Леди двух лордов (fb2)


Настройки текста:



Кира Стрельникова ЛЕДИ ДВУХ ЛОРДОВ

Глава 1

Поход в мебельный увенчался покупкой не только симпатичного туалетного столика, но и пуфика к нему и изящной кушетки, причём обитой не пресловутым шёлком, на котором очень неудобно сидеть — соскальзываешь, — а каким-то плотным, бархатистым материалом приятного золотистого цвета. Как раз, отлично будет сочетаться с остальной комнатой. Лор сказал, что кровать там лишняя. Ну… Я с ним в общем не спорила. Даже если случится невероятное и по каким-то причинам я жутко обижусь на Морвейнов, спать отдельно мне никто не даст. Это я тоже понимала. Значит, от лишней мебели следует избавиться. Ещё, всё-таки поборола приступ застенчивости и озвучила ту самую мысль о шкуре вместо ковра. Судя по блеску в тёмно-голубых глазах и задумчивой улыбке, Лоресу пришли в голову крайне интересные мысли, как ещё можно её использовать, кроме украшения интерьера. М-м-м. Не буду уточнять, я всё ещё краснела от откровенных намёков и мыслей в отношении Морвейнов.

После Лорес завёл меня в очередной магазин женских безделушек. Шкатулок, вееров, книжечек для записи танцев, маникюрных наборов и прочей мелочёвки, призванной создавать уют. Ох… На моё искреннее недоумение, зачем нам сюда, младший лорд спокойно объяснил, что на моём туалетном столике скопилось слишком много заколок и украшений, и мне нужна тара под это всё богатство. Ну… Новый столик, кстати, с ящичками, в отличие от того, который стоял сейчас в почти уже бывшей моей спальне. Но в общем да, Лор прав, признала я. Пара шкатулок бы не помешала. Если честно, когда он открыл передо мной дверь магазина, перед глазами промелькнули воспоминания первой встречи с леди Грифлис, и я невольно замедлила шаг — а ну, как снова не повезёт?! Ладонь Лореса мягко подтолкнула вперёд, и пришлось шагнуть внутрь. Невольно сжала пальцы, взгляд пробежался по покупательницам… Слава местным богам, ни одной знакомой. Хотя, в нашу сторону некоторые покосились с явным интересом. Постаравшись сохранить невозмутимый вид и подавив порыв спрятать левую руку в складках платья, я постаралась побыстрее выбрать подходящие шкатулки. Чтобы не таскать с собой, Лорес договорился, что их доставят с посыльным прямо домой.

Наконец, с очередными покупками на сегодня мы закончили, к моей тихой радости.

— Не проголодалась ещё? — негромко спросил Лорес, отъехав от магазина.

— Ну, есть немного, — призналась я. — Но у нас же ещё дела? — вопросительно глянула на него и вдруг вспомнила о драконах. Мне же обещали показать! — А драконы далеко? — перескочила я на другую тему, нетерпение и любопытство защёлкали зубками, требуя удовлетворения.

Лор улыбнулся, и я привычно окунулась в волшебство нежности, светившейся в его улыбке.

— Сначала перекусим, — мягко, но непреклонно ответил он. — А потом и драконы будут, и лошади. Они, кстати, не так далеко друг от друга.

Пока ехали к ближайшему ресторану, я задумалась над ещё одной важной вещью.

— Так как мне теперь обращаться к вам? — покосилась на Лореса, немного волнуясь в ожидании ответа.

— На работе — официально, там даже Эрис по титулу величает, если рядом посторонние, — отозвался младший Морвейн. — Сама понимаешь, мы с папой большие начальники, — со смешком добавил он. — Но к тебе тоже, если заметила, обратились по всем правилам, — весело закончил Лорес. — Что касается общества, на «вы», но уже без всяких милордов, — его палец коснулся кончика моего носа. — Тебя это радует?

— Несказанно, — усмехнулась я, довольная таким положением вещей.

Ведь могу забыться и по привычке ляпнуть по имени, конфуз вышел бы, если бы нельзя было. В департаменте понятное дело, серьёзное заведение, я и не собиралась там фамильярничать, даже несмотря на кольца на пальце. А вот возможность и на людях называть, как дома, действительно, радует.

— Поняла, — я кивнула и прижалась к Лоресу, рассеянно водя пальцами по ряду пуговиц на рубашке.

Мысль снова скакнула, теперь уже на новую работу.

— И всё-таки, как вы связываетесь со своими людьми? — спросила, приподняв голову и глянув на Лора.

— Те, кто занимает ключевые должности, имеют артефакты для связи, — он кивнул. — За остальными посыльных отправляем. Они в приёмной будут сидеть, хотя до сих пор в коридоре ждали, когда понадобятся.

— Понятно, — протянула я и нахмурилась. — То есть, кого-то вы сами вызываете, а кого-то через посыльных, так?

— Так, — снова кивнул Лор и остановился около вывески с аппетитной поджаренной птицей — у меня аж слюнки потекли, и я поняла, что готова даже не на лёгкий перекус, а на полноценный обед.

Всё же утро выдалось волнительным во всех смыслах. Лорес спрыгнул и протянул руки, помогая спешиться.

— М-м-м, а что конкретно вы с Эрсанном хотите, чтобы я делала? — осторожно поинтересовалась — ведь круг обязанностей мне так и не озвучили.

— Начать, наверное, следует с того, что организовать расписание встреч, — Лорес придержал передо мной дверь. — Слишком много народа жаждет лицезреть меня или папу, и все ну по очень важным делам, — он тихо рассмеялся. — Сама видела, сколько их в приёмной. А зачастую вопрос или просьба пустяковые и их вполне может решить непосредственный начальник или сам посетитель. Так что твоей задачей будет узнавать, по какому вопросу хотят видеть меня или папу, и если таковой действительно требует обсуждения с нами, то назначить ему время и день. Ну или если мы свободны и дело важное, то сразу впускать.

Ой. С одной стороны, понятно, с другой…

— А откуда я узнаю, серьёзный вопрос или нет и нужно с вами его обсуждать или перебьются? — с лёгким беспокойством спросила Лореса, пока мы шли к столику у дальнего окна.

— Постепенно разберёшься и научишься понимать, — успокоил Лор, отодвинув стул для меня. — Садись. Пока, конечно, лучше уточнять и спрашивать.

— Так, ладно с этим ясно, — данный пункт работы личного помощника был знаком, в своё время календарь встреч начальника я тоже вела. — Ещё что?

— Ещё, много бумаг приносят, самых разных, и с ними тоже надо разбираться, что важно, что неважно, что требует подписи сразу, а что можно и потом, — Лорес сел напротив и поставил локти на стол, подперев ладонями подбородок. Его задумчивый взгляд не отрывался от меня. — Ты же и таким занималась, да?

— Занималась, — подтвердила я и улыбнулась, откинувшись на спинку стула. — Не поверишь, но мне даже нравилось, наводить порядок в бумагах.

— Вот и хорошо, — Лор перевёл взгляд на подошедшую служанку и на некоторое время мы отвлеклись от обсуждения наших дел.

Сделав заказ и подождав, пока девушка отойдёт, я продолжила расспросы.

— Ладно, а что насчёт выполнения моих просьб? — я постучала пальцами по столешнице. — Примут ли нововведения? И до какой степени я могу настаивать на выполнении?

— Вопрос интересный, — протянул Лорес и тоже откинулся на спинку. — Твои предложения, Ян?

Я озадаченно покосилась на него. Что, неужели этот момент не продумали их светлости? Или специально оставили возможность мне самой придумать способ призвать к порядку высокородных лордов? Судя по притаившейся в уголках губ улыбке — второе вернее. Так, ладно, включаем голову. Я чуть прищурилась и спросила:

— Указы по департаменту же Эрсанн пишет, да?

— В основном да, — согласился Лорес, в его взгляде мелькнул интерес. — По целому департаменту, в своих отделах начальники руководят сами, и внутренние распоряжения издают они, папа только подписывает, что согласен. Если его устраивает, конечно, — добавил младший Морвейн.

— В таком случае, хотелось бы официальную бумагу, под которой подписался бы, допустим, каждый начальник отдела, где говорилось о моих обязанностях и том, что меня надо слушаться, — кое-как обрисовала я сумбурную мысль. — Кстати, ещё мне не очень понятно, насколько выше или ниже я стою по должности к остальным, — добавила важную деталь.

— Ты, скажем так, отдельно, — Лорес положил руки на стол и соединил кончики пальцев. — Да, мысль насчёт бумаги дельная. Только в таком случае, должен прилагаться и перечень твоих обязанностей, — младший лорд изогнул бровь, улыбка стала заметнее. — Нашим сотрудникам не понравится, что ими командует женщина, да ещё и без родословной, — в его словах проскользнула ирония, но мягкая, необидная.

Чуть-чуть кольнуло, конечно, моё болезненное самолюбие и заниженная самооценка нервно реагировали на подобные заявления, но… Лорес же прав. Да, я никто, да, я женщина, сунувшаяся в мужское дело. Однако… Я покачала головой, усмехнувшись в ответ.

— Лор, командовать ими будете вы с Эрсанном, — спокойно возразила, с удивлением почувствовав, что неуверенность схлынула, растворилась, как и не было. — А я всего лишь упрощаю вашу и их работу. Но или они слушаются, что я буду говорить и что им надо будет теперь делать, причём без того, чтобы каждый раз дёргать тебя или Эрсанна. Или мне там делать нечего, — закончила, прямо взглянув в глаза лорду следователю. — Много требовать не собираюсь, — на всякий случай добавила.

Лорес тихо хмыкнул, и теперь уже в его взгляде мелькнула искорка удивления.

— Мне уже интересно, как ты будешь дрессировать наших людей, — мурлыкнул он, и так это получилось у него… ну… не знаю, в общем, от тона Лореса меня дрожь пробрала.

Я почему-то покраснела и отвела взгляд, переплела пальцы, чтобы не теребить оборку на корсаже от вспыхнувшего волнения.

— Вот перечнем обязанностей и займёмся в таком случае завтра утром, — немного резко ответила я, не до конца справившись с волнением.

— С удовольствием, — и снова, снова какие-то странные, переливчатые нотки, словно Лор имел в виду нечто совсем отличное от составления списка моих дел.

Вскинула на него подозрительный взгляд, наткнулась на безмятежную улыбку и вопросительно поднятые брови — мол, что? — и решила не уточнять. От греха подальше. Правду вряд ли скажет, а от намёков я ещё больше занервничаю. А мне и так хватает поводов для переживаний.

— Кстати, Яна, ты помнишь, что у нас ещё посещение театра скоро? — произнёс Лорес, резко сменив тему разговора.

Ну и правильно, ещё успеется о работе. Театр… Блин. Тоже не слишком спокойный предмет обсуждения. Мой первый выход в свет, можно сказать, да ещё и уже в официальном статусе! Ох-х-х.

— Помню, — не слишком довольно ответила я, рассеянно водя пальцем по узорам деревянной столешницы.

Всплыли застарелые детские страхи: а как посмотрят, а что подумают, а что скажут. В школе ужасно не любила выходить к доске, на меня там нападал ступор, даже если знала урок. Потому что одноклассники все смотрели… Потому и хватала тройки, до самого одиннадцатого класса, и только в универе полегче стало. Только вот в школе — всего тридцать пар глаз. В театре — раз в десять больше человек будет. И самое ужасное, я их не знаю, а они меня — по крайней мере, по слухам, благодаря леди Грифлис и Аллалии, — точно да. Да я завтрашнего первого рабочего дня в департаменте Эрсанна так не боялась, как этого театра.

— Когда он? — постаралась, чтобы голос не дрожал, но всё же нотки раздражения в нём проскочили.

— Завтра вечером, — последовал ответ, вогнавший в лёгкую дрожь.

Так скоро! Чёрт. И судя по взгляду Лореса, который я отлично чувствовала, он уловил моё состояние. Очень вовремя пришла служанка и принесла наш обед, так что несколько десятков минут я выгадала. Не сомневаюсь, младший вредный лорд прицепится, как пиявка, вызнавая, что опять мне не нравится. Но ведь мои страхи ничего не изменят — придётся идти, придётся улыбаться и придётся терпеть любопытные, неприязненные, злобные и так далее взгляды. Положение обязывает, милочка, ты теперь не просто попаданка, да ещё и собственность. Ты теперь невеста. От произнесённого мысленно моего нового статуса тело облило жаром, а потом как морозным воздухом окутало. Непривычно, ужасно. И взгляд то и дело цепляется за крупный радужный сапфир на пальце. Пока ещё я могу его снять. Вопрос в том, хочу ли?.. Ха, вопрос. Какой тут вопрос, даже спрашивать нечего. Конечно, не сниму, куда денусь. Куда я теперь от моих лордов, никуда.

— Ян, — тихо позвал Лорес и я встрепенулась, вынырнув из рассеянных размышлений. Его глаза поймали мои, и пришлось отложить вилку из дрогнувших пальцев. Смотрел младший Морвейн пристально, без тени улыбки, чуть прищурившись. — Чего ты боишься? Сплетен? — я молча покачала головой, понимая, к чему он ведёт, но вот так сразу согласиться сложно — подсознание упрямая штука. — Пересудов? Того, что попытаются оскорбить?

— Попытаются, — пробормотала я, воспользовавшись паузой в его словах. — Думаю, леди Грифлис провела серьёзную агитационную работу среди подружек, на тему отношения ко мне.

— И что? — Лор изогнул бровь и насмешливо хмыкнул. — Ну провела, да. А тебя должно волновать мнение завистливых кумушек, которым не досталось ничего кроме нескольких ночей в нашей с отцом постели? — его голос стал жёстким. — И которые не могут похвастаться ничем, кроме изворотливого на интриги ума, как заполучить мужа или любовника поперспективнее? Ну и ещё кое-какими достоинствами исключительно неприличного свойства, — и улыбка вышла пренебрежительной, только глаза остались холодными. — Я тебе говорил, среди леди есть и те, с кем приятно общаться, и кого не особенно волнует положение и категория собеседника. Вот на них и ориентируйся, они с такими, как леди Грифлис и её подружки, всего лишь вежливо здороваются и тут же отходят подальше. Ты на порядок лучше и привлекательнее этих фарфоровых куколок, Яна, и они тоже это прекрасно понимают. Сильных и тех, кто отличается, не любят, милая, и в нашем мире тоже, — уже гораздо мягче продолжил Лорес, снова подавшись вперёд и взяв мою прохладную ладонь. — Почему ты не боишься идти завтра в департамент, где полно незнакомых мужчин, которые будут смотреть на тебя, как на пустое место, пока не проявишь себя, а мнение пустышек с накрашенными ресницами и губками бантиком пугает тебя до нервной дрожи?

Ох. С точки зрения нормального человека — бред, да. Но… Мои пальцы коснулись запотевшей кружки с холодным морсом, я перевела взгляд на жидкость внутри.

— Потому что в школе надо мной издевались именно девочки, — немного сухо ответила, водя пальцами свободной руки по боку кружки. — И я не могла им дать отпор, потому что наивная была и маленькая, — продолжала я очередную маленькую исповедь. Ну… сам спросил. А я уже привыкла не молчать на такие вопросы. — А всё дело было в том, что третья их подружка поссорилась с ними и стала дружить со мной, демонстративно их игнорируя, и пока Светка со мной ходила, всё было в порядке. Эти только издалека фыркали да мрачно зыркали, — вдруг события дцатилетней давности показались… смешными и наивными. Боже, сцепиться только из-за того, что кто-то с кем-то неправильным дружит!.. Детский сад. А было мне на тот момент лет десять, пятый класс, кажется. Давно… В прошлой жизни. Мои губы тронула задумчивая улыбка, я вся ушла в воспоминания, уже не казавшиеся такими уж болезненными. Вот и ещё одна заноза благополучно вытащена, благодаря Морвейнам. — Потом Светка перешла в другую школу, а дамочки начали отыгрываться на мне по полной. Унижали, обзывали, высмеивали, — я снова помолчала. — Знаешь, теперь это таким нелепым кажется, — тихо-тихо заговорила дальше, и пальцы уже были не такими холодными — может, ладонь Лореса согрела, может, я сама перестала нервничать. — Глупые девчонки, которые невзлюбили меня просто потому, что кто-то выбрал не их.

— Я-а-ан, — протянул Лорес, погладив мои пальцы, и я подняла взгляд на него. Теперь моя младшая светлость улыбалась, довольно так, прикрыв глаза. — Поняла, да? Ты справишься, я знаю, — уверенно заявил он, отпустив мою ладонь и снова откинувшись на спинку. — Потому что тебя на самом деле не волнует, что про тебя говорят завистники. Ведь так, Яна?

Я тихо вздохнула, подумала немножко и кивнула. Да, так. Покажу слабость этой своре пираний, сожрут с потрохами и не подавятся. Клацну зубами, которые у меня тоже имеются, покажу, что сильнее — испугаются и больше лезть не будут. Закон стаи, боятся того, кто сильнее.

— Пойдём драконов смотреть, — решительно заявила я, отодвинув пустую тарелку.

Лорес открыто рассмеялся и поднялся, протянув руку.

— Хорошее предложение, — он весело подмигнул.

М-м-м. И почему у меня ощущение, что в невинной фразе Лор расслышал какой-то двойной смысл? Причём крайне неприличный… Оставив деньги за обед, младший Морвейн вышел из ресторана, я за ним, и мы поехали наконец к конюшням и — стойлам, где драконов держали. Естественно, у меня тут же снова куча вопросов появилась. Начиталась же в своё время книжек всяких про этих ящериц, а тут — живые, настоящие, реальные!!

— Так они неразумные, да? — уточнила, вспомнив, что говорил Эрсанн недавно.

— Нет, но сообразительные и довольно дружелюбные, если их не злить специально, — охотно начал рассказывать Лорес, пока мы ехали по улицам Мангерна. — Вообще, драконов разводят, дрессируют, используют для перемещения на дальние расстояния. Можно взять в аренду, а можно купить. Но удовольствие недешёвое, так что бывает, несколько семей договариваются и приобретают одного на всех дракона.

Я покосилась на Лореса.

— Только не говори, что у вас есть свой персональный дракон, — проворчала, а у самой сердце радостно замерло: ведь наверняка полетать удастся!..

— Два, вообще-то, одного папе его величество подарил, за хорошую службу, — невозмутимо откликнулся Лорес, но на дне тёмно-голубых глаз плясали смешинки.

О-о-о. Ну… Здорово, что ж.

— Я читала, что драконы огнём плюются, — справившись с удивлением, продолжила выяснять подробности.

Лорд следователь издал смешок, и я поняла, что сморозила глупость.

— Бывает, если чихнут, искры могут полететь, а так, нет, — тем не менее, объяснил он. — Ты откуда таких сказок начиталась, в твоём мире они тоже есть, что ли?

— Н-нет, — я покраснела. — Просто… ну, в книжках пишут. Фантастика называется, или фэнтези. Там драконы очень большие, дышат огнём и даже разумные. А ещё, в человека могут перекидываться, — перечисляя классическое описание популярных в последнее время персонажей фэнтезийных книг, я чувствовала себя с каждой минутой всё неуютнее. А улыбка Лореса становилась шире…

— Оборотни? — его брови взлетели чуть не до уровня волос. — Драконы-оборотни? М-м-м, а откуда те, кто пишут эти книжки, видели подобное?

— Нигде, придумали, — я не удержалась и фыркнула. — Ну Лор, господи, здесь же есть сентиментальные романы для женщин, в которых большая часть выдумка, вот и у нас тоже, авторы придумывают всякое, чтобы развлечь читателей. Про драконов вообще очень модно писать, и обязательно это в человеческом виде красавцы-мужчины, ну или женщины, а в драконьем — прекрасные звери.

— Понятно, — протянул Лор с едва сдерживаемым весельем. — Нет, смею разочаровать, но у нас драконы — всего лишь удобный и безопасный транспорт.

Ну почему сразу разочаровать, я вообще никогда не была поклонницей «драконьей» фэнтези, собственно. Как и эльфов, от которых пищат многочисленные поклонницы, а также дроу, которых тоже в последнее время стало модно пихать чуть ли не в каждую книжку, ну и оборотней. И я безумно счастлива, что меня выкинуло в мир, где обитают только люди, по крайней мере, в Арнедилии точно. Судя по тому, что Лорес знает, кто такие оборотни, они тут где-то существуют, однако смею надеяться, я с ними никогда не встречусь. О, да, забыла совсем про вампиров! После выхода на экраны известного молодёжного фильма в нескольких частях тема мусолится разве что не ленивым автором.

Как обычно, когда отпускаешь мысли, они перескакивают с пятого на десятое, и в этот раз так же — вдруг всплыл вопрос про фрейлин. Эрсанн говорил, за одну девушку попросил кто-то из Малого двора. Возможно ли?..

— Лор, а вот твой отец упоминал, что одну молодую леди вне списка пропустят, ту, у которой рекомендации от дочери Илеро, дяди короля, — заговорила я, рассеянно отметив, что дома стали скромнее, на фасадах почти никаких украшений — похоже, мы приближались к окраине Мангерна. — Не может это быть наша потеряшка Нолейв? Вдруг этот дядя по молодости пошалил?

— Версия, конечно, интересная, но скорее, если действительно имеет место заговор против короны, это брат Геленара, — отозвался Лорес задумчиво. — Дядя почти не появляется на светских мероприятиях, живёт себе спокойно в Малом дворце, только иногда на приёмах мелькает. Вот дочь его, да, ведёт активную светскую жизнь.

— Как думаешь, случайно вышло или кто-то знал, что леди Сигирин имеет толику древней королевской крови в своих жилах? — поинтересовалась я у лорда следователя.

— М-м-м, знаешь, — Лор нахмурился. — Пока ты не спросила, я мыслил в направлении, что всё получилось случайно — ну понравилась леди, только взаимностью не ответила, а неизвестный лорд упрямым и нетерпеливым был. Но какой ты хороший вопрос задала, Яночка… — во взгляде Лореса мелькнул хищный огонёк. — Ведь если кто-то действительно знал про родство леди Сигирин с предыдущей королевской династией, да ещё если этот кто-то имеет отношение к нынешнему королевскому роду, мальчишка, который напал на меня, вполне может законно претендовать на престол. Мда, дела-а-а…

А я отметила, что дома надо записать очередную версию в мои бумажки по делу Лимер, плавно переросшее в дело о заговоре против королевской семьи.

— Почему дядя не может быть? — тихонько сказала я. — То, что он активно не участвует в светской жизни, ещё ничего не значит. Он же старше короля и его брата, значит, чисто теоретически, имеет больше прав на престол, а уж если обзаведётся наследником, в котором две линии сошлись…

— Хорошо, хорошо, Илеро сбрасывать со счетов тоже не будем, — прервал меня Лорес. — Версии можно строить, когда получим разрешение Геленара на допрос членов Малого двора и применение ментальной магии для проверки правдивости показаний. Где каждый из них был на охоте.

— А если всё случилось перед или после? Сигирин ведь несколько дней не помнит, — не хотелось снова пролететь, как с родством Лимер, поэтому я сейчас пыталась рассмотреть дело со всех сторон и учесть всё, что нам известно, и возможные подводные камни при сборе сведений.

— Так сама Охота длилась три дня, — терпеливо ответил Лор. — Так, милая, отставим пока дела, мы приехали, — неожиданно произнёс он, и я очнулась от размышлений по делу Нолейвов.

Первое, что увидела — это большой… ну, не знаю, как это называется, манеж, что ли, огороженное пространство, где бродили лошади. За ним — полагаю, сами конюшни и рядом здание чуть повыше, с круглой крышей. Наверное, когда зима, чтобы зря не мёрзли животные на прогулке.

— Здесь и будешь учиться, — негромко пояснил Лорес, пока мы объезжали загон и приближались к конюшням. — Думаю, часик после работы каждый день.

О, моя бедная попа. Я тебе сочувствую.

— В женском седле? — обречённо уточнила, уже заранее ненавидя эти уроки.

— И в нём тоже, — невозмутимо кивнул Лор.

Как же сложно быть леди, чёрт возьми. Радует то, что штаны для верховой езды у меня всё-таки есть, значит, есть шанс на ту самую Охоту поехать… Ну, не как леди. И пусть общество удавится от тайной зависти, что им нельзя, а мне можно. Юбка к штанам тоже прилагалась, с запахом и застёжкой на поясе — Лорес оказался верен своему слову.

— А драконы где? — я завертела головой, высматривая обещанных ящериц.

— До них минут десять ехать, лошади не очень хорошо переносят подобное близкое соседство, — младший лорд улыбнулся и остановился перед входом в конюшни.

Здесь у Морвейнов тоже имелись свои персональные животные, оба, что не удивительно, чистой чёрной масти, и уж на что я не разбираюсь в лошадях, и то поняла — красавцы жутко породистые.

— Милорд, доброго дня, — тут же рядом нарисовался конюх, почтительно поклонился. — Зашли проведать?

— Да, нам скоро на Охоту ехать, — Лорес погладил коняшку по плюшевой морде. Она тихо фыркнула и мотнула головой, потом ткнулась влажным носом ему в ладонь. — И ещё, с завтрашнего дня мы будем приезжать сюда на часок, госпоже Яне надо учиться ездить верхом.

— Да, милорд, — снова поклонился мужчина. — Вы сами будете учить?

— Конечно, — Лорес покосился на собеседника с лёгким недоумением.

Нас оставили одних. Я тихо стояла в сторонке, пока лорд следователь осматривал лошадей, видимо, проверял, как за ними тут смотрят.

— Это для охоты и загородных прогулок и поездок, — пояснил он, вернувшись ко мне. — Эта порода любит быстро бегать, — Лор улыбнулся и снова погладил лошадь. — Кстати, у нас недалеко от Мангерна есть свой дом, мы иногда там отдыхаем по выходным. Как-нибудь выкроим время и обязательно съездим туда.

Ой, дача это здорово. Главное, никаких грядок и садово-огородных работ, что несказанно радует. Наслышана от подруг об их фазендах, лично меня выращивание рассады помидоров и огурцов на подоконниках, а потом толкание в электричках с этими кустами никогда не привлекало. Вот уютный домик с банькой и местом для шашлыков — это да, это можно. Но увы, лично у меня денег, чтобы прикупить участочек, никогда не было в таком количестве. Так что мечта оставалась просто мечтой.

— Ну что, к драконам? — Лорес весело глянул на меня.

— Да! — я вмиг ощутила себя маленькой девочкой, которой пообещали поход в зоопарк.

Разве что в ладоши не захлопала от избытка эмоций. Тут же смутилась, отвела взгляд и попыталась взять себя в руки. Янка, тебе сколько лет, в конце концов? Лор мои попытки свёл на нет, с тихим смехом обняв и прижав к себе.

— Никогда не думал, что восторг в глазах женщины способен вызвать у меня такое умиление, — признался он, и сердце забилось с перебоями от его ласкового голоса.

Ох, господи… И когда успела так крепко влюбиться, спрашивается? Главное, не проговориться, а то сдам себя с потрохами, и так господа лорды много уже получили. С признаниями повременим, пожалуй. Пока я окончательно не уверюсь, что всё происходящее — не сон. Иногда посещала такая шальная мысль, несказанно пугавшая возможной правдивостью. Лор мягко отстранил, взял за руку и повёл из конюшен. Ничего не могу поделать, с некоторых пор мне постоянно хочется тоже прикасаться, смотреть, ловить взгляд — и одного, и второго, — улыбку, слушать голос… Непривычна такая зависимость, даже страшно немного. Хотя, именно к этому Морвейны плавно меня и подводили, к этой самой зависимости. Ладно, хватит думать об этом. Бросать меня никто не собирается. Надеюсь.

Мы действительно ехали ещё минут десять по широкой дороге, огибая пологий холм — собственно, за ним и располагались загоны с драконами. И да, я сразу увидела треугольные морды с коротенькими гребнями, видневшиеся над высокими каменными заборами высотой где-то в полтора человеческих роста. О-о-о… Крупные звверушки, ничего не скажешь. И глаза у них жёлтые-жёлтые, с вертикальным зрачком, и эти глаза смотрели прямо на нас с Лоресом. Внимательно, пристально. Я невольно поёжилась, крепче прижавшись к младшему лорду, радости от встречи с мифическими ящерицами поубавилось.

— Не бойся, они не причинят вреда человеку, — вполголоса успокоил Лор, обняв одной рукой. — Знают, что нельзя. В них ментально заложен приказ не трогать людей. Как только драконята вылупляются из яиц, с ними сразу дрессировщик работать начинает.

— А почему они не улетают? — поинтересовалась я, тревога чуть улеглась, однако совсем не ушла.

— Зачем? — мой собеседник пожал плечами. — Их тут кормят, поят, чистят, выгуливают, играют с ними, не охотятся на них ради чешуи и крови. В Арнедилии вообще запрещено трогать драконов, даже диких — они в горах обитают в основном, — а вот в некоторых соседних странах их ловят маги, ради редких составляющих зелий. У нас даже покупать компоненты, основанные на драконьих частях, запрещено, и за этим строго следят на границе. Те драконы, которые тут живут, даже и не знают, что есть другая жизнь кроме такой. Они не знают, что такое воля, и не стремятся к ней. Хотя, над загонами на всякий случай поставлены воздушные щиты, — с улыбкой добавил Лорес.

Такое вот домашнее животное, ага. Только величиной с двухэтажный особняк и зубами в мою руку длиной. Хотя Лор прав, во взглядах рептилий, когда мы уже ехали между заборов, никакой агрессии я не заметила, только любопытство. И раз их ещё и щит охраняет, тогда можно вообще не дёргаться.

— На юг на них полетим, — сообщил Лорес, чем снова вызвал прилив детской радости.

Скорее бы! Мы подъехали к центральному зданию, спешились и вошли. Нас тут же встретил управляющий драконьей фермой, конечно, узнал одного из владельцев животных и повёл к нужному загону. Вход туда находился внутри здания, и когда перед нами распахнули крепкую деревянную дверь в небольшой коридор, я немного оробела. Лорес молча чуть сжал мою ладонь и потянул за собой. Ладно. Наверное, это действительно неопасно. Через ещё одну дверь мы вышли на круглую каменную площадку, возвышавшуюся над землёй и огороженную коваными перилами. И… оказались в вольере с двумя ящерицами. Одна, иссиня-чёрного цвета, лежала в углу, свернувшись клубочком, и дремала, прикрыв глаза кожистыми веками. Вторая, с чешуёй посветлее, сапфирового отлива, шумно отфыркиваясь, плескалась в бассейне. Едва завидев нас, зверюга встрепенулась, вылезла и почапала к нам, встряхиваясь и кося любопытным взглядом.

— Их кормили полчаса назад, милорд, так что сытые, — пояснил управляющий и отступил к двери, оставив нас наедине с драконом.

Ну, что могу сказать. Действительно, большая чешуйчатая ящерица с гибким шипастым хвостом и кожистыми крыльями. Морда устрашающая на первый взгляд, из-за наростов и гребня, да и клыки тоже внушительные. Но когда это чудовище остановилось около нашей площадки и осторожно потянулось к ладони Лореса, которую он выставил над оградой, обнюхало её и вдруг задрало голову, зажмурившись, я пришла в недоумение. Чего это он?.. А мой лорд, посмеиваясь, чуть наклонился и осторожно провёл пальцами под челюстью рептилии, пояснив:

— Там чешуи практически нет, или она очень тонкая, и кожа нежная, а самим драконам не почесать, когти на лапах разодрать могут. Вот и просят хозяев или работников ферм.

Ой, боже ты мой, дракошка зажмурился крепче, плюхнулся на пузо, задрав голову почти вертикально, и я с нарастающим изумлением услышала мелодичную трель, так не вязавшуюся с чешуйчатой громадиной.

— Он… мурлычет?! — почему-то шёпотом недоверчиво переспросила я, глядя, как Лорес чешет подбородок дракону.

— Ему нравится, — Лорес поймал мою руку и подвёл ближе. — Попробуй.

Э-э-э… Но рука уже сама потянулась к морде, и я с замирающим от страха и восторга сердцем коснулась тёплой, действительно тонкой и нежной кожицы под челюстью. Мурлыканье стало громче, отдалённо похожее на звучание струн арфы, только пониже тембром. Я поняла, что хочу кошку, если они тут водятся. Дракошка внезапно всколыхнул смутную тоску по тёплому пушистому комочку, который можно подержать на руках, потискать, почесать за ушком, и для этого не надо никуда ехать. А ящерица, видимо от избытка эмоций, курлыкнула особенно громко и из пасти высунулся длинный красный язык. Раздвоенный. Я от неожиданности ойкнула и отдёрнула руку, и услышала негромкий смех Лореса. Тут же его руки обвились вокруг талии, он притянул спиной к себе, пока я наблюдала, как получивший порцию ласки дракон уползает обратно в бассейн.

— Ну как, впечатлений хватает? — шепнул Лор, легко коснувшись губами шеи.

Я только заторможенно кивнула. Действительно, хватает. Как вышли обратно к лошади, не помню. Перед глазами стояли туши ящериц, и в голове билась испуганно-радостная мысль: неужели я и вправду видела настоящих драконов?! И даже трогала?! Вот уж в самом деле, никакого зоопарка не надо. На обратном пути озвучила очередную просьбу, без всяких запинок — просить теперь стало гораздо легче, чем раньше, зная, что к моим просьбам отнесутся серьёзно.

— Лор, а как тут с домашними животными? — решила сначала в общем узнать обстановку.

— Тебя какие конкретно интересуют? — сразу понял, к чему клоню, Лорес. — Кроме кошек и собак разнообразных пород — думаю, они тебе знакомы, — ещё есть всякие необычные зверушки. Можем завтра после работы, перед конюшнями, зайти, посмотреть…

— Кошки, — перебила я его и вспомнила о своей давней несбыточной мечте. — Хочу большую пушистую кошку.

Да-а-а, мэйн-кун, красавица рысь домашняя. Помню, как обливалась слюнями, лазая по интернету и разглядывая фотки, и размеры совершенно не пугали. Только вот в моей однокомнатной квартирке такому лосю, конечно, не разгуляться. Но такие красавцы! Если тут есть что-то подобное, всё, меня из этого мира точно за уши не вытащишь.

— Хорошо, завтра пойдём смотреть тебе кошку, — посмеиваясь, ответил Лорес.

Вот оно, счастье. У меня будет кошка! Всю дорогу до дома я тихо улыбалась, и даже то, что на Мангерн мягко опускался золотистый вечер, а значит, до момента, когда я останусь одна в спальне с двумя мужчинами, остаётся не так много времени, пока сознание не трогало. Я полностью погрузилась в мечты о пушистом чуде, которое совсем скоро будет моим… Дома однако пришлось вернуться в реальность и заняться насущными делами: привезли часть купленных вчера нарядов, и остро встал вопрос о шкафе, ну или уж гардеробной, судя по количеству коробок в гостиной. Эрсанн ещё не приехал, к некоторому моему разочарованию — за несколько часов я соскучилась. Спросила Лореса про то, куда упихивать всё это добро, и получила ответ, что в моей уже теперь бывшей спальне, как раз за шкафом, дверь в гардеробную. Поскольку она давно не использовалась по прямому назначению, комнату просто закрыли и заменили обычным шкафом. О, как. Ладно, значит, переодеваться мне всё-таки придётся отдельно, ну и хорошо. А то подозреваю, в компании Морвейнов спокойно одеться точно не светит.

В общем, до прихода Эрсанна и ужина время пролетело незаметно: мы с Лоресом и Хлоей занимались перестановкой бывшей спальни. Вопрос громоздкой кровати младший лорд решил просто и действенно: попросил горничных убрать бельё и перину, оставив только деревянный каркас, и… одним касанием превратил его в труху, которую бесшумно и почти бездымно сжёг в камине. Да, маг — человек в хозяйстве чрезвычайно полезный, особенно при ремонте. Шкаф тоже освободили и унесли в кладовую на первом этаже, гардеробную горничные быстро привели в порядок, и дальше мы с Хлоей занимались развешиванием и раскладыванием — Лорес пошёл в кабинет, его ждали домашние дела. Конечно, экономка заметила кольцо, выразила бурный восторг по поводу того, что я стану следующей леди Морвейн — уф, услышав свой будущий титул вживую, а не в мыслях, отчаянно покраснела и смутилась, и на несколько мгновений снова посетил страх: а ну как сплю?! Но платья в руках настоящие, комната тоже, и весёлый щебет Хлои — не бред сонного подсознания. Разбор вещей и заполнение гардеробной отняли у нас часа два точно, и когда я обратила внимание на окна, в них уже вливался золотисто-оранжевый закатный свет.

— О, ужин! — Хлоя всплеснула руками, подхватила юбки и поспешила к выходу из комнаты. — И лорд Эрсанн уже, наверное, пришёл! Ян, я пойду? — она вопросительно глянула на меня.

— Ну конечно, — я с улыбкой кивнула. — Вообще, спасибо, могла бы кого-нибудь из девочек оставить, я не против.

— Я же твоя личная служанка, — Хлоя весело подмигнула и выскочила за дверь, не дожидаясь моего ответа.

А я… оглянулась на комнату, казавшуюся больше из-за отсутствующей кровати, вздохнула и тоже направилась к двери. Вечер. Так быстро день пролетел. Неосознанно коснулась кольца, покрутила, и волнение пощекотало изнутри бодрящими пузырьками. Запретила себе думать о предстоящем вскоре испытании, потому что… да поздно бояться. Всё будет, Яна, и именно втроём. А ещё, от меня ждут ответа. Что ж, озвучу, тем более, это не самое сложное. Подойдя к лестнице, услышала голос Эрсанна, и радость пленума изнутри бодрящим фонтаном. Я улыбнулась и почти бегом спустилась, уже не стесняясь своих чувств. Да, соскучилась, да, хочу обнять. И да, не боюсь показать. Старший лорд как раз отдавал распоряжения Хлое насчёт ужина — кажется, к нам снова Эрис собирается заглянуть. Значит, что-то узнала за то время, что нас не было в департаменте. Не могу сказать, что скорое появление гостьи сильно меня расстроило, и даже мелькнула малодушная мыслишка, что подольше бы Эрис не уходила… Ну а потом все метания и сомнения отошли на второй план — я наконец спустилась с лестницы.

Он выглядел немного устало, чуточку озабоченно, брови нахмурены — наверняка что-то ему король сказал, услышав про готовящийся заговор. Ничего, потом обсудим и подумаем, как что дальше, сейчас — он дома, и до прибытия Эрис и серьёзных разговоров есть ещё немного времени. Услышав меня, Эрсанн поднял голову, и его лицо посветлело, морщинка на лбу разгладилась, и мой лорд улыбнулся. Му-у-ур-р-р… Я подошла, вдруг оробела, нерешительно улыбнувшись в ответ и немного растерявшись своего порыва. Непривычно ещё, да. Ну и, Хлоя пока не ушла из холла.

— Привет, Яночка, — поздоровался Эрсанн, и я махнула рукой на зашевелившуюся некстати стеснительность.

Подошла вплотную, положила руки на грудь, подняла голову. Чтобы дотянуться до его губ пришлось встать на носочки, и Эрсанн тут же обнял и даже приподнял, сам наклонившись ко мне. Ум-м-м. Соскучилась. Сильно. По его поцелуям, по его рукам, по его запаху можжевельника с апельсинами. Обняла за шею крепче, прижалась и уже не думала, что нас кто-то может увидеть — Хлоя почти своя, в конце концов, и на моём пальце кольцо. Я медленно погружалась в знакомые восхитительные ощущения, совсем не желая прерывать поцелуй, но за спиной раздался весёлый голос Лореса:

— Привет, пап! Ты что-то припозднился.

Старший Морвейн отпустил меня, развернул к себе спиной и снова обнял.

— Есть причины, Лор, — голос звучал серьёзно и я услышала над ухом вздох. — За ужином расскажу, ещё Эрис подойдёт. Как вы тут? Как день?

Отметила, что неловкости почти не испытываю от того, что младший видит меня в объятиях отца, так, лёгкое привычное смущение. Мы отправились в малую столовую, Лорес рассказал про наше посещение драконов и с явным удовольствием описывал моё удивление и детскую радость. То, как мы решили вопрос со второй спальней, Эрсанн тоже одобрил, в чём я не сомневалась. Всё же одна туалетная комната на троих — маловато, а через коридор бегать неудобно. В малой столовой горничные уже почти накрыли, мы сели за стол, и как раз раздался звонок в холле.

— А вот и Эрис, — Эрсанн сразу посерьёзнел. — Так, ну, самое главное, пожалуй, это то, что завтра мы обедаем с его величеством, — взгляд старшего Морвейна остановился на мне. — И ты с нами, Яна. Геленар хочет посмотреть на ту, за которую я просил лично, — усмешка на его лице вышла довольной донельзя.

А у меня вилка со звоном выпала из пальцев, я испуганно уставилась на Эрсанна. Я?! Во дворец?! Обедать с королём?.. Это уж точно ни в какие ворота не лезет. Замотала головой, поджав губы.

— Это лишнее, — немного сухо ответила, отведя взгляд. — М-м-м, не думаю, что мне так уж…

— Яна, — мягко прервал Эрсанн, но в голосе слышались непреклонные нотки. — Это пожелание короля. Чтобы ты пришла с нами. Никакие отговорки не принимаются. Переоденешься к обеду в моём кабинете, — как ни в чём не бывало, спокойно добавил он.

Я же… представив, КАК будет проходить предложенное сейчас Эрсанном переодевание, отчаянно покраснела и растеряла всё возмущение и нервозность. Уф. Там же полно народу в приёмной, все всё поймут!! Ответить не успела, в малую гостиную вошла Эрис.

— Всем ещё раз привет, — она тоже выглядела усталой. — Ну что, готовы внимать очередной порции не слишком приятных новостей? — леди Солерн уселась за стол и длинно вздохнула, шлёпнув папкой по столу. — Мои люди ещё раз поговорили с Сигирин.

Глава 2

Я сразу навострила ушки, проблема завтрашнего обеда с высочайшей особой отошла пока на второй план — потом понервничаю, будет ещё время.

— И? — не сдержалась, подалась вперёд, бросая на чёрную папку косые взгляды.

Эрис хмыкнула, однако сначала положила себе еды.

— Что «и», пообщался с ней Вудгейв — Лор, помнишь, менталист восьмой категории? — младший Морвейн молча кивнул, и она продолжила. — Так вот, обнаружил следы старого блока, леди и не могла ничего с детьми сделать, ей запрет поставили. Так что, спланировано всё было. Кто-то знал, какие предки затесались в род Нолейвов.

— Значит, насилие имело место быть, — задумчиво протянул Лорес, глядя перед собой отсутствующим взглядом и медленно прожевал кусок мяса. — Леди Сигирин использовали, грязно и подло. Она что-то знает о своих предках?

— Нет, — леди Солерн покачала головой. — Она просто испугалась повторения насилия, поэтому и сбежала в другую страну. Это у вас в архиве есть полное описание древних родов, включая и эпоху предыдущей династии, и во дворце экземпляр, — Эрис покосилась на Эрсанна. — Ты же знаешь, после переворота все, кто хоть как-то касался рода старого короля, спешно выправляли свои родословные. И избавлялись от неугодных родственников. Мы на всякий случай проверили дом, никаких тайных страниц не обнаружилось, — она вздохнула. — Нет, с этой стороны, всё чисто. Леди использовали втёмную. Думаю, если бы она не уехала, её бы убрали совсем, от греха подальше. Эрсанн, король дал добро на допрос Малого двора?

— Да, — старший Морвейн кивнул. — Он дал добро на любые действия по раскрытию этого заговора, указ подготовит завтра и выдаст мне за обедом. Но с утра можно уже разослать вежливые приглашения к нам, — Эрсанн медленно улыбнулся, тёмно-голубые глаза хищно блеснули. — Лор, допрашивать вместе будем.

Младший коротко рассмеялся.

— Пап, мы их авторитетом задавим, они со страху позабывают собственные имена, — весело отозвался он. — Может, ты из соседней комнаты понаблюдаешь?

— Ладно, — легко согласился Эрсанн и бросил на меня взгляд. — Интересно, Ян, послушать и посмотреть? — вдруг спросил, и пока я соображала, как лучше ответить, продолжил. — Посидишь со мной. Думаю, зрелище предстоит занимательное.

И тут же у меня всплыла ещё одна мысль, правда, скорее всего, тут это уже есть.

— У вас пишут протоколы допросов?

— Конечно, куда же без этого, — ответил Лорес. — Но тут я бы не хотел привлекать слишком много посторонних людей, во-первых, проверка Службой безопасности ещё не сделана, во-вторых, это всё-таки особы королевской крови. Об их грязном белье знать большому количеству людей опасно, — он хмыкнул. — А мы и так уже столько всего знаем, что ещё порция сведений хуже не сделает. Так что, будешь записывать, — закончил он неожиданно. — Я согласен с папой.

Ну ладно, запишу, несложно. Правда, пером у меня выходит коряво, но разберусь как-нибудь в своих писульках, да и привыкать надо побыстрее. До шариковых ручек тут ещё нескоро додумаются.

— Кстати, его величество передал прошение от своего брата, тот хочет во фрейлины дочь своего приятеля, — Эрсанн доложил себе салата и продолжил. — Эрис, завтра займёшься.

— Почему я опять?! — праведно возмутилась леди Солерн. — Вы же уже оба на работе будете!

— У нас допросы, — невозмутимо отозвался старший лорд. — Веская причина, чтобы переложить заботу о пополнении штата её высочества на твои мощные плечи, миледи, — он насмешливо глянул на собеседницу. — И потом, ко мне завтра придёт леди Солана, протеже дочери Илеро. Так что всё честно, Эрис. Одна леди тебе, вторая мне. Двоих я не успею при всём желании.

Я фыркнула, пытаясь сдержать смех — до того обескураженное лицо было у Эрис, подавилась куском, закашлялась, и на несколько минут все отвлеклись на меня.

— Ладно, ладно, я ещё припомню, — буркнула леди и подвинула чашку. — Кто у нас выходит главный подозреваемый? На той охоте и Эрфрод был вроде, и Илеро.

Ага, брат и дядя короля. Ближайшие старшие родственники. Ну, логично, что кто-то из них. Вопрос в том, кто. И братишка вон тоже, свою какую-то протеже пихает, как назло, чтобы запутать нас сильнее!

— Что за барышня, пап? Ну, та, за которую Эрфрод просит? — поинтересовался Лорес, прищурившись.

— Некая Алора Уитфинн, про семью ничего сказать пока не могу, не знаю я их, но сам понимаешь, раз его величество сказал, значит, леди без грязных пятен, — Эрсанн побарабанил пальцами по столу. — Но мне вот это совпадение не нравится, будто кто-то следы заметает, — протянул он. — Как бы не наш папенька двойняшек. Что интересно, так это насколько глубоко всё зашло. Ведь мало убрать королевскую семью, надо ещё власть удержать, а значит, на ключевых постах должны стоять свои люди. Не знаю, как с советниками, это надо с главой СБ поговорить, но вот главы департаментов не менялись последние лет двадцать точно, большинство из них, — Эрсанн помолчал. — И все они преданы нашему королю. Или умело притворяются… — чуть тише добавил он.

— А давайте о делах завтра, а? — Эрис вздохнула, жалобно посмотрела сначала на Эрсанна, потом на Лореса. — У меня голова пухнет от всех этих заговоров и фрейлин, от имён в глазах рябит.

— Поддерживаю, — кивнул Лорес. — Эрис, ты как, покидаешь нас или ещё задержишься?

— Что, уже выгоняешь? — ехидно отозвалась леди и в несколько глотков выпила оставшийся чай. — Какой ты невежливый хозяин, Лор! F! Меня целых три недели не было в Мангерне, пока по домашним делам да в командировке была, я соскучилась по нашим посиделкам!

Ага, вот почему Эрис стала приходить только с того вечера, её просто в городе не было. Лор весело усмехнулся в ответ.

— И ничего не выгоняю, — проворчал он. — Не хочу, чтобы твоя дражайшая мама заявилась к нам в гости, отлавливать блудную дочь.

— Ты о том случае, когда я пропустила семейный обед с представлением очередного жениха? — со смешком ответила леди Солерн. — Не переживай, мама получила внушение и теперь не рискнёт появиться тут без предупреждения.

— Ладно, ну что, тогда наверх? Эрис, ты как насчёт Трёх королей? — Эрсанн встал. — Давно не играли, мм?

Вот и славно, а я повышиваю. Ну и, потихоньку записи обновлю, пока остальные отдыхают. Это им о делах надоело говорить, а мне требуется уложить всё в голове. Кстати, Эрсанн прав насчёт ключевых постов, если готовится переворот, значит, или верные люди куплены, или их шантажом заставят, ну или… или начнут потихоньку убирать и ставить своих. Вот ещё бы понять, действительно, кто из двух, дядя или брат? Потому что остальные родственники вряд ли рискнут затеять такую серьёзную игру. Да ещё и заделав детей пусть и дальней, но всё же представительнице древней династии. Чтобы, так сказать, уж наверняка. Не удивлюсь, если детки воспитывались в соответствующем ключе, слыша сказки о своём величии и чистоте крови с самого детства. Ну и о том, что нынешний король занимает трон незаслуженно, убив всю родню близняшек. И что ему надо отомстить тем же. Ох… И ведь вторая — девочка, неизвестно, что из неё выросло при таком воспитании. Хотя, девочку скорее всего выдадут выгодно замуж, парнишку посадят на трон, а папочка будет направлять сыночка в государственных делах, став серым кардиналом.

Размышляя обо всём этом, я поднялась вместе со всеми на второй этаж, в гостиную. Привычно устроилась за рамкой, и кстати там же, на подоконнике, так и лежали мои записки и чернильный прибор. Пока Морвейны и гостья готовили всё к игре, я успела записать про версию с использованием Сигирин в качестве инкубатора, дополнила подозреваемыми — братом и дядей, — и внесла заметку о двух фрейлинах, протеже этих лордов. Ну, строго говоря, не совсем их, первый продвигал дочь своего друга, а второй — у второго вообще дочь просила за дочку своей подруги. Но суть остаётся той же. Ведь зачем-то список понадобился. Эх, хорошо думается за вышивкой, однако, руки работают, голова свободная. Поймала себя на мысли, что да, кошки не хватает. Чтобы она на коленях клубочком свернулась и мурлыкала… Ум-м-м. Завтра мне обещали повести, смотреть местных пушистиков, ура! Возможно, к вечеру я уже буду счастливой обладательницей какой-нибудь полосатой мурки — обязательно кошку хочу. К девочкам душа лежит больше. Морвейны и Эрис негромко обсуждали каких-то своих знакомых, попутно комментируя игру, на меня почти не обращали внимания, но всё равно на душе царило умиротворение и спокойствие.

А ещё, время от времени лица будто касался тёплый ветерок, шевеля пряди около лица, и я, даже не глядя на лордов, знала, что это их рук дело. Ну и неизменный огонёк над рамой, когда стемнело так, что света ламп и свеч не хватало для вышивки. Кстати, появление светлячка заставило вынырнуть из ленивого течения мыслей и обратить внимание, что уже действительно довольно поздно, партия на доске практически доиграна, судя по малому количеству фигур, и…. И. Предстоящий вечер и ночь, одна спальня… Мамочки. Разом проснулись и смущение, и нервозность, и всякие страхи, и неуверенность. Вдоль позвоночника скатились колкие мурашки, ладони стали влажными. Так, кажется, кое-кому пора удалиться и принять расслабляющую ванну, Яночка, опять начинаешь дёргаться по поводам, по которым не стоит. Понятно, что одно дело — мечтать, тем более, когда все тормоза сорваны и барьеры разрушены всепоглощающей страстью. И совсем другое — первые минуты, когда расслабиться очень тяжело и мешает куча ненужных мыслей в голове. Вот поэтому мы сейчас встаём и тихо уходим.

Я воткнула иголку в ткань, разгладила получавшийся рисунок — красивый букет в вазе, — и встала. Сердце скакнуло к горлу, провалилось в желудок, заметалось по грудной клетке, мешая дышать, но мне удалось сохранить спокойное лицо. Конечно, на меня тут же посмотрели.

— Ян? — тихо позвал Лорес.

Смотреть на него не стала, рассеянно разглядывая доску с оставшимися фигурами.

— Пойду, приму ванну, — как можно естественнее ответила я и запоздало спохватилась — может, о таком неприлично говорить?

Может, водные процедуры тут сугубо интимное дело? Но с другой стороны, Эрис вроде своя…

— Хорошо, — так же невозмутимо ответил Лорес и добавил. — Мы позже подойдём.

А-а-а!.. Спалил чёрт возьми всю малину! Да, конечно, леди Солерн наверняка догадывается о наших отношениях, даже скорее всего уверена, но… так прямо заявлять… Ох, долго я буду привыкать, что тут это в принципе нормально, здешнее общество не страдает излишней стеснительностью, и к тому, что Эрис можно не смущаться. Несмотря на то, что желание убежать стало почти непреодолимым, я сначала присела в вежливом реверансе и попрощалась с гостьей.

— Доброго вечера.

— Да, до завтра, Яна, — рассеянно отозвалась она, изучая ситуацию на доске.

Судя по расстановке, ей грозил проигрыш. Я направилась к выходу, мысли свернули в уже почти привычное русло: что надеть, и надевать ли вообще что-то?! В смысле, обойтись халатом или всё же примерить ещё что-нибудь из купленного? Эм-м-м, о чём это мы думаем, Яночка, и как быстро стеснение спряталось в дальний угол. Вышла в коридор, аккуратно прикрыла за собой дверь и глубоко, неровно вздохнула. Ох, да больше ни о чём не думается, от предстоящей ночи бросает то в жар, то в холод, и я никак не могу понять, стоит ли давать волю прежним страхам и сомнениям, попробовать попросить сегодня просто… Ну, просто вместе поспать, чтобы я привыкла постепенно. Или стиснуть зубы и грудью, так сказать, на амбразуры. Ведь осталось переступить последнюю черту и всё, о прошлых страхах и комплексах можно забыть. Ох, знала бы я, как жестоко ошибаюсь! Что фантазия Морвейнов в плане пикантных развлечений даст сто очков вперёд моим скромным попыткам развлечь себя в спальне по ночам. Но в тот момент, готовя ванну, я всего лишь грустно размышляла над тем, что никто не даст мне залезть обратно в раковину. То есть, всё будет сегодня. Как бы я не отнекивалась, и какие бы отговорки не придумывала. Итак, у меня есть около часа, думаю: пока закончат, пока проводят Эрис, пока… сами приготовятся, может…

Самостоятельно снять платье удалось — я сейчас никого не хотела видеть, ни с кем разговаривать. Да и у Хлои наверняка дела имелись, она и так несколько часов провела со мной, помогая раскладывать вещи. Погрузившись в горячую воду, я прикрыла глаза и замерла, постаравшись очистить сознание и попытаться достигнуть если не нирваны или познать мистический дзен, то хотя бы просто успокоиться и ни о чём не думать. Вспомнила те моменты, что мы уже проводили втроём, и хотя щёки пылали факелами, воскресила ощущения, эмоции, желания, упорно не поддаваясь смущению, затопившему сознание жаркой волной. Да, Яна, да, было, и тебе нравилось. Более того, теперь ты знаешь, как это, когда до конца, а не просто шаловливые прикосновения и поцелуи. И ведь, помнится, даже связанные руки тебя не остановили, наоборот, добавили богатства ощущениям и яркости переживаниям. Не говоря уже о не совсем стандартном сексе — от картинок, промелькнувших перед глазами, во рту моментально стало сухо и мышцы приглашающе сжались. Оу. Чёрт. Да-а-а, сладко было, очень, до пресловутых звёздочек в глазах и полной отключки тормозов. Ну вот, дорогая, а теперь Морвейнов будет сразу двое, а не по отдельности, только и всего. И не надо мне говорить про то, что стесняешься, если на тебя кто-то смотреть будет. Смотрели, и не раз, и, помнится, ты двойной кайф ловила от этого — и от своего смущения и от того, что тебе нравятся такие расклады. Давай перестанем уже врать себе, Ян. Морвейны достаточно занимались психотерапией и уговорами, не надо превращать и этот вечер в очередной сеанс анализа твоих тараканов и их истоков. Хватит.

Я длинно вздохнула, пошевелилась, чувствуя, что вода потихоньку остывает. Мелькнула хулиганская мысль не вылезать до последнего и проверить, когда у моих лордов сдадут нервы и закончится терпелка, и они придут вытаскивать меня из ванной. Ага, Яночка, а потом тебе покажут небо в алмазах, за то, что снова поддалась нелепым страхам и надуманным запретам. Хотя, мне его и так покажут… Не выдержала, расплылась в улыбке — внутри всё радостно замерло от перспективы, и смущение в недоумении чуть отступило, вместе с непонятным страхом. Осталось только бодрящее волнение и чуть-чуть неуверенности. Ну, что не сдрейфю в самый последний момент, не упрусь в свои комплексы рогом. Так, вот чтобы такого не случилось, поднимаемся, Яна, вода всё равно уже почти остыла, и не думаю, что Морвейны слишком задержатся после твоего ухода. Не надо испытывать их терпение, нехорошо с твоей стороны так дразнить. Лучше подумай, в чём появиться, просто в халате будет неинтересно. Помнишь, да, что Эрсанн говорил, про не совсем разделу женщину?

Я решительно поднялась из практически холодной уже воды, вытерлась и завернулась в полотенце, вернувшись в бывшую спальню. Отсутствие шкафа ещё непривычно, несколько мгновений я недоумённо пялилась на пустое пространство и небольшую дверь, почти незаметную в стене — она была искусно замаскирована, сверху обита тем же шёлком, что и стены, а снизу шла деревянная панель. Потом тряхнула головой и зашла в гардеробную. Магические светильники при моём появлении зажглись мягким светом — удобнее, чем свечи, и безопаснее. Так, где тут бельё лежит? Вычурное — к чёрту. Эротичное — тоже. Что-то такое… даже не знаю, какое, вот незадача. Слишком маленький опыт подобного выбора, увы и ах. И подсказать некому. Ладно, всё. Пусть будет так. Рука потянулась к длинной шёлковой рубашке на тоненьких лямках, без всяких украшений — только разрез до бедра, с маленьким бантиком. Вот. И снять легко, и… и выглядит достаточно скромно. Как раз для меня. Такой, какой хотят видеть Морвейны, я ещё до конца не стала, но и от прошлой Яны уже мало что осталось. Так что пока у меня переходный период, можно сказать. Куколка… Постараюсь стать бабочкой, на радость всем.

Надела рубашку, прохладный шёлк мягко скользнул по коже, разгорячённой водой, и подарил целую гамму ощущений, прокатившихся по телу вслед за одёжкой. Взяла обычный халат из того же шёлка, который использовала каждый день, накинула, но запахивать не стала. Интересно, как выгляжу? О да, большое зеркало, подаренное Эрсанном, так и манило к себе, оценить перемены, происходившие со мной чуть ли не каждый день. Вот и сейчас — я увидела в зеркале женщину, уже без затравленного взгляда, с немного неуверенной улыбкой, но всё же блестевшие глаза и поднимавшаяся в такт учащённому дыханию грудь выдавали волнение и ожидание. Да, самое главное, страха не было. Смущение… А пусть остаётся. В малых количествах даже придаёт пряную нотку эмоциям, да и Морвейнам нравится. Всё, Ян, больше оттягивать нельзя. Вперёд.

Зачем-то одёрнула рубашку, убрала волосы за уши, потом с лёгким раздражением на свою нервозность выправила их обратно. Так выгляжу лучше. Подошла к смежной двери, сердце гулко заколотилось в груди, когда пальцы сжались на ручке — мелькнуло ощущение дежавю, но быстро пропало, едва я открыла таки дверь и шагнула через порог.

Они сидели друг напротив друга на кровати, Эрсанн — в халате и штанах, Лорес в расстёгнутой рубашке, — и о чём-то негромко переговаривались. Едва услышав, что я вошла, сразу замолчали и повернули головы ко мне, снова удивительно похожие, как старший и младший брат. Отметила, что в спальне горит всего одна свеча, создавая густой, уютный полумрак, гораздо темнее, чем тогда, когда я была в этой спальне последний раз. Уступка моей скромности? По инерции сделала ещё несколько шагов и замерла посреди комнаты, не в силах пошевелиться: вдруг одолел тяжёлый приступ застенчивости, с которым не смогла справиться. Накатило острое осознание, что мы одни, втроём, в спальне, в которой не так давно весело проводила время с Эрсанном… А теперь тут ещё и его сын, на почти законных основаниях. Ма-а-ама!.. Хотя, мама тут вряд ли поможет, мда. Следующие мои действия снова явились результатом чистых рефлексов, без всякого участия мозга. И хорошо, что Морвейны это легко поняли. Ну ещё бы, они же меня на раз просчитывают. Я резко развернулась, на ходу пробормотав что-то вроде:

— П-простите…

И рванула к двери. Точнее, попыталась, успела сделать всего лишь два шага и оказалась в крепких объятиях Эрсанна — запах можжевельника и апельсина окутал, накрыл ароматным облаком. Колени тут же ослабли, сердце попыталось выпрыгнуть через уши, а горло как наждачной бумагой обернули. Я поперхнулась словами, неосознанно вцепилась в руки старшего лорда, растерянная и слегка выбитая из колеи собственным нелогичным поведением. Спрашивается, куда удирать собралась, зачем…

— Ян, Ян, ш-ш-ш, — тихо прошептал Эрсанн, легонько поцеловав в ухо. — Ну что ты, милая, всё хорошо. Пойдём?

Просьба, да, но высказанная слишком уверенно. Устраивать малодушную борьбу за свободу с моей стороны было бы самой большой глупостью за этот вечер. Поэтому кое-как угомонила разошедшиеся эмоции, молча кивнула и позволила взять себя за руку, уже не делая попыток избежать неизбежного. Только смотрела в пол, пока шли к кровати, и пальцы нервно мяли тонкий шёлк сорочки. Вспомнилось, что я ещё должна ответить на предложения Морвейнов, и снова волнение прошлось вдоль позвоночника щекотной кисточкой. Ох блин, и никакого романтического настроя, как назло! Вот же, дурацкие переживания, как они невовремя! Эрсанн подвёл к кровати, поставил перед собой и под внимательным взглядом Лореса снял халат. Я подавила порыв обхватить себя руками, но дрожь сдержать не смогла. Эрсанн тут же снова обнял, потянул к кровати и сел обратно, прислонившись к изножью и усадив меня между согнутых коленей. Почти как в кресле… Только моими стопами сразу завладел Лорес, придвинувшийся ближе. Тёплые ладони обхватили, пальцы тихонько погладили, а глаза продолжали смотреть на меня, и губы подрагивали в едва заметной улыбке.

Уф. Слишком быстро я оказалась на кровати, рядом с обоими Морвейнами, толком не осознав происходящее. Может, и к лучшему. Мне категорически нельзя давать возможность думать, это мы уже выяснили опытным путём. Рука Эрсанна крепче обвилась вокруг моей талии, а вторая… вторая медленно-медленно поползла вверх, к груди. Тонкий шёлк приподнялся от уже напрягшихся сосков, они провокационно проступили под тканью, выдавая меня с головой. В волнение добавились пока ещё едва заметные нотки пробуждающейся страсти, острые, жгучие, как перчинки.

— Я-а-а-ан, — снова тихо позвал Эрсанн и провёл носом по краю уха, чем вызвал у меня прерывистый вздох. — Яночка, что насчёт ответа, мм? Ты подумала про кольца?

Хорошо, что сделала это ещё днём. Потому что сейчас не представлялось никакой возможности связать мысли в единую цепочку. Они носились в голове стайками растревоженных ласточек, иногда сталкиваясь и рассыпаясь на отдельные слова, а я даже не пыталась привести их в порядок. Как зачарованная, смотрела на Лореса, на его пальцы, игравшиеся с моими пальчиками на ногах, нежно, мягко, то массируя, то щекоча. Иногда он наклонялся и касался губами, едва ощутимо, легко-легко, как будто лепесток цветка скользил по коже. О-о-о… Прикрыла глаза, откинулась на Эрсанна и так же тихо выдохнула:

— Да-а-а…

Ушли последние сомнения и страхи, как не было, и пришло осознание, что происходящее — правильно, так и должно быть. Улыбнулась, прислушалась к учащённому дыханию старшего Морвейна над ухом и продолжила уже чуть охрипшим голосом:

— Я… оба носить буду.

Уф. Как с обрыва прыгнула, но зато как же волшебно это ощущение полёта, да ещё и зная, что тебя поймают, обязательно! Ладонь Эрсанна легла на грудь поверх тонкого шёлка, согрела теплом, слегка помассировала, и пальцы погладили тугой шарик через ткань — по коже брызнули во все стороны жаркие искры. А-ах-х-х!.. Я изогнулась навстречу, уже без всякого стыда подставляясь под ласку, в крови зажглись первые огоньки желания, предвестники гораздо более сильных эмоций.

— Вот и молодец… — вкрадчивый шёпот Эрсанна, и его губы коснулись чувствительного местечка за ухом, подарив ещё яркий всплеск ощущений. — Яночка… чудесная… нежная такая…

И после каждого слова — поцелуй, всё ниже, к изгибу шеи и дальше, рождая цепочку огненных вспышек сразу за прикосновениями. От его слов сердце переворачивалось и рассыпалось на сотню лепестков, а потом собиралось снова в бутон и опять расцветало… Я окончательно расслабилась, уплывая в страну грёз, окунувшись в яркую радугу переживаний гораздо приятнее, чем неуверенность и страх. Пальцы Лореса рисовали горячие узоры на ногах, от едва ощутимых касаний разбегались волны мурашек до самых кончиков пальцев и заставляли вздрагивать — я и не знала, что там кожа тоже может быть такой чувствительной! Смутно поняла, что Эрсанн уже спустил одну лямку рубашки, не отрываясь от моей шеи, выкладывая на ней замысловатое колье из нежных поцелуев. Свободная рука ещё раз скользнула по груди вверх к плечу и медленно стянула вторую тонкую шёлковую полоску. Пальцы провели по руке, легонько пощекотали сгиб локтя — я от неожиданности тихо зашипела, ибо кожа вспыхнула сотней искорок. От незамысловатой ласки пресеклось дыхание, и глаза сами распахнулись, я дёрнулась и услышала негромкий, довольный смех Эрсанна.

— Не открывай глаз, Яночка, — мурлыкнул он, провёл языком по шее влажную дорожку до самой ямочки под горлом и легонько подул.

О-о-ох. Контраст прохладного воздуха и разгорячённой уже кожи вырвал прерывистый вздох, я сильнее откинула голову, мимолётно удивившись такой просьбе. Обычно наоборот требуют, оба. В ожидании чего-то чудесного и не совсем привычного в груди образовалась гулкая пустота, в которой беспомощно болталось сердце, стуча в совершенно беспорядочном ритме и напрочь сбивая дыхание. Облизнула губы, послушно смежила веки и приподнялась — Лорес ухватил рубашку за подол и потянул на себя. Оу-у-у, ощущение скользящей по телу прохладной, гладкой ткани заставило охнуть в голос, изогнуться сильнее и сильнее же зажмуриться, до золотистых крапинок перед глазами. Я вцепилась в покрывало, вздрагивая от накатывавших эмоций, плавясь от прикосновений, и с тихим восторгом понимая, что не боюсь и не стесняюсь больше. Даже того, что их двое. Я ведь не вижу, правда?.. Маленькая хитрость, позволившая обойтись без очередного сеанса психотерапии, и очень даже хорошо. Не хочу копаться в прошлом, хочу наслаждаться настоящим. Тем более что втроём мы уже были, и не раз. Шёлк мягко обвил лодыжки, и — единственная деталь моей одежды перестала скрывать тело от взглядов Морвейнов. Наверняка жадных, горящих предвкушением и страстью, и… чёрт, я хотела это видеть. Хотела видеть их глаза, и пофигу на притаившуюся где-то в самой глубине сознания стеснительность. Острая перчинка смущения только добавит кайфа, я знаю. И я всё-таки распахнула веки, поняв, что одних ощущений мало, мне нужны картинки того, что делают мои лорды со мной. Неважно, насколько непристойное, я хочу это видеть.

Ладони Лореса поднялись уже гораздо выше колен и замерли на бёдрах. Легонько надавили — и я без лишних напоминаний широко развела ноги, в голову плеснула горячая волна предвкушения пополам со смущением. Огненная смесь заставила задохнуться, вспыхнуть от взметнувшихся эмоций — Эрсанн видел, что делает его сын… А мне нравилось, нравилось до дрожи, до сладкой судороги внизу живота. До болезненной истомы между ног, где всё уже приглашающе влажно и жаждет изысканной ласки. Мои глаза не отрывались от Лореса, а он не спешил, так и поглаживал бёдра снаружи, изнутри же продолжал покрывать их невесомыми поцелуями. О-о-ох… Эрсанн снова накрыл мою грудь, практически уложив на руку, и следующие мои действия оказались сюрпризом даже для меня — мои ладони легли поверх его, мягко сжав полушария. Тело пронзил разряд удовольствия, с губ сорвался короткий стон, и в следующий момент Эрсанн закрыл их поцелуем.

Я потянулась, приглашающе приоткрыла рот, позабыв на время о Лоресе, о том, что он в такой желанной близости от изнывавшего в карамельно-медовом томлении лона. Вдохнула, а выдохнуть забыла — Эрсанн целовал нетерпеливо, немного грубо, что мне и нравилось в нём, властно. Как заявлял права, своё главенство. Да пожалуйста… Я не против… Я вся твоя… Ты сделал меня такой, какая я сейчас, помог стать другой, избавиться от лишней шелухи. Ты и твой сын. Вы оба. М-м-м… Чуть прихватила зубами нижнюю губу Эрсанна, решив похулиганить, меня охватило бесшабашно-радостное, лёгкое настроение, и я купалась в нём, наслаждалась долгожданной свободой. Тем, что не приходится больше преодолевать себя, а просто делать то, что хочется и так, как хочется. Старший Морвейн глухо рыкнул мне в губы, прижался крепче и почти уложил на кровать, повернувшись на бок — мои руки тут же обвились вокруг его шеи, притягивая ближе, я уже ничего не стеснялась. Халат мешал, очень, и я нетерпеливо стянула одежду с широких плеч, не прерывая поцелуя, жаркого, страстного, выпивавшего дыхание до капли. А потом… потом моих бёдер с внутренней стороны коснулось что-то очень нежное, едва ощутимое, никак не похожее на пальцы или губы, и по разгорячённой, ставшей сверхчувствительной коже прокатились огненные мурашки. Я всхлипнула, оторвалась от Эрсанна и изумлённо посмотрела на Лореса — это что это он там делает?!

От колена вниз медленно скользило большое пушистое перо, которое затейник младший неизвестно где прятал до сих пор. Сам лорд улыбался шальной, предвкушающей улыбкой, глядя на меня блестящими глазами.

— Поиграем, Яночка? — вкрадчиво поинтересовался он, и у меня перехватило горло от бархатистых, переливчатых ноток — а заодно и от шквала ощущений, обрушившихся на тело от такой необычной ласки.

Сердце подскочило, перевернулось и заметалось в груди, сбивая дыхание. Щёки залило жаром, он перетёк на шею и плечи и лавовым языком лизнул низ живота, мышцы сжались в тугой узел, и между ног сладко заныло. От слов Лореса крышу снесло нафиг, меня обсыпало осколками черепицы, и я ухнула в бездонную пропасть наслаждения, шалея от происходящего. Эрсанн обхватил мои запястья, медленно завёл руки за голову и прижал к кровати, крепко, но аккуратно. Одной своей ладонью. Сам наклонился низко-низко, гипнотизируя бездонной чернотой расширенных зрачков, волнуя порочной, ужасно притягательной улыбкой, и провёл второй ладонью по щеке. А-а-ах-х-х. И снова осознание собственной беспомощности зажгло пожар в крови, стало невыносимо жарко, желание взметнулось огненным факелом, обдав обжигающими искрами. Я облизала враз ставшие сухими губы и прошептала всего одно, но такое желанное для Морвейнов слово:

— Да.

Поиграем. Какие бы игры вы ни придумали, я согласна. Я знаю, что ничего плохого мне не сделают, ведь мои лорды чувствуют, что мне нравится, а что не очень. И в плане чувственных удовольствий тоже. Пусть даже я сама не всегда осознаю до конца свои желания. Научите меня следовать им без страха и стеснения, я… готова. На мгновение посетило пугающе-сладкое ощущение, когда стоишь над пропастью и так и тянет прыгнуть, но парашюта нет, и летать не умеешь… Но меня поймают. Я знаю. И поэтому прыгну. Эрсанн улыбнулся шире, убрал ладонь от моих рук… но пошевелить ими я не могла. М-м-м, кажется, я начинаю входить во вкус подобных развлечений, когда ощущаешь себя беспомощной и в полной власти двух мужчин. Оу. Я резко вздохнула, слегка выгнувшись — пальцы Эрсанна осторожно, едва касаясь, обвели тугой шарик соска, а Лор… Лор, хулиган высокородный, медленно провёл кончиком пера по внутренней стороне бедра, до самого низа. И дальше, по влажным складочкам. Ма-а-ать, как же нежно!.. Снова короткий стон, и снова зажмуриваюсь, растворяясь в ощущениях.

Вот мягкие, тёплые губы обхватили напрягшуюся вершинку, Эрсанн слегка втянул и приласкал языком, пальцами играясь со второй, и тело облила очередная жаркая волна. Руки напряглись в безуспешной попытке высвободиться, зарыться пальцами в тёмные волосы, прижать ближе к себе. Но нет, магия держала крепко. Только и оставалось, что выгнуться сильнее, умирая под нежными прикосновениями губ старшего Морвейна и подаваясь навстречу деликатным, едва ощутимым ласкам пера в руках младшего. Колени сами раздвинулись шире, судорожные вздохи превратились в кроткие стоны, я плавилась в жаркой истоме, желании, превратившем кровь в горячую патоку.

— Ещё-о-о-о… — потребовала после очередного прикосновения пушистого пера.

Хотелось большего, чувствительное местечко болезненно пульсировало, требуя удовлетворения, нервы искрили и стреляли вспышками удовольствия, пронизывавшего тело до самой последней клеточки. Эрсанн прихватил зубами напряжённую горошину, чуть оттянул, и смесь лёгкой боли и наслаждения повергла в водоворот эмоций, от которых последние тормоза слетели напрочь. А старший лорд, оставив грудь, вдруг наклонился к самому уху и прошептал хриплым, страстным шёпотом:

— Я-а-ан, а сама?

В тот же момент руки перестали сдерживать невидимые путы, и мои пальцы переплелись с его, Эрсанн медленно опустил и накрыл моей ладонью живот, красноречиво намекая на то, чего он хотел от меня. О-о-ой. Воздух застрял в горле, я распахнула глаза и уставилась на него растерянным, шальным от переполнявших эмоций взглядом. Э-э-э… Это то, о чём подумала?..

— Покажи, как ты это делаешь, — настойчиво повторил он и потянул мою руку вниз, к раздвинутым ногам. От его порочной улыбки внутри всё замерло от предвкушения запретного, сладкого удовольствия. — Я-а-ан, ты же нас видела, а я только чувствовал, — губы Эрсанна прошлись по краю уха, а ладонь неумолимо сдвигалась вниз — при моём лёгком сопротивлении, скорее от неожиданности, чем от нежелания подчиниться.

— Я тоже, но хочется посмотреть, — негромко и задумчиво откликнулся Лорес.

Перо продолжало гулять по бёдрам, рассыпая щекотные мурашки по всему телу, а от их слов и признания, что тогда они всё чувствовали… Голова закружилась, смущение и одновременно возбуждение захлестнули обжигающей волной. О-о-о. В кровь как сыпанули остро-сладкую смесь специй, тело вспыхнуло сотней искорок. Я судорожно вздохнула… Попыталась задержать руку… С губ сорвалось тревожно-радостное:

— Эр-рсанн…

— Я-а-а-ан, — протянул он, изогнув бровь. — Ну же, милая… Покажи…

Не могу, не могу противиться этим властным, уверенным ноткам. Этому почти приказу, сказанному мягким, обволакивающим голосом, полным ожидания и неприкрытого возбуждения. Да, их я видела, и одного, и второго. И не только видела, будем честными. Последняя степень доверия, последний шаг, после которого не останется от Морвейнов никаких секретов. Страшно… и притягательно настолько, что рука сама двигается вниз, уже без всякой помощи, а пальцы Эрсанна блуждают по животу, щекоча и лаская, взгляд гипнотизирует, и в нём читаются все крайне непристойные желания старшего лорда. Щёки вспыхнули, я не выдержала, отвернулась, чтобы наткнуться на такой же ожидающий, нетерпеливый взгляд Лореса и мечтательную улыбку. Он уже успел избавиться от рубашки, и от вида обнажённого торса с рельефными мышцами внутри всё сжалось от прилива желания. Не сводя с меня взгляда, Лор встал и положил руки на пояс штанов, демонстративно облизнувшись.

— Начинай, Яночка, — прожурчал он, медленно расстегнув первую пуговицу.

О-о-о. Не-е-ет, не закрою глаза, пусть смущение и заполнило до краёв, смешавшись с остальными эмоциями. Хочу видеть. Не мечтать теперь, а видеть. И плевать, насколько развратно всё выглядит, я… я очень испорченная девочка. Ведь именно такое представляла тогда, ночью, и не только это. Пером завладел Эрсанн, и мягкие прикосновения переместились на грудь, раздражая и без того слишком чувствительные соски, вызывая болезненные вспышки удовольствия. Мои пальцы неторопливо скользнули между влажных складочек, погладили, по телу прокатилась первая сладкая волна, от которой мышцы сжались, усилив ощущения. Да-а-а… Глаза Лореса вспыхнули, дыхание участилось, и с остальными пуговицами он справился очень быстро. К моей большой радости. И к его, о чём свидетельствовал представший мне во всей красе напряжённый член. Вспомнила его бархатистость, как чутко реагировал на мои прикосновения… Пальцы чуть нажали на заветный бугорок, и с губ сорвался короткий стон. Шквал эмоций закружил, поглотил без остатка, в нём утонуло и смущение, и толика стыда — кого стесняться, Яночка, все уже давно свои и знают о тебе такое, что и близким подругам не рассказывала.

Лор одним гибким движением скользнул обратно на кровать, устроившись между моими ногами, сев по-турецки. Его взгляд не отрывался от моей руки, продолжавшей двигаться, ласкать, и от нараставшего напряжения тело задрожало, выгнулось, я потерялась в урагане ощущений. А уж когда ладонь Лореса обняла, медленно скользнула вверх-вниз по напряжённому стволу… А-а-а!.. Я охнула в голос, захлебнулась вдохом, пальцы свободной руки судорожно стиснули покрывало. Лицо пылало, я купалась в остром наслаждении, задыхалась от нахлынувших чувств. Люблю, хочу, чёрт возьми! Обоих. Мои движения ускорились, я стремительно приближалась к желанной грани, за которой нет ничего кроме всепоглощающего удовольствия, но… Эрсанн вдруг с тихим смехом перехватил мою шаловливую руку, поднёс к губам… Облизал палец, одновременно лаская тонкую кожу запястья, пощекотал языком подушечку.

— А дальше только с нами, Яночка, — бархатный шёпот отозвался на натянутых нервах тихим звоном, и в следующий момент Эрсанн отстранился, а его сын подался вперёд, накрыв меня своим телом.

Бёдра сами изогнулись навстречу, я почувствовала, как головка скользнула по распалённому лону, послав разряд удовольствия, и наконец, это восхитительное ощущение наполненности, вырвавшее радостный стон:

— Да-а-а!..

Рот заткнул поцелуй, страстный и жаркий, резкое движение, и Лорес вошёл глубже, заставив мышцы приглашающе напрячься, вбирая целиком. Его стон мне в губы, и томительно неторопливые, дразнящие толчки, только усиливавшие нетерпение, заставлявшие ёрзать в попытке получить большее. Младший прижал мои ладони к кровати, переплёл пальцы, не прерывая поцелуя, а я подняла ноги выше, обняла его, скрестив лодыжки, и ухнула в удовольствие, которое дарил самый древний танец на земле. Краем уха услышала шорох — Эрсанн тоже встал, избавился от последней детали одежды, и в следующий момент рука Лореса скользнула на талию, аккуратно придержала, и он перевернулся на бок, не выходя из меня. Оу…

— Такая горячая… — раздался прерывистый шёпот Лора у самого уха, его ладонь медленно провела вдоль спины, заставив изогнуться, и замерла на пояснице, тихонько поглаживая. — Страстная… Яночка…

Тело стало лёгким-лёгким, сознание улетело в космос, расцвеченный яркими вспышками, я растворялась в восторге, растекавшемся по венам сладким ядом. Да-а-а, такая, какой вы меня сделали, любимые. Вся ваша… до кончиков пальцев. Лорес замер, его ладони легли на мою попку, мягко раздвинув, а к спине прижалось горячее тело Эрсанна. Одна рука обняла, удобно устроившись на груди, а вторая… вторая спустилась в самый низ, скользнула между ягодиц, и я почувствовала нежное вторжение в не совсем привычном пока месте. Мышцы на мгновение сжались, я тихо охнула, уткнувшись лицом в плечо Лореса, прогнувшись в пояснице. Нога сама поднялась выше, открывая простор для действий, внутри всё замерло в ожидании необычного, но такого притягательного удовольствия. Лор мягко толкнулся, выдохнув на ухо, ладонь Эрсанна сжалась на груди, а палец проник глубже, лаская, растягивая, подготавливая. И почти сразу к нему присоединился второй… Я вцепилась в плечи Лореса, зажмурившись до разноцветных мошек перед глазами, полностью погрузившись в ощущения и переживания, умирая от непередаваемого восторга, который вспыхивал в каждой клеточке яркой искрой, разгорался сильнее, требовал большего. Я потеряла себя, полностью отдалась на волю умелых рук Морвейнов, забыла обо всех прошлых запретах и границах.

— Хочу-у-у-у!.. — вырвался у меня стон, томный, страстный, полный нетерпения.

Тихий, хриплый смех Эрсанна, и пальцы исчезли, а в уже готовое местечко осторожно проник горячий, напряжённый член. У-у-у-у, я замерла, переваривая ощущения, привыкая. Дыхание стало прерывистым, неровным, и… я медленно-медленно открыла глаза, встретившись с потемневшим, полным огня, взглядом Лореса. Утонула, растворилась в ответной страсти, восторг затопил с головой от острого осознания, что — всё. Теперь полностью принадлежу им, обоим сразу. И буду принадлежать, до конца жизни. Лор мягко улыбнулся, чуть отстранил, а Эрсанн обнял сильнее, прижав к себе, плавным движением проникнув дальше, его рука скользнула между нами, погладила живот и спустилась ниже. Туда, где чуть раньше побывали мои пальчики.

— Яна, Яночка, сладкая моя… — хрипло выдохнул старший Морвейн, и сердце зашлось от этих слов в бешеном перестуке, отбивая рёбра и лишая возможности нормально дышать.

О, да-а-а, да-а-а!!! Нежное прикосновение и одновременно движение обоих, потрясающее ощущение наполненности, от которого захватывало дух и хотелось кричать в голос. И я кричала… Не стесняясь, не боясь выражать охвативший восторг, подстраиваясь под непривычный пока ритм, и стремительно уносясь к волшебным берегам, где царило наслаждение. Это… слов не хватало передать всё, что я испытывала. Благодаря ли умению Морвейнов или моей проснувшейся чувственности, или тому, что я наконец-то занималась любовью с любимыми мужчинами, не знаю. Но так хорошо мне ещё не было, в прошлой жизни точно. Таких ярких, всепоглощающих эмоций на грани, такой радуги ощущений, переживаний. Когда чувствуешь себя единым целым, когда происходящее кажется единственно правильным. Прерывистое дыхание звучало музыкой в ушах, горячие прикосновения отдавались в каждой клеточке вспышками маленьких солнц, а внизу живота раскрывался жаркий цветок, обнимавший обжигающими лепестками. Ощущение стремительного полёта в никуда, в бездонную пропасть, до краёв наполненную наслаждением. И — волнующие, проникающие до самых глубин, движения, резкие, даже болезненные. В этом вся прелесть, в этом переплетении запретного и знакомого, четыре руки вместо двух, прикасающиеся везде, где надо, где хочется. Лихорадочный шёпот, ласковые, безумно нежные слова, поцелуи, и реальность отступает, растворяется. Есть только мы трое, наша страсть, наше разделённое на троих удовольствие, которое взрывается сверхновой, осыпает сотней горячих искр, и я слышу собственный протяжный стон, который захлёбывается, обрывается от очередного поцелуя. Ещё несколько толчков, и меня накрывает ещё одна волна, от хриплого, полного ликования стона Эрсанна:

— Я-а-а-а-ан!..

Кажется, что сил нет, по телу растекается томная слабость, но — Лорес, Лорес нас догоняет, уткнувшись мне в шею и глухо застонав. Всё… Меня нет. Кажется, по щеке сползла слеза от избытка ощущений, и я впервые плачу от наслаждения, крепко обняв младшего Морвейна. Мои… Мои, родные. Теперь до конца. Последняя любовь Эрсанна, первая — Лореса. И другой не будет. Пусть я пока не услышала заветных слов, но я чувствую, и этого хватает. На моих губах, дрожащих, сухих, расплывается глупая, счастливая улыбка. Да. Теперь так будет всегда. Я прикрыла глаза, погрузившись в блаженную расслабленность, не имея сил пошевелиться, зажатая между горячими телами.

— Яна… — сиплый, едва слышный голос Лореса, и его тёплые губы касаются щеки, сцеловывая солёную каплю. — Яночка… ну что ты… — язык проводит по влажной дорожке, до уголка губ. — Чего ты плачешь…

Ох. Вот этого я сейчас точно не объясню. Крепче обняла Лореса, спрятав лицо на его плече, тихо всхлипнула, не в силах больше сдерживаться. Эрсанн обнимал за талию, осторожно, нежно целуя в основание шеи, и никто больше не задавал вопросов, давая мне время успокоиться. Это… было волшебно. Сладко. Слишком остро, чтобы сейчас до конца осознать случившееся. Но я знала, теперь Морвейнам не придётся больше устраивать мне сеансы психоанализа, вытаскивая очередную занозу из души. Я готова двигаться дальше, без оглядки на прошлое. Слёзы наконец закончились, всхлипнув последний раз, я затихла. Навалилась усталость, тело сладко ныло после непривычных упражнений. А ведь завтра ещё и на работу…

— В ванную? — тихо спросил Эрсанн, коснувшись губами моего уха.

Я закивала, понимая, что сама не дойду. Не беда, донесут. До туалетной комнаты пропутешествовала на руках старшего Морвейна, всё ещё пребывая где-то вдалеке от реальности. Смутно помнила, что меня в четыре руки заботливо, нежно омыли в тёплой воде, завернули в полотенце и отнесли обратно — кажется, Лорес. Не удержалась, хихикнула, подумав, что Морвейнам придётся расписание составлять, и тут же зевнула, сонливость прижала мягкой подушкой. Мелькнула ленивая мысль, а встану ли вообще завтра утром, но в голове не задержалась. Меня уложили на кровать, и я тут же свернулась клубочком, ощущая себя абсолютно счастливым человеком. Последнее воспоминание — что ко мне опять прижались два тёплых тела, обняли в четыре руки, и… всё. Я стремительно скользнула в крепкий сон без сновидений.

Глава 3

Просыпаться совсем не хотелось, казалось, я только-только закрыла глаза. Но настойчивые, нежные поцелуи становилось не замечать сложнее с каждой минутой. Я пошевелилась, недовольно промычала что-то невнятное, краем сонного сознания отметив, что почти лежу на ком-то, а ещё один кто-то балуется с моей спиной, покрывая её теми самыми поцелуями, которые меня разбудили.

— Я-а-а-ан, — тихий голос Эрсанна, в котором слышался сдержанный смех. — Ты проснулась, я знаю. Глазки открывай, вставать пора.

Ага, значит, лежу на нём, а сзади Лорес. Вот деспот, мог бы и сделать поблажку, вообще, они оба начальники, им необязательно являться утром прямо вот минута в минуту! Тем более после такой чудесной ночи… Хорошо, не всей, но пару-тройку часиков мы славно повеселились, чёрт возьми, у меня всё тело ломит от непривычных нагрузок! Так, не, сегодня тайм-аут, мне перерыв нужен. Всё-таки три ночи подряд волшебного секса для бедного ошалевшего организма многовато. Отдыхать тоже надо. Я не нимфоманка! А ещё первый день работы, тоже переживания, между прочим! Я открыла глаза, приподняла голову и недовольно посмотрела на Эрсанна.

— А обязательно так рано идти?.. — буркнула, одновременно с наслаждением потянувшись.

— Рано? — Лор весело фыркнул мне в затылок, отчего я тихо ойкнула и поёжилась. — Милая, уже между прочим девятый час! Нет, я всё понимаю, но дела не ждут. Подъём, Яночка.

С меня самым наглым образом сдёрнули одеяло и… легонько шлёпнули по пятой точке! Я немедленно взвилась, зашипела и повернулась к наглой младшей светлости, но тут же угодила в его объятия.

— Будем спорить? — Лор изогнул бровь, широко ухмыльнувшись.

Я открыла рот, дабы излить возмущение, потом глубоко вздохнула и кротко отозвалась:

— Нет.

— Вот и умница, — младший Морвейн легко коснулся моих губ и отпустил. — Иди умываться и одеваться. Да, возьми переодеться, сегодня обед с королём, помнишь?

Ох, ещё бы, забыть. Возмущение враз улеглось, я перелезла через Эрсанна, но была поймана теперь в его объятия.

— А мой поцелуй? — вкрадчиво осведомился он, выпрямившись и прижав меня к груди.

Вымогатель, на мою голову. Пришлось обвить руками шею, задвинуть зашевелившиеся остатки смущения куда поглубже — Лорес смотрел… — и выполнить требование старшего. Мы несколько увлеклись, что я почувствовала бедром, в которое упёрлось нечто твёрдое и весьма красноречивое, я быстренько прервала поцелуй, отстранившись, и с усмешкой посмотрела на Эрсанна.

— Нам на работу, — проворковала, чувствуя восхитительную лёгкость и свободу.

Эта ночь изменила многое, если не всё. Она перевернула мой мир, окончательно и бесповоротно. В лучшую сторону.

— Жаль, — Эрсанн вздохнул, одарил выразительным взглядом и разжал руки.

Я, даже не озаботившись накинуть халат, поспешила к смежной двери, чистить пёрышки. Ощущение взглядов, скользящих по спине и ниже, бодрило и волновало, и я улыбалась всё время, пока дверь за мной не закрылась. Да и потом, пока шла к ванной комнате, тоже улыбалась. Чёрт, как же приятно быть желанной женщиной! Палец коснулся колец, и всплыла мысль: да, колечки надели, ответа добились, но… Я же женщина. Хочу вслух услышать, что всё это значит. Хочу предложения. Пусть без вставания на колено и пафосного признания с чахлым букетиком колючих роз. Но хотя бы озвучить вслух. А то от меня всё требуют произнесения моих желаний, а сами отмалчиваются. Нехорошо. Пока чистила зубы и умывалась, размышляла о новом месте работы. Интересно, тут имеют понятие о делопроизводстве? Или мне предстоит с нуля поднимать этот вопрос и строить всех под новые веяния? Отлично, если так, уж я развернусь, особенно, если будет бумага от Морвейнов, узаконивающая мои требования. Бумаги… Бумаг будет много. Писать от руки замучаюсь. М-м-м. Кстати. Я замерла, уставившись на своё отражение. Вот, Яночка, чем можно осчастливить местное общество. Газеты тут печатают, как я видела, значит, моя идея печатной портативной машинки вполне возможно, придётся ко двору. Уж её устройство я знаю более-менее, объяснить концепт смогу. В своё время, училась слепому методу на древнем динозавре «Оптима», все ногти обломала, но осилила! Думаю, Морвейны поймут идею и донесут до нужных людей, и вскоре мне не придётся пачкать руки в чернилах, мучаясь с пером.

Вышла в бывшую спальню, ныне будуар, и зашла в гардеробную. Итак, платья. Одно на работу, другое… переодеться. А-а-а! E! Понимаю теперь блондинок, шкаф не закрывается, и надеть нечего. А ведь это ещё не всё, ещё осталось то, что в процессе пошива! Ну, услужили, Морвейны! Я же час копаться буду, мучительно выбирая! Замерла, беспомощно оглядывая ряды вешалок и судорожно соображая, что будет уместно на обеде с королевской особой, а что — прилично на новом рабочем месте, в компании мужиков. Это тебе не офисный дресс-код, Янка! Вокруг талии вдруг обвилась рука, и около уха промурлыкал голос Лореса:

— Помочь, чудо?

Учитывая, что я стояла, в чём мать родила, так и не озаботившись накинуть халат, честно — вздрогнула от неожиданности и чуть не шарахнулась в сторону. Двигался младший Морвейн совершенно бесшумно.

— Д-да, — пробормотала, вдруг остро почувствовав свою наготу.

А на Лоресе уже были штаны и рубашка, по ощущениям. Его ладонь по-хозяйски легла на мою грудь, губы прогулялись по изгибу шеи, и я решительно пресекла дальнейшие поползновения в плане моего соблазнения. Сами говорили, работа ждёт! Я вывернулась из его рук, схватила очень кстати лежавший на пуфике халат и завернулась в него. Потом обернулась к Лоресу, посмотрела на его лицо, слишком явно показывавшее разочарование, и тихо рассмеялась.

— Лор, притормози. Я не вечный двигатель, знаешь ли.

Его брови поднялись, он вопросительно посмотрел на меня.

— А что это такое? — заинтересованно спросил, вогнав в растерянность.

Эм-м-м. И как объяснить?

— Неважно, — отмахнулась и изъяснилась доходчивее. — Перерыв, ладно? У меня сил не так много, — улыбнулась, смягчая свои слова. — Вас двое, я одна. Вы же не думаете, что такое веселье, как сегодня, будет каждую ночь?

В его взгляде мелькнуло понимание, Лорес улыбнулся в ответ.

— Нет, конечно, что ты, Яночка, — его взгляд переместился на вешалки с одеждой. — Так, что тут у нас?

В результате обзора моего гардероба для обеда выбрали платье из тёмно-синего шёлка с серебристой отделкой, строгое, но благородное, правда, на мой взгляд, вырез низковат, но — Лоресу виднее. Аккуратно сложили в пакет, и я оделась уже для работы, в одно из повседневных. Причёску делал тоже Лор, на мои робкие возражения, что можно было бы попросить Хлою, он невозмутимо ответил, что ему нравится заниматься моими волосами. Ох. Ладно. Вскоре мы вышли из моего теперь будуара в спальню Эрсанна, уже нашу общую — сам хозяин был готов, в неизменном форменном пиджаке и белой рубашке. Он окинул меня взглядом, удовлетворённо кивнул и махнул рукой в сторону кровати.

— Лор, возьми, к платью. Правильное выбрал? — старший Морвейн вопросительно глянул на сына.

— Да, — тот быстро кивнул, а я покосилась на ещё один пакет, чуть поменьше моего, и тут же завозилось любопытство.

О чём это они?.. Какое правильное?..

— Потом, Ян, — Эрсанн прочитал невысказанный вопрос на моём лице. — Идём, завтрак ждёт.

Покушали быстро, всё же время поджимало, и вышли на улицу. Да, ехала снова не одна, на этот раз выбрала Эрсанна. Обратно с Лором поеду. По пути ещё и подремать успела, прямо как в старые добрые времена, когда на работу в метро ездила. Там тоже включался автопилот, едва садилась на конечной. И снилась мне вожделенная печатная машинка и стеллажик для документов… Ох. А ещё, всякие пикантные картинки мелькали, на тему секретарши и босса. Фантазия, кыш! У меня заслуженный перерыв от сексуальных утех! Хотя, признаться, при мысли о широком и массивном столе в кабинете Эрсанна дыхание участилось, да… Уф. Камасутры на неё не хватает, чёрт! То блин стесняемся, то пускаемся во все тяжкие, Яночка. Между прочим, там приёмная через стенку, побойся богов! И вообще, дел много сегодня. Когда доехали до департамента, Эрсанн разбудил нежным поцелуем в кончик носа, и сердце в груди радостно затрепетало. Так, ладно, настраиваемся на работу, Ян. Развлечения дома.

Опять коридоры, лестницы, переходы, моя рука в ладони Эрсанна, и рядом Лорес. Косые взгляды, но уже привычные, я была готова к тому, что на меня будут оглядываться. Ничего, скоро тоже привыкнут. А в приёмной ждал приятный сюрприз: за моим столом стоял шкаф со стеклянными дверцами и полками.

— Годится? — негромко спросил Эрсанн, оглянувшись на меня.

— О, да, — я с удовлетворением улыбнулась.

Потом посмотрела на него и озвучила мысль:

— Нужно составить список моих обязанностей, и чтобы вы его подписали. И все главы отделов. За исполнением в своих вотчинах пусть следят уже сами.

Брови старшего Морвейна поднялись, он усмехнулся и кивнул на дверь кабинета:

— Заходите, госпожа.

Да, в приёмной толпились жаждущие общения с начальством. При нашем появлении замолчали, но я с невозмутимым видом наклонила голову, ответив:

— Да, милорд.

Услышав мои слова, некоторые из присутствующих слишком явно выразили замешательство и удивление, но мне удалось удержаться от торжествующей усмешки. Да, ребята, теперь всё будет по-другому. Я научу вас делопроизводству, и подчинитесь, как миленькие. Эрсанн открыл дверь кабинета, пропустил меня вперёд, и оба Морвейна зашли за мной. Едва щёлкнул замок, как старший лорд рывком притянул меня к себе и прижал к стенке, я ахнуть не успела.

— Как же мне нравится, Яночка, когда ты так говоришь, — выдохнул он в губы, а я несильно упёрлась ладонями ему в грудь, не удержавшись от ехидной улыбки.

— Помнится, не так давно вы настаивали на том, чтобы я забыла о титулах, милорд, — промурлыкала, провокационно прижавшись к нему бёдрами.

Все мысли о том, что мне нужен перерыв, временно покинули голову: мне до чёртиков нравилось дразнить моего лорда, видеть в его глазах эти серебристые искорки! Сами виноваты, содрав с меня всю шелуху, вот пусть и расхлёбывают теперь. Хотя, подозреваю, никто разочарован не будет.

— На работе разрешаю, — невозмутимо ответил Эрсанн, не спеша отпускать, его смеющийся взгляд говорил, что он крайне доволен моим поведением.

Мда, чует моя попа, одними деловыми вопросами мы не ограничимся в моей работе… И нескромные фантазии о столе грозят в ближайшее время стать явью. Но не сегодня, нет.

— Учту, — кратко отозвалась я и мягко надавила ему на грудь, намекая на то, что пора бы отпустить.

Иначе, если он вздумает появиться в приёмной, его же подчинённые получат наглядное доказательство, что мы не только о делах разговаривали. Я так даже через два слоя платья и его штаны чувствовала. Вот же… Ненасытный! Раздалось красноречивое покашливание Лореса, и Эрсанн со смешком отстранился. Я чуть покраснела под его насмешливым взглядом, одёрнула юбку и прошла за лордом министром магии к его столу.

— Ну, озвучивай, — Эрсанн сел, положил перед собой чистый лист и взял перо.

Так. Озвучивай. Вообще-то, это вы меня к себе на работу взяли! Вредные… Я остановилась рядом, задумавшись, и упустила момент, когда Лор пристроился на краю стола отца и нагло обнял меня, притянув к себе.

— Лор-р-рресс!.. — тихо прорычала я, ухватившись за его руки.

— Ш-ш-ш, — он перехватил мои запястья и всё равно обнял. — Мне так удобнее, Яночка.

Ладно… Ладно. Дорвались, называется. Эрсанн только усмехнулся, блеснув глазами, и стряхнул каплю чернил.

— Первое, введём обязательную запись на посещение, — начала я, уняв скакнувшее к горлу сердце. Близость Лореса волновала, конечно. — Мне журнал нужен, кстати, для этого дела.

— Организуем, — кивнул Эрсанн, записывая первый пункт. — Дальше?

Я ненадолго задумалась, прикидывая, что из моего секретарского опыта может пригодиться здесь, учитывая, что ни интернета, ни телефона не имеется в наличии. О, идея.

— Вы же лично даёте распоряжения подчинённым? — дождалась кивка Эрсанна и тихого «да» его сына и продолжила. — Почему бы не сделать внутреннюю почту? По отделам? Ну, отдельные полки с указателями, пусть каждый приходит и забирает для своего отдела. И у вас больше времени появится для решения своих дел, не придётся объяснять каждому, что ему надо сделать. Напишете распоряжения, я с утра их разложу, и нет проблемы.

— М-м-м, — заинтересованно протянул Эрсанн, записывая мою мысль. — Согласен, хорошее решение.

— Кстати, так же можно сделать по поводу прошений разных, — воодушевилась я. — Если у кого-то просьба, он излагает её письменно, вы вечером смотрите, отмечаете, если что-то требует вашего немедленного внимания, и утром человек забирает с вашей резолюцией. Ну а дальше действует в зависимости от ответа.

Эрсанн покосился на меня, покачал головой и записал следующий пункт.

— Яночка, неужели в твоём мире такая умная женщина не была востребована? — довольно произнёс он, а я зарделась от похвалы и смущённо улыбнулась.

— В моём мире умных женщин не особо любят, — вздохнула, поудобнее устроилась в объятиях Лореса, прислонившись к нему. — А делопроизводство у нас вообще почти отдельная наука. Так, ну что ещё? — я снова задумалась, выискивая в закромах памяти, что бы такое ввернуть для облегчения работы.

Не зная специфики, сложно действовать, поэтому решила так.

— Остальное по мере накопления. Я же ещё не в курсе, как тут всё происходит, — улыбнулась, глянув на Эрсанна. — И главный вопрос. Связь. Будете просто звать меня, если понадоблюсь?

— Ну в общем, да, — Эрсанн пробежал глазами бумагу, поставил размашистую подпись, провёл ладонью, высушивая чернила. — Ты всё равно рядом, — и одарил таким взглядом, что мне стало жарко.

Вот не надо таких намёков, чёрт возьми! Мальчишки, ей-богу… Рядом. На работе, между прочим!

— Так, ладно, — Эрсанн взял бумагу. — Сейчас все подпишут, и можешь начинать наводить свои порядки, Яна, — он подмигнул, совершенно по-хулигански. — Копию с подписями глав отделов я тебе оставлю, если что, смело суй под нос особо упрямым. Лор, обсуди с Эрис, кого из Малого двора сегодня вызвать первым и приведи кого-нибудь в отдел. До обеда хочу уже пообщаться на тему возможного отцовства детей леди Сигирин. Держи приказ короля, — Эрсанн достал из ящика стола свёрнутый в трубочку документ. — Думаю, человек трёх осилим.

— Может, я буду общаться, а ты наблюдать? — уточнил Лорес, положив подбородок мне на плечо.

— Ну да, ты будешь спрашивать, — поправился Эрсанн. — А Яна — записывать, — и снова взгляд на меня. — Потом обсудим, что вышло. К половине второго освобождаемся, Яна переодевается, и едем во дворец.

Ох, дворец, дворец… Обед с королём, чёрт возьми. А он один там будет?! Или мне светит познакомиться со всей августейшей семейкой?!

— Эрсанн, а… ну, король один будет? — отважилась спросить, хотя возможный ответ пугал несказанно.

Похоже, мой вопрос развеселил его. Ну а что я такого спросила?! Понятия не имею ведь о местных обычаях, а так, хотя бы знать буду, к чему готовиться!

— Вообще-то, Геленар обычно с семьёй обедает, — голос хоть и звучал невозмутимо, однако усмешка вышла донельзя ехидной.

Совсем здорово. Ладно… Ладно. Уф. Как-нибудь переживу. Главное, мило улыбаться и молчать. Вряд ли его величество захочет разговаривать о чём-то со мной.

— Ладно, пойдём, — Лорес отпустил меня, слез со стола и взял за руку. — У папы совещание, а у нас тоже дела есть.

Дела — да, мне стукнула в голову очередная безумная мысль, в связи с тем, что предстоит заниматься записью протоколов допроса. Благодаря Эрсанну и его магии, я не только понимала местный язык, но и читать-писать умела, алфавит тоже знала. Готова спорить, на что угодно, о стенографии тут понятия не имеют, а вот мне когда-то попалась в руки книжка и я, по извечной привычке увлекаться всем новым и необычным, нос туда сунула. Кое-какие азы усвоила, может, именно поэтому мой почерк ещё в универе считался ужаснейшим на курсе, почти таким же, как у медиков. Я навострилась строчить лекции, пользуясь некоторыми приёмчиками из той книжки, существенно облегчавшими записывание материала наиболее полно и быстро, успевая за лектором. М-м-м, сейчас навыки из той, старой жизни, могут пригодиться.

Мы с Лоресом молча пересекли приёмную, в тишине, под взглядами собравшихся там лордов. Услышала, как Эрсанн сказал за спиной:

— Милорды, прошу.

Ну, представляю, какие у них будут лица, когда старший Морвейн озвучит им, что теперь придётся слушаться меня тоже! Распоряжение — вот оно, подписанное самим главой департамента магии, и им придётся поставить на нём свои сиятельные закорючки. А мне — завести журнал для записи, попросить, чтобы поставили ещё полочки, вдоль стены рядом с одним из кабинетов Морвейнов, для внутренней почты и распоряжений. Сделать ярлычки, по названиям отделов… И да, объяснить концепт печатной машинки.

— Так, Ян, пока мы с Эрис решаем вопросы с допросами, — голос Лореса выдернул из раздумий, я очнулась и обнаружила, что мы уже в его кабинете, а сам младший лорд собирает со своего стола бумаги. — Разбери, пожалуйста, что мне тут набросали, просто по кучкам разложи.

— Хорошо, — я кивнула и приняла ворох бумаг. — Ещё что-то?

Лор усмехнулся и лукаво посмотрел на меня.

— Это я хотел спросить, у тебя такой задумчивый вид. Очередные полезные мысли? — весело поинтересовался он.

— Ну… что-то вроде, — я помолчала, справившись с приступом неуверенности, а нужны ли ему мои идеи, потом продолжила. — Есть две, думаю, интересные.

— Например? — Лорес, хоть и сказал, что вроде как торопится к Эрис, прислонился к столу и засунул руки в карманы, с любопытством глянув на меня.

Умная я опять ответила уклончиво:

— Сначала сделаю, потом покажу. Одну уж точно. Про вторую давай, после допросов расскажу, ладно? А то вдруг этих лордов, с которыми вы хотите побеседовать, не окажется дома?

На удивление, Лорес легко согласился с моим решением.

— Договорились, — он кивнул, отошёл от стола. — Тогда жди, скоро придём, — проходя мимо меня, младший Морвейн вдруг слегка приобнял, коснулся губами моих губ и тут же отпустил.

Я моргнула, на мгновение растерявшись от этой мимолётной, такой… как бы сказать, небрежно-привычной, что ли, нежности. Да, то, что теперь можно позволить себе чуть больше, чем обычно, пока не стало для меня приятной повседневностью. Но не думаю, что это будет долго удивлять. Привыкну, куда денусь.

— А после обеда постараемся пораньше дела закончить и пойдём смотреть тебе кошку, — Лор улыбнулся, а у меня сердце забилось быстрее от ожидания. — Или даже две. Как захочешь. Дом большой, тесно не будет.

О-о-о, две кошки, да ещё и если хотя бы отдалённо похожие на кунов… Так, Яна, работа. Потом помечтаешь. Тебе ещё реализовывать идею насчёт стенографии — надо глянуть на здешний алфавит и подумать, как приспособить его для скорописи. А потом на пальцах объяснять устройство печатной машинки. И ещё, вот эти бумаги разобрать, плюс допросы. В общем, до обеда день пройдёт насыщенно. Лорес придержал передо мной дверь, пока я, прижимая к груди охапку документов, выходила в приёмную — там находилось уже гораздо меньше народа, чем недавно. Значит, совещание у Эрсанна ещё не закончилось. Хорошо… Едва Лорес появился, как народ встрепенулся, на их лицах мелькнуло облегчение и лёгкое нетерпение. Однако пока я усаживалась за стол и укладывала бумаги, Лор охладил энтузиазм подчинённых. Он поднял руку, и народ, как по команде, затих, приготовившись внимать начальству.

— Как уже вам вчера сказали, в работе нашего департамента и его отделов намечаются кое-какие изменения, — негромко произнёс Лорес. — И вступают они в силу с сегодняшнего дня. После совещания до вас доведут их суть ваши начальники, а пока освободите приёмную, будьте так любезны.

— Но, милорд, у меня срочное дело!.. — попытался было настоять какой-то особо смелый и неумный.

Я покосилась на него — невысокий, с растрёпанной светлой шевелюрой, живыми, блестящими глазами и недовольно скривлёнными губами, внешне незнакомый лорд выглядел ничего так, привлекательно. Но во всём его облике царила этакая лёгкая небрежность: и в расстёгнутых верхних пуговицах мундира, и в помятом кружеве манжета, и в испачканных чернилами пальцах.

— Ваши срочные дела, милорд, я прекрасно знаю, — оборвал его Лорес с едва заметной ехидцей. — Поверьте, пачка очередных анонимок может подождать. Даже если вам кажется по-другому.

Возразить тот не успел: двери кабинета Эрсанна открылись, и оттуда вышли начальники отделов. С откровенно ошарашенными физиономиями. Конечно, их взгляды первым делом упирались в скромную меня, причём приязни в них было совсем чуть-чуть. На самом дне. Если хорошенько приглядеться. Только я почему-то не испугалась, не поддалась малодушной неуверенности, что не справлюсь с ситуацией. Справлюсь. Я уткнулась в бумаги, усиленно делая вид, что страшно занята, а сама едва сдерживала улыбку, так и норовившую появиться на губах.

— Милорды, я надеюсь, вы меня хорошо поняли и доведёте до сведения своих подчинённых изменения в нашей работе, — ровным голосом произнёс Эрсанн, тоже появившийся из своего кабинета. — Лорес, жду вас с леди Солерн.

Приёмная наполнилась движением и сдержанными голосами, народ послушно потянулся к выходу. Уф. Ну вот, спокойнее будет. Сейчас быстренько рассортирую бумажки Лора, потом займусь изучением алфавита и подгонкой его под скоропись — надеюсь, что-нибудь успею до того, как придёт первый подозреваемый. Лорес поспешил за всеми к выходу, Эрсанн одарил меня ласковым взглядом и скрылся в кабинете. Я осталась одна, в блаженной тишине и спокойствии. Так, бумаги. С ними справилась быстро, в основном отчёты, несколько прошений — я не вчитывалась, так, только первые строчки просматривала, — попалась пара писем, в которых я ничего не поняла — шифр или магия. Разложила по аккуратным стопкам, отодвинула на край стола. Лор вернётся, заберёт, кабинет-то закрыт. Это не как у нас в офисе, в кабинет начальника в его отсутствие может зайти практически любой, от секретаря до менеджера. Так, приступим к реализации моей идеи.

Взяла чистый лист, набросала на нём алфавит — в Арнедилии сорок букв, много гласных, и своей певучестью он напоминал испанский или итальянский. Пробуя на листе и так, и эдак варианты сокращённого письма, с головой ушла в работу, отключившись от реальности — как всегда, когда увлекалась чем-то. И пропустила момент, когда в приёмной появился кто-то из желающих лицезреть начальство. Причём, судя по высокомерному виду и надменному взгляду, не из рядовых работников. Я оторвалась от каракулей и экспериментов над письменностью Арнедилии и посмотрела на незнакомца. Лорд, не останавливаясь, пересёк приёмную, даже не посмотрев на меня, и направился к двери Эрсаннова кабинета. Так, не поняла, до него что, не довели, что теперь записываться надо?! Я поспешно встала и довольно громко обратилась к слишком резвой светлости:

— Прошу прощения, милорд!

Голос звучал твёрдо и решительно, хотя на несколько мгновений сердце замерло от приступа неуверенности, то ли делаю. Он соизволил остановиться, уже взявшись за ручку двери, медленно повернул ко мне голову.

— Вы что-то хотели… госпожа? — холодно обронил он, сделав слишком явную паузу перед обращением ко мне. — Побыстрее, я тороплюсь.

— Вам назначено? — тем же голосом, но с гораздо большей уверенностью внутри спросила я.

В конце концов, по виду он меня младше, ближе по возрасту к Лору. Хотя, маг наверняка, и выглядеть может на сколько угодно. Однако приёмная теперь — моя территория!

— Какая вам разница, — обронил он и не дав мне ничего ответить, нажал ручку.

Я только и успела, что выскочить из-за стола, лихорадочно подбирая наиболее вежливые, пусть и возмущённые слова. Ибо хотелось нагрубить от столь вопиющего нарушения внутреннего регламента. Нет, посмотрите на него! Какая разница! А вдруг Эрсанн занят прямо сейчас?! Едва открыв дверь, неизвестный выскочка преобразился: на лице появилась любезная улыбка, холод исчез из глаз.

— Милорд, прошу прощения, мне надо срочно обсудить… — начал было он, но я услышала, как Эрсанн перебил.

— Вы договорились о встрече со мной? — хоть тон и ровный, но с отчётливыми недовольными нотками.

Я остановилась, с любопытством ожидая, что же дальше. Улыбка на лице лорда увяла, он попытался было войти и закрыть за собой дверь, но… словно наткнулся на невидимую стену. Ох, сколько неподдельного изумления и недоумения на этом холёном лице! Получил, приятель? Я развернулась к столу, взяла из пачки чистый лист бумаги, вывела в самом верху «График встреч» и поставила единицу. Потом повернулась к лорду, так и стоявшему на пороге кабинета.

— Обратитесь к госпоже Яне, она вас запишет, — Эрсанн даже не соизволил выйти из кабинета навстречу незваному посетителю. — И напоминаю правило, если вас вызвал не я лично, сначала будьте так любезны записаться, когда хотите увидеться со мной. Госпожа Яна знает, когда у меня есть свободное время.

Э-э-э. Ну, допустим, на сегодня я знаю только то, что когда вернётся Лор, мы отправимся на допрос. Только когда это будет, понятия не имею. А после — обед во дворце. Что после обеда, понятия не имею.

— Прошу вас, — мило улыбнувшись, я присела за стол и положила рядом с листком перо, выжидающе посмотрев на неизвестного.

Как работник, имею право не стоять в присутствии аристократа. Не навскакиваюсь перед каждым, и вообще, я уже не просто попаданка. Лорд поджал губы, отступил на шаг, склонил голову и аккуратно прикрыл за собой дверь. Потом развернулся ко мне, недобро прищурился. Я, не опустив взгляда, положила руки перед собой на стол. Левую, с кружевом браслета и кольцами, сверху. И так же вежливо, доброжелательно улыбалась, наблюдая за тем, как он идёт к столу. Мне казалось, я даже слышу скрип зубов. Ляпнуть явно недовольному происходящим аристократу что-нибудь обидное не дала.

— Через полчаса у лорда Эрсанна важные дела, — невозмутимо сообщила ему, когда взял перо. — Попробуйте после обеда.

— Сспасибо, — процедил сквозь зубы посетитель, взял перо и развернул бумагу к себе.

Я сочла нужным добавить, сохраняя вежливость:

— Думаю, вы получите лично одобрение вашей с милордом встречи, если он будет свободен в это время.

— Не сомневаюсь, госпожа, — ой, а сколько ядовитой иронии, божечки мои!

И думаешь, меня это проймёт? Я позволила себе слегка улыбнуться, посмотрев на бумагу — вредный посетитель не высушил чернила, хотя уверена, для него это раз плюнуть. Но в моём письменном приборе стояла песочница, так что я с невозмутимым видом взяла её и аккуратно посыпала, сдув лишнее.

— Благодарю, — промурлыкала, не удержавшись, и с удовольствием отметила, как перекосило благородную физиономию.

После чего демонстративно уткнулась в свои наброски, делая вид, что занята. Каблуки ботинок неизвестного лорда стучали о паркет ну очень громко, пока он шёл к выходу из приёмной. А я… ну, каюсь, сдавленно захихикала, донельзя довольная тем, какой щелчок получил этот индюк надутый. Конечно, с лёгкой руки Эрсанна, без его помощи у меня бы, наверное, не получилось поставить его на место. Но лиха беда — начало. Дверь приёмной, вопреки всему, закрылась аккуратно и тихо. Смотри, какой воспитанный, эмоции в узде держит. Ладно, надеюсь, весть разлетится по департаменту, что новые правила вступили в действие, и больше попыток прорваться через меня нахрапом не будет. Иначе придётся ставить стол прямо перед дверью в приёмную…

— Яна, — выглянувший из своего кабинета Эрсанн застал врасплох. — Зайди, пока никого нет.

Ой. Сердце почему-то ёкнуло. Кажется, мне сейчас выскажут, в чём прокол?.. Голос старшего Морвейна звучал спокойно, но я уже научилась улавливать в нём оттенки эмоций. Таким же спокойным тоном мне, помнится, объясняли, в чём я веду себя не так, когда ещё экономкой была. И требовали ответов на не очень удобные вопросы. Чёрт, я же всего первый день, нельзя требовать всего и сразу! Да и лорд этот, пёр, как паровоз! Да, волновалась, пока шла, мне с детства не нравилось, когда меня ругали. Страх оказаться виноватой, он… ну, врос под кожу, стал уже таким привычным, что я почти не обращала на него внимания. Как-то в масштабах дома он не так ощущался, как сейчас. Всё же там серьёзно накосячить мне бы элементарно не дали. Дурик ты, Янка, а что сейчас такого произошло?! Ну сделает тебе Эрсанн замечание, так не орать же будет, брызгая слюной и выговаривая, какая ты бездарность! В самом деле, Ян. Прекращай. К кабинету я подошла уже более-менее успокоенная.

Лорд министр магии встретил усмешкой, скрещенными на груди руками и довольным взглядом. Кажется, ругать всё-таки не будут…

— С первым рабочим днём, Яночка, — с мягкой иронией произнёс он. — И вот так будет ещё несколько дней, пока не привыкнут. Тебя будут пытаться не замечать.

— Знаю, — я улыбнулась, почувствовав облегчение. — Это нормально. Но… я ведь тоже могу… заработаться? — проворковала, вопросительно глянув на него и словно в задумчивости, сделав несколько шагов вперёд.

Мой палец при этом прочертил по гладкому столу невидимую линию.

— А твоя дверь может и не открыться для тех, кто не согласовал со мной встречу и не получил от тебя прямого одобрения, — моя улыбка стала шире.

В тёмно-голубых глазах моего лорда мелькнул весёлый огонёк, он тихо рассмеялся, откинув голову.

— Яночка, тебя возненавидят, ты понимаешь? — озвучил он и так понятный мне факт.

— А меня и так уже ненавидят, — я дошла до конца длинного стола и остановилась, нагнувшись и опёршись локтем на стол, мой подбородок лёг на ладонь. — Их жёны и любовницы, так уж точно. Я не люблю оставлять незавершённых дел, милорд. Вышло бы нечестно, их леди от меня нос воротят, а господа лорды улыбаются. Пусть уж будут солидарны друг с другом.

Наши глаза оказались на одном уровне, и на самом деле то, что и вправду ко мне будут питать не самые дружеские чувства те, кто здесь работает, особо не задевало. Мне с ними чай не пить, а мужики обычно до мелких пакостей не опускаются, это женщины обожают с милой улыбочкой сделать гадость и тихо радоваться. Новаторов никогда не любят, ибо они разрушают сложившиеся привычки. Ничего, сработаемся. Эрсанн подался вперёд, легко перегнувшись через стол, его пальцы прошлись по моему лицу, сомкнулись на запястье, легонько погладив тонкую кожу. Пульс тут же забился сильнее, в груди зашевелилось волнение.

— Ты умница, милая, — низким, бархатистым голосом произнёс Эрсанн, почти касаясь моих губ. — Беги, там уже ждут, — со смешком добавил он и отстранился.

Я спохватилась и слегка покраснела, выпрямившись. Что подумают, если я сейчас выйду из кабинета Эрсанна, вся такая довольная и улыбающаяся! И не поможет то, что одежда и причёска в порядке, в конце концов, Морвейны сильные маги, им убрать следы, кхм, весёлого времяпрепровождения раз плюнуть. Ай, ладно. Что, каждый раз смущаться, как по делу прихожу к нему в кабинет и выхожу из него?! Это не я испорченная, это господа лорды изволят пошло мыслить. Пока шла до двери, справилась с неуместным смущением — румянец только подольёт масла в огонь непристойных слухов, — и в приёмную выходила уже спокойной. Эрсанн оказался прав, около моего стола в нетерпении бродили аж трое желающих обсудить вопрос встреч. Отлично. Я неторопливо прошествовала к своему месту, под внимательными и горевшими нездоровым любопытством взглядами — ну ей-богу, хуже светских кумушек! А ещё мужики, в серьёзном ведомстве работают! — села и только тогда подняла на них взгляд.

— Милорды? — спокойно поинтересовалась. — Я вас слушаю.

…До прихода Лореса и Эрис у меня вдруг неожиданно нарисовалось достаточно дел: записать желающих, потом Эрсанн вынес стопку бумаг — те самые распоряжения по отделам, и пока специальных полочек под них не было, я разложила на краю стола. Благо, ещё не так много, а те, кому предназначены бумаги, думаю, извещены, что надо подняться и забрать. Лорды вели себя более-менее учтиво, к моему облегчению, не выказывая особой неприязни, однако и слишком пристального интереса тоже не наблюдалось. Да уж, ребята умели держать себя в руках, сказывалось воспитание. Ну что ж, возможно, всё окажется не так плохо, как я и Морвейны себе представляли. Работу над набросками скорописи почти закончила, по крайней мере, алфавит уже готов, и большинство сложных буквенных сочетаний я привела в удобный для меня формат быстрого письма. Не затерять бы мои листочки для дешифровки, а то потом не разберу, что понаписала. В приёмной, слава местным богам, никто не толпился теперь, хотя заглядывали часто, конечно. Обещанный мне посыльный — подросток лет тринадцати — скромно сидел в уголочке и увлечённо читал какую-то книжку.

Эрис и Лор появились в приёмной с довольными лицами, что позволило предположить: их поход за одним из подозреваемых увенчался успехом. Их не было часа два, как отметила я, покосившись на высокие напольные часы у стены. Оу, а время-то уже к двенадцати, скоро и на обед уже идти. Спокойно, Яна, ещё допрос впереди. Интересно, кого? Скоро узнаю. Леди Солерн и лорд следователь пересекли приёмную, оба одарили меня улыбками и скрылись в кабинете Эрсанна. Я на всякий случай приготовила свои записки сумасшедшей по стенографии, и не зря, как оказалось. Буквально через несколько минут в приёмную вышли оба Морвейна и Эрис.

— Госпожа Яна, — бросил на ходу Эрсанн, — прошу за мной.

Я машинально чуть не прихватила перо — офисная привычка, везде брать с собой ручку, но подумала, что скорее всего, в комнате, откуда можно наблюдать за допросом, есть и бумага, и чернила, и перья. Поэтому взяла только заметки по стенографии и поспешила за начальством. Сердце забилось быстрее в предвкушении, нетерпеливо зашевелилось любопытство.

— М-м-м, милорд? — я вовремя вспомнила, что мы идём по коридорам департамента, и навстречу нам то и дело попадаются посторонние. Лорес вопросительно глянул, когда я поравнялась с ним, и… молча взял за руку. Я не возражала. — Могу я поинтересоваться, кого вы пригласили? — негромко спросила, вернув выразительный взгляд.

Не знаю, насколько секретно сейчас то, что происходило, но наверняка обитатели Малого королевского двора не слишком рады приглашению в отдел расследований и приехали, скорее всего, не с парадного входа. Лорес придвинул меня ближе и наклонился к самому уху.

— Его высочество дядя короля старший принц Илеро, — еле слышным шёпотом ответил, а я прониклась. — Маг восьмой категории, — добавил младший Морвейн.

Вот это ничего себе, один из главных подозреваемых! Интересно, за обедом сегодня будет? Дядя входит в близкий круг родственников, с которыми обычно обедает его величество?

— Брата короля не оказалось во дворце, но Геленер обещал передать, и после обеда предложим его высочеству проехать с нами, — продолжил рассказывать Лор результаты их с Эрис поездки. — Другим передадут приглашение с назначенным часом. Это не слишком близкие родственники и несколько дворян с категорией семь.

— А сколько всего вышло? — тоже шёпотом спросила я, пока мы спускались по очередной лестнице.

— Пятнадцать человек в общей сложности, — Лорес еле заметно скривился. — До конца недели будем выяснять, кто где в ту злосчастную охоту был. Благо, указ короля о применении ментальной магии низких уровней есть. Для освежения памяти.

Тем временем, мы прошли ещё несколько коридоров, свернули и упёрлись в обычную с виду дверь, около которой стоял караул. О, как. Я удивилась: наверняка магией комнатка охраняется, ещё и обычная стража? Кстати, на двери ручки не наблюдалось, к моему удивлению. Эрсанн остановился, приложил к деревянной поверхности ладонь, и она бесшумно отворилась. Мы оказались в небольшом помещении без окон, с ещё одной дверью напротив и одиноким стулом у стены.

— Лор, с тобой пойти? — вполголоса спросила Эрис, а старший Морвейн подошёл к стене, снова приложил руку…

И я чуть неприлично не открыла рот. На стене бесшумно проступил контур дверного проёма, и стена растворилась, открыв тёмный прямоугольник. Вот это ничего себе, магия!

— Ян, пошли, — Эрсанн обернулся и протянул ладонь. — Наше место там, — он улыбнулся уголком губ.

— Да, Эрис, конечно, — кивнул своему заму Лорес. — Понаблюдаешь тоже, как Илеро себя поведёт.

Я шагнула к старшему Морвейну, вложила пальцы в его руку и храбро последовала за ним. Оказалось, темнота — всего лишь что-то вроде магической завесы, потому что с другой стороны оказалась обычная комната, освещённая масляными лампами. Оглянулась — завеса медленно растаяла, и передо мной снова была непроницаемая стена. Здорово! Стол тут тоже имелся, и как и подозревала — с письменным прибором и стопкой чистой бумаги. О, а вот вариант одностороннего зеркала, прямо как в моём мире, удивил — неужели кто-то из моих соотечественников тут побывал когда-то и ввёл это усовершенствование? Хотя, может, и сами додумались, ведь в принципе всё просто.

— Там ничего не слышно, — нормальным голосом произнёс Эрсанн, сев в одно из кресел рядом со столом. — Окно с той стороны замаскировано под обычную картину и магией закрыто, — добавил он. — Садись, смотри.

Я опустилась за стол и с интересом глянула в окно: да уж, местная допросная существенно отличается от тех, что видела в детективных фильмах дома. Начать с того, что никаких голых стен и металлического стола. Комната оформлена в стиле какой-нибудь гостиной или салона в городском особняке: красивые обои песочного цвета, несколько картин — видимо, для маскировки окна, — столик, ваза с фруктами, удобные кресла, ковёр на полу. Мой взгляд остановился на допрашиваемом, старшем принце Илеро, как назвал его Лорес. По росту ничего не могу сказать, он сидел. Лицо — красивое, с тонкими чертами, прямым носом и ямочкой на подбородке. Цвет глаз не видела, смотрел его высочество немного рассеянно, и внешне сказать, что он волнуется или нервничает, никак нельзя. Волосы русые, аккуратно уложены, одежда — элегантная, но без лишней вычурности. Белая рубашка с простым кружевным воротником, расстёгнутый пиджак тёмно-серого цвета, жилетка из серебристого шёлка с булавкой, украшенной крупной чёрной жемчужиной. Симпатичный, женщинам нравятся такие.

— А мы их будем слышать? — на всякий случай уточнила я, невольно понизив голос — машинально, признаться, мысль про магию ещё не до конца уложилась в голове.

— Конечно, — улыбнулся Эрсанн, положил ногу на ногу, и его рука легла на спинку моего кресла. — А как же иначе, Яночка? Допрос ведь надо записывать. Готова, пишешь быстро?

Я кивнула и разложила перед собой листки с заметками по стенографии. Ну, сейчас и опробую. Покосилась на Эрсанна, заметила его заинтересованный взгляд, но тут Лорес заговорил.

— Ваше высочество, прошу прощения, что наш разговор происходит в этом месте, — голос младшего Морвейна звучал ровно, спокойно, уверенно. — Однако обстоятельства того требуют. Королевский указ вы читали.

— Да, конечно, милорд, — Илеро говорил мягко, мелодично, но на мой взгляд, немного высоковато для мужчины.

Лично мне нравятся более низкие голоса, да и блондины всегда вызывали подсознательную настороженность. Уж не знаю, почему.

— Вы помните Охоту двадцать пять лет назад? — продолжил спрашивать Лор. — Мне нужны точные ответы, ваше высочество, поэтому хорошо подумайте, сможете ли чётко и ясно ответить на мои вопросы, или вам требуется магическая помощь.

Взгляд старшего принца стал осмысленнее, в нём мелькнул огонёк недовольства.

— Я ещё не настолько стар, лорд Морвейн, чтобы забывать определённые события в моей жизни, — несколько сухо произнёс Илеро. — А уж тем более ту Охоту.

Лорес ничем не выдал заинтересованности таким ответом, Эрис же вообще скучающе изучала ногти. Я же обмакнула перо в чернила и приготовилась записывать: кажется, сейчас услышу кое-что интересное.

— Чем же она вам так запомнилась? — не меняя тона, уточнил Лорес, не сводя с собеседника внимательного взгляда.

— Тем, что в тот год тяжело заболела моя жена, бессильны были даже маги-целители, и именно в ту Охоту мне пришлось уехать к ней, потому что ей стало хуже, — объяснил Илеро. — А через две недели она умерла. Так что, знаете ли, не до развлечений мне было в тот год.

— Не врёт, — вполголоса задумчиво протянул Эрсанн, его ладонь вроде как в рассеянности легла на мой затылок.

Мр-р-р. Приятно так, тепло чувствовать, эта маленькая нежность заставила улыбнуться, не отрываясь от записей.

— Но что-то не договаривает, — добавил старший Морвейн.

Глава 4

Покосилась на Эрсанна — хм-м-м, это уже интересно.

— А в голову ему можно залезть? Раз разрешение короля имеется? — на всякий случай шёпотом уточнила я.

Раздалось тихое хмыканье.

— Нет, Яна, можно только улучшить память и отслеживать, врёт он или нет. Вскрыть его ментальный блок может исключительно его величество Геленар, — с едва заметным сожалением ответил Эрсанн. — Близким родственникам закрывает сознание сам король.

Я вздохнула.

— Жаль, — пробормотала и вернулась к происходящему за стеклом.

— Сколько вы пробыли на Охоте? — спросил Лорес.

— Всего один день, — Илеро посмотрел в глаза младшему лорду. — После обеда гонец передал письмо, где домашний лекарь срочно просил меня вернуться.

— Тоже правда, — прокомментировал Эрсанн. — Что же он скрывает?

— Когда вы прибыли домой? — следующий вопрос Лора.

— К вечеру первого дня охоты, — голос не дрогнул, но…

Чёрт. Я параноик? Или мне почудились какие-то странные нотки в его голосе? Ну не может быть, чтобы человек, маг, умеющий так хорошо держать лицо, не удержал бы голос! Лорес наклонил голову, соединив кончики пальцев. Я стряхнула каплю с пера, напряжённо замерев и вглядываясь в лицо Илеро. В своё время, опять же, в силу любознательности, прочитала занятную книжку про невербальные знаки, которые человек почти не осознаёт и которые трудно контролировать. Илеро мог за эти двадцать с лишком лет выучить назубок легенду, если, конечно, это он отец близнецов Нолейвов, но предвидеть, когда именно его вызовут на допрос, не мог. А вот за мимикой, жестами, телом, следить сложнее, когда занят продумыванием своих ответов.

— Кто может подтвердить ваше возвращение? — снова вопрос Лореса.

Я чуть прищурилась, вглядываясь в Илеро. Голову держит прямо, взгляд тоже не бегает, румянца нет. Посмотрела на руки: скрещены, лежат на коленях, ладонями вниз. И лодыжки тоже скрещены. Хотя, вся поза вроде бы расслабленная.

— Мой дворецкий, он у меня служит тридцать лет, — ответ чёткий, без пауз, без лишних слов.

— Хорошо, мы спросим его, — кивнул Лорес, а я пометила — узнать, как зовут дворецкого. — Что ж, благодарю, ваше высочество, больше вопросов у меня нет.

Старший принц Илеро наклонил голову, я же прикусила губу, напряжённо вглядываясь в него: ну где, где же ухитрился провести нас?! Что Лорес не догадался спросить?! Допрашиваемый уже поднялся, как вдруг Эрис обронила, не поднимая головы:

— Ваше высочество, последний вопрос. Во сколько вам принесли вести из дворца?

— А-а-а… — тут он смешался, видимо, не ожидая, что его об этом спросят. — Ну, я сейчас-то точно время не помню, после обеда где-то, — Илеро покосился на Эрис. — Это важно, миледи?

Она улыбнулась, но вот выражения взгляда я не увидела.

— Милорд, ответьте на вопрос, будьте любезны. Если точно не помните, мы имеем право помочь вам вспомнить время, — голос Эрис тоже звучал ровно, без эмоций или особого выражения.

— Часа в четыре, — показалось, или нет, Илеро ответил не слишком охотно? — Это точно уже было после общего обеда, и как раз возвращались загонщики с собаками и добычей.

— Понятно, — Эрис накллонила голову. — Благодарю, ваше высочество.

— Теперь я могу идти? — сухо спросил старший принц.

— Да, конечно, прошу вас, — Лорес подошёл к двери и приложил к ней руку. — Спасибо, что уделили нам время.

Родственник Геленара кивнул и вышел, не прощаясь. Ну да, кому понравится сидеть в допросной, пусть даже такой роскошно обставленной, и отвечать на вопросы следователя. Особенно, если рыльце в пушку. Я отложила перо и пробежала глазами записки, хмурясь и кусая губы. Конечно, больная жена — хороший предлог покинуть Охоту, не привлекая внимания, но уговорить или заставить шантажом сказать то, что нужно, можно кого угодно. Хотя в мире с магией… Илеро — маг восьмой категории, и мог преспокойно вмешаться в воспоминания нужных людей, допустим, дворецкого и доктора, чтобы они отвечали в случае чего так, как ему удобно.

— Ян? — тихонько позвал Эрсанн и его пальцы погладили затылок.

— А?.. — я встрепенулась, посмотрев на него.

— Что-то не нравится? — он внимательно глянул на меня, не прекращая мягкого массажа и ужасно отвлекая.

А лицо при этом убийственно серьёзное… Хулиган великовозрастный! Как и его сынуля, в общем-то.

— Почему Эрис спросила, во сколько он с Охоты уехал? — вместо ответа поинтересовалась я, стараясь не слишком впадать в нирвану от неторопливой ласки Эрсанна.

— От охотничьих угодий до Малого королевского дворца ехать около двух часов, — охотно пояснил Эрсанн. — Если галопом, то быстрее. Если Илеро по пути куда-то заезжал, дорога заняла у него больше. Поместье Нолейвов в стороне от дороги до города, это крюк в час, не меньше. Узнаем у дворецкого, когда вернулся его господин — принц не рискнёт с его памятью играть, я сильнее его и пойму, если там что-то не так. А там посмотрим, за сколько его высочество добрался до больной жены и не выбрал ли окольный путь, — старший Морвейн усмехнулся и подмигнул. — Пойдём, скоро на обед собираться.

Ох, обед. Я собрала листки и поспешила за Эрсанном.

— А по пути расскажешь, что это за чудные закорючки у тебя там придуманы, — он взял за руку, активировал проход и мы покинули тайное помещение.

Да легко, и не только про них. Идея печатной машинки не выходила из головы и настойчиво требовала реализации. Мы вернулись в приёмную раньше — видимо, Лор отправился провожать высокородного подозреваемого, вместе с Эрис. Про стенографию поделилась и даже наброски показала. Эрсанн нагло конфисковал, сказал, что изучит на досуге, а меня попросил переписать допрос Илеро набело и потом Лору отдать. Кстати, когда вернулись, в приёмной уже стояли у стены полочки под будущую внутреннюю почту — оперативно работают тут кладовщики, однако. Я тут же занялась обустройством новой мебели, пока Эрсанн проводил встречи по графику. С машинкой пришлось повременить… Вернулся Лорес, забрал записки о допросе, и я снова ненадолго осталась одна. Уф. И не заметила, как время пролетело, уже почти обед! И… собираться скоро. Не успели часы отзвонить час, как дверь кабинета Эрсанна открылась, выпустив очередного подчинённого, и старший Морвейн обратился ко мне:

— Госпожа Яна, попросите Лореса зайти, и сами тоже зайдите.

Ну вот, кажется, пора одеваться. Хорошо, времени мало и на шалости его совершенно нет. Я подхватилась, кивнула и поспешила к Лору. Через пару минут всё наше странное — для меня — семейство собралось у Эрсанна.

— Повернись, — скомандовал Лор, пока его отец доставал из-под стола пакет с моим нарядом и второй, поменьше.

И что же там такое, интересно? Послушно развернулась, Лорес занялся пуговичками на платье, пока Эрсанн аккуратно доставал второе и раскладывал его на стуле.

— После обеда расспросим брата Геленара, Эрис пока пошлёт людей за дворецким Илеро и доктором, который лечил его жену, — рассказывал Лор, пока я раздевалась.

Старший осторожно взял шёлковое платье и повернулся ко мне, терпеливо дожидаясь, пока я выпутаюсь из ткани.

Честно, чуть-чуть смущалась всё же, стоять в одних кружевах и чулках перед Морвейнами, да ещё и днём и в кабинете одного из них… Но едва я выпрямилась, Эрсанн приказал вытянуть руки, и мой румянец уже не увидели — по телу скользнула прохладная волна шелка насыщенного синего цвета. Это платье в отличие от большинства моих нарядов имело не пуговички, а шнуровку. Узкие атласные ленты, которые Лорес затянул довольно крепко, так, что грудь обращала на себя всё внимание. Её прикрывало так мало ткани, на мой взгляд…

— Не так туго, — попросила я слегка севшим голосом, пытаясь подтянуть вырез чуть-чуть вверх.

Чёрт, низкий, и узкое серебристое кружево не спасает. И талия завышенная, и ткань такая, что… ну, что всё очень анатомично облегает! Вот же, Лор, не мог что поприличнее выбрать!

— Нормально, Ян, шнуровка чуть растянется, — его младшая светлость обнял, отвёл мои руки от выреза и запечатлел лёгкий поцелуй на изгибе шеи. — Перестань, ты прекрасно выглядишь, — мягко произнёс он. — Перчатки только надень.

Да, к платью прилагались длинные атласные белые перчатки. Немного непривычно для меня, я же раньше перчатки носила только зимой и весной, когда холодно. А тут, как деталь туалета. Кольца, кстати, пришлось надеть поверх, естественно. Очень вовремя вспомнилась книга по этикету, правда, про перчатки я вскользь прочитала — там упоминалось, что на обеде дама может снять одну. Чудненько, у меня очень удобно кольца на левой, значит, с правой можно будет стянуть. Сидели они довольно плотно.

— Ну и, последний штрих, — Эрсанн извлёк из пакета поменьше несколько замшевых коробочек, такого же цвета, как моё платье.

Эм. И что это такое?.. Старший лорд открыл самый большой плоский футляр, и моему ошарашенному взгляду предстало колье. Крупные, тёмно-синие сапфиры в окружении маленьких бриллиантов смотрелись благородно, изысканно, совсем не вычурно, и очень подходили к платью. Ой. Не помню, чтобы такое мне покупали!

— Это… откуда?.. — выдохнула я, пока Эрсанн аккуратно надевал украшение на мою шею.

— Из моего сейфа, из дома, — любезно известил он, откровенно весёлым голосом. — Фамильный гарнитур, к нему ещё серьги и браслет. Нравится?

Вот тут я снова смутилась, и гораздо сильнее, чем когда в белье стояла. Ну… нравится, конечно, но вот так сразу, фамильные драгоценности мне вручать… между прочим, вслух моего нового статуса никто ещё не озвучил! Я подняла взгляд на Эрсанна, рассеянно погладила прохладные камни, и тихо спросила без тени улыбки:

— В честь чего, милорд? Кажется, у меня есть другие украшения…

— Будущей леди Морвейн надеть к обеду с королём покупные украшения — фи, Яна, что обо мне с Лором подумает его величество, — так же серьёзно ответил Эрсанн, погладив большим пальцем мою щёку. — Такое объяснение тебя устроит, хорошая моя?

Ну вот. Вот и прозвучало, как хотела. Сердце радостно ухнуло в пятки и там затаилось, в груди образовалась пугающая пустота, а я всё никак не могла до конца поверить, что правильно поняла его слова. Ну вот что опять разволновалась, Янка, между прочим, родовые перстни просто так не дарят, ты же прекрасно знаешь! Тоже мне, Фома Неверующий, захотелось услышать! Ну, услышала. Теперь-то чего дёргаешься? Лорес вдруг тихо засмеялся над ухом, обнял за талию и прижался ко мне, пока его отец с невозмутимым видом доставал другие части сапфирового гарнитура.

— Яночка, как же ты любишь переживать по пустякам! — шепнул он, ласково коснувшись губами виска. — И как любишь лишний раз услышать то, что и так прекрасно тебе известно!

— Ну, Лор, ты же знаешь, женщины вообще любят ушами, — Эрсанн глянул на меня, взял браслет и обхватив мои пальцы, вытянул руку. — А уж Яночка у нас вообще продолжает упорно следовать прежним страхам и верить исключительно словам, — в его тоне проскользнули ехидные нотки, а я…

Ну, стыдно стало, да. Ведь правда, пока что Морвейны ни разу не разочаровали в поступках, и раньше как раз я словам не особо верила, в силу того, что мои прошлые мужчины слишком много говорили и мало делали. Мои лорды наоборот — всё больше делают и почти ничего не говорят. И меня это несказанно радует.

— Прости, привычка, — пробормотала я, отвернувшись, щёки пылали от румянца.

Не будешь же ему объяснять, что… ну, что мне действительно хотелось бы услышать, что я теперь не просто любовница, которой подарили дорогущий фамильный перстень. Такое вот простое женское желание. Я же не прошу, в конце концов, всяких признаний! И так чувствую, без лишних слов. Эрсанн ничего не ответил, молча улыбнулся и застегнул замочек на моём запястье. Сапфиры на белом атласе казались ещё насыщеннее, почти чернильного цвета, и хотя я не могла сказать, что это мои любимые камни, вот эти конкретно нравились. Я любовалась переливами света на гранях, маленькими радугами бриллиантов, голубыми звёздочками в глубине сапфиров, и понимала, что, кажется, начинаю потихоньку любить украшения. Особенно такие… изысканные.

— Привыкай, в сейфе много чего ещё есть, что тоже твоим станет, — произнёс Эрсанн, аккуратно вдев серьги мне в уши.

А тяжёлые, однако! Блин, жалко у него тут зеркала нет, страшно захотелось посмотреть на себя, увидеть, как выгляжу во всём этом! Похожа ли на знатную даму, или как гадкий утёнок в павлиньих перьях выгляжу?.. Наверное, растерянность всё же мелькнула или в моём взгляде, или на лице, или Морвейны почувствовали её. Старший отступил на пару шагов, окинул внимательным взглядом, склонив голову, и довольно улыбнулся.

— Хороша.

Всего одно слово, но сказанное так… вкусно, что ли, что мои эмоции за последние несколько минут снова поменяли полярность, и теперь я купалась в тихой радости с капелькой смущения. Ну да, к откровенно восхищённым взглядам и замечаниям тоже буду привыкать. Надеюсь, быстро. Лорес тут же отпустил, обошёл меня и встал рядом с отцом, так же сложив руки на груди и внимательно оглядев.

— Бесспорно, — согласился он, а я подавила мимолётное желание ссутулиться и обнять себя руками, поддаться возраставшему смущению и волнению.

Я же будущая леди. А леди не пристало горбиться и показывать свои настоящие эмоции. Так что, я только чуть подняла подбородок, постаралась улыбнуться спокойно, не напряжённо, и опустила плечи. Сложила ладони перед собой, и поняла, что… не хватает веера. Ведь все дамы высшего света имеют веера, такой же неотъемлемый аксессуар, как в моём мире клатч к вечернему платью. И наверняка, с помощью этих симпатичных штучек леди наловчились вести невидимые беседы языком жестов… Тоже придётся осваивать, скорее всего.

— Надо пару гребней заказать, в комплект, — продолжил Эрсанн. — Тогда будет совсем хорошо.

— Может тогда, диадему? — задумчиво протянул Лорес. — Я как-то видел, думаю, Яне пойдёт. Маленькую такую, не слишком широкую?

Я не выдержала, тихо захихикала, а потом и откровенно рассмеялась. Странное, безумно волнующее и приятное ощущение, чувствовать такую вот заботу: когда тебя одевают, балуют подарками, украшениями, и всё это не для того, чтобы откупиться или похвастаться богатством, а… Просто потому, что кому-то ХОЧЕТСЯ сделать мне приятное. Без всяких причин. Чтобы увидеть мою улыбку, мою радость. Кажется, Морвейнам тоже очень не хватало кого-то, кому можно дарить всю накопившуюся нежность и ласку, о ком можно заботиться, не боясь нарваться на холодный взгляд или резкую отповедь. Или капризно изогнутые губки, что не угодили. Ну и пусть говорят, что если мужчина интересуется украшениями и женской модой, то у этого мужчины определённые сложности с ориентацией. Если мужчина интересуется этим потому, что ему нравится радовать свою женщину, а не носить это самому, то этот мужчина вполне нормальный. Я так считаю, по крайней мере. Если он способен оценить женщину не только голой, в постели и с раздвинутыми ногами, готовой, так сказать, к употреблению. Как большинство современных мне мужчин… Которым всё равно, как выглядит женщина рядом с ними, лишь бы ей самой нравилось, как они любят отвечать.

Так, ладно, что-то углубилась не в ту степь слегка. Нас ждут вроде, нет?

— Обсудим украшения вечером? — предложила я, всё ещё улыбаясь, и чувствуя, как напряжение слегка отпустило. — Не думаю, что король обрадуется нашему опозданию.

Посмотрю на себя уже во дворце — там наверняка имеются зеркала. А пока, доверюсь мнению моих лордов, они врать точно не будут.

— Мы снова верхом поедем? — уточнила я на всякий случай, пока шли по коридорам департамента.

Теперь во взглядах попадавшихся навстречу моих теперь уже коллег мелькало и удивление, и недоверие, и даже у некоторых восхищение. Правда, долго на меня смотреть не рисковали, и слишком явно выражать эмоции тоже. Одно дело — светский вечер, другое — работа. А вот интересно, Морвейнам приятно, что другие мужчины обращают на меня внимание, или они всё же ревнивые собственники? Как бы так ненавязчиво узнать?..

— Тут недалеко, минут десять, — успокоил Эрсанн. — Кстати, надо бы тебе тоже лошадь купить, — рассеянно добавил он, скользнув по мне взглядом. — Раз учиться будешь ездить.

Как быстро, однако, я обрастаю здесь имуществом, а ведь явилась в одном полотенце, помнится. Теперь же и гардероб, и украшения, и даже своя лошадь. Ну… я не против. И вообще, меня всё устраивает! Вот. Мы наконец прошли через лабиринт коридоров и переходов и вышли на крыльцо — там уже ждали лошади. До дворца ехала с Лоресом. Про себя хихикала, раздумывая, не составить ли расписание, пока сама толком ездить не умею, а то ведь запутаюсь, с кем, когда и куда ехала. Когда уже остановились у дворца, волнение вернулось, но в разумных пределах — я всего лишь не могла справиться с неровным дыханием, да слишком сильно вцепилась в руку Лореса, пока мы шли мимо роскошных гостиных за кем-то из дворцовых слуг. Он ждал нас около широкой мраморной лестницы на первом этаже, покрытой тёмно-серой ковровой дорожкой.

Сам дворец, конечно, красивый: позолота, зеркала, паркет, мраморные камины, роспись потолков, хрусталь и перламутр в отделке мебели. Придворные, конечно, блистали нарядами, я ловила на себе жадные, любопытные взгляды и старалась смотреть прямо перед собой, не опуская подбородка и не давая лицу выразить ни единой обуревавшей меня эмоции. Наверняка Морвейнов узнавали, а значит, догадывались, и кто я такая. Вот тебе, Яна, репетиция выхода в свет. Вечером, в театре, будет вторая. Пожёстче, ибо здесь просто смотрят, а там к вам в ложу будут заходить, заводить беседы и пытаться втянуть тебя в светский разговор. Уф. Улыбаемся и машем, как говорили небезызвестные персонажи одного мультика. Эрсанн накрыл ладонью мои пальцы, лежавшие на его локте, и тихонько погладил. И пусть не смотрел при этом на меня, но этот маленький жест сказал гораздо больше, чем взгляд. На меня вдруг снизошло спокойствие, волнение разом улеглось, и когда слуга с поклоном остановился перед закрытыми дверьми, у которых стоял почётный караул из королевских гвардейцев, дышала я уже ровно, и колени не дрожали.

Ну, король. Ну, его семья. Ведь не мифическое чудовище какое. Да, первое лицо государства, так и мои лорды — не последние аристократы. Постараюсь не подвести Морвейнов, чтобы им не пришлось краснеть за меня. Пусть я и не леди от рождения, но и не грубая деревенщина, не знающая, с какой стороны за вилку держаться и как поддержать вежливую беседу. Справлюсь. Должна. Пока шли по личным апартаментам королевской семьи уже за другим слугой, я быстро спросила Эрсанна:

— Есть какие-то темы, на которые с его величеством лучше не говорить?

Губы Эрсанна дрогнули в намёке на улыбку.

— Не спрашивай, сколько у него любовниц, — шепнул он, повернув ко мне голову, в тёмно-голубых глазах мелькнули смешинки, и старший Морвейн продолжил уже нормальным голосом. — А так, его величество Геленар любит умных собеседников, неважно, мужчин или женщин.

Больше я ничего вызнать не успела, перед нами распахнулись очередные двери, и слуга объявил громким, хорошо поставленным голосом:

— Ваше величество, лорды Морвейны и госпожа Яна.

Сердце попыталось снова убежать в пятки, было поймано и водворено на место. Спокойствие, только спокойствие, дорогая. Ты не восторженная маленькая девочка, увидевшая президента, ты взрослая женщина, пусть и не отсюда. Улыбнуться, отпустить Морвейнов, присесть в реверансе, надеясь, что хватит этого приветствия и не требуется каких-нибудь глубоких поклонов, чуть не распластываясь по паркету. Привет фильмам про незабвенную Анжелику. Что-то говорить не стала, мало ли, вдруг ляпну что-нибудь не то и ненароком нарушу очередное правило этикета. Мой взгляд упёрся в узоры деревянных, отполированных до блеска, дощечек на полу, сердце гулко колотилось в груди, и выпрямляться было страшновато.

— Мой король, — это Эрсанн.

— Ваше величество, — Лорес тоже поздоровался.

Эм-м-м, может, мне всё же стоит тоже что-то вякнуть?.. Не успела. Хозяин покоев ответил на приветствие.

— День добрый, милорды, рад вас видеть.

Геленар оказался обладателем густого, сочного баса, и мне уже очень захотелось посмотреть на его обладателя. На моё счастье, долго в полусогнутом положении стоять не пришлось.

— Госпожа Яна, чудесно выглядите. Слухи не врут, — в голосе короля послышались весёлые нотки.

Стесняюсь спросить, а откуда его величество в курсе слухов, которые гуляют по городу?! Он со слугами сплетничает? На моём плече аккуратно сомкнулись пальцы Лореса и он легонько потянул вверх, давая понять, что можно выпрямиться. Я и выпрямилась, с интересом уставившись на Геленара.

Ну что могу сказать, личность в высшей степени примечательная. Большой, с пышной кудрявой шевелюрой каштанового цвета, плавно переходящей в такую же пышную бороду. Первая мысль — о, боже, бедная королева, как они целуются?! — чуть не вызвала приступ хихиканья, но я взяла себя в руки, хоть и с трудом. Глаза короля оказались неожиданно яркого зелёного цвета, пронзительные, внимательные. Мясистые губы сложены в улыбке, нос с лёгкой горбинкой. В общем и целом, привлекательный, хотя и не мой тип. Большие мужчины, да ещё и с растительностью на лице, никогда не привлекали. Улыбка его величества стала шире, и я вдруг запоздало вспомнила, что он маг высшей, десятой категории. Мысли читать может! I! А-а-а… Жаркий румянец тут же выдал с головой, я засмущалась, разволновалась, и если бы не поддержка Лореса, позорно бы свалилась на паркет, запнувшись о подол платья в попытке сделать шаг. Как удалось не опустить привычно голову, уставившись в пол, не знаю. В позвоночник как кол воткнули. Единственная здравая мысль крутилась о том, что надо бы ответить королю, что ли.

— Благодарю, ваше величество, — собственный ровный и спокойный голос несказанно удивил, я ожидала, что буду скрипеть, как не смазанная телега, от переживаний и всплеска эмоций.

— Присаживайтесь, прошу вас, — раздался мелодичный голосок, и я обратила внимание на остальных членов королевской семьи.

Справа от Геленара сидела средних лет женщина с приятным, но я бы не сказала, что очень уж красивым лицом. Видимо, королева. Взгляд однако у неё под стать мужу — цепкий, острый. Не хотела бы привлечь внимание первой леди государства, очень не хотела. Не завидую фавориткам, если таковые имеются. Хотя, помнится, в истории моего мира были умные королевы, которые позволяли мужьям гулять налево, но под строгим присмотром. Можно сказать, женщины сами подыскивали супругам любовниц, которые бы точно не претендовали ни на что большее, чем постель. Янка-а-а!! Воздух опять комом стал в горле — нет, ну надеюсь всё же, в моей голове сейчас никто не копается, я бы наверняка почувствовала. И вообще, я не могу не думать, это нереально. А если его величество и читает мои мысли… Что ж. Вот такая я испорченная, да, что про любовниц думаю. Да ещё и чужих.

А к столу позвала меня, надо понимать, принцесса, невеста наследника. Керис, услужливо выдала натренированная за время учёбы память. Пока мы с моими лордами усаживались за стол, я рассматривала Керис. Хорошенькая, да. Нежное личико в обрамлении светлых кудряшек, вздёрнутый носик, ямочки на щеках от улыбки, ясные серые глаза. Принцесса обладала пухлыми формами, таких в моём мире называли пышечками. Но ей это очень шло, надо сказать, она не выглядела толстой. Скорее, такой мягкой, с нежной фарфоровой кожей, даже на вид домашней и уютной. Хм. А не сожрут девочку здесь? Она, конечно, магией владеет, но на вид слишком уж наивная и доверчивая. Ладно, королевской семье виднее, кого в жёны сыну прочить.

Ну и, наследник, принц Бетиарн. Под стать папе, уже в своём юном возрасте широкоплечий, с тёмно-русой шевелюрой и щетиной — до густой отцовской бороды парнишке ещё растить и растить. Улыбчивый, и с таким же взглядом — вот семейка подобралась! — серо-зелёных глаз. И все смотрели на меня. Надеюсь, не подавлюсь. Мой взгляд переместился на приборы. К моему облегчению, рыбную вилку от обычной я отличила, нож всего один. Я аккуратно расстелила белоснежную салфетку на коленях, так же аккуратно сняла перчатку с правой руки и положила её под салфетку. Слуги бесшумно сновали вокруг стола, открывали крышки, наливали вино и накладывали с больших блюд на тарелки еду, дразнящие ароматы которой щекотали нос и вызывали слюноотделение. Хорошо, желудок не бурчал, а то совсем конфуз был бы.

— Как вам в нашем мире, госпожа Яна? — вопрос короля застал врасплох, я не удержалась и вздрогнула.

Так, надо срочно успокаиваться, а то кусок в горле застрянет и конфуз выйдет. Под столом на колено неожиданно легла тёплая ладонь Лореса, чуть сжала и убралась, а меня как прохладной водой окатило. Я глубоко вздохнула, подняла голову и спокойно улыбнулась Геленару.

— Спасибо, мне здесь нравится, — и голос звучал ровно, не дрожал, не срывался.

Спасибо, хорошие мои. С вашей поддержкой всё легче в разы.

— Ой, я слышала, у вас какая-то необычная татуировка на руке? — снова прощебетала принцесса, с любопытством покосившись на мою левую руку, в перчатке.

Возможно, вопрос Керис и звучал бестактно, но лично я не стеснялась браслета Подчинения. Только вот сейчас показать его, думаю, возможности особой нет. Это же сначала кольца снимать, потом вторую перчатку…

— Есть, ваше высочество, — я чуть улыбнулась.

— Можно посмотреть? — серые глаза загорелись любопытством.

Такая непосредственная, боже мой. Я краем глаза заметила усмешку короля, такую же — его сына, и недовольно поджатые губы её величества.

— Ваше высочество, думаю, наша гостья хотела бы пообедать, — тем не менее, голос королевы Алреи звучал мягко, когда она обратилась к невестке. — Вы можете поспрашивать её о браслете в другое время. Думаю, это наша не последняя встреча, — Алрея улыбнулась, взгляд снова скользнул по мне.

Ну… наверное, да, не буду загадывать. Керис бросила на мать своего жениха виноватый взгляд и тихонько вздохнула. Любопытно было бы узнать, как принц относится к невесте. Да, помню, Лор говорил, что он всё внимание уделяет ей, любовниц не заводит, но… Бетиар маг девятой категории. Менталист, как и его отец. Хорошо, к заговору вряд ли причастен, он же и так наследник, и как раз не в его интересах, чтобы подняла голову старая династия.

— Сегодня был ваш первый рабочий день? — слово снова взял король. — Как вас приняли?

Я вспомнила утро в приёмной, и настроение улучшилось ещё немного.

— Хорошо, ваше величество, — моя ответная улыбка стала шире.

Аккуратно отрезав кусочек небольшой котлетки и обмакнув в соус, отправила в рот. Ум-м-м, а неплохо во дворце кормят, совсем неплохо! Хорошо, без изысков и экзотики, и лишних незнакомых столовых приборов.

— Яна подсказала пару интересных и полезных идей, ваше величество, — неожиданно отозвался Эрсанн, и мои щёки снова потеплели — похвалы я не ожидала. — Как говорил, она умная женщина.

— Вижу, не жалеешь, что взял её к себе, — Геленар снова окинул меня взглядом. — Про идеи расскажешь, мне тоже интересно. Что ж, рад за вас, милорды. Во всех смыслах, — добавил его величество ну очень выразительно.

Конечно, и колечки заметил, и фамильные сапфиры на мне. Наверняка знакомые ему украшения.

— И за вас, госпожа, — со смешком продолжил король, а моё смущение усилилось. — Вы попали в хорошие руки.

— Может, вы расскажете нам что-нибудь интересное о своём мире? — очень вовремя встряла королева, воспользовавшись паузой, пока её муж жевал.

Своевременная просьба, да уж, слушать дальше намёки относительно моих отношений с Морвейнами… ну, слишком пока для меня.

— Поверьте, ваш мир гораздо интереснее, — ответила я Алрее. — Мой совершенно обычный, в нём нет никакой магии, и… мне там скучно было, — призналась я. — Здесь нравится больше.

— Я вас понимаю, — и вроде простые слова, но мне снова почудилась двусмысленность.

И ровно в этот момент вдруг надоело стесняться моего теперь уже официального положения невесты Морвейнов и того, что я живу сразу с двумя мужчинами. Да к чёрту. Завидно, что ли? Я ответила Геленару невозмутимым взглядом, прожевала кусок и спокойно ответила:

— Вы правы, мне действительно повезло попасть в дом к милордам. Я ни о чём не жалею, ваше величество.

— Вы будете на Охоте? — как ни в чём не бывало, продолжил Геленар. — Лорес, как ваше состояние? Вы оправились после нападения?

— Благодаря Яне очень скоро, ваше величество, — ответил Лор — вот… врун! Благодаря мне, конечно! Но всё равно приятно. — Думаю, мы будем на Охоте.

Дальше беседа протекала плавно и неторопливо, обо всём понемножку, как говорится. Я больше помалкивала, тихо радуясь, что всё проходит так мирно и спокойно. Королевская семья оказалась не такой уж страшной, как думалось, и подозреваю, встреча с Геленаром скорее дань вежливости и любопытству, чем серьёзная проверка. Что ж, зато посмотрела на августейшую семью, тоже не рядовое событие, если подумать. Обед продлился чуть больше часа, и когда всё те же молчаливые слуги убрали пустые тарелки, Эрсанн поднялся, обратившись к королю:

— Ваше величество, благодарю за обед. Вы помните о моей просьбе насчёт вашего брата?

Геленар тут же перестал улыбаться, благодушное выражение мигом слетело с его лица, и я увидела настоящего короля. Властного, жёсткого, даже жестокого. В зелёных глазах поселился холод.

— Помню, — кратко ответил он. — Эрфрод ждёт вас в Малой Синей гостиной. Эрсанн, результаты допроса Илеро и Эрфрода — завтра мне на стол, — добавил король и кивнул мне. — Госпожа Яна, доброго дня.

Я присела в реверансе, потом мы развернулись и направились к выходу из столовой. Слава местным богам, здесь не существовало дурацкого обычая, что к королю и его семье неприлично поворачиваться спиной. А то наслышана о всяких нелепых рассказах о том, как при дворах некоторых правителей бедняги, удостоенные аудиенции, вынуждены были пятиться до самых дверей, покидая монарха.

— Ты королю понравилась, — обронил Лорес, едва мы вышли из личных апартаментов его величества. — И остальным тоже, Яночка. Поздравляю, — он посмотрел на меня с едва заметной улыбкой, чуть сжав пальцы.

— Да ладно, — нервно выпалила я, вдруг навалился откат, и по телу прокатилась нервная дрожь. — Небось, просто хотел проверить, не аферистка ли я, ухитрившаяся заарканить двух самых завидных холостяков Мангерна…

Сказала, и сама смутилась от своих слов — не иначе, как от переживаний понесло, не слежу за языком совсем.

— И это тоже, — невозмутимо подтвердил Эрсанн. — Так что высочайшую проверку ты прошла, милая. Кстати, о важном, — он тоже посмотрел на меня, только очень серьёзно и без тени веселья. — Приедем вечером домой, обсудить надо кое-что, Яна.

По старой привычке сердце испуганно дёрнулось — я не любила серьёзных разговоров, обычно они ничего хорошего мне не приносили. Старший Морвейн, видимо, заметил это, коротко вздохнул, и в следующий момент я оказалась в крепких объятиях — благо, вокруг никого из придворных очень удачно не оказалось.

— Да что ж ты такая пуганая, Яночка, — вполголоса проговорил он, прижавшись щекой к моему виску. — Когда уже перестанешь о плохом думать каждый раз, мм?

Ох, когда-нибудь, наверное, перестану. Но привычка — страшная сила, да.

— Разговор приятный, тебе понравится точно, — успокоил Эрсанн и отпустил, и Лор снова взял за руку. — А пока нас ждёт следующий допрос, и ты обещала рассказать про вторую идею насчёт работы. Твоё усовершенствование письма мне понравилось, очень полезная вещь.

Зубы заговаривает, но как грамотно! Ладно, ладно, поверю, что ничего плохого в том разговоре для меня не будет.

— Мне же, наверное, обратно переодеться-то надо, — вспомнила я о внешнем виде.

Рассекать по департаменту в фамильных драгоценностях Морвейнов как-то… не очень по-деловому, думается мне.

— Переоденешься, — невозмутимо кивнул Эрсанн. — Домой пораньше поедем, до театра у тебя ещё верховая езда.

Он издевается?!

— Может, не надо сегодня уже?.. — попыталась робко возразить я, впрочем, без всякого результата.

— Милая, нам через неделю на Охоту ехать, ты должна хотя бы в седле уверенно держаться, — категоричным тоном прервал Эрсанн. — Театр в восемь, если уйдём в пять, как раз до семи освободимся. Минут за сорок соберёмся, от нашего дома ехать недалеко.

О-о-о… Чувствую, к концу дня буду выжатым лимончиком, от которого только жатая шкурка останется. Надеюсь, у их светлостей хватит совести не приставать ко мне сегодня, а то точно расписание буду составлять. Понимаю, конечно, дорвались и всё такое, но… В общем, ладно. Решим вечером. Мы снова оказались в людной части дворца, нам снова смотрели вслед, и всё бы ничего, однако когда мы уже выходили из очередной залы, наполненной людьми, я вдруг поймала взгляд одной девушки, довольно милой, даже красивой, наверное. Она стояла вместе с кем-то из старших родственниц, возможно с матерью, дородной пышнотелой женщиной, сама на фоне её — как статуэтка, изящная, стройная. Девушка смотрела не на меня, а… на Эрсанна, как поняла, проследив за её взглядом. Чёрт.

На свеженьком личике отразилось удивление пополам с замешательством, на светлых щеках заалел румянец, и идеальные дуги бровей медленно поползли вверх. Очередная знакомая леди, что ли?.. Я притормозила, прищурившись — девица словно и не замечала больше никого, откровенно пялясь на старшего Морвейна, с каким-то нездоровым восторгом на лице. Я засомневалась в её душевном равновесии.

— Эрсанн, ты её знаешь? — вполголоса спросила, когда он замедлил шаг и вопросительно посмотрел на меня.

— Кого? Нет, понятия не имею, — он глянул на девицу, покачал головой и поторопил. — Ян, идём, его высочество Эрфрод ждёт.

Ладно. Возможно, какая-нибудь провинциалка, которую родственники вывезли в столицу, увидела красивого мужика вот и распустила слюни. Как распустила, так и подберёт. Нечего на чужое зариться. Я только крепче сжала локоть Эрсанна, радуясь, что из залы мы вышли. Не хватало ещё одной озабоченной девицы, Аллалии достаточно. И той, второй, жены начальника Королевской СБ. Леди Грифлис, вроде. Чёрт, помяни нехорошего человека, он и появится… Мы свернули в очередной коридор, и я досадливо поджала губы: навстречу нам плыла — по-другому и не сказать, — леди Илинда. Как всегда, безупречная в серебристом атласном платье, с причёской, плечи прикрыты лёгкой газовой накидкой. Видимо, она тоже не ожидала увидеть здесь меня, да ещё в таком виде. Эмоции леди удержать не успела, на точёном, ухоженном лице мелькнуло безмерное удивление. Взгляд Илинды прогулялся по моей шее — наверняка колье оценивала, — потом вообще по всей фигуре. Лорес тихо хмыкнул.

— К вечеру все кумушки будут знать, что Морвейны нацепили на свою игрушку фамильные сапфиры, — вполголоса прокомментировал он с изрядной долей иронии.

Я только поджала губы и вздёрнула подбородок. Да пожалуйста. Пусть завидуют молча. Морвейны шаг не замедлили, и леди пришлось посторониться, пропуская нас. Я чуть склонила голову, сохранив невозмутимое выражение лица — мы почти равны, имею право не приседать перед ней в реверансе, — как и мои лорды, и мы поспешили дальше. Что ж, не сомневаюсь, в театр мне ещё что-нибудь из фамильного подарят, так что… у леди будет ещё один повод удивиться.

— Сюда, — Эрсанн свернул в очередной коридор, и я увидела закрытые двери, около которых стоял караул. — Малая Синяя гостиная.

О, а вот и наш второй клиент. Лор придержал меня, пришлось отпустить локоть Эрсанна.

— Пап, давай мы пока в департамент поедем? Яна себя в порядок приведёт, — предложил он. — А ты принца довезёшь.

— Договорились, — кивнул старший Морвейн и взялся за ручку двери.

Мы же поспешили дальше, к выходу из дворца. Вспомнив о наших планах на вечер, с грустью подумала об обещанных кошках и на всякий случай уточнила у Лореса:

— Лор, значит, кошки откладываются?

— Почему? — он легко сел в седло и нагнулся, протянув мне руку. — Заедем, выберем, это дело пяти минут.

Он меня плохо знает. Если кисок там много… Пять минут я буду только выходить из нирваны, оказавшись среди пушистиков.

— Ладно, — кротко отозвалась я.

Доехали мы до департамента быстро и раньше Эрсанна и принца Эрфрода. А ещё, у Лора оказался ключ от кабинета отца, потому что пошли мы туда. Ну да, моя одежда же там осталась… Я молча повернулась к Лоресу спиной, чтобы он развязал, и дыхание невольно участилось, когда он подошёл близко.

— Что за человек, брат короля? — спросила я, пока Лор ловко развязывал ленты на корсаже.

— О, любопытный экземпляр, — весело отозвался младший Морвейн. — У них с Геленаром разница два года, Эрфрод ведёт разгульный образ жизни, несмотря на высокое положение и наличие супруги. Формально, он отвечает за дела, связанные с торговлей с южными странами, фактически этим всем занимается начальник департамента торговли, лорд Ормунд Бореш, — его ладони скользнули по плечам, спуская тонкий шёлк. — Его высочество только организовывает пышные встречи послам и торговцам, желающим вести дела с Арнедилией.

— И не ворует этот лорд Бореш? — я покосилась на Лореса.

— Милая, за всеми главами департаментов присматривает Королевская Служба безопасности, — он развернул меня к себе и подмигнул.

— Даже за вами? — я подняла брови, аккуратно переступив волну синего шёлка у ног.

Лор ответил не сразу: сначала отступил и окинул меня внимательным взглядом. Я чуть смутилась — на мне оставалось только бельё и чулки, ну и драгоценности.

— Яночка, солнышко, начальник Королевской СБ лорд Рисальд Грифлис раз в неделю играет у нас в бильярд, — его глаза блеснули, губы дрогнули в улыбке. — На прошлой неделе не был, потому что я болел.

При упоминании о бильярде мои щёки обдало теплом, я отвела взгляд и руки сами потянулись обнять себя, прикрыться от горевшего восхищением взгляда Лореса. Даже упоминание фамилии, связанной для меня с не слишком приятными воспоминаниями, не вызвало недовольства. Мда, бильярд… Он перехватил мои запястья, покачав головой.

— Знаешь, а тебе идёт, только кружева и украшения, — задумчиво протянул он, в тёмно-голубой глубине мелькнуло странное выражение.

— Ясно. А с братом что, подробнее можно? — поспешно произнесла я, отвлекая Лореса от явно не слишком приличных мыслей.

Он хмыкнул, отпустил руки и подал моё обычное платье.

— Подробнее? Меняет любовниц как перчатки, предпочитает замужних, юных дебютанток боится, как огня, — продолжил Лор рассказывать про Эрфрода. — Его супруга, кстати, приходится дальней родственницей лорду Борешу и отлично разбирается в делах, так что, его высочество опасается злить жену. Со случайными женщинами она мирится, тем более, они ни на что не претендуют и леди всех их прекрасно знает, — я развернулась к Лору, и он начал застёгивать мне платье. — Такой вот экземпляр ждёт нас в допросной.

Я нахмурилась, обдумывая информацию, поправила вырез.

— Хорошее прикрытие для настоящих планов, такой себе повеса, охочий до развлечений, — пробормотала я.

— До сих пор Эрфрод не был замечен в стремлении к власти или зависти к брату, — обронил Лорес. — Наоборот, всячески избегает даже обязательных совещаний раз в месяц, у короля.

— Это не показатель, — я покачала головой.

— Конечно, нет, — младший Морвейн снова развернул меня к себе, притянул, обнял, чмокнул в кончик носа. — Посмотрим, что на допросе скажет.

Я снова кивнула и потянулась к замочку колье, снять украшение.

— Знаешь, сюда хорошо пойдёт та цепочка с жемчугом, что мы купили тебе, помнишь? — неожиданно сказал Лорес, его палец медленно провёл по груди, к самой ложбинке. — Наденешь завтра, — решительно заявил он, пока я хлопала глазами.

Ответить не успела, дверь в кабинет открылась, заставив вздрогнуть, и заглянул Эрсанн.

— Готовы? — окинул нас быстрым взглядом, на его губах мелькнула улыбка. — Пойдём.

Я отложила колье и поспешила за Лоресом. Работа ждёт. Снова коридоры и переходы, и знакомая уже комнатка за тёмной завесой. В этот раз с подозреваемым Лорес беседовал один, без Эрис. Я села за стол, подвинула к себе чистый лист и приготовилась слушать и записывать. Что нам расскажет его младшее высочество, брат короля?

Глава 5

Эрфрод оказался классическим красавчиком со слащавой внешностью, мягкими чертами лица и такой же пышной шевелюрой, только более светлого оттенка, чем у его брата. Кубы капризно кривились, но в глазах светилось беспокойство. Ага. Рыльце-то в пушку, значит. Принц положил ногу на ногу и соединил пальцы в замок, на Лореса не смотрел и хмурился.

— Скользкий тип, — вполголоса обронил Эрсанн, его рука снова лежала на спинке моего стула. — Вполне может быть ширмой, за которой прячутся настоящие заговорщики. Замужних любит, что тоже на руку.

— Марионетка на троне? — так же негромко предположила я.

— Почему нет, — согласился Эрсанн.

— Ваше высочество, вы помните Охоту двадцать пять лет назад? — начал Лорес. — Если не очень, у меня есть разрешение его величества на ментальное вмешательство в вашу память, — предупредил он.

— Знаю, — Эрфрод нервно вздохнул. — Я… помню. Спрашивайте.

Голос у него оказался под стать внешности, высокий, мягкий, таким хорошо очаровывать женщин. Ну точно Казанова местного разлива.

— Вы присутствовали на Охоте все три дня? — задал Лорес первый вопрос.

— Да, — Эрфрод ответил быстро, не задумываясь.

Не врёт. Хотя, всё может быть.

— Был, — подтвердил Эрсанн. — Но мог отлучаться.

— Вы никуда не отлучались из охотничьих угодий все эти три дня? — Лор словно услышал комментарий отца.

— Н-нет, — то ли принц плохой актёр, то ли опасается слишком явно врать, зная, что главный следователь ложь распознает.

И взгляд отвёл. Мда, плохой актёр.

— Ваше высочество, — в негромком голосе Лореса прорезались металлические нотки. — Подумайте хорошенько. Вы отлучались с Охоты?

Принц облизал губы, поменял ногу, поправил кружево на рубашке. Оп-па. Неужели наши подозрения верны? А как же тогда Илеро? У него тоже не всё чисто с Охотой, насколько помню! Кто из них?

— Я… поймите меня правильно, — Эрфрод нервно вздохнул. — Моя супруга там присутствовала, и она…

— Ваше высочество, — оборвал его Лорес. — Вы отлучались с Охоты?

Взгляд лорда следователя стал острым, пронзительным, глаза вмиг похолодели, превратившись в кристаллики льда. Младший брат короля не выдержал, вскочил, прошёлся по комнате, нещадно терзая кружево манжета.

— Я не могу об этом говорить, — выпалил он. — Это… это совсем неважно, это только моё личное дело!..

— Ваше высочество, если вы не ответите мне, я арестую вас по обвинению в измене короне, — негромким, вроде как скучающим голосом произнёс Лорес. — И с вами уже будут разговаривать дознаватели его величества. Если вы сейчас всё внятно мне не объясните.

— Всего на несколько часов, — глухо отозвался Эрфрод, остановившись у одного из пейзажей, его плечи ссутулились, и вся фигура выражала печаль. — Это женщина была.

— Кто?

— Я не могу сказать! — в словах принца слышалось отчаяние. — Понимаете, не могу! Она… несвободна!

— Ваше высочество, несвободным можете очень скоро стать вы, во всех смыслах, — отрубил Лор.

— Вот же, глупый мужик, — хмыкнула я, записывая показания. — Следователь — он как врач, ему всё можно и нужно рассказать.

— Видимо, или дама — леди Сигирин, или кто-то, слишком высокий по положению, — отозвался Эрсанн. — Но что-то подсказывает, вряд ли первый вариант. Слишком грубый прокол для заговорщиков.

— А вдруг? — не согласилась я. — Может, намеренно его подставить хотят?

Принц оглянулся, угрюмо взглянул на невозмутимого Лореса.

— Леди замужем и её давно нет в Мангерне, — ответил он устало. — Мы всего лишь иногда переписываемся. Я готов дать клятву, что никакого отношения моя… давняя интрижка к измене брату не имеет.

— У леди есть дети? — Лорес никак не отреагировал на заявление Эрфрода.

— Есть, — тот снова отвёл взгляд. — Законные, от мужа. Мы… аккуратны были.

— Муж жив?

— Д-да, — не слишком уверенно ответил принц. — По крайней мере, полтора года назад, когда я получил последнее письмо, был жив.

— Куда уехала леди?

Я шустро строчила вопросы и ответы, почти не глядя в комнату — а чего глядеть, если принц и так уже с готовностью отвечал на вопросы?

— Сначала в какую-то южную страну, потом они с мужем переезжали, он дипломат, — Эрфрод вернулся в кресло.

— Я хочу видеть письма этой леди, — заявил Лорес тоном, не допускающим возражений.

— Я… хорошо, я принесу вам завтра, — пробормотал его высочество.

— Вы отлучались только один раз с Охоты? — вернулся младший Морвейн к уточняющим вопросам.

— Да, больше и не получилось бы, — он криво улыбнулся. — Моя леди уезжала, у нас имелась только одна возможность увидеться.

— Дипломат? — задумчиво протянул Эрсанн. — Двадцать пять лет назад… Хм. Уж не леди ли Ораи это была? О, тогда принц прав в своём молчании. Муж у дамы суров весьма, и не посмотрит, что любовник королевских кровей, — я покосилась на него и заметила усмешку. — Как они вообще ухитрились встретиться, мне интересно. Лорд Ораи трясся над своей супругой, как королевский казначей над ключом от сокровищницы и казны, — Эрсанн усмехнулся шире. — Проверим по письмам, она или не она.

— А если нет? — переспросила я.

— Тогда будем думать дальше, — ладонь Эрсанна перекочевала на мой затылок. — Принц вполне мог по пути к леди Ораи заскочить ещё и к леди Сигирин.

Я не сдержала смешка.

— Сил-то хватило, на двух?

Бровь старшего Морвейна поползла вверх, он одарил меня снисходительным взглядом.

— Солнце моё ясное, его высочество осилит и троих девиц сразу, что неоднократно подтверждено владелицами борделей, куда он захаживает со своими друзьями, — любезно просветил меня Эрсанн.

Оу. Я впала в лёгкую задумчивость: не, ну две ладно ещё, но с тремя сразу?! Э-э-э. Камасутры не хватает, моя фантазия пасует.

— Сколько вы отсутствовали? — Лорес между тем продолжил допрос.

— М-м-м, несколько часов, — Эрфрод изволил чуть покраснеть. — Я, знаете ли, не засекал время. Мы недалеко от Мангерна встречались, в предместье.

— Туда же могли Сигирин привезти, — опять прокомментировал Эрсанн.

— Как место называется? — не сбавлял нажима Лор.

— Гостиница, кажется, «Серебристая заводь», — принц не отрывал взгляда от своих пальцев. — Это всё, милорд?

— Пока да. Жду завтра писем, ваше высочество, — Лорес поднялся. — Прошу за мной.

Они вышли, мы с Эрсанном остались одни.

— В гостиницу съездим, конечно, но вряд ли там кто-то что-то помнит, — старший лорд нахмурился и погладил пальцами подбородок.

И заодно мой затылок, на котором волоски тут же встали дыбом от такой простой ласки.

— Мутная история, если честно, — он покачал головой. — Надо бы последить за Эрфордом, да и фрейлину он тоже хочет во дворец определить… Кстати, девушка изначально в списке была, тех, кого обязательно проверять, — добавил Эрсанн. — Я просмотрел на всякий случай.

Я насторожилась и повернулась к нему полностью.

— Это та, дочка его друга, про которую ты говорил? — уточнила на всякий случай.

— Да, леди Алора Уитфинн, — Эрсанн кивнул, посмотрел на меня слегка рассеянным взглядом и вдруг нагнулся вперёд, ухватив за руку.

Я только и успела испуганно вздохнуть, как в следующий момент меня дёрнули, и я оказалась у него на коленях.

— Она сегодня должна зайти к Эрис, после обеда, — добавил, как ни в чём не бывало, Эрсанн, прижав к себе и коснувшись губами виска.

У меня от обилия сведений слегка закружилась голова, и в мыслях опять каша образовалась. В кольце рук моего лорда было так уютно, спокойно и тепло… Никуда не хотелось идти, день слишком насыщенным выдался, и я уже, признаться, устала. А ведь он не закончился ещё! Всего-то половина прошла! Мы посидели немного в тишине, я слушала ровный стук сердца Эрсанна под ладонью, и сама не заметила, как заулыбалась. Хорошо, когда есть такие вот моменты, когда можно побыть вдвоём, просто вдвоём, рядом. Или втроём.

— Бери записи, пойдём, — Эрсанн мягко отстранил и я встала с его колен. — Отдашь Лору, вместе с допросом Илеро.

Мы вернулись обратно, я — в приёмную, он — к себе в кабинет, и рабочий день пошёл своим чередом. Я занималась бумагами, осваивала новую полочку для распоряжений — старший Морвейн осчастливил ещё пачкой оных, — приходили желающие лицезреть начальство, некоторые всё ещё пытались с ходу ломиться в кабинеты… Пробегала Эрис с озабоченным лицом, просидела у Лореса полчаса, после чего он вышел, кивнул мне и махнул рукой в сторону кабинета отца.

— На совещание, — отрывисто бросил младший Морвейн, и я поняла, что появились новости по делу заговора.

— Лор, вкратце, ко мне минут через десять фрейлина придёт, и потом едем домой, — Эрсанн бросил взгляд на часы на стене. — У нас ещё много дел сегодня.

— Первое, принц Илеро по пути домой потерял целый час по показаниям его прислуги, — Лорес остановился у стола отца и опёрся на него ладонями. — Дворецкий утверждал, что хозяин вернулся вовремя, но вот о конюхе Илеро, видимо, позабыл, — улыбка Лора больше походила на оскал. — Конечно, дворец-то большой, не только он один там живёт. А конюх запомнил, потому что в тот день никто больше не возвращался, ибо весь Малый двор на Охоте изволил веселиться. И ещё, лошадь принца в мыле была, будто он очень торопился.

— Угу, — Эрсанн кивнул, побарабанил пальцами по столу. — Что ещё?

— Сообщение с границы, взяли караван с нелегальной партией запрещённых амулетов, и по документам официальный товар, ткани, как и весь караван, принадлежат известной торговой фирме. Угадай, кто владелец?

Эрсанн ухватился за подбородок, посмотрел на сына.

— Удиви меня, — ровно произнёс он.

— Советник по торговле, — Лорес помолчал и добавил. — Тот самый, на которого недавно приходила анонимка, что он не все пошлины уплачивает, которые положены по закону. Доклад королю пошёл, а наши завтра выедут, посмотрят, что за артефакты, что за караван, не фальшивые ли документы. И советника вызывать надо, — Лор поморщился. — Какая-то мышиная возня начинается, не нравится мне всё это.

— Так, завтра утром ещё раз соберёмся вместе с Эрис, подведём итоги и что мы имеем по всему расследованию, — ответил Эрсанн. — Всё, идите, заканчивайте дела, как только леди Солана уйдёт, уезжаем.

Это хорошо, время к четырём приближалось. Я вернулась в приёмную, воспользовавшись тем, что никого не было, начала сводить воедино полученные на допросе сведения — пока только двоих опросили, но ведь ещё остаются другие, не столь близкие родственники и просто придворные, тринадцать человек. Может, ещё и среди них кто окажется подозреваемым. Не хотелось бы, на самом деле. Двое — уже не очень хорошо, оба подозрительные, а если ещё появятся… Мы до местного Нового года не разгребём это дело. А на юг тоже хочется съездить, как мне обещали.

Раздался звук открывшейся двери, я отвлеклась от бумажек и подняла голову. М-мать!.. Изнутри плеснуло раздражением и одновременно неприятным удивлением: не бывает таких совпадений! Ну просто не бывает! В приёмную входила в сопровождении дородной леди та самая краля, которая неприлично пялилась на Эрсанна во дворце, когда мы с обеда возвращались. Так, вот это мне не нравится! Очень! Фрейлина, значит, по протекции дочери Илеро?! Ну-ну. Я нахмурилась, встала.

— Леди, вы к кому? — решила повредничать.

— У нас назначено, мы по вопросу зачисления в штат её высочества, — дама постарше окинула меня небрежным взглядом. — А вы, собственно, кто?

— Личная помощница милорда, — сухо ответила я.

— А, — дама узрела кружево браслета на моей руке, скривилась и повернулась к спутнице. — Солана, милая, пойдём.

Я проводила парочку прищуренным взглядом, недовольство не желало утихать. Солана, чёрт возьми, разулыбалась, задышала чаще, на щеках появился нежный румянец. Меня не замечала, будто я для неё пустое место. Глазки опустила, смущённо вроде как, ручки сложила на животе и поплыла за своей мадамой. Ох, как хочется присутствовать при их разговоре с Эрсанном! Я села обратно, нахохлилась, скрестив руки на груди. Работать резко расхотелось, мой взгляд то и дело возвращался к двери кабинета, не давало покоя нездоровое желание подслушать, о чём там говорят. Ревную? Да! Ещё как! Положим, в Эрсанне я уверена, но… Чёрт, вокруг моего мужчины увивается левая девица, едва оперившаяся, но воспитанная в духе «как заарканить жениха поприличнее», а я буду терпеть?! Да ни в жисть! Пока ведь никто не в курсе, что я невеста Морвейнов, пока это только на уровне слухов. Кстати. Вспоминая обычаи прошлого на моей исторической родине, там по случаю помолвки устраивали приёмы, где знать ставилась в известность об официальном статусе избранницы. М-м-м. А здесь такое есть? Я согласна, пусть даже перспектива публичного признания перед обществом факта, что мне таки сделали предложение самые завидные женихи Мангерна, причём оба сразу, нервирует несказанно. Сожрут ведь. Да к чёрту!

Я вскочила, прошлась перед столом, мой взгляд метался между часами и кабинетом. Время тянулось невыносимо медленно… Звук открывшейся двери заставил вздрогнуть, только не той, которую я прожигала взглядом.

— Ян? — Лорес вышел из кабинета, закрыл его. — Ты чего? Папа ещё не освободился?

— У него фрейлина, — буркнула я, не скрывая недовольства. — Та, которая пялилась на него во дворце. Солана, кажется.

— О-о-о, — протянул он, медленно улыбнулся и подошёл ко мне. — А чего мы такие злые, милая? Ты же знала, он проводит беседы с ними, даже с теми, за кого просят, — его рука самым наглым образом обвилась вокруг моей талии, Лор притянул меня к себе.

— То и злая, — я упорно отворачивалась, за собственную ревность вдруг стало немного стыдно.

Ревность — это недоверие. А я Морвейнам верю. Я… я себе ещё не до конца верю, что мне действительно так повезло и меня не выставят за дверь, когда надоем. Эм-м-м. Если надоем. Пальцы Лореса ухватили за подбородок и он повернул мою голову к себе, заставив смотреть в глаза.

— Ревность? Неужели, Яночка? — вкрадчиво осведомился младшенький, и в его глазах засветилась радость. — С чего бы, а?

Я разволновалась, от близости Лора, от запаха свежести и мяты, от проснувшихся воспоминаний о минувшей ночи.

— С того, — едва слышно ответила, чувствуя, как щёки уже просто пылают, и упёрлась ладонями в грудь Лоресу. — Пусти, войти могут…

— Не войдут, — со смешком оборвал ушлый лорд. — Дверь не смогут открыть, пока щит не сниму. Так что такое, Яна? Неужели у кого-то проснулись собственнические чувства, м-м-м? А меня тоже ревновать будешь?

Буду. Если какая-нибудь леди вздумает строить глазки. Но признаваться не собираюсь! Я дёрнула головой, высвобождаясь из его пальцев и упорно отмалчиваясь, пойманная на горячем. В следующий момент я оказалась прижата к столу, Лор крепко обнял одной рукой, а другой опёрся на столешницу, и пришлось вцепиться в его плечи, чтобы не лечь вообще. Сердце скакнуло к горлу, волнение плеснуло горячей волной, мой взгляд метнулся к закрытой двери в кабинет Эрсанна. Если оттуда сейчас выйдут… Славная выйдет картина, ага.

— Лор!.. — выдохнула я, не зная, чего хочу больше — чтобы отпустил или поцеловал.

— Я слушаю, внимательно, — он провёл носом вдоль изгиба шеи, прижался тёплыми губами к ставшей слишком чувствительной коже. — Скажи уже, Яночка, — чуть тише добавил, и от вибрирующих ноток в его голосе я беззвучно охнула, выгнувшись навстречу. — Ну, милая…

Лор прижимался так крепко, что три слоя юбки не помешали почувствовать степень его желания. Внушительную такую степень, чёрт возьми. Я уже открыла рот, чтобы признаться в очевидном, что оба мне нравятся, до безумия, если не сказать больше, однако спасла та самая Солана. Лорес вдруг резко отпустил и отступил на шаг, я выдохнула, поспешно одёрнув платье, и буквально через минуту открылась дверь кабинета Эрсанна. Сначала вышла дама, излучавшая радость и почтение от высокой причёски до кончиков туфель. Улыбка на её лице грозила сойтись на затылке.

— Благодарю вас, милорд, очень приятно было пообщаться, — прощебетала она высоким, противным голосом. — Мы с леди Соланой очень рады познакомиться с вами!

— Всего хорошего, леди, — следом за молчаливой, такой же улыбчивой и крайне смущённой Соланой вышел Эрсанн. — Удачи на новом месте, миледи, — он склонился над протянутой ручкой новоявленной фрейлины, затянутой в кружевную митенку.

И хотя я понимала, что это всего лишь дань вежливости, чуть не зарычала, честно. Не хочу, чтобы он прикасался к этой… Солане даже из вежливости!! Вдруг проснувшиеся инстинкты завопили «Моё!», ибо я достаточно читала о таких вот невинных малышках, с лёгкостью окручивавших самых упорных холостяков высшего общества. Так, приём нужен. Срочно. Пусть все уже знают, а не догадываются, что конкретно эти двое мужчин заняты. Прочно и надолго. И пусть скрипят зубами, сколько угодно! Я молча проводила пару взглядом, недобрым таким, и посмотрела на Эрсанна. Он смотрел на меня. С усмешкой, понимающей и насквозь ехидной. Да… да в сад всех, вообще! Я отвернулась, скрестив руки на груди и спиной остро чувствуя взгляды обоих лордов. Донельзя довольный смех Морвейнов вогнал в краску почище, чем их откровенные ласки, я не знала, куда себя девать.

— Ян-н-на-а-а, — ласково протянул Эрсанн и в следующий момент прижался ко мне, приблизившись совершенно неслышно. Ладони старшего лорда легли на стол, щека прижалась к моей, и внутренности превратились в невесомый пух от близости Эрсанна. — А знаешь, оказывается, это так… приятно, когда тебя ревнуют, — он потёрся об моё лицо, уже немного колючий, и от его слов коленки чуть не подогнулись. — Ревнуешь же, чудо?

Я не могу, просто не могу спорить ни с одним, ни со вторым. Кажется, я уже неспособна сказать им «нет»… Что бы ни попросили. Плохо ли это? Для кого-то, может, да. Для меня — хм-м-м, нет. Но могучий приступ смущения не хотел проходить, сложно признаваться в серьёзности своих чувств, однако.

— Д-да, — промямлила я и тут же возмутилась. — А что она на тебя уставилась, будто ты выигрыш в лотерее, а у неё счастливый билетик?! — выпалила я, чувствуя, что лицо сейчас сгорит.

Эрсанн снова тихо засмеялся, обнял двумя руками, его губы коснулись уголка рта.

— Пусть смотрят, сколько угодно, — шепнул он на ухо. — Я только твой, Яночка, — его пальцы переплелись с моими, голос стал нежным, мягким. — И Лорес тоже.

Ну… Чёрт. Я не ожидала этого услышать, никак, по крайней мере, не в приёмной департамента магии. Почти признание, можно сказать. И вот удивительно, раньше словам не очень-то верила, а сейчас… Сразу так спокойно на душе стало, умиротворённо. Мои, да. Оба. Я чуть повернулась, прикрыла глаза и нашла губы Эрсанна, наплевав на то, что кто-то может войти. Имею полное право целоваться с тем, кто скоро станет моим мужем. А с приличиями как-нибудь разберусь. И идут все лесом. С некоторым трудом оторвавшись от Эрсанна, я совсем повернулась к нему, прижалась лбом, так и не открывая глаз, обхватила родное лицо ладонями.

— Мой… — сорвалось с губ тихо-тихо, и сама испугалась так ясно озвученной мысли.

Раньше ведь только думала, и то с оглядкой. Ладно, чего уж, хватит от правды бегать, Янка. Давай, выбрасывай последнюю шелуху, признавайся, честно и откровенно, втюрилась по уши, как кошка. Да-а-а. Чуть улыбнулась, мягко отстранилась, чувствуя себя сейчас как-то по-новому, легче, свободнее, что ли. Выглянула из-за плеча Эрсанна, поймала задумчивый взгляд Лореса и улыбнулась шире. Старший Морвейн без слов понял, разжал руки, и я подошла к его сыну. Не дав ничего сказать, обняла за пояс, прижалась к груди, зажмурилась и уже увереннее повторила:

— И ты тоже мой, — потом подняла голову и посмотрела в глаза Лору. — Кто-то мне кошек обещал. Поехали?

Его руки тут же обвились вокруг талии, лорд следователь наклонился низко-низко, почти касаясь губ, и мурлыкнул:

— Твой, конечно. А что мне за это будет, Яночка?

Поддалась шальному блеску в его глазах, хулигански подмигнула и усмехнулась.

— Сюрприз будет, — в тон ему ответила и на несколько мгновений прижалась уже к его губам.

Потом выскользнула из объятий, взяла за руку и потянула к двери. Меня ждут кошки! А о сюрпризе подумаю по пути.

— Большую или маленькую кошку хочешь? — Лорес решил уточнить мои предпочтения, пока ехали — я с ним.

— А есть большие? — я подняла голову и посмотрела на него с надеждой. — Пушистые?

— Очень, — кивнул он с улыбкой. — Сама увидишь, мы почти приехали. И да, есть большие, но учти, с ними хлопот много.

Да с радостью! Главное, чтоб не гадили где попало, и мебель не драли. Остальное поправимо. Мы остановились у магазина, спешились, и Эрсанн открыл передо мной дверь.

Внутри оказалось два помещения, первое, небольшое, где находился прилавок и на полках лежали всякие товары для животных — миски, клетки, лежанки, корзинки и так далее. Во втором, как я догадалась, находились сами животные — туда вела закрытая дверь, из-за которой доносился характерный шум.

— Милорды, госпожа? — из-за прилавка к нам вышел хозяин, толстенький, румяный, с венчиком растрёпанных волос вокруг лысины. На руках он держал странное существо с шестью лапками, плоское, с густой шёрсткой ярко-синего цвета, и изумрудными глазками. Ух, ты. Его взгляд скользнул по моей левой руке с браслетом. — Чем могу быть полезен?

— Мы бы хотели посмотреть котят исарских лесных, есть у вас? — ответил Эрсанн, и у меня аж чуть слюна не пошла от предвкушения.

— О, вы очень вовремя, как раз из питомника привезли, два дня назад! — оживился хозяин. — Пройдёмте. Вам кошечку, котика?

— Кошечку! — выпалила я, чуть ли не подпрыгивая от нетерпения, пока шла за мужичком со странной животиной.

Морвейны остались ждать у прилавка, проводив меня одинаковыми ласковыми усмешками. Мы зашли во второе помещение, где стояли клетки с разнообразной живностью, чирикавшей, тявкавшей, шуршавшей, пищавшей и мяукавшей. Дошли почти до самого конца, и мой жадный взгляд остановился на высоком загоне, в котором шевелился кто-то пушистый и разноцветный. И довольно крупный.

— Пожалуйте, вот кошечки, — лысик остановился и махнул рукой в сторону загона, открыл сверху крышку и добавил. — Не бойтесь, госпожа, они очень ласковые. Не поцарапают, если только не почувствуют угрозу, — он улыбнулся.

А я… я посмотрела вниз и пропала. На меня глядели пять пар одинаковых ярко-изумрудных глазёнок с вертикальными зрачками, с узких, аккуратных мордочек. Большие треугольные уши заканчивались очаровательными кисточками, длинные усы чуть шевелились, когда киски нюхали воздух. И все пушистые-е-е!! Кроме стандартных белой и чёрной ещё были полосатая, огненно-рыжая и роскошная серебристо-серая, прямо как чернобурка. Крупные, размером котятки вышли как взрослые кошки на моей родине. О-о-оу, да-а-а, кажется, я нашла здесь аналог мейн-кунов! Я люблю Арнедилию, теперь ещё больше.

— Кис-кис, — тихонько позвала, наклонившись, и не в силах выбрать, мой взгляд метался от рыжей красотули к чернобурой.

Кисики смотрели на меня очень серьёзно и внимательно, и не отшатнулись от протянутой руки. Замирая от восторга, я дотронулась до большой рыжей головы, погладила, наслаждаясь мягкостью и пушистостью шёрстки, почесала за ушком одну, вторую. Кошечки тут же зажмурились и заурчали, музыкально и очень приятно, и начали тыкаться в ладонь, требуя продолжения ласки. У-у-у… Какие же лапочки, сил нет!

— Госпожа выбрала? — вежливо спросил хозяин.

Я оглянулась и беспомощно посмотрела на него.

— Нет ещё. Можно на руки взять?

— Конечно, — его улыбка стала шире.

Я снова наклонилась, аккуратно взяла довольно увесистую тушку рыженькой и прижала к груди урчащий комочек, так же, как она, жмурясь от счастья. Выпускать из рук не хотелось. А хотелось взять и вторую, серебристую. Посмотрела в загон, поймала взгляд второй кошечки… И решительно вытащила и её. Вот! Теперь счастье, в количестве двух тушек. Кошечки заурчали на два голоса, не пытаясь выбраться, несмотря на то, что не слишком удобно висели в моих руках. Лорес говорил, можно двух? Тогда возьму и рыжую, и серебристую. Ну не могу выбрать и всё! Совсем как с моими мужчинами. Да и вообще, по жизни выбор мне тяжело давался, даже в мелочах.

— Вот эти, — посмотрела на хозяина.

— Отличный выбор, — лысик ласково глянул на питомиц. — Вы знаете, как за ними ухаживать? — продолжил хозяин, пока мы шли к прилавку.

Пока шли обратно, мне вкратце рассказали, что делать с кошками: чесать каждый день, давать возможность гулять, если есть свой сад, или выводить их, как собак, раза три в день. Ибо лотков с прессованными опилками в этом мире, конечно, не изобрели. Однако эти самые лесные были приучены к тому, что в доме, где живут, не гадят — животные оказались восприимчивы к ментальной магии низких уровней, и нужные команды им внушались заводчиками.

В общем, покинула я заведение в полной нирване, в обнимку с корзиной, где свернулись два пушистых клубочка и не сводили с меня своих зеленющих глазищ. Ну не прелесть ли!

— Ты так любишь кошек? — посмеиваясь, спросил Лорес, пока я усаживалась на лошадь — корзинку держал Эрсанн.

— Обожаю, — вздохнула я, глядя на рыженькую и серебристую влюблёнными глазами. — Но возможности завести не было, увы.

Эрсанн передал мне корзинку и ехидно обронил:

— Лор, кажется, у нас появились соперники. Точнее, соперницы.

Я тихонько фыркнула и бросила на него осуждающий взгляд. Ну как можно сравнивать!

— Кошки — это кошки. А вы — это вы, — с убийственной логикой — женской, правда, — ответила на его изречение. — Поехали, вы же меня ещё на лошадь загнать сегодня хотите.

— Для твоей же пользы, — невозмутимо откликнулся Лорес.

Да кто спорит, что для моей. Но не всё полезное — нравится, и не всё, что нравится — полезное, как гласила народная мудрость в моём бывшем мире. И вообще, у меня теперь кошки, целых две! Большие и пушистые! О-о-о. Я счастлива. Не обращая больше ни на что внимание, всю дорогу домой проворковала с котейками, слушая их мурлыканье, гладя и почёсывая то подставленное пузико, то за ушком. Парочка оказалась игривой, но когтей не выпускала, хотя и покусывала довольно чувствительно — зубки-то острые.

— Как назовёшь? — Лорес прижался ко мне щекой, наблюдая, как я вожусь с пушистиками.

— Подумаю, — я пожала плечами.

Едва мы вошли в дом, киски встрепенулись, сонливость с них мигом слетела, и стоило поставить корзинку на пол, как они шустро выпрыгнули и пошли исследовать дом. Я с беспокойством проследила взглядом за новыми жильцами в нашем доме.

— Не заблудятся?.. — пробормотала, едва сдерживая порыв пойти за кошечками.

— Ян, они умные, — тихо рассмеялся Лор и взял меня за руку. — Оставь, пусть освоятся. Только Хлою предупреди, чтобы она остальным про кошек сказала. Идём переодеваться.

Конечно, кошки наведут суматохи, ну и ладно. Хлоя известию обрадовалась, заодно и помогла переодеться. Кроме обещанных штанов — кстати, специально для верховой езды, без внутреннего шва, чтобы нигде ничего не натирало, — ещё прилагалась блузка и приталенный короткий жакет. Лиф блузки, на мой взгляд, слишком уж сильно облегал грудь, но по словам Хлои, таков фасон. И обязательная юбка. Вместо туфелек — изящные сапожки до колена. Уф-ф. Посмотрела на себя в зеркало — оу, однако, похожа на картины наездниц, как их рисовали маслом, только шляпки с вуалью не хватает. Если честно, чувствовала себя во всём этом немного неуютно и непривычно, всё казалось, со стороны выгляжу ужасно нелепо и все знают, что я не умею ездить верхом.

— Вы будете отлично смотреться на лошади, госпожа, — с улыбкой произнесла Хлоя, присев в реверансе.

Я поморщилась и отошла от зеркала.

— Давай, хотя бы когда мы одни, без официальности? Мне неловко, правда, — просительно глянула на неё. — И потом, в глазах света я пока ещё никто, всего лишь игрушка, — я немного криво улыбнулась.

Хлоя выпрямилась, одарила меня задумчивым взглядом.

— Думаю, милорды в скором времени заговорят о приёме, Яна, — спокойно ответила она. — В честь помолвки. И твой статус станет в глазах всех официальным.

Наш разговор прервался — в мой будуар заглянул Лор. Кстати, заказанную мебель сюда уже привезли, и кушетку, и переставили мою вышивку к окну, и, думаю, туалетный столик тоже уже стоит в соседней спальне. Младший Морвейн окинул меня одобрительным взглядом и протянул руку. Пришлось засунуть сомнения относительно внешнего вида подальше и отправиться на очередной урок. И надеяться, что после него я ещё буду в состоянии поехать в театр… Несмотря на то, что по словам Эрис, представление очень красивое — с магией, — я сомневалась, что уставшая, смогу его оценить. Какой же длинный сегодня день. А ещё разговор, который обещал Эрсанн. И завтра снова работа. Я недавно думала, что мне будет нечем заняться в свободное время? Беру свои слова обратно. Я же не знала, что господа лорды соизволят взять меня к себе личным помощником!

Урок длился всего час, но после него я чувствовала себя старой развалиной. Больше всего болела поясница и спина, их приходилось держать прямо — на первый раз мучить женским седлом меня не стали, слава местным богам. Мне уже ничего в этой жизни не надо было, только горячую ванну и горизонталь, но Эрсанн пообещал массаж, после которого я стану, как новенькая. М-м-м. Предложение, конечно, заманчивое… Но у меня почему-то со словом «массаж» одни неприличные ассоциации. Это я такая испорченная, или слишком сильны стереотипы? Однако озвучивать свои предположения не стала. Не хочу давать интересных идей… Я ещё от первой нашей ночи не совсем отошла, будем честными. Ну и устала, конечно.

А дома ждали кошки. И они встречали! Едва я переступила порог, как ко мне, задрав роскошные хвосты, помчались два пушистых комочка, рыжий и серебристо-серый, и уже на ходу киски начали мурлыкать. Громко так, довольно.

— Приве-е-ет! — я присела и подхватила упитанные тушки, зарывшись в мягкий мех лицом.

Ум-м-м. Счастье. Даже усталость отступила немного. Посмотрела на мордочки, в глаза, светившиеся пониманием, и улыбнулась.

— Сильва, — чмокнула в носик серебристую, — и Сола, — рыжая тоже получила свою порцию ласки.

Имена пришли сами, и судя по взглядам кошечек, понравились им.

— Ян, — позвал Лорес и ухватил меня за локоть, мягко потянув к лестнице. — Нам через полчаса выходить, в экипаже поедем, не верхом, а это чуть дольше.

Ох, да, театр. Неслышно вздохнула и пошла за ним, так и не выпустив кошек из рук. А они и не пытались высвободиться, вися в моих руках и довольно жмурясь. Прелесть, а не кошки! Ну а наверху мы начали собираться… Эрсанн не обманул, массаж вышел отличный, пусть и без того подтекста, что я подозревала: мне размяли каждую мышцу так, что я только покряхтывала, стискивая покрывало. Но зато вернулась бодрость, которой так не хватало. И — в гардеробную. А вот тут, осознав, что я впервые предстану перед светом в новом качестве, да ещё рядом с Морвейнами, меня накрыл мандраж. Да, пусть не приём, но — на меня все будут смотреть, это точно. Чёрт, я с детства не люблю быть в центре внимания! И никогда не привыкну! Так, ладно, хватит, не о том сейчас. Понять бы, что выбрать, для начала. Я в раздумье остановилась перед длинным рядом вешалок, теребя пояс халата, и если честно, вообще без понятия, что же здесь в театр принято надевать.

Как всегда, помощь пришла неожиданно, в лице моих лордов, которые уже оделись — конечно, им-то что, выбрал костюм, рубашку и всё. У меня же, блин, теперь столько одежды, что впору составлять график, когда что надевать! Чтобы утром не мучиться выбором. Но для начала список, какие платья для повседневного выхода, какие — парадно-выходные. Ох, вот уж не думала, что когда-нибудь настанет день, когда для меня важным вопросом будет, что же надеть. Но ведь уже не хочется замухрышкой выглядеть! Или слишком вульгарно, или простенько…

— Итак, — сзади раздался голос Лореса, полный предвкушения, и его руки обвились вокруг талии. — Одеваемся?

— Угу, — я обвела вешалки несчастным взглядом. — Только во что…

— Вот это, — Эрсанн вышел из-за моей спины и уверенно направился к вешалке.

Аккуратно снял наряд и протянул мне. Цвет такой же, как у того платья, что одевала к обеду, тёмно-синий, насыщенный, но ткань — бархат. Талия снова завышенная, декольте — хм-м-м, опять довольно низкое. Спереди от пояса разрез, и в нём — двойная юбка из плотного чёрного с серебристой искрой кружева. Вообще, очень благородно и элегантно, несмотря на тёмный цвет, узкий серебристый кант по краям декольте и разрезов придавал наряду праздничный вид. Пока я рассматривала выбранное платье, Эрсанн улыбнулся и добавил:

— Ты ещё не всё примерила из моего сейфа, Яночка.

Ох. Значит, снова на мне будут фамильные драгоценности Морвейнов. И судя по выбранному цвету платья, снова сапфиры.

— Приступим? — он изогнул бровь, улыбка стала шире.

Одевали меня тоже они, вдвоём. Учитывая, что на мне под халатом кроме трусиков ничего не было — я же после урока верховой езды наведалась в ванну, — процесс… взволновал донельзя. Меня усадили на пуфик в центре гардеробной, и пока Лорес аккуратно натягивал чулки, скользя пальцами по ноге и рождая по телу волны мурашек, Эрсанн попросил вытянуть руки и надел нижнюю рубашку, которая затягивалась на спине тоненькой шнуровкой из атласной ленточки. От мягкого скольжения ткани по телу в горле стало сухо, а пульс подскочил — вроде бы случайные, лёгкие прикосновения пальцев Эрсанна и Лореса заставляли кожу вспыхивать горячими искорками, вздрагивать и кусать губы в попытке сдержать неровное дыхание. И всё происходило в тишине… Я потерялась во времени и ощущениях, и когда наконец была готова, словно очнулась от сладкого сна. Оба Морвейна, тоже, кстати, в тёмно-синем, отошли на шаг и с одинаковым выражением восхищения разглядывали меня. Я облизала губы, зачем-то одёрнула юбку, опустила голову, не в силах вынести их внимания. Проснулось смущение, сильное, сердце билось в ушах, и приходилось прилагать усилия, чтобы сдержать нервную дрожь.

— Лор, идите к зеркалу, — скомандовал Эрсанн. — Я сейчас.

За украшениями, понятное дело. Лорес подошёл, взял мои холодные пальцы в свою тёплую ладонь и молча вывел из гардеробной. К зеркалу подходила с опаской. Не знала, кого там увижу. И как отнестись к той, что взглянет на меня из отражения. Младший лорд поставил лицом к зеркалу и встал за спиной, положив руки на талию. Я набралась храбрости и посмотрела. Напротив отражалась не я, там отражалась дама высшего света, чуть взволнованная, грудь поднималась от частого дыхания, привлекая внимание к низкому вырезу, и на шею так и просилось какое-нибудь роскошное колье под стать наряду. Неброско, изысканно и элегантно — я себя не узнала, честно. Это не я… Вернулся Эрсанн, со стопкой разнокалиберных футляров, положил их на кровать и начал по одному открывать, доставая драгоценности. Первой последовало украшение на голову, полукруглый гребень, похожий на тоненькую диадему, с дорожкой крупных тёмных сапфиров в обрамлении бриллиантов, только оправа на сей раз из золота, а не из светлого металла, как на первом гарнитуре.

Дальше — колье, роскошное, с подвесками из тех же сапфиров в обрамлении бриллиантов, серьги, браслет. Закончив, Эрсанн отступил, склонил голову к плечу и окинул меня внимательным взглядом.

— Вот теперь другое дело, — негромко произнёс он, довольно прищурившись.

И отошёл, давая возможность оценить себя в полной мере. Да… Всё же украшения существенно меняют образ. Теперь я тем более не узнавала ту, в зеркале, и на моём лице отразился испуг, я напряглась и хотела отойти, но Лорес не дал, обняв крепче.

— Смотри, Яна, — настойчиво прошептал он на ухо. — Смотри и привыкай. Теперь ты — леди, наша леди, Яночка. И это увидят все.

Ох. Это и пугало… Что все увидят. Но с другой стороны, я же сама недавно хотела, чтобы все узнали моё настоящее положение. Так что, Яна, вперёд и с песней. Я посмотрела в глаза отражению, храбро улыбнулась и кивнула, положив ладонь сверху на руку Лора. Да, ваша леди. Звучит пока непривычно, но, думаю, это только пока. К кольцам же привыкла, уже почти и не замечаю их, хотя ношу всего ничего.

— Умница, — Лорес легко поцеловал в щёку и отпустил. — Пойдём, а то опоздаем.

Как и говорил Эрсанн, экипаж нас ждал. Сиденья оказались достаточно широкими, чтобы мы втроём поместились на одном. Я прислонилась к плечу старшего Морвейна, рассеянно глядя в окно, младший держал мою руку, на сей раз без перчаток. Пока ехали в уютной, умиротворённой тишине, я слегка задремала, убаюканная мерным ходом экипажа — всё же насыщенный день давал о себе знать. Интересно, а выходные тут бывают? Надо бы не забыть спросить… Приехали мы минут через пятнадцать, и разбудили меня очень приятно — нежным поцелуем, прямо как Спящую красавицу.

— Приехали, милая, — тихо произнёс Лорес, и пришлось открыть глаза.

Снаружи театр выглядел солидно и монументально, крыльцо украшали толстые колонны, облицованные мрамором, скульптуры, лепнина. По ступенькам поднимались леди и лорды, блистая нарядами и драгоценностями, и мы присоединились к общему потоку. Опять проснулось волнение и немного тревога — на нас уже косились, даже более того, кто-то здоровался по пути с Морвейнами, и приходилось держать на лице вежливую улыбку. Тихо радовалась, что можно ограничиться кивком — на ходу реверанс тяжеловато делать, да и мне уже можно обойтись без этой формальности. Взгляд невольно блуждал по гостям, отыскивая знакомые лица, но к моему облегчению, пока никого из неприятных леди не увидела. Может, их и вообще тут не будет…

Внутри театр тоже выглядел роскошно: широкая мраморная лестница, застланная тёмно-вишнёвой дорожкой, люстры с хрустальными подвесками, зеркала, позолота. Мы поднялись по лестнице и свернули в просторный, плавно изгибавшийся коридор, по правую сторону которого тянулись закрытые двери.

— Это ложи, — вполголоса пояснил Эрсанн. — У большинства знатных семей они есть, те, кто не настолько богат и родовит, чтобы позволить себе отдельную ложу, довольствуются местами в общем зале. Наша здесь, — далеко мы не ушли, остановились у двери с золочёной цифрой «5». — Удобно, почти в центре, недалеко от королевской.

Кто бы сомневался, что у Морвейнов будут самые лучшие места. Эрсанн достал ключ, открыл и распахнул передо мной дверь, Лорес мягко подтолкнул, и я с большим удовольствием и облегчением юркнула в полутёмное помещение. Очень уж нервировали взгляды проходивших мимо знатных леди и лордов. Внутри ложа оказалась такой же роскошной, как и остальное в театре: занавеси из тяжёлого малинового бархата с золотой бахромой, на стенах тоже бархат, три стула, обитые малиновым плюшем, столик, на котором ваза с фруктами, графин с чем-то освежающим, надеюсь, соком, и ещё одно блюдо с маленькими пирожными и печеньями. Ух ты, вот это сервис. Не сомневаюсь, вся эта красота покупалась и делалась исключительно к сегодняшнему вечеру. И буфета никакого не надо, очень удобно. Невысокие перила позволяли видеть, что происходит на сцене, пока закрытой от глаз зрителя, и также открывался обзор трёх ярусов других лож, в которых уже сидели зрители. Захотелось отставить стул в глубину и оттуда наблюдать представление, да только, никто мне не дал спрятаться от пристального внимания окружающих.

Эрсанн отодвинул стул и посмотрел на меня.

— Ян? Садись, сейчас начнётся.

Пришлось сесть и с невозмутимым лицом смотреть на сцену, хотя внутри нарастало нервное волнение и стоило больших трудов держать руки на коленях спокойно. Остро пожалела об отсутствии веера, его бы очень хорошо сейчас теребить, снимая напряжение. Лорды сели по обе стороны от меня, Лорес налил в высокий стакан из графина, протянул мне. Я посмотрела на две тяжёлые, золочёные люстры с хрустальными подвесками, в которых горели свечи.

— А свет так и будет гореть? — поинтересовалась на всякий случай — перспектива просидеть два часа под пристальным вниманием зрителей не радовала.

Отвлекать будут от представления.

— Нет, распорядитель погасит, — невозмутимо ответил Эрсанн.

Чуть не спросила, как, потом вспомнила про магию. Ну да, забываю всё время, что многие вопросы легко решаются магическим вмешательством, мне это непривычно ещё. Сделала глоток прохладной жидкости с приятным кисловатым вкусом, рассеянно скользнула по ложам взглядом. Заметила в руках некоторых слишком хорошо знакомый предмет — маленькие театральные бинокли. Чёрт. По спине прокатилась волна холодной дрожи, чуть не заставив поёжиться. Опустила взгляд на стакан, решив не смотреть, меньше дёргаться буду. Рука Лореса легла на спинку моего стула, пальцы погладили затылок, и напряжение чуть-чуть отпустило. К тому же, занавес на сцене медленно пополз в стороны, а свечи на люстрах разом погасли — представление начиналось.

— Два отделения будет, — шепнул Лорес. — Перерыв между ними двадцать минут. Держись, к нам начнут гости приходить. Чтобы на тебя поближе посмотреть, — со смешком добавил он.

Вот спасибо, а то сама не понимаю. Но тут занавес открылся до конца, и представление началось, музыканты заиграли и на сцене начали появляться актёры.

Глава 6

…Представление вышло потрясающим. Конечно, магия существенно усиливает зрелищность, поняла я уже в первые минуты. Объёмные, двигающиеся декорации выглядели очень реалистично — по пояснению Эрсанна, хорошие, качественные иллюзии. В воздухе расцветали диковинные цветы, узоры, порхали большие бабочки, птицы, всё это переливалось, сверкало, перетекало друг в друга, создавая фантастические картины. Актёры в ярких костюмах пели, танцевали, и всё вместе складывалось в действительно невероятное зрелище. Я на время позабыла обо всех тревогах и волнениях, увлечённая представлением, и когда объявили перерыв, словно очнулась от чудесного сна. Свечи в люстре снова зажглись, зал наполнился шумом, зрители делились впечатлениями об увиденном.

— Как тебе? — с улыбкой спросил Эрсанн, повернувшись ко мне.

— Здорово, — искренне ответила я. — В моём мире всё по-другому, магия, конечно, существенно увеличивает возможности актёров, — потянулась к вазе взять дольку апельсина. — Здесь все представления такие, или этот театр особенный?

— Ну, вообще, в Мангерне и своя труппа неплохая очень, и маги там тоже четвёртой-пятой категории, младшие сыновья и дочери низшей знати, — пояснил Лорес, подлив мне ещё сока. — Хорошие спектакли показывают, хотя, конечно, до этого далеко.

Наш разговор прервал негромкий стук в дверь, и я вздрогнула от неожиданности. Эрсанн оглянулся, в его глазах мелькнул хищный огонёк.

— А вот и первые гости, — вполголоса сказал он с усмешкой и встал. — Готова, Яна? — старший Морвейн глянул на меня.

Нет, но это уже ничего не значит. Я глубоко вздохнула, сцепила руки в замок и кивнула. Потом развернула стул так, чтобы видеть, кто войдёт, и Эрсанн открыл дверь. Первым посетителем оказалась к моему огромному облегчению Эрис. Вместе с ней пришёл ещё один мужчина, выше леди на целую голову и неуловимо похожий на неё. Тот самый брат, догадалась я.

— Лорд Эрсанн, лорд Лорес, — Эрис широко улыбнулась и поздоровалась за руку с Морвейнами. — Госпожа Яна, — мне она коротко кивнула, не убрав улыбки. — Познакомьтесь, мой брат, Рикар, — я поднялась и присела в реверансе.

— Наслышан, госпожа, — приятным, низким голосом ответил Рикар и… взял мою ладонь, склонившись над ней. — Эрис много рассказывала, — он тоже улыбнулся.

А я смутилась, и от его жеста, и от слов. Он же, кстати, тоже где-то в департаменте работает, Лор говорил, помнится.

— Как вам представление? — Эрис подошла к перилам и облокотилась на них, обведя ложи ленивым, скучающим взглядом.

— Чудесно, я рада, что пришла, — ответила ей.

Хорошо бы, они остались тут до конца перерыва, может, тогда никто не заявится больше.

— Рикар, ты куда пропал, не заходишь совсем? — заговорил Лор с братом Эрис.

Тот поморщился.

— У мамы обострение желания женить меня на ком-нибудь, и у нас чуть ли не каждый вечер гости. Приходится отдуваться, — он покосился на сестру. — Увы, обязанности старшего сына и главы семьи никто не отменял, — Рикар развёл руками.

Наш разговор прервался, снова стуком в дверь. А вот это точно уже любопытствующие. Я невольно отступила на шаг, упёрлась в Лореса и нашла его ладонь, мой взгляд не отрывался от входа. Кто сейчас?.. Эрсанн вздёрнул бровь, хмыкнул, и дверь открылась сама. А порог переступила леди Солана со своей компаньонкой. И с ней ещё один молодой человек, по виду где-то лет двадцати с небольшим. У меня внутри всё моментально ощетинилось, я чуть не поддалась порыву рвануться вперёд и встать перед Эрсанном, закрыв его от восторженного взгляда молоденькой фрейлины.

— Лорд Эрсанн, доброго вечера! — прощебетала дородная дама. — Мы с Соланой решили ещё раз зайти, выразить почтение и поблагодарить за сегодняшнюю беседу!

— Добрый вечер, леди, — ровно ответил Эрсанн, приложившись к протянутой зардевшейся Соланой ручке.

Я резко выдохнула и стиснула пальцы в кулак, не сводя с этой мелкой прищуренного взгляда. А старший лорд, между тем, повернулся ко мне, подошёл и, как ни в чём не бывало, продолжил.

— Лорес, Яна, леди Солана Рахлард и её тётя, леди Алсанна Дастейн. Леди, мой сын Лорес и госпожа Яна, наша невеста.

Услышав это самое слово, чуть не охнула в голос, в лицо бросилась краска, и я не знала, куда девать взгляд. Чёрт. Как-то… как-то неожиданно, не думала, что до официального приёма Морвейны озвучат мой статус открыто. Лорес чуть сжал мои пальцы, и его вторая ладонь легла на плечо. Зато как же приятно наблюдать, как вытянулась физиономия этой Алсанны, и румяные щёчки Соланы резко побледнели! Приступ паники прошёл, я прямо посмотрела на леди Рахлард и улыбнулась, не скрывая триумфа.

— Добрый вечер, леди, — тем не менее, вежливо поздоровалась.

— Добрый, госпожа, — Солана быстро взяла себя в руки, и её лицо снова стало безмятежным. — Приятно познакомиться. Позвольте представить брата, лорда Киара Рахларда, — она отступила и пропустила вперёд своего спутника.

— Здравствуйте, милорды, госпожа, — голос у этого Киара оказался мягкий, с вкрадчивыми нотками.

Не люблю такие. И внешность… Слишком правильная, практически без изъянов — Киар оказался симпатичным молодым человеком с аккуратно уложенными светлыми волосами и живыми серыми глазами. И мне очень не понравилось восхищение, притаившееся на их дне. Не хотелось давать ему руку, но чёртовы правила вежливости, никуда не деться. Я наклонила голову и протянула ладонь, и никак не ожидала, что этот молодой нахал, сжав мои пальцы, тихо скажет, глядя в глаза:

— Вы роскошно выглядите, госпожа.

А вот это он зря, поняла я, услышав резкий вздох Лореса. Покосилась на Эрсанна — на бесстрастном лице не отразилось ни единой эмоции, а глаза потемнели, и в них мелькнул недобрый огонёк. Едва Киар коснулся губами моей ладони, я тут же выдернула, подавив порыв спрятать между складками платья.

— Благодарю, — вежливо ответила и прижалась спиной к Лору, наплевав, как это выглядит со стороны.

— Осторожнее с комплиментами, милорд, — негромко, вроде как небрежно, обронил Эрсанн, но в голосе звучало предупреждение.

— Простите, я никоим образом не хотел вас задеть, — Киар тут же отступил от меня, склонив голову. — Просто выразил восхищение вашей… невестой.

Еле заметная пауза перед последним словом неприятно царапнула. Вот же, семейка! К счастью, леди Дастейн сочла визит вежливости выполненным, да ещё и наверняка известие о том, что старший Морвейн уже занят, изрядно огорчило даму.

— Приятного вечера, милорды, госпожа, — надо же, она даже не запнулась, обратившись ко мне!

А как высокомерна была днём, в приёмной! Правда, несмотря на вежливый тон, в глазах мелькнуло пренебрежение. Да и пожалуйста, больно надо мне твоё расположение, кошёлка старая. Катись, вместе со своей племянницей и её братом подальше. Семейка вышла из нашей ложи, а Лорес, ничуть не стесняясь присутствия Рикара, крепко обнял, прижал к себе и тихо проворчал на ухо:

— Увижу этого хлыща рядом с тобой, уши оборву. А то и ещё кое-что.

— А я добавлю, — задумчиво протянул Эрсанн.

Не удержалась, заулыбалась, почувствовав, как потеплели щёки. Ни разу ни один из моих прошлых ухажёров не ревновал меня, и… Чёрт, Эрсанн прав на все сто, это ужасно приятно! В том, что наблюдаю именно ревность, сомнений не осталось. Ну а то, что недоверие никоим образом не касается меня, как это часто бывало в моём бывшем мире от мужчин, подверженных приступам ревности, добавило удовольствия. Всё же, доверие многое значит, и я вдруг поняла, что Морвейны наверняка тоже переживали, выводя меня в свет. Найдутся те, кого не испугает положение Эрсанна и Лореса, и попытаются заигрывать со мной. Как этот молоденький Киар, например. Я тихо вздохнула, чуть повернулась и потёрлась щекой о лицо Лора.

— Мне он тоже не понравился, — успокоила мою младшую светлость, легонько коснулась губами уголка рта и положила ладонь на его руку.

Со стороны Эрис послышалось весёлое хмыканье.

— Какие собственники, кто бы мог подумать! — протянула она, но необидно, и в общем да, была права. — Я надеюсь, приятные перемены в вашей жизни не закроют перед нами двери вашего дома?

Я тихо засмеялась и оглянулась на Эрис. Понимаю, что это всего лишь шутка, однако мне показалось, я слышу в её голосе едва заметные нотки беспокойства.

— Вам всегда рады, миледи, — ответила за нас всех.

Кажется, у меня всё же появилась подруга, надеюсь, не единственная. И снова нас прервал стук в дверь. Ну конечно, наверняка новость о невесте Морвейнов распространилась со скоростью пожара. В нашу ложу начнётся паломничество… Эрсанн посмотрел на часы и невозмутимо произнёс:

— Ещё десять минут, — оглянулся на меня и мягко улыбнулся. — Сделаем вид, что никого не хотим видеть?

Я храбро улыбнулась в ответ и покачала головой. Пусть внутри всё и замирает от тревоги и напряжения, но… Если хищникам показать слабость, догонят и загрызут.

— Это будет малодушно, — как можно спокойнее отозвалась я. — Пусть входят.

Следующих желающих поглазеть на меня я не знала. Пара средних лет, которая отнеслась ко мне вполне нейтрально, только у леди в глазах блестел нездоровый огонёк любопытства. Эрис и её брат оставались в нашей ложе, чему я только радовалась: подозреваю, при лишних свидетелях интересующиеся не посмеют даже завуалировано проявлять ко мне какой-то негатив. И я расслабилась. Пара всего лишь поздоровалась, меня представили — и опять это «невеста»! — мы обменялись вежливыми приветствиями, и они ушли. Второй раз слышать свой новый статус было значительно легче, а потом ещё пришли любопытствующие, и всё повторилось. За почти десять минут в нашей ложе появились в общей сложности человек восемь, кто захотел убедиться в свеженькой сплетне и невероятной новости. Я терпеливо сносила пристальные взгляды, правда, от вежливой улыбки уже немного болели щёки. Но я надеялась, что перерыв вот-вот закончится, и мы вернёмся к представлению. И тихо радовалась, что ни Аллалия, ни Илинда не почтили своим сомнительным присутствием нашу ложу. Вот ещё их для полного счастья не хватало, ага. Лорес меня так и не отпускал, демонстрируя всем, что новость не дурная шутка, Эрсанн тоже стоял рядом, держа мою руку в своей ладони и тихонько поглаживая пальцы. Эта молчаливая поддержка и выражение чувств, пусть и немного выходящее за рамки приличий — возможно, на местный взгляд, — помогли пережить перерыв, и я уже почти успокоилась. Эрис и Рикар ушли к себе, до представления оставалось всего несколько минут, и я наконец села, немного устав стоять. Однако в дверь снова постучали.

— Да сколько можно, — проворчала я тихонько и посмотрела на Лореса — он сесть ещё не успел. — Может, я посижу, а?

— Сиди, конечно, — он ласково улыбнулся и убрал за ухо тоненькую прядку.

Дверь открылась, и… В нашу ложу буквально ворвалась леди Аллалия в сопровождении незнакомой мне барышни кукольной внешности, лицо которой выражало растерянность и беспокойство. Тем не менее, непременная вежливая улыбка на губах и почтительно склонённая голова — леди явно воспитана лучше её спутницы. Аллалия глянула на меня, сверкнула глазами, и брови красавицы сошлись на переносице, вдовушка сжала веер в руке, и мне даже показалось, слышу тихий хруст. Ну-ну, и что скажешь, птичка моя? Я подавила желание усмехнуться и спокойно посмотрела на неё, не собираясь вставать.

— Добрый вечер, миледи, — поздоровался Эрсанн, даже не думая делать вид, что он доволен вторжением. — Прошу прощения, но сейчас начнётся представление, поэтому увы, долго времени мы вам уделить не сможем.

Аллалия открыла рот, переводя взгляд с меня на Лореса, Эрсанна и обратно на меня.

— Добрый вечер, — выпалила она всё же, вспомнив о вежливости. — А…

Договорить ей не дал Лорес.

— Не представите вашу спутницу? — перебил он леди, и его ладонь легла на моё плечо.

Пальцы Лора тихонько погладили изгиб шеи, и судя по замершему взгляду Аллалии, она этот жест заметила.

— Леди Алора Уитфинн, — скороговоркой произнесла вдовушка, махнув рукой на притихшую спутницу. — Алора, лорд Эрсанн Морвейн, лорд Лорес Морвейн… — а вот тут дамочка сделала красноречивую паузу, уставившись на меня с выражением наигранной задумчивости на лице.

Вот как, милочка? Пытаемся оскорбить? Я выпрямилась, однако ответил Эрсанн.

— Леди Алора, позвольте представить госпожу Яну, нашу невесту.

Картина маслом, как говорится. Аллалия хлопнула ресницами, оторопело посмотрела на Эрсанна и не нашла ничего лучшего, чем пробормотать:

— Так… так это правда?!

Я покосилась на спутницу вдовушки: барышня, радуя румянцем во все щёки, присела в реверансе, опустив взгляд, и чрезвычайно нежным, немного дрожащим голоском ответила:

— Добрый вечер, милорды… госпожа… — после чего выпрямилась, и наши глаза встретились.

Эта Алора почему-то покраснела ещё больше, совсем смешалась, наклонив голову, и отступила на шаг, теребя кружево на платье. Чего это она? Странная девушка. А вот на реплику Аллалии ни я, ни Морвейны ответить не успели — в зале погас свет.

— Леди Уитфинн, приятно было познакомиться. Леди Ульвен, доброго вечера. Благодарю, что заглянули, — негромко произнёс Эрсанн, с отчётливым подтекстом — «закройте дверь с той стороны, леди Аллалия».

Обе дамы вышли, и я шумно перевела дух, развернувшись к сцене.

— Вот же неприятная особа, — проворчала я, ухватив с блюда пирожное. — Глаза б мои её не видели!

— А между тем, вам придётся пересекаться, хотя бы на светских мероприятиях, — вполголоса сообщил очевидное Лорес.

— Если это будет не слишком часто, переживу, — махнула я рукой и уделила внимание происходящему на сцене.

По окончании второго отделения, когда мы уже выходили из ложи, я не удержалась и зевнула — организм, переполненный впечатлениями, настоятельно требовал отдыха. И я очень надеялась, мне его дадут… И что Лорес вспомнит о своих словах утром, о том, что мне отдых нужен. Нет, не спорю, секс выше всяких похвал, и если сегодняшняя ночь станет повторением предыдущей, я, наверное, возражать не буду, но… Хотелось бы всё-таки поспать и отдохнуть. С другой стороны, Морвейны так долго ждали, когда наконец я созрею… Ох. И обижать не хочется, и отдохнуть хочется. Некстати вспомнилось, как реагировал мой бывшенький, когда отказывала ему в доступе к телу, и как всегда чувствовала себя виноватой, и невольно передёрнула плечами — вот зачем опять в прошлое лезу?!

— Ян? — Лорес вопросительно глянул на меня. — Всё в порядке?

Ответить не успела, у самой лестницы с нами поравнялась пара. Мужчину я не знала, а вот его спутницу — слишком хорошо, увы. Пройти мимо не удалось, потому как мужчина заговорил первым, и Морвейны, а с ними и я, остановились.

— Милорды, доброго вечера, — густым, сочным голосом поздоровался спутник леди Илинды, выглядевший внушительно и представительно.

Широкоплечий, с густыми бакенбардами, тяжёлым подбородком и внимательным взглядом тёмно-карих глаз, лорд Грифлис производил впечатление. Значит, это и есть глава Королевской СБ и муж Илинды.

— Добрый вечер, милорд, — Эрсанн протянул ладонь и пожал руку мужчине. — Миледи, — обращение к одной из бывших претенденток на титул леди Морвейн прозвучало на несколько тонов прохладнее.

Она же с милой улыбкой протянула ему изящную кисть, глядя только на Эрсанна. Во мне опять заворочалось глухое недовольство.

— Здравствуйте, — прожурчала Илинда, повернулась к Лоресу и протянула ладонь ему. — Как вам понравилось представление?

Лорес молча приложился к руке леди и сразу отпустил, не задержав ни единой лишней секунды. На лице леди Грифлис не отразилось ни одной эмоции кроме благожелательного интереса.

— Благодарю, выше всяких похвал, — говорил только Эрсанн. — Милорд, миледи, вынужден откланяться, мы с Лоресом и госпожой Яной торопимся домой. Всего хорошего.

— Рисальд, госпожа Яна — м-м-мм, гостья милордов, — с той же милой улыбкой вдруг произнесла леди Илинда, глядя мне прямо в глаза. — Хотя, до меня дошли интересные слухи… — задумчиво протянула она и замолкла, вроде как не зная, продолжать или нет.

— Не слухи, миледи, — сухо отозвался Лорес, накрыв мою ладонь, лежавшую на его локте, своей. — Госпожа Яна любезно согласилась принять наше предложение, но официально мы объявим об этом позже. А теперь прошу простить, нам пора. Всего доброго. Милорд, — он склонил голову, обратившись к лорду Грифлису гораздо любезнее, чем к его супруге.

— О, вот как, — Рисальд широко улыбнулся, одарил меня заинтересованным взглядом. — Что ж, неожиданно, я, признаться, не поверил слухам.

— Мы пришлём вам приглашение на вечер, — Эрсанн взял меня за другую руку. — До свидания, милорд, миледи.

Прищуренный взгляд, которым наградила Илинда, мне очень не понравился, если честно, но думать об этом не стала — очень уж хотелось поскорее в экипаж и прикорнуть на плече кого-нибудь из лордов. Уже одиннадцатый час, пока доедем, пока поужинаем, переоденемся… И завтра снова на работу, снова держаться настороже — вдруг кому-нибудь из лордов снова захочется проверить меня на прочность? И ещё, допросы других с Охоты, потом сравнить данные, и двигаться дальше… Я подавила очередной зевок, веки потяжелели. Лор, видимо, заметил моё состояние, приобнял и тихонько спросил, наклонившись к уху:

— Устала?

— Немножко, — призналась я — мы вышли из театра, и я с облегчением увидела ожидавший нас экипаж.

— Скоро домой приедем, — Эрсанн погладил мою ладонь, и в груди разлилось мягкое тепло, я не стала сдерживать улыбку.

Домой. Как же уютно звучало. Да, у меня теперь есть дом, где я не чужая, где меня ждут. В экипаже я без всякого стеснения сбросила туфельки, устроилась на груди Эрсанна и сложила ноги на Лореса. Едва сильные руки обняли, я погрузилась в мягкую дрёму. Ровный стук сердца старшего Морвейна убаюкивал, а тепло ладоней Лореса, лежавших на моих лодыжках, приятно согревало. И все тревоги отступили, затаились до поры, до времени. Конечно, я не глупая романтичная барышня, уверена, сложности будут. Хоть между собой мы вроде всё выяснили, услуги психоаналитиков мне больше не требуются, тем не менее, жить вместе, да ещё с двумя мужчинами — тоже наука. Это они меня чувствуют и понимают, я-то нет, и придётся учиться взаимопониманию. Но это всё потом… позже… Привыкнем, куда денемся. Втроём справимся.

Почувствовав, что меня несут на руках, не стала открывать глаз — так не хотелось выныривать из полусна. Только услышав мурлыканье на два голоса, встрепенулась, моргнула пару раз и протёрла глаза — Сильва и Сола встречали, помахивая роскошными хвостами. Я помахала кискам, с удовольствием отметила, что они пошли за нами по лестнице наверх, и снова прислонилась к плечу Эрсанна — меня нёс он. А ещё переодеваться… Ленивые и сонные мысли крутились вокруг посещения театра, случившихся там встреч, и вдруг сознание выдало имя — Алора Уитфинн. Я его уже слышала, причём не так давно. А именно, вчера вечером, Эрсанн говорил Эрис про вторую претендентку на место фрейлины, ту самую, которую рекомендовал Эрфрод. Распахнула глаза и посмотрела на старшего Морвейна — даже сонливость отступила.

— Аллалия же приходила с той самой фрейлиной, да? От брата короля? — выдала несколько сумбурную мысль, пока мы входили в спальню.

Эрсанн улыбнулся уголком губ и поставил меня на пол.

— С ней, да, а почему ты вдруг вспомнила?

— Не знаю, просто поняла, что имя уже слышала, — всласть зевнула, потянулась и направилась к двери в мой будуар — переодеваться.

Взявшись за ручку, поняла, что хочу немного побыть одна — всё же слишком много общения за день, особенно памятуя мою спокойную и немного замкнутую жизнь до сегодняшнего дня. Если так будет каждый день… Настроение слегка упало. Сложно придётся. Чуть повернула голову, тихо произнесла:

— Я сейчас, — и юркнула в приоткрытую дверь.

Прикрыла за собой, прислонилась лбом, прикрыв глаза. Пожалуйста, не надо сейчас за мной ходить, ладно? Вы же чувствуете, поймёте… Я медленно направилась к гардеробной, на ходу расстёгивая платье — застёжка в нём находилась сбоку. На душе царила странная смесь эмоций, но главной всё-таки являлась мысль, что меня впервые назвали невестой не в узком семейном кругу, а перед едва знакомыми людьми. Считай, помахали красной тряпкой. Почему так переживаю из-за этого? Ох, самой бы понять. Никогда не стремилась к публичности, шумные компании напрягали, особенно если малознакомые, поэтому редко ходила на вечеринки и сейшены. Но к сожалению, выбора особого у меня нет. Пусть и нечасто — всё-таки, Морвейны работают, и свободного времени не так много, — но придётся выходить в свет.

Я сняла платье, аккуратно повесила его на плечики и присела на пуфик, подперев подбородок ладонью и невидяще уставившись перед собой. Наверное, это просто усталость. Я высплюсь, отдохну, и завтра всё предстанет совсем в другом свете. Сейчас только, преодолею этот малодушный приступ неуверенности в себе, что справлюсь с ролью леди, и всё будет в порядке. Вытянула руку, полюбовалась переливами света в радужном сапфире. А всё-таки, разочарованная мордашка леди Соланы — пожалуй, самое приятное зрелище за вечер, не считая самого представления. И ошарашенное — Аллалии. Я невольно улыбнулась. Всё, Ян, хватит хандрить. Переодевайся и баиньки. А то за тобой точно придут, если задержишься лишние минуты. Сняла рубашку и чулки, задумчиво покосилась в сторону аккуратно сложенных немногочисленных ночнушек. И всё-таки, настроена я сегодня на что-то больше поцелуев на ночь или нет? И если нет, то как отнесутся к моему решению Морвейны? Покусала губы, хмурясь и прислушиваясь к организму, потом махнула рукой и решительно вытащила одну из рубашек, из тонкого батиста, всего лишь по колено длиной, с маленькими рукавчиками и широким воротом на завязках. Вот как-то так. Наверное, всё же нет, чем да.

Накинула халат, собрала снятые драгоценности и отнесла их на туалетный столик — потом как-нибудь разберу, что оставить тут, а что перенести в соседнюю спальню. Переодеваюсь всё равно здесь. Зашла в ванную, умылась, потом расчесалась, заплела косу на ночь, подавила мимолётный приступ неуверенности и решительно направилась к смежной двери. На мгновение охватило чувство дежавю, но — сегодня всё немного по-другому, сегодня меня уже ждали в кровати, оставив место посередине. Ой. Щёки слегка потеплели, я всё же смутилась ещё не совсем привычного вида Морвейнов в постели. Конечно, оба без одежды, радуя мой взволнованный взгляд рельефными торсами: Лорес лежал, закинув руки за голову, укрывшись одеялом до пояса, Эрсанн сидел, откинувшись на подушки. Мне вдруг стало неловко за ночнушку, но снимать её при них — от этой мысли замешательство усилилось. Н-нет, не буду. Что радовало, мои киски разлеглись перед камином, на коврике, Сильва лениво умывалась, а Сола дремала, прикрыв глаза. Я засмотрелась на них, губы тронула улыбка, и страстно захотелось подойти, погладить, почесать за ушком…

— Ян? — негромко позвал Эрсанн, и пришлось отвлечься от моих питомиц.

А то и вправду, ещё начнут меня ревновать к моим кошкам. Подавила неуместный смешок и послушно подошла, блуждая взглядом по кровати, но почему-то стесняясь смотреть на лица Морвейнов. Чего стоило снять халат с невозмутимым видом, говорить не буду. Да, между нами уже всё было, да, всё прошло выше всяких похвал, но… Пока ещё непривычно, и ничего с этим не поделать. От застенчивости за несколько дней не избавишься, увы, это процесс длительный.

— Иди сюда, — мягко позвал Эрсанн и протянул руку.

Я коснулась тёплых пальцев, которые тут же переплелись с моими, старший лорд легонько потянул к себе, и я забралась на кровать. Мельком глянув на Лора, заметила лёгкую усмешку на его губах, блестевшие в полумраке спальни глаза, и засмущалась ещё больше, щекам стало жарче. А ведь для того, чтобы устроиться в серединке, пришлось перелезать через Эрсанна… Под весёлым и внимательным взглядом Лореса… Уф. Всё хорошо, дорогая, привыкай. Теперь так будет всегда. Я едва успела сесть, а вот целиком забраться под одеяло мне не дали: Эрсанн обнял за плечи, притянул к себе, а его сын, повернувшись на бок, положил руку на талию. Сердце перевернулось, просчитало рёбра, дыхание на несколько мгновений сбилось — хочу, не хочу?..

Додумать и решить не успела. Вторая ладонь Эрсанна легла на мою грудь, а Лор придвинулся ближе, легко погладив живот.

— Помнишь, я сказал, что надо поговорить сегодня? — спросил старший Морвейн, коснувшись губами моего виска.

— Помню, — вздохнула, прижавшись к нему.

Лор взял мою руку, левую, с браслетом, поднёс пальцы к губам, мягко поцеловал подушечки, не сводя взгляда. К запястью потекли жаркие змейки, я немного расслабилась, волнение и нервозность чуть отступили.

— Ян, ты знаешь, мы не любители светских мероприятий, особенно у нас дома, — начал Эрсанн, медленно поглаживая мою грудь вокруг соска — по коже тут же разбежались щекотные мурашки, и вдоль позвоночника прокатилась волна тёплой дрожи. — Но иногда приходится идти навстречу условностям, — я слушала, заворожённо наблюдая за его пальцами и за тем, как натягивается тонкая ткань, под которой уже собрался тёмный, тугой шарик. Тело охватила мягкая истома от действий Эрсанна, и усталость незаметно отошла на второй план. Кажется, вопрос «хочу-не хочу» уже не стоит. Точнее, как раз стоит и очень решительно, я чувствовала его бедром, к которому прижимался Лорес. — Ты носишь наши кольца, Яна, и сегодня некоторые услышали, что ты теперь не просто собственность. После Охоты мы устроим приём, на котором ты будешь хозяйкой. На правах будущей леди Морвейн. И больше никаких слухов.

Судя по решительному тону, возражения не принимались. Ну, собственно, я же тоже хотела предложить что-то вроде, тогда ещё, в кабинете, когда явилась эта фрейлина. Что ж… так тому и быть. После официального объявления меня невестой моих лордов я смогу отшивать любую, позарившуюся на моих мужчин. Да, моих. Со вчерашней ночи только моих. Я потянулась, медленно улыбнувшись — Лорес вдумчиво целовал нежную кожу на запястье, и с каждой минутой происходящее мне нравилось всё больше.

— Хорошо, — кротко отозвалась, не остановив Эрсанна, когда он осторожно потянул тонкую ткань ночнушки с плеча — завязки-то я завязала свободно.

Лорес оторвался от своего приятного занятия, приподнялся и придвинулся совсем близко, заглянув в глаза. Откинул мешавшее одеяло, положил ладонь мне на коленку и начал неторопливо поднимать подол рубашки.

— Не боишься? — шепнул он жарко, опёршись на подушку за моей спиной.

— Н-нет… — выдохнула я, чуть изогнувшись — Эрсанн совсем распустил ворот и наконец стянул тонкий батист с груди, уже изрядно раздражавший слишком чувствительную горошину соска.

— Сильно устала сегодня? — мурлыкнул старший, одарив лёгким поцелуем в ушко, его палец нежно погладил изнемогавшую в ожидании прикосновения вершинку.

У меня вырвался очередной прерывистый вздох, и мысли уже начали путаться — невозможно сопротивляться этой ласковой настойчивости, какая там усталость, о чём они! Или я скрытая нимфоманка, или за три года так соскучилась по качественному сексу, но сейчас и мысли не возникло отговориться желанием поспать, как иногда делала в прошлой жизни. Не усну же, ежу понятно, проснувшаяся страсть медленно, но верно оттесняла утомлённость насыщенным днём в глубину сознания.

— М-м-м… не-е-ет… — томно протянула я, с восторгом чувствуя, что наконец-то ничего не мешает окунуться в наслаждение, которое дарили руки и губы моих лордов.

Ведь нас только трое в нашей спальне, и стесняться давно нечего и некого. И да, я хочу повторения того, что было вчера. Тело уже откликнулось жаркой волной, окатившей с головы до кончиков пальцев — Лорес добрался до трусиков и, кажется, попросту воспользовался магией, чтобы развязать завязки на них.

— Это хорошо… — снова шёпот Лореса, чуть хриплый, и губы обжигает горячий, долгий поцелуй.

Его ладони, ухватив меня за талию, резко дёргают, и я уже совсем лежу, только мой порыв обнять, прижать ближе, остаётся всего лишь намерением — Эрсанн с тихим смехом поймал мои запястья, обездвижив руки. Оу. Как быстро поняли, что мне нравится…

— Мы не будем сегодня торопиться, Яночка, — Лорес оторвался от моих губ, ладони скользнули выше по телу, задирая рубашку. — Ты же не против?..

Кажется, выспаться мне не грозит. Ну и ладно, времени не так уж много, между прочим, и не думаю, что Морвейны такие ненасытные, что полночи мне спать не дадут. М-м-м, я тоже не железная, несмотря ни на какое воздержание. Между тем, единственная деталь одежды на мне уже ничего не скрывала, Лорес поднял тонкий батист до самой шеи, его чуткие пальцы блуждали по моему обнажённому телу, заставляя ёжиться, кусать губы, всхлипывать от вспыхивавших на коже огненными искорками прикосновений. Я плавилась в знакомых восхитительных ощущениях, в проснувшейся страсти, крепко зажмурившись до серебристых звёздочек перед глазами. Теперь по груди, животу, бёдрам скользили уже четыре руки, хотя запястья по-прежнему были над головой и пошевелить ими я не могла. А за руками следовали губы… Сознание окутал золотистый туман, воздуха не хватало, остатки мыслей окончательно утонули в проснувшемся наслаждении.

— Яна… Яночка… — от хриплого, страстного шёпота Лореса сердце зашлось в суматошном стуке, глаза распахнулись, чтобы встретиться с его горевшим взглядом, и я пропала.

Потянулась к его губам, почувствовав, как ладонь младшего провела по животу, без напоминания раздвинула колени — хочу, да, сейчас! S! Его нахальная светлость дразняще скользнула пальцами там, где всё жарко пульсировало и… вернула руку обратно на живот! Лор тихо рассмеялся, коснулся уголка губ нежным поцелуем и вкрадчиво произнёс:

— Я же сказал, не будем торопиться, милая…

И они не торопились, да, оба. Растягивали томительно нежные ласки, пока я не потерялась окончательно в бушующем урагане эмоций, беспомощно всхлипывая, бессвязно шепча что-то. Тело жаждало большего, безумно хотелось самой прикоснуться, провести пальцами по влажной коже, обнять, прижаться сильнее, почувствовать наконец внутри восхитительную наполненность. Мышцы болезненно сжимались, реагируя на любое, самое легчайшее прикосновение, каждая клеточка горела огнём, я и не думала, что моя кожа может стать настолько чувствительной. Сегодня главным был Лорес, и я совсем не возражала — головокружительная нежность его поцелуев и ласк сводила с ума, заставляя стонать в голос, тянуться за руками и губами, дёргать кистями в попытке освободиться. Между ног жарко пульсировало неутолённым желанием, а лорды словно издевались, прикасаясь вокруг, около, пальцы легко скользили по влажным складочкам, намеренно обходя заветную точку.

Напряжение внутри нарастало безумно медленно, нервы дрожали, от чувственного голода внизу живота всё свело в сладкой судороге, и я не выдержала.

— П-пожалуйста… н-не могу больше… — сипло, со всхлипами, произнесла задыхающимся голосом, глаза не хотели раскрываться.

Я чувствовала себя оголённым высоковольтным проводом, тронь — взорвётся фонтаном горячих искр. Снова нежное прикосновение кого-то из Морвейнов к пылавшему бугорку, и мои бёдра подаются навстречу, желая догнать, получить наконец желанную разрядку. Мучители… как есть…

— Хочу-у-у-у, а-а-ах-х!.. — я изогнулась, захлебнувшись стоном, и на глаза аж слёзы навернулись от избытка ощущений и накопившегося желания.

Уже всё равно, кого и как, сознание плыло, тело превратилось в огненный сгусток, я его не чувствовала совсем. Утреннее намерение передохнуть даже не вспомнила, оно сгорело вместе с усталостью в пожаре, умело разбуженном моими лордами. Они прекрасно знали, что и как сделать, чтобы я забыла обо всех сомнениях и отговорках… В какой момент руки оказались свободными, не поняла, просто вдруг ощутила, что запястья больше ничего не сдерживает и можно наконец обнять Лореса, прижать к себе, впиться в его губы жадным поцелуем. Запустить пальцы в тёмные, растрёпанные волосы Эрсанна, подставляя грудь под его горячие, мягкие губы. Запутаться в сетях удовольствия, восхитительного ощущения, что мы — вместе. Я — их, а они — мои. Восторг взбурлил в крови огненным гейзером, я коротко мурлыкнула, растворяясь в жарком мареве страсти, шальная радость затопила с головой. Да-а-а!.. Хочу тоже подразнить, поиграть, почувствовать свою власть над ними, как они свою — надо мной…

Эрсанн вдруг отстранился, и я услышала жаркое дыхание около уха, и низкий, безумно чувственный шёпот:

— Сегодня по-другому, Яночка… Немножко по-другому всё будет…

И в следующий момент Лорес прервал поцелуй, и мир перевернулся — меня крепко ухватили за талию и я оказалась сидящей верхом на нём. Рубашка, которую кстати так и не сняли до конца, скользнула по разгорячённому телу, родив волну колких мурашек, ворот сполз с одного плеча, почти оголив грудь. Ладони Лора легли на мою попку, придвинув ближе. Я вцепилась в плечи, утопая в его взгляде — от потемневшей радужки остался только тонкий ободок. Младший Морвейн дышал тяжело, прерывисто, и мне в голову ударила хмельная волна восторга от осознания, что он так же сгорает от желания, как я. Как Эрсанн, чьи руки гладили бедро, спину, губы нежно касались плеча, оставляя огненные следы на ставшей болезненно чувствительной коже.

Я медленно улыбнулась, положила ладони на плечи Лора, чуть наклонилась вперёд, прижавшись низом живота к напряжённому, горячему члену.

— Поиграем, Лор? — игриво шепнула, слегка царапнув кожу.

Он сдавленно зашипел, а я с тихим смехом прильнула к нему, закрыв рот очередным жарким поцелуем, приподнялась, скользнув вдоль твёрдого ствола… Опустилась, не прерывая поцелуя, позволила головке войти совсем чуть-чуть, с трудом подавив порыв податься вперёд и ощутить целиком всю длину… Отстранилась, снова потёрлась, чувствуя, как под ладонями суматошно бьётся его сердце… Услышала глухой рык, и тут же отхватила за поддразнивание — меня несильно, но чувствительно укусили за нижнюю губу. Я откинула голову, снова рассмеялась грудным, хрипловатым смехом и лукаво посмотрела на Лора.

— Попросите, милорд, — мои ноготки прочертили по его груди почти до самого живота.

В глазах младшего вспыхнули серебристые огоньки, он резко вдохнул. Ой. Кажется, перегнула палку… В груди на миг всё замерло, там образовалась гулкая пустота, и в следующий момент меня рывком приподняли и буквально насадили. Я громко охнула, не сдержавшись, дыхание прервалось, а мышцы тут же сжались, вбирая до конца. Пальцы Лореса ухватили за уже растрепавшуюся косу, слегка оттянули, заставив откинуть голову, и к неровно бьющейся жилке на шее прижались горячие губы моего младшего лорда. А Эрсанн… уже за моей спиной, его ладони медленно провели вдоль рук, и… пальцы обхватили запястья, плавно отвели назад, заставив выгнуться сильнее.

— Просить будешь ты, Яночка, — хрипло выдохнул он и мягко толкнул меня вперёд, навстречу сыну.

О-о-ох-х-х… Да-а-а!.. Буду, конечно буду, потому что Эрсанн, легко удерживая мои запястья пальцами одной руки, другой проник под рубашку и — коснулся заветного местечка, давно истекавшего от желания. Лорес начал двигаться, мучительно медленно, крепко удерживая меня за бёдра, не давая контролировать действия, сводя с ума этой нарочитой неторопливостью. И Эрсанн, о, господи, я думала, что умру от нежных, едва ощутимых поглаживаний, рождавших дрожь в самой глубине. Хотелось большего, чёрт возьми, от невыносимого удовольствия сводило мышцы, перехватывало горло, и из груди вырывались хриплые стоны, а перед крепко зажмуренными глазами расцветали сверхновые…

— Ещё… ещё-о-о-о… А-а-а!..

Непередаваемое ощущение, когда твои движения направляют сразу двое, хотя чувствуешь внутри только одного, от тяжёлого, рваного дыхания Эрсанна над ухом поджимались пальцы на ногах и сознание улетало куда-то совсем за пределы реальности. Мне казалось, я не выдержу этого напряжения, рассыплюсь на тысячи сверкающих осколков и уже не соберусь обратно… Яркий, искрящийся водоворот стремительно затягивал, движения Лора стали быстрее, резче, глубже, и я уже с ликованием приготовилась нырнуть в восхитительный омут удовольствия… Но Эрсанн убрал пальцы, крепко стиснув меня в объятиях, и ухо обжёг прерывистый шёпот:

— Не сейчас… Я-а-а-ан, нет, не сейчас…

Я только и успела удивлённо и немного разочарованно мяукнуть — на большее не хватило. Лор подался вперёд, прижавшись ко мне спереди, накрыл губы поцелуем и глухо, длинно застонал, зарывшись пальцами в волосы на затылке, выпивая моё дыхание до дна. Мышцы внутри рефлекторно сжались, усиливая его удовольствие, и мой младший лорд обессиленно затих, прислонившись ко мне лбом и часто, запалено дыша. А… А я?.. Неудовлетворённое желание ворочалось внизу живота колючим ёжиком, меня сотрясала крупная дрожь, перед глазами всё плыло.

— Яночка… хорошая моя… — Лор счастливо улыбнулся, скользнул по моим губам лёгким поцелуем и вдруг хитро прищурился. — Готова продолжить, м-м-м, страстная моя?

И он ещё спрашивает?! Да… да я блин сейчас точно кого-то сама изнасилую! Особо жёстким способом!.. Выразить возмущение мне не дали: Эрсанн ненадолго отстранился, отпустив наконец запястья, Лор обнял и развернул к себе спиной. А потом подхватил мои ноги под коленки и широко развёл. Я тихо ахнула, в лицо плеснуло жаром от откровенности и непристойности позы, но долго смущаться не получилось. Эрсанн поймал мои руки, переплёл пальцы и медленно наклонился, приласкал губы мимолётным поцелуем.

— Дадим твоей попке отдохнуть, Яночка, — мурлыкнул он и снова поцеловал, теперь уже жадно, нетерпеливо, одновременно плавным движением входя в меня.

О-о-о… Это сладкое, незабываемое ощущение, от него внутри всё замирало, дрожало и искрило. Я не закрывала глаз, нет, я хотела видеть лицо Эрсанна, его взгляд, полный страсти, хотела чувствовать его как можно ближе. Высвободила руки, обняла за шею, притягивая ближе, выгибаясь навстречу, подаваясь бёдрами, подстраиваясь под ритм движений. Лорес отпусти мои ноги, занявшись более интересным делом — его ладони скользили по груди, гладили, ласкали, спускаясь постепенно ниже, на живот и дальше, губы выкладывали узоры из невесомых, едва ощутимых поцелуев на шее. Я плавилась, млела от восторга, от того, что зажата между сильными, горячими телами моих мужчин, что снова с ними и снова принадлежу им. И опять стремительный полёт сквозь космос, взрывающийся кометами и звёздами, горячими вспышками острого удовольствия. Нараставшее наслаждение, грозившее затопить с головой, лишить сознания и разума, растворить в себе… Движения Эрсанна внутри, ласки Лореса снаружи — я в который раз потерялась, задыхаясь от переживаний, не сдерживая криков, цепляясь за плечи старшего лорда, как за спасательный круг и оставляя на них отметины от ногтей… Не подозревала в себе таких глубин страсти, никогда не думала, что способна на такие яркие чувства. Что когда-нибудь буду умирать от восторга в руках сразу двух мужчин и при этом не испытывать ни смущения, ни тем более стыда.

Я — только для них такая, и только с ними такая. С моими Морвейнами. С моими лордами. И буду для них такой всегда… Такой, какой захотят. Голова кружилась всё сильнее, я бесконечно падала в бездонную пропасть, хриплое дыхание Эрсанна у самого уха звучало самой сладкой музыкой. Вместо крови уже давно по венам текла медовая патока, горячая, обжигающая, воспламеняющая каждую клеточку. Тело стало лёгким-лёгким, не осталось ничего кроме ощущений и эмоций, мне оставался всего один маленький шаг до грани, всего несколько ласковых прикосновений Лореса к горевшей от возбуждения чувствительной точке… А-а-а, ненавижу, обоих!! Меня снова оставили без вкусного! Лор перехватил мои запястья, а Эрсанн крепко обнял за талию, несколько особо мощных рывков, и я слышу хриплый, ликующий голос:

— Я-а-а-ан, да-а-а!..

Не-е-ет, потому что без меня!.. Я хватала ртом воздух, как вытащенная на берег рыба, пытаясь совладать с ворохом эмоций, но опять, опять возмущение осталось при мне: миг, и я лежу уже между ними, мои колени зажаты между их ног, и… оба склонились надо мной, с широкими, предвкушающими ухмылками.

— А вот теперь твоя очередь, Яночка, — вкрадчиво произнёс Лорес, и его ладонь уверенно скользнула к самому низу живота, и там же вскоре оказались пальцы Эрсанна.

Им понадобилось всего несколько минут — тело давно было готово, и я забилась в их руках, распадаясь на тысячу звёзд, умирая, растворяясь, улетая в те дали, из которых так не хочется возвращаться… Сладко, боже, как же сладко, и кажется, что лучше уже быть никак не может. Совершенно обессиленная, я обмякла, прикрыв глаза и чувствуя, что щёки опять мокрые — эмоций накопилось слишком много. Счастливо улыбнулась, даже не подумав прикрыть бёдра рубашкой — да зачем, и так невыносимо жарко от только что пережитого, по телу ещё вспыхивали звёздочки, отголоски удовольствия. О-о-ох, да-а-а. В голове царила звенящая пустота, и, признаться, когда Лор бережно обнял и прижал моё безвольное тело, шепнув всего одно слово, я не ожидала его услышать.

— Любимая… Яночка…

Глава 7

Я замерла, боясь пошевелиться, думая, что ослышалась. Нет, не может быть. Рано… Ну, в моём понимании. Это я, слабая женщина, могу хотя бы себе признаться, что втюрилась по уши, но Лорес!.. Сердце билось с перебоями, я и дышала-то через раз, растерянная и немного напуганная таким откровением от младшего лорда.

— Ян, ну Яна, что ты опять, — тихий, мягкий голос Эрсанна, и его ладонь скользнула под рубашку, провела по обнажённой спине. — Опять правды испугалась?

Я непроизвольно выгнулась, кожа оставалась всё ещё очень чувствительной к прикосновениям, её тут же обсыпало щекотными мурашками.

— П-правды?.. — пробормотала я, всё так же пряча лицо на груди Лореса.

— Иди сюда, — руки Эрсанна обвились вокруг талии, его сын отпустил, и я теперь оказалась прижата спиной к старшему Морвейну. А младший смотрел на меня, опираясь на локоть, серьёзно так, с задумчивой улыбкой на губах. — Что такого страшного в этом чувстве, Яночка? Мы с Лором вполне взрослые, чтобы отдавать себе отчёт в том, что чувствуем. Как ещё назвать то, что хочется видеть тебя рядом, ощущать, обнимать, заботиться? Сделать так, чтобы ты была счастлива в новой жизни? Нашла себя? Ну, милая, разве это плохо, что тебя любят?

На глаза неожиданно снова навернулись слёзы, я положила ладони на руки Эрсанна, отвернулась, зажмурившись. Ну вот, опять плачу.

— Меня никогда не любили, — призналась шёпотом, только сейчас осознав эту печальную истину.

Даже бывший, несмотря на то, что я слышала от него признание, не любил. Я была для него просто удобной, по жизни. Или для него любовь заключалась в несколько ином, чем для Морвейнов. Ладони Лореса обхватили моё лицо, тёплые губы начали сцеловывать со щёк солёные капли.

— Теперь будут, — твёрдо заявил он, и я улыбнулась.

Да, теперь всё будет хорошо. Любимая… Моя улыбка стала шире, плакать расхотелось, и слёзы быстро высохли. Эрсанн нежно коснулся губами затылка, потёрся носом и тихо спросил:

— Хочешь, сниму браслет?

Мой взгляд упал на кружевную перчатку, мерцавшую в полутьме спальни. Хочу ли?.. А зачем? Меня она не смущает, опять же, помня свойства, ещё и защита хорошая, я ведь совсем-совсем без магии. И потом, мне нравится принадлежать Морвейнам. Во всех смыслах.

— Нет, — так же тихо ответила я, крепче прижавшись к нему. — Пусть будет.

Мысли опять скакнули, немного вперёд, конечно, но вопрос важный. Я вдруг разволновалась, не зная, какой ответ услышу.

— Эрсанн… а… ну, ничего, что у меня вообще магии нет? Я же не отсюда, и… дети… — я окончательно смутилась и попыталась отвернуться от внимательного взгляда Лореса.

Не дали. Эрсанн сжал крепче, тихо усмехнулся на ухо, а младший придвинулся ближе и тоже улыбнулся. Довольно так.

— М-м-м, уже про детей думаешь? — мурлыкнул Эрсанн. — Мне нравится ход твоих мыслей, Яночка. О магии не беспокойся, ты не отсюда, да, но дети унаследуют дар отца.

Ну, раз так, то ладно. Им виднее, они маги, лучше разбираются. Я широко зевнула, вдруг навалилась усталость, веки отяжелели. Потянулась в уютных объятиях Эрсанна и сонно пробормотала:

— Спа-а-ать…

Хорошо бы, конечно, водные процедуры, но боюсь, усну в процессе. И вообще, можно воду заменить магией, я согласна. Ладонь старшего Морвейна провела вдоль тела, подняв рубашку, и он негромко спросил:

— Может, вообще снять?

Да пожалуйста. Я на всё согласная сейчас. По телу разливалась томная нега, и оно жаждало покоя. Молча подняла руки, с меня аккуратно сняли ночнушку и укрыли одеялом. Смутно поняла, что определённый дискомфорт в деликатных местах уже не ощущается — Морвейны без дополнительных просьб всё поняли. Какие же они… понимающие… Это была последняя мысль. Меня обняли с двух сторон, и я мягко уплыла в крепкий сон, умиротворённая и счастливая.

Утро настало как-то слишком быстро для меня, но приятно — с поцелуев, причём с двух сторон. М-м-мр-р-р, а ещё, в ногах чувствовалась непривычная тяжесть. Кажется, я знаю, кто пришёл к нам спать ночью. Улыбнулась, толком не открыв глаза, давая себе ещё несколько минут понежиться, потом зашевелилась, попытавшись выпутаться из тёплых рук.

— Доброе утро, Яночка, — губы Лореса коснулись уголка моего рта. — Как спалось?

— Отлично, но мало, — с сожалением ответила я, широко зевнув. — Эрсанн, я не любимый плюшевый мишка, ты жаркий и большой, пусти уже! — проворчала, поскольку старший Морвейн увлёкся поцелуями моей шеи и рук убирать с моей талии не хотел. — И вообще, по-моему я плохо на вас влияю, раньше на работу вы не опаздывали! — ехидно поддела обоих — взгляд на часы показал, что время уже восемь.

— Раньше у нас тебя не было, — отозвался Эрсанн, неохотно выпустив меня из объятий. — И вообще, начальство не опаздывает, начальство задерживается.

Я выпрямилась и строго посмотрела на него, поймала смеющийся взгляд и чуть сама не разулыбалась. Но сдержалась.

— На меня и так косо смотрят, между прочим, если ещё и начальство начнёт… регулярно задерживаться, потому что у него вдруг личная жизнь образовалась, я работать не смогу, — я перевела взгляд на развалившихся в ногах Солу и Сильву и потянулась потискать мявок. — Приве-е-ет, пушистики!

Хм-м-м, только вот не учла, что вид меня сзади очень вдохновит Морвейнов…

— Я-а-ан, — протянул Лорес, и, кажется, его тёплая ладонь прогулялась по моему бедру. — Ты точно настроена прямо сейчас на работу идти?..

Ой. Поспешно отдёрнула пальцы от серебристого и рыжего меха, чмокнула кисок в мокрые носики и села, оглянувшись на младшего.

— У тебя посещение гостиницы, где встречался Эрфрод со своей зазнобой, допрос оставшихся свидетелей и сведение полученных сведений в общее, — насмешливо ответила я и перевела взгляд на Эрсанна. — А у тебя, милый, оставшиеся фрейлины и выяснение всех обстоятельств про контрабанду артефактов на границе. Ну и текущие дела, естественно, — после чего, полюбовавшись несколько секунд на вытянувшиеся физиономии моих лордов, я с широкой улыбкой соскочила с кровати и поспешила к смежной двери, умываться и приводить себя в порядок.

Халат так и остался лежать на полу шёлковой лужицей.

— Лор, тебе не кажется, что с некоторых пор она слишком смелой стала? — раздалось в спину задумчивое изречение Эрсанна.

А настроение у меня зашкаливало за отметку «отлично», и я едва подавила порыв обернуться и показать язык. Обоим. Вместо этого мне в голову пришла идея, пикантная, и не совсем приличная — помнится, я вчера обещала Лору за кошек сюрприз? На волне воодушевления после прекрасной ночи и услышанного признания я поддалась шаловливой мысли, особо не подумав о последствиях. Взялась за ручку, посмотрела через плечо на изволивших ещё возлежать в постели лордов и категорично заявила:

— Одеваюсь сама!

И юркнула в будуар. Вспомнила про обещанную Лором не так давно шкуру — когда она появится здесь? Надо бы уточнить при случае. На ней очаровательно будут смотреться мои кошечки. И я тоже… М-м-м, так, об этом позже. В организме всё же оставалась некоторая усталость после бурной ночи, не стоит перегибать палку с сексом. Сегодня ещё по расписанию верховая езда и танцы, между прочим, раз предстоит приём, умения надо совершенствовать. Я поспешила в ванную, по пути захватив другой халат — хорошо, их у меня несколько. Умм, не терпится снова к работе приступить, и хотелось ещё заняться систематизацией сведений по делу заговора — наверняка Лор спихнёт на меня, ему же понравилось, как я делала это в домашних условиях. Ну и, вдруг что новенькое появится, Эрис и её люди накопают. Напевая под нос незамысловатую мелодию, я вернулась в гардеробную и обвела ряды платьев орлиным взором. Кажется, их стало больше — потихоньку подвозили те, которые портной доделывал. И, чую, не миновать мне скорой примерки — Охота и приём в честь помолвки требовали особых нарядов. Ладно, переживу. А теперь, выбрать, в чём пойти сегодня. Причём так, чтобы не шокировать нежную психику привыкших к штанам и форменным мундирам на работе лордов, и вместе с тем… На моих губах появилась лукавая улыбка. Заинтересовать кое-кого своим видом.

Прошлась вдоль ряда, рассматривая платья, и взгляд зацепился за юбку из тафты с необычным, серо-розовым отливом. Так. И что тут у нас? Сняла, обозрела наряд. Юбка, судя по фасону, плотно облегала бёдра и собиралась сзади чуть ниже пояса красивой драпировкой с аккуратным бантиком, чем-то напоминая туалеты дам с турнюрами. На картинках они ещё так смешно выглядели, как утки, меня всегда удивляло, как леди передвигались в таких неудобных нарядах. Но в этом никаких излишеств не наблюдалось. Сверху — блузка из плотного кружева, тоже розового с серебристой нитью, достаточно целомудренного, чтобы не краснеть от проглядывавшей нижней рубашки, если что. Вырез — скромный, с маленьким стоячим воротничком, рукава длинные, спереди ряд жемчужных пуговичек. К наряду прилагался короткий приталенный жакет без пуговиц, с тонким серебристым пояском. То, что надо! И я даже знаю, что под него подойдёт!

Аккуратно положила наряд на низкий столик, направилась к полкам с бельём. Так, ну, без сомнения — вот эти кружевные чулочки, они как специально под это платье. Пояс, да, они без подвязок. И… Мои пальцы замерли над стопкой всевозможных трусиков, среди которых всего несколько из старых запасов. Обычные хлопковые, на те самые дни, остальные — изящное произведение портняжного искусства, иначе не сказать. Оглянулась на платье — нижних юбок в нём не предусмотрено, только двойной слой тафты и всё. И по бёдрам плотно, да… Бантики и узелочки будут отлично проступать. И вообще, я же сюрприз задумала? Щёки полыхнули жаром, от собственных мыслей отчаянно смутилась, но руку убрала. Вот так, Яночка. Учимся провокациям, ну и пусть, что на рабочем месте. Ты же не посторонних мужиков решила соблазнить, они и не узнают, что у тебя под этим платьем. Ну и, последний штрих. Не обычная нижняя рубашка, а облегчённый вариант корсета, шнуровать который придётся звать Хлою. Облегчённый, потому что не до бёдер, а всего лишь чуть ниже талии, с жёсткими вставками в швы. Ткань — мягкий, приятный шёлк, сзади ленты, спереди крючки. М-м-м, вообще, на нижнее бельё не очень похож, в моём мире такие носили и поверх блузок, с джинсами и юбками. Здесь же я ни на ком не видела. Подкинуть, что ли, мысль портному?..

Улыбнулась, покачала головой и начала одеваться, только вот зависла на стадии корсета. Ну, надо звать Хлою, а на мне кроме чулок и пояса ничего нет. Вот засада! Краснеть перед экономкой и моей личной горничной не очень хотелось — она девушка умная и наверняка догадается, чего это я в таком интересном виде. Посмотрела на платье, махнула рукой и натянула его наполовину, только юбку — действительно узкая, правильно сделала, что кроме пояса не надела больше ничего. Уф, ну, теперь Хлоя. Я вышла из гардеробной и дёрнула шнурок звонка.

Девушка явилась на удивление быстро, будто ждала, что позову её.

— Доброе утро, госпожа, — весело поздоровалась она и всё-таки присела в реверансе.

Я покачала головой: переучивать человека, в котором слишком сильны привычки, и уж тем более, пытаться переубедить, не стоит и пытаться. У Хлои своё видение мира, в котором я уже как бы не совсем ровня ей, а вскоре действительно стану хозяйкой для всех, кто здесь обитает. Несмотря на то, что не так давно сама находилась на одной ступеньке с ними. Ведь слова — это всего лишь формальность, главное — отношение. Я улыбнулась в ответ.

— Поможешь с корсетом?

— Конечно, — Хлоя подошла, я повернулась к ней спиной. — Причёску тоже помочь сделать?

— Да, пожалуй, — согласилась я.

Так быстрее, чем сама буду мучиться со шпильками. Решила заодно сообщить Хлое о близком приёме, чтобы это не было для неё неожиданностью.

— После Охоты Морвейны приём собираются организовывать, — сказала я, чувствуя, как быстро и ловко моя горничная управляется со шнуровкой корсета. — Пока подробностей не знаю, но, думаю, тебе сообщат.

Я услышала негромкий смешок.

— Ян, знаешь, кто будет заниматься его организацией? — ехидно произнесла Хлоя. — Угадай с трёх раз.

И тут до меня дошло. А ведь и правда, в прошлый раз их светлости просто вручили мне список необходимых приготовлений вместе с именами гостей и… и всё. Сами только приглашения и счета подписывали, да утверждали составленное мною же меню. Ох.

— Ты же будущая хозяйка, должна знать все тонкости, — мягко продолжила Хлоя, помогая мне влезть в платье — верх, оказывается, облегал прямо по фигуре, хорошо, что я корсет решила надеть под него, а не обычную рубашку. — Вообще, организацией подобных вечеров занимаются именно женщины, Ян.

И когда, интересно, я всем этим буду заниматься?! На работе, в перерывах? У-у-у, кошмар какой! Да уж, быть леди — нелёгкая забота! А я ещё и работающая леди, вообще невероятное по местным меркам сочетание. Ладно, как-нибудь справлюсь. В конце концов, у меня есть Хлоя, которая и в тот раз очень помогла.

— Ты меня обрадовала, чёрт возьми, — пробормотала, поправив вырез — скромный-то скромный, но грудь открывает, и ложбинка тоже видна.

— Справишься, — Хлоя улыбнулась. — Причёску?

Закончив с волосами, я отпустила девушку и задумчиво глянула на новую шкатулку, куда переложила купленные не так давно украшения. Фамильные лежали в своих коробочках аккуратными стопками. Эрсанн, кстати, обещал остальные постепенно отдать… Интересно, что там кроме сапфиров? Я понимаю, родовой камень и всё такое, но у меня гардероб разноцветный, между прочим, и мне не только синее идёт. Так, Ян, не отвлекаемся, время идёт, тебя ждут. Я выудила тонкую серебряную цепочку с кулоном в виде каплевидной жемчужины с лёгким розоватым оттенком, к ней прилагались такие же серёжки. Надела, посмотрела на себя. Ой. Леди, да. Осанка, подбородок, лёгкая улыбка — я с трудом узнавала себя, и перемены мне очень нравились. Теперь верила Морвейнам, сама видела, что красивая. И нет ощущения, что не своё место заняла, в этом платье, с этими украшениями. Да, от той серой мышки, прятавшейся от всех за толстенными стенами комплексов и неуверенности в себе, почти ничего не осталось. И слава местным богам, что так вышло. Я не жалею. Ни о чём.

Я поспешила к смежной двери и очень вовремя — едва взялась за ручку, она распахнулась, явив моему взору уже полностью готового Лореса. Он замер, окинул меня довольным взглядом и улыбнулся.

— Отлично выглядишь, Яночка. Завтракать?

Щекам стало тепло от удовольствия, я с каждым разом всё меньше смущалась, слыша от Морвейнов комплименты в свой адрес, и это мне тоже нравилось.

— Папа уже внизу, — правильно понял Лор мой ищущий взгляд.

Кошек не наблюдалось, и мы вышли из спальни — моя рука покоилась на локте младшего лорда, а другой я придерживала шуршащую юбку. М-м-м, ощущение, что под ней ничего кроме чулок и пояса волновало и самую капельку смущало, дыхание то и дело норовило сбиться, и приходилось делать глубокие и размеренные вдохи, чтобы Лорес раньше времени не прочувствовал ничего. А то с него станется… пристать с расспросами…

— Думаю, сегодня стоит поехать в экипаже, — произнёс мой спутник, пока мы спускались по лестнице. — Тебе в этом неудобно верхом будет.

Да уж, согласна, как никогда. И не только потому, что юбка узкая. Судя по усилившемуся теплу, румянец стал ярче. Янка, прекрати немедленно, сдашь себя с потрохами и никакого сюрприза не получится!

— А не слишком громоздкий? — выразила я сомнения, спеша отвлечься от волнующих мыслей. — Долго ехать будем, наверное.

— Ян, в театр мы ездили в парадном, — со смешком пояснил Лор, пропуская меня вперёд в коридор, где находилась малая столовая. — Для повседневных выездов другой, поскромнее, конечно, и удобнее.

Завтрак уже нас ждал, как и Эрсанн, с неизменной утренней газетой. Видимо, какие-то новости его не обрадовали, он хмурился.

— Что, пап? — Лор отодвинул мне стул и сел рядом.

Старший оторвался от чтения, прогулялся по мне взглядом и морщины на лбу разгладились.

— Ты меня радуешь с каждым днём всё больше, Ян, — изрёк Эрсанн, улыбнулся и вдруг хулигански подмигнул. — Нравится быть красивой?

Уф. Ну нельзя же прямо с утра, на голодный желудок, бросаться такими тяжеловесными комплиментами! Я же того, всё-таки ещё не привыкшая и смущаюсь сильно…

— Что в новостях? — повторил Лорес, по его губам тоже скользнула улыбка.

— Ничего хорошего, — Эрсанн тут же стал серьёзным. — Скандал с младшим сыном ректора Академии, причём нешуточный. Вчера его заметили в одном из злачных кварталов Мангерна, в компании сомнительных личностей полукриминального пошиба и гулящих девок. Бордель «Золотая утка», помнишь такой?

Лорес тоже помрачнел.

— Помню, как же, — хмыкнул он.

Бордель? Нет, ну я в курсе, что Морвейны не монахи и пользовались услугами не только знатных любовниц, но судя по всему, эта «Золотая утка» то ещё местечко. И что там делали мои лорды?! Хотя, если по их словам это тусовка местных бандитов, то понятно, что — делами занимались, по долгу службы. Лор прищурился, наколов на вилку кусок пышного омлета.

— Папа его не отмажет в этот раз, при них нашли нирс в количестве, существенно превышающем то, на которое стража обычно закрывает глаза, — продолжил Эрсанн. — На этот раз Равен зарвался.

Лор вздохнул и покачал головой, а я сидела тихо, как мышка, чутьё подсказывало, что все эти события не просто так. Контрабанда, бросающая тень на советника по торговле, скандал с сыном ректора… Ведь в Академии воспитывались молодые аристократы, маги, элита Арнедилии. Да, в других крупных городах тоже имелись свои учебные заведения для мальчиков, девочки учились в пансионатах или вообще на дому, развитию их способностей уделяли не столь много внимания, как юношам. Но Академия в столице оставалась главной, и тот, кто стоял во главе её, конечно, имел большое влияние.

— А старший сын ректора? — осторожно спросила я зачем-то, но ответ получить не успела.

Зашла Хлоя с маленьким серебряным подносом.

— Госпожа Яна, — серые глаза экономки блеснули весельем. — Вам приглашения.

Я чуть не открыла рот от удивления самым неприличным образом, и не выронила кусок тоста из пальцев. Мне?! С каких пор?.. Хлоя приблизилась, я взяла с подноса две карточки, одну серебристую, тонко пахнувшую свежими духами с еле уловимой горчинкой, и вторую — белоснежную, с вытесненным королевским гербом. Рука дрогнула, когда взяла её, буквы на мгновение расплылись перед глазами, но я взяла себя в руки. «Госпожа Яна, я бы хотела познакомиться с вами поближе и буду рада видеть вас на моей прогулке в Королевском парке, завтра в одиннадцать утра. Её высочество принцесса Керис». И витиеватая роспись. Так, приехали, меня уже активно зовут участвовать в светской жизни Мангерна, да ещё и на уровне двора! В груди разлилось облегчение, свёрнутые в узел мышцы чуть расслабились — а я не могу, у меня работа, между прочим! Посмотрела на вторую картонку.

«Госпожа Яна, ваше присутствие на еженедельной встрече благотворительного комитета Мангерна в моём доме доставит мне большое удовольствие. Встреча состоится завтра, в четыре часа дня. С нетерпением жду вас. Леди Илинда Грифлис». О, как. И с каких пор, интересно, несостоявшаяся любовница Эрсанна получает удовольствие от лицезрения моей персоны, а? Уж не с тех ли, как леди узнала о моём новом статусе? Обломается, я человек рабочий и по всяким светским мероприятиям шляться не могу.

— И что там? — Эрсанн поднял брови и протянул руку.

Я передала ему карточки, приступив к чаю и вкуснющим лимонным кексам. Дорберт готовил потрясающие десерты, этого у него не отнять.

— Мне как, нужно написать письменный отказ? — спокойно спросила я. — Как тут вообще по этикету действуют?

А вот от следующих слов старшего Морвейна я чуть не поперхнулась глотком.

— Ты пойдёшь и туда, и туда, Яна, — спокойно ответил он, отдав приглашения Лоресу. — Не обсуждается.

Я растерянно хлопнула ресницами.

— Прости… что? — переспросила, думая, что ослышалась.

Хорошее настроение стремительно поползло вниз.

— Принцессе не отказывают, это первое, — ответил за Эрсанна Лор. — И второе, тебе придётся встретиться лицом к лицу с дамами, Яна. Без нас. Как бы ты этого ни боялась.

Чёрт. Раскусили на раз. Но так просто сдаваться я не собиралась! Скрестила руки на груди, откинулась на спинку и хмуро отозвалась:

— Значит, вам можно отказывать леди Грифлис, а мне нельзя, да?! Несмотря на то, что я тоже занята в это время?

— Ты хочешь, чтобы считались с тобой или нашей фамилией? — так же спокойно поинтересовался Эрсанн, глядя на меня непроницаемым взглядом. — Или думаешь, кроме работы в департаменте у тебя больше никаких светских обязанностей не будет? А как ты собираешься принимать гостей на приёме через неделю, между прочим, в честь тебя, Яна? Тоже прятаться за нашими спинами?

Больно бил, да. И неожиданно. На мгновение кольнула привычная жалость к себе и обида, что не идут навстречу, не защищают, не встают на мою сторону. Да уж, действительно привыкла, что за меня заступаются. Эрсанн чуть прищурился, не сводя с меня глаз.

— Покажешь слабость — сожрут, Яна. С потрохами. И ты это прекрасно понимаешь, — его негромкий, ровный голос ничуть не походил на визгливый и раздражённый мамин, когда она меня отчитывала, и привычный страх и чувство вины переросли в стыд и раздражение — на саму себя, на то, что он прав, на то, что из чистого упрямства сейчас соглашаться не хотелось. — Боишься слов, взглядов? Помнится, когда ты только появилась здесь, ты много чего боялась, Яночка, — на его губах появилась усмешка. — В том числе нас с Лором. Всё оказалось совсем не так, как ты думала, правда?

Со стороны младшего послышалось тихое хмыканье, и моё раздражение усилилось. Спелись, блин, одна семейка! А ничего, что я в освоении этикета ещё в самом начале и толком ничего не успела выучить?! Я поднялась, разгладила юбку, хотя на ней и так ни одной лишней складки не было, и подчёркнуто официально ответила:

— В таком случае, милорд, я бы хотела захватить свод Правил поведения в высшем обществе и заняться изучением, — мой голос звучал суше, чем ветер в Сахаре. — Дабы не опозорить вашу фамилию завтра перед её высочеством и высоким собранием в доме у леди Грифлис, — не удержалась, в последних словах отчётливо слышались язвительные нотки.

Понимала, что веду себя некрасиво, но ничего не могла поделать. Хотелось возмущаться и ругаться, обиженная маленькая девочка внутри жаждала насолить, хоть в мелочах. Эх, Янка, Янка, и когда уже повзрослеешь… Однако Эрсанн, вместо того, чтобы одёрнуть, улыбнулся шире, окинул меня медленным взглядом и обратился к сыну:

— Лор, ты не находишь, что наша маленькая Яна в последнее время стала слишком вольно себя вести? — бархатистый, вкрадчивый голос пробежался по натянутым нервам мягкой кисточкой, родив волну дрожи.

— Кажется, мы давно не наказывали Яночку, — в тон ему промурлыкал Лорес, и от его взгляда стало жарко.

Да… Да пошли вы со своими тиранскими замашками!! Я возмущённо пискнула, резко развернулась — как умудрилась не упасть в слишком узкой для таких движений юбке, не знаю, — и вылетела из столовой, пыхтя, как закипающий чайник. Вслед мне раздался довольный смех Морвейнов, от которого раздражение и волнение разом подскочили. Наказывать вздумали, тоже мне! Вот… вот возьму и буду строить глазки какому-нибудь лорду посимпатичнее в приёмной, пусть почувствуют мои эмоции! Осознание, что в моей одежде присутствует некоторый недостаток, добавило перчинки в коктейль переживаний, и по лестнице я поднималась бегом, с пылающими лихорадочным румянцем щеками. Это ещё посмотрим, кто кого накажет! Фыркнула, ничуть не испуганная угрозой — несмотря ни на что, понимала, Морвейны играют. И меня это… заводило, поняла неожиданно. Покачала головой, усмехнулась собственному сумбуру в мыслях и вздохнула.

Понятно, что отвертеться от завтрашних приглашений не получится, и долго сердиться на моих лордов я не могла. Правы ведь в своей отповеди, на самом деле. Мне надо учиться самой справляться с некоторыми трудностями, они мне не папа с мамой, чтобы заботливо укрывать от мелких житейских неприятностей. Есть вещи, требующие исключительно моих усилий, чтобы стать если не своей среди этого сборища зубастых куколок, то хотя бы не жертвой. И да, положению леди Морвейн придётся соответствовать, Яна, сама же понимаешь. Тебе ещё в перспективе с родителями Эрсанна знакомиться, между прочим. Захватив книгу из библиотеки, вниз я спускалась уже гораздо спокойнее, чем несколько минут назад.

Оба ждали в холле, негромко переговариваясь. Я подошла, посмотрела на Эрсанна.

— Мне надо посылать обратный ответ? — поинтересовалась ровно.

— Нет, если не собираешься отказываться, — невозмутимо ответил он и взял меня за свободную руку, положив ладонь на свой локоть. — Тем более, одно из приглашений не подразумевает отрицательного ответа. Вечером обсудим приём, — мы направились к выходу, Лор забрал у меня увесистый том по этикету и аккуратно сжал пальцы в своей руке. — Займёшься своими прямыми обязанностями будущей хозяйки дома, — усмехнувшись, добавил старший Морвейн.

Кто бы сомневался, что Хлоя окажется права. Я с царственным видом кивнула.

— Договорились, список гостей обсуждаем вместе, — тут же внесла деловое предложение.

А нечего сваливать всё на мои хрупкие плечи, отлынивать не позволю, раз мы уже почти одна семья. Не только я главной буду на том вечере, но и их светлости тоже.

— Завтра после твоих посиделок с леди Грифлис идём к портному, — тоном, не допускающим возражений, добавил Лорес и открыл передо мной входную дверь. И с коварной улыбочкой добавил. — И ещё, сегодня вечером после ужина сдаёшь мне зачёт по этикету. Официальная аудиенция с кем-либо из королевской семьи, а прогулка к таковой приравнивается, и поведение леди на публичном дневном мероприятии, под которое попадает встреча с супругой уважаемого Рисальда.

Твою ж налево! А выучить когда я всё успею?! Выдернула руку из-под ладони Эрсанна, повернулась к Лору и совсем не по-светски упёрла кулаки в бока, прищурившись.

— В таком случае, ваша светлость, сегодня работаю по облегчённому варианту, — категорично заявила в ответ на его заявление. — И пусть только хоть один лорд посмеет задирать нос и делать вид, что не слышал об изменениях в порядке посещения начальства и изложения своих просьб! — воинственно вздёрнула подбородок, глядя прямо в смеющиеся тёмно-голубые глаза, в которых плавали серебристые искорки.

Эрсанн тут же воспользовался моментом и обнял сзади, притянув к себе.

— Грозная такая, с ума сойти, — мурлыкнул он на ухо, легонько коснувшись губами шеи. И тут же с неподдельным удивлением протянул. — Я-а-а-ан, корсет?!

В глазах Лореса проснулся острый интерес, он шагнул ко мне и нахальная ладонь провела от груди и ниже.

— И правда, — младший лорд сощурился, вопросительно подняв бровь.

— Эй!! — возмутилась я и несильно ударила по его руке, щёки вспыхнули жаром — в конце концов, мы на улице стоим, пусть за оградой прохожих особо и нет.

Кто-то из окна может увидеть, как меня тут… изучают на предмет нижнего белья!

— А давайте уже поедем, а? — сердито отозвалась, пытаясь настойчиво выбраться из рук Эрсанна.

Если спросит, что к корсету надела, боюсь, спалюсь по полной. Ложь же чувствуют сразу. А если узнают, что… ничего, моя дорога до департамента будет пусть и не очень длинной, зато насыщенной впечатлениями. К моему неимоверному облегчению, Морвейны не стали дальше допытываться, ограничившись весёлыми взглядами и ухмылками. Наконец мы уселись в экипаж — скромнее, чем вчерашний, да, и уже — на сиденье помещались только двое. Лорды решили вопрос просто: Лорес усадил меня на колени, Эрсанн сел рядом. И все остались довольны.

— Излагайте, — рассеянно кивнула я, листая книгу по этикету в поисках нужной темы. — Что за прогулка и какие там могут быть подводные камни.

Эрсанн самым нахальным образом аккуратно положил мои ноги к себе на колени и начал просвещать.

— Прогулка длится полчаса, её высочество в сопровождении фрейлин обходит парк, — заговорил старший лорд. — Вообще, на самом деле, это повод показать себя и возможность завести нужные знакомства, к прогулке Керис многие появляются в парке. Ну и, конечно, флирт, куда без него, — Эрсанн усмехнулся. — Молодые лорды приходят полюбоваться на придворный цветник, а леди изучают будущих жертв своего обаяния.

— Вот как, — так же рассеянно отозвалась я, найдя наконец нужную главу. — Полчаса — это нестрашно. Что-то ещё мне надо знать?..

— Не поддавайся ни на какие провокации и по возможности не отходи от принцессы, — выдал вдруг Лорес, а я, вздрогнув, оторвалась от книги и с лёгким недоумением посмотрела на него.

— Это ты к чему? — переспросила, чуть нахмурившись.

Лор ответил внимательным взглядом.

— Ты можешь там встретить кого угодно. Включая и тех, о ком не знаешь, но кто уже знает о тебе и о том, чью фамилию ты скоро будешь носить.

Беспокоится. Приятно, чёрт. Улыбнулась, обхватила его лицо ладонями и на несколько мгновений прижалась к губам моей младшей светлости.

— Я буду очень осторожна, мой лорд, — мягко произнесла, погладив большими пальцами его гладко выбритые щёки. — Обещаю.

Он обнял меня крепче и положил одну ладонь поверх моей, всё так же глядя мне в глаза.

— Я серьёзно, Яна, — тихо сказал младший лорд. — Ты теперь на виду и единственное, что нам действительно не хочется терять.

А вот это как-то не пришло в голову, что я теперь ещё и самое слабое место Морвейнов, занимающих далеко не последнее положение в Маргерне, да и во всей Арнедилии тоже. Молча обняла, прижалась, а другой рукой нашла ладонь Эрсанна. Теперь придётся следить за каждым своим шагом и в одиночку не шарахаться там, где может быть опасно. Расследование продолжается, и тот, кто стоит во главе заговора, прекрасно осведомлён, кто именно занимается распутыванием дела. Блин, теперь и мне боязно немного одной появляться!

— Ладно, есть что-то ещё, чего не написано в этой настольной книге для молоденьких девиц и нужно мне знать про прогулку? — я отстранилась от Лореса, а ладонь оставила в пальцах у Эрсанна.

— В общем, нет, — младший Морвейн откинулся на спинку сиденья, но рука так и осталась лежать на моей талии.

Остаток пути я внимательно читала, на каком расстоянии надо идти от королевской особы, когда нужно поклониться, и прочие тонкости и мелочи. Их оказалось к моему облегчению не так уж много, королевская семья Арнедилии к формальностям не стремилась. Ну и отлично. Подозреваю, в главе про публичные мероприятия меня ждёт гораздо больше сведений, которые надо успеть заучить к вечеру. А то с Лора станется вспомнить мой утренний взбрык и придумать какое-нибудь… наказание!

К департаменту мы приехали минут через пятнадцать, поднялись в приёмную, и рабочий день начался. Согласование расписания встреч на сегодня с Лоресом и Эрсанном, проверка полок с распоряжениями и прошениями, кружившие в нетерпении по приёмной лорды, ожидавшие возможности пробиться к начальству — первые два часа пролетели незаметно, заглянуть в свод правил по этикету не удалось. И крутившуюся в голове мысль про печатную машинку озвучить тоже не получалось, у Морвейнов выдалось плотное расписание утренних встреч с подчинёнными. Появилась Эрис с озабоченным лицом, кивнула мне и поспешила к Лору — он предупредил, что леди Солерн впускать без предварительной записи. Сама понимаю, у зама мелких дел быть не может, естественно. На удивление, господа лорды вели себя хорошо, прорваться без моего ведома в кабинеты начальства не пытались. А жаль, я уже приготовилась к красивым обломам. С другой стороны, как бы ни были они консервативны, но глупых мужиков здесь вряд ли держат. Раз есть приказ начальства о внутреннем распорядке и один товарищ уже нарвался на отповедь, до остальных должно дойти, что лорд директор не шутит. Только парочка попыталась было с очень озабоченным видом доказать мне, что если конкретно сию минуту их не пустят к Эрсанну, случится страшное. Я молча сунула под нос регламент, подписанный старшим Морвейном и начальниками отделов, не отрываясь от чтения книги по этикету — лорд ещё что-то побухтел и отстал, послушно записавшись на свободный листик, как все.

А вот взгляды — да, из пренебрежительных стали немножко другими, чисто мужскими, заинтересованными. И хотя никто не позволял себе лишнего, я всё равно едва сдерживала довольную улыбку — какая женщина останется равнодушной к мужскому вниманию, пусть и выраженному только во взглядах? Вспомнилось собственное чисто детское, вредное желание досадить Морвейнам флиртом с кем-нибудь из департамента. Шальное настроение захватило с головой, вытеснив здравый смысл, и я даже не подумала о последствиях такой опасной игры. И потом, на мне не было трусиков… Хорошо, в приёмной никого сейчас, думаю, они бы не поняли причины такого яркого румянца на моих щеках. Так, теперь главное выбрать кого-нибудь посимпатичнее…

— Госпожа Яна, — голос Лореса ворвался в мысли, я вздрогнула от неожиданности и подняла голову от книги. Мне на стол легла пачка листов. — Перепишите протоколы допросов Малого двора для его величества, — он выразительно глянул на меня. — И после обеда хочу видеть по этому делу общий отчёт, с учётом всех сведений, здесь же уточнения по некоторым вопросам из допросов.

За сим, младший развернулся и скрылся обратно в своём кабинете. Так, до обеда ещё три часа, нормально — и поучить успею, и переписать всё. Но каков, а, вошёл в роль начальника, называется! Ладно, сделаю, сама собиралась свести воедино всё, что известно по заговору. Отодвинула книгу и разложила листки с допросами, достала шпаргалку по стенографии и углубилась в работу. Пером писала уже достаточно быстро, ну а кляксы Лор потом уберёт, если что. В процессе переписывания мысли плавно перетекли к делу заговора, ко вчерашним допросам, которые как раз сейчас переписывала набело. Итак, что имеем? Два принца, дядя и брат, оба отлучались с Охоты. Один из-за жены, другой из-за любовницы. Один где-то болтался лишний час, другой внятно объяснить про свою интрижку не может, отделываясь общими словами о чести дамы. И оба рекомендуют ко двору девиц в свиту её высочества. А у нас неучтённая леди Нолейв и её братец, затаившийся неизвестно, где. Возможно ли, что одна из фрейлин, Солана или Алора, и есть искомая близняшка? Я в задумчивости прикусила кончик пера, оторвавшись от переписывания допроса, потом придвинула чистый лист и записала — потом систематизирую, пока просто обдумаю все сведения и сформулирую вопросы.

Так, хорошо, а помнится, Морвейны рассказывали про родовую метку на ауре. Можно ли скрыть? Ведь Солану проверял Эрсанн и наверняка смотрел, значит, она отпадает? Не удержалась, тихо фыркнула. Да конечно, не буду сбрасывать со счетов этот цветочек. Вдруг есть способ замаскировать, и леди на самом деле ни разу не дочка какой-то там приятельницы дочери дяди короля. И тут в голову пришла ещё одна мысль. Сигирин замужем была, а детки её носят девичью фамилию матери. Как это возможно? Надо обязательно спросить, вдруг это важно. А брат, Эрфрод, тоже идеальный кандидат, ширма, марионетка, за которой могут прятаться настоящие кукловоды. Король, которому нет дела до государства, и за которого правят те, кому нужна власть и деньги. Алора вполне может быть дочерью Сигирин и Эрфрода. Вот, кстати, снова про метки — метка меняется, только если настоящий отец признал? Если допустим кто-то из лордов захочет усыновить или удочерить не своего ребёнка, метка тоже появится? Следующий вопрос…

Я вернулась к допросным листам Илеро. Хмм, куда же он всё-таки ездил? И почему Лор сразу не спросил? Надо поинтересоваться при случае. Хотя, такие вопросы лучше задавать, уже обладая какой-то информацией, на случай всяких непредвиденных моментов. Вдруг Илеро умеет обходить способность Лореса чувствовать ложь. Всё-таки маг восьмой категории, из королевской семьи к тому же. Дописала последние строчки и ненадолго задумалась над ещё одним моментом. Зачем, ну зачем продвигать леди Нолейв во дворец? Если принц так непреклонен в отношении женщин? Ох, сложно всё так, а я ничегошеньки не смыслю в расследованиях. Ещё и братец этот, неизвестно куда пропавший!

— Госпожа Яна, — я снова вздрогнула, на сей раз из задумчивости выдернул голос Эрсанна.

— Да, милорд? — вопросительно посмотрела на него, невольно залюбовавшись сосредоточенным лицом, пальцы зачесались убрать упавшую на лоб прядь.

— Ко мне сейчас придёт начальник отдела по контролю производства артефактов, на полчаса передвиньте все мои встречи, — в глубине тёмно-голубых глаз мелькнул тёплый огонёк, Эрсанн улыбнулся уголком губ. — Думаю, к половине второго освободимся и поедем на обед.

Вот и славно, я уже чувствую некоторую пустоту в желудке. Жаль, тут нет кофейных автоматов, сейчас бы не отказалась от чашечки кофе. Я не фанатка, но по утрам на работе помогало, когда глаза совсем открываться не хотели. Эрсанн ушёл обратно в кабинет, буквально через минуту дверь приёмной открылась, и появился тот самый начальник отдела артефактов, которого ждал старший Морвейн.

— Госпожа, — сухо поздоровался он, кивнул на ходу и скрылся в кабинете.

В приёмной снова стало тихо, и я вернулась к своим бумагам. Закончила переписывать допросы и посмотрела, что ещё принёс Лорес. Как выяснилось, отчёты о гостинице, куда ездил Эрфрод — она сгорела лет десять назад, и следа бывших хозяев найти не удалось. Ниточка оборвалась. Ещё, приписка Лореса, о письмах — имён в них никаких не упоминается, и к самим письмам прикасались только рукой в перчатке, так что, принадлежат ли они действительно той леди, о которой он говорил, или это Сигирин, непонятно. Однако Сигирин никуда не переезжала, по сведениям людей Лора, так что, лично мне кажется, что это всё-таки не она. Итого, в сухом остатке имеем всё тех же двух подозреваемых, с одинаково серьёзными мотивами для переворота. Одного могли использовать, как племенного быка, втёмную, пообещав казну для его удовольствий и гулянок, заодно, может, и от супруги избавиться, кто знает, другой же мог вполне сам стремиться к власти.

— Какой приятный сюрприз, однако, — я чуть не подскочила от неожиданности, очередной посетитель зашёл в приёмную бесшумно.

Вскинула голову, уставилась на довольно приятного молодого лорда с красивыми, тонкими чертами лица и обаятельной улыбкой. Живые синие глаза с любопытством и открытым восхищением смотрели на меня, я даже немного смутилась от такого интереса. Левая рука, где носила кольца, и на которой красовалось кружево браслета, лежала на коленях.

— Что столь очаровательная леди делает в нашем серьёзном заведении? — мужчина улыбнулся шире и сделал несколько шагов к моему столу.

Судя по форменному мундиру, относился он к отделу Лореса. А вот и повод пошалить. Я улыбнулась, откинулась на спинку стула, не спеша демонстрировать руку.

— Госпожа, с вашего позволения, милорд, — спокойно ответила, не опустив взгляда. — Думаю, леди вряд ли согласилась бы работать, да ещё и в таком серьёзном заведении, — моя улыбка превратилась в усмешку.

Смоляные брови незнакомца поползли вверх в удивлении.

— Вы сказали — работать? Так вы тут работаете? — переспросил он.

— Да, я тут работаю, — кивнула и продолжила. — По какому вы вопросу и к кому?

Молодой человек склонил голову, окинул меня задумчивым взглядом, ухватился пальцами за подбородок.

— М-м-м, может, к вам? — синие глаза блеснули. — По личному вопросу?

Он подошёл к столу, опёрся на него ладонями, чуть наклонившись ко мне, и улыбнулся шире. Какой резвый мужчина, однако. Я чуть отодвинула стул, но больше ничего не успела сделать — дверь кабинета Лореса снова распахнулась.

— Госпожа Яна? — его непроницаемый взгляд скользнул по моему собеседнику, потом остановился на мне. — Возьмите бумаги и зайдите ко мне. Немедленно.

Ай-яй. Мне показалось, или в голосе младшего Морвейна проскользнула угроза?.. Неужели подслушивал? Но я вроде даже ничего толком и сказать не успела, или сделать! Только вот собиралась, можно сказать, а меня так невовремя прервали.

— Лорд Ильфори, с возвращением из командировки, — сухо поздоровался Лорес. — Ознакомьтесь с новыми правилами внутреннего регламента департамента, будьте любезны, пока я занят. Госпожа Яна, выдайте милорду приказ, — ой, а тон-то какой, явно злится.

Только почему мне ни разу не страшно, а очень даже… приятно? Не знаю, что на меня нашло, но я встала, аккуратно взялась кончиками пальцев за юбку и присела в реверансе.

— Слушаюсь, милорд, — м-м-м, кажется, не следовало подпускать в голос этих воркующих ноток.

Лор не оценит… Короткий взгляд на него показал, что — да, хоть лицо и непроницаемое, но губы плотно сжаты. В полной тишине я обошла стол, взяла нужный листок и протянула лорду Ильфори.

— Прошу вас, — вежливо улыбнулась.

Лорд взял листок, при этом его пальцы мимолётно коснулись моих.

— Мы продолжим разговор, госпожа Яна? — ну да, я же подала ему приказ Эрсанна правой рукой, не той, где кольца и браслет.

— Не отвлекайте мою невесту от дел, милорд, — не дал мне ничего сказать Лорес. — Прошу вас, — а это уже мне, подчёркнуто вежливо, младший Морвейн посторонился, освободив проход в его кабинет и не сводя с меня прищуренного взгляда.

— Невеста?!O! — с неподдельным удивлением воскликнул Ильфори, воззрившись на меня, как на восьмое чудо света.

Я молча подняла руку с браслетом и кольцами, снова улыбнулась обескураженному лорду.

— Увы, милорд, — вздохнула, краем глаза наблюдая за Лоресом. — По личным делам со мной может беседовать теперь только лорд Лорес, — сделала паузу, пока подходила к главному следователю, и добавила, оглянувшись. — Ну и, пожалуй, лорд Эрсанн.

Ладонь Лора легла мне на талию и настойчиво подтолкнула в кабинет. Я зашла, услышала за спиной отчётливый звук защёлкнувшегося замка. Ой. Кажется, сейчас мне устроят допрос с пристрастием. И по-моему, будут наказывать, не дожидаясь вечера и возвращения домой.

Глава 8

Тем не менее, я решила сделать вид, что всё в порядке.

— Лор, я переписала и даже кое-что уже успела набросать по поводу общих сведений, и у меня вопросы возникли… — как ни в чём не бывало, начала я, направившись к столу и попутно выискивая в ворохе бумаг нужную.

Конечно, договорить не успела. Лорес в три шага оказался позади меня и прижал к краю стола. Бумаги выпали из рук и рассыпались, хорошо не по полу, а сердце совершило сальто, забившись в районе желудка. Пальцы Лора крепко стиснули мои запястья, шею обожгло горячее дыхание.

— Скажи-ка мне, Яночка, а что сейчас было в приёмной, а? — вкрадчиво спросил он, и мне стало жарко от его голоса.

Кажется, провокация удалась, только вот, сдаётся, что соблазнять сейчас буду не я, а меня. Причём не соблазнять, а… м-м-м, наглядно доказывать, как я была не права.

— В приёмной? — как получилось, что голос не дрогнул, не приобрёл предательскую хрипотцу от действий Лореса, не знаю. Но звучал ровно и даже непринуждённо. — Я разговаривала с твоим подчинённым, нет?

Младший Морвейн прижался губами к моей шее, а потом легонько куснул. Несильно, но чувствительно. Я возмущённо ойкнула, дёрнулась — след же останется! У меня кожа нежная!

— Лор!..

Вместо ответа мои запястья стянула невидимая верёвка, а у Лореса теперь обе руки свободными были. Одна тут же обвилась вокруг моей талии, стиснув так, что я сдавленно пискнула, опасаясь за свои рёбра, а другая принялась медленно расстёгивать пуговички на платье.

— Не-е-ет, милая моя, ты самым наглым образом флиртовала с лордом Ильфори, — тем же вкрадчивым, с нотками предвкушения, голосом возразил Лорес. — Причём, на рабочем месте! Под самым носом у законных женихов, между прочим!

Дышала я уже прерывисто — весьма недовольная моим поведением младшая светлость ухитрялась между словами обжигать шею краткими, жалящими поцелуями. На моментально ставшей очень чувствительной коже как угольки рассыпали от этой настойчивой ласки. А пальцы справились уже с половиной пуговичек… Жар облил тело, стёк к низу живота, затопив его знакомой тянущей тяжестью, и я неосознанно чуть выгнулась, жалея, что драпировка и бант сзади на юбке мешают крепче прижаться к Лоресу. Тем не менее, так быстро сдаваться я не собиралась!

— А мне никто предложения так и не делал, между прочим!.. — задыхающимся голосом произнесла я, чуть откинув голову, чтобы ему удобнее было. — Я, может, намёков не понимаю!..

— Пра-а-авда? — протянул Лор, и его вторая рука переместилась на моё бедро. — Значит, не понимаешь намёков, да, Яночка? Капризничать изволим, госпожа секретарь? — а-а-а, когда он говорит ТАКИМ голосом, я вообще перестаю соображать!

А ещё, под его пальцем, скользнувшим вдоль ряда крючков на корсете, эти самые крючки быстро расстёгивались сами… Через несколько секунд горячая ладонь уверенно проникла под плотную ткань, довольно сильно сжав грудь — я от неожиданности охнула в голос и тут же прикусила губу. Чёрт, там же приёмная! И не пустая, между прочим! Я же не умею сдерживаться!

— Ты моя, Яна, наша, слышишь? — а вот теперь к чудным хрипловатым ноткам примешалась сталь. — И не смей строить глазки другим! — ещё один болезненный поцелуй прямо над узкой полоской воротничка, Лорес прижался сильнее, так, что пришлось наклониться и опереться связанными невидимыми путами руками о стол. — И дразниться тоже не смей, поняла? — ладонь переместилась на мою шею, заставив повернуть к нему голову, наши взгляды встретились. Я задохнулась от гремучей смеси желания, злости и нежности, плескавшейся в тёмно-голубой глубине, и покорно замерла, ожидая продолжения.

Чёрт, как же люблю его. И как мне нравится эта властность, порой даже немного грубость! Весь в отца. Я готова рисковать и время от времени проверять терпение Лора на прочность, если потом последует что-то вроде этого. Всё-таки я немного извращенка, мда.

— П-поняла, — прерывистым шёпотом ответила и медленно улыбнулась. — Мой лорд…

Договорить не успела, рот заткнул страстный, почти грубый поцелуй, от которого заныли губы. Я изогнулась, потянулась к Лоресу, отвечая с не меньшим нетерпением, краем сознания отметив, что юбка задралась уже выше колен. Оу. Ещё чуть-чуть, и младший Морвейн обнаружит тот самый сюрприз, что я ему приготовила сегодня. Готова спорить на что угодно, он ему понравится. Очень. Когда голова стала уже слегка кружиться от недостатка кислорода, Лорес наконец отстранился, но руку с шеи не убрал, удерживая мою голову, вторая продолжала неумолимо поднимать юбку.

— И замуж выйдешь только за нас, ясно? — снова потребовал он ответа, пальцы скользнули по краю чулка и нащупали ленточки от пояса.

— Да, — выдохнула я — пожалуй, пусть и в такой необычной форме и не совсем стандартной обстановке, но это можно считать официальным предложением.

Согласна. И мне даже хватит только одного, от младшего лорда… Брови Лореса поползли вверх, на губах медленно появилась усмешка, порочная и хищная, от которой внутри всё сладко сжалось в ожидании дальнейшего.

— Я-а-а-ан, — тихо протянул он безумно чувственным, бархатистым голосом и наклонился снова почти к самым губам, ладонь медленно сползла в распахнутую блузку и дальше, под расстёгнутый корсет. — Поясок, значит, да? М-м-м, а что дальше?..

Я отчаянно покраснела, но взгляда храбро не отвела. Тело само мягко изогнулось, подставляясь под ласкающую руку, уже напрягшийся сосок болезненно ныл, жаждая прикосновений.

— Сюрприз, — хрипло ответила я, огненный вихрь пробудившейся страсти закружил, промчался по телу, превратив кровь в обжигающую лаву.

Все желания сосредоточились в жарко пульсировавшей точке между ног, голодная пустота внутри разрасталась, и так уже хотелось её заполнить, удовлетворить наконец жажду удовольствия, до которой я, оказывается, такая охочая. Лор мягко рассмеялся, резко развернул и уложил на стол, прямо сверху бумаг. Вот когда я порадовалась, что тут не додумались до офисной техники, и никакие компьютеры, телефоны, факсы и прочие принтеры не мешают… тесному общению с начальством.

— А вот теперь, смелая моя, буду наказывать, за плохое поведение, — проникновенно известил лорд следователь и рывком поднял юбку до самого пояса.

Хорошо, ткань с эффектом жатой, и помятости заметно не будет… Звуки, чёрт! Мысль заметалась в поплывшем сознании, потом сменилась на другую — наверняка Лорес позаботился, чтобы его подчинённые не услышали, чем тут начальник занимается вместо дел со своей помощницей. Магия наше всё, да… Особенно в некоторых моментах. Разгорячённой кожи коснулся прохладный воздух, и тут же — снова тепло ладоней младшего Морвейна, узревшего наконец мой сюрприз.

— О-о-о, — протянул он ну очень довольным голосом, нежно погладил мою попку, а я порадовалась, что он не видит моего лица.

Оно горело от острого смущения и одновременно я улыбалась, как кошка, слопавшая миску сметаны. Я знала, Лорес оценит.

— Ян-н-на-а-а, — мурлыкнул он, одновременно раздвинув мои ноги коленом, и почти лёг на меня. Снова одна рука вернулась на грудь, погладила, приласкала напряжённую вершинку. — Шалунья, мне нравятся твои сюрпризы, солнышко!..

Очередной нежный, лёгкий поцелуй в шею чуть пониже затылка, на границе с воротником, и я ахнула, выгнувшись — кожа стала невероятно чувствительной, отзываясь на малейшее прикосновение. Мне уже никаких долгих прелюдий не требовалось, организм с готовностью откликнулся, словно и не было страстной ночи накануне. Я нимфоманка, точно, или на меня так повлиял переход в другой мир… Определённо, в худшую сторону. Но мне нравится быть испорченной девочкой! Очень… нравится…

— Такая сме-е-елая… — страстный шёпот Лореса, и его рука, та, которая внизу, уверенно скользнула вперёд, между ног. Пальцы погладили влажные складочки, и я сильнее изогнулась, подавшись навстречу откровенной ласке и крепко зажмурившись. Из горла вырвался короткий, глухой стон. — М-м-м, уже ждёшь меня, Яночка, да?

— Да-а-а!.. — послушно простонала я, позабыв и про приёмную, и про гипотетическую возможность, что нас услышат.

Не услышит никто и ничего, уверена. Слуги же не слышали дома. Мне вообще сейчас глубоко параллельно, что происходит вокруг. Меня стремительно закручивал водоворот нарастающего, болезненно-острого удовольствия. Пальцы Лореса плавно проникли внутрь и начали мучительно медленно двигаться, я всхлипнула, царапнув какие-то бумажки — надеюсь, не порвала, контролировала себя сейчас очень плохо. Эмоции и ощущения сплелись в один тугой, жаркий клубок, сознанием управляли чистые инстинкты. Пальцев катастрофически не хватало, мне нужен был… сам Лорес. Целиком и полностью.

— Скажи, чья ты, Яночка?.. — следующий вопрос, и рука ненадолго исчезает, а я в очередной раз застонала, на этот раз разочарованно.

Пришлось ответить — судя по шороху, младший Морвейн наконец-то занялся своей одеждой. Давно пора.

— Твоя, — послушно ответила осипшим голосом, меня била крупная дрожь, а дыхание застревало в горле.

Я готова сейчас сказать всё, что потребует, сделать всё, что попросит — тело горело, голова кружилась, страсть сжигала изнутри, требуя выхода.

— Непра-а-авильный ответ, — мурлыкнул Лорес, сдвинув юбку выше, и скомандовал. — Ножки шире, и приподнимись, вот та-а-ак…

Стол оказался очень удобным, как раз нужной высоты, кстати, так что мне оставалось только чуть приподнять бёдра и… сделать так, как просил Лор. Ну и да, ответить на его вопрос правильно.

— В-ваша… — запнувшись, почти прошептала, изнемогая от напряжённого ожидания. Ну чего он тянет?! Я тут сейчас сгорю нафиг, и останется от меня только кучка пепла! Не выдержала, из груди вырвался очередной тягучий стон: — Ло-о-ор!.. Пожалуйста!..

— Что, Яночка? — ладони крепко ухватили за поясницу, удерживая, сильное тело прижало к столешнице, и около уха раздался тихий, довольный смешок с чувственными, хриплыми нотками.

Я почувствовала, как по разгорячённому, давно готовому лону медленно, словно дразнясь, скользнул твёрдый ствол, и Лорес замер. Хулиган!.. Сколько можно! Я уже осознала, прониклась — точнее, вот-вот это сделаю, — не гарантирую, что больше так не буду, но… Чёрт!! Захныкала, наплевав на гордость и недавнее желание кому-то там отомстить, кому-то не сдаваться… Сдамся, вот прямо сейчас и с большим удовольствием.

— Хочу тебя, пожалуйста!.. — послушно повторила, без всякого стыда прижавшись к нему бёдрами. — Лор… Лорес, прошу-у-у!..

А в следующее мгновение я ощутила резкий, немного болезненный толчок и ликование заполнило до самой последней клеточки, я прогнулась, упершись связанными руками в стол.

— Да-а-а!..

Захлебнулась криком, потерялась в ощущениях, утонула в яркой, обжигающей страсти, в стремительно нараставшем удовольствии от быстрых, ритмичных движений.

— Ещё… да, ещё-о-о-о, Ло-о-ор!.. — господи, как же сладко, как хорошо, до головокружения!

— Громче, Я-а-ан! — хрипло выдохнул Лорес. — Никто не услышит… Кроме меня…

И я кричала, да, когда накрыла огненная волна, когда тело взорвалось сотней сверкающих искр, когда дыхание закончилось и осталось только чистое наслаждение. От длинного стона Лореса, такого же хриплого, как мой, догнала вторая волна, мышцы сжались, и на какое-то время я выпала из реальности, купаясь в океане чистых чувств, переливавшихся разноцветной радугой. И пусть весь мир подождёт.

Медленно возвращалось осознание реальности, мозг начал отстранённо замечать мелочи: мои руки уже свободны, и Лорес переплёл наши пальцы, тихонько целуя меня в шею и щекоча тёплым, прерывистым дыханием. Несколько листков оказались всё же смятыми — надеюсь, восстановлению документы подлежат, было бы обидно, если они важные. А ещё, мне зверски хочется пить, и дрожат коленки. Губы же разъезжаются в глупой, счастливой улыбке, и перед глазами ещё плавают серебристые звёздочки, пусть даже они и открыты.

— Ты маньяк, — просипела я, но в моём голосе не слышалось ни тени возмущения или недовольства. — А ещё, деспот.

— А ты вредная и непослушная, — с нежностью ответил Лорес и одарил ещё одним лёгким поцелуем чуть пониже ушка. — Но бесконечно любимая, Яночка. И я не шутил, не смей флиртовать с другими, поняла? — добавил он предупреждающе.

Я тихо вздохнула и кивнула.

— Больше не буду, Лор, — кротко отозвалась и осторожно пошевелилась. — Может, всё-таки вернёмся к работе?

Снова мягкий, тихий смех и младший лорд выпрямился и поднял меня, обхватив за талию.

— А сможешь, милая? — задал он провокационный вопрос, одним движением ладони заставив корсет застегнуться.

Удобно, ничего не скажешь, чем мучиться с каждым крючком. Пуговички однако Лорес застёгивал без всякой магии. Медленно, и жарко дыша мне в ухо. Точно маньяк ненасытный!

— Придётся, — пробормотала я, облизав сухие губы. — У меня вопросы, я же говорила.

— М-м-м, да-да, припоминаю, — протянул Лор и поправил воротничок. — Хорошо, сейчас задашь свои вопросы.

Через некоторое время, уже полностью приведённые в порядок, мы сидели и обсуждали то, что пришло мне в голову по поводу дела о заговоре. Допросы королю Лорес отложил в сторону, а мои выкладки по полученной информации внимательно изучил. Маленькое уточнение — сидела я на коленях Лора, его рука крепко обнимала за талию, а подбородок лежал на плече. Что удивительно, это мне не мешало сосредоточиться на деле, несмотря на недавний, м-м-м, весьма страстный порыв младшего Морвейна.

— Итак, что тут у нас? — Лор пробежал список вопросов. — Хм, изменить метку, говоришь? — задумчиво протянул он. — Я таких способов не знаю. Она привязана к крови рода, и изменить её никак, только король может. Но вопрос хороший, — Лорес наградил лёгким поцелуем в ушко. — Так, про принятие в род, ага. Тут следующим образом, — он откинулся на спинку и потянул за собой меня, устроив на груди и обняв уже двумя руками. — Если ребёнок родной, в любом случае при признании появляется метка рода, в Храме Эгвена. Простым людям, сама понимаешь, в семью аристократов практически невозможно попасть, разве что только девушкам, через брак. Но тоже маловероятно. Вообще, на моей памяти, признания чужого ребёнка своим не случалось, не среди знати, — Лорес помолчал. — Но в теории, если, допустим, дочь Нолейвов признала бы какая-то другая семья, не её настоящий отец, метка бы не изменилась всё равно. Всё осталось бы на уровне формальностей.

— Потому и спрашивала, есть ли способ спрятать метку, — я нахмурилась и прикусила губу. — Надо у Эрсанна спросить, всё ли в порядке с аурой этой Соланы.

— Было бы по-другому, папа бы не молчал, — тихо фыркнул Лорес.

— А кто его знает, может, решил намеренно дать шанс заговорщикам, желая таким образом вывести на чистую воду отца близнецов, — возразила я. — Ладно, может, Эрсанн знает что-нибудь про возможность скрыть настоящую метку. Лор, почему ты прямо не спросил Илеро, где он был тот лишний час, пока добирался до дома? — я чуть повернулась к нему, чтобы видеть лицо. — Он же не мог солгать, ты бы почувствовал.

— Если Илеро отлучался к Сигирин и последние двадцать лет потратил на то, чтобы выучить наизусть правильную легенду для возможного допроса, я бы лжи не почувствовал, — возразил Лорес. — Принц бы сам наполовину поверил в свою ложь, и это его спасло. Я же не мысли читаю, Яночка, я эмоции и настроение чувствую, потому и соврать мне очень сложно. Поэтому мы с Эрис сначала соберём сведения, где он мог пропадать, а потом уже вызовем на повторный допрос.

— Эрфрод? — спросила я. — Он вполне мог в той же гостинице и с Сигирин пересечься, ему могли привезти леди, вообще, могли втёмную использовать.

— Могли, — Лорес вздохнул. — Но тут ниточки оборваны, гостиница сгорела, хозяев и тех, кто там работал, найти нет никакой возможности. Всё, что можем сделать, это пристально наблюдать за ним. Как и за Илеро. Ну и за фрейлинами тоже. Думаешь, одна из них — близняшка Нолейв?

— Если есть возможность замаскировать родовую метку, почему нет, — я пожала плечами. — Вот, ещё, Сигирин замужем была, почему у её сына метка рода матери?

— Сигирин овдовела к тому моменту, детей у неё не было, и она последняя из рода, — начал объяснять Лорес. — После смерти мужа её метка поменялась на родовую. А вообще, в таких обстоятельствах, когда женщина — последняя в роду, ей предоставляется право выбирать, оставить свою метку или принять мужа. В первом случае, при появлении детей, первый сын обычно оставляет фамилию и метку матери, чтобы продолжить род, а следующие дети уже признаются отцом и принадлежат его семье.

Теперь понятно, что к чему. Наш разговор прервался появлением Эрсанна, что характерно — вошёл он без стука. Признаться, увидев его серьёзное лицо, я напряглась, перед глазами пронеслись картинки того, чем совсем недавно мы тут с его сыном занимались. Прямо вот на этом самом столе. Щекам стало жарко, и между ног вдруг тоже: на мне же так и нет никакого белья… Старший Морвейн остановился, прикрыл дверь, окинул нас внимательным взглядом, и его брови поползли вверх.

— Совещание? — непринуждённо осведомился он, медленно подходя к столу.

В его руке я заметила несколько исписанных листков.

— Мы обсуждали с Яной… рабочие вопросы, — с красноречивой паузой ответил Лорес, а я, я отчаянно покраснела и отвела глаза, выдавая себя с головой.

Чёрт! Опять виноватой себя чувствую, ну что за дела.

— Так громко обсуждали, что пришлось поставить щит третьего уровня? — с широкой улыбкой и ироничными нотками уточнил Эрсанн, положив бумаги на стол и опёршись на него ладонями.

— Яночка у нас… темпераментная слишком, — довольно отозвался Лорес, а я чуть не зашипела на него, чувствуя себя всё неуютнее под весёлым взглядом Эрсанна.

Не слишком приятное ощущение, будто мы с Лором обманули его. Эрсанн откровенно расхохотался, судя по всему, он прекрасно понял, чем мы тут занимались с его сыном. Но не расстроился и не обиделся, к моему тайному облегчению.

— Ладно, — он стал серьёзным. — Лор, здесь то, что рассказал начальник отдела артефактов, пусть твои ребята проверят, что к чему. Советника придётся вызывать на допрос, и боюсь, ему светит Королевский суд, — Эрсанн помрачнел. — В изготовлении артефактов использовались запрещённые компоненты, и не только драконьи. Там ещё шеггова туча всякого… — старший Морвейн запнулся, бросил на меня взгляд и закончил приличнее, чем хотел. — В общем, много дряни напихано.

Я поняла, что время отдыха закончилось. Тихонько погладила Лора по ладони, и он разжал руки, дав мне встать.

— Пап, Яне тут вопросы интересные в голову пришли, — Лорес протянул отцу мои записки и тоже поднялся со стула. — Что скажешь?

Эрсанн пробежал глазами, нахмурился.

— Метку изменить может только король, по крайней мере, никто из магов Арнедилии не обладает достаточным уровнем силы, — ответил он почти сразу. — Если дочь Сигирин признал настоящий отец, должна остаться метка его рода, если нет — метка Нолейвов. Третьего варианта нет.

А я уцепилась за его оговорку.

— Ты сказал — маги Арнедилии? — пристально посмотрела на старшего лорда. — А в других странах?

Эрсанн прищурился, глядя мне в глаза.

— Мы следим за тем, кто приезжает к нам и с какими знаниями, — ответил он. — Но вообще, самая сильная в магии — Арнедилия. Страны на севере и северо-востоке, которые граничат с нами, дальше уровня стихийной и предметной не продвинулись.

— Предметная — это артефактная? — уточнила я, по давней привычке начав расхаживать по кабинету.

— Да, — подтвердил Эрсанн. — Приедем домой, посмотрю кое-что, — старший Морвейн заглянул снова в мой листик. — Что ещё?..

— Аура Соланы в порядке была? — быстро спросила я, подавив вспышку раздражения при упоминании имени фрейлины.

Завтра мне с ней наверняка придётся встретиться на прогулке с принцессой. Надо учиться держать лицо, как местные леди. А то в два счёта выставлю себя на посмешище.

— Да, метка Рахлардов в порядке, — кивнул Эрсанн к моему разочарованию.

— Жаль, — искренне призналась я. — Такая хорошая версия была… А эта, вторая, Алора?

— Эрис с ней говорила, тоже всё в порядке, — отозвался Лор.

— Ладно, — я вздохнула. — Больше идей у меня нет. Пошла я работать дальше, — направилась к двери, но едва взялась за ручку, в спину раздался весёлый голос Лореса.

— Яночка, сюрприз отличный вышел. Почаще устраивай такие, милая.

Из кабинета я вылетела с пылающими щеками и улыбкой во весь рот. Вот… провокатор! А в приёмной терпеливо ждали очередные желающие договориться о встречах, отдать распоряжения или забрать, или попытаться пропихнуть мне «очень важные бумажки», которые обязательно должен увидеть лорд Эрсанн или лорд Лорес, в обход других… Ну и, книга этикета, конечно. Как и подозревала, там оказалось множество нюансов, которые следовало учитывать, и их следовало выучить до вечера! Р-р-р-р.

Обедать мы ходили в ближайшую таверну, домой решили не ехать — ввиду вечернего урока верховой езды на работе задерживаться Морвейны не собирались. И ещё, Эрсанн напомнил про танцы и про обсуждение предстоящего приёма. Дни действительно насыщенные, и я вспомнила об отдыхе.

— Кто-то мне, помнится, обещал выходной раз в неделю, — я усмехнулась и посмотрела на Эрсанна, поставив чашку с морсом на стол. — Обещание в силе?

— Конечно, — невозмутимо кивнул он. — Перед Охотой будет. Поедем за город на денёк, Лор говорил, у нас там поместье на озере?

Оу. Целый день только мы втроём… Сердце забилось чаще от такой перспективы, и перед глазами замелькали… ну, не слишком приличные картинки. Янка-а-а, Морвейны плохо на тебя влияют! Мало того, что нимфоманкой с ними стала, так ещё и со слишком богатой фантазией! Ну, точнее, она и раньше у меня не отличалась целомудрием, просто я всегда считала, что мои пикантные мысли так и останутся при мне и только в моей голове. Что ж, пожалуй, впервые приятно осознавать, что я ошибалась.

— Хорошо, — постаралась сохранить на лице такую же невозмутимость, однако щекам стало тепло. — Говорил, да.

— Кстати, поместье небольшое, слуг нет. Когда приезжаем, мы только иногда кухарку нанимаем из деревни неподалёку, — не сводя с меня внимательного взгляда, добавил Лорес. — Чтобы никто лишний не мешал отдыхать.

Уф-ф. Совсем здорово, да. Вопрос, а у меня вообще будет возможность посмотреть окрестности, или я не покину пределов дома? Точнее даже, пределов одной комнаты?

— Я-а-ан, — позвал Лор, я осторожно покосилась на его ухмыляющуюся физиономию. — А чего краснеешь, мм?

Я поспешно допила морс и закруглила наш обед, тем более, мы тут уже около часа сидели.

— Пойдём? Эрсанн, у тебя ещё две встречи по графику, а к тебе, Лор, рвался какой-то лорд с очень срочным докладом по делу о невидимых ворах, — да, тот господин так и выразился, и его счастье, что у младшего Морвейна нашлось сегодня время.

Был бы на самом деле срочный, его бы принесла Эрис, без всяких договорённостей. Раз сам пришёл, значит, вопрос терпит. Да, я потихоньку училась разбираться, что срочное, а что нет, что важное, а что может подождать. И пока вроде справлялась, хотя всего второй день работы, сложно делать выводы. Некоторые лорды всё-таки ворчали, кривились, фыркали, когда я с милой улыбкой протягивала им лист записей, но я же видела, что с предварительной записью стало гораздо проще и легче. Народ не тратил время, толпясь в приёмной и дожидаясь своей очереди, а спокойно занимался делами, подходя к кабинету в нужное время. Эрсанн и Лорес могли планировать свои встречи, которые, несомненно, важнее. Ну и, подписи начальства на распоряжениях и докладах лорды тоже получали быстро — я завела две папочки, на подпись и с подписи, куда желающие получить резолюцию на своих бумажках складывали документы. В общем, потихоньку, по мелочи, я вводила делопроизводство по облегчённому варианту, и на удивление, шло пока гладко. Ну и да, чувствовала себя нужной — самое главное.

— А ещё, сегодня Эрис обещала принести протоколы допросов двух дворян из Малого двора, — обрадовал Лорес с любезной улыбкой. — Просмотришь, если есть что-то важное, скажешь и занесёшь в свои заметки, если нет — в архив. Пойдём.

И мы вернулись в департамент. Садясь обратно за свой стол, я чувствовала себя так, будто не второй день здесь нахожусь, а всю жизнь работаю. Больше было страха, чем реальных препятствий к моему внедрению на это место. Подчинённые Эрсанна оказались отлично вышколены, тот задира, что нахамил мне вчера, не слишком приятное исключение. Ну и боги с ним, больше в приёмной он не отсвечивал. Рабочий день потихоньку шёл дальше, пока Эрсанн, распрощавшись с посетителем, вдруг не обратился ко мне.

— Госпожа Яна, зайдите, — и лицо непроницаемое, ничего невозможно сказать, по какому вопросу меня хотят лицезреть в кабинете.

М-м-м, надеюсь, Лор не наябедничал папе, что я учудила в приёмной? Собственно, ведь по большому счёту ничего такого не было, это мне активно строили глазки, я так, просто побеседовала с лордом. А Лора переклинило почти на пустом месте… Но приятно, чёрт. Ревнует. Любит. Мр-р-р! Поймала себя на том, что улыбаюсь, мысленно одёрнула и посмотрела на Эрсанна. Он стоял, прислонившись к столу и скрестив руки на груди, и разглядывал меня, склонив голову. Сердце невольно ёкнуло.

— Эрсанн? — негромко позвала, сложив руки на животе.

— Так что всё-таки случилось в приёмной? — спросил вдруг он, и уголок губ дрогнул в улыбке. — Я чувствовал, Лорес был раздражён, и сильно.

Э-э-э. А можно, я воздержусь от ответа?! Отвела взгляд, сделала несколько шагов вдоль стола, проведя по гладкой поверхности пальцем.

— Да ничего особенного, просто… ну, просто Лор немного не так понял ситуацию, — как можно непринуждённее ответила я.

— Да-а-а? — протянул Эрсанн таким тоном, что мне стало жарко. — Что за ситуацию? Лора сложно вывести из себя, Яночка, я своего сына хорошо знаю. И уж тем более до такой степени, что… — выразительная пауза, и старший лорд продолжил, — он позволит себе нарушение приличий на рабочем месте. Хорошо, щит сообразил поставить, — со смешком добавил Эрсанн. — А то бы все в приёмной услышали, как вы там обсуждали рабочие моменты.

Я осторожно покосилась на собеседника, и чёрт меня дёрнул за язык!

— Обиделся? — кротким голосом поинтересовалась я и подошла ещё на несколько шагов ближе.

Эрсанн покачал головой, всё так же наблюдая за мной.

— Нет, но зачёт по этикету вечером сдаёшь мне, — низким, вибрирующим голосом сообщил он и улыбнулся шире. — И больше… не зли Лора, Яна, — мягко добавил старший Морвейн.

— А тебя? — рискнула спросить я — ну нравилось с огнём играть, ничего не могу поделать.

Правильно говорят, с кем поведёшься, от того, хм, и дети будут, ага. Кажется, чем дальше живу с Морвейнами, тем больше набираюсь от них их же дурных привычек. Например, склонность к поддразниванию и провокациям.

— Меня тем более, — взгляд Эрсанна стал выразительным, в нём мелькнул хищный огонёк. — Столом не ограничусь, — кратко добавил он.

Я беззвучно охнула, щёки вспыхнули жаром.

— Ты… ты откуда про стол знаешь?! — выпалила, одновременно взволнованная и возмущённая. — Подсматривал?!

— Лор поделился со мной некоторыми своими, м-м-м, мыслями относительно мебели и тебя в своём кабинете, не так давно, — Эрсанн тихо рассмеялся. — Ладно, я на самом деле вот что хотел узнать, — он выпрямился, обошёл стол и достал копию моих выкладок по стенографии. — Занятный вариант шифра, объяснишь? Я не совсем понял логику. И кстати, ты обещала ещё о какой-то идее рассказать, — Эрсанн сел в своё кресло и глянул на меня.

А потом поманил к себе. И я пошла, да, куда деваться. И вообще, следовало как можно быстрее решить очень важный для себя вопрос: как относиться к тому, что кому-то из Морвейнов захочется заняться со мной любовью отдельно от второго?! Вот как сегодня, например… Как совсем недавно мысль о том, что окажусь в постели с двумя, смущала и повергала в замешательство, так сейчас ситуация кардинально переменилась. Теперь мне не по себе, если всё происходит с кем-то одним. Кошмар, как же быстро изменилось моё мировоззрение! Видимо, что-то отразилось на моём лице, потому что Эрсанн, по примеру сына усадив меня на колени, мягко коснулся губами шеи и негромко сказал:

— Перестань, Ян. Я тебе уже всё сказал про ревность и обиду между нами и повторять не намерен. Объясняй, что это за закорючки и по какой системе ты их придумала.

Очень кстати вопрос Эрсанна отвлёк от ненужных мыслей, и я углубилась в объяснение. Вообще, по-моему, Морвейны медленно, но верно превращаются в мой личный наркотик: чем дальше, тем больше хочется находиться с ними рядом, чувствовать, прикасаться. Скучаю, даже если не вижу несколько часов. Раньше такая зависимость от мужчины пугала в той, прошлой жизни. Потому что ничего хорошего от неё я не получала. Здесь же… Ох, здесь вообще всё совсем по-другому. Здесь привязанность к моим лордам не мешает жить полноценной жизнью, ещё и работать рядом с любимыми.

Система скорописи Эрсанну пришлась по душе, он вознамерился распространить её в департаменте — ещё и дополнительная защита от возможной утечки информации.

— Кстати, что с проверкой Королевской СБ? — вспомнила я просьбу Лореса.

— Пока ничего, — Эрсанн положил подбородок мне на плечо, — какие у них с сыном, однако, одинаковые жесты. — Тихонько проверяют, но, думаю, вряд ли среди служащих есть предатель. Вообще, проверка проводится каждые три месяца и каждый раз без предупреждения, знаем только я и Лор. Что со второй идеей?

Ох, тут вышло сложнее: я попыталась объяснить принцип работы печатной машинки. Учитывая, что во внутренностях сего агрегата не шибко разбиралась и понятия не имела, как лучше разместить алфавит на клавишах, рассказ вышел несколько сумбурным, как и рисунки отдельных деталей. Я же ни разу не технарь, чёрт возьми, и приходилось оперировать такими понятиями, как «эта штучка», «такая фиговина», «что-то вроде этого». Как будет «каретка» на местном языке, не знала, думала-то на родном.

— В общем, как-то так, — уныло закончила попытки донести до Эрсанна идею печатной машинки.

Наверное, стоит распрощаться с мечтой о смене перьев на клавиши и по-прежнему оттирать пальцы от чернил.

— Хм-м-м, — Эрсанн взял листки, изрисованные моими каракулями. — Отдам в департамент по попаданцам, у них там есть отдел реализации идей. В общем я понял, а частности уже додумают тамошние умельцы. Возможно, что-то получится.

Я с облегчением улыбнулась. А может, мечта и сбудется…

— Всё, беги на место, часика через полтора поедем, — Эрсанн аккуратно ссадил меня с колен и подтолкнул к двери.

Только вот на полпути остановил его небрежный вопрос:

— Яночка, а о каком сюрпризе говорил Лор?

Ой. Тело облило жаром, смущение вспыхнуло моментально, опалив щёки румянцем. Но… Не думает же мой милый лорд, что я вот так послушно всё скажу? Учусь играть по их правилам, а как же. Оглянулась через плечо, хитро улыбнулась.

— Спроси у Лореса, — так же небрежно ответила и поспешила дальше к двери.

Совсем не ожидая задумчивой реплики:

— А Лор сказал у тебя поинтересоваться…

Провокаторы! Оба! V! Я покинула кабинет Эрсанна взволнованная и самую малость раздражённая. Сбивают с рабочего настроя, блин. Оставшееся на работе время пролетело быстро: протоколы допросов очередных свидетелей по делу заговора, принесённые Эрис, ничего интересного не содержали, два лорда, дальних родственника короля, с Охоты никуда не отличались. Лорес отправил Илеро ещё одно приглашение на допрос по поводу отсутствия того целый лишний час по пути домой. Ещё, я почитала отчёт по делу младшего сына ректора, ну так, раз он лёг мне на стол, для передачи Лору. Там ничего интересного или необычного, к моему мимолётному разочарованию. Подумалось, если невидимый кукловод начал смещать неугодных лордов с важных должностей, вдруг и этого парня подставили? Но нет, пожалуй, в политику точно лезть не буду, я в ней ничего не соображаю, а Морвейны и без меня разберутся, они умные и давно в этом варятся.

Наконец, в половину пятого оба лорда вышли из своих кабинетов — меня ждал урок верховой езды, обязательные танцы после ужина и зачёт по этикету. У Эрсанна. И обсуждение предстоящего приёма по случаю помолвки. Уф, вечер обещает быть не менее насыщенным, чем день. Что удивительно, прямо вот такой тотальной усталости я не ощущала, как раньше, в конце рабочего дня после офисной кутерьмы. Может, потому что рядом любимые? Мы вышли из департамента и сели в экипаж, на сей раз меня усадил к себе Эрсанн. Ничего против не имею. Прислонилась к нему, прикрыла глаза, собираясь подремать. Не тут-то было. Мне следовало помнить, что Морвейны настойчивы в осуществлении своих желаний, а Эрсанну явно очень хотелось узнать о пресловутом сюрпризе.

— Я-а-а-ан, — протянул он вкрадчиво на ухо, рука скользнула по бедру. — Так что за сюрприз, а? Я любопытный, между прочим.

Учитывая, что его сын, который в курсе, сидел рядом, скрестив руки на груди, и самым нахальным образом ухмылялся, не сводя с меня довольного взгляда, я покраснела. Не отвяжется, знаю. Придётся отвечать… Моя ладонь поймала руку Эрсанна, уже начавшую потихоньку сминать юбку. Так, догадался, что ли?!

— Неприличный, — откашлявшись, ответила, волнуясь всё больше.

Останешься тут спокойной, когда тёплые губы блуждают по шее, касаясь самых чувствительных мест! В конце концов, мы едем в экипаже, по улице!

— Пра-а-авда? — тот же вкрадчивый голос, и ладонь высвободилась, поднявшись выше. Как раз туда, где по идее должно прощупываться бельё, ткань-то тонкая. Которого нет… — Неужели, Яночка? Кстати, если мне не изменяют ощущения, кажется, в твоей одежде наблюдается некоторый недостаток, а, шалунья?

Я сдавленно пискнула, окончательно смешавшись, и вцепилась в его запястье.

— Эрсанн!! — возмущённо выпалила, спрятав лицо у него на груди.

Ответом был негромкий, довольный смех обоих Морвейнов. Вот же ж, семейка на мою голову.

— Ладно, скромная моя, — отсмеявшись, произнёс Эрсанн и обнял, прижав к себе. — Я уже говорил, да? Ты так мило смущаешься, Яночка.

Говорил, и не раз. Я вздохнула, поудобнее устроилась, постепенно успокаиваясь, и проворчала:

— Маньяки, оба…

Эрсанн переплёл наши пальцы и ничего не ответил. А я снова задремала, пригревшись в его руках. И в дом снова входила не на своих двоих. Однако едва увидела Солу и Сильву, сонливость тут же исчезла, меня опустили на пол, и я совершила очень важный и необходимый ритуал тисканья пушистиков. Они не возражали, радуя громким мурлыканьем. Но долго общаться с кисками мне не дали — нас ждала конюшня. Я быстро переоделась и вернулась к Морвейнам, и мы снова поехали. На этот раз урок дался немного легче, но всё равно, мышцы тянуло, и по возвращении ждал неизменный массаж. Танцы, ужин — и, наконец, этот длинный день почти закончился. Осталось только отчитаться по этикету, чтобы завтра всё прошло гладко и ровно, и обсудить гостей. Я, в полной уверенности, что мы переместимся в верхнюю гостиную, направилась к выходу из малой столовой и свернула к лестнице. Однако…

— Ян, не хочешь переодеться? — спросил вдруг Эрсанн.

Я обернулась, с некоторым удивлением посмотрев на него. Да вроде уже сменила амазонку на домашнее платье, сразу как приехали. Что не нравится?

— Захвати Правила этикета, мы в бильярдной ждать будем, — старший Морвейн медленно улыбнулся, не сводя с меня пристального взгляда.

— Тебе хорошо в кружеве, — добавил Лорес с точно такой же улыбкой, сейчас очень похожий на отца. — Помнится, мы тебе там халатик выбрали…

Я помнила эту штучку, как же. Халатик, угу, одно название! После чего оба прошли мимо меня и направились к указанной комнате. Хорошо, слуги уже разошлись по своим комнатам, время-то девять вечера. Блин. Снова бильярдная! При воспоминании, чем закончились мои посиделки с Морвейнами там в последний раз, стало жарко. Уф. Что Эрсанн задумал на этот раз?! Узнаю совсем скоро, когда вернусь в указанную комнату. Сильва и Сола сопровождали меня, видимо, соскучившись за день, и присутствие кисок действовало умиротворяющим образом. В будуаре я зашла в гардеробную, вытащила означенный халатик… Мда. Тончайшее, мягкое кружево цвета слоновой кости, облегавшее тело, как перчатка, длинные рукава, вырез, открывавший плечи и грудь, ряд пуговичек, украшенных маленькими бриллиантами. И по самому кружеву разбросаны искорки драгоценных камней. От бедра низ халата расходился мягкими складками, и вообще, больше походил не на халат, а на домашнее платье. Только очень откровенное платье, ибо под него не подразумевалось больше ничего. Резинки тут не изобрели, и всё держалось на завязочках или пуговичках, в том числе и бельё, так что, если надену что-то, оно будет некрасиво бугриться. Не сводя взгляда с откровенного наряда, я начала медленно расстёгивать платье, буйная фантазия сорвалась с цепи, радуя волнующими картинками того, что может ждать в бильярдной. И я на сей раз не прогоняла их прочь…

Ох, Янка, Янка. Мои губы тронула задумчивая улыбка, я повесила платье на плечики и сняла нижнее бельё, всё, оставив только чулки и сменив пояс на подвязки. Знаю, как эта деталь заводит мужчин, и моих особенно. Вот и… доставлю удовольствие. А мне, оказывается, тоже нравилось, если на мне что-то оставалось из одежды, как выяснилось. Подошла к зеркалу, полюбовалась на себя, провела ладонями по бёдрам, разгладив несуществующие складки. Взгляд остановился на декольте, туда явно просилось что-то из украшений, и я даже знала, что именно. Да, я начинала находить кайф в том, что одевалась для Морвейнов, причём так, чтобы подчеркнуть свою женственность, так, как раньше не одевалась ни для кого. Чтобы выглядеть соблазнительно. Подошла к столику, открыла одну из шкатулок и достала нитку из крупных жемчужин, между которыми поблёскивали маленькие бриллианты, в центре — подвеска. Надела, посмотрела на себя снова… Медленно вытащила шпильки и заколки, расчесала тёмную гриву, тряхнула головой — волосы рассыпались по плечам и спине, и от собственного вида вдруг самой стало жарко. Черт, а я хоть на пару вопросов успею ответить, прежде чем окажусь на спине, на зелёном сукне?!

Да, да, иллюзий насчёт того, как закончится вечер, я не питала. До спальни мы, может, и дойдём, но позже. Похоже, Морвейнам нравилось использовать для занятий любовью не только кровать и спальню. А стол да, очень удобный в этом смысле, интересно, раньше лорды его, м-м-м, испытывали на прочность?.. По телу прокатилась жаркая волна, а руку, на которой красовался браслет, вдруг словно закололи сотни иголочек. Оу. Меня вызывают, что ли? Так вот, как это работает. Я глубоко вздохнула, попытавшись успокоить участившееся дыхание, но меня с головой выдавали уже напрягшиеся соски, отчётливо проступавшие под тонкой тканью. Да и эмпатия Морвейнов позволит им с лёгкостью уловить мои эмоции, далёкие от спокойствия. Ну и пусть, мне нечего скрывать. Да, они действовали на меня, как огонь на порох, желание вспыхивало, едва стоило вспомнить наши страстные ночи, и… это мне нравилось. Очень. Я больше не задумывалась на тему, откуда берутся силы на такую насыщенную личную жизнь, есть и ладно. Это устраивает и меня, и моих лордов, а больше думать не о чём. Я вышла, оставив дверь приоткрытой — кошки решили, что подремать в моём будуаре им приятнее, чем идти за мной.

Честно, пока дошла до бильярдной, перенервничала: всё казалось, наткнусь в таком пикантном виде на слуг, и случится конфуз. Но обошлось, дом окутала тишина, все отдыхали после рабочего дня. Когда приблизилась к бильярдной, из которой на пол падал мягкий жёлтый свет ламп, волнение достигло высшей точки, сердце билось уже в ушах. Я облизала пересохшие губы, подавила желание обхватить себя руками и сделала последний шаг. Конечно, щёки алели румянцем, смущение не спешило сдавать позиции — всё же, мне не слишком привычно появляться в таком виде, да ещё и получать от этого удовольствие. Морвейны расположились в креслах, по обе стороны от маленького столика, на котором стояла бутылка с тёмно-янтарной жидкостью и два стакана. В привычной домашней одежде — штаны и рубашки, — расслабленные и… чёрт, такие родные. И все мои, целиком и полностью. Я выдержала пристальные, полные неприкрытого восхищения взгляды и протянула Эрсанну толстый том Правил этикета.

— Готова? — невозмутимо поинтересовался он, открыв книгу, и отпил глоток жидкости из стакана.

— Да, — внешне спокойно ответила, хотя внутри по венам уже растекался обжигающий, сладкий яд проснувшегося желания.

Не сомневаюсь, Эрсанн найдёт вопрос, на который я не смогу ответить, и тогда… Я прислонилась к краю стола и прямо посмотрела на старшего Морвейна. Мне уже даже интересно, что это будет за вопрос.

Глава 9

Начал Эрсанн с правил поведения с королевскими особами. Ну, тут подводных камней не было особо, как и говорила. Конечно, строго запрещено опаздывать на встречу, но и приходить сильно заранее тоже считалось не слишком приличным. Идеальный вариант — за пять минут до назначенной встречи. В моём случае, следовало прийти к крыльцу, выходившему в парк, и дожидаться появления принцессы со свитой, и как только она обратится ко мне, идти за ней. На шаг позади, если только её высочество не пожелает, чтобы я подошла ближе.

— Хорошо, — кивнул Эрсанн, когда я бодро рассказала всё это, довольная собой. — Что делать, если тебе надо уходить, а королевская особа не намерена заканчивать аудиенцию? — он откинулся на спинку, посмотрев на меня.

— Дождаться, пока встреча закончится, — невозмутимо ответила я. — Напоминать королевской особе, что какие-то дела могут оказаться важнее встречи с ней, крайне неприлично и грубо. Проще извиниться перед тем, кто равен тебе по положению, чем заработать неудовольствие члена королевской семьи.

Лорес несколько раз медленно хлопнул в ладоши, и я зарделась от удовольствия.

— Умница, — отметил он. — Давай дальше, пап, с принцессой всё пройдёт гладко, я уверен.

Мысленно перевела дух и чуть-чуть расслабилась. Может, и зря грешу на Морвейнов с их ненасытностью, может, мне сегодня дадут отдохнуть… Хотя, Эрсанн без сладкого остался, если уж быть честной. И вряд ли он забудет об этом. Мне тоже не даст, уверена. Забыть, в смысле. Старший лорд перевернул несколько страниц и перешёл к следующей теме.

— О чём допускается говорить леди на встречах? — задал Эрсанн первый вопрос.

Ну, это я отлично помнила, конечно.

— О том, о чём не возражает хозяйка, — я непринуждённо улыбнулась. — Если на встречах нет мужчин.

Эрсанн усмехнулся, отпил ещё глоток из стакана и продолжил.

— Если подают угощение, какие правила еды?

Не знаю, зачем я посмотрела на Лореса. От медленного, оценивающего взгляда младшего Морвейна меня снова бросило в жар, мысли смешались, и я очень остро ощутила, что под соблазнительным полупрозрачным кружевом на мне ничего нет. И по-моему, оба лорда тоже это знали…

— Если собравшихся леди больше пяти, угощение подаётся из расчёта одно пирожное или два печенья на каждую, — пробормотала, опустив глаза в пол.

Лицо горело, по телу разливалась томная нега, и кости медленно плавились под этими откровенными, раздевающими взглядами. И одного, и второго.

— Как следует пить чай? — следующий вопрос, и я краем глаза неожиданно отмечаю, что у Эрсанна рубашка расстёгнута больше, чем у Лореса.

Это что-то значит?.. Ах да, чай.

— Маленькими глотками, держа за ручку тремя пальцами, остальные собраны, — протараторила я, пытаясь совладать со сбившимся дыханием.

Боже, ко мне ещё никто не прикоснулся, а я уже чувствую себя так, будто меня умело ласкали полчаса самое малое. Наркотик в чистом виде, эти Морвейны. Причём мой личный. Пожалуй, в некоторой степени понимаю тех леди, которые сейчас бесятся, что не их выбрали. Уж в постели Эрсанн и Лорес хороши, слов нет.

— Та-а-ак, — протянул лорд министр магии, перевернул страницу. — А скажи-ка мне, Яночка, — голос моего проверяющего стал вкрадчивым, бархатистым, и по позвоночнику скатилась волна горячих мурашек. — Если леди пришла в перчатках, должна ли она за чаем их снимать?

Эхм. Вот этого момента не помню, если честно, то ли нет в этой главе, то ли в голове не отложилось, за всеми хлопотами днём. Но… я же помню обед во дворце, и там я снимала одну перчатку. Прикрыла глаза ресницами, по губам скользнула тень улыбки, и я ответила:

— Да, должна.

В тёмно-голубых глазах Эрсанна блеснул огонёк, он обхватил подбородок пальцами, поставив локоть на ручку кресла. А вот к усмешке больше всего подходило определение «порочная». Ой. Я ошиблась?..

— Ключевое слово — за чаем, Яна, — мягко ответил он. — Для сладостей подаются специальные щипчики, если печенья, или вилка к пирожным. Леди нет необходимости снимать перчатки. Это не обед, где есть вероятность испачкаться.

Эрсанн положил книгу на стол, не сводя с меня взгляда, поднялся. А я словно приросла к полу, не в силах пошевелиться, зачарованно наблюдая за ним. На лице старшего Морвейна отразилось предвкушение, он неторопливо подошёл ко мне, на ходу расстегнув рубашку. Я захлебнулась вдохом, почувствовав знакомую горячую тяжесть внизу живота. Даже то, что за происходящим наблюдал Лорес, на время перестало иметь значение. Ноздрей коснулся аромат можжевельника и апельсина, и коленки ослабли, пришлось вцепиться в край стола, иначе бы позорно сползла на пол. Эрсанн подошёл вплотную, положил ладони по обе стороны от меня, прижался так, что я слышала, как неровно, тяжело бьётся его сердце. Он провёл носом вдоль шеи, легонько коснулся губами чуть пониже уха, тихо шепнул:

— Знаешь, у меня тоже о-о-очень много мыслей возникает, когда смотрю на этот стол, Яночка… — язык провёл вдоль края ушной раковины, я откинула голову, прикрыв глаза и наслаждаясь.

Его запахом, его чувственным голосом, теплом его тела. Его близостью, горячим дыханием, щекотавшим нежную кожу, рассыпая по ней искры мурашек. Люблю… До головокружения, до звёздочек перед глазами. Ладони Эрсанна скользнули по спине, и словно и не было между ними и моим телом тонкой прослойки из кружева, ткань совсем не препятствовала ощущениям. Меня приподняли, усадили на стол, и пришлось чуть откинуться назад и опереться руками. Учитывая, что у бильярдного стола имелся бортик, для удобства я ещё и слегка изогнулась, и выглядело всё со стороны… крайне неприлично. Эрсанн, не сводя с меня горящего откровенным желанием взгляда, провёл ладонями по бёдрам, остановил на коленях и начал медленно, словно дразня, расстёгивать пуговички. Сердце ухнуло в пятки и там и осталось, в груди образовалась гулкая пустота.

— Ты даже не представляешь, как соблазнительно сейчас выглядишь, — хриплым, низким голосом произнёс Эрсанн, пощекотав пальцами обнажённые бёдра, с которых уже сползло кружево. — А если ещё ножки раздвинешь…

Не став дожидаться, пока он договорит, я широко развела колени, всё так же глядя в глаза моему лорду, хотя щёки пылали от яркого румянца. Мне нравилось смотреть на него, нравилось слушать, нравилось, что он видит мои эмоции и чувства в моём взгляде. Сейчас это уже не казалось страшным, не вызывало такого замешательства, как раньше, даже наоборот, привносило яркую нотку в тот коктейль, что бурлил в крови. Эрсанн подался вперёд, ладони скользнули вверх по телу, обхватив грудь, а губы прижались к моим, властно, нетерпеливо. Тоже соскучился… Я обняла его за шею, подставляясь под горячие пальцы, мягко поглаживавшие поверх ткани, чувствуя, как они потихоньку стягивают тонкую материю, не утруждаясь расстёгиванием оставшихся пуговичек. Меня охватило нетерпение, рубашка на плечах Эрсанна стала раздражать, и через мгновение ненужная деталь одежды уже валялась на полу, а мои ладони скользили по спине, груди, обводили рельефные мышцы, утоляя жажду прикосновений к этому великолепному телу, которое теперь принадлежит только мне. Восторг затопил жаркой волной, заставив глухо застонать, я прогнулась сильнее, прижавшись низом живота к красноречивой выпуклости. Мои пальцы спустились на пояс штанов, дёрнули за него, а поцелуй всё длился и длился, забирая моё дыхание, заставляя дышать одним воздухом с Эрсанном.

Он чуть отстранился, тихо засмеялся, но не остановил, занятый гораздо более важным делом. Кружево уже совсем сползло, обнажив грудь, и пальцы старшего Морвейна медленно водили вокруг сосков, воспламеняя каждую клеточку, но не спеша прикасаться к болезненно нывшим, напряжённым вершинкам. О, эта сладкая пытка ожиданием, когда знаешь, что долгожданное удовольствие всего в одном шаге!.. И его намеренно оттягивают, откладывают, неторопливо подводя к нему. Эрсанн мастер, я знаю…

— И твоя смелость мне нравится, Яночка, — снова произнёс старший лорд, подушечки его больших пальцев легонько прошлись по тугим шарикам, ласка длилась всего несколько мгновений. — А смущаешься ты всё равно очень… вку-у-усно, — выдохнул он, губы скользнули вдоль шеи невесомыми, шёлковыми поцелуями, и я чуть не оторвала нафиг пуговицы от всплеска обжигающих ощущений.

Эрсанн на несколько мгновений отстранился, наши взгляды встретились, и реальность сузилась до нас двоих. Снова поцелуй, жаркий, долгий, страстный. Ладонь моего лорда спустилась по спине, замерла на пояснице, а вторая погладила внутреннюю сторону бёдер, низ живота. Мои ноги раздвинулись ещё шире, все желания сейчас сосредоточились в маленьком, болезненно пульсировавшем бугорке между уже налившихся соком складочек. Мои нетерпеливые пальцы справились с застёжкой на штанах Эрсанна, и я потянула одежду вниз, ухитряясь не отрываться от его губ, таких желанных, горячих, умелых. Мыслей не осталось, только чистая страсть, огненные нити которой уже опутали тело целиком. Хочу, да, и не боюсь признаться ни себе, ни ему. Я отвечала на поцелуй с жаждой истосковавшегося по воде путника, не сдерживаясь и больше не смущаясь. Теперь уже мои пальцы коснулись напряжённого, твёрдого члена, провели по всей длине, и я с восторгом отметила, как резко выдохнул Эрсанн, отстранился, замер. Медленно улыбнулась, облизнув губы, прикрыла глаза ресницами. Ещё раз мягко сжала ладонь и лукаво поинтересовалась:

— Нравится, мой лорд?..

В тёмно-голубой глубине вспыхнуло серебристое пламя, Эрсанн чуть подался вперёд, навстречу моей руке, и одарил ответной улыбкой, развратной и одновременно жутко довольной. Я задохнулась от лавины эмоций, а пальцы старшего Морвейна, выписывая замысловатые, горячие узоры на коже, неумолимо приближались к средоточию удовольствия.

— О-о-очень, Яночка, — протянул он своим низким, чувственным голосом. — Продолжай милая…

Вот только я не учла, что Эрсанн в такие игры играет гораздо дольше моего. И мои попытки подразнить закончатся полной капитуляцией. Стоило только шустрым пальчикам моего лорда добраться до уже пылающей в нетерпении чувствительной точки, ласково погладить, как я всхлипнула, выгнувшись навстречу, пришлось одной рукой снова опереться на стол, а другую запустила в тёмную шевелюру Эрсанна, притягивая ближе к себе. Он наклонился, горячие, почти обжигающие губы обхватили напряжённый сосок, слегка втянув, язык поиграл с тугим шариком, рождая острые вспышки удовольствия, огненными искрами рассыпавшиеся по телу. Дыхание прервалось, на миг лишив воздуха, и почему-то именно в этот момент я открыла глаза, поймав взгляд Лореса…

Оу, ч-ч-чёрт. Младший Морвейн развалился в кресле, держа в одной руке стакан с алкоголем, другая лежала на поясе штанов, на лице отражалась задумчивость пополам с предвкушением. Глаза блестели в полутьме, на губах блуждала довольная улыбка, и… и я понимала, ему откровенно нравится наблюдать за нами, даже не принимая активного участия в происходящем. А мне… нравилось, что он смотрел, видел, как мне хорошо с его отцом, и было во всей ситуации что-то такое, пикантно-непристойное, от которого уровень моей страсти перешёл все мыслимые границы. Тело как молния пронзила, я громко охнула, глядя прямо в глаза Лоресу, утопая в них. Эрсанн слегка нажал на заветную точку, потом снова погладил, его губы продолжали ласкать вершинку, и я забылась, потерялась, подаваясь бёдрами навстречу пальцам Эрсанна. Они дразнили, то порхая по разгорячённому лону, то легонько проникая внутрь и гладя, сводя с ума изысканной лаской, заставляя стонать в голос и жаждать большего. Кажется, на спине Эрсанна остались красноречивые полосы от моих ногтей. Как не прорвала сукно на столе, не знаю. И Лор, моя любимая младшая светлость, так и продолжал смотреть, только улыбка стала шире, да дыхание немного участилось.

А потом… Эрсанн проложил огненную дорожку из поцелуев по груди вверх, коснулся уголка рта и произнёс прерывающимся шёпотом:

— Яна, Яночка… нежная моя… Я буду делать это медленно… до-о-олго… Хочу слышать, как ты просишь…

Мамочки. От этих проникновенных, сказанных слегка охрипшим голосом слов по телу промчался настоящий огненный шквал, расплавив кости. Жаркая истома стремительно расходилась от самого низа живота, проникая в каждую клеточку до самых кончиков пальцев. Я сжала пряди на затылке, зажмурившись до разноцветных звёздочек перед глазами, и послушно простонала:

— Да-а-а!..

Согласна, на всё согласна, только продолжай! Мои ладони провели по гладкой спине, спустились на поясницу и… продолжили движение, остановившись на той части тела, что обычно щупают у женщин. М-м-м, пусть покажусь ужасно неприличной, но задница у Эрсанна, что надо! Упругая, есть, за что подержаться… И да, я в восторге от собственной неприличности! Тихий смешок старшего лорда, и его пальцы покидают желанное местечко, вызвав у меня всплеск разочарования. Я вдохнула, но выдохнуть не смогла. Ибо Эрсанн, посмотрев на меня чуть прищуренным, горевшим неприкрытой страстью, взглядом, обронил всего одно слово:

— Откинься.

И подхватил под коленки, высоко подняв ноги. Ой. Я только и успела упереться ладонями в стол, заворожённо глядя на Эрсанна, как он одним плавным движением заполнил гложущую пустоту внутри, заставив мышцы резко сжаться. А-а-ах-х!.. Нет, никогда не смогу насытиться этим восхитительным ощущением мужчины во мне! Любимого мужчины. Желанного. А то, что второй мой любимый мужчина наблюдал, усиливало эмоции в разы, делало их острее, слаще, ярче. И я полностью отдалась древнему ритму, то нараставшему, то замиравшему в нескольких мгновениях от высшей точки: Эрсанн сдержал слово, не торопясь подводить к финалу. Я то взлетала на качелях наслаждения, то ухала в бездонную пропасть, впиваясь в плечи моего лорда, подаваясь навстречу, страстно желая, чтобы он двигался сильнее. Глубже. Быстрее. Тело дрожало, переполненное эмоциями и ощущениями, перед глазами мелькали радужные сполохи, и реальность окончательно ушла от меня, я растворилась в волшебных переживаниях. И просила, да, умоляла продолжить, дать наконец восхитительную свободу, окунуться в неё вдвоём. Снова пережить эти чувственные, сладкие до головокружения моменты, когда перестаёшь осознавать себя и превращаешься в сгусток наслаждения, рассыпающийся разноцветными искрами… С моих губ сорвалось любимое имя, громко, протяжно, пока перед глазами взрывались сверхновые и тело плавилось от невыносимо яркого ощущения, пронизавшего тело до последней клеточки:

— Эрса-а-ан!..

И почти одновременно над ухом хриплый, полный неприкрытого восторга, голос старшего Морвейна:

— Я-а-а-ан!..

На несколько мгновений показалось, я перестала существовать, растворилась, качаясь на волнах удовольствия, бережно удерживаемая объятиями Эрсанна. Прислонившись лбом к его плечу, мелко вздрагивала от остаточных вспышек наслаждения, бродивших по телу, и безуспешно пыталась выровнять рваное дыхание. Ох… Как же у тебя так получается, а, что я каждый раз умираю и рождаюсь заново в твоих, в ваших руках? Может, магия виновата? Медленно провела ладонями по влажной коже, вдохнув немного терпкий запах моего мужчины, улыбнулась, не открывая глаз. Обхватила за талию, прижалась ближе, не желая шевелиться и нарушать блаженную истому, разливавшуюся по телу. Представила, как мы смотримся со стороны: полураздетая я с широко разведёнными ногами, между которыми стоит Эрсанн со спущенными штанами и без рубашки. И на всё это смотрит Лорес… Всё с той же довольной улыбкой. Но почему-то картинка вызвала не острый приступ замешательства и смущения, как в прошлые разы, а всего лишь тихий смех. Да уж, семейная идиллия, ничего не скажешь. А я довольна, вот.

Эрсанн отстранил, вгляделся в моё лицо, убрал несколько прядей, упавших на лоб.

— Ян? — с лёгкими нотками беспокойства позвал он.

Я улыбнулась шире, провела ладонями по рельефному торсу, глядя прямо в любимые глаза.

— Спасибо, — прошептала и совершенно неожиданно для себя добавила. — Любимый…

Сказала, и сердце испуганно дёрнулось — всё же, для меня слишком серьёзное признание. А потом расслабилась, мысленно махнув рукой. Собственно, чего пугаться? Мне уже во всём признались, между прочим, нечестно с моей стороны тянуть с ответом. Мужчинам тоже приятно слышать, а не только чувствовать, Яна. Эрсанн светло улыбнулся, обхватил моё зардевшееся лицо ладонями и аккуратно поцеловал в кончик носа.

— Не представляешь, как рад это слышать, — таким же тихим голосом произнёс он.

И тут я вспомнила, что мы не одни в комнате. Осторожно выглянула из-за плеча Эрсанна, упорно не обращая внимания на лёгкое чувство вины, зашевелившееся в глубине души. Я никого не обманываю! А… а Лор сам не захотел присоединиться! Не нравилось бы просто смотреть, ушёл бы, или опять же, подключился к отцу. И вообще, своё он сегодня уже получил.

— Не надо так хмуриться и поджимать губы, Яночка, — с мягкой насмешкой отозвался младший Морвейн. — М-м-м, знаешь, в этом что-то есть, наблюдать за тобой со стороны, — он прикрыл глаза, и я заметила в его руках крупный прозрачный кристалл. — Думаю, захочу повторить эти ощущения, — улыбка лорда следователя превратилась в хулиганскую усмешку, он подмигнул и подбросил камень. — Не желаешь… посмотреть на себя, Яночка? — мурлыкнул он, и вот теперь я смутилась.

И разволновалась, поняв, что это за камушек. Неужели… нашли таки решение вопроса записи информации?! Чёрт возьми, и то, как мы с Эрсанном тут… Вот же ж!..

— Лор!.. — пискнула я, почти полностью спрятавшись за широкими плечами его отца, только одни глаза выглядывали.

Тёмная бровь поднялась, младшенький, как ни в чём не бывало, вопросительно глянул на меня.

— Что, Яночка? Мне же надо было на чём-то проверить, — он отпил глоток из стакана. — Так как, посмотришь со мной? — снова задал он провокационный вопрос.

Я застеснялась почище, чем когда Эрсанн застукал меня в той гостиной, лицо полыхнуло жаром, будто оказалась около мартеновской печки. Сильные руки обняли, над ухом раздался тихий смех.

— Лорес, хватит её смущать, дай прийти в себя. Посмотрим позже, все вместе.

Ещё лучше, ага. Точно сгорю от смущения. Ладно, у меня ещё кое-какие планы на сегодняшний вечер, и я вполне в силах их осуществить. Пошевелилась, и меня тут же отпустили, заботливо поправили халат — пуговички на сей раз застёгивались лёгким прикосновением и гораздо быстрее, чем некоторое время назад расстёгивались. Наверх я поднималась на руках Эрсанна — ноги, хм, не совсем держали. Но настроение отличное, и улыбка не сходила с моих губ. Довольная и счастливая.

