КулЛиб электронная библиотека 

Искатель. 2014. Выпуск № 07 [ Журнал «Искатель»] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



ИСКАТЕЛЬ 2014
Выпуск № 7


Юрий Кунов
ВОЙТИ В РЕКУ

Глава 1

Июнь только-только наступил. Люди и природа пока не были измучены жарой, при глубоком вдохе в воздухе еще ощущался запах свежей зелени и влажного чернозема, так что для большинства жителей Бирючинска это солнечное утро представлялось приятным прологом к плодотворному дню и вечерним удовольствиям. По мнению же остальных проснувшихся горожан, утро понедельника в России ни при каких обстоятельствах не могло быть приятным, и они поносили его последними словами. Кое-кто даже вслух.

Стеклянная дверь единственного в Бирючинском районе супермаркета плавно распахнулась. Из магазина вышла подтянутая привлекательная женщина средних лет в желтой рубашке поло и светло-серых трикотажных брюках. Прищурившись, она взглянула на безоблачное небо и, переложив из руки в руку полиэтиленовый пакет с продуктами, направилась наискосок через площадь в сторону небольшого парка. Местные краеведы вот уже более двадцати лет рвали на себе пиджаки, утверждая, что его заложил во второй половине восемнадцатого века граф Румянцев-Задунайский, но документов об этом историческом событии, не смотря на все потуги, им никак не удавалось обнаружить. Наоборот, они все время натыкались в архивах на сообщения о том, что первый общественный парк в Бирючинске был разбит в тысяча девятьсот девятнадцатом году взводом красноармейцев во главе с комиссаром Голопятовым. Креативная городская общественность от таких результатов научных изысканий пребывала в унынии.

Пройтись по парку, как и несколько десятилетий назад, было сплошным удовольствием. Но теперь в нем радовали глаз не только зеленые насаждения. В кои-то веки здесь под их сенью воцарились наконец аптечный порядок и европейская чистота. И все, вероятно, благодаря тому, что теперь на парковые аллеи выходили окна нового дома главы администрации Бирючинского района Рудольфа Марленовича Баклушина, который до назначения на этот высокий пост некоторое время руководил подразделением одной немецкой фармацевтической компании.

— Валентина Васильевна! Валентина Васильевна! — разнесся над площадью девичий голос.

Женщина с пакетом обернулась. К ней бежала худенькая рыжеволосая девушка в бежевом костюмчике-сафари и солнцезащитных очках.

— Катюша, что же вы так кричите? — женщина улыбнулась. — Утро спугнете.

— Не спугну… Здравствуйте, Валентина Васильевна! — подбегая и с трудом переведя дыхание, выпалила девушка. Подняв на лоб очки, она с воодушевлением зачастила:

— Сто лет вас не видела! Димка вез меня на работу, и я вдруг на повороте вижу — вы идете. Я ему — стой! Он по тормозам. Вон дожидается.

Катюша грациозно, словно антилопа, повела головой в направлении темно-синих «Жигулей», стоявших возле здания Дома культуры.

После прошлогоднего ремонта белую краску со стен и колонн одного из последних бирючинских бастионов нравственности еще не смыло дождями, и под лучами летнего солнца он выглядел довольно нарядно. Только разбитые стекла в одной из дверных створок разрушали цельность образа.

— Как там в школе дела? Ремонт уже начали? — спросила Валентина Васильевна, поправляя растрепавшиеся Катюшины волосы.

— Ой, бардак! Виктор Леонидович уехал три дня назад в область и за него теперь Елена Михайловна. Я уже с ней за это время два раза поцапалась. Вот, с вами, Валентина Васильевна, — бровки девушки взлетели вверх, глазки округлились, — когда вы были завучем, я никогда-никогда не ругалась. Ни одного разика. Ведь так?!

— Вы, Катюша, ко мне, просто, с большим пиететом относитесь, чем к Елене Михайловне.

— Конечно! Вы в сто раз и умнее, и красивее, чем она. Пусть и на двадцать лет ее старше. Ой, простите, Валентина Васильевна, — Катюша в неподдельном испуге прижала ладони к груди, — с языка сорвалось!

— Ничего. Я же не пожилая девушка из шоу-бизнеса, чтобы стесняться своего возраста.

На безымянном пальчике правой руки Катюши женщина заметила изящное золотое колечко с зеленым камешком. Молодая учительница никогда прежде не носила дорогих украшений. Ей они были не по карману. Валентина Васильевна предположила, что это, скорее всего, предсвадебный подарок, но расспрашивать о нем не стала, ежесекундно помня о Катюшиной словоохотливости.

— Нет! — девушка по-детски махнула рукой. — Я часто говорю не то, что надо. Не знаю, как только меня Димка мой терпит?! Между прочим, он сейчас сказал, что вчера вашу соседку нашли.

— Какую соседку?

— А ту, что пропала неделю назад. Я ее фамилию не помню.

— Квасову?

— Точно, Квасову! Он ее труп в морг отвозил. Мой сержант как раз вчера дежурил, а в его дежурство всегда что-нибудь случается. Ее в реке под Меловаткой выловили.

— Утонула?

— Вроде бы. Сегодня экспертизу должны провести. Они…

Раздался короткий автомобильный гудок. Девушка оглянулась.

— Ой, мне пора! Валентина Васильевна, все не было удобного случая вас спросить. Можно я к вам иногда заходить буду? Я по вас скучаю. И мне время от времени советы бывают ваши нужны — я педагог все-таки начинающий. А по телефону обсуждать психологические проблемы учащихся как-то непрофессионально. Верно?

— Приходите, Катюша. С удовольствием поделюсь с вами кисло-сладким учительским опытом. Приходите.

— Спасибо, Валентина Васильевна! Я постараюсь много времени у вас не отнимать. Знаю, что я страшная болтушка, но я буду очень строго себя контролировать. До свидания!

Катюша развернулась и побежала к автомобилю.

— Валентина Васильевна, а Димка мне предложение сделал! — вдруг обернувшись, крикнула она и подняла вверх правую руку, демонстрируя колечко. — Вот!

— Поздравляю!

Глядя на Катюшу сейчас со стороны, невозможно было подумать, что этой девчонке двадцать шесть лет, преподает она химию и что старшеклассники, включая самых бестолковых, ее уважают. В отличие от большинства коллег-педагогов, причислявших простоту к человеческим порокам. Сама бывшая заведующая учебной частью была уверена, что не всякая простота хуже воровства.

— Девушка, девушка! — услышала Валентина Васильевна у себя за спиной грубоватый мужской голос. Она с любопытством повернулась направо, почувствовав с той стороны резкий запах дешевого табака.

— Вы ко мне обращаетесь?

— О! Васильевна, извини. Не признал! — Иван Дронов, известный на весь Бирючинск дебошир и пьяница, сделав удивленные глаза, развел руками. Он был как обычно небрит — по-мужицки, а не а ля метросексуал, — но в остальном выглядел опрятно, и его одежда распространяла едва уловимый аромат «альпийской свежести».

— Здравствуй, Иван!

Дронов, услышав приветствие, заулыбался, показывая пожелтевшие от курения зубы.

— Доброго здоровьица!

— О чем же ты хотел поболтать с незнакомой девушкой?

— Так, это…

Дронов склонил голову набок и, опустив глаза, замолчал.

— Смелее. Ты же не на уроке математики.

— Ну, хотел рублик-другой попросить у прекрасной незнакомки. — Иван, прищурив один глаз, хитро посмотрел на Валентину Васильевну. — На утренний кофе не хватает.

— И круассаны?

— Чего?

— Я говорю, и булочку в томате.

По выражению лица Дронова было видно, что шутки он не понял.

— Васильевна, я пивка только хотел взять. Для настроения. А потом со всей силы за любимую работу.

— Иван, Иван…

Валентина Васильевна поставила пакет на асфальт и достала из кармана брюк кошелек.

— Сколько тебе нужно? А то сейчас начнешь прохожих обирать.

— Н-е-е. Я всегда по-доброму. Да и надо всего-то два рублика. Или три.

— Держи, — женщина протянула Ивану пятирублевую монету.

— Васильевна, спасибо! Выручила по-соседски. Лариске моей только не говори, что я с ранья у магазина ошивался. Лады?

— Не скажу. Ты про работу на радостях не забудь. Хорошо?

Валентина Васильевна опасалась, что Дронов опять уйдет в традиционный многодневный загул и не хотела быть ему в этом помощницей.

— Только бутылек пивусика возьму — и сразу на склад. Ребятишкам там без меня никак не управиться. У них ни бицепсов, ни трицепсов. Мешок цемента поднять не могут. Как я их брошу? Наберут кнопкодавов, а Иван потом выручай, рви пупок.

Казалось, что Дронов говорит вполне искренно. Безоговорочно ему поверить Валентине Васильевне мешал лишь ее жизненный опыт.

— Иван, а ты слышал, что вчера Раису Квасову нашли? — спросила она, вдруг вспомнив о непростых отношениях Дронова с погибшей.

Иван расплылся в улыбке.

— Райку-Бомбу?! Где?

— В Лигани, под Меловаткой.

— Утонула что ли? Вот дает, толстомясая! А я думал, что она своей смертью не помрет.

— Почему?

— Сильно додельная была.

— Не поняла.

— В каждую дырку затычка. Жизни всех учила. Вы же знаете, сейчас каждая сволочь с большими бабками народ жизни учит. Считают, что они самые умные. А на самом деле у них просто на месте совести… хрен вырос, отсюда и бабульки в карманах.

Валентина Васильевна давно обратила внимание на то, что Дронов при женщинах и детях почти никогда не ругается матом. Хотя и давалось ему это с видимым трудом, ибо привычка — вторая натура.

Женщина улыбнулась.

— Думаю, Квасова не такая уж и плохая была. Встречаются дамы и намного хуже, — мягко заметила она.

— Ну, не знаю. По мне, так свинья свиньей. Ладно, Васильевна. Спасибо за помощь. Пойду я. Бывай.

Дронов, подкинув монету и ловко поймав ее на ладонь, заспешил через площадь к магазину. Таким образом, вероятно Иван давал понять, что своего мнения по поводу Квасовой он не изменит, но и жестко противопоставлять его мнению Валентины Васильевны не собирается. Хотя настоять на своем он любил.

— На работу не опаздывай.

— Иван сказал — Иван сделал!

Валентина Васильевна положила кошелек в задний карман брюк и взялась за пакет.

Солнце уже начинало припекать и женщина, шагнув в парковую тень, добрым словом помянула про себя безвестных красноармейцев и комиссара Голопятова.

Глава 2

Когда Валентина Васильевна свернула с улицы 20-летия Октября в свой переулок, она увидела возле двухэтажного, крытого черепицей дома Квасовых полицейский «УАЗ» и вишневую «Ладу» восьмой модели. Рядом с «восьмеркой» стоял старший лейтенант Жарких из местного уголовного розыска.

Форма на старшем лейтенанте сидела как влитая. Мало кто из бирючинских полицейских мог похвастаться подобной выправкой. У населения невольно складывалось впечатление, будто городские блюстители порядка либо приобретают мундиры по случаю на местном базаре, либо донашивают их за старшими братьями, уехавшими в Москву на заработки.

С Жарких Валентина Васильевна была малознакома. В Бирючинск его с повышением перевели, наверное, год назад откуда-то из-под Воронежа. За это время он заработал себе репутацию человека въедливого и жесткого. Причем, когда нужно, не по возрасту умеющего «мягко стлать». Вслед за сыном, купив небольшой домик с видом на реку, переехала и его мать-пенсионерка. Говорили, что она неплохо шьет. Жили они вместе.

Сойдя на обочину и остановившись возле почтовых ящиков, Валентина Васильевна открыла свою ячейку и достала воскресную газету. Она была единственной в переулке, кто последние двадцать лет выписывал прессу. Соседи считали это безобидным чудачеством уважаемой женщины.

Неожиданно тяжелая кованая калитка Квасовых со стуком отворилась, и со двора, придерживая рукой фуражку, выскочил молоденький полицейский. Он открыл заднюю дверцу «уазика» и замер, держась за дверную ручку. Он был торжествен, как паж на королевском приеме.

Из калитки вышли еще двое полицейских, первый из них шел спиной вперед. Они несли за руки и за ноги не подававшего признаков жизни Николая Квасова. Полицейские с трудом впихнули мужчину вперед ногами в машину, и молоденький страж порядка захлопнул за ним дверь.

Женщина с интересом наблюдала за происходящим, делая вид, что ее больше занимает газета, а не пикантная сценка с участием полицейских.

Командовавший погрузкой тела Жарких, заметив стоявшую у почтовых ящиков Валентину Васильевну, браво козырнул.

— Здравия желаю!

— Здравствуйте, Сережа! Что за операцию вы проводите? — спросила она, подходя к полицейским.

— Служебная тайна. Но вам по секрету могу сообщить: задерживаем подозреваемого.

Последние два слова старший лейтенант произнес многозначительным шепотом. Валентина Васильевна не поняла, шутит он или нет.

— Николай что, пьян? Или вы его так утихомирили?

— Даже не собирались! Ужрался, как народный артист России.

— Понятно. С Николаем иногда такое случается.

— Парни, быстро по машинам! — приказал Жарких, закрывая калитку. — Валентина Васильевна, я тут все запер, ключи хозяйские с собой забрал. Если что, ну, сами понимаете, позвоните нам тогда. Хорошо?

— Хорошо.

— И соседей предупредите!

Мотор «уазика» взревел, и, покачиваясь на старом ухабистом асфальте, машина скрылась за поворотом. Следом исчезла из вида и «восьмерка» старшего лейтенанта.

Как только автомобили уехали, приоткрылись сосновые, блестящие лаком воротца соседей Квасовых, супругов Дубко. В проеме показалась плешивая голова хозяина, Льва Сергеевича, бывшего учителя физики и астрономии, а ныне пенсионера. На заслуженный отдых он с почетом вышел еще одиннадцать лет назад.

Дубко посмотрел сначала налево, потом направо. Анодированная оправа его очков сверкнула под лучами утреннего солнца.

— Свалили?.. Васильевна, копы, спрашиваю, свалили?

— Что? Повторите, Лев Сергеевич!

— Менты, говорю, где?!

Валентина Васильевна, исходя из многолетних наблюдений, поняла, что заслуженный работник народного образования, дважды орденоносец, сегодня с утра хватил лишнего. Будучи в своем обычном состоянии легкого подпития, уважаемый пенсионер не позволял себе грубых выражений.

— Полисмены уже отбыли, Лев Сергеевич.

Женщина переложила из руки в руку пакет с продуктами. Уж, не на пару ли с Николаем старик выпивал, подумала она.

Дубко приоткрыл воротца чуть шире. Теперь Валентина Васильевна увидела, что на нем из одежды лишь клетчатые, надетые наизнанку, правда, отменно отглаженные семейные трусы. Обут Лев Сергеевич был в шлепанцы багряного цвета с помпонами. Наверное, сандалии именно такого оттенка любили носить римские патриции. Вообще, в облике бывшего учителя было что-то латинское.

— Чего они тут с утра кантовались среди мирных жителей? — спросил пенсионер слегка заплетающимся языком. — Или все бирючинские преступники переехали наконец в добрую старую Англию и нашим полицаям теперь заняться нечем?

— Они Николая только что забрали.

— Соседа моего?

Льва Сергеевича качнуло вперед, и он уперся рукой в лакированный столбик.

— Да, вашего соседа.

— Вот те на… За что?! Это же агнец. Можно сказать, жертва… воинствующего феминизма. Ох, бабизм этот мир погубит, — запричитал пенсионер, тяжело ворочая головой из стороны в сторону. — Ох, погубит!

— Раиса, говорят, утонула, и его, наверное, в убийстве заподозрили.

— Эта тварь утонула?! — выпрямившись, воскликнул Дубко. — Ха-ха-ха! Есть Бог на свете, и он все видит! Не догадывалась, сволочь, что из-за своего характера может жизнь, как Муму закончить. А я был уверен! А с чего они взяли, что это Колька ее того?

Пенсионер нахмурился. С таким выражением лица он вполне мог бы послужить моделью для бюста Понтия Пилата или Тита Ливия.

Валентина Васильевна еле сдержала улыбку.

— Не знаю, Лев Сергеевич.

— Добрый хлопец. Любую вещь с ходу починить может. Жалко, жалко. Надо будет ему алиби обеспечить.

— А если это его рук дело?

— Рыбакова, не смеши. Ты же не дура и должна понимать, что такое в принципе невозможно. А если и возможно, то Кольке за это надо орден выдать через плечо, как этому… Рас… тыр… пыр… провичу. Ну, ты поняла. Играет который везде. На большой, на такой… Если не умер еще. А они его под арест. Лет пятнадцать теперь впаяют. Свободу Кольке Квасову! — крикнул Дубко и икнул. — Миль пардон. Может, зайдешь, красота ненаглядная? У меня винцо испанское есть. Кава называется. Вкус — закачаешься. Но предупреждаю, сам я горилку пить буду. Как настоящий патриот!

Заслуженный учитель гордо вскинул вверх подбородок.

— Спасибо, Лев Сергеевич. Дел выше крыши.

— Печально, печально. Уважаю тебя, Васильевна. И как человека, и как бабу. Порядочные бабы ведь сейчас в России редкость. А о девках и говорить нечего! Уже в двадцать лет каждой второй между ног узбекскую дыню засунуть можно. Еще этим и гордятся, дуры. — Дубко снова качнуло вперед. — Да, жаль, что я не в твоем вкусе. Фемина ты гарна. Софья Ковалевская и Людмила Чурсина в одном лице.

— Спасибо за комплимент. Пойду я, Лев Сергеевич.

— Ступай, красавица. Если какая помощь нужна будет, заходи без стеснения. Лев для тебя все сделает! Клянусь своим телескопом.

— Спасибо, мой рыцарь.

Валентина Васильевна с добродушной улыбкой кивнула бывшему учителю и не спеша зашагала домой вдоль соснового, покрытого лаком забора.

Свернув за угол, она неожиданно увидела впереди Ольгу Гасилову, местного почтальона. Та, ведя рядом с собой велосипед, шла навстречу Рыбаковой по узкому, засыпанному отсевом переулку. Широкие бедра женщины были туго обтянуты потертыми синими джинсами, а ее довольно заметно выступающий животик прикрывала надетая навыпуск серая в черную узкую полоску мужская сорочка. На голове «почтальонки», как называли Гасилову почти все местные старушки, кокетливо сидела белая матерчатая кепочка.

Ольга, которая была лет на пятнадцать младше Валентины Васильевны, выказывая уважение, поздоровалась первой:

— Доброе утро!

— Доброе утро, Оля! Что вас занесло в наш околоток?

Гасилова остановилась.

— Бабе Кате пенсию доставляла. Обычно за деньгами она сама на почту ходит, а тут ей на днях спину сильно прихватило. Вот она и попросила, чтобы я ей сегодня пенсию на дом принесла.

— Ясно. А вы как поживаете?

— Ничего. Жаловаться грех.

— Женька как?

— Да вот решил осенью в армию идти. Не хочет, балбес, дальше учиться. Ох, и боязно мне за него, Валентина Васильевна.

Гасилова поджала пухлые губы. Рыбакова, между прочим, не помнила, чтобы она видела их хотя бы раз накрашенными. А они того заслуживали. Правда, их соблазнительность стала бы тогда до неприличия вызывающей. Наверное, Ольга сие понимала и именно поэтому губной помадой не пользовалась.

— Что так? — спросила Валентина Васильевна, перекладывая пакет с продуктами в другую руку. — Женька у вас парень крепкий. Силушки дай бог каждому.

— То-то и оно. Ввяжется там в драку. Он же у меня горячий не в меру. Отобьют ему дембеля башку или того хуже. Нападут скопом.

— Так давайте я с комиссаром нашим поговорю. Может, части какие-нибудь приличные в многострадальной российской армии все же остались. Я подполковника Суханова хорошо знаю. Наверное, он посоветует, как Женьке в хорошую часть можно попасть.

— А разве можно так устроить?

— Почему нельзя? Мы ведь с вами Женьку не от службы отмазывать собрались.

— Ой, спасибо, Валентина Васильевна! А то душа болит, мочи нет. Спать лягу, а сама все думаю, думаю.

— Ничего, Оля. Все будет нормально. Не переживайте.

— Валентина Васильевна, а вы слышали, что вчера Райку Квасову в реке нашли? — вдруг спросила Гасилова.

Рыбакова усмехнулась.

— Слухи по городу Бирючинску с какой-то невероятной скоростью разлетаются. И интернет не нужен. Слышала, Оля. Сейчас только что Катюша Минакова мне сказала.

— Вредная была тетка.

— Она и вам насолила?

— Было дело. Она к Женьке моему в супермаркете однажды прицепилась, а тот ее матом приложил, стервец. Так она в милицию заявление написала, что он ее в общественном месте в живот ударил. А Женька эту заразу даже пальцем не трогал! Петя Лещев, кум мой, чуть ли не на коленях перед ней ползал, чтобы она не брала грех на душу. Всей родней ходили тогда перед ней извиняться. Даже деньги предлагали.

— И что? Взяла она деньги?

— Нет. Но заявление из милиции забрала. Обошлось все, слава богу. Петя ей потом пять килограммов рыбы отнес. Там, даже несколько стерлядок было. А теперь вот все, видать, ей аукнулось. Бог не Микитка! Ей пятьдесят-то было?

— Что-то около того. Сорок семь или сорок восемь. Точно не могу сказать.

— Упокой ее душу.

Гасилова перекрестилась.

Глава 3

Не успела Рыбакова разложить на кухне до конца покупки, как раздался телефонный звонок. Она прошла в коридор и взяла трубку.

— Алло! Валентина Васильевна? — услышала женщина знакомый голос. — Здравствуйте! Это майор Посохин. Не могли бы вы нам помочь? Вчера был обнаружен труп вашей соседки Квасовой Раисы Николаевны. Нужно бы ее опознать. Муж Квасовой, черт бы его побрал, пьян как свинья, а дочка приедет только завтра. Вы же гражданку Квасову хорошо знали?

— Да, Павел, знала. Лет двадцать рядом живем. То есть жили. Конечно, я приеду. А…

— Спасибо! Машину я уже выслал. До свидания!

Валентина Васильевна положила трубку и направилась к зеркалу. Для того чтобы причесаться ей понадобилось всего четыре взмаха расческой.

Год назад, выйдя на пенсию, Валентина Васильевна первый раз в жизни сделала короткую стрижку. В парикмахерской ее долго отговаривали от этого шага, но она настояла на своем, заявив, что уже и так потратила на уход за волосами четверть своей жизни.

— Пришло время проститься с имиджем советской учительницы, — добавила она тогда и про себя подумала, что с такими же смешанными чувствами, наверное, расставались со своими косами девушки-дворянки в первые годы советской власти. В России почему-то все рано или поздно, иногда даже в мелких деталях, повторяется снова и снова.

Быстро окинув себя взглядом, Валентина Васильевна вынула из верхнего ящика комода паспорт, чистый носовой платок и, положив их вместе с кошельком в небольшую спортивную сумку, набросила ее на плечо.

— Как говорил Семен Семенович Горбунков, не хочется, а надо! — объяснила она свой срочный уход кошке Люсе, которая, сидя на пуфике, неодобрительно взирала на ее сборы. — Остаешься за старшую. Банку с кукурузой поставишь в холодильник.

Люся противно мяукнула. Видно, последняя шутка показалась ей неуместной. Наличие в жилах благородной сиамской крови все-таки сильно сказывалось на ее характере.

— Хорошо, хорошо! Я сама поставлю.

Сунув в карманчик сумки мобильный телефон, Валентина Васильевна, позвякивая ключами, направилась к выходу.

Патрульная машина, сияя чистыми стеклами, уже стояла возле ее ворот.

— Быстро вы приехали! — с удивлением отметила Валентина Васильевна, ища глазами водителя.

— Сержант Самарин! — выглянув из-за капота, представился присланный за ней полицейский. — Было приказано лететь пулей.

Выглядел сержант лет на двадцать шесть. Его простодушное лицо невольно вызывало симпатию. Он затушил сигарету и распахнул перед женщиной дверь «уазика».

— Прошу!

Поблагодарив, Валентина Васильевна забралась на переднее сиденье и поставила сумку на колени.

— Как вас зовут? — спросила она сержанта, когда тот сел за руль.

— Самарин, — ответил полицейский, заводя машину.

— А по имени?

— Анатолий. Но вы зовите меня Самарин. Мне так больше нравится. В Бирючинске, кроме меня, других Самариных нет. Я специально в нашей миграционной службе узнавал.

— Хорошо. Меня зовут Рыбакова Валентина Васильевна.

— Я в курсе. Вы жена прежнего начальника уголовного розыска, что в Чечне погиб. Говорят, отличный мужик был. Вас многие в городе знают. И отзывы тоже только самые положительные.

— Спасибо на добром слове, — сказала Валентина Васильевна, опуская боковое стекло.

Преодолев небольшой подъем, машина выехала из переулка на улицу 20-летия Октября. Дорога была пуста.

— А вы не скажите, кто нашел труп Квасовой? — спросила Рыбакова. — Или об этом нельзя говорить?

— Соболев Иван Степанович, — ответил сержант, увеличивая скорость. — Он раньше у нас работал. В ППС. Сейчас на пенсии. Поехал на рыбалку, поставил сети. Утром стал вытаскивать, а там труп. Тетке здорово повезло, что она к нему в сети попала. Кто-нибудь другой и не сказал бы никому. Побоялся бы, что привлекут за браконьерство.

— И что, привлекли?

— Соболева? Не-е. Пал Петрович ему даже руку пожал. Сеть только жалко. Порезали, когда труп доставали. Хорошая была сеть. Капроновая.

— А вы тоже рыбак?

— Я? Не-е. Я же не местный. В поселке, где я родился, и речки-то нормальной никогда не было. Так, ручей, вроде вашей Серебрянки протекал, и все. Даже пруда не было. Какая рыбалка? В рыбалку обычно с детства втягиваются. Бывают, конечно, в жизни исключения, но редко. Я, когда был маленький, по ягоды, по грибы ходил, орехи собирал. И вся моя рыбалка! — Самарин широко улыбнулся. — Кстати, у вас тут за грибами почему-то мало кто ходит.

— Тридцать лет назад вообще никто не ходил. Это только вот в последние лет пятнадцать потихоньку начали приобщаться, как говорится, к тихой охоте, а до этого на грибы почти никто и внимания не обращал. Ягоды, правда, собирали. У нас здесь много чего растет: и ежевика, и терн, и боярышник, и земляника. Всего не перечислишь. Даже водяные орехи есть. Я, когда на каникулы к бабушке с дедом приезжала, то…

— Так вы тоже не местная?

Самарин на секунду оторвал взгляд от дороги.

— Нет, я родом из Белгорода. Отец мой здесь родился.

— А чего вы сюда приехали, если не секрет? Родителям надо было помогать? Они, наверное, когда на пенсию вышли, в Бирючинске осели? Захотели, так сказать, быть поближе к природе. Свежий воздух, бескрайние просторы…

— Нет. Они так до смерти в Белгороде и жили. Просто я была как-то здесь в очередной раз на каникулах и познакомилась с хорошим парнем. Через два года вышла за него замуж. Когда окончила институт, переехала к мужу. Раньше так было принято. Он уже тогда в милиции служил. Скажите, Самарин, — вернула разговор к первоначальной теме Рыбакова, — а что у вас говорят по поводу смерти Квасовой. Она сама или…

— Намекаете на то, что гражданка имела неоднозначный характер? Да уж, стерва была еще та! Кстати, знаете исходное значение слова «стерва»?

— Знаю.

— Правда? А я только недавно стал в курсе. Павел Петрович меня просветил. Я сначала ему не поверил. Думал, что он прикалывется. Полез в интернет. Смотрю, точно — падаль. А! — Самарин хлопнул себя по лбу. — Вы спросили сама она или кто-то постарался. Явных следов насилия на трупе не заметно. Ни голова не проломлена, ни ножевых ранений, ни следов удушения. Такое впечатление, что гражданка тихо и мирно пошла ко дну. Но без камня на шее!

— Вы ее видели?

— Труп? Видел, конечно. Но это так, поверхностный осмотр. К нашему приезду уже результаты вскрытия будут готовы, я так думаю. Начальство всех ни свет ни заря на ноги поставило. Тетка ведь богатая была. Связи, говорят, в администрации имела.

— И вас ни свет ни заря потревожили?

— Меня в первую очередь. Павел Петрович предпочитает со мной дело иметь. Самарин слетай туда, Самарин доставь того. У меня проколов не бывает. Приказы выполняю четко, а когда надо могу разумную инициативу проявить. И с хамством у меня все в порядке.

— Это как?

— Ну, могу при разговоре с гражданским населением обходиться без мата и на «вы» без напоминаний всегда обращаюсь.

— Да, Самарин, вы правы. Нам очень не хватает доброжелательных полицейских.

— Так за это же не платят! Вот и не хватает.

— А вы думаете за это надо платить?

— Если человек по жизни урод, как его можно обуздать? Либо кнутом, либо пряником. Как говорит Павел Петрович, большим уродам — кнут, маленьким — пряник.

Глава 4

— Она? — спросил старший следователь межрайонного отдела СКР, откинув простыню с лица мертвой женщины. Жест у него получился очень изящным. Словно он предоставлял для обозрения имеющую мировое значение археологическую находку, а не раздувшийся в воде труп.

Рыбакова взглянула на погибшую и быстро отвернулась.

— Да. Квасова Раиса Николаевна. Никаких сомнений.

— Хорошо. Будьте любезны, распишитесь.

— Неприятное зрелище, — поморщилась Рыбакова, ставя подпись в протоколе опознания.

— Бывает и хуже, — сказал подошедший к ним Посохин, прикрывая лицо погибшей. — Сейчас ведь в Лигани раков намного меньше водиться стало, чем раньше. А лет двадцать назад! Никогда не забуду своего первого утопленника. — Майор с грустью улыбнулся. — Если бы не ваш муж, Валентина Васильевна, вырвало бы меня прямо на жмурика. Дмитрий Евгеньевич еле успел мне тогда свою кепку подставить.

— Он мне рассказывал.

— Смеялся, наверное.

— Так, чуть-чуть. Помню, он отметил еще, как вы быстро в себя пришли и снова принялись за работу.

— А вот это у меня из памяти что-то улетучилось.

— Потому что случившийся конфуз занимал в тот момент все твои мысли, — заметил следователь.

— Да, переживал я долго. Дня три, наверное.

«Мне в двадцать с небольшим лет, чтобы выбраться из эмоциональной ямы, — подумала Валентина Васильевна, — потребовалось бы недели две-три».

— Павел Петрович, ты пока ни куда не уезжай, — мягко приказал следователь. Он поблагодарил Рыбакову, пожав ей руку, и направился к понятым.

— Хорошо, — кивнул Посохин.

Он вдруг заметил, как Валентина Васильевна вся напряглась.

— Как вы?.. Может, водички, Валентина Васильевна?

— Нет-нет, спасибо, Павел. Я в порядке. Причину смерти уже установили?

— Труп находился в воде примерно неделю. Муж, кстати, сообщил о ее пропаже в прошлый вторник. Дежурный говорит, что, как он понял из объяснений Квасова, ее не было дома уже ночью с понедельника на вторник. В понедельник часов в восемь вечера она ушла купаться и — с концами. Дело, естественно, сразу возбуждать не стали.

— Само собой. Трое суток ведь не прошло со дня пропажи.

— На тот момент еще не прошло. В общем, вода в легких речная. Синяков и ссадин, нанесенных при жизни, на теле нет. Половые органы в порядке. Кольца золотые на пальцах остались. Дорогие. По меркам нашего городишки, конечно. В крови на момент смерти мог быть алкоголь. Сейчас точно сказать уже невозможно. Предполагаем несчастный случай. Чуть не забыл: когда мы ее нашли, на ней был закрытый купальник. Хороший, французский. На нем тоже никаких повреждений. Конечно, неясности есть. Например, уши у погибшей проколоты, а сережек при обнаружении на ней не было. Хотя она могла их и дома оставить. Надо будет у родственников уточнить.

— А Жарких сказал, что вы ее мужа подозреваете.

— Старший лейтенант у нас фантазер. Молодой еще.

— А зачем же вы тогда Николая Квасова задержали?

— Никто его пока не задерживал. Я Жарких приказал Квасова привезти на опознание, а тот оказался пьян в лоскуты. Не знаю, зачем он его сюда тащил в таком состоянии. Перед Карельским неудобно.

Посохин через плечо глянул на следователя, что-то обсуждавшего с понятыми, братьями Заполошными. Упитанные и приземистые, они чем-то напоминали хоббитов (Посохин накануне вечером пересматривал с дочерью «Братство кольца»).

Майор снова перевел взгляд на Рыбакову.

— Вас вот из-за этого пришлось потревожить. Квасов сейчас у нас в кутузке спит, чтоб ему…

Посохин почесал висок уголком блокнота.

— Есть еще одна непонятная деталь. Вернее, три. У погибшей на ладонях отмечены небольшие порезы, полученные при жизни. Но на порезы от ножа не похожи. Откуда они взялись — непонятно.

— Можно посмотреть?

— Да ради бога.

Валентина Васильевна осмотрела ладони утонувшей соседки. На них были хорошо заметны неглубокие продольные раны, сантиметров по пять длиной, с разошедшимися краями. На левой ладони был один порез, на правой ладони — два, но размером поменьше.

— Да, вряд ли это ножевые.

— Я же говорю. Но мне кажется, что-то подобное я уже видел. Причем не так давно. — Посохин, глядя в пол, на несколько секунду задумался. — Ладно, разберемся.

— Не сомневаюсь.

Майор вскинул голову и улыбнулся.

— Огромное вам спасибо, — сказал он устало. — Выручили. Самарин вас подвезет до дома. Сержант!

— Да, Павел Петрович?!

— Отвезешь Валентину Васильевну, куда скажет.

— Слушаюсь!

Рыбакова закинула ремешок сумки на плечо.

— Спасибо, Павел.

— Да не стоит благодарности. Это я вас должен благодарить. Вот, дьявол! — внезапно выругался Посохин. — Вы так внимательно эти порезы осматривали, что снова разбудили во мне сомнение насчет несчастного случая. Пьянью она вроде не была, сердце в порядке. Квасов проспится — потрясу его немного. Говорят, они с женой не ладили давно.

— Не ладили, но Николай вряд ли пошел бы на убийство. Я его немало лет знаю. Человек он неплохой.

— Чужая душа — потемки.

— Потемки, Павел, не в каждой душе.

Уложив в папку протокол опознания, к ним снова подошел Карельский. Судя по тому, как он двигался, Рыбакова предположила, что в юности следователь, скорее всего, занимался бальными танцами.

— Павел Петрович, а где сейчас муж погибшей? — спросил он, взглянув на часы.

— У нас в обезьяннике отдыхает.

— Когда с ним можно будет поговорить? К концу дня он придет в норму?

— Маловероятно. Думаю, лучше подождать до завтра.

— Завтра как минимум до обеда я буду занят. Ты его тогда утром сами опроси и мне доложи потом. Не будем это дело затягивать.

— Мне рассматривать его в качестве подозреваемого?

— А разве есть основания?

— Ну, отношения, например, у него с женой были неважные.

— Смерть гражданки Квасовой была насильственной?

— Не знаю. На первый взгляд, нет.

— Вот и не надо огород городить.

— Хорошо, не буду.

— Еще раз вам большое спасибо, Валентина Васильевна! — повернулся к Рыбаковой Карельский. — Извините, что пришлось привлечь вас ко всему этому. — Следователь жестом указал на лежавший под белой простыней труп.

— Ничего страшного. Я имею в виду не произошедшее, а то, что вы меня сюда вызвали.

— Конечно, конечно! — Лицо следователя посуровело. — Я понимаю, что подобные вещи особого эстетического удовольствия не доставляют, но так уж получилось. Да, Павел Петрович?

— Наверное… Виноват.

— Сознательные граждане всегда готовы придти на помощь следственным органам, — сказала Рыбакова и улыбнулась, чтобы немного сгладить высокопарность фразы.

— Нам чаще несознательные помогают, — заметил Посохин, ухмыльнувшись.

Глава 5

— Спасибо, Самарин. Дальше я сама. Всего доброго! — сказала Рыбакова, открывая дверцу «уазика».

— До свидания! Рад был познакомиться. — Сержант по-простецки вскинул вверх руку. — Удачи!

Выйдя из патрульной машины, Рыбакова отправилась не домой, а зашла в гости к Дубко. Она собиралась подробно расспросить заслуженного учителя о взаимоотношениях супругов Квасовых в течение последних недель жизни Раисы.

Валентину Васильевну до глубины души возмутило то, что Посохин вдруг заподозрил в убийстве жены Николая Квасова, человека, по ее мнению, незлого и бесхитростного. И напрасно майор пытался сделать вид, будто Николай серьезного интереса у него не вызывает. Она ему не поверила. Краем уха она, конечно, слышала об одном событии, которое могло послужить поводом для столь серьезных подозрений. Однако нередко правдой у нас считается недоказанная ложь.

Во дворе жена Льва Сергеевича, невысокая грузная дама, кормила кур.

— Цыпа, цыпа, цы-ы-па!

«Господи, до чего она на Горбачева похожа! — подумала Рыбакова. — Если бы не эти кудряшки и халат… Бедный Лев Сергеевич! Спать в одной постели с бывшим президентом СССР… Брр!»

— Здравствуйте, Ольга Григорьевна! — Рыбакова постаралась придать своему приветствию как можно больше сердечности.

Ответное «здравствуйте» прозвучало не слишком дружелюбно.

— Ольга Григорьевна, хотела поговорить с вашим супругом об одном деле. Он сейчас не занят?

— Он всегда занят. Во времянке за компьютером сидит. На голых девок любуется. Все не уймется никак, старый кабель.

— Спасибо. Я ненадолго.

Сумев сохранить серьезное выражение лица, Валентина Васильевна прошла в небольшой обшитый шифером летний дом.

Лев Сергеевич с гордым видом сидел за обшарпанным письменным столом, скрестив на животе руки и вперив взгляд в большой жидкокристаллический монитор. Пенсионер был уже облачен в черные тренировочные брюки с белыми лампасами и голубую футболку. Тапки с помпонами он поменял на сланцы.

Подойдя ближе, Валентина Васильевна разглядела на футболке у старика портрет Че Гевары.

— Еще раз здравствуйте, Лев Сергеевич!

— А, пришла все-таки! И моей кикиморы не испугалась? — оживился Дубко.

Выглядел он теперь свежее, чем утром. Наверное, благодаря стараниям жены, которая в нем души не чаяла, хотя и обходилась на людях со своим неблагоразумным мужем очень круто.

— Я по делу, Лев Сергеевич.

— Я тоже не бездельничаю. Читаю одну статейку про НЛО. Интересуешься НЛО? Моя думает, что я тут на голых девок пялюсь. А я ее и не разубеждаю. На дуру еще время тратить. Даже опытные бабы часто не в курсе, что у настоящего мужика всегда на первом месте самолеты. Помнишь старую песню? Ну а девушки, между прочим, потом! Пить будешь?

— Нет, спасибо.

— Да я тебе ничего такого и не предлагаю. Минералка в холодильнике стоит, если хочешь. Стаканы на полке. Мытые.

— От минералки не откажусь.

Валентина Васильевна достала из холодильника непочатую пластиковую бутылку с минеральной водой и сняла с полки граненый стакан.

— Бери стул, садись, рассказывай! — скомандовал Дубко, не отрывая взгляда от монитора.

Выпив воды, Валентина Васильевна вытерла губы уголком носового платка и, переставив стул ближе к письменному столу, села.

— Лев Сергеевич, я только что была на опознании Раисы Квасовой.

— И как? Рая-Бомба, правда, утонула? — искоса глянув на Рыбакову, спросил Дубко.

— Утонула. Но не исключено, что ей помогли. Под подозрением пока только Николай.

— Почему Николай?

— Ну, он же с женой не слишком ладил.

— Значит, на почве личной неприязни. Или полисмены считают, что они добро не поделили? В зажиточных семьях такое нередко случается. Хотя поверить в то, что Николай способен отправить кого-то на тот свет из-за денег, я не в состоянии. Не такой он человек.

— Насколько я знаю, Раиса на него в полицию заявление подавала недавно. Обвиняла в побоях. Это правда?

Дубко оторвался от компьютера.

— Ага, а потом заявление забрала, когда его хотели упечь на пятнадцать суток. Без него ей пришлось бы туго. Он же всем хозяйством занимался. Двор подметал, машины мыл. «Газель» ее, между прочим, он всегда сам чинил. Даже грядки полол. Эта барыня только свою уличную клумбу обихаживала. — Дубко, язвительно улыбнувшись, цокнул языком. — Колька ей в тот раз классный фонарь поставил! Либерал. Я за такие слова свою благоверную, вообще, убил бы.

— А что она сказала?

Пенсионер снова уставился в текст на мониторе.

— Васильевна, с каких это пор ты стала сплетнями интересоваться?

— Лев Сергеевич, я никогда не слышала, чтобы вы сплетничали.

— Хм! А я никогда не сомневался, что ты баба непростая.

— Ну, так что она сказала?

— Как непосредственный сосед, я кое-что слышал, конечно. Но только тет-а-тет тебе говорю. Как даме сердца. Не помню, с чего у них каша заварилась, но он ей съездил в глаз после того, как она стала орать, что поскольку ее муж импотент, то она имеет полное право ходить налево.

— И к кому она ходила?

— Могу только предполагать. Не утверждая!

— Предположите.

— Думаю, что это Аркашка Карманов.

— Это тот, который из Москвы?

— Угу. На лето сюда не первый год приезжает. Дачник. Но родом из Бирючинска. В детстве его Кормой дразнили. У него уже тогда задница была как два арбуза. Но у меня он не учился. Я когда после пединститута сюда вернулся, он уже в Москву уехал. Там поступил в какой-то вуз, а потом в Министерстве легкой промышленности небольшую должность занимал. В общем, бывший столоначальник. При деньгах. Наверное, в ельцинскую эпоху раз-другой прошелся с ведерком по закромам родины. Почему он предпочитает Таиланду родные просторы, сказать не могу. Может, что со здоровьем?

— Его мать я знала. Она перед пенсией в нашей школе работала.

— Работала. Дети ее терпеть не могли. У нее и кличка была противная — Борман.

— Дети не всегда бывают справедливы.

— Только не в этом случае.

Рыбакова не стала дальше спорить с Львом Сергеевичем по поводу кличек, которыми учащиеся награждают своих педагогов. Она вообще не любила спорить. Тем более сейчас ее занимало совсем другое.

— Самого Карманова я видела только мельком, — сказала она, возвращая разговор в нужное ей русло. — Раза три, наверное. Не больше.

— И хорошо, что три, а не пять. Мерзкий тип. Весь в маму. Как говориться, против генов не попрешь. Лично я с ним горилку пить бы не стал даже на необитаемом острове.

— А Квасова с ним пила?

— Говорят. Сам я не видел. Поспрашивай народ, если интересно.

— К вам, Лев Сергеевич, полиция тоже, наверное, придет. Или даже повесткой вызовут.

— За каким хреном?

— Думаю, вас будут про взаимоотношения в семье Квасовых расспрашивать. Вы же их самый близкий сосед. Один забор на двоих.

— У нас весь переулок их соседи. И почти у всех на нее зуб был.

— У меня не было.

Дубко снисходительно посмотрел на Валентину Васильевну.

— Так она на тебя просто вякнуть не смела, на вдову погибшего в Чечне героя. И в ментовке тебя все знают, и глава района с тобой за ручку здоровается. А простому народу она же житья не давала. Доносы на всех строчила. Обратите внимание, господа! — вдруг громко воскликнул Дубко и поднял вверх указательный палец. — Вонючие смерды смеют нарушать закон! Законница, мать ее, — продолжил Дубко уже спокойнее. — Хотя сама дочка вора и статью за клевету имела. А брат ее вообще бандит. Сволочь толстозадая.

— Лев Сергеевич, — с укоризной покачала головой Рыбакова.

— А! — небрежно отмахнулся Дубко. — Никто тут по ней скорбеть не будет. Все к попу в церковь бегала. Видно, хотела попасть в Царство Божие. Хрен она туда попадет. Сколько зла людям сделала, зараза!

— Она же пыталась у вас лет двадцать назад часть участка отсудить? И у нее тогда, как мне помнится, ничего не получилось. Так?

— Я эту гиену живо на место поставил, не смотря на ее дружбу кое с кем из районного начальства. Она с тех пор со мной и Ольгой здороваться перестала. А когда моего сына в областную администрацию работать пригласили, она тут же начала нас с женой по имени отчеству величать и в гости к нам набиваться. Откуда только узнала? Наверное, моя жинка языком трепанула. Ох, и тщеславная! Почти как все бабы. Ты, Васильевна, тут выступаешь как редкое исключение, подтверждающее правило.

Дубко покрутил колесико мышки и вывел на монитор очередную страницу.

— Мне пришлось тогда госпожу Райку пару раз матюками обложить, чтобы она успокоилась и перестала в друзья набиваться.

— И как? Успокоилась?

— А то! Не таких обламывали.

— Что ж, спасибо за минералку, Лев Сергеевич. Пойду я домой. Люську пора кормить.

— Заходи как-нибудь еще. Поговорим о вещах вселенских, а не об этой мелочевке. Устал я от убогих умом и нищих духом.

— Обязательно зайду. Обещаю. Но никакого секса!

Дубко, откинувшись на спинку кресла, засмеялся и погрозил Валентине Васильевне пальцем.

— Ух, ты! Юмористка. Не вздумай так при жене пошутить. Если не хочешь, конечно, чтобы меня постигла Райкина участь.

Глава 6

Вечером того же дня Валентина Васильевна отправилась в гости к Наталье Петровне Сениной, с которой она была в приятельских отношениях, несмотря на значительную разницу в возрасте.

Сенина, бывший доцент ленинградского вуза, переехала в Бирючинск, как говорила она сама, в девяносто пятом году прошлого века, оставив квартиру в городе на Неве старшей дочери. Жила она одна, но с обитателями Речного переулка почти не общалась. К подавляющему большинству из них она относилась с иронией, а к их секретам — с глубоким презрением. Наталью Петровну интересовали только благородные литературные страсти, и поведать Рыбаковой что-то новое о взаимоотношениях приречных обывателей она была не в состоянии. Но у старушки имелась одна замечательная привычка, которая могла оказаться полезной не только для ее здоровья.

В течение нескольких лет подряд Сенина регулярно в семь часов вечера отправлялась к реке на прогулку и, прохаживаясь по старому пляжу, на который и ходила обычно купаться Квасова, возможно в прошлый понедельник приметила там не только погибшую. Вопрос был лишь в том, вспомнит ли Сенина все подробности события недельной давности? Возраст она имела все-таки почтенный.

— Наталья Петровна, это я. Принесла вам книги, которые обещала, — сказала Рыбакова, переступая порог прихожей. — Где вы?

В дальней комнате заскрипел диван.

— Валюша, я здесь, в спальне. Прилегла на полчасика. Присаживайся. Я сейчас.

Валентина Васильевна сняла кроссовки и, не надевая тапочек, прошла в гостиную.

— Ой, ты что! Забыла, где у меня тапки стоят? — всплеснула руками Сенина, выходя из спальни. В бордовом, с поясом, в белых и желтых ромбиках трикотажном халате, идеально сидевшем на ее худенькой фигурке, старушка выглядела очень моложаво.

— Здравствуй, моя красавица! — сказала она, поправляя заколку в седых волосах.

— Здравствуйте, Наталья Петровна! Нет, где у вас тапочки стоят, я не забыла. Я просто ненадолго. Вот, возьмите.

Рыбакова протянула хозяйке два толстых тома. Сенина взяла одну книгу в левую руку и, чуть погодя, другую — в правую. В ее осторожных движениях угадывалось даже не уважение, а скорее почтение к литературному слову.

— Спасибо. Домбровский, Музиль. О последнем я даже ничего не слышала, — сказала Сенина, слегка откинув назад голову и внимательно разглядывая обложки.

— Вы же хотели что-нибудь непростое.

— Хотела, хотела. Спасибо, Валюша! Ты меня все время выручаешь. Недавно Лена, младшая моя, на денек приезжала. Электронную книгу мне подарила. Чего там только нет! Но не могу я к этой новинке никак привыкнуть. А в библиотеку и ходить далеко, да и выбор там невелик.

Сенина сложила книги в стопку и направилась к стоявшему в углу между двух кресел журнальному столику.

— Телевизор, как ты знаешь, по причине хорошего воспитания смотреть каждый день я не могу. Зрелища там, в основном для обывателей. В худшем смысле этого слова. С утра на экране все, извини, с диким энтузиазмом жрут, с обеда начинают худеть и выяснять сексуальные отношения, а вечером убивают и насилуют. Дочка обещала, что они с мужем мне месяца через три спутниковую антенну привезут. Лена сказала, на платных каналах есть что посмотреть. Но, на мой взгляд, книги все равно лучше, чем этот телевизор.

— Я тоже предпочитаю, как теперь говорят, бумажные носители.

— Англичане установили, что чтение лучшее средство от стресса. По эффективности оно превосходит даже пешие прогулки и прослушивание классической музыки. Стоит только шесть минут почитать и пульс у раздерганного человека тотчас нормализуется. Валюша, задержись еще немножко. У меня тут тоже кое-что для тебя припасено.

Положив книги рядом с настольной лампой под зеленым матерчатым абажуром, Сенина вышла на кухню.

Валентина Васильевна, вдруг почувствовав себя усталой, присела на стул и тяжело вздохнула.

— Валюша, ты не молчи, — донеслось из кухни. — Мне здесь все отлично слышно.

— Знаете, что Квасова Раиса утонула? — спросила Рыбакова.

— Нет. Я слышала, что она пропала неделю назад. Я встретилась на днях с Зинаидой Смазневой в магазине, так она мне и рассказала об этом происшествии. Как обычно, помимо моей воли. Ты же знаешь, она, пока все новости местные собеседнику на голову не вывалит, не отвяжется. Женщина она хорошая, только язык, что помело. Точнее не скажешь. Ей бы ток-шоу вести.

— Наталья Петровна, а вы не изменили своей привычке прогуливаться вечером по берегу Лигани? Вы же каждый день там гуляете и в любую погоду, насколько я знаю. В прошлый понедельник вы на прогулку ходили?

— В прошлый понедельник? Конечно, гуляла. Погода стояла замечательная. Было безветренно, комфортная температура держалась, воздух был напоен природными ароматами. Чудесно!

— А Квасову на пляже вы в тот день не видели?

— На пляже нет. Я ее встретила, когда она по тропинке только туда шла, а я уже домой возвращалась.

— Время не помните?

— Время? Наверное, начало девятого было.

— А как она выглядела?

— В смысле?

— Ну, там, веселая, грустная?

— А, вот ты о чем! В тот вечер она продефилировала мимо меня надутая как старый колхозный индюк. Впрочем, я ее другой никогда и не видела. Скверная женщина. Подлая, наглая. Не хочу даже о ней говорить! Сразу начинает настроение портиться.

— А больше вы никого в тот день не встречали?

— Когда гуляла? Я правильно тебя поняла?

— Да.

— Сейчас попробую вспомнить. Неделя все-таки прошла, а событие, не бог весть, какое. Сейчас, сейчас… Память у меня еще в порядке, чего не скажешь об остальном.

Наталья Петровна вошла в гостиную, держа в руках две коробки конфет. Рыбакова, сладкоежка с большим стажем, никогда прежде так изысканно упакованных сладостей не видела.

— Настоящие бельгийские! — с гордостью произнесла Сенина. — Я сама их только недавно первый раз попробовала. Дочка в командировку в Брюссель ездила и привезла. Тебе подарок.

— Спасибо! Дорого же…

— Мне хочется тебя порадовать. Я знаю, как ты шоколад любишь.

— Неудобно.

— Валюша, перестань! Я дарю с чистой душой, и ты прими с чистой душой. К чему эти политесы?

— Хорошо! Принимаю с чистой душой.

— Вот и молодец! Мы говорили о прошлом понедельнике, да? Я в тот день на пляже встретила Лешу Смазнева. Он на рыбалку собирался ехать. У него там лодка стоит. Где камни, знаешь? Это почти в самом конце пляжа. Туда никто купаться не ходит, а рыбаки лодки там свои примыкают.

— А он был трезвый или…

— Нет, нет! — перебила Рыбакову Наталья Петровна. — Он, как ни странно, был абсолютно трезв. Никакого водочного амбрэ. С Лешей подобное время от времени случается. Мы с ним в тот вечер даже поговорили немного.

Глава 7

Валентина Васильевна вернулась домой и, подсыпав кошке корма, после недолгих раздумий позвонила Зинаиде Смазневой. Она спросила, нет ли у той приправы к курице, а то, мол, замоталась и забыла сегодня купить в магазине.

Весь Речной переулок знал, что Зинаида мастерица по части домашних заготовок. В подвале у нее чего только не хранилось: и любисток, и чабрец, и эстрагон, и тимьян, даже тычинки цветков бархатцев. Так что Рыбаковой не составило особого труда найти повод для визита к Смазневым.

— Валя, приходи, найду! — зазвенел в трубке голос соседки. — Я ее сама делаю. Без всяких там глутаматов натрия! Понравится — рецепт дам. А как тебе моя гречневая каша? Ну, та, что я тебе на прошлой неделе рецепт давала? Помнишь?

— Да, да. Я уже попробовала. Отличная каша! Так я загляну к вам минут через пять-десять?

— Приходи, приходи! Калитку я еще не закрывала. Леша сегодня, слава Богу, трезвый. Можно посидеть, чайку похлебать.

Когда Валентина Васильевна вошла во двор Смазневых, хозяйская собака Дуня (помесь дворняги с овчаркой) радостно залаяла и бросилась к женщине, гремя цепью.

— Принесла я тебе гостинцы, принесла! Ты же любишь косточки? Держи!

Собака дернулась вперед и ловко поймала самую большую кость. Три других, поменьше, разлетевшись, упали на землю. Дуня, не медля, снесла их в кучку.

— Умница!

Собака коротко самодовольно гавкнула.

Из-за угла большого, сложенного из белого кирпича, дома выглянула хозяйка и поманила Валентину Васильевну рукой.

— Заходи, Валь!

Зинаида проводила Валентину Васильевну на кухню — в зале, лежа на диване, Алексей смотрел телевизор.

— Сейчас мы с тобой чайку попьем. Присаживайся. У меня пирожки с повидлом есть. Нынче делала. А это сразу, чтобы не забыть.

Зинаида поставила на стол полулитровую стеклянную банку с приправой.

— Хватит?

— Даже с излишком. Спасибо.

— Понюхай.

Зинаида взяла банку и поднесла ее к носу Рыбаковой.

— Как?

— Пахнет хорошо.

Смазнева закрыла банку синей полиэтиленовой крышкой и поставила ее на подоконник.

— Чтобы не забыть, — снова пояснила Зинаида гостье. — Сейчас чайку заварю. Ничего, что в пакетиках?

— Ничего.

Зинаида положила по бумажному пакетику в стоявшие на столе чашки и налила в них кипятку.

— Я руки помою? — поднялась с табурета Валентина Васильевна. — А то Дуне кости приносила — курицей пахнут.

— Конечно, Валя, конечно! Вот полотенце чистенькое.

Валентина Васильевна вымыла руки и снова села за стол.

— Пирожочки бери, — подвинула ей Смазнева большое блюдо с выпечкой. — Еще теплые. С повидлом. Я знаю, ты с яблоками любишь, но на безрыбье и рак рыба. Ты повидло-то ешь? А то я не спросила.

— Ем, конечно.

Пирожки поблескивали крутыми масляными боками и словно сами просились в рот, призывая наплевать на все советы диетологов. Рыбакова протянула руку и взяла, на ее взгляд, самый маленький пирожок.

— М-м-м! Зина, ты настоящий шеф-повар! — прожевав кусок, похвалила хозяйку Валентина Васильевна. Она нисколько не кривила душой — пирожки были восхитительные.

— А то! — расплылась в улыбке Зинаида, вытаскивая из кипятка чайные пакетики. — Рассказывай, что у тебя нового?

— Сегодня была на опознании. Слышала, наверное, про Квасову?

— Слышала. Что, правда?

— Да, утонула.

— Собаке собачья смерть, прости меня Господи! Ты же знаешь, какую подлянку она нам с Лешей учинила. Какой мы штраф пожарникам заплатили. И за что? Костер в своем саду развели. До ближнего дома — двадцать метров! Тварь бесстыжая.

— Зина, т-с-с. Не надо.

— Прости, Валя. Не сдержалась. Гадюка. Мало, что на нас пожарников натравила, так еще и на Катьку Грязеву. А у той рак неоперабельный и пенсия с гулькин нос. Даже эмчеэсовцы ей посочувствовали. Сказали, что еще одна такая сволочь, вроде Квасовой, на Садовой живет. Знаешь, как сворачиваешь за стадионом направо и идешь в сторону бензоколонки? У той твари тоже, говорят, богатый дом. Все они такие!

— Николай Квасов сейчас в полиции.

— Да ты что! Он ее утопил?

— Подозревают, но я сомневаюсь.

— Я чего тебе скажу. Бомба пропала во вторник. Так вот, в понедельник вечером мой Алексей видел ее на пляже с этим козлом Кармановым и Васькой Табаниным. Третьего он не разглядел — они за кустами сидели.

— Выпивали что ли?

— Выпивали. Алексей в тот день на рыбалку ездил, но клевало плохо, и он вернулся, когда еще совсем светло было. Лодку на берег вытащил и услышал эту гоп-компанию.

— Надо бы в полицию сообщить.

— Ради бога, Валя, не выдавай Лешку! Он же Бомбу убить грозился, когда она на нас пожарников навела. А так получается, что он на пляже ее вечером увидел, подкараулил — и того, головой в речку.

— За пару тысяч? На сколько вас оштрафовали?

— Валя! — Смазнева прижала правую руку к груди. — Сейчас и за просто так убивают. Вон Гришку Иванова из-за ста рублей как братья Дураковы покалечили.

— Не волнуйся. Я про Алексея никому не скажу. Только нет никакой гарантии, что его самого на пляже в тот вечер никто не видел.

— Алексей говорит, что там больше никого не было. Нет, до того, как он с пляжа отплыл, то с этой питерской встретился, с Сениной, а когда с рыбалки возвращался, то никого больше не видел. Ну, кроме этих…

— Он не видел, а его могли видеть.

— Господи прости!

— Зинаида, Алексей мне не расскажет, где он Квасову с компанией приметил?

— Ой, Валь! Как я его спрошу? Он же сбесится, когда узнает, что я тебе про Бомбу рассказала. Ну, что он ее видел в понедельник на пляже.

— А если все-таки кто-то его самого там видел? Подумай. Исключить этого нельзя. Возьмут и сообщат. Начнутся неприятности с полицией. А если он мне все расскажет, я, в этом случае, смогу ему пригодиться. Получится, что он, по сути, и не скрывал ничего, если я обо всем знаю.

— Я поняла. Ладно. Я его позову, а ты сама его спросишь про эту банду.

Зинаида тщательно расправила на коленях полы халата.

— Господи, лишь бы не заругался. Леш, Леша! Подойди к нам на секундочку. Валентина Васильевна что-то хочет у тебя узнать.

— Чего ты хотела, Васильевна? — спросил Смазнев, заходя на кухню. Он открыл холодильник и достал оттуда трехлитровую банку с компотом.

— Алексей, ты у реки в прошлый понедельник вечером Квасову видел?

Смазнев сурово посмотрел на жену, но ничего не сказал. Он налил компот в чашку, неспешно его выпил, вытер усы и только потом процедил сквозь зубы:

— Ну, видел, и что?

— Не расскажешь где?

Смазнев немного помолчал.

— На старом пляже я ее видел. Знаешь, толстенную иву, что почти у самой воды там растет? Ее ствол прямо над речкой склоняется. Не поняла? Ну, от того места, где дорога в пляж упирается, надо пройти наискось вправо шагов тридцать. Там на пригорке, за кустами, их компания и сидела.

— Алексей, может, на месте покажешь?

— Леша, сходи, а…

— Ладно, — нехотя согласился Алексей и, отодвинув штору на окне, выглянул на улицу. — Можем даже сейчас сходить. Еще видно. А зачем тебе, Васильевна?

— В полиции подозревают, что к этому делу, скорее всего, причастен Николай Квасов. Но, ведь, у Раисы было много врагов.

Смазнев повернул голову от окна и посмотрел на Рыбакову.

— Ага. Я, например.

— Поэтому и надо сходить.

— Пошли, — без раздумий ответил Смазнев. — Я телик только выключу. Зин, пока мы сходим, ты борщ разогрей. И еще там чего-нибудь сообрази. Ладно? Жрать уже охота.

— Идите, идите! Я все сделаю. Как придешь, покушаешь. Все на столе уже будет стоять.

Глава 8

Посохин поставил точку и поднял голову. Пока он писал, выражение лица Квасова совершенно не изменилось. Оно, как и прежде, говорило об отрешенности и страдании. Майор мысленно посочувствовал почти неделю находившемуся в загуле свежеиспеченному вдовцу.

— Николай, помнишь, когда пропала твоя жена?

Квасов наморщил лоб.

— Во вторник. В понедельник ушла, а во вторник ее уже весь день не было.

— Забавно. Наш судмедэксперт утверждает, что твою супругу, скорее всего, в ночь с понедельника на вторник и убили.

Посохин, положив локти на крышку стола, с невинной улыбкой посмотрел на Квасова. Тот никак не отреагировал на сказанное.

— Где ты был в прошлый вторник с ноля часов и до того момента как пришел в полицию? Или нет! Начни-ка с вечера понедельника. Часиков … с двадцати. Нет, лучше с девятнадцати. Ты же домой в понедельник пришел в семь вечера?

Квасов снова наморщил лоб и медленно кивнул.

— В семь.

— Видишь, мы уже точно знаем, во сколько ты пришел домой в понедельник. Мы и еще кое-что знаем.

— Что? — спросил Квасов, едва шевеля потрескавшимися губами. — Я ничего такого не делал. Можно я пойду? Мне домой надо.

— Николай, давай не будем отвлекаться. Возьми-ка пару таблеточек, а то головка у тебя, наверное, бо-бо.

Посохин достал из ящика стола начатую упаковку с лекарством и выдавил через фольгу на лежавший перед Квасовым чистый лист бумаги две таблетки.

— Мы же не изверги. Хотя многие о нас другого мнения. — Майор улыбнулся. Он считал, что улыбка не менее важный атрибут полицейского, чем пистолет или наручники.

Проводимое от имени государства насилие не должно выглядеть грубым и безжалостным, втолковывал он подчиненным. И всякий правонарушитель, в ком еще осталось что-то человеческое, оценит вашу доброжелательность по достоинству. Потом майор делал паузу и многозначительно добавлял: «Что может здорово сократить сроки расследования!»

— Николай, скажи, пожалуйста, ты домой в тот вечер пришел один?

— Один.

— Ты был выпивши?

Квасов слегка скривился.

— Вы же знаете. Чего спрашивать?

Он вздохнул и двумя пальцами, поочередно, положил таблетки себе на ладонь. Глядя на его руки, майор подумал, что они не мылись, наверное, уже неделю.

— Конечно, мы знаем, Николай, что ты был выпивши. Сколько ты выпил?

— Бутылку на двоих мы выпили.

— Водки?

— А чего еще? Не виски же.

— И пил ты с верным другом…

— С Ванькой Дрыном мы в тот вечер выпивали. С Иваном Дроновым то есть. Водички можно?

— Конечно.

Посохин плеснул из электрического чайника в стакан немного воды. Потом, взглянув на Квасова, долил стакан почти до края.

— Бери. Холодная.

Квасов поднес ладонь к лицу и, откинув голову назад, забросил обе таблетки в рот. Осушив стакан, он поставил его перед собой на стол и вытер губы тыльной стороной ладони.

— Так, дело пошло, — весело произнес Посохин, отставляя стакан в сторону. — Чуть попозже я тебя чайком уважу. И даже лимончик положу. У меня и мед есть. Тебе сейчас витамины и микроэлементы ох как нужны. Ты только рассказывай, рассказывай. Домой, значит, ты пришел один и был выпивши. Верно?

— Ну, да.

— Жена была дома?

— Раиса? Была дома. Где ей еще быть?

— Вы в тот вечер с ней поссорились, наверное? Да?

Квасов несколько раз громко шмыгнул носом.

— Она первая начала.

— И…

— Я ей ответил.

— Как? Вербально?

— Чего? Как обычно ответил. Послал… на три буквы.

— То есть в суд?

— В какой суд? — непонимающе уставился на Посохина Квасов. — Матом я ее послал.

Посохин подался назад. Спинка офисного кресла под весом его крепкого торса противно заскрипела.

— Ладно, общенародные шутки в сторону. Идем дальше.

— Дальше я пошел спать, — потупил голову Квасов.

— Куда?

— В дом. Куда еще?

— А где вы до этого с женой находились?

— Во времянке.

— Она не сказала тебе, что собирается куда-либо пойти?

— Нет. Только обзывалась. Это у нее хорошо получается.

Квасов говорил ровным тоном, глядя на пустой стакан и лишь время от времени тяжело вздыхал.

— Ты проспал весь вечер?

— Сначала я смотрел телевизор. Спать лег часов около двенадцати.

— По телевизору что показывали?

— Кино какое-то. Комедию.

— Название помнишь?

— Что-то американское. С неграми. Дурь несусветная. Мне не понравилось.

— Этот фильмец по какому каналу шел?

На некоторое время Квасов задумался.

— Не помню, — мотнул он головой и тотчас скривился.

— А жена где в это время была?

— Не знаю. В тот вечер я ее больше не видел. И потом не видел.

— Я понял. А ночью ты вставал? Водички попить, например? Пописать?

— Компот пил.

— Во сколько это было?

Квасов снова шмыгнул носом и потер грязной пятерней лоб.

— Не знаю. Я на часы не смотрел.

— Жены дома не было?

— Я не обратил внимания. Летом она обычно спит во времянке.

— Так. Не обратил внимания. А утром?

— А утром я заметил, что на веревке нет ее купальника. Она летом вечером почти всегда ходит на пляж, а мокрый купальник после этого вешает во дворе на веревку. И полотенца ее банного тоже не было.

— И ты сразу понял, что жены нет дома?

— Нет, я сначала все осмотрел. Времянку, баню. Гараж еще. Душ. Все облазил. В погреб даже спустился. Подумал, может она туда грохнулась. Женщина она упитанная. Объемы, габариты и все такое… Могла оступиться.

— Во сколько ты утром проснулся, помнишь?

— Часов в шесть. Я так думаю.

— Кровать, на которой обычно жена спала, была разобрана?

— Нет.

— Точно? Не ошибаешься.

— Нет, говорю вам. Она, по-моему, на ней и не спала в ту ночь. Кровать была застлана покрывалом.

— Во сколько жена обычно вставала по утрам?

— Во сколько вставала? Ну, в неторговые дни часов в девять. Иногда немного позже.

— А в те дни, когда вы торговали?

— В пять, если надо было ехать в Битюгово или в Новолиганьск. Если торговали у нас, то в шесть. Когда ездили за товаром, бывало по-разному.

— Не заметил где-нибудь от нее записки в тот день? Я имею в виду 31 мая. Или ты записку позже нашел?

— Не было никакой записки. Я же не слепой. Увидел бы рано или поздно, наверное.

Посохин взял стакан, из которого пил Квасов, повертел его в руке и, налив из чайника немного воды, пополоскал. Воду он выплеснул через открытое окно на газон.

— Не вспомнишь в чем твоя жена, ну, в какой одежде в тот день пошла на пляж?

Квасов сделал глотательное движение.

— В тот день не знаю. А обычно она ходила в махровом коротком таком халате, чтобы ляжки были видны как можно больше. Она их еще с молодости любила показывать, да и сиськи тоже. Красивая была. Потом так и не отвыкла. У нее два халата пляжных было. Один белый, а другой голубой.

— В понедельник какого цвета халат она надела? — спросил Посохин. Наполнив стакан на треть водой, он сделал несколько глотков, а остатки снова выплеснул за окно.

— Не знаю. Я же говорю, что не видел, в чем она пошла. Надо посмотреть какой дома остался.

— А что за обувь на ней могла быть?

— Босоножки белые. С тонкими такими ремешками.

— Не сланцы?

— Она в итальянских босоножках всегда на пляж ходила. Любила понты всякие.

— Брала она с собой обычно часы или телефон на пляж? Может еще что-нибудь? Сумку, там?

— Телефон брала, но она его почти всегда выключала, когда на пляж шла. Включала только, когда назад возвращалась. Часы не брала. Ключи еще от калитки и от дома брала. У нее на связке все домашние ключи висели. А, на ней еще очки солнечные могли быть.

— Серьги она постоянно носила? У нее уши проколоты, но сережек на ней не было, когда мы ее нашли.

— Она, когда шла купаться, сережки всегда снимала. Дома, скорее всего, лежат. Надо посмотреть. Она как-то купалась, давно уже, и сережку одну потеряла. Золотую. После этого стала их снимать, если на пляж собиралась идти.

— Кошелек брала?

— Зачем? Что у нас на пляже можно покупать? У нас не курорт. Я ее кошелек на следующий день на веранде на столе нашел.

— Когда? Время.

— Утром. — Квасов немного помолчал. — А, нет! Получается тогда, не на следующий день, а в среду, первого числа. Во вторник мне не до этого было.

— Твоя жена его всегда на веранде оставляла, если шла на пляж?

— Не знаю, где она его оставляла. Но в ту среду я его на веранде нашел.

— Деньги в кошельке были?

— Были. На глаз девять тысяч с копейками. Точно не скажу. Я все не пересчитывал.

О деньгах Квасов говорил, как и обо всем остальном, с полнейшим равнодушием. Может причина крылась в его тяжелом самочувствии? Но выглядело все очень естественно. Посохин не ощущал никакого наигрыша.

— Она в сумку или в пакет все складывала, когда на пляж шла? Телефон, ключи…

— Нет. В халате карманы были. Два больших по бокам.

— У нее какой телефон был? Марка.

— «Нокиа».

— Модель?

— Не знаю. Говорила, что он почти тысячу баксов стоит. Большой такой, в алюминиевом корпусе.

— Ладно, Николай. Не буду скрывать, следователь склонен считать гибель твоей жены несчастным случаем. Повезло тебе, что этим делом Александр Петрович занимается. Человек он гуманный. Будешь сегодня спать в собственной постели.

— Спасибо, — безучастно поблагодарил Квасов.

— Не мне спасибо. Я пока еще над этим делом размышляю. Да и Карельский, между прочим, в твою невиновность до конца не уверовал. Человек он, конечно, добрый, но не лох. Хватка у него бульдожья.

— Дочка моя не приехала? — Николай второй раз за время допроса поднял глаза на майора. — Вы ей позвонили насчет матери? У меня в телефоне номер ее забит был. — Квасов стал ощупывать карманы. — Башка совсем никакая… Не помню…

— Успокойся. О смерти матери мы ей сообщили. Пока не приехала. Но, наверное, уже скоро будет. Телефон свой и ключи возьмешь на выходе у дежурного. Кстати, у жены в понедельник ты на ладонях не заметил никаких порезов?

— Нет. А что?

— И ладони у нее не были перебинтованы или пластырем заклеены?

— Нет, ничего такого не было. Я запомнил бы.

— Все, дуй домой, господин Квасов. Если надо будет, следователь тебя вызовет. Напоследок еще один вопрос. Можно?

— Ну?

— Твоя жена завещания не оставляла?

— …Не знаю. Зачем ей? Она не болела, так уж, чтобы совсем. Не, не думаю. Зачем ей?

— А ты позвони в нотариальную контору. Возьми трубку. — Посохин подвинул телефонный аппарат на край стола. — Номер я сам наберу.

— А что говорить?

Квасов поднял трубку и теперь держал ее так, словно хотел ударить ею майора по голове.

Посохин по памяти набрал пять цифр. Нажимая кнопки, он то и дело поглядывал на Николая. Доверия к нему майор не испытывал.

— Представься и скажи, что звонишь им в связи со смертью жены. Ну, чего сидишь?

Квасов приложил трубку к уху.

— Алло, это Квасов Николай вас беспокоит. У меня жена на днях тут утонула, и в полиции мне сказали, что она могла написать завещание. Не посмотрите? Кто сказал? Посохин… Да, Павел Петрович. Я у него сейчас на допросе по случаю гибели жены.

Выслушав ответ, Квасов с растерянным видом протянул трубку майору.

— Есть завещание. Я и не знал.

— Самое время, Николай, выпить нам с тобой чайку с лимончиком. Присаживайся.

Майор взял у Квасова трубку.

— Алло, Юлий Маркович? Это Посохин. Спасибо за помощь!

Глава 9

Утром во вторник Валентина Васильевна снова пошла на пляж, чтобы как следует осмотреть то место, где, по словам Алексея Смазнева, тридцатого мая выпивали Карманов, Табанин, некто третий и, вероятно, не без удовольствия примкнувшая к ним Раиса Квасова.

По дороге к реке Рыбакова встретила старушку, которая пасла около дюжины коз на прибрежном лугу. Благообразная пастушка и ее ухоженное белоснежное стадо на фоне изумрудной травы смотрелись и живописно, и в тоже время несколько комично. Валентине Васильевне непроизвольно пришли на память картины Ивана Генералича.

— Маркиза, Розочка! Не разбредайтесь, девочки! — то и дело приговаривала старушка. — Эммануэль, сейчас получишь по попе! Хочешь по попе, плохая девчонка?

«Любопытно, — глядя на коз, подумала про себя Рыбакова, тотчас забыв и о попе Эммануэль, и о югославском художнике-самоучке, — а где паслась в позапрошлый понедельник скотина Ивана нашего Дронова? Он ее все время в разных местах привязывает, но обязательно недалеко от речки. И забирает вечером часов в девять. Мог, ведь, что-нибудь и заметить, если не был сильно пьян».

Интересовавшая Рыбакову полянка оказалась размером примерно три на три метра, и, вероятно, в хорошую погоду регулярно использовалась бирючинскими адептами Бахуса для богослужений.

За одним из кустов виднелась куча мусора — стеклянные и пластиковые бутылки, в основном пивные, пустые консервные банки, мятые пачки из-под сигарет. На самой полянке валялись несколько пестрых обрывков газет и большой желтый пакет из-под чипсов. Траву на этом пятачке, как ни странно, до сего дня любители пикников вытоптать, еще не успели. Присмотревшись, Валентина Васильевна заметила в ней изрядное количество окурков и жженых спичек.

— Мамма миа, что здесь можно найти?! За прошедшую неделю тут наверняка уже не одна компания погуляла.

Протиснувшись между кустами, Рыбакова прошла на середину поляны. С трех сторон ее окружали густой кустарник и, не менее чем в пол-обхвата, деревья. Открыт был только спуск к реке.

Женщина сошла к воде и осмотрелась. Широкую полоску влажного песка, на которой сегодня еще никто не оставил следов, вяло поглаживал прибой. На мелководье, сверкая чешуей, суетились мальки. Может Квасова на этом месте в тот вечер и купалась, подумала Валентина Васильевна. Дно здесь, вроде, песчаное. Водорослей не видно.

Немного понаблюдав за стайкой рыбешек, она разулась и вошла в воду.

— Черт! — сделав несколько шагов, Рыбакова инстинктивно поджала правую ногу. Отступив в сторону, она завернула рукава рубашки и, наклонившись, достала со дна ракушку. Она была увесистая, с довольно острой кромкой.

— Зараза!

Рыбакова швырнула ракушку подальше в реку и, подняв ногу, внимательно ее осмотрела. Потом она ощупала подошву пальцами — пореза, вроде, не было.

— Черт! — снова воскликнула женщина, но уже радостно. — Как я сразу не поняла!

Она опустила ногу, наклонилась и стала осторожно шарить по дну руками.

— Да их тут видимо — не видимо! — выпрямившись, Валентина Васильевна, разжала мокрые ладони, на которых лежало несколько ракушек разного размера.

Положив ракушки на песок, она сполоснула руки и, торопливо обтерев их носовым платком, достала из заднего кармана шортов мобильный телефон.

— Алло! Павел? Да, это Рыбакова. Вы где сейчас?.. Да, поняла. Можете подъехать на старый пляж?.. Я вам кое-что хочу показать… Да, важно. Через сколько?.. Я подожду.

Рыбакова спрятала телефон в карман и, взяв двумя пальцами кроссовки за задники, прошла на тот участок пляжа, где было удобнее всего купаться.

Песчаный плес еще пустовал: бирючинцы так рано на пляж не ходили, а приезжих в городке в начале июня было пока мало, хотя недавно в интервью областной газете глава местной администрации и рекламировал Бирючинский район как «маленькую Швейцарию». Подавляющее число бирючинцев с ним согласилось: и ландшафт, а главное цены в магазинах и на рынках были здесь действительно «швейцарские».

Валентина Васильевна поставила на песок кроссовки и, сняв шорты и рубашку, аккуратно уложила их сверху. Она вошла по колено в воду, поправила бретельки купальника и, рывком из-за спины выкинув вперед руки, нырнула.

Она не ожидала, что вода будет такой холодной и, снова оказавшись на поверхности, энергично заработала руками и ногами. Без особых усилий она доплыла кролем почти до середины реки и, прекратив грести, стала сбывать по течению. Вода уже не казалась ей ледяной.

Продрейфовав почти до конца пляжа, Валентина Васильевна, перевернулась вниз головой и, сделав несколько сильных гребков, почти вертикально ушла в глубину. Как это обычно делают дети, она коснулась рукой речного дна. Песок покрывал тонкий противный на ощупь слой ила.

Вынырнув, Рыбакова по-собачьи помотала головой. Капли серебристыми бусинами рассыпались по пологим речным волнам. На секунду прикрыв глаза, она ладонью вытерла воду с лица и, откинув назад мокрые пряди волос, быстро поплыла к берегу.

Добравшись до пляжа и нащупав дно, Валентина Васильевна встала на ноги и несколько раз глубоко вздохнула. Пахло холодной речной водой и молодой зеленью.

Выйдя из реки на теплый песок, женщина склонила голову к плечу и, отжав двумя руками волосы, неторопливо направилась к тому месту, где оставила свои вещи.

Посохин был уже там. Он сидел на обрезке доски рядом с ее одеждой и, бросая в реку камешки, наблюдал, как на воде расходятся от них круги. Заметив Валентину Васильевну, полицейский поднялся и отряхнул джинсы.

— Здравствуйте! Как водичка?

— Здравствуйте, Павел! Водичка в самый раз.

— А вы загорели.

— Я купальный сезон открыла еще двадцатого мая.

— Понятно. Ну, чем займемся?

— Пойдемте я вам кое-что покажу.

— Одеваться не будете?

— Нет. Потом. Я не замерзла.

Рыбакова достала из кармана рубашки расческу и зачесала назад мокрые волосы.

— Вам идет, — сказал Посохин.

— Спасибо. Мама, когда в детстве заплетала мне косу, всегда волосы назад зачесывала. Мне тогда это жутко не нравилось. Я казалась себе самой уродливой девочкой на свете. Ужас. Переживала страшно. До сих пор в памяти сидит.

Они прошли к полянке, где в позапрошлый понедельник, по словам Алексея Смазнева, он видел Квасову вместе с тремя мужчинами.

— Здесь тридцатого вечером, накануне того дня как исчезнуть, проводила свободное время госпожа Квасова, — сказала Валентина Васильевна.

— Откуда вы знаете?

— Поведал один человек. По секрету.

— И кто этот человек?

— Неважно.

— Почему неважно? А вдруг он врет?

— Не врет. Я проверила.

— Валентина Васильевна!

— Павел, не нужно возмущаться. Я вас понимаю, но есть некоторые причины, по которым я вам его пока не могу назвать. Надеюсь, немного позже он к вам сам придет.

— Хорошо! Оставим этот вопрос на потом.

— Главное, — продолжила Рыбакова, еще раз обводя взглядом поляну, — погибшая была тут не одна. Здесь в тот вечер находились еще три человека: Аркадий Карманов, Табанин Василий и некто неизвестный.

— Ваську Табанина я хорошо знаю. В конце девяностых он получил два года за воровство. Отбыл полтора. Обычный раздолбай. Карманов приезжий?

— Да, из Москвы.

— Не встречались. Надо будет навести справки. А третий из себя что представлял?

— Его человек не видел за кустами. Даже цвет одежды он не разглядел.

— Значит, поведал вам об этом пикнике мужчина?

— Мужчина. Это я могу вам сказать. — Рыбакова добродушно усмехнулась.

— Все?

— Нет. Квасова держала в руках пластиковый стакан.

— Они бухали что ли?

— Совершенно верно.

Посохин помолчал, обдумывая только что услышанное.

— Неплохо. Очень даже неплохо.

— И это еще не все, Павел Петрович. Смотрите.

Валентина Васильевна спустилась к берегу и показала пальцем на кучку сложенных на песке ракушек.

— Ну, и что? — спросил Посохин, непонимающе глядя на Рыбакову.

— Майор, напрягите извилины!

Посохин упер руки в бока и уставился на горку моллюсков. Валентина Васильевна с ироничной улыбкой смотрела на полицейского.

— Ежиков блиндаж! — развел руками Посохин. — А я думал, что мне эти порезы на ладонях у Квасовой напоминают. Вика моя две недели тому назад ракушкой ногу рассадила. Гуляла с одноклассниками после уроков и залезла в воду. Женушка моя боится даже царапин, так что Посохину-младшую я сам перевязывал.

Наклонившись, он поднял одну из ракушек и осторожно провел пальцем по острой кромке.

— Ну, Васильевна, ну, голова! Что желаете в качестве премии?

— Хороший зеленый чай сгодится. Лучше цейлонский. И, пожалуйста, упакованный не в России.

— