Охота на Ведьм (СИ) (fb2)

Как понять, какой именно день изменил твою жизнь, да так, что пути обратно уже никогда не будет? Взять за отсчет самое начало событий, будь то какая-нибудь мелочь, давшая старт всему, что за ней последовало? Или нечто крупное, настолько яркое, что воспоминание не стереть? Выяснить первое я уже никогда не смогу, да и не так уж это и важно. Когда все это началось? Понятие не имею. Но другое дело, когда все это началось для меня… Вот что важно.

В тот октябрьский день я всего лишь ехала на работу. Немного опаздывала, само собой, но не настолько, чтобы сильно переживать. Тем более сегодня последняя пятница месяца и работать все равно никто толком не будет: в такие дни у нас как правило корпоративное мероприятие, так называемая «Счастливая пятница».

И вот, пробка: получай, Кира. И это в нашем то городе! Сказать, что это редкость – значит, ничего не сказать. С тех пор, как я получила права такое случалось лишь трижды: когда нам нанес визит президент и все дороги наглухо перекрыли, когда было какое-то спортивное мероприятие по случаю Олимпиады и все дороги разумеется тоже перекрыли, и вот сейчас. Я высунулась в окно: как ни странно, машин передо мной стояло совсем мало.

«Авария» — догадалась я. Неизвестно, сколько еще здесь проторчу.

Обычно наглость не мое второе счастье, но не сегодня. Не хотелось пропускать «Счастливую пятницу». Окинув взглядом тротуар и не заметив там ни единого пешехода, я загнала свою несчастную машину вправо и рванула вперед. Ну и как у нас часто бывает, сразу разжилась последователями: все, кто оказался за мной сочли мою идею практически гениальной и не долго думая, рванули следом.

Я объехала вереницу машин и смогла лицезреть аварию. Зрелище впечатляющее, не зря в обе стороны все машины стояли. Внушительный джип столкнулся с еще более внушительным КАМАЗом. Я поежилась и притормозила. Похоже, что авария случилась только что: ни машины скорой помощи, ни полиции еще не было. Даже людей было не очень много: все с любопытством выглядывали из своих машин, но подойти ближе никто не решался. Интересно, хоть кто-нибудь скорую вызвать догадался? Ну просто образец взаимовыручки и помощи ближнему развернулся прямо передо мной.

Даже не успев как следует все обдумать, я заглушила двигатель окончательно. Если бы сейчас рядом со мной находилась моя подруга Янка, она бы наверняка спросила что-то вроде: «Тебе что, больше всех надо?» Но ее рядом не было и я вышла из машины. Водители, которым я закрыла проезд даже через тротуар, истошно засигналили, но я не обращала на них внимания. Нечего было по тротуару тащиться, нарушители.

От машин меня отделяло всего несколько шагов, и чем ближе я подходила, тем более пугающим было зрелище: если КАМАЗ еще более-менее, я бы даже сказала, больше «более», чем «менее», то на джип было страшно смотреть. Если раньше он и был внушительным, то сейчас больше напоминал мятый блин. Пока я озиралась по сторонам, от КАМАЗа ко мне хромал лысый мужчина лет пятидесяти с выпученными глазами и черной шапкой в руке.

«Водитель» — решила я.

— Чего тебе? — крикнул он, нас еще разделяло несколько шагов.

— Мне… чем я могу помочь? — пискнула я и осеклась, потому что услышала шум со стороны джипа.

Поначалу я подумала, что сейчас будет взрыв (в кино обычно так и бывает), но через секунду поняла: взрыв откладывается на неопределенное время, зато водитель джипа жив и слегка пошевелился, хотя при первой оценке места происшествия я на такое даже не рассчитывала. Ни секунды не медля, я кинулась вперед, хромающий обладатель КАМАЗа следом за мной.

Я оказалась права: хоть парень и сидел с закрытыми глазами, на голове его зияла ужасная рана и все лицо запачкано кровью, грудь его слабо шевелилась. Кинулась к двери: она была помята и открыть ее не представлялось возможным.

— Он жив? — хрипло поинтересовался водитель КАМАЗа.

— Жив! Да что вы стоите, помогите его вытащить! — прикрикнула я, потому что дядька, казалось, вообще ничего не соображал, а своими силами вытащить дюжего мужика через окно я бы не смогла при всем желании и адреналине. Даже через окно я поняла, что парень высокий и весьма тяжелый.

— Как?

— Через окно, как же еще!

Окно было разбито, я быстро убрала оставшееся стекло, воспользовавшись шапкой, которую выдернула из дрожащих рук лысого дядьки.

— Берите его!

Дядька бросился вперед и начал тянуть парня за руку, тот застонал.

— Да что же вы делаете! Вы же его так убьете! — рявкнула я.

— А что…

— Руки под мышки… Так… Теперь берите его за руки. Шею придерживайте. Теперь аккуратно… — командовала я.

К чести лысого, он справился отлично, слушал меня и лишних вопросов не задавал. Вытянул парня, я схватила его за ноги. Черт, какой же он тяжелый!

— Теперь аккуратно, кладем его сюда.

— Он жив? — с беспокойством поинтересовался мой единственный помощник.

Я приставила пальцы к шее. Пульса не было. С рукой тоже ничего не вышло.

— Черт, он же дышал, сама видела… Стонал еще...

— Отстонался значит, — чуть не плача, заявил водитель КАМАЗа.

— Так, теперь живо пробегитесь по машинам и спросите, нет ли там врача, — скомандовала я.

В наличии врача я сильно сомневалась, если бы врач и был где-нибудь неподалеку, думаю, ему вряд ли пришло бы в голову скрываться. Все же профессия обязывает помочь, клятва и все такое. Но пусть дядька лучше проверит, а не ноет тут над ухом.

Он убежал, а я решала, как быть дальше. Проверила пульс еще раз, прислушалась к дыханию. Ничего. Прошла уже целая минута, а в таком деле время идет на секунды. Быстро его осмотрела: нога выглядела ужасно, вся в темной крови. Кажется, сильное кровотечение. Я перетянула парню ногу в районе бедра своим галстуком (повезло, что я сегодня на работу его одела). Голова тоже выглядела ужасно, но сейчас важно, чтобы он жил.

Словно в беспамятстве, поставила трясущиеся руки на грудь.

— Два вдоха, пятнадцать раз надавить, два вдоха… — приговаривала я.

Сколько прошло времени? У меня было от силы минут шесть, и если… вот об этом «если» думать как то не очень хотелось.

Прибежал водитель КАМАЗа:

— Врача нет, но скорую вызвали, — отрапортовал он, смотря на меня во все глаза.

Я кивнула и продолжила считать. На пятый раз парень распахнул глаза и громко выдохнул.

— Он дышит, дышит! — закричала я.

— А…ангел, — пробормотал парень, поглядывая на меня сквозь приоткрытые ресницы, потом резко закашлялся.

— На бок его!

Лысый мне помог, парень оказался на боку. Лишь бы не задохнулся до приезда скорой, лишь бы дотянул. Я схватила его за руку:

— Потерпи, еще немного.

Не знаю, слышал ли он меня, но глаза его опять закрылись. Испуганно я нащупала его пульс: вроде бы сердце билось.

— Аптечка есть? — немного отдышавшись, повернулась я к водителю КАМАЗа.

— Есть… да… не знаю…

— Найдите, живо!

Дядька побежал к своему автомобилю и уже через минуту мчался обратно, держа в руках аптечку.

— Где же чертова скорая?!

— Не знаю, через полчаса может будут, — пожал он плечами.

— Это хрен знает что такое вообще! — рявкнула я и выдернула у его из рук протянутую аптечку, — Держите его за руку и следите за пульсом. Справитесь?

Бедный дядька кивнул и взял парня за руку. При этом был таким бледным, что оставалось надеяться, что самому ему помощь оказывать не придется.

Я тем временем кинулась к ноге: не хватало, чтобы он умер от потери крови, зря я его что ли спасала? Мой галстук немного приостановил кровотечение, но лишь только немного: если он и тянул на жгут, то на довольно слабый. Слава богу, все необходимое в аптечке обладателя КАМАЗа нашлось, я наложила жгут как смогла. На большее ни знаний, ни сил уже не было.

Теперь самое сложное: голова. Что делать с кровотечением отлично знает каждый школьник, а вот с головой все куда хуже.

«Давящая повязка выручает» — вспомнила я слова нашего преподавателя по медицине катастроф и быстро соорудила таковую на голове парня. Пластырь не клеился, слишком много крови, пришлось перевязать через всю голову бинт.

Я бессильно села на асфальт. Больше я ничем помочь парню не могла, хотя очень того хотела. Хоть я и не была виновником или даже участником аварии, ответственность чувствовала не меньшую, чем наверняка сейчас чувствует лысый дядька.

— Как пульс?

— Есть! — радостно отрапортовал он.

— Вот и славно, — кивнула я.

Некоторое время мы просидели в тишине, пока я не стала различать гул и перешептывания вокруг. У нас явно появились еще зрители.

— Авария… это не по моей вине, — начал дядька, видимо неизвестно по какой причине решив передо мной оправдаться.

— Я ничего не видела, подъехала позже. Но главное, парень жив, — ободряюще кивнула я лысому, которого вдруг стало нестерпимо жаль. Парень явно не так прост, судя по его автомобилю и даже одежде, что на нем осталась. Никто в здравом уме его не обвинит, стало быть, все шишки достанутся дядьке. Так что ему повезет, если парень будет жив и не останется инвалидом, тогда как минимум тюремный срок.

— Да. Спасибо вам, если бы не вы… Никто даже не помог. Вы медик?

— Нет, иначе зачем бы я вас отправила искать врача?

— Действительно… Но вы так уверенно действовали.

— Изучала медицину катастроф пару семестров, а потом сдавала зачет в полевых условиях. Пригодилось вот, — пожала я плечами.

На самом деле это было на втором курсе университета и не казалось чем-то очень важным, а скорее забавным времяпрепровождением. Пока остальные скучали где-нибудь на производстве мы бегали по полю и учились оказывать друг другу первую помощь при помощи подручных средств. Вот уж не думала, что хоть что-то с тех далеких лет отложилось в памяти, но оказалось, что ошибаюсь: когда понадобилось, все припомнила. Даже то, чего не знала.

— Спасибо вам, — повторил дядька и я опять кивнула.

Оставалось дождаться квалифицированной помощи.

— Как вас зовут? — все не желал угомониться мой спутник. Его волнение и желание поговорить, лишь бы не в полном молчании ждать, что будет дальше, мне было очень даже понятно. Поэтому я ответила:

— Кира.

— Константин. Очень приятно.

С того момента, как я притормозила в пяти метрах отсюда прошло максимум минут десять, а такое чувство, что как минимум час. Около нас начало появляться все больше любопытствующих граждан, которые таились до этого в своих машинах. Наконец-то появилась и машина Скорой помощи.

— Неужели, — брякнула я, когда девушка в белом халате подбежала ко мне. Должно быть решила, что я тоже пострадавшая: моя белая рубашка была полностью измазана в крови парня, руки тоже. Подозреваю, что на лицо и волосы тоже попало, руками я не раз волосы убирала. В общем, Керри отдыхает.

Остальные трое кинулись к парню, быстро его осмотрев, водрузили на носилки.

— Вы молодец, — мужчина постарше с бородой, явно тут самый главный, обращался к моему лысому знакомому.

— Это она, — ткнул он пальцем в меня и тут все четверо уставились на меня, как будто решили, что дядьке взбрело в голову шутки шутить.

Подъехала машина полиции и как-то так вышло, что меня запихнули в Скорую, а Константин остался на месте разъяснять, что да как тут было. Раз я не свидетель и ничего не видела, толку от меня все равно нет. Хотя смысла ехать в больницу тоже не было: врачам я помочь ничем не смогу, да и парня знать не знаю. Но зачем-то я поехала. Наверное, хотела убедиться, что мои попытки спасения не были напрасными.

До больницы мы добирались со включенной мигалкой, все как положено. С парнем был полный порядок, о чем и заверил меня врач с бородой, тот, что самый главный.

— Жить будет, отделался легким испугом.

— Ага, у него сердце не билось. По-вашему, так выглядит легкий испуг?

— Конечно, выглядит. С ногой порядок, голову посмотреть, пару-тройку дней полежит – и свободен голубок. Будет порхать только так, — тут обладатель бороды подмигнул, мне пришлось выдавить кислую улыбку в ответ. Веселые люди в скорой помощи работают, ничего не скажешь.

— Вот если бы что с позвоночником сталось, намного хуже было бы. В рубашке родился, — подтвердила слова бородача девушка, что пыталась оказать помощь мне.

— А ты ничего, предприимчивая девка, не растерялась, — сделал заключение бородач и все с ним согласились.

Мы как раз подъехали к зданию больницы.

Медики оперативно выгрузили парня, находящегося без сознания. Пока выбиралась я, их и след простыл. И зачем, спрашивается, я сюда приехала? С трудом выпросив у женщины за стойкой регистрации, я позвонила на работу.

— Так, еще раз: ты попала в аварию? — недоумевал мой начальник, Руслан. Я была его заместителем вот уже год и отношения у нас были самые что ни на есть дружеские.

Недоумение относилась к моей путанной истории. Я как могла коротко ее пересказала под инквизиторским взглядом тетки в белом халате, у которой похоже каждую проговоренную мною минуту вычитали из зарплаты в тройном размере.

— Нет, я же сказала: со мной все хорошо.

— Так что там за авария?

— Позже расскажу, — не выдержала я и повесила трубку. Руслан простит, а вот тетка, что передо мной, вряд ли.

Я отошла как можно дальше от нее и присела на лавочку. Мимо меня туда-сюда сновали люди в белых халатах, обычные граждане и даже пара военных. Прошел час, а на меня внимания никто не обращал. Я имею ввиду, никто из тех, кто бы мог мне помочь. А вообще, гражданам я была весьма интересна: хоть я и умылась и даже немного намочила волосы, пытаясь смыть кровь, одела какой-то одноразовый халат, вид все равно имела чумной. В больнице народу было предостаточно, но со мной рядом никто даже не попытался присесть. Меня это вполне устраивало, кстати.

Прошло еще полчаса. Может, поинтересоваться, что с парнем? Я выглянула: у регистрации стоял все тот же цербер. Ну уж нет, лучше еще часок тут посижу. Должна же она на обед уйти, или просто на перерыв? Пока я увлеченно следила за своим врагом, мимо меня пробежала девушка, та самая, из Скорой помощи. Увидев меня, она притормозила:

— А я вас помню, это вы с нами приехали. С вами все хорошо?

— Со мной да. Я бы хотела…

— А, ваш парень, — она улыбнулась, что я сочла знаком благоприятным.

Приняла пострадавшего за моего друга, ну что ж, не будем ее разочаровывать.

— Да. Он в порядке?

— Да, насколько я знаю. Он уже в отдельной палате, должен скоро прийти в себя.

— Вы позвонили его друзьям, родственникам?

— Он же еще без сознания, мы и имени то его не знаем, так что придется вам, — удивилась она.

— Ну да, конечно…

— Ну я побежала. А вы идите к нему, палата 316. И вы молодец, думаю, он этого не забудет, — девушка подмигнула и побежала по коридору. Увлекающаяся особа, ничего не скажешь.

Ну вот, с пострадавшим все хорошо, я не угробила его окончательно. Навещать его я не собиралась, раз мы даже не знакомы, так что я вздохнула и отправилась клянчить еще один звонок у местного стража. Вот как я могла забыть мобильный в машине? Чувствую себя хуже, чем без рук. И как раньше люди без него обходились?

Пройдя как минимум пять кругов ада из семи, я получила таки доступ к аппарату. Второй мой звонок предназначался моей подруге Янке. Стараясь уложиться в полминуты, я сообщила ей место своего пребывания и дала полчаса на дорогу. И стала ждать. Янка не подвела: появилась через двадцать минут, что было просто фантастикой. Не скрою, я намеренно сократила наш разговор (цербера я уже не боялась, потому что знала, что скоро скроюсь с ее глаз долой). Примись я объяснять что к чему, Янка бы так не торопилась. А теперь ее раздирало жуткое любопытство пополам с беспокойством: чего это я забыла в больнице, когда на работе у меня сегодня «Счастливая пятница», о чем ей было прекрасно известно. Если я ее пропускаю, да еще и в больнице – дело серьезное.

Увидев растрепанную подругу с одним накрашенным глазом, я моментально устыдилась за свой обман. Янка подбежала ко мне, вытаращив глаза.

— Господи, Кира, выглядишь хуже некуда!

И это она еще меня без больничного халата не видела.

— Спасибо, ты тоже.

Убедившись, что умирать я не собираюсь, Янка заметно расслабилась.

— Между прочим, я практически спала, когда ты своим непонятным звонком вынудила меня мчаться неизвестно куда неизвестно зачем с самого утра…

— Утра?! Уже обед. Ты разве сегодня не на работе?

— Долгая история… А, неважно, — отмахнулась Янка, — Идем, расскажешь что случилось по дороге… Кстати, где твоя тачка?

— На Промышленной стоит, если еще не эвакуировали.

— Да где ты слышала, что у нас когда-нибудь машины эвакуировали? Скажешь, тоже мне…

— Значит, едем на Промышленную, — согласилась я с ее доводами.

Наконец-то мы покинули данное учреждение и оказались в Янкиной девятке.

— Ну рассказывай, подруга, почему ты в безвкусном больничном халате?

Я представила, как трудно было Янке усмирить любопытство и терпеливо ждать, когда я все поведую сама и решила, что пусть еще немного помучается.

— Куртку забыла дома, а на улице сегодня холодно.

— Поэтому ты бросила машину и решила пешком сгонять до больницы и взять там халат, который кстати греет не лучше печки на моей девятке?

— Я не пешком шла, меня подбросили, — стараясь ничем себя не выдать, спокойно ответила я.

Пока она прикидывала, как бы половчее мне ответить, мы оказались возле мой машины. Хорошо, что больница так близко. Я выскочила и побежала к своей ласточке, махнув Янке рукой. Она меня поняла, состряпала злобную физиономию, развернулась и поехала к моему дому. Я следом за ней.

Теперь я жила одна, так что никто нам не помешает. И никто не упадет в обморок при виде моей окровавленной одежды.

Разумеется, дома мне пришлось все рассказать, потому что иначе Янка прибегла бы к пыткам. Она это запросто. Но такой возможности я ей не оставила, раз самой не терпелось поделиться своими утренними подвигами.

— Ты обязана навестить его! — заявила она пару часов спустя.

— Зачем?

— Ты его спасла. И сама сказала, что он красавчик.

— И какая тут связь? — подивилась я.

— Ты иногда жутко несообразительная. Только представь, какое начало бурного романа… Внукам еще рассказывать будете.

— Притормози: какие еще внуки? ...

Скачать полную версию книги