Техника и вооружение 2016 01 (fb2)


Настройки текста:




Техника и вооружение 2016 01

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера • сегодня • завтра

Научно-популярный журнал

На 1-й стр. обложки фото Василия Изъюрова.


Сергей Суворов, кандидат военных наук

Куда приведет турецкий танковый марш?


В свете последних событий вокруг взаимоотношений России и Турции возрос интерес наших читателей к теме оснащения турецких вооруженных сил, в частности, бронетанковым вооружением и техникой, тем более что Турция является одной из немногих стран, создавшей за последние 10 лет новый танк. Эта машина разрабатывалась в рамках программы МИН Tank Uretim Projesi ALTAY (MITUP ALTAY - проект национального турецкого танка «Алтай») и относится к поколению 3+. Altay, первые два опытных образца которого были официально представлены 5 ноября 2012 г., считается первым национальным танком, разработанным для турецких сухопутных войск (TLFC, или Turkish Land Forces Command).

Национальный проект

За всю историю танковых войск Турции в их составе имелись только иностранные боевые машины: французского, немецкого, английского, советского и американского производства.

Первыми танками турецкой армии стали французские Renault FT-17: в 1928 г. во Франции приобрели несколько таких машин для стамбульской пехотной школы. Двенадцатью годами позже, в 1940 г., Турция вновь закупила французские танки. На этот раз это были легкие Renault R35. К этому времени турецкие танкисты освоили несколько типов боевых машин, закупленных в других странах. В период с 1930 по 1934 г. из Великобритании были поставлены около 30 танкеток Vickers Carden Loyd, плавающие танки Vickers Carden Loyd M1931, десятка легких танков Vickers 6ton Mk Е и 13 Vickers Mk VI b.

В 1935 г. Турция закупила в Советском Союзе 67 легких танков Т-26 и 60 бронеавтомобилей. Советские танки пошли на формирование 1 -го танкового батальона в Люлебургазе (Luleburgaz - примерно в 140 км северо-западнее Стамбула), ставшего первой боеспособной бронетанковой частью турецкой армии. Эти боевые машины оставались на вооружении турецкой армии до 1942 г.

В 1940-х гг. основные закупки танков для турецкой армии осуществлялись в фашистской Германии. Так, в 1943 г. были получены 53 немецких Panzerkampfwagen III (PzKpfw III) и 15 — PzKpfw IVG. В последующем и вплоть до наших дней Турция закупала танки в Германии, а также в США. На вооружении турецкой армии находились такие американские боевые машины, как средние танки М47, М48 и М60 различных вариантов.

Турецкие танки М48А5Т2 в боевом составе остались только в частях, дислоцирующихся на о. Кипр.


По мере развития национальной промышленности, в первую очередь машиностроения, к концу прошлого столетия Турция осуществила модернизацию имеющихся танков Leopard 1 и Leopard 2, а также М60.

В начале 1990-х гг. турецкое руководство приняло решение оснастить свою армию танками нового поколения. В объявленном тендере на закупку нового основного танка приняли участие танкостроители из Германии, США и Украины, которые провели ряд сравнительных испытаний боевых машин на территории Турции. Российские машины в этом тендере участия не принимали, поскольку одним из требований турецкой стороны являлось предоставление до начала испытаний полного комплекта конструкторской документации на представленный танк. Объяснялось это якобы планами закупки лицензии на производство одного из зарубежных образцов. Руководство России на такой шаг не пошло и от участия в тендере отказалось. Впоследствии оказалось, что это был верный шаг: ни один из участвующих в тендере танков Турция так и не купила и по лицензии не производила, но документация осталась у нее.

Почти десять (!) лет спустя, в 2004 г., турецкие военные пришли к выводу, что разработка своего собственного танка обойдется стране намного дешевле, чем лицензионное производство. В следующем году был объявлен тендер на создание танка собственной конструкции, а в 2007 г. обьявили его победителя - турецкую компанию Otokar.

В марте того же года Секретариат оборонной промышленности Турции (SSM) подписал с компанией Otokar контракт на 400 млн. долл, на разработку проекта первого турецкого основного танка. Церемония подписания контракта проходила в присутствии премьер- министра Турции Эрдогана, президента компании Ко? Holding Defence Industry and Other Automotive Group Кудрете Онена, представителей турецких компаний-субподрядчиков по основным направлениям: Aselsan, МКЕК, Roketsan, а также... министра национальной обороны Республика Корея. Эта страна, как выяснилось, в лице компании Hyundai Rotem должна была осуществлять техническую поддержку проекта.

По замыслу, компании Otokar следовало вести все научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, отвечать за изготовление и испытания опытного образца, а также за дальнейшее серийное производство нового основного танка. Выбор данной компании в качестве основного подрядчика был вполне оправдан. Она уже более 45 лет занимается выпуском автомобильной продукции, в том числе и для нужд национальной армии. На протяжении 25 лет эта компания довольно успешно работает в области создания и выпуска легкой бронетанковой техники, такой как, например, бронеавтомобиль Cobra («Кобра»). Ничего, что эта машина как две капли воды похожа на французскую Renault VBL, производит-то компания ее сама, в Турции.

В боевой истории турецкой «Кобры» имелся печальный опыт вторжения в составе грузинской армии в августе 2008 г. в Южную Осетию. Одна из этих машин имела неосторожность встретиться с российским бронеавтомобилем «Тигр» ГАЗ-233014. Всего одна 12,7-мм пуля, выпущенная стрелком «Тигра», попала в капот «Кобры», снесла часть навесного оборудования двигателя, пробила лобовой бронелист под лобовым бронестеклом, убила водителя, трех членов экипажа и вышла через кормовой бронелист. Неуправляемая машина съехала с дороги в кювет, потеряв при этом передний мост.

Остальные «Кобры» грузинской армии стали трофеями России.

Танки Leopard 1АЗ.

Танк Leopard 2А4.

3D модель танка «Алтай», представленная в 2010 г.


Техническую поддержку турецкого проекта компанией Hyundai Rotem обьяснили тем, что базой при создании нового турецкого танка послужил южнокорейский К2 Black Panther («Черная пантера»). Как позже сообщалось, компания Otokar заключила соглашение с Hyundai Rotem по итогам тендера, в котором также участвовала немецкая компания KMW - разработчик и производитель танков Leopard. Контрактом предусмотрена полная передача технологии на новый южнокорейский основной танк К2.

Напрашивается вопрос, а почему в Турции приступили к созданию собственного танка только спустя более 10 лет после принятия решения о перевооружении? Может быть, корейские конструкторы создавали свою «Черную пантеру* с использованием технической документации, полученной турками в ходе того самого гендера, после которого не был приобретен ни один из участвовавших в нем танков? Так сказать, отдали документацию в Корею, для апробации, с учетом последующей помощи в „национальном“ проекте. Что было на самом деле, мы, скорее всего, никогда не узнаем. Но запрос полного комплекта технической документации для участия в тендере проводился неспэоста.

Тем не менее, руководство компании Otokar особа подчеркивает, что основной танк Altay („Алтай“), относящийся к третьему поколению, является исключительно национальным проектом, для которого было разработано довольно большое количество новых систем, узлов и агрегатов. Об этом заявляют и представители Министерства обороны Турции. Пакет конструкторской документации для запуска серийного производства танка, данные о его конструкции и технических возможностях, разработке, модернизации, интеграции и испытаниях, а также все права (без каких-либо ограничений) будут находиться в собственности Турецкой Республики. Этот проект, как утверждают турецкие военные, позволит ослабить зависимость страны от внешних поставок военной техники, а также обеспечит развитие новых технологий в оборонно-промышленном комплексе.

Свое название танк получил в честь турецкого генерала Фахреттина Алтая, командовавшего V-м кавалерийским корпусом, части которого во время войны за независимость в 1919-1923 гг. освободили город Измир от греческих „агрессоров“ (третий по численности населения город Турции и второй по величине порт страны после Стамбула).

На первом этапе проекта планировалось в течение семи лет построить и испытать четыре опытных образца, которые в 2015 г. были переданы для испытаний. После завершения испытаний и доводки машины ожидается получение заказа на серийное производство первой партии в количестве 250 единиц, а в дальнейшем их количество планируется довести до тысячи, заменив ими устаревшие американские и немецкие машины.

В сентябре 2010 г. завершился этап концептуального проектирования, хотя 3D модель машины была представлена общественности еще в августе. На международной выставке IDEF-2011 в г. Стамбуле (до этого выставка IDEF проводилась в г. Анкаре. - Прим, авт.) компания Otokar продемонстрировала полноразмерный макетный образец первого турецкого танка. После утверждения концепции новой машины приступили к детальному проектированию танка, которое, как предполагалось, займет не менее 30 месяцев. Однако, к чести турецких инженеров, они справились со своей задачей намного быстрее.

5 ноября 2012 г. на военной базе Адапазары (провинция Сакарья) компания Otokar провела церемонию презентации первых двух опытных образцов основного танка Altay. На ней присутствовали премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган и министр обороны Помет Йылмаз. Один из представленных опытных образцов (MTR) предназначался для проведения ходовых испытаний, а второй (FTR) - для оценки показателей огневой мощи.

Поскольку Altay создавался на базе корейского К2, в его конструкцию внедрены все технические новинки и „навороты“ своего „папаши“, за исключением автомата заряжания. Технологии, используемые в южнокорейской машине, в турецком танке составляют около 60%. Вероятно, Altay унаследует от корейского танка и высокую стоимость: по оценкам на 2012 г» его цена в серии составляла не менее 5,5 млн. долл. США.

Демонстрация первых двух опытных образцов танка Altay 5 ноября 2012 г. на военной базе Адапазары.

Демонстрация возможностей гидпропневмоподвески танка.


Altay снаружи и внутри

Компоновка турецкого основного танка классическая, с расположением моторнотрансмиссионного отделения (МТО) в кормовой части, отделения управления в носовой части и боевого отделения - в центре. Экипаж - четыре человека: командир машины, механик- водитель, наводчик и заряжающий.

Место механика-водителя расположено в отделении управления по центру на продольной оси танка, что значительно облегчает его управление. Для посадки и высадки механик-водитель использует свой люк, закрывающийся бронированной крышкой (при открывании сдвигается вправо). В крышке люка установлены три призменных прибора наблюдения.

Место заряжающего расположено в боевом отделении в башне, слева от пушки. Над ним имеется люк для посадки и высадки, а также для загрузки боеприпасов в танк. Бронированная крышка люка открывается назад. Рабочее место командира танка находится в боевом отделении справа от пушки. Рабочее место наводчика также размещено справа от пушки, только немного впереди и ниже командира танка, как это было на танках Т-55, Leopard 1 и Leopard 2. Командир и наводчик осуществляют посадку и высадку в танк через один люк по очереди. Бронированная крышка люка также открывается назад.

Как сообщается, на основном танке Altay установлена более мощная (по сравнению с корейским К2) защита корпуса и башни. Башня разрабатывалась турецкими инженерами и отличается от башни корейского танка, поскольку в состав комплекса вооружения не входит автомат заряжания и в ней размещаются три члена экипажа, а не два, как в «Черной пантере».

Корпус танка Altay также отличается от корпуса К2. Он длиннее, и в ходовой части используется по семь опорных катков на борт, т.е. на один больше, чем на южнокорейской машине. Борта корпуса меньше чем наполовину прикрыты металлическим противокумулятивным экраном, оставляя неприкрытым, в том числе и опорными катками, довольно значительную проекцию борта.

На корме корпуса имеется обширная бронированная решетка для выхода воздуха из системы охлаждения двигателя. Это позволяет снизить тепловую сигнатуру танка.

На представленных двух опытных образцах подвеска ходовой части выполнена гидропневматической. Впрочем, окончательное решение, касающееся подвески и ряда других систем, до сих пор не принято. Все будет зависеть от того, как эти системы покажут себя во время испытаний.

Башня танка сварная с развитым заманом в кормовой части, в котором хранится часть боекомплекта к пушке, а также размещаются элементы системы кондиционирования воздуха и вспомогательная силовая установка. Снаружи на бортовых деталях башни оборудованы ящики для хранения ЗИПа и личных вещей экипажа, как это сделано на танках Leclerc («Леклерк»).

Высокие показатели огневой мощи танка обеспечивает использование в качестве основного оружия 120-мм гладкоствольной пушки типа Rheinmetall Rh 120L/55 с длиной ствола 55 калибров. Пушка оснащена системой контроля изгиба ствола, термозащитным кожухом и эжекционной системой удаления дыма после выстрела. Боекомплект к пушке укладывается в кормовом замане башни, оборудованном вышибными панелями в крыше. Состав боекомплекта, по всей видимости, будет стандартным: оперенные бронебойные подкалиберные снаряды с отделяемым поддоном, кумулятивно-осколочные и, возможно, осколочные шрапнельные. Всего в танке предполагается транспортировать 57 выстрелов. Это указывает на то, что большая часть боекомплекта с огнеопасными сгорающими гильзами унитаэных 120-мм выстрелов разместится вместе с экипажем в корпусе машины.

Силовой блок танка «Алтай».

При открытом люке механика-водителя танка «Алтай» можно заметить довольно тонкую верхнюю лобовую бронедеталь корпуса.

Первые ходовые испытания танка «Алтай».

Демонстрация ходовых возможностей танка «Алтай» при движении по грязи.


Разработкой танковой пушки местного производства МКЕК 120 и боеприпасов к ней занимается государственная компания Makine ve Kimya Endustrisi Kurumu (MKE), являющаяся основным производителем оружия и боеприпасов в Турции.

В качестве дополнительного оружия на основном танке Allay установлены 7,62-мм спаренный с пушкой пулемет (слева от пушки на рабочем месте заряжающего) и 12,7-мм крупнокалиберный пулемет, который должен монтироваться на дистанционно-управляемом модуле на крыше башни позади люков командира и заряжающего (по продольной оси башни). Управление этим пулеметом осуществляется дистанционное места командира танка.

В танке используется современная модульная автоматизированная система управления огнем (СУО) Volkan-lll. или National Cannon, первоначально разработанная для военно-морских платформ TAKS.

Наводчик и командир танка располагают комбинированными (дневю-ночными) прицельно-наблюдательными комплексами (ПНК) со стабилизированной в двух плоскостях линией визирования. Оба ПНК включают оптические, тепловизионные и лазерные дальномерные каналы. Командирский комплекс - панорамический, дает возможность независимого от положения башни наблюдения на 360’. Благодаря этому в танке реализована концепция «hunter - killer» («охотник - убийца»).

Все системы и подсистемы СУО в настоящее время разрабатываются компанией Aselsan. Она имеет партнерские отношения с турецкой компанией STM, занимающейся созданием программного обеспечения для автоматизированных систем боевого управления и бортовых информационно-управляющих систем.

Основные элементы комплекса вооружения танка разрабатываются и производятся корейской компанией Hyundai Rotem, а также турецкими Организацией машиностроительной и химической промышленности (МКЕ) и Roketsan.

Защищенность танка обеспечивается сварными бронированным корпусом и башней, высокоэффективной быстродействующей противопожарной системой, системами защиты от поражающих факторов оружия массового поражения, обнаружения лазерного излучения и постановки дымовых завес.

Во время испытаний танка проверялась работоспособность всех систем и агрегатов в различных условиях.

Испытание ходовой части на «гребенке».

По заявлениям разработчиков, танк Altay способен разгоняться до 70 км/ч.


Корпус и башня имеют дифференцированное бронирование. При бронировании фронтальной проекции в конструкциях башни и корпуса широко используются модули с композитной броней, а также (по ряду сообщений) динамическая защита. Предусматривается возможность усиления защиты бортовых экранов дополнительными модулями, скорее всего, с керамической броней.

По углам башни установлены датчики обнаружения лазерного излучения, выдающие экипажу информацию об облучении танка лазерными дальномерами противника. Эта информация также поступает в исполнительные устройства отстрела дымовых гранат для постановки дымовых (аэрозольных) завес. С этой целью с каждого борта башни в кормовой ее части установлены по семь дымовых гранатометов.

Разработкой броневой защиты и комплексов средств активной защиты занимается турецкая компания Roketsan.

Высокую подвижность танка обеспечивают мощная силовая установка с автоматической трансмиссией и ходовая часть с гидропневмоподвеской (ГПП). Первые две партии танков будут оснащаться силовым блоком, в состав которого включен немецкий турбодизель MTU Friedrichshafen, развивающий максимальную мощность 1500 л.с. (1100 кВт), соединенный с автоматической трансмиссией Renk. Последующие машины планируется оснащать дизелем мощностью 1800 л.с. (1300 кВт), создаваемым в настоящее время в Турции. Именно из-за этого реализация программы первого национального танка задерживается. Многомесячные переговоры с японской компанией Mitsubishi Heavy Industries о совместной разработке двигателя в 2014 г. были прекращены. В марте 2015 г. был подписан контракт с турецкой компанией TOMOSAN на сумму 190 млн. евро на разработку двигателя для Altay. Эта компания основана в 1975 г. и специализируется на производстве сельскохозяйственных колесных тракторов и 3- и 4-цилиндровых дизельных двигателей к ним.

Предусматривается проектирование и производство опытных образцов, испытания и сертификация силовой установки. Компания также обязуется разработать топливную систему и электронный блок управления двигателем. Программа должна быть реализована в течение 54 месяцев. Двигатель предполагается создать с максимальным использованием местных технологий, но не исключается применение иностранных, если возникнет такая необходимость. На начальном этапе компания произведет двигатели для 250 танков, а затем должны последовать три заказа по 250 силовых агрегатов.

По заявлениям разработчиков, танк способен развивать максимальную скорость по шоссе до 70 км/ч и преодолевать водные преграды глубиной до 4,1 м по дну после предварительной подготовки.

Для достижения максимальных показателей основных боевых свойств танка Allay компания Otokar построила специальный центр, в котором будут испытаны все его электронные устройства и компоненты, а также другие агрегаты и системы. Предварительные испытания уже вызвали необходимость проведения работ по повышению проходимости танка в различных климатических условиях.

За интеграцию всех систем и общую разработку программы турецкого основного танка отвечает Код Group - подразделение компании Otokar. Именно сюда передает лицензионные технологии корейская компания Hyundai Rotem; также здесь оказывается техническая поддержка и помощь в разработке и испытаниях машины. По сообщениям в прессе, завершение испытаний танка ожидается в 2016 г., после чего можно ожидать начала массового производства и поставку машин в войска при условии преодоления всех проблем с двигателем.

Демонстрация маневренных возможностей танка - преодоление «змейки».

Пока Altay проходит испытания,, на турецко-сирийской границе сосредоточены турецкие танковые подразделения, оснащенные морально устаревшими танками М60АЗ.


Бронетанковые силы Турции сегодня

По различным данным, в том числе и представленным Турцией в Регистр ООН (насколько данным турецкой стороны можно доверять, многие в последние недели смогли убедиться), в вооруженных силах этой страны числится более 3 тыс. основных танков, организационно входящих в состав 16 механизированных (по одному танксвому батальону в каждой) и девяти танковых то три танковых батальона в каждой) бригад, частей и подразделений 28-й и 39-й механизированных дивизий (дислоцируются на о. Кипр).

Основу бронетанковых сил Турции составляют танки производства США и Германии - М60А1/АЗ, а также Leopard 1 и Leopard 2 различных модификаций.

По данным турецкого интернет-ресурса SavunmaSanayi.nat, в боевом составе турецкой армии числятся 298 танков типа Leopard 2 - это Leopard 2Т, представляющие собой модернизированные танки немецкого производства Leopard 2А4, и собственно базовье Leopard 2А4, поставленные из Германии в 2006-2008 гг. Модернизация машин до уровня Leopard 2Т осуществлялась турецкой компанией ASELSAN в 2010-2012 гг. По сути, боевые свойства танка доведены до уровня Leopard Evolution: на неге устанавливается более совершенная СУО, меняется пушка Rh 120/44 на новую Rh 120/55 и усиливается защита. Считается, что в результате модернизации машина по своим боевым качествам соответсвует Leopard 2А6. Сколько танков Leopard 2А4 прошли модернизацию, не сообщается.

В соответствии с соглашением, подписанным в Бонне в ноябре 1980 г., Турция в рамках военной помощи странам НАТО (как, собственно и Греция) с сентября 1982 г. по декабрь 1983 г. получила 77 танков Leopard 1АЗ и четыре БРЭМ Bergepanzer 2А1 Standard на базе танка Leopard. Переданные Турции Leopard 1АЗ были оснащены автоматизированной системой управления огнем EMES-12A3 и пассивным ночным прицельным комплексом PZB-200 на основе низкоуровневой телекамеры LLLTV. Зеркала заднего вида оборудованы омывателем. Машины в такой комплектации имеют обозначение Leopard Т1.

С 1990 по 1991 г. Турция получила из Германии еще 150 танков Leopard 1АЗ от компании Krauss-Maffei. Эти машины были модернизированы до уровня танка Leopard Т1. В том же 1991 г. немецкое правительство передало Турции 80 танков Leopard 1А1А1. Насть из них, а также танки Leopard Т1 (всего 162 танка) после 2004 г. оснастили автоматизированной СУО Volkan с комбинированным прицелом с тепловизионным прицельным каналом, разработанной компанией ASELSAN. Модернизированные машины получили обозначение Leopard Т1 Volkan.

Большую часть танкового парка турецкой армии в настоящее время составляют американские М60А1 и М60АЗ - 274 и 658 единиц соответственно. Они прошли модернизацию: М60АЗ оснастили комбинированным прицелом наводчика AN/VSG-2 с тепловизионным каналом, а М60А1 - пассивными приборами ночного видения командира и механика-водителя. Имеется также еще 170 танков М60Т Sabra - израильская модернизация американского М60А1. На эту машину установлена 120-мм гладкоствольная пушка израильского производства с длиной ствола 44 калибра, современная автоматизированная СУО и комплект дополнительной пассивной защиты.

М60АЗ турецкой армии, хоть и оснащен новой СУО, обладает недостаточными (по современным меркам) огневой мощью и защищенностью.

В количественном отношении в турецкой армии устаревшие американские танки составляют абсолютное превосходство.


Основные ТТХ основного танка «Алтай»

Годы разработки 2007-2012

боевая масса,т .....60,0

Количество выпущенных, шт. 4 опытных танка

Производитель Otokar

Экипаж, чел 4

Габаритные размеры:

- длина по корпусу, мм 7735

- длина с пушкой вперед, мм 10307

- ширина по грязевым щиткам 3972

- высота по крыше башни, мм 2640

Вооружение:

- марка, тип и калибр пушки, мм МКЕК 120,

гладкоствольная, 120

- боекомплект к пушке, выстрелов 57

- калибр спаренного пулемета, мм 7,62

- калибр зенитного пулемета, мм 12,7

броневая защита Противоснэрядная,

комбинированная

Тип и мощность двигателя, л.с Дизель, 1500

Максимальная скорость по шоссе, км/ч До 70

Запас хода по шоссе, км 500

Высота преодолеваемой стенки, м 1,0

Ширина преодолеваемого рва, м 2.8

Глубина брода (с подготовкой), м 1.2 (4,1)


Из полученных в 1960-1970-х гг. более чем 3000 танков М48 различных модификаций сейчас в армии Турции находится 1261 танк М48А5Т1 и 758 - М48А5Т2, прошедшие модернизацию на местных предприятиях в 1984 и 1987 гг. соответственно. На них установлены 105-мм нарезные танковые пушки вместо «родных» 90-мм пушек. В настоящее время эти танки выведены из боевого состава линейных соединений и частей (за исключением 287 единиц, находящихся в составе турецких войск на Кипре) и используются в учебных центрах (для обозначения противника, обкатки пехоты и т.д.), стоят на хранении, переделываются в БРЭМ и мостоукладчики, разбираются на запчасти и утилизируются.

Таким образом, можно констатировать, что на вооружении турецкой армии на сегодняшний день находятся около 300 танков типа Leopard 2 (Leopard 2Т и Leopard 2А4) и 170 танков М60Т Sabra, оснащенных 120-мм гладкоствольными пушками, которые по боевым свойствам в некоторых ситуациях способны противостоять российским Т-72Б, Т-72БЗ, Т-90 и Т-90А, Т-80БВ и Т-80У. Остальные турецкие танки американского (М60А1/АЗ, М48А5Т1/Т2 - 2020 машин) и немецкого производства (Leopard Т1 и Leopard Т1 Volkan - более 300 единиц), вооруженные 105-мм нарезными пушками, способны бороться с советскими танками Т-55, Т-62, Т-72 «Урал», а при удачном стечении обстоятельств - с Т-72А(Т-72М).

Предполагается, что с поступлением в подразделения турецкой армии танков Altay устаревшие американские боевые машины уступят им место в строю, если все же танкостроителям удастся решить вопрос с двигателем.

Как бы там ни было, турецкий основной танк Altay является одним из немногих представителей боевых машин, появившихся на свет в первом десятилетии XXI в. При этом новый образец, как и в случае с южнокорейским К2, появился на свет не в цехах таких известных разработчиков танков, как Германия или Украина, или старейших их производителей - Великобритании, Франции и США, а в стране, которая создает танк впервые. Отрадно, что главные законодатели танковой моды - российские конструкторы - не сидели сложа руки и смогли удивить мир своими передовыми разработками.

Использованы фото из архивов С. Суворова и А Хлопотова.

Танк Leopard Т1 Volkan является модернизированной версией немецкого Leopard 1А1А1.

Танк Leopard 1А3Т с установленной на него СУО Volkan.

Танки американского производства М48А5 и М48А5Т2 из боевого состава турецкой армии.

Фото из Архива А. Хлопотрва.

Танк американского производства М60АЗ с комбинированным прицелом наводчика AN/VSG-2 с тепловизнонным каналом

Танк Leopard 2Т - модернизированный Leopard 2А4.

Танк М60Т Sabra является израильской модернизацией американского М60А1.

Фото из архивов А. Хлопотова и С. Суворова.


Фото Алексея Китаева.

Практическое применение робота-сапера «Уран-6» в Итум-Калинском районе Чеченской республики


В 2015 г. впервые для разминирования и очистки местности от взрывоопасных предметов на территории Чеченской Республики и Республики Ингушетия были применены на постоянной основе робототехнические комплексы разминирования «Уран-6».

Работа данных робототехнических комплексов разминирования основана на принципе траления с использованием бойкового трала, в результате которого либо инициируется подрыв взрывоопасных предметов, либо происходит их механическое разрушение. При этом оператор, управляющий роботом с помощью пульта, может находиться от места выполнения задачи на расстоянии до 1 км. Вес бронированного робота при ширине трала в 1,7 м составляет 6 т.

«Несмотря на то, что с каждым годом объемы выполняемых задач увеличиваются, говорить о скором окончании работ все еще рано, - сказал начальник Инженерных войск Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-лейтенант Юрий Ставицкий. - Ускорить выполнение работ и при этом обезопасить личный состав нам уже в этом году помогают робототехнические средства».

Съезд роботов «Уран-6» с автомобилей КамАЗ-53501.


Отряды разминирования полностью укомплектованы военнослужащими по контракту и оснащены современными средствами поиска и защиты сапера - миноискателями ИМП-С2, ИНВУ-ЗМ, защитными костюмами нового образца из состава комплектов разминирования ОВР-2. В составе расчетов разминирования имеются собаки минно-розыскной службы.

Всего в 2015 г. было передано по актам свыше 3340 га сельскохозяйственных угодий и других территорий, в ходе очистки которых обнаружено и уничтожено около 300 взрывоогасных предметов. Выполнение запланированных объемов задач на прошлый год составило более 125%.

По материалам Управления пресс-службы и информации МО РФ.

Робот-сапер «Уран-6» в работе.


Оператор робота «Уран-6» и группа разминирования в костюмах разминирования ОВР-2.

Роботы-саперы «Уран-6»

Роботы-саперы «Уран-6»


Подрыв мины

Оператор робота-сапера «Уран-6» в костюме разминирования ОВР-2

Фото А. Китаева.


Валерий Васильев

Фото из архива автора

В погоне за Oshkosh


В начале 2000-х гг. Министерство обороны России в лице Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) заинтересовалось техническими особенностями семейства американских «средних тактических автомобилей замены». Результатом пристального изучения этих машин стало создание на АМО ЗИЛ опытных грузовиков, в конструкции которых удалось воплотить некоторые технические решения заокеанских проектировщиков.

Американские прототипы

Действительно, отечественные военные специалисты не случайно обратили внимание на тактико-технические характеристики семейства «средних тактических автомобилей замены» MTVR (Medium Tactical Vehicle Replacement), которые стали детищем известной американской компании Oshkosh. Новым машинам надлежало занять место устаревших 5-тонных грузовиков, находящихся на вооружении Корпуса морской пехоты США. Они были приспособлены для выполнения операций на пересеченной местности.

Первыми появились автомобили с колесной формулой 6x6. Надо сказать, что Oshkosh 6x6 MTVR являлся специально спроектированным армейским автомобилем, в конструкции которого нашли применение несколько проверенных агрегатов трансмиссии, ранее использованных на коммерческих машинах. Это уменьшило стоимость и расходы в течение всего срока эксплуатации. Для повышения подвижности, особенно на бездорожье, MTVR оснастили независимой рычажно-пружинной подвеской всех колес Oshkosh ТАК-4, которая обеспечивала ход передних колес 406 мм, а задних - 325 мм. Высокую жесткость на кручение рамы обеспечивала конструкция из швеллеров с использованием углеродистой марганцовистой стали.

Oshkosh MTVR (6x6) стал отправной точкой для создания перспективных зиловских грузовиков.

Oshkosh MTVR с колесной формулой 4x4 и бронированной кабиной.


Энергетические потребности обеспечивались рядным шестицилиндровым дизельным двигателем Caterpillar С-12 мощностью 425 л.с., который агрегатировался с автоматической семиступенчатой коробкой передач Allison с электронным управлением и односкоростной раздаточной коробкой Oshkosh. Машина оснащалась системами регулирования давления воздуха в шинах, автоматического регулирования силы тяги на колесах и антиблокировочным устройством тормозов. Кабина имела сварной алюминиевый каркас, обшитый алюминиевыми листами, что позволяло транспортировать машины самолетом С-130. Вариант грузовика МК23 мог перевозиться в подвешенном состоянии вертолетом СН-53. Грузоподъемность MTVR на шоссе составляла 15 т, а на бездорожье -7 т.

Фирма Oshkosh получила контракт на производство грузовиков MTVR в декабре 1998 г. Со временем появились автомобили с колесной формулой 4x4 и варианты с бронированной кабиной. Грузовики использовались в качестве транспортных машин для перевозки всевозможных военных грузов, носителей различного вооружения и седельных тягачей для буксировки полуприцепов. Боевые действия в Афганистане подтвердили эффективность применения семейства автомобилей MTVR, а также их надежность. В настоящее время Пентагону поставлено свыше 10 тыс. машин данного семейства.

ЗИЛ-4327А1 (4x4) грузоподъемностью 2,5 т.

ЗИЛ-4334А1 (6x6) с полезной нагрузкой 4 т.

Грузовики проекта КАЛАМ-1 комплектовались перспективными двигателями семейства ЯМЗ-530.

Подвеска хорошо вписалась в конструкцию грузовика.


Своя колея

Ознакомившись с изюминками американских машин, наши военные захотели иметь нечто похожее. В 2003 г. ГАБТУ подписало с АМО ЗИЛ договор на изготовление многоцелевых армейских автомобилей грузоподъемностью 2,5 и 4 т с колесными формулами, соответственно, 4x4 и 6x6, в которых частично реализовывались идеи, примененные в Oshkosh MTVR. Проект получил название КАЛАМ-1.

Создание новых образцов возглавил главный конструктор АМО ЗИЛ Е.Л. Рыбин. Предусматривалось, что машины данного проекта должны иметь модульную конструкцию с возможностью бронирования кабины, унифицированные типоразмерные ряды узлов и агрегатов с применением модульного принципа конструирования и компоновки, а также обеспечивать конструктивную преемственность по монтажным характеристикам с серийно выпускаемыми на ЗИЛе образцами.

После анализа конструкций Oshkosh MTVR и напряженной опытно-конструкторской работы зиловские специалисты к 2004 г. подготовили техническую документацию на машины проекта КАЛАМ-1 и построили два опытных образца. И уже во второй половине того же года Министерство обороны России приступило к интенсивным испытаниям бортовых ЗИЛ-4327А1 (4x4) грузоподъемностью 2,5 т и ЗИЛ-4334А1 (6x6) с полезной нагрузкой 4 т. В конструкции обеих моделей, которые полностью удовлетворяли требованиям заказчика, нашел применение ряд прогрессивных технических решений.

Так, двухосную модель оснастили рядным 4-цилиндровым турбодизелем с промежуточным охлаждением ЯМЗ-534 мощностью 173 л.с., тогда как ее трехосный собрат оборудовали рядным 6-цилиндровым 230-сильным дизельным мотором ЯМЗ-536. Обе силовые установки входят в состав семейства двигателей ЯМЗ-530 малой размерности с рабочим объемом цилиндра 1,1 л. В этих двигателях использованы передовые конструктивные решения по компоновке, управлению, работе основных систем, обеспечивающие их надежность и экономичность. Они обладают преимуществом перед большинством зарубежных и отечественных аналогов по таким показателям, как мощность и крутящий момент при более низком расходе топлива.

Особенностью этих (в то время еще опытных) двигателей является применение топливной аппаратуры с электронным управлением, что позволяло по уровню токсичности отработавших газов обеспечить выполнение современных на тот момент и перспективных экологических нормативов. Аккумуляторная система впрыска топлива под большим давлением Common Rail заметно повысила конкурентные преимущества моторов. Применяемые турбокомпрессоры оборудовали клапаном перепуска газов на турбине. Двигатели работают с охладителями наддувочного воздуха типа «воздух-воздух». Силовые установки оснащены встроенными маслорадиаторами и комплектуются генераторами мощностью 1 или 2 кВт. В передней и задней частях двигателей предусмотрены места установки различных гидравлических насосов с шестеренным приводом в отключаемом и неотключаемом вариантах. Компрессор пневмотормозов встроен в двигатель. Во впускном коллекторе установлена воздушная заслонка аварийного останова двигателя с электрическим и механическим приводом.

Невысокая стоимость двигателей при реализации современных технических решений обеспечивает им высокий уровень ликвидности как в России, так и за рубежом. Изначально они рассчитывались на применение на широком спектре техники, включая специальные машины для силовых структур. Использование этих моторов позволяет заметно снизить массу силового агрегата по сравнению с эксплуатируемыми моторами аналогичной мощности ЯМЗ, а также других отечественных и зарубежных изготовителей. Наши двигатели ни в чем не уступают американскому Caterpillar, а по стоимости гораздо ниже его.

Претерпела изменения и трансмиссия внедорожников. Дело в том, что конструкция картеров маховиков двигателей и самих маховиков выполнили в различных вариантах под монтаж коробок передач как российского, так и зарубежного производства. Это дало возможность использовать более совершенные агрегаты трансмиссии. В частности, могло быть установлено диафрагменное сцепление российского производства увеличенной размерности (362 вместо 340 мм) с повышенными надежностью и долговечностью. Сцепление, о котором идет речь, обладает увеличенным эксплуатационным ресурсом и рассчитано на повышенный крутящий момент, составляющий 55-60 кг/м. Альтернативой могло служить сцепление SACHS MF-362.

На ЗИЛ-4327А1 установили модернизированную механическую 5-ступенчатую коробку передач СААЗ- 136А2 с повышающей ступенью. Этот агрегат обладает повышенной нагрузочной способностью, более удобным для водителя алгоритмом переключения, более легким включением первой передачи и заднего хода. CAA3-136A2 снабжена зубчатой муфтой включения первой передачи и заднего хода вместо передвижной шестерни, промежуточным валом на конических подшипниках, промежуточной шестерней заднего хода с левой стороны, упрощенным механизмом переключения и рядом других положительных отличий по сравнению с коробкой передач типа ЗИЛ-130. В свою очередь, ЗИЛ-4334А1 получил новую 6-ступенчатую коробку передач ЗИЛ-4334К2 с улучшенными синхронизаторами. Усовершенствованные коробки передач, в конструкции которых применены муфтовые синхронизаторы, также обладают повышенными надежностью и долговечностью. Обновление этих двух агрегатов позволяло комплектовать автомобили более мощными двигателями.

Конструкция модульной подвески и ее крепление к раме.

Внедорожники оборудовались доработанной грузовой платформой.


Если в прежних конструкциях внедорожников ЗИЛ передний ведущий мост включался при переходе на понижающую ступень в раздаточной коробке, то теперь все колеса у обоих автомобилей стали иметь постоянный привод, что повысило динамику движения и тяговое усилие, а также снизило нагрузки в трансмиссии. При этом на модели 4x4 усилие между передним и задним мостами распределялось поровну.

В ходе выполнения задания также спроектировали (на базе вышеописанных) агрегаты нового поколения для автомобиля ЗИЛ-4334А1: раздаточную коробку с несимметричным дифференциалом, средний и задний мосты «проходного» типа с двойной главной передачей.

Поэтому в данной конструкции крутящий момент к переднему и заднему ведущим мостам подводился в соотношении 1:3 к 2:3 соответственно. В отличие от предшественников, дифференциальный привод среднего и заднего ведущих мостов дополнили механизмами блокировки межосевых и межколесных дифференциалов, что, естественно, улучшило проходимость на мягких грунтах. К этому нужно добавить, что в активе зиловских вездеходов имелась антиблокировочная система тормозов последнего на тот момент поколения с цифровым блоком управления, дополненная речевым информатором неисправностей тормозного привода. Увеличение ширины колеи ведущих мостов до 2030 мм позволило КАЛАМам уверенно двигаться по местности, грунтовым дорогам и бездорожью вместе с ширококолейными грузовиками «Урал» и КамАЗ в одной войсковой колонне.

Одним из главных козырей внедорожников стала независимая подвеска колес модульного типа, разработанная под руководством начальника конструкторского бюро подвески АМО ЗИЛ В.Е. Герасимова. Ее появление диктовалось не только стремлением улучшить плавность хода, увеличить среднюю скорость движения на бездорожье и снизить величину неподрессоренных масс, но и задачей сформировать обширное семейство унифицированных машин с различными колесными базами, количеством осей и длиной грузовых отсеков. В ходе проектирования пригодился опыт работы над опытным грузовиком ЗИЛ-Э169А с независимой передней подвеской, который изготовили еще в 1964 г. В отличие от американцев, зиловцы в качестве упругих элементов выбрали не витые цилиндрические пружины, а торсионы (стальные стержни, работающие на кручение), которые обладают целом рядом достоинств.

Базовой деталью каждой подвески стал мощный кронштейн, который крепился к несущей раме. С ним шарнирно связаны поперечные рычаги разной длины (верхний короче нижнего), расположенные параллельно. В качестве упругого элемента использовали малогабаритный составной торсион (стержень в трубе), выполненный из высококачественной легированной стали. Выбор подобной конструкции обуславливался высокой энергоемкостью упругого элемента, оптимальной компоновкой, защищенностью от механических повреждений и возможностью регулирования высоты кузова. Возросшие усилия вынудили для эффективного демпфирования колебаний применить на каждом колесе по два амортизатора, зато дорожный просвет удавалось увеличить с 330 до 390 мм. При этом ход подвески составил 110 мм.

Картер главной передачи монтировался на раме с помощью резиновых подушек. Важно, что кронштейны крепления подвески, поперечные рычаги и шарниры являлись деталями серийного производства. А вот для поворотной оси спроектировали новые шаровые пальцы. Правда, для привода управляемого колеса удалось обойтись двумя несинхронными карданными шарнирами. В итоге получилась довольно компактная, не выходящая за габариты колеса, подвеска. Модульная схема последней позволяла легко монтировать ее на любой полноприводный грузовик ЗИЛ.

На двух- и трехосном грузовиках нашла применение система централизованного регулирования давления воздуха в шинах, изменяющая его давление в границах от 3,5 до 1 атм. При этом шины размером 12,00-20 за счет увеличения производительности компрессора могли выдерживать несколько пулевых прострелов. В комплектацию входили также тросовая лебедка усилием 5 т, доработанная грузовая платформа со стальными бортами, которая дополнялась съемными дугами и тентом, а также усовершенствованное электрооборудование, работающее с напряжением 24 В.

Кабина с интерьером и оперенье достались от серийного внедорожного грузовика ЗИЛ-433420 (6x6). В то же время лобовое окно кабины для установки прозрачного бронирования снабдили плоскими раздельными стеклами. Динамика автомобилей находилась на современном уровне, о чем свидетельствовала максимальная скорость, достигавшая 100 км/ч, а запас хода составлял 1000-1300 км. Грузовики могли преодолевать подъем крутизной 30' и брод глубиной 1,4 м и двигаться по полуметровому снегу.

Лобовое окно для установки бронестекол разделили на две части. Автомобили КАЛАМ-1 прошли весь комплекс испытаний, предусмотренных армейскими заказчиками


Основные тактико-технические характеристики опытных грузовиков
Модель ЗИЛ-4327А1 ЗИЛ-4334А1
Грузоподъемность, кг 2500 4000
Снаряженная масса, кг 6960 8530
Колесная база, мм 4400 3560+1250
Масса буксируемого прицепа, кг 2500 4000
Дорожный просвет, мм 390
Колея передних/задних колес, мм 2030/2030
Максимальная скорость, км/ч 100
Обьем топливного бака, л 170x2
Запас хода,км 1300 1000
Двигатель, тип ЯМЗ-534, дизель, четырехтактный, 4-цилиндро8ый, рядный, турбонаддув с ОНВ,верхнеклапанный, жидкостного охлаждения ЯМЗ-536, дизель, четырехтактный, 6-цилиндровый, рядный, турбонаддув с ОНВ, верхнеклапанный, жидкостного охлаждения
Рабочий объем, л 4,4 6,6
Степень сжатия 17,5 17,5
Мощность двигателя, л.с. 173/2400 об/мин 230/2400 об/мин
Сцепление Однодисковое,сухое
Коробка передач Механическая,пятиступенчатая Механическая, шестиступенчатая
Раздаточная коробка Двухступенчатая
Размер шин 12,00-20
Преодолеваемый брод, м 1,4
Преодолеваемый подьем, град. 30

К заслугам столичных автостроителей можно отнести высокую степень поагрегатной унификации внутри семейства КАЛАМ-1, достигавшей 85%. Позаботились зиловские специалисты и о конструктивной преемственности по монтажу специальной техники двойного применения. Планировалось в перспективе оснастить грузовики лебедками с волновым зубчатым редуктором, имеющими электронный, гидравлический и механический приводы.

К недостаткам грузовиков семейства КАЛАМ-1 можно отнести возросшую снаряженную массу. Этот довесок дала погрузневшая модульная подвеска. Поэтому автомобили данного проекта в большинстве случаев оказались тяжелее своих однотипных зиловских собратьев и других российских одноклассников; по этой же причине снизился коэффициент использования массы. Так, машина ЗИЛ-4327А1 с колесной формулой 4x4 была в среднем тяжелее конкурентов (кроме Урал- 43206 грузоподъемностью 4,2 т) на 600- 2100 кг, а модель ЗИЛ-4334А1 6x6 была легче только КАМАЗ-43114 грузоподъемностью 6 т. Другим «соперникам» она проигрывала по снаряженной массе от 30 до 1800 кг.

Тем не менее, внедорожные ЗИЛы, созданные по проекту КАЛАМ-1, полностью удовлетворяли требованиям ГАБТУ. Кроме того, они прошли весь комплекс испытаний, предусмотренных заказчиками. К сожалению, весьма перспективная тема так и не получила продолжения из-за начавшихся в то время 8 Вооруженных Силах России реформ. Однако остался солидный опыт, который могут использовать для создания подобных автомобилей другие российские предприятия.


А. Ю. Хлопотов, А. В. Яковлев

Танк для биатлона


Танковый биатлон - прикладные состязания между экипажами разных стран в искусстве вождения танка и точности стрельбы из установленного на нем основного и дополнительного оружия. Беспрецедентные учения-соревнования, идея организации которых принадлежит министру обороны России Сергею Шойгу, привлекли внимание всего мира. Аналогичные соревнования для танкистов стран НАТО на Приз Армии Канады (Canadian Army Trophy) проводились с 1963 по 1991 г. в Западной Германии.

Данные соревнования являются показательными не только в плане сравнения мастерства экипажей, но и совершенства конструкций танков. В современных условиях они стали своеобразной заменой так называемых «звездных бегов» советских времен - широкомасштабных сравнительных испытаний танков разных КБ в различных природно- климатических условиях. При этом у участников возникает вполне естественное желание победить, для чего надо использовать более совершенную машину, возможно, специально подготовленную.

Именно по такому пути пошли команды России в 2014 г. и Китая в 2015 г. В то время как большинство участников выбрало для соревнований стандартные Т-72Б, российская команда получила специально подготовленные машины, выпущенные в ограниченном количестве - «Изделие 184-4», или «Модернизированный танк Т-72БЗ» (Т-72БЗМ, Т-72Б4). Эти танки отличались усовершенствованными системами управления огнем с панорамным прицелом и управления движением, а также двигателем повышенной мощности (1130 л.с.) - В-92С2Ф (В-93), что наравне с мастерством экипажей обеспечило уверенную победу.

Однако в ряде СМИ прозвучала осторожная критика на тему, якобы, неравных условий для участников биатлона. Вероятно, по этой причине в 2015 г. российская команда выступала на танках серийной модернизации - Т-72БЗ, и точно такие же машины были предоставлены всем остальным участникам. В то же время, команда Китая, учтя предыдущий опыт российской сборной, привезла существенно доработанные танки ZTZ-96A. Для облегчения с них сняли динамическую защиту и установили новые опорные катки. По некоторым данным, двигатель 12200ZL был форсирован с 800 до 1000 л.с. Возможно, имелись доработки СУО, однако достоверно это установить невозможно. Во многом благодаря этим мероприятием китайская команда смогла с 3-го места (2014 г.) подняться на 2-е (2015 г.). Таким образом, мы становимся свидетелями процесса создания специализированных «гоночных» танков.

Звучит это, конечно, несколько комично, тем не менее, смысл в создании таких машин есть и немалый. Стоит вспомнить различные автомобильные гонки, на которые крупнейшие мировые автопроизводители выставляют специально подготовленную технику в надежде на победу, сулящую мощнейший рекламный эффект. Но не только в рекламе дело. Отработанные и обкатанные узлы и агрегаты в последующем успешно применяются в серийной продукции, повышая ее качество и улучшая потребительские свойства.

Между «спортивными» и «боевыми» успехами прослеживается весьма тесная взаимосвязь: создание «спортивных» машин стимулирует улучшение характеристик боевой техники, отрыв от иностранных конкурентов. Кроме того, в некоторых случаях «спортивная» модификация может стать и самостоятельным экспортным продуктом. Таким образом, «спортивные», «гоночные», «биатлонные» танки - не блажь и чудачество, их создание имеет вполне конкретный смысл и экономическую основу.

Конструирование танков для таких целей должно опираться на системный подход. На первом этапе выполняются мероприятия, «лежащие на поверхности». На втором этапе прорабатываются и внедряются глубинные изменения. На третьем этапе приходит черед радикальных изменений. Начинать работу следует с анализа главнейших факторов, влияющих на победу. В данном случае, ими являются точность ведения огня и подвижность танка.

Точность ведения огня определяется возможностями СУО и характеристиками вооружения. В настоящее время в «Изделии 184-4» реализованы практически все самые совершенные отечественные разработки, учитывающие и зарубежный опыт: принцип «охотник- стрелок», панорамный прицел, тепловизоры, автомат сопровождения цели и т.д.

Подвижность танка характеризуется частными свойствами: быстроходностью, проходимостью и автономностью. Быстроходность включает динамичность, плавность хода и управляемость. Проходимость — способность танка преодолевать труднопроходимые участки местности и различные препятствия. Здесь следует учитывать опорную и габаритную проходимость и преодолеваемость водных преград.

Опорная проходимость — свойство танка, характеризующее его способность двигаться по грунтам с низкой несущей способностью. Показателем опорной проходимость является удельное давление танка на грунт, полученное путем деления его массы на площадь опорной поверхности. Габаритная проходимость - свойство танка, характеризующее его способность преодолевать препятствия в зависимости от габаритов и конструкции ходовой части. Габаритная проходимость включает такие показатели, как габаритные размеры, а также ширину преодолеваемого рва, высоту вертикальной стенки, углы подъема, спуска и крена.

Преодолеваемость водных преград - способность танка двигаться через водные преграды. Она включает водоходность, или преодолеваемость водных преград по дну (определяется глубиной преодолеваемого брода без и с предварительной подготовкой, а также шириной преодолеваемой водной преграды).

Автономность действия - характеризуется запасом хода по топливу (маслу) и, в некоторой степени, количеством возимого боекомплекта. Очевидно, что в условиях соревнований, заданных правилами и регламентом, автономность не имеет большого значения. Аналогичным образом обстоят дела и с водоходностью. Но можем ли мы пренебречь этими качествами в реальном бою? Как ни парадоксально, но ДА, можем!

Анализ вооруженных конфликтов последних лет показывает, что боевые действия происходят на локальных участках территорий, не предполагают длительных маршей и переходов, ведутся преимущественно в урбанизированной, пустынно-песчаной либо горной местности. Учитывая эти условия, можно вполне безболезненно сократить запасы топлива, масла и боеприпасов, а также отказаться от оборудования для подводного вождения, антинейтронных накладок и подкладок. В качестве примера можно рассмотреть применение Т-72М1 правительственными войсками входе гражданской войны в Сирии. На кадрах с театра боевых действий мы видим танки, оборудованные ПАЗ и ОПВТ, в то время, когда требуется существенно усиливать защиту машины от огня легких противотанковых средств. Многочисленные экспромты в направлении усиления защиты, как правило, не сопровождаются облегчением машин за счет избавления от ненужного (в конкретной боевой ситуации) оборудования, что ведет к их перетяжелению, увеличению числа поломок и отказов ходовой части и систем силовой установки.

«Гоночный» танк - модернизированный Т-72БЗ («Изделие 184-4»), он же Т-72БЗМ, он же Т-72Б4.


Кроме того, в скоротечном современном бою экипаж не успеет использовать весь боекомплект, половина которого находится в неудобных (немеханизированных) укладках. Как показывает опыт применения танков в Чечне, Сирии и на Украине, чаще всего экипаж загружает и использует в бою только 22 снаряда из автомата заряжания. Кадры разорванных в клочья украинских танков типа Т-64 после попадания ПТС в район немеханизированных укладок (передний бак-стеллаж), думается, окончательно отобьет у экипажей всякую охоту перегружать танк «лишним» боекомплектом. Несостоятельность требований военных чиновников - сохранять возимый боекомплект - подтверждается статистикой реальных боевых действий.

Так, во Второй мировой войне советские танковые армии расходовали не более 1,4 боекомплекта снарядов за время двадцатидневной глубокой операции. В операции «Буря в пустыне» в 1991 г. несколько тысяч амэриканских танков М1 «Абрамс» (3113 шт., из них было развернуто в подразделениях - 2024, в резерве находилось - 1089 шт.) истратили всего 734 снаряда за зсю войну. Каждый снаряд в немеханизированной укладке надо рассматривать как «самоликвидатор» танка. В современном бою танк мэжет получить 5-8 попаданий кумулятивных средств поражения с пробитием брони корпуса и башни и остаться целым. Но одно единственное попадание кумулятивной струи в снаряд или заряд приводит к взрыву или возгоранию всего боекомплекта и к гибели экипажа.

В то же время известен положительный опыт размещения БК только в механизированной укладке. Подобный тактический прием использовался при штурме Грозного и получил наименование -Рохлинская карусель" по фамилии генерал-лейтенанта Л.Я. Рохлина, командующего 8-м гвардейскиим армейским корпусом в Чечне. Суть его заключалась в последовательном выходе на огневые позиции танков с боекомплектом, загруженным только в автомат заряжания. После его отстрела танк отходил в укрытие для пополнения боекомплекта, а ему на смену вставал другой. Тем самым обеспечивалась плотность и непрерывность огневого воздействия на противника при собственной относительной безопасности. Более того, по мнению ряда экспертов, точность современных СУО, позволяет выполнять и даже перевыполнять огневые нормативы при сокращенном таким образом боекомплекте. Естественно, танку, участвующему в соревнованиях по биатлону, совсем ни к чему иметь полный боекомплект, включая немеханизированные укладки.

Таким образом, проектируя танк для биатлона, необходимо, прежде всего, сконцентрироваться на обеспечении его быстроходности, опорной и габаритной проходимости.

Как видно из таблицы, наилучшие показатели, характеризующие быстроходность и проходимость, из реально существующих танков имеет Т-72БЗМ. Тем самым подтверждается выбор его в качестве "спортивной" машины для соревнований. Уходя чуть в сторону, можно констатировать, что эти же параметры были достаточно сбалансированы у ранних машин нижнетагильского КБ - Т-72 и Т-72А. Последующие модификации стали существенно прибавлять в весе, ухудшая тем самым соответствующие показатели (Т-72Б, Т-90).

Несколько улучшить ситуацию позволила установка в начале 2000-х гг. нового дизельного двигателя В-92С2 мощностью 1000 л.с., что серьезно подтянуло характеристики танков по удельной мощности: они стали более резвыми, но на повышении проходимости это повлияло мало. Внедрение в тот же период новой гусеницы с параллельным РМШ также добавило скорости танкам, но опять же ухудшило проходимость из-за ее более слабых сцепных свойств. Примером служат многочисленные случаи пробуксовки и потери возможности самостоятельного передвижения танков Т-90А в топкой грязи. Повышенная мощность двигателя играла с водителями злую шутку: давя на газ, они проворачивали гусеничные ленты, которые не могли зацепиться и все больше закапывали танк в грунт.

Недоумение вызывает установка двигателя В-84МС в танк Т-72БЗ. Обладая хорошей современной СУО, по подвижности он "замерз" на уровне почти 30-летней давности. Правда, нельзя сказать, что это однозначно плохо: при относительно небольшой массе танк сохранил и ту проходимость, что потеряли танки типа Т-90. Но наибольший дисбаланс в параметрах быстроходность/опорная проходимость наблюдается у новейшего Т-90МС. Очевидно, он будет иметь значительные проблемы с передвижением на слабых грунтах.

Как видно, конструкторы УКБТМ, последовательно совершенствуя конструкции танков Т-72/Т-90, хоть и старались придерживаться "культуры веса" - удерживать танк в категории боевых машин массой до 50 т, но целенаправленной работой по его облегчению не занимались.


Специально облегченный для соревнований "Танковый биатлон-2015" китайский танк ZTZ-96A.


Характеристики, влияющие на быстроходность и опорную проходимость танков типа Т-72Д-90
Модель Год Масса, т Мощность двигателя, л.с. Удельная мощность, л.с./т Ср. уд. давление на грунт, кгс/см²
06.172 1968 39 730 18,7 0,86
Т-72 1973 41 780 19 0,83
Т-72А 1979 41,5 780 19 0,83
Т-72Б 1984 44,5 840 18,9 0,87
Т-90 1992 46,5 840 18 0,94
Т-90А 2005 46,5 1000 21,5 0.94
Т-72БА 2005 44,5 1000 22,5 0,87
Т-90МС 2011 48 1130 23,5 0,97
Т-72БЗ 2012 44,5 840 18,9 0,87
Т- 72БЗМ 2014 44,5 ИЗО 25,4 0,87
T-72N1 - 40 840 21 0,8
T-72N2 - 38 1250 31,25 0,76
T-72N3 " 38 1500 37,5 0,76
T-72N4 - 38 1500 37,5 0,69

Каким быть "спортивному" танку?

Итак, первейшей задачей, главным пунктом подготовки к биатлону, будем считать облегчение исходной конструкции танка. Можно, конечно, легко поднять мощность двигателя, но величину опорной поверхности гусениц не так просто увеличить, а значит, проходимость танка не повысится. Улучшить ее можно за счет облегчения.

К первым мероприятиям, "лежащим на поверхности" (условный танк T-72N1), можно отнести следующие.

1. Исключение противорадиационного подбоя и надбоя. Вместе с бонками это позволит снизить массу танка на 650 кг.

2. Отключение наружных топливных баков даст экономию примерно 800 кг.

3. Объем заправки топливом внутренних баков должен быть минимальным, на этом экономится примерно 500 кг.

4. Исключение из состава боекомплекта немеханизированной укладки снарядов экономит еще 600 кг.

5. Применение облегченной гусеницы (например, гусеницы танка Т-80У массой 1785,2 кг вместо гусеницы танка Т-90 массой 1909 кг) экономит 250 кг.

6. Демонтаж дополнительного масляного бака дает экономию в 60 кг.

7. Демонтаж встроенного бульдозерного отвала - это еще минус 250 кг.

8. Отмена значительной части возимого на танке ЗИПа позволит снизить массу примерно на 600 кг.

9. Замена типа системы постановки завес: использование вместо "Тучи" системы "Пурга" экономит 400 кг.

Суммарная экономия массы при этом достигает около 4000-4500 кг. Произойдет ли при этом снижение боевых качеств танка? Нет! Уровень его защиты сохранится, а огневая мощь практически не изменится.

Что касается подвижности, то на "биатлонной" машине возможно применение двигателя В-84МС, штатного для танков массовой серийной модернизации Т-72БЗ. При снижении массы танка с 44,5 до 40 т удельная мощность возрастет с 18,9 до 21 л.с./т, что является вполне оптимальным значением. Так, танк "Леопард-1" (ФРГ) имел 19,5 л.с./т и по показателям подвижности считался одним из лучших в мире. Танк Т-90С со значением 21,5 л.с./т в индийской пустыне Тар доказал возможность движения со скоростями около 65 км/ч. В то же время удельное давление на грунт значительно снизится, что положительно скажется на проходимости. Одновременно установка относительно маломощного наддувного дизельного двигателя, но оснащенного приводным нагнетателем, обеспечит лучшие разгонные характеристики по сравнению с аналогичными машинами, оснащенными двигателями В-92С2 и В-92С2Ф мощностью 1000-1130 л.с. Это достигается благодаря тому, что наддув последних осуществляется турбокомпрессором. Работа таких двигателей сопровождается наличием так называемой "турбоямы".

Турбояма (турболаг) - это функциональный недостаток, возникающий в турбированном двигателе из-за инерционного действия турбокомпрессора. Проще говоря, турбояма - это задержка между увеличением мощности двигателя и моментом увеличения подачи топлива (реакции на нажатие педали газа). На наддувных дизелях с приводным нагнетателем таких негативных эффектов нет, что благотворно сказывается на участках, где требуется резкое ускорение или активное маневрирование.

На втором этапе предбиатлонной подготовки танка можно запланировать реализацию более значительных предложений по снижению веса (условный танк T-72N2).

Башня в блочном исполнении. ОКР "Прорыв-2", ОАО УКБТМ.

Моноблок с ГТД-1250Г-1 (изделие "29Г-1") и ГОП МП-300-1РУ.

МТО танка Т-80У.


1. Снижение массы катков. За ориентир предлагается принять каток танка Т-80. Экономия массы составит около 300 кг.

2. Замена балансиров. Давно назревшее мероприятие, дающее примерно 500 кг экономии.

3. Замена краски на иные покрытия позволит сэкономить 300 кг и повысить противопожарную стойкость танка.

4. Замена свинцовых аккумуляторов на молекулярные накопители снизит массу танка на 200 кг.

5. Замена всех внутренних баков на бронированные и меньшего объема и высоты. Баки- стеллажи из-за отмены укладки требуют замены, ориентировочная экономия массы - 100 кг.

6. Замена в разумных местах сталей на легкие сплавы даст экономию до 300 кг.

7. Единичнье дорогостоящие специальные мероприятия (типа титановой крыши МТО) сэкономят примерно 500 кг.

Суммарная экономия массы танка в результате описанных двух этапов достигнет 5500-6500 кг.

Для получения максимальной отдачи от мероприятий го снижению массы следует обратить внимание на необходимость изменений в силовой установке и трансмиссии. Отметим, что в настоящее время в России нет отработанного надежного танкового дизеля мощностью более 1130 л.с., пригодного по своим габаритам для размещения в МТО танков типа Т-72/Т-90. В то же время ввиду отказа МО РФ от использования танков типа Т-80, на складах и базах хранения находится более 5000 единиц газотурбинных двигателей типа ГТД-1100 и ГТД-1250 мощностью 1100 и 1250 л.с. соответственно. Значительная степень унификации этих агрегатов позволяет в ходе капитальных ремонтов модернизировать их до уровня ГТД-1250 и даже ГТД-1500.

Этот "клад" может быть использован для создания ограниченных партий "спортивных" танков как для внутреннего потребления, так и на экспорт. При этом достоинствами газотурбинных силовых установок по сравнению с дизельными являются:

- большая маневренность, оперативная и тактическая подвижности танка, в том числе более высокие средние и максимальные скорости движения, обеспечиваемые большей мощностью на ведущем колесе, а также большей (в 2-2,5 раза) тормозной мощностью ГТД;

- на 25-40 мин меньшее время приведения танка в боевую готовность при пониженных (ниже -20’С) температурах окружающего воздуха за счет быстрого пуска ГТД и отсутствия необходимости прогрева охлаждающей жидкости и масла после запуска. При положительных температурах наружного воздуха цикл запуска ГТД составляет примерно 40 с, у дизельного двигателя (ДД) - 10-15 с, но после запуска требуется прогрев охлаждающей жидкости и масла (3-5 мин);

- при снижении температуры наружного воздуха ниже +15'С у ГТД мощность повышается в такой же пропорции; рост мощности ограничивается на уровне 1450 л.с. по соображениям прочности узлов силовой передачи. У ДД мощность практически не растет.

Этот и предыдущий пункты крайне актуален. так как облегченный танк с ГТД может весьма успешно применяться в тундровых зонах в составе так называемых "арктических бригад";

- большая номенклатура применяемых топлив, при этом мощность ГТД не зависит от вида топлив. У ДД при переходе на топлива ТС-1 и ТС-2 мощность снижается до 15%;

- существенно меньшая (в 7-10 раз при одинаковой мощности) теплоотдача в масло и воду (у ГТД отсутствует жидкостная система охлаждения), что резко снижает объем системы охлаждения ГТД и затраты мощности на привод вентиляторов, а также уменьшает в 2 раза площадь ослабленных зон в крыше МТО танка, что повышает его защищенность от поражения сверху. Масса моторно-силовой установки (МСУ) без трансмиссии танка Т-80У - 1420 кг, танка Т-90 - примерно 2300 кг;

- МСУ танка с ГТД обеспечивает работоспособность при попадании напалма на жалюзи, тогда как в МСУ танка с ДД при попадании напалма возникает пожар;

- значительное снижение демаскирующих признаков за счет меньшего шума ГТД и отсутствия несгоревших частиц топлива (сажи) на выхлопе (отсутствие дымного выхлопа);

- ГТД обладает более прогрессивной для транспортных машин по сравнению с ДД характеристикой изменения крутящего момента (наивысший крутящий момент - при низких скоростях). Это придает танку с ГТД лучшие разгонные характеристики и способность преодолевать подъемы (максимальный крутящий момент танка Т-80У с ГТД-1250 - 600 кгс-м; танка Т-90А с В-92С2 - 400 кгсм);

- значительно лучшая проходимость на обледенелых подъемах и грунтах с низкой несущей способностью благодаря плавному приложению крутящего момента к ведущему колесу вследствие отсутствия механической связи свободной турбины с турбокомпрессором, а также более благоприятной характеристики изменения крутящего момента (отсутствие необходимости переключения передач);

- простота управления движением танка механиком-водителем, меньшая его утомляемость из-за сокращения количества (частоты) переключений передач и отсутствия возможности заглохания ГТД при наезде на препятствие, в том числе и при упоре в стену; меньшая утомляемость экипажа ввиду сокращения виброшумонагрузок;

ГОП МП-300-1РУ.

Установка автоматической пушки 2А42 по левому борту башни.


- упрощенное регулирование температурного режима воздуха для членов экипажа за счет возможности подачи теплого воздуха непосредственно от компрессора (зимой) и холодного воздуха после охлаждения в турбодетандере (летом);

- значительно меньшая трудоемкость сезонного технического обслуживания (СО): на ДД В-92С2 требуется замена воды на антифриз (осенью) и антифриза на воду (весной).

Из-за некачественного проведения СО (переход с воды на антифриз и обратно) возможен выход из строя двигателя;

- время замены ГТД (моноблока) в 4-5 раз меньше времени замены ДД (В-84МС, В-92С2);

Существенным преимуществом ГТД является и более высокая степень его надежности: гарантийный ресурс ГТД-1250 примерно в 1,4 раза выше, чем у В-92С2, а ресурс до первого капитального ремонта выше в 1,4 раза. Отсутствие в ГТД трущихся деталей позволяет повысить ресурс в 3-5 раз по сравнению с ДД.

Кроме того, ГТД более предпочтителен при использовании в составе гибридных силовых установок с электротрансмиссией. Создание гибридных МСУ для объектов БТВТ, особенно легкой категории по массе, является одним из перспективных направлений их развития. Высокая частота вращения ротора силовой турбины ГТД позволяет снизить размеры генератора.

Главный недостаток ГТД - повышенный расход топлива, но в данном случае (когда значительная автономность не важна) он не имеет существенного значения. Кроме того, за последние 10 лет появились новые разработки в области систем управления двигателем и движением, позволяющие снизить удельный расход топлива ГТД до значений, сравнимых с дизельным двигателем.

Модернизация трансмиссии танка с ГТД путем установки с ГОП позволяет увеличить среднюю скорость движения на 10-14%, а на извилистых участках дорог (при движении "змейкой") - на 40%, а также снизить путевой расход топлива на 6-9%. Количество переключений в коробке передач можно сократить в 20 раз, что существенно увеличивает ее ресурс. Кроме того, обеспечивается бесступенчатый поворот танка без рывков, что повышает точность стрельбы в движении, и снижается утомляемость механика-водителя.

Так, в 1998 г. на тендерных испытаниях в Греции танк Т-80У с двигателем ГТД-1250Г с ГОП МП-165РУ опередил все лучшие современные танки при выполнении тестов по проверке ходовых качеств. В настоящее время есть возможность устанавливать на ГТД- 1250Г дефорсированную модификацию ГОП МП-300РУ - ГОП МП-300-1 РУ, работы по которой проходили в рамках ОКР "Мотобол" в 2000-2005 гг., но впоследствии были приостановлены, что, безусловно, является ошибкой.

Возросшая энерговооруженность "биатлонной" машины и требования повышения эффективности стрельбы с ходу диктуют ужесточение функциональных требований и к подвеске танка. С этой целью на данном танке возможно внедрение активного управления подвеской. Сигналы датчиков колебаний корпуса обрабатываются в информационно-измерительном комплексе, команда от которого поступает на исполнительные элементы системы, формирующие с помощью силовых агрегатов стабилизирующее воздействие на корпус. В управляемый режим переводятся все три гидроамортизатора каждого борта. Для предотвращения пробоев подвески на первых и шестых подвесках дополнительно устанавливаются гидроупоры. Такая система разработки ВНИИТМ и УКБТМ уже реализуется на ВГМ -Армата".

Остается еще один, но весьма принципиальный вопрос: способ замены МСУ. Просматриваются три варианта.

Поскольку все выше названные силовые агрегаты и элементы трансмиссии успешно размещаются в МТО танка Т-80У объемом 2,8 м³, они без особых проблем могут быть смонтированы и в танке типа Т-72Д-90. При этом для сохранения целостности кормового листа выхлоп ГТД может быть направлен вверх, через штатные окна вентилятора.

Учитывая близость габаритных размеров корпусов танков Т-72, Т-90 и Т-80, более простым способом будет являться отрезание по линии перегородки МТО соответствующих отсеков с последующей пристыковкой МТО с ГТД к корпусу модернизированного танка.

Использование МТО и элементов ходовой части танка Т-80 при изготовлении "спортивного" танка наводят на мысль о том, что для получения машины с заданными характеристиками было бы логичней использовать именно его, нежели Т-72 и Т-90. Этот танк изначально более приспособлен к условиям соревнований. А при облегчении машины отпадает необходимость в целом ряде дорогостоящих замен. Правда, возникает потребность модернизации СУО, аналогично "Изделию 184-4" (Т-72БЗМ). Что выгодней с экономической точки зрения - вопрос более детальных расчетов.

Так или иначе, танк уменьшенной массы, но с комплексом вооружения на уровне Т-72БЗМ станет отличной биатлоннсй машиной и хорошим экспортным товаром. В мире существует множество территорий пустынных, заболоченных или покрытых рисовыми полями, на которых будут применяться средние танки облегченных модификаций.

Динамика изменения удельной мощности танков типа Т-72/Т-90, л.с./т.

Динамика изменения величины среднего удельного давления танков типа Т-72/Т-90, кгс/см².


Примерные ТТХ биатлонного танка

Масса.т 38-40

Удельная мощность, л.с./т 21-31

Запас хода, км 250-265

Запас хода с бочками, км До 650

Боекомплект (весь в АЗ), снарядов 22

Система управления огнем на уровнеТ-72БЗМ

Шасси САО 2С19 "Мста-С".


"Биатлонная" модификация послужит основой и базой для внедрения более радикальных изменений (условный танк Т-72ЧЗ). При этом целью будет являться не только снижение массы танка, а комплексное повышение его военно-технического уровня.

Для достижения требуемого результата можно, например, воспользоваться наработками ОАО УКБТМ и ОАО КБТМ в рамках ОКР "Прорыв-2" и "Бурлак" по созданию унифицированных боевых отделений (модулей). В обоих случаях были разработаны новые конструкции башен увеличенного внутреннего обьема со сменными модулями бронирования. Применение таких башен позволит улучшить защиту машин в боевых условиях и обеспечить их облегчение на время соревнований за счет замены модулей со спецбронированием на более легкие. Однако на практике такие конструкции успеха не имели. Причина - критическое увеличение массы танков в целом, в связи с сохранением требований ГАБТУ по наличию возимого БК не менее 40 выстрелов, а также отсутствие системной работы по облегчению исходной конструкции машины. В нашем случае таких препятствий нет. Для сохранения (увеличения) огневой мощи танка с ограниченным БК предлагается довооружить его 30-мм автоматической пушкой 2А42, имеющей полную массу всего 115 кг. Эта АП может быть использована для уничтожения тех целей, для которых' 25-мм танковый выстрел избыточен по своей мощности.

Дальнейшее увеличение быстроходности может быть обеспечено за счет внедрения силовой установки с модифицированным двигателем ГТД-1250, имеющим форсированный режим по мощности до 1400 л.с., а также ГТД-1500. Путем замены части узлов и деталей данный двигатель можно довести до мощности 1500 л.с. Такая возможность была проверена экспериментально в конце 1980-х - начале 1990-х гг.

ФГУП "Завод им. В.Я. Климова" изготовило партию из 15 газотурбинных танковых двигателей ГТД-1500. Они устанавливаются на тоже место, что и ГТД-1250, и прошли различные стендовые и ходовые испытания, подтвердившие правильность реализованных технических решений. Это стало возможным благодаря заложенному еще при проектировании модернизационному потенциалу, что позволило в процессе серийного выпуска танков типа Т-80 перейти от двигателя мощностью 1000 л.с. к двигателю мощностью 1250 л.с. без переделок корпуса и МТО. Применение ГТД-1500 на облегченном танке позволило бы поднять удельную мощность до рекордного уровня 37,5 л.с./т, а это - уже уровень танка даже не следующего поколения, а еще более далекой перспективы.

Для сравнения: на М1А2 этот показатель равен 23,77 л.с./т, на "Леопарде-2А5" - 25,12, на "Леклерке" - 26,54. К сожалению, финансирование данной работы было прекращено в 1993 г. Однако она по сей день остается реальным техническим заделом, ждущим своей практической реализации. Более того, тогда же была положительно оценена возможность дальнейшего увеличения мощности газотурбинного двигателя до 1800 л.с. все в тех же габаритах.

Вариант модернизированного танка (T-72N4) в спортивном исполнении.

Вариант модернизированного танка (T-72N4) в боевом исполнении.


Еще одним возможным вариантом получения танка двойного назначения ("спортивного" и боевого для местности с особыми условиями) является использование корпусов и шасси САО 2С19 "Мста-С". Эта идея заманчивее тем, что шасси САО изначально легче танкового, при этом в ходовой части уже используются элементы ходовой части танка Т-80. Вместе с тем, корпус САО удлинен, что позволяет в варианте танка разместить в нем членов экипажа из башни, заменив ее легким безэкипажным боевым модулем со сменным магазином автомата заряжания горизонтального типа. Для боевых условий может быть использован магазин емкостью 40-45 выстрелов, для "спортивных" - 10-15 выстрелов, что представляется более чем достаточным. Еще одним достоинством более длинного корпуса является увеличение длины опорной поверхности почти на полметра по сравнению с танком (4704 мм у 2С19 против 4270 мм у Т-90). Следовательно, увеличится и площадь опорной поверхности, что еще более благоприятно скажется на проходимости. Силовая установка может быть выполнена по вариантам T-72N2 и T-72N3. Защита корпуса для использования танка в боевых условиях может быть выполнена в виде сменных модулей, а также с использованием ряда мероприятий примененных в варианте T-72N3. Для наглядности отображения на графике и в таблице присвоим полученной машине индекс T-72N4.

Таким образом, проведя ряд целенаправленных работ по облегчению танка и его радикальной модернизации, мы получим боевые машины T-72N3 и T-72N4, идеально подготовленные как для достижения спортивных рекордов, так и для ведения боевых действий в особых условиях. По своим характеристикам они реально могут встать в один ряд с танком Т-14, будучи значительно легче и дешевле последнего.

Использованы иллюстрации из архивов авторов, а также фото В. Изьюрова и М. Павлова


Владислав Морозов

Пламя над Балканами Югославская бронетанковая техника 1944-1999 гг. Часть 3.


Танки-ветераны в бою

4 мая 1980 г. И.Б. Тито ушел из жизни. Как оказалось, СФРЮ держалась исключительно на воле и уме этого, безусловно, незаурядного руководителя. Достойных преемников ему не нашлось, к тому же в 1980-е гг. социалистическая Югославия так или иначе оказалась неизбежно втянута в экономический и политический кризис, охвативший во второй половине этого десятилетия весь "соцлагерь" - СССР и Восточную Европу.

Словения и Хорватия (союзные республики), явно направляемые извне, выступали за преобразование Югославии из федеративного в конфедеративное государство. Коммунистическая партия, федеральный парламент и правительство постепенно утрачивали рычаги политического воздействия на сепаратистов, и 25 июня 1991 г. Словения и Хорватия в одностороннем порядке объявили о своей независимости, тут же признанной США, Германией и другими странами НАТО. Лидеров сепаратистов не остановило даже обещание союзного руководства поддерживать государственное устройство СФРЮ любой ценой, в том числе и силой оружия. В итоге попытки восстановления конституционного порядка армейскими частями быстро переросли в полномасштабные боевые действия.

Во второй половине 1991 г. материальная часть подразделений территориальной обороны ЮНА оказалась постепенно растащена противостоящими национальными формированиями. Самые крупные склады и базы хранения остались на территории Сербии и Черногории и наибольшее количество танков и прочего тяжелого вооружения, соответственно, попало в руки югославской армии, позднее поделившейся техникой с армиями боснийских и краинских сербов.[1 Сербская Краина - сербский национальный анклав на территории нынешней Хорватии, существовавшей в 1991-1995 гг.]


Сербские Т-34-85 в Хорватии. На танках установлены турели с 12,7-мм "Браунингами". 1991-1992 гг. 


Применение воюющими сторонами однотипных машин сразу создало проблемы с их идентификацией. И если в СРЮ [2 Союзная Республика Югославии, в которую входили только Сербия и Черногория, просуществовавшая до 2003 г. До 2006 г. она называлась Государственный Союз Сербии и Черногории, после чего произошел окончательный распад и этого объединения.] и позднее в Сербии танки и САУ обычно оставались в прежней однотонно-зеленой окраске с мелкими четырех- или пятизначными белыми кодовыми номерами и красными звездами, то машины, попавшие в руки боснийских и краинских сербов, хорватов и боснийских мусульман, по большей части получали хаотический камуфляж из пятен или полос желтого, коричневого, серого и черного цветов по базозому зеленому цвету. В качестве национальной маркировки сербы обычно использовали Крест Святого Николы, гербового орла и свой национальный флаг, а хорваты, как правило, наносили на свою бронетанковую технику национальный гербовый щит [3 Согласно старой легенде, еще в Х в. хорватский король С Суронья выиграл в шахматы у венецианского дожа Пьетро ll-го право на владение городами Далмации; кстати, герб Хорватии был таким всегда - и во времена прогитлеровского государства в 1941 -1945 гг., и при СФРЮ.] в виде "шахматной доски" из 25 белых и красных квадратов. Боснийские же мусульмане иногда рисовали свой синий гербовый щиток с желтыми лилиями.

Впрочем, война началась с территории Словении, где окончившиеся неудачей для ЮНА активные боевые действия продолжались недолго, с 27 июня по 7 июля 1991 г. Потери армии составили 35 убитых, 125 раненых и около 3000 пленных и дезертиров. Этнический состав населения Словении был достаточно однородным, и его подавляющее большинство поддержало объявление независимости. Соответственно, МВД и части территориальной обороны Словении сразу же перешли на сторону местного правительства. В числе доставшейся словенским формированиям и использовавшейся для блокады дорог и гарнизонов ЮНА техники оказался и десяток самоходок М36В-2, которые принимали участие в стычках с армией, но ничем особым себя не проявили. Крупных боев с участием танков здесь не было: вошедшие в Словению механизированные колонны ЮНА (стремившиеся прежде всего перекрыть КПП на словенско-австрийской границе) действовали пассивно и понесли потери в основном от мин и огня из засад. Уже 3-4 июля 1991 г. они вернулись в места постоянной дислокации, а через три дня при посредничестве Евросоюза было подписано мирное соглашение.

В Хорватии все пошло по аналогичному сценарию, но теперь союзное руководство было настроено решительнее, да и население Сербской Краины не желало жить в новообразованном независимом государстве. Поэтому здесь и в Боснии-Герцеговине война растянулась на долгих четыре года, хотя ее конечный итог оказался таким же, как и в Словении, поскольку в 1990-е гг. "балканскую карту" разыгрывали слишком серьезные игроки, которых совершенно не интересовало мнение сербов.

Т-34-85 югославской армии, оставленный экипажем в районе г. Карловац. Хорватия, осень 1991 г.

Неисправный сербский Т-34-85, брошенный при буксировке. Босния, 1992-1993 гг.



Экранированные Т-34-85 армии боснийских сербов. Танки имеют металлическую экранировку и крепления под нее или экранированы листами резины.


Поначалу вооруженные формирования хорватов практически не имели бронетанковой техники, кроме единичных трофеев. Но в сентябре-декабре 1991 г., после вывода частей федеральной армии с территории Хорватии и массового захвата военного имущества ЮНА (в частности, в районе г. Карловац), в руки сепаратистов попали склады и арсеналы 32-го корпуса ЮНА (хорваты "прихватизировали" более 30 военных городков), включая и находившуюся на хранении технику, в основном старых типов. Всего хорватам досталось несколько сотен единиц бронетанковой техники, в том числе около 200 танков. Хотя Т-54/55 и новых М-84 там почти не было, исправных Т-34-85, М36 и М18 удалось захватить по несколько десятков. Попали к хорватам и единичные экземпляры танков М47.

Теперь хорошо известно, что официальная западная история Балканских войн 1991-1999 гг. была изначально фальсифицирована. Чего стоит, например, возложение вины за абсолютно все военные преступления исключительно на сербов! Но даже западные историки Физнают, что к 1995 г. благодаря поставкам вооружения и техники из Германии и прочих "дружественных" стран (бывшие участники ОВД, Украина и др.) армии хорватов и боснийских мусульман могли выставить уже (юлее 250 тыс. солдат при 750 танках: хорватам достаточно массово поставлялись даже Т-72М из запасов бывшей ННА ГДР. Боснийские и краинские сербы в этот же период имели максимум 130 тыс. солдат при 350-550 танках (* основном устаревших). Это соотношение сил и предопределило дальнейшие события, в частности, гибель Сербской Краины и заключение мира на невыгодных для сербов условиях в Боснии-Герцеговине.

Хорватские Т-34-85 с кустарной экранировкой, применявшиеся в 1991-1993 гг. в боях за Дубровник и другие города на Адриатическом побережье.



Подбитые в Хорватии и Боснии Т-34-85.

Хорватский Т-34-85.

Встреча двух эпох. Т-34-85 армии боснийских сербов и английский "Челленджер-1" из состава IFOR. Босния, зима 1993-1994 гг.


Боснийские мусульмане поначалу имели лишь отдельные боеспособные экземпляры трофейных танков и другой бронетанковой техники, но им помогли тяжелым вооружением союзники, и не только хорваты. С конца 1992 г. натовские "миротворцы" из IFOR и SFOR откровенно приняли сторону боснийских мусульман и хорватов. В Боснии натовцы постоянно склоняли воюющие стороны к кратковременным "перемириям", принуждая сербов, поначалу имевших некоторое превосходство в тяжелом вооружении, отводить технику с линии фронта на пункты сбора. При этом блокпосты IFOR и SFOR намеренно ставились непосредствен но в боевых порядках мусульман, дабы любой выстрел с сербской стороны рассматривался как "обстрел миротворцев". Сербов вновь и вновь провоцировали на возобновление боевых действий, а затем каждый раз обвиняли в "неадекватном и избыточном применении силы", "обстреле мирных деревень", "геноциде" и т.д.

Т-34-85 боснийских сербов с установленным перед люком заряжающего 12,7-мм пулеметом ДШКМ. Босния, 1992-1993 гг.

Хорватские танки Т-34-85 на базе хранения у г. Бенковац. Там находились одни из последних в бывшей Югославии Т-34-85, которые к 1999 г. еще были на ходу.

Экранированный Т-34-85 боснийских сербов. Не ранее 1993-1994 гг. "Погребальная" символика в виде черепа с костями восходит к традициям апреля 1941 г. и монархистам Д. Михайловича, для которых подобные изображения олицетворяли "траур по завоеванной врагом родине".

Сербская М18 (№5019) с установленным вместо штатного силового агрегата двигателем от грузовика FAP. 2003-2005 гг.

Сербская М18 с приваренными на башне креплениями для противокумулятивных экранов. 2003-2005 гг.


В этой ситуации процветала и торжествовала политика двойных и тройных стандартов, столь характерная для западных "борцов за демократию". С 1993 г, когда в НАТО уже открыто плюнули на соблюдение любых приличий, на стороне боснийских мусульман начали действовать западные советники, спецназ и авианаводчики, а натовская авиация на постоянной основе поддерживала боснийских мусульман и хорватов "в рамках осуществления миротворческой миссии".

Кроме более современных образцов бронетанковой техники, в ходе боев в Хорватии и Боснии сербы и хорваты наиболее массово применяли Т-34-85, М36 и в меньшей степени - М18. При этом танки в основном действовали в качестве САУ для огневой поддержки пехоты, ведя огонь с места или с коротких остановок. Отдельной похвалы удостоились NI36, имевшие больший по сравнению с танками угол склонения орудия, что позволяло им вести огонь по горным склонам и прочим господствующим высотам. Массовых встречных танковых боев за весь период Балканских войн 1991-1995 гг. не случалось ни разу, а главными противниками танков во время дейсгвий в гористой местности или в населенных пунктах стали РПГ, ПТУРы, противотанковые мины и другие пехотные средства ПТО. Довольно слабая по тому времени броневая защита Т-34-85 и М38/М18 уже не спасала от этих видов оружия, хотя наблюдались и исключения из правил: в 1992 г. в Хорватии один Т-34-85 получил два прямых попадания ПТУР "Малютка" и затем своим ходом вышел из боя. При этом экипаж, ходовая часть и двигатель практически не пострадали, а возгорания и детонации топлива или боезапаса не произошло.

Сербская М18 с двигателем от грузовика FAP (см. фото на стр. 26 внизу слева).

Брошенная и разукомплектованная М18 сербской армии в Косово (1999-2000 гг.).


Западные авторы считают, что эта САУ "уничтожена авиацией НАТО". Но ни самоходка, ни дом позади нее не имеют никаких повреждений. При этом на машине отсутствует двигатель (МТО превращено в мусорный бак), что в сочетании с обилием ржавчины указывает на то, что ее боевой путь завершился задолго до начала натовских бомбежек.

Хорватская САУ М18.


Однако насыщенность переднего края РПГ и ПТУРами заставила танкистов воюющих сторон прибегать к различным импровизациям. Так, в 1991-1993 гг. сербы и их противники навешивали на борта и башни своих Т-34-85, М36 и М18 (равно как и Т-54/55, ПТ-76 и других боевых машин) самодельные экраны из резины, автомобильных покрышек и мешков с песком. Вначале это делалось откровенно кустарным способом: экраны крепили к броне как попало, прикручивали их проволокой за поручни и прочие выстугы на башнях и корпусах. Но, уже в 1994-1995 гг. на Т-34-85 начали наваривать бортовые и башенные держатели для экранов по типу поздних немецких Pz.IV, а резину заменяли металлическими листами или сеткой. При этом качество изготовления экранировки стало почти заводским. К прочим полевым доработкам можно отнести установку на танки дополнительных зенитных пулеметов. Известны отдельные случаи установки на башнях Т-34-85 перед люком заряжающего 12,7-мм пулеметов ДШКМ.

Совсем немного известно о применении воюющими сторонами американских танков М47. Сербы эти машины, судя по всему, вообще не использовали, а хорватам досталось буквально несколько машин такого типа, видимо, снятых с долговременного хранения. Опубликованы фото всего нескольких хорватских М47, применявшихся в 1991-1993 гг. в боях за Дубровник и другие прибрежные города. При этом наиболее известен камуфлированный танк с нанесенным на башне именем "LEOPARD-1". Единичные N147 (возможно, переданные хорватами) применяли в этот же период и боснийские мусульмане. Но слабо разбиравшиеся в технике журналисты почему-то считали, что это танки М60А-1/А-3, поставленные боснийцам из дружественных арабских стран, в частности, ОАЭ и Иордании. После 1994 г. упоминания о М47 начисто выпали из балканских военных хроник.

М36 и М18, основная часть которых осталась в руках сербов, использовались более масштабно. В воспоминаниях русских добровольцев о боях в Хорватии и Боснии в 1991-1995 гг. часто упоминаются некие "самоходки Шерман" - видимо, речь идет как раз о М36. 1-я бригада хорватской национальной гвардии задействовала отдельные М36В-2 в 1992— 1993 гг. в боях за г. Дубровник, а 106-я бригада хорватской армии применяла несколько таких самоходок в районе г. Осиек в 1991-1992 гг., причем это были ранние М36В-1 с корпусами танка "Шерман".


М36В-2 во время боевых действий в Словении, июнь-июль 1991 г. По всей видимости, это те самые машины из частей территориальной обороны, которые с самого начала использовались словенцами против ЮНА.

Опрокинувшаяся подбитая сербская М36В-2. Большинство западных авторов полагают, что это Косово, 1999 г. Реально это Босния, середина 1990-х гг.

Подбитая и сгоревшая М36В-2. Судя по всему, с нее сняли буквально все, что еще "могло пригодиться в хозяйстве". Босния, конец 1990-х гг.

М36В-2 сербской армии после окончания Косовской войны. 2001 г.


Широко известен произошедший в августе 1994 г. эпизод, когда в Боснии для поиска и уничтожения батареи из трех-четырех особо досаждавших мусульманам сербских М18 (сербы как раз нарушили очередное "перемирие") была задействована вся мощь натовской разведки и авиации - от спутников, АВАКСов, беспилотников и разведывательных самолетов до штурмовиков А-10А. Пилоты "Тандерболтов II" тогда браво отчитались об уничтожении огнем 30-мм пушек, ракетами •Мейверик" и управляемыми бомбами ■всех, или почти всех САУ", а сербы, в свою очередь, заявили, что американцы по целям вообще не попали. Даже если в данном случае были правы американцы, их расходы на эту акцию (достаточно учесть только стоимость сожженного топлива, не считая потраченных дорогущих ракет, бомб и снарядов с сердечниками из обедненного урана) все равно намного превышали стоимость нескольких старых самоходок.

Тем не менее, количество Т-34-85 и истребителей танков" в частях сербской армии к 1999 г. неуклонно сокращалось и отнюдь не из-за боевых потерь. "Тридцатьчетверки" еще можно было ремонтировать своими силами (хотя двигателей и орудийных стволов для них у сербов все равно не хватало), а вот запчасти для "Джексонов" и "Хеллкетов" в 1990-е гг. нельзя было найти уже даже в музеях. Именно поэтому с подбитых или пришедших в негодность М36 и М18 снималось буквально все, что можно. Но и это не решало всех проблем, особенно когда дело касалось двигателей. Известен минимум один случай, когда сербы при ремонте установили на М18 (№5019) вместо сломанного штатного силового агрегата развернутый задом наперед двигатель от грузовика FAP местного производства, причем со штатным капотом, радиатором и без какой-либо бронировки! Боевому применению "модернизированной" таким образом САУ не мешало даже то, что чрезмерные габариты нового двигателя не позволяли разворачивать башню назад, лишая машину кругового обстрела!

М36В-1, использовавшиеся 106-й бригадой хорватской армии в боях за г. Осиек в 1991-1993 гг.

Проданный на запад ходовой экземпляр М36В-2. Машина сохранила резиновые противокумулятивные экраны. Начало 2000-х гг.

М36В-2 сербской армии после окончания Косовской войны. 2001 г.

Самый известный хорватский танк М47 с собственным именем "LEOPARD-1". Город Дубровник, 1992 г.


Еще дальше пошли боснийские мусульмане, установив при ремонте башню с 76-мм пушкой от разбитой М18 на корпус танка Т-54 или Т-55 (некоторые авторы полагают, что это вообще был корпус от тягача БТС-2). О том, как и где воевал сей "гибрид", неизвестно, но до недавнего времени он сохранялся в одном из военных музеев Боснии.

В составе ЮНА (точнее, армии СРЮ) Т-34-85, М36 и М18 повоевали и против албанских террористов из АОК (Армия освобождения Косово, она же UCK) в Автономном крае Косово в 1998-1999 гг., закономерно угодив под натовские авиаудары. На второй или третий день после начала авианалетов НАТО на Югославию штурмовики А-10А атаковали на шоссе Печ-Джяковица (Косово) колонну техники 125-й мехбригады сербской армии и уничтожили одну М36В-2. 17 апреля 1999 г. в районе г. Витолиште на юге Косово паза А-10А атаковала кассетными бомбами шедшую по автодороге колонну 243-й сербской мехбригады. Пс докладам пилотов, удалось уничтожить одну М36 и повредить несколько колесных бронемашин B0V. Видимо, это были наибольшие успехи ВВС НАТО во время косовской войны. Натовцы тогда отчитались об уничтожении с воздуха в Косово более 300 единиц сербской бронетанковой техники.

Но затем случился конфуз, поскольку, после вступления наземных войск НАТО на территорию Косово там было обнаружено 26 разбитых танков и бронемашин, в том числе несколько М36 и М18 (т.е. "достижения" ВВС НАТО оказались завышены более чем в Ю раз!). Западные "освободители", разумеется, заявили, что вся сербская техника была уничтожена в ходе авианалетов. Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что большая часть столь "важных целей" вообще не имела боевых повреждений. По-видимому, машины были разукомплектованы за месяцы (если не годы) до начала натовских бомбардировок, поскольку не имели двигателей, а их корпуса покрывал толстый слой ржавчины. То есть, в лучшем случае, они могли служить ложными целями.

М36 и М18 еще в 2001-2004 гг. находились в составе сербской армии и полиции на южной границе Сербии, принимая участие в боях с албанскими сепаратистами, которые теперь именовались "Армия освобождения Прешева, Буяновца и Медвежде". В 2004 г эта террористическая организация самораспустилась (или сделала вид, что самораспустилась) под "международным давлением", и боевые действия в основном прекратились.

Самоходная установка с башней от М18, установленной на корпус танка Т-55.

Боснийский гибрид - установленная на корпус танка Т-54 или Т-55 при ремонте башня с 76-мм пушкой от разбитой М18. Начало 2000-х гг


А в следующем году началось окончательное списание устаревшей техники из сербской армии. К этому времени в Сербии числилось около 200 Т-34-85, 203 М36 и несколько десятков М18. Сколько из них было на ходу - большой вопрос. Большинство исследователей полагают, что не более трети. Несколько десятков Т-34-85, М36 и М18 в это время находилось и на балансе армий Хорватии и Боснии-Герцеговины, но они еще с 1998-2000 гг. ржавели на базах хранения и постепенно отправлялись на утилизацию. Хорватов, вступивших в НАТО, заставили избавиться от любой не вписывающейся в новые стандарты бронетанковой техники и провести полное перевооружение армии за счет передаваемых с запада излишков.

К 2006 г. ни одного Т-34-85, М36 или М18 в составе армий государств, образовавшихся на месте бывшей СФРЮ, уже не имелось. Несколько десятков старых танков бывшей ЮНА сербы и хорваты продали на Запад по цене металлолома. При этом у некоторых экс-югославских самоходок (по серийным номерам) было обнаружено "славное боевое прошлое": до передачи ЮНА некоторые из этих машины успели повоевать в Западной Европе в 1944-1945 гг. (в частности, в Арденнах против 6-й танковой армии СС), что сделало их достойными экспонатами военных музеев и частных коллекций.

Фото из архива автора и общедоступной сети Интернет.


В. Н. Заговеньев К. Ф. Янбеков

Фортификационные сооружения для пунктов управления

Легкие конструкции

После принятия в 1960 г. на снабжение сооружения ЛКС разработка легких каркасно-тканевых конструкций для защиты личного состава и ПУ тактического звена продолжалась с учетом выявленных недостатков при эксплуатации. Были выработаны предложения и осуществлены конкретные шаги по совершенствованию сооружения ЛКС, созданию легкого каркасно-тканевого входного устройства для блиндажей и убежищ, легких большепролетных сооружений для ПУ, МП и специальной техники.

В результате теоретических и, в первую очередь, экспериментальных исследований на макетах и моделях фрагментов сооружений к 1963 г. сформировалась конструкция защитногерметического входа "Лаз" для укрытия каркасно-тканевой конструкции, которая отвечала требованиям обеспечения прочности и устойчивости под динамической нагрузкой. В ОПФБ по ТЗ 15 ЦНИИИИ подготовили документацию, по которой были изготовлены опытные образцы, успешно прошедшие войсковые испытния. В 1964 г. "Лаз" приняли на снабжение.

Защитно-герметический вход "Лаз" мог многократно использоваться при оборудовании входов ВФС для личного состава, возводимых из бумажных земленосных мешков (клеебумажных оболочек), элементов волнистой стали, фашин, жердевых щитов, круглого леса и других подручных материалов. "Лаз" применялся при устройстве наклонных и вертикальных входов сооружений и мог устанавливаться под углами наклона к горизонту от 30 до 90'.

Защитно-герметический вход "Лаз".

Вес - 80 кг. Монтаж/демонтаж входа расчетом из 3 чел. - 30/20 мин. Транспортабельность - 50 комплектов на автомобиле ЗИЛ-130.

Общий вид сборно-разборного сооружения ЛКС-2.

Площадь - 5,3 м². Вместимость - 5-6 чел. Время возведения/извлечения (расчетом из 7 чел. с отрывкой котлована экскаватором) - 2/0,5 ч. Масса - 170 кг. Транспортабельность - восемь комплектов на автомобиле ЗИЛ-131.

Сооружение ЛКС-2 до обвалования грунтом.



Упаковка сооружения ЛКС-2 и варианты ее перевозки.


Люк входа "Лаз" представлял собой сварную кольцевую диафрагму из стального листа с входным проемом диаметром 70 см, оборудованным крышкой с задрайкой. К нижней части диафрагмы приваривалось кольцо из уголка, к которому присоединялось ограждение. К кольцу были приклепаны два штыря, предназначенные для подвешивания лестницы.

Применение входов такого типа позволило значительно сократить сроки возведения входной части и сооружения в целом. Малый вес и габариты входа в транспортном положении давали возможность перевозить "Лаз" вместе с личным составом на штатных транспортных средствах, а также производить его сбрасывание парашютным способом.

Одновременно с входом "Лаз" активно велась разработка легкого сооружения каркасно-тканевой конструкции для ПУ частей и подразделений на позициях и в районах расположения при ведении маневренных боевых действий. Его основой послужила конструкция сооружения ЛКС. В этом сооружении приняли новую компоновку основного помещения и входа (изменилась ориентация входа по отношению к основному помещению), габариты по высоте уменьшили с 1,93 м до 1,7 м, а по ширине - с 1,53 м до 1,48 м. Для продольной устойчивости при возведении и воздействии динамической нагрузки ввели торцевые полотнища - анкеры.

В 1966 г. на Златоустовской швейной фабрике по документации ОПФБ приступили к пошиву оболочки укрытия из синтетической армированной пленки для поставки головному изготовителю сооружения - Ждановскому заводу металлических конструкций, который выпускал каркас остова и входа из алюминиевого сплава. В этом же году были готовы опытные образцы, которые прошли войсковые испытания, а в 1967 г. сооружение под обозначением ЛКС-2 приняли на снабжение. В войсках оно находилось вплоть до 1986 г.

Сборно-разборное сооружение ЛКС-2 предназначалось для обеспечения боевой работы и защиты командиров и основного состава штабов частей и подразделений на позициях и в районах расположения при ведении маневренных боевых действий.

Сооружение состояло из основного помещения и входа каркасной тканевой конструкции. Каркас остова основного помещения имел опорные, усиленные и торцевые кольца, а также нижнее и верхнее полотнища. Внутри устанавливали рабочий стол, средства связи и электроосвещения, а для отдыха подвешивали брезентовые нары. В комплект сооружения входили стол для ФВА-50/25, нары, анкерные оттяжки, колья и транспортная упаковка. Габариты сооружения в транспортной упаковке обеспечивали его перевозку на штатной технике.



Сборно-разборное сооружение СКТ, собранное на поверхности, и внутренние виды его основного помещения для размещения тылового управления и противошоковой палаты.




Общие виды, сборка и транспортировка сооружения СКТ.


В эти же годы активно велось проектирование легких сборно-разборных сооружений каркасно-тканевой конструкции для ПУ оперативного звена, МП и специальной техники. Используя накопленный опыт по созданию каркасно-тканевых и большепролетных сооружений типа "Панцирь" и "Гранит", определили технический облик такого сооружения. Для ТПУ и МП было решено остановиться на единой конструкции, унифицированной по требуемой площади для операционной на четыре хирургических стола и оперативной группы ТПУ в составе 12-15 чел. За основную форму поперечного сечения остова сборного каркаса приняли сборную арку из двух полудуг кругового очертания с опорой на элемент пола. Большое внимание уделялось вопросам прочности и устойчивости сооружений под действием динамических нагрузок.

В 1968 г. в ОПФБ выполнили рабочую документацию на опытные образцы легких большепролетных каркасно-тканевых сооружений под шифром СКТ и СКР. Златоустовская швейная фабрика изготовила оболочки, а Ждановский завод металлоконструкций - каркасы опытных сооружений и передал их на войсковые испытания. Государственные испытания прошли в 1968 г., а в 1969 г. эти сооружения были приняты на снабжение.

Сборно-разборное сооружение СКТ предназначалось для размещения и защиты основных подразделений медицинских пунктов, медико-санитарных батальонов, полевых госпиталей и тыловых пунктов управления. Оно включало остов основного помещения и вход. Остов включал три арочных каркасных блока и два торцовых каркасных блока в виде полусферы. Вход состоял из двух каркасных блоков, образующих два тамбура.

Сооружение СКР.



Сооружение СКР на поверхности и в обвалованном состоянии.


Поперечное сечение остова представляло собой арку кругового очертания высотой 2.45 м с пролетом на уровне пола 3,8 м. Поперечное сечение входа - стреловидное, с размерами 2.0x1,0 м. Полезная площадь составляла около 40 м:, вес - 3,5 т. Каркас сооружения изготовлялся из алюминиевого сплава, оболочка - из синтетической армированной пленки.

Внутреннее оборудование включало системы вентиляции, отопления и освещения. Конструкция остова позволяла осуществлять стыковку двух сооружений торцами с проходом между ними, обеспечивая создание необходимых обьемно-планировочных решений и площадей функциональных подразделений - объектов медицинских пунктов и полевых госпиталей.

Сборно-разборное фортификационное сооружение СКР для защиты специальной и ракетной тенхники представляло собой каркасно-тканевую конструкцию из сборных арок с оболочкой из синтетического армированного пленочного материала. Торцы сооружения оборудовались защитными двухстворчатыми воротами, обеспечивающими сквозной проезд техники. Внутренние размеры остова основного помещения составляли: пролет - 5,5 м, на уровне пола -4 м, высота от пола до монорельса - 4,3 м, ширина въездного проема - 3,5 м, высота -4 м. Площадь сооружения равнялась 120 мг, масса - 22 т. Комплект СКР перевозился на четырех автомобилях типа ЗиЛ-130 с прицепами. Сооружение оснащалось системами приточной вентиляции, воздушного отопления и электрической талью грузоподъемностью 3 т.

Точка в развитии легких каркасно-тканевых сооружений была поставлена с окончанием разработки и принятием в 1970 г. на снабжение пневмокаркасного фортификационного сооружения ПКС, предназначенного для защиты личного состава и пунктов управления тактического звена. Оно состояло из пневмоблоков, изготовленных из синтетических высокопрочных герметических материалов. Защита входа обеспечивалась с помощью входного блока "Лаз". ПКС оборудовалось сиденьями, подвесными нарами и столом. Имелась установка ФВУ-50/25. Размеры основного помещения сооружения: длина - 4,8 м, максимальный пролет - 1,6 м, высота - 1,6 м. Полезная площадь достигала 7,0 м², вес - 760 кг. Время возведения расчетом в составе 7 чел., бульдозера и компрессора автомобиля составляло 2,5-3 ч.

Совершенствование каркасно-тканевых сооружений продолжалось до середины 1970-х гг., а развитие пневмоконструкций было приостановлено и в дальнейшем к ним не возвращались.



Элементы сооружения ПКС на поверхности и в котловане; внизу - основной вариант заполнения основного помещения.


Изготовление фортификационной крупноволнистой стали на прокатногибочном и сборочном стендах.

Сотрудники ОПФБ, 1950-1960 гг. Первый ряд (слева направо): Ф.Ф. Лямов, А.И. Володин, И.Ф. Саяпин, А.А.Квитницкий, В.И. Шевченко, В.А. Гугняев. Второй ряд: Н.Ф. Борзунов, Г.А. Мелик-Парсаданов, В.Е. Рябов, В.Н. Фуфаев, А.С. Соколовский, В.Г. Иванов, Н.Н. Тюльпин.

Сотрудники инженерно-фортификационного отдела 15 ЦНИИИИ им. Д.М. Карбышева, 1950-1960 гг. Первый ряд (слева направо): А.С. Воробьева, И.Д. Поверин, Н.П. Грачева, В.Н. Васильченко, А.Ф. Тимофеева, Л.Н. Кузина, П.С. Иванов, Е.И. Кошелева. Второй ряд: А.Н. Самородов, В.Е. Савельев, В.С. Бахрушин, В.И. Шпунтиков, З.А. Полудневич, А.Т. Буров, В.Д. Рыбасенко. Третий ряд: В.Ф. Подолынный, Н.С. Маштаков, Г.В. Вашкевич, Н.М. Родионов, В.П. Кузьмин, В.И. Гурин.


К началу 1970-х гг. были проведены НИР и ОКР по созданию новой фортификационной волнистой стали. Работа ОПФБ и 15 ЦНИИИИ им. Д.М. Карбышева проходила в тесном взаимодействии с конструкторскими и технологическими бюро Кременчугского, Днепропетровского заводами металлоконструкций. В результате была получена фортификационная крупноволнистая сталь, которая открыла новые возможности по созданию большепролетных сооружений для ПУ, специальной и ракетной техники. Таким образом, к началу 1970-х гг. фортификация получила новый прочный материал, имеющий существенные преимущества перед сборным железобетоном.

Авторы выражают особую благодарность за оказанную помощь при подготовке статьи и представленные фотоматериалы И.Ю. Берлову, П.С. Зайцевой, С.В Малина, А.В. Широкову, Н.Л Константинову



Анатолий Сорокин

152-мм гаубицы М-10 и Д-1 Штрихи к портрету


После публикации предыдущих статей автора в "ТиВ"про 152-мм гаубицы М-10 и Д-1 поиск информации об истории их развития и техническом устройстве продолжался. В результате удалось обнаружить заслуживающие внимания факты, дополняющие уже изданный текст и кое-где служащие своеобразной "работой над ошибками". Здесь уместно заметить, что данные из архивных документов не следует воспринимать как истину в последней инстанции по тому или иному вопросу, даже если они относятся к объективно измеряемым физическим величинам.

Доверяй, но проверяй

В "ТиВ" №12 за 2013 г. вышла в свет первая часть статьи, посвященная 152-мм гаубице обр. 1938 г. (М-10). В ней приводилось значение начальной скорости этой артиллерийской системы на полном заряде в 525 м/с. Документальной основой такого утверждения послужили два источника: "Альбом артиллерийских конструкций, спроектированных и изготовленных заводом имени Молотова", изданный предприятием-разработчиком орудия (Мотовилихинский завод) в 1940 г., и данные отчетов об испытаниях тяжелого танка КВ-2. Это также неплохо увязывалось с характеристиками малосерийной 152-мм гаубицы обр. 1931 г. (НГ), для которой впервые был разработан метательный заряд нового устройства и чье конструктивное устройство оказало определенное влияние на дальнейшее развитие отечественных гаубиц шестидюймового калибра.

Проблема заключается в том, что в ряде публикаций утверждается об идентичности баллистических характеристик М-10 и 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1), основываясь на одинаковых свойствах ствола и зарядов у обеих систем (если не считать дульного тормоза у последней). В таком случае начальная скорость у 152-мм гаубицы обр. 1938 г. должна равняться 508 м/с. Другие источники обходят этот вопрос молчанием. Подобной ситуации, в известной степени, мы обязаны тому обстоятельству, что М-10 сняли с валового производства в 1941 г. и для нее так и не вышло в свет полное руководство службы, а таблицы стрельбы ограничились изданиями 1941 и 1942 гг. Но именно эти документы нужны, чтобы дать исчерпывающий ответ на поставленный вопрос.

К счастью, в библиотеке Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) нашлось очень редкое издание таблиц стрельбы для 152-мм гаубицы обр. 1938 г. Оно вышло в свет в 1942 г. в формате маленькой книжечки, без проблем размещающейся в нагрудном кармане военной формы. Приведенные там данные дают однозначный ответ: начальная скорость снаряда на полном заряде для М-10 составляет 508 м/с и с точки зрения баллистики эта система практически идентична более поздней Д-1. Таким образом, приведенное в "ТиВ" №12/2013 г. утверждение о том, что дульный тормоз у гаубицы обр. 1943 г. приводил к уменьшению начальной скорости на целых 17 м/с, является неверным с количественной точки зрения. Тем не менее, указанные в статье физические факторы (менэшее последействие пороховых газов на снаряд у Д-1 вследствие отклонения их дульным тормозом) имеют место в действительности, только их влияние на начальную скорость составляет менее 0,5%. Именно такой порог является необходимым, чтобы быть учтенным при расчете установок стрельбы методом полной подготовки.

Прототип (слева) и серийный вариант (справа) 152-ми гаубицы обр. 1938 г. Обратите внимание на различия в устройстве нижнего станка и щитового прикрытия орудий.


Но тогда сразу же возникает вопрос: как получились указанные в документах 525 м/с, если свойстве заряда не менялись? Ответ был дан в публикации М. Павлова и И. Павлова про испытания тяжелого танка КВ-2. Приведенное выше значение начальной скорости достигалось при стрельбе на нестандартном усиленном заряде, предназначенном для проверки прочности узлов и агрегатов орудия. Сам он представлял собой штатный полный заряд с навеской дополнительного количества пороха в небольшом мешочке, укладываемом в гильзу. Заметим, что то же самое имело место применительно и к 122-мм гаубице обр. 1938 г. (М-30): для нее в упоминавшемся выше "Альбоме" заявили начальную скорость в 530 м/с. Следует подчеркнуть, что в этом издании использование усиленного заряда замалчивалось.

Эти завышенные характеристики фигурировали в ряде других документов и вполне могли оказатэ влияние на выбор той или иной системы в Артиллерийском управлении Рабоче-крестьянской Красной Армии (АУ РККА). Вопросы о том, было ли это обычным явлением, насколько широко практиковалось и можно ли расценивать такие действия как очковтирательство, еще ждут своего ответа. Автору приходилось сталкиваться с подобным не только у Мотовилихинского завода, но и у Артиллерийского НИИ, в своих отчетах завышавшего данные по дальности стрельбы у разработанных им боеприпасов относительно значений, указанных в таблицах стрельбы серийных орудий. Так что единичным случаем это точно назвать нельзя.

Батарея гаубиц Д-1 ведет огонь по противнику. 2-й Белорусский фронт, июнь 1944 г. (ВИМАИВиВС).


Заметки о конструкции М-10 и не только о ней

В экспозиции ВИМАИВиВС находятся две гаубицы М-10, одна из которых является уникальной - это орудие за №103 из числа образцов первой опытной партии, изготовленной в 1937 г. Его затвор (или как минимум ряд его деталей) позаимствован от 152-мм пушки обр. 1910/34 гг., судя по маркировке на его раме. Независимый от орудия прицел с независимой линией прицеливания и с механизмом угла места цели также является представителем первой серии для своего типа, бывшего в то время новинкой в советской артиллерии. Он имеет №181 и выпущен в 1937 г. Заметим, что заводская нумерация прототипов М-10 не начинается с единицы и на казеннике даже не выбит шифр проекта (официально пока еще не принятые на вооружение, но уже запущенные в серию орудия маркировались именно им, наиболее знаменитым примером является 76-мм пушка ЗИС-З). По ряду деталей (нижний станок, орудийный щит и его положение относительно кожухов колонок уравновешивающего механизма) гаубица №103 отличается от последующих серийных образцов. Несмотря на это, она прошла всю Великую Отечественную войну и была передана в Музей в 1954 г.

Вторая гаубица М-10 №1426 в экспозиции является уже типичным представителем валового производства. Ее изготовили в 1941 г., а судьба оказалась той же, что и у прототипа - орудие закончило свою службу в 1954 г. За годы войны из него произвели 1090 выстрелов.

Интересными являются данные о закупочных ценах на артиллерийские орудия в 1940 г.

Одна М-10 обходилась заказчику в 120 000 руб., а на приобретение 500 гаубиц этого типа с запасными трубами (по одной на каждые четыре орудия), а также необходимых комплектов запасных частей, инвентаря и принадлежностей выделялось 60 млн. руб. Для сравнения: одна "сорокапятка" обр. 1938 г. стоила 14 200 руб., 76-мм "дивизионка" обр. 1939 г. - 80 000 руб., 122-мм гаубица М-30 - 82 500 руб., а старая 152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. - 84 000 руб. Панорамы к орудиям шли отдельной статьей расходов: за одну единицу завод №69 в г. Красногорске получал 656 руб.

Как ни странно, некоторые технические решения, реализованные в конструкции 152-мм гаубицы обр. 1938 г., вообще не упоминаются в литературе. В первую очередь к ним надо отнести подъемный механизм с двумя скоростями наводки. Большая скорость наводки предназначалась для быстрого приведения ствола в положение для заряжания, т.е. к углу возвышения менее 10‘. При больших углах возвышения заряжать орудие не разрешалось. После досылки снаряда, вложения гильзы в камору и закрытия затвора наводчик должен был на большой скорости наводки вернуть ствол в приблизительное положение для стрельбы, а затем на малой скорости точно установить угол возвышения.

Такая процедура заряжания являлась характерной для морских пушек и сухопутных орудий большой и особой мощности. Среди гаубиц шестидюймового или близкого калибра приведение ствола на фиксированный угол заряжания было у британской гаубицы RO BL 6 inch 26 cwt, также служившей в Красной Армии под названием "152-мм английская осадная гаубица системы Виккерс". Естественно, что за некоторое облегчение досылки снаряда в ствол пришлось заплатить уменьшенной скорострельностью и сниженной точностью наводки, если в механизме прицела каким-то образом образовался мертвый или свободный ход в приводе орудийной стрелки. У системы без приведения ствола на угол заряжания такое тоже вносит ошибку в наводку, но поскольку направление оси канала ствола устанавливается единожды, эту ошибку можно заметить и компенсировать при пристрелке.

А у орудий, подобных гаубице М-10, при таком дефекте механизма прицела отклонение оси канала ствола от требуемого угла возвышения при каждом выстреле носит случайный характер и не может быть определено посредством пристрелки.

Вторым по важности неудобством следует назвать отделяемые от станин съемные сошники для мягкого грунта. На марше они перевозились поверх сведенных станин и при переходе в боевое положение их следовало убирать оттуда. Вместе с оттягиванием ствола при возке (для операций с ним при помощи штатного полиспаста-принадлежности к орудию требовалось усилие трех человек) вся процедура изготовки М-10 к стрельбе была довольно изматывающей, не особо быстрой и насчитывающей минимум 16 необходимых операций. Даже у "древней" 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. список действий при переходе из походного в боевое положение более краток. Тем не менее, система обр. 1938 г. оказалась намного удобнее при ведении огня по сравнению со своей предшественницей. Расчету последней приходилось только мечтать о большом секторе горизонтального обстрела (то есть, о гораздо более редкой грубой наводке орудия) и об отсутствии необходимости выката гаубицы на новое место из-за заглубления в грунт после серии выстрелов (так как при этом блокировался поворотный механизм, основанный на скольжении станка по боевой оси).

Стоит упомянуть также, что изначально накатник должен заправляться жидкостью "Стеол" с сжатым азотом, а тормоз отката - веретенным маслом В ходе Великой Отечественной войны, по всей видимости, возникли проблемы с поставкой в войска баллонов с сжатым азотом, и накатник разрешили заполнять сжатым воздухом с помощью насоса-принадлежности к орудию. Исходя из отсутствия упоминаний прибора для подсветки прицельных приспособлений у М-10, можно предположить, что она им не комплектовалась.

Таблицы стрельбы и памятка командиру батареи и орудия 1942 г. издания также проясняют несколько моментов касательно боеприпасов, используемых для стрельбы из 152-мм гаубицы обр. 1938 г.

Прежде всего стоит отметить отсутствие в них упоминаний о выстрелах со старыми фугасными гранатами 533-го семейства и шрапнелями 501-го семейства. Со штатным метательным зарядом для М-10 состава Ж-536 выстрелы с этими снарядами вообще не комплектовались. Что же касается выстрелов с ними для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг, то безопасно стрелять этими боеприпасами из М-10 было вполне возможно. Однако при отсутствии в таблицах стрельбы данных смысл в этом был только при ведении огня прямой наводкой. Кроме того, использование любых выстрелов для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. из-за их короткой гильзы вело к разгару каморы вблизи запоясковой части снаряда и, как следствие, к тугой экстракции уже штатной гильзы при последующих стрельбах - ее попросту вдавливало в образовавшиеся углубления. Поэтому если с М -10 и применяли старые фугасные гранаты Ф-533 и шрапнели Ш-501, то только в порядке исключения - при отсутствии штатных боеприпасов и острой необходимости в открытии огня прямой наводкой.

Особо остановимся на выстреле с фугасным снарядом, также называемом в таблицах стрельбы морским или полубронебойным. Для него использовался "специальный" однокомпонентный заряд из пороха марки 9/7 массой 3,1 кг. При его сгорании давление в канале ствола достигало 2200 кгс/см² (для сравнения: у полного заряда в сочетании с осколочно-фугасной гранатой ОФ-530 эта величина равнялась 2250 кгс/смг), а сам снаряд массой 51 кг разгонялся до скорости в 432 м/с. Максимальная табличная дальность стрельбы при этом составляла 5 км, причем угол прицеливания был всего 169 тыс. (около 10'). Ведение огня фугасным снарядом на любом ином заряде запрещалось (попытка использовать полный заряд приводила к катастрофическим последствиям), а командирам и номерам расчета предписывалось строго следить за маркировкой боеприпасов: гильзы со специальным зарядом обозначались буквами "МГ" (морская граната). Аналогичное указание имело место применительно к гильзам от штатных выстрелов и от выстрелов для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. Примечателен сам факт его включения в таблицы стрельбы - наглядное свидетельство недостаточного знания советскими артиллеристами на рубеже 1941-1942 гг. устройства боеприпасов и правил обращения с ними.

Гипотеза, ранее озвученная автором, - об отсутствии ограничений на стрельбу бетонобойным снарядом Г-530 на полном заряде у гаубиц М-10 и Д-1 - также получила свое документальное подтверждение: в таблицах стрельбы издания 1941, 1942 и 1944 гг. она разрешена. Впервые запрет ведения огня Г-530 на полном заряде фигурирует в таблицах стрельбы для обеих систем, вышедших в свет в 1949 г.; тогда же вывели из употребления морской полубронебойный снаряд.

Живучесть ствола М-10 составляла в среднем 5000 выстрелов на полном заряде, при использовании зарядов №3, 6 и 8 его ресурс возрастал в 3,8,4 и 15 раз соответственно.

Возвращаясь к особенностям устройства и эксплуатации М-10, нам становится более понятным тот факт, почему Ф.Ф. Петров и сотрудники его КБ еще осенью 1942 г. начали работы по комбинированию ее ствольной группы с лафетом 122-мм гаубицы М-30. Последний являлся очень привлекательным в том плане, что у него не имелось механизма переменного отката, приведения ствола на фиксированный угол заряжания, съемных летних сошников - всего того, что доставляло неудобства в повседневной боевой работе со 152-мм гаубицей обр. 1938 г. И теперь логично перейти к ее наследнице - 152-мм гаубице обр. 1943 г. (Д-1).

152-мм гаубица Д-1 8 экспозиции ВИМАИВиВС, г. Санкт-Петербург.


Д-1 "во младенчестве"...

Письмо от зам. начальника Главного артиллерийского управления РККА и председателя Артиллерийского комитета генерал-лейтенанта артиллерии Хохлова в адрес директора завода № 9 Л.В. Гонора от 24 мая 1943 г. раскрывает некоторые интересные детали и аспекты процесса разработки 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1). К тому моменту вполне успешно завершились полигонные испытания четырех опытных образцов новой системы, но до ее представления на войсковые испытания и передачи в серийное производство надо было отработать 18 пунктов из списка замечаний, пожеланий и требований со стороны заказчика.

Среди них фигурировало, в частности, следующее: доработка противооткатных устройств и поворотного механизма, надежная фиксация дульного тормоза, установка "половинок" колес от 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, нарезка шкал на дистанционном барабане прицела по образцу М-10, замена материала полозков люльки с латуни на более износостойкую бронзу. Также требовалось определить причины и устранить ряд дефектов и нежелательных явлений, имевших место при испытаниях, например, плохую экстракцию гильз при заимствованном затворе от МЛ-20 с иной конструкцией выбрасывателя.

Перечень пунктов документа содержит рукописные пометки - обводку ряда их номеров кружком, простановку напротив них (как с обводкой, так и без нее) галочек и прочерков. По всей видимости, по тексту письма выделялись наиболее важные для реализации мероприятия, контролировалось их исполнение и отмечались те из них, которые по каким-то причинам нельзя было реализовать. Например, галочками помечены пункты о введении колес от МЛ-20 (также ввиду важности выделен кружком), нарезке шкал прицела, а прочерками - рекомендация увеличить на 20 мм вырез над колесами в орудийном щите, требование определить причины срыва резьбы у стопсров к гайкам пальцев станин и другие элементы списка. Пожелание ввести стопорение поджимной гайки штока накатника маркировано одновременной прочерком, и галочкой: видимо, сначала решили от него отказаться или отложить "на потом", но в итоге его реализовали.

В тексте письма система именуется как 152-мм гаубица обр. 1943 г., наряду с заводским индексом Д-1, т.е. в конце мая принципиальное решение о принятии ее на вооружение уже приняли, а распоряжение об этом от 3 августа являлось чистой формальностью. И инициативными на тот момент работы по орудию не были, поскольку в самом конце документа фигурирует следующая фраза: "Для юридического оформления работ по изготовлению 4-к гаубиц "Д-1" прошу выслать в АК ГАУ КА дополнительное соглашение к договору". Видимо, после представления народному комиссару вооружений Д.Ф. Устинову инициативного проекта натожения ствола от М-10 на лафет М-30 со стороны Ф.Ф. Петрова последовал официальный договор на постройку опытных образцов, и зсе последующие работы стали плановыми.

Стоит заметить, что с самого начала 152-мм гаубицы обр. 1943 г. комплектовались прицелами с полузависимой линией прицеливания без механизма угла места цели. Имеющиеся образцы, на которых установлен прицел с независимой линией прицеливания с механизмом угла места цели, получили его з ходе ремонта или модернизации в странах Организации Варшавского Договора. В частности, это подтверждено для стоящего на Кронверкской набережной перед входом в ВИМАИВиВС мемориального орудия этого типа. Оно имеет заводской №590 и было изготовлено в 1944 г. В то время и позже все гаубицы, выпускаемые заводом №9, оснащались прицелами с полузависимой линией прицеливания.


Таблица баллистических свойств 152-мм гаубиц М-10 и Д-1
Наименование Снаряды Состав Масса,кг Давление,кгс/см² Начальная скорость, м/с Наибольшая табличная дальность, м
Заряд составов Ж-536
Полный ОФ-530,0-530А. Г-530Ш П + 4ВП +4НП 3,480 2250 508 12390
Первый ОФ-530,0-530А, Г-530, Г-530Ш П + ЗВП + 4НП 2,970 1870 457 11 280
Второй П + 2ВП + 4НП 2,460 1510 404 10090
Третий П + ВП + 4НП 1,950 1 180 352 8 820
Четвертый П + 4НП 1,440 860 300 7430
Пятый П + ЗНП 1,240 790 279 6630
Шестой П + 2НП 1,040 720 258 5 790
Седьмой ОФ-530,0-530А, Г-530 П + НП 0,840 650 238 5020
Восьмой П 0,640 580 215 4120
Специальные заряды
Специальный Морской Однокомпонентный 3,100 2 200 432 5 000
Специальный БП-540 Однокомпонентный 3,090 1850 560 3 000
Значения массы заряда могли варьироваться в пределах 10% и их среднее значение менялось по ходу производства боеприпасов. Сокращения П - пакет, НП - нижний пучок, ВП - верхний пучок. Для бетонобойных снарядов не учитывается поправка по дальности. Метательный заряд состава Ж13 по своим баллистическим характеристикам идентичен заряду Ж-536, но в нем число нижних пучков уменьшено на два. чтобы исключить возможность составления седьмого и восьмого зарядов: в зарядах с полного по четвертый находятся два нижних равновесных пучка, в пятом - один, а в шестом - ни одного.

152-мм гаубица обр. 1943 г. (Д-1) в экспозиции мемориала Парка Победы г. Чебоксары.


... и "во взрослой жизни"

Руководство службы для орудия является важнейшим документом, после которого система может считаться "совершеннолетней". В этой книге приводятся все необходимые сведения об ее конструкции, правилах обращения и связанных с ними ограничениях, рекомендации по устранению неисправностей и ремонту прямо в частях. Для 152-мм гаубицы обр. 1943 г. это произошло в 1949 г., когда был накоплен достаточный опыт ее эксплуатации в боях и походах, а до того ее особенности публиковались в качестве дополнения к технической литературе для 122-мм гаубицы М-30. Здесь имеет смысл более подробно остановиться на некоторых положениях этого издания, чтобы понять, к чему стремились конструкторы и чем за это пришлось заплатить.

К очевидным недостаткам Д-1 по сравнению с М-10 относятся меньший угол горизонтального обстрела (35' против 50') и наличие дульного тормоза, который демаскировал орудие, требовал повышенной внимательности от расчета при нахождении сбоку от орудия и в ряде случаев мог сделать опасным ведение огня (например, при нахождении орудия на очень узкой улице). Еще одна неприятная для артиллеристов вещь - необходимость отрытия ровика под казенной частью между станинами при угле возвышения более 37', чтобы при откате казенник не ударялся о грунт.

Но, в отличие от ряда публикаций с упоминаниями о недостаточной стабильности системы при ведении огня при определенных углах вертикальной и горизонтальной наводки, в руководстве службы и таблицах стрельбы нет никаких ограничений на стрельбу осколочно-фугасной гранатой ОФ-530 в зависимости от направления канала ствола. Указание же подкладывать под сошники, станины и колеса доски и фашины на мягком грунте является стандартным не только для Д-1, но и для других орудий. То же самое можно сказать и относительно предупреждения расчету о прыжке вверх и откате назад орудия после выстрела на ровной и прочной поверхности (скальный грунт, железобетон и т. п.), когда сошникам и колесам не во что упереться.

Зато Д-1 отличается рядом возможностей, отсутствующих у М-10: у нее нет оттягивания ствола при возке и передка, поэтому ее быстрее можно было перевести из походного в боевое положение и обратно. Список операций при этом составляет 13 пунктов, причем некоторые из них являются необязательными, например, использование откидных сошников на твердом грунте. Напомним, что у системы обр. 1938 г. он насчитывал минимум 16 позиций, а съемные сошники требовалось убирать со станин всегда. Как следствие, при работе с гаубицей обр. 1943 г. расчет уставал меньше. При заряжании Д-1 не нужно было приводить ствол к углу возвышения менее 10', а наличие квадранта и прибора для освещения прицела "Луч-4" делало стрельбу более точной и удобной в ночное время. Накатник и тормоз отката у нее заправлялись одной жидкостью "Ствол М". На марше почти на тонну более легкая 152-мм гаубица обр. 1943 г. могла буксироваться со скоростью до 40 км/ч по хорошей дороге против 35 км/ч у М-10. Кроме того, Д-1 при возке отличалась лучшей стабильностью, так как у нее не было передка с дополнительными степенями свободы его оси колесного хода и стрелы механической тяги.

Интересно сравнигь удобство использования 152-мм гаубиц М-10 и Д-1 с немецкой системой 15 cm schwere Feldhaubitze 18, служившей также и в РККА под названием "150- мм немецкая тяжелая полевая гаубица обр. 18". Последняя выпускалась в нескольких модификациях, в том числе специализированных - для возки конной или механической тягой. Лошадьми s.FH. 18 транспортировалась в разобранном виде на двух повозках. Соответствующим такому решению было как время перехода из походного положения в боевое, так и усилия со стороны расчета. В этом плане старые системы, вроде немецкой 15 cm s.FH.13 или отечественной 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг., имели над s.FH.18 неоспоримое преимущество. Современные советские аналоги либо вообще не могли использовать конную тягу, либо такая возможность носила чисто теоретический характер (в ряде публикаций она указывается для М-10, но в технической литературе говорится только о стреле механической тяги у передка, кроме того, крайне сомнительной выглядит нагрузка более чем в 4,5 т для стандартной упряжки восьми лошадей для шестидюймовых гаубиц).

Модификация s.FH. 18 для механической тяги имела подрессоривание колесного хода, необязательный передок и обладала неплохой максимально дозволенной скоростью движения - до 50 км/ч (а финны разгонялись с ней и до 60 км/ч). С другой стороны, при походной массе в 6304 кг она требовала мощного тягача, которых было не так много и в вермахте, не говоря уже о РККА. У нее, как и у М-10, на марше оттягивался ствол (что неудивительно, так как обе системы в какой-то степени являются родственными 152-мм гаубице НГ, разработанной фирмой "Рейнметалл" в 1931 г.). Соответственно, расчет s.FH. 18 также испытывал неудобства при переходе из походного в боевое положение и обратно. К этому стоит добавить гораздо более сложное устройство прицела по сравнению с советскими системами, ограничения при ведении огня на наиболее мощных зарядах при малых углах возвышения и подачу выстрелов на огневую позицию в некомплектном виде.

Поэтому, несмотря на максимальную дальность огня стандартной осколочно-фугасной гранатой 15 cm Gr. 19 в 13325 м (против 12390 м у М-10 и Д-1), становится понятным, почему немецкие 150-мм гаубицы обр. 18 не задержались на службе в РККА. Когда завод №9 освоил серийный выпуск 152-мм гаубицы обр. 1943 г., намного более удобной в обращении и лучшей в плане подготовки для нее личного состава, трофейные системы, стоявшие в 1943 г. на вооружении нескольких полков, вывели в резерв.


Таблица кучности боя 152-мм гаубиц М-10 и Д-1 при ударной стрельбе на полном заряде для осколочно-фугасной гранаты ОФ-530
Дальность, м Вероятные отклонения, м
по дальности по фронту (боковое) по высоте
500 10 0,1 0,1
1000 и 0,2 0,2
2000 13 0,5 0,6
5000 18 2,6 4,0
10 000 (угол ВН< 45') 35 6,6 26
12390 47 9,1 68
10 000 (угол ВН >45’) 40 9,2 111
Вероятный отклонением В в теории стрельбы называется величина, характеризующая рассеивание точек попадания снарядов относительно точки прицеливания П по каждой из координат. По определению в интервале от П-ВдоП * В находится точно 50% всех точек попаданий при бесконечно большом числе выстрелов. Если число выстрелов является большим, но конечным (как правило, больше сотни), то в этом интервале будет находиться около половины попаданий. Например, если гаубица Д-1 ведет огонь по удаленной на 5000 м цели гранатой ОФ-530 на полном заряде и наводка орудия выполнена точно, то около половины разрывов придутся на интервал по дальности от 4982 м до 5018 м. Независимо от них, в полосе шириной 2,6 м вдоль пинии -орудие - цель с целью посередине также будет находиться около половины разрывов. Таким образом, по теореме умножения вероятностей независимых событий, при 100 выстрелах в прямоугольник размером 36 на 5,2 м, ориентированный длинной стороной вдоль линии -орудие - цель и с самой целью в его центре, придется около 25 попаданий.
Таблица бронепробиваемости фугасным (морским, полубронебойным) снарядом для 152-мм гаубиц М-10 и Д-1
Дальность, м Толщина пробиваемой брони, мм
при угле встречи 90' при угле встречи 60'
100 90 73
500 87 71
1000 82 67
1500 78 64
2000 74 60
2500 70 57
3000 68 55
4000 61 50
5000 55 45
Толщина пробиваемой брони рассчитана по формуле Жакоб-де-Марра для цементированной брони при коэффициенте К = 2400.
Предельный технический режим ведения огня на полном заряде для 152-мм гаубиц М-10 и Д-1
Продолжительность стрельбы Минуты Часы
1 3 5 10 15 30 1 2 3 6
Число выстрелов 5 12 18 25 30 45 70 120 170 260



После введения нового метательного заряда 4Ж13 в конце 1950-х гг. для осколочно-фугасньх гранат и кумулятивного снаряда БП-540 с однокомпонентным зарядом 4Ж5 развитие боеприпасов для Д-1 практически завершилось. Из новых 152-мм снарядов повышенного могущества с орудием применялся лишь осколочно-фугасный ЗОФ9 в составе выстрела ЗВОФ13 с зарядом 4Ж13 и теми же характеристиками по дальности, что и у гранаты ОФ-530 Следует отметить задействование для заряда 4Ж13 пламегасителей, доокисляющих пороховые газы (о чем свидетельствует увеличение начальной скорости при их использовании). У ряда других орудий Великой Отечественной войны пламегасители были инертного типа, которые понижали температуру воспламенения пороховых газов и не влияли на баллистические свойства, но давали повышенную дымность и сильно загрязняли канал ствола.

В завершение кратко остановимся на боевом пути 152-мм гаубиц Д-1 в Советской Армии. Они были в составе частей, подавлявших инспирированный "демократическими" западными странами антисоветский мятеж в Венгрии в 1956 г. Пришлось из них пострелять во время пограничного конфликта с Китайской Народной Республикой на Даманском в марте 1969 г. Советские артиллеристы 378-го артиллерийского полка 135-й мотострелковой дивизии 15 марта огнем из этих орудий как минимум сожгли одну и подбили вторую САУ ИСУ-122 Народно-освободительной армии Китая (НОАК), а также вывели из строя неустановленное количество живой силы сопредельного государева (как солдат НОАК, так и находившихся в зоне боевых действий хунвэйбинов). После прекращения огня гаубицам Д-1 выпала скорбная участь: на станинах их лафетов (вращающиеся части с орудий не снимались) гробы с погибшими пограничникам провожали в последний путь на местное кладбище.

Гаубицы Д-1 были в соединениях 40-й армии в Афганистане. После ухода советского "ограниченного контингента" некоторое количество орудий этого типа бьло оставлено правительственным войскам этой страны.

Автор выражает свою благодарность И. Сливе, сотрудникам ВИМАИВиВС Е В. Сидоровой и Л. Г. Минасяну.

Литература и источники

1. 152-мм гаубица обр I938 г. (М-10). Памятка командиру взвода и командиру орудия. - М.: Воениздат НКО СССР. 1942.

2. Таблицы стрельбы 152-ми гаубицы обр. 1938 г. № 155 и 155/150Д. - М.: Воениздат НКО СССР, 1942.

3. 152-мм гаубица обр. (943 г. Руководство службы. - М.: Воениздат МВС СССР. 1949.

4. Таблицы стрельбы 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1) и 152-мм гаубицы обр. 1938 г. №155. - М.: Воениздат МВС СССР 1949.

5. ЦАЛЮРФ.Ф.81.0П. 12038, л №203, с. 121-123,

6. Морозов В. Даманский-1969 // Техника и вооружение. -2015, Nil.

7. И. Павлов, М. Павлов. Ночкой кошмар Гудериана // Техника и вооружение. -2015, №5.

8 Архивные документы с сайта rkka.ru.


Семен Федосеев

Живой мир Тульского музея оружия

Символичное соседство: Тульский государственный музей оружия и памятник Никите Демидову. Памятник установлен рядом с родовой усыпальницей Демидовых.


"Принимая во внимание громадное историческое значение тульских оружейных заводов Республики, предписать в самой категорической форме собрать историческое оружейное имущество, находящееся на заводах, и организовать советский оружейный музей при Первых Государственных оружейных заводах. Ответственность за хранение этого редкого имущества, имеющегося по большей части в одном экземпляре, возложить на Правление заводов", - так было записано в протоколе Центрального правления артиллерийских заводов от 5 января 1920 г. Речь шла об уникальной коллекции оружия, собранной к тому времени на Первых оружейных заводах РСФСР (так именовались производства Тульского оружейного завода). Уже тогда эта коллекция относилась к числу старейших и наиболее богатых.

Начало ее собиранию было положено вскоре после основания завода. Уже во второй четверти XVIII в. началось собирание "старинных пушек и фузей" старого оружия в цейхгаузы на хранение. Сохранялось старое оружие и в Туле. Но до возникновения заводского музея прошло еще около ста лет.

В начале 1870-х гг. командир Тульского оружейного завода генерал-майор В.В. фон Нотбек поставил перед Главным артиллерийским управлением вопрос о формировании музея как самостоятельного подразделения завода. Он был открыт 30 августа 1873 г. в одной из комнат правления завода, его экспозиция включала 165 экспонатов. В тот период музей осуществлял обобщение опыта и подготовку специалистов-оружейников.

Копия грамоты "с прочетом" царя Алексея Михайловича тульскому воеводе Вельяминову от 1672 г. и образцы изделий оружейников XVII в. - фитильные замки, ружейные стволы, пистоли.

Опытные винтовки 1886-1890 гг. - этапы создания знаменитой русской "трехлинейки" - 3-лин винтовки обр.1891 г.


В тяжелых условиях Гражданской войны тульские оружейники поставили вопрос о сохранении коллекции музея. Поддержкой служил декрет Совнаркома РСФСР "О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений" от 5 октября 1918 г., требовавший "...взять на учет... собрания предметов искусства и старины, а также отдельные предметы, имеющие большое научное, историческое или художественное значение". Ну а оружие всегда имеет и научное, и историческое, и художественное значение. В 1924 г. заводской музей стал доступен для посещения "организованными группами". В 1929 г. издан путеводитель по "Музею 1-х ТОЗ".

Музей оставался заводским долгие годы, хотя интерес к его коллекции выходил далеко за пределы завода. Доступ групп посетителей на территорию оборонного предприятия был, понятно, связан с большими организационными трудностями. В 1959 г. музею выделили помещение в центре города, но тесноватое. В 1972 г. на баланс оружейного завода передали здание бывшего Богоявленского собора на территории Тульского кремля, которое в 1985-м и предоставили музею. Официально Тульский музей оружия в этом здании открыли 18 мая 1989 г.

В 1996 г. музей перешел в ведение Министерства оборонной промышленности и постановлением правительства получил статус государственного. Было также принято решение о возведении для него нового здания. Строительство началось в 2000 г. и с передачей музея в ведение Министерства культуры в 2006 г. оно продолжилось. Шестиэтажное здание с купольным завершением, хорошо известное теперь как "здание-шлем", торжественно ввели в эксплуатацию в марте 2012 г. Однако формирование постоянной экспозиции требовало времени и немалой работы. Торжественное открытие новой экспозиции Тульского государственного музея оружия состоялось 23 февраля 2015 г.

В настоящее время музей располагает 13137 единицами хранения (включая документальные источники), из них в постоянной экспозиции представлено около 1150. Постоянная экспозиция размещена сейчас на двух уровнях. Первый экспозиционный уровень (второй этаж здания) посвящен истории стрелкового и холодного оружия с XIV века до 1914 г., второй (третий этаж) - с 1914-го по 1945 г.

Используя конфигурацию здания, экспозицию на каждом уровне построили по типу фортеции второй половины XVII в., т.е. классической системы долговременной фортификации "эпохи Вобана" с бастионной линией и расчлененной системой внешних сооружений. Витрины сложной в плане формы сочетают острые углы и плавные дуговые линии - это идея двойственного характера оружия, агрессии и защиты. В центре каждого экспозиционного уровня находится пятиугольная витрина, где фоном для экспонатов служит кольчужное полотно - последнее средство защиты и в то же время символ преемственности традиций защиты Отечества.

Пулемет системы Максима обр.1905 г. №1 тульского производства и разрезной пулемет обр.1910 г.

Драгунская и пехотная винтовки обр.1870 г.

Русский пулемет "Максим" обр.1910 г. на станке Соколова первоначального образца в инсталляции, посвященной боям Первой мировой войны.

Опытные винтовки систем Рощепея и Токарева, созданные в рамках работ Комиссии по выработке образца автоматической винтовки в 1908-1913 гг.


Интересно и само оформление витрин: их нижняя часть отделана деревом (ложе ружья), а верхняя - металлом (ствол). Надо отметить, такая идеологическая система никак не помешала чисто практической цели - наибольшей наглядности и информативности. Та же многогранная конфигурация витрин и размещение в них большого количества образцов позволяет осмотреть их подробно и с разных ракурсов. Такой "разносторонний" взгляд на оружие важен и для знатоков, и для тех, кто только знакомится с этим миром.

Экспозиция строго выстроена и хронологически, и тематически. При этом история оружия увязана с событиями военной истории, а также с развитием оружейного производства и его технологий - прежде всего, конечно, речь идет об истории производства оружия в Туле. Отдельные витрины посвящены началу оружейного и "железного" производства в Туле в XVII в., созданию в 1712 г. Тульского оружейного завода. Представлена, например, грамота "с прочетом" (копия, конечно) царя Алексея Михайловича тульскому воеводе Вельяминову о запрещении привлекать оружейников к посадским повинностям и об ускоренном производстве оружия; рядом демонстрируются предметы, изготовлявшиеся оружейниками того времени. В Туле формировалось особое сословие казенных оружейников со своими привилегиями, но и с весьма жесткими обязанностями перед государством.

Различные образцы огнестрельного и холодного оружия XVIII в. собраны в витрине под портретом Петра Великого и цитатой из указа Правительствующего Сената о постройке Тульских оружейных заводов: "...1712 [года] февраля 15-го дня Великий Государь... Петр Алексеевич... указал... при той оружейной слободе, изыскав удобное место, построить заводы, на которых можно ружье, фузеи, и пистолеты сверлить и обтирать, а палаши и ножи точить водою...".

Отдельные, плотно заполненные витрины посвящены реорганизации и модернизации Тульского оружейного завода в 1870-е гг. и превращению его в централизованное современное машиностроительное предприятие, началу производства казнозарядного оружия под унитарный патрон (винтовки Бердана обр. 1870 г., револьверы "Смит-Вессон русский"), с использованием новых литых сталей и нового станочного парка. Кстати, с этим непосредственно связано и создание заводского музея оружия: его открытие стало частью торжественного открытия реконструированного завода. Здесь же показаны картечницы Гатлинга-Горлова и Гатлинга-Барановского производства завода Нобеля в Санкт-Петербурге - эти "скорострелки" составили совершенно новый элемент системы артиллерийско-стрелкового вооружения того периода.

Следующий важнейший этап (конец XIX - начало XX в.) - переход к патрону с бездымным порохом, создание и начало выпуска 3-линейной винтовки обр. 1891 г., организация производства в России пулемета Максима и работы над автоматическим оружием. Необходимость перевооружения армии снова способствовала техническому перевооружению завода. Не могут не произвести впечатления винтовка образца 1870 г. за №1.000.000, "трехлинейки" за №1 и №1.000.000 (изготовлена уже в 1897 г.) и пулемет "Максим" №1 изготовления Императорского Тульского оружейного завода.

Реконструкция импровизированной зенитной установки пулемета "Максим" обр.1910 г.

Пятиствольная "револьверная" пушка "Гочкис" производства Императорского Тульского оружейного завода на морской тумбовой установке.

Авиационная модификация пулемета "Виккерс" и два этапных образца в истории русского автоматического оружия - автоматическая винтовка Федорова и автомат ("ручное ружье- пулемет") Федорова.

Самозарядные пистолеты периода Первой мировой войны: С/96 "Маузер", LP.08 "Парабеллум" ("артиллерийский"), Р.04 "парабеллум" ("флотский"), "Рот-Штайр" 1907 г., "Штайр" 1912 г., "Дрейзе".

Пулеметы 1930-х гг.: авиационные ПВ-1 и ДА, рядом - опытный станковый пулемет ТКБ-67 системы Силина.


Наибольшее внимание на втором экспозиционном уровне отведено, конечно, годам Первой мировой и Великой Отечественной войн. В части экспозиции, посвященной межвоенному периоду, отражены процесс усложнения и расширения системы стрелкового вооружения, перевооружение Красной Армии, формирование и работы Проектноконструкторского бюро, созданного при Первых оружейных заводах СССР в Туле в 1927 г. (с 1933 г. - ЦКБ стрелкового вооружения, с 1936 г. - ЦКБ-14). Представлены и изделия других конструкторских бюро. Этапы работы Ф.В. Токарева над автоматической и самозарядной винтовкой в Туле показаны параллельно с работами над винтовками в Коврове. Рядом находятся пулеметы различного назначения, созданные в тульском ПКБ и В.А. Дегтяревым в ковровском ПКБ (БНКиС).

В целом отрадно, что кроме принятых на вооружение и серийно выпускавшихся образцов достаточно широко представлены опытные конструкции. Наряду с отечественными образцами имеется и зарубежное оружие соответствующего периода, закупавшееся для нашей армии, приходившее для изучения и трофейное.

Экспозиция музея, конечно, не ограничивается военным оружием. Отдельные витрины отведены охотничьему и спортивному оружию отечественного и зарубежного производства. Здесь можно увидеть и существенную разницу, и взаимное влияние военного, охотничьего и спортивного оружия. Если чего-то и не хватает на ряде стендов, то это, пожалуй, образцов боеприпасов к представленным образцам оружия, которые бы позволили более полно судить об оружейных комплексах, изменении и усложнении задач, решаемых различными типами оружия. Хотя это можно отнести к придиркам ворчливого посетителя.

В экспозиции весьма активно использованы современные технологии музейного дела, в частности - мультмедийные системы. Тут и панели с виртуальным рассказчиком, и видео-стена "Лента времени", и голографические витрины, динамично отражающие устройство и работу фитильного ружья, ружья с ударно-кремневым замком и магазинной винтовки обр. 1891 г., т.е. самые существенные этапы развития стрелкового оружия показаны как-бы "изнутри". Есть демонстрационные зоны, где можно увидеть кадры хроники Первой мировой, Гражданской, Великой Отечественной войны - более чем наглядная демонстрация работы выставленных тут же экспонатов. В отличие от ряда современных музеев, "аудиовизуальные технологии" здесь не подменяют собой натурную экспозицию, а поясняют ее. Всплывающие "электронные этикетки" на информационных панелях витрин позволяют получать краткую справку по каждому экспонату.

Опытные авиационные пулеметы Токарева 1929 г. и А-2 Надашкевича (на основе пулемета "Максим").

Станковые пулеметы: финский КК 09/32 (модификация системы Максима) и польский Wz.30 системы Браунинга.

Станковый пулемет обр.1939 г. ДС системы В.А. Дегтярева.

Опытные самозарядные и автоматические винтовки и карабины, разработанные Ф.В. Токаревым в ЦКБ СВ (ЦКБ-14) с 1924 г. по 1941 г. Внизу - разработанный Ф.В. Токаревым прибор для измерения темпа стрельбы.

Автоматические гранатометы - опытные образцы 6Г28 и 6Г26, авиационный АП-30 "Пламя-А" и его предшественник опытный 9-А-800.

Автоматическая пушка 2А72 и орудие-пусковая установка 2А70 разработки КБП - комплект вооружения БМП-3, БМД-4, БМД-4М.


Ряд образцов тяжелого оружия (в основном, станковые пулеметы) выставлен открыто. Смелое решение, учитывая привычки некоторых категорий посетителей, но пока экспонаты удается защитить. Неукротимую энергию детской и подростковой аудитории направляют в нужное русло с помощью выделенных игровых зон. Для желающих "подержаться" за экспонаты выделены особые места: специально воспроизведены импровизированная зенитная установка пулемета "Максим" и отрезок окопа периода Первой мировой войны. Тут можно и подержать оружие в руках, и сфотографироваться с ним.

Постоянная экспозиция третьего и четвертого уровней еще ожидает реализации. В настоящее время четвертый и пятый этажи здания используются для организации выставок. На четвертом этаже в рамках выставки "Тула - арсенал и щит России" представлена продукция тульских оборонных предприятий после 1945 г. - от первой послевоенной системы восружения до современных военных стрелковых, артиллерийских и ракетных комплексов, РЛС ближней разведки, охотничьего и специального оружия. Пятый этаж заняла выставка "Не смолкнет слава тех лет", посвященная 70-летию Великой Победы. На ней, помимо прочего, представлены реконструкции полевой формы одежды различных родов войск РККА, предоставленные ВИК"156-й полк НКВД". Логично для подобного музея: история оружия отражается в форме одежды самым непосредственным образом. Для организации выставок используется, кстати, и здание музея в Тульском кремле.

Музейный комплекс включает также два конференц-зала и библиотеку с читальным залом. Под открытым небом демонстрируются РСЗО "Смерч" и "Град", танки Т-54А и Т-80Б, БМП-1П, ЗСУ "Шилка" и ЗРК "Куб", а также корабельные артиллерийские установки АК-306 и АК-630М. В создание этой техники внесли свой вклад и тульские конструкторы и предприятия.

Ручной пулемет ДП системы В.А. Дегтярева и созданные на его базе авиационные пулеметы ДА и ДА-2, танковый пулемет ДТ.

Инсталляция, посвященная работе туляков в эвакуации в Медногорске в годы Великой Отечественной войны.

Четырехствольные высокотемпные авиационные пулеметы ЯкБ-12,7 и ЯкБЮ-12,7. Разработаны в тульском ЦКИБ СОО.

Серийная крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 разработки тульского КБП и опытный танковый пулемет Шпитального.

73-мм гранатомет станковый противотанковый ТКБ-592, разработанный в ЦКИБ СОО - прототип станкового гранатомета СПГ-9.


В 2014 г. музей посетило около 250 тыс. человек, за первые девять месяцев 2015-го - уже почти 300 тысяч. "География" посетителей весьма обширна: по отдельности и группами приезжают со всей России (от Петербурга до Владивостока и от Мурманска до Владикавказа), из-за рубежа (Германии, Израиля и других стран). В музее побывали и гости из Донецкой и Луганской областей.

Таким образом, информационная, просветительская составляющая в работе музея тесно связана с задачей патриотического воспитания (которое касается не только школьно-студенческой аудитории), формирования исторической памяти. Наглядное, предметное знакомство с историей отечественного оружия и оружейной промышленности, техническим уровнем и исторической ролью отечественного вооружения часто убеждает сильнее речей.


М. В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник,

И. В. Павлов, ведущий конструктор

Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг

Танк ИС-4М Музей бронетанковой техники в Кубинке, 1990 г.


Серийные тяжелые танки

ИС-4 - первый послевоенный серийный тяжелый танк. Его разработка под обозначением "Объект 701" началась в конструкторском бюро ЧКЗ еще в конце 1943 г. Проектирование машины велось под руководством Н.Л. Духова. Ведущим инженером первоначально являлся Л.С. Троянов, а затем М.Ф. Балжи, который весной 1947 г. стал главным конструктором СКБ-2.

В 1945 г. на ЧКЗ собрали два опытных образца (см. "ТиВ" №12/2012 г.), а в 1946 г. - шесть машин установочной партии. Танк приняли на вооружение Советской армии постановлением Совета Министров СССР №961-403 от 29 апреля 1946 г. (приказ министра транспортного машиностроения №122 от 4 мая 1946 г.). Серийное производство танка велось на ЧКЗ в 1947-1948 гг Изготовление корпусов и башен осуществлялось на заводе №200. За это время выпустили 207 танков, после чего их серийное производство из-за большого количества дефектов агрегатов трансмиссии в феврале 1949 г. было прекращено по постановлению Совета Министров СССР №701-270 от 18 февраля 1949 г. (приказ министра транспортного машиностроения №69 от 19 февраля 1949 г.). До 1 января 1952 г. все эти машины прошли модернизацию и получили обозначение ИС-4М. До настоящего времени танк числится состоящим на вооружении Российской армии[* По последит данными, информация о снятии тяжелых танков с вооружения в 2008 г., как это было указано в ТиВ- №11/2012г., оказалась неточной.].

ИС-4 имел классическую схему общей компоновки с экипажем из четырех человек. Внутреннее оборудование размещалось в четырех отделениях: управления, боевом, моторном и трансмиссионном. Отделение управления находилось в носовой части корпуса. В нем расголагались: сиденье механика-водителя (в центре отделения по продольной оси машины), рычаги и педали приводоз управления движением, щиток с контрольно-измерительными приборами, топливо-распределительный кран, ручной топливоподкачивающий насос, фильтр грубой очистки топлива, два баллсна со сжатым воздухом, аккумуляторные батареи и приборы электрооборудования (пусковое реле стартера, реле-регулятор, выключатель аккумуляторных батарей), часть боекомплекта и ЗИПа, аппарат ТПУ.

Танк ИС-4 (вид сзади). НИИБТ полигон, 1948 г.

Танк ИС-4 на НИИБТ полигоне, 1948 г.


Для наблюдения за впереди лежащей местностью при вождении ИС-4 "по-походному" в верхнем лобовсм броневом листе имелся смотровой люк механика-водителя, закрываемый поворотной броневой крышкой. При вождении танка "по-боевому" механик-водитель пользовался двумя поворотными перископическими смотровыми приборами, которые монтировались в крышке люка. Размещение механика-водителя по продольной оси корпуса упрощало вождение танка. За сиденьем механика-водителя в днище корпуса находился люк запасного выхода, закрывавшийся круглой броневой крышкой (при открывании крышка опускалась под днище танка).

Боевое отделение располагалось в средней части корпуса (за отделением управления) и в башне. В нем размещались: оружие танка, приборы стрельбы и наблюдения, механизмы наводки, сиденья заряжающего (справа от пушки), наводчика (слева от пушки), командира танка (за наводчиком), а также основная часть боекомплекта, щиток башни, радиостанция, три аппарата ТПУ, вращающееся контактное устройство (ВКУ), часть ЗИПа и воздухоочистители (в кормовой части отделения), Для удобства работы заряжающего в боевом отделении устанавливался вращающийся вместе с башней полик. Посадка и выход всех членов экипажа производились через два люка в крыше башни.

Общий вид танка ИС-4.


Люк механика-водителя и установка смотрового прибора.

Вращающийся броневой колпак командира со смотровым прибором ТПК-1 и размещение приборов системы командирского управления (внизу).


Продольный и поперечный разрезы танка ИС-4.

Стопор башни.

Установка основного оружия в башне танка ИС-4.


Для наблюдения за полем боя у наводчика в крышке его входного люка имелся смотровой прибор МК-4, аналогичный смотровой прибор устанавливался в крыше башни у наводчика. Командир танка пользовался бинокулярным перископическим прибором ТПК-1 с пятикратным увеличением, который монтировался во вращающемся броневом колпаке в крышке командирского люка. Броневой колпак поворачивался с помощью скобы и рукоятки смотрового прибора ТПК-1. Для вентиляции боевого отделения в крыше кормовой ниши башни в специальной бронировке монтировался вытяжной электровентилятор.

За боевым отделением находилось моторное отделение, отделенное от него перегородкой. В средней части отделения на подмоторной раме (вдоль продольной оси) устанавливался двигатель. По обе стороны от двигателя у бортов танка располагались: справа по ходу - масляный и топливный баки, слева - два топливных бака. В бортовых нишах корпуса монтировались два вентилятора системы охлаждения, жидкостный и масляный радиаторы. В передней части отделения, справа, под масляным радиатором, находился водомасляный радиатор механизма передач и поворота.

В трансмиссионном отделении устанавливались планетарный механизм передач и поворотов с селекторным устройством и бортовые редукторы. На картере механизма передач и поворотов (слева) крепился электростартер СТ-700.

Основным оружием танка являлась хорошо зарекомендовавшая себя еще в годы Великой Отечественной войны 122-мм пушка Д-25Т раздельно-гильзового заряжания с горизонтальным полуавтоматическим клиновым затвором и двухкамерным дульным тормозом. При стрельбе прямой наводкой из пушки и спаренного пулемета использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-45. Углы наводки в вертикальной плоскости находись - от -3 до +19°. Наибольшая прицельная дальность стрельбы составляла 5000 м, дальность прямого выстрела по цели высотой 2,5 м - 1100 м. При стрельбе из пушки с закрытых огневых позиций применялись боковой уровень и угломерный круг на погоне опоры башни (башенный угломер). При этом максимальная дальность стрельбы равнялась 13500 м. Боковой уровень крепился на левом листе неподвижной части ограждения пушки. Кнопка электроспуска пушки располагалась на рукоятке подъемного механизма пушки, а рычаг ручного спуска - на ее ограждении. Боевая скорострельность Д-25Т достигала 2-3 выстр./мин.

Танк ИС-4 на НИИБТ полигоне, 1948 г.

Вращающий пол боевого отделения.

Отделение управления танка ИС-4.

Трансмиссионное отделение.

Боевое отделение.

Моторное отделение.


Подъемный механизм пушки - ручной, секторного типа, находился слева от пушки. Механизм поворота башни - планетарный, с ручным и электромоторным приводом, допускал раздельную и совместную работу этих приводов без каких-либо переключений. Кроме того, электрический привод механизма поворота башни был оборудован системой двойного управления - от наводчика и командира танка. Наводчик управлял поворотом башни с помощью контроллера КБ-ЗА. Направление поворота башни задавалось поворотом рукоятки контроллера вправо или влево от исходного положения, а скорость поворота башни зависела от величины угла поворота его рукоятки. Командир танка осуществлял поворот башни с помощью системы командирского управления путем нажатия кнопки на рукоятке смотрового прибора ТПК-1. При этом управление поворотом башни от наводчика автоматически отключалось. Плавный диапазон изменения скорости вращения башни от контроллера составлял от 0.1 до 7,5 град./с. Максимальная (перебросочная) скорость поворота башни при управлении командиром составляла 9-10 град./с.

С помощью стопора походного положения башня могла фиксироваться в двух положениях (пушкой вперед и пушкой назад). Стопор башни приваривался к крыше отделения управления сзади и справа от сиденья механика-водителя. Кроме того, на крыше корпуса в корме устанавливался стопор крепления пушки по-походному. Вылет ствола пушки составлял 3190 мм.

С пушкой был спарен 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938/46 г., который мог использоваться и в качестве пристрелочного. Кнопка электроспуска спаренного пулемета находилась на рукоятке механизма поворота башни. Второй аналогичный гулемет ДШК - зенитный, крепился на специальной турельной установке, которая при стрельбе устанавливалась над открытым люком заряжающего. Вертлюг турельной установки вместе с пулеметом монтировался на погонном устройстве, обеспечивавшем свободную наводку установки по горизонту. Стрельбу по воздушным (наземным) целям с помощью коллиматорного прицела К8-Т (с 1948 г. - К 10-Т) производил заряжающий.

Размещение боекомплекта в танке ИС-4.

Кассеты с укладкой бронебойного и осколочно-фугасного снарядов и гильзовая укладка (справа).

Установка спаренного 12,7-мм пулемета ДШК.

Стрельба из зенитного 12,7-мм пулемета ДШК.

Установка зенитного 12,7-мм пулемета ДШК.


Для стрельбы из пушки применялись выстрелы раздельно-гильзового заряжания от 122-мм пушек обр. 1931 г. и обр. 1931/37 г. с переменными зарядами (полным и третьим) и осколочно-фугасными и бронебойно-трассирующими снарядами. Бронебойный снаряд массой 25 кг и начальной скоростью 795 м/с на дальности 1000 м пробивал вертикально расположенную броневую плиту толщиной 170 мм, на дальности 2000 м - 145 мм. Для стрельбы из пулеметов (спаренного и зенитного) применялись 12,7-мм патроны с бронебойной Б-30 и бронебойно-зажигательными Б-32 и БС-41 пулями.

В состав боекомплекта танка входили 30 выстрелов к пушке и 1000 патронов (два боекомплекта) к пулеметам. Бронебойные снаряды и осколочно-фугасные гранаты размещались в боевом отделении: в нише башни в горизонтальной укладке - 28 шт. (12 бронебойных и 16 осколочно-фугасных) и в вертикальной укладке, прикрепленной к корпусу танка, - 2 шт. (осколочно-фугасных). В нише башни устанавливались четыре каркаса блоков, состоявших из кассет: два блока имели по восемь кассет каждый, а два блока - по шесть кассет.

Гильзы с боевыми зарядами размещались в зарядных укладках в боевом отделении и отделении управления.

В боевом отделении в нишах броневого корпуса (справа и слева) располагались по две укладки для пяти гильз каждая, одна укладка для пяти гильз - на вращающемся полу и две гильзы - на правой стенке башни. В отделении управления на аккумуляторной батарее укладывались три гильзы.

Один боекомплект к пулеметам ДШК снаряжался в ленты (по 50 патронов в каждой) и по одной ленте укладывался в магазинах (коробках): два магазина - под вращающимся полом (у моторной перегородки), два - на пулеметах, по одному - на бортах корпуса (у аккумуляторных батарей) и башни, и два - на вращающемся полу возле гильзовой укладки. Второй боекомплект патронов к пулеметам (в пачках заводской упаковки по 20 патронов в пачке) находился в четырех брезентовых патронных сумках: две сумки (по пять пачек) крепились на погоне башни и две (по семь пачек) - на стенках башни, 20 патронов в коробке укладывались в левой нише корпуса. Кроме того, в боевом отделении укладывались 20 ручных гранат Ф-1 (в пяти металлических коробках) и сигнальный пистолет с комплектом сигнальных ракет.

Танк ИС-4 имел самую мощную броневую защиту среди однотипных серийных танков. Лобовые и бортовые броневые листы корпуса, а также лобовая часть и борта башни не пробивались бронебойными снарядами зарубежных пушек при всех углах обстрела с дальности 1000 м. Для сравнения: кормовой лист корпуса танка ИС-4 имел такую же толщину брони, как лобовая часть башни тяжелого ИС-2.

Верхний лобовой лист сварного броневого корпуса толщиной 140 мм устанавливался под углом 61*81' от вертикали, нижний лобовой лист имел толщину 160 мм и угол наклона от вертикали 40'. Нижний и верхний лобовые листы сваривались между собой в стык, который был усилен замковым соединением и двумя разгрузочными штифтами. В верхней части лобового листа имелся вырез, 8 который вваривалось основание смотрового люка механика-водителя.

Каждый борт корпуса собирался из сваренных между собой в стык наклонного (толщиной 160 мм, установленного под углом 30‘ от вертикали), горизонтального (толщиной 30 мм) и вертикального (толщиной 160 мм) броневых листов. Наклонные и горизонтальные бортовые листы образовывали внутри танка ниши, в которых устанавливались поперечные перегородки.

Схема броневой защиты танка ИС-4.


Корпус танка.


Корма корпуса состояла из верхнего, среднего и нижнего кормовых листов толщиной 100 мм, устанавливавшихся под углами от вертикали 37°30', 32°30' и 38°30' соответственно. Средний и нижний кормовые листы сваривались между собой и приваривались к вертикальным бортовым листам. Сварной шов между кормовыми и бортовыми листами был усилен замковым соединением.

Днище корпуса корытообразной формы, сваривавшееся из трех броневых листов (горизонтального и двух наклонных), имело толщину 30 мм. Подбашенный лист и съемные листы крыши моторного и трансмиссионного отделений также изготавливались из 30-мм брони.

Башня танка - литая, с вварной передней частью крыши. Максимальная толщина лобовой брони башни составляла 250 мм, бортов - 200 мм. Угол наклона брони от вертикали - 34°.

В связи с усилением броневой защиты боевая масса танка ИС-4 возросла до 60 т и достигла наибольшей величины среди серийных отечественных танков.

На корпусе машины к верхнему лобовому листу приваривались два буксирных крюка с пружинными защелками, а к нижнему - бонки для крепления четырех запасных траков. На левом скуловом листе монтировались сигнал и фара.

В бортовые листы снаружи в носовой части вваривалось по одному кронштейну кривошипа направляющего колеса и цапфе (для монтажа механизма натяжения), вдоль бортов в нижней части - по четыре упора (для ограничения подъема опорных катков), в верхней - по три кольцевых бонки (для крепления поддерживающих катков), в кормовой части - по бонке (для крепления грязеочистителя). Кроме того, в нижней части вертикальных бортов и в верхних наклонных частях днища вваривалось по семь кронштейнов осей балансиров опорных катков, которые значительно увеличивали жесткость днища корпуса. В кормовой части бортов были расточены отверстия для бортовых редукторов.

Верхний кормовой лист состоял из двух боковых частей, приваривавшихся к бортовым листам, и одной средней части, крепившейся к боковым частям с помощью 12 болтов. К средней части кормового листа внизу приваривались две петли для крепления крыши трансмиссионного отделения, а в верхней части - крепления для установки стопора пушки по-походному. На среднем кормовом листе приваривались два буксирных крюка с пружинными защелками и кронштейны под дымовые шашки.

В подбашенном листе крыши имелся круглый вырез под установку опоры башни. С внутренней стороны корпуса к подбашенному листу приваривались ребра жесткости. Съемная крыша моторного отделения состояла из среднего продольного листа, располагавшегося над двигателем, четырех броневых решеток над радиаторами и двух надвентиляторных плит, имевших ребра переменного сечения и отверстия для выпускных патрубков. Выпускные патрубки снаружи прикрывались броневыми колпаками.

Для доступа к двигателю в средней части продольного листа крыши корпуса имелся надмоторный люк, закрывавшийся откидной броневой крышкой. В передней части продольного листа крыши находился малый съемный лист (над фильтрами тонкой очистки), а в кормовой части - три закрытые пробками отверстия (для заправки танка топливом и охлаждающей жидкостью). Аналогичные отверстия с пробками имелись и в надвентиляторных плитах (для заправки маслом картеров приводов вентиляторов). Кроме того, в правой плите располагалось еще одно отверстие с пробкой (для заправки маслом системы смазки двигателя).

Для облегчения открывания крыши трансмиссионного отделения в ее петлях устанавливался уравновешивающий торсионный валик, а для демонтажа и монтажа с танка приваривались три рыма. К бортам корпуса и среднему кормовому листу крыша крепилась с помощью болтов. Герметичность крыши в стыках с броневыми листами обеспечивалась резиновыми прокладками.

В днище, кроме люка запасного выхода, располагались люки и отверстия (закрываемые броневыми крышками на болтах), предназначавшиеся для обслуживания узлов и агрегатов танка. Для обеспечения герметичности крышек и пробок устанавливались резиновые прокладки.

Крыша моторного отделения.

Башня танка ИС-4.

Продольный разрез и вид башни сверху.


Башня монтировалась на корпусе на шариковой опоре, верхний погон которой крепился болтами к фланцу в основании башни. В лобовой части башни располагалась амбразура под установку пушки, закрывавшаяся снаружи качающейся бронировкой. В стенке башни слева от амбразуры находилось отверстие для телескопического прицела. Передняя часть крыши башни состояла из трех листов: двух боковых, приваренных к бортам башни, и среднего, крепившегося на болтах. В средней части крыши, отлитой заодно с башней, располагались два входных люка с броневыми крышками. 3 кормовой части крыши башни имелось отверстие под установку вентилятора, закрытое броневым колпаком. За командирским (левым) люком башни находилось отверстие с броневым ограждением для антенного веодэ, за люком наводчика приваривалась цапфа под установку турели зенитного пулемета. К кормовой и боковым стенкам башни приваривались поручни, а также три рыма для монтажа и демонтажа башни и бонки для крепления укрывочного брезента.

Для тушения пожаров внутри танка служило противспожарное оборудование, включавшее две углекислотных установки: одну - автоматическую, трехкратного действия (для тушения пожаров в моторном и трансмиссионном отделениях), другую - с кнопочным ручным включением, однократного действия (для тушения пожаров в обитаемых отделениях). В состав оборудования входили четыре баллона с углекислотой (емкостью по 5 л), автоматический клапан, шесть диффузоров (распылителей), шесть термоэлектрозамыкателей и щиток ППО и МДШ. Три баллона с углекислотой размещались на правом борту в боевом отделении и один баллон - на лобовом броневом листе в отделении управления. В головках баллонов устанавливались электрические запалы типа "Хольт". Четыре термоэлектрозамыкателя размещались в моторном отделении, два - в трансмиссионном; аналогичным образом были размещены шесть диффузоров, предназначавшихся для направления и распылении струй углекислоты. Две распылительные трубки монтировались на левом и правом бортах в боевом отделении и отделении управления. На танках более позднего выпуска предусматривалась установка двух диффузоров вместо распылительных трубок.

Для постановки дымовых завес на среднем кормовом листе крепились две дымовые шашки МДШ, поджиг которых осуществлялся с помощью элекрозапала нажатием кнопки на щитке ППО и МДШ.

В качестве силовой установки в танке использовался дизель В-12 мощностью 551 кВт (750 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала 2100 мин-1, который отличался от других существовавших в то время двигателей типа В-2 наличием приводного центробежного невыключающегося нагнетателя. Пуск двигателя производился с помощью электростартера СТ-700 (основной способ) мощностью 11 кВт (15 л.с.) или сжатым воздухом (вспомогательный способ) от двух пятилитровых воздушных баллонов. С целью облегчения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха танк был оборудован устройством для электрофакельного подогрева воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя. Кроме того, для обогрева системы охлаждения двигателя при длительных стоянках танка зимой, а также облегчения пуска холодного двигателя использовался подогреватель, работавший от паяльной лампы. Для установки горелки паяльной лампы под котелком подогревателя в наклонной части днища корпуса имелся лючок с броневой пробкой.

В системе питания двигателя топливом использовались ручной топливодкачивающий насос РНМ-1, топливоподкачивающая помпа БНК-12Т, фильтры грубой и тонкой очистки и топливный насос высокого давления НК-12 со всережимным центробежным регулятором. Емкость трех внутренних (основных) топливных баков составляла 410 л, четырех наружных (дополнительных) - 360 л. Дополнительные топливные баки крепились на надгусеничных полках в кормовой части корпуса и были включены в общую топливную систему. Для определения имевшегося объема топлива во внутренних топливных баках слева от сиденья механика-водителя устанавливался топливомер. Запас хода танка по шоссе на основных топливных баках достигал 170 км.

Расположение противопожарного оборудования в танке ИС-4.

Дизель В-12.

Установка двигателя В-12.

Система питания топливом двигателя.

Установка воздухоочистителей.

Воздухоочиститель типа "Мультициклон".


В системе воздухоочистки двигателя применялись два воздухоочистителя типа "Мультициклон".

Емкость системы смазки (циркуляционной под давлением) двигателя составляла 120 л. В ее состав входили: масляный бак, масляный трехсекционный шестеренчатый насос (монтировался на нижней половине картера двигателя), масляный фильтр "Кимаф" (крепился на кронштейне на корпусе нагнетателя), редукционный клапан, масляный радиатор (устанавливался в правом воздушном отсеке моторного отделения), ручной маслоподкачивающий насос (монтировался на кронштейне корпуса нагнетателя), маслопроводы и контрольные приборы (манометр и ариометр). В масляном баке (емкость 85 л) системы устанавливались пеногаситель и пародинамический котелок подогревателя.

Система охлаждения двигателя - жидкостная, закрытого типа, с принудительной циркуляцией. В ней использовались: три водяных радиатора, включенных параллельно, водяной насос (крепился на нижней половине картера двигателя), расширительный бачок (располагался на верхней половине картера двигателя), трубопроводы и два вентилятора осевого типа. Два вентилятора осевого типа, горизонтально расположенные по обе стороны от двигателя, имели привод от носка коленчатого вала через две первичные передачи, два карданных вала и две вторичные передачи. Регулировка интенсивности охлаждения воды и масла в радиаторах путем изменения количества воздуха, проходившего через радиаторы, осуществлялась с помощью жалюзи. Две рукоятки привода их заслонок размещались на бортах корпуса в боевом отделении.

В трансмиссионном отделении устанавливалась планетарная трансмиссия с однопоточным механизмом передач и поворота (МПП), в состав которого входили шестиступенчатая коробка передач и планетарный механизм поворота типа "ЗК" (см. "ТиВ" № 2/2010 г.). Этот механизм обеспечивал автоматическое уменьшение скоростей обеих гусениц при повороте, причем скорость отстающей гусеницы уменьшалась больше чем забегающей. В этом случае тяговые усилия на гусеницах резко возрастали по сравнению с прямолинейным движением, что позволяло танку осуществлять поворот на любой передаче, на которой было возможно прямолинейное движение в конкретных дорожных условиях. Расчетный радиус поворота не являлся фиксированным, так как на его величину влияли характеристика грунта и загрузка двигателя. Управление поворотом требовало от механика-водителя особых навыков. Механизм поворота "ЗК" монтировался в едином картере с коробкой передач и двумя мультипликаторами, которые обеспечивали получение шести передач переднего и трех передач заднего хода. Фрикционы коробки передач и мультипликаторов - многодисковые, сухого трения, "сталь по стали"; тормоза - ленточные, сухие, с односторонним серводействием.

Установка лампы подогревателя для обогрева системы охлаждения двигателя танка ИС-4.

Устройство электофакельного подогрева воздуха. Справа - впрыскивающий насос, вверху - форсунка.

Танк ИС-4 выпуска 1947 г. на специальных испытаниях. НИИБТ полигон, весна-осень 1948 г.

Механизм передач и поворота (вид сзади).

Системы смазки и охлаждения двигателя; справа - установка вентиляторов системы охлаждения.


Для смазки трущихся деталей МПП и их охлаждения на танке использовалась автономная система смазки и охлаждения (циркуляционная под давлением). В ее состав входили: водомасляный радиатор (размещался в моторном отделении справа от двигателя под масляным радиатором), который при прогреве двигателя перед троганием танка с места обеспечивал подогрев масла в МПП, а также распределительная коробка (монтировалась сверху на картере 1УПП), масляный фильтр "Кимаф" (устанавливался в трансмиссионном отделении слева от МПП) и контрольные приборы - манометр и термометр.

Остановочные тормоза - плавающие, ленточные, сухого трения с двухсторонним серводействием, монтировались на барабанах ведущих валов бортовых редукторов. Бортовые редукторы - двухрядные, комбинированные, каждый из которых включал пару цилиндрических шестерен и эпициклический планетарный ряд. В картере правого бортового редуктора устанавливался привод спидометра.

Для облегчения работы механика-водителя з механических приводах управления МПП ввели селекторное устройство с гидравлическим сервомеханизмом.

Конструкция узлов ходовой части ИС-4 по сравнению с аналогичными узлами, применяемыми в танках ИС-2 и ИС-3, не претерпела значительных изменений. В системе подрессоривания использовалась индивидуальная моноторсионная подвеска без амортизаторов. Для всех узлов подвески на каждом борту устанавливались упоры с металлической подушкой и резиновыми кольцами, ограничивавшие ход балансиров опорных катков.

В гусеничном движителе применялись цельнометаллические опорные и поддерживающие катки, мелкозвенчатые гусеницы с ОМШ, ведущие колеса цевочного зацепления, направляющие колеса и винтовые механизмы натяжения гусениц. В отличие от ИС-2 и ИС-3, количество опорных катков возросло с 12 до 14, а ширина траков гусениц увеличилась с 650 до 720 мм.

Электрооборудование танка выполнялось по однопроводной схеме, кроме приборов аварийного освещения. Напряжение бортовой сети составляло 24 В. Основными источниками электроэнергии являлись четыре соединенные последовательно-параллельно аккумуляторные батареи 6СТЭ-128 общей емкостью 256 А ч и генератор Г-73 мощностью 1,5 кВт. К основным потребителям электроэнергии относились: стартер СТ-700, мотор механизма поворота башни МПБ-20, преобразователь напряжения АБ-60 и радиостанция с ТПУ, а также электроспуски пушки и пулемета, два электросигнала ВГ-4, мотор-вентилятор, приборы наружного и внутреннего освещения и сигнализации.

Схема подключения ТПУ-4-Бис-Ф-26 к радиостанции 10РК-26.

Укладка ЗИП в танке ИС-4.

Подвеска и упор балансира.

Опорный каток, направляющее колесо с механизмом натяжения (справа) и ведущее колесо(внизу)танка ИС-4.

Установка ножевого устройства на ИС-4. НИИБТ полигон, 1949 г.


Для внешней связи в ИС-4 устанавливалась радиостанция ЮРТ, для внутренней связи - танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис-Ф-26. С 1948 г. на танках стала использоваться радиостанция 10РК-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-47.

Снаружи и внутри корпуса танка укладывался необходимый ЗИП, используемый при его эксплуатации.

В 1949 г. на танке ИС-4 на НИИБТ полигоне прошли испытания ножевого устройства, предназначенного для выполнения специальных инженерных работ, которое их не выдержало вследствие ненадежной конструкции крепления в носовой части корпуса.

Продолжение следует

День танка МС-1 в Кубинке


21 ноября 2015 г. в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники (филиал ФГАУ ВППКиО ВС РФ "Патриот") отмечался "День танка МС-1", на котором прошла презентация отреставрированного танка этого типа. Многочисленным гостям музея представилась уникальная возможность детально осмотрев легендарную боевую машину и даже сфото'рафироваться на ее фоне в танковом шлемофоне и с танкистами в форме 1940-х гг.

Напомним, что МС-1 (Малый сопровождения, первый) стал первым отечественным танком, поставленным на крупносерийное производство. В июле 1927 г. он был принят на вооружение РККА, а в ноябре 1928 г. в Ленинграде на заводе "Большевик" началось серийное производство, которое продолжалось до 1932 г. Небольшую партию танков (30 машин) в 1933-1931 гг. изготовил Мотовилихинский машиностроительный завод (Пермский орудийный завод). За годы серийного производства выпустили 962 танка МС-1. Небольшое количество таких машин принимало участие в боевых действиях на КВЖД в октябре-ноябре 1929 г. В середине 1930-х гг. МС-1 были сняты с производства, а в 1938 г. - с вооружения.



В течение дня в музее проводились также обзорные экскурсии и в динамике был продемонстрирован легкий плавающий танк ПТ-76. Кроме того, прошли мероприятия для любителей интерактивного технического моделизма на крытом "Танковом стадионе". Посоревноваться на радиоуправляемых танках, выполненных в масштабе 1:16, смогли и новички, и профессионалы. Неподдельные интерес вызвало шоу "Автогладиаторы": 14 водителей- спортсменов бились на арене до полной неузнаваемости своих машин.







Использованы фото В. Изъюрова, А. Зинчука, Д. Пичугина и Ф. Смирнова



Оглавление

  • Техника и вооружение 2016 01
  • Куда приведет турецкий танковый марш?
  • Практическое применение робота-сапера «Уран-6» в Итум-Калинском районе Чеченской республики
  • В погоне за Oshkosh
  • Танк для биатлона
  • Каким быть "спортивному" танку?
  • Пламя над Балканами Югославская бронетанковая техника 1944-1999 гг. Часть 3.
  • Фортификационные сооружения для пунктов управления
  • 152-мм гаубицы М-10 и Д-1 Штрихи к портрету
  • Живой мир Тульского музея оружия
  • Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг
  • День танка МС-1 в Кубинке