КулЛиб электронная библиотека 

Ночные забавы [Сьюзен Джонсон] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сьюзен Джонсон Ночные забавы

Глава 1

Глядя с террасы своего бунгало на искрящуюся гладь озера Бернтсайд, опушенного сочно-зелеными вековыми соснами, Лили вдруг осознала, что она совершила роковую ошибку, привезя сюда Брока на выходные незадолго до их свадьбы…

…Он вышел на крыльцо, окинул скучающим взглядом эту сказочную красоту, брезгливо поморщился от укуса комара, севшего на рукав его новой льняной рубахи, смачно прихлопнул несчастное насекомое и раздраженно пробурчал:

— Ну вот, теперь придется отстирывать это пятно. Ведь приличной химчистки в этой проклятой глухомани, наверное, нет. — С этими словами он вернулся в дом и не выходил из него вплоть до их отъезда…

Лили издала тоскливый стон, однако, взглянув еще раз на пушистые облака, плывущие по лазурному небу, повеселела. Ну конечно же, комарик тут ни при чем, решила она. Просто Брок — ужасный зануда. И, пойми она это еще тогда, у нее не было бы ни уймы неприятностей, свалившихся на нее за годы супружества, ни тягостного бракоразводного процесса, ни нервного расстройства, возникшего в результате всех этих напастей.

Слава Богу, они уже миновали, и теперь она была вправе ликовать и наслаждаться свободой. Но сперва ей бы не помешало встать под горячий душ и смыть с себя пот и дорожную пыль, а заодно и чудовищный стресс, полученный за время утомительного многочасового автомобильного путешествия из Чикаго. К огорчению Лили, вода из крана почему-то даже не капала. Едва она с тоской подумала, что придется вызывать водопроводчика, как в прихожей заверещал телефон. Лили подбежала к аппарату и подняла трубку.

— С благополучным тебя приездом, Жужу! — мелодично сказала ее подруга Сэси на другом конце провода.

— Привет! Как ты узнала, что я здесь?

Лили села на стул, облокотилась на столик и улыбнулась. Они с Сэси не встречались уже тысячу лет, но голос ее звучал по-прежнему весело и задорно. У Лили сразу же улетучились все грустные мысли из головы, а настроение стало игривым и беспечным.

— Твою машину случайно увидела Миртл Карлсон и тотчас же позвонила своей сестре Ольге, а та, в свою очередь, оповестила мою тетушку Берни, которая и связалась со мной. Я бы звякнула тебе и раньше, но тетушка битый час нудно рассказывала мне, что она собирается делать со своим урожаем помидоров и за кого будет голосовать на следующих выборах. Послушай, Лили, когда же ты ко мне зайдешь?

— Как только приму с дороги душ.

— Поторопись, потому что Серена уже в пути, ей не терпится на тебя взглянуть.

— Так она тоже сейчас в Илае?

— Да, хотя не по своей воле, а в силу рокового стечения обстоятельств. Ее мамочка сломала бедро, кому-то нужно поработать вместо нее в лавке месячишко-другой. Вот Серена и парится там, проклиная все на свете. Ты же знаешь, как она ненавидит этот городишко. Я слышала, ты развелась с Броком. Давно пора!

— Боже мой, и это говорит моя лучшая подруга! Где же твое сочувствие?

— Я слишком хорошо знаю Брока, милочка. Так что прими мои искренние поздравления. Жаль только, что ты раньше с ним не порвала. Он редкий идиот. Впрочем, хватит о нем!

— Однако до свадьбы меня об этом почему-то никто не предупредил, — с тяжелым вздохом произнесла Лили.

— Говорить что-то тебе тогда было бессмысленно, Жужу, — сказала Сэси, и Лили улыбнулась, вновь услышав свое забытое шутливое прозвище. — Ты была в него влюблена и слепо ему верила. Доверчивость тебя когда-нибудь погубит. Но мы с Сереной этого не допустим, мы наставим тебя на истинный путь. — Подружка звонко расхохоталась. — Короче говоря, мы проведем здесь все лето, так что успеем тебя перевоспитать. Первым делом найдем тебе достойного кавалера. Помнишь симпатягу Билла из службы ремонта? Он повзрослел и превратился в настоящего мачо. Он тебя хорошо помнит.

— Пожалуй, я его не узнаю, если встречу, ведь он значительно моложе меня, — с сомнением произнесла Лили, облизнув губы.

— Это любви не помеха, можешь мне поверить.

— Охотно верю! Ты ведь не пропустила здесь, как я догадываюсь, ни одного симпатичного парня. Спасибо за заботу, но после развода мне даже глядеть на мужчин противно, — сказала Лили, переступив с ноги на ногу.

— Ничего, дорогая, это у тебя быстро пройдет. Клин клином вышибают. Так что чем раньше ты завяжешь с кем-нибудь из местных ребят интрижку, тем лучше. Позвони Биллу!

— Дай мне хотя бы недельку, чтобы осмотреться. Да и вообще я успела отвыкнуть от секса, обхожусь без него уже целую неделю. Думаю, что обойдусь и еще месячишко.

— Что? Типун тебе на язык! Лично я без мужчин и дня прожить не могу. Короче, жду тебя у себя через час. Пока!

Сэси положила трубку, Лили вздохнула и пошла в ванную.

Раскладывая по полочкам флаконы и тюбики с косметикой, она не услышала ни шума подъехавшего к дому автомобиля, ни стука в дверь. Поэтому, когда в дверном проеме возник широкоплечий брюнет, она испуганно взвизгнула и едва не упала в обморок. Мужчина тоже оцепенел, вытаращив глаза: он явно не ожидал застать кого-то в бунгало. Приглядевшись к нему, Лили сообразила, что это слесарь-сантехник Билли, о котором они с Сэси только что говорили по телефону. Он действительно превратился из симпатичного юноши во внушительного мачо, вполне подходящего для пляжного романа в курортном городке.

— Извините, я не знал, что вы здесь, — виновато пробасил Билли, отводя взгляд от длинных ног Лили. — Меня послали наладить здесь краны. Не беспокойтесь, я мигом управлюсь.

Лили ухмыльнулась, приятно удивленная такой почти юношеской сконфуженностью этого здоровенного мужчины в синей униформе сантехника. Он переминался с ноги на ногу и краснел, как робкий четырнадцатилетний подросток, случайно ставший свидетелем переодевания сверстниц в раздевалке спортзала. А ведь когда-то она и внимания на него не обращала, он же, возможно, втайне мечтал ее поцеловать и даже представлял ее обнаженной, лихорадочно предаваясь юношескому греху в кабинке туалета на пляже, где она работала медицинской сестрой. В этом Лили была почти уверена, потому что в ту пору все местные парни были от нее без ума. Но Лили разрушила их надежды: окончив школу, она уехала из этого городка.

Она снова смерила Билли оценивающим взглядом и почувствовала, как у нее бешено заколотилось сердце. Он был значительно выше и крупнее Брока, этот сантехник с большими натруженными руками. Лили сглотнула ком и облизнула губы, представив, на что, возможно, способны его умелые длинные пальцы. При мысли, что и остальные части его тела, очевидно, тоже весьма солидные, Лили почувствовала легкое головокружение. С огромным трудом совладав с эмоциями, она нарочито вежливо и бесстрастно поблагодарила слесаря за своевременный визит и прошла в спальню, случайно коснувшись ошарашенного Билли отвердевшими сосками своих полных грудей, обтянутых тонкой блузкой.

Проводив ее затуманенным взглядом, слесарь чертыхнулся, стер тыльной стороной со лба испарину и стал извлекать из сумки инструменты, чтобы наладить кран. Однако сосредоточиться на работе ему упорно мешали совершенно несвоевременные юношеские фантазии, разыгравшиеся в голове. Его большое и сильное тело словно бы одеревенело, особенно в области чресл, а в коленях возникла предательская дрожь. И лишь собрав в кулак всю свою волю спортсмена, Билли сумел отогнать назойливые похотливые мыслишки и наконец занялся делом.

Лили просидела в спальне, пока не услышала, как за слесарем захлопнулась входная дверь и от бунгало, взревев мотором, отъехал его автомобиль. Проклиная себя за девичью робость и глупость, она подошла к окну и проводила удалявшийся грузовичок грустным взглядом, сожалея, что не поболтала с его симпатичным водителем.

Впрочем, подумала она, пытаясь проявить к себе снисходительность, ничего удивительного в ее поведении вовсе и не было, ведь на многих девушек один лишь вид здоровенных, привлекательных парней действует парализующе. Но уж если не кривить душой и попытаться оценить свою реакцию на Билли объективно, то следовало признать, что она была неадекватна ситуации. Все-таки, имея высшее гуманитарное образование и значительный опыт работы на чикагском телевидении, она могла бы держаться в обществе обыкновенного сантехника и более раскрепощенно. Определенно, после развода с Броком у нее расшалились нервишки. Хотя, поправила себя Лили, срыв произошел значительно раньше, когда она прочла переписку своего самоуверенного, но недалекого муженька по электронной почте с его любовницей. Ну ничего, решила она, стараясь успокоиться, за лето вполне можно чудесно отдохнуть и обрести прежнюю уравновешенность.

Однако как ни убеждала она себя, что ее волнение — это лишь следствие переутомления, образ мускулистого и дьявольски привлекательного сантехника упорно стоял у нее перед глазами, вызывая легкую дрожь в теле и нескромные фантазии. В конце концов Лили была вынуждена признать, что это странное состояние — результат длительного сексуального воздержания. Легче ей от констатации этого удручающего факта, однако, не стало.

Глава 2

— Просто у тебя целую вечность не было настоящего мужика, — безапелляционно заявила спустя час ее подруга Сэси, предварительно выудив у нее все гнусные детали как измены Брока, так и последовавшего за этим развода. — Супружество стало для тебя подлинной мукой, потому что твой бывший муж — полное дерьмо!

— Это точно, — согласилась Лили. — Но самое печальное в этой истории то, что у меня пропала охота вообще связываться с особями противоположного пола.

— Да, все мужчины одинаковы, — со вздохом подтвердила Серена. — И все же нам без них не обойтись.

— В этом деле главное — перехватить у них инициативу, — с мудрой улыбкой произнесла Сэси. Об ее умении вертеть своими любовниками по городку Илаю ходили легенды, впрочем, как и об ее пылком темпераменте и неугомонности в сексе.

— А вот я предпочитаю особенно не перенапрягаться в интимной близости, — сказала Серена, переводя разговор в практическую плоскость. — Пусть партнер тратит энергию и потеет, на то он и мужчина.

Лили сдвинула очки на кончик носа и промолвила, окинув заговорщицким взглядом обеих подруг:

— Я тоже так считала раньше, пока не увидела сегодня слесаря-сантехника Билли. В объятиях такого мужчины очень трудно сохранить хладнокровие.

— Это правда, он очень пылкий любовник, — сказала.

Сэси. — А как тебе понравилась его тугая округлая попка?

— Честно говоря, я обратила внимание только на его широкие плечи, — призналась Лили. — Все остальное легко представить.

Подружки прыснули со смеху. После коктейля «Маргарита» настроение у всех троих было прекрасное, а спагетти с томатным соусом придали им сил и пробудили в них вожделение. На безмятежный и легкомысленный лад настраивала девушек и чудесная погода: светило солнышко, со стороны озера дул освежающий ветерок. Серена сочла, что в такой день работать грешно, и оставила свой магазинчик на попечение продавщицы Эмили Риггз. Она вообще не отличалась особым трудолюбием, очевидно, вследствие досадных педагогических ошибок ее воспитателей из школы-интерната, куда отправили ее в детстве родители, слишком занятые собственными проблемами, чтобы самим учить уму-разуму свою дочь. Папаша ее служил в банке, а мамочка торговала поделками кустарей и скобяными изделиями.

Сэси, недавно поссорившаяся с очередным своим кавалером, потому что он ей надоел, глубокомысленно изрекла:

— Интимная жизнь, девочки, должна быть разнообразной. Мужчинам, как правило, на эти тонкости наплевать, для них главное — выпустить пар из своего дракона. Представляете, какое потрясение я испытала, когда мой Оливер спросил, в сотый раз овладев мною на скорую руку самым банальным способом, осталась ли я им довольна!

— Какая бестактность! — с искренним возмущением воскликнула Серена. — Джентльмены об этом у леди не спрашивают.

— Вот и я так считаю. Ведь ежу понятно, что такие идиотские вопросы задает лишь тот, кто в этом сомневается, — сказала Сэси и брезгливо передернула плечами.

— В это лето я буду развлекаться исключительно с молодыми мужчинами, не старше двадцати лет, — заявила Серена решительным тоном.

— Нет, ты только послушай, какой вздор она несет! — возмутилась Сэси. — И все только потому, что Хоумер ушел от нее к своей жене. На твоем месте я бы разводилась! Предупреждала я тебя, дурочку, что не надо связываться с женатыми стариканами из-за их денег. Во-первых, все богачи — жуткие скупердяи, а во-вторых, никто из них никогда не отважится развестись с супругой. Ты меня не послушалась и в результате осталась с носом. Только время напрасно потеряла! Нет, мы с Лили пойдем иным путем: найдем себе парней поздоровее и посимпатичнее и выжмем из них все соки ради собственного удовольствия. Верно я говорю, подруга?

— Знаешь, Сэси, я не могу во всем с тобой согласиться, — подумав, сказала Серена. — Богатые любовники всегда делали мне дорогие подарки и вносили в мою жизнь приятные удобства. Ты видела вещицу, которую привез мне Хоумер из Парижа? — Она сунула Сэси под нос свою руку, украшенную кольцом с бриллиантом.

— Не стану спорить, милая игрушка, сверкает так, что его блеском можно осветить футбольное поле. Но это слабая замена хорошему сексу, не говоря уже о любви.

— Согласись, что любовь приходит и уходит, а бриллианты остаются навсегда, — снисходительно парировала Серена, изображая на лице улыбку. — Колечко со мной, а упущенное с Хоумером я без особого труда наверстаю, подцепив на пляже какого-нибудь сногсшибательного мачо.

— Все эти культуристы с накачанной мускулатурой, как правило, импотенты, так что особенно не раскатывай губы! — съязвила Сэси. — От сопляков вообще мало проку в постели, с ними хорошо только прогуливаться по пляжу, на зависть пожилым богатым туристкам.

— Если так, я буду просто читать на пляже книжку, — заявила Серена, ничуть не смутившись.

— Тогда я вообще уйду в монастырь! — в тон ей сказала Сэси и расхохоталась. — А ты, Лили?

— Пожалуй, я сперва проверю, насколько Билли пропорционально сложен, — хихикнув, ответила Лили.

— За это следует выпить еще по коктейлю! — вскричала Сэси. — Я знала, что ты поддержишь меня в трудную минуту. Ведь нам обеим секс нужен как воздух. Как ты думаешь, насколько его мужское достоинство превосходит размерами стручок твоего бывшего мужа?

— Точно ответить не берусь, но полагаю, что у Билли все гораздо больше. Но это для меня вовсе не главное. Куда важнее, что он, судя по его фигуре, спортсмен, а значит, очень вынослив.

— Билли не просто спортсмен, он классный хоккеист, выступает в НХЛ, — добавила Сэси. — А у всех хоккеистов очень сильные бедра. Эти ребята способны орудовать своей клюшкой без устали по несколько часов кряду. Представляешь, какой это кайф?

— Вот это да! — воскликнула Серена и облизнула пересохшие от волнения губы. — С таким парнем не устанешь до утра, уж он-то точно не даст ни минуты покоя.

Лили беспокойно заерзала на стульчике и отхлебнула из своего бокала изрядную порцию холодного коктейля. От всех этих разговоров ее бросило в жар. Заметив, что ее лицо покраснело, а глазки блестят, Сэси предложила немедленно отправиться на охоту за свободными мужчинами в салун.

— А Хоумер пусть катится ко всем чертям! — воскликнула изрядно опьяневшая Серена. — Вместе со всей своей семейкой, любимым псом и шикарной яхтой, а также виллой в Италии и квартирой на Манхэттене, в которой он прячет свои бесценные картины.

— Довольно попусту чесать языками, — подытожила оживленный разговор Сэси. — Пора перейти от слов к делу. К черту всех бывших любовников и мужей, да здравствует эмансипация! В конце концов мы свободные женщины или нет? Имеем мы право на удовольствия?

— Имеем! — разом воскликнули две другие подружки и подняли бокалы. — За свободную любовь! За интимные свидания с вечера и до утра!

— И до упаду, — добавила Сэси и расхохоталась. Серена встряхнула своими платиновыми локонами и, подняв свой бокал еще раз, театрально произнесла:

— Сегодня в бунгало на берегу озера Бернтсайд в половине седьмого вечера произошло знаменательное событие: я напилась! И отправилась искать приключения на свою задницу в местный салун. Предлагаю всем выпить за полноценный, умопомрачительный оргазм с молодыми и выносливыми красавцами, которых мы обязательно повстречаем в салуне «Берч-Лейк».

— С удовольствием присоединяюсь к этому тосту! — заявила пьяным голосом Лили. — Кто поведет машину?

Глава 3

— Прекрати пыхтеть и ерзать на стуле, Бьянкич, меня от тебя уже тошнит! — насмешливо сказал Ник Забер Билли, сидевшему напротив него за столиком в угловой кабинке салуна «Берч-Лейк». — У тебя скоро пар повалит из ушей и носа от переполняющей тебя похоти.

— Отцепись, Забер!

— Наш юный друг, похоже, влюбился! — с ухмылкой воскликнул третий член этой компании — Фрэнки Аронсон, шериф округа Сент-Луис и дальний родственник губернатора.

— Ты бы тоже потерял покой и сон, если бы только взглянул на нее, — ничуть не обидевшись, отозвался Билли. — Ник тоже до сих пор страдает по Шелли Кастелано, хотя она уже давно замужем и мать троих детей.

— Я бы вполне мог на ней жениться, но вовремя одумался. Только законченный идиот женится в девятнадцать лет! — пожав могучими плечами, ответил на это Ник.

— Тебя и в сорок лет не заставишь связать себя с кем-то брачными узами, — заметил Билли. — Зачем жениться, когда вокруг полно легкомысленных отдыхающих красоток?

— Вот это уже слова не мальчика, а мужа, — удовлетворенно изрек Забер, прослывший неисправимым ловеласом на все графство. Справедливости ради следовало бы добавить, что он прославился не только умением кружить головы представительницам прекрасного пола. Ник был великолепный спортсмен и опытный рыбак, летом он виртуозно бороздил просторы озера на каноэ и отлавливал громадных щук, а зимой лихо гонял по льду на снегоходе.

— Кстати, друзья, раз уж речь зашла об очаровательных дамах, я хочу вам сообщить, что сегодня видел Серену Ховард, она выходила из лавки своей матушки, — с многозначительной миной произнес Фрэнки.

— Следовательно, Заберу достанется Сэси, — сказал Билли. — Надеюсь, ты не ударишь в грязь лицом и не посрамишь наше братство веселых холостяков?

— Разве до сих пор я когда-нибудь давал повод в этом сомневаться? — вскинув левую бровь, спросил Ник.

— Но Сэси — штучка особенная, к ней требуется тонкий подход, она ведь не какая-нибудь обыкновенная продавщица сувениров, — возразил Билли. — Она сочиняет стихи!

— С ней у меня никогда не возникало никаких проблем, — самодовольно осклабившись, заявил Забер.

— Ты уже ее покорил? — разом спросили оба его приятеля.

— Так она каждое лето проводит на этом озере, — уклончиво ответил Ник. — Не вижу причин для того, чтобы обделить ее своим вниманием и в этом сезоне.

— Так вот чем вызван такой внезапный интерес к поэзии! — воскликнул Билли. — Что-то прежде я не замечал, чтобы ты листал журнал «Нью-Йоркер». А теперь подписался. Ну а какова она в постели?

— Какой ты пошляк, Билли! У тебя только секс на уме! — поморщившись, изрек Забер. — Сэси — удивительное создание.

— Готов побиться об заклад, что более всего в ней тебя привлекает не узкая талия, — съязвил Билли.

— А вот и она сама! Легка на помине, — пробормотал Фрэнки. — И с ней еще две грации. Давненько в нашем городе не было такого парада блондинок! Видок у них весьма воинственный!

— Настоящие амазонки! Не посрамим нашего мужского братства, встретим их вызов достойно, — сказал Забер, разглядывая появившуюся на пороге бара троицу белокурых бестий.

Взоры всех сидевших в зале немедленно устремились на картинно застывших у входа в салун очаровательных женщин. Самая высокая из них, Лили, походила на холодную нордическую красавицу, рекламирующую новую модель мотоцикла: на ней были шорты цвета хаки и льняная белая блузка, выгодно подчеркивающая медовый оттенок ее блестящих волос. В отличие от нее платиновые кудряшки Серены были подстрижены очень коротко, почти как у мужчины, однако спутать ее с ним было невозможно благодаря обтягивающим лиловым штанишкам до колен и коротенькой переливающейся зеленоватой майке. Песочные локоны Сэси были небрежно зачесаны назад, джинсовые шорты едва прикрывали крутые бедра, а красный модный пляжный бюстгальтер с трудом вмещал в себя ее пышный бюст.

Билли вскочил из-за стола, в мгновение ока пересек зал и, одарив безумной улыбкой Лили, сказал:

— Я не успел вам представиться при нашей первой встрече, позвольте же мне исправить эту досадную оплошность: Билли Бьянкич. А это, — он указал рукой на своих приятелей, — мои лучшие друзья. Вы не хотели бы составить нам компанию?

— Вы нас угощаете? — деловито поинтересовалась Сэси.

— Естественно! Выпивка за наш счет! — воскликнул Билли, продолжая вопросительно смотреть на Лили.

— Что ж, я принимаю ваше приглашение, — наконец ответила она, изо всех сил стараясь не выдать своего ликования.

Сэси обняла подругу за талию и шепнула ей на ухо:

— Ты совсем окосела, смотри не упади! Нельзя злоупотреблять коктейлем «Маргарита», это пойло способно свалить с ног даже кобылу. Между прочим, я бы не сказала, что этот парень супермен. Впрочем, внешность обманчива, нельзя судить о мужчине, пока не увидишь его утром голым собственными глазами.

Билли подвел всю дружную девичью компанию к своему столику и представил девушек своим друзьям. Лили и Сэси уселись на скамьях по разные стороны стола, а Серена плюхнулась на стул, любезно принесенный для нее Фрэнки. Забер немедленно подсел к Сэси поближе и, обняв ее рукой за плечи, стал что-то горячо нашептывать ей на ухо.

Серена и Лили многозначительно переглянулись и хором воскликнули:

— Так вы уже знакомы?

— Естественно! — ответила Сэси. — Ведь я ежегодно приезжаю на лето домой. Как же мне не знать нашего героя! — Она выразительно посмотрела на надпись на майке Забера, которая гласила: «Гроза всех щук и любимец женщин», и бесстыдно расхохоталась. — Советую и тебе познакомиться с ним поближе!

— Знакомство надо обмыть! — воскликнул Фрэнки и сделал официантке знак подойти к их столу.

Вскоре все сидевшие за ним почувствовали себя совсем как дома и принялись непринужденно вспоминать яркие эпизоды минувших летних сезонов, проведенных ими на озере, интересные случаи студенческой поры, забавные моменты спортивных состязаний, в которых они участвовали, а также другие смешные и пикантные ситуации, свидетелями или участниками которых они стали, проводя отпуск в этих живописных местах.

Неожиданно для всех Сэси выпалила:

— Лили только что развелась со своим никудышным муженьком и нуждается в особом внимании.

Лицо Лили стало пурпурным.

— Умоляю тебя, Сэси, прикуси язык! — воскликнула она.

— По такому случаю необходимо выпить еще по коктейлю! — предложил Забер. — Дамы предпочитают вишневый или шартрез?

— Мне — вишневый, но только чтобы в нем было побольше ягод и льда! — сказала Сэси, пока подруги размышляли над ответом.

— Эта женщина знает наверняка, что ей нужно от жизни! — с ухмылкой заметил Забер.

Сэси одарила его многообещающей улыбкой, и взгляд ее голубых глаз потеплел. Шериф встал из-за стола, чтобы лично принести напитки из бара.

— Захвати заодно уж и меню закусок, — попросил Билли, заметив, что девушки уже навеселе.

— Хорошо, — кивнув, обронил Забер и, послав своей подруге еще один пламенный взгляд, направился к стойке.

Вскоре он вернулся, неся на подносе бокалы с фирменным пуншем, приготовленным буфетчицей из своего домашнего вишневого ликера, свежеотжатого сока лайма, сахарного сиропа, льда и маринованных вишен. Ознакомившись с меню, девушки заказали закуску, после чего беседа обрела еще более непринужденный характер.

— Сколько тебе лет? — спросила Серена у Фрэнки, сидевшего с ней рядом.

— Двадцать семь, — ответил он несколько растерянно. — А какое это имеет значение?

Сэси толкнула подружку под столом коленом и прошептала:

— Попридержи язык!

Серена похлопала ресницами, совсем как невинная школьница, и задала еще один вопрос:

— Ты живешь где-то поблизости?

— Да, здесь, на озере, — Кивнув, ответил он. — Отсюда до моего дома рукой подать.

— Я бы с удовольствием на него взглянула, — сказала Серена и встала из-за стола. — Здесь жарко, мне хочется прогуляться.

Фрэнки облизнул пересохшие губы, окинув масленым взглядом ее соблазнительные формы, и, расплывшись в улыбке, живо вскочил на ноги и подал ей руку. Она пощекотала кончиками пальцев его ладонь, и он, обернувшись, хрипло произнес:

— Еще увидимся сегодня, ребята! Дама желает подышать свежим воздухом. Не могу не составить ей компанию.

Сэси тоже что-то шепнула Заберу на ухо, и он начал выбираться из кабинки, бормоча осевшим от волнения голосом:

— Пожалуй, мы тоже немного прогуляемся.

Он выразительно похлопал ладонью по накладному карману, в котором лежали ключи, и подмигнул Билли.

— Я позвоню тебе завтра утром, — сказала Сэси Лили.

После их ухода в кабинке воцарилось натянутое молчание. Лили покосилась на своего кавалера. Он улыбнулся и сказал:

— Забер и Сэси, несомненно, соскучились друг по другу с прошлого лета.

— Да, вероятно, — сказала она и тоже улыбнулась, любуясь его мускулистым торсом, обтянутым тенниской с распахнутым воротом. Билли подумал немного и изрек:

— Похоже, Фрэнки втрескался в Серену.

— Да, мне тоже так показалось, — подтвердила Лили.

— А мне давно уже нравишься ты, — выпалил юноша. — Когда-то я специально ездил на пляж, чтобы взглянуть на тебя издалека. Туда было ехать легко и приятно, а вот обратно дорога шла круто в гору, и мне приходилось изрядно попотеть. Но я никогда об этом не жалел.

К своему удивлению, Лили вновь густо покраснела, а по спине у нее поползли мурашки.

— Я польщена, — низким голосом произнесла она, заерзав на скамейке и сжав в кулак пальцы.

— Я рад снова тебя здесь видеть, — сказал Билли. — Давненько, однако, ты к нам не приезжала. За минувшие годы здесь многое изменилось к лучшему: теперь повсюду продают кофе и мороженое, сувениры и купальные принадлежности.

— Однако комаров по-прежнему туча, — ляпнула Лили и немедленно пожалела о своей невыдержанности. После того памятного эпизода со своим бывшим мужем комары не выходили у нее из головы. А в последнее время у нее возникло подозрение, что там же завелись и тараканы.

Уловив оттенок горечи в ее непроизвольной реплике, Билли интуитивно почувствовал, что эти кровососы упомянуты ею не случайно, и доверительным тоном поинтересовался:

— И чем же эти твари так тебе насолили?

— Мой бывший супруг их ненавидел, а наш милый городок называл забытой Богом чертовой дырой, — снова брякнула Лили и подумала, что дела с головой у нее действительно плохи.

Билли сочувственно пожевал губами.

— Некоторые люди, к сожалению, не способны ценить прекрасное. Разве можно обижаться на природу из-за пустяков?

— Однако оценить достоинства своей любовницы он сумел, — парировала Лили и поняла, что ей совершенно нельзя пить.

— Он просто глупый человек, — со вздохом ответил Билли.

— Но я, очевидно, была еще глупее, раз вышла за него, — ляпнула Лили и решительно отодвинула от себя фужер.

— Не стоит так убиваться из-за ерунды, — утешил, ее Билли. — Моя сестра тоже развелась с мужем три года назад. И до сих пор еще не может его забыть и простить.

У Лили глаза полезли на лоб при этих его словах. Неужели ей не избежать сумасшедшего дома? Нет, нужно было что-то срочно предпринять, чтобы поднять себе настроение! Она устремила на собеседника взгляд своих изумрудных глаз и решительно сказала:

— Уведи меня отсюда!

— А куда именно? В какое-нибудь особое местечко? — вкрадчиво спросил Билли осевшим от волнения голосом.

— Желательно туда, где есть удобная кровать, — без обиняков ответила Лили. — Если к тебе нельзя, тогда пошли ко мне!

— Я отвезу тебя в одно уютное местечко, — сказал Билли, кладя на столик несколько банкнот для официантки.

— Уверена, что там есть все, что нам понадобится, — сказала, с трудом ворочая языком, Лили. — Впрочем, это не важно, потому что главное всегда при тебе.

Билли обнял ее за талию и увлек к выходу из бара.

Глава 4

На парковочной площадке, куда он не без труда приволок ее, чтобы с ветерком прокатить на своем грузовичке, было безлюдно и тихо. Слегка пошатываясь от выпитых за вечер коктейлей, Лили запрокинула голову и уставилась на ночное небо, усыпанное яркими звездами. На сердце у нее сладко щемило от легкой грусти, нахлынувших воспоминаний о проведенных здесь годах и томления плоти.

Билли убрал в багажное отделение инструменты, валявшиеся под ногами и мешавшие ему усадить на свободное сиденье свою даму, пробормотал извинения за беспорядок в автомобильном салоне и протянул ей руку, почему-то предательски подрагивавшую. Когда Лили уселась, он захлопнул дверцу, отер тыльной стороной ладони свой вспотевший лоб и, положив руки на руль, ободряюще улыбнулся своей спутнице.

— Обычно я не такая смелая, как сегодня, — виновато опустив глаза, промямлила она. — Вот Сэси всегда готова на отчаянный поступок. А я часто страдаю из-за своей робости.

— Сэси — уникальное создание, — согласился Билли. — Нет, лично я с ней близко не знаком, — поспешно добавил он, испугавшись, что Лили превратно поймет его. — Но наслышан о ее поведении. По-моему, у нее просто с головой не все в порядке. Впрочем, не стоит придавать этому особое значение. У каждого из нас свои причуды, верно? Что же касается нас с тобой, то, не предложи ты мне это первая, рано или поздно, собравшись с духом, я сам сказал бы что-то в этом роде.

— Это правда? Значит, ты не считаешь меня нахалкой?

Прежде чем ответить, Билли осторожно вырулил с площадки, вздохнул и лишь после этого изрек:

— Ты самая скромная из всех девушек, которых я знал.

— Приятно это слышать! — промолвила, улыбаясь, Лили. — Мне бы не хотелось, чтобы ты делал что-то вопреки своей воле, из вежливости или из жалости ко мне.

Говоря это, она непроизвольно наклонилась и коснулась грудями его пальцев, сжимавших баранку. Соски ее словно бы пронзил разряд электрического тока, она вздрогнула, а Билли хрипло произнес:

— Я говорил о тебе весь этот вечер, можешь спросить у Забера или Фрэнки, никак не мог успокоиться после нашей утренней встречи в твоем бунгало. Приятели надо мной подтрунивали, но я все равно не унимался. И вдруг в баре появилась ты! Сперва я даже глазам своим не поверил, решил, что мне это мерещится. Ну, думаю, пора завязывать с горячительными напитками и жениться.

— Я лично не верю в провидение и карму, — с улыбкой сказала Лили. — Но согласись, что стечение обстоятельств довольно-таки странное. Ведь я тоже думала о тебе сегодня! На самом деле, конечно же, все дело в коктейлях: мы ими слишком увлеклись.

— Ну вот! — уныло воскликнул Билли. — Говорил едва ли не о любви с первого взгляда, а закончил банальной пьянкой.

— Извини, я не хотела тебя обидеть! — Лили порывисто пожала его запястье. — Я немного взволнованна… Понимаешь, со мной такое впервые, я вся горю и не пойму почему!

Лили перевела дух и положила руку на бедро Билли. Его мышцы напряглись, по скуле заходили желваки. Он как-то странно покосился на Лили и шумно втянул носом воздух, пропитанный запахами горячего мужского тела и парами бензина.

— Не смотри на меня так! — воскликнула Лили. — Мне стыдно за свое поведение. Я совершенно пьяна, не надо на меня сердиться.

— Если хочешь, можешь вздремнуть, я дам тебе плед, — предложил Билли. — И не переживай из-за этого вишневого крюшона. Мне после него тоже всегда нехорошо, по-моему, в нем слишком много маринованных вишен.

— Нет, спать я не хочу, мне хочется совсем другого, — пролепетала Лили. — А чего именно — сама никак не пойму.

— Тогда доверься мне, — хрипло произнес Билли и, оторвав руки от баранки, сжал ее щеки ладонями. Губки сложились бантиком, и он запечатлел на них страстный по целуй, от которого у нее закружилась голова и перехватило дух. Билли резко затормозил и обеспокоенно спросил: — Тебя не тошнит? Ты сильно побледнела.

— Нет, езжай, все нормально, — сказала Лили. Он снова тронул грузовичок с места. Лили обняла его одной рукой за плечи и поцеловала в щеку. Он вздрогнул и едва не съехал на обочину.

— Следи за дорогой, Билли! И не обращай на меня внимания, пока я буду тебя целовать, — сказала она.

Билли не внял ее словам. Крепче сжав рулевое колесо левой рукой, правой он обнял ее за плечи и порывисто привлек к себе. Лили подставила ему свои податливые губы, и он стал жадно целовать их, просовывая ей в рот язык. По телу Лили пробежала дрожь. Она не совладала с эмоциями и принялась покрывать поцелуями его лицо.

Билли издал страстный гортанный хрип и, снизив скорость, начал целовать ее с еще большей страстностью. Грузовичок благополучно миновал мост и, натужно урча, стал подниматься в гору. Лили ухватилась за язычок молнии на штанах Билли и попыталась ее расстегнуть. Но он решительно оттолкнул ее, сказав:

— Будь умницей, потерпи немного, здесь чересчур тесно. Еще пять минут — и мы на месте.

— Пожалуйста, Билли, я больше не могу терпеть! — воскликнула Лили, сжимая рукой бугор, образовавшийся под тканью его штанов. Но Билли оказался неумолим, он лишь мягко улыбнулся и прибавил газу. Лили взглянула в окошко и воскликнула: — Ты тоже живешь на берегу озера? Как это романтично!

— Только не трогай меня! — взмолился Билли, отрывая ее руку со своих чресл. — Потерпи немного, мы почти приехали.

— Я попытаюсь, — пролепетала она не слишком уверенно.

— Твое долготерпение будет вознаграждено сторицею! — пообещал ей Билли, обнажив в улыбке ровные жемчужно-белые зубы. — И произойдет это через минуту.

— Ты действительно выполнишь любое мое желание? — сияя глазами, обрадованно спросила она.

— Можешь в этом не сомневаться, — сказал Билли и, завернув за холодильник, остановил машину.

Оглядевшись по сторонам, Лили сообразила, что они очутились в туристическом комплексе на берегу озера. В окнах всех домиков горел свет, из ночного бара доносилась мелодия в стиле «кантри», а из зарослей кувшинок — кваканье лягушек.

— Ты здесь обитаешь круглый год? — спросила Лили.

— Нет, только летом, — ответил Билли и, выбравшись из кабины, помог ей выйти.

— Ты здесь арендуешь бунгало? — спросила Лили.

— Сейчас ты все сама увидишь, — сказал Билли и, взяв ее за руку, повел по дорожке к одному из симпатичных домиков. — Осторожнее, не споткнись в темноте о ступеньку, — предупредил он, взбежав на крыльцо, и стал возиться с замком, почему-то не зажигая свет на террасе.

— Это точно твой дом? — спросила Лили, охваченная подозрением, что он ведет ее в чужое жилище.

Полная луна, выглянувшая в этот миг из-за тучи, посеребрила поверхность озера и цветы болотного касатика и водосбора. Завороженная идиллической красотой летней ночи, Лили застыла на месте. Билли наконец отпер дверь и, нащупав выключатель на стене прихожей, включил свет.

— Проходи в дом, не стой столбом, — крикнул он, — иначе напустим комаров. — Не дожидаясь, пока она войдет, он прошел в гостиную и стал раздеваться.

Лили нерешительно вошла в бунгало и, закрыв дверь, сделала несколько робких шагов по ковровой дорожке. Просторная комната, в которой она очутилась, была обставлена мебелью из дорогих пород дерева. Одну из стен закрывал собой большой камин, отделанный мрамором. Окна выходили на озеро. Лили вздохнула и промолвила:

— Вряд ли такое жилье по карману обыкновенному слесарю-сантехнику. Ты, наверное, какая-то знаменитость, Билли. Носишь дорогие кожаные сандалии, льняные штаны, шелковую тенниску, пользуешься хорошим лосьоном, регулярно посещаешь парикмахерскую. Вести подобный образ жизни могут позволить себе только состоятельные люди. Признайся, ты получил в наследство огромное состояние.

— Разве это так важно для тебя сейчас? — спросил он, подходя к ней в костюме Адама. — Я самый обыкновенный человек в отличие от тебя, знаменитой телеведущей.

— Пожалуй, ты прав, — задумчиво промолвила Лили, скользнув взглядом по его мужскому достоинству, которое наглядно опровергло, что его обладатель — обыкновенный мужчина. Фантазии Лили тотчас же устремились в ином направлении, и охота выпытывать у Билли, откуда у него деньги на роскошь, у нее моментально отпала. А стоило ему заключить ее в свои объятия, как она вся вспыхнула от пламенной страсти и затрепетала.

— Ты придешь завтра утром ко мне в бунгало? — пролепетала она, чувствуя, как все его мускулы становятся стальными. — По-моему, там остались мелкие неполадки.

— Непременно приду, — выдохнул Билли. — Ведь устранять неполадки — моя работа.

Он поцеловал ее в пухлые губы, и она начала таять. Возможно, причиной тому стали горячительные напитки, которыми она сегодня злоупотребила, может быть, ее опьянил воздух, насыщенный дурманным ароматом болотной растительности, или же свела с ума полная луна, зависшая над озером. Но так или иначе, в коленях у нее возникла предательская слабость, а внизу живота — сладостная вибрация, которая с каждым мгновением усиливалась. И Лили, сама того не желая, вдруг выпалила:

— А нельзя ли взглянуть на твою спальню?

— Прямо сейчас? — лукаво спросил Билли.

— А почему бы и нет? — воскликнула она, чувствуя, что вот-вот сгорит в его жарких объятиях.

— А ты не станешь задавать мне неуместные вопросы? — спросил Билли и, не дожидаясь ответа, подхватил ее на руки словно пушинку.

Все завертелось в голове Лили. Еще никто не относил ее на руках на кровать. Этот горячий молодой атлет с коротко подстриженными жесткими черными волосами творил настоящие чудеса. Ей нравилось в нем все без исключения, а кое-что просто приводило ее в неуемный восторг. Билли пинком распахнул двери спальни и, сделав еще несколько шагов по цветастому ковру ручной работы, поставил Лили на ноги возле кровати из березы, устланной белым атласным покрывалом.

Лили покачнулась, однако не упала, вовремя ухватившись за первую же опору, оказавшуюся у нее под рукой. Едва лишь ее пальцы сжали его мужскую твердь, как желание почувствовать ее внутри себя вытеснило из ее головы все прочие мысли. Билли, однако, держался как истинный джентльмен и не выказывал намерения перехватить у нее инициативу. Его тактичность так умиляла Лили, что она принялась гладить его красивое тело с рельефной мускулатурой и покрывать поцелуями его волосатую грудь.

Билли наконец стряхнул охватившую его оторопь и принялся лихорадочно раздевать Лили. Вскоре ее блузка и бюстгальтер уже валялись на ковре, и он припал ртом к ее набухшим соскам, словно изголодавшийся младенец.

— Какое чудо! Какая красота! — то и дело восклицал он, трепеща от страсти.

Она же чувствовала, что рухнет на пол без сознания, если он немедленно не уложит ее в постель. Ее тайное вместилище наслаждений судорожно сжималось, источая сладкий ароматный нектар, высокие груди набухли, а соски стали твердыми, как вишневые косточки. Лили покосилась на стенное зеркало и увидела, что лицо ее стало пунцовым, а шея и грудь порозовели. Сердце ее бешено заколотилось, над верхней губой выступила испарина. Издав сладострастный стон, она начала пятиться к кровати, более не в силах бороться с вожделением, сильнее которого она еще никогда не ощущала.

Глядя ей в глаза, Билли хрипло произнес, подступая к ней все ближе:

— Какое невероятное стечение обстоятельств! Мне все еще не верится, что женщина, о которой я грезил с четырнадцати лет, оказалась в моей спальне.

От этих слов ноги Лили стали ватными, и она рухнула на кровать. Билли раздвинул ей коленом ноги и, устроившись между ними, с чувством промолвил:

— И вот этот долгожданный миг наступил!

— Как жаль, что это не случилось раньше, — прошептала она, глядя в его темные глаза, опушенные длинными ресницами.

Билли дотянулся рукой до тумбочки, достал оттуда презерватив, проворно натянул его на свой восхитительный нефритовый жезл и моментально ввел его в росистое лоно Лили. Переполненная неописуемыми ощущениями, она тихонько охнула и обвила ногами его торс.

Билли уперся в матрац локтями и начал совершать ритмичные и мощные телодвижения, от которых у Лили помутилось в голове, а из раскрытого рта вырвалось:

— Еще, милый! Сильнее! Умоляю!

Все ее тело пылало, взывая о настоящих мужских ласках. Билли проникал в ее потайные ниши все глубже и глубже.

— О Боже! Как мне хорошо! — стонала она в полный голос, норовя повыше задрать ноги и двигаться с ним в одном ритме.

Билли заскрежетал зубами и, шумно втянув носом воздух, начал мысленно считать до десяти. От Лили не укрылось, что его переполняет желание перейти к финалу этой симфонии страстей, и она воскликнула, стиснув бархатистыми мускулами своей волшебной пещеры наслаждений его любовный инструмент:

— Давай, милый! Сделай же наконец то, о чем ты столько лет втайне мечтал!

Билли не заставил ее повторять свою просьбу дважды: он без промедления вогнал свой меч в ее ножны по самую рукоять. Лили взвизгнула и впилась ногтями ему в спину, крича грудным голосом:

— Вот так! И не вздумай извлечь его оттуда!

Для пущей верности она стиснула его подрагивающую мужскую плоть своим лоном словно тисками и крепче обхватила его торс ногами. Горячие волны распространились по ее животу, грудям и бедрам. По напрягшемуся телу Билли пробежала дрожь. Он нарушил ее запрет и, вытянув свой меч из ее ножен наполовину, вновь резко вогнал его обратно по самый эфес. Издав продолжительный сладостный стон, Лили изогнулась дугой и нанесла ему ответный удар своим лобком. Билли замер, пронзенный электрическим током от копчика до лопаток, и принялся яростно работать торсом, сжав сильными пальцами бедра Лили. Она обмякла.

— Ну, теперь держись! — прорычал он и усилил свой натиск.

Промежность Лили моментально растаяла, по телу распространилось блаженство. Охваченная порывом животной страсти, она забилась в экстазе, мотая головой и расцарапывая ногтями его кожу. Их тела бились одно о другое все быстрее и сильнее; подчиняясь властному зову природы, любовники не щадили своих чресл и в порыве сладострастия истошно визжали и громко стонали, выпуская скопившийся в них пар. Билли сокрушал лоно Лили с такой яростью, словно хотел взять реванш за свои тайные страдания по ней в пору своей юношеской робости. Она же отвечала ему со всем отчаянием разведенной женщины, истосковавшейся по плотским радостям. И когда наконец наступила кульминация, пронзительный крик, вырвавшийся из ее груди, вызвал вибрацию стекол в окнах. Ободренный им, Билли прибавил обороты, и вскоре стены спальни сотрясли ее надрывные рыдания. Раскрасневшееся лицо Лили стало влажным от слез чистой женской радости, подобной которой она еще никогда не знала. Следом за ней затрясся в пароксизме оргазма и Билли. Но прежде чем его сладостные судороги стихли, он с пронзительной ясностью понял, что это еще не финал, а только лишь увертюра. Запечатлев на алых устах Лили легкий поцелуй, сулящий ей еще много удовольствий в его объятиях, он перекатился на бок и, стянув со своего дракончика резинку, отшвырнул ее подальше от кровати. Окинув презерватив изумленным взглядом, Лили чуть слышно спросила:

— Это все?

— Я вижу, ты вошла во вкус, проказница! Что ж, я с удовольствием снова полакомлюсь твоим медовым местечком. Никуда не уходи, я сейчас вернусь! — сказал Билли и, встав с кровати, вышел в ванную, нисколько не заботясь о том, что его могут случайно увидеть обнаженным любители ночного променада и купания в озере при полной луне.

Как успела заметить Лили, окна в ванной тоже были не зашторены. Возможно, подумала она, за время ее отсутствия в этих краях вошел в моду нудизм. Но скорее Билли просто мало думал о том, что скажут случайные прохожие об его прогулках по дому нагишом.

Быстренько приняв душ, Билли вернулся в спальню, держа в руке мокрое полотенце, обтер им промежность Лили, снова улегся на кровать и спросил:

— Если после этих безумных игр у тебя разыгрался аппетит, я могу принести тебе чего-нибудь поесть. Или ты предпочла бы получить от меня в подарок луну на тарелочке?

— Я предпочла бы повторить нашу милую игру, — проворковала она. — Если ты еще мною не пресытился, разумеется.

— Как ты посмела так плохо обо мне подумать, скверная девчонка! — воскликнул Билли и, скорчив страшную физиономию, немедленно раздвинул ей ноги и уперся своим грозным боевым оружием в ее слабое женское местечко с явным намерением пронзить его насквозь. — Я готов штурмовать твой бастион всю ночь напролет! Надеюсь, тебя еще не клонит ко сну?

— Только одну эту ночь? — пролепетала Лили, хлопая ресницами.

— Но днем я работаю, — смущенно пояснил Билли.

— Очень жаль, я надеялась, что мы займемся этим и утром, — огорченно произнесла она.

— Какая ты, оказывается, темпераментная! — сказал Билли и, приподняв пальцем ее подбородок, пристально взглянул ей в глаза. — С тобой я безмерно счастлив.

— Мне тоже кажется, что я воспарила под облака! — воскликнула Лили. — Только не подумай, что я всегда такая ненасытная в постели, это ощущение возникло у меня только с тобой. Мне хочется летать и летать!

— Выражаясь обыкновенными словами, мне пора снова надеть резинку, — сказал Билли.

— Ты читаешь мои мысли! — прошептала Лили. — Ты факир?

— Секрет этого фокуса прост: твои желания написаны у тебя на лице. И мне это нравится. — Билли добродушно рассмеялся. — Терпеть не могу обманщиц!

— И часто тебя обманывают женщины? — спросила Лили.

— Иногда случается, — пожав плечами, сказал он. — Мы живем в опасном мире, нужно постоянно быть начеку. Так мне надеть презерватив или нет? Хочешь устроить второй раунд?

— А что будет, если я отвечу отказом?

Билли раздраженно передернул плечами:

— Тогда мы не станем этим заниматься.

— И мне придется уйти?

— Что-то я перестал тебя понимать, — усмехнувшись, сказал Билли. — У меня и в мыслях не было тебя прогонять. Более того, я тебя никуда не отпущу! Мне тоже хочется бесконечно парить вместе с тобой на пушистом розовом облаке.

— Если так, тогда полетели к нему скорее! — воскликнула Лили, раздвигая ноги и сгибая их в коленях.

Билли ловко напялил резинку на свою волшебную палочку и снова сотворил чудо: второй бурный оргазм сотряс Лили всего спустя минуту. Но это только раззадорило ее еще сильнее, и она решила не выпускать Билли из своих объятий до тех пор, пока он ее полностью не удовлетворит. Билли вновь и вновь возносил ее к небесам, пока за окном не забрезжил рассвет. Счастливая и чрезвычайно довольная, Лили сладко потянулась и, пролепетав слова благодарности, погрузилась в сон.

Поглаживая ее по голове, Билли задумчиво смотрел в окно, за которым алел восход, и размышлял о том, как странно устроен мир. Не появись накануне вечером в баре эта роскошная блондинка, обладать которой было его юношеской мечтой, он уже собирался бы сейчас на работу, как все нормальные люди, и в семь утра ремонтировал бы очередной водопроводный кран. В связи с этим напрашивался вопрос: что считать нормальным? Ласкать на утренней заре шикарных красоток или же устранять неисправность в сливном бачке? Впрочем, тотчас же подумал он, в обоих случаях он исполняет чисто мужскую работу и что-то налаживает, получая при этом удовлетворение от результатов своего труда. Развивая эту любопытную мысль, Билли не заметил, как тоже уснул.

Разбудил его пронзительный звонок будильника. Открыв глаза, Билли чертыхнулся и запустил в него подушкой, которую выдернул из-под белокурой головки Лили.

— Обожаю решительных мужчин, — пробормотала она, потягиваясь, словно кошка. — Тебе нужно бежать на работу?

Билли кивнул: он терпеть не мог болтать о пустяках по утрам, когда голова занята серьезными вопросами.

— Но один разок, я думаю, мы все же можем себе позволить, милый! — пролепетала она, выпячивая груди. — Это не займет много времени.

После крепкого сна сил и желания у нее прибавилось, и вставать с постели неудовлетворенной она не собиралась.

— Я уже это понял, — пробурчал Билли, мысленно пробегая расписание своего рабочего дня.

— Ты чем-то недоволен? — вскинув бровь, спросила Лили.

— Ни в коем случае, напротив, я просто счастлив! — ответил Билли и немедленно подтвердил это на деле. После разминки он позвонил кому-то по телефону и предупредил, что придет в мастерскую попозже. Они не вставали с кровати до десяти, пока Билли не лег на спину и не заявил, что он проголодался.

Лили надула губки и капризно воскликнула:

— Неужели ты променяешь меня на пакет воздушной кукурузы?

— Нет, я поступлю иначе, — запру тебя здесь до тех пор, пока не вернусь с работы, — ответил Билли.

В комнате воцарилась гнетущая тишина. Затем они заговорили одновременно. Билли вскочил с кровати и сказал, вскинув вверх руки:

— Говори сначала ты!

— Я всего лишь хотела поблагодарить тебя за все и сказать, что смогу добраться отсюда до дома пешком, — обиженно выпалила Лили.

— Но почему бы тебе не подождать меня здесь? — спросил Билли, направляясь в ванную. — Я бы прислал тебе с посыльным сюда обед. Пойми же наконец, что я должен быть на работе!

— Обо мне можешь не беспокоиться, я не голодна, — сказала Лили.

— Что ж, чудесно, — сказал Билли и, вежливо улыбнувшись ей, исчез за дверью ванной.

Когда он вышел оттуда, Лили в бунгало уже не было.

— Попутного ветра, — пробормотал Билли и стал одеваться.

Но стоило ему сесть за руль своего грузовичка, как им овладело смутное беспокойство.

Глава 5

В эту чудную летнюю ночь Забер и Сэси вообще не сомкнули глаз, что в принципе для них обоих было обычным делом, так как секс уже давно стал для них своеобразным спортом. За время своего знакомства они так хорошо изучили друг друга, что, когда Забер поцеловал Сэси утром особенно страстно и нежно, она поняла, что ему пора идти.

— Когда увидимся? — спросила она.

— Денька через три-четыре, не раньше! Сама понимаешь, бизнес! — Он развел руками и вскочил с кровати. — Так что будь хотя бы осторожна, если не сможешь быть паинькой, — с улыбкой добавил он. — А я постараюсь не утонуть, помогая этим горе-рыболовам из городского комитета по охране окружающей среды наловить больше окуней, чем их соперники — парни из компании коммунального электроснабжения.

Сэси лениво потянулась и ответила:

— Это и к тебе относится, мой шалун. Не увлекайся русалками!

— Секс в моей программе на ближайшие дни не запланирован, — парировал Забер. — Компания соберется чисто мужская.

— Рада это слышать!

— Я бы хотел сказать то же самое и тебе, но, к сожалению, сомневаюсь, что ты устоишь от соблазнов.

— А тебе бы этого хотелось?

Забер поднял с пола свою одежду и промолвил, натягивая трусы:

— Интересный вопрос! Он стоит того, чтобы хорошенько подумать, прежде чем ответить.

Он натянул штаны и ботинки и стал надевать через голову рубаху. Сэси с одобрением посмотрела на его поджарое загорелое тело и с грустью вздохнула, зная, что ответа ей все равно не дождаться. Забер стал тщательно зачесывать назад свои черные волосы и ощупывать небритый квадратный подбородок с симпатичной ямочкой, характерной для всех сербов. Нарушать затянувшееся молчание первым он явно не собирался.

— Можешь не напрягать мозги, — не выдержала Сэси. — Мы оба понимаем, что все это для нас обоих не более чем развлечение.

Забер прищурился и процедил:

— Как тебе будет угодно.

— Ты рассердился? — с усмешкой спросила Сэси.

— А по-моему, это ты вдруг взбесилась!

— С чего это мне на тебя злиться?

— Вот и я подумал: с какой стати она распсиховалась?

Забер улыбнулся и, присев на край кровати, погладил ее по крутому обнаженному бедру.

— Не подлизывайся! — сказала Сэси.

— Может быть, ты хочешь стать моей постоянной любовницей? — спросил Забер вкрадчивым голосом.

— Размечтался! — с улыбкой воскликнула Сэси. Он шутливо отер тыльной стороной ладони воображаемый пот со лба и, поцеловав ее в губы, тихо произнес:

— Я тебя просто обожаю!

— Ты мне тоже нравишься — в постели, Забер, — сказала она.

Он лизнул ей кончик носа и с улыбкой сказал:

— Я вернусь с рыбалки чертовски озабоченным, так что готовься! Буду выпускать с тобой пар всю ночь напролет и во всех мыслимых и немыслимых позах.

— Пожалуй, больше всего мне нравится в тебе твой шрам, — вскинув брови, сказала Сэси.

— Я знаю, что тебе во мне нравится больше всего, крошка, — встав с кровати, сказал Забер. — Но никогда не слышал, чтобы это называли шрамом. Пока, малышка! И пожалуйста, не посвящай своих подружек в детали нашей встречи.

— Это невозможно! Ты хочешь от меня слишком многого! Вы, парни, тоже обожаете обсасывать косточки девушкам, которых вы покорили.

Забер обернулся и бросил ей на ходу:

— Между прочим, я никогда не рассказывал о тебе своим приятелям.

Спустя мгновение дверь за ним захлопнулась, но Сэси еще долго сидела на кровати с открытым ртом.

Глава 6

— Девчонки, по-моему, я влюбилась! — заявила Серена, как только все три подруги уселись за столиком кафе, чтобы заморить червячка. Глазки ее сияли, щечки разрумянились. Лили и Сэси, утратив дар речи после таких ее слов, смотрели на нее с изумлением и недоверием.

Им трудно было понять, какой смысл она вкладывает в слово «любовь» на этот раз. Обычно Серена сближалась с мужчинами главным образом для того, чтобы вытянуть из них как можно больше денег и дорогих подарков.

— Но у него за душой нет ни гроша! — со вздохом сказала она, словно бы пытаясь осознать, как это ее угораздило сблизиться с человеком, существующим на одно скромное жалованье. — Вы не знаете, сколько получает окружной шериф? Впрочем, в любом случае вряд ли он подарит мне кольцо с бриллиантом. Зато он вытворяет настоящие чудеса в постели! Это ведь тоже чего-то стоит, правда?

Подруги кивнули, не решаясь, однако, перебить ее каким-нибудь замечанием. Впрочем, Серена не имела привычки слушать других, для нее важнее было поделиться со слушателями своими впечатлениями.

— А какой он замечательный рассказчик! — выпалила она, сделав короткую паузу. — Слушать его — одно удовольствие.

Это было уже что-то новое и абсолютно ей несвойственное, и подруги разом спросили, переглянувшись:

— И что же он тебе наплел?

И Сэси, и Лили было хорошо известно, что ни алмазных рудников, ни яхты, ни лимузина у Фрэнки нет, поэтому удивить Серену ему было, как им казалось, нечем.

— Он так много говорил о своей семье! — с восторгом воскликнула Серена. — Я была потрясена, узнав, что у него восемь братьев и сестер и несчетное множество кузенов, дядюшек и тетушек. Мне трудно себе представить, как выглядит все это сборище, но согласитесь, девочки, что иметь столько родственников — это замечательно!

Сэси и Лили многозначительно переглянулись: Серена была единственной дочерью своих родителей, но виделась с ними не чаще чем раз в пять лет.

— Фрэнки сказал, что вечером зайдет за мной в салун, где мы с ним познакомились. Я сказала, что приду туда с вами! — заговорщицким шепотом промолвила она, оглянувшись по сторонам. — Он попросил меня непременно дождаться его и заранее извинился за возможное опоздание. У него сегодня какая-то важная секретная операция.

Сэси откусила кусочек от кекса с изюмом и промычала, разжевывая его:

— Не думаю, что я теперь скоро пойду туда.

— Мне тоже совершенно не хочется снова появляться там сегодня, — сказала Лили, не испытывая особого желания случайно встретиться в салуне с Билли после утренней размолвки. Она еще не решила, как ей лучше держаться, если такое все-таки случится, и поэтому не хотела рисковать.

Сэси торопливо проглотила кусок и спросила:

— Неужели среди розовых облаков появилась тучка?

— Да, типа того, — подтвердила Лили и закусила губу. — Разумеется, я и не строила на его счет никаких иллюзий. Однако прошу тебя не совать свой нос в мои личные дела!

— Клянусь, что буду сохранять нейтралитет! — вскинув вверх руки, сказала Сэси. — Приятель близкой подруги для меня такое же табу, как фаллоимитатор — для монашки. Сравнение, возможно, и не очень пристойное, зато яркое. Но, если это не секрет, какая черная кошка пробежала между вами?

— Прежде всего я признаюсь, что этой ночью я действительно побывала в раю, — с улыбкой промолвила Лили. — Но вот утром… — Она огорченно вздохнула и умолкла. — Даже не знаю, что на меня нашло, но я ему нагрубила. Мне показалось, что Билли мною пресытился и решил поскорее отделаться от меня под явно надуманным предлогом, будто бы ему непременно нужно идти на работу. Я до сих пор не могу взять в толк: что его так напугало? Я ведь не говорила, что хочу поселиться в его бунгало. Хотя оно очень миленькое…

Сэси прыснула со смеху, Серена сдержанно улыбнулась.

— Ну и чем же все закончилось? — спросила Сэси, успокоившись.

— Он заявил, что должен принять перед отъездом на службу душ, ушел в ванную и заперся в ней. Я, конечно же, этим воспользовалась и ретировалась, — ответила Лили. — Ведь если бы я его дождалась, я бы чувствовала себя потом полной дурой. А теперь я не знаю, что мне делать!

— Если до ссоры вы оба были на вершине блаженства, то он непременно попросит у тебя прощения, — заверила ее Сэси.

— Я еще подумаю, стоит ли мне возобновлять с ним отношения! — фыркнув, заявила Лили. — Пусть не задирает нос!

— И правильно сделаешь, если пошлешь его ко всем чертям! — сказала Серена. — Джентльмены так не поступают!

— Да что это мы все только обо мне говорим? — спохватилась Лили. — Не пора ли и Сэси поделиться с нами своими впечатлениями о минувшей ночи? Насколько я вчера поняла, вы с Забером уже давно знакомы. Мне не терпится услышать подробности.

— Да, мы с ним старинные приятели. Именно поэтому я и не стану ничего рассказывать о наших личных отношениях, — твердо ответила Сэси. — Он просил меня держать язык за зубами.

— Боже! — всплеснув руками, воскликнула Лили. — Да уж не влюбилась ли ты в своего ухажера? Какой пассаж!

— Может быть, хватит об этом? — сказала Сэси. — От слова «любовь» меня просто воротит, я уже давно не наивная девочка.

— А вот меня нет! — заявила Серена. — Я рада, что наконец-то по-настоящему влюблена. И с удовольствием снова попробовала бы того чудесного фирменного вишневого пунша, которым мы накачались вчера. Фрэнки этот напиток тоже понравился. Девчонки, довольно кукситься! Мы ведь не виделись уже целую вечность! Давайте же повеселимся от души!

— Я подумаю, — уклончиво ответила Лили.

— А ты, Сэси? — спросила Серена. — Неужели просидишь одна весь вечер дома?

— Так и быть, составлю вам компанию. Уговорили! — сказала Сэси. — Ну, так что ты решила, Лили? Сколько можно думать? Ты идешь с нами в салун или нет?

— Да, — выпалила Лили и добавила: — Но только засиживаться там до полуночи я не стану!

Глава 7

В этот вечер она решила отправиться в салун на своем автомобиле, чтобы иметь возможность улизнуть оттуда, если ее планы на ночь не совпадут с намерениями подруг. Долго торчать в «Берч-Лейк» она не собиралась, чтобы не столкнуться там случайно с Билли.

Вернувшись из кафе к себе в бунгало, Лили хорошенько выспалась и стала обдумывать ситуацию и свои дальнейшие действия. Она не любила совершать спонтанные поступки, чреватые печальными последствиями, предпочитая раскладывать предварительно все по полочкам в уме. Поэтому прежде всего она еще раз уяснила, почему и для чего, собственно говоря, приехала на лето в Илай. Здесь все было ясно: причиной приезда в этот озерный край был ее развод с Броком, а целью — отдых и восстановление сил и нервов. Напрашивался вывод: заводить новый серьезный роман нелепо, прежде ей следует перевести дух после изнурительного марафона под названием «неудачный брак».

Лили усмехнулась, придя к выводу, что ее первую ночь в этом живописном городке вполне можно считать удачной. В конце концов нервы она трепала себе из-за упрямства Билли не более трех минут, и то уже утром. Так что у нее имелись все основания быть собой довольной. Следовательно, подытожила она свои размышления, можно со спокойной душой отправиться на новые подвиги.

Вечер выдался великолепный. Закат окрасил небосвод какими-то неземными красками, ветерок приятно освежал кожу влажной прохладой, настоянной на сосновой смоле. Лили надела коротенькую юбочку в черно-белый горошек, ременные босоножки и усыпанную блестками черную шелковую блузку. В этом наряде она однажды выступала в своем телевизионном шоу «Прекрасный сад Лили», разумеется, с головокружительным успехом. У нее вообще не было проблем с одеждой, в ее распоряжении всегда имелся целый гардероб, естественно, оплаченный студией. На время отпуска Лили в эфир запустили подборку ее лучших старых программ, однако директор предупредил ее, что, если до осени она не вернется, он найдет новую ведущую.

Сэси заявилась к Лили, как обычно, без звонка и, улегшись на кровать, принялась задавать ей нескромные вопросы. Однако Лили сразу же поставила ее на место, без обиняков сказав:

— Раз ты утаила от нас с Сереной пикантные подробности своего интимного свидания с Ником, я тоже не стану посвящать тебя в детали своей встречи с Билли.

— Не обижайся, подружка! Ты ведь знаешь, что все женщины дьявольски настырны и любопытны.

— Если Билли так тебя заинтриговал, то почему бы тебе самой не выяснить все, что тебя интересует? Я уверена, что он вполне доступен, — сказала Лили, заканчивая макияж.

— Я задела тебя за живое? — вскинув брови, спросила Сэси.

— Ни в коем случае, дорогая! Посуди сама: я провела с этим парнем всего одну ночь, и из этого совершенно не следует, что он на мне остановится. Ты согласна?

— Уж не пытаешься ли ты убедить меня, что тебе не хочется повторить это рандеву? — спросила Сэси, насмешливо прищурившись.

— Я приехала сюда, чтобы расслабиться и забыться, — ответила Лили, защелкнув на запястье массивный браслет. — И новая головная боль мне совершенно не нужна. Прежде всего мне требуется душевный покой. А с сексом я могу и повременить.

— Неужели ты сумеешь устоять от соблазна? А вдруг в салуне объявится Билли?

— Нет, — решительно ответила Лили. — Из-за него я не собираюсь трепать себе нервы. И вообще, прекрати упоминать при мне его имя! Иначе я навру твоему Нику Заберу, что ты похвасталась мне, что у него очень резвый петушок, способный устроить переполох в любом курятнике.

— Все! Я молчу! — воскликнула Сэси, вскидывая вверх руки.

— Что, испугалась? Значит, все-таки ты в него влюбилась?

— Вряд ли это можно назвать любовью, — призналась подруга. — Но накувыркалась я с ним всласть. Пусть влюбленной у нас пока остается одна Серена, этого вполне достаточно для нашей компании. А мы с тобой ограничимся сексом.

— Аминь! — сказала Лили.

* * *
В салуне в этот вечер было людно и шумно. Однако это не мешало Серене с упоением расхваливать Фрэнки Аронсона. На окружающих она не обращала никакого внимания, отгородившись от них хрустальной стеной своего замка из розовых грез, доступного только для влюбленных.

Между тем народу в зале с каждой минутой прибывало, главным образом это были туристы, приехавшие на озеро на выходные или в отпуск. Городок Илай был отправным пунктом всех маршрутов, как водных, так и пешеходных, поскольку только в нем можно было запастись продуктами для долгого похода на острова.

Владельцы салуна братья Симинич нанимали на лето для увеселения публики музыкантов, и сегодня из динамиков, установленных на сцене, несся оглушительный рев трубы и саксофона, перемежаемый завыванием гитары и стонами вокалиста. Когда же в эту какофонию звуков, смутно напоминавшую рок-музыку, вливался перестук барабанов, многим посетителям хотелось заткнуть уши. Однако никто из них не порывался покинуть это злачное место, поскольку все они были уверены, что именно так и нужно начинать свои каникулы. Бармен и официантки едва успевали выполнять заказы. В общем, страсти в эту пятницу здесь кипели нешуточные.

Возле кабинки, в которой сидели подружки, то и дело останавливались приятели Сэси, чтобы поприветствовать ее и попытаться завязать знакомство с Лили и Сереной. Лили почти никого из них не знала, за тринадцать лет ее отсутствия в городке выросло новое молодое поколение. Впрочем, изменился и сам Илай: на улицах появилось множество магазинов, люди стали одеваться лучше и наряднее, многие обзавелись шикарными автомобилями. Здесь стали обосновываться вышедшие на пенсию биржевые брокеры и банкиры: очевидно, они решили, что местный климат и красоты стоят того, чтобы вложить в них свои капиталы.

В общем, бывший невзрачный шахтерский поселок волшебным образом преображался в крупный центр отдыха и туризма. Существенную лепту в его поразительную метаморфозу внесли и братья Симинич, которые сейчас обходили свое заведение и приветствовали гостей. Одетые в цветастые гавайские рубахи и шорты, они походили на близнецов, хотя родились с интервалом в один год. Молва относила обоих к числу горячих почитателей Хайле Селассие I, последнего императора Эфиопии, ставшего культовой фигурой после своей мученической смерти, а также марихуаны и нетрадиционного секса. Ходили слухи и об их незаконных торговых махинациях на американо-канадской границе. Однако местные власти смотрели на все эти прегрешения и шалости братьев сквозь пальцы, потому что те всегда были щедры и не скупились на благотворительные взносы.

— У вас сегодня девичник? — игриво поинтересовался один из них, Лес, остановившись возле кабинки, в которой потягивали фирменный вишневый пунш три девушки. — А куда же подевались ваши кавалеры?

— Забер подвязался проводником-инструктором при группе рыболовов-любителей, решивших отдохнуть на озерах, — ответил за девушек его подоспевший брат Ларри. — Я правильно говорю, Сэси? А вот где сейчас их другие ухажеры, я гадать не берусь.

— Фрэнки задержался на службе, но обязательно заглянет сюда позже. А мы с Лили решили отдохнуть сегодня в одиночестве, — сказала Сэси.

— Однажды я видел в Чикаго ваше шоу для садоводов! Оно так меня потрясло, что я купил себе гортензию, — тягучим голоском пропел Лес и подмигнул Лили.

— Все ваши пожелания будут нами моментально исполнены, — добавил его брат. — Вы только дайте нам знать.

«Близнецы» раскланялись и перешли к следующему столику, чтобы лично засвидетельствовать дорогим гостям свое почтение.

— Они совершенно не изменились за тринадцать лет, — сказала Лили, провожая их взглядом.

— Только стали значительно богаче, — заметила Сэси.

— Да, теперь их заведение процветает, — сказала Лили, окинув взглядом переполненный зал. — Значит, парни умеют делать деньги.

— Они прирожденные бизнесмены, предприимчивость у них в крови, — согласилась Сэси. — Я слышала, что они еще в детстве мечтали обзавестись собственным баром, И вот, как видишь, добились своего, не брезгуя ради этого никакими средствами. Поговаривают, что они сильно рисковали, сколачивая первоначальный капитал. Зато теперь почивают на лаврах.

— Что бы о них ни говорили завистники, они все равно славные ребята и мне нравятся, — сказала Лили.

— Фрэнки тоже очень славный, — томно вздохнув, добавила Серена. — Жаль, что его до сих пор здесь нет.

— Наберись терпения, он скоро объявится и будет в твоем распоряжении до утра, — сказала Сэси.

— Девчонки, я очень благодарна вам за то, что вы вчера вытащили меня сюда! — воскликнула Серена и покраснела от переполнявшего ее восторга. — У меня еще никогда не было такого замечательного любовника, как Фрэнки! После ночи, проведенной с ним, о Хоумере мне даже вспоминать противно!

Стоило ей произнести эти слова, как в зал вошел и сам Фрэнки. Он был не один, его сопровождал Билли Бьянкич.

Лили почувствовала, как ее бросило в жар. Она вскочила и устремилась в дамскую комнату, испытывая настоятельную потребность припудрить носик. Серена помахала парням рукой, подзывая их к столику, а Сэси крикнула Лили вдогонку:

— Ты, надеюсь, вернешься?

— Разумеется, — не оборачиваясь, обронила на ходу Лили и ускорила шаг.

Уединившись в кабинке дамской уборной, Лили надолго погрузилась в размышления, борясь с желанием незаметно ретироваться. Постепенно на нее снизошло просветление, вытеснившее панические настроения из ее сердца, и она пришла к твердому решению не позволять мужчине выводить ее из душевного равновесия. Приведя себя в порядок и подмигнув своему отражению в зеркале, Лили вернулась в кабинку и с невозмутимым видом уселась рядом с Сэси.

Билли стоило немалых усилий притвориться, что его абсолютно не волнуют ни ее нарочито вертлявая походка, ни коротенькое открытое платье, ни длинные белокурые волосы, волнами ниспадающие на обнаженные плечи, которые он гладил прошлой ночью, восторгаясь шелковистостью ее кожи, ни все прочие части ее роскошного тела, живо возникшие в его воображении. Он непроизвольно заерзал на стуле и тихонько чертыхнулся, проклиная неуместное томление в своих чреслах.

Однако непрошеная эрекция не унималась, хотя он и закинул ногу на ногу, стремясь ее нейтрализовать. И вместо желанного покоя в душе у него поселилось смятение. Билли еще никогда не терял самообладания из-за женщины, поэтому волнение, охватившее его, едва лишь он уловил знакомый запах ее духов, заставило его нахмуриться. Впервые в жизни в его голосе отсутствовали какие-либо трезвые мысли, их сменила совершенно возмутительная идея силой вытащить Лили из бара и овладеть ею под ближайшим кустом сирени.

Однако она почему-то на него даже не смотрела.

Ансамбль заиграл одну из популярных в 70-х годах мелодий, и Фрэнки потащил Серену танцевать. За столиком воцарилось натянутое молчание. Внезапно к их кабинке подскочил какой-то рыжеволосый веснушчатый турист и с идиотской улыбкой радостно воскликнул:

— Я вас узнал! Вы ведь та самая знаменитая садовая фея из Чикаго! А Боб еще спорил со мной! Может быть, потанцуем?

Билли окинул наглеца презрительным взглядом и хмуро пробасил:

— Дама не танцует, она со мной!

— Он фантазирует! — неожиданно для себя самой воскликнула Лили. — Я с удовольствием потанцую с вами.

Билли едва не заскрежетал от ярости зубами и помрачнел.

— Сиди! — прошептала Сэси, дернув подругу за руку.

— Не суйся в чужие дела! — огрызнулась Лили и, одарив туриста сияющей улыбкой, встала из-за стола.

Билли приподнялся, чтобы отбить у рыжего негодяя желание потискать в танце его девушку, но Сэси строго прикрикнула на него:

— Сядь на место, Бьянкич, и не делай резких телодвижений! Или ты хочешь нарваться на неприятности?

Билли неохотно плюхнулся на стул и проводил удаляющуюся парочку ненавидящим взглядом.

— Остынь и подумай, что ты творишь! Лили только недавно избавилась от одного идиота, чуть было не испортившего ей всю жизнь. А ты снова пытаешься заморочить ей голову.

Билли глубоко выдохнул, подумал и сказал:

— Ты права, я, кажется, немного переутомился за день. Сегодня здесь людно, как никогда. Как у тебя дела? Все нормально?

— Слава Богу, ты, кажется, опомнился, — с облегченным вздохом промолвила Сэси. — Вот что я тебе посоветую, дружок: выбери-ка себе на эту ночь подружку помоложе и поглупее, такую, которая забыла бы на следующее утро, как тебя зовут. Выпустишь с ней пар — и на душе у тебя сразу же полегчает.

— И где же мне такую найти? — набычив голову, спросил Билли.

— Извини, приятель, но в этом я тебе не советчик. Но интуиция подсказывает мне, что с этим у тебя проблем не возникнет. Посмотри по сторонам, вон сколько красоток строят тебе глазки! Выбирай любую и увози в свое бунгало. А Лили оставь в покое, она тебе не по зубам.

— Ты действительно так считаешь? — взглянув ей в глаза, упавшим голосом спросил Билли.

— Поговорим об этом в другой раз, — ответила Сэси. — А сейчас оглянись и погляди, кто к нам пришел. Это именно та красотка, которая тебе сейчас нужна. С ней у тебя не возникнет никаких осложнений.

В следующее мгновение на могучие плечи Билли легли руки Тамми Коннорс, она наклонилась и что-то шепнула ему на ухо. Он оторопел, захлопал глазами, очевидно, ошарашенный ее откровенным предложением, однако все-таки пришел в себя и с ухмылкой воскликнул:

— А почему бы и нет?

Спустя минуту ни его, ни его черноволосой подружки в зале уже не было.

Глава 8

Проводив удаляющуюся к выходу парочку взглядом, Лили внезапно почувствовала облегчение. С уходом из бара Билли все мучившие ее вопросы исчезли, осталось только радостное ощущение свободы выбора и приятное возбуждение от окружающей атмосферы безудержного веселья. В эту теплую летнюю ночь она готова была танцевать до упаду. В партнерах недостатка они с Сэси не испытывали, так что наплясались от души и, слегка усталые и чуточку опьяневшие, но чрезвычайно довольные, поехали домой. Серена и Фрэнки ушли из заведения пешком, решив прогуляться перед сном.

Выезжая с парковочной площадки напротив салуна, Лили спросила:

— Скажи честно, Сэси, ты можешь лечь в постель с мужчиной, если не испытываешь к нему влечения?

— Мой девиз «Без страсти нет взаимопонимания», — с улыбкой ответила подруга.

— Однако накал страсти бывает разным, — заметила Лили и тяжело вздохнула. — Красным, желтым, белым…

— Билли говорил со мной о тебе, — сказала Сэси, смекнув, к чему она клонит. — По-моему, он раскалился добела.

— Однако в бунгало повез ту черную стерву! — Лили раздраженно передернула плечами и уставилась остекленевшими глазами на дорогу.

— Он предпочел бы уехать с тобой, но не хотел трепать себе и тебе нервы. Согласись, что так даже лучше для вас обоих, — сказала Сэси.

— Возможно, только меня это почему-то не утешает.

— Парень так в тебя втрескался, что решил пойти на крайнюю меру, чтобы выбросить тебя из головы, — пояснила Сэси.

После этих слов на душе у Лили сразу же стало легче, и она улыбнулась.

Войдя в свое бунгало, Лили стянула с себя одежду, пропитанную потом за время многочасового танцевального марафона, накинула на плечи халатик и открыла холодильник, где хранились бутылки с кока-колой и миндальные пирожные, купленные ею утром в кафе. Спустя три минуты пакет, в котором они лежали, опустел: после танцев у нее всегда пробуждался нечеловеческий аппетит. Лили допила кока-колу и задумчиво уставилась на баночку с шоколадным кремом. Быстренько произведя в уме подсчет затраченных сегодня калорий, она дала себе клятву питаться весь завтрашний день одними овощами, схватила с полки банку и, открыв ее, зачерпнула столовой ложкой густую коричневую массу. Спустя минуту она, к собственному ужасу, обнаружила, что опустошила всю банку, хотя намеревалась только отведать этого лакомства. Утешаясь мыслью, что умереть от болезни бери-бери или от истощения ей теперь не грозит, Лили захлопнула дверцу холодильника и дала себе слова завтра вообще поститься, что, как известно, чрезвычайно полезно для организма в целом и для души в частности, не говоря уже о сознании, которое от голода просветляется. Оставалось только решить, как ей быть со своей сексуальной неудовлетворенностью. Сказав Сэси, что до приезда в Илай она обходилась без мужчины в течение недели, она покривила душой: на самом деле у нее никого не было целых два месяца кряду. Вспомнив об этом, Лили пришла в неописуемое волнение и принялась расхаживать по бунгало, кусая губы и прикидывая, куда мог отправиться Билли со своей черной стервой. И, как ни пыталась она внушить себе, что нужно расслабиться и отрешиться от мысли о земной суете, желанная нирвана упорно не наступала. Оставалось одно: позвонить всезнающей Сэси и посоветоваться с ней, как изгнать из своего грешного тела беса.

Всего за десять минут подруге удалось убедить ее, что от сексуальной неудовлетворенности она не умрет и не поправится за неделю от сладкого на двадцать пять килограммов и что ей нужно принять теплую ванну и лечь спать. А наутро она проснется свежей и бодрой, и все у нее наладится.

Едва Лили положила трубку, как за окнами кухни в темноте вспыхнул ослепительно-яркий свет. Она зажмурилась от рези в глазах, а когда вновь открыла их, автомобильные фары уже погасли, но послышался резкий хлопок дверцы машины и топот чьих-то ног. По коже Лили побежали мурашки: а вдруг это какой-нибудь маньяк, вознамерившийся порезать ее кухонным ножом на мелкие кусочки?

Лили тряхнула головой, отгоняя бредовые фантазии, вызванные без меры выпитым вишневым пуншем, и попыталась успокоиться, внушив себе, что до сих пор в Илае еще не отмечалось столь жестоких преступлений. Настойчивый и громкий стук в дверь приковал ее к стулу и вызвал озноб.

— Кто там? — сдавленно прошептала она, озираясь по сторонам в надежде найти кухонный нож для самообороны. В столь поздний час к ней мог ломиться только злоумышленник — грабитель, насильник или убийца. Как назло, нож куда-то запропастился, а под руку подвернулась столовая ложка, которой она ела шоколадный крем. Сжав ее в руке, Лили затаила дыхание, приготовившись отчаянно защищаться.

— Лили! Я знаю, что ты дома! Открой мне дверь! — раздался хриплый голос Билли. — Иначе я высажу ее плечом.

— Не ори! — крикнула она в ответ. — Дверь не заперта.

Билли грязно выругался и влетел в дом. Лили моментально успокоилась и язвительно спросила:

— А где же твоя подружка?

— Понятия не имею! — пожав плечами, ответил Билли. — А зачем она тебе? Уж не хочешь ли ты ее задушить?

— Какого дьявола ты заявился ко мне посреди ночи? — вскричала Лили, готовая от злости запустить в него ложкой.

— Мне позвонила Сэси, — ухмыляясь, ответил он. — Она сказала, что у тебя бессонница. Вот я и подумал, что смогу тебе помочь. Признайся, что ты мне очень рада.

От его нахальной улыбки и дерзких слов по телу Лили пробежала дрожь. Билли молча вошел в кухню, обошел вокруг стола и, тряхнув ее за плечи, тихо произнес, глядя ей в глаза:

— А не выпить ли нам по чашечке кофе? В прошлый раз я не сообразил угостить им тебя, но нам было не до него. Сейчас же оно нам обоим не помешает.

Глава 9

Пока на кухне Лили происходило полуночное кофепитие, в бунгало Сэси назревали не менее удивительные события, о которых сама хозяйка дома, мирно спавшая на кровати, еще не подозревала. Сон ее был настолько крепок, что его не нарушили ни скрип тормозов внедорожника возле ее крыльца, ни подозрительный звук шагов с черного хода, через который проник в ее дом мужчина, ни скрип половиц в коридоре, проходя по которому он начал раздеваться и бросать одежду прямо на пол, выкрашенный зеленой краской. Оставшись голым, ночной гость босиком прошлепал через кухню и гостиную в спальню и, застыв в двух шагах от кровати, зловеще ухмыльнулся.

Сэси лежала нагая ничком, накрывшись клетчатым шерстяным пледом.

Выглянувшая из-за тучи луна посеребрила ее разметавшиеся локоны и обнаженные руки, отчего она стала похожа на спящую нимфу. Смотревший на нее мужчина сглотнул ком, внезапно подступивший к горлу, и лег рядом с ней на кровать.

— Это сон или здесь кто-то есть? — хрипло спросила Сэси, почувствовав, как он стягивает с нее плед.

— Это я, малышка, — отозвался Забер, поглаживая ее бархатистую попку. — Пикник отменили, поэтому я вернулся.

— А что, если бы я оказалась здесь не одна? — кокетливо спросила она, сжимая в руке его мужской атрибут.

— Об этом я как-то и не подумал, — растерянно пробормотал Забер, кладя ей руку на плечо.

— Имея в мозгу одну извилину, думать действительно нелегко, — язвительно заметила она.

— Ты мне не рада? Я проделал такой долгий, утомительный путь среди ночи, а ты даже не поцеловала меня! — возмутился Забер.

— А я сегодня отвергла в баре трех назойливых ухажеров, это тоже своеобразный подвиг! — парировала Сэси. — Поэтому целуй меня сам.

Он жарко поцеловал ее в губы и стал сосать ее сосок. Сэси бросило в жар, она начала таять, чувствуя, как ей в бедро настойчиво тычется его горячая и твердая мужская плоть. Забер натянул на своего шалуна резинку и без лишних слов ввел его в ее росистое лоно. Сэси томно охнула и вцепилась пальцами в его мускулистые плечи. Забер стал размеренно двигать торсом, постанывая от сладострастия, и Сэси зажмурилась, чувствуя, как ее обволакивает неземное блаженство.

Забер то входил в Сэси до упора, то слегка отступал, чтобы вновь взять штурмом ее потайной бастион услады. Она яростно двигала бедрами и низом живота, стремясь обострить свои восхитительные ощущения. С каждой секундой их сердца бились все громче и быстрее, выкрики и стоны становились все бесстыднее, а вспотевшие тела — горячее. Наконец Сэси напряглась и, громко охнув, затряслась в сладчайшем экстазе. Телодвижения Забера ускорились, он зарычал словно голодный тигр и сжал Сэси так, что у нее захрустели косточки.

— Да, да! — истошно закричала она. — Продолжай, мой сладкий! О Боже! Еще, еще! Я уже взлетаю!

Все завертелось у нее перед глазами, и она впала в непродолжительное сладкое забытье.

Вернувшись из рая, они еще долго лежали, сжимая друг друга в объятиях, успокаиваясь и восстанавливая дыхание.

— С тобой мне всегда необыкновенно хорошо, — хрипло признался Сэси Забер. — Наверное, мне нравятся поэтессы.

— А я как раз закончила стихотворение о тебе, милый. Хочешь послушать?

— Разумеется, дорогая! Я весь внимание!

Сэси проворно вскочила и побежала за блокнотом, но когда она вернулась, готовая прочесть свое бессмертное творение, обнаружила, что Забер уже храпит. Сэси замахнулась было на него блокнотом, но почувствовала, что не может сердиться на этого мужлана, внезапно покорившего ее сердце и тело. Бурные ответные чувства, которые он пробудил в ней за столь короткое время, одновременно и радовали, и настораживали ее. Было довольно легкомысленно потерять голову из-за ловеласа, привыкшего менять любовниц, как наживку на рыболовном крючке. Но сладость, которую сулил ей этот упоительный самообман, перевешивала все доводы рассудка. Сэси вздохнула и, положив блокнот на тумбочку, тихонько забралась в постель. Окинув спящего Забера нежным взглядом, она не удержалась и погладила его ладонью по небритой щеке, шепча:

— Спи, мой милый! У тебя был трудный день!

— Но я уже проснулся, — неожиданно для нее сказал Ник и открыл глаза. — Я готов исполнить любое твое желание, моя прекрасная фея.

— Тогда включи телевизор, посмотрим ночную программу новостей Си-эн-эн! — пошутила она.

— Уж лучше я послушаю твое стихотворение, — сказал Забер, раздвигая ей коленом ноги и кладя руку на низ живота. — Какое чудо!

