Черно-белое (fb2)


Настройки текста:



Ринка Кейт Чёрно-Белое




***

Устроившись на удобном лежаке и закинув руки за голову, Саша возлежал на лужайке дачи, которая принадлежала мужу его сестры, и наслаждался теплом солнечных лучей. Сегодня был второй день его небольшого отпуска, и он мечтал провести его мирно, на природе, что и предложила ему любимая сестренка, Ника. Обычно, летом на даче Дениса всегда было многолюдно, потому что хозяин любил приглашать сюда друзей и устраивать вечеринки. Но сейчас все было немножко по-другому, потому что он и многие его друзья обзавелись семьями, детьми, и молодые родители с удовольствием отдыхали здесь, вывозя своих чад на свежий воздух. Например, как его сестра, которая была в декрете и воспитывала маленькую дочку. Племяннице недавно исполнился один год, и эта кроха была очень похожа на мать, влюбляя в себя всех вокруг и его в частности. Саша безумно любил свою племянницу, Ладу, а вот ее любовь завоевать у него получилось не сразу. Поначалу малышка боялась и все время плакала у него на руках. Ника лишь смеялась над взволнованностью брата по этому поводу, списывая испуг дочки на слишком большие габариты ее дяди. Саша лишь пожимал широкими плечами, отвечая, что кроха еще не понимает, какой дядя ей достался, обещая заботиться и оберегать свою племяшку. На что Ника обычно качала головой, с укором и шуткой напоминая, что его чрезмерная забота способна пойти совсем не на пользу, и если бы Саша немного настоял когда-то на своем, то его любимой Лады могло бы и не быть.

После обеда солнце палило уже не так сильно, иногда прячась за тучами. Сквозь линзы солнечных очков, Саша смотрел, как они медленно плывут по голубому небосводу, меняя форму. И просто ни о чем не думал. Жизнь была прекрасна. Он жил в столице, там же и работал инструктором по фитнесу, ни в чем не нуждался, ни о чем не заботился. В отличие от сестры, он еще не обзавелся семьей, да и не особо к этому стремился. Просто, еще не встретилась ему девушка, которая бы его зацепила. А все остальное ему было мало интересно. Хотя, его любимая сестренка уже начинала перебарщивать со своей ролью свахи, знакомя его с каждой "хорошей" девушкой. Только, стоило ему увидеть то, каким голодным взглядом на него смотрела каждая эта "хорошая" девушка, и ему становилось противно. Обладая подтянутым телом с умеренно раскаченными мускулами, ему не нравилась роль "конфеты" — как его однажды назвали. Он занимался спортом не для того, чтобы на нем висли голодные девчонки-однодневки, которых не интересовало ничего, кроме его тела, будто он больше из себя ничего и не представляет. И именно потому, что многие девушки не слишком серьезно его воспринимали, он до сих пор был одинок. И к довершению этого — слишком глубокий шрам оставила у него внутри одна красивая кокетка, которая однажды поиграла с ним и выкинула. "Ты просто вкусная конфета, не больше" — вспоминал он ее слова, сказанные со смехом, и до сих пор внутри разливалась горечь.

И стоило ему закрыть глаза, нежась под выглянувшим из-за туч солнышком, как услышал щелчок фотоаппарата. Открыв глаза, Саша увидел возле себя сестру Дениса, Ксению. Наведя на него массивный аппарат, она прощелкала пару снимков из разных ракурсов. Чертов фотограф!

— Тебе что, одного моего фото мало будет?

— Я редко делаю один снимок. Мне нужен материал, из которого я потом смогу выбрать самое хорошее фото, — бесстрастно ответила девушка, снова щелкая камерой и все больше раздражая его.

— Иди лучше цветочки поснимай, — недовольно буркнул Саша.

Девушка замерла, опуская камеру, и посмотрела на него прищуренными глазами. Было похоже, что он ее обидел.

— Спасибо, меня еще не обзывали настолько дешевым фотографом.

И повернувшись, она пошла в дом, откуда доносилось все больше голосов. Видимо, все начинали просыпаться после обеда и выползать на ужин. Саша проводил Ксению взглядом и снова закрыл глаза, чертыхаясь, что она все еще стоит перед его взором. Она была как раз из той породы, которая ему не нравилась — избалованная девчонка из богатой семьи. И еще больше ему не нравилось то, что Ксения была слишком… красива — необычная и строгая блондинка с голубыми глазами и очень изящной фигуркой.

Он познакомился с ней незадолго до свадьбы сестры и сразу воспылал неприязнью. И на все ее смелые намеки дал ей тогда четко понять, что она его не интересует. На что та гордо подняла голову и стала демонстративно отвечать ему тем же. Видимо, девушка не привыкла получать отказы. Все, кто замечал их общение, никак не могли понять, почему те так друг к другу относятся. А Саша понимал лишь то, что она ему не нравиться, и отчасти именно тем, что все равно притягивает его взгляд каждый раз, когда появляется. Его всегда бесили такие избалованные и нескромные девицы, но в Ксении было еще что-то такое, отчего он сквозь свое раздражение чувствовал это самое притяжение. И такое его ощущение было для него непривычным и совсем неправильным.





***

Заходя в дом, Ксюша включила на камере режим просмотра с желанием немедленно удалить то, что наснимала минуту назад. Этот Саша был невыносим. Остановившись, она начала просматривать черно-белые снимки, на которых запечатлен красивый мужчина с обнаженным торсом — сильные руки подпирали голову, на которой красовались солнечные очки, скрывая глаза и делая акцент на губы и подбородок, а раскаченная грудная клетка так и притягивала к себе шаловливые пальчики. Да из него получился бы отличный позер для отличных кадров. Ксюша закусила губу, тормозя разгулявшееся воображение, как творца, так и просто девушки, и напоминая себе, как относится к этому субъекту. Но, пожалуй, она все-таки оставит эти снимки.

Их отношения не заладились с первой встречи. Ксюша захотела его сразу же и по привычке начала применять свои обычные приемы обольщения, наткнувшись лишь на холодное безразличие, которое было для нее непривычно. Обычно, она получала любого, или почти любого. В ее арсенале была красивая внешность, идеальная фигура, интересный образ и род занятий. Она привлекала многих мужчин, но только не этого Сашу, такого… притягательного и "вкусного". Она никогда не влюблялась и не относилась к отношениям серьезно, открыто предлагаю каждому лишь мимолетное удовольствие или короткие отношения с приятным времяпровождением. Кого-то это устраивало, кого-то нет, но ей было все равно. Она такая, какая есть. А серьезные отношения были для нее слишком сложным делом, чтобы суметь их построить. И в конце концов, она была со всеми честна… по большей части.

Ксюша привыкла жить свободной и яркой жизнью, не на чем не зацикливаясь, кроме фотографии, что было ее интересом, работой и жизнью. Она была фотографом и творила в этом же искусстве. Ксюша даже редко выходила куда-то без своей камеры. А все потому, что бывало очень обидно, когда она видела превосходный кадр и не имела с собой хоть какого-то аппарата, который бы смог запечатлеть это на снимке.

— А ну покажи, что ты там наснимала, — сказал Денис, спускаясь к ней по лестнице со второго этажа.

Ксюша отдала ему камеру, наблюдая за Никой и Алиной. Девушки выходили с дочками на улицу, увлеченно беседуя на тему о детях. Ксюше порой казалось, что ей совсем не место среди семейных друзей своего брата, и то, что она сейчас именно здесь, было дня нее редкостью. Она и приехала на дачу только потому, что устала от пыльной столицы, и брат соблазнил ее отдыхом, попросив немного пофотографировать племянницу, жену и всех присутствующих.

— Хорошие кадры, — с улыбкой ответил брат, целуя ее в щеку и отдавая камеру. — Ты умничка.

— Спасибо, я знаю.

— Ты когда уезжаешь, — спросил Денис, проходя на кухню, где полез в холодильник за лимонадом.

Проследовав за ним, Ксюша села на стул и повернула голову к окну, выходящему на веранду, где сейчас стало оживленно.

— Не знаю, может сегодня.

Увидев Ладу, Саша расплылся в улыбке, снимая очки и забирая ее у Ники. Ксюшу умиляло то, как этот большой и сильный мужчина трепетно и заботливо относился к племяннице. А на его фоне малышка выглядела еще крохотнее, чем была на самом деле.

— Что так быстро? Осталась бы подольше.

— И что я тут с вами буду делать?

— Отдыхать. Сегодня вечером шашлычок пожарим, завтра съездим на речку.

— Динь, я хоть и люблю детей, но я не совсем к ним привыкла. У меня голова взорвется от детского крика. Это не отдых. Тем более, если еще Лизка приедет со своим семейством.

— Ой, не преувеличивай. И сегодня еще не только Лизка приедет. А детей вечером спать уложим. Будет весело. Оставайся. Тем более, кто будет нас снимать? — лукаво спросил Денис, разливая лимонад по стаканам.

— Ну хорошо, я подумаю над твоим предложением, — ответила Ксюша, взяв один стакан с прохладным напитком.

Поставив остальное на поднос, Денис вышел на веранду. А Ксюша пошла к себе в комнату и включила ноутбук. Пока она разглядывала и правила свои фотографии в фотошопе, быстро наступил вечер. К этому времени к ним подъехало несколько машин. Из окна Ксюша смогла увидеть новых гостей — Лизу с мужем Кириллом и маленьким сыном, Алешей; Сэма, с новой девушкой; еще одного друга Дениса, Толика, и две малознакомые ей дамы, симпатичные. Компания собиралась, но не ее, да и шумной вечеринки все равно не будет. Хотя, можно для разнообразия и так провести время.

Встав перед раскрытым шкафом, Ксюша задумалась над тем, что бы такое надеть. Хотелось выглядеть скромнее, но не менее привлекательно, хоть и стараться было особо не для кого. Александр вряд ли способен будет оценить все ее старания. В результате, Ксюша надела узкие джинсы с заниженной талией и черный топ, который выгодно подчеркивал все ее достоинство третьего размера. Пару браслетов и колец, пояс, прекрасно гармонирующей с золотой цепочкой на шее, на голове тугой конский хвост из светлых волос, легкий мейк-ап, и Ксюша была готова. Взяв фотоаппарат, она спустилась вниз.

— Ксюха! — радостно воскликнул Сэм, кинувшись ее обнимать. — Как приятно тебя здесь видеть.

— Привет Сэм, я тоже соскучилась, — ответила Ксюша, целуя друга в щеку.

С Сэмом у нее сложились отличные отношения. Он был для нее почти таким же хорошим другом, как и для Дениса. Начиналось все с взаимной симпатии и долгого кокетства, которое переросло в нечто большее, танцуя на грани, где заканчивалась дружба, и начиналось "непонятно что". И хорошенько подумав, они оба решили, что дружба стала для них дороже.

— Как успехи? — спросил он у нее.

— Отлично. Собираюсь выставлять свои работы на новой выставке. Ты придешь?

— Конечно, Ксюх, ты еще спрашиваешь, — ответил он, обхватывая ее за талию, — Пойдем, я тебя кое с кем познакомлю.

Сэм потащил ее к девушке, которая сидела возле Ники, смущено косясь в их сторону и улыбаясь Ладе, топчущейся на маминых коленях.

— Ксюша — это Маша, Маша — это Ксюша.

Встав, девушка неуверенно протянула ей руку. Совсем молоденькая, а возможно, еще и девственница. Ксюша, улыбаясь своим мыслям, что Сэм никогда не меняется, положила ему на спину руку и незаметно для девушки опустила ее вниз, ущипнув Сэма за задницу. И по ухмыляющемуся лицу друга Ксюша заметала, что он понял, к чему она это сделала. Зато, этого, похоже, не понял Саша, который в это время проходил мимо них, одаривая Ксюшу строгим взглядом. "Да и черт с ним!" — подумала она, отворачиваясь снова к девушке, которая смотрела на камеру в ее руках:

— Очень приятно познакомиться. Сэм говорил мне, что вы фотограф и даже показывал мне несколько ваших фотографий. Мне очень понравились.

— Спасибо, очень рада, — ответила Ксюша, стараясь улыбаться как можно приветливее, и сомневаясь, что эта молодая и наивная девчонка смогла правильно оценить ее работы. Хотя, главное, что они ей понравились.

Вскоре, запахло шашлыком. Негромко играла музыка. Дети постепенно начинали капризничать, предупреждая о том, что им пора спать. Ксюша ходила туда сюда, делая снимки, общаясь со знакомыми людьми, переговариваясь иногда с друзьями и подругами по телефону, и задумываясь над тем, значат ли что-то мимолетные взгляды Александра. Они не были такими, к каким она привыкла — слишком хмурые и холодные, но они были, а это должно значить, что он обращает на нее внимание. Этот ребус Ксюша пыталась решить весь вечер, смеясь в душе над тем, что для нее стала загадкой такая мелочь. Обычно, она сразу понимала, насколько кому-то нравится или не нравится. У мужчин бывали и другие вкусы, в число которых она не входила. Но Саша вел себя не так, как все, не позволяя себя понять.

Но его холодность была обращена не только на нее. Как ей сказал по секрету Денис, две новые девушки были подругами Ники, которая тех специально пригласила для Саши, в надежде, что какая-то из них ему понравиться. У жены брата была навязчивая идея найти Саше подругу для длительных отношений. И хоть за полтора года ее старания не возымели успех, та все равно упорно с кем-то его знакомила. Такая новая информация немного поменяла ее мнение о Саше, делая его еще более "вкусным" из-за такой привлекательной холодности. Его лед так и манило растопить, обещая много интересного. Ксюша редко старалась добиваться мужчин, потому что, либо этого делать было не нужно, либо не было настроения, такого, вот как сейчас…

— Не нравиться мне этот хищный блеск в твоих глазах, — шепнул ей на ухо подошедший Сэм. — Сомневаюсь, что Сашка тебе по зубам.

У Ксюши округлились глаза от такого наглого заявления.

— Между прочим, звучит, как провокация.

— Что за провокация? — спросил любопытный Толик, краем уха уловив ее слова, пока усердно жевал недалеко от них кусок шашлыка.

Пониженным тоном Сэм пояснил:

— Я вот считаю, что Ксюха не сможет соблазнить Сашку. А ты как думаешь?

Взглянув на упомянутый объект спора, и немного подумав, Толик ответил:

— Я тоже так думаю. Готов поспорить.

На лицах обоих появилась лукавая ухмылка. Толик был любителем различных пари. И он достаточно знал Ксению, и уже узнал Сашу, чтобы представлять, о чем сейчас спорил.

— На что спорим? — уверенно спросила Ксюша.

— Ну… давай на желание, — предложил Сэм.

Ксюша переглянулась с Толиком. Тот пожал плечами:

— Я согласен.

— Так с кем я спорю? С вами двумя? Это не честно.

— Мы придумаем одно желание на двоих, — сказал Сэм.

Ксюша посмотрела на Сашу. Он сидел в компании Ники, Алисы и Дениса, небрежно держа в руке стакан с лимонадом. Этот парень, ко всему прочему, еще и не пил спиртные напитки. Сплошной идеал! Повернув голову в сторону Ксюши, он поймал ее взгляд. Рядом сидящий Денис ему что-то сказал и застыл в ожидании ответа. Но Саша продолжал смотреть ей в глаза, пока брат его не толкнул, чтобы привлечь внимание. Ксюша улыбнулась.

— Хорошо, я согласна, — ответила она ребятам.



***

Сидя на лежаке рядом с Денисом, Саша смотрел на Ксению. За целый вечер они не раз обменивались мимолетными взглядами, но она, обычно, высокомерно отводила глаза, либо бросала такие же высокомерные взгляды. А сейчас Ксюша смотрела на него в упор, с легкой улыбкой на губах. И отвечая на этот взгляд, Саша не мог понять, что бы это значило.

— Эй, Саш, — толкнул его в бок Денис. — Так ты мне ответишь?

— Извини, о чем ты спрашивал? — уточнил Саша, поворачиваясь к другу и в раз закипая, что так отвлекся на Ксению.

Денис посмотрел туда, куда секунду назад был обращен его взгляд.

— Вообще-то, я спросил — как тебе подруги Ники?

— Дэн, отстань. Вы с Никой начинаете уже перебарщивать.

— Я просто спросил.

Саша поднес к губам стакан, отвивая лимонад и косясь туда, где раздавался мелодичный смех Ксении в обществе Сэма и Толика. Подруга Сэма сидела с Лизкой, и в ее взгляде на ту же троицу уже проскальзывали искры ревности, и Саша был уверен, что девушке действительно есть из-за чего волноваться.

— А сестра моя тебе нравиться? — не унимался Денис.

— Нет, — коротко и быстро ответил Саша.

— Не верю.

— Твое право.

— Знаешь, она у меня не такая засранка, какой кажется. Просто она… такая.

— Это ты к чему мне говоришь?

— Да так, чтобы знал, а то у вас какое-то общение странное.

— А может, ты хочешь сосватать мне еще и свою сестру? Уже совсем такой безысходный случай? Да ей в первую очередь это не надо. Ты извини, но у нее на уме только одно — на кого бы залезть, да как побыстрее слезть.

Денис заметно напрягся, сцепив перед собой руки.

— Саш, давай договоримся так — скажешь еще одно неблагозвучное слово о моей сестре, я дам тебе в морду, а ты обижаться не будешь.

— Договорились, — буркнул Саша, отчасти понимая своего друга.

За свою сестру он бы заступался точно так же, а то и с первого раза, без предупреждения уже дал бы в морду. Саша признал свою неправоту. Он мог так думать, но не говорить это вслух, тем более Денису. И вообще ему не стоило о ней что-то говорить. Своей маленькой тирадой он сам себе уже доказал, что его волнует сестра своего друга. Если бы не волновала, он бы не говорил о ней, не думал и не смотрел в ее сторону так часто.

— Саш, — позвала его Ника, обрывая мысли. — Что скажешь о моих подругах?

Саша усмехнулся, качая головой.

— Подруги, как подруги. Ты меня уже когда-то с ними знакомила.

— Какой же ты упрямый, — возмутилась Ника. — Неужели тебе сложно чуть ближе с кем-то познакомиться? Вера прекрасно готовит, а Таня вообще умница — умная и красивая.

— Верю.

— Саша, — в голосе сестры появилась строгость, — если ты не уделишь внимание хоть одной из них, я тебя покусаю.

— Лучше соглашайся, — посоветовал Денис.

— Черт, ну что вы за зануды такие. Не приеду я к вам больше, — с улыбкой сказал Саша.

— Ну и ладно, — обиженно ответила Ника, сложив руки на груди. — Тогда ты больше не увидишь Ладу.

— Это шантаж.

— Ну и что? — фыркнул сестра. — Имею право.

Опустив голову, Саша смирился со своей участью.

— Хорошо. Передай своей подруге, что я жду ее на кухне. Там поспокойнее.

— Какой подруге?

— Любой, — ответил Саша, поднимаясь на ноги и направляясь к дому под возмущенные возгласы сестры, которой не понравилось теперь его такое безразличие к выбору ее подруги.

Проходя мимо веселой троицы, Саша бросил взгляд на Ксению, снова замечая на красивых губах кокетливую улыбку. Да что за наваждение! Ему срочно надо понизить свое внимание к ее персоне.

На кухне Саша решил от всего отвлечься и заняться делом. Он залез в холодильник, доставал несколько лимонов и бросил их в раковину. А пока наливал в чайник воды, заметил, как в кухню зашла Вера.

— Что делаешь? — спросила девушка, топчась у порога.

— Лимонад. На завтра уже ничего не осталось.

— Помощь нужна?

— Если желаешь.

Пока Саша ставил чайник на место и включал его, Вера подошла к раковине и принялась мыть лимоны. Саша встал у стола, сложив руки на широкой груди.

— Я не заметила, чтобы ты пил сегодня что-нибудь из спиртного.

— Я вообще не пью.

— Правда? А почему?

— Потому что тогда нет смысла заниматься спортом.

Девушка улыбнулась, домывая последний лимон. Саша подал ей дощечку с ножом и взял себе то же самое. Пока они резали лимоны, завязался небольшой разговор, преимущественно о еде. Вера рассказала, что любит готовить, даже спрашивала о вкусах Саши. Говорила она спокойно, где-то вдохновенно, но в минуты молчания Саша замечал, что ей становилось рядом с ним неловко. И девушка старалась как можно меньше на него смотреть. Видимо, стеснялась выдать с головой свое к нему влечение. И от этого самому Саше с ней было неловко, неуютно даже. Но это все для него было привычно. Некоторые девушки часто так с ним себя вели. Только Сашу это почему-то не вдохновляло.

Закинув нарезанные дольки лимона в большой графин, Саша повернулся за чайником, замечая в дверях Ксению. Девушка опиралась плечом о косяк, уже давно, похоже, стоя вот так и наблюдая за ними.

— Не помешаю? — спросила Ксюша, проходя к холодильнику.

Все промолчали. Вера засмущалась от присутствия Ксении, а Саша напрягся. Открыв холодильник, Ксюша нагнулась за чем-то к самой нижней полке, демонстративно выделывая каждое свое движение. И достав бутылку вина, подошла к нему:

— Не откроешь?

— Нет. Я занят. Попроси кого-нибудь из парней, — ответил Саша, всучив ей штопор.

— Я тебя прошу. Ты что, не парень?

Сжав зубы, Саша бросив на Ксению суровый взгляд, который она стойко выдержала. Вырвав у нее из рук вино и хватая штопор, так, чтобы не коснуться ее ненароком, Саша быстро вытащил пробку и протянул ей открытую бутылку. Но, сделав широкий шаг, Ксения накрыла его ладонь на толстом стекле и оказалась совсем близко, слишком близко, чтобы можно было сделать вдох. А ее губы скользнули по его губам, позволив почувствовать их вкус, пряностей и сладостей одновременно. Это Саша успел почувствовать за ту секунду, за которую ответил на такой напор, вздрогнув, как неопытный мальчишка. Но испуг от такой реакции заставил его взбрыкнуть. И грубо отталкивая от себя Ксению, Саша выдернул свою руку из ее, отпуская бутылку и слушая, как она разбивается у их ног, окрашивая пол из кафельной плитки и одежду в алый цвет. Ксения отскочила назад и вскрикнула, а Саша, стерев с губ ее поцелуй тыльной стороной ладони, гневно проревел:

— Черт! Твою мать! Ты что себе позволяешь?!

Посмотрев на свои испачканные джинсы, Ксения подняла к нему глаза:

— Ох, извините, Александр. Я и не знала, что вы такой недотрога.

Шагнув прямо на осколки битого стекла, которые захрустели под его ногами, Саша навис над Ксенией:

— Кажется, я тебе уже все сказал на этот счет.

Уперев руки в бедра, Ксения посмотрела на него с лукавой ухмылкой на губах, о которых Саша усердно старался не думать. Как же он был зол на эту чертовку! И как был зол на себя за то, что разрывался от желаний — оттолкнуть ее и поцеловать, продолжив то, что так грубо прервал.

И на его счастье, на кухне резко стало оживленно. Ведь если бы он дал немного слабины второму своему желанию, то его не остановило бы даже присутствие ошарашенной Веры, которая неподвижно стояла недалеко от них. Как не остановило и Ксению.

— Что у вас тут происходит? — с хмурым выражением лица, спросил Денис.

— Мама дорогая! — воскликнула Ника, смотря на пол.

— Попили винца, — добавила Алина, нянча на руках Ладу, которая во все свои красивые глазки смотрела на происходящее вокруг, держась одной рукой за соску у себя во рту.


***

Чтобы не пачкать весь дом, Ксения сняла джинсы на кухне, без стыда хвастаясь своим кружевным бельем. Разувшись, она скомкала грязную ткань, и с обиженным видом, на цыпочках, шагнула в сторону выхода. Но голос брата за спиной, заставил ее остановиться:

— Стоять! — Ксюша обернулась. — Так мне скажет кто-нибудь, что у вас тут случилось?

Зная их отношения, Денис явно чувствовал, что здесь произошло нечто большее, чем обычное недоразумение.

— Динь, блин, что у нас могло случиться? — сказала Ксюша. — Подумаешь, бутылку уронили.

— И кто уронил? — спросил брат, переглядываясь с нее на Сашу, который, в свою очередь, переглядывался с нее на Дениса.

— Да какая разница, — ответила Ксения, понимая, что они оба виноваты — она, как неумеха, которая совсем разучилась соблазнять мужчин, а он, как лопух, который прервал такой сладкий поцелуй… Ксении в один миг касания к его губам и телу стало мокро и жарко.

— Тогда вам обоим, мои дорогие, — ответил брат, тыкнув пальцем на друга и на сестру, — "наряд вне очереди" — будете отмывать кухню.

Подарив Саше гневный взгляд, Ксения продолжила путь к выходу. И когда она проходила мимо подруги Ники, та щедро одарила ее презренным взглядом. Подумаешь! Ей не привыкать к недовольству других девушек, которые не решались сделать того, на что решалась она, и за что те начинали испытывать к ней ревностную ненависть.

Бросив джинсы в ванной комнате, и надев шорты, Ксения вернулась на кухню, где Саша уже вытирал плитку пола мокрой тряпкой. Он был босой, а грязный низ брюк закатан почти до колен. Сбросив тапочки, Ксения подошла ближе.

— Тут есть еще тряпки? — спросила она, надеясь, что он знает эту кухню лучше нее.

— Я сам справлюсь, — буркнул он. — И здесь могут быть мелкие осколки, обуйся.

От такого ответа у Ксении вспыхнуло внутри желание просто сделать ему назло. Уверенно ступая по полу, Ксения решила сама проверить, найдется ли под раковиной еще один тряпка. Но дойти до нее ей не удалось — потеряв устойчивость на мокром кафеле, Ксюша поскользнулась, сопровождая свое падение криком. И только крепкие мужские руки, обхватившие ее за талию, не дали ей поцеловать этот самый, чертов кафель. А чтобы сделать свой сложный маневр для ее спасения, Саше завалился с корточек на задницу.

Пользуясь моментом и инерцией своего падения, Ксения подалась к нему, почти садясь сверху, почти касаясь лба своим, томно заглядывая в глаза, смотря на губы и приоткрывая свои в немом приглашении, пока ее руки скользнули по его рукам, ощупывая твердость и рельефность напряженных мышц. Ксения попыталась соблазнить и толкнуть Сашу на первый шаг, чувствуя, как сама уже запылала. Но этого шага не последовало, несмотря на то, что по мужчине было прекрасно видно — он жаждет поцелуя. Шумно выдохнув, Саша закрыл глаза, которые до этого плясами на ее губах, и сбросил Ксюшу на пол. А быстро встав, дернул вверх за предплечье, ставя на ноги и ее. От такой резкой смены положения тела, всплеска гормонов и недавно выпитого, у Ксюши закружилась голова, и она пошатнулась. Но крепкая рука Саши удержала ее на месте.

— Господи, еще не хватало, чтобы ты тут убилась или поранилась. Я же сказал, что сам справлюсь. И… — Сделав паузу, вместо которой должны были бы бать какие-то слова, Саша просто указал пальцем на дверь: — Иди отсюда. Мне твоя такая помощь не нужна.

— Ты… — выпалила Ксюша, и выдернув свою руку из его, ударила Сашу кулаком в грудь. — Ты холодная, эгоистичная ледышка!

И не дав ему возможности что-то ответить, решив при этом, что последнее слово должно остаться за ней, Ксения развернулась, и осторожно ступая по скользкому полу, пошла в свою комнату.

С таким успехом, она вряд ли кого-то соблазнит. Мужчины не любят, когда их обзывают. Хотя, Ксения старалась высказаться как можно мягче. А Саша заслуживал чего-то чуть более грубого в ответ на свою грубость и… безразличие. Да он словно евнух! Ведь заметно, что она волнует его, ан нет, все равно изо всех сил упирается, не позволяя даже поцеловать себя. Правда, от поцелуя до секса путь может быть очень коротким. А Ксюше нужно было именно затащить его в постель. Ради пари, ради своего ущемленного женского самолюбия, и ради своего удовольствия, желание которого получить уже начинало кружить ей голову.

К этому времени на улицу легли сумерки, дети давно спали, а родители вели тихую беседу на лужайке вокруг костра. Но Ксения спускаться к ним не захотела. Взяв халат, она отправилась в ванную. Теплая вода с пушистой и душистой пеной оказалась сейчас очень кстати, опуская в которую, Ксюша даже застонала от блаженства. "И все-таки, я ему нравлюсь", — подумала она, с улыбкой закусывая нижнюю губу. И пусть Саша оттолкнул ее, но он ответил на поцелуй. А значит, у нее все-таки есть шансы соблазнить этого мужчину, который так старался быть айсбергом. Она выиграет спор. Но дело было даже не в нем. Просто, Саша повел себя с ней не правильно, и Ксюша хотела заставить его признаться, что волнует его. Зачем так отрицать очевидное? Она же не отрицает. И была так заманчива сама мысль, оказаться с этим мужчиной в одной постели, нежится в его руках, обнимать своими и чувствовать в себе его жар…

Усмехнувшись, Ксюша заставила себя вернуться на землю и попридержать свои грезы. Саша совсем не прост, и он вряд ли сдастся "без боя". Но из-за этого все становилось только интереснее, желаннее и заманчивее.

Внезапно, тишину нарушила мелодия ее мобильника, которую Ксюша поставила только на одного человека. Хорошее настроение резко улетучилось. Взяв телефон и отключив звук, Ксюша бросила его в сторону. Звонок повторился еще раз… и еще раз, заставляя Ксюшу нервничать. Не всем мужчинам нравилось, что с ними играют, и не каждый принимал ее правила. Когда звонки прекратились, пришла смс от только что звонящего, от Артура: "Детка, ты меня расстраиваешь. Где ты?" Отключив телефон, Ксения снова его отбросила. Она совершенно не хотела разговаривать с этим человеком, ни сейчас, ни завтра, никогда.

Наконец, открылась дверь, и у порога застыл Саша, немного запоздало замечая ее.

— Тебя не учили закрываться? — недовольно спросил он.

— Я подумала, тебе тоже может понадобиться душ… или ванная.

Эта комната была сделана просторной и вмещала душевую, ванную, раковину и стиральную машинку. Причем, она была единственной ванной комнатой в этом доме.

— Спасибо за заботу, но я в ней не нуждаюсь, — буркнул он.

Высунув из пены одну ножку, Ксения провела по ней руками. Саша старательно отвел взгляд, закидывая в стирку испачканную одежду.

— Ты не мог бы и мои джинсы закинуть в машинку?

— Тебе надо, ты и закидывай, — ответил он, вставая перед раковиной, включая воду, и принимаясь умываться.

Ксения проглотила все гневные слова в его адрес, встала и вылезла из ванной, бесстыдно представляя его взору свое нагое тело со стекающей по нему водой и белой пеной. Она взяла свою одежду и сердито закинула в барабан машинки. Саша уперся руками в края раковины, посмотрев на нее через зеркало. От Ксюши не ускользнуло то, как он вцепился в эту раковину, что даже побелели костяшки пальцев, и как старался смотреть только ей в глаза. А когда она подошла к нему ближе, то заметила, и как играют скулы на его лице. Встав сбоку от него, Ксения плавно попыталась опуститься на корточки, но твердая рука обхватила запястье, не давая это сделать, и так сильно сдавила, что Ксения сжала зубы от боли. Синяки от его пальцев ей обеспечены.

— Пусти, — процедила она, встречаясь с его гневным взглядом.

Саша немного ослабил хватку.

— Отпущу, если ты отойдешь от меня.

— Отойду, если ты мне сам передашь стиральный порошок, который стоит в шкафчике под раковиной. Собственно, я именно его и хотела достать. А ты что подумал? — ухмыльнулась Ксения.

Его рука снова сильнее сжалась на ее запястье.

— Да отпусти ты! — закричала уже Ксюша, ударив его по плечу. — Больно ведь.

Подавшись к ней ближе, Саша прошипел:

— Перестань вести себя так.

— Так, это как?

— Как дешевая проститутка.

От такого оскорбления, Ксения возмущенно ахнула, замахиваясь рукой для пощечины. Но Саша перехватил ее, заламывая ей за спину, отчего Ксения прижалась к нему всем телом, почувствовав, как в живот уперлось доказательство ее недавних размышлений. От этого на губах Ксюши появилась улыбка.

— Если хочешь знать, то я предлагаю себя не каждому, особенно вот так настойчиво.

— Рад за тебя. Только, я не тот, кто способен поддаться на твои уловки.

— Правда? — кокетливо спросила Ксения, расслабляясь в его руках, начиная льнуть и таять, слегка касаясь щеки губами, и тихо шепча: — Я хочу тебя.

Саша вздрогнул и шумно выдохнул. Ксения уже почти начала ликовать победу, да только слишком рано…

— Правда, Ксения, правда, — хрипло ответил Саша, подхватывая ее на руки и почти бросая в ванную, так что Ксюша, вскрикивая, едва успела ухватиться за края, чтобы не соскользнуть в воду с головой, которая с лихвой выплескивалась на пол.

Развернувшись, Саша шагнул к двери, натыкаясь на Сэма. И слегка оттолкнув его в сторону, он вышел в коридор.

Быстро оценив ситуацию, Сэм спросил:

— Чего это с ним? Ксюх, неужто ты перешла в активное наступление?

Ксюша лишь скрипела зубами, удивляясь, как еще вода не закипела от ее гнева, который она источала. Да как он смеет так грубо с ней себя вести!? Она тут перед ним выплясывает в чем мать родила, а он! Как он смеет отталкивать ее? Нет, пари с Сэмом и Толиком отходило далеко на задний план. Здесь уже было дело в ее "женской чести". Ее ущемленному самолюбию был нанесен большой урон, и Ксения это так просто не оставит. Она твердо решила, что добьется Александра, любыми способами.



***

Саша зашел в свою комнату, с трудом удерживаясь от того, чтобы не хлопнуть дверью. Как-никак, в доме спали дети, и уже спала Лада.

Вот… блондинка!

Подойдя к окну, Саша открыл его и оперся рукой о раму. Свежий воздух ему не помешает, хотя предпочтительнее был бы ледяной душ. Он весь пылал от жара и возбуждения. Он еще никогда так не желал девушку, но это можно было отчасти списать на то, что именно эта девушка вытворяла. Саша, конечно, многое повидал, но так как Ксюша, так откровенно, еще никто не пытался его соблазнить. Он до сих пор помнил тепло ее губ, и до сих пор перед глазами стояло ее обнаженное тело, мокрое от воды, с золотистой кожей, тронутой загаром, со стекающей по ее изгибам мыльной пеной… и голубые глаза, в которые он заглядывал, когда прижимал все ее соблазнительное великолепие к себе… Саша тихо выругался, чуть ударив ладонью по оконной раме. Эта девушка заставила его почувствовать себя слабым, перед ней, перед собой, перед своими желаниями. И до такой степени возжелать ее всего за какой-то один день. Она и раньше притягивала его, но он не думал о ней так часто и не знал так много, сколько узнал за этот день. А узнав эту малость, захотелось гораздо большего.

С ее стороны было бесстыдно вот так показываться перед малознакомым мужчиной, так себя вести. Саша не уважал такое поведение и таких девушек, но все старания Ксюши возымели успех. Он едва смог сдержать себя, чтобы не дать ей того, что она хотела. Но нет, он не опуститься до такого унижения. Как-то раз, одной девушке удалось сделать из него дурака, но больше он не позволит так с собой играть.

Саша редко спал с кем-то без всяких отношений, но часто заводил короткие романы, только не с такими девушками, как Ксения. И похоже, уже сказывалось то, что у него давно никого не было. Все не о том он раньше думал, а сейчас стал думать только об этом. Неправильно. Для него такое было неправильно и совсем непривычно. Если только, не вспоминать один случай…

Ее звали Лена, прекрасная Елена. Красивая, яркая, соблазнительная, уверенная в себе, почти такая же, как Ксения. И Саша поверил в ее любовь, в которую она с ним играла, лгала в глаза. А потом она над ним посмеялась… "Ты просто вкусная конфета, не больше. А когда вкус конфеты приедается, то обычно берут другую. И зря ты решил, что у нас может быть что-то серьезное?"…

Саша стиснул зубы. Он до сих пор помнил их последнюю встречу, когда в один миг его любовь переросла в ненависть, причем, ко всем представительницам подобного сорта, которые не могут не привлекать, но оставляют в душе только горечь и пустоту, и доставляя лишь "искусственные" удовольствия, такие же лживые, как они сами. И черт бы побрал то, что его привлекают такие яркие девушки, такие, как Ксения, и особенно Ксения.

Чтобы снова не столкнуться с сестрой своего друга, Саша осмотрительно караулил коридор, и при первых признаках того, что ванная комната стала свободна, он поспешил ее занять. Холодный душ его остудил и прояснил мысли, так что можно было спокойно отправляться спать.

Утро же Саши, как обычно, началось с завтрака и разминки. И пока большинство еще спали, а молодые мамы уже суетились на кухне, Саша проводил время на лужайке. Он приседал, отжимался на разный манер и разминал мышцы. Отдых отдыхом, а телу нельзя давать поблажек. Физическая нагрузка для Саши была любимым занятием, и таким же естественным, как чистить зубы.



***

Проснувшись около девяти, Ксения не могла понять, отчего же ей так не спиться. Слишком рано, наверное, вчера легла спать, и все потому, что ночью нечем было заняться. Когда же ей надоело нежиться в постели, она поднялась, умылась и спустилась вниз, где на кухне уже царила суета.

— Привет девочки, — сказала она Нике, Алине и Лизе, а заодно и двум маленьким девочушкам. Лада сидела на высоком стуле, обсасывая что-то похоже на кусочек огурца, а дочь Алины, Светик, медленно жевала такой же продукт, но не откусывая, как положено, а просто делая в нем дырки.

— Доброе утро, Ксюш, — поприветствовала ее Ника, сидя за столом и что-то нарезая. — Бутерброд будешь?

— Нет, спасибо. — Ксюша подошла к плите и заглянула в турку, с радостью отмечая, что для нее тут кое-что есть. — Кроме кофе в меня сейчас ничего не полезет.

— Обалдеть, — протянула Лиза, вытянув шею и с интересом смотря в окно, — Сашка уже полчаса отжимается. Ника, да он у тебя маньяк какой-то.

Ника только улыбнулась.

— На моньячку сейчас больше ты похожа, — заметила Алина, — от окна глаз не сводишь.

Лизы быстро повернулась к ним, пытаясь скрыть свое смущение и свести все к маленькой шутке:

— Я просто смотрю и думаю — как жаль, что я уже замужем.

По кухне пробежали короткие девичьи смешки. Взяв в руки чашку с кофе, Ксения тоже выглянула в окно. Саша ходил по лужайке взад-вперед и разминал руки. На идеальном обнаженном торсе выступила испарина, которая поблескивала в лучах солнечного света. Ксения прекрасно понимала Лизу, радуясь тому, что та уже замужем. "Боже, как же он красив!" — думала про себя Ксения. — "Не подавиться бы слюнями". Она облизнула губы, вспоминая, как вчера целовала этого мужчину, жаль только, что невыносимо коротким получился этот поцелуй. Ну ничего, она заставит его захотеть и сделать куда большее.

— Знаешь, Лиз, — сказала Ника, — даже если бы ты была свободна, это могло бы ничего не изменить. Я уже устала искать ему девушку. Никто ему, видите ли, не нравится. У меня уже подруги все кончились. По второму кругу уже пошла.

— Ника, занималась бы ты своими непосредственными делами, — сказала ей мудрая Алина. — У тебя есть о ком заботиться. Саша уже взрослый мальчик, сам разберется.

— Но я только хочу помочь.

— Ты слишком навязчиво это делаешь. И возможно, именно поэтому он упирается против твоих подруг. И если ему ни одна с первого раза не приглянулась, то вряд ли стоит настаивать.

— Ты так думаешь? — с грустью спросила Ника.

— Я почти уверена.

— Ну, я не знаю. Может, просто стоит делать это не так навязчиво, — пожав плечами, сказала Ника уже как бы сама себе.

А Саша, тем временем, опустился на землю, уперся в нее кулаками и снова принялся отжиматься. Ксюша закусила губу, наблюдая, как играют мускулы на его руках и спине. Невероятно притягательное зрелище! Это надо видеть как можно ближе. И выйдя на улицу вместе с чашкой, Ксения удобно утроилась на лежаке, готовая открыто взирать на эту картину. Саша лишь бросил на нее короткий взгляд, продолжая радовать глаза своими физическими упражнениями. Но, то ли смутившись ее такого внимания, то ли закончив свою тренировку, Саша еще немного покружил по лужайке и подошел к ней:

— Что без камеры сидишь?

— А ты что, хотел мне попазировать?

— Нет, не угадала.

— А жаль. С тобой я могла бы сделать отличные фотографии. Может кофе? — мило спросила она, протягивая ему свою чашку.

— Я не пью кофе.

— Ммм… Как странно. — Поднеся ко рту отвергнутую чашку, Ксения сделала глоток восхитительного напитка. — Ты не пьешь ни кофе, ни спиртное, не куришь и не занимаешься сексом. Тогда от чего же ты получаешь удовольствие?

— От спорта, — сухо ответил он, так тяжело и соблазнительно дыша, что его чуть блестящая на солнце грудь ходила в такт дыханию, притягивая не только взор, но и ее губы и ладони.

— Ты извращенец. Знаешь об этом?

— Нет, не знал. Ты первая, кто мне это заявляет.

— Да я не удивлюсь, если буду первой у тебя в постели, — хмыкнула Ксения, получая наслаждение от такой провокации.

— Ты так уверена, что там окажешься?

— Ну что ты! Как ты мог такое подумать? Разве девушка не может просто помечтать?

На лице Саши показалась ухмылка.

— Мечтай. Но не пытайся воплотить свою мечту в жизнь. Только напрасно потратишь время.

"А это мы еще посмотрим" — подумала про себя Ксения, хитро улыбаясь и затыкая себе рот чашкой с кофе, чтобы не сказать это вслух. И сделав глоток, она угукнула ему в ответ, строя невинные глазки.

Окинув ее взглядом с белокурой головы до обнаженных ног, Саша отвернулся и зашел в дом, столкнувшись на пороге с Денисом. Поприветствовав друга, брат подошел к ней и сел рядом:

— Ты чего так рано проснулась? Одной плохо спиться?

— Именно.

— Может, для тебя тоже кого-нибудь к нам пригласить? Чтобы ты осталась.

— Динь, я и так останусь, и на надо за меня переживать.

Чтобы сделать очередной глоток кофе, Ксения поднесла чашку к губам. Но Денис не дал ей закончить движение, резко схватив ее за руку.

— А это что такое? — спросил он, смотря на ее запястье, на котором красовались маленькие синячки от кое-чьих пальцев.

Проговорив в уме короткое "Упс!", Ксения задумалась над ответом. Денис не был дураком, чтобы не понять, что именно это такое, и вопрос на самом деле звучал так — "Откуда это на тебе взялось?" И что она может ответить своему родному брату? Начни рассказывать, придется все объяснять, а правду выдавать не очень хотелось. И если Денис узнает, что она заключила пари, и его друг является главной жертвой этого пари, он вряд ли ее за это похвалит.

— Я вчера… когда мы с Сашей мыли пол, точнее… он мыл пол на кухне, отказавшись от моей помощи, я поскользнулась, и он поймал меня за руку. Думаю, тебе не надо пояснять, какой была его хватка.

Задумчиво водя большим пальцем по ее запястью, Денис смотрел на нее так, будто не верил.

— И что происходит между тобой и Сашей? — тихо спросил он.

— А что может между нами происходить?

— Ксюх, хватит юлить. Неужели, это такой секрет? Я тебе не муж и не парень, я брат, и я переживаю и интересуюсь жизнью своей любимой сестренки. И обычно, ты не пытаешься от меня что-то скрыть.

Ксюша почувствовала маленький укор совести.

— Ну… по-моему и так все прекрасно заметно. Просто, он мне нравится, но мое влечение остается без должного внимания. Ты не мог себе более дружелюбного друга найти?

— А Сэм уже что, не подходит?

— Сэм чудо. Вот если бы Саше немного добавить его дружелюбности, то это был бы мужчина моей мечты.

— Вам, женщинам, иногда невозможно угодить, — усмехнулся Денис, выпуская ее руку.

— Да, мы такие.

— А на счет Саши могу сказать одно: может, ты его и привлекаешь, как мужчину, но он вряд ли ответит тебе взаимностью.

— И почему же ты так считаешь?

— Он как-то всегда был более пассивен к девушкам, чем я, — ухмыльнулся брат, видимо, вспоминая свою дозамужнюю жизнь. — И скажу по секрету — однажды у него был неприятный опыт общения с девушкой… подобной тебе.

Ксюша выпрямилась, удивляясь таким словам брата:

— Что значит — подобной мне? Это какой?

— Ветреной и не постоянной, Ксюх. Ты еще скажи, что я не прав, — хитро прищурившись, уточнил Денис. — Тебе же не нужны постоянные отношения, верно?

Ксюша замялась.

— Ладно, ты прав, не нужны.

— Именно поэтому, он вряд ли поменяет свое отношение к тебе. После той девушки он на дух не переносит всех, кто на нее похож. Понимаешь, о чем я?

— Понимаю. Ты хочешь сказать, что если я хочу его увлечь, то мне надо предложить ему что-то более… постоянное? Может, крепких отношений или надежду на счастливую семейную жизнь? — усмехнулась Ксюша, мало себе такое представляя. Да она даже не захочет претворяться, чтобы дать ему понять свое желание такой перспективы. Она и так его соблазнит, пусть даже ему не нужна короткая интрижка. И как бы все не сложиться, а ему обязательно это понравится. Еще не один мужчина не говорил ей, что она где-то в чем-то была плоха.

