверью была аппаратная. Вся тонкая механика — ретранслятор, генераторы, портативная энергостанция… «Что он поймет в этом, — подумал он, — потыкает пальцами и успокоится». Аппаратура на станции была хорошо защищена на случай таких вторжений — обычный порядок вещей в дальних экспедициях.

— Там машины, — сказал он наконец, — они обогревают и освещают комнаты, вот и все…

— Очень хорошо, — кивнул Ансард. — Механизмы? Боевые механизмы?

— Какие там боевые, — Леон устал спорить, — говорю вам, их нельзя использовать не по назначению. А назначение их — давать тепло и свет.

— Вот мы и посмотрим, — Ансард был непреклонен. — Отпирайте.

Леон, вздохнув, положил пальцы на кодовый замок и набрал шифр. Дверь, тихо щелкнув, отворилась. Гул, чуть слышный прежде, стал громче.

Аппаратура была вмонтирована в стены — датчики мягко мерцали, заливая комнату своим собственным светом.

Ансард быстро вошел в помещение и теперь стоял посреди комнаты, озираясь по сторонам. Огоньки датчиков освещали его суровое лицо с резкими чертами — среди всей этой машинерии он, в своей охотничьей одежде и длинном плаще, казался чуждым и нелепым — существо, принадлежащее другому миру.

— Это не похоже на боевые механизмы, — сказал наконец он.

— А что вы ожидали тут увидеть? — кисло спросил Леон. — Осадные машины?

— Что-нибудь полезное, — неопределенно ответил Ансард. Он подошел к панели ретранслятора и потрогал кончиками пальцев холодную гладкую поверхность. — Это что?

— Переговорное устройство, — неохотно сказал Леон.

— Вот как? Не похоже. Оно действует?

— В принципе — да. Но не сейчас.

— Наверняка не действует. Иначе бы вы вызвали помощь.

Он холодно посмотрел на Леона.

— Вы — народ лжецов. Как я могу верить тому, что вы говорите? Может быть, это вовсе и не переговорное устройство… может…

Его пальцы нащупали замок на панели и повернули его — крышка откинулась и обнажился пульт управления.

— Странное приспособление, — произнес Ансард — эти штуки… Что случится, если я нажму на них?

— В общем, ничего, — сказал Леон, — но лучше этого не делать.

— Нажмите сами. Впрочем… нет.

Он повернул рубильник генератора. Свет в комнате мигнул и погас.

— Ага, — удовлетворенно произнес Ансард и вернул рубильник в исходное положение. Свет загорелся снова.

Он прошелся по комнате, трогая все рубильники по очереди. Леон напрягся и затаил дыхание. И впрямь, неожиданно Ансард резко остановился и уставился в стену — здесь была еще одна панель, утопленная в обивку. Заметить ее было практически невозможно — Просто еще одна плита среди множества таких же плит. И все-таки Ансард ее заметил. Он поскреб ногтем потом достал охотничий нож и аккуратно ввел лезвие между плит. Замок не должен был открыться, но все-таки открылся.

«Не может быть», — отрешенно подумал Леон.

Крышка отвалилась, и обнажилась еще одна панель с алой надписью:

«СИСТЕМА АВАРИЙНОГО УНИЧТОЖЕНИЯ».

— Что это? — спросил Ансард.

— Это нельзя трогать, — торопливо сказал Леон, — это…

— Нельзя трогать, вот как? Ансард задумчиво разглядывал пульт.

— Быть может, это то, — произнес он наконец, — то самое.

— Вовсе нет.

«Там предохранитель, — подумал он, — и пломба. Электронная пломба. Шестизначный код».

Медленно, осторожно Ансард повернул предохранитель. Высветилось окошечко. Наугад нажал на цифровую панель, на ней выскочила цифра «пять».

Закусив губу, Леон наблюдал за ним.

— Нужно заполнить окошечко магическими символами, верно? — обернулся к нему Ансард.

Леон не выдержал. Не обращая внимания на дружинника, точно молчаливая тень маячившего у него за спиной (второй замер у входа в аппаратную), он кинулся к Ансарду и схватил его за руку:

— Оставь ее в покое, ты, идиот!

Ансард стряхнул его, точно надоедливое насекомое.

— Держите его, — велел он, не оборачиваясь. Теперь уже двое воинов скрутили Леону руки — он мог лишь беспомощно наблюдать, как Ансард тычет пальцем по цифровой панели. Выскочила вторая цифра — на этот раз единица.

Этого не может быть, беззвучно повторял Леон, этого не может быть.

Опять пятерка.

Шесть цифр… вероятность совпадения… почти нулевая… он же тычет наугад! Это все равно что посадить за пульт управления обезьяну! Восьмерка… Ноль… У Леона потемнело в глазах. Он почти повис на рукax у стражников. Ансард оглянулся на него, задумчиво кивнул, отвечая своим мыслям.

И нажал на панель. В окошечке высветилась последняя цифра. Семь.

И словно в ответ неслышному вздоху Леона раздался прерывистый вой сирены. Свет замигал, из желтого стал красным — ярко-красным, лицо Ансарда казалось политым кровью.

— Отмените! — закричал Леон, перекрывая вой сирены. — Отмените приказ!

— Что? — Ансард непонимающе смотрел на него.

— Отмените! Нажмите на «сброс»! Скорее!

— Я не понимаю, что вы говорите…

Истошный вопль сирены и чехарда огней оказали на Ансарда магическое действие: он застыл, тупо озираясь по сторонам.

— Велите своим людям меня отпустить, — Леон отчаянно забился в руках стражников, — я сброшу код! Ансард! Время… время истекает.

Ансард открыл рот, потом снова закрыл. Его люди, нe получив приказа, стояли неподвижно, зажав Леона железной хваткой. Им тоже было не по себе — он чуствовал, как напряжены их мышцы.

Свет мигал все отчаянней, гудки сирены слились в сплошной протяжный вой, и его перекрыл чужой, ровный, механический голос:

— ЗАПУЩЕНА СИСТЕМА САМОУНИЧТОЖЕНИЯ. У ВАС ОСТАЛОСЬ ДЕСЯТЬ МИНУТ, ЧТОБЫ ПОКИНУТЬ УБЕЖИЩЕ И УДАЛИТЬСЯ НА БЕЗОПАСНОЕ РАССТОЯНИЕ. ЗАПУЩЕНА СИСТЕМА САМОУНИЧТОЖЕНИЯ У ВАС ОСТАЛОСЬ…

— Что он говорит? — растерянно спросил Ансард.

— Он говорит, что сейчас все здесь взлетит на воздух. Ансард, нужно уходить! Немедленно!

Это Ансард понял.

Они бросились бежать по коридору — отблески сигнальных огней пробегали по стенам, точно пламя пожара.

Пол убежища тихо вибрировал…

Они выскочили наружу — дождь, ударивший им в лицо пополам с ветром, сейчас показался благословением. Ансард стремительно пошел к лодке — не унижая себя до того, чтобы пуститься бегом, он тем не менее передвигался очень быстро. За ним последовали дружинники, по-прежнему не отпуская от себя Леона. Гул сирены разносился над Фемброй — чуждый, неуместный, точно гоночный автомобиль в коровнике.

— Случайное совпадение чисел, — бормотал Леон, задыхаясь на бегу, — случайное совпадение.

— Мы разбудили ваших демонов! — Ансард обернулся к нему, его глаза были белыми от ужаса и ненависти.

— Не мы — вы разбудили! — огрызнулся Леон. «Ретрансляторы, — в ужасе подумал он, — боже мой, ретрансляторы…»

Лодка покачивалась на мелкой волне там, где они ее оставили. Наконец-то Леон почувствовал, что чужая хватка ослабела, — он прыгнул в лодку вслед за Ансардом. Охрана последовала за ним. Не дожидаясь, пока все усядутся, Леон включил мотор, и крохотное суденышко понеслось наперерез течению к далекому берегу.

Вой сирены несся за ними, точно вопли разъяренных эриний.

Дружина Ансарда расположилась на берегу — люди встревоженно прислушивались к странным звукам, доносящимся с загадочного острова. Берг, по-прежнему связанный, был среди них — дождь не проникал под натянутый тент, но вода струилась у ног сидящих, образуя миниатюрные водовороты.

Леон направил лодку прямо на берег, и она ворвалась на отмель, по инерции пронеслась еще несколько метров, скребя днищем по песку и илу, и наконец остановилась. Леон спрыгнул, не дожидаясь остальных, и, увязая в сыром песке, бросился к лагерю.

— В укрытие! — кричал он на бегу. — Все в укрытие!

— Что ты там натворил, черт возьми? — в свою очередь, заорал Берг.

— Ничего! Ничего я не делал! Это… случайность. Скорее.

Берг недоверчиво покачал головой, но на разговоры не было времени. Леон ухватил Ансарда за рукав:

— Да велите же отпустить его! И отгоните подальше своих людей! Сейчас тут будет такое…

Ансард секунду поколебался, оглянулся на далекий остров — сирены вопили так, что по воде бежала мелкая рябь, — потом все же решился.

— Отпустите его, — велел он дружинникам, коротко махнув рукой.

И сам побежал следом за Леоном, который сломя голову несся к ближайшему холму, чтобы укрыться за егo склоном. Леон обернулся — путы мешали Бергу двигаться, Ансард вновь что-то коротко сказал — двое Дружинников подскочили к Бергу и поволокли его за собой, ноги Берга чертили по песку…

Стоило им, скатившись со склона, плюхнуться в лужу у подножия холма, как сирена смолкла — на смену ей на миг пришла столь же оглушительная тишина, потом раздался взрыв. Земля под ногами дрогнула, точно раненое животное, с вершины холма на головы полетели хлопья мокрого песка.

Леон поднял голову — с волос посыпались песок и древесная труха — и осторожно, краешком глаза взглянул…

Над Фемброй стоял столб огня.

«Хорошо хоть бомбы термические, — подумал Леон. — Хоть что-то мы предусмотрели. Нам только ядерного взрыва тут не хватало!»

— Ну, спасибо! — сказал Берг сквозь зубы; он лежал рядом, неудобно вывернув связанные запястья. — Как это ты так хорошо сообразил!

— Черт, — устало огрызнулся Леон, размазывая по лицу грязь, — говорю тебе, я тут ни при чем. Я ничего не смог сделать. Он каким-то чудом ухитрился снять пульт с предохранителя и набрать код.

— Он? Набрать код? Шестизначный? Ни разу не ошибившись? Ты что, Калганов, с ума сошел?

— Это мир с ума сошел, — вяло отозвался Леон.

— Как мы теперь свяжемся с Землей, черт возьми? С базой? Сообщение могло наладиться со дня на день, а теперь…

— Говорю тебе, он просто набрел на пусковую панель, открыл ее, снял с предохранителя и набрал код. Как будто его кто-то под руку толкал.

— Что толку перекидывать вину на аборигена? Ты обязан был это предусмотреть.

— Как?

Столб огня съежился, провалился внутрь. Воздух над рекой дрожал и плавился, волна жара докатилась до них — она ударила Леона по лицу, точно пощечина.

Вдали, оставленные под зашитой деревьев, храпели и рвались с привязи лошади.

Он поднялся и осторожно выглянул из своего укрытия. Фембры не было — вернее, от острова остался лишь клочок земли — беспорядочное нагромождение скал и вывороченного грунта.

— Передатчик, — горько проговорил Берг, — все системы связи… Энергетическая установка… Мы…

Леон осторожно огляделся. Люди Ансарда постепенно поднимались с земли, перешептывались, глядя на тусклую воду…

— И мы еще собирались затаиться! Затаиться! Ты мог бы с тем же успехом вывесить в небе рекламное объявление, — продолжал ворчать Берг, — мол, вот они — мы! Приветствуем братьев по разуму! Такой фейерверк… Да если этот сукин сын Ансард нас не прикончит, нас экспертная комиссия на клочки разорвет. Такой клинический непрофессионализм! Вместо того чтобы тихо-мирно дождаться возобновления связи и отправить Красный Сигнал! А теперь…

— Что толку, — Леон вздохнул, — понятное дело. Мы не сможем послать Красный Сигнал. Мы и сигнала о помощи дать не сможем. Остается рассчитывать лишь на Вторую Комплексную, а когда она будет, неизвестно. Впрочем, если от нас не будет поступать никаких сообщений, возможно, Служба и примет какие-то меры…

— Маловероятно, — тускло ответил Берг. — Они решат, что это — последствия вспышки новой… даже если точка перехода вот-вот откроется… устойчивая потеря проницаемости на микропространственном уровне — такое уже бывало. Что он успел забрать?

— Ерунду. Камешки… тряпки… аптечку. Все — по мелочам.

— Ясно…

Люди Ансарда, все еще во власти пережитого ужаса, торопливо сворачивали лагерь, успокаивали лошадей — сумка с трофеями уже была приторочена к седлу Ансарда. Сам Ансард стоял на песке, заложив руки за спину и устремив взгляд на то, что осталось от Фембры.

— Пленников — в повозку, — распорядился он.

На них он глядеть избегал — должно быть, стыдится, что дал волю страху, подумал Леон. Охранник подошел к нему с обрывком веревки в руке, и Леон покорно дал себя связать — на него навалилось всепоглощающее безразличие. Берг тоже молчал. «Злится на меня, — подумал Леон. — Как будто это я виноват».

Они пустились в обратный путь — сумка с трофеями у седла Ансардова жеребца, а они сами — упакованные не менее надежно, чем трофеи, — в повозке, которую сопровождали еще двое людей из отряда — по одному всаднику с каждой стороны. «Теперь он будет нас беречь, — подумал Леон, — теперь мы — единственное, что у него осталось… Во всяком случае, он не убьет нас сразу, а постарается вытянуть все, что возможно, — скажем, про горючую смесь эту чертову… Он деловой человек, Ансард, — и время его поджимает. Впрочем, будь у него больше времени, возможно, было бы еще хуже…»

Повозка тащилась по лесу — конные ехали бы быстрее, если бы не необходимость тащить тяжелый эк