КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Рождество у русла реки (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Александра Айви Лора Райт Рождество у русла реки

1 Глава

Париж 2005

Ночь уже наступила, когда Гаррик Лорио вошел в свою роскошную парижскую квартиру, с угрюмым выражением лица. После нескольких месяцев тяжелых переговоров, он наконец-то достиг предварительной сделки по покупке дома на Морнмарте, чтобы использовать его как безопасный дом для Пантер Дипломатов, и только для того, чтобы переговоры развалились, когда дом был объявлен историческим памятником.

Серьезно. Было ли что-то в этом городе, что не являлось историческим памятником?

Однако его раздражение быстро испарилось, когда включив свет, он увидел конверт, лежащий под дверью.

От нее. Он мог легко уловить запах ванили, смешанного с земляным кипарисом. Его сердце знакомо подскочило, когда он наклонился, чтобы подхватить письмо с дорогого парижского ковра.

Он всегда ждал писем от Молли. Особенно в это время года. Со смертью отца, эти письма были единственной связью с Вилдлендс и матерью, которая так и не оправилась, после почти фатальной аварии.

Как и оба его родителя, Гаррик был прирожденным дипломатом, что значило, он никогда не знал, где он будет от одной недели к другой. Он был зависим от этих писем, которые связывали его с домом.

В отличие от писем предыдущих сиделок, которые заботились о матери, письма Молли не были сухими отчетами с медицинскими фактами. Ее чувствовались как родные и были полны остроумия и юмора, захватывая дух его матери, заставляя его чувствовать так, будто он присутствовал там.

И после дерьмового дня, который был у него, он приободрился.

Вскрыв конверт, он сел на стул у окна, его шесть футов плюс телосложение смотрелись в одном из костюмов от Армани, как Молли всегда говорила «будто его задницу заковали в броню». И под белые сияющие рождественские огоньки, которые были на зданиях, фонарных столбах и даже Эйфелевой башне вдалеке, он начал читать.

Уважаемый мистер Лорио:

Я пишу, чтобы сообщить Вам о моем увольнении с должности сиделки Вашей матери, Вирджинии Лорио, с 24 декабря.

Это было не легкое решение для меня. Эти последние пять лет были очень приятными, но пришло время мне двигаться дальше. Меня приняли на работу в Медицинский Центр и я сразу приступаю к работе.

Спасибо за возможность работать с Вашей матерью. Я хочу для нее только лучшего. Вы будете рады узнать, что я нашла подходящую замену. Вирджиния встретилась и утвердила ее.

С Уважением

Молли Кохель

Что. За. Черт.

Это было так, будто весь воздух выкачали из комнаты. И огни, которые минуту назад ярко сияли, потухли. Гаррик скомкал письмо в кулаке, интересно, была ли это какая-то глупая шутка.

Нет, этого не может быть. Молли не разыгрывала жестокие шутки. Это было не в ее характере. Она была доброй и милой. Чересчур, черт, милой.

Так что, черт возьми, случилось? Она казалась счастливой и довольной, когда он был там последний раз. Когда это было?.. Девять, десять месяцев назад? Неужели что-то произошло, пока его не было? Кто сделал ее несчастной? И что за новую должность она получила? В Медицинском Центре…

Его челюсть сжалась.

В медицинском центре, с другими медсестрами. Женщинами, да. На также там много одиноких мужчин. Иисусе, может она ищет пару…

Он встал с кресла и направился к телефону, чтобы вызвать такси, даже раньше, чем принял решение идти.

К черту переговоры.

Это могло подождать. Все могло подождать.

Он ехал домой на Рождество.

2 Глава

Молли осмотрела комнату, которая была ее домом…

Сколько же? Пять лет.

Боже всемогущий…

Как прошло столько времени незаметно?

Кажется, только вчера, она прибыла в элегантно, строго оформленный дом, невдалеке от центра Вилдлендса. Как недавно обученная ценительница, она очень стремилась доказать свою ценность, стремясь к небезызвестной, всегда язвительной Вирджинии Лорио. Женщина была одной из лучших пантер дипломатов, когда-либо рожденных.

Конечно Вирджиния, была причиной, по которой Молли пришла в дом. Но Гаррик, был причиной, по которой она осталась.

С тихим вздохом, она захлопнула дверь в свои предательские мысли.

Она закончила думать о мужчине, который украл ее сердце. После пяти лет, только идиотка будет надеяться, что ее чувства найдут ответ.

И Молли была кем угодно, но только не идиоткой.

Время собраться и уйти.

Закрыв крышку на последнем чемодане, Молли провела пальцами по непослушной копне золотистых кудрей, которые контрастировали с темной, бархатной красотой ее глаз.

Она часто сожалела, о своем сходстве с фарфоровой куклой.

Кто хотел быть милым и приятным? Даже если она была сиделкой. Она хотела быть супер брюнеткой, с кричащей сексапильностью. Ха. Она могла бы поспорить на свои любимые туфли от Джимми Чу, что тогда бы Гаррик не проигнорировал ее. Черт, ей бы приходилось запирать двери, чтобы удержать его от ее кровати.

Черт.

Она снова это сделала.

Схватив сумку, она заколебалась, когда услышала узнаваемый звук трости Вирджинии, ударяющейся о дверь и открывая ее.

Пожилая женщина, может и выглядела хрупкой, но по-прежнему командовала всем домом, как настоящий генерал.

Она и имела такой вид.

Войдя в комнату, Вирджиния несгибаемо стала, ее тело, высокое и худое и ее угловатое лицо. Как и обычно, ее темные волосы были собраны в пучок на затылке.

— Ты уверена, что хочешь уйти? — требовательно спросила женщина.

Молли проглотила задумчивый вздох.

Она не знала, когда и как это случилось, в какой момент, она начала думать об этом месте, как о своем доме.

Хотя это не так уж удивительно.

Она потеряла родителей в несчастном случае, годы назад, и тогда, когда ее приняли к другим целителям, она никогда на самом деле не находила свое место. И понятно, что она стремилась к созданию чувства дома и семьи.

Жаль, что мужчина, которого она любит, не чувствует того же.

Болезненное напоминание, это все, что было нужно, чтобы укрепить ее веру.

— Время пришло.

Вирджиния приподняла темную бровь, загадочная улыбка приподняла губы.

— Ты же знаешь, Гаррик не будет этому рад.

— Я не могу больше беспокоиться о нем, — пожала плечами Молли, хотя лишь упоминание его имени, послало чувство осознания сквозь нее. — Я должна жить своей жизнью. — Пока не стало слишком поздно, тихо добавила она.

— Ты же знаешь, тебя всегда ждет дом здесь, со мной, — сказала женщина.

Молли знала.

Вирджиния может быть холодной, даже отстраненной, но на протяжении многих лет, Молли медленно открывала заботливую женщину под фасадом.

— Я ценю это, — сказала она, осмотрев комнату, которая выглядела разительно пустой, теперь, когда были убраны небольшие штрихи, которые были здесь пару дней назад, делая это место домом. — Но я, правда, должна двигаться дальше.

Старшая женщина выглядела так, будто собиралась спорить, но потом покачала головой.

— Может это и к лучшему, — сказала она под нос. — Гаррику нужен тревожный звоночек.

Молли в замешательстве нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Госпожа Лорио, — позвала Сильвия, просунув голову в дверной проем. Сиделка, которая была нанята, чтобы заменить Молли, была молодой, румяной, невинной с темными волосами и добрыми голубыми глазами. Молли не сомневалась, что она подходящая заменяя для нее. — Время для приема лекарств.

— Идите с Сильвией, — сказала Молли. — Я собираюсь спустить чемоданы вниз.

Женщина бросила на нее предупреждающий взгляд.

— Не забудь попрощаться перед отъездом.

— Конечно, не забуду, — заверила ее Молли.

Она почувствовала острую боль потери, когда Вирджиния вышла из комнаты. Ей будет не хватать пожилой женщины. Несмотря на ее острый язык, Вирджиния стала настоящим другом. И почти семьей для Молли.

Бросив последний взгляд на комнату, она схватила свои вещи, легко спуская их вниз.

Вирджиния предлагала помощь домашнего персонала, чтобы перевезти вещи Молли обратно в общежитие для объединения целителей, но она отказалась.

Ей нужно было уйти, как и пришла.

Сумка в руках…ее сердце наполнено надеждой на будущее.

Называйте это окончанием.

Мысль едва вспыхнула в сознании, когда дверь распахнулась, с такой силой, что заставила бесценные картины на стене, дрожать.

Молли вздрогнула, но не из-за внезапного холода раннего вечернего воздуха. Нет, это было из-за высокого, темноволосого мужчины, с карамельной кожей и глазами цвета меда.

Гаррик.

У Молли было такое чувство, будто ее ударили в живот.

Боже. Даже после пяти лет, от его вида у нее перехватывало дыхание.

Он был так чертовски великолепен.

Точеное совершенство, черт побери. Эбонитовый блеск волос, которые были аккуратно подстрижены. Тело, которое было облачено в один из возмутительно дорогих костюмов, на этот раз жемчужно серый с темно-бордовым галстуком.

Он будто сошел с обложки GQ. Пока не посмотришь в эти медовые глаза.

Тогда, там было легко увидеть острый, как бритва, ум и смертельную опасность его кота, которая таилась под цивилизованным фасадом.

И сегодня, его кот был виден больше чем обычно.

— Что, черт возьми, ты задумала? — прорычал он, его мощное присутствие, накрыло ее.

Молли всегда поражалась, что этот самец был таким отдаленно элегантным и нес запах дикости.

Сегодня от него пахло надвигающейся грозой.

— Гаррик, — выдохнула она, чемоданы выпали из ее внезапно онемевших пальцев. — Ты должен быть в Париже.

Он шел вперед.

— Твое письмо принесло мое задницу домой. — Он остановился в нескольких дюймах от нее, его гнев пробивался сквозь официоз. — Ты не уедешь отсюда, Молли. Так что можешь нести эти сумки прямо наверх. А еще лучше, — он нагнулся и поднял одну из ее сумок. — Я сделаю это за тебя.

Найдя свой характер и, не обращая внимания на трепет волнения, который зародился под ложечкой, Молли выхватила ее обратно.

Не в этот раз.

Она не собиралась позволить осознать самцу ее желание, чтобы понять, что он не видел в ней ничего, кроме еще одного целителя.

Она подняла подбородок и симулировала бесстрастное, деловое самообладание.

— Если Вы читали мое письмо, то знаете, что я больше не сиделка Вашей матери. Если хотите приказывать кому-то, то найдите Сильвию.

— Я не знаю Сильвию, — отрезал он. — И у меня нет намерения, узнавать ее. — Он схватил ее за плечи и голос его смягчился до низкого треска, когда его взгляд скользнул по ее лицу. — Твое место здесь, Молли.

Она позволила ему прикоснуться к ней, а глубокая печаль поселилась в центре ее души.

— Нет Гаррик. Это не мое место. И в этом весь смысл.

Резко лицо Гаррика побледнело, до пепельного цвета.

— У тебя есть кто-то?

Она поджала губы. Если бы он только знал. Если бы только понял и заботился и хотел…

— Я рассказала в письме, что у меня есть новая работа.

— Только она тебе не нужна, потому что у тебя уже есть работа здесь, — ответил он с запалом.

Раздраженная на него и на себя, она отстранилась.

— Думаю, я способна решить, где хочу работать.

Она увидела, как его кот отреагировал на ее отказ, зарычал.

— И уход за моей матерью, больше не достаточно хорош для тебя?

— Да как ты смеешь предполагать, что я не люблю твою мать, — прохрипела она, вызывающе подняв подбородок.

Будь она проклята, если он будет унижать преданность, которую она оказывала на протяжении пяти лет. Вирджиния была не просто подопечной, и не просто другом, и он знал это так же хорошо, как и она.

Подойдя к Гаррику, подтянула его галстук, его раздражение явно вытиснилось неподдельным замешательством.

— Почему ты так злишься? — он недоуменно покачал головой. — Почему ты так себя ведешь? Или так реагируешь? Это не ты.

Ее сердце сжалось от боли.

— Ты не знаешь меня, — она встретила прямо его взгляд. — Ты никогда не хотел узнать меня.

Он напрягся, при этом ожидаемая настороженность осела на его свирепом, красивом лице.

Это было именно то, что ожидала бы Молли. Если бы ожидала. Они могли поделиться самыми личными деталями своих мыслей и желаний в своих письмах, но каждый раз, когда Гаррик возвращался в Вилдлендс, в этот дом, он относился к ней как к простому работнику.

Это было нелепо.

И обидно.

Она была уверена, что знала этого мужчину больше, чем кто-либо другой в этом мире. Включая его собственную мать. Но он показывал свое истинное «я», только когда они были в тысячах миль друг от друга.

Достаточно, этого достаточно.

— Попрощаешься со своей матерью от меня? — хладнокровно спросила она.

Его ноздри раздувались, а медовые глаза превратились в расправленное золото.

— А что насчет меня Молли? — спросил он, воздух потрескивал от пыла его кота. — Ты собиралась попрощаться со мной? Или ты это сделала своим письмом?

Она закончила этот разговор. Она приняла решение. Черт, надо было сделать это давным-давно. Она крепко сжала руки на чемодане и с выражением решимости на лице, она прошла мимо его жесткой фигуры.

— Прощай, Гаррик.

3 Глава

Гаррик чувствовал, как его одичавшая пума рассекла лунную траву и заметалась вокруг ароматного кипариса, шипя на все, что имело несчастье попасться у него на пути. Флора, фауна, все, что имело пока сердцебиение, блять. Он не мог поверить, что Молли только что ушла.

От его матери.

От…него.

Он зарычал на одинокую белку, пробегающую мимо, даже обнажил зубы и облизнулся, хотя он презирал вкус маленькой добычи. Добыча замерла, затем повернула свой пушистый хвост и убежала.

Новая работа.

Ебать. Если она собирается уйти от него, разве он не имеет права знать, что это была за работа? Почему она хочет там работать? Кто предложил ей ее?

И не имеет ли это отношение к мужчине?

Мысль заставила кровь закипеть и понестись по венам. Рыча, он набирал скорость, проносясь от дерева к дереву. Только когда услышал пронзительный и очень злой крик собрата пумы, он остановился. Тяжелое дыхание, его пумы, вздымало бока, он понял, что он спугнул добычу массивного самца пумы, который явно был на охоте. И не просто самца. Он про себя выругался и превратился в свою человеческую форму. Вторая пума так же изменилась.

— Гаррик?

Подсвеченный луной, высокий, белокурый, он уставился на него, сбитый с толку и более чем раздраженно.

— Что, черт возьми, ты здесь делаешь? Я думал, что ты заканчиваешь контракт на конспиративной квартире.

— Он провалился, — Гаррик поднял взгляд и посмотрел на него, Рафаэля, его начальника и наставника. — У меня есть еще одно место на примете, но у меня есть здесь кое-что, что имеет более важное значение.

Раздражение в золотых глазах стало убывать.

— Твоя мать?

— Нет, — быстро ответил Гаррик, когда ветер пробежал по его горячей коже и его горячей крови, охлаждая их. — Она в порядке. Это из-за ее чертовой сиделки, которая взъерошивает мой мех и вызывает оскал.

— Милая Молли? — сказал Рафаэль, широко распахнув глаза и не веря своим глазам. — Она слишком хороша, для такого разочарования. Хотя, — поправился он с хитрой усмешкой. — С таким совершенным личиком и пышным телом, есть пантеры мужчины, которые не прочь, чтобы она взъерошила их мех или вызывала оскал.

Мгновенный взрыв внутри мозга, сделал Гаррика бешеным и неконтролируемым. Он бросился на мужчину, и в считанные секунды, прижал к стволу дерева.

— Это правда? — прорычал он, его пульс бешено стучал. — И кто был теми, кто «не прочь»?

Рафаэль не двигался. Он не выглядел сердитым или испуганным. Вместо этого, он сказал спокойно, с любопытством в голосе.

— Эта реакция, которую нужно рассмотреть, брат. Разве ты не согласен?

Ноздри Гаррика затрепетали. Потому что осознание того, что он сделал и с кем, забурлило в его горячей крови, он покачал головой и проворчал.

— Извини. Я, наверное, не выспался.

Развернувшись от ствола кипариса, Рафаэль двинулся вперед, луна освещала глаза.

— Так, где же она?

— В Медицинском Центре, — произнес сухо Гаррик. — Она уехала. После пяти лет. — Фыркнул он. — Утверждает, что у нее новая должность.

— Тогда, она будет с другими одинокими целителями.

Желудок Гаррика сжался. Он забыл, что часть сиделок живет там.

— Когда ты говорил о других мужчинах, которые могли бы быть заинтересованы в ней, ты говоришь в общем или о ком-то конкретном…

— Я ничего не знаю, брат, — заверил его Рафаэль. — Но если ты так взвинтился от такой идеи…ну, о чем это говорит тебе?

— Что ей там не место, — бросил Гаррик.

— Попробуй снова.

Его глаза резко поднялись, встречаясь с Рафаэлем.

— То, что это новая работа ей не подходит. Она была в безопасности и комфорте, здесь. Она была счастлива… — он не договорил. Счастлива? Черт, явно не была. Потому что если бы была, то осталась бы. И не смотрела бы на него так, в холе, прежде чем вышла. Будто не хотела иметь с ним ничего общего.

Он сглотнул.

Будто она хотела что-то другое. Или кого-то другого.

Даже не попрощавшись с наставником, Гаррик обратился снова в пуму и побежал. Он это исправит. Предложит больше денег, больше отклика ее работе, неважно, что она потребует. Все, чтобы вернуть ее обратно домой, которому она принадлежала.

Тогда он сможет вернуться к своей работе, которой он принадлежал, со спокойной душой, снова.

4 Глава

Молли осмотрела ее старую квартирку в общежитии.

В ней было не много места. Небольшая спальня, гостиная и ванная комната. И все же, они у нее были. Без отягчающего мужского присутствия, который мог приходить и уходить из ее жизни, когда захочется.

Распаковав вещи, Молли направилась к кладовке, чтобы забрать фонарики, остролист и небольшой ящик с елочными игрушками, которые она оставила там, после смерти родителей.

Вернувшись в комнату, она приступила к созданию рождественской атмосферы и вынудила свой разум и сердце принять все это. Да, она вернулась туда, откуда начинала. Да, ее душа была изранена. И да, она чувствовала себя так, будто истратила пять лет своей жизни впустую.

Но будь она проклята, если собирается позволить себе тяжесть на сердце, что разрушит ее последние драгоценные дни отдыха, которые она любила больше всего.

Приходящее рождество будет принадлежать ей.

Наконец, удовлетворенная тем, что прогнала скуку, заменив ее праздничной бодростью, Молли подошла к окну, которое выходило на русло реки, вспоминая последнее рождество, которое провела с родителями. Улыбка коснулась ее губ.

Она делала вид, что слишком взрослая, чтобы волноваться из-за всех подарков, которые были аккуратно и красиво упакованы и сложены, как у камина, так и внутри чулок. Но Молли тайно была в восторге, когда отец, не слушая ее, подхватил на руки, чтобы она поместила ангела на вершине каминной полки.

Вот, по чему она скучала. То, чего она хотела.

Смех. Любовь. Семейный уют.

Ее семью.

Она вытерла слезинку. Черт. Может она повесит чулок для себя в этом году. И сделает горячий шоколад с зефиром.

Это было ее место. Ее новое начало.

Повторяя слова в попытке убедить себя, что не совершила ужасную ошибку, уйдя из дома ранее, Молли резко напряглась, когда учуяла знакомый запах приближающегося кота.

Гаррик.

Дерьмо. Пульс застучал быстрее, она двинулась вперед, желая закрыть за собой дверь. Но опоздала, так как сердитый мужчина, просто ворвался в ее квартирку, его агрессия заполнила пространство с покалывающим теплом.

Огляделся, его брови сошлись на переносице, когда взгляд уловил фотографии и личные вещи, которые были расставлены по всему помещению, а так же рождественские украшения.

Его умный разум не упустил тонкие проявления уютного гнездышка.

И он был недоволен.

— Что это? — прорычал он.

— Мой дом, — она обняла себя, остро осознавая, что он без пиджака и галстука. Его рубашка нараспашку, открывала четко очерченные мышцы груди, а его волосы были растрепаны, он никогда не выглядел более возмутительно мужественным. Дрожь потрясла ее тело, когда образ, ее облизывающую всю эту гладкую кожу цвета карамели, возник в ее голове.

Нет.

Она не должна фантазировать о раздражающей пуме. Она провела слишком много лет в таких фантазиях. Она заставила себя встретиться с его горящим взглядом.

— Я не помню, чтобы приглашала тебя.

Его рука были на бедрах, глаза отражали мерцание звезд.

— У тебя был дом.

— Нет, — покачала она головой, отказываясь быть запуганной. — Я была сотрудником, которому довелось жить под твоей крышей.

Он был шокирован ее словами.

— Фигня. Ты знаешь, что моя мать, считала тебя частью семьи.

Молли закатила глаза. Конечно, он попытается использовать свою мать, чтобы убедить ее. Не дай бог, он реально говорил, что может подумать о ней как о семье.

— Но я нет, — подчеркнула она, отворачиваясь и подходя к каминной полке, где она поставила фото своей матери и отца. Ее отец обнимал мать за плечи, они смотрели друг другу в глаза с явной любовью. Одиночество полоснуло по ее сердце. — Не по-настоящему. — С усилием, она повернулась к Гаррику, чтобы он понял. — Сегодня, когда ты и твоя мать зажжете вашу семейную свечу, на рождественском дереве, я буду одна. — Ее губы искривила грустная улыбка. — В следующем году, я хочу зажечь свечу с кем-то.

Он двинулся вперед, его присутствие, казалось, уменьшило и так небольшую комнату.

— Не делай этого Молли. Мы провели вместе пять лет.

— Через письма, — отрезала она, не обращая внимания на магию их почти ежедневной переписки. Она обнаружила настоящего Гаррика под маской Дипломата, но этого было не достаточно. Она хотела любовника из плоти и крови, который бы разделил с ней жизнь. Хорошее и плохое. Взлеты и падения. Того, кто бы держал ее ночью и был на ее стороне днем. — Когда ты был в тысяче миль отсюда.

Его взгляд смягчился, и он, протянув руку, погладил ее пальцем по щеке, его прикосновение было мучительно нежным.

— И все же, я никогда не чувствовал кого-либо ближе, за всю свою жизнь.

О, его слова…его взгляд…наслаждение окатило ее, ее кошка рвалась в сторону мужских прикосновений, которого она считала своей парой.

Это было логической стороной ее мыслей, однако сейчас, она была в запале. Умышленным движением, она отпихнула его руку.

— Дистанция была безопасной. Но как только ты приезжал домой, то обращался со мной как с незнакомкой. Ты ставил барьеры между нами.

Выражение его лица стало сдержанным.

— Не правда.

— Нет? — в ее голосе проскользнула сдерживаемая боль. — Сколько раз я ждала тебя у дверей, когда ты приезжал, только для того, чтобы ты отнесся ко мне с отстраненной вежливостью? Или как насчет того, когда я пригласила тебя днем провести со мной время наедине? Всякий раз, ты говорил мне, что у тебя слишком много работы и уходил. — Она тряхнула головой, чувствуя, как сильно нуждается в нем. — Это возможно заняло какое-то время, но я наконец-то получила намек.

Игнорируя ее предупреждающий взгляд, он в очередной раз провел пальцем по ее щеке, проводя по линии сжатой челюсти.

— Какое сообщение, Молли?

Ее кошка перебирала когтями под кожей, отчаянно желая достичь мужчины, которого хотела всеми фибрами своего существа.

— Я была достаточно хорошей, чтобы скрасить скуку, когда ты был далеко от дома, но, очевидно не я тот тип женщины, с которой бы тебе хотелось иметь интимные отношения, — она пожала плечами, делая вид, что это не она, таяла от легких прикосновений его пальцев. — Ладно. Я найду того, кто оценит это.

Глаза цвета меда потемнели до расплавленной лавы, и выражение его лица выразило дикую и голодную мощность его зверя.

— Любой мужчина, который прикоснется к тебе, Молли, — прорычал он. — Умрет.

И подчеркивая свои слова, он пнул дверь сапогом, закрывая ее.

5 Глава

Огонь, жар, безумие, которые охватили Гаррика, едва сдерживались. Может это, потому что, он думал о Молли слишком много лет. Или, черт, может потому что, он старался этого не делать. Какой бы ни была причина сильного желания, он не мог остановиться сейчас.

Когда он подошел к ней и обнял, то почувствовал, что готов поглотить ее. И, черт побери, всех, кто был бы настолько глуп, чтобы войти сейчас в комнату.

Ее голова откинулась назад, темные, бархатные глаза встретились с его глазами, Молли прошептала с болью в голосе.

— Почему ты это делаешь Гаррик? Это не справедливо.

— Я не забочусь о справедливости, — он чуть ли не рычал. — А ты?

Она не ответила на этот вопрос.

— У тебя был шанс, и ты его упустил.

Он наклонил голову и, поймал ее ротик, этот совершенный розовый ротик, о котором он мечтал, каждую чертову ночь, когда его голова касалась подушки, целовал ее со всем голодом, который хранил и избегал.

Когда он отстранился, ее глаза остекленели, и она задыхалась. Но все же, она смогла сказать:

— Ты потерял меня Гаррик.

— Нет, — сказал он, срываясь на рычание. — Никогда.

Он поцеловал ее снова, жадно и нетерпеливо, притянул ближе, пока ее грудь не прижалась к его, а его бедро оказалось зажато между ее ног. И когда услышал ее стон, почувствовал скольжение языка во рту и пальцы, скользящие в его волосах, Гаррик почувствовал как мысли мужчины и сердце его пумы столкнулись. Она была на вкус такая теплая и сладкая, и он знал, что может делать это, целовать ее жадно, посасывать ее нижнюю губу, чувствовать ее тугие соски, наслаждаться сладким жаром ее киски напротив его одетых в джинсы бедер, весь день и всю ночь, если бы она позволила.

Отчаявшись познать ощущение ее кожи под ладонями, он взялся за края рубашки и потащил ткань вверх, разорвав поцелуй на достаточное время, чтобы стянуть ее через голову. Затем, он кинул ее на пол и снова поцеловал Молли. Она застонала и заскребла ногтями по его спине.

Он скользнул обратно на дюйм.

— Знаешь, сколько раз я мечтал об этом, Молли? — проговорил он, в ее влажные губы.

— О, Гаррик, — прошептала она с мольбой в голосе.

— Сколько раз я ласкал себя, желая, чтобы это была ты. Твоя рука. Твой рот. — Он прикусил ее нижнюю губу. — Влажная киска.

Она выгнула спину и прижалась киской к его бедру.

— О, Боже, Гаррик. Пожалуйста.

— Ты трогала себя, Молли? — прошептал он в изгиб у ее ушка, нажал ей на спину, застонав, когда почувствовал, насколько она была мокрой, даже сквозь джинсы. — Ты хотела, чтобы это был я? Моя рука? Мои губы?

— Да, — ответила она, с перехватившим дыханием. — В постели. В душе.

Пума Гаррика зарычала под кожей. Только мысль о ней, на кровати, голой. Или под горячей струей душа с рукой между бедер, с напряженными сосками, ее бедра покачиваются. Он сошел с ума от похоти. Блять. Она хотела его так же, как он хотел ее. Он был таким идиотом. Он всегда это знал, всегда чувствовал, но делал вид, что это было не важно, всего лишь случайная связь.

И как истинный ублюдок, он оставался далеко, чтобы и дальше оставлять это так.

Он отступил назад. Больше нет. Не сейчас. Он хотел этого, нуждался в этом. Нуждался в ней. Ее прикосновения, ее вкус на его языке. С вынужденной мягкостью, он опустил чашечки лифчика, освободив ее тяжелые груди. Мгновение, он просто смотрел на нее, каждый его дюйм был жестким и встревоженным.

— Черт, Молли, — произнес он хрипло, руки сжались в нетерпении. — Ты самая красивая женщина.

Ее глаза опустились вниз.

— Нет…

— Да, — настоял он, почти грубо. — Да, черт возьми. — Он протянул руку и погладил правую грудь, а потом большим пальцем потер один сморщенный сосок. — Самая красивая женщина, из всех виденных мною.

У нее перехватило дыхание.

— И я не заслуживаю тебя, — закончил он.

— Гаррик, — начала она. Но когда он наклонил голову, всхлестнув другую натянутую струну, взяв ее грудь и щелкнув языком, она больше ничего не сказала.

Она только вздыхала, стонала, ее руки путались в его волосах, а ее бедра двигались по его бедру.

Блять, она так реагировала. Так восхитительно. Так честно. Так…

Его.

Его пума зарычал, царапая грудь когтями. Что он делал? О чем думал? Каждый вкус, каждый чертов контакт, был как горячий наркотик.

Когда он взял темно-розовый бутон соска в рот, щелкнул по нему нежно языком, он выпустил другую грудь и опустил руку вниз, двигаясь к мокрому сокровищу, которое искал. Когда его пальцы встретились с джинсовой тканью и молнией, он быстро расстегнул их. И отнимая на мгновение губы от нее, стащил ненужную ткань вниз по бедрам, ногам и лодыжкам, мгновение и она переступила через них. Его член встал колом против его молнии, он отступил и посмотрел на видение перед ним.

Пятилетняя фантазия превращалась в жизнь.

У нее были плавные изгибы, слегка загорелая кожа и эротически влажный жар, и Гаррик не знал, что он хотел сделать первым, поцеловать, попробовать на вкус или трахнуть ее. У нее было такое прекрасное тело. Конечно, думая о ней, он представлял ее сто раз, с пальцами вокруг его члена. Но его фантазии, были ничем с реальностью. Тяжелые груди с ягодно-розовыми сосками, тонкая талия, бритый холмик. Кроме того, все это с лицом и сердцем ангела.

И было не удивительно, что он упал на колени перед ней.

Ее глаза расширились.

— Гаррик, что ты делаешь?

— Поклоняюсь тебе, Мол, — он поспешно кивнул и набросился на ее киску языком.

— О Мой Бог, — вскрикнула она.

— Такая мягкая, — пробормотал он, уткнувшись в ее бритую киску носом, а затем провел языком по ее горячим влажным губкам. Христос, она пахла так сладко. Мед и сливки.

— Гаррик, — вскрикнула она снова, ее руки опустились на его плечи, чтобы удержаться.

— Я держу тебя, сладкая. Я не дам тебе упасть.

Он схватил ее за бедра и крепко сжал, потом снова опустил язык к ней, застонав, когда горячая влага встретилась с ним. Он мог чувствовать, как ее клитор пульсирует под тонким слоем кожи чуть выше него и он хотел почувствовать его во рту. Хотел сосать то сильно сначала, то мягко как перышко, пока бы она не распалась в его руках.

Но, он хотел быть внутри нее.

Его руки стали жестче на ее бедрах, он прижал ее к себе, а потом медленно засунул язык ей в киску.

Она ахнула и вскрикнула.

— О, Боже! О, Гаррик!

Ее стенки вздрогнули и сжались вокруг его нетерпеливого языка, поощряя его. Он протолкнулся внутрь, входя так далеко, как позволил его рот. Его член кричал, чтобы его освободили от штанов, и впустили в ее тугое, горячее тело, но он проигнорировал это. Он хотел довести ее до кульминации. Он хотел почувствовать дрожь, против его рта, когда он скользил вниз.

Он трахал ее, пока она покачивала бедрами против него, и когда Молли замерла, все ее тело напряглось, когда он замедлился. Его взгляд сместился вверх, он увидел, как мышцы живота сжимаются, ее ребра показывали, каким учащенным, было ее дыхание, ее соски были такими темными и твердыми, что он еле отвел взгляд. Но ее лицо, ее прекрасное лицо, покраснело, было видно, что она готова к полету, который он приблизил, облизав ее от низа до самого клитора.

— О, да! — закричала она. — Да! Гаррик, не останавливайся!

Легчайшими щелчками, он дразнил ее бутон, пока тот не увеличился и не стал темно-розовым. Она была так возбуждена, стонала, кричала, умоляла, ее ноги подгибались, но он держал крепко. Когда молнии замигали и фейерверки взорвались внутри, она распалась, вскрикивая, ее руки дрожали.

А Гаррик потерял то, что оставалось от его рассудка.

И это было единственное объяснение тому, что он сделал дальше.

Или попытался сделать.

Это произошло так быстро, что даже не верилось. В один момент он был в костюме, любуясь девушкой, о которой мечтал и фантазировал в течение долгих пяти лен, а в следующий, он был потерян в своем коте. Пума внутри него, яростно зарычал и выпустил когти на правой руке. Прежде чем смог остановиться, его рука уже опустилась чуть выше живота, а когти были готовы нанести удар.

Голова Молли упала. Ее глаза были остекленевшими, под тяжелыми веками, когда она посмотрела на него.

— Боже мой! — прохрипела она. — Что ты делаешь?

— Не знаю, — солгал он.

Иисус, он точно знал что делает. Или хотел сделать. Он хотел пометить ее.

Пометить. ЕЕ.

Вытряхнув безумие из головы, он встал, попятился. Этого не происходит. Он этого не делал. Он посмотрел на свою правую руку. Блядь! Когти все еще были там. Как это случилось? Почему? Он был с женщинами и раньше, и ничего подобного не происходило.

До Молли.

О, дерьмо…конечно, Молли.

Она была чертовым видом пары! А он был определенно не таким. Ну и мудаком он был. Он даже не знал, как выглядит спаривание. Он вырос с родителями, которые никогда не были вместе, которые целиком и полностью посвятили себя работе. Это было единственное, что он знал. И независимо от того, как сильно, он хотел Молли, она заслуживает мужчину, который может быть с ней. Пару. Который подарит ей дом, семью, что-то реальное и прочное.

Пума яростно зарычал от этой мысли.

— Твой пума хотел пометить меня.

Ее голос заставил его поднять голову, его глаза сузились, а его член снова пульсировал под молнией. Она стояла рядом с кроватью, с розовой, влажной киской и бюстгальтером ниже ее восхитительной груди. Боже всемогущий, он никогда не видел ничего настолько горячего.

Когти на правой руке вытянулись.

Он с трудом сглотнул.

— Да. Моя пума хочет тебя.

Ее глаза увлажнились.

— Но ты нет.

Она шутит? Она не видела, как его член приподнимает его молнию? Разве она не чувствовала его желание? Его не погашенное, отчаянное желание?

— Молли…

Она покачала головой, потом повернулась, чтобы схватить рубашку.

— Думаю, ты должен уйти, Гаррик.

Черт, он ненавидел, как она просто отгородилась.

— Не надо, Молли. Не сердись на меня. Я хочу тебя. Черт возьми! Я хочу тебя так сильно, что мне даже больно. Но…

Ее глаза, эти невероятные соболиные глаза поднялись и удержали его там, где он стоял.

— Но что?

Не было ничего, чего хотел бы Гаррик больше в тот момент, чем подлететь к ней, кинуть на матрас, развести ее ноги и похоронить себя в ней. Но он не заслуживал ее прикосновения, ее тепло или что еще более важно, ее сердце.

— Я не был рожден для спаривания, — сказал он, голос его был темным. — Другой мужчина. Я не тот, кого заслуживает женщина. Я не тот, кого ты заслуживаешь, Молли.

Она прижала рубашку к груди, но подняла подбородок.

— Разве не я это должна решать?

Он нахмурился.

— Я не могу разочаровать тебя.

— Есть только один способ, чтобы разочаровать меня, Гаррик, — сказала она. — И это то, что ты не принимаешь то, чего хочешь. Что предлагают тебе. Богиня, — выдохнула она. — То, что прямо перед тобой.

Она не знала о чем говорить. Она не могла. Понятия не имела, что внушала ему и что случилось. Он только больше навредит ей, оставаясь, принимая то, чего так отчаянно хотел.

— Прости, — произнес он.

Отвернувшись от тепла и доброты, нежности и голода, чем была Молли Кохель, Гаррик вышел за дверь.

6 Глава

Упрямый, несговорчивый…осел.

Холодный душ и полбутылки Джим Бим[1], спустя, Молли ходила по своей гостиной. Как посмел этот ублюдок, прийти в ее дом, разжечь огонь своими поцелуями, руками, его волшебным языком и нечестивыми словами, а потом уйти?

И как она могла быть настолько глупой, чтобы позволить ему сделать ей больно?

Снова.

Он был мастером бей и беги игр.

Было ли это какой-то его игрой? Чтобы удержать жалкую целительницу, так увлеченную им, что она осталась бы, чтобы заботиться о его матери? Это конечно сделало бы его жизнь легче, зная, что он может метаться по миру, в то время, как она оставалась бы на месте, держа его в постоянной осведомленности.

Ну, хватит.

Действительно, хватит.

Сделав еще один глоток крепкого спиртного напитка, она посмотрела в никуда, на мерцающие огни вокруг окна, когда раздался стук в дверь.

Молли нахмурилась, она была не настолько пьяна, чтобы не узнать знакомый запах.

Оставив бутылку на низком столике, Молли поспешила через комнату, чтобы открыть дверь, она осмотрела угловатое лицо Вирджинии. Цвет лица был хорошим, но это могло быть из-за свежего ночного воздуха и ей, кажется, не было больно.

— Вирджиния? — Молли покачала головой, пытаясь очистить мысли. Сказать, что она не привыкла пить, было бы сильным преуменьшением. — Что вы здесь делаете?

Выражение женщины было сурово. Она могла быть упрямой как ее сын…

Нет. Нет. Нет.

Она перестала думать о Гаррике.

Ублюдке.

Горячем и зверски сексуальном ублюдке.

— То, что должна была сделать много лет назад, — сказала женщина загадочным тоном. — Могу я войти?

— Конечно, — Молли мгновенно отошла, указывая женщине на кресло возле камина, на которое она могла сесть. — Присаживайтесь, — она подождала, пока Вирджиния примостилась на краю кожаного кресла, прежде чем прихватила одеяло и положила его ей на колени. Старшая женщина не была инвалидом, но была слаба и, не смотря на протесты, ей нравилось, как над ней трясутся. — Хотите горячего шоколада?

Небольшая улыбка коснулась губ Вирджинии.

— Ты такая хорошая девушка, Молли.

Боль пробежала сквозь сердце Молли.

— Хорошая девушка, — она невесело рассмеялась. — Да, это про меня.

Вирджиния нахмурилась.

— Что-то не так, с тем, что ты хорошая?

— Это скучно, предсказуемо. Безумно скучно, — сказала Молли, шагая к окну. В мыслях она могла представить, как Гаррик, наверное, думал о ней раньше. Скучная домоседка, которая уже в восемь в постели, и проводит свои дни, выпекая печенье. В то время, как он был окружен утонченными, красивыми женщинами, которые, несомненно, говорят на многих языках, танцуют танго и мужчины получают множество оргазмов лишь от их поцелуев. — Не хочу быть домашними тапочками. Хочу быть четырехдюймовыми шпильками.

— Из-за Гаррика, — пробормотала Вирджиния.

Видел ли он ее такой сегодня вечером? Спросила Молли. Голую, взывающую к нему, кончающую около его голодного рта? Она думала что да, но все равно он ушел.

— Не важно, — вздохнула Молли, обнимая себя. — Больше не важно.

Старшая женщина прочистила горло.

— Могу я кое-что рассказать о своем сыне?

Молли сгорбилась. А у меня есть выбор? Действительно ли я хочу знать больше об этом мужчине, которого не могу выбросить из головы? Или моего сердца?

— Гаррик просто молодец, в этом нет сомнений, — сказала Вирджиния. — Он один из лучших дипломатов Пантер.

Молли повернулась, пристально смотря на пожилую женщину.

— У него были хорошие гены.

Неожиданно Вирджиния поморщилась.

— Не такие уж и хорошие, когда дело доходит до важных вещей в жизни.

— Что вы имеете в виду?

Вирджиния коснулась простого серебряного колечка на пальце. Пантеры не обменивались традиционными обручальными кольцами, но, не делая это, пары часто делали соответствующие кольца, которые символизировали их союз.

— Перед смертью, отец Гаррика и я были довольно нетрадиционным видом пары. Мы оба любили свою работу и путешествовали по миру, а это значило, что мы мало времени проводили вместе. — Она улыбнулась, Молли пыталась скрыть смущение, не каждая пара счастлива живя отдельно. — О, иногда мы встречались где-то на выходные, но это было редко, и дома мы бывали не часто. В результате, Гаррик вырос воспитываемый различными родственниками и друзьями.

Молли спросила себя, чувствовала ли Вирджиния вину.

— Он превратился в прекрасного кота, — быстро сказала она, чтоб успокоить женщину. — Вы должно быть очень гордитесь.

Старшая женщина кивнула, выражение ее лица было трудно прочитать.

— Очень горжусь, но я так же понимаю, что отсутствие постоянного дома, заставило его усомниться в способности быть хорошим отцом и мужем.

Молли нахмурилась. Она никогда не рассматривала, как прошлое Гаррика могло повлиять на его страх обязательств. Это то, что он говорил до того, как оставил ее? Почему он думал, что она заслужила кого-то другого? Кого-то лучше, чем он?

Молли удивилась, он что думал, что она ожидает, что Гаррик станет мистером Домоседом, когда очевидно, что это сведет его с ума.

— Я не просила его измениться, — сказала она.

— Конечно, моя дорогая, — выговорила Вирджиния, выражение ее лица смягчилось. — Гаррик знает не понаслышке испытания семей, которые не были там для него. И если ты честна с собой, то признаешь, что мысль о том, что пара, которая постоянно уходит, в конечном итоге уничтожит тебя. У тебя есть внутри пустота, которая должна быть заполнена мужчиной, который может полностью отдаться тебе, а не только малой частью.

Молли сморгнула глупые слезы, которые наполнили ее глаза.

Вирджиния была права.

Даже если ей каким-то образом удастся убедить Гаррика, что им суждено быть вместе, он должен будет либо оставлять ее на несколько месяцев, или пересилит себя и останется и в конечном итоге возрастет негодование на нее.

Дикая боль, полоснула по ее сердцу, почти свалив ее на колени.

— Так, нет никакой надежды, — прохрипела она.

Вирджиния поднялась на ноги, придвинувшись, положив ладошку на щеку Молли.

— Есть, если ты готова пойти на компромисс.

Молли в замешательстве нахмурилась.

— Как?

— Мысли нестандартно, — сказала она. — Гаррик может занять более постоянно место где-то, где будут нуждаться в твоей профессии. Богиня знает, что целителей всегда приветствуют, среди дипломатических групп за пределами Вилдлендс. — она пожала плечами, лицо ее было задумчивым, от обдумывания такой возможности. — Или он мог остаться в Вилдлендс и тренировать новую группу, полгода, а вторую половину ты могла бы путешествовать вместе с ним. Пока вы вместе, все будет хорошо, — с улыбкой Вирджиния расправила плечи и повернулась, чтобы направиться обратно к двери. — Теперь я должна идти.

— Подождите, — Молли поспешила за ней. — Куда Вы пойдете?

— Напомнить моему глупому сыну, что близится время церемонии зажжения свечей.

— Но…

Молли медленно покачала головой, когда Вирджиния быстро вышла из квартиры, закрыв за собой дверь.

Было чувство, что по ней только что пролетело мини-торнадо.

Или манипулировал очень хороший переговорщик, — зашептал внутренний голос.

Прикусив нижнюю губу зубами, она подошла к камину и коснулась маленького украшения звезды, рядом с фото ее родителей. Это было последним подарком, который она от них получила. Ее мама сказала ей, что выбрала это, для того, чтобы желания Молли в рождество сбывались.

Молли закрыла глаза и загадала рождественское желание, которое пришло из самых глубин ее души.

7 Глава

— Ты дурак, Лорио.

Это заявление, заставило Гаррика повернуть голову. Он нахмурился. Рафаэль прокладывал себе дорогу по лунному свету, ведущему к кромке воды.

Гаррик фыркнул и повернулся к устью реки и всем лодочкам, лениво движущихся вниз по течению.

— Скажи мне то, чего я не знаю, брат.

— Ладно, — подойдя, Рафаэль стал рядом с ним. — Ты боишься.

С недо-рычанием, Гаррик повернулся и любопытно воззрился на своего наставника.

— Откуда, черт возьми, ты знаешь о моей борьбе с Молли?

— Я и не знал, — сказал Рафаэль с усмешкой. — Но если ты здесь, смотришь в никуда…

— Я не смотрю в никуда, — исправил Гаррик, указывая на лодки на воде и на еловые деревья по обе стороны протоки.

— Действительно, — поправился Рафаэль. — Это, на самом деле, даже хуже. Смотреть на всех Пантер, направляющихся вниз по теченью в их лодках, прижавшихся близко друг к другу, в духе праздника, в их глазах и улыбках ожидание момента, когда они смогут зажечь свечи на семейном древе. Да. Пялиться на них, вместо того, чтобы быть с Молли, взять ее на руки и показать ей, насколько чертовски сильно ты хочешь ее пометить…

— Достаточно, Рафаэль, — Гаррик почти зарычал. Он не хотел больше образов его и Молли, в весьма эротичном контексте, проносящихся сквозь его мысли.

Но они все равно пришли.

Иисус, он все еще чувствовал ее вкус.

— Правда, это слишком больно слышать? — спросил Рафаэль.

— Это не моя, правда, — проворчал он.

— Чушь собачья. Я давно знаю тебя, брат. И с тех пор, как Молли пришла к вам, ты сделал приоритетом, держаться от нее на расстоянии и знать все, что она делает и с кем встречается, когда тебя нет рядом. — Его брови поднялись вверх. — Если это не желание, нужда, любовь, даже не знаю что это.

Внутренности Гаррика свело. Он ненавидел слова своего наставника, но презирал в них правду больше. Сначала, когда он нанял Молли, все было так просто. Он приходил домой на день или два, а потом снова уходил. Не было проблем. Но когда они начали узнавать друг друга лучше, и их письма приняли кокетливый стиль, все поменялось. Всякий раз, когда он был дома, когда был рядом с ней, в одной комнате, он не мог оторвать от нее глаз.

Он хотел прикоснуться к ней.

Поцеловать ее.

Заявить на нее права.

Именно тогда, он решил, что лучше держаться подальше. Он знал, что ему нечего предложить. И боже, что она сделала.

— Ты хочешь быть с ней Гаррик? — спросил Рафаэль, вторгаясь в его мысли.

— Больше чем чего либо, — сказал он без колебаний.

Мужчина выругался.

— Тогда почему ты держишься в стороне?

Гаррик повернулся к нему и поморщился.

— Как ты уже сказал, брат, я ужасный дурак.

Рафаэль понимающе кивнул.

— Рад, что ты смог признать это. И черт, добро пожаловать в клуб.

Гаррик приподнял бровь.

— Что ты знаешь об этом?

— Я уверен, что когда-нибудь, тоже столкнусь со своим страхом. Отдать себя женщине, держащей мое сердце в руках, — Рафаэль глубоко и задумчиво вдохнул. — Но возможно есть что-то похуже нашего страха.

Брови Гаррика сошлись на переносице.

— И что же это?

Золотые глаза мужчины вспыхнули.

— Потеря пары. Смотреть каждый, чертов день, как женщина, которую ты обожаешь больше всего, отдает свою любовь другому.

Словам нужно было всего пару секунд, чтобы дойти до сознания, но когда они это сделали, то укоренились и распространились как лесной пожар. Молли, отдающая свою любовь, свое тело, свою прекрасную душу кому-то другому…

Никогда.

Богиня, никогда.

Гаррик превратился в пуму и побежал. Он был уже в нескольких ярдах, когда Рафаэль позвал его.

— Эй! Не забудь про церемонию освещения. Начало в час.

О, это то, куда я иду, — подумал Гаррик. — Чтобы получить свою семью, вернуть обратно к дереву Лорио. В этом году, и Богиня, каждый год после этого.

Гаррик последний раз рыкнул наставнику, прежде чем отвернуться и броситься в гущу деревьев.

8 Глава

Молли подождала, пока не была полностью уверена, что все семьи были в лодках, направляясь вниз по течению, чтобы найти их деревья.

Не то, чтобы другие пантеры не выйдут на дорогу, чтобы заставить ее почувствовать себя частью праздника. Они всегда готовы принять ее. Иногда ей хотелось кричать.

Тем не менее, наблюдать, как другие зажигают свои свечи, а она стоит одна у дерева, всегда было тягостной обязанностью.

Наконец, уверенная, что большинство Пантер ушли, Молли, медленно вышла из общежития и направилась к реке. В одной руке она держала свечу, а в другой было маленькое фото родителей. Они не могли быть физически рядом, но она знала, они с ней духом.

Затерявшись в воспоминаниях о счастливых временах, она была застигнута врасплох, когда тень отделилась от кипариса и бросилась, чтобы встать прямо у нее на пути.

— Я уже начал подумывать о том, чтобы зайти туда и вытащить тебя, — поддразнил низкий мужской голос.

Молли выдохнула, ее сердце громко билось о ребра, когда она пробежала страстным взглядом по этому, до боли знакомому, лицу Гаррика.

Она хотела потратить несколько минут, чтобы добраться до реки, а до того, укрепить свои щиты, чтобы вытерпеть неловкий поединок. Сейчас, она чувствовала себя слишком неподготовленной…слишком уязвимой.

— Гаррик, — выдохнула она, ее язычок выглянул, увлажняя пересохшие губы. Его глаза потемнели до цвета топленого меда, он позволил своему взгляду задержаться на ее губах. — Где твоя мать?

— Она пошла к дереву с новой целительницей, — сказал он, его голос отвлек, когда он поднял руку, чтобы мягко смахнуть шальной завиток с ее горячей щеки.

Ее сердце сжалось от сожаления, что она не захотела быть там с женщиной.

Разорвать все контакты, может и к лучшему, но от этого не легче, в эту особенную ночь.

— Ты должен быть с ними.

— Нет, — он подошел достаточно близко, чтобы тепло его тела перебралось на нее, и впервые она заметила, что он не был одет в обычный костюм. Вместо этого, на нем были повседневные джинсы и кашемировый свитер, который подчеркивал его темную красоту. Боже. Он был…божественен. — Мы должны быть с ними.

Мы? Она нахмурилась.

— Я же говорила, я не вернусь обратно к вашей матери целительницей.

Он обхватил ладонью ее подбородок, смотря на нее с напряженностью, от которой она задрожала.

— Как насчет того, чтобы вернуться к ней как дочь?

Рот Молли открылся, сердце пропустило удар.

— Гаррик…

— Подожди, — он прижал палец к губам. — Просто позволь мне сказать.

Властный Дипломат. Она одарила его сдержанным взглядом.

— Ты уже делаешь это.

— Намек понят, — иронично сказал он, его палец погладил ее нижнюю губу. — Я собирался сказать тебе, что могу сделать что-то очень, очень хорошее, но не нахожу никаких слов. Но сначала… — он поморщился, Молли даже задрожала в предвкушении. Она могла злиться на этого самца, но это не мешало ее телу снова и снова желать его, с такой силой, что это было совершенно неприлично. — У меня есть признание.

— Слушаю тебя, — сказала она.

Он изучал ее поднятое лицо в течение долгого, нежного момента, почти как если бы запоминал, как лунный свет освещает черты ее лица.

— Я посвятил свою жизнь карьере, всегда был убежден, что не могу быть хорошей парой или отцом, будучи за тысячи километров. — Сожаление сочилось в его голосе. — Но мысли, о том, что потеряю тебя, заставили меня посмотреть на себя и признаться, что я был трусом.

Молли почувствовала, как ее кошка припадает на передние лапы внутри нее, с опасливым любопытством хотела узнать, что происходит.

— Трусом?

Его рука скользнула на ее шею, удерживая взгляд, тогда как его большой палец прижимался к ее грохочущему пульсу.

— Я любил своих родителей, и более того, я их уважал, но никогда по настоящему, не чувствовал себя дома, — признался он, бессознательно повторяя слова матери, которые она сказала ранее. — Когда я был маленьким, то думал, что если бы я мог быть просто достаточно хорошим или умным или талантливым, мои родители захотели бы быть со мной. Затем, в одни день я просто перестал надеяться. — Он наклонился, сминая ее губы своими в поцелуе, который сделал ее коленки слабыми. — До тебя.

Ее руки ухватили за его плечи, сердце ее таяло от мысли об одиноком мальчике, который боялся мечтать о настоящем доме.

— Ох.

— Это пугало до чертиков, так сильно, что я потратил много лет, отрицая это, — продолжал он, его рука судорожно гладила вверх и вниз ее шею, как если бы, он был голоден до ощущений ее теплой кожи. — Так что я держал тебя на расстоянии, даже когда каждая часть меня жаждала прижать тебя ближе.

Хрупкая, ужасающая надежда начала разрастаться в сердце Молли.

— Что ты хочешь от меня, Гаррик? — выдохнула она.

Его глаза засветились силой своего кота, его соблазнительный запах мускуса дразнил чувства.

— Все, — прорычал он, касаясь губами ее лба. — Твое сердце, — он языком очертил раковину ее ушка. — Твою душу, — он прикусил ее нижнюю губу. — Твое тело, — губы коснулись изгиба ее шеи. — Твое будущее. — Он поднял голову, чтобы осмотреть ее с задумчивым выражением. — Будь моей парой, Молли.

Она неуверенно потянулась вверх, чтобы прикоснуться к лицу, которое преследовало ее в мечтах долгие годы.

— Ты уверен?

— Я никогда еще не был так уверен, — выдохнул он.

— Но твоя карьера…

— Это просто, — перебил он ее, обнимая ее за талию, чтобы прижать ее ближе к своему телу, — работа. Ты же — моя жизнь.

Она заколебалась. Она так много раз разочаровывалась. Затем, увидев сильную необходимость, что светилась в его медовых глазах, она позволила медленной улыбке скользнуть на ее губы.

Это может прогулка привела его в чувство, или, может быть загаданное желание на Рождественскую звезду, но она не собиралась позволить счастью ускользнуть из рук.

Обнимая его за шею, она поднялась на цыпочках, прижимаясь к его губам поцелуем.

— И ты мой, — еще один поцелуй. Глубже…дольше. — Весь мой.

Он хрипло прорычал.

— Как бы я хотел остаться и завершить спаривание, но мы же не хотим опоздать на зажжение свечей. — Он нежно забрал свечу и фото из ее рук, переплетя их пальцы и, потянул ее к берегу устья реки. — Вместе.

— Вместе, — повторила она, истинная радость заполнила ее сердце, когда они вышли к лодке, которую Гаррик тщательно оформил веточками остролиста. Через минуту, они начали спускаться по каналу, где выстроились деревья с уже горящими свечами. — Счастливого Рождества, Гаррик, — пробормотала она тихо.

Он улыбнулся ей, улыбкой, наполненной обещаниями на будущее.

— Счастливого Рождества, моя сладкая Молли.

Примечания

1

Jim Beam — наиболее продаваемый по всему миру бренд бурбона.

(обратно)

Оглавление

  • 1 Глава
  • 2 Глава
  • 3 Глава
  • 4 Глава
  • 5 Глава
  • 6 Глава
  • 7 Глава
  • 8 Глава
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке