КулЛиб электронная библиотека 

Между их мирами [Барб Хенди] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Барб Хенди, Дж. С. Хенди Между их мирами

Пролог

Ночь распростёрла свои крылья над Колм-Ситтом, и высокая фигура затаилась на крыше тёмного закрытого магазина. Скрытые под просторным капюшоном темного шерстяного плаща, её глаза пристально смотрели на затянутые туманом, неясные фигуры крыш города. Наблюдатель поднял голову и застыл, вглядевшись вдаль.

Черный силуэт скользнул вниз по крутому скату крыши. Достигнув карниза, где фонари в тумане отбрасывали тени, делая улицу похожей на сумеречный лес, он прыгнул, на мгновение зависнув в воздухе. Он, по дуге перелетев узкую улицу, беззвучно приземлился на крыше другого здания. И тут же помчался вперед. Он явно был не один.

Наблюдатель отыскал другие фигуры на фоне ночного пейзажа городских крыш. Одна, а затем вторая появились на единственной улице, видимой оттуда, где он стоял. Они выскочили из тупиков и переулков, только чтобы исчезнуть из вида на противоположной стороне улицы. Свободный капюшон наблюдателя повернулся в направлении, куда они мчались.

На открытом месте в городском пейзаже был расположен большой и приземистый замок с четырьмя башнями и внутренним двором в центре. Когда он осмотрелся снова, другие фигуры исчезли, кроме одной. Эта мчалась по переулку, параллельному видимой ему улице. Как и другие, последняя фигура повернула в сторону замка.

Наблюдатель поднялся, возвышаясь над глиной обложенного плиткой дымохода позади него.

Он был почти на голову выше, чем мужчина среднего роста, поэтому был бы очень заметен в толпе. Когда откуда-то снизу раздался тихий свист, он даже не вздрогнул. Просто подошел к краю крыши, присел и посмотрел вниз.

Ниже, в переулке за магазином, две закутанные в плащи фигуры подняли к нему головы, но саван тумана и тени переулка скрыли их лица. Несмотря на это, он узнал их одежду, которая была выбрана, чтобы не выделяться на фоне местного населения.

Один явно был мужчиной, хотя и не таким высоким, как наблюдатель, и носил желтовато-коричневый плащ с капюшоном, его шерсть полиняла от возраста и изнашивания. Он нес длинную и узкую холщёвую связку на спине, ремни её крест-накрест пересекали его грудь. Из-за его правого плеча высовывался колчан, оперение стрел в нём было сделано из перьев ворона, а в правой руке он держал натянутый и подготовленный, плавно изогнутый лук.

Вторая фигура была ниже, меньше даже чем среднего роста, и женского пола. Запылённая шерстяная юбка темно-зеленого цвета показывалась из-под края выцветшего бордового плаща. Она держала только закрытый ставнями фонарь, и узкие пальцы ее руки в перчатке слишком плотно сжимали ручку. Скорее всего, она дрожала, хотя воздух был не так уж холоден, и пыталась поплотнее запахнуть свой плащ другой рукой.

Наблюдатель, готовый уже соскользнуть с края крыши, вдруг остановился и огляделся, как будто почуял что-то поблизости. Он оглянулся назад, в направлении, противоположном тому, куда ушли мелькающие силуэты. Сначала он не увидел ничего ясного.

Но потом, то, что казалось просто очень высокой трубой вдали, внезапно переместилось. Кто-то ещё двигался по крышам через два квартала отсюда, едва видимый в ночном тумане.

Это было загадкой, поскольку эта фигура не могла быть одной из тех, кто шел впереди. И то, что сначала было похоже на широкий оловянный щиток от дождя на дымовой трубе, теперь оказалось широкополой шляпой темного цвета, как и его плащ. Фигура плыла сквозь туман, а затем внезапно резко скрылась из виду, очевидно, спрыгнув в проулок между зданиями.

Наблюдатель, неуверенный, замешкался.

Оглянувшись назад, туда, где исчезли первые силуэты, он не увидел больше и признака их. Он ждал именно их, поэтому не мог отвлекаться на кого-либо ещё. Он спрыгнул с края крыши, легко приземлившись в переулке со звуком, не громче, чем осторожный шаг по влажному булыжнику.

-Они нашли ее для нас,- прошептал он, посмотрев на своих спутников. - Она наконец вновь появилась.

Посмотрев в обе стороны, он вышел из переулка и быстро двинулся по широкой улице, его последователи держались близко позади. Его шаги почти не вызывали звука, но этого нельзя было сказать о его спутниках. Хотя высокий мужчина старался двигаться с осторожностью, ноги низенькой женщины в спешке стучали по мостовой, пока она старалась не отставать от них.

Наблюдатель не остановился и не упрекнул их за шум. Поблизости никого не было, чтобы услышать их, или увидеть его лицо, когда свет уличного фонаря скользнул по нему.

Одетый в темный серовато-коричневый плащ, он носил безрукавку, длинную и тёплую. Черный шарф скрывал большую половину его лица. Видимая кожа была очень смуглой, и свет фонаря вспыхнул в его больших янтарных глазах, обрамлённых морщинами.

Правый глаз выделялся больше всего.

Четыре бугристых, прямых, бледных шрама, идущих под углом от перистой брови, проходили через глаз и тянулись вниз по его скуле. Их конец исчезал под черным шарфом. Его правый янтарный глаз смотрелся с этими шрамами, как уголь в печи, светящий сквозь прутья решётки.

Он остановился, прежде чем войти в переулок через дорогу, пропуская своих спутников вперед, и другой мужчина вызвал слишком много шума, взбираясь по задней стене магазина. Наблюдатель протянул руку, чтобы остановить женщину. Она тяжело вздохнула, но подчинилась. Тогда он посмотрел по улице под названием Старая Церемониальная туда, где она встречалась с воротами внутренней замковой стены — все, что осталось после того, как город дорос до старого, небольшого замка.

Наблюдатель скрестил руки и засунул их в рукава. Когда он поднял их снова, в каждой была рукоять длинного, серебристого стилета, вынутого из скрытых ножен.

Бротандуиве — «Пёс во тьме» — Греймазга, Держатель Теней и мастер анмаглак, пристально посмотрел на Гильдию Хранителей. Он скользнул в переулок, стиснув обеими руками рукояти стилетов — мягко, не как для убийства.

Глава 1

Магьер пыталась оставаться беспристрастной. Она сидела на табурете среди своих близких друзей в нише катакомб под домом Винн — Гильдией Хранителей в земле, далекой от нее родины.

В нише был только потёртый дубовый стол и несколько табуретов, но широкие сводчатые проходы почти целиком заполняли четыре узкие стены на перекрёстке. В одном углу стоял высокий посох с кожаными ножнами на вершине.

Магьер просто смотрела на всё это.

Она старалась не думать о желании вернуться на родину, в ее дом, оставленный позади уже так давно. Она старалась не думать даже о Винн, присевшей на корточки в сводчатом проходе в своей привычной серой одежде, или ответил ли Малец — серебристо-серый пёс, похожий на большого волка — на последний вопрос маленькой Хранительницы.

«Что произошло с вами... всеми вами... в Пустошах?»

Хотелось бы надеяться, что Малец еще не ответил ей. Не то, чтобы он мог успеть за время, которое прошло с вопроса, но лучше бы он и не начинал. Даже использования умственного «голоса», которым он мог говорить только с Винн, не будет достаточно. Слишком много произошло для быстрого и легкого ответа. Но Винн не могла этого знать. Она просто спросила то, что мог бы спросить любой, впервые за целый год увидев своих друзей и уловив изменения в них. Теперь, когда они воссоединились, это была прежняя Винн, способная ляпнуть первую вещь, пришедшую ей в голову.

Но даже не это терзало Магьер. Как только Винн задала этот вопрос, Лисил, муж Магьер, отошёл от всех и теперь безучастно смотрел в пустой угол.

Магьер смотрела на него в тусклом свете холодной лампы Винн, лежащей на столе, этот маленький кристаллик освещал книги и бумаги, разбросанные вокруг. Лисил, сгорбившись, стоял к ней спиной, его голова была склонена вперед. Хвост его белых волос и концы изодранного зеленого шарфа, повязанного поверх головы, свисали до воротника кольчужной рубахи со старыми, кое-где погнутыми железными кольцами. Он просто стоял там, скрестив руки на груди.

Отсюда Магьер не могла видеть его красивые, полуэльфийские янтарные глаза. Она не могла видеть старые шрамы на его запястье, оставшиеся с того пугающего давнего дня, когда он напоил её своей кровью, чтобы спасти ей жизнь. И не могла видеть свежие шрамы, которые теперь были на его предплечье.

Лисил так и не повернулся к ней.

Прямо сейчас Магьер захотелось оказаться дома, в их небольшой таверне «Морской лев». Тогда, он и она могли бы просто забыть все. У нее был бы он, а она принадлежала бы ему, как он и хотел... как партнер и жена, и чтобы больше ничего не было между ними.

Это вообще возможно?

Почти год назад Магьер, Лисил и Малец расстались с Винн, оставив ее здесь, в безопасных стенах Гильдии. Они должны были двинуться на север, чтобы спрятать первый шар, который они нашли в другой части мира. Это был артефакт, какое-то опасное устройство, неизвестно как служившее Древнему Врагу во время войны, которая охватила весь мир тысячу лет назад. Но теперь многочисленные предзнаменования намекали, что этот Враг возвращается. Она была полна решимости увезти шар, который она нашла, так далеко от любых рук, которые могли бы попытаться использовать его, как только могла. Но это принесло ей больше, чем она рассчитывала... включая то, что они нашли второй шар.

Магьер не была готова говорить или даже думать об ужасах, которые они пережили за это путешествие. Но в конце концов, она приехала сюда, разыскивая Винн. Не только, чтобы рассказать Хранительнице о втором шаре, но и в надежде, что Винн разузнала что-то об этих артефактах и о том, что должно было произойти. В тех старых книгах и свитках должно было быть хоть что-то, ведь Винн забрала их из затерянного в самых высоких пиках родного континента Магьер замка, когда они нашли первый шар.

Малец спрятал оба шара, которые нашла Магьер. Только он знал, где они теперь. И все же для Магьер даже этого было недостаточно. Как само существование шаров могло повлиять на прошлое и будущее? Возможно, в тех пыльных старых книгах, унесённых ими из промороженного насквозь замка, Винн нашла ответы.

Магьер понимала, что не может вернуться домой, пока не освободится от своего бремени: помешать возвращению Древнего Врага, предотвратить другую войну и никогда не позволить своему дампирскому наследию превратить ее в пешку. Она всегда будет следовать своим собственным путем. Но этот путь теперь казался бесконечным, и продолжал тянуть ее вперёд.

Тишина в алькове — молчание Лисила — стала ещё более невыносимой.

Только что Винн рассказала им, что за год их разлуки, она тоже нашла шар в какой-то затерянной гномской цитадели... а затем выяснилось, что нужно отыскать ещё два. Эта новость поразила Магьер, как упавшая стена. Всего их было пять — бремя, в пять раз более тяжёлое, чем Магьер могла вообразить, когда уезжала из своего дома, чтобы спрятать первый.

Магьер знала, что не сможет избежать этого. Она и ее товарищи должны разыскать последние два шара раньше, чем это сделает кто-нибудь еще. Она закрыла глаза, чувствуя близость отчаяния. Это было слишком, особенно для Лисила, и теперь, после вопроса Винн, он не смотрел ни на кого, даже на свою жену.

-Магьер?

Она подняла голову, хотя это и не Лисил прошептал ее имя, и повернулась к ближайшему сводчатому проходу.

Там стояла Винн, одной маленькой рукой стиснув камни прохода. Ее капюшон был откинут назад, и мягкие тёмно-русые волосы свободно спадали на ее плечи по бокам от овального, оливково-смуглого лица. Ее ярко-карие глаза были расширены. Беспокойство явно читалось в ее лице, когда она повернулась к Магьер. Или, возможно, это было смятение.

Винн глянула на Лисила.

Магьер не следила за её взглядом. Она заметила, что Малец наблюдает за ней. Он сидел у ног Винн, глубокие тени внешнего прохода заставляли его мех выглядеть почти свинцовым вместо серебристо-серого. Из-за этого он казался старым и измученным, но его кристально-голубые глаза сверкали в свете кристалла холодной лампы. Глаза Мальца вспыхнули двумя жёсткими, белыми искрами, когда он посмотрел на Магьер.

Он хотел, чтобы она ответила на вопрос Винн?

«Что произошло с вами... всеми вами... в Пустошах?»

Воспоминания не всплыли в разуме Магьер. За время их путешествия на север это стало наиболее распространенным способом Мальца выразить его намерения. Когда не было времени для более долгих способов общения, он вторгался в ее разум и вызывал определённые воспоминания, чтобы попытаться показать ей, что он хочет сказать... или скомандовать.

Магьер внезапно поняла, что не может больше выносить взгляды своих товарищей. Винн ждала, что она скажет хоть что-то, а Малец хотел, чтобы она молчала. Но тяжелее всего было то, что Лисил напрочь игнорировал всё, всех... включая ее. Она должна была что-то сделать, чтобы оборвать эту затяжную паузу.

Магьер под плащом потянулась к своему поясу. Она сжала в пальцах что-то холодное и металлическое и, отцепив его от пояса, стукнула им по столу.

Лисил вздрогнул и обернулся, но даже не посмотрел на неё. Винн шагнула вперёд, ее взгляд остановился на предмете, а большие карие глаза заполнились ещё большей растерянностью.

Магьер слышала, что Винн называет эту вещь «торк», слово это имело какое-то отношение к гномам. Это был толстый металлический обруч, приблизительно четверть круга отсутствовала, но она не была отломана. На его открытых концах были кнопки или шипы, указывающие прямо друг на друга, не завершая окружность.

Винн подошла к ней и, колеблясь, подняла глаза на Магьер:

-Что с ним случилось?- начала она. – Он выглядит, как будто...

-Это не мой,- спокойно ответила Магьер.

Действительно, лежащий на столе был сделан из красноватого металла, а тот, который подразумевала Винн, – из чего-то другого. Магьер оттянула воротник своей брони, выставляя на обозрение другой незамкнутый толстый обруч вокруг своей шеи. Этот был из металла, такого светлого, это казался почти белым.

Глаза Винн расширились, а ее рот приоткрылся, когда она посмотрела вниз на второй торк на столе.


***


Вопросы замелькали в голове Винн так быстро, что один не успевал сменять другой. Она всегда думала, что торк Магьер, ее «ключ» или ручка к шару, был единственным в своём роде. Он был отдан ей в глубокой пещере с очень высокой температурой хейнасом — Пылающим — одним из Уйришг, пяти мифических рас Элементов. И все же здесь был другой, так непохожий на первый. Такой потрёпанный возрастом, что выглядел почти древним, и он не был сделан из белого металла хейнасов.

Откуда он взялся? Что это значит? Каждый шар нуждается в собственном ключе? Если так, почему принадлежащий Магьер смог открыть шар Воды, если ее торк не был специально сделан для него?

Или торк Магьер был чем-то особенным?

В затерянном Балаал-Ситте другие два товарища Винн, Чейн и Красная Руда, нашли шар — якорь — Земли. Они каким-то образом опередили призрака по имени Сау’илахк, что казалось почти невероятным, ведь этот дух, Сын Ночи, сильно опережал их. Красная Руда и Чейн не принесли торка, ключа для того шара. Если он по-прежнему был там, то он утерян навсегда. Или, возможно...

Винн внутренне похолодела.

Сау’илахк был впереди них. Что, если он нашел его первым? Но если ключа не было, то почему он не взял шар? Потому что так не мог использовать его? Или Сау’илахк, тот монстр без лица в черной одежде, забрал только ключ? Если так, то зачем?

«Что это за фигура в черной одежде, с завернутыми в ткань руками?»

У Винн перехватило дыхание, когда вопрос Мальца раздался в ее голове на каждом языке, который она знала. Она обернулась, уставившись на него, а он уже был на ногах и медленно двинулся к ней.

-Что случилось?- спросил Лисил.

Винн с трудом сглотнула, посмотрев в его твердые, взволнованные глаза. Даже Магьер села прямо, в ее привычно угрюмое выражение лица закралось подозрение. Но даже несмотря на это, бледное лицо Магьер было прекрасно. Ее длинные, темные волосы с кроваво-красными искорками были заправлены за уши. Лисил, однако, все еще смотрел на Винн и хмурился.

-Я всё видел,- сказал он. - Это было так давно, что я забыл, что Малец может говорить прямо в твоей голове.

Винн не расслаблялась ни на секунду, злясь на себя из-за того, что не была осторожной. Она была единственной, с кем Малец мог действительно «говорить». Она даже представить не могла, как эти трое жили без нее. Искоса она глянула на Мальца, поскольку все еще не ответила на его вопрос.

Вместо этого Винн быстро очистила свой разум, изгоняя все упоминания Сау’илахка из мыслей, потому что воспоминания о нем могли привести к кое-кому ещё....

Ее более поздний спутник, Чейн, мог уже вернуться из своей поездки, где он сопровождал Красную Руду до Дред-Ситта, помогая спрятать шар Земли в последнем оплоте гномов. Винн совсем не нужно было, чтобы трое её старых друзей прямо сейчас узнали, что он здесь. Чейн был Сыном Ночи, вампиром, кроме того Магьер, Лисил и Малец ненавидели его, возможно, даже больше, чем других не-мертвых, над которыми они уже одержали победу в прошлом.

Винн требовалось время, чтобы придумать, как объяснить столь многое, и ей совсем не нравилось, что Малец мучает её вопросами, основанными на том, что он выловил в ее воспоминаниях. Ведь тогда могло возникнуть ещё больше вопросов, и...

-Странница Хигеорт! Почему этот зверь блуждает без присмотра по моим архивам?

Винн вздрогнула при звуке скрипучего голоса старого домина Терподиуса, эхом прокатившегося через архивы. Он, должно быть, наткнулся на ее собаку, Тень, где-нибудь около своих комнат. Она шагнула к ближайшему сводчатому проходу, и голос Мальца снова раздался в ее голове:

«Мы не можем быть замечены здесь.»

-Но почему? Что...

-Ой-ой,- прошептал Лисил.

Глаза Винн расширились:

-Что вы натворили?

«Не сейчас. Мы обсудим наш... ускоренный вход позже.»

Прежде чем Винн смогла спросить Мальца, что он имел в виду, Магьер схватила темный торк и бросила Лисилу его плащ. Она слишком быстро встала, поэтому вынуждена была подхватить табурет, прежде чем он упал. Малец оттеснил её к дальней арке и заворчал на Лисила, чтобы тот следовал за ними.

-Ничего такого, честно,- прошептал Лисил в своей обычной притворной невинности. - И это было совершенно необходимо.

После этого он глянул на Винн и приложил палец к губам. Почти в тот же момент Магьер оттащила его в тень.

-Винн?- голос Терподиуса был теперь гораздо ближе. – Присматривай за этим животным! И почему дверь в архивы оставили открытой?

Глаза Винн сузились, но Лисил уже скрылся в тенях, когда она шепотом прошипела:

-Лисил, я твои отмычки запихну тебе в...

Она быстро успокоила себя и повернулась к сводчатому проходу.

-Да, домин, я здесь,- отозвалась она. - Я просто слишком увлеклась книгами и не заметила, что Тень ушла. Я сейчас приду.

-Поторопись. Премин Сикойн ждет тебя в своем кабинете, чтобы поговорить.

Винн резко облокотилась на край сводчатого прохода:

-Валхачкасейя!

Сикойн была последним человеком, которого она хотела видеть сегодня вечером, но, по крайней мере, она помешала старому домину Терподиусу придти сюда. Ну а теперь... она просто как-то должна будет вывести своих друзей отсюда.

Она решит одну проблему за другой.


***


Притаившись в заднем конце ниши, Лисил поднял бровь, когда Винн произнесла его характерное эльфийское ругательство.

-Это всё твоё дурное влияние, как всегда,- прошептала Магьер.

На сей раз он в упор посмотрел на нее.

-Моё?- переспросил он. - Ты думаешь, только оно тому виной?

На сей раз в его голосе не было и нотки юмора. После всего, что произошло с ними, она была тем влиянием, которое действовало на него больше всего. С тех пор, как они нашли второй шар, она изменилась. И все же, даже после этого, они были так близки к завершению путешествия и возвращению домой.

Требовалось только заверение Винн, что она ничего больше не узнала о шарах, и не было никакого способа узнать. И не важно, что они нашли другой и что Мальцу пришлось спрятать оба. Те проклятые глыбы камня могут остаться там, где они лежат, навсегда. Но нет...

Винн просто не могла промолчать, даже всего раз, когда это имело значение больше всего. Хранительница совала свой нос во что-то больше, что-то худшее, что никогда не отпустит Магьер. Теперь Магьер никогда не сможет выпутаться из этого.

Без лишних слов, Лисил шагнул обратно в нишу.

-Я не верю в это!- прошептала Винн ему, собирая свое имущество и подхватив странный посох. - Вы здесь меньше четверти часа, а у меня уже большие проблемы... но пока что не из-за вас.

-Проблемы?- переспросил Лисил. -Когда это тебе нужна была помощь, чтобы нажить их? Ты сама всегда их прекрасно находила. Так, что на этот раз?

Винн выпрямилась, ее рот приоткрылся.

Лисил немедленно пожалел о своих словах. Винн была для него словно младшая сестрёнка. Просто было не в ее характере долгое время сидеть без дела или оставаться без чего-то, что занимало её ум. Если бы это было так, она не присоединилась бы к нему, Магьер и Мальцу тогда. Сегодня вечером она была так рада его видеть, она выглядела так, словно у неё гора с плеч свалилась, а он только что выместил на ней все свои давно сдерживаемые страхи.

Шагнув к ней, он начал:

-Винн, я не это имел в виду...

Но прежде чем он смог закончить, она внезапно вздрогнула, на лице её отразилось потрясение, и она повернулась к Мальцу:

-Что?- выдохнула она, а затем повысила голос. -Не принимай его сторону! Ты даже представить себе не можешь, что я...

-Замолчите, все вы,- вклинилась Магьер. – Сохраняйте тишину... по крайней мере, пока мы не уйдём отсюда.

Все затихли, даже Лисил, хотя он задавался вопросом, что именно Малец сказал маленькой Хранительнице.

Магьер огляделась вокруг, и Лисил в замешательстве следил за ее глазами. Она осмотрела нишу, сводчатые проходы, книги на столе, а затем остановила взгляд на Винн.

-Я знаю, что ты должна была работать над текстами,- тихо начала Магьер. – Теми, что мы вынесли из Пиков Оспины вместе с первым шаром. Я должна знать то, что ты узнала о шаре... я имею в виду шарах. Или даже об этих слугах Древнего Врага, которых ты упомянула.

Лисил вздохнул, долго и тяжело. Последней вещью, которую он хотел, это чтобы Винн подтолкнула Магьер вперед в этой одержимости. Во время путешествия на север, он представлял себе, что Винн наконец имеет шанс жить как ученый, кем она и была, и проводит свои дни, роясь в тех текстах. Он пытался убедить себя, что они сделали ей одолжение, оставив ее здесь.

Но Винн странно поникла и все еще молчала, даже немного побледнела, в то время как Магьер продолжала:

-Прежде чем мы уйдем, захвати что-либо, что ты отыскала, или любой из самих текстов. Я... мы надеялись, что ты сможешь помочь выяснить, что из себя представляют эти шары и что они делают. А особенно теперь, когда ты сказала, что их пять.

Винн вздрогнула, и к удивлению Лисила, она выглядела побеждённой.

-Ох... ох, Магьер...- она колебалась. - Нет, я не... Мне никогда не разрешали... Тексты не здесь. Их изъяли у меня, как только я приехала.

Прошло несколько секунд, прежде чем Лисил понял, что его рот широко открылся, и поспешил закрыть его. Прошла ещё секунда, прежде чем его затопила надежда на то, что Магьер может быть хотя бы замедлена, если не остановлена. Потом он услышал резкий шепот Магьер:

-Что?!

Винн тут же попыталась успокоить её:

-Но я все равно узнала много того, что ты должна знать. Вещи, которых может не быть даже в тех текстах. Я расскажу тебе все, хотя ещё больше нужно выяснить, но прямо сейчас я должна помочь вам выбраться отсюда.

Лицо Магьер потемнело от перспективы очередной задержки. Малец гавкнул один раз, соглашаясь, и потрусил к дальнему сводчатому проходу. Винн поникла и повернулась, чтобы следовать за ним, но Лисил не двинулся с места.

Он наблюдал, как Магьер слишком резко подняла свою сумку и пошла за Хранительницей и псом. Она была высока для женщины, стройна, но сильна, и носила под плащом потрёпанный кожаный доспех и вложенную в ножны саблю у левого бедра.

Лисил не мог отвести взгляд от ее покачивающихся темных волос, пока она шла. Он наблюдал, как она уходит, и вспоминал, сколько раз она пресекала его разнообразные планы и уловки. Но теперь он был бессилен остановить её.

Он поднял свою сумку и пошёл на мерцанием лампы Винн. Белый свет кристалла в темноте казался столь же холодным как те ледяные мысли, которые он оставил позади.


***


Малец трусил вперед рядом с Винн, пока юная Хранительница торопилась мимо темных проходов. Проход был тесный и узкий, поскольку пыльный камень стен был почти полностью скрыт деревянными стеллажами и полками, целиком заставленными книгами, свитками и другими текстами.

Но за этот молчаливый путь, Малец не мог прекратить обдумывать то, что он увидел в памяти Винн.

Там, в нише, кусочки мимолетных воспоминаний всплыли в мыслях Винн. И больше всего там фигурировала одна высокая фигура в черных одеждах, её лицо скрывалось под глубокой тенью свободного черного капюшона. Изображение исчезло прежде, чем он смог уловить больше. И с того времени, ни одна картина памяти не всплыла в уме Винн.

Что она скрывает от него? И когда она научилась делать это так хорошо?

Винн внезапно остановилась перед перегруженной полкой вдоль правой стены прохода. Она бросила быстрый, обвиняющий взгляд на Лисила, который шел позади Магьер. Тогда она нахмурилась, опуская голову, чтобы посмотреть вниз на Мальца.

-Кроме того, что он взломал дверь сюда,- прошептала она, поднимая взгляд опять к Лисилу, - как вам всё-таки удалось пробраться внутрь?

Малец растерялся от её слов. Неужели это всё, что сейчас волновало её?

-Это было нетрудно,- прошептал Лисил.

Винн сжала в кулак свободную руку, но Малец вмешался, прежде чем она двинулась к Лисилу.

«Ты права, сейчас мы должны уйти,- он помолчал, но добавил более резко,- Но у всех нас есть вопросы... на которые должны быть даны ответы.»

Винн глубоко вздохнула, медленно выдохнула и кивнула. Когда она двинулась вперёд, Малец лизнул ее маленькие пальцы. Несмотря на то, что сейчас было не время проявлять нежные чувства, он знал, что она почувствовала неподдельное облегчение, увидев их всех.

Ладонь Винн скользнула по его морде и между его ушами, пока не легла на шею. Ее пальцы зарылись в его мех. Он не чувствовал этого привычного когда-то ощущения уже очень давно, и ему показалось неправильным, что единственный человек в мире, с которым он мог непосредственно говорить, должен воссоединиться с ним при таких обстоятельствах.

Да, были вопросы, требующие ответов. Это включало и глупые доводы Винн, заставившие ее отправиться в самостоятельное путешествие, и это после его трудного выбора оставить её здесь. Она должна была оставаться в безопасности среди людей.

Вдруг Малец оказался перед лицом совершенно иной «встречи». В конца прохода впереди, на него не мигая смотрела его дочь.

Он отстранился от Винн и остановился у входа в главную просторную комнату архивов. Деревянные полки у стен были под завязку заполнены томами в темных кожаных переплётах. Несколько столов заполняло пространство, освещенное холодными лампами, повешенными в четырех углах комнаты.

Тень, как называла ее Винн, ждала перед лестницей, ведущей наверх, прочь из этого лабиринта под Гильдией. При виде своей дочери Малец потерял контроль над своими воспоминаниями.

Он никогда не забывал и никогда не забудет, что сделал ей.

Пару лет назад он проводил свою последнюю ночь среди Ан’Кроан — эльфов Восточного Континента — сбежав из их города и умчавшись в лес. Со следующим рассветом он должен был уплыть на эльфийском судне, чтобы присматривать за Магьер и Лисилом, пока они ищут первый шар.

Жертвы были необходимы.

Его подруга, Лилия, ждала у края леса.

Она стояла в папоротниках под длинными ветвями сейквои... белоснежная, как никто другой, маджай-хи. В ее прозрачных голубых глазах были золотые крапинки, и издалека солнечный свет заставлял ее радужки казаться зелёными, почти такими же, как молодые листья. Он потянулся к ней мордой, вдохнул ее запах, пропитанный ароматами диких Эльфийских Земель, и она передала ему воспоминания... видения... она родит детей. Это была самая болезненная радость его неестественной жизни, поскольку он не сможет увидеть их рождение. И одному ребенку он должен был предназначить гораздо худшую судьбу.

Малец знал, что должен был уехать – Магьер и Лисил нуждались в нем. Но после того, что он сделал, когда его семья, Стихийные Духи, узнали, что Винн может слышать их, он понимал, что должен защитить и ее тоже. Он был нужен Магьер и Лисилу, но и должен был быть уверен в безопасности Винн. Не только потому, что она была ему нежно любимым товарищем, но и потому что она тоже была неотъемлемой частью того, что должно произойти.

Он провёл эту ночь с Лилией, пытаясь забыть, что он оставит её навсегда. Через память он рассказал ей, что должно быть сделано. Кого-то нужно было отправить присматривать за Винн, поскольку он понимал, что в конечном счете, им придётся оставить её. Он передавал Лилии свои воспоминания, прося ее об ужасном одолжении.

Один из их детей будет подвержен изгнанию или может так подумать.

Только у кого-то подобного ему был шанс стоять между Винн и Стихийными Духами. Его ребенок должен будет пересечь полмира, чтобы защитить человека. Малец закончил со своей просьбой, и он и Лилия просто лежали рядом до конца ночи. Когда он оставил ее на рассвете, ее глаза были закрыты, но она, возможно, не спала.

Но только сегодня вечером, когда Малец пришёл в этот старый замок, принадлежащий Гильдии, чтобы найти Винн, он убедился, что его просьбу выполнили.

Краткое облегчение немедленно утонуло в пучине вины. Угольно-черная маджай-хи стояла перед лестницей, выводящей из катакомб, и наблюдала за ним. Затем его дочь без звука отвернулась.

-Ждите здесь,- прошептала Винн. - Когда я подам сигнал, пригнитесь и быстро поднимайтесь по лестнице.

Пока она проходила перед Мальцом, он потерял из виду Тень. После, всё, что он увидел, это кончик черного хвоста, исчезающего в темноте, и шаги вверх по лестнице. Малец стоял, ошеломленный болью и сожалением, только слыша голос Винн, доносящийся из комнаты.

-Эм, домин, я оставила кое-какой материал на столе в седьмом алькове, так что...

-Да-да, я прослежу. Можешь бежать по своим делам,- ответил старый, скрипучий голос. - Но оставь ключ, который я дал тебе. Когда я уйду, я должен быть уверен, что архивы закрыты... на этот раз.

Малец медленно двинулся вперед и выглянул из-за угла.

Винн стояла прямо перед сводчатым проходом в комнату, закрывая её спиной от его взгляда. В левой руке она держала посох, его вложенное в кожаные ножны навершие немного накренилось. Другой рукой она держалась за стену прохода, и свободный рукав её мантии ещё немного закрывал вход — так, чтобы стоящий внутри, кем бы он ни был, не смог их увидеть.

Ее свободная рука внезапно опустилась и, под прикрытием её спины, несколько раз махнула в сторону лестницы.

-Прошу прощения,- сказала она человеку в комнате. – Мне показалось, что я запирала дверь, когда спускалась.

Резкое фырканье раздалось из-за Винн, а Малец мягко скользнул через палату между четырьмя длинными столами. Он слышал, что Магьер и Лисил двинулись за ним.

-Вы не знаете, зачем премин хотела видеть меня?- спросила Винн.

Малец достиг основания лестницы, но подниматься не стал. Он подождал, пока Магьер и Лисил проскользнули мимо него вверх по лестнице.

-Нет,- ответил другой голос. – Но могу предположить, что это имеет отношение к твоей последней поездке.

-Что ж, спасибо,- ответила Винн. – И ещё раз, извините за Тень... и беспорядок.

Через несколько секунд Винн вышла из-за угла и повернула к лестнице. Малец ждал ее, чтобы пойти рядом, но она остановилась и посмотрела вверх по лестнице.

Вспышка двух изображений прошла через мысли Винн. Так же быстро, как появились, эти воспоминания исчезли. На сей раз Малец уловил оба. Первым была всё та же высокая фигура в черных одеждах с капюшоном, его плащ колебался словно от ночного бриза. Второе было еще причудливее.

Человек в длинном тёмно-зелёном плаще с накинутым на голову капюшоном, стиснув в одной руке длинный меч из крапчатой стали, а в другой – меч с лезвием покороче, повернул свою голову. Под его капюшоном, там, где должно было быть лицо, Малец увидел только кожаную маску и очки с чёрными стёклами в тяжелой жестяной оправе.

Это было все, что Малец успел уловить, прежде чем память Винн снова опустела, и она поспешила вверх по лестнице. Он постоял ещё немного, наблюдая, как она исчезает за поворотом винтовой лестницы. Все мысли и воспоминания ушли прочь, когда он думал о молодой угольной маджай-хи, той, кого он должен был знать, прежде чем они встретились несколько минут назад.

Той, что ждала у двери выше, когда другие придут.

Малец скользнул вверх по лестнице, низко опустив голову и думая об отвернувшейся от него дочери. Он не смог поднять глаза, даже когда он добрался до вершины, а другие ждали его в заднем проходе сторожевой башни.


***


Винн осторожно выглянула из-за угла, осмотрев путь впереди, прежде чем повести туда других. Тень всю дорогу держалась рядом с ней и молчала. Винн несколько раз оглянулась назад, проверяя, что все здесь. Малец держался позади.

Тень так ни разу не оглянулась.

Винн было очень жаль, что она не может ничего сделать для Мальца и Тени, но намного большая проблема омрачала ее мысли и наполняла ее страхом.

Её не беспокоило, что они могли столкнуться с другими Хранителями по пути. Да, посетители не должны были блуждать по залам Гильдии в это время. И даже то, что их сопровождает она, не было хорошим оправданием. Нет, даже будущее столкновение с домином Хайтауэром или Высоким Премином Сикойн не волновало ее.

Единственное место, куда Винн могла отвести Мальца, Магьер и Лисила в это время, было последним местом, куда она хотела с ними пойти – ее комната. Ведь именно там будет ждать её Чейн, если обнаружит, что её и Тени нет.

Винн отчаянно надеялась, что Чейн еще не вернулся. Или вернулся пораньше и, прождав всё это время, устал и вернулся к себе в гостевые покои.

Она провела своих товарищей по площадке сторожевой башни и остановилась. Ее глаза опустились на неожиданный предмет, стоящий у одной стены лестничной площадки – маленький дорожный сундук. Лисил поднял его и поудобнее устроил на левом плече.

-Вы что, оставили сундук здесь, на виду?- тихо спросила Винн.

Он пожал плечами:

-А почему нет? Он тяжелый. Я думал, что он будет в безопасности среди Хранителей. Теперь, ты найдёшь нам комнаты здесь, я полагаю?

-Эм...- начала отвечать Винн. - Да, конечно.

Обычно, Хранители радушно встречали посетителей, особенно путешественников, которые могли предложить полезную информацию о мире. Но как она могла объяснять Лисилу сейчас, стоя на лестничной площадке, что она была почти изгоем среди Хранителей, и любого её товарища ее начальники будут рассматривать с таким же подозрением. Настроение Гильдии изменилось за прошедшие шесть месяцев, частично из-за нее.

Но сейчас было не время объяснять все это, уже не говоря обо всех других вопросах.

Винн поглядела налево и направо по длинному проходу, бегущему вдоль основания сторожевой башни. Потом она вышла вперед и, приоткрыв одну из створок двойной двери, выглянула во внутренний двор.

Он был пуст, но это не успокоило ее. Она быстро глянула на бывшие казармы, на последнее окно в дальнем конце верхнего этажа. Там не горел свет, но это ничего не значило: Чейн никогда не возражал против темноты. При этой мысли Винн стала нервно осматривать внутренний двор, отыскивая безопасный путь.

Просто не было такого места, куда она могла отвести чужих посреди ночи. Но она и не могла просто сказать им уйти и возвращаться завтра. Или могла? Высокий Премин уже ждёт ее, и кто знал, какие неприятности ждут её теперь. Если всё будет так же плохо, как в прошлый раз, то она не сможет поговорить со своими давно потерянными друзьями ещё несколько дней, и будет потеряно слишком много времени.

-В чем проблема?- прошептала Магьер.

Винн так быстро повернула голову, что у неё заныла шея. Магьер прижалась к противоположной стене прохода, а Лисил стоял позади. Малец был ещё дальше них. Магьер хмурилась, её рука лежала на рукояти сабли. Это, конечно, не улучшило настроение Винн.

-Это... ничего. Ничего,- шепнула она.

Прежде чем Винн смогла сказать больше, Тень, протолкнувшись мимо неё, проскользнула в щель, шире открыв дверь. Винн ничего не могла сделать, поэтому помахала остальным, чтобы они шли за ней. Она только надеялась, что сможет заставить их всех подождать внизу, у казарм, под любым предлогов, пока она не проверит свою комнату. И если Чейн был там... что тогда?

Винн поспешила вперед, следуя за Тенью.

-Странница Хигеорт.

Винн была едва на полпути к двери казарм, когда её резко окликнули по имени.

Глава 2

Если Винн думала, что ее паника не может стать больше, она была неправа. От северо-западного здания, где располагались хранилища, гостевые покои и подземные лаборатории, приближались пять Хранителей, и Высокий Премин Сикойн шла первой. Прямо позади высокой, гибкой и строгой главы каталогистов, ордена Винн, держалась премин Хевис из метаологов в своей тёмно-синей мантии, и домин Хайтауэр, прямой начальник Винн, в сером. Последними шли два метаолога, которых она пока не узнала. Вся группа с напряженной решимостью на лицах направлялась прямо к ней.

Винн на мгновение задумалась: что Сикойн делала в северо-западном здании? Ведь ей сказали идти в кабинет Высокого Премина на верхних этажах главного здания.

Тень развернулась и встала перед Винн, а Магьер и Малец остановились при виде приближающихся Хранителей. Лисил тоже смотрел на них, но подступил ближе к Винн.

-Что происходит?- почти беззвучно спросил он.

-Тихо!- шикнула она, с тревогой посмотрев на Магьер. – Дайте мне поговорить.

Высокий Премин Сикойн остановилась в четырех шагах, даже не посмотрев на гостей Винн.

-Что эти люди делали в катакомбах?- потребовала она. - И почему ты нарушила ещё одно правило, позволив посторонним находиться в наших архивах?

Винн моргнула, сбитая с толку внезапным вопросом, и почувствовала, как её живот скрутило узлом. Как премин так быстро узнала о нарушителях? Даже домин Терподиус не знал и только отчитал ее за то, что она якобы не закрыла за собой дверь в архивы, чего она не делала. Это Лисил вскрыл дверь. Винн чуть не ляпнула, что не впускала их, но правда сослужит плохую службу для её друзей.

Леди Тёргит Сикойн, когда-то мелкая дворянка соседнего королевства Файнер, была уже стара, но оставалась стройной, высокой и прямой. Ее длинные, седые волосы были заплетены в косу, свешивающуюся из-под капюшона на перед ее аккуратной серой мантии каталогиста. Она всегда говорила ласковым, материнским тоном, независимо от того, что действительно думала, но она давно отбросила этот тон при разговоре с Винн.

-Можешь опустить свои обычные отговорки,- добавил к требованию Сикойн домин Хайтауэр.

Он сильно выделялся, будучи единственным гномом во всей Гильдии. Достаточно высокий, чтобы смотреть Винн прямо в глаза, он был пугающе громадным, крепким и широким под серой мантией каталогиста. Жесткие, кое-где прорезанные сединой красноватые волосы свободно свисали на его плечи, цвет этот соответствовал оттенку его густой бороды, перехваченной тонким шнурком на конце. Его широкие грубые черты лица заставляли черные глаза быть похожими на металлические шарики, включенные в телесного цвета гранит.

Учитывая, что добродушные по своей природе гномы не были склонны сердиться или злиться по пустякам, было о чем волноваться. Предупреждение Хайтауэра обеспокоило Винн еще больше. Сколько ее начальники знают о том, что здесь происходит? И как они узнали об этом?

Тень отступила к Винн, но осталась между ней и Сикойн. Это тоже не было хорошим знаком. Хуже того, Винн услышала медленный шипящий выдох Магьер и бросила на неё быстрый взгляд.

Магьер следила только за Хайтауэром. Малец тихо зарычал, но его пристальный взгляд не останавливался ненадолго ни на ком. Но внезапно, вперёд с беззаботной улыбкой вышел Лисил.

Винн попыталась схватить его за руку, но споткнулась о Тень. Лисил, поддерживая дорожный сундук на плече левой рукой, протянул правую Сикойн и заговорил по-белашкийски:

-Простите за нашу грубость. Не думаю, что мы встречались.

Он, вероятно, думал, что большинство Хранителей поймет его, где бы он ни был. Этот язык был почти неизвестен в этой части мира, и только Хранители, отъезжающие в Запределье, изучали его.

Узел в животе Винн стянуло крепче, поскольку она поняла, что делал Лисил. Скорее всего, он даже не заботился о словах. Он просто использовал своё обезоруживающее очарование, играя ничего не знающего иностранца.

Это не сработало – Сикойн игнорировала его протянутую руку.

Винн знала, что здесь что-то было неправильно. Посторонним не разрешилось находиться в архивах без специального разрешения, но никогда посетителей не встречали с такой открытой враждебностью.

Все пять Хранителей сверху донизу осмотрели Лисила, от его немного раскосых янтарных глаз, светлых, почти белых волос и смуглого лица до потёртой кожи кольчужной рубахи с нашитыми на нее покорёженными металлическими кольцами, странными клинками на поясе и поношенных, мягких сапог.

Винн могла только предположить, каким он виделся им: какой-то эльфийский наемник, изгой своего народа, если только они не поняли, что он полуэльф. Пока Хранители разглядывали его, Винн изучала пару, стоящую по бокам от премина Хевис.

Мужчины были метаологами приблизительно двадцати лет, так что, скорее всего, имели звание странников. То, как они стояли, и их поведение заставляло их больше походить на телохранителей. Винн, как никто другой, знала, что премин метаологов не нуждается в защите, но вдруг она узнала одного из них.

Тот слева... как там его имя? Дориан?

Он был широкоплечим, с темными прямыми волосами, и Винн не видела его с тех пор, как уехала в Запределье с домином Тилсвитом. Тогда он был учеником третьего курса, и вероятно получил свое первое задание странника, пока она отсутствовала. Но когда странник возвращался, он должен был подыскивать себе новое назначение или пытаться подавать прошения, чтобы получить статус мастера. Позже, если эта должность освобождалась, можно было достигнуть статуса домина.

Здесь было два странника-метаолога в одно время, ни один не искал новое задания, не подавал прошение и не проходил экзамен на звание мастера. Это не имело смысла, и Винн посмотрела на премина Хевис.

Фридесвида Хевис была средних лет, но ее коротко подстриженными волосы были полностью седыми, как потускневшее серебро. Ее узкие скулы плавно сужались от холодных карих глаз до немного резкого подбородка. Ее лицо редко выдавало её настроение или мысли, только холодный расчёт.

Но сейчас Винн была почти уверена, что премин Хевис выглядит... напряжённой.

Она выбросила все это из головы. Она должна была утащить своих друзей со двора куда-нибудь, где они смогут поговорить наедине. А затем ей придётся выдерживать нападки Сикойн.

-Премин,- начала Винн так почтительно, как только могла. - Это мои друзья из Запределья. Они не знают наших порядков и...

- Немедленно ступай в свою комнату,- отрезала Сикойн и повернулась к Лисилу, хотя ее слова предназначались Винн. - Скажи им уйти. Сейчас же.

Рот Винн приоткрылся.

-Тогда Винн уйдёт с нами,- сказала Магьер, ее голос был похож на рычание.

Голова Лисила повернулась к Магьер, на его лице было написано беспокойство.

У Магьер был сильный акцент, но ее нуманский был достаточно хорош, чтобы привлечь внимание всех пяти Хранителей.

-Вон!- рявкнул Хайтауэр, делая тяжёлый шаг вперёд и указывая в сторону входного тоннеля. - Вы не имеете права говорить нам, что делать!

Осознание поразило Винн. Сикойн и Хайтауэр должны были точно знать, кто её посетители. Винн достаточно хорошо описала Магьер, Лисила и Мальца в своих записях, которые Сикойн и Хайтауэр когда-то отняли от нее. Все происходило слишком быстро, и реакция Магьер могла сделать всё только хуже.

Сикойн вытянула тонкую руку в ее сторону и щелкнула узкими пальцами. Дориан быстро шагнул к Винн.

Тень зарычала на него, но он проигнорировал собаку. Странник быстро протянул руку к плечу Винн, и Тень клацнула на него зубами. Однако, рука Дориана уже опустилась.

Малец быстро двинулся вперёд, обнажив зубы.

Магьер схватилась за рукоять своей сабли:

-Убери от нее руки!

Лисил попытался преградить путь Магьер, но она уже бросилась вперед, почти сбив его с ног, и он уронил сундук.

-Нет!- прокричала Винн и встала перед Дорианом, чтобы перекрыть дорогу Тени.- Всё в порядке.

Пока у ее друзей такие проблемы, Винн не может допустить, чтобы её исключили из Гильдии. Архивы были ее единственным ресурсом для получения информации о том, где могут быть оставшиеся два шара. Если ее друзей выгонят отсюда, то по крайней мере они останутся где-то рядом.

Винн повернулась к Мальцу и медленно покачала головой.

Он тут же затих, хоть Тень и продолжала рычать, но его голос не раздался в голове Винн. Он продолжал следить за Дорианом, его челюсти дрожали, но его взгляд несколько раз метнулся к Сикойн... а затем остановился на Хевис.

Лисил, казалось, все еще не знает, что делать, продолжая удерживать Магьер, но его лицо застыло, когда он осмотрел внутренний двор. Эмоции Магьер всегда было легко прочитать, но не было никакого способа понять, что задумал Лисил.

-Малец!- в отчаянии прошептала Винн, обращая все свое внимание на него.

Она попыталась вызвать определенные картины памяти, надеясь, что он уловит их. Она изобразила полки в архивах Гильдии, забитые старыми текстами. Она изобразила открытые книги, связанные пачки бумаги и свои тетради, когда она сидела там до поздней ночи в своих поисках. И наконец, она изобразила первый шар, который они нашли, не представляя, чем он был, когда готовились оставить скованный льдом замок в Пиках Оспины.

Высокие уши Мальца дёрнулись.

Хотелось надеяться, он понял, что она должна остаться здесь. Но когда Винн опустила глаза, чтобы посмотреть на Тень, она осознала, что собака уже давно молчит.

Тень взглянула вверх, и другая память всплыла в уме Винн.

Винн увидела тёмный свиток Чейна, развернутым лежащий перед ней. Это было, когда она сидела на холодном каменном полу своей комнаты, пытаясь выяснить, что скрыли на этом восстановленном куске пергамента.

Винн охватил слепой страх.

Она подавила память, прежде чем та могла привести к Чейну. Когда она посмотрела на Мальца снова, он все еще наблюдал за ней. Он увидел свиток в памяти, вызванной Тенью? Тень полностью понимала, что это было необходимо. Но уловил ли Малец что-нибудь ещё, неосторожно всплывшее в её памяти?

Все, что имело значение, это чтобы Винн осталась здесь. Архивы были ее единственной надеждой, чтобы всё выяснить, и относительно свитка тоже. В конце концов, неважно, что здесь происходит, ее начальники не представляют непосредственной опасности.

Но где же Чейн?


***


Чейн Андрашо стоял в темноте комнаты Винн, наблюдая за внутренним двором внизу через узкое окно. Он только что вернулся из Дред-Ситта, цитадели гномов на полуострове через залив. Шар, который он и Винн нашли, был теперь в безопасности с Красной Рудой, взятый в глубины гномского подземелья на попечение Ходящих-сквозь-Камень. Чейн не удивился, обнаружив комнату Винн пустой, ведь он знал, что Тень должна быть с нею. И решил дождаться их возвращения со всем возможным комфортом.

За окном всё больше темнело, и как уменьшалось его терпение, так же росло беспокойство. Затем, стоя у окна, он увидел, как Винн и Тень вышли из дверей сторожевой башни. При виде их его беспокойство исчезло, тут же сменившись облегчением.

Но вдруг он с силой сжал подоконник, его отвердевшие ногти скребнули по камню.

Следом за Винн из двери вышли Магьер, Лисил и Малец.

Его первое потрясение прошло, сменившись питаемым ненавистью голодом, сфокусированном на Магьер. Старые товарищи Винн вернулись. Что же остаётся ему?

Он опустил руку на рукоять своего меча. На его родном континенте эти трое охотились на него, словно на зверя, монстра. Они безоговорочно рассматривали любого не-мертвого, как врага. Их противостояние достигло пика однажды ночью, когда он мог убить Магьер, но замешкался от мольбы Винн.

Зато Магьер не мешкала ни секунды. Одним сильным ударом сабли она снесла ему голову.

Хотя Чейну удалось восстать из второй смерти, сейчас его ненависть к Магьер почти перекрыла его любовь к Винн. Если он когда-нибудь ещё сойдётся с ней в поединке, то не будет мешкать снова. В этот раз победителем выйдет он. Но вся его ярость дрогнула, когда из дальнего здания вышли пять Хранителей с премином Сикойн во главе.

Взгляд Чейна остановился на премине Хевис, и он пришёл в еще большее смятении относительно того, что там происходит.

Ему следует спуститься? Нет, это только всё усложнит... для Винн.

Чейн не думал, что Винн может оказаться в непосредственной опасности от своих же, поэтому просто стоял там и смотрел.


***


Лисил с каждой минутой становился всё более встревоженным и неуверенным. Как только темноволосый Хранитель в темно-синей одежде двинулся к Винн, он понял, что потерял контроль над ситуацией. Магьер, Малец и Тень среагировали мгновенно, но Лисил не мог их винить. Должен был быть способ увести Винн отсюда. Но Винн закричала, чтобы все остановились, и сосредоточила взгляд на Мальце. Обе собаки внезапно успокоились.

Лисил наблюдал за ними, ожидая, что придёт какой-нибудь обрывок памяти от Мальца, который объяснит ему, что происходит. Что, по мнению Винн, им следует делать?

-Уведите ее,- приказала высокая пожилая женщина с длинной косой.

Темноволосый Хранитель, сжав плечо Винн, почти поволок ее к зданию, куда она несколько минут назад вела их. Прежде чем Лисил смог оглянуться, он почувствовал, что Магьер больше не давит на его спину. Быстро опустив сундук на землю, он попытался перехватить ее, но она отбросила его руку и пошла прямо на темноволосого Хранителя.

Малец предостерегающе зарычал, кинувшись за Магьер, но быстро развернулся. Лисил оцепенел, увидев то, с чем столкнулся пёс.

Один Хранитель, женщина с колючими стальными волосами, вышла вперёд. Она сделала три ровных шага к Мальцу и вытянула вперёд одну руку ладонью с узкими пальцами вниз. Это выглядело так, будто она мягко положила эту руку на голову Мальца. Но глаза её на бесстрастном, строгом лице, как заметил Лисил, остановились на Магьер.

Винн вывернулась из хватки своего сопровождающего и стукнула Магьер в грудь, оттолкнув её:

-Нет!

Лисил схватил плечо Магьер в тот самый момент, когда стих голос Винн.

-Я не брошу тебя!- прорычала Магьер. Слова показались ему очень нечленораздельными.

Лисил ещё больше забеспокоился. Если Магьер потеряет контроль здесь, то всё прямо сейчас покатится во все семь адов сразу.

Винн схватилась за ворот доспеха Магьер и сильно дернула, вынуждая её посмотреть вниз на нее.

-Не сейчас,- предупредила она и, повернувшись к Лисилу, снова покачала головой. – Не сейчас, но скоро. Уходите.

Винн явно хотела избежать стычки, также как и Лисил и, скорее всего, Малец. Лисил потащил Магьер прочь, хотя она всё ещё не отвела взгляд от Винн. Все это время Тень просто сидела у двери, к которой тащили Винн, как будто заранее знала, как все это должно закончиться.

Винн, Тень и сопровождающий девушку Хранитель исчезли из вида. Хлопнула, закрываясь, дверь, и Магьер рывком высвободилась из хватки Лисила и повернулась к другим Хранителях во внутреннем дворе. Протянувшая руку к Мальцу, опустила её, хотя Лисил так и понял, зачем это было.

Прежде чем Магьер сделала шаг к ним, Малец повернулся к ней и дважды гавкнул, говоря: «Нет».

- Так хочет Винн,- шепнул Лисил по-белашкийски.

Что-то в его голосе или словах, должно быть, подействовало на Магьер. Она выпрямилась, следя за теми, кто отрезал их от Винн.

-Что, по-вашему, вы делаете?- почти выплюнула она. - Верните ее сюда!

Четыре оставшихся Хранителя, особенно та, с волосами, похожими на седого ёжика, просто стояли на месте, внимательно следя за Лисилом и игнорируя Магьер. Женщина с длинной косой показалась Лисилу... властной. Она ему не нравилась.

-Это внутреннее дело Гильдии, оно никоем образом не касается вас,- холодно сказала она. - Уходите или я вызову Шилдфёлчес, чтобы они увели вас. Тогда вы сможете изучить и обдумать наши обычаи и законы в тюрьме.

Всё пошло совсем не так, как ожидал Лисил. Он, Магьер и Малец прибыли в город только сегодня вечером. Они приехали прямо сюда, стремясь побыстрее найти Винн и надеясь на гостеприимство Гильдии. Лисил знал Гильдию Хранителей лишь со слов Винн – по крайней мере, думал, что знает. Поэтому он совсем не беспокоился о тёплом приёме, горячей еде и приличной кровати.

Это было совсем не похоже на тех Хранителей, которых он знал. Что происходит?

Малец рыкнул один раз и потрусил к проходной. Запутанный и сомневающийся, Лисил всё же собирался следовать за своим другом детства. Он поднял дорожный сундук и понадеялся, что Винн каким-то образом объяснила всё Мальцу.

-Сейчас мы должны уйти,- прошептал он Магьер. - Мы не сможем помочь ей, если окажемся за решёткой.

Голова Магьер повернулась к нему, и к счастью ее радужки не затопил черный. Она контролировала свою внутреннюю сущность.

Вдруг она снова повернулась к невозмутимо стоящим Хранителям:

-Мы ещё вернемся.

Лисил чуть не застонал. Угрозы тут не помогут. Он потащил Магьер вслед за Мальцом, хотя ей явно не хотелось уходить. Он не знал, чувствовать ли облегчение или злиться на себя. Ему не хотелось оставлять Винн даже больше, чем остальным, но что-то произошло между Винн и Мальцом.

После того, как они покинули Винн почти год назад, Лисил поймал себя на том, что доверяет инстинктам — и рассудку — Мальца намного больше, чем Магьер. Когда они миновали тоннель проходной и подошли к ведущим в город воротам в стене замка, он услышал лязг и грохот механизмов.

-Что они делают?- сердито спросила Магьер.

В юности он слышал этот звук бесчисленное количество раз, когда на его родине он и его родители были порабощены тираном и служили ему в качестве шпионов и убийц.

Лисил обернулся и наблюдал, как опускается вниз решётка проходной. Заострённые концы её вертикальных прутов врезались в дыры в каменном полу.

Магьер перевела глаза на него, её рот сжался от еле сдерживаемой ярости.

Лисил, более чем когда-либо, надеялся, что Винн хоть что-то объяснила Мальцу.


***


Смотря вниз из окна комнаты Винн, Чейн внутренне похолодел, когда темноволосый метаолог схватил ее за плечо. Он успел сделать полшага назад, прежде чем остановил себя и подавил желание слепо кинуться к двери.

По своей воле он никогда бы не причинил вреда Хранителю, но Винн значила для него гораздо больше. Несмотря на это, он вынудил себя остаться на месте, все еще сомневаясь, что ей могут угрожать её же начальники.

Вернувшись к окну, Чейн наблюдал, как метаолог тащит её к двери общежития. Он только несколько секунд смотрел, как выгоняют Магьер, Лисила и Мальца, но они больше не заботили его. Все, что имело значение, это то, что будет с Винн, но похоже на то, что темноволосый метаолог вёл её в эту комнату.

Это выгнало всё остальное из мыслей Чейна. Никто в Гильдии не знает, что он вернулся, но если Совет Преминов снова обратит свой взор на Винн, что они подумают, обнаружив его в ее комнате?

Снова посмотрев вниз, он не увидел Винн и ее сопровождающего. Это означало, что они были уже внутри этих старых казарм, в которых теперь размещалось общежитие. Они могли подойти к двери в любой момент.

Скользнув внутрь комнаты, Чейн прижался спиной к стене у двери. Почти тут же она резко распахнулась внутрь, и в комнату, споткнувшись, влетела Винн. Тень проскользнула следом, и, к облегчению Чейна, больше никто не вошел. Винн восстановила равновесие и обернулась, чтобы прожечь взглядом того, кто втолкнул ее сюда, но затем ее глаза расширились. Она увидела его, притаившегося у стены.

Чейн приложил палец к губам.

Винн быстро отвела взгляд и посмотрела в дверной проем.


***


Магьер беспомощно стояла за тоннелем проходной, уставившись на опустившуюся решётку. Ощущение того, что она была связана по рукам и ногам, не на шутку рассердило её. Смятение только усилило это, и расстройство сменил настоящий гнев.

-Давай,- сказал Лисил, отступая к воротам в замковой стене. - Мы должны поговорить с Мальцом и узнать, что происходит.

Магьер повернулась к нему, как к единственному объекту для выхода ее гнева:

-Что мы должны узнать? Мы просто позволили увести Винн прочь... мы бросили ее... снова.

Лисил вздрогнул, но это не принесло ей удовлетворения. Она не могла прекратить причинять ему боль даже сейчас.

-Это ее люди,- ответил он, его голос был ровным и холодным. - Она не хотела открытой борьбы... как следовало бы и тебе.

То, что Лисил был прав, не заставило Магьер почувствовать себя лучше или успокоиться.

Малец, стоя у ворот, рыкнул, убеждая их поспешить.

Магьер шагала рядом с Лисилом, но она была далека от того, чтобы отказаться от идеи вызволить Винн оттуда сегодня же вечером — независимо от того, что думал он. Она не знала, что они найдут, когда приедут сюда, но если те Хранители во внутреннем дворе действительно были людьми Винн, у них не было абсолютно ничего общего с ней.

Этот укрепленный каменный замок не соответствовал представлениям Магьер о Гильдии Хранителей. В Беле Хранители жили в старых казармах, выделенных им городским советом. То место было заполнено теплотой и добром, на выцветших столах, помимо стопок старых пергаментах, стояли чашки с мятным чаем. Это место больше походило на замок дворян и тиранов ее родины или из тех мест, где прошли детство и юность Лисила в Войнордах. Маленькая миссия Гильдии в Беле не имела ничего общего с этой, в Колм-Ситте.

Винн было не место здесь.

Лай Мальца стал настойчивым, и Магьер прибавила шаг, готовая и на него выплеснуть своё раздражение. Почему они оба так торопятся покинуть Винн? Когда Лисил наклонился вперед, чтобы открыть входные ворота, гнев Магьер вспыхнул снова.

-Мы не можем просто оставить Винн там!

Малец зарычал на нее, дважды рявкнул, говоря «нет», а затем скребнул по воротам когтями. Чего он хочет?

Лисил надавил на створку ворот, и только тогда ответил:

-Мы не собираемся бросать ее. Но мы и не будем вслепую нападать на это место, уже не говоря о Хранителях. Только когда узнаем, что расскажет нам Малец.

Как только щель оказалась достаточной, Малец проскользнул сквозь ворота и побежал вперёд на северо-запад, труся вдоль замковой стены. Лисил быстро последовал за ним, и у Магьер не было выбора, кроме как догнать их.

В тенях стены под западной башней Малец остановился и обернулся. Лисил присел на корточки около него, поставил на землю сундук, а затем снял с плеча свою сумку и порылся в ней. Когда Магьер присоединилась к ним, он уже вытащил длинный, скатанный в рулон кусок кожи,

Когда они оставили Винн, говорить с Мальцом было очень трудно. Когда-то давно, после того как они обнаружили, что Малец не просто собака, Винн использовала «говорильную кожу» - кусок пергамента с написанными чернилами эльфийскими буквами и словами. Он читал на этом языке и понимал его. Винн задавала ему вопросы, и он, отвечая, указывал лапой или обнюхивал буквы и слова.

Позже, когда Винн ошиблась с ритуалом, она стала способна слышать «посланные» Мальцом мысли, как слова в голове. Это, конечно, сильно облегчило общение с ним, но без Винн, он снова потерял свой голос. Это стало большей проблемой, чем они ожидали, так как ни Лисил, ни Магьер не знали эльфийского. К счастью, за годы, проведённые с Лисилом, пока он притворялся обычным псом, Малец выучил и белашкийский тоже. Лисил создал собственную «говорильную кожу» на этом языке.

Во время плавания через полмира из Запределья, Винн обучала их нуманскому. В том, что касалось, разговорной формы этого языка Магьер схватывала всё быстрее Лисила, но он опередил её, когда перешли к письму и чтению.

Лунного света едва хватало, чтобы разглядеть буквы, но в тот же момент, как Лисил положил пергамент на землю, Малец лапами вытолкнул его на булыжники. Он подошел к нему и стал быстро водить носом и лапами по буквам, пока Лисил не схватил его за загривок.

-Не так быстро! Что там о книгах?

-Что он говорит?- вмешалась Магьер.

Лисил проигнорировал ее:

-Малец, начинай. О чем вы говорили?

Малец снова начал, на этот раз медленнее. Магьер держалась позади них, пытаясь следить за буквами, на которые указывал пёс, но когда Малец наконец остановился, Лисил покачал головой.

-Я не думаю, что Винн могла много рассказать Мальцу,- объяснил он. - Что-то о катакомбах... и тех книгах, и затем какой-то особенный свиток или пергамент. Она точно не хотела оставлять сторожевую башню... замок и то место под ним. Малец полагает, что она боится... потерять доступ к архивам.

Магьер не знала, как на это смотрит Малец, но она ожидала услышать лучшую причину.

-Это все, что он знает?- потребовала она. - И поэтому он заставил нас бросить ее там?

Лапа Мальца начала двигаться снова, и на сей раз Магьер успела разобрать одно слово.

-Узница?- вслух сказала она и немедленно встала.

Пушистая морда Мальца казалась такой же опечаленной, какой Магьер себя чувствовала. Он гавкнул три раза для «возможно» или «не уверен», и затем перевёл кристально-голубые глаза на нее. Смотря на кого-то, Малец мог вызвать любую память, которую увидел в уме владельца. Иногда для них это было быстрым и простым способом общения.

Без предупреждения, шквал воспоминаний затопил мысли Магьер.

Сначала прибыло ясное изображение Винн, схваченной воинами лорда Дармута в Войнордах. Солдаты тащили ее прочь, чтобы бросить в темницу. В то время Магьер ничего не могла сделать, чтобы остановить их. Даже воспоминание вызвало волну бессильного гнева. Тот же самый гнев родился в Магьер, когда темноволосый Хранитель схватил Винн за плечо.

Память, вспыхнув, тут же прошла, а следующая изображала Лисила, заворачивающего в ткань шар, который они нашли в Пиках Оспины и унесли из замка с шестью шпилями. Следом пришла память о Винн, пытающейся унести слишком много книг из древней библиотеки, которую они нашли там же.

Магьер это не нравилось, но отчасти смысл того, что Малец пытался ей сказать, стал доходить до неё. Заключение Винн... шар, который они нашли... Страсть Винн к древним текстам, когда она и Малец отбирали, какие взять с собой. Все это было как-то связано.

Лисил, всё так же сидя на корточках, посмотрел на нее, прежде чем свернуть «говорильную кожу».

-Винн ввязалась во что-то серьезное, если ее собственные люди поступают так с ней. Разве это первый раз, когда она создаёт проблемы? Думая, что права, она восстаёт против правил и законов. То, что нас поймали в архивах, должно быть, стало последней каплей. Но она все равно наставала, чтобы мы оставили ее.

Он поглядел наверх, его глаза сузились, и Магьер проследила за его взглядом до башни над проходной и башенкой меньшего размера, выступавшей над высокой стеной.

-Возможно, она не думала, что они запрут ее,- добавил Лисил. - Она хотела остаться, чтобы сохранить доступ к архивам.

Он повернулся к Мальцу, но пёс просто гавкнул три раза. Он тоже не был уверен в этом.

Магьер посмотрела в сторону. Она была сыта этим по горло:

-Тогда мы уведём ее. Сегодня же вечером.

Лисил поднялся на ноги, и в его голос просочился гнев:

-И что ты предлагаешь? Кричать оскорбления сквозь решётку и надеяться, что кто-то откроет? Даже если они так сделают, хотя я сомневаюсь в этом, мы не можем просто напасть на них со спины. Мы только ухудшим её положение. Нам нужен реальный план... а не только слепая, грубая тактика. Мы должны знать, что происходит... для начала.

Злость Магьер на Лисила и Мальца внезапно перекинулась на Винн. Чем эта девчонка думала, отсылая единственных, кто мог помочь ей? Теперь они были отрезаны друг от друга, и именно Магьер — в который уже раз — приходилось спасать задницу Винн.

Но как крепость охраняется Хранителями?

-Сначала, мы получим представление об этом месте,- настояла она, - если собираемся вернуться сюда.

Игнорируя возражения Лисила и предупреждения Мальца, Магьер зашагала обратно вдоль стены замка. Через десять шагов, она услышала, как Лисил шепотом выругался, а Малец зарычал.


***


Лисил подхватил с земли «говорильную кожу», плотно свернул её и последовал за Магьер. Он не был удивлен, когда она свернула направо и направилась вдоль стены замка вокруг южной башни.

Она двигалась с решительным изяществом, в ее длинных чёрных волосы мелькали кроваво-красные искорки в лунном свете, когда её хвост качался из стороны в сторону. Все это время она всматривалась в высоту сторожевой башни и изучала саму стену.

Лисил понял, что ещё ничего не закончилось. Магьер только развивала бурную деятельность, а он уже дико устал. Его любовь к ней, его желание быть с ней, было ясно, как никогда. Но всё то время, которое они провели вместе, она всегда была настроена скептично, невольно оставляя ему свободу быть дерзким и хитрым. Всё изменилось, когда ее одержимость выросла, и теперь он должен был быть еще хитрее с ней. Ему это не нравилось.

-И когда это я успел стать осторожным?- прошептал он себе.

Не успел он сделать следующий шаг, как перед его глазами выросла память, и он остановился.

Лисил увидел белые хлопья снега вокруг, сквозь снегопад было почти ничего не видно. Но он разглядел что-то. Не больше, чем туманный силуэт, изломанная серо-белая горная цепь высилась далеко впереди в белой дали.

-Нет!- прошипел он, съеживаясь, и повернулся к Мальцу. – Не сейчас... не здесь!

Малец фыркнул, пристально смотря вслед Магьер.

Большинство людей не могло прочитать выражение морды животного, хотя у некоторых это получалось. Но большинство не выросло и бродило полжизни по миру со Стихийным Духом, заключённым в четвероногую оболочку, похожую на высокого, долговязого, серебристо-серого волка.

Лисил увидел свое собственное застарелое беспокойство в кристально-голубых глазах Мальца, когда пёс наблюдал за Магьер, но прямо сейчас он не мог ничего с этим поделать.

-Что поделать, придётся пождать,- сказал он Мальцу, пытаясь успокоиться и вжиться в свою новую роль разумного человека. - Пока не будем уверены, что она теряет себя снова.

Малец испустил вздох, столь человеческий, что Лисилу даже стало жутковато. После длинной паузы он рыкнул один раз, выражая согласие. Лисил трусцой вернулся назад, чтобы подобрать остальное их имущество, а затем снова последовал за Магьер.

Независимо от того, что она думала о сегодняшнем вечере, она была неправа, утверждая, что они бросили Винн. Сначала они должны были как-то связаться с ней и узнать, что здесь происходит.

Методы и средства Магьер тут не годились, так что Лисил должен был что-то придумать.

Глава 3

Винн, увидев Чейна, тут же отвела взгляд, чтобы не выдать его присутствие своему провожатому. Как только Тень прошла в комнату и запрыгнула на кровать, Винн потянулась к двери. Но, прежде чем она коснулась ручки, Дориан без каких-либо пояснений сам захлопнул её.

Они едва знали друг друга и не виделись годами, но этого не было достаточно, чтобы объяснить его поведение. Винн снова задалась вопросом, почему странник метаологов, который должен был готовиться к новому назначению, задержался в Гильдии, оставаясь в полном распоряжении Хевис и Сикойн.

Чейн шагнул к ней, но в тот момент, когда его губы разошлись, чтобы заговорить, она потянулась вверх и прижала руку к его рту. Он недоуменно нахмурился, и она кивнула на дверь. Его глаза сузились, и они оба в тишине прислушались.

Винн не слышала удаляющихся шагов, постепенно затихающих в коридоре снаружи. Ее провожатый все еще был там, стоя на страже. Когда она оглянулась назад, Чейн кивнул. Они оба понимали, что он не может быть обнаружен в ее комнате, только не сейчас. Затем она помедлила несколько глубоких вдохов, давая себе меньше минуты, чтобы почувствовать облегчение от того, что он, помогая спрятать шар в Дред-Ситте, вернулся целым и невредимым. Он был так высок, что ей нужно было запрокинуть голову, чтобы увидеть его бледное, красивое лицо и неровно обрезанные рыже-каштановые волосы. Он был одет в привычные сапоги, брюки, белую рубашку и плащ, и даже просто знакомый вид его растрогал ее.

Эта минута была всем, что она себе позволила. Сейчас было не время для воссоединения.

Винн быстро отступила к своему столу, раскрыла чистую тетрадь и, сжав в пальцах завернутый в бумагу темно-серый грифель, начала писать по-белашкийски:

«Шар?»

После всего случившегося, это было первое, что пришло ей в голову. Чейн принял от неё грифель и написал одно-единственное слово, прежде чем вернуть его ей:

«В безопасности.»

Теперь начиналась более трудная часть, и Винн неистово зацарапала грифелем по бумаге. Скоро её отведут на Совет для допроса. Чейн должен был уйти из ее комнаты и из Гильдии вообще, прежде чем за ней придут. Всего две ночи назад он, она и Тень вернулись из их долгого путешествия на юг. Она сразу направилась в Гильдию, но он ещё съездил в Дред-Ситт и назад. Будет лучше, если Совет Преминов не узнает, что он тоже здесь.

Ещё очень многое беспокоило Винн, но девушка только закончила писать, что Чейн должен уйти, как он вытянул грифель из её руки. Он снова написал только одно слово, но на этот раз не вернул его ей:

«Нет.»

Винн раздражённо охнула и изо всех сил попыталась разогнуть его пальцы и отобрать грифель. Чейну не составило особого труда высвободиться. Он поднял грифель над головой и одними губами повторил свой ответ, с упрямым негодованием смотря на неё. Вместо того чтобы без толку пытаться в прыжке достать грифель, Винн стукнула его кулаком в грудь.

Глаза Чейна удивлённо расширились, а Винн отдернула руку, зашипев от боли. Короткое рычание заполнило тишину комнаты, и они оба замерли.

Тень на кровати села, пригладив уши, её челюсти подрагивали. Но рычала она не на Чейна. Слова памяти собаки резко раздались в голове Винн, произнесённые её же голосом:

«Винн... тихо...»

Последнее слово было, скорее всего, выужено из какой-то памяти, когда она предостерегала собаку.

Тень многозначительно поглядела на закрытую дверь, за которой, скорее всего, всё ещё стоял Дориан. Даже Чейн притих, глядя туда же, и его рука неосознанно опустилась ниже.

Винн схватила конец грифеля и вырвала его, прежде чем Чейн смог помешать. Она повернулась к столу, торопливо написала, а затем ткнула тетрадь ему в лицо.

«Унеси свиток и сохрани его!»

Свиток — свиток Чейна — содержал единственную надежду на разгадку местонахождения оставшихся двух шаров. Винн не раз на горьком опыте убеждалась, что то, что она записывала или находила, может быть отобрано от нее. Свои старые записи она сожгла и начитала Тени их содержимое, пока собака накрепко всё не запомнила. Никто не сможет получить их из памяти маджай-хи.

Но это было невозможно проделать со свитком.

Письмена на древнем суманском диалекте, которые он содержал, были написаны чёрной кровью давно ушедшего Сына Ночи, а затем вся поверхность свитка была закрашена темными чернилами, скрывшими стих под собой. Только вызвав магическое зрение, Винн смогла увидеть его. Пока она не поняла и не разгадала значение стиха, они не могут потерять свиток.

Его не должны обнаружить здесь.

Поспешив к кровати, она вытащила футляр со свитком из-под матраса. Чейн для сохранности оставил его ей перед тем, как уехать в Дред-Ситт. Она сунула футляр ему в руки. Он посмотрел вниз, и его лицо разгладилось. Взяв его, он спрятал свиток на поясе под плащом.

Винн кинулась к столу и снова начала писать. Если Чейн встанет на пути Совета, то может оказаться в реальной опасности. Его могут арестовать городские власти, если так решит Сикойн или даже Хевис. Никто не знает, что, будучи не-мертвым, он впадает в бездействие с восходом солнца, но захватить его в это время будет очень легко. Единственная проблема была в том, что внешняя решётка теперь закрыта. Она слышала скрип и звон механизмов, пока Дориан тащил ее в комнату.

Чейн должен будет выбраться через верхнее окно библиотеки, тем же способом, которым Винн провела его сюда, когда он только прибыл в Колм-Ситт. А это означает, что они должны будут как-то увести Дориана подальше от двери и из внутреннего двора.

К тому времени, когда Винн закончила писать, Чейн уже прочитал всё поверх ее плеча. Он выпрямился и в замешательстве посмотрел на узкое окно. Не было времени обдумывать его упрямое нежелание, это только дало бы ему шанс спорить.

Винн нагнулась, чтобы вытащить из-под кровати свою дорожную сумку и найти огниво. Но отыскать его не удалось, и она вырвала страницы с их письменным разговором из тетради и приписала последнюю строчку:

«Возьми их с собой и сожги.»

Её не заботило, что он может посчитать её параноиком. Даже этот торопливо написанный разговор содержит крупицы сведений, а она не хотела, чтобы их нашли.

Чейн, кивнув, взял вырванные страницы и опустил их на каменный пол. Винн изумлённо замерла, а его полузакрытые глаза сосредоточились на листах. Она слишком поздно поняла, что он делает. Она давно уже не видела, как он прибегает к магии.

Прежде чем Винн смогла схватить руку Чейна или даже рискнуть шепотом одёрнуть его, через вырванные страницы прокатилась волна сияния. Почти тут же язычок пламени лизнул угол одного из листов. Другой рядом тоже вспыхнул. Страницы горели, а раздражение Винн нарастало вместе с пламенем, пока бумага не стала чёрным пеплом.

Винн прожгла Чейна взглядом.

Все, что он сделал, это нахмурился и поднял руки, будто не сделал ничего такого уж непоправимого, а Тень чихнула. Собака отошла по кровати к двери, принюхиваясь по дороге.

Винн взмахом руки разогнала дым в воздухе. Она указала на нос, а затем на дверь, за которой, в пределах слышимости — и обоняния — все еще ждал странник.

Чейн закатил глаза и поднял свои сумки. Когда он встал у стены за дверью, Винн торопливо передала Тени мимолетные воспоминания так быстро, как только могла. К счастью Тень поняла и не стала спорить. Убедившись, что все готовы, Винн прошла к двери. Но замешкалась, вспомнив о том, как Чейн бросил взгляд на окно.

Прежде чем выйти из двери башни, она всмотрелась в последнее окно верхнего этажа — окно ее комнаты. Там никого не было видно, и не свет горел. Её не было очень долго, и конечно он не мог стоять у окна все это время. Было бы хорошо, если б Чейн коротал время, зачитавшись одной из своих книг, или...

Сколько он видел?

Винн открыла дверь, и Дориан немедленно повернулся и шагнул к ней.

-Что?- рявкнул он.

-Сколько ещё?- требовательно спросила она. - Я думала, что премин Сикойн хочет видеть меня.

-Так долго, как потребуется,- ответил он. – А до тех пор ты останешься здесь.

Взгляд Дориана переместился за Винн, возможно, на Тень. Вдруг он, наморщив нос, прищурился. Дориан принюхался и фыркнул, и Винн снова захотелось стукнуть Чейна.

-Что ж, - сказала Винн, делая шаг вперёд. – Пойдём, Тень.

Дориан перекрыл ей дорогу:

-Я сказал, ты будешь ждать здесь.

Всё шло не так, как рассчитывала Винн. Если бы она пошла с Тенью, вдвоём они смогли бы задержать Дориана подольше. Но она ничего не могла с этим поделать, поэтому план нужно было менять.

-Тень должна выйти, и это не может ждать,- категорично заявила Винн. - Если ты этого хочешь, она сделает свои дела в коридоре. Но если так, убирать будешь ты, потому что она не сделает этого в моей комнате.

Дориан молчал, сомневаясь.

Винн оглянулась, но Тень не двигалась. Повернувшись спиной к Дориану, она впилась взглядом в собаку и одними губами произнесла: «Вперёд».

Тень глянула на Дориана, а затем на Винн. Клацнув челюстями, она спрыгнула с кровати и понеслась к дверному проему. Дориан быстро отступил, врезавшись в дальнюю стену. Тень порысила к лестнице.

-Она предпочитает рощу у стены замка,- проинструктировала Винн, - под северной башней.

Дориан застыл, его рот приоткрылся. Он был пойман между «волком», без присмотра разгуливающим по Гильдии, и своим приказом. Винн сложила руки на груди и ждала, мысленно изо всех сил желая, чтобы он пошёл за Тенью. Дориан втолкнул Винн назад в комнату и схватился за ручку двери.

Винн отступила, когда он с грохотом захлопнул дверь. Она выдохнула в облегчении и кинулась к окну, чтобы увидеть, как Тень уводит своего раздражённого «охранника» прочь с глаз долой.


***


Магьер все еще кипела от ярости, когда миновала ворота и направилась к южному углу замка. Она искала любой способ войти внутрь незамеченным. Стены замка были, по крайней мере, двадцать футов высотой. Лисил, скорее всего, смог бы влезть наверх, а затем бросить вниз веревку, чтобы поднялись она с Мальцом. Но дело несколько осложняла широкая улица, состоявшая преимущественно из лавок и магазинов, не говоря уже о сторожевых башнях самой крепости. Некоторые их окна до сих пор светили огнями и выходили как раз сюда.

Как они могут перебраться через стену и не быть обнаруженными? Можно, конечно, попробовать поздно ночью, хотя она еще не видела, что лежит вокруг замковых стен с трех других сторон.

-Мы не можем просто бродить здесь,- предупредил Лисил. - Это тебе не казармы Хранителей в Беле, задвинутые к чёрту на кулички. Посмотри вокруг!

Она уже осмотрелась, и он знал это, но ее вина не позволяла ей остановиться. Они снова бросили Винн, и на сей раз это произошло не по настоянию Мальца, якобы Хранительница будет здесь в большей безопасности.

Магьер была сыта по горло сложностями, неизбежно выпадающими на долю всех, кто прошел через ее жизнь. По крайней мере, если бы она держала всех значимых для неё людей поближе к себе, то у нее мог быть шанс встать между ними и опасностью. Лисил должен был понять: они не бросят Винн снова.

Если она не сможет найти другой путь в замок, путь к Винн, она воспользуется этим.


***


Магьер остановилась и обернулась, оторвавшись наконец от своего осмотра стен и высоких башен замка.

-Что теперь?- спросил Лисил.

Мальцу пришлось почти отпрыгнуть с пути Магьер, когда она разъяренно пролетела мимо Лисила назад к воротам.

Лисил медлил, наблюдая, как Магьер шагает назад вдоль стены. В недоумении он посмотрел на Мальца, точно также застывшего на месте.

-Сделай же что-нибудь, ты, облезлая дворняга!- шикнул Лисил. -Разве ты не должен быть нашим всезнающим гидом и защитником здесь?

Малец клацнул на него челюстями в ответ и порысил вперёд. Лисил не удержался от внезапной вспышки стыда. Он понимал, что несправедливо накричал на него, поэтому сорвался на бег, следуя за псом. Заставить Магьер послушаться было для Мальца так же трудно, как и для него самого.

Они догнали её, когда Магьер схватилась за ручку створки ворот.

Малец, ворча, крутился вокруг неё, но когда ворота начали открываться, он упёрся в створку передними лапами и заставил её со стуком вернуться на место. Лисил скинул на землю дорожный сундук, даже не подумав о сохранности его содержимого, схватил Магьер за плечо и развернул к себе.

-Что ты делаешь?- потребовал он.

-Собираюсь привлечь их внимание,- холодно ответила она.

-А дальше что? Будешь ждать и смотреть, будет ли кто-то из них настолько глуп, чтобы поднять решётку?

Он всегда был тем, кто находил для них путь туда, куда она своими методами добраться не могла.

-О, они поднимут,- ответила Магьер слишком спокойно. - Если только хоть один из них сейчас поблизости.

Лисил внутренне похолодел, словно лёд в её голосе волной нахлынул на него. Это была не его Магьер. В юности он делал ужасные вещи, состоя на службе у военачальника, который держал в заложниках его мать и отца, пока он выполнял приказ. Скольких он убил в те дни?

Большинство его жертв умерло спокойно и быстро. Они не страдали, и в каком-то смысле он даже помогал им, ведь иначе они погибли бы в застенках пыточных камер. Особенно те, кто рыл яму тирану, державшему его и его родителей именно для такой работы. Но не только им он причинил вред.

Лисил уставился на Магьер, почти не слыша, что рычание Мальца становится всё громче.

Были ещё отцы и матери, сыновья и дочери, жёны и мужья, друзья его целей. Их жизнь становилась в десять раз хуже, чем даже смерть.

А сейчас Магьер хочет использовать ничего не подозревающего Хранителя, чтобы любой ценой проникнуть внутрь.

Прежде чем Лисил смог вымолвить хоть слово, он вздрогнул, когда Малец звонко клацнул зубами, но ни один из них не посмотрел на собаку. Магьер внезапно крепко зажмурилась и поникла, будто от внезапного приступа головной боли. Но уже через секунду, она попыталась отодвинуть Лисила в сторону и зашипела на Мальца:

-Вон из моей головы!

Малец, рыча, шагнул к ней.

Лисил вклинился между ними и прижал Магьер спиной к стене. Прижав предплечье поперёк её груди, он не давал ей вырваться.

-Посмотри на меня,- приказал он.

Когда она подняла взгляд, он увидел, что ее радужки абсолютно черны. Ему захотелось поёжиться и разрыдаться, но он удержал себя в руках.

Ее мертвенно-бледное лицо блестело, покрытое потом. Рваное, быстрое дыхания заставляло её дрожать всем телом от ярости. Сколько раз он был единственным, кого она подпускала к себе, когда поддавалась своей другой половине?

Со своей дампирской сущностью она запросто могла отбросить его и освободиться. Но она этого не сделала, только слезы покатились из её глаз. Он не мог сказать, произошло ли это от того, что её изменившимся глазам ночь казалась слишком яркой, или от осознания того, что она снова почти потеряла контроль.

Сколько ещё раз это произойдёт до того, когда она уже не услышит его? Как всегда, ему было очень больно смотреть, как она возвращается к нему.

Мышцы Магьер расслабились, и она обмякла, прижавшись спиной к стене. Прозрачный карий начал возвращаться в ее радужки, вытесняя чёрный, но она поспешно закрыла глаза и повернула голову в сторону, будто не могла сейчас смотреть ему в лицо. Она перестала говорить «прости» после таких случаев давным-давно, словно это могло сделать следующий раз еще хуже.

Лисил склонился губами к ее уху, и мягко шепнул:

-Посмотри на меня.

Она отрицательно мотнула головой. Он осторожно подцепил свободной рукой подбородок Магьер и повернул ее лицо к себе. Но она не открыла глаз.

-Мы доберемся до Винн,- прошептал он и прислонился своим лбом к ее виску. - Но не так. В любом случае, сейчас они этого ожидают. Мы только ухудшим её положение... или своё.

Ее дыхание все еще было неровным: ее лицо было так близко, что он чувствовал его. Вдруг ее руки скользнули по его спине и сжались на плечах. Сила, с которой это было сделано, заставила его напрячься, потому что он подумал, что она попытается бороться с ним. Но ее губы внезапно решительно прижались к его губам.

Сейчас для этого было не время и не место, но тем не менее, было. Лисил не мог заставить себя остановить ее — пока не услышал скрежет механизмов и лязг огромных цепей.

Малец гавкнул, и его когти царапнули по булыжнику, когда он вскочил на лапы. Прежде чем Магьер смогла сделать хоть что-то, Лисил схватил ближайшую ручку их дорожного сундука и подтолкнул свою жену вдоль стены замка:

-Бежим!

Малец уже мчался вдоль улицы в тени стены, разыскивая любой быстрый способ убраться с глаз долой. Но кто бы ни собирался выйти из сторожевой башни, он легко нашёл бы их, если б они попытались пересечь открытую улицу.


***


Снова события почти заставили Магьер остаться без разума. Постепенно, это становилось всё хуже во время возвращения назад из северных пустошей.

После того, что произошло с нею в том царстве льда, после того, что она сделала, чтобы получить второй шар, она всё чаще теряла контроль над своей сущностью дампира. Сколько ещё времени у неё есть, прежде чем она полностью возьмёт верх? Малец еще не был готов столкнуться с тем, что он должен будет сделать, когда это произойдёт.

Добежав до поворота стены, он тут же нырнул за него. Магьер добежала до пса, когда ворота распахнулись. Лисил, крадучись, присоединился к ним, и как раз в этот момент первая фигура вышла из ворот.

Слишком много странных событий происходило этой ночью.

Малец смотрел как первый, а затем и второй Хранитель, оба в темно-синих мантиях, убежали в ночь. К его расстройству они разделились. Первый побежал по главной дороге, но второй свернул налево, в сторону южной сторожевой башни. К ним.

Малец раздражённо отвернулся и оббежал вокруг Лисила и Магьер. Он нырнул в тень у стены и опустился на живот. Магьер и Лисил присели позади него, и он расслышал быстрые приближающиеся шаги.

К облегчению Мальца, Хранитель, продолжая бежать, даже не посмотрел в их сторону, так что скоро скрылся из виду в городе. Их не обнаружили, но он понимал, что место вокруг слишком открытое. Лисил, должно быть, думал о том же, поскольку указал на переулок через улицу.

-Мы можем наблюдать за воротами оттуда,- прошептал он.

Магьер не двинулась с места:

-Зачем Гильдия ночью послала куда-то двух Хранителей?

Малец понятия не имел.

Лисил покачал головой, поднялся на ноги и вскинул сундук на плечо, а затем протянул руку Магьер:

-Я не знаю. А теперь пошли.

К облегчению Мальца, Магьер смягчилась, приняла руку Лисила и встала. По крайней мере, сейчас они уйдут с открытого места. Но Малец даже не хотел предполагать, что может произойти потом.

Глава 4

Чейн стоял у двери комнаты Винн, прислушиваясь к звуку удаляющихся шагов метаолога, уходящего за Тенью во внутренний двор. Оглянувшись, он обнаружил, что Винн все еще смотрит в окно, облокотившись на глубокий каменный подоконник.

Лунный свет и мерцание факелов у проходной заставили ее мягкие каштановые волосы заблестеть. Чьи-то другие глаза не смогли бы рассмотреть этого в темноте, но Чейн увидел. Пряди замерцали ещё сильнее, когда ее голова склонилась к одному плечу, возможно, в попытке увидеть входную дверь общежития. И ни слова не было сказано между ними относительно трех ее гостей.

Она догадалась, что он видел их?

-Ну же!..- прошептала Винн.

Чейн сначала растерялся, но быстро понял, что это относилось к Тени и стражу-Хранителю. Вдруг он услышал приглушенный ритмичный звон откуда-то снаружи, за окном.

Винн выпрямилась. Она склонилась к самому стеклу и вытянула шею.

-Это решётка?- спросил Чейн. Звон прекратился. - Что происходит?

Она покачала головой, её взгляд остался прикован к проходной. Через секунду тяжелый звенящий ритм послышался снова.

-Думаю, теперь её снова опускают,- проговорила она. - Они, должно быть, ненадолго подняли её, хотя интересно, зачем,- ее взгляд внезапно сместился вниз и правее. – Наконец-то! Тень несется на всех порах, а Дориан не может оставить ее одну. Скоро они будут вне поля зрения.

Винн начала поворачиваться.

Чейн остановился снова при мысли о том, что придётся покинуть ее. Конечно, ему не была безразлична безопасность свитка, но скорее всего, как только он окажется за стенами Гильдии, он вряд ли сможет вернуться. Он отказывался уходить, прежде чем Совет не вынесет решение относительно судьбы Винн. Как он сможет гарантировать её безопасность, если даже не будет знать, что происходит?

-Что?- спросила Винн, уставившись на него.

Возможно, слишком много мыслей отразилось на его лице, поэтому он постарался побыстрее перенаправить ее внимание:

-Ты помнишь гостиницу, в которой я остановился тогда? «Дом Натье» в том районе, что здешние называют Имперским Серозёмом?

-Да... хотя мне и не нравятся такие прозвища бедных районов.

-Ты найдёшь меня там. Пошли весточку когда... как только сможешь.

Чейн сохранял спокойное выражение лица, но внутренне не смог сдержать радости, когда увидел облегчение на лице Винн. Она тоже не хотела терять контакт с ним.

-Хорошо,- кивнула она.

И все же она до сих пор не вымолвила ни слова о...

Чейн отвернулся, собравшись уйти, так ничего и не сказав — не раньше, чем эту тему затронет она. Вдруг он почувствовал, как ее маленькая рука схватилась за плащ на его спине. Он повернул голову и посмотрел на нее, но она не разжала руку.

-Чейн...- начала она, явно колеблясь. - Сколько ты видел?

Ну вот она и заговорила об этом.

Она внимательно наблюдала за ним. Возможно, она заметила его быстрый взгляд на окно.

-Ты имеешь в виду Магьер?- прошептал он и сам удивился ярости в своём голосе.

Вместо того, чтобы удивиться, она на мгновение задержала дыхание, а затем сказала:

-Держись от нее подальше — от всех них.

Гнев заставил зверя в нём зашевелиться. Шрам, опоясывающий его шею и горло, начал зудеть, а затем и гореть. Это была единственная отметина, оставшаяся на его теле с тех пор, как он восстал из смерти. Её нанесла Магьер своей странной саблей.

-Ты была там,- прошипел он, - когда она отрубила мне голову!

-Поскольку ты попытался убить ее первым,- возразила Винн.

-Кого из нас ты пытаешься защитить?

Она вздрогнула, но он не собирался забирать обратно свои слова, сказанные резким, хрипящим шёпотом. Они оба знали, как был навсегда искалечен его голос. Винн бросилась перед ним на колени, моля его остановиться, когда он одержал верх над Магьер и собирался убить её. От слов Винн он замешкался, но Магьер не мешкала ни секунды.

Чейн все еще не знал, как он восстал снова. Но следующей ночью он проснулся в неглубокой могиле. На нём лежали истекающие кровью трупы, а Вельстил сосредоточенно смотрел на него, будто ожидая его пробуждения.

Винн закрыла глаза, возможно, вновь переживая ту ужасную битву между ним и Магьер, но ее молчание не продлилось долго:

-Оставь ее в покое, Чейн.

Это не был ответ на его вопрос.

-А ей ты дала то же самое предупреждение? Оставить меня в покое?

Ее глаза поражённо распахнулись, и она несколько раз моргнула, не произнеся ни слова. Но он всё понял.

-Она не знает... ни один из них не знает,- обвиняюще произнёс он. - Ты даже не сказала им... что я был здесь, в то время как они бросили тебя одну.

-И я оставлю все, как есть, так долго, как смогу, - ответила она. - Я не хочу, чтобы ты и Магьер снова сцепились — ни сейчас, ни когда-нибудь в будущем. И, как и у меня, у них были серьёзные причины, чтобы так поступить.

-Например?- резко спросил он. - Что случилось с первым шаром? Что они сделали с ним?

-На это нет времени. Выкинь из головы любую мысль о мести. Обещай мне, что ты будешь держаться от них подальше. Поклянись, Чейн! Пожалуйста.

Он не собирался преследовать Магьер — в настоящее время. Но даже если бы и собирался, его всё равно больше злило – даже причиняло боль – то, что Винн подозревала его в этом. Он ведь обещал ей, что никогда больше не покормится разумным существом, и сдержал это обещание. Во всяком случае, формально.

Но вглядевшись в лицо Винн внимательнее, он увидел только беспокойство и страх. Она смотрела в его глаза, и было ясно, что беспокоится она за него. Но что насчёт страха? За кого она боялась больше: за него или за Магьер?

-Клянусь,- шепнул он.

Винн выдохнула, её пальцы, сжимавшие его плащ, ослабили хватку:

-Теперь ты должен идти. Бережно храни свиток.

Ему не нужно было напоминать об этом. Он поднял две свои сумки и повернулся к двери. Но когда его ладонь легла на ручку, Винн снова схватила его за плащ.

-Ты получишь весточку от меня, как только я смогу, обещаю,- мягко сказала она.

Ещё несколько секунд она просто стояла, держась за его плащ, но затем наконец отпустила.

С последней волной сожаления — чувствуя, что оставлять ее сейчас неправильно — Чейн закрыл дверь и направился вниз по проходу.


***


Сиверд Родиан, капитан Шилдфёлчес — «Народного Щита» — заработался допоздна в своём кабинете во втором замке Колм-Ситта. Больше века назад, здесь проживала королевская семья. После строительства нового, третьего замка, большего размера и расположенного поближе к морю, сюда переехала гвардия, покинув первый замок Малурны, который передали Гильдии Хранителей.

Городская стража официально входила в гвардию, но имела своё начальство и служила для защиты граждан вместе с гражданскими констеблями. Это была сложная система, но по большей части она работала.

Родиан серьезно относился к своим обязанностям и вел дотошные записи: какими жалобами нужно заняться, какие преступления расследовать, кто был арестован, обвинен и должен был предстать перед Высоким Защитником в суде. А кого уже приговорили или оправдали. Это было сложно, сложнее, чем он себе представлял, принося присягу несколько лет назад.

Не все, кто был оправдан, были невиновны. Не всех, кто нарушил закон, можно было заклеймить преступниками. Он никогда не желал таких сложностей, но долг взвалил их на него. Недавно, он стал уставать от этого.

Родиан отложил перо, протер глаза и понял, что опять забыл поесть. Поднявшись из-за стола, он отстегнул от пояса свой меч.

Гравировка на серебряной панели ножен изображала королевский герб и крыши Колм-Ситта. Его плащ с застёжкой на цепи сразу выдавал в нём военного. Но в отличие от гвардейцев, одетых в цвета морской волны, его плащ был красным. Вместе с ножнами, он сразу давал понять, что перед вами капитан Шилдфёлчес.

Некоторые думали, что его должность – большая честь. Другие считали это тупиком в военной карьере. Но Родиан знал, что ни одна точка зрения не была совершенно верна.

Собственная внешность была очень важна для него. Он так же дотошно следил за собой, как и за своими записями. Его волосы были коротко острижены, а небольшая бородка над чисто выбритой шеей аккуратно подрезана.

Он командовал Шилдфёлчес уже почти четыре года, а ведь ему ещё не было и тридцати. Слухи, распространяемые завистниками, не беспокоили его. Он был честолюбив, и успех для него был важнее, чем быть любимым всеми, но это не значило, что он был равнодушен к закону.

Родиан принёс присягу на «Еа-беч», первом сборнике законов с самого основания Малурны более четырехсот лет назад. Законы продолжали множиться, пока для них не пришлось отвести отдельную библиотеку, но этот первый том был сердцем правосудия. В тот день, когда он положил руку с мечом на него, его отец, простой дровосек с восточного приграничья, сиял от гордости.

«Благородная служба и твердая вера,- объявил его отец с безудержной улыбкой. – О чём ещё может мечтать отец для своего сына?»

Родиан не знал, как улыбнуться в ответ.

Сейчас он смотрел на кипы бумаг, осторожно уложенные на его столе, кроме одного листа. Распечатанное письмо лежало перевернутым на дальнем углу. Он слишком устал, чтобы даже думать об этом. Кроме того, он должен был не забывать питаться. Направляясь к двери спальни с вложенным в ножны мечом в руке, он почти сбежал от этого письма, когда кто-то постучал.

-Сэр?- позвал снаружи знакомый голос.

Родиан открыл дверь и обнаружил в дверном проёме капрала Лукана. Капрал так же тщательно следил за собой, как и его капитан. Однако прямо позади Лукана застыл молодой Хранитель в тёмно-синей мантии. Родиану пришлось бороться с собой, чтобы не нахмуриться.

В прошлый раз, когда его искал Хранитель, он был вынужден проводить расследование, касающееся Гильдии. Он снова посмотрел на Лукана.

Прошлой осенью Родиан, Лукан, лейтенант Гаррот и другие стражники охотились на неизвестного мага в черной одежде, которого Винн Хигеорт называла призраком. После многократных смертей молодых Хранителей и нескольких Шилдфёлчес, в последней схватке с той чёрной фигурой Гаррот был убит. Лукан, тогда простой гвардеец, был сильно ранен.

Талн Лукан выглядел бы не старше двадцати, если бы не цвет его волос. Той ночью на улице они стали почти полностью седыми. Если бы он решил отрастить бороду, то она была бы того же цвета, и если присмотреться поближе, можно было разглядеть тонкие морщинки в уголках его глаз.

Родиану было трудно смириться со смертью Гаррота, труднее, чем он ожидал, как и людям под его командой. Неряшливого Гаррота любили и уважали. Но в течение месяца Родиан был вынужден выбрать ему замену.

Ему очень хотелось произвести Лукана прямо в лейтенанты, пропустив несколько рангов. Он охотно столкнулся бы с недовольством старших по званию или возрасту, но этого не позволяли законы, поэтому его заместителем стал лейтенант Бранвилл. Но Родиан чувствовал себя более комфортно с Луканом и продвинул его от гвардейца к капралу.

Это был год смертей, писем и отчётов. Возможно, он ничем не отличался от остальных, но этот год сильно подкосил Родиана, даже пошатнул его веру.

Лукан искоса глянул на Хранителя и нахмурился. Он покачал головой, возможно чтобы выразить, что понятия не имеет, зачем он здесь.

Родиан снова посмотрел на посетителя. Молодой человек задыхался, словно от долгого бега — плохой знак.

-Да?- спросил Родиан, хотя совсем не хотел слышать ответ.

Хранитель просто протянул свёрнутую бумагу — еще одно письмо — но Родиан не спешил взять его. Однажды он уже сломал восковую печать Совета Преминов Гильдии. Но наконец принял лист бумаги и быстро просмотрел его содержимое.


«Капитану Сиверду Родиану, командующему Шилдфёлчес, Колм-Ситт, Малурна...»


Родиан тяжело вздохнул. Официальный адрес и напоминание его положения были ещё одним плохим знаком.


...Гильдии требуется ваша непосредственная помощь. Прошу выделить соответствующее число стражников, чтобы обезопасить территорию.

Леди Тёргит Сикойн, Высокий Премин.

Гильдия Хранителей, Колм-Ситт, Малурна.»


Кратко и по существу, только вот презрительный, командирский тон сообщения был оскорбителен. Он не был слугой в полном распоряжении Высокого Премина. Взгляд Родиана вернулся к подписи.

Сикойн думала, что произведёт впечатление — запугает его — напоминанием своего благородного происхождения в Файнере?

Он вздохнул. Он испытывал большое уважение к королевской семье Малурны. Но в течение последних поколений, семья всегда покровительствовала Гильдии.

-Сэр?- намек на горечь проскользнул в голосе Лукана.

Родиан даже не поднял взгляд, только смял письмо в шар.

-Найди лейтенанта Бранвилла, ждите меня на конюшне,- отдал распоряжение он. – Возьмите с собой также Ангуса и Маолиса. Подготовьте лошадей.

-Да, сэр,- ответил Лукан, даже не спросив, куда они идут и зачем.

Когда капрал зашагал прочь по коридору, Родиан внимательно изучил молодого Хранителя в темно-синей одежде — метаолога. Ему не слишком нравилось общество Хранителей — по крайней мере, большинства из них — но он не отправит его одного в ночь.

-Ты пойдёшь со мной,- приказал Родиан. - Поедешь с нами.

Хранитель отступил на шаг:

-Я могу позаботиться о себе, капитан.

Как обычно. Родиан нахмурился: Хранители всегда изолировали себя от остальных людей, даже проводя общественные работы и руководя благотворительными учреждениями. Он отвернулся, чтобы закрыть дверь кабинета, но внезапно растерялся, поскольку его взгляд упал на другое письмо на его столе.

Оно пришло два дня назад, но он все еще не ответил на него.

Трудности работы мешали ему ответить. Отец поймёт. Частично, гордость отца за него была причиной, почему Родиан так серьезно относился к своим обязанностям и вере в Святую Троицу Разума. Но это письмо послал его дядя.

Как Родиан мог написать, что не может сейчас отправиться домой? Не может даже отдать долг памяти на могиле своего отца.

Родиан захлопнул дверь.

Даже не взглянув на Хранителя, он вышел на открытый воздух внутреннего двора. Хранитель поспешил к проходной, а Родиан быстро зашагал к конюшне. Миновав большие устойчивые двери, он обнаружил, что Бранвилл уже седлает своего огромного чалого жеребца.

На полголовы выше, чем капитан, с чисто выбритым затылком и челюстью, Персиер Бранвилл выглядел вдвое шире его в плечах и, по крайней мере, на шесть лет старше. Его красный плащ был скроен особым образом, чтобы соответствовать его широким плечам.

-Я встретил Лукана у наших казарм,- произнёс лейтенант. - Он сказал мне, что мы выезжаем. Куда?

Родиан не отвечал. Назначение Бранвилла было правильным выбором: он был компетентным, опытным ветераном из завсегдатаев, которые умели читать и писать. Если бы Родиан выбрал кого-то другого на замену Гарроту, среди его людей это вызвало бы недовольство. Но Родиану Бранвилл никогда не нравился, он не доверял ему.

Персиер Бранвилл был среди недовольных быстрым повышением Родиана, даже не зная, как это было достигнуто.

Отвернувшись, Сиверд Родиан направился к своей белой кобыле, Снежной Птичке.

-К Старой Церемониаольной, в Гильдию Хранителей,- ответил он наконец, все еще задаваясь вопросом, во что он собирается ввязаться.


***


Чейн тихо скользнул вниз, выглянул за дверь общежития и обнаружил внутренний двор абсолютно пустым. Несколько вариантов того, что ему делать дальше, пронеслись через его ум.

Как предложила Винн, он мог пробраться через сторожевую башню в новую библиотеку, её дальняя часть вплотную прилегала к стене замка. Выпрыгнуть в окно и спуститься по двадцатифутовой стене для него было не проблемой, да и дорогу он знал хорошо. Но если он попытается проделать это сейчас, шанс того, что его обнаружат, был высок.

Он понятия не имел, чем это может обернуться. Он здесь был только гостем, но поскольку Совет не доверял Винн, его действия могли бросить на неё тень подозрения. Тот факт, что она была выслана в свою комнату с охраной, подтверждал это.

Чейн глянул на тоннель проходной. Из трех старых решёток, расположенных на протяжении длины тоннеля, Хранителями использовалась только внешняя. Рычаги управления ею, скорее всего, были в одной из двухэтажных башен по бокам тоннеля, но он не знал, в какой именно.

Он мог рискнуть зайти в любую наобум, подняться на вершину и спрыгнуть на замковую стену. Но если он не угадает, то может столкнуться с целой толпой Хранителей, а его внезапное появление вызовет тревогу.

Ещё одно беспокойство грызло Чейна с того момента, как Винн сказала ему уходить. Она отказался уйти вместе с ним, потому что боялась потерять источник сведений здесь. Она не знала, что он столкнулся с тем же. Здесь были сведения, которые были ему так же необходимы. Так что Чейн обдумывал риск одной встречи, прежде чем сбежать отсюда.

Прямо напротив, через внутренний двор, стояла северо-западная сторожевая башня. К ней примыкало здание, построенное позднее, а также стена. Там располагались его гостевые покои. Но на подземных этажах того же здания было кое-что более полезное для него. Там были лаборатории Гильдии и кабинет премина ордена метаологов Фридесвиды Хевис.

Чейн быстро зашагал через внутренний двор и потянул за ручку двери северо-западного здания. Но открыв её, он тут же услышал голоса. Скользнув в комнату слева, он оказался на площадке винтовой лестницы. Голоса, доносившиеся снизу, стали яснее.

Чейн узнал только один из них - премина Хевис.

-Сейчас это важно,- говорила она. - Кроме архивов, этого прохода и главного коридора сторожевой башни, где ещё ты их разместила?

-Размещение не проблема,- ответил недовольный женский голос. – Но разве вы не можете объяснить премину Сикойн, что потребуется время, чтобы создать даже один из них?

-Это не ее забота,- ответила Хевис. – Нужно доделать «глаза» как можно скорее. Бери всё, что тебе потребуется. Все расходы я беру на себя. Поняла?

Последовала длинная пауза, но затем второй голос ответил:

-Да, премин.

-Я проверю позже. Подготовь подробный отчет о том, сколько находится в работе и сколько уже размещены.

Голоса стихли. Послышались удаляющиеся шаги. Он определил, что уходит только один человек.

Чейн напрягся, готовый в случае необходимости взбежать вверх по лестнице. Но тут услышал шаги второго человека. Их почти сразу прервал глухой стук металлической двери. Он застыл, задаваясь вопросом...

Что ещё за «глаза», их «создание» и «размещение»? По словам Винн, кристаллы холодной лампы Хранителей изготовлялись именно здесь. Что метаологи делают теперь и с какой целью?

Но время поджимало, а у него была более срочная причина прийти сюда.

Спустившись, Чейн обнаружил, что коридор первого подземного этажа с шестью дверьми пуст. Он быстро и тихо зашагал к последней, все еще приоткрытой, и немного расширил щель:

-Премин?

Если она была там, то по его хриплому, искалеченному голосу сразу поймёт, кто пришёл. Она не станет игнорировать его, как могла бы пренебречь простым стуком в дверь. Послышались легкие, приближающиеся шаги по камню, и дверь открылась шире.

На мгновение взгляд Чейна упал на то, что лежало за узким внутренним коридорчиком, всего в три шага длиной. Все, что он увидел, это полки на левой стене палаты. Они были заполнены книгами, стопками пергаментов и узкими сосудами из древесины, меди и неглазурованной керамики. Остальная часть комнаты отсюда была не видна.

Он посмотрел вниз в пронзительные карие глаза премина Хевис.

Они не видели друг друга с предыдущей осени, когда Чейн уехал вместе с Винн на юг в Лхоинна, Эльфийские Земли этого континента. Тёмно-синий капюшон Хевис был опущен на плечи, ее коротко подрезанные пепельно-седые волосы ёжиком стояли на голове. Точёные черты её лица почти не проявляли признаков возраста. Скулы плавно сужались к острому подбородку под узкими губами. Она могла бы пользоваться успехом у мужчин, если бы не холодное поведение и серьезный, проникающий в душу взгляд.

-Мастер Андрашо,- произнесла она без какой-либо интонации в голосе.

Она была единственной, кто назвал его так. С другой стороны, Чейн редко говорил с кем-то, кроме Винн. Глаза Хевис смотрели на него без тени изумления, и она совсем не удивилась его приходу. За то недолгое время, что Чейн общался с ней, казалось, ничто не могло застать её врасплох.

-Прости за вторжение,- извинился он, и тут же на секунду задумался: зачем? Ведь он никогда не извинялся, даже в своей смертной жизни. - Но... мне нужно уйти на некоторое время... сейчас. Но сначала я хотел поговорить с тобой.

Вспышка чего-то, отдалённо похожего на удивление, проскользнула в глазах Хевис. Это быстро прошло, ее левое веко дёрнулось.

-Уйти? Почему?

Это был неожиданный вопрос, но Чейн не собирался рассказывать ей больше.

-Я нашёл жильё в городе, так что не буду больше обременять Гильдию,- прежде чем она смогла спросить что-либо ещё, он продолжил: - Я хотел узнать, продолжила ли ты один из... проектов, который мы обсуждали.

-Целебная смесь?- прямо спросила она.

Тонкости или намёки не могли помочь в разговоре с ней, так что Чейн просто кивнул.

Хевис отрицательно покачала головой:

-Это бессмысленно, поскольку у меня нет компонентов,- она снова подняла на него взгляд. - Ты бы лучше вошёл.

Чейн не был уверен, сколько он должен сказать — или показать — премину метаологов.

Она отступила в короткую прихожую, и он вошёл внутрь и закрыл дверь. Пройдя за ней три шага, он смог наконец увидеть её кабинет целиком. Он был здесь несколько раз, но ему всегда хотелось рассмотреть его поподробнее.

Крепкие узкие столы и приземистые полки были заполнены кипами бумаг, а также странных хитрых приспособлений из металла, кристаллов, стекла, дерева и кожи. Скрипучее старое кресло, оббитое потертой синей тканью, занимало задний правый угол за захламлённым старым столом с дюжиной небольших ящиков. На углу его лежал тускнеющий кристалл холодной лампы рядом со множеством медных шарниров, державших разные увеличительные стёкла.

-Сколько ты смог раздобыть?- спросила Хевис.

Снова Чейн вздрогнул, но он ничего не узнает, если скроет от нее свой успех. Она была единственной, кто был способен помочь ему, хотя он понятия не имел, почему она так поступает.

Он вытащил из одной из своих сумок книгу, с которой они оба были знакомы – «Семь Листьев Жизни». Это были всего лишь две обёрнутые в кожу дощечки с одним длинным, сложенным семь раз листом старой бумаги посередине. Вслед за книгой он достал два маленьких холщёвых свёртка.

Хевис не отрывала от них взгляд, когда он положил их на ее стол и развернул первый свёрток. Его содержимое приковало ее внимание лишь на секунду. У серых грибов была странная шляпка, похожая на разветвляющуюся ветку с «листиком» на конце.

-Мухкгеан,- произнесла Хевис, явно не нуждаясь в подтверждении Чейна. - Эти гномские грибы дадут противоположный результат, если только ты не...

Ее пристальный взгляд скользнул к другому свёртку.

Чейн развернул и его.

Крошечные лепестки жемчужно-серого цвета — или листья, похожие на них формой — мерцали, слово серебристый бархат в свете холодной лампы, хотя были тонкими, как шелк. Засохшие стебли и листья под ними были темно-зелеными, почти черными.

-Анамгиах... «Щит Жизни»,- прошептала Хевис, а затем посмотрела на него. - Где ты достал их?

-На равнине по пути в лес Лхоинна и их столицу. Я не украл их. Они растут там дичком.

Почему ему хотелось оправдать себя в её глазах? Это не ее дело, как он раздобыл их!

-Ты можешь помочь мне теперь?- спросил он. - Дать мне совет, что делать дальше? Как изготовить смесь из текста?

На сей раз он хотел получить что-то окончательное, что-то, что он мог осуществить. Его тело было почти неуязвимо, но тело Винн – нет. Ему нужно было что-то, что могло поддержать ее жизнь, независимо от стоимости.

Хевис посмотрела на книгу в его руке и наморщила лоб:

-Я не... Исцеление – не моя область. Премин Адлем смог бы помочь больше...

-Нет.

Кроме Винн, он никому не доверял здесь, но в этом деле он больше верил Хевис, хотя едва знал её. Он даже не сказал об этом Винн.

-Я не предлагаю тебе обратиться к нему,- немного раздражения проскользнуло в голос Хевис. - Но он знает об этом больше, чем я.

Она секунду смотрела вниз на два открытых свёртка, а затем протянула свою узкую руку, даже не посмотрев на него:

-Оставь мне книгу и компоненты,- распорядилась она. - Я изучу процесс.

-Нет.

Хевис только чуть-чуть повернула голову, но одна её тонкая бровь изогнулась, а взгляд похолодел:

-Если бы ты думал управиться с этим самостоятельно, то не пришёл бы ко мне,- ровно сказала она.- Я сохраню твою тайну и предоставлю тебе результат моих усилий. В обмен я возьму часть компонентов, не больше одной пятой.

Горло Чейна сдавило. Он боялся — нет даже больше, чем боялся — потерять одну из своих драгоценных книг, а также эти редкие ингредиенты. Он не знал, как скоро сможет снова войти в это место, но в одном она была права: если бы у него действительно были какие-либо догадки о том, как сделать смесь из текста, то он не стоял бы здесь.

И странно, но попытка Хевис заключить сделку не вызвала у него отторжения. Она тоже должна была что-то получить от этого.

-Согласен,- прохрипел он и положил книгу в ее протянутую руку, которая за весь разговор даже не дрогнула.

-Где ты остановился?- спросила она.

Он не мог сказать, и только покачал головой:

-Через несколько дней я свяжусь с тобой.

Последовала длинная пауза, но затем она кивнула.

Чейну хотелось отблагодарить ее, но он не знал, как. Поэтому просто повернулся и вышел из кабинета, закрыв за собой дверь. Он взлетел по лестнице, преодолевая по две ступеньки за раз, и вышел во внутренний двор. В мыслях он еще раз перебрал, каким маршрутом выбираться из Гильдии. Но сделал только шесть шагов, прежде чем остановиться.

Перед ним стояли четыре Хранителя. Двое в коричневых мантиях, двое – в тёмно-синих. Они не собрались группкой и не шли по своим делам, а дугой перекрывали ему путь. Один из Хранителей в коричневом был маленькой, симпатичной женщиной. Чейн не знал её лично, но слышал о ней от Винн. Джинджер была самым молодым домином в ордене натурологов за всю историю Гильдии.

-Пожалуйста, оставайтесь на месте,- сказала она ему, и метаологи шагнули вперед.

Они явно ждали его. Откуда они знали, что он придёт? Кто-то видел, как он входил?

-Какие-то проблемы?- прозвучал позади него голос Хевис.

Чейн оглянулся и нашел ее стоящей у двери, из которой только что вышел.

-Нет, премин,- Джинджер немного склонила голову. - Премин Сикойн хочет поговорить с этим человеком. Нас послали сопроводить его.

Чейн сдержал желание поёжиться. Совет Преминов знал, что он вернулся, и вызвал его к себе, скорее всего, чтобы он рассказал о их путешествии на юг. И он, и Винн ожидали, что они сначала будут говорить с ней. Но ситуация внезапно изменилась. Возможно, опросив сначала его, они рассчитывали получить что-то, чтобы загнать её в угол.

Чейн внимательно оглядел всех четырех Хранителей.

Он может отказаться? Если он не нарушил закон, у Совета нет власти над ним. Но он полагал, что Совет в последнее время сам не придерживается закона, и факт, что двое из четырех Хранителей были метаологами, казался ему подозрительным.

Он не хотел причинять боль Хранителям, независимо от причины: в этом он сам себе поклялся после возвращения сегодня вечером, пока дожидался Винн. Хоть сама Гильдия и прогнила, те, кто жил, работал и учился здесь, были все же намного выше тупого стада обычных смертных.

Но у него при себе был свиток.

Он воплощал всё, на что Винн надеялась в будущем. Чейн не мог позволить, чтобы его отвели на встречу с Советом, или, что ещё хуже, заперли где-нибудь мощной магией Хевис. Уж он-то не понаслышке знал, на что она способна.

Чейн напрягся, поскольку два метаолога снова двинулись вперёд, а позади он слышал приближающиеся шаги Хевис.


***


Винн ждала возвращения Дориана и Тени, но не могла усидеть на месте. Она начала просматривать свое имущество, задаваясь вопросом, что лучше попытаться спрятать на тот случай, если Совет решит конфисковать что-либо из её вещей. Но в её небольшой комнате было мало потайных мест.

Она уже спрятала содержимое всех своих старых тетрадей в память Тени: начитала их собаке, а затем сожгла. Говорить через память для Тени было легко и естественно, кроме того, она никогда ничего не забывала. Она была идеальным вместилищем для тайн: ведь никто не сможет раскрыть их, даже если выяснит, где Винн их спрятала.

Одна последняя тетрадь Винн содержала только замысловатые зашифрованные символы-подсказки. Даже Хранителям, бегло читающим на слоговой азбуке Бегайн, потребуется много времени, чтобы расшифровать их. Но здесь были и другие вещи, которые Винн боялась потерять.

В дальнем углу у двери стоял прислонённым к стене длинный посох. Его верхний конец был покрыт кожаными ножнами, стянутыми шнуром таким образом, чтобы можно было мгновенно стащить их. Под ножнами покоился единственный в своём роде кристалл, поскольку, в отличие от часто используемых холодных ламп, этот производил свет, сродни солнечному.

Солнечный кристалл, помимо её знаний и ума, был единственным оружием Винн в столкновениях с не-мертвыми. Но серьёзно, где она может спрятать посох в этой маленькой комнате почти без мебели? Даже если она и попытается это сделать, то самый поверхностный обыск быстро обнаружит его.

-Пожалуйста, оставайтесь на месте.

Винн замерла, услышав эти слова со двора. Конечно же, это не имеет никакого отношения к Чейну. Прошло уже много времени — достаточно, чтобы он успел добраться до окна библиотеки и спрыгнуть на стену и даже вернуться обратно. Но всё равно она кинулась к окну и выглянула на улицу. У неё перехватило дыхание.

Внизу во внутреннем дворе напротив четырёх Хранителей стоял Чейн, а сзади к нему подходила премин Хевис. Одним из Хранителей была домин Джинджер, которую из-за юного возраста очень часто принимали за посвящённую. Джинджер что-то говорила, но слишком тихо, чтобы Винн могла разобрать слова. Что Чейн делает во внутреннем дворе, когда давно должен быть за пределами Гильдии? И почему Джинджер остановила его?

Два метаолога снова пришли в движение, но не прямо к Чейну, а заходя к нему с разных сторон. Маленькие пальцы Винн вцепились в камень подоконника. Она поняла, что они собираются взять Чейна под стражу. И если он воспротивится...

Премин Хевис махнула рукой, и оба метаолога остановились. Джинджер сделала полшага вперёд, но Хевис немного подняла голову и что-то сказала. Это заставило Чейна обернуться к ней. Джинджер, казалось, колебалась, но затем склонила голову. Винн не могла расслышать слов, но молодой домин натурологов вместе с другим Хранителем, одетым в коричневое, направилась к дверям сторожевой башни.

Сокращение численности противников Чейна не уменьшило тревоги Винн — как раз наоборот. Премин Хевис отослала всех, кроме метаологов. Независимо от того, что происходит, это не хороший знак. Хевис собирается выяснить что-то, что не предназначается для ушей Хранителей не её ордена? Или она просто собирается...

Винн резко обернулась, озираясь вокруг и лихорадочно думая. Метаологи, конечно, не были беззащитны, хотя они редко демонстрировали общественности свои способности. Перед Чейном стояли только трое, но Хевис стоила дюжины. В прошлый раз, когда Винн вызвали на Совет, Хевис выставила оттуда Чейна всего двумя взмахами руки.

Чейн мог быть в серьезной опасности.

Собираясь уже побежать во внутренний двор, Винн снова выглянула из окна. Движение у дверей сторожевой башни привлекло её внимание.

Тень проскользнула во внутренний двор, а поникший Дориан придержал для неё дверь, а затем поспешил догнать собаку. Они оба замерли, увидев, что не одни во внутреннем дворе. Винн тоже замерла, наблюдая за происходящим.


***


Лисил присел в переулке через дорогу, окольцовывающую Гильдию. Магьер и Малец были за его спиной. Со своей точки обзора он изучал сторожевую башню и удивлялся: как они собираются помочь Винн, если та в реальной опасности.

Его живот постоянно урчал, но он старался игнорировать его. Малец, скорее всего, был ещё голоднее, поскольку они не ели с самого завтрака. Они очень спешили найти Винн и ожидали, что найдут приют в Гильдии. Но реальность была далека от их ожиданий.

Так что в настоящее время у них вообще не было жилья. В дополнение к дорожному сундуку они несли свои сумки, а Лисил не хотел быть перегруженным, если придётся драться. Он, не вставая, обернулся, но взгляд Магьер блуждал по сторожевой башне.

-Магьер...- начал он, но растерялся, не зная, как лучше всего сказать ей очевидное. - Мы должны...

Его прервал топот копыт по булыжнику, и Малец быстро протолкнулся мимо него, чтобы посмотреть на дорогу.

Пять всадников появились на главной дороге и направились прямо к воротам Гильдии. Все носили красные плащи и были при мечах. Лидер ехал на белой лошади. Скорее всего, они были в кирасах, хотя Лисил не мог разглядеть это с такого расстояния.

-Констебли?- прошептала Магьер, озвучив его немой вопрос.

Лисил так не думал. Их униформа и выправка были слишком военными для гражданских.

-Кто-то еще,- ответил он.

Возможно, они были из специального подразделения, призванного охранять город или правителя. Но опять-таки, зачем они едут в замок Хранителей в середине ночи? В этом месте происходило слишком много вещей, которых они не понимали, а их укрытие совсем не годилось для слежки.

Лисил взглянул вдоль проулка и указал своим спутникам на главную дорогу, точнее на тот её край, где она встречалась с другим переулком. На выцветшей табличке в тусклом свете фонаря он прочёл: «Улица Лифул». По крайней мере, он изучил нуманский достаточно, чтобы прочитать это.

Он кинулся к примеченному проулку, Магьер и Малец, не споря, последовали за ним. Как только они достигли его, Малец скользнул вперед, но Магьер схватила Лисила за руку и рывком развернула его к себе:

-Подожди. Куда мы?- прошептала она. - Я думала, мы собираемся обратно в Гильдию.

Он даже не пытался вырваться, но его голос был твёрд:

-Мы собираемся найти гостиницу. Нам нужна еда, место для хранения наших вещей и время, чтобы обдумать всё это.

-Мы не закончили здесь. Мы должны, по крайней мере, осмотреть все стены и продумать путь внутрь.

-Это были не просто какие-то местные констебли,- возразил он и оглянулся на ждущего их Мальца. - Ты не увидел каких-либо воспоминаний, особенно у лидера на белой лошади?

Малец внимательно изучил их обоих и гавкнул один раз. Ум Лисила немедленно наполнился множеством воспоминаний. Малец мог показать Лисилу только его воспоминания, так что сначала он не был уверен в их значении.

Сначала пришло изображение высокого молодого человека в броне Соладрана, северного стравинского городка. Он выскочил из ворот со своими людьми, чтобы защитить крестьян, бегущих к городу через границу из Войнордов, родины Лисила. Второе воспоминание, более старое, было конкретней.

Под цепью застёжки плаща высокий, мускулистый, громоздкий мужчина носил белое сюрко, украшенное двумя морскими ястребами, королевским гербом Белашкии, страны на далёком Западном Континенте. На столе лежал его шлем с тремя гребнями и перьями. У него был приплюснутый нос и грива темно-каштановых кудрей. Он смотрел на Магьер, на взгляд Лисила, немного слишком приветливо.

Это был Четник, капитан городской стражи в Беле.

Лисил усмехнулся и повернулся к Магьер:

-Малец думает, что это стражники, подразделение для обеспечения безопасности и соблюдения законов в городе... как Четник в Беле.

Другой кусочек память возник в голове Лисила. Он увидел Винн... и затем всадника на белой лошади. Лисил оглянулся на Мальца:

-Он знает Винн?- удивлённо спросил он. - Тот на белой лошади вспомнил ее?

Малец снова гавкнул один раз, подтверждая его догадку.

Магьер отпустила пальцы Лисила и смерила взглядом дорогу к воротам замка. Лисил знал её достаточно хорошо, поэтому предостерегающе коснулся её локтя. Но она резко отдёрнула руку.

-В его воспоминаниях была угроза... гнев?- спросила она, не оборачиваясь.

Малец немного помешкал, но на этот раз гавкнул дважды, что означало: «Нет».

Хотя лишь на секунду, но Лисил задался вопросом, что означала эта пауза. Малец сказал это, чтобы удержать под контролем Магьер? Лисил ждал, но Малец больше не поднял воспоминаний в его голове. Вдруг громкий, скрипящий звук поднятия решётки разнёсся вниз по улице. Всадники добрались до ворот.

-Это всё, что мы сейчас можем сделать,- Лисил подступил ближе к Магьер и осторожно взял её за руку. -Мы ничего не добьемся, прячась здесь в темноте. Мы должны найти жилье, оставить где-то вещи, поесть... и поговорить наедине.

Магьер все еще пристально смотрела на дорогу, но вдруг со вздохом опустила голову. Она не стала спорить.

Лисил посмотрел на Мальца, ища поддержки

-Согласен?

Малец гавкнул один раз и, обернувшись, потрусил вниз по Лифул.

Когда Лисил потянул Магьер за руку, она секунду противилась, но сдалась.


***


Чейн стоял между двумя подбирающимися к нему метаологами, а Премин Хевис вышла из-за его спины и повернулась к нему.

Она указала на своих подчинённых и щёлкнула пальцами. Они остановились и отступили друг к другу. Все трое теперь стояли прямо перед Чейном, но это насторожило его ещё больше. Атмосфера стала напряжённее, чем когда Хевис отослала натурологов. И теперь на его пути стояла она.

-Премин,- осторожно начал он. - У меня нет желания говорить с Советом. Я здесь только гость, и, как я и сказал вам, я ухожу, чтобы найти жилье в другом месте.

Ее карие глаза, не мигая, смотрели на него:

-Если Совет хочет говорить с вами, для вас же лучше пойти с нами.

Чейн уловил в ее словах скрытую угрозу. Однажды, она уже одержала над ним верх, причём не прилагая особых усилий. То, что она так спокойно стоит на самой границе досягаемости его оружия, по-настоящему нервировало его.

Он прикинул расстояние до Хранителей слева от неё. Если дело дойдёт до насилия, то он должен будет очень быстро справиться со всеми тремя. И первой должна быть Хевис. Эта парочка тоже может быть опасна, но не как она. Его собственные навыки в магии, главным образом – ритуале, были незначительными и слишком медленными, по сравнению с её властью.

Движение слева привлекло его внимание.

Из дверей главного здания выскочила Тень и остановилась, увидев его. Хранитель, стороживший Винн, позади нее сделал то же самое. Только этого Чейну сейчас не хватало — ещё один метаолог. Внимание Тени внезапно переключилось на Хранителей слева от Хевис. Она обнажила зубы в тихом рычании.

Чейн не знал, что беспокоит его больше: что Тень может напасть на Хранителя или причина, по которой она собирается это сделать. Она уловила что-то в их воспоминаниях? Он, должно быть, был в большей опасности, чем думал.

Загривок Тени встал дыбом, когда она перевела взгляд на премина Хевис, но Хранитель позади собаки шагнул ближе и поднял руку:

-Премин!- предупредил он.

Рука Чейна опустилась на рукоять меча.

-Откройте!- прокричал кто-то.

Это требование эхом отразилось от тоннеля проходной. Послышался звон цепей и механизмов внешней решётки. И Чейн, и Хевис мельком глянули на тоннель.

Это был единственный шанс Чейна. Он в деталях обдумал то, что собирался сделать, чтобы сообщить об этом Тени. Ему оставалось только надеяться, что она не натворит неприятностей.

Без предупреждения Тень рванулась вперед, оставив своего сопровождающего позади, и понеслась на Хранителей рядом с Хевис.

Чейн кинулся к тоннелю проходной, на ходу вытаскивая из ножен свой гномский меч. Он сосредоточился только на скорости бега, но когда влетел в тоннель, его глаза невольно метнулись к решётке.

-Капитан!- прокричала Хевис позади него. - Берегитесь!

В тот момент, когда эти слова затихли, Чейн разглядел что-то между вертикальными прутьями решётки. Он мельком увидел всадников в красных плащах, и лошадь первого была белоснежной.

С другой стороны поднимающейся решётки были Шилдфёлчес, городская стража.


***


Винн ахнула, ее ноги подкосились, когда Тень кинулась к метаологам, а Дориан побежал за ней. Премин Хевис повернулась на звук, а Чейн помчался к тоннелю проходной. Винн услышала резкий крик премина.

Оказывается, приехал капитан Родиан, и, услышав это, Винн пришла в себя. Она выскочила за дверь и побежала к лестнице, чтобы оказаться во внутреннем дворе раньше, чем кто-нибудь попытается перехватить Чейна.


***


Чейн был почти у решётки, когда услышал, как сапоги трёх стражников ударились об землю при спешивании. У него не было другого выбора, кроме как бороться, но он должен был быть осторожен.

Внезапно мимо него, рыча и лая, пролетела Тень.

Чейн почти остановился, когда она проскользнула под поднимающейся решёткой и, бешено хватая зубами воздух, кинулась под ноги белой лошади. У него не было времени смотреть, как она убежала от Хранителей и почему не осталась с Винн.

Он, наклонившись, пролез под прутьями и оказался прямо перед белой лошадью. Она топала и мотала головой, отступив после атаки Тени. На кобыле сидел капитан Родиан.

-Ты!- прокричал Родиан, посмотрев Чейну в лицо.

Рычание Тени и крики других стражников, казалось, раздаются со всех сторон. Позади Родиана высилась лысая голова ещё одного стражника в седле. Но всё, о чем мог думать Чейн, это что он должен миновать капитана, прежде чем остальные справятся с Тенью.

Чейн бросился вперёд и хлопнул по морде лошадь капитана.


***

Винн вылетела во внутренний двор, и все четыре метаолога повернулись к ней. Она ринулась к тоннелю проходной, но на полпути туда, что-то дернуло её за капюшон. Ворот мантии сдавил ее горло, и она вынуждена была остановиться.

Она открыла рот, изо всех сил пытаясь вдохнуть, и вдруг ее капюшон отпустили, но попытались перехватить покрепче. Растерявшись и запаниковав, Винн отреагировала не раздумывая.

Она шагнула назад, пытаясь наступить на ногу нападавшего, но промахнулась. Вместо этого она врезалась спиной в кого-то высокого, а её капюшон схватили снова.

Винн со всей силы махнула назад и вверх своим маленьким кулаком. Он врезался в чьё-то лицо, и ее рука онемела от боли.

-Хватит!

От команды премина Хевис воздух вокруг Винн взметнулся, словно от порыва штормового ветра.

Прозвучал резкий хлопок, поскольку Чейн стукнул лошадь капитана. Животное поднялось на дыбы, и всё, что мог сделать капитан, это натянуть поводья.


***


Чейн проскользнул мимо лошади и увидел, что Тень борется со спешившимся стражником с молодым лицом, но седыми волосами. Когда человек поднял свой меч, Чейн направился было к нему, но Тень немедленно изменила курс.

Она врезалась плечом в его колено. Человек зашатался, потеряв равновесие, а она выбежала на дорогу за воротами. Не потрудившись удостовериться, упал стражник или нет, Чейн последовал за ней.

Ещё один стражник заступил ему дорогу. Прежде чем оружие человека покинуло ножны, Чейн плашмя опустил свой меч.

Лезвие ударило его в лоб и отскочило, врезавшись в плечо. Стражник пошатнулся и упал на колени.

-Ангус!- в тревоге прокричал другой стражник, подбегая к ним.

Чейн понесся на него. Что-то острое резануло его плечо, когда он отбросил человека от себя. Поднявшийся голод погасил боль, и Чейн выбежал за ворота замка. Но растерялся, не найдя рядом Тень.

Собака во весь опор летела по дороге. Все, что мог сделать Чейн, это последовать за ней вдоль стены замка.


***


Одежда Винн металась и хлестала воздух вокруг неё, поднятая внезапным ветром. Это заставляло её шататься, она всё никак не могла восстановить равновесие. Сделав шаг, она упала на булыжники внутреннего двора. Немедленно встав на четвереньки, она хотела найти взглядом Чейна в тоннеле проходной, но вдруг её взгляд остановился, замороженный другим зрелищем.

За присевшим и держащимся за нос Дорианом, медленно наступала премин Хевис.

Открытая ярость на лице премина уже могла заставить коленки дрожать. Но хотя ее тёмно-синяя мантия трепетала на ветру, шторм не сбивал её с ног. Винн услышала, как задребезжали оконные стекла общежития.

Хевис целеустремленно шагала вперед, как будто была в центре маленького урагана. Даже два других метаолога отступили к дверям главного здания, их широко открытые глаза были прикованы к премину, они прикрывали лица от ветра.

Винн застыла, слишком напуганная, чтобы даже стремглав бежать прочь, пока Хевис приближалась. Она никогда не видела, чтобы на лице премина метаологов отражались такие сильные чувства. Этих свирепых карих глаз, и даже ее коротких волос, взъерошенных штормом, было достаточно, чтобы приморозить Винн к месту.

Хевис остановилась между Винн и Дорианом. Ветер стих так внезапно, что Винн вздрогнула.

-Мы не действуем как какие-то головорезы,- тихо сказала премин, хотя крик сейчас был бы менее пугающим. - Мы не оборачиваемся против своих же... как сейчас,- вдруг ее голос прозвучал грозовым раскатом: - Встаньте, вы, оба!

Дориан и Винн немедленно повиновались, но она тут же посмотрела на тоннель проходной.

Не было никакого признака Чейна и Тени. Вместо этого там была несколько хаотичная группа из пяти Шилдфёлчес, пытающихся прийти в себя. Капитан Родиан привстал в стременах, пытаясь успокоить свою лошадь и одновременно отдавать приказы:

-Лукан! Бранвилл! Взять его живым!

Винн никогда не видела Родиана таким разгневанным. Он обычно контролировал свои эмоции не хуже Хевис. Винн знала, что теперь её положение ещё хуже.

Премин Хевис схватила Винн за руку и зашагала к тоннелю. К расстройству Винн, хватка премина походила на железные кандалы.

-Капитан!- прокричала Хевис. - Отзовите своих людей. Этот человек – не ваша забота.

Родиан развернул Снежную Птичку и посмотрел на них через тоннель.


***


Чейн бежал вниз по Старой Бейли к западной башне, не замедляясь, пока не обогнул изгиб стены и не увидел другой квартал города. Он не выбирал путь, просто следовал за Тенью. В дальнем конце стены, под остатками сторожевой башни, Тень остановилась и развернулась.

Чейн нагнал её и оглянулся. Он напряжённо смотрел на пустую улицу, ожидая вот-вот увидеть стражников, бегущих к ним по Старой Бейли. Но их не было. Мельком глянув вниз, он увидел, что Тень тоже смотрит в ту сторону. Он вернул свой меч в ножны.

Что она делает здесь, зачем выскочила за ворота? Теперь Винн абсолютно одна.

-Возвращайся,- приказал он. – Проберись внутрь и оставайся с Винн.

Она гавкнула дважды, что означало: «Нет».

-Тень!

Она с рычанием повернулась к нему и в предупреждении оскалила зубы. До настоящего времени Тень отчаянно защищала Винн. Его она только терпела, но несколько раз они были вынуждены работать вместе.

-Мы не можем оставить ее одну там,- тихо сказал он.

Тень прекратила рычать, и просто смотрела на него своими прозрачными голубыми глазами. Наконец, она гавкнула один раз, обозначающий: «Да».

Чейн не понимал. Это было: «Мы можем оставить Винн одну» или «Да, не можем»?

В расстройстве он крутил бронзовое кольцо на левой руке. Этот маленький кусочек металла, который он называл «кольцо пустоты», защищал его от сверхъестественного чутья, которое могло обнаружить его истинную сущность не-мёртвого. К сожалению, оно также притупляло его чувства и скрывало его память от Тени. Пока носил его, он не мог общаться с ней, вызывая свои воспоминания. Во внутреннем дворе он совершенно позабыл об этом, но собака каким-то образом поняла его.

Но даже если он снимет его, их общение останется ограниченным: Тень сможет лишь поднимать в его голове его же воспоминания. А из-за кольца она их почти не видела. Это и рядом не стояло с исключительной способностью Винн общаться с Тенью через память. Собака могла разделить с ней свои воспоминания, и даже воспоминания других людей.

Что было хуже, если он снимет кольцо, Тень в полной мере ощутит сущность Чейна. Маджай-хи были непримиримыми врагами не-мертвых, а где-то в городе был ещё один такой пёс.

Наряду с Магьер и Лисилом, Чейн должен был волноваться и о Мальце. Он не хотел рисковать. По словам Винн, Малец был сильнее и умнее, чем обычный маджай-хи. Но он не видел другого выбора.

Чейн вытянул руку таким образом, чтобы Тень видела, что он собирается сделать. Он всегда предупреждал ее, прежде чем снять «кольцо пустоты». Она наморщила нос в отвращении, но стояла, ожидая.

Мир замерцал перед глазами Чейна, его чувства резко обострились. Он услышал, как по стене ближайшего магазина ползёт жук. Он почувствовал запах жизни, пульсирующей в городе, и ощутил себя так, будто вырвался на свободу.

Зверь в нем зашевелился, пробужденный ароматами жизни в носу Чейна.

Тень тихо заворчала и посмотрела ему прямо в глаза. Он увидел внезапную вспышку памяти.

Он стоял на улице неподалёку от Гильдии, ночью, когда они вернулись в Колм-Ситт из своей долгой поездки на юг. Прежде чем он ушел, чтобы проводить Красную Руду с шаром и помочь гному спрятать его, он вручил Винн свиток.

Чейн ясно услышал свой собственный голос, говорящий Винн: «Для сохранности».

Память оборвалась.

Вместо этого пришло более старое воспоминание, когда он и Винн присели у стены конюшни. Она развернула свиток и посмотрела на его закрашенную внутреннюю поверхность в первый раз. Тогда он только прибыл в этот город, преодолев полмира, чтобы найти её.

Чейн увидел достаточно, поэтому снова надел кольцо и посмотрел вниз на Тень. Она защищала не его, и тем более не могла оставить Винн так легко. Приходилось признать, что иногда Тень понимала Винн намного лучше, чем сам Чейн.

Тень защищала свиток.

-Хорошо,- сказал Чейн, понимая, что он всё равно не сможет заставить её изменить своё решение. - Пошли.

В очередной раз он остро напомнил себе, что Тень больше, чем просто умное животное. У нее были свои собственные цели, помогающие стремлению Винн. Пока они разделяют это, перемирие между маджай-хи и не-мертвым продолжается.

Глава 5

Родиан изо всех сил пытался успокоить Снежную Птичку и переварить всё произошедшее. Сейчас ему следовало перегруппировать своих людей, привести их в действие и осмотреть раненных, включая его лошадь. Но вдруг премин Хевис прокричала, чтобы они позволить человеку уйти... человеку, который только что напал на его людей.

Сама Хевис стояла за дальним концом тоннеля проходной, сжимая предплечье Винн Хигеорт.

Если его вызвали не для того, чтобы арестовать сбежавшего, тогда зачем он здесь? Почему волк Винн напал на него, а затем убежал вместе с ударившим его лошадь человеком? Родиан в прошлом видел его вместе с Винн, но никогда не задумывался об их отношениях. А Винн никогда не упоминала об этой связи.

-Сэр?- хрипло спросил Бранвилл.

Лейтенант, очевидно, хотел продолжать преследование. Родиан и сам был не прочь позволить ему это. Но снова задался вопросом, во что он только что ввязался.

Что бы там ни было, Винн Хигеорт снова была в эпицентре событий.

-Подержи,- Родиан спешился и передал поводья Снежной Птички Бранвиллу. - Лукан, осмотри Ангуса. Убедись, что он в порядке.

Родиан был зол и не скрывал этого, когда зашагал по тоннелю проходной. Хевис он почти не знал, поскольку никогда прежде не имел с нею дела. Но когда он приблизился к внутреннему двору, его взгляд переместился к Винн. Ее круглое личико слишком часто всплывало в его памяти за прошедшую зиму, хотя он не видел ее с прошлой осени. Учитывая тогдашние события, он до сих пор не знал, что сказать ей.

Когда он приблизился, Хевис нахмурилась, полуобернулась и позвала:

-Дориан.

Откуда-то слева подошёл темноволосый Хранитель в тёмно-синей мантии. Он вытирал кровь, капающую из его ноздрей. Хевис что-то прошептала молодому человеку и передала Винн ему.

-Премин, нет!- закричала Винн, пытаясь вырваться из его хватки.

Молодой Хранитель в темно-синей одежде, метаолог, как и Хевис, потащил Винн к главному зданию. Она отбивалась и кричала, чтобы он отпустил её, но напрасно.

Когда Родиан вошел во внутренний двор, у него возникло желание оттащить Хранителя с разбитым носом от Винн. Но он увидел еще двоих в темно-синих одеждах, последовавших за ними. Все четверо прошли через двери главного здания.

Родиан оказался наедине с Хевис, поэтому переключился на нее:

-Что здесь происходит?- рявкнул он. – Куда её повели?

Премин Хевис была тверда и спокойна, как холодный камень сторожевой башни:

-Капитан, все знают, что странница Хигеорт немного не в себе. Это для ее же безопасности.

-Безопасности от кого? Только не говорите мне, что пытаетесь защитить её от того сбежавшего человека. Я видел их вместе ночью, они помогли уничтожить мага. Помните... того, который убивал ваших людей из-за старый книг?

-Проблема в том, что сегодня были и другие нарушители,- ответила она. - Именно поэтому Высокий Премин позвала вас. Мы требуем вашей помощи в обеспечении безопасности.

Родиан предпочел бы иметь дело с Хайтауэром. Гнома было легче вывести из равновесия. Даже Сикойн могла дать волю чувствам. Но этот премин была спокойна и невозмутима. Ее тон ничего не сказал ему.

-Нарушители?- переспросил он. - Не тот, который ушёл с волком Винн?

-Он не представляет интереса, но нам удалось выставить других, которых я упомянула. Нам нужно, чтобы вы заставили их держаться подальше.

Родиан напрягся. Ее слова были слишком близки к тону «просьбы» Сикойн:

-Кто эти нарушители? Чем они вызвали такое беспокойство... и страх?

Хевис ничего не сказала, и Родиан выбрал другую тактику, пытаясь надавить на нее:

-Мне понадобится их полное описание, если мои люди должны будут...

-Высокий Премин Сикойн просит, чтобы на данный момент вы просто выставили стражу у ворот. Не позволяйте никому входить без личного разрешения члена Совета Преминов.

Мышцы челюсти Родиана свело:

-Со всем уважением, премин, но что...

Хевис отвернулась, прерывая его:

-Я уверена, премин Сикойн в скором времени вам всё разъяснит.

Он не собирался сдаваться так легко, поэтому быстро обошёл ее и преградил ей путь. Хевис не выглядела испуганной ни на йоту.

-Какое отношение к этому имеет странница Хигеорт?- потребовал он. - Вы должны понимать, что... вам лучше объяснить, что я только что видел.

Родиан был все еще дезориентирован видом того, как Винн тащат прочь. Как правило, Винн была центром всех бед Гильдии. Но если они нарушают ее законные права, тогда этим он мог прижать к стенке целый Совет Преминов, включая Хевис.

Она просто смотрела на него, беспристрастно изучая:

-Странницу Хигеорт скоро отведут в ее комнату, но она не может покинуть её без присмотра.

-Присмотра?- он повысил голос. - Она может быть членом Гильдии, но она также гражданка Малурны. Ее прирождённые права неподвластны Гильдии.

Впервые, мизерная вспышка эмоций отразилась в карих глазах Хевис. Возможно, это было беспокойство, но Родиан не мог ясно прочитать его.

-Капитан,- медленно проговорила она. - Я полагаю, вы обнаружите, что у Совета в этом вопросе есть полная поддержка королевской семьи. По одобрению Арескинна мы позвали вас ради безопасности Гильдии.

Родиан неосознанно отступил. Это было похоже на азартную игру в карты. Каждый раз, когда обстоятельства поджимали, Совет всегда открывал один и тот же козырь – покровительство королевской семьи Малурны.

Хевис обошла Родиана и направилась в главное здание. Но, открывая дверь, оглянулась:

-Все скоро прояснится, капитан.

Родиан снова оказался замешан в чем-то мутном, как и все, связанное с Хранителями. Но в отличие от прошлого раза, его не одурачат, свалив всю вину на Винн Хигеорт. Она может быть причастна к чему-то, но она не единственная, кто плетёт интриги в этих стенах. Однако она, казалось, была совершенно одна в этом конфликте между нею и преминами.

Родиан вернулся к ожидающим его людям. Ангус тер плечо, но его броня, должно быть, защитила его. Бранвилл стоял рядом, угрюмо сжимая поводья Снежной Птички.

-Сэр?- спросил он.

Его голос заставил Родиана скрипнуть зубами. Каждый раз, когда Бранвилл использовал это слово, оно походило на тонкую, презрительную насмешку. С этим что-то нужно было делать. Но на данный момент у Родиана были более серьёзные проблемы.

Было только одно место, где можно было искать справедливости – у королевской семьи, лично. Он выхватил поводья Снежной Птички из рук лейтенанта и вскочил в седло:

-Оцепите это место, пока я не отдам другого приказа,- скомандовал он. И прежде чем Бранвилл смог начать спорить, Родиан прокричал:- Лукан!

Капрал немного прихрамывал, но казался невредимым. Он приблизился, и Родиан сказал громко и ясно, чтобы услышали все:

-У меня для тебя есть исключительное поручение, капрал. Никто не может снять тебя с караула ни по какой причине, если только ты не услышишь это лично от меня.

Бранвилл стал ещё угрюмее, но в лице Лукана застыла решимость. Даже не потребовав объяснений, Лукан резко кивнул:

-Есть, капитан.


***


Винн прекратила вырываться или пытаться образумить Дориана, когда он затащил её в главное здание. Это было бессмысленно: даже если она освободится от хватки Дориана, сзади идут ещё два метаолога.

Дориан повернул налево и потянул Винн вниз по проходу. Потом повернул направо к лестнице, и она поняла, куда он ведёт ее – в кабинет премина Сикойн. Она неосознанно замедлилась, и пальцы Дориана на её локте сжались сильнее.

Возможно, она ошиблась, отослав из Гильдии Лисила, Магьер и Мальца, а затем и Чейна. Теперь ещё и Тень убежала, видимо, поняв, что Чейна со свитком необходимо вывести из Гильдии. Каждому из них Винн уверенно заявляла, что она в безопасности здесь, но сама начала в этом сомневаться. Теперь она была отрезана от всех, кто понимал, что она пытается предотвратить войну. Она была отрезана от всех, кто заботился о ней.

Однако она видела лицо Родиана, когда Дориан схватил ее, и хорошо понимала его чувства к здешним доминам и преминам. Она, скорее всего, не может ожидать помощи от его людей, но он явно не был доволен ситуацией. Почему Сикойн вызвала его из-за нескольких неожиданных гостей в архивах?

-Дориан,- окликнул сзади знакомый голос.

Ведущие Винн замедлились, и премин Хевис быстро прошла мимо них.

Винн даже не посмотрела на Хевис, и премин стала первой подниматься по лестнице. Когда-то, Винн считала Хевис потенциальным союзником, но не после сегодняшнего вечера. Но когда они достигли кабинета Сикойн, Хевис прошла мимо двери.

Живот Винн стянуло узлом, поскольку она поняла, что её ведут в Зал заседаний Совета. Винн придётся стоять не только перед Сикойн.

После всего, что было сегодня вечером, она не была готова к этому. Хевис прошла прямо через открытые двери палаты, но Дориан немного замедлился, чтобы подтолкнуть Винн вперёд. Четыре других премина уже сидели за длинным столом.

Хевис оглянулась на Дориана:

-Закрой двери и жди снаружи.

Винн остановилась. Она слышала, как закрылись двери позади нее, а Хевис заняла свое место. Премин тихо опустилась на гладко отполированный стул с высокой спинкой в правом конце стола. Все пять стульев были теперь заполнены членами Совета Преминов в одеждах цвета их орденов.

Премин Адлэм в светло-коричневом натурологов сидел в левом конце стола. Следующим, по левую руку от Высокого Премина Сикойн, сидел полный премин Ренэлд из сентиологов в лазурной мантии. Сикойн, в качестве главы Совета, была в центре, одетая в серый цвет катологистов — ордена Винн. С правой стороны от неё на столе покоились локти премина Жака из конамологов. И в дальнем правом конце сидела Хевис, даже не смотря на Винн.

Как и в прошлый раз, здесь был ещё один человек. Что неудивительно, так как он всегда присутствовал на её допросах.

Домин Хайтауэр стоял у стены за столом и смотрел в узкое окно. Сторонний наблюдатель мог подумать, что это дело совсем не интересует его. Но Винн знала, что ему просто неприятно на неё смотреть.

Она устала до самых костей, так что с легким удивлением обнаружила, что совершенно не волнуется. Все, что имело для неё значение, это сколько времени она должна будет простоять здесь, прежде чем они сдадутся.

-Странница Хигеорт,- начала Сикойн. – Просвети нас, как и почему твои посетители вошли сегодня в архивы без нашего ведома и уж тем более согласия.

За исключением Хевис — и, возможно, Хайтауэра — остальные выглядели одинаково убежденными в своей правоте. Гнев, рождённый их самообманом, их невежеством и высокомерием, придал Винн сил:

-Мои друзья проделали длинный путь, чтобы увидеть меня. Они понятия не имели, что им нужно разрешение. Они никогда не были в настоящей миссии Гильдии и не знают наших правил.

Брови Сикойн приподнялись:

-Ты могла проверить, кто они.

Если бы ситуация была менее пугающей, Винн бы сейчас закатила глаза: «проверить», а не «узнать». Она промолчала.

Ее тетради с путевыми заметками из Запределья были изъяты по ее возвращению, вместе с древними текстами, которые она привезла оттуда, где был спрятан первый шар. Скорее всего, весь Совет прочёл все, что она написала. Но в отличие от случая с Чейном, Винн не видела необходимости скрывать личности Лисила, Магьер и Мальца в своих записях.

Премин Жак прокашлялся:

-Это значит, ты признаешь, что это – те же самые люди, которые сопровождали тебя с древними текстами?

Еще один очевидный вопрос, на который Винн не ответила. К чему они клонят?

-Зачем они искали тебя?- спросила Сикойн.

-Вы выставили их раньше, чем я успела спросить,- ответила Винн. – Вот почему меня вызвали на Совет – из-за пары посетителей, которые не знают наших правил?

Рот Сикойн приоткрылся:

-Тебя вызвали, чтобы обсудить твоё недавнее назначение на юг... в котором ты должна была выполнить всего две задачи: передать одно сообщение нашей миссии Гильдии в Четбурге, а второе – Высокому Премину миссии Гильдии Лхоинна. Судя по всему, ты заехала намного дальше на юг, поскольку твоя поездка заняла гораздо больше времени.

Высокий Премин остановилась, будто взвешивая свои следующие слова, и премин Ренэлд наклонился и зашептал в ее ухо. Она кивнула и что-то тихо зашептала премину Жаку, передвигая три бумажки на столе перед собой.

Дыхание Винн на мгновение перехватило.

Под ними виднелась бирюзовая лента, перевязывающая сообщения от королевской семьи Арескинна. Но Винн могла поклясться, что она видела остатки сломанной зеленой печати на другом листе. Если так, то он пришел из миссии Гильдии Лхоинна, эльфов этого континента.

Ее гнев сменило растущее беспокойство

Премин Ренэлд посмотрел на Винн:

-Да-да, не сомневайся, мы знаем, что ты заехала намного дальше, чем предписывали обязанности.

Винн хранила молчание, но ее беспокойство обострилось, когда он мельком глянула на бумагу, запятнанную зеленым сургучом. Конечно, она использовала это бессмысленное назначение в своих целях, но она не даст им даже ключа к разгадке, что она отправилась на поиски Балаал-Ситта, уже не говоря о том, что нашла его.

-Покинув миссию Лхоинна,- продолжил Ренэлд, - Ты отправилась на юг по проходу Скользнувшего Зуба. Он мало куда ведёт и заканчивается в Радарширенде, хребте Резака Неба у суманской пустыни. Почему ты следовала этим маршрутом?

Винн почувствовала себя загнанной в угол, а её беспокойство было близко к панике. Откуда Совет мог узнать это?

Там, в Балаал-Ситте, появился домин Иль`Шанк. Он знал, что она проделала весь этот путь. Вряд ли бумаги перед Сикойн имели отношение к суманской миссии Гильдии и самому Иль'Шанку. Но что насчёт той, со сломанной зеленой печатью?

Винн сомневалась, что Иль’Шанк добровольно выдаст какую-либо информацию премину Сикойн. Но после того, как они выбрались из подземного тоннеля, выводящего из Балаала, она и Чейн нашли трех брошенных лошадей и эльфийские седла неподалёку.

Кто из Лхоинна мог следовать за ней? Из-за первого письма, перевязанного бирюзовой лентой, она подумала вот о чём: у кого из них могли быть связи с королевской семьей? Только одно имя всплыло в её памяти. Винн не хотелось даже думать о нём. Один из Лхоинна всегда был в компании Герцогини — Принцессы — Рен Файнер-Арескинны.

Чиллион. Эльф в белых одеждах, который, казалось, служил и гильдии Лхоинна, и королевской семье Колм-Ситта, но, как подозревала Винн, главным образом самому себе.

-Странница Хигеорт!- Сикойн повысила голос. - Что ты искала в той горной цепи?

Винн была напугана: они уже знают, и этот допрос был лишь уловкой, чтобы увидеть, как долго она будет лгать.

-У меня не было временных рамок,- ответила она. – Я в первый раз была в том регионе, и просто хотела исследовать его и сделать записи, которые могут оказаться полезны нашей Гильдии. Разве не это делают странники без точного назначения?

Бледная кожа Сикойн побагровела.

-То есть, ты не искала забытый Балаал-Ситт?- рявкнул премин Жак.

Они знали — но Винн невинно моргнула:

-А что это?

Хайтауэр отвернулся от окна и с негодованием посмотрел на нее:

-То есть, ты отрицаешь, что путешествовала в компании Ходящего-сквозь-Камень... моего брата?

Домин нарушил правила хорошего тона, заговорив с ней без разрешения членов Совета. Но никто не упрекнул его. Премины наблюдали за Винн, и только Хевис не проявляла и признака гнева, подозрения, презрения или негодования. Ее лицо не выражало вообще ничего.

Винн просто покачала головой:

-Мне посчастливилось лично увидеть Ходящих-сквозь-Камень на похоронах во время моего последнего визита в Дред-Ситт,- ответила она Хайтауэру.- Кто из них ваш брат?

В комнате повисла гробовая тишина.

Винн ожидала следующего вопроса — и следующего — на который всё равно не собиралась отвечать.


***


Родиан без задержек прошел через внутренний двор королевского замка, поскольку его здесь знали. Хотя уже прозвенел первый колокол ночи, стражники на проходной даже не спросили, по какому делу он пришёл. Они тут же подняли внешнюю решётку, а помощник конюха проворно увёл Снежную Птичку. Но когда Родиан поднялся по высоким и широким гранитным ступеням, и стражники открыли перед ним двери, он обнаружил, что путь ему преграждают двое Вердас — «Стражей» — стоящих по стойке «смирно».

Оба носили полированные стальные шлемы, блестящие цепочки застёгивали их багровые плащи — более тёмного и яркого оттенка, чем у Шилдфёлчес Родиана. У обоих к широкому поясу из гравированных серебряных пластин был пристёгнут вложенный в ножны полуторный меч. Каждый держал короткое копье с наконечником листовидной формы.

Ни один из них никак не отреагировал на его присутствие, но он немного знал одного.

-Лейтенант Селн,- сказал он с вежливым поклоном. - Я немедленно должен поговорить с королем или королевой.

Посетителей редко впускали ночью, но он рассчитывал на Вердас. То, что пришёл именно он, подразумевало безотлагательность дела.

-Они уже удалились в опочивальню,- ответил лейтенант. - Вы не можете подождать до утра?

Родиан замер от этой попытке остановить его. Это был не первый раз, когда какая-то договоренность между королевской семьей и Хранителями заставляла его противоречить закону и присяге. Он уже собрался потребовать аудиенции, когда из прохода с левой стороны от него донёсся низкий голос:

-Какие-то проблемы?

Тристан, капитан Вердас, выступил из тени. Это был высокий человек с темным клочком бороды на подбородке и густыми бровями. Остальная часть его головы была скрыта шлемом, Родиан никогда не видел капитана Вердас без него.

-Нет, сэр,- ответил Селн.

-Тристан,- немедленно окликнул его Родиан. – Проблемы, причём большие, в Гильдии Хранителей... они хотят что-то сделать с нарушителями. Семья захочет знать.

Он преднамеренно использовал имя капитана. Они не были друзьями, поскольку у Вердас не может быть друзей, но они были в одном звании, независимо от того, что командовали разными подразделениями. Таким образом Родиан показал, что ожидает, что его должны признать как равного.

-Я должен сегодня же поговорить с королем Леофвином[1], - добавил он. - Или с королевой Мириэль. С кем-то, кто может просветить меня относительно Гильдии.

Выражение лица капитана Тристана почти не изменилось. Возможно, была краткая вспышка беспокойства, заставившая его немного нахмуриться при упоминании Хранителей. Но хмурость быстро исчезла с его лица, он кивнул и зашагал по длинному залу.

Родиан последовал за ним, а капитан направился через первый этаж в дальний конец замка, ближе к набережной. Лестница была узкой, по бокам на площадках стояла стража. После длинного коридора Тристан открыл дверь в роскошную гостиную.

-Ждите здесь,- скомандовал он и закрыл за ним двери.

Родиан сделал шаг по полу. Он уже был в этой комнате раньше почти в такой же ситуации. Диваны с ножками из грецкого ореха отлично смотрелись с обивкой из эльфийского шеот’а, окрашенного в бирюзовый, зеленый и голубой. Стены были выкрашены в цвет густых сливок, с золотисто-желтыми занавесями и драпировками. На входных дверях был вырезан большой королевский герб, охватывающий обе створки, — вертикальный полуторный меч на широком, прямом парусе на фоне бушующего моря.

Он когда-то восхищался здешней роскошью. Но сегодня был слишком занят своими мыслями. В ожидании он продолжал вышагивать туда-сюда. Ожидание затягивалось. Когда ему начало казаться, что он здесь уже полночи, двери открылись снова.

Капитан Тристан отступил в сторону и объявил:

-Его Высочество принц Леафриш Арескинна.

Родиан был захвачен врасплох, когда вошел принц. Леафриш был вторым ребёнком королевской семьи.

Если бы пришла наследница, принцесса Азельзрит, Родиана бы это не так сбило с толку. Почему король и королева не пришли встретить его? Он не знал Леафриша хорошо, но видел его достаточно, чтобы сделать несколько выводов. В частности, Родиан никогда не замечал вражды между двумя оставшимися наследниками престола.

Леафриш, казалось, совсем не возражал, что его старшая сестра однажды займёт трон. Он часто тренировался с Вердас или ветеранами, намного больше интересуясь военными искусствами, чем управлением страной. Его старшая сестра Азельзрит была той, кто изучал все аспекты политики и власти. А их младший брат Фредерик, муж герцогини Рен Файнер-Арескинны, пропал без вести в Беранклиферском заливе несколько лет назад. Эту трагедию попросили расследовать Родиана.

Родиан почувствовал лёгкое раздражение. Если ни король, ни королева не могут сейчас говорить с ним, то почему вместо себя они не послали свою дочь и наследницу? Где король и королева?

Как и все Арескинна, Леафриш был высоким и стройным, с пшенично-золотыми волосами и зеленовато-голубыми глазами. Он был полностью одет, так что было ясно, что его не подняли с кровати. И очевидно не был рад его визиту.

-Уже поздно, капитан,- сказал принц вместо приветствия. – Что это за вопрос, который не может ждать?

Родиан замешкался, поскольку другая фигура внезапно появилось в дверном проеме.

Он был очень высок и строен и был одет в эльфийские бриджи, высокие мягкие сапоги и рубашку с распахнутым воротом серовато-коричневого цвета. Родиан понял, что это один из Лхоинна даже раньше, чем человек зачесал назад свои волосы. Он был немного удивлен его одеждой, когда узнал этого человека.

Чиллиона чаще всего можно было увидеть в компании герцогини — или, скорее, принцессы — Рен Файнер-Арескинны, вдовы покойного принца Фредерика. Золотисто-русые, прорезанные сединой волосы эльфа длинными прядями свисали по бокам его острого подбородка. В уголках его больших, немного раскосых янтарных глаз были видны морщинки. Черты его лица казались мелкими, но это только из-за его длинного, узкого носа.

Леафриш не сел сам и не предложил присесть ему, поэтому Родиан изо всех сил пытался обрести дар речи.

-Простите, что так поздно, Ваше Высочество,- проговорил наконец он, немного поклонившись.- Но сегодня вечером я был вызван в Гильдию, и имею... опасения по поводу ситуации там. Я думаю, король и королева должны быть немедленно уведомлены.

Леафриш был слишком воспитан, чтобы нахмуриться, но тем не менее, между его бровями пролегла складка:

-Моему отцу нездоровится.

Король Леофвин лично поддержал кандидатуру Родиана на пост капитана Шилдфёлчес.

-Я надеюсь, ничего серьезного,- посочувствовал он.

Принц не ответил, но в его голосе послышалось пренебрежение:

-Так вы пришли в середине ночи ради отчета о... ситуации в Гильдии?

Родиан не собирался этого говорить, но продолжил прямо и резко:

-Гильдия взяла под стражу одного из своих. Нарушаются права гражданина. Но Совет Преминов также утверждает, что в их архивы вторглись нарушители.

Выражение лица Леафриша разгладилось, и он посмотрел на Тристана:

-Пожалуйста, закрой двери.

Тристан вышел и сделал, как приказано, но раньше внутрь шагнул Чиллион. Его не остановили ни капитан, ни принц. Родиан оказался наедине с Леафришем и старым эльфийским советником, сейчас правда не облачённым в свои привычные белоснежные одежды.

-Что вы имеете в виду под «взяли под стражу»?- холодно спросил принц. - И что за нарушители?

Манера принца напомнила Родиану Совет Преминов, и это окончательно выбило из него все сомнения:

-Я сам видел, как мужчина-Хранитель грубо увёл странницу по имени Винн Хигеорт... по приказу премина. Мне сказали — без объяснений — что она должна быть взята под стражу. Но ведь Гильдия не имеет права лишить человека свободы, - Родиан мгновение колебался, прежде чем резко добавить: - Я приехал, чтобы оповестить об этом королевскую семью... в качестве любезности.

Он знал, что Чиллион следит за каждым его словом, хотя старый эльф молчал. Леафриш в замешательстве переступил с ноги на ногу:

-Какие обвинения были выдвинуты против этой Хранительницы?

-Никаких,- ответил Родиан. - Против странницы Хигеорт не было выдвинуто никаких юридических претензий. Как я и сказал, Ваше Высочество, я почувствовал, что необходимо сообщить об этом королевской семье, прежде чем выполнять свои обязанности. У Гильдии нет права...

-Сиверд!- резко выдохнул кто-то.

Глаза всех присутствующих обратились к дверям, хотя никто не услышал, как они открылись, кроме, возможно, Чиллиона, стоящего ближе всех к герцогине Рен Файнер-Арескинне в дверном проеме.

Родиан напрягся, когда герцогиня назвала его по имени, поскольку их отношения были... сложными. Когда ее муж, принц Фредерик, пропал без вести в заливе, она была с ним на маленьком парусном ялике. Она не умела управлять судном или плавать, поэтому просто дрейфовала, пока её не нашли в полубезумном состоянии. Таким образом, она стала главным подозреваемым в деле о пропаже королевского наследника. Но Родиан убедил Высокого Защитника в ее невиновности, и все обвинения были сняты. Она была благодарна ему, как и семья, и всячески показывала это в мелочах.

Глаза герцогини Рен были широко распахнуты, на гладком лбу пролегли складки, то ли от удивления, то ли от гнева, а то и от смеси этих чувств. Родиан никогда не видел ее в домашней одежде. Обычно, она носила высокие сапоги, бриджи и юбку с разрезами, которая не стесняла движений. И, если не нужно было быть одетой официально, всегда носила традиционную кавалерийскую саблю своего народа, а то и лук тоже. Но сейчас на ней был только шелковый халат, перехваченный на талии, а её густые каштановые волосы свободно падали на плечи.

-Леаф,- она повернулась к своему шурину.- Что происходит?

Тут она, казалось, впервые заметила Чиллиона. Она удивлённо уставилась на него, будто не ожидала его увидеть, но была рада этому. Но прежде, чем Родин смог это обдумать, в зал вошёл ещё один эльф в белых одеждах.

Он, увидев Чиллиона, напрягся. Только тогда Родиана заинтересовало, почему Чиллион был одет не в свою белую мантию.

-Мастер Чиллион, что?..- воскликнул вновь прибывший, а затем более спокойно сказал герцогине: - Ваша Светлость, он не может здесь находиться.

Рен в замешательстве повернулась к Чиллиону:

-О чем он говорит?

-Шемитриан откусил слишком большой кусок,- сказал старый эльф, улыбнувшись ей. – Но он добился бы большего успеха, если бы помнил, что я рекомендовал его вам.

Младший эльф словно потерял дар речи, он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Рен, явно смущённая, переводила взгляд с одного эльфа на другого.

-Но ты же вернулся,- произнесла она. – Шемитриан больше не должен заменять тебя.

Улыбка Чиллиона поблекла, и герцогиня внимательнее осмотрела его, задержав взгляд на одежде.

Родиан не знал, что у Хранителей означают белые мантии. Он не слышал об ордене, использующем белый цвет, хотя цвета орденов у Хранителей Лхоинна могли отличаться. Но было просто догадаться, что старый эльф потерял не только свою должность королевского советника, но и статус Хранителя.

-Чиллион здесь по моей просьбе,- вмешался Леафриш, хотя он не казался столь опечаленным судьбой старого эльфа, как герцогиня. – У нас была частная аудиенция, когда прибыл капитан Родиан,- принц повернулся к своей невестке. – Тебе не нужно тревожиться, сестра. Я займусь этим вопросом.

Родиан оставался тихим и настороженным. Рен, все еще цепляясь за рукав Чиллиона, с минуту смотрела на Леафриша, а затем склонила голову.

-Шемитриан, подожди снаружи,- сказала она. - Тристан, уведи его и закрой дверь.

-Миледи, пожалуйста!- воззвал молодой эльф.- Мастер Чиллион не может...

-Сейчас же!- скомандовала Рен.

Тристан двинулся к нему, исполняя приказ, но Шемитриан, казалось, застыл от потрясения. Капитан спокойно вытолкнул его из комнаты и закрыл двери. Герцогиня подняла голову:

-Господа... вам лучше объяснить мне, что здесь происходит.

Это был не вопрос, и адресован он был не только Родиану, но и её шурину, принцу.

Родиан всегда уважал ее силу, но часто задавался вопросом, какое влияние она имеет, будучи связанной с королевской семьёй только браком. Во время и после расследования исчезновения ее мужа, Арескинна поддерживали ее, будто она была их родной дочерью. Но также герцогиня несколько раз поместила прихоти Гильдии выше власти Родиана.

-Совет Преминов заключил под стражу странницу Хигеорт,- сказал он, прежде чем принц открыл рот.

Глаза Рен расширились, она посмотрела на Чиллиона.

-Вы все еще не объяснили, что вы подразумеваете под «заключением под стражу»,- вмешался принц Леафриш. - Гильдия давно переделала катакомбы и тюрьму в архивы.

Родиан стал ещё более подозрительным. Все, что сказал Леафриш, казалось, было призвано преуменьшить серьезность действий Совета.

-Она заперта в своей комнате,- объяснил он.

-В комнате?- переспросил Леафриш. – Разве такая карательная мера не применяется к посвящённым, нарушившим правила?

Снова раздражение и пренебрежение. Родиан почувствовал волну настоящей неприязни к принцу.

-Она – странница, не ребёнок-новичок,- ответил он.- У неё есть статус и гражданские права. Незаконное заключение остаётся заключением, независимо от места, где держат узника. Если против нее не выдвинуто официальных обвинений, то моя обязанность прекратить это. Если же обвинения выдвинуты, то только у меня есть полномочия задержать ее до суда. В любом случае, Гильдия преступила закон... снова.

-Разве вас сегодня вечером не попросили оцепить ворота и разместить ваших людей в Гильдии?- спросил принц.

-Да, Ваше Высочество,- ответил Родиан, пытаясь возвратить себе спокойствие. – Это ещё одна причина, почему я приехал. Я хотел удостовериться, что королю и королеве сообщили.

-Конечно, мы слышали об этом,- фыркнул Леафриш. – Миссия Гильдии Хранителей важна для нашей страны. Я лично одобрил действия Совета.

Родиан похолодел. Он-то надеялся, что это не так. А это означало, что королевская семья еще раз согнула под себя закон — нет, на сей раз сломала его. Он оказался в очень опасном положении.

-Вы знаете, зачем были вызваны мои люди?- спросил он. - Если нарушители были высланы без нашей помощи, Гильдия может сама защитить себя.

-У премина Сикойн большие проблемы,- ответил принц. - Я не стал выяснять больше, поскольку доверяю ее суждениям... что должны делать и вы, капитан.

Гнев Родиана вырос снова. Он глянул на герцогиню, задаваясь вопросом, сколько противоборствующих сторон его окружает теперь. Но лицо Рен не выражало удивления.

Она все знала.

-Капитан...- начала она, шагнув ближе. - Сиверд... если ваши люди охраняют Гильдию, вы же можете сами следить за странницей? Конечно, ее комната удобнее, чем камера в городских казармах.

Родиан попытался не сглотнуть слишком явно.

-Это не первый раз, когда Винн Хигеорт приносит беспокойство,- голос Рен на мгновение зазвенел сталью, но смягчился снова: - Я уверена, что они не посягнут на ее права... если вы присмотрите за ней.

Слежка за Винн Хигеорт не была главным. Помощь в лишении ее свободы без официальных обвинений сделала бы его и его людей причастными к этому. Родиан видел, что не найдет поддержки здесь, и это поставило его перед ужасным выбором.

Чтобы защитить права гражданина и поддержать закон, на верность которому он присягнул, он должен будет пойти против королевской семьи. Они ничего не могут сделать ему открыто, но его действия претворят в реальность то, что многие думали о службе в Шилдфёлчес, – тупик военной карьеры.

-Вы оба согласны с капитаном,- впервые подал голос Чиллион. - Чтобы защитить странницу Хигеорт, как гражданку, только он и его люди должны следить за её заключением... а Совет Преминов – выдвинуть соответствующее обвинение или указать конкретные сроки.

Герцогиня и принц, одинаково удивлённые, повернулись к старому эльфу.

Родиан с подозрением просмотрел на Чиллиона, задаваясь вопросом о власти и положении этого человека здесь. Если Чиллион больше не был официальным королевским советником, принц или герцогиня могут легко отвергнуть его слова. Но высокий старый эльф упомянул единственный выход, который мог придумать сам Родиан.

После нескольких секунд напряженного колебания Леафриш быстро повернулся к Родиану:

-Конечно. Но я сомневаюсь, что это будет необходимо. Я уверяю вас, моя сестра, принцесса Азельзрит, и мой отец, солидарны со мной в этом вопросе.

Это было предупреждением, что Родиан не получит помощи от принцессы Азельзрит, но он уже и сам пришел к этому выводу.

Рен все еще смотрела на Чиллиона, но сейчас эльф уже не улыбался ей. Его яркий взгляд был так же тверд, как и ее, и Родиан заметил, как ее маленькая рука медленно сжалась в кулак. Было ещё что-то относительно Винн Хигеорт, что-то, лично задевающее герцогиню. Так или иначе, Чиллион ее в этом не поддерживал, и она отступила. Родиан не собирался ждать объяснений, которых бы все равно не получил, поэтому направился к двери.

-Гильдия будет защищена, Ваше Высочество,- сказал он.

-Если вы не чувствуете в себе сил на это, капитан,- добавил Леафриш,- то можете назначить своего лейтенанта Бранвилла ответственным за это. Мне говорили, он надежный человек.

Родиан замедлился, но оборачиваться не стал. Это была угроза? Он слышал, как герцогиня испустила шипящий выдох в качестве упрёка, но принц ничего больше не сказал. Родиан поднял голову и искоса посмотрел на Чиллиона, стоящего у дверного косяка.

-Этого не потребуется, Ваше Высочество,- ответил Родиан принцу.

Странно, но ему показалось, что в глазах старого эльфа промелькнуло одобрение. Чиллион закрыл глаза и кратко кивнул ему.

Родиан рывком открытые двери и прошагал мимо капитана Тристана.

Младший эльфийский Хранитель поторопился войти в комнату, как только Родиан освободил проход. За одну только ночь он стал марионеткой королевской семьи и Хранителей. Что было ещё хуже, единственным его союзником был отверженный эльфийский Хранитель.

Относительно заключения Винн, Родиан не упомянул, что уже взял его под свой контроль. Уже сейчас Лукан дежурил у её двери. Оказавшись в ночном воздухе внутреннего двора, он глубоко вздохнул и направился к проходной. Однако атмосфера их разговора с принцем Леафришем начала давить на него.

Родиан всегда поддерживал власть принцессы Азельзрит. Если были верны слухи, что Леафриш был главным советником сестры, а король действительно нездоров...

Из-за сговора между королевской семьёй и Гильдией, для него всё может измениться. Его амбиции могут умереть здесь и сейчас. Слова его отца продолжали эхом отзываться в его мыслях:

«Благородная служба и твердая вера. О чём ещё может мечтать отец для своего сына?»

Если бы только этого было достаточно для Родиана...

Его лошадь, Снежная Птичка, была уже приведена из конюшен. Он взлетел в седло и выехал на ночные улицы, направившись в свои казармы. Ему нужно будет больше людей, чтобы оцепить Гильдию.


***


Винн потеряла всякое чувство времени. Она была заперта в небольшой комнате вниз по проходу от Зала заседаний Совета. Допрос продолжался до глубокой ночи. По её прикидкам сейчас должно было быть далеко за полночь.

Она понятия не имела, почему её отвели сюда, а не в её комнату. Что ещё они ожидали от нее, она ведь ничего не сказала им? Она устала, хотела пить и отдохнуть, но отказывалась устраиваться на стульях. Ведь тогда, когда Дориан вернётся и увидит это, то сообщит Совету, что им удалось измотать ее. Чем более неустрашимой она им покажется, тем раньше они сдадутся. И все же она не могла прекратить думать о письмах на столе перед Сикойн.

Одно, скорее всего, пришло от королевской семьи с известиями от Чиллиона. Другое прибыло прямо из миссии Гильдии Лхоинна. А судя по вопросам, которые задавали Сикойн и остальные, они знали все до точки, где она нашла Балаал-Ситт. Они хотели знать, что было после этого и путь к ситту.

Это кое-что сказало Винн: независимо от того, что Чиллион рассказал членам королевской семьи, и кто бы ни следовал за нею по проходу Скользнувшего Зуба, они не знают, как войти в Балаал. По-прежнему было неизвестно, как кто-то мог узнать, куда она ехала. Если кто-то из миссии Лхоинна следовал за нею, эльфийские Хранители явно не все сказали своим нуманским коллегам.

Как далеко Совет может зайти на этот раз, чтобы заставить ее замолчать, если подумает, что она раскрыла слишком много сведений, которые они хотели оставить только для себя?

Если бы только она могла отправить весточку Чейну...

Винн задумалась о том, что заставило его задержаться в Гильдии после того, как он покинул её комнату. Он должен был немедленно и незаметно уйти. Возможно, ей следовало уйти вместе с ним. Тогда она не оказалась бы в этой ситуации.

Нет, она решила остаться в надежде лучше расшифровать содержимое свитка. Но теперь это казалось маловероятным. Кроме того, она для сохранности отослала свиток с Чейном.

Внешняя ручка двери со скрипом повернулась, и она подняла взгляд на открывающуюся дверь. Не было времени спрашивать, действительно ли всё закончилось или нет, поскольку Дориан сквозь подающие на лицо волосы посмотрел на неё. Его переносица — там, куда она ударила его — немного покраснела. Он жестом приказал ей выйти.

-Опять на растерзание хищникам?- с вызовом бросила она.

Он не ответил, но когда она вышла, то обнаружила в коридоре второго метаолога. Дориан указал ей вперёд, таким образом она оказалась между двумя конвоирами. До дверей Зала заседаний было всего шагов двадцать, но они прошли мимо.

Винн оглянулась на Дориана, но тот не смотрел на нее. Её вели не на допрос. Совету Преминов хватило на сегодня разочарований? Или они хотели дать ей расслабиться, прежде чем перейти к дальнейшему допросу. Но куда её ведут на этот раз?

Это стало ясно, когда они спустились по лестнице и двинулись к выходу. Винн между Дорианом и другим метаологом вышла во внутренний двор, и возглавляющий их процессию направился к общежитию.

Они вели её в комнату.

Облегчение лишь на мгновение сменило подозрение Винн. А что потом? Конечно, её не оставят в покое.

Она услышала скрежет внешней решётки.

Хранитель перед Винн замедлился, чтобы посмотреть на тоннель проходной. Она сделала так же, но углядела совсем немного. Огромный фургон заехал в тоннель, стук тяжелых копыт и окованных железом колес по камню эхом отзывался во внутреннем дворе.

Дориан подтолкнул Винн вперед, поскольку идущий впереди метаолог снова пришёл в движение. Вдруг она заметила ящики и бочки у северо-западного здания, служившего складом. Его двери были открыты. Оттуда лился свет, но она не могла разглядеть, есть ли кто-то внутри.

Когда метаолог перед Винн достиг дверей, фургон выехал из тоннеля во внутренний двор. Она увидела, что два огромных тяжеловоза тащат груз, скрытый под брезентом. Раньше Винн помогала с разгрузкой поставок, которые привозили несколько раз в год. Но она никогда не видела, чтобы их доставляли в середине ночи.

Извозчик, одетый в простые штаны и выцветшую рубашку, сидел на скамье рядом с Хранителем в тёмно-синей мантии.

Винн моргнула. Доставки были намечены загодя. Никогда не нужно было отправлять посыльного.

Дориан наблюдал, как фургон покатился к складу, а затем обратился к своему компаньону:

-Иди помоги разгрузить,- сказал он и посмотрел на Винн. - Я сам закончу здесь.

Её провожатый заторопился через внутренний двор, и ещё один Хранитель — опять-таки метаолог — появился в дверях склада и помахал извозчику.

Не имея особого выбора, Винн открыла дверь общежития и вошла внутрь с Дорианом, наступающим ей на пятки. Она свернула направо и стала подниматься по лестнице, миновав проход в её основании, ведущий к комнатам посвящённых. Поднимаясь, она подумала: что Дориан имел в виду под «закончу»? Ее замешательство выросло, когда она вошла в коридор наверху.

В его обычно темном дальнем конце горел свет. Один из Шилдфёлчес в красном плаще стоял там у ее двери с нефтяным фонарем у ног. Он повернул голову, и невыразительно посмотрел на неё. Винн в недоумении замедлилась.

-Что ты здесь делаешь?- окликнул его Дориан.

Глаза стражника посмотрели выше – за Винн. Было трудно разобрать его лицо, пока они не приблизились. На ножнах его меча была типичная гравированная пластина, но не из стали или серебра, как у Родиана. Она была медной. Он был молод, чисто выбрит, и казался знакомым, хотя Винн и не могла вспомнить, где она видела его, пока не заметила...

Его волосы были седыми, но сам он выглядел молодым в тусклом свете прохода.

Он был с Родианом той ночью, когда она, Чейн, Тень и домин Иль’Шанк боролись с призраком, Сау’илахком, возле магазина писца. Капитан тогда назвал его Лукан.

-Вашим людям сказали охранять ворота и стены,- Дориан заявил это так, будто лично отдал приказ.

Лукан все еще смотрел на Винн, игнорируя Дориана. Он немного повернулся, и его рука легла на рукоять меча. Подойдя ближе, Винн заметила тонкие морщинки в уголках его глаз.

-У меня приказ взять на себя ответственность за заключенную,- безапелляционно ответил Лукан.- Пока лично капитан не скажет иначе.

-У вас нет власти в Гильдии,- возразил Дориан.

Что-то промелькнуло в глазах Лукана в следующую долгую, ледяную секунду. Независимо от того, что это было, Винн захотелось отступить на несколько шагов назад.

Это изменение заставило его почувствовать больше, чем всё, что пережила она, словно он прошёл через все семь адов народных сказок Запределья и вернулся. Винн когда-то видела ужас, застывший в лице молодого Хранителя, который пережил нападение призрака. Вместо ужаса, она видела что-то другое в молодо-старом лице Лукана.

Он просто стоял там, и его взгляд ни разу не дрогнул, как будто ничто в этом мире никогда не сможет заставить его дрогнуть снова.

-Теперь за безопасность в этом месте отвечает капитан Родиан,- сказал он Дориану. - Ты свободен.

Лукан ещё немного повернулся, меч теперь был направлен в сторону Дориана. Он, не отводя от него взгляд, потянулся рукой с мечом и ловко открыл дверь в комнату Винн.

-Прошу, госпожа,- сказал он.

Винн спокойно вошла внутрь, но обернулась на пороге.

Одной рукой с оружием он всё ещё придерживал дверь. Хотя Винн не могла видеть вложенное в ножны лезвие, пальцы Лукана наклонили рукоять, будто нацелив в голову Дориана. Винн когда-то видела, как Магьер мгновенно доставала свою саблю и ударяла противника в лоб рукоятью.

Рот Дориана немного приоткрылся, а ум Винн бешено заработал.

Родиан отвечает за безопасность Гильдии? Она не знала, хорошо это для неё или нет, но по крайней мере она знала, чего ожидать от Шилдфёлчес под командованием капитана.

-Я доложу своим начальникам об этом,- холодно сказал Дориан.

-Делай, что должен,- ответил Лукан. - А они будут говорить с моим капитаном.

Дориан развернулся и пошёл прочь, но Лукан не отводил взгляд, пока Винн не услышала шаги Дориана на лестнице. Лукан склонил голову и посмотрел вниз на Винн.

-Тебе что-нибудь нужно, госпожа?

Она не была уверена, что сказать, поэтому просто покачала головой.

-Если что, я буду здесь... в любом случае.

Он подождал, пока она не отступила, чтобы закрыть дверь. Но Винн внезапно почувствовала необходимость хоть что-то сказать.

-Гвардеец Лукан, не так ли?- спросила она.

-Капрал Лукан, госпожа.

Винн запнулась:

-Продвижение по службе? Что ж... поздравляю.

-Спасибо, госпожа,- Лукан слегка склонил голову и тихо закрыл дверь.

Винн снова осталась одна – по-настоящему одна, даже без Тени. Человек, стоящей за ее дверью, и защитник, и тюремщик, который пострадал непонятным ей путём. Так много людей страдало вокруг неё.

Напряженность и страх исчезли, оставив лишь истощение. Винн отступала, пока край кровати не врезался ей в колени. Она буквально рухнула на постель. Теперь у нее не было даже способа отправить весточку Чейну. Она была заперта в этой маленькой комнате, пока Совет или Родиан не решат, что с ней делать. Теперь ее мир сузился до этого закутка, а она так устала, что едва могла открыть глаза и осмотреть его.

Но она заставила себя сделать это, и тут же напряглась, сжав край кровати. Она не могла отвести взгляда от дальнего правого угла у двери. Посох с солнечным кристаллом исчез.

Она отчаянно осмотрела комнату. Она куда-то переставила его и забыла? Но его нигде не было, да и на её небольшом рабочем столе тоже был непорядок. Тетрадь с ее загадочными примечаниями, и новая, из которой она вырвала страницы их с Чейном «разговора», пропали. Как и маленький дорожный сундук. Остался только большой у кровати.

Винн проползла по постели к нему и с щелчком откинула крышку. Ее запасная одежда была в полном беспорядке, будто кто-то рылся в ней. Все, что ей оставили из личных вещей, это несколько листов чистой бумаги, ее эльфийское перо с наконечником из странного белого металла и холодную лампу на столе. Она снова повернулась к пустому углу.

Они забрали посох с солнечным кристаллом, ее единственное оружие, и ей захотелось кричать от страха, гнева и мучения. Но стук в дверь заставил её резко развернуться на коленях.

Сначала она подумала, что это Дориан. Узнав о приказе Родиана, Совет мог снова начать мучить её вопросами. С другой стороны, зачем ему стучать? Или вмешался капрал?

Винн поднялась, но прежде чем её рука дотянулась до ручки, дверь приотворилась. Она открывалась слишком медленно, и Винн, схватившись за край, распахнула дверь.

На нее в удивлении смотрел Лукан, все еще сжимавший внешнюю ручку двери, но взгляд Винн остановился на другом человеке. Позади капрала замер Николас Кольмсерн, держа поднос с едой и чайником чая.

Резкие слова замерли на губах Винн.

-Всё в порядке, госпожа?- спросил Лукан.

Николас был единственным другом Винн в Гильдии, он тоже носил серые одежды каталогиста. Он был не намного выше неё, очень худым, с нервным выражением лица и прямыми каштановыми волосами, падающими ему на глаза. Он, как и Лукан, был одним из немногих человек, переживших нападение призрака, Сау’илахка.

В отличие от полностью поседевшего капрала, каштановые волосы Николаса были лишь прорезаны почти белоснежными прядями. Возможно, определив в нём такого же выжившего, Лукан не стал допрашивать его, как мог бы допросить любого другого посетителя.

-Я подумал, что ты проголодаешься,- проговорил Николас, поднос в его руках немного дрожал. - Они сказали мне, что я могу принести тебе что-нибудь.

Такая доброта в середине ночи от двух жертв призрака, идущего по следу Винн, сломала ее. Она не смогла сдержать слез.

Нервные глаза Николаса в тревоге расширились, и он посмотрел на капрала:

-Могу я войти?

Лукан нахмурился, но кивнул:

-Но тогда я должен оставить дверь открытой... немного.

Николас вошёл и сразу же направился к столу, а капрал оставил промежуток между дверью и косяком шириной с ладонь. От чайника с чаем шёл пар, а на подносе оказался намазанный маслом хлеб, миска супа и нарезанное яблоко. Он даже завернул ложку в чистую салфетку.

-Спасибо,- это всё, что Винн смогла из себя выдавить. Несмотря на сочувствие капрала, он все же был стражником, и мог всё слышать.

Николас ничего не сказал, хотя глянул на приоткрытую дверь и с трудом сглотнул. Ей показалось, что он хочет что-то сказать, но он молчал.

-Я вернусь через некоторое время, чтобы унести поднос,- он отступил.

Винн изучила его лицо:

-Хорошо... еще раз, спасибо.

Он повернулся и вышел, закрыв дверь, а Винн села за стол. Даже те, кто проявил к ней доброту, не могли сделать много: у них у всех были свои обязанности и приказы. Страдающая от жажды и голодная после изнурительной ночи, она отпила чай прямо из носика и почти обожглась. А затем взяла салфетку, чтобы развернуть её и достать ложку.

Маленький клочок бумаги выпал из складок ткани. Он соскользнул с края стола на ее колени.

Винн замерла и развернула его.


«Дай мне знать, если я что-то могу для тебя сделать.»


Вот и все, что там было написано, но это очевидно исходило от Николаса. Каким бы бессильным он ни был, по крайней мере, у Винн был один настоящий союзник в Гильдии.

Глава 6

Чейн вышагивал из угла в угол по своей небольшой чердачной комнате в гостинице «Дом Натье», и последствия его действий всё глубже и глубже въедались в его мысли. Тень лежала на кровати, уронив голову на лапы, её взгляд метался за ним туда-сюда.

Когда он согласился оставить Винн, чтобы она могла иметь доступ к архивам, ни он, ни она не знали, что в Гильдию придут Шилдфёлчес. К тому же, он не мог и помыслить, что Тень может оставить Винн, чтобы защищать свиток. В дополнение ко всем бедам, драгоценные ингредиенты Чейна: мухгеан и анасгиах – и книга «Семь Листьев Жизни» теперь были у премина Хевис.

Чейн трижды проклял себя за это.

Когда он снова начал мерить шагами комнату, Тень с ворчанием вздохнула.

Комната была так убога, что он прекрасно помнил ее маленькую, скрипучую кровать и потолочный скат крыши. Но никто не найдёт его здесь, кроме Винн — если она сможет. Он внезапно вспомнил, как Тень уставилась на тех метаологов во внутреннем дворе, включая премина Хевис. Возможно, она знала больше, чем он.

-Ты выловила какие-то воспоминания у тех Хранителей?

Снова, она просто смотрела на него, будто сомневалась, как ответить. Наконец, она спрыгнула с кровати и гавкнула три раза.

-Не уверена?- переспросил он. Как Тень могла быть не уверена в этом, если она могла считывать воспоминания людей, на которых смотрела?

Если метаологи проходили какую-то умственную тренировку, это имело смысл. Практикующие любые формы и методики магии не позволят нежелательным мыслям — особенно несвоевременным воспоминаниям — нарушить их сосредоточенность. Возможно, Тень увидела или почувствовала что-то, что ей не понравилось, но не смогла уловить больше.

-Ты думаешь, Винн в опасности?

Тень немедленно гавкнула один раз – «Да».

Этого для Чейна было достаточно. Он обдумывал возможный план действий, пока они шли сюда.

Порывшись в одной из своих сумок, он нашел перо, чернила и бумагу. Нацарапав быстрое послание, он сложил бумагу и сунул её в карман. Он накинул плащ и как можно глубже натянул капюшон на голову, чтобы скрыть лицо. Тень с надеждой посмотрела на дверь.

-Ты слишком запоминаешься,- сказал он, надеясь, что она поймёт. – Тебя заметят даже ночью. Я скоро вернусь.

Он направился к двери, ожидая, что она как всегда будет спорить. Она не обманула его ожиданий: когда он схватился за ручку двери, она зарычала и бросилась на него. Он спустил сумку с плеча, чтобы использовать её в качестве щита, и прижался спиной к стене.

Но Тень не напала него. Вместо этого она с сердитым ворчанием принялась царапать когтями дверь.

Чейн не собирался даже пытаться схватить ее и оттащить. Она кусала его несколько раз, и эти укусы горели, словно раны, нанесённые саблей Магьер.

-Ты хочешь помочь Винн?- спросил он.

Тень прекратила ворчать и посмотрела на него. Ее челюсти подрагивали.

-Тогда дай мне пойти одному. Я могу пробраться незамеченным... но тебя могут запомнить, ты выдашь нас. У меня есть дело, которое может помочь Винн.

Он ждал, пока собака осмыслит его слова. Тень яростно оскалилась, но неохотно отступила.

Чейн кивнул ей, пытаясь не показать облегчения, и кинулся вниз по лестнице к черному ходу гостиницы. Пробираясь по ночным улицам, он переходил на бег везде, где это только было возможно, пока направлялся к большому порту Колм-Ситта.


***


Лисил волновался о деньгах, пока шёл по улицам Колм-Ситта. Они миновали несколько гостиниц, но судя по их внешней роскоши, они были им не карману.

Несколько лет назад, он снял с шеи вампирши, сражённой Магьер, подвеску с большим голубым камнем. Он продал её за меньше, чем она реально стоила, но всё же многие назвали бы эту сумму маленьким состоянием. Конечно, Совет Белы также не поскупился на щедрость. Но за путешествие через два континента даже это маленькое состояние почти истощилось. Прошлый год съел почти все их финансы.

Он рассчитывал на гостеприимство Гильдии, но теперь это, конечно, был не вариант. Обычно, он легко расставался с деньгами — слишком легко, по мнению прижимистой Магьер, поскольку она припоминала ему каждую монетку. Но была большая разница между «дешево» и «не хватает денег».

Но он волновался ещё и потому, что после произошедшего в Пустошах, они поменялись местами. Она стала опрометчивой и импульсивной, поэтому он был вынужден проявлять большую осмотрительность и осторожность. Теперь истощение их капиталов редко волновало Магьер, только если она не видела, что он вынимает из кошелька монеты.

Лисил замедлился, вынудив Мальца развернуться и вернуться к ним.

-Что?- спросила Магьер, изучая его. - Я думала, ты хочешь найти комнату и что-нибудь перекусить.

Он было прикусил нижнюю губу, но тут же одёрнул себя.

Что с ним происходит? Хитрые люди никогда не показывают другим, что их что-то заботит, даже тем, кого они любят — особенно тем, кого они любят. Блуждать по незнакомому городу был глупо, также как и ожидать, что их с распростёртыми объятиями примут в Гильдии. Казалось, он потерял часть своего хитроумия из-за боязни потерять ее... из-за другой ее, которая проявила себя в конце их поездки в северные Пустоши.

Рука Магьер сжалась на его предплечье:

-Лисил?

Он глубоко вздохнул и постарался очистить голову:

-Нам нужно спросить кого-нибудь о дешевой гостинице... и этот кто-то находится, конечно, не в этом районе.

Но где еще они могли искать? Возможно, ему следовало всё же спросить кого-то здесь, но ночью на улицах было мало людей. Он оглянулся вокруг, прежде чем определить возможную «жертву».

Через половину квартала под фонарём с прислонённой к нему лестницей фонарщика разгружали запряжённую мулом телегу.

Лисил фыркнул:

-Ну, эти точно не похожи на местных жителей.

Магьер шагнула мимо него:

-Пойду спрошу. Ты еще не достаточно хорошо говоришь по-нумански.

Малец сделал к ним два шага, но Лисил схватил руку Магьер раньше — слишком внезапно и крепко. Он быстро ослабил свою хватку и изобразил улыбку.

-Я справлюсь,- сказал он. Глаза Магьер подозрительно заблестели, и он поспешно добавил:- Когда еще я смогу попрактиковаться?

-Сейчас для этого не время,- возразила она.

-Подожди с Мальцом. Нам нет нужды терроризировать местных жителей. Оставь это для хулиганов, которые посмеют ввалиться в нашу таверну, моя драконша.

Магьер нахмурилась, услышав это прозвище. Это был тот самый угрюмый взгляд — или он лишь надеялся на это — как в былые времена, когда он намеренно провоцировал её.

Он передал ей дорожный сундук и направился вниз по улице. Держа руки на виду и изображая растерянного путешественника, он приблизился к пожилому человеку в мятой шляпе, который собирался взобраться наверх и заменить фитиль фонаря.

Снова, Лисил сверкнул улыбкой. Он медленно вытащил почти пустой мешочек с монетами, встряхнул его и указал на две роскошные гостиницы на улице.

-Комната? Мало монет,- спросил он на нуманском.

Старик немного нахмурился, услышав акцент Лисила, но его глаза прояснились, и он с улыбкой указал на северо-восток. Лисил склонил голову, прикоснувшись руками к сердцу , а затем протянул их к старику. Фонарщик в ответ снял свою мятую шляпу.

Лисил вернулся к Магьер и Мальцу, и они двинулись дальше. Пока они шагали на северо-восток, он заметил, что вокруг всё меньше и меньше фонарных столбов. Улицы начали постепенно изменяться.

Здания стали меньше, более старыми, а затем и откровенно убогими. Покатые черепичные крыши сменились плоскими дощатыми, а иногда даже крытыми соломой. Теперь он не был уверен, что из строений было магазином, жилым домом или ещё чем-то. В это время жизнь здесь бурлила только в тавернах или публичных домах, которые не всегда отмечались вывеской.

Из широкой двери захудалого здания почти вывалился матрос. Шум громких голосов послышался из дверного проёма, прежде чем дверь закрылась.

Магьер шепотом проворчала что-то, когда человек, шатаясь и спотыкаясь на булыжниках, побрёл мимо них. Малец по широкой дуге обошёл пьяницу, и Лисилу даже не надо было смотреть на Магьер, чтобы почувствовать на себе её взгляд.

-Ну,- начал он. - Я спрашивал у того человека что-то дешевое. Он, должно быть, не совсем правильно меня понял.

-Да уж,- сухо ответила она. – Должно быть... если он вообще тебя понял.

Лисил не видел вокруг ничего, напоминающего гостиницу. Во многих местах булыжники мостовой были потрескавшимися, расколотыми или вообще вырванными. Оставшиеся ямы были заполнены грязью, словно расставленные по улице ночные горшки.

Этот район был даже ниже «бережливых» стандартов Магьер, да Лисила и самого это беспокоило. Даже Малец заворчал, низко опустив голову. Лисил почти потерял надежду, когда случайно заглянул в узкий переулок.

Через два дома из-за открытого ставня двухэтажного здания сочился свет. Два магазина тонули в тени, только с конька одной крыши свисал фонарь. В его свете Лисил разглядел огромного человека в длинном плаще, из-за широкополой шляпы похожего на длинную трубу. Ещё два человека вышли через парадную дверь. Хотя Лисил не мог слышать этого, но когда они направились прочь, никто из них не спотыкался. Никакой шум не раздался изнутри, прежде чем дверь закрылась сразу после того, как похожий на трубу зашёл внутрь.

-Туда,- сказал Лисил. Он свернул в переулок, но на полпути вдоль первого здания, замер и посмотрел налево.

-Что ещё?- пробормотала Магьер.

Лисил всмотрелся в проулок между зданиями, но было слишком темно, чтобы увидеть, что находится в его конце. Но он мог поклясться, что там что-то двигалось. Это был лишь проблеск, но...

-Лисил!- прошипела Магьер. Она опустила сундук, и тот со стуком упал на мостовую.

Лисил обернулся, а Малец зарычал.

Высокая фигура прошла мимо входа в переулок. Он только разглядел её, когда память, поднятая Мальцом, заполнила его голову. Изображение повторило то, что он только что увидел.

Свет далеких фонарей не слишком помогал, но фигура носила плащ, повязав его углы на талии. Ткань его штанов и рукава были темно-зелёными. В этой памяти он увидел то, что его глаза не смогли разобрать в тени капюшона.

Над серым шарфом, закрывающим его рот и нос, были миндалевидные янтарные глаза под перистыми светлыми бровями на смуглом лице.

Фигура на улице была анмаглаком, членом касты шпионов и убийц Ан’Кроан, эльфов восточного континента. Что-то узкое, длинной с предплечье, серебром вспыхнуло у обеих рук фигуры.

Лисил слышал, как кто-то слишком мягко пробежал по переулку позади него, поэтому расстегнул свои ножны. Магьер уже рванула саблю из ножен, и он потянул оба своих крылатых лезвия и обернулся лицом к тому, кто был позади них.

Другой анмаглак стоял на тихой улице.

Как они могли оказаться здесь и сейчас, в другой части мира?

Внезапно рычание Мальца прервалось клацаньем зубов. Лисил успел только увидеть, как пёс понёсся вперед, прямо на блокирующего путь. Прежде чем Лисил смог окликнуть и остановить собаку, воспоминание затопило его голову.

Он увидел себя и Магьер бегущими по эльфийскому лесу в Запределье. Потом всплыло более раннее воспоминание, когда они сбежали от превосходящих их числом людей Лорда Дармута на родине Лисила. Изображения мелькали всё быстрее и быстрее, и все они были о побеге.

Сейчас они не были в меньшинстве, но Лисил не мог не понять намерение Мальца: если они быстро справятся со стоящим перед ними, то смогут сбежать.

-Бежим!- крикнул Лисил Магьер и помчался за Мальцом.

Другая серо-зелёная фигура спрыгнула с крыш. Она приземлилась в дюжине шагов впереди, между Мальцом и первым анмаглаком. Меньше и тоньше, она немедленно двинулась к ним, и Малец понёсся на неё. Лисил продолжал смотреть на первого... до тех пор пока второй не прыгнул.

Зубы Мальца с клацаньем сомкнулись на пустом месте, а меньший анмаглак перелетел над ним.

Попытка сбежать провалилась, и Лисил увернулся от меньшей фигуры. Он заблокировал ее удар своим левым лезвием. И в этот момент он увидел ее глаза. Ему показалось, всё вокруг поглотила тишина.

Лисил несколько раз сталкивался с этими убийцами лицом к лицу. Он знал их холодное, беспристрастное, смертельное спокойствие. Его мать была одной из них и обучила его их искусству, но янтарные глаза этого хрупкого анмаглака блестели, будто переполненные слезами. В них не было спокойствия убийцы, сосредоточенного на своей цели. Они были затоплены яростью, порождённой болью.

Лисил дрогнул. Он видел эти глаза прежде... как и они узнали его.

Они смотрели на него в юности и позже. Они смотрели на него в снах с лиц, перекошенных горем. Они наблюдали за ним за каждую жизнь, которую он отнял по приказу Дармута, державшего его и его родителей в заложниках.

Это были глаза, которые жаждали мести.

Но никто из тех, кого он убил в своей юности, не был из эльфов Ан’Кроан — «Тех, кто нашей крови». Его единственная жертва из них была намного позже, и это был один из анмаглаков.

Однажды ночью, когда они остановились в Войнордах на пути к скрытой земле Ан'Кроан, чтобы найти его мать, два анмаглака преследовали Дармута. Лисил, вместе с Мальцом и Магьер, были вынуждены защищать тирана. Но в конце концов, главный анмаглак по имени Бротан обманул Лисила, вынудив убить Дармута. Но раньше пришёл сообщник Бротана, Гройт. Лисил убил Гройта, защищаясь, но это ничего не значило для оставленных в горе.

Лисил никогда не забывал имена тех, кого он убил, и их родных. И сейчас он столкнулся с жертвой горя.

Энниш, невеста Гройта, полоснула изогнутым стилетом, метя Лисилу в горло.

Он блокировал левым клинком и очистил свой ум. Он принимает вину, взваленную на него, поскольку заслужил её. Он сможет переносить это и дальше, лишь бы увести Магьер отсюда.

Лисил ткнул остриём другого меча в живот Энниш.


***


Надежда Мальца на побег исчезла, когда меньший анмаглак перепрыгнул через него. Он не стал возвращаться.

Если Лисил сможет справиться с тем убийцей, Магьер отразит атаки со спины. Но они должны добраться до следующего перекрестка, или будут окружены.

Малец должен был справиться с тем, кто стоял на их пути.

Он понятия не имел, как эти убийцы нашли их здесь — или даже как взяли их след. Но, скорее всего, не нужно было и гадать. Айошейнис-Ахарэ — Вельмидревний Отче, глава анмаглаков — хотел смерти Магьер с того дня, как они вошли в Эльфийские Земли, а затем покинули их, всё еще живыми.

Малец не удивился, когда первый анмаглак двинулся вперёд, последовав за своим меньшим товарищем. Он извернулся, чтобы перехватить его. Эльф немедленно замедлился и хлестнул вниз серебристым стилетом.

Лезвие полоснуло лишь воздух даже прежде, чем Малец отпрыгнул. Он увидел сомнение в глазах мужчины-эльфа.

Он не был уверен, сработает ли это преимущество. Но оно работало. Даже анмаглак, как и все Ан’Кроан, боялся причинить вред священному маджай-хи. Он сам не был так благороден.

Малец прыгнул, целя челюстями в лицо мужчины, и анмаглак рефлекторно отвернулся. Когда он приземлился, эльф попытался проскочить вперед, но Малец обернулся. Он быстро настиг его со спины, готовый вонзить клыки в колено эльфа.


***


Магьер видела, как Лисил выскочил вперед и его мечи столкнулись со стилетом меньшего анмаглака. Первый попытался приблизиться, но Малец напал на него сзади. Щёлкнули челюсти, и эльф упал на булыжники и покатился по ним, держась за ногу.

Чувства Магьер обострились, и ночь вспыхнула перед её глазами.

Они заслезились от ослепительных всполохов фонарей вниз по улице. Голод, жгучий как кислота, поднялся из живота в горло, и огнём пробежал через каждую мышцу и кость. Ее челюсти заныли от изменений в зубах.

Она услышала и почувствовала через булыжники мостовой шаги позади. Она обернулась, по дуге полоснув саблей.

Высокий анмаглак поднырнул под лезвие. Прежде чем она смогла изменить траекторию его движения, он скользнул к стене здания. Разум покинул её, и инстинкт сделал Магьер быстрее. Но всё же, она опоздала.

Она только закончила замах, ее сабля была готова обрушиться на стену. Анмаглак сделал шаг вверх, будто собрался взбежать по стене. Но оттолкнулся, выгнувшись над её головой, прежде чем она смогла высвободить свое оружие.

Магьер уже ожидала стилет в спину — но этого не последовало.

Внезапно вокруг ее горла обернулась рука. Другая стиснула её правое запястье. Анмаглак всем весом надавил на ее шею.

Магьер начала заваливать на бок. Он прижал ее руку с саблей к животу, пытаясь скрутить и обездвижить её.

Потрясение и паника очистили ее разум, и голод отчасти отступил. Анмаглаки так не дрались. Они приходили, словно призраки в ночи, и жертва чувствовала лишь удар кулака, ноги или острого, серебристо-белого стилета.

Ярость и голод нахлынули снова, полностью вытеснив все мысли Магьер.

Она стиснула свободной рукой предплечье вокруг её шеи и изо все сил распрямилась. Она мельком увидела, что Лисил борется с меньшим анмаглаком, а затем всё поле её зрения заполнило здание через улицу.

Магьер восстановила равновесие и шагнула назад.

Угол лачуги затрещал под ее весом и весом анмаглака. Хватка на ее шее ослабла, и она смогла высвободить руку с саблей. Поворачиваясь, она ударила назад, но он пригнулся, и ее сабля лишь высекла щепки из стены.

-Фхоетас-на э, ам-эн!

Магьер услышала крик на улице, а затем ее левая нога внезапно дёрнулась. Она в замешательстве споткнулась, и только тогда почувствовала жгучую боль, пробившуюся сквозь горячку боя. Она широко раскрытыми глазами посмотрела вниз.

Из левого бедра Магьер торчало древко стрелы. Её ноги подкосились.


***


Атака Лисила провалилась, поскольку Энниш увернулась, согнувшись, как болотная тростинка. Все, что он мог сделать перед ее следующей атакой, это броситься в атаку самому. Что-то ударилось о внутреннюю часть его правой голени, вынудив его ногу пошатнуться, но этого было не достаточно. Он даже не стал смотреть вниз.

Откатившись прочь, он хлестнул мечом и услышал лязг металла. Лезвия дёрнулись, но не разъединились, и он рискнул посмотреть на улицу.

Повернувшись обратно, он увидел, что Энниш сделала то же самое.

Она уставилась на него с ненавистью, которую он видел уже много раз. В левой руке, блокируя его меч, она держала узкий стилет. Ее другая рука сжимала точно такой же, собираясь пырнуть его в живот, и он уже был готов заблокировать этот удар.

Глаза Энниш на мгновение посмотрели куда-то в сторону, но Лисил не стал выяснять, куда она глядела.

-Фхоетас-на э, ам-эн!- прокричала она.

Лисил не понял слов, поэтому быстро посмотрел в обе стороны.

Справа Малец кружил вокруг первого анмаглака. Тот уже был на ногах, но не решался напасть на пса. С левой стороны пытался встать на ноги анмаглак, а ещё одна фигура спустилась с крыши и мчалась к ним. Магьер стояла на одном колене и изо всех сил пыталась встать.

Древко стрелы торчало из её левого бедра.

Энниш заступила путь Лисилу, не давая ему увидеть, как четвертый анмаглак приближается к Магьер. Больше Лисил не мог колебаться.

Он направил оба лезвия в голову Энниш и прокричал:

-Малец, в Магьер попали! Стрелок на крыше!

Энниш отклонилась в сторону, и выбросила вперёд стилеты. Он направил оба лезвия вниз.

Левый клинок остановил её стилет, звякнув по самой рукоятке и скользнув дальше. Он почувствовал, что что-то полоснуло по его груди, кратко застряв в железных кольцах кольчуги. Послышался звук рвущейся ткани, но он не знал, была ли это его рубашка или её рукав.

Энниш отпрыгнула прежде, чем его правый клинок смог отрубить ей руку.

Лисил не остановился, кинувшись к Магьер, всё ещё пытающейся встать на ноги. На бегу он замахнулся на четвертого анмаглака, подбежавшего прямо перед тем, как он врезался в Магьер. Она упала на спину под его весом, и Лисил вслепую ударил назад себя, чтобы парировать любой удар в спину.

Он очень не хотел оставлять Мальца одного, но у него не было выбора. Да и Малец, если захочет, сможет обогнать любого здесь.

Лисил замахнулся на все еще пытающегося встать анмаглака у угла здания. Тот отпрыгнул и встал на ноги, держа в каждой руке по стилету. К настоящему времени Энниш уже должна была прийти в себя, и Лисил потерял из виду четвертого эльфа, но он не мог оглянуться назад. Он должен был сдерживать этого, дав Магьер уйти по проулку.

Что-то тонкое и серебристое вспыхнуло перед лицом Лисила.

У него была только секунда, чтобы вскинуть вверх правый клинок. Гаррота зацепилась за остриё его меча. Тогда в его спину ударило колено, и владелец проволоки сильно натянул её. Его лезвие притянуло к его груди и проволока прижалась к его горлу.

-Сдавайся, или она умрет... Вы все умрете!- прошипела Энниш позади него.

У неё был ужасный акцент, но это был белашкийский, родной язык Лисила, поэтому смысл не сразу дошёл до него.

«Сдавайся, или она умрет...»

Они пытались взять Магьер живой.


***


Магьер скользнула вдоль стены в темноте проулка, куда Лисил толкнул её, и упала. Даже с пронизывающей болью в бедре, она изо всех сил пыталась встать на ноги. Она, схватившись за стену, оглянулась назад на звон оружия и рычание Мальца в переулке.

Во входе в проулок стоял чёрный силуэт анмаглака, а за ним...

В нескольких шагах от входа стоял Лисил, одно из его крылатых лезвий было прижато к его горлу. Мгновение Магьер не понимала, почему, но потом заметила голову в серо-зелёном капюшоне за левым плечом Лисила.

Серебристо-белая гаррота захлестнулась вокруг его шеи. Только остриё его лезвия не давало проволоке впиться в его горло.

От этого зрелища в Магьер всколыхнулся голод и поглотил ее боль. Она почувствовала, как удлиняются клыки, поскольку разум затопила ярость, и она попыталась закричать на державшего Лисила. Но все, что вырвалось из ее горла, это пронзительный, высокий вой, прорезавший ночной воздух.

Анмаглак во входе в проулок напрягся и отступил на полшага.

Магьер всё ещё кричала, когда двинулась вперёд.

Рот Лисила открылся, скорее всего, он что-то кричал ей, но она не слышала. Она обеими руками стиснула рукоять сабли. Ничто не имело значения, кроме убийства всех, кто посмел тронуть его — или даже всех, кто стоит слишком близко к нему. Но далеко она не прошла.

Магьер покачнулась и остановилась, выгнувшись назад, поскольку кто-то схватил её за плащ. Она попыталась ударить назад своей саблей, но длинное тяжелое лезвие лишь царапнуло по стене противоположного здания. Она изо всех сил пыталась повернуться и высвободиться.

Резкий удар пришёлся на основание шеи Магьер. Ночь потускнела, и все завертелось перед её глазами. Сабля выскользнула из её ослабевших пальцев, когда её дёрнули вглубь проулка.


***


-Магьер!

Лисил не смог сдержать крик, когда она внезапно отшатнулась назад в глубокую темноту проулка. Она исчезла из вида. Через секунду он услышал тяжелый лязг стали, будто упала её сабля. Он похолодел от страха.

Как могло столько анмаглаков напасть на них со всех сторон? Он только что толкнул Магьер в руки другого, поджидающего в темноте проулка. Но стоящий между ним и входом замер и не пошёл туда. Он даже не обернулся, только что-то резко прошептал по-эльфийски.

Лисил не мог понять слов, но почувствовал, что Энниш за его спиной заволновалась. Ответ она почти рявкнула, и единственное, что он понял, «бартва’на» — «нет», «не надо». Вдруг его дёрнули назад, а Энниш закричала:

-Вортхаш маджай-хи — ам-эн!

Лисил отыскал глазами Мальца, все еще остававшегося на месте. Анмаглак, которого держал в страхе пёс, поглядел на Энниш, а затем снова на Мальца. Он вскинул стилеты, но медлил.

Энниш закричала снова, теперь в её голосе было больше гнева, и Лисил рискнул. Он ударил свободной рукой назад, целя локтем и длинным концом крыла лезвия в живот Энниш.

Но встретил лишь пустоту.

Проволока сильнее стянулась вокруг шеи Лисила, и остриё клинка кольнуло его кожу.


***


Все, что мог сделать Малец, это сдерживать одного анмаглака. Он мог опередить и отрезать любого из них, но не мог полностью перехитрить своих противников. От его усилий тот отступал всё дальше и дальше от Лисила и Магьер. Но кидаясь на своего противника, он не ранил мужчину клыками или когтями. Тот, казалось, так же не хотел бить его. А ещё где-то выше был лучник.

Магьер уже подстрелили, а Малец даже не мог повернуться, чтобы увидеть, что с ней произошло.

-Вортхаш маджай-хи — ам-эн!

Малец понял этот крик: «Убейте маджай-хи — сейчас же!»

Глаза анмаглака поражённо замерцали над серо-зелёным шарфом, закрывающим низ его лица. Он поднял оружие, но все еще не нападал. Когда крик женщины повторился, он мельком глянул на улицу.

Малец сделал вперёд два шага и прыгнул.

Его передние лапы ударили мужчину в грудь. Под его весом, эльф начал падать. Малец скребнул задними лапами по бедрам мужчины, клацая зубами ему в лицо. Эльф резко откинул голову, и его череп первым ударился о булыжники.

Когда Малец, вскочив, обернулся и посмотрел на переулок, у него перехватило дыхание. Меньший анмаглак захлестнул гарроту вокруг горла Лисила, а Магьер нигде не было видно. Страх ускорил сердцебиение Мальца даже больше, чем горячка боя. Он уже собирался броситься на державшего Лисила, но услышал резкий свист в ночном воздухе и повернулся на звук.

Наконечник стрелы ударился о булыжники в шаге от него.

Малец остановился и поднял взгляд, пытаясь понять, откуда прилетела стрела. Но услышал мягкий звук натяжения тетивы, и быстро отпрыгнул в сторону.

Но стрела не полетела в переулок снова. Звук тетивы не повторился, с той стороны последовало лающее проклятие на эльфийском.

Малец понятия не имел, что происходило на крышах. Выше было, по крайней мере, два лучника, хотя второй в него не стрелял. Это преимущество врага могло оказаться фатальным для них, особенно если Магьер уже ранили. Он взвыл, пытаясь привлечь внимание, и понёсся к Лисилу.


***


Лисил слышал, что Малец приближается, но все еще не мог увидеть Магьер, а анмаглак у входа в проулок обернулся. Все, на что мог надеяться Лисил, это привлечь внимание, пока Малец не доберётся до него. Он отступил на шаг к Энниш.

Он перенёс весь свой вес на одну ногу, готовый покачнуться назад, обернуться, и...

Высокая фигура слишком внезапно и слишком тихо появилась из темноты проулка.

Он был похож на чёрный контур в темноте, просто материализовавшийся там. Анмаглак, стоящий перед входом в проулок лицом к Лисилу, казалось, не слышал его. Чувства Лисила обострились, поскольку его мысли сосредоточились на новоприбывшем.

Он был выше, чем остальные эльфы вокруг, и гораздо шире в плечах. Вместо серо-зелёного, он носил темный шерстяной плащ с глубоким капюшоном. Его лицо терялось в тени, а нижняя челюсть и рот были скрыты черным шарфом. Он не был одет как анмаглак, но в его руках, затянутых в перчатки, были длинные, серебристо-белые стилеты.

Лисил не мог поверить, что столько эльфов с восточного континента были посланы так далеко от дома, чтобы найти их — или, скорее, Магьер.

Больше двух лет назад, они добыли первый шар и сбежали с ним от бледной нежити, только чтобы к ним пришла пара анмаглаков и потребовала передать это им в руки. Это столкновение закончилась кровопролитием и смертями с обеих сторон.

Но, как оказалось, ничего не закончилось.

Лисил попытался рассмотреть проулок за вновь прибывшим. Где Магьер? Анмаглаков было слишком много, чтобы бороться, даже с помощью Мальца, если его самого скрутили. В этот момент произошли сразу две вещи.

Проволока вокруг шеи Лисила скользнула вверх вдоль острия клинка, будто Энниш пыталась миновать лезвие и надавить на его горло. А вновь прибывший закричал на эльфийском:

-Фхоэт’ас-на доэрса!

Анмаглак перед проулком обернулся, а затем быстро отступил на два шага. Четвертый крадучись присоединился к своему компаньону и в защитной стойке вскинул оба стилета. Проволока прекратила движение по клинку Лисила.

Лисил не умел говорить по-эльфийски, и Винн сказала ему никогда не пробовать. Он знал всего несколько слов, которые она объясняла ему, но команда вновь прибывшего на этом гортанном, ритмичном языке была произнесена слишком быстро, чтобы он понял хоть что-то. Он не знал, что происходит, да его это и не заботило. Секунда замешательства была всем, в чем он нуждался.

Лисил дёрнул вперёд лезвие под гарротой. Всё ещё с проволокой вокруг его шеи, он обернулся к Энниш.


***


Малец на мгновение замедлился, пораженный высокой фигурой, внезапно появившейся у входа в проулок.

-Фхоэт’ас-на доэрса!

Он отлично понял диалект Ан’Кроан: «Меть в похитителя!»

Похитителя... не пленника? Что происходит?

Вдруг Лисил на мгновение ослабил гарроту и обернулся.

Малец забыл обо всем и с места прыгнул. Он был в воздухе, когда услышал крик меньшего анмаглака. Он врезался в нее, и они оба упали на булыжники. Резкая боль вспыхнула в левом виске. Он поднялся на ноги, готовый напасть на неё снова, но замер.

Меньшая перевернулась и, шатаясь, встала. Стрела с черным оперением торчала из ее левого плеча, её серебристый стилет лежал на земле.

Лисил отвёл гарроту от горла, но Малец все еще стоял на месте, задаваясь вопросом, что только что произошло. Кто стрелял в маленькую женщину? Голос вновь прибывшего прокатился через его мысли.

Малец откуда-то знал этот голос.


***


Лисил почувствовал, как натянулась и провисла гаррота, а Энниш вскрикнула. Он пошатнулся, когда Малец сбил ее с ног, а затем сорвал гарроту, ища ближайшего противника, и...

Высокий новоприбывший пошел прямо на анмаглака между ними.

Оба мужчины расплывались перед глазами Лисила, так быстро они двигались. Под лязг и скрежет стилетов сражающихся подбежал анмаглак, которого сдерживал Малец. Лисилу пришлось развернуться к нему. Его клинок опустился, но анмаглак проскользнул мимо, и он попытался отыскать Мальца...

Энниш держалась за левую руку, из плеча её торчала стрела. Она почти кричала на эльфийском, но Лисил понял только одно слово — «уходим»!

В одну секунду все изменилось.

Энниш и тот, кто следовал за Мальцом, кинулись назад, тем путём, каким сюда пришли Лисил и Магьер. Стоящий ближе ко входу в проулок отошел назад и крикнул что-то последнему, теперь запертому вновь прибывшим. Анмаглак метнулся назад, пытаясь прорваться, и вновь прибывший словно тень скользнул за ним. Один из его стилетов взметнулся и ударил последнего анмаглака в плечо.

Анмаглак не вздрогнул и не остановился. Он отпрыгнул от следующего удара вновь прибывшего и кинулся прямо на Лисила. Тот приготовился встретить его. Но анмаглак внезапно упал посреди переулка.

Лисил почувствовал, что его правая лодыжка за что-то зацепилась, и накренился вперед, прямо на вновь прибывшего. Все, что он мог сделать, это инстинктивно отшатнуться.

Высокая фигура немедленно убрала один стилет и отступила.

Слабая атака Лисила встретила лишь воздух. Что-то ударило его в правый висок, и мир почернел. Он лишь услышал, как его тело соскользнуло на булыжники мостовой.


***


Перед глазами Магьер то и дело темнело, пока она изо всех сил пыталась поднять саблю и встать на ноги. Ее яростный голод пропал, и без него боль в бедре почти заставляла её потерять сознание снова. Ее голова звенела, а шея болела от удара. Придя в себя, она обнаружила, что находится гораздо глубже в проулке, но совсем не помнила, как там оказалась.

Первое, что она увидела, это как пытается встать Лисил в переулке. Она похромала вдоль стены, чтобы добраться до него, но вдруг очень высокий силуэт шагнул к ней.

Почти полностью укутанный мужчина, чрезмерно высокий для человека, так внезапно и целенаправленно направился к ней, будто знал, что она там.

Далёкий свет уличного фонаря вспыхнул на тонких стилетах в его руках, затянутых в перчатки. Незнакомец стоял прямо перед Лисилом.

Магьер попыталась поднять свою саблю, когда отпустила стену и шагнула вперёд.

Высокая фигура перекинула один стилет в другую руку и подняла к ней, пустой ладонью кверху. Его капюшон двинулся, будто он немного покачал головой.

Лисил встал на ноги, но вновь прибывший остался на месте, и Магьер замешкалась.

Она не могла разглядеть много в тени его капюшона. Исключая чёрный шарф, закрывающий низ его лица, он был одет не как анмаглак. Он потянулся свободной рукой вниз и развязал полы плаща, до этого повязанные вокруг талии – повадка анмаглаков. Она заметила, что его плащ был коричневым, как и безрукавка под ним. В потёртых штанах серо-коричневого цвета и стоптанных высоких сапогах из телячьей кожи, он был похож на слишком высокого бывалого путешественника.

Исключение составляли лишь стилеты в его руках.

Лисил, шатаясь, моргнул и потер голову, будто его, как и Магьер, ударили. Когда Магьер дохромала до входа в проулок, откуда-то примчался Малец. Его загривок стоял дыбом, он по кругу обошёл Лисила и заворчал на незнакомца. Но когда он заметил ее, ворчание стихло.

Шквал воспоминаний затопил разум Магьер.

Она увидела рощу за поляной, где была заключена мать Лисила. Несколько анмаглаков напали на них, и Малец пытался отогнать одного. Эта память повторилась несколько раз, и Магьер поняла.

Анмаглаки сбежали по какой-то причине. Как только она это осознала, Малец прекратил показывать ей эту картину.

Незнакомец немного поднял голову, и Магьер показалось, что она видела блеск янтарных глаз в темноте его капюшона. Он пронзительно свистнул, вернул оба лезвия в рукава и, указав Лисилу вперед, шагнул прямо к проулку.

Магьер вскинула саблю, и он остановился. Где-то позади него, снова заворчал Малец. Незнакомец указал за Магьер, в глубину её проулка, а затем просто прошел мимо, даже не посмотрев на нее.

Она совершенно вымоталась, а боль в бедре росла. Но уперевшись плечом в стену, она пыталась повернуться и держать человека в поле зрения.

Внезапно рядом оказался Лисил. Он вложил в ножны один свой клинок и перехватил ее руку с другой стороны от пострадавшей ноги. Просто вид его смуглого лица принес ей немного облегчения. Они пережили атаку анмаглаков снова, но то, как это произошло, заставило Магьер не терять бдительность, когда она поглядела вглубь проулка.

Незнакомец застыл в темноте между зданиями. Полуобернувшись, он посмотрел на них, а затем продолжил путь.

Магьер посмотрела на Лисила, собираясь спросить, кто этот человек. Но Лисил покачал головой, его глаза, остановившиеся на высоком, сузились. Он накинул её руку себе на шею, и они поковыляли вниз по проулку вместе с тихо рычащим Мальцом.


***


Мальца не слишком беспокоил их высокий, появившийся из темноты, слишком удобный «спаситель». Хотя он преследовал сбежавших анмаглаков сколько смог, они разделились, заставив его выбирать. Он до последнего гнал раненую женщину. Но даже со стрелой в плече ей удалось запрыгнуть на навес магазина. Она скрылась из виду и ушла по крышам раньше, чем он увидел, в какую сторону.

Теперь Малец и порученная ему парочка следовали за этим неизвестным спасителем вниз по узкому проулку. Он услышал от него только несколько слов на диалекте Ан’Кроан, в котором Винн узнала древнеэльфийский. Он не мог выкинуть из головы голос вновь прибывшего. Пробуя это сделать, он никак не мог подобрать соответствующее голосу лицо. Перед ним были Лисил и Магьер, поэтому у него не было достаточно ясного угла обзора, чтобы попытаться погрузиться в воспоминания незнакомца.

Стук сапог по камням раздался позади Мальца, и он немедленно развернулся.

Другая тёмная фигура присела в проулке позади него, будто спрыгнула с крыши, но плохо приземлилась. Даже в темноте Малец разобрал лук в руке фигуры. Он помчался к ней, нацелившись в лицо, прежде чем она смогла выпрямиться. Фигура выронила лук и отшатнулась к стене, поспешно отступая.

-Нет... стой... друг! Я – друг!

Слова были произнесены на белашкийском, но мягкий мужской голос говорил с ужасным эльфийским акцентом — акцентом Ан’Кроан.

-Малец... что ты делаешь?- окликнул его Лисил.

Малец не отводил взгляда от спрыгнувшего с крыши. Этот мужчина носил желтовато-коричневый плащ и был почти так же высок, как и их неизвестный спаситель, хотя намного стройнее. Странно, но его рукава были слишком узкими, там невозможно было спрятать стилеты. Вместо этого из-за его левого плеча выглядывал колчан.

Малец шагнул ближе, все еще рыча.

Стройная фигура быстро подняла руки и откинула свой капюшон, выставив на обозрение большие раскосые глаза с янтарными радужками на смуглом лице молодого Ан’Кроан. Эти глаза были беспокойно расширены, как и должно было быть в стычке с ним.

Но, приглядевшись ближе, Малец остановился.

Длинные, почти белые волосы обрамляли вытянутое лицо... лицо, которое Винн когда-то назвала «лошадиным» из-за того, что оно казалось немного плоским даже с таким длинным носом.

-Да... да, это я,- быстро проговорил эльф.

Малец прекратил ворчать.

Это был Оша. Тот, кто сопровождал их вместе со Сгэйлем в поисках первого шара.

Оша и вправду был другом, а ещё – анмаглаком. Он прекрасно присматривал за Винн и был дружкой Лисила на его свадьбе с Магьер. Оше очень нравилась Винн — а, возможно, даже больше, чем нравилась. Но вид его не принес облегчения Мальцу. Сгэйль был мертв, и если Оша сейчас здесь, то...

Малец обернулся, громовой рык родился в его горле, а загривок встал дыбом. Оскалив зубы, он кинулся вниз по проулку за Магьер и Лисилом.

Он понял, кто тот высокий незнакомец.


***


Лисил стоял в проулке с одним крылатым клинком, зажатым в кулаке, и поддерживал Магьер, когда оглянулся назад. Он только сейчас разглядел кого-то еще в проулке за Мальцом. Сейчас он действовал почти на инстинкте, но ему не нравилось вынужденно принимать помощь от незнакомца, особенно от того, кто дрался как хорошо обученный анмаглак. Но Магьер была ранена, они были в незнакомом городе без жилья и едва избежали внезапного нападения.

-Что там происходит?- прошептала Магьер, а затем зашипела от внезапной боли. – Что делает Малец?

Лисил покачал головой и удостоверился, что крепко держит ее. Ей снова станет плохо, если она попытается развернуться и рассмотреть фигуру за Мальцом. Посмотрев в другую сторону, он отыскал их спасителя дальше на пересечении их проулка с переулком пошире. Но их спаситель был не один.

Третья фигура, сжимающая фонарь с открытым ставнем, ждала около левого угла перекрестка. Она была гораздо меньше. Хотя она была полностью закутана, Лисил разглядел длинную шерстяную юбку темно-зеленого цвета под линялым бордовым плащом. Ее руки были тонкими и хрупкими, и она была больше чем на голову ниже высокого незнакомца. Он секунду смотрел на нее, а затем его внимание переключилось на землю у ее ног.

В двух шагах от края юбки женщины лежало тело.

С того места, где стоял Лисил, было видно только туловище мертвого анмаглака, одетого в серо-зелёное. Его голова была вывернута под неестественным углом.

Высокий что-то проговорил на эльфийском, быстро указав на фонарь. Вероятно, он хотел, чтобы маленькая женщина закрыла его ставень. Она только вздрогнула от его голоса, и ее капюшон поднялся к ним.

Лисил напрягся, поскольку фонарь осветил смуглое лицо молодой эльфийской женщины. Но удивительнее был цвет ее глаз. Не янтарный, а топазовый, близкий почти к чисто зеленому. Во всём мире он знал только одного эльфа... на четверть эльфа с такими глазами.

-Леанальхам?

Магьер в руках Лисила вздрогнула:

-Что?

Прежде чем он ответил, она уже проследила за его взглядом.

Увидев Леанальхам, Магьер словно окаменела, а Лисил не знал, что и думать. Он несколько лет не видел эту девочку, познакомившись с ней в Эльфийских Землях Ан’Кроан на восточном континенте. Она стала другом для него, Магьер, Мальца и Винн. Но что она здесь делает?

-Да... да, это – я!

Он услышал голос позади, говорящий на ужасном белашкийском, и оглянулся. Почти тут же в проулке раздалось рычание, и к ним подбежал Малец.

Его шерсть встала дыбом даже на спине. Он оскалился и испустил хриплое рычание.

Лисил оттянул Магьер к стене, освобождая Мальцу дорогу.

Что происходит?

-Что Леанальхам делает здесь?- спросила Магьер, ее голос окреп. - Кто это с ней?

Когда она попыталась скинуть его руку и направиться вниз по проулку, Лисил остановил ее:

-Прикрой нас со спины! Посмотри, кто позади!- сказал он ей, а затем отпустил.

Малец не поднял воспоминаний, предупреждая Лисила, да ему и не нужно было. Лисил внезапно понял, кто стоял там в плаще и чёрном шарфе. Все крутилось вокруг слишком высокого незнакомца, замаскированного под человека, но дерущегося как анмаглак, напугавшего своих же.

Лисил понесся за Мальцом, на бегу доставая второй крылатый клинок.


***


Магьер оперлась о стену с саблей в руке, смотря то в одну, то в другую сторону по проулку. На далеком перекрестке стояла Леанальхам, но Малец в ярости промчался мимо неё.

Она попыталась выпрямиться, стиснув свой клинок и призвав голод, чтобы тот поглотил ее боль. Он ответил на ее желание, и фонарь в руке Леанальхам немного обжег ее глаза. Но когда она оглянулась назад, кто-то уже возвышался над ней.

Магьер попыталась вскинуть саблю, но на её предплечье опустилась рука:

-Нет! Никакой драки... Мы помогаем!

Магьер, ошеломленная, замерла – она смотрела в испуганное лицо Оши. Она быстро глянула на перекрёсток.

Малец бросился на высокую фигуру, а Лисил схватил Леанальхам и оттолкнул девушку в сторону. Высокий человек увернулся, и Малец врезался в угол магазина. Незнакомец нырнул в дальний конец проулка.

Лисил подбежал к псу, крича на цель Мальца:

-Ты... Ты, старый мясник! Что ты замышляешь теперь?

Магьер похромала к ним, и Оша быстро схватил ее руку, чтобы поддержать. Она попыталась отмахнуться от него, но он не отпустил. Впереди Леанальхам кинулась к Лисилу и схватила его за рукав, выпавший из её рук фонарь загрохотал по камням.

-Нет... не делай этого!- закричала она, спотыкаясь на словах языка, на котором не слишком хорошо говорила.

Лисил высвободился и отодвинул Леанальхам в сторону, а Магьер наконец дохромала до перекрестка вместе с все еще полным решимости помогать ей Ошей. Леанальхам увидела Магьер, и ее глаза расширились при виде стрелы в её бедре. Ее щеки блестели от слез, она кинулась Магьер на шею, схватившись за ворот её кожаного доспеха.

-Заставь их... остановиться!- закричала она.

Магьер все еще не знала, что происходит, но если Малец был зол, а Лисил поддержал его, у пса были серьезные причины. Она освободилась от хватки Оши и задвинула Леанальхам себе за спину, поскольку из дальней половины проулка выступил высокий человек.

Он снова сжимал стилеты анмаглаков, но задней частью руки он стряхнул свой капюшон на плечи.

-Пожалуйста...- прошептала Леанальхам, схватив руку Магьер с саблей.

Но Магьер не могла отвести от него взгляд.

Свет упавшего фонаря показал четыре старых шрама, под углом пересекающих смуглый лоб высокого эльфа. Они врезались в его правую светлую бровь, перескакивали через янтарный глаз и продолжались на скуле, исчезая под черным шарфом вокруг его носа и рта. Его длинные жесткие волосы были окрашены серым, более темным, чем естественный светлый оттенок его народа.

Магьер не нужно было видеть остальную часть его лица, чтобы узнать его. Его полное имя на эльфийском было слишком трудно выговорить, поэтому она пользовалась сокращенной версией.

Увидеть Бротана здесь, в этом городе на другом континенте, было слишком, особенно после всего, что произошло сегодня ночью. Бротан, игнорируя угрозы Лисила и Мальца, смотрел только на Магьер.

Она была в недоумении и слабела под весом Леанальхам, тянущей вниз ее руку с саблей. Слезы на щеках девушки начали подсыхать, но в ее лице светился чистый испуг. Зачем Бротан привёл Ошу, уже не говоря о Леанальхам, так далеко, через полмира?

Магьер когда-то кое-что обещала анмаглаку, бывшему их сопровождающим. Она поклялась Сгэйлю, «дяде» Леанальхам, что если это будет возможно, она защитит его племянницу-полукровку. А позже сам Сгэйль пожертвовал собой, чтобы защитить Магьер и её спутников. И теперь здесь был Бротан, один из малочисленных Держателей Теней, мастеров среди анмаглаков.

Магьер забыла обо всем кроме Леанальхам: сегодня вечером девушка больше не увидит кровопролития.

-Малец, прекрати!- потребовала она, а затем ей пришлось повысить голос:- Лисил, отступись!

Глава 7

Даже после требования Магьер, Малец не мог справиться со своим гневом, когда Бротан — Бротандуиве, «Пёс во тьме» — сбросил черный шарф и показал лицо. Всё, о чем мог думать Малец, это предательство мастера-анмаглака.

Бротан обманом заставил Лисила убить Лорда Дармута, чтобы среди разрозненных стран того региона началась война.

Бротан выступил адвокатом Магьер на ее испытании перед Советом Старейшин Ан'Кроан, но только чтобы подорвать влияние Вельмидревнего Отче, древнего предводителя анмаглаков.

Бротан ничего не делал и никому не помогал, если это не содействовало его целям.

Что он делает здесь, через полмира от своей родины, и явно в разногласиях со своей кастой? Возможные ответы на этот вопрос сохраняли загривок Мальца вздыбленным, но как ни пытался, он не мог уловить ни одной картины воспоминаний в разуме мастера-анмаглака. Ощущение было такое, что этого мясника, как справедливо назвал его Лисил, там вообще не было. И чем больше Бротан смотрел на Магьер, тем больше Мальцу хотелось добавить шрамов на лице старого эльфа.

Но Мальцу по-прежнему нужно было понять, что происходит, иначе всё это не имело смысла.

Заманившая их в засаду группа анмаглаков выбрала людное место, что было не в их привычках. Они явно хотели захватить Магьер живой, и Малец предположил, что они хотят больше узнать о том, что она забрала из скованного льдом замка. Но только один из четырех анмаглаков, кто следовал за ними к тому месту, вернулся домой.

Теперь за Магьер через полмира приехала целая группа.

Бротан вел войну тонко, и так как он только что снова «спас» Магьер, Малец не мог придумать способа доказать ей обратное. Она не могла полностью доверять старому анмаглаку, но она многого о нем не знала. Кроме того, он был шокирован, увидев Ошу и юную Леанальхам. Чем руководствовался Бротан, привлекая девочку с четвертью человеческой крови в свою схему?

Малец отошел назад и натолкнулся на Лисила. Бротан остался в проулке. Малец повернулся боком и, выглянув из-за ног Лисила, посмотрел туда, где Леанальхам цеплялась за Магьер. Но когда он погрузился в поверхностные воспоминания девушки, то ничего не нашел. Вероятно, ее мысли были слишком поглощены происходящим. С беспокойством выглядывающий из-за спины Магьер Оша тоже ничем его не порадовал. В разуме молодого эльфа Малец уловил лишь воспоминания о долгом возвращении в Миишку после того, как они добыли первый шар.

И почему ни Бротан, ни Оша не были одеты как анмаглаки? Даже шпионя за врагами, они всегда носили свою одежду. И ещё: где стилеты Оши?

-Чего ты хочешь на этот раз?- Лисил почти выплюнул это в лицо Бротана. - Кто умрет в этом городе, чтобы началась очередная война?

Малец перевёл взгляд на старого эльфа. Бротан не отвечал, и его взгляд немного опустился, будто он наконец смог посмотреть на что-то другое, кроме лица Магьер. Малец не стал оборачиваться, сосредоточившись на Бротане и ожидая какой-либо памяти в его разуме.

Пристальный взгляд Бротана снова поднялся, и он распорядился на эльфийском:

-Отведи их в укрытие и осмотри ее рану. Я удостоверюсь, что за нами не следят.

Неспособный остановить себя, Малец-таки повернулся, ища цель этих приказов.

Оша смотрел прямо на Держателя Теней, но его глаза не выражали трепета перед легендарным мастером его касты. Это тоже казалось странным. В прошлый раз молодой эльф почти преклонялся перед Бротаном.

Оша медленно выдохнул, будто пытаясь успокоить какое-то внутреннее противоречие. Или это было негодование? Мимолетное воспоминание всплыло в сознании молодого эльфа, и Малец ухватился за него.

В пещере было темно, но воздух был настолько горячий, что Оше приходилось бороться за каждый вдох. Далекая пропасть мерцала красным, а маленький веретенообразный силуэт присел у самого края. Между ним и Ошей на почерневшем камне лежал клинок без рукояти. Красный свет отражался от его белого металла, вспыхивая в темноте.

Память исчезла так же быстро, как и пришла. Оша кивнул, наконец согласившись с Бротаном.

Малец еще больше насторожился. Впервые, он заметил странную длинную и узкую связку из темной ткани, высовывающуюся над правым плечом Оши, на одном уровне с колчаном. Его ремень крест-накрест пересекался с ремнём колчана на груди молодого эльфа. Но эта мелкая деталь, хоть и пробудила его любопытство, могла подождать.

Оша стоял прямо позади Магьер, и когда он наконец посмотрел на неё, Малец увидел намек на его старую невинность и чистоту. Его длинное лицо смягчилось, когда он подошёл к Магьер сбоку и осторожно сжал ее руку с другой стороны от Леанальхам.

Магьер не двинулась и всё не спускала глаз с девушки. Когда она наконец подняла взгляд, то твёрдо посмотрела на Бротана.

-Что Леанальхам делает здесь?- потребовала Магьер.

Это был хороший вопрос, хотя и не первый, на который Малец хотел получить ответ. Он отметил, как Леанальхам странно поежилась при звуке собственного имени. Это исчезло, когда Магьер пошатнулась, и девушка, быстро подняв свой фонарь, обеими руками вцепилась в неё.

Магьер мягко, но твердо задвинула девушку себе за спину:

-Зачем вмешивать её во всё это... независимо от того, что происходит?

Леанальхам посмотрела мимо Магьер, вероятно, на Бротана, но снова старый Держатель Теней не ответил.

Малец уже почти повернулся к нему, но вдруг увидел, что испуганное выражение лица Леанальхам посмурнело... будто от чувства вины. Внезапно, в сознании девушки всплыло воспоминание.

Малец, глазами Леанальхам, увидел, как из тьмы между двумя деревьями тихо выступил Бротан. Мясник был одет в полное одеяние анмаглака, но Малец — или, скорее Леанальхам — заметил разрывы и прорехи в тёмно-серой ткани, наряду с несколькими большими, темными участками. Когда тот сделал еще несколько шагов, темные пятна на его одежде стали лучше видны. Они еще блестели.

Бротан был в крови, его собственной или чужой — а возможно, и той, и другой. Крупная капля, скатившаяся вниз по его правой руке и безвольно повисшим пальцам, была почти черной в темноте. Малец услышал, как Леанальхам судорожно вдохнула.

Она отвела взгляд, и память ускользнула от Мальца. Девушка снова посмотрела на Магьер.

-Пойдём,- мягко сказала она. - У нас есть безопасное место... где я смогу позаботиться о твоей ране.

Малец услышал шорох ткани позади себя.

-Ты думаешь просто так уйти?- прошипел Лисил.

К тому времени, когда Малец обернулся, Бротан был на полпути к улице. Его капюшон снова был накинут на голову. Прежде чем Малец смог пошевелиться, мимо него пробежала Леанальхам.

Она догнала Бротана и схватила его за руку. Он обернулся к ней, заставив ее вздрогнуть от неожиданности. Леанальхам оглянулась на мертвого анмаглака, лежащего у угла переулка.

-Пожалуйста, не оставляй его так,- попросила она Бротана.

Малец слышал шаги остальных позади него, они, скорее всего, смотрели на тело. Похоронные обряды анмаглаков были сложными и строгими, но Бротан даже не двинулся.

-Я провожу его к нашим предкам,- ответил он. – Но сначала нужно позаботиться о живых.

Бротан протянул руку и двумя пальцами задвинул ставень фонаря Леанальхам.

Внезапное изменение освещения застало Мальца врасплох. К тому времени, когда оно восстановилось, в дальней половине проулка стояла лишь Леанальхам. Он протиснулся мимо девушки и всмотрелся вперед, но мастер-анмаглак исчез.

-Пойдём, Лиишил,- сказал Оша по-белашкийски, использовав эльфийское имя Лисила. - Мы пойдём быстро. В безопасное место.

Малец не вернулся к ним. Он потрусил вперёд, пока проулок не встретился с улицей. Там он заметался из стороны в сторону, осматривая всё вокруг.

Бротана нигде не было видно.

Малец утробно заворчал, когда услышал, что другие вышли из проулка вслед за ним. Неожиданно на его холку мягко легла рука.

-Знаю, старый друг,- прошептал Лисил, - но он ответит нам, и достаточно скоро.


***


Денварфи — «Обреченная Музыка» — стояла у окна комнаты в их гостинице. Хотя она выбрала для своей команды анмаглаков трактир недалеко от Гильдии Хранителей, окна выходили на улицу. Так было безопаснее.

Она послала то, что осталось от ее команды, наблюдать за замком Гильдии. Хотелось надеяться, что сегодня вечером они смогут наконец узнать местонахождение монстра, под именем Магьер. Она, скорее всего, когда-нибудь вернётся в этот город. Если не удастся отыскать её, то, возможно, обнаружат себя ее супруг-полуэльф или неправедный маджай-хи. Так или иначе, эта наполовину мёртвая мерзость должна быть найдена.

Денварфи не позволяла своей надежде слишком окрепнуть. Она и ее люди находились в Колм-Ситте больше двух месяцев, и все же не увидели и признака Магьер или ее товарищей. Только один намек — проблеск надежды — появился вчера вечером.

Винн Хигеорт вернулась в Гильдию, правда неизвестно, откуда.

Пока маленькая Хранительница оставалась здесь, этот город был единственным местом, где Магьер могла появиться вновь. Хранительница была ещё одним известным товарищем Магьер, кроме Лисила и маджай-хи, которого они называли Мальцом.

Денварфи все еще обдумывала, как узнать, где пропадала юная Хранительница, и как можно использовать ее, чтобы определить местонахождение Магьер. Пока ничего дельного на ум не приходило — по крайней мере, ничего, что сохранило бы их пребывание здесь в тайне и не закончилось бы смертью юной Хранительницы. Но даже если Винн ничего не знает о Магьер, маленькая девушка может быть использована в качестве приманки.

Денварфи закрыла глаза, обдумывая события, которые привели её к этому тупику. Она вспоминала обветренное лицо с резкими чертами и белыми волосами, обрезанными так коротко, что они щетиной стояли над головой.

Хкуандув — «Почерневшее Море» — был ее наставником в течение пяти лет.

Она путешествовала с ним, училась у него и спала рядом с ним под открытым небом. Поначалу она не могла поверить, что один из четырех оставшихся греймазга — Держателей Теней — согласился быть ее йоином, наставником. Он должен был закончить её обучение и вынести вердикт, что она готова войти в ряды касты. Он всегда был таким холодным и отдаленным, что только после двух лет с ним она начала подозревать, что его чувства к ней глубже, чем чувства наставника.

Денварфи знала, что она не красавица. Высокая даже для ее народа, она могла смотреть большинству мужчин прямо в глаза. Ее нос был немного длиннее, чем следовало, а скулы - шире, и к тому же у неё были шрамы. У всех анмаглаков есть шрамы, хотя некоторые обычно не видны под одеждой.

Но Хкуандув любил ее, хотя никогда не показывал этого.

Анмаглаки живут служением своему народу. Им не было запрещено вступать в браки, но это случалось редко. Они были связаны узами со своим народом — во тьме и безмолвии — и Денварфи не открывала сердца Хкуандуву. Он признал её равной среди анмаглаков и освободил от ученичества, когда она обошла его в стрельбе из лука во время охоты. В последующие годы они иногда разделяли миссии друг друга. Она нашла тихую, простую радость в уверенности, что в будущем она может провести с ним ещё немного времени.

Этого было достаточно — этого должно было быть достаточно — пока Вельмидревний Отче не послал их за этим монстром с бледной кожей, который невредимым вышел из их земли. Они должны были ждать и наблюдать, пока Магьер не добудет «артефакт» Древнего Врага, а затем любым способом отнять его. Дело осложняло то, что один из самых благородных анмаглаков — Сгэйльшеллеахэ, «В Тени Ивы» — поклялся защищать Магьер и её спутников. Все это закончилось таким ужасом, какой Денварфи и представить не могла.

Хкуандув и Сгэйльшеллеахэ сошлись в схватке из-за того, что та полумертвая женщина забрала из замка. Одно это было невероятно для их касты — а затем убили друг друга.

Превзойденная численностью и убитая горем, Денварфи сбежала домой.

Рассказав Вельмидревнему Отче о произошедшем, она почувствовала себя так, словно её страдание только удвоилось. Он назвал смерть Хкуандува трагедией для анмаглаков — для всех Ан’Кроан. «Трагедия» было недостаточно сильным словом для Денварфи. Но больше всего Вельмидревнего Отче подкосила смерть Сгэйльшеллеахэ, даже больше, чем неудача Денварфи.

Под покровом гнева в глазах древнего патриарха она увидела страдание. Затем, услышав всё, что произошло, какой-то анмаглак проклял Сгэйльшеллеахэ, назвав его предателем. Вельмидревний Отче перенес это молча.

Невероятное происшествие. Анмаглак убил анмаглака. Достижение их общей цели было ослаблено смертью Хкуандува. Последствия распространялись как круги по воде от упавшей в пруд капли крови...

-Чай... там что-нибудь осталось?

Денварфи открыла глаза и отвернулась от окна.

Фретфарэ — «Наблюдающая за Лесом» — сидела, склонившись вперед, на стуле в углу, к ее правому бедру была прислонена тяжелая трость. Как истинный лидер команды, она была единственным, кто остался здесь вместе с Денварфи. Но она была не совсем здорова, как телом, так и умом.

Как коварлеаса — доверенный советник — Вельмидревнего Отче, Фретфарэ была фанатично преданным анмаглаком и хитрым стратегом. Денварфи не хотела, чтобы хромая коварлеаса участвовала в этой миссии, и ее сомнения росли с каждой ночью.

Внешность Фретфарэ была уникальна для Ан’Кроан. Ее волосы были золотисто-пшеничными, а не светлыми, почти белыми. Кроме того, они ещё и были волнистыми, а не прямыми. В юности она была стройной и гибкой. Её возраст только приближался к среднему, ей было где-то пятьдесят, но она стала почти хрупкой.

-Чай?- повторила Фретфарэ.

-Его, скорей всего, не осталось,- ответила Денварфи. - Я сделаю ещё.

Она подошла к маленькому камину, встроенному в дымоход общего очага на первом этаже гостиницы, и установила почерневший чайник на угли.

Фретфарэ кивнула и закашлялась, кашель перешёл в скрутивший её спазм. Она согнулась сильнее и прижала руку к животу. Рука оставалась там, пока ее дрожь не прошла.

Денварфи молча наблюдала за ней. Ее беспокойство было вызвано не только физическим состоянием ее компаньона.

Фретфарэ сильно постарела за прошедшие два года с ночи, когда Магьер вспорола саблей живот коварлеасы. Фретфарэ месяцами приходила в себя под постоянной заботой целителей, но осталась калекой на всю жизнь... сколько она ни продлится. Ее страдание только вскормило ее ненависть и навязчивую идею преследовать того, кто причинил ей боль.

Денварфи знала: сильные чувства не помогут достичь цели. Но со смерти Хкуандува бывали ночи, когда она сама сомневалась в этом.

-Предпочитаешь мяту или чабер[2]? - спросила она.

-Чабер,- с усилием выдохнула Фретфарэ. Она наконец расслабленно откинулась на спинку своего стула, ее дыхание всё ещё было быстрым и неглубоким, а напряженное лицо лоснилось от пота.

В последнее время они не говорили ни о чем постороннем, если говорили вообще. Пока не получили информацию о своей цели, они мало что могли сказать друг другу.

Когда вода начала кипеть, Денварфи заварила листья в глиняной чашке и протянул ее Фретфарэ. Та кивнула и приняла кружку, а Денварфи заварила чай и себе. Очевидно, впереди была очередная долгая ночь ожидания.

-Я понимаю,- прошептала Фретфарэ. - Я тоже устала ждать. Но наша месть свершится.

Это было сказано искренне, но Денварфи отвернулась, смотря, как кружатся и сталкиваются друг с другом листья в ее чашке.

Фретфарэ, казалось, была одержима лишь местью. Хромую коварлеасу нельзя было назначать на эту миссию — да, скорей всего, никто и не собирался. Денварфи предполагала, что она попросту потребовала этого у Вельмидревнего Отче.

Денварфи не сдастся, не будет беситься от ярости и жаждать мести, хотя у нее тоже есть на это причины. Вместо этого в ней горели стыд и горе. Она потерпела неудачу, провалила миссию Вельмидревнего Отче. Она потеряла своё тайное сокровище, Хкуандува. А ее каста раскалывалась изнутри.

Когда Вельмидревний Отче попросил, чтобы она подготовила команду и отплыла на другой континент, она не колебалась ни секунды. На поверку их цель была прямой и ясной: определить местонахождение Магьер, Лисила и неправедного маджай-хи, узнать всё возможное о таинственном артефакте, который они добыли, а затем устранить всех троих.

Она сомневалась только в убийстве маджай-хи, пока Вельмидревний Отче не убедил ее, что тот, кого люди зовут Малец, неправильный, как и монстр с бледной кожей, которого он охранял. Она всегда доверяла доводам Вельмидревнего Отче — как и Хкуандув.

-Возможно, нам следует снова выйти за пределы города?- предложила Фретфарэ. – Разведка узнала что-нибудь ещё?

-Нет,- кратко ответила Денварфи, хотя она принимала любой повод, чтобы заполнить гнетущую тишину. – Рано или поздно, мы всё узнаем.

Их цель была проста, чего никак нельзя было сказать о её выполнении. А раскол в ее касте рос, и она не могла предсказать...

Окно открыли с другой стороны.

-Фретфарэ,- выдохнул кто-то и проскользнул в комнату.

Денварфи спокойно повернула голову, она совсем не была встревожена. Она знала звук движений каждого из них, как узнала и голос. Но когда Энниш легко спрыгнула на пол, она увидела самодельную повязку на её левом плече. Три высокие фигуры — Рхизис, Эйводан и Тавиф — последовали за Энниш. Живот Денварфи стянуло узлом, и она встала.

Из раны на голове Рхизиса сочилась кровь, и Тавиф воспользовался моментом, чтобы осмотреть её. Плащ и туника самого Тавифа на груди были исполосованы, а на плече серо-зелёная ткань медленно окрашивалась в красный.

Вайланви и Оваин отсутствовали.

-Что произошло?- потребовала ответа Фретфарэ.

-Где Вайланви и Оваин?- спросила Денварфи.

Энниш замешкалась, будто не зная, на какой вопрос отвечать сначала. Она была ещё одним членом команды, которого Денварфи по своей воле никогда бы не взяла с собой. У самой низкой и молодой из команды была самая компрометирующая репутация в касте. Её отверг даже собственный йоин.

Энниш была опрометчива из-за затопившей её ненависти, родившейся от еще более глубокого горя, чем у Денварфи. Все знали, что Энниш спала со своим бойтана — суженым — перед настоящей помолвкой и свадебным обрядом. У Ан’Кроан близость связывала двух людей гораздо крепче, чем любые узы. Вот почему было принято определённый срок ждать перед помолвкой и свадьбой. Теперь потеря Гройташиа для Энниш была словно неизлечимая болезнь.

Это Фретфарэ вернула Энниш в касту. Стремление Энниш было сходно с желанием Фретфарэ – она жаждала крови Лисила.

-Отвечай, сейчас же!- приказала Денварфи.

-Вайланви был на позиции, но так и не появился,- быстро сказала Энниш. – Оваин вернулся за ним, чтобы найти его, если...

-На позиции?- вмешалась Фретфарэ. – Какой ещё позиции?

Энниш медленно покачала головой, будто стараясь очистить мысли:

-Мы нашли нашу цель. Все трое покинули замок Гильдии.

-Здесь?- Денварфи шагнула к Энниш. - В городе?

Глаза Энниш несколько раз метнулись к Фретфарэ и назад, прежде чем она ответила:

-Да. Мы решили преследовать. Когда они направились в один из бедных районов, было решено попытаться взять их, прежде...

-Было решено? Ты имеешь в виду, ты решила!- перебила Денварфи, поскольку понимала, как обстояли вещи на самом деле. – Когда это ты получила лидерство в нашей миссии? Ты должна была наблюдать... и докладывать!

-Денварфи, хватит,- произнесла Фретфарэ. - Продолжай, Энниш.

Энниш повернулась к Фретфарэ, полностью игнорируя Денварфи:

-Мы думали захватить одного или нескольких из них сегодня вечером и привести их к вам. Наше положение было так хорошо, как только могло быть... узкая, почти пустынная улица. Четверо из нас перекрыли все подходы, чтобы загнать их в засаду Вайланви. Оваин остался на крышах, чтобы прикрыть нас, но...

Она замолчала, но Денварфи поняла, что она собиралась сказать.

-Снова... Бротандуиве,- прошептала Фретфарэ.

Денварфи на мгновение закрыла глаза: Оваин никогда не найдёт Вайланви.

Когда они покинули родину, их было одиннадцать, хотя Денварфи рекомендовала Фретфарэ взять лишь троих. Никогда прежде так много анмаглаков не собирались вместе ради одной цели. Их задача была очень важна в глазах Вельмидревнего Отче, который сильно боялся оставлять любое устройство Древнего Врага в руках людей.

Одиннадцать отбыли вместе, но кто-то еще тайно преследовал их. Даже, когда по дороге погибли двое и когда они уже знали это точно, Денварфи не могла заставить себя поверить в это. Только в ту ночь, когда она ясно увидела огромную тень своими глазами, она признала правду.

Только восемь добрались до этого города, а теперь их осталось семеро. Изменник-Бротандуиве устранял одного за другим. Греймазга, мастер среди них, убивал своих же.

Смертей не было уже месяц, с тех пор, как они прибыли в Колм-Ситт. Денварфи понадеялась, что Бротандуиве потерял их след. Это была очень опрометчивая надежда.

Она посмотрелаё на Рхизиса. Он, казалось, забыл о свой ране, прямо встретив ее взгляд. Из всех, кого они с Фретфарэ выбрали, она знала его лучше остальных, но никогда не видела его таким печальным. Он был стройным и тонкогубым, всегда носил волосы распущенными. Теперь они намертво спутались на лбу, окрасившись от крови. Его глаза сумрачно тлели, но он молчал. Рхизису нравилось общество Вайланви, самого младшего из их команды, с ним он частенько изображал из себя «старшего брата».

Денварфи отступила на несколько шагов, но он придвинулся ближе, вглядевшись в ее лицо, и прошептал:

-Во тьме и безмолвии.

Ей не нужны были его слова, кредо их касты, чтобы напомнить об их цели. Только их миссия имела значение. Их цели были в городе. Хотя только шестеро из ее команды могли преследовать их, поскольку Фретфарэ была недееспособна. Но этого будет достаточно.

-Позволь осмотреть твою рану,- сказала она. - Фретфарэ, позаботишься о плече Тавифа? Энниш, как твоё плечо?

Энниш, будто не услышав её, начала вышагивать по комнате:

-Он был в моих руках!..- она почти шипела. – Моя гаррота была вокруг его горла.

-Бротандуиве?- удивлённо спросила Фретфарэ.

Денварфи почти усмехнулась от этого недальновидного предположения:

-Лисил,- озвучила она свою версию, наблюдая за Энниш с растущим беспокойством.

Месть походила на болезнь, и Бротандуиве был переносчиком, продолжающим распространять её среди них. Денварфи снова настороженно посмотрела на Рхизиса.

-Это ещё не все,- спокойно сказал он. - Он был не один. Лучник на крыше попал в Энниш, а затем стрелял в Оваина.

Денварфи внутренне похолодела и покачала головой:

-Нет... кроме Бротандуиве, кто ещё мог метить в своего собрата?

Никто не ответил ей, но Рхизис не стал бы говорить этого, если бы не был уверен. Денварфи внимательно посмотрела на плечо Энниш, когда Фретфарэ размотала повязку.

-Что-то серьёзное?- спросила она.

-Нет, стрела прошла только через кожу. Эйводан легко сломал и вытащил её.

-Вы не смогли проследить за их отступлением?- спросила Денварфи.

Рхизис поглядел в сторону, и даже Энниш промолчала. Тавиф устроился на стуле, пока Фретфарэ осматривала его ранение, и покачал головой.

-Мы не могли,- прямо сказал он. – Трое из нас были ранены, Вайланви пропал. Мы могли только отступить... а вдобавок маджай-хи преследовал нас. Только Оваин вернулся, когда мы отделались от маджай-хи.

Денварфи кивнула. У Тавифа были слишком широкие плечи для эльфа. Он не слишком хорошо усваивал языки, но был очень силён в рукопашном бою. Денварфи предположила, что он получил эту рану в схватке именно с Бротандуиве.

Тавиф был прав. В такой ситуации лучше перегруппироваться и пересмотреть свои планы, а не атаковать вслепую и проиграть.

-Нужно зашить,- сказала Фретфарэ, смотря на рану Тавифа.

Тавиф поморщился. Вместо этого он бы предпочел сражаться с четырьмя вооруженными противниками сразу. Денварфи решила, что дальнейшие вопросы не могут ждать. Очевидно Фретфарэ не была с ней согласна, поскольку молчала.

Ночь ещё не закончилась. Она должна была узнать все как можно быстрее и снова выставить часовых у Гильдии. Потом нужно доложить обо всём Вельмидревнему Отче. Все, что имеет значение сейчас, это их цели.

Эйводан, самый старший из их команды, до сих пор не вымолвил ни слова. Он продолжал смотреть в окно, возможно, ожидая возвращения Оваина. Что-то нужно было делать, и Денварфи должна была задавать вопросы, независимо от ранений.

-Расскажи мне все по порядку,- обратилась она к Эйводану. –Начиная с Гильдии Хранителей.


***


Чейн стоял на причале Беранломртского залива, наблюдая, как два матроса загружают маленькую двухмачтовую шхуну. Один из них, поднимаясь по трапу, споткнулся, и ящик стукнулся о перила. Из него раздался грохот и звон стекла.

-Полегче с этим!- приказал третий широкоплечий мужчина. -Там бутылки с пряным мёдом для танаэ. Разобьёшь их и будешь возмещать стоимость весь сезон!

Оба матроса вздрогнули, проявив большую осторожность, когда опускали ящики на палубу шхуны.

Упоминание о танаэ — почитаемых среди гномов — было очень кстати для Чейна.

-Ты капитан этого судна?- спросил он, приблизившись к широкоплечему мужчине. - Оно направляется в Дред-Ситт?

Тот осмотрел его с ног до головы.

Чейн отлично понимал, что он больше не похож на хорошо одетого молодого дворянина, каким когда-то был. Его сапоги были слишком пыльными и более поношенными, чем даже его одежда. Он хорошо говорил на нуманском, но его акцент и искалеченный голос всегда будут привлекать внимание.

-А если да, то что?- бросил вызов мужчина.

-Я друг ширвиша Маллета из храма Бендзакенджа,- объяснил Чейн. - Мне нужно, чтобы одно письмо как можно скорее попало к нему в руки.

Чейн вытащил свой кошелёк и ослабил шнурки, перевязывающие его. В нём было немного монет, и он не собирался показать сколько, пока не услышит стоимость. Учитывая то, что капитан уже направляется к необходимому месту, цена не должна быть очень высока.

Лицо капитана стало обеспокоенным:

-Маллет? Письмо так важно?

-Да.

Капитан протянул руку:

-Я лично прослежу, чтобы он получил его, как только мы придём в порт.

Чейн немного расслабился и наклонил кошелёк, чтобы высыпать монеты на ладонь:

-Сколько?

Капитан покачал головой:

-Маллет несколько раз оказал мне услугу. Наладил торговлю между мной и кланами своего народа.

Чейн моргнул, колеблясь. Как сын жестокого отца, дворянин на своей родине во время жизни и после того, как стал не-мертвым и вынужден был скрываться, он мало что получал задаром. И конечно он совсем не ожидал подобного от незнакомца.

Он не знал, как начать, но не хотел быть никому обязанным.

-У меня есть несколько гномских монет, для меня они бесполезны. Возьми хоть часть, - предложил он.

Капитан, усмехнувшись, пожал плечами:

-Если только ты настаиваешь.

Чейн отсчитал три медных монеты с отверстиями в центре, не зная их истинной стоимости. Капитан взял их вместе со свернутой бумагой, и посмотрел на нее.

-Без адресата?- спросил он, поскольку Чейн никак не подписал внешний лист.

-Это не нужно,- ответил он. - Ширвиш Маллет поймет.

-Оно будет доставлено к середине утра,- кивнул капитан и затопал по доскам причала к своей шхуне.

В действительности Чейн не подписал письмо лишь потому, что попросту не мог. Окончательным местом его назначения были руки не ширвиша Маллета. Чейн нуждался в помощи, и это был его единственный способ послать за ней. Ему оставалось лишь надеяться, что Маллет быстро передаст письмо истинному получателю.

Глава 8

Пауль а’Ситт пересек небольшую приёмную своего магазина «Вертикальное Перо» и запер дверь на ночь. Помещение было опрятным и просторным, только в дальнем конце комнаты находился старый прилавок и несколько деревянных витрин с открытыми книгами внутри – образцами работы магазина. Он откинул в сторону подвижную секцию прилавка, шагнул за него и проверил, что там также всё в порядке. Наконец, он направился к правой двери в мастерскую.

Задние помещения любого магазина писца очень отличались от внешней комнаты для приёма клиентов. В «Вертикальном Пере» оно было заполнено высокими наклонными столами и табуретами, вместе с одним большим столом и стулом.

Хотя скоро должен был прозвонить первый колокол ночи, фонари все еще горели, заполняя помещение шафрановым светом. Стопки и пачки пустой хрустящей бумаги и несколько более дорогих и традиционных пергаментов были сложены на полках, занимающих все стены, за исключением задней, где была тяжелая дверь чёрного хода. Там же были бутылки с различными чернилами, фляги с сухим тальком и песком, вспомогательные материалы и различные инструменты. Везде были разбросаны перья, блокноты с промокательной бумагой, подставки, предназначенные для того, чтобы рука писца не испачкала страницы, и ножи для бумаги.

Да, по сравнению с аккуратнейшей приёмной, которую видели клиенты, здесь царил хаос.

Большинство сотрудников Пауля на ночь уходили домой, включая его главного писца, Тиагана. Но он все еще ждал возвращения двух учеников — Лиама и юной Имарет — отосланных по поручению. Он никогда не посылал кого-то в одиночку после наступления темноты.

Шагая по мастерской, он провёл рукой по своим темным волосам длиной до плеч. Хотя в них появилось несколько седых прядей, его лицо выглядело молодым. Мельком он заметил пятно от мела на своей темно-серой бархатной тунике, но даже не попытался стереть его. Он был слишком занят своими мыслями.

Весна вступала в свои права, и ночи становились теплее, но Пауль с прошлой осени был в тупике. Два сезона назад, его магазин — вместе с четырьмя другими — был почти забит работой от Гильдии Хранителей. Гильдия начала огромный проект по переводу. Страницы примечаний переводчиков на диком множестве древних языков были отосланы для транскрипции в более аккуратные копии. Последние страницы содержали уже не примечания, а сам перевод в транскрипции. Но языки не имели значения, поскольку все материалы были написаны в слоговой азбуке бегайн, который могли понять немногие, кроме Хранителей.

Хотя никто этого не знал, Пауль был одним из таких исключений. Многое, что он прочитал, потрясло его.

Он прочёл каждую страницу, которая прошла через его магазин, но это было слишком промежуточно и отрывочно. Скорее всего, премины Гильдии специально подстраховались, чтобы ни один магазин и ни один писец не работал над длинным и цельным текстом.

Хотя внешне Пауль оставался невозмутимым и хладнокровным, в глубине души он бесился и жаждал получить больше информации, поскольку части, которые он видел, не ответили на его вопросы. Его ум прокручивал стремления, которые он отбросил так давно. А затем два Хранителя, которые должны были забрать у него готовую работу и отнести её в Гильдию, были убиты в переулке.

После этого все изменилось, а если быть точнее — ухудшилось.

Страницы, посланные в магазины, всегда были перемешаны. Пауль смог соединить немного из того, что прочёл, но большая часть была неполной. А после убийств, Совет Преминов решил, что работа по транскрипции должна быть закончена на их территории, поэтому с тех пор писцы работали там. И только один магазин претендовал на эту работу.

Пауль а’Ситт удостоверился, что были выбраны именно его писцы, но это многого ему стоило. К сожалению, даже в этом случае его доступ к материалам стал ещё более ограничен.

Во время работы его писцы были словно заточены в монастырь. Ни один из них не видел то, над чем работали другие, и ни у кого не было такой потрясающей памяти, как у Имарет.

Сам Пауль был почти полностью отрезан от текстов.

Ему разрешили при случае навещать его служащих под предлогом проверки качества их работы, но за ним всегда наблюдали. Он никогда не мог слишком долго смотреть через плечо одного из своих людей, иначе стало бы слишком очевидно, что его внимание сосредоточено на содержании, а не на качестве транскрипции.

Он закрыл глаза, и на него тут же нахлынули нежелательные воспоминания... или, скорее, обрывки воспоминаний, ещё более бессвязные, чем отосланные для транскрипции древние тексты.

Это действительно было тысячу лет назад — или чуть меньше или больше? Как и многие среди напуганных народов давно забытых стран, он пошел на войну. Его туда силой отправил отец, наборщик рекрутов или старейшина племени? Или это был его собственный выбор? Воспоминания были настолько разрозненными, что казались черновыми набросками историка, который сам не участвовал в описываемых событиях.

Пауль намеками помнил долгий переход на юг вдоль западного побережья, вместе со множеством других молодых людей. У него не было воспоминаний о самой войне или его товарищах по оружию. Он даже не знал, насколько далеко на юг он зашёл. Но он ясно помнил женщину с белым лицом.

Ее блестящие черные волосы завитками свисали почти до пояса ее странно мерцающей одежды. Ткань её, похожая на шелк или эльфийский шеот, была покрыта узором из цветов. Она плотно облегала изгибы ее маленького гибкого тела. Это платье не походило на одеяния народов, которых он когда-либо видел. Она происходила откуда-то издалека, возможно из-за западного океана? И ее глаза...

Он никогда не забудет ее глаз.

Миндалевидные и немного раскосые, они совершенно не были похожи на глаза страдающего какой-то болезнью, и потому настолько бледного эльфа. Кроме того, она была слишком миниатюрна для этой расы. Ее радужки, на первый взгляд черные, мгновенно становились похожими на прозрачные кристаллы. Её глаза были холодными и невыразительными, но когда она посмотрела на него, в них окреп одержимый голод, и она шагнула ближе по скалистому берегу.

Пауль даже не мог вспомнить, коснулся ли он ее. Он не забыл только, как очнулся в прибое. Его легкие были заполнены водой.

Его глаза видели даже в темноте, даже под водой, за исключением облака крови вокруг него. Он подавил панику и, вынырнув на поверхность, попытался сделать вдох, но из его груди лишь хлынула холодная вода. Когда волны вынесли его тело на каменистый берег, он все еще пытался дышать... хотя теперь ему не нужно было этого делать. Он перекатился на живот и встал на четвереньки, выталкивая морскую воду из легких. Вместо неё внутрь ворвался воздух, но теперь это не имело значения.

Он так многое позабыл, и чем дольше существовал, тем больше терял. Только эти воспоминания – самые драгоценные, самые ужасающие – его мозг хранил дольше всего, пока и они не разбились на осколки из-за более новых, снова и снова заменяющих старые.

Где сейчас эта женщина, которую он видел только той ночью, когда очнулся под водой... с разорванным горлом и охладевшим телом?

Пауль открыл глаза у задней стены мастерской. Если он все еще существует, то и она – тоже. В тех скудных листах, принесённых для транскрипции из Гильдии, он видел имена. Одно из них принадлежит ей? Это вообще возможно?

Он провёл ладонями вниз по лицу. Независимо от его ненависти и желаний, которые цеплялись за эти маленькие осколки воспоминаний, его обязанности здесь были на первом месте. У него была своя жизнь в его городе, которая требовала его внимания.

Мир, который он создал для себя, был его лучшей защитой. Он всегда очень хорошо понимал это, и сейчас неотрывно смотрел на незакрытый черный ход и его крепкий железный засов, прислонённый к стене рядом с ним. Что задержало Лиама и Имарет?

Несмотря на то, что Гильдия замедлила проект транскрипции, она все так же поставляла его магазину другую объёмную работу. Странник из ордена сентиологов недавно вернулся из своего первого назначения. Премин Рэнелд отвлёк от проекта писцов, чтобы те переписали записи юноши для архивов Гильдии. Крайний срок был сегодня.

Но придя в магазин вечером, Пауль обнаружил, что писцы ещё не закончили. Он послал Имарет и Лиама, чтобы заверить премина, что они закончат к завтрашнему закрытию. Он взял в привычку всегда и обо всём информировать своих клиентов. Задержка в день не должна была вызвать беспокойства.

Хотелось надеяться, что он сейчас ждёт не по вине Имарет.

Прошлой осенью убили двух Хранителей, и это были ее друзья — по крайней мере, один из них. У них остался ещё один близкий товарищ в Гильдии, Николас Кольмсерн, который позже тоже подвергся нападению. Естественно, общая потеря сблизила Имарет и Николаса, и молодой Хранитель начал проводить большую часть своего свободного времени в магазине. А Имарет использовала любое оправдание, чтобы навестить его в Гильдии.

Несмотря на свой застенчивый и какой-то нервный характер, Николас обладал острым пытливым умом. Пауль находил весьма любопытным интерес юноши к истории. Что-то в Николасе Кольмсерне трогало Пауля. Это была не жалость, а скорее одержимая потребность... защищать свою территорию.

После каждого визита Николаса, когда они с ним всё больше просиживали вечера за детальным изучением бумаг и книг, которые Пауль приносил из собственной домашней библиотеки, сам Пауль становился всё нервознее и осторожней. Любые отношения были опасны, а ему вполне хватало клиентов магазина и его работников, особенно Имарет.

И вот, она опять заставляет его ждать.

Он шагнул к черному ходу и потянулся к своей широкополой шляпе и черному плащу рядом на вешалке, готовясь выйти наружу и отправиться на поиски девочки. Но тут дверь черного хода резко распахнулась, и он остановил её рукой, прежде чем та стукнула его в лоб.

Имарет, тяжело дыша, почти ввалилась внутрь и закричала:

-Мастер?!

Она дико огляделась, а за ней следом вошёл с виду такой же растерянный Лиам. Пауль, выступив из-за двери и захлопнув её, заставил вздрогнуть их обоих.

-Что стряслось?- немедленно спросил он.

Слишком низенькая для своего возраста, Имарет была обладательницей тёмно-смуглой кожи, унаследованной от матери, и целой копны немного странных темных волос. Лиам был на целую голову выше, и имел светло-рыжие волосы и бледно-голубые глаза. Пауль предполагал, что им обоим лет по шестнадцать, хотя никогда не спрашивал.

-Гильдия заперта...- задыхаясь, выпалила Имарет. - Она под охраной. Городской стражи!

На три быстрых выдоха Имарет Пауль замер:

-Помедленнее... и объясни всё.

-Мы не добрались даже до внутреннего двора,- затараторила она.- Решётка опущена, Шилдфёлчес патрулируют стены, а Николас заперт внутри!

Ее слова заставили Пауля забеспокоиться, хотя, скорее всего, не по тем же причинам. Она не уловила сути, и он твердо посмотрел на Лиама.

-Мы не смогли должным образом передать сообщение,- добавил тот к словам Имарет. - Мы отказались уйти и объявили, что будем стоять там хоть до рассвета, пока стража не доложит Хранителям, что мы ждём... и мы ждали. Мы думали, они впустят нас, но тот, кто к нам наконец вышел, был не премин Рэнелд. Это был домин Хайтауэр. Его не волновали записи странника, которые нам нужно было закончить, он просто сказал, что вся работа над проектом транскрипции приостановлена. Вы не должны посылать писцов до следующего распоряжения... от него. А затем он просто развернулся и ушел!

Имарет все еще тяжело дышала, ее лицо было растерянным. У Пауля не было времени успокаивать ее, поскольку Николас был наименьшей из его проблем. Произошло что-то серьёзное, если Сикойн остановила всю работу над проектом. Но что заставило ее вызвать городскую стражу?

Пауль был теперь полностью отрезан от текстов... на неопределенное время.

-Хайтауэр или стражники не назвали какую-либо причину, почему это произошло?- спросил он.

Оба ученика отрицательно помотали головами.

-Николас очень не хочет быть запертым в Гильдии,- сказала Имарет. - Он ненавидел, когда... когда это произошло прошлой осенью.

На Николаса напали, как и на несколько других молодых Хранителей. Но в отличие от них, он выжил. Он потратил больше месяца на выздоровление, и даже сейчас не полностью восстановил здоровье — а возможно, никогда и не восстановит.

Пауль не смог подавить вспышку жалости. Имарет переживала за своего единственного друга, а он не мог позволить этому повредить ее ценным навыкам. Она значила намного больше, чем просто одаренный ученик писца. Даже несмотря на её столь юный возраст, он часто зависел от ее невероятной памяти.

Она могла воспроизвести всё, что когда-либо прочитала, знак за знаком, независимо от того, знала она этот язык или нет.

-Лиам, проводи Имарет до дома,- распорядился Пауль. – Никуда не сворачивайте. А затем сам иди домой.

Он, смотря вниз на Имарет, одел на голову свою широкополую шляпу, а затем набросил плащ на плечи и повозился с завязками. Она не спорила, но смотрела на него так, будто хотела выпалить срочную просьбу.

-Я сам пойду в Гильдию, прямо сейчас,- сказал он ей. – А завтра расскажу тебе, что узнаю.

Ее маленькое загорелое лицо раскраснелось от волнения:

-А не можем мы пождать вас здесь до...

-Домой, сейчас же!- резко сказал он, но затем успокоился, подыскивая разумный способ отговорить ее. - Я уже рискую заслужить выговор от ваших родителей из-за того, что вы возвращаетесь домой так поздно. Ваши родные скоро начнут волноваться.

Имарет закрыла глаза, и у Пауля возникло странное ощущение, что она станет спорить — не с его рассуждениями или указаниями, а с чем-то еще из его слов. Она оглянулась на Лиама, но тут же снова посмотрела на него:

-Вы спросите о Николасе?- сказала она, уже потянувшись к ручке двери.

-Я попробую,- ответил он, не готовый дать обещание.

Проводив учеников взглядом, он направился в противоположном направлении — к замку Гильдии. Он быстро двигался по темным улицам, задаваясь вопросом, не могли ли Имарет и Лиам преувеличить ситуацию. Эмоции и личные переживания часто сужали кругозор молодежи. Скоро он уже шагал по Старой Процессиальной дороге, и ворота замка уже были видны впереди. Но когда он открыл ворота, то увидел, что тревога Имарет не была преувеличенна.

Решётка была опущена, и стражник Шилдфёлчес в красном плаще смотрел на него сквозь толстые вертикальные прутья. Пауль заметил ещё одного вышагивающим по южной половине стены замка.

Он приблизился к решётке, кивком поприветствовав стражника внутри. Человек был огромным с чисто выбритой головой и чрезмерно страдальческим выражением лица.

-Я могу чем-то помочь, господин?- спросил он, хотя его тон едва ли предполагал заинтересованность.

-Я – мастер а’Ситт из «Вертикального пера»,- сказал Пауль, намеренно сделав свой голос немного надменным и раздраженным. – Моя мастерская забита рукописями нескольких проектов Хранителей, и все же два моих ученика были отосланы прочь сегодня вечером. Пожалуйста, передайте домину Хайтауэру, что я хочу поговорить с ним... сейчас же.

Выражение лица стражника ничуть не изменилось:

-Домин Хайтауэр дал указания, чтобы его не беспокоили. Возвращайтесь завтра.

Всё, что сделал лысый охранник, это скрестил руки, всё так же смотря сквозь прутья решётки.

Пауль целую тихую секунду в нерешительности смотрел в пол. Территория Гильдии действительно была оцеплена. Работа его магазина была его непосредственной заботой, но он упустил ещё и средства к исполнению своего желания. Но если он попытается давить здесь и сейчас, то может лишь продлить эту потерю или даже сделать её окончательной.

Он наконец возвратился к воротам в стене замка и зашагал по Старой Процессиальной. Но он помнил имена, которые прочитал в тех отрывочных фрагментах, посланных для транскрипции в его магазин.

Веспана, Гахетман, Джеретан... Фазабид и Меманех... Ухмгада, Криф и Сау’илахк... Волино и Гассаун... и Ликэн.

Она была среди них?

Терпение было преимуществом долгого существования, но сейчас оно было таким же тонким, как самая прекрасная бумага.


***


Магьер позволила Леанальхам поддерживать ее, пока они ждали в проулке между двумя зданиями. Малец и Лисил прижались к стене у входа в него, наблюдая за улицей. Лисил отыскал их дорожный сундук, и сейчас он стоял на земле около него вместе с их сумками.

Здание за спиной Магьер было какой-то трехэтажной гостиницей. Оша же пошёл к парадным дверям, чтобы войти не привлекая внимания и впустить их. Ожидая, Магьер посмотрела вниз и положила одну ладонь на щёку Леанальхам:

-Что ты здесь делаешь?- прошептала она.

Как только вопрос сорвался с ее губ, глаза Леанальхам расширились. Она быстро прижала руку ко рту Магьер и помотала головой, требуя тишины.

Когда Магьер в последний раз видела Леанальхам, девочка была дома, в безопасности эльфийского леса Восточного Континента, и жила с пожилым целителем Глеанном, так называемым «дедушкой» Леанальхам. Мать Лисила, Нейна, также осталась с ними. Магьер могла только представить горе девочки, когда она услышала о смерти ее «дяди» Сгэйля. Хотя Сгэйль был связан с девочкой и старым целителем по крови, Магьер никогда полностью не понимала эльфийские семейные узы. Такие названия, как «дедушка» или «дядя» были, скорее всего, сильно упрощены.

Что побудило Бротана выдернуть Леанальхам из её тихой спокойной жизни? Магьер резко убрала руку от щеки Леанальхам:

-Почему ты не дома со своим дедушкой?

Леанальхам, не ответив, перевела взгляд на проулок позади, но Оша еще не появился.

Магьер теперь не могла видеть лицо Леанальхам под её капюшоном. Она начала подозревать, что что-то большее, чем страх быть подслушанными, вызвал молчание девочки.

-Леанальхам?- мягко шепнула она.

Девочка немедленно съежилась, будто её ударили, а затем внезапно выпрямилась и протянула руку Магьер.

Из-за дальнего угла гостиницы выглядывал Оша и жестом призывал их следовать за собой.

Магьер посмотрела назад себя и шикнула.

Лисил и Малец оглянулись, и она указала им на Ошу. Они последовали за Магьер, которую вела по переулку Леанальхам. За спиной Оши была распахнутая дверь черного хода, за ней виднелась лестница.

Леанальхам всё ещё молчала, но усилия, потребовавшиеся на подъём, и боль отвлекли Магьер.


***


Лисил не был удивлен, обнаружив, что Бротан выбрал комнату на верхнем этаже. У анмаглаков была склонность приходить и уходить по крышам. Но в тот момент это его совсем не волновало. Скинув на пол их имущество, он схватил руку Магьер, быстро отстегнул от ее пояса саблю, а затем помог Леанальхам довести её до единственной в комнате узкой кровати. После этой сумасшедшей ночи он и Малец наконец доставили Магьер, пусть в иллюзорную, но безопасность.

-Очень больно?- спросил он.

Магьер откинулась назад, и Леанальхам подложила под ее плечи и голову свёрнутое одеяло. Магьер, отвечая на его вопрос, отрицательно покачала головой, но Лисил знал, что она лжёт.

Её бледное лицо было напряжено, а зубы – плотно сжаты. Он хотел дать ей передохнуть хотя бы несколько секунд, прежде чем попытаться извлечь стрелу. Ведь тогда боль только усилится.

Леанальхам встала на колени на полу у другой стороны кровати, а Лисил огляделся вокруг и обнаружил маленькую груду дорожных вещей в углу: брезент, ещё одно одеяло и две сумки. Ещё в комнате был маленький стол, два табурета и жестяной кувшин с тазиком около двери. Он не мог сказать, сколько времени Бротан жил здесь.

Малец подошёл к грязному окну. Он опёрся передними лапами на подоконник и, чтобы привлечь их внимание, рыкнул, поддевая когтями защёлку на створках окна. Он заворчал и оглянулся на Лисила.

-Запри окно,- Лисил повернулся к Оше. – По крайней мере, тогда мы услышим любого, кто попытается войти.

Вместо этого Оша отстегнул свой колчан, а затем злобно потянул за другой ремень, проходящий через его грудь. Он поймал скатывающийся со спины длинный и узкий тканевый свёрток и швырнул — почти швырнул — его в угол, к другим вещам.

Оша вздрогнул и поморщился, потирая плечо, будто свёрток был тяжелее, чем выглядел. Лисил задался вопросом, что же было завёрнуто в ткань, но сейчас было не время спрашивать.

Малец отпрыгнул от подоконника и отошел, когда Оша шагнул к окну. Но вместо того, чтобы зарыть его, Оша приоткрыл одну створку и всмотрелся в ночь. Он закрыл её снова, но не запер.

Малец тихо заворчал и посмотрел на Лисила, но они оба поняли, что это значило – Бротан. Оша ожидал, что Держатель Теней войдет через окно. Малец, наморщив нос, отошёл к двери и лёг, чтобы наблюдать за окном и всей комнатой.

Лисил перевёл взгляд на Магьер.

Она безвольно лежала поперёк кровати, а Леанальхам уже осматривала её рану.

-Что ты здесь делаешь?- спросил он, и быстро глянул на Ошу.- И он тоже... почему вы не с Глеанном... и что с моей матерью? Леанальхам?

Девушка напряглась, но осталась сосредоточенна на том, что отводила ткань штанов Магьер от раны. Но Лисил заметил, как один из ее зеленых глаз странно дёрнулся.

-Я должна закончить с этим,- ответила она.

Ее белашкийский был лучше, чем у Оши. Вероятно, она научилась ему от Сгэйля, хотя Глеанн тоже вполне хорошо говорил на нём. Винн немного учила Ошу, как и сам Лисил, но у юноши было мало таланта к изучению языков.

Леанальхам внезапно встала, прошла к вещам в углу и пошарила в одной из сумок. Она вытащила несколько кусков белой ткани и коробку, настолько большую, что ей пришлось держать ее двумя руками. Вернувшись к кровати, она разложила эти вещи на полу, где Лисил не мог видеть их. Леанальхам расширила дыру в штанине Магьер кусочком ткани и вытерла кровь, чтобы лучше осмотреть рану.

-Что в коробке?- спросил Лисил.

-Инструменты целителя,- ответила Леанальхам. – Они принадлежали моему... дедушке.

Глеанн был известным среди его народа, Ан’Кроан, Ваятелем или скорее целителем, который работал с ранеными и мог формировать живые существа, такие как деревья, превращая их в дома. Возможно, Леанальхам обладала тем же даром, и он обучил ее своему ремеслу. Но почему этот старый как лунь Ан’Кроан отказался от своей работы? Иначе зачем ещё он передал свое оборудование внучке?

-Стрела прошла мимо кости,- сказала Леанальхам. - Но она совсем рядом с ней. Мышцы могут пострадать, но я должна буду немного расширить рану, чтобы чисто вывести древко.

Магьер приподнялась на локтях.

-Не беспокойся,- сказала она, но ее слова казались приглушенными.

Взгляд Лисила скользнул к ее лицу. Ранее он попросил ее высвободить немного дампирскую сущность, чтобы уменьшить боль.

Карие радужки Магьер затопила чернота, и Лисил запаниковал. Он понял, что она собирается сделать. Когда она потянулась к бедру и схватила древко стрелы, он закричал ей:

-Нет!

Прежде чем он смог перехватить ее запястье, она рванула стрелу из бедра.

Хриплый крик боли и ярости сорвался с губ Магьер. Древко стрелы в ее сжатом кулаке сломалось пополам, когда Лисил подбежал к кровати и придавил её к ней. Леанальхам, вскрикнув, схватила кусок ткани, чтобы остановить поток крови.

-Нет!- зарычала Магьер и отодвинула руки девушки.

Лисил видел, что радужки расширенных глаз Магьер полностью чёрные. Из-за боли она крепко сжала зубы и оскалилась. Ее зубы начали смещаться и изменяться. Лисил придавил ее собой и закричал:

-Малец!

Но пёс оказался недостаточно быстр. К тому времени, когда он схватил заднюю часть плаща Леанальхам и потянул её назад, глаза девушки расширились. Она, поскользнувшись на полу, спряталась за ногами шагнувшего вперёд Оши.

Сам Оша выглядел испуганным, но не удивленным. Он несколько раз видел изменение Магьер: и в Эльфийских Землях, и сражаясь рядом с ней в скованном льдом замке, когда они шли за первым шаром. Он видел дампирскую половину Магьер, но никогда при таких обстоятельствах.

Всё, что Лисил мог сделать, это изо всех сил держать Магьер и надеяться, что она не потеряет контроль.

Каждая ее мышца была напряжена, и он кинул взгляд на дыру в ее штанине. Эта способность вызывать ее внутреннею сущность была новой, она научилась делать это в северных Пустошах, и это не было чем-то таким, что должны были знать остальные. Он лежал, прижимая Магьер к кровати, а Малец наблюдал за ними обоими, готовый прийти ему на помощь. Лисил оцепенел, он не мог даже посмотреть в лицо Магьер. Он не отводил взгляда от окровавленной дыры в ее штанине.

Кровь больше не текла. Он не мог быть уверен, но он понял, что рана начала закрываться.

Магьер застонала и обмякла под ним. Оша и Леанальхам все еще не могли отвести от неё взгляд, когда последний измученный выдох сорвался с её губ.

-Что... что...- залепетала Леанальхам, вставая на ноги и выглядывая из-за Оши.

-Всё в порядке,- невыразительно сказал Лисил. - Ей скоро понадобятся вода и еда.

Леанальхам осталась на месте, держась за Ошу.

Лисил повернулся, чтобы увидеть лицо Магьер. Ее глаза были закрыты, но губы достаточно расслаблены для того, чтобы он увидел, что ее зубы в нормальном состоянии. Она вся взмокла от пота, и он дотянулся до куска ткани, которую выронила Леанальхам, чтобы вытереть ей лицо.

-Всё в порядке,- мягко шепнул он в ей в ухо, не зная, что еще сказать.

Вдруг Малец заворчал.

Лисил оглянулся на него и обнаружил, что пёс смотрит на окно. Он почувствовал дуновение ветра и, быстро развернувшись на краю кровати, потянулся к своим клинкам.

Бротан с крыши заглядывал в открытое окно. Он схватился за верхний край оконной рамы, перекувыркнулся через голову и мягко приземлился на пол.

Лисил не убрал руку от своего крылатого клинка.

Ботан выпрямился и посмотрел сначала на кровать, а затем на сжавшуюся позади Оши Леанальхам. Когда он размотал шарф, стало видно, что он хмурится.

-Почему рана ещё не перевязана?- требовательно спросил он.

-Я... я не могла,- запинаясь, ответила Леанальхам. - Она не...

-Я не буду иметь дело с ним,- внезапно рассердившись непонятно на кого, прервал её Лисил. - Леанальхам, принеси немного воды.

-Ты нашёл... их?- спросил Оша по-белашкийски, смотря на Бротана.- Нашёл укрытие... место?

Все еще смотря на Магьер, Бротан покачал головой:

-Нет.

Оша отвернулся, наклонился и поднял жестяной кувшин. Он мягко сунул его в руки Леанальхам. Она вышла из оцепенения и повернулась к двери, но ее наивный взгляд оставался прикован к Магьер, пока не закрылась дверь.

Лисил встал.

-Оша, что вы все делаете здесь? Почему другие анмаглаки пришли сюда за Магьер? И не вздумай сказать мне «не сейчас»!

Что-то в Оше изменилось, но Лисил в последний раз видел молодого эльфа больше года назад. Его чувства, иногда даже его мысли, всегда были ясно видны на его лице. Но не сейчас.

-Защитить вас,- наконец ответил Оша. - Защитить вас от них. Вельмидревний Отче... он послал...

-Я возражал против его стратегии,- прервал Бротан.

-Возражал?!- выплюнул Оша и повернулся к Бротану. Он разразился целым сердитым потоком на эльфийском.

Бротан прервал его одним резким словом, и Оша замолк. На лице молодого эльфа не было страха или почтения при разговоре со страшим его касты. Несмотря на эту вспышку, Лисил не собирался позволить им уйти от ответа.

-Защитить нас?- он почти кричал. - От ваших же людей? Чего они хотят?

Никто не должен был отвечать.

Лисил даже не понимал, зачем спросил. Вельмидревний Отче послал часть своей касты за ними, когда они искали первый шар. Сгэйль умер, защищая их, и убил одного из Держателей Теней — таких, как Бротан. Вельмидревний Отче хотел заполучить шар, или по крайней мере узнать, что именно они добыли и где оно было. Ничего подобного убийцы древнего эльфа никогда не видели.

Но это совсем не объясняло, зачем Бротан или даже Оша притащили сюда Леанальхам. Девушка вряд ли могла как-то «защитить» Магьер. Хуже того, Леанальхам была в опасности, потому что находилась рядом с Бротаном — а теперь ещё и с Магьер.

Лисил искоса глянул на Мальца. Он знал, как получить точные ответы — или, скорее, как удостовериться, что Малец получил их. Но пес не смотрел на Бротана.

Малец уставился на длинный свёрток Оши в углу. Что-то ещё, что беспокоило Мальца больше, чем Бротан, начало волновать и Лисила.

-Малец?- окликнул Лисил.

Пес не повернулся к нему.


***


Малец слышал Лисила, но не стал поворачиваться к нему. Он смутно осознал кое-что, но тут вернулась Леанальхам с полным кувшином воды. Девушка нерешительно подошла к кровати Магьер, но его мысли уже были в другом месте. Он пытался понять последствия того, что услышал в напыщенной речи Оши на эльфиском до того, как Бротан заставил молодого эльфа замолчать.

Бротан пытался убить Вельмидревнего Отче.

Последствия в любом случае были ошеломляющими, и он предположил, что Бротан развязал войну, на сей раз среди своего собственного народа, между диссидентами и лояльными к Вельмидревнему Отче анмаглаками. Он сделал это нарочно? О да, даже неудача могла быть инструментом для этого обманщика.

И теперь столько анмаглаков приехали за Магьер и шаром, чтобы узнать его местонахождение, фактически даже не зная, что это, и ситуация также касалась Бротана. И всё же, они добрались до Магьер раньше него. Это всё, до чего Малец смог додуматься.

И теперь обманчивый мясник стоял в одной комнате с ними.

Если бы только Оша возразил Бротану и продолжил спор, то Малец смог бы узнать больше. Но он уловил кое-что пугающее, связанное со свёртком Оши в углу.

Мимолетная память вспыхнула в разуме молодого эльфа. Это, казалось, было спустя несколько секунд после воспоминания о темной, горячей пещере. Малец узнал это место, поскольку сам когда-то был там. Сгэйль отвёл туда Магьер, Лисила и его, прежде чем они отправились дальше на юг от Эльфийских Земель в поисках шара.

Оша стаял на коленях на неровном камне где-то, где было темно, но не так жарко. Возможно, это было в одном из внешних проходов, ведущих в пещеру. Руки Оши дрожали, когда он провёл ладонью вдоль лезвия меча без рукояти, сделанного из того же белого металла, что и стилеты анмаглаков. Из того же металла были сделаны и крылатые клинки, которые Лисил теперь носил с собой. Из того же металла был сделан кинжал Магьер, пристёгнутый к её поясу напротив сабли.

Хейнасы — Пылающие — зачем-то призвали к себе Ошу и дали ему меч, подобного которому Малец никогда не видел.

Анмаглаки не использовали мечи. Что это значит?

Последнее, что увидел Малец в этой памяти, это отражение лица Оши в металле меча. Он смотрел на лезвие, и его длинное лицо исказило горе, будто он потерял кого-то близкого.

Это лезвие было теперь в связке в углу.

Малец обернулся, услышав шаги Бротана. Когда тот встал в ногах кровати и посмотрел вниз на Магьер, напряженность заполнила комнату до самого потолка. Стоя рядом с Магьер, высокий эльф снова полностью завладел вниманием Мальца.

Почему Бротан и Оша были одеты как люди?

-Она в порядке?- спросил Бротан.

Леанальхам смывала кровь с ноги Магьер. Чем больше она удаляла, тем больше рос ее испуг, поскольку никакой раны не было — даже шрама. Она не ответила Бротану.

-Она будет в порядке,- вмешался Лисил, столь же внимательный и настороженный, как и Малец.

Оша был не единственным, кто, на взгляд Мальца, сильно изменился. Дома Леанальхам почти восхищалась Лисилом. Он был единственным эльфом смешанной крови, которого она встречала, или даже о ком слышала. Теперь она почти не говорила с ним или кем-то ещё. Возможно, Лисил тоже заметил это, потому что вдруг мягко спросил:

-Леанальхам, где Глеанн?

Малец перевёл взгляд на девушку как раз вовремя, чтобы увидеть, как она содрогнулась при звуке собственного имени. Последовала длинная пауза, прежде чем она тихо ответила:

-С нашими предками... со Сгэйльшеллеахэ.

На несколько секунд все в маленькой комнате замерли. Глеанн, добрый старый целитель со своеобразный юморком, который приютил у себя трёх людей и своенравного маджай-хи, был мертв.

Оша сердито развернулся и кинулся к окну. Но он остановился и оглянулся назад, как и все они, при звуке шепота:

-О, Леанальхам...

Девушка замерла, а Магьер попыталась сесть, но не смогла, поэтому дотянулась до руки Леанальхам, лежащей на ее ноге. Лисил оправился от потрясения.

-Глеанн мертв?- выдохнул он. – Как это может быть... где моя мать?

-Она цела и в безопасности,- немедленно ответил Бротан, но даже ему, казалось, было тяжело это обсуждать.

Взгляд Леанальхам скользнул к Лисилу, и весь испуг ушёл с её лица. Малец ждал, что еще девушка может сказать.

-Мы не можем рассказать вам больше на данный момент,- сказал Бротан и быстро посмотрел на Леанальхам. – Твоя мать в безопасности со своим народом, Лисил.

Малец внезапно задался вопросом, кто взял на себя скорбную задачу – сообщить Леанальхам, что Сгэйль мертв. Оша? Она любила Сгэйля, считала его героем. Его высоко чтил их народ и уважали все члены его касты, даже Вельмидревний Отче.

Оша внезапно сделал несколько шагов к Лисилу, все еще сердитый.

-Ты задал вопрос,- рявкнул он. - Я задаю вопрос. Где Винн? Почему она не здесь?

Вот только этого сейчас не хватало! Чувства Оши к Винн не были для него секретом. Однако, Малец не считал, что вопрос о местонахождении Винн сейчас своевременный.

-Заперта в Гильдии,- в голосе Лисила звучала усталость, возможно, от облегчения, что его мать в безопасности. Или он надеялся — также, как и Малец — что ответ на вопрос Оши в свою очередь поможет получить ответы на его вопросы.

-Мы не уверены, почему, но мы уведем ее оттуда,- добавил Лисил.

-Тогда, возможно, мы сможем помочь,- сказал Бротан.

Да, Малец думал об этом, и был уверен, что смогут.

-Оша говорит правду,- продолжил Бротан и посмотрел на Магьер. - Мы здесь, чтобы защищать вас. Защищать то... что вы несете.

Вот только они больше не несли шар — шары. Малец почувствовал некоторое удовлетворение от этого, хотя он задавался вопросом, знает ли Бротан больше, чем остальные анмаглаки. Малец настоял, чтобы ни Магьер, ни Лисил не знали о том, где спрятаны оба шара. Это решение теперь казалось важнее, чем когда-либо.

Ни один анмаглак — даже Бротан — никогда не найдёт шары и не узнает их местонахождение.

-Магьер нужен отдых,- тихо сказала Леанальхам, ее страх прошёл, пока она держала руку Магьер. – Лиишил сказал, что ей понадобится еда. Разве мы не можем просто поесть и отдохнуть всего одну ночь? Не разговаривая ни о чём подобном?

Девушка опустила голову.

Выражение лица Лисила на мгновение потемнело. Это было ужасно, но Малец хотел получить ответы, хотел, чтобы Лисил продолжил задавать вопросы, а он – улавливал воспоминания, но понимал, что сейчас это неуместно.

-Я постою на страже первые часы,- сказал Бротан. - Все остальные... поешьте и отдохните.

Он прошёл мимо Оши, и спустя секунду выбрался на крыши через окно. Неловкую тишину прервал Оша, категорично заявив, что отправляется на поиски еды. Лисил сел на кровать рядом с Магьер, а Леанальхам укрыла её одеялом.

Малец лег в углу около спрятанного меча Оши. Он не собирался спать. Просто с этого места было лучше всего наблюдать за дверью... и окном, на случай возвращения Бротана.


***


Когда Чейн пробирался по темным улицам к «Дому Натье», он не мог отогнать от себя беспокойство. Каждый раз, когда он закрывал глаза, он видел перед собой Винн. Она уже должна была спать к этому времени, или, по крайней мере, он надеялся, что спит. Но утром она проснётся и столкнётся с... чем?

Это беспокоило его — нет, это пожирало его изнутри — что он будет бездействовать весь день, пока события развиваются дальше. Даже если она найдёт способ послать ему весточку, то он не получит её до завтрашних сумерек, и вообще, если получит...

Дверь в свою комнату Чейн открывал медленно, чтобы позволить Тени увидеть, что это он. Она наморщила нос и тихо заворчала, но казалась скорее поникшей, чем враждебной. Ей нужно было поесть и сделать свои «дела», как называла это Винн.

Он понял, что должен уделять больше внимания потребностям Тени, если хочет, чтобы она осталась его пускай неохотным, но союзником. Единственным союзником на данный момент, а он нуждался в ее помощи. Возможно, она могла даже помочь ему советом.

Чейн снял с плеча свою вторую сумку — ту, о которой Винн всегда будет думать как о сумке Вельстила — и открыл её.

-Тень...- начал он, а затем прервался, поскольку, хотя она и понимала речь, он не был уверен, насколько хорошо. – Пойдём наружу, а затем поедим. Но сначала...

Он колебался, и Тень склонила голову на бок, наблюдая за ним. Была только одна вещь, которую он мог сделать – показать ей. Он порылся в сумке.

Чейн вытащил длинную бархатную коробочку и открыл ее, чтобы продемонстрировать шесть стеклянных пузырьков, в которых содержалась ядовитая фиолетовая смесь, смертельная для живых. Не-мертвым она служила для другой цели, что он кропотливо — и мучительно — выяснил на себе. Но сейчас ее запасы подходили к концу.

Компоненты для её изготовления было почти невозможно достать, но одна доза, меньше чем треть пузырька, могла предотвратить его дремоту на несколько дней. Однако, он не решался использовать её, поскольку побочные эффекты были ужасны. Он не спал бы в течение дня, но был бы пойман здесь в ловушку солнцем, если только не наденет свой плащ, маску и очки. Но даже тогда он сможет переносить прямой солнечный свет очень недолго и будет выглядеть как какой-то отвратительный палач. Любой, кто увидит его, остановится и будет провожать его взглядом — и уж точно не забудет.

Мысль о том, чтобы бодрствовать, запертым в этой убогой комнате весь день, была пыткой, которую Чейн скорее стремился избежать.

-Вот. У меня есть способ...- начал он, смотря во внимательные глаза Тени. - Путь, который позволит мне бодрствовать днём, но я все равно не смогу выйти на улицу. Я должен использовать его?

Она поглядела на сумку у двери и занавешенное окно, а затем снова на него. Хотя она была выразительней, чем обычное животное, Чейн никогда не мог сказать, что она думает.

Тень рыкнула раз, говоря: «Да».

-Очень хорошо,- Чейн поднялся, чтобы открыть дверь. -Но сначала мы выйдем для того, чтобы найти еду и сделать «дела»... но давай побыстрее.

Глава 9

На следующее утро Винн проснулась от солнечного света, потоком льющегося из окна. Она чувствовала себя совершенно нормально, и привычно спустила руку с кровати, чтобы погладить Тень. Но ее рука ничего не нащупала, хотя коснулась плетеного коврика на каменном полу. Она села, огляделась, и ее взгляд остановился в дальнем углу около двери.

Ее посох с солнечным кристаллом исчез. Тени нигде не было видно. Она была заперта в своей комнате.

Винн всегда считала, что почти любая ситуация утром будет выглядеть лучше. Но сейчас, сидя в одиночестве, она поняла, что это не так.

Стянув свою серую мантию с изголовья кровати, она надела её и разгладила складки на коленях. Часть ее испытала желание открыть дверь и проверить, был ли Лукан еще там. Но, конечно, был, поскольку ничего не изменилось.

В её дверь мягко постучали. Это мог быть только Николас с завтраком, и это заставило ее почувствовать себя не такой одинокой. Она встала, готовая впустить его, но успела сделать только шаг, когда...

-Странница? Я могу войти?

Винн замерла от низкого голоса, раздавшегося с другой стороны двери. Она узнала этот голос, и он, конечно, не принадлежал Николасу. Она должна была как-то ответить, поэтому просто пошла и открыла дверь.

Снаружи стоял капитан Родиан, а Лукан внимательно смотрел на него. Красный плащ капитана выглядел только что отглаженным. Его бородка была аккуратно подстрижена, а шея выглядела так, будто её брили сегодня утром. Но выражение его лица было не слишком сосредоточенным, а под глазами пролегли тени, будто ему не удалось хорошо поспать этой ночью.

Винн вспомнилось ночь прошлой осенью, когда Родиан запер ее в камере во втором замке. Он пришёл той же ночью и точно также спросил разрешение войти. Зачем он спрашивал, ведь у нее не было выбора? Даже ее комната больше не принадлежала ей. Ей захотелось истерично рассмеяться, когда она задалась вопросом, что бы он сделал, если бы она сказала ему уходить.

Но она ничего не сказала, и лоб Родиана наморщился. Он посмотрел на так же молчащего Лукана и шепнул что-то своему капралу. Лукан кивнул и отвернулся, и Винн услышала его удаляющиеся шаги.

-Пожалуйста,- добавил Родиан, все еще ожидая в коридоре.

Винн вздохнула и, оставив дверь открытой, отступила на несколько шагов. Он вошел, а затем оглянулся на дверь, словно задаваясь вопросом, закрывать её или нет. Но всё-таки закрыл, и они остались наедине.

-Странница...- повторил он, но затем замолчал.

Винн это показалось не слишком хорошим знаком.

Родиан казался почти комично полным решимости соблюдать все формальности, как будто стычки с Чейном вчера вечером и того, как Дориан тащил ее прочь, никогда не было.

Винн понятия не имела, зачем он здесь. Она совсем не собиралась помогать ему выразить свои слова или предложить поддержку, поэтому просто стояла и ждала.

-Почему Совет запер вас?- спросил он.

-Вам следовало бы спросить их.

-Я спрашивал.

-Ну, тогда вы знаете больше, чем я.

Его взгляд был таким напряженным, что Винн дрогнула. Он казался заинтересованным, словно волновался за неё. Если это так, то почему он сделал все, что требовал от него Совет, кроме того, что взял на себя контроль над ее заключением? Почему он оцепил территорию Гильдии?

Родиан покачал головой и шагнул ближе:

-Вы, должно быть, сделали что-то — или произошло что-то, связанное с вами — и Совет вызвал меня,- внезапно вся его выдержка дала сбой. - Винн, поговори со мной! Что произошло здесь вчера вечером?

Что она могла сказать ему? Что дампир, бывший убийца-полуэльф и родившийся в теле маджай-хи Стихийный Дух вернулись к ней, до смерти перепугав Совет Преминов? А затем она была вынуждена помочь выбраться отсюда вампиру, который скрывался в ее комнате?

О, да, это бы все исправило.

Даже если Родиан поверит чему-либо из этого — если он не задаст еще сто вопросов — она не думала, что это по-настоящему имело какое-либо отношение к тому, почему она была заперта.

-Я вернулась из долгого путешествия на юг,- наконец ответила она. - Там, в моем исследовании я без разрешения Гильдии зашла дальше, чем мне приказывали. Теперь мне кажется, что они знают больше, чем я думала, и хотят, чтобы я рассказала им всё... а я этого делать не буду.

-Почему нет?

-Из-за темных предзнаменований, которые они не хотят признавать. И чем больше я говорю им, тем больше они стоят на своём. Из всех людей, уж кто-кто, а ты должен понять это.

-Если ты не даёшь им то, чего они хотят, тогда почему они просто не уволят тебя, не исключат из своих рядов?

Винн невесело улыбнулась:

-Поскольку тогда они потеряют контроль надо мной.

Родиан потер лоб и повернулся, будто хотел пройтись по комнате, но она была слишком маленькой.

-Ты собираешься продолжать делать то, что они хотят?- спросила она. – Продолжишь служить им?

Она должна была лучше знать ситуацию, а не пытаться свалить всё это на него. Но теперь он был всего лишь очередным препятствием.

-Они озвучили какие-либо официальные обвинения, которые будут выдвинуты против тебя?- спросил он.

-Мне они ничего не говорили. И я не знаю, что они сказали тебе.

Родиан не ответил:

-Есть нечто большее, чем твоя неудавшаяся миссия,- наконец произнёс он. - Что-то произошло здесь вчера вечером. Даже если события не кажутся важными, ты должна рассказать мне всё, что случилось...

Дверь с грохотом распахнулась. В дверном проёме стояла Высокий Премин Сикойн, ее расширенные глаза немедленно остановились на Родиане.

-Капитан,- сказала она с удивительным спокойствием. - Могу я поговорить с вами... снаружи?

Тщательно выстроенная выдержка Родиана поколебалась.

Винн задалась вопросом, не собирается ли он втянуть Сикойн в комнату и потребовать ответы здесь и сейчас. Но эта вспышка прошла, и его верная выдержка вернулась к нему.

Он вежливо кивнул премину и повернулся к Винн:

-Один из моих людей в любом случае будет дежурить у вашей двери. Если вы обнаружите, что это изменилось, и перед этим не получите известие от меня... приложите все усилия, чтобы как можно скорее сообщить мне.

Глаза Сикойн сузились, ее левое веко дернулось.

Родиан развернулся и встал перед премином, ожидая, пока она не освободит ему проход. Он последовал за ней и закрыл дверь.

Правда поразила Винн. Родиан не испытывал уважения к Совету Преминов, только формальную вежливость и ответственность перед своими обязанностями, Хранители в целом его не заботили. Их пути шли вразрез с его верой и философией, и все же прежде всего он был верен своей присяге.

Она несколько раз видела доказательства этому, хотя не всегда понимала причин. Теперь он снова пошёл на уступки Совету... или, скорее, кое-кому другому, как и два сезона назад, когда она охотилась на призрака.

Это был не первый раз, когда она видела противоречия в поведении Родиана — и не в первый раз, когда вмешался кто-то еще, склонивший чашу весов в пользу Совета Преминов. На это был один ответ.

На капитана Родиана снова оказывали давление члены королевской семьи Малурны, возможно, даже непосредственно герцогиня Рен Файнер-Арескинна. А члены королевской семьи защитят Гильдию... защитят интересы Сикойн любой ценой.

Несмотря на все это, и то, что Родиана, скорее всего, принуждали к действиям, которые кидали тень на его клятвы при вступлении в должность, Винн почувствовала себя странно расстроенной, когда капитан ушёл. Что с ней стало, если она начала думать о капитане, как о потенциальном союзнике? Она теперь совершенно одна?

Она кинулась к двери и прижалась ухом к древесине, чтобы услышать то, что происходит в проходе. Но оказалось, что Сикойн увела капитана слишком далеко к лестнице. Винн уловила только приглушенные звуки коротких, резких реплик Родиана и мягкие ответы Сикойн.

Голос Родиана внезапно повысился, и Винн услышала, как он рявкнул: «Поскольку я считаю это нужным!». За этим последовала тишина, но она в неуверенности осталась на месте.

Капитану, очевидно, не понравились слова премина, независимо от того, что она сказала. Она слишком давила на него, и он дал ей отпор. Но ясно, что на него давила не только Гильдия. Полностью он не подчинится любому приказу Сикойн, но и при этом, пока служит королевской семье, не может проигнорировать его. Пока это не изменится, Винн могла ожидать мало помощи от Родиана.

Она оставила все мысли о нем, как о союзнике, и поспешила к столу. Независимо от того, как она себя ощущала, она не была совершенно одна, пока у нее есть перо, чернила и бумага. Она нацарапала быструю записку и сложила её, но не написала адресата на внешней стороне. Почти тут же в ее дверь снова постучали. Это мог быть или вернувшийся по каким-то причинам капитан, или тот человек, которого она ждала.

Винн быстро пересекла комнату, открыла дверь и обнаружила, что там стоит Николас, держа поднос с её завтраком. Вместо Лукана снаружи стоял другой стражник, и она даже не пыталась закрыть дверь после того, как Николас зашёл внутрь.

-Что сегодня вкусненького?- спросила она.

-Каша и чай,- ответил он. - Но я принёс ещё немного меда.

Когда он поставил поднос на столе, она обошла его, косясь на открытую дверь. Угол с той стороны комнаты подходил лучше всего, поскольку стражник будет не в состоянии увидеть их, если только не наклонился вокруг края дверного проёма.

Винн хотела сделать это сейчас же, а не ждать, когда Николас вернется, чтобы забрать посуду. Она дёрнула его за край одежды, чтобы он полностью повернулся к ней и загородил собой её действия.

Глаза Николаса расширились.

-Спасибо. Каша выглядит еще теплой,- сказала Винн немного слишком громко, и, подержав сложенную бумагу перед его глазами, сунула её ему за пазуху.

Николас напрягся, рефлекторно пытаясь оглянуться на открытую дверь. Винн дернула его за одежду снова, чтобы не дать ему сделать это, хотя сама она смотрела на дверной проем, пока говорила.

-О, когда в следующий раз зайдёшь в «Дом Натье» к своему высокому другу, пожалуйста, передай ему привет от меня.

Николас растерянно моргнул.

Раздосадованная, Винн подняла одну руку высоко над головой, чтобы показать высокий рост, а затем одними губами прошептала: «Мой друг».

Выражение лица Николаса тут же стало нормальным, но немного нервным.

-Я... Я передам,- заикаясь, ответил он.

Она подтолкнула его к двери. В дверном проёме он оглянулся и с трудом сглотнул.

-Я вернусь... забрать... поднос... позже,- добавил он, его голос дрожал. После этого он закрыл дверь.


***


Родиан шагал через внутренний двор, полный решимости не показать своего расстройства и ярости своим людям. Но язвительные реплики Сикойн все-таки ужалили его.

Она вежливо выразила неудовольствие, что он не только заменил ее людей у двери Винн одним из стражников, но и то, что навестил Винн в одиночку, без представителя Гильдии — даже то, что он закрыл дверь. Она даже смела предположить, что последнее может быть истолковано, как нечто неприличное. Она напомнила ему, что он и его люди были здесь, лишь чтобы обеспечить безопасность Гильдии.

Стиснув зубы, Родиан в свою очередь сообщил ей, что, если Винн находился под арестом, то она в его юрисдикции. И что это не продлится долго, если не будут выдвинуты официальные обвинения.

Ответ Сикойн все еще горел в его ушах: «Это – внутренний вопрос Гильдии, капитан, и вы будете делать только то, о чём вас попросят».

«Действие законов в жизни не вопрос Гильдии,- парировал он. - Я охраняю ваших людей и закон... поскольку я считаю это нужным!»

Она затихла, поскольку точно знала, что он имел в виду. Но он понял, что перегнул палку. Как скоро она обратится к королевской семье снова?

Ускоряя шаг, Родиан направился в тоннель проходной, чтобы проверить своих людей. Он знал, что Сикойн и так получила слишком много. Увидев его, гвардеец Джона вздрогнул, но его это не волновало.

-Докладывай!- рявкнул он.

-Все спокойно, сэр.

Пытаясь успокоиться, Родиан кивнул, вспомнив заключительные указания Сикойн:

-Нормальная жизнь Гильдии должна возобновиться — почти, точно передал он их. – Пусть решётка будет опущена, но любому Хранителю с делами в городе нужно разрешить выйти. Если прибудет фургон с поставками, свяжись с одним из Хранителей в башне у ворот для подтверждения. Пока они проверяют возницу, впусти фургон. Но никаких незнакомцев внутрь не пропускай.

-Да, сэр.

Вдруг легкие, торопливые шаги раздались в тоннеле позади Родиана. Он оглянулся, чтобы увидеть, как тонкая, одетая в серое, немного сутулая фигура спешит к нему. Он узнал Николаса Кольмсерна. Прошлой осенью молодой человек подвергся нападению призрака, а Родиан привёз его сюда, чтобы оказать медицинскую помощь.

Николас, шаркнув ногой по земле, замедлился. Он с тревогой следил за опущённой решёткой, возможно специально, чтобы не смотреть в глаза тех, кто наблюдал за ним. С другой стороны он всегда выглядел нервозным. Он был знаком и с Винн. Когда он наконец огляделся и встретил пристальный взгляд Родиана, он замер, как забежавший слишком далеко от норки кролик, который увидел лису.

-Да?- спросил Родиан.

Николас открыл рот, закрыл его и снова посмотрел на решётку.

-Я должен выйти,- сказал он, чуть громче шепота.

-Куда?

Николас моргнул и очень плохо изобразил раздражение:

-В магазин писца мастера а'Ситта... проверить кое-какую работу.

-А’Ситта?- переспросил Родиан.

-В «Вертикальное Перо»,- добавил Николас.

Родиан хорошо знал этот магазин. Пауль а’Ситт был вовлечен в беспорядок, творившийся прошлой осенью, с украденными транскрипциями Гильдии и мертвыми Хранителями. Гаррот умер прямо у этого магазина, а Лукан еле выжил. Писцы а'Ситта регулярно нанимались Гильдией.

Все еще обдумывая связи между недавними событиями, Родиан кивнул Джоне:

-Пропусти его.

-Откройте!- крикнул Джонна дежурившим наверху, и послышался звон.

Молодой Хранитель устремился вперёд ещё до того, как решётка полностью поднялась.

Родиан проводил его взглядом. То, что происходило здесь, в Гильдии, было так или иначе связано с Винн — снова. И он не упустит шанса раскрыть, что.


***


Магьер шевельнулась и открыла глаза, чтобы обнаружить себя лежащей на узкой кровати. Рядом с ней лежали ноги Лисила.

Он спал сидя, прислонившись спиной к стене в изголовье кровати. Когда она пошевелилась, он открыл глаза и посмотрел вниз. Она была накрыта одеялом, поэтому он не мог видеть её рану – точнее, то место, где она была.

-Как ты?- осторожно спросил Лисил.

Магьер не была уверена, как ответить. Она помнила немного — кроме того, что добилась своей цели. Она не могла быть выведенной из строя сейчас, когда на них охотились. Оттянув одеяло в сторону, она увидела свою порванную и запачканную кровью штанину. Вся кровь с её бледной кожи была смыта. Ее бедро было напряжено и болело, но никакой раны не было, не было даже шрама.

Лисил нагнулся, пытаясь достать что-то у кровати. Когда он выпрямился, она увидела¸ что он держит миску с булочками и половиной жареного цыплёнка.

-Вот,- сказал он, установив миску на коленях.

Его настороженный тон не изменился, но Магьер внезапно почувствовала себя дико голодной. Она схватила булочку, запихнула сразу половину в рот и склонилась над миской.

Пришло неясное воспоминание, что она пыталась поесть вчера вечером. Но она не смогла вспомнить, поела ли. Половина цыплёнка выглядела оторванной, а не гладко отрезанной, поэтому возможно, поела. Она знала, что Лисил ничего не скажет о прошлой ночи. Они никогда не говорили об этом, о том, что произошло с ней в Пустошах... о том, какой она стала.

Оглядевшись, Магьер увидела, что Леанальхам спит на полу с другой стороны от кровати. За девочкой, поближе к двери, лежал Малец. Оша не спал, он сидел на полу у окна. Магьер села, чтобы осмотреть остальную часть комнаты и найти еще одного человека.

-Он на крыше,- тихо сказал Лисил, поставив миску ей на колени.

Магьер запихнула другую половину булочки в рот, хотя ещё не проглотила первую. Она все еще не могла понять, зачем Бротан привез Леанальхам через полмира в чужую страну. От этой мысли она вспомнила кое-что ещё.

Вчера вечером Леанальхам сказала им, что Глеанн мертв. Он подхватил болезнь от одного из своих пациентов? Это очень опечалило Магьер, поскольку ей действительно нравился этот старый целитель. Он всем им нравился.

Сгэйль так же был мёртв, и поэтому, возможно, Бротан не видел выбора, кроме как взять Леанальхам под своё крыло. Магьер никогда не сказала бы этого вслух, но Нейна, мать Лисила, не была воплощением материнской заботы... даже для своего сына. Магьер никогда не доверяла Бротану, но она не ненавидела его, как Лисил или Малец. Независимо от мотивов Бротана, он когда-то защитил ее, боролся на ее стороне, рискнув собственной жизнью, когда она предстала перед старейшинами Ан’Кроан.

Магьер на минуту прекратила жевать. Это было настолько нереально: она, Лисил и Малец скрываются на другом континенте с Ошей, Леанальхам... и Бротаном. С трудом проглотив еду, она отпила из кувшина, который ей предложил Лисил.

-Нам нужно позвать его,- сказала она. - Мы должны поговорить.

-Ну, удачи,- проворчал Лисил.

Прежде чем он встал, Оша поднялся и, открыв окно, издал странный, похожий на птичий, щебет. Магьер допила оставшуюся в кувшине воду. Леанальхам шевельнулась и села, но, посмотрев на Магьер и Лисила, быстро опустила взгляд.

Магьер могла лишь представить, как прошлая ночь выглядела глазами Леанальхам. Как минимум, пугающей. Она сопереживала ей, но не знала, что сказать.

Большая рука в перчатке схватилась за верхний край окна.

Бротан скользнул в комнату, совсем тихо приземлившись на пол. Он был столь высоким и большим, что его тело, казалось, заполнило комнату, и его пристальный взгляд тут же закрепился на ноге Магьер, а точнее на том месте, где была рана.

Она снова откинула одеяло и спустила ноги с кровати. Леанальхам быстро отодвинулась. Движение причинило боль, но Магьер попыталась проигнорировать её. Ей были нужны запасные штаны из сумки, но в данный момент она всё равно не могла их переодеть.

Малец вскочил на ноги. Он не рычал, но шагнул к кровати и сел между ней и Бротаном.

Все были в сборе, но Магьер внезапно растерялась, не зная, как начать. У них всех были вопросы, полные страха и подозрения друг к другу. Но если здесь в городе была команда анмаглаков, посланных Вельмидревним Отче, она не собиралась исключать помощь Бротана или даже Оши. Но их первым беспокойством была Винн.

-Винн... под заключением?- спросил Оша, ломая тишину.

Она испытала облегчение от того, что он заговорил первым. Белашкийский Оши был далеко не идеален, но лучше, чем неуклюжий эльфийский Лисила. Оша всегда становился прямым до безобразия, когда дело касалось того, что для него имело значение.

-Вот это мы и должны выяснить,- ответила Магьер.

-Тогда нужно, чтобы кто-то пробрался внутрь,- заметил Бротан.

Лисил поднялся с кровати и присел около Мальца:

-Но не вламываясь... по крайней мере, пока. Мы ведь даже точно не знаем, где Винн.

-Тогда, что ты предлагаешь?- спросил Бротан.

Смотря на него, Магьер не была уверена, что мастер-анмаглак по-настоящему заинтересовался ответом.

-Мы спросим Хранителей,- непререкаемо заявил Лисил. - Мы просто попросим, чтобы нам дали поговорить с ней. Если они откажут, то мы поймём, что она в беде. Если нет... тогда хотя бы выясним, что происходит.

Магьер открыла было рот, но затем закрыла его, скрипнув зубами. Она поняла, что Лисил подразумевает нечто большее.

-Скорее всего, враги взяли ваш след, наблюдая за замком Гильдии,- заметил Бротан. – И, не имея других способов выследить вас, они продолжат наблюдение. Кроме того, Хранители вас видели. Новое появление только вызовет подозрение, если малютка в беде.

Магьер снова почувствовала себя дико усталой. Весь этот разговор казался бессмысленным. Она предпочла бы просто ворваться туда и найти «малютку», как Бротан часто называл Винн. Но сама Винн хотела остаться там, и Магьер все еще не была уверена, почему.

-Просто прийти к ним и спросить – глупый подход,- подчеркнул Бротан. - Любого из вас сразу узнают.

Это раздражало Магьер, но тут она не могла спорить.

-Не всех нас,- возразил Лисил. -Не всех... кто сейчас здесь.

Магьер внезапно насторожилась, поскольку Лисил снова что-то задумал. Прямо перед тем, как в её голове всплыли воспоминания, она увидела, как его затылок немного повернулся, будто он хотел посмотреть направо. Там был только один человек, на которого он мог смотреть. И хуже того, Малец был согласен с ним.

Изображение лица Леанальхам пронеслось в её голове. Малец продолжал показывать воспоминания, но она уже скатилась с кровати, чтобы заслонить собой девочку, и в тот же момент Оша закричал на Лисила:

-Нет!

Малец не обратил внимания ни на Магьер, ни на ярость Оши.

-Это – единственный путь,- сказал Лисил, а Малец наконец прекратил мучить её воспоминаниями.

-Она единственная кто... выглядит достаточно невинно,- продолжил Лисил. - И никто там не видел ее прежде.

-Леанальхам? Это его идея?- спросила Магьер, указав на Мальца. - Она не знает это место, этих людей и вообще имеет мало представлений о мире за пределами Эльфийских Земель.

Никто, казалось, не подвергал это сомнению, но Магьер знала, что именно Малец начал это. Его не заботил ни ее гнев, ни аргументы. Он просто ждал, пока все выскажутся — все, кроме Леанальхам, которая наблюдала за остальными с взволнованной озадаченностью.

Лисил ясно обрисовал проблему. Бротана и даже Ошу мог узнать другой анмаглак, наблюдающий за Гильдией. Единственным, кто остался потенциально неизвестным, была девочка.


***


Бротан, пытаясь прекратить громкие споры на полпути, единственный дал Мальцу передышку. Но Малец совсем не собирался посылать Леанальхам одну.

-Почему вы говорите обо мне?- наконец спросила Леанальхам.

Ее слова были столь тихими, что, возможно, только Малец расслышал её на фоне голосов остальных. Конечно, он ожидал, что Магьер станет спорить, но неистовее всех возражал Оша.

- Магьер права!- прокричал он в лицо Лисила, а затем склонился над Мальцом. - Не Леанальхам!

Малец, как и Лисил, проигнорировал его.

Глаза Бротана сузились, когда он посмотрел вниз на Мальца.

Малец ждал. Это должно было въесться им в головы, прежде чем он продолжит и породит ещё больше споров. Они должны были понять, кто здесь принимает решения, особенно если девочка согласна.

-Вопрос закрыт,- категорично заявила Магьер, и Оша, скрестив руки на груди, встал за её спиной. - Не имеет значения, что нас могут заметить. Леанальхам не пойдет. Я сделаю это сама.

Этого Малец ожидал — очередной ультиматум от Магьер.

Возможно, было неблагоразумно делать это сейчас, или несправедливо использовать девочку. Но характер и внутренняя сущность Магьер слишком часто подвергали их опасности. Здесь и сейчас она выслушает его.

Никто, кроме него, не будет принимать решения, и особенно не Бротан.

Малец развернулся и с хриплым рычанием стиснул зубами лодыжку Магьер.

Этого было недостаточно, чтобы прокусить кожу сапога, но это было больно. Магьер упала на кровать и в пораженном гневе откатилась. Она не успела вымолвить ни слова.

Малец пошел прямо на Ошу, рыча и хватая зубами воздух. Если бы так сделал волк, это бы выглядело достаточно устрашающе, а маджай-хи были крупнее волков. К сожалению, слишком близко была Леанальхам, в ужасе забившаяся в угол у кровати. Малец не прекращал рычать, пока растерянный Оша не прижался спиной к стене у двери. Только тогда он медленно обернулся к остальным.

Бротан посреди комнаты наполовину присел.

Малец испытал секундное удовольствие от напряженности Держателя Теней. Он посмотрел на Лисила, вызвав воспоминания о Леанальхам в проулке вчера вечером — полностью закутанной в плащ. Он добавил каскад воспоминаний, показавший самого Мальца на ночных городских улицах.

Лисил резко вздрогнул и потёр висок:

-Ох, семь адов! Прекрати! Я понял!

-Что ты понял?- потребовала Магьер, вставая с кровати рядом с ним.

Малец застыл и тихо посмотрел на сжавшуюся у кровати Леанальхам. Он встряхнулся и потрусил к груде вещей в углу. Выдернув оттуда веревку, обвязывающую одну из сумок, он потряс ее, чтобы она петлёй упала на его шею. Подняв свободный конец зубами, он вернулся назад к девочке.

Леанальхам с большим беспокойством осмотрела всех. Когда Малец приблизился, она испуганно уставилась на него. Но все, что он сделал, это опустил конец веревки на ее колени.

Бротан произнёс:

-Это вряд ли сработает.

Очевидно, он понял его идею, но не поддерживал ее.

Мальца не заботило, поддерживает его Бротан или нет, он просто ждал, пока Леанальхам поймёт и согласится.

-Тебя это не касается,- предостерёг Лисил Бротана.

Но старший эльф не уступал:

-Малец будет так же заметен, как ты или Магьер. И его уже видели в Гильдии.

-Поэтому мы как-нибудь замаскируем его. Но это не тебе решать,- прошипел Лисил. – Решать будет он... и она.

Малец просто стоял на месте на расстоянии вытянутой руки от Леанальхам. Он ждал, пока испуг и смятение в ее зеленых глазах не уступят удивлению и любопытству.

-Это – твой выбор, Леанальхам,- сказал Лисил. - Ты не обязана делать этого, но если ты согласна, он пойдет с тобой.

В голове Леанальхам Малец уловил воспоминания о маджай-хи, которые защищали ее родину.

-Они понимают, что мы говорим?- прошептала она, смотря на него. – Другие маджай-хи?

-Нет, только он,- Лисил вздохнул. -И поверь мне... это не всегда хорошо.

Малец ждал, пока страх совсем не исчез из глаз Леанальхам. Из-за своей смешанной крови она очень походила на Лисила и Магьер — пойманная в ловушку между двумя мирами.

Каждое воспоминание о маджай-хи, которое он видел у девушки, было свежим и ясным. Они бежали между деревьями её леса, иногда заходя в поселения Ан'Кроан, даже иногда рождая своих детей среди народа девушки.

Именно так появился на свет сам Малец, также пойманный в ловушку между двумя мирами — одновременно маджай-хи и нет.

Леанальхам немного склонилась вперед, возможно, задаваясь вопросом, правильно ли он поймёт её.

-Да,- прошептала она.

Он сунул нос ей в лицо и всё же успел облизать ей щёку, прежде чем она удивлённо отшатнулась.

-Глупо,- почти выплюнул Оша. - Это глупо, глупо!

-Это безумие,- добавила Магьер и посмотрела на Лисила. - Как ты можешь соглашаться с этим?

-Вы оба лишь мешаете ему,- ответил Лисил. – Всё улажено.

Бротан нахмурился, но его лицо скорее выражало задумчивость, чем сомнение:

-Если маджай-хи притворится... домашним псом, я думаю, охранники могут и не придать этому значения, но не наблюдающие за замком анмаглаки. Они знают его. Так... как мы можем сделать маджай-хи похожим на собаку?

Леанальхам медленно подняла руку и протянула к нему. Малец подсунул голову под пальцы девочки, пока они не заскользили между его ушами.

-Ну, у меня есть одно маленькое предложение,- сказал Лисил.

Уши Мальца встали торчком. Он посмотрел на него за Леанальхам. Лисил улыбнулся ему.

-В конце концов,- добавил Лисил,- Винн всегда говорила, что ты любишь грязь, как свинья.

Мальцу не понравилось, как это звучало... независимо от того, что это значило.


***


Чейн сидел на кровати, борясь с желанием расчесать свою кожу до крови. Он принял дозу фиолетовой смеси — его благословения и проклятия — и не впал в дремоту.

Он смотрел на окно, теперь занавешенное старым одеялом. Несмотря на это, жар от солнца снаружи вокруг потертой шерстяной ткани создавал пятно острого света на полу. Ему казалось, что это жгучее пятно на потертых досках ползёт к нему.

Чейн дернулся, пытаясь сохранить самообладание, и стиснул ладонями край кровати, пока не почувствовал, что соломенный матрас начал рваться под его затвердевшими ногтями. Лежащая на полу Тень подняла голову и посмотрела на него, но затем снова опустила ее на передние лапы. Они оба сидели тихо и ждали.

И оба не были готовы к тихому стуку в дверь.

Тень вскочила на ноги, а Чейн вздрогнул и поднялся. Он в нерешительности посмотрел на нее, но тут постучали снова. Один из них должен был что-то сделать.

Чейн схватил свой гномский меч, стоящий в ножнах у кровати, и подошёл к двери.

-Да?- прохрипел он, не открывая.

Сначала никто не отвечал, но вдруг послышался тихий дрожащий голос:

-Э-э-э... Я... эмм, у меня послание.

Чейн со щелчком откинул простой крюк замка и резко распахнул дверь. Снаружи стоял юноша, со страхом смотря на него, и Чейн понял, что смутно узнаёт его. Неожиданный посетитель был строен и нервозен, с ссутуленными плечами, в одежде серого цвета. В его непослушных каштановых волосах были полосы белого. Когда он увидел меч в руке Чейна, его взгляд застыл.

Чейн прислонил меч к стене рядом с дверью. Он видел, что этот юноша в Гильдии несколько раз говорил с Винн. Обычно он не мог сдержаться и буквально ощетинивался, когда рядом с Винн оказывался любой другой мужчина, но этот молодой Хранитель не вдохновлял такой ревности.

Дрожащей рукой юноша протянул свернутый листок бумаги.

На внешней стороне не было написано ничего, но увидев его, Чейн позабыл обо всем. Он схватил записку и развернул её. Она была написана на белашкийском, его родном языке.


«Этот посыльный – близкий друг, его нужно защитить любой ценой. Официальные представители взяли на себя моё заключение, но я остаюсь там же, где была. Без формальных обвинений, выдвинутых перед Высоким Защитником, мое заключение может закончиться достаточно скоро. Дадим событиям ещё день и посмотрим, что произойдёт. Если я не верну доступ к тому, в чем нуждаюсь, оставаться будет бессмысленно. Ничего не предпринимай — никто из вас — пока снова не получишь известие от меня. Если не получишь его через два дня, сделай то, что считаешь нужным.»


Тон и слова были патологически загадочными, но Чейн понял, почему. Не были упомянуты никакие имена или места, потому что Винн переживала, что что-либо написанное может попасть в неправильные руки. На этот раз она приняла меры предосторожности на тот случай, если посыльного перехватят и обыщут. Молодой человек, скорее всего, мало знал что к чему, и почти никто не будет в состоянии прочесть послание.

Чейн прочитал записку снова, медленней, пытаясь раскрыть её полное значение.

Ее отсылка на «официальных представителей» могла означать только городскую стражу и, скорей всего, капитана Родиана. То, что она «оставалась там же, где была», должно означать, что капитан никуда не перевёл её – она осталась в своей комнате в Гильдии. Смысл последнего загадочного предложения прояснился.

Магьер, Лисил и Малец не знают, как и где искать ее — и, по правде говоря, Чейну это было по душе. Винн хорошо понимала, что, если все обернётся против неё, только Чейн знает путь внутрь и точное местоположение ее комнаты. Он будет тем, кто освободит ее.

Он поднял глаза на молодого человека:

-Как твое имя?

-Ник... Николас. Кольмсерн.

-Откуда ты узнал, куда именно придти, и кому отдать это?

Николас немного поднял голову:

-Винн – мой друг, я приношу ей еду. Она отдала мне эту записку и вскользь упомянула гостиницу «Дом Натье»,- он прервался. - Я видел тебя с ней, поэтому знал, кого искать... и описать владельцу гостиницы.

Чейн нахмурился. Это был не самый безопасный способ передавать послания, но он не смог придумать ничего лучше.

-Ты сможешь передать ответ и не быть обнаруженным?

Николас кивнул.

Даже испытывая мучения от влияния солнца, Чейн почувствовал неожиданный — нежелательный — приступ болезненной благодарности. Молодой человек был храбрее, чем выглядел.

Чейн разорвал записку Винн на крошечные кусочки и запихнул в свою сумку, чтобы позже сжечь. Он вытащил маленький грифель и тетрадь с примечаниями по слоговой азбуке бегайн. Так как почти никто здесь не писал и не говорил на белашкийском, он подумал, что так убьет двух зайцев сразу: Николасу не будут задавать вопросов, если у него найдут записку на слоговой азбуке Хранителей, а он зашифрует послание к Винн. Но Чейн ещё плохо работал со слоговой азбукой, поэтому на это могло уйти много времени.

Это оказалось трудно: перевести знаки его родного языка в бегайн, помня инструкции Винн — и не использовать ее имя. Как только он закончил и свернул записку, он поднялся с пола, а затем замешкался, изучая Николаса Кольмсерна.

-Какой повод ты использовал, чтобы покинуть территорию?- спросил он.

-Поручение в «Вертикальном Пере».

Чейн поморщился. Он уже имел дело с «мастером» Паулем а’Ситтом, главой частной скриптории. Он сомневался, что кто-нибудь, кроме него — ещё Винн и Тени — знал, что этот мужчина был не-мертвым. Даже Винн сомневалась в этом, увидев, что а’Ситт посещает Гильдию при свете дня.

Что, если кто-нибудь позже спросит в скриптории о «поручении» Николаса и обнаружит, что юноша там не был? Когда Чейн сказал об этом, Николас покачал головой.

-Я сейчас пойду туда,- ответил он. - Таким образом, это не будет выглядеть подозрительным.

Чейну не нравилась мысль о том, что один из Хранителей пойдёт к Паулю а’Ситту, особенно неся записку к Винн. Но он не может проводить Николаса, если только не скроет себя полностью, включая маску и очки. Это только привлечёт внимание, даже если он сможет продержаться достаточно долго, чтобы проводить его.

Кроме того, Пауль а’Ситт ненавидит других не-мертвых. Единственное, что помешало этому странно сильному мужчине набросится на Чейна, это обещание Винн увести Чейна из этого города. Но Чейн никогда не позволит никакому Хранителю пойти прямо в пасть опасности, и особенно тому, которого Винн попросила защитить.

Он посмотрел на Тень, а затем опять на Николаса.

-Подожди,- попросил он и закрыл дверь.

Чейн присел перед Тенью, подержал перед её глазами левую руку и коснулся бронзового кольца, чтобы предупредить ее. Потом снял его. Комната замерцала перед его глазами, как поле в летний зной, а затем ощущения, обострившиеся без влияния кольца, нахлынули на него.

-Тень,- сказал он, поворачиваясь к двери. – Иди с тем Хранителем и защищай его, но постарайся, чтобы тебя не заметил...

Он в замешательстве прервался, не уверенный, что Тень знает Пауля а’Ситта по имени. Вместо этого он закрыл глаза и постарался вспомнить ночь, когда они напали на Сау’илахка, призрака, у «Вертикального Пера». Чейн сбежал в магазин, когда Винн зажгла солнечный кристалл посоха. Там они были захвачены врасплох Паулем а’Ситтом, наблюдающим за тем, что происходило на улице.

А'Ситт видел Тень с Винн, а Чейн не хотел, чтобы он связал Николаса с ней — не когда Николас действует как посредник. Молодой человек казался едва ли способным защитить себя.

Когда Чейн открыл глаза, Тень мягко заворчала.

-Ты поняла?- спросил он.

Она рыкнула один раз.

-Как проводишь Николаса до Гильдии, возвращайся сюда. Постарайся запутать любого, кто может следить за тобой. Я буду ждать, чтобы открыть дверь черного хода.

Она снова рыкнула один раз, и Чейн удивил сам себя, объявив:

-Хорошая девочка.

Он вернул кольцо на место, затем надел перчатки и плащ и накинул капюшон на голову. Как только он открыл дверь, Тень промчалась мимо него к лестнице, всполошив Николаса.

Увидев на Чейне плащ, Николас заметно встревожился.

-Ты не можешь пойти со мной,- предупредил он. - Я слышал о том, что произошло вчера вечером, и если капитан Родиан увидит тебя, то он...

-Не я иду с тобой,- прервал Чейн, вручив Николасу записку и жестом указывая Хранителю вниз по лестнице.

Растерянный, Николас пошёл вперед. Когда они спустились, Чейн придержал молодого человека и указал туда, где у короткого коридорчика, ведущего к черному ходу, ждала Тень.

-Она пойдёт с тобой,- сказал Чейн. - И не спорь со мной. Она будет защищать тебя и проводит до Гильдии.

Николас моргнул и вздохнул.

-Выходи через парадную дверь,- проинструктировал Чейн. - На полпути вниз по улице подожди ее.

Николас моргнул снова, но повиновался, повернувшись к парадной двери.

Чейн немедленно отправился к коридорчику. Достигнув черного хода, он поглубже натянул капюшон, скрывая лицо.

-Я буду ждать.

Приготовившись, он толчком открыл дверь. Даже под плащом, он почувствовал, как покалывает и жжёт его кожу. Тень выскочила наружу, и он закрыл дверь, а потом отшатнулся и медленно сполз вниз по стене, чтобы сесть на пол. Тонкая полоска света просачивалась из-под двери.

Чейн медленно отодвинулся немного глубже в коридор. Он больше ничего не мог сделать для Винн, кроме как, сидеть здесь и ждать.

Глава 10

Пауль а’Ситт не часто заходил в свой магазин в течение дня. И неудобства, причиняемые солнечным светом, не были тому причиной. По правде говоря, его способность ходить днем оставалась тайной даже для него.

Он понимал, почему не-мертвые выбирали населенные места: в них было легко прятаться и охотиться. Он поступил также. В отличие от них, процветающий город кормил его ещё проще – ему нужно было лишь находиться в толпе. Хотя охота больше не была необходимостью для него, в отличие от других не-мёртвых, чем дольше он оставался в непосредственной близости от живых, тем более слабыми и вялыми они становились.

В его ранние дни — или, скорее ночи — это было не так. Когда-то и он должен был кормиться и существовать только в темноте.

Он так и не понял, когда это изменилось. Это происходило постепенно, на протяжении более чем сотни лет, хотя он не всегда считал этот дар благословением. Ведь теперь он должен был уделять большое внимание тому, сколько времени он находится в компании людей — особенно нескольких человек, с которыми он часто общался. Но бывали случаи, когда необходимость, потребность, желание или что-то еще диктовали ему поступать иначе.

Сегодня, он уже заходил в магазин на рассвете, чтобы открыть его. Когда он пришел во второй раз за утро, через черный ход, его появление вызвало суматоху в мастерской. Возможно, его сотрудники восприняли это как предвестник выговора из-за того, что накануне не закончили заказ премина Ренэлда.

Неуклюжий и костистый Тивишав, бросив на него несколько косых взглядов из-за наклонной поверхности своего письменного стола, быстро застрочил пером, ломая ритм каждый раз, когда оно царапало по бумаге.

А Лиам начал писать так торопливо, что Пауль испугался за подлинник.

Даже старый Тиаган с открытым негодованием смотрел на это, наблюдая за работой Тивишава. Мастер-писец привык к тому, что в любой момент может произойти что угодно. Худой, сухопарый, с большой залысиной, он посмотрел на Пауля через круглые толстые линзы очков. На фоне усиленно работающих учеников он выглядел изможденной собакой, нашедшей на своём дворе тявкающего щенка.

Только Имарет не казалась обеспокоенной. Темп её письма не изменился. Она редко глядела на содержание справочного листа рядом с ней, как будто страница уже намертво отпечаталась в ее юном уме. У неё был редкий дар или талант, равного какому Пауль никогда не встречал прежде. Она спокойно и эффективно переписывала расшифрованную копию записей странника, заказанную премином Ренэлдом.

-Как работа?- спросил Пауль девочку, хотя вернулся совсем не по этой причине.

-Почти сделана,- ответила Имарет, даже не подняв на него взгляд. Она, скорее всего, еще переживала, что он не смог ничего сказать ей о Николасе или о том, что происходило в Гильдии.

Звон колокольчика парадной двери донёсся в мастерскую. Пауль был рад любому, что могло отвлечь его от волнений. Мастер Тиаган направился в приёмную, но остановился, обнаружив, что Пауль наступает ему на пятки.

-Я прослежу,- сказал Пауль, игнорируя угрюмый взгляд Тиагана.

Тиаган всё равно последовал за ним. Но прежде чем они достигли двери в приёмную магазина, она распахнулась. На пороге стоял Николас Кольмсерн, как обычно весьма встревоженный.

-Николас!

Пауль напрягся от возгласа Имарет. Он только оглянулся, а она уже выпустила из рук своё перо, и он нахмурился, побоявшись, что она испортила страницу. Имарет почти смела в сторону худого старого Тиагана, когда кинулась через короткий коридорчик мимо Пауля.

-Ты в порядке? Гильдия все еще оцеплена?- слишком громко спросила она. - Почему вызвали стражников? Они все еще там? Как ты вышел?

Николас вздрагивал от каждого её вопроса, будто его одновременно тыкали под рёбра. Позади Пауля была тишина, и когда он оглянулся, то обнаружил, что Тавишав и Лиам внимательно смотрят на них.

-Гильдия оцеплена?- удивленно спросил Тавишав.

Пауль немедленно положил руку на спину Имарет и подтолкнул ее и Николаса в приёмную магазина. Он никогда не сможет заставить Имарет работать, пока Николас здесь.

-Как ты узнала о Гильдии?- спросил Николас.

-Я была там вчера вечером,- ответила Имарет. - Я волновалась за тебя.

-Почему?

-Почему?!- негодующим эхом отозвалась она. – Потому что ты был заперт внутри!

Со смерти Элиаса и Джереми в соседнем переулке, Имарет приходила в неистовство каждый раз, когда не знала местонахождение тех немногих, кто был ей дорог. Пауль из практичных соображений был затронут тем, что затрагивало ее работоспособность. Единственный способ успокоить её, это позволить им встречаться — и, возможно, получить кое-какую информацию для себя.

Николас нахмурился:

-Имарет, все в порядке. Никто меня даже не замечает.

Пауль заострил внимание на этом уклончивом ответе.

-Что произошло?- резко спросил он. – Зачем вызвали Шилдфёлчес?

Николас посмотрел на него. Внезапное отчаяние промелькнуло на лице юноши, и он, побледнев, отвёл взгляд.

-Я не знаю,- тихо сказал он.

-Ты не знаешь?- переспросила Имарет.

Пауль погрозил ей пальцем, и она притихла. Вековой опыт общения с людьми подсказал ему, что молодой человек скорее умрёт, чем выложит свои личные проблемы. Когда Имарет собиралась снова накинуться на Николаса с вопросами, Пауль положил руку на ее хрупкое плечико. Она в раздражении оглянулась на него, но промолчала.

-Странницу Хигеорт взяли под заключение,- наконец произнёс Николас.

-Почему?- спросил Пауль.

-Я не знаю.

Расстройство Пауля сравнялось с расстройством Имарет, но на сей раз правдивость ответа Николаса была явно видна на его обеспокоенном лице. Молодой Хранитель был в замешательстве.

-Зачем ты пришёл сюда?- спросил Пауль.

Николас так и не поднял на него взгляд:

-Я хотел проверить, закончен ли проект премина Ренэлда, и, возможно, вернуть его, и... я должен был уйти на некоторое время.

Пауль видел, что это не совсем правда. Зачем Николасу лгать?

-Транскрипция ещё не закончена,- сказал он. - Но будет позднее, днем.

Его слова, казалось, сделали Николаса только более несчастным. Ему захотелось запугать Николаса, чтобы вынудить его говорить, но он сдержался. Независимо от того, что произошло с Винн Хигеорт, если Николас знает что-то ещё, в конечном счете, он расскажет это Имарет. А потом всё узнает и Пауль.

-Хорошо,- Николас отвернулся, но на мгновение остановился, чтобы посмотреть на Имарет. - Я должен возвращаться, но я постараюсь навестить вас обоих, как только смогу,- он слабо улыбнулся. - Если больше ничего не случится, и капитан Родиан не пробудет в Гильдии дольше. Он говорил с одним или несколькими преминами прошлой ночью и теперь выглядит так, будто лимонов объелся.

Николас вышел через парадную дверь.

-Пока, Николас,- крикнула вслед ему Имарет.

-Назад, работать,- распорядился Пауль.

Она миновала открытую секцию прилавка и скользнула в мастерскую.

Пауль шагнул к окну и наблюдал, как Николас идёт вдоль улицы. Как только Хранитель скрылся из поля зрения, Пауль распахнул парадную дверь магазина. Он разглядел серую одежду Николаса через квартал и шёл за ним, пока молодой Хранитель не повернул за угол. Когда Пауль достиг перекрестка и заглянул за свечной магазин, то замер.

Темная тень выскочила из переулка позади магазинов. Пауль наблюдал, как длинноногий черный волк затормозил рядом с Николасом.

Это был тот самый зверь, который был с Винн ночью, когда она боролась с не-мертвым в черной одежде возле его магазина. С нею был другой не-мертвый, тот, которого Пауль должен был выслать из своего города. Но странница Хигеорт опередила его в этом.

Стоя на улице, Пауль позволил своим мыслям течь свободно.

Винн Хигеорт была под заключением. Гильдия была оцеплена городской стражей, скорей всего, по требованию Совета Преминов. Работа над проектом транскрипции перевода прекратилась. Что-то до смерти тревожило Николаса, но он молчал. А теперь черный волк Винн сопровождает нервного юного Хранителя через город.

Винн была источником, хотя и не причиной, повторно вспыхнувшего гнева Пауля, ведь теперь он потерял все средства для поисков ответов о той белой женщине, его убийце и создателе. Именно Винн вернулась издалека с этими древними текстами. Независимо от того, что происходит — независимо от того, из-за чего остановлен проект — все, так или иначе, вертится вокруг неё. А сейчас она была вне досягаемости в Гильдии.

Пауль в тихой, холодной напряженности побрёл назад к своему магазину.


***


Малец и Леанальхам задержались на углу улицы в квартале от ворот замка Гильдии, а его кожа зудела на всём пути сюда.

Лисил заплатит за это!

Малец плюхнулся на хвост и потянулся задней ногой, чтобы снова почесаться.

-Бартва’на!- прошептала Леанальхам, в панике перейдя на родной язык. - Не делай так!

Небольшое облачко угольной пыли повисло в воздухе, поскольку Малец всё же почесался. Он попытался потереть зудящую морду передней лапой, но все, чего добился, это очередное облако пыли. Он чихнул.

-Пожалуйста, Мале... маджай-хи!- настояла Леанальхам. - Ты сотрешь её и станешь заметным.

Как и ее народ, Леанальхам испытывала неприязнь к тому, что одному из священных хранителей ее родины дали имя. Она потянулась к его морде, возможно, чтобы перехватить его лапу, но вдруг остановилась. Подумала ли она, что будет непочтительно коснуться его, или просто побоялась испачкаться, он не знал.

Малец был покрыт сажей. По крайней мере, его спина, хвост, голова и большая часть морды.

Маскировка это или нет, это было совершенно неудобно, а сделал всё это Лисил. Малец тихонечко заворчал, неспособный прекратить дёргаться и чесаться. Он всё выскажет Лисилу, всё!

Прежде чем он и Леанальхам покинули гостиницу, они составили план. Опять Малец позволил остальным продолжать спорить. Это дало им иллюзию контроля над ситуацией, хотя он имел свой собственный план, как связаться с Винн. Этот обман был необходим из-за Магьер и Оши, которые больше всех волновались за Леанальхам.

Их основной план был разумен. Он и Леанальхам подойдут к решётке проходной. Если никто не узнает Мальца и не среагирует на него, то Леанальхам представится посетителем, разыскивающим Винн.

В отличие от Оши, Леанальхам научили белашкийскому, самому распространённому языку Запределья, ее умершие дядя и дедушка. Бротан обучил ее основам нуманского, хотя как старый мясник сам изучил язык так быстро все еще беспокоило Мальца. Тяжелый эльфийский акцент Леанальхам только поддержит ее облик иноземки.

Если её не впустят, то можно будет смело предполагать, что Винн действительно под заключением — правда, ещё надо узнать, где именно её держат. Если же Леанальхам пропустят стражники, но откажут во встрече с девушкой Хранители, то они поймут, что Винн все еще на территории Гильдии. И в таком случае, оставалось лишь надеяться, что Малец сможет, по крайней мере, пройти во внутренний двор и попробовать то, что задумал.

Это имело значение больше всего. Они должны были хотя бы добраться до внутреннего двора.

Леанальхам строго наказали — и Бротан, и Магьер — что при первом признаке опасности, она должна уйти любым возможным способом, Малец же позаботится о себе сам. Девушка клятвенно пообещала это. Магьер также приказала ей обращать внимание на любые непрошенные воспоминания, которые внезапно появятся в ее голове. Леанальхам только еще больше растерялась, когда ей объяснили, что для Мальца это был единственный способ предупредить ее или что-то ей сообщить.

Проблема, конечно, состояла в том, что Малец провел немного времени, наблюдая за воспоминаниями Леанальхам. Он мог вызвать только те воспоминаниям человека, которые видел. Леанальхам объяснили, что если она внезапно вспомнит их побег от анмаглаков, то она должна тут же бежать. Но девушка так стремилась быть полезной, что пообещала бы что угодно.

Однако их задача в действительности оказалась совсем не такой, как выглядела. Леанальхам нервно покосилась на Мальца.

Она была полностью укутана в свой плащ с опущенным капюшоном, а он не мог избавиться от ощущения того, как же это унизительно, идти с верёвкой вокруг шеи. Да, это была его идея, и он предпочитал думать, что, пока девочка сжимает конец в руке, это он ведёт ее, а не наоборот. Однако, зуд серьёзно нервировал его, и ему не нравилось изображать из себя домашнее животное.

Малец хорошо понимал, почему Сгэйль и Глеанн с удвоенной силой защищали Леанальхам от мира. Теперь Бротан и Оша взяли на себя эту роль. Всё было из-за неопытности девочки. Ему было жаль, что он не может успокоить ее, даже если бы это была очередная ложь.

Она, казалось, прочитала выражение его морды, потому что сказала:

-Я не боюсь.

Он видел, что это было не так.

-Всё в порядке,- настаивала она. - Я готова.

Малец пошёл вперёд, натянув верёвку привязи, пока она не зашагала рядом с ним. Когда они прошли через ворота в стене замка и приблизились к опущенной решётке, он вытянул шею, всматриваясь сквозь её широкие прутья. Он увидел лишь одного стражника внутри, но не смог разглядеть большую часть внутреннего двора за тоннелем проходной.

Леанальхам подошла на расстояние вытянутой руки к решётке, и Малец увидел другого стражника, вышагивающего по внутреннему двору. Оба носили красные плащи, застёгнутые на груди цепями, а на ближайшем был шлем. У стражника во внутреннем дворе были волосы песочного цвета и аккуратно подрезанная бородка над выбритой шеей. Его сапоги мягко стучали по камню, пока он проходил мимо тоннеля.

-Можно... войти?- спросила Леанальхам на ломанном нуманском.

-Какое у вас дело?- спросил ближайший стражник, глянув на Мальца.

-Я здесь... для посещения друга... Винн Хигеорт.

Последовавшая тишина насторожила Мальца. Он не был уверен, почему, пока не понял, что стук сапог по камням внутреннего двора прекратился.

-Никаких посещений сегодня, госпожа,- вежливо сказал стражник.- Извините.

-Пожалуйста... Я проделала долгий путь.

Звук шагов возобновился. Малец увидел, что стражник с аккуратной бородкой направился к решётке.


***


Родиан еще не мог видеть, кто был за решёткой, но он был почти уверен, что слышал имя Винн Хигеорт. Когда он приблизился к внешнему концу тоннеля проходной, он был удивлен, увидев стройную девушку — возможно, молодую женщину — в длинном плаще с накинутым на голову капюшоном. Около нее стоял очень высокий, черно-серый пёс с подпалинами... или это был волк?

Девушка, если судить по её одежде, точно не была Хранителем, но гвардеец Родиана частично загородил собой пса.

-Что такое?- он спросил.

-Просто девушка... эльфийская девушка,- с поклоном ответил гвардеец Викхам. – Она говорит, что пришла сюда, чтобы навестить друга.

Когда Викхам повернулся, Родиан смог хорошо разглядеть пса. Животное было действительно похоже на волка, но выше, почти таким же высоким, как волкодав.

-Кого вы хотите увидеть?- спросил он, подойдя ближе, чтобы посмотреть через прутья решётки.

Девушка отступила и опустила голову. Ее лицо было не разглядеть из-за капюшона, скрывающего ее глаза, но вот пса он теперь видел отлично. Его странные голубые глаза, высокие уши и узкая морда напомнили Родиану... Тень. Зверь Винн мог быть той же породы, хотя он прежде никогда не видел других похожих собак.

Молодая женщина не ответила на его вопрос.

Родиану показалось, что он может спугнуть ее, но он хотел узнать больше об этой странной паре. Если она сбежит, то у него не будет и шанса догнать её: она скроется в городе, пока поднимают решётку.

-Винн Хигеорт,- наконец ответила девушка.

Первым порывом Родиана было арестовать ее и допросить, хотя он как-то должен был заставить ее оставаться на месте, пока поднимают решётку. Но возможно, он сможет узнать еще больше, если позволит этому посетителю увидеть Винн... в его присутствии, конечно.

-Откройте!- крикнул он дежурившим выше.

Девушка снова медленно отступила, но пёс остался на месте, и натянувшийся поводок остановил девушку. Решётка поднялась, и прежде чем, она полностью ушла в пазы в потолке тоннеля, Родиан поднырнул под ней.

-Я отведу вас к ней,- сказал он. Теперь он увидел ее лицо.

Она была симпатична, даже красива, с большими раскосыми глазами Лхоинна, хотя ее кожа казалась немного темнее, чем у большинства эльфов. Она действительно выглядела очень молодой, хотя у эльфов возраст не всегда было легко определить на взгляд. Симпатичные женщины не очаровывали Родиана, но его сильно поразили ее зеленые глаза, обеспокоенно осматривающиеся по сторонам.

Родиан напрягся. У всех Лхоинна глаза были янтарного цвета, никак не зеленые. У Винн Хигеорт была склонность выбирать себе странных товарищей.

Она казалась напуганной, и сначала он подумал, что это из-за его поведения, но всё же это вызывало подозрения. Что она скрывает? Он указал в тоннель одной рукой:

-Сюда.

Повернувшись к ней спиной, он пошел по тоннелю, но прислушался к звуку ее шагов. Сначала он услышал цокот когтей по камню. Пёс немедленно последовал за ним, и только потом послышались шаги девушки. Когда Родиан ступил во внутренний двор, у него был шанс оглянуться и удостовериться, что она идёт за ним.

-Капитан, что вы делаете?

Родиан посмотрел вперед и обнаружил домина Хайтауэра, шагающего к нему от дверей главной башни. Он медленно выдохнул и пошел вперёд, чтобы остановить домина раньше, чем гном ещё больше напугает странного посетителя Винн.


***


Малец получил то, в чем нуждался, войдя во внутренний двор, но когда он увидел крепкого гномского Хранителя, он понял, что у него есть только несколько минут. Он надеялся, что его идея сработает, хотя он пробовал подобное лишь однажды.

На пути к Пикам Оспины в поисках первого шара Винн отбилась от остальных и потерялась в буране. Он искал ее, но сам почти ничего не видел, у него не было способа проникнуть в ее мысли. Но он попробовал, и тогда это сработало.

Леанальхам замерла рядом с Мальцом, когда он посмотрел направо, туда, куда накануне ночью увели Винн. Он не увидел ее ни в одном из окон двухэтажного здания у юго-восточной стены. Малец попытался позвать ее:

«Винн, я здесь.»

Капитан заступил дорогу гномскому Хранителю:

-Чем я могу помочь, домин?

-Я проходил по нижнему залу и услышал звон механизмов решётки,- совсем не вежливо ответил гном.

Малец посмотрел налево. У здания там не было окон, только три двери. Две из них были двойными и располагались на несколько ступеней выше, словно для того, чтобы было удобнее разгружать фургоны.

Он попробовал еще раз:

«Винн... ты здесь? Где ты?»

Пока он не видел ее, все эти попытки могли быть совершенно бессмысленными. Даже если она услышит его, как тогда в буране, то не сможет ответить, где она заперта. Она могла услышать его голос в своих мыслях, но он мог услышать только ее настоящий голос. Однако, если он сможет увидеть ее, то узнает, где она, и сможет сказать ей, что они придут за ней.

Его беспокойство выросло. Что, если её здесь больше нет? Что, если их заманили внутрь... в ловушку?

-Зачем вы подняли решётку?- потребовал ответа гном. - Я что-то не вижу Хранителей. А поставки не прибывают в это время!

Малец посмотрел за гнома и загораживающего его капитана. За ними он видел несколько узких стрельчатых окон на верхних этажах. Никто не смотрел из-за их стекол, никого больше не было во внутреннем дворе, от кого он мог узнать точное местоположение Винн. Вдруг он почувствовал маленькую руку Леанальхам на своей шее, ее пальцы зарылись в его испачканный мех. Возможно, она наконец коснулась его из-за страха. Он посмотрел на неё, задаваясь вопросом, что вызвало его.

Леанальхам смотрела на здание в правой стороне внутреннего двора. У последнего окна на втором этаже, смотря вниз и прижавшись ладонями к стеклу, стояла Винн.

Малец чуть не сел на задние лапы от облегчения, а затем лоб Винн наморщился. Ясное воспоминание возникло в его голове.

К своему удивлению он потерялся в нем. Он смотрел ее глазами, будто он был ею, на давнее прошлое. Она была заперта в замке лорда Дармута в небольшой комнате.

Память замерцала, хотя изображение осталось тем же. Она теперь стояла ближе к двери. Свет из одного узкого окна изменился, из-за чего он предположил, что это было другое время суток. Дверь открылась, и один из вооруженных людей Дармута стоял в проходе снаружи.

-Я не говорю вам, как делать свою работу,- парировал капитан. - Я выполняю свои обязанности, поскольку я считаю это целесообразным.

Глаза Винн в окне плотно закрылись. Предыдущее изображение в уме Мальца почернело, и что-то возникло из этой темноты. Он увидел лицо — нет, несколько лиц — вооруженных мужчин. Они были одеты как здешние стражники.

Последняя вспышка воспоминаний Винн прибыла к Мальцу — охранник Дармута, открывающий дверь в другую комнату.

Малец понял её ответ.

Положение Винн было опаснее, чем какое-то разногласие с ее начальниками. Она была действительно под заключением, и эти стражники — этот капитан в красном плаще — теперь управлял ее заключением.

Облегчение Мальца увяло. Ситуация была сложнее, чем он надеялся.

«Мы придём... скоро. Не делай ничего, что может заставить их перевести тебя в другое место.»

Ее руки по-прежнему были прижаты к стеклу, Винн кивнула. Она выглядела настолько полной надежды, что ему совсем не хотелось покидать ее.

Прошла лишь секунда с последней реплики гномского Хранителя. Малец был уверен, что спор с капитаном закончится быстро. Вдруг скрипящий звук опускающейся решётки эхом донёсся из тоннеля проходной.

Бросив последний взгляд на Винн, Малец отступил к тоннелю, и Леанальхам без звука последовала за ним.


***


Родиан внутренне выругался, задаваясь вопросом, как он мог объяснить, что разрешил посетителю войти внутрь. Если бы он упомянул, что девушка здесь, чтобы увидеть Винн, то это ещё больше распалило бы Хайтауэра. Он даже мог послать за Сикойн.

Сколько ещё он мог противопоставлять свой авторитет встающим на его пути Хранителям? Да, он руководил стражей здесь, но он не хотел, чтобы Гильдия вновь обратилась к королевской семье.

Хайтауэр шагнул влево быстрее, чем предлагало его массивное тело. Его голова наклонилась, а рот приоткрылся. Домин был удивительно тих, когда вновь посмотрел на Родиана.

Родиан не мог не оглянуться назад... чтобы обнаружить, что девушка и волкодав ушли до того, как внешняя решётка опустилась.

-Кто это был?- потребовал Хайтауэр.

Родиан, не ответив, направился в тоннель проходной. Не было никакого признака странной пары, и он схватил Викхама за плащ на плече.

-Где она?- рявкнул он.

Гвардеец Викхам встревоженно моргнул:

-Она ушла. Я подумал, что вы отослали ее.

Родиан стиснул широкие, вертикальные прутья решётки, всматриваясь через ворота замка. Насколько он видел, на Старой Процессиальной не было и признака эльфийской девушки со странными глазами.

-Капитан!- прокричал Хайтауэр, и его голос с грохотом раскатился по тоннелю. - Что здесь происходит?

Родиан снова выругался, на этот раз – шепотом.


***


Через квартал по главной дороге от ворот замка, Малец выглянул из-за угла вместе с Леанальхам и посмотрел назад на замок Хранителей.

-Что-то там не так,- по-эльфийски прошептала Леанальхам, тоже выглядывая из-за угла. - Мы должны вернуться и рассказать остальным.

Но Малец медлил. Они видели, что у решётки стоит всего один стражник, но он хотел рассмотреть, где ещё их посты. За несколько минут он определил это.

Ещё один стражник вошёл в поле зрения, шагая по вершине южной стены замка. Достигнув правого маленького барбакана, которые располагались по одному с двух сторон от ворот, человек остановился. Он наклонился, вероятно, разговаривая со своим товарищем у решётки, а затем ушёл тем же путём.

Малец склонил голову. Конечно, там было больше стражников, чем капитан и один человек у решётки. Скорее всего, больше их патрулировали и стены замка, но он внезапно вспомнил воспоминания, переданные ему Винн.

Где, как и почему она научилась намеренно вспоминать и показывать нужные отрывки? Раньше Винн никогда не делала этого. Тогда ей это было не нужно, ведь он всегда мог сказать что-то прямо в её мыслях, а она – ответить ему настоящим голосом. Значение тех воспоминаний, которые она показала ему, было не слишком четким. Но она так ярко представила прошлое, просто с поразительной ясностью, а затем вызвала другие воспоминания...

-Маджай-хи!- прошептала Леанальхам. - Мы должны идти.

Выдернутый из своих мыслей, Малец гавкнул один раз и потрусил вперёд по дороге. Если бы только он смог пробыть с Винн подольше... Возможно, она смогла бы показать ему гораздо больше со своей новой натренированной памятью. Он потрусил вперед перед Леанальхам, но вдруг оглянулся на сторожевую башню.

Черная тень метнулась вдоль стены замка.

Малец развернулся и напрягся, поскольку другая фигура появилась в поле зрения позади той черной, четвероногой тени. Кто-то в серой одежде бежал к воротам замка, догоняя ту тень, ту... высокую, черную, волчью фигуру. Он стремительно шагнул назад к замку.

Поводок, зажатый в пальцах Леанальхам, сомкнулся вокруг шеи Мальца. Он слышал, как она, споткнувшись, остановилась, но он смотрел лишь на темную фигуру. Черный волк метнулся назад от решётки, а Хранитель в сером открыл ворота замка.

Тень прижалась к стене, а Хранитель остановился и оглянулся на нее. Она открыла пасть и резко закрыла её. Возможно, она гавкнула на Хранителя, но до Мальца не донеслось ни звука. Хранитель, замешкавшись на секунду, поспешил через ворота.

Малец смотрел, как его дочь подкралась к воротам, но не прошла через них. Ее уши стояли торчком, будто она прислушивалась. Издалека, Малец услышал грохот и лязг поднимающийся решётки.

Почему Тень провожала Хранителя до Гильдии? Почему она не с Винн?

-Что случилось?- прошептала Леанальхам. – На что ты смотришь...- затем она выдохнула. – Маджай-хи! Другой маджай-хи... здесь?

Голова Тени повернулась к ним, когда она посмотрела на главную улицу.

Малец запаниковал, забыв обо всем, что он собирался сделать, когда его дочь посмотрела на него. Единственное, что осталось в его мыслях, это заставить ее понять, почему он поступил так с дочерью, которую никогда не видел. Отец, которого она никогда не встречала, выслал ее из привычного ей мира, чтобы пересечь океан и континенты ради его цели.

Он две ночи страдал, прежде чем собрался попросить Лилию сделать это ради него... сделать это с одним из их будущих детей. И оглядываясь назад, он знал, что сделал бы это снова. Но здесь и сейчас, все, чего он хотел, это попросить прощения у своей дочери, чтобы помочь ей понять, почему он сделал это.

Малец поймал зубами поводок и резко потянул.

Леанальхам споткнулась:

-Что ты делаешь?

Он продолжал дергать поводок, пока не вырвал его из рук девушки.

-Нет, нет!- отчаянно вскрикнула она. - Мы должны вернуться к остальным.

Сейчас на это не было времени. Малец лишь понадеялся, что Леанальхам вспомнит то, что сказала ей Магьер. Он вызвал краткие воспоминания девушки о прошлой ночи, о Магьер и Лисиле. Он повторял эти два изображения много раз. Он резко боднул ногу Леанальхам.

Ее глаза расширились, когда она чуть не упала. Но вместо растерянности от его внезапного нападения, она закричала ему:

-Нет! Ты тоже должен пойти!

Малец гавкнул дважды, и когда она открыла рот, чтобы возразить, он потерял самообладание. Он зарычал на нее, поднимая воспоминание о комнате в гостинице. Ее юное лицо исказилось от испуга, и он остановился. Ему хотелось бежать за Тенью, но он медленно шагнул вперед и лизнул руку Леанальхам.

На её лице отразилось смятение. Она была незнакома с его способами общения. Он подтолкнул ее головой, на этот раз помягче. Она поняла, чего он хочет. Ему просто нужно было заставить ее сделать это.

Когда он начал отходить назад, она не последовала за ним. Она застыла, все еще наблюдая, как он уходит. Он не отворачивался, пока она наконец не пошла по улице. Только тогда он резко развернулся и помчался по дороге.

Но тут же остановился. Тени нигде не было видно.

Возможно, как и ночью, когда они встретились в архивах, она не хотела иметь ничего общего с ним. Почему еще она ушла сразу после того, как заметила его? Он вылетел на главную улицу и понёсся по ней, но далеко не пробежал.

Закричала женщина.

Он остановился на перекрёстке. Женщина в расшитом блёстками плаще и белых, отороченных мехом, перчатках схватила свою маленькую дочь и оттащила с его пути. Остальные люди в тревоге смотрели на него. Он отступил, пытаясь никого не напугать, но люди уже собирались вокруг него.

-Волк!- крикнул кто-то, и двое мужчин с длинными палками в руках преградили Мальцу путь.

Всё из-за угольной пыли и дурацкой маскировки Лисила!

Не имело значения, что вокруг шеи у него была повязана веревка. Или из-за неё всё выглядело ещё хуже – будто он сорвался с привязи.

Всё, о чём мог думать Малец, это его дочь, и почему она не с Винн.

Отпрыгнув от мужчин с палками, он несильно хватанул одного из них за ногу, и проскользнул мимо них. Позади него раздался треск палки по мостовой, он отклонился и побежал со всех ног. Когда он достиг места, где главная улица огибала замок Хранителей, он остановился лишь за тем, чтобы обнюхать булыжники у стены замка. Если зрение не могло помочь ему, то он мог учуять Тень.

Тогда он услышал топот бегущих ног позади него.


***


Энниш уже день следила за замком Гильдии. Затаившись на крыше Стенного Лавочного Ряда около главных ворот в замок, она не знала, что и думать, когда грязный маджай-хи с испачканным чёрным мехом подошёл к решётке рядом со стройной, закутанной в плащ фигурой. Эта женщина была слишком низенькой, чтобы быть монстром Магьер, но грязь на шкуре маджай-хи не могла скрыть его личность. Энниш с первого взгляда узнала в нём того, что люди знали под именем Малец.

Когда эта странная пара несколько минут спустя вышла на улицу снова, Энниш была готова следовать за ними. Но что-то неожиданно остановило ее.

Появился черный маджай-хи, сопровождавший юношу-Хранителя в сером. Но он не пошёл за Хранителем в замок, и Энниш также узнала его. Он был замечен одним из ее товарищей в компании Винн Хигеорт по возвращению в город.

Энниш не могла понять, что маджай-хи мог делать так далеко от родины в компании людей. Она было последовала за ним, но остановила себя: только тот, по имени Малец, может привести ее к укрытию монстра. Собираясь проследить отвратительный путь изменника, она была поражена снова.

Малец вернулся, за ним, крича, бежали двое мужчин с палками. Маджай-хи притормозил у стены замка, где секунду до этого был черный. Малец побежал по следу чёрного.

Чтобы следовать за ним, Энниш разбежалась и перепрыгнула на следующую крышу.


***


Стоя в окне, Винн почувствовала, как крутит её живот от смеси облегчения и беспокойства.

Малец пришёл, и теперь он знает, где она. Он сказал ей, что они придут за ней. Это заставило ее почувствовать себя в большей безопасности, чем она могла представить, но она уже послала сообщение Чейну, в котором просила его подождать два дня. Она была уверена, что он придёт за ней, а Чейн не всегда отличался терпением. Он мог и не послушать её и попробовать раньше.

Наверняка, проникновением в Гильдию будет руководить Лисил – это было частью его обучения в юности. Теперь, когда Малец мог сказать Лисилу, где она, Лисил тоже не сможет ждать слишком долго.

И если пути Лисила и Чейна пересекутся...

Живот Винн скрутило узлом. Все ее облегчение пропало. Она должна была отправить Чейну другое сообщение, и как можно быстрее. Прозвонил колокол полудня, значит скоро придёт Николас с едой для неё. Она обернулась и схватила листок бумаги со своего небольшого рабочего стола.

-Что ты делаешь?

Пораженная, Винн повернулась от резкого вопроса, который раздался в коридоре возле ее комнаты. Сначала, она даже не узнала этот голос, поскольку никогда не слышала, чтобы Николас говорил так враждебно.

-Не твоё дело.

Винн оцепенела, услышав холодный ответ Дориана.

-Это – моя обязанность!- Николас почти кричал.

Винн кинулась к двери и резко распахнула ее. Первый человек, которого она увидела, был стражник, инстинктивно потянувшийся к рукояти своего меча. Это был не Лукан, и она не видела его прежде, зато он, увидев ее, расслабился и настороженно перевёл взгляд на двух Хранителей в коридоре.

Там стоял Дориан, держа поднос с миской супа и чайником чая. Николас застыл в нескольких шагах позади, ближе к лестнице, его губы сжались в прямую линию, а в руках был такой же поднос. Дориан посмотрел на стражника Шилдфёлчес.

-Премин Сикойн распорядилась, что отныне я приношу еду страннице,- заявил Дориан. - Никто, кроме меня.

Стражник не казался впечатленным:

-Я получаю приказы от капитана Родиана или капрала Лукана, и я не слышал о таком изменении.

-Тогда вам лучше всего посоветоваться со своими начальниками,- ответил Дориан. - Инструкции были уже даны.

Ничего больше не сказав, Дориан протолкался мимо стражника и пошел прямо на Винн. Он даже не притормозил, вынуждая ее отпрянуть из дверного проёма. Войдя, он подошел к столу и опустил на него поднос. Последнее, что увидела Винн, было отчаянное лицо Николаса в проходе, а затем Дориан быстро вышел, захлопнув дверь.

Винн бессильно опустилась на край кровати. Теперь у неё не было способа отправить записку Чейну.


***


Чейн сидел, прислонившись к стене коридора у чёрного хода гостиницы «Дом Натье», и надеялся, что поступил правильно, отослав Тень с молодым Хранителем. Прошло уже слишком много времени. Или ему это просто казалось. Он дрожал и испытывал зуд, желая от души почесаться, и представлял горячее солнце прямо за дверью. Он ненавидел это и жаждал забвения дремоты.

Кто-то нетерпеливо заскрёбся в дверь, громко скуля.

Чейн, быстро накинув на голову капюшон, встал на одно колено и распахнул дверь. Тень проскользнула внутрь и пронеслась мимо него, и он снова запер чёрный ход. Но когда он обернулся, то увидел лишь ее хвост – она уже неслась вверх по лестнице, рыча и фыркая.

Что-то пошло не так.

Чейн без колебаний быстро последовал за ней, преодолевая две ступеньки за раз, и обнаружил, что она сидит у двери их комнаты, тяжело дыша и поскуливая. Он открыл дверь, и она влетела внутрь. Быстро шагнув в комнату, он захлопнул дверь и присел перед нею.

-Что не так?- спросил он. – Что случилось?

Тень зарычала, а затем снова заскулила, и тревога Чейна выросла. Без предупреждения он стянул с пальца бронзовое кольцо. Она даже не рыкнула, вместо этого сразу посмотрела ему в глаза своими кристально-голубыми.

В разуме Чейна всплыло воспоминание.

Он обнаружил, что смотрит из окна комнаты Винн во внутренний двор Гильдии. Он увидел Магьер, Лисила и Мальца, выходящих из дверей главной башни вместе с Винн и Тенью. Вдруг изображение расплылось. Этот круговорот вызывал головокружение, пока память, не сузилась и не сосредоточилась только на части изображения... на Мальце. Это повторялось и повторялось, пока Чейн не вскочил на ноги.

-Малец?- спросил он. - Ты видела Мальца?

Тень резко гавкнула. Она кинулась к маленькому, занавешенному одеялом окну и встала передними лапами на подоконник. Чейн присоединился к ней, прижавшись спиной к стене, когда она сунула нос под край одеяла, выглянув наружу. Он понятия не имел, что она пытается сказать ему.

Тень повернула голову и посмотрела на Чейна, и снова та же самая головокружительная вспышка воспоминаний всплыла в его голове. Он в тревоге поглядел на занавешенное окно.

-Малец... здесь?- выдохнул он.

Она гавкнула один раз.

Чейн быстро надел на палец бронзовое кольцо, а Тень отпрыгнула от подоконника и отступила от окна.


***


Малец бежал по следу Тени по улицам, проулкам и переулкам, останавливаясь лишь за тем, чтобы учуять её запах. Он дважды мельком видел её, но она каким-то образом обгоняла его. Каждый раз, когда он выбегал на открытую улицу, он слышал крики рядом или далеко позади. Когда он вслед за ней углубился в бедный район, часть того, что он видел, показалась ему знакомой.

Он уже был в этом районе, но не на этих улицах. Именно в этом районе скрывались Магьер и Лисил. Но вдруг след Тени резко повернул.

Малец углубился в длинную полосу обветшалых зданий и вдруг понял, что потерял Тень. Он вернулся, обнюхивая булыжники, пока снова не взял ее след в переулке. Он следовал за ним, пока тот не оборвался у черного хода ветхой, деревянной гостиницы с двумя мансардами и остроконечной крышей.

Он скребнул когтями по двери.

Как бы он не старался, она не откроется. Тень также не могла уйти этим путём, и он вернулся проверить, не уходит ли ее след в сторону. Зловоние сточной канавы в центре переулка сильно затрудняло это, но её запах вёл именно к этому зданию. Его дочь каким-то образом прошла через дверь.

Стыд за то, что Малец сделал своей дочери, начал уменьшаться. К озадаченности примешался гнев. Если Винн была заперта в Гильдии городской стражей, что Тень делала здесь?

Он посмотрел вверх и вниз по переулку, готовый обойти здание со всех сторон. Но вдруг пронизывающий холод охватил его, заставив мех встать дыбом. Инстинктивная ярость пробежала сквозь его плоть. Его загривок вздыбился, и он зарычал даже раньше, чем понял, почему.

Захлёбываясь от ярости, Малец был подавлен внезапным присутствием не-мертвого.

Это было где-то совсем рядом, и он сделал круг по переулку, внимательно осматриваясь. Ничто не двигалось, даже крысы не копались в мусоре. Он снова посмотрел на запертую дверь и на окно над ней.

Малец подавил желание взвыть. Так вот зачем Тень пришла сюда! Она охотилась?

Он неистово зацарапал заднюю дверь. Она задребезжала и затрещала, но не открылась. Он отошел назад, чтобы с разбегу врезаться в неё.

Вдруг отвратительное присутствие, которое так разъярило его исчезло... как будто его никогда там не было.

Малец замер на месте, дрожа от ярости, и почти неспособный думать.

Дверь распахнулась так резко, что опрокинула ящик для мусора. Тучная женщина средних лет в потёртом переднике вышла на порог, держа перед собой крепкую метлу.

-Что, во имя Троицы Сострадания, тут...

Она оборвалась, и её гнев исчез, когда она посмотрела на Мальца.

-Волк!- закричала она.

Крупный, старик встал позади женщины, и Малец пришел в себя.

-Это волк, волк, волк!- кричала женщина, спрятавшись за стариком. Топот ног и крики донёслись из открытой двери позади пары.

Досадливое рычание застряло в горле Мальца, он развернулся и помчался по переулку.

Все из-за Лисила и его глупой, бесполезной маскировки!

Глава 11

Лисил всегда ненавидел сидеть и ждать. И эта ситуация не была исключением. Судя по тому, как Магьер расхаживала по их небольшой комнате, она чувствовала себя не лучше. Топот ее сапог действовал ему на нервы.

Она еще прихрамывала, но он знал, что это скоро пройдет, после того, что она с собой сделала. Эта мысль почти стирала его облегчение от того, что она выздоровела. Словно чтобы сделать обстановку ещё более напряжённой, Оша ушёл дежурить на крышу, а Леанальхам с Мальцом отсутствовали. Остался только Бротан. Он лежал на полу, словно бы отдыхая, но его глаза были открыты.

Все было тихо, кроме монотонного звука шагов Магьер.

Вести светскую беседу казалось бессмысленным, а Лисил не хотел говорить о чем-то важном. Не в присутствии Бротана. Внезапная тишина заставила Лисила вздрогнуть, и он понял, что Магьер прекратила шагать из угла в угол. Она повернулась к Бротану:

-Как ты мог втянуть беззащитную девочку в эту стычку с анмаглаками?- требовательно спросила она.

Бротан мало на что реагировал с прошлой ночи, но сейчас сел, будто этот вопрос задел его. Лисил хотел это знать, но пока его раздражал не сам ответ, а его отсутствие.

-Это был ее выбор, не мой,- сказал Бротан, выглядя почти обиженным.

Лисил отметил, что это был самый распространённый ответ, из всего, что они слышали прежде. Но всё равно это лишь вызвало ещё больше вопросов.

-Ее выбор?- Магьер шагнула ближе. – С чего бы это она...

Раздался тихий, отрывистый стук в дверь, сопровождаемый еле слышным голосом Леанальхам:

-Это я.

Лисил вскочил на ноги и отпер дверь. Леанальхам почти ввалилась внутрь — одна.

-Где Малец?- спросил он.

Девушка разразилась целым потоком слов из смеси эльфийского и белашкийского. Он не понял ничего, кроме: «Стражники на воротах... стенах...» и: «Мы должны были быстро уйти...»

Леанальхам сделала паузу, чтобы отдышаться.

-Помедленнее,- Магьер, хромая, шагнула к девушке.

Бротан уже был на ногах, внимательно слушая.

-Где Малец?- на сей раз Лисил спросил громче.

Леанальхам посмотрела на него:

-Черный маджай-хи... пришёл к воротам вместе с Хранителем. Когда он ушёл, маджай-хи... Я имею в виду Мальца... захотел следовать за другим. Он заставил меня... возвращаться одной,- на мгновение она выглядела сердитой, но затем добавила: - Я пыталась спорить, но он был очень...

Она прервалась, будто не могла подобрать слов.

-О, боги мои дохлые!- шепотом прошипел Лисил.

Тот черный маджай-хи мог быть только Тенью. Лисил смотрел, как Магьер медленно оседает на кровать, качая головой. Что Тень делала вне Гильдии? О чём думал Малец, последовав за ней и бросив Леанальхам одну? Черты лица Магьер напряжённо застыли.

Лисил посмотрел на Леанальхам, схватившись за ручку двери:

-Куда он направился от Гильдии?

Окно с хлопком распахнулось. Оша качнулся внутрь, из-за спешки приземлившись слишком громко. Он посмотрел на Бротана и протараторил что-то на эльфийском. Вдруг Лисил услышал отдаленные крики через открытое окно.

Бротан отчётливо вздохнул:

-У нас проблемы.

Снова издалека донёслись возгласы, и Лисил поспешно высунулся из окна. Но из-за шума он смог разобрать только несколько слов:

-Волк! Все внутрь!

-О, Семь Адов!- простонал Лисил сквозь стиснутые зубы. - Что этот дурак учудил на сей раз?


***


Энниш была озадачена, когда переполошившиеся люди последовали за Мальцом. Часть ее требовала закончить преследование священного маджай-хи. Но он не был одним из хранителей её родины, которых она знала.

Он был отступником, относительно которого предупреждал их Вельмидревний Отче.

Она мало что могла сделать, кроме как перепрыгивать с одной крыши на другую, следя, как Малец несётся по улицам и переулкам, таща за собой верёвку, обвязанную вокруг его шеи. Независимо от того, сколько он поворачивал, толпа продолжала расти и нагоняла его снова и снова.

Энниш показалось, что для неё это может быть преимуществом.

Маджай-хи сосредоточил все усилия на спасении. Он сейчас просто не мог предвидеть нападение сверху. Если она улучит момент, когда он снова оторвётся от своих преследователей, то сможет спрыгнуть вниз и вырубить его, захватив для Фретфарэ.

Проблема состояла только в том, сможет ли она в одиночку дотащить довольно большого зверя. Но этим она наконец сможет выразить благодарность Фретфарэ — как коварлеасе — за то, что дала ей второй шанс. Захват неверного маджай-хи доказал бы её значимость в достижении данной Вельмидревним Отче цели.

Энниш пригнулась пониже, проследила, как маджай-хи свернул в проулок, а затем прыгнула на следующую крышу. Когда Малец остановился, смотря в обе стороны по проулку, прежде чем снова сорваться с места, она поспешно прошла к карнизу.

И вдруг замерла, выпустив из виду Мальца от внезапного движения внизу.

Чрезмерно высокая, с ног до головы закутанная в плащ фигура быстро шагала вниз по проулку, позади него торопилась фигура пониже. Энниш притихла, затаившись. Был только один человек такого роста, кто мог появиться так внезапно и так тихо.

Бротандуиве приблизился к концу проулка и посмотрел на улицу, и только тогда меньший смог его нагнать.

Резкие крики привлекли внимание Энниш. Из-за угла улицы вынеслась толпа и тут же увидела Мальца в проулке. Когда она посмотрела вниз снова, Бротандуиве на месте уже не было. Осталась только меньшая фигура, скрывшаяся у выхода из проулка.


***


Малец не мог поверить, что на сей раз толпа нагнала его так быстро. Ведь его преследователи отставали на целый квартал. Он постоянно оглядывался, пока бежал, но не смог углядеть ничего знакомого.

-Перекройте ему путь!- закричал кто-то, и люди оглянулись на этот голос.

Крупный мужчина в туго застёгнутой безрукавке потянул из ножен меч. Всё больше криков раздавалось позади Мальца. Он остановился и дико осмотрелся, подушечки его лап горели, стираясь о булыжники. Маленький мальчик попытался выскочить из дверей небольшого здания, взволнованный видом «волка». Мужчина схватил мальчика и затолкал его назад.

На одну глупую секунду Малец оглянулся.

Прежняя пара мужчин с палками неслась за ним, раздражённо пыхтя. Позади них ковыляла огромная женщина с плотной грудью, которая подпрыгивала вверх и вниз, когда она махала деревянной скалкой. Грязный старик с навозными вилами в руках, подошёл к женщине, его серое лицо застыло в мрачной решимости, когда он посмотрел на мужчин с палками.

Малец чуть не заскулил. Как могло его решение проследить за Тенью вылиться во всё это? Тихий тройной свист достиг его ушей, и он ещё больше встревожился. Кто-то подзывает собак?

Крик, полный ужаса, донёсся откуда-то позади толпы:

-Ещё один! Ещё один! Здесь!

Малец позволил себе только один взгляд на всполошённую толпу, поскольку не понимал, как там может быть ещё один волк. Теперь Тень следует за ним? Не имело значения, что большинство преследователей остановилось или оглянулось на этот крик. Малец повернул голову назад, и человек с мечом кинулся на него.

Тройной, пронзительный свист раздался снова, но сверху, будто его издавала какая-то птица. Но он был слишком громким, да и что хищная птица может делать в городе?

Малец задрал морду.

По крыше кралась фигура. Высокая, пригнувшаяся, плащ был повязан вокруг ее талии. Она махнула руками и указало на дальний конец здания.

Малец внезапно осознал, что это здание и есть гостиница, где остановились он и его компаньоны. Он не узнал её из-за суматохи и потому, что никогда не видел с этой стороны.

Большой, открытый ящик вылетел из проулка сбоку.

Из него полетели перья и пара дико пищащих голубей. Один человек успел, вскрикнув, шарахнуться в сторону. Но у того, с мечом, было время только, чтобы повернуть голову.

Малец кинулся в проулок, когда ящик врезался в лицо мечника.

Перья и щепки лились дождем вокруг Мальца. Голубь вспорхнул с мостовой и клюнул его в нос, его крылья хлестнули его по глазам, на мгновение ослепив. Малец бежал сквозь проклятия и крики, топот и дикое хлопанье крыльев.

Из проулка на него с негодованием смотрел Лисил.

Малец влетел в проулок, царапая когтями по булыжнику, а Лисил развернулся и побежал к чёрному ходу гостиницы. Леанальхам вылетела из глухого переулка, догнав их обоих. Должно быть, это девушка кричала о «ещё одном волке», чтобы отвлечь его преследователей.

И Бротан стоял у двери, придерживая её.

Лисил почти втолкнул Леанальхам внутрь, и Малец влетел следом. Но не смог сохранить равновесия: его лапы заскользили на досках пола, и он боком врезался в стену узкого коридора, а Бротан захлопнул дверь.

Малец постоял там на дрожащих, усталых лапах, слишком выдохшийся, чтобы даже почувствовать облегчение.

Лисил присел рядом с ним и резко выдохнул ему в лицо:

-Ну и что это было, а?

У Мальца перехватило дыхание, он резко вскинул голову. И после всего, через что он только что прошёл, у Лисила хватает наглости возмущаться?

-Тихо! Все вы!- шикнул Бротан.

Лисил поднялся на ноги и помог встать Леанальхам, взгляд которой был прикован к двери. Малец повернулся и обнаружил, что там, прислушиваясь, стоит Бротан. Снаружи раздавались крики, будто толпа его преследователей хлынула в проулок.

-Куда он пошёл?- крикнул кто-то.

-Я не видел. Может...

-Кто бросил тот ящик с голубями?

-Ладно! Некоторые пусть вернутся на улицу. Остальные перекройте концы проулка и проверьте всё. Зверь не мог выбраться отсюда.

Отдельные реплики ещё можно было различить среди ворчания и споров. В это мгновение Малец почувствовал, как по телу разливается оцепенелое облегчение. Но он получил мало полезного. Винн была под арестом. В этом городе был не-мертвый. И Тень была очень близко к нему.

Когда крики с улицы начали затихать, Лисил двинулся к лестнице, ведя Леанальхам к их комнате.

-Что ты только натворил, чтобы вызвать все это?- прошептал он.

На сей раз Малец зарычал на него. Ведь это именно маскировка Лисила вызвала всё это. И что хорошего он мог сказать в своё оправдание?

Внезапно голубиное перо упало с головы Мальца и скатилось с его морды на пол. Ему захотелось укусить Лисила — и пребольно!


***


Энниш тихо приземлилась на крышу гостиницы и услышала голоса, доносящиеся из открытого окна. Она подошла как можно ближе к краю крыши и склонилась, чтобы подслушать. Она свободно говорила на белашкийском. Ее первый йоин был превосходным учителем.

-Итак, ты! Что случилось?

Энниш напряглась, но не от гнева в этих словах. Она узнала голос.

Ненависть к Лиишилу вышибла из Энниш весь разум. Горе от потери ее Гройташиа наполнило ее холодной дрожью. Она медленно дышала через боль и ярость, которую та вызвала.

Если бы только Лиишил был один... если бы только она могла убить его здесь и сейчас...

Она приказала себе сосредоточиться только на цели. Она упустила шанс отвести маджай-хи к Фретфарэ, но может получить кое-что поважнее. Она нашла, где они скрывались.

За вопросом Лиишила последовало молчание.

-Ты узнал что-нибудь о Винн?

Этот голос вернул ясность в мысли Энниш. Он принадлежал монстру по имени Магьер. Три низких лая были ей ответом.

-Ты не уверен?- резко воскликнула Магьер.- Леанальхам сказала, что ты видел ее в окне.

-Она там?- спросил Лиишил.

Энниш упустила следующие несколько реплик, поскольку их голоса стали слишком тихими, но она вздрогнула от этого имени - Леанальхам. Потомок смешанной крови Глеанна была здесь. Но как? Это она сопровождала маджай-хи в замок Гильдии?

-Винн правда под арестом?- спросил Лиишил.

Энниш сосредоточилась на этом вопросе. Она знала девушку-Хранительницу слишком хорошо, когда-то даже была вынуждена провожать лживого человека через лес её народа. Она возненавидела маленького человека еще больше после того, как выяснилось, что Хранительница знает их язык. Ни один человек не должен был говорить на языке ее народа.

Снова последовала пауза, а затем Малец гавкнул один раз. До сих пор Бротандуиве не сказал ни слова, как и Леанальхам, если она там была.

-Отлично,- произнёс Лиишил. – Довольно прятаться. Мы вытащим Винн оттуда.

-Наконец-то,- вставила Магьер.

-Согласен,- донёсся более глубокий голос.

Энниш вздрогнула. Бротандуиве. Ее ненависть к нему, предателю, почти перекрыла жажду крови Лиишила, но она боялась его.

-Но нам нужно больше информации,- продолжил Бротандуиве. - Что-то о территории и общежитии, о расположении стражников и их маршрутов.

Раздался новый голос, мужской, неразборчиво забормотавший что-то по-эльфийски. Энниш испытала желание нависнуть над карнизом, чтобы услышать больше. Она напряглась, вслушиваясь, но говорили слишком тихо.

С Бротандуиве был кто-то еще.

Энниш не смогла узнать голос, но вчера вечером изменнику-греймазге помогал лучник. Кто среди анмаглаков мог служить Бротандуиве? Другой отступник, вероятно. Прежде чем она закончила обдумывать эту мысль, кто-то закрыл окно, и голоса стали слишком приглушенными, чтобы что-то расслышать.

Энниш полежала на крыше ещё немного, размышляя. Магьер и Лисил вернулись после долгого отсутствия, чтобы освободить Хранительницу. Винн Хигеорт была под арестом, и следующая цель этой небольшой группы состояла в том, чтобы освободить ее. Пока они придерживались этого курса, они — включая Магьер — могли быть захвачены в открытую ночью, до или после освобождения Хранительницы.

На этот раз это не будет случайной стычкой. Энниш и ее товарищи будут смотреть и ждать, полностью подготовленные. Магьер явно никуда не пойдёт одна, Лиишил никогда не позволит своей возлюбленной пойти куда-то без него. Если бы не пожелания Вельмидревнего Отче в отношении этого монстра...

Энниш снова затопило горе, где потерянная любовь породила только ненависть и кровожадность. Это была бы намного лучшая месть, если бы Лиишил наблюдал, как умирает его любимая, прежде чем она убьёт его. Она жаждала заставить его хоть на миг испытать те мучения, на которые он обрёк её на всю жизнь... прежде чем он умрёт.

Дверь черного хода гостиницы открылась снова.

Энниш скользнула вниз по скату крыши, пока не смогла заглянуть через край и посмотреть на улицу.

Бротандуиве и Лиишил вышли в переулок, и она тихо поползала вдоль крыши, чтобы увидеть, что они направляются на улицу. Бротандуиве вдруг на ходу оглянулся, и Энниш застыла. И тут же потеряла их из виду.

Он услышал или как-то почувствовал ее? Она не рискнула выглянуть на улицу снова, и вместо этого отползла назад к скату крыши. Она прижалась к черепице и прислушалась, но из-за звуков с улицы не могла сказать, в какую сторону они пошли. Встав на ноги, она побежала. Ее шаги вызывали не больше шума, чем осенние листья, падавшие на мох. Когда она прыгнула к следующей крыше, она не колебалась в нужности своего побега, чтобы вернуться к своим и сообщить обо всем, что она узнала.

Хотя ее ненависть к Лиишилу и Бротандуиве все еще отравляла ее сердце и разум, Энниш была прежде всего верна своему долгу анмаглака — и будет верна всегда.


***


Денварфи и Фретфарэ сидели за маленьким столом, обсуждая график дежурства теперь, когда Магьер, Лиишил и маджай-хи были разысканы. Но их ресурсы истощились, их людям был необходим отдых и сон.

Рхизис и Эйводан сейчас лежали на полу, отдыхая первую часть дня, но они вчера дежурили вечером и всё утро. Тавиф и Оваин рыскали по городу, надеясь узнать что-нибудь ещё. Энниш следила за замком Гильдии.

Из-за этого порт остался без присмотра, что заставляло Денварфи чувствовать себя неуверенно.

-Мы можем вычеркнуть пост в порту,- предложила Фретфарэ. – Нам больше не нужно следить за прибывающими, ведь наша цель уже здесь.

-Но если они решат сбежать, корабль может быть вариантом для них,- возразила Денварфи. – За передвижением судна по морю следить труднее всего, и это самый легкий способ перемещаться группой. Греймазга знает это. Мы должны знать, если они направятся к порту, чтобы перехватить их.

-Если они направятся туда,- отозвалась Фретфарэ. – И что хорошего это принесёт? Мы будем не в состоянии собраться достаточно быстро, чтобы перехватить их, особенно если они сделают это днём. А Бротандуиве попытается увести монстра отсюда именно днём, чтобы сбить нас со следа.

-Это было бы опасно.

-Именно поэтому он так и поступит,- ответила Фретфарэ. - Это для него лучший выход. Потому, если мы не сможем найти их в городе, мы никогда не узнаем, куда они направляются.

Денварфи затихла. Она все еще не была убеждена, хотя в этих рассуждениях был смысл, правда уж слишком поверхностный. А они и так ходят по лезвию бритвы.

-Я возьму пост у Гильдии на себя сегодня вечером,- сказала она. - Как только Рхизис проснётся, он сможет наблюдать за портом, по крайней мере, ночью. Ему нужно меньше сна, чем остальным из нас.

Фретфарэ поёрзала на стуле:

-Это может быть время, когда я буду разъяснять наш план.

Денварфи отвела взгляд, боясь, что ее товарищ может добровольно вызваться дежурить. Вдруг Энниш влетела в окно, спасая Денварфи от очередного неудобного аргумента.

-Коварлеаса!- выдохнула Энниш, обращаясь к Фретфарэ, как только встала на ноги. - Я нашла их!

Последовал хаос: Рхизис и Эйводан мгновенно сели, а Денварфи вскочила на ноги. Все начали задавать слишком много вопросов сразу.

-Тихо!- приказала Фретфарэ. – Дайте ей сказать.

Денварфи ждала, пока Энниш рассказывала о том, как люди преследовали маджай-хи по улицам и как его спас Бротандуиве. Несмотря на то, что Энниш оставила свой пост, чем больше она говорила, тем больше Денварфи убеждалась, что она поступила правильно.

Магьер была обнаружена.

Но при упоминании другого имени, Фретфарэ села прямо и прошептала:

-Леанальхам... здесь?

Денварфи сначала и не узнала это имя. Но потом вспомнила, что слышала о девочке смешанной крови из семьи Сгэйльшеллеахэ. Что эта девочка делала здесь?

-Их разговор был о Хранительнице,- протараторила Энниш. - Именно поэтому неправедный маджай-хи вернулся в Гильдию. Хранительница под арестом, и они планируют освободить ее.

-Мы должны напасть на гостиницу сегодня же ночью,- сказал Рхизис. - И захватить их всех.

На время нескольких вдохов воцарилась тишина. Рхизис не сказал ни слова с предыдущей ночи, когда Оваин вернулся без тела Вайланви. Оваин вернулся к тому месту в переулке, где должен был быть Вайланви, и ничего не нашёл. Они предположили, что тело унёс Бротандуиве.

Денварфи оставалось только надеяться, что в старом греймазге еще осталось достаточно уважения к похоронному обряду его народа. В противном случае, она могла лишь молиться, что дух Вайланви найдёт собственный путь к предкам.

-Почему они хотят освободить Хранительницу?- спросила она Энниш.

-Я не знаю,- ответила та. - Но они явно намерены это сделать. Бротандуиве помогает им.

Последовала ещё одна пауза, и хотя цель Денварфи, данная Вельмидревним Отче, состояла в том, чтобы захватить Магьер или Лиишила, она начала сомневаться. Артефакт из скованного льдом замка был унесён этими двумя, но Вельмидревний Отче предупреждал, что в том, что касается получения информации, они часто полагались на Хранительницу. Если теперь Хранительница была им так ужасно необходима, что помогал даже Бротандуиве, то она должна была знать что-то существенное.

-Наша первоочередная задача состоит в том, чтобы собрать информацию об артефакте,- медленно проговорила Денварфи. - Хранительница может знать больше, чем Магьер или Лиишил. Она может знать то, что поможет нам понять, как обращаться с ним, когда мы его отыщем. Мы удвоим количество дежурящих у Гильдии. Когда они придут, чтобы освободить Хранительницу, мы отрежем их, убьём Бротандуиве и захватим остальных.

-Нет,- покачала головой Фретфарэ. - Рхизис прав. Они не в курсе, что мы знаем их местоположение, и не ожидают нападения сегодня ночью. Как только сядет солнце, мы выдвинемся... а затем убьём предателя, захватим Магьер и кого-нибудь ещё. Не стоит рисковать из-за Хранительницы.

Остальные, включая Рхизиса, выглядели сомневающимися, но не из-за различия между двумя планами. Ни один из них никогда бы не принял решение, идущее вразрез с решением греймазги, но в отношении Фретфарэ это преимущество Денварфи было спорным.

Анмаглак работал под руководством не самого именитого или старшего, а того, кому дал эту цель Вельмидревний Отче. Это была Денварфи. Но даже сейчас большинство из них все еще считало Фретфарэ, хоть и раненой, но коварлеасой, хотя Вельмидревний Отче назначил кого-то другого на ее место. Из-за этого координировать действия команды было чрезвычайно трудно.

У Денварфи не было желания, усложняя дело, ввязываться в открытый спор. Поэтому она просто обратилась к более высокой инстанции:

-Если Магьер и Бротандуиве так хотят заполучить Хранительницу,- сказала она, - Вельмидревний Отче захочет, чтобы мы захватили и её. Она в настоящее время заперта в человеческом замке — стабильная, постоянная цель. Я полагаю, что именно это порекомендовал бы нам Вельмидревний Отче.

Денварфи посмотрела на Фретфарэ и обнаружила, что на неё смотрит больная женщина, а не анмаглак. Как кто-то мог усомниться, что она, его главная защитница и доверенный советник, может предложить то, с чем не согласится Вельмидревний Отче?

-Я могу связаться с Вельмидревним Отче и спросить его... если ты хочешь,- предложила Денварфи.

Лицо Фретфарэ немного напряглось, но не от боли. Она поняла, куда клонит Денварфи. Все, что она скажет, вызовет задержку, а это в любом случае не устроит Вемидревнего Отче, как только он всё это услышит.

-Не нужно,- ответила Фретфарэ. - Мы будем ждать, пока они не придут за Хранительницей... а затем захватим их всех сразу.

Денварфи вежливо кивнула, будто это было совместным решением. Возможности утереть нос Фретфарэ она ждала уже долго.

Глава 12

На следующую ночь Чейн снова расхаживал по своей комнате. Тень лежала на кровати, такая же взвинченная, и наблюдала за ним. К настоящему времени письмо, которое он послал в храм Отца Языка в Дред-Ситте, уже должно было попасть в руки окончательного адресата. Когда получатель прочтёт его, он что-нибудь предпримет – или не предпримет.

Чейн устал ждать.

Магьер, Лисил и Малец, скорее всего, ищут собственный способ добраться до Винн, но он был полон решимости сделать это первым. И все же, хотя это волновало его далеко не в первую очередь, он не мог прекратить задаваться вопросом, учуял ли Малец его присутствие, когда преследовал Тень. Если да, Малец расскажет об этом своим товарищам, чтобы начать охоту на неизвестного не-мертвого?

Чейн обещал Винн не вступать с ними в драку, поэтому, если они придут, он должен будет сбежать. Тогда у него совсем не будет места, куда он сможет привести её после освобождения. И тут ему подумалось: а может, Магьер или Малец уже сейчас поджидают на соседних улицах? Он попытался выкинуть это из головы.

Вчера вечером он и Тень вышли на разведку, под покровом темноты подобравшись к Гильдии. Два городских стражника расхаживали по стенам замка. Еще один стоял у решётки, один или два должны были быть в башнях по бокам сторожки, чтобы следить за механизмами ворот. И это явно были не все. Если капитан Родиан выполнил приказ охранять территорию, то он должен был привести больше людей, чем они видели.

Было время, когда Чейн бы просто перемахнул через стену и убил бы всех на своём пути. И это было бы намного легче.

Он заметил одну странность, пока они с Тенью скрывались около западного угла Старой Бейли. Он тогда изучал сторожевую башню, пытаясь углядеть посты стражников, когда Тень заворчала и указала мордой вниз по улице.

Уже прозвонил первый колокол ночи, но по Старой Бейли катился фургон, направляясь прямо к воротам замка. Решётка поднялась даже раньше, чем он подъехал, и городской стражник вместе с Хранителем в тёмно-синем вышли, чтобы открыть ворота. Фургон был загружен под завязку, но сам груз скрывался под плотным брезентом.

За то время, которое Чейн провёл среди Хранителей, он никогда не видел, чтобы поставки прибывали ночью. Конечно, он не мог видеть, как они приходят днем, но до него даже слухи о ночных поставках не доходили. Ему было жаль, что он не может узнать больше, хотя среди его больших проблем это была незначительная загадка. Поэтому он вернулся в свою комнату и оставался там. Он слишком боялся, что может пропустить...

Очень тяжелый стук в дверь остановил Чейна. Он напрягся, вместе с тем воодушевившись, а Тень спрыгнула с кровати. Чейн не был уверен в том, кто стоял с другой стороны, поэтому прежде всего взял свой меч, потянув стальное гномское лезвие из ножен.

-Где все-пожиратели охраняют кости потерянного и забытого?- тихо спросил он через дверь.

-В Балаал-Ситте,- ответил снаружи глубокий голос.

Только один человек, кроме него и Винн, знал ответ, а также эту древнюю гномскую отсылку на мифических драконов – гуюллаэ, все-пожирателей.

Чейн резко распахнул дверь и посмотрел вниз.

Там стоял широкий, солидный гном, полностью заполняя собой дверной проем. Он не носил бороды, что было необычно среди его народа, красные волосы падали на его плечи, укутанные в шерстяной плащ цвета ржавого железа, сколотый на его мощной шее. Он больше не носил черно-чешуйчатую броню Ходящих-сквозь-Камень, но кроме обоюдоострого меча в ножнах у бедра, он нес крепкий железный посох высотой с Чейна.

Чейн заметил темно-оранжевую шерстяную тунику под плащом посетителя. Гном снова «замаскировался» под ширвиша Бендзакенджа — Отца Языка, Вечного, святого гномской истории, традиций и мудрости.

-Красная Руда,- прошептал Чейн, даже не потрудившись скрыть своего облегчения.

Красная Руда всё-таки ответил на письмо Чейна. Он поднял на него взгляд:

-Ты звал меня?


***


Оказавшись в безопасности их запертой комнаты в гостинице, Лисил начал новый приглушённый разговор на белашкийском, стоя на коленях на полу. Магьер присела с одной стороны от него, а Малец – с другой. Он только что вернулся из совместной с Бротаном разведки.

Магьер уже была сыта по горло тем, что они так мало выяснили за время своих вылазок. Но Лисил теперь чувствовал, что готов поделиться своим планом. За то время, которое прошло с инцидента с Мальцом и толпой, многое произошло. Для Лисила было все еще непонятно то, что рассказал им Малец.

Тени с Винн больше не было. Малец проследил путь своей дочери до соседнего района, где он ощутил близость не-мертвого у ветхой гостиницы. Они должны будут проверить это, причём скоро. Если они этого не сделают, Лисилу, возможно, придется бороться с Магьер, чтобы не дать ей пойти на охоту в одиночку.

То, что Винн была абсолютно одна, уже накручивало их, особенно Магьер, поэтому нужно было сосредоточиться на освобождении Хранительницы. Как только Винн будет в безопасности, Лисил разберётся с жаждой Магьер охотиться на не-мертвого в городе и выслеживающими ее анмаглаками. Он быстро глянул на свою жену и приготовился объяснять план.

Бротан стоял у приоткрытого окна, прислушиваясь к звукам снаружи. Но смотрел он в комнату, главным образом на Магьер. Оша и Леанальхам сидели, прислонившись к стене и скрестив ноги, напротив Лисила. Леанальхам смотрела вниз, чтобы скрыть глубокое любопытство.

На крыше не было никого, поскольку Лисил настоял, чтобы присутствовали все. У всех них была своя роль, поэтому все смотрели на пол, на широкий кусок ткани с кривым наброском территории Гильдии, намалёванным кусочком древесного угля.

-Ты думаешь, мы готовы... пойти завтра ночью?- с надеждой спросил Оша.

-Да,- ответил Лисил, поскольку он и Бротан долго трудились над этим.

Ему по-прежнему не хотелось признавать, как легко было разведывать и планировать операцию вместе с Бротаном. Лисил совсем не советовался с Магьер, и у него на это были серьезные основания. Ей явно не понравится её роль в их плане.

Преимущество Магьер было в упорной, слепой решимости. Она сломя голову бросалась на всё, что вставало между нею и теми, кого она любила. Она была совсем не изощренной, и вдвое менее хитроумной, чем ей нравилось думать — в отличие от него. Где её обуревала ярость, он при необходимости мог сохранять хладнокровие.

-Хорошо,- сказал Оша. – Откуда начнём?

Магьер искоса поглядела на Лисила и приподняла одну бровь. Он не мог оторвать глаз от ее красивого, бледного лица, темных волос с кроваво-красными искорками, вспыхивающими в свете свечи. Он испытал то же самое удивления, которое всегда испытывал, когда долго смотрел на нее. Но сейчас он был вовлечён в очередную стычку — вместе с нею.

-Бротан и я начнем отсюда,- сказал он.

Он обратился к карте на куске ткани, указав на стену позади замка.

-Ты... и Бротан?- Магьер произнесла это слишком спокойно – обманчивое затишье перед бурей.

Малец гавкнул дважды — очень громко.

- Другого пути нет,- быстро заговорил Лисил. - Он и я - единственные, кто имеет опыт в проникновении. Анмаглаки будут наблюдать за Гильдией, и скорее всего с нескольких сторон. Бротан и я не сможем иметь дело одновременно с ними и стражниками... или, по крайней мере, не когда мы идём за Винн,- он пристально посмотрел на Магьер. – А ты, Малец, Оша... и Леанальхам... будете отвлекающим манёвром.

-Леанальхам?- переспросила Магьер, ее лицо потемнело. – Она никогда не будет в этом участвовать!

Лисил колебался. Обман был его самым укоренившимся умением, он прибегал к нему так же легко, как дышал, но не с нею... он не мог легко солгать Магьер. Но это был единственный способ заставить ее сделать то, что он хотел.

-Она не может остаться здесь одна, совершенно без защиты,- сказал он. - И нам понадобится кто-то меньшего роста для этой уловки... кто-то более маленький, чем остальные.

Это была полуправда, но это было лучше откровенной лжи. Если Леанальхам всё время будет у них на виду, она будет в большей безопасности, чем одна в этой комнате. В свою очередь Магьер не позволит девушке остаться без неё. Лисил также не хотел допустить убийства.

Его желудок сжимался из-за того, что сейчас Магьер, а не Бротан, была его первым беспокойством. Если ситуация станет слишком напряжённой, был риск, что она...

Магьер выглядела подозрительной, и Лисил понял, что разговор ещё не окончен, когда она повернулась на одном колене:

-Что насчёт остальных?- требовательно спросила она. – Вы же не собираетесь...

-Я помогу,- прервала её Леанальхам.

Все посмотрели на нее, и Лисил задушил вздох облегчения. Леанальхам от этих взглядов с трудом сглотнула, но наконец прямо посмотрел на Лисила и нерешительно наклонилась вперед:

-Я хочу помочь Винн,- она выглядела почти нетерпеливой.

Рот Магьер приоткрылся. Вдруг она стиснула челюсти, будто сомневаясь, на кого из них кричать в первую очередь. Оша, однако, нахмурившись смотрел на Лисила.

-Я не иду с вами?- спросил он, в его тихом голосе сквозило недовольство.

-Нет,- ответил Лисил, - потому что Магьер, Малец... и особенно Леанальхам... понадобится твоя помощь.

Он должен был возвратить внимание этого собрания к плану, поэтому быстро указал на ворота в стене замка на карте:

-Бротан и я видели стражников здесь. Также регулярно ночью почти в одно и то же время прибывают груженные фургоны. Их всегда пропускают.

Лисил посмотрел на Магьер. Гнева в ее лице не поуменьшилось, но теперь она смотрела на карту.

-Всегда?- переспросила она.

Лисил поглядел в другую сторону, на Мальца, который низко недовольно ворчал, но бездействовал. Поэтому Лисил поспешил продолжить, пока они отвлечены:

-Сейчас все, что имеет значение, это освобождение Винн, и уверенность в том, что нас не поймают в процессе. Так что, давайте не будем спорить, кто что должен делать.

Он ждал возражений, но их не последовало. Бротан тихо наблюдал за всем этим. Двое из них уже признали, что Лисил должен взять на себя инициативу в этой смешанной группе – он был тем, кому остальные могут доверять.

-Это сработает,- мягко, но уверенно добавил он. - Но должны участвовать все мы. Мы все должны знать свои роли.

Малец начал трогать лапой письмена на говорильной коже.

-Что он говорит?- спросила Магьер.

Лисил вздохнул:

-Он говорит, что и не собирался закатывать истерику.

Малец наморщил нос, но сел на пол.

-Ты готов слушать?- спросил его Лисил, но смотрел на Магьер.

Никто не сказал ни слова.

-Хорошо, тогда вот как мы будем действовать...


***


Когда Чейн закончил говорить, Красная Руда с удивлением покачал головой:

-Хранители заключили под стражу одну из них?- проговорил он. - Если даже половина из того, что ты сказал, правда, тогда да – мы должны освободить ее.

-Ты не веришь мне?- спросил Чейн, хотя его это по-настоящему и не задело.

Он провел немало времени, рассказывая ему события прошлых нескольких дней и ночей. Неудивительно, что у Красной Руды были сомнения относительно того, что сейчас Винн под заключением в Гильдии.

-Нет,- поспешно заверил Красная Руда. - Я не это имел в виду... просто фигура речи.

Не так давно, Красную Руду совсем не заботило, оскорбил он Чейна или нет. Возможно, к удивлению их обоих, они стали настоящими товарищами, если не друзьями. После того, как они нашли шар в Балаал-Ситте, Красная Руда спрятал его в подземелье Ходящих-сквозь-Камень. Драконы, все-пожиратели, потребовали, чтобы Красная Руда стал хранителем этого шара.

-Но когда мы освободим Винн,- продолжил Красная Руда, - куда ты отведешь ее? В этом городе она не будет в безопасности. Возможно, даже во всей Малурне.

Чейн не задумывался так далеко вперед, поэтому глянул на Тень. Та просто заскулила. Ни один из них не строил планов дальше освобождения Винн. Куда они пойдут потом? Мало того, что Совет Преминов будет охотиться за Винн, они, скорее всего, прибегнут к помощи городской стражи.

-На некоторое время вы можете быть в безопасности в Дред-Ситте,- предложил Красная Руда. - Но не в храме Отца Языка: у главного ширвиша Маллета есть связи с Гильдией. Возможно, в нижней части одного из поселений.

Чейну это показалось заманчивым. Из всех мест, где он был в последние годы, он чувствовал себя наиболее непринужденно в подземной половине мира гномов, несмотря даже на то, что его рост заставлял его слишком выделяться. Предложение Красной Руды ему нравилось, но Чейн рассматривал его как последний путь к отступлению. Если он и Винн должны будут найти оставшиеся шары, ей нужен будет доступ к знаниям, которые могут помочь ей перевести свиток. Он не знал, что она собирается предпринять в следующую очередь, но он сомневался, что она согласится скрываться в отдаленном гномском поселении. Она была крайне сосредоточенна на своей цели... и откровенно упряма.

Она была полна решимости определить местонахождение каждого шара, прежде чем это сделают слуги Древнего Врага. Чейн поклялся себе, что ее миссия станет его миссией. Но он также постоянно думал над тем, как вернуть кое-что отчаянно ценное для него — и для нее.

«Семь Листьев Жизни», грибы мухкгеан и цветы анасгиах, которые он добыл, были у премина Хевис. Он не может уехать без них. И он все еще не знал, что Винн собирается делать с Магьер, Лисилом и Мальцом.

Последнее волновало его больше всего. Что возвращение этого трио значит для его будущего с Винн?

Внезапно, мысль об укрытии под горой гномов вместе с Винн стала отчаянно привлекательной. Он никогда не покажет этого, но он был рад, что Красная Руда пришёл ему на помощь. У Чейна больше не было никого, к кому он мог бы обратиться, а один он не смог бы освободить Винн.

-Итак, Дред-Ситт, - ответил он наконец. - Но сначала мы должны увести Винн оттуда.

-Когда?- спросил Красная Руда.

Уши Тени тут же встали торчком.

-Завтра ночью,- ответил Чейн. - К тому времени мы будем готовы.

Он поднялся и, пошарив в своей сумке, вытащил неровно оторванный листок бумаги и грифель. Он сел прямо на пол на колени перед Красной Рудой, жестом подозвал Тень и начал чертить набросок схемы территории Гильдии.

-Мы начнём отсюда,- сказал Чейн, указав на фасад замка, и посмотрел на Красную Руду. – Учитывая некоторые твои способности, первый шаг будет самым легким.

Красная Руда и Тень склонились ближе, прислушиваясь к его словам.

Глава 13

Следующей ночью Магьер притаилась в переулке за несколько перекрёстков от поворота Старой Бейли. Малец стоял у ее ног, выглядывая из-за угла здания на улицу, а Оша и Леанальхам стояли позади них. Магьер медленно выдохнула, и заметила облачко пара, слетевшее с её губ.

Она все еще была уверена, что большая часть плана Лисила граничит с безумием, но сама не могла придумала ничего лучше. Если это сработает, то у них будет реальный шанс спасти Винн. Если, конечно, все пойдёт по плану. Вместо Бротана она должна была пойти с Лисилом.

Она смогла бы прикрыть ему спину, пока он перелезает через стену, а затем он бы скинул ей веревку. Если бы дошло до драки, они бы сражались спина к спине против кого угодно... А вместо этого она стоит в темноте с двумя молодыми эльфами и сварливой всезнайкой, притворяющейся псом.

Как она могла докатиться до роли приманки?

-Слышишь?- прошептал Оша.

Магьер ничего не услышала и оглянулась на него. Оша был одет в тяжелый плащ с накинутым на голову капюшоном, тень от которого падала на его лицо. Держа в одной руке большой натянутый лук, он потянулся через плечо и достал из колчана стрелу. Оперение её было столь черным, что даже Магьер с трудом разбирала его в темноте.

Леанальхам была в мужских бриджах, безрукавке и потрёпанном плаще. Эту одежду где-то раздобыл Лисил, и Магьер не стала выяснять, где и как. В гостинице девушка сгорала от нетерпения. Теперь же она, поплотнее запахнув плащ, дрожала от холода, испуга или от всего сразу.

-Едет,- шепнул Оша.

После согласного рыка Мальца Магьер наконец услышала отдаленный грохот и скрип колес. Она снова оглянулась на Леанальхам, а затем посмотрела вниз на Мальца.

-Вы оба останетесь здесь, даже если всё пойдёт не так, как надо,- приказала она и глянула на Ошу. - Готов?

Оша кивнул, и Магьер направилась мимо него вниз по переулку. Достигнув дальнего конца, она свернула на улицу, параллельную той, за которой они наблюдали. Она перешла на бег, чтобы не отставать от фургона, прежде чем Оша заступит ему дорогу.

Магьер остановилась на углу, где переулок встречался с улицей. Она чересчур опередила фургон и достигла перекрестка слишком быстро. Прислонившись к углу магазина, она прислушалась. Цокот копыт раздавался справа от неё, всё приближаясь, а затем тёмная масса проехала мимо.

Из переулка в дюжине ярдов перед фургоном вылетела фигура.

Оша встал прямо посередине улицы и вскинул свой лук, целясь в возницу.

-Стойте!- приказал он.

Сквозь скрип колес было слышно, как возница остановил фургон. Магьер вышла на улицу позади него так тихо, как только могла.

-Что стряслось?- прокричал возница.

-Мне нужен фургон,- сказал Оша.

Магьер, крадучись, двинулась к облучку.

Наконечник стрелы Оши метил прямо в лоб возницы, но даже если эльф будет вынужден стрелять, то не убьёт его. Тот этого не знал, как не мог и разглядеть особенность стрелы, которая сейчас лежала на тетиве Оши. Когда они обсуждали план в гостинице, Лисил настоял, чтобы они обошлись без кровопролития.

И говоря это, он смотрел на Магьер.

Это больно ужалило ее, всколыхнув гнев, но она промолчала. У него были причины говорить так, особенно из-за того, что произошло в Пустошах... что она сделала, чтобы спасти его, когда они бежали с той заледеневшей, белой равнины.

Бротан заменил наконечник одной из стрел Оши тупым камнем.

-Уйди с дороги!- прорычал возница. - Или я проеду прямо по тебе!

-Нет, не проедешь,- шепнула Магьер.

Она так и не разглядела как следует его лицо. За мгновение до того, как его голова повернулась на ее голос, она уперлась ногой на переднее колесо и рванулась вверх, ее кулак врезался в щёку возницы.

Его голова дёрнулась в сторону, и он упал, перевалившись через скамью. Ещё до того, как его тело коснулось мостовой, Оша оказался рядом с Магьер. Он постоял над бесчувственным телом человека, смотря на него, и она присоединилась к нему.

Магьер одной рукой схватилась за заднюю часть тяжелого пальто возницы. Оша удивлённо уставился на нее. Она проигнорировала его и потащила обмякшего человека в сторону, оставив его под навесом магазина. Оша все еще наблюдал за нею, когда из переулка вышли Леанальхам и Малец.

Малец зарычал на неё.

-Приготовься,- сказала Магьер Леанальхам. Она все еще не хотела втягивать девушку во всё это, но события уже пришли в движение.

Магьер направилась к задней части фургона и откинула брезент, скрывающий груз. Она ожидала увидеть ящики с утварью, едой, одеяла или стопки бумаги и баночки чернил для Хранителей. Но там было кое-что другое.

Фургон был завален рулонами тяжелой плотной ткани, мотками веревок, фонарями и несколькими ручными топорами. Ближайшая бочка пахла соленой свининой и вяленым мясом. Она резко распахнула брезентовый мешок, ожидая найти там сушёный горох, чечевицу или картофель. Но он был заполнен железными шипами, каждый из которых имел сбоку крючок для крепления.

Она снова в замешательстве посмотрела на рулоны ткани, а Леанальхам подошла к фургону. Почему Гильдия пошла на такие сложности, чтобы ввезти этот материал под покровом ночи? Зачем им вообще понадобились все эти вещи? Это не имело никакого смысла.

-Быстрее,- прошептала Леанальхам. – Нам нужно ехать.

Магьер вытащила бочку, сбросила ее на мостовую и начала выкидывать другие вещи.

-Залезай,- сказала она.

Леанальхам забралась в небольшое, освобождённое Магьер пространство. Инстинкты Магьер буквально кричали ей, что необходимо увести девушку отсюда.

-Всё в порядке,- произнесла Леанальхам, очевидно, прочитав выражение ее лица.

-Ты не сделаешь ничего, кроме того, что сказал Лисил,- резко заявила Магьер. - Как только всё начнётся, ты нырнёшь в укрытие при первом признаке опасности. Пусть Оша разбирается со всем этим, пока не догоним Малец и я. Ты меня слышишь?

-Да,- Леанальхам кивнула и устроилась поудобнее среди грузов.

Магьер вернула брезент на место и замерла, схватившись за шнур, связывающий две его половинки. Посомневавшись секунду, она со всей силы дернула шнур, и тот лопнул. Тот, кто соберётся разгружать его, подумает, что он просто порвался. Но если Леанальхам придётся убегать, то завязанный с другой стороны брезент не помешает ей.

Магьер отошла на несколько шагов и увидела, что Оша уже сидит на скамье и взял в руки поводья. Он пристально посмотрел на нее, а затем через плечо оглянулся туда, где пряталась Леанальхам.

-Я... Я защищу её,- произнёс он.

-Да уж пожалуйста,- ответила Магьер, передавая ему его лук и колчан.

Оша спрятал оружие под скамьей, и Магьер отошла в сторону, к Мальцу.

-Мы будем наблюдать за вами,- сказала она.

Оша кивнул, поглубже натянул капюшон, и фургон покатился вперёд, к виднеющемуся вдалеке замку Гильдии.

Малец рыкнул. Магьер положила руку на его голову и потрепала его по ушам.

-Это была самая легкая часть,- сказала она. – Нам ещё многое нужно сделать.

По крайней мере, она надеялась на это. Магьер старалась не думать, что может произойти с каждым из них, включая Лисила, если всё пойдёт не так, как было запланировано.


***


Чейн, Тень и Красная Руда затаились у угла, где Стенной Торговый Ряд встречался со Старой Процессиальной. Они были всего через один перекрёсток от ворот замка Гильдии. Странно, но Чейн даже не нервничал.

Они много раз прогнали свой план. Он был уверен, что сегодня ночью уведёт Винн из Гильдии. Думая только об этом, он развернул свёрток из мешковины, содержащий предмет, который Красная Руда купил по его просьбе днём.

Чейн вынул маленькие песочные часы с начерченной у низа одной из их половин линией. Он немного потряс их, пока весь песок не оказался на основании, а затем поставил перед Тенью:

-Помнишь, что я говорил? - сказал он ей. – Я переверну это, а ты жди, пока песок не дойдёт до отметки.

Она раздраженно поморщилась и рыкнула один раз.

Возможно, Чейн повторял ей это слишком часто. Он повернулся к Красной Руде:

-Готов?

Красная Руда кивнул, хвост его красных волос качнулся в такт.

Чейн перевернул песочные часы. Потом быстро развернулся и побежал на юг вдоль Стенного Торгового Ряда, Красная Руда держался позади него. Они оставили Тень наедине с падающим песком.

Перед перекрёстком Чейн свернул в проулок между зданиями. Он разведал этот путь две ночи назад. Это был один из редких проулков, выходящих со Стенного Торгового Ряда и подбирающихся к стене замка Гильдии.

Оказавшись там, Чейн и Красная Руда остановились и присели. Прямо напротив них, через поворот Старой Бейли, была стена замка, и Чейн в обоих направлениях осмотрел ее верх, проверяя на предмет присутствия стражников.

Чейн полагал, что рассчитал маршрут их движения верно, но не собирался рисковать.

-Чисто,- наконец прошептал он и кинулся через открытое пространство к стене. Когда они достигли зазубренного угла, где над стеной нависал барбакан, они остановились и прислушались.

Чейн услышал, как переступил с ноги на ногу стражник, дежурящий у решётки.

-Ты не забыл про перчатку?- шепнул Чейн.

-Нет конечно,- Красная Руда выглядел таким же раздраженным, как и Тень.

Как только Чейн и Красная Руда окажутся во внутреннем дворе, шанса для проверки уже не будет. Роль Чейна в его плане состояла в том, чтобы проникнуть в главное здание и удостовериться, что путь к новой библиотеке чист. Если за безопасность Гильдии отвечает Родиан, не было никакой уверенности, что охраняется лучше, а что – хуже. Чейн должен был всё проверить, прежде чем уводить этим путём Винн.

Красная Руда в это время пойдёт в её комнату и тихо уведёт оттуда девушку, они пересекут внутренний двор и встретятся с Чейном в библиотеке. После этого операция по спасению завершится тем, что они выберутся из окна на третьем этаже, а потом Чейн поможет Винн спуститься с замковой стены.

На случай неудачи у них был обходной план. Если по какой-либо причине Чейн не сможет добраться до библиотеки и снова пересечь внутренний двор, он бросит перчатку у дверей главной башни. Если Красная Руда вместе с Винн обнаружит там перчатку, то он должен будет попытаться увести её другим путём.

Чейн, осматривая верх стены, надеялся, что до этого не дойдёт, и вдруг поморщился. Их единственный способ проникнуть в замок был не из приятных.

-Я постараюсь побыстрее,- прошептал Красная Руда. – Но ощущения будут не самыми лучшими.

Чейн кивнул и сжал мощную руку Красной Руды. В том, что на его стороне был Ходящий-сквозь-Камень, было преимущество.

-Если тебе будет легче, закрой глаза, - сказал гном.

Чейн наморщил нос за секунду до того, как Красная Руда потянул его вперед.


***


Денварфи вместе с Энниш присела на задней части крыши, где Стенной Торговый Ряд встречался со Старой Процессиальной, прямо напротив ворот в стене замка. Она была в замешательстве.

-Кто они?- прошептала Энниш.

Денварфи покачала головой.

Они были на своём посту, наблюдая за фасадом небольшого замка, когда высокий бледный человек, красноволосый гном и черный маджай-хи появились на улице и ненадолго задержались у угла. Потом мужчины побежали на юг и скрылись из виду за крышами магазинов. Но вскоре они появились вновь, кинулись через улицу, скользнули вдоль стены и остановились рядом с барбаканом у ворот.

Этой ночью, после ужасных споров с Фретфарэ, Денварфи расставила посты. Рхизис наблюдал за северо-западом, Оваин дежурил у задней стены, а Эйводан – на юго-востоке. Тавив отправился в порт, на случай, если Энниш окажется неправа, и их цель попытается сбежать из города без Хранительницы.

-Что они делают?- вслух спросила Энниш.

Денварфи понятия не имела. Человек и гном, конечно, не смогут влезть на стену, чтобы их не заметили. А если им это всё же удастся, то они окажутся в ловушке на самой стене, когда их заметит стража. Она ожидала увидеть этой ночью Лиишила, Магьер и даже Бротандуиве, но никак не двух незнакомцев. Сколько ещё людей в этом городе интересуется Гильдией... или маленькой Хранительницей?

Энниш вдруг выдохнула:

-Смотри!

Денварфи уже сама видела и медленно выпрямилась, поскольку человек взял гнома за руку, а тот положил другую ладонь на камень стены.

Было трудно поверить в то, что она увидела потом. Всё это происходило в тени стены, вне досягаемости света больших жаровен у проходной. Но цвет камня, казалось, потек по руке гнома, распространяясь по его телу.

Он шагнул прямо в стену, таща бледного человека за собой. Оба исчезли в камне.

Прошла минута, прежде чем Энниш проговорила:

-Мы выдвигаемся?

Денварфи колебалась. То, что они увидели, было пугающим, невозможным. Среди людей она слышала разговоры о магах, но никогда и представить не могла ничего подобного. Природа гномов была ей незнакома, поскольку этого народа не было в ее части мира. Но эти мужчины не были их целью. Они не могли рискнуть упустить Магьер и Лиишила.

-Нет,- ответила Денварфи. - Мы не можем знать, кто придёт после. Если они здесь для того, чтобы освободить Хранительницу, мы можем взять их на обратном пути. А сейчас остаёмся на своих позициях.

Сама она была не так уверена в этом, какой старалась казаться.


***


Чейна охватила паника, когда Красная Руда потянул его в стену. Он не стал упираться и сосредоточился только на том, чтобы покрепче вцепиться в руку Красной Руды, когда его окутали темнота и холод. Ощущение удушья — хотя ему и не нужно было дышать — и чудовищное давление было не легче, чем первый раз... когда Красная Руда провёл его через обвал на пути в Балаал-Ситт.

Но сейчас этот ужас не продлился долго. Даже раньше, чем Чейн осознал это, он уже стоял в роще за стеной среди деревьев и смотрел на более высокую стену самого замка. Все еще дезориентированный, он пошатнулся, но быстро восстановил равновесие.

Прохождение через камень никогда не было легким, даже для не-мертвого. Кроме того, Красная Руда не был так же опытен в этом, как некоторые его братья, хранители чтимых мертвых в глубинах под Дред-Ситтом. Он не мог взять с собой в камень никого живого, о чём Чейн жалел, поскольку это бы намного облегчило спасение Винн.

-Ты в порядке?- спросил Красная Руда.

-Да. Продолжай.

Он не был в порядке, но Тень скоро придёт в движение. Песок в часах все еще падал, но они должны были быть готовы. Красная Руда зашагал вперёд, и Чейн последовал за ним туда, где стена замка встречалась с южной башней.

-Эта потолще,- снова предупредил Красная Руда.

-Просто иди.

Красная Руда снова сжал руку Чейна и шагнул в стену.

Мир почернел и окоченел от холода снова, и Чейн с трудом подавил панику.

Камень давил на каждую клеточку его кожи, будто старался раздавить его. Время застыло на самой длинной из минут его жизни. Затем внезапно, давление исчезло – его снова окружал воздух.

Чейн услышал мягкое потрескивание жаровен где-то поблизости, и стылая ночь показалось теплой по сравнению с холодом камня. Когда Красная Руда выпустил его руку, он открыл глаза и огляделся.

Под звездами на ночном небе Чейн увидел двухэтажное каменное общежитие. Комната Винн была самой последней на втором этаже, но ни в одном окне не светился огонёк.

Он присел пониже, пронесся к зданию и выглянул из-за угла склада вместе с Красной рудой. Они были во внутреннем дворе, тонущем в тенях. Теперь оставалось только ждать, и Чейн осмотрелся.

Стражников видно не было, но это не означало, что их там нет. Из своего укрытия он видел только половину двора и двери главного здания, но не тоннель проходной.

У Чейна было отменное чувство времени, но секунды тянулись слишком медленно, пока он представлял песок, тихо падающий вниз.

- Теперь в любой момент,- прошептал Красная Руда.


***


Лисил прижался к стене склада на Безворотной улице рядом с тем местом, где она встречалась с окружающей замок Гильдии Старой Бейли. Бротан выглянул из-за него, и они оба вгляделись в заднюю стену замка.

- Теперь в любое время,- прошептал Лисил.

Их следующее движение должно было быть рассчитано просто идеально.

Наконец на стене показался стражник в красном плаще. Человек шагал от южной башни к барбакану в центре.

Лисил и Бротан приняли решение подбираться к замку сзади, потому что это было единственное место, где вплотную к стене, неизвестно по каким причинам, прилегало большое здание. Они понятия не имели, что там было, но в окна его верхнего этажа вполне возможно было влезть со стены. Сама стена, двадцать футов высотой, была другим вопросом.

Лисил присел, приготовившись бежать, и, как и Бротан, выжидая момент.

Сегодня вечером ни один из них не носил плащ, а Лисил не стал надевать даже свою кольчужную рубаху. Но оба скрыли под длинными шарфами свои светлые волосы и нижнюю половину лица. Только их глаза сверкали в темноте.

Крылатые лезвия не стесняли движений Лисила, но он чувствовал себя неловко из-за нового оружия, вложенного в ножны под рукавами его рубашки — стилет и изогнутый нож-косторуб. Бротан предложил их ему, и Лисил знал, что они понадобятся, поэтому принял. Он догадывался, что возможным источником этого оружия послужило тело мертвого анмаглака.

После всех сомнительных вещей, которые Лисил сделал за свою жизнь, его не должно было беспокоить то, что он использует оружие мертвеца, но его это беспокоило. У него когда-то были собственные стилеты и нож-косторуб, но тогда он не понимал, что они значили или где раздобыла их его мать. Он выменял целый и сломанный стилет у кузнеца на два парных крылатых клинка.

А нож-косторуб по рукоять ушёл в горло лорда Дармута.

Потеря оружия убийцы не была для него потерей – нужное оружие всегда можно найти. На самом деле, он испытал облегчение. А теперь он носил их снова... словно анмаглак.

Стражник достиг большого барбакана, выступающего из центра стены. Там он остановился, осмотрел сторожевую башню и окрестности, а затем повернулся, чтобы посмотреть на тихий ночной город вокруг Гильдии.

Лисил поплотнее прижался к стене.

Стражник наконец отвернулся и ушёл той же дорогой, которой пришёл. У него было приблизительно сто тридцать шагов, чтобы скрыться из виду.

Когда стражник сделал пятнадцать шагов, Лисил выскользнул из тени и двинулся к стене, Бротан дышал ему в затылок.


***


Этой ночью Пауль а’Ситт чувствовал слишком большое беспокойство, чтобы даже остаться и закрыть свой магазин. Независимо от того, что происходило в Гильдии, у него не было возможности это выяснить, что сильно изводило его. Он оставил Тиагана закрывать магазин, а затем поспешно ушел, прежде чем мастер-писец успел даже выразить удивление.

Ноги сами несли Пауля вверх по улице, к замку Хранителей.

Мало что можно быть узнать, наблюдая за территорией, кроме того, сколько людей привел с собой капитан Шилдфёлчес, чтобы оцепить это место. Но даже это было лучше, по сравнению с небытием ожидания возобновления проекта перевода.

Совет Преминов запер Винн Хигеорт, и с того момента вся работа над проектом прекратилась. Пауль был уверен, что между ее заключением и остановкой проекта транскрипции была связь.

Одетый в свой просторный черный плащ и широкополую черную же шляпу, Пауль теперь затаился на крыше напротив северного угла Гильдии, где короткий переулок шёл от Старой Бейли к Отстенному Повороту. Он прекрасно понимал, что его поведение было, скорее всего, глупым и конечно бессмысленным, но он наблюдал, как стражник на северной стене уже в шестой раз, с тех пор, как он пришёл сюда, дошёл до барбакана в центре, развернулся и пошёл прочь.

Пауль склонил голову, снова задаваясь вопросом, что он вообще надеялся обнаружить здесь.

Вдруг он уловил движение слева, поскольку что-то темное промчалось через Старую Бейли.

Его зрение, и так достаточно острое ночью, обострилось ещё сильнее. Две фигуры, вторая выше первой, промчались к стене. Они нырнули в тень под барбаканом и распластались по стене.

Другое движение отвлекло Пауля.

Ещё одна высокая фигура стояла на крыше в нескольких зданиях к югу от него. Эта носила темный плащ с капюшоном, который сейчас был откинут. Плащ не плескался свободно на ветру, потому что его концы были повязаны вокруг талии, что Пауль разглядел, пока фигура, присев, подкралась к краю крыши, словно изучала улицу вниз. Она, казалось, наблюдала за той парой, которая теперь скрылась на противоположной стороне барбакана.

Пауль тихо разбежался и прыгнул на следующую крышу. Сразу после приземления, он низко присел. Потом медленно поднялся, всматриваясь вдоль крыш, но неизвестная фигура все еще смотрела на улицу ниже.

Он уже видел однажды, как подобные высокие фигуры перемещались по городским крышам. Он не ощутил в них сущность не-мертвых, поэтому до сих пор они не особенно интересовали его. Кто это наблюдает за Гильдией? И кто те двое, из-за которых этот предпринимает такие усилия, лишь бы они не его заметили?

Пауль остался там, в темноте, только в нескольких зданиях от фигуры, смотря и ожидая.


***


Перед своим внутренним взором Чейн видел падающие песчинки, и все же Тень бездействовала. Ее первый громкий лай застал его врасплох и заставил вздрогнуть. Она наконец была у ворот и поднимала шум, чтобы привлечь внимание стражников. Чейн кивнул Красной Руде и встал, чтобы сделать бесшумный рывок к дверям главного здания.

Но успел только обогнуть угол, когда дверь общежития распахнулась.

Чейн нырнул назад, спрятавшись за углом при звуке жестких шагов по камню внутреннего двора. Он одним глазом выглянул из-за угла и тут же напрягся.

Из общежития, где была Винн, вышел капитан Родиан.

Чейн, стиснув зубы, нахмурился. Родиан сам стоит на посту по ночам? Разве у него не хватает людей, чтобы оцепить территорию? Капитан – это не просто случайный стражник, он знает Чейна в лицо.

При этом непредвиденном осложнении Чейн положил руку на плечо Красной Руды, предупреждая его. Потом снова выглянул из-за угла.

Капитан остановился на полпути к дверям главного здания. Он повернулся на звук лая Тени, доносящегося из тоннеля проходной. Капитан направился к нему и вышел из поля зрения Чейна, но вскоре звук его шагов прекратился.

Какофония рычания, лая и воя Тени продолжалась, громогласным эхом отзываясь в ночном воздухе.

-Маолис!- внезапно рявкнул капитан. - Что там происходит?

-Не уверен, сэр,- последовал ответ. - Я должен проверить?

Шаги капитана возобновились, а потом стали сопровождаться эхом – он вошёл в тоннель.

Внутренний двор был пуст, но капитан все еще мог видеть двери главного здания. Если он прикажет поднять решётку и пойдёт разбираться сам, то узнает Тень? Невозможно было и предположить, что тогда может произойти, или сколько времени Тень сможет ещё их отвлекать.

Чейн не мешкал:

-Сейчас,- выдохнул он.

Красная Руда развернулся и шагнул прямо в стену общежития.

Чейн же побежал вдоль его стены. Когда он оказался рядом с дверью, на мгновение он испытал отчаянное желание войти туда, направиться прямо к Винн и пустить псу под хвост целый план.

Но кто-то должен был расчистить путь, поэтому он пронёсся мимо двери, мимо общежития до его угла. Там он застыл в тени и осмотрел внутренний двор.

Пути назад уже не было.

Чейн медленно двинулся к дверям главного здания, глазами следя за тоннелем, полный решимости увести Винн отсюда. А для этого он должен был обеспечить Красной Руде свободный путь к библиотеке.

Глава 14

Родиан шагал по тоннелю проходной.

Он проводил всё свободное время в Гильдии. Ключ к пониманию того, что тут действительно происходит, мог быть найден только здесь — главным образом через Винн Хигеорт. Когда он дошёл до гвардейца Маолиса у внешнего конца тоннеля, он посмотрел сквозь толстые прутья решётки.

-Что там происходит?- потребовал он.

Дорога до закрытых ворот в стене замка была ясно видна, но он слышал собаку на улице за ними.

-Похоже, будто собака просится внутрь, сэр,- ответил Маолис.

-Да,- сухо подтвердил Родиан. - Это я слышу.

Маолис был солидным гвардейцем с крупными руками, морковно-рыжими волосами и целой россыпью веснушек на маленьком носу и широких скулах. А также у него была привычка подтверждать очевидное.

Внезапно, Родиан подумал об одной очень высокой собаке — или волке.

Тень обычно всегда оставалась рядом с Винн, но несколько ночей назад она убежала. А потом другая «собака», очень похожая на неё, обнаружилась в компании застенчивой эльфийской девушки со странными глазами.

-Поднимите решётку!- крикнул он.

Громкий скрип и лязг эхом прокатился по тоннелю, почти заглушив вой собаки. Решётка ещё не поднялась и наполовину, а Родиан, пригнувшись, пролез под ней и быстро зашагал к воротам. Он распахнул их и посмотрел вниз.

Это действительно была Тень, но, увидев его, она немедленно затихла, уши её встали торчком. Она выглядела почти удивлённой, уставившись на него, если такую эмоцию могла изобразить морда собаки.

Родиан шагнул к ней и осторожно протянул руку.

Прежде чем он мог смог схватить ее за загривок, она отпрянула и кинулась к городу. Он побежал за ней.

-Тень, стой!- окликнул он.

Ее высокая фигура была почти такой же черной, как окружающая темнота, только длинные лапы мелькали в воздухе. Прежде чем Родиан достиг Старой Процессиальной, ведущей в город, Тень свернула на Стенной Торговый Ряд и скрылась из виду.

-Тень!- позвал он снова, останавливаясь.

Что собака делала здесь? Если она выла, чтобы проникнуть внутрь — назад к Винн — тогда почему убежала, когда ворота уже открыли? И почему она вообще оставила Винн?

Родиан злился, что упустил собаку так быстро. Он вздрогнул, очень хорошо понимая, что только один человек знает ответ, а Совет Преминов запретил ему опрашивать Винн.

Как будто они могли это сделать.

Что-то происходило здесь сегодня, и он должен был узнать, что. Он ещё не получил прямой приказ от королевской семьи относительно Винн, и не собирался терпеть дальнейшее вмешательство Гильдии в свои обязанности. Кроме того, на дворе стояла ночь. Сикойн до утра не узнает о его «визите» к Винн, если узнает вообще.

-Опустите решётку, как только я войду,- крикнул он, захлопывая за собой створку ворот.

Он даже не замедлился, войдя в тоннель проходной, но, когда он был во внутреннем дворе, прозвенел первый колокол ночи. А Лукан сверху крикнул:

-Сэр, едет фургон.

Родиан остановился и вздохнул, чувствуя, как напрягаются мышцы на шее.

-Очень хорошо,- ответил он.

Эти фургоны прибывали в одно и то же время каждую ночь, и в этом не было смысла. Хранителям не нужно было так много... всякой всячины... причем, так внезапно. Значит, опять-таки, это всё было для чего-то. Он просто нутром чувствовал это. Допрос Винн придётся отложить.

Повернувшись, он посмотрел в тоннель проходной. Что Тень делала там? Он осмотрел пустой внутренний двор. На протяжении многих лет он доверял своему чувству справедливости, и все же ему всегда нужен был прямой приказ. Он вернулся к решётке, поскольку слышал, как снова грохочут и звякают её механизмы.

-Иди отпирай ворота,- сказал он. -Я сам осмотрю фургон.

-Да, сэр,- ответил Маолис.

-А потом поднимись на стену у восточной башни. Скажи Джоне и Ангусу придерживаться их сторон стены. Чем больше везде глаз, тем лучше.

-Да, сэр,- Маолис подлез под решёткой.

-Потом возвращайся!- крикнул ему Родиан и остался ждать в тоннеле, наблюдая за приближающимся фургоном.


***


Денварфи все еще сидела на той же самой крыше в компании Энниш. До сих пор они не видели и признака своей цели или двух незнакомцев — человека и гнома — которые прошли прямо сквозь замковую стену. Хотя эти двое заинтересовали Денварфи, она сосредоточено высматривала Магьер, Лиишила и Мальца. Но не стоило думать, что она сможет заметить Бротандуиве.

Каждая тень была союзником, защитой и оружием греймазге.

Единственное, что могло выдать Бротандуиве, это его привязанность к Лиишилу и монстру. И всё же, у неё есть реальный шанс убить Мастера Теней? Сгэйльшеллеахэ убил ее любимого йоина и наставника, Хкуандува, но это стоило ему жизни.

Энниш рядом с ней заметно нервничала, что, по мнению Денварфи, было недостойно поведения анмаглака, но ей был нужен кто-то рядом. Если понадобится что-то сообщить остальным, это был единственный способ доставить сообщение и не покинуть свой пост. Она уже собиралась отправить Энниш проверить другие посты, когда у ворот раздался громкий вой и лай.

-Черный маджай-хи!- выдохнула Энниш.

Рука Денварфи на ее луке напряглась. Она совершила промах: позволила себе отвлечься на свои мысли и даже не заметила приближение чёрной фигуры. Она в замешательстве смотрела, как стражник с аккуратно подстриженной бородкой вышел из ворот, очевидно, чтобы впустить маджай-хи внутрь, но тот убежал от него. Это был тот самый маджай-хи, которого Денварфи видела раньше в компании бледного человека и гнома.

Они для этого оставили зверя? Почти сразу, как маджай-хи скрылся в переулках города, скрип колес донёсся из-за поворота стены замка. Денварфи так свесилась с края, что чуть не упала с крыши.

Очередной таинственный фургон катился к воротам.

Денварфи устроилась поустойчивее, наблюдая. Что происходит в Гильдии этой ночью?


***


Когда фургон миновал ворота, Родиан кивнул вознице и повернулся к тоннелю проходной. Он совсем не хотел наблюдать за разгрузкой, но с этим нужно было разобраться раньше, чем идти будить Винн для разговора. Выйдя из тоннеля, он указал вознице к северо-восточной стороне внутреннего двора. Вдруг он моргнул и наморщил лоб.

На скамье сидели два закутанных в плащи человека. Но он был уверен, что, когда фургон подъезжал, там был только один. Вторая фигура была меньше, намного меньше, чем возница.

Родиан покачал головой. Второй, скорее всего, был внутри, возможно, поддерживал какой-то хрупкий груз. Брезент был перекошен на одну сторону, и в целом фургон выглядел неправильно загруженным. Когда он проходил мимо него, то заметил, что шнур, который должен был связывать две половинки брезента, порвался.

Ему хотелось лишь побыстрее уйти. Чем раньше они закончат, тем быстрее он узнает, почему Тень сейчас бегает одна в городе.

Фургон остановился у двойных дверей склада, и он двинулся к главной двери, чтобы сообщить Хевис о его прибытии. Но даже не дошёл до неё.

Четыре Хранителя в тёмно-синем вышли из дверей склада и поспешили к фургону. Двойные двери распахнулись, оттуда показалась лебёдка с крюком.

Он не мог винить их в эффективности, хотя они всегда, казалось, точно знали, когда прибудет фургон. Словно возница каким-то образом подавал им сигнал.

Родиан отступил, наблюдая за разгрузкой. Эти Хранители в темно-синей одежде работали быстро, но недостаточно, по мнению его прохудившегося терпения.


***


Важно было подгадать момент, поэтому Лисил застыл, вжавшись в стену под барбаканом. Он прислушивался к удаляющимся шагам стражника на вершине стены. Когда их стало не слышно, Бротан повернулся к Лисилу.

-Я пойду первым,- прошептал он, доставая свой изогнутый нож-косторуб и протягивая другую руку к Лисилу, чтобы тот одолжил ему такой же клинок.

Лисил вздрогнул и покачал головой:

-Нет, первым пойду я. Малец рассказал мне о территории.

Это было ложью. Лисил — да и сам Малец — видели только внутренний двор замка. Ни один из них не знал, что было в большом, трехэтажном здании. Было необходимо увести Винн отсюда, но последнее, чего он хотел, это чтобы Бротан был перед ним, если они столкнуться с проблемами.

Бротан приподнял одну бровь, но не стал спорить. Он протянул свой нож Лисилу, и тот принял его. Эльф повернулся к стене лицом и сцепил руки в замок за спиной.

-Залезай на спину,- прошептал он.

Лисил зажал рукояти обоих клинков между зубами и взобрался по спине Бротана. Выпрямившись на его плечах, он взял их в руки. Потянулся так высоко, как только мог, и тихо втиснул остриё одного ножа в зазор между камнями. Потом проверил, перенеся на него часть своего веса. Нож выдержал, и Лисил воткнул второе лезвие.

Он повторял это снова и снова, пытаясь подавить непрошенные воспоминания о своей юности. В дома многих своих жертв он пробрался именно таким способом, под прикрытием ночи.

Лисил очистил свои мысли, сосредоточившись на медленно приближающейся вершине стены. В последний раз он воткнул нож между зубцами барбакана. Схватившись за край рукой, Лисил поднялся и посмотрел вдоль вершины стены.

Стражник скрылся из виду, что было и хорошо, и плохо. Времени на подъем ушло больше, чем рассчитывал Лисил. Он перегнулся между зубцами и сбросил ножи вниз. Бротан бесшумно поймал их и начал подниматься.

Лисил присел, смотря на юг. Стражник с той стороны еще не показался. Словно, чтобы усугубить его раздражение, Бротан преодолел стену в два раза быстрее него и протянул ему один из ножей. Лисил быстро вложил его в ножны, смотря только на стену и замок. Он ни разу не глянул на тихий ночной город.

И он, и Бротан знали, что могли увидеть. Ни один из них не сделает ничего, что может позволить любому анмаглаку поблизости понять, что они знают о них. Хотелось надеяться, что Магьер и остальные скоро отвлекут их, но прямо сейчас Лисила больше беспокоили стражники. Они никак не могли допустить, чтобы кто-то поднял тревогу.

Он еще раз посмотрел на север вдоль стены.

-Давай добираться до...- начал он, но так и не закончил.

Что-то двинулось позади Бротана, около южного угла стены. Другой стражник, третий, поднимался на стену.

Лисил задержал дыхание и резко присел, потянув за собой рукав Бротана. Достаточно скоро этот новый стражник пройдёт прямо мимо них. Все пошло не так, как надо.

Бротан выглянул между зубцами барбакана, пытаясь найти нужный угол обзора. Он опустил правую руку, и стилет словно сам собой скользнул из рукава. Рукоять как влитая легла в ладонь Держателя Теней, когда новый стражник достиг вершины стены.

Лисил растерялся от растущей паники — но не из-за стражника. Прежде чем он пришёл в себя, Бротан резко выпрямился и выбросил руку вперед, прежде чем снова присесть.

Стилет вылетел из его руки.

Лисил попытался схватить Бротана за руку, но Держатель Теней перехватил его запястье.

-Выгляни посмотреть,- прошептал Бротан, - или всё пропустишь.

Лисил кинул быстрый взгляд из-за края барбакана. Он не должен был допустить убийства. Ему не следовало доверять Бротану.

Глухой стук прозвучал в ночи.

Стражник на углу стены напрягся, его голова была как-то неестественно повёрнута в одну сторону. Он на секунду замер в неподвижности. Потом Лисил услышал мягкий звон металла по камню, и человек упал.

Бротан выпустил запястье Лисила и направился к нему.

У Лисила не было выбора, кроме как последовать за ним — хотя сначала он вытащил из ножен своё правое крылатое лезвие. Если стражник все еще жив, Бротан не сможет его добить. Но старый мясник даже не остановился рядом с упавшим мужчиной. Пока Бротан поднимал свой стилет, Лисил склонился над телом.

К его облегчению, человек дышал. Лисил осмотрел бессознательного стражника с морковно-рыжими волосами и целой россыпью веснушек. Вдруг он заметил темное пятно на виске человека — от рукояти, а не острия стилета.

Бротан выпрямился уже со своим оружием в руке.

Лисил медленно покачал головой, смотря на него. Невозможно было попасть человеку стилетом прямо в висок с такого расстояния, в темноте, да ещё и рассчитать, чтобы тот ударил рукоятью.

-Влезай в окно,- прошептал Бротан,- А я пока спрячу его.

Не сказав больше ни слова, он поднял обмякшее тело стражника и стал спускаться по лестнице со стены.

Все еще не придя в себя, Лисил поторопился назад, к трехэтажному зданию, полный решимости оставаться сосредоточенным на первостепенной задаче. Единственное, что имело значение, это добраться до Винн. Но он успел только подняться на подоконник одного из окон, когда позади него послышался шёпот:

-Мы ограниченны по времени,- сказал Бротан. – Открой его. Второй стражник уже на подходе.

Лисил воздержался от возражений. Окно выглядело просто: две стеклянные створки, и внутренняя задвижка посередине. Если он не сможет добраться до неё, то придётся вынимать стекло. А это займёт слишком много времени.

Достав свой новый стилет, он сунул остриё между двумя половинками окна. Потом передвинул серебристо-белое лезвие ниже, к защёлке. Скрипнуло дерево.

Лисил выдохнул, позволив только одной мысли пронестись в голове: «Сосредоточься на задаче!»


***


Винн сразу поняла, что что-то происходит. Вот уже несколько дней она не видела никого, кроме Дориана и различных стражников Родиана у своей двери. Чаще всего, это был Лукан, что приносило ей толику комфорта. Иногда она видела Хранителей или стражников во внутреннем дворе, но это не считается. Создавалось впечатление, что о ней почти забыли, за исключением еды и охранника у двери.

Винн отлично понимала, что за стенами Гильдии были те, кто вскоре попытается прийти за ней. И теперь все было куда хуже. Их никак не остановить, даже если она этого захочет. Она не могла отправить сообщение Чейну, поэтому ей оставалось только надеяться, что он ещё ждёт, по крайней мере, сегодняшнюю ночь, потому что...

Конечно, Магьер и Лисил не станут терпеливо бездействовать, особенно после того, как Малец определил ее местонахождение. Она была сильно удивлена тем, насколько ей хотелось убраться отсюда, но одновременно Винн жалела, что не может приказать Чейну и остальным отступить.

Было время, в её первые годы с Лисилом, Магьер и Мальцом, когда она не колеблясь с головой кинулась бы в приключения. Правда иногда, она сожалела о их результатах. Тогда она была ни на что не способна и наивна. Теперь же, когда она должна была действовать по собственному выбору, она не могла ничего сделать. В течение двух ночей её нервное напряжение лишь нарастало, пока не...

Винн услышала отдаленный лай собаки, и тут же вскочила с кровати и кинулась к окну.

Окна общежития были более старыми, чем в главном здании, и не открывались, поэтому она прижала ухо к стеклу. Кто-то определенно лаял и выл где-то снаружи, хотя она не могла определить, где. Но это не имело значения, поскольку она бы никогда не спутала голос Тени. Это означало, что Чейн пришёл в движение.

Винн закрыла глаза, пылко жалея, что Лисил не пришёл за ней первым. Не было и секунды, чтобы она не скучала по Чейну. Он был тем, о ком она думала почти всё время в последние дни и ночи. Но Лисил точно знал, что сделать, чтобы увести её отсюда тихо и незаметно, в то время, как Чейн...

Что ж, если говорить откровенно, загнанный в угол и одержимый, Чейн становился таким же тупым и упёртым, как и Магьер. Винн боялась, что он может сделать что-то опрометчивое и выдать себя. Но чего пыталась добиться Тень?

Винн стремилась разглядеть хоть что-то, узнать, что происходит. Вдруг в ее комнате раздались тяжёлые шаги, и у неё перехватило дыхание – она не слышала, чтобы открывалась дверь. Винн резко развернулась.

Из стены слева от двери выходила большая фигура.

Любая мысль о необходимости найти оружие или пожалеть об отсутствии посоха с солнечным кристаллом, оставила разум Винн. Цвет и структура камня стекали с фигуры, пока она полностью не оказалась в комнате. Это был последний человек, которого она ожидала увидеть здесь и сейчас.

Красная Руда прижал массивный палец к губам, призывая её к молчанию.

Винн наконец выдохнула.

Снова одетый как ширвиш из храма Отца Языка, он прислонил свой железный посох к стене рядом с дверью. Потом молча распахнул её, отчего в Винн всколыхнулась паника. Она кинулась к нему, ожидая, что стражник вот-вот ступит в дверной проём.

Красная Руда выглянул в коридор, посмотрел направо и налево, а стражник так и не появился.

Винн заглянула в коридор поверх его плеча. К её дальнейшему потрясению, стражник сидел у двери, словно резко упал, и очевидно был без сознания. Прежде чем она смогла хоть что-то спросить, Красная Руда схватил стражника за красный плащ и наполовину втянул, наполовину внес человека внутрь, опустив его на пол ее комнаты.

-Он не видел меня,- спокойно сказал Красная Руда. - Помни, я не могу быть замечен. Никто не должен знать, что я был здесь. Это повредит отношениям между Гильдией и Ходящими-сквозь-Камень.

Несмотря на умение Винн работать с языками, из-за шока его слова показались ей тарабарщиной. Она не могла поверить, что он действительно стоит сейчас перед ней.

-Как ты?.. Откуда ты?..- начала лепетать она.

-Мы должны спешить,- заявил он. – Чейн пошел в новую библиотеку, чтобы удостовериться, что путь чист. Он поможет тебе вылезти через окно и спуститься по стене.

Внезапно, всё обрело смысл. Чейн написал Красной Руде, и тот протащил его на территорию... прямо сквозь стену.

Её он так провести не мог, поскольку не мог взять на себя столь большой риск. Ему и так, скорее всего, попало от мастера Циндера, главы Ходящих-сквозь-Камень Дред-Ситта, из-за того, что он уехал, никому ничего не сообщив, чтобы следовать за нею в поисках Балаал-Ситта. Теперь Ходящие-сквозь-Камень обеспечивали безопасность древних текстов, которые привезла Винн, спрятав их по приказу премина Сикойн. Если Красную Руду поймают на ее спасении... последствия она не могла и вообразить. На мгновение на Винн обрушился приступ вины.

Она не всё рассказала Красной Руде о его древнем предке.

Тем, из-за кого он отправился на поиски Балаал-Ситта, был Таллухираг, Бог Резни. Его мало кто помнил, а кто помнил – считал худшим из предателей за всю историю гномов. Но Таллухираг отнюдь не был злодеем, каким рисовали его полузабытые легенды.

Его настоящее имя было Глубокий Корень, и он, так же как и его потомок, Красная Руда, был Ходящим-сквозь-Камень.

Когда его народ сошёл с ума, Глубокий Корень пожертвовал собой, чтобы помешать силам Древнего Врага получить короткий путь в земли, которые теперь были Нуманской Империей. Это унесло несколько тысяч жизней, но он защитил в сто раз больше на севере. Все это Красная Руда теперь знал, но он и не догадывался о том, что Винн сознательно скрыла от него.

У Глубокого Корня был брат-близнец.

Винн посмотрела на маскировку Красной Руды – темно-оранжевую тунику ширвиша Бендзакенджа – и поежилась. Бендзакендж — Отец Языка — был братом-близнецом Глубокого Корня. Красная Руда был потомком их обоих.

Отец Языка теперь был среди почитаемых гномских Вечных, что-то вроде святых заступников гномов. А Глубокого Корня помнили, как худшего из их противоположностей, Падших.

Причины того, что она сохранила всё это втайне от Красной Руды, были очень сложны, поэтому Винн поспешно выбросила всё это из мыслей. Сейчас было не время даже благодарить его за риск, которому он подвергал себя из-за нее.

-Бери с собой свой посох и всё, что тебе может понадобиться,- приказал Красная Руда. - Ты можешь не вернуться сюда ещё долго.

Она вздрогнула, и, заметив это, Красная Руда оглядел почти пустую комнату.

-Они забрали его,- холодно сказала она. - Они забрали почти всё.

Не было времени для дальнейших объяснений. Она не позволит усилиям Чейна, Тени и Красной Руды пропасть даром. Сорвав с кровати одеяло, она кинулась к сундуку.

В него она завернула всё, что осталось от ее имущества: старую эльфийскую одежду, короткую мантию странницы и несколько других предметов. Потом подошла к столу и схватила оставшиеся чистые листы бумаги, грифель, эльфийское перо с белым металлическим наконечником и баночку чернил. Когда она обернулась, Красная Руда уже держал ее плащ. Он накинул его ей на плечи.

-Это всё, что у меня есть,- сказала она.

Он кивнул и взял свой железный посох. Ненадолго остановившись у двери, он удостоверился, что путь свободен, и жестом приказал Винн следовать за собой. Они прокрались по коридору к лестнице, в тишине поспешили к двери во внутренний двор. Красная Руда приказал Винн ждать, а затем приоткрыл дверь и выглянул в образовавшуюся щель.

-Никого нет?- прошептала она.

Он не ответил, а вскоре высунул голову наружу и, мельком осмотревшись вокруг, пристально уставился вправо, на двери главного здания. Это было слишком долго, и Винн нетерпеливо облокотилась на него.

-Что ты ищешь?- спросила она.

-Перчатку,- ответил он.

-И что это значит?

Он выпрямился от какого-то необъяснимого облегчения:

-Её там нет. Мы можем идти.

Винн все еще была сбита с толку, но вдруг услышала голоса снаружи.

Красная Руда всмотрелся в узкую щель приоткрытой двери и замер. Винн показалось, что он смотрит на северный угол внутреннего двора. Но прежде чем она смогла снова перегнуться через него и выглянуть наружу, он попятился, почти сбив ее с ног, и осторожно прикрыл дверь.

-Что?- в тревоге выдохнула она.

-Фургон,- ответил Красная Руда. – Хранители разгружают его, и с ними капитан Родиан из Шилдфёлчес.

Винн понятия не имела, откуда Красная Руда знает Родиана. Ходящие-сквозь-Камень поддерживали отношения с Гильдией, Хранители имели связи с членами королевской семьи, а члены королевской семьи были связаны с Шилдфёлчес. Она прокручивала это в голове на фоне напряженности.

-Он смотрит в сторону?- спросила она.

Возможно, они смогут проскочить. Едва ли они были в безопасности посреди открытого коридора.

-Дай мне посмотреть,- прошептала она и, обойдя Красную Руду, выглянула за дверь.

То, что она увидела, наполнило ее тревогой.

Четыре метаолога разгружали фургон, пока пятый стоял в двойных дверях на возвышении и принимал грузы. Возница и его маленький спутник ждали на скамье фургона, а капитан Родиан стоял в центре внутреннего двора и смотрел на это, плотно скрестив руки.

Винн тихо прикрыла дверь и резко прислонилась к ней спиной – она и Красная Руда никак не могут выйти.

Глава 15

Чейн без проблем добрался до дверей главного здания. На лестничной площадке он внимательно прислушался, прежде чем повернуть направо и направиться вниз по длинному коридору.

Когда он достиг первого поворота, то осторожно выглянул из-за угла. Этот путь вел между небольшими комнатами, где располагались классы, семинарии и лазарет, и заканчивался у юго-восточной двери библиотеки. Никого не было видно, и он двинулся к ней. Когда он достиг тяжелой дубовой двери, то чуть не вздохнул от облегчения.

Все оказалось намного проще, чем он ожидал.

Но когда он легонько нажал на ручку, дверь не открылась. Он надавил сильнее, но с таким же результатом. Дверь была заперта.

В смятении, Чейн налёг на неё всем весом, но та держалась стойко. Он в недоверии уставился на дверь. За все то время, что он провёл среди Хранителей, он никогда не слышал о том, чтобы новую библиотеку запирали. Он мог ошибиться? Хуже было то, что дверь открывалась наружу, поэтому он не сможет высадить её. Конечно, он мог попытаться выбить тяжелые доски, но это займет слишком много времени и наделает слишком много шума.

Что еще он мог попробовать?

В библиотеку вели ещё две двери: одна в центре и одна в северо-западном крыле. Одна или обе могут оказаться открытыми. Однако, он колебался, задаваясь вопросом, сколько ещё у него есть времени, прежде чем Красная Руда и Винн выйдут из общежития. Из-за планировки, ему придётся полностью обойти здание по кругу, чтобы добраться до центрального входа. Его тысячу раз могут заметить.

Но если он поспешит и проникнет в библиотеку, то сможет открыть или выломать дверь изнутри. Винн и Красная Руда еще могут войти, как запланировано.

Это казалось единственной возможностью.

С поспешной осторожностью, Чейн вернулся назад, но остановился в нескольких шагах от лестничной площадки с холодной лампой над главными дверями. Он никого не услышал и не увидел. Затем повернул направо и направился по главному коридору.

Там была другая холодная лампа, ее кристалл, смутно мерцал рядом с главными двойными дверями библиотеки.


***


Защёлка окна сдвинулась под натиском острия стилета Лисила, он открыл его и тихо скользнул внутрь. Он приземлился на пол рядом с книжным шкафом.

Бротан немедленно последовал за ним.

-Библиотека,- прошептал он, скользнув взглядом по рядам книжных полок.

Лисил пристально осмотрел стеллажи и обнаружил, что они не достигают потолка. Он замер, когда посмотрел на их верх. Он увидел то, что привлекло внимание Бротана.

Откуда-то из-за стеллажей лился свет, бросая отсветы на потолок. Хотя было очень поздно, кто-то еще был здесь.

Лисил надеялся оказаться на складе или просто в пустой комнате. Ему и в голову не приходило, что на третьем этаже здания может быть библиотека. Он не думал, что они войдут в место, часто посещаемое кем-то, настолько одержимым тягой к знаниям, что он ещё не ушёл спать... как любой нормальный человек.

С другой стороны он должен был предвидеть это. Целый замок, пусть и небольшой, был заполнен Хранителями. Сколько раз за время их путешествия он и Магьер уже спали, а Винн сидела перед походным костром, делая записи в своих тетрадях? А сейчас он ночью прокрался к какому-то ничего не подозревающему Хранителю, словно вор, с убийцей позади.

Лисил вздохнул и шагнул к Бротану, когда тот скользнул вдоль полок влево.

Малец и Леанальхам объяснили точно, где они видели Винн, и как только Лисил попадёт во внутренний двор, он поймёт, куда идти. Но сначала он должен отыскать путь туда, а он знал только общее направление.

Что ему следует сделать, если в попытках найти отсюда выход, он столкнётся с каким-нибудь старым книжным червем, согнувшимся в три погибели над какой-нибудь еще более старой книгой?

Лисил достиг конца ряда стеллажей, откуда путь вел вдоль стены библиотеки. Он выглянул из-за последнего, и на полпути вдоль боковой стены увидел идущую вниз лестницу. Прямо над ней висел светильник в металлической подставке.

Кристалл холодной лампы под плафоном источал мягкий свет.

Лисил не смог удержаться от тихого проклятия. Какой-то пустоголовый Хранитель просто забыл выключить свет. Со вздохом облегчения, он указал Бротану вперед и пошёл первым, проверяя все открытые места, пока двигался к лестнице.


***


Родиан нетерпеливо ждал, пока разгрузят фургон. Он снова задался вопросом, почему эти поставки прибывают именно ночью. Продовольственные магазины вполне могли привезти припасы так поздно, если бы Хранители готовили какое-то специальное блюдо на следующий день. Эта версия казалась эксцентричной, но вполне сошла бы за объяснение, если бы не содержимое фургона.

Из рулонов плотного холста, звенящих металлом бочек и связок веревок не приготовишь достойного блюда. Ничто из этого не имело никакого отношения к снабжению населения замка, это было невозможно использовать даже в военных целях. За исключением нескольких закрытых ящиков, большая часть грузов была похожа на снаряжение для большой экспедиции далеко от дома — и без признака вооружения.

Кто заплатил за всё это, и с какой целью?

Родиан ничего не знал о финансах Хранителей, но они должны были быть весьма ограниченными. Да, они предоставляли услуги учёных, управляли государственными школами в нескольких районах и сотрудничали с местными купцами и ремесленниками. Но большую часть их бюджета наверняка составляло финансирование из казны королевства. Эти прибыли не могли покрыть поставки, которые он видел за эти несколько ночей. А сколько фургонов пришло до этого?

Либо Совету Преминов удалось накопить внушительную сумму, либо у кого-то вне этих стен была личная заинтересованность в снаряжении Хранителей. Родиан углядел в этом руку королевской семьи Малурны, хотя прямо на это ничто не указывало. Но с какой целью?

Как только разгрузка была завершена, четыре метаолога исчезли внутри северо-западной башни, а пятый закрыл двойные двери. Возница, который, как и его спутник, не двинулся с места, развернул фургон, прикрикнул на лошадей и направил их к тоннелю проходной.

Возница был очень высок, даже сидя. Родиан никогда не видел таких высоких людей. А в его низеньком спутнике сквозило что-то неуловимо знакомое, но он никак не мог понять, что именно. Это обеспокоило его. Он сделал несколько шагов вслед уже въехавшему в тоннель фургону.

Интуиция подсказывала ему, что стоит получше изучить этих двоих. Но он посмотрел на общежитие. Сейчас было уже очень поздно, а он хотел переговорить с Винн, пока остальные Хранители не при делах. Эта задача была первостепенной.

Развернувшись, Родиан направился прямо к двери общежития.


***


Выглянув в щель приоткрытой двери, Винн еле сдержала вскрик и поспешно прикрыла её.

-Что?- в тревоге шепнул Красная Руда. – Из-за чего ты...

Винн прижала руку к его рту.

-Родиан!- прошептала она. - Он идёт прямо сюда!

Глаза Красной Руды расширились до такой степени, что вокруг его чёрных радужек показались белки. Он схватил Винн за руку и развернулся, но затем замешкался. Он в нерешительности переводил взгляд с лестницы на темный проход рядом с ней.

-Не лестница,- прошептала Винн. – Там мы будем в ловушке.

Проход же вел к комнатам посвященных. Красная Руда немедленно направился туда. Они почти достигли тусклого света холодной лампы в его дальнем конце, когда паника Винн вернулась от одной ясной мысли.

Если Родиан придёт в ее комнату и обнаружит, что её там нет, а стражник без сознания валяется на полу, то ситуация мгновенно ухудшится. Он поднимет тревогу, и Чейн будет в еще большей опасности. Но если она доберется до своей комнаты и встретит капитана у входа, то сможет притвориться, что понятия не имеет, куда делся охранник. Родиан уйдёт, чтобы найти своего безответственного подчинённого, и она сможет попытаться сбежать снова.

Винн затормозила, но Красная Руда тащил ее вперёд, как упрямый щенок на поводке.

-Красная Руда, стой!

Он не остановился, и ей пришлось стукнуть его по спине. Гном развернулся и с негодованием посмотрел на неё.

Она резко выдохнула:

-Я должна вернуться в...

Скрип двери прокатился по коридору. Они оба замерли в темноте, поскольку дверь начала открываться.

Винн подтолкнула Красную Руду, хотя это ни на миллиметр не сдвинуло того с места. Отойдя назад, она прижалась к стене коридора и, отчаянно жестикулируя, отослала его прочь, указав на другую стену. Он всё понял, но колебался, смотря то на нее, то на дверь.

Петли скрипели уже оглушительно.

Красная Руда, поморщившись, развернулся и убежал в камень стены коридора.

Винн понятия не имела, как объяснить то, что скоро обнаружат у ее комнаты, но всё стало бы ещё хуже, если бы Красную Руду обнаружили вместе с ней. Она присела за углом, а потом и вовсе легла, чтобы слиться с полом у стены.

Это была отчаянная, но глупая попытка спрятаться.


***


Родиан уже открывал дверь общежития, когда до его слуха донёсся громкий стук. Он обернулся, его рука рефлекторно легла на рукоять меча. То, что он увидел, заставило его сильно удивиться.

Премин Хевис вылетела из двери северо-западной башни, где за несколько минут до этого скрылись метаологи, разгружавшие фургон. Она пронеслась к дверям главного здания, даже не посмотрев на Родиана.

На мгновение он был так ошеломлен, что не мог пошевелиться. Премин метаологов торопливо пересекла внутренний двор, подол ее тёмно-синей мантии плескался вокруг ее тонких лодыжек. Он никогда не видел Хевис в таком состоянии, а, возможно, и никто не видел.

Он как раз собирался последовать за нею, когда темноволосый метаолог, который уводил Винн прочь несколько ночей назад, вылетел из той же двери. Та снова захлопнулась с оглушительным стуком, и Хевис, обернувшись на звук, протянула к нему руку.

-Нет, Дориан!- скомандовала она. - Возвращайся и наблюдай за каждой областью, которую мы покрыли.

Дориан быстро поклонился и почти бегом вернулся в здание. Хевис сделала два шага назад, смотря как он уходит, а затем резко развернулась и помчалась к дверям главного здания. Потом скрылась внутри.

Родиан был в полной растерянности относительно того, что все это значило. За чем Дориан мог наблюдать из северо-западной башни? И что Хевис подразумевала под «покрыли»? Он хотел опросить Винн, но тут происходило кое-что более неотложное.

Родиан побежал вслед за Хевис.


***


Денварфи пригнулась пониже, поскольку из ворот замка выехал фургон. Энниш присела около нее, и они обе одновременно затаили дыхание.

Рядом с высоким возницей на скамье сидела маленькая, тонкая фигура в плаще, штанах и безрукавке. Её вполне можно было принять за сына или ученика возницы. Но когда фургон только въёзжал в замок, на скамье был только один человек.

Денварфи в нерешительности напряглась. Сначала бледный человек и гном прошли прямо сквозь стену. Потом черный маджай-хи поднял дикий переполох перед воротами, отвлёк на себя охранников и сбежал. А теперь маленькая, полностью закутанная в плащ фигурка выезжает вместе с возницей.

-Это – замаскированная Хранительница?- прошептала Энниш.

Денварфи прикрыла глаза. Все, что произошло в этом городе, начиная с возвращения Магьер, казалось, вращалось вокруг Винн Хигеорт. Она не чувствовала уверенности в этом, но не могла упустить ни одной возможности. Если это именно Хранительница сейчас в фургоне, она каким-то образом выскользнула из замка без помощи Магьер или Лиишила.

-Но кто же тогда возница?- спросила Энниш.

Денварфи перевела взгляд на него, но не смогла разглядеть лицо возницы, только поняла, что он довольно высок. Слишком высок, чтобы быть Лиишилом, но недостаточно широкоплеч для Бротандуиве. Она посмотрела прямо в лучащиеся нетерпением глаза Энниш:

-Забери Рхизиса, и следуйте за ними. Любой ценой захватите Хранительницу.


***


Чейн спешил к главным дверям библиотеки, ступив в круг света от холодной лампы, установленной в стене рядом. Каждый из камней в вершине арки содержал выгравированный символ бегайн – кредо Гильдии. Он знал его наизусть, поэтому не пытался прочитать.

«Правда через знание. Знание через понимание. Понимание через правду. Вечный цикл мудрости.»

Это было горькое определение, учитывая, как Совет Преминов поступил с Винн.

Он схватился за ручку правой створки, надавил на неё и обнаружил, что дверь заперта. Он всем весом налёг на неё, но уже понимал, что это ни к чему не приведёт. Впервые с того момента, как его план пришёл в движение, его захлестнуло настоящее беспокойство.

Им было недостаточно, что они заперли Винн, Совет теперь запирает все знания? Как он выведет Винн, если сам не может быстро и безопасно попасть в библиотеку? Он задался вопросом, не стоит ли ему лучше мчаться к входным дверям и выбросить во внутренний двор перчатку. Красная Руда ещё может вывести Винн другим путём.

Чейн приготовился. В библиотеку вела ещё одна дверь, и он должен был достигнуть её быстро. Но когда он развернулся, то услышал, как распахнулась дверь, ведущая в здание.

Он отошел назад, не испытывая никакого желания видеть, кто это был, и стащил плафон с установленной в стене холодной лампы. Взяв оттуда кристалл, он плотно сжал его в кулаке, чтобы погасить свет, а затем прижался к стене и посмотрел в коридор.

На площадку лестницы, по прямой ведущей к библиотеке, шагнула премин Хевис и быстро закрыла за собой двери. Она на мгновение застыла там, оказавшись в полумраке. Потом поспешила вперёд.

Чейн боялся, что она уже видит его, но вел себя тихо и выжидал. Даже если пока она его и не заметила, то вскоре сделает это, когда будет проходить мимо.

Главные двери распахнулись снова, и Хевис обернулась к ним, отворачиваясь от Чейна.

Внутрь шагнул капитан Родиан и нахмурился, глядя на премина.


***


Родиан был удивлен, обнаружив Хевис на лестничной площадке. Это было странно, учитывая ее встревоженный порыв минутой ранее – она должна была уйти гораздо дальше.

-Что-то не так, премин?- прямо спросил он, оставив всякие формальности. - Я видел, как вы бежали, и был заинтересован.

Если она и была удивлена, увидев его, то ничем этого не выдала. Хевис была такой же, какой Родиан всегда видел ее – хладнокровный премин метаологов.

-Мне сказали, что кто-то бродит здесь,- ровно ответила она. – Учитывая комендантский час, который вы ввели, и ваш приказ запирать библиотеку на ночь, я не хотела, чтобы забывчивость какого-то посвящённого доставила неприятности.

Он уставился на нее, позволив тишине затянуться на три выдоха:

-Как вы это узнали?

-У нас есть свои способы,- ответила она. – Ничего такого, что могло бы помешать вам исполнять ваши обязанности. Я приношу извинения за то, что не уведомила ваших людей, прежде чем действовать самостоятельно.

Родиан не двигался:

-Такая спешка... из беспокойства о посвящённом?

-Мы можем стоять и спорить здесь до рассвета, но, поскольку вы здесь, может, вы поможете мне обыскать здание?

Родиану хотелось припереть её к стенке, пока она не даст ему реальный ответ. Он не верил ей ни на йоту, и давно с подозрением относился ко всему, сказанному любым членом Совета Преминов. Она знала, что кто-то был здесь, но Родиан серьезно сомневался, что это вредный посвящённый, не желающий оставаться в постели.

Давление на Хевис могло бы доставить ему удовольствие, но вместе с ним – ещё больше проблем от королевской семьи, если он не сможет доказать исключительность причин.

-Мне позвать ещё людей?- спросил он.

-Мне кажется, мы с вами вполне сможем справиться с этим,- премин мельком глянула вдоль главного коридора. - Проверьте там, а я пойду в другую сторону. Библиотека заперта, так что кто бы тут ни бродил, он не мог уйти далеко. Потом встретимся здесь.

Он собирался предложить им поменяться местами, поскольку Хевис уж слишком быстро заявила это. Но так и не смог придумать подходящее оправдание, поэтому сдался. Кивнув, он медленно зашагал на север вдоль главного коридора.

Родиан прислушивался к звуку шагов Хевис, ушедшей в противоположную сторону.


***


Чейн боялся моргнуть, наблюдая за парой на лестничной площадке. Он не испытал облегчения, когда Родиан ушёл на север, поскольку Хевис задержалась. Премин выждала с минуту, а затем внезапно резко развернулась и исчезла в другом направлении. Чейн сохранял тишину, хотя, похоже, ни премин, ни капитан не заметили его.

Это было хоть что-то, но давало ему слишком мало. Все его планы были разрушены.

Пока эти двое бродят здесь, не имеет значения, попадёт он в библиотеку или нет. Он должен был остановить Винн и Красную Руду, прежде чем они войдут в здание и попадут в руки премину или капитану. Но сам он сможет добраться до дверей и не быть обнаруженным?

Он двинулся вдоль левой стены коридора к лестничной площадке. Не пройдя и полдюжины шагов, он замедлился и прислушался к звукам из северного коридора. Если капитан обнаружит его первым, у Чейна не будет и шанса что-то объяснить. С другой стороны, хотя Хевис немного знала его, она могла быть намного более опасным противником, если не поверит его оправданиям.

У Чейна оставался только один путь.

Он устремился вперед вдоль стены, приблизился к тому месту, где центральный проход встречался с главным, опоясывающим здание. Главные двери были совсем близко, но он опасался двигаться дальше. Он задержался, прислушиваясь, а затем посмотрел на путь, которым ушёл Родиан. Наконец, он скользнул вперед, чтобы проверить и коридор Хевис.

Чья-то рука резко потянулась к подбородку Чейна. Он был так поражен, он не заметил, откуда она, пока узкие пальцы не сжали перед его плаща и рубашку на груди.

Тонкое предплечье высовывалась из камня стены коридора.

Потрясённый, Чейн чисто инстинктивно отступил назад, но не сумел вырваться. Прежде чем он смог даже схватить рукоять своего меча, рука потянула его прямо в стену. Только одна мысль осталась в его голове перед тем, как его поглотил холодный, темный камень.

Эта узкая рука не могла принадлежать Красной Руде.


***


Пока Родиан не увидел ее, Винн изо всех сил пыталась придумать хоть какое-нибудь правдоподобное оправдание, почему она не в своей комнате. Возможно, для Чейна и Тени будет лучше, если она открыто столкнётся с капитаном и возьмёт всю вину на себя. В конце концов, что Родиан мог сделать без официальных обвинений? На что ещё мог пойти Совет Преминов?

Они все еще хотели держать ее под надзором, так что не выдвинут юридических обвинений. Ведь это отдаст ее в руки Родиана, а он должен будет увести её в тюрьму, прочь с территории Гильдии. А ещё в ее комнате без сознания лежал гвардеец. Это капитан точно свалит на нее, хотя она сомневалась, что он будет думать, будто она справилась с ним сама. Скорее, он будет допрашивать её, пока она не сдастся и не скажет, кто это сделал.

Винн закрыла глаза и прикусила губу. Независимо от того, что она скажет, это не принесёт ничего хорошего. Но секунды продолжали течь, а ничего не происходило.

Она открыла глаза и посмотрела на дверь во внутренний двор. Она снова была закрыта.

Винн продолжала смотреть на неё, ожидая. Наконец, она встала и сделала нерешительный шаг вперёд. Добравшись до двери, она прижалась к ней ухом и прислушалась, но не услышала вообще ничего... кроме шороха по камню позади.

На её плечо легла тяжелая рука.

Она задохнулась от испуга и резко обернулась, метя в неизвестного стиснутым кулаком. Массивная ладонь зажала ей рот, а другая перехватила запястье.

-Тихо, дурочка, это я!- шикнул Красная Руда.

Винн отвела чужую руку от своего лица, ее сердце все еще колотилось, как бешеное.

-Это было так необходимо?- зашипела она на него.

Он закатил глаза и с негодованием отодвинул ее с дороги. Приоткрыл дверь и выглянул наружу.

-Он ушёл?- прошептала она, думая, что это маловероятно. Как только Родиан наметил для себя цель, его невозможно было сбить с пути.

Красная Руда кинул на нее раздраженный взгляд и жестом приказал ей следовать за собой. Она все еще дрожала, когда вышла вслед за ним во внутренний двор, но была удивлена и наконец почувствовала облегчение, обнаружив его пустым.

Пришло время поблагодарить свою удачу, и она дышала в затылок Красной Руде, когда они медленно двинулись вдоль общежития к углу внутреннего двора. Чейн, должно быть, уже задаётся вопросом, где их носит, но Винн интересовало еще кое-что.

Куда ушел Родиан?


***


Родиан брёл по своей половине коридора мимо арки общего зала, потом свернул к северному входу в библиотеку. По дороге он осмотрел главный зал и вход в кухню. Они оба были пусты, хотя он и не ожидал кого-то найти там. Достигнув коридора слева, ведущего в северную башню, он остановился на повороте, чтобы проверить дверь библиотеки.

Она была заперта, как и должно было быть. Он покачал головой, задаваясь вопросом, зачем Хевис поручила ему эту ерунду. Что-то здесь явно происходит. И тем не менее, пока он оставался здесь.

Он мельком глянул в коридор, ведущий в северную башню. Холодная лампа над входом в библиотеку не давала достаточно света, чтобы что-то там разглядеть, поэтому он проверил задний вход в кухню и дверь в башню.

Последняя также была заперта, ведь она вела в архивы под замком.

Родиану этого хватило. Он раздражённо выдохнул и зашагал назад. Пришло время вытащить из Хевис ответы, на некоторые его вопросы.

Глава 16

Ожидая в переулке вместе с Мальцом, Магьер обнаружила, что у нее в кои-то веки появилось много времени, чтобы подумать. Слишком много. Из всего, что она могла бы пожелать сегодня вечером, это было последнее, чего она хотела — особенно, совсем не зная, что происходит с ее товарищами.

Она предположила, что Оша и Леанальхам уже должны были возвращаться. Но, конечно, это зависело от того, насколько быстро разгрузили фургон. А Лисил и Бротан, должно быть, уже проникли в замок. Но каждый раз, когда Магьер закрывала глаза, она видела воспоминания о том, что она сделала в Северных Пустошах, чтобы найти и достать второй шар, а потом вытащить Лисила и Мальца из того холодного края.

Чтобы в итоге вернуться сюда и узнать, что шаров еще больше, и что приспешники Древнего Врага пришли в движение, разыскивая их. А единственный человек, который мог дать реальные ответы, был заперт в замке.

Магьер была горячо убеждена в том, что решение вызволить Винн правильно. Она мельком глянула вниз. Малец, насторожив уши, смотрел на улицу. Она задалась вопросом, уловил ли он эти краткие вспышки ее воспоминаний. В любом случае, спрашивать она не стала, как не стала и привычно рявкать, чтобы он убирался прочь из её головы.

По правде говоря, она не волновалась из-за Мальца. Он имел свою собственную цель с самого рождения и пройдёт всё это до конца. Также, она совсем не волновалась за себя — по крайней мере, не о своем будущем.

А вот Лисил был другим вопросом. Магьер сделает всё, чтобы сберечь его жизнь, даже если он воспротивится. Всю свою жизнь он был или невольником-убийцей на службе у тирана, или рабом вольной дороги, или в плену судеб близких людей, особенно её. Все, что он сейчас хотел, это вернуться домой в их таверну «Морской Лев» в небольшом портовом городе Миишка.

Это совпадало с самым сильным желанием Магьер – быть рядом с ним.

Много раз перед её внутренним взором, словно мираж, вставало согревающее изображение домашнего очага. Много раз это изображение исчезало, поскольку на их плечи падала очередная непосильная задача. И вначале он во всём поддерживал ее.

Сколько изменилось с тех пор... а теперь оказалось, что нужно найти еще два шара.

Малец внезапно заворчал. Магьер обнаружила, что он внимательно наблюдает за ней своими прозрачными голубыми глазами.

Она никогда не скажет это ему, но она действительно считала его сильнейшим из них троих. Малец был готов бороться с чем угодно, пока ясно видел цель. Именно он спрятал два шара, чтобы никто, кроме него, не знал их местонахождение. Он никогда не рассказывал, как он это сделал, но она помнила, каким он вернулся к ней и Лисилу.

Малец выглядел так, будто нес какое-то внутреннее бремя, которое вызывало в нём невыносимый стыд. Обычно он стойко принимал любые удары судьбу, но тогда был слишком тих. Он игнорировал любые попытки Лисила вызвать его на разговор через «говорильную кожу».

Магьер провела рукой по шее Мальца.

Ему, так же как и ей, не нравилась роль приманки, но и он не смог придумать ничего лучше.

-Теперь осталось недолго,- сказала она.

Плечи Мальца под ее рукой напряглись. Секунду спустя она услышала скрип колес телеги.

Вытащив из ножен свою саблю, она положила её на бедро, а Малец метнулся через улицу к другой стороне переулка. Они были готовы, поскольку, даже когда Оша и Леанальхам приедут, их роль приманки будет ещё далеко не сыграна.


***


Энниш бежала среди темных теней улицы рядом с Рхизисом – они следовали за странной парой, ведущий фургон от замка. Она позволила им отойти достаточно далеко, чтобы даже самые тихие звуки не выдали их стражникам в красных плащах на стенах замка.

Рхизис вытащил части своего короткого лука из-под задней части своей туники и собрал его. Он и Энниш замерли у угла улицы. Она ждала, пока он натянет лук и повесит на спину колчан с короткими стрелами. Она всегда находила странным его набор навыков.

Он был одинаково квалифицирован — даже больше, чем достаточно — по всем параметрам анмаглаков: рукопашный бой, обращение с оружием, усвоение языков, ловкость, допрос и слежка. Но ни один навык он не довёл до мастерства. Почему-то это беспокоило ее.

Большинство анмаглаков в той или иной степени владели всеми этими навыками, но лучше всего осваивали один или два. Она отличилась в рукопашном бою со стилетами и без, а ее маленький рост несколько раз заставлял противника недооценивать её. Рхизис к тому же говорил меньше, чем кто-либо, кого она только видела за всю свою жизнь — хотя он, казалось, хорошо знал Денварфи. Энниш недолюбливала его, но он был здравомыслящим партнером по охоте. И сейчас это всё, что имело значение.

Она оглянулась назад. Небольшого замка больше не было видно. Фургон же был теперь через перекрёсток впереди, и она подняла руку и провела большим пальцем по указательному и среднему.

По этому сигналу Рхизис положил стрелу на тетиву, а сама Энниш потянула из ножен стилеты.

Фургон внезапно свернул за угол и исчез из виду.

Энниш со свистом выдохнула. Как только они снова увидят его, Рхизис оглушит возницу. Они легко отведут замаскированную Хранительницу к Фретфарэ, а затем Рхизис пойдёт с докладом к Денварфи.

Это будет не трудно.

Энниш в открытую кинулась вдоль пустой улицы, Рхизис наступал ей на пятки. Приблизившись к углу, она затаилась под навесом магазина, осторожно выглянула из-за угла и подала другой знак.

Рхизис вылетел на широкую улицу, вскидывая лук, и Энниш приготовилась нырнуть за угол.

Свист стрелы пронзил тишину.

На глазах у Энниш, Рхизис внезапно резко развернулся, так и не выстрелив из своего лука. По переулку прокатилось злобное рычание, и она увидела, что стрела высовывалась из ткани капюшона Рхизиса. Её черное оперения торчало аккурат рядом с его обёрнутой в шарф челюстью.

Сам Рхизис был невредим.

Что-то мелькнуло с другой стороны от Энниш, нацелившись в ее голову. Она пригнулась и, развернувшись, посмотрела в переулок.

Ближайшая рейка, удерживающая навес магазина, разлетелась щепками, и тент перекосился. Она посмотрела на фургон в переулке и обнаружила, что возница стоит на скамье с длинным изогнутым, эльфийским луком, поднятым и подготовленным.

Не было и признака замаскированной Хранительницы.

Энниш разглядела его лицо в тени капюшона. Его янтарные глаза и смуглая кожа, слишком вытянутые черты лица...

Это был Оша, неудачник и бывший ученик Сгэйльшеллеахэ. Это, должно быть, он был тем лучником на крыше несколько ночей назад, помогающим Бротандуиве. Оша перевёл лук на неё, другая стрела была готова сорваться в полёт.

-Нет!- зарычал кто-то. – Возьми на себя другого... Она моя.

Из темноты переулка вышел монстр, обойдя вокруг перебитой рейки навеса магазина.

Тусклый свет уличного фонаря вспыхнул на отвратительно белой коже Магьер. Она обеими руками подняла свою тяжелую саблю и двинулась к ней. Серебристый маджай-хи налетел на Рхизиса с другой стороны переулка.

Это была приманка, ловушка. Это всё, что Энниш успела понять, когда услышала, что Оша снова спустил тетиву, и увидела, что сабля Магьер начала быстро опускаться.

Энниш пригнулась и нырнула в сторону, слыша, что сабля проходит слишком близко к ее голове.


***


Сабля Магьер чиркнула по булыжникам мостовой, и она тут же изменила наклон рук, чтобы снова вскинуть лезвие. Этот анмаглак казался слишком маленьким, чтобы быть одним из Ан’Кроан, но это только подтвердило её предположение.

Под капюшоном и шарфом вокруг лица должна была быть Энниш. Та, кто хотела убить Лисила, когда они вошли в Эльфийские Земли Запределья. Та, кто захлестнула гарроту вокруг его горла несколько ночей назад.

Магьер была сыта по горло этими убийцами, приехавшими за ней и Лисилом, поэтому совсем не сопротивлялась, когда голод всколыхнулся в ее животе и хлынул в горло.

Ночь вспыхнула перед её глазами, но она смотрела только в одну точку. Она смотрела только на ту, которая пыталась убить ее мужа. Даже замысел захватить одного из этих убийц и заставить его рассказать всё о планах Вельмидревнего Отче испарился из ее мыслей.

Лисил сказал ей просто подстраховать приманку и уходить. Но его здесь не было.

Энниш пригнулась и откатилась в сторону из-под сабли Магьер. Маленькая убийца немедля встала и кинулась к покосившемуся навесу.

Магьер потеряла всё своё самообладание. Она позволила сабле выпасть из её рук и звякнуть по камню, а сама она бросилась за своей добычей.

Энниш прыгнула вверх. Ногой оперлась на стену и схватилась за ткань навеса. Потом обернулась назад.

Даже действуя на чистом инстинкте, Магьер знала, что делать. Она оказалась рядом с ней, прежде чем Энниш сумела отдёрнуть ногу, и схватила её голень. Она вывела Энниш из равновесия и отшвырнула её на улицу.

Энниш вскрикнула и упала, Магьер поспешила к ней.

Маленькое тело в серо-зелёной одежде покатилось по булыжникам и ударилось о стену на противоположной стороне улицы. Магьер не остановилась, чтобы поднять свою саблю, лишь вцепилась в ноги своей цели.

Магьер даже не подумала об оружии. Она лишь чувствовала потребностью прикончить всё, что пыталось навредить ее супругу. В ней остался только голод, призывавший её разорвать свою добычу руками... и зубами.


***


Малец отскочил, когда мужчина-анмаглак попробовал снова спустить стрелу. За секунду до его прыжка, тренькнула тетива. Он слышал, как над ним просвистела стрела, но его передние лапы уже ударили в грудь противника.

Не было времени оглядываться назад и проверять, цел ли Оша.

У Мальца не было даже мгновения для того, чтобы удивиться, что анмаглак не пытался увернуться. Они оба упали на булыжники мостовой.

Он щелкнул зубами и зарычал, пытаясь добраться до лица мужчины-анмаглака. Но его стукнули луком. Широкий центр лука врезался в морду Мальца, и боль ненадолго оглушила его. Потом он почувствовал, как свободная рука эльфа оттолкнула его морду. Он вслепую огрызнулся, надеясь выхватить из рук противника тетиву. Вместо этого его зубы сомкнулись на предплечье, и он мотнул головой, разрывая ткань. За воплем анмаглака, Малец услышал крик Оши:

-Малец, беги!

Он не собирался этого делать, пока анмаглак коленом не отпихнул его в сторону.

Малец, скуля, отлетел прочь, зажав в зубах клочок серо-зелёной ткани. Где-то рядом раздался крик, который заглушил грохот металла по булыжникам мостовой. Когда он поднялся на лапы, пытаясь отдышаться, анмаглак уже стоял.

Рукав мужчины был пропитан кровью, но он, тем не менее, целился из лука в сторону Оши. Он отступил на пару шагов, бросив быстрый взгляд вправо: скорее всего, он разыскивал своего спутника.

Малец метнулся было к нему, но вдруг остановился.

Сабля Магьер лежала посреди улицы, он поднял глаза и увидел ее. Он панически боялся ее дампирской сущности. Воспоминания о домашнем очаге сейчас не подействуют на неё, а Лисила здесь нет. Была только одна вещь, которая могла остановить Магьер.

И Малец должен был совершить этот мерзкий подвиг.


***


Ошеломленная, Энниш попыталась увернуться, когда размытая от скорости рука потянулась к ее горлу. Она с трудом успела откинуть голову в сторону – ее противник теперь был слишком быстр и невероятно силён.

Рука вцепилась ей в плечо и с силой сжала. Энниш вскрикнула от боли, заставившей всё перед глазами потемнеть, и резко ударила ногой.

Удар пришёлся на внутреннюю сторону колена. Ее противница мгновенно начала заваливаться на бок, но руки не разжала. Не разжала до тех пор, пока Энниш не упала на спину и не откатилась в сторону. Пальцы оставили ссадины на мышцах ее плеча.

Она встала, тряся головой, чтобы очистить мысли от боли. Вдруг страх пересилил боль, гнев и ненависть.

Она посмотрела в лицо монстра, стоящего в трех шагах перед ней. Бледное лицо под взъерошенными завитками тёмных волос блестело от пота. Слезы текли из прищуренных глаз, полностью черных, совсем без белков. Черты лица исказили ярость и безумие. Открытый рот демонстрировал зубы, клыки, будто у какого-то животного.

Это было истинное лицо монстра по имени Магьер.

В поле зрения Энниш появился Рхизис, отступающий спиной вперёд.

-Уходи! - прокричал он на их родном языке. – Сейчас же!

Гнев вернулся к Энниш, но когда монстр сделал шаг к ней, её снова переполнил ужас.

Магьер остановилась, когда жуткий вой ворвался в уши Энниш.

Это было похоже на гневное мяуканье огромной кошки, но исходило из горла собаки. Этот звук, казалось, заставил кости Энниш завибрировать, она вздрогнула, и вместе с Maгьер повернулась в сторону его источника.

Энниш увидела Мальца, и ее гнев вспыхнул снова. Она потянула из ножен стилет и направила его на Maгьер. Потом закричала на эльфийском, и Рхизис мгновенно навел лук на маджай-хи.


***


-Подумай о своём мерзком супруге и любви, которую он отнял у меня! Я буду страдать всю жизнь... но перед твоей смертью я увижу то же самое в твоих глазах!

Малец ловил каждое слово анмаглака на эльфийском. Этот вопль, обращённый к Магьер, остановил даже его. Голос Энниш было не узнать.

Магьер повернулась на полный злости голос женщины, но не могла понять ни слова. Лучник-анмаглак нацелил своё оружие на Мальца.

Но прежде, чем Малец смог пошевелиться, вперед бросился Оша:

-Выстрелишь – умрешь!- прокричал Оша, а затем его голос перешёл в угрожающий шепот.- Даже если я тоже умру... ты все равно умрешь!

Малец не знал, почему Энниш говорила на своем языке. Возможно, молодая женщина кричала это Оше, чтобы он понял и вышел из себя. Если так, то это не сработало. Оша стоял, уравновешенный и устойчивый, точно так же натянув лук, да так сильно, что черное оперение стрелы почти касалось его смуглой щеки.

-Мы уходим – сейчас же! - рявкнул на эльфийском другой анмаглак, но Энниш все еще колебалась, а затем сделала шаг назад.

Магьер двинулась за ней, и Малец пошел на нее, угрожающе рыча. Это должно было закончиться сейчас. Ни одна из сторон не победит, если половина из них умрёт.

Магьер развернулась к нему, и когда она посмотрела на него своими полностью черными глазами, слова Энниш снова всплыли у него в голове:

«Подумай о своём мерзком супруге и любви, которую он отнял у меня! Я буду страдать всю жизнь... но перед твоей смертью я увижу то же самое в твоих глазах!»

Он продолжал рычать, приближаясь к Магьер. Угроза Энниш была реальна, хотя не имела значения. Не было никаких сомнений, что эти убийцы, хотели смерти Лисила почти также сильно, как смерти Магьер. У одного из них была для этого личная причина, что было вдвойне опасно и потенциально полезно в будущем.

Магьер уставилась на него, задыхаясь от напряжения или ярости, но не двигалась с места.

-Малец?- наконец прошептала она.

У него чуть лапы не подкосились от облегчения, когда она узнала его, но он быстро погрузился в её воспоминания.

Из всего того, что он показывал ей прежде, он должен был поднять воспоминания о Лисиле, на фоне ее затуманенного ненавистью к Энниш и другим анмаглакам сознания. Он заполнил ее разум воспоминаниями, которые могли успокоить ее. И тут понял, что слева стоит Оша.

Энниш и ее товарищ ушли.

-Всё в порядке? - прошептал Оша.

Поскольку Малец смотрел только на Магьер, он не был уверен, кому молодой эльф задал вопрос. Но когда Оша попытался обойти его и приблизиться к Магьер, Малец тут же заступил ему дорогу.

Магьер отступила от них к противоположному краю улицы. Возможно, она теперь достаточно пришла в себя, чтобы держаться подальше от остальных.

Малец по-прежнему был сосредоточен на ее воспоминаниях. Ее голова опустилась, лицо теперь закрывали темные волосы, но ее пальцы дернулись, впившись ногтями в камень стены.


***


Магьер погрузилась в воспоминания о доме. О ее свадьбе, о прикосновении руки Лисила, когда они шли к алтарю с Ошей и Винн рядом. Их дом в Mиишке был буквально заполнен их соседями и друзьями.

Она не сопротивлялась этим воспоминаниям – пускай Малец смоет все остальное из ее мыслей. Но Винн все еще нуждалась в помощи, а Лисил сейчас пытался добраться до нее.

-Достаточно, - прошептала она, хотя это получилось невнятно из-за видоизменившихся зубов.- Хватит, Малец.

Когда она подняла голову, мир перед ее глазами снова был темным и тусклым. Только Малец наблюдал за нею, а за ним стоял Оша с луком.

Магьер помнила очень мало о том, что произошло всего несколько минут назад.

-Уходим?- настойчиво спросил Оша, слегка наморщив высокий лоб. - Идём, куда сказал Бротандуиве... нужно следовать плану.

Малец рыкнул один раз.

Магьер посмотрела на Мальца, и только тогда слова Oши проникли в её разум. Они должны были просто сыграть роль приманки, забыть злость на анмаглаков, наблюдающих за замком Гильдии, и посеять смятение в их рядах.

Они выполнили свою часть плана. Она глубоко вздохнула и оттолкнулась от стены.

Бросив последний обеспокоенный взгляд на нее, Оша отвернулся. Малец медлил, пока не убедился, что Магьер следует за ними, а затем потрусил рядом с ней. Когда они вышли на улицу, Магьер посмотрела на фургон, пытаясь заглянуть под брезент, но там никого не было.

-Леанальхам?- позвала она.

Что-то шевельнулось у ближнего угла улицы. Леанальхам широко раскрытыми глазами посмотрела на неё из тени.

Магьер застыла посередине улицы. Девушка должна была остаться в фургоне, пока они не придут за ней. Если она была там, то как много она видела?

Оша подошел к Леанальхам и остановился в узком пространстве переулка. Леанальхам всё еще не мигая смотрела на Магьер, застыв у угла улицы.

-Ты... Всё в порядке? -прошептала девушка.

-Пора идти,- сказала Магьер и протянула ей руку.

Леанальхам вздрогнула и отступила от Магьер.

Оша осторожно положил руку на плечо девушки, вынуждая ее следовать за ним, но Леанальхам оглянулась через плечо. Даже для Магьер было слишком трудно разглядеть ее лицо в темноте переулка.

Но не было сомнений в том, что когда Оша уводил ее, девушка смотрела на нее. Магьер застыла на месте, не в силах следовать за ними.

Как-то раз, ещё на родине Леанальхам, Сгэйль попросил Магьер об одном одолжении, или даже скорее вынудил. Сейчас, оглядываясь назад, казалось, что он предвидел то, что произойдет позже – собственную смерть. Она согласилась присмотреть за Леанальхам, если только сможет. И она любой ценой защитит девушку смешанной крови, теперь пойманную между их мирами, как и все они.

Но как Магьер могла защитить Леанальхам от самой себя?

Малец фыркнул и толкнул ее в ногу, и Магьер наконец последовала за ним вниз по улице, оставив фургон позади. Он уже не был нужен.


***


Пока Лисил, крадучись, вместе с Бротаном обследовал странным образом оказавшуюся здесь библиотеку, он никак не ожидал увидеть её продолжение на втором этаже. Наверное из-за того, что она была создана Хранителями.

Каждый раз, когда они миновали очередной ряд стеллажей, полок или небольших свободных мест, заставленных столами и табуретами, он видел свет впереди у потолка.

И каждый раз ему приходилось останавливаться и со всей осторожностью выглядывать из-за стеллажа, только чтобы убедиться, что там никого нет.

Абсурдность задачи вновь поразила его. Да, это была его идея, но они дошли до точки. Из всех вещей, что он ожидал сделать в Колм-Ситте, последней было похищение Винн из ее собственной Гильдии.

И кто, ради семи адов, оставил так много светильников гореть на ночь?

Он и Бротан даже остановились, ломая головы над этим. Лисил хорошо знал, как работают кристаллы Винн, но свой она обычно приводила в действие, потерев об одежду или погрев в пальцах. Из-за чего светились эти кристаллы в своих настенных креплениях? Он бросил на них нервный взгляд. Кто-то приходит сюда через определённые промежутки времени, чтобы нагреть их? Если это так, он должен поспешить.

-Сюда,- прошептал Бротан.

Лисил заметил ещё одну лестницу, ведущую вниз. Он быстро направился к ней, и они спустились на последний этаж этого лабиринта книжников.

Они не увидели и не услышали никого. Единственное, что составляло им компанию, это подавляющее количество книг, пергаментов и свитков, а также столы, табуреты и холодные лампы на стенах, расположенные достаточно далеко друг от друга, чтобы оставлять большинство полок в тени.

Лисил, оглянулся на Бротана. Старый мясник казался почти хмурым. Когда они добрались до внутренней стены первого этажа, Лисил поспешил на юго-восток, разыскивая дверь. Справа они нашли еще одну холодную лампу.

-Её же должно было хватить,- прошептал Лисил.

Бротан ничего не сказал, и Лисил осторожно схватился за дверную ручку. Он медленно надавил на неё, но дверь не двинулась с места. Он нажал сильнее, а затем налёг всем весом и... безрезультатно.

Вот почему они не нашли ни одного Хранителя. Библиотека была заперта.

Дверь была тяжелая, свет от лампы падал прямо на стопорную пластину замка. Единственная проблема состояла в том, что из-за света сразу станет видно, что дверь открыта, а это привлечет внимание. Он бросил взгляд вверх, собираясь сказать Бротану убрать кристалл, а затем заметил что-то блестящее над лампой.

Что-то ещё было выше, под самым потолком, и оно не было похоже на кристалл холодной лампы.

Оно было установлено в овальную оловянную оправу, что делало его похожим на громоздкий кулон, хотя он не мог понять, каким образом оно крепится к стене. У него не было резких граней: этот «кристалл» был почти круглый или, возможно, в форме полу шара, вставленного в олово. Он не мог быть уверен, но ему показалось, что на оправе был выгравирован узор или какие-то крошечные символы.

Лисил вернулся к первоочередной задаче.

-Возьми кристалл из светильника, - сказал он Бротану. - После того, как я открою дверь, отложи его в сторону, чтобы он не выдал нас. Он ещё может нам пригодится.

Он не собирался обворовывать Гильдию, но они сами заперли Винн.

Бротан покачал головой:

-Позволь мне открыть дверь.

-Я сделаю это.

Потянувшись, Лисил вытащил из-за пояса на спине длинную, неширокую коробку. Он положил её на каменный пол, прежде чем открыть.

Внутри было пусто. Когда-то там лежал нож-косторуб и два стилета, но он потерял это оружие. Он поддел панель на внутренней стороне крышки, и вытащил набор тонких инструментов из темного металла. Большинство из них были размером со шляпную булавку какой-нибудь дворянки. Выбрав два из них, он занялся изучением замка, когда рядом присел Бротан со светящимся кристаллом в руках.

-Где ты взял эту коробку? – спросил он.

Лисил не собирался рассказывать Бротану о своём детстве или пояснять, что коробка была подарком его матери в день, когда ему исполнилось семнадцать. Этот День рождения он старался забыть. Не ответив, Лисил продолжил работать над замком.


***


Чейн старался задушить панику, когда понял, что не может пошевелиться.

Рука, сжимавшая его рубашку и плащ, рука, которая затащила его в стену, отпустила, как только он снова почувствовал на лице воздух. Но больше чем половина его тела была скована камнем.

Он не мог даже повернуть голову – задняя часть его черепа осталась в стене. Он осмотрелся как мог, но комната была слишком темной даже для его зрения, поэтому увидел немного.

Это, казалось, была семинария – небольшая комната со сдвинутыми к стене скамьями. В дальнем правом углу была закрытая дверь, и Чейн мог предположить, что она ведёт в главный проход, опоясывающий здание. Вот и всё, что он увидел, не имея возможности повернуть голову.

За исключением фигуры, стоящей перед ним в маленькой темной семинарии, и это, конечно, был не Красная Руда.

Её одежда была настолько темной, что казалась почти черной, хотя Чейн знал, что она тёмно-синяя. Мантия полностью скрывала фигуру, и она одной узкой рукой потянулась, чтобы откинуть капюшон. Другая рука высунулась из кармана, и с ладони брызнул резкий свет кристалла холодной лампы.

Перед Чейном стояла премин Фридесвида Хевис.

Каждый раз, когда ее навыки заставляли его насторожиться, она становилась еще более опасной, чем он мог представить. Она тихо наблюдала за ним, стоя на расстоянии вытянутой руки, ее колючие седые волосы и карие глаза блестели в свете кристалла. Чейн быстро понял, что произошло.

Она не пошла на юг по главному проходу. Вместо этого она скользнула в эту комнату и ждала, пока он приблизится. Каким-то образом она почувствовала его, схватила и затащила в стену. Всё, что теперь было на поверхности, это его лицо и большая часть левой руки.

Чейн не мог вспомнить, чтобы он ещё когда-либо был настолько беспомощным.

Паника, а затем и гнев начали пробуждать спящего внутри него зверя — и тот заметался в безумстве, желая вырваться на свободу. Поскольку его чувства обострились, он знал, что его глаза потеряли цвет, а зубы начали изменяться, перерастая в клыки. Паника зверя подтолкнула его попытаться вырваться на свободу.

Весь его голод, придающий ему сил, ни к чему не привел.

Хевис же изучала его словно какое-то существо, легко пойманное ради удовлетворения ее холодного любопытства. Хотя ее челюсти были плотно сжаты, в остальном выражение ее лица осталось нечитаемым.

Чейн боролся с собой, чтобы остановить изменения, но не преуспел, и конечно она видела это. Он был беспомощен против себя и беспомощен против нее. Это неимоверно злило его, но он остался тих.

Крик только всё ухудшит, подвергнет опасности Винн и Красную Руду, если они услышат его и придут на помощь. Даже если его прикончат здесь и сейчас, он не сделает ничего, что может выдать Винн.

Хевис подняла одну руку, и ее пальцы дернулись, будто подавая какой-то знак.

-Кто ты такой?- требовательно спросила она.

Звук ее голоса в этой тихой комнате застал Чейна врасплох. Действительно ли это был шанс отвлечь ее, задержать здесь на некоторое время? Этим он, по крайней мере, сможет устранить одно препятствие на пути Винн. Он закусил губу, пытаясь вынудить зверя внутри него вернуться в клетку.

Чейн немного истерично подумал, что правда ошеломит её, если не заставит оцепенеть.

К своему позору он боялся. Если он ответит, для неё не составит труда вернуть его назад в стену, если она не придумает другой способ уничтожить его. Она может просто оставить его там, спрятав от чужих глаз, навсегда не-мертвого в могиле, которую никто не найдет и из которой невозможно выбраться.

-Я уже сказал тебе однажды,- прохрипел он, пытаясь сохранять спокойствие. - Я тот, кто охраняет Винн.

-Именно поэтому ты принял решение быть... тем, кто ты сейчас?

-Это имеет значение?

Хевис замолчала на некоторое время:

-Винн действительно нашла Балаал-Ситт?

Ее внезапный вопрос ошеломил Чейна, сломав все его ухищрения. Как премин могла узнать, где он и Винн были? Он никогда особо не разбирался в людях — по большей части потому, что его не заботил никто, кроме Винн. Но что-то в тоне Хевис и ее неподвижности — а теперь ещё и в вопросе — заставило его удивиться.

Он неправильно истолковал происходящее? Хевис хотела услышать ответы и рассматривала эту ситуацию, как единственный способ получить их?

-Да,- ответил Чейн.

Он видел ее реакцию, хотя её карие глаза расширились лишь на миг. В отличие от своих коллег по Совету Преминов, Хевис действительно хотела знать правду. Если он хочет спасти Винн — да и себя самого, если уж на то пошло — его единственный шанс – отвечать ей.

-Что вы искали там?- спросила Хевис.

-Устройство... шар из камня... используемый Древним Врагом. Винн полагает, что их гораздо больше, и она полна решимости найти их раньше приспешников Врага,- горечь просочилась в его искалеченный голос, и Чейн, не в силах остановиться, продолжил: - Она сделала это сама, потому что никто здесь не считает нужным помочь ей!

Хевис моргнула, но глаз не отвела. Движение было точь-в-точь как у совы, следящей за мышью. Но для премина это была потрясающая реакция.

-Не совсем верно,- ответила она. - Какой цели служат эти... шары?

Хевис, как и все члены Совета, должно быть, прочитала записи Винн, описывающие то, что произошло в замке с шестью шпилями в Пиках Оспины. Она знала, по крайней мере, как был найден первый шар. Но что она знала о том, который Чейн нашел в Балаал-Ситте, том, который Винн передала Красной Руде?

-Я не знаю,- ответил он. – Но судя по тому, как отчаянно некоторые пытаются заполучить их, они обладают великой властью.

-Некоторые?- резко переспросила она.

Почти тут же она беззвучно приблизилась... достаточно близко, чтобы он мог схватить ее, если бы смог высвободиться из стены.

-Тот, кто среди эльфов Запределья известен под именем Вельмидревний Отче,- ответил Чейн. - Приспешники Врага... возможно, некоторые эльфы этого континента... и домин Иль’Шанк.

Глаза Хевис сузились, когда она прошипела:

-Гассан Иль’Шанк?

Её реакция подтвердила одну вещь: Чейн не зря предостерегал Винн относительно доверия к этому суманскому Хранителю. Хотя тот факт, что Хевис была потрясена – даже открыто возмущена – осознанием, что чужеземный домин стремился заполучить шары, вовсе не означал, что она заслуживала большего доверия.

Чего Хевис хотела добиться, расспрашивая его о шарах?

Чейн попытался сменить тему:

-Винн была вынуждена разбираться с этим одна!- обвиняюще заявил он, внезапно неспособный сдержать гнев. - За исключением Тени и меня! Ваш Совет был всего лишь препятствием на пути единственного, кто попытался сделать хоть что-то стоящее!

Хевис снова медленно моргнула, смотря на него. Она даже не попыталась защитить Совет.

Чейн заподозрил, что премин уже знала как минимум половину ответов на свои вопросы. Она просто проверяла его?

-Зачем ты пробрался сюда?- спросила она. – Чтобы увести её?

Чейн замешкался. Правда заставит Хевис отправить стражников в комнату Винн, чтобы проверить, там девушка или нет? Хевис выглядела почти напряженной, когда ждала его ответ.

-Да.

Премин Хевис снова стала холодным, расчётливым наблюдателем.

На Чейна нахлынул страх, поскольку он понял, что сказал слишком много.

Глава 17

Винн кралась вдоль стены общежития позади Красной Руды, пока они не достигли восточного угла внутреннего двора. Красная Руда задвинул ее себе за спину и медленно двинулся вдоль стены главного здания. Он посмотрел на тоннель проходной и наконец выпрямился и жестом указал ей вперёд. В поле зрения никого не было, и Винн последовала за ним к двойным дверям главного здания.

Они скользнули внутрь и оказались на пустой лестничной площадке, где проход, ведущий к центральным дверям библиотеки, встречался с главным коридором, опоясывающим здание. Винн немного поежилась, увидев слишком яркий свет холодной лампы над дверьми.

-Мы должны встретиться с Чейном у юго-восточной двери библиотеки,- прошептал Красная Руда.

-Тогда нам сюда,- ответила Винн и, повернув направо, прошла мимо него.

Почти тут же его большая рука схватила заднюю часть ее плаща. Он затолкнул её себе за спину, будто она весила не больше щенка.

-Прекрати так делать!- проворчала она.

-Тихо!- шикнул он, а затем направился вперед.

Пытаясь сохранять тишину, они быстро добрались туда, где поворот прохода вел к юго-восточной двери библиотеки. Выглянув из-за угла, они почти побежали к ней. Винн выдохнула от облегчения: всё прошло намного более гладко, чем она ожидала. Она схватилась за ручку двери и нажала.

Та повернулась только наполовину и, мягко звякнув, остановилась.

-Нет!- прошипела она сквозь стиснутые зубы.

-Тише!- снова предупредил Красная Руда.

Винн схватила ручку обеими руками и надавила сильнее, но дверь не открылась. Ее расстройство обернулось гневом.

Этот проклятый Родиан — это, должно быть, было его рук дело. Ему было мало запереть её – он запер целый замок!

Она встала поустойчивее, готовая навалиться на ручку всем своим, пусть и небольшим весом. Рука Красной Руды быстро схватила её за локоть, и она впилась взглядом в него. Он только обернулся назад.

-Слишком много шума,- одними губами произнёс он.

Винн перевела взгляд на дверь. Красная Руда может пройти сквозь стену и таким образом проникнуть внутрь. Но её он взять с собой не мог, поскольку не был так же квалифицирован в этом, как его братья. Даже Чейн испытывал затруднения, проходя сквозь камень с Красной Рудой, а Чейн был мертв.

-Чейн не смог открыть дверь,- прошептал Красная Руда. - Мы должны вернуться и найти другой путь, как запланировано.

Но он казался не слишком уверенным, когда оглянулся на проход.

Если Винн всё поняла правильно, Чейн оставил бы перчатку у главных дверей, если бы не смог расчистить дорогу. Перчатки не было. Поэтому возникал вопрос: где Чейн? Она указала Красной Руде следовать за собой и двинулась к проходу. Красная Руда дышал ей в затылок, не позволяя ей уходить от себя далеко.

-Есть ещё два входа,- прошептала она. - Один на севере и один прямо напротив главных дверей. Возможно, он вошел через один из них и просто не успел как-то сообщить нам.

Красная Руда покачал головой, его красные волосы, завязанные в «конский хвост», перекатились по его широким плечам.

-Возможно,- ответил он. - Сначала проверим центральные двери – они ближе. Просто помни, что я не могу быть замечен никем, кроме тебя.

Часть ее требовала сказать ему уходить, прямо сквозь стену, как когда он увёл ее из комнаты. В конце концов, она уже подвергла Красную Руду опасности в их поисках Балаал-Ситта, и совсем не хотела, чтобы его арестовали вместе с нею. Но судя по тому, как он был уверен в их плане, она сомневалась, что он охотно оставит ее.

То, что он приехал по просьбе Чейна, чтобы помочь ей, заставило Винн почувствовать ещё большую вину из-за тайны, которую она скрыла от этого измученного человека, хранителя чтимых мертвых Дред-Ситта. И что ещё более странно...

Казалось, Чейн нашёл в Красной Руде друга. И это при том, что Красная Руда не просто верил в слова Винн о не-мертвых, он точно знал, кто такой Чейн, и поскольку был Ходящим-сквозь-Камень, то должен был воспринять его как врага.

Когда они достигли конца прохода, Красная Руда свободной рукой перекрыл Винн дорогу. Он тихо положил свой железный посох на пол и внимательно осмотрел лестничную площадку. Наконец, он поднял посох и кивнул ей.

Винн сделала шаг, и Красная Руда немедленно остановил её. Прежде чем она успела что-то спросить, он схватил ее за руку и оттащил назад за угол, куда отступил и сам. Она, нахмурившись, посмотрела на него, не понимая причин этой внезапной паники, поскольку она никого не увидела в главном проходе.

-Там же никого нет,- прошептала она.

-Шаги,- возразил он.

Винн ничего не слышала, но она проследила за взглядом Красной Руды. Он опустил голову, и было похоже, что наполовину закрыл глаза, или смотрел себе под ноги. Винн сделала то же самое, изучив его большие сапоги, твердо стоящие на камне пола... и внезапно вспомнила.

Камень и земля были близки гномам. Они жили в нем, а Ходящие-сквозь-Камень даже слушали его. Красная Руда мог услышать — почувствовать — звук через камень. За то короткое время, что Винн знала его, он никогда не ошибался в этом.

-Судя по весу – мужчина,- прошептал Красная Руда, так и не подняв взгляд. - Носит тяжёлые сапоги... где-то к северу от нас... в этом здании... и приближается.

Винн напряглась, выглянула из-за угла и снова осмотрела главный проход. Мужчина в тяжёлых сапогах? Один из стражников патрулирует главное здание? Или это сам Родиан, по какой-то причине ушедший из внутреннего двора?

-Он идёт сюда!- прошептал Красная Руда.

Винн вздрогнула, и сжав в пальцах его рукав, развернулась и поспешила прочь от главного входа и других дверей в библиотеку.


***


Хевис развернулась и отошла от Чейна. Он проследил за ее пристальным взглядом к закрытой двери. Своими обострёнными чувствами, он разобрал торопливые шаги: одни – еле слышные, а другие – тяжелые.

Хевис стояла там слишком долго. Очевидно, она услышала эти слабые шаги, хотя он не понимал, как. Его страх перед нею начал исчезать, поскольку другое беспокойство заняло его место.

-Винн нуждается в помощи,- сказал он, ломая долгую тишину. - Большей, чем могу дать я. Этот груз слишком тяжел для нее.

Хевис постояла там ещё немного, прежде чем повернуть к нему голову – словно серая хищная сова посмотрела на него. Не сказав ни слова, она снова приблизилась и схватила его за высовывающуюся из стены руку.

Чейн запаниковал, испугавшись, что этим простым прикосновением она навсегда погребёт его в камне. Она была маленькой и хрупкой, и все же легко смогла затащить его в стену.

Хевис что-то коротко и тихо прошептала, Чейн не разобрал ни слова, а потом потянула его за руку.

Внезапно, он почувствовал себя так, будто был заключен в грязь или что-то более мягкое и пластичное, чем камень. Он шагнул вперед, прежде чем это ощущение исчезло, и как только освободился, отступил подальше от Хевис.

Он снова опустился до того, чтобы просить ее о помощи. И пока она еще не сказала «Нет». Он очень не хотел вредить потенциальному союзу, но и не позволит ей снова притронуться к себе.

Она повернулась к нему спиной, будто для нее это ничего не значило, и направилась к выходу.

-Оставайся здесь, пока я не вернусь,- сказала она.

Она приоткрыла дверь семинарии, выглянула наружу и посмотрела в обе стороны по проходу.

-Премин!- окликнул снаружи низкий мужской голос.

Голова Хевис тут же повернулась вправо. Она шире открыла дверь, из-за чего та громко скрипнула, вышла и закрыла её за собой.

Чейн остался один, слишком растерянный, чтобы даже кинуться к двери.


***


Винн неслась на юг вдоль главного прохода вместе с Красной Рудой. Ее глаза были сосредоточены на двери в лекционный зал для посвященных в дальнем конце прохода. Это было единственное место, куда вряд ли бы кто-нибудь заглянул и в котором был ещё один выход. Тогда она услышала те самые далекие шаги вниз по коридору.

В любой момент некий стражник или даже сам Родиан мог выйти из-за поворота. Она еще больше запаниковала.

Громкий скрип раздался в проходе, намного ближе, чем шаги.

У Винн перехватило дыхание. Она слышала, что Красная Руда позади остановился, и повернулась, чтобы оглянуться. Не имея другого выбора, она схватилась за ручку ближайшей двери на левой стороне прохода.

-Сюда!- прошептала она.

Нырнув за дверь, она обнаружила, что Красная Руда уже был внутри — прошёл прямо сквозь стену. Она поняла, что они оказались в одной из небольших семинарий. Закрыв дверь, она услышала, что Красная Руда вздохнул и покачал головой.

Винн резко прислонилась спиной к стене у двери, задыхаясь от испуга. В настоящий момент они спрятались, но снова были отрезаны от спасения. И ради всего святого, где Чейн?


***


Шаги Родиана эхом разносились по пустому проходу. Достигнув поворота, он увидел, что кто-то выглянул из двери рядом с лестничной площадкой. Там было слишком темно, чтобы разобрать что-то, но он знал, кто это должен быть.

-Премин!- окликнул он.

Хевис повернула голову и посмотрела прямо на него, ее капюшон был теперь откинут на плечи. Она вышла в проход, закрыла за собой дверь и дошла до лестничной площадки.

-Все в порядке?- спросила она, когда он подошёл к ней.

Он посмотрел мимо нее на дверь, которую она только что закрыла:

-Там что-то не так?

-Я сегодня потеряла одну из своих тетрадей. Я подумала заодно проверить там.

Его пристальный взгляд упал на ее пустые руки.

-Должно быть, она где-то в другом месте,- добавила она. – Придётся вспоминать, где ещё я была сегодня утром.

-Вы нашли своего своенравного новичка?

Хевис покачала головой и, повернувшись к главным дверям, спустилась по лестнице и коснулась ручки:

-Возможно, меня... дезинформировали.

Родиана не одурачил этот маневр посреди разговора – она пыталась увести его отсюда во внутренний двор. У него был выбор: либо проверить, что она делала в той комнате, либо последовать за ней и выведать, что она скрывала. Испытывая почти сожаление, он выбрал последнее.

Хевис уже была снаружи и придерживала для него дверь. К удивлению обоих, как только Родиан вышел, к ним подбежал Дориан.

-Премин!- порывисто начал он. - Вы должны...

При виде Родиана, Дориан замолк.

Это было ожидаемо, так что Родиан просто смотрел и ждал, пока молодой метаолог закончит. Эти Хранители едва ли позволят даже своим самым незначительным трудам и тайнам достигнуть его ушей и глаз. Его гнев начал расти.

Дориан молчал, косясь на Хевис. Родиан также повернулся к премину, игнорируя молодого метаолога.

-Я предполагаю, случилось что-то еще,- сказал он, не потрудившись придать своему голосу вопросительную интонацию.

-Все идёт, как должно,- ответила она. - По крайней мере, ничего неотложного. Мои извинения за то, что отняла ваше время. Я оставлю вас, чтобы вы могли вернуться к своим обязанностям, а я...- она сделала паузу, глянула на Дориана, а затем небрежно осмотрела внутренний двор. - Я должна увидеть домина Хайтауэра, закончила она, - из-за поставок, которые прибыли этим вечером.

-Ночью?- спросил Родиан.

-Он часто засиживается допоздна в своем кабинете.

Непринуждённая манера речи премина была так же неуместна, как ее безумный пробег через внутренний двор к главному зданию ранее. Родиан посмотрел прямо на Дориана, пока говорил с Хевис.

-Именно это вы имели в виду ранее, когда сказали...

-Капитан!

Оклик Лукана прервал концентрацию Родиана. Капрал трусцой бежал к нему через внутренний двор от двери одной из башен по бокам проходной. Лукан остановился, коротко кивнув Родиану.

-Сэр, один из людей на стене отсутствует.

-Отсутствует?

-Джона доложил об этом, когда дошёл до моего поста, патрулируя стену. Он нигде не видел Маолиса на задней стене.

Родиан почувствовал себя так, будто наглотался камней. Он перевёл взгляд на Хевис:

-Капрал, проводите премина в ее кабинет и обеспечьте её безопасность там.

-Капитан,- произнесла Хевис. - Я в абсолютной безопасности в своём...

-Я настаиваю,- прервал Родиан. - Ваш Совет вызвал меня, чтобы защитить это место от злоумышленников. Один из моих людей пропал, оставив брешь в защите.

Она сделала быстрый вдох, будто собиралась спорить дальше.

-Для вашей собственной безопасности, премин,- продолжил Родиан. – Ведь именно это сейчас от меня требуют. Капрал?

Лукан повернулся к Хевис и указал на северо-западную башню. Хевис замешкалась, будто раздумывала, как возразить. Но что она могла сказать?

Она наконец кивнула Родиану и развернулась, чтобы уйти, Лукан последовал за ней. Дориан шагал за ними, все еще косясь на Родиана.

-Возвращайся к своим обязанностям, Дориан,- приказала Хевис.

Как только все трое вошли в северо-западную башню, Родиан трусцой кинулся к тоннелю проходной. Достигнув решётки, он посмотрел сквозь её лучи.

-Джона, ты там?- окликнул он.

-Да, сэр,- отозвался сверху его гвардеец из комнаты управления механизмами решетки.

-Зови Ангуса и идите сюда — сейчас же!

Родиан отступил вглубь тоннеля. Если злоумышленник существовал, то он вряд ли всё ещё оставался на стенах. Скорее всего, он был уже внутри.


***


- Скорее,- прошептал Бротан.

Лисил прикусил нижнюю губу, но промолчал. Он и так делает все возможное с этим замком, Бротан не смог бы лучше. Лисил, почувствовал что-то ненормальное внутри замка. Он должен был ожидать, что пройти через крепость Хранителей, настолько одержимых секретами, что они заперли Винн, будет непросто. Но это не объясняло плохие защелки на окнах верхнего этажа библиотеки.

Он снова сконцентрировался на замке, пытаясь на ощупь открыть его.

- Держи свет ближе, - сказал он.

Бротан так и сделал, хотя кристалл светил слабее, чем раньше.

- Потри его, - приказал Лисил. - Это сделает свет ярче.

Нахмурившись, Бротан прокатил кристалл между ладоней, и стало светлее.

Лисил нащупал что-то чуть дальше.

-Получилось, - выдохнул он.

Бротан вскинул бровь, пересечённую шрамами, отступил назад и положил кристалл в карман. Сразу показалось, что вокруг темно: свет другой лампы у дальней двери в библиотеку сюда не доставал.

Лисил спрятал свои инструменты. Он нажал на ручку и посмотрел на Бротана, тот кивнул. Он открыл дверь, готовый выйти в какой-то проход. Но там было слишком темно, чтобы видеть дальше полдюжины ярдов.

Это здание вплотную прилегало к стене замка. Когда он и Бротан рассматривали его снаружи, они знали, что так или иначе попадут в замок. Они ожидали, что эта запертая дверь ведёт сразу во внутренний двор, но...

-Дай мне кристалл, - вполголоса сказал Лисил и протянул руку.

Даже раньше, чем Бротан опустил холодную лампу в его ладонь, свет осветил проблему.

Лисил тихо выругался себе под нос.

Конечно же, там был проход, идущий вдоль внутренней стены и ведущий в главное здание. Он надеялся, что Хранители, скорее всего, живущие на пособие местных монархов, не будет тратить деньги на вторые двери.

Но они были. В нескольких ярдах вниз по темному, узкому проходу.

Лисил, подошел ко второй двери, схватился за ручку, нерешительно и осторожно начал проворачивать её. Конечно, она была заперта. Со вздохом, он вернул кристалл Бротану и присел, чтобы снова вытащить свои инструменты.


***


Чейн попытался подслушать у двери небольшой семинарии, надеясь уловить то, о чём говорили в проходе снаружи. Он был почти уверен, что другой голос принадлежал капитану Родиану. Потом раздался приглушенный звук – открывали главную дверь – и снаружи послышался третий голос, прежде чем она захлопнулась. Всё это произошло слишком быстро и слишком тихо, он не разобрал ни слова.

Он в нерешительности застыл на месте.

Хевис сказала ему ждать, но она не вернулась. О чем она говорила с капитаном? Кому принадлежал тот третий голос во внутреннем дворе — там, куда должны будут прийти Красная Руда и Винн? Хевис сама столкнулась со стражниками Родиана?

Ранее Чейн слышал шаги двух человек, но они могли принадлежать кому угодно. Он потерял счет времени из-за всех этих ошибок и неудач. Это мог быть даже Родиан с одним из его стражников.

Пока капитан был во внутреннем дворе, казалось маловероятным, что Винн и Красная Руда проберутся в главное здание. Возможно, они все еще были в ее комнате. Если так, Винн наверняка смотрит в окно, ожидая, пока внутренний двор опустеет.

Чейну был нужен способ проверить это, не выходя во внутренний двор. Ведь теперь он не мог даже бросить перчатку у главных дверей. Он больше не мог ждать Хевис, поэтому открыл дверь, вздрогнув, когда она скрипнула.

Осторожно выглянув во всё расширяющуюся щель, он обнаружил главный проход пустым, насколько только видел. Он вышел и направился на север, к кухне.

Было только одно место, откуда Чейн мог увидеть окно Винн: с вершины бывшего зернохранилища, сейчас оборудованного под склады, прилегающего к северо-западной башне, как раз над подземным кабинетом Хевис.


***


-Ты чувствуешь что-нибудь?- прошептала Винн, смотря на Красную Руду у двери темной комнаты.

-Ничего,- ответил он.

Прежняя надежда снова родилась в Винн. Она потянула кристалл холодной лампы из кармана и потерла его между ладоней. Мягкий свет осветил чисто выбритую, широкую челюсть Красной Руды. Его лоб наморщился от расстройства.

-Я посмотрю,- сказала она.

-Нет, лучше я,- возразил он и повернулся прямо к стене рядом с дверью.

-Что ты делаешь?

-Смотрю.

Красная Руда прижал лицо к стене. Темная, шероховатая структура камня начала течь по нему, будто он становился самим камнем.

Винн схватила заднюю часть его плаща и потянула на себя, прежде чем его уши погрузились в камень. Красная Руда выпрямился, и его голова вышла из стены.

-Что ты делаешь?!- резко прошипел он.

-Что, если кто-то увидит тебя?

Он наклонился к ней:

-А ты думаешь, что ты и твой небольшой кристалл привлекут меньше внимания?

-Я собиралась спрятать его,- возразила она.

-Тебе нужно будет высунуться полностью, чтобы оглядеть весь коридор.

-По крайней мере, я не буду похожа на горгулью, торчащую из стены!

-От тебя так много...

-Не говори мне это,- на сей раз Винн наклонилась к нему. - Я сыта по горло людьми, говорящими мне, я – одна сплошная проблема!

Рот Красной Руды сжался в ровную линию. Одна из его бровей поднялась выше другой.

-О, прекрасно!- проворчала она, и он отвернулся, снова погружая голову в стену.

Винн уже видела, как он делал это прежде, но выглядело это очень тревожащим: камень практически тек по нему, будто он превращался в статую. Он погрузился в стену практически наполовину, почти по талию, лишь ноги остались в комнате. И это продолжалось слишком долго.

Внезапно Красная Руда откачнулся назад, врезавшись в Винн. Она снова схватилась за его плащ, чтобы не упасть. Его челюсти были плотно сжаты, и в тишине небольшой комнаты Винн ясно услышала скрип другой двери в проходе.

-Это же нелепо!- прошептала она.

Впервые Красная Руда выглядел действительно взбешенным:

-Всё вокруг тебя становится нелепым!

Винн удержалась от возражений. В конце концов, он был не так уж неправ.


***


Теперь, когда Лисил знал, что нащупать, он быстро управился со вторым замком. Щелчок был ответом на его манипуляции. Он провернул ручку, аккуратно подтолкнул дверь – совсем немного, чтобы убедиться, что она откроется – отыскал глазами Бротана и кивнул. Потом торопливо собрал свои инструменты. Когда он встал, Бротан положил кристалл в карман.

Лисил медленно открыл дверь и смерил взглядом длинный, пустой проход. Судя по размеру и каменной кладке, он должен был быть частью главного здания. Он надеялся свести любые возможные столкновения к минимуму, но в это время ночи он не ожидал ни с кем столкнуться.

Капитан городской стражи ввёл комендантский час? Ну, если так, тогда тем лучше.

Он жестом указал Бротану вперёд, и они оба шагнули за дверь.

Лисил шёл первым, и когда они приблизились к перекрестку, он прижался к правой стене и скользнул вперёд. Он смотрел налево, пока не достиг угла, а затем осторожно прижался щекой к стене. Наклонив голову, он только левым глазом осмотрел длинный, широкий проход.

Он предположил, что этот коридор идёт параллельно внутренней стене здания. Внутренний двор должен был быть за ним.

На полпути по проходу лился свет, но он не видел фонарь или лампу. Слева было что-то вроде ниши. За ней, проход продолжал двигаться на север, слишком темный, чтобы ясно видеть его конец. Поскольку там было мало света, в этой нише могла быть дверь во внутренний двор.

Лисил, отступил за угол и прошептал:

-Там, возможно, выход. Просто идем вперед.

Бротан кивнул, подтолкнул его вперёд, и Лисил обогнул угол.


***


Родиан шагнул во внутренний двор, когда Ангус, и Джона вышли из северной башни у проходной. Он указал им к дверям главного здания и сам пошёл туда, внимательно осматриваясь вокруг.

Джона первым достиг дверей, и оба стражника остановились, ожидая его.

-Я хочу, чтобы вы полностью обыскали здание,- приказал Родиан. – Проверили каждую комнату, с такой скоростью, как это только возможно.

-Да, сэр.

Джона открыл дверь, и Ангус вошёл внутрь. Родиан собирался последовать за своими людьми, когда его остановил приглушенный оклик:

-Сэр!

Повернувшись, он увидел Лукана, высовывающегося из двери северо-западной башни... и он был один.

-Идите!- рявкнул Родиан Ангусу и Джоне, а затем кинулся к капралу.


***


Чейн пронесся мимо освещенной лестничной площадки и начал, крадучись, пробираться на север по главному проходу. Он все еще не был уверен, были ли Родиан и Хевис единственными, кто вошел в главное здание.

Если он достигнет кухни и пройдёт через ее заднюю дверь, то окажется на цокольном этаже старого зернохранилища. Как только он достигнет его верхнего этажа, то сможет посмотреть через внутренний двор на окно Винн. Но он сделал только несколько шагов мимо лестничной площадки, когда услышал звук, столь тихий — почти неуловимый — что живое существо могло пропустить его.

Прижавшись к внешней стене прохода, он оглянулся. Рассеянный свет на лестничной площадке мешал ясно разглядеть то, что было за ним, но ему показалось движение в тени.

На одно мгновение Чейну захотелось сорваться на бег и напасть, чтобы оглушить этого некто, чтобы тот не смог позвать стражу. Но Чейн разглядел в темноте за лестничной площадкой приближающуюся фигуру, которая осторожно, немного пригнувшись, пробиралась вперёд.

Кто-то ещё тайно проник в замок.

Чейн достал меч, но держал его в стороне, чтобы он не отражал свет. Пришёл ли чужак за Винн или за чем-то еще, не имеет значения: он не позволит ему остаться здесь. Вдруг он увидел ещё кое-что — другую, намного более высокую фигуру в темноте. Она вышла из-за угла, когда первая приблизилась к свету лестничной площадки.

Первый пришелец двигался пригнувшись. Судя по всему, он был среднего роста, его лицо и волосы были скрыты под длинным шарфом из темной ткани. Чейн перевёл взгляд на более высокого. Теперь было очевидно, что оба были мужчинами.

И ни один не был стражником или Хранителем.

Первый замер, почти выпрямился и окинул проход внимательным взглядом, будто подозревал, что за лестничной площадкой скрывается Чейн. Он увидел раскосые, янтарные глаза – он столкнулся с парой эльфов. Что кто-либо из Лхоинна мог делать здесь ночью, крадясь подобно вору?

Чейн не собирался спрашивать. Он вскинул меч и отступил от стены.


***


Винн до смерти надоело ожидать и скрываться, её живот скручивался тугим узлом. И где бы ни был Чейн, он к настоящему времени тоже должен был уже паниковать. Его простой план полностью пошел наперекосяк.

-Мы должны идти!- прошептала она. - Если ты сейчас же не откроешь дверь, то это сделаю я!

Красная Руда, нахмурившись, неопределенно посмотрел на дверь.

-Если нас поймают здесь вместе, то для тебя это будет выглядеть еще хуже,- добавила она.

Плотно стиснув зубы, Красная Руда потянулся к двери, но его рука остановилась на полпути.

-Ох, и что теперь?- раздражённо прошептала Винн.

Он указал вниз на пол, и по крайней мере, раз четвертый за сегодняшний вечер, Винн еле сдержала разочарованный стон. Он, должно быть, почувствовал что-то через камень пола – еще кто-то проходил мимо снаружи.

Красная Руда не отрываясь смотрел на дверь, когда произнёс:

-О Предки, сколько ещё людей бродит здесь в темноте? Это больше похоже на трамвайную станцию моего народа в конце рабочего дня!

У Винн не было ответа. Он снова не был неправ.


***


Лисил остановился перед лестничной площадкой, заметив холодную лампу, установленную над широкими и крепкими двойными дверями на полпути по просторному коридору. Он мало что знал о Гильдии, чтобы утверждать, что за ними.

Что-то за лестничной площадкой привлекло его внимание, что-то слишком светлое, чтобы надолго скрыться в темноте.

Он посмотрел на фигуру, прижавшуюся к внешней стене прохода, а затем выпрямился. Он протянул левую руку вниз, к крылатому клинку у своего бедра. Фигура отступила от стены... с полуторным мечом в руке.

Лисил услышал позади себя скользящий звук мягкой ткани. Он понял, что Бротан достал стилеты. Все планы Лисила словно смыло ливневым потоком в сточную канаву переулка. Убийство никак не было частью его плана. Кем бы ни был этот человек, он не был ни стражником, ни Хранителем, и явно не стремился избежать кровопролития. А любой шум быстро привлечёт чьё-нибудь внимание.

Тёмная фигура сделала несколько шагов, и свет самым краешком упал на него.

Лисил увидел бледные черты под капюшоном плаща... и затаил дыхание.

Бледный человек в Гильдии выпрямился, его лицо обрамляли рыже-каштановые волосы, ярко вспыхнуло медленно опускаемое вниз остриё меча, сделанного из странной крапчатой стали.

Это был Чейн.

Потрясение и ненависть прошибли Лисила до пота. Не-мертвый, один из худших, которых он когда-либо встречал, был в замке среди этих беззащитных Хранителей, включая...

Горло Лисила пересохло. Чейн должен был быть далеко отсюда, на другом континенте, через океан. Но он был здесь, так же как и Винн.

Что эта наивная маленькая ученая натворила на сей раз?

Лисил вытащил крылатое лезвие, ослабляя ремешок на ножнах второго клинка.


***


Чейн остановился, поскольку более высокий эльф вытянул из своих рукавов два длинных стилета. Оба лезвия казались слишком светлыми, чтобы быть сделанными из обычной стали. Он наклонил свой меч, подготовившись, и эльф пониже рванул что-то из ножен у бедра. Чейн немедленно перевёл взгляд на это оружие.

Он узнал его, и тут же посмотрел в глаза эльфа, точно также уставившегося на него.

Чейн замер в нерешительности. Это был Лисил.

Лисил медленно двинулся к дальнему краю лестничной площадки, очистив путь своему более высокому спутнику.

Голод вспыхнул в Чейне, поскольку зверь в нем в панике стремился выжить. Также прибыло и отчаяние. Это всё действительно закончится здесь и сейчас.

Магьер, Лисил и Малец, должно быть, разработали собственный план спасения Винн. И по сумасшедшей насмешке судьбы они начали той же ночью, что и Чейн. Теперь же он наткнулся на них. Даже если он попытается всё объяснить, Лисил вряд ли станет слушать его.

Обещание, которое Чейн дал Винн, сломалось под ненавистью в янтарных глазах Лисила. Он приготовился, ожидая его атаки, и бдительно следил за высоким эльфом со стилетами.

Вдруг он услышал, как открылась главная дверь.

Он мгновенно метнулся к стенt прохода и увидел, что Лисил и его высокий спутник сделали то же самое, их разделяла только лестничная площадка. Чейн выглянул из-за угла, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь.

Два стражника в красных плащах поверх кольчуг шагали от главных дверей.

Сознание Чейна на мгновение помутилось. Насколько хуже эта ситуация ещё могла стать? Но затем, он подумал...

Любой, кто заботится о Винн, должен был остаться здесь, и в особенности тот, кто мог вывести ее отсюда. И сейчас это не мог быть он.

Чейн знал, что Лисил думает то же самое. Выбирая между её освобождением и его смертью, Лисил выбрал бы Винн. И Чейн понимал, что ему нужно теперь делать.

Он, сжав меч в руке, отступил от стены на середину прохода. К его досаде, ни один из стражников не смотрел в его сторону. Прежде чем Лисил смог предупредить их, Чейн чиркнул остриём меча по стене.

При этом резком звуке оба стражника посмотрели на него, их глаза расширились.

-Стой!- прокричал один из них.

Чейн кинулся по проходу на север, слыша как эхом отдаётся от стен топот двух пар тяжёлых сапог позади него.


***


На сей раз Винн ясно услышала незнакомый голос, прокричавший в проходе: «Стой!» Секунда смятения быстро прошла – она подумала о Чейне.

Он, должно быть, тоже попробовал пробраться в библиотеку другим путём, и его заметили. Он будет бороться, возможно, даже убьёт стражу, чтобы сбежать. Если же они захватят его и запрут в камере — даже совсем без окон — на рассвете они обнаружат его в бездействии. Любой проверяющий найдёт мертвеца... пока он снова не поднимется в сумерках.

То, что Чейна заметили, вызовет тревогу во всей Гильдии, и все станет еще хуже.

Винн схватилась за ручку двери, и Красная Руда потянулся, чтобы остановить ее.

-Мы сейчас же должны идти!- выдохнула она и резко распахнула дверь.


***


Сознание Лисила опустело, когда двое стражников умчались в другую сторону по проходу вслед за Чейном. Шквал ужаса из прошлого затопил его опустевшую голову, поднимая сразу множество воспоминаний.

Когда они были в скованном льдом замке Ликэн, древней нежити, Чейн пришёл туда с Вельстилом. Это было там, где они обнаружили первый шар, а Винн нашла те старые, истлевшие книги, которые она так отчаянно хотела доставить домой, хотя их было значительно больше, чем они могли унести. Но им пришлось сражаться с монахами-целителями, превращенными в диких вампиров, ставших рабами Вельстила... и Чейном тоже.

Оша был тяжело ранен, как и Малец, который почти упал в пропасть. Чейн был там, посреди всего этого.

Накануне ночью Малец почуял не-мертвого в Колм-Ситте. Это произошло где-то рядом, там же, где исчезла Тень. Все думали, что Тень была с Винн.

Каждый раз, когда Чейн пересекал их путь, это всегда имело какое-либо отношение к Винн.

Лисил схватил амулет, висящий на его шее. Магьер когда-то давно отдала его ему, как только тот стал ей больше не нужен, чтобы он мог отследить присутствие нежити. Он светился каждый раз, когда кто-то из них был рядом.

Когда он поднёс его к лицу, амулет совсем не светился. Он должен был вспыхнуть к тому времени, когда они только вошли в это здание, но он даже не потеплел на его груди. И все же Чейн стоял там, всего в дюжине шагов от него.

-Идем дальше,- спокойно сказал Бротан.

Лисил, всё ещё пораженный, посмотрел на главные двери, но теперь все казалось неправильным. Ещё один стражник появился на стене. Еще двое вошли в здание из внутреннего двора. Не было никакого способа узнать, что сейчас происходит там. Что-то изменилось с тех пор, как он и Бротан разведывали это место.

-Нет,- ответил он. - Снаружи будет больше стражников, поэтому мы должны найти путь из этого здания к следующему. Вернёмся к дальнему концу прохода и отыщем другую дверь, которая может вести в юго-восточное здание... где Малец нашел Винн.

Ему не нравилось отчаянно полагаться на волю случая, но он не видел другого выбора. Он повернулся и увидел, что Бротан сделал несколько шагов вслед стражникам и Чейну. Он хмурился, перистые брови мясника сошлись над переносицей, но он, наконец, кивнул в знак согласия.

Лисил прошёл мимо Бротана и направился вперёд, но вдруг остановился.

Как только они зашагали по главному проходу, одна из дверей сбоку распахнулась.

Глава 18

Чейн соизмерял свою скорость, чтобы оставаться на виду у стражников. Он должен был дать Лисилу время, чтобы уйти отсюда и найти Винн, стражники не должны были помешать ему. Его раздражало то, что он вынужден помогать этому полукровке, но другого выбора не было.

-Стой!- кричали где-то позади него стражники. – Именем Шилдфёлчес!

Они действительно думали, что это сработает?

Миновав главный сводчатый проход в общий зал, он свернул за угол и прибавил скорости. Он промчался мимо узкого прохода туда же и входа в кухню напротив него.

Как бы ему не хотелось пробраться в кухню, он не мог этого сделать. Стражники были слишком близко, и он должен был увести их подальше от главного входа. Некоторые части главного здания были знакомы ему; другие были знакомы меньше. И то, что он знает так мало, приводило его в бешенство.

Чейн остановился, где проход повернул налево перед северным входом в библиотеку. Этот поворот вёл в северную башню, где был кабинет Хайтауэра. За исключением этого была дверь, ведущая к задней стороне внутренней стены замка. Она, скорее всего, была заперта по приказу Родиана. Несомненно, заперты были двери в башню и даже лестничной клетки архива с левой стороны от него.

Он заметил боковую дверь в кухню. Тогда он услышал шаги стражников из-за угла позади.

Чейн проскочил в боковую дверь кухни, место, которое он знал мало. Но если он заставит стражников искать его достаточно долго, то, возможно, ещё сможет найти путь через кухню на склад.

Ему необходимо было посмотреть через внутренний двор, чтобы увидеть, была ли Винн в своей комнате.


***


Перед тем, как выбежать в тёмный проход, Винн достала свой кристалл. Красная Руда тут же протолкнулся мимо нее, и на сей раз она не спорила. Мало что можно было разглядеть в темноте за тусклым свечением холодной лампы над входом.

-Крики были оттуда,- прошептал Красная Руда.

Винн разглядела, как он указал подбородком на север вдоль главного прохода.

-Мы должны как можно скорее найти Чейна,- прошептала она в ответ, - прежде чем он...

Красная Руда вдруг выровнял свой железный посох, и Винн отступила назад. Она хотела отойти подальше, но он внезапно прокрутил посох прежде, чем перехватить его другой рукой. Она услышала резкий лязг стали по железу посоха.

Винн мельком увидела темную фигуру, отшатнувшуюся к стене за Красной Рудой. Почти тут же более высокая фигура выскочила на гнома из темноты. Винн не успела даже вскрикнуть и спрятать кристалл. Если это были стражники, то оставалось лишь надеяться, что Красная Руда сможет оглушить их, не причинив серьезного вреда.

Железный посох отбросил первого нападавшего, и Красная Руда направил его прямо на высокого. Но тот взвился в воздух, заставив глаза Винн расшириться. Посох ударил в пол, где были его ноги.

В стороны брызнула каменная крошка, но пристальный взгляд Винн был все еще закреплен на высокой фигуре, которая, казалось, на мгновение зависла в воздухе. Она была слишком высока, чтобы двигаться так быстро, и между черной тканью, закрывающей низ его лица и волосы, вспыхнули большие янтарные глаза. Через один из них проходили четыре параллельных шрама.

Винн узнала это полускрытое лицо.

Конец железного посоха Красной Руды отскочил от пола. Он повернул его вбок через проход, и Винн должна была заставить его отклониться еще раз.

Посох ударил в левую стену. Управляемым рикошетом в больших руках Красной Руды, его конец полетел прочь, образовав дугу к противоположному краю прохода и первой фигуре, пытающейся отскочить.

-Валхачкасейа!- прорычал нападавший, вскидывая руки в попытке заблокировать удар.

Винн увидела два белых крылатых лезвия в его руках.

-Ах, нет!- выдохнула она.

Посох ударил в лезвия и отбросил Лисила к стене прохода.

-Нет... нет! Нет!- закричала Винн.

Она попыталась схватить Красную Руду, но тот качнул посох назад к Бротану. Винн поднырнула под концом посоха, и когда он шагнул вперёд, она бросилась на широкую спину Красной Руды, пытаясь закрыть руками его глаза.

-Остановитесь!- прокричала Винн. - Все... остановитесь сейчас же!


***


Родиан все еще думал, каких стражников куда отправить, когда Лукан вновь появился в дверях северо-западного здания. С той ужасной ночи, когда молодой капрал еле выкарабкался с того света, он редко выражал какие-либо открытые эмоции. Сейчас же его волосы были взъерошены, а плащ перекосился, будто он бежал. Он выглядел растерянным.

Родиан перешёл на бег, встретившись с Луканом на полпути через внутренний двор.

-Что произошло?- спросил он, остановившись.

-Премин исчезла!

-Что? Как?

-Я проводил её в кабинет и закрыл дверь. Тогда одна из других железных дверей рядом открылась. Два Хранителя в темной одежде посмотрели на меня, глянули на дверь кабинета премина, а затем нырнули обратно, прежде чем я смог их о чём-то спросить. Мне показалось, что что-то не так, и я открыл дверь кабинета, чтобы проверить премина. Её там больше не было.

Лукан покачал головой, опустив взгляд.

-Я не знаю, как, сэр,- продолжил он. - Поверьте мне, она не могла проскользнуть мимо меня, а другого выхода там нет.

Родиан и не собирался в чём-то винить капрала, ведь он давно предполагал, что кто-то наподобие Хевис вряд ли будет в большой опасности. Но ему захотелось вскинуть руки от досады.

Может быть, Святая Троица Разума сжалится над ним — хотя бы один раз — пойманным в ловушку среди Хранителей!

-Наблюдай за решёткой,- приказал он Лукану. - Я сам разберусь с этим.

То, что он найдёт Хевис, было маловероятно, хотя он задался вопросом, куда она пошла и зачем. Премин что-то делала в главном здании помимо поиска несуществующего посвящённого.

Родиан зашагал к дверям главного задания.


***


Винн увидела, что Бротан замер, чтобы посмотреть на нее:

-Слезь с меня!- прорычал Красная Руда.

Она посмотрела на Лисила, а затем снова на Бротана, поскольку высокий старый эльф сбросил шарф с лица. Винн только сейчас позволила себе удивиться присутствию анмаглака в Гильдии.

-Что ты здесь делаешь?- выдохнула она. – Лисил, что происходит?

Красная Руда отодвинул ее руки от своих глаз:

-Ты знаешь этих двоих?

Лисил, покачиваясь, выпрямился. Он потряс одной рукой и размял плечо. Когда он сдернул свой шарф с лица, Винн растаяла от облегчения при виде таких знакомых черт лица.

-Может быть, ты всё-таки слезешь... теперь?- повторил Красная Руда.

Винн соскользнула со спины Красной Руды и обошла вокруг него, но затем ее облегчение дрогнуло:

-Лисил?

Он не стал несвоевременно шутить и не сделал шаг навстречу, чтобы быстро обнять её. Он даже не посмотрел на Красную Руду.

Лисил просто стоял, холодно следя за нею.

Живот Винн снова скрутило узлом. Что-то было ужасно неправильно...

Он шагнул к ней – Красная Руда тут же напрягся – а затем прошел мимо. Он направился вниз по проходу, прочь от главных дверей.

-Идём,- сказал он, не оглядываясь.

-Но Лисил...- начала Винн.

-Сейчас же!- рявкнул он, даже не сбившись с шага.

-Кто они?- потребовал Красная Руда.