Ведьма с "Летающей ведьмы"(ч.5) (fb2)


Настройки текста:



Лысак Сергей Васильевич
Ведьма с "Летающей ведьмы"(ч.5)






ВЕДЬМА С "ЛЕТАЮЩЕЙ ВЕДЬМЫ"

Сергей Лысак

Книга пятая

РОЖДЕННАЯ НАРУШИВШЕЙ ЗАПРЕТ


Глава 1


Пассажирский лайнер "Кассиопея" пронизывал космическое пространство, пока все еще оставаясь в трехмерном космосе. Точка входа в гиперпространство еще не достиг-нута и все, находящиеся на нем, могут любоваться красотами Солнечной системы.

Недавно пройдена лунная орбита, еще двое суток полета, и, не доходя до орбиты Марса, лайнер совершит гиперпространственный прыжок в систему Альтаира, направляясь дальше к планете Швейцария, в космопорт Шварцвальд, являющийся конечной точкой маршрута. Самый обычный рейс самого обычного пассажирского лайнера, обслуживающегоэту линию, которая существует уже много лет. Пассажиры проводят время в полете каждый по своему. Кто отсыпается, кто беспробудно пьянствует, кто заводит не очень серьезные знакомства, предаваясь любовным утехам, так как делать им в полете абсолютно нечего. Полет из одной звездной системы в другую не бывает короче одной, или нескольких недель, так как опасно выводить огромные махины кораблей из гиперпространства очень близко от планеты назначения. Вот и приходится большую часть времени полета проводить в трехмерном космосе, двигаясь сначала от космопорта взлета к точке входа в гиперпространство где-нибудь у черта на рогах в своей звездной системе, затем совершатьпрыжок через гиперпространство, выходить из него в точке выхода в другой звездной системе, находящейся также у черта на рогах, и дальше снова ползти через трехмерный обычный космос до космопорта назначения. Вот за это время вынужденного бездействия изкаждого человека и вылазит вся дурь, которая в нем сидит, и сидела бы дальше, не попади он в обстановку, когда ему абсолютно нечего делать и от него абсолютно ничего не зависит. Экипажи пассажирских лайнеров к этому привыкли и не удивляются, когда кто-нибудь из подвыпивших пассажиров начинает чудить. Лишь бы это было безопасно для остальных и их самих. Но если кого-то начинает тянуть на подвиги, то тут уже никто церемониться не станет. У службы безопасности лайнера с подобными "героями" разговор короткий и полномочия широчайшие. Космос - это космос, и до сих пор не удалось избавиться от ситуаций, когда действие, или бездействие одного человека ставит под угрозужизнь всех, находящихся на борту.

Очередной рейс "Кассиопеи" - пассажирского лайнера Федерации, не был исключением.

Шли вторые сутки полета, все идет в штатном режиме, пассажиры уже перезнакомилисьдруг с другом и разбились на группы по интересам. Каждый нашел, что хотел. Кто партнеров для игры в карты, кто партнеров для постельных "игр", кто собутыльников. Несколько тысяч мужчин и женщин, вырванных одновременно из привычного образа жизни наопределенный период времени, проводили этот период так, как считали нужным и приятным, раз уж выдалась такая возможность. Иными словами, пассажирский лайнер, этот гу-дящий и сверкающий человеческий муравейник, жил своей обычной жизнью.


Ольга и Аня сидели за столом в ресторане на своей пассажирской палубе и ужинали. В ресторане народу было довольно много, веселье в разгаре и никто внимания на них не обращал. Потенциальных "Дон Жуанов" женщина, пусть даже и красивая, но путешествующая с ребенком, не очень интересует. Вокруг достаточно более перспективных кандидатур, путешествующих в одиночестве. Но пару особенно навязчивых типов Ольге все же пришлось отшить, употребив специфическую терминологию, к немалому веселью Ани. Это было вчера, сразу после посадки в космопорту Спэйс - Сити на Луне, а сегодня их уже никто не трогал. Со стороны могло показаться, что мама обсуждает с дочкой ее обычные детские проблемы, так как обе были увлечены разговором, отрываясь даже время от времени от еды, чтобы нарисовать что-то на салфетке. Но тот, кто услышал бы их разговор, наверняка подумал, что у мамы с дочкой точно "поехала крыша"...


- Аня, но как обеспечить отсутствие сноса при заходе на посадку при сильном боковом ветре?! Ведь палуба очень узкая, да и длина не очень большая. А бортовая качка?

- Мама, так это же очень просто! Авианосец при взлете и посадке самолетов разворачивается против ветра и идет полным ходом. Бортовая качка при этом практически отсутствует, а бокового сноса нет вообще. Хотя, конечно, длина палубы оставляет желать лучшего. Это, все-таки, не береговой аэродром. Но нас этому специально обучали, и мы летали в любых условиях. Начинали с самых легких, потом все сложнее и сложнее. Пилотморской авиации должен был уметь выполнять посадку на авианосец в сложных погод-ных условиях, в любое время дня и ночи, с почти пустыми баками, и на поврежденной вбою машине. И эту науку нам приходилось постигать, если хотели остаться в живых. Этим мы в корне отличались от пилотов "инвалидной", то есть армейской авиации, какмы их прозвали. Там всегда можно совершить вынужденную посадку, пусть даже на брюхо, если местность позволяет. А нам садиться было некуда. Именно поэтому наш флот лишился всего самолетного парка и почти всего летного состава при сражении у Мидуэя. После гибели четырех наших авианосцев тем машинам, которые вернулись из полета, просто некуда было садиться и они все утонули в океане после выработки топлива. Хорошо, что меня там в этот момент уже не было, я была в группе берегового базирования в Сингапуре. А ведь начало войны на Тихом океане я встретила именно там - в авианосном соединении "Кидо Бутаи" адмирала Нагумо. На авианосце "Кага".

- Действительно, какое простое решение... Просто держать курс строго против ветра и идти полным ходом! Так можно и на посадку заходить с большей скоростью. Ведь порядка тридцати узлов ваши авианосцы того времени могли дать? В мою бытность лейтенантом Российского Флота, в 1916 году, быстрее тридцати узлов ходили только эсминцы и торпедные катера. Авианосцев еще и в помине не было. А сама авиация была экзотикой. Поначалу иначе, как для разведки, ее даже и не знали, для чего применять. Думали, что ни на что другое эти летающие "этажерки" не способны. Но в ходе войны выяснилось, что это далеко не так.

- Вот именно! Но уже в ходе той войны было успешно опробовано бомбометание и борьба самолетов с себе подобными путем установки бортового вооружения. Стало ясно, чтоуниверсального летательного аппарата не существует и уже к концу войны начало четкопрослеживаться деление военной авиации на разные типы - истребители, бомбардировщики, разведчики. Я тогда была еще ребенком, но тоже помню эти неуклюжие "этажерки". Но, мама, если бы не было этих "этажерок", не сидели бы мы с тобой сейчас здесь,на борту этого шикарного космического лайнера, способного совершать гиперпространственные прыжки из одной звездной системы в другую, что в то время наша наука считала невозможным в принципе. Так что с этих хрупких деревянно-тряпичных конструкций все и началось. Ведь всего за пару десятков лет, прошедших после первой мировой войны, самолеты было уже не узнать. От тех "этажерок" не осталось и следа. По сравнениюс тем "Фарманом", на котором ты летала пассажиром, мой "Рейзен" уже выглядел, как паровой броненосец рядом с каравеллой Колумба.

- Да, я с интересом изучала все материалы по истории авиации и космонавтики. Особенно,как узнала про тебя, тщательнейшим образом проштудировала все, что есть о войне на Тихом океане. Но ведь ты пришла на службу еще раньше?


- Раньше. Я закончила летное училище в 1936 году по мировому летоисчислению. Летоисчисление в Японии тогда отличалось от общепринятого. И вскоре попала на войну в Китай. Все части морской авиации обкатывались в условиях боевых действий на суше, таккак войны на море еще не было. У китайцев практически отсутствовал флот и наш флотбезраздельно господствовал на море. Вот и помогали "инвалидной" авиации. Но это былахорошая школа. Когда был нанесен удар по Пёрл-Харбор на Гаваях в декабре 1941 года, наша морская авиация была самой подготовленной в мире и дальнейшие события это хорошо подтвердили.

- Ты тоже принимала участие в том налете?

- Да, я была уже капитан-лейтенантом, командиром эскадрильи истребителей. Мы прикрывали бомбардировщики и торпедоносцы первой волны. Янки были захвачены врасплох.

Без того боевого опыта, полученного в Китае, вряд ли бы так все удалось.

- А хорошо помнишь свой первый боевой вылет? Первый сбитый?

- Этого забыть невозможно, мама. Помню, как будто это было вчера. Мы тогда отражали атаку китайских бомбардировщиков на наши позиции. Хотя, какие они китайские... Это были русские бомбардировщики СБ с китайскими опознавательными знаками, и сиделив них русские экипажи. Мы им здорово помешали. Они сбросили бомбы, куда попало, и бросились наутек. Я погналась за одним и преследовала его очень долго, залетев далеко вглубь территории противника. Там сидел опытный пилот, и он умело уходил от моих атак, хотя все-таки я его достала. Правда, для этого мне пришлось расстрелять весь боезапас. Бомбардировщик был сильно поврежден и совершил вынужденную посадку набрюхо. На свой аэродром я вернулась с почти пустыми баками, и меня просто распиралоот гордости за свою первую победу в воздушном бою. Но командир "приземлил" меня очень быстро, когда я явилась с докладом на командный пункт. Выгнав наружу всех, устроил мне такую головомойку, что я не знала, куда себя деть. Если убрать за скобки все непарламентские выражения, то суть была в том, что мне, самонадеянному молодому идиоту, просто сказочно повезло, что в воздухе за все время полета не оказалось ни одного истребителя противника, бортстрелки бомбардировщика все время стреляли мимо и ни разу в меня не попали, и вообще мне хватило бензина на обратный полет. Что богиня Аматерасу иногда оказывает помощь подобным идиотам, посылая им неслыханную удачу,но ее терпение не беспредельно. И если я и дальше буду рассчитывать исключительно на ее помощь, то недолго задержусь на этом свете. Вот такой, мама, у меня был первый сбитый. Совсем не то, что у тебя. Я как вспомню твой первый бой с четырьмя "Хамсинами" - на незнакомой машине, не имея никакого опыта, со стартом в космос прямо из грузового трюма почти разрушенного корабля... Мама, тебе не говорили, что ты гений? Что ты рождена пилотом - истребителем?

- Доча, да какой я гений... У самой была душа в пятках. Просто, у меня не было выбора.

Либо я их, либо они меня. Они расстреляли мой "Фомальгаут" совершенно безнаказанно.

Ведь это был гражданский контейнеровоз, не имеющий абсолютно никакого вооружения. Тот истребитель, который я вывела в космос, находился на корабле в качестве груза. Мне удалось выйти победителем из этого боя, только использовав в полной мере фактор внеза- пности. Они совершенно расслабились и не ожидали сопротивления. Если бы после этого рядом появился хоть один истребитель сепаратистов с опытным пилотом, то у меня не было бы никаких шансов.

- И это говорит сама Ведьма с "Летающей ведьмы", живая легенда космофлота?

- А тогда я еще не была Ведьмой с "Летающей ведьмы". Я стала ей гораздо позже. После того, как великий пилот-истребитель, капитан первого ранга Арцеулов, согласился взять на авианосец под свою ответственность в авиагруппу, командиром которой он являлся, девчонку из торгового флота, пилота транспортного корабля. Настолько далекой от военного флота вообще и аэрокосмического истребителя в частности, на котором она прилетела на авианосец после боя с четырьмя штурмовиками и гибели своего "Фомальгаута" , что это даже трудно представить. Это он разглядел во мне талант пилота - истребителя. Учил меня воевать и в атмосфере, и в космосе. И то, что я до сих пор жива, это его заслуга.

- Это случайно не адмирал Арцеулов, командующий палубной авиацией Военно - Космического Флота Федерации? И не является ли он прямым потомком поручика русской армии Арцеулова, который первым разработал методику выхода из штопора на своем самолете? Нам рассказывали про него. До этого штопор был бичом авиации и многие пилоты погибли, не сумев вывести машину из неконтролируемого вращения. Арцеулов был первым, кто сумел преднамеренно войти в штопор и успешно выйти из него благодаря разработанной им оригинальной методике.

- Да, он самый. А вот является ли он потомком поручика Арцеулова, не знаю. Он об этом никогда не рассказывал. Может, просто однофамилец...


Ольга внимательно осмотрела зал ресторана. Зверь внутри начал проявлять признаки беспокойства. Хоть явной опасности пока нет, но что-то здесь не то... Аня тоже стала зыркать по сторонам.


- Мама, ты тоже чувствуешь?

- Да, что-то тут не чисто... Видать, рано мы успокоились. А нам еще лететь довольно долго, и тут их территория... Ладно, доча, не первый раз. Будем решать проблемы по мере их возникновения. Все, переводим разговор на тему о тряпках. О нашем, а тем более о твоем прошлом, им знать совершенно не обязательно. Не удивлюсь, если нас будут прослушивать микрофоном направленного действия. Послушают наши разговоры и точно решат,что у мамы с дочкой на почве нервного стресса крыша поехала. Причем, у обеих одинако-во, и в одну сторону. Сенсационный случай в медицине... На активные действия они пока вряд ли пойдут, если умеют делать правильные выводы. А вот пасти нас могут. Только, не понятно кто. Якудза, или к о н т о р а? И непонятно, что же им еще надо...

- Мама, а зачем о тряпках? Ведь есть гораздо более интересные темы. Ну, например о... сексе! То-то будет им фунт изюму! Пусть послушают, о чем мама с дочкой разговаривают! У нас в Японии это, кстати, было в порядке вещей. Мать учила дочь искусству любви...

- Вот, маленькая негодница, так и норовишь свою мамочку снова в краску вогнать! Мы то сейчас не в Японии. Хотя... чего уж там. Ты и так обо всех моих похождениях знаешь...

В отличие от меня. Я то о твоих могу только догадываться... Уж рассказали бы, мой дорогой господин капитан первого ранга, Сабуро-сан, как Вы там, в своей прошлой жизни чудили! А то как-то не честно получается. Ты обо мне абсолютно все знаешь, а я - нет.


Аня только хохотнула и лукаво посмотрела на мать. Видать, ей было что вспомнить...

Но со стороны это выглядело, как милая беседа мамы с дочкой.


- Ой, мама, и не говори! Уж что только мы не вытворяли... Да и ты, мамочка, что в этой, что в прошлой жизни, тоже от меня не отставала. Уж в этом господа офицеры русского и японского флота были совершенно единодушны. Да и сейчас ничего не изменилось. Это, мама, вечно! Любовь будет царствовать над миром, пока существует род человеческий! А что я творила раньше, обязательно расскажу. Тебе будет интересно. Только попозже... Посмотри вправо в конец зала. Мне вон те два типа, что в углу сидят, очень не нравятся...


Ольга посмотрела в указанном направлении и сходу вычислила двух мужчин за столи-ком, старательно делающих вид, что заняты разговорами "за жизнь" за стаканчиком горячительного, но внимательно наблюдающих за ними. Сразу стало ясно, что это не якудза. Оба были европейцы. Хотя, и японская мафия тоже может ошиваться поблизости, ведя свою игру. По их представлениям они полностью "потеряют лицо", если позволят безнаказано ускользнуть противнику, нанесшему им такое поражение. Так что одно другогоне исключает... И совершенно непонятно, к какой компании принадлежит эта сладкая парочка. С к о н т о р о й, вроде бы, все вопросы уладили. Мишутка бы врать не стал. Другой вопрос, что он мог не знать всего... Кто же вы есть, ребятки? По внешнему виду и повадкам чувствуются п р о ф е с с и о н а л ы... Только непонятно, где же вы зарплату получаете. А может - г о н о р а р? А что, очень даже может быть... Ольга прислушалась к своим ощущениям, активировав чувства зверя...


- Так, кися, дело опять грозит обернуться серьезной дракой. Похоже, без "мур-мур" необойдется. Тем более, эта гнида, экс-министр, подсказал вам способ, как можно меня одолеть. То есть найти еще одну ведьму, которая сможет помешать мне в применении моих паранормальных способностей. И под ее прикрытием вы сможете спокойно наш пиговать меня и Аню пулями. Девочку вы тоже не пощадите, так как считаете ее очень опасной. Вы смотрели запись в особняке Доихары и знаете, как Аня расправилась с целой сворой бандитов. И хорошо знаете, что ее сила даже превышает мою. Из нас двоих именно она - Рожденная нарушившей Запрет, и наиболее опасная для вас... Ладно, пока еще ничего не случилось. Ясно, что здесь не только эти двое, есть и другие, но пока противник ограничивается только наблюдением. И на весь лайнер, вроде бы, только две ведьмы. Я и Аня. Возможно, контора действительно решила просто понаблюдать за нами, дабы две ведьмы, мама с дочкой, не задумали на прощание сделать вам какую-нибудь бяку. Ведь с нас вполне станется, мы обе на вас злые...


- Мама, еще двое. Только что вошли...


Ольга тоже обратила внимание на вошедших в зал. Никаких сомнений, из той же компа-нии... Значит, кольцо сжимается. Скорее всего, они сели на Луне, в Спэйс - Сити. И сколько их всего, неизвестно. Как неизвестны и намерения... Ольга отвернулась и тихо обратилась к дочери на японском.


- Аня-тян, продолжаем нашу трапезу. Здесь, при большом скоплении людей, они ничего делать не будут. Дальше говорим по - русски, и только на нейтральные темы. Если надо сказать что-то важное в их присутствии, переходим на японский. Вряд ли они его знают.

Но это в самом крайнем случае. Не надо без нужды раскрывать наше знание японскогоязыка.


Аня понимающе кивнула и тут же увлеченно стала обсуждать кулинарные достоинства представленных блюд. Двое вошедших оперативников (или киллеров?) сели за соседний столик и вполне могли слышать их разговор. Но кроме гастрономических особенностей здешней кухни, и навевающих скуку на любого мужика тряпочно - косметических тем, никаких других сведений за весь вечер они так и не узнали.




Ужин закончился без происшествий. Ольга и Аня пошли прогуляться по пассажирским палубам перед сном, благо, тут было куда пойти. Этим они преследовали еще одну цель - проверить наличие слежки и выявить наибольшее количество топтунов. Вряд ли их здесь очень много, вот и надо срисовать их физиономии. Топтуны не заставили себя долго ждать, и очень скоро Ольга вычислила шестерых. Это кроме тех, что были в ресторане.

Ребятки работают очень профессионально, но куда им тягаться с ведьмой. Тем более, с двумя. Это значит, что-то пошло не так. Если бы просто хотели держать их под наблюдением до Шварцвальда на все время полета, то не пригнали бы такую толпу. Это уже больше похоже на подготовку операции по задержанию, или ликвидации, что более вероятно.

Там не дураки, и прекрасно понимают, что пытаться их задержать, это все равно, что пытаться дернуть за усы тигра. Результат будет примерно тот же самый. Поэтому, надо ждать какого-то нестандартного хода с вашей стороны, ибо все стандартные схемы, разработанные на все случаи жизни, не срабатывают, когда они направлены против ведьмы.

Тем более, когда их двое. Хоть одна из них всего лишь семилетняя девчонка, но эта девчонка - ведьма. Причем, ведьма - Рожденная нарушившей Запрет. Обладательница высшего титула в негласной иерархии ведьм. И вы об этом прекрасно знаете...


- Мама, что будем делать? Может, возьмем кого-нибудь из них за хобот и тряхнем? А то до сих пор не знаем, что им надо.

- А как ты хочешь это сделать? Ведь мы не сможем умыкнуть никого надолго, остальные сразу поднимут тревогу. Мне, чтобы войти в контакт с подсознанием, нужно время и определенная подготовка. А чего нибудь вроде "жасмина", или "Стикса", чтобы развязатьим язык, у нас тоже нет. Действовать методами святой инквизиции? Так для этого нуж-но время. И это сразу подтолкнет их к активным действиям, как мы кого-то умыкнем...

- Мама, ничего этого делать не надо. Они нужны мне всего-то на пару минут. Ты меня подстрахуешь, отведешь всем глаза, а я войду в память кого-нибудь из них и узнаю абсолютно все. Точно так же, как сделала это с Цезарем и с тобой. Но ты была в бессознательном состоянии, время у меня было неограниченно и я вошла в твою память очень осторожно, одновременно оказывая помощь. все-таки, здорово я тебя тогда приложила спросонья, ты уж на меня не сердись... И больше так не делай...А вот с Цезарем нисколько нецеремонилась. В полном сознании вломилась ему в память, пробив напрочь всю его ментальную защиту. Это очень пагубно сказывается на здоровье того, кому это делают. Но на войне - как на войне. Я все равно не собиралась оставлять этого подонка в живых...

- Да уж, доча, как вспомню... Мне от твоих самурайских традиций аж не по себе стало... Зрелище не для слабонервных...

- Ну-у-у, мамочка, кто бы говорил! Я то знаю, как ты у Мишутки, как ты его называешь,искусству развязывать языки научилась и даже иногда это успешно применяла. Да и когда снесла голову Юмико мечом в поединке, особых отрицательных эмоций я что-то у тебя тоже не заметила!

- Скажешь, тоже! Я то уже взрослая женщина, да и никакого удовольствия мне это недоставляет. Как раз наоборот. А ты еще ребенок, с неокрепшей психикой.

- Мама, снова старые песни на новый лад? Еще раз повторяю тебе - я уже не ребенок.

Я - капитан первого ранга Императорского флота Сабуро Токугава, а Аня Миллер я только последние семь лет. Тебя смущает мое детское тело? Так я вырасту со временем.

- Да, доча... Все никак не могу отделаться от мысли, что ты семилетняя девочка...

- Вот именно, мама! Внешность бывает очень обманчива. Так вот, прикроешь нас на паруминут, а я выверну их наизнанку. А после этого отключу их ударом в голову и заблокирую память на несколько больший предыдущий период - минут на десять. Потом мы уйдем, а они ничего не вспомнят. Даже, если у них крыша поедет, мы то тут при чем?


6

- А может, сделаем по другому? Сначала усыпим их, а потом ты войдешь в их память? Ведь так будет для них безопаснее? А нам потребуется только на несколько минут больше времени.

- Гм-м... Пожалуй, так тоже можно. Да, для них это будет безопаснее. А откуда это у тебя приступ человеколюбия? Уж поверь, они с нами церемониться не будут.

- Знаю. Но только наследить не хочется. Никаких сомнений у меня нет, это к о н т о р а.

Но ссориться с конторой на данном этапе в наши планы не входит. И есть у меня еще одно предположение. Если мы незаметно и совершенно безвредно для топтунов узнаем отних информацию, то они могут это скрыть от начальства. Просто подумают, что заснули на посту. А ни один топтун в этом не признается, это грозит ему крупными неприятностями.

- Да-а-а, мама... В тебе действительно потеряли великого разведчика. Я больше привыкладействовать чисто военными методами. Если перед тобой враг, и он не сдается, то его уничтожают. Ладно, когда начнем?

- Сегодня, когда народ по каютам рассосется. Выберем пару подопытных кроликов...

И чует мое сердце, Анечка, что надо нам торопиться. Что-то контора задумала в отношении нас. А что они могут задумать, кроме пакости...


Время шло. Ольга и Аня бродили по палубам этого летающего дворца, не делая никаких попыток избавиться от слежки. Их вели очень тонко и грамотно. Видно, что люди делознали. Народ вокруг радовался жизни, отрываясь по полной программе, и мама с дочкой старались соответствовать окружающей обстановке. Посетив район магазинов и кое-чтоприкупив, Ольга уже собиралась возвращаться назад, время было довольно позднее. Всетаки, Ане лучше спать ложиться вовремя. Кто бы она ни была в душе, а организм у неевсе же семилетней девочки. Как неожиданно Аня потянула ее за руку.

- Мама, смотри, секс-шоп! Давай зайдем?


Ольга смутилась. Ну, Анютка... И все тебе надо... Могла бы и не конфузить мамочку лишний раз. Аня мгновенно все поняла и постаралась сгладить ситуацию.

- Мамочка, но что тут такого? Ведь это совершенно естественно. Все меня стесняешься?

- Анечка, прости, но все не могу привыкнуть, что ты уже не ребенок... Душой понимаю,но...

- Ну и ничего страшного! Ведь тебе, в конце концов, надо заниматься воспитанием своей дочери и в этой области! И гораздо лучше, если дети узнают обо всем дома от родителей,а не неизвестно где и от кого. Правда, я в этой области побольше тебя знаю, и еще научить могу кое-чему, но кто об этом, кроме нас знает? А мне просто интересно. Ведь я там еще не была.

- Ох, доча... На все у тебя ответ есть... Ладно. В конце концов, не наркотой же там торгу-ют...


Магазин был очень большой и с богатым ассортиментом товара, Аня вела себя очень прилично, только глазея вокруг, и чувство неловкости у Ольги прошло. В конце концов, все они живые люди. Она осмелела настолько, что даже прикупила кое-что из новых "игру-шек". Опробуют с Настей при встрече. Аня воспринимала все, как должное, и не задавалаглупых вопросов. Когда они уже выходили из магазина, разминулись со стайкой молодежи, весело ввалившейся внутрь. Некоторые девушки были очень даже ничего и Ольга скользнула по ним оценивающим взглядом.


- Что, мама, понравились?

Ольга удивленно оглянулась на дочь. Аня опять хитро улыбалась.

- Анечка, ты о чем?

- Да все о том же, мама. Думаешь, я ничего не понимаю? Мама, я говорю совершенно серьезно. Если тебе хочется здесь с кем-то познакомиться и хорошо провести время, я тете Насте ничего не скажу. Я умею хранить тайны и никогда тебя не выдам.

- Фу, Аня, как ты можешь... Что это вдруг на тебя нашло?

- Ладно, ладно... Можно подумать, это мне официанточка в токийском ресторане понравилась... Я просто хотела сказать, что ничего против иметь не буду и тайну сохраню...


Сердиться на дочь Ольга уже не могла, ее начал разбирать смех. все-таки, лучше сво-дить все к шутке, чем делать из этого запретный плод...


- Ох, доча, с тобой не соскучишься! Как ты мне меня в юности напоминаешь. Вот уж, дей-ствительно, вся в маму! Ну, понравилась мне официанточка, и что? Ничего такого ведь ясебе не позволила?

- Ага, не позволила... Потому, что в логово Доихары собиралась и все прочее было несущественно. Но нет, так нет. Я же не настаиваю...


Ольга прыснула со смеху. все-таки, лучше общаться с дочерью, как с подругой, а не маленьким ребенком. Пора это признать. Сразу снимается куча проблем. Возможно, и правы были японки, что учили своих дочерей всем аспектам взрослой жизни дома и с ранних лет.


- Ладно, Анечка, идем в каюту. Отнесем покупки, а потом выйдем на охоту. Каких - нибудь клоунов надо выловить обязательно. Время работает не на нас. А потом баиньки.

Хоть ты у меня и капитан первого ранга, но организм у тебя пока еще детский. И спать тебе надо ложиться вовремя!


Непринужденно переговариваясь, Ольга шла с дочерью в сторону трапа на свою п алубу, не прекращая, тем не менее, наблюдения за обстановкой. От нее не укрылось, что едва они направились в сторону своей каюты, как топтуны забеспокоились. Похоже, что в каюте сейчас кто-то есть. Значит, ищут самым тщательным образом и еще не закончили.

Вот только что ищут? Если бы просто устроили засаду, так не было бы такого ажиотажа.

Вот и поглядим, кого черти принесли...


Еще только подходя к двери, Ольга определила, что в каюте посторонние. Зверь рычал,чувствуя близкую опасность. Специально задержавшись перед дверью и громко разгова-ривая, Ольга вошла в каюту, предусмотрительно держа Аню за спиной. Так и есть. В каюте стюардесса в форме старательно делает вид, что занимается приборкой.

- Ой, простите, мадам, я уже заканчиваю. Ваша каюта у меня последняя, вот и задержалась.

- Ну, что Вы, девушка, никаких проблем! Мы сейчас оставим вещи и уйдем.


Ольга окинула цепким взглядом незваную гостью. Девица лет тридцати. Тело тренированное и видно, что это не фитнесс. Туфли на низком каблуке, и юбка хоть и форменная, но сделана с запахом... Такие носят телохранительницы, оперативницы и киллерши. Такую юбку можно сорвать одним движением за долю секунды и работать ногами... Вот ты, подруга, и прокололась...


"Взгляд змеи" пригвоздил "стюардессу" к полу. Никакого сигнала она подать не успела.

Аня, тем временем, тоже включилась в работу и стала усыплять женщину. Через пару минут она уже спала крепким сном и безвольно рухнула прямо в руки Ольги. Аня продолжала работать на публику. И она, и Ольга подозревали, что в каюте уже полно "жучков".

- Ой, мамочка, что это с тетей?! Ей плохо?

- Анечка, не знаю. Сейчас посмотрим. Давай тетю на кровать уложим.


Активировав чувства зверя, Ольга с его чудовищной силой подхватила женщину, как пушинку, и бережно положила на кровать. Зверь рычал, но она его удержала, всячески успо-каивая.

- Тихо, кися, тихо... "Мур-мур" пока делать нельзя, нам тут лишние трупы не нужны.

Сейчас мы эту "добычу" как следует расспросим. Живая она нам гораздо полезнее...

А теперь и нам надо на публику поработать...


- Аня, у нее, похоже, обморок. Ничего, сейчас пройдет. Помоги мне, поддержи ей голову.


Аня склонилась над стюардессой и положила ей руки на голову. Ольга, тем временем, расстегнула на ней блузку и пояс юбки, делая вид, что оказывает помощь. Взгляд невольноскользнул по красивому телу... Хороша, чертовка...


- Мама, вот это удача!!! Ни одного "жучка" нет! Они решили не рисковать. Теперь можно такое шоу устроить! Быстро раздевайся и давай эту куклу разденем!

- Аня, ты что задумала?! Это контора?

- Контора, но долго рассказывать. Быстро раздевайся и в койку! И эту куклу туда же!

- Аня, да ты объяснишь, наконец?


Аня, тем временем, метнулась к пакетам с покупками, достала все "игрушки" из секс-шопа и вывалила их на кровать. Ольга вообще ничего не понимала.


- Объясню, объясню. Эта подруга проводила тут тщательный обыск и если ее застукают, как сейчас, представилась бы стюардессой, делающей приборку. Ясное дело, что мы бы не поверили, но приличия были бы соблюдены. Там понимают, что не в наших интересах поднимать шум. И теперь мы представим все так, как будто ничего этого не было и мыничего не заподозрили!

- Но как? Просто заблокируем память?

- Не совсем. Я не только заблокировала ей память... Мама, только не сердись на меня...

Ведь они прекрасно знают, что ты любишь женщин. Вот я и внушила этой кукле, что как только мы сюда вошли, ты отправила меня спать в соседнюю комнату, а сама ее соблазнила и уложила в постель. И вы провели страстный вечер любви...


Ольга аж задохнулась от неожиданности, не зная, что ей делать. Негодовать, или смеять- ся. А маленькая зеленоглазая бестия, тем временем, быстро разбирала постель. Закончив,начала проворно раздевать "стюардессу". Ольга прикинула все за и против и согласилась,что Аня, все-таки, права. Это замечательный способ замести следы, чтобы эта кукла ниче-го не заподозрила и не настучала своему начальству. Ольга глянула на полураздетую девицу, возле которой суетилась дочь.

- Все, Анечка. Дальше я сама справлюсь. А ты сейчас будешь хорошей девочкой, пойдешьв соседнюю комнату и будешь там сидеть, пока я тебя не позову. А потом расскажешь, что у нее узнала.


Аня не стала спорить, а хитро улыбнувшись, направилась в другую комнату, бросив находу.

- Ее Эллой зовут.


Ольга освободила Эллу от остатков одежды и разделась сама... Да-а-а, девочка, что надо!

Прости, Настюша, но это для пользы дела. Мы с Аней тебе все равно не скажем. Тут, какговориться, на войне - как на войне. Это у нас такая боевая операция по обезвреживанию противника...

Пьянящий аромат молодого, сильного, женского тела... Зверь тоже возбужден, чувствуязапах самки... Ольга склонилась над женщиной и стала нежно целовать ее. Тело, хоть и вспящем состоянии, реагировало на ласки и распалялось все больше... Ничего, подруга...

Посмотрим, что с тобой будет, когда проснешься! Неожиданно Ольга почувствовала насебе чужой взгляд. Оглянулась украдкой - так и есть. Эта бестия специально оставила дверь приоткрытой и не только все прекрасно слышит, но и видит, лежа на диване в другой комнате. Ох, Анютка!!! Или, Сабуро-сан!!! Ремень по тебе плачет!


- А ну закрой дверь, бесстыдница! Мало тебе, что мамочку под танк бросила, не спросивее мнения, так еще и подглядываешь?

- Мама, не подглядываю, а контролирую ситуацию! Мало ли, что может случиться, и тебе помощь понадобится!

- Вот, нахалка! Прямо, как ...я! Закрой дверь, я тут и сама все проконтролирую!


Аня захихикала, но дверь закрыла. Все же, умная девочка. Знает, когда надо остановиться.

Ольга продолжила прерванное занятие...

Когда тело Эллочки было уже распалено до предела и до кульминации оставалось совсемчуть чуть, Ольга вывела ее из транса. Бедная оперативница не успела ничего понять, когдамощнейший оргазм просто захлестнул ее, лишив способности адекватно воспринимать окружающее. Ольга же продолжала нежно ласкать и целовать это красивое, тренированное и очень опасное тело... Наконец, способность соображать вернулась к ней.

- Что это было?!

- Эллочка, у тебя было помутнение сознания? Такое иногда бывает при сильном оргазме.

Сейчас ты хорошо себя чувствуешь? Расслабься, я тебе сейчас помогу. Так легче?


Женщина удивленно хлопала ресницами. Разобранная постель, на которой явно не просто спали, приглушенный верхний свет, сброшенная одежда на креслах, обнаженная Ольга,нежно обнимающая и целующая ее, разложенные на постели "игрушки", явно побывавшие в деле... И она сама, лежащая, в чем мать родила рядом с Ольгой, и только что испытавшая ярчайший оргазм, какой она раньше никогда не испытывала, и отголоски которогоеще шелестят волнами блаженства по всему телу, как ласковая морская волна, в тихую по-году лениво накатывающаяся на берег... Все это не допускало двоякого толкования...


- Оля? Оля, я не понимаю, что это на меня нашло...Я ведь ни разу...

- Ну, что ты, Эллочка, не бойся... Ведь нам хорошо было, правда? Ну их, этих мужиков...

Они ведь только о себе и думают... Какая ты у меня красивая... Иди ко мне...

- Оля... Оленька...Прости, но мне надо идти... Я ведь на работе!

- А ты приходи, как закончишь! Я тебя ждать буду. Дочка уже спит и нам не помешает!

- Да, да... Конечно... Я сейчас... Потом... Обязательно...


Элла подхватилась, быстро оделась и пулей вылетела из каюты. Ольга плотоядно улыбнулась. Интересно, придет ли еще, или нет? Все, теперь надо звать Аню. Пусть выкладываетвсе, что узнала. Встала, набросив халат на голое тело.


- Занавес! Аня, можешь выходить на сцену. Спектакль окончен!


Аня появилась из соседней комнаты, давясь от хохота. Было видно, что она очень довольна проведенной "боевой операцией". Ох, Сабуро-сан... Подкинете Вы еще сюрпризов своей мамочке... Наконец, Аня успокоилась и смогла внятно говорить.


- Мама, ты не только великий пилот - истребитель. Ты еще и гениальная актриса! Ведь она все приняла за чистую монету!

- Аня, лирика потом. Давай сначала о деле. Что ты узнала?

- А дела очень хреновые, мама. Эта девица - майор Элла Клименко, аналитический отдел Министерства госбезопасности. За этим непонятным аналитическим названием скрывается внутренняя контрразведка. Своеобразная к о н т о р а внутри к о н т о р ы. Самая секретная ее часть. Их на борту, в общей сложности, тридцать два человека. Случай беспрецедентный, таким количеством они никогда не работают и сами здорово удивлены. Их спешным порядком отправили с Земли на Луну на быстроходном военном корабле вскорепосле нашего вылета из Токио. Помнишь, мы задержались на пару часов сверх положенного в Спэйс - Сити? Оказывается, мы ждали их. Им дано задание - постоянно держать нас под наблюдением, стараясь себя не обнаруживать, и любой ценой изъять у нас какието секретные документы. Какие именно, они и сами не знают. Знают только, что часть изних на компьютерных кассетах, а часть на бумаге. Эта Элла сегодня проникла в нашу каюту, все здесь обыскала, но так ничего и не нашла. Зная о твоих способностях, ее предупредили, чтобы ни в коем случае не пыталась геройствовать и не имела при себе ничегокомпрометирующего - вроде оружия, средств связи, и прочего. Именно поэтому решили не устанавливать в каюту "жучки". Пока их ближайшая задача - найти и изъять эти документы, стараясь сделать это без шума. Если документы не будут обнаружены, или будут,но изъять их не удастся, сообщить начальству и ждать дальнейших указаний. Сейчас она побежала докладывать, что ничего не нашла, а мы вернулись и сорвали дальнейшие поис-ки. Расскажет ли она о своем любовном приключении - не знаю. Она убежденная гетеро-сексуалка и занималась сексом только с мужчинами. Ты у нее первая и она сама сейчас неможет понять, что же на нее нашло, почему она согласилась. Но, похоже, ей очень понравилось! Вот это вкратце основное, мама.

- Да-а, доча... Хреновей некуда... Тут возможны два варианта. Либо нашего Мишутку держат самого за болвана и не говорят всего, хоть он и генерал госбезопасности... Хотя, нет. Тогда бы нас так легко не выпустили из Токио. Ведь они рады были избавиться от нас поскорее и никаких препятствий не чинили. Значит, причина одна. Вскоре после нашего отлета произошло что-то такое, что в корне поменяло их планы. "Кассиопею" возвращать не стали, а просто придержали в Спэйс - Сити на Луне, пока не прибудет опергруппа этих самых "аналитиков". И нас опять кто-то тонко и со знанием дела подставил.

Только зачем? Какие секретные документы? Подозреваю, что это очередной блеф конторы. "Аналитики" все принимают за чистую монету, они действительно получили такойприказ и они его выполняют. Только что же контора хочет этим добиться? Ну, помотаютнам нервы до посадки в Шварцвальде... Ну и что? Ликвидировать они нас не могут, ина-че мы отправим на тот свет всю эту гоп-компанию "аналитиков", и они об этом прекраснознают... Насчет задержания - чистая фантастика, а они реалисты. Что же им надо?


- А может, эта история с документами - просто отвлекающий маневр? И цель этой возни совсем другая? И тут есть еще одна группа, о которой "аналитики" ничего не знают, и выполняет свою задачу? Вспомни операцию "Лузитания", которую ты им с блеском сорвала.

Ведь ты тогда до последнего момента не подозревала об их истинных намерениях.

- Возможно... А кто у них тут главный? Может, стоит его потрясти...Глядишь, чего и звякнет...

- Полковник Иван Меркулов. Да только вряд ли он знает на много больше. Элла - его заместитель. Остальные - простые оперативники.

- М-м-да... Ладно, подождем развития событий. Пока они вредить нам не собираются,а там посмотрим. Может, что еще вылезет... Все, Анечка. На сегодня хватит военных действий. Сейчас в душ и спать. А утром видно будет...


Когда Ольга вышла из душа, то увидела Аню, сидящую на ее кровати и с интересом разглядывающую "игрушки", которые она забыла убрать. Решив не создавать искусственно запретного плода, который, как известно, очень сладок, спросила дочь совершенно спокойно.

- Что, Аня, интересно?

- Конечно, интересно, мама! Ну надо же, до чего додумались! В то мое время хоть и былипохожие "игрушки" у женщин, но материал! Ведь совсем, как настоящий!


Ольга вовремя удержала язык, чтобы не ляпнуть, где это Аня видела настоящий. А дочь,тем временем, продолжала свою исследовательскую деятельность.

- Ну надо же, даже подогрев есть до естественной температуры тела для полноты ощуще-ний! Интересно будет попробовать...

- Доча, а ремня для полноты ощущений не надо? - Ольга не на шутку забеспокоилась.

- Чего? Ремня? Нет, ремня не надо... Садо-мазо меня никогда не интересовало...А вот такими двумя, если одновременно...

- Аня, ты что задумала?! Эти "игрушки" еще не для тебя! Ты говорила, что там тебе можно? "Порхание бабочки над цветком"? Вот и пусть "порхает"! Понимаю, что запрещать и наказывать за это глупо. А это для тебя еще рановато!

- Мама, да не пугайся так. Ты что меня, вообще за дуру держишь? Я прекрасно понимаю,что у меня тело семилетнего ребенка и до подобных вещей я еще не доросла. "Бабочка",конечно, "порхает", и причем регулярно... Что уж это от тебя скрывать, все равно не поверишь, даже если отрицать буду... А все равно интересно... Лет так... через шесть-семь можно будет попробовать...

- Анютка!!! Я на первый прием к гинекологу в четырнадцать лет с тобой вместе пойду!

Если узнаю, что не девственница, выпорю так, что на всю жизнь запомнишь! Вот подрастешь, выйдешь замуж, и будет тогда тебе и настоящий, и куча подобных "игрушек"!!!

И с мальчиками раньше времени гулять не вздумай!!!

- Ну-у-у, мамочка... Чуть что, так сразу "выпорю"! Этим же ты просто расписываешьсяв своем полном бессилии в решении возникшей проблемы. И если бы я тебя хорошо незнала, то подумала бы, что в тебе говорит пресловутая женская логика. То есть, отсутствие всякой логики. Посуди сама - если уж тебе так хочется меня выпороть для предотвращения ранней потери девственности, так меня надо пороть "до", а не "после". Ибо "после" пороть уже бесполезно, так как девственность от этого не восстановится, и в следующий визит к гинекологу вместе с тобой я девственницей опять не стану. Что, опять меня выпорешь? Так девственность опять таки не восстановится. Ты знаешь, ведь эта особенность женского организма не подлежит регенерации, и слава богу... Спроси у тети Насти,если мне не веришь, а она все-таки врач. Далее. Если ты захочешь меня выпороть "до того как...". А когда именно? Ведь надо четко определить момент, когда я соберусь совершить задуманное, а как ты его узнаешь? Я тебе не скажу. Будешь пороть меня каждый день, чтобы не ошибиться? Ты сама понимаешь, что это верх глупости. Так что вариант споркой давай снимем с вооружения, как совершенно неэффективный. Далее. Насчет заму-жества. Мама, я похожа на дуру, которая мечтает выскочить в восемнадцать лет замуж,чтобы потрахаться? Этим можно заниматься и до замужества. Не будем показывать пальцами, но вспомни себя в юности. Хотя, тогда это была и не ты, а Оля Шереметьева, а тыоказалась в ее теле только в возрасте пятнадцати лет и взяла себе ее имя, но тем не менее.

Да и ты, мамочка, став Олей Шереметьевой, тоже сразу начала давать жизни. Правда, тебе нравились девушки, так как в душе ты осталась мужчиной, и ты успешно занималась с ними любовью, но все-таки...Да и повзрослев, не изменила своих привычек, укладывая в свою постель пачками понравившихся девиц. До того, как встретила тетю Настю, тебя ведь называли Казановой в юбке. Далее. О той самой девственности, за которую ты так боишься. Мамочка, ни тебе, ни тем более мне не надо рассказывать, что в сексе существует огромная масса приемов, как им заниматься в свое удовольствие и оставаться при этом формально девственницей. Я могу творить удивительные вещи в постели, но на осмотре десяток гинекологов признают меня невинной девственницей. И последнее. Насчет мальчиков. Тут, мама, можешь быть спокойна. Мне самой не интересно заниматься вопросами предохранения от беременности в юном возрасте, рискуя залететь от какого-нибудь сопляка, у которого избыточное давление в яйцах и гормоны выплески Ваются через край. И который больше, чем на несколько минут "активной деятельности", совершенно не способен. У подростков это обычное явление. Хотя, может много раз...

Да и волновать его будут не мои ощущения, а его собственные. У меня, мама, ситуация очень похожа на твою, когда ты поняла, что ты больше не лейтенант Российского ФлотаНиколай Верещагин. Что теперь ты - пятнадцатилетняя девчонка и живешь спустя четыреста лет. И твое сексуальное поведение должно измениться на сто восемьдесят градусов.

Ты не смогла переступить через себя и правильно сделала. Не надо ломать свое собственное Я. Уж очень резко произошел у тебя переход из одной ипостаси в другую. У меня си-туация несколько проще. Я родилась в этой жизни девчонкой и с самого раннего детства,как только стала все понимать, считала это в порядке вещей. То, что произошло со мной недавно, когда в результате того злосчастного полета на шаттле у меня открылась памятьо прошлой жизни, конечно, внесло коррективы в мое мироощущение, но не настолько,чтобы разрушить мое осознание того, что я - женщина в этой жизни. И отношения с мужчинами меня не пугают так, как тебя. Хотя, если до конца быть честной... То немного не по себе... Раньше я имела женщин, как хотела и куда хотела, а теперь бу-дут иметь меня...Как я захочу и куда я захочу... Но это - позже. Надо сначала подрасти. А пока, в подростковом возрасте, я тоже хочу сначала попробовать с девушками. Как ты. Ведь две девушки не допускают грубостей и бережно относятся друг к другу, да и лучше знают, как доставить друг другу удовольствие. И никакого риска залететь. Разве не так? Лет с девятнадцати можно будет попробовать и с парнями. А замуж только после акаде- мии космофлота... Мама, что с тобой?


Ольга упала в кресло и сидела там, держась руками за голову и готовая завыть, как волчица на Луну. Нет никаких сомнений, что этот джинн, вырвавшийся из лампы, будет творить, что хочет, где хочет и когда хочет. И она н и ч е г о не может сделать! Ремень - невыход. Это она уже поняла. Слава богу, что мозги у этого джинна на месте. Такую теоретическую базу под все дочурка подвела... И у нее, как у матери, остается единственный разумный выход. Не давить на Аню и не пытаться сломать сложившуюся ситуацию. А стать терпеливым наставником и мудрым советником для своей так рано повзрослевшей дочери. Хотя, в последнее время, она только этим и занималась... Аня же истолковала затянувшуюся паузу по - своему.

- Мама, я догадываюсь, о чем ты думаешь. Не бойся, у тебя обязательно будут внуки.

И обязательно хотя бы одна внучка. И я обещаю, что выращу из нее настоящую ведьму, достойную наследницу нашего великого рода. Когда-то ты дала эту клятву своей бабушке после того, как она выяснила, кто ты есть на самом деле. Теперь я даю эту клятву тебе...


Ольга с грустной улыбкой смотрела на дочь. История повторялась... Как Аня напоминала ей ее саму... Когда она не была еще ни "генералом Миллер", ни Хризантемой, ни Ведьмой с "Летающей ведьмы", ни Пантерой... А была простой школьницей, хулиганистой девчонкой Олей Шереметьевой... Вернее, девчонкой, носящей это имя. Новое имя, которое получил офицер Российского Императорского Флота Николай Верещагин вместе с удивительнейшим подарком - новой жизнью...


- Ладно, мамочка. Я тебя не сильно шокировала? Ты уж прости, но сказала то, что думала и то, что собираюсь делать. Не хочу тебя обманывать. Но, повторяю, не волнуйся, всему свое время. Обещаю тебе, что проблем со мной не будет. А пока давай спать. Думаю, наша Эллочка, по крайней мере, сегодня, больше не вернется. А завтра... Как знать! Ничего, устрою вам в очередной раз романтическую встречу...

- Аня!!!

- Мама, а что тут такого? Я же вижу, что девица в твоем вкусе и тебе, да и ей очень понравилось. Вот я и помогу ей в начале раскрепоститься, чтобы была посмелее. А дальше тебе карты в руки...

- Аня, но что ты говоришь такое?!

- Как что? Развитие успеха боевой операции по обезвреживанию противника. Ведь она сейчас встретится со своим полковником, доложит о полученных результатах и получит от него новые инструкции, которые преподнесет нам на блюдечке. Правда, с моей помощью. Об этом ты не подумала? Ведь это великолепный канал получения информации опланах противника!


Ольга удивленно подняла брови. А ведь действительно! И как она сама об этом не подумала? Ведь если "подружиться" с этой Эллой, то она, сама того не ведая, будет поставлятьим самую свежую и достоверную информацию. Ай да Аня! Вернее, Сабуро-сан!


- Да, Анечка, я как-то и не подумала! Ты настоящий капитан первого ранга! Посмотрим,может, что путное из этой затеи и получится. Но это, если только она придет...

- Думаю, мама, придет. Она уверена, что никаких подозрений не вызвала. А подсылатьк нам новую "стюардессу" никто не будет. Обычно, каюты закреплены за определеннымистюардессами и приходят постоянно одни и те же.

- Ладно, доча, попробуем... Но только, чтобы тете Насте - ни сном, ни духом!

- Мама, да за кого ты меня принимаешь? Не бойся, я умею хранить чужие тайны. А сейчас я в душ, а ты ложись спать. Я там задержусь не менее, чем на полчасика, поплескаюсь...

- Не поняла... Это ты к чему?


- Мама... Все тебе объяснять надо...Тебя не хочу смущать! Ведь ты только этой Эллой занималась, а сама ни с чем осталась. Я же прекрасно чувствую, у тебя весь организм навзводе. Не забывай, что мой зверь хоть еще и маленький, но посильнее твоего будет. И чутье у него более тонкое. А остаться без ничего - это вредно для организма. "Игрушки" - вот они. Знаю ведь, что при мне стесняться будешь. Все, спокойной ночи, мамочка!


И маленькая зеленоглазая бестия упорхнула в душ, чмокнув маму в щечку, оставив еев одиночестве переваривать услышанное...

Ольга сидела на кровати, все никак не придя в себя. Возмущение боролось с безудержнымхохотом. И что же эта чертовка себе позволяет?! Хотя, с другой стороны... Она абсолют-но права! Просто высказала вслух то, что в нашем обществе как-то говорить не принято.

Сама ведь думала об этом, просто хотела подождать, пока Аня уснет... Чего уж саму себя - то обманывать... Да-а-а, Оля... У тебя очень умная и чуткая дочь, которая заботится о твоем здоровье, а ты задаешь глупые вопросы, нарываясь на неудобные ответы... Все,теперь будем относиться к этому с положенной долей юмора! Возьмем на вооружение опыт японских женщин. Ведь Аня права, в Японии действительно было так принято. Мать обучала дочь всему. Вот и будем теперь "учиться"! Правда, только неизвестно, ктоу кого... Эта маленькая бестия, похоже, в "этом" гораздо лучше нее вместе с Настей разбирается... Ольга бросила взгляд на "игрушки"... Ладно, время то идет... Дочурка,скорее всего, тоже сейчас время в душе зря не теряет. И чего только не понапридумывают... "Порхание бабочки над цветком"!!! Умеют же цветисто выражаться эти японцы...

Скажешь кому-нибудь, ведь и не поймут, кто не знает... Ладно, доча. Пусть там "бабочка" порхает над твоим "цветком", а мы сейчас выпустим в "полет" одного "дракона"!

Выпустить двух не получится. Времени маловато, да и не готовилась. Это мы дома на пару с Настюшей проделаем. С чувством, с толком, с расстановкой! И этот древний трактат об искусстве любви внимательно вместе проштудируем и будем на практике применять! Интересно, что там еще эдакого есть... А что будет непонятно, можно и у Анюткиспросить. В конце концов, все мы живые люди...


Сбросив банный халат, Ольга с удовольствием растянулась на широкой постели. Эх, Настюшу бы сюда сейчас! А Анютку - спать в соседнюю комнату. Нечего этой бесстыднице"ситуацию контролировать"! Да и эта Эллочка... Очень даже ничего! Интересно, придет еще, или нет? Вот уж, действительно, ситуация... В постели с врагом... Хорошая, все-таки, штука - жизнь! Не смотря на то, что бывают в ней неприятные моменты. Но бывают и очень приятные! Так, где тут наши "дракончики"?..









Глава 2


Ночь прошла без происшествий. Хоть Ольга и спала очень чутко, готовая к немедленному сопротивлению в случае нападения, но их никто не побеспокоил. Зверь, тем не менее, проявлял признаки беспокойства, чувствуя надвигавшуюся опасность. Пока еще неявную, но постоянно нарастающую. Как нарастает и сгущается темнота в лесу с заходом солнца... Аня чувствовала то же самое. Шли третьи сутки полета. Если не произойдет ничего нештатного, то еще через сутки "Кассиопея" совершит гиперпространственный прыжок из Солнечной системы в систему Альтаира. Ольга прикинула возможные варианты. Итак, что они имеют по времени. Полтора суток до входа в гиперпространство.

Полет в гиперпространстве-трое суток по судовому времени. Затем выход из гиперпространства в обычный космос в системе Альтаира. Плюс пять суток на полет в системе Альтаира до Швейцарии - конечного пункта назначения. Итого - девять с половиной суток, в течение которых можно ждать любой пакости. Это - если лайнер будет следовать согласно установленного расписания. Но контора, в лице "аналитиков", вполне может это расписание подкорректировать. Как в одну, так и в другую сторону. Также может подкорректировать и маршрут, это нельзя сбрасывать со счетов. Такие полномочия у них есть, а на вопли судоходной компании о потерянной выгоде, связанной со срывом расписания, министерству госбезопасности совершенно наплевать. А будут сильно качать права, еще и какое-нибудь дело состряпают. Что-нибудь вроде саботажа в военное время. Именно это и обсуждали Ольга с Аней за завтраком, уединившись за стоявшим в углу столиком, подальше от других посетителей, которых, правда, было немного. Народ отсыпался после бурно проведенной ночи.

- Мама, ситуация меня настораживает. Можно тупо сидеть и ждать их очередного хода, ничего не предпринимая. Разве, только кроме ваших "романтических встреч" с Эллой ради получения информации. Но так мы полностью выпустим инициативу из рук и неиз Вестно, какую еще пакость они нам приготовят. Ведь мы можем не успеть получить информацию вовремя от этой Эллы. А можно нанести упреждающий удар, который полностью отобьет у них желание пакостить нам дальше. По крайней мере, до самой посадки в Шварцвальде. Их тут всего тридцать два человека. С ними мы можем справиться без труда.

- Как налет на Пёрл-Харбор? Когда вы одним ударом избавились от американского флота на Тихом океане?

- Вроде этого. Ты понимаешь, мама, что они все равно от нас не отстанут? Незачем было городить весь этот огород с направлением вдогонку лайнеру оперативной группы самого секретного департамента МГБ только ради того, чтобы обшарить нашу каюту. С этим вполне могла бы справиться служба безопасности лайнера. В ней тоже дураков не держат.

И кроме мордоворотов с двумя извилинами, там имеют также и думающих людей, которые этими мордоворотами руководят.

- И рада была бы возразить, Анечка, да не могу... Чувствую, что-то здесь замышляется.

И обыск в нашей каюте - это только первый шаг. К тому же, предполагаю, что они особо и не рассчитывали там что-нибудь найти. Скорее, сделали это для очистки совести.

- Так что, мама? Пёрл-Харбор?

- Возможно. Сегодня постараемся выловить эту Эллочку и узнать у нее последние новости. Что-то новенькое она все равно должна знать. Будет мало - тряхнем полковника.

И в зависимости от полученной информации примем решение. Но что-то подсказывает, что Пёрл-Харбор неизбежен...

- Банзай!

На том и порешили. Пока остается только наблюдать за окружающей обстановкой, не обнаруживая своего интереса к мышиной возне вокруг них. Ольга еще подумала, а не связаться ли с "экспедиторами"? Вызвать подмогу? Резервные каналы связи у нее есть, а выход в информационную сеть для пассажиров возможен. Но потом решила не торопиться. В конце концов, пока еще ничего серьезного не случилось. А с этой жандармской командой они с Аней справятся и сами. Но это в том случае, если не будет непосредственной угрозы самому лайнеру. Тут уже никакие чары не помогут...

Явно, вроде бы, сейчас никто не следит. Но проверим на всякий случай...

Ольга и Аня уже понимали друг друга без слов, и одновременно вдвоем активировали чувства зверя...

Близкой и непосредственной опасности нет, но она ходит вокруг, медленно усиливаясь.

Вокруг множество запахов, но только от этих четверых, сидящих в противоположных углах зала, исходит угроза. Добыча готова к бою, но трезво оценивает свои силы и понимает, что лучше себя не обнаруживать. Поскольку знает, что шансы на победу у нее нулевые. Поэтому, она ждет, когда мы допустим ошибку. Рядом напрягся, сжавшись, как взведенная пружина, другой зверь. Он еще маленький и непоседливый, как и его маленькая хозяйка, но он уже смертельно опасен для тех, кто захочет напасть на нее. Он рвется в бой, чувствуя угрозу своей хозяйке, но она его успокаивает. Успокою и я маленького. Не волнуйся, малыш, тебе тоже хватит добычи. Твоей хозяйке ничего не грозит, ведь я тоже защищаю ее...

Ольга внимательно посмотрела на выявленных топтунов. Физиономии незнакомые, вчера еще не засветились. Ведут себя, как ни в чем не бывало и совершенно не обращают на них внимания. Ну-ну, ребятки... Сидите тихо весь полет, и останетесь живы. Иначе на войне - как на войне...

День прошел без приключений. "Стюардесса" по имени Элла больше не появлялась, топтуны не докучали излишним вниманием и держали дистанцию, и Ольга стала надеяться, что может, хоть на этот раз пронесет. Вдруг контора просто подстраховалась, вот и пригнала сюда эту команду "аналитиков". Хотя в душе и понимала, что таких чудес не бывает.

Несколько раз они покидали свою каюту, потом возвращались снова, но в их отсутствие никто не входил. Весь день Ольга потратила на изучение лайнера. Вместе с Аней исходила его от носа до кормы по всем палубам, доступным для пассажиров. Особенно уделила внимание выходам на служебные палубы, к шлюпкам и в ходовую рубку. Учебную тревогу по оставлению судна пока не проводили, что само по себе было странным. Обычно, такая тревога проводится в первые сутки полета, чтобы ознакомить пассажиров с местами сбора и посадки в шлюпки. Это для них даже своеобразное развлечение. Может, здесь настолько привыкли к тому, что ничего не случается и самоуспокоились? Опасное заблуждение. Но, тем не менее, в чужой монастырь... Ладно, в конце концов, не она тут капитан.

Аня проявляла самый живейший интерес, и расспрашивала обо всем, вникая в такие технические подробности, что если бы кто услышал это от семилетней девочки, то был бы очень сильно удивлен. Исследуя лайнер, Ольга преследовала еще одну цель. Возможно, события начнут разворачиваться так, что придется бежать с "Кассиопеи". А бежать можно, только захватив шлюпку. Но этот маневр уже известен противнику. Там до сих пор не могут отойти от шока, как она сбежала подобным образом с "Лорелеи". Когда, казалось бы, мышеловка захлопнулась. Поэтому, тут могут быть приняты какие-то меры против возможного угона. Только вот какие? Разбираться в последний момент - можно и не успеть... Ане лучше пока ничего не говорить. А то этот малолетний самурай в юбке сразу захочет провести свой второй Пёрл-Харбор. Адреналина Анютке не хватает... Ладно, Анечка. Или, Сабуро-сан. Похоже, хоть это крайне нежелательно, но твое желание все таки сбудется. Будет тебе второй Пёрл-Харбор...

Вернувшись в каюту, Ольга подошла к установленному компьютеру и вошла во внутрисудовую сеть. Здесь есть справочные материалы по конструкции лайнера. Расположение всех помещений, выходов, различных агрегатов и прочего. Есть материалы чисто популярного характера, предназначенные для любопытных пассажиров, которым интересно ознакомиться с этим чудом техники, переносящим их из одной звездной системы в другую, но есть и те, что предназначены для профессионалов. То есть для экипажа и технических служб космопортов. Вот именно сюда Ольга и влезла. Данные эти открыты для общего пользования и надо просто знать, что и где искать. Аня была рядом, проявляя самый неподдельный интерес, заваливая мать кучей узкоспециальных технических вопросов. Ольга не удивлялась и не раздражалась потому, что прекрасно понимала - человеку, для которого вершиной достижений науки и техники был его истребитель "Мицубиси -А6М" с поршневым двигателем и воздушным винтом, современный межзвездный космический лайнер представляется пришельцем из сказки. До этого, при полетах на их "Барсе", Аню интересовало больше само управление, и она особо не вникала в технические детали, считая это само собой разумеющимся. Теперь же капитана первого ранга Токугаву интересовали мельчайшие технические подробности. По характеру задаваемых вопросов Ольга поняла, что Аня, вернее, Сабуро-сан, подкована в техническом плане очень неплохо.

- Анечка, честно говоря, я приятно удивлена. Твои технические знания сделали бы честь и кое-кому из взрослых современников! А то даже сейчас встречаются личности, которые считают, что море соленое потому, что в нем селедка плавает.

- Это выражение из твоего прошлого, мама. Сейчас могут и не понять. А то, что я разбираюсь в технике, так ведь нас учили не только пилотировать самолет и стрелять. Была и техническая подготовка, мы должны были хорошо знать машины, на которых приходилось воевать. От этого зависела наша жизнь. А к концу войны, когда начались проблемы со снабжением, приходилось вместе с техниками проявлять такие чудеса изобретательности, чтобы заставить поднять в воздух то, что летать уже не могло. Иногда приходилось собирать один самолет из трех, а некоторые детали вытачивать прямо на месте. Кстати, мама...

Хоть ты и пыталась не привлекать моего внимания, но я поняла, что ты очень сильно интересовалась шлюпками. Думаешь, что придется бежать и отсюда, как с "Лорелеи"?

- Ох, доча, ничего от тебя не скроешь... Специально говорить не хотела, чтобы тебя не волновать. А то сразу в тебе самурай взыграет, станет настаивать на идее упреждающего удара. Тактически верно, но стратегически - лучше пока подождать, попытаться выяснить их планы. Хотя, такой вероятности я не исключаю, что нам придется покинуть лайнер.

- Мама, самураем я сейчас быть не могу по определению, так как слово "самурай" применимо только к мужчине. Женщина-воин из сословия самураев называлась онна-бугэйся, и ты это знаешь. Но по сути ты права. Мне трудно сидеть и ждать, когда нам попытаются перерезать глотки. Предпочитаю сделать это сама.

- Да уж, Анечка... Как вспомню...

- Мама, не надо считать меня кровожадным маньяком. Я воин, и передо мной были враги, которые хотели нас убить. Но я не палач. Да, я убивала врагов в бою. В основном, конечно, в воздухе, так как я летчик-истребитель. Убивала их также на суше и на море, так как считаю, что если перед тобой враг и он не сдается, то его уничтожают. Но я никогда не рубила головы пленным. Да, я считала, что они потеряли лицо, но я не запятнала свое имя тем, что позже было признано военными преступлениями. Думаю, тебе известно, что некоторые мои соотечественники вели себя на той войне не лучшим образом. А то, что я перерезала глотки бандитам в особняке Доихары, так ведь я, как и ты, не хотела, чтобы там остались н е п р а в и л ь н ы е трупы. Правда, когда мы уходили, то с теми, кто остался во дворе, возиться было уже некогда. Да и смысла в этом не было, как оказалось. Они все сняли на камеры видео наблюдения. Представляю, что стоил один только твой бой с Юмико. Это классика кэн-до. Реальный бой на мечах в наше время. И какой бой! Мама, ты великий мастер! Сразить противника одним ударом катаны!

- Ладно, подлиза. Сама сказала, что это ты сделала меня мастером, внушив свои знания.

А до начала боя я даже не могла отличить катану от тати, который был в руках Юмико.

Кстати, не понимаю, зачем она схватила меч, предназначенный для конного боя... Но мы уклонились от темы. Как ты думаешь, если они знают, что я проделала такой фокус на "Лорелее", что они предпримут здесь? Я имею ввиду шлюпки?

- Думаю, сделают невозможным автономный старт. Каким-то образом заблокируют шлюпочные катапульты, что категорически запрещено правилами полетов. Это самое простое и безопасное, что можно сделать и легко восстановить. Вмешательство же в работу механизмов самих шлюпок может привести их в нерабочее состояние в критический момент.

Надо быть абсолютным идиотом, чтобы пойти на такое.

- Согласна. И если мы попытаемся сбежать на шлюпке, то нас там будет легко поймать, как в мышеловке. Заблокировать снаружи люк, и мыши никуда уже не денутся. Двигатели шлюпки не запустятся, пока она находится внутри шахты. А добить нас внутри этой консервной банки - это уже дело техники. Заряд взрывчатки, отравляющий газ, или чтонибудь подобное. Ты обратила внимание, что они как бы специально дали обнаружить себя, прислав такую ораву? И для чего было устраивать обыск в нашей каюте? Ведь мы все время были на виду, и они прекрасно знают, что ничего, что могло бы их заинтересовать, у нас нет.

- А если это попытка вывести нас из равновесия? Спровоцировать к бегству? А когда мы будем в шлюпке, просто захлопнуть мышеловку. Организовать круглосуточное наблюдение на шлюпочной палубе через камеры видеообзора нетрудно. Сразу будет видно, в какую из шлюпок мы залезли. Их тут всего тридцать две - по шестнадцать с каждого борта.

И пока мы будем пытаться стартовать, им достаточно меньше минуты, чтобы подоспевшая группа ликвидаторов наглухо заблокировала шлюпочный люк. И все! Стартовать в космос мы не сможем, выбраться назад мы не сможем, сделать что-либо этим мерзавцам, через обшивку корпуса шлюпки, мы тоже не сможем. Саркофаг на двоих готов. И с начинкой этого саркофага можно делать, что угодно. Так что, мама? Пёрл-Харбор?

- Возможно... Но давай сначала проведем встречу с Эллочкой. Глядишь, что-нибудь интересное узнаем... Мне непонятны мотивы этой возни. Если для этой банды так важна наша физическая ликвидация, что непонятно само по себе, так как мы им ничем не навредили, то они могли бы просто уничтожить лайнер со всеми находящимися здесь людьми, списав гибель "Кассиопеи" на взрыв реактора, или внезапное нападение противника.

После истории с "Афродитой" я уже ничему не удивляюсь. Для них ничего не стоит принести в жертву несколько тысяч человек и представить все, как техногенную катастрофу, или нападение флота сепаратистов, если это по каким-то причинам будет им выгодно.

Но какую цель можно преследовать в данной ситуации? Зачем городить весь этот огород?

- А вдруг, они действительно что-то ищут? И думают, что это находится у нас?

- Что именно? Древний японский трактат об искусстве любви? Секретная инструкция о том, как проводить "Полет двух драконов" и "Порхание бабочки над цветком"? Никаких других документов у нас нет.

- Не знаю, мама. Но вдруг, пропажа этих самых секретных документов не блеф, и они действительно думают, что их взяли мы? Тогда их действия вполне логичны. Они хотят обнаружить и изъять пропажу. А то, что Элла не знает подробностей, так ведь это простые исполнители, им много знать не положено. У них приказ изъять всю документацию, какую они только найдут. Поскольку в нашей каюте ничего не нашли, вполне могут сделать вывод, что мы прячем это в другом месте. Лайнер то огромный. И если они не смогут изъять это во время полета, то в Шварцвальде уже ничего не смогут сделать. Там "Кассиопея" попадает под юрисдикцию Швейцарской республики, как гражданское судно, и местные власти смогут провести полный досмотр лайнера, изъяв подозрительные материалы на законном основании. И вот этого наши "аналитики", похоже, боятся больше всего.

- Возможно, ты и права, Анечка... Хотя не понимаю, о каких документах идет речь и каким образом мы могли пересечься с ними на Земле. Ведь они прекрасно знают, что мы вступали в контакт только с якудза... Стоп...А не замешан ли тут Доихара? Вдруг твое похищение - это только часть какого-то грандиозного плана, о котором мы даже не подозревали? Ведь я его больше ни о чем не спрашивала, кроме как о похищении, и о наездах на нашу компанию, и он вполне мог это утаить. И Миша ведь тоже мог не знать всего...

- Нет, мама. Доихару я вывернула наизнанку. Ничего такого он не знал...

Неожиданно прозвучал мелодичный сигнал вызова, и раздался знакомый голос.

- Прошу прощения, мадам, можно войти?

Ольга с Аней переглянулись, и Аня мгновенно убрала с экрана всю информацию о лайнере, запустив вместо нее компьютерную игру и "прилипнув" к экрану.

- Да, входите!

Дверь открылась и в каюте возникла Элла собственной персоной с сияющей улыбкой на лице.

- Добрый вечер, мадам! Сейчас можно убрать вашу каюту, или сделать это позже, когда вы уйдете на ужин?

- Здравствуйте, Эллочка! А я думаю, что это Вас так долго нет, может, я Вас ненароком обидела? Уж простите меня, пожалуйста...

- Ну, что Вы, я нисколько не сержусь. Просто, это так неожиданно...

- Эллочка, а может, перейдем на ты? Меня Олей зовут. А каюта и так чистая, что ее убирать. Может, лучше просто придешь к нам в гости? Когда у вас обычно работа заканчивается?

- Оленька, прости, я боялась, что это я тебя вчера обидела. После ужина я свободна... А девочке мы не помешаем?

- Нет, Анечка у нас ложится спать вовремя. Поскольку мы еще маленькие, нам надо соблюдать режим. Да, Анечка? ... Анечка, ты слышишь?

- А? Мама, подожди, я как раз третий уровень прохожу,..

- Анечка у нас сильно занята. Эллочка, приходи, я буду ждать...

Ольга осторожно обняла стюардессу за плечи и нежно поцеловала в губы. Против ожидания, Элла отреагировала положительно, что Ольга мгновенно почувствовала. Подарив ответный поцелуй Ольге, она пообещала прийти вечером и выпорхнула из каюты. Аня захихикала.

- Вот и все, мама! Она твоя, действуй! Что я тебе говорила? У нее уже трусики мокрые...

- Аня...

- А что? Естественная реакция женского организма на сексуальное возбуждение. Ведь ты тоже это почувствовала. Девочка тебя хочет. А раз хочет, значит придет. Я же тебе сказала, что организую вам романтическую встречу...

- Так это ты постаралась?!

- А кто же? Ты таким сильным даром внушения, как я, не обладаешь. А я ей легко внушила, что она тебя хочет. Так что сегодня у тебя будет бурная ночь. Впрочем, если не желаешь, могу вернуть все назад. И когда она очухается, то пулей вылетит из каюты, как вчера.

- Да уж не надо... Теперь с этой Эллой надо "подружиться". А то, если каждый вечер будет выскакивать пулей, сразу поймет, что здесь что-то не то... Анечка, только одно условие - никакого "контролирования ситуации"! Ляжешь в другой комнате на диване, и будешь делать вид, что спишь. Пока я не позову. Договорились?

- Договорились, договорились... Мама, меня этим не удивишь. То, что я в свое время видела, тебе и не снилось!

За ужином Ольга с Аней обсудили дальнейший план действий. Ольга в процессе "романтической встречи" усыпляет Эллу, затем зовет Аню. Аня входит в память Эллы, узнает последнюю информацию и от этого будут зависеть дальнейшие действия. Либо можно будет подождать еще какое-то время, либо устраивать "Пёрл-Харбор", так как ситуация постепенно накаляется, хотя никаких внешних признаков и незаметно. Что и говорить, "аналитики" работать умеют. Ни на секунду не оставляют без наблюдения, периодически меняя друг друга, так что не подкопаешься. По возвращению в каюту Ольга сразу активировала чувства зверя, чтобы проверить, не было ли тут незваных гостей за время их отсутствия, но все было спокойно. Никто не приходил и их каютой не интересовался. Как затишье перед бурей... Пора было готовиться к "романтической встрече". Аня без разговоров легла в другой комнате и стала старательно делать вид, что спит. Эллочка то может заявиться в любой момент, вот и незачем смущать "подругу". Сама же Ольга приняла душ, нанесла на тело ароматический гель и распылила в воздухе афродизиак из баллончика. Теперь полупрозрачный пеньюар на голое тело, приглушить до минимума верхний свет, а на стол - легкое вино, фрукты и сладости. Дополняет все тихая легкая музыка. "Игрушки" с лубрикантами уже приготовлены, и пока припрятаны рядом с шикарной кроватью, на которой край покрывала призывно откинут... Ну, держись, Эллочка!

Эллочка долго себя ждать не заставила, и очень скоро раздался стук в дверь. Шуметь она не захотела и тихонько проскользнула в каюту. Внешний вид Ольги и созданная атмосфера сразу произвели на нее впечатление. Ольга нежно обняла и поцеловала новоявленную "подругу", предоставив ей возможность сделать то же. Она чувствовала, что Элла откликнулась на ее призыв и страсть начинает закипать в ней. В голове промелькнула мысль.

- Ну, Анютка!!! Ты, оказывается, даже это можешь! Права была насчет ее трусиков!

Бокал - другой изысканного вина за столом, тихий задушевный разговор, и вот Элла сидит рядом с Ольгой на постели, закрыв глаза. Ситуация для нее очень непривычна, но никакого неудобства она не испытывает... Между тем, ласковые и нежные руки Ольги помогают освободиться ей от одежды, и они обе оказываются рядом друг с другом...

Ольга не стала торопиться вводить Эллу в транс. Она решила проявить все свое искусство, чтобы действительно этой женщине было хорошо с ней. Потому, что очень скоро поняла, что перед ней - глубоко несчастная в личной жизни недотраханая баба... Которая ложится в постель, большей частью, в "оперативных целях" с объектами оперативной разработки. И трахают ее, в подавляющем большинстве, одни "крутые мачо". Не мужчины, а самцы, думающие в постели исключительно о себе. Которые совершено искренне считают, что настоящий мужчина должен быть "волосат, могуч и вонюч". И женщине этого вполне достаточно...

Но, тем не менее, надо делать дело. Это разведоперация, все таки, а не обычный перепихон. Выбрав момент, когда Элла была на седьмом небе от блаженства, Ольга погрузила ее в глубокий сон. Убедившись, что она спит крепко, прикрыла женщину простыней, набросила пеньюар и тихо позвала Аню. Девочка была наготове и тоже соблюдала положенную маскировку. Тихо лежала в соседней комнате в постели с выключенным светом и не шумела, делая вид, что спит. Теперь же она тихо скользнула к изголовью кровати и положила ладони на голову Эллы. Ольга молча наблюдала. Наконец, Аня убрала руки, и удивленно глянула на мать.

- Мама, странно. Можно сказать, что ни - че - го! Она доложила вчера полковнику о результатах обыска и о том, что ты умудрилась ее соблазнить и уложить в постель. Правда, это признание далось ей с огромным трудом, и она долго колебалась - говорить, или нет.

Полковник ее похвалил и приказал продолжать в том же духе. Раз ты ничего не заподозрила и пошла на контакт, закрепить успех. Втереться к тебе в доверие и продолжать ваши встречи. Вести сбор информации. Ничего, что могло бы тебя насторожить, не предпринимать. Докладывать регулярно о ситуации. Все.

- Хм-м-м... Странно... Как-то не вяжется с общей обстановкой... Возможно, полковник понял, что мы ее раскололи, и теперь вывел ее за рамки операции, ничего не сказав об этом. Если это так, то ничего нового от нее мы больше не узнаем. А если узнаем, то это будет преднамеренная "деза". Надо будет завтра тряхнуть полковника. Может, что и узнаем... А теперь, Анечка, спокойной ночи!

- Мама, ты, по - моему, ей уже ориентацию поменяла! Ведь ей очень понравилось!

- Анечка, марш спать! Что я поменяла, или не поменяла, это вопрос десятый. А теперь будь хорошей девочкой и отправляйся баиньки! Завтра утром все обсудим.

- Все, мамочка, спокойной ночи! Не буду вам мешать!

И зеленоглазая чертовка шмыгнула в другую комнату, чмокнув маму. Ольга только покачала головой... Ох, Анютка... Сабуро-сан... И что только вытворять приходится перед ребенком... А с другой стороны - просто деваться некуда. И этот ребенок еще десятку взрослых может форы дать... Перевела взгляд на Эллу. Спит сном праведника. Так, Эллочка.

Сейчас мы тебя осторожно выведем из сна, и тебе покажется, что ты действительно побывала в состоянии нирваны. И во время пробуждения одарим тебя самыми изысканными и нежными ласками, чтобы ты поверила, что у тебя действительно бывает небольшое помутнение сознания в момент наивысшего наслаждения, которое тебе прежде никогда не доводилось испытывать. Твои "крутые мачо" на это не способны...

- А-а-а-х... Оленька, господи, еще, еще!!! ЕЩЁ!!! А-а-а-а-а-а-а!!! ... ... ...

Когда все закончилось, было уже далеко за полночь. Ольга предлагала Элле остаться у нее до утра, но она ушла, сославшись на занятость и нежелательность возможной огласки.

И теперь Ольга лежала в постели и думала. Да, они провели прекрасную ночь... По Элле было видно, что такого удовольствия она еще не испытывала никогда, в чем она честно призналась. Сама Ольга, на этот раз, тоже не осталась ни с чем. Эллочка постаралась подарить ей хоть часть того, что получила сама. Конечно, чувствовалась ее неопытность, но ей действительно было хорошо с Ольгой, и она искренне старалась ответить ей тем же.

За последние годы это был первый случай, когда кто-то, лежа в постели вместе с ней, думал больше о ней, а не только о себе...

- Да-а-а, Эллочка... Сволочную работу ты выбрала. Тебе бы мужика нормального, да детишек... Сегодня впервые за много лет ты была в постели Женщиной, а не самкой, удовлетворяющей похоть эгоистичного самца. Кто знает, будешь ли ты с благодарностью вспоминать меня за эту встречу, или будешь проклинать... Больше мы, похоже, не встретимся. Твое начальство что-то задумало и специально держит тебя в неведении, чтобы я ни при каких обстоятельствах не вытащила из тебя информацию. Сегодня мы с Аней постараемся "поговорить" с твоим шефом - полковником Меркуловым. В зависимости от результата этой "беседы" примем решение. Но, похоже, вы опять заставите Хризантему выйти на тропу войны. И в этой войне Хризантема пленных не берет...



Глава 3


Чуткий сон Ольги прервал утром легкий толчок, характерный для пуска гипердвигателей.

Это ее очень удивило, так как по плану полета "Кассиопея" должна была идти в обычном космосе, в пределах Солнечной системы, еще сутки. А это значит, что команда "аналитиков" начала действовать, изменив для чего-то график полета, а возможно, и маршрут.

Экипаж на это никогда не пойдет без приказа свыше, так как любое изменение графика грозит срывом расписания рейсов, а линейный перевозчик себе такого позволить не может. Покрутившись в постели, поняла, что больше все равно не заснет, так как в голову лезли разные мысли. Зверь чувствовал опасность и предупреждал об этом. Еще не явную, но уже неизбежную. Ольга понимала, что в самое ближайшее время должно что-то произойти. Скоро надо поднимать Аню на завтрак, а после завтрака отправляться на поиски полковника Меркулова. Номер каюты и его внешность Аня знает, "вытащив" их из памяти Эллы. А дальше придется действовать по обстановке. Будет ли он в каюте, или нет. Если в каюте, то будет ли один, или нет. Будет ли охрана возле каюты - надо будет решить задачу со многими неизвестными. А когда все же удастся взять господина полковника за хобот - то ли сразу ему делать "мур - мур" после "беседы", то ли можно будет ограничиться блокированием памяти. И начинать ли сразу операцию "Пёрл-Харбор", или подождать до обеда. Потому, как до ужина будет уже поздно...

Встав и приведя себя в порядок, Ольга зашла в соседнюю комнату к дочери. Девочка спокойно спала, чему-то улыбаясь во сне. Хорошо, что воспоминания о последнем выле- те 3 февраля 1945 года перестали посещать ее каждую ночь. Ольга вздохнула. Это была их последняя мирная ночь на борту лайнера. Как бы ей хотелось избежать этой никому не нужной войны, но сегодня им не оставят выбора. Аня же, напротив, сама рвется в бой. Что поделаешь, самурай всегда остается самураем...

- Анечка, подъем, пора вставать.

- Ну, ма-а-м-а...

Аня накрылась одеялом с головой, надеясь еще на несколько минут сладкого утреннего сна. Ольга улыбнулась и применила запрещенный прием, громко крикнув по-японски.

- Тревога!!! Самолеты противника в воздухе!

Аня рывком вскочила, отбросив одеяло и начала нащупывать на кресле возле дивана "обмундирование". Наконец поняв, что ее провели, недовольно глянула на Ольгу.

- Мама!!! Зачем ты так?! Такими вещами не шутят!

- Прости, Анечка, больше так не буду. Но мне надо было срочно тебя поднять. Рано утром, когда ты еще спала, "Кассиопея" вошла в гиперпространство, что не соответствует графику полета. И у меня очень нехорошие предчувствия.

- У меня тоже. Еще со вчерашнего вечера были, но не стала тебя тревожить перед вашим свиданием. Думаешь, это дело рук "аналитиков"?

- Уверена. Либо "аналитиков", либо тех, кто еще находится здесь и о ком "аналитики" не знают. Возможно, эта группа все время находилась на служебных палубах, закрытых для пассажиров, и не маячила перед нами. Такую возможность исключать нельзя.

- Так что, Пёрл-Харбор?

- Сначала завтрак. Потом визит к господину полковнику. А потом видно будет...

За завтраком, как Ольга ни старалась прояснить обстановку, но ничего нового так и не узнала. Четверо топтунов также находились в зале, держа их под ненавязчивым, но непрерывным наблюдением. Поняв, что толку от дальнейшего ожидания не будет, они вернулись в каюту, уточнив в последний раз порядок действий. Каюта полковника находится на палубу ниже. Сейчас они идут туда, проводят разведку, определяют, есть ли в каюте люди и дальше наведываются в гости. А там, как повезет. Насколько господин полковник отличается гостеприимством и обходительностью с дамами. Ольга, на всякий случай, оделась соответствующим образом - туфли на низком каблуке и платье с довольно широкими рукавами и коротким широким подолом. Выглядит довольно элегантно, но махать руками и ногами, в случае чего, не мешает. Кто его знает, что там ждет. А то, может быть, еще и Мишину науку приведения человеческий организм в небоеспособное состояние голыми руками и ногами применить придется. В сумме с ее теперешними возможностями - страшная вещь. Аня еще маленькая и будет обходиться только своим даром ведьмы.

Выйдя из каюты, Ольга и Аня отправились на палубу "В", где проживал полковник. Изображая из себя праздношатающихся пассажиров, прошли мимо нужной каюты и определили, что никого в ней нет. А вот охрана поблизости присутствует. И надо думать, гдето поблизости находится еще и резервная группа поддержки. Топтуны идут следом, ни на секунду не оставляя маму с дочкой без наблюдения. Сначала надо будет "обрубить хвост", чтобы эти ребята не мешали. Им же лучше будет. Но сначала надо дождаться полковника. Кто знает, где его носит... И зверь что-то сильно беспокоится. Рычит, чувствуя близкую опасность. Ольга переглянулась с Аней и та кивком подтвердила. У нее то же самое. Что-то здесь не чисто...

Из дверей ресторана вышел мужчина и направился в их сторону. Аня сразу подобралась.

- Мама, это он.

Ольга окинула взглядом приближающегося человека... Зверь рычит и просто рвется в бой, приходится его успокаивать. Неужели, засада? Но Аня не могла ошибиться. Неожиданно Аня тихо бросила на японском.

- Мама, что-то здесь не то. Меняем план. Я беру его сердце под контроль и смотрим, что будет.

Мама с дочкой подошли к киоску и стали рассматривать глянцевые журналы, обсуждая последние новинки детской моды. Двое топтунов крутились рядом. Расстояние между полковником и Ольгой сократилось до десяти метров, как неожиданно он схватился за сердце и рухнул на палубу. Какая-то женщина завизжала, а четыре человека тут же бросились к нему. Двое топтунов остались на месте, контролируя Ольгу и Аню. Молодцы, ребята, дело знаете... Вокруг упавшего уже начала собираться толпа, кто-то требовал позвать врача. Ольга отложила журнал и решительно шагнула в толпу. Аня шмыгнула следом.

- Отойдите, я врач! Анечка, помоги мне, поддержи дяде голову!

Ольга оттеснила всех и опустилась на колени возле упавшего. Топтуны ничего не могли сделать. Все происходило на глазах у десятков людей. Она сразу поняла, что Аня на короткое время берет сердце полковника под контроль и снова выпускает, имитируя сердечный приступ. Расстегнув рубашку, прослушала сердце, приложив ухо к груди, затем успокоила боль и начала делать точечный массаж в соответствующих точках. Все сразу увидели, как пострадавшему стало легче. Он открыл глаза и обвел всех непонимающим взглядом.

- Что это?

- Лежите спокойно, у вас сердечный приступ. Сейчас будет легче.

- О-о-о-х, голова...

Ольга продолжала оказывать помощь, а Аня сидела возле пострадавшего, подсунув ему ладони под голову.

- Мама, похоже, дяде уже лучше. Что с ним было?

Ольга поняла, что Аня закончила. Полностью успокоила боль и стала поддерживать его организм.

- Ну как, Вам уже лучше?

- Ох... Да... Сердце отпустило... А голова просто раскалывается...

- Так, лежите спокойно, сейчас я сниму головную боль.

Ольга провела руками над головой полковника, подержала их и надавила на несколько точек.

- Ну что, теперь хорошо?

- Да... Боль совершенно прошла. Что со мной было? - мужчина смотрел на Ольгу, как на чудо.

- У Вас никогда не было проблем с сердцем? Обязательно пройдите обследование. И лучше прямо сейчас обратитесь к судовому врачу, здесь в медсанчасти должно быть диагностическое оборудование. Господа, помогите человеку дойти до судового госпиталя.

- Мама, дяде уже хорошо? Я в туалет хочу...

- Все, доченька, сейчас идем. Дойдете до госпиталя? А то моей девочке не вовремя захотелось...

- Спасибо, мадам, дойду. Если бы не Вы, даже не знаю...

Двое топтунов увели полковника, а остальные проводили Ольгу и Аню удивленными взглядами. Было ясно, что происшедшее для них полная неожиданность и сейчас они гадали - то ли действительно полковнику стало плохо, и Хризантема оказала ему помощь, то ли это проделки самой Хризантемы, разыгравшей спектакль с большим количеством посторонних зрителей. Завернув согласно легенде в ближайший туалет и выждав там некоторое время, Ольга и Аня вышли, причем Аня сразу потянула мать на другую палубу, громко обсуждая последние события и спрашивая, что же случилось с дядей. Топтунам ничего не оставалось, как следовать за ними. Перейдя на палубу "А" и войдя в зону отдыха, где было довольно шумно и много людей, Ольга и Аня зашли в кафе и взяли мороженое, уединившись за дальним столиком. Ольга терпеливо ждала. Раз Аня полностью изменила план операции, срочно уведя ее от полковника, значит, на то у нее были серьез- ные причины...

- Мама, это подстава. Никакой он не Меркулов, не полковник и не командир группы.

Его представили Элле и остальным членам группы, как полковника Меркулова и сказали, что он руководит операцией. Настоящий командир связывается с этим лже-полковником по коммуникатору и передает указания. Ни его имени, ни внешности этот лже-полковник не знает. Сейчас ему позвонили и сообщили, что мы крутимся возле его каюты и чтобы он срочно туда возвращался. Причем, обязательно попался нам на глаза. Нам готовили какойто сюрприз. Какой - он и сам не знал. Очевидно, его использовали, как наживку. Подослали к нам эту Эллу и знали, что мы ее расколем и вытащим информацию. Теперь они поняли, что затея провалилась. Надо ждать чего-то другого.

- Да-а-а, Анечка, я так не могу. Сколько же времени тебе понадобилось, чтобы это узнать?

И ничего с этим ряженым не случится?

- Секунд десять. Глубже копать не стала, так как он ничего не знает и работает просто почтовым ящиком между командиром и остальной группой. За такое короткое время воздействия ничего с ним не будет. Так что, мама? Взлет разрешен? Вперед, на Пёрл-Харбор? Если будем выжидать дальше, то неизвестно, какую гадость они подготовят. А подготовят обязательно.

- Да. Они сейчас в непонятках и можно застать их врасплох. Сейчас выходим...

Неожиданно низкий гул заполнил помещение, и все ощутили довольно чувствительный толчок. Ольга очень удивилась. Так срабатывает аварийная остановка гипердвигателей.

Это значит, что-то случилось с лайнером. И в какой точке пространства он вынырнул в обычный космос - не известно. Если рядом окажется любое космическое тело - планета, или еще хуже, звезда, то дело плохо. Можно не успеть совершить маневр уклонения.

А можно и вообще врезаться в них... И пока непонятно - это действительно авария, или дальнейшие действия "аналитиков". Если первый вариант плана не сработал, будут пробовать второй. А там, глядишь, в запасе еще третий и четвертый. Аня вопросительно смотрела на мать. Пассажиры вокруг зашумели, но по трансляции объявили, что никакой опасности нет, и всех просят соблюдать спокойствие.

- Так, Аня. Сейчас идем в каюту, посмотрим, что с лайнером. Есть у меня одна хитрая штука. Думаю, в ближайшие десять - пятнадцать минут они ничего не предпримут.

А если сунутся, то на войне - как на войне!

Поднявшись, Ольга и Аня направились к выходу. Топтуны тут же увязались следом, проводив их до самых дверей каюты. Ольга уже настолько привыкла к ним, что не обращала внимания, воспринимая, как элемент интерьера. В каюте тут же включила компьютер, подключив к соединительному разъему какой-то небольшой прибор и вошла во внутрисудовую сеть. Аня с интересом наблюдала.

- Мама, что это?

- Одна из разработок нашей службы связи. Что-то вроде электронного шпиона. Можно подключиться к линиям управления и контроля всех систем корабля. Можно даже установить свой приоритет управления кораблем, но это сразу будет замечено. А если мы будем просто получать информацию, ни во что не вмешиваясь, то нас никто и не обнаружит.

Ольга вывела на экран общий план "Кассиопеи" с указанием датчиков контроля. Так, все ясно. Реакторы, подающие энергию на гипердвигатели, не работают. Причина пока неясна, но корабль в безопасности и может продолжать полет в обычном космическом пространстве. Все остальные системы в рабочем состоянии и непосредственной угрозы для лайнера и его обитателей пока нет. Теперь включаем навигационный блок. Смотрим, куда же нас занесло...

Ольга несколько раз перепроверила данные и с каждым разом убеждалась, что не ошиблась. Система звезды Денеб. Вокруг которой вращается хорошо знакомая, имеющая дурную славу Пандора. Но как лайнер мог здесь оказаться?! Ведь трасса полета к Альтаиру проходит совсем в другом месте! Это возможно только в одном случае. При входе в гиперпространство сразу был взят курс на Денеб. К Альтаиру "Кассиопея" лететь и не собиралась. И теперь, то ли в результате аварии, то ли намеренно, вышла из гиперпространства в системе Денеба. Ольга уточнила местоположение и выяснила, что курс лайнера направлен прямо на пересечение с орбитой Пандоры, где они должны встретиться. Столкновения не будет, но лайнер пройдет достаточно близко от планеты. Таких совпадений просто н е б ы в а е т. Значит, контора задумала очередную аферу. Им действительно что-то здесь нужно. Причем, найти и забрать это нужно до завершения полета. В Шварцвальде будет уже поздно. Нет никаких сомнений, что управление кораблем уже осуществляется либо людьми конторы, либо под их командованием. Ссориться с таким ведомством ни одна судоходная компания не будет, и наверняка дала капитану соответствующие инструкции. Проводить операцию в своей звездной системе они не стали, так как опасаются утечки информации. Решили провести ее здесь - в подворотне галактики. Где в качестве случайных свидетелей можно встретить только различные темные личности с криминальными намерениями. С которыми можно, в случае чего, не церемониться, да и сами они болтать ни за что не будут. И если что-то пойдет не так, то "Кассиопея" просто исчезнет в этих гиблых местах со всеми людьми, пополнив список невыясненных ката- строф. Никто ее искать здесь не будет. Все будут уверены, что лайнер стартовал из Солнечной системы в систему Альтаира, но туда не прибыл. Это значит, что во время полета в гиперпространстве что-то случилось, так как никакого сигнала бедствия по гиперсвязи он не подал. В таких случаях корабли исчезают без следа... И это значит, что поблизости должен находиться еще, как минимум, один корабль. Который возьмет на борт исполнителей этой акции вместе с ее результатами. А может, проведет их ликвидацию вместе с "Кассиопеей" и всеми, кто на ней находится, если операция выйдет из - под контроля и будет провалена. Тут можно только гадать...

- Мама, ну что там?

- Плохо дело, доча... Все аннигиляционные реакторы, снабжающие энергией гипердвигатели, не работают. То ли выведены из строя, то ли намеренно проведено аварийное отключение энергии. В штатном режиме так никогда не делают. Аварийная группа реакторов, запускающаяся в случае выхода из строя основной, не обладает достаточной мощностью, чтобы вывести гипердвигатели на режим пространственного прыжка. Вырабатываемой мощности хватит для поддержания работы всех систем корабля и маршевых двигателей, так что опасность гибели нам пока не грозит. Но мы заперты в этой звездной системе. Мы можем избороздить ее из конца в конец, но если не удастся подать энергию на гипердвигатели, то не сможем покинуть ее. С обычной скоростью до системы Альтаира нам лететь несколько тысяч лет. И находимся мы сейчас в системе Денеба. Возле печально известной Пандоры. И я уверена, что это не случайно...

- Значит, они решили провести свою акцию здесь? Подальше от своей территории, чтобы их ни в чем нельзя было обвинить и, в случае чего, разом избавиться от всех свидетелей?

- Думаю, да. Управление кораблем и все средства связи сейчас под их контролем. Неизвестно, только, что же им надо и как они собираются действовать. Но ясно, что мы нужны им только живыми. Иначе они бы уже разнесли лайнер на куски и не стали рисковать провалить операцию. Очередная катастрофа в дальнем космосе по невыясненным причинам. Свидетелей нет и место гибели корабля неизвестно. Я уже поняла, что контора не остановится ни перед чем ради достижения своих целей.

- Ну, что же, мама... Мы ждали чего-то похожего... На войне - как на войне. По крайней мере, мы заберем с собой не одну сотню врагов... Самурай всегда должен быть готов к смерти...

- Нет, Анечка! Мы будем жить назло им! Из каких только передряг я не выходила. Ты об этом прекрасно знаешь. Я выжила даже на "Фомальгауте", где выжить было невозможно.

Неужели ты думаешь, что мы позволим им убить нас? Уверена, что это тоже рассматривается у них, как крайний вариант. И это значит, что они все-таки добьются своей цели. Так вот мы им этого не дадим!

- А как?

- Во - первых, не думаю, что их будет очень много. Во - вторых, уничтожать лайнер они пока что не собираются, иначе уже давно бы сделали это. В третьих, мы можем создать панику, в условиях которой им будет работать гораздо труднее. И, наконец, в четвертых, если нам грозит абордаж, то мы можем проникнуть на чужой корабль, отведя всем глаза и уничтожать на нем всех без разбора. Своих у нас там никого не будет. А уничтожать свой корабль они ни за что не станут.

- Пожалуй, ты права, мама...

Неожиданно палуба под ногами содрогнулась, и донесся отдаленный грохот взрыва. Ольга снова вывела на экран общую схему корабля. Так, началось. Взрыв и пожар в реакторном отсеке. Именно в том, который давал энергию гипердвигателям. Температура внутри реакторов растет. Если их полностью не заглушить, произойдет разрушение активных зон, реакция аннигиляции станет неуправляемой и на месте "Кассиопеи" вспыхнет на короткое время маленькая звезда. Шансов выжить ни у кого не будет...

Раздался сигнал тревоги по оставлению судна, и по трансляции раздалась команда всем пассажирам и экипажу занять места в шлюпках. Просьба не поддаваться панике, так как ситуация контролируется. Всем следовать к шлюпкам, номера которых указаны в каютных карточках. Ольга и Аня переглянулись.

- Вот, мама, и началось. Абордажа пока не будет. Прекрасный способ заманить нас в эту мышеловку...

- Да, Аня. В шлюпку не пойдем, останемся на борту. Здесь у нас будет больше свободы маневра, чем в шлюпке. Тем более, если ребята сделают все, как обычно...

- Оля, Аня, вы еще здесь?! Пойдемте скорее! Ваша шлюпка номер двадцать четыре, по левому борту! - на пороге каюты возникла Элла, влетевшая без стука. Ольга едва успела убрать информацию с экрана. По виду Эллы было ясно, что она не играет и всерьез напу- гана. А это значит, что она сама выполняет роль наживки, и в подробный план операции ее не посвящали. Как и всю группу "аналитиков", мозоливших глаза все это время. Мавр сделал свое дело...

- Да, конечно, тетя Элла, идем! - Аня подхватилась с кресла и, схватив мать за руку, потащила к выходу из каюты. Ольга поняла, что Аня что-то задумала. Ну, что же. Она уже доказала, что на нее можно положиться. Скорее всего, очередная самурайская хитрость...

В коридоре было уже много людей, спешащих к выходам на шлюпочную палубу. Особой паники не было, все понимали, что теперь от этого зависит их жизнь. Все пассажиры и члены экипажа закреплены за конкретными шлюпками, номера которых указаны в каютах, поэтому толкучки и давки не было. Вот и выход на шлюпочную палубу левого борта. Номера шлюпок указаны перед дверью входного шлюза. Аня непрерывно говорила о чем-то с Эллой, а Ольга оглядывалась по сторонам. Зверь рычал, чувствуя близкую опасность. Топтунов не видно, да при таком скоплении народа им и работать трудно. Дверь шлюза шлюпки номер двадцать четыре рядом. Аня отстает, а Элла продолжает идти вперед и скрывается внутри шлюза. Ольга стояла в стороне и наблюдала. Аня подождала еще несколько секунд и вернулась.

- Все, мама, уходим. Я внушила ей, что мы сели в шлюпку, и она обязательно доложит об этом. Не удивлюсь, если с этой шлюпкой что-то случится...

Стараясь не бросаться в глаза, Ольга и Аня отошли в сторону от основной группы людей и тут же всем отвели глаза. Стараясь держаться поближе к переборкам, стали выбираться назад, на свою палубу. Людей вокруг становилось все меньше и меньше, и, когда они добрались до своей каюты, на их палубе уже почти никого не осталось. Ольга снова вывела на экран компьютера схему корабля. Вскоре все люди заняли места в шлюпках, пошли доклады о готовности. Наконец, была дана команда шлюпкам отойти от борта, и шлюпочные катапульты стали одну за другой выбрасывать их в космос. Все шлюпки отходили на безопасное расстояние и ложились в дрейф, уравнивая свою скорость с летящим в пространстве покинутым лайнером. И там они будут ждать прибытия помощи, так как времени на подачу сигнала бедствия по гиперсвязи было предостаточно. Обычно это занимает от двух до четырех суток. Иногда меньше, иногда больше, но не на много. Ольга переключи- лась на датчики внешнего обзора, оглядывая окружающее пространство и одновременно прослушивая радиопереговоры. Положение шлюпок в пространстве четко фиксировалось на экране благодаря сигналам их радиомаяков. Было хорошо видно, как все шлюпки отошли в сторону и легли в дрейф, не удаляясь слишком далеко друг от друга, и только одна шлюпка, не отключив двигателей, удалялась в сторону. По характеру движения было видно, что ей никто не управляет. Неуправляемую шлюпку начали сначала вызывать по радио, но она не отвечала. Затем две шлюпки отделились от всей группы и пустились на полной скорости вдогонку за беглянкой. Догнав, состыковались, и повели ее назад. Какое то время в эфире было тихо, но вскоре один голос нарушил тишину.

- Первый двенадцатому. У двадцать четвертой шлюпки проблемы. Все люди без сознания, причина неизвестна. Подозреваю отравление продуктами горения, так как вся шлюпка задымлена. Срочно нужен врач...

Ольга усмехнулась. Ну, вот все и встало на свои места... Да-а-а, ребятки... Очень умно, не подкопаешься. Заманить нас в эту мышеловку, из которой не вырваться, пустить газ, вызывающий потерю сознания, да еще и дыму подпустить для маскировки, чтобы пассажиры ничего не заподозрили, когда очухаются, и бери двух ведьм тепленькими... Кто же до такого додумался?

- Похоже на газ, мама. Думаю, в каюте "полковника" нас ждало нечто подобное...

- Я так тоже думаю. Сейчас они пересчитают людей в шлюпке и поймут, что двух человек не хватает. А выяснить, кого именно, не составит труда. Это - если за шлюпкой погнались члены экипажа, ничего не знающие об этих шпионских играх. А если в дело сразу вступили "аналитики", а это более вероятно, то они выяснят это сразу же. А выяснить, куда мы делись, несложно. Это значит, что скоро надо ждать гостей... Вот и пограем в прятки!

Ольга снова переключилась на общую схему корабля и увидела, что реакторы глушатся. Пожар погашен простой разгерметизацией реакторного отсека, и кто-то в данный момент проводит полную остановку реакторов. Из этого следует, что они не единственные люди, оставшиеся на борту. И вряд - ли это члены экипажа. Посторонние в этом щекотливом деле совершенно ни к чему. А то, потом еще придется свидетелей убирать...

Это значит, что сейчас пробраться в рубку и взять управление над кораблем не получится. Сейчас вы выясните, что в шлюпке нас нет, свяжитесь с оставшимися на борту "аналитиками", так как частоты связи у вас свои и мы вас не слышим, и те начнут нас искать. Так как ничего другого вам не остается. Если только не накачивать газом весь лайнер, поскольку неизвестно, где же эти проклятые ведьмы на нем прячутся. И это в том случае, если они не догадались о вашем ноу-хау в охоте на ведьм на одном отдельно взятом космическом корабле и не залезли в скафандры, которых на борту имеется великое множество. Да эти ведьмы и прятаться особо не будут. Они сейчас сами выйдут на охоту, и вы это прекрасно знаете. Вы прокололись уже несколько раз и сейчас вам надо идти абсолютно на все, иначе ваша сложная и дорогостоящая операция грозит закончиться полным провалом. И пока непонятно, где же ваша подмога. Ведь здесь у вас обязательно должен быть корабль, который "случайно" оказался в этих гиблых местах...

- "Кассиопея", это "Памир". Ответьте.

- "Памир" - "Кассиопее". Слышу вас хорошо.

- "Кассиопея", что у вас случилось?

- Взрыв и пожар в реакторном отсеке. Все пассажиры и экипаж эвакуированы на шлюпках. Корабль в дрейфе, движется в сторону орбиты Пандоры. Аннигиляционные реакторы нестабильны. Взрыв может быть в любой момент. Прошу оказать помощь.

- Вижу вас на радаре, иду к вам. Буду через два часа. Отойдите на безопасное расстояние от корабля...

Ольга улыбнулась. Потихоньку все становится на свои места. "Памир". Знакомое название... Не тот ли это "Памир", который входил в группу стелс-крейсеров? Последнего предвоенного эксперимента в попытке создать крейсер - невидимку для дальней разведки. Была выдвинута концепция по созданию боевого корабля, совершенно невидимого для вражеских радаров, и обладающего огромной скоростью в обычном космосе. Идея, в конечном счете, себя не оправдала. Корабли, имевшие размеры легкого крейсера, имели вооружение не сильнее фрегата и полностью были лишены броневой защиты. Да, они обладали высокой скоростью, но только до первого попадания, так как их невидимость тоже оказалась не на высоте. В одних случаях она срабатывала, в других нет. Корабли имели крайне низкую живучесть в условиях боевого столкновения, что в последствии подтвердилось, и после всесторонних испытаний Военно - Космический Флот принимать их отказался. В итоге, всю серию из двадцати кораблей прибрало к рукам министерство госбезопасности. Для их тайных операций эти крейсеры - невидимки подходили идеально, ведь там надо наоборот избегать боя. И "Памир" был одним из них. Длинные уши конторы торчали из этого дела все явственней...


Глава 4


- Мама, вот и "гости" пожаловали! Которые "случайно" проходили мимо и заглянули на огонек! А что ты говорила по поводу того, "если ребята сделают, как обычно"? А то Элла тебя перебила?

- А "как обычно" это то, что в случае оставления пассажирского лайнера, или любого другого судна по тревоге, люди покидают его на спасательных шлюпках. Они очень надежны, обладают большой автономностью в отношении запасов и систем жизнеобеспечения, но не очень высокой скоростью. Их задача - чтобы находящиеся в них люди дождались прибытия помощи в относительно нормальных условиях в течение длительного времени. Можно совершить посадку на ближайшую планету, или остаться в космосе и ждать помощи там. Сейчас на "Кассиопее" не осталось ни одной спасательной шлюпки, и теоретически покинуть ее мы не можем. Но на всех кораблях есть еще две шлюпки - дежурная и рабочая. Они не обладают такой автономностью, как спасательные, и имеют значительно меньшие размеры. Дежурная предназначена для оказания помощи терпящим бедствие и доставки их на борт. А рабочая - она и есть рабочая лошадка. Предназначена для выполнения различных работ за бортом, когда корабль лежит в дрейфе. В случае тревоги по оставлению судна эти шлюпки не задействуются, так как ни одного человека на них не расписано. Если дежурную еще могут взять из-за ее высокой скорости, специально выделив для этого несколько человек, то тихоходная рабочая никому не нужна. И вот сейчас на схеме видно, что обе эти шлюпки остались на борту. Ребятки, очевидно, были уверены в том, что мы купимся на их блеф с аварией реакторов и не догадались лишить нас такого прекрасного шанса покинуть корабль, если что-то пойдет не так. Теперь эти два суденышка в нашем распоряжении, и если "Кассиопее" действи- тельно будет грозить гибель, мы всегда сможем ее покинуть.

- Если здесь, кроме нас, никого не осталось и "Кассиопея" в нашем полном распоряжении. Но кто-то ведь сейчас глушит реакторы в ручном режиме? И как они это делают, ведь отсек разгерметизирован?

- А очень просто. Одевай скафандр, и делай в разгерметизированном отсеке, что хочешь.

И кто именно это делает, мы скоро узнаем. Думаю, они уже получили информацию, что нас в двадцать четвертой шлюпке не было. Значит, скоро ребята устроят охоту с загоном.

Ведь они не знают, где именно мы находимся, и начнут обшаривать все закоулки. Вот мы им в этом и поможем!

- Как именно?

- Сделаем так, чтобы они обнаружили наше местонахождение. Им ничего не останется, как направиться туда и проверить это. А мы их встретим.

- Значит, война?

- Война. Причем, война на истребление. Пленные нам не нужны. Они нас не пощадят, если попадем к ним в руки. Подозреваю, что мы нужны им живые только для того, чтобы узнать какую-то информацию, а не для того, чтобы принудить работать на них. Они уже пытались это сделать и потерпели полное фиаско. Как только они эту информацию получат, мы станем ненужными свидетелями. А хороший свидетель...

- И какой у тебя план? Как ты хочешь сделать, чтобы нас обнаружили?

- Сейчас из каютного компьютерного терминала постараюсь установить контроль над кораблем. Это сразу будет замечено в ходовой рубке, если там кто-то есть, а думаю, там кто-то есть. Я могу взять под контроль главный бортовой компьютер "Кассиопеи" и управлять кораблем, не выходя из каюты, поменяв приоритет командования. Но это только тогда, если в рубке никого нет, или они не возражают против моих хулиганских действий.

В противном случае, там могут просто отключить наш компьютер вручную от бортовой сети и полностью его изолировать, установив прежний приоритет. Но наше место будет сразу обнаружено, и очень скоро сюда пожалуют гости.

- А что, должно сработать! Ведь они сейчас будут хвататься за любую соломинку!

- Значит, доча, действуем! Как ты говорила, взлет разрешен!

Ольга запустила со своего терминала программу, обеспечивающую смену приоритета командования. Главный бортовой компьютер тут же отреагировал и запросил код доступа, но с такими мелочами подпольная электронная продукция компании "Экспресс шиппинг" справлялась без труда. Через секунду контроль над лайнером был установлен и, если бы в ходовой рубке никого не было, Ольга спокойно смогла бы управлять "Кассиопеей", не выходя из каюты. Но на подобное вопиющее безобразие те, кто находился в данный момент в ходовой рубке, пойти не могли. Как Ольга ни пыталась, больше ни одна команда, поданная ей, не выполнялась. Значит, они полностью отключили эту линию вручную из рубки. Такая возможность предусмотрена, если вдруг начнется какой-нибудь программный сбой. И это значит, что сейчас последует "дружеский визит".

- Все, Анечка, уходим. Дальше здесь оставаться опасно. Неизвестно, каким арсеналом они располагают. Ты пока выходи в коридор и смотри по сторонам. В случае чего, действуй без промедления. Помни - своих сейчас на борту "Кассиопеи" у нас нет. А я им еще одну мелкую пакость сделаю. Экстрима в этой охоте с загоном добавлю. Хорошо, что я оба свои трофея сохранила...

Ольга и Аня вышли из каюты в коридор. Здесь пока было пусто. Оно и понятно, "аналитики" определили их местонахождение и сейчас готовятся к атаке. Минут через пятнадцать - двадцать они будут здесь. Аня осталась в центре коридора, внимательно контролируя все выходы, а Ольга пробежалась по всей палубе и выстрелами из пистолетов, которые она хранила еще со во времени событий на "Лорелее", разбила все датчики камер визуального наблюдения. Как знала, что пригодятся. На такой варварский способ отключения система визуального наблюдения за внутренними помещениями не рассчитана, и теперь вам, ребятки, придется очень весело. Раньше вы могли получать информацию по радио обо всех перемещениях противника от человека, оставшегося в рубке и осуществляющего визуальный контроль за помещениями. Теперь такой возможности у вас нет и придется поиграть в прятки с двумя ведьмами. А это сразу ставит вас в крайне невыгодные условия, так как из охотников вы моментально превращаетесь в дичь. И самое лучшее для вас было бы удрать отсюда вместе со всеми. Но ваши упертые начальники, отправившие вас на верную гибель, все еще на что-то надеются... Закончив предварительную подготовку к встрече "дорогих гостей", Ольга осмотрела предстоящее поле битвы еще раз и осталась довольна. На этой палубе большое количество кают и разных помещений. И чтобы их обнаружить, охотничкам придется изрядно побегать, рискуя в любой момент нарваться на неприятность. И все это в условиях хорошего освещения, которое Ольга трогать не стала. Нет никаких сомнений, что охотников предупредили о том, что им попался крайне странный противник. Внешне совершенно безобидный - красивая стройная женщина с маленькой девочкой. Но этот безобидный противник поставил на уши японскую мафию и ушел невредимым, перебив кучу вооруженных бандитов. И еще он владеет какими-то сверхестественными способностями, что уже вообще попахивает чертовщиной...

- Все, Анечка. Теперь ждем. Приходите, гости дорогие, милости просим! А мы, давай, встанем под стеночкой и глаза всем отведем. Пускай штурмуют нашу каюту.

- Как думаешь, мама, сколько их будет?

- Если задействована одна группа, то человек двадцать. Плюс хотя бы двоих надо держать в ходовой рубке для контроля над кораблем и визуального контроля помещений для передачи информации группе захвата. Но таких групп может быть несколько. Неизвестно, как далеко они собираются зайти в своих действиях. То ли им приказано взять нас живыми и невредимыми, то ли могут взять полуживыми, лишь бы дышали. От этого будет зависеть их тактика.

- Мама, они идут! Я их чувствую!

- Да, теперь и я почувствовала... Все, доча, стали под стеночкой на виду, отвели им глаза и молчим.

Ольга с дочерью встали прямо под переборкой и если бы не выведенная из строя система визуального контроля, не заметить их было бы просто невозможно. Но теперь она на этой палубе не функционировала, и группе захвата придется полагаться только на свои глаза. А вот своими глазами ведьм они и не увидят. Прошло еще несколько минут. Ольга и Аня активировали чувства зверя...

Добыча приближается с двух сторон, и их много. Они считают, что передвигаются бесшумно, но это заблуждение. Они топотят, как стадо слонов. Мешанина разных запахов, но липкого запаха страха нет. Чувствуется готовность к ответному нападению. Они внимательно осматриваются, готовые открыть сразу огонь на поражение, но противника пока не обнаружили. Впереди них движется совсем другая добыча. Ее запах совершенно не похож на остальных. Эта странная добыча исходит агрессивной злобой и рвется вперед, но ее придерживают. Вот они уже совсем близко...

Ольга почувствовала движение, и из двух выходов почти одновременно показались... собаки! Четыре здоровенных ротвейлера. Значит, контора разуверилась поймать их с помощью последних достижений науки и техники, и решила обратиться к старому, провверенному способу. И кто же это у вас там такой умник? Да только вы, ребятки, снова просчитались...

Псы почувствовали добычу и рванулись вперед, натянув поводки. Следом за ними появились две группы людей. Человек пятьдесят, не меньше. Все в штурмовой броне, вооружены до зубов и на голове шлемы с воздушными фильтрами и встроенными приборами ночного видения. Да-а-а, ребятки, серьезно вы подготовились... Поскольку освещение нормальное и в оптическом диапазоне вы видите все хорошо, то эти приборы вы не задействуете. А интересно было бы узнать, видно ли с его помощью ведьму, которая отвела глаза... Но это - в другой раз! А пока, займемся собачками...

Собаки чувствуют их, и молча рвутся вперед, не издавая ни звука. Ольга только собралась обратить их в бегство, как Аня жестом ее удержала. Неожиданно псы дружно рванулись в сторону их каюты, и промчались мимо них, совершенно проигнорировав. Вооруженные бойцы пронеслись рядом, едва не задев. Вот все четыре пса остановились возле каюты и молчат. Они так приучены, чтобы не спугнуть того, на кого идет охота. Проводники оттаскивают собак в сторону, и на дверь каюты устанавливается небольшая мина. Ольга дала Ане знак, чтобы она закрыла уши. Все шарахаются в стороны и держат дверь под прицелом оружия. Взрыв, и дверь, сорванная с петель, улетает внутрь каюты. Следом, в открывшийся дверной проем, летят одна за другой две свето - звуковые гранаты. Взрыв такой гранаты приводит человека в полностью небоеспособное состояние не менее, чем на несколько минут, не нанося ему существенного вреда. В каюте сверкнула яркая вспышка, и грохнуло так, что было слышно даже через закрытые уши. В следующее мгновение собаки спущены с поводков и рванулись в каюту. Вслед за собаками врываются несколько человек, держа наготове оружие. Какое-то время стоит тишина, а затем несутся удивленные возгласы.

- Здесь никого нет!!!

- Что ваши барбосы здесь забыли?! Какого ... они сюда нас притащили?!

Один человек в сердцах высказывает проводникам все, что думает об их питомцах и начинает отдавать приказы.

- С этой палубы они не уходили, прочесать здесь все. В случае чего, разрешаю стрелять, но бабу обязательно взять живой! С девчонкой можете не церемониться. Они уже знают, что мы здесь. Сами, идиоты, прокололись. А все из-за ваших барбосов, будь они неладны...

Ольга ухмыльнулась. Вот ты то, голубчик, нам и нужен. Как знать, может, ты знаешь больше, чем Элла и этот ряженый "полковник"... Переглянулась с Аней, глаза которой полыхали гневом, и тихо шепнула.

- Этого не трогай. Он мой. А остальные...

- А остальные нам не нужны. Но пока устрою им сюрприз!

Неожиданно собаки выскочили из каюты и набросились на стоявших возле двери бойцов.

Это было настолько неожиданно, что первые мгновения все, даже проводники, растерялись. А ротвейлеры вцепились в четверых и начали рвать зубами. Проводники опомнились и попытались оттащить своих питомцев, но все было бесполезно. Собаки словно обезумели и не слушались команд. Наконец, загремели выстрелы, и четыре бездыханных собачьих тела замерли на палубе. Четверо искусанных бойцов выдавали такие непарламентские выражения в адрес проводников, что Ольга удивилась. Оказывается, есть что-то, чего она еще не слышала! От искусанных не отставал командир группы, который, перемешивая специфические термины о вступлении в половую связь проводников с их собаками в особо извращенной форме с конкретными вопросами, пытался выяснить, что же все-таки случилось? Почему натасканные служебные псы повели себя так странно и полностью вышли из под контроля? Ни о какой внезапности операции по захвату уже и речи не было. Они устроили такой тарарам, что скрыть это невозможно, и вдобавок сами лишили себя единственного "детектора", с которым у них был хоть какой-то шанс обнаружить беглянок. Ничего вразумительного проводники ответить не могли и сами недоуменно разводили руками. Командир еще раз высказал все, что он думает о собаках вообще и о кинологичекой службе в частности, и вышел с кем-то на связь.

- Топаз, я Берилл. Внезапность не удалась. Собаки взяли неверный след. С ними что-то случилось, и они напали на нас. Пришлось их пристрелить... Никаких следов бегства, все их вещи на месте. Думаю, они скрываются где-то поблизости, так как с этой палубы они не выходили, система визуального контроля их бы обнаружила... А надо сразу говорить подобные вещи, а не давать дозированную информацию!!! И что прикажете теперь де- лать?! Где их искать, если они могут превращаться в невидимок, если это не сказки?!...

Ясно, понял. Конец связи.

Командир прекратил доклад, и Ольга поняла, что дальше тянуть нельзя. Пока противник собран компактно в одном месте, можно одним махом покончить со всеми. А то расползутся, как тараканы по щелям, лови их потом. И она кивнула Ане...

Бойцы начали неожиданно валиться, как подкошенные. Никто ничего не понимал. Те, которые еще стояли, упали и приготовились к отражению атаки, выискивая противника, но противника не было! Но, тем не менее, то один, то другой выпускал из рук оружие и замирал, уткнувшись забралом шлема в палубу. Через несколько секунд остался на ногах один командир, которого Ольга парализовала "взглядом змеи", предоставив дочери выкашивать ряды противника "ударом молнии". Они уже понимали друг друга без слов, и слаженно работали одной командой. Вскоре все было кончено, и Ольга молча оглядела палубу, усеянную фигурами в камуфлированной штурмовой броне. Простите, ребята, но мы вас не трогали. Это вы собирались "не церемониться" с нами... Упокой господь ваши души...

Больше поблизости никого нет. Ольга и Аня, одновременно "материализовавшись" в воздухе, направились к одиноко стоящему среди своих павших подчиненных командиру группы захвата. Переступая через тела в камуфляже, подошли вплотную, и Ольга сняла с него шлем. На нее смотрели застывшие от ужаса глаза на искаженном гримасой лице. Молча изъяв у него все оружие, Ольга дала Ане знак отойти в сторону и вернула противника в нормальное состояние. В ту же секунду он попытался провести боевой прием, но человек не может соревноваться с хищным зверем. Ни по силе, ни по ловкости, ни по быстроте реакции. Ольга спокойно перехватила летящую в ее сторону руку и сжала пальцы. Хрустнули переломанные кости, и лицо командира перекосило от боли и неожиданности. Потому, что человек просто н е м о ж е т так сделать. Но верный вбитым в его голову стереотипам, он нанес удар ногой с близкого расстояния. Вернее, ему показалось, что нанес. Нога в тяжелом ботинке пролетела мимо хрупкой женщины в коротком платье, которая почему-то мгновенно оказалась в стороне от линии удара. Нога была тут же поймана каким-то неуловимо быстрым приемом, поднята вверх, и сломана чудовищной силой рук этой странной красивой женщины, с виду такой хрупкой и безобидной. Командир упал на палубу, скрипя зубами от боли. Ольга смотрела со злобным удовлетворением. Если бы речь шла только о ней, она бы не опустилась до такого...

- Так что, гнида? Значит, с моей дочерью можно "не церемониться"? Ты зря это сказал.

Кто же вы такие и что мы вам сделали?

- Кто ты есть на самом деле?! Ты человек, или нет?!

- Для тебя это уже не имеет значения, но отвечу. Я - ведьма. И моя дочь - тоже. И мы хотели просто попасть домой. А вот кто вы такие и что вам от нас надо?

Пленный молчал. На его лице отображалась целая гамма чувств - удивление, злоба, боль, страх перед "чертовщиной" и любопытство. То с чем он столкнулся, не укладывалось в его сознании. Такого, по его мнению, просто н е б ы в а е т!!! Но это, тем не менее, е с т ь!!! Ольга поняла, что ничего не добьется. Просто так он говорить не будет, а время играет против них. Поэтому уступила место дочери.

- Аня, он твой. А я покараулю. Вдруг, еще кого нелегкая принесет...

Аня молча шагнула вперед и опустилась на корточки возле пленника, которого тут же парализовала "взглядом змеи", и положила ладони ему на голову. Ольга молча наблюдала. Лицо дочери непроницаемо, самурай не должен поддаваться пустым эмоциям и всегда обязан сохранять присутствие духа. Аня только что выиграла свой очередной бой с превосходящим по численности врагом. И сколько этих врагов еще будет у нее на пути...

Спустя минуту она встала и отошла в сторону, вернув пленника в нормальное состояние, который тут же застонал от головной боли. Ольга вопросительно глянула на дочь.

- Бесполезно, мама. Он практически ничего не знает. Это обыкновенные "волкодавы" из спецназа внутренней контрразведки, как они сами себя называют, и которым лишнего знать не положено. Им ставят конкретную задачу - кого, где и когда задержать. На что способен объект задержания и какую степень вреда при выполнении задания ему можно нанести. Это не ликвидаторы. Их специализация - брать живьем, но не обязательно в неповрежденном виде. И более подробной информации им не дают, так как их задача - захватить и передать объект в руки следствия. Это подполковник спецназа контрразведки Ордынцев, командир группы захвата. Командует операцией полковник Меркулов, о котором говорила Элла, и он находится сейчас в рубке на связи. С ним еще один из этих "волкодавов", на всякий случай. Вот он действительно может что-то знать. Эта группа, во главе с Меркуловым, прибыла в Спэйс - Сити на другом корабле, и те "аналитики", что мозолили нам глаза, о ней ничего не знали. "Волкодавы" же получили задание - если не сработает ни одна ловушка - ни с этим ряженым "полковником", ни с попыткой заманить нас в шлюпку при покидании лайнера, любой ценой взять тебя живой. При этом разрешалось нанести вред любой тяжести, лишь бы ты только осталась жива. Меня же разрешалось просто ликвидировать, если я начну создавать проблемы. Наши ставки растут, мама. Скоро против нас военный флот с десантом двинут. При поддержке палубной авиации... И чем мы им насолили?

- Не знаю...Может, господин полковник знает? Вот и наведаемся сейчас к нему в гости.

Больше тут никого из этих гоблинов нет?

- Вроде бы, нет. Во всяком случае, больше он ни о ком не знает. Это они заглушили реакторы и начали наш поиск, когда ты позволила им нас обнаружить. Вот они и ломанулись все сюда. Полковник с одним "волкодавом" остался в рубке. Он из другого теста - работает головой, а не руками. Надо торопиться, мама. Неизвестно, что они еще придумают.

А этот тебе еще нужен?

Ольга подошла к подполковнику и пристально посмотрела ему в лицо. Он был в сознании и с суеверным страхом смотрел на нее. Не было никаких сомнений, что он слышал весь разговор от начала до конца.

- Что же мы такого плохого сделали, господин подполковник? Что мне можно причинить любой вред при задержании, а мою дочь ликвидировать? Жаль, что Вы этого не знаете.

Я лично против Вас ничего не имею. Понимаю, это Ваша работа. Поэтому не сердитесь и Вы на меня, но я не беру пленных. Тем более, что Вы стали с в и д е т е л е м того, что посторонним знать не надо. Хотите что-нибудь сказать на прощание?

- Да Вы знаете, что Вам грозит за подобные вещи?! Лучше сдайтесь и не играйте с огнем!

- Что мне грозит? Знаю - второй раз пожизненно. Первый у меня уже есть. Поэтому, что один, что два раза - разница невелика. Желаете сказать что-нибудь еще?

- Да тебя же все равно поймают, или грохнут, сука!!! Разнесут это корыто к чертям!

- Насчет того, что поймают, очень сильно сомневаюсь. А вот насчет того, что разнесут это корыто к чертям - верю. Уж очень вы меня боитесь. Так, что если не получится взять меня живой, постараетесь избавиться радикальным способом. Прощайте, господин подполковник!

Зверь лязгнул клыками, и все было кончено. Операция по захвату ведьмы не удалась. Теперь на борту "Кассиопеи" осталось только четверо живых. Но двое из них здесь явно лишние...

- Все, Анечка. Теперь в рубку. Попробуем побеседовать с этим "топазом". А то "берилл" почти ничего не знал. А что это собачки так странно себя вели? Сначала нас проигнорировали, а потом в этих "волкодавов" вцепились? Доча, колись, твоих рук дело?

- Моих, мамочка! Я взяла их под контроль, и они выполняли мои команды.

- Да-а-а, Анечка... Не завидую я тому, кто тебя обидеть захочет!

- Так не надо меня обижать. Я ведь по натуре очень добрая. Убиваю только в целях самозащиты и только в самом крайнем случае... У тебя научилась!

Теперь надо было срочно добраться до рубки, и они отправились туда, оставив позади поле недавней битвы. Ольга захватила с собой, на всякий случай, шлем подполковника с радиостанцией, но в эфире было тихо. Либо этот самый Топаз не мешал группе выполнять задание, либо, что скорее всего, уже заподозрил неладное и сделал правильные выводы. Похоже, что он гораздо лучше осведомлен о противнике, которого собираются задержать его "волкодавы". А это значит, что скоро могут последовать весьма радикальные меры. Если не останется выбора между тем, избавиться от Хризантемы, или снова попытаться задержать, рискуя упустить ее, то контора колебаться не будет. Поэтому, надо поторапливаться.

Ольга и Аня быстро продвигались в сторону ходовой рубки. Было странно идти по пустынным палубам некогда густо населенного корабля. Обычно здесь всегда шумно, а сейчас полная тишина создавала жутковатое впечатление. Жилые, служебные помещения, зоны отдыха - все поражало своей тишиной и безлюдностью, какой никогда не бывает на пассажирском лайнере. Скорее всего, это его последний полет. Если его не уничтожит подошедший "Памир", то он станет вечным спутником Денеба. Рукотворным астероидом, несущимся вокруг звезды по очень длинной эллиптической орбите с периодом обращения в десятки, если не сотни лет. Без гипердвигателей он не сможет покинуть эту звездную систему. А уйти на маршевых невозможно. С той скоростью, какую они могут дать в обычном космосе, до ближайшей звездной системы тысячи лет полета.

Но сейчас надо решать задачи не на ближайшие тысячи лет, а на ближайшие пару часов.

Неизвестно, как далеко сейчас находится "Памир", и каковы его намерения. Попытается ли он сделать еще одну попытку захвата, взяв "Кассиопею" на абордаж, или решит не рисковать и разнесет ее к чертям, как говорил подполковник... По дороге так никто и не попался. Очевидно, здесь действительно больше никого нет. Вся группа захвата, кроме двух человек, находившихся в рубке, осталась лежать возле их каюты. И Ольга, и Аня шли, активировав чувства зверя, но никого поблизости не чувствовали. Вот и входная дверь в рубку. Ольга внимательно прислушалась и удивленно переглянулась с дочерью. Аня тоже удивленно кивнула. В рубке никого нет. Хотя, совсем недавно, десяток минут назад здесь были люди, и их запах еще сохранился. Похоже, они просто спасались бегством. Войдя в рубку, Ольга поняла, что не ошиблась в своих предположениях. На большом обзорном экране было видно, как дежурная шлюпка на полной скорости удаляется от "Кассиопеи".

Полковник Меркулов знал о ее наличии и принял единственно правильное, в его ситуа- ции, решение. Когда связь с группой захвата прервалась, он понял, что группы больше нет. И очень скоро две ведьмы, с которыми не смогли справиться полсотни вооруженных до зубов, натасканных "волкодавов", будут в рубке. И он следующий. И мало того, что они отправят его следом за остальными, так как Хризантема не берет пленных, в чем он не раз имел возможность убедиться, так она еще и вытряхнет из него секретную информацию об этой операции. А вот этого ему никогда не простят. И поэтому лучше бежать, признав свое полное поражение, чтобы не было еще хуже.

- Вот и все, доча... Мон колонель сбежал, поджав хвост и прихватив дежурную шлюпку, на которую мы очень рассчитывали. И вовремя это сделал, так как больше ему ничего не оставалось. Теперь у нас только тихоходная рабочая шлюпка, на которой мы ни от кого не убежим, если потребуется. Но пока бежать, вроде, и не надо. "Кассиопея" в нашем полном распоряжении, и я теперь ее капитан. Аня, знаешь, в чем пикантность ситуации? Мы сейчас можем претендовать на собственность в отношении этого лайнера. Согласно международных соглашений, если экипаж полностью покинул судно, а мы его спасли и доставили в порт, то имеем право претендовать на солидное вознаграждение за спасение. И часто оно таково, что судоходной компании бывает выгоднее отказаться от спасенного судна и попытаться получить страховку, чем выплачивать огромные суммы за спасение, а потом еще тратиться на серьезный ремонт.

- Но это только в том случае, если мы доведем "Кассиопею" до Швейцарии. На всех планетах Федерации нам ничего не светит. Беглые преступники не могут ни на что претендовать. А довести ее туда мы сейчас не можем по техническим причинам.

- Вот именно. А жаль...

Ольга села в пилотское кресло и стала внимательно знакомиться с состоянием лайнера. все-таки, в ходовой рубке с поста управления, это делать удобнее и привычнее, чем из каюты с периферийного компьютерного терминала. Давненько она не управляла такими большими кораблями, но опыт, полученный еще в молодости на торговом флоте, никуда не делся. А что управлять пассажирским лайнером, что громадным балкером, или контейнеровозом, принципиальной разницы нет. Из беглого осмотра информационных панелей стало ясно, что никаких серьезных повреждений "Кассиопея" не имеет. Реакторы полностью заглушены и опасности взрыва нет. Резервная группа реакторов, запускающаяся в случае аварии основной, работает нормально, и лайнер может дать ход, запустив маршевые двигатели. По сигналу "Оставить судно" управление всеми системами переведено полностью в автоматический режим и сейчас лайнером может управлять один человек из ходовой рубки. Это теоретически. А практически - лететь просто некуда. И полковник, вместе с "волкодавом", напоследок все-таки сделали пакость. Пульт аппаратуры гиперсвязи изуродован выстрелами и работать на нем невозможно без серьезного ремонта. Мера, с их точки зрения, необходимая, чтобы Ольга не смогла отправить сигнал о помощи. Но совершенно бесполезная, так как в рубке находятся только органы управления, а сам передатчик и приемник установлены совсем в другом месте. И к ним можно подключиться с любого периферийного пульта, если знать, как это сделать.

- Все-таки, мон колонель попытался сделать нам бяку. Разбили пульт гиперсвязи. А с обычной радиостанции сигнал бедствия на такое расстояние не пошлешь. Анечка, оставайся здесь, следи за обстановкой. Если вдруг еще какие гоблины появятся - вали без разбора.

А я сейчас наведаюсь к рабочей шлюпке. Попробую дать сигнал бедствия оттуда, да и ее состояние заодно посмотрю. Если что появится, вызовешь меня по трансляции. На всякий случай, экстренная связь - звонок авральной сигнализации. Если появится что-то интересное, дашь один звонок. Если мне надо прийти в рубку - два. Если бросать все и срочно бежать в рубку - три. Поняла?

- Поняла. Мама, будь осторожна. Я бы, на их месте, заминировала шлюпку. И кто знает, сколько и каких сюрпризов они могли здесь оставить.

Ольга согласилась, что предупреждение не лишнее. Хотя и маловероятно, так как заранее они такого не планировали, а оставшиеся полковник и один "волкодав" просто не успели бы это сделать. Но береженого бог бережет, и она осторожно продвигалась в сторону отсека, где находилась рабочая шлюпка. По-прежнему пустынные коридоры палуб, распахнутые двери кают и служебных помещений и абсолютная тишина, совершенно не характерная для пассажирского лайнера. Видно, что люди покидали корабль в спешке. Только система вентиляции издает еле слышный монотонный шум. Но Ольга настолько к нему привыкла и не обращала внимания, что ей казалось, будто на всей "Кассиопее" стоит гробовая тишина. Зверь, тем не менее, больше никакой опасности не чувствовал, и она быстро продвигалась вперед. Вот и входной шлюз рабочей шлюпки. Открыв дверь, Ольга вошла внурь. Было видно, что этой рабочей лошадкой пользовались последний раз довольно давно. Сев в пилотское кресло, запустила бортовой компьютер и провела тест всех систем.

Хорошо, что все в порядке. Маленькое суденышко готово выйти в космос в любой момент и, в случае крайней необходимости, у них есть шанс покинуть лайнер. А теперь, пока не поздно, надо отправить сообщение своим. А то, даже не будут знать, где их искать. Дав команду бортовому компьютеру шлюпки на подключение к системе гиперсвязи, набрала текст. В первой радиограмме, адресованной в службу связи "Экспресс шиппинг", описала подробно все события. Там народ грамотный. Знают, что и как надо делать. Вторую радиограмму адресовала лично начальнику государственной тайной полиции генералу Эльзе Кумметц. Здесь все подробно расписывать не стала. Ведь радиограмму все равно будут читать посторонние люди, и кое-что им знать вовсе не обязательно. А умница Эльза все поймет. Думала еще отправить сообщение Насте, но не решилась. Все равно она ничем помочь не сможет, а только вся изведется. А то еще и примчится на подмогу, чего бы очень не хотелось. На одиночном штурмовике против стелс-крейсера... Как говорится, хоть и лыком шитый, но все же крейсер. А у Насти никакого боевого опыта, только "взлет - посадка". И сама погибнет, и им не поможет. Так что, пусть лучше дома посидит, да и Ольге так спокойней будет...

Готово, можно отправлять. Ольга набрала соответствующую команду и подала ее бортовому компьютеру. Автоматика сжала информацию в пакет и послала в эфир. Все, главное сделано. Вскоре радиограммы будут доставлены по назначению, и ребята начнут действовать. Никто их тут не бросит. Да и Эльза, со своей стороны, тоже не бросит ее в беде.

У начальника государственной тайной полиции большие полномочия, да и тут, похоже, события имеют самое непосредственное отношение к ее департаменту. Как знать, может быть ей удастся нарыть здесь что-то такое, из-за чего к о н т о р а сразу подожмет хвост. И тогда им будет уже не до "охоты на ведьм". А теперь можно просмотреть журнал сообщений. Ольга открыла соответствующий файл в компьютере и очень удивилась.

"Кассиопея" никакого сигнала бедствия по гиперсвязи не подавала. Последнее сообщение о входе в гиперпространство и больше ничего! Хотя, времени для его подачи было предостаточно. Для этого даже не надо набирать текст, а надо просто сорвать пломбу и нажать одну кнопку, а дальше автоматика сделает все сама, передав сигнал бедствия и пространственные координаты лайнера! Это значит, что "Кассиопея" была изначально обречена.

Пройдет все, как задумали - хорошо. Не пройдет, и возникнут непредвиденные нюансы, мало ли судов пропадает без вести. В том числе и пассажирских лайнеров. Тем более, военные действия не прекращаются, и космофлот сепаратистов рыщет вокруг. Неожиданно ожила внутрисудовая связь. Аня вызывала из рубки. Одновременно раздался один звонок.

- Шлюпка - рубке. Мама, ответь, если слышишь. У меня новости.

- Шлюпка на связи. Аня, что случилось?

- На радаре крупная цель, идет на сближение. Группу шлюпок лайнера проигнорировала и направляется прямо к нам. Скорость сближения большая. Визуально пока не просматривается.

- Поняла. Ничего пока не предпринимай, веди наблюдение. Я возвращаюсь. Конец связи.

Ольга выбралась из шлюпки и быстрым шагом направилась в рубку. Когда она была уже на полпути, прозвенели три звонка тревоги, и до Ольги ясно донесся гул запустившихся маршевых двигателей. По тону их работы было ясно, что двигатели запущены на максимальную тягу и "Кассиопея" начала разгон. Это было уже из ряда вон. Аня без веской причины никогда бы не запустила двигатели, да еще и сразу на максимальную тягу. Ольга побежала. Когда она ворвалась в рубку, Аня сидела в пилотском кресле и корректировала курс лайнера, выведя маршевые двигатели на предельный режим работы. "Кассиопея" быстро набирала скорость, пытаясь оторваться от настигающего ее корабля.

- Мама, это стелс-крейсер. Его силуэт ни с чем не спутаешь и он, похоже, собирается идти на абордаж.

Ольга подошла к обзорному экрану. Так и есть. Стелс-крейсер "Памир". Один из кораблей конторы, занятый выполнением очередного задания в духе рыцарей плаща и кинжала. Нет никаких сомнений, что они перехватили сигнал, посланный Ольгой, и решили сначала разобраться с "Кассиопеей". Шлюпки никуда не денутся. Подождут, в случае чего.

- Аня, а что ты собралась делать? Ведь он все равно на много быстроходнее нас и уйти от него мы не можем.

- Мама, скоро мы должны пересечь орбиту Пандоры, причем на очень близком расстоянии от планеты. Если они даже не станут уничтожать лайнер, то поймать нас здесь - это дело времени. Они могут разгерметизировать отсек за отсеком, применяя оружие, пока не загонят нас в угол. А там применить газ, или штурмовых роботов, которым мы ничего не сможем сделать. Разрушить систему подачи и регенерации воздуха и долго мы не продержимся.

- Согласна. Так зачем убегать? Давай дадим им возможность состыковаться, а потом заявимся к ним в гости. Когда они будут стоять у нас под бортом, то не смогут применить свое бортовое вооружение. А мы сможем изрядно проредить их экипаж, если проберемся на борт "Памира". А там, как знать, либо захватим его, либо серьезно выведем из строя и уйдем после этого на "Кассиопее". Когда у них на борту начнет твориться всякая "чертовщина", то возникнет паника. Ведь далеко не все осведомлены о наших способностях. То, что у них начнется, будет напоминать пожар в сумасшедшем доме. И как боевая единица крейсер перестанет существовать.

- Согласна. Но где гарантия, что они состыкуются и оборудуют шлюзовой переход? Они могут высадить абордажную группу на десантно - штурмовых ботах и сразу начать разгерметизацию "Кассиопеи", сами находясь в скафандрах. Отсек за отсеком, пока не припрут нас к стенке.

- И что ты предлагаешь?

- Сейчас мы полным ходом движемся к орбите Пандоры. Здесь, в космосе, они рано, или поздно, все равно прижмут нас. Уйти мы не можем. Но если мы успеем совершить посадку на Пандору, то им придется ловить нас по всей планете. А Пандора, все-таки, гораздо больше, чем "Кассиопея". И бортовое вооружение "Памира" им ничем не поможет, по джунглям они его с собой не потянут. Плюс там воздух пригоден для дыхания, полно пищи и воды. Фауна, конечно, мерзопакостная, но не опаснее штурмового робота, против которого у нас вообще никаких шансов. А с местными зверушками я справлюсь. Вот и попартизаним немного, пока к нам помощь не придет. Ты знаешь, мама, какая это препаршивейшая вещь - партизаны в джунглях? Мне, в свое время, пришлось столкнуться с этой проблемой в Голландской Ост-Индии. Местные партизаны, скрывающиеся в джунглях, создавали даже нам - морской авиации берегового базирования, массу проблем и нам регулярно приходилось гонять их по джунглям, чтобы отвадить от аэродрома. Так что их тактика мне хорошо знакома. Что уж говорить об армейских подразделениях, которые вынуждены были с ними бороться. А когда начались бои за Гуадалканал, так они вообще активизировались до крайности. И доблестная Императорская армия, разгромившая регулярные войска англичан и голландцев, ничего не могла поделать с этими оборванцами. Вот и устроим этим "волкодавам" новый Гуадалканал, если уж Пёрл-Харбор не получился.

- Гм-м-м... Очень интересная мысль. Я об этом как-то и не подумала. Ведь действительно, на планете они нас не достанут. Вот, что значит, не иметь никакого сухопутного опыта. А у тебя он есть, и еще какой...Давай, доча, попартизаним! Насчет джунглей - тут тебе карты в руки. Я сухопутными делами никогда не занималась.

- Ну, так уж и не занималась! А кто здесь, на Пандоре, бучу устроил? И какую бучу!

- Так ведь я занималась только разработкой плана операции и нанесением удара с воздуха на "Барсе", а не бегала с автоматом по джунглям. Этим Цезарь со своей компанией занимался, и это для него плохо кончилось. И еще не забывай, что ты тоже принимала в этом участие.

- Да уж помню... Мама, честное слово, я тобой восхищаюсь. В состоянии беременности пойти на такое и победить!

- А у нас выбора не было, доча. Либо мы Цезаря, либо он нас...

- "Кассиопея", немедленно остановить двигатели и лечь в дрейф! В противном случае открою огонь! - неожиданно раздалось из динамиков. Аппаратура ближней УКВ-радиосвязи работала исправно, ее сбежавший полковник курочить не стал.

- Вот и дождались! Так, Аня, вырубай двигатели. Будем встречать дорогих гостей, а то еще, и правда пальнут с перепугу. Если ребята такие настырные и лезут, куда их не просят, то сделаем им небольшую пакость. Не смертельно, но крайне противно...


Глава 5


Ольга села в пилотское кресло, и стала внимательно рассматривать быстро приближающийся корабль. Теперь он уже хорошо просматривался визуально через оптическую систему обзора. Такие корабли она видела и раньше, во время службы. Хоть они уже и устарели по современным меркам, да и сама концепция, согласно которой они создавались, была признана неудачной, но против безоружного пассажирского лайнера хватит с избытком. "Кассиопея" легла в дрейф, выключив маршевые двигатели, и сейчас неслась по инерции в точку встречи с орбитой Пандоры. Бортовой компьютер показывает, что если ничего не предпринимать, то лайнер пройдет на расстоянии порядка тысячи километров от планеты и понесется дальше, став искусственным спутником Денеба. А если совсем немного подкорректировать курс, то он войдет в атмосферу планеты, что собственно и нужно. В открытом космосе у них нет шансов противостоять крейсеру. Зато на планете шансы появляются, и очень неплохие. Только, надо сначала до нее добраться...

По мере приближения и выполняемым маневрам Ольга поняла, что "Памир" намеревается совершить стыковку. От него отошли в стороны четыре десантных бота и стали охватывать "Кассиопею" с четырех сторон. Значит, ребята не хотят заморачиваться с прорезанием обшивки лайнера, чтобы попасть внутрь, а хотят войти через парадный вход, то есть через стыковочный узел правого борта. Если бы расстояние до планеты было больше, то они бы не рисковали. А так можно не успеть провести абордаж. Ведь если "Кассиопея" даст ход, наплевав на угрозу применения оружия, то она вскоре войдет в атмосферу Пандоры, где присосавшиеся к ее корпусу десантные боты будут просто сметены встречным воздушным потоком, да еще и могут получить при этом серьезные повреждения. А так придется рисковать самим крейсером, проводя стыковку с неизвестно что способным выкинуть лайнером, который по своим размерам и массе на много превосходит "Памир". Но так результата можно добиться гораздо быстрее и увести лайнер подальше от планеты. И если, как говорит Аня, в дело пойдут штурмовые роботы, то дело очень худо. Пока время позволяет, надо одеть скафандры. В рубке они всегда есть для вахтенных...

"Памир" приближался. Вот уже четко просматриваются его угловатые формы, которые ни с чем нельзя спутать. Десантные боты взяли в каре "Кассиопею", уравняли с ней свою скорость и держат под прицелом своего оружия. Хоть ничего серьезного у них нет - одни артавтоматы и легкие ракеты, но дырок в корпусе они могут наделать запросто...

Ольга внимательно смотрела, как крейсер разворачивается, становится параллельно корпусу лайнера и уравнивает скорость. Еще немного, и он подойдет вплотную, состыковавшись стыковочными узлами. А дальше внутрь "Кассиопеи" хлынет толпа "волкодавов", прикрываясь штурмовыми роботами. Игра пошла уже по - крупному.

- Странно, Анечка. Что же такого важного находится на "Кассиопее", что контора пошла на этот шаг? Беспрецедентные меры по предотвращению утечки информации. Выбрано это гиблое место возле Пандоры. Не считаются ни с какими потерями. Послали ради сохранения секретности свой "Памир", хотя вполне могли привлечь не один современный боевой корабль из военного флота, мотивируя это интересами обеспечения госбезопасности. Ведь если дело дойдет до боя, то толку от него никакого. Вместо этого предпочли задействовать одну из своих старых быстроходных консервных банок, совершенно бесполезную в боевом отношении, лишь бы только информация не ушла на сторону. Ведь если сейчас вблизи появится хотя бы легкий крейсер..., да что там крейсер! Хотя бы фрегат сепаратистов, то "Памиру" надо будет удирать, пока не поздно. Одно - два попадания, и он полностью потеряет боеспособность.

- Думаю, мама, если мы это и узнаем, то не сейчас и не здесь. Те, которые работали против нас, сами ничего не знали. А те, которые сейчас полезут, тоже вряд ли знают больше... Кстати, ведь сейчас полезут! "Памир" уже рядом!

- Нет, доча, не успеют. Я же тебе сказала, что сделаю им небольшую пакость...

Ольга наблюдала за маневрами "Памира", чтобы не пропустить момент, когда стыковочные узлы обоих кораблей окажутся рядом. Когда-то она хотела провести такой маневр, чтобы не допустить абордажа "Афродиты" крейсером сепаратистов "Танжер", но тогда обошлось. У врагов оказалось достаточно здравого смысла. А вот сейчас, похоже, не обойдется. У своих здравый смысл, очевидно, отсутствует полностью...

Стелс-крейсер "Памир" подошел почти вплотную к пассажирскому лайнеру и завис в космическом пространстве параллельно его корпусу. Расстояние между стыковочными узлами обоих кораблей неумолимо сокращается. "Кассиопея" висит в пространстве неподвижно. Ее двигатели не работают и никаких радиосигналов она больше не подает.

Создается впечатление, что она прекратила всякие попытки сопротивления в присутствии военного корабля. Ольга выжидала. Все, теперь пора!

Яркие вспышки маршевых двигателей и двигателей боковой коррекции на "Кассиопее" застали подходящий "Памир" врасплох и он не успел сманеврировать. Огромный корпус лайнера, превосходящий его по массе раз в пять, быстро двинулся ему навстречу. В следующую секунду стыковочные узлы обоих кораблей на большой скорости ударились друг о друга, сминая и уродуя металл. Корма "Кассиопеи" движется в сторону кормы "Памира" и наносит удар огромной силы, проламывая его облегченный, небронированный корпус. Значительно более легкий по массе крейсер отлетает развороченной кормой в сторону, и тут же получает сильный удар в носовую часть носом лайнера. Мало того, лайнер не пытается отойти, а наоборот дает импульс двигателями боковой коррекции, который прижимает его к борту крейсера вплотную, и тут же дает форсаж маршевым двигателям, давя всей своей массой и снося с борта "Памира" поврежденные листы обшивки, поглощающие радиоизлучение панели, антенны, пусковые установки, артавтоматы и все, что только встречается на пути. Пройдя по борту "Памира", как гигантский утюг, "Кассиопея" стала быстро наращивать скорость, оставив за кормой потерявший ход, сильно поврежденный крейсер. Ольга прекрасно понимала, что экипажу "Памира" сейчас не до открытия огня. Разница в массе кораблей огромная и "Памир" получил удар такой силы, что у него запросто могли сдвинуться двигатели и реакторы с фундаментов. Плюс многочисленные рваные пробоины в тонкостенном облегченном корпусе, разгерметизация отсеков, нарушение энергоснабжения и прочие прелести. Вот где в полной мере сказалась порочная идея создания максимально облегченного, супербыстроходного корабля, не обладающего достаточным запасом живучести.

Ольга бросила взгляд на панель, указывающую повреждения. Повреждения есть, но не очень значительные. Выведен из строя ряд внешних датчиков, есть вмятины в обшивке, изуродован стыковочный узел правого борта, но пробоин нет. все-таки, корпус у нового пассажирского лайнера, где безопасность прежде всего, гораздо крепче, чем у этой старой жестянки, где все принесено в жертву скорости и невидимости, и которая по недоразу- мению имеет статус военного корабля.

Четыре десантных бота, зависших в пространстве вокруг "Кассиопеи", наконец-то очнулись. То, что произошло, они явно не ожидали, и теперь понеслись вдогонку за лайнером, обрушив на его корпус ураганный огонь из артавтоматов. Одновременно выпустили две ракеты. Промахнуться по такой махине с близкого расстояния невозможно. Ракеты попали в среднюю часть корпуса, разворотив две пробоины в борту, но калибр их был небольшой, и смертельных повреждений "Кассиопея" не получила. Многочисленные снаряды малокалиберных скорострельных пушек дырявили корпус, но пока не натворили ничего серьезного. Если не считать, что лайнер почти полностью разгерметизирован. Однако, долго так продолжаться не может. Ольга форсировала маршевые двигатели и лайнер несся к планете, все больше увеличивая скорость. Ситуация не очень приятная, так как чем выше скорость входа в атмосферу, тем сильнее нагрев корпуса. Но тут уж выбирать не приходится. Выполнять маневры уклонения нереально, так как маневрен- ность этих космических блох не идет ни в какое сравнение с маневренностью громад- ного пассажирского лайнера.

Неожиданно обстрел со стороны ботов прекратился, и они ринулись на сближение. Все понятно... Поступил приказ не уродовать больше свою собственность, а взять ее на абордаж, пока не поздно. Хотя, уже поздно. Ольга прикинула расстояние до планеты и подправила курс, чтобы войти в атмосферу по более крутой траектории. Спалим десяток самых чувствительных внешних датчиков, которые при обстреле уцелели, но зато гарантированно стряхнем с корпуса этих "прилипал". И вообще-то, ребята сами себе свинью подложили. Зачем было стрелять по "Кассиопее"? Понаделали в ней огромное количество дырок, и теперь почти все отсеки разгерметизированы, воздух улетучивается в открытый космос, и скоро его внутри лайнера вообще не останется. И придется вам, если даже и захватите лайнер, продолжать дальнейший полет в скафандрах, а это еще то удовольствие. Они же с Аней тоже облачились в скафандры заранее. Привычка, оставшаяся со времени службы в военном флоте. Хоть Аня и выглядит комично в скафандре, созданном для взрослого человека, но он надежно защищает ее от космического вакуума. И сделали они это очень вовремя, так как приборы показывают, что давление воздуха в рубке упало уже почти до нуля. Это значит, что не смотря на задраенный люк в переборке, где-то есть утечка, так как обшивка корпуса - и наружная, и внутренняя, пробита во многих местах. Судя по той интенсивности, с какой велся обстрел, "Кассиопея" имеет сейчас больше тысячи мелких пробоин от малокалиберных снарядов по всей длине корпуса. Не считая двух крупных от ракет. Хорошо, хоть основные агрегаты - двигатели, реакторы, навигационные системы и управление работают. Без этого посадку не совершить, корабль просто войдет в атмосферу планеты по баллистической кривой и грохнется об ее поверхность.

И тогда ничего не останется, как только попытаться покинуть его, после входа в атмосферу, на рабочей шлюпке, используя свой последний шанс. Но до этого пока не дошло. "Кассиопея", быстро теряя воздух через пробоины в обшивке, тем не менее, стремительно неслась навстречу планете. Реакторы работали с полной нагрузкой, маршевые двигатели выжимали все, что можно и голубой шар Пандоры быстро приближался.

Но также очень быстро приближались и четыре десантных бота. Если бы у них было хотя бы двадцать минут в запасе, то пришлось бы устраивать бой внутри лайнера. За это время абордажные группы вскроют обшивку "Кассиопеи" и ворвутся внутрь корпуса. Но этих двадцати минут у них как раз и не хватает...

Ольга внимательно наблюдала за быстро приближающимся противником. Не смотря на несопоставимую разницу в размерах, эти четыре небольших кораблика, каждый размером немногим больше спасательной шлюпки "Кассиопеи", были смертельно опасны. Десантный бот может нести абордажную группу до ста человек с полным вооружением в штурмовых бронескафандрах, а также двух штурмовых роботов, этих своеобразных мини - танков без экипажа. Которые могут действовать как дистанционно, управляемые оператором из укрытия, так и автономно, подчиняясь заложенной в них программе. Искусственный интеллект, будь он неладен... Бот может на полном ходу "прилипнуть" к корпусу атакуемого корабля и проделать дыру в обшивке, через которую проникнет абордажная группа вместе с роботами. А дальше - как повезет... Кроме этого, сам бот тоже вооружен скорострельными артавтоматами малого калибра и может нести несколько небольших ракет на внешней подвеске. Хотя, обычно, пускать в ход это оружие ему и не требуется, так как у него совсем другая задача. Это не закованный в броню штурмовик, "летающий танк", который наносит удар по цели своей огневой мощью, а просто быстроходный десантный транспорт. Своего рода - "летающий бронетранспортер". Однако, полностью игнорировать такой кусачий "бронетранспортер" тоже нельзя. И этих "летающих бронетранспортеров" сейчас было не один, а четыре, что Ольгу совсем не радовало. По возможности, она старалась затруднить им подход к лайнеру, создавая беспорядочное, хаотическое вращение вокруг продольной оси, но долго так продолжаться не могло и, в конечном итоге, все четыре десантных бота все-таки "прилипли" в центральной части корпуса, пустив в ход свои электромагнитные захваты...

Но первые предвестники близкой атмосферы планеты уже дали о себе знать. Хотя до плотных слоев еще далеко, но на такой скорости и на очень большой высоте начинается заметный нагрев обшивки. Ольга бросила взгляд на радиовысотомер и улыбнулась. Все, ребятки. Вы опоздали. Корпус "Кассиопеи", даже в таком поврежденном состоянии, рассчитан на грубое торможение трением об атмосферу при вхождении в нее на очень высокой скорости. Вдруг, в аварийной ситуации, ее не удастся снизить. Это, все-таки, пассажирский лайнер, где безопасность прежде всего. А вот ваши "летающие бронетранспортеры" - нет. Даже если металл корпуса и выдержит, то температура внутри машин поднимется настолько, что вы рискуете поджариться прямо внутри своих бронескафандров, так как достаточной теплозащиты ваши жестянки не имеют. И сейчас мы постараемся "согреть" вас побыстрее...

Ольга изменила траекторию входа в атмосферу, и сделала ее еще более крутой. Раскаленная плазма окутала корпус лайнера. Все десантные боты были быстро сметены с бортов.

То ли их сорвало набегающим потоком, так как их электромагнитные захваты не были рассчитаны на такие усилия, то ли они сделали это сами, во избежание излишнего перегрева своих корпусов. Как бы то ни было, "Кассиопея" вовремя избавилась от таких опасных "прилипал" и сейчас продолжала полет в атмосфере в полном одиночестве, быстро теряя высоту. Возможно, какие-то дыры в борту они прорезать успели, но какая теперь разница. Дыркой больше, дыркой меньше... При тысяче пробоин в корпусе четыре лишних дырки погоды не сделают...

Скорость падала довольно быстро. Ольга уменьшила тягу двигателей и сделала вход в атмосферу более плавным. Десантные боты отстали и, в ближайшее время, докучать пока не будут. Уже ясно, что уничтожать "Кассиопею" не собираются. Во всяком случае, пока. На абордаж в атмосфере ее тоже не возьмут, так как это технически невозможно. Из этого ясно, что они будут идти следом, отслеживая лайнер своими радарами, пока он не совершит посадку. Так как для других целей входить в атмосферу планеты ему было незачем.

А вот после этого можно ожидать вторую часть "марлезонского балета". И что в эту вторую часть войдет, можно только догадываться.

- Все, мама! Вроде, оторвались! Сейчас быстро вниз и ищи грозовой фронт. В грозу они, следом за нами, не полезут. Нам - то удар молнии не особо опасен, хотя и неприятен, а вот для этих малюток может плохо кончиться. Сейчас они идут по пятам и не дадут нам спокойно уйти после посадки. А в грозовых облаках они нас потеряют на какое-то время. Лучше всего найти старый заброшенный город на побережье. Там будет легче спрятать шлюпку среди старого металлического хлама, да и климат гораздо лучше, чем в центральной части материка, где одни джунгли вокруг. А я пойду, соберу вещи, как давление воздуха в корабле нормализуется. Нам придется быстро уходить отсюда. А после посадки похозяйничаем в провизионных кладовых, запасемся провиантом и водой на первое время.

- Аня, но там же...

- Мама, что говорили Джон Сильвер и Билли Бонс в твоей любимой книге "Остров сокровищ"? Мертвые не кусаются! Вот и эти кусаться не будут. Бояться надо живых...

Аня замолчала и уставилась на датчик воздушного давления, который показывал давление воздуха внутри кабины. "Кассиопея" быстро снижалась, и давление приближалось к норме. Ольга направила лайнер сторону побережья, и действительно вскоре обнаружила грозу. Десантные боты маячили на экране радара, но не подходили близко, опасаясь новых фокусов со стороны этого упрямого лайнера. Резко пойдя на снижение, "Кассиопея" вошла в грозовые облака...

Сразу ощутимо тряхнуло, и грозовые разряды заполнили все окружающее пространство.

Несмотря на свои огромные размеры и массу, лайнер испытывал чувствительные толчки.

Несколько молний ударило в корпус, но не причинили вреда. все-таки, от сил стихии это творение человеческого разума было надежно защищено. В отличие от других его творений, которые уже наделали в нем достаточно дыр...

Ольга вывела на экран карту Пандоры. Хорошо, что на судах стараются иметь как можно более полную коллекцию карт. Даже тех мест, куда полет не предвидится. Мало ли, что может в жизни случиться. Вот и пригодилось. На карте были нанесены старые, покинутые города и поселки, хотя и было их по всей планете сравнительно немного. И подавляющее большинство находилось на побережье, внутрь материка никто особо забираться не хотел.

Если верить карте, то прямо по курсу вскоре должен быть небольшой заброшенный город.

Ольга пробила облачность и вывела "Кассиопею" в горизонтальный полет на высоте в восемьсот метров. По корпусу хлестали струи дождя, сверкали молнии, но лайнер неумолимо несся вперед. Преследователи отстали, не рискнув войти в грозу. Надо было спешить воспользоваться этой неожиданной форой, предоставленной силами природы. Когда гроза закончится, их снова легко обнаружат и погоня продолжится. Ольга снизила скорость до смехотворной величины семьсот километров в час. А то еще не хватало проскочить мимо цели. Аня же стала деловито освобождаться от скафандра.

- Все, мама, я пошла. Давление воздуха в норме, сейчас мы уже будем дышать воздухом Пандоры. Атмосфера тут несильно отличается от земной, а мы до четырех тысяч метров поднимались без кислородных масок. Так что, можешь снимать скафандр тоже. Они нам еще пригодятся. А я пойду, пока похозяйничаю...

Выбравшись из скафандра, Аня исчезла из рубки до того, как Ольга успела открыть рот.

Она только покачала головой. Да уж, господин капитан первого ранга... Вы на все имеете свое мнение, и даже не спрашиваете свою мамочку, а просто ставите ее в известность...

Но, черт побери, мамочке даже возразить нечего! Она сама бы лучше не придумала!

Ну, хоть предупреждаете мамочку о своих планах, и на том спасибо...

Ольга вела "Кассиопею" чуть ниже кромки облаков над береговой линией, чтобы не ошибиться. Ничего, похожего на город, впереди не было. Она уже сбросила скорость до вообще несерьезных четырехсот километров в час и постоянно сверяла местность с картой, но внизу проплывал только зеленый ковер джунглей, подступающий почти к самому берегу. Поняв, что визуально обнаружить вряд ли что удастся, Ольга стала проводить поиск бортовым радаром, настроив его на металлические объекты, и почти сразу же обнаружила впереди значительные скопления металла. Ориентируясь по радару, она подлетела к обнаруженной цели и зависла в воздухе. И только внимательно рассмотрев через оптическую систему обзора то, что было внизу, поняла, что прибыла на место. Город полностью поглотили джунгли. Разрушенные постройки скрывались среди деревьев и кустарников. Брошеные механизмы давно превратились в груду ржавого металлолома, и тоже были скрыты под зеленым ковром буйной тропической растительности. Люди давно ушли отсюда, и вряд ли когда - нибудь вернутся...

Надо было искать место для посадки. Увеличив масштаб карты, Ольга нашла, что искала. На таких безлюдных колонизируемых планетах, возле каждого города, должен быть хотя бы небольшой космопорт, так как на первых порах - это единственный доступный вид транспорта. И здесь космопорт тоже был, всего лишь в паре километров от городских построек, куда Ольга и направила "Кассиопею".

Сверху это место выглядело, как большая проплешина в джунглях, неподалеку от береговой черты. И только когда высота уже уменьшилась до сотни метров, стали заметны старые бетонные плиты, выстилающие некогда летное поле, а теперь почти полностью скрытые под слоем зеленой травы. Древний бетон потрескался, пропуская рвущуюся вверх жизнь планеты, несогласной с таким бесцеремонным вторжением чужаков. Ольга начала маневр захода на посадку, снизившись до сотни метров и полностью погасив горизонтальную скорость. Команда на выпуск шасси, и гигантский лайнер начинает плавно снижаться. Несколько минут, и "Кассиопея" замерла, опустившись на летное поле древнего космопорта. Ольга выключила двигатели и заглушила все реакторы, кроме одного, подающего энергию системам корабля. Все, полет завершен. "Кассиопея" совершила очередную, а скорее всего - последнюю посадку на планету. Да, у нее работают маршевые двигатели, и она сможет снова подняться в космос, но без возможности запустить гипердвигатели эта затея не имеет смысла. Кроме этого, обшивка корпуса имеет многочисленные пробоины, заделать которые своими силами не удастся. И это значит, что корабль полностью разгерметизирован, и не может покинуть атмосферу планеты. Иными словами, полет на нем возможен только при постоянном нахождении в скафандре, что нереально. Ольга грустно улыбнулась. Похоже, она привела "Кассиопею" к ее последнему пристанищу. Во всяком случае, это гораздо лучше, чем если бы ее разнес на куски "Памир", всадив несколько тяжелых противокорабельных ракет...

Но долго задерживаться тут нельзя. Гроза рано, или поздно прекратится, и преследователи очень скоро их обнаружат. Скрыть корпус огромного лайнера просто невозможно и его легко обнаружить радаром с орбиты. Бросив еще раз взгляд на окружающий пейзаж, подернутый пеленой тропического ливня, Ольга встала из кресла и выбралась из скафандра.

Теперь надо срочно покинуть "Кассиопею". Одно из правил полетной инструкции. В случае вынужденной посадки на территории противника постараться уйти как можно дальше от своей машины. Так как поиски пилота начнутся именно с нее. Хоть здесь и не территория противника, и для преследователей она тоже будет совсем не дружественной, но, тем не менее, это правило не теряет своей актуальности. Первым делом "волкодавы" сунутся именно сюда. Поэтому, пока бушует гроза и льет тропический ливень, надо подготовить рабочую шлюпку к полету и покинуть лайнер.

Ольга добралась до палубы, где находилась их каюта, и в ужасе замерла. Все "волкодавы", которых они оставили лежать после короткого боя, в котором у них не было ни одного шанса на спасение, лежали с перерезанным горлом, и со многих было сорвано обмундирование с защитными доспехами. Не было никаких сомнений, что в Ане снова взыграли самурайские замашки. Но зачем?! Ольга решительно направилась в каюту, желая услышать объяснения. Едва войдя, она открыла рот, чтобы спросить, что все это значит, да так и осталась стоять, забыв его закрыть. Перед ней стоял маленький солдат Императорской армии. В костюме защитного цвета, крепких ботинках на толстой подошве, шапочке с козырьком и наброшенным под нее темным платком. Талию перехватывал пояс, снятый с одного из "волкодавов", за который был заткнут вакидзаси в ножнах, а рядом в штатных ножнах находился большой десантный нож - тоже из арсенала "волкодавов". Аня кивнула на лежавший в кресле комплект "волкодавского" обмундирования, доспехов и обуви.

- Одевайся, мама. Постаралась подобрать тебе по размеру. Хоть они все и здоровенные бугаи, но лучше что-то, чем ничего. Обувь, вроде бы, удалось подобрать. Сравнила с твоими туфлями, но все равно примерь...

- Аня, что все это значит?!!

- Это война, мама. И не мы ее начали. И если мы хотим победить в этой войне, то должны выполнять ее неписаные законы...

- Какие законы?! Сдирать одежду с трупов и резать им горло?! И ты хочешь, чтобы я это теперь надела?!

- Не волнуйся, я сначала сняла с них форму, а потом перерезала горло. Слава богу, давление в этом отсеке не упало до нуля, и тела не разорвало от резкого перепада. Нам не надо оставлять здесь "неправильные" трупы, вот я и пустила в ход свой вакидзаси. А то, что подобрала тебе комплект обмундирования... Мама, твои любимые юбки с разрезом почти до попы и прозрачные чулочки с кружевной резинкой, или тоненькие колготки для войны в джунглях не годятся. Так же, как не годятся твои туфельки и платья. Больше у тебя ничего подходящего нет. Даже тот твой брючный наряд, в котором ты пожаловала в гости к Доихаре, годится, в лучшем случае, для разборок на городской свалке, но не для войны в джунглях. А эта экипировка "волкодавов" - лучшее полевое обмундирование, которое я когда - либо встречала. Была бы постарше, себе бы тоже взяла комплект. А так пришлось помародерствовать в каютах. Я помню, где были дети моего возраста. Вот, кое-что удалось найти. Так что, мама, давай без ненужной брезгливости. Тебе просто нечего больше надеть. Если обувь не подойдет, поищем еще. Для войны на суше это очень важная деталь экипировки. И нам надо поторапливаться. Как закончится гроза, они скоро будут здесь. А мне, вместо того, чтобы заняться сбором нужных вещей, приходится тебя уговаривать и объяснять азбучные истины войны...

Ольга только вздохнула. Эх, Анютка... Вернее, Сабуро - сан... Опять ты кругом абсолютно прав... Но до чего же их вынудили дойти, что ее дочь решилась пойти на такое... Хотя... Аня права. Это война. И не они ее начали.

- Да, доча... Разумом соглашаюсь, но... Никогда не приходилось докатываться до такого.

Не могла раньше даже допустить мысли, что моя дочь будет раздевать убитых врагов, чтобы меня одеть. Так как воевать мне действительно не в чем... И тебе было не противно? В смысле - стаскивать одежду с убитых?

- Мама, еще раз повторяю тебе - это война. А война - это боль, грязь и кровь. И то, что я сделала, это обычное явление на войне. Мертвым уже все равно, а тебе их форма поможет.

Живые должны жить. И поверь мне, снять форму с убитого врага - это гораздо менее неприятное занятие, чем доставать из кабин разбившихся самолетов своих товарищей по частям. Когда они смогли дотянуть на сильно поврежденной машине до своего аэродрома, но не смогли совершить посадку потому, что были ранены. Впрочем, что я тебе рассказываю. Тебе и самой приходилось проделывать такое... Мы с тобой солдаты, мама.

Были ими, и остались. И перед нами снова жестокая правда войны, хотим мы этого, или нет...

- Понимаю... Хотела бы возразить, да не могу... Ладно. Но зачем надо было резать им всем горло? Ведь в коридоре полно оружия? Могла бы всадить в каждого по пуле. Да и грамотный человек поймет, что перед этим они уже были мертвы какое-то время.

- Поймет, но экспертизы здесь никто проводить не будет. Ну, а по части "всадить пулю"...

Их здесь сорок восемь, я всех посчитала. Это сорок восемь выстрелов впустую. Непозволительная роскошь в нашей ситуации. Патронов нам больше взять негде. Только вот эти, что лежат здесь, в этом коридоре. Заберем все магазины из их оружия.

Ольга поняла, что все ее аргументы разбиты полностью. Делать нечего, снова приходится признать, что Аня во всем права. Поэтому, хватит кочевряжиться. Сбросив платье и туфли, начала примерять "обнову". Размер был, конечно, великоват, но носить можно. Хорошо, хоть ботинки подошли. Неожиданно среди "волкодавов" оказался один с небольшим размером обуви. Вскоре в каюте стоял настоящий "волкодав". В полном обмундировании и в штурмовой броне. Аня восхищенно покачала головой.

- Мама, а тебе идет!

- Ладно, доча. Комплименты потом. Сейчас собираем все наши вещи и сносим в шлюпку.

- Я уже все собрала. У нас то вещей всего на один чемодан, все поместилось. Прихватим трофейное оружие, оно нам пригодится. Когда пойдем в джунгли, обязательно возьми с собой меч. В джунглях хороший клинок - необходимая вещь. Хотя, конечно, это святотатство - использовать катану в качестве мачете, но у нас нет выбора. Забираем штук шесть автоматов, несколько пистолетов и ножей и все боеприпасы, сколько есть.

- Аня, ты собралась вести полномасштабную войну? Нам оружие, вроде бы, и ни к чему.

- Против людей - да. Но вдруг тут есть какие-то опасные животные, против которых наши способности бессильны? В джунглях никогда нельзя сбрасывать это со счетов. Тем более, в т а к и х джунглях.

Ольга в который раз убедилась, что Аня снова права. Следующие полчаса были заняты перетаскиванием в рабочую шлюпку всего необходимого - своих вещей, оружия, боеприпасов, провизии, воды и прочего. Аня даже настояла, чтобы Ольга захватила пару матрацев с подушками и одеялами. Спать ведь тоже где-то придется, а шлюпка для этих целей никак не предусмотрена. Попутно прошерстили судовой госпиталь, изъяв кое-как ие медикаменты и камбуз, прихватив ложки - вилки и прочее. Было видно, что Аня имеет солидный опыт обустройства на новом месте в полевых уловиях. Это не авианосец, или обустроенная береговая авиабаза, где все эти бытовые мелочи - как бы само собой разумеющееся. Ольга вспоминала свой авианосец "Адмирал Ушаков" и военную базу на Амальтее, где прошло время ее службы. Да, они шли в бой, как в огненный ад, откуда возвращались не все. Но по возвращению из рейда ее ждала комфортабельная каюта на авианосце, или коттедж на базе, регулярное качественное питание, необходимая медицинская помощь и прочие блага, которые не замечаешь и не ценишь, так как считаешь это в порядке вещей. И начинаешь ценить только тогда, когда попадаешь на полевой аэродром, где с обеих сторон, с огромным трудом расчищенной взлетной полосы, расположены тропические джунгли с их обитателями. Зачастую, далеко не безобидными. Вокруг тебя полчища москитов. Жить приходится в палатках, питание зависит от подвоза снабжения, которое не отличается регулярностью, и иногда приходится заниматься этим самому, охотясь в джунглях на дичь. Рискуя при этом самому стать дичью для здешних хищников, или партизан. И что возможность помыться в душе теплой водой с мылом воспринимаешь, как райское блаженство. Все это Аня, между делом, рассказала Ольге, и та прикусила язык, безропотно стаскивая в шлюпку все, что говорила дочь. Она понимала, что теперь они, на какое-то время, будут оторваны от цивилизации. Если бы не было этой погони, то можно было бы спокойно дождаться помощи в очень комфортных условиях, даже не покидая борт "Кассиопеи". Воздух планеты пригоден для дыхания, так что разгермемети- зация не опасна. Местная живность сюда не заберется, так что можно спать спокойно. А провизией, водой и энергией они обеспечены на долгие годы, если бы вдруг пришлось прождать столько...

Но столько ждать не придется. Через сутки, или даже меньше, гроза пройдет, и лайнер будет обнаружен почти сразу же. Примерный район им известен, а с орбиты уточнить координаты не составит труда. Места на этом древнем летном поле достаточно, и "Памир" запросто совершит здесь посадку, чтобы не утруждать себя высадкой десанта из космоса на десантных ботах. Нет никаких сомнений, что он уже торчит на орбите и просто ждет улучшения погоды. Совершить взлет незамеченой "Кассиопея" не сможет, да и на "Памире" знают, что после такого обстрела выход в космос для нее проблематичен. Правда, не известно, в каком состоянии сам "Памир". Очень может быть, что его дела еще хуже и совершить посадку он не сможет. Но это все из области догадок. А реальность такова, что скоро эти четыре бота с десантом будут здесь, и помешать этому нет никакой возможно- сти. А это значит, что "Кассиопея" в качестве базы для них потеряна. Они не смогут оборонять ее в случае применения противником тяжелого вооружения, и их просто прих- лопнут, как в мышеловке. И единственным оплотом цивилизации для них станет теперь маленькая рабочая шлюпка, которую надо увести подальше от лайнера. В ней, по крайней мере, можно жить, спасаясь от непогоды и диких зверей. Но для этого надо укомплекто- вать ее как можно лучше запасами, так как изначально в ней ничего нет. У нее совсем другое назначение. А партизанские действия придется вести на своих двоих, укрыв шлюпку в надежном месте. Для боя она совершенно не годится... Все эти мысли роились в уме Ольги, когда она курсировала между шлюпкой и помещениями лайнера, перетаскивая все, что Аня сочла необходимым. Аня пыталась помочь в меру сил, но Ольга не позволяла ей таскать тяжести, разрешая только всякие мелочи. Наконец, изрядно нагруженная шлюпка была готова к полету. Ольга запустила реактор и стала ждать доклада компьютера о готовности всех систем. Пока шла подготовка к старту, загрузила в компьютер шлюпки из главного навигационного компьютера лайнера подробную карту Пандоры и все сведения, какие только были о ней, а также остальных планетах системы Денеба. Кто знает, сколько времени им здесь придется провести. Дала автоматический сигнал бедствия, и напоследок набрала подробнейшую радиограмму с описанием нападения на "Кассиопею", отправив ее сразу в несколько адресов на Швейцарию и на Землю. Указала только, что нападение осуществлено н е и з в е с т н ы м стелс-крейсером. Грамотные люди поймут. Никто не проводил подобные эксперименты, кроме Федерации. Но это хорошая зацепка, чтобы вмешался военный флот, посчитав это обычным пиратским нападением. А присутствие здесь военного флота, даже своего собственного, в планы конторы никак не входит. Тайное сразу станет явным, а вот этого рыцари плаща и кинжала боятся больше всего!

Приборная панель мигнула зелеными огоньками, и компьютер шлюпки доложил о готовности к старту. Стартовой катапульты рабочая шлюпка не имела и выходила из специальной ниши в верхней части корпуса просто за счет тяги своих двигателей. Подав команду на рассоединение крепежных замков, Ольга запустила двигатели и начала медленно поднимать шлюпку. Едва только маленькое суденышко вышло за габариты корпуса лайнера, как его покачнул сильный порыв ветра. Потоки воды низвергались с неба, сверкали молнии и полет в таких условиях был настоящим безумием. Но выбора не было.

Сейчас гроза надежно укрывает их от вражеских радаров и десантные боты, даже если и находятся в этом районе, патрулируя выше грозовых облаков, не смогут их обнаружить.

Автоматика парировала резкие порывы ветра, меняя тягу двигателей, и Ольга полностью сосредоточилась на управлении. Необходимо найти место, где можно надежно укрыть шлюпку, чтобы ее нельзя было обнаружить с воздуха. Ни визуально, ни с помощью радара. Визуально проблем нет - в этой тропической чаще даже их "Барс" легко прятался.

А вот по части радиолокации - тут придется искать место с большим количеством старого железного хлама, чтобы отраженный сигнал от корпуса шлюпки терялся на фоне сигнала от этого древнего металлолома. Вокруг города располагался когда-то ряд промыш- ленных объектов, в сторону одного из которых они сейчас и направлялись.

Ольга вела шлюпку очень медленно, скорость не превышала пятидесяти километров в час. При желании она может выжать в атмосфере и двести, но сейчас это не нужно. Надо внимательно вести наблюдение за окружающей обстановкой и не пропустить что-нибудь важное внизу. Полет проходил на пару десятков метров выше крон деревьев, видимость из-за сильного дождя была неважная, и Ольга больше полагалась на показания радара. Наконец, радар показал впереди скопление металла на поверхности. Приблизившись к этому району и сверив его с картой, Ольга поняла, что нашла то, что искала. Внизу был какой-то древний комбинат. То ли по переработке древесины, то ли по добыче полезных ископаемых, уже это нельзя было определить. Все постройки были наполовину разрушены, и их поглотили джунгли. Но здесь оставалось также большое количество металлического оборудования, создающего сплошной фон на экране радара. И именно здесь Ольга стала искать место для посадки. Вскоре одна лазейка была найдена, и она аккуратно загнала шлюпку между почти развалившимся корпусом какого-то здания и большой металлической цистерной, полностью опутанных лианами и еще какой то растительностью.

Кроны близлежащих деревьев смыкались над этой площадкой и без подробной карты местности найти ее было невозможно. Не очень быстроходная шлюпка обладала великолепной маневренностью, и сейчас Ольга воспользовалась этим в полной мере, аккуратно затолкав свое крохотное суденышко под зеленую крышу тропических деревьев. Еще несколько секунд, и шлюпка замерла, коснувшись посадочными опорами поверхности планеты. Ольга сразу остановила двигатели и перевела реактор на минимальную мощность.

Этого достаточно для работы системы вентиляции, освещения, приборов, бортового компьютера и аппаратуры связи. Но недостаточно для обнаружения шлюпки. Металический корпус надежно экранирует слабое электромагнитное излучение. А пробивающееся тепловое излучение, в условиях теплого тропического климата Пандоры, полностью забивается естественным фоном. Как и тогда, когда они прилетали с Настей сюда на "Барсе", обнаружить их можно, только свалившись прямо на голову. Кто же тогда знал, что история повторится с такой пугающей точностью в том же месте. С той лишь только разницей, что сейчас в ее руках не бронированный, вооруженный до зубов штурмовик, а маленькая рабочая шлюпка, ни на что не годная в боевом отношении. И противостоит им с Аней не банда вооруженных уголовников, а профессиональные бойцы элитного спецподразделения, не испытывающие недостатка в вооружении, и имеющие поддержку с воздуха в лице десантных ботов и стелс-крейсера. А возможно, и штурмовых роботов, которых они пустят впереди себя. Да только и Ольга теперь д р у г а я ...

- Все, доча, мы на месте. До точки, где стоит "Кассиопея", по прямой километра три.

Но это по диким джунглям. Просто так они в них не сунутся. Через эту чащу штурмовые роботы не пройдут, и им придется рассчитывать только на себя. Сейчас ужинаем и ложимся спать. Если кто-то поблизости будет крутиться, детекторы движения это сразу обнару- жат. Ближайшие дни будут довольно жаркие.

- Как ты думаешь, что они предпримут?

- Это зависит от того, какие приоритетные задачи у них поставлены. Ясно, что мы нужны им живые, по крайней мере - я. Иначе бы они сразу уничтожили "Кассиопею", ничто этому не мешало. Вместо этого они предприняли попытку захвата. А из этого следует, что либо я им так нужна до зарезу, либо что-то, находящееся на "Кассиопее", о чем мы не знаем. Из этого возможны тоже два варианта. Либо они убедятся, что на "Кассиопее" нас нет, уведут ее подальше, где мы не сможем им помешать, и будут там обшаривать, либо сделают попытку нас отыскать, если сам лайнер их особо не интересует. Они понимают, что далеко уйти мы не могли. И будут обшаривать именно такие места - с большим скоплением металла, где можно спрятать шлюпку. Ведь когда они обследуют лайнер и поймут, что рабочей шлюпки нет на месте, то нетрудно сделать вывод, куда она подевалась. Рано, или поздно, они сюда доберутся. Обследуют все окрестные свалки металлолома и в конце концов найдут это место. Но сделать это можно только пешим десантом, доставленным с воздуха. Роботы через джунгли не пройдут, да и здесь рискуют застрять. Поэтому, наша задача - пакостить им регулярно и эффективно, чтобы у них побыстрее пропало желание вести свою "охоту на ведьм" и они убрались отсюда. Тогда они либо уничтожат "Кассиопею", чтобы лишить нас такой хорошей базы, либо просто бросят ее, выведя из строя, чтобы мы не могли взлететь. Минировать ее вряд ли будут, если мы нужны им живые. А сами уберутся на орбиту, и будут ждать там, не проявим ли мы какую - либо активность. Ведь они прекрасно понимают, что выбраться отсюда без помощи извне мы не можем. Но до этого будут проявлять неуемный охотничий азарт, пытаясь поймать нас. Все предыдущие события говорят в пользу такого сценария. Причем, мы не знаем, какими средствами они располагают и какова их численность. Поэтому, наша задача - делать им постоянную бяку, чтобы этот охотничий азарт сменился страстным желанием унести отсюда ноги, и поскорее. Как это лучше сделать, я хотела у тебя спросить. Ты у нас специалист по партизанской войне в джунглях.

- Завтра утром, если закончится гроза, проведем разведку местности. Да и шлюпку надо хорошенько замаскировать. Когда обшарим окрестности этого завода, прогуляемся по джунглям к "Кассиопее", наметим маршрут. Думаю, к тому времени они уже будут там.

Какое-то время у них уйдет на то, чтобы выяснить, что на борту нас нет. При наличии большой численности людей они смогут сразу начать прочесывать местность вокруг летного поля. Надо будет взять кого - нибудь за хобот и вытряхнуть из него информацию. Нам необходимо узнать, сколько их, в каком состоянии "Памир", каким снаряжением они обладают и какой приказ в отношении нас и "Кассиопеи" они получили. Десантных ботов у них, похоже, всего четыре. Иначе они бы вывели в космос и остальные при попытке абордажа. Правда, остаются еще спасательные шлюпки "Памира". Они хоть и не вооружены, но для высадки десанта и воздушной разведки их вполне можно использовать.

Иными словами, проведем разведку, добудем максимум информации, и в зависимости от этого разработаем дальнейшую тактику. Как знать, может, они побоятся лезть в джунгли, и уберутся сразу отсюда. Хотя, я в это не очень верю...

- Я тоже... Ладно, доча. Перекусим и спать. Утро вечера мудренее. Сейчас хоть отоспимся спокойно. Не надо ждать, что незваные гости среди ночи нагрянут. Тут хоть и не наша шикарная каюта, но все же гораздо лучше, чем в палатке на аэродроме в джунглях...



Глава 6


Ночь вступала в свои права. Их первая ночь на Пандоре. Небо, затянутое грозовыми тучами, быстро темнело, так как сумерки в тропиках очень короткие. Ливень не прекращался, и было хорошо слышно, как по корпусу шлюпки барабанили капли воды.

Помня из своего первого посещения планеты о необычайно активной ночной жизни местных обитателей, Ольга устроилась возле иллюминатора и наблюдала. Интересно, повлияет ли ненастье на привычный ритм жизни джунглей. Спать вроде, еще рановато. Аня устроилась рядом, ей тоже хотелось сравнить эти джунгли с т е м и. Задействовать аппаратуру ночного видения не стали, так как обе прекрасно видели в темноте, активировав зрение зверя...

- Мама, пока особой разницы не наблюдаю. Такие же джунгли, как на Земле. И такая же мерзкая погода, какая начинается в сезон дождей. А зверушки пока не появились.

- Подожди, дождь закончится - точно появятся. И такие "зверушки", что душа в пятки уходит. Удивляюсь, как тут Цезарь со своим дружком выжил...

- А насчет этих "зверушек", мама, у меня одна задумка есть... Попробовать только надо...

- Аня, ты что опять задумала?! Ничего не делай, не посоветовавшись со мной! Не забывай, что это Пандора!

- Мама, да не волнуйся ты так. Прекрасно помню, что это Пандора. И кроме, как на Пандоре, нигде и не получится... Мама, как думаешь, нам для ведения боевых действий танки пригодятся? У них подавляющий перевес в авиации, а у нас будет перевес в танках!

- Аня, ты что несешь?! Какие танки?! Даже если мы тут что-то и найдем из старого военного хлама, так он давно превратился в металлолом.

- Ничего искать не надо. Танки нас сами найдут. А мы просто применим их по прямому назначению!

- Доча, с тобой все в порядке? Какие танки?

- Живые. Те, которые вас с тетей Настей сильно напугали. Да, да! Я именно об этих местных тиранозаврах говорю, или как тут их биологи назвали. Давай уж по привычке называть тиранозаврами, чтоб не путаться. Если я взяла под контроль собак, то почему не смогу сделать это с тиранозавром? Только из-за того, что он намного больше собаки? Вот и попробую! И если получится, то у нас будет хоть взвод, хоть рота, хоть батальон танков! И тогда я "волкодавам" не завидую.

- Аня, не дури. Как ты это сделаешь?

- Очень просто. Думаю, они скоро появятся. Полюбопытствуют, что это за штуковина свалилась с неба. И я через стекло иллюминатора попытаюсь установить с ними контакт.

Если получилось с собаками, то должно получиться и с этими тиранозаврами. В самом худшем случае, если ничего не получится, просто их отпугнем. Это ты тоже умеешь. Но зато, если все получится, у нас будут свои танки!

- Хм-м... Доча, ты меня не перестаешь удивлять. И где ты этому научилась?

- А я очень интересно пообщалась с тетей Маргаритой - мамой твоего Мишутки. Она меня многому научила. Оказывается, мои возможности даже несколько превосходят ее.

Из-за того, что я стала Рожденной нарушившей Запрет на значительно более раннем сроке твоей беременности.

- Да уж... Есть что-то, что и я не знаю... Доча, ты в следующий раз хоть предупреждай, что делать собираешься. На помеле, случайно, тетя Маргарита тебя летать не научила?

- Нет, это уже из области народного фольклора... А вот и наши "зверушки" пожаловали!

Огромный зверь бесшумно выскользнул из-за цистерны и направился к шлюпке. Уже совсем стемнело, и только яркие всполохи молний раскалывали ночное небо Пандоры, освещая все на доли секунды ярким, неестественным светом, из-за чего последующая тьма казалась еще гуще. Но, что Ольга, что Аня, прекрасно видели своим нечеловеческим зрением осторожно приближающегося хищника. Похоже, тропический ливень и гроза были ему не помеха, и он, как ни в чем не бывало, совершал обход своих владений. Ольга узнала его сразу - то же мощное тело на задних конечностях, крупная голова с клыкастой пастью и довольно развитые передние конечности, в отличие от его земного собрата. Глаза настороженно следили за непонятным предметом, который неизвестно откуда появился и имеет странный, ни на что не похожий запах. Вот и надо провести инспекцию, проверить, кого это принесло, и что этому чужаку надо...

Ольга полностью активировала чувства зверя и сейчас ясно ощущала приближение сильной и опасной, но все равно - д о б ы ч и. Добыча пока не проявляет агрессии. Преобладает обычное любопытство, сдерживаемое осторожностью. Оно и понятно, любой неизвестный предмет может быть опасен. Зверь рычит и рвется в бой, но Ольга его успокаивала...

- Тихо, кися, тихо... Все нормально. Эта добыча для нас сейчас не опасна, и может быть очень полезна. Посмотрим, что получится...

Зверь подошел вплотную и обнюхал шлюпку. Агрессии по-прежнему нет, хотя чувст- вуется готовность к нападению, если что-то пойдет не так. Осторожно обошел вокруг и убедился, что чужак не съедобен, но и агрессивности не проявляет. Через иллюминаторы было хорошо видно мощное тело, бесшумно скользящее в ночи. Потоки воды низвергались сверху, стекая по чешуйчатой коже, но "тиранозавр" не обращал на это никакого внимания, сосредоточившись на исследовании чужака. Неожиданно он начал вести себя странно. Остановился, развернулся несколько раз, прошел сначала в одну, а потом в другую сторону. Потом резко развернулся и сделал прыжок в сторону шлюпки. Ольга даже испугалась. Хотя и знала, что корпус суденышка очень прочный и никакой зверь сломать его не сможет. Стекла иллюминаторов тоже рассчитаны на огромную ударную нагрузку и повредить их практически невозможно. Но когда прямо на тебя прыгает с грацией тигра громадная туша в несколько тонн весом с оскаленной пастью...

Но тиранозавр не нападал. Он остановился возле борта и глянул в иллюминатор, за которым стояла Аня. Девочка положила ладонь на стекло, и зверь... лизнул иллюминатор!

Какое-то время ничего не происходило. Громадный хищник и маленькая девочка смотрели друг на друга. Потом зверь развернулся и направился в сторону леса. Отойдя метров на пятьдесят, он остановился. Ольга внимательно наблюдала. Она уже поняла, что Ане у д а л о с ь! Неожиданно возглас дочери отвлек ее.

- Мама, больше я его не держу. Попробуй его прогнать.

Ольга глянула на хищника, который тут же развернулся в ее сторону, почувствовав чужой взгляд. Ее зверь рыкнул, и тиранозавр тут же прыгнул за ближайшее укрытие, скрывшись из вида. У нее тоже у д а л о с ь! Хоть и в значительно меньшей степени, чем у Ани, но она тоже, по крайней мере, может хотя бы отогнать этого страшного монстра! Довольный голос Ани оторвал Ольгу от размышлений.

- Поздравляю, мама! У нас все получилось! Теперь ты - самый сильный и опасный хищник на Пандоре ... после меня! Уж не обессудь. И теперь у нас будут свои танковые войска, укомплектованные исключительно туземным населением. По типу подразделений сипаев в английской армии. Кстати, как показала история, самая боеспособная ее часть.

И теперь, сколько бы этих "волкодавов" не полезло в джунгли, все они станут "топливом" для наших "танков"!

Дальше ночь прошла без приключений. Ольга и Аня прекрасно выспались, оборудовав себе лежанку из ящиков с провизией под переборкой машинного отсека. Прихваченные из каюты матрацы, одеяла и подушки здорово пригодились. Вот только детекторы движения вскоре после того, как они улеглись спать, пришлось отключить. Ближе к полуночи дождь закончился, и вокруг шлюпки началась такая активная возня местных обитателей, что детекторы срабатывали постоянно. Как бы то ни было, главное они все же узнали.

Они м о г у т управлять животным миром Пандоры. А это гораздо важнее и надежнее в плане безопасности, чем все эти технические премудрости.

Когда Ольга проснулась, было уже светло, и в ясном небе ярко сиял диск Денеба. О вчерашней грозе, которая бушевала до полуночи, напоминали только мокрые кусты и трава в тени деревьев, а небо полностью очистилось от туч. Это значит, что на летном поле заброшенного космопорта уже должны появиться незваные гости. Какое-то время у них уйдет на обследование лайнера, а потом примутся за окрестности. Ольга встала, натянула трофейную форму и первым делом просмотрела запись событий, которые зафиксировали камеры визуального наблюдения вокруг шлюпки за весь период, пока они спали. Ничего примечательного. Обычная ночная жизнь тропических джунглей. Все стараются сожрать друг друга. У кого-то это получается, у кого-то нет. Теперь пора будить Аню. По утрам это довольно сложно, дочка тоже еще та любительница поспать. Но вставать надо. Решив больше не прибегать без крайней необходимости к запрещенным методам "побудки", Ольга все же растолкала дочь, напомнив, что они собирались на разведку. Волшебные слова мгновенно вырвали Аню из объятий Морфея, и в следующую секунду на нее снова смотрел Сабуро Токугава глазами Ани.

- Все, мама, подъем. Что же ты раньше не сказала?

- А как мне тебе еще говорить? Снова объявлять тревогу по - японски, что самолеты противника в воздухе?

- Нет, это в самом крайнем случае. Когда действительно будет что-то в воздухе. А оно скоро будет, не сомневайся. И есть у меня еще одна задумка. Ночью придумала...

- Доча, стратегия и тактика потом. А сейчас подъем, завтрак и выходим, пока не сильно поздно. Нам больше трех километров по джунглям топать, а потом столько же назад. И это - как минимум. А может, еще и попетлять придется. Радар я не включала, но уверена, что они уже там.

- А сканировать эфир не пробовала? Может, какие-то переговоры их между собой поймаем?

- Нет. Сейчас в военном флоте устанавливается аппаратура кодирования радиосигнала на передатчиках. И без специального декодера на приемнике наша гражданская радиоста- нция ничего вразумительного не примет. Один шум и треск. У военной аппаратуры это обычная мера против возможного перехвата сигнала. У нас же ничего такого нет. А пос- кольку "Памир" принадлежит не ВКФ, а к о н т о р е, то там могут стоять вообще неиз- вестные новинки, о которых даже в военном флоте не слыхивали.

- Жаль... Может, что интересное бы и узнали. А радиостанция в твоем шлеме? Что из экипировки "волкодавов"?

- Я ее внимательно рассмотрела и выяснила, что ее нельзя включать. Кроме обеспечения двусторонней радиосвязи, она является одновременно радиомаяком, чтобы своим можно было легко определить местоположение бойца. Я даже из нее энергоблок вынула, чтобы радиомаяк не мог работать автономно, когда станция выключена. Включим, если захотим поговорить с дорогим господином полковником. Но только подальше отсюда.

- Понятно. Тогда, остается надеяться только на свои глаза и уши. Ну, что, мама? Джунгли нас ждут!

Открыв входной люк, Ольга первая ступила на поверхность планеты. Сразу повеяло своеобразным, пряным запахом тропических джунглей, который ни с чем невозможно спутать. Влажный теплый воздух был наполнен гаммой самых разнообразных звуков.

Шлюпка примяла при посадке мелкий кустарник и траву, но стояла надежно под смыкающимися вверху кронами деревьев. Под ногами был ковер из густой сочной травы, и Ольга сразу активировала все чувства зверя, велев Ане сделать то же самое...

Сколько разных запахов и звуков... И вокруг несметное количество добычи, большой и маленькой, безопасной и не очень... И все они почувствовали мое появление. И знают, что с таким противником лучше не связываться. Но у нас пока мирные намерения. Нас интересует совсем другая добыча, которая очень скоро будет здесь. И которая пойдет вам на корм благодаря мне...

Зверь внимательно осмотрелся и принюхался. Ольга сейчас видела его зрением и воспринимала запахи его острейшим обонянием. Рядом еще один зверь - ее детеныш, маленький непоседа. Малыш так и рвется покуролесить, но сейчас не время, и твоя маленькая хозяйка, что тебя успокаивает, совершенно права. Не волнуйся, малыш! У нас будет славная охота, я тебе это обещаю...

Ольга и Аня обошли вокруг шлюпки, внимательно осмотрев окружающую местность.

Они находились на территории какого-то старого завода, который полностью поглотили джунгли. С последнего посещения этого места людьми прошло уже много лет, и буйная тропическая растительность скрыла полуразвалившиеся корпуса зданий, и какие-то машины, остовы которых ржавели среди листвы кустарника. Идеальное место для партизанской войны. Ох, и трудно вам, ребята, придется в вашей "охоте на ведьм"! Все окрестные обитатели спешно убирались с дороги таких странных и непонятных существ, которые, не смотря на свои сравнительно небольшие размеры, обладали какой-то непонятной силой. Аня старалась вовсю, разгоняя вокруг них всякую живность. А то еще не хватало на какую-нибудь змею в траве наступить! Нарезав веток, Ольга и Аня постарались замаскировать шлюпку, хотя полностью это сделать так и не получилось. Суденышко, по космическим меркам хоть и маленькое, но когда стоишь с ним рядом, это так не выглядит.

Ладно, с воздуха не видно, а если выйдут на эту площадку, то все равно обнаружат.

Закончив с маскировкой, Ольга еще раз осмотрела их экипировку. Сейчас предстоит длительная прогулка по джунглям, и что там встретится, не известно. Опасности, во всяком случае поблизости, пока нет. Забрало шлема открыто, радиостанция выключена, из оружия штурмовой автомат, два пистолета, десантный нож, и старая, проверенная в боях катана, заброшенная за спину. Аня подсказала такой способ ношения, который практиковали ниндзя. Руки свободны, клинок не мешает и его можно легко выхватить. Ну, а вер-нуть его в ножны можно, и не спеша. Аня же, кроме своего верного вакидзаси и трофей- ного десантного ножа ничего брать не стала, резонно возразив на предложение Ольги взять хотя бы пистолет. Автомат для семилетней девочки - это все же слишком.

- Мама, а какой смысл? С местной фауной, как мы выяснили, я справляюсь прекрасно.

С двуногой дичью, которая намного опаснее-тем более. А пистолет... Ведь рукоять оружия моделируется под кисть руки взрослого человека, а не ребенка, так что нормального хвата у меня все равно не получится. А без этого ни о какой прицельной стрельбе не может быть и речи. Так зачем зря патроны переводить?

Возразить против такой постановки вопроса было нечего, и Ольга с Аней углубились в джунгли. Хоть этот тропический лес и не был точной копией того, в котором когда-то пришлось повоевать Ане, но общие черты были, и она давала матери подробные пояснения, что можно здесь делать, а что категорически нельзя. Опасности поблизости не было, то зверье, которое встречалось, само заранее уходило с их пути, и пока никто не беспокоил. Вряд ли десант уже углубился в джунгли, да они и почувствуют этих "охотников" на огромном расстоянии, так что можно идти довольно быстро, и особо не прячась. Ольга уже не один раз мысленно благодарила дочь за то, что она убедила ее надеть эту трофейную форму. Лучшей экипировки для передвижения по джунглям трудно было придумать.

Местами можно было двигаться довольно свободно, просто раздвигая кусты между деревьев. А иногда приходилось пускать в ход катану, прорубаясь через сплетения лиан и кустов, так как обойти их было невозможно. Но древний клинок, когда-то легко прорубавший стальные доспехи в бою, с подобной преградой справлялся очень легко. Хотя, в голове Ольги крутились виноватые мысли.

- Видели бы меня сейчас коллекционеры древнего оружия и историки... Как я клинком великого мастера Масамунэ, которому под тысячу лет и стоимость которого составляет астрономическую сумму, прорубаю себе дорогу среди лиан... Точно бы меня на дуэль вызвали за подобное святотатство... Да я и сама того же мнения, просто деваться некуда... Ну, а клинку это ничем не повредит. Лианы, это все-таки, не стальная кираса и не меч врага, к чему он привык... Даст бог благополучно вернуться, и он займет почетное место в моем доме, как и подобает настоящему оружию воина. Но чувствую, до этого ему придется снести еще не одну голову...

Как оказалось, Аня думала о том же самом, когда Ольгины размышления были прерваны ехидной репликой.

- Ну, мама, ты даешь... У тебя в руках сейчас величайшая историческая ценность, стоящая целое состояние. А ты этой самой исторической ценностью, можно сказать, дрова рубишь... Это же форменное надругательство над творением великого мастера! Нет, чтобы еще кому-нибудь голову отрубить...

- А что, уже есть, кому? И что же ты мачете на "Кассиопее" не взяла, раз такая умная?

- Ладно, мама... Шуток не понимаешь. Мачете действительно не взяла потому, что его там не было. Уж очень специфический инструмент, позабытый в наши дни. А насчет голов я не шучу.

- В каком смысле?

- В прямом. Как нам попадутся "волкодавы" - оставь свою визитную карточку. Они знают, что ты прекрасно владеешь мечом. Огнестрельные раны на трупах не оказывают такого психологического давления на противника. Поверь, я знаю, что говорю. И когда они увидят работу меча, то сразу поймут, что это ты. И пусть десять раз подумают, прежде чем снова сунуть нос в джунгли...

Ольга согласилась, что резон в этом был. Если пошла война на истребление, которую им навязали, то в ней все средства хороши. Но пока на пути древней катаны вставал только тропический кустарник, да несколько змей, которые, на свою беду, не успели убраться в сторону. Спустя пару часов такой "прогулки на природе" они подошли на близкое расстояние к заброшенному космопорту. Ольга вывела на экран портативного компьютерного навигатора карту местности. Одна из последних разработок, очень облегчающая жизнь "путешественникам" вроде них. Когда надо сделать так, чтобы тебя не обнаружили. В отличие от предыдущих моделей, прибор имеет одну существенную дополнительную функцию, когда "путешественник" не желает, чтобы о его присутствии кто-то знал. Прибор может быть полностью автономным, не работать на излучение и не зависеть от внешних источников информации. А просто с высокой точностью суммировать все передвижения и выдавать текущие координаты, нанося их на карту местности. Погрешность, конечно, накапливается, но не превышает сотых долей процента от пройденного расстояния. И в любой момент можно вернуться к обычному режиму работы, чтобы эту погрешность убрать. Иными словами, вещь для партизана в джунглях незаменимая. И вот сейчас эта вещь показывала, что до старого летного поля осталось не более трехсот метров. Далее надо было продвигаться очень осторожно. Ольга переглянулась с дочерью, и та молча кивнула.

Зверь начал проявлять признаки беспокойства. Значит, впереди кто-то есть.

Ольга и Аня бесшумно продвигались вперед, отведя всем глаза. Лес стал уже не таким густым, и пространство впереди хорошо просматривалось. Вот впереди уже замаячил край летного поля старого космопорта, и сквозь деревья можно разглядеть огромный корпус "Кассиопеи". Ольга постаралась подобраться как можно ближе к кромке летного поля, выложенного бетонными плитами, стараясь не показываться из-за деревьев.

Так и есть. На летном поле, возле лайнера, стоят четыре десантных бота и вокруг них снует большое количество вооруженного люда. На первый взгляд - человек триста, не меньше. И это только те, что снаружи. А ведь есть еще кто-то и внутри лайнера. Подавляющее большинство в униформе "волкодавов". Но есть кое - кто в обычной повседневной форме, которую носит экипаж военного корабля при нахождении на борту, иногда мелькают "гебешные" мундиры, и даже штатские. Ольга удивленно покачала головой.

- А вот и начало второй части "марлезонского балета", Аня... Так сказать, увертюра... Ты посмотри, какой зоопарк. Каждой твари по паре... Но подавляющее большинство - "волкодавы". Те, которые во флотской форме, скорее всего, из экипажа "Памира". А остальные - одни "гебешники". Причем, некоторые даже в штатском. Какое же осиное гнездо мы потревожили?

- Мама, это не обычная попытка поймать нас, как было раньше. Что-то действительно произошло, и нас кто-то грамотно подставил. Они уверены, что это сделали мы. И им любой ценой надо получить от тебя информацию. На счет меня они почему-то считают, что я этого не знаю, вот и разрешили ликвидировать, если живьем взять не получится...

- Логично... Очень даже логично. И из этой логики следует, что сейчас они начнут прочесывать окрестности всеми доступными средствами, так как на борту "Кассиопеи" нас нет, и за пределы района, охваченного грозой, мы не выходили. Любое перемещение как лайнера, так и шлюпки было бы сразу замечено с большой высоты десантными ботами, если бы мы только высунулись из грозовых облаков. Но этого не случилось. Значит, мы находимся внутри границы какого-то района, размеры которого им известны. Пешком мы покидать этот район не будем, так как он огромен, и ни один нормальный человек на это не пойдет. Кроме этого, они не знают о том, что мы можем контролировать поведение местных животных. И сделают вывод, что мы не будем далеко удаляться от шлюпки - нашего единственного убежища в этих диких и опасных джунглях. И поэтому, единственная надежда нас обнаружить, это что?

- Найти шлюпку!

- Вот именно! А мы им в этом поможем. Дадим возможность нас обнаружить. Там и тогда, когда нам это будет надо. Здесь мы сейчас ничего сделать не можем. Они далеко от нас и в джунгли пока не суются. Если мы сейчас завалим десяток - другой "ударом молнии", то остальные попрячутся внутрь лайнера, или ботов, где мы их не достанем. И с перепугу могут начать поливать сверху джунгли огнем по всему периметру летного поля. Ведь они поймут, что мы рядом. Это полковнику Меркулову мы нужны живые, а рядовым "волкодавам" самим жить охота. И воевать против всякой "чертовщины" их не учили. А если начнется "чертовщина", то они могут открыть огонь и без приказа, а от шальных пуль и снарядов и наши возможности не спасут. Уйти то мы, конечно, уйдем, но никакой информации не получим, а вот свои возможности раскроем. А информация нам нужна позарез.

Тогда будет ясно, как далеко они могут зайти и как лучше с ними бороться.

- И что ты предлагаешь?

- Отойдем в сторону, подальше от шлюпки. Подготовь за это время наш "танковый" батальон из местных "сипаев", чтобы он находился в резерве. После этого включаем радиостанцию шлема и ждем. Они сразу запеленгуют радиомаяк. Возможно, поймут, что мы готовим им бяку. А возможно, подумают, что просто хотим прослушать их переговоры и о радиомаяке ничего не знаем. Но, в любом случае, Меркулов, или тот, кто находится над ним, пинками погонит "волкодавов" в джунгли, даже если они взъерепенятся.

Потому, что никакой другой зацепки у него не будет. А мы их встретим. Возьмем кого нибудь за хобот и потрясем. Справимся своими силами - хорошо. Станет жарковато бросим в бой "танки". После этого они в джунгли долго не сунутся.

- Мама... Ты сама, часом, нигде до этого не партизанила?

- Нет, доча. Я пилот - истребитель палубной авиации Военно - Космического Флота. А до этого была старшим офицером подводной лодки. А что?

- Да я хотела предложить то же самое. Но сделать при этом еще одну бяку. Ту, что придумала ночью.

- Какую?

- Лишить их господства в воздухе.

- Но каким образом?!

- Они смогут доставить десант к месту операции только на десантных ботах, так?

- Так.

- А для высадки десанта им надо будет совершить посадку, так?

- Так.

- А если боты совершат посадку в джунглях, то мы вполне сможем захватить один из них.

И после этого я уничтожу три остальных.

- Доча, ты в своем уме? Как ты их уничтожишь? Я уже молчу, что ты собралась умыкнуть один из них.

- Да очень просто, мама. Когда я вытаскивала информацию из этого подполковника Ордынцева, то узнала попутно и устройство этих ботов. По их правилам любой "волкодав" обязан уметь им управлять. Управление, кстати, довольно простое. Эти машины специально проектировались в расчете на то, что ими будут управлять непрофессиональные пилоты. Так что, с асами в небе Пандоры мы не встретимся. Далее. Эти машины созданы не для воздушного, или космического боя с себе подобными. Их задача - высадка десанта и ничего более. То вооружение, что на них установлено, имеет чисто оборонительный характер. Применять в наступательных целях его можно только либо против очень слабого, либо безоружного противника. Вроде "Кассиопеи", или нашей шлюпки. Далее.

Автоматика на этих машинах предотвращает возникновение опасных ситуаций при пилотировании, чтобы неопытный пилот не допустил аварии. В частности, есть ограничения по крену, тангажу, вертикальной скорости в атмосфере и минимальной высоты полета.

Даже при пилотировании в ручном режиме, при возникновении предельно допустимых параметров полета, автоматически включается автопилот и не дает развиться опасной ситуации, с которой пилот - дилетант может не справиться. Но автоматику можно отключить вообще, такая возможность предусмотрена.

- А что это нам дает?

- А дает то, что я отключу автоматику полностью, и втяну их в воздушный бой в условиях, к которым они не привыкли. На больших скоростях и сверхмалых высотах. Деваться им будет некуда. Им придется защищаться, если хотят жить.

- Доча, ты себя хорошо чувствуешь? Не бредишь ли часом? И ты думаешь, что я спокойно дам тебе вести бой на незнакомой машине с превосходящим по численности врагом?

Это, даже если допустить, что мы эту машину захватим. А я буду спокойно сидеть в кресле второго пилота и наблюдать? Ты свою мамочку вообще за дуру держишь? Если уж мы затеваем такую авантюру с непредсказуемым финалом, так тогда лучше мне вести этот бой, а тебе сидеть в кресле второго пилота. Я, все-таки, в современной войне в воздухе и в космосе несколько больший опыт, чем ты, имею.

- Мама, такого опыта у тебя нет. Ты никогда не вела воздушный бой на сверхмалых высотах. А я частенько стригла винтом своего "Рейзена" верхушки пальм. И это меня спасало, и давало возможность выходить победителем из боя с превосходящими по численности "Лайтингами" и "Хеллкэтами". Если у тебя, пилота - истребителя с огромным стажем нет такого опыта, то что же говорить о тех, кто поведет эти десантные машины. А для тебя, мама, будет другая работа. Сядешь в кресло второго пилота, и будешь выполнять обязанности хвостового стрелка. Любую турельную артустановку можно отключить от центрального управления и действовать ей автономно. Вот ты и будешь из верхней турельной установки прикрывать заднюю полусферу. Не старайся обязательно попасть. Твоя главная задача - не дать им возможности зайти сзади и занять выгодную позицию для стрельбы. Такая схема была успешно опробована во время той, моей войны. Многие штурмовики, бомбардировщики и торпедоносцы имели хвостового стрелка, который не давал истребителям противника безнаказанно проводить атаку сзади. Был даже двухместный истребитель с хвостовым стрелком - немецкий "Мессершмитт - 110".

- Да-а-а, доча... Ты, похоже, все распланировала... Честно скажу, аж самой интересно стало, что из этой затеи выйдет. Ненормальная у тебя мамочка... Ладно, господин капитан первого ранга, попробуем. Может, и получится...

Неожиданно зверь забеспокоился, и Ольга приложила палец к губам. Аня тоже почувствовала приближение опасности. Пригнувшись, они спрятались за кустами, внимательно осматриваясь. Визуально пока никакой опасности не было видно, а чуткое обоняние зверя посторонних запахов не улавливало. Но опасность может прийти и с подветренной стороны. Наконец, раздалось еле слышное гудение какого-то механизма, и вскоре в просвете между деревьев показался боевой робот. Он шел вдоль кромки летного поля, насколько позволяла его проходимость. Это, все-таки, не танк, способный крушить все на своем пути. Задачи у робота совсем другие - проникновение в помещения, занятые и обороняемые противником, действие на стесненной территории, куда нельзя послать настоящие танки и тому подобное. Хоть он и напоминает внешне танк, только очень маленький, но это, все же, не танк. В миниатюрные размеры нельзя втиснуть мощное вооружение и бронирование. Он действует там, где людям неминуемо грозит гибель при попытке штурма, но послать тяжелую бронетехнику, по ряду причин, нельзя. Такой своеобразный консервный нож, вспарывающий оборону противника изнутри. Очевидно, их сюда доставили для действий на борту "Кассиопеи". Место работы для них просто идеальное. Они свободно могли бы передвигаться по палубам лайнера, а неожиданные препятствия, вроде закрытых дверей, сносить из встроенного гранатомета. А скрытые внутри небольшой башни пулеметы и огнемет не оставили бы Ольге и Ане никаких шансов на спасение.

Сейчас, скорее всего, робот выполняет простое патрулирование периметра, не углубляясь в джунгли, так как там он быстро застрянет. А по бетонным плитам космопорта он может бегать довольно шустро. Робот прошел метрах в пятидесяти и поехал дальше, не обнаружив ничего подозрительного.

- Все, доча, хватит дразнить гусей. С таким часовым нам тут делать нечего. Этой железяке глаза не отведешь, и башню мечом не отрубишь. И автомат против него совершенно бесполезен. А гранатомета у нас нет. И мы не знаем, сколько их здесь. Одно хорошо, что в джунглях эти машины работать не могут, застрянут сразу.

- Но на более - менее чистой площадке вполне могут, если их доставить туда по воздуху.

- То-то и оно... Ладно, давай разворачиваться, и до дому, до хаты. Все, что можно, мы узнали. Теперь надо готовить встречу дорогим гостям...

Выждав еще немного, Ольга и Аня двинулись в обратный путь. Сейчас навигатором можно было и не пользоваться, так как зверь хорошо чувствовал свой собственный след.

- Вот так, кися, теперь мы с тобой действуем в диких условиях, к которым, в общем-то, непривычны. Раньше мы с тобой действовали только в каменных джунглях. И еще неизвестно, какие опаснее. Но ничего, разберемся и здесь...

Разговаривая про себя со своей второй сущностью, Ольга отвлеклась, как неожиданно зверь сам насторожился, и заставил ее обратить внимание на приближающийся гул сверху. Тут же схватив Аню и бросившись к стволу ближайшего дерева, Ольга замерла, сконцентрировав внимание на приближающемся шуме. Хоть прятаться было и не обязательно, кроны деревьев смыкались вверху, практически не оставляя просвета, но береженого бог бережет... Аня посмотрела на мать, и кивнула головой. Два пилота понимали друг друга без слов. Десантные боты в воздухе. Обнаружить их с помощью индикаторов движения и инфракрасного излучения они не смогут, так как в джунглях полно зверья, но шлюпку - смогут вполне. Как говорят - методом научного тыка. Будут тыкать в джунгли везде, где обнаружат металл, постепенно увеличивая радиус поиска, начиная от "Кассиопеи". Так что, надо поторапливаться.

Обратный путь занял несколько меньше времени, так как не надо было прорубать дорогу в труднопроходимых местах. Но еще пара дней, и там все зарастет опять. Джунгли живут по своим законам и быстро восстанавливают любое изменение, которое было принесено чужаками. Так здесь было тысячи лет. И неизвестно, сколько будет еще...

Когда до заброшенного завода оставалось уже немного, зверь опять начал проявлять беспокойство, и Ольгу это удивило. Местная живность была не причем. Аня ее надежно контролировала и разгоняла с их пути в сторону. Значит, остается одно. Пожаловали гости.

Как же быстро их нашли...

- Что, мама, меняем план? Похоже, нашу берлогу вычислили.

- Похоже. Ни ты, ни я проболтаться им не могли. И если это не простая случайность, то либо они успели установить на шлюпку радиомаяк, которого мы не заметили, либо обладают какой-то сверхчувствительной поисковой аппаратурой, с которой мы не знакомы.

Это уже неважно. Важно то, что они нас ждут. И нам остается только внезапно напасть.

Терять шлюпку ни в коем случае нельзя. Сколько "танков" сейчас находится поблизости?

- Четыре. Но можно собрать и больше, если подождать.

- Ждать нельзя. Сейчас, пока еще светло, они надеются на свое зрение. А когда стемнеет, им невольно придется усилить бдительность и задействовать аппаратуру ночного видения. И мы не знаем, насколько она позволит нас обнаружить. А вот сейчас, при естественном дневном свете, у нас шансов гораздо больше. Все, доча. С этого момента - отводим глаза и мы - два хищника, вышедшие на охоту. Мобилизуй своего зверя по максимуму.

Своих вокруг тут нет. Одна только д о б ы ч а ...



Глава 7


Два самых опасных хищника, которых когда - либо создавала природа, бесшумно скользили сквозь притихшие джунгли. Местные обитатели чувствовали их, но они оставались невидимыми. И эти хищники сейчас никому не хотят причинять вреда.

У них впереди своя д о б ы ч а. Эта добыча наивна. Она сама считает себя охотником.

И в этом ее самая большая ошибка...

Ольга осторожно продвигалась вперед, держа Аню за собой. У девочки своя задача разгонять впереди всякую живность из - под ног, и держать связь с "танками". В случае возникновения опасности, "танки" будут здесь через несколько минут. И тогда противнику придется совсем тоскливо. Вот и территория бывшего завода. Здесь деревья растут не так густо из-за оставшихся развалин древних зданий. Добыча определяется сразу же.

Они считают, что хорошо замаскировались и их невозможно обнаружить. Наивные глупцы... Их запах разносится очень далеко и дыхание слышно на огромном расстоянии.

Но их много... Очень много... Они засели в кустах и на вершинах полуразрушенных зданий. Они просматривают всю территорию, и никто не может проскользнуть мимо них незамеченным. Но это они так считают. Ну, что же... Никто вас сюда не звал...

Ольга забросила автомат за спину, чтобы не мешал. Все равно стрелять пока она не собирается. Шуметь никчему, когда есть совершенно бесшумное и безотказное оружие. Сверкающий клинок катаны выходит из ножен, и древний булат, как и многие века назад, готов к бою. Сегодня ему предстоит большая работа. Оружие воина должно заниматься своим делом, а не рубить лианы в тропическом лесу...

Вот и первая четверка. Засели в кустах и считают, что контролируют все подходы с этой стороны. Подойти вплотную, прямо по открытой местности, так как они все равно ничего не увидят. Зрение д о б ы ч и не способно увидеть крадущегося зверя. Зато он видит всех.

И видит, и слышит... А вот они не слышат абсолютно ничего. Вот они рядом, и можно спокойно рассмотреть их напряженные лица. Они готовы к нападению, но не знают, что нападать им уже никогда не придется. Потому, что они - д о б ы ч а...

Лязг клыков, и все четверо падают лицом в траву. Они уже не опасны. Но надо показать остальным, тем, кто позже придет сюда, к т о именно это сделал. Тонкий свист лезвия клинка, и древний узорчатый булат, в который раз, снова обагряется горячей кровью. Вот это и есть его работа, для которой он был создан. Создан руками великого Мастера. Создан для того, чтобы быть грозным оружием в руках настоящего Воина. После долгих лет забвения он снова призван творить то, что было ему предначертано. И ему очень повезло.

Он снова находится в руках настоящего Воина...

Ольга неслышным и невидимым призраком скользила между деревьев. Аня шла рядом, подстраховывая мать и контролируя близлежащую живность. Уже шесть "танков" были в резерве, и были готовы по первому сигналу броситься в бой, но пока есть возможность делать все тихо, надо делать тихо. Ольга хотела сначала уничтожить как можно больше бойцов противника, а потом взять кого - нибудь и "разговорить". Еще несколько постов засады оказались на пути. Остальное не отличалось разнообразием. Лязг клыков зверя, "удар молнии" и следом - удар клинка между воротом бронежилета и шлемом. Визитная карточка Хризантемы...

Ольга поняла, что "волкодавы" окружили всю местность по периметру завода. Очевидно, они обнаружили шлюпку с воздуха и высадили десант где-то в стороне, чтобы не спугнуть их. Те, которые им до сих пор попадались, это просто оцепление, а на самом заводе, скорее всего, действует еще одна группа. Плохо, если они уже добрались до шлюпки.

Могут запросто вывести ее из строя, такому суденышку много не надо. Поэтому, надо поторапливаться. Попалось еще несколько постов. Теми, которые сидели наверху, занималась Аня. Ее "удар молнии" работал безукоризненно. Ольга работала с теми, кто находился внизу, добавляя к "удару молнии" удар катаны. Вот уже и шлюпка близко. Видно, что к входному люку не подходили. Очевидно, побоялись спугнуть их, так как не уверены, находятся они внутри, или нет. Несколько постов расположились полукругом, и держат вход в шлюпку под прицелом оружия. И похоже, они здесь недавно. С другой стороны завода тоже должно быть полно "волкодавов", но они пока не мешают. Пусть сидят в засаде и ждут. А мы пока с кем нибудь побеседуем... Вот и очередная сладкая четверочка рядом. Катану в ход пока пускать не будем, а то другой пост очень близко. Ольга выделила из четверых, как ей показалось, старшего группы, и указала Ане. Девочка поняла и молча кивнула.

Три "удара молнии" настигают трех противников, а один парализован "взглядом змеи".

Ольга и Аня мгновенно оказываются рядом, как два бесшумных и невидимых ангела смерти. Ольга контролирует ситуацию, а Аня кладет руки на шлем четвертого. Несколько минут ничего не происходит. Наконец, Аня убирает руки, и удовлетворенно кивает, тихо шепча.

- Все, мама. Он тебе еще нужен?

- Нет.

- Тогда, я отпускаю ему грехи...

Закончив, Аня поманила мать в сторону, чтобы удалиться от соседнего поста и спокойно поговорить.

- Мама, это сержант из "волкодавов" и он знает немного. Но кое-что интересное есть.

Они появились буквально перед нами. Обнаружили шлюпку с воздуха и высадили десант в стороне от этого места, чтобы не спугнуть нас, как мы и думали. Они не знают, находимся ли мы внутри шлюпки, или нет, вот и держат ее под прицелом. На всякий случай, оцепление выставлено по всему периметру завода, на них мы и натолкнулись. Их здесь, вокруг завода, больше двух сотен. Шесть групп по четыре человека сторожат саму шлюпку. У них приказ - сразу стрелять на поражение. Тебе - по ногам и рукам, а со мной опять можно "не церемониться" и не пытаться взять живой. Боты высадили десант и улетели обратно. Но они в постоянной готовности оказать поддержку с воздуха. А теперь хорошие новости. Роботов у них здесь нет, они бы застряли в лесу, а на руках их не потянешь. Хотя, возле "Кассиопеи" их восемь штук. Прибыли механики с "Памира", осмотрели реакторы лайнера и вынесли вердикт - сделать на месте ничего нельзя. То есть, "Кассиопея" навечно заперта здесь. Гипердвигатели не могут быть запущены из-за нехватки энергии, а старт в космос на маршевых невозможен из-за полной разгерметизации корпуса, вызванной многочисленными пробоинами. Хотя, общая прочность корпуса не нарушена, и в атмосфере Пандоры "Кассиопея" летать вполне может. Сам же "Памир" очень сильно поврежден в результате столкновения. Технических подробностей он не знает, но знает, что механики прилетели вместе с ними на планету, чтобы выяснить, можно ли использовать "Кассиопею" в своих целях. Последствия столкновения для "Памира" таковы, что совершить посадку на Пандору он не может. Уйти назад, в Солнечную систему через гиперпространство, тоже не может. В настоящий момент это кусок металлолома, который кое как может передвигаться в обычном космосе. Но только на небольшой тяге вдали от планет, или сохранять свое положение на орбите. А при попытке совершить посадку на Пандору он просто грохнется с большой высоты, так как тяги уцелевших двигателей недостаточно для полета в атмосфере на малых скоростях и при воздействии гравитации планеты.

- То есть, ребята сами себе сделали подлянку, открыв по нам огонь?

- Вот именно. Их начальство в ярости. Никто не ожидал такого провала. Сержант точно не знал, но у всех "волкодавов" подозрение, что начальство до сих пор не сообщило на Землю о бедственном состоянии "Памира". Это будет для них полный крах, если скажут, что не могут справиться с нами своими силами. И сейчас они пойдут на все, только бы достать нас. Тогда им простят все. И они очень рассчитывали на "Кассиопею". Шлюпки с лайнера они так до сих пор и не подобрали потому, что состояние крейсера плачевное.

Система регенерации воздуха из-за полученных повреждений работает на пределе, и не справится, если на борт "Памира" прибудет еще почти три тысячи человек. Сейчас все шлюпки подошли к орбите Пандоры, и экипаж лайнера требует объяснений такого противоестественного поведения военного корабля своего государства. Мне кажется, что если бы не наши радиограммы о нападении, то они бы уже уничтожили шлюпки.

- Очень даже может быть. А сколько их всего, и каким оружием они располагают?

- Экипаж "Памира" около трехсот человек. И батальон "волкодавов" в пять сотен. "Памир" висит на орбите и своим вооружением помочь им не может. Из мобильных средств четыре новейших десантных бронированных бота типа "Линкс" с турельными артустановками калибра двадцать три миллиметра. Одна спаренная установка сверху, одна снизу, и четыре таких же пушки в носовой части корпуса, установленных стационарно для стрельбы прямо по курсу. Может брать на внешнюю подвеску ракеты и бомбы небольшого калибра. Экипаж три человека. Может нести до ста человек десанта в штурмовых бронескафандрах и два робота. Броня корпуса легко выдерживает огонь тяжелых турельных пулеметов калибром до пятнадцати миллиметров почти в упор. Защита от более мощного оружия не гарантирована. Из оружия личного состава - легкие пулеметы, штурмовые автоматы, снайперские винтовки, гранатометы и разная мелочь. Восемь штурмовых роботов. Танков нет. Есть еще четыре спасательные шлюпки самого "Памира" и неболь- шой десантный катер. Но они не имеют вооружения и брони. И без крайней нужды командир "Памира" их не даст. Командование крейсера уже в пух и прах переругалось с начальством "волкодавов". Кроме известного нам полковника Меркулова, на крейсере еще ряд каких-то высокопоставленных "гебешников", есть даже один генерал, и несколько темных лошадок в штатском, о которых никто ничего не знает. И среди них царит тихая паника. Поговаривают, что после нашего тарана командир крейсера хотел вызвать помощь, но "гебешный" генерал ему категорически запретил. И командир пошел на уступки только потому, что непосредственной угрозы "Памиру" пока нет. В общем, у них сейчас бытует мнение, что они в полном дерьме, куда собственными стараниями и залезли.

- Очень хорошо! А мы их туда еще глубже запихаем. Доча, как там наши "сипаи" поживают? Никто больше не подошел?

- Под моим контролем сейчас полная танковая рота - десять "танков".

- Отлично. Снимаем остальные посты вокруг шлюпки, а потом будет продолжение второй части "марлезонского балета"...

Когда с последней четверкой было покончено, Ольга поняла, что засада почуяла неладное.

Пока Аня, на всякий случай, вытягивала информацию из последнего оставшегося в живых "волкодава", Ольга надела его шлем и сразу же услышала тревожные переговоры. Было понятно, что командир подразделения вызывал своих бойцов, но отвечали далеко не все.

Наконец, командир дал приказ проверить, в чем дело. И почти сразу посыпались удивленные доклады.

- Восьмая группа уничтожена!!! У всех отрублены головы!!! Оружие на месте.

- Десятая группа убита!!! Тоже отрублены головы. Оружие не тронуто.

- Что вы там несете?! Как это понять - отрублены головы?!

- Так и есть. Нас предупреждали, что эта баба - мастер кэн-до и умеет обращаться с самурайским мечом...

- И никто даже не пытался оказать сопротивления?!

- Похоже, нет. Она зарубила всех и ушла незамеченной.

- Пятнадцатая группа тоже уничтожена!!! Тоже у всех отрублены головы!!!

- Ясно. Все назад, на позиции. Вторая группа, что у вас? Они не появлялись возле шлюпки? ... Вторая группа?!... Всем усилить наблюдение. Стрелять сразу на поражение.

Бабу любой ценой взять хотя бы полудохлой, лишь бы дышала, девчонку не обязательно. Они где-то рядом...

Ольга ухмыльнулась. Ишь, как вы, голубчики, забегали. А то ли еще будет... Командир, между тем, связался со своим начальством, сообщил, что "эта сука" безнаказанно рубит головы его людям, оставаясь невидимой и неслышимой, и затребовал подкрепление в виде роботов и поддержки с воздуха, так как рассчитывать на внезапность уже не приходится. Они раскрыты и, если так пойдет и дальше, то скоро без голов останется весь его отряд. Командиру велели не паниковать и усилить наблюдение. Помощь скоро будет.

Но роботов дать не могут, так как они все равно сразу же застрянут в джунглях. На эту реплику Ольга опять усмехнулась. Она была уверена, что истинная причина - начальство до смерти напугано и хочет держать роботов поближе к себе, охраняя космопорт. Проклятая Ведьма - Хризантема опять разгадала их планы и какой пакости теперь ждать от нее, не известно. Но то, что пакости последуют незамедлительно, в этом можно не сомневаться. Аня, тем временем, закончила и "отпустила грехи" последнему "волкодаву".

- Все, мама. Больше поблизости постов нет, все остальные чуть дальше. Этот знал не намного больше. Крупная рыба нам так до сих пор и не попалась. Ну, и что там творится у наших дорогих гостей?

- Они здорово струхнули. Затребовали подкрепление из роботов, но их послали. Боты могут скоро появиться. Могу тебя поздравить, наши ставки растут. Меня уже можно взять не живой, а полудохлой, лишь бы дышала. А с тобой по-прежнему можно "не церемониться".

- Что дальше? По-прежнему действуем в составе пехотного подразделения, или бросаем в бой "танки"?

- Пора вызывать "танки". Хорошо, что они не в бронескафандрах, а просто в штурмовых доспехах. От пули спасут, а вот от наших "танков" - нет. Перекусят пополам вместе с броней. Ты сможешь сделать так, чтобы сразу отсечь их от шлюпки? А то, если они туда залезут, то запросто могут ее угнать. После этого сгони их к площадке, что в центре завода.

Там удобно совершить посадку, и мы подберемся поближе.

- Смогу. Начинаем.

Аня замолчала и сосредоточилась. Ольга не мешала ей, и отслеживала окружающую обстановку, одновременно прослушивая эфир. Ничего нового слышно не было, но по тону переговоров было понятно, что "волкодавы" обескуражены и не ожидали ничего подобного. На что же они рассчитывают? Ну, подвезут сюда еще пару сотен человек, а дальше что? Будут тупо прочесывать лес? Командир этой группы уже понимает, что это только приведет к бессмысленным потерям. Хризантема уничтожает их тихо, эффективно и совершенно безнаказанно. Роботы по джунглям не пройдут, хоть сотню их сюда забрось.

Тут уже впору применять что-нибудь вроде ковровой бомбардировки, или аннигиляционной бомбы. Но это противоречит категорическому требованию "взять хотя бы полудохлой". Значит, она нужна им только для допроса. Они считают, что Ольга знает что-то очень важное. Но такое, что не знает Аня, поскольку с ней можно "не церемониться".

Но что это может быть? Ладно. Опять будем решать проблемы по мере их возникновения.

Неожиданно вдали раздались выстрелы, крики и какой-то рев. Грохнул взрыв гранаты.

Командир сразу поинтересовался, что такого стряслось. В ответ неслись только вопли и отборный мат. Наконец, кто-то все же доложил, что их атакуют огромные хищники, похожие на земных динозавров. Выстрелы и крики донеслись теперь с противоположной стороны. Громыхнула еще одна граната. В эфире творился хаос, и Ольга поняла, что управление отрядом у командира потеряно. Это уже был не бой, а избиение группы захвата, когда каждый за себя.

Выстрелы приближались, громыхнуло еще два взрыва, и из-за полуразрушенного здания выскочили три человека в штурмовой броне. Увидев шлюпку, они тут же бросились к ней. В планы Ольги это никак не входило, и она уже собралась вмешаться, уложив всех троих "ударом молнии", но это не потребовалось. Из чащи, буквально в десятке метров от Ольги, вырвался громадный зверь с оскаленной пастью. Совершив огромный прыжок, он оказался как раз между тремя "волкодавами" и шлюпкой. Ольга даже не успела испугаться, настолько быстро все произошло. "Танк" совершенно проигнорировал Ольгу и Аню, и бросился на "волкодавов". Три автомата ударили по нему с нескольких метров, но очевидно, автоматные пули были для этой страшной живой машины уничтожения, что слону дробина. Один "волкодав" был тут же перекушен пополам, а второй придавлен громадной когтистой лапой. Третий попытался бежать, но последовал новый прыжок, и последний "волкодав" оказался в пасти чудовища, когда его лапы еще даже не коснулись грунта. Закончив свою работу, "танк" осмотрелся, и пошел дальше в поисках добычи. Есть он не стал. Ольга только сейчас перевела дух. Она была поражена той легкостью и скоростью, с какой многотонная махина буквально порхала над землей. Это какой же силой должен обладать этот страшный хищник?! Между тем, побоище продолжалось.

Выстрелы и крики были все реже и все ближе. В эфире по-прежнему творилось черт знает что, но командиру отряда, наконец-то, удалось докричаться и мешая мат с докладом спросить, где же обещанная поддержка с воздуха? Штаб на "Кассиопее" пытался выяснить, в чем дело. Очевидно, командир и штаб ушли на резервную частоту, так как на этой говорить было невозможно. Мат мешался с криками о помощи, кто-то пытался связаться с командиром. Из того, что Ольге удалось понять в этой мешанине звуков, стало ясно, что автомат против этих чудовищ совершенно неэффективен. Пулемет еще может задержать его, но не надолго, так как шкуру этой зверюги почти не пробивает, и она после этого вообще сатанеет, и только кумулятивная противотанковая граната, выпущенная из гранатомета, еще может нанести ему серьезные раны. Да, это были настоящие живые танки. Аня не ошиблась в названии. Наконец, Аня подала голос.

- Готово, мама. Они все согнаны на площадку в центре завода и держат круговую оборону в заброшенном здании. "Танки" их туда загнали и близко не подходят, оставаясь среди леса. И оттуда уже не выпустят.

- Какие у нас потери?

- Уничтожены два "танка". Оба - противотанковой реактивной гранатой. Остальные повреждений не получили. Стрелковое оружие против них совершенно неэффективно. За время боя подошли еще четыре "танка". И сейчас они сохраняют дистанцию, не приближаясь близко к зданию, где засели "волкодавы". Но постоянно обозначают свое присутствие и повышенное внимание, чтобы ребятки не расслаблялись и вопили о помощи.

А скоро стемнеет, вообще будет весело. Пожалуй, себе тоже шлем возьму, послушаю...

- Как долго ты сможешь удерживать их?

- Да сколько угодно. Но нам надо выдвигаться в сторону посадочной площадки. Боты скоро должны быть здесь, если они только не решили скормить всю группу захвата нашим "танкам".

- Думаю, прилетят. Иначе, тогда-точно никого в джунгли и пинками не загонишь...

Ольга оставила занимаемую позицию, и вместе с Аней стала осторожно пробираться вперед. Кто их знает, этих зверюг. Хоть Аня и утверждает, что надежно их контролирует, а все равно страшновато... Идти недалеко, около пятисот метров. То тут, то там лежат результаты "танковой" атаки. Зрелище, конечно, не для слабонервных. Но тут, на войне - как на войне. Мы вас сюда не звали... Вот и площадка, более - менее чистая от растительности, где можно совершить посадку. На краю площадки почти разрушенное здание, от которого осталось полтора этажа и в котором засели "волкодавы". Пристально вглядываются в джунгли, но не стреляют. То ли берегут боеприпасы, так как звери неожиданно прекратили атаку, то ли понимают полную неэффективность своего оружия. Ольга остановилась среди деревьев, не выходя на открытое пространство. Аня внимательно прислушивалась. Рядом, справа и слева от них, буквально в десятке метров стояли два "танка". Мощные тела совершенно неподвижны, пасти закрыты, а глаза внимательно смотрят на притаившуюся в развалинах добычу, оказавшуюся способной оказать хоть какое-то сопротивление. Но, тем не менее, добыча все равно никуда не денется.

В эфире установилась тишина. Очевидно, все, кто уцелел, собрались в одном месте и ждут подмогу. Неожиданно ожило радио. Звучал голос, явно привыкший отдавать приказы.

- Вепрь, ответьте Лебедю.

- Вепрь на связи.

- Вепрь, сейчас к вам вылетает подкрепление, еще одна рота. Вы должны прочесать местность и любой ценой выполнить задание. Не буду напоминать, что это крайне важно.

- Лебедь, а не подскажете, как это сделать?! Мы тут сидим, как крысы, и нос высунуть не можем! Откусят сразу!

- Вепрь, не понимаю, что за тон?! С кем я разговариваю?

- Сержант Ульчинас.

- Где командир - майор Вилкс?

- Съеден.

- Что за глупые шутки, сержант?!

- А это не шутки. Я же говорю, на нас напали здоровенные хищники. Какие-то крупные ящеры, похожие на динозавров. Командир погиб.

- Хорошо, дайте старшего из офицеров.

- Нет офицеров, всех тоже съели. Я тут сейчас самый старший.

- Хорошо, доложите обстановку.

- Обе роты почти полностью уничтожены нападением крупных хищников. До этого было совершено нападение на посты оцепления неизвестными. Предположительно - бабой, которую мы ищем. У всех убитых отрублена голова и видно, что делал это человек, умеющий обращаться с холодным оружием. Никаких докладов о ее обнаружении не поступало, ее никто не видел. Потом напали эти зверюги, и загнали нас в старые развалины. Сюда почему-то не суются, хотя никаких препятствий для них нет. От двух рот нас осталось восемнадцать человек. Больше никто не отзывается. Наше оружие против этих монстров совершенно неэффективно.

- Как считаете, ваша цель могла уцелеть? Или она тоже погибла при нападении хищников?

- Сомневаюсь, что там вообще кто-либо мог уцелеть. Это была настоящая мясорубка.

Но повторяю, ее никто не видел. Ни ее саму, ни ее девчонку.

- Понятно... Оставайтесь на месте, на открытое пространство не выходите. Сейчас продедем эвакуацию. Конец связи.

В эфире снова наступила тишина. Оба "танка" стояли рядом, сохраняя полную неподвижность, и не спуская глаз с развалин. Там тоже было тихо, "волкодавы" не хотели без нужды привлекать внимание. Теперь оставалось только ждать. Аня вопросительно глянула на мать.

- Мама, может, пока время есть, проведем зачистку местности? "Танки" пусть остаются в резерве, а мы этих восемнадцать "подчистим"?

- Нет, доча, пока не надо. Они нам нужны в качестве наживки. Вдруг этот "лебедь" опять их вызовет, а мы за них ответить не сможем, тембр голоса не тот. И тогда боты точно не прилетят. А если и прилетят, то только для того, чтобы проутюжить здесь все бомбами и пушками. И в первую очередь - нашу шлюпку. Они облажались полностью. Почти половина их личного состава уничтожена без достижения заметных результатов. При продолжении операции можно потерять всех, так как им нужна я, "хотя бы полудохлая". И теперь они вплотную подошли к той черте, когда надо принимать решение - либо попытаться нас уничтожить, так как взять не получается, либо снова упустить. Думаю, они решат не рисковать. Наше уничтожение - для них это все-таки меньшее из зол. Могут всегда сослаться на шальную пулю. Получат головомойку от начальства, но на том дело и кончится. А вот если нас опять упустят, то с них погоны поснимают. Если не хуже.

- Пожалуй... Тогда, что дальше?

- Пока держи "танки". Когда появятся боты, думаю, один пойдет на посадку, а остальные рассредоточатся по периметру площадки на небольшой высоте, и будут прикрывать эвакуацию с воздуха. Перед самой посадкой выдвигаемся под деревьями вплотную к зданию, насколько можно. Как только эти гоблины вылезут из укрытия и побегут к машине, выходим из джунглей и бежим к ним, оставаясь невидимыми. На случай, если кто-то сверху будет смотреть вниз не через оптику, а через электронные системы видеонаблюдения, от которых нам не скрыться, я возьму тебя на руки. Сверху ничего не поймут, а меня примут за своего, так как я в экипировке "волкодава". Да и радиомаяк мой тоже работает.

Когда подойдем к ним поближе, свалим двоих - троих. Это уменьшит им прыти. При посадке даем забраться им на борт, пока не останется два - три человека. Валим одного. Пока двое с ним будут возиться, забираемся на борт и на войне - как на войне. Своих там не будет. Не трогай только экипаж бота. Думаю, они не из "волкодавов", и ты их сразу определишь по форме. Есть у меня одна задумка...

Вдали послышался приближающийся гул. Вскоре в небе появились четыре машины, идущие строем фронта, и просматривающие широкую полосу джунглей. Ольга и Аня выдвинулись как можно ближе к зданию, где засел противник. Гул стал совсем близко. Ольга подняла голову и увидела в ясном голубом небе довольно крупные машины угловатой формы в окраске защитного цвета, недвусмысленно говорящей об их военном назначении.

Машины рассредоточились над площадкой на высоте порядка сотни метров и зависли в воздухе, после чего одна стала снижаться. Не дойдя метров двадцати до поверхности, бот остановился и завис на одном месте. Неожиданно снова ожило радио.

- Вепрь, я Орлан - три, ответьте.

- Здесь Вепрь, слышу вас хорошо.

- Вепрь, вижу ваш радиосигнал на радаре, но посадку совершить не могу. Места недостаточно, можно зацепиться за деревья. Вы можете пройти на площадку большего размера, километрах в двух отсюда?

- Ты что, сарай летающий, вообще сбрендил?! Какие два километра?! Тут уже через два метра сожрать могут!!! Давай, спускайся! Знаем, что тренируетесь в худших условиях, а сейчас перестраховываетесь!

- Ладно, не психуй! Спускаюсь, но смотри! Если за какую корягу зацепимся, сам полезешь отцеплять!

- Не волнуйся, отцепим!

Перепалка в эфире прекратилась, и бот очень медленно начал снижаться. Площадка была действительно маловата для машины таких габаритов. Раньше Ольга с ними не встречалась, а с большой дистанции размеры трудно оценить. Шасси бот выпускать не стал, чтобы ни за что не зацепиться, и очень плавно совершил посадку на бронированное брюхо, примяв траву и кустарник. В борту открылся люк и высунулась чья-то физиономия в летном шлеме.

- Эй, охотнички хреновы, где вы там? Быстро ноги в руки и сюда! Стоянка экспресса одна минута!

Из развалин начали выбираться "волкодавы" и, держа наготове оружие, устремились к боту. Ольга поняла, что пора. Катана уже была убрана в ножны за спину, Аня продолжала держать под контролем "танки", а она подхватила дочь на руки и побежала к боту.

Никаких удивленных реплик в эфире не последовало. Значит, противник рассматривает все только визуально. Вот плотная кучка "волкодавов", ощетинившаяся оружием во все стороны, находится уже метрах в двадцати от люка. Зверь лязгает клыками, и трое падают в траву. Остальные ничего не понимают и падают тоже, выискивая противника, но противника нет! Тот, который высунулся из люка, теряет терпение.

- Вы что там, позагорать решили?! Так топайте тогда сами три километра по лесу, а нам некогда!

Видя, что противника нет, и никаких ран тела упавших товарищей не получили, остальные стали удивленно подниматься и, высказывая все, что они думают об экипаже бота, своем начальстве и местной живности, снова устремились к люку, подхватив троих пострадавших. Ольга была уже рядом со всей группой, прижимая к себе дочь.

- Аня, как окажемся внутри, сразу уйди в сторону, чтобы тебя эти слонопотамы не затоптали. Парализуй сразу экипаж, кого увидишь. А я займусь зачисткой. Толкучка там будет очень сильная.

Вот первые десантники уже залезли на борт и помогают принимать троих пострадавших.

Быстро заскакивают остальные. Остается трое, и еще один человек падает! Никто ничего не может понять. Но правило "Своих не бросать!" действует безукоризненно. Двое оставшихся подхватывают упавшего и начинают грузить на борт. Им помогают двое, высунувшихся из люка... Пора!

Лязг клыков и двое тех, кто уже на борту, падают. Больше в проеме люка никого нет.

Двое, стоящих перед люком за бортом, ничего не успевают понять, как падают тоже.

Путь свободен. Со скоростью, на какую только способен зверь, Ольга врывается на борт десантной машины.

Аню поставить на палубу, и она сама сразу отпрыгивает в сторону. Рядом, возле двери люка, стоит тот, кто подкалывал десантников. На нем форма космофлота, значит, это забота Ани. Те "волкодавы", что уже на борту, удивленно смотрят в люк и ничего не могут понять. Почему их товарищи лежат без чувств?! Делают движение к выходу, чтобы втащить остальных... А вот это ребятки, уже не нужно. На войне - как на войне!

Лязганье клыков, и фигуры в камуфлированной броне падают одна за другой, так и не успев ничего понять. Несколько секунд, и все кончено. Не нужно было трогать Ведьму, ребята. Из нее все равно не получилось Хризантемы, а вам все неймется. Не получилось ее взять ее ни живой, ни "полудохлой, лишь бы дышала", никакой. Плохо лишь то, что истинные виновники недосягаемы, а гибнут те, кто уж никак в этом не виноват. Я понимаю, что это ваша работа, но попадать в ваши руки не желаю. У каждого из нас свои интересы. Я просто хочу жить спокойно с моими близкими, и мне совершенно наплевать на ваши шпионские игры, которые меня уже достали. Упокой господь ваши души...

Теперь задраить дверь люка и в кабину. Рядом стоит с перекошенным от ужаса лицом кто-то из экипажа, которого держит Аня. Скорее всего, это бортинженер. Обычно он выпускает и принимает десант при экипаже в три человека. Тебе, голубчик, повезло. Ты останешься жив. Если, конечно, будешь хорошо себя вести. Но в полном сознании ты мне пока не нужен. Снять с него шлем, пистолет из кобуры и удар в нужную точку. Этот пока проблем создавать не будет.

- Аня, усаживаем его в кресло и пристегиваем. А то еще шею свернет, когда потеху начнем!

Ольга подхватила бесчувственное тело, как пушинку, и усадила в кресло, застегнув ремни.

все-таки, чудовищная сила зверя здорово выручает! По идее, должны остаться только командир бота и второй пилот. Вот и наведаемся к ним...

- А-а-а... Это что такое?!

Ольга и Аня одновременно обернулись. В конце десантного отсека, возле двери, ведущей в кабину, стоял молодой парень в форме космофлота и удивленно смотрел на происходящее. Ольгу и Аню он не видел и недоумевал, почему это весь десант валяется вповалку на палубе, бортинженер сидит пристегнутый без чувств в кресле и без шлема, а дверь люка уже задраена! Придется тебе, мил человек, тоже пока поскучать. А то еще буянить начнешь... Быстренько "нейтрализовав" так не вовремя появившегося визитера аналогичным способом, и пристегнув к креслу, Ольга и Аня направились в кабину. Лишних помещений на боте нет, и после огромного десантного отсека сразу идет небольшая кабина. В кабине был только один человек, сидевший в кресле командира. Очевидно, он ждал доклада об окончании посадки и о том, что люк закрыт, сильно нервничая. Садится в таком негостеприимном месте, да еще и на площадку неподходящих размеров, удовольствие сомнительное. Теперь "нейтрализовать" и его, чтобы не успел тревогу поднять...

Когда бесчувственное тело командира было выдернуто из пилотского кресла, благополучно перенесено в десантный отсек и надежно "упаковано" в кресле десантника, Ольга и Аня заняли места в кабине. Аня сразу скользнула в кресло командира и стала готовить бот к взлету. Ольга заняла место второго пилота, отключила от системы центральной наводки верхнюю турельную установку и провернула ее несколько раз, попробовав поймать в прицел зависшие в воздухе машины. Вроде, получается неплохо, система удобная. Однако, торопиться не будем...

Компьютер доложил о готовности к взлету, и Аня стала медленно поднимать машину в воздух. Радио тут же откликнулось.

- Орлан - три, закончил?... Эй, подожди, там же кто-то остался!!! ... Орлан - три, ты слышишь?! Вы не всех забрали!!!

Отвечать нельзя. Если услышат женский, или детский голос, сразу все станет ясно. Аня увеличила вертикальную тягу и ускорила подъем. Вот машина уже поднялась над деревьями. Оставшиеся три бота ничего не понимают и продолжают вызывать Орлана - три.

Пока они ничего не заподозрили, надо воспользоваться фактором внезапности и сбить хотя бы одного.

- Аня, жду твоей команды на открытие огня.

- Сейчас поднимаюсь еще на пару десятков метров и стреляю в того, что прямо по курсу.

Как только я открываю огонь, стреляй по любому из двух других, по кому удобней.

- Есть, командир!

Бот медленно идет вверх и разворачивается носом на своего собрата, который продолжает его вызывать. Вот угловатый корпус ложится точно в прицел. До него не больше трех сотен метров...

Четыре пушки, установленные в носовой части машины, полыхнули огнем и выбросили за долю секунды несколько десятков снарядов, стремительно рванувшихся к цели. Промахнуться на такой дистанции невозможно, и рой стремительно летящих кусочков металла впивается в борт чужой машины, которая тут же исчезает в огненном облаке взрыва...

- Банзай!!!

Одновременно с выстрелами из носовых пушек Ольга дала очередь из верхней турельной установки по другой машине, находившейся сзади, но их бот качнулся, и очередь прошла мимо. Только один, или два снаряда зацепили бот противника с краю, но это не нанесло ему сильных повреждений. Аня тут же дала форсаж двигателям, и начала горизонтальный разгон, полностью отключив автоматику. Два против одного, это конечно лучше, чем три против одного, но если висеть на одном месте, то можно и самому легко нарваться на ливень из двадцати трех миллиметровых снарядов. Поэтому - полный газ!!!

- Ты что, спятил?!!... Тревога!!! Они захватили Орлана - три!!! Орлан - четыре сбит!!!

Перегрузка вдавила Ольгу в кресло. Два оставшихся "Линкса", надо понимать, Орлан - один и Орлан - два, все поняли правильно и открыли ответный огонь. Но только в том месте, где секунду назад находился Орлан - три, и в которое ударили огненные трассы, уже никого не было. Аня заложила крутой вираж, едва не цепляя кроны деревьев, и стала заходить в хвост ближайшему "Линксу". Его пилот сделал попытку уйти, но автоматика не позволяла выполнять очень резкие маневры с такой скоростью на небольшой высоте, и он почти сразу был пойман в прицел. Заход в хвост получился классический, как в учебнике. Снова четыре носовых пушки изрыгают огонь...

- Банзай!!!

И еще один "Линкс", не успев уйти с линии огня, вспыхивает и огненной кометой падает в джунгли. Ольга пытается достать из верхней турели последнего из противников, но он все время выскальзывает из прицела, и короткие очереди проходят рядом, не задевая его.

Он тоже пытается зайти им в хвост, но очереди Ольги не позволяют ему сделать этого.

Да и включенная автоматика сковывает маневренность машины. Он пытается подняться выше, где нет таких ограничений на маневрирование, но Аня не дает ему этого сделать, перекрывая путь вверх, и увлекая опять на малые высоты, вынуждая держать высокую скорость. Оставшемуся "Линксу" некуда деваться. Если только он попытается спастись бегством, то неизбежно повернется кормой к противнику и подставит ее под мощный носовой залп своего неожиданного врага. Бой идет на виражах, и Аня затягивает вражескую машину все ниже и ниже. Кажется, что кроны деревьев вот - вот зацепят корпус бота, и он с огромной скоростью врежется в чащу... Нервы у врага не выдерживают, и он пытается набрать высоту, уходя на вираже, и открывает брюхо своей машины. Прицел направлен в точку впереди по курсу вражеского бота, где он и снаряды, которые для него предназначены, должны встретиться. Ольга скосила взгляд на дочь. Сосредоточенное лицо и плотно сжатые губы. Взгляд впился в прицел. Лучше тебе сейчас не мешать, командир...

Снова грохот носовых пушек, и снова огненный рой устремляется вперед. Через долю секунды он встречается с "Линксом"...

- Банзай!!!

Последняя вражеская машина вспыхивает и на огромной скорости врезается в джунгли.

- Банзай!!! Мама, мы победили!!! - Аня от волнения перешла на японский. Ольга тоже ответила на японском, с улыбкой глядя на дочь.

- Поздравляю, Аня - тян! Еще три подтвержденных сбитых!

Лицо дочери просто светилось от счастья. Она сделала это! Победить трех равных тебе по силе противников! Это не каждому дано. Но Аня тут же снова стала серьезной и перешла на русский.

- Вот это да! Как будто опять, в небе над Новой Гвинеей, янки задницу надрала! Давно столько адреналина не получала! Но мы пока выиграли только сражение, а не войну. Сейчас у нас полное господство в воздухе и на суше. Шлюпки "Памира" нам не помеха, а сам он не может войти в атмосферу. "Кассиопея", наоборот, не может ее покинуть, и она безоружна и не опасна. Но вокруг нее находятся восемь штурмовых роботов, которые вполне могут быть использованы в качестве зенитных установок. Их пулеметы для нас не опасны, но попадание из гранатомета грозит серьезными неприятностями. Да и своими малокалиберными пушками мы ей серьезного вреда не нанесем. Мелких дырок еще больше наделаем, которых у нее и так хватает. Только впустую весь боезапас выпустим... И пока на орбите торчит "Памир", мы отсюда уйти не сможем, даже если и помощь при- дет. Они теперь любого будут уничтожать, кто только к Пандоре сунется.

- Ну, допустим, не любого, а только того, с кем смогут справиться. "Памир" сам через раз дышит. Это во первых. А во вторых... Доча, а что плохого тебе сделала "Кассиопея"?

- Как, что? Да ведь там вся эта свора засела!

- Ну и пусть сидят. Доча, это ведь не только мы Пандору покинуть не можем. Они это тоже не могут сделать. После потери "Линксов" они могут вернуться на "Памир" только с помощью его шлюпок. А мы им этого не позволим. Снарядов к пушкам у нас достаточно, ты стреляла экономно. И командир "Памира" никогда на это не пойдет - посылать своих людей на верную смерть, без малейшего шанса на успех. Да он еще и рад этому будет, что "гебешное" начальство село в лужу, поэтому повод отказать найдет. И будут сидеть наши рыцари плаща и кинжала в пределах одного отдельно взятого пассажирского лайнера, и будут бояться высунуть из него нос. Они могут с грехом пополам контролировать только поле космопорта, где могут свободно передвигаться роботы. В джунгли они больше не сунутся, так как поняли, что это равносильно самоубийству. А время работает не на них. Наши радиограммы должны быть приняты на Швейцарии и на Земле и скоро должна прибыть помощь. А поскольку было сказано, что на "Кассиопею" напал н е и з в е с т н ы й крейсер, то сюда пожалует военный флот, чтобы разобраться, что к чему.

И вот этого наши "друзья" боятся больше всего. Даже если командир военного корабля Федерации и не захочет ссориться с "гебешным" начальством, то дело все равно получит широчайшую огласку, так как всему экипажу рот не заткнешь. А вот это для них - полный крах. А мы еще добавим пару штрихов к портрету - продемонстрируем повреждения на "Кассиопее" и покажем фрагмент записи полета, когда боты ее обстреливают. Я скопировала ее из главного бортового компьютера лайнера в бортовой компьютер шлюпки перед стартом. И после этого они будут по уши в дерьме. А если подойдет военный корабль нейтралов, или, еще интереснее, сепаратистов... Вот это будет для них полный "песец"!

Мы же, сейчас, можем свободно передвигаться по всей планете. А если захотим, останемся здесь и будем партизанить дальше, мотая ребяткам нервы. Да, доча... Теперь понимаю, какая это противная вещь - партизаны в джунглях!

- А как ты хочешь достать их на "Кассиопее"?

- Во первых, мы сравнительно легко можем уничтожить роботов, если они будут стоять на открытой местности. Их пулеметы для нас не опасны, а угол возвышения гранатометов ограничен шестьюдесятью градусами. И если мы зайдем с больших высот, снизившись прямо над космопортом, то попадем в мертвую зону, где они нас не заденут. Ведь эти роботы не проектировались для борьбы с воздушными целями. Да и прицельная стрельба этих гранатометов при большом угле возвышения оставляет желать лучшего. Мы же спокойно расстреляем их сверху. А после этого господа "аналитики", "волкодавы", и кто у них там еще есть, запрутся на все замки внутри лайнера и не высунут из него носа.

Потому, как мы сразу им по этому носу нащелкаем. Это во вторых.

- А что, можно попробовать! Загоним их в эту консервную банку, и пусть они там сидят!

И можно еще, для полноты картины, все время несколько "танков" на летном поле держать. Пусть патрулируют вокруг "Кассиопеи"!

- Вот именно. Только сейчас, доча, сделаем еще одно дело. Давай, куда - нибудь садись, где площадка побольше, и надо с нашими новыми друзьями побеседовать. Не зря же мы их живыми оставили. Да и радио, слышишь, надрывается! Наш дорогой "лебедь", перо ему в задницу, беспокоится и ни черта не поймет! А мы все молчим и не отзываемся.

Не вежливо, однако...

Радио действительно надрывалось уже давно.

- Орланы, что у вас случилось?! Орланы, ответьте Лебедю!!!

Ольга улыбнулась, и подключилась к радиостанции "Линкса". Теперь можно было мило побеседовать...

- Лебедь, Вам какой из четырех Орланов нужен? Уточните, пожалуйста!

Какое-то время было тихо. Потом удивленный голос спросил.

- Кто это говорит?!

- Точно не знаю, но, вроде бы, Орлан - три. У него на борту название не написано.

- Что такое, кто Вы?! Представьтесь! И почему молчат остальные?!

- Разжалованный капитан второго ранга Шереметьева, честь имею! А остальные молчат потому, что уже догорают в джунглях. Вы знаете, мне понравилась ваша машинка, вот я и решила одну прихватить себе. А то рабочая шлюпка очень тесная. А поскольку остальные захотели мне помешать, пришлось убрать их с дороги. Как там, кстати, "Кассиопея"? Вы еще ее не разломали? Что же вам от меня надо, мальчики? Все никак не успокоитесь.

В эфире наступила тишина. Пауза затягивалась. Ольга понимала, что те, кто вел с ней разговор и те, кому его передали, в шоке. Потому, что такого просто не может быть!

Аня, тем временем, уменьшила скорость и присмотрела довольно ровную и чистую площадку посреди тропического леса, где можно было без опаски совершить посадку.

День уже клонился к вечеру, и яркий диск Денеба клонился к горизонту. Еще пару часов, и ночь вступит в свои права. Поэтому, надо поторапливаться. Облетев на минимальной скорости площадку по периметру, Аня вывела машину в центр, зависла на одном месте, и, уменьшив тягу, плавно опустила многотонную махину на поверхность Пандоры, примяв траву. Шасси выпускать не стала, бронированный корпус на это рассчитан.

Первый полет на трофейной машине был завершен.

- Все, мама! Готово! Машинка неплохая. Хоть, конечно, и не наш "Барс", но тоже ничего. Что ты дальше задумала?

- Пойдем, потрясем наших пленных. Надо обязательно узнать, как они нас обнаружили.

Да заодно и от мусора на борту избавимся, выбросим прямо здесь.

- Какого мусора?

- "Волкодавов". Или того, что от них осталось...

Ольга и Аня прошли в десантный отсек, и вытащили из кресел троих членов экипажа, до сих пор находившихся без сознания. Это было только на руку, и Аня сразу же принялась за работу, "вытягивая" информацию из всех по очереди. Много времени это не заняло.

- Все, закончила. Мама, они мало что знают. Это унтер - офицеры и к секретным делам их не допускают. Все то, что мы уже знаем, плюс некоторые технические подробности о характере повреждений "Памира". Но есть одна интересная вещь. На "Линксах" установлен новый экспериментальный прибор, позволяющий обнаруживать с высоты порядка тысячи метров любые объекты, где есть замкнутые электрические цепи хотя бы с небольшим током. Подробного устройства они не знают, это держат в секрете. Их дело - только эксплуатация прибора.

- Очень интересно. А в нашей шлюпке замкнутых электрических цепей хватает, ведь мы оставили реактор в режиме ожидания. Теперь придется глушить все, и сидеть со свечкой.

Или, они и горящую свечку обнаруживают?

- Вроде, до этого не дошло. Но обстановка на борту "Памира" и "Кассиопеи" не внушает оптимизма. "Памир" еле двигается, и его кое как залатали, чтобы он не терял воздух, но некоторые отсеки все равно разгерметизированы, и восстановить герметичность не удается. Рядом болтаются шлюпки "Кассиопеи" с экипажем и пассажирами, которые высказывают "Памиру" все, что о нем думают. Они не могут понять, почему "Памир" не вызывает помощь и почему он так странно себя ведет. "Аналитики", что были на лайнере и мотали нам нервы, перебрались на "Памир" к немалому удивлению остальных пассажиров.

На постоянные требования объяснить свои действия, "Памир" сначала вежливо отказывал, потом игнорировал, а теперь откровенно посылает. На "Кассиопее" не лучше. Когда они высадились в космопорту и обшарили лайнер, то нашли тех, кого мы оставили. Сказать, что это был шок, значит не сказать ничего. Они заняли круговую оборону и боятся выйти за пределы охраняемого периметра. Это была их первая вылазка, как только обнаружили шлюпку. Если нам удастся уничтожить всех роботов, то они точно запрутся внутри лайнера и носа не высунут. Распоряжается всем, вроде бы, "гебешный" генерал-майор. Но с ним несколько штатских, которым этот генерал в рот заглядывает и на задних лапках прыгать готов. Больше они ничего не знают.

- Ну, хоть что-то. А сейчас, доча, проведем воспитательную работу среди личного состава, как это раньше называли. Как я закончу, приведем их в чувство. Пусть посмотрят. Может, сделают выводы и другим расскажут...

Ольга вынула меч, и вскоре все трупы "волкодавов" лишились своих голов. Она удовлетворенно окинула взглядом десантный отсек и, не убирая меча в ножны, разрешила.

- Все, доча. Антураж готов, приводи наших болезных в чувство. Пускай уборкой помещения займутся.

Аня привела всех троих в чувство, и они недоуменно уставились на Ольгу, стоявшую прямо перед ними с катаной в руке. Попробовали достать оружие, но оно было предварительно изъято, чтобы не глупили.

- Что, мальчики, очухались? Давайте знакомиться. Я - Ольга Шереметьева, которую вам надо взять "хотя бы полудохлой", а это моя дочь Аня, с которой можно вообще "не церемониться". Это не мои слова, а вот этих дуболомов, что лежат рядом. Можете ознакомиться.

Экипаж приподнялся с палубы и увидел открывшуюся картину. Молодого второго пилота аж вырвало, командир с бортинженером тоже отвернулись от ужасной картины.

- Что, мальчики, не нравится? Так я буду поступать со всеми, кто вздумает поднять руку на меня, и моих близких. Теперь относительно вас. Ваши жизни мне не нужны. Вы, по крайней мере, не пытались взять меня "полудохлой", и за это я сохраню вам жизнь.

Сейчас вы откроете люк, выбросите за борт весь этот мусор, а затем я отвезу вас в космопорт, где сможете вернуться на "Кассиопею". Близко подходить не буду, высажу вас на краю поля среди деревьев, а то ваши друзья еще, с перепугу, пальбу откроют. Не бойтесь, там поблизости нет хищников. Пока нет... Как вернетесь, расскажите всем, что видели и передайте, что Ольга Шереметьева никогда не собиралась вредить интересам Федерации. Но если на нее устраивают охоту, то она принимает ответные меры. Запомните - руку, поднятую на меня, я отрубаю! И передайте это всем "волкодавам" и их начальству. А сейчас, за работу!

Экипаж Орлана - три, сдерживая тошноту, отдраил люк и начал "уборку помещения", выбрасывая за борт то, что недавно было грозными, натасканными "волкодавами", бойцами элитного спецподразделения. Ольга и Аня внимательно наблюдали. Оружие сваливали рядом в кучу...

Ольга следила за командиром. Зверь был настороже, и чувствовал близкую опасность.

И очень скоро она поняла, что не ошиблась в своих подозрениях. Вытягивая очередное тело к люку, командир попробовал незаметно извлечь пистолет из кобуры на трупе. Ольга позволила ему это сделать. Считая, что контролирует ситуацию, командир вырвал из кобуры чужой пистолет и направил на Ольгу. Но реакция человека, все таки, очень замедленная, и не сравнится с реакцией зверя. Направить то пистолет командир направил, а вот нажать на спуск не успел. Сверкнул клинок, и пистолет с грохотом упал на металлическую палубу вместе со сжимающей его кистью руки. Командир взвыл от боли, схватившись за покалеченную руку.

- Я же вам сказала, что руку, поднятую на меня, я отрубаю. А ты не поверил. Впрочем, у тебя есть еще одна рука, можешь сделать вторую попытку. Бери пистолет.

Но командир только выл от боли и геройствовать больше не собирался. Ольга глянула на разом притихших второго пилота и бортинженера.

- Вы, ребята, глупостей делать не собираетесь?

- Н-н-нет...

- Ну, вот и отлично! С вашего начальника толку уже нет, пусть в сторонке посидит. Придеться вам двоим уборку заканчивать. Клешню этого героя не выбрасывайте. Пакет чистый найдется? Сейчас я вас быстренько доставлю к "Кассиопее", сунете его клешню в морозилку. Медицина сейчас хорошая, пришьют. А на будущее ему наука будет. Не надо в меня стволом тыкать. Мальчики, за работу, время идет! Не знаю, как вы, а я уже проголодалась. Война войной, а завтрак - обед - ужин по расписанию! Анечка, окажи помощь нашему очень смелому, но очень глупому дяде. А то он кровью изойдет. Заодно и боль успокой, а то его вой мне на нервы действует.

Второй пилот и бортинженер продолжили "уборку", Ольга за ними приглядывала, не убирая меча в ножны, а Аня оказала первую помощь раненому, достав аптечку. Мастерски наложила жгут и забинтовала. После этого провела ладонями над раной, и командир оторопело уставился на девочку. Боль исчезла! Это подействовало на него больше всего. Аня же, сноровисто закончив перевязку, нашла пакет и сунула туда отрубленную кисть, вручив командиру.

- Вот, дяденька, держите. Доктора Вам назад пришьют, только в холод сразу положите.

Боли не будет еще долго, а на "Кассиопее" обезболивающее дадут. И больше не пытайтесь убить мою маму, а то теперь она Вам голову отрубит. А голову еще пришивать не умеют.

Командир машинально взял пакет, да так и остался сидеть с раскрытым ртом. Остальные закончили убирать мертвые тела и с облегчением задраили люк. Ольга осмотрела десантный отсек, и осталась довольна.

- Вот, теперь тут гораздо чище. Ну, а кровь с палубы, так уж и быть, мы сами уберем.

А сейчас, мальчики, садитесь в кресла, пристегнитесь и полетели. Анечка присмотрит за вами, чтобы вы не делали глупостей. Это для вашего же блага. Если только попытаетесь поднять бунт, она перережет вам глотки. Потому, что она еще маленькая и работать катаной пока не может, ей надо подрасти. Поэтому, она действует своим вакидзаси. Видите у нее короткий клинок в ножнах за поясом? Это им она перерезала глотки всем, кого вы нашли на "Кассиопее". Я к этому руку не прикладывала, я сразу отрубаю головы.

Ольга улыбнулась своим пленникам и, оставив их в полуобморочном состоянии под присмотром дочери, прошла в кабину. Теперь надо поторапливаться. На "Кассиопее" в полных непонятках, и все периодически пытаются дозваться Орлана - три. Села в кресло, где недавно сидела Аня, и окинула взглядом пульт управления. В общем-то, ничего заумного нет, все понятно. Запустила двигатели и начала медленно поднимать машину в воздух. Поднявшись чуть выше крон деревьев, двинулась на черепашьей скорости в пятьдесят километров в час в сторону космопорта. Если верить карте, то до него не более десяти километров. Вот теперь можно и побеседовать!

- Лебедь - Орлану -три. Что вам угодно? - Ольга, разве что, не мурлыкала от удовольст- вия. все-таки, как приятно посадить в лужу любимую контору!

- Орлан - три Лебедю. С кем я разговариваю?

- С тем, кого вы так долго, упорно и безуспешно ловите, хотя мне и непонятны причины этого. А я с кем разговариваю?

- Генерал-майор Сухомлинов, Министерство госбезопасности. Предлагаю Вам прекратить эту глупую партизанщину, сударыня. На что Вы надеетесь? Собираетесь воевать со всем военным флотом Федерации? Лучше выходите, и мы решим все спорные вопросы. Обещаю сохранить Вам жизнь...

- Добавляйте - в тюремной камере, в полудохлом состоянии, как выразились ваши подчиненные. Меня такая перспектива не устраивает. Мне больше нравиться партизанить.

- У Вас вообще отсутствует чувство реальности? Вы не понимаете, что Вас просто уничтожат?

- По моему, последнее время вы только этим и пытаетесь заниматься, но что-то не получается. А на что Вы рассчитываете, генерал? Ловить меня на Пандоре вы будете до второго пришествия. Ваш "Линкс" в моих руках, шлюпка с "Кассиопеи" тоже. Вы же лишены средств передвижения по планете, если не считать самой "Кассиопеи". Шлюпки с "Памира", если попытаетесь их задействовать, я легко уничтожу. А гоняться за мной по джунглям на "Кассиопее" - это из разряда тонкого юмора, который я даже не хочу обсуждать.

- Даю вам час на раздумье. Если Вы не сдадитесь, "Памир" сойдет с орбиты, войдет в атмосферу и уничтожит ваш несчастный десантный бот. Хотите воевать на нем против крейсера? Последний раз говорю Вам - одумайтесь.

- "Памир" войдет в атмосферу? Как интересно! Давайте, пускай входит. Устроим дуэль в атмосфере. Я и с вашей старой лоханкой справлюсь, которую Вы, почему-то, называете крейсером. А что тогда будете делать, генерал? Снова предложите сохранить мне жизнь в тюремной камере?

Видно, генерал не ожидал, что его блеф не сработает. А теперь сам в раздумьях. Блефует Ольга, или нет? От этой проклятой Ведьмы чего угодно ждать можно. Если она перерезала два взвода спецназа на лайнере, угробила две роты в джунглях, захватила один "Линкс", а три уничтожила, то что она еще может выкинуть?! Может, она и крейсер сожрет, и не подавится?! Ольга наслаждалась этой паузой, которая явно затягивалась.

- Ну что, генерал? Когда прибудет ваш "Памир"? Мы успеем поужинать, или нет?

А то не хочу, чтобы вы нас с дочерью из-за стола выдернули. У меня ребенок голодный, а Вы тут со своим крейсером... Что молчите? Ладно. Пока Вы там думаете, слушайте сюда. Сейчас я подхожу на малой высоте к космопорту. Думаю, радар "Кассиопеи" нас видит. На подходе я совершу посадку с краю летного поля среди леса и высажу экипаж бота. Они мне не нужны и, поскольку ничего плохого мне сделать не успели, я их отпускаю. Они расскажут вам много интересного. А теперь всем, кто меня слышит! Ребята, я не хочу воевать с вами! Мы - я и моя дочь, хотели просто попасть домой на Швейцарию, но Министерство госбезопасности хочет расправиться с нами любой ценой, не считаясь с потерями. Хотя, я совершенно не понимаю, почему. Поэтому, предлагаю всем мирно разойтись, мне не нужны ваши жизни. Но, если вы не прекратите, то я продолжу эту войну дальше. А воевать я умею, это вы уже поняли. Если что надумаете, вызовите меня на дежурном канале.

Ольга отключила связь и улыбнулась. Радио до сих пор молчало. Интересно, что же предпримет генерал? Впрочем, скорее не генерал, а эти штатские, у которых сам генерал на побегушках. Поживем, увидим... А вот уже и космопорт скоро. Высоко подниматься не будем, а за деревьями роботы нас не достанут. Все, ребята. На ближайшие пять минут война окончена!

Снизившись еще больше, Ольга остановилась за две сотни метров до летного поля. Деревья здесь растут не так густо и площадку для посадки найти проще. Вдали видна "Кассиопея" и несущиеся по бетонным плитам в их сторону роботы. Ничего, ребятки, поиграйте в войнушку. Роботы эти две сотни метров ни за что не пройдут, а на траекто- рии полета гранаты встретится не одно дерево. Генерал хватается за соломинку.

Примяв кусты, "Линкс" совершил посадку. Все, теперь надо избавляться от пленных, пусть идут к своим и расскажут все, что видели. Ольга встала из кресла и направилась в десантный отсек.

- Все, ребята, вы свободны. Отправляйтесь к своим, и расскажите все. Еще раз напоминаю - скажите всем, что я не хочу этой войны. Меня вынуждают защищаться. Надеюсь, больше мы не встретимся.

Пленные, все еще не веря, что их отпускают, нерешительно встали и направились к люку.

Ольга и Аня молча смотрели им вслед. Видя, что никаких враждебных действий против них не последовало, экипаж открыл люк и исчез за бортом. Ольга задраила люк и улыбнулась дочери.

- Сейчас, Анечка, мы сделали гораздо больше, чем сбили три "Линкса" и разорвали две роты "волкодавов". Эти трое вернутся к своим, и расскажут, какие ужасы мы творим. Но, в то же время, не трогаем тех, кто не воюет против нас. И многие из них крепко призадумаются. А сейчас - взлет разрешен! Полетели домой! Садись в кресло командира. Ты доказала, что можешь прекрасно управляться с этой машиной.

Обрадованная Аня метнулась в кабину и сразу стала готовить "Линкс" к взлету. Ольга села в кресло второго пилота и с улыбкой наблюдала. Ее дочь стала взрослой...

- Готово, мама! Куда летим?

- Пока к нашей шлюпке. Там все наше барахло и запасы. А то здесь и спать не на чем, да и есть нечего. А завтра перебазируемся сюда, здесь все же кораблик покрепче и побольше. А шлюпку законсервируем в другом месте, она нам еще пригодится.

"Линкс" загудел двигателями, и стал медленно подниматься над поляной. В стороне загремели выстрелы пулеметов, и раздалось несколько взрывов гранат. Ольга усмехнулась.

Генерал, действительно, хватается за соломинку. Стрелять из гранатомета через лес по цели, находящейся от тебя в двух сотнях метров... Это уже даже не анекдот. Это ближе к паранойе. "Линкс", тем временем, поднялся чуть выше крон деревьев и, находясь по-прежнему в мертвой зоне для роботов, стал удаляться в сторону джунглей на малой скорости.

Торопиться некуда. Их маленькое надежное убежище - шлюпка, всего в трех километрах.

И эту ночь можно спать спокойно, так как эти три километра по ночным джунглям оставшиеся "волкодавы" ни за что не пройдут. Да и не захотят проходить, так как самоубийц среди них нет. А завтра надо будет перебазироваться подальше от этого места. Хотя бы даже и на побережье океана. "Волкодавы" просто не могут теперь дотянуться до них.

Они лишились сегодня не только почти половины своих людей, но и всех средств передвижения. Впрочем, если их привлекает пешая прогулка по джунглям Пандоры - ради бога! "Танковый" батальон "сипаев" их встретит. И кто же тогда останется на "Кассиопее"? Один генерал со штатскими? Ольга размышляла про себя, когда ее отвлекла Аня.

- Мама, а зачем ты оставила меня сторожить экипаж? И ничего не сказала генералу о том, что мы знаем, в каком дерьме они сидят? Я слышала ваш разговор.

- Не хотела, чтобы экипаж знал, что ты можешь пилотировать эту машину. Ведь они расскажут все. Вот и пусть считают, что это я вела воздушный бой. Чем меньше они будут знать о нас, тем лучше. Поэтому и генералу ничего не сказала о том, что мы в курсе их плачевного состояния. Пусть считают, что мы ничего не знаем. Может, больше ошибок наделают. Насчет меня у них никаких сомнений нет. Ведьма с "Летающей ведьмы" им хорошо знакома. А вот ты лучше подольше оставайся для них загадочной фигурой, сильнее бояться будут. Кстати, Аня, я тоже давно хотела тебя спросить. Ведь ты легко расправилась с бандитами в особняке Доихары. Почему ты не сделала этого раньше, а ждала меня? Ведь не известно, что было у них на уме?

- Мама, а что бы я потом делала? Куда мне идти? Ну, передавила бы я этих отморозков, а дальше что? Кто будет разговаривать с ребенком? Сразу подключат полицию к этому делу, начнут выяснять, откуда я и где мои родители, а оно мне надо? Ведь я была уверена, что ты примчишься мне на выручку, а тут все на ушах стоят. Тебе с полицией встречаться никакого резона нет, так что мой предварительный побег только бы помешал. Где бы ты меня искала? Ведь действовать легально на Земле ты не можешь. Вот я и ждала тебя. А если бы эти уроды стали плохо себя вести, то тогда конечно, пришлось бы принимать адекватные меры. Но им нужна была ты, а не я.

- Да-а-а, Анечка... В тебе сидит настоящий стратег. Я бы не утерпела и передавила их еще на корабле.

- А где гарантия, что мне удалось бы довести этот корабль обратно к Швейцарии? Ведь далеко не везде полностью все автоматизировано, как на "Кассиопее", и кораблем, в случае чего, может управлять один человек. А если дать сигнал бедствия, так неизвестно, кто явится первый. Вот я и позволила им довезти меня до места. К тому же, обращались со мной хорошо, просто держали взаперти. И я хотела как можно больше узнать из их разговоров. Ведь они не подозревали, что я знаю японский. Да и осознание моих новых возможностей еще не закончилось. То, что я узнала из твоей памяти, когда мы "беседовали", было просто удивительно. И плюс ко всему, я к тому моменту все еще не отошла от новости, что я - Сабуро Токугава, офицер Императорского флота, погибший четыре века назад. Да и с тобой тоже было много непонятного...

"Линкс" неторопливо следовал над зеленым ковром топического леса. Космопорт остался далеко позади и там уже оставили всякие попытки сбить беглеца. День клонился к вечеру и яркий диск Денеба был почти возле самого горизонта. В джунглях уже начала сгущаться тьма, так как лучи света больше не проникали сверху между кронами деревьев.

Восточная сторона горизонта потемнела, и скоро ночь вступит в свои права, вторая их ночь на Пандоре. И здесь закипит ночная жизнь, идущая по своим законам, которые не принимают в расчет появившихся здесь чужаков. Они обязаны соблюдать эти законы, раз уж решились явиться сюда.... Мощная бронированная машина, чуждый элемент этого мира, скользила над деревьями, все дальше и дальше уходя в джунгли...


Глава 8


Вторая ночь на Пандоре тоже протекала спокойно, если не считать шумного пиршества местных обитателей, происходившего вокруг шлюпки. Внезапная атака "танковой" роты "сипаев" на засевших в засаде "волкодавов" привела к тому, что пир продолжался до глубокой ночи и сначала очень мешал спать. Очевидно, такого количества "угощения" на одном месте тут не было давно, и местная публика радостно пировала, шумно выражая свой восторг. Переночевать решили в шлюпке, а "Линкс" поставили на площадке, на которую он так неосмотрительно совершил посадку, так как ближе подходящего места не нашлось. Ничего, постоит до утра, никуда не денется. Местные жители в угоне чужих транспортных средств ни разу замечены не были, а "волкодавы" сюда теперь и подавно не сунутся. Оказавшись, наконец, внутри шлюпки, Ольга с удовольствием разделась, сбросив форму и штурмовые доспехи. Хоть весят они и не очень много, но потаскать их целый день в теплом, влажном климате тропических джунглей, удовольствие еще то. В шлюпке тепло и сухо, поэтому вполне можно отдыхать в домашнем халатике и тапочках. все-таки, привыкли мы к благам цивилизации. Хоть и такой маленький ее кусочек - крохотное суденышко, но оборудованное теплом, светом, возможностью гарантировано отгородиться от агрессивной внешней среды и спокойно спать ночью, не опасаясь визита местных обитателей с явно недружественными намерениями, это значит очень много. Гораздо лучше, чем обустраивать свою жизнь в шалаше, палатке, или пещере, оказавшись в таких диких и опасных местах. Наскоро поужинав, Ольга сразу уложила Аню спать. День был очень напряженный и такие нагрузки явно не для семилетнего ребенка.

Хоть Аня и обладает всеми возможностями зверя, но все-таки нагружать детский организм до такой степени не стоит. Сама же села в пилотское кресло и проверила запись событий, сделанную бортовым компьютером, что произошли за время их отсутствия. Камеры видеообзора все четко зафиксировали. Как "Линксы" прошли над этим местом и сразу вернулись, обнаружив шлюпку. Вскоре появились "волкодавы" и рассредоточились вокруг. Хоть они и старались оставаться незамеченными, не подходя близко, но от чутких приборов укрыться трудно. Внутрь, слава богу, не сунулись. То ли побоялись спугнуть, то ли еще что. Это уже не узнать. А потом началась атака "сипаев". Зрелище из фильма ужасов, по иному не скажешь. Дальше ничего интересного не произошло. Одна и та же панорама тропического леса вокруг. Теперь можно было и отдохнуть. Только подойдя к лежанке, на которой уже спала Аня, Ольга почувствовала, как устала. все-таки, работа партизана в джунглях, не такая уж и легкая. Осторожно забравшись в постель, чтобы не разбудить дочь, Ольга мысленно прикинула, чего же они добились, и чего можно ждать дальше. Возникла патовая ситуация. Они не могут покинуть планету, так как на орбите торчит "Памир". Даже если и придет помощь от своих, то этот недобитый "полукрейсер полухрензнаетчто" может этому помешать. По крайней мере, какая-то часть вооружения у него уцелела, и он запросто может уничтожить подошедшие гражданские суда.

Военных кораблей в "Экспресс шиппинг", кроме ее "Барса", нет. "Барс" еще бы мог рискнуть атаковать, хотя успех атаки одиночного штурмовика против крейсера, даже такого "недоделанного", весьма сомнителен. Но для этого нужен опытный пилот, хорошо знакомый с тактикой ведения боя. Она бы еще могла с этим справиться, а вот Настя таким опытом не обладает. Привести сюда "Барс" она еще сможет. А вот вести на нем бой - нет.

Если бы удалось провести "Барс" на планету мимо "Памира"! Тогда бы она оставила Настю и Аню в шлюпке, а сама попробовала бы разобраться с этим недобитком, торчащим на орбите. На "Барсе" сейчас установлены четыре боевых робота - перехватчика "Бумеранг". Если выпустить заранее всех и атаковать под их прикрытием, то "Памир" будет вынужден распылить огонь. И возможно хотя бы один "Бумеранг" достигнет цели. Для такой жестянки, как "Памир", это будет больше, чем достаточно. Сама же она сможет под прикрытием "Бумерангов" подобраться поближе и применить ракеты попроще, если все роботы будут сбиты и ни один не доберется до крейсера. Но все это только мечты...

Настя не сможет провести "Барс" мимо "Памира". Он контролирует все пространство вокруг планеты на большом расстоянии. Сама бы Ольга поступила именно так, чтобы держать под контролем все окружающее планету пространство, а командир "Памира" явно не глупее ее. С другой стороны, и сам "Памир" ничего с ними сделать не может. Войти в атмосферу, чтобы помочь десанту своим оружием, он не в состоянии. Вооружить свои шлюпки, чтобы они могли хоть как-то попытаться бороться все вместе против захваченного Ольгой "Линкса", ему нечем. И это будет простым самоубийством для экипажей шлюпок. Уйти назад, в Солнечную систему, он тоже не может из-за получен- ных повреждений. Десант заперт в границах старого космопорта и не может выйти за его пределы, так как это грозит быстрым уничтожением. Они не рассчитывали воевать с фауной Пандоры. Собирались взять Ольгу на борту лайнера, но не получилось. Покинуть планету десант тоже не может, так как "Кассиопея" полностью разгерметизирована, а шлюпки не могут прийти с орбиты и провести эвакуацию, так как будут сразу уничто- жены Ольгой с помощью своего трофея.

Можно, конечно, пойти на риск, и постараться поднять поврежденный лайнер на орбиту, находясь всем в скафандрах, которых на борту "Кассиопеи" хватает, а там с помощью шлюпок перейти на "Памир", бросив пустой лайнер. Но что это дает? То они сидели на планете в комфортабельных условиях пассажирского лайнера, надежно защищенные его корпусом от нежелательных контактов с местными обитателями, и располагающие большими запасами воды и продовольствия. О воздухе беспокоиться тоже не надо, на Пандоре он пригоден для дыхания. А так они перейдут на сильно поврежденный корабль, не имеющий возможности совершить резкий маневр и уйти в случае атаки, с жесточайшей экономией энергии и предельной нагрузкой на работу систем жизнеобеспечения, которые могут не выдержать. Да и рисковать стартовать в космос на поврежденном корабле в скафандрах "гебешный" генерал, командующий десантом, и штатские, командующие "гебешным" генералом, просто побоятся. Они привыкли к совсем другой жизни и не ожидали такого поворота событий. Так что лучше оставаться на планете и не бояться, что система регенерации воздуха откажет. А сидеть на планете тоже смысла нет. Чем дольше сохраняется эта патовая ситуация, тем больше вероятность, что появятся нежелательные свидетели. Причем, свидетели могут быть такие, что сами переведут "Памир" вместе с десантом в категорию "хороших свидетелей", которые уже ничего не разболтают. Поэтому, напрашивается один вывод. Выполнить свою задачу в данной ситуации десант не в состоянии ни при каких обстоятельствах. Он даже убраться отсюда не может. Поэтому, генерал с этими штатскими будут в ы н у ж д е н ы запросить помощь. Потому, что ничего другого им просто не остается, как бы ни не хотелось им признавать свое поражение. Да, это создаст им крупные неприятности по возвращению, но если продолжать это "сидение" дальше, то будет еще хуже. Можно потерять остальных людей и сам "Памир", а эта проклятая Ведьма опять умудрится выскользнуть из ловушки, в которую ее все же загнали.

Правда, ловушка размером с планету, и как ее ловить внутри этой ловушки, они и сами не знают. Но если Ольга и Аня сумеют покинуть Пандору, то вся эта операция теряет смысл. И вот это уже будет стоить им намного дороже, чем просто неприятности по службе. Так что, скоро надо ждать новых гостей. И вооружены они уже будут не в пример лучше. Возможно, придется прятать и консервировать "Линкс" и шлюпку, обесточивая их полностью, чтобы сделать невозможным обнаружение новым прибором. А самим жить "на природе", как настоящим партизанам. Позабыть про электричество, готовить пищу на костре и прочие прелести. Приятного мало, а что делать. Это лучше, чем потерять свою единственную надежду вернуться. Скорее всего, им удастся уцелеть, так как поймать их в джунглях просто нереально, проверить все свалки металлолома на планете тоже практически невозможно, и рано, или поздно, десант уйдет отсюда. Не будут же они ловить их до второго пришествия. Да и на орбите тоже никого бесконечно долго держать не будут. Но если они потеряют и бот и шлюпку, то не смогут связаться с теми, кто придет на помощь, даже когда десант уйдет. Маленькие радиостанции имеют ограниченный радиус действия, а где их искать на планете, никто не знает. Да и передвигаться по джунглям пешком - это удовольствие для экстремалов. Тем более, по джунглям Пандоры. Значит, ближайшая задача, спрятать где-нибудь подальше шлюпку и полностью ее законсервировать, разделив запасы. Но так, чтобы она была в пределах досягаемости, и до нее можно было добраться пешком. Самим оставаться на "Линксе". Он значительно более быстроходен, бронирован и вооружен. Пока не появится подкрепление десанту, можно делать им мелкие пакости. Например, попытаться уничтожить несколько роботов. Все им веселее будет. Когда появится подкрепление, то действовать по обстановке. В воздушный бой с истребителями на этом "летающем сарае" вступать бессмысленно. Он будет уничтожен сразу и никакое мастерство не спасет. Значит, его тоже надо будет консервировать на какой-то свалке металлолома, или поблизости от нее. Самим можно оставаться в нем жить, но не включать никаких приборов, если кто-то будет крутиться в воздухе поблизости. Иными словами, "сидеть со свечкой". Ну, и ничего страшного! С воздуха их не обнаружат, а все подряд свалки металлолома тоже бомбить не будут. А если появится пеший десант, так как по этим джунглям танки не пройдут, то опять бросить на него свои "танки". "Танковые" войска "сипаев" показали себя с наилучшей стороны, вот и будем их применять грамотно и эффективно. Чтобы у десантников было одно желание - удрать отсюда поскорее. А сейчас - спать! День был очень богат на события. И партизанам тоже отдыхать надо. Тем более, после такой блестяще проведенной операции. А вот генералу со "штатскими" сейчас не до сна. Но это уже их проблемы...

Утро следующего дня тоже выдалось ясным и о бушевавшей недавно грозе ничего не напоминало. Ольга позволила себе поспать подольше. Все равно, никаких срочных дел нет, десант заперт на "Кассиопее" и добраться сюда никак не может, а помощь так быстро к ним все равно прибыть не успеет. Поднявшись, проверила видеозапись в компьютере. Ничего, кроме обычной ночной жизни джунглей, не было. Никаких чужих сигналов в течение ночи тоже не поступало. Приготовила завтрак и начала будить Аню. Хоть и не быстро, и не с первой попытки, но это все же удалось. Что ни говори, а девочка, все-таки, вчера вымоталась. Но, едва придя в себя, она сразу же вникла в ситуацию, подтвердив то, о чем Ольга думала ночью.

- Мама, долго такая ситуация продолжаться не может. Им придется вызывать помощь, не смотря на грядущие неприятности. Иначе, будет еще хуже.

- Вот именно. Поэтому, нам надо первым делом получше спрятать шлюпку. Если после прибытия к ним подкрепления наш "Линкс" будет выведен из строя, то придется вести жизнь настоящих партизан и уводить их подальше от шлюпки, пока им не надоест гоняться за нами. Без шлюпки наше возвращение весьма призрачно.

- Каковы наши ближайшие действия?

- Завтракаем, потом посмотрим по карте, где можно будет ее спрятать. Нам на "Линксе" тоже надо перебазироваться подальше от этого места. Оно уже засвечено, и искать нас начнут отсюда. Потом вымоем десантный отсек, да и самим бы искупаться неплохо, и сделаем очередную бяку нашим "друзьям".

- Какую?

- Постараемся выбить наибольшее количество роботов. Чем меньше у них будет оружия, тем лучше для нас. Если даже вчера они сразу же запросили помощь, то у нас есть еще несколько дней, пока мы будем обладать превосходством в воздухе. И надо извлечь отсюда максимальную пользу. Экономить боеприпасы нет смысла. Все равно, в бой с истребителями, или штурмовиками нам вступать нельзя. Этот "летающий сарай" на такое не способен, мы будем сразу сбиты. Придется его тоже прятать.

- Пожалуй... Эх, сейчас бы настоящий истребитель!

- Аня, умерь свой боевой пыл. После такого сокрушительного провала они нагонят сюда столько сил, что постараются задавить нас численностью. Больше им ничего не остается, а от ковровой бомбардировки, или аннигиляционной бомбы и наши способности не спасут. И будь у нас даже не один, а два новейших истребителя, против целой авиаэскадры мы ничего не сделаем. Поэтому, если сильно запахнет жареным, надо будет прятаться в какой-нибудь норе, и пакостить им по мере возможности. Утешает то, что перевес в "сухопутных войсках" у нас гарантирован. И вот здесь они ничего не смогут сделать...

Обсудив еще ряд технических деталей предстоящего рейда, Ольга ознакомилась с картой этого района планеты повнимательнее. Забираться внутрь материка не хотелось, побережье выглядело намного предпочтительнее. Но ведь именно здесь их и будут искать в первую очередь. Прятать шлюпку на островах тоже нельзя. Если с "Линксом" что-то случится, то они никогда не доберутся туда. В конце концов, приняли компромиссное решение.

Шлюпку спрячут в глухомани, километрах в ста от побережья. В крайнем случае, дней за десять - пятнадцать пешком они туда доберутся. Сами же обоснуются на побережье и будут ждать дальнейшего развития событий, одновременно проводя доступные партизанские действия.

Хочешь не хочешь, а придется им на какое-то время разделиться. Лучше не рисковать и не пытаться вести шлюпку, или бот, управляя им дистанционно, хотя такая возможность и предусмотрена. Очень многое поставлено на карту. Договорились, что Ольга поведет шлюпку, а Аня - "Линкс". И она категорически отказалась отпустить дочь к месту стоянки бота одну, как Аня ни убеждала ее, что никакой опасности нет.

Открыв люк и оказавшись за бортом, Ольга полной грудью вдохнула теплый влажный воздух джунглей. Та же мешанина запахов, но опасности пока нет. Вокруг следы ночного пиршества, но местных обитателей не видно. Что тут творилось, можно только представить. Ольгу аж передернуло, когда она увидела оружие, изуродованное мощными челюстями до такой степени, как будто его сминали гидравлическим прессом. Кое-где лежали остатки камуфляжной штурмовой брони, изорванной так, будто она сделана из бумаги.

От самих же тел "волкодавов" не осталось ничего. Да-а-а, ребятки... Никто вас сюда не звал...

"Линкс" стоял на том же месте, где они его вчера оставили, как ни в чем не бывало. Ввиду своей несъедобности, местную публику он не заинтересовал, а поскольку вреда от него никому тоже не было, то его просто проигнорировали. Отдраив люк, Ольга и Аня вошли внутрь десантного отсека. Да, уборку тут сделать необходимо... Но это уже издержки войны. Еще вчера утром они даже не предполагали, что станут обладателями такой машины, которая может здорово облегчить им жизнь на Пандоре. Пройдя в кабину, Аня сразу уселась в командирское кресло и стала выводить реактор на номинальный режим.

Попутно проверила запись вызовов, сделанных за ночь. Их много раз вызывал "лебедь", но так и не дозвался. Ольга усмехнулась. Заволновались, мон женераль... Но пока помайтесь неизвестностью, вызовем попозже сами. Как будто поняв, что на борту "Линкса" кто-то есть, снова ожило радио. Сам генерал почтил их своим вниманием. Ладно, побеседуем...

- Орлан - три, ответьте Лебедю.

- Доброе утро, мон женераль! Как спалось? Не докучали местные зверушки?

- Доброе утро, сударыня. Что же Вы так долго не отвечали?

- Не поверите, мон женераль. Проспала! Очень хлопотный день вчера выдался. Так что Вас интересует?

- Мне бы хотелось поговорить с Вами.

- Хорошо, давайте поговорим. Я Вас внимательно слушаю.

- Это разговор не для радиосвязи. Приходите на "Кассиопею"...

- Мон женераль, неужели я похожа на идиотку?

- Сударыня, Вы можете мне доверять. Даю слово офицера, что Вашей жизни и жизни Вашей дочери ничего не грозит!

- Забыли добавить - жизни в тюряге. Мон женераль, неужели Вы всерьез думаете, что после всего, что вы натворили, я буду иметь с вами дело?

- Вы, офицер, не верите слову офицера?!

- Во первых, офицером я давно перестала быть благодаря таким, как Вы. А во вторых, я никому не верю. А типам, подобным Вам, тем более. Поэтому и жива до сих пор. Хотите что-то сказать, давайте поговорим. Нет - значит нет. Меня эти ваши тайны уже достали.

Генерал пытался продолжить дискуссию, но Ольга больше не отвечала. Нечего толочь воду в ступе. Ясно, что пока сохраняется эта патовая ситуация, генерал будет очень любезен. Пока не прибудет подкрепление. Вот и поглядим, куда денется его любезность. Опять станет говорить на языке ультиматумов...

- Мама, больше мы ничего от него не услышим. Взять нахрапом не получилось, теперь он будет, как уж извиваться. Пока помощь не придет.

- Вот именно. Знаю я эту публику. Все, доча, полетели. Взлетаешь первая, я за тобой. Высота полета - чуть выше крон деревьев. На такой высоте радар "Кассиопеи" нас не обнаружит, а нам не надо, чтобы там заметили наш взлет. Уходим вглубь материка, затем летим параллельно береговой линии. В полете соблюдаем радиомолчание, выход в эфир - в крайнем случае. Взлет только после того, как "Памир" уйдет за горизонт. Его период обращения вокруг планеты по орбите - сто пятьдесят минут. За это время нам надо сме- нить позицию, пока он не появится снова. Задача ясна?

- Да.

- Все, доченька, с богом!

Поцеловав и перекрестив дочь, Ольга направилась к выходу, кляня себя по дороге последними словами. Хороша, мамаша... Выпускает в самостоятельный полет на боевой машине семилетнего ребенка! Если кто узнает, точно скажут, что у мамы не все дома. А с другой стороны, просто деваться некуда. Они и так ходят здесь по лезвию бритвы. Выйдя из бота и задраив за собой люк, Ольга направилась к месту стоянки шлюпки. все-таки, жутковато идти одному по этим местам. Даже ей, с ее способностями, надо быть постоянно настороже. Что же говорить о простом человеке. Активировав чувства зверя, Ольга шла вперед.

Пройти надо пять сотен метров... Сколько добычи вокруг! Но эта добыча не опасна, хотя и рассматривает ее с гастрономической точки зрения. Нет, ничего у вас не получится.

Местная добыча наблюдает со стороны, но выдерживает дистанцию... Добыча знает, что н и ч е г о сделать не сможет... И к Ольге пришло наконец осознание того, что сейчас о н а здесь хозяйка! Она и Аня. Как бы в подтверждение этого, из чащи высунулась клыкастая пасть одного из "танков". То ли это был один из тех, кто принимал участие во вчерашней атаке, то ли подошел недавно, но он не напал, а остановился и внимательно смотрел на Ольгу. Ольга тоже остановилась и глянула ему в глаза. Все вокруг уже давно попрятались, и только двое - человек и громадный хищник, два венца творения природы в разных точках галактики, внимательно смотрели друг на друга. Когда-то человек проиграл здесь битву с природой. Вернее, не проиграл, а благоразумно отступил. Ему не нужна была война до полного истребления одной из сторон. И вот теперь они встретились вновь. И эта встреча в диких джунглях закончилась победой здравого смысла. Ольге даже не пришлось пугать хищника. Он, похоже, хорошо чувствовал ее сущность. Сущность хищного з в е р я, который был внутри нее. И предпочел не связываться, а молча повернулся и исчез в чаще. Также тихо, как и появился. Снова вокруг почувствовалось присутствие жизни. Столкновения удалось избежать. Они оба поступили очень мудро, разделив сферы влияния, и не стали вмешиваться в интересы друг друга. Как знать... Может, эти хищные ящеры не так уж и глупы. И в этом гигантском черепе со страшной клыкастой пастью есть зачатки разума. И в процессе эволюции этот вид не исчезнет, а займет то же место на Пандоре, какое занял когда-то человек на Земле. Если только человек снова не попытается нагло влезть в этот дикий мир и переделать его по своему усмотрению...

Но вот и шлюпка. все-таки, среди металла и пластика чувствуешь себя привычнее.

Выход реактора на номинальную мощность и можно взлетать. Доклад компьютера о готовности, и крохотное суденышко, москит космического флота, созданного человеком, отрывается от поверхности и начинает медленно набирать высоту. По корпусу скользнули ветви деревьев, когда пришлось продираться сквозь зеленые кроны, и вот вокруг, буквально в нескольких метрах под днищем машины, раскинулся сплошной зеленый ковер. Высота медленно увеличивается. Картина вокруг просто идиллическая. Внизу вечно зеленый тропический лес. Вверху безоблачное синее небо, в котором ослепительно сияет яркий диск Денеба. С одной стороны, до самого горизонта, простирается яркая зелень джунглей, с другой - синева океана. И чужеродным элементом в этой картине выглядит летательный аппарат с угловатыми формами в камуфляжной раскраске, неподвижно висящий в воздухе над деревьями чуть в стороне. Аня уже взлетела, и поджидала мать. Огромный длинный корпус "Кассиопеи" возвышался своей верхней частью над деревьями, но на такой высоте ее радар не сможет обнаружить беглецов. Антенна радара находится в нижней части корпуса лайнера, и деревья надежно экранируют бот и шлюпку. Убедившись, что все в порядке, "Линкс" развернулся и дал ход, устремившись прочь от побережья, стараясь побыстрее удалиться от космопорта.

Аня вела "Линкс" на небольшой высоте, на десяток метров выше крон деревьев и на небольшой скорости, не более ста пятидесяти километров в час, подстраиваясь под тихоходную шлюпку. За время, пока "Памир" находится над другой стороной планеты и не может заметить их полет, надо сменить позицию. До облюбованного ими места, среди холмистого района, сплошь покрытого джунглями, от точки взлета около ста пятидесяти километров. И сотня километров до берега. Ищите теперь, ребятки, ветра в ... джунглях!

Две машины неслись над лесом на минимальной высоте, распугивая местных обитателей. Чтобы особо не напрягаться, включен автопилот. Времени на полет до места назначения хватит, а вот потом придется подождать, пока "Памир" уйдет на следующий виток. Если место посадки будет обнаружено, то вся эта затея теряет смысл. В конце концов, сигнал на радаре от шлюпки очень слабый, и обнаружить ее можно только с небольшой высоты и на небольшом расстоянии. Реальный шанс обнаружить ее есть только тогда, когда известен район, где искать. Но если надо обшарить район радиусом больше сотни километров... Тут уже нужна большая доля везения.

Вот и облюбованное место. Машины зависли в воздухе, и Ольга начала искать подходящую площадку. Местность холмистая, что затрудняет обнаружение, но и найти местечко, чтобы "припарковаться", тоже значительно сложнее. А надо поторапливаться. Скоро "Памир" выйдет из-за горизонта и имеет реальные шансы засечь две машины, находящиеся в воздухе. Наконец, обнаружив более - менее ровное место под склоном заросше- го лесом холма, Ольга пошла на посадку, продираясь корпусом шлюпки через кроны деревьев. Пара минут, и крохотное суденышко замерло, коснувшись грунта, примяв кустарник. Все. Теперь перевести все системы в режим консервации и полностью обесто- чить электрические цепи. Огоньки на приборных панелях мигнули, и шлюпка погрузи- лась в темноту, нарушаемую кое где только светом, просачивающимся через смыкающиеся вверху кроны, и достигающим иллюминаторов. Теперь предстоит нудная работа по перетаскиванию части запасов на десантный бот, так как там ничего нет. Но это, все таки, проще и безопаснее, чем воевать вдвоем против двух рот десанта. Аня уже совершила посадку поблизости. Ей проще - особо прятаться не надо, да и корпус бота намного прочнее и массивнее. В случае чего, может и несколько деревьев сломать, ничего ему не станется.

Открыв люк, Ольга выбралась наружу. Со всех сторон сразу же обступили джунгли. Здесь лес был гораздо гуще, чем на месте первой стоянки. Невдалеке между деревьями виднелся камуфлированный борт "Линкса". Такая окраска идеально подходила для этих мест, хорошо маскируя машину среди растительности. Огромный кустарник, отдаленно напоминающий земные папоротники, окружал ее со всех сторон. Когда Ольга подошла вплотную, продравшись через кусты, Аня уже отдраила люк и стояла у входа, поджидая мать.

- Все, мама, у меня все нормально! Машинка ведет себя хорошо. А как у тебя?

- Все в порядке, место хорошее. С воздуха ничего не просматривается. А чтобы проверить, что здесь лежит, надо только десант высаживать. Но пусть сначала обнаружат.

- Что дальше?

- Сейчас я перетаскаю часть запасов, а ты оставайся здесь. Нечего тебе тяжести носить.

- Но, мама!

- Аня, не спорь! Не забывай, что в физическом плане ты еще ребенок. Лучше оставайся в кабине и следи за обстановкой. Может, наши заклятые друзья себя как-то обнаружат.

Сама на связь не выходи.

- Ладно...

Когда работа по снабжению "Линкса" всем необходимым была закончена, Ольга с облегчением развалилась в кресле второго пилота. все-таки, таскать на себе груз по джунглям не очень приятное занятие.

- Все, доча! Пока посидим, отдохнем. Как там "Памир"?

- Уже вышел из-за горизонта и обшаривает поверхность планеты своим радаром. Наш детектор принимает его сигнал. Но с такой высоты, если мы не в полете, он нас не обнаружит.

- Ну и славно! А мы давай пока разберемся, что же тут за новинку придумали. Надо будет ее нашим кудесникам из службы связи доставить. Как раз по их профилю...

Все последующее время, пока "Памир" не ушел на очередной виток и скрылся за горизонтом, Ольга и Аня изучали прибор. Вернее, изучала Ольга, а Аня выступала в роли учителя, и Ольгой сразу были сделаны выводы о практической ценности технической новинки. Ведь с ее помощью проведение "экспедиций" по доставке "товара" резко упростится.

Прибор был сравнительно небольшой и его вполне можно устанавливать на беспилотных роботах - разведчиках, что резко увеличит их возможности. Но для этого надо доставить хотя бы один экземпляр прибора в офис ее компании. А там уже кудесники из службы связи разберутся с начинкой и начнут собирать такие же по образу и подобию. А может, даже что-то и улучшат. Но это возможно только в том случае, если удастся сохранить "Линкс"... Вот уж, поистине, задача с двумя зайцами! Аня уже понимала мать без слов.

- Что, мама, понравилось? Вижу, как глаза разгорелись! Но для этого надо довести этот "летающий сарай" до космопорта в Шварцвальде. Самим тут лучше ничего не демонтировать, а то еще сломаем. Ведь в подобных секретных приборах вполне могут быть предусмотрены меры для обеспечения самоликвидации в случае несанкционированного доступа. В лучшем случае все просто сгорит. А может и рвануть. Хотя, запаха взрывчатки вроде нет. А доставить туда эту летающую колымагу мы не можем. Гипердвигателя у нее нет.

Она предназначена только для десантирования с нормального корабля на планету и для абордажа в космосе.

- Понимаю, Анечка... Жалко такую ценную вещь упускать... Был бы на этой, как ты выразилась, колымаге гипердвигатель, так и проблем бы не было. Дождались бы ухода "Памира" за горизонт, стартовали в форсажном режиме, чтобы побыстрее выйти из атмосферы и удалиться от планеты. Даже если крейсер и предупредят о нашем взлете, ему нужно будет время, чтобы выйти из-за планеты, которая будет прикрывать нас, как щит, чтобы применить оружие. Догнать он нас в таком полуживом состоянии не догонит, но вот пальнуть по нам может. Но за это время мы успеем уйти на безопасную дистанцию от Пандоры для входа в гиперпространство. А поскольку здесь этого нет, то и говорить не о чем. Все, на что нам сгодится эта лошадка, это полеты в атмосфере и возможность пакостить его превосходительству генералу. Хотя, одна мысль у меня есть...

- Какая?

- Если нам удастся убраться отсюда и спрятать "Линкс", то мы вполне можем вернуться за ним, когда все утихнет.

- Но удастся ли тут на месте разобраться? Ведь придется тащить сюда всю эту банду твоих криминальных гениев от электроники со всеми их прибамбасами. Без них ничего не получится.

- Зачем тащить их сюда? Приведем "Титан" под охраной "Барса". Как раз работа по его части - буксировка малоразмерного объекта на внешней подвеске. Зря мы, что ли, в сос- таве флота нашей компании буксир держим? Вот и пусть поработает по прямому назна- чению! Да и нам лишняя посудина, к тому же, доставшаяся совершенно бесплатно, не помешает. Загоним ее сразу на переоборудование. Думаю, часть объема десантного отсека можно вполне выделить для установки гипердвигателя и монтажа кают. И будет у нас еще один хоть и небольшого размера, но быстроходный и бронированный грузовой шаттл! А оформить его можно, как гражданскую яхту. Что поделаешь? Ну, нравится госпоже Миллер коллекционировать яхты в стиле "military"!

- Мама, а глупых вопросов задавать не будут? Откуда у нас военная машина?

- Сейчас, доча, уже не будут. Генерала Миллер знают все. И простят мне многие причуды, если они не затрагивают законов Швейцарской республики. А мы свято чтим законы... Ну, почти... По крайней мере там, где живем. А что мы творим на просторах галактики, за пределами территориального пространства Швейцарии, это никого не касается!

- Ну, мамочка! В то мое время у якудза тебе бы цены не было!

- Да и сейчас, доча, тоже. Вспомни Юмико. Ведь она работала на якудза. А я просто состою в другой похожей международной организации, только и всего. Ведьмы на дороге не валяются, там это четко осознают и ценят таких сотрудников. В отличие от наших рыцарей плаща и кинжала... Ладно, как там наш хромой полукрейсер?

- Все, скоро уйдет за горизонт и можно взлетать.

- Отлично! Доча, мы с тобой на пляже давно были? Вот и полетели! Позагораем и искупаемся! Даю тебе гарантию, что тут любому океанскому пляжу можно смело выдать сертификат экологической безопасности. Ни одного промышленного предприятия в радиусе всей звездной системы Денеба тут нет! А потом нашим "друзьям" бяку сделаем!

"Линкс" взмыл над деревьями, но высоко подниматься не стал. Зависнув в воздухе, Ольга и Аня внимательно осмотрели место посадки сверху и остались довольны. Маленькой шлюпки вообще не видно, а место посадки бота хоть и выдают несколько сломаных деревьев, но через пару дней джунгли восстановят здесь свой прежний вид. А теперь подальше от этого места, нечего привлекать к нему внимание. Аня дала полную тягу двигателям, и "Линкс" устремился прочь.

Снова внизу проносится с огромной скоростью зеленый ковер джунглей, сливающийся в сплошное зеленое поле. Теперь можно двигаться гораздо быстрее и за то время, пока "Памир" будет находиться над другой стороной планеты, уйти как можно дальше. Сделав большой крюк над сушей, "Линкс" снова направился в сторону океана. Машина в камуфляжной окраске неслась на огромной скорости и на минимальной высоте, что вызывало у Ольги даже некоторое чувство дискомфорта. все-таки, полеты на таких высотах сейчас не практикуют. Но Аня лишний раз доказала, что она была прекрасным пилотом морской авиации Императорского флота Японии. Богатейший опыт боев в небе Юго - Восточной Азии, в том числе и на сверхмалых высотах, не пропал даром. И Ольга поверила, что когда-то ее дочери действительно удавалось в ходе воздушного боя стричь верхушки пальм винтом своего истребителя. Поэтому и не вмешивалась, полностью доверив ей управление трофейной машиной, а сама отслеживала их перемещение на электронной карте. Когда до побережья оставалось уже немного, Аня начала сбрасывать скорость. Наконец, за зеленым ковром тропического леса, блеснула синева океана. Вот она все ближе и ближе. И наконец наступил момент, когда джунгли внизу кончились. Машина прошла на небольшой высоте над узкой полоской песчаного берега, на которую лениво накатывались небольшие полупрозрачные волны океанского прибоя. Погода стояла тихая и ясная. Океан был спокоен, и его воды отличались исключительной прозрачностью, давая возможность заглянуть в свои глубины. Скорость полета была минимальной и Ольга, вместе с Аней, залюбовалась открывшимся видом. Но Аня, как всегда, сразу перевела все в практическую плоскость.

- Великолепная прозрачность воды! В такую погоду мы легко обнаруживали подводные лодки на небольших глубинах. Здорово напоминает Тихий океан, побережье какого - нибудь острова в тропиках. Слава богу, зениток тут точно нет.

- Доча, вот у тебя ассоциации! Нет, чтобы восхищаться окружающей красотой и получать от этого положительные эмоции!

- Мама, я на подобную красоту знаешь, сколько насмотрелась? Когда подходишь на небольшой высоте к берегу, покрытому джунглями, и ждешь, что по тебе оттуда начнет лупить несколько десятков стволов разных калибров. Эмоции незабываемые!

- Ладно, Анечка, не будем о грустном. Давай, ищи место для посадки. Лучше не на открытом пространстве, а с краю джунглей. Не надо, чтобы наша машина визуально просматривалась сверху. Хоть у нас пока и превосходство в воздухе, но все-таки...

"Линкс" развернулся и пошел на небольшой скорости в сторону кромки леса, постепенно снижаясь. Ширина песчаной полоски пляжа была не больше сотни метров. Когда джунгли были уже рядом, Аня так и не смогла найти свободной площадки, растительность была довольно плотная. Но "Линкс" оправдал свою репутацию летающего бронетранспортера и просто вломился на малой скорости в джунгли, подмяв несколько деревьев. Кроны соседних сомнулись сверху, надежно укрыв машину от посторонних взглядов.

- Все, мама, прибыли! Станция "Пляжная", пассажиров просят пройти на выход! Не забывайте свои вещи в салоне!

- Доча, ну ты даешь!!! Я никогда "Барсом" деревья не ломала! Не жалко машинку?

- Мама, этот космический бронетранспортер рассчитан на посадку в гораздо более худших условиях. Так что, его корпусу это ничем не повредит. Разве только краску подерем.

Но сегодня нам ее обдерут в любом случае.

- Ты имеешь ввиду налет на космопорт?

- Вот именно. Роботы откроют по нам шквальный огонь. И есть у меня еще одна задумка.

- Так, доча, задумки потом. Сначала вымоем десантный отсек, а потом пойдем купаться. А уж после этого обсудим тактику и стратегию. Идет?

- Идет!

Следующие полчаса ушли на то, чтобы привести палубу десантного отсека в нормальный вид, убрав все последствия недавней резни. Ольга носила морскую воду в найденном бачке, а Аня отмывала металлическую палубу. Когда отсек засверкал чистотой, они обе устремились на берег. Песчаный пляж был просто великолепен. Поскольку погода была очень тихая, волны прибоя почти отсутствовали, набегая небольшими гребнями стекловидной пены на кромку берега, и тут же откатываясь назад с мерным, тихим шепотом.

Сбросив всю одежду, Ольга и Аня с радостным визгом бросились в теплую, прозрачную воду. Согласно той информации, что Ольге удалось узнать о Пандоре, опасных животных в прибрежных водах не водилось, но далеко лучше не заплывать. Тут тоже есть аналоги земных акул, с которыми лучше не встречаться. И неизвестно, удастся ли их отпугнуть.

Во всяком случае, Аня отнеслась к предупреждению очень серьезно, и хулиганить в воде не пыталась, сразу успокоив мать.

- Мама, мне ты это можешь не рассказывать. Я знаю, насколько опасны теплые тропические воды. Каких только тварей здесь можно встретить. Что Земля, что Пандора в этом отношении очень похожи. За годы войны я насмотрелась всякого...

Ласковая теплая вода обволакивала тело, создавая иллюзию спокойствия и безмятежности. Соленость была довольно высокой, почти такой же, как на Земле и Швейцарии. Очевидно, развитие жизни в разных местах галактики подчиняется каким-то общим законам.

Нырнув, Ольга с интересом наблюдала за жизнью местного подводного мира. Глубина возле берега была небольшой, порядка двух метров, и дневной свет легко пронизывал слой прозрачной морской воды, ярко освещая песчаное дно, кое-где покрытое мелкими камнями и ракушками. Стайки мелких разноцветных рыбок сновали в разные стороны.

За ними внимательно следили отдельные экземпляры рыб покрупнее, пытаясь определить, что же это за два невиданных чудища появились в местных водах. Внизу мелькали какие-то ракообразные, устремляя на два проплывающих над ними странных чудовища свои телескопические глаза. В ушах не умолкал шум океана, который невозможно услышать, находясь на берегу, или на палубе судна. Океан Пандоры жил своей жизнью...

Ольга посмотрела в сторону. Рядом под водой плыла Аня. Она как будто рождена была в морской стихии. Грациозные движения, развевающиеся в воде длинные черные волосы делали ее похожей на маленькую морскую нимфу. Лучи света пронизывали толщу воды и яркие блики от водной поверхности создавали феерическую картину подводного царства. Вот Аня пошла на поверхность, и Ольга последовала за дочерью. Аня вынырнула с радостным фырканьем.

- Уф-ф-ф!!! Мама, как тут красиво! Давай, как все образуется, будем сюда наведываться?

Ведь здесь прекрасная природа, вода и воздух чистейшие!

- Посмотрим, доча. Давай, сначала отсюда ноги унесем. Не забывай, что сейчас мы не на отдыхе, а просто сделали себе передышку между боями.

- А я и не забываю. Но на войне тоже надо выкраивать для себя вот такие моменты. Ведь человек - не машина. И ему нужен отдых даже на войне, иначе его эффективность, как боевой единицы, упадет очень быстро. Особенно в авиации. Трудно ждать эффективных и грамотных действий от пилота, который спит два - три часа в сутки в скотстких условиях изо дня в день, из месяца в месяц. И умные военачальники это понимали. А не очень умные, те, которые воевали не умением, а числом, заявляли, что у них нет людей. У них только солдаты. К чему это приводило, тебе хорошо известно...

Они резвились в морской воде, плавали и ныряли, как будто хотели забыть о том, что еще вчера, совсем недалеко отсюда, бушевала война. Снова гремели выстрелы, и лилась кровь. Снова пытался ускользнуть из прицела силуэт вражеской машины. Снова ревели двигатели на форсажном режиме и огненные трассы раскалывали чужое небо. И снова, как и много лет назад, вражеская машина взрывалась в сетке прицела. И они наблюдали ее послед- ний полет, напоминающий полет огненной кометы, с огромной скоростью врезающейся в джунгли... Очередная война в их жизни, которая не хочет их отпускать. Которая снова, и снова напоминает о себе двум опаленным ее огнем воинам...

Вдоволь накупавшись и выбравшись на берег, Ольга с удовольствием растянулась на золотистом горячем песке. Аня с детской непосредственностью носилась по кромке воды, поднимая тучи брызг. Вдоволь нарезвившись, подошла и легла рядом на песок. Легкий ветерок с океана нес свежесть, и здесь не было той удушливой влажности, свойственной тропическим джунглям. Ольгу совсем разморило на песочке, как голос дочери неожиданно вырвал ее из сладкой неги.

- Мама, давай обсудим дальнейшие действия. Думаю, через несколько дней наш отдых между боями закончится. Контора пришлет помощь десанту. И так мы уже не позагораем.

- Знаю, Аня. Но пока мы вынуждены ждать и находиться поблизости от "Кассиопеи", если хотим что-то узнать. Сегодня совершим налет на космопорт и постараемся выбить наибольшее количество роботов. Но эта операция будет иметь больше демонстрационное значение, так как особой практической выгоды нам не дает. Штурмовать "Кассиопею" мы не собираемся, а роботы дальше периметра летного поля все равно не пройдут и в лесу их бояться нечего. Единственный полезный результат - это показать генералу и группе "сугубо штатских" лиц, которые им командуют, что тут убивают. И чтобы они не чувствовали себя в безопасности, даже укрывшись внутри корпуса лайнера. Может, пропадет желание вести "охоту на ведьм".

- А дальше? Когда к ним придет подмога?

- А тут все будет зависеть от того, кто придет и сколько. Если у них будет с собой хоть один истребитель, то о полетах на нашем "бронетранспортере" придется забыть. Это будет равнозначно самоубийству. Придется его спрятать и использовать только в качестве базы. А самим снова воевать в составе пехотного подразделения при поддержке "танков", нанося молниеносные удары и тут же отходить в джунгли. При этом захватывая пленных и вытряхивая из них последнюю информацию. Пока им не надоест охотиться. В джунглях они все равно никогда нас не поймают. Можно, конечно, прямо сейчас убраться подальше от "Кассиопеи". Хоть на противоположную сторону Пандоры, используя моменты, когда над нами не висит "Памир". Но так мы ничего не узнаем, и будем просто отсиживаться.

Хотя, я не исключаю такого варианта. Они знают, что мы не уходили далеко. И если контора поймет, что поймать нас не в состоянии, то вполне может подогнать сюда авианосец и смести здесь все в радиусе нескольких десятков километров от космопорта, даже не применяя аннигиляционную бомбу. А могут и ее кинуть. Кто им запретит?

- В том то и дело, что никто... Ладно. Будем надеяться, что до аннигиляционной бомбы не дойдет. Это уже будет признание своего полного бессилия, и если мы уцелеем, то со многих полетят погоны. А так могут сослаться на то, что не смогли нас обнаружить в джунглях. Получат по шапке, но не более того. А если станет уж очень жарко и нас начнут прижимать, придется имитировать нашу гибель, чтобы они в это поверили.

- Каким образом?

- Придется пожертвовать нашим трофеем. В воздухе против истребителя он все равно не боец. Вот и надо сделать так, чтобы он был сбит. Причем, непременно над океаном. Иначе они смогут осмотреть место падения и убедиться, что нас на борту не было. Помнишь свой трюк с "Элеонорой" здесь, на Пандоре?

- Помню, конечно... Управлять "Линксом" из шлюпки... Попробовать, конечно, можно.

Но это уже в самом крайнем случае. Шлюпка - наш последний шанс и светить ее нельзя.

А о какой задумке ты говорила?

- Так я к этому и подхожу. Сегодня мы до смерти напугаем всех, кто засел на "Кассиопее" и чувствует себя в полной безопасности. И в следующий раз, когда к ним подойдет подкрепление, они сделают все возможное, чтобы не подпустить нас близко.

- И как мы это сделаем?

- Проведем атаку камикадзе.

- Аня, ты в своем уме, или как?! Вам заповеди "Бусидо" спокойно жить не дают, господин капитан первого ранга?! Я из-за этих сволочей умирать не хочу и тебе не дам!!! Не стоят они этого!

- Мама, а кто тут собрался умирать? Я тоже жить хочу. Просто сделаем так, что они поверят в то, что мы способны на самоубийственную атаку.

- И как же?

- Налет на космопорт подгадаем по времени так, чтобы "Памир" вскоре проходил по орбите как раз над "Кассиопеей". После атаки даем полную тягу и идем вверх, якобы атакуя "Памир"...

- Аня, у тебя что, совсем пропало чувство реальности?! Какая атака "Памира"?! На этой жестянке?!

- Мама, я же сказала - "якобы". Там нервы у всех на пределе. И что они сделают, когда увидят, что виновники всех их несчастий лезут на рожон? Раз они смогли захватить лайнер, уничтожить почти половину десанта вместе с десантными средствами, захватив одно из них, а вторую половину наглухо заблокировать в поврежденном лайнере, откуда те боятся и нос высунуть? А вдруг они умудрятся и крейсер уничтожить?! Что бы ты сделала на их месте?

- Открыла огонь на поражение.

- Вот именно! Они не станут ждать, когда мы подойдем близко, а постараются уничтожить нас на дальних подступах. Потому, как не знают, какими средствами мы располагаем, раз уж смогли натворить такое. И залп из двух - трех ракет по нам я тебе гарантирую.

- И что нам это дает? Мы будем гарантированно сбиты, только и всего.

- Не торопись. Высоко мы подниматься не будем, поэтому ракетам придется гнаться за нами довольно далеко. Поскольку "Памир" будет примерно в зените, то и ракеты пойдут на нас практически вертикально. Мы же, обнаружив их, начинаем пикировать прямо на "Кассиопею". И что сделает система самонаведения ракет?

- Захватит наиболее крупную цель... Аня, ты гений!!!

- Спасибо, мамочка, я это знаю... Шучу, шучу! Но ближе к делу. Нам надо выйти из пикирования над "Кассиопеей" на высоте не более тысячи метров. Тогда головки самонаведения ракет гарантированно перенацелятся на значительно более крупную цель. То есть на "Кассиопею". В зависимости от вида и калибра ракет ее либо разнесет на куски, либо наделает в ней еще больше дырок. И то и другое нас устраивает. Но до этого не дойдет.

Генерал и "штатские" поднимут в эфире страшный визг, когда увидят, что ракеты идут прямо на них. Поэтому, "Памир" будет вынужден уничтожить их самоликвидатором. Роботов - перехватчиков по нам вряд - ли выпустят. Слишком много чести для нашего "бронетранспортера". Это будет им сюрприз на сегодня. А на завтра придумаем что-нибудь еще. И пусть они проклянут тот день, когда задумали напасть на нас.

- Гениально! Хоть и очень рискованно, но гениально. Анечка, адмирал Ямамото потерял в тебе гениального помощника.

- Ну, мамочка, до помощника Ямамото я тогда еще чином не вышла. А когда стала капитаном первого ранга, он уже погиб. Самолет, на котором он летел вместе со своим штабом, был сбит американскими истребителями.

- Да-а-а, доча... Что я могу сказать? У обеих у нас шило в заднице! Нет, чтобы спрятаться где-нибудь и отсидеться спокойно... А мы все на рожон лезем.

- Мама, так ведь ты сама говорила, что лучшая защита - это нападение. И я с тобой согласна.

- Ох, Анечка, как бы мне хотелось сейчас считать по другому... Дура твоя мама... Была бы я одна, даже не раздумывала бы... А тут своего ребенка вынуждаю рисковать жизнью.

- Мама, но если мы будем отсиживаться, то они будут хозяевами положения и будут диктовать нам правила игры. А мы заставим их играть по нашим правилам. Что главной заботой у них станет не наша поимка, а сохранение в целости своей шкуры!

Ольга с Аней еще долго спорили и обсуждали детали предстоящей операции. Как ни пыталась Ольга на словах убедить саму себя не идти на такой риск, но в душе понимала, что Аня права. И она сама поступила бы также, а сейчас ее удерживает от этого шага только необходимость участия в этом дочери. Но Аня четко разложила все по полочкам, и Ольга вынуждена была признать, что кажущийся самоубийственным план на самом деле основан на точном расчете и имеет реальные шансы на успех. И если он удастся, то генерал и "штатские" не будут думать ни о чем другом, как только бы удрать отсюда поскорее.

Единственное, на чем Ольга настояла категорически, это то, что машиной будет управлять она, а не Аня. Поскольку бои в космосе и на больших высотах в атмосфере - это ее работа и здесь у нее опыта гораздо больше. Скрепя сердце, Ане пришлось с этим согласиться, хотя душа самурая рвалась в бой. Когда их военный совет был закончен, и надо было гото- виться к вылету, маленький зеленоглазый чертенок все же подколол свою мамочку невинной детской репликой. Когда они встали и собрались одеваться, Аня выдала.

- Мама, а ты красивая женщина! Наверное, все мужики шеи сворачивают, смотря тебе вслед!

Ольга смутилась. Во второй раз в жизни она представала перед дочерью совершенно обнаженной. Первый раз - на "Кассиопее" при выполнении "разведоперации". И совершенно ясно, что Аня смотрит сейчас на нее глазами самурая, а не семилетней девочки.

Раз не получилось по ее, то можно и подколоть мамочку. Совершенно невинное детское восхищение, не подкопаешься. А с мамочки не убудет! Та же хитрющая улыбающаяся физиономия, излучающая саму невинность. Ну, Сабуро - сан, погодите!!!

- Анечка, помнишь, ты говорила, что у вас в Японии матери с юных лет готовили дочерей к взрослой жизни?

- Да, помню.

- А если дочери плохо себя вели, что они делали?

- По разному. Маленьким детям, лет до пяти, обычно дозволялось все. А вот в более старшем возрасте запросто могли и высечь.

- Правильно! Анечка, а когда мы в последний раз получали?

- Ну, мамочка!!! Опять ты за старое! Я же ничего такого не сделала! Да и ремня у тебя сейчас подходящего нет! А этим, форменным "волкодавским", им и убить можно!

- Можно. Поэтому, его трогать и не будем. Анечка, зато посмотри, сколько розог вокруг растет! Давай, попробуем? У тебя как раз и попка голая!

Аня мгновенно оценила реальность угрожающей опасности и сразу же отработала назад..

- Мамочка, ну что ты, в самом деле!!! Я же без всякой задней мысли сказала! Ты, правда, очень красивая женщина! Разве это плохо? Вот я за тебя и порадовалась, какая у меня мама!

- Ладно, доченька. Будем считать, что инцидент исчерпан. Но давай с тобой договоримся.

Если хочешь что-то такое сказать, говори прямо и открыто. Понимаю, что в душе ты уже взрослый человек и мы можем с тобой общаться на равных. Но не надо меня подкалывать вот такими с виду невинными детскими вопросами, да еще и при других, как ты это сделала при тете Насте. Ведь вопросик был явно с подтекстом и с задними мыслями. Думаешь, я не поняла? Поэтому, лучше говори прямо. А то за задние мысли рискуешь получить по голому заду! Потому, что ты еще маленькая девочка, и я обязана заниматься твоим воспитанием! А все твое предыдущее поведение подтверждало, что в отношении тебя процесс воспитания без порки невозможен. Договорились?

- Ладно, мама, договорились... Больше так не буду делать...

- Ну, вот и славно! А насчет мужиков ты права. Действительно, шеи сворачивают.

Закончив "воспитательную беседу" и одевшись, Ольга вместе с дочерью направилась к "Линксу". Причем, Аня была страшно довольна таким благоприятным исходом. А что, с мамочки станется... Вырежет хворостину, да такое "внушение" проведет! Память услужливо подсказывала и напоминала обо всех предыдущих случаях. Поэтому, лучше мамочку не злить и не заниматься подобными подколками. Тем более, мама разрешила гово- рить все прямо. Значит, будем говорить прямо!

"Линкс" стоял на месте, придавив своим тяжелым корпусом несколько деревьев. Ольга обошла его вокруг и внимательно рассмотрела. Да, эта машина действительно прочна, надежна и проста, как грабли. Она рассчитана на то, что ей будет управлять непрофессионал и будет совершать вот такие посадки, от которых профессиональный пилот пришел бы в ужас. Жалко будет терять такую рабочую лошадку. Аня думала о том же.

- Что, мама, жалеешь, если придется его подставить?

- Жалею, доча. Хорошая, надежная машинка. Здорово бы нам в работе пригодилась.

Но... На войне - как на войне...

Заняв места в кабине, Ольга начала готовить машину к взлету. Аня сидела рядом в кресле второго пилота. По задуманному плану теперь она будет выполнять функции хвостового стрелка. Нижняя турельная артустановка отключена от системы центральной наводки, и находится в распоряжении Ани. С ее помощью она сможет легко поражать цели огнем сверху. В распоряжении Ольги остальное оружие "Линкса" - носовые автоматические пушки и верхняя турельная установка, которая уже себя хорошо зарекомендовала во вчерашнем бою. Вот бомб и ракет, к сожалению, нет ни одной. Реактор выходит на номинальную мощность, двигатели запущены на малую тягу, и компьютер докладывает о готов- ности к взлету. На экран выведена карта района, и на радаре обнаружен "Памир", поднимающийся над горизонтом. Вскоре он пройдет над старым космопортом и воочию убедится, что эти две проклятые ведьмы не желают спокойно отсиживаться в безопасном месте, пока их не трогают, и не пытаются удрать куда - нибудь подальше.

- Ну, что, Аня, готова?

- Готова!

- Поехали!

"Линкс" взревел двигателями и начал подниматься над деревьями. Теперь прятаться нечего. Наоборот нужно, чтобы их обнаружили. Машина поднялась на десяток метров над кронами деревьев, и Ольга начала горизонтальный разгон с одновременным набором высоты. Джунгли стали быстро удаляться вниз, скорость росла. Ольга, в который раз, с упоением ощутила в своих руках колоссальную мощь, созданную человеком. Хотя, конечно, до ее "Барса", или "Летающей ведьмы" эта машина далеко не дотягивала, но это все же совсем не то, что гражданские яхточки подобного размера. Аня внимательно следит за показаниями радара. Нет никаких сомнений, что они уже обнаружены. Высота полета - тысяча метров и "Линкс" быстро приближается к космопроту. Видимость прекрасная. Снова ожило радио.

- Орлан - три, ответьте Лебедю.

- Что тебе надо, сизокрылый?

Ольга нарочно насмехалась и издевалась над собеседником. Пусть знают, что разговаривать у нее нет никакого желания. А вот у генерала его, похоже, было с избытком, так как в эфире сразу зазвучал его голос.

- Орлан - три, прошу Вас, не уходите со связи. Нам надо поговорить.

- Хорошо, мон женераль, давайте поговорим.

- Сударыня, нам надо встретиться и обсудить ряд вопросов. Это важно не только для нас, но и для Вас. Я понимаю, что Вы не рискнете прийти сюда, так как имеете все основания не доверять мне. Что же, сам виноват. Скажите, где и когда мы можем с Вами встретиться и поговорить? Обещаю, что я приду один и не буду предпринимать никаких враждебных действий против Вас.

- Вот это да, мон женераль! Очевидно, Вас очень сильно прижало! Видать, здорово начальство хвоста накрутило! Вчера Вы разговаривали совсем по другому. Но никуда Вам идти не надо. Я сама сейчас направляюсь к вам в гости. Готовьте оркестр для торжественной встречи.

- Вы серьезно?!

- Абсолютно серьезно, мон женераль!

Ольга улыбнулась. Генерал хватается за соломинку. Аня с сомнением посмотрела на нее.

- Мама, и ты ему веришь?

- Конечно нет, Анечка. Но пусть дадут нам спокойно подойти к космопорту и не открывают огня раньше времени. Думаю, роботы сейчас заняли позиции по периметру вокруг лайнера, чтобы блокировать наш подход с любой из сторон. На такой высоте полет гранаты будет уже на излете, да и точность стрельбы с таким углом возвышения... Это, все таки, не специальные зенитные установки. А их пулеметы нам не опасны. Как только проходим над космопортом, я сбрасываю скорость и зависаю в воздухе. Постарайся за то время, пока они не очухаются, поразить из нижней установки наибольшее количество роботов. Как только они откроют ответный огонь, я начну маневрировать, чтобы не быть неподвижной мишенью. И нам надо успеть до того, как над нами будет проходить "Памир". Задача ясна?

- Да!

- Вперед!

"Линкс" несся на большой скорости в строну космопорта. Вот уже вдали показался длинный корпус "Кассиопеи", вытянувшийся вдоль летного поля. Ольга начала плавно сбрасывать скорость, но высоту сохраняла. На дистанции в тысячу метров турельная установка бьет без промаха, тем более, по неподвижной цели. Одновременно стала рассматривать цель через оптическую систему. Поле вокруг лайнера пустынно, людей никого нет. Оче- видно, все спрятались внутри корабля. А вот роботы стоят вокруг, охватив лайнер кольцом, и направив стволы своего оружия на появившуюся цель в небе. Их приземистые прямоугольные корпуса четко выделяются на бетонных плитах. В эфире стоит полная тишина. Очевидно, генерал сам не верит в свою удачу. Если "Линкс" совершит посадку, то тут же может получить несколько гранат в борт. И тогда уже с его экипажем можно "не церемониться". А пока надо вести себя очень тихо и прилично...

Ольга плавно развернулась против ветра и зависла в точке прямо над лайнером. Все поле старого космопорта просматривается великолепно. Высота тысяча метров. Прямо под ними огромный корпус лайнера, вокруг которого выстроились восемь небольших прямоугольных аппаратов с маленькой башней наверху. Они пытаются задрать стволы своего оружия в зенит, но это у них не получается, и цель находится в мертвой зоне. Пулеметы вес- ти огонь еще могут. Гранатометы - нет. "Линкс" остановился. Ольга внимательно следила за обстановкой, Аня поймала в прицел один из роботов.

- Готов!

- Огонь!!!

Громыхнула короткая очередь, и огненный рой устремился вниз. На месте одного робота возникло огненное облако. Очевидно, сдетонировал боезапас.

- Банзай!!!

Вторая очередь из нижней установки, еще один огненный рой несется вниз и находит свою цель. Уже два костра полыхают возле борта лайнера. Оставшиеся шесть роботов приходят в движение и стараются уйти с такой гибельной для них позиции, а также, чтобы ввести в действие гранатометы, одновременно открыв пулеметный огонь. По бронированному днищу "Линкса" ураганным ливнем стучат пули, но только обдирают краску.

Пока еще машина находится в мертвой зоне, но когда роботы доберутся до краев поля, то смогут применить и гранатометы. Но краев поля надо еще достичь. Еще два костра вспыхивают внизу. Кроме гранатометов и пулеметов роботы вооружены также огнеметами.

И это создает им сейчас медвежью услугу, воспламеняя их заряды. Все, дальше на месте оставаться опасно. Пристреляться по неподвижной мишени, даже из такого не очень точного оружия, как гранатомет, не так уж и сложно. Ольга дала ход и бросила машину вниз. Половина огневой мощи противника уничтожена. Едва "Линкс" сорвался с места, как рядом пронеслись две реактивных гранаты, прочертив небо своими дымными шлейфами. Нет, ребята, ничего у вас не получится! Ваши железяки не создавались для борьбы с воздушными целями. Вы надеялись гонять ими нас на борту "Кассиопеи". А теперь я погоняю их!

"Линкс" резко шел на снижение, и Ольга поймала в прицел один из роботов, пытающийся удрать к краю летного поля. Огонь! И снова рой трассирующих снарядов, выпущенный из носовых пушек, устремляется вперед. Через долю секунды внизу полыхают разрывы и среди них вспыхивает огненное облако. Еще минус один, осталось три. Высота пятьсот метров. Снизу грохочет нижняя артустановка, посылая пучки огненных трасс вправо.

Резкий разворот вправо, форсаж двигателям, и слева, совсем рядом, проносится еще один дымный шлейф. Автоматика полностью отключена, и тяжелая машина выписывает воздушные пируэты на пределе своих возможностей. Грохот нижней установки не прекращается.

- Банзай!!!

Еще один костер вспыхивает внизу. Ане удалось поразить еще одну цель. Осталось две.

Левый вираж и машина устремляется в обратную сторону. Там, с другого конца поля, две машины врага не прекращают огонь. Резкий бросок в сторону со сменой высоты, и две гранаты пролетают снизу, оставив дымные полосы. Нос машины вниз и сетка прицела удачно ложится на пытающегося уйти в сторону противника. Снова грохот четырех носовых пушек, и еще один огненный рой несется вперед, накрывая цель. Еще один фонтан огня вырастает на бетонном поле. Остался один противник, но пока Ольга атаковала первого, он успел сместиться в сторону и для того, чтобы его достать, надо развернуть машину. В борт "Линкса" хлещут пули, а это значит, что скоро прилетит и граната. Аня пытается уничтожить последнего робота, ведя огонь из своей установки, но он все время быстро движется и выскальзывает из прицела. Ручку на себя, и машина идет вверх, быстро выходя из зоны поражения. Переворот через крыло, и вот тяжелый "Линкс" снова коршуном несется вниз. Оставшийся робот пытается укрыться в зарослях, но его гусеницы не способны обеспечить хорошую скорость за пределами ровной бетонной поверхности. Робот огрызается из всех видов оружия. Пули летят сплошным потоком, барабаня по корпусу "Линкса". Еще миг, и последует выстрел из гранатомета... Но этого мига и не хватило. Снова нос "Линкса" освещается языками пламени и снова его пушки посылают вперед огненный рой, который перепахивает все внизу сплошной стеной разрывов. И среди этих разрывов поднимается на большую высоту еще один огненный фонтан. Последняя цель уничтожена. Теперь форсаж и вверх. Больше здесь делать нечего. "Памир" как раз приближается по орбите и скоро должен пройти над космопортом. Никаких сомнений нет, что там заметили побоище внизу и сейчас пытаются выяснить, в чем дело. Очевидно, разговор у них идет на других частотах. Ольга усмехнулась, и включила радиосканер. Очень скоро из динамиков хлынуло:

- ... эту суку!!! Какого... вы там делаете, какая от вас польза?! Эта ... сука скоро тут нас всех передавит!!! А вы там, на орбите, только .... занимаетесь!!!

- "Кассиопея", выбирайте выражения! Хотите сказать, что ваш хваленый батальон хваленого спецназа не может справиться с одной бабой и малолетним ребенком?! Я вас правильно понял?

- Правильно, твою мать!!! Сейчас эта баба к тебе в гости пожалует! Вон, как шпарит на форсаже!!! Посмотрю, что ты скоро запоешь! Твоей хромой колымаге много не надо!

Перепалка в эфире продолжалась в том же духе, и в ход все больше шли далеко не парламентские выражения. Каждая из сторон считала другую дармоедами и бездельниками.

Ольга улыбнулась. Вот так-то, ребятки! А то ли еще будет... Аня, довольная, сидела рядом и отслеживала положение крейсера на радаре. "Линкс" быстро пронизывал атмосферу, набирая высоту почти вертикально. Мощность двигателей позволяла это делать.

Первая часть плана удалась. Теперь все зависит от того, насколько крепкие нервы у командира крейсера. Высота уже больше двадцати километров и продолжает быстро увеличиваться. Небо из голубого стало темно синим, и продолжает чернеть. Космос все ближе, вот уже вспыхнули звезды на небосводе. Орбита "Памира" находится примерно в семи- стах километрах от поверхности планеты, и он скоро пройдет над ними. Высота тридцать километров и продолжает расти. "Линкс" несется вверх, но крейсер его пока игнорирует. Неужели их блеф не сработал?

- Мама, похоже, он нас не боится.

- Ладно, Анечка. В крайнем случае, мы ничего не теряем. Задачу минимум мы выполнили, роботов у них больше нет. Еще немно...

- Есть!!! Вышли две ракеты! Идут на нас!

- Ну, держитесь, мон женераль!!!

Радар зафиксировал пуск двух ракет, направленных в сторону "Линкса". Переворот и быстро вниз! Высота уже почти сорок километров, и ракеты настигнут их очень быстро.

Полная тяга, и их машина камнем несется вниз, наращивая скорость. Ольга полностью сосредоточилась на управлении. При очень высокой скорости пикирования выйти из него трудно. Делать это надо умеючи, иначе можно врезаться в поверхность планеты, либо создать запредельные перегрузки.

"Линкс" вошел в отвесное пике. Где-то там, далеко внизу, стоит "Кассиопея". Сзади настигают два смертоносных снаряда, каждого из которых хватит, чтобы разнести бот на куски. Окутанные облаками раскаленной плазмы, они на огромной скорости вошли в атмосферу и гонятся по следу пытающейся ускользнуть цели. Аня, не отрываясь, следит за показаниями радара, докладывая дистанцию до несущейся по пятам смерти. Высота стремительно уменьшается, но дистанция между ракетами и "Линксом" сокращается еще быстрее. Снизу на них стремительно несется поверхность планеты, и надо успеть достичь ее раньше, чем ракеты настигнут крохотный кораблик. Все четче прорисовывается берего- вая линия, возле которой находится старый космопорт. Автоматика безошибочно определяет местоположение "Кассиопеи" и "Линкс", как атакующий коршун, стремительно несется прямо на нее, ведя за собой ракеты. Эфир забит перепалкой между десантом и крейсером. Наконец, среди потоков ругани, прорывается:

- "Памир", ты куда стрелял?!!

- Как куда? Куда просили! "Сбить эту суку!!!" Твои слова?

- Она же прямо на нас наводит ракеты! Уничтожить ракеты!!! Повторяю!!! Уничтожить ракеты!!!

- А зачем тогда просили стрелять?

- Идиот!!! Эта тварь и с того света вернется, а нам хана!!! Уничтожить ракеты!!! Ты слышишь, бл...?!! УНИЧТОЖИТЬ РАКЕТЫ!!!

- Ладно, черт с вами, получите! Нервные вы все какие-то сегодня...

- Банзай!!!

Сзади высоко в небе вспыхнули две яркие вспышки. Ракеты получили команду на самоликвидацию. Аня довольно глянула на мать. Ее план сработал великолепно.

- Вот и все, мама! Веселая ночь им обеспечена!

Ольга улыбалась. Да, все прошло, как нельзя лучше. Десант лишился своего самого мощного оружия. И там теперь знают, что Хризантема не будет спокойно поджидать их в джунглях, готовясь к обороне. Она сама явится в гости, и громко напомнит о себе всем присутствующим. И теперь о спокойной жизни на борту лайнера можно забыть. Черт ее знает, эту проклятую ведьму, что она в следующий раз выкинет! Теперь можно выходить из пикирования и посмотреть на результат своих трудов. "Линкс" вышел в горизонтальный полет, развернулся и стал на малой скорости приближаться к космопорту на высоте пятисот метров.

- Да, Анечка, твой план блестяще сработал, поздравляю! Роботов тоже всех пожгли. Хотя, конечно, тут нам повезло, что у них не было ни одной нормальной зенитной установки.

Эти железяки задумывались для борьбы с живой силой противника, находящейся в укрытиях, и слабо защищены от огня сверху. А воевать со своими собственными десантными ботами ребята явно не собирались. И теперь им придется сидеть взаперти на борту лайнера, так как против наших "танковых" войск их оружие совершенно неэффективно. А противотанковых гранатометов у них немного, воевать с танками они не собирались. Также, не думаю, что они прихватили с собой и переносные зенитные комплексы. Это уже вообще походило бы на паранойю. Хотя... Мы их напугали здорово еще на Земле. Так что, Аня, смотри внимательно вниз и при малейшем подозрении открывай огонь из своей установки. Как там у тебя с боезапасом?

- Отстреляно пятьдесят процентов боекомплекта. Уж больно шустрые были, сволочи.

- Нормально, в носовых пушках осталось семьдесят пять процентов, а в верхней установке девяносто. Еще повоюем! Поэтому, смотри в оба! А то обидно будет после такого успеха маленькую зенитную ракетку из переносного ранцевого комплекса в брюхо получить!

Ольга снизилась до сотни метров и подошла к кромке летного поля, зависнув в воздухе.

На бетонных плитах ярко полыхали восемь костров. Заряды встроенных огнеметов давали огню обильную пищу. Никого из людей не было видно. Пройдя на минимальной скорости к стоящему лайнеру, "Линкс" облетел его вокруг. Обшивка во многих местах была покрыта рваными пробоинами - последствие обстрела из автоматических пушек. В левом борту, в центральной части корпуса, зияли две пробоины приличных размеров, куда попали выпущенные ботами ракеты. Ни о каком взлете нечего было и думать, работы по устранению таких повреждений можно выполнить только в условиях соответствующего ремонтного завода на планете, или в орбитальном доке. Но для этого "Кассиопею" надо сначала туда доставить. А с учетом того, что гипердвигатели не работают, можно утверждать, что "Кассиопея" совершила свой последний полет и навсегда останется здесь, в заброшенном старом космическом порту, окруженном джунглями. Закончив осмотр, Ольга стала снижаться, и совершила посадку в ста метрах от входного люка "Кассиопеи", нацелившись на него носовыми пушками. Теперь можно было и побеседовать.

- Лебедь Орлану три, я на месте. Мон женераль, где же Вы?

Какое-то время было тихо, но потом генерал все же откликнулся.

- Что Вам угодно, сударыня? И как понимать Ваши действия?

- Как это, что мне угодно?! Встретиться и поговорить с Вами, мон женераль! Ведь сами меня звали! Ведь я же сказала, что лечу к вам! Прилетаю, и что я вижу? Насчет оркестра я пошутила, понимаю, что вряд ли он у вас есть. Почетный караул для моей встречи тоже не обязателен, чином не вышла. Но выслать сигнальщика на летное поле для обозначения места посадки можно было? И запалить дымовую шашку для определения направления ветра? все-таки, женщину с ребенком встречаете, могли бы и позаботиться для обеспечения нашей безопасности при посадке на незнакомой машине. А вместо этого я вижу ваши железяки на гусеницах, которые таращатся в небо, и стараются навести на меня свои пукалки! Я теперь из-за вас в глазах своей дочери последней лгуньей выгляжу! Пообещела ей сдуру, что сейчас дядя в гости придет и может чем-то вкусненьким угостит. А дядя угостил... Вот и пришлось с вашими железяками разобраться, дабы они Вас, мон женераль, больше в искушение не вводили. А тут еще этот ваш полоумный крейсер отличился. Чего он по мне стрелял? Там уже что, одни параноики остались? Чего они так перепугались? Того, что я на этой консервной банке могу нанести им какой-то вред? Мон женераль, это уже к психиатрам. Тяжелый клинический случай. Хамы Ваши подчиненные, мон женераль, никакого уважения к даме! Ладно, давайте ближе к делу. Я Вас жду. Можете прихватить с собой нескольких гоблинов, если один идти боитесь. Не бойтесь, не трону. Поговорим, и уйдете целыми и невредимыми. Итак, мон женераль?

- Хорошо. Ждите, сейчас приду.

Ольга и Аня удивленно переглянулись. Неужели, и правда придет?! Значит, дело там полный швах... В эфире было тихо, но скоро входной люк в борту лайнера открылся, и из него вышел человек в генеральском мундире, сопровождаемый четырьмя "волкодавами" с оружием. Аня внимательно всмотрелась в лицо и подтвердила.

- Да, мама, это он. Экипаж "Линкса" видел его неоднократно. Видать, дела у них совсем плохи, раз сам генерал в роли парламентера выступает.

Между тем, группа из пяти человек подошла к боту. "Волкодавы" остановились метрах в двадцати, приготовив оружие, а генерал подошел почти вплотную. Хочешь - не хочешь, а надо встречать гостя. Ольга поднялась из кресла, дав указания дочери.

- Аня, внимательно смотри за обстановкой. В случае чего - стреляй без промедления, и без моей команды. Мы сейчас на аэродроме противника и можно ждать любой пакости.

Аня молча кивнула и переключилась на управление верхней артустановкой. Теперь можно вести огонь в любом направлении. Ольга прошла в десантный отсек и открыла люк, заняв такую позицию, что четверо "волкодавов" не могли ее видеть. Перед люком, в паре метров от него, стоял человек в генеральском мундире. Увидев Ольгу, он козырнул и представился.

- Генерал-майор Сухомлинов, честь имею, сударыня!

- Разжалованный капитан второго ранга Шереметьева. Она же Ведьма с "Летающей ведьмы", она же Пантера, она же генерал Миллер, она же Маргарита фон Рюкнер, она же Эльвира Ройзман. Честь имею, мон женераль! Добро пожаловать на борт! Чем обязана?

- Благодарю Вас, сударыня, но мне приказано оставаться здесь. Кстати, к своему далеко не полному списку имен Вы забыли добавить еще одно - Хризантема.

- Значит, ваша контора поняла, что я все знаю?

- Да, и уже довольно давно. Кстати, Вы прекрасно выглядите. Я видел Ваши фотографии, когда Вы еще были на службе. Вы совершенно не изменились за эти годы. Очевидно, время не властно над Вами?

- Благодарю, мон женераль! Но я думаю, Вы прибыли не за тем, чтобы расточать комплименты по поводу моей внешности? И зачем Вы аж четырех этих мордоворотов с оружием прихватили? По-моему, все знают, что моему слову верить можно. В отличие от вашего.

- У этих людей другая задача. Им приказано ликвидировать меня, если возникнет опасность попадания к Вам в плен. Именно поэтому я и разговариваю с Вами, стоя здесь.

- Вот как? Радикально... Ну, ладно. Давайте поговорим здесь. Что же такого случилось?

- Я буду играть в открытую. Генерал - лейтенант Гринберг, которого Вы хорошо знаете, предупредил меня, что врать Вам бесполезно. И чтобы Вы не заподозрили о его участии во всем этом, сразу скажу, что он категорически отказался от участия в этой операции, гарантируя ее полный провал. И как всегда оказался прав. И его, как всегда, не послушали.

- Так, начало весьма интригующее. И где же сейчас Мишутка?

- Отправлен в почетную ссылку - заместителем начальника пресс-службы МГБ. Должность заметная, но ничего не решающая. От оперативной работы его отстранили.

- И ради чего вы все это затеяли? Раз уж мы собрались поговорить открыто, так давайте начнем с самого начала.

- Давайте. Через несколько часов после вашего отлета из Токио произошло одно неприятное событие. Была обнаружена пропажа секретных документов, которые, как выяснилось, похитил генерал Стрельников - опальный экс-министр госбезопасности. По оперативным данным поступила информация, что он передал эти документы Вам. Но когда, где, и где они находятся в данный момент, не известно. Сударыня, Вы сами нашу службу не интересуете. Перед нами поставлена задача - любой ценой вернуть эти документы, содержащие государственную тайну. Дело на контроле у самого президента Федерации.

- Ну, ничего себе! Такого со мной еще не случалось! Да только вы, как всегда, ошиблись, мон женераль! Я впервые слышу о каких-то документах и даже приблизительно не могу понять, о чем речь. А почему бы вам не спросить у самого экс-министра? Что за бред он несет?

- Увы, это невозможно, сударыня. Вскоре после разговора с Вами он попытался скрыться.

К сожалению, живым задержать его не удалось. А его подельники абсолютно ничего не знают.

- И ради того, чтобы спросить меня об этом, надо было устраивать эту бойню? Сколько своих людей вы уже положили, мон женераль? И сколько положите еще, разыскивая то, чего у меня нет? Неужели, нельзя было просто подойти, и спросить?!

- Генерал Гринберг так и предлагал сделать. Тем более, он скептически отнесся к этой информации, так как уверен, что в контакт со Стрельниковым Вы не вступали. А те бандиты, которых Вы перебили в Токио, простые уголовники, которые работали на него. Он хотел догнать "Кассиопею" в Спэйс - Сити и поговорить с Вами. Но ему, как всегда, не поверили и не позволили это сделать. Вместо этого приказали подготовить операцию по задержанию любой, повторяю - любой ценой. Наверху страшно обеспокоены и уверены, что эти материалы у Вас, и Вы собираетесь использовать их в своих целях. Гринберг стал убеждать, что это бессмысленно. Что никаких материалов с собой у Вас нет и результатом этой операции будет только гора трупов. На него стали давить, и тогда он категорически отказался готовить гарантированно обреченную на провал, как он выразился, операцию. Этим занялись другие люди. К чему это привело, мы все видим. У Вас, правда, нет этих документов?

- Мон женераль, я готова поклясться на Библии, на Коране, на чем хотите, что я впервые слышу о каких-то документах. И с этим мерзавцем Стрельниковым я никогда не встречалась. И разговаривала с ним один единственный раз по видеофону из Токио, чтобы напугать его до смерти. Ведь вам известно, что он похитил мою дочь, ради спасения которой я и прибыла нелегально на Землю. До этого у нас нигде и никогда не было никаких контактов. Что же он мог мне передать?!

- Не знаю, сударыня... Я склонен верить Вам, так как имел долгую беседу с Михаилом Гринбергом, и он много чего рассказал о Вас. Но наверху преобладает другое мнение.

Здесь, на борту "Кассиопеи", находятся четыре каких-то шишки из аппарата президента. Я даже их настоящих имен не знаю. Они, фактически, всем и командуют и получают приказы с самого верха, а я только обеспечиваю выполнение их распоряжений. Наверху сейчас все, как с ума посходили. Не знаю, какое осиное гнездо Вы потревожили.

- Час от часу не легче... И зачем Вы мне все это рассказали?

- Затем, что мы теперь одинаково робинзоны, сударыня. И если не хотим создавать два враждующих племени, то нам как-то придется налаживать отношения.

- Не поняла? Объясните, мон женераль.

- После вчерашних событий, когда две роты спецназа были уничтожены нападением хищников, а Вы уничтожили все наши мобильные средства передвижения, захватив одно из них, сверху наконец-то пришел первый здравомыслящий приказ. Прекратить бесполезные атаки, а просто наглухо блокировать Пандору. В какой-то степени план все же сработал. Вас удалось загнать в ловушку, из которой даже Вы со своими способностями не сможете вырваться. "Памиру" дан категорический приказ уничтожать любые летательные аппараты, пытающиеся покинуть планету. Я так думаю, что скоро к нему подойдет помощь. И тогда все пространство вокруг планеты будет перекрыто. Раз не получилось поймать Вас, или уничтожить, решили запереть на этой дикой планете. Нас всех, кстати, то- же. Сказали, что наше возвращение напрямую зависит от вашей поимки. Снабжать нас всем необходимым будут, сбрасывая грузы на парашютах, чтобы исключить любой контакт транспортного корабля с поверхностью планеты. Там опасаются, что раз Вы захватили "Линкс", то вполне можете захватить и транспортный корабль. Так что, мы теперь с Вами соседи, сударыня. Я понимаю, что пытаться и дальше поймать Вас, это только умножать количество жертв. Генерал Гринберг оказался прав в очередной раз. Может, прератим эту никому не нужную войну? Ни Вы, ни мы не сможем покинуть планету. Так может, перестанем стараться убить друг друга?

- Я только за, мон женераль! Первое разумное предложение, которое я слышу. И что же Вы думаете делать дальше?

- А что нам остается делать? Обустраиваться здесь, как будто мы намерены прожить здесь всю жизнь. Нас не выпустят отсюда. Спасибо, хоть с голоду подохнуть не дадут. Во всяком случае, обещали. А что Вы будете делать? Топлива в реакторе "Линкса" хватит месяца на три при интенсивной работе. Если очень экономить, то можно растянуть месяцев на восемь, но не больше. За шлюпку, которую Вы захватили на "Кассиопее", я вообще молчу. Там запас энергии мизерный. Дай бог, чтобы на месяц хватило. Да и продуктов у вас не очень много. Как думаете выживать в этих диких условиях? Нам-то запасов на борту лайнера надолго хватит. А энергии реакторов, если тратить ее только на системы жизнеобеспечения, хватит на долгие годы. А что ждет Вас с дочерью? Может, не будете обрекать ребенка на такую жизнь?

- И что Вы предлагаете? Прийти и сдаться Вам на милость?

- Я не вижу для Вас другого выхода. Так у Вас и Вашей дочери будет хоть какой-то шанс спастись. В противном случае, весь остаток своей жизни вы проведете здесь - на Пандоре.

Что Вы будете делать, когда у Вас закончатся все запасы? Охотиться в этих диких джунглях? Возможно, что и так. Из рассказов о Вас, и анализируя вчерашние события, я сделал вывод, что Вы можете контролировать поведение местных животных. Иначе, как бы вам удалось выжить в этой бойне в джунглях. Во всяком случае, это единственное разумное объяснение. Но даже если это так, то топлива для реактора Вы здесь нигде не найдете. Станете жить в своем "Линксе", как в пещере? Или, захватите "Кассиопею", перебив нас?

Вполне допускаю, что Вам это удастся. Но дальше что? Лайнер разгерметизирован и стартовать на нем в космос невозможно, а поскольку гипердвигатели не могут быть запущены, то и бессмысленно. К тому же, при попытке взлета он будет сразу уничтожен огнем с орбиты. На что Вы надеетесь? У Вас нет выхода.

- Выход всегда есть, мон женераль. По крайней мере - захватить вместе с собой кучу врагов на тот свет, чтобы не было скучно. Так что, не надо подводить тут теоретическую базу под то, что я просто вынуждена буду сдаться. А Вы, таким образом, выполните задание и вернетесь на Землю. Если Вы и Ваши люди согласны объединить усилия, чтобы вырваться из этой западни, то я готова сотрудничать с вами. Если же Вас по-прежнему интересует только моя поимка, то нам не о чем больше разговаривать. Передайте это своим "шишкам" из аппарата президента. Не знаю, сколько мне потребуется времени, чтобы вырваться отсюда. Может неделя, может месяц, может год, или два. Но я все равно вырвусь, назло вам всем! А вы можете запереться на борту "Кассиопеи" и сидеть там, не высовываясь. Могу пообещать одно. Если вы не будете предпринимать против меня агрессивных действий, то и я вас не трону. Но при малейшей попытке нападения ответные меры последуют незамедлительно. Вы уже имели счастье в этом убедиться. И напоследок дам один совет. Удаляться за пределы космопорта я вам категорически не рекомендую. Местные хищники уничтожат вас очень быстро. А ночью лучше вообще не покидайте борт лайнера. Имеете сказать что-нибудь еще?

- Прошу Вас хорошо подумать над моими словами, и не торопиться с ответом. Времени у нас будет, похоже, предостаточно. Канал связи прежний, радиостанция у нас все время на дежурстве. Вызовите, если захотите поговорить. Со своей стороны могу пообещать прекращение военных действий, так как мы физически не можем их вести. Мы заперты в пределах космопорта и, слава богу, наверху это наконец поняли. И даже если сюда пригонят целую армию, ловить человека в местных джунглях - это даже не сизифов труд. Это полный идиотизм.

- Рада, что хоть в этом мы понимаем друг друга.

- А Вы так и будете ютиться в десантном отсеке "Линкса", где нет абсолютно никаких условий? И щеголять в этом наряде "а ля волкодав"?

- Вы знаете, мон женераль, для меня десантный отсек "Линкса" выглядит гораздо уютнее тюремной камеры. А что касается моего нынешнего гардероба... Так в туфлях на каблуках, вечернем платье, и тонких чулках по джунглям перемещаться неудобно. Так что, уж не взыщите за мой внешний вид. Пришлось прихватить кое-что из трофейной амуниции. Вашим "волкодавам" она все равно больше была не нужна.

- Честно говоря, я в шоке, сударыня. После того, что увидел на "Кассиопее"...

- Вам крупно повезло, мон женераль, что Вы не видели того, что произошло вчера в джунглях.

- Да уж, представляю... Откуда у Вас это варварство?

- Это вы сделали меня такой. Не Вы лично, а ваша контора. Это вы разбудили во мне кровожадного хищника. И теперь руку, поднятую на меня, я отрубаю. В буквальном смысле. Как там, кстати, этот бедолага? Не в том месте и не в то время его на подвиги потянуло.

- Врач пришил ему кисть, на "Кассиопее" хороший госпиталь, оборудованный на высочайшем уровне. Но месяца три он еще ей работать не сможет. Скажите, Вы специально это сделали?

- Естественно. Гораздо проще и надежнее было отрубить ему голову. Но я хочу показать всем, что не хочу этой войны. Однако, если на меня нападают, то церемониться не стану.

- Вы страшный человек... Ведь Вы женщина, как Вы можете творить такие вещи?!

- Я не просто женщина. Я - ведьма, нарушившая Запрет. Генерал Гринберг должен был рассказать Вам, что это такое.

- Так он рассказал... Честно говоря, я не поверил. А теперь уже не знаю, что и думать.

- А думать надо было раньше, мон женераль. Теперь думать поздно. Вы, по крайней мере, остались живы. В отличие от тех почти трех сотен, которые были абсолютно не причем. И вся вина которых состояла только в том, что они хотели убить меня и мою дочь по Вашему приказу. А если меня хотят убить, то я убиваю первая. И так буду поступать всегда. Передайте это вашим президентским шишкам. Хотите сказать что-нибудь еще?

- Нет, сударыня. Просто прошу Вас подумать еще раз над моими словами.

- Благодарю, мон женераль, я уже подумала и дала Вам исчерпывающий ответ. Другого Вы не дождетесь.

- Вы сумасшедшая...

- Не Вы первый говорите мне это. И, я думаю, далеко не последний. Счастливо оставаться, мон женераль! Рада была с Вами познакомиться!

С этими словами Ольга захлопнула дверь люка и задраила его, оставив генерала стоять с открытым ртом. Больше здесь делать было нечего. Пройдя в кабину, уселась в командирское кресло. Аня внимательно следила за окружающей обстановкой, глядя на обзорные экраны.

- Все, Анечка. Встреча двух высоких договаривающихся сторон прошла успешно, хотя и не дала заметных результатов. По крайней мере, эти две стороны не поубивали друг друга, а это уже хорошо.

- Я все слышала, мама. Перспективы не очень хорошие. Что будем делать дальше?

- Сначала уберемся отсюда подальше. Нечего жить рядом с такими беспокойными соседями. Хоть генерал и пообещал прекратить военные действия, и говорил совершенно искренне, да только и над ним еще начальство есть. И оно может иметь в отношении нас совсем другое мнение. Поэтому, перебазируемся. Найдем какое - нибудь живописное место на побережье, но в пределах досягаемости шлюпки. Не дай бог, с "Линксом" что-то случится. Генерал прав, топлива в реакторе у нас ограниченное количество. И лишние полеты надо прекратить, они жрут огромное количество энергии. Но один дальний полет мы с тобой сейчас все-таки сделаем.

- Куда?

- Здесь есть архипелаг островов, покрытых тропической растительностью. Помнишь, где мы прятали "Барс", когда прилетали выручать тетю Настю из лап Лорда? Так вот там, на одном из островов, лежит старый корабль, совершивший аварийную посадку. Он лежит там уже больше сотни лет. Конечно, глупо надеяться, что мы сможем его оживить, но вот поживиться там чем-нибудь очень даже можно.

- А что, это интересно! Полетели!

Ольга начала выводить реактор на номинальную мощность. Генерал и его провожатые уже вернулись на "Кассиопею" и наблюдали из открытого люка. Все, реактор вышел на режим, можно запускать двигатели. Плавно увеличивая тягу, Ольга подняла машину над бетонным полем. Аня не прекращала наблюдения, готовая смести из своей турельной установки любую опасность, исходящую от "Кассиопеи". Но попытки нападения не последовало. То ли генералу нападать было больше нечем, то ли здравый смысл, наконец то, возобладал. Но, как бы то ни было, "Линкс" беспрепятственно совершил взлет с территории, занятой противником, и устремился в сторону джунглей.


Глава 9


Полет занял довольно много времени, так как Ольга не хотела раскрывать конечной цели маршрута. Пока была возможность, летели над сушей. Три раза приходилось совершать посадку прямо в джунглях, ломая деревья, чтобы укрыться от "Памира", проходившего над этой стороной планеты. И только когда уже можно было лететь по кратчайшему пути над океаном, "Линкс" рванулся вперед с максимальной скоростью, на какую только был способен в атмосфере. До следующего появления "Памира" над ними надо успеть достичь архипелага, так как в океане прятаться негде, и они сразу будут обнаружены. Стрелять крейсер, может быть, и не станет, но вот цель их полета сразу выяснит. Но запас времени есть. Если даже и не удастся сразу обнаружить интересующий их остров до появления "Памира", то можно отсидеться на любом из них, пока крейсер не уйдет на следующий виток, а потом снова продолжить поиски.

Ольга вела машину на высоте тысячи метров. Внизу проносилась синяя гладь океана, подернутая рябью волн. Вот впереди появилась длинная цепочка островов, как будто всплывающая из океанских глубин. Надо было снижать скорость. Ольга убавила тягу двигателям, и начала снижение. Когда "Линкс" прошел на малой скорости над песчаным пляжем ближайшего острова, до появления крейсера над горизонтом еще оставалось время. Можно поискать место для посадки, не занимаясь больше подобным варварством, нанося вред местной растительности. Покружив над островом, она нашла небольшую прогалину в джунглях, и протиснула туда "Линкс". Снова вокруг высились стволы деревьев, а внизу все вокруг покрывал кустарник вперемешку с высокой травой. Здесь ничего не изменилось за семь с лишним лет...

- Все, Анечка, мы прибыли! По сравнению с материком, здесь просто райский уголок.

Острова сравнительно небольшие и хорошо продуваются со всех сторон ветрами, поэтому здесь и нет той удушливой влажности, свойственной джунглям на материке. Крупных животных тут тоже нет, хотя всякой ядовитой гадости хватает. Так написано в справочнике. Поэтому, будем внимательно смотреть под ноги. Далеко от берега тоже заплывать нельзя, в здешних теплых водах водится много разных хищных тварей. В общем, добро пожаловать на Пандору! На побережье материка еще хуже, а вдали от берега и подавно.

- Понятно, мама! Но мне это место нравится гораздо больше, чем космопорт со стоящей там "Кассиопеей". С местными зверушками договориться можно. А вот со зверями в генеральских мундирах - нет.

- Согласна. Поскольку, нам пока надо сидеть тихо до ухода "Памира" на следующий виток, давай перекусим. А то уже и день скоро закончится, а нам надо этот остров с кораблем найти, пока не стемнело. А то ночью тут тоже будет праздник живота, как и на материке, где все пытаются сожрать друг друга.

В процессе ужина обсудили дальнейшие действия. Ольга высказала предположение, что пока "Памир" находится в одиночестве, есть надежда на вмешательство какой-нибудь третьей силы. Вдруг, кому-то придет в голову идея провернуть именно сейчас, на Пандоре, какую-то криминальную негоцию. А против более - менее серьезного противника тяжело поврежденному "полукрейсеру" не выстоять. И если только он начнет ревностно выполнять приказ о полной блокаде Пандоры, то может и нарваться на неприятности. Это будет зависеть от того, кто сюда пожалует. Кого-то он, конечно, сможет уничтожить. А вот если появятся несколько кораблей вроде ее "Барса", то по нему самому можно будет справлять панихиду. Десант на "Кассиопее" можно вообще не принимать в рассчет. Средств передвижения у него нет, а поднимать в воздух поврежденный лайнер - на это господа из аппарата президента никогда не решатся.

А потом с этими "негоциантами" можно будет как-то договориться. Генерала Миллер знают очень многие. В том числе, и в криминальных кругах. Ну, а если мальчики завыпендриваются... Когда-то давно, на планете противника, она захватила в одиночку вражеский штурмовик "Сункар", ставший впоследствии "Барсом". Потом спокойно захватила "Элеонору" прямо в порту. Вчера, вместе с дочерью, она захватила "Линкс"... А что помешает захватить корабль "негоциантов"? Ведь если они откажут им в помощи, то нарушат одну из главных заповедей космофлота. А за это, если кто узнает... Да только, никто не узнает. Ни Ольга, ни Аня никому не расскажут об их безобразном поведении. Да и о самих "негоциантах" тоже... Но это возможно только в том случае, если в окрестностях Пандоры не будет никого, кроме недобитого "Памира". А если появится хоть один серьезный военный корабль, то рассчитывать на этот вариант с залетными "негоциантами" не приходится. Он разом вышвырнет всех незваных визитеров из окру- жающего планету пространства. Ладно. Придется поступать так же, как и раньше. То есть, решать проблемы по мере их возникновения.

"Памир" скрылся за горизонтом, и можно было взлетать. Ольга осторожно подняла машину в воздух, стараясь не задевать лишний раз кроны деревьев, и начала набирать высоту по спирали. Надо прочесать радаром все острова в поисках крупного металлического объекта. Тогда она не запомнила точное местонахождение нужного острова, так как никогда не думала, что вернется сюда.

"Линкс" шел на высоте тысячи метров. Скорость была небольшая, Ольга просматривала все внизу визуально, а Аня вела поиск радаром. Наконец, радар засек крупный металлический объект. Машина пошла на снижение, и очень скоро Ольга убедилась, что они нашли, что искали. Это был тот самый остров. Старый корабль лежал на берегу, зарывшись днищем в песок. Снизившись до сотни метров, Ольга сделала круг над кораблем, и стала заходить на посадку. Благо, места вокруг на пляже было много. Подняв тучу песка, "Линкс" коснулся шасси поверхности острова, и замер. Очередной полет в неизвестность был завершен.

- Все, Анечка, пойдем, пока еще не стемнело. Корабль большой, осмотрим хотя бы рубку. А все остальное можно оставить на завтра. Торопиться нам некуда.

- Как думаешь, мама, что с ним случилось?

- Точно не знаю, но на корпусе следы обстрела. Он дотянул до этого острова и кое-как совершил посадку. Но взлететь уже не смог. Корабль очень старый - балкер типа "Гермес". Их выпуск был прекращен очень давно...

Выйдя из машины, Ольга полной грудью вдохнула свежий морской воздух. В нескольких десятках метров от них волны лениво накатывались на берег, и был слышен только шум прибоя. Диск Денеба уже склонялся к горизонту и скоро должен был коснуться поверхности океана. Надо было поторапливаться. На всякий случай, Ольга прихватила оружие. Воевать с местной живностью вряд ли придется, а вот высадить какой-нибудь проржавевший замок в двери - очень даже возможно. Подойдя вплотную к уходящему ввысь борту, они остановились. Металл был очень сильно изъеден коррозией и покрыт слоем морской соли. Ольга помнила расположение люков на кораблях этого типа, поэтому сразу направилась в сторону носа. Там есть небольшой люк для доступа внутрь экипажа и пассажиров, которым обычно пользуются, если не хотят открывать большую грузовую аппарель в кормовой части. Идти по песку пришлось довольно долго, длина корабля достигала трехсот метров. На всем протяжении корпуса они натыкались то тут, то там на рваные пробоины в обшивке. Были сравнительно небольшие, оставленные снарядами автоматических пушек, а были больших размеров, которые оставляют ракеты малого калибра класса "корабль - корабль". Крупный калибр обычно пробоин не оставляет. Он просто разносит на куски...

Но вот и входной люк. Дверь люка изуродована взрывом и видно, что ее открывали с помощью ионного резака. Она так и осталась в открытом положении. За дверью чернеет темный проем коридора, ведущего на жилую палубу. Освещения, естественно, на корабле никакого нет. Ольга и Аня активировали чувства зверя, и шагнули внутрь древнего корабля...

Вокруг тишина и запустение. Опасности нет. Здесь не водятся крупные животные, и только мелкая живность иногда снует под ногами. Внутри корабля темно, так как реактор давно остановлен. Но зрение зверя позволяет хорошо видеть и в полной темноте. За долгие годы песок проник во все помещения. Морской воздух, богатый ионами соли, привел к интенсивной коррозии металлических предметов. Они идут по жилой палубе в сторону рубки. Все покрыто толстым слоем песка и пыли. Двери некоторых кают распахнуты, а некоторые вообще отвалились. Потом надо будет пройтись по каютам. Может, удастся узнать побольше об этой трагедии, случившейся более ста лет назад. Но вот и вход в рубку. Тяжелая бронированная дверь открыта настежь. Если бы ее оставили закрытой, то проникнуть в рубку было бы не так-то просто. За такое время замки и петли пришли бы в полную негодность. Но им повезло, и через несколько шагов они оказываются в центре управления кораблем. Все та же тишина и запустение. Под ногами скрипит песок, воздух затхлый, а все пульты покрыты толстым слоем пыли. Ольга подошла к стеллажу, на котором обычно держат документацию, и очень удивилась. Стеллаж был пуст. Никаких документов не осталось. После этого подошла к пульту главного бортового компьютера и внимательно его осмотрела. Так и есть. Все блоки памяти изъяты. Кто-то постарался скрыть всякую информацию об этом корабле, совершившего аварийную посадку на этой безлюдной дикой планете на задворках галактики. То ли это сделал экипаж, то ли те, кто напал на него, сейчас это уже не узнать...

- Мама, похоже, тут уже побывали раньше нас. Вся документация и блоки памяти компьютера изъяты. Кто-то очень не хотел, чтобы об этом корабле узнали.

- Похоже на то... Видать, ребята промышляли чем-то незаконным. И то ли что-то не поделили с партнерами по "бизнесу", то ли кто-то посторонний захотел поживиться за их счет. Раньше такое частенько бывало. Это сейчас стараются не доводить дело до крайности, и решить все спорные вопросы мирным путем. И то далеко не всегда получается.

А раньше действовало правило - кто первый выстрелил, тот и прав. Правда, еще попасть надо было...

- Думаю, мы тут ничего не найдем. Все источники информации отсутствуют, аппаратура в сыром затхлом воздухе давно превратилась в металлолом. Продукты, если какие и оставались, испортились за сотню с лишним лет. Никакая консервная банка не пролежит столько в агрессивной среде.

- Пожалуй, что так... Завтра внимательно осмотрим остальные помещения. Может, найдем что интересное. На аппаратуру связи я и не рассчитывала, а вот сменные блоки для аннигиляционных реакторов нам бы очень пригодились. Тогда они уже применялись и вполне могли бы подойти нам. Конечно, размер может не совпасть, но там предусмотрена возможность подгонки. Эти блоки помещены в практически неразрушаемый корпус из титанового сплава и могут храниться сотни лет. А корабль таких размеров имел реакторы колоссальной мощности. И если он смог совершить посадку, значит реакторы оставались в рабочем состоянии. Сейчас, конечно, уже давно ничего не работает. Но блоки с топливом должны были сохраниться, ведь они практически вечные. И если это так, то энергетическая проблема будет у нас решена. Мы сможем летать на "Линксе", сколько угодно.

Назло генералу и его компании.

- Мама, а ракету с аннигиляционным зарядом мы бы не смогли соорудить из этих блоков?

Чтобы всадить ее в борт "Памиру"?

- Нет, доча, не получится. Теоретически можно, а практически нет. Провести реакцию аннигиляции - это не запал в динамитную шашку воткнуть и не самодельную бомбу из запаса взрывчатки соорудить. Да и смысла в этом никакого нет. Даже если мы и склепаем тут какую-то кустарную ракету, то до "Памира" она все равно долететь не сможет.

Он собьет ее еще на подлете. А скоро тут и кроме "Памира" должен кто-то появиться.

В конторе сидят не дураки, и прекрасно понимают, что он держится на последнем издыхании. Да и с пассажирами "Кассиопеи" надо что-то решать. Информация о них уже прошла и теперь предствить их без вести пропавшими не получится. Думаю, скоро пришлют какой нибудь пассажирский лайнер, или войсковой транспорт, чтобы он забрал их. Для стелс-крейсеров, все-таки, нагрузка будет очень большая, они на такое количество народа на борту не рассчитаны. А "Памир" сменят нормальным военным кораблем, а то и не одним. Эта операция - уже секрет Полишинеля. Могут придумать какую-нибудь сказку о необходимости блокирования Пандоры. Опасная эпидемия, к примеру, или еще что-нибудь в этом роде. Хотя, кто их знает... Раз дело дошло до самого верха и его контролирует сам президент Федерации... Вполне могут цепляться до последнего в стремлении сохранить секретность и не допускать к этому военный флот.

- Мама, а если спровоцировать их на посадку, когда они появятся? Захватить их шлюпку, и пожаловать к ним в гости? Одного человека я смогу держать под полным контролем сколько угодно, и он будет говорить по радио все, что нам нужно. Никто ничего не заподозрит. А когда попадем к ним на борт, устроим "пожар в сумасшедшем доме", как ты говорила.

- Будем пробовать все, доча. Я тут сидеть всю жизнь не собираюсь, да и ты тоже. Поэтому, что нибудь обязательно придумаем!

Больше здесь делать было нечего. Вся аппаратура в рубке давно превратилась в ржавую рухлядь. Никакой информации о корабле тоже узнать не удалось. Даже позолоченная табличка с указанием названия корабля, верфи, на которой он был построен, построечного номера и года постройки, которую всегда прикрепляют на переборке рубки, отсутствовала. Кто-то постарался оборвать все ниточки, которые могут привести к владельцам этого старого балкера. При желании, конечно, можно попробовать установить номера крупных механизмов и по ним определить, где и когда он был построен, но кто это будет делать? Время и морская соль давно уже сделали свою разрушительную работу, и теперь тут уже вряд ли что-то можно определить. Название и порт приписки, наносящиеся на борта, скорее всего, тоже отсутствуют. Пора было возвращаться. Завтра они обследуют реакторный отсек. Может быть, удастся обнаружить блоки с топливом. Больше тут Ольга ни на что и не рассчитывала.

Обратный путь много времени не занял. Они шли по темным коридорам, нигде не задерживаясь, и только их шаги, приглушенные нанесенным песком, раздавались в этом царстве тьмы и безмолвия. Когда-то, давным давно, этот корабль совершил свою последнюю службу людям. Он спас им жизнь, дотянув с трудом до этого острова, а не рухнул в океан. Хотя, кто знает... Возможно, этим он только обрек их на еще большие и длительные страдания...

Выйдя наконец-то наружу, Ольга и Аня с удовольствием вдыхали свежий морской воздух. После затхлого воздуха рубки это было настоящее блаженство. Аня аж закрыла глаза от удовольствия, подставив лицо освежающему бризу.

- Господи, как хорошо... Как я теперь понимаю подводников... Мама, как вы только дышали под водой, ума не приложу. Ведь тогда подводные лодки не имели систем регенерации воздуха. В самолете, по крайней мере, всегда свежий воздух.

- А вот так и дышали этой гадостью. Периодически всплывали, чтобы провентилировать лодку. Больше на тот момент ничего не придумали.

Решив, что на сегодня поисковых работ хватит, Ольга, тем не менее, все же собралась обследовать местность вокруг старого корабля. Много времени это не займет, а на чтонибудь интересное наткнуться можно. Продолжив свой путь вокруг корпуса, Ольга и Аня дошли до самого носа, и перешли на другой борт. Тот же песок вокруг и ржавый металл, местами покореженный взрывами и покрытый налетом морской соли. Когда они дошли уже до середины корпуса, где находились грузовые трюма, взгляд Ольги зацепился за непривычную деталь, которой здесь просто не должно было быть. На корпусе что-то выступало, хотя она знала, что ничего здесь быть не должно. Подойдя ближе, она с удивлением обнаружила крышку люка. Причем было видно, что этот люк никакого отношения к кораблю не имеет и был сделан сравнительно недавно. Хоть его и постарались искусственно состарить, покрыв ржавчиной, но опытный взгляд профессионала это обмануть не могло.

- Вот так номер, доча! Получается, мы тут не единственные робинзоны. И кто же это сюда повадился?

- Скорее всего, контрабандисты, мама. Идеальное убежище для хранения товара, никто не сунется. Да и от местных зверушек и непогоды хорошая защита. Зайдем, посмотрим?

- Конечно, зайдем. Только я первая, а ты меня прикрываешь. Если кого увидишь, не убивай. Потолкуем, может, будем полезны друг другу.

Ольга подошла к люку, активировав чувства зверя. Опасности нет. Люди были здесь сравнительно недавно, но уже покинули это место. Запаха взрывчатки тоже не чувствуется.

Значит, дверь люка не заминирована. Осторожно провернув маховик в углублении двери, Ольга толкнула ее. Дверь пошла на удивление легко, бесшумно уйдя внутрь корпуса, открыв темный проем трюма. Сразу в нос ударил еле уловимый знакомый запах. Все понятно, они случайно наткнулись на хранилище наркоторговцев. Очевидно, это их перевалочная база. Ольга внимательно осмотрелась. Помещение трюма было чисто убрано, под переборкой стоял небольшой передвижной реактор армейского типа, который обычно используют военные в полевых условиях. Штука не очень мощная, но может работать долго, и для обеспечения энергией систем освещения, вентиляции, радиосвязи и прочих бытовых удобств его хватает с избытком. Внутри чувствовался свежий воздух. Значит, естественная вентиляция тут налажена. Тут же стоял стол, несколько стульев, куча каких-то ящиков и, что обрадовало Ольгу больше всего, армейский полевой терминал гиперсвязи. Довольно дорогая и тяжелая штука ранцевого типа, весит килограммов восемь. Кому-то из десантников приходится таскать эту бандуру на себе. Она простейшего типа и может обеспечивать связь только в режиме передачи текста, выводимого на дисплей. Голосовая передача данных невозможна. Но зато эта штука работает в е з д е! И можно практически в режиме реального времени осуществлять двустороннюю передачу информации на любое расстояние. Вещь для десанта на вражеской территории, да и вообще в полевых усло- виях незаменимая. Ольга включила терминал, и он мигнул зеленым огоньком готовности.

- Доча, живем!!! Теперь у нас есть связь! И можно будет общаться с нашими! Хоть на этом терминале мы домой и не улетим, но можно координировать совместные действия.

- Мама, а хозяева не обидятся? Если мы эту штуку умыкнем?

- Пусть обижаются, это их проблемы. В крайнем случае, договоримся о материальной компенсации. Этих ребят интересуют, в первую очередь, деньги. Вот деньги они и получат.

Купят себе новый. Давай-ка, тут тщательную инспекцию проведем.

Ольга и Аня осмотрели все самым тщательнейшим образом, но больше ничего интересного не нешли. В ящиках были консервы и вода. Реактор стоял в режиме консервации, но был готов к работе в любой момент. Видать, ребята обустроили свое хранилище неплохо.

Груза наркотиков не было, остался только их запах. Очевидно, "товар" забрали совсем недавно, не больше двух недель назад. И сюда они обязательно вернутся, иначе не бросили бы здесь дорогостоящую мобильную аппаратуру. Но вот когда это будет, никто не знает.

Да и как это получится, тоже непонятно. Если начнется блокада планеты по всем правилам, то сюда и мышь не проскочит с орбиты. И тем более не выскочит обратно. Ясно, что эта база функционирует уже давно. Место для хранения и перевалки просто идеальное. Завтра надо будет осмотреть корабль и окрестности самым тщательнейшим образом.

Вдруг, найдется еще что-нибудь интересное и представляющее ценность. А на сегодня хватит. До следующего утра все военные действия и поисковые мероприятия прекращаются. За сегодняшний день их партизанский отряд и так сделал очень много, пора и отдохнуть. Решив забрать пока только терминал гиперсвязи, Ольга и Аня покинули убежище контрабандистов, задраили за собой люк и направились к ставшему уже родным "Линксу". Машина стояла на том же месте, где они ее и оставили. Небо в восточной части уже потемнело, и диск Денеба коснулся линии горизонта, медленно утопая в океане. Вскоре он скрылся совсем, окрасив небо алыми лучами заката, быстро гасшими, и уступающими место разливающейся черноте, усыпанной яркими звездами. Сумерки в тропиках очень короткие. Ольга стояла и смотрела на завораживающую картину. Несколько минут, и весь небосвод был усыпан мириадами звезд, мерцающих в вышине. Погода стояла тихая и ясная, облачность полностью отсутствовала, и они стояли сейчас под огромным куполом вселенной, окружавшей их. Только вот так, глядя на звезды в тихую ясную ночь, можно оценить ничтожные масштабы крохотного и хрупкого мира - планеты, на которой есть жизнь. Самой удивительной вещи, которая встречается во вселенной. Даже такой дикой, необузданной, хищной и неразумной, как на Пандоре. Но это тоже жизнь. Это тоже венец творения природы. И если ей не мешать, пытаясь переделывать на свой лад, то кто знает...

От мыслей о прекрасном Ольгу оторвала Аня.

- Ну что, мама, искупаемся перед сном? Погода тихая, вода теплая, а хищников возле берега нет, если верить справочникам. А если и появятся, попробуем их взять под контроль.

Надо же выяснить наши возможности. Неизвестно, насколько мы тут застряли.

- Давай, искупаемся. Но только, Аня, без ненужных экспериментов! Купаемся возле берега и далеко не заплываем! Договорились?

- Договорились!

Аня радостно бросилась к воде и стала сбрасывать одежду. Раздевшись, с радостным визгом бросилась в теплую прозрачную воду, которая небольшими волнами накатывалась на песчаный берег. Ольга подошла и тоже стала сбрасывать форму. Оставшись в одних трусиках и лифчике, замялась. Ну, Анютка!!! Если еще раз что-нибудь себе позволишь... Тут, на острове, розог тоже хватает! Теперь не отвертишься! Но Аня поняла все правильно.

- Мамочка, да что ты стесняешься? Я ведь, все-таки, твоя дочь. Прости меня за мой язык, больше так не буду. А какие могут быть условности между матерью и дочерью? Иди сюда, вода очень теплая!

Ольга улыбнулась. В конце концов, действительно! Аня ее родная дочь и даже если и посмотрит на нее глазами взрослого мужчины, то что, мир от этого перевернется? Это жизнь. И нечего искусственно создавать самим себе сложности. Человечество, за все время своей истории, нагородило столько условностей и искусственных преград, что до сих пор пожинает их плоды... Тряхнув своей роскошной черной гривой волос, Ольга сбросила на песок остатки одежды, и бросилась в набежавшую волну, скользнув по ней своим сильным, гибким и грациозным телом.

Они плавали и ныряли под звездами, которые отражались в прозрачной теплой воде.

Океан был спокоен. Они снова были одни в громадной вселенной, которая раскинулась у них над головами. Мерно шумел прибой, накатываясь на песчаный берег. Ольга откинулась на спину и растянулась на воде, глянув вверх. Сверху на них ярко светила полоска Млечного Пути, наискось пересекающая ночное небо. Совсем, как дома... Только, где ее дом? На Земле? На Швейцарии? Или, еще где? Она уже и сама не может ответить на этот вопрос. Выброшеная из привычной жизни, оказавшаяся не по своей вине за чертой закона, и вынужденная скрываться под чужим именем, она в итоге долгого пути оказалась здесь, на дикой безлюдной планете. И в данный момент у нее нет возможности ее покинуть.

Ее противники сделают все возможное и невозможное, только бы запереть ее здесь навсегда. Пойдут на любые расходы, на любые жертвы, только бы ненавистная Ведьма с "Летающей ведьмы", из которой так и не удалось сделать Хризантему, не смогла вырваться из этой западни. Да только они просчитались снова. Ведьма с "Летающей ведьмы" осталась в прошлом. Сейчас на Пандоре, в теплой морской воде, лежит и смотрит на звезды генерал Миллер. Иначе ее уже и не называют. А там, где появляется генерал Миллер, другим двуногим хищникам делать нечего. Она не ищет ни с кем войны. Но если нападают на нее, хладнокровно и безжалостно уничтожает врага. Генерал Миллер не придерживается христианских заповедей "не убий" и "возлюби врага своего". Она нена- видит своих врагов и без колебаний расправляется с ними. И это знают все. А тот, кто все-таки надеется "любой ценой" взять ее "хотя бы полудохлой", пополняет длинный список жертв из предыдущих претендентов. Вот и сейчас они попытались взять реванш... Пока сохраняется хрупкое равновесие. Враги не имеют больше сил и возможностей вести полномасштабную войну. Но это сегодня. А что будет завтра, неизвестно. И совершенно непонятно, из-за чего все это началось. Мерзавец экс-министр, который явился виновником всех этих событий, даже с того света умудрился создать ей проблемы. Какие документы он украл? И зачем, если ему надо было банально спасать свою шкуру? Очень много непонятного в этом деле. То, что документы пропали, не вызывает сомнений. Иначе, не было бы такого ажиотажа. А вот дальше начинаются непонятки. Как с самими документами, так и с тем, кто их украл. Что же за информация там содержится, что пошли на такие крайние меры? Возможно, экс-министр хотел шантажировать с помощью этих документов кого-то, кто сейчас находится у власти? Пожалуй, это единственное наиболее разумное объяснение всем этим событиям. И совершенно естественно, что этот кто-то, кого хотят шантажировать, пойдет на все, только бы расправиться с шантажистом и вернуть компромат. Тем более, если он обладает реальной властью. Но зачем этот бывший министр приплел сюда Ольгу? В отместку за то, что нагнала на него страху во время их единственного разговора? Маловероятно. Противники такого уровня не опускаются до такой мелочной подставы. Они играют по крупному. И раз он сказал, что передал документы Ольге, значит, преследовал этим какую-то цель. Но какую? Наиболее вероятно, чтобы отвести подозрение от того, у кого эти документы находятся в данный момент. И пока контора будет расшибать лоб, пытаясь отобрать у Ольги то, чего у нее нет и никогда не было, хранитель компромата сможет благополучно скрыться. Такая версия вполне имеет право на существование. Более умного все равно ничего в голову не приходит. И если это действительно так, то план господина Стрельникова удался блестяще.

Контора у в е р е н а, что документы находятся у Ольги. И в этой уверенности они зашли слишком далеко. И теперь у них просто нет пути назад. Потому, что если признать, что они затеяли все это, купившись на грамотно подброшеную "дезу", то это будет стоить головы очень многим. Подобных проколов никому не прощают. Мишутка, как всегда, оказался умнее всех, вместе взятых. И его, как всегда, опять не послушали...

- Мама, знаешь, что я думаю... А не была ли тут замешана Юмико?

Возглас Ани, плавающей рядом, отвлек Ольгу от размышлений.

- В каком смысле, доча?

- В самом прямом. Ведь она была доверенным лицом этого самого экс-министра. Я много думала о причинах всех этих событий. Мама, понимаешь, человек такого уровня не занимается банальным киднеппингом. Тем более, он не пойдет на мелочную месть из-за личных обид. Это не уголовник, живущий по своим людоедским законам. Это политик высшего ранга, который впал в немилость и проиграл своим политическим противникам.

Все действия таких людей подчиняются здравому смыслу и рациональному расчету. Он никогда не будет осуществлять необдуманных действий в порыве эмоций. И мое похищение - это часть какого-то продуманного плана, о котором мы не знаем. О нем могла знать Юмико. Митугу Доихара - простой уголовник, выполняющий грязную работу.

И он даже не знал, на кого работает. Юмико должна была быть ключевой фигурой в этой истории. Кроме нее, ни у кого не было выхода на генерала. Во всяком случае, из тех, кого мы знаем. Генерал тоже не мог светиться, общаясь со всякими одиозными личностями.

А Юмико идеально подходила на роль доверенного лица и связующего звена между генералом и всеми остальными. Она - родственница Доихары и никаких подозрений не вызовет. И очень может быть, что документы генерал передал ей. Лучшей кандидатуры просто не найти. Возможно, он предвидел грядущие неприятности, и подстраховался, избавившись от опасного компромата. А для того, чтобы пустить ищеек по ложному следу, была придумана и запущена дезинформация, что документы у нас. Генерал прекрасно знал, что там сразу заглотят наживку. На роль врага государства трудно найти более подходящую кандидатуру, чем опальная Ведьма с "Летающей ведьмы". И пока они будут пытаться любой ценой расправиться с нами, чтобы вернуть пропажу, Юмико сможет спокойно выполнять свою задачу. Когда выяснится, что документов у нас нет, будет слишком поздно. Единственное, что он не учел, это гибель Юмико. Он слишком понадеялся на ее способности ведьмы. А когда ты ему сказала, что отрубила ей голову, то для него все рухнуло. Скорее всего, он не знал, где Юмико прячет документы, а "деза" по нам была уже запущена. Контора узнала, что это он похитил документы. И ему ничего не оставалось делать, как только попытаться сбежать. Но у него ничего не вышло. И теперь никто не знает, где находятся эти бумаги. Юмико унесла эту тайну с собой на тот свет.

- Да, Анечка, очень похоже на правду... Если это так, то мы никогда не узнаем, что же стояло за всем этим. Как бы то ни было, они все равно не успокоятся. Даже если сейчас и выяснится, что документы были у Юмико, или еще у кого-то, то им придется все равно продолжать эту войну. Для тех, кто это затеял, просто нет другого выхода. Если признать, что все эти действия, приведшие к таким страшным потерям и колоссальным материальным затратам, были изначально ошибочными, основанными на полученной непроверенной "дезе", это будет стоить головы очень многим. Им будет гораздо в ы г о д н е е скрыть этот факт и продолжать войну против нас.

- Увы, мама... И хотела бы поспорить, да не могу. Человеческая натура не изменилась за четыре века. И карьеристы с большими звездами на погонах никуда не исчезли. Также, как и карьеристы с политического Олимпа. Недаром на "Кассиопее" сидят эти "темные лошадки" из аппарата президента. Похоже, слишком большие фигуры задеты этим делом.

- Пожалуй... Ладно, доча, поздно уже. Пошли спать, на сегодня война закончена. Посмотрим, что принесет нам день грядущий.

Развернувшись, Ольга и Аня поплыли к берегу. Ольга внимательно следила за обстановкой и чувствовала, что невдалеке от берега, в глубине скрывалась опасность. Морские хищники уже вышли на охоту, но пока не приближались. Остановившись, она дала волю своему зверю. Зверь рыкнул, и все хищники бросились наутек, спасаясь от такого страшного неведомого противника. Ольга улыбнулась. Значит, они могут управлять здесь и подводным миром. Теперь только они двое - настоящие хозяева Пандоры.

- Что, мама, решила их шугануть? - голос Ани снова вернул Ольгу к действительности.

- Анечка, ты это поняла? Надо же было проверить, срабатывают ли наши способности в здешнем царстве Нептуна.

- Мама, так я уже давно проверила. Пока ты предавалась размышлениям, любуясь звездным небом, я взяла этих морских тварей под контроль и управляла ими. Они послушно выполняли все мои команды. Можешь быть спокойна, подводный мир нас тоже здесь в обиду не даст!

- Анечка!!! Мы же договорились!

- Мама, а что я сделала? Мы были возле самого берега, близко их я не подпускала, удерживая на расстоянии. Если бы что-то пошло не так, я бы тебя сразу предупредила и мы бы выбрались на берег. Никакой опасности не было.

- Ох, доча... Не жалеешь ты свою мамочку...

- Мамочка, да ты что?! Наоборот жалею и очень люблю! Ты отдыхала, лежа на воде, а я охраняла твой покой. Как верный самурай своего господина. Я все время была настороже и сразу бы подняла тревогу, если бы только появилась опасность, с которой я не могу справиться. Но пока мы здесь справляемся со в с е м!

Возразить было нечего. Зеленоглазый чертенок опять переиграл ее. Что же, пора признать.

Аня на много с и л ь н е е ее. Она знала об этом изначально, но не думала, что это проявится так быстро и так явственно. Но это только к лучшему. Ей будет проще в этой жизни. Ее дочь смогла обуздать в себе хищного зверя, рвущегося наружу. Смогла уже в таком раннем возрасте. Еще одна ведьма, Рожденная нарушившей Запрет, вступила в этот мир. И с первых мгновений, как только осознала, кто она есть, громко заявила о себе...

Выйдя на берег и отряхнув волосы, Ольга с дочерью отправились к своему верному "Линксу", ставшему здесь их домом. Ветерок обдувал тело, и даже было немного прох- ладно. Одеваться не стали, все равно сейчас уже надо ложиться спать. Две хозяйки этого мира шагали по песку, подставив обнаженные тела легкому бризу и свету далеких звезд, льющемуся с неба. Они пришли сюда с этих звезд. И они уйдут обратно. Но они знают, что будут снова и снова возвращаться в этот удивительный мир, пытающийся доказать всем пришельцам свое право на независимость. Но они не оспаривают это право.

Они его признают, и только требуют к себе соответствующего уважения. Две ведьмы, мать и дочь, шагали по дикой планете, впервые признавшей пришельцев...

Машина стояла на берегу возле самых деревьев, и заметить ее сверху было довольно трудно. Оказавшись внутри, задраили люк. Нечего пускать сюда всякую местную живность. Ольга включила свет и приготовила место для ночлега. Снова соорудили большую лежанку из ящиков, уложив на них матрацы. Ложе получилось почти что королевское.

Все-таки, спать в такой надежной, просторной и теплой машине гораздо приятнее, чем в палатке на берегу, или в лесу. Когда не надо беспокоиться, что заползет змея, или еще какая-нибудь ядовитая тварь. Не залетят полчища москитов, не будет капать вода сверху, и спать можно на чистых простынях, под одеялом, и в своей удобной ночнушке, а не на ворохе тряпья, не снимая на ночь обмундирования "волкодава". Что ни говори, а избалованы мы цивилизацией...

Ольга с удовольствием растянулась на импровизированной постели, натянув на себя одеяло. Получилось очень даже удобно, не хуже, чем в каюте "Кассиопеи". Хорошо, что они запаслись там всем необходимым. Господи, хорошо-то как! Автоматика поддерживала заданную температуру внутри отсека. До утра можно спокойно спать, сюда ночью никто не сунется. Генерал со своей бандой головорезов надежно заперт на лайнере, от "Памира" тоже особого толку нет. А завтра с утра что-нибудь придумаем. Первым делом установим двустороннюю связь со своими через трофейный терминал. То-то будет фунт изюму для конторы! Но это - завтра. А сейчас - спать...

- Мамочка... А ты говорила, что мне с тобой можно прямо и открыто говорить...

- Говорила, доча. Так, вроде бы, команда "Отбой!" была.

- Мама, я все думаю, да спросить не решалась... А дефлорация - это очень больно?

Ольга улыбнулась, и погладила дочь по голове. Надо же... Идет война, их пытаются убить, а дочку такие вопросы интересуют...

- Не знаю, Анечка. Мне этого испытать не довелось. Когда я оказалась в теле Оли Шереметьевой, она была уже давно не девочкой... Спроси лучше у тети Насти. Тем более, она врач, и более толково объяснит.

- А будет она со мной говорить? Скажет, что я еще маленькая для таких вещей.

- Не скажет. Тетя Настя знает о тебе все. Но вот Саше мы решили ничего пока не говорить.

- И правильно. Он еще ребенок, и ничего не поймет. А месячные - это очень неприятно?

- Доча, вот тебя такие вопросы на ночь глядя интересуют! Приятного, конечно, мало. Но сейчас есть препараты, снимающие болезненное состояние. Так что, кроме повышенных требований по части гигиены, никаких проблем нет.

- А рожать, значит, сейчас уже не больно?

- Нет, уже не больно. Роды полностью обезболиваются в течение всего процесса. Здесь нам с тобой повезло. В то наше время ни о чем таком и речи не было. А что это тебя так интересует?

- Мама, а как же! Ведь я - женщина в этой жизни. А все мои жизненные установки остались из прошлого. Мне такого раньше и в страшном сне присниться не могло. Да и вспомни себя, когда ты первый раз очнулась, выйдя из комы.

- О-о-о, Анечка, это было что-то! Я очень долго в себя приходила от таких новостей.

Только что умирала от удушья в затонувшей подводной лодке, и вдруг оказалась в постели в клинике. Подумала, что нас спасли. А когда себя первый раз в зеркале увидела...

- Мама, а гинеколог что, тоже обязательно?

- Обязательно, доча. Вот это обязательно. Я сама каждые три месяца на осмотр хожу.

И тетя Настя тоже. Не бойся, ничего страшного и болезненного в этом нет.

- Непривычно просто... Как это в меня что-то засовывать будут...

- Ничего, Анечка! Где наша не пропадала! Как мне медсестра в клинике сказала, та, что искусству любви обучала, уж такая наша бабья доля, чтобы нам в наши дырки постоянно что-нибудь вставляли!

Ночь вступила в свои права. Аня, уставшая за день, наконец-то угомонилась. Ольга полежала еще немного, обдумывая услышанное, и тоже задремала. Прошел еще один день войны. Бесконечной войны, которая идет для нее уже много лет. Идет с того самого дня, когда из Ведьмы захотели сделать Хризантему. Которая не прекращается, а только затихает иногда на время, когда ее противники осознают бесполезность своих усилий.

Но вскоре война вспыхивает вновь. Открываются новые обстоятельства, обосновывается необходимость и целесообразность подобных действий, и снова гибнут люди, которые, в своем подавляющем большинстве, не сделали ей ничего плохого. А истинные виновники всего этого, те, которые отдают преступные приказы и отправляют других на верную смерть, остаются недосягаемыми, чувствуя свою полную неуязвимость и безнаказанность. И теперь эта война добралась уже и до ее дочери. Но стратеги от шпионажа вновь просчитались. Вместо безобидного ребенка они столкнулись со страшным противником.

На много более сильным и опасным, чем его мать, которую они когда-то, по неосмотрительности, захотели сделать своим послушным орудием, беспрекословно выполняющим приказы хозяина. Они уже давно прокляли тот день, когда собственными стараниями создали сами себе смертельного врага. А теперь таких врагов стало двое. И скоро чаши весов могут качнуться в другую сторону...

Шумел прибой, накатываясь на берег. Ветер шевелил кроны деревьев, создавая причудливый шепот, разносящийся вокруг. В местных джунглях тоже закипела жизнь, но здешние обитатели не обращали особого внимания на странный угловатый предмет с непонятным и незнакомым запахом, непонятно, каким образом появившийся на полоске песчаного берега возле самого леса. Предмет, совершенно чуждый этому дикому миру... "Линкс" стоял неподвижно, охраняя покой и сон своих новых хозяев. Воинов прошлого, которым пришлось стать воинами и в настоящем. Кто знает, что принесет им следующий день, который придет после этой ночи. Ночи, которая развела противников и прекратила до утра их кровавую вражду. Их третьей ночи на Пандоре...

На утро Ольге очень не хотелось вставать. Десантный отсек не имел иллюминаторов и был погружен во тьму, так хотелось еще понежиться в постели, да и спешить то особо некуда. Старый балкер пролежал здесь больше сотни лет, полежит спокойно и еще пару часов, никуда не денется. Но привычка брала свое. Поворочавшись с боку на бок, поняла, что больше все равно не заснет. Да и зверь что-то неспокоен, что-то его тревожит. Хоть явной опасности пока и не чувствует, но это неспроста. Неужели, к десанту уже подходит помощь, и скоро на них устроят сафари, как на диких зверей когда-то в Африке? Если это так, то надо срочно убираться с этого острова. Поймать их здесь несложно. Но так быстро помощь прийти не может, если только не ожидала здесь же, поблизости. Если десант сообщил о провале операции позавчера, сразу после разгрома в джунглях, то нужно время, чтобы добраться сюда из Солнечной системы. С учетом всех накладок, даже, если там уже сидели и ждали команды на вылет, не меньше двух суток. Это значит, что сегодня к вечеру они уже могут быть здесь. Время еще есть. Часа три уйдет на то, чтобы обследовать старый балкер и окрестности, экспроприировать все запасы контрабандистов и установить связь с домом. А после этого надо срочно сматываться на материк и сидеть там. Ольга была уверена, что их не бросят. Железное правило "Своих не бросать!" неукоснительно действовало и в "Экспедиционном корпусе", сотрудником которого она имела честь быть. Да и Эльза, по своей линии, тоже поставит всех на уши. Нападение террористов, или пиратов (по другому и не скажешь!) на пассажирский лайнер, большая часть пассажиров которого - швейцарские граждане, это как раз и относится к сфере деятельности государственной тайной полиции Швейцарской республики. Аня еще спит, и поднять ее в такую рань - это проблематично, да и незачем.

Поэтому, пусть спит, сегодня тоже будет хлопотный день. А пока можно сходить искупаться. Если рядом шикарный пляж, то грех упускать такую возможность!

Осторожно встав, чтобы не потревожить дочь, Ольга сбросила ночную рубашку и прошла к люку. Аня спит, и просыпаться, похоже, не собирается. Ну и пусть спит! Отдраив люк, шагнула на песок. Сразу в отсек хлынул свежий утренний воздух. Уже рассвело, ослепительный диск Денеба ярко сиял в небе, и новый день вставал над планетой. Погода радовала. По-прежнему тихо и ясно, океан спокен, и только утренний прохладный ветерок обдувает обнаженное тело. Пройдя по еще не нагревшемуся песку к воде, Ольга бросилась в набежавшую волну.

Снова теплая, как парное молоко, вода охватила тело. Проплыв с десяток метров, Ольга нырнула. Снова вокруг, во всем многообразии, засверкали краски подводного мира. Глубина возле берега увеличивалась плавно, и песчаное дно ярко освещалось дневным светом. Стайки мелких ярких рыбок бросились в разные стороны. Более крупных особей пока не наблюдается. Да и зверь близкой опасности не чувствует. Очевидно, днем хищники не приближаются близко к берегу. Нырнув чуть глубже, Ольга прошла над какими-то разноцетными кустами водорослей, внутри которых суетилась рыбная мелочь. Здесь все подчинено своим законам. И человек, даже ведьма, лишь гость в подводном царстве. Потому, что ему надо дышать атмосферным воздухом. И именно это Ольга и собралась сделать, оторвавшись от созерцания красоты подводного мира. Все же, нырять без аква- ланга, это не то. Потом, когда все образуется, можно будет вернуться сюда с легководо- лазным оборудованием и внимательно обследовать эти места. Как знать, может, кроме отдыха, удастся обнаружить что-нибудь интересное. Вдоволь поплавав и поныряв, Ольга легла на спину, распластавшись на воде и закинув голову в небо...

Реакция пилота сработала быстрее, чем разум успел осмыслить увиденное. Прямо над ней, на большой высоте и на большой скорости, строем шла группа машин. На первый взгляд, не меньше полусотни. С такого расстояния было невозможно определить их тип и национальную принадлежность, но один факт был неоспорим. Их господство в небе Пандоры закончилось. Нет никаких сомнений, что это истребители и штурмовики палубной авиации, поднятые с прибывшего сюда авианосца. Если это помощь десанту, то дело плохо. В случае обнаружения их "Линкс" будет легко уничтожен. А поймать их на этом острове несложно. Достаточно поджечь джунгли напалмом, и им некуда будет спрятаться.

Придется выходить на открытый песчаный берег. А там с ними уже можно "не церемониться"... Поэтому, как только предполагаемый противник уйдет, надо будет срочно вылетать на материк. До него не так уж далеко. И даже если "Линкс" будет обнаружен, они успеют добраться до берега и совершить посадку прежде, чем их перехватят. А оставаться на острове - это сидеть в западне и ждать, когда она захлопнется. На материке же поймать их невозможно. Тем более, там у них будет подавляющее превосходство в "сухопутных войсках"...

Все это пронеслось в уме Ольги за секунду. В следующую секунду она уже плыла к берегу. Выбравшись на песок пляжа, бросилась к своей машине. Ворвавшись внутрь, сразу подняла Аню громкой командой по - японски. Церемониться некогда.

- Тревога!!! Самолеты противника в воздухе!

Аня мгновенно подскочила, уставившись на мать и хватая одежду. По внешнему виду Ольги было ясно, что она не шутит.

- Мама, что случилось?

- Большая группа машин проследовала над нами в направлении материка. Похоже, одни истребители и штурмовики. Крупных кораблей нет. Но не факт, что их нет на орбите.

И такая орава могла прибыть сюда только на авианосце, а авианосец никогда не ходит в одиночку без эскорта. Следовательно, как минимум, пара крейсеров и десяток фрегатов крутятся поблизости. Плюс этот недобиток "Памир", будь он неладен... Ладно, доча. Сейчас послушаем радио. Может, что интересное услышим...

Быстро кое-как вытеревшись полотенцем и набросив халат, Ольга направилась в каби- ну. Аня поспешила следом. Плохо то, что нельзя включить радар. Его работа будет сразу обнаружена. Поэтому, остается только перехват радиопереговоров. Но особо искать и не пришлось. Переговоры шли на международных частотах, и едва Ольга добавила громкость, в динамиках сразу зазвучало.

- "Памир", предупреждаю. При любой попытке противодействия открываю огонь. Мне наплевать, какой там у вас приказ. У меня свой приказ. И в случае оказания сопротивления буду считать вас пособниками террористов, захвативших лайнер. Со всеми вытекающими для вас последствиями.

- "Граф Цеппелин", не дурите. Я же вам говорю, что на лайнере находится группа спецназначения, выполняющая задание по задержанию опасного преступника. Если вы не верите моим словам, запросите Министерство госбезопасности Федерации.

- Я верю своим глазам. И вижу, что за трое суток с момента аварии вы не сделали ничего для оказания помощи экипажу и пассажирам "Кассиопеи", которые до сих пор находятся в шлюпках рядом с вами. Что для военного корабля, удивительнейшим образом оказавшегося именно в этом месте и именно в это время, когда произошла авария пассажирского лайнера, очень и очень странно. У меня есть информация, что это ваши люди открыли огонь по безоружному пассажирскому лайнеру. И вы хотите, чтобы я поверил в ваш бред, что для задержания одного преступника надо было эвакуировать всех людей с "Кассиопеи", подвергнув их огромному риску, обстрелять лайнер и загнать его на эту богом забытую планету?! Последний раз предупреждаю. При попытке помешать проведению спасательной операции будете немедленно уничтожены, как террористы...

Ольга облегченно вздохнула и с улыбкой посмотрела на Аню.

- Анечка, я знаю только один "Граф Цеппелин" - авианосец швейцарского космофлота. Значит, наши радиограммы дошли по назначению, и Эльзе удалось поставить всех на уши. Контора опоздала. Генерал слишком поздно запросил помощь и даже если она придет сейчас, то скрыть эти события не удастся. Ребята слишком заигрались в стремлении сохранить секретность.

- И что теперь будем делать?

- Напоследок еще потреплем им нервы...

Ольга надела шлем и подключила его к радиостанции "Линкса". Перед тем, как выйти в эфир, включила систему АИС и убедилась, что все машины, только что прошедшие над ними, принадлежат космофлоту Швейцарии.

- "Граф Цеппелин", говорит пассажир лайнера "Кассиопея" Ольга Миллер. Имею для вас важную информацию. Как меня слышите?

- Ольга Миллер, слышу Вас хорошо. Говорите.

- Я располагаю неопровержимыми доказательствами нападения стелс-крейсера "Памир" на пассажирский лайнер "Кассиопея". Помощи людям, покинувшим лайнер, он так и не оказал и у меня большие подозрения, что если бы не поданный мной сигнал бедствия, он от них бы уже давно избавился, как от опасных свидетелей. Лайнер был захвачен группой террористов, но мне удалось их уничтожить и совершить вынужденную посадку на планету в старом космопорту. Характер действий террористов очень напоминает попытку захвата лайнера "Афродита" шесть лет назад. После посадки лайнера крейсер остался на орбите и высадил десант, захвативший "Кассиопею". Мне удалось скрыться и захватить один из десантных ботов крейсера, которые обстреливали лайнер, а затем высадили десант.

- Кого вы слушаете?! Я вам еще раз повторяю, здесь проводится спецоперация! И люди на борту лайнера - никакие не террористы, а спецназ МГБ Федерации, выполняющий свою задачу!

- Заткнитесь, "Памир"!!! Я видел результат вашей спецоперации! Это, случайно, не аналог спецоперации "Лузитания", с помощью которой вы хотели втянуть нас в вашу войну? И которая благополучно провалилась? Вы думаете, мы забыли эту историю с попыткой захвата и уничтожения "Афродиты"? Продолжайте, мадам, слушаю Вас!

- На борту "Кассиопеи" сейчас около трехсот человек. Оружие только легкое стрелковое, плюс противотанковые гранатометы. Насчет переносных зенитных ракетных комплексов не знаю. Лайнер полностью разгерметизирован в результате обстрела. Гипердвигатели не могут работать из-за нехватки энергии. Основная группа аннигиляционных реакторов выведена из строя в результате диверсии. Маршевые двигатели и группа аварийных реакторов исправны, так что лайнер способен совершать полеты в атмосфере планеты.

Покинуть борт лайнера десант не может, так как рискует подвергнуться нападению местных хищников. Вам тоже нужно соблюдать осторожность и не соваться в джунгли. Это основное. При встрече расскажу более подробно.

- Благодарю Вас, мадам! Это случайно не Вы - генерал Миллер, в одиночку перебивший банду террористов, захвативших "Афродиту" и предотвративший ее взрыв?

- Да, это я.

- В таком случае, у меня больше нет вопросов, все предельно ясно. Если Вы находитесь на борту десантного бота, включите радар, мы его сразу обнаружим. Если нет, скажите, где Вы находитесь. Спасательная команда скоро будет на месте. Вам нужна медицинская помощь?

- Спасибо, не нужно. Да, я на борту десантного бота. Включаю радар.

Ольга прекратила передачу в эфир и включила радар. Аня восторженно смотрела на мать.

- Мама, браво! Ты не сказала ни слова лжи, но представила все так, как будто здесь засела банда террористов! Из тебя получился бы великолепный дипломат!

- Знаю, доча. Но я пилот - истребитель, а дипломатические выкрутасы - это часть моей нынешней работы. Зачем нагло врать? Как говорят дипломаты, надо говорить правду, но не всю. Результат будет тот же самый! А пока давай быстренько пообчистим перышки.

А то дорогие гости пожалуют, а мы в таком непотребном виде...

Следующие полчаса ушли на приведение себя и десантного отсека в порядок. Неизвестно, кто сейчас пожалует. Попутно Ольга отнесла назад в хранилище трофейный терминал гиперсвязи. Раз не понадобился, так нечего ребятам подлянку делать. А то, как знать.... Может, еще не раз сюда наведаться придется. Незачем наживать врагов, когда можно сделать их своими друзьями.

Когда все было готово к приему гостей, высоко в небе появились пять темных точек.

Четыре небольших и одна покрупнее. Скорее всего, небольшое гражданское судно в сопровождении истребителей. Они быстро снижались, и Ольга с Аней стояли возле люка, задрав головы. Ольге показалось, что очертания более крупной цели знакомы, но Аня опередила ее догадку.

- Мама, да это же наш "Титан"!!!

Ольга уже и сама это поняла. Мощный буксир - спасатель ее компании, зачастую долгие недели простаивающий без дела на постоянном дежурстве в космопорту Шварцвальда, снова доказал свою полезность и необходимость. Когда припрет, кроме него никто не поможет. Машины снизились и убавили скорость до минимума. Истребители остались в воздухе, барражируя на малой скорости и на высоте порядка пятисот метров, а "Титан" пошел на посадку. Вскоре его короткий массивный корпус, подняв тучи песка, коснулся поверхности пляжа в сотне метров от них и замер. В борту открылся люк, выдвинулся трап и из люка показалась... Настя. Увидев их, она сразу бросилась навстречу.

Объятия, поцелуи, слезы радости... Обычная встреча двух близких подруг, одна из которых избежала смертельной опасности. Из люка "Титана" вышли еще несколько человек с оружием, сразу окинув взглядом открывшуюся картину и оценив вероятную опасность.

Ольга узнала начальника службы безопасности Макса и его подчиненных. Значит, в "Экспресс шиппинг" время даром не теряли. Следом за ними выскочил Саша и, увидев сестренку, с радостным воплем бросился к ней.

- Анька, я же говорил маме, что мы вас обязательно спасем! Тетя Оля, а вот и мы!

Аня тут же с радостным визгом бросилась навстречу, снова изображая беззаботного ребенка. Не нужно посторонним знать лишнее. Саша тут же обратил внимание на необычную экипировку сестры и его сильно заинтересовали вакидзаси и большой десантный нож. Настя и Ольга даже забеспокоились. Но Аня снова проявила свою самурайскую хитрость. Сказав брату, что у нее есть для него подарок получше, утащила внутрь "Линкса".

Откуда они вскоре выскочили, к ужасу обеих мам, размахивая пистолетами.

- Мама, тетя Оля, смотрите, что у меня есть!!! Настоящий "Глок"!

Настя не на шутку перепугалась, а Ольга уже собралась было обезоружить новоявленного воина, но Аня тихо шепнула, остановившись возле них.

- Мама, тетя Настя, не бойтесь. Я бойки и магазины с патронами вынула. Самое большее, чем он рискует, это себе по пальцу стукнуть. Пусть поиграет. А то уже начал к холодному оружию подбираться. Я пока его отвлеку, поиграю с ним, да и прослежу, чтобы никуда не залез.

У Ольги отлегло от сердца, а Настя шумно перевела дух.

- Уф-ф-ф!!! Оля, все не могу привыкнуть, что наша Анечка - уже не совсем Анечка. Как ты с ней общий язык находишь? Больше не хулиганит?

- Нет, Настюша. Аня - взрослый человек в теле семилетнего ребенка. И мы общаемся соответсвенно. И ты знаешь, это намного проще. Сабуро Токугава был умным и порядочным человеком, строго соблюдающим свой кодекс чести самурая. Так что, никаких проблем с ней не возникнет. И она очень помогла мне...

Ольга рассказала подробно события последних дней. Настя слушала, раскрыв рот. В конце подвела итог.

- Так что, теперь у Ани пятьдесят один подтвержеднный сбитый. Не бойся, больше хулиганить она не будет. И то, что могу я, не идет ни в какое сравнение с тем, что может она.

И Аня осознает это. Понимает, какая страшная сила подвластна ей, но, тем не менее, уверенно ее контролирует. Она сразу смогла обуздать в себе зверя. Опыт офицера Императорского флота, полученный ранее, помог ей. А наша задача - помочь ей адаптироваться в этой жизни. И сохранить ее тайну. Кроме нас, этого не знает никто.

- Да, Оля, понимаю... Бывают, все же, чудеса на свете... А я уже что только не передумала, когда от тебя вестей не было. Спасибо Эльзе, держала меня в курсе событий. Кстати, она сейчас на авианосце и жаждет с тобой пообщаться. Похоже, что-то интересное у нее для тебя есть.

- Обязательно пообщаемся. А как там поживает наша Верочка? Ничего не пронюхала?

Стучит исправно?

- А что ей станется. Стучит, как дятел. Чуть ли не каждый день к нам повадилась в гости.

Все пытается о тебе побольше узнать. А я, как ты и говорила, изображаю дурочку, которая ничего не понимает, но и информацией не владеет. Оленька... Ты уж меня прости...

Сама не знаю, как это получилось. Может, она подмешала мне что... В общем, мы с ней вдвоем, без тебя попробовали...

Ольга рассмеялась, и глаза задорно блеснули. Ай да Верочка!

- Ладно, Настюша, не тушуйся! Будем считать, что это была разведоперация по изучению противника. А вот я тебя сегодня точно никуда не отпущу. Уложим детей спать в другой каюте. Настюша, а я за тобой очень соскучилась!

За разговором подруги не заметили, как к ним подошла Анна Лют - бессменный капитан "Титана" в течение многих лет и Макс - шеф службы безопасности компании "Экспресс Шиппинг". Люди свои и проверенные в деле неоднократно.

- Здравствуйте, мадам! Заставили Вы нас поволноваться. Извините, что прерываем ваш разговор, но генерал Кумметц ждет вас на борту авианосца. Она уже вызывала нас и торопит, чтобы срочно получить информацию из первых рук.

- Все, сейчас вылетаем. Скажите, Анна, сможет "Титан" взять на внешнюю подвеску вот этот десантный бот и перебросить его через гиперпространство, до самого космопорта в Щварцвальде?

- Конечно, сможет. "Титан" способен выполнять буксировку значительно более массивных и крупногабаритных объектов. А он Вам так нужен?

- Нужен. Есть там одна интересная вещица, которая пригодится в н а ш е й работе. Да и сама машинка тоже ничего.

- Поняла, сделаем. А с "Кассиопеей" что? Ведь мы вылетели для оказания ей помощи. Всех людей с нее сейчас берет на борт госпитальный транспорт швейцарского космофлота, прибывший вместе с эскадрой. А нас взяли специально для оказания технической помощи лайнеру. После истории с "Афродитой" наш авторитет в этой области непререкаем.

- А вот здесь вряд ли что получится. На "Кассиопее" сейчас спецназ МГБ Федерации и так просто они не уйдут. Мы получили подтверждение от судоходной компании, которой принадлежит лайнер, что они согласны подписать контракт о спасении?

- Нет. Мы сразу вышли на них с этим предложением, но они молчат до сих пор.

- Тогда, наша совесть чиста. Люди будут спасены, а спасать сам лайнер мы не обязаны.

Все, леди и джентльмены. Берем на внешнюю подвеску "Линкс", и вперед!

Погрузка десантного бота не заняла много времени, и вскоре "Титан" взмыл в небо, быстро набирая высоту. Ольга смотрела на удаляющийся внизу архипелаг островов, покрытых буйной тропической зеленью и обрамленных синевой океана. Все таки, какой бы своенравной и негостеприимной не была Пандора, но она в который раз помогла ей.

Сейчас, на какое-то время, они получат передышку. Очередная операция конторы с треском провалилась. Но это только выигранное сражение, и далеко не победа в войне.

Войне, идущей уже много лет... Здесь, в присутствии военного флота, контора побоится что-либо предпринимать. Но по возвращении домой надо ждать новых неприятностей. От них все равно не отстанут. А кто находится ближе всех к Хризантеме и не вызы- вает у нее никаких подозрений? Сильва... Значит, с Верочкой придется держать ухо востро... Однако, с другой стороны, если знаешь, где стоит капкан, никогда не попадешь в него. Вот и "побеседуем" с Верочкой. Во время очередного "показа неба в алмазах"...

Как оказалось, Настя думала о том же самом.

- Оля, я думаю, что Верочка сейчас будет землю копытом рыть. Ведь больше у них никого нет, кто был бы вхож в наш дом.

- Да, Настюша... Как это ни прискорбно... Вот и посмотрим, как далеко она зайдет в своем служебном рвении. В крайнем случае, теперь с помощью Ани можем любую "дезу" отправить. Пускай поломают головы...

"Титан" быстро прошивал атмосферу, все дальше и дальше удаляясь от поверхности планеты. Ольга находилась в рубке и внимательно наблюдала за обстановкой. Где-то далеко внизу осталась "Кассиопея" с засевшими в ней "волкодавами". Генерал и группа "сугубо штатских лиц" из аппарата президента сейчас в шоке. Задание с треском провалено, и Хризантема все-таки вырвалась из ловушки, куда ценой огромных потерь ее удалось все же загнать. Это значит, что сейчас последуют "оргвыводы" и очень многим не поздоро- вится. Мишутка оказался прав в очередной раз. Интересно, сколько же еще контора будет наступать на одни и те же грабли? Впрочем, скоро узнаем...

Плотные слои атмосферы остались позади и "Титан" вышел на орбиту, приближаясь к большой группе кораблей, застывших в пространстве. Особняком стоял крупный корабль в окружении большого количества спасательных шлюпок. Очевидно, это и есть госпита- льный транспорт космофлота, принимающий на борт пассажиров и экипаж "Кассиопеи". Недалеко от него лежали в дрейфе два фрегата, прикрывая спасательную операцию.

В отдалении четко угадывался силуэт "Памира", над которым зависло не менее сотни штурмовиков, поднятых с авианосца. А между госпитальным транспортом и "Памиром" стояли два линейных крейсера, держа его на прицеле и готовые в любой момент открыть огонь. Но на "Памире" сидели здравомыслящие люди, которые прекрасно понимали, что любая попытка сопротивления равнозначна самоубийству. Стелс-крейсер ничего не сможет сделать этим закованным в броню гигантам. Это не считая готовой к атаке палубной авиации. А в стороне, на большом удалении от планеты, лежал в дрейфе громадный авианосец в окружении двух легких крейсеров и десятка фрегатов. Вся пространственная сфера вокруг него патрулировалась поднятыми истребителями. И если даже сейчас появится помощь, запрошенная генералом, то вступать в вооруженный конфликт она не будет. В правительстве Федерации сидят далеко не идиоты, и прекрасно понимают, когда надо остановиться. И вот именно к этому авианосцу и направлялся в данный момент "Титан", сопровождаемый четырьмя истребителями. Получив разрешение на швартовку, буксир начал маневр сближения. Ольга не вмешивалась и только внимательно слушала радиопереговоры. Аня же прильнула к экрану, с огромным интересом разглядывая открывшуюся перед ней картину. Ольга прекрасно понимала, в чем дело. Ане еще ни разу не приходилось видеть в развернутом виде авианосное соединение.

- Что, Анечка, похоже на "Кидо Бутаи"?

- Мама, какое "Кидо Бутаи"... Это... Это... Даже не знаю, как сказать! Но тактика очень похожа. Авианосец в отдалении от предполагаемого места боевого столкновения в окружении кораблей эскорта. Вся палубная авиация поднята и выдвинута вперед. Плюс впереди два тяжелых корабля, прикрываемых авиацией. Что мы, что янки применяли такую схему.

- Так все же позаимствовано из истории. Когда военный флот перестал ходить только по морям старушки Земли и вышел на просторы галактики, то старые методы его применения оказались актуальны и в космосе. То, что мы сейчас видим, это обычная поисково ударная авианосная группа, которая задействуется в случаях, подобных нашему. Когда наблюдается тявканье из кустов типами вроде "Памира", и надо навести порядок заведомо превосходящими силами, чтобы отбить охоту тявкать дальше. Иными словами, надрать задницу всяким проходимцам. В случае военных конфликтов задействуются на много более крупные авианосные соединения.

- Да, мама, очень интересно... Вот уж действительно, новое - это хорошо забытое старое.

- Анечка, сейчас мы подойдем к авианосцу и встретимся с Эльзой. Мы не раз бывали у нее в гостях и она продолжает считать тебя маленькой девочкой. Хотя и знает, что ты - Рожденная нарушившей Запрет. О твоем прошлом я ей не рассказывала. Не захотела, чтобы слишком много людей знало об этом.

- И правильно, мама. Хватит того, что это знаем мы и тетя Настя. Но не забывай, что Эльза - тоже Рожденная нарушившей Запрет. И провести ее будет трудно...

"Титан" осторожно приблизился к стыковочному узлу авианосца и плавно провел стыковку. Клацнули электромагнитные захваты, и небольшой кораблик замер, прижавшись к борту гиганта. Сразу же был оборудован шлюзовой переход, и через несколько минут перед Ольгой возник майор государственной тайной полиции, как оказалось, адъютант ее начальника - генерала Эльзы Кумметц. Поздоровавшись и поинтересовавшись, все ли у них в порядке, он попросил следвать за ним. И Ольга вместе с Аней, в своем живопис- ном одеянии, ступили на борт авианосца. Только оружие оставили на "Титане". А то, в форме "волкодава", с автоматом в руках, да еще и с катаной за спиной... Вид будет уж очень экзотический. Эдакий современный ниндзя. Аня тоже оставила свой вакидзаси и десантный нож, спрятав их в каюте, чтобы шаловливые ручки братика до них не добрались. Есть у него "Глок" без бойка и патронов, вот и пусть играет в войнушку...

Ольга и Аня шли по просторным палубам и обе с интересом осматривалсь вокруг. Ольга уже давно не была на военных кораблях и сейчас смотрела с чисто профессиональным интересом боевого офицера. Аня же вертела головой, впитывая информацию, как губка. Ольга прекрасно понимала причину - ее дочь снова попала на а в и а н о с е ц. Один раз даже спросила.

- Что, доча, сравниваешь с "Кага"?

- Эх, мама, не трави душу...А на ангарную палубу мы попадем? Очень хочется на современные истребители посмотреть...

Пока они дошли до места, им встретилось очень много людей и все, даже капитаны первого ранга и полковники, отдавали честь Ольге, что ее вначале смутило. Кто она такая для них? Но майор объяснил.

- Мадам, Вы для нас всех - генерал Миллер. И мы помним, благодаря кому живем сейчас в мире, а не оказались втянуты в чужую войну.

В конце концов, они добрались до жилой палубы и остановились возле двери каюты.

Майор зашел и доложил о прибытии, после чего пригласил Ольгу с Аней. Ольга вошла и очень удивилась. Она еще ни разу не видела Эльзу в форме, разве только на фотографиях. Сейчас же она стояла возле стола в черном мундире генерала тайной полиции и улыбалась. Взгляд же зеленых глаз, пронизывающий насквозь, уперся в Аню.

- Конници-ва, - неожиданно произнесла Эльза японское приветствие и склонилась в традиционном поклоне. Это было настолько неожиданно, что Аня чисто машинально, следуя вековым традициям, ответила тем же, поклонившись и поздоровавшись на японском языке. Ольга растерялась. Эльза же хитро улыбнулась.

- Так, так... Очень интересно. Вот и наши возмутители спокойствия появились. Здравствуй, Оля. Извини, что так необычно вас встречаю. Просто хотела кое-что проверить.

И тут только до Ольги дошло, что Эльза обо всем догадалась. Сопоставила все имеющиеся сведения и таким простым приемом заставила Аню раскрыть себя. Да уж, настоящий генерал тайной полиции... Эльза, тем временем, стала вести себя, как обычно, снова превратившись в радушную хозяйку. Аня тоже поняла, как просто ее раскололи, и не знала, что говорить дальше. Эльза же приглашала всех за стол.

- Проходите, гости дорогие, присаживайтесь. Оля, рада, что у тебя все получилось. Хоть и заставили вы нас понервничать. Да и Анечка, я знаю, тоже постаралась и помогла маме.

Аня, скажи честно... Ты - пилот японской авиации? Как тебя звали раньше?

Ольга и Аня переглянулись. Врать было бессмысленно, да и незачем. Тем более, Ольга знала, что Эльза умеет хранить тайны.

- Тетя Эльза, что Вы имеете ввиду?

- Анечка, я просто умею анализировать полученную информацию. И сейчас был просто последний штрих. Ты приветствовала меня в традиционном японском стиле и на японском языке совершенно непринужденно, как будто делала это тысячи раз в течение многих лет. Что совершенно нехарактерно для твоих сверстников, зачастую даже не знающих, где находится Япония. Так я права? Кто Вы, Аня - сан? Расскажите о себе.

Мне просто интересно. Обещаю, что никому не скажу.

Аня вздохнула и посмотрела на мать. Ольга улыбнулась и кивнула. Скрывать дальше не было смысла.

- Тетя Эльза, правильно говорить Аня - тян. При обращении к ребенку, или молодой девушке, к имени добавляется суффикс "тян", а не "сан". Да, Вы правы... Когда-то меня звали Сабуро Токугава...

Аня рассказала свою историю. Эльза в течение всего рассказа ни разу не перебила ее, а только внимательно слушала. Под конец уже пошел рассказ о событиях последних дней, и тут уже подключилась Ольга, подробно описав свою одиссею, чем вызвала неподдельный интерес подруги. Дослушав до конца, Эльза добавила кое что от себя о произошедших событиях.

- Ситуация не очень хорошая, Оля. Удалось выйти на след преступников, которые устраивали на тебя покушения, и подстроили аварию шаттла. Все в один голос говорят о женщине азиатской внешности, которая появилась здесь около полугода назад и являлась заказчиком этих преступлений, щедро их оплачивая. Имена называют самые разные, но по фотографии все опознали Юмико Доихара. Она появлялась в Шварцвальде несколько раз, но сама в этих акциях не участвовала и с непосредственными исполнителями не контактировала, общаясь только через посредников. Причем, денег не жалела. Значит, охоту на тебя начали давно. Зачем-то ты была нужна этому экс-министру. И это не банальная месть.

Противники такого ранга не опускаются до уголовной вендетты. Они готовы даже заключить союз со вчерашним смертельным врагом, если это будет им выгодно. Много неясного в этом деле. Но одну вещь удалось выяснить достоверно. Генерал Стрельников д е й ст в и т е л ь н о передал тебе ряд секретных документов. Зачем он это сделал, не известно. Его уже не спросить. Поскольку ты утверждаешь, что никаких документов тебе никто не передавал, напрашивается вывод, что они до тебя просто не дошли. Стрельников был у в е р е н, что "посылка" дошла до адресата. Возможно, что-то случилось с курьером, который должен был ее доставить. По ряду косвенных признаков можно предположить, что передача этих документов должна была произойти на "Кассиопее" во время полета. Очевидно, это и вызвало такой ажиотаж. Но это только версия, неопровержимых доказа- тельств нет. И если это действительно так, то документы до сих пор находятся на "Касси- опее".

- А они уверены, что документы у нас... Но попасть на "Кассиопею" мы сейчас не можем.

Да и найти на ней такие вещи нереально. Ведь лайнер огромный... И если кто-то должен был передать их во время полета, то это не Юмико. Когда "Кассиопея" стартовала из токийского космопорта, Юмико уже не было в живых, и генерал Стрельников знал об этом.

- Вот именно. Значит, есть еще, по меньшей мере, одна фигура, о которой мы ничего не знаем. Доверенное лицо опального генерала, которое смогло ускользнуть ото всех. Либо этот человек не смог передать документы, либо не успел, либо не захотел. Пока мы можем только гадать о причинах. Но твои оппоненты у в е р е н ы в обратном. Это значит, что от вас все равно не отстанут.

- Увы... Значит, когда все успокоится, придется вернуться на "Кассиопею" и перерыть ее сверху до низу. Хотя, вероятность успеха призрачная. Но больше пока ничего на ум не приходит...

- Оля, не дури. Если они не уведут лайнер назад на Землю, то обязательно оставят засаду поблизости именно на этот случай. Зная твой характер, предположить это нетрудно. А там сидят далеко не дураки.

- Но как они уведут лайнер? Ведь основная группа реакторов выведена из строя, а без них гипердвигатели не смогут выйти на режим пространственного прыжка.

- Теоретически это возможно. Да и практически тоже. Я консультировалась со специалистами, в том числе с капитаном и старшим механиком твоего "Титана". Буксир - спасатель, если он имеет энергетическую установку достаточной мощности, может подать ее энергию на гипердвигатели лайнера, предварительно состыковавшись с ним. Масса буксира незначительна по сравнению с массой "Кассиопеи", и ее гипердвигатели без труда справятся с таким дополнительным "довеском", перебросив оба состыковавшихся корабля через гиперпространство. Гипердвигатели самого буксира работать не будут, чтобы не мешать гипердвигателям лайнера. Другой вопрос, что так еще никто не делал. Но экипаж "Титана" горит желанием попробовать. Точно также можно поднять лайнер в космос с поверхности планеты, подав энергию с буксира на маршевые двигатели, поскольку "Кассиопея" полностью разгерметизирована, и находиться на ней во время полета можно только в скафандре.

- Очень интересно... Да только не получится. На лайнере засели "волкодавы" и так просто оттуда не уйдут. Я думаю, они уже связались со своими, и скоро МИД Федерации поднимет вой, что мы вмешиваемся в их внутренние дела, если уже не подняли.

- Вот именно. Поэтому, когда все люди, находящиеся на шлюпках, будут спасены, наша эскадра покинет систему Денеба и вернется домой. Выкуривать этих, как ты говоришь, "волкодавов" с "Кассиопеи" никто не будет. Приличия будут соблюдены. Мы выслали эскадру военного флота, получив сообщение о нападении н е и з в е с т н о г о крейсера и спасли всех людей, покинувших лайнер. Сам лайнер мы спасать не обязаны. Тем более, до сих пор нет согласия от судоходной компании - владельца "Кассиопеи" на проведение спасательных работ. В итоге, наша совесть чиста. Все люди спасены, и ни в чьи внутренние дела мы не вмешивались.

- Все верно. Поэтому, когда все успокоится...

- Оля, не играй с огнем. Ты понимаешь, что если снова сунешь сюда нос, то тебе придется рассчитывать только на себя? Не будет никаких оснований снова посылать сюда эскадру. Я ведь тоже не всемогуща.

- Все прекрасно понимаю. Как понимаю и то, что они от нас все равно не отстанут, даже когда вернемся домой...

Беседа продолжалась долго. Эльза выяснила все подробности этого дела. Между тем, спасательная операция подходила к концу. Пассажиры и экипаж многострадальной "Кассиопеи" были взяты на борт госпитального транспорта. Сама же "Кассиопея" осталась на планете, и забаррикадировавшийся в ней десант заявил, что ни в какой помощи не нуждается. А если будут попытки проникнуть на борт лайнера, то это будет расценено, как нарушение суверенитета Федерации и пресечено силой оружия. И вообще они заняты здесь своими делами в интересах Федерации и никаких спасателей не вызывали. На что им любезно ответили, что коль скоро они отказываются от предлагаемой помощи, то могут и дальше торчать в джунглях Пандоры до второго пришествия в интересах Федерации.

Вдоволь наговорившись и выяснив все детали, подруги договорились встретиться теперь дома. Назад Ольга и Аня вернутся на "Титане", так как не надо, чтобы их видело много посторонних. Ведь экипаж авианосца - больше двух тысяч человек. Ольге совершенно не улыбалась перспектива снова стать звездой криминальной хроники, а все к этому идет.

По возвращению в Шварцвальд от репортеров отбоя не будет. Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения. В конце концов, общение с газетчиками и телевизионщиками - это не самое страшное в жизни. Общение с "волкодавами" и "аналитиками" было гораздо неприятнее...

Ольга и Аня вернулись на "Титан", и он отошел от борта авианосца. Пройдя в рубку, они с интересом наблюдали, как корабли эскадры снимаются с орбиты и направляются к точке входа в гиперпространство. Спасение людей закончено, больше здесь делать нечего.

Громадный авианосец в окружении эскорта начал удаляться от планеты. Госпитальный транспорт, вместе с сопровождающими его фрегатами, присоединился к остальным. Линейные крейсеры до последего сохраняли позицию, держа "Памир" под прицелом своего оружия. Но вот и они, дав ход, сошли с орбиты и начали удаляться вслед за кораблями эскадры, идя в окружении палубной авиации, барражирующей в космическом про- странстве. Как два громадных медведя, вокруг которых роятся пчелы. "Титан" шел внутри построения, окруженный со всех сторон военными кораблями. Даже если бы "Памир" решился на самоубийственную атаку, попытавшись даже ценой своей гибели выполнить задание и не дать ускользнуть Хризантеме, то у него все равно бы ничего не получилось. Его ракеты просто не долетят до цели и будут заранее перехвачены. Да и неизвестно, на каком именно корабле находится Хризантема. То ли она перешла на авианосец, то ли осталась на "Титане". Во всяком случае, благоразумие взяло верх и геройствовать командир "Памира" не стал.

Ольга стояла в рубке и внимательно смотрела на обзорный экран. Сзади удалялся силуэт "Памира", оставшийся на орбите в полном одиночестве. Очередной раунд с конторой закончился вничью. Да, они смогли вырваться из ловушки, куда их все-таки загнали, но не приблизились к разгадке тайны. Что-то прояснилось, но добавились и новые вопросы.

И теперь надо ждать следующего хода конторы. Правда, теперь у Ольги будет огромное преимущество - она сможет действовать на своей территории и иметь поддержку в лице силовых структур. А вот конторе снова придется действовать нелегально. Теперь, по идее, должна вступить в игру Сильва. У конторы нет больше никого в ближайшем окружении Хризантемы. А информация, похоже, нужна им срочно. Что же такого важного находится в этих документах?

- Семь крупных целей слева по борту, движутся в направлении Пандоры! Скорость сближения большая! Просматриваются визуально!

Возглас вахтенного помощника капитана отвлек Ольгу от размышлений, и она обратила внимание на экран бокового обзора. Действительно, семь довольно крупных целей быстро приближаются. Группа истребителей и штурмовиков отделилась от эскадры, и бросилась навстречу неизвестным визитерам. Очень скоро в эфире прозвучал их доклад.

- Шесть стелс-крейсеров и один транспорт двигаются в направлении Пандоры...

Вот теперь все встало на свои места. Контора подсуетилась и быстро выслала помощь, постаравшись обеспечить подавляющее преимущество в огневой мощи на случай появления посторонних. Чтобы секреты не ушли на сторону. Но снова опоздала и просчиталась. Опять перевесило желание соблюсти секретность и опять посланы эти быстроходные жестянки из своей флотилии вместо полноценных боевых кораблей Военно - Космического Флота. Плюс прихватили какой-то транспорт. Очевидно, чтобы забрать людей из шлюпок. Скрыть факт аварии лайнера уже не удастся, вот и надо поторопиться выступить в роли "спасателей"... Но уже поздно. Все люди спасены, а в качестве "посторонних" - поисково ударная авианосная группа, которая шутя может расправиться с их "крейсерами", если они только попытаются применить оружие. Иными словами, контора опять села в лужу. Вот и пусть сидит там дальше. Аня, тоже наблюдающая эту картину, была того же мнения.

- Что, мама, вовремя мы унесли ноги? Теперь там обязательно начнутся поиски виноватых.

- Нет, доча. Не виноватых, а крайних, которых и сделают виноватыми. Истинные виновники всегда выходят сухими из воды. Если только не перейдут дорогу кому-то из своих.

А крайними сейчас сделают генерала Сухомлинова и полковника Меркулова. Ведь они руководили операцией, каждый на своем этапе. Рикошетом могут зацепить командира "Памира", но он выкрутится. В конце концов, его дело - только доставка десанта, что он и выполнил. А в том, что десант сел в лужу, его вины нет. И уж кому я точно не завидую, так это Эллочке. Вполне могут обвинить в саботаже и сговоре со мной. Ведь она должна была сообщить, что мы сели в шлюпку вместе с ней, как ты ей внушила. Для конторы будет гораздо в ы г о д н е е обвинить ее в преднамеренной дезинформации и саботаже, чем докапываться до истины, в результате чего вылезут на свет божий все их просчеты. Запомни, Аня. Контора никогда не бывает виноватой. Что бы ни случилось. Виноваты всегда конкретные исполнители, которые "допустили", "не предусмотрели", "не обеспечили" и далее по списку. А те, кто посылает исполнителей на верную гибель, всегда остаются в стороне. Зато, в случае успеха, вся слава достается им...

Ольга внимательно рассматривала приближающиеся корабли через оптическую систему.

Да, стелс-крейсеры спутать ни с чем невозможно. Видно, что они обходят эскадру стороной и ждут, когда она удалится. Там уже поняли, что попали к шапочному разбору и теперь главная задача - не обострить обстановку. Пассажиры и экипаж "Кассиопеи" уже рассказали много интересного. И за обстрел лайнера, и за более чем странное поведение "Памира". Бог вам судья, ребята. Играйте в свои шпионские игры дальше. А нам пора домой...

Голубой шар Пандоры удалялся все дальше и дальше. Соединение стелс-крейсеров осталось за кормой, перейдя на замкнутую орбиту вокруг планеты возле "Памира". Возможно, транспорт совершит посадку и заберет на борт десант с "Кассиопеи", так как больше ему спасать некого. А может, и нет. От конторы можно всего ожидать. Скажут, чтобы оставались там и осуществляли охрану. Это уже их дело. Авианосная группа удалилась на безопасное расстояние и прозвучала команда приготовиться ко входу в гиперпространство. Все истребители и штурмовики вернулись на авианосец, эскадра выстроилась в походный ордер и по команде флагмана на всех кораблях одновременно включились гипердвигатели, унеся эскадру к далекому Альтаиру. Крупное соединение мощных боевых кораблей, появившееся несколько часов назад в звездной системе Денеба, исчезло, как будто его и не было.

Когда "Титан" вместе со всей эскадрой вошел в гиперпространство, Ольга почувствовала неимоверную усталость. Закончилось еще одно сражение этой войны. Бесконечной войны на выживание. И надо готовиться к новым. Сейчас у нее просто короткая передышка.

Пока шасси "Титана" не коснутся бетонных плит летного поля космопорта Шварцвальда.

А там надо будет опять быть начеку. Видя ее состояние, Аня и Настя сразу предложили ей пойти в каюту и хорошенько выспаться. Саша крутился рядом, и его очень интересовало, как же тетя Оля победила бандитов, похитивших его сестренку. Аня и тут пришла на помощь, утащив брата в выделенную для них каюту и пообещав рассказать много интересного, оставив Ольгу и Настю в каюте одних. Настя улыбнулась.

- Оля, у тебя очень чуткая и умная дочь. Ведь я понимаю, что она специально увела Сашу, чтобы дать нам возможность побыть вместе.

Ольга обняла и нежно поцеловала подругу, прижав ее к себе. Они снова вместе. Не смотря ни на что...

- Знаю, котенок. Главное, что Аня понимает и не осуждает нас. Она знает о нас все.

И считает, что это касается только нас двоих и никого больше...

Какое блаженство стоять под тугими струями горячей воды, ударяющими в тело... Особенно после партизанской войны в джунглях. Даже такое короткое время. Ольга в который раз вспоминала слова Ани. Сколько вещей в своей жизни мы не ценим и считаем их само собой разумеющимися. И начинаем ценить, только когда попадаем в экстремальные условия. И тогда даже самые незначительные вещи кажутся райским наслаждением...

Выйдя из душа, Ольга сразу нырнула в приготовленную постель. Хоть они и обустроили более - менее свой быт на Пандоре, но все-таки жилая каюта космического корабля это не рабочая шлюпка и не десантный отсек "Линкса".

Свет приглушен и в каюте полумрак. Ласковые руки Насти обнимают ее и их губы встречаются в нежном поцелуе. Настя берет инициативу на себя, Ольга отдается ей и воспаряет ввысь, уходя от обыденного... И очень скоро яркие алмазные россыпи вспыхивают в небе...


Глава 10


Обратный полет прошел без происшествий. После выхода из гиперпространства в системе Альтаира "Титан" продолжал полет в составе эскадры, направляясь к планете. Аня и Саша "поднимали крышу", но в разумных пределах, за чем Аня следила очень внимательно, не допуская, чтобы братик зашел слишком далеко, и постоянного контроля за ними не требовалось, что очень удивляло экипаж "Титана". Ольга и Настя никак не могли наговориться. Тогда, на острове, толком поговорить не получилось, зато теперь можно было не торопясь рассказать всю свою одиссею. Как оказалось, ушлые телевизионщики все же смогли раздобыть ролик с записью камер видеонаблюдения в особняке Доихары, запечатлевший бой на мечах Ольги и Юмико, а также последующего разговора с бандитом. Это была настоящая сенсация, в последнее время никто не помнил, чтобы наблюдалось что-либо подобное. Ролик сразу попал в сеть и имел колоссальный успех. Запись шла в сопровождении комментариев экспертов и все сходились во мнении, что перед ними - настоящий мастер кен-до. Одновременно в сеть попали и леденящие душу кадры той резни, что учинила Аня, а также авария на автобане возле Токио. Хорошо, что Настя была уже предупреждена Эльзой о случившемся и знала, что все закончилось благополучно. Но все равно долго не могла прийти в себя от увиденного и искренне недоумевала, как же такое может быть? С Аней, более - менее, было понятно. О нравах самураев она уже знала достаточно, почерпнув очень много информации в сети сразу после отлета Ольги на Землю. Поэтому особо и не удивилась ни тому, как Аня расправилась с Цезарем и остальными бандитами, ни тому, как она обошлась с Доихарой. Хотя оставалось загадкой, как же семилетней девочке удалось перерезать глотки бандитам, и ни один из них не оказал сопротивления. Никакой вразумительной версии выдвинуто так и не было. Поведение же Ольги было совершенно непонятно. Настя смотрела запись ее боя много раз, но так и не смогла найти разумного объяснения. Ведь все разговоры между Ольгой и ее противниками - Юмико и Митугу Доихара шли на японском языке, которого Ольга до отлета на Землю не знала. И откуда у нее взялось умение в совершенстве владеть самурайским мечом, о чем говорили эксперты? Таких талантов за ней раньше не наблюдалось, и Настя терялась в догадках. Зная на много больше, чем остальные, она тоже пришла к мысли, что у Ольги, как и у Ани, в критической ситуации открылась память о прошлой жизни. Жизни самурая. Теперь же все встало на свои места. Рассказ Ольги просто ошеломил Настю. И сейчас она с огромным интересом рассматривала исторические реликвии - орден, кортик, оба меча, один из которых, благодаря Ольге, уже побывал в деле после нескольких веков забвения, и короткий клинок вакидзаси, которым мастерски орудовала Аня.

- Да-а, Оля! Я много раз смотрела запись твоего боя. Ты настоящая онна-бугэйся! Я уже перечитала много материалов по истории и кое в чем разбираюсь. А зачем ты прихватила второй меч?

- Для Ани, когда она подрастет. Ведь она в прошлом - самурай. А катана - душа самурая, как говорили в Японии. И хоть сейчас самураем она быть не может, так как слово "самурай" применимо только к мужчине, но Аня - самая настоящая онна-бугэйся. И она доказала это на деле.

- С ума сойти... Кто бы мог подумать совсем недавно... Ладно, дорогие мои самураи в юбках. Или как вас там... онны-бугэйси. Надеюсь, вы хоть дома то самурайствовать не будете? А то в Токио всех на уши поставили, да и здесь страсти бурлят. Генерала Миллер тут все знают и поговаривают, что она уже начала крестовый поход против мафии.

- А тут как карты лягут, Настюша. Не хочу тебя обманывать. С местной мафией у нас мир. По крайней мере, пока. Якудза сюда тоже вряд ли сунется. К тому же, я дала им возможность "сохранить лицо". Юмико, работавшая на якудза, пала в честном поединке, что полностью укладывается в их кодекс чести и с этой стороны ко мне претензий нет. А то, что взяла за хобот Доихару и передавила его шестерок, так на это у меня была уважительная причина - он похитил мою дочь. Что по их традициям тоже не делает ему чести. К тому же, он действовал самовольно, польстившись на деньги, и не поставил в известность свое руководство. А якудза тоже лишние проблемы не нужны из-за одного зарвавшегося бандита. И поскольку я не привлекала к этому делу полицию, разобралась только с самим нарушителем бандитской дисциплины и не предъявляла претензий ко всей организации, то и ко мне особых претензий нет. Конечно, горячие головы найдутся, но их быстро поставят на место. Оставалась бы я на Земле - другое дело. А лезть на чужую территорию... Там командуют умные люди, которые прекрасно понимают, что в данной ситуации затевать войну им очень н е в ы г о д н о. И поскольку им дали возможность "сохранить лицо", они этим непременно воспользуются. Так что, со стороны криминаль- ных элементов, проблем пока не предвидится. Совсем другое дело - контора...

Тут, Настюша, возможны варианты... Не знаю, какую цель преследовала эта сволочь, его бывшее высокопревосходительство, решив передать мне похищенные документы.

Я ничего не получала, но Эльза утверждает, что это так. А Эльзе верить можно. Это значит, что до меня они просто не дошли по неизвестной причине. Но контора у в е р е н а, что они у меня. Поэтому, они не прекратят попыток вернуть пропажу. Очень много говорит за то, что эти материалы остались на "Кассиопее". Поэтому, как все успокоится, придется туда вернуться...

- Оля, ты в своем уме?! Ведь тебя там точно ждать будут!!!

- В своем, Настюша, в своем. Именно на это я и рассчитываю. Я прекрасно понимаю, что если даже документы и находятся на "Кассиопее", то найти их нереально. Лайнер огромный, и чтобы найти подобные вещи, его придется разобрать по винтику. Ведь я не знаю даже примерного места, где искать. А без этого поиски могут продолжаться неопределенное время и все равно не дать результата. Ведь нет гарантии, что они не были уничтожены во время обстрела, или курьер не унес их с собой в шлюпку. Задумка в другом. Прикинула тут на досуге... Если я заинтересуюсь "Кассиопеей" не смотря на то, что с трудом унесла оттуда ноги, то они могут сделать вывод, что этих материалов у меня нет. Но я знаю, где они спрятаны и хочу их забрать. Потому, что по другому мне просто нечего делать на лайнере. И если они меня шуганут, не дав добраться до "Кассиопеи", то посчитают задачу выполненной. Отведут лайнер с помощью буксиров назад на Землю, и будут разбирать его по винтикам. Это в том случае, если документы им очень нужны. А если их достаточно уничтожить, то выжгут лайнер дотла.

- Оля, но ведь это очень опасно!

- Не опаснее моего вояжа на Землю. Тем более, мне нужно даже не попасть на "Кассиопею", а лишь о б о з н а ч и т ь свое желание это сделать. Чтобы контора поверила, что меня там что-то очень интересует, не смотря на произошедшие события.

- Ох, Оля... Даже не знаю, что сказать...

- А тебе ничего и не нужно говорить, Настюша. Говорить буду я. И так, чтобы наша Верочка - Сильва это обязательно услышала. Впрочем, тут может помочь Аня. Внушит этой кукле все, что надо. Хотя бы даже и во время очередного "показа" неба в алмазах! Ольга и Настя разговаривали долго. Иногда к ним присоединялась Аня, если удавалось чем-нибудь увлечь Сашу. Тогда ей уже не надо было разыгрывать из себя семилетнего ребенка. Поначалу для Насти это было очень непривычно, но вскоре она перестала удив- ляться и общалась с Аней на равных, как со взрослым человеком. В такие моменты, когда они собирались втроем, Насте казалось, что с ней говорит сама История. Особенно, если Ольга и Аня начинали обсуждать события, произошедшие четыре века назад, и свидете- лями которых они являлись. Ведь они обе были почти из одного времени.

Между тем, полет подходил к концу. Эскадра приближалась к орбите Швейцарии, и при входе в орбитальную зону управления движением разделилась. Все боевые корабли ушли на военную базу космофлота, а "Титан" и госпитальный транспорт со спасенными с "Кассиопеи" стали заходить на посадку в гражданский космопорт в Шварцвальде. Ольга и Аня были в рубке и внимательно наблюдали за происходящим. Голубой шар планеты приближался. "Титан" получил разрешение на вход в атмосферу, и вскоре облако раскаленной плазмы охватило его корпус. Скорость падала быстро. Снизившись до отведенного эшелона, "Титан" перешел в горизонтальный полет. Аня попросила разрешения сесть в кресло второго пилота, и теперь с интересом наблюдала. Ольга же была занята своими мыслями.

Передышка закончена. Вскоре "Титан" совершит посадку. Нет никаких сомнений, что противник не откажется от своих действий и надо ждать его очередной вылазки. Неизвестно, какими силами и средствами располагает контора в Шварцвальде помимо Верочки.

Вот, кстати, можно будет и узнать у нее, с кем она связана. При ближайшем "показе неба в алмазах". Тут уже для конторы чужая территория и интересно, как же далеко они зайдут. Как бы сдуру не приказали Сильве попытаться ликвидировать Хризантему. А что, с этих стратегов станется... Там, похоже, напуганы до животного ужаса и будут хвататься за любую соломинку. Поэтому, надо поскорее провести операцию по обозначению своего интереса к оставшейся на Пандоре "Кассиопее". Может, хоть тогда отстанут. А то, жалко будет терять Верочку. Такой прекрасный канал передачи дезинформации, а теперь еще и получения информации... Ладно, что гадать. Будем, как и раньше, решать проблемы по мере их возникновения. Вот с Верочки и начнем...

Зайдя со стороны океана, "Титан" снизился и стал совершать маневр захода на посадку.

Пока все шло в штатном режиме. Буксир погасил горизонтальную скорость, зависнув на высоте в сотню метров, и стал плавно снижаться, коснувшись вскоре своими шасси бетонных плит летного поля. Затем руление на стояночную площадку, и машина замерла, выключив двигатели. Полет завершен. Оставив экипаж буксира заниматься своими повседневными делами, Ольга собралась ехать домой. Но едва они прошли иммиграционный контроль и оказались в зале прилета космопорта, как их окружила огромная толпа. Здесь были родственники пассажиров "Кассиопеи", репортеры газет и телевидения, и просто любопытные. Все уже знали, что лайнер потерпел аварию, но подробная информация отсутствовала, что порождало массу слухов. Госпитальный транспорт еще только совершал посадку, поэтому на Ольгу обрушился шквал вопросов. Вездесущие репортеры очень быстро разузнали, что ключевой фигурой в этой загадочной истории снова оказался генерал Миллер. Что снова была попытка захвата лайнера террористами, и она ее сорвала. И именно она передала сигнал бедствия, так как экипажу не позволили это сделать. Но как все было на самом деле, не знал толком никто, и вот теперь все жаждали получить информацию из первых рук. Стараясь отделываться общими фразами и не давать никаких комментариев, Ольга отбилась от репортеров, пообещав дать подробное интервью позже, так как случай вопиющий и следствие по нему еще не закончено. Поэтому, в интересах следствия информация разглашению не подлежит. По крайней мере, хорошо уже то, что все спасены. Кое как прорвавшись через толпу, они все-таки добрались до своего автомобиля и поторопились покинуть космопорт. В дороге до дома поговорить толком не удалось. Настя вела машину, а Ольга и Аня самым тщательным образом "сканировали" окружающее пространство на предмет возможной опасности, но пока все было тихо. Очевидно, контора еще не успела подготовить встречу. И очень странно, что Верочка не встречает...

Дома тоже было все, как обычно. Охрана, которая теперь присутствовала постоянно, доложила, что домом в их отсутствие никто из посторонних не интересовался. Заходил только комиссар Лехман. Непонятных случаев поблизости тоже не наблюдалось. Едва войдя в дом, Ольга добралась до кровати в спальне, и устало рухнула на нее. Вот они, наконец-то, и дома... Сколько событий произошло за такое короткое время. И сколько их еще произойдет в ближайшем будущем... Но самое главное, что Аня спасена. И человека, который так долго строил им козни, больше нет. Если сейчас удастся выпутаться из этой темной истории с документами, то можно будет вздохнуть свободно. Хотя бы на какое-то время... Но что же тут надо было Гюнтеру? Настя сейчас разбирает вещи, дети ей дружно мешают, а она пока бездельничает, предаваясь размышлениям. Вот и выясним, что же старине Гюнтеру понадобилось. Набрав номер, Ольга позвонила по коммуникатору. Ждать долго не пришлось.

- Гюнтер, привет, а мы уже дома! Как там дела в твоем храме порядка и справедливости?

- Здравствуй, Оля, рад тебя слышать! Слава богу, что у тебя все получилось. Ты не будешь возражать, если я сейчас подъеду? Или, давай встретимся где-нибудь.

- Подъезжай, конечно, будем рады тебя видеть!

Связь отключилась и Ольга призадумалась. Что-то здесь не то. Похоже, что Лехман сильно чем-то озабочен. Иначе, чего бы он стал сразу набиваться в гости, едва они только переступили порог. Предупредила Аню и Настю. Аня сразу предложила радикальные меры.

- Мама, мы ведь знаем, что он на н и х работает. Может, давай его тряхнем? Интересно, что ему про нас наговорили.

- Посмотрим, Анечка. Может, и тряхнем. Но что-то мне подсказывает, что нашего дорогого друга Гюнтера и трясти не придется. Из него и так все посыпется...

Очень скоро автомобиль Лехмана остановился возле дома, и он пожаловал собственной персоной с огромным букетом цветов и целой магазинной упаковкой сладостей, до которых Саша и Аня были большие охотники. После радостной встречи старых друзей Гюнтер намекнул Ольге, что у него к ней серьезный разговор. Оставив Настю с детьми накрывать стол, Ольга увела его в рабочий кабинет. Она чувствовала, что случилось что-то серьезное. Едва они уселись за стол и начали разговор, поняла, что не ошиблась.

- Оля, у нас серьезные проблемы. Недавно я получил приказ от н и х любыми путями выяснить у тебя местонахождение каких-то документов, которые ты взяла на Земле.

Причем, велели идти на любые, самые крайние меры. Они уже знают, что вы вернулись.

Какое-то время я смогу поводить их за нос, но не до бесконечности. Кончится тем, что они могут убрать меня самого, как не справившегося с заданием...

Ольга призадумалась. Быстро... Очень быстро... Такое впечатление, что у конторы земля горит под ногами. Видно, в этих документах действительно что-то о ч е н ь важное...

Ну, что же. Значит, сыграем с конторой очередную п а р т и ю...

Понятно, Гюнтер. Спасибо, что все рассказал... Честно говоря, ожидала чего-то подобного... А теперь выслушай меня. Документов этих у меня нет, и где они находятся, я не знаю. Очевидно, сбой произошел в процессе доставки и до меня они просто не дошли, так как там уверены, что документы у меня. Но это не так. Я понятия не имею, где они находятся и кто должен был их мне передать.

- Я то тебе верю, Оля. Да только они мне не поверят. Не знаю, сколько они согласятся ждать, прежде чем пойдут на крайние меры.

- Понимаю... Значит, Гюнтер, сделаем так, что ты не сможешь выполнить задание.

- Это как?

- Очень просто. У тебя как со здоровьем? Ничего не беспокоит?

- Нет, а что?

- Значит, побеспокоит. Ты ведь постоянно уголовную шпану гоняешь? Вот они тебе и отомстить могут. Сегодня же ночью. Так сказать, "предупредить", чтобы тише себя вел.

- Оля, ты о чем?! Какая месть? От какой шпаны?

- Вот ты непонятливый, Гюнтер... Я говорю, что на тебя бандюки совершат покушение и ранят. Не с целью убийства, а именно в целях "предупреждения". Не тяжело, но месяца три в клинике ты проваляешься. А лежа там, ты никак их задание выполнить не сможешь. И за это время я постараюсь разрулить ситуацию.

- Радикально... Даже не знаю, что и сказать...

- У тебя есть предложение получше?

- Нет... Но где же эту шпану взять?

- А это уже моя забота. Договоримся о месте, времени, характере ранений и будет тебе "шпана". Не бойся, тяжкого вреда здоровью не нанесут. Но месяца три проваляешься гарантированно. С врачами договорюсь, они тебе какое - нибудь осложнение придумают, чтобы подольше продержать. Но, думаю, ситуация разрядится раньше.

- Ох, Оля, страшный ты человек...

- Нет, Гюнтер. Страшная я только для врагов. А для друзей я очень добрая. А ведь мы друзья, не так ли?

Обговорив подробности "покушения", Ольга и Гюнтер вернулись к остальным. Ольга смеялась и шутила, но по кислой физиономии Гюнтера Настя и Аня поняли, что дела не очень хорошие. Но держался Лехман неплохо для человека, который знает, что сегодня в него всадят пару пуль. Рассказал о том, что все-таки нашли тех, кто совершал покушения на Ольгу и подстроил аварию шаттла. Обычные уголовники, работающие за деньги.

Никаких других мотивов там не было. Посидев за столом, Гюнтер откланялся, сославшись на дела. Ольга сразу созвала "военный совет". Плохо было, что Саша все время крутился под ногами. Поэтому Ане сначала пришлось увлечь его компьютерной игрой, а затем присоединиться к "совету". Ольга не стала делать тайны из полученной информации.

- Дела паршивые. Контора давит на Гюнтера и требует результат. Если он им скажет, что материалов у меня нет, ему просто не поверят. Долго он тянуть не сможет, поэтому, выведем его сегодня из игры.

- Но как?

- Сегодня поздно вечером, когда он будет возвращаться домой после очередной гулянки, на него будет совершено покушение. Комиссар полиции Лехман хорошо выполняет свои обязанности, и врагов в криминальном мире у него очень много.

- Оля, но откуда ты знаешь, что именно сегодня на него будет покушение?

- А я его сама проведу.

- Ты?!

- Да, я. Гюнтер все честно рассказал, и надо обеспечить его безопасность. Тем более, ничего плохого он нам не сделал. И о наших д е л о в ы х отношениях никто не знает.

Поэтому, даже наших ребят впутывать в это дело не надо...

Аня тут же вызвалась помочь, о чем Ольга сначала и слушать не хотела. Но Аня снова убедила ее своей железной логикой.

- Мама, понимаю, что ты отведешь глаза, и никто тебя не увидит. Но вдруг там окажутся случайные свидетели? И они расскажут то, чего не надо. Что в Гюнтера стреляли с близкого расстояния, но рядом никого не было. Полиция, может быть, ничего и не поймет.

Подумает, что свидетели путают. Но для конторы этого будет достаточно, чтобы они обо всем догадались. Не делать же из них "хороших свидетелей".

- И что ты предлагаешь?

- А я внушу им, что стрелял высокий, здоровенный мужик уголовного вида. Вот и пусть там ищут. У комиссара полиции врагов в уголовном мире хватает.

Возразить против таких аргументов было трудно. День клонился к вечеру, скоро уже надо было отправляться на "дело", как вдруг неожиданно раздался звонок. Ольга взяла коммуникатор и увидела номер Верочки. Ее только не хватало...

- Алло?

- Оленька, здравствуй! С возвращением вас! С Анечкой все в порядке? Извини, не получилось вас встретить.

- Здравствуй, Верочка! Да, с Анечкой все в порядке.

- Ой, слава богу! А я так за вас переволновалась. Оленька, а можно я сейчас к вам подъе- ду? Сйчас не очень поздно?

- Верочка, конечно, никак проблем, приезжай! Мы тебя с Настюшей очень ждем!

- Все, целую, скоро буду!

Связь отключилась, и Ольга в сердцах высказала все, что думает о Верочке. И откуда ты взялась сегодня, чертова кукла... Не могла подождать до завтра? Неужели, так засвербило? Настя и Аня вопросительно смотрели на Ольгу.

- Все. Госпитализация Гюнтера временно откладывается. Сейчас эту стерву черти принесут. Если мы с Аней сейчас сбежим, то она точно что-то заподозрит. Или внушишь ей, что мы дома были?

- Мама, а зачем? Ведь мы все равно собирались ее расколоть? Вот и давай тряхнем ее сегодня. Глядишь, что нибудь интересное из нее и посыпется. А Гюнтер никуда не денется.

Один - два дня ничего не решат.

- Пожалуй... Ладно, меняем план. Гюнтера я предупрежу. Настюша, готовимся к "ужину при свечах", а потом к "показу неба в алмазах". Аня, не хихикай. Ты будешь в резерве.

Пока мы с тетей Настей будем проводить "показ" для Верочки, ляжешь в соседней комнате и сделаешь вид, что спишь. В процессе "показа" я эту куклу усыпляю, а потом позову тебя. Может, что интересное и узнаем. А дальше будем действовать в зависимости от полученной информации. Задача ясна?

- Ясна!

- Все, по местам!

Подготовка много времени не заняла. Ольга связалась с Гюнтером и предупредила, что все пока откладывается из-за непредвиденных обстоятельств. Созвонятся завтра. Аня потихоньку усыпила брата, чтобы он не мешал, и сама легла в постель в другой комнате.

Ольга и Настя "пообчистили перышки", накрыли стол и стали ждать. Ждать долго не пришлось, Верочка появилась очень быстро. Прямо с порога она с радостным криком бросилась Ольге на шею, осыпая поцелуями.

- Оленька, господи, наконец-то! Как тебе все это удалось, ума не приложу? С Анечкой, правда, все хорошо? Мы тут с Настей извелись все, пока вас не было.

- Хорошо, хорошо, не волнуйся. Верунчик, все хорошо, что хорошо кочается. Так что, давайте сегодня не будем о грустном! Девчонки, если бы вы знали, как я за вами соскучилась!

Дальнейшее прошло по задуманному плану. Сначала за стол и "ужин при свечах". Благо, дети уже спят. Ольга рассказала свою одиссею в сильно урезанном и измененном виде, вызывая охи и ахи у Верочки. Но ужин - это только начало. Далее последовало логическое продолжение с переходом в спальню. Вечерние платья легли в кресла, и вот Верочка снова возлежит на королевском ложе и две обнаженные райские гурии возносят ее на вершины блаженства... Как давно это было и какое счастье, что они снова вместе...

Ольга и Настя заранее договорились о плане действий. Когда Верочка уже плыла на волнах блаженства и яркие алмазные россыпи сверкали по всему небосводу, Ольга осторожно начала погружать Веру в транс, лаская и целуя ее лицо и грудь. Настя же проявила все свое искусство, чтобы сделать Верочке "хорошо" с другой стороны. В итоге Вера уснула на пике наслаждения и неизвестно, какие сны ей сейчас снятся. Ольга внимательно оглядела результат совместных трудов и осталась довольна.

- Все, Настюша, хватит. Она уже спит, и будет спать, пока я не выведу ее из транса. Вот сейчас мы эту куклу и тряхнем. Интересно, что из нее посыпется...

Подруги подскочили, набросив халатики, и Ольга пошла звать Аню. Настя пока прикрыла Веру простыней. Едва только в комнату вошла Аня, она сразу молча подошла к спящей девушке и положила ладони ей на голову. Настя чувствовала себя не в своей тарелке. Ведь совершенно ясно, что Аня в курсе всего, что здесь только что происходило. Но девочка вела себя корректно и полностью сосредоточилась на том деле, ради которого пришла. Ольга молча наблюдала. Спустя минут пять Аня закончила.

- Все. Мама, тетя Настя, дела очень плохие. Сегодня она получила сообщение - любой ценой выяснить, где находятся эти проклятые документы. Ради этого ее заставляют идти на самоубийственный риск. Завтра днем она получит психотропный препарат, который должна попытаться незаметно ввести Хризантеме. То есть тебе, мама. Тебя, тетя Настя, разрешено ликвидировать, если будешь мешать. Предлагают лучше сделать это во время вашей "встречи", когда вы не будете ничего такого ожидать. Ее задача - узнать, где находятся документы, и сообщить об этом. После этого ее задание прекращается, и она может скрыться.

- Вот это да-а-а... Контора дошла до ручки... Даже не представляю, какая информация содержится в этих документах...

Ольга задумчиво смотрела на неподвижно лежавшую перед ней Веру. Милое невинное создание, так трогательно моргающее ресницами... Настя перепугалась не на шутку, а из Ани снова начал вылазить самурай.

- Мама, и ты будешь с ней цацкаться? Может, устроим здесь Перл-Харбор? А то, на "Кассиопее" не успели.

- Придется цацкаться, Анечка... Если мы от этой ...Сильвы избавимся, то появится кто то еще, о ком мы пока не знаем. Не думаю, что у конторы здесь больше нет агентов. А на помощь Мишутки больше рассчитывать нечего, от шпионских дел его отстранили...

И не забывайте, что есть еще одна неизвестная фигура. Тот, кто должен был передать документы, но почему-то этого не сделал. Возможно, здесь и кроется разгадка. Очень может быть, что этот человек сел в шлюпку и забрал документы с собой. Если они имеют небольшой объем, то он вполне мог это сделать. Госпитальный транспорт уже совершил посадку. И если это так, то скоро этот "почтальон" может быть здесь. Если только не собрался наложить лапу на эти бумаги...

- Оля, как ты можешь так спокойно ко всему этому относиться?! Эта швабра получила приказ нас убить, а ты рассуждаешь о том, почему кто-то не отдал тебе какие-то бумажки?!

- Из-за этих бумажек уже очень многие поплатились жизнью, Настюша... А то, что спокойно разговариваю... Так ведь если буду кричать и психовать, делу это не поможет.

Самурай всегда должен сохранять присутствие духа и не поддаваться пустым эмоциям.

Так, Анечка? Вот и мы поступим также. А по поводу этой Верочки - Сильвы... Настюша, нам очень повезло. Мы теперь з н а е м, где стоит капкан...

Выяснив у Ани еще ряд вопросов, Ольга отправила дочь спать. На сегодня детективной деятельности пока хватит. И так от полученной информации мороз по коже... Ах, Сильва, Сильва... Вот и настал момент, когда все должно решиться... Но теперь надо продолжать начатое. У них же "романтическая встреча", как - никак... Ольга переговорила с Настей и убедила ее, что надо делать вид, будто ничего не случилось. Раз контора нарывается...

Значит, им все-таки предстоит увлекательная п а р т и я ...

Заняв прежнее положение в доставлении Верочке удовольствия - Ольга "сверху", а Настя "снизу", подруги продолжили "показ". Ольга начала осторожно выводить Веру из транса.

Выход совпал с ярчайшим оргазмом, который просто захлестнул Верочку. Но Ольга и Настя не прекращали процесс "показа", из-за чего яркие алмазные россыпи продолжали сиять и сверкать в вышине, и Верочка еще долго купалась в волнах блаженства, возносив- ших ее до небес... Райские гурии хорошо знают свое дело...

Наутро Верочка быстро упорхнула, сославшись на занятость, хотя Ольга и предлагала ей не торопиться и поехать в офис компании вместе. Но она отказалась и уехала, подарив Ольге и Насте на прощание нежный поцелуй и договорившись обязательно встретиться вечером. Ольга с улыбкой смотрела ей вслед. Ну-ну, Сильва... Зверь рычал, чувствуя близкую угрозу.

- Ничего, кися... Не таким рога обламывали. Посмотрим, как далеко наша Сильва собирается зайти. "Мур - мур" пока делать не будем. А то, если с нашей дорогой Сильвой что-нибудь случится, то сразу же появится Кармэн, Офелия, или принцесса Турандот.

А может, и Чио Чио-сан...

Как оказалось, Настя думала о том же самом.

- Что, Оля, думаешь, что с ней делать? Нельзя ее пока трогать...

- Знаю, Настюша... Попробуем ее перевербовать.

- Перевербовать?! Оля, ты шутишь? Как мы это сделаем?

- Нет, не шучу. А как мы это сделаем... Все будет зависеть от того, как она себя поведет...

Наступивший день принес очередные хлопоты. Настя осталась дома с детьми, которые дружно не пошли в школу и начали целенаправленно "поднимать крышу", но в пределах разумного. Пришедший к ним домой школьный психолог посоветовал пока подержать Аню дома, чтобы она отошла от такого сильнейшего стресса, который свалился на детскую психику. Аня была совершенно непротив. На Сашу это не распространялось, но Ольга и Настя попросили, чтобы и он принял участие в процессе "психологической реабилитации", так как все знали о привязанности Саши и Ани. Приличия были соблюдены, не подкопаешься. Но Ольга преследовала этим свои цели. Незачем отправлять пацана одного в школу. А то, как бы контора решила не повторить вариант с похищением. Пусть они все трое - Настя и дети сидят дома все вместе и носа поодиночке из него не высовывают.

В случае возникновения опасности Аня сможет защитить всех, если Ольги не будет рядом. Обеспечив, таким образом, надежное прикрытие тыла, она занялась оперативной работой. Связавшись со своей службой связи, обрисовала картину и велела тщательно покопаться в аппаратуре своего неожиданного трофея. Сам "Линкс" был уже выгружен с "Титана" и техники сервисной компании ходили вокруг него, разводя руками и пожимая плечами. Новое "приобретение" госпожи Миллер повергло их в шок. Мало этой чудящей дамочке вооруженного до зубов штурмовика, имеющего статус частной яхты, и щеголяющего с опознавательными знаками гражданского судна, от чего глаза на лоб лезут у всех чиновников портовых властей, кто впервые приходит на работу в космопорт Шварцвальда. Но те, кто работают здесь давно, уже ничему не удивляются. Что странно для госпожи Миллер, то вполне закономерно для генерала Миллер. Так теперь она еще где-то и десантный бот отхватила! Причем видно, что посудина побывала под ураганным обстрелом.

И зачем ей эта колымага? Какая из нее яхта? Но это, в конце концов, ее личное дело.

Поэтому, когда Ольга примчалась в космопорт, глупых вопросов ей никто и не задавал.

Прибывшие вместе с ней ребята из службы связи "Экспресс шиппинг", криминальные гении от электроники, как их называла Аня, осторожно демонтировали секретный прибор и увезли. Посмотрим, что теперь из этого получится. Договорившись о модернизации своей второй "яхты", названия у которой еще не было, Ольга направилась обратно в город. Теперь надо переговорить с Лехманом. А то, бедняга уже извелся. Благо, и повод есть к нему в гости зайти. Надо же узнать, как продвигается расследование дела о покушениях и аварии шаттла. По дороге она внимательно следила за окружающей обстановкой. Зверь был настороже, чувствуя сгущавшуюся опасность. По мере приближения к городу это ощущение становилось все сильнее...

Ольга давно обратила внимание на большой грузовик, идущий сзади. Машина явно шла за ней, выдерживая дистанцию. Все знали, что на дороге Ольга не лихачит, строго соблюдая правила. Хоть здесь пока еще и не завелись "электронные шпионы" в машинах, с какими она встретилась на Земле, но она дисциплинированный водитель и без этого. Чего нельзя сказать о других участниках дорожного движения. Многополосная лента автобана делает впереди плавный поворот. Никаких проблем он не представляет и можно входить в него, даже не снижая скорости. Машин в данный момент немного, и Ольга спокойно вела свой автомобиль в первом ряду. На подходе к повороту грузовик, явно нарушая скоростной режим, перешел во второй ряд и начал обгон. Зверь рычал, чувствуя близкую опасность. Неспроста все это... Ольга резко увеличила скорость и начала уходить от грузовика. Такого от "чайника", идущего в первом ряду, явно не ожидали. Грузовик попытался увеличить скорость, но не мог соперничать с легковым автомобилем и быстро отстал.

Все ясно, контора хватается за соломинку. Там знают, что Ольга никогда не ездит с превышением скорости. Очевидно, на этом и строился расчет. Если во время обгона ударить тяжелым грузовиком ее легковушку, то она слетит с полосы и может пойти кувырком. Сама Ольга, скорее всего, останется жива, так как сработает система пассивной безопасности, вмонтированная в салоне. Да только будет после этого "полудохлой" и попадет в клинику. А дальше дело техники. Ладно, ребятки, поиграем...

Если поднять сейчас машину в воздух, это сразу привлечет внимание полиции, а светиться пока резона нет. Обойдемся своими силами. Ольга сбросила скорость и позволила грузовику себя догнать, но выдерживала дистанцию. Впереди еще один поворот. Включить автопилот и он будет удерживать машину по оси полосы. Грузовиком сейчас управляют вручную, так как включенный на нем автопилот не допустил бы чрезмерного сближения с идущей впереди машиной. Теперь можно отвернуться назад и полностью сосредоточиться на водителе грузовика...

На грузовике очевидно решили, что у них есть вторая попытка. Перед входом в поворот тяжелая машина снова резко увеличила скорость и пошла на обгон. Зверь рычал, но Ольга его удерживала.

- Подожди, кися... Эта добыча нам нужна живая... пока.

Машины вошли в поворот, и тут Ольга взяла под контроль сердце водителя. Грузовик завилял и вылетел с автобана на обочину, сбив бетонное ограждение. Ольга сразу резко сбросила скорость и начала останавливаться. Когда она полностью остановилась и сдала назад поближе к месту аварии, грузовик уже застрял в нескольких десятках метров от автобана, уткнувшись носом в холм, покрытый кустарником. Ольга вышла из машины и направилась к грузовику. Его водитель, скорее всего, еще не отошел от неожиданного сердечного приступа и шока от аварии. Во всяком случае, когда Ольга открыла дверь кабины, он сидел, белый, как мел, мертвой хваткой вцепившись в руль. Для начала надо было соблюсти приличия.

- С Вами все в порядке? Я увидела, что произошла авария, и остановилась. Вам вызвать скорую?

- Н-н-н-е-т... Сп-п-пасибо... Н-н-е надо...

- У Вас, очевидно, с сердцем плохо стало?

- Да...Даже не знаю...

- А я знаю. Очевидно - вот так?

- !!!

- Что, сильно больно? А теперь слушай меня, гнида. Если ты сейчас подробно расскажешь - кто, где и когда дал тебе задание подстроить мне аварию, я тебя отпущу. Если будешь молчать, или врать, я сделаю тебе очень больно. И буду делать до тех пор, пока ты не издохнешь. А после вызову полицию и скорую, которая зафиксирует смерть от сердечного приступа. Так что, будем говорить?

- Я не понимаю... !!!

- А так понимаешь? Повторить?

- Нет, не надо!!! Ко мне подошел мужик в космопорту и предложил десять тысяч, если спихну тебя с дороги. Но так, чтобы ты осталась жива, и можно было все списать на то, что я не справился с управлением.

- Ты его знаешь?

- Нет. Никогда его раньше не видел.

- А что же это он именно к тебе подошел?

- Оказалось, знает кое что про меня. Вот и предложил на выбор: либо фараонам меня сдать, либо тебя стукнуть, да еще и заработать на этом.

- А что же он за тебя такого знает?

- Наркота...

- Понятно... Ладно, дорогой мой. Считай, что тебе крупно повезло...

Ольга выяснила еще ряд вопросов и усыпила водителя, заблокировав ему память до момента аварии. Когда он очнется, то вспомнит только о том, что его прихватило сердце.

А теперь можно исполнить свой гражданский долг. Ольга вернулась к машине, и вызвала на дежурном канале полицию и скорую, сообщив об аварии. Одновременно позвонила Лехману. А то, если оставит старого друга в неведении, то это сразу вызовет подозрения.

Пока прибудет полиция и скорая, лучше оставаться на месте. Да и Гюнтер сюда пожалует, не надо будет специально к нему в комиссариат ехать. Ольга сидела в машине, погрузившись в раздумья...

Итак, что же мы имеем на данный момент? То, что творит контора, характеризуется одним словом - паника. Раньше она даже не допускала мысли, что ребятки станут работать так топорно. Очевидно, на местную резидентуру давят всеми силами и требуют результат в кратчайшие сроки любыми путями. Времени на разработку и проведение тонко продуманной операции нет. Вот и решили, по старинке, привлечь к этому делу уголовников, которые сидят на крючке. Этого водилу, скорее всего, уберут. Он провалил задание и может опознать того, кто ему это задание дал. Если бы он просто попал в аварию, еще бы мог выкрутиться. Но если на месте аварии оказалась Хризантема, которая первой сообщила об этом полиции и вызвала скорую, то тут много думать не надо. Что-что, а правильные выводы контора за эти годы делать научилась. Нет никаких сомнений, что за этим грузовиком наблюдали и уже знают, что затея провалилась. Поэтому, надо ждать очередного хода противника. И чтобы пустить контору по ложному следу, придется как можно скорее наведаться опять на Пандору. Может, хотя бы тогда отстанут... И совершенно непонятно, что же случилось с курьером, который должен был передать документы. Госпитальный транспорт совершил посадку еще вчера и все спасенные с "Кассиопеи" его уже давно покинули. Если сегодня, или самое позднее завтра, курьер не придет, то он не придет никогда. Значит, он решил прикарманить компромат. Тем более, отправителя посылки уже нет в живых. Ну и черт с ним, с этим компроматом. Одна головная боль от этих шпионских тайн. Отделаться бы только от конторы, чтобы поверили, что этих бумаг у нее нет и никогда не было. И нужны они ей, как прошлогодний снег...

Сирены полиции и скорой помощи отвлекли Ольгу от размышлений. Три автомобиля два полицейских и одна скорая быстро приближались к месту аварии. Ольга вышла из машины, ожидая прибытие помощи. Врачи скорой сразу бросились к пострадавшему, мимоходом спросив у Ольги, все ли в порядке с ней. Из одной полицейской машины выбрался обычный патруль транспортной полиции, а на второй примчался сам Гюнтер.

Один из инспекторов занялся осмотром места аварии, а другой вместе с Лехманом направились к Ольге.

- Доброе утро, Гюнтер! Извини, что пришлось тебя побеспокоить. Вот, я опять в историю влипла. По-моему, быть свидетелем, это уже моя вторая профессия.

- Доброе утро, Оля! Что тут случилось?

- Сзади меня ехал грузовик, не справился с управлением и вылетел с дороги. Мне кажется, что водителю стало плохо. Он сейчас без сознания. Внешне, вроде бы, никаких травм нет, но трогать его я побоялась. Пусть этим врачи занимаются.

- Доброе утро, мадам! Инспектор Кригер. И правильно сделали. Вы позволите посмотреть запись компьютера Вашей машины?

- Да, конечно. Делайте все, что нужно, я в Вашем распоряжении.

- Благодарю Вас, мадам.

Инспектор залез в автомобиль Ольги и занялся компьютером, воссоздавая картину происшествия. Ольга и Гюнтер отошли в сторонку, чтобы их нельзя было подслушать. Гюнтер правильно понял, что ему сообщили об аварии не просто так.

- Оля, говори, что стряслось. Это подстава?

- Да. Я вытряхнула информацию из этого типа и ввела его в транс. Поэтому он и спит, а когда проснется, то ничего не вспомнит. Когда я ездила в космопорт, ему дали задание подстроить аварию, но чтобы я осталась жива и попала в госпиталь. Да только у него ничего не получилось.

- Кто? О н и?

- Больше некому. В конторе царит паника, поэтому они и бросаются в крайности, задействуя засветившихся уголовников. И на тебя тоже давят. Надеются, что хоть что-то сработает.

- Понятно... Оля, долго так продолжаться не может.

- Знаю. Поэтому, через пару дней я отсюда внезапно исчезну. Посмотрим, что они дальше предпримут. С тобой "бандитскую расправу" делать пока не будем. Может, и не понадобится.

- У тебя есть какой-то план?

- Пока еще только наброски. Посмотрим, как карты лягут. Но, в любом случае, играть роль дичи в их сафари я не буду...

Переговорив с Гюнтером, Ольга договорилась держать его в курсе событий. Врачи скорой привели в чувство водителя грузовика, и теперь он непонимающе таращился на окружаю- щих, ничего не соображая. Полиция свою работу с ней закончила, получив необходимые сведения, и разрешила следовать дальше, чем Ольга не применула воспользоваться. Пусть патруль разбирается в причинах аварии, а ей здесь больше делать нечего. Сейчас надо заглянуть в родную управу "Экспресс шиппинг", а потом нанести визит старому знакомому, Клаусу Шихману. Хоть он и отъявленный прохиндей и хапуга, дерущий втридорога, но такие прохиндеи тоже нужны. Потому, как есть вещи, которые можно достать только у них...

Больше по дороге никаких неприятностей не случилось и до офиса компании Ольга добралась быстро. К большому удивлению и неудовольствию, ее тут поджидала целая банда репортеров газет и телевидения. Все прекрасно знали, что в своем заведении Ольга обязательно появится, вот и незачем выслеживать ее по всему городу. Едва она вышла из машины, как ее тут же обступила толпа, засыпав вопросами.

- Мадам, это правда, что была очередная попытка захвата пассажирского лайнера террористами?

- Правда. Хотя, всех подробностей я не знаю.

- Это правда, что Вы снова в одиночку расправились с ними и восстановили контроль над лайнером?

- Я пока не могу ответить на этот вопрос. Следствие еще не закончено.

- К какой группировке принадлежали террористы?

- Этого я не знаю. Повторяю, следствие еще не закончено...

Кое как отделавшись от назойливых репортеров, Ольга проскользнула в офис. Хорошо, хоть здесь все тихо и спокойно. Правда, весьма относительно. Все уже знали о благополучном завершении ее одиссеи, и устроили торжественную встречу. Пройдя в свой кабинет, Ольга с удовольствием бухнулась в кресло за рабочим столом. Кажется, сравнительно недавно была здесь, а сколько событий уже случилось... И сколько еще случится... Да уж, Ваше благородие, господин лейтенант... Сказал бы кто раньше, какие приключения жизнь Вам приготовит, ни за что бы не поверил! А теперь уже не знаешь, чему и верить... Ладно, вернемся к нашим баранам...

Разобрав почту, Ольга не нашла ничего, что дало бы малейшую зацепку к разгадке всех этих событий. Секретарь подтвердила, что за все время отсутствия Ольги ей никто не интересовался. Но зверь неспокоен и чувствует близкую опасность. Значит, контора не успокоилась и в ближайшее время можно ожидать новых вылазок. Интересно, кто же это будет? Очередные уголовные морды, которых держат на крючке, профессионалы из службы внешней контрразведки МГБ, или... Верочка? Кстати, хорошо бы узнать, на месте ли ее менеджер по общим вопросам. Согласно информации, которую вытянула из нее Аня, лично человека, который руководит здесь ее работой, она не знает. Инструкции получает в условных местах в письменном и электронном виде. Скорее всего, это кто-то из сотрудников посольства, имеющий дипломатическое прикрытие. Обычная практика разведок всех государств. Но это не Фельдман и Савицкий. Эта сладкая парочка исчезла из посольства сразу же, когда выяснились все подробности аферы с "Афродитой". Таких сокрушительных провалов не прощают никому. И кто сейчас на месте Фельдмана, не известно. Савицкий хоть и выполнял функции свадебного генерала, но убрали с глаз долой и его. Поэтому, никакого источника информации в посольстве у нее нет. Ладно, может, попозже что нибудь узнаем... Сейчас выясним, что в службе связи творится, а потом можно и визит Верочке нанести. Ольга позвонила начальнику службы Эриху Лемке, которого Эльза, после состоявшегося с ней разговора, связанного с событиями на "Афродите", почему-то оставила Ольге, а не наложила на него лапу, прибрав к рукам криминального гения от электроники для использования в своих целях на благо государства. Чего Ольга, откровенно говоря, не ожидала. Но не будешь же спрашивать в лоб об этом генерала, начальника тайной полиции. Хоть они с Эльзой и подруги, но свое место Ольга знает.

- Эрих, как дела? Разобрались в новинке?

- Да, мадам! Очень интересные технические решения. Хотя, если заменить высокочастотный генератор на более мощный и ввести второй каскад усиления...

- Стоп, стоп, Эрих! Говори человеческим языком.

- Если человеческим, то во всем разобрались. Можем сделать такой же, и даже лучше.

С большей чувствительностью и способностью обнаруживать замкнутые электрические цепи с гораздо большей высоты и под водой.

- Вот это мне понятно. Когда сможете сделать свой первый улучшенный образец?

- Через пару дней.

- Отлично. Как сделаете, сразу установите на моем "Барсе".

- Сделаем, мадам!

Так, технические вопросы решены. Теперь можно и Верочку навестить. Лучше внезапно нагрянуть лично, а не звонить ей. Интересно посмотреть на ее реакцию. Поправив перед зеркалом прическу, Ольга направилась в кабинет своего менеджера по общим вопросам.

Верочка была на месте и усиленно делала вид, что занята. Поскольку, Ольга вошла в хорошем настроении, с улыбкой на лице, сразу же нежно поцеловав "подругу", то и Верочка ответила тем же, мило улыбаясь. Разговор шел, по большей части, ни о чем. Обычное воркование двух близких подружек. Но Ольга явно чувствовала с т р а х. Дикий, животный страх, исходивший от этого милого создания. Хотя, держится она великолепно, и заподозрить ее ни в чем нельзя. Поболтав о том о сем, Ольга вернулась к более важной теме.

- Ладно, Верочка. Мы с Настюшей тебя сегодня очень ждем. Придешь, мы можем надеяться?

- Оленька, конечно приду! Как ты можешь сомневаться!

Ольга улыбнулась и нежно поцеловала Веру, позволив себе на этот раз даже несколько больше, чем обычно. На Веру это очень сильно подействовало, и она трепетала в руках Ольги, исходя желанием. У Ольги даже промелькнули шаловливые мысли - а может, не ждать вечера и сейчас сделать Верочке "хорошо"? Кабинет изнутри запирается, и диванчик в нем очень даже неплохой имеется... Нет, не будем баловать вражеского агента.

Пусть подождет до вечера. А уж вечером!!! Но этим вечером, похоже, будет не до развлечений... Однако, Вера восприняла смелые ласки Ольги, как сигнал к действию и расстегнула ей молнию на юбке... Сопротивляться и дальше самой себе было уже выше человеческих сил...

Когда их неожиданная "романтическая встреча" все-таки закончилась и Ольга, поправив одежду, собралась уходить, Вера прильнула к ней.

- Оленька, ты на меня не сердишься? Я не смогла с собой совладать.

- Верочка, ну что ты, когда я на тебя сердилась. В конце концов, это никого, кроме нас, не касается. Как говорится, лишь бы нам хорошо было! Ладно, мне надо идти. А сегодня вечером мы тебя обязательно ждем!

Подарив Верочке прощальный поцелуй, Ольга направилась к выходу. Она хорошо чувствовала ее взгляд, полный сожаления. Так смотрят на обреченных, которых очень жаль, но им уже ничем нельзя помочь. Приговор Хризантеме вынесен. Осталось привести его в исполнение...

Вернувшись в свой кабинет, Ольга поправила макияж, несколько пострадавший после "романтической встречи", и собралась ехать к Шихману в "Охотничий мир". Давненько со старым знакомым не виделись. А тут как раз дело по его части. С Лехманом обо всем переговорили, в офисе компании делать пока нечего, тут и без нее управятся, вот и навестим старых друзей. Неожиданно прозвучал вызов коммуникатора, звонили из службы капитана космопорта.

- Добрый день, фрау Миллер! К нам поступила заявка на регистрацию Вашей яхты, которую доставил буксир "Титан", но в ней не указано название. А без этого мы не можем ее зарегистрировать и выдать документы. Какое название Вы хотите? Обычно, называют женскими именами, или названиями цветов. Из всех только Вы нарушили традицию, назвав свою первую яхту "Барс". А как хотите назвать вторую?

- Пусть будет... "Рейзен"!

- "Рейзен"?! А что это?

- Так когда-то назывался истребитель морской авиации Японского флота на Земле.

- Хм-м, ну ладно, как скажете. "Рейзен", так "Рейзен"...

Закончив с формальностями, Ольга направилась к выходу, предупредив секретаршу, что сегодня ее больше не будет. Кому надо, пусть звонят на коммуникатор. Ничего подозрительного в этом нет, все знают, что Ольга не засиживается у себя в кабинете во время рабочего дня, а частенько разъезжает по делам, если только внезапно не исчезает со своим "Барсом". Поэтому, сейчас надо вести себя максимально похоже, как обычно. Едва только выйдя из здания, она сразу почувствовала слежку. Очень осторожную, но профессиональную. Похоже, это уже не уголовники, а контора своих прислала. Если так, то дело осложняется. Привести топтунов к Шихману в "Охотничий мир" ни в коем случае нельзя. А попасть туда необходимо. Значит... Значит, опять решаем пролемы по мере их возникновения! Не став садиться в свою машину, Ольга прошла несколько кварталов пешком, а затем снова повторила старый трюк, отведя глаза топтунам. Преследователи побегали, посуетились, и поняли, что упустили объект слежки. Связались с кем-то, получили новые инструкции, и исчезли. Теперь можно было со спокойной душой отправляться в гости. Пройдя на соседнюю улицу, Ольга "материализовалась", когда этого никто не мог видеть, взяла такси и поехала в "Охотничий мир", предусмотрительно назвав адрес за несколько кварталов до магазина. Лишняя реклама старине Клаусу совершенно не нужна...

Поздно вечером Ольга и Настя поджидали дорогую гостью во всеоружии. Стол накрыт, "форма одежды" соответствующая случаю и в спальне все готово. Ольга несколько раз выходила из дома и сразу заметила слежку. Когда она вернулась в офис после поездки в "Охотничий мир", скрываться дальше не было смысла. И в конце рабочего дня она спокойно позволила топтунам проводить ее до самого дома. Ладно, ребятки, караульте. Работа у вас такая. И вы мне еще пригодитесь...

Ольга активировала чувства зверя, окинув всю окружающую панораму его взглядом...

Опасность повсюду. И вокруг липкий запах страха. Враг боится ее, но все равно ведет свою безнадежную войну, не считаясь ни с какими потерями. Сегодня он попытается взять реванш. Он считает, что все предусмотрел и наконец-то расквитается со своим смертельным врагом, которого сам же и создал...

- Все нормально, кися... "Мур - мур" пока делать не будем, эта добыча нужна нам живая. А дальше видно будет...

Обнаружив позиции и количество топтунов, Ольга вернулась в дом. Верочка должна пожаловать с минуты на минуту, она никогда не опаздывает. Не обманула ожиданий и на этот раз. Но только приехала не на своей машине, а на такси, возникнув вскоре на пороге.

Такая же красивая, веселая и жизнерадостная.

- Девочки, а вот и я! Оля, отметим сегодня ваше возвращение? Глядите, что у меня есть!

И Верочка извлекла из пакета коньяк двадцатилетней выдержки. Дальше было все, как обычно. Объятия, поцелуи, разговор ни о чем. Аня и Саша крутились рядом, время ложиться спать еще не наступило. Для них приход тети Веры - тоже своего рода развлечение.

Можно надеяться на то, что не сразу спать уложат, а дадут еще поиграть. Да только почему-то наоборот, сразу стараются спать уложить... Вот и сейчас спать прогнали!

Ольга мило улыбалась, поддерживая беседу, пока Настя обсуждала с Верой последние сплетни...

Зверь настороже и чувствует близкую опасность. Уровень страха добычи просто запредельный, но держится она великолепно. Где же у нее препарат? Скорее всего, будет замаскирован под обычный предмет. Помада, серьги, кольцо... Кольцо! Когда они будут возлежать на ложе любви, то на них не будет никакой одежды, куда можно было бы что-то спрятать. Помада не подходит. Голышом в постели краситься нечего. Серьги использовать неудобно, хотя и возможно. Заколку для волос тоже надо снять, иначе просто не поймут. Остается кольцо. Очень удобно, так как руки Веры будут на теле Ольги. Кольцо на ней такое же, как обычно. Во всяком случае, внешне.Ладно, проверим...

Пока Ольга расставляла бокалы, Настя усадила Веру на диван, чтобы показать последний журнал мод. Удобно откинувшись на спинку дивана, они стали изучать новинки моды, открыв журнал на интересующей странице...

- Все, девчонки, я закончила, прошу к столу! Верунчик, давай твой нектар попробуем!

Как говорится, твоя выпивка, наша закуска!

Подруги расположились за столом, весело болтая. Вера разлила коньяк и провозгласила тост за их благополучное возвращение. Коньяк, действительно, был очень хорош и подруги воздали должное этому божественному напитку. Но это был на самом деле коньяк. Самый настоящий коньяк, и ничего больше...

Обстановка становилась все более непринужденной, коньяк потихоньку исчезал, а градус веселья повышался. Последовали тосты за дружбу и любовь, ужин при свечах шел своим чередом, и атмосфера праздника была, как всегда. Когда коньяк закончился, подруги добавили хорошим вином и переместились в спальню на ложе любви, продолжив то, что так хорошо начали...

Вся одежда сброшена на кресла, в спальне полумрак, нарушаемый только мягким светом ночника. В воздухе плывет запах афродизиаков. Две прекрасные обнаженные райские гурии нежно ласкают третью, заставляя ее позабыть обо всем... Алмазные россыпи окружают ее, ярко блестя в вышине...

Но вот, наступает очередь Ольги быть третьей... Она раскинулась на ложе, принимая изысканные ласки... Волны блаженства растекаются по прекрасному телу...

Зверь рычит, чувствуя близкую опасность... Настя неожиданно целует Ольгу и встает.

- Оленька, прости, но мне надо выйти. Я скоро...

Настя убегает, а Вера продолжает одаривать Ольгу нежностью... Вот ее губы касаются Ольгиной груди, нежно целуют ее, и скользят все ниже и ниже... Острый горячий язычок пробегает по животу, от чего мурашки идут по коже... Ольга полностью расслабляется и подается навстречу Вере...

- Верочка, миленькая, поцелуй меня т а м...

Нежные губы и острый горячий язычок все ближе и ближе к заветной цели... Руки Веры ложатся на призывно раскинутые бедра Ольги, и неземное блаженство заполняет каждую клеточку ее тела, заставляя выгибаться в порыве страсти...

И неожиданно укол во внутреннюю часть бедра... Там, где лежит ладонь Веры с надетым кольцом...

От неожиданности Ольга вздрагивает и пытается подняться, но тут же ее голова безвольно падает на подушку. Вера склоняется над ней, глядя в стекленеющие изумрудно - зеленые глаза...

- Быстро говори, где документы!

- Какие... документы...

- Те, что передал тебе генерал Стрельников.

- Я не могу...

- Говори, тварь!!!

Вера отвешивает Ольге несколько увесистых пощечин, от чего ее голова безвольно болтается, а затуманенный взгляд не выражает никаких эмоций...

- Говори, сука, пока эта твоя шлюха не пришла! А то придется и ее в расход пустить!

Где документы?!

- В сейфе...

- Где сейф?

- Здесь, за дверцей бара...

Вера быстро подскакивает с постели и бросается к бару, вмонтированному в стену. Распахивает дверцы, и там действительно есть небольшой сейф с кодовым замком.

- Какой код замка?

- Афродита...

Вера набирает кодовое слово, и дверца сейфа распахивается. Внутри обычный атташе - кейс, который она тут же открывает... Сначала Вера ничего не может понять. Вместо ожидаемых секретных документов она держит в руках пачку порнографических журналов ярко выраженной садо - мазо направленности... Оторопело перелистывая страницы, она все же пытается найти внутри журналов спрятанные документы.

- Это еще что за гадость?! Я тебя спрашиваю, где документы?!

- А это то, что ты заслужила,... Сильва!!!

Резкий, как выстрел голос Ольги, пригвоздил Веру к полу, от чего она даже присела, выпустив от неожиданности из рук найденные "документы". Ольга лежала на постели, опершись на локоть и гневный взгляд изумрудно - зеленых глаз прожигал насквозь. Их взгляды встретились... Реакция для человека у Веры, все же, была отменная. Она мгновенно поняла, что операция провалена, и она раскрыта. Поэтому, сделала отчаянную попытку убежать. Но далеко убежать ей не удалось. Ольга мгновенно парализовала врага "взглядом змеи", от чего Вера с грохотом растянулась на полу, набив синяков и шишек. Молча встав и набросив халат, Ольга с чудовищной силой зверя подхватила тело Веры, как пушинку, перебросив через плечо, и направилась в подвал.

В подвале уже поджидали Настя и Аня, одетые в спортивные костюмы и выражение их лиц не предвещало ничего хорошего. Аня сжимала в руках свой вакидзаси.

- Мама, я все видела через камеры визуального наблюдения. Дай, я ей глотку перережу.

- Анечка, обожди, твоя очередь последняя. Как закончим, тогда ей глотку перережешь.

А я сначала ей шкуру с задницы спущу! - Настя поигрывала метровым куском электрического кабеля толщиной с палец и нехорошо улыбалась.

Ольга подошла к большой скамейке, стоящей посреди подвала, и уложила на нее Веру, крепко примотав руки и ноги приготовленным скотчем, после чего вернула ее в нормальное состояние. Вера сразу же заголосила.

- Девчонки, вы что делаете?! Я же пошутила!!!

Ольга взяла стул и села рядом, с грустью глядя на распростертое перед ней красивое обнаженное тело. Вера продолжала пытаться разжалобить недавних подружек, и Ольга ее оборвала.

- Помолчи, Сильва. Зачем ты это сделала? Разве, мы плохо к тебе относились? Или, мы представляли угрозу твоим хозяевам, на которых ты работаешь? Ведь мы хотели просто жить спокойно и никого не трогали. Что же твоя контора никак не отстанет от нас? Мы знаем про тебя абсолютно все, агент Сильва. Скажу больше, я сразу заподозрила тебя, как только мы впервые встретились на "Афродите". Я прекрасно знаю, что ты послана с целью докладывать о каждом моем шаге. И я все эти годы снабжала тебя информацией, которую мне нужно было передать твоим хозяевам. Вреда от тебя не было, ты была в вашей конторе на хорошем счету, и что же тебе было еще надо? Зачем ты стала играть в ниндзя? Разве тебе не сказали, что со мной такие фокусы не проходят?

- Оленька, прости... Но мне, правда, не оставили выбора...

- Выбор есть всегда, Верунчик... Ты могла бы честно рассказать мне все, и мы бы нашли способ сделать так, чтобы ты не смогла по объективным причинам выполнить задание.

У твоего начальства не возникло бы никаких подозрений, и все было бы, как и раньше.

Но тебе захотелось поиграть в ниндзя... Поэтому, не обессудь. Это удел всех провалившихся агентов...

- Да тебя же тут все равно уроют, сука!!! Если я к определенному моменту не выйду...

- Давай, давай, говори... На свою группу поддержки надеешься? На тех шестерых, что в двух машинах под домом дежурят, а после выполнения акции должны тебя в космопорт отвезти? Так это зря. Они уже давно нейтрализованы. А теперь мы нейтрализуем тебя...

- Девчонки, ради бога, простите!!! Вы не поверите, это страшные люди! Я не хотела, но они меня заставили!!!

- Вот этому верю. И что не хотела, и что заставили, и что страшные люди. Но только ты неправильно расставила приоритеты опасности, Сильва. Бояться нужно, в первую очередь, меня, а не этих страшных людей. Они сами меня боятся до дрожи в коленках. Ты думаешь, они бы пришли к тебе на помощь? Ошибаешься. Они тут больше для твоего самоуспокоения, чтобы тебе было легче выполнить задание, а не для реальной помощи.

И если ты провалишься, то они тихо исчезнут. Потому, что они профессионалы. И прекрасно осознают свои возможности и шансы на успех. А они у них нулевые. Поэтому, Верочка, за всех придется отдуваться только тебе. Хочешь сказать что-нибудь на прощание?

- Оленька, ради бога, прости!!!

- Это мы уже слышали...

Слезы катились градом из глаз Верочки. Она понимала, что спасти ее может только чудо.

И хорошо знала, что Ольга без колебаний расправляется с теми, кто пытался ее убить.

А именно это она и пыталась только что сделать... Ольга встала и отошла в сторону, дав Насте свободу действий. Настя не стала откладывать дело в долгий ящик и сразу вытянула кабелем аппетитные полушария Верочки. Подвал заполнился визгом.

- Что, сучка, не нравится? А меня, значит, можно было ликвидировать, если начну мешать?

Аня и Ольга молчали, а Настя размеренно продолжала свою работу, полосуя кабелем обнаженное тело, не обращая внимания на визги и мольбы Веры. Потом ее сменила Ольга, внося свою лепту. Когда вся спина, ягодицы и бедра Веры уже вспухли от рубцов, и на них не осталось живого места, она прекратила избиение.

- Вот, пожалуй, и все, Сильва... Аня, теперь твоя очередь, заканчивай. Я сейчас оденусь и отнесу эту куклу в гараж. Настюша, готовь машину. Вывезем этот мусор в багажнике...


Глава 11


На следующее утро Ольга, едва появившись в офисе, поинтересовалась, не объявлялся ли ее менеджер по общим вопросам. Коммуникатор ее выключен, видеофон в доме не отвечает, и где она делась, не известно. Но все только разводили руками. Прошел уже час, но Вера так и не появилась, что на нее было абсолютно не похоже. Хоть обязанности у нее в компании и были чисто символические, но на работу она всегда являлась вовремя.

Еще через час Ольга подняла тревогу. Всем было ясно, что случилось нечто непредвиденное. У кого можно узнать самые свежие криминальные новости? Ну конечно, у Гюнтера!

И Ольга стала названивать старому другу.

- Гюнтер, доброе утро! У меня тут снова проблемы...

- Доброе утро, Оля! Что случилось? Опять в тебя стреляли?

- Пока нет. Одна из моих сотрудниц пропала. До сих пор на работе ее нет, коммуникатор и видеофон дома не отвечают.

- Так может, девочка просто загуляла со своим хахалем, и еще не проснулась? К вечеру объявится.

- Гюнтер, у нее хахаля нет. Это Верочка... Она должна была прийти к нам вчера в гости вечером, но не пришла...

- Хм-м-м... Когда и где ты видела ее в последний раз?

- Вчера, в конце рабочего дня, в офисе. Когда она не пришла, пыталась до нее дозвониться, но не смогла. Ни один из номеров не отвечает.

- Понятно... Будь на связи, попытаюсь выяснить. Гляну последние сводки...

Гюнтер отключился, а Ольга осталась ждать, время от времени все же пытаясь дозвониться до Веры, но бесполезно. Спустя минут сорок раздался звонок, и Ольга поняла, что звонит Гюнтер.

- Оля, нашлась твоя пропажа...

- Что с ней?! Она жива?!

- Жива, жива. Правда, ее состояние оставляет желать лучшего...

- Что с ней?!

- Похоже, твоя Вера побывала в лапах какого-то маньяка. Ее сильно избили...

- Где она?!

- В клинике скорой помощи. Ее привезли туда утром, когда нашли на окраине города...

- Я сейчас же туда еду!!! Гюнтер, прошу тебя, разберись с этим делом!

- Хорошо, Оля, хорошо, только не волнуйся. Я сейчас тоже подъеду, не наломай дров без меня...

Закончив разговор с Гюнтером, Ольга тут же стала названивать домой Насте.

- Настюша, Верочка нашлась! Она в клинике скорой помощи. На нее, похоже, маньяк напал! Я сейчас за тобой заеду!

Быстро подхватившись, Ольга бросила секретарше, что уезжает и будет нескоро, и поспешила к машине. Настя уже ждала ее возле дома. Ольга притормозила на несколько секунд, подобрала подругу и рванула в клинику, с трудом удерживаясь, чтобы не нарушать правила на дороге. Настя не отвлекала ее разговором, сообщив только, что дома все нормально. Ольга тоже постаралась успокоить подругу.

- Не волнуйся, Настюша. Пока Аня рядом с Сашей, им ничего не грозит. Ее сила намного превышает мою, а на что способна я, тебе хорошо известно.

- Ох, Оля, страшно... Сказал бы кто раньше, не поверила бы... Две ведьмы в доме!!!

А одна еще и самурай... Да и в тебе самурайские замашки проснулись... Онны-бугэйси хреновы... На полном серьезе боялась, что ты этой швабре голову отрубишь!

Когда подруги въехали во двор клиники, машина Лехмана была уже там. Молодец, Гюнтер, оперативно работает. Выяснив, в какой палате лежит Вера Войнович, Ольга и Настя поспешили к ней.

Гюнтер был в палате вместе с врачом и вел беседу с Верой, расспрашивая подробности случившегося. Вера лежала на животе, прикрытая простыней и говорила с трудом. Было видно, что чувствует она себя очень плохо. Едва войдя, подруги сразу бросились к ней.

- Верочка, господи, что с тобой?!

- Ой, девчонки... Влипла я... Нарвалась на какого-то урода...

- Гюнтер, доброе утро еще раз. Рассажи, что случилось. А то Вере говорить тяжело.

- Пока мало что известно. На Веру напал маньяк вчера вечером, когда она направлялась к вам, и сильно избил. У девушки на всей задней части тела живого места нет. Как она вообще жива осталась. Затащил ее в какой-то подвал и бил до тех пор, пока она не потеряла сознание. Потом вывез на окраину города в район новостроек и бросил. Хорошо, хоть не убил...

- Господи, ужас какой. Вера, а ты его запомнила?

- Плохо... Здоровенный мужик какой-то...

- Ладно, это мы потом обговорим. Доктор, что с ней?

- Что сказать, мадам... Вашей подруге сильно повезло, что она осталась жива. Повреждений внутренних органов от побоев не выявлено, переломов тоже нет, но вся кожа на спине, ягодицах и задней части бедер - сплошная гематома, покрытая многочисленными глубокими рубцами. Это, конечно, не смертельно, но хорошего мало.

Настя тут же встрепенулась. В конце концов, она тоже врач. Да и Ольга, в какой-то степени, тоже...

- Коллега, Вы позволите мне осмотреть больную? Я тоже врач. Верочка, не бойся, я тебя осмотрю, больно не будет. Гюнтер, а ты, будь добр, сильно не пялься...

Настя подошла к койке и осторожно подняла простыню. Открывшаяся картина выглядела впечатляюще...

- Господи, какой ужас!!! Верунчик, чем это тебя так?!

- Ой, девчонки, не помню... Пошевелиться больно...

Тут уже в дело решила вступить Ольга. Все же, народная медицина тоже что-то значит.

- Верочка, тебе сейчас сильно больно? Вставать можешь?

- Ох, Оля... Какой там вставать...

- Так, лежи спокойно и ничему не удивляйся. Я сейчас успокою боль и она какое-то время не будет тебя беспокоить. По крайней мере, на сутки этого хватит. А завтра снова приеду. Рубцы это, конечно, не заживит, но от физической боли я тебя избавлю. Вы позволите, доктор?

Врач уже и не знал, что сказать. Уж очень странные попались посетители. И у него совсем глаза на лоб полезли после того, как Ольга, убрав простыню с Веры, провела несколько раз ладонями над ее телом, даже не касаясь руками, и девушка зашевелилась, попытавшись встать!

- Господи, Оля, как это у тебя получается?! Боль совсем прошла!!!

- Верунчик, тебе лучше полежать. Я просто заблокировала болевые центры мозга и сигнал боли до них не доходит. Но лечение ран необходимо.

- Да я хоть на бок повернусь, а то уже устала полдня на животе лежать... Доктор, можно?

- Можно... Как хотите, можно... Мадам, как это у Вас получается?!

- Древние народные методы, доктор. Раньше официальная медицина их не признавала категорически. Но, как видите, результат налицо. Ладно, вернемся к делам сегодняшним.

Доктор, как состояние Веры и можно ли это вылечить? Ведь не может девушка жить с такими рубцами на теле!

- Состояние стабильное, здоровью ничего не угрожает, хотя вашей подруге придется у нас задержаться не меньше, чем на пару недель. По поводу рубцов на коже - убрать можно. Технически это сложностей не представляет, и кожа будет, как у младенца. Но это дорогостоящая косметическая операция, которая не покрывается страховкой...

- Доктор, давайте договоримся сразу. Вы делаете все, что нужно, а я это финансирую.

Цена для меня не важна. Мне нужен результат. Сколько времени это займет?

- Вместе с периодом реабилитации - до полутора месяцев.

- Верунчик, ты слышала? Придется тебе набраться терпения и пробыть здесь полтора месяца. Не бойся, мы тебя одну не оставим.

- Оля, мне право, неудобно... Что ты на меня тратишься...

- Верочка, чтобы я от тебя за деньги больше ничего не слышала. Хорошо? Доктор, Вера себя уже хорошо чувствует. Можно, мы с ней о своем, о женском посекретничаем?

- Можно, мадам, только недолго. Больной необходим покой... Никогда бы не поверил!

Когда врач и Лехман скрылись за дверью, Ольга сразу же приступила к расспросам, а Настя принялась выкладывать из пакетов фрукты, сладости и прочие вкусности, которые она заранее захватила.

- Верунчик, расскажи все честно, стесняться нас не надо. Он тебя изнасиловал?

- Вроде, нет... Во всяком случае, пока я не потеряла сознание - нет...

- Понятно. Ты его хорошо запомнила? Опознать сможешь?

- Вряд ли...

- Жаль... Да ты не бойся, если хочешь, ляг на спину, или сядь, больно не будет... Ладно.

Гюнтер покопается среди своего отребья, может и найдет. Да только, сильно сомневаюсь.

Я по своим каналам попробую. Тоже гарантии дать не могу, но все-таки. А если найду, то подарю тебе. Делай с ним, что хочешь. Мои ребята потом уберут труп.

- Господи, Оля, что ты говоришь?!

- Верочка, а ты как хотела? Любой, кто посмеет поднять на меня, или моих близких свою поганую лапу, недолго задерживается на этом свете. И об этом знают все отморозки. Тот, который на тебя напал, совершил большую ошибку. И для него будет великим счастьем, если полиция поймает его раньше меня. Впрочем, я его и в тюряге достану...

- Господи, Оля, какие ужасы ты говоришь!!! Кто ты?!

- Я - генерал Миллер, и это имя знакомо всем отморозкам. С этими нелюдями в человеческом обличье у меня разговор короткий. И то, что сделали с тобой, это разве не ужасы?

Ведь ты чудом осталась жива. И ты думаешь, он остановится? Сколько еще жертв будет на его совести? А скоро он начнет убивать. Я хорошо знаю психологию таких нелюдей.

Они просто пьянеют от чувства безнаказанности и со временем звереют все больше и больше. Так что, чем раньше мы его обезвредим, тем больше спасем человеческих жизней. Ты ведь многого обо мне не знаешь, Верунчик... И не надо тебе это знать... Знай только, что пока ты рядом со мной, ты в безопасности. Я всегда сумею защитить то, что мне дорого. Кое кто в это не поверил и сильно пожалел... Ладно, не будем о грустном.

Лежи, выздоравливай, ни о чем не беспокойся. Мои ребятки тебя здесь охранять будут, если этот урод сюда сунется, чтобы свидетеля убрать. Они его тут же и повяжут. Завтра мы с Настюшей к тебе придем, я еще один сеанс блокады болевых центров проведу, а потом тебе придется денька четыре на обезболивающем побыть, пока я не вернусь...

- Оля, ты что, куда-то уезжаешь?! Я боюсь оставаться одна! Вдруг, он сюда заявится!

- Верунчик, не бойся. Мои ребятки любому отморозку рога обломают. А мне надо срочно сгонять в одно место по делам. Не забывай, я ведь еще и бизнесом занимаюсь, и надо держать руку на пульсе...

- И далеко?

- Не очень, в пределах нашей галактики, не дальше...

Настя, тем временем, закончила расфасовывать запасы, и напоследок извлекла из пакета... несколько "игрушек" из секс - шопа.

- Верунчик, а это, чтобы тебе вечером скучно не было! Мысленно мы будем с тобой!

- Настюша, да куда же ей в таком состоянии?! - у Ольги глаза полезли на лоб.

- Ничего, все нормально! Это тоже, своего рода, хорошая терапия. Это я тебе, как врач говорю! Ты сама слышала, что состояние стабильное, хуже не будет. Верочке здесь вечером в палате даже поболтать не с кем. А это не только приятно, но и полезно для здоровья!

- Ох, Настюша, ты в своем репертуаре... Ладно, Верочка. Тебе отдыхать и набираться сил надо, а мы тебя уже задергали. Мы сейчас пойдем, а ты постарайся уснуть. Ни о чем не беспокойся, все будет хорошо, это я тебе обещаю. А завтра мы с Настюшей снова придем. Если тебе что нужно, звони в любое время. О-о-о, Верунчик, ты что? Окуда слезы?

А ну ка, давай улыбнись!

Вера лежала, откинувшись на подушку, и слезы в три ручья бежали по ее лицу.

- Господи, девочки... Какая же я дура...

- Ну что ты, Верунчик! Какая же ты дура? Ты умная и хорошая девочка! И ты совершенно не виновата, что этот урод на тебя напал. Все, Верочка, тебе отдыхать надо. До завтра.

А ты будь умницей, и ни о чем плохом не думай!

Ольга и Настя поцеловали на прощание Веру, и вышли из палаты. Доктор и Гюнтер их терпеливо дожидались.

- Все, доктор, не будем Вам больше мешать. Все необходимые средства я сегодня же переведу на счет клинки. Прошу Вас приложить все усилия.

- Не волнуйтесь, мадам. Наша клиника одна из лучших. Мы ведь клиника скорой помощи и разного рода травмы - это наша специализация...

Переговрив с врачом и с Гюнтером, подруги вернулись к машине. Гюнтер обещал помочь, но вероятность успеха невысока. Уж очень расплывчаты приметы маньяка. Если только он опять не засветится. Сев за руль, Ольга попробовала оценить полученный результат.

- Ну и как ты думаешь, Настюша, получилось?

- Вроде бы, да... Во всяком случае, что-то сдвинулось с места. А дальше посмотрим...

Кстати, Оля, зачем надо было так рисковать? Не проще ли было внушить этой швабре все, что надо?

- Проще, но так мы бы не узнали, как далеко она собирается зайти в своих намерениях.

А эта тварь пошла до конца и "убила" меня. За что и получила по заслугам... Да и риска никакого не было. У Клауса челюсть отвисла, когда он услышал мой последний заказ. Все образцы шпионских штучек для подобных дел, но яды, или спецпрепараты из них убрать и заменить обычным физраствором. И причем срочно. Такого никто никогда не заказывал.

Но там ребята дело знают. Хоть это и обошлось мне в кругленькую сумму, но оно того стоило. Ведь мы не знали, что именно она попытается применить. Оказалось - кольцо с сюрпризом. Кольцо у нас тоже было. Вот мы его Верунчику и подсунули.

- А она ничего не вспомнит?

- Исключено. Только, если я, или Аня специально не снимут блокаду памяти. Аня провела работу великолепно. Когда вы сидели на диване и обсуждали новинки моды, отвела глаза и усыпила эту стерву. А потом вытянула из ее памяти всю информацию. Так мы и узнали о кольце и обо всем остальном. А потом нейтрализовать группу прикрытия, заменить кольцо и внушить Верунчику, что это именно то кольцо, которое ей дали, это уже дело техники. И когда она вышла из транса, то ничего не заметила. Вы все также сидели на диване и обсуждали новинки моды, пока я не позвала вас к столу.

- А группа прикрытия ничего не заподозрит? Ведь вы с Аней всех усыпили?

- Если и заподозрят, то никому ничего не скажут. За подобные вещи у них можно и головы лишиться, если сболтнут, что уснули на посту. А Анечка внушила им всем, что Вера к нам в этот вечер не приезжала, они прождали до глубокой ночи и незаметно вырубились. Они даже друг другу в этом побоятся признаться. Ну и кое что мы от них все же узнали. За всем этим стоит некто господин Максимов - начальник информационного отдела посольства Федерации. От него эти гоблины получали команды. Они сами никакого интереса не представляют. Те же "волкодавы", просто работают на чужой территории.

Ну, а после наших мер "воспитательного" характера, Аня внушила этой кукле, что на нее напал маньяк, и в тот вечер она к нам не добралась. Кольцо мы с нее тоже сняли. Пусть считает, что оно маньяку приглянулось... Кстати, Настюша, откуда у тебя такие таланты?

Ведь это твоя идея - выдрать хорошенько эту стерву. Получилось очень даже натурально.

- Ох, Оленька... Не рассказывала тебе никогда... У меня ведь в этом деле опыт богатейший... Меня так папа с мамой от наркомании лечили... Когда я в последнем классе школы на эту гадость подсела из-за собственной дурости... Как ловили с этой гадостью, так и проводили "интенсивную терапию" моченым прутом по голой заднице. По старинной технологии... И ты знаешь, очень доходчиво. На начальной стадии наркотической зависимости - самое эффективное средство. Тогда я была их убить готова. И только потом дошло, на краю какой пропасти они меня удержали... После этого сама бы за одно место подвесила того, кто придумал этот преступный термин - "легкие наркотики" и добился их легализации. От легких до тяжелых - даже не один шаг, а полшага... И какие-то сволочи делают на этом громадные деньги... Ну, а Верунчику тоже полезно. Для ее же блага.

Теперь контора на нее не рассчитывает, будет подсылать кого-то другого. И ни в чем ее не заподозрит. Кого же теперь ждать?

- Думаю, Настюша, пока никого. У конторы больше нет ни одного человека, который мог бы подобраться ко мне достаточно близко. Гюнтер не в счет. А послезавтра я исчезну. Эрих со своей командой как раз закончит монтаж нового прибора на "Барсе". И Верочка обязательно сообщит сегодня же, что задание она выполнить не смогла, а меня опять куда то черти уносят. В свете последних событий нетрудно догадаться, куда именно. А когда я появлюсь на Пандоре на своем "Барсе", это будет уже совсем другой расклад. Штурмовик - это не спасательная шлюпка и не десантный бот. Запросто смогу надрать задницу кое кому, а потом скрыться. И контора сделает правильные выводы - меня очень сильно продолжает интересовать "Кассиопея". А поскольку генерал Миллер банальным мародерством не занимается, то интересовать на брошенном лайнере меня может только одно те самые секретные документы, которые я не смогла, или не успела забрать. И интересуют они меня до такой степени, что я иду на огромный риск, появляясь на Пандоре сразу же после того, как едва унесла оттуда ноги. Логично?

- Логично. Но очень опасно.

- Что поделаешь, Настюша. Но риск оправдан. У нас нет другого способа убедить их в том, чтобы они п о в е р и л и, что этих документов у меня нет...



Глава 12


"Барс" вышел из гиперпространства в системе Денеба, недалеко от Пандоры. Его масса на много меньше, чем масса пассажирского лайнера, и поэтому требования по безопасной дистанции для конечной точки гиперпространственного прыжка не такие жесткие.

Ольга пока не включала радар, стараясь обнаружить посторонние источники радиоизлучения, но все было тихо. Все пространство, окружающее Пандору, было пустынно.

"Барс" несколько раз облетел планету по низкой орбите, но ничего не обнаружил. "Памира" больше не было. Очевидно, этого недобитка либо отбуксировали назад в Солнечную систему, либо спрятали где-то здесь, в системе Денеба, но на орбите одной из дальних планет. А может, вообще сняли экипаж и уничтожили, введя в атмосферу планеты. Так как тащить такую рухлядь за тридевять земель - себе дороже. И для соблюдения секретности лучше утопить ее в океане Пандоры. Но это, в конце концов, и не важно. Важно другое. Создана полная иллюзия того, что здесь никого нет. Но Ольга чувствовала, что это не так. Зверь насторожился и рычит, чувствуя близкую опасность. Хотя, никаких подтверждений этому нет...

- Ничего, кися... Сильно зарываться мы не будем. Знаем, что нас там ждут. Немножечко похулиганим, и все. А потом пусть ребятки немного поразвлекаются в стрельбе по мало- размерной быстроходной цели...

"Барс" вошел в атмосферу по очень пологой траектории, плавно сбрасывая скорость. Как и в прошлый раз, точка входа выбрана над океаном. Там зенитные установки нигде не спрячешь. А вот над материком надо будет держать ухо востро. Рядом, в кресле второго пилота, расположилась Аня, внимательно отслеживая показания радара. Дальше скрываться нет смысла. Наоборот, надо, чтобы их обнаружили и готовили встречу...

Перед отлетом Ольге пришлось выдержать настоящий бой с Аней, когда она потребовала, чтобы ее взяли тоже. Ольга, поначалу, об этом и слышать не хотела и отказала категорически. Но на все ее аргументы - опасности данного мероприятия, отсутствия необходимости во втором пилоте и необходимости прикрытия Насти и Саши дома во время отсутствия Ольги, Аня ответила одним.

- Мама, тебе пилот - оператор нужен? Как ты будешь одновременно управлять и "Барсом", и роботом - разведчиком? "Барса" придется, в этом случае, перевести на автопилот, что сделает тебя удобной мишенью. В противном случае, ты сразу потеряешь робота. Невозможно достаточно хорошо управлять двумя летательными аппаратами одновременно на сверхмалых высотах без риска аварии. Это не полеты на больших высотах, как твой рейд на Лукхор. Здесь снова придется стричь верхушки пальм. И согласись, что это у меня лучше получается.

Возразить против такого аргумента было нечего и Ольга, кляня себя в душе последними словами, согласилась. Ведь действительно, она не сможет одновременно вести "Барс" в ручном режиме и управлять роботом - разведчиком на бреющем полете. Необходим второй человек, имеющий хорошие летные навыки полетов на сверхмалых высотах и на больших скоростях. И лучшего специалиста в этой области, чем Аня, она не знает. Ольга ознакомила Аню со своим планом - войти в атмосферу планеты, выпустить робота - раз- ведчика и тщательнейшим образом обследовать местность вокруг "Кассиопеи", а самим оставаться на более - менее безопасной высоте, барражируя на малой скорости вокруг космопорта. Аня же предложила его несколько видоизменить. Использовать не обычный робот - разведчик, а один из "Бумерангов". Робот - разведчик не имеет никакого оружия и будет легко сбит, если только противник поймет, что его обнаружили. А робот - перехватчик "Бумеранг" - сам по себе мощное оружие. И если он будет находиться вблизи обнаруженного противника, то там десять раз подумают, прежде чем открыть по нему огонь.

Потому, что взрыв "Бумеранга" уничтожит все вокруг на большом расстоянии. А модернизировать его для целей разведки, установив дополнительные приборы и камеры визуального обзора, не составит труда. И тогда Ольга сможет полностью сконцентрировать внимание на управлении штурмовиком и отслеживанием возможных опасностей, а Аня спокойно заниматься разведкой, управляя дистанционно "Бумерангом", идущим на малых высотах. Можно будет даже между кронами деревьев заглядывать, убрав скорость до нуля.

"Барс" снизился до пяти тысяч метров и несся над океаном. Снижаться еще больше Ольга не захотела. Для выполнения задуманного плана это не требуется, а запас высоты лучше иметь побольше. Аня сканировала пространство радаром, внимательно отслеживая обстановку, но ничего подозрительного вокруг пока не было. Океан был пустынен до самого горизонта, и в небе Пандоры не было никого, кроме "Барса". Ольга сверилась с картой.

Скоро надо выпускать "Бумеранг" в самостоятельный полет. Когда они подойдут к побережью, то возможны всякие неприятные неожиданности. Поэтому, лучше подстраховаться заранее. Вот вдали показалась полоска берега, и Аня надела специальный щлем, с помощью которого пилот - оператор дистанционно управляет роботом - разведчиком. На экране внутри шлема отображается все, что видел бы человек, управляющий этим аппаратом, если бы находился на нем сам. Органы управления очень простые, но для пилотирования таких аппаратов на малых высотах необходим определенный опыт. Ане же, с ее умением стричь верхушки пальм, такого опыта было не занимать. Попрактиковавшись перед гиперпространственным прыжком в системе Альтаира над Терцией - самой дальней и незаселенной планеткой, погоняв "Бумеранг" на разных высотах и скоростях, она вынесла вердикт.

- Все, мама. Машина к полету готова. Ничего сложного нет... Эх, были бы у нас такие аппараты в ту войну!...

И вот теперь Аня сидела в кресле второго пилота, одев шлем системы дистанционного управления роботом и ждала команды на запуск. Берег приближался очень быстро, и Ольга начала уменьшать скорость, сохраняя высоту. Не долетев до береговой черты де-сяти километров, "Барс" завис в воздухе. День был погожий, видимость прекрасная и вдалеке, на летном поле старого космопорта, хорошо просматривался длинный корпус "Кассиопеи". Команда на пуск робота, и "Бумеранг" рванулся вперед, в сторону застывшего лайнера...

Свиду никакой опасности нет. В эфире полная тишина, на летном поле вокруг лайнера никого нет и можно подумать, что люди покинули его, бросив на этой дикой и негостеприимной планете. Тащить через гиперпространство сильно поврежденный лайнер вполне могут признать экономически нецелесообразным и судоходной компании выгоднее будет получить страховку. Тем более, это стопроцентно попадает под страховой случай.

Но только, что же зверь так неспокоен и чувствует опасность? Причем, и у Ани то же самое... Что-то здесь нечисто... Ольга сосредоточилась на наблюдении за окружающей обстановкой, а Аня занялась разведкой. "Бумеранг" быстро снижался, приближаясь к старому космопорту. Ольга прислушалась к своим ощущениям...

- Что, кися, ворчишь? Сама знаю, что здесь нас просто о б я з а н ы ждать. Верочка связалась со своими почти сразу же после нашего ухода и они знают, что я что-то затеваю.

А времени на подготовку у них было предостаточно. Но только, что же они задумают на этот раз? Сделать "мур - мур" сейчас не получится. Наша задача в другом. Чтобы как можно больше свидетелей видели, что мы всеми силами пытаемся добраться до "Кассиопеи". Не смотря на то, что недавно еле удрали с нее...

"Бумеранг", тем временем, снизился до сотни метров и прошел на малой скорости над полем космопорта. Аня провела робота по периметру и приблизилась к лайнеру, зависнув в воздухе. На обзорном экране, на который выдавалась панорама изображения, зафиксированного аппаратурой робота, Ольга видела картину во всех подобностях. Космопорт пустынен, вокруг лайнера никого и входной люк задраен. В эфире полная тишина...

- Мама, странно... Никого. По периметру летного поля тоже ничего нет, ни малейшей активности. Индикаторы инфракрасного излучения фиксируют только животных, ни одного человека поблизости в джунглях нет. Новый прибор тоже ничего не обнаруживает.

Сама "Кассиопея" дает слабое излучение, то есть реакторы полностью не заглушены.

Но это вполне могли сделать намеренно, чтобы не отключать системы жизнеобеспечения.

Возможно, там кто-то и остался для охраны. Но вокруг летного поля - никого. Ни людей, ни машин.

- А ты внимательно просканировала джунгли металлодетектором? Вдруг, они отключили все энергоснабжение, и там десяток зенитных установок? Ведь они знают, что новый секретный прибор попал в наши руки.

- Просканировала. Абсолютно ничего. Ни одного куска металла с массой, сопоставимой с массой хоть какой-то боевой машины. Так, разная мелочь. Скорее всего, металлический мусор, оставшийся от первых поселенцев.

- Хм-м-м... Анечка, понимаешь, что этого просто н е м о ж е т быть... Контора явно что-то задумала. А ну ка, пройдись над джунглями на малой скорости, увеличивая радиус.

"Бумеранг" дал ход, облетел со всех сторон лайнер и начал рыскать над джунглями, все увеличивая радиус поиска. Иногда он останавливался, снижался до самых крон деревьев и Аня внимательно разглядывала то, что показалось ей подозрительным. Но все было тщетно. Прошел уже час поисков, робот прочесал всю местность вокруг космопорта в радиусе двадцати километров, но не обнаружил н и ч е г о. Ольга терялась в догадках. Такого просто не могло быть. Неужели, контора отступилась?! Это на нее совершенно непохоже... На всякий случай, дала ход и приблизилась на пять километров к космопорту, снова зависнув в воздухе. Возможно, это вызовет ответную активность противника. Но внизу по-прежнему была тишина. Легкий ветерок гнал небольшие волны, лениво накатывающиеся на берег, впереди зеленел ковер джунглей, простирающийся до самого горизонта, и посреди этого ковра инородным телом выглядел огромный корпус "Кассиопеи".

Аня продолжала разведывательный полет, ведя "Бумеранг" на небольшой высоте, и просматривая квадрат за квадратом. Но внизу по-прежнему ничего, кроме диких джунглей с их обитателями, не было.

- Мама, по-прежнему ничего. Но я чувствую, что здесь что-то есть...

- Я тоже. Продолжай поиск, увеличивая радиус...

Прошел еще час. "Барс" по-прежнему висел на одном месте, не делая попытки приблизиться к лайнеру, а "Бумеранг" рыскал вокруг, не оставляя надежды обнаружить спрятавшегося врага. И вот, когда он удалился от космопорта уже на сотню километров, неожи 1данно сработал металлодетектор, и новый прибор показал объект с работающими электрическими цепями. Аня тут же повела "Бумеранг" к подозрительному месту. Когда робот приблизился почти вплотную, было видно, что кроны деревьев повреждены. Значит, тут кто-то есть. Зависнув над деревьями, Аня стала опускать свою машину вниз, чтобы заглянуть между кронами...

И их любопытство было удовлетворено. В гуще тропического леса, среди деревьев, притаилась гусеничная зенитная установка. Четыре ракеты уже смотрели вверх, готовые к старту...

- Есть!!! Мама, вот где они! И я думаю, здесь их много!

- Но почему так далеко от космопорта? Быстро проверь все вокруг!

Робот поднялся над деревьями и дал ход, сканируя окружающее пространство. Очень скоро были обнаружены еще несколько зенитных установок. Но почему же они не стреляют?

Ведь "Барс" давно находится в зоне поражения и сам делает все возможное, чтобы его обнаружили... Все зенитные установки расположены на большом удалении от космопорта...

Но зачем? Ведь если они произведут пуск ракет с большой дистанции, то Ольга их сразу обнаружит и предпримет маневр уклонения. Времени на это у нее будет достаточно, и там этого не могут не знать. Уж в чем, а в отсутствии летного мастерства Ведьму с "Летающей ведьмы" обвинить нельзя... На что же делается расчет? На то, что ей не удастся уклониться от ракет? Но это возможно в одном случае - если "Барс" будет сильно поврежден.

А чем его можно повредить, если ближе ста километров ничего, что представляло бы для него хоть какую-то опасность, нет? Кроме... самой "Кассиопеи"... На лайнере установлен тактический ядерный, или аннигиляционный заряд!!! Именно поэтому зенитные установки убраны подальше и ждут, когда "Барс" приблизится к лайнеру поближе! И даже если взрыв его не уничтожит в воздухе, то у него уже не будет былой резвости!

Все это пронеслось в уме Ольги за доли секунды. В следующее мгновение "Барс" взревел двигателями и на пределе своих возможностей устремился прочь от берега в сторону от- крытого океана. Они подошли довольно близко к лайнеру, и ударная волна может настичь их. Набирать высоту некогда. Надо успеть уйти как можно дальше от эпицентра взрыва...

Аня сначала ничего не поняла и вопросительно глянула на мать. Прошло уже не менее трех секунд, как "Барс" рванулся с места. И тут позади него в джунглях, на месте, где стояла "Кассиопея", вспыхнула ослепительно яркая рукотворная звезда. Датчики светового излучения зашкалили, и было видно, как ударная волна сметает все на своем пути, пожирая джунгли. Вот она дошла и до "Барса". Штурмовик здорово тряхнуло, отказали некоторые приборы, но бронированный космический хищник несся вперед, наращивая скорость, стремясь вырваться из западни, в которую он добровольно забрался. Аня сразу поняла все.

- Тактический аннигиляционный заряд. Не менее двадцати килотонн. Именно поэтому они не стреляли. Хотели, чтобы мы подошли поближе. Мама, мы не успеем подобрать робота.

- Черт с ним, доча... Самим бы ноги унести. Ай да контора! Вот это размах мероприятия!

Думаю, это не все...

- Пуск ракет с поверхности планеты. Много... Тридцать две штуки!!!

Ольга делала отчаянные попытки оторваться. Пока спасает то, что ракеты выпущены с дальней дистанции. Постановка помех, маневрирование, отстрел ловушек... Часть ракет потеряла цель и ушла в сторону, но часть неумолимо приближается. "Барс" мчится на предельной скорости, какую только может позволить себе в атмосфере. Пора набирать высоту и убираться в космос. Здесь больше делать нечего. Неизвестно, какие еще козыри припрятала контора в рукаве...

Аня разогнала "Бумеранг", и он сейчас несется позади всех, быстро сокращая дистанцию.

Подбирать его некогда, но Аня не сдается, пытаясь увести своего подопечного. Хорошо, хоть вражеских истребителей в воздухе нет. Видать, не захотели рисковать быть обнаруженными раньше времени. Понадеялись на заминированный лайнер и зенитные установки. Но не факт, что кто-то не ждет сейчас в космосе. Стелс-крейсер не всегда можно обнаружить радаром. И очень может быть, что старые знакомые до сих пор здесь...

"Барс" прошивает атмосферу и вырывается в космос. Последние ракеты отстали. Слишком большой была дистанция пуска, да и комплекс мер по уклонению тоже сделал свое дело. Правда, и ловушек почти не осталось. "Барс" быстро удалялся от планеты, а сзади его догонял одинокий "Бумеранг". Вокруг пока никого нет. Неужели, получилось?!

И тут коротко пискнул радар. Обнаружена цель со слабым эхо - сигналом. Приближается очень быстро. Спустя пару секунд - еще три коротких сигнала. Ольга быстро идентифицировала цели. Так и есть. Четыре стелс-крейсера взяли ее в клещи и перекрывают выход в открытый космос. А безопасная дистанция для входа в гиперпространство еще не достигнута. Если не будет другого выхода, придется рисковать. Кто знает, уцелеют ли они при этом... Неожиданно ожило радио, нарушив тишину насмешливым голосом генерала Сухомлинова.

- Сударыня, может, хватит играть в прятки? Все равно того, что Вы искали, больше нет!

Ольга стиснула зубы и направила "Барс" прямо на один из крейсеров. Если она приблизится к нему достаточно близко, то остальные стрелять не будут, чтобы не задеть своего.

Но приблизится ей вряд ли дадут. Неожиданно мимо "Барса" пронесся робот. Ольга совсем забыла о нем, но Аня бросила свою маленькую машину вперед, нацелившись на ближайший крейсер.

- Мама, полный ход следом за "Бумерангом"!!! Им придется сосредоточить весь огонь на нем! Остальные нас достать не успеют! Как только робот будет сбит, немедленно уход в гиперпространство! Придется рисковать!

Ольга поняла маневр дочери. Действительно, если на крейсер несутся робот - перехватчик с зарядом огромной разрушительной силы и штурмовик, то он постарается перехватить, в первую очередь, наиболее опасную цель. И это даст им выигрыш в несколько драгоценных секунд. А дальше - русская рулетка...

"Бумеранг" быстро удалялся, нацелившись на ближайший крейсер. Аня не вела робота по прямой, чтобы не облегчать наводку противнику. Ольга бросила "Барс" следом, до предела увеличив тягу двигателей. Скосилась на дочь. Аня впилась в пульт управления роботом и сосредоточила все внимание на вражеском корабле, стремительно несущемся навстречу...

- Один раз я уже сделала это... Богиня Аматерасу, помоги мне..., - неожиданно прошептала Аня по - японски.

Крейсер ощетинился огнем, стараясь уничтожить несущийся на него "Бумеранг". Вероятность успеха атаки ничтожно мала, но робот выполняет сейчас другую задачу - отвлекает на себя внимание противника, давая возможность "Барсу" удалиться как можно дальше от планеты. Оставшиеся три крейсера не стреляют, чтобы не зацепить своего. Очевидно, этот вариант с крейсерами был запасным. Предполагалось, что либо штурмовик Ольги будет уничтожен взрывом "Кассиопеи", либо будет сбит зенитными ракетами, получив при взрыве серьезные повреждения. Ни то, ни другое не сработало. Проклятая Ведьма - Хризантема снова перехтрила всех. И эта четверка стелс-крейсеров, ожидающих в резерве, 1последняя возможность достать зарвавшуюся Хризантему, которая рискнула снова сунуть свой нос туда, откуда она чудом удрала совсем недавно...

"Бумеранг", благодаря маневрам уклонения, подошел уже очень близко к атакуемому крейсеру, но поразить его все же не удалось. Впереди вспыхнула яркая вспышка взрыва, даже закрывшая на несколько мгновений крейсер. Но Ольга не обольщалась. Было ясно, что робот сбит и сейчас весь огонь сосредоточится на "Барсе". Выпустить три остальных "Бумеранга"? Это ничего не даст. Даже если хоть один из них и поразит цель, остаются еще три неповрежденных противника. По одному роботу на каждый крейсер? Это уже ненаучная фантастика. А расстояние от планеты для входа в гипер -пространство все еще недостаточно, но это по инструкции. Иногда приходится эти инструкции нарушать...

В корпус "Барса" ударил лазерный луч, выводя из строя внешние датчики. Часть систем внешнего контроля отказала. Крейсер яростно огрызается огнем, стараясь не подпустить близко к себе несущийся прямо на него штурмовик. Большая группа ракет выпущена на перехват, и чтобы прорваться в открытый космос для гиперпространственного прыжка, надо проскользнуть между ними. А если уклоняться, то "Барс" по-прежнему будет оставаться в опасной зоне вблизи планеты. И рано, или поздно, но его достанут...

Откинувшись на спинку кресла, Ольга вздохнула полной грудью. все-таки, ей грех жаловаться. Лейтенант Николай Верещагин даже и помыслить не мог, какой подарок преподнесет ему судьба. И то, что произошло сейчас, как и то, что произойдет через несколько мгновений, это целиком и полностью его выбор. Жаль только Аню... Девочка и не жила почти... Сволочь ты, Оля, а не мама... Не надо было брать дочь с собой в этот полет. Но теперь у них нет выбора. Крейсеры противника уничтожат их в любом случае. Конторе тоже не нужны т а к и е пленные...

Крейсер быстро приближается, и спереди навстречу "Барсу" несется целый рой ракет.

Лазерные лучи хлещут по корпусу, выводя из строя внешние датчики. Аня внимательно следит за показаниями радара, докладывая время подлета ракет.

- Тридцать секунд до встречи... Двадцать... Пятнадцать... Десять... Пять, четыре, три...

Пора! Ольга включила гипердвигатель, и удар страшной силы обрушился на штурмовик...

Сознание возвращалось медленно. Временами Ольга впадала в забытье, но потом снова выныривала из него, обводя все вокруг мутным, непонимающим вглядом. Пытаясь всеми силами не потерять сознание, она фиксировала внимание на окружающих предметах.

Многие приборы отказали, все незакрепленные вещи сорваны со своих мест, и палуба усеяна осколками стекла и пластмассы. Рядом, в кресле второго пилота, лежит Аня.

Ольга нагнулась к ребенку и с облегчением вздохнула. Они живы! И это главное. Это значит, что "Барс" успел за три секунды до попадания ракет уйти в гиперпространство и при этом сам остался цел. Аня открыла глаза и улыбнулась.

- Мама, похоже, нам удалось...

Ольга бросила взгляд на экран системы контроля. Неизвестно, кто помог им - богиня Аматерасу, или еще кто, но корабль цел. Двигатели, системы управления и навигации уцелели, а остальное не смертельно. Дотянут до дома и так. Радиосвязь работает только аварийная, освещение все посыпалось, а что творится в каюте, даже подумать страшно.

Но корпус и главные жизненно важные механизмы целы. На диво прочным и живучим оказался этот маленький кораблик, созданный руками врагов. Ольга пошевелилась в кресле и попыталась встать. Вроде, все кости целы. Аня выскользнула из кресла и направилась осмотреть корабль. Хорошо, что разгерметизации нет и генератор искусственной гравитации работает, а то было бы весело. Проверив пространственные координаты, Ольга подправила курс. Вскоре вернулась Аня, и по ее довольной физиономии было ясно, что все не так уж плохо.

- Все в порядке, мама! В машинном отделении все в норме, корпус тоже цел. А вот в каюте и в провизионной кладовке - полный бедлам. От гравитационного удара вся мебель развалилась. И ваш шикарный траходром тоже...

- Анечка... Ну и выражения у тебя!

- Мамочка, так это твои слова! Кто тете Насте говорил, что вы недаром в каюте такой шикарный траходром установили!

Сердиться на дочь совершенно не было сил. Ольга улыбнулась, глядя на своего маленького пилота-оператора. Ведь совершенно ясно, что это благодаря Ане они остались живы. Именно она придумала использовать робот-перехватчик для разведки. И именно она с блеском провела как саму разведку, так и атаку крейсера. И именно поэтому, в начальный период боя, крейсер полностью игнорировал "Барс", стремясь в первую очередь избавится от смертельной опасности в лице атакующего "Бумеранга". Если бы вместо него был простой робот - разведчик, то крейсер бы и внимания на эту блоху не обратил, а сразу занялся штурмовиком. А так они выиграли бесценное время на то, чтобы удалиться как можно дальше от планеты. Кто знает, уцелел бы "Барс", если бы пришлось включить гипердвигатель раньше... Но, как бы то ни было, они живы! Живы назло всем врагам!

А контора опять села в лужу. И теперь никогда не узнать, что же скрывалось за всем этим.

Курьер в Шварцвальде к ней так и не пришел. Если он решил оставить компромат у себя и использовать в своих личных целях, это его дело. Она больше не хочет связываться ни с какими шпионскими тайнами. Все это выходит боком в конечном итоге. А если секретные материалы оставались на "Кассиопее", в чем теперь у в е р е н а контора, то они испарились в адском пламени аннигиляционного взрыва вместе с лайнером. Тот, который боялся шантажа со стороны Хризантемы, может спать спокойно. Весь компромат уничтожен...

- Хорошо, Анечка... Теперь - домой. Хоть и с большим скрипом, но у нас все получилось.

Контора п о в е р и л а в наш блеф. И больше не будет давить на Верочку, Гюнтера, и кто там еще у них есть. Пусть наблюдают и дальше за Хризантемой, дабы она не задумала чего - нибудь мерзопакостного. А поскольку Хризантема будет вести себя очень тихо, то скоро и они успокоятся. И все вернется на круги своя...

- Мама, а ты знаешь... Не могу объяснить, но мне кажется, что это еще не конец...

- Доча, не буди лихо, пока оно тихо... Будем решать проблемы по мере их возникновения.

А на данный момент ребятки у в е р е н ы, что "Кассиопея" унесла тайну похищенных секретных материалов вместе с собой. Вот и не будем разубеждать их в этом...


Глава 14


- Анька, так не честно!!! Ты снова сзади подкралась и напала! Это не по правилам!

- Не подкралась, а зашла в хвост! А на войне, Санечка, есть одно правило - побеждать!

А каким образом, это не так уж и важно.

- Ну, ничего, погоди!!! У меня новый "Мустанг" с турбокомпрессором и я тебя на высоте все равно достану!!! Давай заново!

- Ну, давай. Да только твой "Мустанг" против моего "Рейзена" все равно не вытянет.

И высоко я забираться не буду, сам с высоты ко мне в гости придешь. А на малых высотах твой турбокомпрессор - бесполезный балласт.

- А почему ты все время говоришь "Рейзен"? Ведь в инструкции написано - японский истребитель "Мицубиси А6М" - "Зеро"?

- "Зеро" его называли янки. А мы..., то есть пилоты японской авиации, называли эту машину "Рейзен" ... Но в истории авиации он остался для многих, как "Зеро"... Ну что, взлетел? Начинаем!

- Начинаем!!! Ну, Анька, сейчас я тебе устрою!... Как так?! Анька, это не честно!!! Ведь высота маленькая, как ты сзади и снизу подобралась?!

- Летать надо уметь, Сашок! Ладно, мистер "турбокомпрессор". Вы горите. Прыгайте, если еще живы...

Ольга и Настя со смехом слушали эту перепалку. Недавно они установили детям новый компьютерный симулятор, используемый для обучения пилотов. Но после доработки его вполне можно было использовать в игровых целях. После надевания шлема с экранами создавалась полная иллюзия управления летательным аппаратом. В программе были заложены как современные прототипы машин, так и древние. Получилось так, что и Саше и Ане очень понравился исторический период середины двадцатого века - война на Тихом океане. Аня неизменно выбирала свой "Рейзен". Саша перепробовал все машины, какие только были в то время, но Аня на своем "Рейзене" неизменно выходила победителем из воздушного боя. Иногда - только, чтобы очень уж не огорчать братца, сводила бой к ничьей, когда оба противника полностью расстреливали боекомплект и разлетались восвояси. Такой итог радовал Сашу неимоверно.

- Оля, там наши асы не подерутся?

- Не бойся, Настюша. Аня знает, как не доходить до крайностей. Сейчас она снова сделает ничью... Вон, слышишь, что у обоих патроны кончились? Кстати, очень интересная игрушка. Мне Анечка внушила свои знания по управлению "Рейзеном". Я пробовала иллюзия стопроцентная. Хочешь, давай мы попробуем?

- Оля, да детишки же обхохочутся. Что их мамы вытворяют. Да и ты же меня все равно сразу свалишь...

- Так Аня и тебе свои знания внушит.

- Ой, Оленька, лучше не надо. Мне от этих ведьминых штучек страшно. Лучше давай, когда они в школе будут. Самой интересно стало...

Подруги сидели и пили чай, прислушиваясь к возгласам из соседней комнаты. Не смотря на эмоциональные высказывания, война в воздухе не переходила в рукопашную на земле, а это уже хорошо. Ольга в который раз прокручивала в уме события недавнего времени.

Прошло уже больше месяца после их рискованного рейда на Пандору. "Барс" благополучно вынырнул из гиперпротсранства в системе Альтаира, и дальше Ольга решила не рисковать. Кто знает, как поведет себя при входе в атмосферу и заходе на посадку в условиях интенсивного движения поврежденная машина. Поэтому, по аварийной радиосвязи вызвала "Титан" и он срочно вылетел на помощь. Взяв штурмовик на внешнюю подвеску, мощный буксир - спасатель доставил его в космопорт Шварцвальда, как несамоходный космический объект. "Барс" тут же встал на ремонт, а Ольга и Аня понеслись домой. Настя строго выполняла ее указания и не выходила из дома вместе с сыном, пока они не вернутся. Дальше было все. Объятия, поцелуи, слезы радости и уверения, что сейчас от них, наконец-то, должны отстать. После этого вместе посетили Верочку, которая уверенно шла на поправку. Причем, Ольга с трудом скрывала раздражение, вызванное ее внезапным исчезновением. О чем Верочка исправно сообщила своим после того, как Ольга и Настя ушли. Из чего т а м были сделаны правильные выводы. Секретных материалов у Хризантемы нет. Гюнтера тоже оставили в покое. И как он ни бился, но так и не смог выйти на след маньяка, напавшего на Веру. Больше тот не сделал ни одной вылазки. Кто знает, может это и не маньяк был, а просто кто-то, по пьянке, Веру с кем-то спутал? Хотел проучить какую-то девицу, но ошибся? Во всяком случае, больше ни одного похожего случая зафиксировано не было. День шел за днем, Ольга и Аня отслеживали ситуацию, но все было тихо. Компания "Экспресс шиппинг" работала в прежнем режиме и все было, как и раньше. Иными словами - полная идиллия. А через несколько дней и Верочка должна из клиники выйти. Хочешь, не хочешь, а придется устраивать "ужин при свечах". Иначе, Верунчик что-то заподозрит...

С самого утра Ольгу не покидало чувство опасности. Она чувствовала, что сегодня должно произойти что-то важное. За внешним спокойствием скрывалось внутреннее напряжение. У Ани было то же самое, но они решили своим близким ничего не говорить.

Подождем, какой сюрприз их ожидает. Неужели, контора снова что-то задумала?

И как бы в подтверждение, ближе к концу рабочего дня, прозвучал вызов коммуникатора.

Ольга поняла. Это о н о...

- Да, слушаю.

- Добрый день! Прошу прощения, это фрау Миллер?

- Да это я.

- Мадам, это Вас беспокоят из "Сити - банка". Срок аренды Вашего сейфа истекает через неделю, и если Вы хотите продлить договор, то Вам, либо представителю Вашей компании необходимо прибыть в банк и перезаключить договор с внесением арендной платы.

Ваших счетов у нас нет, и мы не можем автоматически снимать деньги за аренду.

- Простите, но здесь какая-то ошибка. Я никогда не имела никаких отношений с "Сити банком" и у меня никогда не было там никакого сейфа. Да и в самом банке я ни разу не была!

- Не знаю, мадам. Я работаю в этом отделе недавно, но у меня в руках договор об аренде сейфа в нашем банке. Договор оформлен не на Вас, но указано, что в случае невозможности связаться с арендатором, надлежит связаться с Вами - владельцем компании "Экспресс шиппинг". Указаны все Ваши реквизиты. Договор заключен шесть месяцев назад, и арендная плата внесена наличными. Причем, в договоре есть оговорка, без крайней нужды не напоминать об этом. Пожелание клиента для нас закон, мы умеем хранить чужие тайны. Но через неделю срок договора истекает и Вам надо принять решение - продлевать его, или нет. Поскольку, ни один из номеров, указанных в договоре арендато- ром, не отвечает.

- Но я впервые слышу об этом!... В сейфе что-нибудь лежит?

- Не знаю, мадам. Мы не вскроем его в ваше отсутствие. Кстати, ключ от сейфа арендатор, заключавший договор, с собой не взял. Оставил нам на хранение. Сказал, что приходить будет либо он, либо Вы. Никому другому сейф не открывать.

- Какой арендатор?!

- В договоре написано - Юмико Доихара...

Ольга стиснула зубы... Юми - сан достала ее и с того света... Но что же все это значит?!

- Хорошо, я сейчас подъеду.

- Поторопитесь, мадам. Через два часа рабочий день заканчивается.

Ольга отключила связь и глянула на Настю, которая мгновенно поняла все.

- Оля, неужели опять?!

- Да, Настюша. Чувствую, мы опять ввязываемся в историю. Я сейчас еду в банк, где оформлена аренда сейфа. Оформлена полгода назад. И никем иным, как нашей старой знакомой - Юмико Доихара. Не знаю, что все это значит. Пока я не вернусь, оставайтесь дома, никуда не выходите. Аня вас прикроет.

- А ты?!

- А я поеду в банк и разберусь с этим делом. Надо проверить содержимое этого сейфа, если там только что-нибудь есть...

- Оля, а вдруг там бомба?!

- Вряд ли... Ведь они понимают, что таким образом меня не проведешь, я сразу почувствую запах взрывчатки даже сквозь оболочку. Да и служба безопасности банка не позволит помещать в хранилище подобные сюрпризы... Внушить им Юмико ничего бы не смогла.

Она была обычной ведьмой... Ладно, посмотрим...

Когда Ольга, проинструктировав Аню, приехала в банк, до закрытия оставался час. Ее сразу ознакомили с договором, составленным по всем правилам шесть месяцев назад.

Действительно, все оформлено на Юмико Доихара, а она - контактное лицо. Ольга захотела сразу же ознакомиться с содержимым сейфа, и направилась в хранилище.

С первого же взгляда было ясно, что служба безопасности банка дело знает, и никаких взрывоопасных, или отравляющих сюрпризов пронести сюда невозможно. Ольге вручили ключ и она открыла сейф вместе с представителем банка, воспользовавшегося своим ключом...

Перед ней был самый обычный несгораемый атташе - кейс средних размеров, какие применяют при перевозке документов. Сердце Ольги учащенно забилось. Неужели?!...

Но осторожность взяла верх.

- Простите, можно ли вскрыть этот кейс с максимальной осторожностью? Вдруг, там взрывчатка, или отравляющие вещества?

- Исключено, мадам. Эти вещи просто не попали бы в хранилище. Но такая возможность у нас есть. Кейс будет вскрыт дистанционно роботом в герметичном помещении, защищенном от взрыва. Вы сможете наблюдать за всем процессом через камеры визуального наблюдения.

Подхватив довольно массивный кейс, служащий банка попросил пройти Ольгу в смежное помещение, где установил свою ношу на какую-то установку. После этого они вышли, мощная стальная дверь была задраена, и на стене вспыхнул экран. Ольга видела, как манипуляторы машины осторожно открыли замки и приподняли крышку кейса. Затем начали перебирать его содержимое. Одни только бумаги и компьютерные кассеты, больше ничего...

- Все в порядке, мадам. Робот провел анализ водуха в кейсе и просветил его корпус. Внутри только бумага и компьютерные кассеты. Никаких следов взрывчатки, отравляющих и радиоактивных веществ не обнаружено. Будете забирать?

- Да...

Забрав кейс, Ольга вышла из банка. Ознакомиться с содержимым надо в спокойной обстановке, и не торопясь, а банк скоро закроется. Знакомое ощущение нервного напряжения, как будто подходишь к цели на большой высоте, и надо начинать пикирование.

И неизвестно, как тебя встретят... Но, что удивительно, зверь никакой опасности не чувствует. Неужели, это те самые документы, которые стоили жизни очень многим?! И они все это время находились здесь, в банковском сейфе, и "Кассиопея" не имела к этому никакого отношения?! И контора об этом до сих пор не пронюхала?! Если это так, то генерал Стрельников был гениальным интриганом и конспиратором. Пока МГБ проводило в жизнь планы по обнаружению и изъятию пропажи, свято веря в то, что эта пропажа находится в руках Ольги, он поместил секретные материалы в совершенно посторонний банк и пустил ищеек по ложному следу. Получается, он был у в е р е н, что Ольга выкрутится. А документы, тем временем, ждали своего часа. Ведь когда закончится срок аренды, банк обязательно свяжется с арендатором и уведомит его об этом. А если связи с ним нет, то связываться будут с человеком, указанным в договоре. А если вносить деньги постоянно и продлевать договор, то этот человек ничего и не узнает. Поистине, все гениальное просто... Ни генерала, ни Юмико больше нет в живых. Вносить плату банку боль-ше некому. И генерал очень хотел, чтобы эти материалы попали к Ольге. Зачем - это другой вопрос. Но скоро все тайное должно стать явным. Или, почти все...

Ольга осторожно ехала к дому, тщательнейшим образом "сканируя" пространство. Удивительно, но никакой слежки нет. Получается, опальный генерал действительно перехитрил свою могущественную организацию, которой некогда руководил. И они до сих пор не знают, что документы воскресли из пепла. Хотя, не будем торопиться. Это только предположение. Очень может быть, что Юмико спрятала в сейфе что-то никому не интересное. Но зачем тогда указывать Ольгу в качестве "наследника" содержимого сейфа?

Ладно, что гадать. До дома недалеко, сейчас все узнаем...

Ольга въехала во двор дома и внимательно осмотрелась. Все, как обычно. Опасности нет.

В дверях Настя и Аня, которые даже не пытаются скрыть любопытство. Саша сейчас занят. Пока сестренка отлучилась, он оттачивает мастерство пилотирования своего "Мустанга" с турбокомпрессором...

- Оля, ну что там?

- Не знаю. Какие-то бумаги и компьютерные кассеты. Сейчас посмотрим...

Заперев дверь, Ольга, Настя и Аня прошли в рабочий кабинет Ольги. Ольга, на всякий случай, даже отключила компьютер от сети. Пусть работает автономно, чтобы информация никоим образом не ушла на сторону. Но сначала надо просмотреть бумаги. Расположившись за столом, Ольга открыла кейс. Сверху лежал листок бумаги с текстом на русском языке , отпечатанным на компьютере...

"Здравствуйте, Ольга Александровна. Если Вы читаете это письмо, то значит, меня уже нет в живых. Очевидно, я что-то не предусмотрел. Вы правильно предположили. Если со мной, или с Юмико Доихара что-нибудь случится, то банк обязательно свяжется с Вами, когда закончится срок аренды сейфа. Мы всю жизнь были смертельными врагами.

Но я недооценил Вас. Та операция, которую я задумал провести с помощью Юмико, никоим образом не имела цели навредить Вам и Вашей дочери. Я просто хотел иметь Вас в своей команде пусть даже таким, не совсем добровольным способом. С помощью двух ведьм мне бы удалось многое. Что именно, об этом теперь говорить нет смысла.

Но у меня будет к Вам последняя просьба. Уверен, что Вы в ней не откажете. Предайте все эти материалы гласности. Мне уже все равно, но очень многие, кто в них фигурирует, еще занимают свои посты. Мне просто больше не к кому обратиться. Ситуация парадоксальная - я могу доверять только своему смертельному врагу, но не могу своим соратникам. Потому, что если эти материалы попадут к ним в руки, то они станут инструментом шантажа и никогда не увидят свет. Вы же этого не допустите. Как бы Вы ко мне не относились, но поверьте, в этом случае наши цели совпадают. Ознакомтесь с этими материалами. Начните с кассеты номер один. После этого, я уверен, Вам захочется прочесть и все остальное.

Прощайте. С искренним уважением к храброму и достойному противнику, генерал - полковник Андрей Стрельников." - Ну и дела! И что же генерал тут замутил?! Ну - ка, посмотрим!

Настя и Аня с интересом перечитывали письмо, а Ольга нашла кассету с номером один и вставила в компьютерный разъем. Сразу же возникло изображение какого-то документа. Похоже, рапорт на имя начальства. Ольга скользнула взглядом по строчкам. Операция "Травиата"... Стелс-крейсер "Эльбрус"... Контейнеровоз "Фомальгаут"... Что-о-о?!!

Глаза Ольги впились в строчки...

Его высокопревосходительству, Министру Госбезопасности Федерации, генерал - полковнику Стэмману от генерал-майора Кожанова Р А П О Р Т Настоящим докладываю, что операция "Травиата" проведена, в целом, успешно. Стелс крейсер "Эльбрус" занял позицию, исключающую возможность обнаружения, в стороне от трассы. Контейнеровоз "Фомальгаут" был обнаружен заранее и в условленной точке был осуществлен его перехват четырьмя штурмовиками типа "Хамсин", доставленных к месту операции "Эльбрусом". "Хамсины" были сразу же опознаны и контейнеровоз подал сигнал бедствия, едва только начался его обстрел. Сигнал был принят эскадрой Военно - Космического Флота Федерации, находящейся в этом районе, но из-за удаленности места инцидента на скорое прибытие помощи рассчитывать не приходилось. Штурмовики продолжали обстрел, стараясь не повредить антенны радиопередатчика, чтобы сигнал о нападении авиации сепаратистов был принят как можно большим числом станций. При попытке экипажа покинуть корабль на шлюпках, он был ликвидирован. Однако, полной неожиданностью был старт в космос из трюма корабля одного из истребителей типа "Гепард". Как выяснилось позже, старший помощник капитана О.А.Шереметьева не покинула корабль вместе с остальными, а привела в действие реактор истребителя, активировала его системы и вывела из трюма в космос, напав на штурмовики. В связи с внезапностью нападения и довольно низкими боевыми качествами штурмовиков типа "Хамсин", все они были уничтожены в результате атаки истребителя. После этого О.А. Шереметьева находилась поблизости от корабля, соблюдая радиомолчание. В связи с повреждением реактора на контейнеровозе произошел его взрыв, но вышедший в космос истребитель не пострадал. Мной было принято решение не ликвидировать этого оставшегося свидетеля, который может подтвердить, что нападение было совершено именно штурмовиками сепаратистов типа "Хамсин". Даже если О.А. Шереметьева и не разбиралась бы в силуэтах машин, то запись бортового компьютера в истребителе все подтвердила. После появления дежурной эскадрильи с авианосца "Адмирал Ушаков" стелс крейсер "Эльбрус" ушел в гиперпространство. За все время операции удалось избежать обнаружения "Эльбруса", что подтверждает возможность и целесообразность применения кораблей этого типа для спецопераций. Наши внеплановые потери - четыре штурмовика типа "Хамсин" и четыре пилота. Цель операции достигнута. Ни у кого не возникло сомнений, что "Фомальгаут" уничтожен в результате атаки сепаратистов. Утечки информации не обнаружено.

Генерал-майор Кожанов.

Ольга тупо смотрела в экран монитора. Прочитанное было просто чудовищным... Не доверять Стрельникову нет оснований. Не для того он провел такую сложную комбинацию, чтобы дать ей почитать какую-нибудь сказку. Значит, все это правда... Но зачем?!!

Аня и Настя тоже прочитали документ и потеряли дар речи. И Ольга продолжила чтение...

На следующий день самый крупный конференц - зал в Шварцвальде напоминал потревоженный муравейник. Репортеры всех средств массовой информации, какие только были в городе, собрались в ожидании чего-то важного. Сообщение о том, что всем известный генерал Миллер собирается сделать важное заявление, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Все знали, что Ольга распространением сплетен и созданием скандальной саморекламы, по типу звезд шоу - бизнеса и политиков, не занимается. Значит, действительно попахивает грандиозной сенсацией. Ольга поправила микрофон и окинула взглядом зал. Сразу же установилась звенящая тишина. Все напрягли слух, боясь пропустить хоть слово. Записывающая видео и звуковая аппаратура включена, можно начинать. Среди тысяч заинтересованных взглядов Ольга перехватила и несколько настороженных. Значит, контора успела подсуетиться и хочет быть в курсе событий. Скорее всего, сотрудники посольства с дипломатическим прикрытием. Дальше ждать нет смысла. Кто хотел тот пришел...

- Дамы и господа. Думаю, мое имя известно вам всем. Я собрала вас здесь, чтобы обнародовать важную информацию. Вчера в мои руки попала информация чрезвычайной важности, и я хочу сделать ее достоянием всех. Я не требую за нее денег, не хочу использовать в целях шантажа, как некоторые продажные политики. Человек, котрый мне ее передал, был моим давним противником. Сейчас его уже нет в живых и его последним желанием было сделать эту информацию доступной для всех. Получилось так, что в его ближайшем окружении не нашлось никого, кому он смог бы доверить столь важное дело. И он обратился ко мне. Потому, что хорошо знал - я не стану молчать. Вы все получите копии секретных материалов, которые были похищены бывшим министром госбезопасности Федерации генералом Стрельниковым. Они охватывают события за период пятнадцати лет. Вы все знаете, что Федерация долгие годы ведет войну со своими пытающимися отколоться от нее планетами. Характер ведения боевых действий поражает. У многих создалось впечатление, что правительство Федерации просто не хочет прекращать эту войну. Я ознакомилась со всеми попавшими в мои руки документами. И теперь уверенно могу сказать, что в них находятся неопровержимые доказательства этого преступного замысла. Мало того, именно правительство Федерации спровоцировало начало войны, уничтожив гражданский контейнеровоз с экипажем, и представив это, как нападение сепаратистов. За все эти годы ни у кого не возникло даже и тени подозрения. Из представленных вам документов вы узнаете, что правительство Федерации стремилось создать так называемый "регулируемый конфликт". Своеобразную "домашнюю" войну с ручным противником, которой можно управлять по своему усмотрению. Ведь внешний враг великолепная причина внутренних проблем, которых у Федерации хватает. Шесть лет назад мы сами едва не оказались втянуты в эту войну. Вспомните историю с "Афродитой". Как оказалось, это была спецоперация "Лузитания", имеющая цель представить гибель пассажирского лайнера, как результат нападения военного корабля флота сепаратистов. Об этом вы тоже сможете прочесть в представленных документах. Очень многие авторы этой войны до сих пор занимают высокие посты. И они прилагали все усилия, чтобы эти документы были возвращены назад, или уничтожены. Инцидент с пассажирским лайнером "Кассиопея" - последнее звено в этой длинной цепи кровавых событий.

Повторяю, вы все получите совершенно безвозмездно копии этих материалов. Оригиналы спрятаны в надежном месте и я всегда могу доказать их подлинность. Надеюсь на вашу порядочность, дамы и господа. На ваше честное имя журналиста. Донесите эту информацию до всех. Правда - это единственное, чего по настоящему боятся высокопоставленные чиновники, продолжающие греть руки на этой никому не нужной, кроме них, войне. Если у кого возникли вопросы, постараюсь ответить.

- Госпожа Миллер, журнал "Шпигель". Это правда, что Вы были единственным членом экипажа, уцелевшим после гибели контейнеровоза "Фомальгаут"? Инцидента, после которого и начались открытые военные действия?

- Да, правда.

- Газета "Цайтунг". Мадам, это правда, что в нападении на пассажирский лайнер "Кассиопея" принимали участие не террористы, а спецподразделение вооруженных сил Федерации, поддержанное военным кораблем? И все это было спланировано заранее?

- Правда. Но только не вооруженных сил, а Министерства государственной безопасности.

Крейсер, поддерживающий операцию, тоже принадлежал этому ведомству.

- Но почему этот крейсер не оказал никакой помощи людям, терпящим бедствие?

- Потому, что им были не нужны свидетели. Подозреваю, что люди остались живы только потому, что мне удалось вовремя отправить сигнал бедствия, и он был перехвачен крейсером. Сохранить операцию в тайне не удалось. Правительству Федерации надо было любой ценой вернуть эти секретные материалы. И оно не остановилось бы ни перед чем.

- Но ведь это просто невероятно! То, что Вы говорите, попахивает средневековьем! Принести в жертву несколько тысяч человек, чтобы вернуть компромат, какой бы важный он не был!

- На это я тоже задам Вам вопрос. В чем принципиально отличаются случаи с "Афродитой" и "Кассиопеей"? Только в том, что в первом случае нападение было осуществлено силами террористов, а во втором - элитным спецподразделением? И тем, что "Афродита" уцелела? Мало того, в случае с "Кассиопеей" была возможность сохранения жизни людей, если бы операция прошла, как было запланировано. Но все пошло наперекосяк, и жизни людей висели на волоске. В случае же с "Афродитой" ни у кого не было шанса уцелеть, кроме нескольких заранее приготовленных "свидетелей нападения". Несколько тысяч человек правительство Федерации было готово принести в жертву ради "великой цели". Надеюсь, я исчерпывающе ответила на Ваш вопрос о средневековье...

Вопросы следовали один за другим. Пресс - конференция шла уже больше часа, всем хотелось узнать подробности. Такого даже старожилы не помнили уже давно. Выступление Ольги было во всех новостях сенсацией номер один. Кто-то уже связывался с редакциями, остальные внимательно слушали, включив записывающую аппаратуру, а несколько личностей исчезли. Именно те, в которых Ольга предположила сотрудников посольства Федерации. Значит, контора уже в курсе. Интересно, что же теперь они предпримут? Да и будут ли предпринимать? Материалы рассекречены, и пытаться их вернуть, или уничтожить уже нет никакого смысла. Нет никаких сомнений, что это крупнейший провал конторы за последнюю сотню лет, если не больше. А виной всему - ведьма.

Простая ведьма, которая, благодаря усилиям конторы, из никому неизвестной ведьмы, превратилась в Ведьму с "Летающей ведьмы". И из которой так и не удалось сделать Хризантему...

Когда пресс - конференция закончилась, весь зал провожал Ольгу стоя под гром аплодисментов. Она шла, бесконечно уставшая и счастливая. То, что сделала она, войдет в историю. Конечно, наивно предполагать, что ее выступление положит конец этой преступной войне. Но первый шаг сделан. Люди узнали правду...

Дома Ольгу ждал самый восторженный прием. Настя и дети смотрели пресс - конференцию по телевизору. Выступление Ольги произвело фурор и сейчас все каналы телевидения говорили только о нем.

- Оля, ох и встряхнула ты это болото! Давно такого здесь не было! А что же дальше будет? В смысле - на Земле?

- Думаю, пока ничего особо не изменится. Сделают заявление, что это наглая клевета и намеренная дезинформация, произойдут несчастные случаи с некоторыми высокопоставленными чиновниками, замешанными в это дело, ряд необъяснимых самоубийств, кого-то выгонят с работы, кто-то вообще бесследно исчезнет. Но зерна бро