— Я хочу сказать, что тебе лучше оставить его в покое и найти себе другой объект увлечения.

Ксения вздохнула:

— Хорошо, я подумаю об этом, но ничего не обещаю.

Брат усмехнулся, качая головой.

— Смотри у меня Ксюха, не наделай глупостей.

Широко растянув губы в улыбке, Ксюша подумала, что Денис немного опоздал со своим советом. Хотя, он бы все равно никак на нее не подействовал. А почему, ответ был очень прост — она любила делать эти самые глупости, без которых ее жизнь была бы тусклой и не такой интересной.



***

После тренировки Саша принял душ, не переставая при этом думать о Ксении и ругать себя за то, что не может относиться к ней равнодушно. Он еще не встречал таких нескромных особ, как она. Эта девушка открыто бросала ему вызов, провоцируя, соблазняя. И как можно было ей сопротивляться, когда одни мысли о ней будили желание. И почему именно она на него так действует? Именно такая взбалмошная и ветреная, которой кроме секса от него ничего не надо. Была бы она другой, он бы и вел себя с ней по-другому. Хотя, может "другая" Ксения его бы и не заинтересовала. И учитывая все эти мысли, он совершенно не мог себя понять.

Пока Саша играл и нянчился с Ладой на веранде, утро плавно перетекло в обед. Любимая племянница заставляла его забывать обо всем, занимая большую часть его внимание. Она грызла все, что попадалось ей под руку, смеялась от его кривляний, угукала и ползала по нему, один раз заставив сменить обписанную одежду.

Но, все это время рядом была и Ксюша. Она ходила со своей камерой, фотографируя понемногу всех, и его с Ладой не в последнюю очередь. Саше не нравилось такое ее излишнее внимание, как и близкое присутствие, но он молчал. Во-первых, из-за того, что рядом всегда находился кто-то еще, а во-вторых — чтобы не заводить с ней новый разговор, который непременно был бы таким же щекотливым и колким, как и все предыдущие.

После обеда они почти всей компанией решили ехать на речку. Погода стаяла солнечной и такой жаркой, что мысль искупаться уже казалась мечтой. И только Алина с мужем Дмитрием, пожелали остаться вместе с детьми на даче. Их и так получалось слишком много даже для двух машин — одиннадцать человек.

Саша сел в Ауди Дениса на переднее сиденье. Сзади запрыгнула Ника со своими подругами. Во вторую машину Сэма села его девушка, Толик и Лизка с Кириллом. Саша стал задаваться вопросом, куда же теперь сядет Ксения, если только, она решила не ехать. Как вдруг, сама девушка открыла его дверь и с улыбкой полезла в машину… на него сверху. Опешив, он даже не успел предпринять какие-то действия, чтобы ей помешать. Но мысль о том, чтобы выпихивать ее обратно, показалась ему смешной самому себе, что уже говорить о том, как это покажется со стороны. И только схватив ее за талию, когда девушка уже на нем мостырилась, раздвигая ноги и садясь лицом, Саша решил спросить:

— Эй, мадам, ты ничего не перепутала?

— Не думаю. А куда ты предлагаешь мне сесть? На девчонок? Или может к Денису на коленки, чтобы ему помогать рулить?

Брат усмехнулся, заводя мотор. Девчонки же сидели молча, хлопая на них глазами, и взгляд Ники довольным не был.

— Ладно тебе, Саш, — сказал Денис. — Тут ехать до речки минут пятнадцать. Потерпи уж Ксюшку. Не в багажник же ее сажать. А еще одну машину гнать нет смысла.

— И все же, я могу завести свою, — предложил Саша, которому совсем не нравилась лукавая улыбка на красивых губах Ксении, как и то, что в его штанах уже начинало становиться тесно от ее такого интимной и слишком тесной близости. А ведь он еще старался не дать ей сесть к нему ближе, почти до ломоты напрягая руки, в которые она упиралась всем телом. А под руками он чувствовал тепло ее кожи, потому что девушка была лишь в коротеньких шортах и в белом лифчике от купальника… Саша сильно занервничал, и он не знал, как себя повести — психануть и сделать по-своему, или постараться никого не смешить. Но Денис уже нажал на газ, включая музыку.

— Если нас поймают, кому-то придется платить штраф, — заметил Саша, следя за Ксенией.

— Я заплачу, не переживай, — ответил друг, осторожно катясь по дороге за другой их машиной.

Саша про себя крепко выругался, отворачиваясь к окну, сдаваясь и убирая с Ксении руки, которые слишком сильно жгла ее горячая и такая нежная на ощупь кожа. И он сразу же об этом пожалел — съехав еще ниже по его коленкам, Ксения убрала все расстояние между ними, упираясь в него мягкой и соблазнительной частью своего тела. Сдавив руками ее бодра, которыми она уселись на его уже возбужденную плоть, Саша сквозь зубы ей тихо процедил:

— Сиди смирно.

Ксюша многозначительно улыбнулась. Бросив на них взгляд, Денис попросил:

— Ксюх, только не приставай к Сашке.

Ксюша фыркнула:

— Ничего с твоим другом не случиться, если я немножко к нему попристаю.

— Кто-то сейчас останется на дороге, — прорычал Сашка.

Ксюша наклонилась к его уху и тихо прошептала:

— Да ладно тебе, я же чувствую, что тебе приятно мое присутствие. Будь мужчиной.

Саша закрыл глаза, пытаясь успокоиться и игнорировать запах ее волос, которые коснулись его лица, и ее кожи, которая была совсем близко от его губ, соблазняя ими к ней прикоснуться. Но как тут успокоишься, когда еще машина ехала по бездорожью, заставляя Ксению ерзать на нем, возбуждая до предела. А ее руки украдкой, но так бессовестно залезли под низ его футболки и обожгли тело. На что Саша заглянул ей в глаза и прошипел:

— Убери руки.

Ксюша только тихо рассмеялась, погладив кожу пальцами.

— Тебе разве не нравится?

— Нет.

— Врешь, — тихо сказала она ему в губы.

И тут Сашка сорвался — нервно выдохнув, он отпихнул от себя Ксению и повернулся к Денису:

— Останови машину.

— Саш…

— Дэн, я попросил — останови машину. Терпи сам свою сестру, а я лучше порулю.

Сзади послышались смешки девчонок. Ксения же возмущенно ахнула, но с кокетливой улыбкой сказала:

— Ну ты и хам…

— А ты, как я погляжу, оригиналка — еще ни разу не повторилась в оскорблениях.

— Так, хватит, — отрезал Денис. — Еще одно слово и вы оба у меня останетесь дома. Ксюха, вылезай.

Машина остановилась у обочины, и Саша тут же открыл дверь. Подняв вверх подбородок и с невозмутимым видом, Ксения, наконец-то, слезла с него и вышла из машины. Вздохнув с облегчением, Саша вылез следом, встречая ее строгий взгляд. Неужели обиделась? И как только набралась наглости! Невозможная блондинка… но еще и безумно соблазнительная. Черт возьми!

Саша стал обходить Ауди, встречаясь по пути с Денисом. И положив на Сашино плечо руку, Денис остановил его и очень тихим шепотом спросил:

— Может, хватит вам уже заниматься ерундой. Ведете себя, как дети.

— Ты это своей сестре скажи. Я ведь тоже не из железа сделан, — так же тихо ответил он.

Денис ухмыльнулся:

— Так значит, она тебе все-таки нравится.

Саша промолчал, чувствуя, как постепенно поднимается злость от того, что его влечение к Ксении становится таким очевидным. Поверх крыши Ауди Саша посмотрел на Ксению.

— Мужчинки, ну долго вы там будете еще шептаться?

Сашу передернуло — "мужчинки"… "шептаться"… эти слова резанули ухо. И Саша понимал почему — Ксения при любом удобном случае провоцировала его ей показать, что он мужчина, настоящий мужчина. И чтобы он это непременно доказал, и лишь одним способом…

— Ладно, не нервничай ты так, — посоветовал друг, похлопав его по спине. — Я тебя прекрасно понимаю. На твоем месте я, возможно, вел бы себя точно так же…. Хотя нет. — Губы Дениса изогнулись в насмешливой улыбке. — В одном, все же, не понимаю — как ты можешь ей сопротивляться? Ксюху еще никто так не игнорировал.

— Дэн, отвянь. Если ты раньше был готов залезть под каждую вскинутую перед тобой юбку, то не готов к этому я. Разве ты меня плохо знаешь?

— Нет, не плохо. Но еще, я хорошо знаю свою сестру, — ответил "друг", улыбнулся, и развернувшись, пошел занимать место в машине.

Как же ему повезло с новой семейкой!

Нервным жестом взъерошив волосы, Саша обошел Ауди и сел за руль. Рядом уселся Денис, а Ксения залезла ему на коленки, и куда скромнее, чем сидела на нем. По дороге брат с сестрой о чем-то перешептывались, но Саша даже не смотрел в их сторону, пытаясь забыть о тепле и соблазне ее шикарного тела. Если бы еще не задевать рукой ее кленки при переключении скоростей. Девчонка пытается упорно добиться своего. И Саша уже не был уверен, что сможет долго ей сопротивляться. То, что удивляло Дениса, давалось ему совсем нелегко. Но если он уступит, то упадет в своих же глазах. Он не может себе позволить идти на поводу у такой девушки, как Ксения. И не может снова позволить кому-то с ним играть так, как это уже однажды случилось.



***

— Ксюха, я о чем тебя просил? — прошептал ей на ухо брат свой вопрос и тут же на него ответил: — Не приставай к Сашке.

Она улыбнулась и потянулась губами к уху брата:

— Динь, чего ты так за него волнуешься? Разве твой друг сам не может справиться с девушкой? Или просто не знает, что с ней нужно делать?

Брат с улыбкой покачал головой и снова прошептал:

— Все он знает. Но ты мне обещала, что отстанешь от него.

— Не правда. Я обещала лишь, что подумаю. Я подумала… и извини, но я не могу не приставать к нему, — улыбнулась Ксюша брату, бросив взгляд на Сашу. — Он мне слишком сильно нравится.

— Слушай, Ксюх, если у тебя что-то чешется, найди себе кого-нибудь другого. Не порть мне друга.

— Динь, успокойся. Ничего с твоим другом не случится. Лучше бы за сестру так переживал. Тебе что, наплевать, что я так мучаюсь?

— Ты не исправимая и испорченная девчонка, — усмехнулся Денис. — Но не говори мне потом, что я тебя не предупреждал — Саша не любит, когда с ним играют.

— Я не играю, я ему честно сказала, что от него хочу. Он свободен, я тоже, почему бы и нет. Мы взрослые люди. Не переживай, сами как-нибудь справимся.

— Ну-ну…

Ксения растянула губы в невинной улыбке и поцеловала брата в кончик носа. На что Денис только глубоко вздохнул, покачал головой и посмотрел на Сашу, который сосредоточенно вел машину, не обращая на них никакого внимания. Ксения даже удивлялась, как он еще может молчать, когда его рука, лежащая на рычаге скоростей, иногда задевает ее голые коленки. Кожа по коже, и вроде ничего особенного, но было в этом что-то щекочущее и позволяющее желать, чтобы эта рука не старалась так упорно избегать прикосновения, а наоборот, решилась на что-то большее. Это было почти нестерпимо заманчивым. Но Ксении оставалось только довольствоваться фантазиями и зрелищем того, как Саша ведет машину, и как его напряженные и красивые руки крутят руль и переключают передачу этим самым рычагом…

До речки они доехали быстро и так же быстро нашли хорошее место у берега, где в такую погоду всегда было многолюдно. И не успели все выгрузиться из машины, как парни побросали одежду и поспешили в воду, а девчонки шумно и лениво принялись расстилать на траве покрывала, чтобы можно было растянуться на солнышке.

Ксения же не спешила ни купаться, ни загорать. Она подошла к берегу, сняла босоножки, и одной ногой коснулась воды. Холодная. И как в ней только купаться можно? Но ребятам, похоже, на это совершенно наплевать, словно они были толстокожими… впрочем — Саша именно таким и был, только, несколько в другом смысле. Ксения уже начала удивляться его попыткам сопротивления. Другой бы уже давно ей сдался. А Саша пытался ее игнорировать, и именно "пытался". Ксения прекрасно знала, что привлекает его — по тому, как он смотрел на нее, в ее глаза, и как реагировал на нескромные попытки соблазна. И хоть пока она не добилась результатов, но явно идет по правильному пути. Обнимая сегодня в машине Сашу, Ксения прекрасно чувствовала, как его тело на нее среагировало. Теперь оставался вопрос времени, сколько еще Саша сможет подавлять свое желание. И Ксения постарается, чтобы это время свелось к минимуму. В отличие от него, она, кажется, уже скоро потеряет все тормоза, которые ее саму еще сдерживают. Ксения чувствовала, что с каждым моментом все глубже вязнет в своем желании почувствовать то, как этот мужчина умеет любить. Внизу живота уже становилось привычным тянучее ощущение возбуждения от одного взгляда на него, на его превосходно сложенное тело, или просто в его суровые глаза, которые, тем не менее, не могли скрыть своего к ней интереса.

Ксения села на берегу, плескаясь в воде лишь кончиками напедикюренных пальцев. Погода была жаркой, по-летнему прекрасной, и Ксюша вдруг заметила, что очень рада сейчас быть именно здесь, возле этой речки, в этой компании, и рядом с таким мужчиной, как Саша.

"А все-таки хорошо, что я не уехала!" — подумала Ксения, глубоко вдыхая свежий воздух. Иногда можно было позволить себе порадоваться обычным вещам, побыть на природе, спокойно, не о чем не беспокоясь посидеть у воды, лениво рассматривая окружающие просторы и полуобнаженные мужские тела. Но ее одиночество вскоре нарушили — пару раз окунувшись, к ней вышел Сэм и присел рядом, весь мокрый и очень забавный в таком виде:

— Чего сидишь? Купаться идешь? Или тебе помочь?

— О, нет, спасибо. Я не полезу в эту ледяную воду.

— Да ладно тебе, там Сашка, он согреет, — сказал Сэм не забыв при этом лукаво подмигнуть. — Как успехи? Мне уже рассказали то, что произошло в машине…

Ксюша посмотрела на Сэма, который едва сдерживал усердно-довольную улыбку.

— И когда вы только успели это обсудить! — воскликнула она, толкнув друга в плечо. — А еще говорят, что девушки больше сплетничают.

Он коротко рассмеялся:

— Ты же знаешь, что самое интересное любят обсуждать все.

— И что Саша обо мне говорит? — тихо спросила она.

— Ты не поверишь, но ничего не говорит. Если ты заметила, он не особо разговорчив.

— Да он вообще какой-то странный.

— Понимаю, — ухмыльнулся Сэм. — Не такой, как все, потому что не поддается на твои уловки.

— Именно.

— И ты думаешь, у тебя есть шансы его добиться?

Ксюша фыркнула:

— Ты во мне сомневаешься?

— Ну что ты! Конечно нет. Я бы уже давно сдался, — снова блеснул он улыбкой. — Просто вижу, дела у тебя не двигаются, — заметил Сэм, понижая тон, потому что в их сторону из воды выходили Толик, Кирилл, Денис и Саша. И совсем тихим шепотом задорно добавил: — Проиграешь…

Но Ксюша никак не отреагировала на колкие слова друга, поглощенная созерцанием Сашиного мокрого тела. У нее даже дух перехватило, когда он, такой большой и такой красивый, проходил мимо, бросив на нее короткий взгляд.

— Ксюша, дыши, — поддел Сэм, заметив ее реакцию на Сашу, и чем заслужил еще несколько ударов в плечо хрупкой ладошкой.

***

После того, как искупались ребята, решились искупаться и девчонки. Визг стоял, как будто их было не пятеро, а втрое больше. К тому же, Сэм и Кирилл старались всячески помочь девушкам залезть в воду, обрызгивая и затаскивая тех силком. Одной Ксюше повезло, потому что она предусмотрительно отошла от берега и присела на покрывала, рядом с Сашей. И очень быстро вся эта визгливая и хохочущая суета отошел для нее на самый дальний план.

Сначала Саша лежал на спине, в солнечных очках, и подпирая голову руками. Но стоило ей проявить к нему свой нескрываемый интерес, откровенно разглядывая его так близко и с кокетливой улыбкой на губах, Саша перевернулся на живот, снял очки и уперся лбом в сложенные на покрывале ладони. Ксюша закусила губу — ей так захотелось провести руками по его широкой мускулистой спине, что даже стало покалывать подушечки пальцев. А что ей, собственно, мешает это сделать? Хитро ухмыльнувшись, Ксения встала, сняла шорты, и села на Сашину упругую задницу, касаясь руками теплой кожи. Мужчина под ней дернулся. Денис с Толиком, которые сидели рядом, обратили все внимание на них, причем — Толик с усмешкой, а Денис с подозрением. Но Ксюша только показала брату язык и опустилась к Саше, чтобы ему прошептать:

— Не нервничай, я всего лишь сделаю тебе массаж.

— Разве я просил? Слезь с меня.

Ксюша медленно провела ладонями по его спине, снизу вверх:

— Я редко жду, когда меня попросят что-либо сделать.

И выпрямляясь, Ксюша поерзала на нем, садясь удобнее и продолжая свой навязчивый массаж. Руки скользили по гладкой коже, слегка сминая мышцы и наслаждаясь этим касанием. И уже от одних таких незначительных, казалось бы, прикосновений, ей становилось жарко. Ксюше было до безумия приятно иметь возможность свободно ласкать такое шикарное мужское тело, и стало бы еще лучше, если бы Саша хоть немножко сбросил напряжение, в котором сейчас пребывал, что даже мышцы каменели, стоило ей коснуться участка кожи над ними. А ведь обычно считалось, что массаж должен расслаблять, а не напрягать. Пользуясь еще одной уловкой, Ксения легла на Сашу, впечатывая в его спину свою упругую грудь, и снова прошептала:

— Расслабься, кусаться не буду.

А поддавшись искушению и забавляясь реакцией Саши на ее действия, она нежно коснулась губами его плеча, робко лизнув кожу языком… и чуть не получив по зубам, когда Саша им дернул! Ксюша не успела ахнуть, как он встал, и пользуясь своей массой, грубо сбросил ее с себя. И в тот же миг она оказалась у него на плече в таком незавидном положении, что оставалось только кричать и бить его по спине:

— Ты что делаешь!? А-а-а! Животное! Поставь меня на землю!

Но Саша не обращал внимания на эти громкие протесты, неся ее в сторону речки под хохот всей их честной компании. Когда же Ксюша заметила, как Саша заходит в воду, до нее сразу дошло, что он собирается делать:

— Нет! Не надо! Она же холодная!

Зайдя в воду по пояс, Саша попытался отлепить от себя Ксюшу, которая изо всех сил пыталась за него уцепиться.

— Нет, пожалуйста, не надо… Я не люблю холодную воду… Ох, черт! — выругалась Ксения, когда также оказалась по пояс в ледяной воде. И обвивая руками Сашину шею, она еще успела крепко обхватить его торс ногами.

— Отцепись, — процедил Саша, упираясь взглядом в ее глаза и сжимая одну руку своей медвежьей ладонью.

— Мне больно, — неровно выдохнула Ксения, касаясь его носа своим.

Саша ослабил хватку, пройдясь пальцами вниз по ее руке, так что от этого прикосновения засуетились все мурашки. И не дожидаясь от него первого шага, Ксения сама поймала его губы, скользнув по ним настойчивым поцелуем… И Саша ответил, со страсть, на которую она надеялась, но совершенно не оказалась к ней готова, и отчего у нее, такой искушенной, внутри что-то взорвалось, затронув каждую клеточку тела и наполнив ее ноющим, и таким острым желанием!

Инициатива быстро перешла в его руки, одна из которых сдавила ей талию, плавно сминая и нежно лаская, когда другая рука зарылась ей в волосы и обхватила затылок, помогая целовать ее так, как ему этого хотелось. И то, как ему этого хотелось, Ксюше определенно нравилось — он целовал властно, с напором, без стыда и совести, будто напрочь забыл о своих недавних попытках сопротивления. Она плавилась и сгорала, а облизывая его дерзкий язык внутри своего рта, Ксения не удержала ноющего стона, блуждая руками по его крепкой шее, сильнее обнимая ногами и чувствуя между ними свой жар и жар его твердой плоти, которую она так жаждала ощутить внутри себя. И Ксюша не могла найти ни одной причины, почему не может сделать этого именно сейчас. Плевать на все!

Опустив в воду руку, Ксения забралась под резинку его плавок, обхватывая напряженный и внушительны орган, нежно скользнув по нему, и уже начиная задыхаться от собственного возбуждения, от Сашиного напора, который стал еще сильнее, и от звуков его полу рычащего стона. Растрепав ей все волосы, Саша убрал руку с ее затылка и обхватил ладонями ягодицы, продолжая жадно целовать, подбрасывая ее чуть выше, к себе теснее, врезаясь своим жаром в ее лоно, так что лишь тонкий кусочек ткани от купальника помешал ему протиснуться дальше. Ксюша заныла, начиная злиться, что на ней сейчас слишком много одежды…

— Эй! — Крикнул им, кажется, Сэм, завершив свой крик свистом. — Сбавьте скорость, тут же дети!

Саша резко оторвался от ее губ, гневно выругавшись, и не успела Ксюша, наконец-то, вздохнуть полной грудью, как он ушел под воду, уводя ее вместе с собой. Холодная вода впилась в распаленную на солнце кожу тысячами иголок, отрезвляя и бодря, приводя в ужас от резкой смены ощущений, и заставляя Ксюшу оторваться от Саши, который без всякого сопротивления покинул ее объятья. И наглотавшись воды, Ксюша вынырнула на поверхность, хватая ртом воздух, и только кашель помешал ей сказать все, что она сейчас о нем думала.

Выныривая вслед за ней, этот мужчина встряхнул головой и попятился к берегу, а плюхнувшись у самой его кромки на задницу, он так и остался сидеть, упираясь локтями в согнутые колени, тяжело дыша, и не убирая с нее своего гневного взгляда. Ксюша сразу отбросила все слова, которые для него приготовила. Она почувствовала себя плохой девочкой, очень плохой, и это чувство ей приносило лишь удовольствие, особенно под суровым взглядом Сашиных глаз.



***

Саша сидел на берегу речки, до боли сжимая кулаки и смотря на Ксению. Выгнув спину, девушка откинула назад голову, выставляя полную грудь с торчащими сосками и плотно обтянутую мокрой белой тканью… В этот момент Саша проклял все свое самообладание! Она намочила и без того мокрые волосы и провела по ним руками, аккуратно заводя каждую прядь за спину. Голубые глаза на несколько секунд закрылись и снова вернулись к нему.

Так что это, черт возьми, сейчас было?! Как он смог так сорваться? Саша задавал себе эти вопросы и ведь уже наперед знал все ответы — эту девушку невозможно игнорировать, и она делает все, чтобы он сдался. И Саша с ужасом думал о том, что могло бы случиться, если бы его не отвлек голос Сэма, напомнив, где они вообще находятся. Но косые взгляды окружающих его ничуть не смущали, потому что он был поглощен своими мыслями и попытками прийти в себя.

Он еще никогда не был возбужден до такого предела, чтобы его всего колотило, и даже руки тряслись мелкой дрожью. И это у него! Кто бы мог подумать такое!? Но и кто бы вообще смог устоять, когда на шее виснет, стонет и хватается за самую чувствительную часть мужского тела такая шикарная и сексапильная девчонка, как Ксения…

Саша выругался, прошелся пальцами по волосам и сцепил перед лицом руки, касаясь их губами, сжимая от злости челюсть и продолжая смотреть на Ксению. Девушка всем своим видом ему кричала о том, как его хочет, готовая упасть на спину и раздвинуть ноги по первому его сигналу. И Саша прекрасно понимал, что это ее временное состояние, до тех пор, пока она не получит свое или пока ей не надоест с ним играть. Это было отвратительно, но меньше от этого он ее не желал.

Продолжая пожирать его взглядом, Ксения стала медленно подходить, плавно покачивая бедрами, которые все больше появлялись из воды. Стройные мокрые ножки остановились от него в нескольких сантиметрах, и хрупкая рука потянулась к его волосам, привлекая к себе внимание — в глаза бросились серые пятна на коже, словно от сжатых на ней когда-то пальцев. Саша дернул головой, уходя от ее прикосновения, а поймав тонкое запястье, придирчиво рассмотрел маленькие синяки.

— Во-первых — за это извини, — произнес он, поднимая к ней глаза, — а во-вторых — не надо меня трогать. Предупреждаю по-хорошему и последний раз.

— Иначе что? — улыбнулась Ксюша, наклоняясь к нему и кокетливо шепча: — Ты накажешь меня? Заставишь стонать под напором своего мощного тела? У-у-у, как я испугалась…

И высунув проворный язычок, Ксения лизнула его в нос. Вспухнув от нового накала возбуждения, Саша дернул головой назад, а схватив дерзкую кокетку за плечи, повалил на спину, слегка сжимая пальцы на изящной шейке и впиваясь гневным взглядом в голубизну ее удивленных глаз.

— Не нарывайся, Ксения. Иначе, я заставлю тебя пожалеть о своем желании.

— Интересно как?

— Будешь настаивать — узнаешь, но тебе это может не понравиться.

Оторвавшись от Ксении, Саша зашел в речку и нырнул под воду. Ему срочно нужно было охладиться и снять напряжение в районе паха, с которым стыдно было спокойно разгуливать. Но самое неприятное было не в этом, а в том, что своим напряжением он позволял Ксении ощущать привкус победы над ним. Но он не был согласен даже на это… с одной стороны, а с другой — ему действительно хотелось "наказать" Ксению, ее же методами, и так, чтобы она была не в состоянии даже уползти из его постели. О, если он сорвется, то обломает ей все коготки. И черт с ними, с его принципами и сдержанностью.

Сбросив пар и придя в норму, Саша вылез на берег, и подошел к ребятам. На его счастье Ксении среди них не было, а оглядевшись по сторонам, он заметил ее, гуляющую по берегу вместе с Денисом и с фотоаппаратом в руках. Вот и правильно! Пусть лучше свои цветочки фотографирует, а не к нему лезет. И от того, что Ксения занята делом, ему даже поспокойнее стало. Зато, вместо нее его заставила заволноваться друга девушка — Ника. Сестра так хмуро и брезгливо осмотрела его с ног до головы, будто он показался перед ней грязный и без трусов. Обтерев лицо полотенцем, Саша опустился перед ней на корточки:

— В чем дело, Ник?

— Ты еще спрашиваешь? — возмутилась девушка, говоря взволнованным шепотом. — Где твоя совесть? Это чего сейчас было? Кошмар! Да мне стыдно за тебя…

Вера и Таня, сидевшие рядом с Никой, бросали на них настороженные взгляды, видимо, прекрасно слыша весь их разговор. А Толик с Сэмом, сидевшие не намного дальше, одарили его понимающими и чисто мужскими ухмылками.

— Так, Никусь, успокойся. Ничего не было — это раз, и я уже не мальчик, чтобы меня отчитывали за мои поступки.

— А разве я отчитываю? Да я в шоке! Как ты можешь отвечать… — Подыскивая нужные слова, Ника активно жестикулировала руками, пока не придумала самые приемлемые: — …взаимностью Денискиной сестре? Она же…

— Я знаю, какая она. Не переживай, — сказал Сашка, слегка ущипнув сестру за нос.

— Нет, я, конечно, ничего не имею против самой Ксюши, но я против тебя и ее, вместе. Тебя что, опять потянуло не в ту сторону? Чем тебе мои подруги не угодили? — тихим шепотом процедила Ника брату возле самого уха.

Саша мягко рассмеялся. Кажется, настырность это у них семейное.

— Ника, мои доводы не для твоих ушек. И хватит уже об этом. Позволь мне самому разобраться со свей личной жизнью, хорошо?

— И это говоришь мне ты? — сказала Ника, с улыбкой покачав головой: — Ох, и бессовестный же ты братец.

Саша уже привык к подобным укорам сестры, которые позволял ей говорить в его адрес. А все потому, что сестра была права — в свое время он достаточно вмешивался в ее личную жизнь и оберегал от того кого надо и не надо. Он даже был причиной долгой разлуки сестры со своим нынешним мужем, Денисом, который приходился ему очень хорошим другом. И если бы не настойчивость этих обоих против его настойчивости, то не было бы у него сейчас любимой племяшки. С Дэном Саша познакомился будучи в армии, и он очень ценил их дружбу. Но, что Дэн, что его сестренка — одного поля ягодки — дети из обеспеченной семьи, многим избалованные, и которым от родителей досталась не только денежное благополучие, но и чертовски привлекательная внешность. И когда-то Дэн ей пользовался так же активно, как и Ксения. Именно поэтому Саша переживал за свою сестру, когда узнал, что та влюбилась в его друга, такого несерьезного повесу. Но к счастью, все его страхи не оправдались. Денис с Никой любили друг друга так, как только можно мечтать, и самым большим доказательством этого была маленькая Лада. И в свое оправдание за излишнее когда-то вмешательство Сашка мог ответить только одно:

— Зато, я еще единственный и любимый твой братец, верно?

— Верно, — хитрым голосом согласилась Ника, целуя брата в щеку. — Но от своего я все равно не отступлю.

— Только не обижайся потом, что я кому-то не буду уделять внимание.

— Главное, чтобы ты его поменьше Ксении уделял, — ответила она, покосившись в сторону мужа и его сестры.

Оставив Дениса у берега, который намеревался поплавать, девушка возвращалась к ним, мягко ступая по примятой траве. Заметив его взгляд на себе, Ксения дерзко ухмыльнулась. Вот чертовка! Ведь прекрасно знает всю силу своей привлекательности и его к ней влечения. И от того, что она идет к ним, Саша вновь разволновался, потому что неизвестно было, чего от нее ожидать, и просто потому, что она слишком близко подходила, нарушая те приделы, в которых он уже едва мог себя контролировать, особенно после недавней сцены, и особенно с учетом того, какой минимум на ней ткани, которая не прикрывала, а совсем наоборот — подчеркивала все ее аппетитные формы.

Отворачиваясь от созерцания Ксениного полуголого тела, Саша встретил взволнованный взгляд сестры, которая его слишком хорошо знала, чтобы не догадываться, какого черта с ним происходит! И какой интерес стоит в его взгляде, обращенном на эту девушку.



***

Осмысливая поведение Саши, Ксения уже чувствовала на языке вкус победы. Она получит этого мужчину! Он уже… почти… сдался. И от одного предвкушения этого момента, у нее по всему телу разливался жар. Ксюша еще никогда не испытывала такой азарт и такое желание. Но еще никогда ей не встречался и такой мужчина, как Саша — слишком хороший и правильный, с жестким характером, идеально сложенный, даже в самом интимном месте, и такой страстный… Ух! Стоило лишь вспомнить о том, как он ее целовал, так начинали пылать щеки, и не только они. Даже во рту резко пересыхало, и дышать становилось труднее. И это у нее! Да она, наверное, с ума сойдет, если своего добьется. И как не странно ей было себе признаваться, а секс с Сашей ее даже пугал, потому что слишком сильно его хотелось. А это уже было для нее ненормально, потому что обычно хотели ее, а она лишь выбирала. И такое простое желание соблазнить незаметно переросло в острую потребность. И что тому виной, Ксения понять не могла — то ли Сашин отказ, то ли он сам, то ли что-то еще, но, чтобы не было, а она своего добьется!

Их же с Сашей поцелуем были шокированы все. После этого девушки бросали в ее сторону косые взгляды. И даже Сэм терял слова, чтобы это как-то откомментировать.

— Ксюха, ты сумасшедшая и отчаянная девчонка, — только сказал ей друг, когда он, она и Толик остались сидеть одни на покрывале, пока остальные делали последний заплыв.

— Угу, — обреченно подтвердил Толик, качая головой и грызя зеленую травинку. — Думаю, Сэм, она уже может загадывать желание. Все равно проиграем.

А вот от брата ей опять досталось…

— Ксюш, ты что с Сашкой делаешь? — спросил ее брат, когда после бурной сцены, Ксения взяла фотоаппарат и пошла вдоль берега, решив отвлечься на съемку. — У него от тебя сердце остановится, а если не у него, то у меня. Вы тут весь пляж совратили.

— Ой, от кого я это слышу, — рассмеялась Ксения, отходя на два шага и делая снимок его возмущенной физиономии.

— Ксюш, ну правда, хватит уже. Сашка злиться начинает. Доведешь ты его, он тебе устроит.

— И что он может мне сделать?

— Совсем плохого ничего, но что-нибудь да сделает. На него где залезешь, там и слезешь.

— Ну… я не против, — хихикнула она.

— Блин, Ксюш, я не об этом.

— Да ладно тебе, расслабься. На, — сказала Ксения, отдавая ему камеру, — сделай лучше пару снимков со мной. А то я, как фотограф, вечно за кадром.

Оставив свои упреки, Денис переключился на съемку. А сделав с ней несколько кадров на фоне речки, и в разных ее кокетливых позах, он отправился купаться. К этому времени из воды вылез Саша, мокрый и такой притягательный, что Ксении захотелось побыть на месте полотенца и слизать с его кожи каждую прозрачную капельку. И по тому, какой взгляд подарил ей Саша, когда она возвращалась к их месту, Ксения догадывалась, что окажись они в более интимной обстановке, он вряд ли смог от этого отказаться.

Остаток времени у речки прошел спокойно, без происшествий. Обратно она снова ехала сидя на Денисе, но в этот раз брат сам придерживал ее коленки, чтобы они не мешали Саше вести машину. "Какая солидарность и забота о друге! Пффф…" — думала про себя Ксения.

На даче их уже ждал легкий полдник, который предусмотрительно приготовила Алина, в их отсутствие и пока спали дети. После полдника Денис повез подруг Ники по домам, которым вдруг резко захотелось уехать, и как Ксюша про себя усмехнулась — скорее всего, девушки поняли, что здесь им уже ловить нечего, особенно, рядом с Сашей.

И когда она сидела на лужайке, греясь на солнышке и продумывая "план Барбаросса" по завоеванию крепости с именем "Саша", это мужчина появился в белых брюхах и футболке — слишком модно одетый для обычного дачного вечера, и попросил Сэма открыть ему ворота. Ксюша насторожилась.

— Куда это он? — спросила она у рядом сидящего Толика. — Не знаешь?

Пожав плечами, парень ответил:

— В город вроде.

"В город" — это означало в соседний город, возле которого располагался их дачный поселок.

— А с кем?

— Ну раз все здесь, то, наверное, один.

Быстро изменив свой план действий, Ксения ринулась к себе в комнату. По их дачным ступенькам она еще никогда так не бегала, что чуть не растянулась на полу, споткнувшись о последнюю ступеньку. Она схватила свою сумочку, нырнула в первые попавшие под ногу босоножки, и быстро оглядев себя в зеркале, при этом толком не успев ничего понять, выбежала на улицу, подскочила к начинающей уже отъезжать Сашиной Мазде, и юркнула на заднее сиденье. Машина резко встала, и ее хозяин обернулся к ней с хмурым взглядом на лице.

— Фух, еле успела, — сказала Ксения, сдувая с лица упавшие перед глазами пряди, и мило ему улыбнулась: — Привет. Я слышала ты в город, можно с тобой?

— Нет.

— Мне очень надо, правда. Ну пожалуйста. Я бы Дениса попросила, но он уехал, а Сэм уже выпил.

— Зачем тебе?

— В аптеку… — быстро сообразила Ксения, почти не соврав о степени необходимости туда попасть — у нее кончились витамины. И на всякий случай еще добавила: — За лекарством.

Саша молча смотрел в ее лицо, то ли ища там признаки лжи, то ли обдумывая, как поступить. Потом развернулся и нажал на педаль газа.

— Если выкинешь какой-нибудь очередной номер, высажу на дороге и будешь ждать приезда Дениса.

Ксения улыбнулась, прикусывая губу, чтобы удержаться от колкого ответа, который так и вертелся на языке. Но было вполне вероятно, если она его доведет сейчас, то он ее прямо тут и высадит, а дальше уже может не рискнуть. Ну неужели он и правда оставит ее на дороге? Совсем одну… Нет, это вряд ли.

Половина пути прошла под звуки радио. Саша иногда поглядывал на нее в зеркало заднего вида, но с таким настороженным выражением глаз, будто проверял, сидит ли она на месте или уже что-то удумала. Ближе к городу Ксения, изрядно заскучав, подвинулась к Саше, обняла руками подголовник его сиденья и опустила на них подбородок. Нос защекотал аромат дорогого парфюма, и так близко находилось его лицо, что можно было смело коснуться губами щеки, на которой дрогнула скула. Саша посмотрел в зеркало, ловля ее взгляд.

— Ты всегда такой разговорчивый?

— Да. А тебе что, поговорить хочется?

— Была бы не против.

— Ты с мужчинами еще и разговариваешь… — съязвил Саша, покачав головой с поджатыми губами, — надо же…

Ксюша сощурила глаза, воспринимая это язвительное замечание, как вызов.

— Да, иногда разговариваю, когда у меня рот не занят поцелуями или чем-нибудь еще…

Скула на щеке снова дернулась, но Саша промолчал, делая вид, что полностью поглощен дорогой. Рычаг переключения скоростей утопал в его ладони, и при каждом движении рукой напрягались бугристые мышцы. Ксения вдруг подумала, что похожа сейчас на маленькую девочку, которой хочется потискать большого плюшевого мишку, только ее "мишка" был совсем не плюшевым, а живым, теплым, и с бархатистой на ощупь кожей. Мечтательно вздохнув, Ксения, покрепче вцепилась в спинку сиденья и решила еще немножко помучить его вопросами:

— А почему у тебя нет девушки?

— Так получилось.

— Ты когда-нибудь любил?

— Ты всем устраиваешь такой допрос, прежде чем с кем-то переспать?

— Фу, какой ты… только одно на уме, и еще из нас двоих именно меня считают озабоченной, — усмехнулась Ксения.

— Я к тебе не лезу.

— Зря, и, кстати, почему? Разве, я тебе не нравлюсь? — спросила она, нежно проведя пальцами по его щеке.

Саша отвернулся к окну, отрываясь от ее руки.

— Тебе денег на такси хватит?

— Злюка! — бросила Ксения, отскакивая от Саши и начиная уже на него злиться — он ее совсем к себе не подпускает. И правда, как неприступная крепость. "Надо брать штурмом" — усмехнулась про себя Ксения, задумываясь о таких крайних мерах, против которых не сможет устоять ни один мужчина.



***

Стиснув зубы, Саша тихо выругался, срывая злость на ни в чем не повинном рычаге переключения скоростей, переходя с четвертой на третью. Они уже подъезжали к городу, где начинались светофоры и более плотное движение. И какого… он взял с собой Ксению?! Смешно, но выезжая со двора, Саша рассчитывал отвлечься, проветриться… и отдохнуть от внимания этой девушки. И что в результате? Он смог ей отказать в сексе, но не смог отказать в том, чтобы не взять ее с собой, когда она так просила. Смешно! И какой был смысл теперь куда-то ехать?

Посмотрев на Ксению через зеркало заднего вида, и замечая ее лукавую улыбку, Саша почувствовал, что не к добру это все. Она была самой непредсказуемостью, и каждое ее движение в его сторону уже начинало настораживать, не говоря о том, насколько сильно еще и волновало. Касание ее нежных пальцев к его щеке подействовал, как разряд тока, томный голос возле самого уха, вызывал дрожь, а колкие слова — желание заткнуть ее сладкий ротик своим. И о каком отдыхе тут может идти речь?

В городе, Саша заехал на стоянку самого модного здесь торгового центра. Именно сюда он ехал и сейчас рассчитывал, что именно тут его пути с Ксенией разойдутся, хотя бы, до отъезда обратно на дачу. Заглушив двигатель, Саша спросил:

— Где тут аптека, знаешь?

— Знаю. А ты куда?

— Гулять. Дай мне номер своего телефона. Как только освобожусь — позвоню.

— Ты надолго?

— Нет, — ответил он, доставая из бардачка сотовый и разворачиваясь к ней.

— А с тобой можно?

— Тебе в аптеку надо было, — поддел Саша, не первый раз задумываясь над тем, насколько глупо повелся на ее очередную уловку.

— Так мне в аптеку зайти дело пяти минут.

Саша поднял на Ксению глаза — от этой девушки никакого спасения…

— Тогда погуляй где-нибудь. Я тебя не заставлял со мной ехать.

Ее взгляд стал жестче, превращая голубые глаза в холодные льдинки:

— Хорошо, записывай…

Взяв ее номер телефона, и проводив взглядом изящную фигурку, вышагивающую длинными ножками в непристойно-коротком синем сарафане, Саша закрыл машину и пошел по своим делам. До закрытия торгового центра оставался еще целый час, и как раз было то время, когда здесь находился минимум посетителей, что позволяло спокойно пройтись по бутикам. Это место Саша узнал от Дениса, с которым несколько раз уже сюда приезжал. И сегодня Саша придумал только один способ, чтобы от всего отвлечься — ему нужны были новые часы, и пара хороших вещей.

Зайдя в бутик с часами, Саша подошел к стенной витрине. Здесь было выставлено куча моделей на самый разный вкус и цвет. И пока он разглядывал именно ту, которая ему приглянулась, услышал недалеко от себя какой-то шепотливый гам. Повернувшись в его сторону, он увидел двух молоденьких продавщиц, которые разом притихли и одарили его смущенными улыбками, начиная заливаться краской. Все как всегда. Кашлянув, одна из девушек двинулась к нему:

— Добрый вечер. Подсказать вам что-нибудь?

— Могу я посмотреть эти часы, — сказал он, указав пальцем на модель.

— Конечно. Прекрасный выбор.

Примерев часы и согласившись с девушкой, Саша купил их, забыв о покупке через пять секунд после приобретения. Мысли снова переключились на Ксению. Его интерес к шопингу на этом пропал, и выйдя из бутика, он бесцельно побрел вдоль по коридору витрин третьего этажа. Был бы один, то нашел чем бы еще заняться, но он был не один, и его ждали, а он не любил заставлять кого-то ждать, особенно заставлять ждать девушку, и даже такую, как Ксения. Вытащив из кармана мобильник, Саша набрал ее номер.

— Да, — звонко ответила ему девушка.

— Это Саша, ты где?

— Ой, Саш, ты так вовремя. Я тут зашла в один бутик и никак не могу определиться с выбором.

Ты не мог бы мне помочь?

— Я плохой советчик. Как аптека? Купила, что надо?

— Да, купила. Второй этаж, номер 155. Подходи, жду, — и на этом девушка отключилась.

Вот настырная! Спустившись на этаж ниже, Саша подошел к бутику с номером 155, на котором было написано "Лукреция" — женское белье. Саша ухмыльнулся — "Значит, не может определиться с выбором?" Взяв телефон, он снова набрал ее номер:

— Так с чем ты не можешь определиться? — спросил он у девушки, когда та взяла трубку.

— Ты подошел?

— Да.

— Зайдешь? Я в примерочной.

— Нет, думаю с этим предметом одежды, девушка может и сама справиться.

— Ну… только, если она не хочет угодить мужчине.

Саша усмехнулся, не переставая удивляться ее откровенной наглости.

— Я иду к машине, жду тебя через пять минут, — ответил он, собираясь уже отключиться, но Ксения затараторила:

— Саш, подожди…

— Что еще?

— Какой твой любимый цвет?

— Розовый.

— Ты издеваешься? Я серьезно.

— Я тоже. Жду в машине.

И отключив звонок, Саша пошел на стоянку. Как-то ему не по себе было от компании Ксении — он словно бы находился рядом с бомбой, которая в любой момент могла взорваться. А если не она, то он. Ее тонкие намеки и нескромное поведение действовали на него именно так, как она добивалась. И чем быстрее они вернуться, тем спокойнее ему будет.

Заметив вышедшую из здания центра Ксению, Саша завел мотор. Она почти не опоздала, и подойдя к машине, открыла пассажирскую дверь и села рядом с ним.

— Саш, ну неужели так сложно признаться, какой твой любимый цвет? — пробубнила она, бросая на заднее сиденье пакеты, тем самым, оказываясь от него на расстоянии поцелуя и упираясь в его плечо своими аппетитными формами. Замерев на месте, девушка поймала его взгляд, скользнула своим по его губам, одаривая кокетливой улыбкой. Саша сглотнул.

— Давай, ты пересядешь на заднее сиденье, и мы поедем.

— А что такое? Ты меня смущаешься? Или я тебя так возбуждаю, что ты не сможешь нормально вести машину? — спросила она — сама томность и само вожделение.

У Саши заныли руки, губы, и резко обдало волной горячего желания. Подавшись к нему ближе, Ксения уперлась лбом в его, накрывая шею теплой ладонью, вызывая в теле дрожь. Но сжав в руке тонкие пальцы, Саша оторвал их от себя и отвернулся к окну:

— Мы, кажется, договаривались. Или выходи, или сядь нормально и пристегнись.

Зарычав, Ксения ударила его в плечо и села ровно:

— Ты долго еще будешь притворяться?

— Пристегнись.

— Мне и так хорошо. И я задала тебе вопрос, — гневно ответила Ксения. О, кажется, он ее действительно разозлил. Голубые глаза, смотрящие на него с вызовом, были готовы метать молнии.

