Единственное условие (fb2)


Настройки текста:



Денис Луженский Единственное условие

Катер пришёл около полудня. Пришёл не по графику, на два дня раньше срока. Когда в заведённом ритме бытия что-то сбивается — это всегда беспокоит.

Ян стоял на берегу и наблюдал, прикрыв ладонью глаза: судёнышко было ему знакомо — пузатая, высокая, неповоротливая с виду посудина, вся грязно-белая, лишь над ватерлинией украшенная тонкой синей полосой. Бодро взрыкивая, катер обогнул пирс и притёрся боком к позеленевшей свае. Самир заглушил мотор, ловко бросил петлю швартова на торчащий из сваи железный крюк… Привычная, вроде, картина, вот только Ян ожидал увидеть её не раньше, чем послезавтра. И когда хозяин катера вылез на пирс, стало вдруг ясно: он приплыл не один. Над давно не чищеным бортом поднялась голова пассажира, человек протянул Самиру руку и начал с его помощью выбираться из качающейся посудины. Среднего роста, плотный, склонный к полноте.

— Гость, — пробормотал Ян растерянно. — Это… нехорошо.

По черепу будто царапнули ржавым гвоздём, боль омыла затылок, стекла к шее. Ах, чёрт! Что-то сегодня сильнее обычного — как пить дать, грядут неприятности.

Прибывшие, между тем, уже шагали по выцветшим до белизны доскам причала. Ян ждал. Не убегать же, в самом деле: островок можно за полчаса в любой конец пешком пересечь — куда здесь убежишь, где спрячешься?

— Хай, док, — буркнул могучий, загорелый до черноты детина.

— Привет, Самир.

— Вот. К вам привёз.

— Спасибо… — Ян замялся, разглядывая гостя. Тому на вид было лет сорок пять — в его густых тёмных волосах только начинали серебриться первые седые прядки, а морщины разбегались от глаз пока ещё тонкой, едва заметной сеточкой. Взгляд незнакомец имел начальственный. Может, бизнесмен? Или бригадир на каком-нибудь производстве? Или… журналист, скажем? Пишет очерки о современных робинзонах?

Для корреспондента у гостя был слишком неласковый вид. Ему бы сходу улыбнуться «жертве», сунуть для пожатия руку, ошеломить потоком быстрых приветственных слов. Нет — стоит, смотрит из-под огромной белой панамы, губы нервно поджимает, истекает потом. Бледный, без следа загара на лице, в несвежей рубашке и летних брюках, со спортивной сумкой через плечо. Может, просто турист? Может, его случайно сюда занесло? Мало ли что местные наболтали про живущего на острове отшельника. А может…

— Моя фамилия Шпагин, — произнёс незнакомец на чистом русском. Голос его плохо соответствовал неброской внешности: был он сух и веяло от него холодком высокомерия. — Не знаю, слышали вы обо мне или…

— Или, — разочаровал его Ян. — Самир, ты подождёшь, пока мы договорим?

— Нет, — детина качнул тяжёлой, выбритой до блеска головой. — Поеду.

Вот так вот. Значит этот гость неслучаен. Ян только и сумел, что пробормотать растерянно:

— Выходит… через два дня? Как условлено?

Самир посмотрел на него странным взглядом, нахмурился и Яну отчего-то показалось: парень сейчас просто уйдёт, ничего не ответив. Но всё-таки тот буркнул, повернувшись спиной:

— Завтра заеду.

— У вас что, телевизора нет? — удивился «турист». — Или хотя бы радио?

— Радио есть, — Ян пожал плечами. — Только включаю редко.

— Редко?! Да весь мир… три месяца уже!

— Очень редко.

В глазах гостя было столько изумления, что Ян наконец-то начал осознавать: дело хуже, чем он себе вообразил. Даже, наверное, хуже, чем он мог бы вообразить.

— Что ж, раз обо мне не слышали, представлюсь по всей форме. Шпагин Георгий Анатольевич. А вы, смею надеяться, Дилицев Ян…

— Просто Ян.

— Тогда… — гость замялся и закончил с явственной неохотой, — да зовите Георгием, чего уж. Мы можем поговорить?

— Говорите, — Ян развёл руками. — Раз вы за этим приехали. Слушаю вас.

— Будем о делах вот так — «на пороге»?

— Если место не подходит, то Самир — вон он, ещё не уплыл, успеете догнать.

Бледное лицо гостя пошло пятнами, но с яростью он справился и лишь усмехнулся кисло.

— Хорошо, вы правы. В конце концов, это ведь не я вам нужен до зарезу… Скажите, вы ведь и впрямь… можете?

— Могу что?

Глаза Георгия сверкнули.

— Мне нужна помощь. Спасение. Любой возможный или невозможный выход из чёртового тупика. Вы мне поможете?

А чего другого ты ожидал, чудак? Что этот тип в панаме и впрямь какой-нибудь журналист? Напрасная надежда. Когда-то был господин Кизлярский, сегодня — вот он. Олигарх и усталый, мокрый от пота «турист»: что между ними общего? Только вопрос, который они задали с промежутком в пять долгих лет. Обоим нужна помощь. Обоим нужна дверь.

* * *

— Небогато живёте, — заметил Георгий, разглядывая островное хозяйство. В тени пальм и кротонов пряталась большая палатка, внутри стояла накрытая спальным мешком раскладушка, а под огненно-рыжим тентом, прямо на песке, лежали коробки с консервами, десятилитровые бутыли из-под питьевой воды и прочие издержки холостяцкого быта вроде смятых футболок, старых шлёпанцев и книг в истрёпанных обложках. Ещё больше всякой нужной и ненужной всячины громоздилось на походном столике, разложенном прямо перед входом.

Не дожидаясь приглашения, гость поднял с единственного складного стула маску для снорклинга, положил её на стол поверх примуса и сел.

— Я когда-то тоже любил походы, — изрёк он без тени ностальгической теплоты в голосе. — Ещё студентом. Потом как-то перерос всю эту «романтику». Нашёл другие способы самому себе что-либо доказывать.

— Это не попытка что-то себе доказать, — Ян пожал плечами. — Я здесь просто живу. Уже четыре года.

— В палатке на райском островке? Странновато для отшельничества. Зачем такие сложности? Денег Кизлярского вам наверняка хватило бы, чтобы отстроить двухэтажный особнячок где-нибудь возле Байкала. Там бы в уединении и поживали.

— Я не люблю холодные зимы. Я люблю солнце. К тому же здесь меня труднее…

Он осёкся, а в тёмных глазах Шпагина промелькнула насмешка.

«Трудно» — ещё не означает «нельзя», — говорил его взгляд. — Я ведь нашёл».

— Давайте вернёмся к моему делу, — предложил гость. — Вы мне поможете?

— В чём? — Ян поморщился. — Вам так уж надоел этот мир?

Георгий внезапно закашлялся, прикрыв ладонью рот. Кашель был сухой, как при начинающемся бронхите.

— Кхе! Кха! Тьфу!.. Этот мир меня устраивает. Но ему конец. А я не хочу кончаться вместе с ним.

— Звучит неубедительно.

— Вы что же, в самом деле ничего не знаете?

Ян поскрёб густую щетину на подбородке и осторожно предположил:

— Т-грипп?

— Да вы не безнадёжны, — заметил гость с сарказмом, — всё же что-то попадает в вашу келью.

— Я в курсе, что из-за него было много шума где-то… э-э-э… с полгода назад.

— Шума? Занятно сказали… Вы верите в конец света?

— Абстрактно?

— Конкретно.

— Честно говоря, не очень. Но вам, само собой, известно когда он наступит?

— Скоро. По моим расчётам — ещё до Рождества.

Почему-то Ян вдруг поверил ему. Сразу и безоговорочно. И отчего-то не почувствовал ни ужаса, ни отчаяния. Наверное, ужасу и отчаянию такого масштаба было слишком тесно в душе одного человека.

— Я знаю время апокалипсиса с точностью до двух недель, — будничным тоном заявил гость. — При нынешних темпах распространения пандемия полностью охватит наш шарик примерно за пять месяцев. Мегаполисы вымрут чуть раньше, отдалённые посёлки — чуть позже. Теоретически могут уцелеть какие-нибудь маленькие закрытые сообщества где-нибудь в Африке или на Амазонке, но даже это — без гарантий. В любом случае, никакие бушмены не добавят шансов на выживание той цивилизации, которую мы знаем.

— Вы математик?

— Аналитик, — Шпагин произнёс это с таким видом, словно ожидал, что собеседник немедленно придёт от услышанного в благоговейный восторг. И, похоже, равнодушие Яна его искренне разочаровало.

— Если бы вы слушали ваше радио почаще…

Гость замолчал, нахмурился, потом неприятно усмехнулся.

— Впрочем, сейчас меня поминают редко. В эфире больше о Мосберге болтают. До-окторе Мо-осберге из Массачу-усетского университета! Они там в «Чистилище» всё ещё пытаются что-то считать, всё ещё прикидывают возможности уцелеть. Ха! Так и будут сидеть перед мониторами, пока вирус не доберётся до их зудящих от цифр мозгов… Так вы мне поможете или нет?

— Есть кое-что, что вы должны знать, — медленно, но очень чётко произнёс Ян. Математик тут же напрягся, вперился взглядом в собеседника.

— Что?

— Да, я могу открыть для вас дверь. Но это не проход в буквальном смысле, не какой-нибудь портал из мистических романов. Дверь невидима глазу, нематериальна. И материя через неё не проходит.

Несколько секунд возле палатки царило молчание.

— Не понимаю, — заговорил, наконец, Шпагин. — Вы говорите, что эту вашу дверь можно открыть?

— Можно.

— И я могу через неё уйти?

— Можете.

— Тогда какого лешего…

— Вы — можете, — с нажимом произнёс Ян. — Вы, но не ваше тело. Личность, если угодно — ваш дух.

На сей раз математик молчал много дольше. Сидел, сцепив пальцы в «замок», играл желваками. Потом спросил с едва сдерживаемой злостью:

— Голову мне морочите? Какой, к чертям собачьим, «дух»? Что это за дверь такая? Яд? Верёвка? Пистолет с одним патроном?

— Вы поняли меня неверно, — Ян вздохнул. — Там, куда вы попадёте, будет другое тело. Другого человека. Может быть его тоже зовут Георгий, может даже фамилия у него та же. Параллельный мир. Параллельная реальность. Возможно, очень похожая на нашу, возможно — не очень. Но почти наверняка там завтра не случится конца света.

— Откуда вы знаете?

— Знаю, — пожал плечами Ян. — Просто знаю. Это часть моего дара — знать, куда открывается дверь.

— Тогда не вижу проблемы, — холодно заявил Шпагин. — Это тело или другое — для меня непринципиально.

— И всё же проблема есть. Там, в том теле, сейчас живёт другая личность…

— …по имени Георгий. Да-да, я уже понял. Дальше что? Что с ним будет, с тем, другим Георгием?

— Произойдёт обмен. Ваша личность окажется в его теле. А он сам — в вашем. И если верить вашим расчётам…

— Моим расчётам следует верить.

— Да-да, я понял… Словом, завтра, через неделю, через полгода… сами понимаете.

— Ясно, — ровным голосом произнёс математик. — Моральная дилемма. Я спасаюсь — мой двойник погибает. Я погибаю — он остаётся жить. Так, что ли?

— Да. Именно так.

— Тогда сделайте это. Откройте дверь, обменяйте нас.

— Вы… — Ян опешил. — Вы даже не задумались…

— Задумался, — холодно возразил ему Шпагин. — Ровно настолько, насколько это было необходимо. Цифры — штука неумолимая. Я знаю, что в течение ближайшего месяца на нашей планете умрут миллионы людей. И это будет только началом. Можете вообразить гибель семи миллиардов вам подобных? Пять месяцев — ничтожный срок, в планетарных масштабах — это миг, не более. Перед величием таких цифр предложенная вами дилемма имеет крайне малое значение. Буду ли я раздумывать несколько секунд или несколько часов — итог выйдет один и тот же. Потому и говорю вам: я готов. И не передумаю.

— Хорошо, — сказал Ян негромко. — Я открою дверь.

Ему показалось, гость облегчённо выдохнул.

— Есть только одно условие.

— Вряд ли вам деньги нужны? — нервно усмехнулся Георгий.

— Нет, денег не надо. Просто я открою её не прямо сейчас. А ночью. Скажем, в полночь. Вы ведь с Самиром на утро договаривались?

— На десять часов, — резко бросил Шпагин. — Только не понимаю, чего вы добиваетесь. Говорю же, я не передумаю.

— Это моё условие, — повторил Ян. — Единственное, но непременное.

* * *

До трёх дня они не виделись. Гость ушёл куда-то — может, бродил по пляжам острова, может, прятался в тени от жары, а может и соблазнился искупаться: вокруг океан как-никак, почти тропики. Ян, не придумав чем себя занять, взялся за починку плавательной маски — на ней вчера крепление треснуло. Конец света, говорите? Да, мы уже в курсе. Но это ведь не повод провести оставшееся время жизни, лёжа на песке и тупо глядя в безоблачный небосвод. Кроме того, нехитрая работа позволяла отвлечься от головной боли и от тяжёлых, точно базальтовые глыбы, мыслей.

А потом, когда он почти уже закончил возню с маской, к палатке вернулся Шпагин.

— Я хочу есть, — мрачно заявил математик. — Раз уж решили тянуть время до ночи, извольте меня накормить.

— Если бы я этого не решил, мне всё равно пришлось бы вас кормить, — парировал Ян.

— Моего двойника.

— Думаете, для меня есть разница?

Гость фыркнул, не скрывая раздражения.

— Хорошо, дело ваше. Хоть деревом меня считайте. Но даже дерево нужно поливать.

— И в мыслях нет морить вас голодом, — пожал плечами Ян. — Берите сами, что захотите, и сами готовьте. Вон котелок под тентом, там же сковорода. Вон там — примус. Есть рыба, есть кукуруза, рис… Не обессудьте, еда не ресторанная: Самир обновляет мои запасы раз в месяц, и всё самое вкусное я съедаю за первую неделю.

— Чёрт, — с досадой бросил Шпагин. — А такого, что предварительно варить не нужно, у вас нет?

— Утром была вчерашняя каша, но я её съел. Там есть фасоль консервированная. Есть бананы, манго, пара яблок… Ах, да, ещё галеты в палатке. И сгущённое молоко.

— И так — все четыре года?

— Я не делаю культа из пищи… Знаете, чтобы вас утешить, признаюсь: вы немногое потеряете, не попробовав мою стряпню. Честно сказать, повар из меня никудышный.

— Остаётся надеяться, что как проводник вы компетентнее, — проворчал Шпагин, забираясь в палатку.

Прислонившись плечом к стволу пальмы, хозяин острова наблюдал, как гость копается в его припасах.

— Почему местные называют вас «док»? — спросил вдруг Георгий. — Вы разве доктор?

— Нет. Просто когда сюда ехал, здорово боялся, что на острове может прихватить какая-нибудь болячка. Обидно было дать дуба из-за пустяка и банальной невозможности с этим пустяком быстро добраться до больницы. Вот и набрал лекарств столько, сколько через таможню разрешили провезти. Здешнюю аптеку тоже осчастливил — уже до кучи. Вот рыбачки вроде Самира и решили, будто я врач. Потом разобрались, конечно, что к чему, но «доком» называют по-прежнему. Привыкли.

— Забавная история. А я почему-то думал, что вы соврёте.

— Зачем мне врать? — удивился Ян. — Не вижу смысла. Ночью мы расстанемся навсегда.

Пятясь по-рачьи, математик выбрался из палатки. В правой руке он держал банку фасоли. В левой — пакет с сухарями. Придирчиво покрутив жестянку перед глазами, Шпагин глянул поверх неё на Яна.

— Люди вообще делают много бессмысленных вещей. Ложь — далеко ещё не самая нелепая.

— Тогда ответьте откровенностью на откровенность. Как вы меня отыскали?

— Вычислил. Не верите? Напрасно. Когда полгода назад стало ясно, что человечеству приходят кранты, причастные к открытию люди вели себя по-разному. Одни в панику ударились, другие принялись расчёты перепроверять, начали искать средства к спасению мира и прочие глупости творить. А я… Один человек — это не весь мир, одного человека спасти проще. Убеждён, для одного человека выход есть всегда… Чёрт! Где у вас консервный нож?

— Вон там, возле катушки для спиннинга.

— Ага…

Сталь с жалобным скрипом врезалась в жесть. Математик вскрывал банку неловко — похоже, ему давненько не приходилось этого делать. Отгибая изувеченную ножом крышку, он оцарапал палец и снова помянул чёрта. Ян вздохнул.

— Давайте, помогу. Не то моим же примусом спалите мне палатку.

— А на кой она вам? — огрызнулся Шпагин. — Вещица-то сугубо материальная, небось с собой забрать не сможете.

— Я и не думал ничего забирать. Я никуда не собираюсь.

— Останетесь здесь?

— Останусь, да.

— Врёте, — заявил гость со спокойной уверенностью. — Вот сейчас точно врёте.

Ян ему не ответил, и над маленьким лагерем надолго повисло молчание. Шумел прибой, в кустах кричала какая-то пичуга, брякала о края банки пластмассовая ложка.

— Кто такой доктор Мосгер? Он тоже из вашего… как его… Чистилища?

— Мосберг, — Шпагин поморщился. — Да, имел неудовольствие работать с этим индюком. Он биолог и этот, как его… парапсихолог. Шарлатан, в общем. Всю последнюю неделю кричит на пресс-конференциях, будто Т-грипп смогут победить. Мол, «лучшие умы человечества единым фронтом… бла-бла-бла». Ещё у него есть забавная и нелепая теория про «эффект Спасителя»: дескать, в момент кризиса эгрегоры Земли непременно объединятся в единый всепланетный эгрегор и породят гения, который сможет найти решение проблемы. А может вообще сам господь бог вмешается — в последний момент спрыгнет с тучи и всех спасёт.

— Это тоже ваш Мосберг говорит? — удивился Ян. — Про бога?

— Это я говорю. По моим расчётам вероятность божественного вмешательства определённо имеет преимущество перед любыми другими благоприятными вероятностями. Бредни массачусетского шарлатана не стоят выеденного яйца.

— Но слушают его, а не вас.

Математик кольнул Яна неприязненным взглядом.

— Слушают, да. Люди всегда предпочитают правде беспочвенные надежды. Верят в чудеса больше, чем в себя.

— В надежде на чудо нет ничего дурного.

— А что в ней хорошего, скажите на милость? Вместо того, чтобы мобилизовать собственные силы, собрать в кулак волю и по-настоящему включить мозг, человек ждёт чудесного спасения. Надежда расслабляет. И ослабляет.

— И помогает выстоять, когда совсем тяжело.

— Костыли нужны только тем, кого собственные ноги не держат, — холодно сказал Шпагин. — А вы, уважаемый проводник, видать книг перечитали. Романтических.

Он отставил в сторону опустевшую жестянку, допил воду из кружки и поднялся.

— Ну, до вечера протяну.

— Далеко собрались?

— «Далеко» — это не про ваш клочок земли, — съязвил гость. — Пойду на берег, искупаюсь.

Ян решил в долгу не оставаться.

— Вы в курсе, что такое скорпена? Рыбка занятная — по виду от камня не отличишь, плавники у неё жутко колючие и ядовитые. Их в здешних водах, между прочим, немало обитает. Наступите случайно — и никакая дверь уже не понадобится.

— Ничего, я буду осторожен, — Шпагин усмехнулся… и вдруг спросил, секунду помедлив: — Мой двойник за дверью — он тоже математик?

— Какая вам, в сущности, разница?

— Ответьте.

Яну захотелось соврать. Очень захотелось. Но в затылок снова вонзился ржавый гвоздь и с языка само собой сорвалось:

— Не знаю. С большой вероятностью — нет.

Гость открыл было рот, поперхнулся на полуслове и несколько раз глухо, мучительно кашлянул. Потом всё-таки выдавил из себя:

— Так и думал.

И скрылся среди кротонов.

* * *

День, наполненный запахом океана и тропической жарой, всё тянулся и тянулся. Будто там, наверху, кто-то медлил возле солнечного рубильника, не решаясь выключить свет.

Ян починил маску, отмыл от пригоревшей каши котёл, потом залез в палатку и включил радио. Сидя на раскладушке, долго крутил ручку настройки. Десятка два станций перебрал… В основном передавали новости — тревожные, панические, сумбурные, полные то отчаяния, то безумной надежды. Сообщали про толпы людей, давящих друг друга в больничных очередях, про карантины в крупных городах, про массовую истерию и беспорядки. В одном из репортажей промелькнула фамилия Шпагин, но говорили по-немецки и Ян не понял толком, о чём шла речь. Трижды он натыкался на проповеди, в которых звучали цитаты из Библии, дважды слышал стихи из Корана. Между вдохновенными призывами к богам и пророкам гремела музыка и пьяные, укуренные вусмерть ди-джеи призывали аудиторию «жить последним днём». Мир лихорадочно метался в поисках выхода.

В конце концов, Ян не выдержал — отключил приёмник и забросил его в угол палатки. И когда машинка замолчала, ему вдруг стало тоскливо до жути. Аж в глазах потемнело. Сдерживая рвущийся из горла вой, он выскочил наружу, залпом выдул кружку воды, потом тёр ладонями лицо пока кожа не начала гореть. Полегчало. Во всяком случае, выть расхотелось.

Ведь, казалось бы, успел за четыре года привыкнуть к жизни отшельника, но сейчас, как никогда прежде, он почувствовал себя оторванным от мира. Нужно было чем-то себя занять, отвлечься от мыслей о собственном одиночестве. Сколько там осталось до оговорённого с незваным гостем срока? Часа три? Или четыре?

Затылок наливался давно забытой тяжестью, ржавый гвоздь ковырялся в черепе, мешая думать связно. Ян помассировал пальцами виски — не помогло, разумеется, никогда не помогает.

Есть не хотелось, но Ян всё же заставил себя умять пару бананов и выпил кокосового молока; без малейшего удовольствия, будто лекарство принял. Потом пошёл на берег. Нет, гостя искать не собирался, решил всего лишь постоять у кромки прибоя и полюбоваться, как заходит солнце. Никто ведь ему не скажет, сколько у него ещё осталось вечеров.

* * *

Океан на закате отсвечивает алым. Волны облизывают пляж длинными прозрачными языками.

Ш-ш-ш-ш… Ф-ф-ф…

Медленная вкрадчивая ласка прибоя. В безветрии и тишине плеск воды больше похож на шепот. Или на дыхание спящего зверя — спокойное, ритмичное, глубокое.

Ш-ш-ш-ш… Ф-ф-ф…

Океан всегда был, есть и будет. Человек уйдёт, возведённые им города рухнут, сады и парки превратятся в леса, а леса — в пустыни… даже горы когда-нибудь станут щебнем. Но океан останется. И, быть может, когда-нибудь подарит этой земле новую жизнь.

Шаги за спиной. Хруст сминаемой подошвами сухой травы, шелест песка. Ближе, ближе…

— Эй.

Отвечать не хотелось. Спящий гигант заполнил неловкую паузу своим дыханием:

Ш-ш-ш-ш… Ф-ф-ф…

— Эй, вы меня слышите? Вы тут уже минут десять стоите, как истукан. Столбняк напал?

Десять минут… Когда смотришь, как закат отражается на глянцевой спине вечного исполина, время не имеет значения. Неужели это можно не понимать?

Ш-ш-ш-ш… Бликующий алым, будто окровавленный, язык волны снова лизнул берег.

Ф-ф-ф… Вдруг показалось — когда вода откатится, на белом песке останутся карминовые потёки.

А ведь ещё утром такая мысль показалась бы ему совершенно неуместной, абсурдной. Тогда, утром, всё было не так. И пляж, и слабый бриз, и ласка прибоя — всё это было, было… не так. Совсем иначе.

— Эй, вы меня слышите? Да отзовитесь же, чёрт вас дери!

— Ещё рано, — бросил Ян, не оборачиваясь. — До полуночи у вас есть время.

— Время на что? — раздражённо отозвался Шпагин. — Хватит уже праведника Иосифа из себя строить. Я сразу вам сказал: решение своё не изменю.

— Дело ваше.

— Так, может, покончим с комедией? Отправьте меня прямо сейчас, я готов.

— Я не готов.

— Могу поспорить, это чушь собачья. И, может, наконец, соизволите посмотреть мне в глаза?

Ян повернулся — светило ещё тонуло в горизонте, но всякое желание любоваться закатом пропало. Лицо Шпагина было злым и багровым. Впрочем, Ян тут же понял: в краску математика вогнал вовсе не гнев.

— Вы обгорели.

Гость поморщился.

— Знаю. Сто лет на югах не был, отвык. Да тут ещё спокойно, тихо… Разморило-то в тени, а проснулся уже под солнцем. И результат, так сказать, на лице.

— У вас крепкие нервы.

— А вы на свои жалуетесь? — взвился было математик, но тут же продолжил тоном ниже: — Слушайте, Ян, не хочу с вами ссориться. Последний месяц выдался не из лёгких, я почти не отдыхал. Сегодня под вашими чёртовыми фикусами наконец-то немного расслабился, вот и задремал.

Он пощупал нос, болезненно скривился.

— Крем от ожогов есть?

— Извините, — пожал плечами Ян. — Чем не богат, тем не богат. Масло оливковое хотите?

— Да к лешему ваше масло. Вы и без него можете мне помочь.

— На того, другого Георгия, вам, конечно же, наплевать? Уж потерпите свой загар хоть пару часов.

— Я его не знаю, вашего «того, другого». Предлагаете беспокоиться о том, кого я даже не увижу и не услышу? Это бессмысленно. Алогично.

Ян почувствовал, как закипает.

— А вы не боитесь, — он старался говорить спокойно, — что в другом теле вам окажется хуже, чем в этом? Здесь — пустячный солнечный ожог, а там будет перелом, врождённая травма…

— Вы ещё несварение желудка вспомните, — прервал его Шпагин. — Главное — живой буду?

— Да. В мёртвое тело дверь не откроется. Обмен должен быть равноценным.

— Я буду живой и в стабильном мире, который не рухнет мне на голову через пару дней или недель. Переломы — ерунда. Могу я, скажем, оказаться в горящем доме или прямо перед мчащейся на меня машиной?

— Нет, — признался Ян, — не можете. Переход в какой-то мере страхует от таких случайностей.

— Тогда я едва ли там потеряю больше, чем здесь. Хе! Уж не обижайтесь, но психолог и логик вы неважный. Я всё больше волнуюсь, какой из вас проводник.

— Проводник — он ведёт, — негромко поправил Ян. — Провожает. Проходит путь вместе с ведомым, от точки А до точки Б. А я больше на привратника похож: двери другим открываю, но сам в них не вхожу.

— Отчего же? Принципы мешают?

— Нет, — Ян покачал головой, — дело не в принципах. Я даже если б захотел — не смог бы. Не знаю, с чем это связано. Возможно, ограничение моего дара, а может у меня… просто нет там двойников.

— Да бросьте. Во всём множестве параллельных измерений вы — единственный Ян Дилицев?

— Это только предположение. Наверняка я не знаю.

— Зна-а-аете, — протянул, глядя с прищуром, Шпагин. — Всё вы знаете. А я-то ещё гадал, как сами-то свою дилемму собираетесь решать? Выходит, что никак. Нет у вас никакой дилеммы. Если бы была — небось, не выдумывали бы мне никаких «единственных условий». Что, Арнольду Кизлярскому тоже денёк на раздумья предлагали?

— Предлагал.

— Врёте же, — бросил резко гость.

— И даже настоял на своём.

— И Кизлярский согласился?

— Он пытался спорить. Потом согласился.

— Ох, врё-о-оте, — повторил Шпагин презрительно.

Ян пожал плечами.

— Ваше право сомневаться. Если вам так проще — считайте моё условие прихотью.

— Прихоть и есть, ничего более. К тому же она ещё и лицемерием попахивает. Вы ведь не могли не знать, зачем олигарху с миллиардами в швейцарских банках вдруг приспичило эти миллиарды бросить и сбежать отсюда в полную неизвестность. Даже если «денёк на раздумья» не ложь, то выходит: поартачились для проформы, а потом деньги-то взяли и дверь открыли. И долго потом протянул в арнольдовом теле его двойник, а? Молчите, принципиальный «привратник»?

— Если бы я мог выбирать…

— Что? Говорите внятнее, чёрт вас дери!

— Если бы я мог выбирать, — медленно, с трудом выталкивая из себя слова, произнёс Ян, — ни он, ни вы никуда бы не делись с этого шарика. Если бы это зависело только от моего желания, дверь бы никогда не открылась. Ни перед кем. Если бы я только мог… умел отвечать «нет» на ваши просьбы.

Он замолчал, но Шпагин не комментировал, ждал продолжения.

— Я не могу отказывать, когда меня просят. Это всегда во мне. Это выше меня. Я пятнадцать лет один — ни друзей, ни близких. Потому, что привыкают… просить. И однажды кто-нибудь скажет…

* * *

— Ян, я жить не хочу, понимаешь?

— Мышка…

— Мне плохо. Я не хочу быть здесь, жить в этом грёбаном мире, ползать в этой грязи, в этой вечной злобе, в этой вечной зависти. Боже, как я устала…

— Мышка, послушай… Что я могу для тебя сделать, а? Просто попроси. Если только буду в силах…

— Ты можешь изменить всё это? Можешь спасти всё, что здесь есть хорошего?

— Я… я не знаю, мышка…

— Если можешь, тогда сделай это. Спаси этот грёбаный мир. Можешь?

— Я… едва ли…

— Тогда помоги мне уйти. Просто уйти отсюда. Куда-нибудь, где будет лучше, чем здесь.

— Это… я могу.

— Правда? Поможешь мне?

Двери за её спиной… двери, двери… Множество выходов, множество вариантов.

— Да. Я помогу.

* * *

— Ну, что замолчали?

Ш-ш-ш-ш… — вздохнул в тишине океан.

Ф-ф-ф… — выдохнул.

— Думаете, Кизлярский ко мне по объявлению в газете пришёл? Я рассказал про дверь лишь однажды, лишь одному человеку, и этого человека давно нет здесь. Но Арнольд всё равно как-то узнал, догадался.

— Сложил два и два, — кивнул математик, — это не так уж трудно для хорошего аналитика. Я сделал то же самое. А ваша исповедь — она, конечно, драматична, но, простите уж, меня трогает мало. У вас дар — боги обзавидуются, и как вы им распорядились? Забились в необитаемую дыру, хнычете тут в гордом одиночестве. Повеситься, небось, духу не хватило?

— Не хватило.

— Вот-вот, и вам жить охота.

— Вовсе нет, — Ян качнул головой. — Меня смерть пугает меньше, чем вы думаете. Я лет десять назад, когда с бритвой в ванну залез, другого испугался. Подумалось в последний момент… знаете, вот ни с того, ни с сего подумалось: что, если мой дар — не случайность? У него так много ограничений, что он больше на программу похож. Кем-то созданную и внедрённую в меня — в моё тело, в мой рассудок. Специализация слишком узкая, даже пистолетом при желании можно гвозди заколачивать, а я кроме дверей ничего открывать не умею.

— И что это доказывает?

— Возможно, миру зачем-то нужен привратник. Не способный отказывать просящим.

Шпагин фыркнул.

— Не пойму, у вас комплекс неудачника или комплекс мессии? Вы уж определитесь, друг мой.

— Я — не мессия, — очень тихо, но твёрдо сказал Ян. — Просто вселенная не терпит пустоты. И я подумал: если меня вдруг не станет, кому-то другому всё равно придётся открывать двери. Вместо меня.

— Значит, всё-таки неудачник, — подвёл итог гость. — Вечное бремя вины перед теми, кого даже не знаете. А вам не приходило в голову, что тому, другому привратнику может понравиться ваш дар? Что в отличие от вас он найдёт ему удачное применение?

— Приходило. Но так было бы даже хуже.

— О, боже! Вы невыносимый слюнтяй! В ваших силах спасти цвет человечества из нашей реальности, но вы способны лишь о морали рассуждать. Великие учёные, художники, музыканты — признанные дарования, творцы. Скажете, с той стороны тоже могут оказаться гении? Что ж, оправданный риск. Ведь про своих мы знаем наверняка, а про тех — не знаем ничего.

— Кто отбирать-то будет? Решать, кого в гении записывать, а кто талантом не вышел, чтобы жить? Вам подобные? — Ян не удержался, ответил презрением на презрение. Его собеседник усмехнулся, открыл рот…

— Бху! Бху-гхэ-гхэ! Бх-х-х… гху!

Выпучив глаза, сгорбившись, прижав ладонь ко рту, Шпагин долго содрогался в кашле. Ян смотрел на него и чувствовал, как жгучая неприязнь к этому человеку странным образом уступает место жалости. Наконец, прокашлявшись, математик тяжело сел на песок и достал из кармана полупустую пачку сигарет.

— Давайте, я пороюсь в аптечке, — предложил Ян. — Похоже, вы здорово простудились.

— Вы идиот? — вяло огрызнулся гость. — Пока я добирался сюда, три часа просидел в пекинском аэропорту. Там половина зала ожидания изображала из себя «обычных простуженных». Кашель, температура… Мой рейс вылетел в четверть пятого, а уже в пять аэропорт закрыли на карантин. Как думаете, какова вероятность того, что меня всего лишь продуло в самолёте?

Яну стало жарко, он с трудом удержался, чтобы не попятиться назад — подальше от собеседника. Но тот, как видно, и сам догадался о его чувствах, Шпагин чиркнул зажигалкой, медленно прикурил и пробормотал:

— Знаю, вам моё «простите» — пустой звук… Кто же знал, что вы не сможете для своего спасения использовать собственный дар.

— А если бы знали? Не приплыли бы?

Гость молча затянулся сигаретой, выдохнул клуб синеватого дыма. Потом заметил устало:

— Много раз слышал от людей, мол, лгать они не умеют. И потом оказывалось: всё в порядке, умеют, когда прижмёт. И даже неплохо получается. Вы вот говорите, мол, не способны никому отказывать. А между тем, стоит лишь хорошенько попробовать…

— Я пробовал, — Ян слабо усмехнулся. — Когда-нибудь от похмелья мучались? О-очень похоже. Голова кружится, в черепе — кажется — дыру сверлят, от каждого движения мутит. И аспирин не помогает, знаете ли. Потом добавляется слабость, ломота в костях… Словом, худо мне. Физически.

— И так — каждый раз? Пока не выполните чужую просьбу?

Шпагин смотрел недоверчиво. От кивка Ян вовремя удержался — побоялся, стошнит.

— Зависит от просьбы. Чем ближе для меня человек, чем лучше я его знаю и чем проще для меня просьбу выполнить, тем быстрее накрывает. Если выполнить не могу — вообще ничего не болит. Или если о слишком многом просит незнакомец — тогда потошнит, но несильно и недолго. Вот, допустим, вы попросите дом вам построить…

— Или кого-нибудь убить?

— Не убью. И мучиться потом не буду.

— А что же, дверь — это не «слишком многое»?

— Дверь — исключение. Не могу отказаться. Совсем. И накрывает быстро. Уж поверьте, я пробовал сопротивляться, однажды целые сутки выдержал. Всерьёз тогда думал — подохну.

— Ну, так какого чёрта?! — взорвался Шпагин. — Отправьте меня прямо сейчас! Ведь самому должно быть уже ясно: я не передумаю! Зачем тянуть и мучиться?! Вы мазохист?!

— Вам не понять, — Ян вздохнул. — Жаль.

Математик долго смотрел на него снизу вверх, потом зло воткнул недокуренную сигарету в песок и процедил сквозь зубы:

— Шут с вами, тешьте своё извращённое самолюбие. А я подожду, с меня не убудет.

Остаток времени они провели в молчании. Сидели на песке в нескольких метрах друг от друга, смотрели на темнеющий океан. Ян старался поменьше двигаться и всё боролся с желанием лечь — знал, будет только хуже.

Взошла луна, бархат ночного неба украсили бриллиантовые россыпи созвездий, вокруг стало немного светлее. Шпагин то кашлял, то поглядывал на часы; ещё дважды он закуривал, а в третий раз только взглянул на сигаретную пачку, глухо выругался и швырнул её в пену прибоя. Кажется, ему было не по себе.

«Может, всё-таки изменит решение?» — без особой надежды подумал Ян.

Но вот гость в очередной раз поднёс запястье к глазам, мигнул подсветкой циферблата и вскочил — порывисто, словно вовсе не умирал от Т-гриппа.

— Время, — заявил он. — Делайте что обещали.

В отличие от него, Ян поднялся медленно — он всерьёз боялся, что наполнивший голову расплавленный свинец при малейшем неверном движении выдавит наружу глаза.

— Не передумали?

— Зря сотрясаете воздух, — бросил Шпагин раздражённо. — Открывайте дверь. Я готов.

«И впрямь, стоило ли тянуть? — мелькнула досадливая мысль. — Ведь заранее знал: этот не отступит…»

Он тут же почувствовал стыд: нельзя, нельзя так рассуждать. Даже если незваный гость с первого взгляда кажется тебе эгоистичным ублюдком, он имеет такое же право на отсрочку, как и другие. «Единственное условие» Яна — оно ведь не для самого Яна, оно для них, просящих. Шанс всё обдумать, взвесить все «за» и «против» на весах совести. Шанс изменить решение и отказаться от просьбы.

— Не переживайте вы так, — губы Шпагина дёрнулись в нервной улыбке. — Может, сохранить мой ум и мои знания — это и есть ваше предназначение, а? Не задумывались?

«Сделай это. Спаси этот грёбаный мир. Можешь?»

От некоторых просьб голова болит всю оставшуюся жизнь.

— Нет, — усилием воли Ян на миг заставил остановиться вгрызающийся в затылок бурав. — Прощайте, Георгий Анатольевич.

Он сосредоточился, вгляделся в человека, стоящего прямо перед ним. Под огромной панамой смутно угадывались черты лица, лишь глаза блестели ярко, лихорадочно. Фигура математика казалась совсем чёрной на фоне залитого лунным светом океана. А дверь… вот же она — прямо за его спиной. Вернее даже не дверь — множество дверей, бесконечность вариантов. Только руку протянуть и выбрать

Ян выбрал…

Протянул руку…

Толкнул створку…

— Что… — Шпагин так и не договорил. Яну показалось, будто он увидел: порыв потустороннего сквозняка вытянул из тела гостя нечто лёгкое, едва различимое, похожее на облачко слабо мерцающей пыли. Доля секунды — и «облачко» исчезло в распахнутом проёме.

Больше он ничего разглядеть не сумел. Дверь закрылась…

* * *

— Где… Где я?

Человек вздохнул и попытался встать. Ян подал ему руку.

— Георгий Анатольевич?

— Игоревич, — в предрассветных сумерках лицо Шпагина казалось серым. — А вы кто такой? И как…

Не закончив вопроса, гость выругался и принялся озираться. Потом вдруг оттолкнул Яна, попятился.

— Знакомые игры! — голос его звучал сипло и зло. — Вы из УГБ? Увольте, я в вашей клоунаде участвовать больше не стану. Вы уже отняли у меня всё: семью, свободу, даже уважение людей. Думаете начать заново? Идите к дьяволу. Я — шарлатан и лжеучёный, мой номер — семь восемь четыре ноль два восемь ноль. Верните меня в лагерь, чтоб вас…

— Георгий Ан… Игоревич…

Ян замялся, подбирая подходящие слова. А человек перед ним поперхнулся гневом, в горле его свирепо заклокотало, но он не закашлялся, сдержался, и молча замер, будто прислушиваясь к чему-то. К прибою? К ночной тишине? К себе самому?

— Ясно, — просипел, наконец, пришелец. — Старые шутки. Чем меня заразили? Похоже на грипп…

— Т-грипп, — буквально выдохнул Ян.

Несколько долгих, очень долгих секунд человек, занявший тело Шпагина, сверлил собеседника ненавидящим взглядом и яростно поджимал губы. Потом процедил, не скрывая презрения:

— Издеваетесь? Я убил эту дрянь семь лет назад. Вы же получили мои антитела, была массовая вакцинация. Вы что же… Ха! Желаете убедиться, что это сделал я? Через семь лет вы ни с того ни с сего вдруг решили в этом убедиться?! Боже мой, как нелепо… Верните меня в лагерь, и на том покончим. Слышите?

— Простите, — Ян развёл руками. — Я… не могу.

Он улыбнулся и добавил, чувствуя себя законченным, но совершенно счастливым дураком:

— Голова не болит. Понимаете? Совсем.

15 июня 2010 г., Заречный, 2:20




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики