КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мыльные пузыри (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Беликов Александр МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ

Высокая, плотная девица в коротком чёрном платье лежала на спине среди зеленой травы и никак не могла понять: где она и как тут оказалась? Вместо привычного потолка её комнаты над ней голубело небо, покачивались какие-то веточки и светило утреннее сентябрьское солнышко. А ещё, прямо над ней, в воздухе пролетали и переливались всеми цветами радуги огромные мыльные пузыри. «Наверное, я в раю, или ещё сплю» — подумала она, пытаясь вспомнить хоть что-то. Первое, что ей услужливо подсказало сознание, стала мысль: «Меня зовут Ленкой. Не Еленой и не Леночкой, а именно так: Ленка». Дальше её сознание смилостивилось и начало по кусочкам вспоминать вчерашний день: «Да, точно, я ещё на работе познакомилась с красивым парнем Димой, он зашел к нам в магазин в такой яркой рубашке, что я на него сразу обратила внимание. А после работы я пошла с ним на свидание, мы гуляли в парке и пили пиво! Затем пошли к его другу Вите в гараж, потому что тот купил машину, и они её собрались обмывать. В гараже кроме Витьки оказалось ещё двое ребят, и мы все вместе, прямо там пили вино, коньяк и какие-то таблетки». Ленка попыталась повернуться на бок, но тело отказывалось повиноваться, и воспоминания тоже дальше не двигались, словно уперлись в какую-то невидимую преграду. Пришлось напрячь извилины, и гнойник жутких событий прорвался: «Да, а дальше прекрасный вечер закончился. Ребятам захотелось группового секса, и этот Дима, в которого я уже почти влюбилась, не стал за меня заступаться. А когда я решила уйти, то они скрутили меня и изнасиловали. И Дима принимал в этом самое активное участие». Что случилось дальше, Ленка вспомнить так и не смогла, наверное, находилась без сознания. От обиды и жалости к себе она расплакалась, и райская картинка солнечного утра размылась. Когда слёзы утихли, она оглянулась по сторонам. Повернуть голову так и не получалось, но глаза сохраняли подвижность. Справа, почти прямо над ней, возвышался автомобильный мост. Догадка пришла сама собой: «Меня посадили в машину и на выезде из микрорайона сбросили с моста, причем в самом глубоком месте оврага, чтобы я разбилась наверняка! Интересно, а почему же я тогда ещё жива»? Ленка скосила взгляд налево и увидела источник радужных пузырей, которые навеяли на неё неверную мысль, что она в раю. На поваленном дереве рядом с ручьем сидела какая-то девочка лет десяти и с нескрываемым удовольствием пускала мыльные пузыри. Ленка ещё раз попыталась встать, но тело упорно отказывалось выполнять приказы мозга.

— Тётенька, вы сейчас всё равно не встанете, — сказала кроха и запустила ещё один разноцветный шлейф. Ленка попробовала сглотнуть, но во рту стояла ужасная сухость:

— Девочка, а ты кто?

— Меня зовут Света, я учусь в третьем классе и живу здесь рядом. Теперь я ваша хозяйка, а вы моя помощница.

Ленка рассматривала Светины криво заплетенные косички с бантиками, измазанное платье в красный цветочек, сандалики на босу ногу и ничего не понимала.

— Я сломала позвоночник и меня парализовало?

— Нет, тётенька, когда вас сбросили с моста, то вы сначала упали на ветки. И поэтому позвоночник у вас не поломался, уж я-то знаю. Если бы Ленка услышала такое заявление от чудного ребёнка в другое время, то она бы точно развеселилась, но сейчас смеяться не хотелось. Вся возможность двигаться заканчивалась где-то в районе грудной клетки, а остальное тело почему-то отказывалось шевелиться напрочь.

— Может, ты мне объяснишь, что здесь происходит? Света вздохнула и досадливо поморщилась: «Ох уж эти взрослые, всё-то им объяснять приходится»:

— Я этим летом ездила к бабушке в деревню, и она меня научила, как стать хозяйкой.

— У тебя бабушка ведьма?

— Нет, она целительница. Людям помогает, всех лечит и вообще она хорошая. А ещё у неё есть помощница Нюра, которая умерла, а теперь тоже бабушке помогает.

— Как это? — не поняла Ленка. Маленькое чудо с косичками сокрушенно вздохнуло и всплеснуло руками:

— И чего тут непонятного? Когда Нюра умирала, бабушка подошла к ней, поднесла к её губам бурдюк из кожи чёрного козла и поймала последний выдох. И теперь Нюра стала бабушкиной помощницей. Ленке переваривание этой информации далось с большим трудом:

— А теперь твоя бабушка поймала и меня?

— Нет, тётенька, ваш последний выдох поймала я сама. Я здесь всегда гуляю, а тут вы сверху падаете и очень сильно ударяетесь. Я подошла, смотрю, а у вас последний выдох вот-вот выйдет, поэтому я его и поймала.

— И где же ты взяла бурдюк из кожи чёрного козла?

— А у меня в кармашке был воздушный шарик, вот я в него и поймала, — кроха радостно улыбнулась и показала Ленке еле надутый красный воздушный шарик.

— Если ты меня поймала, то чего ты хочешь? Чтобы я тебе помогала, в чем?

— Ну, там, уроки делать, играть со мной, книжки мне всякие читать.

— Как же я играть с тобой стану, если я даже пошевелиться не могу?

— Ой, тётенька, какая же вы наивная! Это же я не разрешаю вам вставать. Я разрешила только говорить, а то вы встанете и уйдете, а вам надо правила соблюдать.

— Не называй меня «тётенька», терпеть не могу этого слова! Мне всего двадцать лет, и зовут меня Лена.

— Хорошо, тётя Лена, а вы меня зовите хозяйкой, а на людях лучше Светой, а то все удивляться будут.

— Да я и сама до сих пор удивляюсь. Ну, всё? Теперь ты меня отпустишь и разрешишь двигаться?

— Так вы же самого главного так и не сказали: вы согласны стать моей помощницей? Ну, такой как бы куклой, говорящей и ходящей?

— У меня есть выбор? Надо же! А если я откажусь?

— Тогда я развяжу шарик и вы полетите прямо на небушко. Вот, смотрите!

— Эй, эй, как тебя, Света! Ты, того, тихо! А то сейчас наделаешь делов. Дай подумать-то. Такие вещи с кондачка не решаются.

— Да, тётя Лена, и ещё вам нельзя далеко от меня отходить, а то упадете и всё.

— А как далеко?

— Не знаю, но когда Нюра от бабушки отходит к краю села, то она падает и не дышит. И приходится бабуле к ней самой идти и поднимать её.

— Километр где-то или два? Понятно, спасибо, что предупредила. То есть, получается, что выбор у меня не велик: или стать твоей большой куклой, или ТОГО…

— Да вы не торопитесь, думайте, мне в школу во вторую смену. Света открыла баночку, вынула крышечку с колечком и выдула новую партию сияющих пузырей. Их красота у Ленки опять навеяла слёзы.

— Свет, а у твоей куклы могут быть мечты?

— Конечно, могут!

— Вот и у меня до вчерашнего дня была моя жизнь, были мечты… А теперь у меня только одна мечта осталась: я хочу отомстить тем гадам, которые меня оттра… ой, в смысле, которые меня выбросили из машины и чуть не убили.

— Убили, убили, не сомневайтесь.

— Тогда тем более, в общем, если ты разрешишь мне отомстить моим убийцам, то я согласна стать твоей куклой. Слово «помощница» мне как-то не нравится. Да и «хозяйкой» тебя называть язык не повернется.

— Вот и ладненько, только один раз назвать меня хозяйкой вам всё равно придется, повторяйте за мной: я отрекаюсь от моей жизни и вручаю её своей новой хозяйке Светлане, и с этих пор я стану её послушной куклой.

— Секундочку, а как же насчет моей мести Диме и его подонкам-друзьям?

— Твоя хозяйка согласна, ты сможешь отомстить, я тебе обещаю!

— Ну, ладно. Что, так и говорить эту клятву? Дословно? Надеюсь, что бабушка тебя хорошо учила, — Ленка вздохнула и повторила клятву. Света убрала баночку с мыльными пузырями в карман, спрыгнула с поваленного дерева и подошла к Ленке:

— Ты можешь встать, моя кукла Лена. Только при других я стану звать тебя тётя Лена, и ты говори, что ты двоюродная сестра моего папы. Мама-то всё равно его родственников не знает, да они и не поженились толком, а сразу разругались и развелись. Ленка попробовала пошевелиться: тело слушалось, но с трудом. Она хотела опереться на правую руку и встать, но к своему ужасу увидела, что рука выше кисти неестественно изогнулась.

— Светка, ты это видишь? — прошептала Ленка. — А почему мне не больно? Маленькая хозяйка насупилась и грозно сдвинула брови:

— Не называй меня так! Меня только мальчишки так зовут, когда побить хотят.

— Ладно, не буду. Так почему мне не больно?

— Нюра тоже боли не чувствует, и бабуся ей всегда говорит, чтобы она аккуратно всё делала. А то поотрезает себе все пальцы и работать не сможет. На Ленкином лице нарисовалась легкая паника.

— Света, мне надо к врачу, я боюсь! Я что же теперь, зомби? Буду ходить и заживо гнить?

— Моя бабуся не любит слова «зомби», она говорит, что оно гадкое и глупое. Нюра уже давно у бабули живет и ничуть не гниет. Она точно так же кушает, пьет, ей только отлучаться далеко от бабушки нельзя и слушаться надо.

— Знаешь, я этих гадов, которые меня сюда сбросили, всех убью, и всем руки и ноги переломаю! А ради этого я готова тебя слушаться. Ленка попробовала левой рукой пригладить всклокоченные волосы, но от этого они растрепались ещё больше.

— Ну, что, хозяйка, говори, что твоей кукле делать дальше?

— Для начала я тебя перевяжу, так всегда при переломах делают, я знаю.

— А у мертвых кости разве срастаются? — усмехнулась Ленка. Света распустила косички и из палочки и двух ленточек стала ловко сооружать шину.

— У Нюры срастаются — значит, и у тебя срастутся. А ещё, когда у нас соседка сломала руку, я её перевязала и сводила в травмпункт, и врач меня там похвалил, что я правильно шину наложила. Вот, но чтобы к врачу идти, нужен полюс и паспорт. У тебя они есть?

— А зомби разве полагается иметь паспорт? Шучу, дома у меня все документы. Я правда комнату в коммуналке снимаю, но всё равно — это мой дом!

* * *

Ленка вошла в свою комнату и сразу уселась перед зеркалом — поправлять макияж, Света застыла в дверях, осторожно осматриваясь.

Но Ленкина идея «чуточку припудрить носик» провалилась: левая рука отказывалась выполнять работу правой. Сначала на пол упали ватные диски, а следом повалился и пузырек с лосьоном. Ленка наклонилась, чтобы его поднять, но вместо этого сама съехала с пуфика на пол и разрыдалась.

— Ты что? — удивилась Света.

— Я только вчера сидела здесь, когда собиралась на свидание с Димой, и всё было хорошо, просто прекрасно. Ты видишь, это мой дом, и всё здесь я заработала сама, без посторонней помощи! В шестнадцать лет сбежала от родителей и начинала жить одна, с нуля. И вдруг вся моя жизнь разрушилась в пух и прах! А этого гада Диму я почти полюбила, я вчера так и подумала, что это и есть любовь с первого взгляда: вот он, мой принц на белом коне… Но принц оказался предателем! Ленка левой рукой пыталась вытирать слёзы, отчего косметика ещё сильнее расплылась по лицу.

— Это всегда так, — безапелляционным тоном подтвердила Света, — с мужиками по-хорошему никогда не получается. Вот у моей мамы с папой тоже любовь с первого взгляда была. А утром мама проснулась и поняла, что он подлец, но было уже поздно. И я в школе дружила с Вовкой, а потом он сказал, что я его сглазила, и он за это стал меня после уроков подкарауливать и бить. А я его тоже почти полюбила!

— Ты думаешь, у всех так? — Ленка попыталась улыбнуться.

— А то! И у бабушки тоже котовасия с этими мужиками, и у соседки нашей. — Света взяла ватный диск и попробовала стереть грязь с Ленкиного лица. Результат ей не понравился. — Знаешь что, голубушка, иди-ка ты в душ!

— Так на мне же маленькое чёрное платье от Коко Шанель, я его не смогу снять.

— Может, тогда его разрезать, а потом зашить?

— Да ты что, знаешь сколько оно стоит?!

— А ты думаешь, что, когда гипс наложат, тебе будет удобно его снимать?

— Точно, какая же у меня умная хозяйка, — улыбнулась Ленка, — только тебе, Света, придется мне помочь, я одной левой рукой не справлюсь.

* * *

К началу занятий они опоздали, поэтому Ленке пришлось идти оправдываться перед учительницей. Чувствовала она себя по меньшей мере неуютно, а ещё эта нелепая рука в гипсе, но выбирать не приходилось.

— Вон та наша училка, Зинаида Степановна, — показала Света и отошла в сторону. Ленка сосредоточилась и пошла вперед.

— Зинаида Степановна, добрый день. Это из-за меня Света сегодня опоздала в школу. Я к ним приехала в гости и сломала нечаянно руку.

Поэтому Светику пришлось вести меня к врачам, а то я тут ничего не знаю.

— Добрый день. А вы, извините, кем Свете приходитесь?

— Мой двоюродный брат — Светин папа.

— То есть вы её двоюродная тётя? Очень хорошо! Я хотела пригласить Светину маму в школу, но раз вы пришли, тогда я с вами поговорю. Понимаете, у ребёнка чрезмерно развита фантазия, это с одной стороны хорошо, но с другой — она совершенно не умеет отличать вымысел от реальности. Ведь в жизни такого не бывает, чтобы люди летали, а животные разговаривали. А то ведь получается, что Света витает в облаках и живет в своих фантазиях, не замечая настоящей жизни.

— Да? — удивилась Ленка, стараясь делать умное лицо, — а я что-то такого не заметила.

— А вы поговорите с ней! Например, вчера Света сказала, что когда порежешься, то надо поводить рукой над раной, и кровь сама остановится. Надо же такую небывальщину придумать! А второго сентября она мне сказала, что если цветочек завял, то его можно погладить, и он опять расцветет. И таких примеров множество! Всё бы ничего, но это создаёт конфликт с другими учениками. Вы уж поговорите на эту тему с племянницей.

— А что, — Ленка даже приободрилась, — я могу и поговорить. И насчет фантазий, и насчет конфликтов.

— Очень хорошо, я надеюсь, что, пока вы здесь, Света подтянется в учёбе, а то год только начался, а она уже три двойки успела получить! Света, поставив ранец на подоконник, стояла возле окна и дожидалась окончания разговора. Ленка подошла к ней и посмотрела на неё так, словно в первый раз увидела:

— Слушай, а ты действительно вундеркинд, получается?

— Это тебе училка сказала? — спросила Света. Ленка всё ещё находилась в состоянии задумчивости и переваривала услышанное:

— Ну, типа того, говорит, фантазия у тебя классная, молодец, в общем. Только нам с тобой двойки надо исправить. А ещё у тебя конфликты с одноклассниками, ну, так это я после уроков подойду и поговорю с ними. Знаешь что, ты учись пока, а я пойду на разведку: ведь гараж этого гада, который меня с машины сбросил, здесь совсем рядом.

* * *

После школы Света вышла на улицу, но Ленку не увидела, зато Вовка с дружками её уже поджидал:

— Думала, в школу опоздаешь и сможешь от меня спрятаться? Пошли, поговорим. «Где же ты, моя помощница? — напряженно думала Света, — Ты мне сейчас очень-очень нужна!» Вовка свернул за трансформаторную будку, снял с себя ранец и стукнул им Свету по спине. Вроде бы и не больно, но сильно, а главное, обидно.

— Эй, джентльмен, — Ленка вышла из-за угла будки, — где тебя так учили с дамами обращаться?

— Она сама виновата, — набычился Вовка, — и это не ваше дело!

— Какой ты грозный, а сдачи не боишься получить, шкет?

— Ты мне ничего не сделаешь! Если ты меня хоть пальцем тронешь, тебя в тюрьму посадят, жирдяйка! Ленка схватила Вовку за ухо левой рукой и притянула к себе:

— Вот видишь, тронула! Только в тюрьму меня посадить не удастся, потому что я зомби! Вовка психанул, раскраснелся и вывернулся из Ленкиных пальцев. А может, держала она его не слишком сильно, чтобы ухо не повредить.

Получив свободу, он подбежал к забору, схватил какой-то обломок доски и со всех детских сил ударил Ленку по голени. Он бил в очень больное место, но Ленка не пошевелилась, даже не поморщилась, только взяла его за грудки и приподняла над землей на вытянутой руке:

— Ты разве не знаешь, что зомби боли не чувствуют? И что они намного сильнее простого смертного?

— Тикай, — крикнул кто-то из мальчишек, и все Вовкины дружки кинулись врассыпную, оставив своего атамана в подвешенном состоянии. Вовкин психоз сменился ужасом, он двумя руками впился в Ленкину руку и пытался вырваться.

— Вот так всё и начинается, — продолжала Ленка. — Сейчас просто пошли и впятером избили девочку, а когда станете постарше, то начнете избивать, насиловать и трупы с моста сбрасывать?

— Она сама виновата, — Вовка пыхтел и пытался разжать Ленкины пальцы, но у него ничего не получалось. — Я домашнее задание не сделал, а она меня сглазила. Сказала, что обязательно спросят и двойку поставят, так и вышло!

— Деточка, а тебе на ум не приходило, что надо просто-напросто делать уроки, а не сваливать свои грехи на других? В общем, ты теперь знай, что я живу рядом, в этом районе, и я за тобой наблюдаю.

И в следующий раз ты у меня ухом не отделаешься. Ленка подбросила толстого Вовку так, что тот пролетел метра четыре и приземлился на пятую точку.

— Да, и ещё, герой, не вздумай кому-либо из взрослых проболтаться, уж их-то я точно не пожалею: кишки выпущу и сожру! Ленка замечательно вжилась в образ злобного зомби: глаза горели безумием, рот перекосился, а щека подрагивала. Вовка убегал с позором: сделал три шага на четвереньках, вскочил на ноги и припустился так, словно за ним гналась стая бешеных собак.

— Лен, ты что? — Света подошла и обняла свою взрослую куклу. — Он и так всё понял, зря ты ему про кишки. И рожу такую страшную скорчила.

— Ничего, это ему для профилактики. Эх, надо было мне в артистки идти, а не в продавщицы. Но после деревни, с незаконченным средним, кто же меня взял бы? Но зато в жизни зомби есть свои преимущества: представляешь, каково это ощущать, что я могу одной рукой перевернуть грузовик! Ты что там ищешь? Света сорвала несколько листов подорожника, взяла самый большой лист, а остальные протянула Ленке:

— На, пожуй.

— Ты чего? Я это не ем.

— Не есть, а просто пожевать надо, и в листок выложить. Кому повязку делают, тот и должен жевать, это правило такое. Света наклонилась, положила на ссадину от доски подорожник и ленточкой из косички перевязала.

— Слушай, хозяйка, да ты прямо как твоя бабушка: настоящая целительница!

— Ага, я знаю, только мама не разрешает мне у бабушки дальше учиться, говорит, что глупости это всё. У мамы же нет дара, вот она и не может понять.

* * *

Перед приходом Светиной мамы Ленка волновалась больше всего:

— А вдруг она догадается?

— Ты же актриса, вот и сыграй мою тётю.

— Может, она какие-то фотографии видела или в гости ездила? Дверь открылась неожиданно, и в прихожую вошла довольно невзрачная усталая женщина в сером плаще. Света услышала и бросилась к ней:

— Мама, мамочка, а к нам в гости моя двоюродная тётя Лена приехала! Маму это известие почему-то не обрадовало:

— Тебе кто разрешил открывать дверь незнакомым людям?

— Мам, ну я же уже большая! Я сначала через закрытую дверь всё расспросила и только потом открыла. И тётя Лена не чужая — она папина сестра! От этих слов Светина мама напряглась, словно сжалась в комок:

— Света, иди в комнату поиграй, я с тётей поговорю… Значит, вы от него приехали? И что он велел передать?

— Я не от Игоря, я сама по себе приехала. У меня здесь племянница растёт, а я её даже не знаю, вот и приехала познакомиться. Но если я вас стесню, то я уеду, мне есть где остановиться ещё. Светина мама расслабилась и даже улыбнулась:

— Ах вот что. Я-то подумала, что он решил свои права на ребёнка предъявить, а если так… Нет, вовсе не стесните, да и Светику это полезно. Тем более с племянницей, как я погляжу, вы общий язык уже нашли.

— Да, замечательная девочка, а уж фантазия у неё как работает!

* * *

Три ночи подряд, с разрешения хозяйки Ленка ходила на разведку.

Чтобы не пугать ночными походами Светину маму, приходилось лазить через окно, благо первый этаж позволял. На третий день, перед выходом в школу Ленка заявила своей хозяйке:

— У меня всё готово для мести, пойдем, я тебе покажу. Ленка подвела Свету почти к тому месту, откуда её сбросили вниз.

Отсюда дорога поднималась вверх к микрорайону, сзади начинался мост.

Слева от дороги виднелся обрыв, а справа — заросший кустарниками подъем, выше которого уже стояли гаражи.

— Ты хочешь поймать их именно тут, зачем? — удивилась Света. — А может, тебе их всех переловить и убить поодиночке?

— Не хочу я их отлавливать каждого в отдельности, а если кто-то из них в бега ударится, то где я искать его потом стану? Они на той самой машине, с которой меня и сбросили вниз, по ночам ездят кататься. И если вот здесь внезапно им перегородить путь, то машина улетит вниз. А если не улетит, то я ей помогу.

— Но если ты встанешь поперек дороги, то они же тебя обязательно собьют!

— Что я, дурнее паровоза, дорогу собой загораживать? Видишь, в кустах кузов от старого москвича ржавеет, вот его я и сброшу на дорогу. Я уже прорепетировала, кусты лишние обломала, чтобы не мешались. Завтра ночью всё и свершится: затаюсь возле гаражей и, как они выедут покататься, перейду к ржавому кузову. Пока они будут крюк делать, я как раз успею, а дальше дело техники… и силы.

— Я пойду с тобой, — заявила Света.

— А это ещё зачем?

— Это не обсуждается, это приказ.

— Как скажешь, моя хозяйка, — потупилась Ленка, — Только у меня просьба, ты уж где-нибудь схоронись подальше, чтобы тебе случайно не пострадать.

— Как скажешь, моя помощница, — лукаво улыбнулась маленькая авантюристка.

— По мне, так лучше уж кукла, чем помощница, — пробурчала Ленка, — ладно, пошли, а то опять в школу опоздаем.

* * *

Когда Светина мама улеглась спать, Ленка привычными движениями вылезла через окно и помогла спуститься своей хозяйке. Возле гаражей они убедились, что машина на месте, и спрятались в засаде. Ждать пришлось довольно долго; наконец Ленкины похитители появились. Все четверо еле держались на ногах, но их это не остановило: они решили прокатиться, а пьяные или не пьяные — кого это трогает? Витёк уселся за руль, и машина тронулась под противный визг колес.

— Сиди здесь, — сказала Ленка, — чтобы я за тебя не волновалась! Плотная фигура Светиной куклы скрылась в кустах. Машина Ленкиных обидчиков уже развернулась и выехала на прямой участок к мосту.

— Ну, быстрее же, Лена, — тихо прошептала маленькая хозяйка. Опять завизжали колеса — это компания разгонялась на спуске с горки. Свет фар приближался, и казалось, что они совсем уже близко.

— Леночка, ну! Не трусь! — крикнула Света. И в это время что-то огромное и темное, похожее в неярком свете луны на гигантскую птицу, вылетело из кустов, пролетело по медленной дуге и грохнулось на дорогу почти перед машиной. Раздался визг тормозов и ещё один двойной удар. Света выскочила из укрытия и бросилась к месту аварии. Когда она выбежала на дорогу, то увидела, что машина похитителей от удара в бордюр перелетела через узкий тротуар и легла днищем на ограждение.

Вся передняя часть машины повисла над обрывом и покачивалась.

Вернее, Ленка стояла рядом с машиной, придерживала её левой рукой и слегка покачивала.

— Ну, что, мальчики, вы все меня помните?

— Ты держи крепче, — прошептал Витька, — а то машина рухнет! Мы сейчас по одному будем выбираться.

— Сидеть! — прикрикнула Ленка. — Если кто попробует открыть дверь, то машина мухой полетит в пропасть! А тебя, если я не ошибаюсь, зовут Витёк? Вожак и заводила всей вашей гоп-компании? Ты же как раз в тот день и купил новую машину, да? А на утро вы меня в эту машину погрузили, отвезли и сбросили с моста, вон там? Витька хоть и паниковал, но старался говорить спокойно:

— Ты же тогда от передозы подохла и не дышала, вот мы тебя и сбросили.

— А! Ну, значит, я сейчас к вам с того света пришла, чтобы забрать вас с собой в могилу, так что ли?

— Леночка, ты что, — запричитал один из парней, — нам же так хорошо было, просто произошел несчастный случай.

— Ах, Димочка, это ты? Какая встреча! Ты считаешь, что когда девушка влюбляется в парня, а он со своими друзьями её насилует, то это хорошо?

— Всё же произошло добровольно, ты сама этого хотела!

— Вот как? Когда затыкают рот, чтобы не орала, и выкручивают руки, это называется добровольно? А знаешь, Димочка, кто ты есть на самом деле? Ты — мыльный пузырь! Снаружи весь такой цветастый, красивый, а внутри — пустота. И дружки твои — такие же мыльные пузыри.

— Слушай ты, придурочная, — не сдержался Витька, — не знаю, как тебе удалось выжить, но если ты нас не удержишь, то мы тебя поймаем и тогда… Ленка весело ойкнула и качнула машину вниз. Днище заскрежетало по прогнувшемуся ограждению.

— Что, страшно? Сразу заткнулся? Так вот, Витюня, это ты слушай, — ответила Ленка на удивление ласково, — вы про меня ничего не знаете, а вот я знаю про вас всё: адреса, телефоны, номера и серии паспортов, приводы в милицию и всё остальное. И все родственники мои про это тоже знают. Так что я обещаю: теперь ваша жизнь станет сплошным кошмаром. За вами будут непрерывно следить и потихоньку мстить, и эта авария — только начало мести!

— Так это ты аварию подстроила? — завизжал Витька. — Да я тебя, падла, сейчас своими руками… Наверное, он хотел запугать Ленку, но у него не вышло.

— Ой, — сказала Ленка, — выскользнула! Какая же она у вас склизкая! Машина со скрежетом сорвалась с ограждения, ударилась, раз, другой — и с гулким стуком упала на дно оврага. Ленка посмотрела вниз:

— Всё! Вот и улетели мыльные пузырики… Она развернулась и только тут увидела, что Света стоит посреди дороги с открытым от удивления ртом.

— А ты что здесь делаешь, моя милая, маленькая стрекоза? Света закрыла рот, подошла к краю обрыва и тоже заглянула вниз:

— А вдруг тебе понадобилась бы моя помощь? Ленка от удивления присвистнула:

— Двадцатилетней, здоровой бабе может потребоваться помощь десятилетней девочки? Ты знаешь, а я тронута! Нет, честное слово, ты не испугалась аварии, не забоялась этих подонков и пришла ко мне на помощь? Да ты просто молодец! Ладно, пойдем домой, нечего здесь больше делать.

— Как? А ты не станешь их сейчас убивать? И руки-ноги им ломать тоже не станешь?

— Понимаешь, я тут подумала и поняла, что самое главное — это не месть. Самое главное — самому всегда оставаться человеком, даже если ты и стал зомби. Вернее, так: не важно, кто ты — зомби или нет, в первую очередь надо оставаться человеком! Ленка обняла свою маленькую хозяйку здоровой левой рукой, и они не спеша пошли к дому.

— Лена, а ты этим сказала, что твоя родня про них всё знает, да?

А кто они — твои родственники?

— Это я так, припугнуть их. Ты моя единственная хозяйка и родственница в одном лице, получаешься.

— Лен, а что ты теперь делать станешь, если мстить больше не хочешь?

— Ты же моя хозяйка, что ты прикажешь, то и буду делать.

— Нет, а если серьезно, у тебя же есть мечта?

— Ты знаешь, есть. Я хочу учиться дальше, поступить в театральный институт или во ВГИК и выучиться на актрису. Ты представляешь, какой я замечательной артисткой могу стать? Мне бы никакие каскадеры не потребовались!

— Тебе же нельзя от меня отходить, а институт далеко. Как же ты тогда сможешь учиться?

— Если ты сделаешь мне поводок подлиннее, то смогу.

— Так я же не знаю как это делается!

— Я надеюсь, что ты придумаешь что-нибудь? Ты же у нас вундеркинд, — улыбнулась Ленка. Некоторое время они шли молча. Свете явно хотелось что-то сказать, но она никак не могла решиться.

— А я вот, наверное, теперь с Вовкой помирюсь, и мы опять дружить с ним станем.

— Э, Светик, а здесь ты не права! С мальчишками, которые хоть раз подняли на тебя руку, надо расставаться навсегда! Ты же любишь правила? Так вот, это — правило!

— Ты думаешь?

— Уверена!

— Лен, а они правда тебя насиловали?

— Так, стоп! А на эту тему я с тобой беседовать не собираюсь.

— Тогда я тебе как хозяйка приказываю: рассказать мне всё!

— Хорошо, моя милая хозяйка, я тебе это обязательно расскажу, но только когда тебе исполнится шестнадцать лет!

Света от удивления остановилась:

— Как? Оказывается, ты можешь не выполнять мои приказы? А почему же ты раньше их все выполняла? Ленка присела перед Светой на корточки, поправила ей кофточку и заглянула в глаза:

— Глупенькая, маленькая волшебница-целительница, да потому и выполняла, что ты во всём целом мире — моя самая лучшая подруга!

Даже больше, ты мне, как единственная и самая любимая сестра! Поэтому я для тебя и без приказов всё сделаю.

— Всё-всё? Честно?

— Ну, почти всё-всё…




MyBook - читай и слушай по одной подписке