Некоторое время спустя я лежала на животе поперёк широкой кровати, согнув ноги, передо мной в воздухе висела чернильница, а я в рассеянности покусывала кончик пера, глядя на имена на листе. И хмурилась. Эрсанн устроился на своём месте, прислонившись к изголовью, с книгой в руках, Лорес — рядом, опираясь на локоть. Мы составляли список гостей к приёму через неделю.

— А обязательно такое количество? — буркнула, впечатлённая двадцатью пунктами — и это самое начало, причём некоторые пункты включали в себя по два человека — супружеские пары или родственники.

— Милая, это только начало, — «обрадовал» невозмутимо Лорес. — И да, тебе придётся терпеть там леди Грифлис и ещё парочку таких же неприятных особ. К сожалению, их положение обязывает прислать приглашение на наш приём, — он вздохнул, но я что-то не расслышала в его голосе такого уж сожаления.

Ладно, эту пиранью я как-нибудь переживу. В конце концов, она с мужем будет и вряд ли осмелится хамить мне в моём же доме.

— Леди Шайген запиши обязательно, — обронил Эрсанн, не отрываясь от чтения.

Имя показалось смутно знакомым, я напряглась и вспомнила — кажется, это самая главная сплетница Мангерна. Эмм. А стоит ли?..

— Ты уверен? — я покосилась на него.

Старший Морвейн ненадолго оторвался от чтения и очень выразительно взглянул на меня.

— Хочешь, чтобы тебя приняли в обществе, несмотря на шипение Илинды с кумушками? — усмехнулся он. — Завоюй расположение леди Шайген. Одно-два её слова, сказанных в нужном месте и в нужное время, часто меняли судьбы людей. Только леди редко принимает участие в подковёрных играх дам высшего света. Она больше наблюдает, — он вернулся к книге.

Так, ладно, раз Эрсанн говорит, надо слушать будущего мужа. И да, совет подружиться с главной сплетницей — хороший совет. Значит, пишем.

— Как её зовут? — я макнула перо в чернила.

— Леди Уинна, — ответил Лорес.

— Я надеюсь, Аллалию не надо звать? — записав имя леди, я исподлобья посмотрела на Лореса.

Он откинулся на подушки, заложив руки за голову и одарил меня весёлым взглядом.

— Ну разве что для внесения разнообразия в скучную рутину вечера, — он подмигнул самым похабным образом!

Я возмущённо фыркнула и даже не сочла нужным ответить на его реплику. Обойдётся, пусть кусает локти и довольствуется рассказами тех, кто будет на нашем приёме. Ещё не хватало изображать любезную хозяйку перед бывшей случайной любовницей Лореса!

— Так, кого ещё? — я вопросительно глянула на младшего Морвейна.

Мне задиктовали несколько незнакомых фамилий, я прилежно записала. В процессе на кровать запрыгнула рыженькая Сола, потопталась и улеглась, использовав мою попу как подушку — сразу стало тяжело и жарко, но прогонять кису, естественно, не стала. Потянулась, рассеянно почесала кису и получила в ответ громкое мурлыканье. Сильва тут же последовала примеру подружки, только направилась прямиком к Лоресу, потёрлась об его ладонь и свернулась клубочком рядышком. Предательница! Но картинка умилительная, пушистая кошка и Лор, с задумчивой улыбкой гладящий Сильву. На кровати стало значительно теснее… А я-то думала, она широкая. И это мои кисы пока маленькие!

Снова посмотрела в список, ставший значительно длиннее, вздохнула. Почти столько же народу, сколько в прошлый приём, а может, и больше. Мда. И я уже не экономка… Так, ладно, не дрейфить. Этикет наше всё, буду изучать дальше, раз такие дела.

— Кто приглашения пишет? — поинтересовалась, опять сунув кончик пера в рот — дурная привычка, что поделать.

— Ты, — последовал невозмутимый ответ Эрсанна.

— Да ладно?! — искренне возмутилась я и воззрилась на него. — Издеваешься?!

— Нет, — со смешком ответил он. — Нужное количество шаблонов сделают в типографии, а тебе останется только вписать имена, ничего сложного. В твою же честь приём, — мой вредный лорд хитро улыбнулся. — Тренируйся, солнышко. Это одна из обязанностей хозяйки дома.

Я молча закатила глаза, но спорить не стала. Чёрт, пятьдесят с лишком приглашений — да я до конца недели занята буду! Хорошо, здесь есть такая штука, как типография, наверное, кто-то из моих соотечественников привнёс. Ну да, газету же выпускают, почему бы не быть другим вариантам использования похожего оборудования. Моё неуёмное любопытство тут же переключилось на новый объект, моментально позабыв про приглашения.

— Типография на магии работает, да? — спросила Эрсанна, отложив перо и подперев ладонью подбородок.

— Ну да, — кивнул он, не отрываясь от книги. — Умельцы из отдела реализации идей постарались.

— А быстро эти приглашения сделают? — уточнила я на всякий случай.

— Завтра Хлоя отнесёт заказ утром, к вечеру готово будет, — отозвался старший Морвейн. — За пару дней подпишешь.

— Угу, — я вздохнула. — Всё по списку? Или кого-то ещё надо пригласить для соблюдения приличий? — не удержалась от шпильки.

— Ну разве что ты после завтрашнего посещения прогулки её высочества и сборища у леди Грифлис заведёшь себе подружек, — Лор подмигнул с ухмылкой.

Вредный. Мне Эрис вполне хватает. Хорошо, в списке не было ни одной, ни второй фрейлины. Лишний раз пересекаться ни с Соланой, ни с Алорой не хотелось. С первой — понятно, со второй… она приходила с Аллалией. Этого достаточно, чтобы вызвать у меня настороженность, пусть и выглядела леди невинно и свежо.

— Дай, гляну, — Эрсанн отложил книгу и протянул руку за листком.

Я отдала список, лениво проводила глазами уплывшую к тумбочке чернильницу и на несколько минут отвлеклась, тиская Солу. Она была не против, подставив пузо для чесания, потом мы с ней затеяли весёлую возню, под тихий смех Лореса — они с более спокойной Сильвой наблюдали за нами с некоторым снисхождением. Ну ничего не могу поделать, при виде кошки, особенно пушистой, я резко глупею и опускаюсь до уровня восторженного ребёнка. Такой уютный, спокойный, семейный вечер вышел. И как здорово, что их в моей жизни будет ещё очень много.

— Пойдёт, — кивнул Эрсанн и отложил листок на тумбочку.

— А что ты читаешь? — полюбопытствовала я, вытянувшись на кровати и уткнувшись подбородком в рыжий мех задремавшей Солы.

— Историю магии, — ответ старшего Морвейна слегка удивил.

Это он по моим вопросам, что ли, решил всё-таки просветиться? Я зевнула, потянулась, обняв Солу. Завтра сложный день… А предыдущие выдались не менее напряжёнными… Глаза сами закрылись, а ещё киса так уютно и убаюкивающее мурлыкала, что я не заметила, как задремала. Смутно помню, как меня аккуратно раздели, уложили под одеяло, обняли с двух сторон, а в ногах опять появилась приятная, жаркая тяжесть — кошкам, похоже, очень понравилось спать на нашей кровати. Последнее, что подумала: неужели я сегодня высплюсь?..

Утро началось, м-м-м, не совсем обычно. Где-то на периферии сонного мозга плавала мысль, что мне нет никакого резона на полтора часа идти на работу, если в одиннадцать у меня прогулка с её высочеством. И я ожидала, что лорды отправятся в департамент без меня. Тем сильнее я удивилась, лениво отметив, что чья-то слишком шустрая рука уже миновала поясницу и уверенно направлялась к моей попке. Учитывая, что я по привычке закинула ногу на того, на чьём плече спала — судя по слабому запаху цитруса и можжевельника, это всё же Эрсанн, — коленом отлично почувствовала, какие у моего лорда намерения. Твёрдые и вполне определённые. Ага, значит, вот эта вот цепочка обжигающих поцелуев вдоль позвоночника — доброе утро от Лореса.

— Эрса-а-ан, — протянула я, чуть пошевелившись, но не торопясь останавливать. — А почему вы не на работе?..

— Проводим тебя до парка, и поедем, — невозмутимо отозвался старший Морвейн, а ладонь уже скользнула ниже, между ног, где жарко запульсировало в предвкушении прикосновения.

И тело налилось знакомой истомой, и дыхание участилось. Я потянулась, чуть изогнувшись, но не открывая глаз, губы тронула слабая улыбка.

— Ты против, Яночка? — вкрадчивый, мурлыкающий голос Лореса, он прижался к моей спине, и его настроение я тоже ощутила очень хорошо.

Кто против, я против? Когда такое было… Я длинно вздохнула, ловя первую волну сладкого удовольствия — пальцы Эрсанна медленно погладили складочки, нащупали заветный бугорок… И снова вихрь разноцветных, ярких эмоций и ощущений, горячие губы и ладони, жаркие объятия страсти, лихорадочный, бессвязный шёпот, мои стоны… Наверное, никогда не смогу насытиться, и каждый раз будет для меня, как первый. Не знаю, в чём дело, и знать не хочу. Буду наслаждаться, не пытаясь понять причины. Мне нравится, и когда долго и неторопливо, доводя желание до высшей точки, и когда быстро, нетерпеливо, захлёбываясь от вспыхнувших чувств. Стремясь утолить жажду принадлежать моим лордам, снова и снова отдаваться, ощущать восхитительную наполненность обоими… Да, я крайне неприличная девочка. Все нелепые установки насчёт утреннего секса давно уже не имели никакого значения для меня. И с каждым разом я становилась смелее, что не могло не радовать.

В общем, когда я вышла из туалетной комнаты, посвежевшая, бодрая и в прекрасном настроении, день уже не казался таким тяжким испытанием. Я была готова встретиться лицом к лицу с высшим обществом Мангерна. Ожидаемо, у открытой гардеробной маячили оба Морвейна с очень сосредоточенными лицами. Я тихонько хмыкнула, улыбнулась — иногда возникала весёлая мысль, что их светлости играют в меня, как в куколку. Интересно, это у всех местных мужчин, потребность так заботиться о своей женщине? Или мои — счастливое исключение?

— Так, после прогулки с принцессой у тебя не будет времени вернуться домой и переодеться, — задумчиво проговорил Эрсанн, погладив подбородок и одарив внимательным взглядом. — Значит, нужно что-то, подходящее и для прогулки, и для встречи с благотворительным комитетом.

Я молча подняла брови, готовая внимать дальше, и подошла ближе, небрежно запахнув длинный шёлковый халат. Без пуговиц, только на поясе. И под ним ничего не было — я же только что водные процедуры принимала.

— У меня ещё будет время заехать в департамент, — уточнила, на всякий случай.

— Да-да, конечно, — рассеянно кивнул старший лорд и шагнул внутрь.

Я остановилась рядом с Лоресом, терпеливо дожидаясь выбора его отца, мысли с игривой темы недавнего приятного пробуждения свернули в деловое русло. В голове вертелся вопрос: какие варианты дальнейших действий близнецов Нолейвов возможны? Ведь королевскую чету невозможно убить, простыми способами точно. Геленар — маг десятой категории. Он чувствует всех придворных и легко может прочесть их мысли. Кстати…

— Лор, на том обеде король, м-м-м, копался в моей голове? — чуть нахмурившись, спросила младшего лорда.

— Делать ему больше нечего, — со смешком ответил Лорес и приобнял. — Эмоции да, считывал. Мыслями он интересуется только в крайнем случае, постоянно этим точно не занимается. А то недолго и с ума сойти.

Ага, понимаю. Это, наверное, сродни тому, как если бы в голове постоянно звучало радио на разные голоса. Точно, рехнуться можно. Ну и хорошо, а мои эмоции — ну, главное, не мысли. Эрсанн ещё не вышел, и я задала следующий вопрос:

— Я вот тут всё думаю, что же могут сотворить Нолейвы при дворе? Вряд ли у них получится обмануть мага десятой категории, — я с сомнением покачала головой. — На что они надеются?

— К королю не посмеют сунуться, — уверенно заявил Лорес. — Если они не дураки. Скорее всего, раз молодая леди стремится во фрейлины, будут действовать через наследника и его невесту.

Ну, в общем, да, согласна. Снова ненадолго задумалась и пришла к не слишком приятному выводу, что, похоже, придётся попробовать подружиться с обеими подозреваемыми фрейлинами. И с Соланой, и с Алорой. У первой, тем более, брат есть. Пусть и не близнец, но магия способна на многое. Я задумчиво прищурилась.

— Лор, ты же можешь распознать иллюзию на человеке, если что? — снова пристала с расспросами.

— На Киаре её не было, — сразу понял, о чём я, Лорес. — Его внешность настоящая.

Ладно, хорошо, но сдаваться я не собиралась.

— Так, вот, — вышел Эрсанн, держа выбранное платье. — Поедем в экипаже.

Точнее даже, костюм: узкий приталенный жакет из тафты вишнёво-красного цвета, спереди на пуговичках, с круглым и довольно низким вырезом, украшенным полоской кружева в тон, и юбка. На рукавах жакета тоже кружева, сами рукава три четверти. Юбка — трёхслойная, нижняя короткая, из тонкого батиста, потом тафта, и сверху — ажурное чёрное кружево. Красиво и элегантно, и ничуть не вычурно. Конечно, я не молоденькая девушка, чтобы отдавать предпочтение пастельным и нежным тонам, вот это как раз для меня. Блин, вот как Эрсанн ухитряется так правильно подбирать, а? И какая дурёха его первая жена, что не разглядела в этом мужчине всего того, что вижу я. С другой стороны, как бы ужасно ни звучало, и слава богу, что не смогла это сделать. Иначе, Эрсанн бы не достался мне… И Лорес тоже.

— Одевайся пока, сейчас принесу кое-что, — старший Морвейн вручил мне одежду и направился к выходу из будуара.

Я моргнула, озадаченно посмотрела ему вслед. Очередной презент из семейного алмазного фонда?

— Помочь, Ян? — вырвал из раздумий весёлый голос Лореса.

— Обойдёшься, — не поддалась я на провокацию и усмехнулась, взявшись за ручку. — Хватит с тебя вкусненького, — и захлопнула перед его носом дверь.

А то привыкнет ещё, что потом делать буду. Бельё подобрать для наряда было уже значительно проще: нашлись ажурные чёрные чулки из того же кружева, к ним подвязки с маленькими красными бантиками, ну и… не удержалась, снова взяв корсет. Чёрный, с красными атласными лентами. Надо, что ли, портному подкинуть идею бюстгальтера, думаю, здешним дамам по вкусу придётся нововведение. А мне легче будет, всё же многие наряды достаточно откровенны, чтобы надевать под них одну нижнюю рубашку. Так, корсет. Звать Хлою или всё же Лореса припахать? Причёску-то тоже надо делать. Ага, а для того, чтобы позвать мою горничную, надо выйти из гардеробной. И там всё равно Лор ждёт. Ай, ладно. Пусть любуется, но руки распускать не дам! В конце концов, время уже десять, а мы ещё не завтракали!

Я захватила жакет и юбку и вышла из гардеробной.

— Затяни, пожалуйста, — невозмутимо озвучила просьбу, повернувшись к Лоресу спиной.

— М-м-м, замечательно выглядишь, — вкрадчиво произнёс он, его руки скользнули по бёдрам.

— Не шали, — с тихим смехом ответила я, легонько шлёпнув по нахальным ладоням. — А то опоздаю на прогулку.

До меня донёсся негромкий вздох, полный сожаления, и Лор занялся моим корсетом. К приходу Эрсанна я уже была полностью одета и сидела перед туалетным столиком, а младший Морвейн колдовал над моими волосами. Ох, ещё Хлое про приглашения сказать! Ой, а дизайн?! Я в лёгкой растерянности посмотрела на Лореса в отражении.

— Эрсанн сказал, Хлоя отнесёт заказ в типографию, а как же внешний вид приглашений? — несколько сумбурно высказала свои опасения.

— Солнышко, там всё знают, — с мягкой улыбкой ответил Лорес, ловко сплетая пряди и закалывая их шпильками. С рубинами, кстати. — Уж не думаешь ли ты, что каждый раз, как нам нужны приглашения на приём, мы придумываем новое оформление?

Ну… признаться, я именно так и подумала, памятуя о том, как в моём мире подходили к вопросу дизайна. К каждому мероприятию именно что новый.

— Они не так часто случаются в нашем доме, — продолжил Лорес. — А вот на свадьбу да, придётся новые делать.

Сердце невольно ёкнуло от услышанного заветного слова. Чёрт. Я выхожу замуж. За двух лордов. Кто бы мог подумать!.. От волнительных мыслей отвлёк появившийся с очередными коробочками Эрсанн. Их было всего две, одна большая, другая поменьше. Лор как раз закончил с причёской и отошёл, уступив место отцу. Я с любопытством следила, как Эрсанн открыл первый футляр, который побольше… Там оказался шикарный ажурный бант с подвеской на чёрной шёлковой ленте, украшенный крупными тёмно-бордовыми гранатами и маленькими бриллиантами. Я, как заворожённая, уставилась на украшение, признавая, что оно идеально подойдёт к наряду. Эрсанн наклонился, аккуратно повязал ленту мне на шею, заботливо поинтересовался:

— Не туго?

Я помотала головой, на время лишившись дара речи. Следом за бантом появились серьги, на мой взгляд крупноватые, но когда они заняли место в ушах и я посмотрела на себя в отражение… В очередной раз не узнала эту элегантную, красивую женщину, она никак не могла быть мной. Я не могла так быстро и настолько сильно измениться за короткое время! Бант подчёркивал длину и изящество шеи, как и серёжки, и гарнитур, несмотря на крупные камни и сами украшения, не смотрелся громоздко. Внимательный взгляд Эрсанна прошёлся по мне, тёмно-голубые глаза чуть прищурились.

— Что-то мне не хочется оставлять тебя одну в этом парке, — пробормотал он.

Я хлопнула ресницами и тихонько рассмеялась. Потом поднялась, развернулась и положила руки ему на плечи.

— Ты же мне веришь? — шепнула, легко коснувшись сжатых губ Эрсанна.

Старший Морвейн длинно вздохнул, осторожно обнял, прижал к себе.

— Верю. Пошли завтракать.

Я бросила на себя последний взгляд в зеркало, и вдруг мелькнула мысль, что сюда отлично пошла бы маленькая шляпка с вуалью. Вот тогда наряд смотрелся бы полностью законченным. Может, заскочить к портному, по пути к парку, наверняка у него есть уже готовые? Озвучила мысль, пока спускались в столовую, со мной согласились — времени у нас оставалось в запасе достаточно. После завтрака я попросила Хлою занести в типографию заказ на приглашения, отдала список гостей, и мы вышли из дома. В экипаже я привычно устроилась на коленях Эрсанна, Лор рядом. Старший Морвейн взял мою руку, ту, на которой красовался браслет, и медленно погладил.

— Знаешь, добавлю-ка я кое-что сюда, — протянул он задумчиво, и кожу легонько закололо, а по узору побежали разноцветные искорки.

— Что? — я с любопытством посмотрела на него.

— Защиту меняю, — кратко ответил Эрсанн, продолжая поглаживать.

Покалывание усилилось, но я не удовлетворилась таким ответом.

— Как меняешь? — не отставала я.

Должна же знать, какие сюрпризы готовит мой лорд для всяких обидчиков. Чтобы не сильно удивляться, если что.

— Жемчужину помнишь? — я кивнула. — В браслете будут те же свойства теперь. Отводить мелкие пакости, на которые горазды леди высшего общества, — усмехнулся Эрсанн, ещё раз погладил мои пальцы и аккуратно сжал их в ладони. — Артефакт можно снять или нейтрализовать, а браслет — нет. И понять, какие именно в нём свойства, может только владелец, — объяснил старший Морвейн. — Лучший вариант для тебя, Ян.

Ох, согласна. Вспомнилось, как та же Аллалия собиралась подстроить моё падение ещё в тот приём, наверняка сборище пираний попытается провернуть что-то подобное. Может, и не с падением, но с чаем точно. Вот и посмотрю, как вытянутся их физиономии, когда поймут, что финт не пройдёт. И то, что я не обладаю способностями к магии, не делает меня совершенно беспомощной в их обществе.

— Спасибо, — я благодарно посмотрела на Эрсанна. И тут же озаботилась ещё одним важным вопросом. — А обратно как поеду?

— Экипаж будет ждать у ворот, — успокоил он. — Отправлю, как мы до департамента доберёмся.

Ну, отлично. Чем ближе мы подъезжали к дворцу и парку, тем сильнее во мне шевелилось волнение. Всё же, первый раз окажусь в высшем обществе без моих лордов. А… а если ошибусь в чём-то?! Ладони вспотели, я чуть не обтёрла об юбку чисто машинально, но Эрсанн сжал чуть крепче, поднёс к губам и мягко коснулся губами.

— Всё хорошо будет, — тихо произнёс он, посмотрев в глаза.

Лорес молча положил ладонь на колено, улыбнувшись уголком губ, и меня немного отпустило. Подумаешь, в чём-то ошибусь, всем понятно, что попаданка не может быть абсолютно безупречной. В первую очередь, сама принцесса это тоже понимает, она не показалась мне такой уж приверженкой официальных церемоний. Остальные же… мнение выводка фрейлин для меня не должно иметь какого-то особого значения. На этом и договоримся, и перестанем нервничать, Яна. Экипаж вскоре остановился, Лорес вышел первым, подав мне руку. До встречи с принцессой оставалось десять минут — как раз успею дойти до внутреннего крыльца к выходу августейшей особы. Проводить себя до места встречи не дала.

— Я сама дальше, — твёрдо заявила, посмотрев в глаза сначала Лоресу, потом Эрсанну. — Езжайте на работу.

— Уверена? — Лор чуть нахмурился, не торопясь отпускать мою руку.

— Да, — твёрдо ответила я и улыбнулась, накрыв его ладонь. — Я справлюсь, правда. Спасибо, — добавила и, не обращая внимания на косые взгляды проходивших мимо любителей утренних прогулок, потянулась к Лору, коснулась губами его щеки.

Потом мягко высвободилась и подошла к Эрсанну — тут пришлось приподняться на носочки, старший Морвейн выше меня на целую голову.

— Всё, мне пора, увидимся в департаменте, — немного торопливо произнесла я и развернулась, остро спиной чувствуя их взгляды.

Беспокоятся. Приятно-о-о… И тем более надо приложить усилия, чтобы не ударить в грязь лицом и не подвести моих лордов. Я расправила плечи, подняла подбородок и поправила шляпку — да, мы всё-таки заехали и приобрели этот аксессуар, и даже с маленькой чёрной вуалью. Ещё, я оказалась обладательницей шёлкового веера, который вешался на запястье с помощью петли из витого шнура — Морвейны сказали, надо, а я спорить не стала. Да и сама думала, что надо бы мне пополнить гардероб не только одеждой, но и всякими нужными мелочами. Теми же веерами, например. И перчаток маловато, а ещё, неплохо бы узнать, тут как насчёт маленьких сумочек? Углубившись в приятные мысли, я неторопливо шла по дорожке, попутно размышляя, о чём же говорить с принцессой, и для меня стало полной неожиданностью то, что дорогу внезапно преградили, и смутно знакомый голос с преувеличенной радостью произнёс:

— О, госпожа, какой приятный сюрприз! Вы одна тут?

Я вздрогнула, остановилась и подняла голову: передо мной стоял тот самый мужчина, которого мы с Морвейнами встретили в нашу первую прогулку здесь. Если мне не изменяет память, некто Шехил Орлейв, скользкий тип с подмоченной репутацией. И какое счастье, что я тороплюсь на встречу с её высочеством!

Глава 10

Я быстро справилась с замешательством и спокойно ответила:

— Прошу прощения, я спешу. У меня очень важная встреча, милорд, опаздывать на которую никак нельзя.

— Встре-е-еча? — его брови поднялись, и он словно невзначай переступил так, чтобы я не смогла его обойти.

Единственное слово прозвучало… ну очень так двусмысленно, и ухмылочка зазмеилась по губам. Это на что это он намекает?! Я вздёрнула подбородок и прищурилась.

— Да, милорд, встреча, — сухо отозвалась. — С её высочеством принцессой Керис. Будете дальше задерживать? — выразительно посмотрела на него.

На лице Шехила мелькнуло разочарование и досада, но он не собирался так просто сдаваться.

— Вы не будете против, если я вас провожу после встречи?

— Буду, — не повелась я на провокацию. — Меня работа ждёт, милорд, и лорды Морвейны тоже. Всего доброго, — чуть присев, я тут же выпрямилась и поспешила по дорожке — время действительно поджимало.

Неприятный тип, что говорить. Не хотелось бы пересекаться с ним ещё раз, как бы не подкараулил по возвращении от принцессы. Интересно, случайно здесь, или сестричка каким-то образом ухитрилась узнать про приглашение её высочества и специально запустила сюда братика?! Я нахмурилась, прикусив губу, и потеребила веер. Или до этого индивида не дошли слухи о моём новом статусе, или ему на этот самый статус глубоко наплевать. Ладно, в самом крайнем случае у меня защита есть, браслетик волшебный. На леди Аллалии проверено, что он отлично работает. Фух, так, ладно, настраиваемся на встречу с её высочеством, Ян. Это лучше, чем думать о всяких сомнительных личностях.

Я подошла к мраморным низким ступенькам, полукругом спускавшимся от открытой стеклянной двери — кстати, там же стояли ещё несколько человек, в том числе, и молодые лорды. Игнорируя любопытные взгляды, я скромно встала в сторонке, ни на кого не глядя и стараясь сохранить невозмутимое лицо. Не знаю, кого караулили господа, наверняка, фрейлин, как говорил Лорес, но я — к принцессе. По её приглашению. Долго ждать не пришлось, её высочество со свитой появилась буквально через несколько минут после моего прихода. Керис вышла на крыльцо первая, как и полагается королевской особе, за ней высыпала стайка молоденьких девушек в ярких платьях — фрейлины. Все они улыбались, хихикали, прикрываясь веерами, и стреляли глазками в тех самых лордов, которые вроде как совершенно случайно прогуливались около крыльца. И не обращали на цветник ну никакого внимания, ага. Я сдержала улыбку: древняя, как мир, игра, в которую почти разучились играть в моём мире. А здесь её знали в совершенстве…

— О, госпожа Яна! — просияла улыбкой принцесса и подошла ко мне. — Рада вас видеть!

— Добрый день, ваше высочество, — я присела в реверансе, мельком заметив, что и Солана, и Алора в свите уже присутствовали.

Причём, теперь уже обе проявляли ко мне внимание. Первая — рассматривала с таким лёгким пренебрежением, но очень внимательно, вторая же… снова этот пристальный взгляд и непонятное волнение на лице. Всё же, странная девица, что ни говори.

— Пойдёмте, — Керис, как ни в чём не бывало, цапнула меня под локоток, и пришлось идти с ней рядом.

Фрейлины, шурша платьями и перешёптываясь, двинулись за нами. Взгляды в спину, конечно, вызывали лёгкое неуютное чувство, но я очень надеялась, что пришедшие поохотиться лорды вскоре отвлекут внимание слишком любопытных барышень, и спину перестанут колоть мурашки.

— Как долго вы у нас уже? — непринуждённо спросила Керис, пока мы неторопливо шли по дорожке.

— Около месяца, ваше высочество, — а ведь и правда, как быстро время летит!

— О, поздравляю, и так высоко подняться за столь короткое время! — в голосе принцессы звучал искренний восторг. — Расскажите о своём мире, — она доверительно заглянула мне в глаза. — Да, я помню, он по вашим словам не очень интересный, и всё же. В чём у вас там женщины ходят? — серые глаза заблестели от любопытства.

Ну конечно, о чём же ещё не поспрашивать иномирянку, как о шмотках. Логично и закономерно. Керис оказалась всё-таки такой непосредственной, как я и думала. Что ж, посплетничаем, ладно.

— У нас немного другая мода, ваше высочество, более… удобная, — начала я. — Женщины в моём мире предпочитают носить штаны и короткие юбки.

На лице Керис отразилось неподдельное удивление.

— Короткие юбки?! — воскликнула она. — А… а как же верхом ездить?

— У нас не ездят верхом, — я улыбнулась. — Давно уже. Только в качестве развлечения.

— О, — принцесса помолчала. — А чем у вас женщины занимаются?

— Много чем, они работают наравне с мужчинами, — снова удивила я невесту наследника. — У нас нет аристократии, ваше высочество, у нас все люди равны.

— Вот как, — протянула она. — Тогда, наверное, вам тяжело пришлось здесь, у нас? Столько всего нового и непривычного.

— Непривычного много, да, но и интересного тоже, — я снова улыбнулась.

Не сказала бы, что так уж тяжело вспоминать о том, что ты всё-таки женщина, и учиться ею быть заново.

— А можно на ваш браслет взглянуть? — попросила невеста наследника.

— Конечно, — я протянула левую руку.

Краем глаза заметила, как несколько фрейлин, стоявших поблизости и слышавших вопрос Керис, вытянули шеи, с нездоровым любопытством пытаясь разглядеть, что я там показываю принцессе. Она же осторожно провела пальцем по тёмно-синему, мерцающему узору, тихонько покачала головой.

— И вам не больно было? — снова спросила она.

— Нет, ваше высочество, ни капельки, — я улыбнулась.

Керис покосилась на меня.

— А… вы так и будете его носить? — осторожно поинтересовалась её высочество. — Вы же невеста…

— Буду, — я взглянула ей в глаза. — Мне не стыдно.

Она помолчала, на губах принцессы мелькнула понимающая улыбка, и Керис продолжила прогулку. Некоторое время мы шли, не разговаривая, думая каждая о своём.

— Вы же будете на Охоте, да? — снова оживилась моя спутница.

— Да, — согласилась я.

— Здорово, — искренне обрадовалась принцесса. — А расскажите, какие у вас развлечения есть?

Оу. Сложный вопрос. Думаю, про дискотеки, кино и интернет её высочество вряд ли поймёт. Карты тут и так есть, настольные игры тоже. Рукоделие в изобилии. Я вообще не мастер по развлечениям, слабо представляю, чем занять досуг, если нет привычной техники. Разве что чтением, читать я любила.

— У вас танцуют? — Керис не дождалась моего ответа.

— Ну… да, ваше высочество, — с некоторым колебанием ответила я.

— А вы уже умеете? После Охоты во дворце состоится вечерний приём, и вы с лордами точно на нём будете, — уверенно произнесла она. Потом, наклонившись ко мне, доверительно шепнула. — Знаете, о вас уже столько говорят! — её зрачки расширились. — Правда, они вам предложение сделали?

Ох, ну вот. Теперь пошли сплетни обо мне, любимой.

— Да, — подтвердила я и улыбнулась уголком губ. — Мы приём устраиваем в честь этого события, сразу после Охоты.

Керис мечтательно прикрыла глаза и вздохнула.

— Ой, так здорово! Король говорил, лорд Эрсанн со смерти своей жены так ни на кого и не обратил внимания, и его сын тоже счастливо избегал женитьбы. Вам повезло, сразу двое таких мужчин, — с тихим смешком, в котором сквозили игривые нотки, произнесла она.

— Благодарю, ваше высочество, я тоже рада.

Мы всё шли по дорожке, мимо раскланивавшихся любителей утренних прогулок, я ловила любопытные взгляды, но они меня уже почти не трогали. Привыкаю, да. Дальше Керис щебетала о всякой всячине, посвящая в дворцовые сплетни, половину которых я благополучно пропускала мимо ушей, в нужных местах поддакивая. Старалась унять желание посмотреть на часы, помня о том, что этого нельзя делать, дабы не обидеть августейшую особу. Кстати, изящные наручные часики — очередной подарок моих лордов, крайне полезный и красивый. А ещё, вот уже несколько минут спину щекотало не слишком приятное ощущение пристального взгляда. Снова та странная фрейлина, Алора? Или кто-то ещё? Я краем уха слышала и мужские голоса — видимо, компанию юных барышень решили разбавить, — но оглянуться и проверить, кто же меня так внимательно изучает, увы, не могла. Приходилось слушать Керис.

Мы постепенно смещались в сторону выхода из парка, и я про себя перевела дух — скоро меня отпустят, надеюсь! Принцесса, конечно, миленькая, но слушать её восторженный рассказ об очередном подарке жениха, и как он её любит, и вообще, как ей нравится в Арнедилии, немного надоело уже. Я никогда не любила пустую болтовню, а мне ещё сегодня предстоит выдержать собрание у леди Грифлис.

— Было здорово пообщаться с вами, — принцесса наконец остановилась и повернулась ко мне. — Надеюсь, мы ещё не раз встретимся, — Керис улыбнулась. — И вы мне расскажете ещё что-нибудь интересное про ваш мир. Знаете, я до сих пор не общалась ни с одним гостем, — она дотронулась до моей руки. — Те, кто попадает к нам, редко достигают высокого положения, знаете ли.

Да уж, знаю.

— Всего доброго, ваше высочество, благодарю за прогулку, — я снова присела в реверансе и воспользовалась этим, чтобы скосить взгляд на фрейлин.

Ну и кто буравил мне спину?! Оп-па, а кто это рядом с Алорой, какой-то незнакомый молодой лорд, который с таким же нездоровым интересом, как и леди, смотрит на меня? Ой. Вот теперь напряг, ещё один совершенно ненужный мне поклонник? Нафиг, нафиг. Убираться из парка и одной больше сюда носа не казать, от греха подальше. Хорошо ещё, братика этой Соланы не наблюдается, тоже слишком резвый вьюноша, судя по поведению в театре. Я дождалась, пока Керис первая отвернётся, и отошла на пару шагов, пропуская фрейлин, а потом тоже развернулась и поспешила к выходу из парка. Меня в департаменте дела ждут. Лорес наверняка уже пообщался ещё раз с Илеро, где он шлялся целый час по пути во дворец к больной жене. Ну и текущих дел тоже наверняка накопилось, а времени у меня не так чтобы много до встречи у леди Грифлис. Однако спокойно покинуть парк не удалось…

— Теперь я знаю, как вас зовут, — дорогу заступил всё тот же Шехил Орлейв, коварно улыбаясь.

Признаться, хотя я и знала, что браслет действует без сбоев, сердце ёкнуло. Мы стояли одни на дорожке, почему-то именно в этот момент гуляющие решили пойти другими путями. Вот с наглыми мужиками я всегда терялась, признаться, просто не знала, как от них отвязаться так, чтобы раз и навсегда.

— Я рада за вас, — как можно твёрже ответила я и попыталась обойти настырного лорда. — Простите, я тороплюсь.

— Я провожу вас, госпожа Яна, — этот… шустрый самым наглым образом ухватил меня за локоть!

А дальше случилось сразу несколько событий, причём одновременно: яркой вспышкой сработал мой браслет, Шехила отбросило на несколько шагов, и он едва удержался на ногах. За моей спиной раздался возмущённый мужской голос — незнакомый:

— Оставьте её в покое!

Это кто такой смелый, а? Я обернулась и с удивлением и лёгким беспокойством заметила леди Алору и того самого молодого человека, который сопровождал фрейлину на прогулке. Что за дела? Лорд Орлейв скривился, окинул пару пренебрежительным взглядом.

— Не вмешивайтесь не в своё дело, милорд, — холодно процедил он сквозь зубы.

— Дама не желает вашего внимания, — парень выглядел решительно, смотрел на Шехила без страха. — Вы в этом только что убедились. Будьте любезны покинуть её.

— А иначе что? — насмешливо поинтересовался этот петух.

— А иначе, милорд, Лорес узнает, что вы приставали к его невесте, — спокойно ответила я, повернувшись к нему. — Не думаю, что ему это понравится, — ещё и улыбнулась, снисходительно так. — Вам нужны лишние проблемы?

— Невеста? — протянул этот лорд, и судя по удивлению, для него услышанное действительно оказалось новостью.

Вместо ответа я молча вытянула руку с браслетом и кольцами. Ну и добавила, чтобы уж совсем наверняка:

— Поинтересуйтесь у вашей двоюродной сестры, она подтвердит, что это правда. Всего доброго, — и уже незнакомцу рядом с молчаливой леди Алорой. — Благодарю, — мой голос смягчился.

Продолжать знакомство я не собиралась, и так задержалась дольше нужного с этой прогулкой. У меня дела, в конце концов!

— Мы проводим вас, — вдруг заявил юноша, одарив Шехила неприязненным взглядом — родственник Аллалии не торопился уходить, но и приставать ко мне тоже не спешил, слава местным богам.

Что ж, отказываться глупо, вдруг ещё какой настырный поклонник нарисуется. А этот вроде не буйный, да и вряд ли при фрейлине будет позволять себе что-то лишнее. Тем более, тут не так далеко до ворот. Я молча кивнула, подождала, пока неожиданные спасители поравняются со мной, и мы направились по дорожке. Ой, чую, этот Шехил мне ещё аукнется! Надо обязательно Лору рассказать, пусть прижмёт, что ли, лордика этого. Зарвался, реально.

— Госпожа Яна, — отмерла вдруг Алора, заговорив своим тихим голоском. — Позвольте представить моего двоюродного брата, Раймона Уитфинна.

Ага. Ещё один братец. Жаль, не могу ауры посмотреть! Надо бы как-нибудь его с Лором или Эрсанном свести.

— Очень приятно, милорд, — вежливо ответила я.

— Взаимно, — он так же вежливо улыбнулся, но к моему некоторому облегчению не стал пытаться руку поцеловать.

На ходу это делать неудобно, да и не очень я люблю, когда всякие незнакомые мужчины прикасаются ко мне, пусть даже в официальном жесте.

— Простите, если мы навязчивы, — это уже Алора продолжила, и по срывающемуся голоску понятно, что фрейлина волновалась. — Я… я просто хотела извиниться… за ту некрасивую сцену в театре, — она мучительно покраснела и опустила взгляд.

Я пожала плечами.

— Вам не за что извиняться, миледи. Вы вели себя достойно.

— Леди Аллалия… Она иногда ведёт себя слишком… непосредственно, — запинаясь, продолжила барышня. — Я пыталась её остановить, но…

— Не надо извиняться за то, в чём вы не виноваты, — прервала я её, признаться, уже немного раздражённая неуклюжими попытками оправдаться за стервозную вдовушку.

Захотелось добавить, что подруг тоже надо выбирать с умом, но вспомнила, что в этом мире протекция — наше всё, а к сожалению леди Ульвен по положению выше этой фрейлины. Пусть Аллора и при дворе теперь, но это ещё ничего не значит.

— Простите, — почти прошептала окончательно смешавшаяся девушка, и до ворот мы шли в молчании.

Ну не знаю я, о чём можно беседовать с юными леди из другого мира, не знаю! Особенно, с теми, кто так удачно и вовремя вдруг появляется — следила, что ли? Напрямую спросить Аллору, зачем она с братом пошла за мной, почему-то было неловко. Ладно, помогли и помогли. На том и расстанемся. Впереди уже показались ворота, я чуть с облегчением шумно не вздохнула, но сдержалась. А вон и экипаж уже ждёт, отлично. Я остановилась, нацепила на лицо вежливую улыбку и повернулась к Уитфиннам.

— Всего хорошего, милорд, миледи, до встречи, — ой, надеюсь всё же, она случится как можно позже.

Не знаю, почему, но Аллора вызывала у меня настороженность и неловкость, хотя вроде ничего такого ещё не успела сделать. Леди робко улыбнулась, подняла на меня свои большущие глаза, оказавшиеся красивого тёмно-зелёного цвета.

— Мы же увидимся, госпожа Яна, да?

— М-м-м, возможно, — уклончиво ответила я и поспешила покинуть странную парочку.

На самом деле, странную. Надо обсудить прогулку с Лоресом и Эрсанном, пусть получше пробьют по своим ведомствам Уитфиннов. Я устроилась в экипаже и через несколько минут уже выходила у здания департамента. Ой, а как я до приёмной доберусь?! Заблужусь же нафиг в этих лабиринтах! Растерянная, переступила порог здания, но растерянность тут же сменилась облегчением: меня встречали, конечно же. Лорес. Я улыбнулась и поспешила ему навстречу. Мы не виделись всего ничего, а… а я уже успела соскучиться. И судя по ответной тёплой улыбке, младший Морвейн тоже. Мур.

— Привет, — Лор без всякого стеснения обнял меня, я прижалась к нему, на мгновение прикрыв глаза. — Как всё прошло?

Он запнулся, я отстранилась, вопросительно глянув на него — что такое? Лорес хмурился, его пальцы держали мою ладонь, ту самую, с браслетом.

— Пойдём, — отрывисто бросил лорд следователь и потянул меня за собой.

Учуял, что ли, что браслет отреагировал? Скорее всего, и жаждет знать подробности. Да пожалуйста, я ничего скрывать не собиралась, наоборот даже, с удовольствием расскажу. #286480995 / 31-мар-2015 До приёмной мы дошли молча, на ходу как-то не слишком удобно разговаривать, да и людей много вокруг. Перед приёмной привычно ожидали несколько лордов, внутри тоже народ толпился, в основном около полок с документами — моя идея пошла в массы, и судя по всему, пришлась ко двору в департаменте. Но за стол вернуться мне не дали, Лорес, не останавливаясь, прошёл мимо и повёл к своему кабинету.

— У папы совещание, — пояснил он, открыв дверь и пропустив меня вперёд. — Проходите, госпожа.

Уф, какое счастье, что после вечера можно будет убрать некоторые формальности и просто по имени обращаться! Пусть даже и на «вы» и вне департамента. На работе формальности можно будет отбросить только после свадьбы, но ничего страшного. Переживу. Я прошла, повернулась к Лоресу. Он прислонился к двери, скрестил руки на груди, глядя на меня серьёзно и пристально.

— Рассказывай.

Почти приказ, так повелительно прозвучало. Ну, я и рассказала. И про Алору с её кузеном, и про приставучего Шехила.

— В общем, как-то вот так, — закончила я. — Странная вышла прогулка, если честно. Принцесса в самом деле такая простушка? — не удержалась, спросила у Лореса.

— Керис такая, какой хотят видеть её окружающие, и если им хочется, чтобы её высочество вела себя, как простушка, она такой и будет, — выдал Лор, у меня аж рот открылся. — Она отлично умеет играть во все эти дворцовые игры, Яна, и ей хватает ума держать в узде свору фрейлин так, чтобы никто из них не смел даже смотреть в сторону принца, — Лорес наконец улыбнулся, и я почувствовала облегчение.

Не люблю, когда он сердится, пусть даже и не на меня.

— А с Шехилом разберусь, — он сузил глаза. — Зарвался он, забыл, видимо, с кем имеет дело, — и хотя улыбка не пропала с его лица, мне на мгновение стало не по себе.

Чую, огребёт настырный лорд по первое число. Вот и отлично, в следующий раз крепко подумает, прежде чем лезть к чужой невесте. Я ему не наивная двадцатилетняя барышня, чтобы вестись на его смазливую мордашку, не на ту напал.

— Алора, хм, даже не знаю, что сказать, — Лор похлопал пальцами по губам. — Знаешь, молоденькие девушки иногда неосознанно ищут себе пример для подражания среди взрослых, особенно если у них не слишком хорошие отношения с матерью. Про Уитфинов тебе папа больше скажет, он лучше знает.

— У неё тоже есть брат, только двоюродный, как она представила его, — напомнила я.

Лорес усмехнулся и покачал головой.

— Ты теперь будешь подозревать в каждой фрейлине, у которой есть молодой родственник-мужчина, в том, что это близнецы Нолейвы? — тёмная бровь поднялась.

— Ну… нет, — призналась я. — Но они от Эрфрода! — тут же возразила. — А ещё не доказано, что он не имеет никакого отношения к тому, что случилось двадцать пять лет назад!

— Успокойся, Яночка, всё проверим и всё докажем, — весело ответил младший Морвейн. — Понаблюдаем и за Алорой, и за Соланой, не переживай.

— Как тут? — я перевела тему. — С Илеро говорили уже?

— Говорили, — Лор кивнул, отошёл от двери и остановился рядом со мной. — Утверждает, что лошадь захромала, и он вынужден был потратить час на кузницу в ближайшей деревне, — он аккуратно убрал выбившийся локон мне за ухо. — Конюх подтвердил, что да, действительно, на его лошади была свежая подкова, но найти ту деревню и кузницу не представляется возможным. Двадцать пять лет прошло. Точнее, деревню может и найдём, а вот кузнеца уже вряд ли. Придётся удовольствоваться таким объяснением и пристальнее наблюдать за ним, как и за Эрфродом.

— Кстати, момент, сестре Нолейв двадцать пять, не поздновато ли для фрейлины? — я помнила, что в моём мире в свиту венценосных особ брали в основном юных девушек, максимум до двадцати.

В двадцать леди без мужа считалась старой девой.

— М-м-м? — удивился Лорес. — Почему поздно?

— Во сколько у вас тут вообще замуж выходят? — запоздало решила уточнить — опять ведь меряю по привычным шаблонам!

— Да кому как захочется, — Лорес пожал плечами, потом притянул меня к себе и прислонился к столу. — Большинство, конечно, пораньше спешит, чтобы получить относительную свободу от родителей. Но если ты о том, что леди Нолейв двадцать пять и она не замужем до сих пор — ничего ужасного в этом нет. Никто ей пальцем вслед тыкать не будет. Эрис, вон, двадцать семь скоро, — со смешком добавил Лор. — И ничего.

— Эрис — это Эрис, — с улыбкой отозвалась я. — Хотела бы посмотреть, кто же сможет ужиться с ней, и кого она вообще допустит до себя.

— Не поверишь, на это хочет посмотреть всё высшее общество, — Лорес рассмеялся. — Так, ладно, беги работать, помнишь, что после леди Грифлис примерка предстоит? — младший Морвейн отстранил меня и выразительно посмотрел.

Забудешь тут, как же.

— Помню, — со вздохом отозвалась я.

— Вот и умница, — Лор легко поцеловал и отпустил. — Иди, а то у меня встреча через десять минут.

Я вернулась в приёмную, и дальше несколько часов пролетели незаметно, за работой — бумаг накопилось много, и их надо было рассортировать, разобраться с приказами и тем, что наскладировали на подпись. Ещё, конечно, желающие встреч с Морвейнами, согласование с Эрсанном и Лоресом расписания на следующий день… Чёрт, а мне нравится здесь работать! Лорды стали гораздо вежливее, хотя некоторые ещё пытались со мной спорить, но бесполезно, конечно. Обедать мы пошли с тем расчётом, что после я сразу отправлюсь к леди Грифлис. Куда ехать, кучер знал — особняк главы СБ располагался не так далеко от департамента. А за обедом мне пришла ещё одна мысль, я вспомнила наш краткий разговор в театре.

— Ни в жизнь не поверю, что начальник Королевской Службы безопасности не в курсе, кто я такая на самом деле, — заявила, отправив в рот кусок тушёного мяса.

— Знал он, конечно, — невозмутимо подтвердил Эрсанн. — Ему по должности положено. А почему ты спрашиваешь? — полюбопытствовал он.

— Да просто вспомнила наш разговор, — я пожала плечами. — Этот товарищ знает, что до замужества его супруга проявляла к тебе интерес?

Мой лорд с усмешкой кивнул.

— Конечно, Ян, как думаешь.

— Но это не мешает ему играть с вами в бильярд раз в неделю, — я покачала головой.

— А почему то, что было в жизни Илинды до замужества, должно его волновать? — искренне удивился Эрсанн. — О её любовниках он тоже, кстати, осведомлён. Но пока леди достаточно осторожна, чтобы об этом не ходили слухи, Рисальд делает вид, что ничего не знает. Но в случае чего, жену быстренько приструнит, у него приличное досье уже собрано, — Эрсанн издал смешок.

Нет, всё же, мне никогда не понять это высшее общество. Зачем жениться, если всё равно потом налево гулять… Видимо, что-то на моём лице отразилось, потому что Лорес начал объяснять.

— Ян, Илинде срочно надо было замуж, за богатого и с положением в обществе, а Рисальду требовалась хозяйка в доме, — он подлил мне сока. — Обычный брак по расчёту. Думаешь, он блюдёт верность? У него вон полный дворец такого цветника, выбирай любую, — Лор ухмыльнулся и подмигнул. — Зато все довольны. Илинда имеет возможность тратить деньги в своё удовольствие и по-тихому развлекаться, а Рисальд имеет хозяйку дома, на которую можно свалить все домашние дела и не забивать ими голову.

Господи, как же хорошо, что у меня всё по-другому. Я бы так точно жить не смогла.

— Ян, тебе пора, — Эрсанн глянул на часы. — Тут ехать минут пятнадцать, как раз успеешь. И вот, держи, — он протянул изящный браслет с гранатами — в центре выделялся крупный квадратный камень. — Будешь возвращаться, переверни его, — старший лорд показал — оказывается центральный камень поворачивался вокруг своей оси. — Встречу.

Ох. Очередной полезный амулет. Я протянула руку, Эсранн защёлкнул замочек и поднёс мою ладонь к губам.

— Удачи, милая, — мягко улыбнулся он и коснулся тыльной стороны, не сводя с меня взгляда.

— Она мне понадобится, — я нервно вздохнула, сердце гулко забилось в груди.

— Я-а-а-ан, — позвал Лорес, взяв меня за другую руку. — Ты умница, помни об этом.

Погладил пальцы, наклонился, подарил нежный поцелуй в щёку. У меня неожиданно запершило в горле, такие маленькие знаки внимания до сих пор вызывали замешательство и недолгие приступы удивления, чем заслужила. Хорошо, мои лорды в меня верят. Значит, справлюсь. Они проводили до экипажа, усадили, и я поехала на встречу с леди Грифлис. Признаться, пальцы дрожали, и я едва не распотрошила бедный веер — слишком уж привыкла везде с Морвейнами появляться, и сейчас махровым цветом расцвела неуверенность и застарелый страх незнакомого общества. Привет, школьные комплексы. В голове вертелись обрывки выученного вчера куска по этикету: спину держать прямо, в кресле и на диване не облокачиваться на спинку, можно только на стуле. Если в руках ничего не держишь, то они лежат скрещенные на коленях. Брать чашку двумя пальцами, остальные собраны. Хорошо, я не в перчатках, точно по привычке начала бы стягивать, а вспомнив, как расплачивалась вчера за неправильный ответ, с Эрсанном, нещадно покраснела бы. Первой разговор не заводить, беседой руководит хозяйка дома. Труднее всего будет не показывать напряжения и сидеть спокойно, не теребя веер, кружево на платье, не поправляя волосы и жакет, ну и не проявляя прочих признаков нервозности. То ещё испытание.

Интересно, сколько там всего народу? И чем вообще занимается этот благотворительный комитет? О подобных организациях у меня отрывочные сведения, основанные исключительно на «Унесённых ветром» и случайных упоминаниях в других художественных книжках. Дают деньги в сиротские приюты? В общественные больницы? А они здесь есть, в Мангерне, больницы эти?! Или только практикующие врачи-маги для разных слоёв населения? Чёрт, надо было у Морвейнов спросить! Ведь с этой змеищи Илинды станется с самым невинным видом задать мне какой-нибудь каверзный вопросик по теме!

Я откинулась на спинку сиденья и прикусила губу, следя в окно рассеянным взглядом за проплывающими особняками. С другой стороны, я не обязана знать абсолютно всё об этом мире, слишком мало живу здесь. С моей стороны не будет стыдно признаться, что я чего-то не знаю. Другое дело, что леди может неадекватно отреагировать на моё якобы невежество в простых для местных дам вопросах… Короче, Янка. Быстро взяла себя в руки и перестала трястись. Иначе эти кумушки, которые там собрались, живо прочухают, что тебя можно попытаться подвинуть и занять тёпленькое место рядом с Морвейнами, хотя бы с одним из них. Оно тебе надо? Правильно, нет. Я прикрыла глаза, глубоко вздохнула, пальцы нащупали радужный сапфир в перстне Эрсанна. Я — будущая леди Морвейн. И то, что на моей руке не только кольца, но и браслет, исключительно мой выбор. Остальные пусть смотрят и завидуют. Вспомнила замечательное изречение незабвенной Фаины Раневской, насчёт хрена, положенного на мнение окружающих… Который обеспечивает спокойную и счастливую жизнь, и улыбнулась. Повеселимся, леди?

Экипаж остановился, я открыла дверь и вышла перед величественным трёхэтажным особняком без излишеств и вычурности, только лепнина украшала окна. Поднялась на крыльцо и стукнула дверным молоточком. Открыли мне буквально через минуту, классический дворецкий с бакенбардами и бесстрастным лицом. Я молча протянула ему приглашение, он посторонился, и я вошла в просторный холл с широкой мраморной лестницей. А неплохо так живёт глава Королевской СБ, однако. Направо и налево виднелись дверные проёмы, и из того, который слева, доносился гул голосов. Ага, благородное собрание уже на месте. Интересно, я последняя, что ли? Или мне намеренно указали время позже, чем остальным? Дворецкий направился к гостиной, я за ним. Вопреки тому, как меня трясло в экипаже, сейчас нахлынуло вселенское спокойствие, я уже привычным жестом погладила кольца на левой руке и нацепила на лицо вежливую улыбку. Мой провожатый остановился на пороге и громко объявил:

— Леди, госпожа Яна.

Гомон тут же стих, дворецкий снова посторонился, и я шагнула в комнату. Заставила себя не блуждать взглядом, а медленно обвести, подмечая детали. Леди в общей сложности было штук десять, разных возрастов, разного, так сказать, экстерьера, но практически все — в элегантных нарядах, с причёсками, в драгоценностях. Дамы предпочитали светлые тона в платьях, кроме одной — она сидела особняком, отдельно от всех, в глубоком кресле в углу, откуда просматривалась вся комната. Мой взгляд невольно задержался на ней, ибо дама действительно примечательная: волосы непривычного тёмно-синего цвета убраны в высокую причёску, бархатное платье в тон с широкими юбками, и лицо без возраста. С такими же синими, без зрачка и белка, глазами. На лице гостьи блуждала ленивая улыбка, руки в чёрных кружевных перчатках, унизанные кольцами, расслабленно лежали на подлокотниках. И смотрела леди прямо на меня. Собственно, как и все остальные. Леди Грифлис сидела в центре на маленьком низеньком диванчике, как всегда, безупречная в атласном светло-жёлтом платье, и держала чашку с чаем. Она тоже улыбалась, вежливо и доброжелательно, но я ни на грош не верила этому показному дружелюбию. Рядом с Илиндой сидела Аллалия с приторной улыбочкой и предвкушением во взгляде. Конечно, конечно, кто бы сомневался, что её здесь не будет.

— О, госпожа Яна! — леди Грифлис аккуратно поставила чашку на столик и поднялась. — Рада вас видеть, дорогая. Присаживайтесь.

Вот как, я уже дорогой стала. С каких пор, интересно?

— Добрый день, дамы, — поздоровалась я, но реверанса делать не стала.

Меня сюда пригласили, как равную, чего ради буду колени гнуть? Кроме всего прочего, из знакомых тут к моему неудовольствию наблюдалась леди Солана. Принцесса её отпустила уже? О, и Алора тут же. Какие шустрые девицы. Или Илинда решила собрать у себя всех, кто шипел на меня за моей спиной? Что, теперь будут в лицо плеваться ядом? Тем не менее, присутствия духа я не растеряла. Подошла к свободному стулу, про себя порадовавшись, что у него спинка и я смогу опереться на неё, а не сидеть, как швабру проглотив. Пока садилась, в гостиной царило молчание, все с жадным интересом рассматривали меня, как какую-то диковинку. Тишину нарушила Илинда, вернувшись на место и снова взяв чашку с чаем.

— Прекрасно выглядите, — с той же улыбкой сказала хозяйка, сделав маленький глоток. — Вижу, у Гелисана одеваетесь?

Бесшумно появилась горничная, поставила передо мной тонкую фарфоровую чашку, расписанную золотом, и налила чай. Те самые щипчики, о которых накануне вечером говорил Эрсанн, лежали около широкого блюда с разнообразными маленькими пирожными, но я не торопилась тянуться за угощением. Не была уверена, что рука не дрогнет.

— Да, — односложно ответила на вопрос Илинды.

Надеюсь, без подвоха. Имени портного, у которого шились мои наряды, я не знала. Надо будет уточнить у Морвейнов, на всякий случай.

— Чудесный человек, мастер своего дела, — её улыбка стала шире. — Какой на вас гарнитур красивый, — продолжила леди Грифлис обсуждение моего внешнего вида. — Кажется, я видела его когда-то на леди Мирейн, она любила гранаты, — и ресничками так хлоп-хлоп.

И что вот это сейчас значило? Я должна оскорбиться, что первая жена Эрсанна носила фамильные драгоценности?

— Чушь, — раздался неожиданно густой, низкий голос из того угла, где сидела синеволосая леди. — Мирейн ненавидела гранаты и вообще красные камни, она говорила, они ей кровь напоминают. А малышка была такой утончённой, — с отчётливой насмешкой добавила она.

Так, стоп. Это если Илинда помнит первую жену Эрсанна, ей никак не меньше тридцатника, а то и хорошо больше. Оу. А выглядит, как я. Магия или леди просто хорошо следит за собой? Я подавила неуместное чувство зависти. У меня аж два мага в личном пользовании, между прочим. На лице леди Грифлис не дрогнул ни один мускул.

— Прошу прощения, леди Шайген, — кротко отозвалась хозяйка. — Возможно, я видела этот гарнитур на ком-то другом.

— Нет, миледи, Морвейны не раздают фамильные драгоценности любовницам, — отозвалась та же леди… Шайген?!

Вах. Так, значит, эта колоритная дама и есть та самая знаменитая главная сплетница Мангерна?! Уф-ф, она ведь на нашем приёме будет! Только леди пока об этом не знает. Но как она уела Илинду! Я чуть не захихикала самым неприличным образом, но сдержалась. Правда, улыбка всё же появилась на моих губах. Как отчаянно бывшая претендентка на моё место рядом с Эрсанном пытается задеть, и чтобы это выглядело не грубо и в рамках приличия! А вот теперь на безупречном лице Илинды промелькнула досада. Наверное, пожалела, что пригласила леди с такой хорошей памятью. И кстати, мне кажется, или мадам играет на моей стороне? Иначе зачем бы ей ловить хозяйку дома на вранье? Так-так, с чего такая внезапная благосклонность к скромной мне? Когда мы даже не знакомы?

— Кстати, леди Илинда, не познакомите госпожу Яну со своими гостьями? — тем же насмешливым голосом произнесла синеволосая язва.

А вот это уже серьёзный прокол, да. Намеренная грубость со стороны леди Грифлис. Но я сделаю вид, что ничего не заметила, буду великодушной.

— Конечно, конечно, прошу прощения, — жена начальника Королевской СБ умела держать лицо.

Честно, в процессе представления я не пыталась запомнить имена всех леди, поскольку по собственной инициативе вступать с ними в разговор не собиралась. Лучше помалкивать и отвечать на вопросы, если спросят, меньше вероятности выглядеть глупо. Поэтому я улыбалась, кивала в ответ на очередное имя и попивала чаёк. Вкусный, кстати, с какими-то добавками. Наливали мне из общего чайника, так что вероятности, что что-то подсыпали, нет. Надеюсь. Кстати, надо будет спросить у Эрсанна, можно ли добавить в свойства браслета индикатор против ядов и других вредностей в пище и питье. На всякий случай. В подобном обществе это ой как актуально, особенно для меня, не владеющей магией.

Между тем, мне представили всех дам, и разговор немного оживился — Илинда пока оставила меня в покое, обратившись к соседке справа с вопросом о каком-то приюте. Я молча пила чай, снова с досадой отметив пристальный взгляд леди Алоры. И смотрела леди с каким-то нездоровым восторгом. Что за нафиг! С чего вдруг такой пристальный интерес?

— Госпожа Яна, а вы присоединитесь к нам? — вдруг опять обратилась ко мне Илинда. — Мы собираем деньги на ремонт приюта Такар.

В гостиной воцарилась тишина. Ну да, они собирают деньги… У меня-то их нет. Хочет, чтобы я это публично признала, что несмотря на статус невесты Морвейнов не имею ничего своего? Только их подарки?

— А не лучше ли нанять тех, кто отремонтирует этот приют, не передавая деньги начальнице? — спокойно ответила я и поставила пустую чашку на стол. — Больше пользы, чем давать лишний повод соблазниться воровством, — я посмотрела в глаза Илинде. — Вы проверяете, на что тратятся деньги вашего комитета, миледи?

Вряд ли, думаю. Дамы, скорее всего, так и делают, проникаясь сознанием собственной сострадательности: просто дают деньги, не заботясь, куда именно они идут уже внутри приюта. Ответить Илинда не успела, встряла Аллалия.

— Может, вы признаетесь, что у вас просто нет денег, госпожа Яна? — о, сколько яда, когда она назвала меня! — Лордам Морвейнам жалко тратиться на свою игрушку?

А вот это она зря. Какая-то слишком впечатлительная леди тихо ахнула — кажется, Алора. Меня же охватило холодное бешенство — не-е-ет, вот как в детстве, спускать подобные уколы я не собираюсь, хватит! Я ответила не сразу. Улыбнулась, демонстративно положила руки на колени, одну на другую — с кольцами и браслетом сверху. Посмотрела в блестевшие триумфом синие глаза Аллалии. И ответила.

— Лучше быть законной игрушкой Морвейнов, миледи, чем развлечением на пару вечеров, — мой голос был спокоен, как и нервы.

Съела? Да, ты — леди по рождению, свободная, но это не помогло тебе заинтересовать Лореса больше, чем по-быстрому снять напряжение. Я — игрушка, но любимая игрушка, которая скоро станет женой. А не любовницей. Вот так-то. Ещё один судорожный вздох, кажется, благородное собрание шокировано моим прямолинейным ответом. Да на здоровье, зато цепляться перестанут. И тут раздались медленные хлопки — я вскинула голову, встретилась взглядом с леди Шайген. Она улыбалась, одобрительно кивая, и вместе с тем в её глазах светилась насмешка.

— Браво, девочка, — Уинна поднялась и подошла, на ходу неторопливо стягивая перчатки — кольца она сняла, видимо, раньше. — Что, Аллалия, утёрли тебе нос? А ведь права Яна, между прочим, — леди остановилась рядом со мной, держа перчатки в одной руке, и… я буквально остолбенела.

На слишком белой коже выделялась знакомая кружевная вязь, только не синего, как у меня, а нежно-голубого цвета. Тоже с искорками. Э-э-э… Леди Шайген — попаданка, да ещё и тоже чья-то собственность?! Ма-а-ать. Позабыв о приличиях, я ошарашенно уставилась на гостью, растеряв все слова. Отстранённо отметила, что гостиная наполнилась перешёптываньем, дамочки усиленно обсуждали между собой происходящее, а леди Грифлис не вмешивалась, с безмятежным видом попивая чай. Аллалия молчала.

— Поздравляю, — это уже мне, и пришлось встать — неудобно смотреть на леди Шайген снизу-вверх. А голос у неё потеплел, и улыбка тоже смягчилась. — Дай, гляну, — главная сплетница Мангерна взяла мою руку с подарками Морвейнов, полюбовалась на кольца и переливы света в радужном сапфире. — На твоём пальчике оно смотрится куда лучше, чем когда-то на пальце Мирейн. Оно ей велико было, — леди Уинна отпустила мою руку и улыбнулась шире. — Как для тебя сделан, перстенёк-то.

— Благодарю, миледи, — пробормотала вконец растерянная я.

— Ой, брось, — усмехнулась эта невероятная леди. — Какие формальности, браслетики у нас одинаковые, значит, и положение тоже, — она подмигнула, развернулась и отошла, сев обратно в кресло.

Картина Репина «Приплыли». Что это вот сейчас только что было? Типа меня признали, что ли? Вечером вытрясу из Морвейнов рассказ про эту леди Шайген, и пусть только попробуют увильнуть! Посажу на сексуальную диету…

— Госпожа Яна, говорят, вы… работаете? — раздался вдруг знакомый мягкий голос — леди Солана изволила обратить на меня внимание.

Снова появилась горничная, обновила мою чашку и ещё нескольких леди — в том числе и этой Соланы, как я заметила. И притихшей Аллалии.

— Да, — невозмутимо кивнула я, потянувшись к чашке. — Вместе с Эрсанном и Лоресом, — о, с каким удовольствием я назвала их по имени, а не по титулу, причём на законных основаниях!

И как скривилось лицо леди Ульвен при этом, как лимон укусила.

— Скучно, наверное, — небрежно бросила она, аккуратно взяв чашку двумя пальцами.

— Мне — нет, — невозмутимо ответила я и тоже взяла чашку, и аккуратно, щипчиками, подхватила с блюда пирожное, переложить на своё блюдце.

А дальше случилось очень забавное происшествие, даже целых два: послышался звон, Аллалия сдавленно зашипела, чашка выскользнула из её рук, и чай вылился на светлый шёлк. Солана, издав невнятный возглас, выронила ложку с пирожным. Кремовым. Тоже себе на колени. Тут же поднялись аханья и оханья, обе леди с пунцовыми щеками занялись своими платьями, приводя их в порядок с помощью магии — на моих глазах пятна исчезали и высыхали, — а я же с невозмутимым видом отломила ложкой кусочек пирожного, отправила в рот и отпила из чашки. Мой взгляд встретился с синим леди Шайген, и мы обменялись понимающими улыбками. Наверное, муж Уинны тоже её очень любит, и в её браслете много сюрпризов, о которых окружающие не догадываются. Мне всё больше и больше нравится эта леди, думаю, подружиться с ней не составит никакого труда. Попаданки ведь должны держаться вместе.

Когда суматоха немного улеглась, на меня уже посматривали с некоторой опаской — радует, боятся, значит, уважают. До конца этих посиделок ничего особенного больше не произошло. Леди Солана уточнила, поеду ли я на Охоту, леди Алора поинтересовалась, часто ли мне можно отлучаться с работы — признаться, вопрос немного насторожил, но поскольку после него не последовало никаких приглашений или предложений, я успокоилась. Леди Шайген тоже больше не вмешивалась в беседу, поглядывая из угла на всех. Маленьких пакостей подстраивать не пытались. В общем, часам к пяти леди засобирались. Я повернула камень в браслете и поднялась вместе со всеми, едва сдержав вздох облегчения. Надеюсь, леди Грифлис не будет звать каждый раз на эти сборища. Одного хватит за глаза и за уши, лично мне. За это же время можно было сделать массу полезных дел в департаменте! Вдруг там Лор нарыл что интересное, вдруг кто-то из других допрашиваемых что интересное рассказал?

Я вышла в холл, уже в мыслях вся в работе, и тут рядом остановилась горничная.

— Госпожа, вам просили передать, — она присела, протягивая мне сложенный листок.

О, как. Мои брови поползли вверх, я взяла и развернула его. «Эрсанн тебе не достанется». И всё. Четыре слова, без подписи, без ничего. Даже буквы печатные, надо же.

— Кто просил? — отрывисто спросила я служанку, внутри заворочалось глухое раздражение.

Интересно посмотреть в глаза нахалке, посмевшей в лицо заявить мне такое.

— А… — девушка обвела глазами поредевшее высшее общество. — Леди уже ушла, госпожа.

Чёрт. Учитывая, что гостей оставалось всего человек пять, включая леди Шайген, леди Грифлис и леди Аллалию, предполагать можно всё, что угодно. Солана? Она ушла. Алора тоже. Кто из них? Я прищурилась и смяла листок. Ну-ну, барышни, не на ту напали.

— Госпожа Яна? Что-то не так? — из раздумий меня вырвал голос хозяйки дома.

— Нет, всё в порядке, — я дежурно улыбнулась, спрятав руку с листком в складках юбки. — Благодарю за чай, миледи, всего доброго.

— До встречи, — леди Грифлис так же вежливо улыбнулась в ответ.

Я вышла, слишком занятая своим облегчением, и не сразу заметила, что следом за мной вышла и леди Шайген. И едва я взялась за ручку двери подъехавшего экипажа, её ладонь в кружеве легла поверх моей.

— Пожалуй, я прокачусь с тобой, девочка, — прозвучал спокойный, низкий голос прямо над ухом.

Глава 11

Признаться, я чуть не подскочила от неожиданности — всё же, спокойствие на посиделках далось не слишком легко. Посмотрела на леди Шайген, на её доброжелательную улыбку, вернула сердце из горла на положенное ему место в груди и кивнула, посторонившись. Она села в экипаж, я за ней, и мы поехали.

— Ты молодец сегодня, — сразу начала разговор самая известная сплетница Мангерна. — Держалась достойно. Есть опыт светской жизни?

— Н-нет, миледи, — ответила я осторожно.

— Просто Уинна, — поправила леди, её улыбка стала шире. — Удивлена, да, что я так расположена к тебе? — ничего не оставалось, как кивнуть. — Просто я помню, как тяжело было мне, в первое время жизни в этом мире, — она вздохнула и посмотрела в окно. — А из поддержки — только мой хозяин, теперь уже муж. Впрочем, давно дело было, — она махнула рукой. — Из какого ты мира, Яна?

— Из обычного, — брякнула, не найдя ничего лучше. — У нас нет магии, нет аристократов, только в некоторых странах они остались, чисто номинально. Ну… я не знаю, — развела руками. — Мир, как мир.

— Понятно, — она кивнула. — А теперь слушай, что я тебе скажу, — Уинна стала серьёзной. — Эта змея Илинда никогда не будет действовать напрямую, только чужими руками и обходными путями. Сегодня ты щёлкнула её по носу с пассажем насчёт Аллалии, но не думай, что это последний раз. Она будет пробовать тебя на зуб, пока не убедится, что ты крепко стоишь на ногах, — голубые глаза Уинны сузились, в них мелькнули чёрные точки. — Остальные кумушки — так, свита этой непризнанной королевы. Алора простушка, ей легко управлять, Солана высокомерная, но себе на уме девица, хорошо чует свою выгоду, Аллалия — ну, ты знаешь, — на губах леди Шайген мелькнула улыбка. — леди Саффора — глупышка и наивная, верит всему, что ей Илинда рассказывает. Остальные примерно такие же. Держи себя так, как сегодня, и всё будет хорошо.

— Илинда на Эрсанна охотилась, — вспомнила я ту давнюю историю.

А может, это она записку подкинула?! Ну, мало ли. Могла приказать служанке ответить так, как та ответила мне.

— Знаю, но Морвейны — не те звери, которых можно заарканить теми способами, что используют дамы, подобные ей, — усмехнулась леди Шайген. — Не волнуйся, девочка, лорды твои с потрохами. Я чувствую, если между людьми связь, а между вами она очень крепкая, — лицо Уинны смягчилось. — Между вами никто не сможет встать, как бы ни старался.

Щекам стало тепло от её слов, я почему-то поверила сразу.

— Благодарю, — пробормотала, немного смущённая такой откровенной оценкой отношений между мной и Морвейнами. — А вы откуда сами?

— В моём мире много воды, мало солнца, и там тоже неинтересно, — Уинна махнула рукой. — Немножко магии воды и воздуха, на уровне первой-второй категории по местным меркам, но мне хватает. Здесь гораздо интереснее жить, — в глазах леди мелькнул хищный огонёк.

— А… вы действительно всё так хорошо помните? — во мне проснулось женское любопытство, подстёгнутое ещё и тем, что Уинна охотно откровенничала со мной.

— Одна из особенностей моей расы — абсолютная память, — кивнула моя спутница. — Именно поэтому Морвейны любят использовать меня в качестве бесплатного информатора, — неожиданно хихикнула она. — А почему Эрсанна заинтересовала та Охота двадцать пять лет назад и малышка Сигирин? — неожиданно спросила Уинна, резко став серьёзной.

— М-м-м-м-м, не могу ответить, — я покачала головой. — Простите, Уинна.

— Ах да, тайна следствия, — она закатила глаза. — Ладно. Тогда передай ему, или Лоресу, что я лет пять назад слышала любопытный разговор в Малом дворе, — снова резко сменила тему леди Шайген, и я подобралась. Неужели что-то интересное сообщит? — К сожалению, не целиком, обрывок, но обсуждали некую поездку на север, некоего молодого человека, и разговаривали принц Илеро и принц Эрфрод, — синие глаза посмотрели прямо на меня. — В своё время, когда покойный муж леди Сигирин вывел её первый раз в свет ко двору, оба заинтересовались юной дамой. А потом она уехала в поместье за город, — леди Уинна откинулась на спинку сиденья. — И оба принца на Охоте отсутствовали, я помню, — спокойно добавила она. — Может, пригодятся сведения.

О, как. Илеро и Эрфрод, значит. А не может ли быть так, что два принца заодно действуют? Надо подкинуть идею Лоресу, вдруг полезной окажется.

— Спасибо, — я кивнула Уинне.

— Вообще, осторожнее, девочка, — вдруг тихо произнесла леди Шайген. — Ты — самое слабое место Морвейнов сейчас. И теперь ты тоже на виду. Браслет не всегда может спасти, Яна. Если кто-то задастся целью завернуть расследование.

От её слов по спине пробежал холодок. Она права. Лорды сами намекали на это. Значит, удвою бдительность и одна нигде не буду появляться. Даже если пригласят… Приглашения разные бывают, между прочим. Пришла ещё одна мысль насчёт того разговора, который подслушала леди Шайген.

— И вас не заметили тогда, в Малом дворе? — недоверчиво переспросила я.

Ведь если разговор действительно важный, оба принца наверняка убедились сначала, что вокруг никаких лишних ушей. Хотя, поездка на север, какого-то молодого человека… У обоих целый штат свиты, среди которых много молодых людей. И почему поездка на север должна насторожить Лореса и Эрсанна? Уинна усмехнулась, переплела пальцы.

— У меня есть маленький секрет, прощальный подарок из моего мира, в нём меня сюда и выкинуло, — довольным голосом произнесла она. — Благодаря ему я могу становиться невидимкой для магов.

Мои глаза, наверное, стали круглыми, как монеты.

— Как это? — вырвалось у меня.

— Мой подарок не позволяет им видеть мою ауру, и я для них просто не существую, даже если стою прямо за дверью, — доходчиво пояснила Уинна. — Очень полезная штучка, во многих смыслах.

Да уж. С её абсолютной памятью и такой штучкой, интересной во всех отношениях…

— А ещё, я умею оказываться в нужное время в нужном месте, — Уинна, похоже, решила добить меня сегодня.

Теперь понятно, как она заставила местное общество бояться себя. Слухи — наше всё, и несмотря на вольные нравы, правил этикета никто не отменял. Конечно, кому приятно, когда на очередном приёме перемывают кости тебе и, допустим, твоему любовнику, особенно если ты свято уверена, что вас никто не видел и не слышал. Да, с ней лучше дружить, однозначно. Теперь понятно, почему леди Грифлис пригласила её на свои посиделки, такую попробуй, не пригласи — сама придёт. И ведь не выставишь за порог. Кстати, надо поинтересоваться у Эрсанна, кто её муж. Саму леди как-то неловко об этом спрашивать. Но сведения она подкинула интересные, очень. Думаю, Морвейны одобрят. Экипаж остановился, мы приехали к департаменту.

— Позволишь воспользоваться экипажем? — спросила Уинна. — Не люблю пешком ходить, ноги сильно устают. Плавать привыкла, — добавила она с улыбкой.

— Конечно, — я улыбнулась в ответ, правда, не очень уверенно.

— Ну, до встречи, приятно было познакомиться с тобой поближе, Яна, а то всё слухами довольствовалась, — Уинна подмигнула. — Твои лорды не очень-то разговорчивы, девочка.

Это да, о себе они не любят распространяться. Я вышла из экипажа и поспешила в департамент. Проснулась жажда деятельности, в голове теснились вопросы, и я едва сдержалась, чтобы тут же не засыпать ими Эрсанна, встречавшего меня в холле.

— У тебя глаза блестят и взгляд предвкушающий, — с тихим смешком сказал он, приобняв меня. — Есть, что рассказать?

— И много, — кивнула я.

— Лор сейчас закончит с допросом, а у меня полчаса есть до встречи с ректором, — Эрсанн положил мою руку себе на локоть, и мы пошли к лестнице. — Ты помнишь, что перед Охотой мы за город едем на день?

О, выходной, как я могу забыть о таком празднике!

— Помню, — с воодушевлением ответила я. — А потом сразу туда, да?

— Да, наше поместье недалеко от угодий находится. Поедешь уже на своей, завтра съезжу, выберу тебе лошадь, — добавил невозмутимо старший Морвейн.

Охота, Охота, и почему у меня ощущение, что там случится что-то очень серьёзное?! Что сдвинет с места расследование по заговору? Мы дошли до приёмной, миновали мой стол, опять заваленный бумагами, и Эрсанн распахнул передо мной дверь своего кабинета. Я зашла, приблизилась к его столу и нахально уселась на краешек.

— Знаешь, кого я там встретила? — выпалила, пока Эрсанн неторопливо подходил ко мне. — Леди Шайген! Она тоже попаданка, ты знал? — требовательно спросила у моего лорда.

— Конечно, — он медленно улыбнулся, обошёл меня и сел в кресло.

Потом самым нахальным образом подвинулся ко мне, обхватил талию и усадил на стол нормально. Эм. Так, никаких шалостей, у меня деловой настрой! Маньяк озабоченный, чёрт! И почему эта мысль мне с каждым разом нравится всё больше?! Потому что сама блин такая же озабоченная, по ходу… Или это гормоны? Яна, отвлекаемся. Ладони старшего Морвейна легли по обе стороны от меня, он смотрел снизу вверх, с этой своей лёгкой улыбкой, от которой внутри всё переворачивалось, и… и я сбилась с мысли. Кажется, собиралась возмущаться тем, что от меня утаили сведения.

— А почему сразу не сказал? — я нахмурилась и скрестила руки на груди.

— А надо было? — тёмная бровь вздёрнулась, Эрсанн улыбнулся шире и положил подбородок мне на колени, всё так же глядя в глаза. — И что на этих посиделках было? Про прогулку Лор рассказал, — добавил мой лорд.

Так, ладно. Наверное, то, что сказала Уинна, стоит озвучить, когда Лор придёт, чтобы не пересказывать по десять раз. А пока просто поспрашивать. Кстати, Эрсанн же тоже по истории магии какую-то книжку вчера читал.

— Ну, в первую очередь, там были Аллалия и Солана, — начала я рассказывать с воодушевлением, снова вспоминая посиделки.

Да-а-а, я собой горда. Дамочки получили по носу, а та записка… Ну, пусть кто-то тешит себя надеждой, что может меня подвинуть. Мечтать не вредно. Увлёкшись рассказом, я не сразу обратила внимание, что с меня сняли туфельки, и чьи-то шустрые ладони уже переместились на мои лодыжки. Правда, пока только поглаживали, не пытаясь подняться вверх. Вот и ладушки. А взгляд такой, шальной-шальной стал… Эм. Не то, чтобы я против, но кто-то говорил, что Лор должен сейчас подойти, и вообще, мы же на работе всё-таки! Тогда, у себя, младший меня… ну, поймал, да и я была в таком настроении. Сейчас проснулась вдруг скромность.

— В общем, леди попытались опрокинуть на меня чай и пирожное, — закончила я с довольной улыбкой. — А в результате оттирали пятна со своих платьев. И вот ещё, — я протянула скомканный листок, который отдала горничная леди Илинды.

Старший Морвейн взял записку, развернул, пробежал глазами. Потом снова посмотрел на меня.

— И что? — невозмутимо поинтересовался он. — Считаешь, угроза серьёзная?

— Ну… Тебе виднее, — замявшись, ответила я.

Эрсанн тихо рассмеялся, небрежно отбросил листок, и… его ладони уверенно начали подниматься вверх, к коленям.

— А ты молоде-е-ец, Яночка, — протянул он. — Хотел бы посмотреть, как это всё выглядело. Про записку не думай, обычные развлечения великосветских дамочек, делить мужчин, не спросив мнения самих мужчин. Кстати, в перчатках писали, — добавил Эрсанн и снова спросил. — А с леди Шайген как?

— Кажется, я ей понравилась, — пробормотала, не в силах отвести взгляд от глаз старшего Морвейна, во рту стало сухо. — Эрсанн…

— М-м-м, да, Яночка? — бархатистый, вкрадчивый голос прошёлся по спине щекотными мурашками. — Это хорошо, что понравилась…

Я заёрзала, попыталась ненавязчиво отодвинуться, но меня тут же удержали. За коленки, да. Эрсанн выпрямился, в его глазах появился особый, так хорошо знакомый мне блеск, а улыбка превратилась в предвкушающую усмешку. Миг, и юбка уже поднята выше колен. Ой. Всё-таки утром было мало…

— Эрсанн, а что такое связано с севером? — выпалила я сумбурную мысль, чтобы отвлечься от его действий. — Что там находится?

И одновременно попыталась всё-таки опустить юбку обратно. Да сейчас. Его настойчивая светлость поднялся, перехватил мои запястья и отвёл их назад. Ожидаемо, вернуть руки на место не смогла — магия держала крепче верёвок. Ну… ну можно же меня спросить, в конце концов, хочу или нет?! Снова на столе, в кабинете… Кажется, Морвейнам очень нравится эта мебель в качестве варианта, где заняться сексом! Ох, Эрсанн говорил что-то про то, что не ограничится им?!

— А почему тебя интересует север, солнышко? — вкрадчиво шепнул он, его губы скользнули вдоль изгиба шеи, и голова сама откинулась, освобождая простор для действий.

Ладони между тем уже добрались до подвязок… Поднялись выше, погладили бёдра… Мысли начали путаться, дыхание срываться, но я всё же предприняла последнюю попытку повлиять на ситуацию.

— Эр-рсанн… — хотела сказать твёрдо и решительно, а получилось — слишком уж неуверенно и томно.

— Ты говори, я слушаю, — мурлыкнул он, проложив горячую дорожку из нежных поцелуев до ямочки между ключицами.

Шёлковый бант, на котором держалась подвеска с гранатами, сам развязался и плавно переместился на стол, я проводила его рассеянным взглядом. О чём там я говорила?..

— Чёрт, Эрсанн, а давай до дома потерпишь?.. — ну совсем жалобно, ни в какие ворота не лезет! — А то стол, кабинет… И вообще, тебе утра мало?! — попробовала я возмутиться.

Зря. Потому что рот мне заткнули очень действенным способом, сладким и упоительным, лишающим способности мыслить. Ноги сами раздвинулись, неприлично широко, и в какой момент пальцы Эрсанна проникли под тонкое кружево, не скажу. Тело изогнулось мягкой волной, сердце стучало уже в ушах, а поцелуй стал глубже, чувственней. М-м-м, ладно, согласна, утром было так, для бодрости, как говорится, и хотя все остались довольны… Кажется, мне тоже мало. Откуда только силы берутся?!

— Утра не хватило, да, — Эрсанн наконец оставил в покое мои дрожащие от сумасшедшего поцелуя губы, склонился к самому уху. Низкий, хрипловатый шёпот сводил с ума, заставляя забывать обо всём, подставляться под ласки, судорожно всхлипывать от нежных, настойчивых прикосновений к заветному местечку. — А вечером… Примерка, конюшни, обсуждение приёма — ты же устанешь, и у меня… м-м-м… не поднимется… рука… тревожить нашу Яночку…

Умелые пальцы мягко скользнули вперёд и внутрь, отчего тело до самых кончиков пальцев на ногах прошил разряд удовольствия. Я громко охнула, выгнувшись сильнее, откинула голову и зажмурилась. Связанные руки опёрлись на стол, и я приподнялась навстречу, ловя ещё одну волну наслаждения. Конечно, рука не поднимется. Знаю я, что не поднимется, а точнее, поднимется, ещё как. Но… приятно, что всё-таки думают обо мне. Наша. Как сладко звучит! Готова сколько угодно повторять это слово, не надоест. Ещё один обжигающий, страстный поцелуй, и мои руки вдруг оказываются свободными. А Эрсанн, не отрываясь от моих губ, продолжая нежно поглаживать, скользить по уже горячему и влажному лону пальцами, второй ладонью провёл вдоль бедра, и… моя нога оказалась поставлена на стол. Оу-у-у. Осознание, насколько непристойно сейчас выгляжу, родило жаркую дрожь глубоко внутри, кровь вспыхнула, превратившись в жидкий огонь. Дышать стало вообще нечем, мои руки рванулись к плечам Эрсанна, но… он отстранился, поймав мой взгляд, и тихо, требовательно произнёс:

— Расстегни платье.

А ласки продолжались, мои бёдра послушно двигались навстречу — я себя уже не контролировала, погрузившись в восхитительные переживания, готовая выполнить любое желание моего лорда. Действительно любое, неожиданно поняла я. То и дело сглатывая шершавым горлом, я дрожащими пальцами ухватилась за первую пуговичку, заворожённо глядя в тёмно-голубую глубину, в которой вспыхивали серебристые искры. Эрсанн дышал тяжело, его взгляд не отрывался от моих глаз, и от этого удовольствие становилось ещё острее, приправленное пикантной ноткой смущения. Кое-как справилась с пуговичками, мимолётно удивившись, как не оторвала их, и последовала новая повелительная просьба:

— Корсет.

При этом пальцы проникли особенно глубоко, легонько пошевелились внутри, заставив меня сдавленно застонать. Крючкам чуть не пришла северная лисичка, но пришили их на моё счастье крепко. Улыбка Эрсанна стала порочной, в глазах появился хищный огонёк. Он медленно наклонился, почти касаясь моих губ, и выдохнул:

— Прикоснись.

Его ладонь медленно провела по внутренней стороне бедра ноги, что стояла на столе, взгляд опустился ниже, к распахнутому корсету. Я задохнулась от пряной смеси эмоций и ощущений, ответная улыбка появилась на моих губах, и я мягко обняла полушарие. Большой палец коснулся напряжённого, ноющего соска.

— Вот так? — хрипло спросила я, в очередной раз выгибаясь навстречу ловким пальцам Эрсанна.

Мне нравилось, чёрт возьми, растягивать удовольствие, дразнить, и в то же время подчиняться. Снова мелькнула мысль, как сил хватает, и догадка, что Морвейны втихаря магией мне помогают, превратилась в уверенность. Иначе я бы не смогла выдерживать такие марафоны… Эрсанн резко выдохнул, облизнулся, не отрывая взгляда от моей руки, и я ощутила, как вторая рука дёрнула ленточки на трусиках… Правда, только с одной стороны. Да, да, помню, что говорил старший лорд про полураздетую женщину. А… а мне тоже нравится… Решила пошалить, облизала палец и снова прикоснулась к тугому шарику, обвела, млея от новой волны ощущений, растёкшихся по телу. А потом пошалил Эрсанн, несильно нажав на уже горевший от нежных, изысканных ласк, бугорок. Я негромко вскрикнула, по телу прокатилась дрожь, и пришлось опереться свободной рукой о стол, чуть откинувшись назад. Желания бурлили в крови, обжигая, обсыпая огненными искрами, и хотелось уже не пальцев. Хотелось самого Эрсанна. Кажется, я начинаю находить удовольствие и в таких вот кратких, страстных встречах, и неважно, где именно это происходит — в нашей спальне или… в кабинете на работе. О-о-о, какая я, однако, неприличная, надо же! Под стать моим лордам!

— Я-а-ан, — протянул Эрсанн, пальцы снизу исчезли, что вызвало у меня короткий разочарованный всхлип. — Яночка, ты не представляешь, что творишь со мной… — я слушала, прикрыв глаза, ловя приоткрытым ртом его горячее дыхание, и… моя рука по-прежнему находилась на груди, лаская вершинку, стрелявшую искрами удовольствия от каждого нового прикосновения. Да-а-а, говори, говори… Только недолго, пожалуйста… — Я же себя мальчишкой чувствую, влюблённым по уши, я постоянно о тебе думаю… Даже когда работаю… — его пальцы скользнули по моим губам, и свой собственный запах, чуть сладковатый, возбуждающий, стегнул по натянутым нервам огненной плетью. Почти не соображая, что делаю, я обхватила их, слегка втянула, пощекотав пальцем подушечку, и облизнула.

Тихое шипение, негромкое звяканье, и, кажется, сейчас мне наконец-то станет невыразимо хорошо, и голодная пустота внизу перестанет сводить мышцы в болезненной судороге. А уж я-то как по тебе с ума схожу, чёрт, вот не думала, что когда-нибудь угораздит так влюбиться… И при этом не потерять голову настолько, чтобы совсем раствориться в любимом и потерять себя. Морвейны мне этого не позволят, точно, им не нужна безвольная кукла. Между тем, мои запястья снова перехватили, отвели назад…

— Мне нравится, когда ты беспомощная, — хриплый шёпот обжёг шею чуть пониже уха, и я снова не могла пошевелить руками. — И с тобой можно делать, что захочешь…

Ещё поцелуй, затягивающий, жаркий, ладони Эрсанна на моей попке, пальцы чуть сжали, притянув ближе. И медленное-медленное скольжение внутри меня, на которое тут же отреагировали мышцы. О, как же хотелось обнять, притянуть ещё ближе! Но — руки за спиной, и я потихоньку опускаюсь на этот самый стол, а Эрсанн продолжает движение, и я больше не могу сдерживаться.

— Да-а-а!.. — самое сладкое слово, я знаю.

Мой любимый лорд замер, и мои глаза открылись, я с плохо скрываемым недоумением и нетерпением посмотрела на него.

— Скажи ещё, — потребовал он, не торопясь продолжить.

— Да, — всхлипнула я и попыталась заёрзать, но Эрсанн с коварной улыбочкой только крепче прижал.

— Что — да, Яночка? — проникновенным, низким голосом спросил старший Морвейн.

— Всё, — да, — задыхаясь, ответила я, утопая в потемневшей глубине его взгляда. — Эрса-а-ан, пожалуйста!..

Мои бёдра приподнялись, я изогнулась, прижимаясь крепче к нему, умирая от желания почувствовать наконец, как он двигается во мне. Ненасытная, да, как и мои лорды.

— Хорошо просишь, милая, у-у-умница, — он плавно подался вперёд, подхватив мои ноги под коленки и высоко подняв — у меня дыхание перехватило от нахлынувших ощущений.

— Ещё… Да, да!!

Никогда не думала, что я такая разговорчивая в процессе, но тут сдерживаться просто не было сил. Тело горело от разбуженных чувств и желаний, я с восторгом отдалась нарастающему ритму, и на сей раз глаза не закрывала. Я хотела видеть лицо Эрсанна, хотела, чтобы он видел мои глаза… Видел, как мне хорошо от того, что он делал, и самой купаться в том шквале, что бушевал на дне расширенных зрачков. Милый мой, любимый, как же я раньше без тебя жила, как могла думать, что ты мне не нужен… Напряжение внутри росло, движения Эрсанна стали резче, сильнее, глаза затуманились, и чувствуя, видя его страсть, я сама стремительно улетала, приближалась к самому пику. И о, да-а-а, тело накрыла такая могучая волна удовольствия, что, кажется, на глаза навернулись слёзы, а услышав над ухом сдавленный стон старшего лорда, я снова ухнула в восхитительные ощущения, растворяясь в них, забывая себя… Остались только мы, я и Эрсанн, и эти мгновения принадлежали только нам…

Мир возвращался на прежнее место, дыхание потихоньку восстанавливалось. Я улыбалась, прикрыв глаза, и прислушивалась к себе: как там мой организм вообще поживает? Организм отозвался, что очень даже прекрасно, лучше не бывает. Тело охватила приятная истома, шевелиться пока не особо хотелось, даже несмотря на важные вопросы, которые я собиралась обсудить с Эрсанном. Мой хулиганистый лорд между тем развлекался, покрывая всё ещё очень чувствительную кожу на груди лёгкими, нежными поцелуями. Я тихо млела, чувствуя себя карамелькой на солнце, руки старший Морвейн уже освободил, и наши пальцы переплелись. Боже, хорошо-то как! М-м-м, но дела ждут, да и Лорес тоже должен вот-вот прийти…

— Ух, как тут жарко, однако, — от знакомого весёлого голоса я вздрогнула, в лицо плеснуло жаром от острого приступа смущения.

Поскольку Эрсанн не дал мне подняться, я по-прежнему лежала на столе, а… а лорд министр магии изволил находиться между моими раздвинутыми ногами, в распахнутом пиджаке и незаправленной рубашке… Ну и я, красотка, с оголённой грудью и задранной юбкой. Картина маслом, чёрт возьми. Эрсанн с тихим смешком прижал к столу крепче, я же повернула голову, уставившись на Лореса — он стоял у двери, прислонившись к ней и скрестив руки на груди. И… и давно он там?! Я же даже не заметила, как вошёл.

— Л-лор!.. — возмущённо пискнула, смутившись ещё больше — ухмылочка на его лице была ну очень многозначительной.

Значит, давно.

— Да-а-а? — протянул младший, отлепившись наконец от двери и неторопливо подошёл к нам. — Прихожу я, понимаешь, поделиться сведениями, вижу — щит стоит, и бумаги на столе Яны, значит, не прибраны, хотя вроде как она уже приехала, — Лорес хитро прищурился. — Вы тоже, м-м-м, решили обсудить дела? — непринуждённо поинтересовался он, красноречиво намекая на наше с ним недавнее бурное общение в его кабинете.

— Не поверишь, но так и было, — невозмутимо отозвался Эрсанн, наконец поднялся и протянул мне руку. — Но я не удержался, — он усмехнулся, ласково так, и в глазах мелькнула нежность.

Я растаяла, позабыв про смущение. Да ладно, Ян, что, Лорес первый раз, что ли, видит тебя в подобной пикантной ситуации? И Эрсанн тоже, между прочим, лицезрел. Ну понаблюдал, как ты со старшим Морвейном зажигала тут, и что в этом такого? Всё равно у нас спальня общая. И я улыбнулась в ответ, чуть-чуть всё-таки смущённо — взгляд Лореса не отрывался от соблазнительной картины моего слегка расхристанного вида. Я взялась за края корсета подрагивавшими пальцами, однако младший перехватил их, несильно сжал и опустил.

— Давай, я, — мягко произнёс Лор.

Уф. Наверное, да, сама не справлюсь. Эрсанн же, поправив беспорядок в своей одежде, занялся моей. Причём… Вместо того, чтобы завязать ленту на белье обратно, он самым наглым образом, с невозмутимой физиономией, развязал второй бантик и ловко снял с меня кружевные трусики!

— Эй! — возмутилась я, поймав его смеющийся взгляд.

Нам же на примерку ещё ехать! А я… я, это, ну, снова ходить без белья… Провокационно, да. О-о-о, чёрт, а почему при этой мысли мышцы внутри сладко сжались, будто и не я буквально несколько минут, на этом самом столе, занималась любовью?

— Ш-ш-ш, — Эрсанн аккуратно поправил мне юбку, пока Лорес с весёлой ухмылкой застегнул последний крючок на корсете и принялся за жакет. — Что такое, Яна?

Так. Ладно. Хорошо. Я прикрыла глаза, глубоко вздохнула и заставила руки спокойно лежать на столе — деспот, развратник, и… и вообще. Люблю я его, и Лореса тоже. Обоих. И да, хотят, чтобы я ходила без нижнего белья — буду.

— Ничего, — кротко отозвалась я, терпеливо дожидаясь, пока Лор закончит с пуговичками.

— Вот и умница, — мурлыкнул Эрсанн, погладив мои коленки.

Развлечения хорошо, но дела тоже не ждут. Старший Морвейн говорил, у него какая-то встреча сегодня, да и Лор упоминал про сведения, и у меня есть, что сообщить. На удивление, недавний страстный секс взбодрил, а не разнежил, и во мне проснулась жажда деятельности.

— У меня вопросы и послание от леди Шайген, — заявила я, пока Эрсанн надевал обратно туфельки.

Лор тихо усмехнулся, обхватил моё лицо ладонями и легко чмокнул в губы.

— Деловая моя, тогда рассказывай, а потом я, — он оглянулся, подвинул стул и сел.

Я… осталась сидеть на столе, как ни странно. Выложила, что сказала Уинна, и лица Морвейнов сразу стали серьёзными.

— Так что с севером? — я вопросительно посмотрела на Эрсанна.

— Север — закрытые территории, — он откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. — Там только льды и снега, и живут всего несколько племён, когда-то давно самые сильные маги стран объединились и поставили барьер, — Эрсанн нахмурился. — Кровавая магия шаманов никому не нужна, слишком опасная штука. И у границы дежурят патрули на всякий случай, собранные из магов разных стран. Говоришь, принцы обсуждали поездку на север? — старший Морвейн побарабанил пальцами по плечу. — Не нравится мне это, ой, не нравится…

— Могут принцы вместе в заговоре участвовать? — предположила я. — Уинна говорила, Сигирин им обоим нравилась. Допустим, Илеро пообещал Эрфроду избавить его от супруги, взамен… ну, на ребёнка от леди Нолейв, — высказала я совсем бредовую мысль. — Младший принц ведь не жаждет власти. Не знаю, я во всех этих интригах вообще не разбираюсь, — виновато посмотрела сначала на одного, потом на другого. — А фрейлина нужна, чтобы женить принца на себе, братик до кучи к принцессе может попытаться поприставать, — продолжила фантазировать. — Чтобы поссорить семейство и расчистить дорогу сестрёнке. Ну, так, единственное, что приходит в голову, зачем кто-то протаскивал леди Нолейв во дворец.

— Или они могли по очереди переспать с Сигирин, чтобы наверняка хоть от кого-то, да получилось, — добавил Лорес задумчиво. — В твоих словах есть резон, Яна, ты зря извиняешься. Я тоже подумывал о том, что, скорее всего, близнецы будут под наследника и его невесту копать. До Геленара не так-то просто добраться… Па-а-ап, дадим шанс? — протянул вдруг Лор, сузил глаза и посмотрел на Эрсанна. — Быстрее поймаем, мне эта история в печёнках сидит уже, — с раздражением добавил он. — Хочу с ней закончить поскорее.

— Ключевые фигуры тоже смещают, — обронил старший Морвейн. — Дело с артефактами мутное, ниточки ведут к директору департамента торговли, не только к советнику.

— А у Эрфрода жена — дальняя родственница директора, — вспомнила я маленькую деталь. — И при ней его младшее высочество особо бузить не рискует. Хотя, видимо, хочется.

Лорес щёлкнул пальцами и кивнул.

— Умница, — от его похвалы я довольно разулыбалась.

— Что у тебя? — Эрсанн посмотрел на сына.

— Убийство, — буднично сообщил Лор. — Торговца нирсом, у которого и была куплена та самая партия, найденная в борделе у Равена. Горло перерезали, — с кривой улыбкой добавил он.

— Что сам Равен говорит, как вообще в то место попал? — старший лорд снова нахмурился.

— Не помнит, — Лорес встал, прошёлся перед нами. — Пошёл, как всегда, в «Сахарную вишенку» — это элитный дорогой бордель для богатых и знатных, — пояснил он мне, — обычно Равен там и отдыхал со своей компанией. Не один он, кстати, любит захаживать туда, из наших аристократов, — хмыкнул Лор. — Так вот, как обычно, заказал вина, девочек, и — очнулся уже в совершенно другом месте, одурманенный, в сомнительной компании. Почти сразу в комнату вломились стражники.

— Сейчас ректор придёт, — Эрсанн глянул на часы. — Геленар требует объяснения случившемуся, Равен пока сидит под домашним арестом.

Я задумалась. Короля убрать нереально, никак. Он сам кого хочешь, уберёт. Единственный осуществимый вариант, который мне показался логичным, я озвучивала: устранить принцессу, леди Нолейв выйти замуж за принца — каким образом, понятия не имею, — а уж там тихой сапой как-то ухитриться избавиться от Геленара и королевы. Понимаю, бред, но… В каждой шутке есть доля шутки, как говорила народная мудрость в моём бывшем мире.

— А с теми артефактами что? — полюбопытствовала я.

— Да тоже не всё чисто, — Эрсанн поморщился. — Самое интересное, никто не знает, откуда они вообще взялись. Потому что до границы в повозках ничего провокационного не было, смотритель каравана на ночёвках лично сверял с описью, чтобы ничего не пропало никуда. Да и охранки там хорошие стоят.

— Кто-то свой, — я пожала плечами.

— Там не один человек действовал, — старший Морвейн прищурился. — И скорее всего, на самой границе и подкинули. Только вот кто? Сейчас проверяют, но что-то у меня сомнения, что сможем выяснить, — он с досадой вздохнул. — Слишком уж хорошо этот неведомый гадёныш концы подчищает.

— Пап, так что насчёт предоставления возможности действовать? — напомнил Лор о своём предложении.

Эрсанн ненадолго задумался.

— Мысль интересная, но надо всё продумать, и наши действия должны быть очень осторожными. С огнём играем, — взгляд старшего лорда скользнул по мне.

Ну да, теперь им есть, что терять.

— Я никуда соваться не собираюсь без спроса, — терпеливо произнесла, правильно истолковав выражение глаз Эрсанна, и улыбнулась. — Я взрослая девочка и способна понять, что в опасные игрушки мне играть не стоит. Пусть этим занимаются маги и следователи, — моя улыбка превратилась в усмешку. — Им по должности положено. Предпочту заниматься анализом сведений и подкидывать безумные идеи.

Да, начиталась про всяких попаданок, которых неуёмное любопытство заводило в такие дебри, что они из них выбирались три или четыре книжки подряд. И всегда недоумевала, а чем они думали, суясь туда, где однозначно можно огрести? Тем, на чём сидели, что ли?

— Надо против зелий и дурманов всяких защиту, — задумчиво обронил Лорес — видимо, по свежей истории с этим Равеном.

— Отличная идея, — Эрсанн кивнул, бросил взгляд на часы и подошёл ко мне. — Так, у меня разговор с ректором. Лор, с тебя хотя бы примерный черновой план, как ты видишь провокацию заговорщиков, — мой лорд обхватил меня за талию и аккуратно снял. — Можешь подключить Яну и Эрис, — добавил Эрсанн с усмешкой. — Как уйдёт ректор, поедем к Гелисану, выбирать тебе амазонку и платье на приём, — он легко коснулся моих губ и отошёл, пропуская.

Эм. Я так понимаю, бельё мне возвращать не собираются. Извращенец, блин, фетишист. Но вслух я, конечно, ничего не сказала. Взяла Лора под локоть, и мы вышли из кабинета — приёмную уже нетерпеливо мерил шагами высокий сухопарый мужчина с посеребрёнными висками. Увидев, что мы вышли, незнакомый лорд одарил слегка раздражённым взглядом и поспешил к двери. Я опустила взгляд, щекам стало тепло: из-за меня встреча с ректором задержалась, а это был именно ректор, если правильно поняла.

— Пригласи леди Эрис, — бросил Лор сидевшему в углу связному и распахнул передо мной дверь. — Заходите, госпожа.

Зашла и сразу выпалила вертевшуюся на языке мысль:

— Солана нацелилась на Эрсанна, похоже, — развернулась к Лоресу. — Может, попробовать намекнуть леди, что её усилия не проходят даром?

Брови Лора взлетели аж к уровню волос.

— Милая, ты готова на такие жертвы? — с тихим смехом ответил он. — И не покажется ли леди Рахлард подозрительным столь быстрая смена интереса? — добавил младший Морвейн.

— Скорее, всем кажется подозрительным ваша стойкость, — я поморщилась. — А вот если Эрсанн… обратит внимание на Солану, как раз будет в порядке вещей, — неприятно, да, говорить о таком, но…

Надо же вывести фрейлину на чистую воду. А так, Эрсанн сможет покопаться у неё в голове на предмет лишних мыслей. Правда, ещё Алора остаётся. Я задумчиво покосилась на Лореса.

— Ну? — правильно истолковал он мой взгляд. — Следующая безумная идея?

— Вторая фрейлина, — призналась я.

В процессе блужданий по кабинету я прислонилась к столу, и лорд следователь, конечно, не преминул воспользоваться моментом: подошёл, положил ладони по обе стороны от меня, слегка прижал к краю. Ноздри защекотал аромат свежести и мяты, я с наслаждением вдохнула, на несколько мгновений выпав из реальности.

— Что — вторая фрейлина? — вернул обратно голос Лореса.

— Ты можешь с ней пообщаться, — не слишком уверенно предложила я.

— Ян, вот в это точно никто не поверит, — решительно заявил он. — Общество порой слишком внимательно к деталям. И не думаю, кстати, что Эрсанн согласится флиртовать с Соланой даже ради дела, — добавил Лор. — Тебе же неприятно будет?

Ну… будет. Но ведь надо как-то вычислить неуловимых близнецов Нолейвов!

— И потом, не забывай, метки у обеих девушек в порядке, — напомнила моя младшая светлость. — Замаскировать их может только король. Иноземная магия слишком слабая для этого, даже амулеты.

— Да знаю! — немного раздражённо ответила я и вздохнула. — Лор, ну вот попой чую, это кто-то из них. В смысле, девица Нолейв.

— И Солане, и Алоре по двадцать лет, — возразил Лорес. — В документах указана дата их рождения.

Я закатила глаза, руки как-то сами оказались на его плечах, а потом я и вовсе обняла за шею.

— Ло-о-ор, ну ты же следователь, не знаешь, что ли, что документы подделать можно? — насмешливо протянула я, стараясь не думать о том, что его губы слишком близко.

— Всё, что касается рода, подделать нельзя, — покачал головой младший Морвейн. — Бумаги оформляются в Королевской канцелярии.

Я тут же уцепилась за новые сведения.

— А раз эти две по протекции, у них только анкеты взяли и ауры проверили? Ты видел документы этих девиц?

Лорес слегка нахмурился.

— Я не видел, они вообще не по моему ведомству проходят. Спроси папу, когда подойдёт.

Наш разговор прервался громким стуком в дверь. Лорес не выпустил из объятий, только развернулся и меня повернул спиной к себе.

— А вот и Эрис, — хмыкнул он на ухо и уже громче добавил. — Входи!

— Не помешаю? — весело осведомилась леди Солерн, переступив порог.

— У нас совещание, — невозмутимо ответил Лорес и прижал крепче, положив подбородок на плечо.

Похоже, не у одного Эрсанна я играю роль любимого плюшевого мишки.

— Ага, вижу, — насмешливо отозвалась Эрис, взяла стул и села на него верхом. — Итак?

— Папа хочет хотя бы наброски плана, как мы собираемся провоцировать заговорщиков, — обозначил Лор тему мозгового штурма. — Предположительно, их может быть двое во главе, старший и младший принц.

— О, как, — удивилась Эрис. — Откуда сведения?

Лор рассказал то, что сообщила мне леди Шайген. Эрис тут же стала серьёзной.

— Если замешана магия севера, мы бессильны, — тихо произнесла она. — Никто в Арнедилии толком не знает, как ей противостоять, да и теоретические сведения остались только в энциклопедиях.

— Не сдавайся раньше времени, — возразил Лорес. — Для начала, надо проверить фрейлин, причём так, чтобы не возбудить у них подозрений. Есть идеи?

Эрис озадачилась, почесала затылок.

— Были бы вы свободны, самый простой вариант — соблазнить, — откровенно ответила леди. — Но сейчас…

— Рикар, — перебил её вдруг Лорес. — Он у нас мастер маскировки. Пусть иллюзию сделает под Эрсанна, да обаяет эту Солану. Они же уже проворачивали подобное, менялись местами.

— А метка на ауре? — резонно заметила я. — Её не спрятать.

— Более слабый маг не может видеть ауру сильного, — пояснил Лорес. — У Соланы всего лишь четвёртая категория. У Рикара — шестая. Она не сможет его проверить и через иллюзию не увидит настоящей внешности. А он владеет ментальной магией на уровне чтения мыслей. Особенно тех, кто ниже его по категории.

Тогда вообще отлично!

— Охота, — я щёлкнула пальцами. — Идеальный вариант.

— Да, Охота, — подтвердил Лорес. — Эрис, скажешь Рику? Он где сейчас?

— Где, где, в трущобах, проверяет всё вокруг того убийства, — Эрис пожала плечами. — Хотя чего там проверять, тупик по всем направлениям.

— Тогда завтра утром пусть зайдёт ко мне, — кивнул Лор. — Обсудим нюансы. Хорошо, ладно, с фрейлиной решили. Остаются её неуловимый брат, вторая фрейлина и оба принца.

— Если арестовать одного из них? — предложила я. — Второй наверняка занервничает. И проверить тех, кстати, кто метит на посты ректора Академии, советника по торговле и директора департамента, — добавила, хотя, не сомневаюсь, эта идея Эрсанну уже пришла в голову.

— Папа проверит, — подтвердил мои догадки Лорес. — А вот с арестом — хорошая мысль, только с Геленаром согласовать.

— И дать возможность тем, кто претендует на освободившиеся места, получить должность, — внесла предложение Эрис. — Хотя бы ректора временно отстранить, вроде как пока длится расследование. Кстати, Лор, а кто в тёпленькое кресло рвётся?

— В том-то и дело, что не рвётся, но по идее, если с нынешним ректором что случится, на должность пойдёт его зам, — голос Лора стал задумчивым. — Лорд Хардени за все те годы, что работает на должности заместителя ректора, ни разу не был замечен в попытках подсидеть шефа. Наоборот, поддерживал все его начинания и помогал в управлении Академией.

— Это не показатель, — возразила я. — Вдруг он все эти годы мечтал спихнуть своего начальника и сам погреть попой кресло ректора?

Эрис и Лор встретили моё заявление смехом, но оба согласились, что и такое может быть.

— Значит, завтра поговорю с Рикаром, обдумаем охоту, а папа пусть решает вопрос с арестом Эрфрода, — подвёл итог нашему мозговому штурму Лорес. — И смотрим, что выйдет из наших провокаций.

— А теперь ещё раз для меня, — дверь открылась, и зашёл Эрсанн. — Привет, Эрис.

Леди Солерн помахала ему и кивнула. Лорес посвятил отца в наши выкладки, старший Морвейн слушал молча, внимательно и не прерывал.

— Насчёт Эрфрода согласен, он не такой крепкий, как Илеро, и пока будет сидеть под арестом, вдруг что интересное расскажет, — согласился с нашими планами Эрсанн. — Если они со старшим принцем заодно, то подобный наш шаг заставит Илеро понервничать и возможно тоже подвигнет на какие-то решительные действия, — он прошёлся по кабинету, заложив руки за спину. — Я бы ещё предложил их высочествам поучаствовать, — выдвинул Эрсанн следующую идею. — Раз мы действуем масштабно, надо проверить все предположения. Так, завтра я во дворец к королю и с Рисальдом поговорить, надо подключить его людей, чтобы наблюдение за всеми, интересующими нас лицами установить и ничего не пропустить, — он остановился, засунул руки в карманы и обвёл нас взглядом.

— А брата как вылавливать будем, только с помощью принцессы? — вспомнила я ещё один момент. — Может, этого Киара и Раймонда тоже на живца словить? — вопросительно посмотрела на Эрсанна.

— В смысле? — он нахмурился.

— Ну, — я слегка смутилась. — Братец Соланы же вроде проявил интерес ко мне, нет?

— Нет! — слаженным хором почти рявкнули Морвейны.

Эрис откровенно расхохоталась, я смутилась ещё больше, щёки вспыхнули румянцем.

— Даже не думай, — категорично заявил Лорес на ухо, крепче сжав. — Ты в этом не участвуешь, Яна!

— Да я не о себе! — я с досадой вздохнула. — Если Рикара можно под Эрсанна замаскировать, почему бы не провернуть такой же финт с этими братьями? Вдруг тоже что-нибудь интересное выйдет?

— Оставим пока эту идею, — покачал головой Эрсанн. — Хватит работы и так. И тем более у нас нет подходящей женщины, — взгляд старшего Морвейна остановился на Эрис, на его лице мелькнуло откровенное сомнение. — К Охоте нужно всё подготовить, необходимые декорации, и собрать больше сведений об обеих парочках, и Уитфиннов, и Рахлардов.

— Так, поняла, пошла морально готовить Рикара, — со смешком отозвалась Эрис и поднялась. — Завтра зайдём, Лор. И даже не думайте, что я под Яну согласна маскироваться! — заявила леди Солерн. — Я слишком давно платьев не носила!

— Хорошо, — Лорес кивнул с улыбкой. — Пока повременим с этим планом.

— Тогда до завтра, — Эрис с хрустом потянулась и вздохнула. — Вот закончим с этим делом, Лор, с тебя отпуск! На две недели, не меньше! — категорично заявила она, взявшись за ручку двери.

— Решим вопрос, — улыбка младшего стала шире. — До завтра.

— Так, всё, на примерку, — заявил Эрсанн, едва за Эрис закрылась дверь. — Лор, у тебя ещё дела остались?

— Нет, в общем, — Лорес наконец отпустил меня. — Можем ехать.

— Отлично, — Эрсанн подошёл к выходу. — Тогда едем.

Когда проходили мимо моего стола, я покосилась на бумаги и неслышно вздохнула. Завтра предстоит много работы… Хорошо, Эрсанн с утра у короля будет, успею всё разобрать до его прихода.

Глава 12

Признаться, когда садились в экипаж, я самую малость напряглась: на мне нет нижнего белья, оба лорда это знают, и… и Лор вообще-то остался без десерта днём. В голове настойчиво крутилась мысль завести специальный листочек, где отмечать, кто и сколько раз занимался со мной любовью. Ну, чтобы никого не обидеть. Мысль показалась до того смешной, что я откровенно захихикала. Особенно когда живое воображение подкинуло картинку, как я, подводя итог вечерком, обнаруживаю, что кому-то из Морвейнов досталось меньше, и ставлю галочку — на следующий день обделённый получает на одну страстную встречу больше… Ох, какая чушь всё же иногда в голову лезет.

— Я-а-ан? — вопросительно протянул Лорес, на коленях которого я сидела. — Что тебя так рассмешило?

Не, я не готова была озвучить свою буйную фантазию, поэтому только с улыбкой махнула рукой.

— Так, ничего. Подумалось. Урок верховой езды сегодня в силе? — уточнила на всякий случай.

— М-м-м, я вот думаю, может, дать тебе отдохнуть один день? — задумчиво произнёс Эрсанн, поглаживая мои лодыжки. — А завтра уже на своей лошади будешь.

— В обычном седле! — я нахмурилась. — На Охоте буду в нём, и не пытайтесь уговорить в женское сесть! Ещё не хватало сверзиться с него на радость всей своре под предводительством леди Грифлис! И не надо говорить мне о приличиях!

Оба Морвейна самым возмутительным образом весело рассмеялись.

— Мы тебе ещё ничего не сказали, а ты возмущаешься, — Лор потёрся об мою щёку. — Успокойся, милая, конечно, поедешь в обычном. Хотя и в дамском уроков никто не отменяет, — добавил он чуть строже. — Никто не говорил, что леди быть легко. Подберём тебе амазонку под нормальное седло.

— Кстати, я получил известие от отца, — огорошил Эрсанн, и я невольно напряглась.

— И… и что? — осторожно спросила, нутром чуя, что следующие его слова мне не понравятся.

Улыбка старшего лорда усилила моё беспокойство, и я заёрзала на коленях Лора.

— Только не говори, что… он к приёму приедет! — с лёгкой паникой сказала я, с надеждой глядя на Эрсанна.

— Нет, не успеет, — невозмутимо ответил он. — Через день после него прилетят с мамой.

Я нервно сглотнула. Кошма-а-ар! Нет, я, конечно, предполагала, что рано или поздно придётся знакомиться, но… но так скоро?!

— До них уже дошли слухи, — со смешком добавил Эрсанн, видимо, решив добить меня. — Яночка, солнышко, ну не делай таких испуганных глаз, — весело добавил он. — Честно, мои родители не такие страшные, как тебе кажется.

— А вдруг я им не понравлюсь? — пробормотала, попытавшись съёжиться в объятиях Лореса. Проснулся старый страх новых знакомств и неуверенность. — И… вдруг они не одобрят вашего решения об одной жене на двоих?

Как не споткнулась на этой фразе, не знаю, до сих пор всё же звучало для меня немного непривычно.

— В нашей семье, между прочим, пару столетий назад подобное уже случалось, не переживай, — Лорес легонько чмокнул в висок. — Только не помню, там братья вроде были, да, пап?

— Какая разница, кто, но было, точно, — пальцы Эрсанна продолжали гладить мою ножку, и от этой простой ласки я чуть не мурлыкала. — Кстати, про историю нашей семьи тоже почитаешь, на досуге.

Уф. Сколько всего ещё предстоит учить! Ладно, справлюсь.

— Ян, всё нормально будет, — снова заговорил старший Морвейн. — Перестань дёргаться по пустякам. Ты не какая-то там оборванка, или низкого происхождения, ты из другого мира, а это уже отличает тебя от остальных. Рано или поздно вы должны познакомиться, или думаешь, я бы не пригласил на свадьбу своих родителей?

Ох. Уже свадьба. И… и когда, интересно, сие действо мне предстоит?.. Спросить постеснялась, да и не успела: экипаж остановился.

— Приехали, — Эрсанн аккуратно надел мне туфельки и спустил ноги.

Так, вот здесь не позволю никаких шалостей! Только примерка! Эрсанн своё уже получил, а Лор… Блин, пусть до дому терпит, маньяк ненасытный! Но губы против воли расползались в улыбке, стоило только вспомнить, что говорили мои лорды. Любят. Сильно. И теперь столь настойчивый сексуальный интерес к моей скромной персоне уже не раздражал, как в прошлой жизни, в моём бывшем мире. Может, потому, что и моя чувственность проснулась от многолетней спячки и теперь навёрстывала всё, что недополучила там, в другой реальности? Ай, неважно. Главное, меня всё устраивает, всё нравится, и выискивать объяснение, почему, совершенно нет настроения. Мне нравится быть желанной, привлекательной, в том числе и в сексуальном плане. Кажется, женщина во мне проснулась окончательно…

Мы покинули экипаж и зашли в знакомое помещение, где к нам тут же поспешил Гелисан — теперь я знаю, как его зовут! Двух других посетительниц он перепоручил помощницам. Леди, конечно, остались недовольны этим фактом, но посмотрев, ради кого их бросили, тут же просияли любезными улыбками, демонстративно не глядя на меня. Интересно, есть хоть одна дама в Мангерне, которая бы не знала Морвейнов, мелькнула раздражённая мысль, но я ей воли не дала. Ревность, кыш. Мы уже всё выяснили. Мои лорды вежливо улыбнулись в ответ и, не задерживаясь, последовали за портным к примерочным.

— Что желают лорды и госпожа? — почтительно поинтересовался Гелисан.

— У нас приём через шесть дней, нашей невесте нужно подходящее платье, — объяснил Эрсанн, и я не сдержалась, покраснела, услышав снова свой статус. — И ещё, две амазонки на предстоящую Охоту.

— О, амазонки есть, — портной оживился. — Признаться, я подумал, что вы можете прийти с госпожой, и специально отложил их, никому не показывал.

— Тогда с них и начнём, — кивнул старший Морвейн. — Несите.

Гелисан выглянул из примерочной и позвал повелительным голосом одну из помощниц, а я воспользовалась моментом и прошипела тихо:

— Никаких шалостей! Я просто примерю всё это и домой! И примерять буду за ширмой!!

Лор приобнял, тихонько фыркнул на ушко.

— Сердитая какая, скажите, пожалуйста! — весело шепнул он. — М-м-м, ладно, уговорила, Яночка.

Вернулся портной, помощница, и получив соответствующие указания, последняя принесла амазонки. Мне понравились: обе из бархата, одна глубокого изумрудного цвета, с золотистым кантом, другая винно-красная. Зелёная состояла из двух частей, приталенного жакета и юбки с запахом, с застёжкой на поясе — под мои штаны как раз. Красная — целиком платье, для женского седла. Ну, ладно, так и быть, один день в обычном поеду, один можно и в женском. А ещё, мне понравились маленькие шляпки, как я видела на картинах, к зелёной — с длинным шлейфом вуали, а к красной — с короткой сеточкой, прикрывавшей волосы. Морвейны тоже одобрили, когда я примерила по очереди обе и показалась им. Осталось платье для приёма. Здесь вышло сложнее. Из принесённого каталога моих лордов ничего не устроило, хотя мне приглянулась парочка, однако по категоричным заявлениям Эрсанна и Лореса — слишком скромные. Я вякнула было, что на слишком шикарное тоже не согласна, но мне живенько заткнули рот возражением, что положение обязывает, и я надену то, что мне выберут.

— А из готового есть что-нибудь приличное? — нахмурился Эрсанн, отодвинув каталог.

Портной помолчал, покосился на него.

— Какие ваши пожелания? — спросил он наконец. — Что вы хотите видеть на госпоже, милорд?

— Что-то элегантное, неброское, и в то же время, чтобы Яна не выглядела простушкой, — да уж, объяснил, лучше некуда!

Но Гелисан — профессионал высшего класса, и я не сомневалась, он уловит туманные желания Морвейнов.

— По цвету есть предпочтения? — уточнил портной.

— Что-то в сине-голубой гамме, — и почему я не удивлена?

И хотя в прошлой жизни к синему была равнодушна, не особо этот цвет мне нравился, тут как-то вдруг полюбила. В конце концов, родовые цвета, и фамильные камни Морвейнов — сапфиры. Гелисан ухватился за подбородок, окинул меня внимательным взглядом.

— Есть один заказ, — задумчиво протянул он. — Для некой леди, но, думаю, я договорюсь с ней, если что. Минуточку, милорды, — портной кивнул помощнице. — Неси серебристо-голубое, из тафты, — приказал он.

Помощница бросила на него косой взгляд, но возражать не решилась. Через несколько минут нам принесли наряд. Не дошитый толком, в швах ещё торчали булавки, и отделка тоже примётана наживую.

— Пожалуйте, — портной с поклоном протянул мне платье.

Я взяла ворох серебристо-голубой, такого льдистого оттенка, тафты и пошла за ширму. Расправила, оглядела — хм-м-м, а очень даже ничего фасон, мне нравится. Ряд пуговичек прятался в боковом шве, поэтому я справилась без посторонней помощи. Лиф, правда, немножко великоват, видно, что не на меня шилось, и подол я бы подкоротила, конечно. По ткани серебрилась тонкая вышивка, украшенная жемчужинками, и, похоже, маленькими бриллиантами. Довольно низкий вырез открывал ложбинку и плечи. Рукава-фонарики из переливчатой органзы, с тонкой полоской красивого шёлкового кружева. Низ тоже из тафты, а сверху — та же органза, с вышивкой, жемчугом и драгоценными камнями. Пышности придавали две нижние юбки из какого-то совсем лёгкого, прозрачного материала, и движению они совсем не мешали. Да, вроде бы, не особо шикарно, на первый взгляд. Но уж точно не простенько. Вышла из-за ширмы, аккуратно придерживая подколотый подол, чтобы не споткнуться, и вопросительно глянула на Морвейнов. Ну, может, хоть это одобрят?! Честно, хотелось домой: заняться приготовлением к приёму, поиграть с кошками, да вообще, провести этот вечер в тишине и спокойствии. Хорошо, верховую езду отменили сегодня. А платье лично мне нравилось: элегантно, благородно и не вычурно. То, что надо.

Мои лорды внимательно оглядели меня, вместе с портным, и Лорес одобрительно кивнул.

— Пап, я не против. По-моему, годится.

— Да, пожалуй, пойдёт, — согласился Эрсанн. — До выходных доделаете, любезный?

— Конечно, но нужна будет ещё одна примерка, — портной даже не заикнулся о том, что наряд принадлежал вообще-то другой леди и придётся с ней улаживать вопрос. — Я сообщу вам.

Морвейны пошли расплачиваться, а я осталась с помощницами — они перекалывали булавки, отмечая, где перешивать и как. Потом я переоделась обратно — предварительно, конечно, вежливо попросив девушек оставить меня одну, — и вышла из примерочной. Не хочу, чтобы обо мне по Мангерну слухи ходили, что… что там у меня под платьем есть. Или нет. Это касается только меня и моих лордов. Уф, ну вот, теперь домой. Какое счастье, наконец-то спокойный вечер! Не дождусь того выходного, который мне обещали! Морвейны ждали у прилавка — они договорились с Гелисаном, что амазонки привезут к нам в особняк, — и мы наконец сели в экипаж, направившись домой. М-м-м, какое сладкое слово! Дом. Обратно я ехала на коленях Эрсанна, сложив ноги на Лореса.

— Ведь существуют отдельные правила поведения на подобных приёмах, да? — рассеянно спросила я, разгладив кружево на юбке.

— Конечно, — отозвался Эрсанн, откинувшись в угол сиденья, и обнял, потянув меня за собой. — И ты будешь их изучать.

— Да кто б сомневался, — с тихим смешком произнесла я, сняв шляпку — она держалась на шпильках, — и положила её на соседнее сиденье. — И что, зачёт тоже сдавать буду? — не удержалась от ехидного замечания, чуть повернув голову и покосившись на Эрсанна.

— М-м-м, обязательно, Яночка, когда за город поедем, — чуть понизив голос и подбавив в него бархатистых ноток, ответил старший Морвейн.

Его руки провели по моим, аккуратно сжали пальцы. Ой, какое заманчивое предложение…

— И кому именно? — продолжила рискованную игру словами.

Эм, так игриво получилось, чёрт, сама свой голос почти не узнала. Голова прислонилась к плечу Эрсанна, я прикрыла глаза, улыбнувшись. Пожалуй, флиртовать мне нравится, оказывается, я умею, хотя раньше так не думала! Точно, Морвейны во мне такие неожиданные таланты разбудили, не перестаю удивляться.

— Нам, — за папу ответил Лорес, и вкрадчивые нотки в его голосе, как и ладони, уверенно скользнувшие под платье, насторожили.

Я напряглась — мы же по улице ехали, между прочим, и шторки на окнах не сказала бы, что всё закрывают! — и попыталась выпрямиться.

— Ло-о-ор, — протянула, настороженно глянув на него. — Ты что задумал, хулиган?

Нет, конечно, я не прочь поиграть, но… чёрт, мы же домой едем! Или дома уже неинтересно?!

— Знаешь, ничего не могу поделать, всё время думаю, что на тебе под этим платьем только корсет и чулки, и больше ничего, — он с притворным сожалением вздохнул, а ладони уже добрались до коленок.

Пальцы же Эрсанна аккуратно, но крепко сомкнулись на моих локтях, удерживая руки и собственно меня. Бли-и-ин… Кажется, выбора мне не оставляют никакого. Ну да, Морвейны привыкли получать то, что хотят. А Лор в данный конкретный момент хочет… меня. Это желание отчётливо читалось в потемневшей глубине глаз, в особом их блеске, в предвкушающей улыбке. И что самое удивительное — для меня — тело тут же откликнулось мягкой, тёплой волной. Сознание подзависло, решая сложный вопрос: поддаться на провокацию или… или попробовать всё-таки уговорить до дома подождать. Не знаю, меня сильно смущало, что это экипаж, и… ну, даже при наличии щитов, глушащих звуки, м-м-м, он же раскачиваться будет…

— Я-а-ан, — взгляд Лора не отрывался от моих глаз, платье тоже уже поднялось, а пальцы младшего лорда поглаживали бёдра чуть выше подвязок. — Я же чувствую, ты не против… И не устала…

Эрсанн, чёрт, провокатор, коснулся горячими губами изгиба шеи, проложил дорожку из поцелуев и ласково шепнул:

— Привыкай, солнышко, мы такие, да…

Он отвёл мои локти ещё чуть-чуть назад, заставив выгнуться, а Лорес придвинулся ближе, согнул одну мою ногу, а вторую… спустил с сиденья и отвёл в сторону. Меня облило жаром, едва представила, как непристойно выгляжу, да ещё тяжёлое дыхание Эрсанна над ухом, то, что он держал мои руки… Оуе, всё вместе неожиданно завело так, что я судорожно вздохнула, мышцы внутри резко сжались, а между ног сладко заныло в ожидании удовольствия.

— Я же говорил, помнишь?.. — еще один поцелуй чуть ниже уха, и от голоса Эрсанна нервы зазвенели, как струны, по которым прошлись умелые пальцы арфистки. — Будем соблазнять при каждом удобном случае… И вдвоём… И по отдельности…

Мысли начали путаться, дыхание стало прерывистым, и тело охватила знакомая слабость. Слова потерялись, остались только ощущения, сладкие, тягучие. И губы Лореса, выкладывавшие замысловатые, чувственные узоры на внутренней стороне бедра, подбираясь всё ближе к стратегическому месту. О-о-о, это восхитительное ощущение беспомощности, когда не можешь пошевелить руками, а можешь только послушно откликаться на жаркие, изысканные ласки! Я млела, таяла, позабыв о недавнем замешательстве, и уже всё равно, что едем по улице, и кто-то что-то может заметить… Перед глазами всё плыло, по венам тёк горячий мёд вместо крови, и с губ сорвалось самое любимое для моих лордов слово:

— Да-а-а…

Я крепко зажмурилась, ловя ртом воздух, выгнулась сильнее, и ноги сами раздвинулись шире. Ладони Лореса скользнули по бёдрам вверх, обхватили мою попку, и его язык медленно, едва касаясь, провёл по влажным лепесткам, раздвинул складочки и нежно погладил болезненно пульсировавший бугорок. Я громко охнула от прострелившей молнии наслаждения, пальцы сжались, но запустить их в тёмную шевелюру, утолить жажду прикосновений не представлялось возможным. Эрсанн держал хоть и аккуратно, но крепко. И смотрел… Боже, как же нравилось смаковать эту пикантную подробность, что кто-то наблюдает, как я получаю удовольствие! Вот уж не думала, что настолько испорченная, честно. Да и испорченная ли?.. Это ведь касается только меня и моих любимых, никого больше. И какая разница, от чего нам всем хорошо. Все довольны — это главное.

Рот Лореса прижался крепче, и к языку присоединились пальцы. Оу-у-у, привет, астрал, я снова здесь. На сей раз то, что творил младший со мной, не вызывало никакого смущения, даже тени его — как раньше. С моих губ сорвался короткий стон, перед глазами расцвели яркие узоры, а обжигающая паутина ощущений оплела сильнее. Я задыхалась от переполнявших чувств, захлёбывалась волшебными переживаниями, уже ни о чём не думая — просто наслаждаясь.

— Яна, Яночка… какая же ты чудная… — прерывистый шёпот Эрсанна, и ещё несколько нежных поцелуев, от которых на ставшей слишком чувствительной коже словно огненные цветы раскрылись. — Страстная, желанная, наша…

И всё это, вместе с изысканными, смелыми ласками Лореса, смешалось в захватывающем вихре эмоций, от них кружилась голова, и сознание плыло, вот-вот грозя отключиться от полноты счастья. Почувствовав пальцы Лора внутри, да ещё и сразу в двух местах, я не сдержала очередного стона, тягучего и низкого, и бёдра самым бесстыдным образом подались навстречу, стремясь получить как можно больше, почувствовать полнее. Да, немножко не те ощущения, которых хотелось, но уверена, это только начало. И какое восхитительное! Напряжение внутри медленно, но верно нарастало, шаловливый язык и губы Лореса продолжали дразнить, заставляя дрожать, извиваться в сильных руках моих лордов. Изнывать от желания наконец рассыпаться на сотни осколков, превратиться в невесомый сгусток удовольствия, потеряться в океане наслаждения…

И опять, опять под ворохом переживаний я совершенно забыла, что Морвейны — не из тех, кто играет по правилам. И моё эгоистичное намерение получить сладкую разрядку в одиночку так и останется всего лишь намерением. Лорес отлично чувствовал, когда надо остановиться, чтобы я осталась в шаге от такой желанной свободы. Младший лорд выпрямился, медленно убрал пальцы, и от неожиданности я распахнула глаза, уставившись на него с плохо скрываемым раздражением. Сердце гулко колотилось в груди, норовя выскочить через горло, кровь стучала в висках, и дрожь никак не желала проходить, меня колотило от переполнявших эмоций, требовавших выхода. Болезненная судорога внизу живота заставила тихо зашипеть сквозь стиснутые зубы. Не сводя с меня пристального, голодного взгляда, Лорес неторопливо, с явным наслаждением облизал пальцы, и у меня резко стало сухо во рту, так… откровенно развратно выглядел жест. Распалённая фантазия тут же выдала парочку таки-и-их картинок, вольные вариации на тему действий Лора, что мне стало ещё жарче, и щёки обожгло румянцем. Боже, о чём думаю… Да ещё с таким удовольствием! Янка-а-а, ты же всегда относилась с прохладцей к подобному виду развлечений применительно к мужчине!

Лорес наклонился, обхватил ладонями лицо и коснулся губ в нежном поцелуе.

— Продолжим, милая? — вкрадчиво произнёс он слегка хриплым, бархатистым шёпотом. — Я соскучился, Яночка…

И ещё один поцелуй, глубже и жарче, и я улавливаю краем уха тихий шорох и звяканье. Интересно, мелькнула мысль, Эрсанн так и будет держать?.. И… хватило ли ему днём, или всё же присоединится? Блин, мы экипаж к чертям развалим, если последнее… Неуместная мысль вызвала нездоровый смех, но я удержалась, да и очень скоро не до глупых дум стало: ладонь Лореса вернулась на попку, при этом моя нога поднялась ещё выше, а вторая его рука легла на талию, заставив прогнуться. Над ухом резко выдохнул Эрсанн, но локтей моих не отпустил, и я утонула в нахлынувших ощущениях, пряных, острых, ярких. Кажется, у Лореса терпение всё же закончилось — одно резкое и сильное движение, и я захлёбываюсь длинным, ликующим стоном, почувствовав наконец его внутри.

— А-а-ах-х!..

Мышцы радостно сжались, и Лор сдавленно застонал, отчего я тихо рассмеялась довольным, задыхающимся смехом. Да, да-а-а! Ты мой, чёрт возьми, Лорес, и пусть я подчиняюсь вашим требованиям и желаниям, с радостью, да, но и вы оба без меня не можете, любимые мои. И свою власть над вами я тоже могу почувствовать и показать… Моя младшая светлость замерла, я приоткрыла глаза, глянув на него сквозь ресницы, но спросить или сказать ничего не успела: Эрсанн вдруг отпустил, а его сын, крепко обхватив за талию, горячо выдохнул на ухо:

— Иди ко мне, любимая…

И новая волна удовольствия от этого слова, ещё такого непривычного. А в следующий миг я оказалась сидящей верхом на Лоресе, и мои руки тут же обвились вокруг его шеи. Я наклонилась к самому лицу моего соблазнителя, мягко изогнувшись навстречу и прижавшись как можно ближе к нему. Судя по тому, как крепко ладони Лора обхватили мою пятую точку, не позволяя двигаться самой, дальше руководить весельем тоже собирался он сам…

— П-пожалуйста, — прерывисто прошептала я, глядя ему в глаза, и на мгновение коснулась лёгким поцелуем приоткрытых губ. — Лор, пожалуйста, можно я?.. Любимый мой, хороший…

Слова сами срывались, я почти не соображала, что говорю, в сознании билась одна мысль: хочу хотя бы разок быть главной, если уж я… сверху! Всего один раз… Это же так сладко, почувствовать свою власть над ним, пусть всего на несколько минут! Больше вряд ли позволят. А мне и не надо больше! Несколько движений, и нам обоим, кажется, хватит, чтобы утонуть в яркой вспышке страсти, стать на какое-то время одним целым, раствориться друг в друге.

— Ох, как замечательно просишь, Яночка, — низкий, рокочущий голос Эрсанна, его жаркое дыхание на шее, и рука, уверенно нырнувшая под задравшуюся юбку. — Лор, думаю, надо уважить нашу леди…

Лорес медленно улыбнулся, глаза вспыхнули серебром, и он откинулся на спинку сиденья, не сводя с меня блестящих глаз. Пальцы разжались, нежно погладили мою попку, а… а Эрсанн точно так же сделал спереди. О-о-о. Непередаваемые, волшебные ощущения. Я одарила Лореса предвкушающей улыбкой, чуть приподнялась, позволив его напряжённому члену выскользнуть, а потом медленно-медленно опустилась обратно, наслаждаясь каждым мгновением. Пальцы Эрсанна при этом заскользили по уже разнеженному лону, истекавшему от желания. В голову ударила хмельная волна восторга, я хрипло рассмеялась и отпустила себя окончательно, позволив телу самому двигаться так, как оно хотело. Так, чтобы почувствовать как можно глубже, полнее. Почувствовать, что принадлежу Лоресу, и только ему сейчас. Сознание наполнялось чистой, звенящей радостью, искрившей и бурлившей, как весёлый лесной ручеёк, и эта радость заполнила до отказа, вытеснив все мысли, оставив только ощущения. И они стремительно нарастали, заставляя двигаться быстрее, резче, сильнее, навстречу долгожданному освобождению. Ну а то, что в приближении этого восхитительного момента участвовал ещё и Эрсанн, прибавляло той самой перчинки, оттенявшей сладость шоколада, и я окончательно перестала соображать, на каком свете нахожусь.

— Да, Яна, да, ещё… — кажется, лихорадочный, задыхающийся голос Лореса, и от его слов внизу живота отдаётся сладкой дрожью. — Вот так, да, да-а-а!..

Теперь я поняла, почему Морвейны так любили меня слушать — это действительно музыка! В груди родился протяжный, громкий стон, и, конечно, я не стала сдерживаться, вцепившись в плечи Лореса и вопреки прежним привычкам, не зажмурившись. Я хотела видеть его глаза и хотела, чтобы он видел мои. И чтобы мы оба видели, как нам хорошо… Всё случилось одновременно: палец Эрсанна мягко нажал на пульсировавший бугорок, Лорес стиснул мои бёдра, сделав особо резкое, сильное движение, и я подалась навстречу, мышцы сократились, вбирая горячий, твёрдый член до конца. И-и-и… Мир перестал существовать, в который раз за этот день. Мой крик Лорес заглушил долгим, нежным поцелуем, удерживая, пока меня сотрясали волны удовольствия, хотя не сомневаюсь, никто ничего не слышал снаружи. Морвейны, похоже, в последнее время настолько часто тренируются в выставлении щитов, что скоро это дойдёт у них до автоматизма.

Мне казалось, прошла уйма времени, а оказывается — не так уж много, даже с учётом неторопливой езды до нашего дома весь путь занял не более получаса. Но зато какие были эти тридцать минут… Чёрт. И всё-таки, всё-таки, у меня снова накопились вопросы. Только я их задам, когда меня перенесут в дом, уложат в горячую ванну и сделают массаж! Магия магией, а я опасаюсь за свою выносливость. Едва я затихла, тяжело дыша и прислонившись к груди Лореса, экипаж остановился. Ладонь Эрсанна легла на затылок, пальцы легонько погладили.

— Приехали, Ян, — ласково сообщил он очевидную вещь.

Озвучивать, что сама не дойду, не понадобилось: Эрсанн вышел первым, терпеливо дождался, пока я поправлю дрожащими рукам беспорядок в одежде, и аккуратно взял меня на руки. М-м-м… Тело окутала мягкая нега, шевелиться не хотелось, а хотелось устроить себе вечер полного релакса, желательно в компании моих Морвейнов. Слишком много работаем в последнее время, а у меня вдруг резко проснулась жажда их общества, причём без всяких мозговых штурмов. Я обвила руками шею Эрсанна, прижалась щекой к его плечу.

— Хочу ванну, что-нибудь вкусненькое и потом массаж, — мурлыкнула немного капризно и не удержалась, потёрлась, как кошка, с наслаждением вдыхая аромат можжевельника и цитруса.

— Сначала ужин, потом приглашения, обсуждение меню с Хлоей и проверка расходных книг, — мягко возразил Эрсанн. — Ну а после можно уже и отдохнуть, — и хотя я не видела его лица, знала, что он улыбается.

— Ладно, — кротко согласилась я.

Не думаю, что дела займут больше, чем час-полтора: пока старший Морвейн будет заниматься расходами по дому, засажу младшего за меню, а сама с приглашениями разберусь. Нет уж, обязанности поровну будут, никаких разделений! Всё равно Лор лучше меня знает, какие предпочтения у приглашённых. Дома встречали кошки, расчёсанные, довольные, сытые. Надо спросить Хлою, кто с ними гуляет, или они сами по саду бродят? Кстати, возможно и второе. Во-о-от, обязательно за город надо взять! Я ж без моих пушистиков не смогу! Меня опустили на пол, и я с удовольствием потискалась с Солой и Сильвой, а потом вообще схватила увесистых кисок в охапку и, счастливая, направилась к лестнице. Правда, не совсем по прямой: ноги ещё не очень хорошо держали, ну и кошечки мои тоже тяжёленькие. Вслед раздался задумчивый голос Лореса:

— Па-а-а-ап, может, нам тоже завести кого-нибудь? В смысле, собачек каких?

Я фыркнула в пушистый мех, тихо рассмеялась, но не обернулась. Ничего, потерпят, между прочим, Морвейнам я уделяю гораздо больше времени, чем моим девочкам. А в будуаре ждал приятный сюрприз: ковра не было, и вместо него у камина лежала самая настоящая шкура с густым пушистым мехом, белым, с необычным серебристым отливом. И большая такая, я впечатлилась размерами зверя, которому она принадлежала. Лорес не забыл, значит. Интересно, когда успел заказать? Или просто Хлою попросил заняться? Я отпустила кошек, и они тут же обновили шкурку, разлёгшись на ней. Сильва, кажется, перепутала мех со своим и принялась вылизывать, и я захихикала, наблюдая за кошкой. Выглядела киса забавно, с очень сосредоточенным видом намывающая чужой мех. Так, ладно, меня обещали кормить ужином — это прекрасная новость! Организму срочно требовалось восполнить силы. Во что переодеться, долго не думала: выбор остановила на шёлковом домашнем платье с длинными свободными рукавами, застёжкой спереди и довольно-таки глубоким вырезом. Под него… ну в конце концов, я же дома, да? И в перспективе собираюсь ванну вообще-то принимать, и своё господа лорды получили сегодня сполна. Так что буду ходить, в чём хочу. Ну или… без чего хочу. Так что, корсет занимает своё место на полке, чулки… а, тоже сниму, всё равно под платьем ничего особо не видно. Вот, ещё волосы — надо дать отдохнуть от шпилек. Всё, теперь можно идти.

Морвейны ждали в столовой и встретили одобрительными взглядами — интересно, догадываются, что кроме платья на мне ничего нет? Да даже если и так, вряд ли это послужит сигналом к решительным действиям. Хлоя сообщила, что приглашения принесли, я подавила вздох при этом известии: пятьдесят штук подписей, кошмар. Отдав должное умению господина Дорберта, мы переместились на второй этаж. Эрсанн занялся текущими домашними делами с Хлоей, Лора я засадила за составление указаний насчёт ужина к приёму, а сама занялась подписями. Младший лорд, конечно, попытался коварно подловить меня и выпросить взамен меню что-нибудь вроде недавнего сюрприза, но узрел перед своей физиономией мой указательный палец.

— Тебя это тоже касается, так что будь добр, прими участие в подготовке, — категорично заявила я, для пущей убедительности грозно нахмурившись. — Не такое уж сложное дело, между прочим.

— Набралась от папы дурных привычек, — проворчал Лорес, демонстративно состроив обиженное лицо. — Командуешь почти как он.

Я несильно пихнула его в бок, усмехнувшись в ответ.

— Не строй из себя маленького обиженного мальчика, тебе не идёт, — ехидно отозвалась и направилась к письменному столу — мы переместились в мой будуар, он как раз напротив кабинета Эрсанна. — Быстрее закончишь, быстрее освободишься.

Дойти не успела: кто-то слишком шустрый догнал в два шага, схватил в охапку и прижал к себе. Я только тихо пискнула от неожиданности, подавившись вдохом.

— Осторожнее, милая, — мягко прожурчал он на ухо и одарил лёгким поцелуем. — А то напомню, кто тут главный.

Неслышно вздохнула, прислонилась затылком к плечу Лореса и послушно отозвалась:

— Ты, конечно. Но сваливать на меня то, с чем сам можешь прекрасно справиться, не позволю, — добавила с тихим смехом.

Закончилось всё тем, что мы устроились на широкой кушетке, я забралась с ногами и прихватила книгу, подложить под приглашения — чернильница стояла рядом на столике. Лорес сидел напротив, тоже с книгой, и сочинял меню на предстоящий приём. Сола нагло забралась к нам, повертелась и улеглась на коленях Лора, совершенно проигнорировав, что ему не слишком удобно писать. Сильва свернулась клубочком рядышком со мной, благо кушетка широкая, места всем хватило. Лорес рассеянно погладил рыжую за ухом, и я на мгновение отвлеклась, залюбовавшись его сосредоточенным лицом. Картинка, конечно, умилительная, лорд главный следователь Арнедилии в полурасстёгнутой рубашке, домашних штанах и с кошкой на коленях. Подпёрла подбородок ладонью, поставив локоть на ручку, и задумчиво улыбнулась, скользя взглядом по таким родным чертам. Лор отвлёкся, вопросительно посмотрел на меня.

— Ян? Что-то не так?

— Всё так, — тихо ответила я и добавила. — Просто смотрю. Мешаю?

На его губах появилась ответная улыбка, в глазах засеребрились знакомые звёздочки.

— Нет, — так же тихо ответил он, и не отрывая от меня взгляда щёлкнул пальцами.

В камине с негромким треском занялись дрова, и в комнате прибавилось уюта — мне нравился живой огонь. Только окно надо приоткрыть, чтобы не слишком душно было. Я отложила книгу с приглашением, перо, и аккуратно вытащила из-под Сильвы юбку. Подошла к окну, распахнула створки и вдохнула свежий вечерний воздух, наполненный ароматами цветов из сада. Красота… Потом вернулась на кушетку и снова занялась приглашениями. В общем, ничего сложного — только вписать имена, по возможности аккуратно. Вертя в пальцах перо, задумалась на тему местного аналога перьевой ручки. Может, если объяснить, тоже приживётся нововведение? Ведь ничего сложного, в прошлой жизни у меня такая была, вместо шариковой. Уж нарисовать элементарный поршень моих гуманитарных мозгов хватит, а остальное пусть соображают местные кулибины. Моё дело идею подать, как с печатной машинкой.

Вскоре к нам присоединился Эрсанн — зашёл, окинул нашу компанию невозмутимым взглядом и уселся рядом со мной прямо на пол. Чернильница сразу повисла рядом в воздухе, как и стопка чистых приглашений, и работать стало удобнее. На моих губах появилась улыбка, рука сама потянулась к слегка растрёпанным тёмным прядям, и пальцы зарылись в них, легонько поглаживая, массируя. Эрсанн длинно вздохнул, чуть откинул голову, и меня облило тёплой волной нежности к моему лорду. Заметила в его руках знакомую книгу по истории магии и тут же проснулось любопытство.

— А можно потом тоже почитать? — спросила, на время отложив приглашения.

— Конечно, но не скучновато ли будет? — благодушно отозвался Эрсанн и добавил. — Ох, теперь понимаю твоих кошек, Яночка… М-м-м, хорошо-о-о…

От Лореса донеслось тихое хмыканье, и моя улыбка стала шире. Такая уютная, домашняя атмосфера, уже ставшая привычной. Подумать только, всего несколько недель назад я и мечтать не смела о таком. Как круто повернулась жизнь за последние дни.

— Завтра вечером Рисальд придёт, — произнёс Эрсанн, открыв книгу. — Проверка, кстати, пока ничего не выявила.

— Следовало ожидать, — Лорес пожал плечами. — Вряд ли у заговорщиков хватило смелости запустить кого-то в наш департамент. Знают, что их в два счёта тут выловили бы. Не рискуют.

— Завтра с утра я к королю, — Эрсанн снова вздохнул. — Посвящать в наши планы. Надеюсь, возражений не последует.

Снова воцарилась умиротворяющая тишина, нарушаемая только потрескиванием пламени в камине. Мысли рассеянно крутились вокруг фрейлин, пока я, сверяясь со списком, писала приглашения. Как бы так вывести обеих на чистую воду? С Соланой подружиться уже не получится, даже для вида — девица твёрдо нацелилась на моего будущего мужа, и мне это категорически не нравилось. Алора? Та попроще вроде, да и помогли они мне тогда, в парке. До Охоты пять дней, стоило бы до этого зацепить как-то леди Рахлард. Ну, точнее, подсунуть ей ложного Эрсанна, и может даже, с какими-нибудь знаками внимания… И братец её, к нему тоже надо подход найти. Всё бы хорошо, да вот только с метками оставались непонятки. Разве что, Эрсанн что-то вычитает в книге, относящееся к северной запретной магии.

— Эрсанн, а что с теми артефактами? Выяснили, откуда они? — спросила я задумчиво.

— Пока нет, но сдаётся, следы могут вести как раз на север, — так же задумчиво ответил старший лорд. — Набор составляющих наводит на подобные мысли. Сейчас отдел артефактов разбирается с ними. И уже отправлено предупреждение на границу с севером, чтобы тщательнее патрулировали. Ладно, если один-два, но тут целая партия. Нехорошо.

Наш разговор прервался негромким стуком в дверь.

— Входи, Хлоя, — ответил Лорес, даже не обернувшись.

Экономка вошла, как всегда, с довольной улыбкой.

— Для госпожи Яны просили передать, — она держала в руках маленький круглый поднос с коробочкой на нём. — От леди Шайген.

Мои брови взлетели вверх в удивлении, лорды разом посмотрели на Хлою.

— Э-э-э… от кого? — переспросила я озадаченно.

— От леди Шайген, — терпеливо повторила Хлоя, остановившись рядом с кушеткой.

— Как интерес-с-сно, — протянул Эрсанн. — Ну, открывай, Ян.

Я взяла коробочку и — сложенный листок, запечатанный маленькой печатью. Даже так, ещё и послание? Уинна что-то подозрительно благосклонна ко мне. Неужели только потому, что я похожа на неё и напомнила ей самой трудные годы молодости в новом, незнакомом мире? Вскрыла письмо и пробежала глазами несколько строчек, написанных быстрым, летящим почерком. «Мой маленький подарок тебе, Яна. Амулет настроен только на тебя и работать будет только на тебе, для остальных это останется всего лишь красивым украшением. Прими вместе с ним разок ванну, чтобы закрепить настройку, и носи с удовольствием. Помни только, что во всём полагаться на магию не стоит. Уинна». Конечно, я тут же полезла в коробочку, удовлетворить любопытство. Ох тыыы… На белом бархате мягко переливалась в неярком свете лампы крупная жемчужина с радужными разводами, необычного сине-зелёного цвета, на золотой цепочке. Я осторожно вынула украшение, разглядывая, и протянула письмо Эрсанну — он сидел ближе.

— Подарок от леди, — откашлявшись, пояснила я. — Артефакт.

— Да уж чувствую, — хмыкнул старший Морвейн. — Только магия в нём не наша, нездешняя вообще. Спасибо, Хлоя, — он кивнул экономке, она присела в реверансе и вышла из будуара. — Что у него за свойства, знаешь? — листок по воздуху поплыл к Лоресу.

— Ну, — я заколебалась — не отнимут ли, узнав, что именно может эта жемчужина?! Соваться, куда не следует и шпионить за всеми, интересующими нас лицами я не собираюсь, но мои лорды же такие параноики временами… Жалко, что только на меня настроен. Очень бы пригодилась вещичка и Лору, и Эрсанну. — В общем, как сказала леди Уинна, он скрывает ауру. Тот, кто его носит, становится невидимым для магов. Любой категории.

Конечно, на меня тут же уставились две пары прищуренных глаз.

— И не надо так смотреть, не собираюсь в шпионку играть! — тут же возмутилась я. — Но вещичка полезная, — не удержалась и подразнила Морвейнов. — Особенно на всяких приёмах и встречах.

— Яна! — хором воскликнули мои светлости и с таким явным предупреждением, что я весело расхохоталась, откинувшись на спинку.

— Всё, всё, молчу! — отсмеявшись, подняла руки. — Успокойтесь, я правда не собираюсь рисковать без надобности.

— Вот и не надо, — проворчал Лорес, погладив мою лодыжку — я нагло спихнула с его колен Солу и устроила там свои ножки.

Киса одарила недовольным взглядом и пристроилась рядом с Сильвой, тоже свернувшись клубочком. Нет, ну а что, вообще-то я её хозяйка, а Лорес — мой! Ну, жених, в смысле. И любимый. Эм-м-м, хорошо, хозяин тоже. Мда, собственнические замашки заразны, похоже.

— Смотрю, прониклась к тебе леди Шайген, — со смешком произнёс Эрсанн, отложив книгу и повернувшись ко мне.

— Сам предлагал подружиться с ней, — я невозмутимо пожала плечами. — Может, всё-таки вместе эти приглашения добьём? Я в ванну хочу, — просительно посмотрела сначала на Лореса, потом на Эрсанна.

— Давай, — старший лорд кивнул и забрал половину заготовок. — Я тоже не прочь составить тебе компанию в ванной, — и взгляд такой, хитрый-хитрый!

Да ну тебя, маньяк озабоченный! Щёки потеплели от откровенного намёка, а на губах появилась неизменная улыбка. Сразу вспомнились вопросы касательно ненасытности некоторых и моей выносливости в последние дни, и хотя всё ещё смущалась разговоров на тему секса, любопытство пересилило. Я собралась с духом, положила перед собой следующее приглашение и таки спросила, ни на кого не глядя:

— Я вот поинтересоваться хотела… — запнулась, щекам стало жарче, да и всему лицу тоже. — М-м-м, насчёт… нашей личной жизни.

— Да, Яночка? — вот зачем говорить таким мурлыкающим голосом, Эрсанн?!

— Вы всегда такими… темпераментными были? — спросила обтекаемо, от смущения стало жарко уже всему телу.

— Хочешь сказать, так часто сексом занимались? — уточнил весело Лорес, и я чуть не пнула его.

Блин, вот зараза бесстыжая! Видит же, что стесняюсь темы! Нахал.

— Угу, — кивнула, склонившись совсем низко над приглашением.

— Видишь ли, милая, — Эрсанн поднялся одним гибким движением, аккуратно сел рядом, чтобы не потревожить спящих кошек, и вынул из моих пальцев перо. Потом обнял, подтянул к себе, и одна его рука легла на грудь. Сквозь тонкий шёлк очень хорошо чувствовалось тепло его ладони, но прикосновение не возбуждало, не волновало, а отзывалось внутри мягкой нежностью. Я откинулась на Эрсанна, сползла чуть пониже. Лор придвинулся, теперь он осторожно разминал мои стопы, и от этого во всех смыслах приятного действа я жмурилась и млела не хуже моих кисок, когда их чесали за ушком. — Так вот, про секс и темперамент. На последний очень влияет магия, и чем выше категория, тем больше потребности. Не знаю, с чем это связано, но факт доказанный. Помнишь, что я говорил про Эрфрода? — усмехнулся Эрсанн, и я кивнула. — У него восьмая, а у супруги всего пятая. Любвеобильность мужа её не очень радует, потому что у женщин в этом смысле всё немного по-другому, не настолько зависит от категории, как у мужчин. У Геленара тоже полно любовниц во дворце, и умная Алрея закрывает на это глаза, поскольку их брак политический в большей степени, чем по симпатии. До тех пор, пока любовницы не пытаются перейти границ только лишь постельных игрушек. Умные леди, которые это понимают, сохраняют благосклонность короля довольно долго. Те, кто пытается получить какую-то выгоду сверх его подарков и драгоценностей, быстро становятся для него неинтересными.

Какие подробности, однако. Только вот, выдержу ли я?.. Это сейчас пока нормально, трёхлетнее воздержание и всё такое. А потом? Ведь в прошлой жизни мне вполне хватало двух-трёх раз в неделю! Тоже придётся закрывать глаза на любовниц?! Я заволновалась, мысль не понравилась вообще.

— Яночка, ну что тебя тревожит, милая? — мягко спросил Эрсанн, и его ладонь медленно скользнула в низкий вырез, обхватив полушарие.

И снова, от прикосновения не проснулась страсть, это не была попытка пристать ко мне с непристойными намерениями. Каким-то образом я научилась различать просто нежную ласку, без всякого подтекста, и те самые прикосновения, от которых кровь превращалась в огненную лаву. Ладно, придётся признаваться, не отстанут же. А мучиться в одиночку от всяких раздумий тоже мало удовольствия. Я глубоко вздохнула, чуть повернула голову, и мои пальцы легли на предплечье Эрсанна. Его губы коснулись моего лба, Лорес же молча поднял мою ногу и нежно поцеловал пальцы, не сводя внимательного взгляда. Ох.

— Я… я боюсь, что не подойду вам, по потребностям, — пробормотала, отчаянно покраснев и едва справившись с могучим желанием зажмуриться.

— И почему же, позволь узнать? — голос Эрсанна остался таким же мягким, но… отчего-то поняла, что сказанула что-то не то.

Так, стоп. И с каких пор господа лорды знают про меня больше, чем я сама?!

Глава 13

Но Морвейны ждали ответа, и пришлось продолжить.

— Потому что раньше я не была такой… — запнулась, подбирая слово, и за меня закончил Эрсанн.

— Страстной, хочешь сказать? — его ладонь тихонько погладила, старший лорд прижал меня к себе чуть крепче.

— Д-да, — запнувшись, согласилась и поспешно добавила. — Просто, ну, я думала, что у меня три года не было никого, поэтому и…

— Так охотно откликалась на наши, м-м-м, провокации? — подхватил Лорес и ухмыльнулся, весело подмигнув.

— Яна, Яночка, ты такой и была, милая, — возразил Эрсанн, продолжая поглаживать мою грудь, и столько нежности звучало в его голосе, что все сомнения и тревоги начали потихоньку рассасываться, таять, как утренний туман под лучами солнца. — Твоя чувственность проснулась, только и всего, и никуда она уже не денется, — старший Морвейн убрал руку и заправил упавший мне на лицо локон за ухо. — И потом, неужели думаешь, мы настолько не контролируем себя, что не в состоянии почувствовать, совпадают ли наши желания с желаниями любимой женщины? — от последних слов сердце сладко замерло, на мгновение провалилось в желудок, а потом мячиком подскочило к горлу. Чёрт, как же приятно слышать! — Не переживай, уж пару-тройку дней дать тебе отдохнуть мы в состоянии, — чуть понизив голос, продолжил Эрсанн и провёл тыльной стороной ладони по щеке. — Но не больше, — пальцы скользнули по шее, чуть отвели край платья и нежно огладили собравшийся в тугой шарик сосок. — Ян, перестань сомневаться в себе, пожалуйста, — настойчиво попросил Эрсанн. — И в нас тоже, хорошо? Эмоции, знаешь ли, тоже играют свою роль в сексе, и если у мага нет привязанности к одной женщине, то да, он ищет развлечений на стороне, неважно, есть ли законная супруга или нет. А если есть кто-то, с кем хочется просыпаться утром, то других и не нужно. И потребности женщины подстраиваются под того, кто с ней рядом, — ох, а вот теперь в его словах совершенно отчётливо прозвучали те самые особые нотки, на которые тело моментально откликалось, как хорошо настроенный инструмент. — И зря грешишь на себя, Яночка, что ты сдержанной раньше была, ты просто себя плохо знаешь. Ну или те мужчины, которых ты имела глупость допускать до себя, не утруждались особо, — горячая ладонь скользнула ниже, по животу, и я слегка выгнулась навстречу, прикрыв глаза и длинно вздохнув от удовольствия. — Всё, больше вопросов нет, милая?

— Нет, — кротко отозвалась я, действительно успокоенная словами Эрсанна.

Старший Морвейн одарил лёгким, нежным поцелуем в губы и весело заявил:

— Тогда завтра допишешь приглашения, а сейчас — ванна. Ты же хотела, да?

Ванная комната в спальне Эрсанна, конечно, по размерам отличалась от моей, в лучшую сторону. Она больше походила на бассейн, в котором легко умещались двое, а при желании и трое, правда, в последнем случае становилось тесновато. Но ради совместного принятия водных процедур я согласна потерпеть. Вообще, после разговора в душе поселилась лёгкость, и настрой резко свернул на игривый, захотелось подурачиться и на время отставить серьёзные мысли. Пока набиралась вода, я сбегала на кухню — что поделать, не привыкла ещё, что можно Хлою вызвать, — и поживилась вкусненьким, набрав на поднос фруктовых пирожных, слоёных трубочек с воздушным кремом и бисквита, пропитанного чем-то алкогольным и тоже вкусным. А когда вернулась, обнаружила, что или мои мысли самым наглым образом подслушали, или просто догадались: в нашей спальне на столике стояла бутылка с жидкостью непривычного ярко-зелёного цвета. Из ванной доносился шум наливающейся воды, Эрсанн как раз снимал рубашку, а Лор уже штаны. Ум-м-м. Люблю домашний стриптиз в исполнении моих лордов! И глаза разбегаются, не знаешь, на кого первого смотреть. И всё моё, мур, сама себе завидую!

— А что это такое? — полюбопытствовала, кивнув на бутылку.

— Ликёр, вкусный очень, из нашего поместья, — пояснил Эрсанн, аккуратно повесив рубашку на спинку стула. — Вижу, угадал, — усмехнулся он, кивнув на мой поднос.

Ну, не удивлена, если честно. Уже почти привыкла, что некоторые вещи даже не приходится озвучивать. Вот они, маленькие прелести жизни с магами. Кисы тоже пришли из будуара, решив, что им одним там скучно, и разлеглись на кровати, наблюдая за нами. Я дошла до ванной, в которой уже вкусно пахло знакомым ароматом можжевельника и апельсина, и ещё добавились едва уловимые фруктовые нотки. Ох, необычно, но приятно. И вообще, я, наверное, тоже в какой-то мере фетишистка, но пахнуть так, как твой любимый мужчина… В этом что-то есть, такое, очень интимное и нежное. Поставив поднос на край бассейна, уже почти полного, я вернулась в будуар и захватила подарок леди Шайген. Надо же до конца настроить, а уж как использовать, придумаю. В спальне застала занятную картину: обнажённый Эрсанн, сидя на краю кровати, осторожно вскрывал запечатанное воском горлышко бутылки, Лорес, в точно таком же виде, радуя меня зрелищем аппетитной, подтянутой пятой точки, валялся на кровати на животе и играл с рыжей. Рыжая, судя по прижмуренным глазам, была счастлива. И я её понимаю, да! Сильва взирала на возню с таким явным снисхождением на морде, что я чуть не рассмеялась в голос. Эх, хулиганить, так хулиганить. Я с невозмутимым видом направилась к ванной, на ходу расстёгивая платье, и позволила ему соскользнуть с плеч у самого порога, когда уже открыла дверь. Потом оглянулась, наткнулась на два пристальных, внимательных взгляда, и по спине промчался табун мурашек.

— Там уже всё набралось, — как можно невозмутимее произнесла я и поспешно юркнула внутрь.

Какой-то нездоровый блеск появился в глазах Морвейнов… Не, подурачиться, поиграться — согласна, что-то большее — м-м-м, хватит с них на сегодня. Сами же сказали, чувствуют меня и мои желания. Зажмурившись от удовольствия, я опустилась в горячую, ароматную воду, на несколько минут оставшись одна с блаженством, пока не появились мои лорды. В ванной сразу стало тесновато, зато весело: конечно, я не дала спокойно наслаждаться водными процедурами. Говорила же, настроение шаловливое напало. Как же повезло, что Эрсанн и Лорес — не чопорные, зажатые со всех сторон приличиями и этикетом! Мы славно повеселились, расплескав воду по всему полу — хорошо, он каменный, и хорошо, что один щелчок пальцами, и всё сухо. Когда запал брызгаться и плескаться иссяк, и от смеха и щекотки уже болел живот, я расслабленно устроилась между ног Эрсанна, удобно откинувшись ему на грудь, а конечности сложила на Лореса — он расположился напротив. Благодаря той же магии, вода в ванной не остыла, сохранила приятную температуру — валяйся, сколько хочешь.

— Кто бы мог подумать, когда ты только появилась, что в тебе столько эмоций и жизни, Ян, — задумчиво произнёс Эрсанн, протянув мне наполненный ликёром бокал. — Такая зажатая была, скованная, тихая.

Щекам стало тепло, едва вспомнила своё поведение здесь в роли экономки. Ну… да, я тяжело иду на контакт, согласна, особенно с незнакомыми людьми.

— Так проще, — тихо ответила я, отпив глоток. — Защитный рефлекс, если хочешь.

— И неуверенность в себе, — добавил Лорес, переместившись ближе.

Его ладонь под водой скользнула вдоль моей ноги, рука обвилась вокруг талии. Младший лорд взял с подноса пирожное и поднёс к моим губам.

— Ну вы же знаете, как так вышло, — я с удовольствием закусила фруктовой корзиночкой. — И вообще, не хочу о прошлом, — решительно пресекла я углубление в тему. — Впереди новая жизнь. Лор, а вот скажи, тот артефакт, который тебе подсунул мальчишка Нолейв, чисто теоретически, где может быть сделан, раз он такой опасный?

Лорес подпёр голову ладонью, поставив локоть на бортик, и посмотрел на меня с лёгкой улыбкой.

— Вообще, артефакт такого уровня могут сделать всего несколько человек в Мангерне, и их уже проверили, — он осторожно убрал влажную прядь с моего лица. — Никто из них не причастен, они прекрасно понимают, что им грозит за подобную игрушку.

— Понятно, — я слегка нахмурилась, ещё приложилась к ликёру — приятный вкус, освежающий, кажется, мята с чем-то, похожим на киви. — Ладно, хорошо. Эрсанн, а что, если подтолкнуть Солану к решительным действиям? — я чуть сместилась так, чтобы видеть и старшего Морвейна. — Ну, до Охоты? И Алору тоже?

— И как? — Эрсанн поднял брови, с интересом посмотрев на меня.

Я воодушевилась, фантазия заработала, ну а то, что мои идеи ещё и слушать готовы, придавало смелости озвучить их. В три глотка осушила бокал, заела ещё пирожным и развернулась совсем, нахально усевшись верхом на Эрсанна, лицом к обоим лордам. Двусмысленность собственной позы ничуть не смущала, как и то, что вода едва прикрывала грудь. Чем дальше, тем больше начинаю находить удовольствие в тех взглядах, что ловила на себе, и, по-моему, Морвейнам неважно, есть на мне что-то или нет. У них отличная память, и даже одежда не мешает им представлять, что скрывает платье.

— Ты завтра во дворец идёшь к Рисальду, попроси его людей подстроить Солане провокацию, чтобы она пришла в департамент, — предложила я невозмутимо. — Подсунем ей Рика в твоей личине и подготовим почву для Охоты. Как такой план?

Лорес тихо рассмеялся, его палец скользнул по щеке.

— Интриганка, — с нежностью произнёс он. — Может, завтра всё-таки обсудим, на работе?

— Эрсанн же утром уже уходит к королю, — возразила я.

— А не хочу о делах разговаривать, — выдал вдруг старший, решительно сгрёб меня в охапку и подтянул ближе к себе, уложив на грудь. — Вот вернусь завтра и всё обсудим, — он легко чмокнул меня в кончик носа. — Давай лучше поговорим о приятном. Например, о предстоящем приёме, — он улыбнулся. — Готова почувствовать себя хозяйкой, а не служанкой?

— Нет, — пробормотала я, моментально стушевавшись и спрятав лицо у него на плече. — Но это ведь ничего не меняет, да? Придётся…

— Ничего сложного, милая, — ладонь Лореса провела по спине, и я чуть прогнулась под этой мимолётной лаской. — Всего лишь встретить гостей, организовать развлечения на вечер, ну ужин, конечно, торжественная часть. Тебе полагается улыбаться, принимать поздравления и быть счастливой, — его губы коснулись слегка выступающих позвонков чуть ниже шеи. — Справишься же, да, Яночка?

Ну… попробую. По крайней мере, среди гостей нет активно неприятных мне персон, кроме, пожалуй, леди Грифлис. Кстати, о птичках.

— Эрсанн, а если за Аллалию снова попросят? — осторожно поинтересовалась я, вспомнив предыдущий приём.

— Не думаю, что леди Ульвен горит желанием попасть на приём, хозяйкой которого она видела в мечтах себя, — со смешком отозвался Эрсанн. — Так что, не попросят, Ян, не переживай.

А мне пришла в голову очередная идея.

— Можно Уитфиннов пригласить тогда ещё? — задумчиво спросила я, до конца пока не понимая, зачем это делаю.

— Ну, если хочешь, — ответил мой лорд со столь явным удивлением в голосе, что я приподнялась и поймала его озадаченный взгляд. — Поделишься, зачем?

— Пока сама не знаю, — призналась и поудобнее устроилась в его руках. — Просто леди так явно выказала свой интерес, что меня любопытство заело, по какому поводу. Вряд ли только потому, что обо мне ходят всякие слухи в обществе, — усмехнулась, рассеянно выписывая пальцами узоры на груди Эрсанна.

— Ладно, пригласим, — согласился Эрсанн. — Не забыла, ещё мои родители приезжают?

Я невольно поёжилась. Забудешь тут, как же.

— Н-нет, не забыла, — хотя и постаралась сказать непринуждённо, голос всё равно дрогнул. — Надолго они?..

— Не переживай, всего на несколько дней, — успокоил старший Морвейн. — Папа надолго не может, у него тоже своих дел хватает.

— Ты им понравишься, — уверенно заявил Лорес, продолжая поглаживать мою спину. — Хотя бабуля может и ляпнуть что-нибудь не к месту, — ехидно добавил он.

— Хватит пугать, — ворчливо перебил Эрсанн. — Ян, ещё один момент. Церемонию скромной сделать не получится.

Признаться, я не сразу сообразила, о чём он. А когда поняла… Ну, слегка заволновалась. Пошевелилась, выпрямилась, не глядя ни на одного, ни на второго, внимательно уставилась на свои ногти.

— И… и когда эта самая церемония? — как-то совсем неуверенно получилось.

Эрсанн ухватил за подбородок, повернул к себе и заставил посмотреть в глаза.

— Через месяц, — негромко заявил он, и что-то было в его тоне такое, что возражать не хотелось.

— Х-хорошо, — пискнула я послушно, заволновавшись ещё больше.

Чёрт, месяц — это же так немного! Видимо, Эрсанн уловил мои эмоции, потому что длинно вздохнул, снова прижал к себе и сказал:

— Вот ты любишь найти повод понервничать, Ян, смешная такая. Лучше приступай с завтрашнего дня к изучению наших домашних хроник, там всё подробно описывается.

Я прикрыла глаза и постаралась расслабиться. Надо бросать уже прошлые дурные привычки, он прав. Лорес молча взял мою руку, легонько сжал пальцы, а я мысленно решилась произнести свою будущую фамилию. Леди Яна Морвейн. Ой. Непривычно ужасно и волнительно, и… и мне нравится, как звучит! Расплылась в улыбке, обняла Эрсанна за пояс, прижавшись щекой к его груди и слушая ровный стук сердца. Всё будет хорошо, и с приёмом, и с родителями, и с церемонией. Я уже чувствую себя в этом мире, как будто не месяц живу, а дольше, и мне здесь нравится, несмотря ни на что.

— А ещё, через три дня мы едем за город, — мягко произнёс Лорес, погладив мои пальцы, и вот это обрадовало гораздо больше.

Уже хочу!

— Кошек возьмём, — непреклонно заявила я и неожиданно зевнула.

— Возьмём, конечно, — покладисто ответил Эрсанн. — И лошадь тебе завтра в обед купим, будешь сама теперь ездить. По городу уже вполне готова. Всё, вылезаем, а то жабры отрастут, и тебе сегодня надо выспаться и отдохнуть, Яна. День сложный для тебя всё же.

Дальше… дальше был нежный, расслабляющий массаж в четыре руки, меня намазали маслом с тонким ароматом фруктов и какой-то экзотической южной пряности, и я разомлела окончательно. Тело превратилось в желе, даже пальцами шевелить было лень, и сознание медленно, но верно погружалось в дрёму, плавно переходящую в крепкий сон. Как меня укладывали под одеяло, уже не помню.

Как утром уходил Эрсанн, честно, не почувствовала — встал он раньше и собрался тихо. Только, кажется, поцелуй его помню, мягкий и ласковый. А разбудил Лорес, точно так же. Привычные утренние процедуры, гардеробная и завтрак — мой распорядок уже стал почти привычным. Не терпелось отправиться в департамент, наводить порядок среди бумаг и обдумывать дальнейшие шаги по раскрытию дела. Работать мне нравилось больше, чем играть в светскую даму, будем откровенны. И надеюсь, до Охоты меня никуда больше не пригласят — вроде получилось у леди Грифлис показать всем, что я не забитая серая мышка и выскочка. За завтраком Лор дал Хлое указания насчёт готовых приглашений, попросил к завтрашнему дню примерную смету вечера предоставить и ещё… отдал ей послание для редакции газеты Мангерна. Объявление о предстоящем приёме и в честь чего он устраивается — для колонки светских новостей. Уф. А вот теперь точно моё положение невесты из слухов превратится в факт. Ну и отлично, всякие соланы и аллалии могут закатать губу и прикрыть ротики — Морвейны им не достанутся, сколько бы ни угрожали и как бы ни пытались интриговать против меня. Ну а Солане крылышки подрежем, больно смелая девица, и наглая.

Потом мы поехали в департамент, и я с воодушевлением принялась наводить порядок на столе. Видимо, новость о том, кто я Морвейнам, уже дошла до всех работников, и заигрывать со мной больше никто не пытался, как и выказать неуважение. Тот самый лорд Ильфори, из-за которого Лор, хм, слегка вышел из себя, пару раз появлялся в приёмной, но за рамки приличий не выходил, глазки не строил, нескромных предложений не делал. И ничем не показал, что наша первая встреча прошла как-то по-особому. Пока возилась с бумагами и составляла для Лореса сводный отчёт по какому-то мелкому делу о воровстве с применением низких уровней магии, всё поглядывала на часы — не терпелось Эрсанна увидеть и услышать, что решил король по поводу наших безумных идей с провокациями. Время неспешно шло, занятое делами…

Старший Морвейн вернулся часам к двенадцати, и по его невозмутимому лицу ничего понять невозможно, удачно или нет сходил к его величеству.

— Госпожа Яна, позовите Лореса, — бросил Эрсанн на ходу. — Леди и лорд Солерн сейчас подойдут.

О, совещание! Да, да! А то любопытство во мне уже дырку прогрызло. Тем не менее, я кивнула с таким же невозмутимым видом, приняла у заглянувшего чуть ранее лорда какое-то прошение на подпись и спокойно подошла к кабинету Лореса — он как раз один сейчас был. Заглянула, улыбнулась:

— Эрсанн вернулся, к себе зовёт. Эрис и Рикар подойдут.

Младший лорд тут же отложил бумагу, которую изучал, поднялся и приблизился ко мне.

— Отлично, — я посторонилась, пропуская.

Ладонь Лора легла на мою талию, так по-хозяйски, привычно, и меня окатило тёплой волной, а улыбка стала шире. Мы подошли к противоположной двери, и в приёмную вошли леди Солерн с братом.

— Привет, Ян, — Эрис быстро кивнула мне, Рикар же тепло улыбнулся, и я поспешно протянула ладонь.

Придётся привыкать, что теперь мне будут целовать руку, как и полагается знатной даме. А если не подам кому, это вообще-то будет крайне невежливо и даже грубо. Мы зашли к Эрсанну, увидев, как он нетерпеливо расхаживает по кабинету, я поняла — новости нас ждут интересные. Мы расселись у стола и выжидающе уставились на министра магии.

— Так, ну начну с главного, — Эрсанн занял место во главе. — Король согласен с нашим планом, Эрфрода по-тихому возьмут люди Рисальда в Малом дворце, — он откинулся на спинку и удовлетворённо улыбнулся. — Так, чтобы до широкой общественности не дошло, но Илеро будет знать. Для остальных брат короля приболел и не сможет принять участие в Охоте.

— Отлично, — Эрис широко улыбнулась в ответ и потёрла ладони. — Прекрасный ход.

— Дальше, Лор, Яна, мысль насчёт проверки документов фрейлин очень своевременная, хотя обычно у тех, за кого просят королевские родственники, их не смотрят, — продолжил Эрсанн. — От Королевской канцелярии придёт ответ, или сегодня к концу дня или завтра утром. Если тут замешаны Илеро и Эрфрод, подделать бумаги они в состоянии, чтобы скрыть настоящий возраст девушек. Родители Соланы уехали на юг, несколько месяцев назад, с ней только тётя. Рисальд обещал сделать так, чтобы у леди Рахлард появился повод до Охоты навестить наш департамент, — улыбка Эрсанна стала хищной, взгляд остановился на Рикаре. — Рик, иллюзию держи наготове и никуда не отлучайся в ближайшие дни. Как только леди появится в холле, бегом ко мне в кабинет, меняться будем.

— Да, милорд, — брат Эрис склонил голову.

— Брось, все свои, — старший Морвейн махнул рукой.

— Привычка, — Рикар улыбнулся.

— С братом Соланы сложнее, — мой лорд нахмурился, побарабанил пальцами по столу. — Как у нас с кадрами, Рик, Эрис? — он вопросительно посмотрел на них. — Надо бы и ему провокацию подстроить, с Яной. Раз он проявил к ней интерес, — снова усмешка, недобрая такая.

Даже мне не по себе стало.

— Подумаем, — кивнула Эрис. — Найдём кого-нибудь подходящего. Рисальд с Эрфродом побеседует?

— И я тоже, — подтвердил Эрсанн. — Думаю, завтра даже. Сдаётся мне, узнаем кое-что интересное от его высочества. Рисальд церемониться не будет.

— И правильно, — хмыкнул Лорес.

— Да, Яна, тебе от её высочества, — спохватился Эрсанн и протянул мне запечатанный конвертик. — Подозреваю, очередное приглашение, — он подмигнул.

Ох, ну не было печали, только я успокоилась. Ладно, и что там? Взяла послание, открыла. «Госпожа Яна, завтра я устраиваю небольшой вечер во дворце, для друзей, и хотела бы видеть вас на нём. Жду к семи часам. Принцесса Керис». О, как. Это серьёзнее, чем получасовая прогулка по парку. Ещё и вечером… Я молча отдала письмо Лоресу — он сидел ближе, — дождалась, пока оба лорда прочитают.

— Этого следовало ожидать, — невозмутимо ответил младший. — Керис любопытная.

— Кстати, что насчёт помощи от наследника и его невесты? — напомнила я.

— Ну, у нас с Геленаром только один вариант, если последуют какие-то решительные действия со стороны Киара к принцессе, дать ему повод думать, что они могут быть успешными, — Эрсанн помолчал. — И соответственно, если Солана проявит интерес к Бетиарну, точно то же самое.

— Вот дрянь, а, — искренне возмутилась я. — Если она — дочь Сигирин и действительно нацелилась на принца, чего к тебе лезет?!

— Принц — это политика, милая, — рука Лореса легла на спинку моего стула. — А папа — для души, — со смешком добавил он. — Так почти все дамы делают. Брак — ради интересов рода, любовник или любовники, для развлечения.

Мда. Ну в этом в Арнедилии недалеко ушли от моего мира, те же самые порядки. Другое дело, что здесь это не считалось чем-то очень уж неприличным и нарушающим моральные заповеди. Ну да, христианства ведь нет с его культом грешного женского тела и греховности наслаждения. Что меня очень даже устраивает.

— Ладно, Рик, останься, посмотрим на твою иллюзию, — Эрсанн встал. — Всё, ребята, работать.

Про посиделки у принцессы потом подробнее расспрошу. Ах да, ещё же Рисальд придёт в гости, значит, Морвейны с ним будут. Значит, у меня свободный вечер получается — вряд ли лорд Грифлис обрадуется моему присутствию в их чисто мужской компании, да я и не собираюсь напрашиваться. Найду, чем заняться, не заскучаю.

Идею перьевой ручки я таки донесла до Эрсанна, и это оказалось гораздо проще, чем с машинкой. Он пообещал отдать в отдел идей, и я возрадовалась, что скоро не придётся пачкать пальцы чернилами и ставить кляксы на документы. Вечер подкрался незаметно, и так же незаметно навалилась усталость за прошедшие насыщенные дни. Пожалуй, даже хорошо, что одна посижу сегодня, активное общение и с Морвейнами, и с высшим обществом всё же утомило, и достаточно сильно. Отдых за городом, на природе, где никого кроме нас не будет, очень кстати, перед Охотой-то. Где снова множество незнакомых людей, интриги и прочие неприятности…

За ужином мужественно старалась не клевать носом, однако сытная еда разморила совсем, и когда я поднялась к себе, оставив моих лордов и пришедшего Рисальда внизу, долго за книжкой просидеть не получилось. Про магию действительно оказалось скучновато, всё, что поняла — это что магия шаманов севера круто замешана на крови и всяких неприглядных ритуалах. На третьей главе меня срубило, и я уснула прямо на кушетке, в обнимку с кошками. Не проснулась даже, когда меня раздевали и в спальню перемещали, так вымоталась за последние дни. Зато выспалась на славу и утром даже сама проснулась, что для меня редкость.

Ну а открыв глаза, позволила себе немножко полюбоваться расслабленным лицом Лореса — сегодня я дрыхла на плече младшего лорда. Однако, стоило пошевелиться, как он сразу открыл глаза, и пришлось спешно выпутываться из рук Морвейнов. Сегодня только вечером у меня мероприятие, и не хотелось бы в очередной раз приходить позже, чем всегда, на работу. Конечно, меня попытались остановить, но я не далась, успешно вывернувшись.

— У тебя — совещание! — мой палец уткнулся в Лореса. — А у тебя, — посмотрела на Эрсанна, — общение с Эрфродом. Так что подъём и никаких шалостей!

Не то, чтобы я вредная, но… слишком баловать тоже не стоит. Привыкнут ещё. И да, не хотелось бы, чтобы на меня косо смотрели господа лорды, которые пришли к девяти на совещание, а начальство вваливается в приёмную с опозданием, да ещё и вместе со своей невестой. Понятно, что причина задержки Лореса всем сразу станет ясна. А… а я сгорю от смущения. Всё же моя личная жизнь — только моя, и не хочу, чтобы о ней судачили, тем более, на работе. Вот приду вечером от принцессы, тогда и будут развлечения. Не дожидаясь ответа от слегка недовольных Морвейнов, я поспешно юркнула в соседнюю комнату, приводить себя в порядок: отдохнувший организм охватила жажда деятельности. Интересно, когда люди Рисальда устроят Солане провокацию? И какой она будет? И кстати, предстоящий вечер. Книга книгой, но лучше расспрошу моих лордов, если они в курсе, конечно. Может, на такие вот посиделки только леди приглашаются, принцесса вроде же блюдёт себя, так сказать. Успею, не успею после работы заехать, переодеться? Нет, лучше успеть, снова устраивать из кабинета Эрсанна или Лора примерочную не хочу. Ну… Не, секс на рабочем месте это, конечно, круто, только потом воспоминания всякие лезут в голову, совсем не серьёзного содержания. А у нас тут расследование на новый виток вышло, так что нечего отвлекаться. Поэтому остановилась на нейтральном наряде, а для вечера у Керис подберу что-нибудь другое.

Оделась быстро и сама — мало ли, с Морвейнов станется вломиться в мой будуар, типа поиграть в горничных… Не вломились, к моему мимолётному удивлению. С причёской мудрить не стала и Хлою не дёргала, обойдясь своими силами, и из будуара вышла минут через двадцать. В спальне уже никого не было кроме моих кисок, которые и не думали вставать с кровати. Только проводили меня сонными взглядами и дальше задрыхли. Я поспешила в столовую.

По невозмутимым физиономиям Эрсанна и Лореса ничего нельзя было сказать насчёт их отношения к маленькому утреннему обломчику. М-м-м, ну вот так, мне, если честно, хватило кратких страстных встреч, и всё-таки, хотелось чего-то неспешного, томного, когда время не поджимает, и не приходится думать о том, а не услышат ли нас. Ничего, мальчики большие, переживут.

— Ты перед дворцом хочешь домой заехать? — скользнув по мне взглядом, уточнил Эрсанн, оторвавшись от изучения утренней газеты.

— Ну да, — я кивнула и занялась завтраком. — По-моему так проще будет. Кстати, о дворце, — отправила в рот кусок омлета, прожевала. — Что меня на этом вечере ждёт? Есть подводные камни? Кто там вообще будет?

— Помнишь, мы говорили о том, что её высочество время от времени устраивает подобные мероприятия? — Эрсанн отложил газету, я кивнула. — Так вот. Там точно будут фрейлины, несколько дам из высшего света — леди Грифлис наверняка, Аллалия, возможно, леди Шайген. Вообще, мужчины там появляются, только если собрание почтит своим присутствием его высочество Бетиарн.

— А он может? — я подняла брови.

— Запросто, — Эрсанн пожал плечами. — Это не закрытый вечер для избранных, Ян. Туда и король на огонёк может заглянуть.

Ой. Что-то мне уже как-то не слишком по себе.

— М… А мне обязательно одной туда ехать? — осторожно уточнила, ибо вдруг посетило могучее желание прихватить кого-нибудь из моих лордов в качестве гарантии от неприятных случайностей.

Всё же я ещё далеко не так уверенно чувствую себя среди дам высшего общества Мангерна, чтобы спокойно являться во дворец без сопровождения. Да ещё и вечером.

— На нас приглашений никто не выдавал, — со смешком отозвался Лор. — Что, снова страшно, Яночка? — его голос приобрёл подозрительные мурлыкающие интонации.

— Дворец — это не особняк леди Грифлис, — буркнула я, не поддержав его веселья. — Он большой, и там шастает куча народу, которые, кстати, уже в курсе, кто я такая и что значу для вас. Эрсанн, а можно в браслет встроить какое-нибудь распознавание против ядов или настоек? — очень своевременно вспомнила я недавнюю идею. — Думаю, дамочки уже поняли, что простенькими подставами меня не взять.

Старший Морвейн одарил странным взглядом, в котором промелькнуло что-то, очень похожее на смущение.

— Отличная мысль, — согласился он. — Сделаю, конечно. Браслет тогда захвати, позовёшь, как всё к концу будет подходить, встретим. Думаю, при Керис вряд ли кто-то позволит себе шалости, — Эрсанн наконец улыбнулся и протянул мне сложенную газету. — А вот это будет главной темой вечера.

Я взяла, уже догадываясь, что он хочет показать. Колонка светских новостей… «На следующей неделе, после Охоты, состоится вечер в честь помолвки лордов Морвейнов и госпожи Яны. Приглашения будут разосланы в ближайшее время. Наши поздравления». Казалось бы, две сухих строчки. Но, чёрт, это бомба, причём ядрёная, для большинства дам. Кто-то хотел оказаться на моём месте, как, например, Аллалия, кто-то просто в коллекцию заполучить, как любовника — та же Илинда на Эрсанна до сих пор слюной исходит, и обидой тоже. И да, у принцессы, чувствую, вопросами растерзают. Теперь ведь это уже не слухи, а на уровне официального объявления, так что можно не скрывать своего интереса.

— Ну, повеселю кумушек, — я улыбнулась в ответ, отдав обратно газету. — А ещё такой вопросик, если Аллалия, допустим, внаглую приедет к приёму, ну мало ли, мы обязаны будем принять её? Из-за родственников? — решила уточнить ещё один момент.

— Наш приём частный, так что имеем полное право не пустить, — снова произнёс Лорес. — Был бы обязательный, на который надо приглашать нужных людей, а не только наших друзей, то да, пришлось бы пригласить. А так, леди останется за порогом.

Вот и славно. Мы доели и отправились в департамент — в экипаже на сей раз. Лошадь меня уже ждала в конюшне, Эрсанн слово сдержал вчера, однако на работу всё-таки, по здравому размышлению, решили ездить так. Не все мои платья предназначены для езды верхом, пусть даже в дамском седле. На работе, как всегда, завертелось: совещание Лореса, желающие встретиться с Морвейнами, подписанные бумаги, не подписанные, прошения, заявления, отчёты… Потом Эрсанн вообще уехал во дворец, Лор нагрузил меня заданиями разобрать накопившиеся за неделю допросные листы по мелким делам, ну и всё в таком же духе. Я с удовольствием зарылась в свои бумажки, мысль о вечернем мероприятии дёргала, конечно, где-то внутри, но не так, чтобы вот прямо до трясущихся поджилок, как раньше. Эрсанн ещё утром, по пути на работу добавил в браслет магии, а мне — уверенности, что какую бы каверзу кто из милых воспитанных леди не планировал, вроде я всё продумала. По словам Эрсанна, во дворце тоже строгий запрет на магию высших уровней для всех, кроме членов королевской семьи. Ну и люди Рисальда не дремали, не сомневаюсь, в свите Керис есть его шпионки. Значит, всё путём будет.

После обеда вернулся старший Морвейн и снова собрал нас. Нахмуренные брови не внушали оптимизма, видимо, что-то удалось узнать у братца Геленара.

— Ну, что новенького? — нетерпеливо спросила Эрис, сев в свою любимую позу, верхом на стул.

— То, что бумаги леди Уитфинн подделаны, — выдал Эрсанн, засунув руки в карманы и присев на край стола.

— О, как, — отозвалась я, хотя новость не слишком удивила.

Я всё-таки на Солану грешила, признаться. Она как-то больше подходит на роль близняшки. Значит, Алору просто использовать собирались, как пешку. Только сомнения меня берут, что получится у неё принца заарканить. Вот Солана, да, у той зубки будь здоров.

— И? — Лор подался вперёд.

Эрсанн криво улыбнулся.

— Что и, Эрфрод покуролесил с мамой Алоры, когда та только появилась после замужества при дворе, — хмуро объяснил он. — Потому и метка в порядке, что настоящий папа не признал дочу.

— Обалде-е-еть, — протянула я, не ожидая такого поворота. — И что, муж стерпел?

— А куда ему деваться, молчать только, как-никак, принц крови, младший брат короля, — Эрсанн пожал плечами.

Рикар побарабанил пальцами по столу и тоже нахмурился.

— И что нам это даёт?

— Да ничего пока, разве что, число подозреваемых сократилось, — Эрсанн прищурился. — За Соланой надо пристальнее приглядывать, хотя её документы вроде настоящие.

— Илеро мог на этом поймать Эрфрода, — задумчиво произнесла я, мозг заработал, собирая факты в кучу и пытаясь сложить из них единую картину. — У младшего принца могли быть нужные ему связи, прижал его незаконной дочкой, ведь в теории, она тоже может претендовать на престол. Кстати, народ, а за королевскими бастардами как, приглядывают? Как Геленар на это всё смотрит?

— Вообще, очень строго смотрит, сама понимаешь, расширять количество членов Малого двора ему не с руки совсем, — Эрсанн склонил голову, одарив меня внимательным взглядом. — Если кто оплошает, в лучшем случае ребёнка ждёт ссылка. В худшем…

— Не надо, — быстро прервала его я. — Догадываюсь. Так, хорошо, ладно. Что с Алорой дальше будет?

— Пока ничего, — Эрсанн помолчал. — Пока останется при дворе, под присмотром. Думаю, Геленар ей найдёт кого-нибудь, подальше от столицы, и по-тихому выдаст замуж, а Эрфрод уже получил за безответственность и излишнее увлечение плотскими удовольствиями. Его величество подумывает о том, чтобы лишить брата возможности иметь детей, от греха подальше, — усмехнулся старший Морвейн. — Всем спокойнее будет. Тем более, у Эрфрода уже есть двое.

— Правильное решение, — буркнула я. — А то блин резвый такой, как удовольствие — так пожалуйста, а о последствиях, похоже, не думает вообще.

— А мысль насчёт связей Эрфрода интересная, Яна, — отозвался Лорес. — Очень интересная, я бы сказал. Особенно в свете того разговора, что услышала леди Шайген. Брат короля с его разгульным образом жизни может иметь очень интересные знакомства…

— В том числе с теми, кто может подбросить сыну ректора наркотики в больших количествах, — обронил Рикар.

— Так, Лор, Эрис, займитесь, — приказал Эрсанн. — Пройдитесь по вашим архивам, проверьте. Наверняка что-то интересное обнаружится. Рисальд тоже поднял своих людей, у него вроде есть парочка своих среди тех, кто балуется незаконными поставками. Он давно хочет прижать их, вот и поможем.

— Что Илеро? — спросила я про нашего второго подозреваемого.

— Пока тишина, — Эрсанн вздохнул. — Сидит в своём дворце, как всегда. Но на Охоту собирается.

— А этот Раймон, его проверяли? — вспомнила я про молодого человека, которого видела в парке.

— Да, он чист, действительно сын брата лорда Уитфинна, — кивнул Эрсанн.

— Значит, Солана и Киар, — я откинулась на спинку стула. — Как же они метки-то скрыли?!

— Магия севера, других вариантов не вижу, — уверенно ответил Лорес. — И артефакт тот, который мне подсунули, наверняка оттуда же. Скорее всего, Киар ездил туда.

— Значит, стоит ждать ещё неприятных сюрпризов от него, — Эрис поморщилась. — Эрсанн, есть у нас в Академии кто-нибудь из старичков, кто по северной магии спец? Поспрашивать бы, конкретно, — она вопросительно посмотрела на него.

— М-м-м, в принципе, есть один, лорд Элгрест, он ведёт теоретический курс, — задумчиво ответил старший Морвейн. — Поговорю с ним, может, действительно, что подскажет в плане ритуалов. Он помнится, даже когда-то на север ездил, специально для изучения их магии. Пока границы не закрыли окончательно.

— На Охоте что-то будет, — тихо произнесла я. — Рахларды точно начнут действовать. Надо принцессу предупредить, чтобы она очень осторожной была. Если эта магия севера так опасна, как вы говорите.

— Проблема в том, что она построена на других принципах, чем наша, в Арнедилии, и её не засечь, пока артефакт не подействует, или ритуал не завершится, — так же тихо ответила Эрис. — И там кровь используется. Почти везде.

Я невольно поёжилась: кровь — это серьёзно. Знаю, что для магов это очень много значит. Все дружно посмотрели на меня, и стало ещё больше не по себе. Да, я самая незащищённая из них, и слабое место Морвейнов, помню. А ведь попытаются их устранить от расследования, как пить дать. Чёрт! Не хочу ехать во дворец сегодня! Вообще не хочу лишний раз одна из дома выходить, пока это дело не завершено!

— Пожалуй, подождём-ка тебя вечером, — протянул Эрсанн, сузив глаза.

Согласна, и даже спорить не буду. Мне же спокойнее.

— Так, хорошо, — он встал и хлопнул в ладони. — Работаем, ребята. Лор, Эрис, у вас есть занятие.

— А Солана? — спросила я. — Что придумал Рисальд и когда сделает?

— Он любит свободный подход, — усмехнулся Эрсанн. — Сказал, сделает, значит, сделает, не переживай.

Мы разошлись, озадаченные новым поворотом в деле о заговоре. Я занималась текущими делами, а в голове крутились мысли об услышанном. Алора — дочь Эрфрода. Ну надо же, как всё повернулось. Что ж, нам легче. И байка Илеро о том, что он якобы лошадь подковывал — всего лишь прикрытие, попой чую. Для мага сделать так, чтобы подкова на лошади выглядела, как новая, раз плюнуть. Значит, он к Сигирин ездил тогда, на Охоте, по пути к больной жене. Вот сволочь, а! Прижать его, и поскорее!

Остаток дня пробежал быстро и незаметно, я не успела оглянуться, как Эрсанн и Лорес вышли из кабинетов и забрали меня — в пять вечера. Да, пора готовиться к посещению дворца. Я всё-таки разволновалась, пока одевалась: платье из шёлка цвета морской волны, корсаж расшит серебристой вышивкой и жемчугом, юбка двухслойная, сверху — органза, тоже украшенная вышитыми узорами. Благородно и элегантно, и к нему очередной гарнитур из запасов Эрсанна. Учитывая слегка прохладный вечер, к платью прилагалась накидка. И… не знаю, зачем, но я захватила подарок Уинны. Ехали мы втроём, в экипаже, и сердце гулко колотилось в груди от неясных предчувствий. Нет, Керис я верила, она вряд ли будет играть против нас, но… Аллалия. Илинда. Солана. И ещё парочка недовольных, которые наверняка побывали в постели хоть одного из Морвейнов, но дальше не получилось пойти. Хорошо бы, леди Шайген ещё была, хоть какая-то поддержка. Парадный экипаж позволял сидеть втроём на одном сиденье, и по крепким объятиям моих лордов я поняла, что они тоже волнуются. Но увы, приглашение принцессы только для меня одной.

— Не задерживайся там нигде, хорошо? — негромко произнёс Эрсанн, пока мы ехали по вечерним улицам Мангерна. — До покоев Керис и обратно тебя проводят. Не отвлекайся по пути. Дворец большой, заблудиться очень легко.

— Да помню, — я улыбнулась, прижавшись к его плечу и коснулась ладонью щеки. — Посижу, удовлетворю их интерес к своей персоне и пойду домой. Не думаю, что больше пары часов всё затянется. Я же могу уйти раньше, чем все остальные? — посмотрела на него, заглянув в глаза.

— В общем, можешь, на таких вечерах это не будет выглядеть грубо, — ответил Эрсанн, а Лорес молча погладил меня по руке. — Но уходи не слишком рано, не через полчаса, как придёшь, — он тоже улыбнулся, коснулся губами кончика носа. — Мы будем ждать, Яна. Поверни камень, как соберёшься.

Да, браслет красовался на моей руке, теперь под цвет сапфирового гарнитура, с тёмно-синими камнями. Кстати, пришла шальная идея, раз Эрсанн додумался до записывающего артефакта — тут щекам стало тепло, едва вспомнила обстоятельства, при которых это выяснила, — то можно сделать отличный шпионский набор… Надо обсудить, и хорошо, если к Охоте сможет сделать. Лишнее доказательство для Геленара не помешает. Экипаж тем временем подъехал к дворцу, остановился, и я вышла. На площади ещё гуляли любители вечерних променадов, журчал фонтан. Так умиротворяюще, что мои страхи слегка улеглись, да и Морвейны рядом. Браслет тоже защищает. А глупостей я делать не собираюсь, не взбалмошная девчонка, ищущая приключения на свои нижние девяносто, и не имеющая мозгов ни капли. Я же обещала вести себя хорошо, зачем моим лордам лишние волнения? Они и так переживают за меня. Мы вошли в просторный холл с мраморной лестницей, и там уже ждал дворецкий.

— Удачи тебе, — Эрсанн наклонился и коснулся губами моей щеки. — Осторожнее, Яна. Мы здесь будем ждать.

— Хорошо, — я улыбнулась, повернулась к Лору. — До встречи, — потянулась к нему, он обнял, и ничуть не смущаясь слуги и нескольких придворных, подарил лёгкий, нежный поцелуй в губы.

— Не задерживайся, — младший лорд тоже улыбнулся и отпустил, с явной неохотой.

Дворецкий негромко кашлянул, деликатно напомнив, что пора идти, и я отвернулась, направившись за ним. Что ж, надеюсь, вечер не принесёт неприятных сюрпризов.

Глава 14

Переходы, залы, гостиные, коридоры — меня вели по лабиринтам дворца, и я старалась не отставать от дворецкого. Мысли перескакивали с одного на другое, я то думала, правильно ли сделала, пригласив Алору на приём, то нервно размышляла, не оплошаю ли с этикетом. Слава богу, платье без перчаток на сей раз, руки свободные. Да, виден браслет, но я его давно уже не стеснялась, и ещё у леди Грифлис дала всем понять, что совсем не против такого оригинального украшения. Кроме всего прочего, леди Шайген тоже носила подобный. И ей в спину никто не тыкал и не шептался. Ну, точнее, может, раньше и обсуждали, но теперь, за давностью лет, тема покрылась мхом и стала неинтересна. Ой, не спросила, кто у неё муж! Ладно, это не суть важно уже.

Меня привели в знакомую часть дворца, где располагались покои королевской семьи, только пошли мы немного в другую сторону, не к той столовой, где обедали с Геленаром. Ещё несколько комнат, и дворецкий с поклоном распахнул передо мной двери, шагнул вперёд и громко объявил:

— Ваше высочество, госпожа Яна!

И я переступила порог гостиной принцессы. О да, весь цвет: фрейлины, Аллалия, Илинда, Солана, ещё пара знакомых лиц по посиделкам у леди Грифлис. И Уинна, как всегда, в отдельном кресле, с ироничной улыбкой и насмешливым взглядом. Уже легче, гораздо. Я присела в реверансе, склонила голову.

— Ваше высочество, — поздоровалась с Керис, выпрямилась, сложила руки перед собой на животе.

Принцесса сидела на низеньком диванчике, рядом с ней — Илинда. При виде меня невеста наследника просияла и встала, сделав несколько шагов ко мне.

— Добрый вечер! Рада, что вы пришли, — прощебетала Керис и взяла за руки. — Я прочитала сегодня газету, поздравляю! — как всегда, прямолинейно заявила она. Потом наклонилась ко мне, блестя глазами, и понизив голос, спросила. — И что, вы сразу за двоих выходите, да?

Смешная такая, ну вот честно. Отлично играет в простушку. Я улыбнулась и кивнула.

— Да, ваше высочество.

— О, это довольно редко среди аристократов, знаете ли, — принцесса потянула меня за руку. — Садитесь. Леди Грифлис, не будете ли вы столь любезны?..

О, как. Пожалела, что всё-таки не изучила книгу этикета на предмет дворцовых порядков. Но насколько помню историю своего мира, мне только что оказали большую честь, усадив рядом с собой. Да ещё и подвинув Илинду. Вон как глаза сверкнули, несмотря на вежливую улыбку. Жена Рисальда пересела, я опустилась на диван рядом с принцессой.

— Мне всё-таки интересно, как же вам живётся в нашем мире, ведь вы говорили, у вас всё по-другому, — Керис не выпускала моих рук из своих, глядя мне в глаза и улыбаясь. — Или у вас тоже браки втроём есть?

— Ну, нет вообще-то, — удивительно, но щекотливая тема уже не так смущала, как несколько недель назад. — Официально у нас регистрируют только пары. Но есть те, которые просто живут втроём, и все счастливы.

— Регистрируют? — брови Керис поднялись. — Это как?

— У нас не храмы, у нас специальные… заведения, — подобрала я местный синоним учреждению. — И есть документ, в который ставят печать.

— Как интересно, — взгляд принцессы загорелся. — И что, эта печать, как благословение богов? Навсегда?

— К сожалению, нет, — я покачала головой. — Можно развестись.

— Как у вас странно всё, — её высочество хмыкнула. — И вас не смущает, что у вас будет два мужа?

Вот тут я широко улыбнулась, отлично чувствуя на себе жадные взгляды фрейлин и других леди.

— Ничуть, ваше высочество. Многие мои соотечественницы позавидовали бы мне.

И не только соотечественницы. Утритесь, леди. Тонкий такой намёк, который, не сомневаюсь, поняли все. Откуда-то послышалось еле слышное фырканье, и готова спорить на что угодно, это была Аллалия. Только она не умеет держать себя в руках. Керис неожиданно звонко рассмеялась.

— О да, вы отхватили самых завидных женихов Мангерна, госпожа Яна! — взгляд её высочества стал хитрым. — Думаю, вам позавидуют не только женщины из вашего мира, — она вдруг подмигнула и усмехнулась.

Ох, а вот это игра на грани, ваше высочество. Опасно, ой, опасно.

— Милорды сами выбрали, — твёрдо ответила я. — Мне просто повезло оказаться в их доме, ваше высочество.

— Коне-е-ечно, — раздалось язвительное и достаточно громкое, чтобы услышали все.

Я повернулась к Аллалии, мило улыбнулась и переспросила:

— Простите… вы что-то сказали, миледи?

— А… н-нет, вам послышалось, — она растянула губы в улыбке, но глаза полыхали злостью.

Помнит, как я её отбрила у Илинды. Правильно, дорогая, не нарывайся, а то ещё получишь. Ибо тебя всего лишь пару раз поимели чисто для развлечения, и ты это прекрасно понимаешь. А я, при случае, напомню ещё разок. Нет, я больше не боялась этого сборища великосветских пираний, ничего они мне больше не сделают.

— Вы же служанкой были сначала, да, госпожа Яна? — с очаровательной улыбкой поинтересовалась вдруг Солана, вся такая благожелательная и вежливая.

Вот кто умел держать себя в руках. Что ж, милочка, и с тобой справимся.

— Да, так уж вышло, — спокойно ответила, не испытывая никакой неловкости.

Вы леди по рождению, но это ещё ничего не значит. Солана улыбнулась шире.

— Из прислуги в леди — такое быстрое повышение, — мурлыкнула она. — И чем же вы заинтересовали милордов, если не секрет?

— Им виднее, — я посмотрела в глаза наглой дамочке. — Легко пользоваться всем готовым, если ты родился в богатой семье. А хватит ли сил и умения с нуля всё начать, миледи, как вы думаете?

— Если фигурка вышла, то всё легко, — снова отозвалась Аллалия, и кто-то тихо ахнул от подобного откровенного намёка.

Керис едва заметно нахмурилась.

— Леди Ульвен, придержите язык, — холодно произнесла принцесса, разом сняв маску легкомысленной простушки. — Вы в приличном обществе.

Щёки Аллалии вспыхнули, она поджала губы и опустила голову.

— Простите, ваше высочество, — пробормотала вдовушка.

Дальше разговор свернул с животрепещущей темы моего будущего замужества на светские сплетни, к моему облегчению, и я больше молчала, чем говорила. Имена, которые упоминали леди, мне ничего не говорили, равно как и события, связанные с этими людьми. Кто за кого замуж собирался, кто с кем флиртовал, кто в каком платье был, какие драгоценности… Я, признаться, немного заскучала, ровно до того момента, как дверь открылась и в гостиную заглянул его высочество. Да не один, к моему беспокойству, а со свитой, в которую входили и лорд Уитфинн, и лорд Рахлард.

— Дамы, добрый вечер, — принц широко улыбнулся, подошёл к Керис и склонился над её протянутой ладонью. — Моя принцесса, — нежно произнёс он и коснулся губами пухлых пальцев.

Её высочество оживилась, кокетливо улыбнулась, поправив локон.

— Вы неожиданно, мой принц, — игриво отозвалась она, щёки Керис слегка порозовели.

— Надеюсь, не помешали? — весело поинтересовался Бетиарн, оглянулся, взял свободный стул и сел рядом с диванчиком.

— О, ничуть, — мурлыкнула принцесса и я вдруг поймала её косой взгляд. — Но, боюсь, вы заскучаете с нашими женскими разговорами.

— В вашем обществе — никогда, миледи, — галантно отозвался наследник.

А я… не сводила настороженного взгляда с Киара. Он же в открытую рассматривал меня и моё декольте, слава местным богам, не слишком откровенное. Вот так так. Обещанная помощь от Бетиарна, что ли? И в каком смысле? Дать Киару сломать об меня глаза? Нифига себе, помощь! Покосилась на Солану — на её губах играла лёгкая, довольная улыбка, глаза блестели, а взгляд не отрывался от принца. И это несмотря на присутствие Керис! Наглая девица, ты посмотри. Сразу вспомнилась Анна Болейн, как она под носом у Екатерины увела Генриха, заставив того развестись. Что-то похожее собирается провернуть эта парочка? Ушлые какие. С появлением Бетиарна общество оживилось, пошла тяжёлая 150386 артиллерия — леди вовсю начали строить глазки и флиртовать. Так, ладно, это не моя игра. И хорошо, что рядом со мной свободных мест не наблюдалось — Киар остановился у стены, к моему облегчению, и не сводил с меня взгляда. И Аллора, эта барышня, блин, тоже разглядывала меня с тем же восторгом в глазах. Начинаю подозревать, что кроется за этим вниманием, похоже, у леди интересы, мягко говоря, лежат несколько в иной плоскости, чем у других женщин. Вот только этого не хватало!

Признаться, я слегка заскучала и начала тайком поглядывать на большие напольные часы — время перевалило за восемь и близилось к половине девятого. Можно ли уже откланяться? Вежливость соблюдена, любопытство Керис удовлетворено, насколько это возможно, самым недовольным щелчок по носу сделан. Но… меня опередили. Солана грациозно поднялась и обратилась к Алоре:

— Миледи, не проводите меня? Наши комнаты всё равно рядом, — и улыбнулась так, безмятежно и ласково.

Моя интуиция внезапно сделала стойку. Потому что Алора как-то резко спала с лица, хотя постаралась сохранить невозмутимость.

— Ваши высочества, — фрейлина поднялась, сделала реверанс. — Вы позволите?..

— Да, конечно, — Керис махнула рукой.

Оп. Внутри завозилось предчувствие, и я поняла — мне жизненно необходимо проследить за этой парочкой. Вот и пригодится амулетик леди Шайген. Кстати, она сидела непривычно тихо, ни слова за вечер не сказала, я только время от времени ловила на себе её взгляд. Так. Как бы незаметненько слинять?! Чёрт, а ещё, без слуги я точно заблужусь на обратном пути! Пальцы коснулись браслета, рассеянно погладили. Минуты тикали, я решала мучительный вопрос: послушать чутьё или всё-таки быть благоразумной и послушной? Да, да, знаю, самая большая глупость попаданок — влезть туда, где их не ждут, и увидеть или услышать то, что не предназначено для их глаз или ушей. Чёрт!! Но я могу пропустить что-то важное для расследования, что нужно знать Морвейнам! Эта парочка, дочь Эрфрода и дочь Илеро, не заметила, что такие уж большие подружки, и реакция Алоры на приглашение Соланы тому подтверждение! Между тем, фрейлины под ручку направились к выходу, а я сдерживала желание кусать губы и нервно теребить веер. Да что теряю, в конце концов, амулет Уинны при мне, дамочки не заметят, если что. Киар. Если увидит, что я ушла одна… Может попытаться догнать. Судя по театру, парень достаточно наглый, не лучше того же Шехила. Но, может, принц его задержит? Хорошо было бы.

Я дождалась, пока фрейлины выйдут, выждала для приличия несколько минут и наклонилась к Керис.

— Ваше высочество, пожалуй, я тоже пойду, — тихо сказала ей. Помялась и добавила. — Только можно просьбу?..

Взгляд принцессы стал вопросительным.

— Отвлеките лорда Рахларда, — шепнула я, глядя в серые глаза. — Пожалуйста, ваше высочество.

— Позвать дворецкого, чтобы вас проводил? — не повышая голоса, спросила её высочество.

— Да, но я подожду за дверью, — надеюсь, не будет спрашивать, почему.

Керис прищурилась.

— Осторожнее, Яна, — тоже почти шёпотом произнесла она.

Кажется, догадалась, но мне всё равно. Я должна знать, о чём будут говорить Солана и Алора! Просто должна и всё. Чувствую. Не знаю, что на меня нашло, я в тот момент не думала ни о Морвейнах, ни о своём обещании вести себя хорошо и ни во что не ввязываться. О том, как выглядел мой поступок со стороны, задумалась гораздо позже…

— А не сыграть ли нам в Три короля? — громко предложила принцесса и встала. — Лорд Рахлард, помогите мне, — Керис улыбнулась и сделала несколько шагов к брату Соланы, так, чтобы встать передо мной.

— Да, ваше высочество, — тут же отозвался Киар и отлип от стены.

Они с невестой наследника отошли к изящному секретеру в углу гостиной, а я встала, сделала реверанс принцу и поспешила к выходу. Отлично! Киар не видел, как я уходила, это главное, к гостиной вёл один коридор, не думаю, что Солана и Алора далеко ушли для разговора. Успею догнать. Меня охватил нездоровый азарт, я вышла из гостиной, тихонько прикрыв за собой дверь — дворецкий пока не подошёл. Не сомневаюсь, у принцессы были способы вызвать слугу, не привлекая внимания. Ну-с, и куда могли уйти фрейлины? Как заправский шпион, я сняла туфельки и на цыпочках пошла по коридору, прислушиваясь — закрытые двери тянулись по обе стороны. Обидно, если обе дамочки всё же пошли на свою половину, где обитали фрейлины принцессы, и я зря напрягала Керис. Что ж, надеюсь на лучшее, и что интуиция не зря меня дёргала. Я уже почти дошла до конца коридора, расстроившись, что придётся дождаться слугу и уйти, и пальцы легли на браслет в камне, собираясь перевернуть. Как вдруг услышала тихие голоса, как раз из-за поворота. Очень удачно! Воодушевлённая, я поспешила туда, и… и так получилось, что давняя привычка крутить кольцо или другое украшение сыграла со мной дурную шутку. Пальцы скользнули по камню в браслете, и он очень неудачно перевернулся. Чёрт! Ай, ладно, слуги всё равно ещё нет, одна бродить по коридорам я не собираюсь, а несколько минут роли не сыграют. И я завернула за угол.

Дальше коридор плавно изгибался, раздваиваясь, и голоса доносились из приоткрытой двери рядом с развилкой — как удачно! Не зря всё-таки взяла с собой жемчужину Уинны! И на платье имелось только одно место, где можно спрятать подвеску, естественно — в декольте. Очень удобно, кстати, я оценила. Благодаря фасону, лиф плотно прилегал к телу, и цепочка не провалилась ниже, ну а, м-м-м, мои формы образовывали естественный кармашек. Я быстро надела украшение и замерла, прижавшись к стене. Ну и, что услышу интересное?

— …Я тебе сказала, ты это сделаешь! — оу, а леди Солана, оказывается, умеет шипеть не хуже гадюки! — Иначе все живо узнают, кто твой настоящий отец! И не видать тебе дворца, выдадут замуж куда подальше, в лучшем случае! А то и, — выразительная пауза, и Солана продолжила, — что похуже!

Тихий всхлип, по-видимому, Алоры. Интересно-интересно, а откуда леди Рахлард знает, с кем чудила по молодости леди Уитфинн? И знала ли сама Алора? Или сейчас ей предстоит узнать кое-что новое о себе?

— Я… я не понимаю, о чём вы, — пробормотала Алора, похоже, искренне удивлённая и испуганная. — У меня один только отец, и… и я не буду делать то, что вы говорите! Это… это гадко!

Фырканье Соланы, и я даже представила, как она упёрла руки в бока.

— Гадко то, что твоя мать спала с принцем и не позаботилась о том, чтобы не появилась ты, — с отчётливым пренебрежением ответила леди Рахлард. — А сделать — сделаешь, куда денешься.

Посмотрите на неё, скажите пожалуйста! Сама-то, между прочим, тоже не особо законного происхождения! Хотя, чёрт его знает, что ей наговорили о её происхождении, может, она свято верит в то, что Илеро был женат на её матери. Тайно. Ага. Ромео и Джульетта разлива Арнедилии, блин. Снова всхлип, и дрожащий голос Алоры.

— Вы врёте, врёте! Моя мама не такая, нет! М-меня бы не пустили во дворец!..

— Дурочка, за тебя твой папаша настоящий просил, потому и пустили, — презрительно оборвала её Солана. — И не проверяли так тщательно, как нужно. Видимо, совесть заговорила. Вообще, не о тебе речь, а о том, что ты должна сделать. Чтобы я больше не слышала этого нытья, «не буду, не буду», — леди Рахлард передразнила собеседницу, а меня передёрнуло от тона этой девицы.

Захотелось ворваться и надавать по щекам наглой шантажистке, ишь, чем вздумала попрекать, происхождением! Сама недалеко ушла, стерва. Я прикусила губу, дабы не ляпнуть чего от возмущения, Алору стало жалко. Они заговорят наконец, что там должна сделать леди Уитфинн, или нет? За мной уже скоро слуга должен прийти! Я переступила в нетерпении, поглощённая разговором за дверью, и пальцы в рассеянности снова затеребили браслет.

— Я вам не верю, — едва слышно ответила Алора с новым всхлипом.

— Давай проверим, — скучающим голосом парировала Солана. — Я шепну пару слов, кому надо, и увидим, правду я говорю или нет. Уже завтра тебя не будет во дворце, а будешь ты на пути к своему будущему мужу где-нибудь на границе с горами или вообще в одной из соседних стран. Тебе так сложно сделать мне маленькое одолжение, Алора? Я же не прошу убивать кого-то, или соблазнять, — Солана усмехнулась. — Всего лишь прийти завтра утром ко мне, после одевания принцессы, и сделать то, что скажу. Это не потребует от тебя много усилий, зато твоя маленькая грязная тайна останется с тобой.

— А… а вы откуда знаете, что… у меня другой отец? — вдруг прозрела Алора до умного вопроса.

— У меня хорошие осведомители, — не поддалась на провокацию Солана. — Значит, придёшь?

— Всё равно, ваша просьба… так нехорошо! — голос Алоры дрожал, но в нём звучали непреклонные нотки.

Ух, крепкая девочка, однако, несмотря на то, что рёва. Но дослушать разговор мне было не суждено. Во-первых, руку с браслетом знакомо закололо, и с каждой секундой ощущения становились всё неприятнее. Во-вторых, я осознала, что увлёкшись подслушиванием, вовсю кручу камешек на браслете, и в-третьих, из-за поворота коридора послышались приближающиеся шаги. Ой. Меня окатило сначала жаром, потом вдоль позвоночника как ледяной кубик скользнул. Сколько я торчу под этой дверью? А Морвейны ждут… И камешек кручу бездумно. М-м-м, надеюсь, это дворецкий идёт, а не Киар по мою душу. За дверью в гостиную на несколько мгновений воцарилась тишина, и я поспешно отошла от греха подальше, позабыв, что несу в туках туфли. Чёрт, чёрт, сплошное палево! Не выйдет из меня шпионки, нет. Лучше сидеть, бумаги перебирать, да делиться умными идеями, ну нафиг, и чего пошла, всё равно ничего интересного из разговора не вынесла! А Киару дала лишний шанс попытаться заловить меня в одиночку! Ох, Янка, сама же недавно ругала глупых попаданок, лезущих туда, куда их не зовут! И если тебе влетит от Морвейнов, то за дело, не обижайся потом.

Я дошла до поворота к гостиной, где сидела Керис с женихом и свитой, по пути надела туфли и едва свернула, с облегчением увидела ждавшего меня слугу. Значит, его шаги слышала, ура. Я радостно улыбнулась, но сказать ничего не успела: дверь в гостиную открылась, и вышел Киар. Вот зараза.

— О, госпожа, вы ещё не ушли, — мягким голосом произнёс он и тоже улыбнулся.

С предвкушением таким, что меня едва не передёрнуло. Я расправила плечи, подняла подбородок. Надеюсь, слуги во дворце умные.

— Я ждала, когда за мной придут, в гостиной душно, и у меня голова закружилась, — ровно ответила я. — Поэтом и вышла. Всего доброго, милорд.

— Позвольте, я вас провожу? — ожидаемо спросил Киар, сделав шаг вперёд.

А браслет на руке колол всё сильнее, и следовало как можно быстрее спешить к выходу, иначе Морвейны сами за мной сюда придут. И надают по шее… Фигурально выражаясь. Или отшлёпают, что гораздо ближе к истине.

— Благодарю, милорд, у меня уже есть провожатый, и я тороплюсь, — поступила крайне невежливо, не дождавшись его ответа и повернувшись спиной, но плевать я хотела на вежливость в отношении предположительно одного из близнецов Нолейвов.

Который, возможно, покушался на Лореса и чуть его не убил. Кивнув слуге, я направилась из коридора, потирая зудящую руку и спиной чувствуя пристальный взгляд Киара. Хорошо, не стал предпринимать решительных действий, а то браслет бы сработал и… и тогда мне даже оправдаться не дали мои лорды. Злить их не хотелось, как и расстраивать. И так придётся объяснять, где я торчала целых минут двадцать по ощущениям, с момента, как активировала браслет. Если они вообще слушать станут… Чем ближе подходили к выходу из дворца, тем сильнее я нервничала. С одной стороны, казалось бы, чего такого: ну, задержалась немного, можно свалить на то, что принцесса не сразу отпустила. С другой, и Лорес, и Эрсанн ложь распознают, и придётся признаваться, что сглупила, да. И получить заслуженных люлей. Ой, блин, доведёт меня когда-нибудь неуёмное любопытство, знала ведь! Чувство вины, от которого, признаться, я уже отвыкла в последнее время, расцвело махровым цветом, словно только и ждало повода, и подсознание тут же радостно принялось рисовать мрачные картины будущего. Что никакой свадьбы не будет, и работы в департаменте тоже, и вернусь я к работе служанкой, только уже простой горничной, которой пока не нашли замену. Разве что с маленькой поправкой — статус любовницы за мной таки останется. А зачем Морвейнам отказывать себе в удовольствии?!

В конце концов, когда дворецкий вывел меня к широкой лестнице, я себя так накрутила, что готова была прямо сейчас отдать и кольца, и брас