Сэси замурлыкала, млея от прикосновений его мозолистой ладони к своему сокровенному местечку. Забер был ее Тарзаном, желанным дикарем, обитающим в лесу, и устоять перед его звериным натиском она, конечно же, не могла. Он просунул два пальца в ее горячее влажное лоно, и она закрыла глаза и затрепетала, предчувствуя новое путешествие на седьмое небо.

Уже спустя минуту Сэси визжала и елозила по кровати, требуя от Ника еще более бесцеремонных ласк. Он ловко изменил положение тела и припал ртом к ее набухшему бутону неземного удовольствия. Едва лишь его язык проник между створок ее нежной раковины наслаждения, исступленный крик восторга сотряс стены спальни, свидетельствуя о наступлении у Сэси нового оргазма.

Обрадованный им, Ник принялся творить языком чудеса еще проворнее, создавая у нее впечатление, что между ее ног порхает стайка мотыльков. Их нежнейшие крылышки будили неописуемые ощущения в нервных окончаниях ее кожи, а усики и лапки вызывали у нее озноб, перемежающийся с жаром. Низ ее живота начал плавиться, источая ароматный нектар. Она застонала и прижалась всеми своими чувствительными местечками к его жадному рту. Он глубже просунул язык и стал им ритмично двигать. Сэси впала в безумный экстаз и, пронзительно взвизгнув, выплеснула ему в лицо все скопившиеся в ней противоречивые эмоции. Ник не отпрянул, а напротив, продолжал с упоением вкушать ее сладчайшие соки. Все помутилось у нее перед глазами, и она снова содрогнулась. Когда же она пришла в себя, Забер оторвался от ее медового местечка и глухо произнес:

— Теперь я окончательно проснулся.

— Неужели я так громко визжала? — шутливо спросила Сэси.

— Что ты сказала? — переспросил он, приложив руку к уху.

Они расхохотались, и она закинула ему ноги на плечи.

— Ну, не жалуйся, — сурово произнес Забер и, сжав руками ее тугие ягодицы, вогнал своего разъяренного дракона в ее темную пещеру. Оргазм сотряс ее немедленно, за ним последовали еще несколько, но вошедший во вкус игры Ник упорно продолжал сводить ее с ума своими дикарскими ласками. Так продолжалось бы, пожалуй, и до утра, если бы Сэси случайно не укусила его за губу.

Он злодейски ухмыльнулся и бурно завершил свой затянувшийся штурм ее цитадели блаженства. После этого он улегся на спину и, пробормотав извинения, погрузился в глубокий сон, нарушить который не смог бы и пушечный выстрел.

Сэси не рассердилась на него за это, он вполне заслужил отдых. Однако, даже спящий, этот смуглокожий потомок сербских переселенцев, обосновавшихся в Америке еще в девятнадцатом столетии, продолжал приятно волновать ее сердце. Она провела рукой по его черным волосам, разметавшимся по подушке, чмокнула его в колючую щеку и тяжело вздохнула, поймав себя на мысли, что этот красавчик вызывает у нее какие-то особенные, глубокие, а потому тревожные чувства. Сэси решительно спустила с кровати ноги, взяла с тумбочки свой поэтический блокнот и стала что-то в нем писать, закусив губу. Мерный храп и посапывание Забера ее не отвлекали.

Глава 10

Лили проснулась от дразнящего запаха бекона и, открыв глаза, тотчас же снова зажмурилась, ослепленная ярким солнечным светом. После этого у нее уже не оставалось сомнений, что утро вступило в свои права. Лили вновь открыла глаза и увидела ухмыляющуюся физиономию Билли. Но вот сообразить, как он здесь очутился, она не смогла: вишневый пунш, похоже, окончательно отшиб у нее память.

— Выпей черного кофе, — посоветовал Билли и подал ей чашку.

Она отхлебнула из нее и хрипло спросила:

— Ты ночевал у меня или заявился сюда лишь под утро?

— Нет, здесь спал тот конопатый рыжий турист, с которым ты вчера так лихо отплясывала в баре, — сделав серьезную мину, ответил Билли. — Я только что его отсюда выгнал.

— А куда же подевалась твоя черная сучка? — глядя на него с недоверием, спросила Лили.

— Лучше пей кофе и не задавай дурацких вопросов, — сказал он, явно получая удовольствие от растерянности, написанной на е лице.

— Но я хочу знать, что здесь происходило, пока я спала! Ты что-то подмешал мне в кофе! — воскликнула она, с трудом вспомнив, что в полночь они пили на кухне «бодрящий» напиток, сделав глоток которого она отключилась.

— Ничего особенного! — сказал Билли. — Ты уснула, сидя за кухонным столом, и я перенес тебя в спальню и уложил на кровать.

— И это все, на что у тебя хватило сил? — недовольно воскликнула Лили.

— Я не привык заниматься сексом с мертвецки пьяными женщинами, — пожав плечами, ответил он.

Лили сделала несколько глотков, подумала хорошенько и спросила:

— Тебе сегодня нужно идти на работу?

— Нет, я взял отгул, — ответил он.

— Зачем?

— Чтобы провести весь этот день с тобой.

— Тебе следовало бы прежде заручиться моим согласием!

— Послушай, Лили, может быть, сперва отведаешь яичницы с беконом? — участливо спросил Билли.

— А что, если я не желаю тратить на тебя целый день? — не унималась она, ощущая бурление фирменного коктейля, выпитого накануне вечером в салуне в невероятном количестве.

— Такого не может быть, — не моргнув глазом сказал Билли. — Однако поесть тебе все равно надо, чтобы восстановить силы. Пошли на кухню!

— Сперва ответь, почему я должна согласиться! — упрямо твердила Лили.

— Да потому, что мы чудесно подходим друг другу, что выяснилось уже в первую же нашу совместно проведенную ночь.

— И это все? — Лили хмыкнула и капризно передернула плечами. — Может быть, как раз сегодня я занята?

— Измени свои планы и останься со мной! Сегодня благоприятный день, — спокойно парировал Билли.

— С чего это ты решил? — Она вскинула брови.

— А с того, что твоя соседка Миртл Карлсон уехала к своей дочери в Бивабик. Так что ты сможешь кричать в полный голос, когда тебя переполнит восторг, — снисходительно ответил он.

Лили почувствовала, что готова отдаться ему немедленно, однако все-таки спросила дрожащим от вожделения голосом:

— А откуда это тебе известно?

— От своей мамы: она и Миртл вместе поют в церковном хоре, — с торжествующей ухмылкой на лице пояснил Билли.

— В этом городке ничего нельзя утаить от соседей, — с тоской заметила Лили, вспомнив, как она стонала и визжала той ночью в его бунгало.

— Послушай, Лили, давай позавтракаем, а потом займемся тем, чем тебе захочется, — предложил ей хитрый Билли, и она наконец-то согласилась.

* * *
Однако, как вскоре выяснилось, завтракать спокойно и с аппетитом, думая о том, что ей предстоит полная свобода действий, оказалось совсем не просто. И начни Лили мысленно перечислять все те восхитительные удовольствия, которые она испытала уже в первую ночь, проведенную с Билли, это вообще заставило бы ее забыть о еде. Чтобы отвлечься от навязчивых воспоминаний, она стала сопоставлять нынешний облик сидевшего напротив нее молодого красавца с тем, в котором он предстал перед ней впервые после их долгой разлуки. Как это ни странно, она пришла к выводу, что в рабочей униформе он выглядит более сексуально, чем в шортах цвета хаки и голубой спортивной рубахе в полоску.

— Почему ты не ешь? — спросил Билли.

— Я вчера объелась сладостями, — призналась она.

— Значит, ты скучала по мне! — обрадованно воскликнул он. — Ничего, теперь я здесь, так что поешь нормальную пищу. Я не хочу, чтобы ты зачахла.

Это было либо выражением искренней заботы о ней, либо лишним свидетельством его обходительности, но в данный момент Лили это не волновало, поскольку садиться на овощную диету она не собиралась. Выбросив из головы ненужные мысли, она налегла на яичницу с беконом, после чего занялась пирожками с брусникой и взбитыми сливками с клубничным сиропом. Насытившись, она загадочно улыбнулась и спросила:

— Так куда же все-таки подевалась та брюнетка, с которой ты ушел вчера в обнимку из бара?

— Ты имеешь в виду Тамми? — невозмутимо уточнил Билли.

— Да, именно эту черненькую похотливую стерву! — кивнув, подтвердила Лили.

— Мы с ней напились у меня до чертиков, она испортила мне ковер остатками своей непереваренной пищи, и я отвез ее домой, — сказал Билли. — Потом я немного покатался по городу и решил навестить тебя. Как я теперь убедился, приехал я сюда не зря, потому что ты по мне соскучилась.

— А вот и нет, — не поднимая глаз, пробурчала Лили.

— А вот и да! Впрочем, я застал тебя в довольно странном состоянии, ты была пьяна и зла на весь свет. Слава Богу, ты меня не поколотила, потому что уснула прямо за кухонным столом. Это слегка нарушило мои первоначальные планы, однако я не теряю надежды сегодня же наверстать упущенное.

Он ухмыльнулся и скользнул по Лили масленым взглядом. Она густо покраснела и заерзала на стуле. Билли самодовольно пожевал губами и, откинувшись на спинку стула, спросил:

— Кстати, тебя все еще мучит похмелье?

Лили положила ложечку на стол и воскликнула:

— Да, представь себе! Поэтому ни о каком сексе не может быть и речи. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы и меня стошнило, как Тамми.

— Я так не думаю, потому что знаю, что тебе помогут две бутылки кока-колы со льдом. После того как ты их выпьешь, похмелье пройдет, и тебя потянет на секс. Закон природы! — уверенно заявил Билли. — Кока-кола в холодильнике.

— Откуда тебе известно, что я терпеть не могу пепси?

— Ты всегда пила кока-колу, когда работала медсестрой на пляже. А я запомнил все твои привычки и поступки. Кстати, в холодильнике есть свежая местная клубника,

— Любопытно, откуда она там взялась?

— Ее доставил посыльный из супермаркета по моему телефонному Звонку. Так принести тебе клубники? — Билли порывисто встал из-за стола, и Лили густо покраснела, увидев, как отчетливо обозначилась его могучая эрекция.

— Лучше открой еще пару бутылочек кока-колы, — осевшим голосом ответила она, внезапно почувствовав жажду.

Пока Билли доставал из холодильника бутылки, Лили сообразила, что испытывает и другую настоятельную потребность в сексе. Ни слова ни говоря, она вышла из кухни и направилась в спальню, где сняла халат и голой легла на кровать, приняв соблазнительную позу, а именно: раздвинув ноги и закинув за голову руки.

Билли, вошедший в комнату с двумя бутылочками кока-колы в руках, молча поставил их на столик и стал раздеваться, являя жадному взору Лили свое мускулистое загорелое тело. Когда она увидела, как великолепно его мужское достоинство, она утратила самоконтроль и, согнув в коленях ноги, стала торопить Билли, шепча:

— Пожалуйста, возьми меня скорее!

Он извлек из кармана пакетик, достал из него презерватив и, надев его, ловко устроился поудобнее в исходной позиции у нее между ног.

— Умоляю, не медли! — воскликнула она, протягивая к нему руки. — Войди в меня скорее.

— Сейчас, дорогая! — осевшим от страсти голосом ответил Билли и с наслаждением вошел в ее волшебную расселину блаженства.

Издав легкий стон, Лили обняла его за плечи и закрыла глаза, почувствовав, что она куда-то улетает. Сегодня Билли был нетерпелив и даже груб в своих сладострастных порывах, но это ей даже нравилось. Пронзительно повизгивая, Лили целиком отдалась процессу и стала вторить его ритмичным телодвижениям, закинув ему на спину ноги и прижавшись к нему всем своим податливым телом. В самый неподходящий момент зазвонил телефон… Но это не обескуражило распалившихся любовников. Словно бы в полусне Лили слышала, как из автоответчика доносится голос Серены, однако даже не попыталась разобрать произносимые ею слова. В голове у нее все давно уже вертелось, тело ездило по матрацу туда-сюда, в ушах что-то звенело. Их сплавившиеся тела уносились куда-то, подхваченные волной горячего экстаза, и бормотание автоответчика казалось им естественным звуковым фоном, напоминающим шум прибоя. Вот Лили заскулила, словно щенок, громко охнула — и оглушительный долгий и пронзительный вой сотряс стены и окна спальни. Будь ее соседка в этот миг дома, она бы непременно обратила на этот странный звук внимание. Билли замер, напрягшись, и с диким рыком задергался в пароксизме первого за это утро сладостного облегчения.

Когда стихли отголоски их восторженных выкриков, в комнате отчетливо прозвучало окончание монолога Серены:

— Итак, жду тебя сегодня в три часа дня у себя на чай! Мама будет тебе очень рада! Пока!

— Однако твоя подруга — прекрасный оратор, — рассмеявшись, сказал Билли.

Лили похлопала ресницами и заметила:

— Тебя, однако, ее пространная речь совершенно не смутила, милый. Впрочем, как и меня. Я так долго ждала этого чудесного мига!

— Да, уже почти сутки. Как же ты вытерпела столь длительное воздержание, бедняжка? — Билли наклонился и поцеловал ее за ухом. — Ничего, день только начинается, ты еще наверстаешь упущенное.

— Какой ты славный, Билли! — Лили вытянула губы и чмокнула его в кончик носа.

— И ты тоже сегодня была необычайно мила, — промолвил он и, встав с кровати, спросил: — У тебя найдутся чистые полотенца? Я хочу принять душ.

— Ты найдешь все необходимое в ванной, — ответила Лили, продолжая лежать, хотя и ей не помешало бы освежиться после столь бурного старта их любовного марафона. Но ее вдруг приковала к матрацу истома, и вставать ей расхотелось.

— Но здесь только одно крохотное полотенце на полке! А где же все остальные? — выглянув из ванной, спросил Билли, уже мокрый после душа,

— В кладовой в коридоре, — ответила Лили. — Во всяком случае, вчера я видела там целую стопку. Впрочем, мне вполне могло это и померещиться, ведь я постоянно слегка пьяна.

— Если тебе не хватает времени на уборку, я могу прислать сюда уборщицу, — сказал Билли. — Твое жилище не мешало бы привести в божеский вид, а вещи, накопившиеся в баке, постирать.

— Спасибо, я подумаю над этим, — уклончиво ответила Лили, совершенно не уверенная, что завтра он сможет вспомнить, как ее зовут.

Билли кое-как обтерся полотенцем, которое держал в руке, и приблизился к Лили, красивый, как греческий бог, и готовый к продолжению сексуального турнира. Взглянув на его огромное боевое копье, она оцепенела и, судорожно вздохнув, пролепетала:

— Знаешь, мне совершенно расхотелось спать.

Густой румянец на ее щеках подсказал ему, какие желания ее обуревают, он улыбнулся и, присев на кровать, взял со столика бутылку с кока-колой.

— Выпей, это освежит! — сказал он и поднес бутылку к ее губам, пересохшим от вожделения.

Она сделала пару глотков и откинулась на подушки, закрыв глаза. Билли тоже отхлебнул из бутылки и огорченно заметил:

— Ну вот! Уже совсем теплая. Схожу-ка я на кухню за льдом.

Лили не почувствовала никакого подвоха в тоне, которым это было сказано, и продолжала спокойно лежать, закрыв глаза. Разыгравшееся воображение рисовало ей сцены их новой любовной игры, когда нечто скользкое, мокрое и холодное внезапно проникло в ее заветное углубление и приятно остудило ее внутренний жар. Лили охнула и раздвинула ноги. В следующий миг Билли преподнес ей новый сюрприз: он наклонился и стал облизывать низ ее живота, как облизывает кошка своего котенка: осторожно и любовно. Лили издала тихий стон и затрепетала, млея от прикосновений его языка к ее самым чувствительным местам и своего нарастающего желания. Где-то в глубине ее женского естества назревал настоящий пожар страстей, который уже не смог бы затушить даже лед.

Впрочем, он уже успел растаять и растечься, смешавшись с ее нектаром, по низу живота и бедрам. Билли уловил дивный аромат этого восхитительного коктейля и, припав к чудесному источнику наслаждения ртом, стал с жадностью его поглощать, приводя Лили своим почавкиванием в неописуемый восторг. Она застонала и повела бедрами, изнемогая от желания почувствовать в себе нечто более солидное, чем язык.

Однако Билли не торопился пустить в ход свое основное орудие, он раздвинул пальцами нежные лепестки ее благоухающей розы и начал сосать трепетный пестик. Вскоре в нем возникла пульсация. Лили бросило в жар, она напряглась от охватившей ее промежность легкой боли и зажмурилась. Билли свернул язык в трубочку и просунул его в ее росистую расселину. Дыхание Лили стало шумным и отрывистым, она начала повизгивать от нетерпения. Билли легонько прикусил ее дрожащий бутончик удовольствия. И дикий визг, вырвавшийся изо рта Лили, возвестил наступление бурного экстаза. Извиваясь и рыдая от счастья, она забилась в исступленном оргазме.

Потом она застыла и умолкла, чувствуя лишь биение своего сердца и неописуемое блаженство.

Когда же она наконец нашла в себе силы, чтобы пошевелиться и открыть глаза, то увидела улыбающуюся физиономию Билли, сидящего на корточках на кровати. Он погладил ладонью ее взмокшую пушистую киску и произнес:

— Ты очень славная. Мне нравится тебя ласкать.

После стольких мгновений райского блаженства, которые он ей доставил, она ему безоговорочно поверила. Он погладил рукой ее бедра и ноги, потеребил пальцами волосы на лобке и подтянул поближе к себе. Лили взглянула на его неугомонного удавчика, который гипнотизировал ее своим единственным глазом, и непроизвольно протянула к нему руку.

— Ты больше не хочешь поцелуев? — спросил Билли.

— Нет, — ответила она, сжимая удавчика в кулаке.

— А чего же тебе хочется? — Он потянулся за презервативом.

— Мне хочется ощутить его в себе, — грудным голосом ответила Лили, двигая вверх и вниз рукой и млея от ощущения твердости его мужского естества.

— И где же именно? — лукаво улыбнувшись, спросил Билли.

— Вот здесь — ответила она и, раздвинув ноги, прижала его дракончика к преддверию своего лона, готового впустить желанного гостя. — И как можно скорее!

Билли не заставил ее ждать и немедленно удовлетворил ее желание. По тому, с каким пылом и рвением он стал совершать ритмичные движения торсом, Лили поняла, что настроен он очень решительно и серьезно. Бурный оргазм, вскоре потрясший их обоих почти одновременно, навел ее на мысль, что он изучал труды по тантрическому сексу. Однако временное помутнение, случившееся у нее в голове, помешало ей должным образом развить это предположение и сделать какой-то вывод. Задаваться же этим вопросом после наступившего умиротворения Лили поленилась, удовлетворившись простым ответом: Билли — самородок, наделенный необыкновенными способностями ублажать женщин.

— Еще кока-колы? — с очаровательной улыбкой спросил он.

— Спасибо! — Она отпила из протянутого им бокала и спросила: — А нельзя ли еще немного поиграть с твоим удавчиком?

— Вот это темперамент! — одобрительно воскликнул Билли. — Открой пошире ротик!

Лили с удовольствием занялась оральным сексом. В сочетании с холодной кока-колой его разъяренный маленький дракон обрел особый вкус. А желе, которое исторглось из него ей в горло, привело ее в столь бурное восхищение, что она вновь испытала оргазм. Билли тотчас же овладел ею, поставив ее в пикантную позу, и она побывала в земном раю еще несколько раз подряд. Совершенно случайно взгляд ее скользнул по настенным часам, и она вспомнила, что приглашена к подружке на чаепитие.

— Мне пора собираться, уже третий час, — вздохнув с сожалением, сказала она и попыталась сползти с кровати на пол.

— Не уходи! — воскликнул Билли и ввел палец в ее заветную горячую расселину. — Позвони Серене и скажи, что ты занята.

Палец глубже проник в лоно и начал творить там чудеса. Но Лили решила, что на сегодня с нее хватит, и, собравшись с духом, возразила:

— Нет, я должна быть там! Нельзя обижать ее маму!

Билли оставил ее ненасытное женское естество в покое и обиженно промолвил:

— Скажи лучше прямо, что я тебе надоел.

Лили не без усилий приняла сидячее положение и, отдышавшись, воскликнула:

— Не говори глупости! Ты же знаешь Баффи Говард не хуже меня. Если я там не появлюсь, она пошлет за мной всю свою прислугу вместе с Винни и они силой вытянут меня из дома.

— Винни — дряхлый старик, ему почти сто лет, — заметил Билли. — А служанок я готов угомонить.

— Ты можешь остаться здесь и подождать меня, — сказала Лили. — Я не стану там долго засиживаться.

— Может быть, мне еще и прибраться в твоей квартире? — словно бы прочитав ее мысли, ехидно спросил Билли, прищурившись.

Что-то в его недобром взгляде и язвительной интонации напомнило Лили ее бывшего мужа Брока. Тот тоже хищно щурился и поджимал губы, когда они обсуждали условия развода. Брок пытался оставить себе все их имущество и боролся за каждую безделицу. Как ей потом объяснили адвокаты, такое упрямство свойственно всем мужчинам, желающим подчинить женщину своей воле. Но Лили было наплевать на все эти психологические тонкости, и после развода она зареклась не связываться впредь с эгоистами, помешанными на самоутверждении. Нарушать свою клятву она не собиралась даже после восхитительного секса, а потому встала и резко сказала, глядя Билли в глаза:

— Между прочим, я тебя сюда не приглашала! Ты сам ворвался ко мне ночью.

— Ах вот, значит, как ты заговорила? — в гневе воскликнул он. — Что-то я не слышал от тебя жалоб, пока ты получала удовольствие!

— Не стану отрицать, что секс с тобой мне очень приятен, — ответила она, подбоченившись. — Спасибо за удовольствие. Но оно было взаимным, мой дорогой. Так что прошу вас выйти вон! Мне надо привести себя в порядок.

— Да катись ты ко всем чертям! — вскричал Билли и стал собирать с пола свои вещи.

— Думаю, что ты найдешь выход, — добавила Лили и, покачивая бедрами, удалилась в ванную, где, к своему немалому удивлению, обнаружила на полочке аккуратную стопку чистых махровых полотенец. Смачно выругавшись, она включила горячую воду и встала под душ. Стука двери, захлопнувшейся за Билли, она не слышала, но, выйдя из ванны, обнаружила, что в доме его уже нет.

Глава 11

Баффи Говард приветствовала Лили и Сэси, восседая на резном дубовом стуле с подлокотниками и высокой спинкой под старым кленом во внутреннем дворике.

— Здесь все свои, милочка, так что присаживайтесь к столу и рассказывайте, что у вас новенького, — промолвила она, взмахнув руками, унизанными кольцами с бриллиантами.

Баффи всех называла «милочками» и «душками», за исключением своего супруга: его она почему-то величала не иначе, как «мой румяный пирожок». Это звучало несколько странно, поскольку мистер Говард был худым, высоким, седоволосым, угрюмым стариком, абсолютно не похожим на свежеиспеченный аппетитный пирожок. Однако задавать вопросы по этому поводу хозяйке дома никто не осмеливался. Все полагали, что у нее имеются какие-то особые причины так именовать своего мужа.

Сэси и Лили многозначительно переглянулись, сделали постные непроницаемые лица и, потупив глаза, промолвили:

— Ничего особенного, миссис Говард.

— Садитесь же! — повторила она и кивнула на свободные стулья.

Девушки сели за большой стол, накрытый расшитой белой льняной скатертью и сервированный серебряной, фарфоровой и хрустальной посудой, и натянуто улыбнулись уже сидевшим за ним дамам.

Служанка Стелла немедленно наполнила их бокалы шампанским и удалилась, чтобы не смущать гостей своим присутствием. Проводив ее взглядом, Баффи сказала, обращаясь к Лили:

— Серена сообщила мне, что ты намерена провести здесь значительное время. Я искренне этому рада, милочка!

— Я тоже, миссис Говард, — промолвила Лили, не поднимая глаз.

— А как поживают твои родители? Я слышала, что они вышли на пенсию, и уехали на все лето в Теннесси?

— Да, — кивнула Лили и отпила из бокала.

— Незадолго до своего отъезда твоя матушка рассказала мне, что твой бывший муж пытался отсудить у тебя во время бракоразводного процесса даже твой скромный домик. Я была возмущена, узнав об этом. Какая наглость! Ведь он даже не бывал здесь, насколько мне известно, — сказала тетушка Берни, вмешиваясь в разговор. — Представляю, как несладко тебе жилось с этим скрягой!

— На самом деле он не рассчитывал заполучить бунгало, — улыбнувшись, ответила Лили. — Однако включил его в свое исковое требование, чтобы иметь возможность торговаться.

— Вот мерзавец! — воскликнула тетушка Берни.

— Но теперь он уже не сможет отравлять Лили жизнь, и я за нее искренне рада, — сказала Сэси. — Жаль, что она не посоветовалась со мной, когда выходила за этого негодяя.

— Кстати, милочка, а когда ты наконец выйдешь замуж? — спросила Баффи. — У тебя уже есть жених?

— Честно говоря, мне нравится быть свободной женщиной, — пожав плечами, ответила Сэси. — Так что вряд ли я выйду замуж в ближайшее время.

— А что об этом думают твои родители? — вскинув бровь, спросила Баффи.

— Им сейчас не до меня, они улетели в Италию, чтобы разыскать там родовые корни нашей семьи в Сицилии, — ответила Сэси.

— А чем ты занимаешься, имея столько свободного времени? — спросила тетушка Берни.

— Я дизайнер, у меня свое дело в Сосалито. Но лето я предпочитаю проводить не в Калифорнии, а здесь, в своем родном городке, со своими добрыми друзьями, — с лучезарной улыбкой ответила Сэси.

— Моя Серена тоже не торопится замуж, — с тяжелым вздохом посетовала Баффи и с укором посмотрела на Серену. — Не понимаю я нынешнюю молодежь!

— Мир быстро меняется, моя дорогая! — сказала Джорджина Марчетти. — В наше время все девушки к двадцати годам уже были замужем и имели детей. К сожалению, потом многие из них тоже разводились. Среди мужчин во все времена попадались негодяи и вертопрахи.

— Это верно! — подтвердили другие женщины, сидевшие за большим столом.

— Главное, девочки, найти себе правильного мужчину! — с лукавой ухмылкой промолвила тетушка Берни, супруга мэра города Илай. — Тогда вы будете счастливы в браке.

Она имела все основания утверждать это, поскольку ее муж вполне мог считаться идеальным: по будням он исполнял свои служебные обязанности, а на выходные уезжал с приятелями на рыбалку, предоставляя супруге полную свободу действий.

— Я с этим полностью согласна, — сказала Баффи и потрогала серьгу с огромным бриллиантом, наглядно свидетельствующую о том, что и она обрела в свое время «правильного» спутника жизни. — Надеюсь, доченька, и ты встретишь достойного человека и влюбишься в него. — Она повертела в руке искрящийся бокал, наполненный шампанским, и добавила: — Было бы хорошо, если бы он оказался из нашего городка. Я хотела бы почаще видеть своих будущих внуков.

— Даже не мечтай, мамуля! В Илае я жить все равно не останусь. Это такая дыра!

— Однако же каждое лето ты почему-то проводишь именно здесь. И, насколько мне известно, не скучаешь, — язвительно заметила Сэси. — Так что не зарекайся, моя дорогая, что не осядешь в этом городке навсегда. В жизни все течет, все меняется.

— Да, в это лето мне здесь нравится, — согласилась Серена, мечтательно вздохнув и устремив взгляд на розовый куст.

Лили и Сэси чуть было не прыснули со смеху, сообразив, что их подруга вновь представила себе Фрэнки.

Баффи крикнула служанке, чтобы та пополнила всем бокалы шампанским, и вскоре застольный разговор принял более мирный и нейтральный характер. К концу «чаепития» все гости были изрядно навеселе и слегка покачивались, расходясь по домам. Лили и Сэси оживленно вспомнили, как Баффи впервые позволила им выпить шампанского в день их шестнадцатилетия, но только по половине бокала. Постепенно она увеличивала их порцию, но всегда следила, чтобы девушки не слишком увлекались спиртным. Застолья в ее доме стали для них не только веселыми и приятными событиями, но и своеобразными жизненными уроками.

Узнав о размолвке Лили с Билли, Сэси тактично не касалась больше этой болезненной темы. Подвезя подругу до ее дома, Лили увидела возле него «рейнджровер» Забера и с грустью заметила:

— А вот Ник не стал устраивать скандал из-за твоей отлучки, он предпочел спокойно тебя дождаться.

— Он так измучился на работе, что обрадовался возможности отоспаться у меня в тишине и покое, — с улыбкой сказала Сэси. — Он пробудет у меня пару дней, а потом снова надолго куда-нибудь уедет.

— Как у него идут дела? Надеюсь, успешно? — поинтересовалась Лили. — Ты ведь раньше мне ничего о нем не рассказывала.

— Честно говоря, я в его дела не лезу, — сказала Сэси. — Так ведь гораздо легче общаться. И тебе не советую принимать близко к сердцу свои отношения с Билли. Он и сам, по-моему, толком не понимает, что творит, потому что слишком молод и горяч, чтобы задумываться над своими словами и поступками.

— Да, он очень темпераментный юноша, — согласилась Лили, покраснев. — Пожалуй, я последую твоему совету. Тем более что выходить замуж уже не модно. Может быть, я даже стану монашкой.

— Тогда и я, пожалуй, уеду в Непал и поселюсь там в монастыре, — сказала Сэси.

Подруги переглянулись и прыснули со смеху.

— Во всяком случае, одну ночь я смогу провести без мужчины, — уточнила Лили. — Этим утром я получила годовую норму оргазма. Позвони мне, когда уедет Ник. Придумаем вместе какое-нибудь развлечение.

Глава 12

Приехав наконец в свое бунгало, Лили немного вздремнула, посмотрела по кабельному каналу порнофильм под названием «Голый начальник» и, проголодавшись, отправилась покупать съестное. Для начала она разжилась пончиками и молоком в ближайшем кафетерии, потом заскочила в магазин деликатесов и купила себе сандвич с бужениной и упаковку тарталеток с брынзой и укропом. После этого она поехала на озеро, где когда-то работала на пляже в купальный сезон медицинской сестрой, оставила в укромном месте автомобиль и, прихватив сумку с продуктами, перешла по мостику на маленький островок, чтобы насладиться там в полном одиночестве вкусной едой и кровавым закатом.

Она с аппетитом съела четыре пончика, половину сандвича, несколько тарталеток и почти осушила бутылочку с молоком, когда у нее за спиной раздался голос Билли.

— Я случайно проезжал мимо и увидел на берегу твою машину, — будничным тоном произнес он.

Лили вздрогнула и взглянула на свои наручные часы: их стрелки показывали десять вечера. Какого дьявола нужно этому негодяю в такое время на пустынном островке? Не оборачиваясь, она рявкнула:

— Убирайся!

— Это общественное место, и я имею полное право здесь находиться, — невозмутимо сказал Билли и присел рядом с ней на камень.

От негодования у Лили моментально участился пульс, и она принялась лихорадочно складывать в пакет свой недоеденный ужин. Билли покосился на него и спросил:

— Ты собираешься это выбросить? Отдай лучше мне, я чертовски голоден.

Лили взглянула на него как на ненормального, однако пакет все-таки отдала. Билли с жадностью набросился на еду и, моментально все проглотив, запил остатками молока.

— Почему ты на меня так странно смотришь? — спросил он, смяв пакет и засунув его под камень. — Никогда не видела голодного мужчину?

— Признайся честно, Билли: ты следил за мной?

— Да, — сказал он. — Ну и что?

— Негодяй! — воскликнула Лили. — Да как ты посмел вмешаться в мою личную жизнь?! Мне хотелось побыть одной!

— Да я, признаться, и сам не понимаю, что на меня нашло, — пожав плечами, ответил он. — Так что извини, я не думал, что нарушу твои планы. Если хочешь, я попрошу у тебя прощения на коленях.

— Ты меня напугал! — воскликнула Лили. — Я могла поперхнуться с перепугу и умереть от удушья, подавившись пончиком.

— Не волнуйся, я бы этого не допустил, — с ухмылкой сказал Билли. — Может быть, сходим в кино? Там продают кока-колу и кукурузные хлопья прямо в зале. Это станет нашим первым романтическим свиданием.

Лили ошалело захлопала глазами и выпалила:

— Фильм мы можем посмотреть по телевизору и у меня дома. А запасы кока-колы в моем холодильнике неистощимы.

— Значит, я прощен? — спросил Билли, просияв.

— Ты, кажется, хотел встать на колени? — с лукавой улыбкой промолвила Лили не желая давать ему повод думать, что она от него без ума и готова прыгнуть к нему в постель по первому его зову. — Докажи, что ты раскаялся в своем дерзком поступке! Дай мне слово, что впредь будешь паинькой.

Билли Бьянкич, неподражаемый красавчик, обладающий феноменальными сексуальными данными и способностями, покорно опустился перед ней на колени, скорчил жалостливую мину и, положив ей на колени руки, произнес:

— Клянусь, что буду вести себя примерно. Между прочим, у тебя симпатичная юбка, она мне нравится. Можно пощупать материальчик? — Не дожидаясь ответа, он залез ей под подол и провел кончиками пальцев по внутренней стороне бедра. Кожа Лили тотчас же покрылась пупырышками, а щеки стали пунцовыми. Она непроизвольно раздвинула ноги — и палец Билли немедленно надавил на чувствительное местечко в ее промежности, обтянутое шелком крохотных трусиков. Сладострастный стон сорвался с ее губ, она покачнулась и, боясь упасть и разбить себе при этом лоб, обхватила руками плечи Билли. Оглядываясь по сторонам, он продолжал делать ей восхитительный интимный массаж. Лили почувствовала, как у нее увлажнился низ живота, а дыхание стало прерывистым. Вокруг не было ни души, лишь вдалеке покачивалась на волнах лодка рыбака.

Билли встал с колен и, подхватив Лили руками под мышки, рывком поднял ее с камня и увлек под дерево. Там он сорвал с себя рубаху, расстелил ее на земле, густо покрытой сосновыми иголками, усадил на нее Лили и начал ее целовать.

— Нас могут увидеть! — пролепетала она, плотнее прижимаясь к нему отвердевшими сосками набухших от вожделения грудей. Ей не терпелось поскорее отдаться своему великолепному любовнику и почувствовать в себе его твердую мужскую плоть. Но она не хотела, чтобы он плохо о ней подумал, и поэтому томно произнесла: — Не надо, Билли! Ты же дал мне слово, что будешь паинькой!

— На острове никого нет, кроме нас, — хрипло ответил он, ложась на спину и привлекая ее к себе.

Лили с наслаждением прижалась к его могучей груди и охнула от переполнившего ее восторга. Кровавый закат моментально превратился в золотистый, воздух стал чище, а жизнь — гораздо слаще. Ее уже не беспокоило, что кто-то может случайно их увидеть в этой нескромной позе, и не возмущало, что Билли Бьянкич легко и непринужденно довел ее до экстаза менее чем за пять минут. Было совершенно невозможно сохранить самообладание, когда его могучее мужское достоинство упиралось ей в низ лобка. Она непроизвольно стала поводить бедрами, возбуждаясь с каждым мгновением все сильнее от одной только мысли, что он соскучился по ней.

Билли задрал ей подол юбки и ловко стянул с нее трусики. Лили решила, что сейчас не время жеманничать, и сама сняла с себя все остальное. Свежий воздух приятно ласкал ее горячую кожу, но изнутри она пылала, потому что ее охватил жар, как только Билли снял штаны и явил ее взору свое раскаленное любовное орудие. Без лишних слов он уложил ее на спину и пустил в ход свой нефритовый жезл. Лили сладострастно охнула, впуская это мужское чудо в свою сокровищницу удовольствия, и начала двигать бедрами, обвив Билли ногами и руками.

— Я ждал этого волшебного мига весь день, — осевшим от страсти голосом говорил он, совершая ритмичные телодвижения. — Признайся, что и ты мечтала о нем!

— Ты не мог бы помолчать? — выдохнула Лили, сильнее сжимая его ногами.

— Хорошо, я умолкаю, — послушно сказал Билли, но тотчас же добавил, подхватывая ее руками под ягодицы: — Ведь я теперь твой раб и должен исполнять все твои приказы.

— Да замолчи ты! — шикнула на него Лили. — Я слышала плеск весел, наверное, лодка где-то совсем близко от нас.

— Хорошо, я буду нем как рыба! Но ведь ты все равно закричишь! — возразил Билли и вцепился пальцами в ее бедра.

— О Боже! — чувственно простонала она, млея от божественного ощущения в глубине лона, полностью заполненного горячей мужской плотью. На всякий случай, однако, она повернула голову и посмотрела на проплывающую мимо островка лодку. — Проклятие! — прошептала она, непроизвольно стиснув амурное орудие Билли бархатистыми стенками своего женского естества. — Это же Брэд Мэньон! У нас с ним когда-то был роман!

— Я не желаю этого слышать! — прорычал Билли и вогнал в нее свой меч по самый эфес.

Лили издала сдавленный стон и, закрыв глаза, ответила:

— Прости, милый! Но это было очень давно, еще когда мы с ним учились в школе! В то время ты был еще совсем маленьким.

— Если ты немедленно не прекратишь говорить о нем, я встану и оденусь! — пригрозил ей Билли, однако не решился прекратить свои порывистые телодвижения.

— Так ты ревнуешь? — восхищенно воскликнула Лили.

— С чего это ты взяла? — пробурчал Билли и стал работать торсом еще быстрее, упрямо стиснув зубы.

— Глупенький, — прошептала Лили, с трудом сдерживая рвущийся наружу истошный вопль. — Между нами ничего серьезного не было! Мы только целовались.

— Мне наплевать, занимались вы с ним оральным сексом или нет, — прорычал Билли и, поднатужившись, проник в нее совсем глубоко.

Лили охнула и впилась ногтями в его мускулистую спину.

— Значит, тебе это безразлично? — хрипло спросила она, чувствуя, что балансирует на грани оргазма.

Он запечатал ей рот поцелуем и принялся сотрясать ее тело своими мощными ударами по низу живота. Лили застонала, потеряв самоконтроль. И Билли вскоре вознес ее на седьмое небо, где они одновременно испытали райское удовольствие.

К тому времени, когда они спустились с небес на землю, вокруг уже стемнело и рыбацкая лодка исчезла с озера.

Билли лег рядом с Лили и задумчиво произнес:

— Пожалуй, я действительно немного ревную тебя к другим мужчинам. Ты не обиделась на меня за мою глупость?

Она посмотрела на него, похлопала длинными ресницами и, томно потянувшись, сказала:

— Не подлизывайся, я и так тобой очень довольна. А ты?

Билли шумно вздохнул, взволнованный такими словами, но сумел взять себя в руки и спокойно ответил:

— Я тоже. Все было чудесно. Мы славно отдохнули на природе.

Глава 13

— Ты хотел бы жить в большом городе? — спросила Серена у Фрэнки, лежа вместе с ним в гамаке и любуясь яркими звездами на небе.

— Разумеется, нет! — не задумываясь, ответил он, однако тотчас же сообразил, что совершил ошибку, и добавил: — Впрочем, смотря в каком…

— А вот мне хочется навсегда уехать из Илая.

— Почему? Разве здесь плохо? — удивленно спросил Фрэнки.

— Здесь все друг друга знают… — неопределенно ответила Серена. — Ничего нельзя утаить.

— Это верно. Однако согласись, в этом есть и определенное преимущество: соседи всегда помогут починить крышу или подвезут, куда тебе нужно. Когда живешь на границе, это очень важно. Или ты забыла, что по другую сторону озера находится Канада?

— Возможно, ты и прав, — согласилась Серена. — Но в большом городе столько развлечений! Там множество различных клубов и шикарных магазинов. Ой, я совершенно забыла, что мужчин это не интересует.

— Во всяком случае, по магазинам я уж точно ходить не люблю, — сказал Фрэнки. — А уж если приспичит развлечься, можно сходить в наш местный салун. Нет, что ни говори, а свой Илай я не променяю ни на какую столицу!

Он тактично умолчал о том, что просто не представляет себе жизни без своей моторной лодки и причала, с которого он привык справлять по утрам в озеро малую нужду, любуясь восходом.

Серена тяжело вздохнула и замолчала.

— Ты чем-то расстроена? — спросил он. — Может, сходим на танцы?

— Тебе же завтра вставать в семь утра на службу! — напомнила она.

— Ладно, потанцуем завтра! Если, конечно, ты не возражаешь.

— Я надену свое новое красивое платье! — обрадованно воскликнула Серена. — Ты ведь меня в нем еще не видел.

— А его сложно снять?

— Нужно лишь расстегнуть молнию!

— Тогда оно мне наверняка понравится!

Серена заливисто рассмеялась. Он нежно погладил ее по щеке и крепче прижал к себе. Она уткнулась носом ему в плечо и вскоре уснула, посапывая как младенец.

Утром, уходя на службу, Фрэнки заботливо поправил плед, которым она укрывалась. Серена пошевелилась и улыбнулась во сне. Эта улыбка сделала Фрэнки счастливейшим человеком на свете и заставила его забыть, что ей не нравится Илай, а ему не по душе большой город.

Глава 14

В это утро трое приятелей завтракали, как обычно, вместе в маленьком уютном кафе. Уходя на работу, Билли чмокнул Лили в щеку и пообещал вернуться к ужину. Она сказала, что приготовит ему суши, он внутренне напрягся, однако не подал виду, что испугался, и непринужденно помахал ей на прощание рукой, прежде чем захлопнуть дверь. Забер намеревался провести этот день вместе с Сэси, в кафе он заскочил, чтобы купить кое-какие продукты и перекинуться словечком-другим с друзьями. На следующий день ему снова предстояло отправиться куда-то в глушь по своим делам.

Обменявшись приветствиями, приятели подозвали к своему столику официантку и сделали заказ.

— Как дела? — спросил у Билли Фрэнки.

— Нормально, — ответил тот и проводил масленым взглядом удаляющуюся на кухню Джолин, длинные стройные ноги и крутые бедра которой не могли не вызвать восхищения у любого нормального мужчины, не говоря уже об ее пышном бюсте и многообещающей улыбке.

— Славное выдалось, однако, в этом году лето! — сказал Забер, глубоко вздохнув.

— Да, — кивнул Фрэнки. — Погода пока держится хорошая.

— Это точно, — поддакнул Билли и плотоядно ухмыльнулся.

На этом их обмен впечатлениями и ощущениями закончился.

* * *
Проснувшись, Серена зашла к Лили, и они позавтракали слоеным печеньем с помадкой и молоком. Облизнув губы, Серена сказала:

— Печенье очень вкусное, но мне больше нравится яблочный пирог. Он такой же сочный и сытный, как и Фрэнки.

— Я вижу, тебе этот парень действительно пришелся по душе, — сказала Лили, отправляя в рот последнее печенье.

Это было чисто риторическое замечание, поскольку Серена расхваливала Фрэнки на протяжении всего завтрака, детально обосновывая свою высокую оценку его мужских достоинств.

— Напрасно я потратила столько времени на богатеньких старичков, — с сожалением промолвила она и томно вздохнула.

— Наконец-то ты это поняла, — иронически заметила Лили.

— Жаль только, что и с Фрэнки у меня вряд ли получится что-либо серьезное. Сомневаюсь, что наш роман продлится до глубокой осени, — с грустью промолвила Серена.

— Даже если это и так, печалиться все равно не нужно, — сказала Лили. — Пусть это лето станет нашим маленьким сумасбродством. Имеем же мы, в конце-то концов, право на легкое безумие? Будем наслаждаться жизнью и веселиться, не заботясь о завтрашнем дне! Забудем в кои-то веки обо всем на свете, разумеется, кроме…

— Кроме секса! Устроим себе грандиозные сексуальные каникулы! — подхватила ее мысль Серена.

— Вот именно! И пусть весь этот городишко содрогнется от нашего шоу трех подружек! — добавила Лили.

— Да, пусть Илай надолго запомнит это жаркое лето! — с улыбкой воскликнула Серена.

— И парад знойных блондинок!

— А кто им будет командовать?

— Конечно же, наша многоопытная Сэси!

— Да, она вся светится от счастья. Вот если бы моя мамаша перестала донимать меня разговорами о замужестве, я бы тоже чувствовала себя на вершине блаженства. Папа никогда не докучал мне нудными нравоучениями, хотя до сих пор и называет меня «малышкой». Он однажды сказал: «Помни, малышка, мы всегда придем к тебе на помощь. Ни о чем не тревожься и развлекайся, пока молодая!»!

— Мой папа тоже называет меня «крошкой», — сказала Лили, — но только когда он представляет меня своим приятелям из гольф-клуба. Итак, решено: будем беззаботно наслаждаться жизнью. Главное, чтобы приятные мгновения случались у нас почаще.

Серена хихикнула и добавила:

— До знакомства с Фрэнки я даже не мечтала, что когда-нибудь испытаю столько мгновений райского блаженства подряд. Какой твой личный рекорд?

— О чем это ты? — кокетливо спросила Лили.

— Разумеется, о многократном оргазме! Только не притворяйся, что с Билли ты его еще не испытала, я все равно в это не поверю. О его способностях по городу уже давно ходят легенды. — Серена снова хихикнула.

— Я как-то не придавала этому особого значения, — рассмеявшись, сказала Лили. — В следующий раз непременно посчитаю.

Попрощавшись с подружкой, Лили сходила в магазин за продуктами и, вернувшись домой, решила немного вздремнуть перед тем, как начать готовить ужин. Однако ее сон затянулся до вечера: очевидно, сказались предыдущие бурные ночи, когда ей было не до сна.

Вернувшись в шесть вечера с работы, Билли был удивлен, найдя в кухонной раковине сырую камбалу, а в гостиной — хозяйку бунгало, спящую на диванчике. С отвращением прикрыв рыбу газетой, чтобы она не косилась на него своими выпученными глазами, расположенными на одной стороне головы, он полез в холодильник, надеясь найти там бутылочку охлажденного светлого пива, однако и тут его постигло разочарование. Чертыхнувшись в сердцах, Билли позвонил в магазин и попросил доставить ему в домик Лили пива и какой-нибудь еды, после чего отправился принимать душ. К тому времени, когда он вышел из ванной, посыльный уже доставил ему заказ. Билли откупорил бутылочку, взял газету и вышел на веранду, чтобы отдохнуть и выпить пивка на свежем воздухе.

Лишь усевшись в шезлонг и развернув газету, он почувствовал, что дьявольски устал. Сегодня ему пришлось выполнить двойной объем обычной работы, чтобы наверстать упущенное за один день отгула. Он побывал в десятке домов и отремонтировал два нагревателя, одну газовую колонку, котел центрального водяного отопления, поставил несколько новых батарей, укрепил пару экранов, наладил устройство для полива в огороде одной пожилой дамы, а заодно и ее газонокосилку и выполнил еще множество мелких починок во славу своей ремонтной конторы, в которой трудился с четырнадцати лет, удачно совмещая работу с игрой в хоккей. Билли любил свое дело и делал его с душой. В хоккей он тоже играл исключительно ради собственного удовольствия и не гнался за рекордами. Поэтому он ни разу не причинил никому из соперников ни одной сколько-нибудь серьезной травмы и не стремился забить как можно больше шайб в чужие ворота любой ценой. Ему и самому пока удавалось избежать сильных ушибов и переломов. С удовлетворением вспомнив об этом, Билли постучал по подлокотнику и сделал большой глоток пива по этому поводу, мысленно попросив своего ангела-хранителя оберегать его и впредь. Помимо морального удовольствия, игра в хоккей приносила Билли немалые деньги, что позволяло ему ни в чем себе не отказывать.

Билли допил пиво и взглянул на часы: было уже без двадцати минут семь. Что ж, подумал он, пусть Лили еще немного поспит, а ровно в семь вечера они приступят к ужину, доставленному посыльным. В конце концов, нельзя же требовать от телеведущей программы «Прекрасный сад Лили» еще и подтверждения ее кулинарного мастерства, тем более во время отпуска. Не говоря уже о том, что ей наверняка осточертело готовить пищу для своего постылого муженька. Рассудив таким образом, Билли достал из холодильника еще одну бутылочку и с наслаждением выпил.

Глава 15

Она проснулась от его горячего поцелуя и, пригубив свой любимый клюквенный коктейль со льдом, благодарно проворковала:

— Не могу понять, то ли мне все это снится, то ли я попала в рай.

— Там ты побываешь несколько позже, крошка, — пробасил Билли, улыбнувшись. — А сейчас нас ожидает ужин. Вставай и садись за стол, пока еда не остыла. Я не ел ничего с утра и жутко проголодался.

О четырех сандвичах, которые он проглотил мимоходом в течение дня, он умолчал, как и о двух бутылках пива, поскольку такие мелочи не стоили того, чтобы о них упоминать.

— После того, что ты вытворял вчера вечером на острове напротив пляжа, я начала тебя побаиваться. Так что подай мне халат, и мы немедленно начнем подкрепляться.

— Зачем тебе халат? Сейчас ведь не холодно, — возразил Билли. — Я хочу полюбоваться твоей фигурой.

— Вряд ли ты увидишь что-то такое, чего еще не видел, — сказала Лили и, откинув плед, встала с дивана.

Окинув плотоядным взглядом ее голое тело, Билли присвистнул и изрек:

— Именно этого зрелища мне и недоставало, чтобы почувствовать прилив бодрости после тяжелого трудового дня. — Он поставил на столик бокал и припал губами к ее розовому соску, сжав руками ягодицы. — Пожалуй, ужин может и подождать, я предпочту ему твои теплые груди.

Теребя кончиком языка твердеющий сосок, Билли начал сосать его с жадностью голодного младенца. В промежности Лили вспыхнул пожар, а ее бутон удовольствия начал вибрировать. Она нащупала рукой язычок молнии на его штанах и потянула за него, торопясь выпустить на свободу его дракончика.

— Не надо торопиться, крошка, — сказал Билли. — Я еще не насытился твоими чудесными грудями.

— Но я уже не в силах ждать! — воскликнула она, испытывая сладкое томление во всем своем горячем теле.

— Надо набраться терпения, дорогая!

Билли прикусил ее сосок — и пронзительный сладострастный стон, вырвавшийся у нее совершенно непроизвольно, заставил его быть поосторожнее с ее эрогенными зонами. Лили вцепилась пальцами ему в волосы и, запрокинув голову, затрепетала, чувствуя, как по спине у нее побежали мурашки. Билли принялся целовать ее груди поочередно, то посасывая твердый, словно вишневая косточка, сосок, то полизывая его, то сжимая двумя пальцами. Руки его при этом тоже не оставались без дела, и вскоре по бедрам Лили потекли струи нектара. Она замотала головой и жалобно заскулила, умоляя его поскорее перейти к более основательным мужским ласкам.

Он же словно бы не замечал ее мольбу и продолжал доводить ее до исступления, дразня соски самым коварным образом и просовывая пальцы в ее самые укромные ниши.

— Боже, какой ты милый, Билли! — восклицала Лили. — Еще, еще!

Голос ее обрел чувственный хрипловатый оттенок, колени дрожали, над верхней губой выступила испарина, а груди набухли так, что стали похожи на спелые дыни.

Наконец Билли оставил ее соски в покое и спросил:

— Чего еще тебе угодно?

— Мне угодно тебя убить! — воскликнула она, не испытывая ни малейшего желания шутить в такое мгновение.

Билли расстегнул ширинку и с ухмылкой спросил:

— И когда же ты намерена это сделать? До или после того?

— Нет, во время этого! — выпалила Лили и сама стянула с него штаны.

Они рухнули на диван и без промедления слились в сладчайшем экстазе. Первый оргазм потряс Лили, как только она ощутила его необыкновенную мужскую мощь. Ее крики и стоны, однако, его не остановили, а, напротив, лишь раззадорили. И когда его телодвижения обрели ровный темп и настоящую силу, стоны Лили стали слышны за пределами ее бунгало. Но пылких любовников это не смущало, они продолжали свои амурные игры, пока не утолили сжигавшую их страсть.

После продолжительной и бурной любовной забавы у них пробудился волчий аппетит. Лили приподняла голову, втянула носом дразнящие запахи, доносившиеся с кухни, и проворковала:

— Не пора ли нам утолить голод иного свойства? По-моему, мы оба зверски проголодались. Ты позволишь мне надеть к ужину хотя бы шорты и майку?

— Только при условии, что и ты разрешишь мне сесть за стол в штанах, — ответил Билли, одарив ее белозубой улыбкой, которой был обязан местному стоматологу по фамилии Раби.

— Договорились! — сказала Лили. Быстренько приведя себя в порядок и одевшись, они уселись за кухонным столом и стали лакомиться варенными в пикантном соусе креветками, запивая их охлажденным пивом.

— Я абсолютно счастлива, — заявила Лили. — А ты?

— Пожалуй, я тоже близок к блаженству, — подумав, ответил он. — Для полного счастья мне необходимо съесть еще бифштекс, который подогревается в духовке.

— Я решила отныне наслаждаться каждым мгновением, как учит этому философия дзен.

— Ты увлекаешься этим учением?

— Если честно, лишь поверхностно, знаю только несколько принципов и крылатых фраз, например: «При ходьбе получайте удовольствие от ощущений, возникающих в стопе!»

— Как это мудро сказано, однако! — поморгав, промолвил Билли. — Но я, честно говоря, предпочитаю передвигаться на автомобиле. А после игры в хоккей я вообще не чувствую ног, они просто немеют. А вот на лодочке я бы сегодня с удовольствием покатался. Хочешь составить мне компанию?

— А кто будет грести? — спросила Лили.

— Конечно же, я, как настоящий джентльмен, — ответил он.

— Тогда я согласна! — воскликнула она. — Но на дорожку я бы выпила еще коктейля с бренди.

— Хорошо, дорогая, — сказал Билли и полез в холодильник.

Лили блаженно зажмурилась и сладко потянулась: еще никогда не проводила она вечер так чудесно, как сегодня. Билли угадывал и исполнял все ее сокровенные желания, словно бы он был не обыкновенный слесарь-сантехник, а джинн из волшебной восточной сказки. Он разбудил ее нежным поцелуем, как сказочный принц — Спящую красавицу, напоил необыкновенно вкусным коктейлем, подарил ей мгновения райского блаженства, накормил аппетитным и сытным ужином и вдобавок пригласил ее на лодочную прогулку по озеру. Ее совершенно не пугало, что над гаванью, по которой будет плавно скользить их ялик, носятся полчища кровожадных комаров, особенно возле острова. Она думала в этот миг лишь о звездах, сверкающих на черном бархате неба, и таинственной полной луне, излучающей загадочный свет.

Лили отведала изрядную порцию крепкого коктейля и, почти впав в нирвану, словно сомнамбула последовала за Билли навстречу новым приключениям.

В небе багровел закат, к берегу причаливали лодки рыбаков, возвращавшихся домой с уловом, подвыпившие чудаки перекрикивались через озеро, на пристани возле туристического комплекса вовсю кипела разгрузочно-погрузочная работа. Сходившие с катеров на причал лоцманы окликали Билли и приветливо махали ему рукой, он тоже приветствовал их улыбками и кивками. Приятно удивленная всей этой дружелюбной атмосферой и популярностью своего кавалера среди аборигенов этого захолустного городка, Лили даже не заметила, как очутилась в прогулочной лодке и, сев за весла, стала грести.

— Ты не утомилась, крошка? — спустя какое-то время спросил Билли. — Если хочешь, можем заглянуть в салун и освежиться фирменным вишневым пуншем.

— Даже не напоминай мне о нем! Иначе меня стошнит! — воскликнула Лили, скорчив брезгливую гримасу.

— Тогда отдохни немного, ты уже запыхалась, — сказал Билли и сменил ее на веслах.

Возражать она не стала, потому что действительно устала.

Они еще долго плавали вдоль берега в южной части озера, наслаждаясь тишиной, свежим воздухом и красками заката. К причалу возле бунгало Лили они пришвартовались уже в сумерках. Билли нежно поцеловал ее и, обняв за талию, повел по дорожке к дому. И хотя их обоих постоянно жалили комары, Лили была близка к абсолютному блаженству.

Войдя в дом, они не сговариваясь прошли на кухню и стали наводить там порядок. Билли мыл грязную посуду, Лили вытирала ее полотенцем. Когда с уборкой было покончено, Билли спросил, не хочет ли она посмотреть телевизор.

— А ты хочешь? — грустно спросила она.

— Если честно, то нет, я спросил только из вежливости, — улыбнувшись, ответил Билли, совершенно неотразимый в джинсах и с обнаженным мускулистым торсом.

— Какой ты хитрый! — Она игриво погрозила ему пальчиком. — Ты ведь знаешь, чего мне хочется!

— Но где же я возьму сейчас шоколадный батончик с миндалем? — с невинным видом спросил он, играя мышцами живота.

— Я сама его найду! — воскликнула Лили и потянула за язычок молнии у него на ширинке.

— По-моему, тебе будет удобнее лакомиться им в спальне, — сказал, обнимая ее, Билли.

* * *
Около полуночи в один из коротких перерывов между бурными ласками он не выдержал и спросил:

— Что это ты все время считаешь? Уж не количество ли своих оргазмов?

— Меня попросила об этом Серена, — смущенно объяснила Лили. — Мы с ней соревнуемся. По-моему, рекорд будет за мной, поскольку ты непревзойденный марафонец.

— Если ты не перестанешь постоянно бормотать, дорогая, то я раньше времени сойду с дистанции. Меня это отвлекает и мешает сосредоточиться, — сердито пробурчал Билли.

— Хорошо, тогда я больше не буду, — пообещала Лили, однако продолжала еще какое-то время считать в уме. Но в конце концов она все-таки отказалась от этой затеи, потому что сбилась со счета.

Глава 16

На следующей неделе Билли начал готовиться к тренировочным сборам в спортивном лагере для местной детворы, которые он проводил ежегодно. Забер укатил куда-то в глухой пограничный район, а Фрэнки уехал в Виргинию на судебный процесс, требовавший его присутствия.

Серена отправилась закупать новые товары для скобяной лавки своей матушки у оптового поставщика.

Сэси, вдохновленная своим бурным романом с Забером, увлеченно сочиняла стихи и ждала возвращения своего возлюбленного, которому посвятила целую поэму.

А Лили затеяла разбивку цветника возле озера и усердно высаживала разнообразные многолетние растения, большинство из которых были местным жителям в диковинку.

— Бог в помощь, — сказал ей Билли, узнав об ее оригинальной задумке. — Только вот я сомневаюсь, что вся эта экзотическая флора здесь приживется. Ты проводишь ботанический эксперимент?

— А вот и нет! Я знаю наверняка, что в здешнем уникальном климате все эти цветы будут чувствовать себя великолепно, — самоуверенно заявила Лили.

— Ты фантазерка, но я все равно желаю тебе успеха, — сказал Билли и заключил ее в объятия.

Неделя пролетела незаметно, Лили радовалась чудесной погоде и наслаждалась жизнью. Но уже в начале следующей недели, во вторник, стали появляться первые признаки грозы.

Билли попросил ее заехать за ним после окончания первого дня тренировок на ледовую арену.

— Я покажу тебе стадион, а потом мы где-нибудь поужинаем, — сказал он. — Можешь сама выбрать любое место.

Его приглашение, сделанное достаточно галантно, имело в своей подоплеке вовсе не стремление поддержать свой образ истинного рыцаря в ее глазах, а банальное желание выжить. Накануне ужин приготовила для них Лили, свое творение она именовала лазаньей, однако ни своим внешним видом, ни запахом это месиво не походило на общеизвестное блюдо итальянской кухни. Билли с трудом осилил его, выпив бутылку кьянти. Предвкушая чудесный вечер в ресторане в компании любимого, Лили весь день самозабвенно высаживала и поливала различные орхидеи в своем цветнике. Выбранное для него место ей казалось весьма удачным, поскольку оно было солнечным и защищенным от ветра березками. Подходящей была и почва, богатая растительным перегноем. К стадиону, почти опустевшему к вечеру, она приехала вовремя и в прекрасном расположении духа. Выходя из машины на парковочной площадке, она, однако, на всякий случай скрестила пальцы, еще раз мысленно пожелав нежным цветам прижиться на новом месте.

Ледовая арена встретила ее тревожной тишиной. Оглядываясь на стены прохода, испещренные хулиганскими надписями, сделанными болельщиками, пыльные застекленные стенды со спортивными трофеями в фойе и буфетную стойку, Лили пришла к выводу, что за годы ее отсутствия в этом городке здесь почти ничего не изменилось, разве что в салуне появился новый аппарат для приготовления кофе. Наконец она подошла к дверям прохода на площадку, с замирающим сердцем распахнула их и очутилась в нескольких шагах от катка.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к полумраку и разглядеть стоявшего возле бортика Билли. Он был там не один, рядом с ним стояла невысокая стройная молодая женщина с коротко подстриженными ярко-рыжими волосами. Билли что-то сказал ей, и она звонко, на весь зал, рассмеялась. У Лили упало сердце и перехватило дух. Покачнувшись, она с трудом удержала равновесие и, вцепившись в поручень, стала спускаться по бетонным ступенькам. Услышав звук ее шагов, Билли обернулся и помахал ей рукой.

Убеждая себя, что ничего особенного не произошло, она помахала ему в ответ и попыталась изобразить на лице улыбку. Непрошеная ревность, однако, продолжала жечь ее сердце. Рыжеволосая собеседница при ее приближении обернулась и обожгла надменным взглядом.

— Лили, позволь мне представить тебе Хитер, мою одноклассницу, — сказал Билли.

— В школе мы с Билли были очень близкими друзьями, — многозначительно добавила Хитер.

— Лили — биолог по профессии, — не моргнув глазом продолжал Билли. — Я уговариваю ее остаться на следующий учебный год в Илае и стать преподавателем ботаники в местном колледже.

Лили покраснела и открыла рот, лишившись на время дара речи. А Хитер недоверчиво взглянула на нее и спросила:

— В самом деле?

— Хитер приехала за своим сыном, — торопливо добавил Билли, пытаясь загасить ярость, вскипавшую в душе Лили. — Мальчик занимается у меня в группе начинающих.

Легкий на помине, мальчуган с рыжими вихрами и спортивной сумкой на плече выскочил из раздевалки и, подбежав к ожидавшим его взрослым, с улыбкой спросил:

— Тренер, а вы будете кататься с нами завтра утром?

У Лили ком подступил к горлу, когда она, присмотревшись к нему, узнала знакомые черты: мальчишка был маленькой копией Билли!

— Конечно же, буду, Марки! — с улыбкой ответил Билли, потрепав его рукой по голове.

— Мама, он так здорово катается на коньках! Лучше всех на свете! — восхищенно произнес мальчуган.

Лили сцепила пальцы и закусила нижнюю губу, все сильнее убеждаясь в их с Билли сходстве.

— Я знаю, милый, — с придыханием сказала мамаша Марки, — Билли Бьянкич — один из лучших тренеров.

Лили чуть было не вырвало от звука ее приторно-сладкого голоса, но усилием воли она заставила себя стиснуть зубы и попыталась утешиться мыслью, что этой ночью Билли будет спать с ней, а не с этой манерной рыжей стервой.

— Загляни к нам как-нибудь вечерком, Билли, — проворковала Хитер. — Марки будет очень рад, а я приготовлю что-нибудь вкусненькое по такому случаю.

— Верно, тренер! — обрадованно вскричал мальчуган. — Я покажу тебе свою коллекцию открыток с портретами знаменитых хоккеистов. Мама, ты рассказывала тренеру о моей коллекции? Мы будем смотреть ее втроем, верно?

— Будет лучше, милый, если ты покажешь ему ее сам, — уклончиво ответила Хитер. — А я тем временем приготовлю для вас лазанью. Тренеру раньше нравилось это блюдо. Верно, Билли?

— Мама готовит его так, что пальчики оближешь! — вскричал Марки. — Приходи к нам на ужин скорее, тренер!

— Я непременно постараюсь выкроить свободный вечерок, — сказал Билли, заметив наконец, как похотливо блестят у Хитер глазки и как нетерпеливо переминается с ноги на ногу Лили, позеленевшая от ярости и ревности. — Но обещать заранее ничего не могу, у меня сейчас очень напряженный график работы. Рад был с вами поболтать. До встречи! Пошли, дорогая, — добавил он, обернувшись к Лили.

Лили натянуто улыбнулась Хитер и кивнула, решив не раскрывать рта, чтобы на прощание не ляпнуть какую-нибудь едкую гадость. Билли взял ее под руку и спросил, когда они отошли на несколько шагов:

— Какая муха тебя укусила? Ты меня к ней ревнуешь?

— С чего это ты взял? Ведь вы просто старые добрые приятели, не так ли? — спросила она, в свою очередь, пытаясь выглядеть невозмутимой. — И не виделись вы, наверное, уже тысячу лет! Не правда ли?

— Да, мы вместе учились в старших классах средней школы, — сказал Билли. — Ну и где же мы сегодня ужинаем? '

— Решай сам, — холодно сказала Лили, напуская на себя вид избалованной и неприступной светской львицы.

— По-моему, ты сбесилась! — в сердцах воскликнул Билли. — Да пойми же ты наконец, мы с Хитер не встречались вот уже несколько лет. И вообще, мисс Лили моя прежняя личная жизнь вас абсолютно не касается.

Она оторопела, не ожидая столь резкой отповеди, но Билли моментально потеплел и, обняв ее, поцеловал. Она совершенно обмякла и позволила ему усадить ее в свой автомобиль, где он чуть было не зацеловал ее до смерти. Когда она уже готова была отдаться ему прямо в салоне машины, он разжал объятия и, задыхаясь, сказал:

— Нет, здесь мы этого делать не станем. Я домчусь до твоего бунгало за пять минут, и там мы с комфортом устроимся на кровати.

Охваченная трепетом от небывалого вожделения, Лили не стала спорить. Возле дома соседки стояла ее машина: Миртл вернулась из поездки к своей дочери. Но это не смутило распалившегося Билли. Он на руках внес Лили в дом, швырнул ее на кровать и немедленно овладел ею со свирепостью дикаря.

Впервые в жизни Лили испытала оргазм в тот же миг, когда он стремительно ворвался в ее сокровищницу тайных услад. Стоны и крики раздавались по всей округе до глубокой ночи и возобновились после того, как влюбленные поужинали.

Глава 17

На следующее утро, как только Билли уехал в тренировочный лагерь, Лили позвонила подругам и условилась с ними о встрече в кафе «Шоколадный лось».

Заняв угловой столик, три блондинки сделали официальный заказ, и Лили заговорщицким тоном заявила, что ей требуется совет.

— А что случилось? — в один голос спросили у нее Сэси и Серена. — Билли тебя бросил?

— Нет, но боюсь, что скоро это произойдет: он встретил на ледовом стадионе свою школьную любовь, — с тяжелым вздохом посетовала Лили.

— Какой кошмар! — разом воскликнули ее подружки, скорчив скорбные гримасы. — А мы-то думали, что он до встречи с тобой жил монахом!

— Прекратите ерничать! — воскликнула Лили. — Это нешуточная проблема! У него был до меня целый гарем наложниц. К тому же я все преувеличиваю, потому что пока еще не оправилась после нервотрепки с разводом. Проще было бы, конечно, проигнорировать такую мелочь. Но эта его старая приятельница — настоящая стерва, с которой нельзя не считаться. У нее хватило нахальства при мне пригласить Билли к себе на ужин. Хуже того, ее мальчуган очень похож на Билли. Боже, я не могу даже передать, что я испытала, сообразив, что, вполне возможно, мальчишка — его внебрачный сынок! Они ведь два года учились вместе, а этой рыжей стерве нельзя отказать в определенной привлекательности.

— Насчет мальчика ты, конечно же, преувеличиваешь, — задумчиво произнесла Сэси. — Старшеклассники умеют пользоваться противозачаточными средствами. Но сбрасывать со счетов ностальгию юношеских лет, разумеется, нельзя.

— Тем более что в молодости секс бывает особенно горячим, — мечтательно добавила Серена.

— Спасибо, что вы меня просветили, — холодно сказала Лили.

— Извини, мне просто вспомнился один мой любовник, по имени Джерри Джерзек. Он был такой темпераментный! — сказала Серена, ерзая на стуле.

— Но ты же встречалась с ним всего один месяц, — заметила Сэси. — Что же стало причиной вашей размолвки?

Серена поправила цветастую шаль на плечах и ответила, вздернув носик:

— Я бросила его, потому что он требовал от меня верности. А вот этого я ему обещать уж никак не могла.

— Я тебя понимаю, — со вздохом промолвила Сэси, а Лили добавила:

— У меня тоже был в молодости один горячий парень, его звали Мэтт. Он хотел, чтобы я встречалась только с ним, а мне еще очень нравился Робби. Ах, где же вы, мои девичьи годы!

Она стала сосредоточенно размешивать ложечкой сахар в чашке.

— Порой приходится чем-то жертвовать, — сказала Сэси. — Послушай, ты уверена, что Билли — это именно тот парень, который тебе сейчас нужен?

— Вот в этом-то я как раз не сомневаюсь! — с улыбкой воскликнула Лили и допила кофе. — Я от него без ума.

— А кто убеждал меня не принимать роман с Фрэнки всерьез? — спросила Серена. — Вот что я вам обеим скажу, мои дорогие подружки: вы обе чересчур зациклились на сексе. Нужно для разнообразия заняться каким-нибудь полезным делом. Почему бы вам не составить мне компанию и не съездить в одну гончарную мастерскую в пригороде Уинстона? Мама поручила мне закупить там партию керамических изделий. Ну, согласны?

— Мой Забер укатил куда-то на неделю, поэтому у меня полно свободного времени, — сказала Сэси.

— А Билли уехал в свой тренировочный лагерь до самого вечера. Так что я согласна, — сказала Лили.

Девушки расплатились с официанткой и отправились на автомобиле в гончарную мастерскую. Она располагалась на берегу озера Басс, в чрезвычайно живописном уголке и напоминала маленький музей кустарных художественных поделок. Даже по ее интерьеру заметно было, что здесь трудится не обыкновенный ремесленник, а подлинный мастер-творец.

Люк Мэньон — так звали владельца мастерской — оказался высоким симпатичным блондином спортивного телосложения. Он обитал в этом домике один, без жены, без собаки и даже без прислуги. Он вышел встречать посетительниц в сандалиях, надетых на босу ногу, шортах и цветастой рубахе с короткими рукавами и с распахнутым воротом. Его загорелая могучая грудь была покрыта рыжими курчавыми волосами, подбородок и скулы поросли трехдневной щетиной, а под глазами залегли темные круги, очевидно, от переутомления. Он показал девушкам весь дом, рассказывая, в каких международных выставках он участвовал и с кем из знаменитостей близко знаком, а также на каких курортах он отдыхает и в каких фешенебельных магазинах покупает себе одежду. Потом он угостил их чудесным французским белым вином, чуточку охлажденным, поскольку денек выдался жаркий, и вдвоем с Сереной удалился в складское помещение, чтобы взять там для нее несколько ваз и горшков.

В ожидании возвращения подруги Сэси и Лили, усевшись на диванчик, обитый зеленоватым холстом в мелкий цветочек, любовались видом на озеро и обменивались своими впечатлениями о Люке. Согласившись в том, что он душка и симпатяга, они стали строить предположения относительно его возможного флирта с Сереной.

— Мне показалось, что он ей приглянулся, — сказала Сэси.

— А я просто уверена, что они понравились друг другу, — заявила Лили. — По-моему, она скоро оставит Фрэнки. Ведь наивно предполагать, что ему удастся убедить ее остаться жить с ним в Илае.

— И я так считаю, — сказала Сэси. — И Фрэнки, как мне кажется, это тоже понимает.

— А если нет, то очень скоро поймет, — хихикнув, добавила Лили. — Если, разумеется, Люк предпримет решительные шаги. Серена настроена к нему благожелательно.

— Не будем торопиться с выводами, — сказала Сэси. — Лучше спросим у нее самой, когда она вернется.

Но внешний вид и поведение вернувшейся Серены не внесли ясности в мучивший обеих подруг вопрос. Она выглядела невозмутимой и на все их вопросы отвечала спокойно, хотя и уклончиво. Поэтому Лили и Сэси, вернувшись в Илай, пришли к выводу, что Люку не удалось затронуть потайные струны ее души.

Глава 18

На следующий день произошло чрезвычайное происшествие. После полудня Сэси, случайно узнав от кого-то, что Забера видели в городе, поспешила в его бунгало. Он явно не ожидал ее визита, подтверждением чему была загорелая длинноногая блондинка в бикини, обнимавшая его, сидя на диване. Забер не сопротивлялся и готов был уступить ее настойчивому домогательству. Сэси, видевшая эту фривольную сцену а окно, не стала дожидаться ее развития и незаметно ретировалась, опасаясь, что не совладает с яростью и задушит соперницу.

Когда изменщик появился вечером в ее доме, Сэси уже успокоилась и поэтому непринужденно спросила:

— Ну, как прошло твое очередное увеселительное мероприятие?

— Нормально. Я возил на рыбалку двоих парней из Денвера, приехавших к нам в Илай в отпуск, — спокойно ответил Забер.

— Так, значит, у вас была чисто мужская компания? — поинтересовалась Сэси, когда он уже начал расшнуровывать ботинки.

Забер с недоумением посмотрел на нее и спросил:

— Что-нибудь случилось?

— У меня — нет. А вот что произошло сегодня с тобой? Я случайно проезжала мимо твоего дома и хотела навестить тебя. Но в окно увидела тебя в обществе почти обнаженной блондинки и решила, что мне лучше отложить свой визит. Кто эта девица, если не секрет?

— Дочь одного из моих клиентов. Не мог же я ей нагрубить! — смутившись, ответил Забер.

— Выходит, в твои обязанности входит и удовлетворение сексуальных желаний клиенток? Для меня это новость.

— У меня просто не было другого выхода, дорогая! — промямлил Забер. — Но я думал о тебе, когда выполнял свои служебные обязанности. Не принимай этот пустяковый эпизод близко к сердцу. Считай, что она меня изнасиловала.

— Бедняжка! Ты ведь у нас такой слабенький! — язвительно заметила Сэси. — Значит, и впредь прикажешь мне терпеть подобные «несущественные» эпизоды?

— Дорогая, эта группа завтра возвращается домой!

— Неужели мисс Грудастая Блондинка не настаивала на прощальном ужине и еще одном интимном свидании с тобой?

— Да, она пыталась уговорить меня провести эту ночь с ней, — сказал Забер, — но я решительно отказал ей, объяснив, что должен быть со своей возлюбленной.

— Представляю, какой это был для нее удар! — ехидно заметила Сэси. — Только ты слегка поспешил, милый. У тебя уже нет любимой! Убирайся из моего дома и моей жизни навсегда! — вскричала она, не сдержав ярости. — Я не стану делить тебя с заезжими легкомысленными девицами!

— Ты шутишь? — с недоверием спросил Забер.

— Вон! — Сэси указала ему пальцем на дверь и, повернувшись, удалилась в спальню и заперлась там на ключ. Где-то в глубине ее души теплилась надежда, что он постучится в дверь и станет умолять ее простить его. Но этого не случилось.

* * *
— Порой мужчины совершают отвратительные поступки, — изрекла Лили, наполняя вином бокалы. — Не переживай, Сэси, уж такая у них у всех натура.

— Да, им нельзя верить, — кивнув, подтвердила Серена. — Хочешь, съешь мою порцию мороженого!

Сэси судорожными глотками опустошила свой бокал и, поморгав заплаканными глазами, выпалила:

— Видели бы вы эту мымру! Да она готова отдаться первому встречному! Нет, впредь я не буду такой наивной дурой! И зачем только я ему поверила? Зачем я потратила на него столько своего драгоценного времени?

— Фрэнки сказал, что вчера вечером Забер был сам не свой, пил пиво и молчал, — сказала Серена.

— Значит, он от меня отправился в салун? — спросила Сэси. — И наверняка кого-нибудь там подцепил. Ну, говори!

— Не уверена, — ответила Серена, отводя взгляд. — Он выпил две бутылки и ушел.

— Так сколько же точно времени он цедил в салуне свое пиво? Отвечай? И не пытайся меня обмануть, это бесполезно! — все сильнее распаляясь, наседала на нее Сэси.

— Около часа, — промямлила подруга.

— Значит, ой ушел оттуда не один, — заключила Сэси с тяжелым вздохом. — Уж я-то его знаю. И с кем же он ушел?

— Прости, Сэси, но этого я тебе не могу сказать.

— Имя! Назови ее имя! Говори, ведь я все равно узнаю!

— Пожалуйста, Сэси, не вынуждай меня раскрывать эту тайну. Я обещала Фрэнки, что буду держать язык за зубами.

— Ах вот, значит, как! Ну, тогда и я не буду больше с тобой разговаривать, так и знай!

— Нет, этого тебе лучше не знать! — не сдавалась Серена.

— Пусть это тебя не волнует! Назови ее имя!

— Он встретил в салуне мисс Грудастую Блондинку и с ней же и ушел, — чуть слышно ответила Серена.

— Нет! Не верю! — вскричала Сэси. — Она его приворожила!

— Фрэнки говорит, что она уже дважды побывала замужем и знает какой-то секрет…

— В отношении Забера это совсем не сложно, он всегда питал слабость к девицам легкого поведения, — сказала Сэси с горечью.

— Да, мужчины думают не так, как мы, женщины, — промолвила Лили. — Например, мой Билли завтра собирается отужинать у Хитер! Он говорит, что ему неудобно отказаться, потому что она пригласила на ужин и его родителей.

Сэси и Серена вытаращили глаза и пораскрывали рты, услышав эту потрясающую новость. За столиком воцарилась полная тишина. Правда, длилась она недолго. Сэси наполнила свой бокал до краев, осушила его до дна и, крякнув, изрекла:

— И ты это молча стерпела?

— Давай оставим эту тему! — покраснев, сказала Лили. — Мы все слишком возбуждены. В конце концов, мы с Билли поддерживаем близкие отношения всего-то пару недель, а с Хитер они дружат почти пятнадцать лет. Как я могу судить о том, насколько они привязаны друг к, другу?

— О Боже! Что за панические настроения! Лучше скажи: она разведена? — с живостью спросила Сэси, совершенно позабыв о собственном несчастье.

— Да — значит, свободна. По-моему, у нее большие виды на будущее с Билли, — сказала Лили. — Но он заверил меня, что не питает к ней глубоких чувств.

— Тогда зачем же он согласился с ней поужинать?

Лили понурилась и промолчала, почувствовав, что от волнения у нее в ушах возник звон, напоминающий комариный писк. Это всегда предвещало беду. Конечно же, Хитер сумеет угодить Билли своими блюдами. Да и бюст у нее соблазнительный, как и фигура в целом. Любопытно, о чем она заведет разговор? Скорее всего станет рассуждать о каких-нибудь местных проблемах и к концу ужина окончательно запудрит Билли мозги.

— Налейте-ка мне еще вина, пока я окончательно не спятила! — вовремя спохватившись, воскликнула Лили. — В конце концов, какая мне разница, где он будет ужинать? Верно, Сэси?

— В этом я тебе плохой советчик, — наполняя ее бокал, сказала подруга. — Твой Билли пока только собирается поужинать с другой, а мой Забер уже переспал с одной заезжей секс-бомбой.

Не сговариваясь, обе подружки посмотрели на Серену, сосредоточенно доедавшую свое клубничное мороженое.

— Вообще-то я не хотела вам об этом говорить, — наконец промолвила она. — Но уж раз мы разговорились по душам, я вам признаюсь: Люк пригласил меня на рандеву.

— И что же ты? — разом спросили у нее Сэси и Лили.

— Конечно же, согласилась! Кстати, вы давно начали говорить одновременно?

— Нас сплотило общее женское горе, — сказала, улыбнувшись, Лили. — И когда же он успел?

— Еще вчера, когда мы уединились в его мастерской. А потом еще сегодня, позвонив мне домой. Кстати, он прислал мне с посыльным вазу собственного изготовления, а в ней — букет алых роз.

— Этот мужчина знает, как покорить женщину, — заметила Сэси, похлопав ресницами.

— Даже не представляю, что мне делать, — вздохнув, сказала Серена. — Люк такой славный! Но и Фрэнки милый. Они оба мне нравятся.

— Уж не собираешься ли ты признаться Фрэнки, что идешь на свидание с другим мужчиной? — спросила Сэси.

— Я наврала ему, что проведу этот вечер с вами, потому что у меня месячные, — сказала Серена. — Уж вы меня не подведите!

— О чем ты говоришь? Для чего же тогда существуют подруги? — с улыбкой сказала Сэси.

— Разумеется, мы тебя не подведем, — подтвердила Лили.

Не сговариваясь, подружки звонко расхохотались.

Глава 19

Домой Лили вернулась поздно. В тускло освещенной гостиной она застала Билли: он смотрел телевизор.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, картинно подбоченившись.

Уловив в ее голосе стервозные нотки, он нарочито спокойно спросил:

— А в чем, собственно говоря, дело? Почему ты набрасываешься на меня, едва войдя в дом? Разве я в чем-то провинился?

— Но ведь ты сказал, что сегодня ко мне уже не придешь, раз я собралась проведать вечером Сэси!

— Я подумал, что ночевать ты все-таки придешь домой. Послушай, давай обойдемся без скандала!

— А кто устраивает скандал? — дрожащим от ревности к Хитер голосом возразила Лили и поймала себя на том, что воображение уже рисует ей умилительную картину семейного ужина в доме соперницы, на который ее Билли отправился, несомненно, с букетом цветов в руке. Впрочем, подумала она в следующий момент, пусть ужинает где ему вздумается!

— Ты, похоже, навеселе? — спросил он. — Любопытно, сколько же ты выпила сегодня?

— Не твое дело! Да, я выпила с подругами вина, ну и что из того?

— Остынь, Лили! Мне действительно нет дела, с кем и сколько ты пила. Да напивайся в стельку хоть ежедневно, это не моя проблема! — в сердцах воскликнул он.

— Прекрасно! Я так и поступлю, дорогой! — рявкнула она. — И остывать я вовсе не намерена! Вы, мужчины, всегда так нам, женщинам, говорите, когда пригульнете на стороне. Или задумаете приударить за какой-нибудь смазливой сговорчивой девицей.

— Эй, потише на поворотах! Не надо путать меня с Забером! — одернул ее Билли, теряя терпение.

Она окинула его насмешливым взглядом и дерзко спросила:

— А чем, собственно говоря, ты от него отличаешься?

Билли вскочил с кресла, вновь повергнув Лили в трепет своей идеально сложенной фигурой, обтянутой черной майкой и белыми льняными джинсами, и прорычал:

— Замолчи, женщина! Ты пьяна! Поговорим, когда ты протрезвеешь!

Он направился к выходу.

— Как насчет завтрашнего вечера? — крикнула ему вдогонку Лили и тотчас же прикусила язык, пожалев о своей несдержанности.

— Любопытно, какого ответа ты ожидаешь? — остановившись в дверях, спросил он ледяным тоном.

— Я полагаю, что взрослый мужчина способен решить сам, как ему следует ответить женщине в той или иной ситуации, — столь же холодно парировала Лили, оправившись от замешательства.

Билли раскрыл рот, подумал и, закрыв рот, молча покинул ее бунгало. Спустя мгновение, ровно в десять, на экране телевизора появилась заставка выпуска вечерних новостей.

Лили рухнула в опустевшее кресло и обхватила голову руками. Впервые в жизни у нее возникло предположение, что во всех своих неурядицах виновата она сама, а не мужчины. «Нечего пенять на Брока, черт бы его побрал», — бормотала она себе под нос, моргая от яркого свечения экрана, с которого на нее глядели, неестественно улыбаясь, приторно смазливые дикторы, похожие на клоунов со своими прилизанными прическами и нелепым гримом. Это она, Лили, хочет от жизни чересчур многого, отказываясь уяснить, что полное счастье — это только миф, подобный Эльдорадо, стране богатств и сказочных чудес.

Вот что происходит с наивными мечтательными девушками, начитавшимися в седьмом классе романов Джейн Остин, сделал удивительно простой вывод ее мозг, затуманенный винными парами. Их идеалом становится мистер Дарси, способный не только на мужские подвиги в постели, но и на проявление нежности к своей возлюбленной, подлинный джентльмен, духовный мир которого не ограничивается программой телепередач, а интересы простираются дальше удовлетворения своей похоти и рыбалки. Всю жизнь она искала человека, которому могла бы доверять и для которого не существовали бы другие женщины. А в итоге сидит сейчас одна в полутемной комнате, пьяная, и тупо смотрит на экран, словно бы эта дурацкая парочка на нем подскажет ей какой-то выход.

Лили встряхнула головой, отчаявшись найти ответы на извечные житейские вопросы, и с горячностью хватившей через край одинокой женщины воскликнула:

— А какого черта я должна отказываться от своей девичьей мечты? Чем уж так плох милый моему сердцу еще со школы литературный герой? Нет, я не стану отвергать моего дорогого мистера Дарси! Он мне нравится, и я буду и впредь пытаться встретить его на своем жизненном пути. Я никому не позволю разлучить меня с моим идеалом!

Придя к такому решению, Лили улеглась спать. Ей приснился желанный мистер Дарси, странным образом очень похожий на Билли, с таким же черным ежиком волос на голове и обворожительной улыбкой.

Глава 20

Наутро завтрак в кафе «Шоколадный лось» напоминал поминки. Но не ирландские поминки, со свойственным им обильным возлиянием, а, скорее, шведские, на которых принято пить кофе и помалкивать, сохраняя на физиономиях скорбную мину. От безудержного веселья, которому подруги предавались накануне вечером, проклиная всех мужчин, на их мрачных лицах не осталось и следа. Более того, всех их грызло непривычное чувство собственной вины.

— Ты уверена, что Фрэнки тебе не звонил? — в который раз спрашивала Серена у Сэси. — Может быть, ты просто забыла? Ведь вчера ты была пьяна!

— Да не звонил он мне! — огрызнулась Сэси. — Телефон весь вечер молчал, это я точно помню. И оставь меня наконец в покое! Понятно?

— А тебе, Лили, Фрэнки тоже не звонил? — не унималась Серена, необыкновенно бледная и с покрасневшими после бессонной ночи глазами, под которыми залегли темные круги.

Издав мучительный стон, Сэси наклонилась над столом и, зажав Серене ладонью рот, раздельно произнесла:

— Не беспокойся, кошечка, твоему Фрэнки ничего пока не известно о твоих ночных похождениях с другим котом. Для него ты по-прежнему свет в окошке.

— Но я себя так ужасно чувствую! — воскликнула Серена, уронив руки на скамейку, на которой сидела.

— За всякое удовольствие приходится расплачиваться! — язвительно заметила Лили. — Ты ведь славно повеселилась минувшей ночью, не так ли?

Серена сразу же просияла и воскликнула:

— О да! У Люка такая шикарная яхта!

— Так вот предел твоих мечтаний! — ехидно сказала Сэси. — Шикарная яхта!

— Жаль, что у Фрэнки такой нет, — с мечтательным вздохом сказала Серена.

— Так подари ее ему! — предложила Сэси, помешивая ложечкой кофе.

— Я не могу! — воскликнула Серена, хлопая накрашенными ресницами.

— Это почему же? — Сэси изумленно вскинула брови. — Ты из очень состоятельной семьи и можешь себе это позволить. А заодно и просвети его относительно модных магазинов в Париже, по которым ты и Люк так любите ходить, бывая во Франции.

— А еще лучше — просто сразу же предупреди его, что ты намерена встречаться и с другими мужчинами. Вот увидишь, от этого ваши отношения нисколько не ухудшатся, — посоветовала ей Лили.

— Чудесная идея! — Серена радостно захлопала в ладоши. — Я так и поступлю!

— И тогда ты сможешь со спокойным сердцем спать и с Фрэнки, и с Люком, — с трудом сдерживая смех, подытожила Сэси. — Кстати, каков твой новый любовник в постели?

Серена густо покраснела и пролепетала:

— Я с ним еще не… В общем, он вел себя как истинный джентльмен и не выказывал намерения овладеть мною в первую же нашу встречу.

— Да, он явно не из тех бравых ковбоев, которые готовы проявить свою мужскую доблесть в любой ситуации, — с хмурым лицом сказала Сэси.

Над столиком нависла томительная тишина.

— Давайте не будем ханжествовать! — произнесла наконец Лили. — Мы тоже не святые! И вообще, хватит унывать!

— Это верно, — согласилась Сэси. — Предлагаю сегодня отправиться на танцы!

Лили молча кивнула в знак согласия, а Серена снова захлопала в ладоши от охватившего ее восторга.

— Я позвоню Фрэнки и назначу ему встречу в «Берч-Лейк». Повеселимся от души, девчонки!

Лили вымученно улыбнулась, изо всех сил пытаясь показать, что разделяет ее оптимизм. Но на душе у нее скребли кошки.

Сэси с подозрением покосилась на нее, но тактично воздержалась от вопросов.

Глава 21

— Звонок Хитер стал для меня полной неожиданностью! Я уже столько лет не слышала в телефонной трубке ее голоса, — умиленно промолвила мать Билли, кладя в сумочку пачку бумажных носовых платков. Она покосилась на сына, стоявшего в дверном проеме, и глубоко вздохнула, выражая этим свое предчувствие, что за неожиданным приглашением на ужин последуют новые сюрпризы. Марли даже не исключала, что в скором времени внуков у нее прибавится.

Словно бы угадав ее мысли, Билли сказал, придерживая для нее дверь:

— Хитер приводит своего сына ко мне на тренировку на ледовую арену. Она уже давно уговаривала меня поужинать с ними, и в прошлый раз я наконец согласился, чтобы не огорчать ее мальчика.

— И правильно сделал, сынок! Не правда ли, Гарольд?

Марли обернулась и посмотрела на своего супруга, прилипшего к телевизору.

— Мне когда-нибудь дадут в этом доме спокойно посмотреть выпуск новостей? — возмущенно воскликнул он, вскидывая к потолку руки.

— Но мы из-за тебя опоздаем, Гарольд! Выключи ты, наконец, этот проклятый черный ящик! — недовольно проворчала его супруга, припудривая носик.

Отец Билли с горестным вздохом щелкнул пультом, и телевизионный экран погас. Гарольд с кряхтеньем поднялся с кресла, и Билли с облегчением перевел дух. «Наконец-то мы выйдем из дома, — подумал он, — ведь Хитер терпеть не может, когда ее заставляют ждать».

— Гарольд, ты помнишь, Хитер всегда приходила к нам вовремя? — угадав его мысли, произнесла Марли. — Она на редкость пунктуальная девушка. Так что поторапливайся!

Состроив страдальческую мину, мистер Бьянкич-старший надел пиджак и шагнул к двери.

— Кстати, дорогой, я говорила тебе, что сегодня днем я случайно встретила в магазине мать Хитер? — спросила у него супруга, беря его под локоть.

При упоминании матери Хитер Билли навострил уши, хотя обычно он пропускал мимо все, что говорила ему мать, будь то ее ностальгические воспоминания о моде времен ее молодости или же перечисление того, что она съела в обед. Оставался глух он и к ее добрым советам, и к вопросам о его намерении жениться. Обзаводиться семьей в ближайшее время Билли не собирался и поэтому предпочитал отмалчиваться, когда она затрагивала эту болезненную тему. Но сейчас, живо представив, как его и Хитер мамаши обсуждали во время их «случайной» встречи, где лучше устроить свадебный обед и какие блюда подать на стол, он побагровел и с трудом сдержал рвавшееся наружу крепкое словцо. Ему не следовало проявлять мягкотелость и идти у Хитер на поводу, нужно было сразу же развеять все ее иллюзии на его счет. Билли пропустил вперед своих родителей, запер входную дверь и, взглянув на часы, тяжело вздохнул: вечер обещал быть долгим и трудным.

— Вот влип! — в сердцах пробормотал он, направляясь к автомобилю.

* * *
Подходя по выложенной кирпичом дорожке к дому Хитер, Билли пожалел, что не надел бронежилет и кобуру с револьвером самого большого калибра, чтобы защититься от целенаправленной психической атаки Хитер и собственной матери, явно задумавших любой ценой заставить их пожениться. Он решил, что пробудет здесь не более двух часов, после чего улизнет под каким-нибудь благовидным предлогом, уклонившись от ответа на неминуемое предложение сделать совместные ужины двух семей доброй традицией.

Однако Хитер ловко разрушила все его тактические планы, как только отворила дверь. Она вежливо, но без тени лицемерной любезности на лице приветствовала гостей самым обыкновенным дружелюбным тоном и, пройдя вместе с матушкой Билли на кухню, предоставила роль хозяина дома своему смышленому мальчугану, который тотчас же увлек Билли и Гарольда в детскую и стал показывать им свои игрушки и коллекцию открыток и календариков с портретами знаменитых хоккеистов.

Вскоре Хитер подала мужчинам охлажденное пиво в бокалах, включила телевизор и, одарив всех улыбкой, снова ушла на кухню. И, не знай Билли ее как облупленную, он бы наверняка расслабился и потерял бдительность. К счастью, горький жизненный опыт подсказал ему в этот момент, что делать этого не следует, ибо любые отвлекающие маневры противника свидетельствуют лишь о его коварных намерениях.

Однако тревожное затишье перед бурей затягивалось, и к тому времени, когда всех позвали к столу, Билли уже был на взводе. В отличие от него все остальные пребывали в приподнятом настроении. Марки был абсолютно счастлив, поскольку наконец-то показал кому-то свое главное богатство. Отец Билли впал в полное умиротворение после двух выпитых бокалов пива и спокойного просмотра выпуска теленовостей. На лицах женщин тоже читалось благодушие, не оставлявшее у Билли никаких сомнений, что совместные приятные хлопоты на кухне их не только подружили, но и сплотили. Лишним подтверждением этой догадки стало то, что они появились в проходе в столовую, взявшись за руки, как неразлучные подружки, и смерили мужчин горделиво-снисходительными взглядами, прежде чем оповестить их, что ужин готов.

У Билли возникло сильное желание бежать отсюда без оглядки, пока не поздно.

Дождавшись, когда все расселись за столом, матушка Билли начала с торжественным выражением лица раскладывать по тарелкам лазанью, словно бы она угощала всю большую и дружную семью своим фирменным блюдом.

У Билли зашевелились волосы на затылке.

Но Хитер старалась говорить так, словно бы она обращалась не к нему персонально, а ко всем сидящим за столом. Марки без умолку болтал о хоккее, а мистер Бьянкич ограничивался нейтральными фразами вроде: «Передайте мне соль» или «Я бы с удовольствием съел добавку!». Миссис Бьянкич потчевала всех забавными, на ее взгляд, местными сплетнями.

Лазанья и вино были восхитительными, как и испеченный Хитер итальянский хлеб. На десерт на стол были поданы пирог с черникой и ванильное мороженое домашнего изготовления.

— Ну разве, отведав все это, кто-нибудь осмелится не согласиться, что Хитер превосходно готовит? — с лучезарной улыбкой проворковала Марли.

— Вы мне льстите, — ответила Хитер, скромно потупившись. — Ведь это самые обыкновенные блюда. Предлагаю выпить кофе на террасе и полюбоваться летающими светлячками, — с милой улыбкой добавила она.

Все было прекрасно. Настолько, что от недобрых предчувствий у Билли защемило сердце. Никто, даже Гарольд, не торопился уйти. Хитер совершенно обворожила стариков своими кулинарными способностями, артистическим обаянием, достойным премии Академии искусств, и с успехом продолжала манипулировать ими, доказывая тем самым живучесть и универсальность учения Никколо Макиавелли. И только один Билли оказался неподвластным ее чарам: его сердце принадлежало не этой рыжеволосой искусительнице, наделенной многими талантами, а совершенно другой женщине — той, что не умела не только сносно готовить, но и скрывать свои чувства, а уж скрытно управлять другими людьми она была просто не способна. Воспоминания о Лили разбередили сладострастные фантазии Билли. Он поспешно допил кофе с ликером «Амаретто», встал и заявил, что вынужден откланяться, так как завтра ему нужно пораньше встать.

— Еще рано, Билли! — сказала его мать. — Выпей еще кофе, а я помогу вымыть Хитер посуду.

— Если Билли нужно пораньше лечь сегодня спать, пусть он уходит, миссис Бьянкич. Своего Марки я тоже уже уложила в постель, — проворковала Хитер. — Налить вам еще кофе и ликера, мистер Бьянкич? Не беспокойтесь, я отвезу вас домой на своей машине. Кстати, через десять минут будут показывать последние новости.

После таких ее слов по спине Билли пробежал холодок.

— Еще раз благодарю тебя за превосходный ужин, Хитер, — пятясь к двери, сказал он. — Увидимся завтра на стадионе.

Он поспешно покинул этот гостеприимный дом и быстро пошел по дорожке к своему автомобилю. Только сев за руль, он расслабился и с облегчением вздохнул. А когда выехал на дорогу, на его лице появилась улыбка. Теперь, когда опасность миновала, можно было подумать и о чем-то приятном, например, о том, как обрадуется ему Лили.

Глава 22

Пока он ужинал у Хитер, Лили тоже не скучала: вместе с подругами она отправилась в салун «Берч-Лейк», где в летний сезон каждый вечер было людно и весело. Сегодня в зале яблоку негде было упасть. У Сэси, решившей порвать с Забером, не возникало трудностей с выбором кавалеров. Они слетались со всех сторон на ее зауженное в талии белое ситцевое платье, как мотыльки на огонек, и готовы были сгореть в ее жарких объятиях. Но она отдала предпочтение ударнику джаз-банда: залезла, хлебнув для храбрости изрядную порцию вишневого пунша, на сцену и устроилась там у его ног, пока он с поразительной ловкостью орудовал барабанными палочками, демонстрируя танцующим свой незаурядный талант.

В паузах между номерами они успевали поцеловаться, к восторгу развеселившейся публики. А когда после шквала бурных аплодисментов запыхавшийся барабанщик вставал и отвешивал поклоны, в зале раздавались истерические визги впечатлительных дам и одобрительные возгласы мужчин, обративших внимание на хорошо заметное вздутие у него в ширинке. Музыкант сиял от самодовольства, Сэси кокетливо хихикала.

Лили, оставшаяся сидеть за столиком с Фрэнки и Сереной, стойко выдерживала натиск осаждавших ее ухажеров и то и дело поглядывала на свои наручные часы. В конце концов такое времяпрепровождение ей надоело, и она решила, что через двадцать минут обязательно уйдет. Неожиданно в зал вошел и стал проталкиваться сквозь толпу Люк. Лили запаниковала и начала подмигивать Серене, однако подруга не замечала ее предупреждающих ужимок и продолжала с умилением глядеть на Фрэнки.

Люк, поравнявшись с их кабинкой, увидел Серену и произнес:

— Я так и думал! Так вот как ты проводишь свои вечера!

Серена побледнела как мел. Фрэнки взглянул на нее, протянул Люку руку и невозмутимо сказал:

— Меня зовут Фрэнки Аронсон.

— Люк Мэньон, — пожимая ему руку, представился гончар. — Надеюсь, вы не станете возражать, если я к вам подсяду? — Не дожидаясь согласия, он плюхнулся на стул рядом с Лили.

— Выпьешь чего-нибудь? — по-свойски спросил Фрэнки.

Люк кивнул, и Фрэнки подозвал официантку.

Лили пожалела, что не улизнула отсюда пятью минутами раньше, и мысленно послала проклятие Сэси. Но та была настолько увлечена разговором с ударником джаз-банда, что даже не обернулась, хотя Лили и жгла ее своим укоризненным взглядом. Официантка подала ему бокал с джином и тоником, он отхлебнул и произнес, глядя на Серену:

— Завтра ночью я устраиваю для своих друзей прогулку на яхте. Ты непременно должна прийти.

— Право же, я не уверена, смогу ли… — запинаясь, пролепетала Серена, густо покраснев. — У меня свои планы…

— Так это тебе принадлежит гончарная мастерская на озере Басс? — спросил Фрэнки у Люка. — Серена, в вашей лавке продаются его горшки?

— Ну да, разумеется, — кивнула она.

— Я поставил им новую партию керамических ваз всего несколько дней назад, — сказал Люк. — И пригласил Серену покататься со мной по озеру на яхте. Мы славно провели эту прекрасную лунную ночь! Ах, как ярко сверкали на темном небосводе звезды! Как упоительна была ночная тишина, нарушаемая лишь всплесками рыб и кваканьем лягушек!

— Полагаю, что и ветерок был теплым и ласковым, — в тон ему задушевно произнес Фрэнки, по его скулам уже ходили желваки. — И часто вы совершаете подобные прогулки?

— Да, весьма. Вам обязательно нужно присоединиться к нам как-нибудь, — сказал Люк.

Фрэнки наморщил лоб, пожевал губами и спросил:

— А не доводилось ли тебе участвовать в соревнованиях?

— Конечно! Я дважды выходил победителем в регате на озере Бернтсайд! — воскликнул Люк. — А вы, случайно, не яхтсмен?

— Заядлый! — ответил Фрэнки. — Я участвую в регатах ежегодно и регулярно получаю утешительные призы.

— Что ж, тогда тем более вам следует побывать на моей яхте! — воскликнул Люк. — Может быть, потанцуем, Серена? — спросил он, круто поменяв тему.

— Благодарю, но сегодня я танцую только с Фрэнки, — с робкой улыбкой ответила она. — И вообще мне что-то не хочется пока танцевать.

— Боюсь, тебе придется поискать другую даму, приятель, — с ухмылкой сказал Фрэнки, облегченно вздохнув.

В этот момент к столику подскочил тот самый нахальный рыжий турист, с которым однажды танцевала, чтобы позлить Билли, Лили, и, плюхнувшись на свободный стул, добродушно спросил:

— Ну, что мы сегодня пьем? — Он игриво подмигнул Лили, подозвал официантку и добавил: — Я всех угощаю!

Мистер Докер, а именно так звали назойливого отдыхающего, был уже навеселе и потому не заметил, как вытянулись лица у всех сидевших за столом. Он стал уговаривать Лили потанцевать с ним медленный танец, и ей лишь с огромным трудом удалось уклониться от этого. Конопатый наглец совершенно не огорчился, залпом опустошил свой бокал и, покачиваясь, пошел к сцене заказывать музыкантам свою любимую мелодию. Лили не преминула воспользоваться этим и ретировалась.

Очутившись на свежем воздухе, она перевела дух и посмотрела на часы: до полуночи оставалось всего несколько минут. Воображение немедленно нарисовало ей живописную сценку в спальне Хитер. Лили погрозила кулаком луне и грязно выругалась.

Глава 23

Входя в переполненный посетителями салун, Билли чуть было не сбил с ног застывшего в проходе Забера. Обменявшись приветствиями, приятели стали высматривать в зале своих знакомых. Забер первым увидел Сэси, сидевшую у одного из музыкантов на коленях, и помрачнел. Вскоре Билли заметил в одной из кабинок Серену, Фрэнки, мистера Докера и богатого горшечника по имени Люк. Однако Лили за их столиком не оказалось. Решив, что она уже ушла из салуна с каким-нибудь новым ухажером, он процедил сквозь зубы:

— Однако, похоже, сегодня нам обоим не повезло.

— Если к другому уходит невеста, еще неизвестно, кому повезло, — философски ответил Забер, испепеляя взглядом Сэси, ерзающую на чреслах ударника.

— А не промочить ли нам горло? — хрипло спросил Билли.

— Да, самое время, — согласился Забер, все больше мрачнея. — Признаться, мне хочется сегодня напиться.

— И мне, — сказал Билли. — Я только что вырвался от Хитер. Она пригласила меня с моими родителями к себе на ужин.

— Это круто! — присвистнув, сказал Забер. — Прими по этому поводу мои искренние соболезнования. Но как тебя угораздило так вляпаться, старик? Хитер — хваткая бестия, от нее нелегко отделаться, если она положила на тебя глаз.

— Она прикинулась милой провинциальной простушкой и покорила сердца моих стариков домашним черничным пирогом и мороженым. Я ими едва не поперхнулся.

— Готов поспорить на двадцать долларов, что все это приготовила ее мамочка! — воскликнул Забер.

— Возможно, — процедил Билли. — Слава Богу, мне удалось оттуда сбежать. Послушай, не слишком ли много позволяет себе этот белобрысый барабанщик? — Он кивнул в сторону сцены, где Сэси вовсю обнималась и целовалась с ударником.

— Пожалуй, я намну ему сегодня бока, — мрачно пробурчал Забер, сжав кулаки. — Чтобы не было повадно лапать чужих девчонок! Эти парни из джаз-банда совсем обнаглели, их пора проучить.

— Но сперва давай выпьем, старина! — предложил Билли и потянул его за руку к стойке бара.

Но Забер словно бы прирос к полу. Билли предпринял еще одну попытку сдвинуть его с места, но Забер, резко вырвав руку, решительно направился к сцене. Билли последовал за ним. На пути рассвирепевшего от ревности Забера внезапно возник шериф, уже давно наблюдавший за ним, и сказал:

— Остынь, старина! Лес и Лари вряд ли обрадуются, если ты здесь все переколотишь.

— Барная стойка у меня за спиной, приятель. Прочь с дороги! — с угрозой произнес Забер.

Словно бы из-под земли рядом с Фрэнки возникли владельцы заведения братья Симинич. Лес засунул Заберу в нагрудный карман пачку самокруток с марихуаной и с улыбкой сказал:

— Это тебе от меня в подарок. Ступай покури и расслабься.

— Оркестр закончит свое выступление через четверть часа, — добавил его брат Лари. — Подожди этого парня снаружи и спокойно выясни там с ним отношения.

— Он прав, Никки! Не стоит устраивать здесь бучу из-за какой-то юбки! — подтвердил Билли, встав рядом с Фрэнки.

Секунду-другую парни молча смотрели на Забера, потом Лес щелкнул зажигалкой и поднес ему огонек под нос. Забер достал из кармана самокрутку, сунул ее в рот и, наклонившись, прикурил от язычка пламени.

* * *
Из кабинета братьев Симинич Билли и Забер вывалились, заметно пошатываясь, когда бар уже опустел. Вокруг была кромешная мгла, лишь над входом в салун то вспыхивала, то гасла неоновая вывеска.

— Все равно всех баб нам не перепробовать! — в сердцах воскликнул Забер, очевидно, продолжая начатый разговор.

— Ты прав, старина, хотя и надо к этому стремиться, — сказал Билли и громко икнул.

— Как говорится, живи сам и давай жить другим, — промычал Забер.

— А что, разве не так? — воскликнул Билли.

— Ты сейчас куда? Домой? — спросил Забер.

— Нет, — покачав головой, ответил Билли.

— Моя помощь нужна?

— Нет, старина! Я человек мирный. Мой лозунг: «Долой войну, да здравствует любовь!»

— С этого дня это и мой лозунг тоже! — сказал Забер. Приятели дружно расхохотались.

Глава 24

В спальне Сэси Забер появился в самый неподходящий момент, когда на кровати происходил бурный финал эротической симфонии. Любовники так увлеклись его исполнением, что не услышали вовремя его шагов и спохватились, когда было уже поздно. Забер с видимым интересом наблюдал, как они лихорадочно стараются разжать свои конечности и прикрыться покрывалом.

— Чтоб ты провалился! — вскричала Сэси, умудрившись наконец выбраться из-под ударника и вскочить на ноги, чтобы предотвратить побоище в своем доме. — Попробуй только сдвинуться с места, и я выцарапаю твои наглые глаза!

Забер поднял вверх руки и пьяным голосом воскликнул:

— Да здравствует мир! Я не собираюсь снимать скальп с твоего симпатичного белобрысого кавалера, крошка! И на тебя я не сержусь, поскольку понимаю, что ты просто не смогла устоять перед мужчиной, который так ловко управляется с барабанами. Эй, Сэси, куда же ты побежала голая? — закричал он, видя, что хозяйка бунгало вдруг устремилась к двери в чем мать родила. — Накинь на себя что-нибудь, увидят соседи — потом сраму не оберешься! А впрочем, какое мне до этого дело? — Забер махнул рукой и сосредоточил свое внимание на музыканте, пятившемся к окну. — Послушай, приятель, мне так понравилась одна мелодия, которую вы сегодня исполняли! Ну, та, что напоминает космическую музыку. Ты понял, что я имел в виду? Эй, куда же ты, друг? Зачем же прыгать в окно без штанов и ботинок? Постой, я сейчас их тебе брошу! Держи!

Он запустил ботинком в спину убегавшему ударнику и, громко расхохотавшись, довольный, что попал ему в ягодицу, швырнул в него второй башмак. Описав дугу, тот угодил бедняге в голову. Парень пронзительно вскрикнул и помчался прочь, нелепо размахивая руками, так быстро, что Забер не успел швырнуть ему штаны.

— Шустрый парнишка, — провожая его восхищенным взглядом, сказал Забер. — Настоящий спринтер!

Он взял со столика недопитую бутылку пива, опустошил ее прямо из горлышка, смачно рыгнул и рухнул ничком на кровать. Однако спокойно вздремнуть ему не удалось, потому что в бунгало вернулась разъяренная Сэси, успевшая окунуться в озеро и прийти в себя. Захлопнув за собой входную дверь, она вбежала в спальню и заорала:

— Какого дьявола ты врываешься в мой дом без приглашения? Что ты себе позволяешь, идиот?

Забер, кряхтя, перевернулся на спину и промычал:

— Не надо кричать! Дай мне отдохнуть!

— Убирайся из моего бунгало! — завопила Сэси.

Забер даже не пошевелился.

— Ты что, оглох? Я сказала — пошел вон, болван! — Сэси сопроводила свое требование тирадой из столь забористых ругательств, что Забер ухмыльнулся и ласково попросил:

— Пожалуйста, не употребляй таких резких выражений, крошка! Ведь твой голосок слышен, пожалуй, даже в Канаде. Может получиться международный скандал.

— Ты все равно здесь не останешься, нахал! — взвизгнула она и попыталась стянуть его с кровати, ухватив за ногу.

Однако здоровяк Забер даже не шелохнулся.

Сэси принялась колотить его кулачками, но он ловким борцовским приемом ухватил ее за талию и перекинул через себя на свободную половину кровати.

Оправившись от шока, она встала на колени и влепила ему затрещину.

Забер охнул, встряхнул головой и взмолился:

— Поосторожнее, крошка! Ты сделаешь меня калекой!

Но Сэси уже замахивалась для следующего мощного удара.

Забер проворно уклонился и, повалив ее спиной на кровать, крепко схватил за запястья своими длинными цепкими пальцами.

— Прекрати меня колотить! — прошипел он. — Не порть мне настроение!

— Ты, вероятно, забыл, что находишься в моем доме, а не в гостинице! Нужно было заранее забронировать для себя место на моей кровати, кретин!

— Прости, крошка, я забыл номер твоего телефона. Эта чертова марихуана отшибла у меня память, — виновато пробормотал он, продолжая на всякий случай прижимать ее руки к матрацу.

— Жаль, что ты не обкурился раньше, когда развлекался с той грудастой блондинкой! Впрочем, в отличие от мозгов твой «шустрик» всегда бодр и полон сил. Он, по-моему, готов шалить ежедневно и даже без перерыва! — во весь голос вопила Сэси, норовя извернуться и укусить его за ухо.

— Да, признаю, я был не прав. Извини, малышка. Давай обо всем забудем, — предложил Забер и в подтверждение своих миролюбивых намерений отпустил ее запястья.

— И о сегодняшнем происшествии с ударником джаз-банда тоже? — спросила Сэси. — На меня нашло затмение. Ты мне веришь?

— Разумеется, крошка, — сказал Забер. — Ты немного пошалила.

— Это ты довел меня до отчаяния своим равнодушием! — воскликнула Сэси и снова принялась колотить его, правда, уже не так больно. — Почему ты мне вчера не позвонил?

— Извини, малышка, — сказал Забер и, спустив ноги с кровати, с тяжелым вздохом добавил: — Я готов исполнить любое твое желание.

— Тогда ступай спрыгни с моста вниз головой! — в сердцах воскликнула Сэси. — Прекрати ломать комедию! Я сама в отчаянии после всего, что оба натворили! Как же нам после этого жить?

— Клянусь, что впредь я… — начал было Забер, но Сэси не дала ему договорить, заорав:

— Не пудри мне мозги, я не наивная дурочка! Не нужно ни в чем клясться! Ты неисправим!

— Хорошо, тогда я обещаю исправиться. Нет, честное слово, крошка, я буду стараться вести себя хорошо.

— Тебе все равно придется ответить за свои прегрешения, Забер! — осклабившись, заявила Сэси.

— Я готов понести наказание хоть сейчас, — покорно ответил Забер.

— Ложись, раз тебе хочется. Место свободно, Дуг сюда уже не вернется. Ты нагнал на него страху.

— Не говори так! — Забер нахмурился.

— Как — так? — Сэси удивленно вскинула брови.

— А так, словно бы тебе безразлично, какой мужчина делит с тобой постель! — пробурчал Забер.

— Боже мой! И кто это говорит? Не тебе меня осуждать! — огрызнулась Сэси. — У тебя у самого рыло в пуху!

Забер обмяк и пробурчал:

— Намек понял, молчи!

— Да лучше держи язык за зубами!

— Как скажешь, дорогая. Давай не будем ругаться.

Он начал расстегивать пуговицы на рубашке, ощущая ужасную слабость во всем своем измученном теле и настоятельную потребность отдохнуть.

Но как только он снял свою клетчатую рубаху, Сэси увидела царапины у него на спине и пришла в неуправляемую ярость.

— Пошел вон! — ледяным голосом произнесла она.

— Но почему? — удивленно спросил он. — Что я такого сделал?

— Подойди к зеркалу и полюбуйся на свою исцарапанную спину, кобель! Все, больше никаких разговоров! Одевайся и уходи! — сказала непримиримым тоном Сэси.

— Вот черт! — в сердцах воскликнул Забер.

— Что, совсем запутался в своих любовницах? Уже и не знаешь, откуда ждать подвоха? — злорадно воскликнула Сэси и, вскочив с кровати, схватила в охапку плед и ушла в другую комнату, где заперлась и улеглась на диван. О Забере с его вялостью и поцарапанной спиной ей сейчас противно было даже думать. Несколько минут она боролась со сном, ожидая, что он все-таки постучится в дверь, однако этого не случилось, и она уснула.

Глава 25

Не застав Лили в салуне «Берч-Лейк», Билли предположил, что она ушла оттуда с другим мужчиной. Однако он не подумал, как ему поступить, если это действительно так. И когда он увидел возле ее дома автомобиль с номерами города Иллинойс, то решил, что к ней пожаловал ее бывший супруг.

Другой бы на его месте просто уехал. Но Билли не из слабонервных. Он выключил фары своего грузовичка, выбрался из кабины и затаился под развесистой сосной подобно извращенцу, обожающему подглядывать за влюбленными, предающимися амурным играм. В окно ему было хорошо видно все, что происходило в гостиной Лили. Хозяйка дома сидела с бокалом вина в руке в кресле и беседовала с мужчиной, сидевшим напротив нее.

В голове Билли возник рой вопросов. Кто этот незнакомец? Когда он пришел к Лили? Собирается ли он от нее сегодня уйти? Билли подмывало ворваться в дом и потребовать от Лили немедленных объяснений. Однако, будучи по натуре человеком более осмотрительным, чем Забер, Билли не стал делать опрометчивых шагов. В конце концов, рассудил он, они с Лили сблизились совсем еще недавно, поэтому у него нет морального права вмешиваться в ее личную жизнь и требовать отчета о круге ее друзей. На какой-то миг, однако, страсти, кипевшие в его горячем сердце, все же взяли верх над рассудком, и он приблизился к входной двери, намереваясь нарушить ночную тишину своим громким и требовательным стуком.

К счастью, он вовремя опомнился и взял себя в руки. Имевшийся у него горький опыт общения с женщинами, которые хотели от него больше, чем он готов был им дать, научил его осторожности, особенно необходимой в подобных ситуациях.

И все же он решил не прекращать наблюдения и дождаться момента, когда они станут укладываться спать. У него перехватило дух, когда Лили провела гостя в отдельную комнату, пожелала ему спокойной ночи и ушла в свою спальню. Однако даже после того, как Лили улеглась в постель и погасила свет, он не покинул свой наблюдательный пост и простоял затаив дыхание под окном еще час, стоически терпя болезненные укусы комаров.

Глава 26

Фрэнки и Серена молча лежали плашмя на кровати, не прикасаясь друг к другу, и притворялись спящими.

Вернувшись из салуна, они тотчас же предались бурным любовным играм, после чего притихли в темноте, размышляя, как избежать разговора о Люке.

Не вынеся нервного перенапряжения, Серена чихнула.

Она надеялась, что Фрэнки пошевелится и скажет: «Будь здорова!»

Но он лишь тяжело вздохнул, будто бы во сне, и пробормотал что-то нечленораздельное.

Терпение Серены лопнуло, и она выпалила:

— Я не хочу это обсуждать!

Фрэнки захрапел.

— Если ты сейчас же мне что-нибудь не скажешь, — истерическим голосом закричала она, — я выхвачу из твоей дурацкой кобуры револьвер и начну из него палить! Не притворяйся, что ты спишь!

Фрэнки закряхтел и повернулся к ней спиной. Серена спустила с кровати ноги и сделала вид, что встает. Только тогда он недовольно пробурчал:

— В чем дело, крошка? Почему тебе не спится?

— Нам надо поговорить о… — начала было она, однако Фрэнки перебил ее и сам закончил фразу:

— Об этом яхтсмене?

— Да, — выдохнула она, не осмелившись произнести имя.

— Я на тебя не в обиде, крошка, — спокойно сказал Фрэнки. — Встречайся хоть с целой флотилией, мне это безразлично.

— Если ты на меня рассердился, так и скажи! — вскричала Серена, словно не слышала его ответа.

— Зачем нам ссориться по пустякам? Все равно в конце лета ты уедешь отсюда. Ты не любишь Илай, а мне этот городок нравится. Так о чем же тогда нам с тобой разговаривать? — резонно промолвил Фрэнки.

— Я не знаю! — прошептала Серена и расплакалась.

Фрэнки повернулся к ней лицом, вздохнул, сел рядом с ней на кровати и, нежно обняв, уложил на спину.

— Не плачь, глупышка! — прошептал он. — Пойми, я бы хотел, чтобы ты здесь осталась. Но я знаю, что этому не суждено случиться, поэтому не хочу даже обсуждать эту проблему.

Серена шмыгнула носом и, перестав плакать, пролепетала:

— Мне жаль, что все так некрасиво получилось с Люком. Он, конечно, славный, но ты все равно лучше.

— Однако у меня нет пяти миллионов долларов, а у него есть, — с улыбкой заметил Фрэнки. — Только не надо лукавить! Разумеется, тебе далеко не безразличны его бешеные деньги. Но я не сержусь на тебя, моя маленькая лгунья. Я все равно тебя обожаю! — пробасил Фрэнки, крепко сжимая ее в объятиях.

— Все считают меня корыстной, называют за глаза охотницей за богатыми кавалерами, но я совсем не такая! — воскликнула Серена. — А ты что обо мне думаешь?

— По-моему, ты само совершенство, — заверил ее Фрэнки.

— Мне кажется, я смогла бы остаться жить в Илае. Во всяком случае, иногда я в этом бываю почти уверена.

— Давай не будем сейчас говорить об этом, — сказал Фрэнки. — Всему свое время. Лично я предпочитаю жить одним днем и не слишком заботиться о будущем. Так лучше для нервов.

— Это правда? — обрадованно воскликнула Серена. — И я такая же!

— Вот и чудесно, — сказал Фрэнки. — Значит, у нас с тобой много общего.

— Я люблю тебя, Фрэнки! — прошептала Серена. — Ну, что же ты снова замолчал? Ты понял, что я сказала?

— Да, слышал, — наконец произнес он и тяжело вздохнул.

— А ты меня любишь?

Он ничего не ответил.

Не привыкшая к тому, чтобы ее не любили, Серена нахмурилась и надула губки. Фрэнки дотронулся до них указательным пальцем и с ухмылкой сказал:

— Я люблю твой славный ротик.

— Фу, как это пошло! И совсем не романтично! — поморщившись, воскликнула Серена. — Я еще никому не признавалась в любви.

— Но ведь я говорил, что обожаю тебя, — попытался оправдаться Фрэнки.

— Это в смысле секса, а я имею в виду настоящую, чистую любовь! — воскликнула Серена. — Ну скажи хоть что-нибудь!

Фрэнки совершенно не хотелось быть циником, но профессия вынуждала его смотреть правде в глаза. Он отдавал себе отчет в том, что любовь Серены не может быть долговечной. Однако говорить ей об этом теперь было глупо. Он напряг свою память и произнес несколько строк лирических стихов, уместных в данной ситуации:

* * *
Моя любовь к тебе подобна океанской бездне,

Она чиста, как снег заоблачных вершин,

К ним полетим с тобой мы скоро вместе,

И гимном радости нас встретит херувим.

* * *
Лицо Серены засветилось от счастья, и Фрэнки показалось, что в комнате стало светлее.

— Как это мило! — прошептала она. — Я верю, что именно так все и будет, потому что это настоящее глубокое чувство! Только ты на него способен, Фрэнки. Кстати, я бы не стала возражать, если бы ты прямо сейчас вознес меня под облака…

Он запечатлел на ее устах поцелуй и немедленно выполнил ее пожелание, вкладывая в процесс воспарения к заоблачным вершинам счастья всю свою мощь. Этот ночной задушевный разговор словно бы открыл его, и он творил истинные чудеса, сжимая возлюбленную в своих объятиях. Теперь, когда они оба уверовали, что непременно найдут свою страну обетованную, с ее медовыми берегами и молочными реками, их охватило ощущение благополучия и чистой радости.

Обхватив руками его шею, Серена лепетала, млея от блаженства:

— Скажи мне еще раз, что ты меня любишь, милый! Повтори это сто раз подряд, мой дорогой! Мне так приятно это от тебя слышать! Ах Боже мой! Еще, еще…

— Я готов повторять это двести, нет, тысячу раз, мой котеночек! — пробасил Фрэнки, пораженный внезапно открывшимся в его теле глубинным резервом мужской силы. Охваченный невиданным воодушевлением, он действовал столь напористо и стремительно, что даже забыл об удручающе скоротечной любви Серены. Она же была совершенно потрясена его нечеловеческой страстностью и могла лишь вскрикивать:

— Ах, Фрэнки! О Боже, как мне с тобой хорошо! Да, вот так, мой сладкий. Ой! Еще! Ох, Фрэнки…

Он окончательно утратил самоконтроль и несся к райскому наслаждению во весь опор, восклицая в запале слова, которых он и сам устыдился бы в иной ситуации. Но как это ни удивительно, Серену это не смущало, а только еще сильнее распаляло. И вскоре комната наполнилась совершенно непередаваемыми звуками и выражениями, от которых наверняка покраснел бы даже сам Гименей.

Глава 27

Проснувшись на следующее утро, Сэси обнаружила, что блудливый кобель по кличке Забер все еще находится в ее доме. Он спал в рубашке, к которой была приколота записка следующего содержания: «Согласен искупить свою вину любой ценой. Отныне только ты мой босс». Как ни зла она была на него, Сэси не сдержала улыбку. Настроение у нее еще более улучшилось, когда ее взгляд переместился на середину тела Забера: его оригинальный «барометр» показывал «ясную погоду», в чем Сэси окончательно убедилась, взглянув наконец в окно. Небо было голубым и безоблачным, а солнышко ярким. Сэси вдруг почувствовала, что ей стало жарко. Она снова посмотрела на Забера и поняла, что он испепеляет ее своим сладострастным взглядом.

Сэси опять пробежала текст записки, вскинула брови и спросила:

— Ты это серьезно? Ты готов исполнить любое мое желание?

— Вполне, — уверенно сказал Забер.

— А если пожеланий у меня будет много?

— Буду исполнять их одно за другим. Назови первое!

— Для начала сними рубашку.

— Но ведь тебе противно видеть мою спину! Впрочем, как тебе будет угодно, если ты настаиваешь, я сниму.

Забер начал расстегивать пуговицы сорочки.

— Послушай, любопытно, чем вызвана такая просьба? — не выдержав, спросил он. — Неужели от нее так сильно пахнет потом? Странно, ведь я ношу ее только неделю.

— К твоему запаху я уже привыкла, а вот царапины хочу попытаться оттереть, — сказала Сэси и садистски ухмыльнулась.

— Хорошо, я потерплю, — ответил Забер. — Так, значит, будем принимать ванну?

Сэси кивнула и, лениво потянувшись, сказала:

— Ступай наполни ванну горячей водой. Только проследи, чтобы она была горячая в меру, а не как кипяток. Твои шарики мне еще пригодятся.

— Будет исполнено, босс! — сказал Забер, вскакивая с кровати. — Какие еще будут указания?

— Не вздумай наливать в воду пенистый шампунь.

— Я понял. Мне самому не по душе вкус мыла, — сказал Забер.

— Как и аромат, насколько я успела заметить, — съязвила Сэси. — Кстати, я намерена быть твоим боссом в течение всей этой недели.

— Как вам будет угодно, госпожа! — Забер отвесил ей театральный поклон.

— И не только в спальне, но и на людях! — добавила она.

— Не смею возражать, — с улыбкой сказал он.

— Иного ответа я и не ожидала, — с самодовольной ухмылкой сказала она. — Подай мне бокал апельсинового сока!

— В мгновение ока, моя госпожа! — воскликнул он и побежал на кухню.

— Ты и впредь намерен быть столь же послушным и безропотным рабом? — крикнула она ему вслед.

— Да, моя госпожа. Иначе мне вряд ли удастся быстро растопить лед в вашем сердце! — отозвался Забер.

Он был прав: покорностью и лестью ему удалось смягчить сердце оскорбленной Сэси всего за десять минут. Впрочем, она бы отдалась ему прямо на кухонном столе, не в силах более сносить одолевавшую ее похоть. Но он стал возиться с кранами, тщетно пытаясь усилить поток горячей воды, а потом еще долго расшнуровывал свои охотничьи ботинки и снимал приклеивающиеся намертво к ногам носки. Созерцание его потуг переполнило чашу терпения Сэси, она топнула ногой и воскликнула:

— Да подай же мне бокал соку, наконец! Почему ты до сих пор его не принес? У меня пересохло от жажды в горле.

— Простите меня, госпожа! Я так разнервничался, боясь чем-то не угодить вам, что опустошил его сам и стал наполнять водой ванну. Но я сейчас же исправлю свою ошибку.

— Вот болван! — в сердцах воскликнула Сэси и, пока он бегал, на кухню и открывал новую банку, вошла в ванную. — Что ты там так долго с ней возишься! Я жду сок уже целую вечность! — крикнула она, постукивая пальчиками по дверному косяку.

— Вот ваш сок, госпожа! — сказал Забер, наконец-то подавая ей запотевший бокал.

Сэси взяла за ножку, отхлебнула глоток и поморщилась:

— Он слишком холодный, я такой не люблю.

— А для меня он будет в самый раз, — сказал Забер и залпом допил содержимое бокала. Вид его большого кадыка и небритой шеи привел Сэси в столь сильное возбуждение, что она затрепетала и переступила с ноги на ногу, чувствуя, как по бедрам уже струится горячая струйка ее собственного нектара. Ее промежность пылала, высокие груди отвердели, а соски встали торчком. Она сбросила с себя халатик и подалась вперед, чтобы стянуть наконец с Забера сорочку.

Трусы он снял с себя сам, прежде чем его вонючая рубаха полетела в бак для грязного белья. Однако он упорно старался не поворачиваться к Сэси спиной, что привело ее в полное умиление, и она воскликнула:

— Какой ты славный!

— Да, я такой, — без лишней скромности ответил он, усаживаясь в ванну.

Сэси села напротив него и блаженно зажмурилась. Ее стопа непроизвольно легла на промежность Забера. Но он и бровью не повел, а заботливо спросил:

— Ну, как водичка? Устраивает?

— Да, вполне. И все остальное тоже, — промурлыкала Сэси и слегка надавила ногой на его мужское достоинство. — Ты еще не забыл условия нашего уговора?

— Разумеется, нет. И жду твоих указаний, моя госпожа! — сказал Забер.

— Ты должен умолять меня отдать их тебе, ничтожный раб! — строго произнесла Сэси и надавила пяткой на мошонку.

— Пожалуйста, наградите меня, о моя повелительница! — ернически проскулил он.

— Не слышу в твоем голосе искренности. Проси лучше! — сказала она. — Или нет, попытайся угадать, чего мне сейчас хочется! Ну же, Забер, пошевели своими извилинами! Или тем, что их тебе заменяет…

Вместо ответа он подался вперед и, подхватив ее руками под мышки, рывком приподнял и усадил на свои чресла. Сэси восторженно охнула, зажмурилась и принялась бойко скакать, расплескивая вспенившуюся воду. Могучее мужское копье Забера пронзило ее насквозь, — во всяком случае, ей так казалось, и вскоре у нее перед глазами завертелись оранжевые круги, а в ушах зазвенело. Забер сильнее стиснул ей пальцами бока и, приподняв ее, опустил на свое любовное орудие с такой нечеловеческой мощью, что она взвизгнула и лишилась чувств. Очнувшись, она ласково взглянула на Забера и проворковала:

— Честно говоря, иногда мне совершенно не хочется руководить тобой. Твоя инициатива заслуживает наивысшей похвалы.

— Это так, — подтвердил Забер бархатистым баритоном и возобновил свою мужскую работу с удвоенным энтузиазмом, и вскоре вся вода из ванны переместилась на кафельный пол.

Но Сэси этого даже не заметила.

Глава 28

В это утро Билли дважды набирал номер телефона Лили, но всякий раз вешал трубку прежде, чем ее аппарат начинал звонить. В конце концов он взял себя в руки и отправился на работу, стараясь не думать о незнакомце, с которым она в это время завтракала.

Однако долго обманывать себя он не смог и позвонил ей из мастерской. Но и на этот раз поговорить ему с Лили не удалось, потому что его внезапно окликнула мамочка, пожаловавшая без предупреждения к нему на работу вместе с мамашей Хитер. Услышав знакомый восторженный голос, Билли в сердцах чертыхнулся и швырнул трубку.

Обернувшись, он, к своему ужасу, увидел, что вместе со своей матерью пришла и Хитер. Он посмотрел на часы и грязно выругался: только половина восьмого, значит, считай, весь день потерян! И какого дьявола им здесь нужно в такую-то рань? От волнения у него участился пульс и на лбу выступила испарина.

— Билли! Подойди же наконец к нам и поздоровайся! — нетерпеливо крикнула его мамаша, возглавлявшая делегацию, двигавшуюся по проходу между верстаками и ящиками с металлическим хламом.

У Билли от ярости желваки заходили по скулам. Это явно был не его день. Мало того что Лили накануне приголубила своего бывшего мужа, так теперь ему еще будут трепать нервы эти незваные гости! Он затравленно посмотрел на улыбающуюся Хитер, перевел взгляд на двух улыбающихся матрон и. почувствовал желание провалиться сквозь пол или убежать отсюда без оглядки. Но отступать было уже поздно, он очутился в мышеловке. Его прошиб холодный пот, и он задрожал, как затравленный зверек.

— Я принесла тебе потрясающую новость, сынок! — приблизившись к нему, восторженно воскликнула его мамочка. — Миссис Дроллет пригласила нас на утреннее чаепитие для юных хоккеистов и их родителей в следующую субботу. Ну разве это не замечательно?

Билли проглотил подступивший к горлу ком и промолчал.

— Я говорила маме, что тебе вряд ли захочется быть на этом утреннике, но она и слушать меня не захотела, — прощебетала Хитер.

Билли переступил с ноги на ногу и сжал кулаки.

— Вы плохо знаете моего Билли, — сказала миссис Бьянкич. — Он обожает подобные мероприятия! Ведь он так любит детей! Разве я не права, сынок?

— Вообще-то в следующую субботу мы с Забером собирались поехать на рыбалку, — пробурчал Билли.

— Ерунда! На рыбалку ты поедешь как-нибудь в другой раз. А вот детский утренник пропускать нельзя. Нам обязательно надо там быть! Ведь мы с тобой всегда участвовали в субботних чаепитиях для детей. Тебе было шесть лет, когда я отвела тебя на этот чудесный праздник, и с тех пор ежегодно ты бываешь на нем. Грех нарушать эту добрую традицию. Не правда ли, миссис Дроллет?

— Марки расстроится, если ты откажешься, Билли, — добавила Хитер. — Он надеется, что будет сидеть за столом рядом с тобой.

Билли медлил с ответом, насупив брови.

— Он, конечно же, не станет огорчать Марки и непременно придет, — ответила за него миссис Бьянкич.

— Да, разумеется, — вынужден был сказать Билли. — Думаю, на рыбалку мы с Забером вполне можем поехать и после завтрака.

— Вот и чудесно! — обрадованно воскликнула его мамочка. — Встретимся в девять часов у здания мэрии. Гарольд тоже придет, он обожает блинчики с джемом!

— Вы так любезны, Билли! Огромное вам спасибо, — сказала мать Хитер и с лукавой улыбкой добавила: — Увидимся еще сегодня днем на стадионе! Марки в восторге от того, что ты пришел к нам на ужин. Он только о тебе теперь и говорит!

— Мы прекрасно провели у вас время, не так ли, Билли? — сказала миссис Бьянкич. — Ваша дочь превосходно готовит, миссис Дроллет! Особенно удается ей домашнее мороженое. Кстати, я могу дать ей один великолепный рецепт!

Билли воспользовался тем, что женщины переключились на кулинарную тему, и, пробормотав извинения, скрылся в чулане. Закрыв за собой дверь, он сел на табурет и отер лоб тыльной стороной ладони. Внезапно вернувшаяся в городок Хитер явно задумала женить его на себе любой ценой. Требовалось срочно выработать план спасительного противодействия. Несколько успокоившись в тиши подсобного помещения, Билли решил, что прежде всего ему следует серьезно поговорить со своей мамочкой. Пусть она дружит с Хитер и миссис Дроллет, если уж ей так хочется, но втянуть себя в эту игру он им не позволит. Из подсобки Билли вышел, с опаской поглядывая по сторонам, лишь через четверть часа после того, как улыбчивые дамы покинули слесарную мастерскую.

Глава 29

Адвокат Том Шомберг представлял интересы Лили на бракоразводном процессе, длившемся почти год. Прошлой весной он высказал ей пожелание побывать в Илае, где еще ни разу не бывал, и она, разумеется, из вежливости пригласила его погостить у нее. Конечно же, она вскоре об этом совершенно забыла, поскольку не придала этому разговору значения.

Поэтому, увидев вчера вечером его автомобиль возле своего дома, Лили была ошарашена. Однако мистер Шомберг вел себя как истинный джентльмен и за ужином, и позже, и она немного успокоилась. Он сказал, что намерен погостить у нее только пару дней, если это не будет ей в тягость, а потом уедет на турнир по гольфу. Приглашение составить ему компанию в его путешествии Лили вежливо отклонила, на чем их непринужденная светская беседа в тот вечер и закончилась.

Всю минувшую ночь Лили беспокойно проворочалась с боку на бок, тоскуя по ласкам Билли. А проснувшись, с тревогой подумала: позвонит ли он ей сегодня? Может быть, он уже звонил ей, но она не слышала звонка? Лили решила, что ей пора купить автоответчик, чтобы всегда знать наверняка, звонил он ей в ее отсутствие или нет. А вдруг ему так понравился ужин, которым его накормила Хитер, что он вообще ей никогда уже больше не позвонит? От такого предположения у нее по спине побежали мурашки. Впрочем, подумала она, сделав успокаивающий вздох, ну и черт с ним! Пусть себе чревоугодничает у Хитер и не звонит ей, если не испытывает в этом потребности. В конце концов, она самостоятельная взрослая женщина и сумеет обойтись без мужчины, для которого она ничего не значит.

Ну и что из того, что он фантастический любовник? Да мало ли в Америке мускулистых красавчиков, обладающих завидной выносливостью и прочими редкими физическими данными! Если она захочет, то без особого труда найдет ему достойную замену. Интересно, что об этом думает Сэси?

Лили перенесла телефонный аппарат в спальню, накрылась пледом и набрала номер подруги, которую считала, и не без оснований, знатоком всего, что касается секса у мужчин.

Трубку поднял Забер. Он что-то недовольно пробурчал и подозвал к телефону Сэси. Та сразу же почувствовала, что у Лили грустный голос, и спросила, что ее расстроило.

— Эту ночь я провела в одиночестве, — ответила Лили.

— Какой ужас! — воскликнула Сэси. — А куда же запропастился твой хоккеист? Или твоему сердцу он ближе в образе водопроводчика? Кстати, как у тебя с подачей горячей воды? У меня в ванной она почему-то едва капает из крана. Так что Билли мне тоже срочно нужен. Вчера мне так и не удалось толком помыться. Ты собираешься ему звонить?

— Нет, я на него обиделась. Он ведь как уехал вчера вечером на ужин к своей старой подружке, так и пропал, — со вздохом ответила Лили. — Ты даже не представляешь, как я изнервничалась! Да и как тебе меня понять, если ты была с Забером. Серена тоже, наверное, прекрасно провела время со своим Фрэнки. А я чувствую себя совершенно несчастной!

— Тем более звони скорее Билли, он тебя моментально утешит! — воскликнула Сэси. — На стадион раньше часа дня он все равно не уедет, поэтому звони ему немедленно.

— Может быть, я бы так и поступила, но я сейчас не одна, — пролепетала Лили.

— У тебя в постели мужчина? — оживленно спросила Сэси.

— Нет, не в постели. Ко мне нагрянул гость, мой бывший адвокат. Не могла же я его прогнать. — Лили горестно вздохнула. — Он пробудет у меня еще денек-другой.

— Я скажу Заберу, чтобы он предупредил об этом Билли. По-моему, он вчера искал тебя в салуне. Странно, что он к тебе не заехал.

— Как? Он приходил в «Берч-Лейк»? В котором часу?

— Уже поздно, я точно не помню, кажется, около полуночи. Честно говоря, вчера я так напилась, что сегодня плохо соображаю. Ни-ик, отстань! — В трубке послышалось хихиканье, затем гудки. Очевидно, терпение Забера иссякло.

Лили откинула плед и посмотрела на часы. Было почти восемь утра. В это время Билли должен был находиться в мастерской. Лили не помнила номер его служебного телефона, а выходить из комнаты в коридор, где лежал на столике справочник, ей не хотелось, Поэтому она позвонила миссис Бьянкич. Та засыпала ее вопросами об ее родителях, поэтому прошло не менее получаса, прежде чем ей удалось наконец-то дозвониться до Билли. В мастерской трубку никто долго не брал, и лишь после седьмого гудка Лили услышала знакомый голос:

— Алло! Кто это? Сантехник Билли слушает!

Лили так разволновалась, что проглотила язык.

— Это ты, Лили? Не молчи, я ведь знаю, что это ты!

— Здравствуй, Билли! Это я! — просипела она.

— Что у тебя с голосом? Ты простудилась? Где ты сейчас?

Лили прокашлялась и сказала:

— Я дома, где же еще мне быть в такую рань?

— Так я буду у тебя через десять минут!

— Нет! — испуганно прошептала она. — Я сейчас здесь не одна! У меня мужчина!

— Что еще за мужчина? Кто он такой?

— Разве Забер тебе ничего не сказал?

— Я не виделся с ним со вчерашнего вечера. Ладно, раз я не могу приехать к тебе, тогда встретимся через десять минут в моем бунгало. Там и поговорим.

— Я не уверена, что смогу прийти.

— Я по тебе жутко соскучился. Непременно приходи, не пожалеешь! Я в отличной форме, — многозначительно сказал Билли. — Ты останешься мною довольна.

— Ладно, я попытаюсь. Но боюсь, что в десять минут я не уложусь, мне ведь еще нужно написать ему записку!

— Советую поторопиться, — низким голосом с сексуальной хрипотцой сказал Билли. — Иначе я сойду с ума от вожделения.

Лили быстренько оделась, написала Тому записку, оставила ее на столе в кухне и помчалась на свидание с Билли, дрожа от сладостных предчувствий. Но не успела она пробежать по дорожке от своего крыльца до шоссе, как из-за угла выскочил его грузовичок. Билли выбрался из кабины и бросился ей навстречу с распростертыми руками. Они заключили друг друга в объятия, радостные, словно бы встретились после многолетней разлуки, и слились в долгом страстном поцелуе.

Разумеется, они не заметили, что из окна своего дома за ними наблюдает соседка Миртл Карлсон, которую еще со вчерашнего вечера разбирало любопытство в связи с появлением возле бунгало Лили автомобиля с иллинойскими номерами.

О разводе Лили с Броком знал весь город, поэтому Миртл считала своим христианским долгом оберегать подмоченную разводом репутацию Лили, пока ее родители находятся в отъезде. И разумеется, столь странное ее поведение не могло не взволновать добропорядочную соседку. Рука Миртл сама потянулась к телефонному аппарату.

* * *
— Ты была права, мне не следовало идти к Хитер на ужин, — сказал Билли, выпуская ее наконец из своих объятий. — Теперь от нее будет трудно отделаться. Она пригласила меня на детский утренник в следующую субботу, для которого ее мамочка напечет блинов. Ты непременно должна пойти туда на этот раз вместе со мной. Учти, что отказа я не приму!

— Хорошо, если ты настаиваешь, я пойду с тобой, — ответила Лили после непродолжительного раздумья. — Не сердись на меня за то, что я грубо разговаривала с тобой вчера.

— Я совершенно на тебя не обиделся! — поспешно заверил ее Билли. — Напротив, это я должен извиниться перед тобой за то, что не последовал твоему совету и не уклонился от ее приглашения. Это был самый ужасный вечер в моей жизни! Я убежал оттуда при первой же возможности и отправился в салун, надеясь встретить там тебя.

— Жаль, что мы вчера разминулись, я по тебе ужасно скучала, — сказала Лили и сама поразилась своей откровенности. Но радость ее в этот момент была столь велика, что она забыла все правила этикета. Всего одной ночи, проведенной ею без Билли, хватило, чтобы понять, как он много для нее значит. О том, что она дала себе после развода клятву впредь быть более осмотрительной, сближаясь с мужчиной, ей не хотелось и вспоминать. Без милого ее сердцу сантехника она уже не представляла своей дальнейшей жизни.

— Так что за важный гость к тебе внезапно пожаловал? — нарочито спокойно поинтересовался он, сверля ее пытливым взглядом.

— Он был моим адвокатом во время развода. Не могла же я выставить его за дверь на ночь глядя.

— Это верно, — согласился Билли и, помолчав, предложил: — Может быть, прогуляемся?

— С удовольствием! — воскликнула Лили. — Сегодня такое замечательное утро!

Но прогулка их продолжалась ровно столько, сколько им потребовалось, чтобы дойти быстрым шагом до его бунгало, то есть приблизительно десять минут. После этого они почти час самозабвенно ласкали друг друга, уединившись в спальне. При этом они изрядно вспотели и израсходовали массу энергии. Раньше Лили никогда не потела во время любовной игры, теперь же пот лился с нее ручьями. Светясь от счастья, она погладила Билли ладошкой по его могучей волосатой груди и прошептала:

— Ты определенно стоишь того, чтобы ждать тебя всю ночь!

— Если так, тогда я запру тебя здесь до вечера, — не задумываясь сказал Билли и, чмокнув ее в щеку, спустил с кровати босые ноги. — Я не изматывался так даже на тренировках, — сделав глубокий вдох, признался он. — Странно, что я еще жив после столь бурного соития.

— Ты чем-то недоволен? — спросила Лили и капризно надула губки. — Ступай прими душ, это тебя взбодрит.

— Хорошая идея, — сказал Билли и отправился в ванную.

Провожая его взглядом, Лили внезапно почувствовала приступ ревности, и не только к Хитер, но и вообще ко всем женщинам, познавшим ласки этого атлета. Судя по его многоопытности и неутомимости в любовных утехах, таких счастливиц было немало. Несомненно, большинство из них были божественно красивы, вряд ли такой красавец мужчина разменивался на неказистых девиц, даже для того чтобы утолить похоть. Чем же в таком случае могла его когда-то пленить эта рыжеволосая интриганка Хитер? Очевидно, он обнаружил в ней какую-то изюминку, раз поддерживал с ней серьезные отношения на протяжении длительного времени. Либо она ведьма и сумела его приворожить. Впрочем, подумала Лили, поймав себя на том, что чересчур разволновалась, все это уже в прошлом. Билли же сам ей сказал, что Хитер ему теперь безразлична.

В этот момент Билли вышел из ванной, вытираясь на ходу махровым белым полотенцем, и Лили, сама того не желая, выпалила:

— Ты ведь не собираешься возобновлять свои прежние отношения с Хитер?

— Что? — переспросил Билли, ошарашенный неожиданным вопросом. — Мне кажется, тебе тоже не помешает холодный душ, дорогая.

— Извини, я не должна была задавать этот вопрос, — торопливо сказала Лили. — На меня нашло временное умопомрачение.

— На тебя определенно скверно воздействует даже непродолжительное половое воздержание, — покачав головой, сказал Билли. — Учитывая это, я, пожалуй, сегодня не пойду больше на работу. Тебя нужно спасать! Буду лечить тебя до самого вечера. Надеюсь, тебе полегчает.

— Только до вечера? — Лили наморщила носик.

— Хорошо, — вздохнув, сказал Билли. — Сделаем короткий перерыв на ужин и возобновим курс активной сексуальной терапии. Мне тоже не помешает сбросить лишний вес.

— То, что к утру ты заметно похудеешь, я гарантирую, — хихикнув, заверила его повеселевшая Лили и, вскочив с кровати, побежала принимать освежающий душ.

Билли же достаточно было лишь проводить взглядом ее соблазнительную стройную фигуру, чтобы почувствовать себя совершенно бодрым и готовым к новым мужским подвигам. Он лег на кровать, посмотрел на потолок и улыбнулся, вспомнив, что еще совсем недавно был уверен, что этот день для него пропал. Билли закрыл глаза, решив немного вздремнуть, пока Лили плещется под душем, что-то мурлыча себе под нос, и тотчас же погрузился в глубокий сон.

Глава 30

Проснувшись, он увидел, что Лили, уже одетая, сидит в кресле и смотрит на него ласковым взглядом.

— Ты так крепко спал, что мне жаль было тебя будить, — сказала она. — Между прочим, я обещала Тому вернуться к обеду. Нужно его навестить. Вставай, одевайся и пошли!

Билли не заставил ее долго ждать, ему и самому хотелось взглянуть на незваного гостя и убедиться, что с Лили его ничто не связывает. По дороге они зашли в магазин и купили там кое-какие продукты. Том обрадовался возвращению Лили, но чуточку смутился, увидев входящего в дом с пакетом в руках Билли. Однако за столом он держался непринужденно, ел с большим аппетитом и много шутил. Узнав, что Билли играет в хоккей, Том выразил по этому поводу бурный восторг и сказал, что он заядлый болельщик и регулярно ходит на матчи с участием своей любимой команды «Чикаго блэкхоукс». К концу обеда он заявил, что решил сегодня же покинуть этот гостеприимный дом и отправиться дальше, к месту проведения соревнований по гольфу, где его ждут старые приятели, тоже горячие поклонники спорта.

Билли мысленно похвалил его за такое мудрое решение, но промолчал, ограничившись теплой улыбкой.

— В этом году организаторы турнира усложнили участникам их задачу, сделав на поле еще восемнадцать лунок, — помолчав, многозначительно добавил Том Шомберг, словно это обстоятельство могло служить дополнительной причиной его поспешного отъезда.

Билли вскинул брови и понимающе кивнул. Том поерзал на стуле, улыбнулся и произнес:

— Я чрезвычайно благодарен вам за теплый прием и чудесное угощение. У вас очень уютный домик. А озеро просто восхитительное. Я бы с удовольствием задержался здесь еще, если бы не торопился на турнир. Илай — волшебный городок, и, если бы не комары, я бы провел в нем весь свой отпуск. Вчера несколько этих кровососов гудели у меня над ухом всю ночь напролет. Я совершенно измучился, пытаясь их прихлопнуть, и забылся тревожным сном только на рассвете. Вот почему я не слышал, как вы ушли.

— Мой бывший супруг из-за них меня возненавидел, — с сочувственной улыбкой сказала Лили. — Я бесконечно вам благодарна за вашу помощь во время развода. Если увидите Брока, передавайте ему от меня привет. Скажите, что у меня все хорошо. — Она ласково посмотрела на Билли и тепло улыбнулась ему.

— Обязательно передам, — сказал Том, подумав, что этот хоккеист — шустрый малый, если сумел так быстро обворожить Лили. Он живо представил, как вытянется физиономия у ее бывшего супруга, когда он узнает, что Лили встречается со звездой ледяной арены, и тотчас же повеселел, позабыв и о бессонной ночи, и о комарах, и о том, что самому ему так и не удалось закрутить интрижку со своей молодой и привлекательной клиенткой.

Пожимая ему на прощание руку, Билли наконец-то раскрыл рот и от чистого сердца поблагодарил Тома за то, что он не только спас имущество Лили, но и ускорил ее возвращение в городок своего детства.

Когда на следующее утро три подруги собрались в кафе «Шоколадный лось», чтобы обменяться своими новостями и новыми впечатлениями, на их лицах читалось полное блаженство. Даже Сэси призналась, что никогда еще не чувствовала себя такой удовлетворенной и романтически настроенной. Происшедшая с ней метаморфоза так ее потрясла, что она то и дело восклицала, закатывая к потолку глаза:

— Кто бы мог подумать, что со мной когда-нибудь такое может случиться! Похоже, я всерьез увлеклась Забером. Ну разве это не чудо? Мне все время мерещится, что вокруг меня кружатся в вальсе ангелы! Нет, девчонки, это точно какое-то наваждение!

— А я прямо сказала Фрэнки, что влюбилась в него, — тихо сказала Серена. — Во сне он явился ко мне в образе херувима! Когда я призналась ему в любви, мне стало необыкновенно тепло и легко. Такого со мной еще никогда не происходило.

— А ведь еще недавно я была уверена, что слово «романтика» безнадежно устарело, — сказала Сэси. — Не понимаю, что на меня нашло. Здесь точно не обошлось без вмешательства высшей силы.

Она оглянулась по сторонам и перекрестилась.

— Вероятно, ты лишь теперь созрела для настоящего романтического чувства, — вздохнув, сказала Серена. — Количество твоих легкомысленных интрижек достигло критической массы и перешло в новое качество. Так было угодно провидению!

— У нас с Билли тоже был какой-то неземной секс в минувшие сутки, — сказала Лили, доев мороженое с клубникой.

— А где же в это время был твой гость? — спросила Сэси.

— Билли помог мне поскорее от него избавиться, — с лукавой ухмылкой ответила Лили.

— Бьюсь об заклад, что этот парень понял по вашим раскрасневшимся физиономиям, что он там лишний, — заявила Серена, которая была в курсе дела благодаря ее любопытной соседке.

— Возможно, — покраснев от смущения, пролепетала Лили.

— Однако странно, что этот адвокат приехал к тебе без предупреждения, — задумчиво сказала Сэси. — Он хотя бы симпатичный? Как тебе удалось устоять от соблазна переспать с ним? Бедняга, наверное, всю ночь не сомкнул глаз.

— Ты угадала, — усмехнувшись, подтвердила Лили. — Но только не из-за меня — его закусали комары.

Подруги прыснули со смеху.

— Значит, он им пришелся по вкусу, — отдышавшись после приступа смеха, изрекла Сэси. — Скажи честно, Лили, неужели у тебя не возникало никаких греховных мыслей?

— Представь себе, нет! — воскликнула Лили. — Я думала только о Билли. К тому же за ужином Том вел себя как настоящий джентльмен.

— Уж мой-то Ник точно затащил бы в постель девицу, с которой он оказался бы наедине! — в сердцах воскликнула Сэси. — Нет, вы только не подумайте, что я все еще злюсь на него, девчонки! Я просто констатирую факт.

— Разве вы с ним не договаривались впредь не изменять друг другу? — в один голос спросили Серена и Лили.

— Он обещал мне, что будет паинькой, — со вздохом сказала Сэси. — Но я не давала ему клятву верности и вечной любви.

— А он ее требовал? — лукаво спросила Лили.

— Честно говоря, нет, — с тяжелым вздохом призналась Сэси.

— Так, значит, ты не упустишь случай наставить ему рога?

— Не знаю, об этом я как-то не задумывалась. Голова моя занята сейчас только Забером и моим странным увлечением им, — сказала Сэси. — Мне кажется, здесь не обошлось без магии вуду. Уж не подкупил ли Ник какого-нибудь отшельника-колдуна? Если так, тогда мне конец.

— А мы с Фрэнки решили пока жить только одним днем и не думать о будущем, — с мечтательной улыбкой сказала Серена. — Это ведь так романтично! Сегодня он приедет ко мне на ужин.

— Значит, он не обиделся на тебя из-за Люка? — спросила Сэси. — Может быть, ему просто безразлично, с кем еще ты спишь? Ты сама-то что об этом думаешь?

— Фрэнки настолько хорошо владеет собой, что по выражению его лица нельзя угадать, что в действительности у него на уме. Вы же знаете, девчонки, какая опасная у него профессия, она обязывает его быть рассудительным и хладнокровным. Ему же приходится рисковать жизнью едва ли не каждый день! Поэтому он не может позволить себе психовать из-за пустяков, — сказала Серена. — Мне очень приятно, что он такой умный, зрелый и сильный мужчина! Стоит лишь мне вспомнить о нем, как у меня мурашки бегут по коже.

— А вот мой Забер, по-моему, никогда не повзрослеет, — сказала Сэси. — Он так и останется навсегда экзальтированным подростком, обожающим острые ощущения и опасные приключения. Но я на него за это не в обиде, мне нравится, что он такой темпераментный. Я вся вспыхиваю от страсти, когда он заключает меня в свои пылкие объятия.

— А замуж выйти за него тебе не хочется? — спросила Лили, сделав глоток кофе.

— Замужество — это не для меня, — твердо ответила Сэси.

— Я тоже больше не хочу выходить замуж, — сказала Лили. — Один раз обожглась — и хватит.

— Интересно, собирается ли когда-нибудь жениться Фрэнки? — тяжело вздохнув, произнесла Серена.

— Не забывай, что вы знакомы без году неделя, — нравоучительно заметила Сэси. — Тебе пока не следует задавать ему такой серьезный вопрос. Подожди, пока он к тебе привыкнет, а уж потом заводи этот разговор. Впрочем, ты на верном пути: затеять ужин в родительском доме — очень мудрая идея. После знакомства Фрэнки с твоими родителями многое прояснится.

— Но он уже с ними знаком! — воскликнула Серена.

— Это хорошо. Значит, не насторожится, — промолвила Сэси.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что всех без исключения мужчин пугает уже одна мысль о возможном браке? Это ерунда! Спроси у Лили, она была замужем. Так вот, Брок уговорил ее выйти за него. Значит, некоторые мужчины хотят обзавестись семьей.

— А кое-кто из них мечтает иметь при этом еще и любовницу, — язвительно добавила Лили.

— Прости, дорогая, но я не думала, что тебя это все еще бесит. Ведь у тебя теперь есть Билли.

— Я не считаю его своей собственностью, — поспешила возразить Лили.

— И тем не менее он постоянно находится возле тебя, — отметила Серена.

— Не отпирайся, Жужу, Билли у тебя на крючке, — с улыбкой промолвила Сэси. — Просто он сам еще об этом не знает.

— Меня вполне устраивают наши отношения. Нам обоим очень весело и хорошо, и это главное, — заявила Лили.

— Значит, фактически ты его эксплуатируешь, — сказала Сэси. — Он твой сексуальный раб.

— Не надо так говорить! Это банально! — воскликнула Серена. — Может быть, это прелюдия любви! Начало большого романа!

— Боже мой, от кого я слышу такие высокопарные слова? Не ты ли, милочка, всю свою сознательную половую жизнь выманивала у богатых старичков дорогие подарки?

— С этим навсегда покончено! Теперь я стала другой и даже подумываю, не осесть ли мне в Илае! — пылко воскликнула Серена.

Это заявление так потрясло ее подруг, что они умолкли, сделав большие глаза.

— А почему вас это удивляет? — передернув плечиками, спросила Серена. — Что в этом особенного?

— Да нет, ничего, все нормально, — едва сдерживая смех, сказала Сэси, знавшая свою подругу еще с начальной школы.

— Это было бы чудесно, — съязвила Лили. — Мы тогда смогли бы вместе заниматься йогой.

В этот момент в сумочке у Сэси зазвонил сотовый телефон. Она просияла от радости и, достав аппарат, стала разговаривать с Забером.

— Да. Разумеется. Я все понимаю! — На лбу у нее появилась морщинка. — Да говорю же тебе, я все поняла, почему ты переспрашиваешь? Значит, не ждать… И надолго? Ах вот, значит, как. Ладно. Послушай, ну что ты заладил одно и то же? У меня все нормально. Да, все чудесно. Пока! — Она убрала телефон в сумочку и с кислой миной воскликнула: — Он снова мне врет! Вот мерзавец!

— А что случилось? — невозмутимо поинтересовалась Лили.

— Он говорит, что не придет сегодня ко мне ночевать, потому что к нему приехала сестра. А я и не знала, что она у него есть. По-моему, он сочиняет. — Сэси фыркнула и возмущенно тряхнула головой.

— Нет, сестра у него действительно есть, — возразила Лили. — Я точно это знаю, мне говорили об этом родители, а они раньше играли с ее родителями в гольф. Когда мы уехали из Илая, его сестре было шесть или семь лет.

— Возможно, сестра у него действительно есть, — неохотно согласилась Сэси. — Но это не означает, что именно она поселилась сейчас у него.

— Нельзя быть такой подозрительной! Так и до паранойи недалеко, — сказала Лили. — Это я по собственному опыту говорю. Ведь я чуть было с ума не сошла, когда обнаружила, что мой муж общается со своей любовницей по Интернету. Нужно проще смотреть на некоторые вещи. Ты ведь сама только минуту назад утверждала, что не собираешься выходить за него замуж.

— Успокойтесь, девочки! — воскликнула Серена. — Я расспрошу о его сестре свою маму. Она все знает.

— А какой у него был голос? — спросила Лили.

— Расстроенный и озабоченный, — подумав, ответила Сэси.

— Значит, он говорил тебе правду! Если бы он врал, то пытался бы оправдаться и повторял бы по несколько раз одно и то же. Это же азбука мужской психологии! — заявила с уверенностью Лили, перечитавшая гору книг по психологии, когда заподозрила Брока в супружеской неверности.

— Позвони Баффи! — сказала Сэси, доставая сотовый телефон и протягивая его Серене. — По-моему, нам пора промочить горло! — Она помахала рукой официантке, чтобы та приняла у нее заказ на коктейли, откинулась на спинку стула и заявила: — Я не позволю делать из меня дуру! Дорогуша, — обратилась она к подбежавшей официантке, — принесите нам по «Маргарите» со льдом, но только без соли.

— Мамочка, я спрашиваю тебя вовсе не о Забере из Авроры, а о тех, что из Илая. Поняла? Ты не знаешь, сколько у них было всего детей? Ах вот оно как! Да, его-то мы как раз прекрасно знаем… Да, он всегда получал приз на этих состязаниях. Да, это он залезает на столб каждое Четвертое июля. А сестра у него есть? Ага! Угу! Ну, ясно…

Даже официантка не сумела сдержать улыбку, сообразив, о ком расспрашивает свою матушку Серена. Сэси строго посмотрела на нее, и та побежала выполнять заказ. Между тем разговор Серены с матерью продолжался.

— Чем она, говоришь, страдает? Ах вот оно что! Понимаю. И она не хочет возвращаться домой? Да нет, мамочка, дело вовсе не в этом. Просто я слышала, будто бы она сейчас в городе. Хорошо, я спрошу у Сэси и Лили, но мне кажется, что у них другие планы. Да, разумеется, все любят жаркое из вырезки. Хорошо, я приду домой вовремя. Не волнуйся. Пока, мамуля! — Серена вернула телефон Сэси и выпалила: — Его сестру зовут Дезире, ей двадцать лет, и она не вылезает из психушки. С родителями она не в ладах. Мама говорит, что она в общем-то милая девочка, но только чересчур чувствительная и нервная. Еще учась в школе, она прославилась тем, что ударила директора Гумбольта блокнотом по физиономии. Тогда-то ее впервые и упекли в сумасшедший дом. Сейчас, похоже, ее в очередной раз оттуда выписали.

— Вот черт! — воскликнула Сэси. — Напрасно я так грубо разговаривала с Ником по телефону.

— Так позвони ему и извинись! — сказала Лили.

Сэси вытаращила на нее изумленные глаза.

— Видишь ли, иногда люди приносят другим свои извинения, — насмешливо произнесла Лили.

— Кому? Мужчинам? — уточнила Сэси, не имевшая обыкновения просить у кого-либо прощения и признавать свою неправоту.

— Представь себе, что и мужчинам тоже.

— Я подумаю над этим, — облизнув губы, сказала Сэси.

— Кстати, девочки, мама приглашает вас на ужин. Но приходить не обязательно, — сказала Серена.

— Передай ей мою благодарность за любезное приглашение, — ответила Лили. — Но у нас с Билли другие планы.

— Пожалуй, я тоже посижу лучше дома и поразмышляю, нужно ли мне извиниться перед Ником, — сказала Сэси.

— К ужину я надену свое новое шелковое платье цвета лаванды, — мечтательно сказала Серена и томно вздохнула. — Уверена, что этот вечер будет удачным.

Глава 31

Этот вечер действительно стал знаменательным для всех трех подруг. Фрэнки явился в дом родителей Серены на ужин, Сэси впервые в жизни извинилась, а Лили провела его так чудесно, что о том следовало бы упомянуть в ее мемуарах. В общем, в этот вечер в жизни каждой из них произошла перемена, благодаря которой все они существенно приблизились к тому раю, о котором мечтали.

Активнее других действовала, конечно же, Сэси, самая нетерпеливая по своей натуре из трех подружек.

Как только она попрощалась с подругами и вышла из кафе, сразу же позвонила Заберу.

— Я хочу извиниться за то, что тебе нагрубила, — звенящим голоском произнесла она, чувствуя себя юной влюбленной старшеклассницей. — Я знаю одного прекрасного врача, который может помочь твоей сестре. Ты можешь устроить мне встречу с ней?

— Что? — только и смог промолвить ошарашенный Ник. — Повтори, я, кажется, не расслышал.

— Лучше поговорим об этом вечером у меня дома. Если сможешь, приходи, я буду тебя ждать, — прошептала Сэси.

— Ладно, приду, если смогу, — неуверенно ответил Ник.

— Давай поступим так, — сказала Сэси. — Я позвоню сейчас своему психоаналитику, ее зовут, между прочим, Люсиль, и дам ей номер твоего телефона, она тебе перезвонит. Ты все понял?

— Да, конечно, ведь у меня с головой пока еще все в порядке, — сердито пробурчал Ник и положил трубку.

И хотя Сэси и не была в этом уверена, она тотчас же связалась со своей старинной приятельницей и попросила ее об одолжении. Люсиль и раньше консультировала и лечила знакомых Сэси. Правда, не всем из них после этого становилось лучше, однако за ней закрепилась репутация хорошего специалиста. Ее постоянными клиентами были люди самых разных профессий, но особенно часто пользовались ее услугами адвокаты, кинопродюсеры и звезды Голливуда. Сэси помогала им декорировать их квартиры и виллы и при случае рекомендовала им свою подругу. Та же, в свою очередь, советовала своим богатым пациентам приглашать ее в качестве опытного дизайнера.

Естественно, Люсиль немедленно поехала консультировать сестру Забера. Сэси перезвонила ему и сообщила, что доктор уже в пути. Их разговор с Ником продолжался недолго, что-то с грохотом разбилось у него за спиной, и он, пробормотав извинения, положил трубку. Сэси все, разумеется, поняла правильно и не только не обиделась на него, но и ощутила доселе незнакомое ей внутри тепло. Ей было приятно, что она смогла хоть как-то помочь бедному Нику, причем от чистого сердца, без какого-либо корыстного умысла, из обыкновенного человеческого сострадания.

Этот поступок свидетельствовал о том, что любовь, или же истинно романтическое чувство, может самым причудливым образом изменить натуру человека и даже всю его жизнь. И пусть Сэси пока и не была морально готова к тому, чтобы облачиться в свадебный наряд — воздушное белое платье и шляпку с огромными полями и длинными лентами, пусть она еще не осмеливалась даже представить себя возлежащей в шикарном кружевном шелковом белье на широкой кровати, рядом с которой на изящном резном столике стоит великолепная ваза с благоухающими алыми розами, однако у нее уже возникло желание дождаться своего Ника. А это, несомненно, было само по себе весьма знаменательно.

Сэси вышла на террасу, села в свое любимое плетеное кресло, раскрыла лежавший на столе дневник и начала вдохновенно описывать свои новые ощущения и мысли, пронизанные божественным светом вселенского добра.

* * *
Ужин в доме Говардов протекал в атмосфере доброжелательности и умиротворенности. Фрэнки держался солидно, Серена, переполняемая восторгом, без умолку что-то щебетала, Баффи налегала на коктейли с шампанским, и Джордж Говард добродушно улыбался и многозначительно помалкивал. Правда, у Фрэнки поначалу возникли трудности с пользованием шестнадцатью серебряными столовыми приборами, лежавшими возле его тарелки. Но Серена подсказала ему, как и когда их употреблять, а также шепнула, что не следует злоупотреблять одним сортом вина, поскольку к каждому блюду подают разные алкогольные напитки, и их неосмотрительное поглощение чревато тяжелым похмельем.

— Пусть пьет сколько хочет, — заступилась за гостя Баффи. — Из-за моего стола еще никто не вставал трезвым!

Кофе и десерт были поданы в оранжерею с видом на бассейн, а венцом пиршества стал огромный торт-безе с мороженым под названием «Печеная Аляска».

На протяжении всего застолья никто не обронил ни одного неосторожного слова.

Говарды славились своим радушием и гостеприимством.

— Ты вел себя безукоризненно, — нежно лепетала потом Серена, лежа вместе с Фрэнки в его подвесной койке. Она хотела спросить у него, какое, на его взгляд, ей лучше надеть свадебное платье — от Веры Вонг или же от Каролины Эррера, — но не решилась и вместо этого сказала: — Мама считает, что ты настоящий джентльмен.

— Приятно это слышать, — пробасил Фрэнки и, улыбнувшись, добавил: — Мне всегда были симпатичны твои родители.

— А ты меня познакомишь со своими родственниками?

Фрэнки насупился, помолчал и пробурчал:

— Конечно, если ты этого хочешь.

— У тебя такой голос, словно бы тебя это не радует, — сказала Серена.

— Нет, это тебе показалось. Можем проведать мою маму хоть на этой неделе, у нее как раз будет день рождения.

— Правда? С удовольствием! — воскликнула Серена и крепче прижалась к нему. — И сколько же ей исполнится лет?

— Я точно не знаю, — помолчав, ответил Фрэнки.

— А какой ее любимый цвет?

— Любимый цвет? — переспросил Фрэнки так, словно бы она спросила у него, какую лучше выбрать траекторию для полета на Марс.

— Ладно, милый, не напрягайся, — сказала Серена и поцеловала его в щеку. — Я сама выберу для нее подарок.

Фрэнки разнервничался вовсе не потому, что Серена собиралась купить его матери подарок по своему вкусу. Его серьезно беспокоило, как бы кто-то из его хамоватых родственников не позволил себе грубость или сальное словцо в адрес его возлюбленной. Он решил всех их строго предупредить, что им придется худо, если они обидят Серену.

— Спасибо за приглашение, — прошептала она, обнимая его одной рукой.

Он, разумеется, не стал напоминать ей, что она сама напросилась, а вежливо ответил:

— Тебе все будут рады!

* * *
Билли заехал на автомобиле за Лили ровно в шесть с огромным букетом цветов.

— Какая прелесть! Обожаю белые ирисы! — обрадованно воскликнула она, наклонилась и понюхала их. — Они такие нежные!

— Так вот, значит, как они еще называются! — сказал Билли. — А Бонни из цветочного магазина сказала, что этого озерного касатика полным-полно в наших краях, и даже удивилась, что я такие цветы покупаю. Дескать, их можно ежедневно нюхать, и совершенно бесплатно. Она выбрала для меня лучшие.

— Передай ей от меня привет! — сказала Лили. — Я с удовольствием покажу ей свой цветник, пусть она мне позвонит.

— Непременно передам. — Он помолчал и добавил, окинув ее с ног до головы плотоядным взглядом: — А ты сегодня чудесно выглядишь! Тебе к лицу этот желтый сарафан.

Лили смущенно потупилась.

— Наверное, ты выступала в этом наряде в своей телепередаче, — предположил Билли. — Все чикагские мужчины наверняка были от него в восторге. — Он посмотрел на часы и озабоченно добавил: — Пожалуй, нам нужно поторопиться. Я не хочу есть остывший ужин.

— А кто его для нас приготовил? — спросила Лили, наполняя водой хрустальную вазу.

— Грейси. Я попросил ее приготовить что-нибудь особенное по случаю нашего юбилея.

— Какого еще юбилея? — Лили удивленно вскинула брови.

— Мы ведь уже не первый день знакомы, пора нам и отпраздновать наши многодневные близкие отношения, — с лукавой улыбкой ответил Билли. — С коллекционным вином «Королева Марго».

— Надеюсь, ты не проболтался об этом Грейси? — обеспокоенно спросила Лили.

— Разумеется, нет, хотя и признался, что я от тебя без ума.

Лили наконец поставила букет в вазу и, полюбовавшись им еще раз, сказала:

— Ну, теперь мы можем ехать!

* * *
Небольшой уютный ресторанчик при гостиничном комплексе на берегу Бернтсайда, где они собирались сегодня поужинать, был обставлен резной деревянной мебелью и благоухал ароматами цветов, стоявших в серебряных вазочках. С удовольствием вдохнув его, Лили окинула взглядом зал и промолвила:

— Обстановка здесь и в самом деле праздничная.

Они сели за лучший столик у окна, отделенный от других столов перегородкой, и Билли наконец перевел дух. Лили откинулась на спинку стула, положив на колени сцепленные в пальцах руки, и сказала:

— Я почему-то волнуюсь! Мне кажется, что мы волшебным образом переселились в сказку. Может быть, это сон?

— Тогда не просыпайся до тех пор, пока Грейси не выставит на стол закуски.

— Порой я чувствую себя рядом с тобой крольчихой, загипнотизированной удавом, — нахмурив брови, с притворной сердитостью промолвила Лили.

— А я в последнее время из-за тебя пребываю в трансе двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, — улыбнувшись, признался Билли.

— Значит, нас обоих обуял один бес, — заключила Лили. — Знаешь, я ведь могу накинуться на тебя в самый неподходящий момент!

— А я готов уложить тебя в постель прямо сейчас и…

— С этим тебе придется повременить, Билли! — с очаровательной улыбкой произнесла в следующий миг Грейси, появившись из-за перегородки с подносом, уставленным блюдами с разнообразными яствами.

— Что-то ты сегодня разговорилась, — пробурчал Билли.

— А ты чересчур распалился! — парировала Грейси, поставив поднос на стол. — Ох уж эти чемпионы! — Она улыбнулась Лили. — Их нужно время от времени опускать с заоблачных высот на грешную землю. — Миниатюрная и стройная, с черными волосами, заплетенными в мелкие косички, Грейси походила на тринадцатилетнюю девочку. Она протянула Лили руку и добавила: — Меня зовут Грейси Грегорич. А вы, должно быть, та самая Лили, на которой он совершенно помешался.

— Тебя это не должно волновать, — огрызнулся Билли.

— Я просто подумала, что ей не помешает это знать, потому что сам ты вряд ли ей в этом признаешься. Хотя такой королевский стол уже кое о чем говорит, — сказала она, откупоривая бутылку с безумно дорогим вином.

— Все, Грейси! Считай, что ты здесь больше не работаешь! — грозно рявкнул на нее Билли.

— Если так, то сегодня ты останешься без ужина, — невозмутимо парировала повариха. — Кстати, уволить меня нельзя, у меня контракт на пять лет.

— С тобой невозможно спорить, сдаюсь! — с улыбкой сказал Билли. — Не сердись на меня, ты ведь знаешь, что я тебя обожаю, моя примадонна.

— Вот это совсем другое дело. Приятного аппетита, — сказала Грейси и величественно удалилась.

Лили окинула взглядом приготовленные блюда и спросила:

— Где ты нашел такую искусницу?

— Ее муженек недавно угодил в лечебницу с белой горячкой, вот ей и пришлось искать себе работу, — пожав плечами, ответил Билли. — Она надеется, что его скоро выпишут.

— Ты не сказал мне, что она замужем.

— А ты и не спрашивала!

— Не дразни меня, Билли! — Лили погрозила ему пальчиком.

— Избавь меня Бог! Я готов искупить свою вину, если чем-то тебя ненароком обидел, — сказал он с очаровательной улыбкой.

— И ты исполнишь любое мое желание?

— Разумеется!

— Что ж, ловлю тебя на слове. Сегодня же ночью я это проверю!

— Я не разочарую тебя, моя королева! — сказал Билли.

— Вот за это мы и выпьем! — сказала Лили, поднимая бокал с вином.

Глава 32

Забер позвонил Сэси в полночь.

— Наконец-то моя сестрица угомонилась, — с тяжелым вздохом сказал он. — Она прохныкала весь вечер. Если хочешь, приезжай ко мне, я буду ждать тебя возле дома. Впрочем, я не обижусь, если ты откажешься, сейчас уже действительно поздно. Кстати, я тебя не разбудил?

— Нет, я не спала, ждала тебя. Приеду через двадцать минут, — ответила Сэси, чувствуя, как гулко бьется ее сердце.

— Хорошо, только оставь машину за углом. Я не хочу, чтобы сестра проснулась от шума или от света фар: еще одной истерики я не перенесу, — глухо сказал Ник.

Дом Забера — нелепое сооружение, которое он возводил собственноручно на протяжении многих лет, — странным образом прекрасно вписывался в окружающий его скалистый ландшафт выдающегося в озеро мыса. Ник поджидал Сэси, нервно расхаживая по дорожке, и заметил ее, как только она вышла из-за угла.

— Я побоялся оставлять сестру ночью в доме одну, — прошептал он, беря Сэси за руку и увлекая ее за собой. — Смотри под ноги! И постарайся не шуметь, она спит очень чутко, даже когда наглотается снотворного. Ее не берут уже никакие таблетки.

Он осторожно открыл дверь черного хода и, приложив палец к губам, пропустил Сэси вперед. Она затаила дыхание и на цыпочках вошла в темный коридор. Ник закрыл за собой дверь и, снова взяв ее за руку, повел в свою спальню.

Они пробирались в кромешном мраке, не произнося ни слова и стараясь производить как можно меньше шума, но их все равно выдавали скрипучие рассохшиеся половицы. Наконец они вошли в комнату, Ник потихоньку затворил дверь и заключил Сэси в объятия.

— Боже, как я по тебе соскучился! — говорил он, покрывая своими горячими поцелуями ее лицо. — Это был самый долгий день в моей жизни! А ты соскучилась по мне, Сэси?

Она не стала тратить время на рассказ о том, что пережила за время их недолгой, но чудовищно томительной разлуки, и стала молча раздеваться.

Забер последовал ее примеру, шумно сопя от обуревавшей его страсти, и повалил ее на кровать, как только они скинули с себя одежду. Сэси тихонько хихикнула.

— Я чувствую себя старшеклассником, который тайком от своих родителей привел к себе девушку, — прошептал он и тотчас же перешел к активным действиям.

Матрац под ними предательски заскрипел, Сэси сдавленно охнула и прильнула к горячему сильному телу Ника, Он крепко сжал руками ее бедра и, забыв об осторожности, дал волю скопившемуся в нем за этот долгий день вожделению. В считанные мгновения страсть, охватившая их обоих, достигла белого каления, и они стремительно унеслись к заоблачным высотам блаженства. Сэси кричала так пронзительно, что Нику пришлось закрыть ей ладонью рот.

— Прости, это вырвалось невольно! — воскликнула она, придя в себя после легкого обморока.

— Не нужно извиняться, — раздался в темноте женский голос. — Он тоже пыхтел как паровоз.

Забер смачно выругался и, отпрянув от Сэси, накрыл их обоих покрывалом. Застывшая в дверном проеме девушка рассмеялась и промолвила:

— Не суетись, братец! Лучше представь меня своей подруге.

Забер тяжело вздохнул и глухо произнес:

— Сэси, это моя сестра Дезире. А теперь, сестрица, убирайся вон из моей спальни!

— Не хами, Ник! Тебе нравится этот грубиян, Сэси? Впрочем, можешь не отвечать, все женщины от него без ума. Разве не так?

— Послушай, Дезире, не выводи меня из терпения, вернись в свою комнату. Пожалуйста, — произнес Ник голосом измученного человека. — Тебе нужно еще немного поспать.

— Ник боится, что у меня снова начнется истерика. Верно, Ник? Ты ведь не хочешь, чтобы я опять стала хныкать? Ответь мне, братец.

— У вас была Люсиль? — спросила Сэси. — Какое она произвела на вас впечатление?

— Более приятное, чем некоторые другие психиатры, пытавшиеся меня лечить, — передернув плечами, ответила девушка. — Так это ты ее к нам прислала? Ты тоже у нее лечишься?

— Пока нет, — ответила Сэси. — Но похоже, мне придется к ней обратиться, если я и дальше буду встречаться с твоим братом.

— Это точно. В нашей семейке все чокнутые, — подтвердила Дезире и разразилась истерическим смехом.

— В наши дни трудно найти семью, в которой не было бы урода, — с улыбкой сказала Сэси. — Уж слишком много сцен насилия показывают по телевизору.

— И уделяют мало времени молитве в школах, — в тон ей съерничала Дезире.

— Вот к чему привела Америку эмансипация женщин! Общество стремительно скатывается в пропасть безнравственности, — заключила Сэси.

— Мужчины вырождаются и скоро вообще вымрут, — добавила Дезире.

— Так молись же за мое здоровье, — огрызнулся Ник. — Если я умру, тебе будет негде приютиться, когда тебя выпустят опять из сумасшедшего дома.

— Он иногда говорит здравые вещи, — сказала, обращаясь к Сэси, Дезире. — Ладно, пусть еще немного поживет!

— Порой мужчины бывают нам полезны, — заметила с улыбкой Сэси.

— Но это случается крайне редко, — с грустью промолвила Дезире.

— Если вы не прекратите нападать на меня вдвоем, я оденусь и пойду за пивом, — с угрозой прорычал Ник и, обмотавшись простыней, вскочил с кровати.

— Ступай, мы тебя не задерживаем. Но только принеси нам кока-колы, — сказала Сэси. — Ты ведь сейчас, как я догадываюсь, временно не пьешь, Дезире?

— Да, временно воздерживаюсь, потому что пью таблетки, — ответила она. — Бутылки в холодильнике, Ник. Не задерживайся на кухне! У меня пересохло в горле. А ты, Сэси, вообще не пьешь?

— Пью, но не в такую же рань! — пожав плечами, сказала Сэси. — Раньше десяти утра я не беру в рот ни капли спиртного.

Когда Забер возвратился в спальню, держа в руках бутылки, женщины сидели на кровати, скрестив по-турецки ноги, и обсуждали различные методики лечения нервных и психических расстройств. А к тому времени, когда он опорожнил первую бутылку пива, Сэси и Дезире вели себя так, словно они были старинными приятельницами. О причинах происшедшей с ними под влиянием кока-колы метаморфозы Забер задумываться не стал, предпочтя продолжать успокаивать собственные нервы, расшатанные холодным пивом.

Поменьше думать об этих странных созданиях было его главным жизненным принципом. И если бы он его не придерживался, то наверняка бы уже давно сыграл в ящик.

Вот почему вторую бутылку он пил долго и с особым удовольствием, смакуя каждый глоток.

Глава 33

Случай свел Тома Шомберга и Брока Уэстленда в Эванстонском загородном клубе, у стойки бара, где они оба расслаблялись после игры в гольф.

— Я недавно видел твою бывшую супругу, старина, — сообщил Том Броку, после того как они выпили по бокалу пива и обсудили погоду и свои успехи на турнире.

— И где же, если не секрет? — невозмутимо спросил Брок.

— В Илае, — ответил Том. — Я был там проездом, по пути на турнир. Ужасная дыра! Меня замучили тамошние комары!

— Да, их там тьма, — глухо подтвердил Брок, помрачнев.

— А не выпить ли нам еще по бокалу? — предложил Том.

— Да, пожалуй, — кивнул Брок. — Ты, наверное, прогулялся по городку в компании Лили? Она, вероятно, показала тебе все живописные уголки? Бьюсь об заклад, что вы с ней искупались в озере и позагорали на пляже.

Том не торопился с ответом. Ему было приятно наблюдать, как стремительно меняется настроение собеседника. Они с Броком знали друг друга много лет, и бракоразводный процесс, в котором они являлись оппонентами, никак не отразился на их добрых приятельских и деловых отношениях. Том отхлебнул из бокала, облизнул губы и промолвил:

— Представь себе, я предпочел от всего этого воздержаться, старина. За Лили закрепилась дурная репутация…

Едва не поперхнувшись пивом, Брок вытаращил на него глаза и спросил, прокашлявшись:

— Как прикажешь тебя понимать?

— Она завела себе молодого любовника. И, как мне показалось, постоянного…

— Откуда тебе это известно? — Брок нахмурил брови.

— Мы вместе завтракали у Лили, — с многозначительной усмешкой ответил Том.

— У меня такое предчувствие, что ты собираешься назвать его имя, — с легким сарказмом произнес Брок.

— Его зовут Билли Бьянкич, — незамедлительно подтвердил его догадку Том.

Лицо Брока стало белее мела, в глазах вспыхнула ярость.

— Быстро же она подыскала себе утешителя, — пробормотал он.

— Брось, старина! Не быстрее, чем ты, — бархатным голосом заметил Том.

— Заткнись! — огрызнулся Брок.

— Я просто подумал, что тебе все еще небезразлично, как поживает твоя бывшая жена.

— Возможно. Однако меня не интересует, с кем она спит.

— Билли Бьянкич, похоже, всерьез ею увлекся. Это имя очень удивило, поскольку он слывет в Илае завзятым ловеласом. Раньше у него не возникало желания остепениться. Кстати, ты все еще поддерживаешь отношения с Шерри?

— Она меня пока вполне устраивает! — пожав плечами, ответил Брок. — Горячая штучка! Однако, согласись, никогда не помешает обзавестись и запасным якорем.

— Я вижу, у тебя грандиозные планы на амурном фронте, — улыбнувшись, промолвил Том. Он допил свое пиво, встал со стула и сказал: — Приятно было с тобой поболтать, дружище. Еще увидимся!

Проводив его недобрым взглядом, Брок с досадой оттолкнул свой недопитый бокал и наморщил лоб. Новость, преподнесенная ему адвокатом с плохо скрытым злорадством, больно ранила его мужское самолюбие. Этого молодого бычка из Национальной хоккейной лиги следовало хорошенько проучить. Но как? А что, если собрать на него досье компрометирующих материалов и на его основе подготовить сенсационную телевизионную передачу? Время для этого сейчас самое подходящее, летом всегда ощущается нехватка скандальных новостей. Если придать этой любопытной идее заманчивую форму, ею вполне могут заинтересоваться продюсеры. Брок расплатился за пиво с барменом и вышел на свежий воздух. Ему всегда лучше думалось во время прогулки.

Глава 34

Тем временем ничего не подозревающие влюбленные голубки пребывали в состоянии совершенного счастья. Билли поселился в доме Лили и даже перевез к ней некоторые свои вещи. Она же с вдохновением занималась своим садом.

Сэси теперь регулярно бывала в доме Забера, благодаря чему его сестра совсем перестала плакать и заметно повеселела.

А Серена с энтузиазмом наводила порядок в жилище Фрэнки, пытаясь превратить его в уютное семейное гнездышко.

Субботнее утро выдалось чудесным, золотистый восход обещал прекрасную погоду на весь день. Однако даже солнечные лучи не могли растопить робость и тревожные предчувствия, которые испытывала Лили перед предстоящим детским утренником, на который она обещала пойти вместе с Билли.

Ее слабая попытка уклониться от этого мероприятия под предлогом, что ей надо срочно устроить навес над водосбором, чтобы он не засох, разумеется, закончилась неудачей. Услышав этот детский лепет, Билли обозвал ее трусихой и пообещал сделать этот навес, когда они возвратятся с утренника. После этого Лили уже не могла пойти на попятную и скрепя сердце начала выбирать наряд, подходящий для такого случая.

Однако мысль о неминуемой встрече на утреннике с опасной соперницей продолжала грызть ее. И в конце концов она не выдержала и сказала:

— Если я столкнусь там нос к носу с Хитер, может вспыхнуть драка. Я не уверена, что сумею ее одолеть, у меня нет достаточного опыта рукопашных схваток.

— Не беспокойся, я не допущу, чтобы дело дошло до рукоприкладства, — заверил ее Билли.

— Это точно? — на всякий случай спросила Лили, вертя в руках босоножки.

— Разумеется! Не будь ребенком!

— Я боюсь публичных скандалов, у меня от них всегда начинается головокружение, — сказала Лили и, отшвырнув не приглянувшуюся ей пару, начала примерять другие туфельки.

— Послушай, крошка, — решительно сказал Билли, устав смотреть, как она перекладывает с места на место свои вещи, — если ты через пять минут не будешь одета, я увезу тебя на детский утренник в лифчике и трусиках.

Эта угроза моментально подействовала на Лили: появиться на публике в нижнем белье она бы не хотела даже в ночном кошмаре.

* * *
Когда Билли вошел в банкетный зал городского культурного центра вместе с Лили, у Хитер едва глаза не вылезли из орбит. Она рассчитывала, что он сядет рядом с ней, и держала для него свободное местечко. Но теперь у нее пропало желание даже помахать ему рукой.

Ее изумленный вздох не остался без внимания ее матери и миссис Бьянкич. Они одновременно взглянули в сторону дверей и разом охнули: Этель — от удивления и досады, мать Билли — от неожиданной радости. Дочь Пегги Каллио, умница и красавица, недавно расставшаяся со своим мужем, ей всегда была симпатична, и раз уж Билли привел ее на утренник, значит, он наконец-то решил остепениться.

В тот самый момент, когда Билли и Лили усаживались за стол, к нему возвратились, держа в руках тарелки с оладьями, мистер Бьянкич и Марки. Их восторженные отзывы о блинчиках, приготовленных по испытанному временем особому рецепту Эдди Халприн, несколько разрядили внезапно возникшую в зале напряженность.

В то же время Хитер воспользовалась этой ситуацией и ловко провела своеобразную рокировку — крикнула сыну, чтобы он взял у нее свободный стул и предложил своему любимому тренеру сесть с ним рядом, напротив нее. Растерявшейся же Лили она сказала приторным голоском:

— Надеюсь, вы не станете возражать, Милли? Ведь мой Марки и Билли такие добрые друзья!

К счастью, многоопытная Марли Бьянкич пришла ошарашенной Лили на помощь и, велев Гарольду принести для нее стул, пригласила пассию своего сына сесть рядом с ним по его другую руку.

— Гарольд, это же дочь Джима Каллио, — сказала она своему супругу, когда он принес для Лили стул. — Она моложе нашей Алисии на два года. Девочки частенько играли в нашем саду, когда были совсем маленькими. Ты ведь помнишь Алисию, Лили?

— Конечно! Мы с ней вместе часто выступали в школьных соревнованиях по плаванию!

— А почему у вас пустая тарелка? Билли, поухаживай за Лили! А ты, Гарольд, отдай свои блинчики Хитер и принеси с кухни еще две порции — для себя и Этель. Я пока не буду их есть, мне нравятся те, что лежат на дне: они потолще. — Марли раздавала свои указания с истинно генеральской расторопностью.

Остальные дамы натянуто улыбались, однако их тщательно скрываемое раздражение могло в любой момент выплеснуться наружу. И только Марки не обращал на взрослых никакого внимания и с аппетитом уплетал оладьи.

— Как долго вы намерены еще пробыть в Илае? — спросила Этель Лили, сверля ее испытующим взглядом.

Она не любила долго ходить вокруг да около, предпочитая брать быка за рога. У Лили ее пристальный взгляд вызвал желание вскочить из-за стола и убежать. Однако она вздохнула и ответила:

— Я пока еще не решила, но, возможно, останусь здесь на год и буду преподавать ботанику в местном колледже.

— Ах вот как! — воскликнула Этель, явно не ожидавшая такого ответа. — И чем же вы собираетесь заниматься после этого?

Лили подмывало ответить, что она решила отправиться в Калькутту, чтобы ухаживать там за больными холерой и черной оспой. Однако на это ей не хватило куража, и она сказала, потупив глаза, что не привыкла строить планы на далекое будущее.

— Извините, — сказала Хитер, резко вскочив со стула. — Мне нужно выпить еще чашку кофе. — Она выбралась из-за стола и направилась прямиком к Билли, стоявшему в очереди за блинчиками.

— Хитер и Билли дружат еще с начальной школы, — с умиленным лицом произнесла Этель, проводив дочь ласковым взглядом.

Лили тоже посмотрела в сторону раздаточной стойки и, к своему величайшему изумлению и негодованию, увидела, как Хитер прижалась к Билли своими пышными грудями и что-то с жаром ему говорит. Несомненно, она унаследовала от своей мамочки привычку всегда идти к цели кратчайшим путем и ошеломлять жертву своей наглостью и напористостью. Усвоив еще с юных лет, что: женские груди повергают юношей в оцепенение, она с успехом пользовалась ими в качестве решающего аргумента на протяжении всей своей жизни. Неординарный бюст с лихвой компенсировал недостаток у нее других качеств, притягательных для мужчин: чувства юмора, находчивости, ума и приятных манер.

— Вы непременно должны показать мне свой цветник, — промолвила Марли, заметив на лице Лили тень грусти и озабоченности. — Миртл Карлсон, ваша соседка, сказала мне, что вы волшебным образом преобразили ландшафт.

Не без усилий проглотив нелестный эпитет для Хитер, вертевшийся у нее на кончике языка, Лили глубокомысленно наморщила лобик и медовым голоском произнесла:

— Я пытаюсь вывести новые гибридные сорта орхидей, которые прижились бы в здешнем климате. С удовольствием покажу вам свой садик. И вы, мистер Дроллет, тоже приходите!

Мать Хитер она пригласила, разумеется, исключительно из вежливости, а не потому, что хотела видеть ее как можно чаще. К счастью, Этель ответила, что у нее аллергия на цветы.

— Стоит лишь мне их понюхать, как я начинаю чихать и потом долго не могу остановиться, — с горечью посетовала она.

— А вот я их обожаю! — с восхищением воскликнула мать Билли. — Надеюсь, вы дадите мне несколько полезных советов по садоводству?

— Моя Хитер разводит прекрасные розы! — не утерпела и соврала Этель, на самом деле сама она щедро подкармливала розы в саду своей дочери различными микроэлементами и опрыскивала их медным купоросом и дихлофосом, надев защитную марлевую повязку и специальные очки. — Она с радостью даст вам несколько черенков.

Этот милый разговор был прерван появлением у стола Билли, его отца с тарелками блинов в руках и Хитер с чашечкой остывшего кофе. Воспользовавшись суматохой, возникшей при раздаче блинов, Хитер подсела к Билли и спросила, поглаживая его по руке:

— Как ты считаешь, не попробоваться ли Марки в роли вратаря?

Билли слегка отодвинулся от нее и ответил:

— Поговори об этом лучше в понедельник с Куртом, вратарей тренирует он, а я в этом не силен.

— Но для Марки единственный авторитетный тренер только ты, — с девичьим восторгом проворковала Хитер. — Правда, сынок?

Ее нарочито наивная интонация, возможно, и тронула бы сердце Билли несколько лет назад, но теперь она покоробила его своей фальшивостью. Марки, продолжавший с аппетитом угощаться блинчиками с клубничным джемом, и ухом не повел. Это раздосадовало Хитер, явно рассчитывавшую на его поддержку, и она нервно воскликнула:

— Я ведь к тебе обращаюсь, Марки! Ты что, оглох?

— А что стряслось, мама? — удивленно взглянул на нее мальчик. — Тебе не досталось блинов? Если хочешь, я сбегаю за ними на кухню. А пока можешь доесть мой блинчик.

— Спасибо, дорогой, но дело вовсе не в блинчиках. Я хотела, чтобы ты повторил тренеру Бьянкичу то, что сказал мне о нем вчера вечером, — с приторной улыбкой произнесла Хитер.

Марки открыл рот и недоуменно заморгал, не понимая, чего она от него добивается.

— Разве ты не говорил, милый, что он лучший тренер на свете? — подсказала ему Хитер, отчаянно пытаясь вовлечь мальчика в разговор. Однако Марки снова занялся блинчиком, очевидно, решив покончить с ним, пока он не остыл. — Марки немного замкнут и стеснителен, — пояснила Хитер, тяжело выдохнув. — Он ведь растет без отца, поэтому тренировки в детской спортивной школе для него огромное событие. — На глазах у нее навернулись слезы умиления.

Лили так и подмывало прервать это дешевое шоу, но поразительное внешнее сходство мальчугана и Билли сковывало ее порыв. Червь сомнения продолжал исподволь грызть ее сердце, тревога в котором порождала в ее голове неприятные предположения. Неужели Билли настолько очерствел, что игнорирует собственного сына? И у Хитер имеются-таки веские основания для того, чтобы настойчиво осаждать его? А вдруг она вовсе и не коварная соблазнительница, а мать сына Билли? В таком случае эта интрига обретала совершенно иную окраску. Марли изменила тему разговора и стала говорить ей что-то о бюджетной политике администрации ледовой арены. Но, терзаемая ревностью и подозрением, Лили не слушала ее.

Когда президент хоккейной ассоциации встал, чтобы произнести несколько теплых слов о детях и их родителях, активно участвующих в программе развития в стране детского хоккея, Хитер не преминула прильнуть к плечу Билли, изобразив на своем лице безмятежное материнское счастье.

Билли мысленно молился, чтобы напыщенная речь Джо Хортона поскорее закончилась. Лили побледнела и впала в оцепенение. Как только Джо умолк, Билли вскочил, рывком поднял со стула Лили и, пробормотав слова благодарности в адрес всех пришедших на утренник, увлек Лили к выходу из зала. Очутившись в фойе, она ожила и улыбнулась. Он погладил ее по руке и промолвил:

— Мне не следовало приводить тебя сюда. Хитер вела себя просто возмутительно.

— Скажи честно, Билли, Марки — твой сын? — выпалила Лили, более не в силах мучиться сомнениями.

Он помрачнел и спросил:

— А ты как думаешь?

Но Лили было не так-то просто обескуражить этим приемом, она продолжала добиваться своего и повторила вопрос:

— Так он твой сын или нет?

— Нет, — ответил не задумываясь Билли.

— Ты в этом уверен? Ведь внешне вы с ним похожи как две капли воды! — воскликнула она, мысленно проклиная свое упрямство.

— А что в этом удивительного? В Илае многие мужчины немного похожи друг на друга: черные волосы, темные глаза. Короче говоря, здесь полно потомков эмигрантов из Италии и Югославии. Странно, что ты забыла об этом, — невозмутимо сказал Билли.

— В Илае есть еще финны и выходцы из Корнуолла, милый, — язвительно добавила Лили. — Первые предпочитают селиться в лесной глуши, подальше от цивилизации, чтобы никто не указывал им, как нужно жить, а вторые по традиции работают в шахтах. Я могла бы продолжить свой этнографический экскурс, но меня сейчас больше волнует настойчивое обхаживание тебя Хитер. У меня возникло такое чувство, что ты что-то недоговариваешь о ваших с ней отношениях.

— Мне нечего от тебя скрывать. И давай прекратим этот дурацкий разговор, — помрачнев, как грозная туча, прорычал Билли, став похожим на Брока.

— Я тебе не верю! — воскликнула Лили, ослепленная проснувшейся в ней яростью. — Докажи, что я не права!

Билли поджал губы и вскинул свой упрямый подбородок, став похожим на надменного римского императора или древнегреческого бога. Ноздри его прямого носа затрепетали от охватившего его гнева.

— Я не обязан оправдываться! Думай что хочешь, но только я не отец Марки, и точка!

— Но ты мог бы им быть! — выпалила Лили, уже не отдавая себе отчета в своих словах. Разумеется, ей не следовало так вести себя, нужно было сообразить, что прежняя личная жизнь Билли ее не касается. Разве Клеопатру волновал вопрос, девственник ли Юлий Цезарь, когда она распростерлась на ковре у его ног?

— Послушай, наши интимные отношения с Хитер закончились еще девять лет назад. А ее сыну всего шесть! Мы с ней не виделись с тех пор, как после школы я уехал из этого города. Хочешь верь мне, хочешь не верь, но только прекрати меня злить! — в сердцах воскликнул Билли. — Я не могу заткнуть ей рот и заставить ее обходить меня стороной.

— Извини, я немного погорячилась, — смущенно промямлила Лили.

— Давай не будем ругаться из-за происков этой коварной бестии Хитер! — сказал Билли, когда они покинули культурный центр, — Мне жаль ее сына, только из-за него я и терплю ее гнусные интриги. Ну, теперь тебе, надеюсь, все ясно?

И хотя сомнения так и не оставили сердце Лили, разучившейся верить мужчинам после коварного обмана Брока, ее вера в добро оказалось сильнее ревности и подозрений. Она взглянула в лучистые глаза Билли, глубоко вздохнула и промолвила:

— Хорошо, Билли! Я больше не буду спрашивать тебя об этом. Я тебе верю.

— Слава Богу! — с облегчением сказал они нежно поцеловал ее в губы на глазах у изумленных прохожих.

Тая в его жарких объятиях, Лили, при всем ее искреннем желании верить в торжество добра и следуя завету Иисуса Христа прощать своих врагов, все же не смогла отказаться от тайной мысли, что их с Билли сейчас видит Хитер.

Глава 35

Почти весь задний двор фермы Аронсонов, затененный раскидистыми кленами, был занят сдвинутыми столами, уставленными блюдами с разнообразными закусками. Обернутый старым покрывалом металлический бочонок с пивом стоял, обложенный колотым льдом, в оцинкованной бельевой ванне на ножках. Повсюду слонялись дети, кошки и собаки. Взрослые степенно беседовали, сидя в плетеных креслах или прогуливаясь по кругу. Серене, впервые увидевшей столь многолюдное пестрое сборище, в первую минуту показалось, что она очутилась в прогулочном дворике приюта для умалишенных. Однако она не решилась поделиться своими ассоциациями с Фрэнки и с милой улыбкой промолвила:

— Как чудесно иметь столько родственников!

— Это верно, — кивнул он, окинув задумчивым взглядом толпу, и добавил: — Но иногда они становятся обузой.

Ему кто-то помахал рукой, он чинно кивнул в ответ.

Внезапно раздался пронзительный звук, напоминающий протяжный волчий вой, и все находившиеся во дворе, включая домашних животных, разом обернулись и уставились на Серену и Фрэнки.

— Кажется, нас заметили, — пробормотал Фрэнки в наступившей мертвой тишине.

Серена схватилась за его локоть и тихо спросила:

— Почему все вдруг притихли?

Он не стал объяснять ей, что этим людям еще не доводилось видеть воочию дочь миллионера, а просто ответил, пожав плечами:

— А Бог их знает! Пошли, я представлю тебя маме.

Отгоняя окружавших их с громким лаем собак, узнавших его и спешивших выразить ему свою неуемную радость, Фрэнки подвел Серену к женщинам, сидевшим на табуретах под деревом. Одна из них, высокая, стройная седоволосая дама, одетая в брючки вишневого цвета и белую блузку, встала и с улыбкой пошла к ним навстречу.

— Позволь представить тебе Серену Говард, мама! — сказал Фрэнки. — Серена, это моя мама.

— Рада наконец с тобой познакомиться, дочка, — протягивая ей руку, промолвила Фло Аронсон. — Я наслышана о твоих подвигах!

— Мама, не смущай Серену!

Густо покраснев, Серена пожала Фло руку и вручила ей красивую коробочку.

— Поздравляю вас с днем рождения! Это наш с Фрэнки вам подарок, миссис Аронсон. Надеюсь, он вам понравится.

— Называй меня просто Фло, дочка! Спасибо за внимание. Фрэнки, принеси для Серены какой-нибудь еды, а я пока познакомлю ее с девочками.

«Девочками» она называла своих престарелых родственниц, не пропускавших ни одного торжества, устраиваемого в этом доме. Большинству из них уже перевалило за восемьдесят, все они были старожилами Илая и помнили множество занимательных историй и сплетен, относящихся еще к тем незапамятным временам, когда учитель музыки в местной средней школе сбежал от своей жены с одной из своих учениц, а мэра города поймали врасплох у его любовницы без штанов. Разумеется, все тетушки Фрэнки принялись наперебой делиться своими воспоминаниями с Сереной. Вскоре она чувствовала себя среди них своей и весело смеялась над рассказом о том, как дядюшка Джо однажды объелся на церковном празднике блинов и не сумел самостоятельно встать из-за стола.

А когда одна из этих милых старушек усадила ей на колени свою симпатичную правнучку и та назвала Серену мамой, она впервые в жизни ощутила прилив теплого материнского чувства. Нежно придерживая рукой малышку, она подумала, что их с Фрэнки ребенок тоже будет таким же красивым, с темными глазками и кудрявыми волосиками на головке. Разумеется, их первенцем станет мальчик, и она, накупив ему много красивых нарядов и игрушек, будет водить его на разные детские праздники и семейные торжества вроде сегодняшнего. Потом у них с Фрэнки родится девочка, и им придется купить большой автомобиль. Серена предпочла бы «мерседес», но не стала бы возражать и против фургона «шевроле». Едва лишь она подумала, что нужно обязательно обсудить эту проблему с Фрэнки, как он сам подошел к ней и сказал:

— Пора представить тебя остальным моим родственникам. А поесть ты еще успеешь.

Имен его многочисленных кузенов и кузин она, естественно, не запомнила, однако пожала руку каждому члену огромного клана Аронсонов, насчитывавшего около сотни человек. К счастью, во дворе их собралось только пятьдесят восемь, и Серена успела засвидетельствовать им свое почтение, прежде чем на стол подали праздничный пирог.

Фрэнки воспользовался возникшей суматохой и под шумок увел Серену прочь с этого пиршества.

— У тебя такие славные родственники! — сказала она, когда они уселись в автомобиль, чтобы вернуться в город. — А ты — копия своего папы. Я очень рада, что побывала в кругу твоей дружной семьи.

— Вот и прекрасно, я тоже рад, что все удачно закончилось, — флегматично произнес Фрэнки, трогая машину с места. — А вот в прошлый раз мои братья перепились и затеяли гонки по проселочной дороге. В результате две машины очутились в кювете, а одна даже перевернулась. Хорошо еще, что она не загорелась и не взорвалась. Наученная горьким опытом мама сегодня выставила только один бочонок пива. Но я все равно успел выпить один бокальчик.

Когда они свернули с проселочной дороги на шоссе, Серена спросила:

— Послушай, Фрэнки, а почему бы тебе не освободить ту маленькую комнату, где свалена всякая рухлядь? Ей можно было бы найти полезное применение.

— Какое же? — глядя на дорогу, спросил Фрэнки.

— Например, устроить в ней детскую, — сказала Серена.

— Комнатку для детей? — осевшим голосом переспросил Фрэнки, притормозив. — Мне эта идея по душе! — прокашлявшись, воскликнул он и улыбнулся. — Знаешь, мне очень хочется, чтобы ты родила мне ребенка. Нет, правда, я не шучу! — Он положил руки на рулевое колесо и вздохнул.

Серена порывисто обняла его за шею и стала покрывать поцелуями его лицо.

— Почему бы нам не начать его делать сегодня же ночью? — прошептала она ему на ухо.

У Фрэнки перехватило дух, и он не сумел ответить. Серена сочла его молчание за согласие и радостно вскричала:

— Ура! Сегодня мы попытаемся сделать ребенка!

Он перевел дух и молча погнал автомобиль на сумасшедшей скорости.

Глава 36

— Как это у них нет свободных номеров? Мы же заказали их заблаговременно! Ты сказал им, с кем они имеют дело? Ступай объясни этим идиотам еще раз, кто я такой! Живо! Одна нога здесь — другая там! — орал на своего помощника Брок, опустив стекло шикарного лимузина для особо важных персон, который он взял напрокат специально для поездки в Илай. От волнения на лбу у него выступил пот, и ему пришлось расстегнуть ворот своей модной итальянской сорочки.

— Я говорил… Я объяснял… — оправдывался насмерть перепуганный Кевин Данлоп, покрасневший, как вареный рак, от беготни по ступенькам административного здания туристического комплекса. У него уже заплетался язык от бесконечных объяснений с администратором и своим боссом, который вдруг перестал понимать английский язык. — Портье утверждает, что к ним не поступало от нас никаких уведомлений. Все домики заняты участниками праздника в честь небывалого урожая черники в этом году. Поэтому он советует нам попытать счастья где-нибудь в другом месте.

Лицо Брока обрело малиновый оттенок. Он с трудом перевел дух и поинтересовался:

— Может быть, он упомянул какую-то конкретную гостиницу?

— Да, сэр! Отель «Суперэйт». Он сказал, что там, возможно, найдется несколько свободных номеров, — ответил Кевин Данлоп с дрожью в голосе.

— Не хватает мне только остановиться в притоне для наркоманов! — в сердцах воскликнул Брок. — Будем считать, что ты мне этого не говорил. Ступай узнай у портье, нет ли в этом городке отеля посолиднее.

Помощник побежал обратно в административное здание, проклиная свою злую судьбу, а Брок достал из кармана своего льняного спортивного пиджака цвета прелой соломы кубинскую сигару и стал обрезать ее кончик, бормоча:

— Ну почему именно на меня свалились все эти напасти?

Он щелкнул золотой зажигалкой, раскурил сигару и откинувшись на спинку сиденья, выпустил струйку дыма в окошко. Живописный вид, представший его взору — аккуратные домики вдоль берега, рыбацкие лодки на озере, — подействовал на него успокаивающе. Он выпустил изо рта еще несколько голубых колечек и стал размышлять о скандальном поведении своей бывшей супруги. Какое моральное право она имела заводить молодого любовника вскоре после развода?! Могла бы ради приличия и повременить с этим хотя бы месяц. Так нет же, она попрала все нормы морали и вступила в постыдную связь с одиозным бугаем из НХЛ уже в день своего приезда в Илай! Любопытно, подумал Брок, предается ли она порочным амурным играм в эту самую минуту? Трепещет ли она от сладострастия, позволяя ему цинично овладевать ею, сжимая своими лапами ее тонкую талию и тиская нежные груди? А что, если именно в эту секунду, когда он парится в автомобиле, изнывая от жары, этот провинциальный озорник повергает Лили в мутный омут экстаза?

Брок нахмурился и запыхтел как паровоз, выпуская струи сигарного дыма из ноздрей. После долгого утомительного путешествия, продолжавшегося восемь часов, он устал и хотел поскорее принять ванну, чтобы отдохнуть и набраться сил для завтрашних съемок. Жареные факты, собранные им, следовало сдобрить безобидными кадрами о жизни тихого городка, где вырос герой его документального телефильма. На фоне умилительных сценок повседневной жизни этого маленького приозерного рая обличительные документы и интервью с жертвами сексуальных домогательств знаменитого хоккеиста должны были выглядеть особенно эффектно.

Брок прищурился и скривил в зловещей ухмылке рот. И кто бы мог подумать, что эта похотливая мартышка Лили поймает в свой капкан прославленного мастера клюшки?! А ведь раньше, до развода, она прикидывалась серой мышкой, интересующейся только лютиками и одуванчиками. И как же он просмотрел признаки ее скрытой неуемной темпераментности? Любопытно, подумал Брок, до какой степени она раскрепостилась после уроков, которые преподал ей в постели этот виртуоз забивания шайб в чужие ворота? А что, если попробовать разозлить ее, показав ей компрометирующее досье на Билли Бьянкича? Вдруг она разъярится и, ослепленная ревностью и жаждой отмщения, подарит минуту-другую блаженства и своему бывшему супругу?

Фантазии Брока разрушил его помощник Кевин Данлоп. Сбежав по ступенькам административного здания, он подобострастно склонил к окошку лимузина, из которого разил смрадный сигарный дым, и выпалил:

— Поздравляю вас, сэр! В конференц-центре только что освободился апартамент.

— Наконец-то! Садись в машину! А съемочная группа пусть отправляется в гостиницу «Суперэйт». Свои указания им я сообщу тебе по дороге. Залезай! — Брок распахнул дверцу лимузина, Кевин Данлоп плюхнулся на сиденье и отер ладонью вспотевший лоб.

Пока они добирались до гостиницы при городском конференц-центре, Брок в деталях объяснил своему ассистенту, что именно следует заснять завтра оператору и какие аспекты биографии Бьянкича нужно выделить особо. Кевин Данлоп внимательно слушал шефа, которого ненавидел, как и все, кто с ним работал, всеми фибрами души, кивая и делая записи в своем блокноте.

— Но самое главное, — воскликнул в завершение своего монолога Брок, — не забудь сказать администратору отеля, что я ем яйца только всмятку. И чтобы завтрак мне подавали ровно в одиннадцать! Да, и пусть застелют кровать бельем с моей монограммой. Надеюсь, ты его захватил?

* * *
Спустя час, в течение которого особые простыни с монограммой спесивого гостя были постелены на кровать в его номере с окнами, выходившими на озеро, управляющий отелем, доведенный капризами важной персоны с телевидения до белого каления, был вынужден выпить, запершись в своем кабинете, добрую порцию бренди, а портье — валериановых капель, Кевин передал сценаристу фильма Бобу Марли пожелания босса, уединившись с ним в комнатушке семейной гостиницы «Суперэйт», а съемочная группа успела заснять обстановку в местном баре, шестидверный лимузин Брока остановился возле бунгало Лили.

К величайшему огорчению ее бывшего супруга, хозяйки не оказалось дома. Не нашел Брок ее и в садике.

Правда, несомненные свидетельства ее недавнего присутствия там — садовые перчатки, горшки с рассадой и недопитая банка кока-колы — им были обнаружены. Поэтому он в нерешительности потоптался немного на крыльце, лихорадочно соображая, как ему лучше поступить — остаться дожидаться ее здесь или же отправиться на поиски ее в город. К счастью, терзаться сомнениями ему пришлось недолго: из-за поворота выехал грузовичок кирпичного цвета, за рулем которого сидел Билли Бьянкич, — его лицо Брок знал по фотографиям в журналах. Однако, впервые увидев чемпиона своими глазами, он был настолько поражен его внушительным обликом, что усомнился, стоит ли сейчас показывать Лили собранное на него досье. Брок вздохнул и изобразил на физиономии улыбку.

Лили узнала своего бывшего мужа еще издалека и с тревогой воскликнула:

— Какого дьявола ему здесь надо?

Билли внимательно посмотрел на приближающегося к ним долговязого блондина и спросил:

— А кто это такой?

— Мой бывший муж. Он ненавидит Илай и вообще домосед по своей натуре. Интересно, зачем его принесли сюда черти? У меня уже волосы шевелятся на затылке и мурашки бегают по спине от недоброго предчувствия.

— Одно твое слово — и я отправлю его обратно в Чикаго! — с угрозой в голосе пророкотал Билли, зло прищурившись.

— Нет, только не пускай в ход свои стальные кулаки! Я сама поговорю с ним и все выясню. А ты пока посиди в машине. И пожалуйста, постарайся быть с ним вежливым.

— Этого я обещать не могу, — угрюмо пробасил Билли.

— Будь умницей! — повторила просьбу Лили и выбралась из кабины. — Какими судьбами? — крикнула она Броку, направляясь к нему навстречу по дорожке. — Ты, видимо, заблудился, мой милый! Честно говоря, я тебя не ждала.

— Я здесь в командировке, буду снимать здесь рекламный ролик о здешних красотах для одной туристической компании, — непринужденно солгал Брок. — Моя группа приехала сюда всего пару часов назад. Вот я и решил нанести тебе визит вежливости и узнать, как у тебя идут дела.

— И долго ты намерен здесь пробыть? — спросила Лили.

— Пару дней. А это твой друг? — Брок кивнул на Билли, уже вылезшего из машины и вставшего рядом с Лили. — Познакомь же нас! — Он протянул Билли руку и представился.

— Билли Бьянкич, — крепко пожав ему руку, сказал хоккеист.

— У вас очень славный городок, — сказал Брок, чувствуя себя рядом с ним лилипутом.

— Мы не жалуемся, — ответил Билли.

— Что ж, позволь мне пожелать тебе удачи и откланяться, — сказала Лили. — Нам нужно кое-что доделать в цветнике.

— У тебя великолепный садик! — воскликнул Брок.

— Рада это слышать. Прощай! — сухо сказала Лили и пошла к дому. Билли скользнул по незваному гостю недобрым взглядом и последовал за ней.

Брок Уэстленд, не привыкший к столь холодному приему, закусил губу и побрел к лимузину.

Глава 37

— Ну, и какое впечатление он на тебя произвел? — спросила Лили, когда они подошли к цветнику, над которым Билли собирался соорудить навес.

— Холеный, избалованный городской щеголь и довольно-таки щуплый, на мой взгляд, — ответил Билли. — Готов побиться об заклад, что он носит шелковое белье.

— Откровенно говоря, у меня нет желания говорить об его нижнем белье, — немного резко ответила Лили. — Но раз уж это тебя так интересует, я скажу: да, белье он действительно носит шелковое и вдобавок с персональной монограммой.

— Ты шутишь? Не обижайся, но я не понимаю, как это тебя угораздило выйти за этого самовлюбленного придурка.

— Давай не будем сейчас это обсуждать! Ты же ведь не мой психотерапевт. Почему я должна выворачиваться перед тобой наизнанку?

— Это верно. Честно говоря, после того как я своими глазами взглянул на этого типа, я подумал, что длительное общение с ним вполне могло вызвать у тебя душевное расстройство. У тебя действительно есть личный психиатр?

Лили больно ущипнула его и вскричала:

— Это тебе не помешало бы обзавестись им после долгой дружбы с Хитер! Она до сих пор надеется женить тебя на себе!

— Это ошибка молодости! Однако же я на ней не женился! Что же заставило тебя выйти за Брока?

— Не твое дело! — Лили снова больно его ущипнула.

— Это все, на что ты способна? — с улыбкой спросил он.

— Попридержи язык, иначе я заставлю тебя просить у меня прощения, встав на колени! — воскликнула Лили, вскидывая подбородок.

— Я всегда готов исполнить любое твое желание, крошка!

Лили задумчиво посмотрела на цветы, которые она собиралась полить, вздохнула и промолвила:

— Пожалуй, с поливкой можно и повременить. Как и с установкой штакетника. У меня вдруг пересохло в горле. Почему бы нам не пройти в дом и не выпить холодной кока-колы?

— Прекрасная идея! — сказал Билли и заключил ее в объятия.

Телефон трижды начинал звонить, пока они кувыркались в постели, но лишь спустя полтора часа после первого звонка, когда оба немного устали, Билли со вздохом спросил, кивнув на надрывно верещавший аппарат:

— Может быть, я все же встану и возьму трубку?

— Если бы я была уверена, что это звонит не кто-то из моих родственников или школьных подруг, чтобы пригласить меня на ужин, или что это не моя соседка Миртл Карлсон…

Билли закатил к потолку глаза, дотянулся до телефона, поднял трубку и протянул ей.

— Что тебе надо? — нахмурившись, резко спросила Лили, сразу же узнав голос Брока. — Нет, мне этого не нужно. Да, я в этом абсолютно уверена!.. А вот это совершенно не твое дело! — вскричала она, покрываясь красными пятнами. — И не смей разговаривать со мной таким тоном, иначе я положу трубку. — Она заморгала и прикусила губу. — Ах, так вот в чем дело! Так бы сразу и сказал. Да, она мне, разумеется, нужна. Хорошо, буду там через полчаса. Встретимся в фойе.

Она отдала Билли трубку, и он положил ее на аппарат.

— В чем дело? Куда ты собралась ехать? — нахмурившись, спросил он.

— И ты еще будешь мучить меня вопросами? Боже, как вы мне все надоели! — истерически вскричала Лили.

— Ладно, я умолкаю. — Билли вскинул вверх руки. — Куда тебя подвезти? — Он вскочил и начал одеваться.

— В конференц-центр на озере. У него, оказывается, осталась фотография моей бабушки, я хочу ее забрать, — сказала Лили. — И не нужно меня больше ни о чем расспрашивать!

Доставив Лили на своем грузовичке до конференц-центра, Билли высадил ее, а сам поехал на парковочную площадку.

Брок поджидал ее в фойе, сидя в кресле рядом с большим каменным камином. Лили подошла к нему и сказала:

— Отдай мне снимок, и я пойду, меня ждут.

— Я видел, тебя привез сюда твой приятель, — с ухмылкой промолвил Брок. — Кстати, тебе известно, какое прозвище ему дали в хоккейных кругах?

— Прекрати морочить мне голову, Брок! Просто отдай мне фотографию! Я не желаю с тобой разговаривать, — вспылила Лили.

— Никакой фотографии у меня нет, — сказал он. — Зато у меня есть кое-что еще, на что тебе наверняка будет небезразлично взглянуть. — Он взял лежавшую у него на коленях папку и протянул ее Лили: — Вот, ознакомься!

— Негодяй! Так я и знала! Тебе совершенно нельзя верить! Что бы в ней ни находилось, я не стану это изучать!

— Не капризничай, Лили! Это касается твоего приятеля. Известно тебе, сколько красоток побывало в его постели? Между прочим, здесь есть и весьма любопытные снимки.

— Не лучше ли тебе показать их Билли самому?

— Я стараюсь ради твоей же пользы, глупышка! Ты серьезно рискуешь, я хочу тебя предупредить, пока еще не поздно. Против Билли уже подано три судебных иска, в которых истицы требуют признать его отцом их незаконнорожденных детей. Можешь взять эту папку! У меня есть копии всех этих документов.

— Ты закоренелый мерзавец, Брок, — сказала Лили, но папку все же взяла. — И не звони мне больше! Я не стану с тобой разговаривать!

Он окинул ее надменным взглядом и поинтересовался:

— Да с какой стати я буду тебе звонить?

— Вот и чудесно! Значит, мы обо всем договорились! — воскликнула Лили и, поборов желание влепить ему на прощание эффектную пощечину и сказать какую-нибудь гадость, повернулась и пошла в дамскую комнату.

Очутившись в ней, она закрылась в кабинке, прислонилась спиной к перегородке и, сделав глубокий вдох, грязно выругалась. Однако ей это не помогло, и она в сердцах воскликнула:

— Ну и дерьмо! Такого дерьма я, пожалуй, еще не видела. И откуда оно только взялось? Боже, когда же все это кончится? Фу, какая гадость! Какая мерзость! Меня тошнит уже от одного его вида!

— С вами все в порядке? — озабоченно поинтересовалась девушка из соседней кабинки.

— Да, спасибо за заботу, — огрызнулась Лили и, раскрыв папку, начала просматривать снимки. Вскоре у нее действительно возникли рвотные позывы. Она с отвращением захлопнула досье и распахнула дверь кабинки.

Молоденькая девушка, мывшая у раковины руки, обернулась и спросила:

— Вам не полегчало? У вас подозрительно бледный вид.

— Чепуха, — сказала Лили и, взглянув на себя в зеркало, увидела, что ее лицо стало серым, словно пепел. — Маленькие проблемы на работе. Мой начальник — редкое дерьмо.

— Так подайте на него в суд за сексуальное домогательство! — с хитрой улыбкой посоветовала ей бойкая девица.

— Неплохая мысль, — сказала Лили и направилась к выходу.

— Заставьте его заплатить за все издевательства сполна! — крикнула ей вдогонку смекалистая незнакомка лет семнадцати от роду.

«Устами младенца глаголет истина!» — подумала Лили, выходя из гостиницы.

Забравшись в кабину грузовичка, она сунула Билли досье и выпалила:

— Вот что хотел передать мне Брок, а вовсе не фотографию моей бабушки!

Он с безучастным лицом ознакомился с досье, захлопнул папку и, вернув ее Лили, спросил:

— Зачем он дал тебе всю эту чушь? Почти все снимки — грубый фотомонтаж, а документы фальшивые. Здесь нет ничего нового для меня. Определенно, ему хочется причинить тебе боль. Я давно уже не обращаю внимания на происки охотников за сенсациями. Плевать я хотел на этих папарацци!

— Ты хочешь сказать, что там нет ни слова правды? — с недоверием спросила Лили. — Что ты невинный ангел?

— Нет, кое-какие факты имели место, но в далеком прошлом! В ту пору мы с тобой еще даже не были знакомы.

— И тебя это нисколько не волнует?

— Я предпочитаю заниматься делом и не трепать себе нервы из-за всякой ерунды. Послушай, Лили! Не смотри на меня так. Я не собираюсь ни в чем оправдываться. Говорю же тебе, большинство фотографий поддельные.

— Так почему бы тебе не подать на тех, кто их изготовил, в суд? — спросила Лили прищурившись.

— Зачем? Я не намерен никому доказывать, что я не верблюд. Послушай, может, ты ждешь от меня извинений? Чего ты хочешь?

Лили тяжело вздохнула и сказала, глядя в окно:

— Я и сама не знаю, чего хочу.

— Однако твой бывший муженек — хитрая бестия! Он знает, как задеть тебя за живое, подонок! Теперь я понимаю, как ему удавалось манипулировать тобою столько лет.

— Отвези меня, пожалуйста, домой, — отрешенно произнесла Лили, уже в который раз поражаясь умению мужчин выкрутиться из любой ситуации, так и не признав свою вину.

Билли насупил брови и тронул грузовичок с места.

На протяжении всего пути никто из них не произнес ни слова. Взбешенная тем, что Билли посмел корчить из себя обиженного и оскорбленного, хотя дуться и капризничать имела право только она, Лили молча выбралась из кабины, как только они приехали к ее дому.

— Возьми свою папку! — крикнул ей вслед Билли.

— Оставь ее себе на память, еще пригодится, когда будешь писать свои мемуары! — огрызнулась Лили.

Глава 38

Войдя в дом, Лили немедленно позвонила Сэси и Серене и вызвала их к себе на чрезвычайное собрание. Спустя десять минут к ней примчались не две, а три женщины.

— Лили, познакомься, пожалуйста, с сестрой Забера! Дезире, это Лили Каллио, ей нужна наша помощь, — затараторила Сэси.

— Все мужчины — негодяи, — уныло произнесла Лили. — Или это мне почему-то попадаются одни мерзавцы? Давайте выпьем, девчонки?

— Мы больше не пьем, — твердо заявила Сэси. — Только кока-колу.

— А я бы не отказалась от бокала сухого белого вина! — сказала Серена.

— А у меня желание махнуть рюмку бренди, — призналась Лили. — Уж больно муторно на душе.

— Что стряслось? — вытаращила на нее глаза Серена.

— Брок объявился в городе.

— Если хочешь, я позвоню одному человеку, который быстро решит твою проблему, — сказала Сэси. — Не беспокойся, твое имя не будет мелькать в заголовках завтрашних газет. Броку без лишнего шума переломают ноги и увезут в карете «скорой помощи».

— Ну зачем же прибегать к таким бесчеловечным методам! — нахмурившись, сказала Серена. — Дело можно решить более цивилизованно.

— Ты предлагаешь его отравить? Тогда лучше всего напичкать ему ядом паштет.

— Бывший муж Лили — первостепенный шут гороховый и законченный негодяй.

— Зачем же ты вышла за него? — удивленно спросила девушка.

Лили густо покраснела и потупилась.

— Она в то время была еще совсем наивной и полагала, что всем людям нужно верить, — ответила за нее Сэси. — Этот тип оказался лжецом, он ее подло обманул.

У Лили на глазах навернулись слезы.

— Я схожу за вином, — сказала Серена. — Без него нам не обойтись.

— Вот, съешь мою миндальную плитку, — предложила Дезире, доставая из кармана шоколадку.

— Спасибо, — сказала Лили и, развернув плитку, стала откусывать от нее маленькие кусочки. — Дело не только в Броке!

— Я уже иду! — крикнула из кухни Серена. — Не начинайте разговор без меня!

— А в ком же еще? Неужели в Хитер? — спросила Сэси. — Я так и думала! Если так, тогда это действительно беда.

— Нет, все в тысячу раз хуже, — мрачно промолвила Лили.

Серена разлила по бокалам вино, Дезире дала Лили вторую плитку миндального шоколада, Сэси открыла две банки кока-колы, и Лили начала свое печальное повествование.

— Где это чертово досье? — спросила Сэси, когда она умолкла. — Я не верю Броку ни на йоту. Он наверняка подделал все снимки. С помощью компьютера можно кого угодно уложить в постель с президентом. Да что там с президентом — хоть в ванну к самому Фиделю Кастро!

— Досье осталось у Билли. Но фотографии, по-моему, подлинные, — сказала Лили, слегка успокоившись после бокала вина.

— Но ведь ты не знаешь этого наверняка — возразила Серена. — В одном бульварном журнале я однажды видела снимок, на котором Маргарет Тэтчер была запечатлена вместе с Расселом Кроу. Но ведь это дикость, не правда ли? Мне кажется, тебе следует поговорить об этом с Билли.

— Уж я бы точно заставила его выложить мне всю правду! — воскликнула Сэси, — Влепила бы ему затрещину, повалила бы его на пол и уселась бы на его нахальную физиономию.

— И как же, интересно, он смог бы тогда что-то объяснить? — спросила Серена. — Нет, это не годится, лучше поговорить с ним культурно.

— Я выразилась образно, милочка! Я хотела сказать, что у меня бы он так просто не отвертелся. Я бы вытянула из него все жилы, но правду узнала.

— Насмотревшись на все эти грустные картинки, я уже не испытывала никакого желания ни вытягивать из него жилы, ни выслушивать его лживые оправдания! — воскликнула Лили.

— Я тебя прекрасно понимаю! Ты сыта по горло баснями Брока. После его коварной измены тебе повсюду еще долго будут мерещиться обманщики, извращенцы и прелюбодеи.

— Честно говоря, мне еще никогда не доводилось видеть сразу столько красивых женщин, — с тяжелым вздохом призналась Лили. — И все они побывали в объятиях Билли.

— Может быть, им просто очень хотелось сфотографироваться вместе со знаменитостью? — предположила Сэси. — Спроси об этом у Билли! Он обязан все тебе объяснить.

— Он, как мне показалось, не горит желанием что-либо мне объяснять, — с горечью промолвила Лили. — Он сказал, что все это ерунда, поскольку тогда он еще не знал меня. Интересно, понравилось бы ему, если бы я до замужества с ним пропустила через свою спальню миллион любовников? Только не подумай, Сэси, что я на что-то намекаю!

— Ну что ты, милочка! Разве я могу на тебя обидеться? Тем более что мы по-разному смотрим на некоторые вещи. К слову сказать, я собираюсь начать мемуары.

— Ник и Сэси — родственные души! — с улыбкой заметила Дезире. — Они оба уверены, что смысл жизни — в удовольствии. Я тоже подумываю, не разделить ли и мне такую философию.

— Все люди разные, и это нормально, — сказала Сэси. — Нужно уважать взгляды на жизнь своего ближнего и считаться с ним. Взять хотя бы нашу компанию. Мы дружим уже много лет, хотя у каждой из нас свое мировоззрение.

— И все же мне чуточку обидно, что в постели Билли побывала до меня такая уйма красивых женщин, — сказала с грустью Лили.

— Скушай конфетку! — предложила ей Серена, пододвигая к ней поближе коробочку шоколадных трюфелей, которую она достала из сумочки. — Не торопись с выводами в отношении Билли. Мне думается, что со временем все образуется.

— Я, конечно, понимаю, что такого симпатичного и знаменитого парня всегда будут окружать красавицы, — неуверенно пролепетала Лили. — Так что мне лучше заранее с этим смириться. Нельзя же постоянно изводить его своей ревностью!

— Ты слишком вспыльчива по натуре, милочка! — сказала Сэси. — Не нужно было выводить его из себя.

— Мне кажется, что он извинится, — задумчиво промолвила Серена, жуя трюфель.

— Это ничего не изменит! — воскликнула Лили. — Спустя какое-то время появится новое досье, потом еще одно. И так будет продолжаться, пока он не закончит свою спортивную карьеру. Так что мне лучше сразу выплакать все слезы по этому поводу и впредь никогда его не ревновать. Вот почему мне так нужна ваша моральная поддержка!

— Вообще-то мы с Фрэнки собирались вечером поужинать у его брата, — сказала Серена. — Но я могу ему позвонить и все отменить.

— Нет, не надо! Пожалуй, я и сама с этим как-нибудь справлюсь! — воскликнула Лили.

— Мы побудем у тебя до шести, — сказала Сэси. — А может быть, и дольше…

— Вот и чудесно! — обрадованно воскликнула Лили. — У меня, между прочим, есть еще бутылочка вина. Сейчас принесу!

Она вскочила из-за стола и побежала на кухню, чтобы умыться холодной водой из-под крана и достать из холодильника вторую бутылку вина. Приведя себя в божеский вид и мысленно поблагодарив небеса за то, что на свете существуют вино и шоколад, она вернулась в гостиную.

Однако стоило только ее подругам уйти, как вино и шоколад утратили свою волшебную силу. Оставшись одна, Лили почувствовала себя одинокой и впала в уныние. Как это ни странно, вскоре у нее возникло нездоровое желание задушить Билли собственными руками. От этой затеи она, к ее величайшему сожалению, вынуждена была отказаться, сообразив, что уже немного поздновато расправляться с ним: ведь снимки его красоток все равно будут всплывать в ее памяти. На Брока она уже почти не сердилась, посчитав его обыкновенным курьером, принесшим ей дурные вести. Впрочем, считать его негодяем она все-таки не перестала. Утешало ее только то, что не она одна пала жертвой собственной наивности и доверчивости. Ведь и бедняжка Моника Левински тоже, вероятно, надеялась, что Билли Клинтон когда-нибудь на ней женится.

Готовность женщины поверить всему, что ей скажет мужчина, чтобы склонить ее к грехопадению, воистину не может не вызывать удивления. Лили так и не сумела разобраться в мотивах, побудивших ее позволить Броку уговорить ее стать его женой. Впрочем, не могла она никак взять в толк и то, зачем это было ему нужно. Ломать себе голову над этими загадками, однако, теперь было бессмысленно — осталось только сожалеть, что она не смогла вовремя разглядеть обман, скрывавшийся под флером его мужских чар.

Разумеется, теперь она, умудренная опытом, пропускала каждое слово, произнесенное Броком, через свой внутренний детектор лжи. Ну да черт с ним, подумала Лили, что такое, в конце-то концов, этот жалкий лгунишка Брок по сравнению с тем жутким потрясением, которое она испытала, разглядывая снимки, вырезанные из журналов!

Лили доела последнюю конфету, оставшуюся в коробке, сделала глоток вина и поймала себя на том, что ей ужасно хочется порассуждать немного вслух. На кончике языка у нее так и вертелся вопрос: «А ты знаешь, какой снимок я возненавидела сильнее других?» К счастью, Лили вовремя спохватилась и не стала одной из тех несчастных женщин, которые начинают разговаривать сами с собой уже после второго выпитого бокала вина. Кстати, а сколько бокалов сегодня она выпила? Четыре или пять? Впрочем, алкоголь — это еще не самое страшное, подумалось ей, вот шоколадом действительно не следует увлекаться, от него может начаться кариес, а это уж точно настоящий кошмар.

«Тебя взбесило фото мисс Сардинии, той грудастой красотки в туфлях на высоких шпильках, которая повисла на руке Билли», — внезапно перебил ход ее мыслей отчетливый голос, прозвучавший в голове.

Вот она, белая горячка, подумала Лили и, потупившись, посмотрела на собственный бюст.

— Я бы тоже имела такие сиськи, если бы решилась на пластическую операцию, — пробормотала она и погрузилась в сон.

Из сонного забытья ее вывела пронзительная трель телефона. Она встряхнула головой, сделала глубокий вдох и, подняв трубку, сказала:

— Алло! Кто это?

— Я тебя не разбудил? — спросил Билли. — У тебя хриплый голос. Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — хрипло ответила она и непроизвольно улыбнулась, поймав себя на мысли, что уже почти готова простить ему все его грехи. — Привези мне что-нибудь поесть! Меня все бросили, и я умираю в одиночестве от голода, что лишний раз убеждает меня в том, что этот мир устроен несправедливо: человек приходит в него один и в одиночестве покидает…

Лили тяжело вздохнула, а Билли спросил:

— Сколько же ты выпила?

— Немного легкого вина, — ответила она, с трудом ворочая языком. — Но почти без закуски.

— Я не дам тебе умереть с голоду, — сказал Билли. — Никуда не уходи, я приеду через несколько минут.

Он вполне мог бы и не просить ее оставаться дома, потому что вставать с дивана Лили не собиралась. Из окошка, предусмотрительно открытого заботливой Сереной, дул освежающий ветерок. Лили поставила на пол телефон, сладко потянулась и стала гадать, какую вкуснятину привезет ей Билли. Может быть, что-нибудь из тех чудесных закусок, которые мастерски готовит Грейси? Или кусок сочной говяжьей вырезки? У нее даже потекли слюнки, когда она представила себе аппетитное жаркое, которое Билли из него приготовит. А грудастой мисс Сардинии не достанется от него ни кусочка! Что ж, ей можно было только посочувствовать.

Да и вообще, подумала Лили, какое ей дело до размера чужого бюста, когда у нее в саду растут такие чудесные цветы? Нет, определенно высший разум существует, о чем свидетельствуют хотя бы ее великолепные мелкоцветные «башмачки». Нужно непременно напомнить Билли, что он обещал ей в прошлый раз огородить ее клумбу штакетником. Лили блаженно улыбнулась, почувствовав, как все ее тело наполняется умиротворением, закрыла глаза и задремала.

Глава 39

Войдя в ее бунгало, Билли положил коробку с едой на кухонный стол и осторожно, на цыпочках, начал перемещаться в гостиную. По своему горькому опыту он знал, что от пьяной женщины можно ожидать любой выходки. А в том, что Лили пьяна, он после разговора с ней по телефону не сомневался. Она плохо выговаривала слова и делала странные умозаключения из обыденных вещей.

Однако на душе у него полегчало, а рот вытянулся в улыбке, как только он дошел до двери ее комнаты, распахнутой настежь, и увидел, что Лили крепко спит. Он поднял с пола упавшее шелковое одеяло, накрыл им Лили, сел за столик рядом с диваном и, положив на него проклятое досье, стал что-то выписывать из него на листок бумаги. Закончив свой таинственный труд, он сделал глубокий вдох, потряс уставшими руками, уронив их вдоль туловища, и резко выдохнул. После этого он пружинисто встал, собрал разбросанные по комнате бокалы и грязные чашки, отнес их на кухню, сложил в раковину и бесшумно покинул дом.

Лили проснулась, когда за окном уже догорал поздний летний закат. Опершись на локоть, она приподнялась, чтобы взглянуть на циферблат будильника, и ахнула: почти половина десятого, считай, что вечер пропал.

Она вновь улеглась на спину, придавленная к дивану внезапно охватившей ее тоской, посмотрела на потолок и, вспомнив, почему сейчас она совершенно одна в пустом доме, едва не расплакалась.

Боковым зрением она тем не менее заметила лежавшее на кофейном столике злополучное досье, а поверх него какой-то подозрительный листок. Ужасная догадка, пронзившая ее в следующий миг, заставила Лили спустить ноги с дивана и подойти к столику.

Предательски дрожавшей рукой она дотянулась до листка бумаги, исписанного округлым ровным почерком Билли, поднесла его поближе к глазам и попыталась понять смысл написанного. Это удалось ей не сразу, потому что сосредоточиться после выпитого вина ей было трудно. Когда же она наконец уяснила значение строк, начертанных сильной рукой Билли, листок едва не выпал из ее ослабевших пальцев.

Разделенный жирной линией пополам, он являл собой своеобразное покаяние Бьянкича. Первый столбец, озаглавленный «Газетная утка», содержал десять женских фамилий, второй — под названием «Досадная правда» — девятнадцать. Пробежав их, Лили сделала успокаивающий вздох и, наморщив лоб, произвела подсчет собственных любовников.

После этого на ее лице расцвела улыбка, а в просветлевших глазах запрыгали озорные чертики. По сравнению с ней Билли Бьянкич мог бы считаться монахом. Следовательно, справедливо рассудила она, у нее имеются основания проявить снисхождение к его грехам молодости.

Пронзительный визг пилы вывел ее из размышлений и заставил выглянуть в окно. Радость, охватившая ее при виде милого Билли, деловито орудующего инструментом, не поддавалась описанию словами. Он обещал ей сделать навес и оградку для цветника — и сдержал свое слово. Это ли не лучшее свидетельство его надежности? Наконец-то она нашла мужчину, которому могла поверить!

Словно на крыльях Лили влетела в спальню, чтобы привести себя в порядок перед зеркалом. Но стоило лишь ей взглянуть на свое отражение, как из ее груди вырвался сдавленный стон. О Боже, как же она допустила, чтобы он мог увидеть ее в таком ужасном виде! Глаза у нее опухли и покраснели, на щеках остались следы от туши для ресниц, потекшей, когда она плакала. Впрочем, он сам довел ее до такого удрученного состояния, подумала Лили и, моментально успокоившись, начала расчесывать волосы.

Затем она сняла с себя выцветшую майку и несвежие трусики и, открыв стенной шкаф, принялась лихорадочно выбирать себе соответствующий ее романтическому настроению наряд. Она так увлеклась этим занятием, что и не услышала, как в комнату вошел Билли.

— Не трудись, — произнес он своим волнующим баритоном. — Такой ты мне даже больше нравишься.

— Немедленно выйди вон и закрой за собой дверь! Я не хочу, чтобы ты снова увидел меня неумытой и непричесанной! — взвизгнула Лили.

— Как тебе будет угодно, — ответил он, однако не сошел с места.

— Пожалуйста, Билли! — уже спокойнее повторила она, и лишь после этого он вышел из спальни.

Лили вынуждена была снова сделать успокаивающий вдох, прежде чем попытаться взять себя в руки и собраться с мыслями. Голос Билли всегда повергал ее в трепет и будоражил ее чувства. Дав себе клятву впредь всегда пристойно одеваться, ложась днем спать, она за десять минут сделала макияж, красиво уложила волосы и надела белый стеганый халатик без рукавов. Когда она распахнула дверь, Билли, стоявший у стены в коридоре, окинул ее восхищенным взглядом и промолвил:

— Очень мило! Не желаешь ли взглянуть на творение моих рук? По-моему, твои цветочки остались довольны.

— Я ознакомилась с твоим списком, — с лукавой улыбкой сказала Лили, поглаживая кончиком пальцев его блестящую от пота голую грудь. — И хочу извиниться перед тобой за Брока. Ты на меня уже не сердишься?

— Ты ни в чем не виновата. И давай больше не будем говорить о Броке, лучше сходим посмотрим на заборчик.

Работой Билли она осталась удовлетворена, теперь она могла быть спокойна за свои цветочки. Оставалось только покрасить заборчик зеленой краской, и тогда ее клумба наверняка получила бы одобрение даже такого придирчивого садовника, как принц Чарльз. Охваченная неземным счастьем, Лили пожала Билли руку и сказала:

— Огромное спасибо!

— Всегда рад тебе услужить, — ответил он с шутливым поклоном. — Спасибо тебе за то, что ты все правильно поняла. — Он ласково и нежно посмотрел ей в глаза.

— Ты даже не представляешь себе, Билли, как я счастлива! — воскликнула Лили и бросилась в его объятия.

Он страстно поцеловал ее в податливые губы и, переведя дух, с подкупающей улыбкой спросил:

— Значит, мы больше не будем ссориться?

В этот миг он был неотразим: в его облике причудливо переплетались искренность и мужская грубость, юношеская наивность и зрелая сила. Но главное, Билли хотел и дальше быть рядом с ней. Сердце Лили затрепетало, она глубоко вздохнула и, закрыв глаза, пролепетала:

— Никогда, милый!

Вожделение, охватившее ее в этот момент, было столь велико, что она готова была отдаться ему прямо в саду, как наверняка поступила бы в этой ситуации Сэси. Не нужно было есть столько шоколада, подумала Лили, устыдившись своих греховных мыслей. И, словно бы прочитав их, Билли крепко обнял ее и начал покрывать горячими поцелуями ее лицо и шею. Волшебное тепло растеклось по всему ее трепещущему от страсти телу, и она замурлыкала в его объятиях, как ласковая кошка. Ответная реакция организма Билли на ее молчаливое предложение немедленно заняться сексом была столь ярко выражена, что Лили с опаской покосилась на окна дома Миртл. К счастью, свет в них не горел, и она вздохнула с облегчением.

Билли сжал руками ее вздымающиеся груди и хрипло спросил, прижавшись к ней низом живота:

— Тебе не жалко своего халатика?

Вместо ответа она ухватила его за причинное место.

— Не надо, — выдохнул он. — Нас может увидеть твоя соседка!

— А мне плевать! — воскликнула Лили и, отступив на шаг, распахнула халатик.

Увидев, что трусиков на ней нет, Билли сладострастно охнул и рывком расстегнул молнию на джинсах.

— Иди ко мне, — бархатистым голосом попросил он и, скинув сандалии, моментально стянул с себя штаны вместе с трусами.

Лили проглотила слюну и, с трудом оторвав свой пламенный взгляд от его мужского естества, ответила:

— Нет, это ты иди ко мне!

И они оба тотчас же поняли, что проклятое досье все еще тяготеет над их отношениями.

Их ноги словно бы вросли в землю.

Но Билли поступил как настоящий джентльмен: он смирил гордыню и первый сделал шаг вперед.

— Ты победила! — сказал он, прижимая Лили спиной к забору.

— Я не привыкла проигрывать, — ответила дрожащим голосом Лили, ощущая ногами его бедра, а лопатками доски.

Его рука проскользнула ей в промежность, и ее ноги раздвинулись сами собой. Билли присел и с поразительной ловкостью вошел в ее волшебную пещеру.

Лили с радостью встретила желанного гостя, стараясь не думать о том, сколько раз он уже наносил подобные внезапные визиты другим дамам, с поразительным легкомыслием позволявшим ему шалить прямо в коридоре бара или в дамской туалетной комнате. Билли же, в свою очередь, гнал от себя прочь назойливые мысли о том, как часто она устраивала подобные приемы другим мужчинам и как далеко простиралось ее гостеприимство. Энергичные телодвижения Лили, ее прерывистое жаркое дыхание, горячий нектар, струящийся по ее ногам, а главное — завидная сноровка, с которой она приспособилась к его мужскому натиску, — все это свидетельствовало о ее богатом сексуальном опыте и вызывало у него слепую ярость. Движимый ею, он вкладывал в свои толчки снизу вверх всю свою недюжинную силу и входил в росистое лоно Лили до упора.

— Ах, ах, ах, как я рада, что ты зашел ко мне! — задыхаясь от переполняющего ее ликования, говорила она, более не думая о том, скольким женщинам он уже подарил подобное блаженство.

— Ты моя, — прохрипел он, бесцеремонно сжимая своими сильными пальцами ее тугие ягодицы.

— Да, да, да! — воскликнула она, пронзенная, словно молнией, экстазом.

Билли шумно вздохнул и, слегка приподняв ее, припечатал своими чреслами к доскам забора. Она обхватила ногами его бедра и стала самозабвенно тереться низом живота о его лобок и нефритовый жезл. Билли продолжал развивать свою атаку на ее ворота, готовясь произвести свой завершающий меткий бросок. Его сила была столь велика, что в голове Лили все завертелось и перемешалось, как от удара клюшкой по темечку. Сладостная дрожь пробежала от ее отупевшего мозга по всему позвоночнику и рассыпалась горячими искрами по клеточкам ее тела. Она впилась ему в плечи ногтями и воскликнула:

— Продолжай, милый! Иначе я тебя задушу!

Он улыбнулся, тронутый такой искренностью, и в следующий миг окрестности Бернтсайда вздрогнули от пронзительного крика Лили. Билли даже показалось, что по поверхности воды пробежала рябь. Он самодовольно усмехнулся и, дождавшись, пока ее сознание прояснится, спросил:

— Ты довольна?

— О да! Как всегда, милый! — выдохнула Лили и лизнула ему кончик носа. — А ты?

— Ночь еще молода, — уклончиво ответил он и, подхватив ее рукой под коленями, понес на лужайку.

— Какой ты выносливый, однако, — прошептала она, млея от сладостного предчувствия.

— А ты очень горячая, — сказал он чувственным голосом и лег вместе с ней на упругую густую траву.

В эту звездную ночь они предавались любовным утехам почти до рассвета, чередуя нежные ласки со свирепыми животными играми и совершенно не заботясь о том, что их стоны и крики разбудят соседей. Не остудили пыла Билли даже комары, не преминувшие воспользоваться этой ситуацией. Лили же настолько глубоко погрузилась в бездну первобытного греха, что до поры не чувствовала их укусов.

Тем не менее в конце концов кровососы их допекли, и они были вынуждены ретироваться. Очутившись в доме, Лили посмотрела на спину Билли и с ужасом вскричала:

— Милый! Они же могли высосать у тебя всю кровь! Нужно немедленно наполнить горячей водой ванну и обтереть тебя одеколоном!

— Не переживай так из-за мелочей, крошка! — схватив ее за руку, сказал Билли. — Это всего лишь комариные укусы. Не нужно из-за них так суетиться. Лучше сядь на стол, я еще не закончил с тобой.

Лили не стала с ним спорить.

Глава 40

На другое утро, когда ей позвонила Сэси, чтобы справиться о ее самочувствии и настроении, Лили бодро, с явным удовлетворением в голосе ответила, что у нее все прекрасно. Сэси даже не стала спрашивать, вернулся ли к ней Билли, а лишь поинтересовалась, где он в данный момент.

— Ушел на работу, — сказала Лили. — Но обязательно вернется.

— Я так и вижу твою сияющую от счастья физиономию, — сказала Сэси. — Чем он тебя так обрадовал?

— Своей необыкновенной терпимостью к укусам комаров, — хихикнув, ответила Лили.

— Как прикажешь тебя понимать?

— Объясню позже, при встрече в кафе «Шоколадный лось». Ты когда там будешь?

— Через час. Я позвоню Серене. До встречи!

— Только не говори мне, с кем ты провел эту ночь! — воскликнул с ухмылкой Забер, когда приятели, как обычно, встретились в закусочной, чтобы вместе позавтракать. — Позволь мне самому это угадать.

— Ну и с кем же, по-твоему? — иронически прищурившись, спросил Билли.

— С Лили, разумеется! Это же написано заглавными буквами у тебя на лбу. Только после свидания с ней ты весь словно бы светишься. Наверное, она знает какой-то секрет.

— Как здоровье твоей сестры? — желая поменять тему, спросил Билли.

— Улучшается с каждым днем благодаря Сэси. И это, честно говоря, меня пугает, — сказал Забер.

— Как и меня — горячая симпатия Серены к моим родственникам, — сказал Фрэнки.

Когда они заказали себе кофе и легкий завтрак, Билли самым будничным тоном промолвил:

— Мы с Лили собираемся устроить для друзей небольшое торжество. Сегодня вечером у нее дома.

— По какому поводу? — спросил Забер.

— Без всякого повода, просто чтобы немного развлечься, — спокойно ответил Билли. — Можешь привести с собой Дезире.

— А я могу пригласить своих родственников? — спросил Фрэнки, хитро прищурившись.

— Разумеется. Хоть всех! У меня сегодня чертовски хорошее настроение! — воскликнул Билли. — Но оно испортится, если мне немедленно не подадут мой завтрак. За ночь я дьявольски проголодался.

* * *
Когда Лили появилась в кафе «Шоколадный лось», уже сидевшие там Серена, Сэси и Дезире многозначительно переглянулись. Походка Лили была так легка, а улыбка на ее лице столь лучезарна, что всем ее подружкам показалось, что она не идет, а парит в воздухе, словно розовое облачко.

— Судя по твоему цветущему виду, милочка, на твоем жизненном горизонте снова засверкало солнце, — промолвила Сэси, как только Лили уселась за столик.

— Можно сказать и так, — кивнув, подтвердила Лили. — А можно иначе — что я наконец-то нашла свою дорогу в рай.

— Разумеется, не без помощи Билли Бьянкича, — язвительно добавила подруга.

— Да, он имеет к этому некоторое отношение, — с улыбкой признала Лили. — Мы с ним решили устроить вечеринку для всех своих друзей.

— По какому поводу? — хором спросили у нее подруги.

— По поводу того, что наши интимные отношения все еще продолжаются, — пожав плечами, ответила Лили. — Ну разве это не замечательно? Так я жду вас сегодня вечером у себя.

— Обожаю дружеские вечеринки! — воскликнула Серена и захлопала в ладоши от восторга. — А в каком нужно прийти платье?

— Приходи хоть в джинсах и майке! Между прочим, закуски Билли заказал в ресторане, у самой Грейси!

— Тогда я сегодня вообще не буду есть до самого вечера! — воскликнула Серена.

— А кто она такая, эта Грейси? — поинтересовалась Дезире.

— Шеф-повар ресторана при туристическом комплексе, — ответила Серена. — Говорят, она стажировалась в Париже.

— А что же она делает в Илае? — Дезире удивленно вскинула брови.

— Она приехала сюда вместе со своим мужем, которому врачи порекомендовали здешний здоровый воздух. Сейчас он лечится в одной частной клинике то ли от алкоголизма, то ли от наркомании.

— Значит, наш человек! — обрадованно воскликнула Дезире и залилась счастливым смехом.

— Довольно болтать о пустяках! — сказала Сэси. — Мне не терпится узнать все подробности примирения Лили и Билли. Так что ты подразумевала, упомянув о комарах, когда мы разговаривали по телефону? При чем здесь эти кровососы?

— Кажется, они стали моими любимыми насекомыми, — с таинственной улыбкой ответила Лили.

— Если так, тогда с них и начинай свой рассказ! — разом воскликнули ее заинтригованные подруги.

Лили поведала им все в мельчайших деталях.

* * *
Когда окрестности озера Бернтсайд окутали лиловые сумерки и ярко-желтая луна залила все вокруг своим мистическим светом, из распахнутых настежь окон бунгало Лили раздались звуки популярной песни «Что-то случилось с нашей любовью» в исполнении группы «Слакерс». Вечеринка была в разгаре. Приглашенный из ресторана буфетчик вспотел, едва успевая обслуживать многочисленных гостей. Грейси разносила на подносе тарталетки с деликатесами, ее муж, накануне отпущенный из лечебницы домой, собирал грязную посуду и относил ее на кухню, где за столом оживленно беседовали о чем-то своем Дезире и ее новый знакомый из приятелей братьев Симинич, только что прошедший курс лечения в наркологической клинике. В общем, все гости были совершенно счастливы.

Серена и Фрэнки вышли на террасу подышать прохладным ночным воздухом и удобно расположились в шезлонгах. Вскоре проветриться решили и Сэси с Забером, они устроились чуть поодаль на стульях. А спустя еще минуту к ним присоединились и Билли с Лили, они уселись на перилах.

— Чудесная вечеринка, — вздохнув, сказал Забер.

— Просто великолепная, — подтвердил Фрэнки.

— А какие замечательные закуски приготовила Грейси! — воскликнула Серена.

— Ничего вкуснее ее тарталеток с мясом крабов я в жизни не ела, — мечтательно промолвила Сэси. — Похоже, что они как-то необычно на меня подействовали. Я чрезвычайно возбудилась. — Она многозначительно посмотрела на Забера.

— В таком случае, может быть, пойдем домой? — спросил он.

— А мы с Фрэнки пытаемся сделать малышку, — выпалила вдруг Серена.

Все тотчас же умолкли. Женщины вытаращили глаза на Серену, мужчины уставились на Фрэнки.

— Ну разве это не чудесно! — восторженно воскликнула Серена. — Мы так счастливы, так счастливы!

Билли прокашлялся и сказал:

— Я вас поздравляю.

Фрэнки прочистил горло и пояснил:

— Но производственный процесс еще не полностью отлажен, так что поздравлять нас пока рано.

— А вот я не сомневаюсь в нашем успехе! — возразила Серена.

— Ну, ребята, вы меня просто огорошили! — сказала Сэси.

— Я знала, что ты будешь за меня рада! — сказала Серена.

— И я тоже за тебя рада! — воскликнула Лили. — Хотя с трудом могу представить тебя кормящей матерью.

Забер подошел к Фрэнки, пожал ему руку и сказал:

— Удачи тебе, старина! Может, и нам попытаться завести ребенка, Сэси? — спросил он, обернувшись.

— Прямо сейчас? — спросила она. — Или чуточку позже?

— Я готов подождать еще час, — улыбнувшись, ответил Забер. — С таким серьезным делом торопиться не следует.

Сэси смущенно потупилась.

В этот момент из дома выскочила сестра Забера Дезире и заявила:

— Ник, если ты пойдешь ночевать к Сэси, тогда я приглашу к себе своего нового друга Кристофера.

— Сначала я должен на него взглянуть! — помрачнев, прорычал Забер. — Где этот придурок?

* * *
Позже, когда Лили и Билли перебрались из ее бунгало, в котором после вечеринки прочно воцарились смрад и кавардак, в его чистый и уютный домик в туристическом комплексе, она с улыбкой промолвила:

— Забавный, однако, получился тот откровенный разговор на террасе.

— Он навел тебя на какую-то мысль? — спросил Билли, насторожившись.

— Нет, просто я до сих пор не могу себе представить Серену в роли молодой мамочки.

Некоторое время они молчали, наслаждаясь тишиной лунной летней ночи, нарушаемой только легким шелестом листвы, доносившимся со стороны озера. Потом Билли вздохнул и сказал:

— Я вот о чем подумал, крошка. Если все это у нас с тобой серьезно, тогда кому-то из нас придется сменить имя. Согласись, что «Билли и Лили» звучит круто.

От слова «серьезно» по всему ее телу разлилось приятное тепло, а кое-где даже возникло легкое покалывание. Однако она помнила, что произнес его Билли Бьянкич, который должен был уехать через две недели на сборы в тренировочный лагерь. Поэтому она улыбнулась и сказала:

— Мне всегда нравилось имя Джо.

— Ты имеешь в виду сокращенную форму имени Джозефина? — спросил он, прижимая ее к себе.

Она взглянула в его лукавые глаза, томно потянулась и промурлыкала:

— Нет, я подразумевала мужское имя Джозеф. Может быть, отложим эту дискуссию до утра?

— Согласен, — рассмеявшись, сказал Билли. — А сейчас разреши мне лично поздравить тебя с нашим юбилеем!

Произнеся эти слова, он тотчас же овладел ею. В эту восхитительную ночь Лили испытала такое блаженство, что всерьез задумалась о том, что состояние нирваны, возможно, достигается не только посредством упорной медитации. Во всяком случае, с помощью Билли она значительно приблизилась к вратам рая и надеялась, что в скором времени надолго там поселится.

Менее склонный к философским раздумьям и далекий от размышлений о постулатах буддизма Билли наутро выразил свои ощущения незатейливо и доходчиво.

— О'кей, крошка, — открыв глаза, изрек он. — Считай, что ты почти уговорила меня взять имя Джо.

— Ты прелесть, Билли, — проворковала Лили и нежно погладила его по мускулистой руке, самой сильной из всех мужских рук, которые ей доводилось поглаживать. А стоило ей лишь только подумать о других его мускулистых органах, как с ее губ сорвался чувственный стон. Все-таки удивительно, что порой счастье улыбается тебе, когда ты этого даже не ожидаешь! К примеру, вот так, как прямо сейчас! Да, именно так…

— Продолжай, Билли! — воскликнула она. — Я уже впадаю в нирвану. Ах, как мне с тобой хорошо, милый! Я куда-то стремительно улетаю…

Но прежде чем погрузиться в абсолютное блаженство, Лили успела подумать, что обязательно нужно когда-нибудь послать Броку благодарственное письмо. На худой конец хотя бы открытку…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40