КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мадам посольша. Женщина для утех (fb2)


Настройки текста:



Ксавьера Холландер Мадам посольша


САНДРА

1

Впервые Сандра де Монсе увидела Джеймса Ллевелина в тот момент, когда с трудом выскользнула из крепких рук молодого конюха.

Подавленная и взъерошенная, мчалась она по двору, держа туфли в руках и стараясь одернуть блузку. Длинные локоны темно-коричневых волос прилипали к лицу, и она старалась откинуть сверкающую гриву назад короткими энергичными жестами. Она все еще ощущала настойчивые мужские руки на своей груди и припухшей вульве, которую он ласкал довольно долго. Его желание все еще будоражило ее. Как всегда с самого начала этой весны, ей удалось убежать в последнюю минуту. Перепуганная своей собственной внезапно возникшей страстью, Сандра вырвалась из крепких рук парня и бросилась под защиту стен высокого белого дома.

Прохладная трава под босыми ногами успокоила ее. Она наконец справилась с последней перламутровой пуговичкой и выругалась про себя: четверг, 24 мая 1966 года, но Александра де Монсе все еще девственница! Если дело так пойдет и дальше, то ты, моя милочка, никогда не станешь второй леди Чаттерли!

Преодолев пять ступенек на веранду, она на полном ходу врезалась в человека, который в этот момент с ее отцом вышел из гостиной.

— Чего ты здесь носишься, Сандра? — спросил Адриен де Монсе.

— Извините, мадемуазель, — сказал, засмеявшись, незнакомец, — но мне кажется, в нашем столкновении виноваты вы.

— Сандра, извинись немедленно. Я сыт по горло твоими проделками.

— Ну что вы, месье! Это же сущий пустяк, — пожал плечами незнакомец. — Вы не ушиблись, мадемуазель? Не думаю, что мы получили больше, чем синяк, не так ли?

— Сандра! — прошипел Адриен де Монсе, задыхаясь от злости.

Но девушка не могла произнести ни слова. Она только смотрела на руки незнакомого мужчины, которые спокойно лежали на ее плечах. Руки были теплые и твердые, их прикосновение было таким же нежным, как прикосновение ее шелковой блузки. Глаза, смотревшие сверху вниз в ее глаза, были темные и загадочные. Но в них вспыхивали веселые искорки. И кое-что еще заметила она в этих глазах, от чего у нее сразу же появился комок в горле. У молодого человека, который держал ее в руках, были черные волосы — один локон упал на лоб, высокие скулы и довольно полные, женственные губы. Все его лицо выражало чудесную юношескую силу. Это Сандра увидела и оценила в одно мгновение. Однако чувствовала она только его тело, которое тесно прижалось к ней и слегка покачивалось.

Она прикрыла глаза. Молодой человек расслабил руки, однако по тому, как дрожали его пальцы, она поняла, что и он взволнован.

— Сандра! — воскликнул отец. — Надеюсь, ты не собираешься прикидываться больной!

Его резкий голос, дрожащий от негодования, заставил ее спуститься на землю.

Сандра собралась с духом и заговорила с незнакомцем, но не могла оторвать своего взора от пылающих родительских глаз, которые заставляли дрожать любого человека, смотревшего в такие мгновения на де Монсе. Однако бывший посол слишком хорошо читал выражения человеческих лиц, и в частности своей дочери.

— Я… Я прошу простить меня, месье, — прошептала Сандра.

Руки поднялись с ее плеч. Девушка и впрямь чувствовала себя виноватой.

— Меня зовут Ллевелин. Джеймс Ллевелин.

Он все еще улыбался, но из глаз ушло веселье. Теперь в них горел яркий свет.

— Я очень рад, что встретил вас, мадемуазель де Монсе.

Только теперь она уловила легкий акцент, который придавал его голосу такое музыкальное звучание. Кто же он? Англичанин? Нет, американец. Ее мысль снова усиленно заработала. Разве Ллевелин — не уэльское имя?

— Теперь, когда знакомство состоялось, я думаю, ты не против приступить к работе, мой дорогой Ллевелин?

«К работе? — подумала удивленная Сандра. — Ага, значит, он работает с папой? Как странно! Ведь ему не более двадцати пяти».

С тех пор как Адриен де Монсе перестал путешествовать по свету, а это случилось шесть лет назад, его друзья в большинстве своем были скучными стариками. Молодые повесы типа Джеймса Ллевелина держались в стороне от офиса французского министерства иностранных дел на Кэ д’Орсэй.

— А теперь уходи, Сандра. Разве ты не хочешь переодеться для чая? Беги, дитя мое!

Сандра вздрогнула, словно ее ударили. «Господи, — подумала она, — он ведь может в любой момент отправить меня в кровать, словно маленькую девочку! А этот Ллевелин продолжает улыбаться и насмехаться надо мной!»

Гневно повернувшись спиной к отцу, она направилась в гостиную, наградив его негодующим и презрительным взглядом.

Двое мужчин, смеясь, отправились в сад. Сандра же спряталась за тяжелой желтой портьерой и продолжала наблюдать за ними. Ей казалось, что она расслышала несколько слов из их разговора.

— …еще ребенок… очень уязвимая натура… с тех пор как ее мать… — долетал тенор отца.

— …обворожительна… такая юная… — отвечал баритон Ллевелина.

Закипая негодованием, Сандра увидела, что они направились к тополям. О чем же сговаривалась эта парочка? Теперь отец казался серьезным. Он говорил и говорил, а его компаньон внимательно слушал.

Снедаемая любопытством, девушка пыталась догадаться, что же здесь делает Джеймс, какая работа связывает его с отцом. Ее абсолютно не интересовали ни политические, ни дипломатические интриги, но Джеймс Ллевелин…

— Берегись! — пригрозила девушка, опустив портьеру. — Мы с тобой еще встретимся!

Продолжая злиться, она направилась в спальню. Это была простая и уютная девичья комнатка с обоями розовых и бежевых тонов. Адель, воспитательница Сандры, выбирала эти бледные, полинявшие цвета — как ей хотелось оскорбить их и заставить покраснеть от стыда! — и холодные белые покрывала, и розовые сатиновые наволочки, и рюшевые занавески. Иногда у Сандры появлялось дикое желание учинить разгром в этом розовом гнездышке, расколотить старинные вазы и стеклянные безделушки, порвать картины, насквозь пропитанные романтизмом. Ну и к чему это приведет? Бедная Адель, которая так хорошо справлялась с домашними делами после ухода мамы, закатит истерику. Она, несомненно, пожалуется Адриену, а тот, как пить, дать пошлет свою дикую, необузданную дочь (глядя на нее, он иногда удивлялся, в какое странное создание воплотились его собственная плоть и кровь) к милому старому доктору Бланшоту. Адриен всегда делал это, когда не мог понять ее буйства.

Сандра криво усмехнулась. Ведь Адриен де Монсе знал, что его старый друг Бланшот, каждый раз появляясь в их доме, разыгрывал комедию. Хитрец Бланшот уже давно понял, что Сандра не ребенок! И не всегда действовал как ученый муж…

«Отлично, — подумала девушка, — а почему бы и нет?» Консультация у Бланшота всегда означала поездку в Париж, а она была готова использовать любую возможность, чтобы выбраться из этого душного старого Рамбуйе с его заплесневелыми условностями! Почему ей не разрешают ездить в Париж хотя бы раз в неделю, как это делают ее школьные подруги?

— Дочь Монсе и дома никогда не скучает, — повторяла Адель всякий раз, когда Сандра изъявляла желание побыть с подругами, сходить в кино или предпринять нечто такое, что делает жизнь сносной, когда тебе пятнадцать лет.

Наконец Сандра овладела своими чувствами и перестала оскорблять бедную Адель, сказав про себя: «Разве моя мама всегда сидела дома?»

Адель, увы, не поймет этого.

Ногти девушки вонзились в ненавистные занавески, но она уже понимала, что не сможет разорвать их в клочья. Ей страшно захотелось увидеть Ллевелина за чаем, поэтому, решила она, теперь не самое подходящее время привлекать к себе внимание. Тем не менее, с каким удовольствием посмотрела бы она на отца в тот момент, когда он увидел бы погром в комнате. Кстати, что он думает о себе? Кто он такой? Хранитель ее совести, что ли? Самое лучшее для него было бы понять, что она уже не ребенок. Но вот опять он только что назвал ее «дитя мое». Он явно пытается унизить ее. Не хочет понять, что с ней происходит, — или, может, он понимает это слишком хорошо?

— Но я больше не маленькая девочка, — прошептала Сандра в зеркало, коснувшись губами холодного стекла.

Она критически осмотрела себя. Ей нравились ее немножко косящие, с фиолетовым оттенком глаза. Необычный, но интересный цвет.

— У тебя мамины глаза, — часто говорила Сандре Адель, когда хотела подчеркнуть, что она красива.

С носом тоже было все в порядке: прямой и не слишком длинный. В подбородке, правда, просматривался квадрат, да и нижняя губа слегка полновата. Однако все вместе взятое формировало лицо весьма и весьма приятное и правильное. А эти маленькие веснушки по обе стороны носа придавали ему независимый вид.

— Лицо аристократки, — обычно говорила Адель, полагая, что это понравится Сандре.

Раздосадованная такими мыслями, Сандра сняла блузку и прижалась своими твердыми грудками к зеркалу. Она вздрогнула, как будто чья-то рука прикоснулась к возбужденным соскам.

— А эта грудь — не грудь аристократки, дорогая Адель? — прошептала она.

Ее мысли вернулись к молодому конюху, но теперь перед ней встало лицо Ллевелина. Отойдя от зеркала, Сандра взглянула на два кружочка, которые оставили на стекле ее грудки. Эти кружочки необычайно взволновали ее.

Сандра легла на кровать и сунула руку под матрас. Там она прятала триллеры, уворованные из книжных магазинов Рамбуйе в те дни, когда Сандра чувствовала себя достаточно смелой. Ведь каждый житель городка знал, что дочь де Монсе никогда не опустится до того, чтобы читать такие вещи.

Она достала зачитанную до дырок книгу «Шпион, который любил меня». Настоящая повесть о Джеймсе Бонде, только более свободная, чем предыдущие издания. В ней лежала стопка оберток от жевательной резинки, приспособленных для закладки страниц.

Сандра подложила несколько подушек под обнаженную спину, устроив себе удобное гнездышко. Снаружи не доносилось ни одного звука, как это бывает всегда в тихий летний полдень. Она открыла книгу на той странице, где девушка рассказывала, как с ней занимался любовью Джеймс Бонд. По мере того как Сандра углублялась в чтение, ее рука расстегнула брюки к скользнула под коричневую ткань. Почти сразу пальцы уткнулись в кудрявые волосы. Она продолжала чтение, а пальцы, миновав янтарный хохолок, нашли себе дело. Сандра застонала, ее рот приоткрылся…

Книга с глухим стуком упала на пол, но Сандра этого не услышала. Лежа на спине в полуспущенных брюках, которые еще не обнажили прекрасные девичьи формы, она мысленно была в канадском мотеле, а над ней склонился британский секретный агент.

Сандра перевернулась на живот и провела сосками по покрывалу, вздрогнув при этом от наслаждения. Затем прижалась к матрасу, но рука оставалась на том же месте. Ее ягодицы приподнялись и тут же опустились. Сандра задыхалась от страсти. Приглушенные стоны, которые она издавала, усиливали наслаждение.

Она представила себе, как твердый мужской дротик проникает в ее девственную плоть.

— Подожди, еще рано, — выдохнула она. — Подожди, пожалуйста. — А затем со стоном произнесла: — О, Джеймс!

Сандра думала о Джеймсе Бонде, но хотела увидеть Джеймса Ллевелина.

Скрипнула дверь.

— Сандра, ты опоздаешь к чаю!

Эти слова произвели на нее эффект электрического разряда в тысячу вольт. Теперь Сандра лежала тихо, но ее рука оставалась на пульсирующей плоти. Она издала тихий стон разочарования и притворилась спящей.

— Отвечай мне, Сандра! Ты спишь?

«А ведь она делает это нарочно, — думала Сандра. — Я знаю, нарочно! К тому же у нее дурацкая привычка никогда не стучать в дверь. Ну ладно, я не двинусь с места».

— Сандра, милая, ты себя плохо чувствуешь? — спрашивала Адель, встревоженная молчанием девушки. Она видела всего лишь оголенную спину Сандры. Адель сделала несколько шагов к кровати.

— М-м-м? О… это ты, Адель? Я только что уснула, — сказала Сандра.

Шаги затихли, но только на мгновение. Подойдя ближе, Адель с удивлением обратила внимание на новый способ ношения брюк.

— Через минуту я спущусь вниз, — добавила Сандра.

Молчание. Неужели Адель собирается торчать здесь вечно? Сандре хотелось закричать. Ведь сдерживать оргазм было так тяжело.

— Очень хорошо, — сказала Адель, — увидимся внизу.

Дверь была открыта. Адель уходила.

— Да, Сандра… по крайней мере тебе нужно прилично одеваться даже в своей собственной спальне.

Дверь закрылась. Сандра облегченно вздохнула. Она проклинала Адель, она проклинала Рамбуйе, она проклинала себя за то, что ей всего пятнадцать лет, и наконец, тихо застонав, кончила.

Сандра приводила себя в порядок перед зеркалом, надев платье с большим квадратным вырезом, которое соблазнительно открывало колени. Это платье держалось от всех в секрете, и теперь Сандра с удовольствием предвкушала предстоящее негодование Адели. Абрикосовый цвет ей был очень к лицу. Надев оранжевые туфли с низкими каблучками, она сказала себе, что если Джеймс Ллевелин не подавится при виде такой прекрасной штучки, значит, она абсолютно не разбирается в мужчинах. Думать о реакции отца Сандре не хотелось.

Перед тем как выйти из комнаты, она поставила стереопластинку и легко сбежала вниз.

Когда она появилась в гостиной, где Адель готовила стол к чаю, «Роллинг Стоунз» уже громыхали на весь дом. Глаза Сандры сияли, на губах блуждала едва заметная улыбка.

— Садись, Сандра, — тихо сказал отец, — твой чай остынет.

Адель посмотрела на нее, потом на чашку с чаем и… промолчала.

Джеймса Ллевелина в гостиной не было. Сандра готова была заплакать, но, конечно же, дочь де Монсе никогда не станет лить слезы.

2

Был жаркий летний день. Термометр на стене дома показывал свыше тридцати градусов по Цельсию. Сандра сидела на веранде, лениво развалясь на кушетке со стаканом апельсинового сока в руке, и подсчитывала, сколько же это будет градусов по Фаренгейту. Но это занятие ей скоро надоело. Ведь она никогда не могла толком уяснить себе, как перевести показания из одной шкалы в другую. В конце концов, это тоже не имело никакого значения. Думая о температуре, она старалась выкинуть из головы Джеймса Ллевелина. Почему же он не приходит?

Если он действительно работает с отцом, она должна увидеть его снова. Кто он? Атташе? Или у него другой дипломатический ранг?.. Она не знала, чем занимается атташе в посольстве, ну и что с этого! Дело заключалось в том, что всю последнюю неделю она ждала его возвращения. Джеймс заполнил все ее мысли и нарушил душевное равновесие. Сандра уже чуть не начала кусать ногти — дурацкая привычка, от которой она никак не могла избавиться, — но вовремя остановилась, подумав, что он может завернуть сюда в любой момент и, посмотрев на обкусанные ногти, принять ее за какую-нибудь неврастеничку.

— Не думаешь ли ты, Сандра, что тебе лучше было бы заняться своими уроками?

Из окна гостиной на нее смотрела Адель.

«Милая старушка Адель, — думала Сандра, — она не может терпеть даже комара, предающегося лени! С ее точки зрения, хорошенькие девушки рождены только для того, чтобы учиться, а комары — чтобы сосать кровь своих жертв».

Однако она послушно ответила:

— Да, хорошо, Адель.

Конечно, у нее не было ни малейших намерений учить уроки. Ее голова была заполнена сладострастными видениями, ее тело, отягченное жгучими желаниями, ничуть не способствовало мыслям об уроках. Шла последняя неделя школьных занятий, она превратилась для учеников в настоящую пытку. Сандра сидела в школе, словно робот, ничего не видя и не слыша. О Джеймсе она не говорила никому, даже Люси, которую, за неимением лучшей, считала своей хорошей подругой. Джеймс был ее личным секретом, и Сандра никому не хотела выдавать его.

Оставив дипломатическое поприще, Адриен де Монсе стал председателем комитета по развитию внешней торговли. Сегодня утром он уехал в Париж, чтобы поработать на компьютере и отругать нескольких старых зануд-чиновников. Сандра никогда не старалась узнать, что означает новый звучный титул отца. Она знала только, что ее отец больше не посол, что ей уже не придется ходить в школу в Риме или Бейруте. Весь год они жили в Рамбуйе. Раньше в этом доме они только отдыхали. И до прошлого четверга она сожалела об этом и даже немножко обижалась. Ведь она привыкла вести роскошный и даже богемный образ жизни! Однако день 24 мая все круто изменил. Она была почти благодарна отцу за то, что он принял раннюю полуотставку. Несколько раз Сандра с трудом сдерживалась, чтобы не задать ему вопрос о Ллевелине, но после этого ужасного эпизода во время чая отец был постоянно холоден с ней. Она и не ждала никакой помощи от него, потому что каждый ее вопрос к отцу только отдалял Сандру от того, что она хотела знать. Или вызывал один из этих холодных взглядов, которые говорили: «И какое же тебе до всего этого дело, молодая леди?» Такова была манера Адриена отвечать на ее скромные вопросы. А Сандра задавала много скромных вопросов.

«Хорошо! — вдруг сказала она сама себе и встала с кушетки. — Хватит хандрить. Пришло время предпринять что-нибудь».

И она решительно отправилась внутрь дома, чтобы позвонить каждому Ллевелину, который записан в телефонной книге.

В холле она встретила Адель, которая улыбнулась ей, думая, что Сандра направляется в свою комнату на встречу с Цицероном. Но стоило воспитательнице завернуть на кухню, как Сандра быстро прошла по коридору в кабинет отца. Это было самое запретное место в доме, заходить сюда не разрешалось никому. Впрочем, этот запрет не мешал Сандре частенько наведываться туда, хотя она и испытывала небольшое, но приятное чувство тревоги. Она открыла дверь и вновь оказалась в царстве бумаг. Сотни толстенных томов разместились на полках, которые закрывали все стены. Горы досье лежали на массивном дубовом столе. Справа от Сандры стоял покосившийся книжный шкаф, готовый, словно Пизанская башня, опрокинуться в любую минуту. Слева находился открытый ящик, набитый старыми иллюстрированными журналами.

Сандра любила этот кабинет и его специфический аромат — запах полированной мебели, бумаги и невыветрившегося сигаретного дыма. В дверях она остановилась, но только на одно мгновение — так Сандра делала всегда, вторгаясь в святилище отца, а затем направилась к телефонным справочникам, в беспорядке лежавшим на тумбочке возле окна. Она удобно уселась в большом кожаном кресле возле стола и сняла трубку. Правая рука ее лихорадочно искала в справочнике фамилии на букву «Л».

В Париже жило семь семей Ллевелинов. Сандра даже не задумывалась, что Джеймс может жить где-нибудь в пригороде. Она приложила трубку к уху, мысленно повторяя приготовленные слова, а затем набрала первый номер.

— Да, — сказал женский голос.

— Алло, алло! Это квартира Джеймса Ллевелина, не так ли?

Кто-то шел по коридору. Адриен! Она бросила трубку, не дожидаясь ответа, и быстро оглянулась в поисках пути к отступлению. Но единственный путь на свободу лежал через дверь, а это уже нехорошо.

— Быть беде, если он поймает меня здесь, — прошептала она. — Вперед, девочка, думай быстрее!

Окно? Да, но как его закрыть потом? Черт возьми, а чуланчик, где отец всегда хранит свои бумаги? Она оттолкнула в сторону большой глобус, который жалобно заскрипел на своих шарнирах, и, едва дыша, влетела в крошечную кладовую. Дверь за ней закрылась в тот момент, когда открылась дверь кабинета.

Сандра услышала мужские голоса, приглушенные толстыми деревянными панелями и кучами досье. Прозвучал голос отца.

— Входите, джентльмены. Мы сейчас возьмем эти материалы.

Ему ответил чистый юношеский голос:

— Я не могу больше ждать того, что скажет нам «товарищ Сметленко».

Кем бы ни был этот человек, его голос звучал искренне.

— Спокойно, Марк. Ты должен научиться держать язык за зубами, когда это нужно, — сказал другой человек по-английски.

Джеймс! У Сандры гулко забилось сердце.

— Ллевелин прав. Но я предпочитаю воздержаться от обсуждения вопроса в этих стенах, — сказал Адриен де Монсе. — Давайте-ка выйдем в сад — у деревьев нет ушей.

— Он здесь! Он здесь! — мурлыкала Сандра, когда трое мужчин вышли из кабинета.

Снова все стихло. Сандра, выпачканная в паутину, выбралась из своего укрытия и поспешила к себе в комнату. У нее появился отличный план.

Надев теннисный костюм и взяв ракетку, она заглянула к Адели, которая возилась в кладовке дворецкого.

— Я выучила уроки, — доложила Сандра, — а теперь хочу сыграть пару сетов в теннис перед чаем.

Адель рассеянно улыбнулась. Она не верила, что Сандра так быстро сделала перевод с латинского, но теннисный клуб находился недалеко от дома и там собирались сливки местного общества.

Сандра осторожно прикрыла входную дверь, но вместо того чтобы направиться к воротам, обогнула дом и пошла к хозяйственным постройкам. Остановившись возле гаража, она огляделась. Ее взгляд сосредоточился на беседке справа от веранды. Ага! Вот где уединились отец и двое молодых людей, чтобы разобраться в своих бумагах. Все идет по плану! Сандра бесшумно вошла в гараж через дверь со стороны сада. Знакомые очертания отцовского «ровера» едва просматривались в тусклом свете. Возле него, тесно прижавшись в ожидании своего хозяина, стоял серый «БМВ» с дипломатическими номерами.

— Должно быть, это его автомобиль, — сказала про себя Сандра.

Она прошла по бетонному полу в дальний конец большого гаража. За кучей старых шин находилось то, что она искала, — старый велосипед фирмы «Солекс», который принадлежал конюху. Укрепив ракетку на багажнике, Сандра опустила седло и взялась за руль. Но что-то держало велосипед. Ба, да это же противоугонный замок! Не торопясь, Сандра пошла в другой конец гаража и в ящике для инструмента нашла ножницы для резки металла. Она видела, как садовник резал ими проволоку.

Небольшое усилие, и покрытая резиной проволока упала на землю. Сандра выпрямилась, положила ножницы на старую покрышку и начала выводить велосипед.

Она не слышала, когда он вошел, но, черт возьми, он был здесь и тупо рассматривал ее.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Сандра.

— Я могу задать тебе тот же вопрос, мадемуазель, — ответил конюх. — Это ведь мой «Солекс».

— Послушай, он мне нужен, я скоро верну его тебе. Позволь мне выйти! — попросила Сандра.

Парень стоял перед машиной. Видно было, что он вовсе не собирается уступать ей дорогу.

— Эй, да ты же перерезала замок! Сандра, я и так дал бы тебе велосипед, если бы ты попросила…

Его голос охрип, а глаза смотрели так, что еще несколько дней назад они парализовали бы ее. Но сейчас у Сандры не было ни малейшего желания побыть с ним. Однако он мог все разрушить, да и времени оставалось в обрез.

Сандра попыталась задобрить его.

— Послушай, я только прокачусь. Ведь я не хочу обижать тебя, а замок я куплю другой.

Но он уже схватил ее за руку и прижал к себе. Его горячий рот искал холодные губы Сандры.

— Почему ты тогда не вернулась? — хрипло шептал он. — Я ведь ждал тебя, я жду тебя всегда!

Сандра чувствовала, как слабеет ее оборона. Вопреки ее воле, тело отвечало само, прижимаясь к юноше. Он страстно обнял ее. Его руки скользнули под белую теннисную юбочку и легли на округлые ягодицы. Сандра подавила стон, стараясь сдержаться.

— Я приду завтра, — пообещала она. — Но теперь ты должен отпустить меня, я очень тороплюсь.

Конюх держал ее крепко. Его рука вклинивалась между бедер Сандры, дыхание участилось. Сквозь тонкую ткань юбочки Сандра почувствовала, как он напрягся.

— Хорошо, пусть будет завтра. Но если ты хочешь, чтобы я отпустил тебя, поласкай меня.

Взяв Сандру за руку, повлек ее к своим бедрам. Сандра прикусила губы. Почувствовав мужскую плоть в своей руке, она разволновалась больше, чем хотела. Но Джеймс мог в этот момент подняться с кресла и сказать отцу «до свидания».

Конюх расстегнул штаны. Страстно дыша, он медленно и ритмично водил руку Сандры вверх и вниз. Положив голову ей на плечо и закрыв глаза, он предавался наслаждению. Сандра чувствовала, что юноша — на грани оргазма.

— Нет! — брезгливо сказала она, вырывая свою руку. — Не здесь! У папы гости, они скоро придут сюда, чтобы взять автомобиль.

Но ее неожиданное движение привело конюха к финалу, его тело выгнулось, и он излился на старые шины. Раскрасневшаяся Сандра, почувствовав свободу, схватила велосипед за руль и вытолкнула его в приоткрытую дверь. Не оглядываясь назад, она пересекла покрытый гравием участок двора и едва ли услышала, как конюх крикнул ей вслед:

— Приходи сегодня вечером!

Она прошла сквозь садовые ворота, втайне надеясь, что никто в доме не заметил ее. Затем вышла на Парижскую дорогу, огибавшую владения отца. Еще одна дорога, обсаженная каштанами, сворачивала влево. Сандра заняла позицию на повороте и стала дышать ровнее, стараясь успокоить сердце.

Ей хотелось забыть обо всем, что случилось несколько минут назад, и думать только о Джеймсе.

— По этой дороге он будет уезжать, — сказала она себе громко и добавила: — И поедешь сюда, заметишь меня и остановишься, Джеймс Ллевелин!

Она со смаком произносила четыре слога его имени, перекатывая их во рту и повторяя до тех пор, пока не успокоилась.

Началось долгое ожидание. Чтобы убить время, Сандра подняла каштановый лист и ногтем выцарапала мякоть, оставив прожилки, которые торчали теперь, словно ребра у маленького скелетика. Она никогда не пойдет на встречу с конюхом. Никогда! Все ее существо тянулось теперь к человеку, который скоро должен проехать по этой дороге.

«Одну минуточку, — внезапно пришла ей в голову мысль. — А может быть, он не поедет в Париж? Нет, это невозможно. Он должен жить в Париже!»

Однако полной уверенности в этом не было. Ожидание начало действовать ей на нервы. Пятнадцать скелетиков уже валялось у нее под ногами, она принялась за шестнадцатый, как вдруг послышался шум мотора. Наконец-то!

Она оседлала «Солекс» и, коротко, энергично оттолкнувшись, поехала вдоль дороги.

Серый «БМВ» промчался мимо.

Подобно прима-балерине, терпеливо ожидающей выхода на сцену, Сандра повернула налево и стрелой помчалась по Рю де Алует, которая выходила на Парижскую дорогу. Ветер трепал ей волосы, глаза сияли, ослепительная улыбка оживила ее лицо. Короткая теннисная юбочка поднялась от потока воздуха.

«Бледная юная девушка на ржавом и черном «Солексе», — думала она. — Об этом следовало бы сложить хорошую песню!»

Она совсем забыла о конюхе.

Наконец Сандра остановилась у подножия холма. Дороги в этой части города в обеденное время обычно пустовали. Добропорядочные жители Рамбуйе наслаждались полуденным отдыхом, играли в бридж или теннис, занимались всякими иными делами за закрытыми ставнями своих домов. «Он не знает, — думала Сандра, — что Парижская дорога делает большой изгиб, он не знает о более коротком пути по Рю де Алует».

Три минуты спустя справа показалась серая машина.

— Дело сделано! — ликовала Сандра. — Джеймс, я пришла!

Серый «БМВ» притормозил перед перекрестком. Взобравшись на свой «Солекс», Сандра отсчитывала секунды. Она стартовала в самый последний момент.

На гудронном шоссе взвизгнули шины.

— Осторожно! — испуганно закричал какой-то человек.

Глядя прямо перед собой, Сандра поехала поперек дороги. Автомобиль был уже почти рядом, и она слегка нажала на тормоз. И в этот момент правое крыло «БМВ» ударило в заднее колесо велосипеда.

От удара Сандру подбросило над «Солексом». Велосипед встал на дыбы. Какую-то долю секунды она летела по воздуху, а затем шлепнулась на шоссе и распростерлась перед капотом автомобиля. Но прежде чем закрыть глаза, она увидела смертельно бледное лицо Ллевелина.

Хлопнули дверцы автомобиля. Сандра почувствовала чью-то руку на своей ноге, вторую руку кто-то пытался подсунуть ей под спину.

— Мадемуазель, мадемуазель, с вами все в порядке? — прозвучал чей-то растерянный знакомый голос.

Закрыв глаза, Сандра прекрасно имитировала боль. Она с удовольствием рискнула бы сломать себе ногу, лишь бы оказаться в руках Джеймса Ллевелина.

Над ней склонилось чье-то лицо. Не его ли это дыхание согревает ее щеку, словно сладкий поцелуй? Сквозь полураскрытые веки она увидела острую тревогу в его темных глазах.

— Господи, да это же Сандра! Сандра де Монсе! — вскричал молодой человек. — Марк, скорее иди сюда и помоги мне!

Марк! О, нет! Какой же дурочкой она была! Как же она так грубо просчиталась? С ним был тот самый молодой человек! Это уж слишком много для ее романтической встречи с Джеймсом!

Заботливые руки подняли Сандру и положили на сиденье машины. Прекращая играть роль жертвы, тяжело раненной в дорожном происшествии, она открыла глаза и не смогла сдержать улыбки при виде двух взволнованных мужских лиц.

— О, мадемуазель, вы, безусловно, можете гордиться тем, что вселили в нас страх! Переломы есть?

Сандра оказалась лицом к лицу с человеком, которого звали Марк. Он был такой же стройный и темноволосый, как и Джеймс, на щеках виднелись две ямочки, которые, однако, не оживляли его кислую улыбку. Острый, слегка ироничный взгляд остановился на ее бедрах, а затем медленно поднялся к груди. Казалось, он раздевал ее глазами.

— Да, я должен сказать, что Адриен скрывал от нас настоящее сокровище!

— Со мной ничего не случилось. Позвольте мне встать! — резко бросила Сандра и, повернувшись к Джеймсу, добавила: — Не отвезете ли вы меня домой, Джеймс?

Адель суетилась и жужжала, словно потревоженная пчела.

— Господи, Сандра, чем ты думала, когда брала этот «Солекс»? Ты же хорошо знаешь, что отец запретил тебе кататься на велосипеде!

— Было ужасно жарко, и мне так не хотелось идти пешком в теннисный клуб, — тихо сказала девушка.

Она лежала на софе в гостиной.

— Вот, возьми. Выпей глоток коньяку, и ты почувствуешь себя лучше.

— Не хочу. О, Адель, уйди. У меня все хорошо.

— Покажи мне локоть, — сказала воспитательница. — Он кровоточит.

— Нет, там только ушиб.

Сандра протянула руку Адели, которая выглядела обиженной няней.

В гостиную вошел Адриен де Монсе, за ним следовали двое молодых людей.

— Ну что ж, — сказал он, — что случилось, то случилось. Давайте забудем этот несчастный случай.

Сандра открыла рот, чтобы сказать несколько слов, но отец не дал ей возможности сделать это. Происшествие предоставило ему прекрасную возможность прочесть дочери нотацию.

— «Солекс» мы спишем. Конечно, я компенсирую конюху его стоимость, но не желаю больше видеть велосипедов в этом доме.

Джеймс Ллевелин стоял позади де Монсе и не спускал глаз с Сандры. Он улыбнулся ей, и Сандра ответила ему ликующей улыбкой. Его компаньон молча следил за этим молчаливым обменом взглядами.

— Да, твое счастье, что месье Ренан не хочет предъявлять нам претензий, — продолжал Адриен. — Крыло его автомобиля сильно погнуто.

— Ты говоришь, что этот автомобиль принадлежит не Джеймсу? — воскликнула Сандра, вставая.

Ллевелин снова посмотрел на нее. По его лицу пробежала тень. Он взял ее руку, мягко рассмеялся и сказал:

— Это не мой автомобиль, Сандра.

Адриен де Монсе подавил в себе резкую реплику, которая уже готова была сорваться с языка, и, повернувшись к Адели, распорядился подавать чай.

Сжав руку Ллевелина, Сандра ощутила, словно ее тело пронизал электрический ток. Отец больше не смотрел на нее, поэтому она полностью отдала себя этому короткому моменту счастья. Ничего теперь не могло изменить ее желаний! Джеймс Ллевелин будет ее первым любовником!

— Позвольте мне дать вам совет, мадемуазель де Монсе, — заговорил Марк Ренан. — В следующий раз, когда вы снова почувствуете, что готовы сыграть роль Джульетты, постарайтесь выбрать себе настоящего Ромео! Я не обладаю неограниченным количеством автомобилей «БМВ».

По его лицу бродила фальшивая усмешка. Сандра знала, что он видит ее насквозь.

3

Прошло два месяца. С того момента, когда Сандра распаковала свой чемодан, на нее обрушились новые ощущения и новые открытия, которые плотно заполнили ее жизнь в течение этих последних восьми недель. Джеймс и Марк! Марк и Джеймс! Словно две головы гидры. Ей не хотелось оставлять их даже на время августовских каникул в Хуан-ле-Пин. Но все равно ей было приятно снова посетить большую, прохладную, белую виллу. Все здесь носило следы пребывания ее матери.

Сандра испытывала счастье в этом светлом и простом доме, обставленном Анной де Монсе в модерновом стиле. Комфортабельная современная мебель была полной противоположностью меблировки дома в Рамбуйе. Так же выглядел и сад, заросший дикой жимолостью и магнолиями. Словом, здесь царила атмосфера полной свободы.

— Свобода! — закричала Сандра, широко распахивая окно спальни с видом на море, синевшее за недалекими пальмами и соснами.

До свидания, Рамбуйе и твои жители! До свидания, продавец книг Крепо, который знал, что она таскает книги, но стеснялся обвинять в воровстве девушку из такой благородной семьи. До свидания, Андруа и Барою — двое местных адвокатов, которые наносили им визиты почтения с точностью часового механизма. До свидания, девочки Рамбуйе со своими чопорными локонами и прыщавыми мальчиками в очках! До свидания, местный священник и церковная скамья де Монсе, где одно место постоянно оставалось пустым на протяжении последних пяти лет. До свидания, бесконечные молебны по воскресеньям! Сандра не хотела больше думать ни о чем, кроме тридцати предстоящих дней, ожидающих ее, — оазис в этой скучной жизни!

Она вытерла волосы, все еще сохранявшие влажность моря. Разве можно было удержаться и не искупаться сразу же после прибытия?! Она только что начала снимать бикини, чтобы надеть тенниску, когда раздался стук и в комнату вошла Адель. Целый месяц она будет единственной компаньонкой Сандры.

— Прекрасно, Адель! Наконец-то ты научилась стучать в дверь, не так ли?

— Сандра, пожалуйста, держись в рамках приличия. И быстрее одевайся. Только что приехал твой дядя.

— Грегори уже здесь? О, это прекрасно!

Не раздумывая, Сандра бросилась в бело-голубую гостиную.

— Сандра, посмотри на себя!..

Но она ничего не слышала, она летела вниз по лестнице, где высокий мужчина в белом костюме ожидал ее с распростертыми руками.

— Грегори! — Она обняла его за шею и с энтузиазмом поцеловала. — Как ты узнал, что я здесь?

— Спокойнее, маленькая царица, ты собьешь меня с ног! — отвечал мужчина, широко улыбаясь.

Этот человек с седыми волосами и прирожденными властными манерами всегда был настоящим волшебником для Сандры. Он присвоил ей русское прозвище — царица, и она очень любила его. Оно служило им секретным кодом.

— У меня есть шпионы, — добавил Грегори, подхватив племянницу на руки и кружа ее по комнате.

Сандра весело смеялась. Счастливое детство вновь вернулось к ней. Грегори первый водил ее в цирк, а затем в машине, на которой они возвращались в Рамбуйе, изображал из себя клоуна. Грегори упал и перевернулся на лыжах, когда учил ее делать повороты, а затем завязал с ней настоящий бой снежками в отместку за ее неудержимый хохот. Именно Грегори дал ей руль своего «ягуара» в центре Парижа, потому что она сказала, что хочет научиться водить автомобиль. А затем долго объяснял полицейскому, что ему стало плохо, а его племянница сделала все возможное, чтобы остановить машину. И, наконец, что все эти тумбы посредине дороги, которые она свалила, не совсем здесь к месту, не правда ли? Сандре казалось, что самые светлые дни детства, которые всегда будут жить в ее памяти, связаны вовсе не с родителями и экзотическими странами, где она побывала с ними. Все самое лучшее она приписывала дяде Грегори, который появлялся в ее жизни всегда, когда ей становилось трудно.

В гостиную спустилась Адель. Она наблюдала их встречу, словно такса, у которой огромный ньюфаундленд выхватил любимую кость. Грегори Аладин нахмурился и опустил племянницу на пол. Внезапно протрезвев от чувств, Сандра бросила на дядю умоляющий взгляд. Он понял и мигнул.

— Сандра, идем со мной, я куплю тебе вафли. Ты ведь их всегда любила, не так ли?

— Я люблю их и сейчас! — сказала Сандра и направилась к двери.

Взглянув на Адель, Грегори пожал плечами.

— Мы скоро вернемся, Адель, — сказал он и пошел вслед за девушкой.

Взявшись за руки, они шли к маленькому киоску на морском берегу, в котором продавались вафли. В три часа пополудни пляж был заполнен купальщиками. Где-то неподалеку транзистор играл последний хит английской рок-группы.

— Когда я с тобой, я не могу сдержаться… — мурлыкала Сандра по-английски.

— Хорошо, хорошо, царица. С тех пор как мы виделись в последний раз, твой английский стал намного лучше.

— О, у меня есть хороший учитель! Американец… Но лучше расскажи о себе, Грегори! Ты по-прежнему занимаешься бизнесом?

— И очень много! Сегодня в Гонконге, завтра в Нью-Йорке… Я формирую мир так, как мне нравится!

Восхищение, смешанное с завистью, промелькнуло в глазах Сандры.

— Что слышно о маме?

Сандра спросила об этом как будто случайно. Аладин вдруг погрустнел.

— Абсолютно ничего. Никаких новостей. Ты же знаешь, что я послал бы тебе письмо, если бы получил какое-нибудь известие, Сандра. Но ты должна помнить, что из себя представляет твоя мама. Это эксцентричная, непредсказуемая женщина. Если она не поддерживает отношений со своей дочерью, я понимаю, почему ей трудно позвонить или написать брату.

— А вот и продавец вафель! — воскликнула Сандра. — Посмотри-ка, похоже, что нам придется пробиваться к нему сквозь эту толпу, — добавила она, довольная тем, что удалось сменить тему разговора.

Толпа галдящих подростков окружила деревянный домик. Все они хорошо загорели и были очень уверены в себе. У каждого из плавок выглядывали расческа, пачка сигарет и зажигалка.

— Подожди здесь, Сандра, — сказал Грегори тоном человека, привыкшего отдавать команды. — Ты по-прежнему любишь вафли с кремом и сахаром?

— Да, Грегори. Но пойду за ними я!

С самоуверенным видом она оставила дядю на тротуаре и смело отправилась к стойке. Сандра не носила бюстгальтера, и ее грудь нежно покачивалась под белой тканью тенниски. Глаза молодых шалопаев впились в ее грациозные длинные ноги.

— Эй, посмотри! Поверни глаза на эту штучку! — Высокий светловолосый парень, жуя резинку, толкнул своего соседа.

— Да, это что-то! — восхищенно произнес его друг и провел пальцами по реденьким волоскам, которые играли роль усов.

Сандра невозмутимо шла вперед — ягненок среди стаи волков. Некоторые из них издали тихий свист, другие пожирали ее глазами. Но беспрекословно расступились, чтобы дать ей дорогу.

— Две вафли, — сказала она. — С кремом и сахаром.

— Да, мадемуазель, сейчас, — ответил продавец-итальянец с улыбкой.

Он помазал горячие вафли взбитыми сливками и, завернув в белую бумагу, подал девушке. Кружок опять сомкнулся за Сандрой. Подростки шептались. Кто-то притронулся к ней рукой. Она почувствовала, как их глаза впились ей в спину. Повернувшись, девушка отбросила назад гриву огненных волос. Царственным взглядом она заставила подростков расступиться и триумфально пошла назад, чтобы вручить вафлю своему дяде. Целый хор вздохов раздался позади нее. Сандра погасила улыбку.

— И где же ты научилась таким самоуверенным действиям? — спросил Грегори, задумчиво рассматривая ее с головы до ног.

— О, это только морской воздух, милый дядя! — ответила она, поводя вымазанным сливками носом.

Но Грегори Аладин больше не склонен был предаваться шуткам. Он смотрел на Сандру и как будто видел ее в первый раз.

* * *

— Развлекайся, но скажи своему дяде, чтобы он приводил тебя домой не слишком поздно. Помни, что дочь де Монсе…

— О, Адель, пожалуйста, только не сегодня.

Сандра в последний раз осмотрела себя в зеркале. Ее белое шелковое платье на сей раз имело нормальную длину, и эта длина бросила в дрожь воспитательницу. Разрез с одной стороны открывал гладкое бедро, позолоченное солнцем за четыре дня пребывания на берегу моря. На ногах сверкали белые открытые туфельки, которые она надела в первый раз. Густые локоны рыже-коричневых волос подчеркивали романтический, а вместе с тем и весьма соблазнительный вид, который выделял ее из среды сверстниц. Удовлетворенная внешним видом, Сандра вышла из виллы и направилась к белым садовым воротам. Адель шла следом за ней, пока Сандра не села в большой «ягуар», за рулем которого был шофер Грегори Аладина. Тихо заурчав, машина тронулась с места. Адель не возвращалась в большой пустой дом до тех пор, пока сигнальные огни автомобиля не скрылись за поворотом дороги, протянувшейся вдоль берега моря.

Удобно усевшись на желтовато-коричневом кожаном сиденье, Сандра трепетала от предвкушения чего-то необычного. Впервые дядя пригласил ее на один из приемов, которые он регулярно устраивал на своей яхте «Розебуд». В душе ее зрело убеждение, что эпизод с покупкой вафель каким-то образом повлиял на его решение. Пока автомобиль вез ее к гавани, она вдруг поняла, что хотела бы, чтобы дядя Грегори был ее отцом. Тогда она не жила бы в Рамбуйе и не уехала на каникулы, оставив Джеймса. Мысль о Джеймсе заставила ее вздрогнуть, и, повинуясь какому-то звериному инстинкту, она изгнала ее. В этот вечер она впервые будет вести себя как взрослая. Что-то подсказывало ей, что именно это — единственная игра, в которую следует играть.

К тому времени когда «ягуар» подъехал к причалу, Сандра была готова войти в новый мир. Водитель обошел автомобиль, открыл дверцу и проводил ее к маленькой моторной лодке, пришвартованной к пирсу. Молчаливый матрос помог ей спуститься в лодку, и они отправились в море. Сандра уселась сзади на деревянной скамейке. Наслаждаясь ароматом ночи и моря, она закрыла глаза, чтобы лучше слышать плеск воды, которое не мог заглушить рокот мотора. Теплый ветер принес к ней звуки музыки. Корпус яхты, украшенной разноцветными огнями, словно новогодняя елка, находился прямо по курсу. Оркестр играл свинг. Звуки вечеринки сыпались, словно хрупкие стеклянные шарики.

Лодка остановилась возле бортового трапа. Сандра увидела несколько китайских фонариков, свисающих с рей. Теперь шум окружал ее со всех сторон, и на этом фоне звенели стаканы. Человек в белом смокинге ожидал Сандру на борту яхты. Свет фонарей играл на лице дяди, заставляя сверкать его темные глаза; дядя, как и Сандра, немножко косил. На какое-то мгновение ей показалось, что она смотрит на незнакомого капитана из восточной сказки. Тут Грегори Аладин подал ей руку и помог взойти на борт.

— Добрый вечер, царица.

— Добрый вечер, Грегори.

Они улыбнулись друг другу улыбкой заговорщиков, и Грегори подал ей бокал шампанского, а затем вовлек в центр человеческого водоворота. Он представил племянницу гостям — случайной смеси бизнесменов, повес и артистов, тихонько называя имена, рассказывая об их работе, нашептывая пикантные комментарии прямо ей в ушко, словно наполняя жемчугом ее изящную белую ладошку. Она получила представление о мужчинах с унылыми глазами и нервными руками, об элегантных женщинах, сверкающих бриллиантами. Сандра запомнила лишь одно имя: Мэй Кэмпбелл. Это была высокая, темная, сладострастная женщина, которая напоминала ей Аву Гарднер; к тому же Мэй была любовницей ее дяди. Пока Грегори задерживала пестрая группа гостей, Мэй взяла Сандру за руку, и они прислонились к стенке каюты. Напичканная совершенно новыми ощущениями, Сандра едва дышала. Запах свежей краски, соли и джутовых канатов смешался с ароматом элегантных женщин, наполнивших палубу.

Пригубив шампанское, Мэй взглянула на девушку. Она привязалась к Сандре, с первого взгляда полюбив ее внешность львицы и газели, за тонкую смесь силы и нежности.

— Грегори так много рассказывал о тебе. Мне кажется, что я знала тебя всегда, мадемуазель де Монсе, — сказала она и добавила: — О, нет-нет, почему мы должны общаться так официально. Мне нравится называть тебя Сандра. Ты разрешишь мне?

— Конечно, — ответила Сандра, и они выпили за дружбу.

— Посмотри, Сандра, все мужчины не отводят от тебя глаз, — посмеиваясь, прошептала Мэй. — Взгляни-ка на этого толстяка с моноклем. Он пожирает тебя глазами с тех пор, как ты пришла сюда.

Толстый мужчина, по-видимому, чувствующий себя стесненно в смокинге, направился к двум женщинам. Его душила икота, и, когда он икал, монокль падал вниз. Он добросовестно водворял его на место. Толстяк остановился перед Сандрой, качнулся и внезапно сказал:

— Мадемуазель, это вальс!

Не давая возможности отказаться, он взял ее за талию и повел на блестящий паркет. Сандра и глазом моргнуть не успела, как очутилась вдруг прижатой к его мягкому животу. Одна свинцовая рука вцепилась в ее руку, другая поползла вниз по спине. Сандра почувствовала, что задыхается. Сильный запах алкоголя ударил ей в нос.

— Ты хорошо танцуешь, — сказал толстяк с сильным горловым акцентом.

— Почему вы так говорите? — сухо спросила Сандра. — Мы же абсолютно не двигаемся, а просто стоим и качаемся на месте.

Опустившись на землю с алкогольных высот, толстяк на мгновение разжал руки и отклонился назад, чтобы поправить монокль. Он казался обиженным.

Этот момент Мэй выбрала для того, чтобы вклиниться между двумя танцующими. Сандра отошла в сторону.

— Но вальс еще не окончен! — запротестовал ее партнер.

— Это вы так думаете, месье Пигон, — сказала решительно Мэй. — Эту леди ждет еще кое-кто.

— Но, но…

— Вы хотите танцевать, месье Пигон? Очень хорошо, потанцуйте со мной!

Возвышаясь над толстяком, словно башня, Мэй положила руки на его плечи и, танцуя, повела в сторону. Когда ошарашенный месье Пигон подчинился ритму танца, Мэй уже полностью владела инициативой. Она улыбнулась Сандре, глаза которой благодарно сияли.

Освободившись от навязчивого толстяка, Сандра бродила среди гостей. Без интереса потанцевала с несколькими очень разговорчивыми молодыми людьми.

— У меня такое чувство, что ты совсем не веселишься, царица. — К Сандре подошел дядя Грегори и облокотился о поручень. Глядя в темное море, она попыталась соврать.

— О нет, Грегори! Я всего лишь многовато выпила, вот и все. Мне не хочется, чтобы закружилась голова.

Дядя Грегори обнял ее за плечи. Она так его любила и не хотела обижать, но знала — то, что она ищет, находится не здесь.

— Не жалей мои чувства, Сандра! — сказал Грегори. — Эти люди не являются моими близким друзьями. Ты знаешь…

Но внезапно его речь была прервана взрывом хохота на нижней палубе. Четверо растрепанных молодых людей делали попытки подняться по лестнице, ведущей из салона. Двое несли на плечах прекрасную блондинку, которая раздавала им поощрительные поцелуи.

— Да, некоторые из нас, кажется, неплохо проводят время, — шепнул дядя племяннице.

Сандра словно приросла к палубе. Казалось, что ее сердце остановилось. Она узнала одного из молодых людей. Теперь он опустил девушку на палубу и целовал ей руку с нарочитой торжественностью. Затем отправился в бар на другом конце яхты. Что он здесь делает? Разве он друг дяди? А эта девушка — кто она? Слезы ярости появились в глазах Сандры.

Озабоченный Грегори смотрел на девушку. Вопрос о причине столь странного поведения уже готов был сорваться с его губ, но Сандра заговорила сама.

— Ты знаешь этого человека?

— Нет, один из моих гостей привел его…

Вопрос так и не появился на свет. Сандра вытирала слезы, и дядя мог с уверенностью сказать, что она сильно раздражена. Он придержал язык. Сандра смотрела, как оставшиеся гости выходили из салона. Марк Ренан, повернувшись к ней спиной, одним глотком осушил бокал. Итак, они оба здесь! Ну и ну!

— Грегори, скажи. Как ты думаешь, можно ли любить двух мужчин одновременно?

Лицо Сандры было так напряжено, что Аладин начал придумывать самый легкий ответ. За этим невинным вопросом явно скрывалось что-то серьезное. Ведь Сандра всегда была с ним откровенна и доверяла ему все свои тайны. Возможно, поэтому он не нравился Адриену. И еще потому, что члены семьи де Монсе избирали себе карьеру в армии, в церкви и в дипломатии. Или на крайний случай в медицине (аристократическая презрительная уступка современной жизни). Но никогда де Монсе не шли в бизнес! Бывший шурин Грегори смотрел на зятя как на чужака и белую ворону.

Оркестр начал играть медленный, томный фокстрот, но Аладин не прислушивался к звукам музыки. Он печально смотрел в глаза племянницы, прощаясь с той Сандрой, которую знал дикой, впечатлительной девочкой, обаятельной и упрямой. Теперь это уже взрослая женщина, и он должен быть честен и откровенен с ней.

— Да, царица, можно любить двух мужчин одновременно.

— Спасибо, Грегори.

Вдруг перед нею появился Марк.

— Сандра! Ты здесь? Это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

Он взял ее за руку, прикоснулся к щеке и покачал головой.

— Но каким образом?

— Так поручилось, Марк, что эта яхта принадлежит моему дяде, — сказала Сандра с легкой иронией. — Как твои дела? Позволь представить тебе моего дядю — Грегори Аладин.

Марк резко выпрямился, поправил галстук и пригладил волосы. Аладин снисходительно улыбался.

— Не беспокойтесь, молодой человек, вы здесь для того, чтобы веселиться. Но поскольку вы выглядите так, будто давно знаете друг друга, я оставляю свою племянницу на ваше попечение.

И он ушел, оставив молодых людей наедине.

— Вот что я скажу тебе, Сандра: я собираюсь украсть тебя! — сказал Марк. — И не думай сопротивляться. Я знаю, ты сама не против этого.

— Марк, что ты делаешь с Джеймсом на этом вечере?

Она напряженно смотрела на него. Выражение ее лица не менялось, а губы нерешительно трепетали. Предложение Марка удивило ее не больше, чем его присутствие. Неужели сложился такой маленький мир, что, куда бы она ни пошла, там всегда будут эти двое мужчин, стремящиеся осуществить ее самые интимные мечты и желания? Сандра чувствовала себя невинной жертвой какого-то заговора, но одновременно в глубине души ее зарождалась глубокая и тихая радость.

— Подруга Джеймса Аннабель живет в Хуан-ле-Пин. Она-то и пригласила нас сюда.

Марк старался сконцентрировать все ее внимание на себе, но она отступила назад. Еще было много вопросов, на которые он не дал ответов.

— Его подруга — это та блондинка, которую он нес на руках?

— Да, Аннабель. Замечательная девушка.

Он обнял Сандру за талию, и теперь она разрешила сделать это, испытывая чувство радости. К черту все вопросы!

— Теперь пошли, — сказала она, — давай оставим яхту. Все эти люди очень старомодны.

— А как же Джеймс?

— Мы найдем его.

Они нашли Джеймса в носовой части яхты, где на длинном столе был устроен бар. Вокруг стола суетились официанты.

— Хелло, Джеймс! — сказала Сандра.

Послышался звук разбитого бокала. Джеймс посмотрел вниз на растекающуюся у его ног жидкость, а затем на Сандру, чьи красноватые волосы сверкали на фоне темного неба.

— Пошли! — вот и все, что он сказал.

На носу яхты «Розебуд», опершись на поручень, стояла белая фигура, наблюдая, как отваливает моторная лодка. Человек улыбался.

* * *

Они катались вдоль побережья уже целых два часа, делая остановки возле каждого бара, который еще был открыт в это время, чтобы обнять друг друга и пропустить глоток шампанского. Сидя между двумя мужчинами, Сандра чувствовала, что она как будто закончила долгое путешествие. То, что было вчера, уже ничего не значило. Она была счастлива, что за этот день случилось так много приятных совпадений, и молча благодарила за них дядю Грегори, своего доброго волшебника.

Старая женщина, продавая розы в Антибе, подарила Сандре один цветок…

— Никто не должен видеть, что ты счастлива, маленькая леди! — сказала она хриплым голосом. — Два прекрасных джентльмена принадлежат тебе одной. Советую тебе присматривать за ними, чтобы они не улетели!

Сандра воткнула розу в волосы, и лодка снова отчалила. Они не говорили много. Они наслаждались от того, что теперь находятся вместе, и как будто по общему согласию остановились возле пустынного берега. Сандра легла на песок между двумя мужчинами. Казалось, ее тело впитывает их энергию. Ей не хотелось думать ни о чем. Она говорила себе, что этот момент запомнит на всю жизнь. Джеймс играл ее волосами, Марк держал руку. Эти двое мужчин, знавшие толк в любовных играх, ждали ее сигнала.

— Почему бы нам не искупаться? — предложила Сандра.

Она медленно встала на ноги и разделась перед ними, предлагая их страстным взглядам свое великолепное тело. На мгновение мужчины даже забыли, что они — соперники, что каждый желал обладать ею первым. Сандра побежала к темной воде. Марк и Джеймс тоже разделись.

— За мной! — крикнула Сандра. — Кто войдет в воду последним, никогда не будет владеть мною!

Они бросились в море, подняв фонтан брызг, и три обнаженных тела соприкоснулись. Последний детский страх охватил Сандру и заставил отложить момент, когда эти мужчины сделают из нее женщину. Они играли в воде, нежно касаясь ее тела и сгорая от желания. Обнявшись и целуясь, они вышли на берег. Сандра села на песок возле самой воды, Марк и Джеймс стали на колени перед ней. Медленно она обняла их за шею и притянула к себе, шепча им в губы:

— О, как я люблю вас обоих…

Джеймс целовал ее в губы, Марк ласкал грудь. Два мускулистых тела, действуя как одно, повалили ее на песок, не переставая нежно осыпать поцелуями.

— Любите меня! — шептала она страстно. — О, любите меня…

Один рот нашел дорогу к ее золотому руну внизу живота. Она вздрогнула и раздвинула ноги. Джеймс приник к ней языком, облизывая ее соленые губы и погружаясь во влажную, пульсирующую теплоту плоти.

Переполненная желанием, Сандра страстно шептала:

— Возьмите меня — я хочу вас обоих…

Оба мужчины одновременно хрипло вскрикнули. От напряжения они испытывали боль — они хотели эту девушку так, как не хотели ни одной женщины до этого!

Марк прижал свое копье к губам Сандры, и ее рот принял его. Она целовала вздувшуюся плоть, ласкала языком, заглатывая ее. Марк закрыл глаза и отдал себя ее ласке, в то время как Сандра изгибалась от прикосновений Джеймса. Все ее существо наслаждалось близостью, она нежно постанывала и, вскрикнув, кончила.

С инстинктивной гармонией мужчины легли возле Сандры.

— Я хочу тебя сейчас, — выдохнул Джеймс.

— И я, — сказал Марк.

— Не бойся, я не сделаю тебе больно.

— Я буду нежным.

— Посмотри, какие они твердые, они оба твои…

— Я вхожу…

— Да, да, входи, — прошептала Сандра.

Руки Джеймса запутались в ее густых волосах, а руки Марка раздвинули белые ягодицы и скользнули в щель между ними. Медленно и осторожно двое мужчин входили в нее. По мере того как ее любовники медленно заполняли ее, Сандра пережила мгновенную боль. Затем открыла глаза — она хотела видеть их. Ее темно-коричневые волосы рассыпались по песку. Разве она испугалась? Разве ей больно? Она чувствовала, как два копья глубоко вонзились в нее, двигаясь, словно живые существа. Откинув голову назад, Сандра заплакала от счастья. Она плакала долго, ее вздохи смешались с хриплыми вскриками мужчин, когда они, потеряв над собой контроль, начали извергаться в нее. Она изогнулась под их напором.

— Я теперь женщина! — возбужденно воскликнула она.

Прошло несколько минут, и все трое снова вошли в прохладное море.

— Я хочу спать с вами обоими, — сказала Сандра.

— А что скажет по этому поводу Адель? — спросил Джеймс.

— О, не вспоминай Адель! Возьмите меня с собой.

Вилла, принадлежащая Аннабель, таила приятную прохладу. Джеймс и Марк знали, что хозяйка не вернется в этот вечер, и продолжали заниматься любовью с Сандрой на большой кровати до самого утра, пока она, наконец насытившись, не уснула между своими двумя любовниками.

Горячие солнечные лучи нагрели ей живот. Сандра проснулась. Почувствовала твердую плоть, прижатую к ягодицам, вспомнила все картины прошедшей ночи, изогнулась и подвинулась к Марку.

— Я смотрел, как ты спишь. Ты прекрасна!

— М-м-м… Марк. А где же Джеймс? Готовит завтрак?

— Он ушел.

Лицо Марка стало непроницаемым.

— Что значит — ушел? Куда ушел?

— Ему позвонили. Он должен спешно ехать в Париж. Джеймс просил меня сказать тебе об этом.

Сандра промолчала. Марк обнял ее, и она подставила свои губы, отвечая на его ласки.

МАРК

4

Три часа утра. Пустынная площадь Монтроз. Констебль полиции Меткалф, как всегда, включил вторую передачу и медленно поехал вокруг площади. Ему было приказано дежурить в богатом квартале Белгравия к делать это осторожно, дабы не потревожить его преуспевающих жителей. Резкий крик кота, ищущего подругу, заставил его вздрогнуть. Он легко толкнул своего компаньона, констебля Брикнелла, сидящего рядом с ним в полицейском автомобиле. Машина подошла к дому номер шесть, прекрасному сооружению, построенному в викторианском стиле, и остановилась возле свежепокрашенного фасада. Меткалф заглянул в ярко освещенное окно на первом этаже.

— Однако они неплохо веселятся, — сказал он и грубо захохотал, толкнув локтем в ребра Брикнелла.

Как всегда, констебль Брикнелл тихо молился про себя и давал обет, что, вернувшись в полицейский участок, обязательно разыщет заявление о переводе в другую смену, которое он составил уже несколько месяцев назад.

Настольная лампа, выполненная в виде стальной полусферы, бросала призрачный свет на лицо Марка Ренана. Полузакрыв глаза, он наблюдал, как черный дротик, гладкий и блестящий, приближался к Сандре. Она сидела обнаженная на белом шелковом покрывале, опираясь спиной о подушки. Ее руки и ноги были привязаны к кровати тонким шнуром. Марк сам сделал это. Она хрипло дышала. Марк чувствовал, как пульсирует кровь в висках. Он глотал слюну и одной рукой ласкал грудь Сандры. Она не двигалась, сосредоточив взгляд на дротике, который медленно приближался к ней. Марк стал настойчивее, и его пальцы опустились на атласный живот Сандры. Она вздрогнула, как бы выйдя из транса, и сделала попытку освободиться от пут.

— Освободи меня, Марк! — почти беззвучно умоляла она. — Пожалуйста, я не хочу… Я не хочу, — безнадежно повторила она.

— О, мы сделаем это, Сандра! Я уверен, ты хочешь этого. Посмотри, ты же вся мокрая.

Говоря это, Марк положил руку между ног Сандры. Ее лицо порозовело от волнения и стыда. Нет, она не хочет, чтобы этот Клаптон, ее чернокожий учитель, прикасался к ней. Как ей сегодня отдать ему свое тело, а завтра разбираться с ним в лабиринтах математики? Однако ее так и подмывает принять это копье, этот дротик, медленно приближающийся к ней, эту вибрирующую плоть, которая становится все больше и больше по мере того, как достигает своей цели. Она закрыла глаза, чтобы не видеть человека, который вот-вот овладеет ею. Вдруг ей пришло в голову, что Марк, должно быть, и выбрал для нее черного учителя математики и физики исключительно ради этого вечера. Затем ее мысли затуманились, она перестала вырываться и словно растворилась в сплошном горячечном чувстве. Она ощущала на себе руки Марка и поддалась их знакомым прикосновениям, их немножко грубому, но эффективному искусству. Эти пальцы хорошо знали каждый кусочек ее тела, знали, где задержаться, где нажать сильнее или легче. Черный дротик был у цели, и Сандра тихо застонала. Ее вспухшая пустота изнывала болью.

Марк склонился над ней и взял в рот ее сосок. Маленький бугорок плоти тут же отвердел. Сандра страстно изогнулась. Она жаждала наслаждения. Теперь ее бедра совершали волнообразные движения, а язык облизывал пересохшие губы.

— О да, Марк, я хочу его! — шептала она с закрытыми глазами. — Теперь я хочу его, Марк!

— Да, моя радость, — отвечал Марк. — Потерпи немножко.

В голове у нее шумело, болели связанные ноги. Когда дротик Клаптона коснулся ее влажной плоти, она была на грани потери сознания.

— Сделай это, Марк, пожалуйста, сделай это!

Она открыла глаза и увидела, как Марк одной рукой расправил ей губы, другой он держал и направлял в нее блестящий дротик черного человека. Наслаждение волной накатилось на Сандру, и она вскрикнула: ей казалось, что она цепко схватила мужчину, вовлекла его в себя навсегда, навечно. Теперь дротик с силой делал свое дело, и она сосредоточила все внимание на нем, одновременно восторгаясь Марком, истинным источником ее фантастического наслаждения. Черный дротик и белые руки Марка на ее теле! Она искала губы мужа, а бедра качались в такт с движениями другого мужчины. Ее горячая плоть пылко отвечала ему по мере того, как он входил и выходил из нее. Целый каскад пронзительных спазм уносил ее в заоблачные выси. Сандра закричала и вытерла слезы о щеку Марка. А Марк улыбался. Теперь он снял брюки и взял в руки свой инструмент. Он сам был на грани оргазма и больше не мог сдерживаться.

Глубоко внутри себя Сандра почувствовала пульсацию и поняла, что другой мужчина приближается к наивысшей точке наслаждения. Марк в это время поднес свой инструмент к ее губам, и она приняла его, перекатывая языком чувствительную головку, переполненную соком, словно спелый фрукт. Пока Клаптон изливался в нее, Сандра выпила Марка до последней капли.

* * *

Шесть часов утра. Меткалф высадил Брикнелла возле кафе Чарли и оставил его здесь с чашкой горячего кофе. Сам же опять вернулся на площадь Монтроз, все еще безлюдную. Он медленно приближался к дому номер шесть, в котором по-прежнему горел свет. Плотоядно улыбнулся, к его глаза исчезли за складками жирных щек. Внезапно хлопнула дверь. Меткалф подпрыгнул. По ступенькам от дома номер шесть спускался негр, застегивая рубашку и неся в руках пиджак и галстук. Он выглядел ошеломленным. Увидев полицейскую машину, негр выпрямился и зашагал в направлении Халкин-стрит. Меткалф тихонько свистнул сквозь зубы.

— И черный тоже! — сказал он, сожалея, что здесь нет Брикнелла. — Она, должно быть, нечто особенное — эта маленькая штучка!

* * *

Одетая в длинный коралловый халат, Сандра, подавляя зевок, открыла дверь кабинета Марка. Ей было интересно посмотреть, как встанет и отправится на работу в посольство ее муж после такой безумной ночи. Еще два часа назад она не могла пошевелиться, да и теперь ей казалось, что сон все еще продолжается.

Ренан уже не спал. Он положил трубку, встал, вышел из-за стола и обнял Сандру.

— Марк, милый, Адель уже приготовила чай.

— Хелло, любимая. — Нежно поцеловал жену, затем повернул ее лицом к двери и легонько шлепнул ниже спины. — Иди, скоро выйду и я.

Даже просто упоминание имени Адели раздражало Марка. Будь его воля, он никогда не разрешил бы Сандре держать ее при себе. С самого начала их женитьбы служанка воспринималась как уступка его молодой жене, но Марк никак не мог взять в толк, почему Сандра так к ней привязана. Было ли это желанием наказать Адриена де Монсе, который остался один в большом доме в Рамбуйе? Или стремлением взять кусочек своего мира с собой? Нет, он не думает, что Сандре нравится Адель. И не выносит ее в качестве свидетеля их совместной жизни. Марк предпочел бы, чтобы Сандра посвятила свою жизнь только ему. Когда они занимались любовью, ему казалось, что эта старуха подслушивает за дверью. Он должен сказать об этом Сандре еще и еще раз. Пока что она ни в чем ему не отказывает. Покорная Сандра. Он вспомнил ее распростертое тело и вздрогнул. Так легко было ее любить. Возможно, слишком легко! Иногда он искренне удивлялся тому послушанию, с которым она позволяла ему изменять свою жизнь, и энтузиазму, который проявляла в любых обстоятельствах. Как будто пятнадцатилетняя разница в возрасте означала, что он всегда прав. Не слишком ли просто все это? Нет, думал он, не так все просто. Марк осторожно строил свои взаимоотношения с ней в эти последние шесть месяцев, потому что знал, какой огонь скрывается под невинной внешностью Сандры.

Он задумчиво пожал плечами. Кто знает, может быть, именно Сандра поможет ему достичь своей цели в будущем. Прежде чем позавтракать с женой, снова набрал телефонный номер и с кем-то поговорил.

Семь часов утра. Марк решил проверить, готова ли Сандра. Она всегда тратит массу времени на одевание. Но сегодня, 14 июля, опаздывать нельзя. Прием во французском посольстве назначен на полдень, и каков бы ни был его личный авторитет, второй секретарь не может прийти после лорда Белхама, министра иностранных дел Англии. А лорд Белхам никогда не опаздывает.

Марк не мог подавить дрожь, когда вошел в большую, черно-белую спальню. Он разрешил Сандре украсить комнату по своему усмотрению и иногда сожалел об этом. Строгие линии и чопорный дизайн — этот стилизованный модерн казался ему иногда вульгарным, но тем не менее возбуждал его. Личным вкладом Марка в оформление комнаты были длинные зеркальные панели, размещенные вдоль стены перед кроватью и на половине потолка.

Сандра увидела его. Она стояла перед одним из зеркал и прихорашивалась. По ее лицу пробежала улыбка.

— Ты выглядишь превосходно! — сказал он, целуя ее в ямочку у основания щеки. Его глаза скользнули по черному платью с узкими тесемками на плечах. Оно прилипло к Сандре, словно вторая кожа. Не ушли от его внимания и тяжелые золотые браслеты на руках, которые скрывали синяки, полученные во время любовных игр прошлой ночью.

— Я еще не готова, — сказала Сандра.

Он привлек жену к себе, его руки пробежали по ее упругому телу. Склонившись, он крепко поцеловал ее в губы.

— Если ты будешь собираться такими темпами, мы наверняка опоздаем!

Рука Марка скользнула в длинную боковую прорезь и начата подниматься вверх по бедру. Вдруг она остановилась.

— Как я буду думать об этом приеме, если ты не надела трусики? — прошептал он на ухо Сандре и поднял платье, обнажив длинные ноги. Под ним ничего не было, кроме прозрачных черных чулок и кружевного пояса, который служил великолепным обрамлением для куста прекрасных коричневых волос. Глаза Марка впились в этот треугольник, как будто хотели проникнуть в него.

— Самая любимая вещь в мире! — мечтательно прошептал он. — И вся в моем распоряжении. Стоит только протянуть руку… Хотелось бы знать, одному ли мне ты принадлежишь, Сандра?

— Я всегда принадлежу только тебе!

— И другим мужчинам тоже. Каждому, кто тебя захочет.

Казалось, он снова видит, как черный дротик погружается в перламутровое тело Сандры.

— Марк, — нежно сказала она, — я действительно должна закончить туалет.

Сандра грациозно освободилась от объятий мужа и отвернулась, показав округлые, белые полусферы ягодиц. Держа платье поднятым, Сандра подошла к туалетному столику и только тогда позволила мягкому шелку закрыть ее прелести.

— Да, ты права, — сказал Марк и встрепенулся.

Она с удивлением посмотрела на него. Обычно Марка нелегко было заставить отказаться от какой-либо идеи, особенно от такой идеи! А может быть, он больше обычного взволнован предстоящим приемом? Она послала ему воздушный поцелуй.

— Я хочу побыстрее увидеть тебя, Сандра. — В его глазах зажегся странный свет. — Не заставляй меня ждать!

Сандра поправила тесемки на платье. Мягкий шелк, скользя по голым плечам, вызывал прекрасные ощущения. Она любила носить свои платья надетыми на голое тело.

«Это еще одно дело, которому Марк научил меня», — подумала она, берясь за подушечку с пудрой. Из нее вылетело небольшое белое облачко. В четырехугольном зеркале появилось отражение Сандры. Подняв руку, она внимательно всмотрелась в свое лицо, стараясь найти какие-либо признаки того, что произошло прошлой ночью. Впрочем, такое случалось много раз.

— Прошел только один год, — сообщила она своему отражению. — Разве я изменилась?

Ничего подобного! Ее кожа была свежа и прекрасна, губы нежны, а тело с помощью мужских ласк расцвело. Ничто, кроме случайного взгляда ее фиолетовых глаз, не показывало каких-либо перемен. Ровно двенадцать месяцев назад в такое же утро она проснулась в Хуан-ле-Пин и внезапно очутилась наедине с реальностью, которую до сих пор не может понять. Ни Марк, ни Адриен не могли пролить свет на эту загадку. Джеймс Ллевелин просто исчез, и никто не знал, где он. Адриен казался раздраженным, Марк — взволнованным, а она во время встреч хранила молчание. Действительно ли Марк — последний человек, который видел Джеймса, — говорил правду? Сначала она не хотела ему верить. Она закрывалась в своей комнате и часто плакала. Рамбуйе, вместе со своими условностями, опять взял ее в плен. Марк все это время относился к ней с уважением. Адриен вообще ничего не говорил. Без сомнения, оба они знали о ее чувствах к Джеймсу, но игнорировали их.

Однажды, когда пришел Марк, она прислонилась к нему, как к символу потерянного счастья. Он что-то привнес в мою жизнь, думала Сандра, он помогает мне выбираться из этого темного тупика…

В один ясный декабрьский день она приняла решение, которое, как ей казалось, открывало путь к свободе. Ведь Марк любил ее!

— Замуж? В шестнадцать лет? Дорогая, ты сошла с ума! — вскричала Люси, и ее глаза едва не выскочили из орбит.

Очень скоро эта новость разнеслась по школе. Преподаватели и подруги смотрели на нее как на чумную. Да и Адриен не сдавался.

— Это неестественно, — заявил он. — Ты слишком молода. Ренан на пятнадцать лет старше тебя. Твоя мать…

— Кстати, когда она вышла за тебя, ей было шестнадцать, не так ли?

— Это не имеет абсолютно никакого значения!

Сандра была уверена, что сломит сопротивление отца. Ведь это он практически отдал ее в руки двух молодых мужчин. Не мог же он не понимать, что игра может зайти слишком далеко.

Говорят, капля камень долбит. Сандра непреклонно настаивала на своем решении, и Адриен наконец уступил.

После этого все произошло очень быстро. Была и пышная церемония бракосочетания, над которой она вдоволь посмеялась. Все уважаемые члены семейства, глядя на нее с откровенным неодобрением, шептались, что нет дыма без огня. Грегори сел на мель где-то на другой половине земного шара и не мог приехать. Он просто прислал ей автомобиль «ягуар» с огромной белой лентой и маленькую открытку, на которой было написано: «Ты теперь умеешь водить автомобиль, царица!»

После свадьбы Марк получил назначение во французское посольство в Лондоне, и они сразу же переехали в британскую столицу. Отец писал один раз в полгода, но Сандра ему не отвечала.

— Да, по-видимому, я изменилась, — сказала Сандра и положила подушечку с пудрой на стол. Спасибо Марку, спасибо этому чудесному городу! Она стала такой, какой хотела быть, — женщиной, способной вести себя так, как ей нравится.

Маленький будильник на туалетном столике показывал начало двенадцатого. Сандра искала коричнево-красную губную помаду, которая так хорошо оттеняла цвет ее лица, но мысли ее витали далеко. Она переживала первые впечатления от британской столицы, прогулки по Карнаби-стрит, внезапно появившуюся любовь к рок-музыке, шум и суету большого города — самые внезапные свои открытия после безмятежной и спокойной жизни в Рамбуйе. Чем более она впитывала в себя музыку и ритмы Лондона, тем мощнее становилась ее чувственность. И Марк предпринимал большие усилия, чтобы возбуждать ее, подстегивать, разжигать в ней аппетит к плотским утехам. Оказалось, что он — замечательный любовник: впечатлительный, любознательный и изобретательный. Он хотел обучить ее всему. Потихоньку скромность и чувство стыда оставили Сандру. Учиться искусству любви она начала не только с мужем, но и с преподавателями, которых Марк приглашал вроде бы совсем для других занятий. Никто из них долго не задерживался, поскольку математика или философия интересовала их ученицу менее всего, а наука, которая ее привлекала, требовала частой смены партнеров.

Однажды, когда Сандра гуляла в Холланд-парке, к ней подошел и заговорил стройный молодой человек с длинными, до плеч, волосами. Он привел ее в охотничий домик в конце аллеи. В большой и пыльной комнате, наполненной старыми газетами и еще каким-то хламом, сидели еще трое юношей, пили пиво и смеялись. Они пустили по кругу тонкую и длинную сигарету, непохожую на обычные. И когда светловолосый парень предложил Сандре затяжку-другую, она колебалась лишь одну секунду. Какое-то новое чувство, как будто связанное с потусторонним миром, охватило ее. Позже, когда блондин любил ее на куче нераспроданных газет в другом конце помещения, в облачке зеленоватого дыма к ней пришли новые ощущения — более острые и длительные, чем те, которые она знала до сих пор.

Вернувшись домой, она все подробно рассказала Марку, ожидая вспышки ярости и ревности. Но ничего не произошло. Марк обнял ее и попросил повторить рассказ, а затем, даже не дав ей раздеться, совершил акт любви на ковре в гостиной, так его возбудил ее рассказ.

Сандра вздрогнула при этих воспоминаниях.

Марк появился в спальне.

— Больше я тебя ждать не буду!

Сандра улыбнулась ему, взяла свою вечернюю сумочку, и, держась за руки, они вышли из комнаты.

Площадь Монтроз от улицы Кнайт Бридж, где находилось французское посольство, отделяло всего несколько сотен ярдов. Но когда они появились на улице, Сандра увидела ожидающий их автомобиль, предоставленный посольством в распоряжение Марка.

— Почему бы нам не пройтись, Марк? — предложила Сандра. — Сегодня такой чудесный день!

— Ну уж нет. Ты хочешь, чтобы мы пришли на прием, как парочка каких-то бродяг, вспотевших и запыленных? Садись в машину!

— Марк, ты преувеличиваешь! — Она юркнула в салон автомобиля.

Марк медленно вырулил на Халкин-стрит.

— Я вовсе не преувеличиваю, — неожиданно ответил он, заставив Сандру, погруженную в свои мысли, так и подпрыгнуть на сиденье. — На этом приеме будут все сливки министерства иностранных дел Англии, и я ожидаю, что ты достойно поддержишь мою репутацию.

— О… Но чего ждет от меня мой хозяин и лорд? — прошептала Сандра и положила свои длинные пальцы ему на бедро.

Марк рассмеялся.

— Маленький вредитель! Ты действительно начинаешь доставлять мне удовольствие. Ты очень способная ученица!

Сандра скрестила руки на груди и поклонилась ему, имитируя поклон гейши.

— Все для удовольствия моего хозяина и лорда! — ответила она.

Сандра заметила, что машина повернула к Гайд-парку, а не на Кнайт Бридж и пошла по улице Парк-лейн.

— Марк, дорогой, куда ты едешь? — Она положила ладошку ему на лоб. — У тебя горячка? Ты забыл дорогу к своему собственному посольству?

В ее глазах зажглись озорные искорки, а рука вновь оказалась на бедре Марка и двинулась вверх, где уже появился интересный бугорок.

Марк молчал и сохранял серьезное выражение лица. Мимо проносились сверкающие вывески над большими отелями, отражаясь в затемненных окнах машины. Они въехали в Гайд-парк через ворота Виктории. Марк снизил скорость. Теперь Сандра поняла, почему ее муж не был слишком настойчив в спальне.

— Очень хорошо. Пришло время моей мести! — торжественно сказал он.

Не выпуская из рук руля, он быстро расстегнул брюки. Без дальнейших церемоний он нагнул голову Сандры вниз. Жаждущая жертва сделала все, как он хотел: с легким вздохом взяла в рот возбужденное копье. Марк вздрогнул и поставил ногу на тормоз. Язык Сандры был ловок и искусен. Она ласкала головку, всасывала ее внутрь, облизывала, вызывая негромкие, хриплые стоны мужа. Машина медленно продвигалась вперед. Марк глянул на волну коричневых волос, рассыпавшихся над его лоном, и это вызвало в нем экстаз. Он отпустил руль и, закрыв глаза, положил руки на голову Сандры, готовый к извержению.

— Смотри лучше на дорогу!

Марк инстинктивно нажал на тормоз. Машина качнулась и остановилась. Марк встрепенулся. Пожилая пара, выпучив глаза, смотрела на него сквозь стекла, словно два кролика, попавшие под лучи автомобильных фар.

Марк опустил стекло и кашлянул. Сандра по-прежнему наслаждалась игрой.

— Свинья! — крикнул мужчина. — Надо смотреть, куда едешь!

Сопровождаемый своей спутницей, он подошел к автомобилю ближе.

— Ты мог убить нас! — заверещала женщина и потянулась к Марку через окно, словно сама карающая ярость. — Это еще не все, что ты слышишь! Мы пожалуемся в полицию! Мы…

Вдруг она подавилась.

Это Сандра, держа во рту напряженное копье мужа, вдруг подняла голову и взглянула на нее своими чистыми глазами.

— Сексуальные маньяки! Помогите! — закричала женщина. Она повернулась и потянула за собой потерявшего дар речи мужа.

— Полиция! Помогите! Полиция!

Ее крики замерли вдали. Марк и Сандра взглянули друг на друга и весело захохотали.

— Лучше поехали отсюда. Разве ты не знаешь, какие заголовки будут в завтрашних газетах? «Сексуальные демоны в Гайд-парке: французский дипломат и его молодая сообщница наводят ужас на одиноких женщин и почтенные пары».

Марк поставил машину под вязом при дороге.

Полчаса спустя черный блестящий автомобиль остановился возле дома номер пятьдесят восемь, Кнайт Бридж. Элегантный, раскрепощенный и самоуверенный второй секретарь и его молодая жена вышли на тротуар. В их глазах все еще играли отблески недавнего наслаждения.

Мажордом Мартен тихо и напряженно вытянулся на верхней площадке лестницы, ведущей в большой зал для приемов. Торопясь, Марк и Сандра прошли мимо него. Все сотрудники посольства были уже на месте, беспокойно ожидая гостей. Часы показывали восемь часов двадцать семь минут. Марк, сопровождаемый желчным взглядом военного атташе, торопливо поприветствовал своих коллег и почтительно поздоровался с послом, месье де Винем. Генерал Бриньон, считавший себя человеком долга и правил, осуждал ветреные манеры молодых французских дипломатов.

Сандра присоединилась к группе жен дипломатов. Они обменивались последними сплетнями и говорили друг другу комплименты по поводу туалетов. Восторженные слова сопровождались ядовитыми улыбками. Сандра не обращала внимания на уколы дипломатических леди — это была специфическая каста женщин, погрязшая в лицемерии.

— Моя крошка, у тебя божественное платье, — лепетала жена юридического советника. — Хотя немножко… довольно откровенное! Что вы думаете, мадам Бертье? Конечно, когда вы молоды, как мадам Ренан…

— Я считаю, что Сандра выглядит превосходно! По-моему, она здесь единственный человек, которой может носить такие платья и выглядеть не так, как вы хотите, дорогая мадам Робен!

Эти слова произнесла красивая блондинка Нэнси Гейлорд, жена ответственного секретаря, ведущего дела французского посла. Она одна из всей компании пришлась по душе Сандре. Нэнси говорила то, что думала, не нарушая норм поведения интеллигентной женщины. Две молодые женщины, француженка и англичанка, сразу понравились друг другу и пожали руки.

Мадам Робин чуть не проглотила свое жемчужное ожерелье. К счастью, Мартен объявил о прибытии гостей — небольшой группы функционеров Форин-офиса и на время положил конец этой небольшой женской конфронтации. Визитные карточки накапливались в руке мажордома, банкетный зал наполнялся гостями. Метрдотель отдавал неторопливые приказы одетым в белое официантам, пока что застывшим в ожидании возле буфета.

— Его превосходительство лорд Белхам! — объявил Мартен торжественным голосом.

— Наш тайный агент сегодня в голосе, — шепнул Марк Жюно, молодому атташе по вопросам культуры.

Все сотрудники посольства знали, что Мартен под ливреей носил револьвер. Секретная служба использует любые формы прикрытия для своих людей, но считается, что должности на виду являются в этом деле лучшей маскировкой.

Вместе с женой вошел британский министр иностранных дел, держа монокль в руках и грозно ощетинив усы. Месье де Винь поспешил к нему навстречу, и после протокольного обмена приветствиями прием потихоньку стал терять свою официальную окраску. Шампанское развязало языки, и дипломатический этикет постепенно отступал, сменяясь непринужденной болтовней.

Сандра и Нэнси Гейлорд беседовали с Жюно, который пытался рассказать им о лондонском «дне». Сандра еле сдерживала смех при виде его энтузиазма. Жюно, подающий надежды писатель, умудрился получить должность атташе на период службы в армии и иногда пытался подавать себя как очень серьезного человека.

— Что касается журналов, то «Оз» является единственным! Их метод, понимаете ли, представляет собой…

— О, мой дорогой Пьер, ты говоришь очень много! — сказала Нэнси. — Постарайся думать о чем-нибудь другом! Слышал ли ты о журнале «Сакк»?

И она потащила его на террасу.

Сандра наблюдала за высокой блондинкой, чьи глаза впились в освещенное луной лицо писателя.

— Да, — сказала она себе, подавляя озорную улыбку, — я не сомневаюсь, как закончат эти двое сегодняшний вечер.

Она пробежала взглядом по залу. Марк погрузился в какую-то сложную беседу с леди Белхам, и Сандра решила не мешать им. Взглянув на пустой стакан, она направилась к ближайшему столу.

На ее руку легла чья-то рука.

— Добрый вечер, мадемуазель де Монсе… Или нет, теперь ты мадам Ренан, не так ли?

Сандра повернулась и увидела узкое золотое платье, плотно облегающее роскошную женскую фигуру. Черные глаза смотрели на нее, и в воздухе витал аромат дорогих духов.

— Мэй! — Сандра с радостью обняла бы ее, но вовремя вспомнила, где она находится. — Мэй, что ты здесь делаешь? Почему ты не сообщила о себе? Где Грегори?

Она нетерпеливо огляделась вокруг.

— Задавай вопросы по одному, Сандра, — улыбаясь, сказала Мэй. — Грегори в Сингапуре, а я вот здесь и вижу одну из его клиенток.

— Я не знала, что ты работала с ним.

— Давай лучше скажем так: он — железная рука, я — его бархатная перчатка.

— Я понимаю.

— Не уверена, что понимаешь, но… В любом случае, мы приехали сегодня и сразу же попали на этот прием. Я знала, что ты будешь здесь, и мне захотелось преподнести тебе сюрприз.

— Мы?

— Я с генералом Саундерсом. Вон видишь человека, который согнулся под тяжестью своих медалей и надоедает лорду Белхаму?

И она указала красным отполированным ногтем в дальний угол зала, где Сандра увидела довольно высокого мужчину с выпирающим животом. У него был тонкий длинный нос, а брови вытянулись в одну строгую линию. Сандра вспомнила, что видела его в тот вечер на яхте «Розебуд».

— Мэй, давай уйдем отсюда, — неожиданно сказала Сандра. — У меня болит голова от этих сборищ.

Мэй удивленно посмотрела на нее, но спорить не стала.

— Очень хорошо, только скажу об этом генералу, а затем мы встретимся на лестнице.

Сандра нашла Марка и вытащила его из окружения почитательниц — четырех массивных и разговорчивых англичанок.

— Марк, у меня раскалывается голова. Я хочу домой. Пусть твои гости простят меня.

— Сандра, в чем дело? Подожди минутку. Если ты плохо себя чувствуешь, я отвезу тебя домой.

— Нет, не беспокойся, я иду с Мэй. Ты помнишь ее, это подруга Грегори. Мы встречались с ней на яхте.

Это объяснение мало удовлетворило Марка, но Сандра уже повернулась к большой двери, где высокая женщина в золотом платье подавала ей сигналы.

— Да, я помню ее, — сказал Марк. — Тогда до встречи.

Он задумчиво смотрел, как две женщины покинули зал.

* * *

— Я никуда не пущу тебя, Сандра. Совсем недавно у тебя был такой энергичный вид, а сейчас кажется, будто огромная тяжесть свалилась тебе на плечи.

Удобно усевшись на обтянутой шелком софе, Мэй изящно потягивала джин. Сандра наблюдала за движением ее острого розового языка, который погружался в искрящуюся жидкость. Она была недовольна собой за то, что поддалась меланхолии, которая внезапно навалилась на нее. Мэй, генерал Саундерс, яхта «Розебуд» — воспоминаний было слишком много для одного вечера.

— Подойди и сядь возле меня. — Мэй подвинулась, чтобы освободить место для молодой женщины, которая поднялась с кресла и села на софу. Мэй обняла ее за плечи.

— Ну, что случилось? Может быть, я помогу тебе чем-нибудь? Разве ты не счастлива с Марком?

Сандра ответила тем, что из ее глаз брызнули слезы и ручьями потекли по щекам. Вздрагивая от рыданий, она спрятала лицо на гостеприимном плече Мэй.

— А теперь, царица, хорошенько поплачь!

Мэй гладила ее волосы и шептала в ухо приятные слова. Целых десять минут плакала Сандра, освобождая свое тело от накопившейся боли прошлого. Мэй целовала ее в щеки, и молодая женщина теснее прижималась к своей нежной подруге, вдыхая аромат жасминовых духов. Она чувствовала, что ей стало лучше. Все потеряло свое значение, кроме руки, которая ласкала ее шею, ее плечо. Шелковая полоска, поддерживающая платье, соскользнула с ее плеча, и Мэй приложила свои жаркие губы к ямке у основания шеи. Сандра затрепетала. В теле больше не было боли. Ни за что на свете она не оторвалась бы теперь от этих губ. Они спустились ниже и достигли впадины, разделяющей грудь. Сандра откинула голову и застонала.

— Мэй, — начала она, стараясь заглянуть в глаза подруги. А затем торопливо сказала: — Мне кажется, я хочу…

Мэй приставила палец к губам.

— Молчи, Сандра. Некоторые вещи не нуждаются в объяснениях. Ты должна только наслаждаться ими.

Ее рот придвинулся к трепещущим губам Сандры, и Сандра полностью отдалась искусной ласке Мэй. Впервые она целовала женщину и испытывала бесконечное счастье. Ей казалось, что она никогда раньше не знала такого сильного чувства.

— Идем в мою спальню.

Робко взяв Мэй за руку, она отвела ее в свое обставленное зеркалами святилище. Но когда за ними закрылась дверь, Сандра нерешительно остановилась. Казалось, она не знает, что делать дальше. Мэй подошла ближе и снова нежно обняла ее, а затем увлекла к кровати, лаская ее.

— Подожди, еще не ложись. Я хочу посмотреть на тебя.

Так, как это делал Марк перед отъездом на прием, Мэй подняла платье Сандры и стала на колени перед обнаженной девушкой.

— Я хочу попробовать тебя…

Мэй начала гладить длинные, упругие бедра Сандры, ее рот скользил по атласной коже молодой женщины. Сандра подняла платье до груди, открывая свою прекрасную наготу. Мэй, положив руки на ягодицы Сандры, потерлась лицом о шелковистые волосы. Затем ее язык пошел дальше, находя самые чувствительные места, смакуя их и оставляя, а затем возвращаясь назад.

— Мэй, я должна лечь, — задыхаясь, произнесла Сандра.

И она почти упала на кровать. Рот Мэй оставался тесно прижатым к ее телу, и ощущения, в которые он вторгал молодую женщину, были настолько необычны и остры, что Сандра почти сразу впала в экстаз. Она изогнулась, словно воспарив над кроватью, а затем опустилась. Мэй лежала возле нее, а Сандра отдавалась наслаждению, которое только что открыла для себя, и привыкала к его источнику.

— Теперь разденься и ты, — сказала она, сняв платье, пояс и чулки. — Я хочу тебя ласкать тоже.

Без колебаний Мэй выскользнула из своей золотой оболочки, открывая смуглую кожу, округлые бедра и полную грудь.

— Ты прекрасна, — сказала Сандра, беря в рот ее коричневый сосок. Она инстинктивно поняла, какие движения и ласки приведут ее подругу к оргазму, — ей оставалось только повторить то, что вызывало оглушающее наслаждение в ней самой несколько минут назад.

Сандра подняла бедра Мэй, положив под них руки. Горячая кровь пульсировала в ее висках, а внутри появилось такое чувство, будто там прорвало плотину. Откинув волосы, она прижала свое лицо к великолепному ущелью, распахнутому для нее, пьянея от аромата его животворных соков.

Мэй изгибалась на кровати, ее голова откидывалась то налево, то направо.

— Сандра, моя маленькая девственница, ласкай меня сильнее! О, я умираю!

Мэй еще теснее прижала к себе голову Сандры.

— Сандра, ты сведешь меня с ума!

Сандра уносилась в небеса, как будто занималась любовью со своим собственным отражением, и Мэй ритмично двигалась в такт с ее движениями.

— О, как хорошо! — закричала Мэй.

Наконец она снова лежала рядом с Сандрой и снова начала ласкать ее. Изнывающая от сладкой боли, Сандра тянулась к желанным прикосновениям этой руки. Ничего, кроме страстных вздохов двух женщин, не нарушало тишины спальни, а зеркала отражали два сплетенных тела, жаждущих бесконечных наслаждений.

— Смотри на себя, Сандра! — сказала Мэй. — Я хочу, чтобы ты видела, как я буду любить тебя!

Взглянув на зеркало, прикрепленное к потолку, Сандра увидела, как Мэй ввела в нее два пальца. Хриплый вздох вырвался у нее из горла.

— Люби меня, люби меня сильнее!

Пальцы Мэй энергично задвигались взад-вперед.

— Еще, еще быстрее! — со стоном просила Сандра, по мере того как пальцы Мэй пронизывали ее.

— Мэй, поцелуй меня… О, Мэй!

Она увидела в зеркале свое тело, извивающееся в любовной агонии. Слившись воедино, они ждали, пока кончится вызванный ими чувственный ураган.

— Поздравляю, царица! Для начинающей ты очень способна! Или, может быть, это не первая твоя любовная связь с женщиной?

— Я делаю это в первый раз и очень рада, что с тобой, Мэй!

— О, я уже представляю себе длинный список моих последовательниц. Да, если ты так же хороша с мужчинами, как и с женщинами, я предвижу, что тебя ждет блестящая карьера в эротическом искусстве.

— Не хочешь ли ты быть моим менеджером? — спросила, рассмеявшись, Сандра.

— Почему бы и нет? — сказала Мэй. — Теперь я поняла, что твой дядя имел в виду другое, когда давал тебе прозвище — царица. С тобой не могла бы конкурировать даже сама Екатерина Великая!

— Но мне ведь только семнадцать, а что ты скажешь через несколько лет? — И, подразнивая ее, Сандра провела рукой по телу своей подруги, а затем, вновь став серьезной, сказала: — Мэй, я хочу попросить тебя о большом одолжении.

— После этой ночи разве я могу отказать тебе в чем-нибудь?

— Послушай, это очень серьезно. Я хочу, чтобы ты нашла Джеймса Ллевелина.

— Что? — Мэй резко поднялась. — И это тебя очень волнует?

— Не думай плохо, Мэй. Я очень счастлива. Но меня снедает любопытство, и я хочу узнать, почему он исчез?

— Только любопытство? — повторила Мэй с сомнением.

— Ну ладно, думай что хочешь! Назови это уязвленной гордостью, чем хочешь, но помоги мне найти его.

В этот момент дверь бесшумно открылась. Ковер заглушил шаги вошедшего человека.

— О, какое милое зрелище! Возьмите и меня в эту очаровательную компанию, — попросил Марк.

Женщины вскочили. Мэй первая пришла в себя.

— Что касается меня, то на сегодня я выбрала свою квоту любви, — сказала она.

Наклонившись за своим платьем, Мэй не заметила зловещего выражения, появившегося в глазах Марка. Сандра же спрашивала себя о том, сколько времени он простоял за дверью.

5

Роскошная маленькая записная книжка с красной обложкой, подарок Грегори, вдруг показалась Сандре бесполезной. Она не могла удержаться от мысли, как четко зафиксирована на этих страницах ее жизнь с тех пор, как она уехала из Лондона. М.К. — Цюрих, К.Дж. — Бонн, А.К. — Рим, Дж. Б.Ф. — Хельсинки. Инициалы совершали меланхолический танец у нее перед глазами. О да, она любила их всех! Военный атташе в Италии, юридический советник в Скандинавии, этот первый секретарь с такими чувственными глазами — в Польше, коммерческая делегация — да она даже не может вспомнить! Так много стран за такое короткое время! Поначалу она задавала себе кое-какие вопросы. Для чего все эти передвижения? Туманные объяснения Марка не удовлетворяли ее. Он забыл, что она дочь посла и знает, что термин «атташе по особым поручениям» мог замаскировать все и вся.

Что конкретно делал он, переезжая из посольства в посольство? Иногда у нее появлялась мысль, что единственная цель всех его путешествий — расширение списка ее любовников, демонстрация жены в выгодном свете перед сотрудниками французской дипломатической службы во всех четырех углах Европы. Похоже, Марк решил, что все эти учителя, которых он нанимал для повышения образовательного уровня, не слишком хорошо удовлетворяли ее — иногда нужно было более существенное. Но она никогда не говорила ему о связи с Л.В. в Варшаве. Эти драгоценные воспоминания она сохранила для себя — маленькая гавань мирной жизни в водовороте событий, которые уже начали сбивать ее с толку.

Она встала с удобного кожаного кресла и направилась в библиотеку, нервно поправляя волосы. Почему у нее возникло такое чувство, словно кто-то душит ее в этой квартире? Может быть, это происходит из-за того, что она так много путешествовала в последние два года и не могла жить без собранного чемодана под рукой?

Она услышала звук отодвигаемого кресла в соседней комнате. Там, закрывшись от всех, уже три часа работал Марк. В это утро она видела его мельком и теперь вспомнила об этом. Сандру задело его равнодушие, ведь со времени возвращения в Париж, в фамильные апартаменты Ренанов на авеню де Терн, они встречались случайно, словно совершенно незнакомые люди.

Марк открыл дверь в гостиную.

— Сандра, милая, у меня ленч с Дамбиером, все утро я проведу в министерстве, поэтому не жди меня.

— Хорошо.

— Не хочешь ли ты навестить подругу или заняться чем-нибудь полезным?

— Да, конечно, Марк. Не беспокойся обо мне.

Он поцеловал ее в лоб с отсутствующим видом, снял с вешалки в холле пальто и вышел с портфелем в руках.

У Сандры не было подруг. Все ее друзья, а это были те молодые люди, с которыми она водила дружбу в школе, теперь оказались словно в другом столетии. С Мэй она встречалась еще один раз в Лондоне, но теперь она вместе с Грегори скитается по свету на его яхте. Даже верная Адель изменила ей сразу после того, как они уехали из Лондона. Марк убедил ее в том, что она не сможет выдержать темп их дипломатических передвижений. Поэтому воспитательница вернулась к Адриену в Рамбуйе, чтобы лечить его артрит и главенствовать на священной церемонии за чайным столом.

Так одиноко Сандра не чувствовала себя никогда, даже в самые худшие моменты жизни в Рамбуйе. Марк тоже, кажется, избегал ее. Неужели человек, который любил ее — или она только так думала, — неужели он уже устал от нее? Она ведь вышла замуж за него, чтобы улететь из позолоченной клетки, от своих воспоминаний. Но здесь она снова оказалась одна, в тюрьме, чтобы тяготиться прошлым, которое предпочла бы забыть.

Что ей делать сегодня? Или завтра, послезавтра? Как ей дальше жить? О, если бы Мэй была здесь или Нэнси Гейлорд, молодая англичанка, которую она так любила. Но она оставалась в роскошных апартаментах с маленькой служанкой Мари, которая, кажется, очень предана Марку. Перед ее мысленным взором появилось и быстро исчезло видение: Марк и Мари на кухонном столе… Да, конечно, они делали это, перед тем как Марк женился на ней. Возможно, они продолжают это делать и сейчас.

Внезапно она поняла, почему ненавидит эти апартаменты. В них повсюду проявлялись следы хозяйничанья другой женщины. В их спальне вещи Марка всегда были аккуратно вычищены и на его туалетном столике каждый день стояла свежая роза. Основное время Сандра тратила на уход за своей одеждой, но за это не получала никаких роз. То же самое повторялось в ванне, в кабинете, где любимое кресло Марка всегда сияло чистотой. Словом, Сандра замечала, где эти маленькие знаки существовали реально, а где вызывались к жизни ее беспокойным воображением. С ума сойти! Маленькая служанка заменила дочь де Монсе!

Но больше ей не хотелось думать об этом. Она надела пальто и вышла на улицу, хлопнув дверью. Как это ни странно, уличный шум действовал на нее успокаивающе. Вокруг жил и суетился город. Сандра шла к площади де Терн, а затем свернула на Рю дю Фобур. Довольно долго она бродила без определенной цели, прежде чем заметила, что за ней увязался какой-то тип. Возможно, он преследует ее давно. Немножко встревожившись, она ускорила шаги. Человек не отставал. На нем были элегантное пальто и мягкая шляпа. По внешнему виду он напоминал бизнесмена лет под сорок, и при иных обстоятельствах она, может быть, и заинтересовалась бы им. Однако теперь, сама не зная почему, она побежала. Мужчина тоже ускорил шаг. Улица, как назло, была совершенно безлюдна.

Без раздумий Сандра открыла дверь ближайшего дома и оказалась в затемненном сводчатом коридоре. Не дыша, она прижалась к стене. Гулко, на весь подъезд, билось сердце.

— Все хорошо, — твердила она себе. — Он прошел мимо. Не все же хотят подхватить девочку. Успокойся, Сандра.

Она слышала, как открылась дверь, и в слабом свете, проникшем с улицы, узнала незнакомца.

— Оставь меня! — воскликнула Сандра. — Уходи прочь!

Дверь закрылась, и ее вновь охватила темнота.

— Тихо, тихо, мадемуазель! — шептал мужчина. — Я не хочу причинить вам боль.

— Почему же вы меня преследуете?

Его смех эхом отозвался в проходе.

— Так случилось, мадемуазель, что я здесь живу. Не сомневаюсь, что и вы живете здесь тоже!

Сандра с облегчением вздохнула. Казалось, что у нее внутри что-то щелкнуло. Он здесь живет! Ну и дура же ты, сказала она себе, какая же ты идиотка! Она почувствовала слабость, и у нее закружилась голова. Теперь мужчина стоял почти рядом с ней.

— Разве вы не можете включить свет? — спросил он.

Незнакомое чувство апатии поглотило Сандру, как будто страх и внезапное осознание того, что боялась она напрасно, парализовали ее мозг и мускулы.

Мужчина подошел еще ближе. Сандра слышала запах лосьона из цитрусовых, которым он пользовался после бритья. Она едва дышала.

«Скорее включай свет! — приказала она себе. — Я должна включить свет!»

Его рука прикоснулась к ней. Сандра не могла даже пошевелиться. Мужчина прижал ее к груди. Она пыталась сопротивляться, но, как ни странно, ее тело прижималось к незнакомцу. Его губы искали ее губы и нашли их. Неистовство, с которым она отвечала на его объятия, поразило ее. Из ее губ вырвался стон, она тесно прижалась к нему. Быстро расстегнув свое пальто, он грубо взял Сандру за грудь. Она подалась к своему невидимому партнеру. Незнакомец решительно залез под платье, сдернул трусики и вошел в нее без всякой предварительной подготовки. Его копье вонзилось в нее, причинив боль. У Сандры подогнулись колени, и она сжала своими бедрами бедра мужчины, чувствуя, как копье входит все глубже. Затем она попыталась оттолкнуть его, но незнакомец пронзал ее с такой энергией и жестокостью, которой она раньше не знала.

Из глаз у нее полились слезы.

— Прекрати! — вскричала она и пробормотала сквозь слезы: — Ты делаешь мне больно. О-о, как хорошо!

Вопреки ее желанию тело содрогалось в спазмах. А когда мужчина испустил длинную, обжигающую струю, она впала в полубессознательное состояние. Ноги стали словно ватные, и незнакомец поддерживал Сандру, пока обоих не отпустили спазмы наслаждения.

Внезапно Сандра вздрогнула, словно избавляясь от тяжелого сна. Мужчина ослабил свои объятия.

— Очень хорошо! Ты прекрасна!

Она вырвалась из его рук и бросилась к двери. Яркий солнечный свет на мгновение ослепил ее, и Сандра побежала от этого проклятого места. По ее лицу текли слезы, на каждом шагу она чувствовала, как сперма незнакомца стекала по ее бедрам.

Но к тому времени, когда она открыла дверь на авеню де Терн, Сандра перестала плакать. Она бросилась в ванную, заперлась там и провела целый час, стараясь смыть скверну со своего тела. В ней не осталось больше никаких чувств, кроме отвращения к себе, к мужчинам, к жизни.

Надев длинный халат, она уселась в кресло в гостиной с бокалом джина в руке. Алкоголь оглушил ее. Когда в помещение вошла Мари с серебряным подносом, к Сандре уже вернулось самообладание.

— Мадам, для вас телеграмма, — сказала служанка и протянула ей поднос.

Вялой рукой Сандра взяла голубой четырехугольник.

— Спасибо, Мари. Можешь идти.

Прежде чем развернуть листок, Сандра подождала, пока закроется дверь. Кто мог прислать телеграмму? Адриен? Разве он знает, что она в Париже? Грегори? Заинтригованная, Сандра привстала, поставила бокал на столик и развернула телеграмму. Теперь ее пальцы уже не дрожали.

«Нашла Дж. Ожидаю тебя в Касабланке 8 числа. Буду встречать рейс 309 Эр Франс, прибывающий в 21 час, или ЭФ рейс 312, прибывающий в 23 часа. Люблю. М.»

Сандра вынуждена была несколько раз прочитать телеграмму, пока смысл полностью дошел до нее. И ее мозг заработал быстро и лихорадочно. Нашла Дж.? Нашла Джеймса! Мэй нашла Джеймса и ожидает ее в Касабланке! Сандра сразу начала считать. Вторник, среда, четверг… 8 число! Ее внезапно охватила паника, и, вскочив с кресла, она проверила дату в календаре своего дневника.

Значит, Мэй ожидает ее в Касабланке сегодня вечером. Сможет ли она вылететь туда? Как? Голова шла кругом. Она не знала, с какой стороны взяться за дело. Но почему в Касабланке? Почему Мэй не приехала в Париж? Внезапно ее одолели сомнения. Мэй хорошо знает, что она связана с Марком, что она не может лететь на край света, едва Мэй поманит ее пальцем. Но тогда к чему эта телеграмма? В ней никакого смысла. Тем не менее Джеймс в Касабланке! Да, должно быть, это так: Джеймс в Касабланке.

Сколько же теперь времени? Ее мозг сосредоточился на одной мысли: второй самолет прибывает в 23 часа.

Сандра взглянула на часы. Да, как она и предполагала, уже слишком поздно ловить более ранние самолеты. Она закурила. Хорошо, что хоть Марка нет дома. Сандра подошла к телефону, раскрыла справочник и набрала номер.

— Эр Франс? Можно ли получить место на рейс 312 до Касабланки? Да, да, я настаиваю. Спасибо.

Самолет вылетает в 17.45. У нее хватит времени, чтобы положить несколько платьев в чемодан и нацарапать пару слов Марку. Она не будет лгать ему, а просто напишет, что Мэй прислала ей телеграмму из Марокко, у нее там неприятности. Вернусь через несколько дней. Он поймет, а может быть, не поймет… Но внезапно ее осенила мысль, что это не имеет для нее никакого значения.

В своей комнате она переоделась в легкий костюм, но решила взять и меховое пальто. Телеграмму положила в сумочку. Затем Сандра вошла в кабинет Марка, быстро набросала короткую записку и положила на видное место возле лампы. Выйдя из кабинета, осторожно прикрыла дверь. Быстрый осмотр показал ей, что Марк еще не вернулся.

Почти не дыша, Сандра вышла на лестничную площадку. Тупой страх сжал сердце, и на мгновение она прислонилась к стене. А вдруг сейчас появится Марк? Он так странно вел себя после приезда в Париж… Сандра стала бояться, чтобы не случилось самое худшее. Как же ей оправдать поездку, которая выглядит так, будто она убегает?

Но на лестнице никого не было. Она остановила первое попавшееся такси и благополучно плюхнулась на сиденье.

— Орли! — едва выдохнула она.

«Боинг-727» все еще набирал высоту, но табличка «Не курить» уже погасла, и Сандра снова начала нормально дышать. В каком бы самолете ни приходилось ей лететь, она никогда не могла сдержать чувство тревоги.

Стюардессы сновали в проходе, словно маленькие трудолюбивые муравьи. Сандра закрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Нужно было собраться с мыслями.

Девушка в бюро «Эр Франс» объяснила, что ей повезло: места в самолете были раскуплены, но в последнюю минуту один пассажир отказался от билета. Повезло ли ей на самом деле? Что она делает в этом самолете? Гоняется за призраком? А может быть, она только разрушила дружбу между ней и Марком? Удастся ли что-нибудь спасти? Она попыталась представить себе реакцию Марка на ее записку. Наверное, он ошалеет от ярости.

— Что вы хотите выпить, мадемуазель?

Перед ней стояла темноволосая красивая стюардесса. По тембру ее голос напоминал мягкий голос Мэй.

— Спасибо. Ничего.

Старая англичанка, сидящая справа, заказала виски и выпила с раздражающим булькающим звуком. Сандра вновь закрыла глаза. Лицо Джеймса, искаженное временем, всплыло перед ее глазами. Действительно ли она увидит его снова? Она не могла в это поверить.

Измученная, Сандра внезапно провалилась в глубокий, без сновидений сон.

— Мы только что приземлились в Касабланке. Местное время — 23 часа. Температура за бортом — 22 градуса. Капитан Матью и экипаж корабля надеются, что вы прекрасно провели полет. — Сладкий голос стюардессы вернул Сандру к действительности.

Она поняла, что проспала весь полет, однако теперь чувствовала себя отдохнувшей, спокойной и готовой идти навстречу судьбе. Заглянув в зеркальце, встроенное в сумочку, Сандра привела себя в порядок и с другими пассажирами двинулась к трапу.

Снаружи был удивительно мягкий воздух. Повсюду разносился запах жасмина. Двигаясь в толпе пассажиров, Сандра вошла в современное, ярко освещенное здание. Стрелки указывали место получения багажа. За барьером пассажиров встречала пестрая толпа. Закрытые вуалью женщины, мужчины в арабских бурнусах, арабы в европейской одежде, туристы, одетые под мусульман. Она пристально рассмотрела их и с разочарованием поняла, что Мэй здесь нет.

Может быть, она в баре, с надеждой подумала Сандра. Ее чемодан появился на конвейере, она взяла его, отказавшись от услуг носильщика, и пошла в кафетерий, где села за столик и заказала кофе. Решила полчаса подождать. Когда официант подал ей кофе, она спросила его о Мэй, подробно описав ее внешность.

— Может быть, вы видели ее? Она должна была сегодня встретить меня в аэропорту.

— Извините, мадемуазель, не могу ничего сказать. Передо мной проходит много людей.

Сандра почувствовала себя покинутой. Раньше она никогда не бывала одна в чужой стране и не знала, что теперь делать. Как же она найдет Мэй в незнакомом городе? Она выпила залпом теплый кофе и пошла искать почту. Но и там для нее ничего не было. Тогда она спросила служащего, сидевшего в соседнем окне:

— Извините, может быть, случайно у вас есть телеграмма для мадам Ренан?

— Минуточку, я проверю… Нет, извините, мадам.

— Может быть, есть для мадемуазель де Монсе?

— Нет, извините, на эту фамилию тоже ничего нет.

— Спасибо. Я хотела бы оставить телеграмму сама.

Мужчина подал ей бланк, и она торопливо написала несколько слов для Мэй Кэмпбелл.

«Буду в отеле «Хилтон», — должен же здесь быть «Хилтон», — Сандра».

Она в последний раз осмотрела зал и наконец решила уехать из аэропорта. Сандра уже шла к остановке такси, когда к ней подошел маленький человечек в белом костюме и шляпе. У него были длинные седые волосы, зачесанные назад, черный галстук и темные глаза над крючковатым носом. Когда он заговорил, его губы слегка искривились.

— Мадам Ренан?

— Да, это я, — удивленно ответила она.

— Мадам Кэмпбелл приносит свои извинения. Она не могла приехать сама и попросила меня привезти вас к ней. Прошу вас следовать за мной.

— О, спасибо!

Страх вдруг куда-то исчез. Мэй не забыла о ней! Мир опять выглядел добрым и приветливым. Ей было так легко, что она даже не обратила внимания на номер машины дипломатического корпуса. Машина остановилась возле нее. Сандра не заметила, что в ней был пассажир. Маленький человечек открыл перед ней заднюю дверцу.

Когда она увидела белый ком ваты, было уже поздно. Сильная рука подтянула ее к себе, другая прижала импровизированную маску к лицу. Несколько мгновений она сопротивлялась, а потом ее поглотила темнота.

… В голове играла нежная музыка. Сандра с трудом открыла опухшие глаза, но ничего не смогла рассмотреть. Она чувствовала, что язык и губы словно деревянные, а во рту стоял противный запах. Хлороформ! Память возвращалась бессвязными обрывками. Аэропорт, телеграмма, автомобиль, маленький человечек в белом. Она попыталась встать, но не смогла. Постепенно глаза привыкали к темноте. Она находилась в комнате, обставленной красной мебелью, на большой кровати с черным сатиновым покрывалом. Ее глаза видели стены, обтянутые красным бархатом, софу с горой маленьких подушек, стол из темного дерева, на котором стоял букет красных роз в вазе из матового стекла, тяжелые занавески, наполовину закрывающие окна. На спинке стула висел халат. Из затемненной лампы, что стояла слева от нее, сочился тусклый свет. Сандра внезапно увидела женское лицо, склонившееся над ней.

— Кто ты? — спросила она. — Что это за место? Почему я здесь?

Она едва верила в то, что случилось. Внутренний голос твердил ей: это всего лишь дурной сон, кошмар и ничего больше. Скоро я проснусь и все станет на свои места…

Лицо, склонившееся над ней, ожило. Красные губы резко выделялись на бледной коже, а черные глаза излучали ледяной холод. Жестокие глаза.

— С этого момента ты не должна задавать вопросы, Сандра, — сказал глубокий хрипловатый голос. — Ты здесь для того, чтобы повиноваться. И работать.

Женщина встала. Сандра увидела, что она высокая и худощавая. Черные волосы откинуты на затылок, с ушей свисают два тяжелых золотых кольца. Женщина курила сигарету в мундштуке. Запах ароматного табака заполнял помещение. Красное платье, тесно облегавшее фигуру, не скрывало мужского торса и женских бедер.

— Ты сошла с ума! — вот и все, что могла сказать Сандра.

Она попыталась встать, но резкая боль заставила ее снова опустить голову на подушку.

— А, хорошо! Очень хорошо! Нам нужны норовистые кобылицы! — воскликнула женщина.

— Где Мэй? Скажи мне, я настаиваю! Откуда я могу позвонить? Приедет Марк, он знает, что делать. Позволь мне позвонить ему. О, пожалуйста! Это какая-то ошибка!

— О нет, здесь нет никакой ошибки, мадемуазель де Монсе. — Женщина снова приблизилась к ней.

Сандре удалось приподняться.

— Не смей меня трогать! — истерично крикнула она, пытаясь оттолкнуть свою надзирательницу, но очень сильный удар свалил ее. Сандра ударилась головой о спинку кровати и расплакалась.

— Эй ты, перестань реветь, — прошептала женщина в красном, ни на минуту не терявшая самообладания. — Ты счастливица. Я уверена, что мы с тобой поладим и ты скоро узнаешь, что кафе «Америкен» — лучшее заведение в Касабланке.

6

Полуденную тишину нарушал только плеск фонтана во внутреннем дворике с многочисленными клумбами цветов. Тошнотворная жара дымкой повисла над томными телами трех девушек, рискнувших выйти наружу. Покрытые кремом для загара, они расположились на лежаках возле лимонного дерева. Остальные прятались в своих комнатах, избегая встречи с солнцем за закрытыми дверями. Женщина в красном, сидя за плетеным столом под галереей, раскладывала пасьянс. Не отрывая глаз от телефона, стоявшего у ее ног, она открыла короля пик и положила карту в ряд. Когда телефон зазвонил, женщина сняла трубку.

— Да, здравствуйте… Да, конечно. Скоро увидимся.

Она положила трубку и открыла семерку.

— Катя, месье Бен Хассер будет здесь через час. Он хочет тебя, — сказала она тоном, не терпящим возражений.

Одна из девушек встала с лежака и как будто с неохотой направилась к закрытым дверям.

— О’кей, Айс, я подготовлюсь.

Айс вновь вернулась к пасьянсу. Многие в Касабланке знали, что она железной рукой управляет своими девочками, но всего нескольким человекам было известно ее настоящее имя. Уроженка Мальты, она жила в Марокко уже двадцать лет и даже внешне полностью походила на местных жителей. Ничего, кроме настоящего, не беспокоило ее, но сегодня «настоящее» ей не нравилось. Слим Феррачи был одним из тех ее клиентов, которые никогда не приходили вовремя, и Айс, считавшая пунктуальность добродетелью, теряла терпение.

Невысокая арабская девушка в фартучке и в белой шапочке, еле держащейся на копне волос, робко подошла к женщине в красном, наклонилась и что-то прошептала ей на ухо.

— Ага! Пригласи его в мой офис, Зина.

Девушка, словно мышка, исчезла в глубине дома. Айс встала и привычным жестом разгладила платье на бедрах. Неторопливо направилась в приемную, пересекла прохладный холл и открыла дверь в свой офис. Это была большая светлая комната, скудно меблированная. При ее появлении с кресла поднялся толстый мужчина. На нем был помятый белый костюм. На голове, словно птичье гнездо, прилепилась феска. Когда он подносил к губам руку Айс, по его лицу пробежала слащавая улыбка. Но зеленые глаза, оттененные смуглой кожей, никого не могли обмануть, и менее всего Айс. Это были холодные и жестокие глаза рептилии, и они отчетливо говорили, кто здесь хозяин. Айс выдержала этот взгляд не моргнув.

— Ну и жара! — выдохнул Феррачи, снова опускаясь в кресло и вытирая брови сложенным носовым платком. — Однако это неплохо для бизнеса, а? Солнце размягчает сердца и тела.

Айс вставила в мундштук сигарету.

— Да, Феррачи, мы не испытываем недостатка в клиентах.

— Хорошо, хорошо! — И он с раздражением отогнал муху.

— Я полагаю, ты пришел посмотреть наше последнее приобретение? — спросила Айс, усаживаясь на уголок стола и вытягивая длинные ноги в черных чулках.

— Да, конечно… новая девочка… — Феррачи пристально смотрел на нее. — Конечно…

Айс в душе мстительно усмехнулась. Феррачи очень хотел ее. Еще с тех пор, как они пятнадцать лет назад начали совместное дело. В конце концов, разве не он здесь хозяин? Разве он не имеет права первой ночи со всеми обитательницами заведения и с мадам, которая опекает их?

— О’кей! — Феррачи, кажется, вздрогнул. — Давай посмотрим девушку.

Покачивая бедрами, Айс подошла к единственной в офисе картине с изображением обнаженного мужчины. Осторожно отодвинула и открыла маленькое стеклянное окошечко, через которое можно было заглянуть в красную комнату. Феррачи наклонился к нему и увидел «тюремную камеру», где уже четыре дня находилась в заточении Сандра.

Заплаканная, с исказившимися чертами лица, молодая женщина изо всех сил молотила кулаками в дверь, не зная, что толстые стены не пропускают ни звука.

— Плаксивая особа, но выглядит на пятерку, — сказал Феррачи. — Почему она еще не на работе?

Айс подвинула картину на место и вернулась к столу.

— Каждая рыбка должна привыкнуть к своему аквариуму, Феррачи, — сказала она. — А эта еще ничего не понимает.

Правая бровь Феррачи удивленно поползла вверх.

— Неужели жара размягчила и тебя, моя милая?

— Все дело в том, что она еще не готова, Феррачи. Маллован уже трахнул ее в Париже. Я жду его здесь через два дня.

— Хорошо, нам нужно несколько норовистых кобылок, поэтому не следует терять связей с Маллованом, не так ли? Я доверяю тебе, дорогая. — Феррачи встал, снова взял руку Айс и поднес к губам. — Два дня, не более.

Его зеленые глаза встретились с глазами Айс. Феррачи повернулся и с необычайной для такого тучного тела легкостью направился к двери. Когда он ушел, Айс вздохнула и сунула в мундштук другую сигарету, в который раз уже стараясь убедить себя в том, что работа на эту гнусную крысу не так уж и отвратительна.

* * *

Это был мужчина в возрасте около сорока лет, довольно привлекательный. Выглядел он в своем безукоризненно подогнанном шерстяном костюме как процветающий бизнесмен. Сандра сразу узнала его. Она вспомнила темноту сводчатого коридора и огромный пенис, врывающийся в нее, вспомнила чувство стыда, охватившего ее. С ее губ был готов сорваться крик, но мужчина зажал ей рот рукой и привлек к себе. Его руки обвились вокруг Сандры и сжали, словно тиски. Она пыталась освободиться, но мужчина сжимал ее все крепче. Тогда она поняла, что ее единственный шанс — спокойствие.

Почувствовав ее покорность, мужчина опустил руки.

— Что ты хочешь от меня? — спросила она дрожащим голосом. — Кто ты такой?

— Меня зовут Лесли Маллован, — небрежно ответил мужчина.

— Не можешь ли ты объяснить, для чего меня сюда притащили?

Мужчина сел в красное кресло, подтянул на коленях брюки и закинул ногу на ногу.

— Дорогая Сандра, мне кажется, что за неделю ты уже нашла ответ на этот вопрос! Но если ты еще не догадалась, то это очень плохо для тебя. Что касается меня, то все очень просто: я хочу тебя, моя дорогая Сандра!

— Я ничего не понимаю, — произнесла она, стараясь не выдавать волнения.

— Хорошо, если тебе хочется, чтобы я это объяснил, — пожалуйста. Сейчас мы повторим маленькую пьесу, разыгранную во время нашей короткой встречи в Париже.

Сандра бросила на него взгляд, полный ужаса, и оперлась руками о стену, обтянутую красным бархатом.

— Нет! — прошептала она.

Но уже через мгновение он был на ней, ломая ее в своих мощных руках. Сандра сопротивлялась, как могла, стараясь укусить или поцарапать его, но ее жалкие потуги вызывали в нем лишь злорадную ухмылку.

— Ну, ну, поусердствуй, — шептал он. — Я люблю диких кошек!

Он повалил ее на кровать и придавил всем своим весом, не давая шелохнуться.

— Теперь ты покажешь мне, что должна желать!

Удерживая одной рукой запястья Сандры, другой он задрал ей платье и сорвал трусики.

— Пусти меня! — кричала Сандра, сгорая от стыда и ярости.

— Через минуту, через минуту!

Сандра приподняла голову и плюнула насильнику в лицо. Маллован зло улыбнулся. Свободной рукой он вынул носовой платок и вытер лоб и щеки. Затем неторопливо положил платок в карман и сильно ударил Сандру по лицу.

Сандра закричала от дикой боли, из ее глаз брызнули слезы. Не обращая внимания на ее крик, Маллован расстегнул брюки и освободил свое напрягшееся копье. Нагнув вниз голову молодой женщины, он прошипел:

— Соси! Если укусишь — убью!

Сандра плакала и упрямо не открывала рта. Ее сотрясали конвульсии. Маллован сжал своими железными пальцами мокрые щеки жертвы. Застонав от боли, она открыла рот.

— Теперь возьми его!

И он вогнал это копье в широко раскрытый рот. Ошеломленная, Сандра ничего не могла сделать. Маллован разорвал на ней платье, открыл грудь и начал грубо ласкать. Взяв один сосок между пальцами, он сильно сжал его.

— Ты собираешься сосать, грязная тварь?

Тело Сандры потрясла судорога. Побежденная болью, она сдалась. Ее губы начали медленное движение.

— Вот так-то лучше. А будет совсем хорошо. Продолжай, не стесняйся!

Ослепленная слезами, Сандра все глубже заглатывала копье. Она хотела быстрее покончить с этим. Маллован страстно мычал. Она почувствовала, как ослабло давление его рук. Словно дикий зверь, он начал тяжело дышать и кончил ей в рот. Сандра про себя отметила, что он потерял контроль над собой не более чем на одну секунду.

— Проглоти это! — приказал он, подтягивая брюки.

Она почувствовала, как в ней поднимается волна тошноты. Усилием воли Сандра заставила себя сделать глоток, а затем откинулась на кровать и закрыла лицо руками. Тело все еще сотрясали судороги, но слезы уже высохли.

— На сегодня хватит!

Маллован встал, набросил на плечи пиджак и вышел. Сандра же кинулась в ванную и окунулась с головой в прохладную воду.

Прошла неделя пыток. Но Сандра все равно не приняла неизбежного. Ее тело решительно отвергало насилие. Красная комната превратилась в ее тюрьму, и только визиты Маллована как-то нарушали бесконечно тянущееся время. Ей хотелось заснуть и не просыпаться, только в этом она видела свое спасение. Последнее, на что она надеялась, — сохранить присутствие духа. Но за туманными очертаниями роящихся неопределенных планов она видела, что ловушка захлопнулась.

Вчера Сандра уже не так яростно сопротивлялась атаке Маллована. Ей казалось, что где-то глубоко в ее истерзанном теле возрождается эхо наслаждения.

Дверь тюрьмы внезапно открылась. Сандра даже не встала — маленькая арабская девушка, сопровождаемая человечком в белом, который встречал ее в аэропорту, поставит поднос на стол и уйдет. В первые дни заточения она даже не прикасалась к пище. Однажды, когда девушка расставляла блюда на столе, она хотела швырнуть этот поднос в дверь, но, увидев в руках маленького человечка в белом сверкающее лезвие бритвы, сдалась. Затем вопреки ее воле вернулся аппетит.

— Алло, меня зовут Лаура, — послышался грудной хрипловатый голос.

Сандра вскочила и села на кровати. Это была не маленькая арабка, а высокая, гибкая и нежная блондинка. Сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань ее блузки просвечивалась великолепная грудь, а когда блондинка двигалась, то набухшие соски соблазнительно терлись о ткань.

— Кто ты? — устало спросила Сандра.

— Я работаю здесь, как и ты, — сказала Лаура и протянула руку. — Давай выйдем во дворик и глотнем немножко свежего воздуха. Там спокойно и хорошо.

Сандра откинулась к изголовью кровати.

— Я здесь не работаю, — процедила она сквозь зубы, холодно посмотрела на девушку и опять залилась слезами.

Осторожно присев возле нее, Лаура положила руку Сандре на плечо.

— Поплачь хорошенько, — мягко сказала она. — Завтра ты обо всем забудешь и привыкнешь, как все мы здесь привыкли к этому.

Сандра подняла на нее заплаканные глаза.

— Никогда! — воскликнула она.

Лаура покачала головой.

— Давай выйдем во дворик, — повторила она рассеянным тоном.

Девушка помогла Сандре сделать первые шаги за стены ее тюрьмы и познакомиться с другими девушками.

— Мне кажется, что тебе пойдет розовый цвет, — сказала Лили. — Примерь-ка вот это платье.

Сандра скользнула в длинное, плотно облегающее платье кораллового цвета и повернулась к зеркалу.

— Богиня! Ты прекрасно выглядишь! — воскликнула Мэди, невысокая, полная брюнетка. Она носилась вокруг Сандры, поправляя ей волосы, навивая себе на палец ее янтарные локоны. — Ах, если бы у меня были такие глаза! — Вдруг Мэди перестала сыпать словами и засмеялась. — Итак, мои милые, с этого момента мы стоим перед фактом самой серьезной конкуренции!

Пятеро девушек, окруживших их, заулыбались, но это были дружеские улыбки.

В компании сверстниц Сандра, впервые за эти дни, почувствовала себя хорошо. Она даже улыбнулась. Девушки не оставляли ее в одиночестве, они окружили вниманием и нянчили, словно она была их общим ребенком.

— Пошли, уже четыре часа, время отдыха, — сказала Лаура. — Иначе завтра у вас будут черные круги под глазами.

Вежливо, но твердо она выпроводила девушек из комнаты, которая теперь уже принадлежала ей и Сандре, и они упорхнули, словно стайка веселых птиц.

Лаура разделась и юркнула в постель.

— Ложись и ты, Сандра. Завтра ты начинаешь работать.

Стоя возле окна, которое выходило во дворик, Сандра вздрогнула. Завтра она начинает работать — работать проституткой! О, нет, нет! — кричало все внутри нее. Маллован сегодня не появился, и она подумала, что кошмары закончились. Теплые отношения, возникшие у нее с девушками, их дружеская болтовня успокоили ее и помогли восстановить душевное равновесие. Она почти забыла о том, что должно произойти завтра.

— Лаура, я хочу тебя кое о чем спросить.

— Сандра, мы уже говорили об этом не один раз, — Лаура села в кровати, ее голос прозвучал раздраженно. — В кафе «Америкен» свои правила, и ты должна уважать их, как и все мы. Я знаю, о чем ты хочешь спросить, и отвечаю — нет!

— Но ты-то по крайней мере знаешь, почему ты здесь! — воскликнула Сандра. Она бросилась на кровать рядом с Лаурой. — Ты сама выбирала правила этой игры, а я — нет!

— Да… да, я выбрала их. — Лаура смотрела куда-то вдаль.

— Лаура, пожалуйста! — попросила Сандра. — Ты — единственная из всех, кто отнесся ко мне по-человечески. Пожалуйста, когда ты выйдешь в город, позвони для меня по телефону, номер я тебе дам. Мой муж, Марк Ренан, должен знать, что со мной стряслось. Вот и все, о чем я тебя прошу.

Лаура вздохнула и отвернулась от умоляющего взгляда Сандры.

— Хорошо, ты победила! Я позвоню твоему Марку…

— О, спасибо тебе! — Сандра схватила ее за шею и крепко поцеловала. — Теперь я иду в постель. — Она быстро разделась и легла на свою кровать, стоящую рядом с кроватью Лауры. — В общем-то, это, наверное, не так уж и страшно. Просто нужно заниматься любовью с мужчинами, не так ли?

Лаура не отвечала.

— Не так ли? — голос Сандры слегка дрожал.

— Да, Сандра. Нужно заниматься любовью с мужчинами. И с Айс…

7

— Мой дорогой Нельсон, вот и сюрприз, о котором я упоминала, — сказала Айс.

Мужчина поставил свой фужер на кофейный столик и взглянул на Сандру. В узком коралловом платье выглядела она великолепно. Ее волосы, приведенные в искусный беспорядок, словно медным венцом обрамляли лицо.

— Фантастика! — сказал Нельсон Аккар и восхищенно вздохнул.

Сандра присела против него и скромно оперлась о край стола. Да, это был привлекательный мужчина. Ей было интересно узнать, случайное это совпадение или всем девушкам в первый раз приводили симпатичных мужчин. Его глаза не отрывались от нее, а желание, которое так и билось в них, почти успокаивало ее. Сандра положила ногу на ногу, соблазнительно приоткрыв нежный изгиб бедра. Ей вдруг стало приятно заигрывать с мужчиной, который будет ее первым клиентом. Она знала, что он бразильский бизнесмен и с ним нужно говорить по-английски. Айс, как всегда холодная и равнодушная, заставила ее повторить все наставления, пока она под критическим взглядом мадам одевалась и накладывала грим.

По мере того как она демонстрировала себя перед мужчиной, незнакомое чувство заполняло Сандру. Оно так давно посещало ее в последний раз, может быть, месяц назад, когда она занималась любовью с мужем. Маллован не в счет, она старалась забыть о его существовании.

Айс встала. Это был сигнал перейти в другую комнату, и все трое отправились в спальню, где Сандра еще ни разу не была. Это была личная спальня Айс. Сандра подумала, что Нельсон Аккар — очень привилегированный клиент, коль ему разрешено играть в логовище львицы. Хотя это могло быть и потому, что Айс не верила своей новой подопечной. Возможно, она сама предпочитала присутствовать в своих собственных апартаментах, чтобы лучше управлять Сандрой.

— Входи, мой дорогой Нельсон, — сказала Айс и посторонилась, разрешая мужчине войти первым.

Комната была выкрашена в белый цвет и почти пуста. Сандра удивилась. Она ожидала увидеть великолепное, восточное, даже зловещее место, достойное своей хозяйки. Вместо этого она очутилась в простой, но удобной комнате с огромной кроватью — единственным ее украшением. Эта женщина — сама тайна, вдруг подумала Сандра. С тех пор как Сандра оказалась в кафе «Америкен», они едва ли сказали друг другу несколько слов, и теперь она убеждала себя, что, возможно, ей придется поменять свое мнение об Айс. Затем Сандра вспомнила, что ей придется заниматься любовью со своей надсмотрщицей, и передернулась от отвращения. Мэй… Когда-то у нее это было с Мэй… Но разве можно сравнить теплую, нежную Мэй с этой жестокой и холодной дрянью? Нет, ласкать женщину, которая фактически является ее тюремщицей, Сандра не станет. А в остальном…

«Держи себя в руках, Сандра, — упрямо твердила она себе. — Проституткам не положено получать удовольствие, они сами должны давать его».

Профессионалка до кончиков ногтей, Айс начала игру. Она помогла Нельсону снять пиджак. Ее движения отличались лаской и уверенностью. Но Сандра чувствовала себя отвратительно. Ты должна притворяться, твердила она себе, у тебя нет выхода, ты должна притворяться.

— Не хочешь ли ты начать с Сандрой? — спросила Айс.

— О да, конечно, — произнес Нельсон с улыбкой знатока.

Сандра, не двигаясь, стояла возле двери. Вдруг ей показалось, что она не понимает, что от нее ждут. Айс подошла и ласково взяла за ее руку.

— Давай, разогрей его, моя дорогая, — прошептала она. — Шевелись.

Пожатие ее руки Сандра восприняла как команду. Она приступила к делу и неожиданно для себя решила, что будет заниматься любовью с этим мужчиной так, как будто она встретила его где-нибудь на приеме и выбрала своим любовником.

Повернувшись спиной к бразильцу, она ласково попросила:

— Дорогой, помоги мне расстегнуть платье.

В глазах Айс появилось выражение одобрения. Теперь она была уверена, что все пойдет хорошо.

Нельсон расстегнул застежку-молнию, и тонкое платье Сандры упало к ее ногам. На ней было белье из тонких кружев, и она повернулась к мужчине, чтобы дать ему возможность несколько мгновений полюбоваться ее телом. Затем ее руки легли бразильцу на шею, и она поцеловала его. Удивленный таким страстным началом игры, он ответил взаимностью. Нежный язык Сандры сделал свое дело, и, когда ее рука скользнула между его бедер, она обнаружила приятную твердость. Не теряя времени, Сандра раздела мужчину и увлекла его в кровать. Казалось, Нельсон Аккар был очень возбужден. Он открыл грудь Сандры, нежно гладил ее и касался губами коричневых бугорков. Когда его пальцы нашли дорогу под шелковые трусики и начали поглаживать шелковистую кожу, дыхание Сандры участилось, а в груди горячей волной начало вздыматься желание. Она хотела этого мужчину. Да, да, очень хотела, и было бы ненормально, если бы она не хотела его.

Айс тоже разделась. Стоя возле кровати, она наблюдала, как эта парочка ведет любовную игру. Она знала, что скоро клиент попросит ее присоединиться к ним. Он так любил женщин, что получал намного больше наслаждения, наблюдая, как они ласкают друг друга, чем обладая ими. Теперь дыхание Сандры то и дело прерывалось. Ее глаза закрылись, она ждала, что мужчина возьмет ее. Продолжая гладить девушку, Нельсон смотрел на нее со снисходительной улыбкой.

— Айс! — позвал он.

Она подошла и обменялась с Нельсоном заговорщицким взглядом.

— Вот это сюрприз! Я не пожалел бы за него ничего на свете! — шептал Нельсон, лаская Сандру.

Айс взяла со столика длинную черную коробочку и открыла ее. В ней лежали пять муляжей мужских причиндалов разных форм, сделанных из разных материалов. Она выбрала один и прикрепила к поясу, который все еще был на ней.

Погруженная в теплые волны наслаждения, Сандра лежала с закрытыми глазами. Рука мужчины гладила ее покрасневшее от ожидания лоно. А вот он склонился над ней. Бедра Сандры разошлись в стороны, чтобы облегчить проникновение в тело. Она открыла глаза, чтобы посмотреть на своего любовника, и увидела совсем другое. Нельсон отодвинулся в сторону, над ней нависала Айс. В глазах Сандры появилось выражение паники, но Айс не дала ей времени на раздумье. Энергичным движением таза она вошла в Сандру.

Желание намного превышало удивление, и Сандра скорчилась, ее мышцы охватили погружающийся в нее муляж, а бедра поднялись вверх, чтобы обнять бедра другой женщины. Сандра громко застонала.

Сидя на краю кровати, Нельсон медленно ласкал себя, напряженно и внимательно рассматривая женщин, ритмически разъединяющихся и стремящихся друг к другу. Тяжелый запах женских горячих тел наполнил комнату. У Сандры наслаждение подошло к своему пику, и она закричала. Это послужило сигналом для Нельсона. Он пристроился позади Айс и взял ее, пока она со страстью вгоняла искусственное копье в Сандру. Чем необузданнее извивалась в оргазме Сандра, тем неистовее вела себя Айс. Казалось, она не замечала, что Нельсон в это время трудится над нею самой.

Усталая, чувствуя себя противно, но и облегченно и расслабленно, Сандра в первый раз не увидела на лице Айс суровой маски. Мадам из кафе «Америкен» как будто забыла о своем клиенте, о своем публичном доме, о всей своей грязной, похотливой жизни. Айс, закрыв глаза, улыбалась.

* * *

— Я считала, что лучше ничего не говорить тебе раньше времени, — позже сказала ей Лаура. — Боялась, что ты запаникуешь. Дело в том, что она всегда проделывает это с начинающими девочками, и всегда с Нельсоном. Таким образом она и получает удовольствие, и контролирует девушку.

Сандра лежала в кровати и наблюдала, как по потолку ползают мухи. Лаура подала ей стакан ячменного отвара.

— Она считает, что это самый лучший способ укротить девушку, — добавила Лаура. — Боюсь, что она права.

Она открыла жалюзи, и горячий полуденный воздух, напоенный ароматом жасмина, хлынул в помещение. Лаура повернулась к Сандре.

— Сандра, в чем дело? Ты все еще переживаешь?

— Нет, Лаура, это меня больше не волнует, — ответила она. — Я хочу услышать только об одном деле!

Лаура опустила глаза и отвернулась.

— Да, я звонила твоему мужу, — вздохнув, проговорила она.

Сандра затрепетала.

— Неужели? И что же?

— Тот номер, который ты мне дала, не ответил.

— Может, он куда-нибудь уехал? Но ты попытаешься еще разок? Пожалуйста.

— Попытаюсь, — неохотно кивнула Лаура.

Постепенно Сандра привыкла к медленному течению времени, нарушаемому постоянными визитами американца, никогда не вынимающего изо рта жевательную резинку; марокканского банкира, единственный интерес которого заключался в том, чтобы посидеть у нее между ног; французов, которые приезжали в Касабланку на какой-нибудь съезд и веселились, всей группой заваливаясь в бордель. Сандра открыла для себя новые стороны жизни, которые были скрыты от нее во времена обеспеченного детства в Рамбуйе и замужества за преуспевающим бизнесменом. Она даже не подозревала, что мужчины постоянно навещают проституток и самые восторженные посетители публичных Домов — не обязательно сексуальные неудачники. Она старалась не обращать внимания на то, что происходило вокруг нее, а также не думать о своем собственном безнадежном положении и не задавать себе вопросов, которые не выходили у нее из головы. Айс, казалось, теперь верила ей, но не настолько, чтобы посылать ее клиентам, находящимся за стенами борделя. Но она знала, что научилась давать наслаждение своим мимолетным визитерам и иногда даже получать наслаждение от них. Если клиенты были приятны и воспитанны, она была щедра с ними, если слишком требовательны и грубы, она оставалась холодной и безразличной. Но одно Сандра усвоила очень хорошо: все они без исключения вели себя с проститутками так, словно находились у врача-психолога. Они безудержно предавались страсти и без всякого стыда выставляли напоказ все свои самые потайные мысли. Казалось, что это дети, с которыми нужно нянчиться, защищать и поддерживать.

— Если ты пришла к этой мысли, — убеждала себя Сандра, — то проститутка от жены дипломата отличается не так уж значительно. Все женщины служат мужчинам, просто некоторые утоляют их сексуальный голод, а другие — честолюбие, карьеризм, стремление приобрести влияние. Так что проститутки, которым платят за их услуги и которые честно выполняют свою работу, так же необходимы обществу, как и представители других, более почтенных профессий.

И все-таки Сандру что-то постоянно тревожило. Тревожила способность легко и быстро приспособиться к окружающему миру, оправдать все, что в нем происходит. Слишком легко она покорялась судьбе. Необходимо выбраться отсюда. Выбраться сразу же, как только она выяснит причину своего пребывания здесь. Во что бы то ни стало нужно поговорить с Марком. Марк! Когда она думала о нем, ненависть затуманивала ее сознание. Внутреннее чутье подсказывало Сандре, что он предал ее. Возможно, он сам подготовил для нее эту ловушку. Однако иногда она думала о другом. Она представляла себе Марка, рыскающего по свету в поисках жены, переворачивающего землю и небеса, чтобы освободить ее и вернуть домой.

— Ты знаешь, кто пришел к нам сегодня? — В комнату в вихре зеленой и красной тафты ворвалась Мэди.

— Нет, не знаю. Ну и кто же?

Не оборачиваясь, Сандра продолжала подкрашивать губы красновато-коричневой помадой. Она привыкла к ярким, красочным вторжениям Мэди, другие девушки редко беспокоили ее.

— Все американское посольство, моя дорогая! Что за вечер! Какой успех! Сегодня они придут сюда впервые. Ты бы посмотрела, как взбудоражена Айс, как она носится по своим владениям…

Сандра прислушалась. Где-то там, за дверью, раздавались приглушенные выкрики, звон разбитого фарфора или стекла. Все девушки, должно быть, попрятались в своих комнатах. Бедная маленькая Зина: сегодня она, похоже, козел отпущения. Мадам кафе «Америкен» вопила что было мочи. Ее слова хлестали девушек, словно бич. Ругалась она на арабском, хотя этот язык совсем не приспособлен к брани.

— Я готова, — сказала Сандра, поправив платье. — Идем, Мэди, посмотрим, что там происходит.

— Ты сошла с ума! Я останусь здесь, пока не приедут американцы.

Сандра наклонила голову и победно рассмеялась над страхом маленькой брюнетки.

— Трусиха! Пошли. Или ты собираешься оставить меня наедине с Айс?

Мэди покачала головой, затем рассмеялась журчащим смехом, и девушки, взявшись за руки, отправились в большой зал для приемов, где клиенты обычно выбирали себе подруг.

По мере того как они приближались к залу, крики раздавались все громче. Остановившись возле приоткрытой двери, Сандра и Мэди увидели любопытную сцену: Айс энергично кружила вокруг маленькой служанки и яростно проклинала ее, а Зина, стоя на четвереньках, собирала с бухарского ковра остатки того, что еще недавно было набором дорогих фужеров.

Появление двух девушек, казалось, отвлекло внимание Айс от разбитой посуды.

— Что вы здесь делаете? Убирайтесь в свои комнаты и готовьтесь к вечеру!

Мэди, наполовину спрятавшись за Сандрой, уже готова была убежать, но Сандра вошла в зал и начала помогать Зине собирать осколки стекла.

— Мы уже готовы, Айс, — спокойно ответила она.

От такой неслыханной дерзости Айс на несколько секунд замерла. У нее даже дыхание перехватило. Взгляды двух женщин на мгновение вызывающе скрестились, а затем, к облегчению Сандры, Айс крутнулась на каблуках и молча направилась в свой офис.

К этому времени Зина уже собрала остатки стекла и бросила их в большую мусорную корзину. Она встала и поспешно побежала в холл, но в последний момент обернулась.

— Спасибо тебе! — быстро прошептала она и исчезла.

— О-го-го! — протяжно вздохнула Мэди.

— О, Мэди, если бы ты только могла взглянуть на себя! — смеясь, воскликнула Сандра. — Ты выглядишь так, будто проглотила золотую рыбку.

В девять часов все девушки собрались в гостиной. Их было двенадцать человек. Потягивая кока-колу или ячменный отвар, они разделились на маленькие группки и тихо разговаривали. Девушки не пили спиртных напитков — эта привилегия оставалась за клиентами, которые иногда приносили в портфелях шампанское, виски или джин. Айс, словно на троне, сидела в плетеном кресле, спинка которого вздымалась над ее головой. Мадам не вспоминала о стычке в зале, но Сандра знала ее достаточно хорошо и была уверена, что кара неизбежна. Леди в красном никогда ничего не забывала.

Вся первая часть вечера была закуплена американским посольством. Один из сотрудников, постоянный клиент кафе «Америкен», решил показать своим друзьям и коллегам, как можно хорошо провести время в Касабланке. Айс этот «культпоход» принес хорошие деньги, да и девушкам понравился тоже. Групповые вечера приносили больше удовольствия и требовали меньших усилий.

Когда американцы наконец прибыли, Айс торопливо бросилась им навстречу. Джон Гевин, постоянный клиент заведения, представил коллег. Он знал всех девушек, со всеми успел переспать. Сандра про себя думала, что он наверняка рассказал своим друзьям о каждой из них, и ей было ужасно любопытно: ну, а что он сказал о ней? Неужели какую-нибудь гадость?

Как всегда в таких случаях, завязался лицемерный разговор. Айс болтала о международных делах, Зина разносила спиртные напитки. Девушки также вступили в разговор, не забывая при этом демонстрировать то свои ноги, то другие прелести. Сандра из угла внимательно наблюдала за всем, и внезапно у нее появилось любопытное чувство, будто она пришла сюда в гости вместе с ними. В конце концов, прошло не так уж много времени с тех пор, как она оказалась тут, как ее вырвали из иной жизни, где она была свободной и, пожалуй, даже счастливой.

К ней подошел высокий темноволосый и голубоглазый мужчина и слегка поклонился.

— Позволь представиться. Я — Филипп Дерн. Мне хотелось бы любить тебя.

Он бросил на Сандру озорной и вместе с тем подозрительный взгляд. Сандра рассмеялась.

— Я всегда поражалась откровенности американцев и их нетерпению.

— О, я вижу, что встретил знатока, — насмешливо сказал он. — Я заметил, что ты наблюдала за нами.

— Поэтому ты и выбрал меня?

Филипп Дерн прошелся взглядом по стройной фигуре Сандры.

— Да, но также и по другим причинам.

Сандра снова рассмеялась. Она нашла американца забавным. Нет, он совсем не был красавцем, но самоуверенность придавала ему какой-то шарм.

— Очень хорошо, — сказала она. — Давай будем первыми.

Она встала и пошла к галерее, которая вела в комнаты девушек. Все провожали их с улыбкой.

— Ну и Дерн, ну и торопыга! — воскликнул Джон Гевин. — Хорошенько повеселитесь, дружище, за все уже заплачено, — добавил он и грубо рассмеялся.

Дерн склонился к Сандре.

— Прости меня за эти глупые слова. Я всегда считал Гевина довольно вульгарным.

— О, пусть это тебя не беспокоит, — сухо ответила Сандра. — Я хорошо знаю, для чего здесь я и другие девушки.

Филипп Дерн не ответил. Они вошли в комнату Сандры.

— Чего бы тебе хотелось сначала? — равнодушно спросила она, начиная расстегивать платье.

— Останься пока одетой.

— Пожалуйста, — с иронией в голосе ответила Сандра.

Почему этот человек так разозлил ее? Он ведь не виноват в том, что его приятель — грубое животное. Собственно, Дерн и сам не обманывался на этот счет.

Огорченная, Сандра легла на кровать. Что ж, пусть делает, что хочет. Гевин прав: за все заплачено.

Филипп молча сел рядом и начал медленно раздевать ее, наслаждаясь прелестями, которые открывались перед его глазами. Сандра, прищурившись, наблюдала, как руки Дерна гладили ее тело, играли с грудью, ласкали живот и темный треугольник между бедрами.

— Встань, я хочу посмотреть на тебя.

Его голос охрип, желание бросило его в дрожь.

Как всегда, Сандра уловила момент, когда клиент считает, что девушка полностью покорна ему. Она пыталась представить себе, что ощущает мужчина от общения с проституткой — женщине платят, и она должна подчиняться его малейшим желаниям. Ощущение власти? Да, полной, безграничной власти. Еще и чувство зависимости, уязвимости. Можно купить плоть, но душу не купишь…

Сандра встала и грациозно прошлась по комнате. Ее грудь подымалась и опускалась в такт с движением ног. Наконец Сандра остановилась перед Дерном, и он прижался к ней и опрокинул на кровать.

Филипп делал свое дело напористо и нежно. Как будто занимался любовью с «настоящей» женщиной, думала Сандра. Она хотела заставить себя испытать те же чувства, что и он, но не могла, ей никак не удавалось войти в состояние оргазма. И когда она почувствовала, что он вот-вот рухнет к ее ногам, у нее из глаз потекли слезы.

Коротко вскрикнув, Дерн обессиленно упал на Сандру. Ему было хорошо, а каково было ей — его не интересовало. Вернувшись к реальности, он увидел искаженное лицо Сандры, которая старалась сдержать слезы, но не могла.

— В чем дело? — растерялся он. — Я сделал тебе больно?

Он нежно погладил ее по лицу. Сандра зарыдала сильнее, и Дерн озабоченно присел на краешек кровати.

— Может быть, позвать кого-нибудь? Что я должен сделать?

Его потихоньку охватывала паника, но Сандра, сделав усилие, наконец справилась со слезами.

— Все хорошо, — тихо сказала она. — Это нервы. Не беспокойся. Теперь у меня все в порядке.

— Да, ты действительно испугала меня, — сказал Дерн. — Послушай, как тебя зовут?

— Сандра.

Он снова погладил ее по лицу и начал одеваться. Казалось, он что-то не договаривает.

— Послушай, что я могу… Что надо сделать…

— Ты имеешь в виду деньги? Это дело Айс. Разве твой друг не сказал, что все оплачено?

— Да, конечно, извини. Я не привык к этому…

Сандра ничего не ответила. Он покраснел, как мальчишка, нагнулся и целомудренно поцеловал ее в щечку, а затем направился к двери. Взявшись за ручку, он обернулся.

— Скажи мне, Сандра, что ты делаешь в этой дыре? Ты стоишь большего!

Она взволнованно взглянула на него и разразилась истеричным хохотом. Дерн поспешно удалился, даже не закрыв за собой дверь.

8

Она приняла решение, и теперь ничто не свернет ее с пути. Все было намечено на шесть часов. Три дня она потратила, уговаривая Лауру, еще два дня ушло на разработку плана и ожидание подходящего момента. Сандра надела парик и превратилась в блондинку. Лаура возбужденно сновала по комнате, ломая себе руки.

— Но даже если ты и приедешь в аэропорт, что ты будешь делать без денег и без паспорта?

— Я выкручусь.

Сандра закончила переделку платья, которое ей дала Лаура. Оно было великовато для нее, но если затянуть поясом, все будет отлично.

— Сандра, ты сошла с ума! Ты не понимаешь, чем рискуешь!

Сандра резко повернулась к подруге.

— Я больше не могу здесь жить, Лаура. Тем более что уже слишком поздно отступать.

Лаура прикусила губу и села в кресло. Взяв свою сумочку, она что-то поискала в ней, а затем переложила в сумочку Сандры.

— Вот, — сказала она. — Там немного, но тебе пригодится.

Сандра достала стопку зеленых банкнот.

— О Лаура, не нужно, забери свои деньги! Я не возьму их!

Но Лаура силком вложила банкноты в руку Сандры.

— Не отказывайся! Здесь всего-навсего сотня. Отдашь, когда встретимся снова.

Сандра опустила глаза, а затем поцеловала Лауру в щеку. Лаура как будто стряхнула с себя что-то и посмотрела на часы.

— Давай начинай, уже почти шесть часов. Постарайся бить меня не слишком сильно!

— Но я не хочу причинить тебе боль. Связать… Конечно, ты почувствуешь себя неудобно…

— Ничего, переживу. Если они о чем-либо догадаются, я окажусь в беде.

— Да, ты права, но мне не хотелось бы, чтобы ты страдала.

Лаура легла на кровать, и Сандра связала ей руки и ноги двумя поясами от платьев.

— А теперь — кляп!

Сандра завязала подруге рот красным платком и осмотрелась вокруг.

— Чем бы мне тебя ударить? Лампой? Нет, так можно порезаться. А может, ремнем? Да, ремнем можно.

Сандра взяла тяжелый кожаный ремень и подошла к Лауре.

— Ты чувствуешь себя нормально? Не слишком плохо?

— М-м-м… — Лаура беспомощно дергалась, показывая признаки нетерпения.

— Хорошо, хорошо…

Сандра наклонилась и поцеловала подругу в лоб. Затем замахнулась и обрушила ремень на голову Лауры. Девушка застонала, но кляп заглушил стон, ее тело дернулось и обмякло.

— О Лаура, прости меня.

Сандра торопливо надела накидку подруги, а на парик натянула капюшон, стараясь одновременно закрыть им и лицо. В сумочку она положила доллары, карту местности, которую начертила ей Лаура, и крошечный незаряженный револьвер. Его Лаура хранила на самом дне платяного шкафа.

У двери Сандра бросила последний взгляд на распростертое тело подруги, глубоко вздохнула и вышла из комнаты. Самая сложная часть операции заключалась в том, чтобы обмануть стражу при выходе из дома. Марио был очень хитрый и жестокий, Сандра знала, что он без колебаний пустит в ход бритву. Она кралась на цыпочках вдоль галереи. К счастью, в это время девушки готовились в своих комнатах к вечеру.

Сандра подошла к большой застекленной двери, ведущей в гостиную, и спряталась за шторой в дверном проеме — рядом послышались чьи-то голоса. Сандра испуганно прижалась к стене, задыхаясь от волнения. В гостиную вошла Айс и перекрыла ей путь наружу.

Айс разговаривала с маленькой служанкой Зиной.

Она могла орать на нее часами — если бы это случилось сейчас, план Сандры с треском провалился бы.

У Сандры задрожали колени. Она прислонилась к двери и нечаянно царапнула по стеклу.

— Что там происходит? Посмотри, Зина!

Силы оставили Сандру. Еще можно было убежать и попытаться спрятаться в одной из комнат, выходивших на галерею, но ее ноги словно приросли к полу. Едва не теряя сознание от страха, она прислонилась к стене.

Зина вышла на галерею, огляделась. Скользнула равнодушным взглядом по Сандре, но не издала ни одного звука, словно ничего не увидела. Повернулась и пошла назад, в гостиную.

Закрыв глаза, Сандра ждала решения своей участи, словно осужденный, прислушивающийся к свисту падающей вниз гильотины.

— Там никого нет, мадам, кроме кошки.

— Грязное животное! — закричала Айс. — Я же сказала Лили держать ее в своей комнате! Хорошо, идем на кухню.

Сандра чувствовала, как из ее легких, словно из проколотых шаров, выходит воздух. Она обождала еще несколько секунд, с нежностью и благодарностью думая о маленькой Зине. Нужно было удостовериться, что обе женщины действительно вышли из гостиной. Одновременно в голову Сандры пришла любопытная мысль — Зина не выдала ее из-за привязанности к ней или из ненависти к Айс? Но размышлять над этим времени не было. Сандра торопливо пробежала через гостиную и выскочила в холл.

Надвинув капюшон на глаза, она одернула платье и твердым шагом направилась к двери. Когда она появилась на лестничной площадке, ее охватило какое-то странное, пьянящее чувство. Больше она ничего не боялась. Марио сидел на садовом стульчике и читал журнал. Она смело прошла мимо него. Он неохотно оторвался от страницы и взглянул на нее.

— Добрый вечер, Марио, — поздоровалась Сандра, имитируя контральто своей подруги.

— О, это ты, Лаура? — гнусаво спросил маленький стражник. — Снова Бен Али Гасем? Счастливый парень, а?

— Ты скажешь, Марио!

Сандра подошла к лестнице, ведущей в сад, и начала медленно спускаться. Марио с подозрением взглянул на нее и снова уткнулся в журнал.

Сандра считала ступеньки. Еще три, а там садовая калитка. Спокойно, твердила она себе, закрывая калитку, спокойно. Калитка закрылась с похоронным скрипом, и она вышла на бульвар де ля Либерте. Повернула налево, как научила ее Лаура, и пошла обычным маршрутом своей подруги до Рю де Марсель. Идти спокойно, ни в коем случае не бежать. А так хотелось…

Дойдя до угла, Сандра вновь прислонилась к стене, чтобы перевести дыхание. Невдалеке показалось такси. Сандра остановила его.

— В аэропорт и побыстрее.

Сердце рвалось из груди, никак не могло войти в нормальный ритм. Сандра все еще не верила, что свободна.

На деньги, которые ей дала подруга и которые «заработала» сама, она может купить билет на самолет. Конечно, не до Парижа, но сейчас главное не Париж. Главное убежать побыстрее и подальше от Касабланки. Она посмотрела в затылок водителю: так приятно было видеть нормального человека — мужчину, который ничего от нее не хотел.

Наконец Сандра начала понемногу успокаиваться. Такси вырвалось из пригорода и мчалось по дороге, ведущей в аэропорт. Сандра удобнее устроилась на сиденье, откинула голову и закрыла глаза. И перед ее внутренним взором тут же всплыло лицо Марка. Она открыла глаза, чтобы отогнать назойливый образ. Всему свое время…

Такси остановилось возле массивного здания аэропорта. Сандра расплатилась с водителем и направилась к стеклянному входу. Перед ней открылся огромный зал с рядами касс и бюро. Несколько пассажиров торопливо шагали на посадку. Араб в длинном восточном халате прошел мимо нее, толкая тележку, на которой стояла корзина для мусора. В другой руке он держал метлу. Через каждые несколько шагов он останавливался, подметал окурки и подбирал использованные газеты. Возле стеклянной панели стоял марокканский полицейский.

Сандра подошла к билетной кассе и, обменявшись с кассиром несколькими словами, узнала, что через час отправляется самолет на Лиссабон. Одно место было свободно, и у нее хватило денег на билет.

Нужно убить целый час — час волнений и тревоги. Сандра решила выпить чашечку кофе в кафетерии. Прилетев в Лиссабон, она обратится во французское консульство. Не может быть, чтобы там не помогли ей вернуться в Париж.

* * *

А между тем Марио потерял всякий интерес к журналу, который читал, и отложил его в сторону. Что-то в поведении Лауры его насторожило, хотя что именно, он не знал. Чтобы развеять сомнения, Марио отправился в кафе «Америкен». Осмотрев комнаты девушек, он наткнулся на связанную Лауру, распростертую на кровати. Не теряя ни секунды, охранник бросился в холл.

— Я вижу, ты торопишься, Марио, — сказала Айс.

— Птичка улетела. Я собираюсь вернуть ее назад.

— Что? О чем ты говоришь?

— Сандра! Она ушла вместо Лауры.

— Как…

— У меня нет времени объяснять. Скоро вернусь.

И он торопливо ушел.

— Дурочка, — прошипела сквозь зубы Айс. — Этого мне только не хватало! Почему она убежала? И именно в этот вечер! Зина! Зина!

* * *

Сандра уже выпила две чашки кофе. Успокойся, убеждала она себя, все будет хорошо. Марио не узнал тебя. Скоро ты сядешь в самолет.

Она посмотрела на часы. Через пять минут они соберут пассажиров на посадку. Только пять минут! Ее руки дрожали, и она даже не пыталась унять эту дрожь.

* * *

Марио взял «мерседес» Айс. Он мчался через город, не останавливаясь на красный свет, нарушая правила движения. Шины визжали на поворотах. Он то и дело смахивал пот, выступавший на лбу.

— Приглашаем всех пассажиров на Лиссабон к выходу номер три для посадки на самолет…

Сандра вскочила со стула и поспешила к стойке, где размещалось таможенное бюро. Милостивый Боже, ведь она начисто забыла, что у нее нет паспорта! В отчаянии Сандра огляделась вокруг. Она никак не могла пройти мимо таможни к выходу на посадку.

Страшная усталость вдруг навалилась на нее. Все усилия оказались напрасными! Уехать невозможно! Самолет на Лиссабон взлетит без нее. В отчаяний она чуть ли не упала на обтянутый тканью стул. Из рук выскользнула сумочка, и все содержимое оказалось на полу. Сандра безнадежно обхватила голову руками. У нее не было сил даже поднять сумочку.

К ней подошла незнакомая женщина и присела рядом.

— Вы себя плохо чувствуете, мадемуазель? — спросила она.

— Ничего, все нормально, — пробормотала Сандра, еле шевеля языком.

Женщина начала собирать ее вещи и складывать в сумочку.

— Пожалуйста, не утруждайте себя, — попросила Сандра.

— О, нет проблем! — женщина тепло улыбнулась ей. — Вот ваша сумочка, я думаю, что собрала все. О, нет, подождите, вот ваш паспорт.

— Мой паспорт! — почти закричала Сандра.

— Да, вот он.

Слегка удивившись, женщина протянула ей документ, обтянутый голубым пластиком. Сандра автоматически взяла его и раскрыла на первой страничке. Лаура Вернолт, родилась 25 сентября… На глазах у нее навернулись слезы, она встала, конвульсивно сжав драгоценный документ.

— Спасибо, большое вам спасибо! — сказала она женщине, которая, по-видимому, уже начала сожалеть о своем благородном порыве.

Горячая волна благодарности к Лауре, которая ради нее рисковала своей жизнью и, возможно, свободой, захлестнула Сандру, и она, окрыленная новой надеждой, направилась к таможенному бюро и легко прошла все формальности.

В парике блондинки она выглядела почти как Лаура, и усталый офицер, конечно же, не обнаружил хитрости. Сандра побежала по длинному серому коридору. Все пассажиры, наверное, уже сидят в самолете. Она войдет туда последней. Пустой коридор казался бесконечным.

Эти шаги послышались из ниоткуда. Они звучали неровно, отдаваясь эхом на гладком покрытии пола. Сандра вдруг почувствовала, что тонет. Она не смела оглянуться. Шаги приближались. Она побежала. Преследователь настигал ее.

Сандра задыхалась. В конце коридора она уже видела узкий трап, который вел прямо в лайнер. Еще чуть-чуть…

Тяжелая рука легла ей на плечо и развернула. Бритва в руке Марио сверкнула всеми цветами радуги.

Через несколько секунд Сандра стала прежней податливой и безвольной жертвой, кроликом в пасти спаниеля. Охотник и дичь возвращались назад по длинному коридору. И даже когда Марио повернул ключ зажигания, они не обменялись ни единым словом.

* * *

Айс нервно ходила по гостиной. Прозвучал звонок, и Зина торопливо побежала в холл на его зов.

— Подожди, я пойду сама, — сказала Айс. «Пожалуй, для Марио еще рановато, — подумала она. — Должно быть, это тот, кого я жду».

Она впустила человека и молча повела в свой офис.

— Добрый вечер, Айс, — сказал гость, когда за ним закрылась дверь.

— Добрый вечер! Послушай, она убежала, но Марио поехал за ней. Скоро он вернется.

Человек слегка нахмурил брови, а затем показал в улыбке белые зубы.

— Прекрасно! — сказал он. — Прекрасно!

Сев в кресло напротив Айс, он закурил сигарету.

— Прекрасно! — повторил он задумчиво. — Все же было бы идеально, если бы она провела здесь два месяца…

* * *

Сандра больше ни о чем не думала, ничего не ждала, ничего не ощущала. Она даже не замечала, что дрожит от возбуждения. Когда Марио остановил «мерседес» возле кафе «Америкен», в ее жизни уже не было ни прошлого, ни будущего, внутри все омертвело.

Она покорно вышла из автомобиля, поднялась по лестнице и вошла в здание, которое попыталась навсегда покинуть пару часов назад. Теперь Сандра готовилась предстать перед лицом Айс, но даже эта перспектива не могла вывести ее из глубокой апатии. Она направилась в офис мадам. Марио шел за ней, как преданная овчарка, а затем забежал вперед и открыл дверь. Кивком головы приказал войти. Сандра переступила порог, и дверь за ней закрылась. Комната казалась пустой. Айс решила заставить ее подождать? Это тоже входит в наказание?..

Кто-то шевельнулся в кресле, стараясь поймать ее взгляд. Мужчина встал и медленно направился к ней.

— Я ждал тебя, Сандра!

— Марк!

Ей показалось, что она выкрикнула его имя, но ни один звук не вылетел из ее горла.

9

Лайнер мягко коснулся посадочной полосы и покатился по бетонной дорожке. Пассажиры второго класса аплодисментами поблагодарили командира экипажа Риверо за столь искусное приземление в аэропорту Орли. Привычку аплодировать Сандра ненавидела, она превращала воздушный лайнер в цирковую арену, а пилота в дрессированную обезьяну. Ну что ж, кое-кто находил удовольствие в игре со смертью.

— Ты, кажется, скучаешь, Сандра?

Марк уже отстегнул ремень безопасности и был готов оставить свое сиденье. Он не ждал ответа, потому что Сандра отказалась разговаривать с ним. Да он особенно и не нажимал на нее, так как знал, что в комфортабельной и интимной обстановке их апартаментов она выслушает то, что он собирается ей сказать, с большим терпением.

Пока Марк выгонял машину со стоянки, Сандра дожидалась его в здании аэропорта. На ней было только легкое тонкое платье, и она вздрагивала то ли от холода, то ли от волнения. Марк подогнал машину, вышел, открыл дверцу и почти впихнул ее в салон.

«БМВ» мчался в Париж. Сандра старалась подавить ярость, готовую вот-вот выплеснуться из нее. Она решила не говорить с мужем, дать ему возможность все объяснить, послушать, как он сам будет загонять себя в ловушку. Она не скажет ни слова, ведь стоит ей только открыть рот — и прозвучит стон. Словно во сне, Сандра вновь представила себя в офисе Айс…

Машина остановилась возле современного здания с гладким стеклянным фасадом. Сандра даже не удивилась, когда Марк провел ее в холл и остановился перед тяжелой тиковой дверью на четвертом этаже. Повернув ключ в замке, он сказал:

— Наш дом, Сандра.

Они вошли в большую белую прихожую. Впереди была просторная, из двух комнат, гостиная, обставленная скромно, но со вкусом. Однако Сандра не замечала этих подробностей. Она прошла к софе и обессиленно опустилась на нее.

На лице у Марка промелькнула тень раздражения, но он тут же взял себя в руки. Ему предстояло вести тяжелый бой, а в том, что он выиграет его, уверенности не было. Нужно двигаться вперед осторожно.

Он подошел к Сандре, присел рядом и попытался взять ее руку. Она резко отшатнулась.

— Сандра…

Несколько секунд он колебался, стараясь заглянуть ей в глаза, а затем твердо сказал:

— Сандра, я знаю, ты ждешь объяснений, и я намерен объясниться. Уверяю тебя, то, что я скажу, будет соответствовать тому, что ты пережила.

Она с ненавистью посмотрела на Марка, но он сделал вид, что не заметил ее взгляда.

— Мы оба измучены, — продолжал Марк. — Теперь подумай, почему бы нам не договориться? Расслабься, прими ванну, постарайся прийти в себя. Тем временем я постараюсь соорудить какой-нибудь обед, мы поедим, а потом поговорим как взрослые люди. Что ты на это скажешь?

Сандра тупо посмотрела на него.

— Думаешь ли ты, о чем просишь? — воскликнула она. С расширенными зрачками и трепещущими ноздрями, она была готова вцепиться в него, но в его зеленых глазах, кроме нежности, ничего не увидела. Напряжение опять сковало ее, а затем началась истерика. Сандра рыдала, стучала руками по подушкам, кричала от ужаса и боли. Она словно стремилась очистить себя от грязи этих двух месяцев, в течение которых Марк подло использовал ее в своих, непонятных ей целях.

Погруженная в отчаяние, она не видела, как Марк встал и направился в спальню. Чуть позже он вернулся, взял ее на руки и перенес в ванну. Осторожно раздел и опустил в теплую, ароматизированную воду. Послушная, как ребенок, она позволила ему помассировать спину и затылок.

— Расслабься, Сандра, — просил он.

Затем накинул на нее большое теплое полотенце, вытер и отнес в кровать. Поцеловав в лоб, он молча оставил комнату. Когда он закрывал дверь, Сандра уже спала.

Тишину в квартире нарушало только позвякивание ледяных кубиков в стакане. Сидя в кресле возле большого окна, Марк любовался огнями Парижа, отражающимися в темной глубине Сены, и допивал уже третий стакан джина.

Дневной свет разбудил Сандру. Несколько минут она не могла сообразить, где находится. Потом события вчерашнего дня начали медленно вырисовываться в ее памяти, и она резко поднялась. Другая сторона двуспальной кровати была пуста. Со вздохом облегчения она накинула зеленый халат и, словно кошка, начала обходить и обследовать квартиру. На кухне она приготовила себе кофе и нашла все необходимое для яичницы с гренками.

Марк, склонив голову на плечо, спал в кресле одетый. Сон стер жесткие черты с его лица. Когда он расслабляется так, как сейчас, думала Сандра, он становится похожим на светловолосого мальчика из прекрасной сказки — настоящий маленький Ганс, заблудившийся в лесу.

Они снова оказались лицом к лицу. Сандра теперь была спокойна и заговорила первой.

— Марк, я не хочу оставаться в этом доме, давай уйдем отсюда.

Он улыбнулся.

— Хорошо. Куда бы ты хотела пойти?

— Не знаю, может быть, в парк.

Они гуляли по дорожкам ботанического сада, безлюдного в эти утренние часы, среди папоротника и рододендронов.

— Сандра, — неуверенно начал Марк, — в моей жизни очень много вещей, о которых я никогда никому не рассказывал. Несмотря на то, что ты осуждаешь меня, осуждаешь все, что я сделал, я хочу сказать, что люблю тебя… что я всегда любил тебя!

Он хотел заглянуть ей в глаза, но ей удалось избежать этого взгляда.

— Я слушаю, Марк.

Он глубоко вздохнул.

— Все началось очень давно, еще до того, как я встретил тебя. Я родился и вырос в уважаемой семье, стал дипломатом, подающим большие надежды. Когда я окончил учебу и познакомился с Джеймсом, мы мечтали о великих делах, о поездках за границу…

Джеймс! Сандра подумала, что совсем забыла это имя. Она промолчала, но поняла, что воспоминания о нем по-прежнему вызывают боль.

— Да, следует сказать, что у нас было весьма романтическое отношение к избранной профессии. Когда же мы познакомились с твоим отцом, он быстро опустил нас с небес на землю, взял под свое крыло, провел через дипломатическое болото, представил своим влиятельным друзьям.

Они прошли мимо зоологического сада, который все еще был закрыт, и слышали крики птиц, трубные звуки животных, сотрясавшие прохладный воздух. Сандру очень заинтересовало то, о чем рассказывал Марк, но она решила не перебивать его.

— И тогда мы начали понимать, во что ввязались, какую работу избрали. Ты знаешь, дипломатия — весьма любопытная сфера деятельности: противоречивая, базирующаяся на донесениях и молчании, пустой болтовне и хорошо охраняемых секретах…

Он остановился на секунду, а затем двинулся дальше. Они подходили к виварию.

— Кто-то встречает очень странных людей, — продолжал Марк, — а кто-то видит и слышит много интересных вещей. Различные условия, в которые попадают сотрудники посольств, а также границы, разделяющие дипломатию и разведывательную работу, весьма и весьма туманны. Друзья твоего отца…

Сандре казалось, что она слышит шум миллионов насекомых.

— Что ты хочешь втолковать мне, Марк? — прервала она его. — Почему ты говоришь о моем отце? И какое это имеет отношение к тому, что ты продал меня почти на два месяца в бордель в Касабланке?

Она дала себе клятву ничего не говорить, но теперь почувствовала, что Марк затягивает ее в трясину, из которой она не сможет выбраться.

— Сандра, государственная служба идет иногда извилистыми путями. У нас был определенный проект, над которым долго работали друзья твоего отца. Они предоставили Джеймсу и мне работу и возможность претворить идею в жизнь. Джеймс подготовил досье на тебя…

— Джеймс? При чем тут Джеймс? — Сандра вспыхнула. — Марк, не трогай Джеймса и скажи честно, в чем тут дело?

— Сандра, я всегда хотел связать свою жизнь с тобой и поэтому, когда друзья твоего отца поручили мне весьма деликатную миссию, разработал этот план. Вот почему была необходима Касабланка. Если бы ты не приобрела этого опыта, у нас не было бы шансов на успех — ведь ты всегда думала, что я сумасшедший. Теперь у нас есть такие шансы.

В клетке террариума желтая змейка свернулась в кольца вокруг искусственного ствола. Сандра начала понимать его план и недосказанные мысли. Это было похоже на созерцание мозаичного панно, где тысячи крошечных частиц какого-либо материала формируют картину.

— Но разве тебя не беспокоило то, на что ты меня толкаешь? Разве тебе не будет больно сознавать, что твоя жена проститутка?

Она опять повысила голос. Марк подошел ближе и взял ее за руку, но она опустила голову и отвернулась.

— Сандра, я люблю тебя. На мой взгляд, любовь не означает обладания, она означает свободу. Ничто из того, что я тебе говорил в последние четыре года, не было ложью. Я люблю смотреть, когда ты отдаешься другим, осознавая, что ты на самом деле — моя.

Он взял ее за подбородок и поднял голову. Его губы коснулись щеки Сандры и проследовали по дорожке, оставленной слезой, до самого уголка ее губ.

— Сегодня, — мягко сказал он, — ты держишь мою карьеру в своих руках. Усилия последних шести лет. Я все поставил на тебя, Сандра. Ты мне нужна. Если ты откажешься — хорошо, но мой план рухнет.

Паук-птицеед молча ждал добычу в своей стеклянной клетке, спрятавшись за куском коры. В тот момент, когда жертва пошевелится, начнут действовать все его восемь волосатых лап.

— Я… я подумаю об этом, — наконец сказала Сандра.

10

Вероятно, она согласилась только ради того, чтобы пережить момент своего триумфа. Когда она предложила слетать еще раз в Марокко, Марк не понял ее.

— Почему же ты хочешь вернуться туда, Сандра? Теперь это место не имеет с нами ничего общего.

— Это очень важно, Марк. Не ты ли говорил мне, что Айс не может ни в чем тебе отказать?

— Да, я говорил, но…

— Тогда летим, не откладывая в долгий ящик.

Когда их прокатный зеленый «форд» остановился возле кафе «Америкен», Сандра не могла подавить в себе дрожь. Она не предполагала, что вернется в этот ненавистный вертеп так скоро. Гордо вскинув голову, вошла она в свою бывшую тюрьму. Послушный, но озадаченный Марк молча следовал за ней.

Зина, маленькая служанка, провела их в гостиную. Ничего не изменилось в этой комнате, заполненной женщинами, но предназначенной для мужчин. Тут по-прежнему витал тяжелый запах — смесь жасмина, алкоголя и пота — запах вожделения.

Айс была предупреждена об их приходе: Ренан позвонил ей из Парижа, но эта новость, кажется, мало обрадовала ее.

Наконец в гостиной появилась и она, в своем неизменном красном платье, молчаливая и надменная. Она остановилась и замерла в ожидании посредине комнаты, слегка прищурив глаза. Ничуть не смутившись ледяным приемом, Сандра немедленно перешла в наступление.

— Пожалуйста, позови Лауру! — приказала она.

— Но…

Айс пыталась протестовать, но скрытый сигнал Марка велел ей делать то, что говорила Сандра. Ее ноздри вздрогнули, она кликнула Зину и хриплым голосом, похожим на рычание зверя, послала ее за Лаурой.

Лаура вошла в гостиную несколько секунд спустя, еще более замкнутая и холодная, чем ее помнила Сандра. На одно мгновение она замерла, а затем, широко раскрыв руки, бросилась к своей подруге.

— Сандра, ты здесь? Они поймали тебя снова?

Сандра улыбнулась, и две женщины заключили друг друга в объятия. Лаура плакала молча. Выждав, Сандра нежно отстранила подругу, не выпуская ее рук.

— Лаура, — спросила она, — не хотела бы ты поехать в Париж и работать для меня? Ты мне нужна.

Лаура недоверчиво посмотрела вокруг. Довольная улыбка Марка и жестокая маска Айс достаточно красноречиво убеждали ее, что она не спит.

— Да, Сандра, — ответила девушка, а затем, глядя прямо в холодные глаза Айс, звонким голосом добавила: — И без всяких сожалений!

Затем Сандра повернулась к Зине, которая застыла возле двери, искоса наблюдая за всеобщим замешательством.

— А что скажешь ты, Зина? Хочется тебе поехать в Париж?

Маленькая арабка, не отводя глаз от мадам, быстро кивнула.

Сандра обняла девушек за плечи и отвела их к двери.

— Мы уедем немедленно. Айс позаботится о ваших вещах.

И они, не оглядываясь, покинули кафе «Америкен».

Марк проводил их взглядом и коротко пожал плечами.

— Вышли мне счет, Айс, — бросил он и последовал за тремя женщинами.

В самолете они смеялись, как школьницы смеются над фокусом, над проделкой, участником которой стал злой и придирчивый учитель. Но, очутившись в Париже, они скоро отрезвели. Предстояло приступать к работе.

Сандра испытывала глубокую благодарность к Лауре. Она была бесконечно терпеливой и очень много помогала ей. Лаура, без преувеличения, стала ее правой рукой.

Труднее всего было найти подходящее здание. Они осмотрели целую дюжину домов, пока случайно не натолкнулись на удобный просторный дом на Рю де Ликорн, который и арендовали. Лаура подобрала прислугу, Марк обеспечил необходимый порядок. Подобно большому мифическому кораблю, «Единорог» — так назвали заведение — начал поднимать паруса. Теперь нужно было набрать команду.

Сандра остановилась на площадке второго этажа. На какой-то миг ей показалось, что она находится внутри сладкого мандарина. Поглаживая оранжевый бархат, которым были покрыты стены, она села на небольшую бежевую софу, стоящую напротив лестницы, и осмотрелась. За закрытыми дверями находились десять чудес света.

Сандра удовлетворенно вздохнула. Ей пришлось потратить немало времени, чтобы подобрать девушек — смелых, осмотрительных, эффектных и достаточно безрассудных, чтобы принять ее предложение. И снова Лаура оказалась ей бесценным помощником.

Переезжая с континента на континент, Сандра обстоятельно беседовала с десятками потенциальных кандидаток. Используя контакты в дипломатических кругах, она ухитрилась открыть многие, казалось бы, закрытые для внешнего мира двери.

Майю она встретила в Каире. Высокая и гордая эфиопка Майя работала в Лондоне «девушкой по вызову», а затем стала хозяйкой английского дипломата, получившего назначение в Египет. Она бросила все и приняла приглашение Сандры.

В Рио Сандра нашла Марию и Федору; первая была из Бразилии, вторая — из Аргентины. Они работали в заведении «люкс», которое возглавляла предприимчивая американка. Сандра заплатила очень большую сумму, чтобы освободить их от обязательств по контракту.

Из Йоханнесбурга она вернулась с Тони — красавицей блондинкой, дочерью датского вице-консула.

В Дубае Сандра нашла Беттину — предприимчивую немку, которая собиралась разбогатеть с помощью нефтяных шейхов. Прекрасная искательница приключений познакомила Сандру с Ингрид, бывшей «девушкой по вызову», работающей манекенщицей в Лос-Анджелесе.

Друг Лауры прислал им Казуко и Шану.

Наконец, в Нью-Йорке она встретила американку Джилл и венгерку Анси, растрачивающих свои таланты в качестве танцовщиц в ночном клубе на Бродвее.

Сегодня все десять девушек отдыхали. Они были существенной частью проекта Сандры, составляя единое целое, этакие десять долек в космополитическом апельсине. Подобно Сандре и Лауре, все они прошли очень специфический курс обучения. Психологи, сексологи и эксперты по разведывательной работе сделали все, чтобы превратить тружениц искусства любви в холодных и беспристрастных наблюдательниц. Сандра встала. Лаура уже спит, подумала она, с удовольствием ощущая свое одиночество. На втором этаже, где размещались три ее собственные комнаты, дверь уже закрыли. Стены ее комнат были обшиты шелком персикового цвета. Скоро она пойдет туда — это единственное место в здании, которое не тронули техники-шпионы. Во всех трех комнатах не было ни одного «жучка». Сандра предпочитала запоминать содержание эротических сцен, а не надеяться на механических помощников.

Она снова спустилась в красный холл. Зеркала отразили ее изображение, многократно повторяя его. Казалось, они говорили: «Завтра ты будешь блистать, Сандра!»

Словно маленькая девочка, очарованная мыслями о предстоящем грандиозном празднике, она присела на последнюю ступеньку лестницы, поставив локти на колени. Она представляла себе звон дверного колокольчика, звуки шагов ее клиентов, отдающиеся эхом, когда они будут ходить по мраморным плитам. Жизель и Корина будут впускать их, помогать снимать пальто, вводить в большие гостиные.

Вдруг Сандра ощутила на своем лице дыхание холодного воздуха, словно в дом, бесшумно закрыв за собой дверь, проникло привидение. Она встала и направилась в гранатовую гостиную, которая размещалась справа.

Ей не хотелось включать хрустальные люстры. Рука сама нашла в темноте спинки больших диванов и осторожно гладила их ситцевые чехлы, а затем остановилась на черном пианино, выглядевшем каким-то доисторическим чудовищем.

Сандра подошла к трем высоким окнам и отодвинула в сторону белую сеть гардин. В маленьком внутреннем дворике все было тихо. Марк вернется значительно позже.

Сандра по-разному обставила две большие приемные. В белой гостиной вся мебель была из стали, обтянутой кожей, в гранатовой стояли старомодные, изящные гарнитуры. Несмотря на пристрастие к современному стилю, она чувствовала себя спокойнее в гранатовой гостиной. Она вызывала в воображении аромат балов минувших дней, сладость янтарных напитков, покачивание тюлевых юбок.

Она села за пианино и начала медленно подбирать первые ноты мелодии «Туманный день в Лондоне». В ней не было уверенности, что музыка Гершвина вызовет в памяти лицо Джеймса, воспоминания о котором теперь выглядели, как заживший рубец, а не открытая рана. Сандра была уверена, что навсегда похоронила в сердце мужчину своих детских грез. Со спокойной душой она позволила себе окунуться в воспоминания, которые, казалось ей, больше не причинят боли.

Перед глазами проносились видения прошлого: вот высокая фигура в белом смокинге медленно вальсирует на тусклом дубовом паркете. В своем воображении Сандра включила одну за другой хрустальные люстры, и, как по мановению волшебной палочки, на сцену вышли мужчины и женщины — нежные, ясноглазые куколки в кружевных платьях, серые оловянные солдатики. Музыка зазвучала громче, и пары сомкнули руки под шуршание тафты. Приглушенный шум голосов аккомпанировал музыке и прерывался звоном хрустальных бокалов.

Сандра искала мужчину в белом смокинге. Казалось, он куда-то исчез. Раскаты хохота перекатывались под лепными украшениями, где кокетливые херувимы гонялись и никогда не догоняли друг друга. Девушки уже уводили своих партнеров на час или на ночь любви…

Вальс унесся вдаль сам собой, словно сон. С диванов слышались вздохи наслаждения. Одна из девушек начала петь. Казалось, ее голос ласкает танцующих на дубовом паркете. Кто-то открыл окно, и шум вечера вылился на внутренний дворик, облетел весь дом, вернулся назад, в зал, словно эхо, и умер на клавишах пианино…

Сандра вдруг увидела его возле камина. Его лицо скрывалось под черной маской. Он стоял, небрежно скрестив руки, поддерживая левый локоть правой рукой. В руках у него был какой-то предмет, но Сандра не могла рассмотреть его. С иронической улыбкой на губах он приближался к ней. Вдруг он оказался впереди нее, и его рука легла ей на плечо — живая рука, чье прикосновение она очень хорошо знала.

— Добрый вечер, Сандра!

Она закрыла глаза, а ее пальцы неподвижно застыли на белых клавишах. Гостиная снова погрузилась в темноту. Мужчина поцеловал ее, и этот поцелуй заставил ее затрепетать.

— Марк, я…

Его рука нежно легла ей на губы.

— Давай не будем ничего говорить.

Он снял шелковое кимоно с ее плеч и освободил руки из рукавов. Шелковая ткань легко опустилась вокруг ее талии. Сандра оперлась на него спиной, а он, стоя позади, взял в руки два ее сладостных плода.

— Завтра другие мужчины увидят и захотят тебя, а некоторые из них, которых ты выберешь, будут заниматься любовью с тобой. В эту ночь я хочу тебя всю, как это было в первый раз!

Он поднял ее со стула, повернул лицом к себе и нежно обнял. Сандра прижалась к Марку. Его губы целовали ее прекрасную грудь. Затем Марк медленно развязал пояс кимоно и открыл ее перламутровую наготу. Сел на стул, и его губы оказались на одном уровне с холмом Венеры. Возбужденный видом округлых ягодиц, он обеими руками гладил куст темно-коричневых волос, раздвигая ее бедра, чтобы выпить сладостный нектар.

Откинув голову, Сандра застонала. Ее бедра ритмично поднимались и падали навстречу Марку. Внезапно он прекратил это делать. Тихий стон разочарования вырвался из груди Сандры. Обеими руками она схватила его за голову. Но он встал, извлек свое копье и единым движением пронзил ее. Она прикусила губы, но не удержалась от крика. Грубый материал костюма растирал ей кожу, соски — коричневые бугорки на белых полушариях — набухли и отвердели.

Копье, ворвавшееся в нее, было ей хорошо знакомо, однако у Сандры появилось чувство, словно она открыла его впервые.

Как я люблю его тело, думала она, окунаясь в волны наслаждения. Какой-то инстинкт, засевший глубоко внутри, подсказывал, что она не проживет без этого человека, который подчинил ее своей воле, кто обожал и предавал ее, кто причинял ей боль и без колебаний сделает это снова. Из глубин ее крепкого тела ураганом налетела судорога и потрясла ее всю, до кончиков ногтей. Они опустились на пол и долго лежали там, целуя и лаская друг друга.

Наконец Сандра открыла глаза. Посеревший небосвод подсказывал, что близится утро. Мебель и предметы обстановки принимали свою обычную форму. Именно этого она теперь и хотела, ведь весь дом казался ей коконом, обернутым в легкие шелковые ткани. Теперь, впервые в жизни, она почувствовала, что твердо стоит на ногах.

— Знаешь, Марк, — тихо сказала она, — никогда бы не поверила, но мне не терпится начать дело.

Она облизала губы. Марк, судя по неровному дыханию, не спал.

— Верю, что мне будет весело, — добавила она.

— Потому что у тебя есть возможность проверить свои таланты. Разве я не прав? — сказал он, вставая.

Марк снова овладел ее губами и начал целовать с неожиданной энергией.

— Мне придется привыкнуть к тому, что буду видеть тебя не так часто, — тихо произнес он.

— Да. — Она улыбнулась. — Я рада, что ты сохранил квартиру на авеню Теофиля Готье. Тебе иногда нужно поспать, когда я… буду на работе.

— Ах ты, маленький чертенок!

Он перевернул ее на спину и снова начал ласкать грудь, но на сей раз она оттолкнула его.

— Пошли закончим ночь в моей спальне, Марк. Мне бы хотелось сменить обстановку. В конце концов — это моя последняя ночь в качестве респектабельной замужней женщины, не правда ли?

Они встали и, оставив одежду в гостиной, поднялись по ступенькам в спальню Сандры. Марк открыл дверь и, посторонившись, пропустил ее вперед.

— Добрый вечер, мадам! — церемонно сказал он.

Высоко подняв голову, Сандра величественным жестом пригласила его в спальню.

В этот вечер она даст звонок к поднятию занавеса.

ДЖЕЙМС

11

Большая прозрачная гостиная, обставленная в красных тонах. Шампанское зажгло веселые искорки в глазах девушек. Словно разноцветные стрекозки, увивались они вокруг мужчин, которые пришли на двухлетний юбилей «Единорога».

Сандра, одетая в изумрудно-зеленое платье, невозмутимо ходила среди гостей. Она остановила официантку с заставленным подносом, взяла бокал вина и подошла к пианино, где что-то шепнула на ухо черному пианисту, который сразу же перешел на медленный томный блюз.

В течение этих двух лет жизнь в «Единороге» казалась сплошным нескончаемым праздником. Праздником тела и чувств. Сандра была абсолютно уверена в том, что все клиенты, оставляя заведение, помнили о нем, как об оазисе утонченного наслаждения, изысканного потворства вожделенным и чувственным восторгам. Они приходили снова и снова. Адрес первоклассного борделя был известен дипломатам и бизнесменам всего мира. Сандра знала от Марка, что даже министры посылали к ней своих гостей, когда те выражали желание хорошо провести время. Она хорошо помнила уроки, усвоенные от Айс во время своего вынужденного ученичества в Касабланке. Мадам Посольша, как иногда, слегка поддразнивая, звала ее Лаура, к этому времени уже стала хозяйкой изысканных удовольствий для самых знаменитых мужчин всего мира.

Вскоре после открытия заведения она испытала первый успех, когда там появился невысокий толстый мужчина в черепаховых очках. Позади него стоял могучего сложения телохранитель. Невысокий, с любопытством оглядываясь, сказал, что перепутал адрес. Зато телохранитель не церемонился — тут же направился к аргентинке Федоре. Осмелел и его шеф. Когда он, широко улыбаясь, осматривал девушек, его близорукие глаза удовлетворенно поблескивали. Гнусавым голосом он заказал шампанское, как будто из благодарности случаю, который привел его в это гостеприимное, но решительно неподходящее место. Скрестив руки на своем толстом животе, он пустился в пространные рассуждения о жизни муравьев, пока не поймал взгляд Майи, входившей в комнату с грацией египетской принцессы. В то же мгновение он отложил в сторону очки, вытянулся во весь свой маленький рост и поцеловал руку, которую она ему протянула. Когда он двинулся за эфиопкой в спальню, наслаждаясь видом ее покачивающихся бедер, к Сандре подбежала Лаура.

— Ты узнала его? Это же знаменитый американский экономист…

Сандра жестом заставила ее замолчать. Правила «Единорога» запрещали произносить вслух имена знаменитых клиентов. Даже наследник одного из самых престижных тронов Европы приходил сюда под вымышленным именем.

Иногда сам Марк играл роль хозяина, особенно тогда, когда в «Единорог» заворачивали арабский шейх или другая знаменитость. Тогда Сандра не задавала вопросов своему мужу. Отношения с министрами выходили за рамки ее компетенции. Она испытывала большое удовлетворение, осознавая, что от визита в ее заведение зависит подписание важного соглашения. Удовлетворенного мужчину легче всего склонить к уступкам, даже финансовым.

Однажды, листая журнал, Сандра узнала на снимке диктатора одного из государств Латинской Америки, который всякий раз, проезжая через Париж, навещал «Единорог». Казуко всегда хлестала его свежесрезанной крапивой, которую он приносил с собой вместо букета.

Почти каждый визит государственных мужей в Париж заполнял гостиные Сандры. Девушкам было приказано удовлетворять самые изощренные, самые интимные желания приезжих превосходительств, позволяя им свободно высказывать свои мысли. Очень много государственных секретов было доверено пышным перинам и соблазнительным прелестям бедер.

Стоя возле камина, Лаура обозревала плоды их долгой двухлетней работы. Там ее нашла Сандра.

— С днем рождения! — тихо произнесла Лаура, поднимая свой бокал.

— За нас с тобой! — ответила Сандра. — За всех нас!

Они без слов понимали, что каждая из них вспоминала прошлое. С мечтательным выражением в глазах, Лаура положила руку на плечо Сандры.

— А помнишь этого африканского короля…

Сандра на мгновение прижалась к своей подруге и сразу же отодвинулась. Мадам Посольша не должна обнажать своих чувств на публике.

— Он пришел сюда сразу же после приема в опере, — продолжала Лаура, — и заказал сосиски и красное вино. А затем…

Сандра улыбнулась.

— А затем он захотел, чтобы мы с тобой поиграли перед ним, в то время как другие девушки занимались любовью с его телохранителем.

Лаура осушила бокал.

— О, какое счастье я испытала в ту ночь с тобой! Я чуть с ума не сошла от злости, когда король почти сразу захотел меня. Господи, как он был груб!

— Но щедр, — подчеркнула Сандра.

— Да, щедр. За труды он подарил мне бриллианты, — рассмеялась Лаура. — Полную горсть бриллиантов — все, что носил в кармане. Я потом сделала из них подвески и ожерелье. Посмотри, сегодня я кое-что надела. Ты же не завидуешь мне, правда? По-моему, тебе куда интереснее депутат, который раз в месяц приносит тебе розу, а потом приглашает Шану!

Они весело рассмеялись. Лаура откинула голову назад, чтобы свет люстры поиграл на ее бриллиантах.

— А почему нет Марка? — спросила она.

Сандра вымученно улыбнулась и отхлебнула шампанского.

— Не отнесла бы ты, Лаура, бокал шампанского технику? Заодно посмотрела бы, что там происходит наверху.

— Хорошо, схожу.

Лаура поставила бокал на каминную доску, на мгновение задумалась, а затем повторила вопрос:

— Что, он не придет сюда сегодня?

— Кто?

— Марк, конечно.

— Не думаю.

Лаура недоуменно пожала плечами.

После ее ухода Сандра сосредоточила внимание на мужчинах, которые собрались в гостиной. Молодой секретарь из американского посольства снова выбрал Джилл, заметила она, не выпуская из виду парочку, которая направилась к лестнице, ведущей в спальни. Должно быть, это один из американцев, которые все считают плохим, если оно не из Соединенных Штатов, включая женщин и виски. Джилл также была любовницей румынского военного советника.

Она подавила улыбку, готовую вот-вот появиться на губах, и посмотрела на софу, стоявшую посредине комнаты, где новый клиент, делегат из Лиги арабских стран, как осел между двух вязанок сена, разрывался между Ингрид и Беттиной. Если бы он только знал, что месяц назад на его месте сидел израильский посланник!

Несмотря на двухлетний опыт, Сандра по-прежнему удивлялась легкости, с какой можно определить сексуальные наклонности мужчины. После открытия заведения она видела у себя в гостях много мужчин. Некоторыми она восхищалась, некоторых ненавидела. Она отдавала себя многим из них, но никому не удавалось ее удивить.

Хотя нет, пожалуй, один раз она удивилась! В «Единорог» пришли высокопоставленный саудовский деятель и представитель мексиканской торговой миссии. Они случайно встретились в гостиной и вместе пошли в спальню Марии. Но без Марии. Когда заинтригованная Сандра поднялась, чтобы посмотреть, чем они там занимаются, она увидела обоих, сидящих на кровати Марии перед карманным калькулятором и спорящих о нефтедолларах.

Сандра совсем не удивилась, когда на следующий день они пришли в разное время. Каждый посетил эту комнату еще раз, но уже с Марией, которая так и не узнала, что вопрос о повышении цен на нефть обсуждался здесь, на ее кровати.

Еще две пары оставили гостиную. Через час придут следующие пять человек из торговой делегации. Они заинтриговали всех девушек и мадам Посольшу просьбой поприсутствовать на вечеринке, чтобы вместе отпраздновать их назначение. Да, там присутствие Сандры будет необходимо: подвыпив, они могут дать интересную информацию. Когда мужчины приходят группой, они очень разговорчивы. У них просто появляется какая-то необходимость пичкать друг друга словами, именами и цифрами, как будто девушкам, которые сидят у их ног, это очень интересно. Особенно изощряются в обсуждении всевозможных секретных дел военные. Часто после маневров в «Единорог» заворачивали старшие натовские офицеры, чтобы весело провести заслуженный воинский отдых. Их сдержанность падала вместе с формой, и они напропалую хвастались своими подвигами, как будто все были маршалами, выигравшими решительные сражения. Девушки, лаская их, умело подталкивали к новым разговорам.

Сандра сказала себе, что сегодня она должна увидеть Марка. Может быть, он заглянет на авеню Теофиля Готье, а возможно, оставит записку для нее. Но ей почему-то не верилось ни в то, ни в другое.

В это время в дверях гостиной появилась Лаура. Один незаметный жест, и Сандра поняла, что в ее владениях царит порядок.

— Я на минутку схожу в свой офис, — сказала Сандра. — Сообщи мне, когда девушки вновь спустятся вниз.

Она медленно поднялась по лестнице на второй этаж и открыла дверь своего маленького кораллового мирка. Из изящной позолоченной шкатулки на столе взяла сигарету фирмы «Бенсон и Хеджес». Айс, жестокая красная паучиха, в кафе «Америкен» обычно курила этот же сорт. Воспоминания вызвали на лице Сандры мимолетную улыбку. Она автоматически постучала лакированным ногтем по золоченой шкатулке. Сандра хранила ее и ценила больше, чем Лаура свои бриллианты, хотя камни, конечно, стоили несравненно дороже. Это был один из тех сувениров, которым, как говорится, нет цены…

Мужчина был высок ростом и хорошо сложен. Несмотря на то что он улыбался, глаза его оставались холодными. Сандра поцеловала его в ямочку на волевом подбородке, слегка уколов губы о жесткую стерню бороды. Она расстегнула его белую рубашку и погладила грудь, просунув пальцы в густые заросли волос на груди. Он издал тихий стон удовольствия, и это был первый звук, который она услышала с тех пор, как мужчина появился в заведении. Он даже не ответил на ее приглашение пятнадцать минут назад. Что это — невоспитанность или скромность?

Один из друзей Марка, высокопоставленный гражданский чиновник, заглянул к ней вчера и сообщил о предстоящем визите этого человека. Сандра отключила камеру в комнате номер шесть. В эту комнату клиент мог пройти через запасный вход, расположенный в тыльной части здания, минуя гостиные и главную лестницу. Она попросила Лауру подежурить за нее возле двери. Так бывало всегда, когда она сама включалась в дело, а сегодня ей хотелось лично обслужить загадочного визитера. Она хорошо знала его репутацию грубияна, о его резком характере и частых сменах настроения постоянно упоминали газеты.

Очевидно, сегодняшнее приключение забавляло и волновало его. Он казался неспокойным и подозрительным. Однако все было так, как он и предполагал. Кровать была застелена черными сатиновыми простынями, пахнущими лавандой. Розовый свет усиливал комфортность спальни. Под кимоно Сандра носила черные сетчатые чулки и черный пояс, которые хорошо оттеняли жемчужную белизну ее бедер и темно-коричневый холм Венеры.

Он помог ей снять трусы со своих длинных крепких ног. В талии мужчина был полноват, но это, видимо, было связано с возрастом, хотя главной причиной, конечно же, являлся недостаток физических упражнений. Красивый мужчина! А его палица вообще удивила Сандру: она была толстой и длинной. Несмотря на то, что она долго ласкала его, орудие оставалось безвольным и небоеспособным. Глаза мужчины были закрыты, а по лицу бродила высокомерная улыбка. Сандре предстояло применить все свое эротическое искусство, чтобы превратить эту огромную ледяную сосульку в раскаленный стержень.

Ей стало понятно — торопить этого загадочного визитера не следует. Став на колени, она начала щекотать языком и покусывать своего странного клиента, заставляя его возбужденно пошевеливаться под легкими и нежными касаниями ее губ. Она медленно прошлась по бедру до лодыжки, избегая касаться все еще пассивного инструмента. Мужчина удивленно пошевелился. Она продолжала медленно ласкать его. Палица начала набухать. Теперь Сандра могла приступить к другой части эротической игры. Она нежно целовала его шею и уши, языком поиграла с мочками. И почувствовала, как напряглось его копье и коснулось ее бедер. Презрительная улыбка сползла с его лица. Сандра заглянула ему в глаза, и это стало как бы сигналом. Мужчина поднял руки и начал снимать с нее кимоно, обнажая прекрасные женские холмы. Сандра нежно отстранила его руки и встала, чтобы он смог увидеть ее во всей провокационно близкой наготе. Розовый свет усиливал эффект ее стройных ног, неотразимо привлекательных в черных чулках. Кимоно соскользнуло на пол. Мужчина протянул руку и нежно погладил ее. Затем его ласки стали более настойчивыми. Сандра застонала. Заинтригованный, мужчина взглянул на нее, и по его губам скользнула смутная улыбка. Он перевернул ее на спину и склонился над нею. Казалось, что прекрасная плоть светилась на черной сатиновой простыне.

Сандра положила ладошки ему на голову и потянула ее вниз.

— Поцелуй меня! Поцелуй…

С хриплым вздохом желания он повиновался, избегая ее направляющих рук и самостоятельно приближаясь к трепещущей плоти. Затем он внезапно выпрямился — огромный серогривый жеребец. Сандра не помнила, чтобы ей доводилось видеть такого красавца. Издавая стоны, она упрашивала его, привлекала всей мягкостью и податливостью бедер войти в ворота наслаждения. И наконец боевой таран пронзил ее, вызвав приятную боль в глубинах тела. Сандра прикусила губу, чтобы не закричать от наслаждения. Но ее странный партнер, казалось, забавлялся ее экстазом. Он медленно вышел из нее, и искорки смеха блеснули в глубине его прищуренных глаз. Сандра пережила этот мягкий уход как тяжелую потерю. «Вернись!» — умоляла она безумными от желания глазами. Ее немые просьбы, казалось, забавляли пресытившегося человека, усиливали его удовольствие. Когда наступил момент прозрения, Сандра поняла, насколько он властен над ней. Хорошо, она отомстит ему! Для этого есть старый восточный трюк.

Внезапным движением она освободилась от объятий мужчины. Отодвинутый в сторону, он наблюдал, как она склонилась над ящиком туалетного столика. Такие столики, как правило, стояли во всех комнатах «Единорога» возле входа в ванную. Сандра извлекла оттуда ожерелье из больших бутафорских жемчужин и тюбик крема.

— Ты удивил меня, — сказала она, — а теперь моя очередь удивить тебя!

Она приказала ему лечь на живот. Похоже, это его заинтриговало, с лица исчезла раздражающая ее ухмылка. С каким-то упрямым весельем Сандра подтянула чулки выше на бедра и по-новому закрепила пояс, прежде чем склониться над большим телом, ожидающим ее рук. Ее пальцы, смазанные кремом, скользнули к расщелине между ягодицами партнера и начали медленно заталкивать туда бутафорские жемчужины. Поначалу он вздрогнул, а затем отдался новому чувству.

— А теперь войди в меня снова!

Сандра быстро легла на кровать. Оба они сгорали от желания, и наконец неистовая страсть соединила их тела. Одной рукой Сандра прижала седеющую голову к своему плечу, другой удерживала конец ожерелья.

И они занялись всепоглощающей, фантастической любовью. Сандра, следя за сближением и разъединением их тел, одну за другой вытаскивала жемчужины. По судороге, которая сотрясла его тело, она догадалась, что он близок к финалу, и в последний момент выдернула ожерелье, доведя своего партнера до наивысшей точки. Он издал глубокий горловой хрип наслаждения и рухнул на распростертое, жаждущее тело Сандры.

Долго лежали они, тесно прижавшись друг к другу, жадно вдыхая сладкий, острый аромат, исходящий от их удовлетворенных тел.

— Спасибо, — сказал он. — Спасибо за наслаждение, которое ты доставила мне.

Вот и все, что произнес он на французском с сильным акцентом за время их связи.

На следующий день из дипломатического корпуса приехал офицер в вычурной форме и вручил Сандре посылку. В ней находилась позолоченная шкатулка, а в шкатулке — большая жемчужина. На ее блестящей поверхности была выгравирована буква «S».

— Подарок от нашего президента, — заявил офицер, щелкнул каблуками и вышел, придерживая шпагу рукой.

Сандра закрыла дневник, где она записывала предстоящие визиты, и сморщилась. Она совсем забыла о приглашении на чай к жене румынского вице-консула, где должна быть с Марком завтра. Вдруг ее осенило, что Марк уж очень стремился в последнее время наладить контакты с деятелями стран из восточного блока. Два дня назад они были на приеме в польском посольстве; Сандра вспомнила, что вскоре они посетят премьеру Большого театра, с последующим обедом в советском посольстве.

Без особого любопытства она задавала себе вопрос: втянут ли Марк в какую-либо тайную операцию, о которой она ничего не знает?

Вдруг протяжно зазвонил телефон. После небольшой паузы Сандра сняла трубку.

— Да?

— Сандра, что-то неладно в комнате номер восемь, — доложил техник. — Ты бы сходила посмотрела.

Его голос дрогнул от волнения. Сандра побледнела и встала. Тони, симпатичная датчанка, была в комнате номер восемь с полковником Андерсоном, офицером НАТО, постоянным посетителем «Единорога». Его встречи с девушкой изучались с большим интересом. В любовном пылу он много говорил, а Тони была самым лучшим рекрутом Сандры. Во время последних визитов полковник подтвердил, что находится в хорошей форме. Было бы большим несчастьем, если бы он повторил фокус кардинала, который умер от сердечного приступа на руках у Ингрид. Об этом немедленно сообщили Марку, и он тут же перевез тело на другой конец Парижа. Пресса приняла версию полиции о несчастном случае, о «Единороге» не упомянула ни одна газета.

Сандра торопливо подошла к маленькой двери, спрятанной за занавеской, и вошла в контрольную комнату. Это было небольшое помещение без окон, без украшений и практически без мебели. Только два стула стояли перед большой серой металлической консолью, похожей на палубу авианосца. Одна стена была почти полностью закрыта экранами — двенадцать цветных телевизионных установок, образно говоря, являлись глазами и ушами «Единорога». Здесь также находились четыре видеомагнитофона, постоянно работающих под контролем молодого техника, замкнутого и вежливого. Техники работали по шесть часов, сменяя друг друга, но Сандре всегда казалось, что в этой комнатке находится один и тот же человек, безликий и неразговорчивый.

Она гордилась этой «лабораторией», где любовные игры превращались в ценную информацию. Она также гордилась и своей ролью этакой привлекательной Мата Хари. Мужчины, даже профессионально обученные держать язык за зубами, в умелых руках ее девушек позволяли вовлечь себя в излишне откровенные разговоры. Эти разговоры немедленно записывались на пленку, сортировались и анализировались французской разведывательной службой. Марк заботился, чтобы их тайная деятельность, связанная с видеозаписью, не вышла за стены борделя. Он всегда предупреждал Сандру: если будущий клиент — «крепкий орешек», занимайся им сама. И Сандра, не колеблясь, щедро отдавала себя. Очень редко она не достигала своей цели. Мадам Посольша знала, как развязывать языки.

Ей было известно, что Марк несколько раз наблюдал из контрольной комнаты за ее работой. Как будто созерцание любовных сцен позволяло ему быть лучшим любовником.

— Где? — спросила Сандра.

— Вот здесь. Посмотри.

Техник показал на экран в верхнем ряду. Обнаженный по пояс полковник Андерсон держал девушку за руку и грубо тормошил свою партнершу. Казалось, он был взбешен.

— Побольше звука, Мишель, — отрывисто сказала Сандра.

— Ты, маленькая шлюха! — кричал полковник. — Думаешь, я не видел, как ты обыскиваешь мой атташе-кейс?

— Но… но… — бормотала Тони.

Мужчина сильно ударил ее.

— Я пойду туда, — сказала Сандра. — Немедленно сообщи об этом Лауре. Скажи, чтобы она тоже пришла в восьмую.

Она вышла через дверь, ведущую на лестничную площадку, и сбежала на первый этаж с единственной мыслью — не допустить скандала. Про себя она проклинала Марка: как всегда, его не было здесь именно тогда, когда он был необходим.

Возле комнаты номер восемь ее ожидала Лаура.

— Что там происходит?

— Очевидно, клиент Тони недоволен обслуживанием, — объяснила Сандра и вынула универсальный ключ, который был всегда при ней. — Присмотри за ней, а я займусь полковником.

Она быстро повернула ключ в замке и вошла в комнату, закрыв за собой дверь. Мужчина немедленно повернулся к ней. Тони сидела на кровати и плакала, обхватив голову руками.

— Добрый вечер, полковник, — спокойно сказала Сандра. — Чем могу помочь?

На лице ее появилась отрепетированная улыбка.

— Надеюсь, что поможете. Я как раз хотел видеть вас, мадам, — сказал полковник Андерсон. У него был американский акцент, и его рыжие усы подергивались от негодования. — Послушайте, это место мне рекомендовали как самое лучшее в Париже…

— Да, это так и есть! — прервала его Сандра. — Если вы будете достаточно любезны объяснить мне суть проблемы, полковник…

— Эта маленькая проститутка, — начал он, показывая на Тони, — воспользовалась моментом и, когда я раздевался, стала нагло обыскивать мой портфель.

— Полковник, тут, должно быть, какое-то недоразумение. Наш персонал тщательно подобран, и вы не первый раз прибегаете к услугам Тони!

— Да, но уверяю вас, черт возьми, что я здесь последний раз!

И прежде чем Сандра успела шелохнуться, он схватил Тони за руку, подтащил к двери и вытолкнул вон.

— Вот так я поступаю с ними! — проревел он.

Лаура находилась на площадке, она подхватила бедную Тони. В это время вышел клиент из седьмой комнаты. Поправляя галстук, он удивленно наблюдал за этой сценой.

— Держите глаз на своих вещах, коллега! — обратился к нему полковник. — Это место — грязное гнездо гадюк!

Голос его гулко прокатился по лестнице и наверняка был слышен в гостиных на втором этаже. Несколько клиентов, услышав шум, вышли в холл.

Сандра подошла к полковнику, взяла его за руку и стала настойчиво оттеснять назад в комнату.

— Мой дорогой полковник, мы должны немножко поговорить, — щебетала она, не выпуская его руки.

Одновременно она сделала повелительный жест Лауре. Она передала Тони девушке из соседней комнаты, а сама взяла под руку клиента, к которому обращался полковник, и повела вниз, завязав милый и непринужденный разговор о влиянии алкоголя на некоторых излишне возбудимых людей.

Сандра закрыла за собой дверь. Самая сложная часть инцидента была позади. Теперь она должна укротить Андерсона. Она прекрасно знала, что полковник врет. Тони никогда не совершила бы такого глупого поступка. Так чего же он хочет? Скандала ради скандала?

Она бросила взгляд на покрасневшее лицо полковника, на его белокурые волосы, тронутые на висках сединой. Его жгучие синие глаза излучали притворство. Через всю правую щеку шел длинный шрам. Не от войны ли он остался? Достаточно ли Андерсон пожилой, чтобы принимать участие в войне? Весь ужас положения заключался в том, что теперь он был далек от умиротворения. Он широко шагал по комнате, щедро рассыпая ругательства и пощипывая кончики рыжих усов. Сандра подошла ближе и положила руку на его обнаженное плечо.

— Полковник, присядьте, пожалуйста, я приношу свои извинения!

Он прекратил шагать и повернулся лицом к ней.

— Да? И что же я должен делать с вашими извинениями?

Непроизвольно Сандра отдернула руку. Затем, собравшись с духом, произнесла:

— Полковник, это единичный случай. Я позабочусь, чтобы такие вещи здесь никогда с вами не случались.

— При условии, что я когда-нибудь нанесу вам визит! — зло бросил он.

— Хорошо, я думаю, вам следует узнать, на что похожи мои извинения, — ответила она, нежно принуждая его сесть на кровать. Ее руки пробежали по его плечам, мягко поглаживая их. — Расслабьтесь, — прошептала она.

Сандра выключила боковую лампу и включила ночник. Комнату заполнило розовое свечение. Ее губы коснулись шеи и плеч мужчины, язык коснулся торса, направляясь к плоскому животу. Она чувствовала, как жесткое тело полковника постепенно расслабляется. Когда она расстегнула ремень, он прилег и позволил ей снять с себя брюки.

Раздев Андерсона, Сандра осторожно приласкала его. Затем обхватила губами его теплое древко. Полковник лежал с отрешенным видом, что было необычно, как и его недавняя грубость. Отрешенность, однако, быстро прошла, послышались страстные вздохи. Каждый раз, лично участвуя в рассмотрении претензий клиента, Сандра отключалась от всего, что происходило за стенами комнаты. Так случилось и теперь. Мадам Посольша забыла, кто она, зачем она здесь. Она не думала ни о чем, кроме наслаждения… Ушедшая с головой в чувственную игру, Сандра не заметила, как полковник слегка отстранился и внимательно посмотрел на нее. Вдруг он схватил ее за плечи и прижал к себе.

— Что такое? — начала Сандра, еще раз удивившись неожиданной перемене в поведении мужчины.

— Я хочу любить тебя, — прошептал он и упал на нее. Его пальцы обшаривали платье, сминая его. Раздвинув ноги, она облегчила ему задачу. С удовлетворенным ворчанием он нашел дорогу к желанной раковине, раскрывшей свои створки ему навстречу, и вошел в нее медленно и сильно.

Снова Сандра отметила про себя одну вещь, которая всегда удивляла ее: в тот момент, когда мужчина вошел в нее, он переставал быть незнакомцем.

Застонав от сладкой истомы, Андерсон начал ритмичные движения. В его манере любить было что-то особенное — яростное и нежное, что заполняло все ее существо и оставляло открытой для него. Сандра просто забыла, что находится в одной комнате с трудным клиентом, ей показалось, что она парит в другом мире, наполненном исключительно приятными ощущениями.

Ее бедра поднялись, чтобы соединиться с бедрами мужчины. Она обхватила его мускулистую спину и застонала от наслаждения.

— Сандра! — изнемогая, прошептал мужчина.

Через четверть часа Сандра уже была одета. Полковник, лежа на кровати, курил.

— Я должна идти, — сказала Сандра. — Но поскольку вы приняли мои извинения, полковник, — добавила она с озорной улыбкой, — я надеюсь вскоре снова увидеть вас в моем заведении! До свидания!

Сандра по лестнице поднялась в свою квартиру, быстро приняла душ и позвонила Лауре.

— Внизу все в порядке?

— Нет проблем, — ответила Лаура. — Они решили пить шампанское.

— Что с Тони?

— Она успокоилась. Я разрешила ей немного поспать.

Сандра укрепилась в мысли, что сказка о просмотре портфеля не имела под собой ни малейших оснований. Похоже было, что полковник заранее решил наделать бед, встряхнуть все заведение.

— Странный человек, — медленно проговорила Сандра. — Я не понимаю, чего он хочет. Необходимо все рассказать Марку. Мы не должны спускать с него глаз. Тем не менее мне кажется, что я успокоила его.

Лаура рассмеялась.

— Я встретила его внизу. Он собирался уходить и выглядел как ягненок.

— Хорошо. Я думаю, что следующая группа уже прибыла.

— Они терпеливо ждут в белой гостиной.

Сандра откинула волосы назад.

— Пошли, Лаура, нас ожидает долгая ночь.

Было уже четыре часа утра, когда Сандра снова поднялась в свою квартиру. В уединенной тишине спальни она разделась и юркнула между чистыми простынями, утомленная и душой, и телом. В эту ночь Марк уже не придет. События прошедшего вечера не оставляли ее. Полковник Андерсон заинтриговал ее больше, чем она думала. Она не могла понять, почему он так себя вел. Неужели он понял, что находится под наблюдением с того момента, как вошел в дом? Не может быть…

Тяжелый сон внезапно навалился на нее, отодвинув на будущее все вопросы.

Разбудил Сандру какой-то еле слышимый звук.

Рука сама потянулась к будильнику, который стоял на туалетном столике рядом с кроватью. Его светящийся циферблат показывал пять тридцать утра. Сандра опустила ноги с кровати, подобрала рассыпавшиеся густые волосы, закрывавшие ей половину лица, и отправилась на поиски источника звука.

Он шел из контрольной комнаты! С того места, где она стояла, можно было увидеть лишь тяжелую занавеску, скрывающую дверь. Должно быть, она сама забыла закрыть эту дверь. Толстая ткань не пропускала света, но Сандра была уверена, что там кто-то перематывает видеокассету. Толстый ковер полностью заглушал поступь ее босых ног, и поэтому она подошла к двери совершенно бесшумно. Это не Лаура, думала она, и не кто-то из девушек. Возможно, техник. Или…

Она тронула рукой занавеску. Да, дверь приоткрыта. Теперь она могла видеть слабый свет, возможно, от карманного фонаря. Сердце ее забилось сильнее.

Сандра отступила в сторону, чтобы лучше видеть. Возле консоли сидел человек. Карманный фонарик освещал снизу его волосы и резкие черты лица. Руки мужчины бегали по кнопкам управления, нажимая включатели. Его лицо было повернуто к экрану. На экране Сандра увидела себя в объятиях полковника Андерсона.

Она похолодела. Почему Марк просматривает эту кассету, не поставив ее в известность? Она надеялась стереть запись завтра до прихода техника. От внимания Сандры не ускользнуло и то, что и другой видеомагнитофон был включен. Марк переписывает кассету! Почему? Для чего? Крайне удивленная, Сандра наблюдала, стоя в темном углу и слушая хриплое дыхание своего мужа. Она была сильно озадачена.

Наконец экран замигал и изображение исчезло.

Марк вынул записанную кассету, поставил ее в другой магнитофон и нажал клавишу. Загорелся другой экран, и взаимодействие двух тел началось снова.

«На сей раз — ради собственного удовольствия, — горько подумала Сандра. — Что он хочет сделать с этой копией?»

Ей не хотелось искать ответ на этот вопрос. Она начала придумывать, что сказать ему, включив свет в контрольной комнате.

В спальне зазвонил телефон.

Сандра торопливо побежала туда, радуясь тому, что толстый ковер скрадывает ее шаги. Когда она поднимала трубку, ее рука слегка дрожала.

В контрольной комнате щелкнул выключатель магнитофона, затем послышался звук закрываемой двери.

— Да? — мягко сказала Сандра.

— Сандра? Это ты?

Голос в трубке дрожал, как будто принадлежал столетней старухе. Сандра сразу же узнала его.

— Адель! Прошло так много времени! Что случилось?

Ее захлестнул поток воспоминаний, и несколько секунд она не могла произнести ни одного слова. Старая гувернантка первая нарушила молчание и торопливо сообщила ей неприятную новость.

— Ох, Александра, твой отец тяжело заболел. У него только что был сердечный приступ, и он хочет видеть тебя. Можешь ты выехать сейчас же?

Перед нею возникло лицо Адриена, его сухая, устрашающая манера говорить…

— Сейчас? О, Адель… — она молчала несколько мгновений, а потом решительно сказала: — Я буду там через час.

12

Только что справа промелькнул указательный знак на Версаль. Сандра откинулась на сиденье из серой кожи и, не выпуская руля, выпрямила затекшие руки. С ее бледных губ сорвался вздох, а мысли, до сих пор концентрировавшиеся на запуганных дорожных переплетениях, теперь были свободны. Она выехала на прямое шоссе.

Опять перед ней всплыло удивленное лицо Лауры, когда она назвала подруге конечный пункт своей поездки.

— Твой отец? Я даже не знала, что он у тебя есть!

— Я и сама едва помнила об этом, я почти забыла его.

— Ты, конечно, не поедешь прямо сейчас?

— Иди и ложись спать, вот что я хотела тебе сказать. Ты же знаешь, что мне не нужны няньки!

— Не уверена, — сказала Лаура и зевнула.

Сандра держала в секрете ночной визит Марка. Инстинктивно она понимала, что натолкнулась на что-то необычное и важное, но тот же инстинкт подсказывал ей хранить молчание. Марк сам нарушил соглашение, которое они заключили при открытии «Единорога». Это молчаливое соглашение заключалось в том, что она со своими клиентами никогда не попадет на видеокассеты, которые хранятся в контрольной комнате. У нее было право стирать любые записи с ее изображением, когда она захочет. Теперь Сандра поняла, что ее обманули. Возможно, у Марка есть копии всех кассет, записанных за эти два года, включая и те, которые, по ее предположениям, должны быть стерты. У нее не было доказательств, что сцена в контрольной комнате не повторялась сотни раз под сенью серого рассвета. И Сандра поняла — на карту поставлено нечто большее, чем простое желание лицезреть эротические сцены.

Ее взгляд автоматически прочитал дорожный знак справа: Рамбуйе, двадцать километров. Это название вызвало привкус шелковицы во рту. Она хотела забыть о Марке и старалась вспомнить, сколько же времени прошло с тех пор, как она последний раз видела отца? Значит, он серьезно заболел, если пожелал увидеть ее! Сандра несколько минут держала эту мысль в голове, словно ребенок, который прикасается к царапине, чтобы убедиться, что она все еще болит.

Да, болело, но боль была терпимой. Последние пять лет расширили пропасть между ней и отцом. Но, как ни странно, эта мысль не беспокоила ее. Она вырвалась из грез своей юности, из жизни, которую вела. Борьба с неприятностями так вооружила ее, что ее позиции были практически неуязвимы.

На лобовом стекле автомобиля заиграли первые отблески огней Рамбуйе. Уверенной рукой, как когда-то она водила старый «Солекс» конюха, Сандра теперь вела «БМВ» по извилистым улицам города, который, как думалось ей, она забыла. Рю Алует привела ее к старому дому с темным фасадом. Была освещена только дорожка, которая вела к гаражу. Сандра снизила скорость и плавно подъехала к открытой двери гаража.

Она поставила «БМВ» в пустой гараж. Интересно, вынудила ли болезнь отца отказаться от вождения автомобиля? Выключив зажигание, она вышла из машины. Слева за массивной деревянной дверью она увидела останки «Солекса». Ржавый и пыльный, старый велосипед стоял на своем месте. У него не было колес и руля, а задний щиток был сильно погнут.

Сандра открыла дверь, ведущую в сад, и ее шаги зашуршали по гравию. Она жадно вбирала в себя смесь запахов, знакомых с детства. В темноте дом ее детства вдруг показался ей очень тревожным местом. Покрывавший его плющ разросся и закрыл окна, обвился вокруг ставней и, словно тяжелая мантия, повис на стенах.

В саду царил беспорядок. Ежевика заглушила люпин и ирис. Сандра вздрогнула и торопливо направилась к лестнице, ведущей в дом. Наверху ее ждала маленькая, унылая фигурка. «У Адели всегда был отличный слух», — подумала она, поднимаясь на первую ступеньку. Тихое лошадиное ржание, долетевшее со стороны конюшни, потрясло ее. Неужели Герс? Помнит ли он ее? Помнит ли кусочки сахара, которые она давала ему после прогулки верхом? Если бы он был жив…

— Добрый вечер, Сандра.

— Добрый вечер, Адель.

Она наклонилась к своей старой воспитательнице и нежно обняла ее. Адель подавила рыдание и, взяв Сандру за руку, повела ее в дом.

— Как он себя чувствует?

— Доктор Бланшот здесь, — сказала Адель, всхлипнув. — И кардиолог, и сестра, и все те машины…

Остаток фразы утонул в белом носовом платке, который воспитательница приложила к лицу. Сандра обняла ее за плечи.

— Пошли посмотрим его, Адель.

— Я… я не знаю, сможешь ли ты сейчас взглянуть на него. Они что-то делают там, а вокруг них всякие трубочки.

— Все равно пошли наверх.

Две женщины поднялись по большой и темной деревянной лестнице. В доме сильно пахло воском, и этот запах не нравился Сандре.

— Подожди минуточку, Сандра. Я посмотрю, можно ли тебе войти.

— Но…

Адель исчезла в комнате, прежде чем Сандра успела закончить фразу, и через несколько секунд вышла.

— Подожди. Они сказали, что сейчас нельзя.

— Очень мне важно их мнение! — воскликнула Сандра, теряя терпение. — Я хочу немедленно увидеть Адриена, понятно?

Она повернула дверную ручку. Дверь открылась. На площадку вышла медсестра. У нее был острый взгляд зрелой женщины, привыкшей командовать молодыми девушками, плоская фигура и серое, наверное от бессонницы, лицо.

— Я не разрешаю, — сухо бросила она.

Вопреки воле, Сандра отступила назад.

— Кто вы, мадемуазель?

Адель что-то пробормотала. Сандра почувствовала, как ее челюсти сводит от ярости.

— Я — Александра де Монсе! — резко бросила она. — Человек, за которым вы так ревностно ухаживаете, — мой отец. А теперь, если вы будете достаточно любезны, позвольте мне пройти…

Сандра вновь взялась за ручку.

— О, мадемуазель де Монсе! Одну минуточку, пожалуйста!

Тон медсестры стал мягче, но голос оставался по-прежнему властным.

— Боюсь, что вам придется несколько задержаться. Вашего отца осматривает профессор Мишо. Состояние очень серьезное. Очень сожалею, но впустить вас не могу.

Сандра уже готова была на резкость, но вмешалась Адель.

— Пошли со мной, Сандра, я приготовлю тебе чай. — Повернувшись к сестре, она сказала: — Спасибо, мадемуазель, мы подождем.

Воспитательница взяла Сандру за руку. Сестра вернулась в помещение.

— Сандра, пойдем, пожалуйста, — попросила Адель.

— Пусти меня.

Сандра вырвала руку, но Адель посмотрела на нее так грустно, что ее гнев постепенно затих.

— Прости меня, Адель. Я не хотела тебя обидеть.

Она поцеловала ее в морщинистую щеку.

— Мои нервы на пределе, в этом вся беда. Если тебе хочется, приготовь чай, а я приду через пять минут. Приготовь жасминовый чай, ты ведь всегда его заваривала.

Адель кивнула и пошла вниз, осторожно держась за поручень. Оставшись одна, Сандра подошла к окну с двойной створкой, выходившему в сад позади дома, прислонилась головой к холодному стеклу и посмотрела в темноту. На террасе был включен свет. За ней смутно темнели верхушки тополей.

Сандра почувствовала себя опустошенной и всеми забытой.

Она отошла от окна и направилась в свою бывшую спальню на поиски прошлого. Там ничего не изменилось: покрытая позолотой кровать, сатиновые подушки, книги на полке — казалось, весь этот добрый и старый мир ждал ее. Она подошла к кровати, наклонилась и подняла истрепанную книгу Яна Флеминга, которая валялась на полу. Погладила ее и поставила на полку рядом с другими. Ее собрание о Джеймсе Бонде! «Шпион, который любил меня»… Словно музей, подумала Сандра. Музей моего прошлого.

Она коротко и горько рассмеялась.

Когда Сандра вышла из комнаты, Адель уже ждала ее на площадке.

— Я уже начала волноваться, — сказала она. — Мне показалось, что ты уехала. Чай в гостиной.

Сандра промолчала и пошла за воспитательницей в большую, заставленную мебелью комнату. Половина кресел и две софы были покрыты чехлами, чтобы не пылились. Адель сервировала маленький кофейный столик. На нем стояла чашка и дымящийся кофейник.

— А ты не хочешь чаю? — спросила Сандра.

— Нет, моя милая, это для тебя.

Стоя, Сандра с наслаждением отхлебнула горячей жидкости. Повсюду висели новые занавески, их цвет не соответствовал цвету обоев.

— Сядь, Сандра. Сестра сказала, что скоро ты сможешь увидеть своего отца.

— Спасибо, Адель, но мне хочется сходить в сад.

Сандра распахнула дверь, и свежий воздух взбодрил ее. Она вышла на террасу, с удовольствием оставив эту напичканную мебелью комнату, похожую на египетскую гробницу. Спустившись на лужайку, сняла туфли, чтобы вновь испытать незабываемое чувство — ощутить росистую траву ногами.

Единственный фонарь освещал хозяйственные постройки. Сандра медленно прошла мимо конюшни. Она была пуста, ржание, что послышалось ей, доносилось от соседей. Сандра вспомнила жеребца, на котором ездила на прогулки, когда ей было пятнадцать лет, и с головой окунулась в счастливые воспоминания прошедших дней.

Голос Адели вернул ее к действительности.

— Сандра, теперь ты можешь навестить отца!

Они снова прошли через гостиную, поднялись по лестнице и очутились перед закрытой дверью. Первым человеком, появившимся из-за двери, оказался доктор Бланшот.

— Здравствуй, Сандра. — Его голос звучал бесцветно, но в глазах появилось изумление, когда в красивой женщине, стоящей перед ним, он узнал свою былую девочку-пациентку.

Едва ответив на приветствие, Сандра открыла дверь и чуть не столкнулась с другим человеком, которого не знала. Видимо, это был кардиолог.

— Входите, мадемуазель, но не утомляйте его. Он очень слаб.

Доктор казался озабоченным. Он отступил назад, держа дверь открытой, и Сандра вошла в комнату. Внезапно у нее появилось чувство страха, как это всегда бывало с ней в те редкие моменты, когда ей, маленькой девочке, разрешалось зайти в родительскую спальню. Сандра увидела сестру, манипулирующую какими-то приборами, и повернулась к доктору.

— Ее присутствие обязательно?

— Боюсь, что да, мадемуазель.

Но с большой кровати на четырех столбиках с пологом, которую мать Сандры называла «гондолой», донесся слабый голос, не потерявший, однако, властности:

— Прошу оставить нас, мадемуазель!

Его тон, как всегда, был твердым, не терпящим возражений. Сестра с негодующим видом повернулась к доктору, но тот жестом приказал ей повиноваться. Дернув плечами, женщина вышла.

Оставшись наедине с отцом, Сандра подошла к кровати. В спальне Адриена ничего не изменилось. Все следы присутствия матери давно уже были устранены, но Сандра не могла удержаться, чтобы не заглянуть на туалетный столик, где обычно стояли флакончики с духами, и на спинку стула, где висело белье.

Сандру охватила дрожь. Подойдя к кровати ближе, она увидела какой-то сложный аппарат, из которого выходили разные трубочки и провода. К руке Адриена была подведена капельница, на груди виднелись электроды, прикрепленные клейким пластырем. Его тело, завернутое в пижаму, высохло, словно растение, которое давно никто не поливал. Только серые глаза, как всегда, ярко сверкали на истощенном лице. Сколько ему лет, внезапно подумала Сандра, и ее потряс нервный кашель, когда она поняла всю глупость этого вопроса. Однако же, как нелепо, что она не может вспомнить возраст отца.

— Здравствуй, Александра, — сказал Адриен.

— Здравствуй, папа.

Он не назвал ее Сандрой, как делал это в детстве. О, как ей хотелось, чтобы перестали дрожать руки.

— Подойди и сядь рядом со мной.

Она осторожно присела на край кровати. Адриен казался таким хрупким, что она боялась, как бы он не сломался при неосторожном движении. Ее глаза устремились к зеленой линии на маленьком экране, которая фиксировала биение сердца. Он перехватил ее взгляд.

— Не смотри на эти машины — они врут.

Сандра кашлянула, чтобы прочистить горло, как делала в детстве, когда отец хотел, чтобы она прочитала стихи его друзьям.

Адриен взял ее руку и с гримасой боли приподнялся.

— Я просил тебя, Сандра, приехать сюда не для того, чтобы говорить обо мне.

Слабые отблески света появились в его серых глазах, как будто они хотели впитать Сандру, притянуть и обласкать в последний раз.

— Мы не видели друг друга со времени твоего замужества. Я не хочу, чтобы ты вспоминала обо мне таком, каким я был тогда. Ты плохо думала обо мне в то тяжелое время.

Он перестал говорить и сглотнул слюну. У него было очень слабое дыхание, и каждое слово давалось ему с трудом. Сандра думала, что она созерцает эту картину с беспристрастностью студента-медика, но не заметила, как ее щеки стали мокрыми от слез. Адриен де Монсе, кажется, не замечал этого.

— Моя ошибка, — продолжал он, — заключалась в том, что я всегда думал о тебе только как о «моей» дочери.

Сандра знала, чего стоили ему эти слова. Она сжала руку отца.

— Я всегда хотел подавить в тебе то, что ты унаследовала от матери. Я был не прав и теперь плачу за это. Так же, как и ты.

Охваченная внезапной тревогой, Сандра открыла рот, чтобы сказать несколько слов, но пожатие тонких пальцев Адриена остановило ее.

— Ты не должна извиняться за свое поведение. Я ответствен за то, кем ты стала. И я… И ты…

Сандра опустила глаза. Откуда он узнал? До сих пор она ни разу не спрашивала себя, знает ли отец что-нибудь о «Единороге», а если знает, что он может подумать о нем. Так или иначе, она была уверена, что ее секреты никогда не выйдут за стены заведения. Возможно, она получила бы какое-то удовольствие от того, что в один прекрасный день он узнал бы об этом. Теперь она понимала: кто-то все рассказал ему. Кто?

Адриен опередил ее.

— Я боролся за тебя, Сандра, но мои предчувствия и Марк…

— Марк?

— Да. И я проиграл.

Интуиция подсказала Сандре, что Адриен ссылается не только на ее замужество.

— Папа, я хочу знать…

— Мне не суждено, Сандра, сказать тебе больше, но я должен был увидеть тебя… Болезнь — любопытная вещь! Она возбуждает желание исповедоваться и сбросить груз старых ошибок, как будто ты никогда не грешил и не ввергал в грехи другого.

Де Монсе откинулся на подушки и закрыл глаза.

Сандра плакала не таясь. В первый раз перед ней Адриен предстал как человек, который страдал, был обижен женщиной, которую он любил и которая изменила ему. И в первый раз она почувствовала вину за то, что носит имя этой женщины.

— Иди, моя девочка. Тебе пора. Будь осторожной!

Он отпустил ее с легким пожатием руки. Сандра знала, что на продолжение разговора у него нет сил. Она встала, держа его руку в своей, наклонилась и нежно поцеловала его.

— Я вернусь, — глухо сказала она.

Доктора и сестра уже возвращались к постели больного.

13

Серый рассвет повис над дорогой «Рут Насьональ» 306. Несколько минут назад Сандра поняла, что она должна вновь проехать по этому пути. Она бросила встревоженный взгляд на зеркало заднего вида. Зеленый «форд» следовал за ней с того момента, когда она выехала из Рамбуйе. Не надеясь оторваться, она нажала на акселератор и обогнала датский грузовой автомобиль. Затем слегка отпустила акселератор, оставляя минимальное расстояние между грузовиком и «БМВ». Она проклинала свою меланхолию, которая вынудила ее возвращаться в Париж самым длинным путем. Да она и не торопилась туда, к Марку и «Единорогу». Ей нужно было время, чтобы все хорошенько обдумать. Теперь, сказала она себе с усталой улыбкой, нужно найти способ избавиться от преследователя.

Обозленный водитель грузовика посигналил ей. Не обращая на него внимания, Сандра вела автомобиль с прежней скоростью. В зеркале вскоре показался зеленый «форд», он поравнялся с грузовиком. Сандра увидела за рулем мужчину, но тусклый свет не позволил ей рассмотреть его черты. Понимая ее маневры, незнакомец ехал в левом ряду. С противоположного направления приближался «пежо». Сандра хитрила, оставаясь на прежнем месте, возле большого грузовика. «Форд» также не снижал скорости. Вот-вот могло произойти столкновение.

Датский грузовик затормозил в последнее мгновение, давая возможность «форду» свернуть вправо и вклиниться между ним и «БМВ». Сандра снова нажала на акселератор. Но человек за рулем «форда» не хотел упускать ее.

Они оставили позади Шеврез. Чтобы уйти от преследователя, Сандра подумала было свернуть на второстепенную дорогу, ведущую к Версалю, и затеряться на его улицах. Но она все еще колебалась. Движение на главной дороге в эти утренние часы было хорошей защитой.

Внезапно ее охватил гнев, и она притормозила. В конце концов, кому и почему понадобилось преследовать ее? Она начала испытывать усталость от напряжения последних двадцати четырех часов. В погоне явно просматривалось нечто такое, что придавало смысл всему происходящему и что должно дать четкий ответ на все ее вопросы. Но ситуация выглядела весьма неопределенной, а автомобиль, наседающий на пятки, запутывал ее мысли еще больше.

Второстепенная дорога сворачивала вправо и шла через открытые поля, где немногочисленные пятна нерастаявшего снега напоминали о прошедшей зиме. Сандра обратила внимание на пятно снега как раз в тот момент, когда «форд» обходил ее слева. Неужели этот человек решил отказаться от преследования?

Обогнав ее примерно на сто метров, «форд» резко затормозил и стал поперек дороги. Сузив глаза и стараясь побороть панику, Сандра мгновенно оценила свои шансы. Ей оставалось только свернуть на второстепенную дорогу. Это была даже не дорога, а хорошо наезженный проселок. Стараясь избежать столкновения, Сандра резко повернула руль. Ее машину занесло, и она медленно сползла в придорожную канаву. Сандра нажала на тормоз и выключила зажигание. Ее бросило вперед. Несильный удар головой в дверцу. Тишина.

Она открыла дверцу и вышла на дорогу. Слегка ошеломленная, потрогала рукой лоб. Ничего страшного, просто небольшая шишка. Она огляделась. Виновник происшествия стоял невдалеке, водитель направлялся к ней. Его дыхание белыми спиралями подымалось в холодный утренний воздух. Она с изумлением узнала Марка.

— Ты не пострадала, Сандра?

Марк взял ее за руку, а затем попытался обнять ее за плечи. Казалось, он был по-настоящему испуган.

— Ты что, совсем сошел с ума! — яростно крикнула Сандра, стряхивая его руку.

Она села на крыло «БМВ», обеими руками отвела назад волосы и закрыла глаза.

— Ты сумасшедший, — повторила Сандра.

— Я действительно испугался, увидев, что ты свернула с дороги. Мне показалось, что твой автомобиль может загореться.

Сандра медленно открыла глаза. Ее суженные зрачки смотрели сквозь Марка на вспаханное поле, где три вороны прочесывали землю своими длинными клювами. Вдруг одна из них с резким криком поднялась вверх, пронеслась над ними и скрылась в клубящемся тумане.

— Почему ты следил за мной?

Он присел рядом с ней и всунул руки в карманы полупальто. Сандру била нервная дрожь.

— Я опоздал в Рамбуйе всего на несколько минут. Лаура рассказала мне о звонке.

Марк вынул руки из карманов и поднял воротник.

— Ты, конечно, решил ко мне присоединиться? — спросила Сандра, повернувшись к Марку лицом.

Марк нервно дернулся.

— Да, конечно.

Несколько секунд он молча смотрел на нее. Дрожащая от холода в своем оливковом замшевом костюме, она выглядела хрупкой и беззащитной.

— Разве ты не захватила с собой пальто? — спросил он. — Ты простудишься. Пойдем в мою машину.

Он предложил ей руку. Сандра отпрянула. Ей показалось, что она видит экран, на котором в сладострастном объятии сплелись два тела.

Она медленно побрела по дороге, подфутболивая носками туфель комки земли. Может быть, он говорит правду, думала она. Нет, это было бы слишком хорошо. Он обманывал меня всю жизнь, и ни в одно его слово невозможно поверить.

Глядя в землю, Марк шагал рядом с нею.

— Как чувствует себя отец? Ведь ты еще ничего не сказала о нем.

Сандра глубоко вздохнула. В поле вороны ссорились за почерневший початок кукурузы, окаменевший от холода.

— Отец очень болен, — ответила она. — Хотя я сомневаюсь, что тебе это действительно интересно. — Она заглянула ему в глаза. — Зачем тебе понадобилось изображать из себя гангстера?

Он почесал затылок и сказал с кающейся улыбкой:

— Прости меня, Сандра. Я действительно не подумал. Ты права, все это довольно смешно. — У него часто-часто задергалось веко. — Послушай, давай уедем отсюда. Я пришлю аварийку, она притащит твой «БМВ». Поехали в Париж.

Он еще раз попытался прикоснуться к ней, но Сандра оттолкнула его руку и пошла к «форду».

— Почему ты взял машину напрокат? Что случилось с «ровером»?

— Ничего, — торопливо ответил Марк и сел за руль. — Мелкий ремонт.

Сандра тоже села в машину. Когда «форд» тронулся с места, она увидела, что туман почти рассеялся. Восходящее солнце окрасило небосвод в голубую краску. Две вороны улетали с холодного поля.

Марк выехал на дорогу. Сандра не отводила глаз от асфальта. Между ними возникла напряженная глухая враждебность. Марк украдкой посматривал на нее, казалось, он чего-то ждал. Может быть, удобного момента?..

— Что говорят доктора?

От неожиданности Сандра подпрыгнула на сиденье.

— Какие доктора?

— Которые лечат твоего отца.

— Не знаю, завтра я поеду к нему снова.

Она отчетливо увидела, как Марк сжал губы. Взяла из сумочки сигарету и раздраженно поискала спички. Марк предложил свою зажигалку. Острый огонек, взметнувшись, осветил капельки пота, выступившие у нее на лбу.

— Ты не завершила всех дел с отцом, не так ли? — спросил Марк с саркастической ухмылкой. На мгновение он оторвался от дороги, и что-то похожее на презрение мелькнуло у него в глазах, когда они остановились на Сандре.

— Я думаю, что мы с отцом виноваты в одинаковой степени. А наша женитьба…

— Была ударом для него. Бедный, бедный Адриен… А ты жалеешь об этом?

Она не ответила.

— У меня такое впечатление, что твой дорогой папаша кое-что порассказал тебе, и не в мою пользу, — сказал он.

— Почему ты так подумал?

Чтобы скрыть свою тревогу, она глубоко затянулась.

Марк неопределенно махнул рукой и, когда «форд» влетел в тоннель Сен-Клод, даже не снизил скорости. Прикрыв глаза, Сандра прислушивалась к шуму автомобилей, проносящихся через тоннель. Электрические фонари попеременно освещали ей лицо. Когда они выехали на набережную, Марк спросил:

— Поедем домой?

— Нет, мне хотелось бы прямо в «Единорог».

— Ясно. Однако мне было бы удобнее сначала заехать на квартиру. Я должен взять досье.

— Тогда высади меня на стоянке такси.

Он проехал мимо радиотелевизионного центра и свернул направо.

— Сандра, перестань играть в эти игры, — тихо сказал он. — Весь шум поднялся из-за того, что я не хотел оставлять тебя наедине с больным отцом. Я понимаю, что не должен был поступать так, как я поступил, но не знаю, каким еще образом можно было догнать тебя. Я…

— Марк, я страшно устала. Мы принесем свои извинения друг другу немного позже. Хорошо?

Руки Марка крепче сжали руль. Сандра увидела, как побелели суставы его пальцев. И ей опять захотелось выйти из машины.

— Надеюсь, ты не против. У меня была такая беспокойная ночь, — тихо добавила она.

Он улыбнулся и кивнул. «Форд» свернул на авеню де Сегур, промчался по Рю де Ликорн и остановился возле дома номер шесть. Марк вышел, обогнул машину и открыл для Сандры дверцу.

В холле их встретила Лаура.

— Все в порядке? — озабоченно спросила она.

Сандра кивнула.

— Я кое-что хочу тебе сказать…

— Позже, Лаура, — прервала ее Сандра. — Я хочу несколько часов поспать.

— Я пойду с тобой, — сказал Марк, — и помогу тебе.

Он коротко и резко рассмеялся.

Сандра сжала зубы, проглотив ответ, который был у нее на языке, и стала подниматься наверх. Возле двери в свою спальню она сделала последнюю попытку остановить Марка.

— Спасибо, Марк, но я сама управлюсь.

— Я должен убедиться в этом, — ответил он с чарующей улыбкой.

Открыв дверь, он отошел в сторону, чтобы пропустить ее. Коротко вздохнув, Сандра вошла в спальню. Бросила сумочку на кровать и открыла шкатулку на туалетном столике, где обычно хранила сигареты. Она была пуста.

Марк подошел к ней, и она почувствовала его ладони на своей спине, а дыхание на затылке.

— Сандра, — прошептал он, целуя ее в ухо. Его пальцы крепко сжали нежную талию, поднялись к груди и поползли под черный кашемир. Движением плеч она стряхнула его руки.

— Я хочу сигарету.

Через двойную стеклянную дверь Сандра прошла в свой кабинет и оглянулась. Лицо Марка оставалось бесстрастным, но в глазах горело такое неуемное желание, что она задрожала. В одно мгновение он настиг ее, прижал к краю стола, обхватил лицо руками, затем впился в ее губы. Пытаясь вырваться, она издала приглушенный крик.

— Нет, Марк. Не сейчас. Я не могу!

Сандра пыталась оттолкнуть его, но он отклонял ее назад, вынуждая лечь на стол. Неожиданно он поднял ей юбку и раздвинул ноги. Сандра вырывалась изо всех сил, но Марк держал ее крепко.

— Марк, нет! Нет! Остановись!

Но он не слушал ее. Подцепив пальцем, он стянул вниз ее красивые кружевные трусики.

— Марк, пожалуйста, — вырываясь, просила она.

С перекошенным лицом, Марк непонимающе посмотрел на нее.

— Но ты же моя, Сандра, — сказал он мальчишечьим голосом. — Моя!

— Нет, я не твоя! Нет! — заплакала она от острой, пронзительной обиды.

— Месье Ренан, мне кажется, вам следует прислушаться к просьбе своей жены, — внезапно послышался чей-то грубоватый голос с американским акцентом.

В открытой двери, насмешливо улыбаясь, стоял полковник Андерсон.

— Я действительно очень сожалею, что прерываю эту трогательную сцену супружеского счастья, — сказал он.

14

Бывают мгновения, которые, кажется, продолжаются вечно. Потрясенная и униженная, Сандра наконец смогла рассмотреть полковника. Высокий, с красно-рыжей бородой, со шрамом на лице и с глазами, которые теперь выглядели черными, а не голубыми. Неужели он носит цветные контактные линзы? — совсем некстати подумала она. Лицо его без грима, который придавал ему вид горького пьяницы, было бледным. Выглядел Андерсон намного моложе, чем ей вчера показалось.

Сандра чувствовала внутри тупую боль.

— Что ты здесь делаешь? Кто разрешил тебе войти? — Голос Марка звучал резко, но дрожь в руках, когда он одергивал одежду, показывала, насколько он чувствовал себя неудобно.

— Задавай вопросы по одному, мой дорогой Ренан. — Глубокий голос полковника Андерсона был полон презрения. Он обошел стол, достал сигарету и зажигалку. — Что я здесь делаю? Это вовсе не тайна для тебя, не так ли? Ну, а что касается того, как я сюда проник… Как все постоянные клиенты этого заведения.

Он отрывисто засмеялся.

— Вон отсюда, полковник Андерсон! — рявкнул Марк, указав пальцем на дверь.

Андерсон глубоко затянулся.

— Ты знаешь мое имя? Разве это не странно? Конечно, «Единорог» — не тот зверь, который удовлетворяет себя одной самкой.

— На что ты намекаешь?

Марк побледнел. На виске его пульсировала вена.

— А впрочем, ничего удивительного, что ты знаешь мое имя, ведь мы хорошо знакомы, — невозмутимо продолжал Андерсон.

— Полковник, я прошу вас в последний раз немедленно покинуть эту комнату!

Андерсон сломал сигарету о пепельницу на столе.

— Хорошо, Марк! — Казалось, спокойствие вдруг оставило его. — Ты прав: больше нет смысла продолжать эту игру.

— Я действительно не понимаю, что…

— О, остановитесь! — крикнула Сандра, и мужчины тут же повернулись к ней. Шатаясь, она сделала несколько шагов и оперлась о спинку стула. Слезы проложили две черные линии на ее щеках. Руки Сандры потянулись к лицу полковника, пальцы легко коснулись его щеки, поглаживая глубокий шрам. Она стояла так, пока не встретились их глаза. Довольно долго для Марка, теряющего терпение.

— Джеймс! — наконец произнесла Сандра и, зарыдав, упала в кресло. Марк отшатнулся.

Сандра плакала, а в ее сердце поднималась боль при мысли, что она могла заниматься любовью с этим человеком, но ни его тело, ни ее чувства не послали сигнала, по которому она могла бы узнать его. Машина, просто машина…

Неожиданно превратившись в Джеймса Ллевелина, Андерсон подошел к Сандре, нежно взял ее руку, поднял подбородок и заставил взглянуть на него.

— Сандра, я должен объясниться… У меня есть много чего рассказать тебе.

Словно очнувшись от сна, Марк энергично оттолкнул Джеймса в сторону.

— Оставь ее! Разве ты не видишь, что расстраиваешь ее? Уходи!

— Не ранее, чем расскажу о той ночи в Хуан-ле-Пин. И о нашей сделке.

У Марка отвисла челюсть.

— О какой сделке? — прохрипел он.

Сандра села в кресло. Слова Ллевелина как-то отрезвили ее, помогли взять себя в руки. Твердо глядя на мужчин, она сказала:

— Очень хорошо. Я хочу услышать о ней. Я хочу знать все!

Марк осунулся, казалось, он еле держится на ногах. Заложив руки за спину, Джеймс подошел к Сандре.

— Ты все узнаешь. Именно поэтому я и вернулся. — Бросив взгляд на Марка, он прикусил губу. — Давай вернемся к нашей первой встрече, Сандра. В тот день я приехал в Рамбуйе потому, что мы с твоим отцом работали над очень важной проблемой. В частности, дело касалось некоего предателя, который работал в советском посольстве в Бухаресте. Нам с Марком было поручено встретить этого человека. Мы должны были допросить его. Чтобы обезопасить себя, он вступил в контакт с разведками США и Франции. Он заявил, что может дать нам жизненно важную информацию о деятельности Советского Союза в Анголе и Вьетнаме, а также рассказать о других стратегических секретах.

— Но какое отношение все это имеет ко мне? — с раздражением произнесла Сандра. Уголком глаза она наблюдала за Марком — он посматривал то на часы, то на дверь, словно чего-то ждал.

— Я подхожу к этому, — сказал Джеймс и вздохнул, как будто ему было трудно говорить. — Несомненно, ты никогда не задумывалась о совпадении, которое соединило нас на яхте твоего дяди в Хуан-ле-Пин? Все это было подстроено.

При этих словах Марк шагнул вперед и наклонился над Сандрой, сидевшей в кресле. Он взял и сжал ее руки, может, немножко сильнее, чем нужно.

— Сандра, посмотри на меня, — сказал он напряженным, почти умоляющим тоном. — Не слушай его! Все, что он говорит, — это ложь, Сандра!

Сандра хотела оттолкнуть его, но не посмела.

— Это заведение мы создали с тобой вместе, — продолжал Марк. — Никогда не забывай об этом. И я люблю тебя, Сандра! Пошли отсюда. Давай оставим его здесь и уйдем.

Внезапно в его глазах появилось что-то такое, чего раньше она никогда не видела. Покорность. Зависимость. Она отняла руки, медленно встала и обошла вокруг стола.

— Я должна все знать.

Словно боясь, что она уступит следующему натиску Марка, Джеймс проговорил:

— Так вот, твой дядя привез этого человека из Румынии во Францию. Не удивляйся, люди типа Грегори очень ценны для секретных служб. Им нравится рисковать. В этот вечер Сметленко был на борту «Розебуд». Он растворился среди гостей, а ты даже с ним танцевала.

Сандра зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть. Пьяный толстый мужчина, который наступал ей на ноги! И Мэй, да, конечно, Мэй тоже была замешана в это дело! Внезапно до Сандры дошло все, что происходило вокруг нее — наивной молоденькой девушки.

— Продолжай! — резко сказала она.

Джеймс машинально погладил бороду. Внезапно его голос стал звучать не так уверенно, как раньше.

— Что случилось потом — это не планировалось. Ты должна верить мне, Сандра. Мы оба любили тебя.

Сандра повернулась к Марку. Теперь он действительно выглядел словно пойманный зверек. Джеймса, по-видимому, не трогало поведение Марка.

— Мы были искренни той ночью, Сандра. Но между нами уже пробежала черная кошка.

— Если ты не против, я доведу этот рассказ до конца, — внезапно сказал Марк, и по его лицу скользнула притворная улыбка. — Потому что, моя дорогая Сандра, у него есть последствия. Но даже если я потеряю тебя, — он запнулся, — ты должна услышать это от меня. Проект создания «Единорога» обсуждался еще до нашей встречи с тобой. Это было мое детище, и я убедил руководство одобрить его. Существовала только одна проблема — найти подходящую женщину. Мы искали исключительную женщину, которая соответствовала бы всем требованиям и успешно вела дела заведения. Как только я увидел тебя, я понял, что ты и есть та самая женщина, которую я искал. Все, что мне оставалось сделать, — это обучить тебя для работы.

В глазах Марка горел странный огонь, как будто он заново переживал эти мгновения и наслаждался ими. Сандра в страхе отступила от него.

— Итак, мои боссы дали «добро», — продолжал он. — Все было готово. Но твой дядя выболтал наши планы Джеймсу, потому что не мог или не хотел доводить это до сведения твоего отца. Бедный Адриен — это убило бы его. — У Марка перекосило рот, глаза стали как острые буравчики. — Да, твой странствующий рыцарь пытался помешать моим планам!

Джеймс с презрением посмотрел на Марка. Он едва сдерживался, чтобы не вцепиться ему в горло.

— Взгляни на него! Даже теперь у него чешутся руки — мы почти готовы к обмену ударами. — Он повернулся к Сандре. — Марк Ренан и Джеймс Ллевелин дерутся за тебя — что ты скажешь на это, моя прелесть? К счастью, меня прикрывают мои боссы. Он ничего не смог бы сделать, не рискуя выдать Сметленко. И поскольку его боссы хотели заполучить Сметленко любой ценой — он попался в ловушку!

Марк плюхнулся в кресло. Его саркастический смех скорее напоминал всхлипывания. Он опустил голову на грудь, а когда поднял ее, казался почти грустным.

— Итак, я предложил сделку.

Сандра хотела что-то сказать, но спазмы сдавили ей горло. Все последнее время она чувствовала себя, словно боксер, получивший удар в голову: единственная задача — удержаться на ногах.

— Я принял это, Сандра, — сказал Джеймс. — Мои руководители хотели забрать румына у Франции. После случившегося сделка ничего не стоит. Я сожалею только о том, что потерял шесть лет.

Он замолчал и начал искать сигарету.

— А сделка заключалась в том, что Марк должен был передать мне Сметленко в обмен на обещание никогда больше не входить в твою жизнь.

После этих слов наступило долгое молчание. Магический круг был разорван. Осталось только объяснить последствия.

— Позже мы узнали, что Сметленко был мелкой сошкой, пытавшейся выдать себя за большого человека, — устало произнес Джеймс. — Он знал о секретных делах русских не более того, что мы уже знали сами. Но я до сих пор не могу понять, как это удалось Марку…

Скрипнула дверь, и человек, открывший ее, вошел в комнату. Это был мужчина лет сорока, с седыми висками и в элегантном костюме.

— Похоже, я появился как раз вовремя, — сердечно сказал Маллован.

15

Сандра уже знала, что Маллован был правой рукой Марка, но предпочитала забыть о его существовании. Она запретила ему появляться в «Единороге», и Марк пошел навстречу ее желанию. Один лишь взгляд на Маллована вверг ее в нервную дрожь, напомнил об их унизительной встрече в темном вестибюле парижского дома и ее заточении в «Америкен». Именно теперь это был единственный человек в мире, которого она не хотела видеть.

— Маллован! Наконец-то! — Марк тяжело дышал, словно лошадь, выдержавшая утомительную скачку. — Я думал, ты никогда не придешь!

— Ты сам назначил встречу на одиннадцать тридцать, — ответил Маллован.

Опершись на дверной косяк, он сдвинул шляпу на затылок. Словно кот, изучающий новое место, Маллован будто принюхивался к отношениям, которые сложились между этими мужчинами и женщиной.

Сандра осознавала, насколько страшен этот человек, и хотела, чтобы Джеймс тоже знал об этом. Он же, казалось, ничуть не удивился появлению Маллована, просто был немного раздражен и озадачен. Марк сделал неприметный жест. Маллован шагнул к Сандре, зажал ей рот, заломил правую руку за спину и поволок в коридор. Джеймс кинулся за ней, но Марк стал на его пути.

— Спокойно, ей не причинят боли.

Сандра вырывалась, ей хотелось закричать, но силы были не равны. Она напрасно пыталась укусить насильника за руку, душившую ее.

Джеймс колебался.

— Ты не смеешь поступать таким образом, — с вызовом сказал он.

— Я, может быть, и нет, но Маллован не дрогнет.

Ллевелин вздохнул. Его руки бессильно опустились.

— Иди к столу! — приказал Марк.

Джеймс отошел назад и посмотрел на Сандру, которая билась в цепких руках Маллована. Джеймс не был уверен в своей безопасности.

— Не беспокойся, Сандра, скоро мы встретимся снова.

— Я так не считаю! — сказал Марк и выскользнул из двери, повернув ключ в замке.

Маллован уже спускался вниз по лестнице со своей пленницей. Марк присоединился к ним. В это время дня «Единорог» обычно спал, бодрствовала только прислуга на кухне. Марк был почти уверен, что уйдет из дома незамеченным. Но когда они двинулись к выходу, в дверном проеме гостиной появилась фигура Лауры.

— Это ты, Сандра? — воскликнула она. — Что здесь происходит? Марк, что вы делаете?

Воспользовавшись появлением подруги, Сандра снова попыталась вырваться, но Маллован держал ее крепко. Лаура кинулась к нему.

— Пусти ее!

Он сильно толкнул ее свободной рукой, и Лаура, отлетев, ударилась головой о деревянные перила и без звука рухнула на пол.

— Идиот! — прошептал Марк. — Ты случайно не убил ее?

— Ты хочешь выбраться отсюда или нет? — огрызнулся Маллован.

Марк взглянул на девушку, лежавшую на белом мраморном полу, и поспешил за Маллованом, который уже пересек внутренний двор.

«Форд» стоял на улице рядом с домом. Марк открыл заднюю дверцу, и Маллован впихнул Сандру на черное сиденье. Она кинулась к другой дверце и попыталась открыть ее, но рядом с ней уже уселся Марк.

— Поезжай! — приказал он Малловану. — А ты не ломай ногти, — сказал он Сандре. — Ты же видишь, дверца заперта.

С трудом сдерживая отвращение, охватившее ее, Сандра отодвинулась, чтобы быть как можно дальше от своего мужа.

«Форд» отъехал от тротуара.

— Куда? — спросил Маллован.

— На место встречи.

Лицо Марка снова окаменело. Казалось, он забыл о Сандре. Его глаза не отрывались от дороги.

— По-моему, крепко пахнет паленым, — произнес Маллован, не поворачивая головы. — Слишком велика опасность. На грани самоубийства.

— Не спорь, — отрезал Марк. — У нас нет выбора.

Сандра закрыла глаза, не в силах унять гулкие удары сердца.

«Форд» остановился возле дома, где жил Марк. Он выскочил из машины, взялся за ручку двери.

— Подожди здесь, я долго не задержусь.

— Что делать с ней? — спросил Маллован.

Сандра с бесстрастным лицом сидела в углу.

— Поедет с нами. Я позабочусь об этом. Все будет хорошо.

Через несколько минут Марк вышел из дома с черным портфелем.

— Поехали. Мы уже опаздываем, — сказал он, садясь в автомобиль.

— Куда мы едем? — неожиданно спросила Сандра.

— Не беспокойся. — Марк казался утомленным. — Сейчас я улажу еще одно дельце, и мы уедем из Парижа. Не думал, что мне придется принимать меры так быстро, но неожиданное появление твоего дружка Джеймса означает, что я должен спешить.

— Мне глубоко безразличны твои планы, Марк.

— Не забывай, что мы муж и жена. Не знаю только, лучше это или хуже.

— Я не хочу ехать с тобой! — закричала Сандра. — Я не хочу покидать Францию!

— У тебя нет выбора.

«Форд» приближался к пригородам Парижа…

* * *

Джеймс не стал выламывать дверь — он просто прошел через спальню Сандры и очутился на лестничной площадке. Сбежав вниз, наткнулся на безжизненное тело Лауры. Нащупал пульс — девушка, к счастью, была жива. Джеймс поднял Лауру и перенес в гостиную, а затем пошел искать кого-нибудь из прислуги.

* * *

Наконец он нашел маленькую арабскую служанку, на попечение которой и отдал еще не пришедшую в сознание Лауру. Затем набрал номер в Рамбуйе и несколько минут говорил с кем-то на другом конце провода. Постоял, задумчиво поглаживая бороду, набрал еще один номер.

— Где они сейчас?

— В «форде» на набережной.

— Не теряйте их из виду. Я присоединюсь к вам в Шарантоне.

— Хорошо.

* * *

Они ехали в сторону Берси. Какое-то время Сандра сидела молча, стараясь привести свои мысли в порядок.

— Почему ты тащишь меня с собой? — неожиданно спросила она. — Неужели ты думаешь, что когда-нибудь я взгляну на тебя без отвращения? Как в эти последние несколько часов!

Он отвечал, словно капризный ребенок:

— Сандра, из-за тебя я предал свою страну и теперь не позволю тебе убежать от меня.

Она понимала, что попытка уговорить его обречена. Здравый смысл изменил ему.

— Для предателя ты слишком легко отделался! — резко сказала Сандра.

Марк повернул к ней свое холодное лицо.

— Почему? Потому что я догадался — Сметленко был мелкой сошкой и не представлял ни для кого абсолютно никакого интереса. Я все же допускаю, что он мог быть источником важной информации. Эти кассеты…

Неожиданно Сандра поняла, почему он бежит.

— Я знаю, что ты собираешься сделать, Марк. Я видела, как ты переписывал видеокассету прошлой ночью!

Его улыбка стала шире.

— Мне показалось, что я слышал какой-то звук!

Сандра почувствовала, как ею овладевает гнев.

— С самого начала ты подло использовал меня! — Сандра передернулась от гнева.

Он снова смотрел только вперед.

— Все твои подозрения, Сандра, — правда. Теперь нет смысла это от тебя скрывать. Информация, полученная в «Единороге», не шла французским секретным службам. Я продавал ее тем, кто больше платил, — совершенно разным людям. Некоторые из этих кассет ушли к ценителям порнографических фильмов, и тоже за очень хорошие деньги.

— Ты знал, что Джеймс когда-нибудь вернется! — Чувство гнева у Сандры сменило состояние отчаяния. Дважды она позволила себя обмануть и втянуть в игру, которая была ей отвратительна.

— Да, конечно, — ответил он, как всегда спокойно. — Я принял все необходимые меры предосторожности. Я узнал его сразу же, когда он назвался полковником Андерсоном. У тебя на это ушло гораздо больше времени, не так ли?

Сандра отвернула голову и закусила губу, чтобы не заплакать.

— Нас преследует «бентли», — заметил Маллован.

— Может быть, это Джеймс принял меры? — прошептала Сандра, с удовольствием увидев, что тревога вновь вернулась на лицо Марка.

— А ну-ка поддай газку! — бросил он Малловану.

* * *

На съезде к Шарантону Джеймс увидел автомобиль «бентли». Как и было согласовано, большая английская машина шла позади «рено» Ллевелина. В это раннее время на дорогах не было пробок. Джеймс включил радиотелефон.

— Держите их под контролем, — сказал он. — Встретимся на Рю де Пари.

* * *

— Он уходит, — бросил Маллован Марку.

Марк расслабленно откинулся на сиденье. «Форд» повернул на Рю де Пари. Проехав немного вперед, автомобиль поднялся по склону и остановился на повороте возле высоких деревянных ворот, изъеденных червями. Одна половинка была отворена. Маллован вышел из машины и открыл другую, а затем заехал в маленький, вымощенный камнями дворик, буйно заросший сорняками. От улицы дворик отделялся высокой стеной. В глубине стоял старый каменный дом с асимметричными крыльями. Несколько оконных стекол было выбито, а облезлые ставни, сорванные с петель, валялись на земле. Входная застекленная дверь была открыта.

Маллован первым вышел из машины и направился к дому, за ним шли Марк и Сандра.

— Передай им, что мы получили то, что хотели, и не можем ждать, — приказал ему Марк.

Маллован вошел в дом. Сквозь дверной проем Сандра увидела пустой холл с побеленным потолком, который переходил в другое помещение. Но и там никого не было.

Через две-три минуты вернулся Маллован.

— Все хорошо, но он говорит, что ты должен тут же уехать.

— Я боялся этого.

— И он говорит, что легко не будет. В НАТО заметили утечку информации, а американцы идут по следу.

— Знаю. — Марк жестом оборвал его. Он взял портфель и, держа Сандру за руку, вошел в холл, а оттуда — в большую и пустую комнату. Здесь пол был выщерблен, со стен кусками отваливалась штукатурка. В центре того, что, видимо, когда-то было гостиной, стояли два пыльных садовых стула. Возле одной из трех дверей, выходивших в сад, стоял мужчина в темном костюме.

Не оборачиваясь, он произнес:

— Твое последнее донесение очень высоко оценено, но теперь мы должны остановиться. Боюсь, что твоя деятельность стала заметна. К сожалению.

— Я этого тоже боюсь.

Марк что-то поискал в портфеле и наконец вынул оттуда тщательно упакованный пакет.

«Кассеты, — подумала Сандра, подавив дрожь. — И моя, наверное, среди них».

Она не могла не чувствовать, что в этой комнате что-то назревает, и, хотя ей было нелегко, с удивлением обнаружила, что совсем не боится.

— Я не ожидал, что здесь будет женщина.

— Она едет со мной.

— Вас будет очень трудно вывезти.

— Она едет со мной.

Наконец мужчина повернулся к ним. Его лицо принадлежало к тому типу, которые очень легко забываются.

— Очень хорошо. Теперь я оставляю вас.

Он взял у Марка пакет и передал коричневый конверт.

— В нем инструкции. Тщательно исполняй их, и сегодня же ты покинешь Францию. — Затем повернулся к Малловану. — А как насчет тебя?

— Нет, спасибо. Я не люблю путешествовать. Я исчезну по-своему.

Не сказав больше ни слова, мужчина повернулся спиной к Марку и Сандре, открыл дверь и вышел в сад.

* * *

Джеймс оставил автомобиль у подножия склона. Он знал, что «бентли» и фургон заняли позицию по изгибу дороги на вершине холма. Третий автомобиль теперь огибал здание, чтобы заблокировать внешние ворота в конце сада. Джеймс прошел сквозь высокую дверь, спрятался под деревом и подал сигнал. Неясные фигуры позади него медленно двинулись вперед. Передвигаясь от дерева к дереву, Джеймс достиг ступенек.

В холле он постоял несколько минут, поглядывая на часы, словно ожидая сигнала. Затем Джеймс энергичным толчком распахнул дверь настежь.

— Вы окружены! Стоять на месте!

В то же мгновение пятеро мужчин в черном одновременно ворвались в помещение и окружили Марка и Сандру. Малловану удалось ускользнуть, и он побежал за человеком в черном, который направлялся к воротам в конце сада.

Ворвавшиеся медленно подошли к Марку. С потерянным и изможденным видом он сунул руку в карман пальто. И в это мгновение Сандра вырвалась от него и бросилась к Джеймсу.

— Я же говорил тебе, что мы скоро увидимся, — прошептал он.

Люди, прибывшие с Джеймсом, схватили Марка. В холле послышались тяжелые шаги. В комнату вошел седой человек, вращая трость с серебряным набалдашником.

— Мы взяли и тех двоих, — сказал Грегори Аладин. — На этот раз, мой дорогой месье Ренан, твоя игра действительно закончена.

16

Лайнер авиакомпании «Леар» летел над Клермон-Ферран, но его пассажиры не проявляли никакого интереса к роскошному пейзажу внизу. В маленьком салоне стюард поставил два коктейля на круглый столик и вышел. Сандра подождала, пока он закроет за собой дверь, наклонилась и взяла коктейль. Джеймс поднял свой бокал.

— За победу?

Его улыбка обнажила острые белые зубы. Сандра коснулась губами янтарной жидкости, и ее взгляд затуманился слезами.

— Может быть.

Она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

— Все произошло очень быстро. Я чувствую себя так, словно потеряла день жизни.

— Мне очень хотелось избавить тебя от всего этого, — сказал он. — Но не было возможности.

Она открыла глаза и взглянула на него, стараясь вызвать образ прошлого. Джеймс нашел время сбрить бороду и усы. От полковника Андерсона остались только седые волосы и шрам. Теперь Ллевелин был более похож на ее воспоминание о нем. Поначалу она думала, что шрам поддельный, но теперь не могла оторвать от него глаз.

— Этот шрам… — произнесла она. — Я даже не знаю, где ты его получил!

Он поставил свой бокал, наклонился и хлопнул ладонями по коленям.

— Во Вьетнаме!

Она ничего не сказала, ожидая, когда он сам расскажет о том, что случилось за годы их разлуки.

— Меня послали туда с одним заданием. Я мог бы отказаться, но не сделал этого.

Он замолчал и посмотрел сквозь бортовой иллюминатор на белое крыло самолета, поблескивающее на солнце.

— Почему?

— Мне захотелось забыть обо всем. Я думал, что война вылечит меня, но, как видишь, ошибся.

— А потом?

— Потом?.. Потом я продолжал жить и работать. Прекратил попытки все забыть. Я всегда думал о тебе и о Марке.

Между ними наступила неловкая тишина.

— Как ты узнал правду о Марке?

Казалось, что после смены темы разговора ему стало легче.

— Я поддерживал связь с Грегори и Мэй. С их помощью я всегда знал, где ты, и мог наблюдать за деятельностью твоего мужа. Я ждал удобного случая.

Сандра опустила глаза.

— Я старалась отыскать тебя.

— Я знаю. И знаю, во что это вылилось для тебя. Я подозревал, что все это — проделки Марка, и надеялся, что в один прекрасный день он сделает ошибку. Они всегда в конце концов ошибаются. Марку невероятно повезло, когда он влез в доверие к значительным лицам. Это привело к утечке важной информации, но в итоге он свернул себе шею.

Он улыбнулся и начал терпеливо объяснять.

— Видишь ли, НАТО делятся некоторыми секретами, но не хотят, чтобы эти секреты выносились на обсуждение общественности. Пока информация поступает к союзникам, которые нуждаются в новейших сведениях, это не так плохо. Мы хорошо знали, что происходит в «Единороге», но не вмешивались. Но потом мы обратили внимание, что информация, проходя через Париж, заворачивает в Восточный Берлин, в Варшаву и Москву. И тогда наступило время вмешаться моей службе.

— Ты, наверное, меня подозреваешь тоже?

Он покачал головой.

— Нет, с самого начала ты не понимала этого. Марк использовал тебя самым отвратительным образом.

— Да, я тоже так думаю.

— Сандра…

Она знала, что он хочет сказать, но не готова была выслушать это.

— Что ты собираешься сделать с Марком? А со мной? Для чего я здесь?

Его мягкий смех подействовал успокаивающе.

— Не волнуйся и не задавай так много вопросов сразу!

— Я действительно должна знать это, Джеймс.

— Мне не хотелось придавать этой миссии слишком официальный характер. Вот почему я попросил Грегори помочь мне.

— Ты не собираешься выпустить Марка?

— Ты знаешь, что для меня он был больше чем друг, почти брат. Моя служба не нуждается в преступнике. Особенно если он — французский дипломат, который работал на секретную службу своей страны. Все, что мы хотим, — это прекратить утечку информации. Кроме того, у меня в руках Маллован. Контакты, если кто-то в них действительно заинтересован, могут быть возобновлены.

— Так в чем же смысл этого путешествия?

— Ты забыла, что Марк и я заключили сделку. Что сделано, может быть разрушено.

Дверь маленького салона вдруг открылась.

— У меня такое ощущение, что вы обсуждаете мою персону. — Марк пристально посмотрел на них. — Я только пришел сказать, что мы скоро совершим посадку. Да, именно это я и хотел вам сказать, — пробормотал он и закрыл за собой дверь.

Самолет приземлился на частном аэродроме недалеко от Хуан-ле-Пин. Из него вышли четыре пассажира и направились к большому черному лимузину. Автомобиль выехал на прибрежную дорогу, миновал городок и остановился возле виллы, которую Сандра сразу же узнала. Эта вилла принадлежала Аннабель, девушке, которая тогда была на яхте. Джеймс перехватил ее взгляд и объяснил:

— Аннабель — подруга Грегори.

Вилла была пуста. Гостиная с белыми стенами, от которых веяло холодом, гулким эхом отозвалась на их шаги.

Сандра ничего не забыла. Она чувствовала: должно произойти что-то важное. Вся четверка была здесь — три судьи и один обвиняемый. Чтобы почувствовать себя уверенней, она поискала взглядом Грегори. Он улыбнулся ей, подошел и обнял за плечи.

— Грегори, я так хотела, чтобы все было по-другому! — сказала она и прижалась к его груди.

— Вперед, царица! Ведь теперь ты не собираешься отступать, не так ли? — Он мягко отстранил ее. — Теперь я оставлю вас. Я буду недалеко. Мне необходимо сообщить твоему отцу, что все окончилось хорошо.

— Адриен знал об этом с самого начала?

— Нет, не с начала, — сказал Джеймс. — Я обратился к нему за помощью и советом несколько месяцев назад, когда узнал, кто сбывает информацию.

— Почему бы нам не закончить все эти разговоры? — неожиданно вмешался Марк. — У тебя будет достаточно времени объяснить свои похождения позже.

Прислонившись к камину, он нервно хлопал себя по бедру. Три головы повернулись в его сторону.

— Почему вы привезли меня сюда? Что вы от меня хотите?

Грегори пожал Сандре руку и вышел в другую комнату. Джеймс пододвинул ей кресло, а сам остался стоять.

— Я собираюсь предложить тебе другую сделку, Марк.

— В самом деле?

— Твои дела окончены, и ты знаешь об этом. Но ради нашей былой дружбы я предпочитаю не сдавать тебя в полицию.

Марк резко повернулся к нему.

— Из-за Сандры?

— Да, и это. Я не забыл, что она носит твою фамилию.

— Мой дорогой бедный Джеймс! Ты витаешь в облаках и не знаешь, кто Сандра на самом деле, кем она стала… «Единорог»…

— «Единорог» в прошлом!

Сандра встала и с вызовом посмотрела на Марка. Всего несколько секунд выдержал он этот взгляд, а затем отвернулся.

— Я знаю, что ты из нее сделал! — резко сказал Джеймс. — Так вот, я отпущу тебя на свободу при условии, что ты никогда не увидишь Сандру снова и навсегда оставишь страну.

Сандра чувствовала, что Джеймс хочет выкупить шесть лет ее позора.

Марк молчал. Он отвернулся к камину и положил руки на холодную каминную доску.

— Хорошо, ты победил, — сказал он. — Ты получил то, что хотел. А то, что я хотел… — Он выпрямился и вздернул подбородок. — В конце концов, я в любом случае должен покинуть страну, поэтому…

— Ты принял решение, Марк?

— Думаю, было бы благороднее выбрать тюрьму, но я принимаю твои условия.

— Значит, ты уедешь завтра. Грегори увезет тебя туда, куда захочешь.

— При одном условии.

— Ты действительно думаешь, что можешь выдвигать условия? — в голосе Джеймса послышался металл.

Марк подошел к Сандре. В его глазах она увидела покорность и ожидание — то, что умиляло ее и вызывало отвращение. Даже теперь она не могла понять, была ли это маска или реальное лицо ее бывшего мужа.

Она неловко пошевелилась в кресле.

— Сандра, прежде чем я уйду, я хочу любить тебя в последний раз!

17

Берег был безлюден. На песке лежали последние отблески уходящего дня, словно легкое облачко водяной пыли на ее лице или ленивые волны на поверхности свинцового моря. Сандра сидела под сосной, притворяясь, будто сама не знает, как ее сюда могли принести ноги.

Она смотрела на море и старалась собраться с мыслями. В душе не было ненависти к Марку — только отвращение. Ей предстояло забыть о прошлом, привести жизнь в порядок. Это началось вчера, но она хорошо знала, что шла к этой цели долгих шесть лет, что все началось на этом самом месте, где она сидит сейчас.

Песок шуршал у нее под рукой. Да, она снова должна что-то сделать, если хочет выжить. Сандра встала и направилась к черному автомобилю, стоящему на обочине дороги. Теперь она знала, что должна делать.

Джеймс и Марк были там же, где она их оставила, — в гостиной виллы. Последние слова Марка повисли в воздухе, грязные и похотливые, отягченные прошлым, которому пришло время умереть.

Ветерок лохматил ее мокрые волосы. Взглянув на мужчин, Сандра поняла, что в этот момент они оба хотят ее с невероятной силой.

— Я позволю тебе исполнить твое желание, — сказала она Марку. — Но у меня тоже есть условие. — Впервые за эти два дня она почувствовала себя хорошо. — Я займусь любовью с тобой, Марк. Но и с Джеймсом тоже. Годится?

Ее восторг отразился на лице Марка. Он медленно кивнул. Джеймс молча наблюдал, как Сандра прошла в комнату, которую он оставил шесть лет назад. Она сняла платье и бросила его на пол.

Когда она вошла в спальню, одежды на ней уже не было. Они не смели двинуться с места, стояли возле двери и ждали сигнала.

— Вы оба любите меня, не так ли? — спросила она звонким голосом.

В их глазах отразился единственный ответ.

— Тогда любите меня!

Она подошла, взяла их за руки и повела к кровати.

Марк прикоснулся к ней первым. Его ледяные руки легли ей на грудь. Пока они согревались, он старался найти ее губы. Но она уклонялась от его жаркого рта и смотрела на Джеймса.

— Разденься, — сказала она Марку.

Он выпрямился и быстро выскользнул из одежды. Сандра подошла к Джеймсу и прижалась к нему. Она почувствовала, как он задрожал и медленно, почти благоговейно начал гладить ее тело. Сзади она уже ощущала прикосновения нетерпеливого Марка. Он лег на кровать и увлек ее за собой. Он страстно целовал ее грудь, жадно посасывая коричневые желуди. Затем его губы двинулись вниз… Сандра нащупала руку Джеймса.

— О, сделай мне хорошо! — прошептала она. — Сделай мне хорошо!

Марк подложил руки под ягодицы Сандры. Она притянула к себе Джеймса и поймала ртом его копье. И в это время Марк вошел в нее. Она задохнулась от наслаждения.

— Я хочу вас обоих! — сказала Сандра и взглянула на Джеймса, чьи руки все еще держала. — Давайте, как в первый раз…

Она покинула объятия Марка и прижалась к Джеймсу. Затем села и медленно наделась на его горячий стержень. Ее дыхание стало хриплым, глаза закрылись. Джеймс отдался безумным ласкам.

— Марк, возьми меня, возьми меня сзади! — закричала она.

Подчинившись приказу, Марк пристроился позади нее. Она вскрикнула, наслаждаясь незабываемым чувством обладания двумя мужчинами одновременно.

— Сандра, я люблю тебя! — пробормотал Марк.

Джеймс лежал в напряжении, словно охваченный болью. С его губ срывались хрипы. Словно молитву, повторял он раз за разом имя Сандры.

Она ничего не говорила — она наслаждалась.

* * *

Бледные солнечные лучи наполнили комнату, высвечивая золоченые узоры на стенах. Сандра проснулась, почувствовав прикосновение мужчины.

— Я смотрел, как ты спишь, — сказал Джеймс. — Это было прекрасное зрелище. Ты выглядела как ребенок — милый и ужасный.

— Почему? — спросила она и прижалась к нему.

— Потому что ты не ребенок.

Ее смех звучал свежо и чисто — освобожденный смех, думал Джеймс, сжимая ее в своих руках.

Она знала, что где-то далеко, в просторах Средиземного моря, под парусами несется на восток «Розебуд». На борту яхты стоит единственный пассажир, не отрывая взгляда от берега, исчезающего за горизонтом.

Джон Клеланд Женщина для утех

Фанни о себе

Чистая правда! Эта цель мерцает вдали, когда я сажусь писать свои воспоминания. Чистая правда без ненужных приукрашиваний и стыдливых умалчиваний. Я ни перед чем не остановлюсь, и ничто меня не устрашит, даже если кто-то и сочтет, что я не соблюдаю приличий. Ибо правда не бывает приличной или нет, прекрасной или безобразной. Правда — это только правда, не более того.

Именно поэтому, делясь своими необычными переживаниями, я не собираюсь ничего, абсолютно ничего, скрывать, не намерена ни о чем умалчивать. Вы узнаете все о моей жизни и о жизни таких, как я, женщин, о наших мыслях, чувствах и треволнениях, обо всем, чем живы пленницы сладострастия.

А если после прочтения моих мемуаров вы вздумаете меня осуждать — это ваше дело. Суд ваш не может меня задеть. Ведь моим судьей является только правда! Чистая правда!

Глава первая Одинокая сирота в большом Лондоне

Меня зовут Френсис Хилл. Я родилась в маленькой деревушке в графстве Ланкашир недалеко от Ливерпуля. Мои родители были очень бедными и очень честными людьми. Нищета и честность почти всегда шагают по жизни рядом. Отец был крестьянином, но после того как его разбил паралич, тяжелую работу в поле пришлось оставить, и отец занялся плетением рыбацких сетей. Прокормить семью он уже не мог, поэтому мама вынуждена была пойти работать. Она воспитывала деревенских девочек, учила их читать, писать и шить.

Мои сестры и братья от нужды и болезней все умерли, когда мне не исполнилось еще и тринадцати лет. Выжила только я. Может быть, мне просто повезло, а возможно, исключительное здоровье и выносливость послужили тому причиной. Я была типичной деревенской девочкой. О грехе, злодеянии и преступлении я тогда и не ведала.

Мать моему воспитанию и образованию почти не уделяла внимания. Она была слишком занята работой. Да ей и не могло прийти в голову, что уже совсем скоро знание всей правды о жизни женщины мне будет необходимо как воздух. Росла я, по сути дела, сама по себе, как трава в поле.

Когда мне было пятнадцать лет, к нам в дом пришла беда, которая перевернула всю мою жизнь. В нашем графстве разразилась эпидемия черной оспы. За короткое время умер отец, а вслед за ним мать. Я тоже заболела, но, к счастью, быстро выздоровела и к тому же болезнь — что так важно для женщины — не оставила следов на моем лице.

Так я осталась одна. В деревне моей судьбой после смерти родителей никто не заинтересовался, и, быть может, я жила бы там и по сей день, если бы не Эстер Дэвис, женщина из Лондона, которой случилось на несколько дней приехать в гости к родственникам.

Эстер занялась мной. Уговорила переехать в Лондон, где меня наверняка ждут счастье и благополучие. Возбуждала мое воображение описаниями красот столицы. Жизнь королевской семьи, прекрасные людные улицы, чудесные дома и квартиры, дворцы аристократов, театры и опера, развлечения и другие удовольствия жизни в большом городе — все это могло стать моей судьбой — думала я под влиянием соблазнительных рассказов Эстер Дэвис.

В действительности же причины, по которым Эстер уговаривала меня перебраться в Лондон, были иные. Просто ей хотелось, чтобы я оплатила ее расходы на путешествие. Я же, по своей детской наивности, принимала каждое ее слово за чистую монету.

Не долго думая, распродала скромный семейный скарб, купила несколько платьиц, расплатилась с долгами и с восемнадцатью фунтами в кошельке навсегда покинула деревню.

В дилижансе, который вез нас в Лондон, Эстер продолжала искушать меня соблазнами новой жизни. Она рассказывала мне о таких, как я, деревенских девушках, которые поступили на службу в богатые дома, за короткое время повыходили замуж за молодых господ. Купаясь в золоте, они счастливо жили в великолепных дворцах, разъезжали в каретах на пышные балы и приемы, вращались в аристократическом обществе, и даже удавалось им получить дворянский титул и удостоиться милости самого короля, очарованного их красотой.

Поздно вечером мы прибыли в Лондон. Остановились на ночлег на постоялом дворе, и как же я была удивлена, когда Эстер, только войдя в комнату, заявила, обнимая и нежно целуя меня:

— Моя дорогая, мне необходимо срочно вернуться к моим занятиям, ты же сама должна позаботиться о какой-нибудь работе. В городе служанки из деревни ценятся на вес золота. Я уверена, что ты прекрасно устроишься. Я, впрочем, тоже постараюсь подыскать тебе подходящее место. Во всяком случае, завтра утром сними себе какой-нибудь угол и иди в контору по найму на работу. Желаю тебе счастья. Вот адрес.

Эстер небрежно нацарапала несколько слов на клочке бумаги, сунула мне его в руку и поспешно вышла, хлопнув дверью.

Остолбенев, стояла я посреди убогой комнатенки. Одна-одинешенька. Пятнадцатилетняя деревенская девчонка в большом враждебном городе — брошенная на произвол судьбы.

Куда обратиться и что делать дальше? Горькие слезы застилали мне глаза. Я не могла сдержать громкие отчаянные рыдания. Кто-то услышал мой плач, так как дверь вдруг отворилась. Я быстро утерла слезы и постаралась придать лицу спокойное выражение. В комнату вошел слуга, который перед этим помог мне забрать вещи из дилижанса.

— Могу ли я что-нибудь для вас сделать? — спросил он, бросив на меня изучающий взгляд.

— Нет! — выкрикнула я, давясь слезами.

— А дама, которая приехала с вами, не останется? — снова спросил он.

— Нет…

— Ах, понимаю. — Он криво усмехнулся. — Вы боитесь одиночества. Я бы мог, — сказал он, растягивая каждое слово, — подыскать вам какое-нибудь… подходящее общество…

— О нет, спасибо, — пробормотала я по своей тогдашней наивности. — Я не боюсь одиночества. Дело только в том, что мне негде сегодня переночевать.

— Это не беда, — он рассмеялся. — Вы можете здесь переночевать, всего за один шиллинг. Пожалуйста, поговорите с хозяйкой. Я думал, что у вас еще какие-то намерения.

Так я нашла крышу над головой на первую мою ночь в Лондоне.

Какой же будет следующая ночь? Этого я тогда не могла предугадать. Но уже скоро я узнала, что эта ночь будет совершенно иной — эта вторая ночь и все последующие.

Глава вторая Мадам Браун и ее «дом»

Рано утром я поднялась с убогой постели. Ополоснулась, надела самое красивое из моих деревенских платьиц и пошла в контору по найму на работу.

Там уже ожидали приема несколько мужчин и женщин. У окна за конторкой сидела пожилая дама, скорее всего владелица конторы. Перебирая карточки с адресами, она что-то записывала в блокнот. Стул перед ней был свободен.

Никто, как мне показалось, не обратил внимания на мой приход. Я несмело стояла в дверях, стыдливо опустив глаза, исподтишка рассматривая комнату и сидящих в ней людей. Чтобы как-то обратить на себя внимание, я несколько раз сделала реверанс.

Дама из-за конторки заметила мои поклоны, подняла глаза, уставилась на меня, пытаясь, видимо, оценить мой вид, после чего резко и сухо бросила мне:

— Подойди ближе!

Я послушно подошла и сделала еще один реверанс.

— По какому делу?

— Прошу вас, госпожа… — я начала заикаться, — по делу, именно, о… работе, приехала я в Лондон и именно…

— Откуда приехала?

— Из деревни, госпожа.

— А родители где?

— Умерли, госпожа.

— А сестры, братья есть?

— Тоже умерли, госпожа. — Я зарыдала.

— Хм, — равнодушно пробормотала дама, уставившись на меня. — А родственники в столице у тебя есть?

— Нет…

— Может быть, знакомые?

— Тоже нет…

— Значит, ты на свете совсем одна?

— Да, госпожа. — Я печально опустила глаза.

— Какую ищешь работу? — спросила она, явно оживившись.

— Я могла бы быть служанкой у хороших господ. — Я начала поспешно перечислять свои добродетели. — Я послушна, трудолюбива, могу выполнять работу по дому, заниматься детьми, помогать по…

— Хватит. — Она пренебрежительно махнула рукой. — С такой фигурой и внешностью трудно быть прислугой. А может, — добавила она, немного подумав, — тебе это и ни к чему… У тебя есть шиллинг, чтобы записаться?

— Да, есть, госпожа. — Я торопливо вынула кошелек.

— Так давай и сядь вот там, — она указала на угол конторы, протянув руку за деньгами. — И подожди. Я подумаю. Может быть, найду тебе что-нибудь подходящее. — Она украдкой взглянула на какую-то женщину, сидевшую у стены.

Я села на указанное мне место и почувствовала на себе взгляд женщины, с которой минуту назад матрона переглянулась. Набравшись смелости, я посмотрела в ее сторону.

Это была приземистая, крепкого сложения женщина с ярким румянцем на щеках, на вид ей было лет пятьдесят. Несмотря на жаркую летнюю пору, на ней было бархатное, с богатой, бросающейся в глаза отделкой пальто, что говорило — как мне по моей наивности тогда казалось — о ее принадлежности к высшему обществу.

Она пристально осматривала меня с головы до ног, просто пожирала взглядом. Под тяжестью ее оценивающего взора я покраснела как рак. Эта моя застенчивость, видимо, пришлась ей по вкусу, она подняла свои тяжеловесные формы и подошла ко мне.

— Моя дорогая, — заговорила она сладким голосом. — Как я слышала, ты ищешь работу, так ведь?

— Да, госпожа. — Я вскочила со своего места и низко поклонилась ей. — Я об этом просто мечтаю.

— Ну, тогда все складывается прекрасно. — Дама улыбнулась. — Ты ищешь работу, а я работницу. Похоже, ты порядочная девушка, и думаю, мне удастся приучить тебя работать у меня. Лондон — город греха и преступлений, — она торжественно и предостерегающе подняла палец, — а в моем доме ты будешь надежно защищена от греха и преступления. Пойдешь со мной. Меня зовут мадам Браун.

— О, спасибо, спасибо вам, госпожа. — С благодарностью я целовала ее жирные, усыпанные бриллиантами руки.

— Смотри, как тебе повезло! — обратилась ко мне владелица конторы, смеясь и обмениваясь с мадам Браун многозначительными взглядами. — Едва появилась в Лондоне, а уже нашла работу в тихом, скромном, богатом доме, где нет места для зла, грязи и преступления. Можешь быть благодарна мадам Браун, что она пожелала взять тебя под свою опеку. Верю, что отплатишь ей послушанием и преданностью.

Много позднее я поняла, что дамы прекрасно понимали друг друга и что мадам Браун часто посещала эту контору, подыскивая все новых «работниц» для своего «богобоязненного дома»…

Я не помнила себя от восторга. Мадам Браун посадила меня в великолепную карету и приказала кучеру ехать по центральным улицам Лондона, чтобы показать мне чудеса столицы. Более того, она остановила экипаж у самого элегантного магазина с одеждой, где купила мне красивые перчатки, а затем привезла меня, ошалевшую от счастья, к себе в дом, стоящий на тихой, безлюдной улочке.

Когда она ввела меня в гостиную, я остолбенела. Такого великолепия я еще не видела! Как все это отличалось от нашего деревенского жилища! Пол огромной гостиной покрывал роскошный ковер, на стенах висели два больших зеркала в золотых рамах, у стены стоял резной буфет, на полках за стеклом были видны дорогие фарфоровые сервизы, сверкающие хрустальные бокалы и графины с напитками!

Это богатство меня ослепило. Я благодарила судьбу за то, что попала в такие руки и в такой дом.

— Садись, крошка, — ласково сказала мадам Браун, усаживаясь в кресло, и указала мне на стул.

— А это удобно, госпожа? — скромно спросила я, продолжая стоять. — Удобно ли мне сидеть перед вами, мне, обыкновенной служанке?

Тут меня ждал первый сюрприз в доме мадам Браун.

— А ты не будешь моей прислугой.

— А кем? — спросила я с удивлением.

— Будешь моей барышней для компании, — отвечала хозяйка дома. — Я не обременю тебя обязанностями служанки. Это было бы слишком изнурительно для тебя. Ты такая нежная, такая красивая. Не пристало тебе заниматься грязной, тяжелой работой, которая испортит твою красоту. Будешь заботиться обо мне, о моей жизни в этом доме и о моих удобствах. Но ты должна быть всегда искренней, послушной, спокойной и готовой оказать любые услуги, которые мне потребуются. Ты сирота, у тебя нет матери. И если ты убедишь меня своим поведением в своей преданности, докажешь, что я могу быть тобой довольна, я тебе заменю мать, и даже не одну, а двадцать матерей. — Тут мадам Браун как-то странно засмеялась.

Я еще не знала, что может предвещать этот странный смех, и с безграничной благодарностью осыпала поцелуями пухлые руки моей благодетельницы.

Хозяйка потянула за шнур от звонка. В гостиную вошла толстая служанка.

— Марта, — строго сказала ей мадам. — Я приняла на работу барышню для компании, — она указала на меня. — Она займется всеми моими личными делами. Ты будешь к ней относиться с тем же уважением, что и ко мне, потому что я люблю ее, как родную дочь. Покажи ей комнату наверху, где она будет жить.

Марта прекрасно знала свою роль в отношении таких «дочек», как я. Она мне уважительно поклонилась, открыла передо мною дверь, показала дорогу на лестницу и пропустила вперед.

На верхнем этаже находилась маленькая чистенькая комнатка, значительную часть которой занимало огромное супружеское ложе. Я с недоумением смотрела на него, мысленно сравнивая с моей узкой девичьей кроватью в деревне.

Марта заметила, видимо, мое удивление и сразу объяснила:

— Барышня будет здесь спать вместе с молодой кузиной мадам. Это милая, красивая и хорошая девушка. Барышня сразу полюбит ее, как сестру. Она такая милая и такая хорошая и понимающая, как сама мадам. В этом доме и под такой опекой барышне не придется ни о чем беспокоиться. Будет барышне здесь хорошо, как в раю. А сейчас барышня может отдохнуть перед обедом.

Обедали мы в гостиной за столом, накрытым на три персоны. Когда я вошла, меня уже ждали мадам Браун и молодая симпатичная девушка, которую мне мадам представила так:

— Дорогая Фанни, это и есть моя кузина, которая будет делить с тобой комнату, Ее зовут Феба Айрс. Надеюсь, что вы скоро подружитесь.

Как я потом узнала, Феба Айрс исполняла роль начальницы дома мадам Браун. Одной из ее обязанностей было учить уму-разуму таких, как я, «барышень для компании», подготовить их к службе у мадам.

Проще говоря, Феба объезжала молодых диких лошадок для будущих наездников. Поэтому она и должна была поселиться со мной в одной комнате.

Глава третья Феба Айрс начинает дрессировку

Было уже довольно поздно, когда мы отобедали. Я чувствовала себя утомленной переживаниями этого необыкновенного дня. Хозяйка сказала с заботой в голосе, что мне следует идти отдыхать.

Феба отвела меня в нашу комнатку наверху и начала раздеваться. Я застыла на месте, не зная, как быть. Феба заметила мое смущение.

— Ты меня стесняешься? — Она была удивлена.

— Немного, — ответила я, краснея.

Феба громко рассмеялась. Подошла, расстегнула мне воротничок и платье. Сняла с меня белье. Я осталась в одной сорочке. Стесняясь собственного тела, я быстро юркнула под одеяло и натянула его до подбородка.

Феба, давясь со смеху, с необычной сноровкой сбросила с себя одежду и совсем голая залезла ко мне под одеяло.

— Я старше тебя, — заявила она, прислонясь своим боком к моему. — Мне двадцать четыре года, и я зрелая женщина. Не такая стрекоза, как ты! — Она засмеялась. — Ну, не стыдись, подвинься ко мне, нам будет теплей, приятней.

Видя, что я медлю, она пододвинулась сама. Подсунула голую руку мне за спину, а другой обняла за шею. Слегка приподнялась и вдруг припала губами к моим губам, страстно осыпая меня горячими поцелуями.

Меня обуревали неожиданные, странные, незнакомые чувства. Никогда девушки меня так не целовали, и я никогда никого так не целовала. Однако я посчитала, что поцелуи Фебы являются лишь проявлением симпатии ко мне и следует ей ответить тем же. Чтобы снискать любовь сестры Фебы, я стала отвечать ей такими же поцелуями.

Это сделало Фебу еще более смелой. Она убрала руку с моей шеи и начала водить ладонью вдоль моего тела и по груди, надавливая пальцами, гладя и слегка пощипывая. Потом она взяла мою руку и повела моей ладонью по своему телу, ведя ее в сторону своей мягкой и обвислой груди. При этом она не переставала надавливать, гладить и пощипывать мое тело.

Все эти старания Фебы поражали своей новизной, но не возбуждали во мне ни страха, ни отвращения. Я не имела тогда ни малейшего понятия о патологиях и даже не могла предположить, что существует на свете страсть женщины к женщине.

Напротив, мне было приятно ощущать движения рук Фебы. Тело становилось все теплее. Мои едва налившиеся соски начали твердеть и напрягаться от возбуждающих прикосновений пальцев лежащей около меня женщины.

Однако Феба на этом не остановилась. Ее руки пробирались все ниже, устремились к обычно более прикрытым, чем грудь, частям тела и задержались на шелковистом, только недавно появившемся пушке. Пальцами она начала гладить и нежно подергивать вьющиеся волоски.

Но и этого ей было мало. Ее рука скользнула ниже, ее палец коснулся самой интимной точки девичьего тела, после чего опустился еще ниже и начал ласкать спрятанную за пушком поверхность этого места.

Огонь запылал у меня в крови. Стыд исчез без следа. Жар охватил тело, и я почувствовала, что пожар бушует в том месте, которое все сильнее возбуждали пальцы Фебы.

Пальцы давили, напирали и терли, пробираясь все дальше и все глубже.

Вдруг я вскрикнула. Ощутила легкую боль. Палец Фебы проник далеко в глубь моего тела, в закрытую и недосягаемую щель. Однако самое удивительное, что боль не была неприятной.

Находясь во власти плавных движений пальцев Фебы, я резко выпрямлялась, тихо стонала, вся содрогалась и дрожала, а охватывающий меня жар все усиливался. Горячие губы Фебы не переставали целовать мое тело. Задыхаясь, женщина шептала:

— Ох, как приятно… Ох, какая ты чудесная, любимая… Ох, как будет счастлив первый мужчина, который сделает тебя настоящей женщиной… О, как бы я хотела быть сейчас мужчиной.

Ни один мужчина потом не целовал меня так, как Феба. Я была так ошеломлена, так охвачена новыми ощущениями, что вся растворилась в огне, пылавшем в моих жилах.

Момент наивысшего наслаждения был столь сильным, что у меня на глазах выступили слезы.

Только потом я начала задумываться над страстностью Фебы. Ни одно из удовольствий, какие женщина может узнать от мужчины, не было, конечно, ей чуждо, но все они не могли уже привлечь ее своей новизной. Наверное, поэтому она находила особое наслаждение в подготовке молодых девушек к общению с мужчинами.

Она удовлетворяла при случае свое желание таким способом, каким не мог удовлетворить ее партнер-мужчина. Ей доставляла наслаждение уже сама возможность отклонения от нормальной, естественной дороги, предназначенной природой женщине и мужчине.

Это не означает, что связь с мужчиной вызывала в ней отвращение. Наоборот, она предпочитала мужчин. Просто искала разнообразия. Без каких-либо сдерживающих внутренних тормозов она вступала в половые связи как с мужчинами, так и с женщинами.

Я очнулась, чувствуя, что Феба сбрасывает с меня одеяло и склоняется надо мной. Я лежала навзничь. Феба задрала мою сорочку очень высоко, аж до подбородка. Мигающий блеск свечи, пылавшей в подсвечнике у кровати, ложился бликами на мое голое разгоряченное тело. Я еще не лишилась стыда, а посему потянулась к подолу, чтобы его опустить, но Феба поймала меня за руку.

— Нет! — страстно умоляла она ставшим хриплым голосом. — Моя сладкая, любимая малышка! Не прячь от меня чудесные грудки. Какое наслаждение на них смотреть! Разреши мне целовать эти сокровища! Ох, какая у тебя здесь нежная и розовая кожица… И эти мягкие и шелковистые волосики… Ох, дай мне заглянуть в эту крошечную, чудеснейшую твою щелочку, дай мне ею полюбоваться, насытиться ее видом… О, это уже слишком, я этого не вынесу! Я должна, должна! — вдруг прошептала она.

С несдерживаемым возбуждением она схватила мою руку и сильно притянула ее к себе, к тому самому месту, которое только что разглядывала у меня.

Я ощутила разницу между этим местом у нее и у меня. Разница была огромной. Здесь рос густой, обильный лес, говоривший о зрелости женщины, а просторное отверстие, в которое Феба впихнула мой палец, легко и мягко открылось под слабым натиском руки.

Женщина начала ритмично двигаться вперед-назад и все быстрее, а когда она несколько раз вздрогнула и замерла, я вынула палец из ее тела. Он был влажным и липким.

Феба страстно меня поцеловала и вытянулась рядом на кровати. Теперь она была спокойна.

Я не знаю, сколь сильное и какого типа наслаждение испытала со мной эта женщина. Однако ясно было одно: с первой ночи, проведенной с Фебой, начался процесс моей деморализации.

Я тогда поняла, что любовная связь между женщинами может быть не менее опасной и не менее чреватой последствиями, чем связь между мужчиной и женщиной.

Глава четвертая Мой первый клиент

На следующее утро я проснулась поздно, около десяти, отдохнувшая и свежая. Феба уже суетилась в комнатке. Заметив, что я открыла глаза, она спросила, как я спала и как себя чувствую. Ни взглядом, ни жестом, ни словом она не напомнила о том, что было ночью между нами.

Я поблагодарила ее за заботу о моем самочувствии и спросила, с чего должна начинать службу в доме. Феба только улыбнулась.

Через минуту появилась служанка с чаем, а за ней неуклюже вкатилась в комнату мадам Браун. Я испугалась, что хозяйка дома начнет меня отчитывать за то, что я поздно встала. И была приятно удивлена тем, что она вместо нареканий в мой адрес сказала с восхищением:

— Ты свежа и прекрасна, моя дорогая. Настоящий бутон распускающейся женственности. Тебя ждет замечательная карьера… Редкий мужчина устоит перед твоей красотой. Все будут вынуждены ей поклоняться. Весь Лондон окажется у твоих маленьких ножек.

Комплименты моей благодетельницы были мне приятны. Я наивно и глупо благодарила ее. Обеих женщин радовала моя наивность. Им только того и надо было: лишь бы я пока оставалась в неведении, не понимала, какую судьбу они мне готовили.

Впрочем, совсем скоро начали вырисовываться контуры моей будущности. После завтрака служанка принесла кучу одежды, предназначенной для меня.

Я потеряла дар речи от восторга! Мое маленькое глупое сердце затрепетало, как мотылек. Шелковое ношеное платье с серебристыми цветами, шляпа из брюссельского материала, высокие ботинки со шнуровкой и другие вещи казались мне самыми великолепными драгоценностями мира.

Однако очень скоро стало ясно, что получила я все эти королевские дары только потому, что мадам уже присмотрела для меня клиента, которому не терпелось как можно скорее оценить мои прелести. Клиент, судя по всему, прекрасно понимал, что такой редкий товар, как девственность, долго не задержится в этом доме.

В задачу Фебы входило подготовить и украсить меня на продажу. Она наряжала меня медленно и вдумчиво, а я, сгорая от нетерпения, стояла перед зеркалом. Мне так хотелось поскорее надеть все эти чудесные вещи.

Я была возбуждена и счастлива. Сейчас я понимаю, что скромная деревенская одежда была во сто крат красивее искусственных блестящих тряпок, которыми Феба первый раз украшала тогда мои девичьи прелести.

— Прекрасна, как роза! — восхищалась Феба. — Просто воплощение весны!

Ее восторги были как нельзя более искренними. Я была действительно красивой высокой девушкой, но не слишком высокой. У меня были гибкие бедра и стан столь упругий, столь тонкий, что не было необходимости в поясах и корсетах.

Каштановые волосы локонами ниспадали мне на плечи, оттеняя гладкую белую кожу утонченного лица. Родинка на подбородке придавала лицу лукавое и смешливое выражение, контрастировавшее с мечтательными, то слегка затуманенными, то пылавшими огнем глазами. Грудь была высокой и маленькой, пока еще, может быть, слишком маленькой, но уже округлой и упругой, обещавшей стать великолепной с приближающейся зрелой женственностью.

Стоя перед зеркалом, стройная и красивая, я и не думала о том, что никто просто так, без расчета, не стал бы наряжать бедную девушку, объясняла происходящее со мной только добротой благородной госпожи Браун и ее помощниц. Я не удивилась и тому, что мадам, как бы затем, чтобы обезопасить мое скромное родительское наследство, забрала — как утверждала, на сохранение — все привезенные из деревни деньги.

Меня схватили и посадили в клетку, а я и не заметила этой клетки.

Когда мой туалет был готов, я перешла в гостиную. Взглянув на меня, мадам жеманно воскликнула:

— Выглядишь в этом платье так естественно, словно от рождения ничего другого не носила. Познакомься с моим племянником.

Только после этих слов я заметила так называемого племянника, стоявшего у окна.

Он повернулся и поклонился мне. Я ответила скромным реверансом. Он подошел ближе и потянулся меня поцеловать в уста, но я подставила ему только щеку. Он что-то с упреком пробормотал и неожиданно для меня прижался горячими от желания губами к моим. Меня передернуло от отвращения. Он был так омерзителен, что у меня не хватает слов для описания его внешности.

Представьте себе, пожалуйста, мужчину лет около сорока, коротконогого, брюхатого, с выпученными глазами и болезненного оттенка сероватой кожей лица, с потрескавшимися сухими губами, дышащего со свистом и хрипом. Его кривая усмешка вызывала тошноту и придавала этому отталкивающему уродцу пугающее выражение.

Несмотря на это, он был свято убежден, что нет женщины, которая устояла бы перед ним. Он проматывал свое состояние на проституток, которые, зная его слабость, не скупились на похвалы «чарам его неотразимой мужественности».

С девочками же, которые не умели скрыть своего отвращения и страха, он был грубым и резким. Слабая половая потенция побуждала его постоянно менять женщин. Он неустанно искал новых форм возбуждения и партнерш, надеясь усилить свою исчезающую эротическую возбудимость.

Не раз случалось, что в момент наивысшего возбуждения тело этого мужчины переставало ему повиноваться, так и не достигнув полной разрядки, что вызывало у него припадки бессильного гнева, направленного на несчастных партнерш.

Я должна была стать очередной жертвой, которую приодела и подготовила для этого чудовища моя мнимая благодетельница.

Мадам приказывала мне садиться и вставать, поворачиваться к нему спиной и лицом, снять с шеи шаль, чтобы он мог видеть движение поднимающейся и опускающейся при дыхании груди, давала указание прохаживаться перед ним, чтобы он полностью оценил мою прелесть и очарование. Этот всесторонний показ встретил с его стороны полное одобрение. Он ощупывал меня жадным взглядом и кивал головой. Глазами пожирал мое тело, а когда я, натолкнувшись на его скотский взгляд, отшатывалась со страхом и отвращением, он наверняка объяснял это всего лишь моей девичьей застенчивостью.

Наконец после длившихся вечность минут этого тяжкого осмотра моих прелестей мадам Браун позволила мне покинуть гостиную и удалиться с Фебой наверх, в нашу комнатку. По своей наивности я еще не понимала намерений хозяйки. Я считала, что «племянник» не должен занимать мои мысли дольше, чем того требует вежливость и благодарность хозяйке дома.

— Ты знаешь о том, что этот почтенный и благородный господин мог бы на тебе жениться? — начала Феба. — Что ты об этом думаешь, малышка?

На мгновение я потеряла дар речи. Эта мысль была просто ужасна! Овладев собой, я, однако, пытаясь быть спокойной, возразила:

— Я не думаю о замужестве. А если когда-нибудь выйду замуж, то скорее всего за человека моего положения.

В тот момент я была обижена на всех господ, поскольку к их кругу принадлежал также и «племянничек» мадам Браун.

Между тем, как я позже узнала, мадам Браун как раз закончила торги со своим «племянничком». Сошлись на том, что хозяйка получит 50 гиней за само разрешение на его пробу со мной и еще 100 гиней, когда ему удастся удовлетворить со мной свое желание и овладеть моей девственностью.

Наградой же для меня было лишь его признание.

Когда с торгами было покончено, клиент загорелся желанием тут же получить товар. Он не хотел и слушать объяснений сводницы, что я еще не достаточно подготовлена, что не прошло и двадцати четырех часов моего пребывания в этом доме.

Желание его ослепило, нетерпение возбуждало. А самомнение мешало сообразить, что не только стыд и страх, но и, прежде всего, отвращение девушки может стать причиной его провала.

Такому напору со стороны клиента хозяйка вынуждена была уступить. Было окончательно решено, что проба состоится тем же вечером после ужина.

Во время ужина Феба и мадам Браун без устали хвалили «племянника».

— Этот великодушный джентльмен влюбился в тебя с первого взгляда, — твердила хозяйка. — Тебе так повезло, что он заинтересовался тобой. Если будешь умницей, получишь все, что душа пожелает: состояние, наряды, кареты, тебя ждут даже путешествия в другие страны. Ничего плохого с тобой не случится. Можешь положиться на его рыцарскую честь.

И чтобы еще больше ослабить мою волю к сопротивлению, обе женщины все подливали и подливали мне вина.

Около шести я вернулась в мою комнатку. Там уже стоял столик, накрытый к чаю. Вскоре вошла мадам в сопровождении «племянника».

Он сел рядом и вперился в меня своими выпученными глазищами. Его пристальный взгляд вызывал во мне почти физическую боль.

Вскоре хозяйка заявила, что, к сожалению, очень занята и должна нас покинуть на некоторое время, но потом вернется.

— А пока, — с металлом в голосе обратилась она ко мне, — составишь компанию моему племяннику, а ты, — повернулась она к чудовищу, — будешь добр и снисходителен к этому слабому ребенку.

Сказав все это, она исчезла за дверью, оставив меня наедине с отвратительным мужчиной. Меня затрясло от страха. Я забилась в угол кровати, замерла, не зная, что делать.

К сожалению, нападения с его стороны не пришлось долго ждать. Чудовище приблизилось к постели. Упало на колени и, не проронив ни слова, зажало меня, как в тиски, в свои ужасные объятия. Прильнув ко мне всем телом, оно не обращало ни малейшего внимания на мое отчаянное сопротивление, вынуждая меня терпеть свои зловонные поцелуи. От его смердящего дыхания тошнота подступала к горлу, силы покинули меня.

Почувствовав, что я перестала сопротивляться, этот тип сорвал с моей шеи шаль, укрывавшую от его похотливых глаз и рук мою грудь. Как парализованная, я сносила все это. У меня не было сил ни защищаться, ни кричать.

Он осмелел еще больше. Налег на меня так сильно, что повалил на спину, и тотчас же начал страстно обслюнявливать нижнюю часть моих открытых бедер.

Я сжимала их как только могла, а он пытался развести их руками. Когда же я почувствовала, что его пальцы пробираются вглубь, я наконец-то очнулась от сковывавшего меня ужаса, резко вскочила с кровати и пала к его ногам, моля о пощаде.

— Прошу вас, — меня душили рыдания, — пожалуйста, оставьте меня в покое… Не причиняйте мне зла…

— Причинить тебе зло? — возразил подлец. — Я просто не в состоянии этого сделать. Разве мадам Браун не говорила, что я влюбился в тебя и желаю тебе только добра?

— Да, говорила, — подтвердила я. — Но, святая правда, я не могу вас полюбить. Умоляю, оставьте меня. Может, позже я и смогу, но только не теперь.

Но все было напрасно. Мои переживания, мои слезы, моя разодранная одежда лишь разжигали еще больше бушевавшую в нем звериную страсть, и, уже совершенно не владея собой, он возобновил свои атаки с еще большей яростью и распластал меня на краю постели.

Задрав нижнюю юбку, он снова набросился на мои судорожно сжатые бедра и попытался их раздвинуть рукой. Когда же ему это не удалось, он начал втискивать колено мне между ног. В то же время он как в горячке расстегивал пуговицы на своей жилетке и брюках. Тяжесть его тела вдавила меня в кровать. Я отчаянно сопротивлялась.

В ту самую минуту, когда я почувствовала, что силы мои на исходе, произошло что-то странное, чего я тогда не поняла, — наглец вдруг оставил меня в покое! Встал, тяжело сопя и кашляя. Зверь пережил верх наслаждения, не успев проникнуть в мое тело. Извержение семени залило мои бедра и нижнюю юбку.

— Встань! — приказал он злым, полным разочарования голосом. — Никогда больше ты не удостоишься такой чести, — произнес он с презрением. — Эта старая проститутка, — он наверняка имел в виду госпожу Браун, — может подыскать тебе кого-нибудь более подходящего. Я не позволю больше выставлять себя посмешищем перед такой, как ты, девкой, которая наверняка где-то в кустах уже давно потеряла невинность с каким-то батраком, а теперь разыгрывает передо мной недотрогу.

Я с радостью слушала его оскорбления. Они звучали как сладкая музыка, как клятвы возлюбленного в ушах любящей женщины. Потому что, пока он это говорил, я была в безопасности.

Теперь я уже знала, чего желает от меня мадам. Сцена с чудовищем открыла мне глаза. Но у меня не хватило смелости покинуть этот дом. Я понимала, что целиком и полностью нахожусь во власти старухи. Лучше было здесь остаться, чем погибнуть от голода без денег и знакомых в чужом, враждебном городе.

Так размышляла я, сидя у камина и горько рыдая. В это время чудовище после первой попытки снова начало возбуждаться при виде разодранного белья, сквозь которое проглядывало нагое тело. Моя цветущая молодость его искушала. Он должен был во что бы то ни стало овладеть мною.

— Может, хочешь еще раз со мной попробовать, прежде чем придет старая госпожа? — Он начал спокойно и сдержанно. — Тогда все наладится. Мы бы могли подружиться. Увидишь, что не пожалеешь…

И он снова начал осыпать поцелуями мое тело и мять руками мою обнаженную грудь. Я чувствовала, что второй раз уже не вынесу всей этой мерзости!

С неожиданной силой я вырвалась из его объятий и дернула шнур от звонка.

Служанка Марта наверняка подумала, что это клиент чего-то пожелал, и вошла в комнату.

Я лежала на полу с разметавшимися волосами и кровоточащим носом, а чудовище упорно силилось довести свое черное дело до желаемого конца.

Марта, конечно же, привыкла к подобным сценам, но мои рыдания тронули, видимо, ее женское сердце. К тому же она была уверена, видя меня и клиента лежащими в этой недвусмысленной позе, что мужчина уже достиг своей цели и доброму имени дома ничего не грозит. Поэтому она попросила чудовище пройти в гостиную и оставить меня одну, чтобы я могла после всего, что произошло, отдохнуть, а позже, когда я отдохну, он снова сможет приняться за меня. Мадам и мисс Феба уж постараются, чтобы он был мною доволен. В этом он может не сомневаться. Немного терпения и снисхождения к бедной детке, нежному созданию, — она указала на меня, — наверняка благородному джентльмену не повредят. За это он потом будет вдвойне вознагражден ее любовью.

Она столь убедительно все это говорила, что чудовище встало с меня и, понимая, что сейчас ничего больше ему здесь не светит, взялось за шляпу. Кривясь и бормоча себе под нос проклятия, он вышел из комнаты.

Марта дала мне какие-то капли и велела лечь в кровать.

— Барышне нужно отдохнуть, — сказала она.

— Но он вернется, наверняка вернется! — рыдала я.

— Ночью ничего с барышней не случится, — заверила меня Марта.

Теперь я уже боялась только госпожи Браун, когда она узнает, что я не поддалась этому мерзавцу. Впрочем, я тогда уже осознавала, что не только девичья скромность была причиной моего яростного сопротивления, а прежде всего — его мерзкая отталкивающая внешность. С другим мужчиной, возможно, я была бы более сговорчива.

В одиннадцать обе дамы вернулись домой. Марта еще в дверях рассказала, что произошло между мной и господином Крофтсом, который ушел, не дождавшись их возвращения. Они тут же поднялись наверх.

Мои опасения не оправдались. Мадам меня не упрекала. Напротив, старалась успокоить и ободрить, а когда она ушла, Феба влезла ко мне под одеяло и уже на свой манер начала исследовать, что же было между нами, сначала вопросами, а потом — пальцем.

Она легко убедилась, что ничего плохого со мной не случилось, а я лишь натерпелась страху.

На следующий день я проснулась с температурой. Переживания предшествовавшего вечера были слишком сильными для моей впечатлительной натуры. Несколько дней я болела. Обе дамы опекали меня с трогательной заботой. Товар был слишком хорош, чтобы его лишиться. Я была благодарна мадам, что она не подпустила больше ко мне того выродка.

Впрочем, как я вскоре узнала, Крофтс, состоятельный купец, впутался в одно грязное дело, связанное с контрабандой, за что был приговорен к штрафу в сорок тысяч фунтов, которые не смог заплатить, и по приказу короля был заключен в тюрьму.

Госпожа Браун нисколько не переживала за судьбу «племянничка», ведь половину суммы она получила с него заранее.

Я открылась ей по-новому. Убедившись в слабости моего характера, она поняла, что меня без труда можно будет полностью подчинить своей воле. Она не спешила. На много дней она оставила меня в покое, чтобы я пропиталась атмосферой ее дома.

Она познакомила меня с девушками, «работающими» в ее заведении. Они часто навещали меня и проводили свободное время у меня в комнате. Они мне очень понравились. Веселые и беззаботные. Потихоньку я начала входить во вкус их жизни. Девушки делали все, чтобы мне было легче стать похожей на них.

Все, что делалось в этом доме, перестало быть для меня тайной. Моя наивность испарилась без следа. Я начала мечтать о приключениях, тех самых, которые переживали ежедневно девушки в доме мадам Браун.

В то же самое время ко мне возвращалось здоровье. Я могла свободно ходить по всему обширному дому. Весь персонал, однако, следил, чтобы я не столкнулась с мужчинами, посещающими заведение.

Ведь я была предназначена для кого-то более важного, чем обычные клиенты мадам Браун. Моя невинность должна была достаться лорду Б., который вскоре прибывал в Лондон…

Тем временем девушки поверяли мне свои самые интимные переживания с мужчинами. Они так красочно все описывали, что я чувствовала, как кровь все быстрее бежит в моих жилах. Во мне проснулось желание наслаждения, а ежедневные, систематические, неустанно проводимые Фебой занятия в постели разжигали огонь в крови.

Если бы теперь кто-то и открыл дверцы моей клетки, не знаю, была ли я способна убежать…

Глава пятая Любовник госпожи Браун

Однажды утром я случайно оказалась в темном кабинете хозяйки дома. Там стоял диванчик, на котором мне вздумалось немного отдохнуть.

Через некоторое время из расположенной рядом с кабинетом спальни послышался какой-то шорох. Туда вели стеклянные двери, скрывавшиеся за тяжелыми портьерами.

Подозрительный шорох меня беспокоил. Я тихонечко подкралась к дверям и заглянула сквозь неплотно задернутые портьеры внутрь спальни. То, что я увидела, меня ошеломило. Представьте себе такую сцену: начальница нашего «монастыря», мадам Браун собственной персоной, наедине с рослым, мощным гусаром с телосложением Геркулеса!

Я, затаив дыхание, с удивлением наблюдала неописуемо веселую сцену. Мадам лежала как раз напротив дверей, и я могла абсолютно все видеть.

Жирное разлившееся тело хозяйки почивало в глубине ложа. Любовник расположился рядом. Он был, видимо, юнцом, который больше ценит действия, чем слова. Без лишних прелюдий, не тратя драгоценного времени, он сразу приступил к делу. Одарив свою возлюбленную несколькими смачными поцелуями, он потянулся руками к ее бюсту и высвободил грудь дамы из пут огромного лифчика. Получив свободу, грудь резко выстрелила вверх, после чего упала почти до пупка моей благодетельницы.

Никогда в жизни я не видела груди такого размера и такого вида! Она была болезненно белая, рыхлая и мягкая, колыхалась вся, напоминая чем-то потерявший форму манный пудинг!

Деятельный вояка с благоговением гладил и тискал ее. Но даже его мощные руки не могли ее охватить и удержать. От прикосновений нашего Геркулеса грудь растекалась в стороны, выскальзывала из его рук.

Так он играл с ней некоторое время, а когда решил, что дама уже готова к дальнейшему, то опрокинул ее на спину и задрал юбку, после чего начал расстегивать панталоны.

Толстые коричневые раздвинутые бедра почтенной дамы были как раз напротив меня. Перед моими глазами предстал единственный в своем роде пейзаж, вытянувшийся между раздвинутыми коленями мадам. В мою сторону были повернуты огромные, разинутые словно от голода дряблые губы, покрытые серым и густым лесом волос. Это было похоже на перелицованную, повидавшую виды суму нищего, ожидающую обильного подаяния.

В этот момент совсем иной предмет привлек все мое внимание. Бравый жеребец госпожи Браун освободился от штанов. На свет божий выскочил огромный, нагой, стоявший, налитой и посинелый член, такой мощный, что ничего подобного в жизни я никогда не видела!

Я сосредоточила все свое внимание на этом предмете. Я была так поражена, что могла только охватить взором общий вид этого мужского органа, не видя соблазнительных подробностей его строения. Меня охватило возбуждение. Инстинктивно я чувствовала, что в этом предмете скрыт источник наивысшего наслаждения.

Тем временем рыцарь не прохлаждался. Он потряс своей палицей несколько раз, от чего она еще больше набухла, и бросился на добрую госпожу Браун.

Теперь он был повернут ко мне спиной, и я не могла видеть, что там делается, но была уверена, что он не мог промахнуться, таким огромным было предназначенное для этого место в теле моей хозяйки.

Его движения свидетельствовали, что он сразу попал и проник в глубь этого места.

Все ложе теперь дрожало и скрипело под тяжестью двух тел, я с трудом улавливала шепот и стоны, вздохи и бормотание, доносившиеся из спальни.

При виде такой сцены, соответственно озвученной, огонь запылал в моей крови. Возбуждение было столь сильным, что я задыхалась. Картина, развернувшаяся перед моими глазами, нанесла последний удар по моей стыдливости и невинности. После всех усилий Фебы это было вполне понятно. В горячке, ведомая инстинктом, моя рука потянулась под платье, и я всунула горячий, как пылающее железо, палец туда, где был источник моего возбуждения.

Сердце дрожало, словно хотело выскочить из груди. Задыхаясь, я терлась бедрами одно о другое, надавливая крепко на губы, скрывающие мою девичью дырочку.

Я шла как можно точнее по следам Фебиных пальцев, которые так часто там бывали, и наконец мне удалось достичь наивысшего экстаза, приносящего облегчение после долго сдерживаемого и неуспокаивавшегося возбуждения.

Теперь я уже значительно спокойней могла наблюдать за тем, что происходит в спальне. Едва гусар слез со своей старой кобылы, как дама его тут же с неожиданной для старушенции энергией потянула его на себя, начав обцеловывать тело своего кавалера, давить и тискать его мускулы. Однако, к ее большому разочарованию, любовник был совершенно равнодушен к ее действиям.

Видя, что ее старания напрасны, почтенная матрона прибегла к помощи проверенных союзников женщины. Маленьким ключиком она открыла ящичек, где хранила различные таинственные травки и любовные зелья.

С благоговейным выражением лица она что-то отмерила и смешала, добавила какой-то жидкости, после чего все это старательно перемешала в огромном кубке. А потом с улыбкой искусительницы подала напиток своему ослабевшему рыцарю, который выпил эротическое снадобье явно без энтузиазма. Дама же, не дождавшись, пока чудесное средство подействует, энергично взялась за дело.

Она упала перед любовником на колени, поспешно расстегнула пуговицы на его штанах, вытянула из них рубашку и вытащила на свет божий теперь сжавшийся, мягкий и коротенький член. Без сомнения, это был тот же самый предмет, но такой мизерный в сравнении с тем, что я видела перед этим!

Теперь он явно не представлял никакого интереса. Был похож на свесившийся набок гребень старого петуха.

Столь жалкий вид не смущал, по-видимому, даму, начавшую энергично его мять, и, имея богатый опыт, она быстро вернула предмету желаемый вид.

Аппарат начал явно расти, набухать и наконец достиг предыдущих размеров и привлекательности.

Теперь я уже могла подробнее, чем в первый раз, вглядеться в самое большое сокровище мужского рода. Напрягшаяся головка, пылавшая полнокровной горячей краснотой, находилась на твердом набухшем столбе, основа которого исчезала в густоте курчавившихся волос.

Этот захватывающий предмет занимал все мое внимание и разжигал во мне огонь просыпающегося возбуждения.

Старая же женщина, придавшая ему такой вид, не хотела ни минуты ждать. Она разлеглась, жадно взвалила любовника на себя и успешно закончила второй акт спектакля.

Когда они наконец встали, оба в великолепном настроении и с чувством сердечной дружбы, она оплатила его труд несколькими монетами.

Я понимала, что пылкий гусар мадам Браун относится к постоянному персоналу заведения. Если я его до сих пор не видела, то только потому, что дама старательно прятала его от меня, скорее всего опасаясь, что он подберется ко мне и постарается вкусить плод, предназначенный исключительно для лорда Б.

Когда любовники покинули спальню, я пробралась из укрытия в мою комнату. К счастью, никто не заметил, что я была свидетельницей этого зрелища.

Я упала на кровать. Была возбуждена. Жар пылал в моем сердце и членах. Все мысли и чувства были направлены на один объект. Объектом этим был мужчина! Бессознательно я искала его около себя на постели и не находила. Наконец, чтобы погасить бушевавший во мне огонь, я применила палец. Но ограниченное поле деятельности руки не дало мне получить нужного удовлетворения, а палец, с трудом входивший внутрь, вызывал боль. Этот неприятный факт встревожил меня.

Поскольку Феба возвращалась в нашу комнату поздно, то лишь на следующее утро я нашла возможность поделиться с ней терзающей меня тоской. Я призналась ей, что была свидетельницей любовной сцены старушенции с гусаром, и рассказала в подробностях все, что тогда приковало мое внимание.

Я рассказывала, видимо, с такой волнующей наивностью, что Феба не могла удержаться от громкого хохота.

— Тебе понравилось? — наконец спросила она, давясь от смеха.

— Очень, — ответила я. — Но… но я страшно боюсь…

— Чего? — поинтересовалась она снисходительно.

— О, если бы ты его видела! — воскликнула я.

— Что в этом необычного? Не раз видела, — заявила Феба.

— Но не у него! Он такой длинный, по крайней мере в три ладони, и толстый, в обхват руки.

— Ну, ты несколько преувеличиваешь, — понимающе улыбнулась она. — А если даже и так, что с того?

— Если даже палец, который я пытаюсь всунуть в себя, причиняет мне боль, то такой предмет, когда войдет в меня, принесет мне смерть в адских муках.

— Но ведь мадам не умерла от этого, как ты сама видела. — Феба смеялась.

— Я видела почему. У нее это место огромное, а у меня маленькое.

— Слушай, глупышка! — начала Феба меня успокаивать. — Я никогда не слышала, чтобы этот мужской орган принес женщине смерть в адских муках, если он его не пихал куда-то еще. Нежные девушки не старше тебя не раз переживали эти болезненные операции и оставались живы и в полном здравии. И ты переживешь много таких… смертей. Ничего с тобой не случится, и мало что в тебе изменится. Если бы не роды и не растягивания врачебными инструментами, ты никогда бы не отличила этого места у замужней женщины и молоденькой девушки. Раз уж ты все равно видела, как это делается, то я тебе покажу кое-что поинтереснее, что излечит твое сердце от этого глупого страха. Это будет другого рода представление, чем то, что перед тобой разыграли старуха и ее бык.

— Что за представление? — спросила я с радостью.

— Ты знаешь Полли Филипс?

— Конечно, — ответила я. — Полли заботилась обо мне, когда я была больна. Если она говорила правду, то прибыла сюда на два месяца раньше меня.

— Да, это правда, — подтвердила Феба. — К Полли приходит один молодой купец, итальянец из Генуи. Его послал в Англию богатый дядя, как бы по делам, а в действительности для того, чтобы юнец мог удовлетворить страсть к путешествиям и приключениям. Парень случайно встретил Полли и влюбился в нее без памяти. Позаботился даже о том, чтобы старуха берегла Полли только для него. Он два-три раза в неделю навещает девушку. Полли принимает его в тихой комнате за лестницей, где итальянец может вдоволь удовлетворить с ней свой южный темперамент. Завтра как раз день его посещения. Ты увидишь то, о чем знаем только мадам и я. Хочешь?

Ясно, что в настроении, в котором я тогда пребывала, я приняла предложение Фебы с радостью и дрожа от нетерпения.

Глава шестая Наслаждения Полли Филипс

Назавтра после обеда ровно в пять появилась верная своему обещанию Феба и велела следовать за ней.

Мы тихо спустились по лестнице в заднем крыле дома. Феба открыла мрачный чулан, в котором стояли старая мебель и ящики с вином и виски. Она бесцеремонно втащила меня внутрь и закрыла дверь. Через щель в стене можно было видеть все, что происходит в соседней комнате. Комната была освещена, а мы с Фебой сидели в темноте. Мы могли видеть комнату и находившихся там людей, которые и не подозревали, что за ними наблюдают.

Я увидела молодого человека. Он стоял ко мне спиной и равнодушно разглядывал висящую на стене картину. Полли еще не было. Вскоре она появилась. Когда юноша услышал, что дверь открывается, он обернулся. При виде девушки широко улыбнулся. Его лицо сияло радостью.

Как раз напротив щели в стене стояло низкое ложе. Полли и ее купец сразу на него сели. Юноша налил девушке бокал красного вина и подал на серебряном подносе неаполитанских пирожных. После нескольких поцелуев он ее о чем-то спросил на ломаном английском языке, а затем стал раздеваться.

Полли, словно только этого и ждавшая, тут же начала снимать платье и вынимать булавки, а поскольку она не носила корсета и пользовалась услужливой помощью любовника, то очень быстро оказалась перед ним в одной сорочке.

Юноша обнял девушку, несколько раз поцеловал и внезапно сорвал с нее рубашку.

Полли залилась румянцем, но мне кажется, что мои щеки горели еще сильнее.

Полли стояла в чем мать родила. Длинные черные волосы рассыпались по белым плечам и спине. Она была похожа на мраморную статую. Ей было не более восемнадцати лет. У нее было хорошенькое личико и прекрасная фигура!

Меня обуревала зависть при виде ее небольшой, но зрелой, округлой и налитой груди, как будто насмехающейся над ненужным лифчиком.

Под ней располагался прекрасный, покрытый внизу густым пушком животик, нижняя часть которого скрывалась в таинственной глубине между упругими бедрами.

Эти мягкие волосики украшали ее лоно, как самый прекрасный мех. Полли могла бы быть идеальной моделью для самого взыскательного художника!

Молодой итальянец стоял, ошеломленный ее наготой. Воистину, это чудесное видение поселило бы соблазн желания даже в душе исповедующего безусловную чистоту помыслов монаха.

Руки молодого человека блуждали сначала по лицу девушки и ее плечам, а потом все ниже и ниже, лаская пальцами каждый сантиметр ее прекрасного тела.

По мнению Фебы, юноше было года двадцать два. Он был высок и прекрасно сложен, с мускулистыми руками, мужественной грудью и широкими плечами. На его чуть заурядном лице выделялся римский нос, а огненные черные глаза и розовые щеки, несмотря на оливковую кожу, придавали ему особое очарование. Волосы локонами ниспадали итальянцу на шею. Волосы покрывали бедра и живот почти до пупка. Среди них торчал столь большой и здоровый член, что я при виде его размеров почувствовала страх за судьбу того скрытого мягкого и деликатного места в теле девушки, которое должно было через минуту стать целью его грубого вторжения.

Это место было сейчас открыто моему взору, поскольку юноша подтолкнул девушку к кровати и она послушно легла, как можно шире раздвинув бедра. Между бедрами Полли ясно просматривалось таинственное место женского пола: розовая линия расщелинки с окаймлявшими ее выдвинутыми наружу губами, великолепную красноватость которых не отразили бы кисти и палитра ни одного художника.

Феба толкнула меня в бок, как бы спрашивая, не считаю ли я, что это все у меня может быть еще более тесное, чем у Полли. Но я была слишком захвачена тем, что происходило перед моими глазами, чтобы отвечать теперь на вопросы Фебы. Полли лежала, вытянувшись на постели. Ее раздвинутые ноги ждали приближения мужчины. Юноша упал на колени между бедрами Полли, напротив того места, которым ему предстояло овладеть. Набухший его член грозно торчал, как бы намереваясь пронзить беззащитную мягкую свою добычу. Но Полли лежала улыбаясь, без страха ожидая нападения с его стороны.

Молодой человек какое-то мгновение с явным удовольствием рассматривал открывшуюся ему картину, после чего взял член и ввел его в словно приглашающее его пространство. Но член вошел только наполовину, несмотря на движения помогающей ему Полли.

Он остановился на полпути. Я ясно видела, что он раздался и налился. Юноша вынул член, увлажнил его слюной и теперь без труда всунул его уже до конца.

С уст Полли сорвался глубокий вздох, ничем не напоминавший стон боли, который я предполагала услышать. Юноша начал раскачиваться, а девушка приподниматься, сначала в медленном ритме, а потом все быстрее.

Но уже через мгновение в растущем возбуждении затерялся первоначальный темп движений. Они начали двигаться слишком быстро, поцелуи становились слишком горячими, чтобы удержать этот первоначальный ритм.

Оба были в бессознательном состоянии, в их глазах сверкали молнии.

— Ох, я не могу больше выдержать! — воскликнула в экстазе Полли. — Ох, это уже слишком! О, умираю!

Вдруг голос ее сорвался, она глубоко вздохнула и в порывистом движении тело ее подалось к нему навстречу, словно желая, чтобы он вторгся в это мгновение в самые сокровенные глубины ее тела. Потом напряжение вдруг ослабло, руки ее разомкнулись и с приглушенным воплем она как-то сразу вся обмякла, будто, не вынеся наслаждения, умерла.

Она лежала обессиленная и довольная, юноша сделал последнее движение и отодвинулся от нее.

Он вытянулся рядом с Полли на кровати. Они отдыхали, раскинув бедра. Я заметила между ними как бы белую тягучую пену, вытекающую из сердцевины еще более красных, чем прежде, губ девушки.

Через секунду Полли поднялась на постели, обняла юношу и, судя по ласкам, которыми она его одаривала, по крайней мере не была недовольна тяжелым испытанием судьбы, только что ею пережитым.

Трудно описать, что со мной делалось, когда я все это наблюдала. Одно было ясно: я перестала бояться того, что парень может сделать девушке! Я почувствовала такое неудержимое желание, что была готова в ту же секунду броситься на шею любому мужчине, который захотел бы принять дар моего тела.

Феба, хотя и более опытная, чем я, и не раз наблюдавшая подобные сцены, тоже была возбуждена. Она оттащила меня от щели в стене и прижала к двери кладовой. Тут не было места, чтобы лечь или сесть. Она задрала мне юбку и ввела палец в то место, которое просто пылало от возбуждения. Одно только прикосновение к нему раскалило добела мой мозг. Так мы обе несколько успокоились.

Она почувствовала, что мне не терпится посмотреть, что дальше происходит с влюбленными, почувствовала, с каким нетерпением я томлюсь жаждою насладиться этим зрелищем. И мы возвратились на свой наблюдательный пункт.

Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что парочка готовится ко второму туру любовной игры. Юноша сидел на кровати как раз напротив нас. Полли обнимала его за шею. Безукоризненная белизна ее кожи приятно контрастировала с бронзово-оливковой кожей молодого итальянца.

Не сосчитать горячие поцелуи, которыми они одаривали друг друга. Их губы сливались в одни уста, а их языки соединялись в один язык!

Тем временем красный петушиный гребень юноши, который сжался на секунду и ослаб, начал возвращаться в прежнее боевое состояние. Чтобы ускорить желаемый процесс, девушка наклонилась, опустила голову, взяла губами его шелковистый гладкий кончик, может быть, и для собственного удовольствия, а может, для того, чтобы он потом мог легче проникнуть в ее тело.

Результат этого действия был сразу заметен. Он доставил юноше большое удовольствие, и его глаза загорелись. Он вскочил на ноги, обнял Полли, прижал к себе и, шепча ей что-то на ушко, чего я не могла услышать, начал пружинисто тыкаться ей в бедра и попку своим ставшим твердым органом, что было ей неописуемо приятно.

Представьте же мое недоумение, когда юноша лениво лег на спину, притянул Полли к себе и она села на него верхом, рукой направляя своего любимца в нужное место, а сама, садясь на его пылавший конец, всовывала его в глубь себя.

Секунду она сидела так, без движения, явно наслаждаясь, в то время как юноша играл ее грудью. Потом она наклонилась над ним, чтобы слиться с его устами в поцелуе, но чувство возрастающего наслаждения заставило ее двигаться все более и более порывисто. Словно разразилась буря, и оба они начали подпрыгивать то сверху вниз, то снизу вверх. Юноша обнимал девушку, притягивал ее к себе и поднимал, а она мчалась на нем, как наездница на скакуне, испытывая, по всем приметам, наивысший экстаз.

Я больше не могла смотреть вторую часть этого представления. Я была так взволнована, так от увиденного пылала, что прижалась к Фебе, словно это движение могло мне принести успокоение. Испытывая, видимо, то же самое, что и я, Феба тихо открыла дверь, и мы понеслись в нашу комнату. Не в состоянии устоять на ногах, я упала на кровать, стыдясь чувств, овладевших мною.

Феба легла со мной рядом и спросила с иронией:

— Ну, теперь, когда ты увидела своего врага и могла его со всех сторон осмотреть, ты все еще его боишься? Или, может быть, ты бы хотела подружиться с ним, так же как и Полли?

Я не отвечала. Я стонала и тяжело дышала. Тут же Феба подняла свою юбку, взяла мою руку и ввела в пустое и просторное место своего тела. Теперь уже более опытная, я знала, чего здесь не хватает: не было в нем главного предмета моего желания!

Я дотронулась до этого места у нее без всякого стыда, но в возбуждении, мной овладевшем, отдернула бы руку, если бы не опасалась обидеть Фебу. Таким способом мы обе достигли лишь мизерной тени удовлетворения.

Я ощущала голод настоящего успокоения и поклялась себе, что больше не буду гасить этого желания ласками с женщиной, пока мадам не предоставит мне чего-либо более существенного. И решила я не ждать приезда лорда Б., который должен был посетить наш дом через несколько дней.

И мне не пришлось ждать! Ибо неожиданно пришла ко мне любовь, захватившая всю меня без остатка.

Глава седьмая Моя первая любовь

Через два дня после урока, раскрывшего мне самые сокровенные подробности любовного акта между мужчиной и женщиной, я проснулась в шесть утра, раньше обычного.

Было душно. Феба спала сном невинного младенца. Я встала и, чтобы подышать свежим воздухом, вышла в сад. Здесь я могла бывать, когда захочу, даже во время визитов клиентов в других помещениях нашего заведения. Конечно, в такую пору я не предполагала встретить здесь кого-нибудь из наших гостей.

Как же я была поражена, отворив дверь, ведущую из садика в гостиную, и увидев у наполовину погасшего камина… молодого мужчину! Он отдыхал в кресле мадам Браун. Удобно вытянув ноги, он спал мертвым сном. Кругом царил беспорядок, как обычно после дня, а скорее ночи «работы» нашего заведения.

На столе стоял графин с пуншем и несколько рюмок с недопитым напитком — следы вчерашней попойки. Видимо, юноша приехал к мадам Браун с приятелями и, опьянев, уснул, в то время как его дружки забавлялись с моими подругами в их тихих комнатках. Мадам испытывала к нему, наверное, особое расположение, раз не приказала его разбудить после визита господ и позволила ему переночевать в кресле.

Он спал так крепко, что не услышал отзвук моих шагов, и я, осмелев, подошла ближе, чтобы получше его разглядеть.

Никогда до самой смерти я не забуду, какое впечатление он на меня произвел! Родившееся вдруг волнение молнией пронзило мое сердце и осталось в нем навсегда.

Мой дорогой, любимый, единственный! Помню тебя спящего в этом кресле у камина, словно это было вчера. Как будто сидишь передо мной, когда я пишу эти строки. Вижу того тебя — прекрасного, как чудесное видение, с головой, свободно откинувшейся на спинку кресла, в ореоле разметавшихся волос, подчеркивающих твое еще юношеское, но уже такое мужское лицо!

Тебе тогда было не больше девятнадцати лет. Ты был молод, чудесно молод, и сияние молодости исходило от тебя, погруженного в глубокий сон. Даже чуть припухшие бледные веки и синеватые тени, говорившие о твоем живом участии в ночной оргии, придавали твоему облику сладостное ангельское очарование.

Глаза, обрамленные длинными шелковистыми ресницами, были закрыты. Дуги его бровей были столь ровными и высокими, словно не природа их создала, а изваяла рука великого мастера. За слегка приоткрытыми алыми, пухлыми и страстными, наверное, и созданными только для сладостного поцелуя, губами, мерцали ослепительно белые зубы, а под низко расстегнутым воротничком рубашки в глубоком ровном дыхании вздымалась широкая и сильная грудь!

Представшая перед моими глазами картина просто околдовала меня. Я завороженно смотрела на юношу. Неодолимая внутренняя сила подтолкнула меня к нему. Приблизившись, я дрожащей рукой дотронулась до его ладони, лежащей на резном подлокотнике кресла. Блаженная дрожь пробежала по моему телу от этого прикосновения. Моя рука сомкнулась на пальцах мужчины.

Возможно, моя дрожь передалась и ему, поскольку он вдруг очнулся, поднял тяжелые веки и, еще не совсем проснувшись, посмотрел на меня встревоженным взглядом. Через мгновение, оглядев гостиную, он окончательно пробудился и отозвался глубоким приятным тенором, который звучал в моих ушах как прекрасная музыка:

— Ах да… Значит, я здесь… Скажи-ка, милая, который сейчас час?

— Только начало седьмого, господин, — ответила я взволнованно и заботливо добавила, видя, что он без сюртука: — Утро холодное. Господин может простудиться.

— Вряд ли. — Он махнул рукой и улыбнулся, глядя на меня. Я стояла перед ним в одной сорочке, в которой встала постели. — Я так напился, что не успел разогреться с одной из вас. Значит, холод мне не страшен.

Он не мог подумать иначе! Должен был принять меня за «одну из наших»! Ведь не мог же он здесь, в храме госпожи Браун, встретить девушку, не похожую на ту, с которой не удалось ему насладиться ночью?

Увидев меня, он, видимо, пожалел о такой утрате. Он обдал меня горячим взглядом и сказал, смеясь и нежно притягивая к себе:

— Но если ты считаешь, что холод мне может повредить, то я охотно с тобой погреюсь. Ведь и ты можешь простудиться, стоя в одной сорочке… — И видя мои колебания, добавил с иронией, но не зло: — Ну как? Жаль времени. Мы оба дрожим от холода, а ты мне очень-очень нравишься. Почему я тебя вчера не видел?

Хотя мне ужасно хотелось приблизиться к нему, я отодвинулась. Я не знала, что ответить на его вопрос. Наконец промямлила:

— Я была… занята…

— С другим гостем? — Он криво усмехнулся. — Целую ночь?

— Нет… — возразила я, покраснев как рак. — И не с другим…

— Тогда с кем?

— Ни с кем…

— А я думал, что ты устала из-за бессонной ночи.

— Я не устала. Я спала долго и хорошо.

— Почему же ты не хочешь… со мной?

— Да нет же!

— Ах, понимаю! — воскликнул он догадливо. — Это такая игра. Ты хочешь меня перед этим возбудить.

— Нет, господин, — отчаянно запротестовала я. — Это не потому. Правда…

— А может, я тебе не нравлюсь? Может, я отвратительный?

Я сложила руки как для молитвы и, глядя в его чудесные глаза, шепнула с волнением:

— Господин такой красивый… Божественно прекрасный… Наверное, нет никого в мире прекраснее, чем господин… Но я действительно, поверьте, не могу. Я не могу с господином этого делать, даже если бы этого страстно желала…

Он внимательно посмотрел на меня, и что-то похожее на волнение мелькнуло на его выразительном лице. Наверное, ни одна девушка не отказывала ему подобным образом. И уж наверняка — это было просто невозможно в доме мадам Браун.

— И даже если бы мы здесь никогда больше не встретились? — спросил он.

— Даже если бы должно было так случиться, — подтвердила я грустно и с болью; тяжелый вздох вырвался у меня из груди.

Теперь, через годы, я понимаю, что не только природный девичий страх сближения с мужчиной или боязнь, что будет сердиться мадам Браун, не позволили мне отдаться сразу этому чудесному юноше.

Это была любовь! Любовь с первого взгляда, самое редкое сокровище, которым небеса могут одарить женщину! Я не отдалась ему тогда, ибо я влюбилась в него первой, бессознательной, единственной в жизни любовью. Если бы он мне понравился только так, как многие парни могут понравиться многим девушкам, — он получил бы меня тотчас же, в гостиной мадам Браун. Но он не обладал бы тогда моим сердцем.

— А если бы мы встретились в другом месте? — шепнул он взволнованно.

Видимо, и в его душе начало пробуждаться чувство.

— Как господин это понимает? — тихо спросила я и опасливо осмотрелась. — Мне нельзя отсюда уходить, даже на минуточку.

— Слушай. — Он крепко взял меня за руку и торопливо зашептал: — Ты мне безумно нравишься! Легко понять, что тебя связывает со старой мегерой и что ты делаешь в этом доме. Но мне это безразлично. Брось ее! Беги отсюда! Брось эту грязь и мерзость, пока еще не слишком поздно! Увидишь, что не пожалеешь. Я позабочусь о тебе. Сниму тебе красивую квартиру. Буду к тебе добр. Ты ни в чем не будешь нуждаться. Буду тебя любить. И ты будешь меня любить.

Радость, счастье и страх вскипели в моем сердце.

— Но что скажет на это мадам? — прошептала я горячо.

— Об этом не беспокойся, — возразил он твердо. — Я уж все сам со старухой улажу, если ты отсюда выберешься. Понимаю, что у тебя в отношении нее обязательства, понимаю, что старухе не захочется так просто отказаться от доходов, которые ты ей приносишь. Я заплачу! Выкуплю тебя из ее грязных лап! Не желаю, чтобы ты тут пропала! Но и ты должна этого хотеть. Хочешь? — Он меня просто обжег горячим взглядом.

— Хочу. Очень хочу. Больше ничего не хочу в жизни.

Неожиданное решение радостью озарило мое сердце…

Тогда он притянул меня к себе. Я наклонилась над ним. Наши уста встретились, и я в первый раз ощутила на губах ошеломляющий вкус его поцелуя. Он меня обнял. Вся дрожа, я прижалась к его груди, к вырезу расстегнутой манишки, и он погладил меня по щеке.

— Будем же рассудительны. — Он вернулся к действительности. — Мы должны сразу все спланировать. Когда ты сможешь отсюда убежать? — спросил он.

— Завтра.

— Почему только завтра?

— Потому что скоро все встанут. Служанка уже в кухне. Я выберусь отсюда украдкой завтра в семь утра через главный вход. Я знаю, где ключи… Открою ворота!

— Хорошо, — согласился он. — Я буду ждать тебя около ворот в семь. Закажу карету и велю кучеру ждать за углом.

Он потянулся ко мне, а я прильнула к нему всем телом. Через тонкую ткань ночной сорочки он почувствовал тепло моей груди. Провел по ней рукой и припал к моим губам. Вдруг раздались какие-то ворчливые заспанные голоса.

— Вставай! — ужаснулась я и оторвалась от него. — Никто не должен видеть нас вместе. Тогда все пропало! Мне надо идти!

— Помни же, до завтра! — воскликнул он.

— До завтра, — ответила я, выбегая из гостиной.

Я прокралась по лестнице наверх, в нашу комнату. К счастью, по дороге мне никто не встретился. Я медленно открыла дверь. Повезло! Феба еще спала. Лежала в той же позе, в какой я ее оставила. Бесшумно вытянулась я рядом с ней. Она ничего не заметила. Продолжала похрапывать. Ни за что не догадается, что я уже вставала и провела целый час с клиентом в гостиной.

Голова у меня кружилась. Все мысли сосредоточились на только что узнанном мною чувстве, которое вдруг все во мне изменило. Сердце разрывалось на части от радости и страха. Удастся ли бежать? А вдруг мадам раскроет мои намерения? И тогда я стану пленницей в этом доме? Но что значит опасность в сравнении со счастьем, которое может меня уже завтра встретить? Даже если я потом должна буду умереть, все равно завтра я буду с ним! И я буду ему принадлежать, только ему одному! А если он плохо со мной обойдется? Ну что же. Я ведь ему принадлежу, я его собственность. Пусть делает со мной что хочет, пусть будет злым, несправедливым ко мне — я все равно буду его любить всем сердцем, всей душой! Одна ночь счастья с ним, а потом пусть хоть вся моя жизнь будет адом. Только быть рядом с ним!

В таких размышлениях проходил этот нескончаемый день. Я сотни раз смотрела на стрелки настенных часов. Они как будто застыли на месте.

Если бы мадам Браун пригляделась ко мне повнимательней, без сомнения, она заметила бы, что со мной что-то происходит, особенно во время обеда, когда одна из девушек, принимавших участие во вчерашней оргии, перевела тему разговора на моего возлюбленного.

— Жаль, что он так напился! — сказала она с искренним сожалением. — Я с самого начала положила на него глаз. Даже сама пыталась что-нибудь предпринять, но он совсем никуда не годился.

— Ничего удивительного, — говорила Салли. — Не умеет пить. Он ведь ужасно молод. Совсем сосунок.

— Но красивый, — сказала толстуха Мэри, похотливо гладя свои огромные ягодицы. — У меня еще такого не было. Не мальчик, а мечта! Может, к тому же девственник. С таким стоит разок хорошо переспать. — Она блаженно потянулась, и ее необъятный бюст затрясся при этом, как желе.

— Только разок? — насмешливо спросила Эльза. — Ты бы не поскупилась, если бы он захотел застрять в этой твоей горе жира. Я бы ему дала не раз и не два. Столько раз, сколько бы он захотел и смог. Легла бы под него бесплатно, за любовь.

— За такую любовь тебе мадам оторвала бы твою рыжую голову. Бесплатно ей парня захотелось! Можешь ложиться под кого хочешь и сколько в тебя влезет, но за денежки. Посмотрите-ка на нее, влюбилась!

А я была влюблена до безумия, до потери сознания, до смерти влюблена в чудеснейшего юношу на свете!

Я сидела за столом и молча прислушивалась к разговорам о нем, а пожар в моей крови полыхал все сильнее. Он нравился всем, и все его хотели, но я больше всех. В душе я горячо молилась, чтобы девочки, глядя на меня, ни о чем не догадались. Я ждала ночи как избавления. Я хотела остаться одна, наедине со своими мыслями, чувствами, мечтами и со сжигавшим мое сердце огнем в груди.

Глава восьмая Как я лишилась девственности

Ночь принесла мне успокоение. Я заснула глубоким здоровым сном и проснулась, когда часы внизу били пять.

Феба спала рядом со мной, смертельно уставшая после вчерашней «работы». У нее был капризный и требовательный клиент, которого мадам могла доверить только ей. Мадам Браун очень пеклась о добром имени своего дома! Феба же была специалисткой по «трудным случаям», с которыми более молодые и менее опытные девушки пока еще не справлялись.

Я тихонечко лежала около нее, едва дыша от страха, боясь разбудить ее неосторожным движением. Время как будто остановилось. Я прислушивалась к стуку часов, лениво отбивавших каждую четверть часа. Наконец незадолго до семи я встала и бесшумно оделась. Краем глаза я посмотрела на Фебу. Она спала как убитая.

Я осторожно открыта дверь и прислушалась. В доме стояла мертвая тишина. После добросовестно отработанной ночи барышни мадам Браун спали мертвым сном.

На цыпочках я спустилась по лестнице, стараясь, чтобы ступени ни разу не скрипнули. Ключом, висевшим около кровати Фебы, без труда открыла ворота и вышла на улицу, которая в такую раннюю пору была совершенно пуста. Но он уже меня ждал!

Я подбежала к нему. Сердце пело в моей груди. Я словно летела на крыльях любви. Ничего не говоря, он обнял меня и поцеловал в губы. Я ответила на его объятие. И так, прильнув друг к другу, мы завернули за угол, где нас ждала карета.

Кучер открыл нам дверцы и приподнял цилиндр. Карета дернулась с места. Наконец я была свободна!

Мой возлюбленный задернул занавески на окнах и в розовом полумраке нежно обнял меня. Я осыпала его поцелуями. Все, что я пережила, и все, что будет со мной уже завтра, было мне сейчас безразлично. Существовал только сегодняшний день — я была с ним. Я принадлежала ему. С этого момента я была его безраздельной собственностью. Себе самой я уже больше не принадлежала.

Не знаю, как долго мы ехали. От сладкого сна я очнулась, только когда кучер остановил лошадь у небольшого постоялого двора в Челси. Там мы позавтракали. На десерт старый корчмарь подал нам два стакана горячего, густого шоколада с пушистым сливочным кремом.

В то время как мы смаковали этот роскошный напиток, хозяин все время стоял рядом и внимательно рассматривал меня. Меня это немного смущало. Набравшись смелости, я подняла на него глаза. Он, видимо, понял, что его присутствие стесняет меня, и тотчас заговорил:

— Благородные господа простят мою бесцеремонность, если я посмею заметить, что многие знатные дамы и господа пользуются услугами моего дома, но — святая правда! — столь статная и подходящая пара до сих пор у меня не гостила. Госпожа такая красивая, молоденькая и свежая, — начал он восхищаться моей красотой. — И одета не так, как городские дамы. Просто картинка! Наверняка приехали не из города, а из деревни, из господского имения. О, счастливец же господин, — он заискивающе улыбнулся моему любимому, — что получил такую драгоценность без изъяна. Если благородный господин пожелает, могу предложить вам мою лучшую комнату, где никто не помешает вашему счастью. И самую удобную…

Мой возлюбленный сразу понял, что имеет в виду хозяин. Он бросил ему монету, которую тот ловко на лету схватил, и весело сказал:

— А ну-ка покажи эту свою самую удобную комнату для нашего счастья.

Я чувствовала, что приближается минута, когда мы останемся наедине. Я с нетерпением ждала ее и вместе с тем опасалась и стыдилась. Сердце мое бешено колотилось. Во мне удивительно смешивались чуждые мне до этого чувства — вожделения, физического возбуждения и сладкого страха.

Мой любимый, как бы понимая, что со мной происходит (а может быть, мне это только казалось), взял меня за руку, словно маленькую девочку, и повел по ступенькам за хозяином). И словно девочка, я послушно шла за ним. И ужасно боялась. По дороге возлюбленный вдруг рассмеялся и шепнул мне на ухо, чтобы хозяин не услышал:

— Это смешно, но я не знаю даже, как тебя зовут.

— Фанни, — ответила я. — А тебя?

— Чарльз. Тебе нравится это имя?

— Более красивого я не знаю.

— А я не слышал более прекрасного, чем твое… Фанни, Фанни! Это звучит как песня о невинной девственной лилии. — Он снова засмеялся.

Я не знала, что значит этот смех. Впрочем, у меня уже не было времени об этом думать, ибо хозяин открыл перед нами дверь в конце коридора и, не дожидаясь, пока мы войдем, улетучился, как будто его и не было.

Мы вошли. С первого взгляда я поняла, почему хозяин считал эту комнату «самой удобной». Единственное, что было из мебели в ней, это… кровать. Нет, не кровать! Огромное, невиданных размеров ложе. Такое огромное, что его нельзя было назвать даже супружеским. Оно, наверное, предназначалось для целой семьи и занимало чуть не четверть пространства этой небольшой комнаты.

Чарльз не медлил. Закрыл дверь на задвижку и сразу меня обнял. Поднял как пушинку и, тяжело дыша от возбуждения, бросил на это необычное ложе. Он не хотел сдерживаться ни секунды, даже для того чтобы меня раздеть. Только сорвал с меня блузку, освободил шнуровку корсета и спустил лифчик, чтобы открыть грудь.

Добрался до нее руками. Охватил пальцами. Ощутил, как выпукло и гибко она поднималась и опускалась. Его пальцы давили ее, прижимали. Он впился горячими губами в мой рот.

Я была почти без сознания и не могла отвечать на его поцелуи. Потолок поплыл перед глазами. Как во сне я почувствовала, что рука перемещается вдоль моего тела, срывает юбку, задирает сорочку и стягивает с бедер белье.

Я лежала пассивная и тихая, с обнаженными бедрами и открытой грудью, готовая подчиниться каждой его попытке овладеть мною.

Это отсутствие сопротивления Чарльз должен был понять как поощрение. Он не мог даже предположить, что я девица. Ведь познакомился он со мной в борделе! Если бы я ему призналась, что не спала ни с одним мужчиной, он бы меня высмеял, и только. В его понимании я должна была делать это бессчетное число раз, а часто даже многократно в течение одной ночи и со многими партнерами.

Следовательно, не было резона сдерживаться. Он лег рядом и положил руку между моими бедрами, лаская их движениями пальцев. Я инстинктивно сжала колени, но ласки его были столь приятными, что через секунду, как бы против моей воли, сжавшиеся бедра бессильно раздвинулись.

Дорога была открыта. Чарльз молниеносно расстегнул штаны и вынул орудие, с которым мужчина идет в любовную атаку, направив его прямо в сторону намеченной цели. И тогда я первый раз в жизни почувствовала между бедрами твердое и мощное прикосновение члена, в котором сосредоточено мужское вожделение. Орган спустился по волосам ниже и попал в самую деликатную, самую мягкую и чувствительную точку женского тела. Тотчас Чарльз с силой продвинулся раз, второй и третий! Но не достиг задуманного. Несмотря на мощный напор, он никуда не проник. Когда он приложил еще больше сил, я ощутила острую боль.

— Ох, больно! — жалобно застонала я. — Больно! Я этого не вынесу!

Но Чарльз иначе объяснил себе эту боль. Член его был столь мощный и здоровый, что не многие мужчины могли с ним соперничать. И он был уверен, что я просто никогда не имела дела с обладателем мужского органа подобной величины. Даже теперь он не догадывался, что ни один мужчина до него не сорвал цветка моей невинности.

Поэтому он позволил мне секундочку отдохнуть и возобновил свои попытки с еще большим напором. Несмотря на жуткую боль, я старалась ему помочь, но не очень знала как. Я его любила и всем сердцем желала доставить ему удовольствие, но страдания были сильнее моей воли. Я стонала при каждой его попытке, а боль нарастала с необыкновенной силой. Наконец я закричала:

— Умоляю, оставь меня! Я больше не выдержу!

Мой отчаянный крик вернул его к действительности. Он открыл глаза и увидел, что слезы струятся по моему лицу. Слез с меня и, запыхавшийся, вытянулся рядом. Я плакала навзрыд. Я была в тот момент очень, очень несчастна. И он, чудесный мой, самый любимый, почувствовал сердцем, сколь сильно я страдаю! Наклонился надо мной и начал сцеловывать слезы с моих щек, мягко и понимающе шепча:

— Что с тобой, любимая! Почему ты плачешь? Действительно так сильно болит? Но ведь с другими тоже должно было болеть? Могла бы уже привыкнуть…

Я разрыдалась пуще прежнего.

— Никогда… Я никогда этого ни с кем не делала…

— Как это? Живя у мадам Браун? — Он в недоумении поднял брови. — «Работая» в борделе?

— Я мало у нее была, всего несколько дней… Не успела начать…

— Ты девственница?

— Ты у меня первый.

Поверил! Он поверил в то, что ему должно было казаться таким невероятным! Ошалел от радости! Едва не задушил меня в объятиях! Безумными поцелуями словно благодарил за то, что сохранила для него невинность!

Мы долго отдыхали, осыпая друг друга поцелуями. Я перестала плакать. Чарльз раздел меня догола и разделся сам. Мы лежали, прижавшись друг к другу. Я была на верху блаженства. Но Чарльз не был бы мужчиной, если бы ему этого было достаточно.

— Однако, — начал он деликатно, — раньше или позже ты должна мне отдаться…

— Я иначе и не думаю, — ответила я. — Ведь пока это не произойдет, я не буду чувствовать, что принадлежу тебе.

— Ты бы согласилась попробовать снова?

— Конечно.

— Когда?

Он подложил мне руку под спину. Я чувствовала жар его напрягшихся мускулов. Он был возбужден до предела. Дрожал всем телом. Неудовлетворенное желание заставляло его невыносимо страдать. Я не хотела, чтобы он мучился. Поэтому, хотя я и знала, что опять придется терпеть боль, тихо уступила.

— Пусть теперь…

Он встал. Поправил подушку под моей головой. Другую положил мне под ягодицы и раздвинул мои колени. Поднял мои бедра вверх в такую позу, чтобы ему было легко и удобно попасть в цель.

— Только потерпи, — сказал он. — Я буду осторожен. Постараюсь, чтобы у тебя как можно меньше болело. Ведь твоя боль — моя боль.

— Не думай обо мне. — Я была очень взволнована его заботой. — Как-нибудь выдержу. Я не первая девушка, которая должна это пережить. Думай о себе. Я хочу, чтобы тебе было приятно, очень приятно. Обещай, что тебе будет приятно? — Я ласково его погладила.

Он встал на колени между моими коленями. Раздвинул их так широко, как только можно было. Велел мне обхватить ногами верхнюю часть его бедер, а когда я это сделала, дотронулся своим набухшим членом до моей щелочки.

Но, несмотря на раскинутые бедра, моя маленькая щель была так плотно сжата, что, слепо тычась, он не мог быть уверен, что находится как раз напротив нужной точки, откуда можно начинать вторжение. Поэтому он слегка отодвинулся, чтобы посмотреть, попал ли его член в то самое место, где начинается единственная дорога в глубь моего тела.

Смотрел он долго, изучал ситуацию внимательно и вдумчиво, потом, довольный результатом наблюдения, резко и уверенно, одним-единственным движением, всей массой своего тела ринулся между коленями и — попал!

Попал так резко и с такой силой, что вдавленные вглубь кусочки плоти, образующие ту узкую расщелинку, разомкнулись и пропустили, но только кончик члена и только до того места, где губы соединяются с отверстием. Дальше войти он не мог. Несмотря на мощные усилия, большая часть его органа оставалась снаружи.

Тогда он ослабил напор, слегка отпрянул и вновь внезапно вторгся, но уже чуть глубже. И так раз за разом, сантиметр за сантиметром, возвращаясь и напирая, он постепенно пробирался все глубже и глубже в этот тесный проход, а я каждый раз, когда этот горящий, большой и твердый кусок плоти проникал быстрыми порывистыми движениями в нежные стенки моего нутра, чувствовала все возрастающую боль.

Чтобы не взвыть, я вцепилась зубами в свою рубашку и теперь только стонала, кусая полотно и впиваясь ногтями в собственные ладони.

Но Чарльз был глух и слеп к моим страданиям. Стремительный ритм его движений нарастал, а боль становилась все более резкой. Наконец мощным завершающим рывком он прорвал все преграды и двинул свое копье до конца, до самого дна моего тела. Брызнула кровь, которая потекла по его и моим бедрам.

Когда наконец он кончил и, немного отдохнув в глубине моего тела, выскользнул оттуда, орудие его сладкого преступления заливала кровь моей столь грубо попранной девственности.

Я стала женщиной. Заплатила за это болью, кровью и обмороком.

Очнувшись, я лежала на постели, прикрытая платьем. Я находилась в объятиях похитителя моей невинности. Из глаз текли слезы.

Когда Чарльз заметил, что я наконец-то очнулась от обморока, он обратился ко мне, целуя меня в лоб и как бы оправдывая свое бесчестное действо.

— Я не мог и предположить, что ты девственница.

— И по-прежнему не веришь? — Я легонько поцеловала его.

— Ну нет, — рассмеялся он. — Теперь уже верю. Трудно не поверить. — Он показал мне пятна на простыне. — Девица в борделе? Это звучит как сказочка для послушных детей. Чего только не бывает на свете!

— Мадам Браун берегла меня для клиента, который должен был приехать через несколько дней, — объяснила я.

— Хорошо, что не успел.

— Какое счастье, что ты его заменил. — Я пошевелилась и, почувствовав боль, глухо застонала.

— Болит? — заботливо спросил Чарльз.

— Очень. — Я улыбнулась сквозь слезы. — А любовь всегда столь жестока в своем проявлении? Мужчина обязательно должен быть таким грубым?

— В первый раз он не может быть другим, — парировал Чарльз. — Иначе женщины оказались бы старыми девами.

— А потом может быть по-другому? — заинтересовалась я.

— Совсем по-другому.

— А как?

— О, по-разному, — засмеялся он. — Существует тысяча разновидностей любви.

— Непохожих? — продолжала я допытываться.

— Да.

— О, это должно быть ужасно интересно! — воодушевилась я.

— Убедишься сама.

— А ты меня будешь учить?

— От А до Я. Всей азбуке любви выучишься, и даже наизусть, — уверил он и шутливо сказал: — Но сейчас ты как-то не рвешься к этому.

— Потому что больно, — пыталась я оправдаться. — Но увидишь, я буду хорошей ученицей.

— Моя самая сладкая ученица выпьет что-нибудь? — Он встал с кровати и подошел к столику в углу комнаты.

Несмотря на боль, я была счастлива. Я принадлежала мужчине, которого любила. С сегодняшнего дня он будет все решать в моей жизни и в наших отношениях. Ради него стоило все перетерпеть. Я согласилась бы, чтобы он разрезал меня на кусочки, если это доставило бы ему удовольствие, а не только поранил меня, как теперь!

Рана еще болела. Все еще сочилась кровь. Я увидела, что Чарльз возбужден, но не решается еще начать все сначала.

Поскольку я была не в состоянии пошевелиться, он оделся, велел мне натянуть рубашку и заказал обед в комнату. Я не могла есть, но, чтобы не огорчать любимого, вынуждена была отведать куриное крылышко. Он уговорил меня также выпить немного вина. Вино подкрепило меня.

Он все подавал мне в постель. Его забота была мне особенно приятна.

Когда мы покончили с едой и хозяин унес приборы, Чарльз подошел ко мне и смущенно спросил:

— Как ты себя чувствуешь, любимая?

— Теперь уже лучше, — заявила я.

— Я немного прилягу… — Он опустил взор. — Ты позволишь?

— Естественно, мой ненаглядный, — сказала я ласково. Ведь не думал же он, что я заставлю его все время так стоять.

Он начал раздеваться. Теперь я могла более внимательно его рассмотреть. Как же приятно было разглядывать его при свете дня. Вид его тела, постепенно появляющегося из одежд, доставлял мне удовольствие. А когда он встал передо мной нагой, когда снял с меня рубашку и лег рядом, и меня охватило возбуждение. Что значат боль и страдание в сравнении с чудом быть около него!

Я прижалась к нему, а когда он меня обнял, прильнула и оплела его тело, как лиана, обвивающая мощное дерево так плотно, чтобы даже самый маленький кусочек стебля не остался без соприкосновения с поддерживающим ее деревом. И не только возбуждение двигало мною. Это была любовь, радость, что я лежу в объятиях мужчины, которого люблю всей душой, всем сердцем, каждой частичкой моего тела, — одного-единственного для меня мужчины в мире!

И даже когда я пишу эти строки, когда вихрь чувств давно уже утих и душу заполнила мгла погасших волнений — мне трудно противиться освежающему и омолаживающему, нахлынувшему на меня потоку чувств, пробуждающихся во мне при воспоминании о том первом дне счастья с Чарльзом.

Помню каждое мгновение, словно это было сегодня, а не много-много лет назад, и будто между тем днем и днем сегодняшним ничего не происходило в моей жизни.

Так мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, сплетя свои молодые горячие тела, а страсть в нем и во мне разгоралась, как всепожирающее пламя. И когда мы почувствовали, что больше уже нет сил так лежать, мы соединили наши пылающие в огне бедра. Тогда Чарльз вторгся в меня второй раз и через поцарапанное и израненное отверстие проник до самого конца. Было больно, очень больно. И хотя опять хотелось кричать, боль уже, однако, была слабее, чем в первый раз, ее легче было переносить, спокойнее и менее терзающей и рвущей меня на части была эта боль.

Движения Чарльза становились все быстрее, менее ритмичны и менее размеренны. Он раскраснелся от усилий, глаза его блестели, как в лихорадке, он напирал все сильней, будто хотел меня всю пронзить, пока порывистая дрожь не охватила его тело, застывшее в момент наивысшего блаженства.

У меня еще слишком сильно все внутри болело, чтобы я могла разделить с ним это сладостное мгновение. Но я его уже сопереживала с ним. Это было чувство все нарастающего удовольствия от мысли, что ему со мной хорошо и что я уже без крика могу давать ему наслаждение, которого он так жаждет. Сама я его пока еще не познала.

Не знаю, сколько раз Чарльз в этот день удовлетворил свою страсть, но без моего участия. С каждым разом, правда, боль становилась все слабее, а удовольствие все сильнее. Оно все глубже проникало в меня, достигало глубин самого моего естества.

И наконец пришла эта благословенная минута, когда сквозь постоянно возвращающуюся боль я впервые в жизни почувствовала, что, сначала несмело и как бы колеблясь, наслаждение вместе с движением наших тел начало усиливаться, нарастать все сильнее и сильнее и перемещаться с места, где пробудилось, ко все более отдаленным частям тела, пока не охватило меня всю — от кончиков пальцев ног до корней волос, обожгло все мое тело, запылавшее огнем, взорвалось сладчайшим, приятнейшим сотрясением всех мышц и высвободилось в крике. В крике, но уже не боли, а наивысшего счастья, которое дано пережить человеку.

— О, Чарльз, любимый! — воскликнула я, бессознательно кусая его в плечо и царапая спину. — Как это чудесно! Это чудо! О, еще, умоляю тебя, еще! Быстрее, быстрее… О-о-о-х! — мои возгласы перешли в стон. Я замерла в изнеможении.

Человек, наверное, должен был постоянно умирать от блаженства, если бы мудрая природа не позволила ему каждый раз гасить это мощное сотрясение в облегчении, успокоении, расслаблении всего тела.

Не один раз, уже через годы, я задумывалась над тем, была ли когда-нибудь какая-то другая женщина более счастлива, чем я в момент первого моего экстаза, и не за то ли божественное счастье я должна была заплатить страданиями всей моей жизни…

Все оставшееся время после полудня мы потратили на неустанные поцелуи, ласки и наслаждения. Поскольку нам было жаль потерять и минуту, мы, не одеваясь, съели ужин прямо в постели. Матрас служил нам столом, а простыня — скатертью. Мы спешили, чтобы снова погрузиться в круговорот любви, пока наконец, запыхавшиеся, задыхающиеся, утомленные, с переплетенными руками и ногами, не заснули мертвым сном.

Когда я проснулась, солнце было уже высоко в небе и его лучи начали пробиваться в комнату сквозь щель между задвинутыми шторами. Чарльз еще спал. Затаив дыхание, чтобы его не разбудить, я выскользнула из объятий любимого. Комната была похожа на поле битвы. Вокруг кровати среди остатков ужина были разбросаны предметы нашего гардероба.

Я посмотрела в зеркало. Выглядела я ужасно! Растрепанные волосы, лицо красное от бесчисленных поцелуев, вспухшие губы. У моих ног лежала смятая сорочка, рядом порванные панталоны и лифчик. Я использовала момент, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Попудрила лицо, надела белье, все время посматривая на Чарльза и вспоминая шальные часы счастья, которые он мне подарил этой ночью.

Я не знаю, когда он надел рубашку. Сейчас она была задрана кверху, так как в комнате было жарко. Я смотрела на него с любовью. И с умилением, хотя и не без определенного страха, я перенесла взор на его бедра и отдыхающий между ними тот ужасный предмет, который так безжалостно лишил меня невинности.

Но что это?! Этот огромный и такой подвижный предмет, причинивший мне столько боли, а потом столько наслаждения, сейчас лежал спокойно и неподвижно в гуще черных курчавых волос между ногами Чарльза — какой же он был короткий и мягкий! Трудно было поверить, что такой слабый орган способен был еще совсем недавно произвести ужасное опустошение в девичьем нутре моего тела.

Теперь он выглядел так невинно, такой махонький и жалкий, что его вид вызывал только сочувствие.

А под ним висел круглый мешочек из кожи. Кто бы мог подумать, что в таком невзрачном на вид кошельке природа прячет неисчерпаемые способы наслаждения и таит в нем исток жизни человека на земле? Мешочек был, как скорлупка ореха, весь в морщинках. Это единственные морщинки на теле мужчины, которые могут возбудить женщину.

Я разглядывала его долго, с любованием и волнением, на фоне прекрасно сложенного мужского тела, которое как бы было живым изваянием из кости, мяса и жил, достойным мрамора и резца знаменитого скульптора. Это была волнующе прекрасная картина! С восхищением я ею упивалась, но приходит конец всем удовольствиям. Чарльз, к сожалению, шевельнулся и во сне заслонил рубашкой предмет моего восхищения. Возбуждающий образ исчез с моих глаз.

С сожалением я легла рядом с моим спящим возлюбленным, вытянувшись на спине. Вспоминая, что со мной произошло, я потянулась рукой к месту моего тела, ставшему жертвой нападения Чарльза. Мне было ужасно интересно, какие же изменения произошли после всех тех страданий, которые оно пережило, прежде чем получило наслаждение. Я начала его обследовать пальцем. Мне хотелось точно знать, какая разница между нетронутой девицей и женщиной, познавшей близость мужчины.

Однако я не успела довести свои исследования до конца, потому что мой повелитель проснулся.

— Как спала, любимая? — спросил он. — Хорошо отдохнула?

И, не ожидая ответа, взял в плен мои губы. Перевернул меня на спину, задрал мою рубашку и впился глазами в мое обнаженное тело, а потом начал руками изучать крепость моей груди, плоскость живота и округлость лона. Судя по всему, он был доволен добычей. Восхищение любовника было мне приятно, а прикосновение его пальцев в чувствительных точках тела начало меня возбуждать.

Поверхностное исследование не могло удовлетворить моего возлюбленного. Он хотел со всей педантичностью выяснить то же самое, что и я минуту назад. Он жаждал проверить, какие повреждения в сердцевине моей невинности наделали его атаки. Потому он подложил мне под ягодицы подушку, из-за чего мое лоно поднялось вверх и подалось вперед, на свет, а он положил в него палец и начал им водить в разные стороны, заглядывая одновременно внутрь.

— Больно? — спросил он приглушенным, хриплым от возбуждения голосом, а глаза его запылали.

Я ощущала блаженный ток, текущий с пальцев мужчины и проникающий волнами в глубь меня с каждым движением его руки.

Застонав от удовольствия, я прошептала:

— О нет… Уже не больно…

— А приятно?

— Очень приятно… Продолжай, пожалуйста.

Но Чарльз не послушался. Он не собирался на этом останавливаться. Приостановил движение руки и вынул палец, после чего взял мою руку и положил себе между бедрами. Я уже с трудом могла обнять его быстро набухающее сокровище. Было ужасно приятно чувствовать, как этот предмет растет и пухнет между стиснутыми пальцами, хотя я немного смущалась, что Чарльз наблюдает за мной. Чарльз догадался о моем смущении по слабому сопротивлению моей руки, когда он клал ее между своими бедрами. Он отодвинулся настолько, чтобы я могла — держа его по-прежнему в руке — видеть, что обнимают мои пальцы.

Я секунду колебалась и наконец отважилась направить взор на мою стиснутую ладонь. И не пожалела: передо мной открылся великолепный вид.

Ибо что может быть прекраснее мощной, дрожащей от прикосновения пальцев колонны в голубых прожилках, увенчанной на своем конце темно-пурпурной головкой?

Разве в человеческом теле существует что-то более твердое и пружинистое, чем готовый к действию мужской орган? И сколь нежна при этом гладкая и приятная на ощупь бархатистая кожица, образующая его поверхность!

Чарльз опустил мою руку на основание органа, туда, откуда свисает мешочек, в котором природа столь продуманно хранит свое богатство, чтобы, когда придет время, щедро одарить женщину. Сквозь мягкую и просторную оболочку из кожи я ощущала пару шаров, подвижных и ускользающих из-под пальцев, которым удается их обнять только при самом осторожном и самом нежном прикосновении.

Эти взаимные и основательные исследования разожгли наши чувства до предела, прекрасно заменив прелюдию к любовному акту. Ждать больше мы уже не могли.

Я лежала на кровати в самой удобной позе, и Чарльз предпринял атаку, используя мое положение. Я ощутила, что твердая головка втискивается как клин между моими бедрами и уже без боли проникает в узкое, но эластичное пространство, которое постепенно впустило внутрь, крепко обняв своими скользкими стенками, весь член.

Теснота моего лона не осложняла задачу Чарльза. Наоборот, усиливала его и мое удовольствие.

Теперь, когда боль отступила, я могла целиком отдаться опьяняющим, словно крепкое вино, ласкам любовника и стремительному ритму движений его и моего тела, ощущая, как быстро нарастает в нем и во мне наслаждение и как буря полыхающих в нас чувств высвобождается в молниеносном сладостном расслаблении и успокоении.

За столь приятными занятиями прошла первая полови на дня. Прежде чем мы спохватились, что не завтракали, пришло время обеда, который — чтобы не тратить драгоценного времени — мы торопливо осилили прямо в постели, после чего быстро, чтобы наверстать упущенное, приступили к дальнейшей работе. Больших тружеников, наверное, не было в мире.

В короткие перерывы заслуженного отдыха Чарльз рассказывал мне историю своей жизни. Я слушала его с понятным интересом. Ведь ради нашего счастливого будущего я должна была все знать о его прошлом.

Глава девятая История жизни Чарльза

Отец моего возлюбленного был чиновником Королевского министерства финансов. Несмотря на свое дворянское происхождение, он не слишком заботился о подходящем образовании для сына. Он предназначил ему военную карьеру, но у него не было ни средств, ни соответствующих связей, что, как известно, необходимо для получения офицерского звания.

Чарльз рос, как трава в поле. Ему разрешено было делать все что захочется: бездельничать, возвращаться под утро домой и вставать в полдень. Главное, чтобы он не требовал денег. Поучений отца он не воспринимал всерьез. Знал, что отцу безразличен.

Мать умерла давно. Чарльз плохо ее помнил. У отца была любовница, которая жила с ними, О Чарльзе заботилась бабушка, мать отца, которая, обладая солидным ежегодным доходом, ни в чем не отказывала единственному любимому внуку.

Это злило отца, но не потому, что старая женщина дает внуку деньги, не спрашивая, на что он их тратит, а только потому, что она не дает их сыну. Как мы скоро, к несчастью, убедимся, постоянное соперничество между отцом и сыном по поводу бабушкиных денег и ее расположения закончилось трагически, и прежде всего — для меня.

Таким образом, благодаря щедротам старой женщины, которую я не знала, Чарльз мог полностью меня обеспечить. Мне повезло, что я встретила его тогда, когда, пресыщенный гулянками и легкими романами, он решил найти девушку, которую мог бы полюбить и которая могла бы полюбить его.

У него не было выдающихся способностей. Он вряд ли стал бы гением или народным вождем. У него было доброе сердце, спокойный и уступчивый нрав, но именно поэтому, может быть, он был всеми любим.

Всеобщую симпатию он завоевал также благодаря своей мужской красоте.

Эти черты я узнала позже, и только потом уже научилась их ценить. Теперь же, на второй день нашего знакомства, я была влюблена прежде всего в его красоту, в его великолепное тело, в ту страстность, с которой он обнимал и одаривал наивысшим наслаждением.

Вернемся же в тихую комнатку в корчме, стены которой были свидетелями потери моей невинности, зарождения женской зрелости и первой ночи моего счастья.

Упоенные вихрем чувств, ошалевшие от жара наших молодых сплетенных тел, мы не заметили, как пролетело и послеобеденное время. Наступившие сумерки вернули нас к действительности.

— Зажжем свечи? — сказала я во время одного, не знаю уж какого по счету, перерыва между приступами желания.

— Зачем? — спросил Чарльз полусонным голосом.

— Я хочу тебя видеть, постоянно видеть около меня и на мне… А становится темно…

Чарльз потянулся к часам и вскочил с постели.

— Уже начало восьмого! — Он стал искать свою одежду.

— Ну и что? Мы разве спешим? — засмеялась я.

— Я должен идти.

— Куда? — испугалась я и притянула его к себе.

Чарльз засмеялся, по-отечески поцеловав меня в лоб.

— Не бойся, глупышка. Я ненадолго.

— Но я хочу знать, куда ты идешь! — повторила я настойчиво.

Мой возлюбленный лукаво посмотрел на меня и, многозначительно подмигнув, сказал:

— Я иду к очень милой даме…

— Кто она? — спросила я сурово.

— Дама доставляет мужчинам наслаждение, — заявил он.

— Боже! — воскликнула я с отчаянием. — Меня тебе не достаточно? Сколько раз тебе надо? Сто, тысячу, миллион? Дам тебе, сколько захочешь. Не отказывала ведь. Я сама хочу как можно больше.

— Видишь ли, любимая, — начал он меня поучать, — ты еще не знаешь мужчин, да и откуда? Я у тебя первый. Так вот, чтобы мужчине лучше оценить одну женщину, ему надо сравнить. Сравнить с другой. Понимаешь?

— Не позволю! — воскликнула я. — Ни за что не позволю!

— Ты такая ревнивая? Я буду с ней только один раз.

— Даже полраза! Даже четверть! Я не отдам тебя другой женщине. Да, я ревнивая! Ты только мой, только мой! — кричала я вне себя.

— Тише, малышка, ведь услышит хозяин. Может, не дай Бог, подумать, что я хочу тебя изнасиловать, лишить тебя девственности… А если бы я тебе сказал, что иду к твоей подружке, например… к Фебе, ты бы мне разрешила? Ведь она тебе нравится, ты с ней спала в одной постели.

— Нет, тем более нет! Она же отвратительная! Все время заставляла меня копаться у нее между ногами. Только это ей приятно.

— Тебе тоже, насколько я мог заметить.

— Но не тогда, когда это делает женщина.

— А кто?

— Ты!

— А если другой мужчина?

— Я бы его вообще к себе не подпустила!

— Ну, скажем, — начал он медленно, — я иду к мадам…

— К кому?.. — спросила я с недоумением.

— К твоей начальнице. К самой мадам Браун.

— Чарльз! — Я застонала от ужаса. — Ведь это старая развалюха!

— Что старая, это видно. Но это не значит, что обязательно развалюха.

— Я видела, когда она лежала с одним парнем. Страх смотреть на ее ворота, Четверка лошадей могла бы проехать!

Чарльз рассмеялся и спросил:

— А что за парень там проехал?

— Гусар гвардии его королевского величества. Огромная мохнатая горилла.

— А что он в ней находит, кроме этих ворот?

— Ничего. Она ему платит за то, что он с ней спит. Иначе он не стал бы. Ну как же ты можешь ее желать?

— Ну, я не только не возьму у нее ни гроша. А даже, наоборот, готов ей заплатить, и много.

— Ты с ума сошел! За что платить? — Я отпрянула с обидой.

Тогда мой любимый, самый дорогой, мой единственный перестал смеяться. Взял меня за плечи, поцеловал и наконец с волнением все объяснил:

— Я хочу заплатить старухе за тебя. Чтобы у нее не было ко мне претензий, что прямо из-под носа увел у нее такой товар. Ведь она, как только узнает, а она наверняка дознается, тотчас прицепится к нам. Может разразиться скандал, и мы будем у всех на языке. Я хочу этого избежать. Наша любовь принадлежит только нам. Но это хорошо, что ты ревнивая. Впервые в жизни девушка меня ревнует. Все от меня желали или денег, или чтобы я им подошел в постели. Как живу и что делаю — им было безразлично. Ты другая.

— А знаешь, почему я другая? — Я расплакалась от счастья.

— Почему?

— Потому что я тебя люблю…

Через несколько часов, когда Чарльз вернулся из борделя, он мне с подробностями рассказал о разговоре с мадам Браун.

Глава десятая Адвокат в публичном доме

Я покатывалась со смеху, когда, со свойственным ему юмором, он повторил, а скорее разыграл в лицах единственную в своем роде сценку встречи с моей «благодетельницей». А дело было так.

Сперва он разыскал в городе знакомого старого адвоката, который, в чем он не сомневался, будет держать язык за зубами и никому не проговорится, а особенно отцу Чарльза, что его сын-гуляка живет с девочкой из публичного дома и содержит ее.

Поскольку было уже поздно, он не застал защитника в конторе. Нашел же его дома, где простуженный адвокат сидел в толстенном халате в кухне на табурете и парил ноги в лохани с кипятком и ромашкой, что — как известно — лучшее лекарство от всех страданий. Прямо там, в кухне, в пахучих парах ромашки выработали план наступления на начальницу нашего борделя. Детали нападения зависели уже от того, как будут развиваться события, когда они окажутся в стане врага.

Старому, худому, как трость, шестидесятилетнему законоведу не очень-то по вкусу пришлась миссия, которую ему подготовил Чарльз: как из-за жалкого состояния его здоровья и позднего времени, так и — и это важнее всего — из-за ревнивой жены. Жена была старше его на целых двадцать лет и по этой причине считала мужа незрелым юнцом, ищущим только случая согрешить с молодыми и легкомысленными посетительницами его канцелярии. Поэтому она и днем и ночью стерегла его супружескую верность от подлых поползновений распущенных клиенток и не один раз — неожиданно вваливаясь в бюро в служебное время — в присутствии персонала и клиентки хваталась за метлу, когда ее слишком уж донимала подозрительность.

По правде говоря, адвокат, конечно же, был невинен, как богобоязненная девица, не столько из-за того, что не хотел, сколько из-за того, что, к сожалению, давно уже не мог.

Однако, соблазненный гонораром, и не маленьким, за труды в столь скабрезном деле, он в конце концов согласился на предложение Чарльза, хотя в этом случае грозила ему не только метла, но и настоящая палка в руках ревнивой жены. И поэтому сговор Чарльза со стражем закона происходил на кухне и при запертых на задвижку дверях. Совещались шепотом, адвокат парил ноги в ромашке, а Чарльз ежеминутно по его просьбе подкрадывался к дверям и засовывал прутик в замочную скважину, чтобы проверить, не подставила ли к ней терзаемая подозрениями адвокатова жена свое ухо.

Старому, опытнейшему правоведу не понравилась идея Чарльза заплатить хозяйке борделя за украденную постоялицу. Совершенно правильно он заметил, сморкаясь в полотенце, которым еще к тому же вытирал ноги:

— Заплатить — это не проблема. Для этого я вам не нужен. Купить за деньги сможет любой. Но не каждый может купить бесплатно. И еще так купить, чтобы продавец думал, что он отдал товар с колоссальной выгодой… Апчхи! — чихнул он мощно. — Этот ужасный насморк, вы уж извините…

— Как вы это понимаете, уважаемый господин адвокат? — удивился Чарльз.

— А что из того, что я понимаю, если вы не понимаете, молодой человек? — таинственно засмеялся старый лис и начал одеваться. — Можете на меня положиться. Мы получим девушку без денег, еще и сами заработаем. Зря, что ли, я адвокат? Это значит, — он быстро поправился, — не заработаем, а заработаю. Я это заработаю, конечно же, сверх гонорара, который вы мне тут же из рук в руки и выплатите. А он составляет два фунта стерлингов. Так ведь? — Адвокат протянул открытую ладонь.

— Согласен, — подтвердил Чарльз, ударив ладонью по ладони правоведа, и положил на нее деньги, которые тот, подозрительно изучив, спрятал за подкладку сюртука.

Адвокат набросил пелерину на плечи, надел цилиндр, открыл дверь и выглянул в коридор. На скрип задвижки из соседней комнаты вышла жена. Она была еще худосочнее, чем муж. Нос ее украшала большая бородавка, на которой росли три длинных волоса.

— Ты куда собираешься, Гораций? — грозно спросила она, преграждая ему дорогу.

— У меня срочное дело, дорогая… — начал адвокат сладким голосом. — Подай мне папку…

— Дело? В это время? Я знаю твои срочные дела! Какое может быть ночью дело? Суды закрыты.

— Но публичные дома открыты, — возразил адвокат со всей искренностью, ошарашив Чарльза и, что важнее, свою супругу. Именно произведенным эффектом он и хотел сразу воспользоваться.

— А, значит… у тебя дело… в публичном доме? — с трудом выговорила удивленная жена адвоката. — Идешь… в публичный дом?

— Да, дорогая, — признался страж всеобщей нравственности. — Я должен туда идти, и сейчас же.

— И что ты там хочешь… делать? — простонала женщина.

— К сожалению, не то, в чем ты меня постоянно подозреваешь, — произнес он трагично и с иронией, понизив простуженный голос. — Сейчас там это невозможно. И не знаю, возможно ли будет когда-нибудь. В связи с чем я, собственно, туда и иду…

— Что случилось? — спросила старуха уже более миролюбиво.

Первый лед подозрений был как будто бы сломлен. Соответственно плану адвоката наступил решающий момент. Он должен был получить согласие на выход в город в столь позднюю пору. Он ответил твердо, грозным и солидным голосом, выговаривая четко каждое слово:

— Убийство! Понимаешь? В публичном доме убили девушку.

— Как… убили? — воскликнула она со страхом.

— Разрезали на кусочки! Голова отдельно, бюст отдельно, ноги отдельно и, представь, грешное место отдельно!.. Понимаешь?

— По… ни… маю, — охнула жена защитника. — Но…

— Никаких «но»! — остановил он ее резко. — Я должен спасти невинного человека, — он говорил быстро и как в горячке. — Это моя святая обязанность! Я рискую здоровьем, а может быть, и жизнью, выходя из дому в такой туман и дождь и в таком состоянии. Я опасно простужен. Но я должен. Ибо я до конца дней не знал бы покоя, и ты бы мне никогда этого не простила, если бы его повесили из-за моего отказа. Может, он уже висит! — воскликнул он.

— Кто висит?.. — вскрикнула женщина.

— Брат этого молодого человека из благородного рода, который пришел молить меня о помощи, — здесь адвокат показал на Чарльза. — Его арестовали, когда произошло это ужасное убийство. Он был тогда с другой девушкой, но подозрение пало на него. А он невинный. Он хотел только немного согрешить. Но что поделать — таковы последствия любого греха. Он сидит там под стражей. Я бы добился, чтобы его не повесили без согласования со мной. Разве ты не понимаешь, дорогая, что я иду туда с огромным омерзением, но что делать? — он тяжело вздохнул. — Надо его спасти от виселицы, а я один во всем Лондоне сумею это сделать. Ну, разрешаешь?

Слезы потекли из глаз женщины. Она поцеловала его с благоговением в лоб и сказала дрожащим голосом, укутывая шарфом его худую шею.

— Иди, мой муж, исполняй свой долг. Да поможет тебе Бог в твоем благородном деле.

Чарльз отвернулся, чтобы не расхохотаться, и выбежал с адвокатом на улицу. Они остановили проезжавшую мимо карету и велели кучеру везти их к мадам Браун.

— Это была тяжкая работа, — вздохнул с облегчением адвокат и вытер пот со лба. — Значительно тяжелее, чем вопрос с вашей мадам. План был в совершенстве обдуман, не правда ли?

— Но вы сделали одну ошибку, дорогой защитник, — засмеялся Чарльз.

— Какую?

— Вы сказали, что рискуете жизнью, выходя в такой туман и дождь. А посмотрите-ка, пожалуйста, какой прекрасный звездный вечер. За эту ошибку вы здорово заплатите по возвращении домой.

— Вы ошибаетесь, молодой человек, — еще громче засмеялся старый лис. — За эту ошибку заплатите вы, а не я. Неприятности с моей старухой я приплюсую к гонорару. Иначе выхожу из игры и возвращаюсь домой. Это может мне слишком дорого стоить. Вы мне добавите, и тотчас же, еще один фунт.

Чарльз закусил губу и снова потянулся за кошельком. Смех замер на его устах, но заплатил он с удовольствием. Старый вымогатель стоил еще одного фунта. Не зря он хвалился своими профессиональными способностями. Ясно было, что он может быть опасен. Чарльз видел, что мадам предстоит разгрызть крепкий орешек.

Глава одиннадцатая Пять девушек и два клиента

На тихой улочке над воротами в храм платных наслаждений, бывший моей первой жизненной школой, горел романтичный красный фонарь, а освещенные окна были завешены хранящими чужие тайны розовыми занавесками. У входа было пусто. Не было ни одной кареты. Для Чарльза, знакомого с порядками этого дома, все говорило о том, что заведение готово к работе, но пока там нет еще ни одного клиента.

Все в этом мире относительно: до неприличия позднее время в понимании невинной жены защитника было по-детски ранней порой для мадам Браун. Поток посетителей приходился приблизительно на полночь. Тогда улица была загромождена экипажами, ржание коней смешивалось со смачной бранью кучеров, бранящихся из-за лучших мест в ожидании своих развлекающихся господ.

Здание располагалось чуть в глубине двора. Адвокат и его клиент вошли в открытые ворота. Чарльз постучал дверным молоточком, и, когда прозвучали четыре условных удара, окошечко в двери отворилось и показалось лицо достопочтенной Марты. Конечно же, служанка узнала одного из лучших гостей дома. Она широко открыла двери и глубоким поклоном приветствовала входящих, забрав у них пелерины и цилиндры:

— Добрый вечер благородным господам. Прошу в гостиную.

И несколько удивленная столь ранним визитом, она прокричала в глубину дома, хлопая в ладоши, словно привратница в школе для девочек:

— Барышни, барышни, поспешите-ка. Господа уже пришли!

После этого она обратилась к гостям, указывая на кресла:

— Господа желают отдохнуть? Барышни как раз готовятся к вечеру и тотчас спустятся к господам. Сегодня господа первые.

— А где мадам? — спросил юрист равнодушным голосом.

— Она не возвращалась еще из города. Но я могу попросить мисс Фебу.

Адвокат сел и вопросительно посмотрел на Чарльза. Он не знал, кем здесь является мисс Феба. Он что-то хотел сказать, но Чарльз движением руки его остановил и ответил служанке, сделав ей какой-то знак:

— В мисс Фебе нет нужды, Марта. Мы подождем барышень. Они значительно моложе мисс Фебы.

Прежде чем смущенный адвокат успел отреагировать, прислуга исчезла за дверьми.

— Что вы задумали, молодой человек? — сказал он недовольным тоном.

— Я не собираюсь переполошить весь дом. Зачем? Это может нам только повредить, — ответил Чарльз, злорадно улыбаясь. — Дом должен работать нормально, хотя мы и пришли по другому делу. По крайней мере, девочки не должны ничего заподозрить. Впрочем, пока мы осмотримся, как раз и мадам вернется. Она должка быть здесь каждый вечер.

— Она тоже… работает? — спросил адвокат.

— Нет. Она уже на пенсии. Если работает, то как бы частным образом, по собственной нужде и для своего же собственного удовольствия.

— Почему же она должна здесь быть? — поинтересовался недоверчивый старый лис.

— Тут она хранит кассу. Девочкам не дозволено брать у клиентов ни пенса. Кроме того, чего же стоит оркестр без дирижера? Мадам поддерживает здесь порядок.

Защитник тяжело вздохнул. Вопрос начал неожиданно осложняться. В этой области Чарльз имел значительные преимущества.

— Может, вы и правы, — согласился старик. — В любом случае, нам ничего не остается, как ждать эту бабу.

Однако хозяйка с возвращением не спешила. Девочки ждать себя не заставили. Не прошло и пяти минут, как в гостиную вошли поочередно: толстая Мэри, блондиночка Салли со вздернутым носиком, лукавая, рыжая, маленькая Эльза, черноволосая гордая испанка Хуанита и совсем молоденькая Дебби с невинным личиком и с роскошными ямочками на щечках.

Барышни были одеты в сильно декольтированные короткие и облегающие платья, подчеркивающие все их прелести. От них исходил сильный запах духов. Они прошлись перед Чарльзом и адвокатом, зазывающе улыбаясь и строя глазки.

— Парад… — охнул старый правовед. — Почему их вышло сразу пять?

— Дом показывает, что у него есть выбор, — ответил с улыбкой юноша. — Но это далеко не весь товар. Хотите посмотреть? Я могу позвать еще трех.

— Нет, нет, не надо! — поспешно отказался адвокат. — Я не хочу ни одной.

Однако Мэри, видя, что гости тянут с выбором, первой покинула строй и обратилась к Чарльзу, ласково беря его за подбородок и заглядывая в глаза.

— Мальчик пришел с папочкой?

— Да, — рассмеялся Чарльз. — Папочка тоже имеет право развлечься. Покажи ему, Мэри, свое умение.

— Золотые слова, куколка, — сказала толстая деваха и, не дожидаясь приглашения, с размаху плюхнулась на колени старика, да так, что заскрипели пружины старого кресла.

— Обожди-ка, обожди, — простонал защитник. — Я не… не за тем к вам пришел…

— А зачем? — засмеялась деваха, после чего, усаживаясь на нем удобнее, обняла толстой рукой высушенную шею и смачно поцеловала адвоката. — Папочка, как видно, очень стеснительный. Ничего, не страшно. Папочка стар, но еще крепкий, совсем крепкий. — Она задвигала крепкими ягодицами по бедрам несчастного законника и спросила, засовывая ему руку под сюртук: — Приятно? Папочка тут же разогреется, очень даже разогреется. Я это умею делать с папочками. Папочка сразу перестанет быть папочкой…

— А чем он станет? — спросил Чарльз, давясь со смеху.

— Станет сыночком, как ты, птенчик, — ответила Мэри, просовывая ладонь значительно ниже, куда-то между своими ягодицами и стиснутыми бедрами адвоката. — Станет сладким поросеночком…

Тем временем малышка Эльза подбиралась к Чарльзу, но не столь смело, как Мэри к адвокату. Юноша ей ужасно нравился, и это ее сдерживало.

— Почему вы такой грустный? — спросила она с сожалением в голосе. — Господин такой милый и красивый. Не стоит грустить, право же. У меня комнатка наверху. Вы могли бы поговорить с мадам. Я была бы только для господина, ни с кем другим не шла бы.

Она низко наклонилась над ним, чтобы показать грудь в глубоком вырезе декольте, и, подтянув юбку вверх, продемонстрировала стройную ногу в черном чулке, украшенную подвязкой, над которой поблескивала полоска розового крепкого тела.

Ей казалось, что она видит зарождающийся интерес в глазах Чарльза, и она спросила с надеждой в голосе:

— Подтянуть повыше? Я могу показать все, если это интересует господина. Но, наверное, не здесь, на людях, так ведь? Гораздо приятней нам будет вдвоем, — шепнула она со страстным вздохом. — Вы не пожалеете, вы будете так мной довольны, что никогда уже не пожелаете другой девушки. Ну так идем?

Но Чарльз сразу остудил ее пыл, сказав кратко и жестко:

— Захочу или нет, там видно будет. Сейчас же ничего мне не показывай и никуда не пойдем.

— Может, сеньор пойдет с я, — заговорила на ломаном английском испанка Хуанита. Она приблизилась к Чарльзу, оттолкнула Эльзу, раскрыла веер и крутанулась перед ним, словно танцуя свое испанское болеро.

— Я научу сеньора что-то новое, ужасно, очень ужасно приятное, что делается с мужчиной у нас, в Испании, и что абсолютно не знают в эта холодная Англия, что сеньор будет просить мне еще, много еще, много раз за целую ночь, а я буду делать, и мне будет тоже страшно приятно. Ну? Что? Делаем?

— Подожди, огненная сеньорита, — Чарльз остановил танцевальные па испанки легким шлепком по упругой попке. — Ничего не делаем. Я еще не знаю «вся холодная Англия». А есть здесь, кроме того, две подружки, — показал он на Дебби и Салли. — Обожди своей очереди. Подойдите-ка, девочки, поближе, — он поманил их пальцем. А что нового вы умеете?

Две барышни взялись за руки и как по приказу хором отчеканили тоненькими голосами:

— Мы умеем — полюбить — вас — вместе.

— Как это вместе? — искренне удивился Чарльз.

— Господин ложится между нами посередке, — объяснила Салли, опуская стыдливо глаза.

— Об этом я еще не слышал, — заявил Чарльз с большим интересом. — Предположим, что я уже лег между вами. И что дальше? Одновременно с двумя?

— Именно это мы и хотим господину показать, — произнесла таинственно Дебби. — За двойную цену, но это стоит и все три цены.

— Стоит и четыре цены, — вздохнул с сожалением Чарльз, — но не для моего кармана. Пусть папочка с вами попробует, а потом мне расскажет, как это делается, — предложил он адвокату, изнемогавшему под прелестями сидящей на нем и беспрерывно его целовавшей Мэри.

— Ошалел, сынок, — раздался стонущий и придушенный голос защитника из-под жирного тела девахи. — Ты мне говоришь — с двумя, а я с одной не могу. Ох, воздуха… Немножечко воздуха… Я задыхаюсь…

Мэри отодвинула от своей жертвы пышный бюст, которым придавила его впалую грудь, и, вставая с колен адвоката, решительно сказала:

— Можешь, папочка, можешь! Я знаю, я чувствую, что можешь. Ты готов. А пока можешь, иди-ка быстро ко мне наверх, — стала она тянуть его к дверям.

— Не могу, — умолял несчастный юрист. — Клянусь честью, что не могу. Я уже десять лет не могу, пожалуйста, сама посмотри…

— Можешь, — настойчиво твердила Мэри. — Я тебе покажу, что можешь! И что будешь мочь еще следующие десять лет! Незачем смотреть, если я чувствую!

Неизвестно, какой трагедией завершилось бы это ночное приключение защитника, если бы его не спасла… мадам Браун, вернувшаяся как раз в этот момент из города.

Глава двенадцатая Чарльз рассчитывается со «старухой»

Еще у ворот мадам услышала женский хохот и голоса мужчин. Один из клиентов покатывался со смеху, другой жалобно стонал. Ворвавшись вслед за служанкой в гостиную, мадам одним взглядом оценила разыгрывающуюся сцену.

Толстуха Мэри волокла к дверям солидного пожилого мужчину с неприлично расстегнутыми брюками. На бледных впалых щеках клиента остались алые следы ее поцелуев. Страдалец сопротивлялся изо всех сил, цепляясь за все, что попадало под руку. Но перевес в силе был явно не в его пользу.

Хриплым голосом Мэри фальшиво горланила веселую, непристойную, но очень поучительную песенку.

Когда ты юн, ты — мягкий шелк,
Но тверд, как камень, член.
Ты воешь в старости, как волк:
Все, от макушки до колен,
Как камень, мягок только член.
Но не печалься, старичок,
Потверже станет твой стручок.
На эту немочь и беду
Лекарство я тебе найду!..

И чтоб показать, где находится это прекрасное средство «от всех» мужских недугов, толстуха широко расставила ноги и в такт песенке зазывающе покачивала могучими бедрами.

В глубине гостиной в кресле удобно устроился Чарльз. К нему с двух сторон прильнули «любовные близнецы» Дебби и Салли. Примостившись на подлокотниках кресла, они сладострастно лобызали его в щечки. На коленях кавалера, целуя его в губы, верхом уселась рыжая Эльза. Перед всей этой публикой самозабвенно плясала болеро Хуанита. Из-под высоко поднятой юбки ярким пламенем вспыхивали красные кружевные панталоны. Чарльз хохотал до упаду, увертывался от поцелуев и кричал:

— А где остальные девицы? Какого черта они прячутся? Тащите всех сюда, папаша требует еще! Папаша может, клянусь честью, может! Справится с каждой по очереди и со всеми сразу. Ур-ра! Да здравствует папаша! Да здравствует клиника мадам Браун и ее очаровательные медсестрички!..

Мадам трижды хлопнула в ладони и грозно гаркнула:

— Барышни, сейчас же прекратите!.. Что здесь происходит? На кого вы все похожи?

Шум утих в одно мгновение. Наступила мертвая тишина. Барышни послушно оставили в покое клиентов. Кинулись поправлять платья и прически. Адвокат с облегчением рухнул в кресло и огромным клетчатым платком начал вытирать пот со лба.

— Где барышня Феба? — обратилась госпожа Браун к служанке. — Почему не следит за порядком? Как они смеют так вести себя в гостиной?

Марта шепнула на ухо мадам:

— К барышне Фебе пришел клиент. Я провела его прямо к ней в комнату, потому что он не захотел ждать в холле, а салон был занят.

— Какой клиент? — шепотом спросила мадам.

— Тот, кто был с ней позавчера. Помните, госпожа, такой капризный? У него ничего не получилось с Эльзой… Госпожа тогда приказала барышне Фебе заняться им. Позвать ее?

— Нет! — решительно ответила хозяйка. — Не беспокой ее, пока она не обслужит гостя и сама не спустится вниз. Можно все испортить. Это очень трудный клиент…

Мгновение спустя она уже обратилась к Чарльзу и адвокату с проникновенной речью:

— Господа, надеюсь, простят нас за то, что здесь случилось. У меня солидное предприятие первой категории. Здесь девушкам не позволено так набрасываться на уважаемых гостей. Клиенты сами выбирают себе подруг и удаляются в их уютные гнездышки. Разве что они заказывают, если можно так выразиться, групповую игру. Но это требует моего особого разрешения, определенной подготовки и, — она многозначительно улыбнулась, — соответствующих расходов. Рада вас видеть, — вежливо обратилась она к Чарльзу и вопросительно посмотрела на адвоката: — А этот джентльмен? Вы привели его к нам, да? Посетителей с улицы мы не принимаем, — произнесла она с гордостью. — Мое заведение не для простолюдинов.

— Он не с улицы! — завопила толстуха Мэри. — Это папаша! Мой сладкий, долгожданный папочка!

— Милая! Помолчи, когда тебя не спрашивают, — сурово оборвала ее мадам. — Что за воспитание! Мне стыдно за тебя! У нас нет «папаш» и «папочек». У нас любой гость, независимо от возраста, — мужчина или благодаря нам становится мужчиной. Это наша обязанность! Даже больше — это наша миссия. Понятно?

— Да, госпожа, — вежливо поклонилась Мэри и виновато опустила покрасневшие глаза. — Я хотела выполнить… нашу обязанность.

— Видела, — строго сказала госпожа Браун. — Вопреки желанию этого джентльмена. Можно подумать, что ты у нас одна. Так ведут себя уличные девки, а не воспитанные барышни.

— Этот господин — знаменитый адвокат, — пояснил Чарльз. — У него в Лондоне всему городу известная контора. Он — один из самых выдающихся юридических умов в нашем Королевстве. Кавалер орденов Подвязки, Большой Бани, Спальни и Матраса, а также множества других, которые я не стану называть, чтобы ненароком не смущать благородных барышень, — добавил он таинственно.

После такого перечисления немыслимых достоинств и почетных званий нового клиента мадам Браун ослепительно улыбнулась и низко поклонилась столь достопочтенному юристу, который в это время поспешно застегивал ширинку.

— Очень рада принять уважаемого адвоката в нашей скромной обители, — воскликнула она с энтузиазмом. — Смею заметить, что моими постоянными клиентами давно уже стали многие судьи и прокуроры его королевского величества. Конечно, я не называю имен: умение хранить тайны — железное правило этого дома. Но уверяю вас, дорогой господин адвокат, что нередко в этих стенах могла бы состояться сессия Верховного суда Великобритании…

— А также заседание, а вернее, возлежание генерального штаба вооруженных сил его королевского величества, — с поклоном добавил Чарльз.

— Да, — с довольным видом подтвердила его слова мадам. — Пожалуйста, господин адвокат. — Она обернулась к пятерке девушек, которые уже замерли в шеренге, как солдаты. — Не хотите ли вы оказать честь одной из моих воспитанниц? Все они молоды, свежи, здоровы. Из хороших семей, даже из дворянских. Старательно их отбираю и основательно обучаю. Это, конечно, стоит больших трудов и немалых денег. Но удовольствие моих гостей для меня превыше прочих благ. Зная вкусы нашей утонченной молодежи, я бы посоветовала господину Чарльзу уединиться с Дебби и Салли. Они освоили последнюю французскую новинку, которую я привезла прямо из Парижа. Это козырная карта моего заведения. Для господина адвоката в его возрасте это было бы не по силам.

Поскольку адвокат с выбором не торопился, госпожа Браун поспешила на помощь:

— Не настаиваю. Если господину адвокату не понравилась ни одна, у меня в резерве еще две девушки для клиентов с особыми вкусами. Одной пятнадцать лет, а другой все пятьдесят.

— А пятилетней нет? — язвительно заметил адвокат. — Я пришел сюда только ради вас.

— Как это понять? — удивилась мадам Браун.

— Просто я много слышал о вас. И меня все это ужасно заинтриговало.

— Вы хотели бы… меня? — соблазнительно улыбнулась польщенная хозяйка заведения и, слегка смутившись, спросила — Прямо здесь? Сейчас?..

— Именно так. Немедленно. Здесь, — иронически подтвердил юрист, но дама не заметила насмешки.

— О, вы меня застали врасплох. Это так неожиданно, — защебетала госпожа Браун детским голоском, и ее мощная грудь заколыхалась возбужденно. — В принципе я сама клиентов не обслуживаю. Но для господина адвоката я согласна сделать исключение. Марта! — обратилась она к служанке. — Приготовь мою спальню. И побыстрее! Господин адвокат хочет со мной…

Адвокат встал, взял со стола свой портфель и сухо объявил:

— Я действительно хочу с вами… но только поговорить. Именно с этой целью я и пришел сюда. Не как любитель девиц от пяти до пятидесяти лет, не как претендент на любовные утехи с вами. Несмотря на это, я был подвергнут совершенно неприличному нападению, а вы сами бесцеремонно и навязчиво мне предлагаете разврат. Что же, я сделаю из этого соответствующие юридические выводы.

Лицо госпожи Браун под толстым слоем пудры заметно побледнело, а радостное возбуждение в глазах померкло.

— Извините, господин адвокат, — произнесла она с выражением оскорбленной добродетели. — Это заведение служит определенным целям, которых я ни от кого не скрываю. Девушки имели право подумать, что в такой час господа могли прийти сюда по известному делу, а не с какой-то другой целью. К тому же они знакомы с господином Чарльзом и знают, что его сюда влечет. Естественно, они решили, что та же цель и у господина, который с ним пришел. Прошу вас, господа, пройти со мной в кабинет. А вы все марш в свои комнаты! — крикнула она испуганным девушкам. — И никому ничего не разбалтывать. С тобой, Мэри, — добавила она грозно, — поговорим потом с глазу на глаз. Все из-за тебя!

Жестом указав необычным посетителям дорогу, она величественно двинулась в свой кабинет. На некотором отдалении за ней следовали Чарльз и адвокат.

— Начало весьма удачное, — шепнул юрист своему спутнику. — Теперь совершенно ясно, что мадам даже не подозревает, где находится сбежавшая девушка. В противном случае она встретила бы вас совсем по-другому. Кроме того, я нашел надежную зацепку. Ну, как я это все устроил?

— Не вы, а я, — ехидно прервал его Чарльз. — Именно я нашел отменную зацепку. Толстуху Мэри. — И он со смехом указал адвокату на его разорванную ширинку. — Но не спорю. Начало нам удалось. Продолжайте в том же духе!

Как только они оказались в кабинете хозяйки заведения, адвокат сразу ринулся в атаку. Открыл портфель, порылся в бумагах, вытащил какой-то документ со множеством печатей, который, конечно, не имел никакого отношения к делу, нацепил на нос очки в металлической оправе, откашлялся и, сурово глядя на мадам, произнес официальным тоном:

— Мое имя Гораций Уильям Филби. Как адвокат я имею право выступать в уголовных делах, что, в сущности, меня сюда и привело. Ваше имя и фамилия?

— Флоренция Браун, — не слишком уверенно ответила мадам, которую очень взволновало упоминание об «уголовных делах».

— Возраст? — продолжал допрашивать адвокат.

— …десят два, — пробормотала она едва слышно.

— Сколько? Говорите внятно! — потребовал юрист.

— Пятьдесят два… — сконфуженно призналась она. — Исполнилось… в марте…

— И в таком возрасте, — рявкнул адвокат, — вы пытались склонить степенных людей к гнусному разврату? Прекрасно! Запомним это в интересах дела. Ваша профессия?

— Разве непонятно? — неуверенно промямлила мадам.

— Что нам понятно, мы еще увидим! — буркнул адвокат. — Прошу четко ответить, чем вы занимаетесь? Каким способом добываете деньги?

— Я хозяйка публичного дома.

— У вас есть разрешение?

— Да…

— Покажите!

Мадам вынула из ящика письменного стола бумагу и протянула ее адвокату. Тот несколько минут изучал документ, после чего, испытующе глядя на мадам поверх очков, спросил строго:

— Не привлекались ли вы к уголовной ответственности?

— Никогда.

— Сожалею, но это вас ожидает. В ближайшее время.

— Почему? — испуганно спросила госпожа Браун. — У меня солидное заведение. Первой категории!.. Я соблюдаю закон.

— Посмотрим, «солидное» ли. И заодно уточним, как вы соблюдаете закон, — иронически улыбнулся обвинитель. Выждав для большего эффекта долгую паузу, он проронил зловеще: — Знаете ли вы девушку по имени Френсис, или Фанни, Хилл?

Мадам Браун медлила с ответом.

— А может, знаете, но уже… забыли, — зловеще ухмыльнулся адвокат Филби. — Постарайтесь все же припомнить эту Фанни Хилл.

— Не знаю, — угрюмо буркнула мадам.

— Прекрасно! — обрадовался адвокат. — Предположим, что мадам ее действительно не знает. Но вам, очевидно, известно бюро по найму, которое, направляя наивных деревенских девушек будто бы на службу, на самом деле толкает их в дома терпимости?

— Нет… — Лицо мадам стало белее мела.

— И вы никогда не пользовались услугами такого бюро?

— Никогда.

— Как же случилось, — зашипел, как змея, адвокат, — что присутствующий здесь свидетель, этот молодой человек, видел в вашем доме и разговаривал с упомянутой Фанни Хилл, которая якобы вам неизвестна.

— Это невозможно, — сдавленным голосом пробормотала несчастная женщина и с ужасом посмотрела на Чарльза. — Вы с ней встречались в моем доме? Когда?

— Я случайно встретил ее позавчера около семи утра, — пояснил юноша. — Девушка застала меня спящим в кресле гостиной. Ее плач разбудил меня. Девушка была в отчаянии. Я представился. И она вымолила, чтобы я дал ей свой адрес.

— Зачем ей ваш адрес? — пролепетала госпожа Браун.

— Не имею представления. Она не сказала.

— А я знаю! — воскликнул адвокат. — Ей нужен свидетель в деле против вас. Это говорят факты. Они куда серьезнее, чем ваши лживые увертки. Кроме того, вопросы буду задавать я, а не вы… Итак, приступим к делу. — Он торжественно выпрямился, как судья, которому предстоит огласить обвинительное заключение. — В соответствии с законом Великобритании ставлю вас в известность, Флоренция Браун, что несовершеннолетняя девушка по имени Фанни Хилл, рекомендованная вам бюро по найму, которую заманили в публичный дом, пообещав место служанки, обвиняет вас, при моем, разумеется, посредничестве, в том, что ее силой удерживали в вашем заведении и заставляли заниматься проституцией с мужчинами, которых вы ей указывали. Вы обвиняетесь в следующих преступлениях. — Адвокат делал вид, что читает документ, который лежал перед ним на столе: — Во-первых, похищение, во-вторых, насильное задержание, в-третьих, принуждение к проституции несовершеннолетней. В соответствии с законом эти преступления караются клеймением раскаленным железом, тюремным заключением и каторжными работами сроком до четырех лет с конфискацией имущества публичного дома, где были совершены эти преступления.

— Ложь! — с отчаянием закричала госпожа Браун. — Она врет! Ее не держали в заключении. Могла уйти в любую минуту. Сама захотела остаться здесь. Я ее не принуждала! Она ни разу не работала. Ни разу не выходила к клиентам. Я берегла ее для избранного клиента. Она девственница. Могу поклясться.

— Откуда вам это известно? — недоверчиво усмехнулся ужасный адвокат. — Вы заглядывали в ее… как бы это сказать…

— Моя помощница, Феба Айрс, исследовала ее.

— «Исследовала»?.. Как?

— Пальцем! Феба хорошо разбирается в этом. У нее есть опыт.

— И что обнаружила ваша опытная помощница? — с издевкой спросил адвокат.

— Что девушка никогда не спала с мужчиной!

Адвокат украдкой посмотрел на Чарльза. Тот незаметно кивнул головой. Тем не менее адвокат произнес строго:

— Странно! Очень странно. Вопреки профессиональному мнению Фебы Айрс, полицейский врач дал заключение, что Фанни Хилл утратила девственность. Причем совсем недавно. Не более двух дней назад.

Дрожащим от страха голосом госпожа Браун спросила Чарльза:

— Позавчера в гостиной вы с ней… что-то… делали?.. Только этим можно объяснить…

— И в мыслях не было, — нахально расхохотался молодой человек. — Девушка не в моем вкусе. Слишком молода… и этот глупый плач… Мужчины моего возраста предпочитают более опытных женщин. Им ничего не надо объяснять, и они знают такие забавные штучки… По ней было сразу видно, что она еще только приобретает профессию. А я не собирался быть учителем. По мне, такое удовольствие гроша ломаного не стоит. Но у меня доброе сердце. Я дал ей свой адрес и ушел. Больше мне не пришлось с ней встречаться до того момента, когда господин адвокат обратился ко мне.

— Однако факт остается фактом, — сказал Филби. — Фанни, вопреки заверениям госпожи Браун, не является девицей. Может, она утратила невинность при побеге, наткнувшись на колья ограды? Только таким образом, госпожа Браун, вы могли бы защитить себя в суде. Другого объяснения нет. — Он многозначительно подмигнул Чарльзу.

— Что… дело уже в суде?.. — зарыдала мадам.

— Да. Сегодня утром принято к производству. Сюда меня привела необходимость изучить все обстоятельства случившегося. Показаний девушки недостаточно. Необходимо установить истину.

— Клянусь Богом, я не виновата! — расплакалась госпожа Браун. — Пощадите меня! Может быть, еще не поздно что-то сделать? Вы не можете меня уничтожить ни за что, за преступление, которого я не совершала. Пожалейте моих бедных девушек! Без меня они окажутся на улице, на углу под фонарем. Они любят меня, как родную мать.

Адвокат внимательно посмотрел на нее. И, казалось, заколебался. Несколько минут размышлял о чем-то, потом сказал немного мягче:

— Не надо плакать. Не терплю женских слез… Конечно, дело паршивое. Но существуют определенные обстоятельства… хотя бы будущее этих девиц, особенно веселой Мэри. Она ведь столько мне наобещала! С другой стороны, шумный скандал никому пользы не принесет: ни высокопоставленным клиентам, ни самой Фанни Хилл. Вряд ли такая «слава» помогла бы ей найти мужа. Кроме того, даже самый суровый приговор не вернет ей невинность… Тут надо еще подумать.

— Дорогой господин адвокат! — завопила мадам. В ее глазах мелькнула надежда. — Нельзя ли забрать дело из суда? Не сомневаюсь, вам это удалось бы, если б вы только захотели.

— Можно, конечно, попытаться, — в раздумье начал старый лис. — Но это очень трудно… К тому же связано с большими затратами…

— Что касается затрат, — быстро заговорила мадам, — я все оплачу с радостью и благодарностью. Только скажите сколько?

— Для начала около пяти фунтов стерлингов, — считал Филби. — Кроме того, гонорар, который обещала мне Фанни Хилл, — еще три фунта. Да еще гонорар за то, что придется убедить девушку, чтобы она не поднимала шум. Пожалуй, этак фунта четыре…

— Всего двенадцать, — суммировала мадам Браун. Она достала из ящика стола пачку банкнот, отсчитала необходимую сумму и положила на стол. — Прошу, дорогой господин адвокат.

— Не торопитесь, — остановил ее Филби. — Это еще не все…

— Сколько нужно еще? Я с удовольствием заплачу, — быстро сказала она, опасаясь, как бы адвокат не раздумал.

— Что касается денег, то на этом можно остановиться. Но вы должны, кроме того, подписать заявление, что не имеете никаких финансовых претензий к Фанни Хилл. После прекращения процесса вы могли бы из чувства мести обвинить ее, например, в том, что она совершила кражу и потому сбежала, или потребовать оплаты содержания и туалетов, которые вы ей купили. Кроме того, девушка отдала вам свои сбережения. Вы вернете мне их. И наконец, я должен забрать все вещи, которые она привезла из деревни.

— Конечно, дорогой господин адвокат! Сейчас же прикажу Марте упаковать все ее вещи. И в доказательство того, что не держу на нее зла, пошлю ей в подарок несколько платьев ее размера. Только бы все было тихо! Только бы я могла и дальше спокойно работать…

Адвокат подготовил соответствующий документ, который мадам торопливо подписала. В ознаменование удачного завершения дела распили бутылочку лучшего виски. После третьей рюмки довольная мадам Браун предложила:

— Хотела бы кое-что подарить вам.

— Не принимаю подношений от клиентов, — заявил страж закона. — Мои принципы не позволяют мне… Я на службе. Меня нельзя подкупить.

— Я имела в виду особый подарок: моих барышень. Вы могли бы в течение года без оплаты услуг развлекаться с ними… Господин адвокат вспоминал веселую Мэри. Должна сказать, это очень способная, трудолюбивая девушка. Она многое умеет, хотя относится к работе как к забавному приключению. Можете попробовать хоть сейчас. Уж Мэри постарается, чтобы вы остались довольны! Если не получится с Мэри, то послужит вам Феба. Она, наверное, уже свободна. Вот где настоящий профессионал!

— Спасибо, — ответил адвокат. — Я не слишком хорошо себя чувствую. Приду, как только избавлюсь от этого проклятого насморка. Апчхи! — чихнул он и громогласно высморкался. — Мэри понравилась мне. Девушка что надо, и такая пухленькая! В былые времена я таких просто обожал! По крайней мере, есть за что подержаться. Когда она сидела на мне, почему-то даже показалось, что во мне как будто бы что-то проклюнулось, Хотя это могло только показаться. Но почему бы и нет?.. Охотно попытаюсь снова… Тем более бесплатно… Вдруг случится чудо?..

Обо всем этом мне рассказывал потом Чарльз, лежа в постели, после возвращения в нашу комнатку в Челси, Я умирала со смеху, который прерывали только его жадные поцелуи и пылкие ласки. Чарльз, едва появившись на пороге, набросился на меня с такой страстью, как будто долгие годы не видел женщин. А ведь прошло всего три часа с той минуты, когда он наслаждался моим телом. Его мощный вулкан без устали извергал горячую лаву… Только в третьем антракте, когда Чарльз слегка утолил свою ненасытную жажду, он сумел беспрепятственно довести до конца рассказ о хитроумной вылазке в крепость мадам Браун.

— Успех превысил все ожидания. Старуха счастлива, что избежала пыток у позорного столба, тюрьмы, принудительных работ и конфискации имущества борделя. Ты в свою очередь получила гарантию, что фурия тебя не тронет. К тому же ты вернула свои сбережения. Да и несколько платьев наверняка пригодятся. Пройдоха адвокат заработал двенадцать фунтов, которые ловко выудил у старухи. И еще два фунта нагло выманил у меня в виде компенсации за те неприятности, которые его ожидают дома после визита в бордель.

— Ты же говорил, что, когда вы ехали к мадам, он потребовал только один фунт, — заметила я, давясь от смеха.

— На обратном пути он потребовал еще один.

— За что?

— За старые штаны, которые растерзала на нем Мэри. Правда, они гроша ломаного не стоили.

— И ты заплатил?

— С большим удовольствием! — рассмеялся Чарльз. — Месть стоила гораздо большего. Что брюки порваны, это он заметил. А вот о том, что на лице у него остались багровые следы от поцелуев распутницы Мэри, даже не догадывался. Я, конечно, промолчал. Так что, когда ревнивая супруга обнаружит эти следы ужасного греха, бедняге адвокату придется испытать наказание уже не метлой, а железной кочергой. Кроме того, допускаю, что…

Но я не дала ему закончить мысль, закрыв рот поцелуем. Ну как было не вознаградить его за такой беспокойный способ мести сквалыге адвокату. К тому же перерыв длился намного дольше, чем прежние, что меня даже начинало немного беспокоить.

За эту ночь он мною был представлен к награде многократно. И, к счастью, оказалось, что никакого повода для беспокойства нет.

Глава тринадцатая Миссис Джонс и ее «апартаменты»

На постоялом дворе в Челси мы провели десяток дней. Десять дней счастья, бесконечного наслаждения, упоения страстью. Пресвятой Боже! Как я его любила!.. Наши тела сливались в одно, наши сердца пели от счастья.

Чарльз придумал какой-то предлог (уже не припомню какой, да и разве это важно?), чтобы объяснить отцу, где он проводит все эти дни и ночи. Регулярно посещал он только свою щедрую бабушку. Впрочем, доил ее теперь гораздо экономнее, чем раньше. Не тратил больше денег на оргии с проститутками. А ведь на это прежде шла большая часть доходов доброй бабули.

С постоялого двора мы переехали в район Сент-Джеймс. Чарльз снял меблированную квартиру на втором этаже — две комнаты и небольшую кухоньку. Квартира оказалась не слишком дорогой, да еще в хорошем районе. Впрочем, мне тогда было абсолютно безразлично, как и где я живу. Главное, что я живу с Чарльзом. Если бы меня поместили даже в темную тюремную камеру, моя любовь не померкла бы ничуть.

Чарльз представил меня хозяйке миссис Джонс как тайную жену, о существовании которой родителям пока что неизвестно. Так, впрочем, все холостяки представляют своих содержанок хозяйкам меблированных комнат. И госпожа Джонс, опытная, хорошо знающая Лондон, его нравы и своих многочисленных постояльцев, конечно, все прекрасно поняла.

Она делала вид, что верит Чарльзу, и даже называла меня благородной леди, что абсолютно не соответствовало тайной сущности нашего союза. Но, признаюсь, тешило мое самолюбие. Хотя я и не была благородной леди, но во всяком случае тогда я еще верила, что благодаря Чарльзу стану ею.

Все это ничуть не волновало миссис Джонс. Главное — сдать квартиру, а кому — неважно. Правда, как вскоре выяснилось, у нее были и другие, скрытые цели…

В связи с той ролью, которую миссис Джонс предстоит сыграть в моей дальнейшей жизни, познакомимся ближе с этой малосимпатичной особой. Ей было лет сорок пять. Высокая, худая, с невыразительным лицом, она бесследно затерялась бы в толпе.

В молодости миссис Джонс была любовницей дворянина, который помог ей произвести на свет дочь. На содержание дочери он завещал ей сорок фунтов ежегодной пожизненной ренты. Но когда дочери исполнилось семнадцать, миссис Джонс решила от нее избавиться и тайком продала ее высокопоставленному чиновнику, который увез девушку за границу, к месту своей новой службы.

С тех пор преступная мать никогда не видела дочери. По слухам, чиновник тайком женился на девушке, но запретил ей встречаться с матерью, которой ничего не стоило дочь продать, как неодушевленный предмет.

Миссис Джонс была лишена всяких чувств. Ее не волновали ни радости жизни, ни печали, ей были неведомы никакие человеческие чувства. У нее был один бог — деньги.

Чтобы побольше нагрести, она и стала сводней. При этом всячески скрывала свою доходную профессию, притворяясь, что из лучших побуждений, бескорыстно сводит влюбленные парочки. Сдавая потом им на ночь комнаты в своем доме и предлагая кое-какие подозрительные услуги, она ловко тянула из них денежки. Вдобавок она еще занималась скупкой краденого, ростовщичеством, бралась за любые мерзкие дела, лишь бы побольше заработать. Жила как нищенка, хотя сообщники оценивали ее состояние не менее чем в четыре тысячи фунтов стерлингов.

Неудивительно, что, когда под крышу ее дома попала пара таких молодых, наивных, неопытных влюбленных, как мы с Чарльзом, миссис Джонс сразу учуяла, что напала на золотую жилу. Под разными предлогами она выманивала деньги из щедрого и легкомысленного Чарльза.

Таким в общих чертах было наше любовное гнездышко и его страж. Но какое мне до всего этого было дело? Под «крылышком» свирепой ведьмы мы с Чарльзом провели лучшие дни нашей жизни. Любовник был поглощен мной полностью, исполняя все мои прихоти. Но какие там прихоти могут быть у деревенской девчонки, которая внезапно оказалась в большом незнакомом городе? Меня в Лондоне восхищало все: развлечения золотой молодежи, веселые балы-маскарады, театр, опера, балет, танцы.

Чарльз познакомил меня со своими друзьями, приятными, веселыми и красивыми юношами. Некоторые из них пробовали флиртовать со мной и даже пытались завязать более близкие отношения. Но что значили они по сравнению с моим любимым? Я попросту не замечала их заигрываний. Чарльз был самым милым, самым веселым и красивым в мире! Другие мужчины тогда не существовали для меня. Даже сама мысль о том, что другой мог бы меня обнимать, целовать, ласкать, овладеть моим телом, была мне отвратительна.

Если потом все так нелепо изменилось, в том не было вины Чарльза. И не моя вина, что я утратила его.

Но пока еще небо нашей любви было безмятежно и безоблачно. Дни были заполнены не только любовью и развлечениями. Чарльз ревностно заботился о моем воспитании и обучении. Делился со мной знаниями, полученными в школе, учил меня правильно говорить по-английски, достойно вести себя в обществе, объяснял, как девушка из хорошего дома должна одеваться, вести беседу, обращаться с прислугой, общаться с людьми разного положения и достатка.

Я была смышленой ученицей. Очень скоро бесследно испарились мои сельские привычки, деревенский акцент, простая внешность, тяжелая походка девушки, не привыкшей к городской обуви. После немногих уроков Чарльза я уже могла легко сойти за «благородную леди», как авансом меня назвала госпожа Джонс. Эти знания мне потом очень пригодились. Но, к сожалению, совсем не для того, к чему стремился Чарльз…

Его забота и внимание наполняли меня счастьем. Но в то же время я не могла не понимать, что нам нельзя рассчитывать только на щедрость бабушки. Я старалась убедить Чарльза поменьше тратить. Ему приходилось долго уговаривать меня, чтобы я согласилась принять от него в подарок очередное платье, шляпу, туфли или белье. Отчаяние охватывало меня при мысли, что, когда бабушка умрет, я могу стать обузой для него. Я дала себе слово, что начну работать, буду трудиться до изнеможения — только бы сохранить наш союз. Как же я была тогда еще наивна!

Чарльз никуда не отпускал меня одну. Когда он должен был куда-то отлучиться, я оставалась одна в нашей квартире и с нетерпением ожидала его возвращения. В такие часы меня всегда навещала миссис Джонс.

Из разговоров со мной она очень быстро сделала вывод, что я не жена Чарльза, о чем, конечно, подозревала и раньше, несмотря на то что Чарльз упрямо это отрицал.

Тогда я еще не научилась врать. Только потом этим искусством я овладела в совершенстве.

Судя по всему, уже тогда миссис Джонс начала строить свои мерзкие планы. Пока ей следовало сохранять осторожность. Она понимала, что любая интрига с ее стороны, любая попытка разорвать наш союз окончится для нее только тем, что она потеряет очень выгодных постояльцев.

Она была терпелива. Умела ждать. Знала, что такой союз долго не продержится.

И действительно, наступил момент, когда эта мерзкая мегера смогла без труда осуществить свои коварные планы. В этом ей помогло несчастье, которое обрушилось на меня как снег на голову.

Глава четырнадцатая Я беременна и теряю Чарльза

Прошло одиннадцать месяцев нашей счастливой жизни с Чарльзом. Я была на третьем месяце беременности. В наших отношениях ничего не изменилось. Наоборот, Чарльз стал еще более нежным и внимательным, его любовь ко мне становилась все сильней. Счастью моему не было границ — Чарльз мечтал о ребенке, а я знала, что ребенок свяжет нас навсегда.

Но жизнь распорядилась по-своему. Однажды пополудни Чарльз получил письмо от отца с требованием немедленно приехать домой. Письмо застало Чарльза врасплох. Он второпях оделся и ушел, пообещав вернуться к вечеру.

Однако прошел вечер, минула бессонная ночь, наступило утро, а Чарльза все не было. Прошел день, полный тревог. Чарльз не возвращался. И опять наступила тревожная ночь, вторая ночь без любимого. Еще один день. Никаких известий.

На третий день от страха и всего пережитого я заболела. Я не допускала и мысли, что любимый мог бросить меня. Это было невозможно.

Пришлось позвать на помощь миссис Джонс. Я не выносила эту отвратительную бабу, но уже не могла больше оставаться одна. Чувствовала я себя ужасно. Кто-то должен был заняться мной, успокоить, утешить добрым словом, помочь. Я все еще надеялась, что Чарльз вернется. Не верила, что с ним могло случиться неладное. Постоянно придумывала все новые причины, по которым он непременно должен был задержаться в городе. И все-таки я должна была узнать, что же его задержало.

Хозяйка вошла в спальню с приветливой улыбкой. Непривычно было видеть ее такой веселой. Обычно она шныряла по дому, не скрывая раздражения и злобы.

— Здравствуйте, моя милая, — любезно поздоровалась она. — Еще в постельке? Что за лентяйка! А все-таки недурно, когда делать нечего и можно понежиться до полудня.

То ли она не замечала, то ли притворялась, что не замечает, в каком состоянии я нахожусь.

— Миссис Джонс, — заговорила я дрожащим голосом. — Вы не обратили внимания, что уже три дня моего мужа нет дома?

— Да?.. А я и не заметила! — проворковала она с фальшивой, пакостной улыбочкой. — Я не шпионю за своими постояльцами… Он уехал по делам?

— Нет. Чарльз позавчера ушел и не вернулся, — сказала я, глотая слезы.

— О, не о чем беспокоиться! — рассмеялась она. — Муж как муж. Уходит ненадолго или надолго. По делам или без дела. Но рано или поздно плутишка возвращается к жене. И, разумеется, с раскаянием! — Слова «жена» и «муж» она произнесла с особым акцентом. — Беспокоиться можно за любовника, но не за мужа. Мужу его грешки положено прощать. Любовнику — никогда. Любовник должен сохранять верность. Только верность!..

— Миссис Джонс, — еле слышно сказала я. — Вы шутите, а я очень плохо себя чувствую. Я заболела.

— Что вас беспокоит, дорогая моя? — спросила с притворной заботой.

— Признаюсь, я беременна…

— О, иногда это довольно неприятно! Однако беременность — не болезнь. Многие женщины отдали бы состояние за такую «хворь». Замужнюю женщину это не должно тревожить. На каком вы месяце, милочка?

— На третьем. Вы должны мне помочь.

Тень удовлетворения промелькнула на лице старой сводни.

— Конечно, помогу, — понизив голос, сказала она доверительно. — В связи… с временным отсутствием… мужа вы хотели бы избавиться от обузы? Это стоит недорого. Немножко поболит, но через три дня все будет в порядке и можно любить и дальше напропалую. У меня есть знакомая акушерка. Живет недалеко. Я часто рекомендую ее молодым женщинам и девушкам.

— Нет! — крикнула я. — Хочу родить ребенка! Нашего с Чарльзом ребенка!

— Материнство — долг каждой женщины, — поджав губы, сухо продекламировала баба. — Но если так, чем я собственно, могу помочь? Принести лекарств от тошноты?

— Миссис Джонс, — решительно сказала я. — Вы должны узнать, что случилось с Чарльзом. Если бы не болезнь, я не обращалась бы к вам. Занялась бы поисками сама.

— Успокойтесь, дорогое дитя, — ответила хозяйка. — Если бы даже вы были здоровы, я бы вам все равно помогла. Отдыхайте, не волнуйтесь. Это может вам повредить. Я поищу вашего мужа. Вот не знаю только, с чего начать.

— Позавчера Чарльз поехал к отцу.

— А где живет его отец?

— Точного адреса не знаю. Где-то поблизости. Это Ковент-Гарден. На улице, ведущей к парку.

— Прекрасно! — обрадовалась хозяйка. — Это совсем недалеко. Я знаю там небольшой трактир. Трактирщик — пройдоха. Он-то все разнюхает. Бегу! И скоро вернусь. Надеюсь, с новостями!

Слово мегера сдержала. Вернулась она раньше, чем можно было предположить. С хорошей вестью так бы не спешила. Трактирщик был знаком со служанкой отца Чарльза. Он послал за ней. И девушка рассказала моей хозяйке все, что ей удалось подслушать.

Правда была ужасной.

Преступный отец не мог уже стерпеть того, что бабка так щедро одаривает внука, а сыну не дает ни гроша. Поэтому решил убрать его подальше, чтобы наконец добраться до материнского кошелька.

Сговорившись с капитаном одного из кораблей, он под каким-то предлогом отправил сына на это судно. Только когда корабль вышел в открытое море, из письма, которое вручил ему капитан, бедный Чарльз узнал, что отец отправляет его в Восточную Индию. Умер его брат, владелец чайных плантаций, и Чарльзу предстояло отныне управлять заморским имуществом семьи.

Фактически это была ссылка. Отец приказал следить, чтобы Чарльз не удрал в Англию. Все его письма в Лондон следовало уничтожать.

— Бедный господин! — вздохнула с притворным сочувствием хозяйка, закончив свой рассказ. — Не смог даже прислать вам письмецо. А хуже всего вам, бедное дитя. Да еще в таком положении!.. Нужно решаться, пока еще не поздно. Можно сделать все тихонько. Прямо здесь, в комнате. Никто и не узнает. Через неделю поправитесь. А пройдет месяца два, начнете новую жизнь.

— Нет! — рыдала я. — Он вернется ко мне! Он убежит оттуда! И месяца не пройдет!

— Дорогая моя, — с притворным вздохом прервала меня мегера. — Служанка подслушала кое-что еще. Отец вашего… мужа говорил своей приятельнице, что пока сын сориентируется в этой глухой провинции и попытается бежать через пустыни и джунгли, пройдет много времени. Значительно больше месяца!

— Сколько же это может продлиться? — допытывалась я, плача. — Насколько больше?

— К сожалению, я должна тебя огорчить, хоть и мое сердце разрывается на части, — ответила старуха. В ее глазах уже не было и следа сочувствия. — Отец господина Чарльза говорил о трех или четырех годах. Так долго ты вряд ли сможешь его ждать. Умрешь с голоду, пока он вернется. Если вообще вернется…

Все поплыло у меня перед глазами. Я почувствовала резкую, мучительную боль внизу живота. Все новые волны невыносимой боли накатывались на меня. Я потеряла сознание. Акушерка уже была не нужна.

От безнадежной тоски и отчаяния, что у меня так жестоко украли моего дорогого Чарльза, на третьем месяце беременности я потеряла плод своей единственной в жизни любви.

Глава пятнадцатая Я стала содержанкой мистера Н.

Я проболела шесть недель Молодость и желание выжить оказались сильнее недуга. Медленно-медленно ко мне возвращались силы и душевное равновесие. В течение всех этих страшных дней миссис Джонс всячески заботилась обо мне: кормила, приносила лекарства, дни напролет сидела у моей постели.

Но как только она поняла, что я выздоравливаю, ее поистине материнское отношение ко мне резко изменилось. Однажды, когда мы пили с ней чай, она перевела разговор в деловое русло.

— Считаю, что пора сказать тебе все как есть. Я не хотела говорить об этом, пока ты была больна, чтобы не расстраивать тебя. Но сейчас, когда ты чувствуешь себя лучше, я должна поделиться с тобой своими заботами. Мое материальное положение сейчас хуже некуда. Поэтому, как это ни печально, я должна попросить тебя вернуть мне долг.

— Долг? — удивилась я. — Какой?..

— Дорогая моя, — ехидно произнесла миссис Джонс. — Ты, конечно, очень молода и неопытна, но, надеюсь, не думаешь, что лечение и питание для тебя принесла мне добрая фея. За все заплатила я. К тому же твой… муж оплатил за квартиру только до того дня, когда бросил тебя. Два месяца занимаешь апартаменты, которые ничего не стоит сдать за кругленькую сумму.

— Но, дорогая миссис Джонс! — воскликнула я. — Почему вы раньше меня не предупредили? Сколько я вам должна?

Мегера вытащила из кармана какую-то бумажонку и объявила:

— За лечение, питание, квартиру и уход всего двадцать фунтов три шиллинга и пять пенсов. Для тебя это мелочь, для меня — целое состояние.

В глазах у меня помутилось. Такой суммы я никогда в жизни не видела.

— Миссис Джонс, — пролепетала я дрожащим голосом. — У меня всего три фунта. Остальные деньги забрал Чарльз.

— В таком случае, — поинтересовалась она, — как ты собираешься отдать долг? Деньги нужны мне в течение двух дней.

— Не знаю… Право же, не знаю… Никогда бы не подумала, что у меня такой долг…

— Жаль, что не подумала. Но еще есть время хорошенько все обдумать, — зловеще прошипела хозяйка. — Тебе, конечно, известно, что за долги можно угодить в тюрьму…

— В тюрьму? — Я в ужасе схватилась за голову. — Боже! Что угодно, только не это! Лучше умереть! Убью себя, покончу жизнь самоубийством! — Я почувствовала, что при слове «тюрьма» начинаю терять сознание.

Мегера, которая хотела меня напугать, но уж никак не довести до самоубийства, поскольку моя смерть не входила в ее планы, произнесла немного мягче:

— Ну, не смотри на жизнь так трагически. Успокойся. И хорошенько подумай. Наверно, найдешь какой-нибудь выход. А я пока пришлю тебе обед.

После обеда миссис Джонс, как всегда, принесла чай и, не садясь к столу, вернулась к разговору о деньгах:

— Ты была бы сама виновата, если бы мне пришлось привлечь тебя к ответу. Думаю, ты не догадаешься, что нужно делать. Поэтому хочу тебе помочь. Я пригласила одного серьезного, уважаемого джентльмена. Он выпьет с тобой чаю и посоветует, как надо поступить в этой ситуации.

Она вышла из комнаты и очень скоро вернулась в сопровождении «уважаемого джентльмена», который, конечно, не однажды прибегал к ее услугам. Джентльмен выглядел внушительно. Лет сорока, Одет скромно, но со вкусом. На руке перстень с бриллиантом. Мужчина производил впечатление состоятельного человека из высшего общества.

Джентльмен поклонился мне изысканно, а миссис Джонс, пододвигая ему кресло, представила:

— Дорогая Фанни, познакомься. Это мистер Н. (По понятным причинам я не привожу в дневнике фамилии мужчин, с которыми мне довелось завести близкое знакомство Большинство из них живы и занимают высокое положение.) Выше голову, Фанни! Не позволяй слезам портить твое личико. Если твоя прелестная мордашка всегда будет свежей и улыбчивой, особенно в обществе этого благородного джентльмена, тебя ждет поистине королевская награда!

— Миссис. Джонс, — мужчина был явно недоволен, — мне кажется неподходящим такой тон в отношении юной леди. Мисс Фанни, — обратился он ко мне, — прошу вас не считать, что, добиваясь знакомства с вами, я руководствовался какими-то иными причинами, кроме глубокой симпатии, которую давно питаю к вам. Должен признаться, я очарован вами. Знаю, какие испытания выпали на вашу долю. Я не осмеливался прежде просить миссис Джонс, чтобы она представила меня, поскольку знал, что вы любите другого. Узнав о вашей болезни, я попросил миссис Джонс, чтобы она позаботилась о вас. Я занялся бы этим сам, если бы не срочное дело, которое вынудило меня выехать в Гаагу… Скажу честно, миссис Джонс обманула мое доверие и потребовала с вас денег. Поверьте, что я не собираюсь воспользоваться вашим положением. Вы окажете мне честь, если позволите немедленно оплатить сумму, которую требует миссис Джонс. Это просто дружеская услуга, за которую я, естественно, ничего от вас не потребую. Позвольте мне сделать это тотчас.

Слова благородного джентльмена растрогали меня до слез. Сдавленным голосом я с трудом проговорила:

— Не знаю… В самом деле не знаю… Вы так добры ко мне…

Господин Н. улыбнулся снисходительно и велел мегере принести чернильницу, гусиное перо и бумагу. Небрежным жестом бросил на стол деньги, написал расписку на сумму, которую потребовала миссис Джонс, и предложил ей расписаться. Потом высушил песком чернила, сложил бумажку и вложил в мою руку. Заметив, что я не решаюсь принять этот подарок, сунул мою руку вместе с распиской в карман платья.

Мне тогда и в голову бы не пришло, что благородный джентльмен уже расплатился с хозяйкой за то, что она устроила ему эту встречу.

Миссис Джонс с алчным блеском в глазах сгребла деньги и мгновенно испарилась. Оставшись наедине с незнакомым мужчиной, я не испытывала никакого страха. Мне было совершенно безразлично, что происходит со мной и вокруг меня.

Как только мегера вышла из комнаты, благородный джентльмен изменился вдруг до неузнаваемости. В таких делах он явно не был новичком. Усевшись рядом со мной, он стал платком вытирать слезы, которые все еще катились из моих глаз. При этом как бы случайно коснулся губами моей щеки. Не почувствовав сопротивления, поцеловал. Когда и этому я не воспротивилась, начал деликатно гладить и обнимать меня. Я будто окаменела.

Тогда сначала осторожно, потом все смелее стал ласкать мою грудь. Не получив отпора и на этот раз, понял, что я соглашусь и на большее. Поднял меня и положил на кровать. Я лежала, будто парализованная. До моего сознания не доходило, что этот мужчина делает со мной. Когда я наконец очнулась, он был уже глубоко в моем теле.

Его резкие движения не находили никакого отклика с моей стороны. Даже труп не мог быть более холоден, чем я. Когда же, утолив свою страсть, он начал быстро одеваться, я осознала наконец, что произошло. Меня охватило отчаяние. Я сгорала от стыда и унижения.

— Успокойся, малышка. Не плачь, — мой новый властелин ласково обнимал меня. — Ничего страшного не случилось. Разве не правда?

— Не трогайте меня, — рыдала я. — Умоляю вас, уйдите. Мне нужно побыть одной.

— Нет, дорогая, — решительно возразил он. — Как бы ты не наделала глупостей. Я останусь с тобой.

Если бы всего десять минут назад кто-нибудь сказал мне, что я отдамся какому-то незнакомому мужчине, я не раздумывая плюнула бы ему в лицо. Если бы меня искушали состоянием, тысячекратно превышающим сумму, которую заплатил за меня миссис Джонс этот человек, я не позволила бы ему даже пальцем коснуться моего тела. Но наши поступки, особенно если речь идет о женщинах, часто зависят от случая и настроения. Больная, погруженная в свое горе, до смерти испуганная перспективой оказаться в тюрьме, беспомощная, как малый ребенок, — такой была я в тот день, когда жизнь свела меня с мистером Н. Только в этом ищу я оправдания себе. Он овладел моим телом — но не сердцем. Сердце было далеко. Оно навсегда было отдано Чарльзу.

Так или иначе, я уже не принадлежала себе. Мое тело обрело нового хозяина. Несмотря на внутреннее сопротивление, полное равнодушие к его ласкам, я позволяла ему обнимать и целовать себя. В душе моей была даже благодарность, что он не повторяет недавнюю атаку.

— Прости меня, — ласково шептал он. — Не могу понять, как я мог так вести себя с женщиной, у которой нет сил сопротивляться. Я искренне сожалею о том, что случилось. Страсть взяла верх над рассудком. Когда миссис Джонс издали показала мне тебя, я был так восхищен, что заплатил ей столько, сколько она потребовала за обещание познакомить нас. Долго мечтал я об этом мгновении… Не бойся, малышка, тебе будет хорошо со мной. Я дам тебе все, чего ты только пожелаешь…

Ни тогда, ни после не простила я ему жестокости, с которой он овладел мной. Но, сидя рядом с ним и слушая его ласковые речи, я была благодарна этому человеку, что он испытывает ко мне какие-то чувства, не ушел, не бросил меня, когда удовлетворил свою первую страсть.

Наступил вечер. Служанка принесла ужин. По количеству приборов я, к своей радости, поняла, что мне не придется делить трапезу с миссис Джонс, которую я возненавидела всей душой. По ее вине я сидела с незнакомым мужчиной у того же камина, в той же комнате, где пережила часы наивысшего счастья в жизни с любимым.

Я не была голодна. С трудом проглотила кусочек мяса и по настоянию мистера Н. выпила две рюмки вина.

То ли вино ударило мне в голову, то ли мистер Н. насыпал в него какого-то зелья, но, когда он опять приблизился ко мне, его прикосновения уже не казались мне такими отвратительными. При этом я не чувствовала к нему и тени симпатии. Точно так я восприняла бы любого мужчину.

Мистер Н. внимательно следил за мной. Уловив изменения в моем настроении, он медленно и осторожно начал готовить меня к новым атакам. Поцелуи его становились все более страстными, ласки более смелыми, и, наконец, его руки добрались до моей груди. Его старания не были напрасны. Под настойчивыми мужскими руками, ласкавшими меня, грудь моя напряглась, я вся задрожала от возбуждения.

Почувствовав, что я дрожу как в лихорадке, мистер Н. наклонился и засунул руку мне под юбку. Минуту она лежала у меня на коленях, потом стала медленно передвигаться вверх по бедру, горячие пальцы приближались к интимной щели. Совсем недавно он овладел мной без всякого сопротивления.

Но сейчас я плотно сжала ноги и не пустила его. Когда он надавил сильнее, я взмолилась:

— Перестаньте! Не могу, в самом деле не могу. Поверьте мне! Я себя ужасно чувствую. У меня совсем нет сил. Вы должны понять меня.

Видя, что я не притворяюсь, мистер Н. отодвинулся и сказал, уже направляясь к двери:

— Поспи немного, дорогая. Это тебе поможет. Я вернусь через час и прошу тебя, не будь такой равнодушной, такой холодной. Ты скоро убедишься, что я не заслуживаю этого.

Вскоре после ухода мистера Н. служанка принесла теплую кашу в серебряной мисочке, пообещав, что это меня заметно подкрепит. Я не успела еще проглотить и несколько ложек каши, приготовленной по рецепту старой сводни миссис Джонс, как удивительное тепло разлилось ко всему моему телу. В крови загорелся огонь возбуждения, какого я давно уже не чувствовала. Я страстно хотела мужчину.

Служанка погасила свет и удалилась, пожелав мне доброй ночи. Не успели еще затихнуть ее шаги, как в комнату вошел мистер Н. В халате и ночном колпаке. Он нес две зажженные свечи. Притворив дверь, приблизился к кровати.

— Не волнуйся, милая, — сказал он. — Я буду очень осторожен. Не причиню тебе зла.

Говоря это, мистер Н. снимал халат. Оказалось, что у него хорошая фигура и сильная волосатая грудь.

Кровать прогнулась под его тяжестью, когда он лег рядом со мной. Свечи горели на ночном столике. Он хотел не только чувствовать, но и видеть мое тело. После первого поцелуя он откинул одеяло и долго восхищался моей наготой, потом стал покрывать меня горячими поцелуями. Но вот он решил изменить позицию. Стал на колени между моими согнутыми в коленях ногами и задрал рубашку.

Открылись мускулистые бедра и напряженный красный член, который торчал из-под живота, покрытого густой щетиной волос. Вся нижняя часть тела казалась черной от их буйных зарослей.

Наконец он вогнал в меня свой мощный штырь так глубоко, как только мог. Он работал изо всех сил и своими стремительными движениями возбуждал мою чувствительность. Инстинктивно я начала помогать ему, двигаться в такт его движений. Животная страсть сначала медленно, потом все быстрее и сильнее начала концентрироваться в соответствующей точке моего тела.

Все барьеры рухнули. Это была уже не я. Это была самка, охваченная неудержимым половым инстинктом. Я не контролировала ритмичных — вверх-вниз — движений своих напряженных бедер, движений, которые многократно усиливали растущее наслаждение. Потом оно достигло высшей точки и мучительной волной разлилось по всему телу.

Все это время я знала и чувствовала, какая огромная пропасть лежит между этим животным совокуплением самки и самца и тем неповторимым слиянием тел и сердец, которое венчает истинную любовь — ту, которая соединяла меня и Чарльза.

Мистер Н. оставил мне не слишком много времени на воспоминания, размышления и сравнения. Буквально через несколько минут после сношения он был уже готов к следующему, как будто доказывая, что звериная мощь его тела соответствовала в полной мере его неукротимому вожделению. Он успел только осыпать меня поцелуями и снова вогнал свой член в глубину моего тела.

Так прошла эта ночь: любовные акты следовали почти без перерыва — один за другим. Только заглянувший в окна рассвет немного охладил поразительную страсть моего нового партнера. Мы провалились в глубокий сон. Но уже в десять часов, когда я открыла глаза, он был готов снова показать свою мужскую силу. Не хотел терять ни минуты. Я и охнуть не успела, как он опять влез на меня.

В одиннадцать миссис Джонс принесла две миски дымящегося ароматного супа.

— После бурной ночи не мешало бы подкрепиться, — захихикала она. — О, какая прелестная любовница и какой прекрасный любовник! Приятно посмотреть! — Она бесстыдно разглядывала измятую, скомканную постель и нас, уставших после бессонной ночи.

Кровь бросилась мне в голову. Я с трудом удержалась от того, чтобы не крикнуть ей прямо в лицо, как я ее презираю и ненавижу. Я демонстративно отвернулась к стене.

— По-моему, ты не очень-то любишь миссис Джонс, — сказал мистер Н., когда ведьма наконец убралась из комнаты.

— Ненавижу! — крикнула я. — Всей душой ненавижу! Даже ее вид вызывает омерзение.

— Что может быть проще! — мягко улыбнулся он. — Сделаем так, чтобы ты никогда ее больше не видела. Ты стала мне очень близка и дорога. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты была спокойна и счастлива. После всего, что случилось, ты не можешь оставаться в этом доме. Уже сегодня переедешь. Я найду другую, лучшую квартиру. Оставляю тебе немного денег на всякий случай. — Он положил на одеяло кошелек, в котором было двадцать две гинеи. — Это все, что у меня при себе. Потом дам еще. — Он стал одеваться. — Я вернусь вечером. А пока постарайся не вступать с ней в разговоры.

Когда мистер Н. ушел, я посмотрела на кошелек. Первые деньги, полученные от мужчины, плата за любовь. Да, это был первый шаг к моему падению. Беспомощная, одинокая, я поддалась течению грешной, беспутной жизни. С Чарльзом все было совсем по-другому!

Если бы мистер Н. был моим первым мужчиной, возможно, я сумела бы полюбить его. Но в моем сердце не было места новому чувству. Желание не могло заменить утраченной любви. Мистер Н. не мог заменить Чарльза.

Глава шестнадцатая Верность мистера Н.

Мой новый любовник сдержал слово. Он вернулся за мной в шесть часов, и я покинула дом, в котором пережила единственную в своей жизни любовь, а потом столько выстрадала.

Новая квартира находилась в доме купца, у которого были какие-то финансовые обязательства перед мистером Н. Хозяин согласился сдать нам за две гинеи в неделю весь первый этаж и предоставил в мое распоряжение служанку.

Первый вечер в новом доме мистер Н. посвятил только мне. Заказал в ближайшем трактире ужин. Мы пили хорошее вино. Потом моя новая служанка помогла мне раздеться и приготовиться ко сну. К этому «сну» очень скоро присоединился мистер Н. и, несмотря на бурно проведенную прошлую ночь, так и не дал мне ни минуты покоя. Только ближе к полудню сумели мы наспех позавтракать.

Наши отношения стали понемногу налаживаться. Полюбить я уже не могла. Но относилась к нему с искренней симпатией. Его неподдельное восхищение тешило мое женское тщеславие, тем более что доказывал он свою любовь дорогими подарками — бриллиантовыми серьгами, жемчужными ожерельями, золотыми часами, шелками и бархатом. Эти доказательства любви очень нравились мне. Все это в сочетании с невиданной мужской силой мистера Н. и стало причиной того, что хоть я и не любила его, но чувство, которое пробуждалось во мне, начинало постепенно походить на любовь.

Он был необычайно добр. Исполнял любые мои желания. Но меня угнетало это постоянное «одиночество вдвоем». Мне хотелось встречаться с людьми. Я уже тосковала по шумным, веселым компаниям. Не могла же я постоянно общаться только с ним! По интеллекту он значительно превосходил меня, но не умел или просто не хотел поднять меня до своего уровня. Кроме разговоров на убогие бытовые темы, нам просто не о чем было говорить. Между нами была пропасть. И мостом через эту бездонную пропасть могла быть только кровать.

Мистер Н., через руки которого прошло множество женщин, понял, как я одинока, и хоть не слишком охотно, но все-таки ввел меня в круг своих близких друзей и их развеселых подружек.

В этой компании я очень быстро избавилась от остатков стыда и девичьей скромности. Познакомилась я с особой кастой молодых красивых женщин, которые дни и ночи безумно тратили на любовные утехи, пустые развлечения, пирушки, нисколько не задумываясь о том, как бессмысленна, скучна и однообразна эта жизнь наложниц, существующих по милости и для удовольствий бездельников с тугими кошельками. Наблюдая за этими женщинами, за их беспутной жизнью, я все больше убеждалась в том, что если они еще способны на какие-то чувства, то должны люто ненавидеть своих богатых покровителей, а не ломать перед ними комедию, изображая пылкую любовь и преданность. И очень быстро я смогла заметить — ведь их столько промелькнуло у меня перед глазами, — что не было среди них ни одной, которая не испытывала бы те же чувства, хотя бы тайно, в глубине души.

Как часто эта тайная ненависть выливалась в измены, вызывая бурю пустых страстей, шумных скандалов. Но я и не думала изменять мистеру Н. Как мужчина он меня вполне удовлетворял, к тому же был добр, деликатен, потакал моим прихотливым настроениям, капризам. Он был так щедр, что даже собирался завещать мне пожизненную ренту. Несомненно, он так бы и поступил, если бы в один прекрасный день не произошло событие, которое перечеркнуло все его планы и в конечном счете привело к нашему разрыву.

В этот день (шел уже седьмой месяц нашей связи) я с утра отправилась за покупками и вернулась домой значительно раньше, чем собиралась. Внизу я застала кухарку, которая, как всегда в это время, сплетничала с соседками.

— Хорошо, что вы уже вернулись, — сказала она. — Мистер Н. ждет вас. Я сказала ему, что вы вернетесь к вечеру. Ваш приход будет для него сюрпризом.

Я поднялась наверх. В гостиной его не было. Я направилась было в спальню, когда услышала голоса в столовой. Удивленная, я на цыпочках подошла к двери, заглянула в щелочку к остолбенела.

Мой господин и повелитель, многоуважаемый мистер Н., брат лорда Л., тащил к кушетке вульгарнейшую нашу приходящую прислугу. Она лениво сопротивлялась, хихикая и даже подтрунивая:

— О Боже, что господин делает? Я не барышня, я простая девушка… Пустите меня! Так нельзя. Это грех! В любую минуту может вернуться госпожа. И что тогда будет? Ради Бога, уберите руки, а то закричу. Подниму на ноги весь дом… Не трогайте меня, я же могу не выдержать!..

Но мистер Н. ее не слушал. Швырнул девку на подушки и по локоть засунул руку ей под юбку.

— Ой, ой! — пронзительно заверещала девка. — Тут нельзя! Я ужасно боюсь щекотки.

Однако все эти протесты ничуть не помешали ей задрать юбку и бесстыдно обнажить белые толстые бедра. Девица широко раздвинула мясистые колени, а мой аристократический любовник, положив ее толстые ноги себе на бедра, вытащил на свет божий свою всегда готовую к действию дубину и без всяких препятствий погрузил ее в заросшую, топкую, как болото, расщелину между грязными ногами.

Какое-то время он с громким хлюпаньем копался в этой отвратительной дыре, а девка животом и бедрами подбрасывала его вверх, демонстрируя при этом немалую сноровку (у нее уже был прижитой от кого-то ублюдок), пока по хорошо мне знакомой дрожи я не поняла, что мой благородный покровитель сделал свое черное дело.

Мистер Н. слез с нее, натянул брюки, а девка подняла свой могучий зад, одернула платье и пригладила растрепанные патлы. Мистер Н. с постной миной вынул из кармана несколько монет и бросил их девице.

— Возьми! И ни слова никому. Понимаешь? — сказал он строго.

— Чего тут не понять? — захихикала девица. — Не такая я дурочка. Ох и началась бы заваруха, если бы я хозяйке рассказала, как мы тут играли в папу-маму.

— Это хорошо, что ты не дурочка. Возможно, я загляну завтра, когда твоей хозяйки не будет дома. Тогда получишь еще… А сейчас принимайся за работу!

Девица взяла тряпку, ведро и продолжила уборку.

— А вы мужик что надо! — Ее лицо расплылось в глупой ухмылке. — Редко какой мужчина может так угодить бабе… У меня аж в глазах потемнело, когда господин засунул до самого горла!

Не испытывая ничего, кроме омерзения, я отошла от двери, направилась в спальню и заперлась там, Нужно было подумать, как реагировать на все увиденное мною. Первым порывом было броситься в столовую и устроить грандиозный скандал. Именно так бы я и поступила, если бы любила, если бы на месте этого мистера Н. оказался Чарльз. Но сердце мое уже давно молчало — задето было только самолюбие.

Разумнее всего было не выдавать себя и посмотреть, как дальше будут развиваться наши отношения. Не хотелось мне терять обещанную ренту.

Однако я не собиралась оставлять безнаказанным оскорбление, которое он мне нанес. Спал с грязной девкой, а ночью ляжет со мной! Выброшу ее на улицу в течение сорока восьми часов. Повод, конечно, найти нетрудно. Деваха ленива, неопрятна. Я давно уже собиралась подыскать другую служанку… Но это далеко не все… Я ему покажу, как умеет мстить Фанни Хилл! Нужно только дождаться подходящего случая.

На цыпочках вышла я из спальни и вернулась в гостиную. С треском открыла входную дверь и ворвалась в столовую, обвешанная покупками. Мой прекрасный джентльмен прогуливался по комнате, заложив руки за спину и насвистывая расхожую мелодию. Деваха разжигала огонь в камине. Мистер Н. радостно улыбнулся:

— Ты уже пришла? Как я рад! А то уж начал волноваться…

Я положила свертки на стол, обняла моего неверного любовника и замурлыкала, заглядывая ему в глаза:

— Мой господин и повелитель скучал по мне? Я ведь вернулась раньше, чем обещала…

Тогда я еще не понимала, что джентльменам из высшего общества, которые не испытывают недостатка в изысканных деликатесах, время от времени хочется сырого говяжьего мяса…

Глава семнадцатая Как я изменила любовнику…

Возможность отомстить долго ждать себя не заставила. Мистер Н. принял на службу сына крестьянина, который арендовал землю в его владениях. Привез его в Лондон, облачил в ливрею и использовал пока в качестве посыльного. Основной обязанностью нового работника была роль связного между мной и мистером Н. Посыльный приносил мне его письма. Если требовался ответ, малый терпеливо ждал, пока я напишу. Приходил он почти каждый день.

Это был румяный, свежий, прекрасно сложенный парень. Он, конечно, догадывался, какого рода отношения связывают меня с его господином. Не раз я видела, как он разглядывал меня украдкой, пока я писала ответ. В его взгляде было не только любопытство. Женщины на редкость чутки ко всяким, даже самым скрытным, проявлениям мужского восхищения.

Глаза юноши просто пылали восторгом. Я чувствовала, как его тянет ко мне, понимала, что он страстно влюблен в меня, хотя сам этого еще не осознал. Впрочем, если бы он даже понимал, что творится в его сердце, то скорее всего даже не посмел бы об этом подумать. Такая женщина, как я, изысканная лондонская леди, любовница его всесильного господина, для деревенского паренька была недосягаема, как далекая звезда.

Когда посыльный, как всегда, явился с письмом (это было на следующий день после того, как я застала его хозяина со служанкой) и уставился на меня восхищенным взглядом, я поняла, что завоевала, а вернее, могу завоевать самое лучшее орудие мести и к тому же получить кое-что для собственного удовольствия.

Следовало действовать обдуманно, не торопясь. Без умелой подготовки парня можно было попросту спугнуть, и тогда рухнул бы весь план.

Я постаралась устроить так, чтобы юноша приходил за моими письмами только по утрам, когда я еще нежилась в постели или одевалась. Я выходила иногда к нему в ночной сорочке, он как бы случайно мог видеть мою обнаженную грудь. Или вдруг с ноги сползал чулок и мне приходилось тотчас поправлять его, подняв юбку и обнажив бедро.

— Отвернись, — приказывала я с притворным смущением в тот момент, когда он уже все, что надо, увидел. — Это нехорошо, очень нехорошо — так бесстыдно смотреть на раздетую женщину. Отвернись, а то я рассержусь…

Когда я брала или давала ему послание, наши руки как бы невзначай соприкасались и, естественно, случалось, что моя рука на какой-то миг задерживалась вдруг на его ладони. И чтобы еще усилить впечатление, я спрашивала с неподдельным интересом:

— Так сколько тебе лет? Ты говорил, но я уже забыла…

— Девятнадцать, госпожа, — отвечал он мне дрожащим голосом.

— У тебя, конечно, уже есть девушка? Скажи правду: она красивее меня?

— У меня никого нет, — признавался он, краснея.

— Не может быть, — удивлялась я. — Такой красавец и один? Нет девушки, которая не влюбилась бы в тебя. Но если у тебя и в самом деле никого нет, скажи, ты бы мог влюбиться в девушку, похожую на меня?

Глупыш что-то невнятно бормотал и опускал глаза, в которых полыхал живой огонь.

Изо дня в день я усиливала атаки, и настал момент, когда я поняла, что дело сделано. Теперь можно было только протянуть руку, и прирученный зверек слизнет с ладони лакомый кусочек и выполнит любой фокус.

В тот день я не велела ему, как обычно, подождать в гостиной, а позвала его в столовую. Я лежала полуодетая на кушетке, той самой, на которой мой господин изменил мне с той замызганной девахой.

Юноша робко топтался на пороге и мял в руках фуражку. Решившись наконец, он издали протянул письмо.

— Подойди поближе, Уильям, — приказала я. — Надеюсь, ты не думаешь, что я должна встать и подойти к тебе? И закрой дверь на ключ, а то она все время открывается.

Сделав два робких шага, он остановился. Похоже, все еще, не решался подойти поближе.

— Что с тобой, Билл? — недовольно спросила я. — Ноги у тебя отнялись, что ли? Вот пожалуюсь твоему господину, и он отошлет тебя к отцу!

Эта ужасная угроза не на шутку испугала его, парень подошел к кушетке. Он стоял передо мной навытяжку, здоровый, сильный. У него были длинные черные волосы, ниспадавшие на плечи, широкое открытое лицо, красные пухлые губы. Его румяных щек еще не касалась бритва. Узкие панталоны подчеркивали стройные бедра, мускулистые длинные ноги.

Многие дамы в возрасте отдали бы состояние за одну только ночь с этим молодым бычком. И хотя мне было еще далеко до возраста этих дам, я чувствовала, что и меня притягивает свежесть его расцветающей мужественности. Как не похож он был на увядающего, рафинированного, пережившего великое множество пылких романов мистера Н. Этот юноша не знал женщин, что еще больше возбуждало мое влечение к нему. Я буду его первой женщиной!

— Дай мне наконец письмо, — бросила я.

Когда он протянул его, я уронила как будто случайно книгу, которую до этого читала.

Кушетка была низкая. Но, чтобы поднять книгу, я наклонилась почти до пола. Уильям, желая помочь мне, тоже низко наклонился. Наши головы нечаянно столкнулись. Мои груди вынырнули из декольте и коснулись лица юноши. Что-то похожее на судорогу пробежало по его губам. Я почувствовала это грудью. Тогда я поднялась и приняла прежнее положение.

— Какой ты неуклюжий! — застонала я и схватилась за голову. — Здорово же ты стукнул меня, черт тебя возьми!

— Болит? — испугался он.

— А как ты думаешь? Башка у тебя тверже камня. Ну, ничего, пройдет. Боль проходит, если положить на голову руку, — сказала я ласково.

Мой явный намек, однако, не был принят. Билл никак не решался начать эту простую лечебную процедуру.

— Чего ждешь? — рявкнула я. — Не хочешь помочь госпоже? Дай руку скорее. Если я серьезно заболею и умру — это будет твоя вина!

Перед лицом такой трагической развязки Билл наконец решился. Я почувствовала, что его твердая шершавая ладонь коснулась моего лба. Он уже дрожал как в лихорадке.

— Хорошо, о, как хорошо! — вздохнула я с облегчением. — Боль стихает. Но этого недостаточно. Теперь ниже!

— Где, уважаемая госпожа? — Он наклонился надо мной.

— Тут. — Я крепко ухватилась за его руку и засунула в декольте.

Под его дрожащими пальцами соски напряглись и затвердели. Большая ладонь юноши раскрылась и обхватила грудь.

Дрожь пробежала по моему телу. Юноша наклонился еще ниже. В его глазах разгорелся огонь, яркий румянец разливался по лицу. Горячее учащенное дыхание юноши коснулось меня. Подняв голову, я подставила губы для поцелуя. Но он не понял, чего от него ждут.

Хотя я собиралась действовать по заранее намеченному плану и постепенно усиливать его возбуждение, саму меня охватило страстное желание. Первоначально я собиралась ограничиться поцелуями, дать ему возможность ласкать мое тело и ждать, когда он созреет для атаки. Мне было ужасно интересно, как молодой человек, который никогда не имел женщины, додумается, где у меня находится то тайное местечко, которое и является конечной целью мужчины, как найдет его и овладеет.

Но терпеть я больше не могла и решила ускорить дело. Чего ждать?..

Билл все еще стоял низко склонившись ко мне. Все еще не догадывался, что ему следует лечь возле меня, а лучше — на меня. «Может, он еще не готов», — подумала я. И чтобы проверить степень готовности, я положила руку ему на бедро. Осторожно передвинула ее выше и наткнулась на то, что искала. Заключенный в тесную штанину, этот предмет был твердым, как камень, и таким длинным и толстым, что его невозможно было охватить пальцами или найти конец, хотя я растопырила пальцы, как только могла. Под таким напором штанина, казалось, вот-вот лопнет.

Я была ужасно заинтригована. Следовало провести более серьезное исследование. Расстегнув пуговицы, я запустила руку в ширинку и вытащила наконец желанный предмет на свет божий. Вытащить-то я вытащила, но удержать не смогла. Из моей руки вырвался на волю не мужской член, а какой-то мощный столб, непропорциональный даже в сравнении с другими частями большого тела этого здоровенного парня.

При виде этого сверхчеловеческого предмета я в изумлении вскочила с кушетки. Страх и восхищение — вот чувства, которые охватили меня одновременно. Я увидела огромный кусок твердой живой плоти, обтянутой гладкой шелковистой кожицей, на фоне черных кудряшек.

Глядя на это чудо природы, можно было потерять сознание от восторга. И самое странное, что обладатель такого сокровища, которому должен был позавидовать любой мужчина, не знал, что делать. Наклонился надо мной и налитыми кровью глазами следил, как я ласкаю, поглаживаю и с любовью обнимаю его бесценное сокровище. И только дрожь члена под моими пальцами, его непроизвольные движения и распирающее кожу напряжение говорили о возбуждении, которое охватило юношу.

Возможно, если бы я сама не была так возбуждена, не рискнула бы сосватать этот громадный орган с моим маленьким и тесным, еще не разработанным вместилищем. Но великолепие этого сокровища и мысль, что молодой человек до сих пор не испытал его в действии, сделали свое дело. Я не смогла справиться со своим желанием.

Струсить в такой момент?! Да я никогда не простила бы себе этого! Надо попробовать, ведь такой случай мог уже никогда в жизни не повториться. Ждать, пока «кавалер» проявит инициативу, было бессмысленно. В этом деле, судя по всему, он глуп как пробка. Не долго думая, я задрала юбку и буквально заволокла Билла на себя. Раздвинула колени, высоко подняла их, нежно взяла кончик бесценного члена, направила его в нужную цель и сильно притянула юношу к себе. А он лежал дурак дураком!

— Суй! — закричала я нетерпеливо. — Чего ждешь?

Наконец-то сообразил! Атака была мгновенной и сильной. Нестерпимая боль охватила меня, а член совсем немножко продвинулся в меня.

— О, Билл, ты разрываешь меня на части, — неосторожно простонала я.

Билл испугался. С явным сожалением вытащил он свое чудо природы из моей изболевшейся расщелинки. Он горел как в огне от возбуждения и уже догадался, наверное, где его можно утолить и успокоить.

— Простите меня, госпожа, — пробормотал он с раскаянием. Голос его дрожал. — Я не хотел причинить вам боль. Госпожа сама приказала. Если госпожа больше не хочет, я пойду…

— Идиот! — заорала я в ярости. — Откуда ты взял, что я не хочу?

— Что мне делать? — совсем растерялся он.

— Я все-таки живая женщина, а ты рубишь меня как полено, скотина! Работай дальше! Но медленно и не с такой силой.

— Спасибо, госпожа, спасибо! Буду очень осторожно, — воскликнул он обрадованно и мгновенно улегся на меня. Боялся, наверное, что могу раздумать.

— Подожди! — приказала я. — Не сразу!.. Я не корова. Сейчас поймешь, с чего начинает каждый джентльмен с настоящей дамой.

Я крепко обняла его мощную шею и осторожно поцеловала его. Он ответил. Сначала только прикоснулся губами к моим губам, а потом, распробовав, впился губами в мой рот.

— Хорошо, — прошептала я, горя от возбуждения. — А теперь пойдем дальше.

Языком я раздвинула его губы, наши рты и языки соединились. Мы просто впились друг в друга.

— О, как хорошо… — шептал он.

— Видишь? — обрадовалась я. — Целуй еще! Еще!..

Одновременно я подложила кулаки под свои бедра и высоко подняла ноги, выше его головы.

— А сейчас возьми меня.

На этот раз он не колебался ни минуты, старался действовать как можно деликатней. Я снова почувствовала приятное прикосновение его горячего твердого члена к моим бедрам. На этот раз он вошел в меня гораздо легче, но неглубоко.

Мне было больно, но я старалась сдержать стон. Не дай Бог опять испугается! Нет, надо довести дело до конца! Я уже не могла терпеть! Я жаждала наслаждения, пусть даже с болью. И жаждала его наслаждения. Ведь он так хочет, мой бедный ученик…

Тем временем мой тесный вход расширился, размягчился, что позволило Биллу ввести туда половину длины своего члена. Этого было ему достаточно. Вопль восторга вырвался из его груди. Ускорившийся ритм движений свидетельствовал о том, что Билл приближается к пику наслаждения, я же чувствовала не столько растущее удовольствие, сколько боль. Но не хотела ему мешать и дала возможность кончить, сама удовлетворения так и не испытав.

Теперь, как любой самец, Билл должен был бы, утолив свою страсть, оставить меня. Этого я ожидала, но была приятно удивлена. Билл лежал неподвижно, а его драгоценное орудие все еще было во мне. Легкая дрожь пробегала по его телу. Глаза были закрыты. Он переживал только что испытанное впервые в жизни наслаждение.

После короткого (такого короткого!) перерыва, не открывая глаз и дрожа от просыпающегося желания, он все начал заново. Я чувствовала, что первозданная твердость его члена ни на мгновение не ослабевала, как будто у нас с ним ничего еще и не было. Наоборот, буйствовал с еще большим пылом.

До сих пор эталоном мужской силы я считала мистера Н. Мне казалось, что ни один мужчина не сравнится с ним. Своей неутомимой, кипучей эротической энергией он превосходил даже моего ненаглядного Чарльза, а тот у меня тоже был парень не промах.

Но немощь, как и совершенство, не имеет границ. Мой опыт общения с мужчинами был, очевидно, еще слишком мал. Мужская сила мистера Н. не шла ни в какое сравнение с сексуальной мощью его юного слуги. Как любовник Билл был на голову выше своего господина.

И без того невообразимо твердый член Билла еще больше разбухал и раздвигал и так уже до предела растянутые стенки моей укромной пещерки. Со сладким страхом я подумала о том, что будет со мной, когда Билл превзойдет и этот почти немыслимый предел.

И в самом деле, на этот раз Биллу показалась недостаточной глубина, которой прежде он достиг. Не заботясь ничуть об осторожности, о которой я так его умоляла, он рванул резко, одним неожиданным движением. Я помогала ему, как могла, — мне и самой хотелось, чтобы он проник поглубже. Впрочем, похвальное намерение облегчила и скользкая теперь щель, обильно увлажненная его первым фонтаном.

— Ты пробьешь меня насквозь, — стонала я и в то же время, подчиняясь какой-то необъяснимой силе, подбрасывала его вверх каждый раз, когда он вдавливал меня вниз.

Не пробил! Случилось то, о чем я не могла и мечтать. Когда Билл достиг уже дна, а часть его члена оставалась по-прежнему снаружи, напряженные стенки влагалища не лопнули, а поддались еще больше. Член вошел в меня весь, и наши животы наконец соединились.

И только теперь я пережила настоящий экстаз. Никогда еще я ничего подобного не чувствовала: ни с Чарльзом, ни с мистером Н. А ведь и они умели распалять меня до белого каления. Восторг, переполнявший меня, был так сладок и силен, что я впилась ногтями в тело любовника и искусала его до крови.

Сладкий мой мальчик не чувствовал боли. Мы оба тонули в бурном море восторга, пока одновременно, в одну и ту же секунду, наши сплетенные тела не потряс мощный удар, словно взрыв подхватил нас с постели и унес в заоблачные выси.

Уже теряя сознание от восторга, я снова почувствовала горячие удары его струи. Они следовали один за другим с невероятной силой, как летний ливень. И каждая волна в экстазе сотрясала мое тело. Как будто я пережила не один, а семь оргазмов одновременно.

Описать пережитое я не в состоянии. Понять меня может только женщина, которой хоть раз в жизни довелось почувствовать то же, что и мне.

Не одну минуту пролежали мы без движения и почти без сознания. А когда пришли в себя, Билл сполз с моего изболевшегося тела. У меня было такое чувство, что меня вторично лишили невинности.

Но сейчас боль была другой — она была немыслимо приятной. Я была согласна так «страдать» всю жизнь.

Шатаясь как пьяная, я встала с кушетки и взяла полотенце, которое висело на подлокотнике кресла. Хотя мои бедра уже были совершенно мокрыми, из меня все еще вытекали густые и липкие соки нашего наслаждения. Когда я вытиралась, Билл с интересом наблюдал за мной.

— Чего глазеешь, жеребец? — прикрикнула я на него с притворной злостью. Я готова была целовать пальцы его ног. — Видишь, что ты наделал? — Я помахала мокрым полотенцем перед его глазами. — Полотенце — хоть выжимай. Откуда в тебе столько? Бьешь, как фонтан!

— Это все мое, госпожа? — спросил он с искренним удивлением.

— Немного и моего, — улыбнулась я. — Твоего кварта, а моих несколько капелек…

Я подошла, забросила руки ему на шею и стала нежно покусывать его ухо…

— И не называй меня «госпожа», дурачок, — добавила я ласково. — Разрешаю тебе обращаться ко мне «любимая, милая, дорогая Фанни», понимаешь?

— Не смею, госпожа, — промямлил он. — Что сказал бы господин, если бы услышал?

— Кретин! Если бы твоя башка работала хоть на сотую долю того, как этот твой кошмарный кол, ты бы сам сообразил, что в присутствии господина должен по-прежнему называть меня госпожой, а когда его нет, обращаться ко мне «моя сладкая Фанни». Ясно?

— Да.

— Тогда повтори.

— Моя сладкая Фанни, — как на сцене, продекламировал Билл.

— Уже лучше. — Я вытянулась на кушетке и бросила ему полотенце. — Повесь на стул, пусть сохнет.

Билл внимательно изучал полотенце. Потом, по-прежнему сомневаясь, посмотрел на мои бедра и спросил:

— И все это оттуда?

— А откуда? Не из носа же! — засмеялась я.

Минуту Билл молчал, а потом попросил:

— Разрешите туда заглянуть, госпожа.

Я отказалась от безуспешных попыток научить его, как ко мне обращаться. Подогнув колени, я широко раздвинула ноги. Хотя интерес Билла очень понравился мне, я притворилась равнодушной.

— Загляни, если хочешь! Может быть, немножко поумнеешь.

Билл склонился к моим бедрам. Пальцами он пытался расширить таинственную щель и рассмотреть, что скрывается в ее загадочной тьме. Когда это ему удалось, он засунул палец в середину.

— Осторожно! Это тебе не миска с кашей!

Я напрягла мышцы. Его палец проник до дна влагалища и коснулся выпуклости, которая после нашего соединения была мягкой и податливой. Сейчас эта выпуклость снова начала наполняться кровью и набухать. Я застонала от удовольствия, а он, видя мое возбуждение и чувствуя дрожь влагалища, усилил и ускорил движения пальца, что еще больше распалило меня.

— Что ты там копаешься? Можно подумать, что это все, что ты умеешь!

И все началось сначала…

Когда мы кончили, я велела Биллу одеваться. Было уже слишком поздно. Я быстренько набросала несколько слов мистеру Н. и, вручив это послание Биллу, положила в его руку гинею. Такую скромную сумму я дала не от скупости, а чтобы не баловать юношу.

Не успел Билл выйти из столовой, как появился мистер Н. с огромным букетом алых роз.

— Что ты копаешься? — резко бросил он Биллу. — Я не могу тебя дождаться, а ты все еще здесь болтаешься!

— Уильям не виноват, — поспешила я на помощь парню. Яркий румянец уже заливал его лицо. — Ты ведь знаешь, дорогой, — улыбнулась я многозначительно, — что ночью я почти не спала, и тебе хорошо известна причина этого. Я велела кухарке сказать Уильяму, чтобы он подождал, пока я проснусь… Эти прелестные цветы мне?

— А кому же? — нежно проворковал мой неверный любовник. — Разве существуют для меня другие женщины? — нагло спросил он.

Перед глазами у меня все еще стояла игривая сцена с грязной служанкой, подсмотренная недавно.

Я сорвалась с кушетки, подбежала к мистеру Н. и, не стесняясь Билла, крепко обняла его.

— Как хорошо чувствовать, что ты принадлежишь только мне! — радостно воскликнула я.

— Уильям, иди в контору и жди там, — бросил мистер Н. бедняге Биллу. — Я скоро вернусь. — И шепнул мне на ухо: — Слуга смущается, видя нас так близко. Он еще не пробовал женщину.

Когда посыльный вышел, мистер Н. поднял меня и положил на кушетку. Самец проклятый! Я прекрасно знала, что последует за этим. В любое время дня и ночи без всяких церемоний он делал только одно — брал меня. К этому я уже привыкла. Но сейчас боялась, как бы он не догадался о том, что произошло перед его приходом.

Стоило ему снять с меня халат, увидеть красные, как огонь, опухшие губы, мокрые и склеенные волосы над ними, почувствовать скользкую густую влагу внутри — и ему все стало бы ясно. И потом, боль еще не прошла.

Поэтому я поплотнее запахнула халат и, слегка оттолкнув мистера Н., жалобно вздохнула:

— Ох, нет, любимый, прошу тебя, не трогай меня. Ужасно болит… голова. И, по-моему, поднялась температура. Ты ведь не хочешь, чтобы вместо удовольствия, которое ты мне даешь, я почувствовала неудобство. Но ты же придешь вечером, правда? Тогда я не дам тебе покоя. Ты ведь меня знаешь…

Мистер Н. был джентльменом с головы до ног. Он всегда уступал женщине. Так было и на этот раз. Когда он наконец убрался, я приказала приготовить горячую ванну с отваром трав. После ванны усталость как рукой сняло. Я погрузилась в глубокий, спокойный сон, а проснувшись, занялась тщательным исследованием моей бедной щелочки, Она столько вынесла от кошмарного «орудия» Билла. Должна признать, что я была немного обеспокоена: в результате действий этой ужасающих размеров дубины у меня внутри могло что-то измениться, растянуться и остаться так навсегда. Что бы я тогда делала? Кто бы меня такую захотел? И чем бы я кормилась?

Мое волнение было напрасным. Волосики, окружавшие отверстие, снова стали мягкими и шелковистыми и завились в кудряшки. Опухоль спала. А так жестоко растянутая Биллом дырочка вернулась к прежней форме. Сунув туда палец, я ощутила ее естественную влажность. Как обычно, она сжалась вокруг пальца. Итак, в этой самой важной части тела женщины ничего не изменилось.

Моя сладенькая норка опять приобрела ту же упругость и мягкость, которая переходит в восхитительную узость, когда она принимает на время своего неспокойного и такого дорогого гостя.

Я могла гордиться ею и не беспокоиться за свое будущее. Никто не сможет причинить ей зла. Ведь ни один мужчина с Биллом не сравнится.

Теперь, успокоившись, я предалась воспоминаниям о бурных наслаждениях, пережитых сегодня утром. Да, это нужно будет повторять почаще. Никаких угрызений совести я не испытывала. Однако… Когда мистер Н. пришел, я с ним была нежней, чем раньше, а ведь он теперь казался лишь слабым подобием моего чудесного юноши.

Мой необычный запал приятно удивил мистера Н.

— Должно быть, ты очень хотела меня, — сказал он с удовлетворением. — Я в этом разбираюсь. Почувствовал это внутри у тебя.

Я жадно поцеловала его и прошептала страстно:

— Ты заставил себя слишком долго ждать, любимый. Теперь придется возвратить с процентами все, что я потеряла за такой долгий день одиночества…

И он начал возвращать мне то, что мне совсем не требовалось, но что я всю ночь заставляла его делать. Ни минуты отдыха не получил он и под утро был похож на труп. А я все требовала и требовала. И так его измучила, что, казалось, он вот-вот испустит дух. А ведь ему надо было вовремя встать и заняться своими неотложными делами. Зато я была уверена, что по крайней мере на двое суток он оставит меня в покое. Когда после сегодняшнего урока он опять захочет женщину, я снова преподам ему свой урок. Для себя я решила, что впредь он получит от меня одной то, что любил тайком получать от двух женщин.

Именно в этом заключалась моя коварная месть за ту грязную деваху, с которой он изменил мне, и — кто знает? — возможно, и за других, о которых я не знала. Кто с мечом к нам приходит, от меча, как известно, и гибнет.

Правда, сейчас это была всего лишь жалкая кишка, мало напоминающая меч.

Глава восемнадцатая Я обучаю Билла новому спорту

В полдень пришел Билл с письмом: мистер Н. заботливо интересовался моим здоровьем. Я расхохоталась. Скорее, как я полагала, следовало волноваться о его здоровье. Я же чувствовала себя превосходно.

Конечно, я ждала Билла и отослала слуг. И, конечно, ждала его в кровати. Входную дверь не запирала — в это время никто не мог прийти.

Глядя на юношу, который стоял на пороге спальни и смущенно мял в руках шапку, как будто между нами ничего не было, я подумала, что простая деревенская пища часто бывает вкусней, чем самые изысканные блюда. В конце концов, я ведь тоже была деревенской девушкой.

Мы с Биллом были одного корня. И мне это деревенское блюдо очень понравилось.

— Подойди поближе! — приказала я. — Что стоишь как истукан? Все еще смущаешься? А может, не хочешь меня?

Этот вопрос, должно быть, прозвучал для него так, как будто умирающего с голоду человека спросили, хочет ли он съесть кусок прекрасного мяса. Опустив глаза, Билл подошел к кровати, взял протянутую мной руку и, опустившись на колени, припал к ней губами.

— По дороге, — сказал он, — я думал, что, может, госпожа больше не хочет меня. Тогда я скажу, что…

— Не болтай столько, дурачок, — оборвала я его нетерпеливо. — Все только бормочешь «госпожа» и «госпожа», вместо того чтобы приступить к делу. Мигом раздевайся и залезай ко мне — я ужасно замерзла. — Пришлось даже пощелкать зубами. — Слышишь, как я замерзла?

Несмотря на то что я «ужасно замерзла», я быстренько сбросила с себя фланелевую ночную сорочку, а когда юноша молниеносно разделся, я подняла одеяло и показала ему голое тело. Билл прыгнул в кровать, как пловец в воду. Опустив одеяло, я потеснее прижалась к нему. Я чувствовала возбуждающее тепло его молодого сильного тела. Некоторое время, как мне показалось, слишком долго, он лежал неподвижно. У меня не было ни желания, ни терпения возобновлять вчерашний урок азбуки любви.

— Лежишь, как покойник, — разозлилась я, — а мне приходится мерзнуть. Делай что-нибудь, погрей меня! Для чего ты здесь, жеребец противный?

Этот вопрос, должно быть, убедил его. По собственной инициативе он взялся старательно и точно в той же последовательности повторять упражнения, которым я его вчера научила.

Начал со рта — сначала нежно поцеловал меня, потом засунул мне язык в рот, да так глубоко, что я чуть не подавилась. Потом взялся за мою грудь. Когда от его поцелуев соски напряглись и задрожали, начал гладить живот. Двинулся ниже. Минуту его рука задержалась на моей «шубке», потом пошла дальше. Мои бедра раздвинулись, открывая дорогу внутрь.

Тогда и я приступила к действию. С восхищением взяла в руки этот чудесный, единственный в истории человечества орган, который так поднял одеяло, что оно образовало в этом месте довольно большой шатер. Потом в гуще волос я выловила мешочек с двумя юркими шариками, осторожно обхватила их рукой, чтобы — не дай Бог — не ускользнули, и стала заботливо гладить его, двигать кожицу, покрывающую это необыкновенное сокровище. Оно обжигало жаром, и я чувствовала пальцами уже не человеческий орган, а какую-то каменную колонну.

Билл не стал дожидаться новых приказов. Хриплый стон вырвался из его груди, и он изменил положение. До сих пор он лежал рядом со мной, а сейчас поднялся, собираясь, как обычно, устроиться на мне, но я задержала его.

— Целуй! — простонала я задыхающимся от страсти голосом.

Он впился в мой рот. Но я оттолкнула его.

— Целуй… не в губы, — шептала я.

— А куда? — растерянно пробормотал он.

Не тратя слов, я ухватилась за его длинные кудри и всеми силами стала толкать его голову вниз. Когда он оказался там, где ему следовало быть, я втолкнула его голову между моими раздвинутыми ногами.

— Целуй здесь, — приказала я.

Первое легкое прикосновение его губ вызвало дрожь во всем моем существе, а второе разожгло пожар в крови.

— Целуй… меня! — стонала я, не отпуская его головы, буквально вдавливая ее. — Еще! Умоляю, еще, еще! — Меня словно в конвульсиях бросало вверх все быстрее и быстрее, пока безумное наслаждение не разлилось по всему моему телу.

Не знаю, как долго пробыла я в этом сладком беспамятстве с бессильно раскинутыми руками и ногами. Когда я очнулась и подняла тяжелые, будто налитые свинцом веки, Билл стоял на коленях, наклонившись надо мной, и с тревогой вглядывался в мое лицо. Терпеливо ждал, когда я приду в себя.

— Любимый, единственный, — с трудом прошептала я. — Дай мне воды… А то я умру от жажды… Что ты сделал со мной? Я вознеслась на небо…

Билл встал и налил в стакан воды. Я подняла голову и стала жадно пить, а Билл поддерживал мою голову, как будто я была тяжело больна. Действительно, от такого наслаждения можно не только заболеть. Можно умереть…

Вода немного подкрепила меня. Я лежала, не двигаясь, и прислушивалась к тому, как во мне медленно-медленно угасает огонь безумного экстаза.

Я была счастлива, удовлетворение и покой овладели всем моим существом. Теперь я наконец посмотрела на Билла. Он был похож на собаку, оберегающую покой своей хозяйки.

Жалость сдавила мне горло. Как же он, бедняжка, наверное, страдает от своего неудовлетворенного желания. Его напряженный член аж посинел от наполнявшей его крови. Торчал непоколебимо, угрожающе.

Я встала с кровати, легкая и невесомая, как птица. От радости я готова была петь, танцевать, шалить, как ребенок.

Эпохальные открытия рождаются под влиянием мгновенного озарения. Великий Исаак Ньютон в гостях у моей приятельницы по имени Рыжая Дебби, случайно взглянув на яблоко, которое падало с кровати, создал науку о всемирном тяготении женских и мужских тел друг к другу.

Я случайно глянула на кресло, стоявшее у кровати.

И вот — как у сэра Исаака в похожей ситуации — родилась у меня гениальная научная идея, которая вскоре завоевала Англию, распространилась по всей Европе и прославила меня.

О, почтенные и прекрасные дамы! Те, кто через несколько столетий будет читать мои скромные дневники. Не сомневаюсь, что всем вам знаком «олений прыжок». Если вы не сознаетесь в этом, то только из-за врожденной стеснительности. Вряд ли среди вас найдется хоть одна, кто бы в минуту легкомысленного веселья не захотел испробовать со своим милым этот поучительный и сладостный способ. Так вот, уважаемые дамы, этим изобретением вы обязаны мне, Фанни Хилл. Эта гениальная идея родилась в моей голове. Собственно, не только в голове…

— Билл, — окликнула я своего пылкого дружка, внезапно озаренная этой идеей. — Сейчас мы попробуем кое-что новенькое и очень забавное. Стань поближе ко мне и не двигайся.

Я уселась в кресло таким образом, чтобы мои бедра и все, что между ними, как бы висели в воздухе. Раздвинув ноги как можно шире, я высоко подняла колени и перекинула ноги через подлокотники. Теперь бедра были намного выше головы.

После того как я приняла такую головокружительную позу, моя щель раскрылась сама собой. Своим единственным глазом она смотрела на направленный в ее сторону опухший от злости член и весело подмигивала ему ресницами.

Сиденье кресла было расположено ниже бедер юноши. Я обхватила пятками плечи Билла и притянула его к себе.

— Согни колени и наноси удар! — приказала я. — Прямо в цель! Не помогай себе рукой. — Я ослабила хватку, чтобы для большего размаха он мог немножко отодвинуться. — Предупреди, когда будешь готов.

Билл внимательно изучал щель. Прищурился, как бы оценивая расстояние, и выпалил:

— Готов!

— Удар! — закричала я, притягивая его к себе ногами.

Клянусь, он попал с первого раза! У него был верный глаз. Наверное, у него был шанс стать лучшим фехтовальщиком Англии, если бы поединки проходили с использованием этого (правда, немного туповатого) оружия…

— Еще раз! — с восхищением вскричала я. — Теперь давай глубже! — И я повторила маневр пятками и бедрами.

И в этот раз Билл не промазал. К тому же вошел в меня до самого донца. Я веселилась не на шутку. Мое изобретение выдержало испытание. Можно было предсказать ему большое будущее.

— А сейчас быстрей, еще быстрей! — кричала я, смеясь, и ускорила движения ног, притягивая и отталкивая Билла.

Я была так увлечена этой веселой любовной игрой, что не заметила, как приоткрылась дверь. Только скрип петель заставил меня взглянуть в ту сторону.

Отгадайте, кого я увидела!

В дверях неподвижно стоял мистер Н. Очевидно, он стоял так довольно долго и видел разыгрывающуюся сцену.

Представляю, какое неизгладимое впечатление произвел на него этот совершенно новый способ любви, да еще испытанный с его собственным лакеем. Мои раздвинутые ноги были направлены в сторону мистера Н., и он мог видеть все! Правда, в таком соблазнительном положении он видывал меня, и не однажды, но в первый раз ему случилось наблюдать, как некто посторонний берет свирепо на прицел его личную, собственную цель.

Наши взгляды встретились, но я и не думала прерывать свою «работу». Мистер Н., джентльмен до кончиков ногтей, молча вышел из комнаты, старательно затворив за собой дверь.

Билл ничего не видел и не слышал: он так был увлечен нашим спортом. Я по-прежнему работала ногами, но никакого удовольствия уже не испытывала. Просто не хотелось мешать бедному юноше. На этот раз он должен кончить. «Итак, все потеряно, — подумала я, смирившись с тем, что меня ожидает. — Пусть мальчик получит по крайней мере это единственное удовлетворение…»

Я позволила довести дело до конца, а когда, как обычно, бурное извержение показало мне, что он с успехом кончил свое дело, спокойно сказала:

— Одевайся и слушай внимательно. Минуту назад здесь был твой хозяин. Он все видел. Но не бойся. Он не из тех, кто способен на убийство. Да ты и не позволил бы убить себя. Ты сильней его, а оружия у него нет. Так что считай себя в безопасности. Я, конечно, дам тебе денег, потому что он выгонит тебя. Потом посмотрим, что делать дальше.

Я надела халат. Подойдя к двери, услышала шаги. Это мистер Н. нервно прохаживался по салону в ожидании меня и Билла. Очевидно, раздумывал, как нас похлеще наказать.

Когда мы вошли в комнату, мистер Н. прервал свою прогулку и уселся в кресло. Мы стояли перед ним, как двое нашаливших школьников. Посмотрев на меня ледяным взглядом, он совершенно равнодушно произнес:

— Жду объяснений, моя дорогая. Мне хотелось бы знать, почему ты так жестоко обманула мое доверие. К тому же с моим слугой.

Я криво улыбнулась.

— Извини, если я задела тебя. Но я наблюдала, как ты делал то же самое с моей служанкой. Единственная разница в том, что я не вошла тогда в комнату. Не хотела мешать вашим удовольствиям. Ты повел себя иначе, но это уже тонкости воспитания. Что касается Уильяма, то он тут ни при чем. Я сознательно использовала его как орудие мести. Это был хороший выбор, не так ли, дорогой? Уильям, во всяком случае, не должен пострадать. Я принудила его. У меня есть свои методы. Надеюсь, ты еще помнишь их, дорогой? — спросила я с иронией.

Мистер Н. слушал меня, опустив голову. Я, конечно, ошарашила его описанием сцены со служанкой, и вообще он не ожидал от меня такого тона. Наверное, он думал, что я зальюсь слезами, упаду к его ногам и буду молить о прощении.

Но я уже не была той Фанни Хилл, которую совсем недавно продала ему миссис Джонс, как какую-то вещь. Я поумнела, узнала себе цену. Если уж продавать себя, то на своих условиях и очень дорого. Намного дороже, чем купил меня мистер Н.

— Послушай, моя дорогая. — Он очень быстро пришел в себя. — С девицей твоего пошиба я, разумеется, не стану вдаваться в дискуссии о том, какая разница между тем, что сделал я и как поступила ты. Ты была у меня на содержании, жила за мой счет и потому обязана была хранить верность. Я был свободен. Доводы, которые ты привела в свое оправдание, к слову, справедливые, заставляют меня отказаться от наказания, которое я придумал. Должен тебе сказать, что в твою пользу говорит попытка защитить беднягу, — он указал на Билла, — с которым ты изменяла мне. Это свидетельствует о твоей порядочности.

Несмотря на это, тебе должно быть ясно, что между нами все кончено. Это слишком вульгарно. Так что прими к сведению, что в течение недели ты должна покинуть квартиру. А поскольку больше видеться с тобой не собираюсь, я поручу хозяйке дома выплатить тебе пятьдесят гиней. Этим исчерпаны все наши счеты и мои обязательства в отношении тебя. Мне кажется, что я не бросаю тебя в худшем положении, чем ты была, когда мы встретились. Наоборот, даже в лучшем, чем ты того заслуживаешь. Если ты не получила от меня больше, — вини себя сама, — закончил он, после чего обратился к Биллу: — Что касается тебя, негодяй, то можешь благодарить своего отца, из уважения к которому я не выбросил тебя на улицу. Лондон не для таких дураков, как ты. Завтра один из моих людей отвезет тебя к отцу в деревню. А сейчас пойдешь со мной, чтобы тебя здесь еще больше не испортили.

Мистер Н. надменно поклонился мне и со словами: «Прощайте, желаю успехов» — вышел из комнаты вместе с Биллом. Даже не хлопнул дверью, как обычно происходит в подобных ситуациях. И на этот раз мистер Н. остался истинным джентльменом.

Он, похоже, и не сомневался, что, вышвырнув меня с пятьюдесятью гинеями, обрек на верную смерть.

Глава девятнадцатая Мораль мадам Коль

Итак, через неделю я окажусь на улице с пятьюдесятью гинеями в кармане. При том образе жизни, к которому я привыкла, этого, увы, хватит ненадолго. Нужно немедленно решить, что следует мне предпринять.

Содержанка одного из друзей мистера Н. представила меня недавно мадам Коль, благодаря которой и сама она познакомилась со своим нынешним любовником. Нужно непременно связаться с этой особой.

Мадам Коль была пожилой, очень элегантной дамой. Она производила впечатление доброй и отзывчивой женщины. В аристократическом обществе был хорошо известен принадлежащий ей изысканный дом свиданий. По сравнению с ним заведение старухи Браун могло показаться завалящим портовым борделем.

Госпожа Коль выбирала клиентов на редкость взыскательно. Необходимо было высокое покровительство, чтобы добиться права посещать этот закрытый для обычных смертных «клуб». Но даже принятым в клуб, чтобы получить доступ к его особым, тщательно скрываемым услугам, требовалось завоевать полное доверие осторожной хозяйки.

Титул лорда и звание полковника — это самое меньшее, что требовалось от посетителей дома мадам Коль. Чаще там можно было встретить генералов, адмиралов и маршалов, а также маркизов и графов. Посещали «клуб» даже герцоги, а в придворных кругах ходили слухи, что сам наследник престола в погоне за острыми ощущениями посещает этот прославленный на всю империю храм изысканных наслаждений.

Понятно, что для такой клиентуры требовался исключительно одаренный персонал. Все ее девушки были красивы, молоды, здоровы, свежи. Каждая отличалась прекрасной фигурой. Причем были представлены разные типы женской красоты, чтобы у привередливых клиентов была возможность широкого выбора в соответствии с их вкусами и склонностями.

Но одной только красивой внешности было еще недостаточно, чтобы попасть в «клуб» мадам Коль. Требовались и другие достоинства: девушка, работающая в доме мадам Коль, должна была отличаться спокойным, уравновешенным характером, врожденной элегантностью, деликатностью, способностью поддерживать светскую беседу с благородными клиентами. Важно было также правильно вести себя в самых щекотливых ситуациях, которые довольно часто случаются в подобных заведениях.

Ничего удивительного, что постоянное место в доме мадам Коль было заветной мечтой девушек, подобных мне, и что мало кому удавалось добиться этого.

Сама мадам Коль тоже была исключением в своей профессии. В отличие от подавляющего большинства владелиц подобных заведений, она происходила из знатного дворянского рода. Получила хорошее воспитание и образование. Это было видно по каждому ее слову, движению, жесту. Что привело ее в это гнездо разврата, было ее сокровенной тайной. Никогда она не рассказывала о своем прошлом и не любила разговоров на эту тему. Если кто-то касался неосторожно этой темы, искусно направляла интерес собеседника совсем в другую сторону.

К девушкам, которые работали на нее, относилась почти как мать, заботилась о них, даже когда они покидали ее дом.

Благодаря мадам Коль не одна из ее воспитанниц нашла себе постоянного богатого покровителя. Случалось, что девушки с ее помощью удачно выходили замуж, а любимицы даже получали приданое.

Мадам Коль была щедрой и великодушной. Конечно, дом свиданий, как любое торговое предприятие, существует для того, чтобы приносить прибыль, и мадам Коль не могла давать девушкам больше, чем от них получала. Но она не поступала с девушками, как старуха Браун, не заставляла их ничего делать против воли и, уж конечно, не наживалась на их наивности, как первая моя «опекунша».

Заманить глупую деревенскую девушку, отдать ее на поругание клиентам и сделать из нее проститутку — это было не в духе мадам Коль. Ее дом никто бы не посмел назвать тюрьмой, как злачный дом неисправимой сводни Браун. Девушки работали только по доброй воле и в любую минуту могли уйти. Кроме того, мадам Коль никого из них не грабила, ограничиваясь умеренной прибылью.

В моем нынешнем положении при моем характере и привычках не было худшего и в то же время лучшего выхода, чем обращение к этой почтенной даме. Худшего — потому что ее дом был гнездом самого изощренного разврата, оргий и сексуальных извращений, лучшего — поскольку, если бы не такая возможность, я могла скатиться на самое дно нищеты…

На следующий день после разрыва с мистером Н. я послала мадам Коль записку с просьбой встретиться по срочному делу. В ответ она прислала с посыльным приглашение на чашку чая.

Мадам Коль приняла меня в своей прекрасно обставленной квартире недалеко от Букингемского дворца. Наливая мне чашку душистого шоколада, она объясняла:

— Конечно, удобнее было бы жить поближе к своему делу, чем каждый день добираться на другой конец Лондона, даже в собственной карете. Но тогда у меня не было бы ни минуты покоя. Знаешь, моя дорогая, как это бывает — если ты на месте, то должна непременно заниматься лично, а уж если живешь не слишком близко, то со всем этим может справиться управляющий, и, поверь мне, не хуже. Естественно, вечерами, когда приходят гости, я должна присутствовать в клубе и часто оставаться до утра.

— Работа, — вздохнула она, — мне уже не по силам. Я часто задумываюсь над тем, не продать ли заведение кому-нибудь помоложе. Мечтаю купить небольшое имение в деревне и провести там остаток жизни. Жаль только бросать дело, которое сама создала и подняла до такого уровня. Еще кусочек торта?

— Нет, спасибо. Боюсь растолстеть.

— В твоем возрасте и с твоей фигурой тебе это пока не грозит. Но такая осторожность заслуживает одобрения. Я всегда объясняю моим девушкам, что болеют не от еды, а от переедания, а в нашей трудной профессии умеренность в еде — первое условие карьеры.

Я решила без лишних слов перейти к делу, которое меня сюда привело.

— Сегодня я могла бы позволить себе съесть не кусочек, а целый торт. Опасаюсь, что в ближайшее время мне не угрожает опасность заболеть от переедания. Скорее, от недоедания, а еще точнее — от хронического недоедания.

— Восхищаюсь твоим прекрасным английским… Вероятно, ты много читаешь, — внимательно посмотрела на меня мадам Коль. — Насколько я осведомлена, ты приехала из деревни совсем недавно. А это значит, что ты заботишься о своем духовном совершенствовании, чего я всегда добиваюсь от моих девушек, но часто безуспешно. У тебя внешность и манеры девушки из благородной семьи. Никто не догадается, что ты крестьянка… Как понять твои слова о «хроническом недоедании»? Тебе не позволяет есть досыта состояние твоего здоровья?

— Состояние моего кошелька, — рассмеялась я. — Если сбросить со счетов тяжелую болезнь кошелька, я могла бы похвалиться отменным здоровьем.

— Ах да, — мадам Коль сочувственно кивнула. — Не хочу быть нескромной, но из искреннего расположения к тебе должна сказать, что мистер Н. ищет новую содержанку. Во всяком случае, так мне говорили.

— Дня не может прожить без женщины, — весело констатировала я. — Но это меня не волнует. Мы решили разойтись.

— Лондон, в сущности, маленький городок, в котором все всё знают. Я слыхала и о том, что вы разошлись, — сказала мадам Коль.

— О причинах вам тоже известно?

— Разумеется. Говорят, что мистер Н. поймал тебя на месте преступления. Это правда, ты изменяла ему? Естественно, я спрашиваю из чистого любопытства. Ты не обязана ни перед кем отчитываться. Можем поговорить о чем-нибудь другом.

— Да, это правда, — подтвердила я. Хозяйка квартиры, наверное, подслушала наш прощальный разговор и разболтала на весь город. — Я изменила мистеру Н. с его слугой, потому что он изменил мне. С моей служанкой! Я расплатилась с ним его монетой. Вас это возмущает?

— У тебя есть характер, и это мне нравится, — добродушно проговорила мадам Коль. — Вернее всего, в твоем возрасте я поступила бы так же. Мы, пожилые люди, знаем, однако, что платить «той же монетой» имеет право мужчина женщине, но никогда женщина мужчине. Это, конечно же, несправедливо, но что поделать! Так было и так будет. Измена была и останется неоспоримой привилегией рода мужского. Неважно, кто изменил — мужчина женщине или женщина мужчине — виноватой в людской молве всегда остается женщина. Насколько все-таки честнее мы, женщины, отдающиеся всем. Изменяя каждому с каждым из них, мы, в сущности, не изменяем никому… Но вернемся к твоим делам. Ты, я полагаю, пришла сюда не за тем, чтобы выслушивать философские разглагольствования старой сводни. Оставил ли тебе мистер Н. денег в утешение?

— Пятьдесят гиней, — ответила я с иронической улыбкой. — Как вы оцениваете его щедрость?

— Не хватит даже на «хроническое недоедание», — констатировала мадам Коль. — Если ты согласна, я с удовольствием тебе помогу. Не возьмешь ли в долг, скажем, двести пятьдесят гиней. Ты девушка честная. Вернешь, когда сможешь.

— Благодарю от всей души, мадам, я не могу принять вашу помощь, — решительно ответила я. — Мало надежды, что сумею найти нового приятеля после скандала, о котором говорит весь Лондон. Я скомпрометирована не потому, что изменила мистеру Н., а потому, что сделала это со слугой. Если бы я изменила с принцем Уэльским, мужчины бы из-за меня дрались. Я никогда не заработаю такой суммы. Даже если пойду на панель.

— Это было бы ужасно! — воскликнула мадам Коль. — Ты, такая красивая, молодая, интеллигентная, стала бы уличной девкой? И не думай об этом — ты не выдержала бы одной недели!

— Но я должна об этом думать, — парировала я спокойно. — Поэтому и обратилась к вам. Если вы хотите мне помочь, можно сделать это иначе.

— Как? Скажи. Я охотно тебя выслушаю.

— Думаю, что вы могли бы взять меня к себе.

Мадам Коль помолчала, а потом сказала деловым тоном:

— Я раздумывала об этом с той минуты, когда получила твое письмо. Но не в моих привычках уговаривать кого бы то ни было работать у меня. К тому же это не так легко, как может показаться. Ты, должно быть, слышала, что у меня очень строгие требования…

Она отпила глоток шоколада, вытерла губы салфеткой и продолжила:

— Связи со многими мужчинами отличаются от сожительства с одним, особенно когда работаешь у меня. Одного можно любить, ненавидеть или быть равнодушной. У меня нужно любить, действительно любить, каждого. Не за то, что он красивый или веселый, знаменитый или умный, а за то, что это мужчина, который желает женщину. И потому что ты женщина, которой нравится удовлетворять мужчину. Именно поэтому каждый клиент в моем доме считает, что девушка, которую он выбрал, влюбилась в него с первого взгляда. На самом деле девушка влюблена только в свою работу. В этом секрет моего успеха. Думаю, ты все поняла, не так ли?

— Да, мадам.

— Уж и не знаю, что нам делать… Ты сама не можешь знать, подходишь ли мне. Впрочем, я тоже не знаю, подхожу ли я тебе. Ты мне сразу понравилась, и я думаю, что могу тебя полюбить. Но в делах не руководствуются чувствами. Поэтому я могу сделать для тебя исключение и обещать, что возьму тебя на постоянную работу. Пройдешь испытание, как все мои девушки. Тебе повезло, что я даю тебе шанс. Я вообще не собиралась увеличивать персонал. Начнешь, пожалуй, завтра… — Мадам Коль добродушно улыбнулась: — Теперь можешь без опаски съесть кусочек торта.

Глава двадцатая Как я вторично потеряла невинность

На следующий день к вечеру мадам Коль прислала за мной карету. Я без сожаления рассталась с квартирой, которую нанял для меня когда-то мистер Н. Это была уже четвертая квартира, из которой изгонял меня злой рок. Долго ли останусь в пятой? Или тоже вынуждена буду покинуть ее?

Собственно, пока я одинока, мне это безразлично. Одинокой я чувствовала себя с мистером Н., одинокой буду с мужчинами, с которыми сведет меня мадам Коль и со всеми, с кем в будущем сведет меня судьба. Все равно, сколько их еще пройдет через мою постель, сколько будет ласкать, целовать меня, владеть мною, возможно, даже любить, если я не полюблю никого. Мое тело будут брать все, многие будут дарить мне наслаждение, но никто не завоюет мое сердце и никто не даст мне счастья. Сердце свое я потеряла вместе с Чарльзом.

Никто никогда не заменит его, не заполнит пустоты, в которой я оказалась после того, как он ушел. Теперь, когда его нет, я понимаю, как я его любила и как буду любить даже воспоминание о нем — последнее сокровище, которого у меня нельзя отнять.

Хотя я по уши погрузилась в разврат и даже находила в этом удовольствие, для Чарльза, для воспоминаний о нем, я была так же чиста, как в тот день, когда отдалась ему впервые.

Меня не привезли, как можно было ожидать, в «клуб» мадам Коль. По соседству с заведением мадам снимала маленькую, прекрасно обставленную квартирку. В ней новые «воспитанницы» жили до той поры, когда им разрешалось поселиться в главном здании. Это было что-то вроде филиала, где проверялись способности кандидаток.

Мадам Коль, как любой опытный предприниматель, не любила рисковать. В заведении работали девушки, в которых хозяйка была уверена — никогда не уронят они чести этого изысканного дома.

Мне не пришлось долго ждать первого экзамена. Не успела я устроиться в новой квартире, распаковать и разложить свои вещи, как появилась мадам Коль в сопровождении горничной, которая несла большой пакет.

— Здравствуй, дорогая. — Она по-матерински поцеловала меня в лоб. — Как тебе понравилась квартирка? Правда, прелестная и, если можно так выразиться, девичья?

— Да, — согласилась я. — Она такая тихая, укромная…

— Меня это очень радует, — сказала она. — Атмосфера в квартире оказывает огромное влияние на характер женщины. О, вижу, ты уже устроилась! Наверное, устала? А я пришла со служанкой, чтобы помочь тебе. Ты голодна? Прислать еды?

— Нет, спасибо. Подожду до ужина.

— Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно.

— А там, внутри? — Мадам Коль бросила взгляд на низ моего живота.

— Как всегда, — рассмеялась я. — До конца месяца я буду здорова. Ведь это вас интересует?

— Ты сегодня купалась? — продолжала исследовать состояние моих женских дел мадам Коль.

— Да. Перед отъездом.

— Чувствую, что ты не душилась. Это хорошо, очень хорошо. А пудру и румяна смой. И сними, пожалуйста, серьги и кольца.

— Зачем? — Я с удивлением посмотрела на нее.

Вместо ответа мадам Коль велела горничной развернуть сверток, который она принесла. Я увидела аккуратно сложенное, накрахмаленное и выглаженное скромное девичье платье, простую нижнюю юбку без кружев, длинные панталоны, которые носят юные девушки, и широкую розовую ленту.

— Сейчас мы переоденем тебя, — пояснила мадам. — У меня нельзя бездельничать. Есть уже первый клиент. Послушай, в чем состоит твое задание. Тебе предстоит трудный экзамен, но я верю в твою ловкость и сообразительность. Клиент этот — очень влиятельный человек из аристократического общества. Зовут его лорд М. На вид ему лет сорок. Женат. Живет в своей усадьбе под Лондоном.

Какое-то время лорд М. был нашим постоянным посетителем. Потом перестал приезжать, говоря, что уже сыт опытными девицами, и поручил мне найти для него девственницу. Каждый раз, приезжая в Лондон, он навещает меня и интересуется, не нашла ли я что-нибудь подходящее. Я не хотела ему отказывать, несмотря на то что в принципе не занимаюсь такими делами. Не собираюсь зарабатывать на несчастьях девушек. К тому же это подсудное дело. Впрочем, полагаю, что лорд М. ищет девственницу не только у меня и, наверное, находит их в других заведениях. Если он интересуется только нетронутыми девушками, то ему требуются все время новые. Ясно, что это ему дорого обходится.

Сегодня в полдень он появился опять. Я сообщила ему, что наконец нашла ему то, что он искал: шестнадцатилетнюю девушку, воспитанную в религиозной голландской семье. Она осиротела во время последней эпидемии тифа. Помня о его поручении, я приютила ее и устроила в отдельной квартире. У него даже глаза заблестели. Я потребовала двести гиней: сто сразу, а остальные, когда дело будет сделано. Конечно, я имела в виду тебя, моя дорогая. Никто из моих клиентов тебя не знает.

Если сумеешь его убедить, что он твой первый мужчина, получишь сто пятьдесят гиней. Пятьдесят я оставляю себе. Полагаю, что, хотя мы его сознательно обманываем, что не очень порядочно с нашей стороны, он этого заслуживает как растлитель многих невинных девушек.

Успех в этой комедии зависит от твоей изобретательности и находчивости. Ты должна быть очень тесной внутри, чтобы он это ясно почувствовал, умирать от боли, когда он будет тебя разрывать, а потом млеть от восторга, когда он будет кончать. В конце концов, — усмехнулась мадам Коль, — с нашей, профессиональной, точки зрения, разница между видавшей виды женщиной и нетронутой девственницей заключена только в этой слабой тонкой пленке. Ты должна помнить об этом, когда он вторгнется в тебя. Все зависит от одной минуты.

— Вы правы, мадам, — согласилась я, внимательно выслушав ее лекцию. — Мне не надо напрягаться, чтобы быть тесной — я по природе такая. Мужчинам это особенно нравится.

— Ты должна быть невообразимо тесной. У лорда М. огромный опыт сношения с девственницами. С этим надо считаться. Я тебе дам кое-что. — Она открыла сумочку, вынула из нее какой-то белый камень и вручила мне.

— Что это? — Я была заинтригована.

— Квасцы, — пояснила мадам. — Смочишь свое отверстие водой и потрешь этим камнем. Квасцы так стянут кожицу вокруг входа, что даже палец не засунешь. Через минуту все само увлажнится и расслабится. Тебе это хорошо известно, правда?

— Да, мадам, — расхохоталась я и иронически добавила: — Вы очень предусмотрительны. Но остается еще одна маленькая безделица.

— Какая же?

— Именно эта слабая тоненькая пленочка. Насколько я помню, плева должна разорваться. Должна пролиться кровь. Откуда я ее возьму?

— Я тебе ее дам, — совершенно спокойно ответила мадам Коль.

— Плеву?.. — Глаза у меня полезли на лоб.

— Нет. Плева, к сожалению, уже никогда не вырастет, — тяжело вздохнула мадам. — Я дам тебе кровь.

На этот раз она извлекла из сумки и протянула мне маленький пузырь с какой-то красной жидкостью. Чтобы жидкость не пролилась, пузырь был завязан ниткой.

— Что это? — удивилась я.

— Остатки ужина, который нам подадут вечером. Будут жареные цыплята и отварная рыба. Пузырь рыбий, а твою девичью кровь пожертвовала нам курица. Я разбавила ее водой, чтобы не загустела.

От хохота слезы брызнули у меня из глаз.

— Что мне с этим делать? — спросила я, давясь от смеха.

— Спрячешь пузырек под подушку. В решительный момент выдавишь кровь на простыню под собой. Лорд М., несомненно, захочет это потом проверить.

Через час я была готова. Гладко зачесанные волосы были разделены на прямой пробор и заплетены в две косички, украшенные розовыми бантами. Бледное личико и запавшие глаза говорили о семейной трагедии, которую я пережила, — этой ужасной эпидемии тифа. Накрахмаленное платье, свободно облегающее мои расцветающие девичьи прелести, было застегнуто по самое горло и закрывало ноги почти до пят. Я чинно сидела на стуле около аккуратно расстеленной девичьей кровати и, жуя засахаренные вишни, читала книжку под названием «Занимательные повести для подрастающих девушек, изложенные преподобным пастором Джонатаном Блумфельдом».

На ночном столике стояли две миниатюры в серебряных рамках с траурным крепом, которые изображали «моих» незабвенных родителей. «Занимательные повести» оказались ужасным занудством — никаких постельных сцен! Каждое прочитанное предложение вызывало неудержимую зевоту. Скука была невыносимая.

Ничего удивительного, что приход мадам Коль и лорда М. обрадовал меня. Естественно, я и виду не подала. Смущенно, украдкой, как подобает скромной барышне, взглянула я на того, кто вскоре «лишит» меня невинности.

Он был высок, толст, как бочка, с красным лицом и блестящей лысиной. Маленькие бегающие глазки молниеносно прощупали меня и все, что находилось в комнате. Я, робея, стояла возле кровати, с висящими, как плети, руками, и пыталась проглотить горсть вишен, которые отправила в рот, когда появился лорд М. Как воспитанная барышня, в подобной ситуации я ужасно смущалась.

— Что с тобой, бедное дитя? — забеспокоилась мадам. — Ты не подавилась?

— Ничего, — выдавила я из себя. — Это… вишни…

— Я же тебе говорила, — строго напомнила моя благородная опекунша, — что вредно поглощать столько сладостей — целую коробку в один присест. В твоем возрасте уже нельзя быть такой лакомкой. В наказание ты не получишь целую неделю ни одной конфетки.

— Я больше не буду, тетя. — Опустив голову, я думала, что «тетя» больше всего подходит в данной особой ситуации. — Я читала такую интересную книжку, что не заметила, как вишенки сами прыгают мне в рот.

— А ну покажи эту книжку. Мы еще посмотрим, можно ли тебе это читать. — Мадам взяла пресловутое произведение преподобного пастора Джонатана, бросила взгляд на обложку и протянула книжку гостю: — Разве это не трогательно, дорогой лорд? — смеясь, спросила она и обратилась ко мне: — Элизабет, представься лорду Картеру.

— «Он такой же Картер, как я Элизабет», — подумала я, вежливо присев, как барышня из хорошей семьи, и продекламировала:

— Меня зовут Элизабет — Элоиза Бамчик. Я родилась в Лондоне.

— Странная какая-то фамилия, — пробормотал мой новый знакомый.

— Мы происходим из Голландии, — объяснила я, приседая и тряся косичками. — Там наша фамилия была Бамчикчик. В Англии мы отбросили один «чик». Но подруги в классе все равно дразнят меня, потому что это не английская фамилия.

Тут я бросила взгляд на портреты незабвенных супругов Бамчикчик, в голос разрыдалась и стала громко сморкаться в маленький розовый платочек. Украдкой взглянув на мадам Коль, я обнаружила, что она как-то странно закашлялась и отвернулась к стене. Я испугалась, как бы она не расхохоталась в самый неподходящий момент.

— Это просто замечательно! — Глазки мнимого Картера жадно загорелись. Он не в силах был скрыть своего восхищения. — Эта барышня еще ходит в школу?

— Да, — радостно сказала я. — Может быть, лорд хочет посмотреть мой ранец с тетрадками и красивый резной пенал, который подарила мне тетя на именины? А еще я собираю картинки с ангелочками и цветами. Вы тоже собираете… ангелочков?

Мадам Коль вынуждена была взять себя в руки, побороть свой неестественный кашель. А вдруг лорд Картер изъявит желание осмотреть мои школьные принадлежности и коллекцию открыток. К такой демонстрации моей девственности мадам не была готова. Поэтому она вмешалась в нашу беседу:

— Она еще такой ребенок… Неудобно, Элизабет, показывать новому знакомому все, что у тебя есть… Дорогое дитя, когда я рассказала лорду Картеру о твоем горе, он решил помочь тебе.

Я опять громко разрыдалась, бросилась к толстяку и почтительно приложилась к его пухлой руке. «Каждый прохвост начинает с помощи», — думала я.

— О, какой вы благородный, добрый! Я так вас люблю! Господин очень-очень похож на моего бедного папочку… (Пусть простит меня светлой памяти Бамчикчик за это оскорбление). — Папочка тоже был такой толстячок…

Слегка потеревшись щекой о его горячую потную руку и почувствовав, что она дрожит от возбуждения, я подмигнула мадам Коль, давая понять, что клиент готов к сладкому визави со мной. Она сразу же сообразила, что к чему.

— Мне нужно навестить больную подругу, но через час я вернусь. Надеюсь, дорогой лорд простит меня…

— Конечно, мадам! — поспешно откликнулся он. — Не нужно даже слишком торопиться. Я с удовольствием побуду с вашей воспитанницей, и мы обсудим, в какой… форме… я могу помочь ей.

— Веди себя хорошо с дорогим лордом, чтобы мне не было за тебя стыдно. — Мадам Коль поцеловала меня в лоб и, давясь от нового приступа кашля, выбежала из комнаты.

— Теперь, когда мы остались одни, — обрадовалась я, — я могу все вам показать.

— Что ты хочешь мне показать? — спросил лорд с явной надеждой.

— Мои открытки…

— Не нужно, — со злостью пробормотал лорд. — Ну, может, потом, после… Тебе в самом деле шестнадцать лет? — неожиданно спросил он.

— Даже больше, — гордо сообщила я. — Шестнадцать мне исполнилось в январе и тетя мне подарила этот пенал. Показать?

— Меня совсем не интересует твой пенал.

— А что? — наивно поинтересовалась я.

Лорд подвинулся ко мне ближе. Он не мог скрыть своего восхищения:

— Ты ведешь себя, как маленькая девочка. А тело у тебя почти совсем сформировалось.

Чтобы усесться поудобнее на кровати, я подобрала платье (открыв часть панталончиков) и, не скрывая интереса, спросила:

— А что значит, что тело почти совсем сформировалось?

— Ну, например, эти ножки… — Он погладил мою ногу.

— А, понимаю, — обрадовалась его диагнозу. — И что еще у меня сформировано?

— Животик… — Его рука двинулась выше и застряла в районе пупка.

— А еще? — не отставала я.

— Еще грудочки. — Он коснулся моей груди и остановился на этом месте, как будто закончил исследование степени моего физического развития.

— И это все? — презрительно спросила я. — Вижу, господин многого не знает. Есть еще кое-что сформировавшееся.

— Откуда ты знаешь? — Он подозрительно посмотрел на меня.

— Как это откуда? Тетя сказала. Да я и сама уже чувствую. — Краска смущения залила мое лицо.

— Где чувствуешь? — Голос лорда дрожал от возбуждения.

— Этого я не скажу, — решительно отрезала я. — Вы сами должны знать. А если не знаете, поинтересуйтесь у своей мамочки.

— Знаю.

— Притворяетесь, — засмеялась я. — Ну, если вправду знаете — покажите.

— Здесь! — произнес он хриплым голосом и полез рукой под платье.

— Еще чего! — горячо запротестовала я, крепко сжав колени, и вытолкнула его руку из-под юбки. — Тетя меня предупреждала, чтобы я никому этого не позволяла, — и доверительно прошептала: — Так только мальчишки делают. Один даже хотел меня поцеловать, когда мы с ним гуляли в парке. Я едва успела удрать… Но вы же не мальчишка. Вы взрослый. А взрослые не позволяют себе таких глупостей с девочками.

— Еще как позволяют! — буркнул лорд. Он ближе подвинулся ко мне. — Я тоже это люблю. Хочешь, покажу, что этот мальчишка делал с тобой?

— А тете не скажете?

— Нет.

— Поклянитесь кошачьим хвостом и заячьей лапкой, что никому не проболтаетесь.

Лорд Картер скороговоркой пробормотал слова страшной клятвы.

— Ну, хорошо, — решилась я наконец. — Не хочу, чтобы вы сердились на меня. Ладно уж, показывайте, если вы так это любите. Хотя не пойму, что тут можно любить! Но только быстро, — строго предупредила я.

— Увидишь, тебе понравится, — пообещал лорд.

— Не может быть, — не поверила я, но позволила ему (конечно, только из-за наивного любопытства) засунуть руку между бедер.

Через ткань штанишек я почувствовала, что его палец с трудом продвигается глубже. Пришлось раздвинуть ноги пошире, чтобы облегчить ему дорогу. Наконец палец добрался до намеченной цели, на минутку задержался и стал двигаться вверх-вниз.

— Ну как? — спросил лорд.

— Становится приятно, — с явным удовольствием призналась я. — А вам тоже?

— Сделай мне то же! — Взяв мою руку, он засунул ее под свой толстый живот и крепко прижал ее.

— Ой! — завопила я с испугом. — Вам нужно срочно бежать к врачу!

— Что случилось? — не на шутку испугался он и вытащил руку из-под моей юбки.

— У вас из живота вылезла какая-то кость, — воскликнула я. — Врач должен ее отпилить.

— Это не кость, — рассвирепел он, после чего молниеносно расстегнул пуговицы и втиснул мою ладонь в брюки, плотно облегающие его толстые ягодицы.

От изумления я едва пришла в себя. Еще была свежа память о фантастических размерах органа Билла. Сейчас я встретилась с членом совершенно другого калибра. Не длинный и толстый столб, а коротенький и тоненький прутик! В сравнении с мощным торсом этот, с позволения сказать, органчик был фантастически мал! Просто нечего взять в руки!

Теперь я поняла, зачем мадам Коль принесла мне квасцы. От девушек она, конечно, знала о невзрачном приборе лорда Картера.

Осторожно взяв двумя пальцами этот прутик, я боялась сжать его, чтобы, не дай Бог, не сломать. Но и этого материнского прикосновения оказалось достаточно, чтобы шалунишка бойко вскочил и выпрыгнул из ширинки на свет божий. Он важно торчал вверх, такой розовый, как ленты моих девичьих косичек. Только головка красная. Ничего подобного я никогда не видела.

Разглядывая с искренним интересом этого гномика и с превеликим трудом удерживаясь от смеха, я спросила, как любая невинная девушка, которая видит этот предмет впервые:

— Что это? У меня такого нет. Для чего это служит?

— Сейчас узнаешь… — буркнул он хриплым голосом, вскочил с кровати и так сильно толкнул меня, что я упала на спину, подняв нога вверх. Потом он потянул узел тесемки, которая поддерживала мои штанишки, и одним махом стащил их. Да, в этом у него был большой опыт!

Раздвинув мне бедра, он низко наклонился и стал с нескрываемым восторгом рассматривать мою расщелинку, пытаясь расширить ее пальцами. Но щелочка была плотно стянута. Квасцы действовали превосходно. Лорд хотел всунуть в нее палец, но я свела колени и заорала, закрыв руками невинные девичьи глазки.

— Ой, что вы делаете? Больно! Там все закрыто. Мне стыдно. Нельзя! Это так некрасиво! Я пожалуюсь тете!

Последняя угроза подействовала, но как-то странно. Лорд подскочил к подсвечнику и задул обе свечи. Потом в кромешной тьме бросился на меня и своим огромным телом припечатал меня к кровати. Сопя, как бегемот, начал вслепую тыкаться своим прутиком в поисках вожделенной щелки. Когда ему наконец удалось наткнуться на нее и он собрался втиснуться внутрь, я начала отбиваться и пронзительно орать:

— Больно! Ужасно больно! Умоляю, перестаньте! Ой, что-то у меня там рвется…

И вправду, было больно! Я, видно, перестаралась, намазывая это место квасцами. Даже его прутик не мог туда прорваться. Я начала сопротивляться всерьез. Естественно, я пустила в ход ногти. С остервенением царапала его спину и даже кусалась. Но он, казалось, не чувствовал боли, даже наоборот, мое яростное сопротивление нравилось ему. Только это и возбуждало его.

Когда я начала визжать как резаная: «Тетя, тетечка, где вы?» — заткнул мне рот своей волосатой лапой и продолжал проклевывать бедную мою дырочку.

В эту минуту я полезла под подушку и достала спасительный пузырек. Приподнявшись, я выдавила его между бедрами. Раздался громкий треск лопнувшего пузыря. Даже глухой вздрогнул бы. Брызнула кровь. Остатки пузыря я незаметно выбросила за кровать. Прутик наконец просочился до конца. Он был такой тоненький, что я почти не чувствовала его.

— Ой, лопнуло! — пронзительно запищала я и горько расплакалась, но упрямый прутик был глух к моим простодушным мольбам.

Равномерно и энергично он двигался туда и назад с короткими перерывами для отдыха. Ритм его движений напоминал мне звучание моей фамилии: Бам-чик… бам-чик-чик… бам! — и снова сначала: Бам-чик… бам-чик-чик… бам!

Лорд надавливал на меня так сильно, что кровать скрипела так, будто вот-вот готова была развалиться. При этом он причмокивал, будто пробуя очень вкусное блюдо. Все это было бы даже забавно, если бы не тяжесть его тела и страстные слюнявые поцелуи, которыми он меня щедро одаривал.

Я по-прежнему стонала и царапала его спину. Если боль доставляет ему удовольствие, почему не доставить его?

Только когда он резко ускорил темп, я перестала сопротивляться и канючить. Обняв дорогого лорда за шею, я стала страстно шептать:

— Ой, как приятно… Как хорошо… Ой, умоляю, быстрей, быстрей… Чудесно… Немножко глубже, еще, еще! Я не выдержу! — И я начала повторять его движения в противоположном направлении.

Мой страстный шепот и объятия явно помогали ему. Подскочив вверх, он вдруг рухнул на меня всей своей тяжестью, так что чуть не сломал мне позвоночник, хрипло прорычал что-то и вздрогнул всем телом. Я в точности повторила все его движения и звуки. Когда он перестал суетиться, и я разлеглась неподвижно. Сверх программы издала еще глубокий вздох удовольствия и облегчения. Так, наверное, по мнению лорда, должна себя вести целомудренная девушка, которая в его пылких объятиях теряет свою невинность.

Довольно долго он отдыхал на мне, вытянувшись как на матраце, потом встал и зажег свечи. Осмотрел свой бедный окровавленный прутик, потом мою израненную дырку и огромное пятно крови на простыне. При таком приятном зрелище лицо его расплылось в улыбке. Вытер своего жалкого гномика о мои панталоны и с видом победителя постоял надо мной. Я лежала в сладком обмороке.

— Больно, малышка? — В его голосе послышалась скрытая радость. — Я не хотел тебя обидеть.

— Уже не больно. — Я подняла тяжелые веки и шепнула: — Перестало болеть, когда стало так ужасно приятно. — Протянув к нему руки, я, как капризный ребенок, заканючила: — Элизабет хочет еще, много раз еще и прямо сейчас. О, как мне понравилось!

— Сегодня больше не могу, — отрезал он с неискренним сожалением. — Завтра приду. — Он стал поспешно застегивать штаны.

Я знала, что обманет. Он лишил меня невинности, и больше я его не интересовала. Зрелая женщина не могла возбудить его. Завтра его капризный прутик проколет другую девочку и, как свинья, вытрется ее панталончиками.

— Я хочу вам кое-что сказать, — слегка поколебавшись, шепнула я. — Но только не говорите тете…

— Что, малышка? — Обернулся он уже в дверях.

— Теперь я вижу, что ошиблась. Это вовсе не кость.

— А что? — буркнул он снисходительно.

— Слепая кишка, — посочувствовала я. — Ее нужно срочно вырезать. А то сгниет…

Через несколько минут вошла мадам Коль. Положила на стол деньги.

— Здесь двести гиней от лорда М., — сказала она.

— Должно было быть сто пятьдесят, — удивилась я.

— Он был так доволен тобой, — засмеялась она, — что от чистого сердца добавил еще пятьдесят, чтобы я купила тебе все открытки, которые можно найти в Лондоне, и альбом. Ты проявила себя великолепно. Лорд очень просил; чтобы я нашла ему девушку, похожую на тебя.

— Если вам это не удастся, я охотно позволю ему лишить меня девственности вторично. Он глуп как пробка. Это испытание совсем не было трудным. Можно было обойтись и без квасцов.

— Следующее испытание будет труднее, — сообщила мадам Коль. — Оно ждет тебя уже сегодня. Одевайся и идем со мной.

— Мне нужно помыться после этой свиньи. — Я огляделась в поисках таза и кувшина.

— Это лучше сделать у меня в ванне, — сказала мадам. — Не теряй времени. Девушки ждут тебя.

Глава двадцать первая Большая оргия у мадам Коль

После мастерской сцены с «потрошителем девственниц» (такое прозвище было у лорда М.) я добилась успеха, который был пределом желаний всех женщин моего круга, — я переступила порог знаменитого «клуба» мадам Коль.

Это было большое трехэтажное здание в тихом районе Лондона. На первом этаже находился просторный вестибюль, в глубине которого угадывалась лестница, двери на кухню и в комнаты для прислуги. Первый этаж занимал зал, несколько гостиных и буфет, где достойные джентльмены могли поболтать с девушками, подкрепиться и выпить, прежде чем они отправлялись на второй этаж. Здесь были спальни девушек.

В заведении мадам Коль больше десятка девушек занимались обычной, если можно так выразиться, шаблонной работой с клиентами, которые не ищут необычных любовных ощущений. Для особых занятий с самыми привередливыми — и, как это часто бывает, самыми влиятельными и богатыми — клиентами предназначались три самые интеллигентные, образованные и самые красивые девушки: Эмилия, Генриетта и Луиза. Если нашу трудную и ответственную профессию можно назвать искусством (а я искренне убеждена, что не только можно, но и нужно), то это были артистки высшего класса. И как за произведения высокого искусства, мадам Коль за право провести с ними ночь взимала со знатоков эротического искусства самые высокие цены.

Именно с этими девушками я познакомилась в первый вечер в доме мадам Коль. Встретили они меня сердечно, даже с радостью, без всяких признаков подозрительности и зависти. А ведь именно эти чувства чаще всего проявляются, когда в тесной компании девушек вдруг оказывается конкурентка, претендующая на те роли, которые прежде поручались только им. Я сразу же почувствовала себя так, как будто мы давным-давно знакомы и дружны. С возгласами неподдельной радости они бросились обнимать и целовать меня.

— Какая же ты красивая, Фанни! И какая изящная! Фигурка просто прелесть! А улыбка!.. Ты чудо! Увидишь, тебе здесь понравится.

В их радушии не было и тени фальши. Девушки, которые не могли поддерживать дружескую атмосферу, царящую у мадам Коль, надолго здесь не задерживались. А те, кому это легко удавалось, составляли настоящую семью, объединенную общими интересами, общими занятиями, дружбой, заботой друг о друге и любовью. И эта семья безоговорочно приняла меня в свое лоно. Думаю, этим я обязана не только своей красоте, но и хорошему характеру и доброжелательности.

Три принцессы «клуба» мадам Коль действительно могли ослепить мужчин своей редкой красотой и молодостью — им было не больше девятнадцати.

Эмилия поражала ошеломляющей чувственной красотой. Ее длинные гладко причесанные волосы цвета темной меди прекрасно гармонировали с зелеными глазами, тонким профилем и медовой сладостью кроваво-красных губ. Она была высока ростом и необыкновенно изящна, несмотря на некоторую полноту и округлость форм.

Генриетта была полной противоположностью Эмилии. Золотые локоны с особой прелестью оттеняли темноту ее черных, как ночь, глаз. Щечки цвета слоновой кости с игривыми ямочками украшал яркий румянец. Миниатюрная, как статуэтка, она напоминала скульптуру богини любви, которая сошла на землю, чтобы одаривать мужчин радостью и безмятежным счастьем.

Луиза была шатенкой с редким пепельным оттенком волос и смуглой кожей. У нее была стройная фигура, гибкое, как у змеи, тело и прекрасные длинные ноги. Алые, красиво очерченные губы, безупречно белые зубы, таинственная, манящая улыбка завершали портрет.

Когда мы кончили чаепитие, девушки проводили меня в ванную, где уже была готова горячая пенистая купель с отваром ароматных трав. Увидев меня нагой, девушки стали шумно выражать восторг по поводу моей внешности. Потом они меня долго и старательно мыли, вытирали мягкими пушистыми полотенцами, положив на низкий деревянный стол, втирали в кожу ароматические масла (не обошли и самые интимные части тела).

— Мужчины очень требовательны, — пояснила Эмилия, которая выполняла эту процедуру. — Ты вся должна благоухать.

Присутствовавшая при этом мадам заботливо следила за всем происходящим. Судя по всему, ей нравились мое лицо и фигура. Она велела сделать мне скромную прическу и надеть загодя приготовленное розовое бальное платье простого покроя.

— Некоторые из моих гостей предпочитают свежую, здоровую, скромную деревенскую девушку изысканно одетым светским дамам, — объяснила мадам Коль. — А кроме того, должка же ты чем-то отличаться от Эмилии, Генриетты и Луизы. Впрочем, лучший наряд для красивой девушки — это его отсутствие. И самое главное, я знаю, какой тип красоты нравится твоему жениху.

— Жениху? — с удивлением повторила я.

— Так ты будешь называть кавалера, которого я тебе представлю. Ты сочетаешься с ним браком в соответствии с ритуалом сегодняшней оргии.

— Оргия? — опять повторила я. — Что значит это слово?

— Это очень интересная и захватывающая церемония, с которой ты познакомишься сегодня ночью. Ты обязана с радостью соглашаться на все, чего захочет жених. Он должен быть убежден, что ты влюбилась в него с первого взгляда и мечтаешь только о том, чтобы он одарил тебя неземным блаженством. Впрочем, в него и в самом деле можно влюбиться. Это красивый молодой мужчина, потомок богатого аристократического рода. Все лондонские барышни на выданье зарятся на его богатство и красоту. Покажи ему, на что ты способна, и постарайся сама получить удовольствие. Такой кавалер Может удовлетворить самую привередливую даму. Желаю успеха, дорогое дитя, — закончила мадам свою речь и поцеловала меня в лоб. — Верю, что ты не опозоришь меня. Хочу гордиться тобой.

Девушки удалились первыми. Через несколько минут мадам Коль проводила меня в маленькую гостиную, где Генриетта, Луиза и Эмилия уже болтали с клиентами. Их было четверо. Молодые привлекательные джентльмены. Один в парадном мундире полковника королевской гвардии.

Гордо подняв голову, с ослепительной улыбкой на губах вошла я в комнату. Шепот восторга прошелестел при моем появлении. Мужчины встали и галантно поклонились мне.

— Благородные господа! — обратилась к ним мадам. — Имею честь представить вам мою новую звезду Фанни Хилл. Полагаю, что никто из вас не осудит нас за это приобретение. Прошу принять ее с любовью в свой круг. Она этого заслуживает. Впрочем, господа, которые заинтересуются ею, убедятся в этом сами.

Слегка приподняв подол платья, я сделала глубокий реверанс. Девушки, окружив меня, стали целовать. Потом наступила очередь кавалеров. Думаю, не надо говорить, что их поцелуи были намного более горячими и сопровождались крепкими объятиями.

— Дорогой граф, — обратилась мадам к высокому брюнету с пламенным взглядом. — Познакомьтесь и подружитесь с моей дорогой Фанни, которую я отдаю под ваше покровительство. Верю, что вас соединит пламенная любовь, и объявляю вас повенчанными в соответствии с законами этого дома.

Предназначенный мне граф поклонился со светским изяществом, взял меня под руку и проводил к креслу.

— Дорогой полковник! — Мадам повернулась к гвардейскому полковнику. — Прошу вас подружиться с моей дорогой Луизой, которую я предназначаю вашим нежным заботам. Верю, что вас соединит пламенная любовь и объявляю вас повенчанными в соответствии с законами этого дома.

Ту же торжественную формулу мадам Коль повторила по отношению к Эмилии и Генриетте и их «женихам». Потом все выпили шампанского и с треском разбили хрустальные бокалы о мраморный пол.

— После бракосочетания должна быть свадьба! — радостно закричали девушки. — Хотим свадьбу!

Мадам трижды хлопнула в ладоши. Выбежали два рослых лакея и настежь открыли двери в бальный зал. Раздались звуки оркестра, исполняющего свадебный марш.

Мадам вошла в зал первой, а следом пара за парой вошли мы. Зал был ярко освещен. В канделябрах и в хрустальной люстре, свисающей с украшенного лепниной потолка, горели сотни высоких стеариновых свечей. Посредине зала стоял длинный стол, буквально прогибающийся под тяжестью изысканных яств и напитков.

Мадам, заботливо усадив каждую пару, заняла почетное место. Потом снова хлопнула в ладоши. Появились четыре лакея, которые начали обносить нас кушаньями и разливать напитки.

Блюда были очень вкусные, а напитки высокого качества, хорошо выдержанные. Оркестр за портьерой играл бальную музыку. Разговор за столом становился все более оживленным и веселым, звучали шутки и остроты, при всем их блеске не нарушающие атмосферы изысканной светской беседы.

Компания была слишком утонченная, чтобы испортить вульгарным выражением терпкий вкус того, что их ожидало в этот вечер. Удовольствие должно нарастать постепенно.

Единственная вольность, которую позволяли себе влюбленные пары, — это нежные поцелуи в щечку, деликатные объятия и нежные пожатия рук.

В конце трапезы встал полковник и, подняв бокал, произнес короткий, но очень поучительный тост:

— Дорогая Фанни! Несомненно, ты очень красива, но, мне кажется, еще слишком скромна. Конечно, все мы очень ценим скромность как высшую добродетель женщины, но не одобряем застенчивости — смертельного врага радостей жизни. Если стесняешься нас, постарайся избавиться от этого чувства, Если жаждешь радости, воспользуйся каждым счастливым мгновением, которым может одарить тебя восхищенный тобой мужчина. С мыслью о любовных удовольствиях делай все смело, не смущаясь никого из нас, так же как мы, испытывая эти удовольствия, не будем стесняться тебя. Благородные господа и прекрасные дамы! Поднимем бокалы за счастье Фанни и ее возлюбленного! Пожелаем им самых совершенных наслаждений! Пусть сопутствуют им ничем не скованные радости! Долой стыд — он враг истинного счастья!

— Первая брачная ночь! — с энтузиазмом закричал «жених» Эмилии. — Хотим свадебной ночи!

Мадам Коль снова хлопнула в ладоши. В зале появились два лакея. В мгновение ока они придвинули к стене банкетный стол и погасили лишние свечи. Горела только люстра, освещая пустую середину зала. Двое других лакеев внесли и поставили на этом месте низкую софу, застеленную красным покрывалом. Лакеи удалились, а следом за ними и мадам Коль. Оркестр заиграл туш.

— Что все это значит? — изумилась я. Мне все еще казалось, что после свадебного пиршества влюбленные парочки разойдутся по спальням.

— Сейчас увидишь, — загадочно улыбнулась Генриетта.

— Джентльмены, бросим жребий! — предложил приятель Генриетты. Он взял с буфета четыре зубочистки, отломил от каждой по кусочку, зажал в кулаке так, чтобы видны были только целые концы. Самую длинную зубочистку вытянул полковник. Лицо его осветилось радостной улыбкой. Он был очень доволен результатом жеребьевки. Взяв под руку Луизу, подвел ее к софе.

Пока он снимал саблю и мундир, девушка подняла вверх платье и нижнюю юбку, под которой ничего не было, вытянулась на софе, подогнула колени и с выражением меланхолической задумчивости подложила руки под голову.

Оркестр заиграл тихую, сентиментальную колыбельную песенку.

Только сейчас до меня дошло, что такое «оргия», о которой говорила мадам Коль.

Не могу не признаться, что я испытывала смущение и даже стыд. Да, я могла согласиться на все, чего требовал от меня мужчина. Но ведь до сих пор я делала это с глазу на глаз. Здесь же все должно было происходить публично, как на сцене…

Мы окружили софу, чтобы не пропустить ни единой подробности этого волнующего зрелища. В ярком свете люстры нашим восхищенным взорам предстало прелестное отверстие между великолепными длинными ногами девушки. Оно вело в тайные глубины. Над ним возвышался округлый холмик лона, опушенный мягкими волосиками. Отверстие это было призывно распахнуто. Выпуклые, набухшие складочки были на редкость соблазнительны и полны сладких обещаний.

Офицер, герой грядущей битвы, уже освободившийся от мундира, решительно сбросил рубашку. Только на мгновение мелькнуло его обнаженное оружие, размеры и достоинства которого мы даже не успели оценить. Как и положено бравому солдату, он бесстрашно ринулся в атаку на опасного врага. Наш стратег знал наверняка, что коварный этот враг затаился между бедрами Луизы. И первый же удар нанесен был точно в цель.

Но враг и не пытался защищаться. Наоборот, он слегка приподнялся, чтобы еще лучше открыть цель. Луиза раздвинула колени так широко, как только могла, и покорно принимала удары, которые следовали один за другим. Ритм их все ускорялся, подчиняясь ритму страстной музыки.

Наверное, нет девушки, которая бы так подходила для этой волнующей, полной впечатлений профессии, как Луиза.

Ее радость была полной, а удовольствие истинным. Она не только поддавалась резким и глубоким ударам свирепого оружия, но сладострастно бросалась им навстречу, поднимая и опуская бедра, приноравливаясь к ритму бешеных движений бравого полковника.

При этом она тихонько вздыхала и стонала, но, конечно, это не были жалобные стоны. Когда наконец тела их соединились в одно, а руки и ноги сплелись, Луиза начала кричать от восторга:

— О, мой единственный, не жалей меня! Глубже! Сильней! Быстрей, умоляю тебя, быстрей! О-ох…

Вдруг крик оборвался и хриплый стон наслаждения вырвался из ее груди. Музыка умолкла. В напряженной тишине раздавалась только сухая барабанная дробь и глухие удары бубна. И вот по телу девушки пробежала последней волной дрожь и она замерла, как будто к ней пришла долгожданная сладкая смерть.

Эта сцена прекрасно отражала самый распространенный классический тип любви. Мы встретили ее бурными аплодисментами. Оркестр заиграл финальный туш.

Боевой полковник поднялся с Луизы и быстро надел свой парадный мундир. Радостно улыбающаяся и возбужденная успехом девушка встала с софы, опустила юбку и подбежала ко мне.

— Как тебе понравилось?

— Ты была великолепна! — воскликнула я с искренней завистью. — Как бы я хотела хотя бы чуточку уметь так прекрасно показывать это! Я ужасно боюсь, что не сумею.

— Увидишь, дорогая, что сможешь. Это совсем нетрудно, — подбадривала меня Луиза. — А то, что волнуешься, — ничего удивительного. Это твое первое выступление. Нужно только вжиться в роль и вложить в нее свое сердце.

«Сердце? — подумала я. — Скорее, другую часть тела».

Тем временем к выходу на сцену готовилась следующая пара. Это были светловолосый стройный юноша, единственный наследник огромного состояния и самая прелестная из девушек мадам Коль малышка Генриетта. Я никогда не встречала женщины из нашей сферы, которая умела бы отдаваться мужчине так деликатно, без тени вульгарности и разврата, как это сладкое существо. Она ничем не напоминала продажную женщину. И что еще меня поразило — это поведение ее поклонника, который среди всеобщего разврата, в доме свиданий, относился к ней как любовник, душой и сердцем преданный своей возлюбленной.

Впрочем, как мне потом стало известно, эту пару связывали узы чистой любви. Только добровольные обязательства перед мадам Коль удерживали Генриетту в этом доме и побуждали ее участвовать в этой традиционной оргии, одним из организаторов которой был и ее возлюбленный.

Оркестр заиграл тихую, спокойную, полную сладострастия баркароллу. Светловолосый князь обнял Генриетту, и, нежно прижавшись друг к другу, они подошли к софе. Девушка, слегка покраснев, посмотрела на меня, как будто просила снисходительно отнестись к тому, что сейчас будет разыграно.

Любовник сел около нее на край софы и, целуя губы возлюбленной, наклонял ее голову вниз, пока она не коснулась головой другого края софы, лежа поперек и касаясь ногами пола. Чтобы показать, что он хозяин и повелитель ее души и тела, а также чтобы доставить удовольствие остальной компании, он стал медленно раздевать ее, наслаждаясь красотой постепенно открывавшегося тела прелестной девушки.

Первым делом расстегнул застежки платья и стянул его вниз. Потом развязал тесемки лифчика и бросил его. Мы увидели маленькие круглые твердые груди, прекрасные, как распускающиеся бутоны роз. Юноша стал ласкать их, показывая, какие они упругие, нежно покусывал розовые соски.

Продвигаясь еще ниже, юноша снял с возлюбленной нижнюю юбку и долго путешествовал губами по ее плоскому животу. Наконец сорвал с Генриетты кружевные черные штанишки и открыл нашим глазам соединение бедер, мягкое и шелковистое, окруженное нежными волосками.

Оркестр заиграл громче. Как по сигналу к софе подбежали Луиза и Эмилия. С двух сторон они подняли ноги Генриетты вверх и широко развели их.

Молодой человек наклонил голову и, как очарованный, долго всматривался в это самое тайное девичье сокровище, потом едва заметным жестом предложил нам подойти ближе, чтобы вместе с ним насладиться этим зрелищем.

Оркестр зазвучал уже громче, набирая силу. Поклонник Генриетты снял рубашку, панталоны, белье и направил в нашу сторону восставший член таких размеров, что шепот восторга прошелестел среди дам, а среди мужчин шепот откровенной зависти. Меня он, конечно, не мог поразить, ведь я хорошо помнила таран Билла. Но я была бы неискренней, если бы сказала, что это зрелище не произвело на меня впечатления.

Раздались заслуженные аплодисменты. Юноша, как артист на сцене, поклонился публике, повернулся к Генриетте и занял позицию между ее поднятыми вверх ногами, которые по-прежнему держали Луиза и Эмилия. Двумя пальцами расширил щель девушки, другой рукой взял свой член и прижал к предназначенному для этого отверстию.

Мы увидели кораллового оттенка удлиненные лепестки, обрамляющие отверстие Генриетты. Когда юноша втолкнул в него орудие наслаждения, когда наклонился и оперся руками о край софы около головы девушки, Эмилия и Луиза положили ее колени на его плечи и вернулись на свое место. Их помощь больше была не нужна. На сцене остался только любовный дуэт.

По-прежнему низко наклонившись над девушкой и опираясь руками о софу, юноша начал медленно приближать свой живот к бедрам возлюбленной, все глубже погружая свой член в глубину ее тела. Когда орудие любви скрылось в этой лаборатории радости, лепестки сомкнулись вокруг него и закрыли щель, как ворота таинственного замка.

Мы видели, как с медленным проникновением члена в глубь отверстия на нежном личике Генриетты появляется выражение удовольствия и оно становится еще краше. Легкий румянец разгорается ярче. Блестящие черные глаза пылают, а стыдливое бездействие сменяется лихорадочным волнением. Юноша резким движением члена припечатывал ее к ложу, а когда он отступал, она поднимала бедра так высоко, как позволяло ей нежное строение ее тела.

Проделывала она это так легко и плавно, как балерина в классическом танце нимф в Лондонской королевской опере.

Это было такое прелестное зрелище, что все, захваченные одним чувством, приблизились к софе, чтобы ничего не пропустить в этой захватывающей сцене.

По мере того как сила движений любовника возрастала, ноги девушки, покоящиеся на его плечах, начали лихорадочно дрожать, пятки все быстрее отплясывали по спине юноши, выбивая ритм возрастающего наслаждения. И наконец наступила желанная минута наивысшего счастья, которое оба пережили одновременно и с одинаковой силой. Юноша упал на Генриетту и впился губами в ее рот. Дрожь несколько раз потрясла их слившиеся в единое целое тела. Раскинув руки, Генриетта лежала неподвижно в сладком забытьи. Глаза ее были полуоткрыты, любовник все еще лежал на ней, тесно прижавшись всем телом, и целовал ее, пока не вытекла из него последняя капля животворящей влаги — свидетельство пережитого наслаждения и полного удовлетворения.

Юноша встал и начал одеваться. Все молчали. Только спустя минуту мы пришли в себя и раздались долго не смолкающие аплодисменты.

Я присела на софу. Приподняла голову Генриетты и прижала ее к груди, нежно гладя по волосам. Когда она наконец пришла в себя, мой «жених» дал ей рюмку вина, а любовник помог встать и одеться. После этого они вернулись к остальной компании.

— Ну, как я? Как я понравилась тебе? — спросила счастливая Генриетта. — Я ничего не помню.

— Ты была очаровательна, — ответила я, обняв ее тонкую талию. — Твой стиль мне ужасно понравился. Ваши тела как будто созданы для такой позы. Для молодежи, увлекающейся гимнастикой, я придумала нечто похожее, но гораздо интереснее. При случае покажу тебе, как это делается.

Наступила очередь третьей пары, которую составляли пухленькая Эмилия и мужчина лет тридцати, высокий, видный, широкоплечий, плотный, но не тучный.

Они разделись заранее в темном уголке, когда Генриетта отдыхала в моих объятиях. Вступил оркестр, и они появились на сцене обнаженные…

Тело Эмилии было такое белое, что казалось, в зале стало светлее, когда она стояла в ярком свете люстры. Груди ее напоминали два высоких холма, будто высеченных из белого греческого мрамора. Вряд ли нашелся бы мужчина, который мог бы перебороть желание коснуться этих живых теплых шаров.

Ничего удивительного, что партнер Эмилии начал с груди. Он гладил ее, поднимал вверх и тискал обеими руками. У Эмилии были великолепные крепкие ножки и широкие, как у Венеры, бедра.

Ну разве можно было найти мужчину, который не воспользовался бы возможностью поиграть с ее полными, твердыми, упругими бедрами.

Но когда партнер положил руку на ее живот и хотел двинуться ниже, Эмилия смущенно опустила взгляд и закрыла ладонью треугольный холмик лона.

Сейчас она была похожа уже не на статую богини, а на купающуюся Венеру, изображенную на картине, которая висела в гостиной.

Мы увидели только медного цвета волосы, покрывающие ее лоно, и очертание красного узкого углубления между двумя выпуклыми складками.

Когда мужчина попытался раздвинуть ей бедра, чтобы продемонстрировать нам это пурпурное углубление, Эмилия еще крепче сжала ноги и на ее чувственном личике появилось выражение игривого упрямства. Партнеру пришлось временно отказаться от своей затеи. Тогда он повернул ее спиной к нам, обнял и наклонил ее тело так низко, что Эмилия должна была опереться локтями о софу.

«Жених» Эмилии предъявил нам для оценки свой член. Он оказался длиннющим и в сравнении с длиной необычайно тонким (что встречается у полных мужчин крайне редко).

Как показал мой дальнейший опыт, у мужчин подобного телосложения