Техника и вооружение 2016 02 (fb2)


Настройки текста:




Техника и вооружение 2016 02

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера • сегодня • завтра

Февраль 2016 г.

Научно-популярный журнал

На 1 -й стр. обложки

фото Дмитрия Пичугина.


Десантники демонстрируют «Барнаул-Т»

К 100-летию войскового ПВО

В конце декабря 2015 г. в г. Наро-Фоминске на базе 1-го гвардейского зенитного ракетного полка 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии представителям СМИ продемонстрировали элементы новейшего комплекса средств автоматизации подразделений ПВО тактического звена Воздушно-десантных войск - «Барнаул-Т», а также провели практические занятия с применением новейших образцов техники и вооружения, поступивших на вооружение десантников в прошлом году.

Опыт последних военных конфликтов с участием вооруженных сил развитых стран свидетельствует, что боевые действия неизменно начинаются с массированного ракетн-оавиационного удара с широким применением управляемого ракетного вооружения, ударной авиации, средств радиоэлектронной борьбы и радиолокационного поражения. При этом, прежде всего, ставится задача подавления системы ПВО и завоевания превосходства в воздухе, после чего авиация приступает к подавлению войск противника и разрушению его инфраструктуры.

Количество средств воздушного нападения (СВН), задействованных в ударах (особенно с учетом ложных целей и использования беспилотников) может превысить запас ЗУР в штатных зенитных подразделениях и превысить ресурсы имеющихся систем и комплексов управления ПВО по обработке поступающей информации. Это делает особенно актуальной задачу не только своевременного обнаружения и опознавания СВН, но и быстрого сбора и отождествления информации о воздушной обстановке, полученной от комбинированных средств обнаружения, рационального распределения сил и средств ПВО соединения, распределения целей между зенитными средствами на всех уровнях с учетом наличия свободных целевых каналов, минимизации расхода боекомплектов.

Расчеты ПЗРК на БТР-ЗД в боевой готовности.


Данные задачи и призван решать программно-технический комплекс(ПТК)"Барнаул-Т". Стоит вспомнить, что на научно-практической конференции "Развитие боевой техники и вооружения Воздушно-десантных войск и способов их применения в современных войнах и вооруженных конфликтах", проводившейся в Рязани 28-29 апреля 2015 г., этот комплекс был отнесен к числу наиболее важных и актуальных ОКР.

ПТК "Барнаул-Т" охватывает зенитные средства бригадного звена. Средства комплекса обеспечивают необходимой информацией органы управления всех уровней в условиях массированного применения летательных аппаратов с различных высот и дальностей, а система поддержки принятия решения предлагает наиболее рациональные действия по управлению огнем и подчиненными подразделениями. Реализуется автоматизированное управление противовоздушным боем на различных его этапах и на всех уровнях - от управления ПВО соединения до бойца включительно.

В состав комплекса входят модули планирования для пункта управления начальника ПВО бригады, пунктов управления зенитно-ракетных (зенитных) дивизионов, а также модули разведки и управления для командных пунктов батарей самоходных ЗРК типа "Стрела-ЮМ". Эти модули (выполняющие функции пунктов управления и командных пунктов) выполнены на самоходной бронированной базе, позволяющей применять средства управления ПВО во всех видах боя.

Существенной особенностью является увеличение количества современных средств разведки воздушных целей (радиолокационных, радиотехнических, электронно-оптических), которыми снабжены модули комплекса, с расширением разведывательных возможностей и увеличением скрытности работы. Единое информационное поле расширяет зону обнаружения воздушных целей за счет взаимодействующих РЛС и поступления радиолокационной информации от вышестоящих пунктов управления. Таким образом, ПТК "Барнаул-Т" встраивается в единую автоматизированную систему управления тактического звена и подсистему управления средствами ПВО, но при этом сохраняется возможность автономной работы средств ПВО на всех его уровнях, что особенно важно для организации ПВО ВДВ, которым придется действовать и на территории противника.

Использование в составе средств разведки малогабаритных РЛС, которые могут устанавливаться отдельно от пункта управления, а также возможность дистанционного управления модулем с помощью выносных полнофункциональных автоматизированных рабочих мест, позволяет повысить живучесть средств комплекса и боевых расчетов в условиях применения противником противорадиолокационных и управляемых ракет.

Работа на выносном автоматизированном рабочем месте комплекса.

Автоматизированное рабочее место инструктора унифицированного полевого тренажера 9Ф635М1 для подготовки стрелков-зенитчиков ПЗРК.

Переносной МРЛО 1Л122-1Е "Гармонь".


Стрелки-зенитчики с имитаторами боевых средств ПЗРК 9КЗЗЗ "Верба" и комплектом средств автоматизации.


Вместе с ПТК "Барнаул-Т" демонстрировался и новый ПЗРК "Верба", также поступивший на вооружение ВДВ в 2014 г. Сам комплексПЗРК был представлен на занятии учебно-тренировочными средствами, что, кстати, проиллюстрировало еще одну функцию "Барнаул-Т" - комплексный тренаж (обучение) боевых расчетов. В работе показали переносной модуль управления огнем (ПМУО) командира взвода, предназначенный для автоматизированного управления действиями отделений стрелков-зенитчиков с ПЗРК. ПМУО взаимодействует, с одной стороны, с малогабаритным радиолокационным обнаружителем (МРЛО) 1Л122 "Гармонь", как источником радиолокационной информации комплекса, с другой - с комплектами средств автоматизации отделений стрелков-зенитчиков (КСАС). Указанные средства достаточно портативны (ПМУО - в носимом ранце, КСАС - на носимом жилете и шлеме), чтобы не снижать подвижность взводов и отделений стрелков-зенитчиков с ПЗРК и их маневренные возможности.

Боевое применение комплекса "Верба" имитировалось методом электронных пусков по воздушным целям: зенитчики демонстрировали обнаружение реального беспилотного аппарата, его захват и уничтожение.

ПЗРК "Верба", не теряя автономности, включен в единую автоматизированную систему управления - для стрелка-зенитчика это означает, в частности, что ему заранее может быть указано направление появления воздушных целей на блоке, находящемся непосредственно у него перед глазами.

В рамках того же занятия представителям СМИ показали свое мастерство экипажи усовершенствованных всепогодных ЗРК ближнего радиуса действия "Стрела- 10МН" ("Стрела-10М4"), включая установку ТПК с зенитными управляемыми ракетами на направляющие пусковой установки и имитацию боевой работы боевых машин. Обновленный комплекс предназначен для защиты войсковых подразделений от средств воздушного нападения и разведки, летящих на малых и предельно малых высотах. Он имеет возможность ночного автономного секторного поиска и обнаружения целей. В отличие от комплексов предыдущих вариантов, боевая машина "Стрела-10МН" оснащена тепловизорной системой и улучшенной аппаратурой целеуказания, что позволило увеличить дальность обзора и упростить работу оператора в темное время суток.

Средства из состава унифицированного полевого тренажера - имитатор боевых средств с монитором, БПЛА-имитатор цели из состава комплекта Е25 "Эникс".


Модуль разведки и управления: 9С93251 на гусеничном шасси.


По сравнению с комплексами управления огнем ПВО предыдущего поколения в "Барнаул-Т" расширены возможности по одновременной обработке информации о большом количестве разнотипных воздушных целей, расширен типаж и увеличено количество объектов сопряжения, улучшены показатели каналов связи, повышена производительность средств автоматизации, значительно сокращено время постановки задач огневым средствам. Модульная схема построения позволяет "настраивать" комплекс под имеющиеся силы и средства, быстрее восстанавливать боеспособность, соединить преемственность с прежними пунктами управления зенитными комплексами и возможность дальнейшей модернизации комплекса. По отзывам расчетов, "Барнаул-Т" обладает еще одной немаловажной особенностью - простота эксплуатации входящих в него модулей и максимальная автоматизация подготовки аппаратуры к боевому применению позволяет сократить время подготовки личного состава без ущерба для боевых возможностей комплекса.


Фото Д. Пичугина.

Модуль разведки и управления на марше


Автоматизированные рабочие места внутри модуля выполнены весьма эргономичными.

На замаскированной позиции

Боевая машина зенитного ракетного комплекса "Стрела-10МН" на позиции







ЗРК "Стрела-10МН" и модуль разведки и управления (батарейный командный пункт) имеют подвижность, равную подвижности прикрываемых войск.

Боевая машина зенитного ракетного . комплекса "Стрела-10МН".

Фото Д. Пичугина.


Валерий Васильев

Во главе парадных колонн

Фото из архива автора


Военный парад на Красной площади в честь 65-й годовщины победы в Великой Отечественной войне изобиловал многочисленными новинками. Особое внимание среди них привлекали только что созданные парадные кабриолеты, которые наконец-то сменили своих старших собратьев-ветеранов.

На смену рысакам

До 2010 г. на протяжении почти шести десятилетий единственным изготовителем и поставщиком кабриолетов для церемонии проведения военных парадов в нашей стране являлся столичный ЗИЛ (ранее ЗИС). Правда, продолжительное время командующие военными парадами выезжали на Красную площадь на породистых и прекрасно обученных жеребцах.

Первым автомобилем, который возглавил колонну бронетанковой техники на военном параде 1 мая 1941 г., стал фаэтон ЗИС-102, базировавшийся на шасси шестиместного лимузина ЗИС-101. Его создали еще в 1938 г. для эксплуатации в южных районах страны. Элегантный автомобиль участвовал не только в парадах, что проводились на Красной площади, но и демонстрировался на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

Фаэтон оснастили рядным 8-цилиндровым двигателем, который при рабочем объеме 5,8 л развивал мощность 110 л.с. В паре с мотором функционировала механическая 3-ступенчатая коробка передач. Неразрезные управляемая ось и ведущий мост были связаны с несущей рамой полуэллиптическими рессорами. Тормозные механизмы - барабанные. Кузов ЗИС-102, лишенный жесткой металлической крыши, выполнили деревянно-стальным, т.е. на каркас из дерева навешивались штампованные металлические панели. Машину планировали выпускать серийно, но из-за нехватки производственных мощностей фаэтоны остались штучной продукцией.

Элегантному ЗИС-102 прочили большое будущее, ведь появление красивой парадной машины вместо породистых рысаков могло изменить устоявшийся порядок. Но И.В. Сталин не захотел менять сложившиеся в Красной Армии традиции. Это и решило исход дела.

Родоначальником открытых автомобилей для министра обороны и командующего военным парадом в 1955 г. стал четырехдверный ЗИС-110Б - открытая версия современного на тот момент семиместного лимузина ЗИС-110. Он изготавливался в двух вариантах: с 1949 по 1954 г. выпускались фаэтоны, а с 1955 г. - кабриолеты.

Первым фаэтоном, который участвовал в военном параде, стал ЗИС-102.

Родоначальником открытых автомобилей для военных парадов стал ЗИС-110Б.


Основу конструкции ЗИС-110Б составляла внушительная лонжеронная рама, усиленная мощной крестовиной, поэтому весил снаряженный автомобиль немало - больше 2,5 т. Для массивной машины двигатель от предшественника, ЗИС-101, оказался слабоват, и конструкторам пришлось создавать новую силовую установку - рядный 6-литровый V-образный двигатель, выдававшую "на гора" казавшиеся тогда вполне солидные 140 л.с. Для этого мотора, отличавшегося высокой плавностью работы и малошумностью, пришлось даже начать выпуск новой марки бензина-А-74.

ЗИС-110Б получил независимую переднюю подвеску и гидропривод тормозов. Из других особенностей автомобиля можно отметить указатели поворота - тоже новинка для советского автостроения, гидравлические стеклоподъемники и совершенный радиоприемник. Долгое время кожаная обивка сидений не считалась особенной роскошью, поэтому интерьер лимузина ЗИС-110 отделывали дорогим сукном. А вот фаэтоны (исключительно из соображений практичности) получили кожаный салон, цвет которого зависел от цвета кузова. Позади переднего сиденья смонтировали вертикальную стойку с поручнем, за который при движении машины держались министр обороны и командующий парадом. Перед решеткой радиатора крепили дополнительную центральную фару и раструбы звуковых сигналов.

Довольно долго парадные ЗИС-11 ОБ не могли оснастить микрофонами, поскольку передающие радиостанции оказались слишком громоздкими. Поэтому на первых парадах с участием фаэтонов микрофоны заранее расставлялись на площади там, где планировалась остановка машин. Затем проблему решили, разместив аппаратуру внутри вместительного зисовского багажника.

С появлением ЗИС-110Б возникла традиция красить военно-парадные кабриолеты и фаэтоны в серый цвет. Дело в том, что главный парад проходил в ноябре, соответственно, принимающий и командующий парадом были одеты в серые шинели, под цвет которых и окрашивали автомобили. Серыми они оставались долгое время и на парадах 9 мая, несмотря на то, что объезд войск совершали гражданские министры обороны в черных костюмах; кабриолеты стали красить в черный лишь с 2010 г.

В 1958 г. на столичном автозаводе освоили выпуск нового комфортабельного семиместного лимузина ЗИЛ-111.

На его базе в 1960 г. создали и открытый кабриолет нового поколения, получивший обозначение ЗИЛ-111В. Его конструкция имела все привычные в то время атрибуты представительских автомобилей высшего класса: рамное шасси с независимой пружинной подвеской передних колес и рессорной зависимой задних, V-образный восьмицилиндровый двигатель мощностью 200 л.с., (рабочий объем 6 л), автоматическая гидромеханическая двухступенчатая коробка передач, лобовое панорамное стекло, гидроусилитель руля, двухконтурная система привода барабанных тормозов с усилителями каскадной схемы, электрический привод стеклоподъемников, мощный радиоприемник.

Четырехдверный семиместный ЗИЛ-111В снабжался складным мягким верхом и четырьмя боковыми подъемными окнами в хромированных рамах, полностью убирающимися в двери. Подъем этих окон (и тента) осуществлялся посредством гидравлического привода. Тент (как и у фаэтона ЗИС-110Б и кабриолета ЗИС-110В) в сложенном положении накрывался декоративным кожаным чехлом, а дополнительные сиденья (стапонтены) имели двойные спинки с равными половинками.

С появлением ЗИС-110Б военно-парадные кабриолеты и фаэтоны стали красить в серый цвет.

Парадные фаэтоны получили кожаный салон и вертикальную стойку с поручнем.

Парадный фаэтон ЗИЛ-111В с Юрием Гагариным.

Парадный ЗИЛ-111В снабжался складным мягким верхом и четырьмя боковыми подъемными окнами в хромированных рамках.

Место, где располагался министр обороны и командующий парадом.


В том же 1960 г. построили три экземпляра ЗИЛ-111В в специальном парадном исполнении со светлым тентом и дополнительным оборудованием - поручнями и микрофоном. Кабриолеты ЗИЛ-111В выпускались на протяжении трех лет, до 1962 г. Всего изготовили 12 автомобилей, причем не менее семи в сером парадном исполнении.

Надо сказать, что парадные кабриолеты - это три одинаковых автомобиля: в церемонии на Красной площади принимают участие две машины (командующего парадом и принимающего парад), а третья, резервная, дежурит неподалеку от Спасских ворот Кремля.

ЗИЛ-111В использовались не только для парадов на Красной площади. На этих кабриолетах также встречали почетных и высокопоставленных гостей. На одном из таких кабриолетов 14 апреля 1961 г. из аэропорта в Кремль проехал первый космонавт мира Юрий Алексеевич Гагарин. В дальнейшем и другие советские космонавты пользовались этой моделью.

Нельзя не отметить, что послевоенные советские кабриолеты ЗИС, а позже ЗИЛ, в течение двух десятков лет в той или иной степени повторяли стилистические решения, реализованные в конструкциях их "одноклассников" из США. Ориентация на американскую автомобильную моду 1950-х гг., которая характеризовалась вызывающими размерами, обилием хромированного декора, многоцветной окраской, мощными двигателями и очень быстрым (раз в два-три года) обновлением модельного ряда, сделала ЗИЛ-111 морально устаревшим уже к началу 1960-х гг. Это заставило спешно модернизировать автомобиль, являвшийся парадным "фраком" государства.

Результатом этого усовершенствования стал ЗИЛ-111 Г. Он имел впервые примененную на советском автомобиле четырехфарную систему головного света, круглые задние фонари и стреловидные боковые молдинги. Кондиционер стал стандартным оборудованием на всех машинах. Изменения внешнего вида и оборудования салона сделали автомобиль немного длиннее и тяжелее на 210 кг. Агрегаты силовой передачи и ходовой части не претерпели изменений по сравнению с ЗИЛ-111В.

На базе ЗИЛ-111Г изготовили несколько открытых парадных фаэтонов, получивших индекс ЗИЛ-111Д. Первый экземпляр собрали в начале 1963 г. Четырехдверный ЗИЛ-111Д оборудовали электрогидравлическим механизмом подъема и опускания мягкого верха (приводится в действие кнопкой, расположенной под щитком приборов), поручнем и блоком микрофонов. Еще одной характерной деталью всех парадных фаэтонов стали антенны на задних крыльях, игравшие не только функциональную роль, но и являющиеся декоративными элементами.

Впервые новые фаэтоны появились на Красной площади 7 ноября 1967 г. на параде в ознаменование 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. До этого использовались ЗИЛ-111В, которые находились в прекрасном состоянии, поэтому не было никакой необходимости их заменять. В это же время на ЗИЛе уже собрали первую партию совершенно новых легковых автомобилей высшего класса ЗИЛ-114, отличавшихся строгим дизайном и отделкой.

Построили восемь парадных фаэтонов ЗИЛ-111Д, из них четыре машины предназначались исключительно для участия в праздничных мероприятиях - 1 мая и 7 ноября. Серо-голубые ЗИЛ-111Д неизменно участвовали в военных парадах до начала 1970-х гг., когда уступили место новым кабриолетам.

Кабриолет ЗИЛ-111Д имел четырехфарную головную светотехнику.

ЗИЛ-111Д оборудовали электрогидравлическим механизмом перемещения мягкого верха.

Кабриолеты ЗИЛ-117В участвовали в военных парадах на Красной площади по 1980 г.


По собственным лекалам

В 1971 г. на базе семиместного лимузина ЗИЛ-114 создали короткобазный пятиместный седан ЗИЛ-117, который официально позиционировался как скоростной и маневренный автомобиль сопровождения. Эта модель и стала базовой для кабриолета ЗИЛ-117В, предназначавшегося для участия в военных парадах и обслуживания партийных и государственных руководителей. Архитектура кузова и дизайн интерьера машины были полностью оригинальными, а не заимствованными от американских моделей.

Под капотом машины находился V-образный 8-цилиндровый бензиновый двигатель рабочим объемом 7 л мощностью 300 л.с. Он имел алюминиевый блок цилиндров, систему питания с четырехкамерным карбюратором, транзисторную систему зажигания и гидравлические толкатели клапанов, не требующие обслуживания. Благодаря своим энергетическим показателям кабриолет полной массой 3360 кг отличался неплохой по тогдашним меркам динамикой: максимальная скорость составляла 200 км/ч, а от 0 до 100 км/ч он разгонялся за 13 с. В качестве трансмиссии использовался 3-диапазонный гидромеханический "автомат" с селектором управления на рулевой колонке.

Двухдверный ЗИЛ-117В имел рамную конструкцию с независимой передней подвеской (торсионной), оснащенную предотвращающей "клевки" (при резком торможении) системой, которая также заметно уменьшала крены кузова в поворотах. Задний неразрезной мост подвешивался на продольных листовых рессорах. Кабриолет оборудовался дисковыми тормозами на всех колесах с каскадной системой усилителей и раздельными контурами, а также антиблокировочным устройством.

Интерьер ЗИЛ-117В оформили в соответствии с парадным статусом автомобиля. Но, в отличии от лимузинов с велюровой обшивкой сидений, в открытой машине кресла обтянули кожей. Переднюю панель и центральную консоль украшали вставки из ценных сортов дерева. Стандартная комплектация машины предусматривала гидроусилитель руля, электрические стеклоподъемники, центральный замок, кондиционер и даже складывающуюся рулевую колонку - для удобства посадки и высадки водителя. Положение передних сидений и боковых стекол в машине регулировалось с помощью электродвигателей простым нажатием кнопок. Все стекла были трехслойные, безосколочные. Они окрашивались так, что яркий солнечный свет и блеск фар встречного транспорта не ослепляли водителя и пассажиров.

Тент складывался и поднимался с помощью электрогидравлического привода. Имелись радиостанция и громкоговорящее устройство; вместо правого сиденья установили тумбу с ручкой, за которую держался стоящий в кузове офицер. Кабриолеты ЗИЛ-117В участвовали в военных парадах на Красной площади в Москве в период с 1972 по 1980 г.

С 1981 г. в караул заступил новый кабриолет ЗИЛ-115В, которому в 1985 г. в соответствии с отраслевой нормалью присвоили обозначение ЗИЛ-41044. Инициатором проекта стал тогдашний министр обороны Дмитрий Устинов. Причем, работа над новой моделью продолжалась менее года. В этой машине, как и в ее предшественниках, использовалась агрегатная и кузовная база семиместного лимузина ЗИЛ-115 (ЗИЛ-4104), появившегося в 1978 г. Подобно зарубежным автомобилям того времени, решетку радиатора сделали главным элементом внешнего вида автомобиля. Это добавило ему солидности и помпезности. Появились хромированные накладки вокруг колесных арок.

Дизайн ЗИЛ-117В оказался свободным от американского влияния.

Блок микрофонов и тумба с ручкой для высшего офицера.

Для военного ведомства изготовили ЗИЛ-41044

С 1981 г. в караул заступил кабриолет ЗИЛ-116В, получивший индекс ЗИЛ-41044.


От лимузина ЗИЛ-115 кабриолет отличался, прежде всего, укороченной на 580 мм колесной базой. Необходимую динамику ему придавал V-образный 8-цилиндровый двигатель с рабочим объемом 7,695 л, развивавший мощность 315 л.с. В систему подачи топлива входили электрический бензонасос и четырехкамерный карбюратор. Газораспределительный механизм оборудовался автоматической регулировкой клапанов, что снижало шумность мотора. Двигатель был рассчитан на использование бензина АИ-95. Трансмиссия представляла собой гидромеханический трехступенчатый "автомат" с управлением при помощи селекторной рукоятки.

Мотор оснащался двумя системами зажигания - рабочей и аварийной; имелись два аккумулятора, два бензонасоса и две электрические цепи, а также две выпускные системы с тремя глушителями каждая.

Передняя подвеска - независимая, бесшкворневая, на поперечных рычагах со стабилизатором поперечной устойчивости. В качестве упругого элемента использовался торсион, расположенный вдоль рамы, который действовал на нижний рычаг. Задняя подвеска - зависимая, на продольных несимметричных полуэллиптических рессорах с реактивными тягами. Малолистовые рессоры большой длины (1550 мм) имели полиэтиленовые прокладки между листами. Телескопические амортизаторы монтировались спереди и сзади.

Дисковые вентилируемые тормоза устанавливались спереди и сзади. В действие они приводились двухконтурным гидравлическим приводом, каждый контур которого действовал на тормозные механизмы всех колес. Дополнялась система общим вакуумным усилителем и двумя отдельными гидровакуумными усилителями в каждом контуре.

В комплектацию входили: гидроусилитель руля, электростеклоподъемники, кондиционер, электроподъемник тента, электрическая регулировка водительского сиденья, дистанционное управление зеркалами заднего вида, автоматическое омывание и очистка фар. Для удобства управления положение рулевого колеса можно было регулировать.

Интерьер создавался с учетом целевого использования ЗИЛ-41044. У автомобиля отсутствовало правое переднее сиденье, а в центре салона была установлена тумба с поручнем. Кроме того, он оборудовался блоком микрофонов и радиостанцией, антенны которой располагались на задних крыльях. Отделка салона заслуживала самой высокой оценки: в отделке приборной панели, центральной консоли и дверей использовали редкие породы дерева, сиденья выполнили из высококачественной и отлично выделанной кожи, а также применили новый пластик, какого не было ни у одной другой отечественной легковушки.

Любопытно, что микрофоны на парадных ЗИЛах никогда не фонят, не реагируют на порывы ветра и дождевые струи. Во время объезда войск министру обороны и командующему парадом не приходится даже наклонять голову к микрофону: звук широко разносится над Красной площадью.

Секрет столь удивительной акустики кроется в уникальных технологиях, примененных в комплексе специальной связи "Репетитор". Здесь даже поролоновые чехлы на микрофонах звукопроводящие. Применявшийся при их изготовлении поролон сначала замораживали в жидком азоте, а затем обрабатывали на токарном станке. Супераппаратура связи служит верой и правдой уже долгое время и ни разу не давала сбоев.

ЗИЛ-41044 участвовал в военных парадах до 2009 г. включительно. На фото - Парад Победы на Красной площади 9 мая 2008 г.

В салоне ЗИЛ-41044 отсутствует правое переднее сиденье, установлена тумба с поручнем, имеется также блок микрофонов.


Не вдаваясь в технические подробности, схема ее работы такая. Через два блока в багажнике кабриолета радиосигналы от микрофонов передаются на приемники: подвижные (для тренировок) - находятся в двух автобусах, стационарные - на 3-м этаже Никольской башни Кремля. Оттуда сигналы транслируются на Красную площадь по теле- и радиоканалам. Чтобы исключить любую случайность, на каждую машину устанавливают не один, а два микрофона. В Никольской башне с помощью наушников эфир прослушивает дежурный оператор. При малейшей неполадке в одном микрофоне он переключает связь на другой. Специалисты утверждают, что здесь требуется слух композитора и реакция хоккейного вратаря. Поэтому подготовка операторов занимает годы.

Подготовка к параду водителей, которых на эти три машины назначают с запасом (четыре-пять человек), начинается заранее. Сначала офицеры привыкают к машине и одновременно проверяют ее, делая прогоны километров по 100 за городом. Затем начинаются тренировки без войск. Водители отрабатывают все предстоящие на Красной площади маневры - выезд, съезд, остановку, торможение. Таким образом, к первой общей тренировке парадного расчета на Ходынском поле каждый шофер уже хорошо знает свой маневр.

В гараже оборонного ведомства базировались три парадных кабриолета ЗИЛ-41044. До 2009 г. они принимали участие в военных парадах на Красной площади.

Отдельно стоит сказать о технологии проведения парадов. Организовать военный смотр - задача не просто ответственная, но и технически весьма сложная. Все здесь рассчитывают даже не по минутам, а по секундам. Например, чтобы между проходом пеших колонн и техники не было разрыва, отдельно устанавливают скорость для пехоты и машин. По Красной площади солдаты и офицеры промаршируют со скоростью 5 км/ч, а механики-водители фиксируют стрелки своих спидометров на отметке 18 км/ч. Конечно, регламентировано время объезда войск министром обороны и командующим парадом: на всю эту процедуру отводится не более 16 мин. По возвращении водители докладывают начальнику автобазы №147 о выполнении государственной задачи.

Несмотря на свое образцовое техническое состояние и холеный внешний вид, ЗИЛ-41044 устарел. В мировом автостроении сменилось уже несколько эпох, а отечественные министры обороны, так же как и командующие парадами, без малого три десятилетия пользовались одной и той же моделью. Длительный срок эксплуатации привел к проблеме с запчастями, которые становились все менее доступными. Настала пора подумать о замене.

Министерство обороны России обратилось к ряду предприятий отечественного автопрома с предложением изготовить машину, которая смогла бы стать достойной заменой заслуженного ветерана ЗИЛ-41044. Первые контакты с потенциальными исполнителями состоялись еще в середине 2007 г. Вполне естественно, что на призыв оборонного ведомства откликнулся и столичный АМО "ЗИЛ", имевший все основания и возможности создать достойную модель.

Кабриолет ЗИЛ-410441, созданный специалистами АМО ЗИЛ.

Открытый кузов с подъемными стеклами в рамках выполнили двухдверным.

Модернизированный двигатель ЗИЛ-4104.


Невостребованные кабриолеты

Специалисты ЗИЛа, как и следовало ожидать, в качестве основы для продолжения работ выбрали четырехдверный пятиместный седан ЗИЛ-41041, выпускавшийся заводом небольшими партиями. При создании нового кабриолета, получившего обозначение ЗИЛ-410441, они опирались как на собственные силы, так и на помощь сторонних партнеров. Открытый кузов со складным мягким верхом, выполненный методом ручной выколотки по деревянным моделям, сделали двухдверным. Переднюю и заднюю части машины украсили новые интегральные бамперы и современная светотехника со светодиодными элементами. За чистотой блок-фар следили выдвижные омыватели высокого давления. Двери снабдили форточками и дистанционно управляемыми зеркалами заднего вида со встроенными повторителями поворотов.

Интерьер машины получился одновременно и строгим, и элегантным. Сиденья обтянуты натуральной кожей лучших сортов, панели изготовлены из добротного пластика, в общую композицию вполне гармонично вписались вставки из ценной африканской породы дерева кап мадрона. Рулевое колесо регулируется по углу наклона и вылету. Водитель располагает комфортным сиденьем с электроприводом пространственного положения подушки и спинки. Имеются электрогидравлические устройства подъема и опускания мягкого верха, которые поставила одна из германских компаний. Боковые стекла, в отличие от ЗИЛ-41044, заключены в металлические рамки. Для полной раскладки крыши требуется менее 20 с; в сложенном состоянии тент закрывается объемным пластиковым чехлом (воротником).

У кабриолета отсутствует переднее правое сиденье, а в центре салона установлен поручень для высокопоставленного пассажира. Кстати, регулируемый по высоте поручень легко демонтируется, а на свободное место можно вновь вернуть сиденье, превратив армейскую машину в гражданскую. Задний диван обзавелся широким откидным подлокотником. Кроме этого, автомобиль может оснащаться блоком микрофонов и радиостанцией.

Кузов автомобиля и другие агрегаты крепятся к периферийной сварной раме с лонжеронами коробчатого сечения, которую пришлось усилить. Передняя подвеска - независимая, рычажно-торсионная, дополненная стабилизатором поперечной устойчивости, задний неразрезной мост опирается на длинные и мягкие рессоры. Важно, что для оптимизации плавности хода торсионы, примененные в передней подвеске, можно очень точно настроить. Тормозные механизмы - дисковые, вентилируемые, а их привод - гидравлический, с вакуумным усилением и двумя независимыми контурами, каждый из которых действует на тормоза всех колес. Рулевой механизм оборудован встроенным гидравлическим усилителем.

V-образный бензиновый двигатель ЗИЛ-4104 мощностью 315 л.с. подвергли модернизации. 7,68-литровый агрегат оснастили системой распределенного впрыска топлива, что дало прирост в несколько десятков "лошадей". Теперь кабриолет полной массой около 3,5 т разгоняется до первой сотни менее чем за 11 с, а его максимальная скорость перевалила за 200 км/ч. Кроме того, мотор стал соответствовать экологическим нормам Евро-4.

Высокая динамика ЗИЛ-410441 во многом достигнута благодаря автоматической 5-ступенчатой коробке передач Allison серии 1000 с электронным управлением и диагностикой. Оптимизированное программное обеспечение помогло адаптировать американский "автомат" к российскому двигателю.

К созданию кабриолетов удалось привлечь самых опытных специалистов, которые последние ночи перед сдачей машин заказчику вообще не выходили из цеха, чтобы успеть завершить работу в срок. Для заводчан это был не коммерческий проект, а прежде всего дело престижа и возможность доказать, что ЗИЛ способен выпускать продукцию высочайшего качества, достойную марки старейшего автомобильного предприятия страны.

В сентябре 2009 г. изготовили первый экземпляр ЗИЛ-410441, в феврале следующего года появилась вторая машина, а вслед за ней - третья. Автомобиль удался на славу! Автору этих строк довелось прокатиться на новом кабриолете. Он великолепен как по внешнему облику, так и по ходовым качествам!

Интерьер салона ЗИЛ-410441.

Тент кабриолета ЗИЛ-410441 раскладывается менее чем за 20 с.

Кабриолет ЗИЛ-41041 АМГ фирмы "Атлант-Дельта".

Министр обороны Анатолий Сердюков объезжает войска на ЗИЛ-41041 АМГ


Негаданный фаворит

В конкурсе по созданию парадного кабриолета участвовала и московская фирма "Атлант-Дельта", ассоциирующаяся с Группой ГАЗ. Это компания известна, в частности, тем, что переоборудовала внедорожники "Тигр" в кабриолеты для военных парадов в Санкт-Петербурге.

Но нижегородцы решили пойти совсем другим путем, нежели столичные инженеры. Предполагалось, что кабриолет будет базироваться на шасси иностранного автомобиля. Кузов для будущей машины взяли от седана ЗИЛ-41041. Сначала три такие машины хотели приобрести у АМО "ЗИЛ", но, получив категорический отказ, купили подержанные автомобили этой же модели у других владельцев.

Поиск шасси не занял много времени. Выбор пал на одну из моделей, входящую в семейство популярных пикапов GMC Sierra. Этот стандартный рамный заднеприводный грузовик по своей геометрии (колесная база, колея передних и задних колес) и техническим характеристикам оказался наиболее подходящим в качестве транспортной базы для кабриолета. Об этом говорят V-образная 8-цилиндровая бензиновая "восьмерка" серии Vortec мощностью свыше 300 л.с., оснащенная системой распределенного впрыска топлива, автоматическая 4-ступечатая коробка передач, дисковые тормоза на передних и барабанные на задних колесах, рулевое управление с гидроусилителем, независимая, пружинно-рычажная подвеска спереди (со стабилизатором поперечной устойчивости) и зависимая рессорная подвеска сзади.

Слегка доработав раму пикапа, ее приспособили под установку кузова, который, естественно, выполнили двухдверным. Внешний дизайн оказался менее привлекателен, чем у ЗИЛ-41041. Так, бамперы, передняя и задняя светотехника (за исключением стекол плафонов поворотников и стоп-сигналов), зеркала заднего вида остались прежними. Боковые стекла, оборудованные электроприводом их перемещения, не имеют металлических рамок.

Зато интерьер машины изменился сильно. Щиток приборов с англоязычными обозначениями перекочевал с GMC Sierra. Оригинальная "баранка" имеет механизм пространственной регулировки, сиденья обтянуты кожей, однако салон оклеен специальной пленкой, всего лишь имитирующей дорогие породы дерева. Как того требует регламент, в салоне установлена тумба с поручнем, блок микрофонов и радиостанция. Только вернуть на прежнее место правое сиденье, как в зиловском образце, не получится. От легковушки Chrysler Concord заимствовали устройство для подъема и складывания тента. Громоздкость этого механизма превратило заднее трехместное сиденье в двухместное.

К празднику Победы в "Атлант-Дельте" построили три кабриолета. Не заботясь о соблюдении авторских прав, своим "творениям" нижегородцы присвоили индекс ЗИЛ-41041 АМГ, хотя внутреннее обозначение оказалось иным - ГАЗ СП45. Зато зиловские эмблемы и шильдики остались. Логотип столичного завода появился даже на ступице рулевого колеса, которое также перекочевало с GMC.

Интерьер салона ЗИЛ-41041 АМГ.

Под капотом ЗИЛ-41041 АМГ - американский двигатель Vortec.

На столичном заводе ЗИЛ-410441 изготавливают для частных заказчиков.


Техника и политика

Итак, к военному параду 9 мая 2010 г. две конкурирующие группы представили свои образцы кабриолетов, весьма схожих по внешней архитектуре. Обе модели окрасили не в серо-голубой, а в черный цвет. Но если совершенно оригинальный ЗИЛ-410441, созданный с чистого листа, базируется на отечественных технологиях и агрегатной базе, то его соперник представляет собой некий симбиоз из переделанного "бэушного" кузова отечественного происхождения и зарубежного шасси, которое уже не выпускается серийно. Сравнивать интерьеры салонов бесполезно, это дело вкуса. Зато можно оценить эксплуатационные качества автомобилей.

Зиловская машина, по отзывам тех офицеров-водителей, кто на ней ездил, гораздо резвей и удобней в управлении своего конкурента, превосходит его по плавности хода и тормозным качествам. Сказывается применение мощного двигателя, более прогрессивной подвески (специально созданной для легкового авто представительского класса), эффективной тормозной системы и совершенной трансмиссии. Да и шасси грузовика GMC Sierra - далеко не лучший вариант для создания кабриолета. К тому же, его стандартная несущая рама без дополнительного усиления приведет к тому, что кузов кабриолета в скором времени "поплывет", т.е. начнет деформироваться.

Немаловажным обстоятельством является и то, что ЗИЛ-410441 прошел полный цикл испытаний (стендовых и дорожных) и имеет все необходимые сертификаты, включая одобрение типа транспортное средство. Наконец, он полностью соответствует всем требованиям, предъявляемым Министерством обороны России к такого рода изделиям.

Оба автомобиля показывали высокому армейскому руководству. Но "путевку в жизнь" получила все же версия "Атлант-Дельты", которая принимала участие во всех репетициях и на самом параде. Однако многие СМИ и телекоментаторы, не разобравшись, упорно приписывали этой модели зиловское происхождение. Таким образом, читатели, пользователи Интернета и телезрители были сбиты с толку, принимая увиденные изделия за продукцию старейшего автопроизводителя России.

Есть в этом деле и чисто юридические вопросы. Действительно, любую эмблему с маркой ЗИЛ, зарегистрированную как товарный знак, нельзя использовать без официального разрешения правообладателя. Ведь военный парад - это не популярная передача "Тачку на прокачку", где автомобиль могут превратить во что угодно, наклеив на него какую угодно эмблему.

Знал ли бывший тогда Президент России Дмитрий Медведев и министр обороны страны Анатолий Сердюков, что кабриолеты, принимавшие участие в параде 9 мая, совсем не ЗИЛы, а как минимум наполовину - иностранные автомобили, каким-то невероятным образом попавшие на Красную площадь, да еще в столь торжественный момент? Впервые за все время проведения военных парадов чиновник такого высокого ранга, как министр обороны, передвигался на машине неизвестной марки. О какой поддержке отечественного производителя, о каком престиже страны или патриотизме тогда можно говорить?

На ЗИЛе справедливо считали, что выбор в пользу варианта "Атлант-Дельты" - это решение, перечеркивающее историю старейшего предприятия отрасли и традиции прославленного завода, а кроме того, напряженный и самоотверженный труд не только нынешнего поколения зиловцев, но и всех предыдущих. И с этим невозможно не согласиться.

Новый министр обороны России Сергей Шойгу, как и командующий военным парадом, по-прежнему продолжают пользоваться ЗИЛ-41041 АМГ. На АМО "ЗИЛ", который в этом году отмечает свое 100-летие, пытаются найти для своего кабриолета частных покупателей. Такие клиенты уже появились. Изготовление машины ведется в единичных экземплярах. Это позволяет сохранить высококвалифицированных специалистов и уникальные технологии.


Владислав Морозов 

Остров в океане Бронетанковая техника Революционных Вооруженных Сил Республики Куба 1961-2016 гг. Часть 1.

Партизаны разъезжают по улицам Санта-Клара на трофейном М4АЗЕ8. Январь 1959 г.


Как совершаются революции

В первой половине XX в. Куба являлась верным вассалом США и типичной "карибской банановой республикой" - курортом и казино для богатых янки, а также экспортером на американский рынок сахарного тростника, рома и цитрусовых. Кроме того, с 1903 г. США арендовали у Кубы расположенную в удобном заливе на северо-восточной оконечности острова крупную военно-морскую базу Гуантанамо (117 км², постоянный гарнизон порядка 10000 чел.). Арендная плата за нее составляла 3400 долл, в год, а сама аренда, по двухстороннему договору 1934 г., приобрела статус "бессрочной". С 1959 г. американцы перестали платить аренду и по причине отсутствия каких- либо договоренностей на этот счет с новой властью статус базы стал неопределенным, хотя власти США продолжают считать ее частью своей территории.

Соответственно, кубинская армия в первой половине XX в. была "колониально-полицейской" и имела минимум тяжелого вооружения: безопасности и экономике острова тогда угрожали разве что разного рода гангстеры и контрабандисты, а для борьбы с ними бронетанковая техника не требовалась. Лишь в начале 1942 г. Куба получила из США в рамках военной помощи танки - после того, как в декабре 1941 г. чисто формально вступила в войну против Германии и Японии.

Первыми танками, попавшими на остров, стали восемь легких "Мармон-Херрингтон" CTMS-1TB1. Это были малосерийные, производившиеся исключительно на экспорт машины (их, в частности, приобрела голландская армия для действий в Ост-Индии; планировались поставки в Таиланд, Суринам и на Филиппины). Армия США ограниченно применяла CTMS-1TB1 (реквизированные из фирменного экспортного задела) на Филиппинах и Алеутских островах в 1942 г. На Кубе они прослужили до начала 1950-х гг. и, достигнув почти предельного износа, были списаны из-за ветхости и отсутствия запчастей.

Военная помощь Кубе со стороны Соединенных Штатов и других стран продолжилась в конце 1940-х - начале 1950-х гг. В этот период американцы поставили два десятка легких танков M3/M3А1 "Стюарт" и полсотни бронеавтомобилей М8 и М3 "Скаут". Никарагуа, в свою очередь, "поделилась" броневиками М6 "Стагхаунд" - это были машины, ранее полученные из США. На Кубу попали около 40 "Стагхаундов" (иногда утверждается, что среди них были и зенитные М6 АА), причем частично они предназначались для разборки на запчасти.

Захваченный повстанцами бронеавтомобиль M6 "Стагхаунд". Осень 1958 г.

Легкие танки "Мармон-Херрингтон" CTMS-1TB1, поставленные на Кубу в 1942 г.


Новый период в военной истории Кубы начался 2 декабря 1956 г., когда группа из 82 вооруженных революционеров-марксистов во главе с братьями Фиделем и Раулем Кастро (легендарный Эрнесто Че Гевара поначалу числился в этом отряде всего лишь медиком), отплывших из Мексики, высадилась с яхты "Гранма" на побережье острова в провинции Орьенте. Хотя высадка этого десанта была скверно спланирована и из рук вон плохо проведена (после первых стычек с правительственными войсками у Ф. Кастро осталось всего 22 чел., остальные были убиты или пленены), повстанцы сумели уйти в горы, где очень быстро начали полномасштабную партизанскую войну против тогдашнего кубинского диктатора Фульхенсио Батисты. Последний немедленно обратился к США и их союзникам за дополнительной военной помощью в виде поставок самолетов, танков, артиллерии и прочей тяжелой техники.

В феврале 1957 г. в армии Батисты насчитывалось шесть средних танков М4А1 и М4АЗЕ8 "Шерман" (за последующий год на Кубу было поставлено еще несколько танков этого типа), 18 легких M3А1 "Стюарт", пять английских крейсерских А.34 "Комета" (в конце 1958 г. Батиста получил еще десять А.34, после чего количество "Комет" на Кубе достигло 15), 30 бронеавтомобилей M6 (Т17), 20 М8 и 24 М3 "Скаут".

Правда, никакие поставки вооружения и боеприпасов все равно не смогли спасти правящий режим. Батиста был предельно коррумпированным и безмерно жестоким диктатором, практиковавшим физическое уничтожение любых инакомыслящих, вплоть до бессудных казней и пыток. К тому же, слишком много средств, выделяемых США на "благое дело" борьбы с повстанцами, благополучно оседало в карманах как самого Батисты, так и его приближенных министров и генералов. При этом кубинский диктатор не хотел тратить "лишние деньги" - например на то, чтобы нанять в Европе толковых специалистов-инструкторов по борьбе с партизанами. В итоге, "Движение 26 июля"[1 Названо так в честь даты неудачного штурма казарм "Монкада" в г. Сантьяго-де-Куба 26 июля 1953 г. боевой группой под руководством Ф. Кастро; считается начальной точкой кубинского национально-освободительного движения новейшего периода.] неизменно переигрывало непопулярного в народе Батисту: с каждым месяцем ряды партизан пополнялись, а их действия становились все более масштабными и уверенными. При этом боевой дух правительственных войск падал все ниже и ниже.

Первые бронированные машины повстанцы Кастро захватили 28-30 июля 1958 г. во время боев за г. Санто-Доминго, когда в числе прочих трофеев (десять минометов, две "базуки", более 30 пулеметов, около 500 винтовок, 100 000 патронов и др.) им достались два совершенно исправных легких танка M3А1. Но в боях их использовать толком не успели, главным образом из-за отсутствия экипажей. Аналогичным образом получилось и с несколькими импровизированными бронемашинами (в их числе было и как минимум два бронетрактора), которые повстанцы Кастро изготовили в середине 1958 г. Однако дальнейшие события начали развиваться слишком стремительно, и малоподвижные "шушпанцеры" оказались не у дел, поскольку явно не успевали за наступлением партизанских так называемых "боевых колонн".

Танк А.34 "Комет", захваченный повстанцами Ф. Кастро. Январь 1959 г.

Трофейный бронеавтомобиль M6 в Гаване. Январь 1959 г.

Один из первых двух захваченных повстанцами Кастро танков M3А1. Июль-август 1958 г.

Повстанцы на захваченных танках M3А1 следуют в Гавану. Начало января 1959 г.


Вообще кубинская армия применяла бронетанковую технику (генералы Батисты считали, что "она обходится слишком дорого") крайне ограниченно: бронеавтомобили использовались, в основном, для патрулирования дорог и сопровождения автоколонн (несколько машин при этом было потеряно при подрывах на самодельных минах партизан), а танки пускали в бой и вовсе в единичных случаях. Судя по имеющимся свидетельствам, английские "Кометы" в боевых действиях против партизан вообще не участвовали и были захвачены ими в парках (из-за плохого технического состояния или в виду отсутствия подготовленных экипажей).

Уже под самый занавес боевых действий, в период с 27 декабря 1958 г. по 1 января 1959 г., батистовская армия задействовала несколько "Шерманов" совместно с импровизированным бронепоездом против боевой колонны Че Гевары в г. Санта-Клара. Итог этих непродолжительных боев оказался закономерным: два или три исправных М4АЗЕ8, экипажи которых сдались в плен или разбежались, достались партизанам, а бронепоезд сошел с рельсов и был подорван. Позднее победившие повстанцы долго дефилировали на "Шерманах" по улицам Санта-Клары и Гаваны, и на их фоне неоднократно фотографировались Кастро, Че Гевара и другие лидеры кубинского сопротивления.

31 декабря 1958 г. Батиста, наконец, окончательно осознал, что положение безнадежно, и покинул страну на личном самолете. Вместе с ним "дали тягу" с острова большинство членов его правительства и местная крупная буржуазия.

2 января 1959 г. повстанцы Кастро вошли в Гавану. Сам Фидель прибыл в столицу четыре дня спустя. На кадрах кинохроники тех событий видно, что партизаны захватили почти всю имеющуюся технику, но ее состояние было явно неудовлетворительным: большинство танков и бронеавтомобилей въезжали в Гавану на трейлерах или в кузовах тяжелых грузовиков.

Дальнейшее использование трофейной бронетанковой техники оказалось заведомо проблематичным. Американцы, потратившие массу денег на инвестиции в курортный и игорный бизнес Кубы (при новой власти первый был национализирован, а второй вообще ликвидирован), а также на военную помощь режиму Батисты, при последующих переговорах на высшем уровне повели себя крайне высокомерно и, в конечном итоге, отказались признавать правительство Фиделя Кастро в качестве законной власти на Кубе. Более того, они открыто декларировали свое намерение в самое ближайшее время свергнуть марксистское правительство и физически устранить нового кубинского лидера.

Легендарный Эрнесто Че Гевара на фоне захваченного М4АЗЕ8. Январь 1959 г.

Трофейные танки в Гаване. Головным в колонне идет английский А.34 "Комет", за ним следуют "Стюарты", "Шерман" и несколько бронемашин M6 и М8. 2-6 января 1959 г.

Подорванный в ходе боя за г. Санта-Клара эрзац-бронепоезд армии Батисты. Январь 1959 г.

Бронеавтомобиль Т17Е1. Гавана, январь 1959 г.


В августе 1960 г. против Кубы с подачи США было введено международное эмбарго: на Остров Свободы нельзя было продавать не только оружие и боеприпасы, но даже промышленные товары и запчасти к автомобилям и сельскохозяйственной технике. Это определило быстрый выход из строя и списание имеющихся танков и бронеавтомобилей. Последний сохранившийся на Кубе относительно комплектный М4АЗЕ8 в 1981 г. принимал участие в съемках художественного телевизионного сериала "Великое восстание", посвященного событиям 1956-1958 гг. Этот танк был на ходу, но вместо родного двигателя на нем стояла силовая установка от советского Т-55.

В результате у Кастро, объявившего (хоть и не сразу), что "революционная Куба выбирает социалистический путь развития", оставался только один выход. Поэтому для организации регулярных Революционных Вооруженных Сил Кубы (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Cuba) "барбудос"[2 В переводе с испанского "бородачи" - неофициальное прозвище кубинских коммунистических повстанцев.] обратились за помощью к СССР и другим странам ОВД. Им требовалось вся номенклатура боевой техники - от реактивных самолетов и боевых кораблей до стрелкового оружия. Уже в конце 1960 г. были заключены первые договоры с социалистическими странами о поставках вооружений. В числе первых партий кубинцы должны были получить около 200 Т-34-85 и СУ-100 из Чехо-Словакии и не менее 50 тяжелых ИС-2М непосредственно из СССР.

В ожидании новой техники в военном лагере в районе Манагуа (пригород Гаваны) летом 1960 г. были организованы курсы по подготовке танкистов. Поначалу там использовалось несколько "Стюартов" и бронеавтомобилей M6 и М8. Первые Т-34-85 и СУ-100 прибыли на Кубу в октябре 1960 г., а уже в феврале 1961 г. количество машин обоих типов достигло двух десятков. В это время главной задачей курсов являлась подготовка не менее 50 экипажей для Т-34-85 и СУ-100 и формирование двух полноценных танкосамоходных полков на этих машинах. Однако процесс обучения несколько затянулся из-за отсутствия собственных преподавательских и технических кадров (военные советники из СССР и стран ОВД на Кубу к апрелю 1961 г. еще не прибыли) и необходимости перевода на испанский язык технических руководств и прочей документации.

Между тем, американцы в начале 1961 г. стали осуществлять подготовленную ЦРУ операцию "Плутон" (кубинские эмигранты-антикастровцы именуют ее "Операция Запата"), главной целью которой являлось свержение правительства Кастро. Для высадки на побережье Кубы в тренировочных лагерях на территории Гватемалы, Никарагуа и США из кубинских эмигрантов сформировали так называемую "Бригаду 2506" численностью 1500 чел., включавшую четыре пехотных, один моторизованный и один парашютно-десантный батальоны. В ее составе были десять легких танков М41 "Уокер Бульдог", 20 бронеавтомобилей М8, тяжелые минометы, безоткатные орудия, "базуки". С воздуха "Бригаду 2506" должны были поддерживать 24 бомбардировщика В-26В "Инвейдер", восемь транспортных самолетов С-46 и шесть С-54, экипажи которых комплектовались как из кубинских эмигрантов, так и из иностранных наемников.

Ф. Кастро въезжает в Гавану на джипе М38. Слева от Фиделя стоит еще один легендарный повстанческий командир - Камилло Сьенфуэгос, впоследствии погибший в авиакатастрофе. 6 января 1959 г.


Т-34-85 и СУ-100 выдвигаются к месту высадки "Бригады 2506" у Плайя-Хирон. 17-18 апреля 1961 г.


17 апреля 1961 г. указанные силы десантировались на побережье Кубы в заливе Кочинос, в районе поселков Плайя-Хирон и Плайя- Ларга (в западной литературе эта операция обычно именуется "Высадка в заливе Свиней", а в кубинской и отечественной - "Десант на Плайя-Хирон"), Надо сказать, что момент для высадки антикастровцы выбрали достаточно удачно. По сути, регулярных воинских частей у Кастро в это время еще не существовало: в его распоряжении находились только подразделения народной милиции и курсанты различных командных курсов. Кроме того, начисто отсутствовал военный флот, береговая оборона и современные ВВС (ожидавшиеся МиГ-15бис еще не прибыли).

Однако "гусанос"[3 В переводе с испанского "червяки", презрительное прозвище тамошней "пятой колонны" - противников народной Кубы и лично Ф. Кастро.] допустили ряд серьезных просчетов. Так, высадка была проведена не в самом лучшем (с точки зрения захвата всей Кубы) месте: залив Кочинос хорошо подходил для десантирования, но побережье было малонаселенным, а надежды американцев на массовую поддержку "Бригады 2506" со стороны как местных обывателей, так и "разветвленного антикастровского подполья" совершенно не оправдалась. Симпатии абсолютного большинства населения острова были на стороне Кастро, к тому же на Кубу из СССР и стран ОВД успели поставить часть относительно современного вооружения: примерно по 30 Т-34-85 и СУ-100, несколько ИС-2М, артиллерию и крупнокалиберные пулеметы, стрелковое оружие, боеприпасы и автотранспорт.

Уже вечером 16 апреля 1961 г. танкисты, проходившие обучении в районе Гаваны, получили сообщение о подходе кораблей с десантом; к этому времени у них имелись десять боеготовых Т-34-85 и пять СУ-100, но экипажи еще не были укомплектованы. Фактически на эти машины набралось только по два-три члена экипажа — механики-водители, наводчики и командиры машин (из-за нехватки танкистов также ставшие наводчиками). Остальных пришлось набирать из пехотных подразделений милисианос, сколачивая экипажи фактически на местах. На рассвете 17 апреля танкисты получили приказ выдвигаться к району высадки противника. Для ускорения переброски попытались воспользоваться трейлерами-танковозами, но их по всей Кубе собрали только пять штук.

Погрузив пять Т-34-85 на трейлеры, танкисты во главе с лейтенантом Нестором Лопесом (впоследствии генерал-майор РВС Кубы) отправились в сторону г. Матансаса. Оттуда танки в сопровождении курсантов местных командных курсов уже своим ходом направились к г. Ховельяноса, где после полудня 17 апреля их встретил лично Кастро, поставивший вполне конкретную боевую задачу — выдвинуться к п. Пальпите в район высадки, атаковать противника сходу и занять п. Плайя-Ларга и, по возможности, Плайя-Хирон. Главная проблема состояла в том, что от Пальпите к побережью вела всего одна шоссейная дорога (по ее обочинам тянулись болота), к тому же частично контролируемая парашютистами из "Бригады 2506". высаженными накануне.

То есть танкистам предстояло двигаться по дороге колонной, не имея возможности развернуться в боевой порядок. Времени на разведку тоже не было, но, тем не менее, в сумерках четыре Т-34-85 (пятый танк остался в резерве), поддерживаемые курсантами, предприняли атаку в направлении Плайя-Ларга.

Согласно кубинский данным, тремя головными танками командовали Лопес, Арагонес и Браво. Работать с рациями кубинцев толком не успели обучить, поэтому атака проводилась в соответствии с основным принципом советских танкистов "делай как я", при этом экипажи, у которых не было с собой даже осветительных ракет, в темноте плохо видели и противника, и друг друга.

Двигаясь по шоссе под шквальным огнем из стрелкового оружия антикастровского десанта, танки в сопровождении пехоты приблизились к окраине Плайя-Ларга, где по головному Т-34-85 Лопеса был открыт огонь из 60-мм "базук" и 88,9-мм "супербазук" с дистанции в 300-400 м. Первым же попаданием у танка заклинило башню, а несколько следующих попаданий лишили его подвижности. Экипаж покинул машину, которая затем была подожжена несколькими попаданиями из "базук"; при отходе был тяжело ранен механик- водитель.

Лейтенант Лопес пересел в другой танк и продолжал руководить боем: как можно понять из описаний в литературе, он перепрыгивал с одного Т-34-85 на другой, лично давая "ценные указания" командирам и наводчикам. Оставшиеся три "тридцатьчетверки", ведя интенсивный огонь, подавили большинство огневых точек "Бригады 2506" и обеспечили занятие Плайя-Ларга в течение ночи частями народной милиции. Сам Лопес на рассвете 18 апреля получил несколько осколочных ранений и оказался в госпитале.


Завалившийся в канаву и застрявший во время марша в сторону Плайя-Хирон Т-34-85. 17-19 апреля 1961 г.

Танк М4АЗЕ8, захваченный повстанцами Ф. Кастро. Январь 1959 г.

Милисианос направляются к Плайя-Хирон на грузовике ГАЗ-51, на двери кабины которого нанесена эмблема РВС Кубы. Часть бойцов вооружена чешскими пистолетами- пулеметами "тип 26". Апрель 1961 г.


Несмотря на потерю одной машины, танкисты выполнили основную задачу: Плайя- Ларга был занят, блокировавшие дорогу парашютисты уничтожены или рассеяны, а антикастровский десант лишился возможности продвигаться вглубь острова (единственное шоссе теперь контролировали РВС) и, таким образом, оказался запертым на узком плацдарме. В сочетании с действиями немногочисленной авиации Кастро и наземной ПВО. когда было потоплено или серьезно повреждено большинство транспортных кораблей и десантно-высадочных средств и сбиты несколько самолетов "Бригады 2506", это делало положение десанта почти безнадежным. К тому же Кастро удалось в кратчайшие сроки провести широкую мобилизацию имеющихся сил и средств.

18 апреля к району высадки из Гаваны и Санта-Клары прибыли еще три десятка Т-34-85 и СУ-100, два или три ИС-2М, а также большое количество артиллерии (76,2-мм пушки ЗИС-З, 85-мм Д-44, 122-мм гаубицы М-30, 122-мм гаубицы-пушки А-19, 122-мм минометы - не менее пяти батарей различных орудий и пять батарей минометов, а также нескольких зенитных батарей). Задействовав весь имеющийся на острове автотранспорт, командование РВС сумело быстро перебросить к месту десантирования "Бригады 2506" около 10 000 бойцов народной милиции (т.е. численное превосходство РВС над антикастровскими силами стало почти десятикратным) и большое количество боеприпасов.

К этому времени "Бригада 2506" уже задействовала все имеющиеся у нее ресурсы, а новый президент США Д. Кеннеди так и не решился отдать приказ о непосредственной огневой поддержке десанта силами ВМС и ВВС США. При этом из-за потери или повреждений практически всех кораблей и высадочных средств не оставалось надежды и на успешную эвакуацию десанта. Утром 18 апреля танки и САУ РВС Кубы вышли к побережью у Плайя- Ларга (откуда начали расстреливать прямой наводкой еще пытавшиеся приблизиться к берегу десантные катера и баржи), после чего продолжили наступление по двум прибрежным дорогам в сторону п. Плайя-Хирон. Из-за болот, охватывающих полукольцом зону высадки, ширина фронта фактически равнялась ширине дороги. Это давало некоторые преимущества обороняющимся, но шансов на успех у десантников из "Бригады 2506" почти не оставалось.

Утром 19 апреля, после продолжительной артподготовки, танки и САУ РВС Кубы в сопровождении многочисленной пехоты начали наступление на Плайя-Хирон. В 17.30 (время местное) этот поселок был взят. Первой в Плайя-Хирон вошла рота Т-34-85 и СУ-100, в составе которой находился сам Кастро. Как принято считать, Фидель лично произвел несколько выстрелов по одному из сидевших на мели и уже горевшему транспортному судну сил вторжения - сначала из танка Т-34-85, а затем из самоходки СУ-100. Момент пересадки Кастро с Т-34 на СУ-100 затем даже был увековечен на кубинской военной медали, посвященной боям на Плайя-Хирон, а танк и САУ (утверждается, что те самые, из которых вел огонь Кастро) сейчас установлены перед входом в мемориальный музей-комплекс "Плайя-Хирон".


Счетверенные зенитные установки 12,7-мм пулеметов ДШК чехословацкого производства на огневых позициях в районе Плайя-Хирон. В 1961 г. они стали таким же символом кубинской революции, как и бороды "барбудос".

СУ-100 и Т-34-85 на берегу залива Кочинос у Плайя-Хирон. 19 апреля 1961 г.

Танк Т-34-85 на параде в Гаване. Эта машина послевоенного выпуска завода №183 "Красное Сормово". Первая половина 1960-х гг.


Танки ИС-2М (в кинохронике данного боевого эпизода мелькают несколько таких машин) в атаках непосредственно не участвовали, но вели интенсивный огонь по плацдарму из своих 122-мм пушек. Безвозвратных потерь в танках, кроме сгоревшего при штурме Плайя-Ларга Т-34-85, РВС Кубы в этих боях не понесли; прочие потери свелись к перебитым гусеницам (оперативно устранялось на месте) и 2-3 застрявшим в болоте или канавах из-за неопытности водителей Т-34-85 и СУ-100.

Из десяти легких танков М41, имевшихся в составе "Бригады 2506", на плацдарм высадили всего пять машин (остальные, скорее всего, пошли на дно вместе с танкодесантным кораблем, потопленным авиацией).

Они действовали довольно пассивно - вели огонь, в основном, с места и к 19 апреля были либо уничтожены огнем тяжелой артиллерии, либо подорваны своими экипажами. Остов одного М41 сохранился до наших дней в экспозиции мемориального музея-комплекса "Плайя- Хирон". По бронеавтомобилям М8 точных данных нет - вероятно, большинство их тоже погибло вместе с кораблями.

Потери РВС Кубы составили 120-150 чел. (последняя цифра включает мирных жителей, погибших при авианалетах антикастровской авиации). Из 1200 чел. "Бригады 2506", непосредственно участвовавших в высадке, погибло 82 чел. (без учета экипажей сбитых самолетов и команд потопленных судов) и еще 485 захвачено в плен. Остальные смогли сбежать с плацдарма на "подручных плавсредствах" и были подобраны наблюдавшими за высадкой кораблями ВМС США. В декабре 1962 г. Кастро обменял 1113 чел. (пленных и еще несколько сотен сторонников прежнего режима, арестованных за антиправительственную деятельность) на крупные партии медикаментов, медицинского оборудования и детского питания, поставленных из США (на сумму 63 млн. долл.).

Смелые и энергичные действия бойцов Кастро во время отражения десанта на Плайя-Хирон весьма впечатлили новых друзей Кубы и, прежде всего, генсека ЦК КПСС Н.С. Хрущева и министра обороны СССР Р.Я. Малиновского. Руководители Советского Союза решили, что Куба годится для чего-то большего, чем просто вхождение в "социалистическое содружество".

Идея дальнейших действий возникла не на пустом месте: к середине 1950-х гг. США и НАТО плотно обложили СССР кольцом военных баз, на которых размещались в том числе и стратегические средства первого удара - в частности, ракеты средней дальности и авиация с атомными и водородными бомбами на борту. При этом от пары собственных военных баз за рубежом (Поркала-Удд на территории Финляндии и Порт-Артур на территории КНР) советские военные к тому времени отказались в одностороннем порядке - в качестве "жеста доброй воли" и в связи с бесполезностью этих баз в реалиях современной войны. Американцы же в этот период, с одной стороны, чрезмерно завышали военный (и особенно ракетно-ядерный) потенциал СССР, но с другой - считали Советскую Армию неповоротливой и архаичной, а ВМФ вообще ни на что не способным.

В 1961 г. советским командованием была задумана масштабная акция, вошедшая впоследствии в историю как "Операция Анадырь". Замысел состоял в том, чтобы тайно доставить и развернуть на Кубе ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, надежно прикрытые другими родами войск - от мотострелков до авиации, ПВО и тактических ракет. Дело в том, что тогда подавляющее большинство советских стратегических ракет доставали только до Западной Европы, включая Англию. До США в 1962 г. могли дотянуться только межконтинентальные ракеты Р-7 (а их в случае войны можно было одновременно выпустить всего несколько штук) и стратегические бомбардировщики Ту-95, ЗМ и Ту-16 (последние без системы дозаправки в воздухе могли долететь только "в один конец" до территории США - на обратный путь горючего уже не хватало) с ядерными авиабомбами.

Исторический кадр, увековеченный на кубинской военной медали, — Ф. Кастро спрыгивает с Т-34-85. Плайя-Хирон, 19 апреля 1961 г.

Фидель Кастро стоит в люке наводчика СУ-100, из которой он только что стрелял. Плайя-Хирон, 19 апреля 1961 г.

СУ-100, выставленная перед входом в мемориальный музей-комплекс "Плайя-Хирон", 2013 г. Утверждается, что это та же машина, из которой вел огонь Кастро. Однако катки от Т-54/55 она явно получила позднее, при ремонте.


Переброска частей специально организованной по такому случаю Группы советских войск на Кубе началась в конце июля 1962 г. Всего до 1 октября 1962 г. на Кубу было переброшено 42 тыс. советских военнослужащих — дивизия стратегических ракет средней дальности Р-12 с дальностью пуска 2500 км (три ракетных полка, 24 пусковые установки, 36 ракет, боезаряды мощностью 1 Мт), две дивизии ПВО (144 ПУ ЗРК С-75 и несколько сотен ракет), два полка фронтовых крылатых ракет (80 ракет П-5), полк береговых (фактически - противокорабельных) крылатых ракет "Сопка" С-2 (шесть ПУ, 80 КР 4К-87), шесть ПУ тактических ракет "Луна" (в составе мотострелковых полков), четыре мотострелковых полка и два отдельных танковых батальона (до 300 средних танков Т-54, порядка 400 БТР-60П, а также БТР-50, БРДМ-1, БТР-152 и БТР-40), истребительный авиаполк (40 МиГ-21Ф-13, шесть МиГ -15УТИ), вертолетный полк (не менее 30 Ми-1 и Ми-4), торпедоносный авиаполк и эскадрилья носителей ядерного оружия (42 Ил-28) и часть бригады ракетных катеров (12 единиц). Для крылатых ракет, "Луны" и бомбардировщиков Ил-28 на Кубу доставили несколько десятков тактических ядерных боеприпасов (в том числе шесть авиабомб) мощностью от 3 до 12 Кт.

Параллельно получили дополнительную военную помощь и РВС Кубы. Им было поставлено около 50 реактивных истребителей МиГ-15бис, МиГ -15УТИ и МиГ-17Ф, а также начаты поставки сверхзвуковых МиГ-19П (передано 12 машин), около 1000 стволов артиллерии большого и среднего калибра, включая РСЗО и средства ПВО. Количество Т-34-85 и СУ-100 в РВС Кубы в 1962 г. превысило 350 ед. (машины как чехословацкого, так и советского производства). Также в 1962 г. завершилась поставка на Кубу примерно 50 тяжелых танков ИС-2М, из которых сформировали два полка. ИСы (вместе с частью Т-34-85) до сих пор служат на Кубе в качестве установок береговой обороны - как мобильных, так и стационарных. Несколько наиболее изношенных ИС-2М в 1990-е гг. затопили (на радость любителям дайвинга) у побережья Кубы.

Американские самолеты-разведчики U-2 обнаружили стартовые позиции ракет Р-12 на Кубе 14 октября 1962 г. Американцы немедленно отреагировали на это, подготовив для вторжения на Кубу 85 тыс. чел. личного состава, 180 боевых кораблей, 600 танков, более 2000 орудий и минометов, 430 боевых самолетов и весь свой ракетно-ядерный потенциал. 22 сентября они ввели морскую блокаду Кубы (из-за чего туда не попали планировавшиеся к отправке ракеты Р-14, ракетные катера и еще кое-какое военное имущество). К 24-25 октября все пусковые площадки для размещенных на Кубе Р-12 были полностью боеготовы.

До 27 октября 1962 г. продолжалась "война нервов", вошедшая в историю как "Карибский кризис", в ходе которого мир находился на грани начала полномасштабного ядерного столкновения. Заметим, что американская разведка сильно занижала боевые возможности и численность советских войск (а также ядерных зарядов) на Кубе. Вплоть до 1992 г. (!) американцы не знали, что на ракеты Р-12 уже были установлены ядерные боеголовки и командующий ГСВК И. Плиев имел разрешение на их запуск на свое усмотрение, без приказа из Москвы.

Однако здравый смысл возобладал, и после личных переговоров между Н. Хрущевым и Д. Кеннеди была достигнута договоренность о выводе советского ядерного оружия, ракет средней дальности и бомбардировщиков Ил-28 с Кубы взамен на вывод американских ракет из Турции и гарантии не нападения на Кубу со стороны США (экономическая блокада была сохранена). По мнению руководителей СССР, "Операция Анадырь" выполнила свою основную задачу: тайная переброска такого количества войск и техники на другой континент была непосильной задачей даже для США и НАТО, чьи ВМС и транспортные возможности в те годы в разы превосходили советские. Но самое главное - с этого момента и вплоть до 1991 г. все вопросы глобального противостояния двух военно-политических блоков решались не на поле боя, а за столом переговоров.

Кастро при этом остался крайне недоволен тем, что Хрущев сначала "использовал кубинцев втемную", а потом "вывел ракеты без их согласия". Несколько смягчило ситуацию то, что все не подлежащее демонтажу и вывозу вооружение ГСВК в 1962-1963 гг. было передано РВС Кубы, в итоге армия Кастро оказалась вооружена лучше, чем ближневосточные союзники СССР (в 1962-1963 гг. такого количества танков Т-54 или БТР-60 не имели даже армии Египта и Сирии). На Кубе остался "сильно ограниченный контингент" ГСВК — созданная на базе 43-го МСП 7-я ОМСБр, на основе которой затем был образован "12-й учебный центр", более известный на Западе как "советская учебная бригада" (1500 чел., танковый батальон, три мотострелковых батальона, реактивный дивизион, артдивизион, разведрота, зенитная батарея и подразделения обеспечения), просуществовавший в таком виде вплоть до 1991 г.

Танк ИС-2М на параде в Гаване. Первая половина 1960-х гг.

Разбитый легкий танк М41 из состава "Бригады 2506" в экспозиции мемориального музея-комплекса "Плайя-Хирон".

Кубинские ИС-2М на марше в районе Гаваны. Первая половина 1960-х гг.


После окончания "Карибского кризиса" Кастро и его окружение почувствовали себя весьма уверенно и в 1960-е гг. даже попытались организовать или форсировать народно- освободительные революции в странах Африки (Танзания, Гвинея-Биссау, Конго, Мозамбик) и Южной Америки (Венесуэла, Боливия). Несмотря на то, что США тогда прочно завязли во вьетнамской войне, а западный мир лихорадил очередной экономический кризис, все эти попытки, так или иначе, окончились неудачами. Достаточно вспомнить хотя бы провал партизанской войны в Боливии в 1967 г., завершившийся гибелью Эрнесто Че Гевары, или свержение военной хунтой во главе с Аугусто Пиночетом дружественного Кастро левого правительства Сальвадора Альенде в Чили в 1973 г.

С середины 1970-х гг. кубинским руководителям пришлось увязывать свои военные усилия в разных точках земного шара с интересами и задачами СССР и его союзников.

Фото из архива автора и общедоступной сети Интернет.

Рисунки А. Шепса.



Семен Федосеев

ППШ в массовом производстве Часть 1


Пистолет-пулемет системы Шпагина (ППШ) - больше чем просто образец оружия, сыгравший важную роль в достижении победы в Великой Отечественной войне. Он стал одним из главных символов самой Победы и справедливо занял место на памятниках, картинах, плакатах, открытках, марках. Об истории создания ППШ, особенностях его конструкции, достоинствах и недостатках как боевого оружия сказано много и обстоятельно. Не раз указывалось, что свою роль одного из важнейших образцов в системе вооружения ППШ смог сыграть во многом благодаря своим производственно-экономическим характеристикам, обеспечившим его массовое производство, в сочетании, разумеется, с боевыми характеристиками. В самом деле, за годы войны в войска было поставлено 4 565 000 ППШ, общий же выпуск ППШ составил около 5,4 млн. шт. Несколько реже вспоминают, как была достигнута эта технологичность и как, собственно, реализовывалось это преимущество.


Немного истории

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР от 21 декабря 1940 г. на вооружение был принят "7,62-мм пистолет-пулемет обр.1941 г., ППШ (пистолет-пулемет Шпагина)". Нередко он упоминается просто как ПП-41. Задание на разработку пистолета-пулемета, который должен был сменить в производстве и на вооружении пистолет-пулемет Дегтярева обр. 1940 г. (ППД-40), появилось уже в 1940 г. В этот период пистолет-пулемет все еще считался оружием специальных войск, расчетов артиллерийских орудий, экипажей боевых машин, а в системе вооружения пехоты занимал место оружия младших командиров и предназначался "для ведения боя в особых условиях". Тем не менее, опыт Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. заставил увеличивать насыщенность войск этим типом оружия. Соответственно, в требования к новому пистолету-пулемету уже закладывалось сокращение времени и стоимости производства, по сравнению с ППД.

Опытный пистолет-пулемет Г.С. Шпагина был передан на заводские испытания Инструментальному заводу №2 им. К.О. Киркижа в Коврове 26 августа 1940 г. Полигонные испытания пистолетов-пулеметов Шпагина и Шпитального в сравнении с ППД-40 начались в конце ноября 1940 г. 3 декабря начальник ГАУ Г.И. Кулик доложил результаты в ЦК ВКП(б) и рекомендовал к принятию на вооружение образец Шпагина.

Именно технологичность образца Шпагина сыграла в этом немалую роль. Технологичность конструкции проявляется в оптимальных затратах труда, средств и материалов при ее производстве, эксплуатации и ремонте. Стоит вспомнить также рекомендацию - искать решения новых конструкций оружия "в различных отраслях "мирной" техники", которую давал профессор А.А. Благонравов оружейникам в 1940 г.: "Нередко в этой же области можно найти, если не решение, то наметку решения технических проблем, над которыми работает мысль специалистов-оружейников". Как заводское изделие, ППШ отвечал общему направлению внедрения в оружейное дело технологий массового производства, ранее внедрявшихся именно в отраслях "мирной" техники, включая замену обработки металла резанием обработкой давлением, клепки - дуговой и контактной электросваркой, воронения - оксидировкой и фосфатированием, а также сокращение числа резьбовых соединений.

В отношении обработки металла речь, прежде всего, шла о холодной штамповке с использованием прессов средней мощности. Ее внедрение позволяло намного ускорить и удешевить процесс изготовления ряда деталей и уменьшить отход металла.

14 декабря 1940 г. специальная комиссия Наркомата вооружения произвела технологическую оценку образцов.

Конструктор Георгий Семенович Шпагин (1897-1952).


Образец ППД обр. 1940 ППШ 
Количество станко-часов 13,6 7,3
Количество заводских деталей 95 87
Количество деталей механической обработки 72 58
Количество деталей холодной штамповки 16 24
Количество основных деталей холодной штамповки 0 3
Количество деталей горячей штамповки 8 8
Количество деталей сложной механической обработки (не менее 30 операций) 3 2
Количество заклепок 17 5
Количество резьбовых мест 7 2

То есть, по сравнению с ППД доля деталей механической обработки уменьшилась примерно с 80 до 69%, а доля деталей, изготовленных холодной штамповкой, увеличилась с 17 до 28%. Для изготовления ППШ требовалось вдвое меньше времени, чем для выпуска ППД. Точной механической обработки в ППШ требовали только ствол, затвор и некоторые другие детали. Ствольная коробка с кожухом ствола, затворная коробка, корпус спускового механизма представляли собой штампосварные конструкции простой формы: собственно, это и определило характерные "прямоугольные" обводы оружия. Количество резьбовых соединений и прессовых посадок было минимизировано. Ствол фиксировался в ствольной коробке соединительной осью.

Надо сказать, введение в оружейное производство штамповки встречало недоверие со стороны многих специалистов, поскольку она не могла обеспечить такой высокой точности, как механическая обработка деталей квалифицированными рабочими. Но существенная экономическая выгода заставила вкладывать средства в доведение и внедрение этой технологии. Следует учесть острый недостаток тогда в стране металлообрабатывающих станков высокой точности.


Начало серийного производства

В апреле 1940 г. в систему Наркомата вооружения из Наркомата местной промышленности был передан строящийся скобяной завод в Загорске (Московская область). Заводу присвоили номер 367 и после принятия на вооружение ППШ он получил задание освоить в кратчайшие сроки его серийное производство. Для руководства процессом внедрения изделия в серию на завод из Коврова командировали Г.С. Шпагина.

О месте пистолетов-пулеметов в новой системе стрелкового вооружения РККА, формировавшейся в 1939-1941 гг., можно судить по плану военных заказов Наркоматов обороны, военно-морского флота и внутренних дел на 1941 г. (Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 7 февраля 1941 г.):

"... По сухопутному вооружению ...Винтовок всего - 1 800 000 шт.

В том числе самозарядных обр. 40 г.- 1 100 000

7.62 мм револьверов "наган" - 160 000

7.62 мм автоматических пистолетов - 140 000

7.62 мм пистолетов-пулеметов Шпагина - 200 000...".

Отметим, что упомянутая здесь СВТ "обр.40 г." также была новым образцом, и именно ей накануне войны отводилась роль основного стрелкового оружия. Темпы освоения производства пистолетов-пулеметов отставали от планов: в I квартале 1941 г. их выпустили 5,4 тысячи, во II - 3,5 тысячи.

Какие бы перспективные решения ни были заложены в конструкции изделия, отработка его на технологичность продолжается при постановке на производство и в ходе изготовления. В начале 1941 г. к доводке ППШ специально подключили группу инженеров-технологов Наркомата вооружения.

Опытный 7,62-мм пистолет-пулемет Б.Г. Шпитального, 1940 г. Образец именовался "пехотным пулеметом" и действительно нес следы отношения к пистолету-пулемету как к роду ручного пулемета, а не компактному индивидуальному оружию.

Автоматчики были весьма эффективны в танковом десанте. Здесь - десант на броне Т-34. У старшего сержанта на переднем плане и рядового за ним - пистолеты-пулеметы обр.1941 г. (ППШ) с секторным прицелом. Боец на заднем плане вооружен трофейным МР.40 и револьвером "Наган" в кобуре.

Пистолет-пулемет обр. 1940 г. (ППД-40).


Новые потребности

Требование существенного наращивания выпуска ППШ было выдвинуто в первый же месяц войны. Согласно докладу наркома вооружения Д.Ф. Устинова, на июль 1941 г. изготовили 10 630 ППШ. Однако Государственный Комитет Обороны требовал увеличить выпуск в августе еще примерно втрое. Для этого на завод №367 в Загорске (директором завода был тогда А.А. Ельянов) решением Наркомата вооружения уже на постоянной основе направили бригаду специалистов-технологов во главе с заместителем начальника техотдела наркомата М.Д. Гандлевским. С других заводов отправили квалифицированных наладчиков, для работы в цехах - студентов старших курсов различных ВУЗов, включая Московский механико-машиностроительный институт им. Баумана и Тульский механический институт. Группу технологов во главе с А.И. Мозговым направили на завод по производству барабанных магазинов в подмосковном поселке Лопасня (ранее завод выпускал керосиновые лампы и фонари).

Потребность в пистолетах-пулеметах резко возросла к концу 1941 г. Одной из причин тому стали как выявившееся боевое значение этого оружия, так и чрезвычайно большие потери в личном составе и вооружении. Речь уже шла не о пополнении и довооружении, а фактически о срочном формировании и вооружении новой армии. В этих условиях переход к массовому производству технологичного пистолета-пулемета позволял быстро обеспечить армию автоматическим оружием ближнего боя.

Из вспомогательного средства пистолет- пулемет (именовавшийся для краткости "автоматом") превращается в один из главных элементов системы стрелкового вооружения. Постепенно складывались принципы его применения в пехоте. Уже в октябре 1941 г. в штаты стрелкового полка и отдельной стрелковой бригады ввели роту автоматчиков. Характерный пример: в проекте приказа Ставки ВГК о формировании 1-го и 2-го гвардейских стрелковых корпусов (подписан 31 декабря 1941 г.) указывалось, что в каждой гвардейской стрелковой дивизии должно быть "ППД - 875", в каждом полку - рота автоматчиков "100 ППД на роту". И.В. Сталин лично вычеркнул "ППД" и вписал "ППШ". С другой стороны, пистолеты-пулеметы оказывались наиболее удобным оружием для разведчиков, танкистов, расчетов истребительно-противотанковой артиллерии, мотоциклистов, нашли широкое применение в диверсионных и партизанских отрядах.

Начальник Главного управления формирования и укомплектования Красной Армии Е.А. Щаденко в докладе Сталину 31 октября 1941 г. указывал, что для новых формирований требуются 138 000 ППШ, для "новой Армии", которую планировалось сформировать к весне 1942 г,-еще 69 000.

Между тем, в июле-декабре 1941 г. изготовили 89 665 пистолетов-пулеметов. Потери же их за тот же период составили около 98 700 шт., что, с учетом имевшихся запасов ППШ и ППД, составило около половины всего ресурса пистолетов-пулеметов.

Значительному увеличению выпуска ППШ способствовали, с одной стороны, привлечение как оружейных, так и множества неспециализированных предприятий, с другой - изменения в самой конструкции. Рассмотрим и ту, и другую стороны.

Заводская линия сборки ППШ.

Сборка ППШ была переведена на конвейер.

Географическое расположение заводов-изготовителей ППШ в СССР, 1941-1945 гг.


Расширение производства

Производство ППШ заново разворачивалось в разных городах со своей кооперацией в каждом случае, но по единому плану.

Прежде всего, речь идет о заводе, организованном в рабочем поселке Вятские Поляны Кировской области. Сюда в начале октября 1941 г. эвакуировали завод по изготовлению пистолетов-пулеметов из Загорска и завод по выпуску магазинов из Лопасни. Для размещения производства использовали корпуса недостроенной шпульной фабрики. Отправка эшелонов в Заволжье производилась с интервалом в три-четыре дня. Сейчас этот путь по железной дороге займет не больше суток. Но осенью 1941 г. продвижение поездов к месту назначения сильно задерживалось: преимуществами пользовались воинские эшелоны, идущие на запад, а другие поезда простаивали на запасных путях и в тупиках; при переформировании порой терялись вагоны. Последний эшелон с оборудованием из Загорска прибыл на станцию назначения 7 ноября, а закончить переброску незавершенного производства, вспомогательного оборудования, запасов материалов, рабочих с семьями удалось только к концу ноября.

В этот период в Вятских Полянах уже велись строительные работы: Наркомат вооружения направил сюда свои строительные организации; также были переброшены два строительных батальона, к строительству привлекали и прибывающих рабочих и техников завода. В.Н. Новиков, бывший тогда заместителем наркома вооружения, вспоминал: "... Начали со строительства железнодорожной ветки от станции до завода. К моменту прибытия первого эшелона ее проложили до реки, где устроили разгрузочную площадку. Через реку навели временный мост для автотранспорта, к цехам подвели подъездные пути, утрамбовав их сначала шлаком, а затем покрыв дощатым настилом, продержавшимся до морозов. Оборудование и материалы разгружали в основном вручную. Имевшийся в наличии лишь один экскаватор использовали как подъемный кран".

Еще до окончания эвакуации, в начале ноября были пущены заготовительный и обрабатывающий цехи. Первую партию ППШ сдали на новом месте через 45 дней после остановки работы в Загорске - сроки, на тот момент не имевшие аналогов, да и ныне трудно представимые. Достраивали один из корпусов шпульной фабрики, под производство приспосабливали складские помещения. Использовали местные ресурсы: скажем, шпульную бумагу пропитывали битумом и крыли ею цехи. Самым сложным и болезненным, как и всюду, оставался вопрос жилья - людей размещали в деревенских домах, в быстро возводимых бараках. Ни в жилье, ни на производстве не было еще канализации и водопровода, энергоснабжение цехов организовали от сети низкого напряжения; установили небольшую электростанцию, работавшую на дровах, а обогрев был только в сушильных камерах.

Завод в Вятских Полянах, сохранивший №367, стал головным по выпуску ППШ (впоследствии - Вятско-Полянский механический завод, Вятско-Полянский машиностроительный завод "Молот"), Г.С. Шпагина назначили главным конструктором завода, а главным инженером был С.А. Сигорский. Завод продолжали укреплять кадрами. Директором в марте 1942 г. определили В.И. Исакова, до того руководившего производством пулеметов в Коврове; с Ижевского оружейного завода (завода №74) перевели в Вятские Поляны заместителя главного технолога В.П. Болтушкина. Уже в I квартале 1942 г. на заводе запустили конвейерную линию сборки ППШ и организовали потоки обработки отдельных деталей и сборок.

С учетом в основном невысокой квалификации работников процесс производства и контроля дробили на возможно более мелкие операции. Массовым движением стало соревнование молодежных бригад за право именоваться "фронтовыми", и на заводе №367 первой звание "фронтовой" получила бригада сборщиков ППШ во главе с Н.П. Мисником. Столь важное производство повлияло и на статус Вятских Полян: в марте 1942 г. рабочий поселок преобразовали в город районного подчинения. В Вятских Полянах выпустили более 2 млн. ППШ.

Молодые работницы полируют приклады к ППШ.

Сборка ППШ на заводе №367 (Вятские Поляны).

Сравнение производственно-экономических характеристик пистолетов-пулеметов.


Тактико-технические характеристики пистолетов-пулеметов
Оружие ППД-40 ППШ-41
Патрон 7,62x25 ТТ 7,62x25 ТТ
Длина оружия, мм 778 840
Длина ствола, мм 278 274
Масса оружия с патронами, кг 5,4 5,5
Темп стрельбы, выстр./мин 900-1100 700-900
Боевая скорострельность, од./авт., выстр./мин 30/100-120 30/90
Начальная скорость пули, м/с 500 500
Дальность прицельной стрельбы, м 500 500
Емкость магазина, патронов 71 71

Еще одним центром массового производства ППШ стала Москва. Их выпуск в столице начали налаживать уже после объявления города на осадном положении. Армии, оборонявшие Москву, остро нуждались в оружии, основной же завод по производству ППШ находился в состоянии эвакуации.

В ноябре ГКО по представлению Московского городского комитета ВКП(б) принял постановление об организации на московских заводах массового производства ППШ. Первый секретарь МК и МГК ВКП(б) А.С. Щербаков 6 декабря 1941 г. докладывал: "...По минометам и ППШ ноябрь месяц для нас можно считать месяцем освоения. На декабрь мы уже имеем задания Наркомата обороны...". В ноябре 1941 г. выпуск ППШ в Москве составил не более 400 штук, в декабре четыре завода сдали 7 205 ППШ. Основными заводами стали: Московский автомобильный завод им. И.В. Сталина (ЗиС). Производство здесь организовали всего за месяц, первые же серийные ППШ направили на Центральный фронт;

завод №43 Наркомата авиапромышленности, образованный Постановлением ГКО от 23 декабря 1941 г. на базе ранее созданных Ремонтных мастерских по установкам вооружения при Ремотделе НКАП;

завод счетно-аналитических машин (№828) также наладил производство ППШ уже в 1941 г. Для расширения производства заводу в марте 1942 г. переданы из системы Наркомата авиапромышленности цех по сборке лыж завода №45 и площадка завода №161. Постановлением ГКО от 15 марта 1942 г. на завод передали из артели "Автоштамп" производство барабанных магазинов. Отметим, что в 1943 г. завод перешел на производство ППС;

Государственный союзный завод им. Буденного.

Всего привлекли 106 московских предприятий, среди них - заводы АТЭ №1, "Арматура", "Серп и молот", "Красный штамповщик", "Искра", завод револьверных станков им. Серго Орджоникидзе, Московский механический завод, фабрика спортинвентаря, завод деревообрабатывающих станков и др. Распределение и исполнение заказов на детали ППШ подтверждает правило - дело не во внешнем сходстве готовой продукции, а в схожести технологических операций и требований. Так, заводу им. Серго Орджоникидзе задавалась программа 500-550 комплектов затворов ППШ в сутки; Государственный подшипниковый завод ГПЗ-1 изготавливал магазины. Координацию работ осуществлял отдел машиностроения МГКВКП(б).

Была организована сеть технических курсов. школ, кружков для подготовки рабочих кадров - в основном из женщин и молодежи. Меры принимались по-военному строгие: после "срыва плана" по производству деталей для ППШ директор завода АТЭ №1 в начале декабря 1941 г. получил не только строгий выговор, но и предупреждение, что будет снят со всех постов, исключен из ВКП(б) и передан суду военного трибунала.

Ряд предприятий представлял собой площадки, с которых основную часть производства уже эвакуировали, поэтому приходилось искать станки и заново набирать рабочих. Бывший директор ГПЗ-1 А.А. Громов вспоминал: "...На заводе не хватало мелких фрезерных станков. "Разведка " донесла, что в ремесленном училище на улице им. Осипенко, которое готовило фрезеровщиков, осталось оборудование... я в тот же час был там. А еще через несколько часов на найденных станках было начато освоение первых образцов".

Выпуск ППШ в марте 1942 г. составил 50 855 шт. В марте-апреле 1942 г. производство ППШ в Москве перевели на поток, за счет увеличения производительности сократили число смежников. Выпуск доходил до 2 тыс. штук в сутки. Стоит учесть, что до войны в городе не было крупносерийного производства стрелкового оружия. Всего москвичи изготовили около 3 млн. штук ППШ, из них около 1 млн. сдал ЗиС. В день выпуска миллионного ППШ, 27 сентября 1943 г., ЗиС собрал подарочные экземпляры - начальнику ГАУ генерал-полковнику Н.Д. Яковлеву (впоследствии был передан в ВИМАИВиВС), Командующему дальней авиацией маршалу авиации А. Е. Голованову (оружие хранилось в коллекции курсов "Выстрел" до их ликвидации).

В Коврове на Государственном союзном заводе №2 им. К.О. Киркижа для выпуска ППШ в 1942 г. выделили отдельное производство; его начальником был назначен инженер М.В. Горячий. Но с июня того же года производство начали передавать в Златоуст.

В Златоусте ППШ выпускали заводы №385 и №66 (на станции Уржумка): на эти площадки частично эвакуировали из Тулы оружейный завод №66. Завод №385 с начала 1942 г. обязывался выпускать самозарядные винтовки СВТ, но вскоре был переведен на производство ППШ. Из Коврова с завода №2 в Златоуст передали детали, оборудование и инструмент.

Пистолеты-пулеметы обр.1941 г. (ППШ) с секторным прицелом - без магазина и с установленным барабанным магазином. Пружинный предохранитель мушки снят.


Барабанный магазин к 7,62-мм пистолету- пулемету емкостью 71 патрон (вид сверху).


ППШ изнутри

Пистолет-пулемет обр.1941 г. (ППШ) был выполнен по традиционной для того времени "карабинной" схеме с постоянным деревянным прикладом и перфорированным стальным кожухом ствола. Автоматика работала на основе отдачи свободного затвора, выстрел производился с открытого затвора за счет энергии возвратно-боевой пружины. Но по технологии производства оружие относилось уже к новому поколению.

ППШ имел довольно тяжелый (0,6 кг) затвор и жесткую возвратно-боевую пружину, но при коротком ходе затвора (длина отката около 82 мм) импульс его удара в крайней задней точке был велик, и для его смягчения на задний конец возвратно-боевой пружины надевался амортизатор из фибры. Ствольная коробка, выполненная заодно с кожухом ствола, служила крышкой затворной коробки. Оригинальный по конструкции дульный тормоз-компенсатор выполнен в виде скошенной передней части кожуха ствола.

Спусковой механизм допускал ведение одиночного и автоматического огня. Переводчик видов огня размещался впереди спускового крючка. Предохранителем служила защелка на рукоятке затвора, блокировавшая затвор в переднем или в заднем положении. Прицельное приспособление включало секторный прицел, насеченный на дальности от 50 до 500 м, и мушку с предохранителем. Барабанный магазин ППШ получил "в наследство" от ППД-40.


Постановлением Горьковского городского комитата обороны от 25 октября 1941 г. были определены меры по организации в городе производства ППШ. Здесь также по распределению заданий можно судить об организации кооперации в зависимости от характера технологических операций: ствольная и затворная коробки, вкладыш и ряд других деталей (всего 14 наименований, в основном изготавливаемых штамповкой) были заданы Горьковскому автозаводу; пружина к магазину, боек (27 наименований) - заводу "Красная Этна", имевшему большой опыт проволочно-гвоздильного производства; затвор и другие детали, требующие механической обработки, - Горьковскому заводу фрезерных станков (он же вел сборку пистолетов-пулеметов). Первые 300 ППШ собрали в январе 1942 г., всего в первом полугодии их выпустили 7532 шт., за весь 1942 г. год - 26 610, а за 1943 г. - 49 020. Интересный факт: в свое время Шпагин для изучения технологии холодной штамповки был командирован именно на автомобильный завод в г. Горький.

В Сталинграде, пока он был тыловым городом, выпуск ППШ наладил филиал завода №192. Приклады делал деревообрабатывающий завод им. Куйбышева. В Ворошиловграде (Луганске) ППШ собирали на Ворошиловградском паровозостроительном заводе. В Тбилиси производство ППШ вели паровозовагоноремонтный и инструментальный заводы, а в Баку к выпуску ППШ привлекли завод глубинных насосов и долот им. Дзержинского; детали для него производил в Баку авиационный завод №458.

Стволы для ППШ в большом количестве поставлялись из Ижевска. В.Н. Новиков вспоминал о работе завода №74: "Во многих местах собирали, например, пулеметы-пистолеты Шпагина, а стволы получали из Ижевска. Вот все, начиная с наркома и кончая главным инженером завода, нажимали на Никифора Афанасьевича Андреева, начальника сверлильно-токарного цеха: "Давай, давай стволы’’ А затем отправляли их то в Златоуст, то автозаводу в Москве или грузили в десятки других мест". Здесь также внедрили существенное технологическое новшество - было налажено производство стволов с использованием технологии дорнирования (продавливания через канал ствола особого инструмента- дорна с выступами для формирования нарезов). Этот процесс даже не в разы, а в десятки раз сокращал время изготовления стволов по сравнению с нарезанием (строжкой шпалером), экономил металл и станочный парк. Ижевск поставлял также стальной лист и часть инструмента для производства пистолетов- пулеметов. В Горьком производство стволов к ППШ со второго квартала 1942.г. вел сам завод фрезерных станков.

Центрами производства, как уже говорилось, стали Вятские Поляны и Москва - на других заводах общий выпуск ППШ оказался сравнительно невелик. Так, на заводе №385 в Златоусте в июне-декабре 1942 г. собрали около 18 860 ППШ, в Горьком в 1942-1944 гг. - лишь 78 230 шт. Но и эти партии внесли свой немаловажный вклад в бои напряженного периода 1942-1943 гг.

Упоминаются также планы производства ППШ в 1942 г. на Ярославском автозаводе, Ижевском заводе №622, незначительный выпуск на заводе №182 в пос. Двигательстрой (г. Каспийск). Планы выпуска ППШ в Ленинграде не реализовали: предпочтение, как известно, отдали новому и значительно более технологичному ППС.

Производство ППШ для СССР наладили даже в Тегеране в 1942 г. К началу 1945 г. "пулеметный завод" под Тегераном поставил для РККА от 8 до 10 тыс. ППШ. В ВИМАИВиВС передали экземпляр тегеранского завода, преподнесенный в 1944 г. начальнику ГАУ КА маршалу артиллерии Н.Д. Яковлеву.

Подарочный ППШ модификации 1942 г. производства ЗиС. На прикладе табличка с надписью: "Маршалу авиации тов. Голованову А.Е. От коллектива Московского Ордена Ленина автозавода им. Сталина в день выпуска миллионного пистолета-пулемета обр.1941 г. 27 сентября 1943 г.".

Автоматчик с пистолетом-пулеметом обр. 1941 г. (ППШ).


Поставки легкого стрелкового оружия в Действующую армию в 1941-1945 гг.
Период Винтовки и карабины Пистолеты- пулеметы
Июль-декабрь 1941 г. 1 570 тыс. 89,665 тыс.
1942 г. 4 004 тыс. 1 479 тыс.
1943 г. 3 850 тыс. 2 060 тыс.
1944 г. 2 060 тыс. 1 780 тыс.
Январь-май 1945 г. 240 тыс. 30 тыс.

Результаты перечисленных мероприятий оказались более чем убедительными: производство ППШ в стране за 1942 г. выросло на 1320% по сравнению с 1941 г.,т.е. в 13 раз.

Организация нового производства в срочном порядке и в условиях войны не могла проходить без проблем. При вынужденно упрощенных операциях контроля и проверки недостатки ППШ нередко выявлялись только в войсках. Так, из войск поначалу приходили жалобы на партии с лорнированными стволами из-за неудовлетворительной точности и кучности стрельбы. Однако в итоге удалось добиться вполне приемлемого качества каналов стволов по состоянию поверхности и соблюдению точности получаемых размеров, обеспечить приемлемую меткость стрельбы оружия и живучесть стволов. В другой раз первому заместителю Предсовнаркома И.А. Вознесенскому пришлось лично разбираться с жалобой на партию ППШ производства ЗиС, у которых переводчик при стрельбе самопроизвольно переключался с одного вида огня на другой. Исправления и доработки требовалось осуществлять в предельно сжатые сроки, не снижая заданного выпуска. Обеспечению должного качества продукции способствовало улучшение операций контроля и ужесточение военной приемки.

Интересно, что в крайне тяжелый для страны момент, в июле 1942 г., Наркомат вооружения провел большую техническую конференцию, посвященную внедрению поточных линий, высокопроизводительных технологий, доработке образцов с целью сокращения времени их производства.

Окончание следует


М. Павлов, И. Павлов

Друг за другом


В начале 1930-х гг. при разработке новых отечественных танков особое внимание уделялось возможности преодоления ими различных препятствий на поле боя. Так, перспективный танк Т-19 должен был за счет своей длины пересекать рвы шириной до 2 м, а при встрече более широких препятствий предусматривалась сцепка ("спаривание") двух таких машин, что, по замыслу, позволяло преодолевать рвы шириной до 3 м. Для этого танки в носовой и кормовой частях должны были оснащаться специальными съемными ферменными конструкциями. Однако по объективным причинам история Т-19 оказалась достаточно короткой: в 1931 г. изготовили только два прототипа, а основным "спутником пехоты" Красной Армии стал легкий танк Т-26 - адаптированный к отечественным условиям английский "Виккерс 6-тонный".

Тем не менее, опыт работы над танком Т-19 оказался востребованным при проектировании аналогичного приспособления для сцепки двух танков Т-26. В 1932 г. в академии ВАММ выполнили проект такого устройства ("магнит"), но из-за имевшихся недостатков он реализован не был. В том же году военнослужащий 4-го танкового полка Украинского военного округа (УВО) Н.Ф. Цыганов[1 Николай Федорович Цыганов - изобретатель-самоучка, позже воентехник 2 ранга; под его руководством были разработаны опытные танки БТ-2-ИС, БТ-5-ИС и БТ-СВ-2 "Черепаха".] предложил свой вариант автосцепки двух Т-26, позволяющей преодолевать противотанковые рвы шириной до 4 м и эвакуировать с поля боя подбитые танки. Довольно экзотической выглядела возможность использования "спарки" Т-26 "при тарант минных полей". Опытный образец автосцепки Цыганова изготовили в 1933 г. в мастерских части 1515, и в том же году он прошел испытания.

Танки Т-26 обр. 1931 г., соединенные с помощью автосцепки Н.Ф. Цыганова. 1933 г.

Задний Т-26 обр. 1931 г. с элементами автосцепки (полукомплект). Хорошо видны носовые листы и упорные валики с кронштейнами.


Сцепка танков производилась автоматически в течение 5-8 с, без выхода экипажа, на различных скоростях движения. Расцепка осуществлялась из любой машины за 5-10 с. Перед преодолением препятствия дополнительная подготовка подходов к нему не требовалась. С помощью такого приспособления предполагалось, сцепляя три танка Т-26, преодолевать рвы шириной до 6 м, однако практических опытов не проводили.

К положительным качествам предложенной конструкции отнесли и то, что после монтажа она совершенно не мешала Т-26 выполнять различные штатные боевые задачи. Оборудование автосцепкой не представляло сложности и могло быть осуществлено достаточно быстро в строевых частях, а ее стоимость была невысока. Допускалось использовать данное приспособление не только на новых танках, но и на машинах, выпущенных ранее и уже находящихся в строевых частях.

Автосцепка конструкции Цыганова состояла из двух полукомплектов, один из которых (два улавливателя и два опорных хвоста) устанавливался в кормовой части переднего танка, другой (два носовых листа и два упорных валика с кронштейнами) - в носовой части заднего танка. Кроме того, имелись замыкающий и размыкающий механизмы, расположенные внутри машины.

Масса каждого полукомплекта не превышала 200 кг. Но расчеты показывали, что при полной комплектации танков Т-26 приспособлениями заводского изготовления масса полукомплектов могла увеличиться до 350 кг. В тот момент сочли, что это не окажет серьезного влияния на подвижность Т-26 ("почти не отражается на ходе машин").

Замыкающий механизм состоял из двух стальных штырей с пружинами, помещенных в стаканы, которые закреплялись на наружных бортах улавливателей, и двух собачек. Этот механизм оборудовался тросом с роликами и рычагами; с их помощью имелась возможность оттягивать штыри и разъединять элементы автосцепки. Педаль рычага механизма находилась в боевом отделении Т-26 возле командира.

Вид сзади на передний Т-26, оснащенный элементами автосцепки. Обратите внимание на характерные улавливатели и опорные хвосты в кормовой части машины.

"Спаренные" танки преодолевают ров шириной 4 м.

Преодоление 4-метрового рва. Второй (буксируемый) танк на весу.

Передний Т-26, опрокинувшийся в ров.

Танки Т-26 обр. 1931 г., оснащенные автосцепкой конструкции Н.Ф. Цыганова.


Размыкающий механизм служил для расцепки в нормальных условиях и в случае аварии переднего Т-26. Он состоял из штыря, педали и троса: штырь выдвигался, нажимал на трос, соединяющий замыкающие штыри передней машины, оттягивал их и производил расцепку.

Для сцепки командир переднего танка нажимал на педаль; замыкающие штыри оттягивались и фиксировались с помощью собачек. Затем либо задняя машина наезжала на переднюю, догоняя ее, либо передняя двигалась назад, соприкасаясь с задней. Боковые листы носовой части автосцепки заднего Т-26 заходили в улавливатели, установленные на переднем танке, нажимали на собачки и освобождали замыкающие штыри. Последние под действием пружин выдвигались и производили сцепку. Одновременно упорные валики на втором танке заходили в вилки опорных хвостов первой машины. Этим задавалось положение одного танка относительно другого в вертикальной плоскости, обеспечивалась возможность смещения одного танка относительно другого при преодолевании рвов и движении по пересеченной местности, а также достигалась требуемая жесткость соединения. Сцепку допускалось производить под углом 10-15' как по горизонтали, так и по вертикали.

Чтобы расцепить танки, командир передней машины вновь нажимал на педаль, тросы оттягивали штыри, и машины освобождались. При аварии первого танка расцепка могла производиться из второго Т-26.

По итогам проведенных испытаний отмечалось, что приспособление для сцепки двух Т-26 полностью удовлетворяет требованиям к прохождению рвов и окопов, которые одиночный танк преодолеть не мог. Так, старший инженер 3-го Управления УММ РККА Зубенко в пояснительной записке "к приспособлению для спаривания танков Т-26" констатировал, что необходимо:

"1. Срочное изготовление трех комплектов приспособления с устранением мелких недостатков (общая педаль выключения и расположение ее, смещение глушителя и др.) выявленных при испытании, и введение в производство после окончательной проверки на трех машинах.

Приспособление должно быть дослано на все выпущенные ранее машины.

2. Установить такое же приспособление на машинах других типов, по возможности унифицировав его (в части разрабат. для БТ и Т-27).

3. Продумать возможность сцепки при равных положениях сцепляющихся машин".

Однако по ряду причин данная автосцепка не была поставлена на серийное производство. По данным М.Н. Свирина, "за разработку устройства сцепки танков Н.Ф. Цыганов был награжден К. Ворошиловым золотыми часами и повышен в звании из младших командиров до командира взвода". Тем не менее, сама идея получила дальнейшее развитие. В 1935 г. был представлен очередной вариант такого приспособления - конструкции Ленинградского государственного завода №174 имени К.Е. Ворошилова.

Автосцепка конструкции завода №174 также предназначалась для увеличения проходимости танков Т-26 через рвы, канавы, окопы и преодоления контрэскарпов. Она состояла из носовой и кормой частей и запорного механизма.

Задний ("носовой") танк Т-26 обр. 1933 г. с установленными элементами автосцепки. 1935 г.

"Спаривание" танков Т-26, оснащенных автосцепкой конструкции завода имени Ворошилова.

Передний ("кормовой") танк Т-26 с элементами автосцепки. Хорошо видны основные боковые листы приспособления и улавливатель.


Носовая часть автосцепки, установленная в передней части корпуса заднего Т-26, представляла собой сварную коробку, носовая (сужающаяся) часть которой входила в улавливатель кормовой части автосцепки на переднем танке. Носовая часть снабжалась упорными валиками, проходящими через соответствующие отверстия в ее корпусе. По замыслу, она могла легко демонтироваться с корпуса танка.

Кормовая часть автосцепки, смонтированная на переднем Т-26, состояла из двух основных боковых листов, приклепанных к задним бортовым листам корпуса танка, и улавливателя - сварной коробки, боковые листы которой сваривались с основными боковыми листами и вилками, являющимися упорами валиков носовой части сцепки. Для размещения элементов приспособления выхлопную трубу танка пришлось перенести на короб, изменив его верхнюю часть.

Запорный механизм автосцепки состоял из стакана, внутри которого имелся палец, и пружины, упирающейся в торец пальца; стакан с помощью двуплечего рычага и троса соединялся с рычагом привода. В выключенном состоянии палец находился в стакане и удерживался собачкой в статическом положении. Для захвата носовой части автосцепки пальцем боковые листы улавливателя были снабжены соответствующими отверстиями.

Сцепление производилось следующим образом. Второй ("носовой") танк подходил к первому ("кормовому"), носовая часть сцепки отодвигала удерживающую собачку, освобождая палец, который выталкивался наружу сжатой пружиной. Палец, пройдя через отверстия носовой части и улавливателя, соединял оба полукомплекта сцепки. Благодаря свободной посадке пальца "спаривание" танков проходило без каких-либо затруднений.

Чтобы отверстия улавливателя и носовой части сцепки совпали, в последней были установлены валики-ограничители, упирающиеся (при сцеплении машин) в вилки улавливателя, ограничивая ход носовой части. Конструкция вилок обеспечивала угол разлома автосцепки 16 град., что облегчало сцепленным танкам преодоление препятствий.

Расцепление танков сводилось, по сути, к отведению пальца улавливателя назад и к освобождению носовой части сцепки заднего Т-26.

Испытания автосцепки конструкции завода №174 производились на различной местности. "Спаренные" машины проходили через рвы различной ширины - от 1,5 до 4 м и более, с разгона и без, а также преодолевали подъемы по мягкому грунту. При этом оценивались удобство и быстрота сцепления танков на различных грунтах, при наличии незначительных препятствий и при продольном и поперечном кренах. Изучалась и возможность движения "спарки" на пересеченной местности при подходе к препятствию.

Рвы шириной до 3 м и глубиной до 1,5 м (почва суглинистая, сухая) сцепленные танки преодолели на 1-й скорости без каких-либо затруднений. Ров шириной 3,4 м и глубиной 1 м, наполненный водой, был успешно пересечен на 1-й скорости с разгона. Повторное испытание в тех же условиях дало аналогичные результаты, но при осмотре машины выяснилось, что лопнул сварной шов коробки носовой части сцепки.

Ров шириной 4,5 м глубиной 2 м (почва глинистая, размытая, ров частично наполнен водой) стал непреодолимым препятствием. Передняя машина застряла во рву и была вытащена только с помощью тягача. Повторное испытание на более сухой почве, также не принесло успеха. Более того, обнаружилась деформация переднего листа носовой части сцепки, что потребовало проведения восстановительных работ.

Угол разлома автосцепки 16° облегчал соединенным танкам преодоление препятствий.

Узел сцепки танков Т-26. Носовая часть приспособления "носового" танка вошла в улавливатель "кормового".

Танки Т-26, оборудованные автосцепкой конструкции завода №174.


Довольно много неприятностей принес испытателям ров шириной 3,5 м и глубиной 1,5 м (грунт - сырая рыхлая земля). При попытке преодолеть это препятствие передний танк уткнулся в переднюю стенку рва. Дальнейшее движение было невозможно из-за пробуксовки гусениц. Попытки "спарки" выйти из рва задним ходом также оказались неудачными. Машины пришлось вытаскивать буксиром. Более того, почва рва оказалась настолько мягкой, что после буксировки образовалась 3-метровая яма. Тогда предприняли попытку перейти это препятствие с другой стороны, надеясь, что обвалившийся грунт стенок рва должен облегчить эту процедуру. Однако результат оказался тем же: танки извлекли из ямы тягачом.

В ходе тщетных попыток перейти 3,5-м ров, сопровождавшихся значительными обвалами грунта, на его месте образовалась настоящая воронка с более пологими краями. Именно это и позволило, в конечном счете, пройти сцепленным машинам. Завершился этот этап испытаний неудачным экспериментом по преодолению воронки шириной 9,0 м и глубиной 2,35 м.

Испытания по преодолению подъемов также не выявили преимуществ двух "спаренных" машин по сравнению с одиночным Т-26 в аналогичных условиях, хотя, как ожидалось, результаты должны были быть выше благодаря наличию второго танка, поддерживающего впереди идущую машину и прижимающую ее к грунту. Так, подъемы в 33° и 30° по мягкому, сильно размытому грунту не были преодолены из-за буксования гусениц.

Удобство и быстрота сцепления танков оценивались на различных грунтах, при наличии незначительных препятствий, а также при продольном и поперечном кренах. Попытки соединить танки при бортовых кренах 12' и 8' оказались безуспешными из-за невозможности обеспечить нужное взаимное положение носовой части сцепки и улавливателя. Это удалось при крене всего в 3°.

Даже при незначительном продольном крене (5') сцепить машины также не удалось.

Положительный результат был получен только при крене в Г! На горизонтальной площадке время, необходимое для "спаривания" машин, зависело от тренированности механика-водителя и составляло от 10 до 23 с, а расцепка занимала 0,3 до 1,5-2 мин.

Вопреки ожиданиям, движение "спарки" по неровному полю на расстояние всего 50 м (до препятствия) оказалось затруднено, что, безусловно, отнесли к недостаткам конструкции сцепки.

На основании результатов испытаний были подготовлены предложения и выводы. Отмечалось, что конструкция автосцепки завода имени Ворошилова "недостаточно прочна, так как после 3-х кратного перехода машины через ров обнаружен срыв резьбы и изгиб крепежных болтов носовой части автосцепки и переднего броневого листа". Усилить конструкцию предполагалось в том числе за счет установки дополнительных уголков на передний лист заднего танка.

Хотя проходимость "спаренных" машин через препятствия оказалась выше, чем у одиночного танка (ров шириной до 3,5 м), это сочли недостаточным: по расчетам, максимальная ширина преодолеваемого рва (с учетом общей длины танков 10 м) должна была составлять не менее 4,5 м. Также недостаточным признали максимальный преодолеваемый угол подъема - не более 25° Кроме того,"угол разлома автосцепки 16 град. 30 мин недостаточен, так как таковой ограничивает возможности свободного маневрирования задней машины, что является основным препятствием при переходе спаренных машин через рвы и окопы".

К серьезному недостатку отнесли невозможность демонтажа коробки передач и бортовых фрикционов из второго танка с установленным полукомплектом автосцепки. Демонтаж кормовой части автосцепки с переднего Т-26 был невозможен, так как ее основные листы приклепывались к корпусу танка вместе с бортовыми кронштейнами кривошипа, а улавливатель приваривался к основным листам.

Попытка перейти ров шириной 3,5 м окончилась неудачно. Первый танк застрял во рву.

Испытание сцепки из трех Т-27 по преодолению рва. 15 мая 1936 г.

Удачный эксперимент по преодолению рва шириной 3 м глубиной 1 м (грунт сухой, песчаный).

"Спарка" не смогла преодолеть воронку шириной 9 м глубиной 2,35 м.


Подчеркивалось, что "допускаемый угол бортового и продольного крена спаривания машин крайне ничтожен, что является одним из недостатков рассматриваемого приспособления". Негативным фактором, отрицательно "влияющим на тяговые свойства машины", стало "увеличение веса передней (кормовой) машины на 255 кгр. и задней (носовой) - на 200 кгр. при крайней перегруженности машин Т-26". Но главное, - установка данного приспособления на боевые машины в частях РККА была сопряжена со значительными трудностями, требующими "спец, разметки, сверловки брони и т.п.". А именно простота монтажа автосцепки являлась одним из важных требований при ее разработке.

В итоге, большое количество недостатков предложенного способа сцепки танков свело на нет все его преимущества, о чем красноречиво свидетельствует общий вывод: "Выявленные недостатки вполне достаточны, чтобы считать результаты испытания автосцепки неудовлетворительными и не рекомендовать ее к установке на серийные машины".

Остается лишь отметить, что 15 мая 1936 г. на НИАБТ полигоне состоялось испытание сцепки из трех танкеток Т-27 по преодолению трапецеидального рва шириной 3,1 м и глубиной 0,8 м. Общее время преодоления препятствия составило чуть больше 1 мин. Результаты опыта сочли вполне успешными, однако такие машины уже явно не относились к "первой линии", поэтому дальнейшие опыты с ними в этом направлении не проводились.

Статья подготовлена по материалам РГВА.



Михаил Лавров

Последняя реинкарнация Т-55


В своей судьбе танк Т-55 претерпел множество перерождений. Задуманный коллективом конструкторского бюро завода №183 в инициативном порядке вариант Т-54Б для ведения боевых действий в условиях атомной войны вышел на испытания еще в 1957 г. и выпускался серийно вплоть до 1978 г. на трех советских танковых заводах, а также в Польше, Румынии и Чехословакии. Общее количество выпущенных танков Т-55 различных вариантов превысило 23000 единиц.

К началу 2000-х гг. Т-55 хотя и считался устаревшим, но был достаточно эффективным для использования в третьем мире. В этой машине, по существу, было нечему ломаться - минимум электроники, надежный двигатель, устойчивый к специфической культуре обслуживания африканскими и азиатскими "специалистами", 100-мм пушка с унитарными выстрелами и ручным заряжанием. Танкостроители разных стран предпринимали неоднократные попытки вдохнуть новую жизнь в творение Л.И. Карцева: советские конструкторы наладили модернизацию до уровня Т-55М в разных модификациях, израильтяне превратили трофейные машины в Tiran IV и тяжелый бронетранспортер Achzarit. Даже румыны доработали этот танк, удлинив корпус и добавив шестой каток. В Харькове под руководством М.Д. Борисюка также был разработан вариант модернизации "пятьдесятпятки" - Т-55АГМ, вооруженный 125- мм гладкоствольной пушкой и оснащенный двухтактным дизелем 5ТДФ, натурный образец которого был представлен на выставке IDEF-2003 в Анкаре.

В 2010 г. отечественные и зарубежные СМИ облетела неожиданная новость: Украина намерена модернизировать Т-55 перуанской армии. Эта информация стала тем более поразительной на фоне сложившегося в мире устойчивого мнения, что следующим экспортером танков в Перу будет Китай, уже договорившийся с Лимой о поставке своего МВТ-2000. Но прежде чем перейти к описанию последней, пожалуй, реинкарнации Т-55, стоит напомнить, откуда в далекой латиноамериканской стране появились советские танки и почему в 2010 г. у Лимы возникла острая потребность в повышении боевой мощи сухопутных сил.



Модернизированный в Перу французский легкий танк АМХ-13 с ПТУР "Малютка", установленными по бортам башни. Справа - варианты самоходных ПТРК на базе того же АМХ-13.


3 октября 1968 г. группа леворадикально настроенных офицеров сухопутных сил Перу во главе с полковником Гальегоса Венеро арестовала президента Фернандо Белаунде, обвиненного в потворстве интересам американских нефтедобывающих корпораций. Белаунде был выслан из страны и вернулся на родину спустя 12 лет, чтобы вновь возглавить государство. Тем временем, совет руководителей видов вооруженных сил избрал президентом генерала Хуана Веласко Альварадо, командующего сухопутными силами.

Военные приступили к масштабным реформам, поставив целью избавиться от американской зависимости и ограничить власть собственных олигархов. События, произошедшие в стране в октябре 1968 г., считаются революцией, но революцией бескровной. Действительно, даже открытых врагов хунты в крайнем случае лишь высылали из страны, а политические заключенные были амнистированы. Правительство, на всякий случай, открестилось от коммунизма, который среди перуанцев ассоциировался скорее с маоистской группировкой "Сендеро Луминосо". Но курс, взятый Альварадо, не мог не вызвать симпатии в Советском Союзе.

1 февраля 1969 г. Лима установила дипломатические отношения с Москвой. Вскоре в страну направились советские специалисты, но поначалу исключительно гражданские - врачи, педагоги, агрономы. Однако в 1973 г. Веласко Альварадо публично заявил о высылке из Перу американского "Корпуса мира" и приглашении советских советников, в том числе военных. В том же году было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве (ВТС) между Перу и нашей страной.

Одним из первых контрактов, подписанных перуанцами с СССР в сфере военно-технического сотрудничества, подразумевал поставку средних танков Т-55. Причиной, побудившей администрацию Альварадо пойти на этот шаг, стало обострение и без того непростых взаимоотношений Перу с Чили в результате переворота, совершенного там Аугусто Пиночетом. Гибель президента Сальвадора Альенде и массовые репрессии против чилийских левых положили конец надеждам перуанцев на мирное и взаимоприемлемое решение застарелого территориального спора. Ведь в ходе Второй тихоокеанской войны 1879-1883 гг. чилийцы захватили богатые селитрой территории в перуанской и боливийской частях пустыни Атакамы.

В 1975 г. Пиночет встретился с госсекретарем США Генри Киссинджером и заявил, что 5 октября перуанские войска намерены вторгнуться в Чили с целью возвращения отторгнутых девяносто лет назад территорий. Вашингтон дал согласие на начало превентивной войны, но Пиночет встретил неожиданно жесткое сопротивление командования собственных ВВС, намекнувших на то, что перуанская авиация и армия, как минимум, несколько сильнее.

Средний танк Т-55 перуанской армии, оснащенный ПТУР "Малютка".

Появление в чилийской армии Leopard 2А4 заставило военное руководство Перу срочно искать варианты повышения мощи танковых подразделений.


Внешний вид модернизированного Т-55АГМ разительно отличается от привычного облика танков семейства Т-54/Т-55.


Сам перуанский президент, похоже, узнал о своих планах напасть на Чили только из прессы. Хотя, по оценкам экспертов, случись такое, перуанские войска одержали бы убедительную победу.

Так или иначе, но появление в составе перуанских сухопутных сил двух сотен советских Т-55 серьезно изменило баланс сил. Пиночетовцам приходилось уповать только на дипломатические каналы и поддержку американских спецслужб, занятых "раскачиванием лодки" в Перу. Ведь только в 1998 г., когда уже демократическое правительство Чили решило приобрести 202 устаревших, но добротных танков Leopard 1V (V - от голландского Verbeterd улучшенный) из Нидерландов, у Сантьяго появился адекватный ответ на "пятьдесятпятые". Сами "леопарды" из наличия нидерландской армии начали поступать чилийцам с января 1999 г., но это не показалось для Лимы существенной угрозой: Т-55 вполне могли бороться и с этой продукцией "сумрачного тевтонского гения".

Однако в 2005 г. в Чили началась реализация программы модернизации вооруженных сил. Правительство страны приняло решение ежегодно выделять по 10% доходов национальной меднодобывающей компании Codelco на закупку новой военной техники. В рамках этого решения в июне 2007 г. у ФРГ приобрели 132 танка Leopard 2А4. Их поставки начались с ноября того же года партиями по 10-12 единиц.

Безусловно, даже Leopard IV с его 105-мм 51-калиберной пушкой L7A3 серьезно превосходил перуанские "пятьдесятпятые" по огневой мощи. В нидерландской версии на машине усилили броневую защиту и установили новую голландскую СУО AFSL-2 (вариант немецкой СУО EMES-12A3). Кроме того, танк получил новый немецкий стабилизатор оружия вместо американского стабилизатора фирмы Cadillac Gage, эффективный оптический дальномер и прочие полезные "девайсы", что еще больше повышало его огневые возможности. А закупка Leopard 2А4 вообще ставила Лиму в сложное положение: средств борьбы с этими танками у перуанцев, по существу, не было вплоть досрочного приобретения в России 24 ПТРК "Корнет" с 244 ПТУРами к нему.

Башня танка Т-55АГМ претерпела серьезные изменения в результате установки 125-мм пушки КБМ-1М и внедрения механизма заряжания. В передней и задней частях крыши башни видны датчики системы обнаружения лазерного излучения.

На усовершенствованном танке Т-55АГМ установили двухтактный двигатель 5ТДФМ.

Китайские танки МВТ-2000 на параде в Лиме 8 декабря 2009 г.

Общий вид танка Т-55АГМ.


55-тонный Leopard 2А4 нес исключительно мощную броневую защиту и мог поражаться 100-мм снарядами Т-55 только в бортовую или в кормовую проекции. 120-мм гладкоствольная пушка с длиной ствола 44-калибра, в свою очередь, могла уничтожить любой перуанский бронеобъект с дальности 2,5 и даже 3 км.

Подобная ситуация совсем не устраивала Лиму. Командование вооруженных сил страны незамедлительно убедило правительство в необходимости срочного повышения мощи танковых подразделений. Рассматривали несколько вариантов: приобретение основных танков (ОТ) после капитального ремонта в какой-нибудь стране, импорт новых машин и, наконец, радикальная модернизация имеющегося парка "пятьдесятпятых". Идеологом третьего пути являлся начальник Объединенного штаба вооруженных сил Перу Франсиско Контрерас. Главком сухопутных войск Отто Гибович ратовал за полное обновление танкового парка, в крайнем случае, по чилийскому образцу. В 2009 г. был проведен тендер, в котором участвовали российский Т-90С, польский РТ-91, украинский "Оплот", сербский М-84А и китайский МВТ-2000.

Основным претендентом на получение перуанского заказа на новые ОТ, как уже говорилось, были китайцы. Для укрепления своих маркетинговых позиций компания NORINCO направила в Лиму пять МВТ-2000 на своеобразный "тест-драйв". Стоит напомнить, что данное изделие формально являлось экспортной модификацией китайско-пакистанского танка Al-Khalid, разработанного, в свою очередь, на основе серийного танка "Тип 96".

При создании 48-тонного Al-Khalid инженеры NORINCO совместно с пакистанскими коллегами из Heavy Industries Taxila рассчитывали установить французскую дизельную силовую установку и 120-мм гладкоствольную пушку НАТОвского стандарта. Однако после событий на площади Тяньаньмынь в 1990 г. Европа объявила оружейное эмбарго в отношении КНР. В результате на новом танке появилась стандартная для НОАК 125-мм пушка ZPT-98, практически одна к одному скопированная с российской 2А46М. А место в моторном отсеке занимал харьковский двухтактный дизель 6ТД или его вариант 6ТД2Е. В отличие от базового "Тип 96", система управления огнем имела ярко выраженные французские корни, хотя Париж, похоже, об этом не догадывался (по крайней мере, официальной реакции не последовало).

Доставленные в Лиму МВТ-2000 понравились местным танкистам. По сравнению с Т-55 это была уже техника другого уровня. В тендере 2009 г. китайскому танку противостоял в том числе и российский Т-90С, явно превосходивший его по техническим параметрам. Но Пекин предложил исключительно выгодные экономические условия, и правительство Перу не устояло перед соблазном одновременно с заменой танкового парка получить приличные инвестиции в национальную экономику. Дело казалось решенным, и на параде 8 декабря 2009 г. в строю техники национальной армии прошли и китайские танки. Президент страны Алан Гарсия заявил о желании вооруженных сил купить именно МТВ-2000 и санкционировал начало предконтрактных переговоров.

125-мм танковая пушка КБМ-1М.

ТУР "Комбат".

Вид на рабочее место командира танка Т-55АГМ.

Прицел ПНК-5, входивший в состав системы AGAT-NC.

Тепловизионный прицел "Буран-Катрин-Э".

Прицел наводчика 1Г46 "Проминь".

Зенитный прицел ПЗУ-7.


Однако в том же году местная оборонная компания Disenos Casanave Corporation (точнее, ее отделение Desarrollos industrials casanave s.a., или DICSA) при поддержке генерала Контрераса заключила договор с Харьковским конструкторским бюро машиностроения имени А.А. Морозова.

Эта перуанская фирма является основным изготовителем оружия в стране, освоившим производство советских гранатометов, бельгийских автоматов и даже легких вертолетов. Она стала известна, например, многочисленными переделками французского легкого танка АМХ-13. Сначала перуанцы установили на этом танке четыре ПТУР различных типов (по две на бортах башни), а потом пошли дальше, создав самоходный ПТРК Alacran путем "скрещивания" все того же АМХ-13 (с демонтированной артсистемой) с российским ПТРК "Корнет". Disenos Casanave Corporation не остановилась на достигнутом и создала на базе АМХ-13 самоходную артустановку, оснащенную советской 122-мм гаубицей Д-30. По некоторым данным, все эти вариации на родились в тесном сотрудничестве с харьковчанами.

ХКБМ предложило свой Т-55АГМ, переименованный в Tifon 2, что в переводе с испанского одновременно означает и тайфун, и мифическое стоглавое чудовище тифон. В Харькове машина проходила под индексом Т-55М8А2. Работу курировал лично Герой Украины М.Д. Борисюк, генеральный конструктор бронетанкового вооружения Украины.

Замысел подчиненных Борисюка был оригинален и выглядел весьма привлекательно для Перу. Вместо закупки дорогостоящей современной техники предлагалось использовать Т-55 как базу для практически нового танка. По заверениям украинской стороны, после превращения в "Тифон 2" он смог бы на равных бороться с Leopard 2А4, Abrams М1А1, Leclerc, Challenger 2 и даже Merkava Mk.IV.

Для этого предполагалось вооружить "Тифон" 125-мм гладкоствольной пушкой КБМ-1М с длиной ствола 48 калибров. Впрочем, специалисты легко узнавали в данном орудии советскую 2А46 с горизонтально-клиновым затвором. У харьковчан такие пушки имелись в достаточном количестве: на хранении вооруженных сил Украины (ВСУ) находились тысячи считавшихся устаревшими Т-72 и Т-64 различных модификаций. Для реализации весьма выгодного заказа украинское Минобороны, наверное, нашло бы две сотни пушек. Исходя из имеющегося опыта, морозовцы уверенно гарантировали живучесть ствола в 1000 выстрелов.

Вместе с пушкой КБМ-1М предлагался и механизм заряжания (М3), естественно, харьковской конструкции. Горизонтальный карусельный М3 оказалось возможным разместить только в кормовой части башни, получившей из-за этого "модный" силуэт, но экипаж сократился до трех человек. В карусельной боеукладке находилось 18 комплектов "снаряд-заряд", остальные 22 выстрела должны были перегружаться в М3 по мере необходимости. В боекомплект входили бронебойный подкалиберный снаряд ЗБМ48 "Гончар" с начальной скоростью 1750 м/с и бронепробиваемостью 800 мм на дистанции 2 км, кумулятивный снаряд ЗБК29 с начальной скоростью 915 м/с, осколочно-фугасный снаряд ЗОФ26, способный поражать цели на дальности до 10 км, а также танковая управляемая ракета (ТУР) "Комбат".


Датчики системы Linkey-SPZ, установленные на башне танка.

Установка на башню Т-55АГМ элементов встроенной динамической защиты "Нож" значительно повысила защищенность танка.


Зенитный пулемет КТ-12.7 на башне танка Т-55АГМ.


ТУР "Комбат" имела начальную скорость 326 м/с и долетала до цели, удаленной на 5 км, за 16,3 с, после чего должна была гарантировано пробить защиту, эквивалентную 750 мм гомогенной брони. Для преодоления динамической защиты ракету оснастили 9-кг боевой частью с тандемным кумулятивным зарядом. Это изделие было разработано киевским "КБ "Луч" и выпускалось серийно на ГАКХ "Артем". Комплекс "Комбат" считался вполне эффективным и входил в боекомплект всех украинских танков, а также поставлялся на экспорт вместе с Т-84. Предлагался он и для использования в китайском МВТ-2000. Впрочем, сведений о его применении во время похода ВСУ на Донбасс в 2014 г. так и не поступило.

Дополнительное оружие было представлено спаренным пулеметом КТ-7.62 - так назвали обычный ПКТ. Зенитный пулемет "Утес", получивший обозначение КТ-12.7, был оснащен системой дистанционного управления 1ЭЦ29М и прицелом ПЗУ-7М. При этом обеспечивалось поражение воздушных целей на дальности до 1500 м. ПЗУ-7М перекочевал на "Тифон 2" с Т-64А и Т-64Б, выпускавшихся еще с августа 1973 г. Изделие было освоено в серии на Изюмском приборостроительном заводе и представляло собой монокулярный перископический прицел 1,2-кратного увеличения с поворотной призмой, электрообогревом входного окна и окуляра и подсветкой сетки. Входное окно ПЗУ-7М монтировалось с левой стороны пулеметной установки.

В состав комплекса вооружения входила вполне современная автоматизированная система управления огнем (СУО), включавшая баллистический вычислитель ЛИО-В, датчик боковой составляющей ветра, дневной и ночной тепловизионный прицелы, пульты управления и стабилизатор оружия. Датчик ветра ДВЕ-БС емкостного типа считался лучшим в мире. Сведения об освоении его производства на Украине относятся к 2013 г., когда "Укроборонпром" объявил о начале выпуска этого изделия на Феодосийском оптическом заводе. Интересно, что собирались ставить на "Тифон-2" харьковчане?

Прицел наводчика 1Г46М "Проминь", созданный на Черкасском заводе "Фотоприбор", имеет стабилизированное в двух плоскостях поле зрения и обеспечивает плавно изменяемое оптическое увеличение в диапазоне 2,7-12-крат. Встроенный в прицел лазерный дальномер мог измерять дальность до цели, расположенной от 400 м до 5115 м, с точностью 10 м. Для управления ТУР прицел имеет лазерный канал управления ракетой.

Чтобы обеспечить наводчику возможность работы ночью, рядом с "Проминем" установили тепловизионный прицел "Буран-Катрин-Э", в котором используется тепловизионная камера второго поколения Catherine-FC с многоэлементным микроболометрическим приемником ИК-изучения французского концерна Thales. Длина волны рабочего диапазона данного тепловизора находился в пределах 8-12 мкм, т.е. в районе максимума собственного излучения типовых наземных целей. На постсоветском пространстве это изделие считалось новейшим и устанавливалось на танки Т-90 как Российской Армии, так и инозаказчиков. Впрочем, сами французы использовали уже матричные тепловизоры Catherine-XP. имевшие в 1,5 раза меньшую массу (за счет отказа от оптико-механического сканирования) и лучшие характеристики "сигнал-шум". Таким образом, дальность обнаружения типовой цели ночью по стандарту STANAG 4347 французских танков составляла 12,7 км, а украинских и российских - 10,8 км. Впрочем, черкасские разработчики уверяли заказчиков, что "Буран-Катрин- Э" обнаруживает цели с 12 км, а идентифицирует их с 5 км. Оставим это на совести специалистов "Фотоприбора" и авторов методик измерения.

Здесь необходимо уточить следующее. Если в руки отечественных или белорусских разработчиков попадали новейшие приемники ИК-излучения, то финальный прибор становился лучше, чем у тех же французов. Например, на экспортных модификациях БМП-3 стоят тепловизоры, созданные специалистами белорусского ОАО "Пеленг" и содержащие все ту же неохлаждаемую матрицу Catherine-XP. Именно эти приборы, по отчетам эксплуатантов, способны как минимум на 500 м дальше, чем исходные французские аналоги, идентифицировать объект и имеют 300 м преимущества при распознавании за счет лучшего программного обеспечения обработки сигнала и лучшего качества изготовления оптических элементов.

Командир танка располагал комбинированной прицельно-наблюдательной панорамной системой AGAT-NC, также разработанной в Черкассах. В ее состав входил прицел ПНК-5 с оптико-электронным преобразователем поколения "2+" ЭПМ-53Г российского производства, встроенным лазерным дальномером и устройством автоматического ввода боковых поправок. При необходимости AGAT-NC можно было переключить в режим воспроизведения информации с тепловизионного прицела "Буран- Катрин-Э" наводчика.

Баллистический вычислитель ЛИО-В, созданный на Харьковском заводе транспортного машиностроения имени Малышева, для расчета баллистических поправок автоматически учитывает скорость танка, угловую скорость цели, угол крена оси цапф пушки, боковую составляющую скорости ветра, дальность до цели, курсовой угол. Дополнительно для расчета требовалось вручную ввести температуру окружающего воздуха, температуру заряда, падение начальной скорости в зависимости от износа канала ствола и давление окружающего воздуха. ЛИО-В был сопряжен с ковровским стабилизатором оружия 2Э42М. СУО обеспечивала возможность ведения прицельного огня из пушки и спаренного пулемета как наводчиком, так и командиром с выбором любого из видов снарядов, включая ТУР "Комбат".

Основным оружием танка Т-55АГМ являлась 125-мм пушка КБМ-1М

Модернизированный средний Т-55АГМ.


Радикально повысилась защищенность танка. На башню навешивался комплект из керамической брони "Дефлект", повышавшей устойчивость машины к обстрелу кинетическими боеприпасами всех калибров. Естественно, не обошлось и без любимого харьковчанами "Ножа" - встроенной динамической защиты (ВДЗ), якобы повышавшей стойкость от кумулятивных поражающих средств в 2,3-2,6 раза, а от кинетических - в 3,5-4,3 раза. ВДЗ "Нож", по заявлениям разработчика, не срабатывала при попадании малокалиберных снарядов и пуль, а также под воздействием напалма. Согласно рекламным данным, "Тифон-2" не поражался 120-мм снарядами танковых пушек стандарта НАТО с дистанции больше 2 км.

Для противодействия управляемым боеприпасам с лазерным наведением и затруднения противнику использовать квантовые дальномеры на "Тифон-2" установили систему обнаружения лазерного излучения Linkey-SPZ, сопряженную с 12 гранатометами калибра 81 мм. Пуск гранат обеспечивал возникновение на расстоянии 50 м от танка достаточно плотной аэрозольной завесы, непроницаемой в наиболее вероятном спектре излучения лазеров.

Со всем этими новшествами масса танка возросла до 45 т. Штатный двигатель В-55 мощностью 580 л.с. с такой нагрузкой не справлялся, и его место занял двухтактный 5ТДФ-МА мощностью 1050 л.с. Харьковский дизель весил чуть более тонны (1080 кг) и обладал достаточно низким удельным расходом топлива - 153 г/л.с.-ч, причем мог потреблять любое горючее, что было весьма ценно для Латинской Америки с ее "эффективными менеджерами в погонах".

При внешней схожести с родоначальником подвеска у украино-перуанского танка была существенно модернизирована. В частности, заменили подшипники, установили амортизаторы и более эффективные торсионы. Скорость "Тифона-2" по шоссе составляла 78 км/ч, а по пересеченной местности - 60 км/ч. Задним ходом танк мог двигаться со скоростью 35 км/ч. Большим подспорьем для механика-водителя стали электрогидравлическое устройство поворота и дисплей, на который выводились данные о параметрах движения и работе двигателя.

Комплекс связи также существенно изменился, превратившись в так называемую "интегрированную коммуникационную систему", состоявшую из радиостанции Р-030У, аппаратуры внутренней связи и коммутации АВСК-1 и шлемофонов шумозащищающих ШШ-1. Радиостанция Р-030У Одесского завода "Телекарт- Прибор" обеспечивала возможность передачи и приема речевой и цифровой информации. В ее конструкции предусматривались симплексный и полудуплексный режимы работы, а также дежурный прием радиоинформации. На фиксированных частотах обеспечивалась помехозащищенная связь, в том числе с абонентами, оснащенными радиосвязным оборудованием стандарта НАТО. Дальность действия Р-030У устанавливалась в пределах до 25 км.

Не обошлось и без вездесущего приемника спутниковой навигации. Харьковчане предложили цифровую систему "Тиус-НМ", работавшую как от ИСЗ системы NAVSTAR, так и от российского ГЛОНАССа, что также соответствовало интересам заказчика. Информация выводилась на пульт командира 1КПИ-М.

В результате, вместо среднего Т-55 перуанские военные могли получить вполне себе основной "Тифон-2". Реализуемость данного проекта сомнений не вызывала: во дворе Харьковского завода имени Малышева стоял Т-55АГМ, отличавшийся от "Тифона-2" только составом СУО.

В октябре 2009 г. Франсиско Контрерас принял приглашение от ХКБИ имени Морозова и DISCA посетить Харьков для личного ознакомления с модернизированным Т-55М8А2 Tifon 2. Но в итоге генерал направил на Украину делегацию во главе с начальником управления логистики ОКНШ генералом Хуаном Мендисом.


Модернизация базового танка до стандарта Т-55М8А2 могла бы существенно повысить его возможности.

Комплекс средств связи, предложенный в рамках программы модернизации танка до уровня Т-55М8А2 Tifon 2.


В то же время оставался вполне достойный соперник - китайский МВТ-2000, на бумаге выглядевший, по крайней мере, не хуже. Пекин пошел даже на прямой демпинг- представители NORINCO предложили новому министру обороны Перу Рафаэлю Рэю оставить себе пять танков после "тест-драйва", заплатив всего 3.4 млн. долл, за каждый. Однако Рэй отверг эту попытку повлиять на мнение национальных военных. Со своей стороны Харьковский завод транспортного машиностроения имени Малышева уведомил китайских коллег, что двигателей 6ТД2 для МТВ-2000, предназначенных для поставок в Перу, не будет. Украинцы имели для такого заявления все основания: реэкспорт всегда ограничивается волей производителя основных узлов и агрегатов, если, конечно, эти узлы и агрегаты уже не скопированы для безлицензионного воспроизведения. О своем решении харьковчане уведомили Лиму, поэтому пять бывших фаворитов в перуанской танковой гонке отправились в июле 2010 г. на историческую родину.

Комиссия Мендиса, прибыв на Украину осенью 2010 г., смогла убедиться, что Tifon 2 не иллюзия и не "бумажный тигр", а вполне реальное изделие, способное потягаться с хвалеными чилийскими "Леопардами". Перуанцам показали машину и на полигоне, где она продемонстрировала свои высокие показатели подвижности. Кроме того, украинцы намекнули, что переделка Т-55 в "Тифоны" обойдется заказчикам в 2,4 млн. долл, за штуку, при этом часть работ будет выполнена на мощностях DISCA. т.е. доля затрат на обновление танкового парка останется в экономике страны. По результатам вояжа в Харьков Мендис подготовил положительный отзыв на данный проект.

Но тут на пути "Тифона" вновь возник главком сухопутных войск Перу Отто Гибович, заявивший, что не следует тратить средства на переделку старых машин. Генералы обменялись взаимными обвинениями, скандал вылился в прессу. К тому же острота конфликта с Чили постепенно начала спадать. В результате и Отто Гибовича, и Франсиско Контрераса отправили на пенсию, а решение о модернизации Т-55 до уровня Т-55М8А2 Tifon 2 так и не приняли.

В 2012 г. перуанцы вновь начали "долгоиграющий" конкурс по выбору перспективного танка, запросив технико-коммерческие предложения на Т-90С, Leopard 2А4, Leopard 2А6, Abrams М1А2 и "Оплот". С того момента они объездили полмира и определили, что лучшие танки делают в России и Германии, покатались на Т-90С на местных перуанских полигонах, но контракт не подписали.


Михаил Петров

Музей "Военная горка" в Темрюке


Город Темрюк Краснодарского края расположен на северном въезде на Таманский полуостров, почти на побережье Азовского моря. На трассе Темрюк-Краснодар, проходящей через центральную часть города, на склоне горы (потухшего грязевого вулкана) с названием Миска расположился Музей техники "Военная горка". Он был открыт 27 сентября 1983 г., к 40-летию освобождения Темрюка от немецко-фашистских захватчиков.

Город был освобожден в ходе Новороссийско-Таманской наступательной операции, которая началась 10 сентября 1943 г. с освобождения Новороссийска. В ходе упорных боев наши войска прорвали "Голубую линию" фашистских укреплений на Кубани, простиравшуюся от Азовского до Черного моря, 27 сентября освободили от захватчиков Темрюк, а 9 октября - весь Таманский полуостров, что также означало победное завершение битвы за Кавказ!

Палубная зенитная 14,5 мм пулеметная установка 2М-5.

Зенитные ракеты комплекса С-75, на заднем плане - 122-мм рушка А-19

Паровоз С-208-79 с вагоном лазаретои


У входа в музей установлены стелы с мемориальными досками, на которых изображена карта-схема освобождения Таманского полуострова, перечислены части и соединения, получившие в боях сентября-октября 1943 г. почетные наименования "Темрюкских" и "Таманских". В их числе - 227-я Краснознаменная стрелковая дивизия: на окраине музея в честь ее воинов стоит памятник-танк Т-34-85, установленный в 1973 г. по инициативе ветеранов дивизии.

В остальном музей представляет собой как бы природный парк со "свободно" установленными под отрытым небом экспонатами техники различных родов войск (правда, большая их часть относится уже к послевоенному периоду), так что при посещении музея можно еще и "побывать на природе".

А Самолеты Су-17МЗ, Ан-24Б и МиГ-23УБ.

Средний танк Т-54.

Бронетранспортер БТР-40.

Бронетранспортер БТР-152В1

Бронетранспортер БТР-60ПБ

Разведывательно-дозорная машина БРДМ

Плавающий танк ПТ-76 первых выпусков (с активно-реактивным дульным тормозом).

Основной танк Т-72А

160-мм миномет МТ-13.

57-мм противотанковая пушка ЗИС-2

Палубная зенитная 57-мм артустановка ЗИФ-31.

Торпедный катер Т-8 проекта 206

Общий вид музея, слева - истребители МиГ-17 и МиГ-15УТИ.


М. Павлов, кадидат технических наук, старший научный сотрудник,

И. Павлов, ведущий конструктор

Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг


Тяжелый танк ИС-4М являлся модернизированным вариантом ИС-4. Модернизацию машины осуществили в 1949-1950 гг. в СКБ-2 ЧКЗ под руководством главного конструктора М.Ф. Балжи и его заместителя И.С. Кавьярова. Работы проводили сь по постановлению Совета Министров СССР №701-270 от 18 февраля 1949 г. и №7871-2121 от 12 декабря 1950 г. (приказ министра транспортного машиностроения №69 от 19 февраля 1949 г. и №669 от 16 декабря 1950 г.).

В августе 1949 г. на ЧКЗ изготовили 12 модернизированных танков, в конструкции которых устранили основные недостатки, выявленные в процессе эксплуатации ИС-4 выпуска 1947-1948 гг. По результатам их полигонных и войсковых испытаний в СКБ-2 вновь доработали конструкторскую документацию, и в 1951 г. на ЧКЗ собрали еще 25 модернизированных танков ИС-4М, после чего их выпуск был прекращен.

К 1 января 1952 г. все ранее изготовленные танки ИС-4, включая 12 машин выпуска 1949 г., довели до уровня ИС-4М выпуска 1951 г. В воинских частях эти машины особо не выделяли, и они проходили по номенклатуре как ИС-4. Позже, согласно распоряжению Совета Министров СССР №8028рс от 9 апреля 1952 г., до 1957 г. в СКБ-2 (с 1955 г. - под руководством главного конструктора П.П. Исакова) выполнили окончательную корректировку технической документации по машине и заложили ее в мобилизационный резерв. Танки ИС-4М до настоящего времени числятся на вооружении Российской Армии.

Тяжелый танк ИС-4М, 1949 г.

Боевая масса - 60 т; экипаж - 4 чел.; оружие: пушка - 122 мм, нарезная, 2 пулемета - 12,7 мм; броневая защита - противоснарядная; мощность двигателя - 551 кВт (750 л.с.); максимальная скорость - 43 км/ч.

Ис-4М на НИИБТ полигоне, 1949 г.


В соответствии с приложением к постановлению Совета Министров СССР №701-270 в конструкцию 12 танков при модернизации в 1949 г. внесли целый ряд изменений[305 Всего было проработано 63 мероприятия, которые прошли проверку в ходе заводских испытаний шести опытных машин (общий пробег -21800 км), однако от всех недостатков избавиться так и не удалось.]. Приведем только основные из них.

Обеспечить надежную работу дизеля В-12 в течение гарантийного срока службы (200 ч) удалось за счет увеличения степени сжатия с 13,5 до 15, уменьшения угла опережения впрыска топлива с ЗГ до 28° и внедрения хромирования поршневых колец из хромомолибденового чугуна. Исключили также приток воздуха из боевого отделения в моторное за счет введения уплотнения радиаторов и подрадиаторных рам (для обеспечения температуры всасываемого воздуха не ниже 15°С), усилили валик привода нагнетателя и т.д.

В моторной установке ввели новые воздухоочистители с увеличенным сроком службы - без очистки и промывки канители (с автоматической очисткой от пыли), изменили конструкцию масляного фильтра, установили дополнительный топливный бак, а также устранили возможность воспламенения резинового уплотнения кожуха вентилятора.

Общий вид танка ИС-4М выпуска 1951 г.


Танк ИС-4М. НИИБТ полигон, 1949 г.


Чтобы устранить запыленность МТО и боевого отделения, ввели пылеотражательные (боковые) щитки на надгусеничных полках, а в крыше башни у заряжающего смонтировали второй вытяжной вентилятор (загазованность боевого отделения снизилась с 0,132 до 0.092 мг/м3 - после 10 выстрелов из пушки и 50 выстрелов из спаренного пулемета). Кроме того, использовали металлическую уплотнительную моторную перегородку, установили уплотнение воздушной трассы системы охлаждения и т.д. Антенну радиостанции 10РК-26 на крыше башни установили в вертикальном положении и ввели чехол на бронировку пушки.


Продольный и поперечный разрезы танка ИС-4М выпуска 1951 г.

Продольный разрез и вид сверху башни танка ИС-4М.


Надежную работу планетарной трансмиссии обеспечили за счет использования новых конических шестерней с измененным углом начального конуса, уширенных барабанов третьей и шестой передач трехскоростного редуктора. На тормозных лентах трехскоростного редуктора и мультипликатора применили колодки из фосфоритного чугуна. Повысили производительность масляного насоса, водомасляный радиатор охлаждения планетарной трансмиссии заменили на воздушномасляный и т.д.

В бортовом редукторе использовали шестерни со шлифованными зубьями, улучшенные подшипники с монолитным сепаратором и новую смазку (№207). Доработали конструкцию уплотнения ведущего вала и ввели дополнительное уплотнение вала ведущего колеса. После внесения изменений срок службы трансмиссии увеличился до гарантийного срока в 2000 км (введенные новшества прошли испытания на четырех опытных заводских машинах в объеме 2000 км для каждой).

Размещение снарядных и гильзовых укладок в танке ИС-4М.



Установка двигателя В-12 (В-12М).


Подверглись изменениям элементы ходовой части танка. Так, чтобы исключить разрушение подшипников опорных катков и направляющего колеса, уменьшили люфт конических подшипников, применили более плотную посадку подшипников передних опорных катков и уменьшили нагрузку на первый и седьмой опорные катки, изменив их установку. Ввели также три дополнительных упора для устранения случаев сбивания поддерживающих катков опорными[306 В "ТиВ № 1 2016 г. была допущена неточность на стр 48 и 54 (на чертеже и в тексте): упоры для балансиров опорных катков на машинах выпуска 1947-1948 гг устанавливались только на первом третьем, пятом и седьмом узлах подвески (применительно к одному борту)].

Кроме того, в танке выполнили экранировку электропроводов, установили экранированные электропривод ЭПБ-1 и антенный ввод. Улучшили трассы укладки проводов ППО, реле-регулятор РРТ-24 генератора Г-73 заменили реле-регулятором РРТ-30 и использовали лампы накаливания напряжением 23В.

В боеукладках теперь обеспечивалось размещение всех штатных снарядов за счет изменения расположения флажков укладки. Изменили конструкцию зенитной установки ДШК (снизили усилия на рукоятке вертикальной наводки). Устранили задержки (захват гильз), возникавшие при стрельбе из спаренного пулемета.


Схема ходовой части и нижняя подвеска танка ИС-4М.

Рабочее место заряжающего (вид на снарядную укладку в башне) танка ИС-4М (№806А13) из экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке, 2010 г.

Рабочее место механика-водителя ИС-4М (№806А13). Слева видны элементы крепления аккумуляторных батарей (сами батареи демонтированы).



Танк ИС-4М (№806А13) в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке, 2010 г.

Рабочее место командира ИС-4М (№806А13). Сзади, за поднятым сиденьем, хорошо видно крепление под радиостанцию Р-113.

Рабочее место наводчика. Обратите внимание на контроллер КБ-ЗА, механизм поворота башни с электромотором и механизм подъема пушки (справа); прицел ТШ-45 демонтирован.

Сварной корпус с литой кормовой частью танка ИС-4М, техническая документация по которому была заложена в мобилизационный резерв. С таким вариантом корпуса машина не выпускалась.

Продольный и поперечный разрезы и вид в плане танка ИС-4М, техническая документация по которому была заложена в мобилизационный резерв.

Общий вид танка ИС-4М, техническая документация по которому была заложена в мобилизационный резерв. В таком варианте машина не выпускалась.


Общий вид танка ИС-4М с эжекционной системой охлаждения.

Танк ИС-4М с эжекционной системой охлаждения, с установкой ночного прибора наблюдения механика-водителя, дополнительных 200-литровых топливных бочек и масляного бака, а также с измененной укладкой шанцевого инструмента.


По результатам проведения заводских испытаний, а также 500-км контрольных испытаний в 1951 г. в документацию танка внесли дополнительные конструктивные изменения по трансмиссии, ходовой части, вооружению, моторной установке и электрооборудованию корпуса, которые и были реализованы в 25 следующих машинах.

В частности, повысили надежность работы зенитной установки ДШК. улучшили уплотнения крышек входных люков башни и усилили их крепление, а также крепления отдельных элементов корпуса. В доработанном танке установили модернизированный вариант двигателя В-12М той же мощности, улучшили регулировку конических передач, применили усовершенствованный сливной клапан топливных баков и т.д.

В трансмиссии ввели более плотную посадку обойм подшипников промежуточного вала и трехскоростного редуктора, применили новые ведомые шестерни с увеличенной длиной зуба, заменили материал дисков фрикционов (со стали 50Г на 65Г) и обеспечили возможность включения передач при высоких частотах вращения коленчатого вала двигателя.

В ходовой части усилили конструкцию направляющего колеса и ввели для него новое уплотнение, установили усиленные опорные катки с утолщенными ребрами жесткости и др.

ИС-4М с эжекционной системой охлаждения.

Танк ИС-4М с эжекционной системой охлаждения на испытаниях. НИИБТ полигон, 1959 г.

Тяжелый танк ИС-4.

Тяжелый танк ИС-4М.


При отработке технической документации танка ИС-4М перед ее закладкой в мобилизационный резерв в его конструкцию внесли дополнительные изменения, которые, впрочем, остались только на бумаге. К ним относились, в частности, литая конструкция кормовой части корпуса, устройство для сброса дополнительных топливных баков с надгусеничных полок и др.

Начиная с 1958 г., на всех выпущенных танках при проведении капитального ремонта на заводах Министерства обороны СССР радиостанции 10РТ с ТПУ-4-Бис-Ф заменяли на радиостанции Р-113 с переговорным устройством Р-120.

Кроме того, в 1959 г. при проведении капитального ремонта на ЧТЗ на одном ИС-4М установили эжекционную систему охлаждения двигателя по типу танка Т-10, дополнительные 200-литровые топливные бочки, масляный бак, прибор ночного видения ТВН-1 для механика-водителя и вторую (правую) фару ФГ-10. На левой фаре ФГ-10 крепилась светомаскировочная насадка; при необходимости вместо нее устанавливался инфракрасный фильтр. Кронштейн крепления прибора ТВН-1 для вождения танка по-походному шарнирно крепился перед люком механика-водителя и при использовании устанавливался в вертикальное положение. Незначительные изменения претерпела укладка ЗИП и шанцевого инструмента. Танк прошел испытания на НИИБТ полигоне, но на других ИС-4М эти изменения не вносились.

Продолжение следует


Ядерный щит Родины

М. Путников, фото автора

3 декабря 2015 г. в Челябинском государственном краеведческом музее открылась выставка "Ядерный щит России". Место ее проведения выбрали не случайно, ведь важнейшие вехи истории советского атомного проекта связаны именно с Южным Уралом. На территории Челябинской области были созданы первый в СССР промышленный ядерный реактор, центр разработки ядерного оружия (Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени академика Е.И. Забабахина, или РФЯЦ-ВНИИТФ), Специальное конструкторское бюро по ракетам дальнего действия (СКБ-385, впоследствии КБ машиностроения, г. Миасс). Здесь были построены сверхсекретные объекты и города, которые десятилетиями отсутствовали на картах, не имели конкретного адреса и даже названия: База-10, комбинат № 817, ПО "Маяк", Челябинск-40 (Озерск), Златоуст-36 (г. Трехгорный), Челябинск-70 (г. Снежинск), Машгородок (Государственный ракетный центр им В.П. Макеева, г. Миасс).


Ядерная боевая часть торпеды калибра 533 мм была разработана Всероссийским научно-исследовательским институтом автоматики имени Л.Н. Духова в г. Москве. Принята на вооружение в 1967 г. Серийное производство осуществлялось на Приборостроительном заводе в г. Трехгорный. Применялась в составе парогазовых торпед, самонаводящихся акустических электрических торпед (САЭТ-60), дальноходных электрических самонаводящихся торпед (ДЭСТ-2) с подводных лодок проекта 671РТМ "Щука". Снята с вооружения в 1980 г.

Первая атомная бомба, освоенная серийным производством и принятая на вооружение фронтовой и дальней авиации. Разработана в РФЯЦ-ВНИИТФ (г. Снежинск) и принята на вооружение в 1971 г. Серийное производство осуществлял Приборостроительный завод (г. Трехгорный). Снята с вооружении в 1984 г.

Ядерная боевая часть крылатой противокорабельной ракеты была создана Всероссийским научно-исследовательским институтом автоматики имени Л.Н. Духова. Принята на вооружение в 1977 г. Серийное производство было организовано на Приборостроительном заводе в г. Трехгорный. Использовалась в составе ПКР П-35 и ракеты "Прогресс". Снята с вооружения в 1991 г.


Говоря о достижениях уральских конструкторов, хочется отметить, что в настоящее время все баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и часть ракетных комплексов РВСИ оснащены зарядами разработки РФЯЦ-ВНИИТФ. Этому предприятию удалось создать заряды для боевых блоков стратегических ядерных сил с рекордными показателями по удельной мощности.

В 1960-1970-х гг. там разработали новый класс боевого ядерного оснащения - боеприпасы для штатных артиллерийско-минометных систем. Это позволило сформировать арсенал ядерных снарядов к артсистемам (с габаритно-массовыми и баллистическими характеристиками штатных осколочно-фугасных снарядов) без каких-либо эксплуатационных ограничений и не требующих в процессе войсковой эксплуатации регламентных работ в течение всего срока годности боеприпаса.

В экспозиции представлена обширная коллекция экспонатов, включающая "специзделия" южно-уральских атомщиков: боевые части баллистических ракет Р-29, боевые блоки БРПЛ Р-27, первая авиабомба самолетов фронтовой авиации, артиллерийские ядерные боеприпасы калибра 152 мм и 203 мм. Можно также увидеть многочисленные рассекреченные документы и фотографии. Примечательно, что многие из экспонатов демонстрируются впервые.

Выставка продолжит свою работу до 3 апреля 2016 г.


Артиллерийский снаряд калибра 152 мм являлся самым малогабаритным ядерным боеприпасом - он выполнен в обводах штатного осколочно- фугасного снаряда к самоходной пушке. Разработан в РФЯЦ-ВНИИТФ в 1971-1981 гг. Принят на вооружение в 1981 г. Серийное производство осуществлял Приборостроительный завод (г. Трехгорный). Предназначался для применения в составе артиллерийского выстрела из пушек и гаубиц: гаубиц Д-20, МЛ-20, самоходной гаубицы 2СЗ "Акация", пушки 2А36 "Гиацинт-Б" и самоходной пушки 2СЗ "Гиацинт-С". Снят с вооружения в 1991 г.

Артиллерийский снаряд калибра 203 мм был принят на вооружение в 1970 г. Создан в РФЯЦ-ВНИИТФ.

Серийно выпускался на Приборостроительном заводе (г. Трехгорный). Предназначался для использования с буксируемой гаубицы Б-4М и самоходного артиллерийского орудия 2С7 "Пион". Снят с вооружения в 1997 г.



 Моноблочная головная часть баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) Р-27У облегченной конструкции (верхний снимок) была разработана в РФЯЦ-ВНИИТФ. Принята на вооружение в 1974 г. Серийное производство велось на Приборостроительном в г. Трехгорный. На нижних снимках головная часть с термоядерным зарядом мегатонного класса, предназначавшаяся для оснащения БРПЛ Р-27У комплекса Д-5У, а также для замены боевого оснащения баллистической ракеты Р-21 комплекса Д-4М. Изделие было снято с вооружения в 1990 г. После этого корпус головной части использовался в исследовательских спасаемых аппаратах "Спринт" и "Эфир".




Оглавление

  • Техника и вооружение 2016 02
  • Десантники демонстрируют «Барнаул-Т»
  • Во главе парадных колонн
  • Остров в океане Бронетанковая техника Революционных Вооруженных Сил Республики Куба 1961-2016 гг. Часть 1.
  • ППШ в массовом производстве Часть 1
  • Друг за другом
  • Последняя реинкарнация Т-55
  • Музей "Военная горка" в Темрюке
  • Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг
  • Ядерный щит Родины