— Если я не ответил, значит, не хочу отвечать. Пристегнись.

Ксюша усмехнулась, покачала головой и сложила под грудью руки, уставившись куда-то перед собой. Господи, на эту девушку нужно неимоверное терпение! Подавшись к ней, Саша вытянул руку, схватил ее ремень безопасности, и защелкнул в креплении. Проводив его движения равнодушным взглядом, Ксения откинула голову на подголовник и положила ногу на ногу, будто не замечая того, насколько задрался подол сарафана, слишком откровенно обнажая бедро.

Опустив ручник, Саша включил скорость, вцепился в руль и нажал на педаль газа. Внутри все кипело, от злости и возбуждения. И казалось, даже воздух в салоне был заряжен этими чувствами, нагнетая напряжение. В надежде, что музыка его отвлечет от мыслей о дерзкой блондинке, на которую так и тянуло, как минимум, посмотреть, он сделал погромче радио. Но их личная тишина длилась всего несколько минут, после чего Ксения снизила вдвое громкость приемника:

— Саш, ты ведешь себя глупо. Ты хочешь меня так же, как я тебя, так что нам мешает?

— Я удивляюсь твоей простоте, — усмехнулся он.

— А зачем создавать сложности?

— То есть, спать со всеми подряд для тебя проще.

— Я не сплю со всеми подряд, ты делаешь неправильные выводы. Просто, я за свободные отношения. И я не вижу причин отчего-то отказываться в нашем с тобой случае.

— И почему наш случай такой особенный?

— Ну не знаю, как ты, но я еще никогда и никого так не хотела, — ответила Ксения, плавно переходя на шепот и снова подвигаясь к нему. Саша серьезно разволновался, продолжая вести машину. Отстегнув мешающий ей ремень безопасности, она положила ему на ногу ладонь и уперлась носом в щеку. — Честно. Я уже с ума по тебе схожу…

Перебирая в голове все ругательства, которые он только знал, Саша попытался сосредоточиться на том, чтобы перестроиться с крайнего левого ряда и свернуть на обочину. Хрупкая рука прошлась по его ноге и легла на самый чувствительный орган, сдавливая напряженную плоть нежными пальцами… Щеку коснулись мягкие влажные губы… Черт! Жар в его теле стремительно набирал силу, готовую снести все его самообладание прямо здесь и прямо сейчас.

Обхватив тонкое запястье, Саша оторвал ее руку от себя, заставляя Ксению поморщиться.

— Блин, больно! — заорала на него девушка.

Но, не обращая внимания на все возмущения, Саша удерживал ее запястье одной рукой, другой уводя машину вправо. И только затормозив на обочине, он отпустил, отстегивая свой ремень безопасности:

— Выходи, — гневно бросил он, прежде чем вылезти из машины.

Твою…! Зачем он с собой ее взял!? Это не девушка, а ходячий соблазн, которому уже не было никаких сил сопротивляться. И именно это его выводило из себя. Он не хотел никаких свободных отношений, тем более с ней, потому что слишком хорошо знал себя, чтобы не понимать, до чего могут дойти такие отношения. Сначала он уступит, привыкнет к ее присутствию в свой жизни и своей постели, а потом будет смотреть, как его место занимает другой, мучаясь от горечи и ревности. Но нет, такое он уже проходил. Хватит!

Обогнув Мазду, Саша сам открыл Ксении дверь, и немного грубо дернул за руку, заставляя выйти из машины.

— Эй! — возмутилась девушка.

— Я предупреждал, — ответил Саша с жесткой улыбкой на губах, и присев, закинул Ксению себе на плечо.

— А! Ты что делаешь?! Отпусти! — закричала она, хлопая ладонью по его заднице.

Подойдя к багажнику, Саша открыл его, ловко перебросил Ксению на руки и стал запихивать внутрь. Голубые глаза от удивления и шока округлились.

— Ты что, шутишь?! — воскликнула Ксения с долей страха в голосе, цепляясь руками за крышку и его шею.

Но, без труда разомкнув ее хватку, Саша резко дернул крышку вниз в явном предупреждении:

— Руки! А то прищемлю.

— Ты… — попыталась что-то сказала Ксения, калачиком свернувшись в багажнике и ошарашено оттуда на него выглядывая. — Ах ты… — А захлопнув крышку, он, наконец, услышал от нее новое оскорбление в свой адрес: — Чудовище!

Вот теперь, ему стало намного спокойнее, даже, не смотря на то, что в его багажнике сейчас кричала и била кулачками по металлу дерзкая блондинка. Такой урок ей будет полезен. А он сможет нормально доехать. И сев в машину, Саша тронулся с места, стараясь ехать медленнее и аккуратнее, чтобы не растрясти свой ценный груз.


***

Немного сменив позу, Ксения от злости ударила носком босоножки по металлу — как же было неудобно в этом чертовом багажнике! Хорошо хоть, здесь чисто и пусто. Подперев голову рукой, она уперлась ладонью в дно, чтобы не так ерзать по нему на кочках. Кажется, они подъезжали. Ну… Саша! Пусть только откроет багажник… И как он мог!? Как он посмел с ней так поступить!? Она ни за что бы не поверила, что Саша на такое способен, если бы не испытала на себе. Хам! Как можно так обращаться с девушкой!? "Дайте мне только вылезти… я ему устрою!" — думала Ксения, предвкушая свою маленькую месть.

Саша совершенно отказывался соблазняться, почти на корню пресекая все ее попытки. Но даже это имело свои успехи, и то, что она ехала сейчас в багажнике его машины, только подтверждало такие предположения. Саша так волновался от ее этих попыток… Это было заметно по тому, как он смотрел на нее, как реагировало его тело… и как он в результате с ней поступал! Ее запястья уже сплошь покрылись синяками от Сашиных пальцев, и Ксении было бы куда приятнее, если бы эти синяки она получила от него в более пикантных обстоятельствах. Подобные мысли уже не давали нормально соображать, делая из нее голодное существо, стенающее по ласкам, его ласкам. И что-то с этим было не так. Она еще никогда настолько не увлекалась каким-то конкретном мужчиной. Обычно, если она чего-то не получала в одном месте, то шла в другое. Ах, да! Тут еще был спор, но Ксения о нем совершенно не думала, отчего было странным и это.

Наконец, машина остановилась и просигналила. Ксения услышала, как открылись ворота и они, видимо, заехали на территорию дачи. Рядом послышался голос Сэма и Дениса.

— А чего ты один? Где Ксюха? — настороженно спросил брат.

— В багажнике.

— Что?! — в унисон воскликнули оба, только голос Сэма еще заканчивался смешком — ну конечно, никто не сомневался, что ему это покажется смешным.

— Саш, ты что, шутишь? — спросил Денис.

— Проверь сам.

И наконец, поднялась крышка багажника и Ксения увидела белый свет вместе с обалдевшими лицами двух мужчин.

— Ксюха!? — не выдержав такого зрелища Сэм от смеха аж присел. Брат же, удивленно прохлопав на нее глазами, галантно протянул ей руку, за которую она вцепилась, вылезая на волю.

— Сэм! — одернул Денис друга.

— Сэм, блин! Очень смешно. Смотри, не помри от смеха, весельчак, — буркнула она.

— Ксюх… Извини… — пролопотал друг, пытаясь успокоиться.

— Ксюш, что случилось? — озадаченно спросил брат, помогая ей встать на ноги.

— Что случилось?! — вспылила Ксения. Одернув подол сарафана, и резким движением рук поправив волосы, она неудачно встала шпилькой босоножки на щебенку, едва не потеряв равновесия на неустойчивых ногах. И только благодаря поддержке Дениса, смогла устоять. — Разве не заметно, что случилось? Он засунул меня в багажник!

Только успокоившийся Сэм, снова залился смехом.

— Саш, ты обалдел?! — крикнул брат за ее плечо и сочувственно произнес: — Ксюш…

— Где этот изверг? — перебила она и развернулась, замечая виновника своих мучений — выйдя из машины, Саша хлопнул дверью и одарил ее довольной ухмылкой. Он над ней еще и смеется!

— Ты!… - закричала Ксения, тыкнув в него пальцем и направляясь ближе. — Как ты посмел! Ты…

Подойдя к нему на расстояние вытянутой руки, Ксения все никак не мола придумать, как именно его обозвать.

— Что такое, милая? Тебе не понравилось ехать в вип-ложе?

— Ты…

— Ну, давай, скажи, кем еще я являюсь, кроме чудовища, эгоиста и хама. — А ухмылка так и не слезала с его красивого лица, и что Ксения находило неимоверно возбуждающим. Даже не хватало уже злости дать пощечину. На этого мужчину невозможно злиться в полной мере. Его можно только желать и любить, нежно и страстно.

И толкнув его в грудь, Ксения придавила Сашу к машине, прижимаясь всем телом и впиваясь в его губы, резко и настойчиво, не предлагая и не спрашивая, а заставляя ответить. Крепкие руки сразу сжали ее талию, а губы поддались, раскрываясь навстречу, сдаваясь в плен и тут же захватывая. Этот поцелуй таял во рту, наполняя желанием каждый кусочек тела, лаской за лаской, накатывая волной за волной… И сминая руками его крепкую шею, Ксения старалась прижаться к нему еще ближе, ерзая по всему его телу, чувствуя через несколько слоев ткани его возбужденную плоть… И извиваясь в крепких и сильных руках, блуждающих по ее телу, мнущих ткань и кожу под ней, будто в желании разорвать мешающую преграду, Ксения уже не понимала, где находится, а только чувствовала, что сходит с ума, уплывая за желанием, которое бурным потоком понеслось по венам…

Сделав несколько попыток разорвать поцелуй, Саша вновь возвращался. И Ксения уже решила, что этот мужчина готов ей сдаться, как вдруг, жестко обхватив талию, он резко дернул ее в сторону… Руки едва успели упереться в машину, когда его твердое тело прижалось к ее, обжигая спину своим теплом, и напором возбужденной плоти, врезавшуюся в мягкую часть ее тела. Ксения почувствовала слабость в коленях, и по всему телу прошла волна дружи. Но это было еще не все — одна его рука нежно скользнула вверх по ноге, задирая сарафан и зажимая пальцами бедро, стараясь прижать теснее к его жару, когда другая обхватила волосы, слегка дергая в сторону и заставляя Ксению повернуть голову так, что Саша уперся носом в щеку, позволив услышать тяжелое дыхание и тихий шепот:

— Я уже устал от твоих выходок, дорогая. Мое терпение на исходе. И я не железный. Только, домогаясь меня, ты зря на что-то надеешься. У нас с тобой ничего не будет, пусть даже ты добилась того, что я зверски тебя хочу. Но еще одно движение в мою сторону и я поеду искать себе девочку на ночь. А чтобы ты сильно не расстраивалась по этому поводу, то могу заверить — рядом с ней я буду думать о тебе. Понятно?

У Ксении пропал дар речи. Да как он смет так с ней разговаривать!? Как смеет такое ей говорить!? Это… Это переходило все рамки!

Почти задыхаясь от возмущения, Ксении удалось таки выпалить:

— Ах ты… Животное!

С размаху она ударила его локтем в бок, но кроме того, что Саша резко выдохнул, на него это никак больше не подействовало.

— Отпусти!

Усилив давление своих бедер на ее, Саша еще сильнее сжал на ней свою руку, приближаясь к грани, где начиналась боль.

— Саш, отпусти ее, — твердо произнес где-то рядом Денис, напоминая о своем присутствии.

Скосив взгляд, Ксения увидела серьезное лицо брата. Подойдя к ним, Денис жестко обхватил друга за предплечье. Сашина хватка ослабла, медленно выпуская волосы, оставляя тело, а вскоре он от нее отошел, позволив вдохнуть полной грудью. И лишь слабость в теле не дала ей развернуться и влепить ему пощечину, на которую теперь злости хватало в самый раз. Опираясь о машину, Ксения только повернула голову, впиваясь в его лицо гневным взглядом.

— Так, все, брейк, — сказал брат, вставая между ними. — Ксюх, оставь Сашку в покое. Саш — еще раз так грубо к ней прикоснешься — у нас с тобой будет драка, а пока только разговор. Всем все ясно?

— Мне ясно, — буркнул Саша, продолжая смотреть на нее, а достав из заднего кармана ключи от машины, он включил сигнализацию и пошел в дом.

— Ну что, доигралась? — спросил Денис, отвлекая от созерцания Сашиной спины.

— Я своего все равно добьюсь.

— Ты добьешься только того, что мы с Сашей набьем друг другу морды. Ксюш, хватит.

— Ты слышал, что он мне сказал?

— Нет, к сожалению, у меня не настолько чуткий слух.

Гневно прорычав, Ксения ударила ладонью по крыше Мазды:

— Не прощу! Такое я ему не прощу, — Оттолкнувшись от машины, Ксения ринулась к дому, продолжая на ходу возмущаться: — Мы еще посмотрим кто-кого…

— Ксюша! — крикнул ей в спину брат.

— Потом, Динь, — бросила она, поднимая руку с раскрытой ладонью, — Я сейчас очень зла и невменяема.

О, зла и невменяема — это было еще слабо сказало, она была в ярости. Этот мужчина бросил ей вызов. Это же надо было ей такое сказать! Нет, она заставит этого мужчину уступить и сдаться. И сделает все, чтобы он не смог думать больше ни о ком, кроме нее. Он упадет к ее ногам и будет молить о ее прощении и о ее любви, и возможно, она, даже, что-нибудь из этого ему даст. Потому что, как бы она на него не злилась, а половина этой злости рождалась от потребности в этом мужчине, она нуждалась в нем, в его близости, в его внимании, и немножко в его грубости, правда, совсем в других обстоятельствах. Здесь и сейчас, и как можно скорее.



***

Зайдя в свою комнату, Саша ударил по стене ладонью, чтобы смягчить удар и не разнести весь дом. Ему срочно нужна была разрядка, и желательно при этом находиться внутри этой взбалмошной девчонки! Как она сумела довести его до такого состояния!? Закинув руки за голову и сцепив пальца, Саша прошел вглубь комнаты. Резкий вдох и выдох. "Успокойся!" — твердил он себе. Но как тут успокоишься, когда его простая, казалось бы, поездка превратилась в изощренную пытку. Ксения шла напролом, не принимая никакие его возражения. И как, черт возьми, так можно!? Ходя кругами по комнате, Саша чувствовал, что у него уже сдают нервы, и он сам сдается вместе с ними. Единственным его желанием сейчас было найти Ксению и "наказать", так же жестоко и изощренно. О, эта девушка из тех, кто добивается своей цели. И она своего добилось — дело осталось лишь в его уже таком хрупком самообладании. И Саша постепенно переставал видеть причины, из-за которых оно еще существовало.

Но от всех мыслей его отвлек резкий стук в дверь. Саша напрягся, прекрасно понимая, что если это Ксения, то ему уже не о чем будет сейчас думать, он просто сделает то, о чем вопило все его тело. И распахнув дверь, он испытал жестокое разочарование, в раз разозлившись от подобного чувства — на пороге стоял Денис.

— Поговорим? — спросил друг.

— Заходи.

Отойдя от двери, Саша сел в кресло у окна, облокотился локтями о колени и сцепил перед собой пальцы — уж очень ему не хотелось, что бы друг сейчас видел явственное доказательство такого бешеного желания на его сестру. Пусть знает, но, хотя бы, не видит.

Закрыв за собой дверь, Денис прошел в комнату и сел на кровать.

— Саш, — начал друг. — Я уже ничего не понимаю, что между вами происходит. И если по-простому — я шокирован происходящим и увиденным. Ксюха еще ни на кого так не лезла. Даже не представляю, какая муха ее укусила… и что с ней вообще происходит.

— Я должен быть польщен?

— Не знаю, но на твоем месте я бы уже давно отимел ее и забыл — это я говорю тебе, как друг, а как брат… я понимаю, что Ксения не подарок, но ты начинаешь перегибать палку. Если бы я к тебе привез Нику в багажнике, как бы ты на это отреагировал?

Саше даже думать не надо было над этим вопросом:

— Я бы тебя стукнул, может, и не сильно, но стукнул.

— Вот и я о чем, — со вздохом ответил друг. — Признайся, ты ведь уже с ума по ней сходишь?

Саша нервно усмехнулся — друг своего друга поймет легко, а в его случае даже невооруженным глазом.

— Дэн, скажу честно — если она еще раз ко мне подойдет, я за себя не ручаюсь. Хочешь обижайся, хочешь нет, но она меня уже довела. Я хоть и сдержанный, но не железный.

— Понимаю, Ксюха… хваткая девчонка… — ответил Денис, сделав небольшую паузу, прежде чем продолжить. — Сегодня у нас намечается вечеринка. Я позвал кое-кого, может, ты сможешь переключиться? Отвлечься от Ксюхи… снять напряжение…

Саша поднял на друга глаза:

— Только не говори мне, что ты привез проститутку…

— Да ну, ты что! Просто знакомых девчонок, легкодоступных.

— Мне вот интересно, а знает ли моя сестра о твоих этих знакомых? А? — спросил Саша, прищурив глаза и резко переключаясь на другую тему разговора, которая сейчас для него показалась настоящим спасением.

— Саш, отвянь. Ты прекрасно знаешь, как я люблю Нику. И прекрасно знаешь, сколько у меня друзей, и это не мешает мне просто быть в курсе событий и с кем-то общаться. Для тебя ведь старался.

— Вот спасибо, удружил.

— Ты против?

— Я всегда был против, но сегодня, возможно, я об этом забуду.

— Отлично. Главное, чтобы вы с Ксюхой не пылили, — ответил Денис, поднимаясь на ноги и направляясь к двери. — Давай, спускайся, скоро уже будут все в сборе. А с подругами я тебя сам познакомлю.

— Не пойми меня не правильно, Дэн, но мне и одной хватит.

— Хорошо, я выберу самую лучшую, — подмигнул друг и вышел в коридор.

"Господи, какой бред!" — подумал про себя Саша. — "Что я несу? Зачем мне это все надо? Соберись! Ведь дело совсем не в сексе". Вернее, именно в нем, но не абы с кем, а с конкретной девушкой, которую звали Ксения… Стоило другу уйти, как на него снова накатили воспоминания и напряжение. Одно ее имя уже будоражило кровь, которое хотелось произносить вслух, шептать ей, пробуя на вкус как его, так и его хозяйку…

Саша совершенно не понимал, что ему теперь дальше делать. Предложение Дениса его не прельщало, хоть и могло что-то обещать. В голове появилась мысль просто взять и уехать, и тогда пропадет все его наваждение вместе с объектом самого острого его желания. Это ли не выход? Но, почему-то именно такой выход казался ему бегством и проявлением трусости, а выбирая между двух зол, он бы выбрал… Ксению. И именно поэтому он зашел в ванную, умылся холодной водой, освежился и спустился вниз.

"Вечеринка" на лужайке шла полным ходом. Звуки музыки, разговоров и детских голосков сливались в один гам. И только ступив на лужайку, Саша осмотрелся, находя… нет — ища шлазами Ксению. Девушка сидела на лежаке, вертя в руке бокал с красным вином. Вызывающе оглядев с ног до головы его фигуру, появившуюся в ее поле зрения, она припала к бокалу, сделав глоток и закончив его облизыванием своих соблазнительных губ. По телу Саши пробежала дрожь, и тихо выругавшись, он отвернулся от нее и попытался сосредоточиться на сестре.

Молодые мамы сидели кружком, нянча на руках своих чад. Подойдя к Нике, которая поправляла на Ладе крохотные носочки, Саша присел перед ними на корточки, обхватив пальцами маленькую ручку и привлекая внимание своей племянницы. Увидев дядю, кроха засмеялась и заулыбалась.

— Привет, — сказал ей Саша.

Ника же с улыбкой покосилась на брата и тихо спросила:

— Как дела? Слышала, ты с Ксюшей в город ездил.

— Да.

— И что?

— Ничего.

— Что ничего? Она опять к тебе приставала?

Чуть помедлив, Саша ответил:

— Приставала.

— А ты что?

Переведя взгляд на Ладу, Саша ответил:

— Детка, никогда не будь такой любопытной, как твоя мама.

— Саш! — возмутилась сестра. — Я серьезно спрашиваю.

— Ник, я же сказал, что сам разберусь. Перестань волноваться за меня.

— Как это перестань, я сестра или кто? А Ксюша, между прочем, прекрасно себя чувствует — уже пол часа с каким-то другом Дениса флиртует.

Помимо его воли, голова Саши повернулась в сторону вышеупомянутой блондинки, отчетливо слыша ее звонкий смех и замечая рядом с ней какого-то парня. Что-то увлеченно ей рассказывая, этот парень был занять только ею. Саша скривился, уловив в его взгляде нездоровый к ней интерес, увлеченность, и то, как хищно бегали его глаза по ее телу, когда она не смотрела ему в лицо. И Ксюша ему улыбалась, смеялась, кокетливо что-то отвечая. Саша ощутил, как внутри него поднимается какое-то странное чувство. Оно было ему знакомо, но, казалось, совершенно неуместно в данной ситуации — он почувствовал ревность! Руки сжались в кулаки, как от самого этого чувства, так и от непонимания его природы. Какого черта!?

Поймав Сашин взгляд, Ксюша улыбнулась, именно ему, вызывающе и кокетливо. И у Саши вдруг возникла мысль, что все это представление она делает специально для него, чтобы позлить, чтобы отомстить, и чтобы показать то, от чего он отказался, и что охотно готовы принять другие.

— Саш! — одернула его сестра, вырывая из омута неприятных ощущений. — Ты чего так на нее смотришь?

Повернувшись к Нике, Саша протер лицо ладонью, стараясь стереть с него эмоции и прогнать мысли прочь.

— Ничего, Ник, успокойся, — и потрепав сестру за коленку, Саша поднялся.

— Саш! — снова его окликнули, только теперь уже Денис, который стоял в компании двух незнакомых ему девушек и Сэма с его подругой Машей, — Иди сюда.

Не колеблясь ни секунда, Саша подошел к другу.

— Познакомься: это Кира, — произнес он, показывая на рыжую, — и Тоня, — представил он блондинку. А это, девушки, Александр.

Сделав к нему шаг, та, которую звали Кира, коснулась его груди пальцем и провела снизу вверх:

— Привет.

Саша слегка нахмурился, почувствовав резкое отвращение к этой девушке, и к ее пальцу, но, все же, ответил:

— Привет.

А подавшись к нему и закидывая руку на шею, девушка мило прошептала:

— Мне сказали, что тебе одиноко. Могу составить компанию.

Саша напрягся, начиная серьезно раздражаться. Но любопытство потянуло его взгляд в сторону Ксении, ловля ее недовольное лицо. Она уже не смеялась и не улыбалась. Резким движением руки Ксюша осушила свой бокал и засунула в рот… сигарету! Разве, она курит? Саша обомлел, догадываясь, что именно ее так расстроило. И пока он соображал, нравиться ли ему такая ее реакция, решил подыграть прижимающейся к нему девушке. Обняв его за талию, он с улыбкой ответил:

— Я подумаю над твоим предложением.

— Так может, пока ты будешь думать, мы чего-нибудь выпьем?

Девушка поерзала, пытаясь прижаться к нему ближе. А Ксюша гневно затушила только начатую сигарету в своем пустом бокале и… кинулась на парня! Почти залезая к нему на коленки, она вцепилась губами в его рот, начиная страстный поцелуй…

— Черт! — выругался Саша, ощущая, как каменеют мышцы и как внутри взрываются чувства неразделимым потоком. От такого взрыва эмоций у него даже помутнело в глазах, и жутко зачесались кулаки. Отпихнув от себя девушку, он вцепился руками в свои бока, сжимая зубы, врезаясь взглядом в землю и уговаривая себя не смотреть на только что увиденное представление. Ему это не понравилось, очень не понравилось! И сейчас ему было наплевать, почему.

— Саш, спокойно, — произнес Денис, крепкой хваткой ладони дергая его по напряженной шее.

Но отбросив его руку, Саша двинулся в сторону Ксюши, чувствуя на предплечье цепкую хватку Дениса.

— Саш…

Развернувшись, Саша со злостью толкнул друга в грудь, избавляясь от него, как от назойливой мухи:

— Да отстань ты.

— Саш! — услышал он голос сестры, пока широкими шагами шел к Ксении, которая уже оторвалась от парня и смотрела на него выжидающим и самоуверенным взглядом, с долей небольшого испуга. Встав перед ней, он протянул ей руку и твердо сказал:

— Пошли.

В руку снова вцепилась твердая хватка Дениса. Но Саша лишь дернул этой рукой, продолжая смотреть на Ксению и стараясь не смотреть на парня, сидящего рядом с ней — один взгляд и парень будет собирать зубы.

— Саш! Твою мат! Хватит! — заорал на него Денис, толкая в спину. — Не заставляй меня драться с тобой!

От слов друга Саша ощутил приятную перспективу — подраться он сейчас был бы совсем не против. Только, сейчас он был занят растерянными глазами Ксении, которая то и дело косилась на его протянутую руку, пока ее не заслонила сестра, бросившаяся к нему на шею:

— Саша, миленький, успокойся…

— Да нормальный я! — заревел Саша, пытаясь вырваться из объятий Ники. — Совсем сдурели все? Чего прицепились?

Отодвинув от себя сестру и всучив ее Денису, он снова повернулся к Ксении и повторил:

— Пошли.

Все вокруг застыли, а Ксюша уже протягивала ему руку, как кто-то рядом тихо произнес:

— Она просто поспорила на тебя…

И Саша бы не придал значения этим словам, ни зачем они сказаны, ни кем и почему, если бы не заметил, как испугалась от этих слов Ксения, и как заорал рядом Сэм на свою подругу:

— Ты обалдела? Ты зачем это говоришь?

— Что ты сказала? — спросил Саша у девушки, резко настораживаясь и чувствуя, как внутри что-то сжимается в тугую пружину.

Испуганная не меньше, чем Ксюша, девушка тихо и растерянно произнесла:

— Прости Сэм, но я считаю, что вы некрасиво поступаете, — и девушка перевела взгляд на Сашу: — Они поспорили, что Ксюша тебя соблазнит… простите…

Вокруг все задергались и зашевелились, а у Саши зазвенело в ушах — Поспорили!? Так значит… Ксения с ним… играла!? Сжатая пружина распрямилась, разрывая чувства, застилая сознание.

Схватив Ксению за руку, он дернул ее на себя, обхватывая рукой горло, но, не давя и не сжимая, а просто заставляя смотреть ему в глаза, своими испуганными и удивленными голубыми.

— Это правда? — только успел он спросить, как почувствовал сзади подсечку — Денис ударил его ногой под коленку и обхватил ругой горло, крепко и жестко захватывая своим любимым приемом, так что Саша почти ничего не мог предпринять в ответ, кроме того, чтобы сжать свои руки на его и повалиться сверху спиной.

— Послушай меня, дружище, — тихо произнес Денис, дергая его на себя и еще крепче делая свой захват, — если хочешь об кого-то почесать кулаки, то я к твоим услугам. Но больше здесь никого не трогай, и тем более Ксюху. Договорились?

— Договорились, — процедил Саша.

Хватка друга стала постепенно ослабевать, а вместе с тем и Сашина ярость, опускаясь до размеренной злости. Прочистив кашлем помятое горло, Саша взглянул на Ксению, встречая виноватый взгляд, полный сожаления. Или ему это только показалось? Да и какая, к черту, разница!? Поднявшись на ноги, Саша отряхнул задницу и пошел в дом. Пошло бы оно все к черту! Это ж надо из него сделать такого дурака! Твою мать!

Поднимаясь по лестнице, он горько усмехнулся — а ведь он ей поверил, в чем-то, но поверил, и почти повелся на ее уловку… Черт!

Открывая в комнату дверь, он услышал за спиной голос Дениса:

— Саш! — подбежав к нему, друг зашел в комнату вслед за ним. — Блин, Саш, я ничего не знал об этом споре. Прости, Ксюха… иногда тоже перегибает палку. Но за это она у меня получит, я тебе отвечаю…

— Мне наплевать, кто-что хотел, кто-что будет делать, и кто-что получит, — отрешенно ответил Саша, подходя к окну и сжимая до боли зубы. Твою… Ну почему, черт возьми, его это так задело!

— Ну хочешь, ударь меня, — предложил Денис, подходя к нему и толкая в плечо. — Давай, я же знаю, что хочешь.

— Отвали, — ответил он, отталкивая от себя друга.

И только он отвлекся, как в щеку влетел тяжелый кулак, и хоть не с полной силой, но этого хватило, чтобы Сашу резко повело в сторону. А отскочив назад, Денис запрыгал на месте в предполагаемой стойке боксера. Саша повернул к нему голову.

— Ну что, полегчало? — спросил друг, — или повторим?

— Полегчало, — буркнул Саша, прощупывая ушибленную скулу. — Спасибо… "друг".

Перестав скакать, Денис уперся руками в бока:

— Ну и что ты намерен с этим делать?

— Собирать вещи, иначе, мы с тобой подеремся по-настоящему и только после того, как я набью морду тому парню и "не знаю что" сделаю с твоей сестрой…

— Скажи, только у меня одного такое чувство, что ты влюбился в нее? Или мне это все только показалось?

Стараясь не думать о смысле сказанных другом слов, и усмехнувшись в душе над таким нелепым предположением, Саша ответил:

— Тебе показалось.

— Хорошо, как скажешь. Раз решил уехать, то я не буду настаивать остаться, только, могу попросить подождать до завтра. Ника будет переживать, если ты уедешь сейчас. Согласен?

— Согласен, но при одном условии — держи свою сестру подальше от меня.

— Хорошо, договорились.

И чтобы как-то себя отвлечь, Саша достал сумку и принялся собирать вещи. Как он не старался думать об отвлеченном, а чувства никуда не пропадали — внутри все жгло и душило. Но Саша даже не пытался разобраться в себе. Он просто хотел задавить внутри все чувства и ощущения, которые были связаны с Ксенией, и которые отпечатались у него за это короткое время. Над ним посмеялась еще одна вертихвостка, не привыкать. И спасло ее только то, что она была сестрой его друга. Иначе… иначе, он и сам не знал, что бы с ней сделал. Вот что с ней можно сделать за такое унижение? Унизить в ответ? Но Саша не отличался такой грязной мстительностью. И единственное, что его еще хоть как-то успокаивало, это то, что она все-таки не успела добиться своего.



***

Смотря в спину удаляющемуся Саше, Ксения, наконец, вышла из состояния немого ступора:

— Сэм, блин! Зачем ты ей все рассказал!? — закричала она на друга, подскакивая на ноги.

— Ксюш… — начал было тот оправдываться.

— А тебя кто за язык тянул?! — заорала она теперь на девушку, которая с испугу даже вздрогнула. — Какое твое дело?! Ты ведь ничерта не знаешь…

— Ксюш… — сделал еще одну попытку Сэм, подходя и протягивая к ней руки.

Небрежно отмахнувшись от Сэма, Ксения заревела от злости и пошла вслед за Сашей, за которым уже ринулся Денис. Что толку кому-то что-то объяснять? Да — она поспорила, да — она засранка, но разве это имело значение? Ведь она забыла об этом споре, как только первый раз поцеловала Сашу, утонув в своем желании, самом настоящем и искреннем. Причем тут спор?! Ей нужен был только он.

От досады она сегодня погорячилась, попытавшись задеть Сашу за живое своим откровенным флиртом с другим мужчиной. И хоть она не была уверена, что это сработает, а рискнуть решила. И ее риск оправдался — Саша позвал ее, и не трудно было догадаться, куда и зачем именно. Он сдался! И если бы не эта… эта… подруга Сэма, то все сейчас было бы по-другому — сейчас она бы нежилась и сгорала под Сашиным телом. Именно так и было бы! Если бы… если бы она не сглупила с самого начала.

Поднявшись по лестнице, Ксения остановилась в коридоре, пытаясь придумать, как ей лучше теперь поступить. Просить прощения, в надежде на его понимание? Что-то объяснять, в надежде, что ему нужны ее объяснения? Но, даже в этом случае ей вряд ли уже можно на что-то рассчитывать. Она его обидела. Хотела, видите ли, задеть за живое? Задела, за самое живое и за самое мужское. Саша был не из тех, кто способен закрыть глаза на такие обиды. Такой мужчина, как он вряд ли будет прощать подобные вещи, ведь он думает… Черт! Он думает, что она из кожи вон лезла, пытаясь его соблазнить ради какого-то спора. "А чего ты еще хотела?" — горько усмехнулась про себя Ксения, ведь именно так и планировалось изначально. Но только сейчас Ксения уже не хотела, чтобы Саша так думал. И если бы дело было в одном только споре, Ксения бы не стала так упорствовать. Она любила выигрывать, но и проигрыш ее никогда не унижал и не огорчал, иногда, даже, оказываясь чем-то интересным или приятным. А разве может быть по-другому в ее случае?

Пока она топталась у Сашиной двери, из нее появился Денис, резко изменившись в лице при первом на нее взгляде.

— Ты что тут делаешь? — грозно процедил брат, хватая ее за предплечье и таща в ее комнату.

— Эй, поаккуратнее, — возмутилась Ксения. — Ты как с сестрой обращаешься?

— Ксюха, я же предупреждал, что с Сашей шутки плохи, это раз, — сказал брат, заталкивая ее в комнату. — И два — как у тебя только совести хватило затевать такой спор? Саша мой друг. Ты этим не только его обидела.

Еще сильнее ощутив всю силу своей вины, Ксения прикусила губу:

— Динь, ну прости.

— Я же никогда не лез в твои игры с парнями. Но я тебе уже давно сказал — моих друзей не трогай, и тем более не так, как ты с Сашей это попыталась сделать.

Упав перед братом на колени, Ксения вцепилась в его штанину и посмотрела снизу вверх самым виноватым взглядом:

— Динь, ну пожалуйста, пожалуйста, прости меня. Я знаю, что я очень плохая. Знаю, что виновата, и готова раскаяться. Честно. Я исправлюсь.

— Ксюш, встань, — сказал брат, дергая ее вверх за руки. — Я это уже слышал.

Поднявшись, Ксюша бросилась его обнимать, утыкаясь носом в шею:

— Динь, ну правда, прости меня. Мы с Сэмом просто дурачились и ничего плохого не хотели. Соблазнила бы я Сашу или нет, это было не принципиально. Я почти сразу забыла об этом споре, потому что Саша мне правда нравиться, очень-очень.

— Ксюха, я тебя когда-нибудь выпорю, — уже более мягким голосом ответил брат, погладив ее по спине. — Смотри у меня. А Сашу оставь в покое.

— Я хочу поговорить с ним.

— Нет, даже не думай. Он попросил держать тебя подальше от него. Будешь сопротивляться — запру в комнате. Ясно?

Подняв на него глаза, Ксения сказала более серьезным тоном:

— Динь, я просто хочу все объяснить и попросить прощения.

— Нет, Ксюш. Все, что надо, я ему сам передам.

— Но это не то. И потом… — Ксения прикусила язык, предположив, что брату не обязательно знать, что она не собирается так просто отступать — ее желание и интерес к Саше никуда не делся, просто, теперь с ним будет немножко тяжелее.

— Что "потом"?

— И потом — мне не безразлично его мнение. Дай мне с ним поговорить.

— Нет, я сказал. Завтра он уезжает, причем, благодаря вам с Сэмом. Молодцы просто. И пообещай мне, что оставишь его в покое.

— Ну Динь… — заныла Ксюша, надув губки.

— Пообещай, или я иду искать ключ от твоей комнаты.

— Ладно, обещаю, — обиженно ответила она, сама же сомневаясь в своем обещании и успевая уже за это себя отругать.

В этот вечер брату не пришлось запирать Ксюшу, потому что Саша сам не выходил из комнаты, а Денис взял напитки, немного еды, и засел у друга в комнате до самой ночи. Ксения только ходила по дому кругами, либо мучила свой ноутбук, не имея никакого желания выходить на лужайку. Саши ведь там не было, поэтому и ей там делать нечего, и ни на что другое, кроме него, сейчас не было настроения. Винила ли она себя? Винила, за весь этот глупый спор и особенно за то, что слишком плохо старалась привлечь Сашино внимание. Не так это нужно было делать, а гораздо терпеливее и нежнее. Но куда бы она тогда дела свой темперамент?

Из-за того, что она так рано сегодня проснулась, ближе к 12 Ксюша задремала. Но неспокойный сон вскоре развеялся, вновь возвращая ее к мыслям о Саше. Завтра он уезжает, и Ксюша пыталась продумать план, чтобы их встречи в дальнейшем оказались неизбежны. И записаться к нему на фитнес было очень неплохой идеей.

Хлопая глазами на потолок своей комнаты, Ксюша тяжело вздохнула — она уже соскучилась, она хотела его видеть, слышать и чувствовать. Она хотела с ним поговорить, и желательно не сразу. Но когда она успеет теперь все это сделать? Если только… сейчас! И чего, она собственно, еще ждет? Поднявшись с кровати, Ксения забежала в ванную, привела себя в порядок, и надев только шелковый халат, расшитый китайскими мотивами, оказалась перед его комнатой. Долго думать Ксения не стала и осторожно опустила ручку — дверь поддалась. Мышкой проскользнув внутрь, она закрыла ее, щелкнув замком. В комнате царила тишина и темнота, а Саша лежал на кровати, мирно посапывая. Ее идея нравилась ей все больше и больше, а от ощущения своей маленькой власти над ним, закружилась голова.

Саша лежал на спине, закинув руки за голову, безмятежный и красивый. Тонкое одеяло укрывало его до середины мускулистого торса, и Ксюша едва удержалась, чтобы не прикоснуться к нему, лишь слегка вспорхнув пальцами по коже, от груди до жестко очерченных губ. Перед ней сейчас встал вопрос — как его лучше разбудить? Хотелось сделать приятное, и что-нибудь такое, после чего он не сможет отступить. И для ранее возникшей идеи сейчас были все условия. Пока Саша не проснется, он в ее власти. Но вряд ли это продлиться достаточно долго. Поэтому, вытащив из своего халата пояс, Ксения затаила дыхание и постаралась аккуратно связать Сашины руки одним концом этого пояса.

Из шелка, конечно, выходила не самая лучшая веревка, но уже что-то, если еще наплести пару десятков узлов. На втором узле, Саша зашевелился, и Ксения вздрогнула, застыв на месте и ожидая всего, чего угодно. И только когда он снова замер, Ксения вернулась к своему занятию. Завязав пять узлов, она привязала второй конец к спинке кровати. Саша продолжал спать. Следующим ее действием было так же аккуратно стащить с него одеяло — сантиметр за сантиметром, и ей удалось открыть ту часть тела, к которой ей нужен был полный и безграничный доступ. На Саше было надето классическое белье, и немного отодвинув ткань, Ксюша освободила его, лизнув языком и обхватывая губами. Не прошло и минуты, как Саша открыл глаза и дернулся, замечая, в каком состоянии находятся его руки. На ее губах появилась улыбка — попался!

— Твою… — только и произнес он, одарив ее суровым взглядом, пока она дразнила язычком и облизывала его плоть, все больше увеличивающуюся от всех ее стараний.

Сильнее дернув руками, Саша перевел все свое внимание на них, пытаясь себя развязать. Ксюша решила действовать быстрее и жестче — последний раз лизнув уже внушительный орган, она залезла на Сашу и направила его внутрь себя, уже давно мокрую и возбужденную. И медленно опускаясь, Ксюша едва справлялась с ощущениями, замечая, как легко поддается шелк в Сашиных руках… Она успела только вскрикнуть, прежде чем оказалась лежащей на спине и прижатая к кровати его твердым телом, и одним мощным движением бедер он вошел в нее на всю свою длину.

— Поздравляю, ты своего добилась, — хриплым шепотом произнес он ей в губы, и заглядывая в глаза. — Только теперь — не обижайся.

Ксюша не до конца поняла смысл его фразы, но ей было уже не до этого — она ликовала победу. Саша двигался в ней, мощно, но достаточно медленно и невыносимо приятно. Ее дыхание перемешивалось со стонами, а глаза продолжали отвечать на его взгляд. Лизнув свои губы, Ксюша привлекла к ним внимание, сразу же получив горячий поцелуй, плавясь от игры и танца их языков и губ. Ее руки, наконец, смогли свободно коснуться его тела, ощутить под ладонями силу и твердость мышц, и то, как перекатываются они под бархатистой кожей при каждом его движении. И пока она гладила его широкую, мускулистую спину, Саша коснулся ее шеи губами, смачивая поцелуй языком.

— Прости меня… — прошептала Ксюша, решив, что сейчас был самый удачный момент для этих слов.

— За что именно? — спросил Саша, не прекращая своих ритмичных толчков и щекоча влажную кожу горячим дыханием.

— За спор… — почти выдохнула она, закончив слово стоном.

— Оригинальный у тебя способ просить прощение. Только… я не расслышал.

И возвращаясь к ее глазам, Саша сделал более резкое и сильное движение, почти вбивая себя в нее.

— Прости… — прошептала она сквозь стоны.

— Не слышу, — повторил он, начиная уже двигаться в этом новом ритме.

Но Ксюша уже не находила сил, чтобы ответить. Ее с головой захлестнула волна наслаждения, приближая к такой желанной разрядке. И в то же время, она хотела, чтобы это все не прекращалось. Хотелось еще и большего, и Саша продолжал томить ее. И вот, когда она уже была почти готова отдаться экстазу, как он резко вышел из нее, оставляя следы своего удовольствия на ее животе… Ксюша ахнула. Испытав жестокое разочарование, она удивленно захлопала на него глазами, когда внизу живота все нестерпимо ныло от нехватки его плоти и желаемого удовлетворения, которое она не успела получить.

— Не переживай, мы только начали. И я предупреждал, чтобы ты не обижалась.

— Ах ты…ты специально это сделал! — В ответ на ее возмущение, Саша тихо рассмеялся. — Я же попросила прощения!

— Я не расслышал. — Ксюша открыла рот, чтобы снова наорать на него, но крепкая рука, схватила ее за подбородок, давя пальцами на щеки и привлекая к своим губам, целуя жестко и властно, но не менее приятно. — И ты еще не заслужила свое прощение.

— Что?!

Но Саша проигнорировал этот возмущенный вопль. Он слез с нее, взял штаны и вышел в коридор, только бросив через плечо:

— Я жду тебя в ванной.

Схватив рядом лежащую подушку, Ксюша накрыла ею свое лицо и гневно заревела. Как он посмел!? Еще никто так жестоко не поступал с ней! Она так жаждала секса с ним, а получила… непонятно что! Это даже не походило на хороший секс! Он просто… трахнул ее! Да, именно так он сделал, даже не позаботившись о том, чтобы и она получила разрядку своего бешеного желания. Хам! И еще сказал, что они только начали! Нет, она, конечно, далеко не против, но если он так всю ночь будет над ней издеваться, то она его покусает, совсем как эту подушку!



***

Зайдя в ванную, Саша включил теплую воду и встал под душ. Думать совсем не хотелось, вернее — думать о том, что именно он делает. Ксения своего добилась… И как он мог еще в этом сомневаться? Когда сквозь сон он почувствовал горячее касание влажных губ на своем члене, и эти губы принадлежали Ксении… и он еще оказался связан! Как она только додумалась и решилась на такое!? Да тут самообладание может покинуть любого. Ей даже не нужно было его связывать, потому что он бы все равно не смог уже ее оттолкнуть. Только, Саша не любил быть пассивным. В сексе он привык быть ведущим, и он обязательно еще даст ей это понять.

Девочка сама не знает, на что нарвалась, хотя, вряд ли ей сможет что-то не понравится. Только не такой раскрепощенной и дерзкой, как Ксения. Он знал разных женщин, и попадались даже такие, кто с непониманием относились к его предпочтениям и страсти, порой сопутствующей с долей грубости. Иногда приходилось быть аккуратным, не получая при этом истинного наслаждения. Но с Ксенией… он аккуратным не будет точно. Он зол на нее и обижен, и он безумно ее хочет! Таких эмоций он еще не испытывал ни к кому.

Упираясь вытянутыми руками в стену, Саша, подставил лицо теплым каплям воды, приятно сползающим по обнаженному телу. Ему не мешало бы немного расслабиться, а то от напряжения даже сводило мышцы. И пока он пытался это сделать, в ванную открылась и снова закрылась дверь. Щелкнул замок, и вскоре, теплая ладонь коснулась спины, прошлась сверху вниз, чуть смяла ягодицы… Не отрываясь от стены, Саша повернул голову — Ксения прижалась к нему, целуя в плечо, заглядывая с вызовом в глаза и вминая в спину упругую грудь. Его орган начал стремительно твердеть. Поерзав по его скользкому телу, Ксения поднырнула под его руку и оказалась лицом к лицу. Она приблизилась к губам, останавливаясь на мучительно дерзком расстоянии, едва касаясь, дразня, ожидая его реакции. Но Саша остался неподвижен, лишь проводив взглядом ее лукавую улыбку, когда она развернулась к нему спиной, уперлась руками в его руки и начала тереться своей скользкой попой по его члену, все сильнее распаляя и заставляя пульс ускориться резко и вдвое быстрее.

Подавшись вперед, Саша высунул свою руку из-под руки Ксении и накрыл ладонью ее живот, помогая ей и чувствуя, что уже не может ждать… и начиная злиться от того, что эта девчонка на него так действует, заставляя терять с ней голову за считанные секунды. Уткнувшись носом во влажную шею и обхватив обеими руками талию, Саша скользнул ими вверх, накрывая упругие полушария, которые идеально заполнили его ладони, и смял, зажимая между пальцами твердые камешки. Ксюша томно застонала, откидывая назад голову и кладя ему на плечо. И пока Саша играл с мочкой ее уха, Ксения еще сильнее выгнула спину и завела руку за голову, запуская в его волосы, слегка сжимая и массируя.

"Блаженство!" — именно так Саша мог описать свое состояние рядом с ней. И гори все синем пламенем! Да, пламенем ее глаз…

Опустив руку, Саша без труда скользнул пальцем в ее лоно, жаркое и влажное, изнывающее по нему. О, он постарался, чтобы это чувство было в ней как можно острее. И в доказательство этого, снова поерзав по нему попой, Ксюша простонала:

— Пожалуйста…

Саша хитро улыбнулся, и чтобы заткнуть этот сладкий ротик, он накрыл его ладонью. Влажный язычок тут же скользнул между пальцами по чувствительной точке, дополняя стоном, вызывая в нем дрожь и новый всплеск желания. И как тут не дать ей того, что она так просит?

Помогая себе рукой, Саша заменил палец другой частью своего тела, заполняя ее уверено и резко, и начиная тонуть в ней, в своих ощущениях, и чувствуя, как тесно его обхватывает жаркое лоно, обволакивая своим бархатом. Неровно выдохнув, Ксюша вцепилась пальцами в его руки, которыми он обхватил ее бедра, начиная томительную гонку. Но не найдя опоры в его руках, Ксения уперлась ладонями в стену, еще сильнее выгибаясь, подаваясь к нему, при каждом движении позволяя заполнить себя всю без остатка и медленно сходить с ума. И сжимая округлые бедра, уверенно их направляя, Саша ускорил темп, все яростнее насаживая на себя, и упиваясь ласкающими слух ее стонами. А замечая, как тонкие пальцы уже царапают стену, ему захотелось, чтобы они так же царапали его. Он хотел видеть ее глаза, и как можно дольше продолжать эту пытку. Она это заслужила. С трудом покинув ее жар, Саша развернул к себе Ксению, ловля приоткрытые губы, сжимая в ладонях тугие ягодицы и прижимая к себе. Ее пальцы снова добрались до его волос, а язычок пустился в бурное путешествие по его рту. Страстно и жарко, невыносимо горячо!

Зажав в руке мокрые пряди, Саша резко потянул вниз, подставляя губам изящную шейку, и принимаясь слизывать с нее прозрачные капли. Но Ксения не намеренна была принимать все так, как хотел он. Закинув одну ножку ему на бедро, Ксения прижалась теснее, скользнув влажными складочками по напряженному стволу, ерзая грудью по его груди. Боже! Разве, это возможно выдержать! Когда так хочется снова оказаться в ней!

Подхватив Ксению за попу, он вынес ее из душа и усадил на стиральную машинку. И поймав жаркий взгляд голубых глаз, он снова ворвался в нее, вновь упиваясь восторгом, вновь целуя, властно и жестко. А двигаясь в ее бархате, Саша опустился губами по шее, обвел языком ключицу и поймал в плен задорно торчащий сосок, так и напрашивающийся на ласку. Острые коготки вонзились в спину, ощутимо царапая кожу.

Все сильнее становились чувства, и все невозможнее казалось их стерпеть.

— Пожалуйста… — снова сорвалось с ее губ сквозь стоны, подогревая бушующий в нем огонь.

И Саша сдался, начиная двигаться резче и яростнее, держа ее выгнутую спину руками, кусая и теребя тугие соски, и чувствуя, как ритмично сжимается бархат вокруг его плоти, доводя до предела. И ловля губами стоны ее бурного оргазма, он едва успел выскользнуть из нее, содрогаясь в спазмах своего удовольствия и полностью принимая перед ней поражение. И сразу же к нему пришло осознание того, что он начинает что-то упускать из виду. Что-то, что касается его внутреннего состояния, и что никак не должно его волновать. Только не с ней. И только одно он сейчас знал точно — это еще не конец их ночного рандеву. И ему все равно, будет ли она против. Ксения сама к нему пришла, и он не собирался теперь себя сдерживать, хотя бы потому, что не мог и не хотел иначе. А что будет потом… потом он просто все забудет, так же, как и она. Обязательно!



***

Прижимая к себе Ксюшу, Саша не хотел покидать ее объятья. И в этот момент такое ощущение показалось ему странным. Обвивая его руками и ногами, Ксения потерлась носом о шею, щекоча еще не пришедшим в норму дыханием. Нежные губы мягко коснулись кожи. "Черт, как же приятно…" — проскользнула у Саши мысль. Но это ощущение слишком тяготило, потому что не должно быть именно таким, которое хочется ощущать чаще и больше. Но оно таким было…

— Ты великолепен, знаешь это? — тихо сказала она, помогая развеять мысли.

— Спасибо, ты тоже, — сухо проконстатировал он, потому как не знал, что еще может на это ответить. Чувств было много, но озвучивать их он был не намерен.

Осторожно разомкнув ее руки, Саша, наконец-то, отошел и снова встал под душ. И пока он отмывался, Ксения продолжала сидеть на стиральной машинке, смотря на него, разглядывая с озорными огоньками в глазах. Без косметики, мокрая и порочная, она притягивала его еще больше, вызывая желание снова начать их томительные игры. Но не так быстро. После такого секса у него проснулся и другой голод. Выйдя из душа, Саша вытерся полотенцем и надел штаны, и Ксения провожала взглядом каждое его движение. Он прекрасно понимал, что ей нравится на него смотреть, но такое пристальное ее внимание немного… нервировало.

— Я на кухню, — сказал он ей, прежде чем выйти из ванной.

Дом спал. Вокруг царил полумрак и тишина.

Спустившись вниз, Саша залез в холодильник в поисках съестного — сыр и молоко пришлись ему по вкусу. Достав два стакана, он разлил по ним молоко и принялся делать бутерброды. От полной луны всю кухню заливал серебристый мягкий свет, позволяя не включать искусственное освещение. Нарезая в полумраке сыр, Саша взглянул на настенные часы, висевшие перед его носом — три ночи. У них еще есть время, и подкрепиться не будет лишним.

Вскоре на кухню зашла и Ксения, тихо шлепая босыми ногами по полу. Мягкие подушечки пальцев вновь коснулась спины, в тех местах, где он с недавних пор чувствовал легкое жжение.

— Я тебя поцарапала, — прошептала Ксения, целуя спину где-то рядом с этими местами.

По его телу прокатилась приятная дрожь, вновь заставляя желать и злиться.

— Не страшно. Садись за стол.

— Я не голодна.

И снова нежный поцелуй, плавное движение ладоней… Бросив нож, Саша развернулся к Ксении и поймал ее руки.

— Если ты не против, то я бы сначала чего-нибудь съел, — взяв стакан, он всунул ей в руку, чтобы чем-то занять.

Но, подавшись вперед, Ксения прильнула к нему, дразня прикосновением твердых сосков к его обнаженной груд, которые открылись благодаря распахнутому халату. И с коротким поцелуем, она ответила:

— Я не против, только если буду главным блюдом в твоем меню.

— Будешь, через пять минут.

— Хорошо, — кокетливо улыбнулась она, лизнув его в нос и отходя к столу.

Саша спокойно перевел дыхание и схватился за стакан, желая сейчас заглушить вновь разгорающееся пламя. "Не сейчас!"

Сев за стол, Ксения припала губами к стакану, делая большие глотки. Саша с интересом наблюдал за ней, когда с края губ поползла тонкая белая струйка, стекая по подбородку к ключице и ниже, по соску обнаженной груди. Какие, к четру, бутерброды!?

Отставив стакан, Саша подошел к Ксении, молча сдернул со стула, подхватил за ягодицы и усадил на стол, устраиваясь между колен. Ксения расплылась в довольной улыбке — она прекрасно знала, что делала с ним. И его губы обхватили мокрый сосок, облизывая со всех сторон шершавым языком. Ксения застонала, запуская пальцы в волосы. И Саша принялся подниматься языком вверх, собирая остатки молока с ее кожи… слегка укусил подбородок и вцепился в приоткрытые губы, вкусные, ласковые и податливые. Но резко разорвав поцелуй, Ксения толкнула его в грудь:

— Сядь.

Саша послушался, занимая ее прежнее место. Ксения попыталась сползти со стола, чтобы сесть на него, но Саша не дал, удерживая, разводя колени чуть шире и целуя в живот, который затрепетал под его губами. Опускаясь ниже, он смог оценить интимную стрижку — аккуратно, красиво и вызывающе. А когда он лизнул самое чувствительное местечке, Ксения задышала чаще, полностью отдаваясь его ласкам. Язык заплясал по складочкам, захватывая их губами и слизывая ее сок. А чувствуя, как в ней жарко и мокро, его и так набухший член болезненно напрягся, желая скорее там оказаться. И Ксения, видимо, желала того же — зарычав, она оттолкнула его и, все-таки, сползла со стола к нему на колени. Губы снова накрыли губы, только теперь ее, требуя поцелуя. И Саша с удовольствием отвечал, теряя голову от движений ее бедер по его члену, прикрытому лишь тонкой тканью, и помогая ей руками, сжимающими мягкие ягодицы.

Голубые глаза поймали его взгляд, дыхание опалило влажные губы, и Ксения поползла вниз, опускаясь под стол и освобождая от тесноты его плоть. И когда ее язычок коснулся его головки, облизнул и накрыл губами, Саша был уже сам готов зарычать…

Но неожиданно, до его слуха донеслись тяжелые шаги, и на кухню залетел… Денис. Резко включив свет, друг вздрогнул, заморгав на него сонными глазами. Ксюша внизу замерла.

— Опа, а ты чего тут сидишь, один среди ночи.

Вот черт!

Сам прищурившись от яркого освещения, Саша прикрыл глаза и попросил:

— Выключи свет.

Не успев отойти от выключателя, друг выполнил его просьбу. А Ксения, вместо того, чтобы затаиться, обхватила рукой его член и принялась активно водить по нему губами. Боже! Это невозможно выдержать! И еще не хватало, чтобы Денис стал этому свидетель.

— Тебе что, не спиться? — спросил друг, залезая в холодильник.

— Не очень.

Саша просунул под стол руку, поймав Ксенино плечо, и жестом попросил ее прекратить. Но она лишь отмахнулась от его руки, продолжая свою пытку. Денис снова развернулся к нему лицом, держа в руке графин с лимонадом.

— Это все из-за Ксюхи?

Если бы Денис только знал, насколько он прав!

— Нет, просто заснуть не могу.

Облокачиваясь о стол, Саша сжал руку в кулак, протирая другой лицо и оставляя ее у своего рта. Губы Ксюши все резче захватывали его, забирая в рот и дразня язычком чувствительную головку.

Достав большой стакан, Денис заметил нарезанные бутерброды, лежащие на столешнице:

— О, кто это тут оставил?

— Это я… хотел перекусить.

— И чего? Передумал?

— Нет, сейчас съем, — с трудом произнес Саша, чувствуя, что уже готов съесть Ксению за такой разврат почти "на глазах" у брата.

— А у нас Лада что-то хныкать начала, разбудила, — ответил друг, наливая лимонад. — Я, кстати, возьму парочку? — спросил друг, хватая бутерброды.

Поставив графин обратно в холодильник, Денис сделал несколько жадных глотков из стакана и повернулся к нему:

— Если хочешь, могу с тобой посидеть.

— Нет! — "Твою мать!" — Не надо… иди спать, я сейчас тоже пойду… спать.

— Точно не надо? — спросил друг, начиная с подозрением приглядываться к нему.

— Точно, иди.

— Странный ты какой-то… все в порядке?

— Дэн… я в норме, — ответил Саша, уже сходя с ума от настойчивых ласк Ксении — еще пара движений ее ротика и он кончит. — Не волнуйся и иди… отдыхай.

Друг пожал плечами и ответил:

— Ну ладно. Но если что заходи, мы вряд ли теперь быстро заснем.

— Хорошо, зайду… если что.

И наконец, друг повернулся к нему спиной и покинул кухню… Резко отъехав на стуле назад, Саша схватил Ксюшу за руку и дернул на себя.

— Черт возьми! Ты что творишь?! — громким шепотом заорал он на нее, и не дав ответить, впился своим ртом в ее припухшие губы, подхватывая за попу и помогая сесть к нему на колени.

Обвив ногами его торс, Ксения прижалась теснее, поерзав по напряженному до боли члену. И Саша не выдержал — когда Ксения обхватила его рукой, он насадил ее на себя, упираясь лбом в ее подбородок, закрывая глаза и упиваясь ее тесным жаром. С губ Ксюши сорвался стон, но Саша быстро накрыл их рукой, чтобы этот сладкий звук не успел пронестись по дому. Черт! Что же он делает!? Что она с ним делает? Но Ксюша не дала ему основательно задуматься над этими вопросами. Язык лизнул его руку, тонкие пальцы сжались на его плечах, а ее бедра приподнялись и опустились, свободно и невыносимо возбуждающе скользя по нему. Схватив ее за волосы, Саша зажал их в ладони, крепко сжимая другую руку на ее талии, стараясь усмирить, и успокоиться самому:

— Ксюша… прекрати. Здесь не место.

— Мне все равно — "где". Саш… я не хочу ждать, отпусти.

— Ты подождешь, потому что я так хочу. Ты сейчас встанешь и пойдешь к себе в комнату, — четко сказал Саша, встречая ее нахмуренный взгляд. — Я иду следом. Договорились?

— Договорились.

Встав, Ксюша запахнула халат и потянула его за руку, только, Саша не поддался, ощущая острую нехватку в ее теле и в ее бархате. "Не здесь!"

— Иди, я сейчас буду.

— Обещаешь?

— Я приду, даже если ты, вдруг, станешь против.

Ксения улыбнулась и потянулась к его губам:

— Даже не надейся.

Короткий поцелуй обещания, и она вышла из кухни. Приведя дыхание в норму, Саша поправил на себе штаны, пряча набухший член, подошел к раковине, включил холодную воду и умылся. От такого перевозбуждения, он весь пылал, и даже пульс ощутимо застучал по вискам. Блин! Он и не помнил, когда с ним еще такое было. И в голову, вдруг, пришло осознание того, что это не он ее "имеет", это она его "имеет", вертя, как ей вздумается. И этой ненасытной девчонке все было мало… так же, как и ему. Что ж, они друг друга стояли, как не хотелось это признавать. А об остальном лучше и вовсе не думать, учитывая, что сейчас это делать совершенно не получалось.

И закрыв кран, Саша пошел к Ксении.



***

Раскинув руки, Ксения прыгнула спиной на свою кровать, расплываясь в счастливой улыбке. Она чувствовала себя такой… такой… влюбленной!? Бред! Влюбиться она никак не могла, просто, ей было хорошо рядом с Сашей, таким страстным и дерзким. От одного воспоминания о нем и о его размеренных, томящих движений внутри нее, у Ксении внизу живота все сворачивалось тугим узлом желания. Саша был неподражаем, лучше всех! Даже лучше ее смелых о нем фантазий. "И в такого мужчину действительно можно влюбиться…" — подумала она, прикусывая губу. Только, она этого делать ни в коем случае не будет. Нет! Страх перед привязанностью, да и не только, был в ней намного сильнее. Именно поэтому она решила просто наслаждаться тем, что у нее было сейчас, в этот момент, в эту ночь.

Лежа вот так на кровати и думая о Саше, Ксения уже скучала, по нему, по его рукам, губам и ласкам. К счастью, он не заставил себя долго ждать и о чем-то серьезно задумываться — дверь в комнату открылась без всякого стука, и зайдя внутрь, Саша предусмотрительно закрыл ее на замок. У Ксюши пронеслась дрожь по телу уже от одного предвкушения, и всего того, что обещал его взгляд, пробежавший по ее полуобнаженному телу. Ее приятно обрадовало то, что Саша продолжал находиться в крайне возбужденном состоянии, что доказывал внушительный бугор на его штанах.

Обойдя кровать, и при этом не спуская с нее своего взгляда, Саша сел в кресло у окна. Ксюша повернулась к нему, принимая соблазнительную позу.

— Тебе понравилось? — напрямую спросила она.

— Если бы нет, меня бы здесь не было. Только, не стоило так наглеть перед братом.

— Да ладно тебе, он же ничего не заметил.

— И хорошо, что не заметил… свою сестру в таком непристойном виде и за таким непристойным занятием. Будь я на месте Дениса, мне бы это не понравилось.

— Но ты не на месте Дениса, — пропела она, вставая с кровати. — И мы уже не на кухне. — Она сделала к нему шаг. — И я могу теперь делать с тобой все, что мне захочется. Верно?

Опираясь о его плечи, Ксения села на Сашу, почти вплотную, почти касаясь губ своими, и ерзая по его тугому органу. И он помог ей, обхватив бедра широкими ладонями.

— Нет, не верно… теперь моя очередь, — прошептал он, прежде чем поцеловать… и у Ксюши в один миг закружилась голова от его нежных и настойчивых касаний.

— А мне бы хотелось продолжить то, на чем мы остановились, — возразила она, накрывая рукой его член, который рвался наружу.

Но Саша был уже слишком занят, чтобы отвлекаться на ответ — его губы заскользили по ее шее, опускаясь до груди и захватывая сосок, мучая и терзая его языком, обводя им по кругу и слегка прикусывая. И Ксения застонала, ощущая острый жар по всему телу и желая скорее почувствовать большее. Пройдясь рукой по внутренней стороне ее бедра, Саша дотронулся до самой чувствительной точки, погладил пальцем и скользнул внутрь. Ксения ахнула от нахлынувших ощущений, но не этого она хотела. Перехватив Сашину руку, она отвела ее в сторону, освободила его от тесных штанов, и погладила пальцами нежную кожу, дразня, приглашая.

Саша зарычал, и уткнувшись носом в шею, спросил надломленным голосом:

— Ты всегда добиваешься своего?

Снова чувствуя на языке вкус своей победы, Ксения расплылась в улыбке.

— Нет, если тебя это утешит.

— Для утешения я лучше воспользуюсь другим способом, — ответил Саша, целуя скулу и направляя себя в нее.

Пульс резко подскочил, внутри все замерло, а ощущения сосредоточилось внизу живота. Ища опоры, Ксения вцепилась в Сашины плечи, чувствуя, как он заполняет ее одним уверенным движением, и вокруг резко пропало все, кроме него. Сжав ладонями ее бедра, Саша стал помогать ей двигаться, умопомрачительно медленно и безумно приятно. Он был таким… таким нежным и ласковым, но твердым и уверенным. Саша терся носом о ее лицо, закрывал глаза, заглядывал в ее, и ловил губами стоны. А Ксюша таяла и растворялась в ощущениях, обнимая его за шею, ероша пальцами короткие волосы, и упиваясь поцелуями. Казалось, что это уже был не секс, а что-то другое, что-то, что у нее еще не было ни с одним мужчиной. Еще никто не был с ней таким чувственным, еще никто не смотрел на нее такими глазами, и не терся об нее, как кот о кошку, как это делал Саша. Рядом с ним она медленно сгорала, медленно умирала от чувств, заполняющих каждую клеточку тела, пока эти чувства не взорвались разноцветным фейерверком, подбрасывая ее до седьмого неба…

Вот так постепенно они перебрались на кровать. Под утро уже не хотелось ни говорить, ни двигаться, и прижавшись к Саше, Ксения удобно устроилась на его груди и спокойно уснула, пока твердая мужская рука перебирала ее волосы, нежно поглаживая пальцами кожу. И если бы осталось хоть немножко сил, она бы с удовольствием замурчала от этих ласковых и приятных касаний.



***

Утро Ксении началось с приятной истомы, трепетного осознания прошедшей ночи… и ощущения одиночества в ее широкой постели. Приоткрыв еще сонные глаза, Ксюша огляделась — она действительно была одна. В груди что-то неприятно кольнуло. Подорвавшись с кровати, Ксения схватила с пола халат, и набрасывая его на ходу, вылетела в коридор, с разбегу врезаясь в Дениса. Резко выдохнув от толчка в грудь, брат схватил ее за плечи, устремляя свой самый гневный взгляд.

— Где Саша? — выпалила она, будто не замечая настроение своего брата.

— Уехал.

— Что!? Как уехал? Когда?

— Пол часа назад, — ответил тот, заводя ее обратно в комнату.

Обняв себя руками, Ксения принялась кружить по комнате. Как он мог уехать!? После всего того, что было!? Просто взять и уехать! Просто бросить ее! А она сейчас спросит его об этом лично! Подбежав к своей сумке, Ксения выудила из нее сотовый, но оказавшийся рядом Денис, тут же выхватил его у нее из рук.

— Не надо ему звонить.

— Денис, отдай, — возмутилась она, потянувшись за своим телефоном. — Я сама разберусь, что мне надо, а что не надо.

Но брат продолжал упорствовать, пряча руку за спину.

— Ты уже разобралась. Добилась своего? — Почему-то сейчас и из уст Дениса это прозвучало так обидно и с таким упреком, что ей стало тошно.

— Чего я добилась? Того, что меня бросили? После… — остальные слова застряли в горле, которое перехватило от вспышки ярких воспоминаний и ощущений.

— Я в курсе, как вы провели ночь. Саша передо мной извинился.

— Что еще он сказал?

— Что он сожалеет.

— Что значит сожалеет? Дай мне поговорить с ним.

— Ксюха, послушай меня очень внимательно, — сказал брат, надвинувшись на нее своей большой и широкой массой, — оставь Сашу в покое. Я не знаю, что ты с ним сделала, но мне совсем не понравилось его настроение, с которым он уезжал отсюда.

— Денис, отдай мне телефон! — закричала на него Ксюша, которую уже начинало трясти от эмоций и злости. — Я сейчас тоже не в лучшем настроении, чтобы спорить с тобой.

И вцепившись в руку брата, Ксения попыталась выковырять из нее свой телефон. От такого напора, брат поддался и разжал пальцы. Схватив трубку, она отбежала к окну и набрала номер Саши. Ставший таким приятным и необходимым, его голос ответил только после пятого гудка:

— Да.

— Саш!… - выпалила она, уже не надеясь, что он ответит, и разом теряя все слова от волнения. — Где ты?

— В Москве.

— Почему ты уехал?

В трубке повисла минутная тишина, после которой он все-таки произнес:

— Ксюш… ты добилась того, чего хотела, верно? Ты выиграла спор….

— Какой, к черту, спор?! Я спрашиваю тебя — почему ты уехал?

— Извини за грубость, но я не собираюсь ничего объяснять. По-моему, у нас была прекрасная ночь, так чем же ты осталась недовольна?

— Недовольна?! Ты по-свински бросил меня!

— Это хотела сделать ты?

От возмущения, Ксюша ахнула:

— Ты за кого меня принимаешь!?

— Ладно, прости, я погорячился. Но давай оставим этот бессмысленный разговор. И не думаю, что нам вообще есть о чем разговаривать. Мне нечего тебе сказать, ответить и предложить.

— Ах ты!… - заревев, Ксения отключил телефон и махнула от злости рукой, бросая его в стену. — Придурок!

Обняв себя руками и отвернувшись к окну, Ксения попыталась унять бушующую дрожь. "Нечего предложить?!" Да разве она что-то просила? Неужели так сложно было просто… остаться!

— Ксюш, ты чего? — спросил брат, кладя на ее плечо теплую ладонь.

— Ничего. Отвези меня домой… пожалуйста.

— С вами обоими явно что-то не в порядке, — зачем-то сказал брат, ободряюще погладив ее по руке. — Собирайся.



***

Саша сжал трубку в руках и крепко выругался, унимая желание что-нибудь ударить. Перед ним была только торпеда и руль его собственной машины, которые вряд ли в чем-то виноваты. Он ведь знал, что примерно так все и будет!

Саша не хотел уезжать, но и не видел смысла оставаться. Он решил обрубить все резко и грубо, потому что не хотел вырезать в памяти еще одни воспоминания. Он вообще не хотел вспоминать ее, даже думать о ней не хотел! О ее теле, и о ее губах… Черт! Он очень не хотел уезжать…

Но он поступил правильно, а Ксения была не той девушкой, к которой можно было себе позволить проявлять подобные чувства. А что он, собственно, чувствует? Он чувствует, что уже скучает по ней. Но как? Откуда так быстро это взялось? У них была всего одна ночь… одна ночь… у него даже язык не поворачивался назвать это сексом, но только до тех пор, пока не всплывало осознание того, что вряд ли это все было настоящим. А этого бы очень хотелось. Но он даже не будет на это надеяться. Нет, лучше вообще ни о чем не думать!

Твою мать! Да что с ним происходит!? Она ведь так некрасиво поступила, заключила какое-то идиотское пари, и он еще позволил ей крутить им всю ночь. Он позволил себе обнажить перед ней кусочек своих чувств, своих эмоций, своей души. Но зачем!? Разве ей это нужно? Она и позвонила только потому, что не привыкла к таким поступкам со стороны мужчин, наверняка!

Сорвавшись, Саша все-таки ударил кулаком по центру руля, нажимая на клаксон, отчего его машина отозвалась коротким, но громким гудком. Ехавшая на соседней линии старая семерка, вильнула от него в сторону, а водитель, мужчина в круглых очках, распахнул на него удивленные глаза размером с эти же очки. Снова выругавшись, Саша переключил передачу и надавил на газ. Быстрая езда по оживленной столице могла пощекотать нервы и отвлечь, если, конечно, он не встрянет в пробке. И ему пора бы уже переставать думать о Ксении. А единственное, что он сейчас хотел — это вернуться домой и лечь спать. Эта, почти, бессонная ночь вымотала его до предела, не говоря уже о последних днях. И он больше не будет вспоминать, как именно провел эту ночь!



***

— Дом, милый дом, — сказала Ксюша в пустоту коридора своей квартиры, сбрасывая туфли.

Эта двухкомнатная квартира неподалеку от центра Москвы принадлежала ей, за что можно было поблагодарить любимых родителей. Ксюша жила здесь одна, чувствуя себя полноправной хозяйкой, как этого жилища, так и своей жизни. Она была свободна, как ветер. У нее ни перед кем не было никаких обязательств, никаких обязанностей — полная свобода! И Ксюша была всем довольна. Относительно всем.

Ксюша еще никогда не чувствовала себя такой… брошенной! Она все никак не могла поверить, что Саша смог так с ней поступить. Он не был похож на тех парней, которые пользовались девушками и быстро их покидали. И даже не было похоже, что он ею пользовался. Скорее наоборот — она попользовалась им. Но так ли это оказалось на самом деле? Она добилась того, чего хотела. Так почему же было так неспокойно на душе, так обидно за его поступок. Она встречала разных мужчин, и по-разному с ней поступали, даже как Саша, но тогда ее это не волновало. Ушел так быстро, как только мог — ей же проще, и не нужно было никому ничего объяснять. А сейчас… почему-то ей ужасно хотелось проснуться рядом с Сашей, в его объятьях, радоваться теплу его тела, нежностью его рук, его страстью…

Почему же в этот раз все по-другому? Нет, с ней явно что-то не в порядке. То ли свежий воздух на нее так повлиял, то ли непривычная обстановка, то ли она просто чем-то заболела — депрессия, переутомление… и какое, к черту, переутомление? У нее выставка на носу, а она бегает за каким-то гордым павлином. "Да, но очень классным павлином!" — не могла не признаться она сама себе.

Ксюша решила пока оставить все так, как есть. Она не будет унижаться до того, чтобы закатывать истерики, предъявлять претензии или донимать звонками и своим явным вниманием. Она сначала подумает, чего же все-таки хочет, и если сойдется сама с собой во мнении, что хочет Сашу, то тогда и подумает, как лучше к нему теперь подходить. Она уже поняла, что с ним нужно быть терпеливой и хитрой, но в нужный момент достаточно активной. Оставался еще один вопрос — что она потом с ним будет делать? Она не хотела постоянных отношений, ей не нужна привязанность, выяснения и вспышки ревности. Нет, все-таки это слишком сложный для нее вопрос, о котором она подумает как-нибудь в другой раз. А пока… пока ей пора обрадовать друзей о своем возвращении, отметить это дело в каком-нибудь ночном клубе, а завтра проведать своих коллег по творчеству и заняться выставкой. Дел невпроворот!

Достав телефон, Ксения растянулась на своей шикарной кровати с кучей подушек и набрала номер подруги:

— Анфиска! Привет, дорогая. Как дела?

— Ой, привет Ксюха. У меня все отлично, по тебе скучаю.

— Тогда готовься — я приехала.

— О, отлично! — радостно воскликнула та. — Значит — мы сегодня зажигаем?

— Конечно.

— Ну все, жди меня у себя через полтора часа. Чмоки-чмоки!

— Давай, жду, — с улыбкой ответила Ксения, отключая телефон.

Итак — у нее было полтора часа (плюс еще пол часа как минимум) на то, чтобы привести себя в порядок. Горячая ванная, легкий макияж и замазывание синяков от недосыпа под глазами, прическа в стиле "мокрой химии" с налаченными волнистыми локонами, короткое фисташковое платье с длинными рукавами — и Ксения была готова. Анфиска приехала вовремя — вовремя опоздав на пол часа. Запрыгнув в Мазду подруги, Ксения первым делом полезла ее целовать:

— Привет-привет! Хорошо выглядишь.

За рулем сидела кареглазая девушка с длинными черными волосами, которые обрамляли ее тонкие черты симпатичного, но строгого лица. Они обе были очень разные, но обе не страдали от нехватки мужского внимания.

— Ты тоже, родная, даже с учетом того, что тебе не идет этот цвет. Я же тебе говорили.

— Ну и что? Мне нравится это платье, и я нравлюсь в нем мужчинам, — отпарировала Ксения, накидывая ремень безопасности — у подруги с этим всегда было строго.

— Будто они смотрят, в чем именно ты одета, — фыркнула та, нажимая педаль газа. — Тебя обычно сразу глазами раздевают. Но если учесть, что это платье на тебе сегодня долго не задержится, то все отлично.

— Ой, Анфиска, не напоминай мне.

— Что не напоминать?

— Я сегодня такую ночь провела, — ответила Ксюха, закусывая улыбку и расползаясь по сиденью.

Внимательно посмотрев на подругу, Анфиса заулыбалась и сказала:

— А ну-ка рассказывай. Это не тот ли парень, о котором мы недавно разговаривали по телефону?

— Именно он, брат Ники.

— И? Я хочу знать все подробности — что да как? Сколько раз? Есть чем ему похвастаться?

— Анфиска… он такой классный — красивый, нежный, страстный, а какое у него тело, ммм, ты бы видела…

Снова приглядевшись к подруге, девушка спросила:

— Ксюх, ты что — влюбилась?

— Да ну тебя! Просто…

— Что "просто"? "Просто" все сложно? Или "просто" ты все-таки влюбилась?

— Да нет же. "Просто" — таких мужчин очень мало и они всегда оставляют о себе массу впечатлений.

— Интересно мне было бы посмотреть на эту "массу впечатлений". Значит, ты его все-таки соблазнила, — ухмыльнулась подруга. — Я в тебе и не сомневалась. Надо было и мне с Сэмом поспорить, что ты выиграешь.

Напоминание о споре и его последствиях всплыли в памяти свежими, неприятными эмоциями.

— Да лучше бы мы не затевали этот чертов спор, — буркнула Ксения, — он мне чуть все не испортил.

После этих слов Анфиса как-то странно на нее посмотрела, отвлекаясь от дороги:

— Погоди. Что он тебе чуть не испортил? Я думала, ты изо всех сил стараешься соблазнить этого парня ради спора…

Ксюша прикусила губу, смотря на подругу и осознавая, что она ту запутала… или уже запуталась сама. Но в любом случае, разговор принимал не очень приятную тему.

— Сначала все именно так и было.

— А потом?

— А потом, я не знаю. Потом я думала только о парне, а не о споре.

— Мне не нравится эта фраза из твоих уст. Ты всерьез увлеклась им?

— Нет, это вряд ли… хотя… — говорила Ксюха, понимая, что подруга может быть очень даже права. — Короче, я не знаю. Все, Анфис, давай сменим тему.

— Ууууу, как быстро у нас поменялось настроение от такого разговора. С чего бы это?

— Анфис, ну правда, не приставай ко мне. Да, он мне очень понравился, но я не влюбилась и вообще не хочу о нем сейчас говорить. Этот засранец, между прочим, утром слинял, даже не попрощавшись.

— Да ладно? Он бросил тебя?

От этих слов Ксюху передернуло:

— Спасибо, родная, что сказала это вслух. В уме эти слова звучали не так обидно.

Убрав руку с руля, подруга погладила ее по ноге и сказала:

— Ладно, Ксюх, извини. И не надо так расстраиваться из-за какого-то козла.

— Он не козел, — ответила Ксюха, улыбаясь и вспоминая, что сама его еще и не так обзывала, но ей то можно!

— Так, подожди-ка — что я слышу? Ты его защищаешь? — с иронической издевкой спросила та, дотрагиваясь ладонью до ее лба. — Родная, может, ты перегрелась?

— Анфиса! Ну хватит издеваться. Все со мной в порядке. Я ни о чем не сожалеют, и ни о чем не переживаю. Мне вообще наплевать. Я хочу сейчас облокотиться о барную стойку, заказать "Махито", построить глазки бармену и закадрить какого-нибудь парня. Ты со мной?

— Вот теперь я тебя узнаю, сестренка, — радостно ответила Анфиса, делая радио погромче, где играла песня Бритни Спирс "Oops!…I Did It Again". — Слушай, это наша песня, расслабься и подпевай вместе со мной: Упс!… Ай дид ит аген…


…I played with your heart, got lost in the game

Oh baby, baby

Oops!…You think I" m in love

That I" m sent from above

I" m not that innocent…


Смешные кривляния подруги и мотание головой резко подняли ей настроение, вытаскивая смех и приподнятое чувство радости:

— Я тебя обожаю!

— Об этом потом. Давай-давай, подпевай нам с Бритни, не слышу!?

И Ксюха запела, подпевая двум ненормальным девицам и дергаясь на сиденье по звуки музыки. Жизнь была прекрасной, особенно вместе с такой подругой, да или со остальными друзьями, которых она скоро увидит. Сейчас она приедет в клуб, выпьет, найдет себе хорошего Саше-заменителя, и все будет отлично! А завтра… завтра она может уже и не вспомнит о том, как провела ту восхитительную ночь.







***

Осторожно убрав со своего плеча темноволосую головку спящей девушки, Саша встал с кровати и прошел на кухню. И не включая свет, он включил чайник и опустился на стул, сложив на столе напряженные руки. Он был зол и растерян, и мало понимал, какого черта с ним происходит…

Его отпуск закончился, завтра ему на работу, время три ночи, а он не может заснуть, и ко всему прочему — в его постели подруга Ники. Кажется, он делает что-то не правильно. Какого черта он вообще согласился встретиться с Верой, а потом еще пригласил ее к себе, и мало того, что просто пригласил… хуже было то, до чего это дошло. Но разве он желал ее? Или так неудержимо желал секса? Или он просто хотел стереть их памяти изгибы изящного тела, к которым недавно прикасался, хотел забыть, какие на ощупь светлые локоны, которые струились сквозь пальцы в его зажатой ладони, или хотел забыть голубой огонек страсти в красивых глазах… стереть это все и заменить на что-то другое.

Так, получилось ли это у него?

Саша горько усмехнулся, смеясь над своей же глупостью, вспоминая сегодняшний вечер, свои мысли и свое глупое поведение. Рядом с Верой он все равно думал о Ксении, что уже начинало выводить его из себя. И эта злость отражалась в его поступках — он был груб и резок, он сделал этой девушке больно, да он даже не заметил, достигла ли она оргазма, и получила ли хоть какое-то удовольствие. Она все стерпела, хотя, надо признаться, не так уж она и "терпела", но ничего не сказала в упрек. А он… он просто хотел стереть из памяти… и кто он после этого? Воспользовался невинным сознанием, ради самой порочной своей фантазии, которая не покидала его мысли уже который день подряд. Оставалось только признаться себе в том, как он скучает по ней, набрать ее номер телефона и окончательно погрязнуть в этом пороке, не сулившем ничего хорошего. Но зачем? Ему мало было одной стервозной кокетки, которая растоптала его чувства и посмеялась над ним?

Он глупец и дурак — только глупец может стараться забыть, и только дурак может желать снова оказаться рядом с ней… сегодня, завтра, а что потом? А потом смотреть, как она вьется вокруг другого… Саша сжал зубы от одной мысли о том, что она сейчас может быть рядом с другим, и кто-то так же как он в ту но ночь ласкает ее, упивается нежностью ее кожи, звуками ее стонов и податливостью ее порочного тела… Это бесило, это злило, это вызывало желание оказаться на месте любого и каждого, на месте того, кому бы она могла принадлежать, всегда и только одному…

Неожиданно, тишину квартиры нарушила мелодия его мобильного. Саша выругался, готовый обматерить любого, кто решился позвонить среди ночи — это раз, и два — разбудить девушку, которая спала в его постели, и с которой он совершенно не знал, что ему теперь делать. Он зашел в комнату, встречая сонный взгляд — Вера проводила его глазами и повернулась на другой бок, натягивая одеяло на полураскрытое голое тело. И в который раз Саша обругал себя — какого черта он вообще "это" сделал?

Но все мысли как отшибло, когда он увидел на дисплее имя звонящего — "Ксения"… Саша отключил звук и сжал в руке трубку — как раз именно этого звонка он ждал меньше всего, и тем не менее, его это не удивило. Не решив пока, отвечать или нет, Саша вернулся на кухню и прикрыл дверь. Дисплей продолжал беззвучно мигать. И перестав о чем-то думать, он просто нажал на кнопку приема и поднес трубку к уху, слыша веселый женский смех на фоне громкой музыки.

— Да тихо ты! — шикнул на кого-то незнакомый ему женский голосок. — Я ничерта не слышу, гудки идут или нет…

— Анфиска-редиска, быстро отдай мне мой телефон, — услышал он уже знакомый голос, от которого в груди странно потеплело.

— Да подожди ты! Алло!

— Да, — коротко отозвался Саша.

— Привеееееет, — пропел ему девушка. — А это Александр?

— Анфиска! Отдай трубку! — снова взволнованно закричала где-то рядом Ксения.

— Да, — ответил он на вопрос девушки.

— А меня Анфиса зовут, — представилась собеседница, и неудачно прикрыв трубку рукой, снова обратилась к Ксении: — Да отвянь ты от меня, дай с человеком поговорить.

— Не надо с ним разговаривать… — ответила Ксения, после чего Саша перестал разбирать слова, а слышал только звуки возни и девичий смех, а потом все стихло, только гремела музыка где-то вдалеке и знакомый голосок тихо произнес: — Алло…

— Да, Ксения…

— Привет.

— Привет, — отозвался он, тяжело вздохнув и до сих пор не понимая, рад ли этому звонку.

— Ты прости мою подругу, она немножко неадекватна, впрочем, как и я, а особенно когда выпьет.

— Я догадался об этом.

Коротко усмехнувшись, она спросила:

— Чем занят?

— Чем я могу быть занят в три часа ночи?

— Оу, уже столько времени? Мы тебя, наверное, разбудили…

По едва заметной нетвердой речи Саша понял, что Ксения была не намного трезвее своей подруги.

— Разбудили, — соврал он, не зная, что еще на это ответить.

— Прости, я готова загладить свою вину… при встрече… может… встретимся? Я соскучилась… — сказала она, с каждым словом понижая голос до томного бархатистого звучания.

У Саши быстрее забился пульс от одного только предвкушения возможной встречи. Да! Черт возьми. Он бы очень хотел ее увидеть, и не только увидеть. Но…

— Не стоит, Ксения. Отдыхай. Когда-нибудь да свидимся, — заметил он, прекрасно понимая, что являясь братом и сестрой одной семейной пары встречи им никак не избежать.

— Отлично! Я больше предлагать не буду! — гневно бросила она, решив еще к этому добавить: — И что б ты знал — в моей постели и без тебя бывает жарко!

И не дав ему возможности ответить, она отключила звонок. Твою мать! Ну что за девчонка?! Небрежно отбросив на стол телефон, Саша протер руками лицо, пытаясь взять себя в руки и перестать терять голову из-за какой-то… "шлюшки"! Долетев до края, телефон свалился на пол с глухим стуком.

— Что-то случилось? — перебил его несказанную ругань женский голосок.

Вера стояла на пороге кухни, одетая в его футболку. Саше хоть и не понравилось, что она надела его вещь, но он промолчал — сам не подарок, чтобы предъявлять претензии, и сам виноват, что она сейчас здесь.

— Нет, ничего. Извини, телефон тебя разбудил…

— Да ладно, ничего страшного. А ты чего не спишь? — спросила девушка, подходя к нему, и женская ладонь провела по волосам.

— Не знаю. Не спиться.

— Мне остаться или уйти?

— Как хочешь, — ответил он, как самый гостеприимный хозяин.

— А как хочешь ты?

Саша поднял на нее глаза — Вера была далеко не дурой… но и далеко не Ксенией, чтобы заменить его желание оказаться рядом с этой несносной блондинкой. Саша не собирался рассказывать ей то, что его тревожит. Не ее это дело. Но если она готова к тому, что он может дать, то Саша не станет ее отталкивать, и хотя бы потому, чтобы не сорваться со своего одиночества в омут голубых глаз.

— Останься, — коротко ответил он.



***

Постепенно приходя в себя, Ксения попыталась открыть хоть один глаз. Но увиденное зрелище ее совершенно не обрадовало — чья-то мужская голова, тяжело сопя, упиралась ей в плечо, и его же рука давила ей на спину слишком тяжелым грузом, чтобы можно было нормально дышать. А комната, которую она совершенно не узнавала, кружилась так, будто она каталась на карусели.

Застонав, Ксения попыталась сесть, придерживая голову в одном положении и морщась от боли. Кажется, алкоголь продолжал буянить в ее уставшем от таких вечеринок теле. Где-то с минуты изучая парня, Ксения поняла, что не узнает его и даже не помнит, как его зовут, если она вообще это знала.

— Ну и допилась ты, — сказала она сама себе. Во рту словно написала стая котов, голова кружилась, мутило, и она неизвестно где, неизвестно с кем. — Да, подруга, у тебя явно не лучшие времена.

Кое-как сползая с кровати, Ксения подняла с пола свое платье, так удачно оказавшееся под рукой, и надела на голое тело — остальные предметы одежды в таком состоянии искать сложнее, особенно когда хотелось пить, словно она неделю провела в пустыне. И первым делом Ксюша отправилась на поиски воды, осторожно ступая и держась за стену, которая придавала ей уверенности в том, что кружится только ее голова, а не все окружающее пространство. Из спальни она попала в зал, где на полу, на диване и в креслах валялись спящие тела… хотя нет, одно тело уже не спало и улыбнулось ей знакомой хитрой улыбкой — это был Сэм.

— С добрым утром, — протянул ей дуг, пытаясь встать с кресла.

— У кого как, — буркнула она. — Где здесь кухня, ты не знаешь?

— Ты че заблудилась?

— Эй, хорош орать, — отозвался чей-то мужской охрипший голос со стороны дивана, поерзав под пледом и прижимаясь к девушке… в которой Ксюха начала узнавать свою Анфиску… а в парне их общего друга. Вот дела! И на этом знакомые лица пока заканчивались. Вернувшись к своей главной цели, Ксения пошла дальше, постепенно узнавая обстановку большой, пятикомнатной квартиры, и вспоминая отрывки прошедшего вечера. Как обычно они с Анфиской приехали в клуб, встретили там Сэма, познакомились с его старыми сокурсниками, и решили поехать к кому-то из них на квартиру. Ксения догадывалась, что "тело", с которым она проснулась, и было хозяином этой квартиры. Прекрасно! Это же надо было так допиться, чтобы довести себя до такого состояния и переспать с парнем, не помня ни его имени, ни всего остального. Лишь смутные, противные воспоминания, от которых ее всю передернуло и затошнило. И чтобы отвлечься от них, Ксения решила подумать о чем-то приятном… о сильных руках, которые не так давно гладили ее, о теплоте и уюте крепких объятий, о нежных, чувственных касаниях… воспоминания о Саше обдали волной жара, сожаления и отвращения к самой себе. Она не заслужила всего этого. И Саша не заслужил такую, как она, такую…

"Фу, аж самой противно" — не лестно подумала о себе Ксюха.

Саша… кажется, она вчера разговаривало с ним по телефону. Дура! И зачем только позвонила? И плохо помня весь разговор, Ксения зато хорошо запомнила, что ужасно на него за что-то обиделась и решила отомстить, залезая на какого-то парня, который клеился к ней весь вечер. Молодец! Ничего лучше она придумать не могла! Пьянь и… просто пьянь. И с этим пора заканчивать. Ксения понимала, что ее поведение уже переходит хрупкую черту. Она никогда не была пай-девочкой, но и до такого не позволяла себе доходить. Последние несколько дней она только и делала, что прожигала жизнь по клубам и вечеринкам, едва успевая трезветь до следующего вечера. А это уже было перебором. Она так упорно хотела забыть ту ночь, что не заметила, насколько далеко стала заходить в этом своем желании. А непонимание своего странного состояния только все усугубляло.

Каждый день просыпаясь под вечер, Ксения брала в руку телефон и гипнотизировала Сашин номер, а потом просто отбивала его и набирала номер Анфиски. И дело было не в том, что у нее не хватало смелости позвонить ему, дело в том, что ее пугало, насколько сильно она этого хотела.

Наконец, нашлась кухня, и нашлась вода. А утолив жажду, Ксения была готова отсюда бежать, и чем дальше, тем лучше. Но по-тихому растолкать Анфиску не получилось — своим громким шепотом и тихим задорным смехом девчонки подняли половину молодежи. Полчаса уговаривая их остаться, Сэм все-таки сдался и повез их по домам. И помахав ручкой из открытого окна своей сонной подруге, которой было не лучше, чем ей, Ксения поерзала на пассажирском сиденье, замечая устремленный на нее заинтересованный взгляд Сэма.

— Что? — спросила она друга.

Оглядев ее снизу вверх, Сэм усмехнулся, покачал головой и включил передачу, срывая машину с места.

— Готов поспорить, что под платьем на тебе ничего нет, — сказал он, смотря на дорогу.

— Хватит, мы уже наспорились, — ответила Ксения, переводя разговор на ту тему, на которую она была больше согласна сейчас разговаривать. С уходом Анфиски в машине стало неуютно, а все потому, что с Сэмом было что-то не так, вроде бы… он был чем-то недоволен.

— Мы, кстати, так и не решили, считать ли спор за Сашу законченным.

— Если считать законченным, то я выиграла, — напомнила она.

— Я знаю… И как он?

— Сэм, в чем дело? Что за вопросы?

— Обычные вопросы.

— Может, вопросы и обычные для тебя, но не тон, с которым ты их задаешь.

— Извини, просто я расстроен — я расстался с очередной девушкой, а моя подруга, которую я безумно хочу, дает всем, кроме меня. Это не честно, ты так не считаешь?

Ксюхе показалось, что на нее вылили ведро холодной воды… или еще чего-нибудь. Сэм часто шутил на эту тему, всегда был хорошим другом, и слишком редко таким, как сейчас, чтобы это можно было не заметить.

— Сэм, ты спятил? Или еще не протрезвел? Или может тебе надоело со мной дружить?

Подняв руки вверх в знак того, что он сдается, Сэм сказал:

— Все, молчу. Понял, не дурак.

— Сэм, просто найди себе новую девушку.

— Я уже устал от них.

— Тогда отдохни.

— Это мне и хочется сделать, но только в приятной компании, — хитро улыбнулся он, за что получил удар в плечо.

— Сэм, ну хватит уже. Я, между прочим, тоже устала от вас всех.

— До вечера?

— Что "до вечера"?

— "Устала" — до вечера?

— Нет, ты невозможен, — усмехнулась Ксения, положив на лоб прохладную ладонь. — Следи лучше за дорогой и не нервируй больного человека. Мне и так плохо.

Сэм рассмеялся, останавливая машину на светофоре и прикрывая рукой улыбку явно для того, чтобы не сказать свои мысли вслух.

— Сэм, молчи, — предупредила Ксюха.

— Молчу-молчу, — ответил Сэм, прочищая горло.

Не хватало ей еще выходок Сэма или ссоры с ним. А Ксюха не хотела терять эту дружбу, и не хотела портить отношения хоть с одним парнем, с которым она могла спокойно общаться. За исключением, конечно, тех случаев, когда у Сэма было такое настроение, как сейчас, и когда он не предлагал ей так открыто переспать с ним. И почему-то сейчас ее это даже обидело, заставляя Ксюху задуматься над тем, кем она является в глазах, хотя бы, своего друга, что уже было говорить о тех, кто ее знал гораздо меньше, как Саша, например. Что он может о ней думать? Наверняка мало хорошего, и хоть в основном это правда, а Ксюхе стало неприятно такое осознавать. Ей было все равно, что думали о ней окружающие. Но почему-то в глазах Саши она хотела бы выглядеть… чуть-чуть лучше.



***

Эту ночь Ксюша решила провести дома и прийти в норму, отчего на следующий день встала еще до полудня, полная сил и рвения. И взяв ноутбук, она отправилась в студию "Фото-лайф", где числилась как заказной фотограф на различные мероприятия, и где часто воплощала в жизнь свои маленькие идеи.

— Ну наконец-то! Завилась, — встретила ее подруга по творчеству и коллега, отрываясь от компьютера и смотря на нее поверх очков в красной оправе.

— Привет, Лидух, — ответила она, целуя темноволосую девушку в щеку. — Я тоже рада тебя видеть.

— Ксюха, я уже устала прикрывать твою прекрасную задницу. Ты совсем сдурела? У нас скоро выставка, твоих работ даже в наметках нет, а заказы валяться со всех сторон, свадебный сезон, как-никак.

— Так, не кричи на меня, лучше смотри, что у меня есть, — с улыбкой сказала она, доставая из-за спины коробку дорогих и вкусных конфет для своей подруги-сладкоежки.

Увидев конфеты, Лида, наконец-то, улыбнулась:

— Ты решила меня подкупить? И думаешь, тебе это так просто сойдет с рук? За коробку конфет?

Ксюха уверенно кивнула.

— Эх, засранка, — радостно ответила подруга, не теряя улыбки, и подрываясь с места, чтобы ее обнять. — Я включаю чайник. А ты давай, рассказывай, где пропадала?

— Ох, Ледуха, где только не носило мою "прекрасную задницу", — пошутила Ксюша, присаживаясь за свой стол.

— Ну, рассказывай, я вся во внимании…

И Ксюша начала рассказывать, вкратце, о том, как съездила на дачу, о споре, о Саше, но со смехом и шутками, не позволяя показывать подруге, что ее что-то серьезно волнует, и заканчивая, как всегда это у них бывало, разговор темой о фотографиях, и плавно переходя к делу. Через пару дней в Центральном Доме Художников состоится обширная выставка молодых талантов по различным направлениям в искусстве, и где у обеих было заказано место для их работ. Эта выставка давала возможность показаться обширному кругу людей и заинтересовать важных лиц. Ксюша сама не знала, что ждет от этой выставки, но была бы счастлива просто от того, что ее работы смогут оценить, а возможно — и привлечь внимание. А хорошая реклама никогда не бывает лишней.

После затянувшегося чаепития, Ксюха принялась за работу. Ей нужно было отсортировать, окончательно выбрать и напечатать фотографии, которые она хотела представить на выставке, количеством в пятнадцать штук. Она работала в разных направлениях, но здесь решила показать "Моменты жизни", один украдкой пойманный миг, будь то на нем запечатлены люди, животные, или обычные предмет с необычным смыслом, застывшие во времени, на которые мало кто может обратить внимание, просто пробегая мимо.

Вечером же Анфиска не дала ей даже возможности провести спокойно хотя бы еще один вечер, снова вытаскивая в клуб. Но спустя полчаса в шумной атмосфере веселья, Ксения снова почувствовала себя счастливой и свободной, ото всех и от всего. Много музыки и танцев, поменьше алкоголя и мужчин — такой был у нее план на сегодняшний вечер. Она зажигала на танцплощадке, отталкивая любого, кто обращал на нее внимание, просто веселилась с подругой и радовалась жизни. Мегаватты и децибелы, переливы и басы мелодии, "миксы" ди-джея, яркие вспышки различных цветов, мыльные пузыри и блестки с потолка, мягкий неоновый свет — только это сейчас имело значение.

Но ее план резко оборвался, когда твердая мужская рука дернула ее за плечо, разворачивая и прижимая к грозному, массивному телу…

— Привет, детка. Вижу — даже не скучаешь по мне, — ехидно заметил Артур, заглушая для нее своим строгим голосом все окружающие звуки. — Не звонишь, не пишешь, и мне на звонки не отвечаешь…

— Артур, отпусти, — попросила она, задыхаясь от тесноты его грубых и неприятных объятий.

Но еще сильнее прижав ее к себе, он уперся носом в висок, свинцовым голосом тихо говоря:

— В чем, дело, детка? Тебе, вдруг, стало неприятно мое общество?

— Артур! Мы уже все выяснили…

— Не верно, — ответил он, то ли улыбаясь, то ли ехидно скалясь. — Мы ничего не выясняли, ты просто решила сделать по-своему. А мне не нравится, когда меня ни о чем не спрашивают, а просто ставят в известность.

— Я же сказала, что между нами ничего нет, как и не было.

— Так уж и не было? Тебе напомнить? — спросил он, дергая за волосы и грубо впиваясь в губы.

"Черт! Неужели, мне это когда-то понравилось?" — подумала Ксюха, стараясь оттолкнуть от себя этого назойливого и грубого парня. Нет, ее, конечно, привлекала доля грубости, но только в тех случаях, когда она тесно шла вместе с лаской, нежной и чувственной, чего тут не было и в помине.

— Артур, перестань! — закричала она, отпихивая его от себя.

— Эй, может, хватит тут руки распускать, — вмешалась Анфиска, заступаясь за подругу. — Иди, куда шел.

— Я не с тобой разговариваю, — гаркнул Артур, обхватывая Ксенину руку. — А с тобой у нас есть серьезный разговор.

— Нам не о чем разговаривать.

Подойдя к ней вплотную, он заглянул в ее глаза, улыбнулся, фальшивой и кислой улыбкой, будто проглотил перед этим лимон:

— Прости, я так соскучился, что не могу держать себя в руках. Но я постараюсь, честно, просто поговори со мной, удели пару минут своего золотого внимания… — и уже чуть более мягче, почти нежно, добавил: — Ну пожалуйста, детка…

— Ксюш, не соглашайся, — подсказывала Анфиска, но Артур даже не посмотрел на нее, продолжая буровить ее глазами, в которых жесткость переходила на немую просьбу.

— Я просто хочу поговорить… честно. И я оставлю тебя в покое.

И Ксюша поверила ему, лишь бы отстал:

— Хорошо, пошли, поговорим, — ответила она, бросая на подругу успокаивающий взгляд, мол "Все в порядке!" и получая в ответ недовольное мотание головой.

Потянув за руку, Артур повел ее за собой, через весь зал клуба, выводя на улицу и таща куда-то дальше, в сторону стоянки.

— Мы куда, вообще, идем?

— В клубе шумно. Предлагаю поехать в кафе.

— Какое кафе, Артур? Мы и в клубе могли бы поговорить.

— Детка, никогда не спорь с мужчиной. И разве, я так много прошу?

— Артур, — позвала она, тормозя его и останавливаясь на месте — что-то ей не очень хотелось куда-то с ним ехать. Что-то в нем ее настораживало, и уж слишком он был напряжен.

Повернувшись с улыбкой на губах, Артур прошелся рукой по ее волосам:

— Ксюш, успокойся, мы поговорим, а потом я отвезу тебя обратно или куда пожелаешь, договорились? К тому же в кафе нам будет намного уютнее. Считай это прощальным свиданием.

— Ладно, черт с тобой, поехали.

Подведя ее к машине, он галантно открыл перед ней пассажирскую дверь и жестом руки предложил сесть. А на губах все та же фальшивая улыбка. "Скорее бы избавится от этого типа. Вот пристал" — проскользнули мысли в ее голове. А залезая в машину и замечая в полутьме боковым зрением какое-то движение на заднем сиденье, она с испугу вздрогнула, быстро оборачиваясь назад.

— Привет, — улыбнулся ей друг Артура, которого она однажды видела, когда проводила с тем время, незадолго до отъезда на дачу.

— Привет, — отозвалась она.

— Не возражаешь, если мы подвезем Пашу? — спросил Артур, садясь в машину.

— Нет, — ответила Ксения, поерзав на сиденье и спрашивая себя — зачем она вообще все это делает? Оно ей надо?

Но Артур уже нажал на педаль газа, выруливая на главную дорогу и включая радио. И Ксения все-таки решила, что нет ничего плохого в том, чтобы провести время в кафе, пусть даже с Артуром. В конце концов, у них что-то было, и она действительно слишком некрасиво с ним поступила, словно попользовалась им, повертела, и отвернулась, ничего не сказав. Ей стоило бы ему все объяснить, возможно, даже, попросить прощения…

Дорога проходила в молчании. Паша тихо сидел сзади, Артур вел машину, иногда бросая не нее короткие скользящие взгляды. Ксения просто смотрела в окно, не сразу начиная осознавать, что они заехали в промышленный район города и остановились. Вокруг ни души, ни даже намека на какую-то забегаловку. Свет фар резко погас, и поворот ключа в замке зажигания отозвался в ушах зловещим звуком, после которого заглох мотор, щелкнули замки дверей, закрывая их, и по телу пронесся дикий холод.

— А знаешь, что я не люблю больше всего… — произнес Артур, переводя на нее горящий и озлобленный взгляд, — …когда со мной играют.

Находясь в ступоре, Ксения даже не успела вскрикнуть, когда широкая ладонь Паши, накрыла рот, и резко откинулась назад спинка ее сиденья, заставляя лечь. Ксения забыла, как дышать, пребывая в полнейшем ужасе от происходящего. Боже! Неужели это с ней происходит?!

Артур дернул платье вверх и навалился сверху. Отпуская с цепи панику и пытаясь сопротивляться, Ксения принялась отталкивать его и колотить, кусая ладонь, закрывающую ей рот.

— Ай! Сучка! — вскрикнул Паша, убирая руку.

Но вместо нее на лицо тяжело опустилась ладонь Артура, глухим звуком пощечины, и зажала ей подбородок. А приложив к щеке холодное лезвие, ловко вскинутого ножа, Артур произнес:

— Советую не рыпаться, детка. Ты со мной поразвлекалась, теперь моя очередь…



***

Включив четвертую передачу, Саша сделал радио громче и надавил на газ. Поздний вечер, огни большого города, небольшое количество машин на дороге, любимая музыка — прекрасный вечер! Он только что отвез Веру домой. Сегодня они обошлись кафе и кинотеатром, потому что Саша решил начать их знакомство сначала. Вера была интересной девушкой, приятной собеседницей, далеко не глупой. С ней он, почти, забывал о "взбалмошной блондинке", почти… почти пропадала тяга взять мобильный и позвонить ей. Почти…

Остановившись на светофоре, Саша тяжело вздохнул, смотря на яркие вывески придорожных домов. "Интересно, где она сейчас и чем занята…" — подумалось ему, как вдруг замигал его сотовый, лежащий на панели. Он взял телефон, замечая, как взволнованно каменеют мышцы от одного имени на его дисплее… "Ксения". Зачем она звонит? Снова рассказать ему о том, как проводит свое время? Трогаясь с места, Саша сделал радио тише, все еще раздумывая над тем — брать ли трубку? И выплюнув пару ругательств в адрес своей слабости, нажал на прием вызова:

— Да, — резко сказал он, слыша в ответ короткий всхлип…

— Саш…

От этого жалобного голоса его окатило колючим холодом, и он сильнее сжал трубку:

— Ксюш, что случилось?

Дьявол! "Ксения" и "слезы" были для него несовместимы. Что могло ее так расстроить?

— Саш… помоги мне, пожалуйста… я не могу дозвониться Денису…

— Где ты?

— Саш… пожалуйста, забери меня отсюда… — сказала она сквозь всхлипы и слезы.

— Черт, Ксюш, где ты?

— Метро "Алтуфьево".

— Мне ехать двадцать минут. Потерпи.

— Пожалуйста, побыстрее…

— Ксюш, я уже еду, — ответил он, отбивая звонок и переключаясь на четвертую передачу.

Волнение в нем набирало обороты, как и двигатель его авто. Ее голос… Черт! Он бы не хотел слышать его таким. Что-то явно случилось. Уж лучше бы она снова решила с ним поиграть, чем случилось что-то действительно серьезное, и что смогло довести ее до слез.

Дорога в двадцать минут показалась ему намного длиннее, и постоянно кто-то мешался на пути, отчего приходилось нарушать правила и ждать потом по почте квитанции со штрафами. И черт с ними! Если действительно что-то случилось. Притормозив у метро "Алтуфтево", он вышел из машины и набрал ее номер:

— Где ты?

— В метро, внизу сижу…

Не отключая телефон, Саша проскочил через тяжелые двери и спустился по ступенькам, слыша ее приглушенный голос с истерической ноткой:

— Да не нужно мне ничего!

И тут он увидел Ксению… они сидела на полу возле стены, а над ней склонилась какая-то женщина. Заплаканное лицо со следами потекшей туши повернулось к нему. Дьявол! Внутри что-то сжалось, закипая злостью на то, что довело ее до такого состояния.

— Все в порядке, я с ней, — сказал он женщине, отодвигая ее в сторону и наклоняясь к Ксюше. — Что случилось?

Схватив за руки, он потянул ее на себя, пытаясь поднять, но Ксения, вдруг, застонала:

— Нет, не надо…

Не понимая, в чем причина, и испугавшись, что делает что-то не так, Саша замер, придерживая ее в одном положении и замечая на руках красные пятна.

— Откуда у тебя кровь? — взволнованно спросил он, пытаясь заглянуть в ее глаза, которые она старалась спрятать.

Потянувшись к нему, Ксения обвила руками его шею, упираясь мокрым носом в скулу:

— Отвези меня домой, пожалуйста.

Решив пока оставить все вопросы, Саша подхватил Ксению на руки, снова слыша стоны сквозь сжатые зубы, и уткнувшись в его подбородок, она положила руку на низ живота и с силой сжала ткань платья, которое было в таких же красных пятнах и местами разорванное. Саша упорно старался притормозить все свои догадки о том, что с ней могло случиться. Подойдя к машине, он аккуратно опустил Ксению на ноги и открыл пассажирскую дверь, но вместо того, чтобы садиться, она вцепилась в его руку, судорожно сжимая тонкие пальцы:

— Я тебе сиденье испачкаю, постели что-нибудь.

Саша решил не терять время на споры, и сняв футболку, постелил на сиденье, помогая Ксении залезть в машину. Дьявол! Ее всю трясло, и она стонала от боли, пока устраивалась на сиденье. Саша едва мог поверить, что видит ее в таком состоянии, и что с ней могло ЭТО случится. Твою…! Обойдя машину, он на секунду замер у своей двери, упираясь руками в крышу и выдыхая, пытаясь взять себя в руки. "Спокойно!" — сказал он сам себе, когда злость уже начинала застилать глаза, переходя в слепую стадию ярости. Он прибьет того ублюдка! Чуть позже…

Прыгнув на сиденье, Саша завел мотор и сорвал машину с места. Ксения схватилась за ручку двери, сжимая пальцы до белых пятен, когда другая рука сжималась на животе, и закусив губу, она отвернулась к окну, стараясь сдержать наворачивающиеся слезы. Саша вцепился в руль, снова выдыхая.

Всю дорогу он молчал, поглядывая на Ксюшу и ругаясь про себя, как бешеный черт! Он спокойно вел машину, лишь делая резкие маневры, стараясь не сбавлять скорость, но вести аккуратно, понимая, что сильной тряской делает ей еще больнее.

Наконец, он остановился возле районной больницы.

— Саш, я не хочу в больницу, — заволновалась Ксения, чуть ли не умоляющим голосом. — Саш, отвези меня домой, я же попросила…

Проигнорировав ее протест, и продолжая тихо злиться, он просто обошел машину и открыл пассажирскую дверь, осторожно подхватывая ее на руки. Но эта девчонка упорно не хотела помогать ни ему, ни себе, хватаясь за сиденье и упираясь в панель.

— Саш, я не хочу туда…

— Ксюш… отпусти, — только сказал он, бросив на нее самый свой строгий взгляд.

Спрятав глаза, она сдалась и обняла его за шею.

Зайдя в здание госпиталя, Саша обратился в скорую, где Ксюшу тут же определили в кабинет дежурного врача, оставив его за дверью. Ксения так за него цеплялась, умоляя не оставлять ее, что Саша пообещал зайти к ним через пять минут, после осмотра.

— Держись, милая, ты же сильная девочка, — сказал он ей, поцеловав напоследок испачканные пальцы.

И пока врач осматривал Ксению, он сел на лавочку в приемной и позвонил Денису, который взял трубку, радостно отвечая:

— Да, Александр!

— Дэн, у меня плохие новости. Я с Ксюшей в районной больнице. Ее, похоже… изнасиловали, — едва выговорил он последнее слово, сжимая от злости все, что только было можно.

— Черт! — выдохнул друг, — … я сейчас буду.

Через пять минут Саша зашел в кабинет. Ксения старалась слезть с гинекологического кресла, когда врач, мужчина средних лет, пытался ей в этом помочь.

— Ксения, осторожнее, — с искренней заботой приговаривал он, придерживая ее за руку.

Но Ксения, вдруг, заколотила его по плечу:

— Не трогайте меня! Мне же больно, сколько раз надо говорить! Боже…

Отодвинув доктора, Саша обнял Ксюшу, запуская руки в спутанные волосы, целуя в мокрую щеку:

— Тише, Ксюша, успокойся, потерпи немножко, — прошептал он, и только собирался обратиться к доктору с вопросом на счет обезболивающего, как в кабинет вбежала медсестра:

— Ну где тут наша девочка? — подойдя к ним, она бесцеремонно приподняла платье, обнажая ягодицы и держа наготове шприц. Ксения вздрогнула, Саша прижал ее крепче.

— Что это? — спросила она.

— Обезболивающее, — ответила медсестра, жестом прося его придержать подол платья.

— Ох, бедняжка… — покачала головой женщина, ловко делая укол, от которого Ксения снова простонала, сжимая до боли тонкие пальцы на его плечах. — Ну ничего, поправишься… Скоро будет немножко клонить ко сну.

Сделав свое дело, медсестра убежала за дверь, забирая с собой пробу для анализов.

— Посидите пока, — сказал им доктор, выходя вслед за медсестрой.

В кабинете резко стало тихо, что почти можно было услышать биение сердца. Саша продолжал обнимать Ксению, прижимать к себе, гладить по волосам, целовать мокрые щеки… Немного успокоившись она потянула рваные куски ткани, стараясь прикрыться. Саша помог, лишь бы ей было лучше. Дьявол! Он так хотел ей помочь, но ему казалось, что он делает слишком мало, слишком недостаточно. И это бессилие смешивалось со злостью, выворачивая на изнанку. Ему хотелось рвать и метать, и желательно того, кто сотворил с ней такое, но вместо этого он изо всех сил сдерживался, стараясь быть нежнее, аккуратнее, лишь иногда, отрывая от светлых волос руку, сжимать ее в кулак.

Вскоре вернулся доктор:

— Ну что я могу сказать… ничего страшного, все поправимо. Я сейчас назначу парочку лекарств, обезболивающее и заживляющие свечи. Советую еще попить какое-нибудь успокоительное и обратиться в милицию.

— Хорошо, спасибо, — ответил за них обоих Саша, думая, что милиция им совсем не к чему, когда у него появились свои планы по этому поводу.

И взяв рецепт, Саша засунул его в задний карман джинсов и снова подхватил Ксению на руки, вынося на улицу. Ксения лишь молча держалась за него. Но только он вышел из здания, как на них налетел Денис, почти теряя дар речи и взволнованным взглядом осматривая сестру:

— Ксюха?…

— Дэн, отойди, потом.

Денис посторонился, освобождая проход, и пошел следом. Когда они подошли к машине, он помог сестре сесть, поцеловав ее в щеку и выудив грустную улыбку вместе со словом: "спасибо". Но только он хлопнул дверью, как шепотом заорал на Сашу:

— Как, твою мать, это случилось?

— Я не знаю, но мы это обязательно узнаем, Дэн. Давай сначала отвезем ее домой и поможем прийти в себя. Ей сейчас не до наших вопросов.

— Черт, ты прав, — ответил Денис, теребя волосы. — Я… блин, поехали, — сквозь зубы бросил Денис, и Саша его понимал, еще как понимал!



Прыгнув по машинам, они поехали к дому Ксюши. Денис ехал впереди, показывая дорогу, поэтому Саше не нужно было беспокоить ее вопросами о маршруте. Он лишь следил за красными огнями черной Ауди, ужасаясь тому, что произошло, и как сильно, чертовски сильно, его это взволновало. Он бы переживал за любую девушку, но Ксюша была не любой, она была той, которая его зацепила, как он этому не противился. Он точно за нее прибьет!

Зайдя в квартиру, Саша сразу отнес ее в ванную, где Денис быстро включил воду. Аккуратно опустив Ксению, Саша попытался встать, но хрупкая рука уцепилась за его плечо:

— Не уходи, пожалуйста.

Немного замявшись, Саша опустился на пол рядом с ванной, позволяя ей притянуть его руку к своему лицу, обхватить пальцы, поцеловать ладонь, и вызывая этим дрожь, от неуместности которой в данный момент, ему стало не по себе.

— Спасибо, — тихо сказала она, скользя губами по пальцам. — Мне лучше.

Сзади кашлянул Денис, напоминая о себе:

— Я пойду, чайник поставлю.

Саша поудобнее уселся рядом с ванной, попробовал рукой воду, и снова вернулся к ее глазам:

— Чем мне еще помочь?

— Я хочу снять платье.

Без лишних слов, Саша встал, осторожно вытаскивая ткань из-под ее попы, снимая платье через голову, отбрасывая в раковину… и стараясь не думать о ее обнаженном теле, которое кто-то посмел так истерзать.

— Спасибо, — повторила Ксения, снова забирая себе его руку.

Голубые глаза упорно старались не закрываться, когда Ксюшу уже клонило в сон.

— Ксюш, может, тебя отнести в кровать?

— Попозже, я хочу помыться.

— Я, наверное, подожду тебя на кухне, с Денисом.

— Нет! — быстро сказала она. — Помоги мне… пожалуйста.

Саша, усмехнулся, понимая, что для него это может оказаться слишком сложно.

— Ксюш…

— Я просто хочу почувствовать… — Ксюша замялась, начиная волноваться, и зажимая губы трясущимися пальцами, — …я просто прошу помочь… черт! Мне что, Дениса попросить? — сорвалась она.

— Ксюш, тише, успокойся, я помогу. Ты встать сможешь?

— Угу.

Саша поднялся, нашел губку, намочил и натер гелем для душа, пока Ксения постаралась умыться, и вцепившись в его протянутую руку, встала на ноги, повернулась спиной, облокотилась о стену, и уперлась в нее лбом. По изящным изгибам стекали блестящие капли, а кожа покрылась мелкими пупырышками, на которой кое-где уже проступили синяки. Саша сглотнул, выругавшись на свое желание коснутся этой кожи губами и облегчить ее ноющую боль.

— Тебе холодно? — только спросил он.

— Да. — Саша потянулся к крану, сильнее включая горячую воду, и слыша ее голос: — Не в этом дело.

— А в чем?

Ксения промолчала, ожидая, когда он выйдет из щекотливого ступора. Ну как дурак! Стоит с губкой в руках и боится подойти к ней ближе.

Видимо, догадавшись о его нерешительности, Ксения произнесла:

— Саш, я сейчас не буду к тебе приставать.

Он резко почувствовал себя лапухом — такая ситуация, а он мнется. О чем он только думает?! И на все наплевав, Саша залез в ванную, попутно вспоминая, что у него в заднем кармане рецепт ее лекарств, и выкладывая его на зеркало. Он поднес к Ксении губку и провел по спине, аккуратно намыливая кожу и стирая касание других пальцев. Осторожно провел по ягодицам, опустился к ногам, стараясь не трогать сосредоточение всей ее боли, протер каждую ножку, не обращая внимание на то, что уже насквозь промочил свои джинсы, и упорно стараясь не обращать внимание на свое волнение. "Этому сейчас не место, черт бы все побрал!" — ругался он на себе. Тело слишком бурно реагировало на Ксению, хоть ему самому просто хотелось подарить ей кусочек заботы и нежности, о чем она его и просила.

Когда Саша поднялся, Ксения неуклюже развернулась к нему лицом, морщась от боли и бросая смущенный взгляд, но смущалась она вовсе не наготы, а своего состояния. Дотронувшись губкой живота, он провел ею по кругу, осторожно касаясь самого низа, где ее рука обхватила его запястье, убирая оттуда, и потянула вверх, обхватывая скользкие пальцы своими и направляя его движения, медленно и осторожно, слегка проводя по покусанным соскам, на которых можно было даже разглядеть следы зубов…

Сдержанно ударив по стене над ее головой, Саша простонал от злости и собственного бессилия, заставив Ксению вздрогнуть.

— Когда будешь готова, я жду рассказа о том, как это случилось, и кто это сделал.

— Я не хочу об этом сейчас говорить.

— Я не прошу сейчас, я сказал — "когда будешь готова", — повторил он, со всей строгостью смотря в голубые глаза.

Отпустив Сашину руку, Ксения коснулась его лица, лишь кончиками пальцев, потерлась лбом о подбородок, щекой о щеку, прижимаясь к нему, и закрывая глаза, из которых потекли одинокие слезинки. Саша запустил пятерню в ее волосы, обхватывая затылок, прижимая к себе, сходя с ума от ее близости, такой обнаженной и скользкой, такой ранимой. Он сейчас запрещал себе даже думать "об этом", но тело не желало его слушать, набухая между ног, заставляя чувствовать себя извращенным критином и эгоистом. Но как тяжело было сопротивляться своим чувствам, когда нежные губы коснулись его, так осторожно, словно прося утешения. И Саша старался дать им то, что они просили, что она просила, поддаваясь и отвечая, скользя по мягким губам, медленно захватывая и отпуская. Сейчас совсем не важно то, что он чувствует и хочет! И Саша позволит ей издеваться над ним столько, сколько она пожелает.

Нежный и медленный поцелуй, со вкусом соленых слез, ее руки в его волосах, и такая щемящая мольба… Саша обнимал и придерживал, отвечая, все позволяя, и чувствуя, как сбивается его дыхание. Но он не хотел, чтобы она заметила то, как он возбужден. Дьявол! Он справится! Но шумно проглатывая порыв неуместных чувств, Саша задержал дыхание, теперь сам пряча от нее глаза, в которых можно было все прочесть. И проведя носом по щеке, опускаясь к шее, он осторожно выдохнул, пытаясь успокоится… и вздрагивая от громкого стука в дверь:

— Ну что там у вас? — раздался голос Дениса. — Чайник уже закипел.

— Сейчас идем, — бросил Саша, замечая, как хриплый голос его выдает, и ловля на себе взгляд Ксении.

Она слегка улыбнулась, с грустью, но хитро пряча глаза. Кажется, ей действительно стало лучше, раз ее забавляет его состояние. Но главное, что оно не стало ей неприятно. Неисправимая девчонка! А еще говорила, что не будет приставать. Да ей и приставать не надо, он и так постоянно о ней думает.

— Саш, иди к Денису, я сейчас приду.

— Сама дойдешь?

— Да, — кивнула она. — От обезболивающего немножко полегчало.

— Хорошо.

— Только не уходи… пожалуйста.

Черт! Как много раз он уже слышал от нее это слово.

— Хорошо, — повторил он, в растерянности посмотрев на свои мокрые джинсы.

Ксения проследовала за его взглядом:

— Сними их и повесь на батарею. Белое полотенце чистое, а Дэн даст тебе что-нибудь надеть.

И отойдя он него, Ксения отобрала у него губку и отвернулась. Саша сделал так, как она сказала и вышел в коридор, натыкаясь на недовольный взгляд Дениса.

— Вы че там делали?

— Мылись, — коротко ответил Саша, проходя на кухню в одном полотенце. — Ксения сказала, что ты можешь дать мне что-нибудь надеть.

— Да, сейчас.

Денис прошел в комнату и вернулся с черными спортивными штанами:

— На, может, немного коротковаты буду, но это лучше, чем ничего.

— Спасибо, — сказал Саша, рассматривая вещь. — Боюсь даже спрашивать, чьи они.

— Мои, не переживай, они почти новые и чистые. Я стараюсь держать на всякий случай везде запасную одежду, после того, как Лада попортила мне все брюки.

Саша надел штаны и присел за стол. Денис разлил чай по чашкам, сел напротив и посмотрел на друга:

— Ну и что будем делать?

— Для начала узнаем, кто это сделал.

— А потом?

— А потом, я не завидую этим сволочам.

— Как ты нашел Ксюху?

— Она мне сама позвонила.

Денис на пару минут задумался, уставившись в свою чашку, после чего произнес:

— Она тебе доверяет… — Саша промолчал, а Денис внимательно смотрел на него, — … и относится очень неравнодушно.

— Я заметил.

— На самом деле, мне за нее сложно говорить. Ксения еще и непредсказуема. Но… — друг сделал паузу, — Саш, у меня к тебе будет просьба.

— Я слушаю, Дэн.

— Присмотри за ней. — Саша взял чашку, отпивая горячий чай и пытаясь представить себе такую ситуацию. Выходило с трудом, но он не мог отказать другу в такой просьбе, и не мог, так же, оставить Ксению без присмотра. — Просто я не всегда смогу оказаться рядом, и мне нужна будет твоя помощь… если что.

— Дэн, разве я тебе когда-нибудь отказывал в помощи?

— Нет.

— Тогда договорились.

— Ты это сделаешь только из-за моей просьбы?

Саша встретил внимательный взгляд друга:

— Нет, но я не хочу об этом разговаривать, если ты не против. Я сделаю это по той же причине, по какой помогу прибить того, и надеюсь, что не "тех", уродов, кто это сделал.

— Ладно, я на тебя рассчитываю… во всем.

— Спасибо, друг, — с издевкой ответил Саша, понимая его намек на их с Ксенией отношения, и замечая в проеме двери саму девушку.

Закутавшись в халат, она обнимала себя руками, смотря то на одного, то на другого. Денис тут же поднялся и подошел к сестре, убирая с ее лица мокрые волосы:

— Ты как? Чай будешь?

— Ничего, уже лучше. Чай буду.

— Блин, сестренка, как же тебя так угораздило?

— Сама дура.

— Ксюх…

— Не надо, Динь, все нормально. Я пойду, прилягу.

Обняв сестру, Денис поцеловал ее в макушку:

— Иди, а чай сейчас принесу. Может, мне остаться с тобой на ночь?

— Не знаю… я хотела Сашу попросить остаться. — Саша замер, не донеся чашку на полпути к губам, и посмотрел на Ксению. — Ты останешься?

Не успел он согласиться присмотреть за ней, как начинает уже с этой минуты. Но раз Ксения просит… он готов это сделать:

— Останусь.

— Спасибо, — ответила она, и развернувшись, осторожно побрела в комнату.

Уставившись в пол, Саша задумался о том, на что согласился. Задумался, как он сможет выносить такую близость, как ему себя вести, и что вообще с этим теперь делать? Очень щекотливой оказалось ситуация. Но что с эти можно было сделать, если случилась такая беда? Он справится, и сделает все, чтобы помочь этой хитрой, несносной, но нежной и милой блондинке.



***

Включив ночник, Ксения залезла в кровать, обняла маленькую подушку и свернулась в комок, один большой стенающий комок. Острая боль ушла, оставив пульсирующее и ноющее ощущение. Ей еще никогда не было так плохо.

— А чего ты ждала, дура? — побормотала она.

Сама виновата. Нечего было себя вести, как предпоследняя дрянь. Слишком плохо она разглядела человека, с которым связалась…

"Тебе всегда все сходило с рук, но только не в этот раз… детка"…

Ее отымели двое ублюдков! Она помнила лишь боль, их противные голоса, тела и грубые руки, и мысли о том, чтобы это все скорее кончилось… Нет! Она не будет о чем-то думать, а тем более вспоминать. Больше не будет! "Сама виновата, поэтому — нечего теперь хныкать!"

Сквозь дрему Ксения почувствовала, как на кровать лег Саша, и крепкие руки прижали ее к твердому телу. Боже! Одно его присутствие приносило покой, а его забота кружила голову, успокаивала и ласкала, принося уют и тепло. Ей было даже страшно представить, что было бы с ней, если бы не Саша. Она бы не справилась со своими чувствами, и, возможно, попросту билась бы сейчас в истерике. Он словно был ниточкой, за которую она ухватилась, чтобы пережить то, что с ней произошло. Тяжело, больно, но она справится. Оставалась одна проблема — Саша с Денисом это так просто не оставят, но в голове до сих пор слышались слова угрозы, и Ксения не знала, насколько нужно их опасаться, чего теперь боятся, и какой мести требовать.

— Как ты? — прошептал тихий голос, когда она обхватила Сашину руку и положила ладонью себе на живот, накрывая теплом больное место.

— Уже лучше… Спасибо тебе, Саш.

За спиной послышался тяжелый вздох:

— Успокойся и отдыхай.

Ксюша ощутила, как расплывается в улыбке. Еще ни один мужчина не был с ней таким заботливым, если только Денис, но он, как брат — не считался. И спрятав лицо в подушку, она прикусил губу, чувствуя, как теплое ощущение радости расплывается по телу. С этим ощущением она и заснула, прося лишь о том, чтобы ей не приснились кошмары.

К счастью, не было ни кошмаров, ни вообще каких-то сновидений. Ксения проснулась, чувствуя ноющую боль, дискомфорт внизу живота и дикую ломоту во всем теле, как после самой бурной тусовочной ночи. Саши не было, и привычный испуг от его отсутствия кольнул где-то внутри. Неужели он ушел? Нет, он не мог так поступить! Только не сейчас… пожалуйста!

Сначала Ксюша села, отчего стало еще хуже, но собрав все сила, она поднялась и потихоньку вышла из комнаты, услышав негромкие звуки от включенного на кухне телевизора. И сразу значительно полегчало.

Саша стоял лицом к стене, на которой висел телевизор, и внимательно смотрел на то, что там происходило. Голый торс, сильные руки расслаблены, а большие пальцы засунуты за пояс джинсов, и обнаженная спина, которая притягивала взгляд к рельефным изгибам… Это было самое приятное утро, с самым приятным зрелищем, от которого по телу проносились мурашки и рождались идеи, как можно запечатлеть это великолепие на снимках. Свет, тень, ракурс… в голове уже отпечатались соблазнительные кадры.

Ксения сделала к нему шаг, шурша тапочками по полу, и Саша обернулся, поймав ее взгляд.

— Ты зачем встала? — недовольно спросил он, обхватывая ее руку и уводя на стул.

— Нет, Саш, я не могу сидеть.

— Извини. — И с этим словом он застыл, не зная, что с ней тогда делать. — Отнести тебя в кровать?

— Может, хватит меня уже таскать? — с улыбкой, спросила она, замечая на столе салат из свежих овощей и рядом прозрачный пакет с лекарствами: — Это завтрак?

— Да. Тебе нужно поесть и принять таблетки. Денис еще вчера все купил.

— Оу, да у меня самые лучшие мужчины, — с тихой радостью сказала она и потянулась к нему в объятья, в которые Саша сразу ее принял. — Где твоя футболка? — спросила она, потеревшись о его подбородок.

— В машине.

— Принеси, постираем.

— Не переживай, у меня дома тоже есть стиральная машинка.

Ксения коснулась руками его спины, чувствуя, как напрягаются мышцы.

— Я просто тоже хочу для тебя что-нибудь сделать.

— Мне на работу нужно ехать, — сказал он, сразу испортив настроение и все очарование момента.

Ксюша подняла к нему глаза:

— Да, точно, я об этом не подумала.

Его взгляд скользнул по губам, и снова к глазам:

— Денис позвонил твоей подруге, Анфисе, она уже едет.

— А ты не можешь отпроситься?

Ксения была бы рада подруге, но не ее она сейчас хотела видеть, она хотела, чтобы остался он. Но Саша только покачал головой:

— Нет, Ксюш…

— Не надо, я поняла.

Настроение упало резко и сильно, до невыносимого ощущения одиночества, отвратительной боли и острой злости. Отойдя от Саши, Ксения развернулась и пошла в комнату, по пути бросая:

— Можешь идти, я не держу.

Саша зашел следом, поймав закрывающуюся перед его носом дверь. Ксюша только успела дойти до кровати, как затрезвонил дверной звонок. Раз, другой, и так ничего не сказав, Саша пошел открывать.

Через минуту в комнату залетела Анфиска:

— Ксюша, родная моя, — подруга подбежала к ней и обняла, делая немного больно от силы своих объятий. — Это так ужасно, я тебе пол ночи звонила, думала ты где-то зависла с этим уродом…

— Анфис, успокойся, не тараторь.

— Ксюшка, мне так жать, — еще сильнее обняла подруга ее за шею, едва не плача.

Саша застыл в дверях, привлекая внимание даже к своей неподвижной фигуре.

— Саш, иди, а то опоздаешь на работу, — съязвила она, продолжая злиться на него, на весь окружающий мир и на ноющую боль, которая становилась все сильнее.

Саша молча развернулся и скрылся в коридоре.

— Ксюш, ты чего? — тихо спросила Анфиса. — Это тот парень, верно? — с улыбкой спросила подруга. — Он такой… Уф!

— Я знаю.

— А чего ты так с ним? Денис мне сказал, что он вчера тебя нашел, отвез в больницу и остался на ночь, слушай, я вообще в шоке.

Своей вдохновленной тирадой Анфиса напомнила ей, что Саша для нее сделал за последние сутки. Но лучше от того, что он уходит, ей не становилось.

— Подожди здесь, — попросила она Анфису и поковыляла в коридор. Саша уже дернул за ручку, собираясь выходить: — Саш… — Он замер, прикрыв дверь. — Ты обиделся?

— Нет. Я не дурак, все понимаю.

— А что же уходишь не попрощавшись?

Но Саша не успел ответить — Ксения подошла к нему, прижалась, обняла за шею и поцеловала, лаская губами, упиваясь ответом, и облизывая знакомые контуры языком, нежно, властно, почти жестко, как может быть жестка женщина, кладя на лицо руки, захватывая подбородок, и замирая у самых губ, ощущая на своих — прерывистое и горячее дыхание.

Долгий взгляд, короткий вздох для выравнивая этого дыхания и тихий голос:

— До встречи, Ксения.

— До скорой, — ответила она, отпуская Сашу за дверь.



***

Вернувшись в комнату, Ксения заползла под одеяло под пристальным взглядом подруги, морщась от неудобства и боли.

— Анфис, принеси, пожалуйста, из кухни воды и таблетки.

Выполнив ее просьбу, та залезла к ней на кровать, легла рядом и погладила по руке:

— Это Артур сделал, да?

Ксении показалось, что ее сейчас стошнит от одного этого имени.

— Анфис, не произноси при мне это имя, ладно? И давай лучше поговорим о чем-нибудь другом, приятном, — попросила она, запивая таблетки.

Подруга хитро заулыбалась:

— Ладно, поговорим об Александре?

— А что о нем разговаривать? Он засранец, пусть и… красивый, обаятельный, добрый и заботливый, но засранец. И он меня обидел.

— И чем же тебя обидел этот "заботливый засранец"?

— Он ушел.

— Я знаю, что он ушел, — усмехнулась подруга, — А чем обидел?

— Блин, Анфис, он обидел меня тем, что ушел, — объяснила она, недоумевая, почему подруга не понимает этой очевидной вещи. Или, может, это для нее стало очевидным? И с каких это пор?

— А-а-а… надо же, — удивилась Анфиска, и словно прочитав ее мысли, спросила: — И как давно это у тебя?

— Что?

— Ты влюбилась, — ответила она таким тоном, словно произнесла приговор.

— Анфиска… — заныла Ксюха, пряча лицо в ладонях, — если я хотела, чтобы этот мужчина был сейчас рядом… — и Ксюша осеклась, понимая, что говорит не опровержение, а доказательства ее слов. — Так, все, о нем я тоже не хочу разговаривать. Лучше спроси, как дела с выставкой… Боже! У меня скоро выставка!

До этого мероприятия оставалось два дня, и вроде бы основное уже было сделано, благодаря Лиде, но Ксении сейчас казалось, что она сама совершенно к нему не готова, именно морально и физически.

— Что такое? У тебя что, ничего не готово к ней?

— Готово все, кроме меня.

— Ой, успокойся. Выставку отстоим, ты у нас поправишься, а этому падонку… Ксюх, ты, кстати, в милицию заявила? И что Денис на это сказал?

Ксюша закусила губу:

— Анфис, ни он, ни Саша почти ничего не знают. И не надо пока им что-то говорить.

— Ты сдурела? Как это не надо?

— Пообещай мне, что не скажешь, кто это сделал. Я сама скажу, когда решу, — попросила Ксюша, цепляясь за руку подруги и чувствуя, как от волнения ее даже начинает трясти. — Пообещай.

— Хорошо, если ты мне назовешь причину.

— Потому что я не хочу, чтобы случилась еще какая-нибудь беда.

— Ты хочешь все так и оставить? Чтобы ему это все сошло с рук?

— Я хочу, чтобы сгоряча никто не наделал глупости. Ты представляешь, что может быть, скажи все Денису и Саше? Да они убьют их, понимаешь? Я… я просто до безумия боюсь последствий, — ответила Ксюха, решив не упоминать об угрозах…"…если кому-нибудь расскажешь, плохо будет и тебе и тем, кто обо всем узнает… а если промолчишь, я могу о тебе и забыть…детка…"

— А за себя не боишься?

— Не знаю… наверное, и вообще, я сама виновата.

Анфиска громко фыркнула:

— Ну ты даешь, красавица. Ты еще себя винить будешь? Поговорим об этом, когда ты придешь в себя, а то сейчас ты "в себе" явно отсутствуешь. Так, все, я пойду нам чай заварю, какой-нибудь очень вкусный, и поищу в этом доме что-нибудь съестное, а ты отдыхай, вон, телевизор погляди, это отвлекает, — сказала подруга, протягивая ей пульт.

— Спасибо тебе, — сказала Ксюха, снова цепляясь за ее руку и закусывая губу, чтобы не расплакаться от счастья, что рядом с ней есть такой светлый человечик. — Я очень рада, что ты пришла.

— Еще бы, — хмыкнула Анфиска, целуя ее в щеку. — Мои обязанности подруги не заканчиваются на совместной тряске попы посреди танцпола, звоне бокалов с шампанским, и прочих женских радостях. Я всегда буду рядом, когда надо, и особенно, когда не надо.

Ксюха улыбнулась:

— Я тебя обожаю.

— Взаимно, родная, и за это мы сейчас выпьем. Все, пошла ставить чайник, — ответила подруга, и подскочив с кровати, побежала на кухню.

Так они и провели весь день, валяясь в кровати, болтая о разных глупостях, и попивая чай с мятой. Вечером к ней прибежал Сэм, растревоженный ужасными новостями. Остальным же друзьям сказали, что она приболела, ведь было совсем не обязательно всем знать основные подробности.

Но в отличие от Саши с Денисом, Сэм решил не ждать, когда ей станет лучше, и напасть с расспросами почти с порога: "Кто? Как? Где?". И чуть не схлопотал от Анфиски, которая старалась сберечь последний покой своей подруги, устроив с Сэмом подушечные бои.

В эту ночь с ней осталась Анфиска. Брат лишь позвонил, спросив "как дела" и "надо ли что-нибудь". Родителям было решено вообще ничего не говорить и позволить им спокойно наслаждаться жизнью за границей, в Германии, где они сейчас отдыхали. Звонил и Саша. От одного взгляда на дисплей с его мигающим именем, у Ксюхи участился пульс. Она ждала этого звонка целый день, сама не понимая, почему для нее он был так необходим и важен. И разговаривая с ним по телефону, она прекрасно понимала, что скучает, до смешного понимала. Но при этом никак и ничем не дала ему это понять. Она все еще злилась, злилась на его отсутствие, на него самого, просто потому, что он не может догадаться о ее желаниях. Неужели ему все всегда надо говорить? Обо всем просить самой? Может, он хоть раз о чем-то догадается, просто возьмет и приедет к ней, или, уж хотя бы, спросит об этом. Но к ее досаде, Саша оставался собой. Он сдержанно поговорил с ней, расспросив о самочувствии, дал пару своих заботливых советов, и пожелал ей спокойной ночи… вот так просто! Будто не догадываясь, что ей было бы куда спокойнее, если бы он был рядом.

— Идиот! — крикнула она со злости на трубку, когда попрощалась с Сашей и отключила вызов.

— Ну и что опять? — недоуменно спросила Анфиска, которая сидела рядом с ней на кровати уже в ночной рубашке и готовая ко сну.

— Ничего. Просто этот… узколобый мужчина отказывается проявлять инициативу. Это что, так сложно? Он ведь неравнодушен ко мне!

— Он у тебя какой-то неправильный мужчина, насколько я поняла. Уж если так долго тебе сопротивлялся… чему ты сейчас удивляешься? Такого надо брать нахрапом.

— Я и так без его согласия залезла к нему в постель. Мне надоело все самой делать.

— Тогда не спеши. Обольщай медленно, но уверенно. Как ты умеешь.

— А что я дальше с ним буду делать?

Анфиска перевела не нее удивленный взгляд:

— Дорогая, да ты сама не знаешь, чего хочешь, а что от мужика требуешь?

Ксения промолчала, понимая, что в словах подруги был смысл — Анфиска была права.

Следующий день оказался уже лучше предыдущего. Она поправлялась, но все еще не решалась куда-то выходить. Она не поехала даже в студию, полностью положившись на Лиду, которая была до ужаса шокирована причиной Ксюхиных "капризов" и отсутствия. И если бы не Лида, то ни на какую выставку она бы не попала. В результате, Ксюхе нужно было только появиться с утра в Центральном Доме Художников, все проконтролировать и проверить, и встречать посетителей. И казалось бы, ничего сложного, но ей совсем не хотелось куда-то выходить, даже на выставку своих работ, и особенно в люди, которым придется улыбаться, и постоянно оглядываться за спину в надежде не увидеть там ненавистное лицо.

Как ни противно было ей осознавать, а она боялась куда-то выходить, и с каждым воспоминанием все сильнее. Но если она не пойдет, то по отношению к Лиде это будет совсем не красиво. Она так много для нее сделала, что ей осталась самая малость, а она и это не в состоянии выполнить. Но ожидаемые мысли привели ее к одному заманчивому решению…

— Привет, — сказала она в трубку, когда на том конце услышала приятный мужской голос. — Как дела?

— Хорошо, — ответил Саша.

— Саш, ты завтра свободен?

— Возможно, завтра субботу, а что такое?

— У меня к тебе есть одна очень важная просьба, — постепенно начала она.

— Какая?

— У меня завтра выставка в Центральном Доме Художников, и я бы хотела, чтобы ты сходил со мной.

— А Денис?

— Что "Денис"?

— Он не может с тобой сходить?

— Ты дурак? — сорвалась Ксения на этого тугодума. — Я ТЕБЯ прошу. Саш, мне страшно, я себя отвратительно чувствую, и я прошу тебя о такой простой вещи? Тебе так сложно просто согласиться?

На том конце повисла короткая пауза, за время которой Ксения успела известить, и уже открыла рот, чтобы наорать на этого невыносимого мужчину, когда он произнес:

— Во сколько за тобой заехать?



***

Саша позвонил в дверь ровно с семь утра, как ему сказала Ксюша. Эта девчонка попросила сходить с ней на какую-то выставку. И хоть он пообещал Денису, что присмотрит за его сестрой, а себе — что поможет ей, а все равно предпочел бы ответить отказом. Предпочел бы, но не был уверен, что так будет проще и лучше. Он хотел видеть эту девчонку и хотел быть рядом, раз ей это нужно. Он даже отказался от нового свидания с Верой, ради нее, совсем не расстраиваясь о выборе своего решения.

Наконец, ее дверь открылась, и на пороге появилось… ухмыляющееся лицо Сэма.

— Привет, Саш, — сказал парень, шире открывая дверь, — заходи. Ксюха еще одевается.

— Привет, — ответил Саша, ощущая, что он совсем не рад видеть этого "спорщика".

— Я уже почти, — сказала Ксюха, выходя из своей комнаты в коридор и одаривая его улыбкой.

Саше показалось, что его озарил лучик солнца, проникая теплом куда-то внутрь него. Она улыбается, значит ей уже лучше. Подойдя к зеркалу, Ксюша стала поправлять на голове забавные кудряшки. Джинсовая мини юбка прекрасно сидела на округлой попе, подчеркивая стройные ножки, черная блузка со стоячим воротником и слегка натянутыми пуговицами на груди, и копна кудряшек. И казалось бы, она была совершенно просто одета, но с таким вкусом, что возникало желание всю ее обласкать и потрогать. И похоже, не у одного его возникало такое желание, потому что Сэм подошел к ней со спины, и как ему показалось — слишком близко для обычного друга, и стал лениво перебирать непослушные кудри, понуждая Сашу почувствовать себя лишним.

— Ты мне еще пятнадцать минут назад это говорила, — сказал Сэм ей в волосы.

— Все, последний штрих, — ответила она, взяв в руку высокий баллончик. — Отойди, а то лицо залачу, и ты не сможешь улыбаться.

Сэм внял совету и отошел в сторону:

— Ужас, как много нужно женщине для того, чтобы прекрасно выглядеть.

— Ксения и без этого прекрасно выглядит, — ляпнул Саша.

Ксюша на секунду замерла с баллончиком возле своих волос и улыбнулась, а Сэм повернулся к нему с наигранной ухмылкой:

— Ну да, само собой, Александр, и кому, как не тебе, это известно лучше других, верно?

— Сэм! — одернула его Ксюша.

Левая Сашина бровь поползла вверх. Он удивился такому ответу, воспринимая его как вызов, и проявление чистейшей наглости — этот парень спорил на него, оставшись после этого не тронутый его же гневом, по просьбе Дениса, и еще позволяет себе сейчас спокойно язвить. И что это вообще было? Обида? Ревность?

— Тебя что-то в этом не устраивает? — напрямую спросил Саша.

— Меня? Да брось, с чего ты взял? Меня все устраивает, — ответил он, лучезарно улыбаясь развернувшейся к нему Ксении, — абсолютно.

— А меня вот не устраивает, Сэм, — заметала девушка. — Веди себя прилично, и не доставай Сашу.

— Хорошо, мадам, как скажите.

— Вот и отлично, — ответила она, ставя на место баллончик и хватая сумку. — Теперь можем ехать.

"Да, интересный намечается денек" — подумал про себя Саша.

Они вышли из квартиры, спустились вниз и сели по машинам. Хорошо хоть этот Сэм приехал на авто, и ему не придется еще всю дорогу терпеть этого выскочку.

Первые минуты в салоне его Мазды было тихо. Саша негромко включил радио, и спокойно вел машину, прокручивая в голове разные мысли. И одно ему было не совсем понятно — если она позвала его с собой, то зачем Сэма нужно было звать, или — если с ней едет Сэм, то что ему тогда с ними делать?

— Как себя чувствуешь? — спросил он, нарушая молчание.

— Как затраханная до смерти.

Саша уловил горечь в ее ответе и сжал зубы, проглатывая свое желание сейчас же вытрясти из нее всю информацию о поганых насильниках. Позже, он спросит об этом, но немного позже.

— А успокоительные пьешь?

— Пью, но они не помогают.

— Позвони доктору, пусть пропишет другие таблетки.

На его слова Ксюша, почему-то, рассмеялась и повернулась на сиденье, чтобы быть лицом к нему.

— Не поможет. Мне нужна Саше-терапия.

Такое новое для него словосочетание и применение его имени вызвало на лице улыбку.

— Впервые слышу о таком методе. И что же в него входит?

— В него входит как минимум сто килограмм чистой вредности.

— По-моему, мы уже не о методе говорим.

— Ах! Метод… метод включает в себя… поцелуйные ингаляции… массаж сердца… ручные упражнения и ванны нежности.

Такая откровенность потянула за собой еще более откровенные воспоминания с картинами всего вышеперечисленного, и даже гораздо больше.

— Разве, в последнюю нашу встречу я тебе в чем-то отказывал? — так же откровенно спросил он, понимая, к чему она клонит. Ему казалось, что между ее словами была скрытая претензия, причем незаслуженная — он и так сейчас ей многое позволяет, чего бы не позволил в любых других обстоятельствах.

И только он нажал на тормоза, останавливаясь на перекрестке, как Ксюша потянулась к нему, поворачивая к себе его лицо, накрывая щеку теплой ладонью и припадая в поцелуе с привкусом кофе, которое она недавно пила. И Саша с удовольствием ответил, чувствуя, как дрогнуло что-то внутри. Скользкие губы дерзко соблазняли, заставляя учащаться дыхание и будя усыпленное желание снова обладать этой девушкой. Как же давно это было! Как же сильно он этого хотел! Но черт возьми! Ни о каком сексе не могло быть и речи, и дело не только в ее состоянии. Сейчас Ксюша не это просила, но по привычке, видимо, доводила его до края, всего одним простым прикосновением. Сумеет ли он все это выдержать? И зачем ему вообще все это надо? А ведь надо же… как и надо именно это простое прикосновение лесковых губ.

Слыша за спиной уже какофонию автомобильных гудков, Саша попытался аккуратно отлепить от себя Ксению:

— Ксюш, у нас зеленый.

И словно в помощь ему, у Ксении заиграл мобильный. Сев на место, она достала из сумки разрывающийся телефон и ответила на звонок:

— Да, Сэм.

— Вы чем там занимаетесь? — донесся до него громкий голос парня.

— Мы… едем.

— Да я вижу, как вы едите. Передай Саше, чтоб на дорогу смотрел, а не исследовал твой милый ротик.

— Сэм, дорогой, ты следишь за нами? — спросила она, оборачиваясь назад.

— Я, между прочем, за вами еду и все прекрасно вижу.

— Сэм, не будь занудой, — рассмеялась Ксения и отключила звонок, вслед за чем последовал гудок от позади идущей машины.

— Он ревнует? — решил спросить Саша.

— Не знаю. Если и ревнует, то у него очень избирательная ревность — только к тебе.

— Повезло мне.

— А разве нет? — лукаво спросила Ксения, просовывая пальцы под край рукава его футболки, сминая мышцы, и кладя голову ему на плечо, отчего лицо защекотали кудряшки, а нос — приятный запах ее шампуня.

Саша прерывисто вздохнул — что, черт возьми, происходит? Что за странные отношения появились между ними? И ведь он сам это все позволял и более того — поощрял, пусть и не вполне правильным это казалось. Ксения непредсказуема, как прогноз погоды, и он совершенно не знал, что можно было от нее ожидать, даже после того, что с ней случилось, и тем более после этого. Зато, он прекрасно знал, что ему ждать о самого себя, осознавая все чувства и эмоции, которые в нем рождала эта хитрая девчонка.

— Я же и сказал, что повезло мне, — тихо ответил он.



***

Этим утром настроение у Ксении было значительно лучше, чем за все предыдущие дни. Боль и дискомфорт ощутимо пропадали, а об остальном Ксения старалась даже не думать и ничего не вспоминать. И когда Саша был рядом, это у нее это получалось намного лучше, чем без него. Он был для нее одной большой таблеткой успокоительного, которую все время хотелось облизывать. И к ее удивлению, как и радости, Саша ей это позволял, заставляя, отчего-то, взлетать к облакам. Но на этом с его стороны все заканчивалось, когда хотелось намного большего, и не важно — почему. Ни тебе внимания, ни первые шаги, ни проявление чего бы то ни было. Он просто отвечал ей, хоть Ксения и не могла не признать, что отвечал весьма приятно. Только… этого было слишком мало.

Когда они приехали на место, в Доме Художников все еще царила подготовительная суета. Открытие выставки должно было состояться в десять часов дня, после обеда — небольшой фуршет для ее членов с обсуждениями своих и чужих работ, ну а после чего выставкой сможет насладиться любой желающий в течение трех недель.

Первым делом Ксения отправилась туда, где должны были развесить ее работы под чутким руководством Лиды. Саша и Сэм следовали за ней хвостиком по лабиринтам широких коридоров, причем Ксения заметила, что любопытный Сэм озирался по сторонам, подглядывая за ее "коллегами", когда Сашу интересовала только ее фигура, которую он лениво разглядывал до тех пор, пока она не обернулась и не поймала на себе его взгляд. Любая мелочь сигналила ей о его к ней интересе, когда сам источник этого интереса продолжал хладнокровно упираться, а Ксения уже начинала задумываться над тем, как бы его встряхнуть и заставить перейти к активным действиям. Но об этом позже, сейчас самое главное — выставка.

— Ксюш! — услышала она, как ее окликнул знакомый голос. Лида помахала ей рукой и подошла, заключив в свои дружеские объятья. — Как хорошо, что ты пришла. Боже мой, как я рада тебя видеть. Ну как ты?

— Ничего, потихоньку. А ты тут как? Я вовек с тобой не расплачусь за всю помощь.

— Ой, успокойся, — махнула подруга рукой, замечая рядом с ними двоих мужчин.

— Привет Лидуха! — радостно воскликнул Сэм, наклоняясь к девушке за дружеским поцелуем.

— Привет Сэмчик, — ответила она ему, а все ее внимание сразу перешло на Сашу, и от Ксении не ускользнуло то, с каким интересом она его оглядела, уже, похоже, с ходу примеряя объектив к его обнаженному телу. Уж Ксюха хорошо знала все творческие пристрастия своей подруги, и натянутая, но довольная улыбка Лиды сказала ей, что она права. — Так, давайте знакомиться. Я — Лида, — ответила она, протягивая Саше руку.

— Александр, — ответил он, пожимая женскую ладонь.

— Александр, значит. Ладно, остальное потом, — подмигнула она Ксюше, зная, что та уже догадалась о ее намерениях, в отличие от ничего не подозревающего Саши. — Ксюш, пошли, я тебе покажу, как все получилось — рамки просто шикарные, место идеальное, почти рядом с моим…

Подруга оказалась права — и "рамки шикарные", и "место идеальное". Ее фотографии, в среднем размере 40х60, красовались в стильных рамках, которые она сама и подбирала по интернету для каждой работы, и висели они вдоль стены как раз напротив широких окон, благодаря чему получали хорошее естественное освещение, а между этой стеной и окнами располагались причудливые металлические скульптуры очередного "творца".

— Здорово, — сказала Ксения, рассматривая свои работы с новой для них подачей.

— Угу, — подтвердил Сэм, притягивая Ксюшу к себе за талию и целуя в щеку, — очень красивые фотки. Ты у нас настоящий талант.

— Спасибо, Сэм.

Саша, окинув их обоих взглядом, стал молчаливо рассматривать фотографии.

— Саш, а ты что скажешь? — спросила Ксюша.

— Красиво, — коротко ответил он.

— М-м-м, для моих "цветочков", — поддела Ксюша, вспоминая, как он однажды нелестно отозвался о ее творениях, не имея при этом никакого представления, что именно она делает, когда берет в руки фотоаппарат, — это истинная похвала.

— О чем это ты? — не понял ее любопытный Сэм. — Мы чего-то не знаем?

— Да нет, просто Саша не понимает, почему я везде бегаю с фотоаппаратом и снимаю все подряд.

— Я этого не говорил, — спокойно возразил Саша, когда Сэм решил вставить свое слово:

— Хех, Ксюш, а чего ты еще хочешь от спортсмена?

Ксюша толкнула Сэма в бок со словами "Я же просила", когда Саша обернулся к ним и молча подошел, встав перед ее другом с заложенными за спину руками.

— Мне кажется или ты нарываешься, чтобы этот "спортсмен" съездил тебе по морде?

— Э-э-э, ребята, — перебила всех Лида, — я не знаю, что тут между вами творится, но драки не будет. Ксюха, блин, ты кого с собой привезла? Бойцовский петухов? Чтоб они нам свое шоу устроили?

— Извини Лидух, ничего они не устроят. Правда, мальчики?

— Как же, не устроят, будто я не вижу, как поднялся вокруг тебя уровень тестостерона.

— Сэм, — снова толкнула его Ксюха локтем в бок, — ты же мне обещал. Саш, только не надо и правда устраивать тут драку, ладно.

— Кто говорит о драке? — невозмутимо спросил мужчина. — Я просто пару раз ударю твоего друга, чтобы стереть с его лица эту наглую ухмылку.

Пальцы Сэма сжались на ее талии, и Ксения заметила, что ему уже стало не до шуток, он начинал злиться. Сэм злится? Да не может быть…

— Так, в чем дело? Когда вы успели так взъесться друг на друга? А? Может хватит? Сэм, я вообще-то не настаивала на том, чтобы ты со мной ехал.

— Оу, действительно, прости, запамятовал. Ты же хотела, чтобы с тобой поехал Александр, а Сэм может идти теперь к черту, верно?

Лида рядом вздохнула, Саша вопросительно поднял бровь.

— Так, все, хватит, — отрезала Ксения, отталкивая руку друга. — Сэм, или ты берешь себя в руки, или уходи. Мне не до твоих выходок! — начала она срываться. — У меня сегодня важный день, у меня с утра было хорошее настроение, которое ты решил испортить?…


— Все, тише. — Поймав ее руки, Сэм, прижал ее к себе. — Ксюш, прости дурака. — Губы друга быстро коснулись ее щеки. — Сам не знаю, что со мной такое.

— Похоже на ревность, — сухо заметила рядом Лида.

— Сэм, просто хватит доставать всех, ладно? — смягчилась Ксюха. — И никакая это не ревность, это ребячество.

— Угу, когда у вас это закончится, может, посмотрим мое место? — съязвила Лида. — У меня оно тоже… красивое.

Ксюша улыбнулась, забавляясь поведением откровенной подруги. Та столько старалась, столько всего сделала, а они выясняют отношения, вместо того, что восторгаться ее творениями и проделанной за двоих работой. И выскочив из объятий Сэма, Ксюха обняла подругу за талию и сказала:

— Мы уже готовы, показывай.

Работы Лиды висели на соседней стене, после картин какого-то авангардиста. Подруга любила снимать обнаженную натуру, и свою выставку посвятила лучшим работам. Черно-белые и цветные фотографии, где свет и тень идеально лежали на красивых телах, висели в одинаковых рамках. И не дав Ксении до конца все рассмотреть, Лида воспользовалась тем, что ребята от них немного отстали и шепнула ей на ухо:

— Ксюх, это ведь тот парень, о котором ты говорила?

— Ну да.

— Слушай, он идеальное полотно…

— Тсс, тихо, Лидка, еще не хватало, чтобы он это услышал. — Девушки тихо засмеялись, оборачиваясь на подходящих ребят. — Потом об этом поговорим.

— О чем это вы шепчитесь? — спросил Сэм.

— О своих женских секретах… — улыбнулась Лида, но ее перебил женский голос, прозвучавший на весь зал в громкоговоритель:

— Раз, раз… Дорогие участники выставки, минуточку внимания. Через полчаса состоится открытие. Просим всех заканчивать подготовительную часть. И напоминаем, что ждем вас в буфете около трех часов дня, где состоится небольшой фуршет, подготовленный нашими организаторами. Желаем всем удачного дня.

— Ну неужели, — отозвалась Лида, громко выдыхая. — Ксюха, это наш дебют.

— Не нервничай, у тебя все здорово получилось.

— Да, надеюсь, узнаем об этом позже, а пока пойдем со мной, тебе нужно подписать кое-какие бумаги, да и показаться организаторам.

Хоть Ксюхе и не хотелось оставлять своих ребят одних, а пришлось. И взяв с Сэма очередное слово, Ксения пошла за Лидой. Полчаса им хватило на все — и чтобы подписать все дополнительные бумаги, касающиеся выставки, и чтобы пообщаться с организаторами и администраторами, и чтобы привести себя в порядок. Когда же они вернулись, Сэм стоял один у окна, рядом с Анфиской, которая героически приехала вовремя к открытию, хоть и постоянно зевала. По залам уже расхаживали первые посетители, и Ксения хотела предложить взять с них пример и посмотреть работы других творцов. Только…

— Где Саша? — спросила она у Сэма.

— А я-то откуда знаю? Сказал, что пойдет прогуляется.

— Вы не дрались тут без нас, не ругались? — настороженно спросила она.

— Ксюх, ну раз на мне нет синяков и я все еще здесь, значит — нет. Он почти сразу после вас ушел.

— Какой умный мальчик, в отличие от тебя, Сэм. Что это ты такое устраиваешь?

Он сделал к ней шаг и тихо сказал:

— А что? Мне нельзя поревновать свою подругу?

— С чего это вдруг?

— Не хочу, чтобы Саша занял мое место.

— Сэм, ты всегда будешь мне другом. О чем ты переживаешь?

— А может, я хочу стать тебе больше, чем другом? А Саша мне мешает… — тихо сказал Сэм, наклоняясь к ее губам.

— С-э-э-м… — протянула Ксения ему в губы, — что это ты делаешь?

— Хочу тебя поцеловать.

— Ты начинаешь меня пугать. Где тот Сэм, который был моим другом?

— Кхе-кхе, — закашляла рядом Анфиска, — дорогие мои, вы что тут затеяли? И кстати, Саша на вас смотрит.

— Черт, — выдохнул друг, когда Ксюша резко отстранилась, замечая недовольного Сашу.

— Сэм, ты выбрал не самое удачное время для выяснения отношений. И переставай дурачится.

И развернувшись, Ксения пошла к Саше.

— А кто дурачится, — усмехнулся в спину друг. — Может, я сама серьезность сейчас.

Ксюша даже не обернулась, прекрасно зная, как ухмыляется сейчас он ей в спину, и скорее всего, разводит руками. Сэм в последнее время вел себя довольно странно, и Ксюша понимала одну из причин — Сем всегда был постоянным мужчиной в ее жизни, когда остальные всегда проходили мимо. А Саша мог это изменить, и тем самым растоптать все надежды друга на то, что они когда-нибудь сойдутся, пусть и лишь ради секса. Сэм был таким же непостоянным, как и она, хотя, в своем непостоянстве Ксения уже начинала сомневаться.

Подойдя к Саше, она встала почти вплотную к его шикарному телу и тихо спросила:

— Что такой хмурый?

— Ксюш, ты зачем меня с собой позвала?

— Я хотела, чтобы ты был рядом. А что такое?

— Твой… "друг" старается мне объяснить, что я тут лишний. Вот я и хотел это уточнить.

— Не обращай на него внимание, — ответила Ксюша, легонько целуя Сашу в губы и тем самым применяя все ей доступные женские хитрости, чтобы отчего-то отвлечь мужчину. — Сэм часто делает и говорит глупости.

— А что ТЫ сейчас делаешь? — спросил он, отвечая на это легкое касание.

— То, что мне хочется так же, как и тебе, верно?

— Если бы это было не так, я бы тебя сейчас не целовал.

— Приятно это слышать, — улыбнулась Ксения и потянула Сашу за собой. — Пошли, посмотрим работы других.

Поход по залам занял немало времени. Анфиса отвлекла часть внимания Сэма на себя, иногда о чем-то с ним шепчась и смеясь, а эти два шутника могли найти повод для смеха в любой обстановке и вещи. Саша позволял держать его за руку и целовать, рассуждая о чьих-то картинах, фотографиях или других предметах искусства. И на все эти поцелуи Сэм лишь старался не смотреть на них, отворачиваясь, а порой теряя улыбку. Ксюше это совсем не нравилось, и она решила провести с другом серьезный разговор.

С каждым часом увеличивался поток людей, чьи голоса смешивались с легкой музыкой и разносились по залам. Но Ксения уже переставала замечать все вокруг. Ее даже уже почти не интересовала сама выставка. Важным было лишь Сашины руки, обнимающие талию, его губы, отвечающие на касания ее губ, его дыхание на лице, иногда срывающееся от ее кокетства и сдержанно-жарких поцелуев. А в какой-то момент Ксения начала желать поскорее уехать отсюда и оказаться с ним наедине, просто затем, чтобы насладиться всем этим в полной мере. И прижав Сашу к стене, в одной из комнат, перестав уже давно замечать любопытные взгляды окружающих, для которых их пара становилась самым интересным "экспонатом", Ксюша позволила себе немного больше, обнимая Саша за шею и целуя со страстью, которая уже бурлила в ней, не имея возможности для выхода. И не с ней одной такое происходило — Саша прижал Ксюшу к себе, облизывая ее язычок внутри своего рта, напористо скользя по губам и сминая пальцами талию. Упираясь бедрами в его пах, она ощущала, насколько Саша был рад этому поцелую и ее вниманию. Но мысли о сексе пробудили неприятные воспоминания, отчего ей, вдруг, резко стало нехорошо. С ней уже было что-то не так, как раньше. Неожиданно прекратив поцелуй, Ксения попыталась отвернуться, но Саша запустил руку в ее волосы, снова разворачивая к себе, впиваясь в губы, и это его властное движение ей тоже стало, вдруг, неприятно.

— Отпусти, — грубо процедила она сквозь зубы, толкая Сашу в грудь.

Он замер, у самых ее губ, сжимая волосы и все еще не позволяя отстраниться. А его глаза в немом вопросе взволнованно заглянули в ее, когда рядом с ними неожиданно прозвучали щелчки фотокамеры.

— Обалдеть, — сказал сам фотограф, которым оказалась Лида. — Вы такая горячая пара. Я просто млею! Ксюшка! Знаю, что ты можешь сделать для меня в обмен на все мои старания.

— Боюсь, что я уже догадалась — о чем ты.

— О да, дорогая. Саша согласен?

— На что я должен согласиться? — настороженно спросил мужчина.

— На фотосъемку, — ответила Ксюша.

— На какую еще съемку?

— Саша, дорогой, — начала объяснять Лида. — У меня к вам с Ксюшей огромная просьба — я хотела бы, чтобы вы мне попазировали. Это будет просто нечто… — начала восторгаться подруга.

— Так, постойте, я не совсем на это согласен. Я вообще не люблю фотографироваться, тем более для этого, — возразил он, махнув в сторону зала, где ходили посетители.

— Саш…

— Нет-нет-нет, дорогой, ты не можешь так жестоко поступить с творцом, у которого хрупкая творческая душа. Понимаешь, о чем я? Что ты за это хочешь? Ксюха моя должница, а что нужно тебе? Могу заплатить.

Саша усмехнулся:

— Я же сказал, что не люблю фотографироваться.

— Саш, — позвала Ксюша, поворачивая к себе его лицо. — Пожалуйста, соглашайся. Ты же видел, какие Лида делает фотографии. Давай поможем ей. Она сделает все красиво, тебе понравится. И в том, чтобы позировать, нет ничего сложного. Просто принимаешь нужную позу и все.

— Ксюш, я не позер и не модель. У меня просто не получится.

— Я помогу, соглашайся. Ну пожалуйста. Я и сама очень хочу такие фотографии. Это будет правда здорово, — сказала Ксения целуя его в щеку, забывая о своей вспышке странной неприязни, и уменьшая громкость голоса до шепота. — Мы вдвоем, на красивых снимках, разве тебе бы не хотелось иметь такие фотографии. Я бы очень хотела… — и почти застонала в его ухо, — …пожалуйста, сделай это для меня.

Саша тяжело вздохнул, тихо выругался и сказал:

— Ладно, хорошо. Когда съемка?

От радости Лида даже захлопала в ладоши, выдав короткий писк счастья:

— А! Спасибо-спасибо, это будет нечто! Давайте на следующих выходных, в нашей студии. Я как раз успею все подготовить.

Ксюша улыбнулась, коварно закусывая губу:

— Я согласна.

— Хорошо, — настороженно ответил Саша.



***

Да что с ним такое?! Саша окончательно перестал себя узнавать. Он будто вообще прекратил думать, составляя сейчас лишь массу сплошных органов чувств. Пока они с Ксенией ходили по залам, эта кудрявая блондинка совершенно не давала ему времени передохнуть, постоянно подбрасывая чувства до такой остроты, что он терялся в окружающем пространстве. Неужели, такое вообще бывает? И с ним! Саша бы не поверил в подобное, если бы ему это постоянно не доказывали нежные руки на его лице и теле, дерзкие и страстные касания губ… да одно то, что Ксения была рядом, улыбалась и нежилась в его руках, лишало его самообладания. И это все рождала в нем девушка, которая может в любой момент сказать, что все — "ошибка", "в прошлом", "не настоящее". Разве нет? Да, Саша действительно так думал и был готов к этому… отчасти. Он просто отвечал ей взаимностью, потому что уже не мог иначе, прекрасно понимая, что погибал во тьме своей страсти, слепой и сметающей все вокруг.

Сколько она еще будет им пользоваться? Пока ей окончательно не станет лучше? Возможно. Но не плевать ли ему сейчас на все это? Плевать. Почему-то уже плевать. Только почему? Потому что она стала ему нужна? О, он уже был готов признать это. Или потому что он не знал, как избавиться от этой необходимости в ней? Только вот, Саша не был уверен, что сможет удержать Ксению возле себя, чтобы наполнить страсть другими цветами кроме черно-белого, этого сдержанного и строгого сочетания цветов. Он не привык навязываться и настаивать, но и не привык чувствовать то, что чувствовал сейчас.

После осмотра почти всех выставочных залов, Ксения предложила поехать в кафе. Им вдвоем. Просто сбежать отсюда до того времени, как у нее начнется фуршет по случаю самой выставки. И Саша согласился.

Кафе они выбрали такое, которое находилось поближе к Выставочному центру. Ксения заказала себе только кофе, но Саша настоял на чем-то более существенном. Потом был десерт, разговоры обо всем на свете, улыбки, случайные касания… Саша подумал, что это был первый день, когда они так много разговаривали, и вообще проводили культурно совместное время. Хотя, даже такое "культурное" времяпровождение периодически срывалось. И после десерта, Ксеня встала, подошла к нему и уселась на коленки, благо юбка позволила в общественном месте сесть боком, а не на него сверху, и обнимая за шею, с улыбкой накрыла губы. Сумасшедшая девчонка! И совершенно без комплексов и тормозов. И как такую игнорировать? Саша уже наслаждался ее смелой дерзостью, перехватывая инициативу, зарываясь руками в кудри, сжимая талию, облизывая припухшие от поцелуев губы, осторожно и сдержанно, пока не начал понимать, что дошел до предела, полыхая от возбуждения. Всего этого было безумно мало, или скорее — слишком много, чтобы он мог выдержать. А Ксения, будто специально дразня его, не желала останавливаться, ерзая бедром по восставшему члену, обхватывая лицо рукой, выписывая нереальные пируэты языком внутри его рта, когда пальцы одной руки гуляли по голой коже под футболкой, иногда заползая за край пояса джинсов и рождая этим дикий трепет и всплеск желания.

— Ксюша, стой, — прохрипел он. — Во-первых — мы в общественном месте. Во-вторых — я больше не могу. Я все-таки не железный.

Дерзкая девчонка улыбнулась ему, закусывая нижнюю губу, скользя пальцами от шеи к подбородку, зажимая своей ладошкой и накрывая губы в коротком, но страстном поцелуе:

— Мне нравится, что ты признаешь, как сильно тебя ко мне тянет.

— Не вижу смысла доказывать обратное.

— Но раньше ведь был смысл.

— Это было раньше, когда я не позволял тебе столько, сколько позволяю сейчас.

За одно мгновение ее взгляд стал жестче:

— И почему же ты мне это сейчас позволяешь? Жалеешь?

Саша помедлил с ответом, понимая, что отчасти, хоть и самой незначительной, она права, но не это же было главным:

— Потому что не могу иначе.

— М-м-м, какая откровенность. Мне это нравится, — ответила девушка, снова лаская губами его рот и сжимая пальцы на шее.

— Ксюш… хватит, — попросил он, отвечая на касания и сглатывая возбуждение, от которого уже пересохло во рту.

Ксюша прекратила поцелуй, продолжая улыбаться и касаясь щеки носом. Кажется, она что-то хотела сказать, когда заиграла мелодия вызова на его мобильном. Саша взял телефон и посмотрел на дисплей, где светилось имя "Вера". Ну, только ее ему сейчас не хватало. Да еще Ксения, посмотрев на дисплей, спросила:

— Кто это?

Саша нажал кнопку, которая отключала мелодия при входящем звонке, и честно ответил:

— Подруга.

Ксюша напряглась:

— Это не та ли Вера, которая еще подруга Ники, и которая была на даче?

— Та.

— И которая положила на тебя глаз… — закончила свою мысль Ксения. — И что у тебя с ней?

— Мы друзья, — просто ответил он, смотря в голубые глаза.

Ксюша отстранилась, и Саша заметил, что она начала нервничать. Неужели ревнует?

— Насколько близкие?

— Обычные друзья, — ответил он, прижимая ее снова к себе. — Тебя что-то смущает в этом?

Ксения пожала плечами:

— Ну, не знаю… Быстро вы подружились… Можно, я ей отвечу?

— Вообще-то… она мне звонит.

— А-а-а… — понимающе кивнула Ксения, быстро выхватывая из его руки телефон и отвечая на звонок:

— Алло.

Саша сжал руки на ее теле, возмущаясь такой наглости, и замирая в нерешительности — отобрать ли у нее трубку или позволить беспредельничать. Но полезь отбирать, начнет думать совсем не то, что есть на самом деле.

— Кто это? — насторожилась на том конце Вера.

— Это Ксюша, помнишь меня?

— Сестра Дениса…

— Да, верно. Как дела?

— Где Саша?

— А он рядом… — Саша выставил ладонь в жесте, прося у Ксении вернула ему мобильный, но она лишь обхватила рукой его руку и продолжила разговор: — Ему что-нибудь передать?

— Да, трубку, если можно.

И Ксения сдалась, отдавая ему телефон с громким фырканьем.

— Привет Вера, — ответил он девушке.

— Ну привет, значит… сначала меня трахнул, потом опять к этой шлюшке вернулся? — выдала всегда хорошая и понимающая Вера.

Так же как и он услышав эти слова, Ксюша вздрогнула, устремляя на него неприятно-удивленно взгляд, Саша стиснул трубку и Ксюшену талию, понимая, что его есть за что винить, с учетом того, что он ни в чем не виноват, собственно. Разве он что-то обещал Вере? Или обещал Ксюше? Ни одну, ни вторую он не принуждал к общению и не давал надежды, так с чего эти две девушки так, вдруг, себя повели? Ей Богу, будто он встречался с ними обоими, и каждую обманывал. А разве это так? Да он Веру даже не целовал после того случая. И никого не обманывал, лишь не говорил обеим друг о друге, ведь ни одна не имела на него такие права, чтобы он отчитывался перед ней в своих отношениях с другими. Только, почему у него все равно было такое чувство, что он кого-то обманул?

— Так вот в чем дело, — к чему-то сказала Ксюша, стараясь подняться, но Саша удержал, обнимая рукой за талию, и слыша в трубке голос Веры:

— Ну и что молчишь? А? Друзья, значит? Со мной друзья, а с ней что?

Вот, черт! За что ему такое наказание?!

— Я перезвоню, Вер, когда ты немножко успокоишься и подумаешь над тем, что несешь.

— Отпусти, — процедила в свою очередь Ксюша, со злостью отпихивая его руку.

Но Саша сделал наоборот — удобнее ухватился за нее, придавливая к себе и зажимая рукой затылок, чтобы она перестала истерить и обратила на него внимание.

— Ксюш, послушай — я не вижу смысла оправдываться в чем-то, потому что не в чем. Вера мне подруга, обычная подруга. У тебя же есть Сэм, так вот у меня есть Вера, — попытался он объяснить, хоть и понимал, что взял не совсем правильное сравнение, зато самое очевидное. — Я не знаю, что на нее нашло, но мы НЕ встречаемся.

— А я не сплю с Сэмом, — холодно бросила она, продолжая отталкивать его.

Саша уже начинал злиться, осознавая, что его совершенно не слушают, а делают свои выводы. Он повернул к себе ее лицо, и прошептал в губы:

— Ксения, перестань. Не тебе упрекать меня в левых связях. — Девушка ахнула, холодя губы дыханием. — Чего у меня, кстати, нет.

— А я что для тебя? Случайно не эта "левая связь"? Ты же ведешь себя так, будто…

— "Будто" — что?

— Будто ничего! В том то и дело. Будто ничего между нами особенного и нет. А знаешь еще что — ты для меня именно и есть такая "левая связь", как и все остальные, — процедила она ему в губы, со злостью и горечью. И эти ее слова отозвались внутри болью, что-то неприятно защемив. — Отпусти меня.

С трудом разжав напряженные пальцы, Саша отпустил.

— Ты не права, Ксения.

— Да что ты?! Тогда докажи мне это, — бросила она, вставая с него. — Или можешь катиться ко всем чертям, если пожелаешь. Я не стану больше тревожить твою персону, которая мне ни в чем не отказывает, только потому, что "не может иначе"! — Гневно рыкнув, разъяренная блондинка развернулась и пошла на выход.

Саша вдохнул и выдохнул, вспоминая все ругательства, которые знал.

И все ей не так! Не отвечаешь взаимностью — не так, отвечаешь — тоже не так. Женщина! Что одна, что вторая — обе хороши. И это лишь часть того, что его волновало и расшатывало нервы до колючей злости. Ксения назвала его "левой связью"! Такой же, какой были и все остальные… Дьявол! Именно этого он и ожидал от нее, как и того, насколько ему это будет неприятно, и что вытаскивало на поверхность не до конца забытые ощущения, которые бы он не хотел снова испытывать.

Но что в ней говорило? Злость и обида? Ревность? Или истинные чувства и он действительно был для нее "никем"? Саша хотел бы знать, и он обязательно узнает, потому что это стало уже слишком важным, чтобы просто оставить все так, как есть.



***

В очередной раз оступившись на неровном тротуаре, Ксения выругалась вслух, привлекая взгляды прохожих. Плевать! Пусть пялятся. Она была сейчас слишком зла, чтобы обращать на это внимание. Ее даже не волновало то, что могла угробить свои любимые, и дорогие, туфли на шпильке от такой отчаянной ходьбы.

— "Мы друзья", — передразнила она Сашу. — "Не могу отказать"… Тьфу, блин… И как у него только наглости хватило…

Всю дорогу до Выставочного центра Ксения сокрушалась Сашиным поведением. Выходило, что кроме нее он встречался, ну или проводил время, еще с этой Верой… а возможно, и еще с кем-то. Здорово! Великолепно! Только, ей ли высказывать претензии, когда она сама такая же… была раньше, раньше, но не сейчас, не после того, что случилось, и уже не вместо Саши. Да она о сексе с содроганием думала, хоть ее и тянуло к мужчине, к одному лишь мужчине. Только рядом с Сашей она могла расслабиться, ощущать себя в безопасности, и чувствовать искреннюю заботу. Он уже казался таким родным, и в то же время слишком далеким, будто между ними был огромный ров с крокодилами, которые так и норовили укусить за задницу, стоило попытаться его переплыть, и этих крокодилов звали — непонимание, опасение и как все прочие проблемы человеческих отношений.

Да, Саша отвечал ей взаимностью, но лишь отвечал. Где инициатива? Ксюше уже надоело все делать самой. И на этом хватит! Она заставит Сашу ползать у ее ног, она сведет его с ума и отомстит, а потом уже подумает, что делать дальше. И ей плевать на всяких Вер, Маш и Лен, этот мужчина будет принадлежать ей и только ей.

"Итак", — улыбнулась сама себе Ксения, — "начинаем продумывать новый план".

По дороге, пока она вбивала каблуки в асфальт, ей пришла смс, от Саши: "Как закончится фуршет, позвони мне, отвезу домой". Ксения улыбнулась — Ха! Вот еще! Он даже не соизволили позвонить, а прислал смс, и так написанную, будто делал ей одолжение. Ух, как она зла! Вот и пусть ждет ее звонка!

Вернувшись на выставку, Ксения первым делом стала искать Лиду. Сэм с Анфисой уже давно уехали, оставив ей коллективное смс: "Ты засранка, Ксения, и тебя спасает только то, что любимая засранка. Если что — звони. Анфиска и Сэмчик". И она была с ними совершенно согласна — пригласила друзей на выставку и бросила их. Некрасиво с ее стороны, но она знала, что они все поймут, особенно Анфиса, а возможно — только она и поймет. С Сэмом в последнее время происходило что-то не то, но Ксения сейчас совсем не хотела об этом думать.

До фуршета у девушек было сорок минут, чтобы наболтаться и привести себя в порядок. Это мероприятие проходил в небольшом кафе Выставочного здания, куда были приглашены участники, критики, ценители и оценщики, которым были необходимы творческие кадры. За небольшим приветствием директора этого центра последовали краткие очерки на некоторые работы, где основной темой была скульптура и живопись. Восхищения, аплодисменты и тосты под звон бокалов с шампанским, которые всем подсовывали официанты. Потом начались разговоры и обсуждения в небольших кучках. Знакомясь с людьми, Ксения постепенно узнавало мнения и на свои работы…

— Да, у вас хорошие работы, хорошая подача, но определенно еще есть к чему стремиться, — сказал ей один критик высокомерным тоном, резко снижая все ее настроение после последней восторженной похвалы. Но Ксения лишь молча согласилась — критик есть критик, и очень часто он бывает прав. И поэтому Ксюша решила, что за это стоило бы выпить. А еще за комплимент редактора одного модного журнала, за небольшое предложение о съемке для только раскручивающейся студии, но которая уже успела себя зарекомендовать, как что-то очень перспективное. После этого можно было выпить и за себя, за дружбу с Лидой, и за свою поганую жизнь.

Все!

Под конец фуршета Ксения чувствовала себя так прекрасно, что захотелось продолжить веселье. Вечер только начинался. Она позвонила Анфиске, которая вместе с Сэмом и еще парой ее друзей уже отдыхали в клубе, и вместе с Лидой отправилась к ним. Хорошая компания, которая постепенно увеличивалась, боулинг, еще немного выпивки, смех и веселье — это было именно то, что Ксюша сейчас хотела. Никаких забот, проблем или мыслей. Никаких переживаний и страхов. Одна радость от прошедшего открытия выставки и от сегодняшнего вечера. Только иногда возникало у нее такое чувство, что чего-то не хватает, особенно когда она замечала настойчивое вибрирование своего сотового телефона, принимающего звонки то от Саши, то от Дениса. Но Ксюше до того не хотелось сейчас с ними разговаривать, что она так же настойчиво не брала трубку. У нее же было все хорошо. Просто прекрасно!

Она пыталась играть в боулинг, веселилась с Анфиской и Лидой, кокетничала с симпатичным знакомым, била по рукам Сэма, который слишком часто обнимал ее, и совсем не по-дружески, будто показывая, что у него есть на нее какие-то права или особая привилегия перед остальными. И хоть это действительно было так, но Ксюше совсем не нравилось, что он открыто это показывает, особенно когда она изо всех сил кокетничает с парнем, просто затем, чтобы чувствовать себя кому-нибудь нужной, привлекательной и уверенной в себе. Но Сэм не собирался сдаваться, добивая ее своей нежностью и вниманием. И в конце концов, Ксюша ощутила на своих губах его поцелуй, поддавшись тем ощущениям, которых ей не хватало, и плевать, что не от Сэма она всего этого хотела. Просто именно он сейчас был рядом и проявлял инициативу, не то, что некоторые. И надо же было этим "некоторым" появиться именно в такой неподходящий момент…

— Ксюш, — услышала она рядом голос Анфисы, которая трясла ее за плечо, пока она целовала Сэма. — Ксюш, тут Саша…

Ксюша отпрянула от Сэма, сразу натыкаясь на холодный взгляд Саши, который стоял возле их столика. И он был чем-то очень сильно недоволен. Черт! Кажется, растравление Сашиной ревности входило в ее планы, но не при таких обстоятельствах и не в данный момент. Отстраняясь от Сэма еще дальше, Ксюша попыталась выговорить простые слова слегка уже непослушным языком:

— Что ты тут делаешь?

— За тобой приехал, — ответил Саша, продолжая смотреть в ее глаза, да таким тоном и взглядом, что у нее отчего-то проснулось чувство легкого стыда.

— И как ты узнал, что меня нужно искать именно тут?

— Твой брат сказал.

— Угу, — Ксюша повернула голову к Анфисе, которая с самым невинным видом что-то отпивала из бокала.

— Ксюш, ну прости, родная, — ответила та, кладя руку на сердце, — мне Денис звонил и так настаивал… — и на пол тона уменьшив громкость голоса, добавила: — Но я не знала, что вместо него приедет Саша.

Ксюша тяжело вздохнула — кругом заговор и предатели, а рядом взрывоопасные мины. И одна из них протянула ей руку:

— Пошли.

— И куда я должна с тобой идти, — спросила она у Саши. Ишь какой деловой, раскомандовался тут!

— Домой тебя отвезу.

На этот раз Ксюша ответить не успела — Сэм прижал ее ближе к себе за талию и сказал:

— Ее есть кому отвезти.

Но Саша даже на него не посмотрел, продолжая буровить ее глазами, и только подрагивающие скулы на щеках говорили о том, как он напряжен. Поведение же Сэма ей совсем не понравилось. Неужели он думал, что раз она позволила ему себя поцеловать, то у него теперь есть все права на то, чтобы ею распоряжаться? Ксюша попыталась встать, но рука друга еще крепче сжалась на ее талии.

— Сэм! — выкрикнула Ксения, отталкивая его и подрываясь, и едва не заваливаясь на стол, когда перед глазами все закружилось.

Сэм, Саша и Анфиса дернулись ее придерживать, Сэм вскочил, порываясь настоять на своей помощи, и тут уже Саша не выдержал, толкнув того в грудь протянутой через стол рукой, да так сильно, что Сэм завалился на свое место.

— Сиди спокойно.

— Охринел? — заорал в ответ Сэм, снова вставая, и с пьяных глаз уже готовый на драку.

— Сэм, тихо! — выкрикнула Ксения, удерживая друга от глупости, которая могла ему стоить разбитого лица.

— Да мне насрать, что у него кулак больше.

Теперь Ксюша толкнула друга на место, призывая на помощь Анфиску, и пока подруга помогала успокаивать Сэма, буквально повисну на нем, Ксения выскочила из-за стола, и пихнула Сашу в сторону выхода.

— Пошли. — Но она словно толкнула статую и разговаривала с ней же — Саша остался на месте, продолжая смотреть на Сэма. Ксения подалась к нему, прижимаясь к груди и со всей возможной сейчас строгостью заглядывая в глаза: — Только попробуй ударить его.

Наконец, этот серьезный парень перевел внимание на нее. Хмурым взглядом он посмотрел на губы, потом обхватил ее запястье и потащил за собой, даже не слушая ее гневные крики в спину, когда Ксюша просила не сжимать так сильно руку и идти помедленнее, чтобы она не спотыкалась. А все ее удары кулаком по нему, похоже, были для него не больше, чем легкие шлепки, которые он совершенно не замечал.



***

Подхватив у машины пьяную Ксению, которая оступилась на каблуках, когда он резко развернул ее к себе лицом, Саша открыл пассажирскую дверь и подтолкнул девушку внутрь.

— Эй! — закричала возмущенная блондинка, ударяя его по руке, сжимающей тонкое запястье. — Мне же больно, идиот!

Саша отпустил ее, и эта рука тут же решила приложиться к его лицу. Саша перехватил ладонь, замечая, как следом за ней в него летит другая. Ксения ухнула, похожая сейчас на разъяренную кошку. И чтобы эта кошка не смогла выцарапать ему глаза, Саша развернул ее, прижимая лицом к машине.

— Хватит, — рыкнул он на ухо, вжимаясь в Ксению. — Успокойся.

Девушка замерла, упираясь в крышу его Мазды и делая частые вдохи. Ну хоть пару минут тишины ему удалось уловить, за которые он может успокоиться и сам. Пол дня на взводе сказывались на нем не лучшим образом. Ведь Ксения ему так и не позвонила, как и не отвечала на звонки, как его, так и Дениса. И что он мог думать? Но даже узнав, что с ней все в порядке и она зажигает с друзьями в клубе, ему легче не стало. Он переживал за эту несносную девчонку, и он знал, что только с ним она будет в безопасности, когда насильники где-то ходят, и совершенно безнаказанные. Саша как раз сегодня хотел с ней поговорить о них, и возможно, у него это еще получится.

Пьяные женщина — это сущая катастрофа, особенно если эта женщина — Ксения. И эту катастрофу нужно было поскорее доставить домой, пока она не нарвалась на очередные глупости. Хотя — "Ксения" и "глупости" — это было почти одно и то же.

Саша уперся лбом в ее затылок, зарываясь носом в кудри. Еще один ровный вдох и выдох, пока пальцы сжимаются на тонкой талии. И совсем не ее поведение и безопасность его сейчас волновали, черт возьми! Сашу волновали и злили его собственные чувства, когда он увидел Ксению рядом с другим, когда смотрел, как ее губы скользят по чужим губам. Черт возьми!!! Он не верил в то, что сумел сдержаться и не разнести там всех и вся. А от натянутых нервов и не выплеснутых эмоций его колотило словно в лихорадке, словно бы он был болен… болезнью под именем "Ксения". Эта ненормальная девчонка с ним явно что-то сделала. Разве для него было обычным делом так терять голову, отпускать с цепи сдержанность, прекрасно зная, что общаясь с ней это все неизбежно. Именно рядом с Ксенией. И все равно упорно бросаться в этот омут. Он не мог иначе, и кажется — иначе уже не хотел.

Саша отошел от нее на шаг и сказал:

— Садись в машину.

Ксения развернулась лицом, но перед его взглядом виновато опустила глаза. Ей за что-то стыдно? Хорошо! Значит, еще не все потеряно.

— Саша, — начала она. — Прости.

Саша горько усмехнулся — и сколько раз ему еще придется слышать это слово из ее уст?

— Садись в машину, — повторил он, снова делая шаг назад и шире открывая для нее дверь. — Поговорим по дороге.

Наконец, упрямая блондинка его послушала и залезла на сиденье. Саша закрыл за ней дверь, сел на свое место и повез их к ее дому.

— Пристегнись, — сказал он, и на удивление не услышал никаких звуков протеста за ту минуту, которая ей понадобилась, чтобы накинуть на себя ремень безопасности.

Но ее покорность длилась недолго.

— Саш, я же попросила прощение, — почти крикнула на него Ксения. — Чего ты молчишь?

— За что именно я долен тебя простить?

— За то, что не отвечала на звонок и… за Сема.

От нового напоминания об этом парне Саша сильнее сжал руль — как же ему хотелось его ударить, и хотелось еще с того злосчастного, или в чем-то счастливого, пари.

— Ты свободная девушка, и тебе не нужно просить прощения у меня за тех, с кем ты предпочитаешь проводить время.

Саша не хотел быть таким резким… или хотел? Черт! Он не знал, как ему нужно себя сейчас вести, на что и как реагировать. Здравый смысл терялся в чувствах.

Хрупкая рука пихнула его в плечо:

— Если бы ты был не таким твердолобым, то догадался бы, с кем и как я хочу проводить свое время!

— Ксюш, насколько я понял, твои предпочтения могут меняться в течение дня. К тому же, разве не ты мне четко сказала, что я лишь для тебя "лева связь"?

— Ты идиот, Александр! Ужасно… — она не договорила, заполняя недосказанность гневным рыком. И отстегнув ремень безопасности, прильнула к нему, вжимаясь упругой грудью в плечо, почти ударяясь носом в щеку, накрывая другую своей ладонью, и шепотом продолжая: — …ужасно притягательный, когда злишься. — У Саши сбилось дыхание, когда от ее прикосновений и голоса по телу прокатился жар, сжимая горло и останавливаясь в паху. — Прости, — прошептала она, целуя в щеку влажным поцелуем. — Я знаю, что я дрянная девчонка. Знаю, что в чем-то, возможно, и виновата. Но разве я нравилась бы тебе другой? — Еще поцелуй, у карая губ. Остановка на светофоре, и Саша подался им на встречу, сжимая рукой ее затылок, стараясь не думать, что делали эти губы несколько минут назад, яростно стирая с них чужой поцелуй, наказывая за эту измену, сильно, почти болезненно, почти кусая, и взрываясь, когда ее язычок ворвался в его рот, совершая возвратно-поступательные движения, будто дразня и предлагая то, о чем он уже давно мечтал сделать с ней самой.

Гудок позади напомнил о том, где они находятся, и Саша отстранился от Ксении, пытаясь удержать ее на расстоянии, чтобы можно было вести машину, потому что она совсем не была намерена прекращать то, что начала.

— Ксюш, мы на дороге, — попытался напомнить он и ей.

— Мне плевать, — прошептала блондинка, продолжая напирать, снова целуя в щеку и накрывая рукой нарастающий пах. — Можешь следить за своей дорогой, я найду, чем заняться.

Тонкая рука без труда быстро вытащила хлястик ремня из бляшки. Ох, черт! От ее намека Саша вовсе перестал дышать.

— Ксюша, — предостерегающе произнес он, стараясь перехватить ее блудливую руку и при этом удержать ее саму, когда еще нужно было переключать скорость и смотреть за обстановкой на дороге.

Ему срочно надо было остановиться, но на крайнем левом ряду четырех полосной оживленной дороги это было не так просто, особенно, если ему еще так нагло и соблазнительно мешали. Он поймал ее запястье, стараясь удержать, но Ксения вскрикнула и вцепилась в его руку зубами, ощутимо больно кусая за пальцы.

— Ксюша, да перестань ты, — попросил он, разжимая руку и хватаясь на рычаг переключения скоростей, потому что машина стала терять обороты.

И воспользовавшись этим, Ксения повторила пытку, расстегивая ремень, дергая за молнию, и кусая его в щеку с улыбкой на губах:

— Расслабься, тебе понравится. Просто следи за дорогой, а я пока начну просить прощение так, чтобы ты понял, о чем я говорю.

И Ксения наклонилась к его паху, вытаскивая наружу уже болезненно напряженный орган, который и без того предательски к ней рвался, и влажный язычок прошелся по чувствительной головке.

— Твою… — только вырвалось у него, пока ощущения не накрыли с головой, когда Ксения вобрала его целиком.

Это было нереально остро и возбуждающе, когда адреналин забурлил в крови, сметая привычные ощущения. И Саша поддался им, радуясь, что у него тонированные стекла, и что на улице уже хозяйничали сумерки. Но он продолжал упорно съехать к обочине, пока Ксения водила губами по его стволу, то заглатывая, то выпуская на свободу томиться в ожидании новых ласк, когда язычок плясал на самых чувствительных местах, прекрасно зная, что и как нужно делать, чтобы мужчина обо все забыл, и смог умереть только за то, чтобы она продолжала.

Но от этих ласк уже почти невозможно было вести машину. Саша поправил ее волосы, чтобы случайно не дернуть за них, пока будет добираться до рычага и переключать скорость. Еще один ряд, и он съехал на обочину, нажимая на тормоза, но отпуская с них все ощущения, от которых можно было задохнуться, потому что ее губ ему было безумно много и мало. Хотелось ее всю, целиком, хотелось оказаться в плену не ее влажного и скользкого ротика, а хотелось оказаться во влажности ее бедер. Саша запустил пальцы в светлые кудри и сжал их на затылке, слега потянул на себя. Но Ксения не намерена была поддаваться, сильнее сжимая на нем свои губы, и ускоряя движения, помогая себе рукой, и подводя его к краю фееричного безрассудства… и он только успел произнести ее имя, прежде чем взорваться в горячий ротик, который с удовольствием глотал и облизывал явное доказательство восторга всех ее действий.

Господи, это не женщина, это одна большая мужская сумасшедшая слабость.

Ксения подняла голову, с хитрыми чертиками в глазах и с довольной улыбкой на припухших губах, которые кокетливо облизнул язычок:

— Тебе понравилось?

— Ты ненормальная, Ксения, — хрипло произнес он вместо ответа.

— Я знаю… — и только она это сказала, как Саша впился в ее бесстыжий, горячий ротик, притягивая к себе за шею.

Ее невозможно было игнорировать, не прощать… не любить. А все, что она давала, воспринималось телом, как естественный наркотик, который хотелось еще и чаще, который хотелось познать со всех сторон, со всеми красками. Саша уже понял, что окончательно влюбился в эту взбалмошную и сумасшедшую девчонку, потому что его чувства уже стали гораздо шире, чем обычное желание обладать ее телом, но что каждый раз подогревало на большее. Он хотел просыпаться рядом с ней и так же целовать эти губы, он хотел засыпать с этим поцелуем, он был готов к любым ее выходкам, и хотел заботиться об этой блондинке, чтобы ее выходки заканчивались лишь самыми сладкими для нее последствиями. И он был уже, почти, уверен, что способен удержать ее рядом с собой, и только с собой. Слишком велико было это желание, чтобы он смог отдать ее еще кому-то.

И повинуясь своему телу, следуя за ее, Саша отодвинул сиденье, подхватывая Ксению и сажая на себя, задирая юбку, сжимая мягкие ягодицы и не выпуская губы из своего рта… Но резко прервав поцелуй, Ксюша шарахнулась от него, случайно нажимая спиной на губок, который прокатился по салону.

— Нет, — выпалила она, нервно поправляя волосы. — Я не хочу. — Саша сделал глубокий вдох, ругая себя за чрезмерную активность — сейчас Ксения предпочитала, чтобы инициатива была в ее руках, и ему не стоило напирать. Ну точно — идиот! Он потянулся к ней, желая обнять, но девушка оттолкнула его. — Не трогай меня. — И быстро переползла на свое место, подтягивая к себе ноги и прячась за волосами.

Пять минут тишины, которые дали всем немного успокоиться. Саша застегнулся, вернул на место сиденье и повернулся к Ксении, неуверенно дотрагиваясь до ее руки.

— Ксюш, что не так? Что я могу сейчас сделать?

— Ничего, просто отвези меня домой.

Смена ее настроения начинала его пугать, хоть и была вполне сейчас объяснима. Саша попытался убрать волосы с лица, но Ксения грубо оттолкнула его руку:

— Я же попросила, не трогать меня. Так ты отвезешь меня домой или мне Сэму позвонить?

Ах да, Сэм… Если не он, то у нее всегда есть Сэм. Разве стоит об этом забывать? Саша отстранился, выдохнул и завел машину.



***

Сидя на пассажирском месте Сашиной машины и обнимая колени, Ксения пыталась унять тошноту. Саша вез ее к дому, казалось, уже целую вечность. А она хотела поскорее оказаться дома, или на свежем воздухе, и если бы ее так не мутило, если бы ее не одолевал этот ужасный ступор, то уже давно бы выскочила из машины. У нее просто не было ни сил, ни желания просить Сашу остановиться и выходить неизвестно куда. Нет, домой, скорее домой! Туда, где ей будет спокойно и уютно, и где ничего не будет напоминать о случившемся. Не будет ни этой обстановки, в которой она еще не так давно кричала от боли и унижения, не будет этих противно знакомых запахов.

Дурнота снова подкатила к горлу… или это были слезы? Закусив губу, Ксения сжала пальцы в кулак у своих губ, лишь бы не разреветься в голос. Саша повернул к ней голову, и она постаралась еще больше отвернуться от него. Она не хотела, чтобы он был свидетелем ее срыва. Все это время она держалась, так почему же именно сейчас истерика рвалась наружу? Хотелась реветь и кричать, рвать и метать, хотелось во что-то вцепиться руками, хотелось остаться одной и дать выход эмоциям, и очень хотелось утешения, которое ей сейчас почему-то не дал Саша. В этот раз он сделал только хуже… как же ей не понравились его руки на ее теле, такие наглые, какие были тогда у…

НЕТ! Она не будет об этом вспоминать!

Ей же нравится Саша, ей же было с ним хорошо. Так в чем же дело!?

Наконец, машина остановилась возле ее подъезда, и не говоря ни слова, Ксения вылетела из нее и понеслась домой. Вечерняя прохлада приятно окутывала, когда она стучала каблуками по твердому асфальту. Еще пару шагов, и она уже почти перед подъездной дверью, на которой был установлен домофон. Самое главное, что сумка была при ней, только трясущиеся руки никак не хотела нащупывать ключи, а слезы в глазах мешали их рассмотреть в ворохе различных мелких предметов, которыми была забита ее маленькая сумочка. Но когда пальцы, все же, отыскали ключи, и она приложила таблетку к домофону, который запиликал, приветствуя своего жильца, Ксения остановилась. В голове вопила мысль, что она сейчас не вынесет одиночества. А как же Саша? Он ведь так нужен ей. Куда она бежит? От кого? И как глупо, ведь от себя все равно убежать невозможно.

Ксюша резко развернулась, испытывая дикое облегчение от того, что Саша еще не уехал. Он сидел в машине, положив одну руку на руль, а другую сжимая у лица возле строгих глаз, смотрящих на нее. Он злился? Или просто не понимал, что она делает? Так она и сама этого не понимала. Ощущение безысходности затапливало все чувства, и от бессилия опускались руки. Откинувшись спиной на стену, Ксения сползла по ней вниз. Что же с ней происходит? Почему ТАК плохо? И как же избавиться от этого грызущего чувства?

Саша тяжело вздохнул, вылез из машины и подошел к ней. Ксения лишь потянула за край свою короткую джинсовую юбку, сдвинув ее на сантиметр, будто это могло как-то помочь, чтобы она не светила своим бельем на всю ночную улицу. Перед ее лицом появилась протянутая ладонь.

— Ксюш, вставай. Я провожу тебя до квартиры.

Не раздумывая, Ксения вложила свою ладонь в его, поднялась и потянулась к этому мужчине, обнимая за шею, пачкая его щеку своими слезами, прижимаясь к его сильному телу, в котором хотела вновь найти утешение.

— Саш, прости меня, пожалуйста. Я такая дура.

Крепкие мужские руки обхватили ее талию, сжали, погладили по спине.

— Ксюш, успокойся. И перестань плакать. — Взяв у нее из рук ключи, Саша открыл подъездную дверь и повел ее внутрь. — Пойдем.

Лифт быстро довез их до нужного этажа, где Саша открыл ее дверь и отдал ключи. А Ксения, как стеснительная и неуверенная школьница, стала топтаться у порога, не знаю, как попросить Сашу остаться, когда так хотелось, чтобы он все понял без слов. И самой же было смешно — то она орет не трогать ее, то лезет и просит внимания.

— Если хочешь, я зайду, — предложил он, словно прочитав его мысли. О Господи! Неужели, он хоть на что-то решился сам!?

— Да, хочу, — только ответила она.

Зайдя в квартиру, Саша взял ее за руку и повел на кухню, посадил на стул, включил чайник и подсунул ей салфетки. Ксения даже улыбнулась, поймав себя на мысли, что ей нравилось, как он тут у нее хозяйничает, какую заботу и понимание проявляет. Уже стало легче. Но разве, она это заслужила? Кажется, еще ни один мужчина так к ней не относился.

Пока она вытирала слезы, на столе появились две чашки чая. Саша поставил стул напротив нее и сел, взяв за руку. Глаза смотрели на нее, и от такого его пристального внимания ей стало не по себе — как же ужасно она, наверное, сейчас выглядит. А перед этими глазами хотелось бы выглядеть лучше.

— Саш, я сейчас, — сказала она, поднимаясь со стула.

Добравшись до ванной и взглянув в зеркало, Ксения была готова расстроиться снова и окончательно — тушь, естественно, потекла и размазалась под глазами, нос красный, волосы растрепаны, одним словом — "красавица"! Причем, уже почти трезвая. И как Саша еще не сбежал? Нужно было срочно принимать меры. И пока Ксения приводила себя в порядок, она осознала, что ей нужно — ей нужен был Саша. Она не хотела испытывать отвращение от его ласк, она вообще не хотела испытывать этого чувства, но испытывала его сейчас ко всем, и только Саша иногда добивался обратного. Она могла флиртовать сколько угодно, потому что ей это придавало уверенности и входило в привычку, она могла бы целоваться с Сэмом, но даже мысли о большем навевали неприязнь. Нет, она бы не смогла… да и сейчас было трудно, но она хотела бы избавиться от этого неприятного ощущения.

Истерическая нотка смеха разлетелась по ванной комнате — она не может заниматься сексом! Она! Которая, всегда делала это просто, без всяких чувств, раскаяния и сожаления. Только, жаль удивляться здесь было нечему. А возможно, просто прошло слишком мало времени, возможно, позже все пройдет. Но Ксения не хотела больше ждать и терпеть это. Надоело! Невыносимо надоело!

Сняв одежду, Ксения быстро приняла душ, накинула халат и пошла на кухню. Саша сидел на стуле, уже допивая свой чай, и поперхнулся, когда появилась она в коротком шелковом халате, который даже не потрудилась завязать на пояс. Он только успел поставить чашку на стол, когда Ксения уселась на него, обняла за шею и прислонилась своим лбом к его. Дыхание мужчины сразу стало глубже, взгляд изменился до недоверчиво-томного.

— Саш, ты такой хороший.

Он сглотнул и попытался произнести ее имя, но голос сорвался на хрип, отчего у Ксении по коже пронеслись мурашки — ей так нравилось, как этот мужчина на нее реагирует, как его к ней тянет. Ох, от одной этой мысли тело начинало жарить.

Прокашлявшись, Саша повторил попытку:

— Ксюш, могу я узнать — что именно ты сейчас делаешь?

Поглаживая пальцами его затылок, Ксения собралась с духом и ответила:

— …Я не могу тебе ничего обещать, я не знаю, что между нами будет завтра, я… я не привыкла к отношениям, но хочу тебя попросить о кое-чем… помоги мне… пожалуйста. Сотри ЭТО ВСЕ с меня.

Саша горько усмехнулся и закрыл глаза.

— Только ты могла меня о таком попросить и в такой форме. — Глаза заглянули в ее. — Не слишком ли рано?

— Нет. Ты мне очень нужен, сейчас, — ответила Ксения, доказывая это легким поцелуем, который начался как простое касание и закончился взаимным напряжением с остановкой дыхания.

Его руки легли на ее ноги и в мягком поглаживании поползли вверх, прошлись по бедрам и спине, и уже млея от этой ласки, Ксения прижалась к нему теснее, смелее обхватывая губы. Да! Именно это она хотела! Никаких ощущений, кроме этого, никаких мыслей, только Саша и его нежность.

Подхватив ее за попу, он пошел в спальню, где опустил ее на кровать, нависая над телом. Его глаза проследили за рукой, чьи пальцы поправили волосы с лица, погладили щеку, коснулись губ, которыми она постаралась ответить поцелуем. И каждое его прикосновение доходило до самой души, даруя покой, тепло и уют. Пальцы вспорхнули с лица, и губы потянулись за ними, захватывая и задевая языком, и его горячее неровное дыхание опалило щеку. Поцелуи побежали по шее, язык обвел ключицу, и все еще не вырывая свои пальцы из ее рта, Саша припал к груди. Ксения заныла — это было слишком приятно! Когда его рот облизывал, захватывал и посасывал затвердевшие и ноющие соски, а свободная рука гладила бедро, слегка вдавливая пальцы в кожу.

Саша держал свою страсть в узде. О да, это она чувствовала и знала, прекрасно имея о ней представление. И было невероятно трепетно осознавать, что это все ради нее и для нее.

Губы побежали ниже, оставляя пылающие следы на коже живота и добираясь до горошины клитора. С трудом уже дыша и проглатывая возбуждение вместе с нервозностью, Ксения постаралась расслабиться и довериться Саше. Он все делал правильно, и очень нежно. Язык лизнул складочки, выбивая из затрепетавшего тела воздух, снова и снова, задевая клитор и словно на костре подогревая ощущения. И когда он скользнул внутрь, Ксения не сдержала стона. Напряженное тело следовало за удовольствием, пытаясь взять все, что ему давали, подавалось навстречу влажному и дерзкому языку, задыхалось от нехватки воздуха и самого Саши. Ксюша обхватила пальцами короткие волосы и потянула его к себе, но он стал упираться, усиливая пытку.

— Саш, — выдохнула она, — …я не хочу так… мне ТЫ нужен.

Сжав руки на ее бедрах, Саша уперся лбом в живот, то опаляя резким выдохом, то холодя резким вдохом. Ксения потянула его футболку с плеча, и ловко выскочив из нее, Саша снова оказался над ней, заглядывая в глаза.

— Ты убить меня хочешь? — хриплым шепотом спросил он. — Я сейчас в тебе с ума сойду от этой медлительности. Я не смогу так, как тебе сейчас нужно.

— Не правда, — возразила Ксения, целуя разгоряченные губы. — Ты так можешь.

— Но не сейчас.

— Почему же не сейчас?

Оставив губы, Ксения поползла ими по скуле к шее, исследуя руками все впадинки и бугорки его рельефного тела. Саша ответил не сразу, то ли от того, что сложно было говорить, то ли слишком тяжело далось ему это признание:

— Потому что я дико тебя хочу.

Ксюша даже забыла, как разговаривать, услышав такое из уст этого мужчины, его голосом, с этой надрывной интонацией и горящим взглядом. Она просто потянулась к его ремню, затыкая ему рот своим языком. Саша простонал, до треска сжимая ткань пододеяльника около ее головы, когда Ксенина рука вытащила на свободу его твердый орган и нежно скользнула по нему. Его поцелуй стал жарче, сильнее, яростнее. Еще чуть-чуть, и страсть разорвет всю его сдержанность. А Ксения любила дразнить, особенно этого мужчину. Она доверяла ему и знала, что он не сделает ей больно. Только не он.

Ксения подалась к нему навстречу, направляя в себя, но Саша перехватил ее руку, уводя в сторону, сжимая чуть сильнее, чем надо, но поднося ко рту и целуя пальцы. И оставив эту руку на своем плече, он погладил ее бедро, устраиваясь над ней поудобнее, так чтобы смотреть в глаза и целовать губы, а опираясь на локоть — сжимать волосы, но так, чтобы не причинять боли. Головка члена коснулась ее лона и протолкнулась внутрь, замирая от ее резкого стона. Вот сейчас стало неприятно, чуть-чуть, и чуть-чуть…

— Больно? — спросил он, следя за ее реакцией.

Ксюша прикусила губу и кивнула. Неприятные чувства стали накатывать все сильнее, вспышки воспоминаний, ощущений. Она сжалась, начиная паниковать — ей хотелось продолжить и хотелось остановиться.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — И будто не Сашин голос вовсе, его тело задрожало, а грудь выдавала редкие и резкие вдохи.

Как же он старался сдерживать себя! Можно было загореться уже от одного этого, и вслед за паникой на Ксению накатывало возбуждение. Эти чувства накладывались друг на друга слоями, смешиваясь и попеременно преобладая. Но как же было приятно томить этого мужчину и сводить его с ума!

— Просто будь нежен, — тихо попросила Ксения.

Саша коротко рассмеялся:

— Ты бессовестная девчонка, Ксения.

— Я знаю… — успела она выдохнуть, прежде чем ощутила, как Саша продолжил свое незаконченное движение бедрами, медленно выскользнул и тягуче снова заполнил ее собой, и приятные ощущения закололи низ живота.

И с жестким поцелуем, он повторил свои толчки, подстраиваясь под этот медленный ритм, но с силой вдавливая ее в кровать. Ксении пришлось потерпеть, прежде чем вожделение не накрыло ее с головой, полностью вытесняя все остальные. Саша очень старался, и это было главным. Ксения обнимала его и цеплялась за все доступные места — за шею, за руки, за плечи, чувствуя, как под ладонями ходят твердые мышцы. И вся его мощь с аккуратностью давила на нее, а страсть срывалась с губ со стонами и рыком, заставляя его руки сжимать все вокруг, иногда цепляя волосы, об которые он с удовольствием терся лицом. И только когда Ксения начала гореть и требовать большего, Саша сорвался, вбивая себя в ее тело до невозможности сделать вдох, с нажимом скользя рукой по коже, задевая пальцами соски и зажимая подбородок для властного поцелуя, и выбивая из нее волны экстаза, которые затопили все ее существо, распадаясь на яркие искры. И вовремя выскользнув из ее тела, он задрожал в спазмах своего удовольствия, размазывая доказательство этого по ее животу…



***

Солнце уже давно встало, вместе с ним встал и Саша, а Ксения продолжала мирно спать. Он наслаждался этим утром, лежа в кровати с очаровательной… любимой девушкой. И как же его угораздило влюбиться в нее, когда он так старался, чтобы этого не случилось? Она сейчас была такой ранимой и уязвимой, в то же время, оставаясь дерзкой, и это его окончательно добило. Ему нравились такие, вернее… ему нравилась Ксения, безумно, безмерно, губительно.

Саша перебирал пальцами светлые локоны, любуясь красивыми чертами. Ксения заерзала под одеялом и прижалась к нему, утыкаясь лицом в его плечо. Он погладил ее по волосам, и она улыбнулась, прижимаясь теснее, скользя ножкой по его ноге и закидывая ему на бедро, мягко целуя в шею… и он уже пропал в кольце ее рук и тела. Ее доверие, ее вызывающая нежность, ее необходимость в нем — все это было тем фактором, который усыплял всю его бдительность.

— Доброе утро, красавица, — сказал он, целуя Ксению в лоб. — Как самочувствие?

Ксения попыталась открыть глаза и заныла, хватаясь рукой за голову:

— Вот если бы не так сильно болела голова, было бы прекрасно. И я так пить хочу, что, кажется, сейчас умру от жажды.

Саша рассмеялся и потянулся к тумбочке за стаканом воды, который он недавно сюда принес. За эту маленькую заботу Ксения одарила его благодарной улыбкой и радостным взглядом, припадая к стакану. Сделав пару жадных глотков, девушка оторвалась от него и сказала:

— Саша, ты чудо!

Еще пара глотков и тонкая струйка побежала по щеке, вытекая из уголка губ. Поддавшись соблазну, Саша потянулся за водой и перехватил губами на шее, слизывая с ее кожи. И сразу захотелось большего — больше поцелуев, больше прикосновений, больше ощущений. Он заскользил губами по ее телу, уделяя внимание каждому участку, вырисовывая на ней языком влажный узор. Ксения чаще задышала, сжимая пальцами его волосы, когда Саша прочертил мокрый след над сердцем и опустился к груди. И ради ее игривого стона, который прокатился по всем его нервным окончаниям, ради ее тела, в его руках, Саша уже был готов закрыть глаза на все, что было раньше. Ему хотелось провести черту, разделяя прошлое и настоящее, ее разгульное прошлое и их общее настоящее, с этой минуты, и был готов молить ее поступить так же, если только… у нее возникнет хоть толика подобного желания.

Пухлая грудь сама подалась навстречу, отдаваясь ласкам его губ и языка. Он плавно облизывал и посасывал твердые горошины, словно довольный тигр, нежась от своих ощущений и действий, которые были ей так приятны. Он чувствовал, с какой силой нарастает напряжение в паху, к которому прижимались ее обнаженные бедра… как, вдруг, прозвучала трель звонка, подобно грому, извещая о приходе гостя. Черт! Кажется, Саша знал, кем именно был этот гость.

Он замер, и Ксения снова сжала его волосы, выпуская недовольный возглас:

— Саш, мне плевать, кто там пришел. Меня ни для кого нет, кроме тебя.

Саша усмехнулся, ощущая, как приятно было такое сейчас слышать, но этому гостю слоило бы открыть.

— Я думаю, это Денис. Мы с ним недавно говорили по телефону, и он обещал заехать.

— О, прекрасно. Только брата на мою бедную, больную голову сейчас не хватает.

Звонок повторился, и Саша отстранился от Ксении, предлагая пойти открыть дверь. Она привстала, стараясь удержать голову в одном положении, и посмотрела на часы.

— Может, ты откроешь? — спросила она.

— А если это не Денис, а кто-нибудь… другой? — Саша выдал вопрос, сам же морщась от скрытого подтекста, который в нем получился. Неприятно было вот так выпрашивать то, что он хотел бы знать, но желал бы услышать без лишних от себя вопросов.

— Других можешь спустить с лестницы, — улыбнулась она.

— Хорошо, я так и сделаю, — ответил Саша, встал с кровати и наспех натянул штаны, когда прозвучал очередной звонок.

И только стоило ему открыть дверь, как нетерпеливый Денис налетел на него с возмущениями:

— Да сколько можно звонить!? Е-моё! Вы чем тут занимаетесь? — Друг шагнул через порог, с оценивающей полуулыбкой оглядывая его сверху вниз. — Штаны застегни… родственник, блин.

Саша закрыл дверь и поправил недосмотренный предмет одежды.

— Дэн… отвали. Иначе я тебе все вспомню по поводу Ники.

— А что вспоминать то? Это еще кому есть что вспомнить. У меня были самые честные намерения, которые я доказал. А у тебя они какие? — спросил друг, бросив многозначительный взгляд на его вздыбленный пах.

Саша уперся ладонями в бока:

— Решил за все отыграться?

На что Дэн ответил, натянув свою самую насмешливую улыбку:

— Еще не знаю, но обязательно над этим подумаю. Как Ксюха?

— Пять минут назад была хорошо.

— О, избавь меня от этих подробностей. Я серьезно. — Сняв обувь, Денис пошел в сторону спальни.

— Да в порядке она.

— Ты спрашивал на счет этих придурков? — понизив тон, прошептал Денис.

— Нет, все как-то, знаешь ли, не удается. Она то не в себе, то я… не в себе.

— Действительно, и о чем я спрашиваю? — покачал головой Денис и зашел в спальню: — Привет, сестренка. Уже обед, а ты все дрыхнешь.

Ксюха потянулась в кровати, как довольная кошка, натягивая повыше одеяло.

— Имею право. Это ты что-то рано.

Денис подошел и наклонился к сестре, поцеловав в щеку, и сел рядом.

— Я не рано, я как раз вовремя, чтобы надрать тебе твой прекрасный зад. Ты хоть представляешь, как мы с Сашкой вчера извелись? Ты совсем сдурела такие фортеля выделывать? Пропала куда-то, на звонки не отвечаешь…

Ксюша перестала улыбаться:

— Динь, хватит меня отчитывать. Мне и так стыдно и у меня раскалывается голова. И потом, вы же меня нашли. И все в полном порядке.

— Это повезло, что тебя Саша нашел, а не кто-нибудь другой, — намекнул брат.

— Думаешь, я ничего не понимаю? Или мне на себя наплевать? Хотя да, вчера мне было на все наплевать. Кто-то постарался мне окончательно испортить настроение, — съязвила Ксения, бросив взгляд на Сашу, который стоял возле кровати и смотрел на нее. — Но этот кто-то уже все исправил, поэтому я почти спокойна, почти бодра и весела. Спасибо всем за заботу.

Денис с улыбкой вздохнул:

— Эх, Ксюха — не будь ты моей сестрой — убил бы.

Ксюша хихикнула, прикусывая губу и обнимая брата. Она звонко поцеловала его в щеку и с довольным видом сказала:

— Я тоже тебя люблю.

Саша улыбнулся — интересно было наблюдать за этими двумя.

— Так вот, зачем же твой любимый брат к тебе заявился — собирайся, и поехали на дачу.

— И что я там делать буду в вашем детском саду? Мне на работу уже надо выходить, если меня, конечно, еще не уволили с нее.

— На счет работы не переживай, я уже позвонил твоему начальнику и по старой дружбе с нашим отцом он дал тебе еще неделю.

— Да он точно меня уволит.

— Не уволит. Давай, собирайся, и поехали.

— А Саша?

И оба повернулись к нему. Под выжидающими взглядами Саша пожал плечами:

— Ну, мне-то завтра работать. Но я думаю, тебе стоит поехать, — сказал он Ксюше.

Как бы ему не хотелось отпускать ее, а он считал, что отдых на природе и в кругу родных должен пойти ей на пользу — слишком ужаснуло вчера ее поведение и слезы, граничащие с истерикой. Только, что подумала об этом Ксения, сказать было сложно — она опустила глаза и задумалась.

— Но сначала, я бы хотел кое о чем поговорить, — произнес Саша, посчитав, что дальше оттягивать этот разговор смысла не было. Он должен узнать, кто посмел причинить ей боль.

Ксюша вскинула на него глаза, Денис понимающе переглянулся с ним и повернулся к Ксюше.

— Да, Ксюх, ты должна нам с Сашей кое-что рассказать.

Отодвинувшись от брата, Ксения запустила руку в волосы — она начала нервничать.

— Если речь о том, о чем я думаю, то я не хочу сейчас об этом говорить.

— Ксюш, хватит вредничать и вести себя, как ребенок, — попросил Денис.

— Нет! Я только проснулась, мне плохо после вчерашнего, и я хочу в ванную. Потом я соберу вещи, и мы поедем, но на эту тему разговаривать не будем… — Ксения подняла с пола халат и накинула на плечи. — По крайне мере не сейчас.

Она встала и вышла из спальни. Саша с Денисом молча ее проводили взглядами и посмотрели друг на друга.

— И что будем делать? — спросил Саша.

— Как я и предложил — отвезу ее на дачу, пусть расслабиться и развеется. А я постараюсь выпытать что-нибудь.

Саша прошел по комнате, сжимая руки в кулак. Каждый раз, когда он думал, что эти уроды, которые изнасиловали Ксению… его Ксению, ходят безнаказанными, у него начиналась чесотка, особенно в области кулаков. И он жаждал наказать их самолично.

— Черт, Дэн, чем дольше я жду, тем сильнее мне хочется кого-нибудь прибить.

Саша остановился, задумываясь о происходящем. В ванной зашумела вода, и если бы не присутствие Дениса, он был бы уже там, вместе с Ксенией. Он уже скучал, он нуждался в ней, и знал, что она нуждается в нем. Саше просто безумно хотелось ей помочь все забыть, поддержать, утешить, просто быть рядом. Поймав на себе пристальный и изучающий взгляд друга, Саша повернулся к нему:

— Что?

— Ты любишь ее, верно?

— Кажется, ты уже задавал мне этот вопрос.

— Нет, я сейчас серьезно, без всяких шуток.

Себе было тяжело признаться в своих чувствах, но признаваться в этом другим людям, казалось, было еще тяжелее. И все же, сделав небольшую паузу, Саша сказал:

— Да, люблю.

Денис расплылся в улыбке и с усмешкой покачал головой:

— Знаешь, с Ксюхой не просто.

— Кому ты это говоришь? — фыркнул Саша, который уже на себе испытал все ее причуды и взбалмошный характер, даже где-то в большей степени, чем родной брат.

— Но что меня в ней удивляет — она относится к тебе не так, как к другим.

— Я польщен, — буркнул Саша, толком не зная, как относиться к этой новости… надолго ли?

— Вы ни о чем не разговаривали?

— Нет.

— А стоит, — заметил Денис.

Стоит. Саша и сам это прекрасно знал, но он не хотел лишний раз давить на Ксению или навязывать ей этот разговор, он хотел, чтобы она сама до него дошла, или же, дала для него повод.

— Хочешь, я попробую с ней поговорить? — предложил друг.

— Нет, спасибо, Дэн, но я уж как-нибудь с этим сам справлюсь. Не думаю, что сейчас самое время выяснять отношения, тем более с девушкой, которая к ним не привыкла.

— Да, наверное, ты прав. Ладно, смотри сам, но если что — обращайся.

Саша кивнул и пошел на кухню ставить чайник. Вскоре Ксения вышла из ванной и стала собирать вещи. Она не отказалась от крепкого чая, выпивая этот напиток в его объятьях. Она просто подошла и прижалась к нему, без лишних слов и вопросов. И даже в присутствии Дениса, Саша позволил себе открыто ею наслаждаться, целуя в лицо и шею, сжимая на тонкой талии руки и стискивая в объятьях. А Ксюша нежилась возле него, хихикая над реакцией Дениса, который, глядя на них, иногда забывал то, что сейчас говорил.

— Эй, ну прекратите уже, а? — С улыбкой возмутился Денис. — Вы меня нервируете. Глазам своим не верю, что вижу такую картину — мой друг лапает мою сестру на моих глазах…

— Да неужели? — с наигранным удивлением спросил Саша, вспоминая какого ему было, когда Денис, тот, кто раньше не пропускал ни одной юбки, соблазнил его сестру.

— Ладно-ладно, признаю, — сказал Дэн, поднимая руки в жесте "сдаюсь", — сейчас я лучше стал тебя понимать. Только теперь ты должен на Ксюхе жениться, — в шутку добавил Денис.

Ксения рассмеялась:

— Динь, хороший друг такую жену не посоветует. Зачем Саше такая жена?

— А вот это позвольте мне самому решать, — добавил Саша.

Ксения посмотрела на него изумленным взглядом.

— Ты серьезно? Ты мог бы женится на такой, как я?

— А какая ты? — задал Саша встречный вопрос.

— Я? — усмехнулась Ксения. — Мне кажется, ты уже достаточно хорошо меня знаешь, чтобы понять, какая я. Я ненормальная и вредная. И обычно такую, как я, мужчины только трахают, а не женятся.

Саша уловил в ее словах горечь, хоть и сказано было с улыбкой и смехом. Денис рядом хмыкнул:

— Ксюш, не наговаривай, тебе же не один раз делали предложение.

— Я говорю о нормальных мужчинах.

— Хочу заметить — не уверен, что ты встречала нормальных мужчин. Тебе попадаются либо дураки, либо бабники. И, кстати, Саша не относиться ни к тем, ни к другим.

Саша прищурил глаза и посмотрел на друга, который все-таки решил взяться за свое, только слишком уж загнул, даже для него, заговорив стразу о свадьбе. Ксения посмотрела ему в глаза и улыбнулась с теплотой, которую он раньше там не замечал, но кроме этого еще была в ней доля смущения и неуверенности.

— Я знаю, какой Саша. — Она приблизилась к нему, и, положив руку на щеку, поцеловала в губы, легко и нежно. А облизав со своих губ этот поцелуй, обратилась к брату: — Ладно, Динь, поехали, я готова.

Саша только сейчас ощутил, что перестал дышать после такой нежности. И так ему перехотелось отпускать Ксению, или, хотя бы, разомкнуть руки на ее теле… нет, хотелось сжать еще сильнее и заставить эту девчонку понять его чувства и обнажить свои. Но Денис торопился к своей любимой жене и дочке, и пока Ксения была согласна ехать вместе с ним, не стоило ее просить остаться. Их разговор может и подождать. Сейчас важнее были не его желания, а ее самочувствие. И ему пришлось разомкнуть руки.

Загрузив Ксюхины вещи в машину, Денис уселся за руль и дал им пару минут.

— У нас в субботу фото-сессия, не забудь, — напомнила она.

— Я помню. Когда думаешь возвращаться? Или тебя ждать уже завтра? — улыбнулся он, зная, что вряд ли эта девчонка продержится на даче дольше.

— Не знаю. На самом деле, я бы хотела побыть наедине с собой, понимаешь, о чем я? — усмехнулась Ксения. — Подумать над своей жизнью и поведением, так сказать.

— Понимаю. Это полезно. — Он прижал ее к себе за талию и поцеловал, быстро и ласково. — Не буду мешать твоей медитации, но если захочешь, чтобы я приехал — позвони.

— Обязательно, — ответила Ксения, продолжая начатый им поцелуй, сначала скромно и нежно, но постепенно жарче и напористее, пока не стало невозможно терпеть одно лишь это скромное прикосновение.

Ксения отстранилась от него, сказав лишь:

— Я позвоню.

И открыв для нее дверь, прежде чем отпускать, Саша притянул Ксюшу снова к себе и прошептал, касаясь губами уха:

— Я бы женился на тебе, и не только затем, чтобы трахать, но и чтобы заниматься любовью ночами и днями напролет, и с удовольствием бы приносил тебе кофе в постель между минутными передышками. — Ксения задрожала, но Саша сбил эту дрожь следующими словами: — Только с условием, что моя женщина будет принадлежать мне одному.

Это был намек, пища для раздумий, и Ксения восприняла его, как надо — она насторожилась и задумалась, залезая в машину. Но ей было, чем ответить — устроившись на сиденье, она взяла его за руку через раскрытое окно и тихо сказала:

— Дело в том, Александр, что в моем лексиконе нет слова "любовь". Слишком дорого оно обходится. Но если ты покажешь мне, чего оно мне может стоить с тобой, то я обещаю подумать над твоими словами.

Она подарила ему улыбку и сказала Денису ехать. Друг махнул ему рукой, пообещав позвонить, и нажал на газ. Проводив их взглядом, Саша побрел к своей машине с мыслями, что все идет лучше, чем он мог надеяться. Ожидая честной и открытой взаимности, он был готов показать ей все яркие краски человеческих отношений. Он был готов на многое ради того, чтобы эта девушка отдала ему свое сердце. Черт! Да он уже был готов ехать за ней, как самый настоящий влюбленный дурак. Но нет, ему нужно подождать. Ксюше есть над чем подумать, и нужно время, чтобы от всего отойти. И он даст ей это время, ровно столько, пока она не попросит его приехать к нему или пока не вернется сама.



***

Ксения сидела на веранде своей дачи, рассматривая только что сделанный снимок, на котором были запечатлены Денис с Никой. Брат обнимал жену, нежно целуя в нос. Они были красивой парой, и любовь между ними искрилась до сих пор. Любовь… Ксения уже который день думала об этом, вспоминая Сашу и его слова, сказанные ей того, когда он провожал ее на дачу. Сейчас был вечер пятницы, и Ксения уже почти неделю жила здесь, скучая по Саше и его вниманию. Каждый раз, когда они разговаривали по телефону, она сдерживала себя от желания пригласить его приехать. А после этого — обзывала себя мазохистской. И тем не менее, она ни о чем не просила, кажется, впервые в жизни начиная от себя самой что-то требовать, а именно — объяснений, что же с ней происходит. Неужели она… влюбилась?

Ксения приехала сюда в надежде разобраться в себе и успокоится. Оглядываясь на свою жизнь, она не могла вспомнить ничего хорошего в отношениях с мужчинами. Ей попадались либо бабники, либо дураки, а приличные, в чьем-то понимании, мужчины — ее не интересовали. Саша же, казалось, был сам по себе, какой-то особенный. Если бы Ксения не была знакома с ним лично, то ни за что бы не поверила, что такие бывают. Саша был добрым, понимающим, отзывчивым, нежным, где-то властным, но заботливым, где-то грубым, но лишь в страсти, и просто… не такой, как все. Он был с ней, когда ей было плохо. А судя по его словам — он был готов принять ее такой, какая она есть, за исключением ее блудливой стороны.

Ой, можно было подумать, что она блудила направо и налево. Да, она ни в чем себе не отказывала, ну а разве ей было за что держаться и чем дорожить? Она плыла по течению, гоняясь за ощущениями и весельем, и за чем-то… чем-то таким, чего ей не хватало, и что сейчас давал ей Саша. А если учесть, что изнасилование выбило из нее влечение ко всем, кроме Саши…

О Боже! Она влюбилась!

И это чувство вполне можно было выпустить на волю, а не задавливать в себе, как она привыкла делать, прекрасно понимая, что кроме боли и разочарования оно ничего не принесет. Не в тех мужчин она раньше влюблялась и уже давно настроилась на то, чтобы не давать волю несбыточным надеждам. Потому что стоило только расслабиться, и любовь воткнет тебе нож в спину в виде какого-нибудь обмана или новой пассии своего возлюбленного.

Но сейчас чувства едва умещались в груди, а влюбленная парочка на ее снимках заставляла завидовать им. Уже почти неделю Ксения наблюдает за ними и за собой. И что она поняла — она поняла, что хочет серьезных отношений, она хочет Сашу, и очень хочет, чтобы он по утрам приносил ей кофе в постель, только ей, и каждый день. Но при этом еще хотелось бы оставить свою свободу и возможность проводить время так, как она привыкла и любила. И хоть остальных мужчин можно было сейчас вычеркнуть… да и вряд ли ей могут понадобиться другие мужчины, если у нее будет Саша. А вот неуверенность в себе деть было некуда. А все потому, что она не привыкла к серьезным отношениям. Оттого, все ее страхи и сомнения заставляли прощаться с Сашей по телефону, так и не прося его приехать. Ей нужно было время, хоть немножко, хотя бы до выходных, когда они снова увидятся. И Ксения была сейчас счастлива уже от того, что даже мысли о Саше уводили ее от болезненных воспоминаний…

— О чем задумалась? — спросил Сэм, присаживаясь рядом. Друг приехал сегодня, и хоть он вел себя более-менее прилично, но явно нарывался на разговор: — Не о Саше ли случайно?

— А что, если и так?

Сэм улыбнулся и опустил взгляд на свой стакан с соком:

— Да, глупо было спрашивать.

Ксения отложила камеру, сложила руки на груди и собралась для серьезного разговора, который она так долго избегала, отмахиваясь и отшучиваясь.

— Итак, Сэм, давай поговорим об этом.

— О чем? О Саше. Извини, но что-то мне не очень хочется.

— Не о нем, а о нас. В чем дело, Сэм? Ты ведешь себя, как ревнивый парень, у которого зудит в одном месте.

— Правда? Черт, хреновое, наверное, зрелище.

— Перестань шутить, я сейчас с тобой разговариваю вполне серьезно.

Сэм поднял глаза:

— Тогда скажи мне, серьезная, насколько тебя зацепил этот парень, и долго ли это может продлиться?

— А почему для тебя важно стало это знать именно с Сашей? О других ты так не спрашивал.

— Потому что ты к нему относишься не так, как к другим, даже не так, как относишься ко мне. И? Насколько это у тебя серьезно?

— Серьезно, Сэм. Только я никак не пойму — ты боишься потерять подругу или очередную даму для горячего секса, до которой еще не добрались твои руки?

Сем тихо рассмеялся.

— Честно говоря — не знаю. Мне кажется, будто я что-то упускаю.

— Сэм… — Ксения сделала паузу, собираясь с мыслями и с духом, — ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь и как дорожу твоей дружбой. И я не хочу ее терять. Но ты сейчас пытаешься все испортить. Мы с тобой однажды уже провели черту между нами, а ты пытаешься через нее перепрыгнуть. Только зачем? Опять играет твой азарт? Я, может, и смогла бы это понять, а возможно, и подыграть тебе, если бы не было Саши, и если бы со мной не случилось то, что случилось. Мне дорог Саша, и я, кажется, уже созрела для того, чтобы хотеть чего-то… настоящего. Понимаешь?

— Понимаю, — грустно ответил друг и взял ее за руку. — Извини, кажется, я порой веду себя, как эгоист.

— Сэм, дорогой, тебе пора остановиться и найти себе постоянную, нормальную девушку, и уж точно не такую, как я.

Друг снова рассмеялся и прошелся рукой по волосам:

— А еще, я веду себя, как идиот, да?

— Ну… может не совсем, как идиот, но сходство иногда улавливается.

— Просто… надоело мне все.

— Думаю, ты просто тоже созрел для чего-то настоящего, осталось найти девушку.

— Вот именно об этом я и думал по отношению к тебе.

— Сэм, блин! Я для кого сейчас распиналась!? — С улыбкой возразила Ксения, ударяя друга по руке. — Начнем с того, что я НЕ нормальная девушка…

— Ну и что, мне нравится это в тебе…

— … и ты со мной не справишься. И все может очень плохо кончится.

— Ладно-ладно, я понял, не такой уж и дурак, каким кажусь. — Ксения толкнула друга в плечо, чтобы он перестал на себя наговаривать, на что друг лишь хихикнул. — Я понимаю, что не прав, осталось только к этому привыкнуть. А вообще… честно… я не хотел бы, чтобы наша дружба закончилась, а если ты будешь с Сашей, то не уверен, что он нам это позволит.

— Уж это решать оставь мне, ладно? — подмигнула ему Ксения, забирая в руку свой стакан с соком и чокаясь им со стаканом Сэма. — За дружбу.

— За дружбу, — отсалютировал ей друг.

И только Ксения сделала глоток, как заиграла мелодия на ее мобильном. Но, увидев неизвестный номер, она быстро поникла, понадеявшись, что это Саша. Ужас! Саша уже выходил на первое место даже по отношению к ее любимому делу. За эту неделю ей часто звонили по поводу выставки, и даже среди этих звонков была пара интересных предложений, одно из которых поработать на модный журнал, и другое — от известной студии, которая сотрудничала не только в Российских рамках, но за границей. И это все с учетом того, что она могла пока не бросать свою нынешнюю работу. Новые перспективы не могли не радовать, поэтом Ксения прогнала грустные мысли и ответила на звонок, намереваясь после этого разговора позвонить Саше.



***

Этим пятничным вечером в московских клубах как всегда было людно, шумно и жарко. Саша стоял в одном из них, выискивая глазами Анфису. Девушка сказала, что будет где-то возле бара. Вообще-то, Саша не был любителем подобных заведений, но прийти сегодня сюда его поманило желание мести. Подруга Ксении согласилась рассказать, кто покусился на ее тело, тогда как сама Ксения упорно отказывалась об этом говорить.

Всю неделю Саша терпеливо ждал каких-то признаний или хотя бы того, что Ксения попросит приехать к ней. Она кокетничала с ним по телефону, соблазняла, уводила мысли в самое откровенное русло в отвлекающем маневре, но так ничего и не говорила. И он ждал, пока ему не позвонил Денис и не сообщил, что Анфиса сдалась и согласилась все рассказать, также желая отомстить за любимую подругу.

Наконец, Саша увидел Анфису и шагнул к ней. Заметив его, девушка чуть не подавилась своим коктейлем, растягивая губы в улыбке:

— Ой, Александр, как ты быстро. Я прямо растерялась.

— Дорога оказалась свободна, — почти не соврал он, вспоминая, с какой скоростью сюда летел. — Ну, показывай мне этих… козлов.

— Ээээ, — девушка замялась, показывая на лице неуверенность и заглядывая за его плечо. — А где обещанный "ОМОН" или хотя бы пятнистая группа поддержки?

И ее вопрос был вполне уместен — начиная думать мозгами, Саша решил позвонить своему другу, который работал в управлении милиции, и посоветоваться с ним, как лучше поступить. В результате чего друг почти отговорил его действовать самостоятельно и пообещал помочь решить этот вопрос, причем, даже на Сашиных условиях.

— И как ты себе представляешь это, если бы я пришел сюда вместе с ними?

— Но ты один, Саш, знаешь, какую плешь мне проела Ксюха, только чтобы я тебе ничего не говорила, опасаясь, что ты наделаешь глупостей, и рассказывая мне о том, какой ты вспыльчивый. Я не хочу потом оправдываться перед ней и торчать в ментовке, если ты действительно натворишь дел. И мне было бы спокойнее, если бы ты делал глупости уже вместе с ментами.

— Анфис, успокойся, они ждут звонка. Я не могу дергать этих ребят, пока не будет в этом необходимости.

Анфиса долго смотрела на него, прежде чем сказать:

— Обещаешь вести себя хорошо?

— Обещаю.

— Хорошо, пошли.

Девушка взяла его за руку и потянула за собой, лавируя между телами. Она подвела его к зоне, где находились столики, сначала что-то высматривала, а потом повернулась к нему и наклонилась к уху:

— Вон, видишь парня за столиком напротив нас, который сейчас пьет пиво из бокала?

Саша посмотрел на указанного парня, ощущая, как весь его гнев вспыхивает с новой силой, находя явную цель.

— Вижу, — процедил он.

— И тот, что сидит рядом с ним справа.

Саша шумно выдохнул, словно спуская пар от того, что гнев в нем уже начинал кипеть. То, что их было двое, у него до сих пор не укладывалось в голове. Он засунул руки в карманы, едва справляясь с мышцами, которые свело от бездействия. Но ноги сами понесли его в сторону этих ублюдков.

— Так, Саш, спокойно, — сказала Анфиса, толкая его в грудь. — Ты пообещал.

Но он даже не посмотрел на девушку, отдаленно начиная ощущать вибрацию своего мобильника, лежащего в кармане. Он вытянул телефон и взглянул на экран, стараясь хоть на что-то отвлечься. И готов был признаться, что у звонящего это неплохо получилось — звонила Ксения. Вот девчонка! Как чувствует что-то неладное. Но ответить на звонок Саша не решился — отчасти от того, что в клубе орала музыка, сотрясая уши басами, и отчасти — он не хотел ее лишний раз чем-то расстраивать. Анфиса заглянула в его телефон и подняла глаза:

— Иди на улицу, поговори с Ксюхой и позвони своему "ОМОН" у". Заодно и проветришься. А я, если что, пригляжу за ними, — кивнула она за свое плечо.

Проследив за ее жестом, Саша заметил, как "эти двое" поднимаются с места. Один из них дернул за собой нетрезвую девушку, и они направились к выходу. Саша сделал шаг в их сторону, пока не наткнулся на упертую ему в грудь ладонь:

— Саш, погоди, скажи мне, что ты намерен делать?

Продолжая смотреть вслед троице и скрипеть зубами, Саша ответил:

— А что, по-твоему, я могу с ними сделать? Пересчитаю им кости бейсбольной битой.

— Саш…

Но Саша начинал злиться уже и на девушку, которая назойливо ему мешала, когда он так долго ждал этого момента.

— Анфиса, — ответил он, бесцеремонно отодвигая ее с прохода, — спасибо за помощь, а теперь не мешай, пожалуйста.

И, подвинув девушку, Саша поспешил на выход, осторожно отмахиваясь от ее цепкой руки и слыша в спину ругательства, совсем неподходящие женскому рту. Сейчас его уже ничто не интересовало, кроме двух парней, которые выходили из клуба.




***

Ксюша недоуменно хлопала глазами на свой телефон, не понимая, почему Саша не отвечает. Нет, это, конечно, не было такой удивительной вещью, просто обычно Саша отвечал сразу, и если не на первый звонок, то на второй точно. А тут… она так желала его слышать, причем немедленно, что начала нервничать, потому что он ей не отвечал! И не успела она снова набрать его номер, как ожил ее телефон, оповещая о звонке, но совсем не Саши, а Анфисы. Ксения нажала на вызов и раздраженно ответила:

— Да.

— Ксюха… только не злись, — прозвучала стандартная фраза подруги, которая предупреждала ее о том, что та сотворила что-нибудь нехорошее, и Ксении нужно приготовиться к восприятию этого факта.

— Ну, говори, что там у тебя?

— Ксюш… родная, прости меня, но я все рассказала Саше.

О Боже! Ксения села ровно, ощущая, как застучало о ребра сердце.

— Блин, Анфис! Ну кто тебя тянул за язык, я же простила!

— Ну прости меня! — заныла в ответ подруга. — Я уже почти начинаю жалеть о своем поступке.

Ксения ощутила, как ее кто-то дернул за руку, от которой она отмахнулась, продолжая разговор с "предательницей".

— И что теперь? Где Саша?

Чьи-то руки ее развернули, и в лицо заглянул Денис:

— Ксюш, спокойно. Что там?

Ксени попыталась отмахнуться от брата, вслушиваясь в слова подруги:

— Вот за этим я и звоню, потому что уже начинаю нервничать. Что мне с ним делать? Мы в клубе, и он сейчас один идет за этими уродами, и мне совсем не нравится его выражение лица, прям такое чувство, что он их сейчас прибьет…

— Дай ему трубку.

Подруга что-то простонала, часто дыша ей на ухо, будто куда-то бежала, потом послышалась суета, и следом — знакомый голос:

— Ксюш, прости, я перезвоню.

— Нет уж! Твою мать! Только попробуй… — и Саша отбил звонок.

Ксения зарычала, сжимая в руке телефон, и сожалея, что это не Сашина шея.

— Ксюш, — окликнул брат, забирая ее лицо в ладони и заглядывая в глаза. — Успокойся. Ничего с Сашей не случится.

Ксения ахнула, когда ее осенила страшная догадка:

— …ты все знал!

— Да, знал, и успокойся, я сейчас позвоню Саше и поговорю с ним.

Ксения гневно ударила брата по рукам:

— Тогда быстро звони ему, иначе твоя жена сейчас останется без мужа.

В этот момент к ним как раз подскочила взволнованная Ника, начиная бросаться на Дениса с вопросами. Ну если не жена, то его прибьет она за весь этот сговор за ее спиной. Только бы Саша не сделал сейчас что-нибудь такое, за что потом придется расплачиваться.



***

— Анфис, отойди, — сказал Саша девушке, загородившей собой водительскую дверь его машины, почти вжимаясь в нее задом.

— Саш, ты пообещал не делать глупостей. Ты вообще собираешься звонить своим друзьям?

— Да ты не даешь мне ничего сделать, — почти рыкнул он, бросая взгляд на Вольво, в которую только что залезла преследуемая им троица. Саша едва сдержался, чтобы не налететь на них сейчас же, стараясь изо всех сил думать рационально. — Анфис, отойди, прошу по-человечески. Если ты хотела помочь, то позволь заметить — ты мне сейчас только мешаешь. Они сейчас уедут. И зря ты рассказала все Ксюше. Вот теперь лучше позвони ей и постарайся успокоить.

— Как я могу ее успокоить, если сама нервничаю?! Что ты собираешься делать?

— Поеду за ними и по дороге позвоню своим "пятнистым друзьям". Это тебя устроит?

Девушка задумалась, видимо, соображая, стоит ли ему верить.

— Обещаешь?

— Если ты сейчас не отойдешь, то мне и обещать будет нечего, — ответил он, снова вытаскивая из кармана вибрирующий мобильник, на который теперь звонил Денис.

— Ладно, хорошо, — ответила Анфиса, отходя от машины. — Только очень прошу, не будь идиотом, ладно? Ты очень нужен Ксюше, ясно?

Саша поднял на девушку глаза — приятно было это слышать, пусть даже не из уст Ксении. Тем более, очень хотелось, чтобы это было именно так.

— Спасибо Анфис, я постараюсь быть "не идиотом", — съязвил он, залезая в машину. И прежде чем поехать за Вольво, нажимая в телефоне кнопку приема вызова и бросая через открытое окно: — Позвони Ксюше.

— Ну что там у тебя? — услышал Саша голос друга, а на заднем плане крики Ники. Саша тихо выругался — ну все на уши встали! Не хватало еще Лады для общей кучи.

— Еду за этими козлами.

— Ника! Да подожди ты, — сорвался Денис, но сразу заглаживая свою резкость звонким поцелуем, — Милая, успокойся и дай мне поговорить. Саш, ты уже позвонил, кому надо?

— Сейчас позвоню.

— Только не вздумай ничего делать сам, хорошо? Пообещай, чтобы и я тут не дергался. Сам понимаешь, мне и так не сладко.

Саша сумел усмехнуться:

— Хорошо, договорились. Тогда жди звонка и успокой там своих женщин.

— Они не только мои, но и твои, — весело поддел друг. — Ладно, жду звонка, и если ты меня ничем не обрадуешь, я переметнусь на их сторону, понял?

— Хорошо, понял.

Наконец, после разговора с Денисом Саша смог позвонить своему другу из управления, прочно садясь на хвост Вольво. Друг, предупрежденный заранее, ждал его звонка:

— Молодец, что позвонил. Езжай за ними, а мы скоро подтянемся. Для нас за радость наказать таких ублюдков по полной программе, — сказал ему Олег.

Саша ехал за Вольво до тех пор, пока она не заехала в промышленный район и не завернула за безлюдные гаражи. Предчувствие ему начинало подсказывать, что девушку, которая была в той машине, ждала та же участь, что и Ксению. Хотя все могло обстоять и по-другому. Чтобы не спугнуть их, он остановился перед поворотом, выключил фары и осторожно зашел за угол — Вольво остановилась у противоположного конца здания, похожего на складское помещение. В очередной раз, связавшись с Олегом, Саша разъяснил им обстановку, узнав, что ребята уже где-то поблизости. Но дожидаться их у Саши уже не хватало сдержанности, несмотря на то, что друг уговаривал еще немного потерпеть. Единственное, чем он смог потянуть время, это взять медицинский бинт и обмотать им кулаки, чтобы не оставалось следов после ударов, которыми он хотел одарить ублюдков. И взяв из багажника бейсбольную биту, он пошел к Вольво.

Чем ближе он подходил, тем больше начинал кипеть адреналин, и выше поднималась злость. Он не считал, что эта ненависть была адекватной и вообще чем-то для него нормальным, но за все то, что они сотворили с его Ксюшей, ему казалось, что будет мало всего того, что с ними вообще можно сделать. Уже смотря на все сквозь дымку злости, Саша дернул нараспашку водительскую дверь, хватая за шиворот первого парня, стаскивая с вопящей девушки и выбрасывая из машины. Парень попытался что-то рявкнуть и махнуть рукой, но Саша на первом же слове уже приложился кулаком к его морде, ломая нос и пуская первую кровь. И это он только начал. За спиной послышалась мат и суета, когда к нему подлетел второй парень, вскидывая раскладной нож. Но одного удара битой по его рукам хватило, чтобы отбросить лезвие и сломать кости. И пока этот корчился от боли, первый полез на него, нарываясь на бесконтрольные порции ударов, когда Саша сорвался, давая волю своему гневу и мести, и все больше пропитывая бинты кровью.

Он даже не заметил, как подъехал Олег, пока кто-то со знакомым голосом не стал отталкивать его от парня, уже неподвижно лежащего под прессом его тела. Олег отпихнул Сашу в сторону, пока его дружки отыгрывались на втором ублюдке. По-другому с насильниками не обращались даже менты, и тем более те, к которым это имело непосредственное отношение.

А Саша, которому все было мало, никак не мог успокоиться, часто и резко выдыхая пары адреналина, и замечая на себе испуганный взгляд девушки в разодранном платье, которую приобнимал и аккуратно сажал в милицейскую машину Олегов напарник.



***

— Ну что там?! — заорала Ксения на брата, когда тот закончил разговаривать с Сашей. Уже никаких сил не было ждать и переживать. Ксения еще никогда так не переживала за парня, и еще никого так не ругала, как Сашу. Она боялась, что он вспылит и сотворит что-нибудь ужасное. И хоть брат ее немного успокоил тем, что вместе с ним будет его друг из милиции, и что они все сделают правильно, а Ксения все равно нервничала и злилась.

Вместе с Ксенией к брату подскочила Ника с хныкающей Ладой на руках, задавая тот же вопрос.

— Так, девочки, спокойно. У меня уже голова от вас разболелась. Все в порядке. Этих козлов немножко помяли, скрутили и везут в больницу. Они, похоже, не первый раз кого-то насилуют, потому что их поймали как раз в момент совершения такого преступления, но девочке повезло, — сказал он, обнимая сестру и целуя в щеку. — Теперь их посадят, причем перед этим им нужно будет немножко полежать в больничке. И самое главное — они даже не будут знать, что это все случилось с ними из-за тебя. А я считаю, что это к лучшему.

— Да, наверное, — ответила Ксения, ощущая на спине ободряющее и сочувствующее поглаживание Никиной руки. Сестру брата словно подменили. Всю эту неделю она относилась к ней с дружелюбной заботой, хоть и была заметна в ней нервозность по отношению к ее с Сашей отношениям. Только сейчас Ника вела себя более понимающе и сдержанно, за что Ксения уже была ей безмерно благодарна.

Растрогавшись и обрадовавшись таким новостям, Ксения чуть не разревелась. Брат быстро сбил ее истерику, как и Сэм, который все это время терпеливо успокаивал всех дам на этой даче, помогая Денису отвлекать их от дурных мыслей. Ксения была благодарна им обоим, но нужно было поблагодарить еще одного, самого главного мужчину, который спустя некоторое время соизволил ей позвонить.

— Саша… я… я не знаю, что сделаю с тобой за такое. Ты хоть представляешь, как мы тут с Никой переживали? — прорычала она в трубку. — Только появись завтра перед моими глазами.

— Насколько я помню, это неизбежно — у нас же фото-сессия.

— Вот там я на тебе и отыграюсь, будь уверен. А вообще… — от волнения Ксения даже сжала трубку, — …спасибо тебе, Саш.

— Ксюш… — нежно произнеся ее имя, Саша замолчал, и эта пауза казалась слишком… полной, будто заполненной невысказанными словами, которые Ксения ждала с большим любопытством. Наконец, он произнес, только слишком простое для этой паузы: — Я просто не мог поступить иначе.

Ксюша в ответ лишь громко фыркнула.

Кажется, они проговорили полночи, перезваниваясь долгими и короткими звонками, прежде чем у Ксении не стали закрываться глаза, а Саша уже за это время успел добраться до дома. Они говорили обо всем подряд, просто ни о чем и о чем-то, а иногда и о важном. Ксения уже успела проклясть свою упертость, что так долго отказывала себе в его ощутимой нежности. Всего одно ее слово, и он бы приехал, и знать это было невероятно волнующе и просто приятно.

Утро субботы началось с головной боли от недосыпа и с охов в зеркало от кругов под глазами.

— Прекрасно, — сказала Ксения своему отражению.

Но пара женских хитростей, правильный макияж, и таблетка аспирина обязательно должны привести ее в норму. Приняв душ, Ксения оделась и поспешила вниз, где ее ждал Денис и уже готовая к их отъезду машина. Фото-сессия намечалась через два часа, куда она почти опаздывала, и Лида не забыла об этом упомянуть и отчитать ее в утреннем звонке. Но Ксении уже ничто не могло испортить настроение, потому что скоро она увидит Сашу, и кроме того — она отыграется на нем за всю эту самопроизвольную тоскливую неделю и за все свои переживания.



***

На этот раз Ксения попросила за ней не заезжать, будто специально отодвигала встречу. И это, а еще ее недавние "угрозы" не могли не настораживать. Девчонка готовила план "мести", причем Саша был уверен, что "месть" будет сладко невыносимой.

Он так скучал по ней, что подъезжая к назначенному месту, ощущал волнительный трепет. Ее обидчики были наказаны, причем с такой жестокостью, что Саше пришлось отмывать их кровь со своих рук и одежды. Он был почти доволен. Но к счастью, или сожалению — все остались живы.

Припарковав машину, Саша зашел в здание, где над дверью красовалась вывеска студии "Фото-лайф". Его встретила Лида, расплываясь в улыбке и снова начиная разглядывать его, будто уже делала снимки, только не камерой, а своими глазами. Совершенно бестактная особа. Но заметив его настороженный взгляд, девушка рассмеялась и сказала:

— О, извини, ничего личного. Я обычно на всех так смотрю. Издержки профессии. Ты только не нервничай. Ксюха, как всегда, опаздывает и по моим расчетам будет минут через пятнадцать. Хочешь чего-нибудь — чай, кофе, покрепче?

— Чай, если можно.

Проявив гостеприимство, девушка угостила его чаем, не переставая что-то рассказывать. Она говорила о студии, о том, как учились с Ксенией в одном художественном институте, и как они обе мечтали стать достойными фотографами. И это все помимо той информации, без которой он вполне мог бы и обойтись.

Почти не опоздав, по меркам Лиды, прибежала Ксения, и у Саши сбился пульс. Его любимая блондинка, лишь успев сказать подруге "привет", запрыгнула к нему на колени, захватывая жадными губами его рот. Саша прижал ее к себе, отвечая на этот сумасшедший поцелуй и начиная забывать, где они находятся… если бы только не Лида, которая щелкала камерой, напоминая об этом каждые пять секунд.

— Так, родные мои, — сказала девушка, — может, мы переместимся в студию, и вы продолжите? Там хоть задний вид поприличнее.

Ксения хихикнула ему в губы и тут же защекотала их словами:

— Хорошая мысль.

— Наверное, — ответил Саша. — Можно ли считать, что этот поцелуй был вместо "привета"?

— Несомненно.

Расцепив на ней свои руки, которые словно магнитом тянулись обратно, Саша помог Ксении с него слезь, и она повела его в соседнюю комнату. Именно здесь и была студия — зонтики, лампочки и вспышки стояли напротив оборудованного для съемок места в виде предметов мебели и стен, завешанных красной тканью. Саша насторожился, начиная понимать, какой именно будет их "фото-сессия". Он сглотнул, призывая все мужские силы и терпение. Особенно, когда Ксения отплыла от него в сторону и начала снимать сарафан…

Саша усмехнулся, только сейчас начиная понимать, какое коварство было скрыто за этим предложением. Пару недель назад он еще мог бы рассердиться, но не сейчас. Сейчас он был рад и счастлив поддаться на все ее уловки, к тому же — Ксения обещала отыграться на нем. И уже приблизительно догадавшись, как именно она будет это делать, он все равно был готов ей такое позволить. Разве он не был готов к чему-то подобному, уже достаточно узнав эту девчонку?

Легкий сарафан упал к Ксениным ногам, обнажая прекрасное тело в черно-красном кружевном белье. В паху что-то вздрогнуло, напоминая о том, как он соскучился по этому телу. И оставаясь в туфлях, Ксения подошла к нему, дергая за футболку:

— Сними хотя бы для начало это, а то будет не честно, если из нас двоих окажусь раздета одна я.

— "Для начала"? — переспросил Саша, поднимая одну бровь.

Ксения только хитро улыбнулась, закусила губу, привлекая к ней внимание, и пошла в центр декораций.

— Александр, только не говорите мне, что чего-то стесняетесь, — сказала свое слово Лида. — Не поверю. Предлагаю вам снять футболку, подойти к Ксюше и забыть о том, что я вообще нахожусь в этой комнате.

Саша хмыкнул, стаскивая футболку — забудешь тут… хотя с Ксенией можно было забыть о чем угодно. Но дело было совсем не в его стеснении, а в том, что он не имел понятия, что ему нужно делать. Он никогда не был позером, он был спортсменом.

Ксения облокотилась попой о стол, поманив его пальчиком, и Саша с удовольствием подошел, притягивая к себе дерзкую девчонку:

— Значит забыть о том, что в этой комнате кто-то есть?

— Угу, — кивнула Ксения, — только все в рамках приличия.

— Ну конечно… — с хитринкой подтвердил Саша, целуя непослушные губы.

Так и началась их фото-сессия. Ксения позволяла ему себя целовать, иногда со смешинками отталкивая, чтобы поменять позу, по ходу дела рассказывая ему, что сделать и как встать. Он слушал и делал, как она говорила, пока не начинал забываться, утопая в ощущениях от ее полу обнаженной близости, от ее поцелуев, в ответ лаская ее тело, на котором было много лишнего для них обоих, но, казалось, мало для камеры. Теперь Саша понимал, почему она попросила за ней не заезжать — копила силы для своей маленькой пытки. И Саша был готов признаться, что ее план удался.

Штаны уже почти трещали от натяжения, но он отказывался их снимать, как не настаивали обе девушки. "Для пользы дела" — говорили они ему. Но разве Ксению когда-нибудь останавливали его отказы? Все началось с пуговицы и молнии. Ксения вертела им, как хотела, и в буквальном, и в переносном смысле. Она заставляла его поворачиваться к камере то спиной, то торсом, извиваясь вокруг него в разных позах, от которых у него порой все тело обдавало жаром. Потом его штаны оказались спущены больше чем надо, а Ксения приняла образ "дикой кошки", слишком долго сидя на корточках у его ног, лицом к напряженному паху, и даже набралась наглости потереться об него лицом, пока Лида делала снимки. Саша начинал терять терпение и сожалеть, что вообще на это все согласился. Хотя бы не после такой долгой разлуки.

— Ксения, — тихо прохрипел он девушке на ухо, когда она поднялась и невзначай, не для кадра, провела ладонью по его твердому члену, — перестань меня доводить, иначе я за себя не ручаюсь.

— Да брось, — фыркнула девушка, — у тебя самая стойкая выдержка. Я тебя не один день соблазняла.

— Моя выдержка давно пала, что, как я думаю, ты уже заметила. Поэтому еще пару таких дерзостей, и я, действительно, забуду о том, что здесь есть кто-то помимо нас, — и в подтверждении его словам щелкнула камера, озарив их вспышкой.

Свет давно был погашен, и они медленно переходили к более пикантному интиму, что Саша уже переставал выносить.

— Так, умнички, — подала голос Лида. — Ксения, давай теперь что-нибудь в стиле более откровенного "ню".

Лиф Ксении полетел в сторону, следом сползли трусики…

— Черт… — выдохнул Саша, отворачиваясь от Ксении и отходя с декораций. — Все, я больше в этом не учувствую.

— Трус, — услышал он в спину.

Саша повернулся на смелый голос — Ксения уселась на стол, опираясь руками за спиной и выставляя вперед свою красивую, обнаженную грудь с торчащими сосками, которые он чувствовал даже через ткань, когда Ксения ими к нему прижималась. Саша помимо воли облизнул пересохшие губы.

— Ты решила-таки меня довести.

— Саш, милый, мы всего лишь собираемся снимать фото в стиле "ню". Зачем так нервничать? Обнаженная натура очень красиво смотрится, если ее качественно и правильно снять, поверь мне.

— Мы так не договаривались, — сказал он, возвращаясь к блондинке. — И я предупреждал…

Подойдя к Ксении, Саша раздвинул ее ножки, устраиваясь между ними. Что такое выдержка, он забыл напрочь. И притянув к себе дерзкую девчонку, Саша обхватил губами ее рот, едва справляясь с дыханием и своим взбунтовавшимся желанием. Он хотел оказаться внутри этой девчонки, ощутить ее тепло, услышать ее стоны. Это желание до того стало невыносимо, что он поддался ему, наплевав на все. Она хотела соблазнить его, довести до предела, и она получит то, на что нарывалась.

— Попроси свою подругу выйти, — тихо сказал он, прерывая поцелуй, грозящий разрушить остатки его контроля.

— Что?! — возмутилась Ксения. — Ты с ума сошел?

— Нет, это ТЫ меня с ума сводишь… попроси свою подругу выйти, сейчас же.

И с этими словами Саша аккуратно заполз пальцем в ее скользкий жар, который терся об его пах, уже намочив белье, давно не скрываемое расстегнутыми и спущенными джинсами. Ксюша ахнула в его губы, шумно втягивая воздух, и задрожала.

— Тебе не больно? — озвучил он свою последнюю трезвую мысль.

— Нет.

— Хорошо, это все, что я хотел сейчас знать.

И без труда освободив свою горячую плоть, Саша протиснулся в Ксению, заполняя ее одним напористым движением. Голубые глаза удивленно раскрылись, поймав его взгляд, тонкие пальцы вцепились в его плечи, дыхание сбилось, а со стороны камеры послышался возглас, сопровождаемый очередными вспышками света:

— Ох ты ж черт!…

— Так ты попросишь свою подругу выйти, или мне продолжить при ней? — тихо спросил Саша.

— Лида… — только смогла сказать Ксюша.

— Что? Мне выйти? Продолжать снимать? Или кричать караул?

Саша теснее прижал к себе Ксению, зарываясь лицом в светлые локоны и плавясь в ее жаре. Дьявол! Как же он соскучился по ней!

— Выйди… — наконец, выдохнула Ксюша.

— Ок… только, если что — кричи… только не в смысле кричи… Боже! Мне срочно нужно охладиться… А! — захлопал в ладоши сумасшедший фотограф. — Это будут потрясающие снимки! — услышал он последние бормотания, прежде чем закрылась дверь за спиной девушки.

— Я то думала, что из нас двоих одна я ненормальная, — тихо сказала Ксения, обнимая его за шею и ероша пальцами волосы.

— Я раньше тоже так думал. Похоже — это заразно, — ответил он, начиная аккуратно двигаться внутри нее, и снова спрашивая: — Тебе не больно?

Ксения притянула к себе его губы, властно целуя и прикусывая нижнюю губу:

— Еще раз об этом спросишь, и я тебя укушу… понятно?

Не сдержав улыбки, Саша продолжил, срывая с ее губ первый сладостный стон, и что все больше прогоняло его опасения. Ксения обняла его торс своими красивыми ножками, ложась на стол, притягивая к себе и требуя поцелуев, на которые он не скупился. И с каждым толчком, ему все сложнее становилось сдерживать себя, лишь бы быть аккуратным, когда хотелось сжать ее ягодицы и раствориться в ней, двигаясь быстрее, сильнее и жестче, чтобы острее прочувствовать каждое ощущение, каждый момент, каждый ответ ее тела. После такой долгой разлуки хотелось именно так и только так. Но не о себе он думал, желая в первую очередь позаботиться о своей любимой блондинке.

Ксения выгнула спину, подставляя его губам упругую грудь. И Саша перевел все свое внимание на эту прекрасную часть тела, поглаживая ладонями изящный изгиб спины, и чувствуя, как в его зад впились острые коготки, подталкивая и распаляя. Саша смял ладонями ее бедра, начиная срываться. Коготки поднялись к его спине, приятно царапая кожу. А потом…

…томный взгляд ее голубых глаз из-под полуопущенных ресниц… короткие всхлипы и громкие стоны… резкие движения до упора и предела, который едва можно было выдержать… жаркие беспорядочные поцелуи с горячим дыханием на губах… и шквал ощущений, до яркого взрыва в каждой клеточке тела…

…и который закончился внутри нее, потому что дерзкая девчонка решила окончательно свести его с ума, и в самый последний момент так крепко обхватила руками и ногами, что Саша успел только вовремя выругаться. Но по Ксениной победной и коварной улыбке на кокетливо прикушенных губах, он понял, что она всем довольна, даже более чем.

— Не переживай, сейчас не будет никаких последствий, — ответила она на его озадаченный взгляд, целуя в щеку.

Саша зарылся рукой в светлые локоны, упираясь носом в мягкую щеку и закрывая глаза. Как же сильно он влюбился в эту девчонку — требовательную, взбалмошную, сумасшедшую, нежную, отзывчивую — и в чем уже безудержно хотел признаться, пусть даже он не до конца был уверен, что ей нужно это признание.

— Саш, — позвала Ксения, выдергивая его из серьезных размышлений, — помнишь, ты говорил мне про кофе и про любовь, перед отъездом?

— Помню, — настороженно ответил он.

— Так вот… я очень хочу, чтобы ты приносил мне каждое утро кофе в постель.

Саша замер, пропуская вдох. Он приподнялся и посмотрел на Ксению, в глазах которой стояло волнение.

— Саш, кажется, я в тебя влюбилась.

Он рассмеялся, чувствуя поднимающуюся в груди радость и досаду.

— Так тебе это только кажется или ты влюбилась?

— Не придирайся к словам, мне и так сложно это говорить. Просто… — Она на секунду опустила глаза, продолжая его обнимать. — Я столько раз слышала лживые фразы о любви, что не знаю, как мне выразить то, что чувствую. Но я очень хочу, чтобы ты был рядом со мной, понимаешь? Боже, да я не представляю, как выдержала эту неделю без тебя…

Саша положил палец на ее губы, прерывая поток слов, пусть даже таких важных. Иногда было приятно, если женщина берет все в свои руки, что в Ксении порой вырывалось слишком часто и иногда не там, где надо. Черт! Он был так ошеломлен ее словами, что боялся их осознавать и верить им. Идиот! Он должен был сказать все это первым.

— Ты ничего не делаешь по правилам, Ксения. Ты невыносима. Ты взбалмошна и своенравна, и никогда не слышишь слова "нет". Но, черт возьми, эти все качества начинают мне нравиться, и знаешь почему? Потому что твои чувства взаимны, — ответил Саша, целуя улыбающиеся губы, — ты мне очень нужна, Ксения… — и снова поцелуй, — вся… целиком… и только моя…

Вот теперь он был уверен — в себе, в ней, в них обоих. Он верил, что у них действительно что-то может получиться, потому что она этого хочет не меньше его. И в подтверждение этих мыслей Ксюша ответила на поцелуй с новой томящей страстью, вложенной в ее каждое движение губ и языка, во все ее податливое тело. И стоит ли сейчас говорить о любви? Для этого чувства нужно время, а все — что необходимо сейчас — они уже друг другу сказали. Тем более что в этот момент все слова стали излишни, когда Ксения вновь толкнула его в омут ощущений, заставляя снова твердеть. А ведь он еще не успел покинуть ее тело!

— Сумасшедшая… — тихо сказал он в любимые губы, прежде чем начать новый чувственный танец.

— Такая же, как и ты, — ответила его любимая блондинка…



***

Три года спустя…


— Денис, давай быстрее, — рыкнула на него жена, стоя в дверях Ксениного подъезда и держа на руках что-то рассказывающую ей на ухо Ладу.

Денис захлопнул багажник, подхватил сумки и подбежал к Нике, мимолетно целуя ее в губы.

— Милая, я и так стараюсь быстрее.

И поцеловав в щеку дочь, Денис открыл для них дверь, пропуская внутрь.

— Сашка пятый раз звонит, — бубнила жена, нажимая кнопку лифта. — У Ксюши уже истерика.

— Вспоминая тебя в таком состоянии, мне кажется это нормально, тем более для Ксюхи.

Двери лифта открылись, заходя в который Ника ответила:

— Не буду с тобой спорить, но мне просто их обоих уже жалко.

— Это только начало, дорогая, — с улыбкой ответил Денис, подходя к жене, опуская сумку на пол, и освободившейся рукой прикрывая дочери глаза: — Извини кроха, папа сейчас быстро поцелует маму и отпустит.

— Ну, Денис… — неуверенно возразила Ника, подаваясь навстречу его губам и языку, который вольно скользнул в ее рот.

— Ну, папа! — вторил ей детский голосок, пока маленькие ручки пытались оторвать от лица его большую ладонь. — Так не сесно!

Ника засмеялась, толкая его в грудь и убирая ладонь с лица дочери, которая обиженно надула губы.

— Хватит обижать ребенка. У тебя на поцелуи было все утро.

— Мне оказалось мало, впрочем, не мне одному, учитывая, как кто-то просил не останавливаться и из-за чего мы так задержались…

Его улыбка становилась шире по мере того, как сильнее краснели щеки жены. Она до сих пор не растеряла свою скромность, хотя эта скромность сейчас в ней приобрела некоторую уверенность, что придавало этому качеству еще большую притягательность.

Дверь им открыл Саша, растрепанный, помятый и немного уставший, но при этом еще и счастливый. Денис пропустил жену и дочь в квартиру, которые бросились дружно обнимать Сашку, после чего подпустили и его.

— Ну что, папаша, — сказал Денис, пожимая руку друга. — Как дела тут у вас?

И вслед за его словами из глубины квартиры раздался детский плач новорожденного, и крики Ксюши:

— Саша!

— О Господи, — ужаснулась Ника, отдавая мужу дочь и спеша на крики.

— Как видишь, — теперь ответил Саша.

— Держись, — похлопал его Денис по плечу, — потом будет проще. А пережить первое время мы вам поможем.

— Папа, а кто крисит? — спросила его Лада, пока они подходили к спальне.

— Это твой брат, милая, и твоя ненормальная тетка.

В спальне царил хаос в виде разбросанных вещей, хотя главной его причиной была Ксения, которая металась по комнате, пока Ника качала на руках младенца:

— …Ксюш, в этом нет ничего страшного, дети часто плачут.

— Он постоянно плачет, — рыкнула Ксения, останавливаясь на месте с вещами в руках, которые собирала по комнате, — а я не могу понять, в чем дело!

Денис решил промолчать, понимая, как сложно сейчас его сестре, которая и на себя не была похожа — уставшая, всклокоченная и разъяренная. Саша подошел к Ксюше и прижал к себе, целуя в висок:

— Успокойся, Ника сейчас поможет и все тебе расскажет. Мы справимся.

В его руках Ксюша расслабилась, прижимаясь к широкой груди своего законного супруга:

— Не знаю, Саш, что я с тобой сделаю, когда приду в себя. Ведь это все твоих рук дело.

Она тыкнула в него пальцем, который Саша попытался поймать губами, с довольной на них улыбкой:

— Да неужели? Так уж и моих?

Ксюша пихнула его в грудь, сбивая смех, но при этом все равно с улыбкой прижимаясь к нему, и наконец-то обращая внимание на Ладу и брата:

— Привет Ладуньчик. Динь…

Неделю назад его сестра стала мамой…Кто бы мог подумать!?

Эти двое — Саша и Ксюха — выдержали свои первые испытания. У них было много разногласий и ссор, серьезных и не очень, и насколько Денис знал — все эти ссоры заканчивались бурным сексом, так что он уже давно перестал нервничать из-за их перепалок, больше переживая за уши и глаза, как свои, так и Ники, не говоря уже о Ладе. Они все уже много чего слышали и видели, будучи свидетелями пикантных сцен. Саша и Ксения были самой взрывоопасной парой, которую он когда-либо знал. Они подходили друг другу и прекрасно друг друга дополняли, как инь и ян.

Саша научился доверять, и Ксения постаралась этого добиться, иногда выводя его старыми фокусами. Они оба быстро научились искать компромиссы. К тому же друг нашел такой подход к его сестре, что Ксения менялась на глазах, удивляя саму себя в первую очередь. Поначалу она не переставала бороться за свою "свободу" — как она это называла — дорожа Сашей и позволяя ему удерживаться себя в клетке, построенной из его заботы, любви и ласки. Но эта клетка очень быстро растворялась как дым. Она сбегала от него в клубы и прибегала обратно, даже не успев доплясать свой последний танец или допить коктейль. А если доводила его до того, чтобы он срывался и приезжал за ней, то обратная дорога занимала немало времени — это пока Ксения не искупит всю свою вину. Первое время она часто играла на его ревности, пока Саша не приобрел уверенность в ее чувствах, и пока не научился добиваться сладкой выгоды от ее выходок. И казалось, что этим двоим ссоры только приправляют жизнь, доставляя больше удовольствия, особенно от последствий, нежели причиняя серьезные страдания. Да, были и обстоятельные ссоры, только в самом начале и слишком редко, чтобы оставить ощутимый след в душе, и все это стиралось Сашиной же нежностью и заботой, потому что он обладал куда большим терпением и умением брать себя в руки, чем Ксения. И она платила ему той же лаской и пониманием, желая тянуться за человеком, который был ей так дорог.

Укачав и успокоив малыша, Ника передала его Ксении, напомнив, что Максима — как назвали их племянника — нужно покормить, иначе он снова начнет сейчас плакать. После чего они приступят и ко всему остальному. И смотря на Сашу с Ксенией, Денис был уверен, что они справятся и с этим "маленьким" испытанием.

Подхватив свою жену за талию, Денис увел ее на кухню, заваривать чай, пока молодые и бесстыжие родители вдоволь нацелуются, кормя малыша.

— Ника, милая, я тут подумал… — сказал Денис, прижав к себе жену, стоило им только дойти до кухни, — тебе не кажется, что Ладе нужен братик или сестренка?

Жена хитро улыбнулась и вместо ответа притянула его губы к своему рту.


Оглавление

  • Ринка Кейт Чёрно-Белое