Наручники от Картье (fb2)


Настройки текста:



Людмила Бояджиева НАРУЧНИКИ ОТ КАРТЬЕ

ЭПИЗОД 1

Холл салона визажиста Иллариона (Ларсика) Бармина. 12 часов дня 30 декабря. В холле елка и что–то новогоднее. За столиком Секретарша Таня собирает бумаги. Врывается, оставив у входа секьюрити, популярная певица Лана Данс. Экстравагантна, в шляпе с длинной густой вуалью. Решительно направляется мимо Секретарши. Та пытается преградить ей дорогу.

Лана: — Я к Ларсику.

Таня. — Илларион Данилович сегодня не принимает. (Показывает табличку). — до 3 января салон закрыт.

Лана: — Не для меня! (пытается обойти преградившую ей путь Таню)

Таня: — Господин Бармин готовится к ответственному выступлению на Евровидении. Первого января в Брюсселе состоится конкурс визажистов «Пигмалион». Об этом же все знают!

Лана: — Я — не все, деточка! Или это кому–то здесь еще не ясно? (Кивает охранникам. Те деликатно придерживают Таню, Лана проходит мимо).

Таня: — Что вы, мы вас все просто обожаем… только ведь Иллариона Даниловича нет!

Лана. — Взглянем и уйдем. (Входит в кабинет).

ЭПИЗОД 2

Кабинет Бармина (Ларсика) — зеркала, соответствующий интерьер. Огромное фото — мужественный господин в шляпе а ля Боярский с наглыми глазами Джеймса Бонда. Надпись «Илларион Бармин — Джеймс Бонд своего дела. Волшебниками не становятся. Волшебниками рождаются»

Ларсик в смежной с кабинетом рабочей комнатке собирает в сумку разные флакончики, спреи, щеточки и прочие атрибуты визажного колдовства. Одновременно говорит по телефону: — Еду сегодня. Леня, ты меня знаешь — полон сил и энергии. Нет… Нет…Никой сыпи… (заходит в кабинет, что–то достает из тумбочки, слушает говорящего, в ужасе:) — Не вероятно! (растерянно садиться в кресло у своего портрета, приостановив сборы. Заметна разница оригинала и изображения. Ларик — скорее Дастин Хофман, чем Шон О, Коннери. Мнителен, пуглив. Смесь природной робости с усилием воли отработанной решительностью. Слушает с возрастающим ужасом) — Уфф, Леня…Ты меня убил. Три метра! Ужас… Клянусь, ничего сырого в рот не возьму! Никаких суши! Размножаются прямо в печени? (щупает печень, высовывает и осматривает в зеркале язык) Сыпь… тошнота… Отпадает. Лучше куриный грипп. Полнейший пост. Обещаю!

Голос Лени в трубке: — Пойми меня правильно, я твой личный доктор. Я несу ответственность и по душе и по телу клиента. Я должен предупредить. Пока это закрытая информация, но ситуация близка к катастрофе. Повальная эпидемия. Умоляю, не впадай в панику! Все прекрасно, помни, как мы с тобой работали над аурой победителя.

Б. — Но такое испытание, Леня! Не знаю, как я это выдержу… Больше суток с вонючим кондиционером. Ненавижу поезда!

Леня: — Почему не самолет?

Б. — Самолеты ненавидит мой желудок.

Леня. — Шид! Это упущение. От самолетов мы еще не лечились. Так… успеваем. Срочно подъезжай, я закодирую твой желудок.

Б. — Леня, ты забыл о моем сердце? Ну сяду я в этот гребаный самолет с закодированным желудком и что? Что они получат на выходе? Носилки у трапа. Им там нужен пациент на пересадку сердца? Им нужен победитель. (кашляет, держится за сердце) Я почти в коме от одной мысли — прямой эфир первого января! На всю Европу… (печально). Поражение отменяется. Ты ж знаешь, кто у меня спонсор…

Леня: — Все они бандюки. С твоим Канатом хотя бы можно договориться.

Б. — Не уверен… Кажется, я его боюсь.

Л. — Почему раньше не сказал? Закодирую от спонсора. Помни железно: — никаких страхов! Шелупонь он, этот твой Канат. Настрой на победу. Пойми, ты совсем другой человек. Мы работали целый год!.. повторяй за мной: — Я злой, я целеустремленный, я сильный…Я совершенно здоров! Победа в моих руках!

Б. — Я злой… Я сильный… Я победю… Или побеждю?

Заходит Лана, бросается к Бармину на шею: — Ларсик, милый. (пылкий поцелуй в щеку) Поздравлю!

Б. — Сплюнь! Нельзя же заранее — дурная примета. (он украдкой утирает щеку, в ужасе от ее появления, но старается держаться в рамках любезности.) В телефон: — Извини, перезвоню, у меня клиентка.

Лана: — Ха! И плевала и блевала, извини за натурализм, эффект нулевой. Спасай! (поднимает вуаль, предъявляя красные пятна и шелушение.) Взгляни на этот кошмар! Как после сеанса пыток в инквизиции. Я в шоке! Завтра выступление в ВИП клубе. Ночное шоу — сумасшедшие бабки, персоны высшей категории противности! Спасай!

Б. — Извини, не могу. У меня же сегодня поезд! Дорогая… я сейчас дам тебе телефон, это отличный специалист, поверь мне (пишет). Он поможет.

Лана — Господи, неужели не ясно — мне нужен ты! (выбрасывает записку с номером телефона). Ты волшебник! У меня выход с обнажонкой.

Б. — Может, подать твой номер как «жертву маньяка»? (смотрит на кожу Ланы с ужасом): — Ну… слушай… это надо немедленно показать врачу… Ожег, аллергия или… Уфф… только ты не паникуй сразу. Мне сейчас специалист рассказал… Не хочу тебя пугать, детка… Ты случаем не была в теплых краях?

Л. — Три дня как оттуда… Снимали клип. Надо было сидеть за столиком и жрать, жрать — пять дублей подряд! Всякие морские деликатесы. Я их обожаю! А тут — ничего в горло не лезет, блевать тянет, голова кругом и чешется, все чешется! (бурно чешется) Жуть…

Б. — Лануся, детка…положение может быть очень серьезным. Есть такие страшные паразиты, которые размножаются в человеческом организме…

Л. — Боже! В моем теле? (ощупывает себя) Только не это!

Бармин звонит: — Лень, это опять я. У меня здесь очень красивая дама. Очень известная! Была в Египте, сыпь и тошнота. По виду похоже на ожег. Что делать?

Лана: — Ой, все что хочешь, но я должна быть форме. Мне необходимо завтра выглядеть на все сто. Лечиться буду потом.

Голос в телефоне: — Ничего! Ничего не делай! Слышишь, Илларион! Немедленно отправь ее к врачу! Осторожно с лекарствам, они, паразиты, химию очень не любят. Еще больше звереют!

Лана уже лежит в кресле полураздетая, одной рукой притягивает Бармина, глядя ему в глаза гипнотическим взглядом: — Я злая, я сильная, я все могу. Ты добрый, ты нежный, ты не можешь отказать мне… Особенно сейчас. Ставка больше, чем жизнь.

Б. — Понимаю. Я — все понимаю. Ну… если только попробуем легкую успокаивающую маску… (наносит кремы, включает музыку — там что–то новогоднее) Так… Медитируй, повторяй тексты песен, — если что не так — зови. Я буду рядом, мне надо собрать инструменты.

ЭПИЗОД 3

Бармин в своей рабочей комнате продолжает собирать сумку. Осторожно достает металлическую коробку с каким–то прибором, заботливо пакует. Кричит Лане: — Тебе хорошо?

Лана — Словами не передать! (поет что–то из своего репертуара)…

ЭПИЗОД 4

Кабинет частного детективного агентства. На стенах фото и дипломы. На фото совладельцы агентства — Женя и Игорь то с Ельциным, то с Лужковым, то с Березовским. Рядом подборка физиономий разыскиваемых преступников с надписью: «Здесь всегда рады встрече с вами!»

За одним письменным столом Женя, за другим — ее коллега, бойфренд и совладелец агентства — Игорь Ильин. Женя представляет собой «бизнес–вумен–синий–чулок». Женщина, которую не провожают взглядом. Ильин продвинутый в смысле элегантности качек, все еще отстает по части хороших манер. Жизнелюб, волевая, решительная личность без страха и упрека. В комнате работает телевизор с отключенным звуком

Ж. — Не поняла — ты собираешься сидеть здесь двое суток?

Игорь: — Запросто! Я не покину пост в самое ответственное время. Праздничные дни — самые опасные в медицинском и криминогенном смысле. (кивает на экран) Дырявый может появиться каждую минуту! Милая, пол года же ловим!

Ж. — Ловим, ловим! Выслеживаем, вынюхиваем…Пфф…Кто бы знал, как я от всего этого охотничьего дела устала!

И. — Тебе необходимо элементарно отоспаться. Шагай, шагай, детка! Я даю тебе отгулы до первого января.(нежно обнимает ее за плечи, поглядывая искоса на свое отражение и поправляя галстук)

Женя, вырываясь: — Не дури, Игорь! Мы же договорились встретить Новый год дома!

И. Встретим здесь. Первого января, вечерочком. Я сделал заказ в ресторане. Тебе не надо будет надрываться у плиты и ублажать гостей.

Ж. — Как же мне хотелось надрываться у плиты! Я готовилась! Вот (достает рецепт) — омары с рыжиками в ананасовом соусе… А на десерт…Да знаете ли вы, доктор Ватсон, что если залить клубнику спиртом, она будет гореть!

И. — Милая, милая! Горелая клубника! Именно об это я мечтал с детства! Но не сейчас же! Это первое. Во–вторых — Ватсон — это ты. Я — генератор идей и силовик одновременно. Ты сама всегда восхищалась моей ответственность перед избранным делом! Когда мы стали совладельцами этого агентства, мы даже ночевали здесь!

Ж. — Но у нас не было квартиры и… нам просто не хотелось расставаться. (пытается его обнять)

И. — Это было три года назад. Увы, мы успели повзрослеть. Кстати, квартира куплена на тебя.

Ж. Агентство — твое. Все по–честному. Но расставаться я все еще не хочу… Решено — остаюсь с тобой! Встретим новый год в компании этих чудесных фотопортретов, папок, файлов, бронежилетов и наручников. Глянь–ка сюда! (достает и прикладывает к себе вечернее платье чрезмерной нарядности) Как тебе это?

И, внезапно хмурясь: — Что–то новое, моя железная леди… Что–то совсем, совсем новенькое (подозрительно смотрит на нее) — Видимо, причина твоей расцветающей женственности вовсе не я.

Ж. — Ах, мистер Холмс, иногда вы бываете потрясающе глупы.

И. — Не надо! Не надо делать из меня мелкого бытового склочника! Я все отлично вижу.

Ж. Господи! Ненавижу твою ревность! Это мания, болезнь, это… Знаешь… знаешь, в такие минуты я страшно жалею себя (слезы на глазах)

И — Ага! Я прав, прав! (швыряет ее платье) Ты же никогда не увлекалась женскими, бабьими штучками. Ты даже плакать не умела!

Ж. — И сейчас не могу. Но очень хочется. Я трудолюбивая, самоотверженная, заботливая. Но я — не твой тип. Не Лана Данс и ни Виагра. (медленно встает, подбирает платье, собирается уходить, стоит в дверях, глядя на него с прощальной нежностью) — Ты бабник, ты ревнивец, ты неисправим. Ненавижу.

И (хватает ее за руку) — Да, мне нравятся яркие женщины! И вот ведь парадокс — они нравятся всем! Всем нормальным мужикам. (Женя смотрит ему в глаза с презрением, он злится) — Ладно, скажу все, что о тебе думаю: — ты не женщина, ты заводная машина. Ты — мужик в юбке. Думаешь, я все время буду у тебя на веревочке бегать? Ошибаешься! (уходит, хлопнув дверью).

Женя ошеломленно стоит в дверях, возвращается в комнату, подбирает платье, бухается в кресло перед экраном. Включает звук телевизора, там мрачный бородач излагает советы по гороскопам: — «Козерогам лучше отметить праздник дома. Придельная осторожность во всем: возможны пищевые отравления, аварийные ситуации, встречи с хищниками. Для Водолеев праздничные дни полны сюрпризов, приятных неожиданностей. Вы получаете возможность получить то, о чем давно мечтали. Не упустите щанс! Не бойтесь рисковать — это ваше время!»

Женя: — Поверить? Слишком честное лицо…В клиенты я бы его не взяла.

Смотрит на себя с отвращением в зеркало. — Расцветающая женственность? У Игорька глюки.

Звонок. Поднимет и бросает трубку. Снова звонок. Женя снова нажимает на рычаг и решительно набирает номер: — Мартин! Чудесно, что ты дома. Что там у вас в Германии? Пробирается медведь сквозь густой валежник?

М. (говорит с немецким акцентом): — Что- что? Где медведь?

Ж. — Это стишок про весну: «Пробирается медведь, сквозь густой валежник, стали птицы громче петь и расцвел подснежник!» Весна значит!

М. — Нету никакая весна! Нету цветы! Зверски сильный зима! Больше голова снег!

Ж. смеется: — Не представляешь, как я рада слышать твой смешной, твой такой дурацкий голос…

М — Почему дурацкий? Евгения Николаевна, я умный! Я хотел охмурять самая лучшая женщина России! Но я должен горько плакать — ты отказал мне приезжать в Новый год. Знаешь, что я буду делать?

Ж. — Умчишься в Альпы, что бы гонять на своих ужасных лыжах.

М. — Не угадать! Буду сидеть один дома под елка и сочинять для тебя песня. Колыбельная. (напевает искаженный русский текст колыбельной Моцарта): Рыбка уснула в саду, птичка уснула в пруду, спи поскорей засыпай, спи моя радость, бай бай…

Ж., зевая: — Я и в самом деле жутко хочу спать, уже целый год… Ты…Ты необыкновенный, ты нежный, ты все чувствуешь…Как собака…

М: — Что–что? Плохо понимать! Повтори!

Ж. опускает голову на стопку папок, рядом лежит трубка, а в ней голос Мартина: — Повтори, нох айн маль, битте! Женя! Я ничего не слышать! Женя, ты где пропал?

ЭПИЗОД 3. Салон Бармина

Лана лежит вся в компрессах. Над ней размышляет Бармин.

Бармин: — Не тошнит? Уже хорошо. (мажет Лану еще чем–то, накрывает лицо салфеткой). Так, через 40 минут снимаю компресс и… Прости, радость моя, уезжаю.

ЕМУ звонят. Возбужденный женский голос: — Господин Бармин? Ой, слава богу, нашелся! Квартира 74, подъезд 3, этаж седьмой? Ну точно! Фу, обзвонилась прямо! Не представляете, как я рада! Поздравляю — вы затоплены! Прорыв водяного отопления. Сплошной водопад!

ЭПИЗОД 4

Бармин едет к своему дому: видит аварийку у подъезда. К нему бросается тетка со списком, сообщает: — Прорвы на трассе, обзванивали всех жильцов. Квартира 74? Бармин? Вам повезло. Повезло с подъездом. Можете не волноваться. Вон их затопило, в четвертом! Приятного праздничка.

Бармин откидывается на сидении, закрывает глаза. Шепчет с облегчением: — Последние шуточки уходящего года.

ЭПИЗОД 5. Холл салона

Бармин — бодрый и радостный, возвращается. Навстречу бросается его секретарша Таня.

Таня: — Илларион Денисыч… Только вы не волнуйтесь (пытается его притормозить)

Б. — Уже не волнуюсь. Это ошибка. Затопило, но не меня! Вы будете смеяться, Танечка, на этот раз снаряд ахнул не в мою воронку!

Таня: — Там… там…в вашем кабинете (плачет) Господи, там Лана Данс… Кто–то ее душил… Она хрипела, вся синяя… Я вызвала «Скорую». И милицию.

Бармин хватается за сердце, вспомнив уроки Леонида, ложиться на пол, старается ритмично дышать. Бубнит: «Я сильный, я ловкий… Я не виноват!»

Холл салона озаряется мигалками милицейских машин. Звучит голос в мегафон: «Господин Бармин! Выходите, не вздумайте оказывать сопротивление! Здание окружено»

Секретарша, подняв руки, выходит. Бармин вскакивает, машинально поднимает руки, следует за ней, но вдруг спохватывается, бросается в свою комнату, засовывает в приготовленную сумку парик, краски и выскальзывает через запасной выход.

ЭПИЗОД 6 БРЮССЕЛЬ

Кулуары конкурса визажистов. Афиша: «1 января в 19 часов — прямой эфир финальное шоу конкурса Евровидения «Пигмалион»» Уже известное фото Бармина и рядом другое — панкового вида мулат показывает всем язык. Надпись по–английски: «Гарри Олдс сделает всех!»

Красотка из породы фотомоделей провинциального разлива нервно жует шоколад, запивая пивом из бутылки. Это модель Бармина Катя с лицом лупоглазой матрешки. Тут же лежит в откинутом массажном кресле с закрытыми глазами и сложенными на животе руками менеджер Бармина Феоктист Лазоревич Чомкин — солидный господин лет 50.

Катя: — Вы извините, Феоктист Лазоревич, что я все время грызу. Это у меня от нервов.

Ф., не открывая глаз: — Пиво оставь!

Катя: — Так это ж вишневое…

Ф взрывается, вскакивает, выхватывает бутылку, швыряет в мусорник: — Полная идитотка! Ты на свой фейс посмотри! И так не Клавдия Шиффер. Бедный Ларсик! Ему нужны эти заплывшие глазки, эти мешки под глазами?… Нет…пора заняться своим делом. Своим! «Исследование миграции малых народностей в условиях дальнего севера» Я уже был близок к эпохальному открытию! Чукчи, эвенки, ненцы мигрируют на юг! При этом тип внешности европеизируется! А тут…(смотрит на нее с отвращением) Такое лицо в столице Евросоюза…

К. — Так сегодня ж была репетиция в интерьере…И вообще… Я уже от страха трясусь. (сжимает колени) Все время в туалет хочется.

Ф. — Дура с недержанием! Еще пивом заправляется. (подходит к портрету Бармина и его конкурента. Обращается к изображению конкурента) Ларсик гений! Настоящий русский самородок. Он тебя, лиловый, порвет! А мы будем сильно смеяться!

К. — Я верю! Я тоже верю!.. У него…у Иллариона Денисыча, откровение было. Ничего не объяснил. Сказал — только, что все заметано — приеду и осуществлю.

Ф — Ну с тобой, ладно, осуществит. А с этой — с физданутой «черной маской»?

К. — Ему все равно. Гений. У гениев всегда тайны. Я «Код Да Винчи» читала. Все хорошо кончается. Не поняла только как…

Ф. — Вот бы и сидел здесь со своей тайной, спокойнее было бы. Это ж подумать надо: прямой эфир, Евровидение на весь Евросоюз! А он в Москве мыкается!

ЭПИЗОД 7 У Салона Бармина

Машины с мигалками. Мужчина в дубленке кричит в мегафон: — «Гражданин Бармин — сдавайтесь! Вы окружены. Сопротивление бесполезно!»

Это представитель спонсора Бармина Дягилев. Рядом нарядные дамы и две девушки с букетами и плакатом: «Коллеги и друзья поздравляют лучшего визажиста планеты — Иллариона Бармина с сорокалетием!»

Лана Данс, отирая тампоном лицо, идет к своему авто, чмокает Дягилева: — Я свое отработала. Канату привет. Скажи, уважаю и всегда помню. (уезжает)

Одна из дам, с беспокойством глядя на двери салона: — Не выходит… Вообще–то у него сердце пошаливает…

Вторая: — И с чувством юмора не очень–то…

Дягилев — Да я б вообще… сдох на месте! Хоть и сердце в порядке и чувство юмора вроде не хлипкое, и разряд по боксу. Такую фигню устроили — инфаркт с миакардом.

Лана, вернувшись, кричит из машины: — Он сегодня, похоже, сильно переволновался. Вы уж не слишком на страх давите. (уезжает)

Менты: — А что? Впечатление сильное! Клиент ваш, думаю, в полном… Засел, забаррикадировался, дрожит… Как понимаю, мы уже не нужны?

Дягилев: — Боюсь, придется вам еще поработать… Пошли в помещение, будем разбираться на месте.

ЭПИЗОД 8. Белорусский вокзал

ЖЕНЯ у ларьков. Она в спортивной куртке и шапке с наушниками. На спине рюкзак. Покупает в киоске косметику, средство для окрашивания волос прядями. (кошелек достает из кармана куртки) Выбирает игрушку — огромный меховой крокодил истошно вопит «ай лав ю»…Собака гавкает «Хеппи нью йер!»

Женя, колеблясь в выборе, обращается к продавцу: — Как по вашему, молодой человек, что бы вам больше понравилось?

Продавец, лихо сплевывая жвачку: — Хы… Вам правду сказать или как?

Женя покупает крокодила, смотрит свой билет, идет к платформам.

Предпраздничная привокзальная толчея. Дети в рожках, воры, туристы, елки, пирожки. Раздается какой–то хлопок, все бросаются врассыпную, Женя, совершенно не реагируя, идет к вагону. Ей преграждает дорогу человек в смокинге, подставляет руки для наручников, объявляет: «Браслеты от «Карата» — моя пожизненная мечта». Обнимает ее. Рядом другой с видеокамерой, в каскетке с эмблемой «МТ — Фильм»: — Слушай, при чем здесь эта тетка? Вон та! В шубе! (Парень в смокинге и мужик с камерой убегают к даме в роскошной шубе)

Женя грузится в вагон Москва — Брюссель.

Проводница: — Вам до Кельна. Пятое купе.

Заходит в купе, осматривается, кладет на столик крокодила. Звоните мобильник. Женя кричит: — Нет, Олька, нет! Не надо меня уговаривать. Игорь твой брат … я понимаю… Ну не могу я больше! Кончено. Точка. Пусть рыдает. Есть придел. Он сказал, что я не женщина! Все. Я уже в поезде. Да! Еду встречать Новый год к другу… Иногда надо уметь все начинать заново! Пока! До следующего года. Я вырубаюсь. (сморкается, снимает куртку, резинкой собирает волосы. Давит на крокодила, он кричит, она, прижимает его, всхлипывает).

В коридоре у купе Ларсик, он в парике, с приклеенными усами, в очках, в шляпе. Сверяет номер на дверях с билетом, видит женщину с крокодилом. Недоволен, кричит:

— Проводник! Это мое купе. Первый класс. Сами понимаете, не рассчитывал на компанию. Особенно такую приятную.(убийственный взгляд на Женю) Простите, леди.

Женя: — Купе — номер 5! До пяти я считать умею. Можете быть свободны! (пытается закрыть перед ним дверь, он держит)

Появляется Игорь, хватает Бармина за грудки, демонстрирует его Жене: — Я так и знал! Понимаю — это твой идеал! Интеллектуал, бездна вкуса и изящества. Меня заставляла мышцы качать, а тут — легчайшая весовая категория!..

Бармин, стряхивая руки Игоря: — Изящество — мой девиз. Извините, я не настроен участвовать в вашем весьма увлекательном реалити шоу. (пытается выйти)

Игорь (преграждает ему дорогу) — Оставайтесь, милейший, я добрый. И катитесь в свою Европу — скатертью дорога. Выйдет она. — (пытается вытащить рюкзак Жени)

Бармин Игорю: — Спасибо. Вот еще крокодильчика не забудьте.

Игорь выталкивает Женю в коридор, смотрит на Бармина: — Могу я переговорить с тобой, как с мужиком?

Бармин, поправляя очки: — Простите… Как с кем?

Объявление: — Отправление поезда через три минуты. Просим провожающих покинуть вагоны

Женя, врываясь в купе: — Вот что, господа: вы оба здесь лишние! Что бы ни вас, ни вас, духу здесь не было. Имею я право на отдых!

Игорь тянет ее рюкзак, она упирается. Потом приемом самбо (или какого–то другого у-шу) выбрасывает Игоря в коридор и закрывает дверь.

Игорь, выглядывая в приоткрытую дверь: — Ты не женщина! Ты…

Женя захлопывает и запирает дверь.

Бармин. — Довольно профессионально и выглядит вполне не убедительно. Такого крупного джентльмена заломали…

Женя: — Приходиться защищаться самой. Неужели на вас надеяться? Вид у вас, интеллектуал, надо сказать, не солидный (поправляет ему кончик уса) От жены скрываетесь, от любовницы? Могли бы вступиться за женщину.

Бармин: — Я не дерусь, дама! У меня другая профессия!

Женя: — Вор? Шулер? В любом случае, мне вы здесь не нужны. — Хочет выкинуть его сумку в коридор. Он перехватывает. Оба держатся за ручки сумки.

Бармин (Смотрит на Женю тяжелым взглядом): — Я не дерусь, но я не безобиден. Я воздействую энергетически. И не приведи вас Бог…

Она отворачивается, кричит в коридор: —. Есть тут проводник?

Бармин пытается вытеснить Женю в коридор. Она ловко выворачивает ему руку, державшую сумку.

Бармин, выпуская сумку, хватается за свою пострадавшую кисть: — Изувечили правую! Гнусность какая! Не представляете, на какую сумму вы сейчас полетели, леди! Знаете, сколько стоит вот эта рука? Будете приятно удивлены.

Игорь за окном вагона кричит: — Ты еще будешь рыдать на моей груди. Он тебе устроит! Я же сразу вижу кто есть кто! Я таких за версту чую! Статья 28 тире 46 — по совокупности.

Бармин, задернув штору, обращается к Жене: — Перед тем, как мы расстанемся, я вынужден записать ваши данные. Иск за травму будет предъявлен через адвоката.

Женя: — Хоть сейчас! Вот моя визитка… (роется в карманах, находит лишь отдельные мятые купюры) — Бумажник вытащили! Кредитная карточка, визитки…

Б. — Надеюсь, подозреваемый в воровстве не я?

Женя соображает: — Парень в наручниках…Точно! Ловко провернули!

Появляется проводница с билетами Жени и Бармина, обращается к ним: — Недоразуменьице вышло, господа! Вы, девушка, брали билет час назад, а этот господин бронировал заранее. Компьютер проставил один номер! К счастью есть свободное купе. Ой, вам так повезло! В эти дни — сумасшедшая нагрузка! Тургруппы новогодние пошли. Все битком. Вам, девушка, до Кельна, вам и переселяться. Да не волнуйтесь — там даже лучше, туалет рядом.

Женя выносит рюкзак. Бармин ей: — извините, травмирован, не могу помочь. Крокодильчика не забудьте!

Женя выходит.

Бармин остается один, достает телефон, звонит: — Феоктист! Слушай меня внимательно… Я в полной…В общем, дело сугубо секретное. Пока ничего не могу сказать определенного…(озирается на дверь) Перезвоню.

Спешно идет в туалет, стоя у унитаза набирает номер — занято. Шид! — роняет телефон в унитаз. Мобильник успешно проваливается в отверстие. Бармин садится на крышку, хватается за голову.

ЭПИЗОД 9

БРЮССЕЛЬ. В номере гостиницы. Феоктист Лазоревич держит отключившуюся трубку. Сообщает замершей Кате: — У Ларсика проблемы…

К., снова дрожит. — Думаете, его могут конкуренты похитить?

Ф. — Сплюнь!

К. ноет: — Ой, пропадем… Позор–то какой, меня в Сургуте вся родня затыркает…Если что… Может вы?… Вы ж умеете… Как заместитель… Как специалист по народам…

Ф. — Умею! Да умею! Что не спросят, все умею! Скажут только: «партбилет на стол!» и как миленький: «Что изволите?» — одену, раздену, обую, из какой–нибудь… такую Фиалку Монмартра сбацаю!.. (пьет пиво). Такой имидж устрою — сломаются! А вот что я с этой «черной маской» делать буду? Не знаю! Не знаю! Вот к чему приводит соблюдение творческих тайн.

Катя целует фото Бармина: — Ларичка, ай лав ю… Мы тебя ждем. Ты слышишь?

ЭПИЗОД 10

КУПЕ БАРМИНА.

Бармин снимает парик, усы. Достает загранпаспорт, смотрит на свое фото. Думает:

«— Последнее фото с воли. Если не взяли в Москве, будут брать сейчас. Паспортный контроль и повяжет…Ба!..Поздравляю…Ко всему прочему, Иллариоша, у тебя завтра юбилей… Е-мое!(хватается за голову) Я ж всем нашим сказал, что сегодня, что бы праздник людям не портить! Никто и не вспомнил…Сороковник! «Земную жизнь пройдя до половины…» Это у Данте половина. Бармин, вы, к несчастью, не долгожитель. (считает пульс)

ЭПИЗОД 11

КУПЕ ЖЕНИ

Женя зевает, кое–как бухается на кровать и засыпает. (Слышит голос Игоря — «ты не женщина!») В ужасе вскакивает, смотрит на себя в зеркале. Распаковывает приобретенную на вокзале косметику, кое- как мажет волосы прядями, на лицо кладет какие–то маски, ложится лицом кверху, как мумия, и мгновенно засыпает.

ЭПИЗОД 12

Поезд мчится сквозь ночь. Страшная метель, прожектора едва пробивают снег, тревожные гудки, мелькающие вихри…

.

ЭПИЗОД 13

МОСКВА. В квартире Дягилева сидят у телевизора все участники розыгрыша Бармина. Диктор ТВ рассказывает про ужасные заносы в Европе. Страшные завалы на дорогах, аэропорты закрыты. Валяется на диване плакат поздравления Бармина, стоят букеты. Компания уныло выпивает.

Первая дама, достает из сумочки бутерброд: — С кем поделиться? Мне надо перекусить, у меня диабет. (тишина) Хотя бы заказ на банкет в ресторане успела отменить. Пятьдесят процентов неустойки содрали — это ж с ума сойти можно! Говорят — раньше надо было думать.

Вторая: — Лучше бы закусь с собой забрали. (переключает канал) Может, о нем в Криминальных новостях сообщат? (на экране гремят взрывы) Ну куда, куда он делся? Давайте в розыск объявим, а?

Дягилев: — Вот черт! Нет, нет, скажите мне! Зачем вы меня–то в эту дурь втянули? Сценарий им придумай, что бы в фирму со своими предложениями выйти. А что я еще веселенького кроме Ментов могу придумать? Мне еще в школе говорили, что у меня шутки слишком… Слишком острые. Когда садились на кнопку. Но это вот (швыряет букет в коридор и он там взрывается, рассыпая конфетти) придумал не я!

Девушка Маша: — Я, я придумала! Неужели никто не понимает, как человеку, зацикленному на работе, нужна разрядка! Особенно перед конкурсом — всплеск адреналина! Как он — одинокий, утонченный, взволнованный, нуждается в заботе коллег!

Первая дама: — И вообще — Бармин фигура такого масштаба, что сейчас это просто неприлично — праздновать кое–как! Организация нестандартных мероприятий — при таком статусе обязательна! Поверьте мне как пресспикеру!

Дягилев — А мне, как игналайтеру! Как доверенному лицу Игната Канатчикова — нашего уважаемого спонсора. Бешенные бабки за все эти шуточки из его кармана вылетели.

Вторая дама: — А ведь все было продумано с точностью до минуты! Забираем из салона, везем в ресторан, утром грузим в самолет и привет с крылышками! За призом в Брюссель!

Доктор Леня мрачно: — Не переносит он самолетов. Сегодня только сказал. А уж я его гельминтами так застращал…Где бы он сейчас ни был — диету гарантирую.

Входит только что умывшаяся Лана Данс и, выложив косметику, начинает обустройство лица:

— Канату сообщили? Пока не надо — всех нас порвет. Самое смешное, Ларсик даже забыл, что у него юбилей! Кричу: «Поздравляю!» А он: «ты сплюнь, еще рано…»

Секретарша Таня: — Это он про конкурс думал. Там серьезные дела. Илларион Денисович собирался применить новые технологии. (плачет) Зачем я только согласилась…

Дама: — Я лично следила за отправкой багажа в Берлин. Но самое главное он должен был взять с собой. Для «черной маски»! Ну, то самое… Может, в церковь сходить, свечку поставить, а? Николе — Чудотворцу?

Дягилев, набирая номер телефона: — Сходи. Хуже не будет (слушает молчащий мобильник) — И где он сейчас? Как сквозь землю провалился. Конкурс, считай, завален, бабки спонсора в трубу, Бармин в бегах. А в ресторане кто–то сейчас жрет наши шашлыки. И это по–вашему смешно?

ЭПИЗОД 14

Бармин у себя в купе. Лежит на спине, старается успокоиться. Думает: «Только тихо. (щупает пульс) Будем рассуждать логически. Если не взяли в Москве, не взяли на всех этих украино–чешско — немецких границах, идея ясна: будут брать на конкурсе. Прямой эфир, Международный скандал. Красота по Российски! (садится) Тише, Илларион! Анализируй. Да, ты терпеть не можешь эту приставучую стерву Лану! Да, все это знают. Она ворвалась и потребовала! Прямо с ножом к горлу! Но ты же не нарочно! Может, она вообще, жива? Может, не задохнулась? И вообще… Я же только нанес успокоительный крем…Не ври! Не ври! Вначале да, а потом — свой хваленый бальзам! И почему?! Ты — добрый и нежный хотел помочь этой милой женщине?… Нет, ты тайно мечтал о том, о чем предупреждал Леня — об атаке озверевших гельминтов, которых она наглоталась в Египте! Ты надеялся, что им здорово не понравится твой бальзам. И ты не имел право применять технологии не прошедшие клиническое испытание. Это срок. Боже, Дягилева с Канатчиковым жалко! Такие деньжищи на меня ухлопали…(поезд медленно останавливается) Почему встали? Ага! Похоже, будут брать сейчас.

В коридоре шум.

В купе к Бармину стучат. Он открывает с решимостью смертника.

Проводница: — Извините, но дело такое…деликатное. У женщины схватки начались! Ой, ну я прямо не знаю! У нее срок рожать через месяц. Она в туризм поехала без мужа, прогуляться решила напоследок — веселая такая. А там у них по три человека в купе друг у друга над головами висят… Все мучаются.

Б. — Полагаете, эта веселая дама должна рожать тут? Вы полагаете, что я не способен страдать?

П. — Да что вы, мужчина! Вас я прошу переселиться к соседке. Вы уже успели познакомиться. Симпатичная такая шатеночка с крокодилом.

Б. — К этой борчихе? (трет запястье):

П. — Она согласилась.

ЭПИЗОД 15

Бармин и Женя в купе. На двух полках. Окно задернуто шторой. Горит синий свет. Бармин с темной повязкой на глазах.

Б. думает: «Брест позади. Мы в Германии. Не взяли… Ждут там, в Брюсселе. Позор, какой позор! Хорошо бы, как Анна Каренина — бух — тыр- пыр — и все по фигу. А мир второе столетие от сочувствия корчится. (Лежит, ровно дышит). Уйти и видеть сны… А Катюха? Бедная, со всех сторон обворованная судьбой золушка из Мухосранска. Это же ее шанс взлететь! Я — ее шанс. Ради нее я должен жить. Пусть отсижу, но ведь выйду! И вообще — это ж нонсенс! Отсидеть за Лану Данс? За свою нечеловеческую доброту? Ни за что! Побег и протест! (срывает повязку, садится) Так, думаем, думаем… К чертям конкурс — это западня. Швейцария — да! Нужна Швейцария. Кто там у нас? Господин Кленовский — вживление волос из паховой зоны, прямо к нему. Супруге Эльвирочке — полную круговую за пол цены устроил. Должны помочь. Конечно, не адвокатура, спецы по казино. Все равно — одна шайка–лейка. Я спокойный, я злой. я ловкий…Так…Нужен полустанок, машина на прокат и гонки по ночному автобану! (ложиться, натягивает на глаза повязку) Бармин — Джеймс Бонд своего дела! Волшебниками не становятся. Волшебниками рождаются!

ЭПИЗОД 16

Женя. Думает: — Зачем я еду? Так, от придури. Может железная леди, хоть раз в жизни подурить, поверить в гороскоп и попереть как танк на судьбу: а ну подайте мне сюда мой шанс и мою удачу! Оторваться хочется, забыться…Врешь, Женька! Любви тебе хочется… Ага, боишься признаться. Смоталась от Игорька и мчишь к Мартину! Милый, нежный, голубоглазый колыбельную споет…Он от тебя в самом деле балдел. И ты ж на него еще тогда, во время следствия, с большим интересом поглядывала! Поглядывала — точно. Вот, выкрасилась, принцесса! Забыла, что у тебя врагов — до фига и больше. Каждый, кого ты помогла заловить, выкинет дуру из тамбура с песенкой «Замочу суку!» Да вон хотя бы этот тип — темная лошадка: то усы, то парик… Ведь чего–то боится. Боится… Штору на окно опустил и еще повязку напялил. Притворяется, наверняка не спит, за мной наблюдает.

(Женя садится, глядя на неподвижно лежащего Бармина, жуткого в синем свете ночника. Открывает на окне штору)

Б. вскакивает. — Что вы делаете! Я не могу спать, когда что–то там постоянно мелькает!

Ж. — Но вы же в повязке!

Б — Я должен сосредоточиться. Будьте так любезны дайте мне подремать, спите молча. И… разрешите воспользоваться вашим телефоном? Я свой потерял.

Женя, протягивая мобильник: — Кажется, у вас интересный гороскоп. Потеряли телефон, драпаете от кого–то…Похоже, вы Козерог. И знаете, это еще, как обещают звездуны, далеко не все. Напевает: «– Мы бежали с тобою в зеленеющем мае…»

Б. в телефон: — Милая моя! Кэт, детка… умоляю, не нервничай! Слушайся Феоктиста во всем. Я постараюсь… У меня (заслоняется от Жени одеялом) появилось одно… срочное дело… (кричит) Не тело — дело! Непредвиденные обстоятельства! Нет, милая, какая женщина? Ах, о чем ты… крокодил. Похоже, освободилась из зоны. (дует в трубку — связь прервалась)

Ж. С чего вы взяли, что я освободилась — сбежала! Я опытная — у меня третья ходка. И все — в Европу!

Бармин, возвращая Жене телефон: — Знаете, я сразу так и подумал. Это профессиональное. Спонтанная антипатия.

Ж: — Ого, плохи ваши дела. Спонтанная неприязнь к незнакомцу — признак отягощенной совестью. Зачем же вы согласились разделить со мной купе? Мазохизмом страдаете?

Б. — Видите ли, я не умею принимать младенцев. Пожалуй, это единственный мой недостаток. Уж лучше вы, чем роды.

Тишина. У Жени звонит телефон. Она закрывается с головой, пытается говорить тихо: — Ольга все–таки дала тебе мой номер! Игорь, все напрасно. Хорошо, что ты догадался к кому я еду…Даже так?! (хохочет) Бред ревнивца! Мартин преступник! Никуда я не вернусь! Я уже другая! (щупает облепленное маской лицо) Другая! Все, я не могу орать…У меня такой приятный сосед спит… Да, тот самый. Утонченный интеллигент в фальшивый усах.

Б. — Уже не сплю и без усов. (нервно встает, выходит в коридор, бормочет про себя): Полный лузер! Не поезд — бордель с переговорным пунктом. Меня еще и в самолете укачивает.

ЭПИЗОД 17

Бармин стоит у окна, поезд медленно останавливается. Сквозь сплошной снег едва белеют пристанционные фонари. Идут мимо вагона проводники из Московского поезда с лопатами.

Голос проводника: — Впереди до Кельна все забито. Сплошной Форс можор. Вот интересно, по международному соглашению, кто кого должен откапывать?

Второй голос: — Нач. поезда сказал: копать нам. Техника их.

Первый: — И сколько нам эти немчура за ручную работу накинет?

ЭПИЗОД 18

НОЧЬ. Заносы. Платформы маленького немецкого городка завалены снегом. Люди в комбинезонах разгребают пути. Вдали сквозь метель светятся фонари и окна вокзала. Из вагона выходит Бармин, оглядывается. На носилках бегом проносят роженицу. Врач что–то говорит по–немецки. Проводница объявляет Бармину радостно: — Девочка!

Бармин рабочим: — Чего стоим?

Рабочий: — А куда ж ехать, у нас не вездеход.

Б. смотрит на часы: — Семь утра, темнотища, 31 декабря… Какой–то германский Мухосранск задумал переиграть Сибирь. Магадан, как я его себе представляю. Вы в полной ж…, господин Бармин. Стоп! Это с одной стороны. Но с другой — стороны, мистер Бонд, все складывается отлично. Так — коктейль пока отменяется, авто на прокат и гуд бай Германия! Гуд бай, лузер! Привет, удачник! (Ныряет в вагон, выходит с сумкой и в шляпе, шляпа слетает. Б. пытается ее поймать, роняет сумку, из нее высыпаются на снег всякие флаконы, коробки, спреи. Из вагона выходит Женя в наброшенной на пижаму куртке. Лицо покрыто косметической маской, волосы под пластиковой шапочкой слиплись. Видит сидящего в снегу Бармина)

Женя: — Освежаетесь?

Б. — Привык утрами разминаться (делает пару приседаний, склоняется над сумкой, собирает рассыпавшиеся вещи, осматривает, укладывает обратно. Достает металлическую коробку, которую упаковывал в Москве, прикладывает к уху, бережно встряхивает, откладывает в сторону) — Не подведи, родимая!!

Ж. — Похоже, мы крепко застряли. Думала выспаться, а тут еще хуже чем… чем на зоне.

Б.(взглянув на нее, столбенеет, забыв про металлический ящичек в снегу) — Участвуете в шоу ужасов?

Ж. — Очищающая маска из натуральной глины. Л, Ореаль Париж.

Б. — Очищающая, говорите? (мажет пальцем по ее щеке, нюхает, тщательно вытирает палец салфеткой) Париж? Придется вам пройти обследование на микрофлору. Знаете, где эту глину берут? Правильно подумали. Почти из канализации. На берегу загаженных подмосковных водоемов. (застегивает сумку)

Ж. — А пахнет приятно…(Женя набирает в ладони снег и обтирает лицо)

Б: — Что вы делаете! Сплошные тяжелые металлы! Снег фильтрует воздух забирает в себя все вредные примеси из воздуха. Поздравляю — вы умылись отходами производства.

Проводница, идет от вокзала, сообщает: — Техника снег гребет, не справляется. До утра простоим.

Бармин: — Отлично! (Жене) — Дайте мне ваш телефон. (Звонит) — Мсье Кленовского, плиз! Марк! Это Илларион из Москвы! Да, тот самый. Как шевелюра? Как на чем?…Хм…Зря жалуешься, у тебя на заднице совсем не жидко! Ты будешь дома? Слава Богу! Решил сделать тебе сюрприз. Мчу в Женеву. На авто. У меня такой смурной характер — художник, сам понимаешь. Сидел, сидел, думаю вдруг — виза есть, настроение праздничное, почему Марка не порадовать лично? Эльвирочке не говори — пусть будет сюрприз… Что? Конкурс? Ах, не спрашивай! Ты же знаешь эти дела — сплошная лажа. Рекламный трюк, потом расскажу. До встречи…

Бросает телефон Жене: — Счастливого пути, берегите крокодила. Через сутки доедите. (подхватывает сумку идет к вокзалу)

Ж: — Но… постойте…как вас там… Я же должна успеть…К Новому году! Я непременно должна успеть…!

Б. уходит, не оглядываясь.

Женя растерянно смотрит ему в след. Идет снег.

Ж: — Значит вот так ты меня кинула, госпожа удача? А если я разозлюсь?. (звонит ее телефон) Игоря — одену по полной программе! (В телефон) — Хорошо, я Ватсон, а ты — бабник! Думаешь, моего дедуктивного метода не хватает на твоих Маш и Даш? Вот и бесись, рогоносец! (В трубке кричит мужчина — Феоктист Лазоревич) — Ларион, что за шутки? Это я — Феоктист! Нам здесь не до смеха. Ты где? В багаже все перепутано, где лайкра, где лаки… А «Финтаж» вообще на жировой основе прислали, блин! (Вклинивается голос Кати): — Милый, где ты, откликнись?

Ж. — Вам кого? Какого Лариона!? А… — такой мрачный тип в шляпе под Боярского… Он… он звонил по моему телефону. Это мой номер у вас зафиксировался! Уже уехал. Откуда я знаю. Полагаю, к вам…

Женя сидит на тумбе, подставив лицо снегу, закрыв глаза. Бармин подъезжает на машине. Выбегает, подбирает в снегу забытый им металлический ящичек, прижимает к груди, крестится, подняв лицо к мутному небу. Натыкается на сидящую Женю. Она прислоняется к нему, он замирает, еще просветленный своей находкой.

Б. — Нашлась! Значит, все будет хорошо. (К Жене):

— Эй, милая, вы прелестны, когда молчите. И вообще — здесь просто великолепно, не без удовольствия постоял бы еще часок. Извините, тороплюсь. Меня ждут.

Женя: — вам звонили. Фе…Фекл какой–то

Б. — Феоктист!

Женя: — И дама. Что–то про жирную лайку сообщили. У них ее нет!

Бармин: — Это катастрофа! У них нет «Финтажа»? Боже… это конец… — идет с ее телефоном к вокзалу, звонит Феоктисту: — Фека, это я. Только без паники. Буду во время. Все привезу. Ждите. (Отключается.) — Пусть ждут! И копы с ними. Вот так подбрасывают дезинформацию опытные … преступники.

Тем временем Женя быстро вытаскивает из вагона свой рюкзак и садиться в машину Бармина:

Б. — Эй, дорогуша, куда! Это не такси.

Ж. — Мне тоже надо ехать и мне нужен мой телефон. У меня украли кошелек. Я вынуждена быть столь нелюбезной.

Б. держит дверцу: — Я плохо воспитан, я могу высадить женщину в снег.

Ж. — Ваш адвокат замучится доказывать ушиб против иска дамы с обморожением. Предупреждаю — не трогайте меня — я буду драться! Да не стойте вы как… Как козел в шляпе!

Б. — Омерзительная вульгарность! Уступаю грубой силе…Могу подбросить леди до ближайшего отеля. ….

ЭПИЗОД 19

Маленький придорожный немецкий отель в охотничьем духе. Везде рога и еловые ветки.

Хозяин в вельветовых бриджах, белых гольфах с кисточками, расшитом цветами жилете и с еловым венком на голове встречает Бармина и Женю: — К сожалению, все номера заняты господа! Праздник общества «Ангелы Ели» в наших местах всегда проходит с большим размахом. В ближайших отелях, боюсь, тоже самое. Забронировано заранее.

Бармин: — Черт подери! Куда же деваться? Дороги забиты! А у меня — день рождения!

Женя: — У меня — Новый год!

Хозяин: — О, гости из России! Мы уважаем Путина. Вы можете переждать буран в холле… Гости из России — наши друзья! Здесь удобные диваны, бар и телевизор…

Б, падая на диван. — Что я могу сделать? Я бессилен! (хватается за сердце)

Ж. — У меня есть валидол… И водка…

Б. — Да идите вы…! Все, я спокоен, спокоен. Где ваш валидол?

Женя дает ему таблетку: — Под язык…

Хозяин, видя такую идиллию, удаляется: — Не буду вам мешать.

За окнами хоровое немецкое пение, колокольчики, пляшущие над подоконником рога и дуги из еловых ветвей.

Бармин в дреме: — Вторую ночь без сна…Жуткий стресс.

Женя засыпающему Бармину: — Мой валидольчик поможет вам расслабиться. Поспите, поспите… (щупает пульс, вытаскивает из кармана его куртки ключи от машины и паспорт. Смотрит паспорт и кладет обратно) — Аллес гуте, господин Бармин! Счастливого нового года!

ЭПИЗОД 20

У отеля. Женя открывает машину Бармина, забрасывает на сидение сумку, разворачивает карту, ищет поселок Мартина. — Вот этот городок. Не так уж далеко ты от меня, Мартин Дурьхлохерт. Если даже учесть пробки — к вечеру успею (включает печку на всю мощь и радио)

По радио звучат предупреждения на разные голоса о заносах, авариях и объездах. Наконец прорывается беседа о предстоящем в Берлине конкурсе:

Женский голос: — Финал конкура визажистов не зря приурочен к новогоднему празднику. В его программу входит чудо! Причем, без всяких теле или компьютерных трюков. В заключительном шоу примут участие два главных соперника Гарри Олдс из Нью Орлеана и Илларион Бармин из Москвы. Что бы победить, им придется проявить колдовской дар, которым может обладать лишь подлинный маг красоты.

Мужской голос: — Думаю, что на базе современных косметических средств любую женщину можно превратить в красотку!

Женский голос: — Это на первом этапе проделают мастера со своими моделями. А в заключение нас всех ждет сюрприз… Никто не знает, что за женщина будет скрываться под черной маской. И она станет лицом Евровидения на весь будущий год!

Мужской голос: — Только не пытайтесь меня убедить, что там, где крутятся большие деньги, обойдется без трюков и подтасовок.

Женский — Чистая игра, уверяю вас! За отбором «черных масок» следит специальная комиссия. Будут подобраны типажи…ну, скажем, далеко не фотомодельной внешности.

М — Но вы ведь не хотите сказать, что отберут натуральных уродин?

Ж. — Нет, разумеется. Но преображенные нашими волшебниками, они станут в один ряд с лучшими моделями Европы. И тут включится жюри…Выберут самую красивую.

М: — И ею окажется обычная, но преображенная женщина? (смеется)

Ж. — Мы уже не раз говорили о том, что Гарри Олдс происходит из племени Вуду. Он уверен, что древние таинства этого самого загадочного культа, позволят совершить преображение физического тела.

М. — А москвича консультировали марсиане? И он предъявит духовное совершенство!

,Ж. — Он не раскрывает прессе свои секреты.

М. — Ну что ж, желаю неподкупному жюри хорошенько поработать!

ЭПИЗОД 21

БРЮССЕЛЬ. В номере гостиницы Феоктист и Катя. Катя в вечернем платье, Феоктист приодет.

Ф. — Может, спустимся в ресторан?

К. — Вы что? Мы будем там сидеть, а он придет сюда…

Ф. — Ценю преданных женщин.

Стучат в дверь. Официант в клоунском колпаке с носом и бровям вкатывает столик с ужином и новогодней елочкой.

Ф. — Гран мерси. Можешь идти! Свободен! Шерше ля фамм!

Официант по–русски: — С новым годом, товарищи! (достает из кармана хлопушку, выстреливает, уходит)

Феоктист оживляется, накладывает закуски, открывает вино.

Ф. — быстренько по–маленькой: — За Ларсика! За победу!

Катя: — За нашу победу!

Выпивают. Веселеют. Бодро едят.

Ф. — Вообще, ты извини за Шиффер… Если по–честному, ты не хуже. Если, конечно бабки вложить.

Катя: — Как Игнат Канатчиков в Иллариона Денисовича. Он в него верит.

Ф. — Канат никому не верит, потому и Канат — закручен туго, такого не раскрутишь.

Катя: — Ларсик раскрутил…

Ф. — Слушай, душа моя. Ты правда не в курсе?

Катя: — Не-а…(вдруг соображает) Бармин и Канатчиков того что ли… голубые?!

Ф. — Тьфу! Банально мыслишь… Постой, а разве у тебя с нашим маэстро ничего такого не было?

Катя. — Не-а… Я вообще думаю, он женщин немного… побаивается!

Ф. — Верно схватила! — подсаживается к ней, приобнимает.

Катя: — И вообще он не в мое вкусе. (обещающе смотрит на Феоктиста)

Ф. — Ну раз у нас такой союз складывается, слушай…

(ИДЕТ текст Феоктиста, иллюстрирующий события на экране)

— Родился Иллариоша на дальнем Севере в семье сумасшедших. Оба причем и папаня и маманя — на голову тронутые. Москву бросили, что бы там что–то в тайге копать, что от Тунгузского метеорита осталось. В школу пацан пошел в научном городке Тындяр, где все эти психи окопались, а я после…после завершения срока в педагогически–воспитательном таежном учреждении, учительствовал по географическому профилю. Сразу скажу: странный был мальчонка, туповатый. Все с какими–то железяками в тамошней лаборатории возился. Закончил школу, собрал монатки и живенько в столицу двинулся. Там мы лет через пяток и встретились. В Институте он каком–то закрытом свою деятельность продолжил. Привел меня в свою комнатку, всю проводами, как паутиной обвешанную, и говорит: хотите, Феоктист Лазоревич, я вам за все ваши учительские труды благодарность устрою? И аппаратик мне какой–то показывает. — Любую программу могу в него поставить. Пока, правда, только Ален Делон и Лановой в матричной записи имеются. Хотите как Лановой стать? Ну я вижу, парень не в порядке, и деликатно отчалил… Еще лет этак через десять появляется в столице, уже вовсю перестроившейся, Игнат Канатчиков — личность мне хорошо известная. Отсидел, что положено, и в дело какое–то очень крупное встрял по нефти и газу. Не узнал я его — так мужик ловко раскрутился! Быки на стреме, автомобиль — закачаешься, а сам под паранджой, как восточная красавица.… Посидели в кабаке самом понтовом, поговорили. Ой, Катька, с ним, оказывается, драма вышла. Игнатия, в лесу замерзавшего, лисы объели. Потом лицо всякие иностранные кудесники за жуткие бабки правили, но смогли дойти лишь до степени приблизительного человекоподобия, сказали: извини, больше не можем. Он покрывало с личика отвел, а я прямо крякнул. Ну — фильм ужасов, клянусь! И говорит мне Канат: — Про Бармина слышал? Есть у меня такая вот информация, что владеет парень запредельной методой. — Да он же шизанутый, говорю. А Канат только вздохнул: — Мне, Фека, терять в смысле внешности, нечего.

Устроил я им встречу. В особняке Канатчикова происходила. На его даче. Уж не знаю, что они там делали, но выходят через пару часов понятые, листы гербовые с отпечатками пальцев несут — до, значит, и после сеанса. Доктор его личный и специально приглашенный из Академии Космической медицины. (Канат все хотел по закону сделать, что бы с прокуратурой потом не связываться) Садятся в скорбной тишине. Выходит Ларсик, сильно смущенный, сгорбленный такой, словно сквозь землю провалиться хочет. А за ним мужичок вовсе незнакомый выступает, совершеннейший Голливуд. Разводит вот так ручками и говорит голосом Каната: — Извольте, господа, любить и жаловать!

Катя — Ой, не могу, вот ужас то! Можно я в туалет по быстрому сбегаю? (возвращается, Феоктист показывает ей фотографии) Это вот десять лет назад снимали.

Катя — Конечно на Ланового не очень то… Больше на Делона… Вообще не знаю…Но я ж его на портретах и по телику хорошо видела — красивый мужчина. Не хуже Касьянова.

Ф. — Сбой у него в программе вышел, у Ларсика — Делон с Лановым перемешались. А Канат, не будь дураком, стал Бармина раскручивать — в школы визажа по всему миру засылал. Но слово взял, что аппарат свой он только по его разрешению использовать будет.

Катя: — Выходит, разрешил? На конкурсе? Ой, совсем не верю!

Ф. — И не верь! (смеется) Я как маленько развеселюсь — такого насочиняю! А это все, кукла, я сейчас наплел, что бы тебя завлечь. (обнимает)

Катя: — Да что меня зря завлекать, вы мне и так нравитесь.

ЭПИЗОД 22

Вечер все того же хмурого, метельного дня. 31 декабря. Проселочная дорога в Германии. Сверяясь с картой, Женя все же выруливает к домику Мартина. Глушит мотор, красится, кое–как закалывает слипшиеся волосы, с трудом натягивает узкое платье, повязывает на голову шарфик бантом вперед, сверху набрасывает куртку, заглядывает в зеркальце.

— Н-да… Ослепительна! Для сюрприза — даже слишком эффектно. Фу, холодрыга! Если он потянет меня в ванну, я не откажусь.

ЭПИЗОД 23

воображаемой встречи с Мартином.

Мартин — спортивный рекламный блондин сидит на краю ванны, Женя в пене, рядом крокодил. Мерцают свечи.

Мартин: — Тогда… Ты тогда в Москва спасла меня!

Ж. — Тебя подставили. Это все банда Дырявого и грабеж и аварию подстроила. А я поняла сразу — такие глаза не могут лгать! Ты не преступник!

М. смеется: — Преступник. Да! Я отберу тебя у господина Игоря. Еще тогда понял — эту женщину буду любить всю свою жизнь. Когда–то она это поймет и придет ко мне.

Ж. — Я поняла и пришла…

ЭПИЗОД 24

Женя выходит из машины, осматривается. Пригород, особняк в елках. В доме горит свет, окно зашторено. Прихватив крокодила, Женя перелазит через ограду, утопая в снегу, идет к окну. Взбирается на приставленную деревянную лестницу, заглядывает… С треском сваливается в снег. Бежит к машине. Из дома выскакивает Мартин, видит ее, пытается догнать. Женя садиться в машину и стремительно уезжает.

Мартин наступает на крокодила, тот кричит. ай лав ю!

М.: — Шайзе! Она здесь!

ЭПИЗОД 25

Стемнело. Женя упрямо и зло едет по какой–то узенькой дорожке. Фары упираются в снежный завал. Дальше ехать некуда… Выходит, в дали светятся окна отеля. Шагает по сугробам, выбивается из сил, садиться на поваленное дерево, смотрит на звезды. Она в своем нелепом вечернем платье, в куртке с непокрытой головой, занесенной снегом.

Ж. — Вот и весь сюрприз! Обхохочешься! (Смеется, потом плачет) Будешь следующий раз гороскопам верить. И голубоглазым блондинам с колыбельными… А следующего раза, не будет. В обще–то это красиво — замерзнуть в новогоднюю ночь.

Сбрасывает куртку. Поправляет платье. Раскачиваясь, тихо поет, глотая слезы: «Как в степи глухой замерзал ямщик…»

ЭПИЗОД 26

МОСКВА. В детективном бюро. Игорь прогоняет данные по компьютеру.

Игорь: — Женька — ты гений… Все поняла! И ничего ведь мне не сказала, дурища! Господин Мартин Дурьхлохерт! Дурхлохерт, что значит — Дырявый! А я‑то его здесь совсем в другом виде дожидаюсь…Вот и новогодний подарочек Интерполу (набивает текст на компьютере) Посмотрим, как ты выкрутишься без меня, госпожа детективщица!

Звонит телефон, женский голос: — Игорек? Я мчусь! Готовь бронежилет. Могу загрызть от страсти! Впервые в жизни буду встречать новый год почти в тюрьме!

И. — Не будешь! И здесь у меня не тюрьма! К сожалению…Машуня, извини, распсиховался! поворачивай обратно.

М. — Ты же сказал, что выпроводил свою мымру?

И. — У меня форс мажор! Потом все объясню. Если жив буду. Не рыдай. Молись за меня, Мария.

ЭПИЗОД 27

ГЕРМАНИЯ. Часов 10 вечера 31 декабря. Темно и снежно. У отеля Бармин вместе с Хозяином ищет машину.

Б. — Она стояла вот тут! Следы занесло. Но она стояла!

Хозяин: — Звонить в полицию… сегодня… Мне бы не хотелось поднимать панику в такой вечер. Люди выпили, возможно, кто–то из наших гостей просто захотел покататься… Вы же даже не помните, куда дели ключи.

Б. не уверенно. — Достал и положил в карман…

Х. Извините, меня ждут готовить новогодний ужин (уходит)

Б. — Может, я Козерог, может, Джеймс Бонд… Но ведь крутой идиот! Дама с крокодилом! Она тоже исчезла!

Кранты! (затравленно озирается) Так в степи глухой замерзал ямщик! Не один, между прочим, с товарищем! Наказ ему давал! А мне кому?

Прислушивается, слышит пение про ямщика, идет через поляну за отелем к чернеющему в снегу силуэту.

ЭПИЗОД 28

Спальня в доме Мартина. Он спешно натягивает белье, в смятой постели обнаженная девушка. Мартин бросает ей одежду. — Прощай, кошка, праздник отменяется.

Выходит в другую комнату. Звонит:

— Это Мартин. Я влип. Она здесь. Проверяла, дома ли я. В окно заглядывала. Явилась внезапно, думаю, под предлогом любовной истории. Похоже, они там в Москве все наконец–то размотали.

Голос в трубке: — Плохи дела. А где наш друг?

Мартин: — В отеле. Боюсь, он едет на конкурс под ее прикрытием.

Голос: — Надеюсь, ты понимаешь, чем мы все рисуем?

Мартин, швыряя в след уходящей женщине манто. — Понимаю. Через пять минут меня здесь не будет. Еду к вам, шеф.

Голос: — Вначале убери московскую лягавую и достань наконец то, за чем ты давно охотишься (отбой)

ЭПИЗОД 29

Бармин идет по полю, видит Женю, тупо раскачивающуюся и повторяющую финал песни: «а любовь свою, я с собой нес». Бармин трясет ее, бьет по щекам, она падает. Поднимает на руки, несет в отель.

Ж. — Зачем вы меня тащите?

Б. — Знаете, вторая жертва за сутки — для начинающего многовато. И потом… я как–то к вам привык.

ЭПИЗОД 30

НОМЕР В отеле типа люкс. Поперек двойной кровати лежит укутанная в одеяла Женя. Рядом суетятся хозяин и Бармин.

Хозяин: — Необходимо немедленно растереть даму шнапсом! И, главное, принять внутрь! Вам тоже! Сливовый шнапс более эффективен при коллективном приеме. (наливает из бутылки три рюмки, одну выпивает сам, вторую передает Бармину, Бармин дает выпить Жене и, вздохнув, выпивает третью сам.)

Хозяин: — Ссоры в такой праздник между мужем и женой — нехорошо! Надо прощать! Моя жена сказала: Ради такого случая мы должны выделили русским личные апартаменты. И доставить ужин! Герда очень умная женщина! Она видела вас по телевизору! И сказала: репутация отеля — прежде всего. (Уходит)

ЭПИЗОД 31

Бармин растворяет в стакане какую–то шипучую таблетку и дает Жене.

Ж. — Это даже справедливо принять яд из ваших рук. Ведь я сегодня слегка помудрила с валидолом. Ничего особенного — легкий снотворный эффект. (смотрит на свой стакан) Скажите честно, я не буду мучаться?

Б. — Будете. Пейте! (она выпивает, он поднимает с пола ее шерстяной носок, набрасывается на нее, растирая щеки и нос)

Ж. отбиваясь: — Да пустите же! Процедура довольно бодрящая. Но ведь меня еще рано реанимировать? (прикладывает ладони к щекам) Всю кожу содрали.

Бармин. — Вам необходимо принять горячую ванну. Вот с этим… (достает из сумки пакетик) — Очень тонизирует. А лицо смазать вот из этой баночки.

Женя берет баночку: — Крем Азазелло? Превращусь в красавицу и улечу…Травить вам меня, вроде, незачем… (уходит в ванную)

Бармин лезет в ее рюкзак, достает паспорт, видит удостоверение детектива. В ужасе нащупывает среди косметических средств наручники.

Б. — Быстро сработали… Господи, как все просто — знали заранее про мой отъезд, подсадили даму в поезд, что бы, так сказать, конвоировала меня до Брюсселя…Не даром вышла эта путаница с купе…Стоп! Она слышала, как я звонил Марику! Она знает, что я собрался драпать в Швейцарию… Так…(слушает, что в ванной плещет вода, быстро одевается, подхватывает сумку и выходит) — Гуд бай, бэби…В конце концов. У меня есть друзья и Голландии, и даже в Монако!

ЭПИЗОД 32

Темный коридор отеля. Где–то внизу песни и пляски общества «Ангелов Ели». Бармин крадется и натыкается на Мартина.

Мартин: — Прошу прощенья! (шныряет за какую–то дверь)

Б. — Хорошего праздника! (Бармин в ужасе возвращается в свой номер, щепча: «обложили, как зайца!».

ЭПИЗОД 33

В номере. Женя вышла из ванной в белом банном халате с полотенцем на голове. Лицо густо намазано кремом. Бармин отрешенно сидит в кресле, не сняв шляпу. У ног сумка.

Ж. — Хотели прогуляться? Не могли уйти, не простившись. Мило. Но вы правильно решили — ночью ехать не стоит. Масса аварий на дорогах… Если метель ночью прекратится вы завтра отправитесь в свой Брюссель. Или куда там — в Женеву?

Б. — Мне некуда больше спешить.…

Ж. — Извините за мой вид. Но (смотрит на его растерянное лицо) право, не стоит так огорчаться. Ничего не погибло. (Берет шнапс и лихо наливает себе) — погибла только моя любовь! За нее!

Б. оживившись, с надеждой, думая, что речь идет о Лане: — Вы убеждены, что погибла только…любовь?

Ж. — Несомненно. К тому ж — вовсе не по вашей вине. Хотя… лучше бы вы кинули меня там, на вокзале.

Б. — Как я мог бросить на каком–то полустанке такую милую даму…Вы сняли груз с моей души! Знаете что… У вас такое несчастное лицо… Давайте выпьем еще этот сливовый самогон? (наливает ей в стакан шнапс)

Ж. берет с сомнением: — Без закуски…

Б. — У меня есть фруктовый крем для нормальной кожи и крекеры…

Ж. — Давайте крекеры. Крема у меня достаточно на лице.

ОТКРЫВАЮТСЯ ДВЕРИ, официант вкатывает столик с ужином: — Желаю веселого нового года! Презент русским гостям от хозяев отеля и общества «Ангелов ели»

ЭПИЗОД 34

Та же комната в немецком отеле. Бармин и Катя сидят за столиком. Посреди стола ваза с елочными ветвями в украшениях.

Б. А в общем — даже не плохо устроилось. Через час новый год. Два совершенно незнакомых человека сидят вдвоем, черте где…

Ж (смотрит доставленную официантом бутылку) — И пьют совсем неплохое шампанское.

Б. — Просто — мужчина и женщина.

Ж. спохватывается. — Женщина! Мне стоит привести себя в порядок.

Хватает свой рюкзак, достает пакет с косметикой, направляется в ванну: — И платье, наверно, уже подсохло.

Б… вскакивая: — Умоляю… дайте мне вашу косметику.

Женя отдает пакет. Бармин выбрасывает его в окно.

Ж. — А вы наглец! И что теперь?

Б. идет в ванну, возвращается с ее платьем: — Теперь мы похороним вот эту славную вещицу.

Ж. — падает в кресло, смеется. — Я работаю в своей профессии уже восемь лет, но в первый раз встречаю подобное нестандартное поведение. Это что — антифетишизм? Или вы таким образом решили меня раздеть? Вон возьмите еще свитер и джинсы.

Б. — Это восстание, дорогая моя. Нота протеста. Извините, мне мучительно смотреть на то, как женщина в здравом уме уродует себя.

Достает из своей сумки и расставляет на столе причиндалы визажиста. — Позвольте мне… совершенно бесплатно, в дар, в честь этой ночи… Тьфу! Да я просто не могу смотреть на такой ужас!

Он сдергивает с головы Жени полотенце.

ЭПИЗОД 35

Тот же номер гостиницы. В быстром темпе идут зарисовки работы Бармина над внешностью Жени.

Он критически осматривает работу, достает из кармана ножичек, со щелчком выбрасывает лезвие

Б. — Отличный нож, куда острее бритвы.… Позвольте вот эту прядь… да именно (срезает прядь надо лбом, которую Женя все время затыкала за ухо) И здесь…(любуется) Именно, именно так! Челка, как у Одри Хепберн!

Ж. — Но это так легкомысленно!

Б. — Дорогая моя, со мной, как правило, не спорят. А я стриг всех, даже кота. С кота начал. Давно, зет 35 назад. А потом эта тяга к совершенству, постоянная, мучительная, неутолимая…(с глубоким вздохом) Ах, я ведь не только стригу… (Смотрит на Женю долгим взглядом)

Ж — Почему вы так на меня смотрите?

Б. — Я чрезвычайно требователен к своим работам. (Оглядывается, снимает со столика какую–то старую кружевную скатерть, думает) — Раздевайтесь!

Ж. — Но…

Б. властно: — Со мной не спорят!

(Женя сбрасывает халат, поворачивается спиной. Он набрасывает кружево)

Б. — А здесь, на плече надо прихватить… (оглядывается, ища нужный предмет, встает на стул, снимет закрепки со шторы, вдумчиво драпирует ткань) Ну теперь это на что–то похоже… Очень даже… Весьма, весьма…

ЭПИЗОД 36

НОМЕР гостиницы. С песнями и танцами, с дугой из веток ели вваливаются нарядные, пьяненькие люди под предводительством четы хозяев. Кружат возле гостей.

Женя спрашивает у Бармина: — что они хотят?

Хозяин: — Это старинный ритуал! Надо непременно поцеловаться под покровительством Ангела ели!

Ж — Но я не хочу!

Б. — И я!

Принимая их за сорящихся супругов, гости еще сильнее настаивают, подталкивают друг к другу. Над ними держат еловую дугу и хлопают в ладоши.

Б. Жене: — К конце концов — я вас сделал и вы мне нравитесь! Имею право на вознаграждение! (целуются)

Хозяйка: — Теперь вы никогда не расстанетесь! Вот (показывает на чету стариков) Ленцеры уже 50 лет вместе.(крики — и мы, и мы!) Вы просто не сможете жить друг без друга!

Б. Вспомнив, что Женя детектив и он в ловушке. — Чрезвычайно приятная перспектива! (выпроваживает всех за дверь) — Пора, пора, господа! Нам не терпится побыть вдвоем… (Все уходят)

Ж. — Однако… (смотрит на часы) — На часах без пяти 12. Прошу за стол.

Б. Двенадцать, без пяти! Это последние пять минут моего сорокового года.

Ж. — Они–то как раз были удачными.

(начинают бой часы, Бармин спешно разливает шампанское)

Ж — Загадывайте желание!

Б. Уж непременно.

Выпивают, смотрят друг на друга.

Бармин: — Илларион Бармин. Визажист.

Ж. — Евгения. Евгения Ольхина. Частный детектив.

Бармин. — Весьма женственное занятие.

Ж. — Дурнушкам с амбициями требуется самореализация. Да не какая–нибудь. Покруче! Я ведь таких типов обламывала… Ладно, не к столу.

Б. — Но… но вы не дурнушка. У вас оригинальный типаж. И совершенно не подходящий стиль. Что это за чудо в перьях я выкинул в окно?

Ж. — Вечернее платье, из хорошего бутика.

Б. — Прошу вас, никогда, никогда больше….

Ж. — Буду носить только старые скатерти. (оглядывает себя) И вы бы дали показания такому следователю?

ПАУЗА.

Бармин, решаясь:

— Готов сделать чистосердечное признание?

Ж. с мольбой: — Может, не сейчас? Может, у меня у самой назрело…

Б — Я хочу облегчить душу. Видите ли, я почти не виноват… Когда я вернулся, она была уже… (хватается за сердце, Женя щупает пульс)

Ж. — Пожалуйста, не надо сейчас ни о чем говорить. Посмотрите на меня…

Б. смотрит, довольно улыбается: — Это класс! Честное слово — класс!

Она начинает рыдать, размазывая косметику.

Б. — Пожалуйста, не надо! Я никуда не сбегу. Я буду все время с вами. (дает ей носовой платок)

Ж. — Спасибо…

ЭПИЗОД 37

Новогодняя ночь. Перед немецким отелем. На лужайке в снегу поют и пляшут гости. Мартин поглядывает на светящееся окно номера Жени и Бармина. Зацепившись за подоконник висит, сверкая блесткам, платье.

М. — Умеют же люди устраиваться! (сплевывает)

К нему подбегают веселящиеся люди, надевают венок из ели. Сбрасывает, осматривает машину Бармина, свою загоняет в лесок, садится, ждет.

ЭПИЗОД 38

Номер Бармина и Жени. После встречи Нового года они чуть пьяны и веселы.

Б. — Вот ведь удивительно: вы такая милая, а я вас возненавидел — прямо с первого взгляда. Это профессиональное — болезненно ощущать дискомфорт. Знаете, когда у женщины трудности в семье, это чрезвычайно вредно для окружающих.

Ж. — Нет у меня никаких трудностей. И семьи нет.

Б. — А тот типчик?

Ж. — Примкнувший путник. Путник в ночи.

Б. — Верное решение. У вас таких еще куча будет.

Ж. — Таких больше не будет. И, похоже, других тоже.

Б. — Монастырь?

Ж. — Знаете, к кому я мчалась очертя голому? Вырвалась из Москвы, мазалась глиной… хотела изменить жизнь к лучшему. Даже взяла взаймы вашу машину, уж извините, дерзнула. Так хотела сделать сюрприз! А он… (опять всхлипывает) Я даже снова научилась плакать! Он был не один…

Б. — Прекратите! Я все понял. Никогда не делайте сюрпризов малознакомым людям! Это вообще опасно.

Ж. Откуда вам знать про опасность. Вы же парфюмер.

Б. Но в первую очередь — неудачник. Я с детства почему–то знал, что должен совершить нечто великое. Знаете, мои родители делали какие–то пробы на месте падения тунгусского метеорита. Никто ведь до сих пор не знает, что там на самом деле произошло. А меня словно призвали к исполнению долга!

Ж. — Это и есть призвание.

Б — Мне зачем–то обязательно было надо, что бы все люди были красивые. Ну, что бы не было этого неравенства! Ведь это жуткая несправедливость — родиться гадким. Трудно быть счастливым, да?

Ж. — Но тут же нельзя все отобрать и поделить поровну! Даже жиры и длину ног.

Б. — Можно! Только и отбирать ничего не надо. Матрицы всего сущего в идеальном варианте запечатлены в информационном поле. Извлекаем нужную и переносим ее на объект…

Ж. — Да вы фантазер.

Б., сожалея, что проговорился. — Но в первую очередь — преступник…(смотрит на нее с мольбой)

Ж. — Ладно, готова принять показания.

Б. — Увы, не профессионал… Но когда начнешь, говорят, трудно остановиться. Я не хотел причинить Лане вреда! Сильного вреда…Понимаете, я ее недолюбливал и она проглотила редчайших гельминтов…

Ж. С этого места, пожалуйста, поподробнее…

ЭПИЗОД 39

БРЮССЕЛЬ. Гостиница. Катя и Феоктист после встречи Нового года лежат в постели, пьют вино.

Катя радостно: — А я все жду — вот откроется дверь и он войдет!

Феоктист: — Тепун тебе на язык!

Звонит телефон, Феоктист хватает трубку.

Дягилев: — Это я. Что там у нового? Никаких концов. Ехал в поезде Москва — Брюссель, пути занесло. На какой–то занесенной станции вышел и исчез… Слушай, Феоктист, я подумал, может это все те дела…

Ф. — Когда аппарат пытались увести? Так ведь разобрались детективы — ограбление было случайное, квартиру Ларсика перепутали. У них там дом понтовый — есть что взять.

Д. — Я Игорю Шеину звонил, да, тому самому. Детективу. Он взялся за дело.

Ф. Ну я тут тоже…работаю. Не лежу сложа руки… Сам понимаешь, момент ответственный.

ЭПИЗОД 48

Утро 1 января. В Номере немецкой гостиницы. Женя выслушала исповедь Бармина.

Ж. — Так, история волнующая. Только что–то в ней не так. Уж очень много совпадений…Ладно, будем думать. В любом случае надо радоваться, что этот год, полный идиотизма, кончился. Давайте подведем итоги: Я не следила за вами. Вы никого не убивали намеренно.

Ф. — Спасибо, Женя… Честное слово, вы чрезвычайно милая. Чуткая!

Ж. (трет глаза) — Со мной бывает, когда высплюсь.

Б. — Мы жутко устали, нас лягнула судьба, вместо того, что бы прикормить конфеткой.

Ж. — Но мы оказались вполне приличными людьми. А помните, как вы меня выпихивали их купе?

Б. — Это было отвратительно. Простите. А вы чуть не сломали мне руку!

Ж. берет его руку, смотрит. — Хорошая рука, умелая. Извини, рука, ты старалась превратить меня в красавицу, а я … Я грубая, злая…

Б. гладит ее волосы: — А я, знаете ли, в прекрасном настроении! Почему–то вдруг! Так у меня обычно бывает после удачной работы. Или…(смотрит на нее во все глаза) Если я …

Ж. — Я правда выгляжу не плохо?

Б. — Дивно!

Ж. — Я слышала по радио — вас ждут на конкурсе. Если вы сейчас поедете, то можете успеть.

Б. — Не поеду. (обнимет ее, она не сопротивляется)

ЭПИЗОД 41

Номер в немецкой гостинице. Едва пробивается рассвет. Бармин и Женя в постели.

Бармин: — Женя… Жень… Мне так спокойно. С тобой — спокойно. Я уже давно так крепко не спал.

Женя прижимаясь к нему: — Спокойно и тихо. Мне правда идет челка?

Б. — Никогда не видел ничего более идущего. Как я не понял раньше… Я ведь боялся…Побаивался женщин. Может поэтому все время старался преобразить ведьм в добрых фей.

Ж. — Это лишь видимое преображение. Приюти такую перекрашенную фею — она себя покажет!

Б. — Ой, как верно… Лет семь я кружил по миру, изучая секреты визажного мастерства. Естественно, на деньги спонсора. Жень! Что мне пришлось испытать! Берешь милую девушку, делаешь из нее картинку, а она впивается всеми четырьмя лапами и (вертит шеей) душит…

Женя шутливо показывает, как душили Бармина, он вывертывается.

Б. — Я же не могу так!.. Я не терплю насилие… Поэтому один и, в сущности, далеко не счастлив. Это сердцебиение, этот постоянный страх…

Ж. — Что бы не бояться, надо спать под охраной настоящего детектива.

Б. — Детектив — это очень круто.

Ж. — А кем я еще могла стать? Мы жили с мамой и славным псом — рыжая лисья мордочка, одно ухо висит и хитрючий!. Я ела с Брынькой из одной миски (когда, конечно, никто не видел) И спали мы в обнимочку. И вдруг Брынька пропал, а я все ждала. Просыпалась прислушивалась, казалось, он под дверью скулит, а засыпая загадывала, что бы проснуться, а он рядом…И страшно боялась, что с ним что–то случится. Так и видела — бежит, бежит, дом наш ищет и вдруг машина! Ну, совсем замучилась. Тогда поняла — если не найду — счастья не видать

Б — Нашла?

Ж. — Провела целое расследование и нашла в подмосковной деревне! На толщенной цепи. Только через 10 лет узнала, что Брыньку отдали в деревню моя маман. Она не выносит запаха псины. Как он радовался! Прыгал, визжал и лизал прямо в нос! Он же не знал, что я курносая и вообще… Брынка был от меня в восторге. Для него я была единственная, самая лучшая…На этом мои успехи, как обворожительной особы, кончились.

Б. — А я? (лизнул ее в нос, посмотрел пристально и серьезно). — Женя, тебе не кажется, что между нами произошло что–то более, чем дорожное приключение. Что–то более серьезное?

Ж. поднимается: — Тебе надо ехать. Ты должен успеть.

Б. — Нет уж! Хватит крутиться! Вот сейчас я никуда торопиться не собираюсь!

ЭПИЗОД 42

у машины Бармина. Утро. Он садиться за руль. Рядом стоит с рюкзаком Женя.

Бармин: — Поехали со мной! Ну, решай же! Ты мне нужна. С тобой мне не будет страшно. Я знаю, меня арестуют прямо под телекамерами. Будет лучше, если это сделаешь ты.

Женя качает головой: — Нет у меня на вас состава преступления, господин Бармин. Вернусь в Москву и постараюсь раскрутить эту липовую историю. Возьми мой телефон.(роняет мобильник в снег)

В это время Мартин срывает свою машину с места и проносится мимо, пытаясь сбить Женю. Бармин успевает дернуть ее за руку и свалить на сидение. Машина проноситься мимо.

Б. — Ничего себе, шуточки! А ведь тебя хотели сбить. Где я его видел?… Слушай! С эти мужиком я столкнулся вчера в коридоре, когда ты была в ванной!

Ж — А ты хотел драпануть…

Б. — Я думал, это твои помощники меня обложили

Ж задумчиво: — Обложили меня… И выходит… Выходит, что Игорь прав. Ты знаешь кто этот тип? Милый бизнесмен, пишущий колыбельные? Преступник! И я сама его отпустила в Москве! Да еще чуть не влюбилась.

Б. — Чуть — не считается. Вот я чуть–чуть не умираю по десять раз на день! Сердце колотится!

Ж. — Где? Вот здесь (показывает на грудь) Или здесь? (показывает на голову)

Б. — Везде! Но…(прислушивается к себе) Перестало!

Ж. — Теперь будет колотиться, когда я ему позволю. Это понятно?

ЭПИЗОД 43

МОСКВА. Утро 1 января. Аэродром, личный самолет Канатчикова готов к вылету. На взлетном поле у самолета компания (все, кто принимал участие в розыгрыше) во главе с Дягилевым. Настроение траурное.

Дягилев: — Группа поддержки в сборе. Игнатий Канатчиков выделил нам собственное транспортное средство. Срочно грузимся в самолет спонсора.

Женщина с бутербродом (постоянно жующая) — Ой, на душе прям так нехрошо! Думаете, он все–таки появиться?

Дягилев: — Думать мне уже совсем не чем! Каюк — иссякли ресурсы питания.

Вторая женщина: — Всегда остается надежда!

Секретарша Таня — А сам господин Канатчиков тоже летит?

Лана ей: — Детка, никогда не задавай идиотских вопросов. А то ведь могут и ответить. А лишнее знание, как всем известно, сокращает жизнь.

ЭПИЗОД 44

Позднее утро того же дня — 1 января. В МАШИНЕ едут по проселочной заснеженной дороге Бармин и Женя.

Ж. тщетно пытается оживить свой телефон: — Бедняга отказывается работать после купания в снегу. Нам нужно поскорее выбраться хоть куда–то! Мне бы найти полицейский участок, а тебе во весь опор мчаться в Брюссель! Ты должен показать свое мастерство, Маг!

Б. — Слушай, Женя… Все мое волшебство вот в этом приборе. (достает металлическую коробку). Здесь не только научные хитрости, в нем еще что–то. Я все думал, ну почему все так здорово продумано и не работает? Просидел на берегу озера всю ночь, и все смотре на один хитрый камушек. Его отец по особой категории проводил — как объекты внеземного происхождения. Сижу, дрожу от холода, глаза слипаются. Вдруг между стволов брызнуло прямо мне в лицо расплавленным золотом! Явилось и стало подниматься солнце. Что–то случилось, какое–то колдовство — там где лежал мой камушек на кучке засохших веток, ветки ожили! Прямо на глазах! Вроде компьютерного трюка. Причем, те, что были гнилые и сломанные — выправились, словно весенние побеги! Понимаешь, что это значило?

Ж. — И у тебя там это камушек…

Б. — Улыбаешься, не веришь? А ведь я одного совершенно изуродованного человека восстановил, как новенького. Он и стал моим спонсором. Больше аппарат не применял. И теперь боюсь.

Ж. — Мне кажется… На таких делах запрет лежит. Запрет свыше. Понимаешь, вот эта моя челка — класс! И твои руки, умеющие делать красоту — дар, призвание. А дальше — запрет.

Б. — Не мое дело? Епархия Творца? Думаешь, Он сам знает, что творит, когда носы и глаза раздает? А кто сотворил уродство?

Ж. — Не знаю, кто в ответе за уродство, а вот что твоим рукам дано его исправлять — это верно. И не надо никакого прибора. (Смотрит ему в глаза)

Б — Женя! Это же колоссальные возможности! Это настоящее чудо!

В этот момент на них налетает машина Мартина. Они едва не врезаются в дерево. Мартин с пистолетом распахивает дверь машины Бармина: — Выходить, шнелль!

Бармин бьет его. Мартин падает в снег, Бармин отбирает пистолет: Я сильный, я все могу…

Женя целует его: — ты абсолютный супер–мен, Бармин и ты все можешь!

К месту подъезжают полицейские машины.

Б протягивает полицейскому руки: — Я — Илларион Бармин!

Полицейский обходит его, видит на снегу Мартина, говорит остальным: — Берите этого господина. (к Жене) Вы госпожа Ольшанская?

(Она показывает удостоверении)

Полицейский Жене: — Поедемте с нами.

Бармин: — Женя…

Ж. Я тебя найду. Обещаю, как Брыньку.

ЭПИЗОД 45

Шикарный кабинет. На стене плакат Гарри Олдса и огромный экран.

За столиком два человека мирно потягивают вино. Канатчиков и крутой делец международного размаха Саша.

Игнат Канатчиков: — И сдался тебе, Саша, этот засранец? (кивает на плакат) Что ты потерял в Новом Орлеане?

Саша: — Все время об думаю: что? Взрослый мужик, акула бизнеса, а поиграть тянет! Помнишь, как мяч на пустыре гоняли? (наклоняется к нему и шепчет:) — Я думаю, Если не брать в расчет «скафандр» — тело это бренное, вообще мало что в нас время меняет.

Игнат: — Не скажи… Я хитрее стал. Злее, безжалостней. А поиграть тоже люблю. Сколько стоит твой черножопый? Он ведь все равно ни хрена не умеет.

Саша. — За ним тайны Вуду.

Игнат: — Не гони пургу, Саша. Я же знаю, что ты за аппаратом Бармина давно охотишься. Вот сидишь и ждешь, когда доложат, что ящичек волшебный изъят и твоему парню передан.

Саша: — С тобой играть интересно, Канат, масштабный ты человек. На понт хорошо берешь. Да, жду. А как играть иначе? На поддержку фортуны рассчитывать? Так она баба пьяная и большим норовом…. Это еще Сервантес подметил.

Игнат включает звук ТВ.

Ведущая программы: «Новости с финала конкурса «Пигмалион». Через час на самую знаменитую берлинскую сцену выйдут наши главные маги и соперники (к ней подходит мужчина, что–то шепчет) Ведущая: — Страсти накаляются! До сих пор не прибыл из Москвы Илларион Бармин. Задержка в пути в такую погоду вполне реальна. Но…(смотрит на часы) Всего сорок минут, всего сорок минут, господа! Не знаю как у вас, а у меня сдают нервы»

Саша: — Я знаю, что ты его потерял, Игнат! А если твой кудесник не прибудет ни через сорок минут, ни позже? Если пропал навечно? Если Мартин Дырявый его все же достал и урыл?

Игнат: — И теперь твой Гарри будет его прибором орудовать? Твою супругу в мисс красоты превратит? Да и тебе не дурно обновить фейс, много на нем темных дел отпечаталось.

Саша: — А чего б не помечтать?

Игнат: — Зря ты все затеял, Сашок! Ох, зря! Говорил же тебе не раз, что без Бармина прибор работать не будет.

Саша: — Верю! Но проверить хочу. Вот мы его достанем и сами посмотрим.

ЭПИЗОД 46 в гостинице в Брюсселе. Разбросаны фены, флаконы, платья. Феоктист завершает работу над обликом Кати. Ему удалось превратить простушку в нечто вопиюще–фотомодельное

Катя: — Головой можно двигать?

Ф. — Двигать надо всем. Знаю, умеешь.

Катя показывает — Так?

Ф. — Выучка есть. Но зачем глазами лупать? Запомни: Взгляд инопланетянки! Это значит — все по фигу. Ну, мол, положила я на вас всех! Ломка приближается. Сосредоточиться на ней.

К. — Я ж… Я ж не нюхаю.

Ф. — Так что, больше ни на что в этой жизни насрать не хочется?

ЭПИЗОД 47

КОНКУРС. На сцене все блещет и сверкает. На вращающемся возвышении два кресла — в одном Гарри Олдс. Рядом с ним его модель в эффектном прикиде. Другое кресло пустует. Возле него застыла Катя, глядя перед собой немигающими глазами.

Ведущая: Эти две девушки представляют мастерство наших главных соперников. Мастерство высокого класса, но, увы, не выходящее за рамки…Миллионы наших зрителей собрались у экранов, в ожидании большего — они ждут чуда! Сейчас все решиться! Вот в этом зале два человека — Илларион и Гарри будут воздействовать своими тайными методами на двух девушек, находящихся под покрывалами. Они не увидят их, ни до, ни после своего сеанса. Но наши независимые эксперты сделают фото и кинокадры, дабы запечатлеть перемену. Мы, наше жюри и наш маги увидят только десять девушек, из которых безошибочно должны выбрать свою Галатею. Причем, путем тайного голосования. Та, на которую укажет большее число голосов, станет победительницей и «лицом» Евровидения этого года!

Ведущий: — Ест лишь одна заминка (смотрит на часы) Засекаем время и ждем. Если через три минуты Маг из Москвы не появится, победителем будет признан Гарри Олдс!

Ведущая: — Если сумеет преобразить свою Галатею так, что бы его магическую силу признало жюри!

Ведущий: — Время! Прошу вас, Гарри! (зал ревет, Гарри демонстрирует форму)

Музыка, на возвышение выходят две фигуры под непроницаемыми покрывалами.

Шум, заминка. На сцену Игорь, отстреливаясь за кулисы, прикрывая собой, выталкивает Бврмина. Тот прижимает к груди свой ящичек.

ЭПИЗОД 48

В кабинете у экрана Канатчиков и Саша.

Саша: — Сколько стоит твой лох с ящичком?

Канат: — Огромные, огромные башли, Шурик. Я ведь сам с усам. Видишь, как аккуратно мяч провел сквозь линию защиты? А ведь рисковал — едва не упустил! Хорошая игра, согревает!

Саша подписывает счет. — Сойдемся?

Канат: — Еще два нуля нарисуй. На благотворительность. Я ведь свои бабки в приз вложил, а побочный доход — больным детям.

Саша пишет нули. — Я, считай, теперь почти Никола Угодник — буду чудеса творить. Но с умом, Игнатий, ох, с умом! Свою партию Элитарной красоты выводить буду. Это ни какие–то там экономические крестики–нолики. Красота — реальная сила. За нами народ пойдет.

ЭПИЗОД 49

Зал Конкурса. Бармину и Гарри завязывают глаза, что бы они выбрали своих Галатей.

Выбрав, идут к прозрачным капсулам, где должно происходить таинство. Мертвая тишина.

Гарри шаманит над своей дамой.

Бармин стоит неподвижно, прислушиваясь к своему сердцу. Потом поднимает над головой ящичек и бросает вниз. Он прыгает по ступенькам и рассыпается в прах. Бармин приподнимает вуаль черной маски и целует ее. Поцелуй затягивается. Все прожектора на этой паре. Женя и Бармин стоят, держась за руки и не отрывая друг от друга глаз.

К ним выскакивает наряд полицейских. Самый главный чин защелкивает на запястье Жени и Бармина усыпанные бриллиантами наручники.

Ведущие шоу: — Наручники от фирмы Картье — единственные в своем роде, символизирующие неразрывные узы любящих! Три сотни отменных бриллиантов! Какая же чепуха, в сравнении с чудом, под названием любовь!

На сцене оказываются все участники этой истории.

Канатчиков: — Поздравляю всех, кто участвовал в нашем розыгрыше!

Саша: — А деньги вернешь?

Катя и женщины плачут: — А мы даже не знали…

Дягитлев Феоктисту: — Кинули нас, как мальчишек.

Маша (девушка Игоря) — И ты мне ничего не сказал?

Игорь: — Давай договоримся на будущее — у детектива, как и у женщины, есть свои секреты.

ЭПИЗОД 50

Бармин и Женя на дорожке в заснеженном сквере. Она вся белая и пушистая. Достает ключик и хочет открыть связывающие их наручники.

Ж. — Шоу кончилось? Ну ты спец на примочки, Илларион Бармин! Я ведь до самого последнего момента тебе верила! И когда ты ящик бросил… Сердце чуть не остановилось…

Б. (Не дает ей отстегнуть наручник) — А у меня — остановилось! Потом опять пошло — я же угадал, что это ты. И мне не нужна была никакая другая. Самая расчудесная раскрасавица… (смотрит на нее влюбленными глазами и вновь возвращается к обиде) И я, как самый последний лох подыгрывал такой опытной, такой циничной… Ты великолепная актриса, Женя! Знаешь, ведь в начале ты даже не была красивой…

Ж — А ты был такой натуральный зануда…

Споря и упрекая друг друга в розыгрыше, они удаляются по аллее, соединенные наручниками. В конце аллеи сливаются в один силуэт — поцелуй.

Крупный план человека с видиокамерой, направленной на зрителей:

— Вы все еще ходите без наручников? Тогда мы идем к вам!

КОНЕЦ



Оглавление

  • Людмила Бояджиева НАРУЧНИКИ ОТ КАРТЬЕ
  •   ЭПИЗОД 1
  •   ЭПИЗОД 2
  •   ЭПИЗОД 3
  •   ЭПИЗОД 4
  •   ЭПИЗОД 3. Салон Бармина
  •   ЭПИЗОД 4
  •   ЭПИЗОД 5. Холл салона
  •   ЭПИЗОД 6 БРЮССЕЛЬ
  •   ЭПИЗОД 7 У Салона Бармина
  •   ЭПИЗОД 8. Белорусский вокзал
  •   ЭПИЗОД 9
  •   ЭПИЗОД 10
  •   ЭПИЗОД 11
  •   ЭПИЗОД 12
  •   ЭПИЗОД 13
  •   ЭПИЗОД 14
  •   ЭПИЗОД 15
  •   ЭПИЗОД 16
  •   ЭПИЗОД 17
  •   ЭПИЗОД 18
  •   ЭПИЗОД 19
  •   ЭПИЗОД 20
  •   ЭПИЗОД 21
  •   ЭПИЗОД 22
  •   ЭПИЗОД 23
  •   ЭПИЗОД 24
  •   ЭПИЗОД 25
  •   ЭПИЗОД 26
  •   ЭПИЗОД 27
  •   ЭПИЗОД 28
  •   ЭПИЗОД 29
  •   ЭПИЗОД 30
  •   ЭПИЗОД 31
  •   ЭПИЗОД 32
  •   ЭПИЗОД 33
  •   ЭПИЗОД 34
  •   ЭПИЗОД 35
  •   ЭПИЗОД 36
  •   ЭПИЗОД 37
  •   ЭПИЗОД 38
  •   ЭПИЗОД 39
  •   ЭПИЗОД 48
  •   ЭПИЗОД 41
  •   ЭПИЗОД 42
  •   ЭПИЗОД 43
  •   ЭПИЗОД 44
  •   ЭПИЗОД 45
  •   ЭПИЗОД 46 в гостинице в Брюсселе. Разбросаны фены, флаконы, платья. Феоктист завершает работу над обликом Кати. Ему удалось превратить простушку в нечто вопиюще–фотомодельное
  •   ЭПИЗОД 47
  •   ЭПИЗОД 48
  •   ЭПИЗОД 49
  •   ЭПИЗОД 50



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке