Лифт [= Кухонный лифт] (fb2)


Настройки текста:



Гарольд Пинтер Лифт /Кухонный лифт

The Dumb Waiter by Harold Pinter (1957)

Перевод Александра Ярина


Подвал. У задней стены параллельно авансцене стоят две кровати. Между ними окошко лифта для подачи заказанных блюд в ресторан. Оно закрыто. Слева дверь в кухню и уборную. Справа дверь в коридор.

БЕН лежит на кровати слева и читает газету. ГАС сидит на кровати справа, с усилием завязывая шнурки. Оба одеты одинаково: брюки, рубашка, подтяжки.


Молчание.

Управившись со шнурками, ГАС встает. Зевает. Медленно идет к левой двери. Останавливается, смотрит вниз, трясет ногой.

БЕН откладывает газету, смотрит на него. ГАС опускается на колено, развязывает шнурок и медленно стягивает ботинок. Заглядывает внутрь, вытаскивает расплющенный спичечный коробок. Трясет его, внимательно осматривает. Поднимает глаза на БЕНА, их взгляды встречаются. БЕН с шумом расправляет газету, снова принимается читать. ГАС сует коробок в карман, сгибается, чтобы надеть ботинок. С усилием завязывает шнурок. БЕН опускает газету, смотрит на него. ГАС идет к левой двери, останавливается, трясет другой ногой. Встает на колено, развязывает шнурок, медленно снимает ботинок. Заглядывает внутрь, вытаскивает смятую пачку сигарет. Трясет ее, осматривает. ГАС и БЕН вновь встречаются взглядами. БЕН с шумом разворачивает газету, читает. ГАС засовывает пачку в карман, наклоняется, завязывает шнурок.

Выходит в левую дверь.

БЕН бросает газету на кровать, провожает ГАСА пристальным взглядом. Снова берет газету, читает, лежа на спине.

Тишина.

Слышно, как ГАС дважды дергает за цепочку сливного бачка, но вода не льется.

Тишина.

Снова появляется ГАС, задерживается в дверях, чешет голову.

БЕН бросает газету.


БЕН. Фью-ю!


Снова берет газету.


Нет, как тебе это нравится? Вот послушай!


Кивает на газету.


Старик восьмидесяти семи лет решил перейти улицу. А там полно машин. Он сунулся пару раз, видит — не проскочишь. Ну и заполз под грузовик.

ГАС. Что-о?

БЕН. Заполз под грузовик. Под грузовую машину.

ГАС. Не может быть.

БЕН. Грузовик тронулся и раздавил его.

ГАС. Да ты что.

БЕН. Тут написано.

ГАС. Ладно тебе!

БЕН. Я б там сблеванул, честное слово.

ГАС. Кто его вообще на такое подбил?

БЕН. Старик восьмидесяти семи лет лезет под грузовик!

ГАС. В голове не укладывается.

БЕН. Тут написано черным по белому.

ГАС. С ума сойти.


Молчат.

ГАС уходит, качая головой. БЕН снова ложится, читает.

Слышно, как в уборной, слева, ГАС дергает за цепочку, тщетно пытаясь спустить воду.

БЕН присвистывает, читая заметку.

ГАС возвращается.


Хотел тебя спросить.

БЕН. Что ты там все время делаешь?

ГАС. Да я все пытаюсь…

БЕН. Как насчет чая?

ГАС. Я как раз собирался поставить.

БЕН. Давай побыстрей.

ГАС. Сейчас. (Садится на стул. Задумчиво.) Хорошую он дал посуду в этот раз. Мне нравится. Там такие полоски идут. Белого цвета.


БЕН читает.


Красивая. Мне нравится.


БЕН переворачивает страницу.


Знаешь, по всей чашке. По краю. А сама чашка черная, представь. И блюдце тоже все черное, кроме кружочка посередке, куда чашку ставить. А кружочек белый.


БЕН читает.


И точно такие же тарелки, представляешь? Только у них черная полоска, посередине. Я просто упал, какая посуда.

БЕН (продолжая читать). Зачем тебе тарелки? Ты что, есть собрался?

ГАС. Я принес немного печенья.

БЕН. А-а, тогда ешь быстрее.

ГАС. Я всегда прихватываю печенье. Или пирог какой-нибудь. Понимаешь, я не люблю пить пустой чай.

БЕН. Тогда сделай чай, чего ты ждешь? Время-то идет.


ГАС вынимает сплющенную пачку сигарет, рассматривает ее со всех сторон.


ГАС. У тебя остались сигареты? А то у меня пусто.


Он высоко подкидывает пачку, изгибается чтобы поймать ее.


Надеюсь, в этот раз дело будет не долгое.


Прицелившись, запускает пачку под кровать.


Да, все хотел тебя спросить.

БЕН (хлопая газетой по кровати). Фью-ю!

ГАС. Что еще?

БЕН. Ребенок восьми лет убил кошку!

ГАС. Ладно тебе.

БЕН. Да точно. Как тебе это нравится, а? Восьмилетний ребенок убивает кошку!

ГАС. Как он ее убил?

БЕН. Это была девочка.

ГАС. Как она ее убила?

БЕН. Она…


Берет газету, ищет.


Тут не сказано.

ГАС. Как так?

БЕН. Погоди. Тут только сказано: ее брат, в возрасте одиннадцати лет, наблюдал за случившимся из окна сарая.

ГАС. Ну дела.

БЕН. Веселая история, ничего не скажешь.


Пауза.


ГАС. Могу поспорить, это он убил.

БЕН. Кто?

ГАС. Брат.

БЕН. А ты прав.


Пауза.


(Хлопает газетой по кровати.) Нет, ну что ты будешь делать? Ребенок одиннадцати лет убивает кошку и сваливает все на сестру-восьмилетку! Да это ж можно…


Замолкает от отвращенья. Снова берет газету. ГАС встает.


ГАС. Когда он выйдет на связь?


БЕН читает.


Когда он выйдет на связь?

БЕН. А что ты дергаешься? В любое время может выйти. Когда угодно.

ГАС (подходит к изножью кровати Бена) Послушай, мне надо кое о чем у тебя спросить.

БЕН. В чем дело?

ГАС. Ты заметил, сколько времени здесь бачок наполняется?

БЕН. Какой бачок?

ГАС. В уборной.

БЕН. Нет. А что, медленно?

ГАС. Ужас.

БЕН. И что?

ГАС. Как ты считаешь, в чем тут дело?

БЕН. Да ни в чем.

ГАС. Как ни в чем?

БЕН. Поплавок стерся, вот и все.

ГАС. Что стерлось?

БЕН. Поплавок, клапан там такой.

ГАС. Нет, ты серьезно?

БЕН. Я так думаю.

ГАС. Ну дела! Мне даже в голову не пришло.


ГАС подходит к своей кровати и надавливает на матрас.


Я сегодня так себе спал, а ты? Это не кровать, а черт-те что. И второе одеяло надо. (Замечает фотографию на стене.) О, а это что? (Вглядывается.) «Одиннадцать лучших». Крикетисты. Ты это видел, Бен?


БЕН (читает). Что?

ГАС. Одиннадцать лучших.

БЕН. Каких одиннадцать лучших?

ГАС (рассматривая фотографию). Тут не написано.

БЕН. Как там насчет чая?

ГАС. Выглядят старовато.


ГАС подходит к авансцене, осматривает невидимую стену, потом остальные стены подвала.


Не хотел бы я жить в этой дыре. И потом, здесь окно бы не помешало. Хоть посмотреть, что на улице творится.

БЕН. Зачем тебе окно?

ГАС. Ну просто выглянуть наружу, Бен. Время не так медленно тянется.


Расхаживает по комнате.


Ведь как получается? Приезжаешь утром в полной темноте, заходишь. Место каждый раз новое. Целый день спишь, потом делаешь дело — и уезжаешь опять ночью.


Пауза.


Я люблю смотреть на пейзаж. А на такой работе ничего не увидишь.

БЕН. У тебя ведь бывает отпуск, верно?

ГАС. Всего две недели.

БЕН (откладывая газету). Ты меня просто убиваешь. Можно подумать, что ты работаешь каждый день. Сколько мы работаем? Раз в неделю. Чем ты недоволен?

ГАС. Да, но мы все время как на ниточке привязаны, разве нет? Нельзя спокойно выйти из дома, а то звонок пропустишь.

БЕН. Знаешь, в чем твоя беда?

ГАС. В чем?

БЕН. У тебя нет никаких увлечений.

ГАС. У меня есть увлечения.

БЕН. Какие? Назови хоть одно.


Пауза.


ГАС. У меня есть увлечения.

БЕН. Вот взять меня. Чем я занимаюсь?

ГАС. Не знаю. Чем?

БЕН. Я люблю резать по дереву. Вытачивать модели кораблей. Ты когда-нибудь видел, чтобы я сидел без дела? Я никогда не бездельничаю. Я умею заполнить время, причем с пользой. Поэтому, когда раздается звонок, я всегда тут как тут.

ГАС. А у тебе никогда не бывает чувства, что ты сыт по горло?

БЕН. Сыт по горло? Чем?


Молчание.

БЕН читает. ГАС роется в кармане своего пиджака, висящего на спинке кровати.


ГАС. У тебя есть сигареты? Мои кончились.


Шум воды в уборной.


Слыхал? Пошла.


ГАС садится на кровать.


Нет, я ничего не говорю, посуда нормальная. Правда. Красивая посуда. А больше здесь вообще ничего хорошего нет. Намного хуже, чем в прошлый раз. Помнишь, как было в прошлый раз? Где это было-то? Там хоть по крайней мере радио играло. Нет, серьезно. Что-то он в последнее время не слишком заботится о наших удобствах.

БЕН. Ты когда-нибудь кончишь тарахтеть?

ГАС. И потом, здесь ревматизм схватить ничего не стоит. Подольше останешься, и все.

БЕН. Мы надолго не останемся. Где твой чай? С минуты на минуту дело начнется.


ГАС наклоняется и берет с пола маленькую сумку, лежавшую возле кровати. Достает из нее пачку чая.

Внимательно ее рассматривает, поднимает голову.


ГАС. Слушай, все никак тебя не спрошу.

БЕН. Какого тебе еще?

ГАС. Зачем ты сегодня утром остановил машину посреди дороги?

БЕН (откладывая газету). Я думал, ты спишь.

ГАС. Я спал, но ты затормозил, и я проснулся. Ведь ты затормозил, разве нет?


Пауза.


Прямо посреди дороги. Вокруг еще темень была, забыл? Я выглянул, ни черта не видно. Я еще подумал, может, ты хочешь вздремнуть. А ты так весь вытянулся и застыл, ждал, что ли, чего-то?

БЕН. Чего мне было ждать.

ГАС. Я вроде опять заснул. А что вообще случилось? Зачем ты остановился?

БЕН (беря газету). Мы рано ехали.

ГАС (встает). Почему рано? Нам позвонили, так? Сказали всё, пора. Мы и сорвались. Почему же рано?

БЕН (спокойно). Кто взял трубку, я или ты?

ГАС. Ты.

БЕН. Мы ехали рано.

ГАС. Рано для чего?


Пауза.


В смысле: здесь до нас кто-то был и еще не вымелся, так?


Внимательно рассматривает постельное белье.


ГАС. То-то я смотрю, простыни несвежие. Пованивает от них. Утром-то, когда приехали, я и не заметил. Ну знаешь, это уж чересчур. Я не собираюсь спать на одной простыне неизвестно с кем. Я тебе точно говорю, все катится под откос. Уж простыни-то всегда были свежие. Я каждый раз обращаю внимание.

БЕН. Откуда ты знаешь, что эти простыни были несвежие?

ГАС. Что значит откуда?

БЕН. Откуда ты знаешь, что они были несвежие? Ты же на них провалялся весь день, нет?

ГАС. Ты хочешь сказать, это от меня так несет? (Нюхает простыни.) М-да. (Медленно опускается на кровать.) Может, и от меня. Трудно определить. Моя беда, я никогда не знаю, чем от меня несет.

БЕН (глядя в газету) Фью-ю!

ГАС. Слушай. Бен.

БЕН. Фью-ю!

ГАС. Бен.

БЕН. Что?

ГАС. Мы сейчас в каком городе? Я забыл.

БЕН. Я же тебе говорил. В Бирмингеме.

ГАС. Вот дела!


С интересом озирается по сторонам.


Это ж середина страны, второй по величине город Англии. Никогда бы не подумал.


Щелкает пальцами.


Эй, сегодня же пятница, разве нет? Завтра суббота.

БЕН. И что с того?

ГАС (возбужденно). Слушай, может сходим сегодня, посмотрим на «Астон виллу»?

БЕН. Они играют на чужом поле.

ГАС. Правда? Вот ч-черт! Как обидно.

БЕН. Все равно у нас нет времени. Нужно сразу возвращаться.

ГАС. Да, но раньше мы всегда ходили. Специально оставались и смотрели игру. Надо же хоть иногда расслабиться.

БЕН. Жизнь становится труднее, приятель. С каждым днем труднее.


ГАС издает смешок.


ГАС. Я раз видел, как Вилла проиграла. На кубок играли. С кем, сейчас вспомню. Те были в белых майках. После первого тайма было один-один. Я эту игру никогда не забуду. Проиграли из-за пенальти. В театр ходить не надо. А пенальти был спорный. Точно спорный. В общем, проиграли один-два, только из-за этого пенальти. Да что я, ты сам все видел.

БЕН. Я — нет.

ГАС. Да ты ж там был. Ты что, не помнишь этот пенальти?

БЕН. Нет.

ГАС. Он упал в штрафной. Все видели, что он комедию ломает. Я точно говорю, тот парень до него даже не дотронулся. А судья: одиннадцать метров — и всё.

БЕН. Не дотронулся? Думай, что говоришь! Он его просто снес!

ГАС. Да ты что? Вилла такими вещами никогда не занимается.

БЕН. Ладно, кончай.


Пауза.


ГАС. Нет, это все-таки было здесь, в Бирмингеме.

БЕН. Что — это?

ГАС. Матч. Они здесь играли.

БЕН. Они играли на чужом поле.

ГАС. А ты знаешь, с кем они тогда играли? С «Тоттенхем Хотспур» — ну, со «Шпорами».

БЕН. Ну и что?

ГАС. А то что мы никогда не работали в Тоттенхеме.

БЕН. А ты откуда знаешь?

ГАС. Тоттенхем я бы запомнил.


БЕН поворачивается на кровати, смотрит на ГАСА.


БЕН. Только не смеши меня, ладно?


БЕН снова отворачивается и начинает читать. ГАС говорит сквозь зевоту.


ГАС. Да когда же он наконец объявится?


Пауза.


Нет, я все-таки сейчас сходил бы на футбол. Я футбол с детства обожаю. Слушай, а может пойдем завтра посмотрим, как «Шпоры» сыграют?

БЕН (бесцветным голосом). Они играют на чужом поле.

ГАС. Кто они?

БЕН. Шпоры.

ГАС. Так значит как раз здесь.

БЕН. Не идиотничай.

ГАС. Если они играют на чужом поле, значит как раз здесь. Они же должны играть с «Виллой».

БЕН (так же). Но «Вилла» играет на чужом поле.


Пауза. Под дверью появляется белый конверт. Первым его замечает ГАС. Застыв, смотрит на него.


ГАС. Бен.

БЕН. Говорю, на чужом. Они все играют на чужом поле.

ГАС. Бен, смотри.

БЕН. Чего?

ГАС. Смотри.


БЕН поворачивает голову и замечает конверт. Встает.


БЕН. Что это?

ГАС. Я не знаю.

БЕН. Откуда взялся?

ГАС. Из-под двери.

БЕН. Ну. А что это?

ГАС. Я не знаю.


Оба стоят, уставившись на конверт.


БЕН. Подними.

ГАС. В смысле?

БЕН. Подними!


ГАС медленно подходит к конверту, наклоняется и поднимает его.


Что это?

ГАС. Конверт.

БЕН. Надпись есть?

ГАС. Нет.

БЕН. Он запечатан?

ГАС. Да.

БЕН. Открой.

ГАС. Что?

БЕН. Открой!


ГАС открывает конверт и заглядывает внутрь.



Что там?


ГАС высыпает на ладонь дюжину спичек.


ГАС. Спички.

БЕН. Спички?

ГАС. Да.

БЕН. Дай посмотреть.


ГАС протягивает ему конверт. БЕН рассматривает его со всех сторон.


Ничего не написано. Ни слова.

ГАС. Ничего себе, да?

БЕН. Откуда он взялся? Из-под двери?

ГАС. Вроде бы.

БЕН. Ладно, давай вперед.

ГАС. Куда вперед?

БЕН. Открой дверь и посмотри, может, кого поймаешь.

ГАС. Я, что ли?

БЕН. Давай вперед!



ГАС некоторое время смотрит не него, потом кладет спички в карман, идет к кровати, вынимает из-под подушки револьвер. Идет к двери, открывает ее, выглядывает в коридор и захлопывает дверь.


ГАС. Никого.


Кладет револьвер на место.


БЕН. Что там было?

ГАС. Ничего.

БЕН. Шустрые ребята.


ГАС вынимает спички из кармана и рассматривает их.


ГАС. Пригодятся.

БЕН. Да уж.

ГАС. А что, нет?

БЕН. Ну да, тебе же вечно не хватает.

ГАС. Вот именно.

БЕН. Значит, пригодятся.

ГАС. Да уж.

БЕН. А что, нет?

ГАС. Конечно, у меня не залежатся. У кого, у кого…

БЕН. Но не у тебя, да?

ГАС. Вот именно.

БЕН. А почему?

ГАС. А потому что спичек-то нет.

БЕН. А теперь есть, правда?

ГАС. Теперь я могу зажечь чайник.

БЕН. Ну да, ты же всегда клянчишь спички. Сколько у тебя там?

ГАС. Десяток будет.

БЕН. Смотри не теряй. Видал? С красными головками. Для таких даже коробок не нужен.


ГАС ковыряет спичкой в ухе.


(Ударяя его по руке.) Не трать на ерунду! Иди лучше зажги.

ГАС. А?

БЕН. Пойди зажги.

ГАС. Что зажечь?

БЕН. Чайник.

ГАС. Ты хотел сказать газ.

БЕН. Кто хотел?

ГАС. Ты.

БЕН (сощурясь). Ты сказал, что я хотел сказать газ?

ГАС. Ну ты же именно это хотел сказать — газ?

БЕН (отчетливо выговаривая слова). Если я сказал «пойди зажги чайник», значит я хотел сказать «пойди и зажги чайник».

ГАС. Как я могу зажечь чайник?

БЕН. Это такая фигура речи. Зажги чайник. Такая фигура речи.

ГАС. Я никогда не слышал, чтобы так говорили.

БЕН. Зажги чайник! Все так говорят.

ГАС. Я думаю, ты ошибаешься.

БЕН (угрожающе). В каком смысле?

ГАС. Говорят «поставь чайник».

БЕН (сдерживая бешенство). Кто говорит?


Они в упор смотрят друг на друга, тяжело дыша.


(Раздельно.) Я ни разу в жизни не слышал, чтобы кто-то сказал: поставь чайник.

ГАС. Моя мать всегда так говорила.

БЕН. Твоя мать? Когда ты в последний раз видел свою мать?

ГАС. Не знаю, так примерно…

БЕН. Тогда что ты мне рассказываешь про свою мать?


Смотрят друг на друга в упор.


Гас, я не хочу быть несправедливым. Я просто хочу кое-что тебе разъяснить.

ГАС. Пойми…

БЕН. Кто из нас двоих главнее, я или ты?

ГАС. Ты.

БЕН. Я же о тебе забочусь, только и всего, Гас. Ты должен это понять, дружище.

ГАС. Да, но я никогда не слышал, чтобы…

БЕН (в ярости). Никто не говорит «зажги газ»! Газом что зажигают, а?

ГАС. Газом? Что?

БЕН (вытягивая руки и хватая ГАСА за горло). ЧАЙНИК, ИДИОТ!


ГАС отдирает руки Бена от своей шеи.


ГАС. Ну хорошо, хорошо.


Пауза.


БЕН. Ну, чего ты теперь ждешь?

ГАС. Сейчас попробую зажечь.

БЕН. Кого?

ГАС. Спички.


Он достает расплющенный коробок, чиркает о него спичкой.


Нет.


Швыряет коробок под кровать.


БЕН смотрит на него.

ГАС отрывает от пола одну ногу.


Может, так?


БЕН смотрит. ГАС чиркает спичкой о подошву. Она загорается.


БЕН (устало). Поставь этот чертов чайник, Христом-богом прошу.


БЕН идет к своей кровати, но вдруг, осознав, чтó он только что произнес, останавливается и делает пол-оборота назад. Они смотрят друг на друга. ГАС медленно выходит в левую дверь. БЕН бросает газету на кровать и садится, обхватив голову руками.


ГАС (входя). Работает.

БЕН. Что?

ГАС. Плита.


ГАС идет к своей кровати, садится.


Интересно, кто сегодня будет.


Молчат.


Слушай, я давно хотел кое-что тебя спросить.

БЕН (поднимая ноги на кровать). Господи помилуй.

ГАС. Нет, правда. Хотел у тебя спросить.


Встает и пересаживается на кровать БЕНА.


БЕН. Что ты уселся на моей кровати?


ГАС не двигается с места.


Что с тобой делается, а? Ты только и знаешь, что задаешь вопросы. Что с тобой?

ГАС. Ничего.

БЕН. Ты никогда не задавал столько идиотских вопросов. Что на тебя нашло?

ГАС. Я просто интересуюсь.

БЕН. Нечем тут интересоваться. У нас есть работа. Ты можешь просто заткнуться и делать дело?

ГАС. Вот это меня и интересует.

БЕН. Что?

ГАС. Работа.

БЕН. Какая работа?

ГАС (осторожно). Я думал, может, ты что-нибудь знаешь?


БЕН смотрит на него.


Я подумал, может ты… я что хочу сказать… может, у тебя есть какие мысли насчет… кто сегодня будет?

БЕН. Кто сегодня будет — что?


Смотрят друг на друга.


ГАС (членораздельно). Кто сегодня будет?


Молчание.


БЕН. Ты нормально себя чувствуешь?

ГАС. Конечно.

БЕН. Пойди приготовь чай.

ГАС. Да, конечно.


ГАС выходит налево, БЕН смотрит ему вслед. Потом вынимает револьвер из-под подушки, щелкает затвором, проверяет заряд.


Газ кончился.

БЕН. А что случилось?

ГАС. Там счетчик стоит.

БЕН. Денег у меня нету.

ГАС. У меня тоже.

БЕН. Придется тебе подождать.

ГАС. Чего?

БЕН. Уилсона.

ГАС. Он, может, вообще не придет. Пришлет сообщение, и все. Он же не всегда приходит.

БЕН. Значит, придется потерпеть.

ГАС. Черт бы все побрал.

БЕН. Ну выпьешь чаю потом. Что с тобой сделается?

ГАС. Я люблю не потом, а до этого.


БЕН поднимает револьвер к свету и начищает его.


БЕН. Тебе тоже не мешает приготовиться.

ГАС. Это уж я не знаю что такое. Это чересчур, знаешь ли. Почему я должен свои тратить?


Берет с кровати прачку чая и кидает ее в сумку.


Надеюсь, у него хоть шиллинг с собой будет, если он придет. Это входит в его обязанности. В конце концов, это его помещение. Должен следить, чтобы газ был, — хоть чашку чая выпить.

БЕН. Почему ты думаешь, что помещение его?

ГАС. А что, не его?

БЕН. Совсем не обязательно. Он, может, его просто снял.

ГАС. А я уверен, что его. Могу поспорить: весь этот дом ему принадлежит. И не может обеспечить нормальный газ.


ГАС садится на кровать.


Говорю тебе, это его помещение. Ты сравни с другими местами. Мы же всегда приезжаем по адресу, ключ на месте, чайник на месте. И ни души… (Пауза.) А главное, снаружи ничего не слышно, ты замечал? Никто не жалуется: дескать, шум-гром или еще что, правда? И ни разу ни души. Только клиент приходит, и все. Ты замечал? Интересно, стены здесь, что ли, звуконепроницаемые? (Трогает стену над кроватью.) Не поймешь. Только и делаем, что ждем. А он вообще через раз появляется, Уилсон этот.

БЕН. А зачем ему? Он занятой человек.

ГАС (задумчиво). Знаешь, Бен, мне трудно с ним разговаривать.

БЕН. Слушай, кончай.


Пауза.


ГАС. Я много о чем хочу его спросить, но как увижу — не решаюсь.


Пауза.


Все думаю, как было в прошлый раз

БЕН. Какой прошлый раз?

ГАС. С той девчонкой.


БЕН с силой сжимает газету.


(Встает, смотрит на БЕНА сверху.) Сколько раз ты прочел эту газету?


БЕН отбрасывает газету, садится.


БЕН (раздраженно). Ты о чем?

ГАС. Я просто поинтересовался, сколько раз ты уже…

БЕН. Если я правильно понял, ты меня критикуешь, так?

ГАС. Нет, я просто…

БЕН. Ты можешь серьезно схлопотать, если не будешь следить за своими словами.

ГАС. Послушай, Бен…

БЕН. Не собираюсь ничего слушать! (Беря в свидетели стены подвала.) Сколько раз я…! Распустился вообще!

ГАС. Я не то хотел сказать.

БЕН. Кончай это дело, парень. Кончай.


БЕН возвращается на свою кровать.


ГАС. Я просто вспомнил о той девчонке, вот и все.


ГАС садится на свою кровать.


Она, конечно, была не то чтобы очень. Но все равно. Пришлось с ней повозиться, да? Я даже не припомню, чтобы столько было возни. Эти женщины, они как-то не так сколочены, как мужчины. Хлипкий материал. Ты видел, как она раскинулась? Вся так раскинулась, да? Черт! Я не о том хотел спросить.


БЕН садится, зажмурив глаза.


Кто за нами убирает, когда мы уходим? Мне вот что интересно знать. Кто делает уборку? А может, они вообще не убирают. Оставляют их тут валяться, а? Ты как думаешь? Сколько раз мы с тобой выезжали? Черт! Я уже со счета сбился. А что если они вообще никогда за нами не убирают?

БЕН (с сожалением). Эх ты, болван. Ты, наверно, думаешь, что мы одни во всей организации, да? Пораскинь мозгами. У них на каждое дело своя служба.

ГАС. То есть и уборщики, и все такое?

БЕН. Придурок.

ГАС. Нет, просто после этой девчонки я стал думать…


За выступом стены, разделяющим кровати, раздается лязг и грохот, слышно, как что-то спускается сверху. БЕН и ГАС хватают револьверы, вскакивают, смотрят на стену. Шум прекращается. Тишина. Они переглядываются. БЕН делает властный жест, указывая на стену. ГАС медленно приближается к ней. Стучит по ней револьвером. Она отзывается пустотой. БЕН идет к изголовью своей кровати, держа револьвер наготове. ГАС кладет револьвер на кровать и похлопывает рукой по стене между кроватями, ближе к полу. Нащупывает край стенной панели, поднимает ее. За ней оказывается шахта подъемника. Внутри — широкий контейнер на шкивах. ГАС заглядывает внутрь и достает оттуда лист бумаги.


БЕН. Что это?

ГАС. Сам посмотри.

БЕН. Читай.

ГАС (читает вслух). Две бифштекса с жареным картофелем. Два саговых пудинга. Два чая без сахара.

БЕН. Дай посмотреть. (Берет бумагу.)

ГАС (сам себе). Два чая без сахара.

БЕН. Хм.

ГАС. Что скажешь?

БЕН. Да-а…


Подъемник уезжает вверх. БЕН поднимает револьвер.


ГАС. Эй, постойте! И чего они так спешат?


БЕН еще раз читает заказ. ГАС заглядывает ему через плечо.


Как-то все это… странно, правда?

БЕН (отрывисто). Ничего странного. Видно, здесь был ресторан. Наверху. В таких заведениях владельцы меняются быстро.

ГАС. Ресторан?

БЕН. Ну да.

ГАС. Выходит, вот тут, в подвале, была кухня?

БЕН. Да, такие места переходят из рук в руки не успеешь моргнуть. Хозяева ликвидируют дело, и точка. Не хотят терпеть убытки, продают — и съезжают.

ГАС. Значит, прежние хозяева решили, что дело убыточное, и съехали?

БЕН. Факт.

ГАС. А ТЕПЕРЬ КТО ТУТ ЗАПРАВЛЯЕТ?


Молчание.


БЕН. Как это — кто заправляет?

ГАС. Я говорю, кто теперь здесь заправляет? Те съехали, а кто въехал?

БЕН. Это смотря…


Подъемник спускается вниз: лязг, потом громкий стук. БЕН поднимает револьвер. ГАС подходит к контейнеру, достает из него лист бумаги.


ГАС (читает вслух). Суп дежурный. Печень с луком. Пирожное с джемом.


Пауза. ГАС смотрит на БЕНА. БЕН берет заказ у ГАСА, читает. Медленно подходит к подъемнику, ГАС идет за ним. БЕН заглядывает в люк, но не решается посмотреть вверх. ГАС кладет БЕНУ руку на плечо, тот ее сбрасывает. ГАС прикладывает палец ко рту. Наклоняется к люку и на мгновение заглядывает вверх. БЕН в панике резко отталкивает его. Бросает револьвер на постель, говорит решительно.


БЕН. Надо им что-то послать.

ГАС. А?

БЕН. Надо им что-то послать.

ГАС. Да, да. Конечно. Наверно, надо.


Видно, что, решившись, оба они испытывают облегчение.


БЕН (деловито). Шевелись давай! Что там у тебя в сумке?

ГАС. Да не густо.


Подходит к шахте и кричит вверх.


Минуточку!

БЕН. Прекрати!


ГАС смотрит в сумку и начинает вынимать оттуда продукты.


ГАС. Печенье. Плитка шоколада. Бутылка молока.

БЕН. И все?

ГАС. Пачка чая.

БЕН. Сойдет.

ГАС. Чай мы не можем отдать. Это последний.

БЕН. Да на что он тебе сдался? Газа-то все равно нет.

ГАС. А может, они пришлют нам пару монет.

БЕН. Что там еще?

ГАС (засовывает руку поглубже). Слойка с цукатами.

БЕН. Слойка с цукатами?

ГАС. Да.

БЕН. Ты не сказал, что у тебя есть слойка с цукатами.

ГАС. Разве?

БЕН. А почему только одна? Ты что, для меня не купил?

ГАС. Я думал, ты их не любишь.

БЕН. Ну хорошо, все равно одну слойку не пошлешь…

ГАС. Почему бы нет?

БЕН. Принеси тарелку.

ГАС. Несу.


ГАС направляется к левой двери, но останавливается на полпути.


Так ты думаешь, слойку можно оставить?

БЕН. Я думаю?

ГАС. Послушай: они же вообще не знают, что у нас есть слойка.

БЕН. Это не важно.

ГАС. Так что, нельзя оставить?

БЕН. Нет. Неси тарелку.


ГАС выходит в левую дверь. БЕН заглядывает в его сумку и вытаскивает пакетик чипсов. ГАС возвращается с тарелкой.


(Прокурорским тоном, потрясая в воздухе чипсами). А это откуда?

ГАС. Что?

БЕН. Откуда взялись эти чипсы?

ГАС. А откуда ты их взял?

БЕН (толкает ГАСА в плечо). Эй парень, ты ведешь грязную игру!

ГАС. Я их люблю под пиво! Что тут такого?

БЕН. А где ты собирался взять пиво, может, скажешь?

ГАС. Смогу же я когда-нибудь выпить.

БЕН. Ладно, я тебе это запомню. Клади все на тарелку.


Складывают на тарелку все, что собрали. Тем временем контейнер уезжает вверх, без тарелки.


Минуточку!


Застывают в ожидании.


ГАС. Ушел.

БЕН. Все из-за твоих идиотских фокусов!

ГАС. Что же теперь делать?

БЕН. Придется ждать, пока он снова спустится.


БЕН ставит тарелку на кровать, надевает наплечную кобуру и начинает завязывать галстук.


Надо приготовиться заранее.

ГАС. Слушай, Бен.

БЕН. Что тебе?

ГАС. Что вообще здесь происходит?


Пауза.


БЕН. А что такое?

ГАС. Здесь не может быть ресторана.

БЕН. Здесь был ресторан.

ГАС. Ты видел плиту?

БЕН. И что?

ГАС. Там всего три конфорки.

БЕН. Ну и что из этого?

ГАС. Много ли наготовишь на трех конфорках, Бен? Маловато для бойкого места.

БЕН (раздраженно). А ты думал, почему в ресторанах так медленно обслуживают?


Надевает жилет.


ГАС. Ну хорошо, а что тут происходит без нас? Как они справляются? Выходит, все эти заказы спускаются вниз, а вверх — ничего не идет. И так годами?


БЕН смахивает пыль с пиджака.


Что здесь будет, когда мы уйдем?


БЕН надевает пиджак.


Нет, так дела не делаются.


Подъемник спускается. Они оборачиваются, ГАС подходит к люку и вынимает заказ.


(читает вслух). Макарони пастичо. Ормита макарунада.

БЕН. Что, что?

ГАС. Макарони пастичо. Ормита макарунада.

БЕН. Греческие блюда.

ГАС. Правда, что ли?

БЕН. Говорю тебе.

ГАС. Высший класс. Закачаешься.

БЕН. Давай скорее, а то уйдет.


ГАС ставит тарелку в контейнер.


ГАС (кричит в люк). Печенье Маквити и Прайс, три! Чай Лайонс с красной этикеткой, один! Чипсы Смит, одни! Слойка с цукатами, одна! Шоколад с изюмом и орехами, один!

БЕН. Марка Кэдбери.

ГАС (кричит в люк). Марка Кэдбери!

БЕН (протягивая молоко). Бутылка молока, одна.

ГАС (кричит в люк). Бутылка молока, одна! Маленькая! (Смотрит на этикетку.) Марка Экспресс Дайери! (Ставит бутылку в контейнер.)


Подъемник уезжает.


Управились.


БЕН. Не надо так орать.

ГАС. А что такое?

БЕН. Мы еще не управились.


БЕН идет к своей кровати.


Ладно, пока все идет нормально.

ГАС. Ты так думаешь?

БЕН. Одевайся, сколько тебе говорить! Счет пошел на минуты.


ГАС надевает жилет. БЕН ложится на кровать, глядит в потолок.


ГАС. Ну и местечко. Ни чая, ни печенья…

БЕН. Тебя от еды совсем развезет, дружище. Ты вообще какой-то вялый, заметил? На твоей работе нельзя так опускаться.

ГАС. А кто опускается?

БЕН. Ты, друг, ты.

ГАС. Я? Это я опускаюсь?

БЕН. Ты проверил свой ствол? Даже не подумал. Это никуда не годится. Хоть бы снаружи протер.


ГАС обтирает револьвер простыней. БЕН вынимает из кармана зеркальце и, глядя в него, подтягивает узел галстука.


ГАС. Я вообще удивляюсь, где у них повар. Тут несколько поваров должно быть, одному ни за что не управиться. Наверно, здесь были еще плиты. А! да там, наверно, вторая кухня есть, в конце коридора.

БЕН. Еще бы! Ты хоть знаешь, что нужно для приготовления ормиты макарунады?

ГАС. Нет, а что?

БЕН. Для ормиты … вот представь себе…

ГАС. Несколько поваров нужно, да?


ГАС засовывает револьвер в кобуру.


Скорее бы отсюда смотаться.


Надевает пиджак.


Почему он не выходит на связь? Мне кажется, я уже год здесь торчу. (Вынимает револьвер из кобуры, проверяет заряд.) Мы ведь ни разу его не подводили, верно? Ни разу. Я давно думаю, Бен. На нас с тобой можно положиться, верно?


Кладет револьвер в кобуру.


Побыстрее бы все прошло


Смахивает пыль с пиджака.


Хорошо бы клиент сегодня был без фокусов. Я что-то не в форме. Голова раскалывается.


Молчание.


Подъемник спускается. БЕН вскакивает с постели.

ГАС вынимает заказ.


(Читает вслух.) Одна курица с ростками бамбука и каштанами. Один шашлык по-китайски в соусе чар сью, с молодой фасолью.

БЕН. С молодой фасолью?

ГАС. Ну да.

БЕН. Черт!

ГАС. Не знаешь, с чего начать.


Заглядывает в контейнер, вынимает оттуда пачку чая.


Чай прислали обратно.

БЕН (встревоженно). Чего это вдруг?

ГАС. Может, еще не время для чая.


Подъемник уезжает вверх. Молчание.


БЕН (бросает чай на кровать, решительно). Слушай. Надо им сказать.

ГАС. Что сказать?

БЕН. Что мы не можем… у нас ничего этого нет.

ГАС. Согласен.

БЕН. Дай карандаш. Пошлем им записку.


ГАС поворачивается за карандашом и внезапно замечает переговорную трубку, висящую справа от люка над его кроватью.


ГАС. Что это?

БЕН. Что?

ГАС. Вот это.

БЕН (рассматривает трубку). Это? Трубка.

ГАС. Давно она здесь?

БЕН. Полезная вещь. Нам бы по ней говорить, чем орать им туда.

ГАС. Странно, что я ее раньше не заметил.

БЕН. Ну давай, действуй.

ГАС. Что ты хочешь?

БЕН. Видишь? Это свисток.

ГАС. Вот эта штука?

БЕН. Да, вытащи его. Тяни на себя.


ГАС вытаскивает свисток.


Так.

ГАС. И что дальше?

БЕН. Дунь в него.

ГАС. Зачем?

БЕН. Наверху свистнет, и они поймут, что ты хочешь говорить. Дуй.


ГАС дует в свисток. Тишина.


ГАС (держа трубку у рта). Ничего не слыхать.

БЕН. Говори, говори! В трубку говори!


ГАС смотрит на БЕНА, потом начинает говорить в трубку.


ГАС. В кладовке — шаром покати!

БЕН. Дай сюда!


Выхватывает трубку ГАСА и подносит ее ко рту.


(Крайне почтительным тоном.) Добрый вечер. Простите, что… вас беспокоим, но мы подумали… мы должны сказать вам, что у нас больше ничего нет. Мы послали все, что было. Внизу совсем не осталось провизии.


Медленно подносит трубку к уху.


Простите?


Подносит трубку ко рту.


Как?


К уху. Слушает. Ко рту.


Нет, все, что было, мы послали.


К уху. Слушает. Ко рту.


Я очень сожалею.


К уху. Слушает. ГАСУ.


Слойка оказалась черствая.


Слушает. ГАСУ.


Шоколад растаял.


Слушает. ГАСУ.


Молоко скисло.


ГАС. А чипсы, чипсы-то как?

БЕН (слушает). Печенье с плесенью.


Не мигая, смотрит на ГАСА. Подносит трубку ко рту.


Мы глубоко сожалеем.


К уху.


Что?


Ко рту.


Что?


К уху.


Да. Да.


Ко рту.


Конечно. Не беспокойтесь. Сию минуту.


К уху. Голос исчез. БЕН вешает трубку.


(Победоносно). Ты понял?


ГАС. Что?

БЕН. Знаешь, что он сказал? Зажгите чайник! Не «поставьте чайник»! И не «зажгите газ»! Зажгите чайник, понял!

ГАС. Как мы можем зажечь чайник?

БЕН. Что-что ты сказал?

ГАС. Газа нет.

БЕН (хлопает ладонью по лбу). Что же нам делать?

ГАС. А зачем ему вообще понадобилось, чтобы мы зажигали этот чайник?

БЕН. Чаю вскипятить. Он хочет чашку чаю.

ГАС. Он хочет чашку чаю! А я? Я с вечера чаю хочу!

БЕН (в отчаянии). Что же теперь делать?

ГАС. А мы-то что будем пить? Как он себе представляет?


БЕН садится на кровать, смотрит в пространство отсутствующим взглядом.


Как мы-то?


БЕН сидит без движения.


Я тут подыхаю от голода и жажды. А ему видите ли захотелось чашечку чаю. Вот до чего дошел.


БЕН опускает голову на грудь.


Я тоже не прочь подкрепиться. А ты нет? Думаю, и ты бы не отказался.


ГАС садится на свою кровать.


Мы ему послали все, что у нас было, — а он недоволен. Это кому-то рассказать! С какой стати ты ему все это отправил? (Задумчиво.) А я с какой стати?


Пауза.


Кто его знает, что он там ест наверху? Может, ему салат принесли. В салатнице. Не все же им снизу подают. Наверняка у них там запасы. Ты заметил? салата ни разу не заказывали. Значит, у них все есть для салата. Холодное мясо, редиска, огурчики. Зелень. Маринованная селедочка.


Пауза.


Крутые яйца.


Пауза.


Да все что хочешь. Может, и пиво. Небось, сидят, потягивают, закусывают моими чипсами. Кстати, к чипсам он не придрался, ты заметил? В общем, они там нормально обходятся, за них не беспокойся. Ты же не думаешь, что они там сидят и ждут, пока им еду снизу подадут. Так до скончанья века прождешь.


Пауза.


У них все нормально.


Пауза.


Чашку чаю он захотел.


Пауза.


Даже не смешно, ей-богу.


Поднимает взгляд на Бена, встает с кровати и подходит к нему.


Что это с тобой? Вид у тебя какой-то опущенный. Я бы сам сейчас чего-нибудь принял.


БЕН распрямляется.


БЕН (тихо). Уже мало осталось.

ГАС. Знаю. Не люблю работать на пустой желудок.

БЕН (усталым голосом). Помолчи минуту. Сейчас я дам тебе инструкции.

ГАС. Зачем? Все давно отработано.

БЕН. Сейчас я дам тебе инструкции.


ГАС вздыхает и садится на кровать рядом с БЕНОМ. Инструкции произносятся и повторяются механически.


Когда позвонят, ты идешь и становишься за дверью.

ГАС. Становлюсь за дверью.

БЕН. Если в дверь постучат, ты не ответишь.

ГАС. Если в дверь постучат, я не отвечу.

БЕН. Но в дверь не постучат.

ГАС. И я не отвечу.

БЕН. Когда клиент войдет…

ГАС. Когда клиент войдет…

БЕН. Закроешь за ним дверь.

ГАС. Закрою за ним дверь.

БЕН. Но не выдашь своего присутствия.

ГАС. Не выдам своего присутствия.

БЕН. Он увидит меня и шагнет ко мне.

ГАС. Он увидит тебя и шагнет к тебе.

БЕН. Он не увидит тебя.

ГАС (отсутствующим голосом). А?

БЕН. Он не увидит тебя.

ГАС. Он не увидит меня.

БЕН. Но он увидит меня.

ГАС. Он увидит тебя.

БЕН. Он не будет знать, что там ты.

ГАС. Он не будет знать, что там ты.

БЕН. Он не будет знать, что там ты.

ГАС. Он не будет знать, что там я.

БЕН. Я вытащу ствол.

ГАС. Ты вытащишь ствол.

БЕН. Он опешит.

ГАС. Он опешит.

БЕН. А если обернется…

ГАС. А если обернется…

БЕН. Там ты.

ГАС. Тут я.


БЕН хмурится, трет ладонью лоб.


Ты кое-что пропустил.

БЕН. Знаю. Что?

ГАС. Ты не сказал, что я тоже вынимаю ствол.

БЕН. Ты вынимаешь ствол…

ГАС. Когда закрою дверь.

БЕН. Когда закроешь дверь.

ГАС. Раньше ты никогда этого не пропускал, ты заметил?

БЕН. Тут он увидит, что сзади — ты…

ГАС. Тут он увидит, что сзади — я…

БЕН. А перед ним — я…

ГАС. А перед ним — ты…

БЕН. Он растеряется…

ГАС. Занервничает.

БЕН. Подумает, что делать?

ГАС. И что сделает?

БЕН. Он посмотрит на меня, потом на тебя.

ГАС. Мы молчим.

БЕН. Смотрим на него.

ГАС. Он молчит.

БЕН. Смотрит на нас.

ГАС. А мы на него.

БЕН. Все молчат.


Пауза.


ГАС. А что делать, если это будет девушка?

БЕН. То же самое.

ГАС. Все то же самое?

БЕН. Абсолютно.


Пауза.


ГАС. Никаких изменений?

БЕН. В точности то же.

ГАС. Ох.


ГАС встает с кровати, его бьет дрожь.


Я сейчас.


Выходит в левую дверь. БЕН по-прежнему неподвижно сидит на своей кровати.

Еще одна попытка ГАСА спустить воду в уборной, но спуск, как и раньше, не работает.

Тишина.

ГАС, возвращаясь, застывает в дверях, погруженный в свои мысли. Он смотрит на БЕНА, затем медленно бредет к своей кровати. Вид у него встревоженный. Стоит, раздумывает. Оборачивается, смотрит на БЕНА и делает несколько шагов по направлению к нему.


(Медленно, глухим и напряженным голосом.) Зачем он прислал нам спички, если знал, что газа нет?


Молчание.

БЕН смотрит перед собой отсутствующим взглядом. ГАС подходит к изножью кровати БЕНА, повторяет ему то же самое в левое ухо.


Бен. Зачем он прислал нам спички, если знал, что газа нет?


БЕН поднимает голову и смотрит на ГАСА.


Зачем он это сделал?

БЕН. Кто?

ГАС. Кто прислал нам эти спички?

БЕН. О чем ты говоришь?


ГАС пристально смотрит на БЕНА.


ГАС (хрипло). Кто там, наверху?

БЕН (нервно). А какая тут связь?

ГАС. Нет, все-таки: кто он?

БЕН. Какая тут связь?


БЕН, не глядя, нащупывает лежащую на кровати газету.


ГАС. Я задал вопрос.

БЕН. Отстань!

ГАС (все более волнуясь). Я давно тебя спрашивал. Кто сюда въехал? Я спросил. Ты сказал, прежние съехали. Хорошо. А кто въехал?

БЕН (сгорбившись). Заткнись!

ГАС. Ты слышал вопрос?

БЕН (вставая с кровати). Заткнись!

ГАС (возбужденно). Я сколько раз тебя спрашивал: кто тут владелец? А? Сколько раз тебя спрашивал.


БЕН со злобой ударяет ГАСА в плечо.


Я ведь спрашивал: кто у них главный?


БЕН снова бьет ГАСА в плечо.


(Исступленно.) Послушай, зачем он играет с нами в прятки? Ты мне объясни. Зачем он это делает?

БЕН. В какие прятки?

ГАС (в ярости, наступая на БЕНА). Зачем он это делает? Мы же выдержали все испытания, а? Мы тыщу лет назад прошли испытательный срок! Вместе прошли, забыл, что ли? Сколько раз мы себя показали, а? Мы всегда справлялись с работой. Зачем он это делает? Что он затеял? Зачем он играет в прятки?


За спиной у БЕНА и ГАСА спускается подъемник. На этот раз обычный грохот сопровождается пронзительным свистком. ГАС бросается к люку и выхватывает оттуда листок с заказом.


(Читает вслух.) Омары!


Комкает листок, снимает трубку, вытаскивает наружу свисток, дует в него и говорит в трубку.


У НАС НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ! ВООБЩЕ НИЧЕГО! ВАМ ПОНЯТНО?


БЕН вырывает у ГАСА трубку и отшвыривает его прочь. Затем снова подходит к нему и наотмашь бьет его в грудь.


БЕН. Прекрати! Ты что, спятил?

ГАС. Но ты же сам слышал!

БЕН (разъяренно). Все, хватит! Я тебя предупредил.


Молчание.

БЕН вешает трубку на место. Идет к своей кровати, ложится. Берет газету и начинает читать.

Молчание.

Подъемник уезжает.

БЕН и ГАС резко оборачиваются, их взгляды встречаются. БЕН отводит глаза и продолжает читать газету.

Молчание.

Подъемник съезжает вниз.

Та же игра: БЕН и ГАС резко оборачиваются, их взгляды встречаются. БЕН отводит глаза и продолжает читать газету.

Молчание.

БЕН отбрасывает газету.


БЕН. Фью-ю!


Поднимает газету, смотрит в нее.


Послушай только!


Пауза.


Что ты на это скажешь, а?


Пауза.


Фью!


Пауза.


Ты когда-нибудь слышал такое?

ГАС (тупо). Да ты что…

БЕН. Правда.

ГАС. Ладно тебе…

БЕН. Тут написано черным по белому.

ГАС (еле слышно). Точно? БЕН.

БЕН. Представь себе.

ГАС. В голове не укладывается.

БЕН. Я б там сблеванул, ей-богу.

ГАС (почти беззвучно). С ума сойти.


БЕН качает головой. Откладывает газету, встает с кровати. Вкладывает револьвер в кобуру.

ГАС встает, идет к левой двери.


БЕН. Куда ты?

ГАС. Хочу выпить стакан воды.


Выходит. БЕН смахивает пыль со своей одежды и обуви. Раздается свисток переговорного устройства. БЕН подходит, вытаскивает свисток и прикладывает трубку к уху. Слушает. Подносит трубку к уху.


БЕН. Так.


К уху. Слушает. Ко рту.


Прямо сейчас. Ясно.


К уху. Слушает. Ко рту.


Конечно, готовы.


К уху. Слушает. Ко рту.


Понял. Повторяю. Он прибыл, сейчас войдет. Применять обычный метод. Понял.


К уху. Слушает. Ко рту.


Конечно, готовы.


К уху. Слушает. Ко рту.


Ясно.


Вешает трубку.


Гас!


Вынимает расческу, причесывается, оправляет пиджак, чтобы револьвер не слишком выпирал. Звук спускаемой воды в уборной слева. БЕН быстро идет к левой двери.


Гас!


Резко распахивается правая дверь. Бен поворачивается, направляет на дверь револьвер.

В комнату, споткнувшись на пороге, влетает ГАС.

На нем нет пиджака, жилета, галстука и кобуры с револьвером.

ГАС застывает, сгорбившись, его руки безвольно висят вдоль туловища.

Поднимает голову и смотрит на БЕНА.

Долгое молчание.

БЕН и ГАС пристально глядят друг на друга.


Занавес




MyBook - читай и слушай по одной подписке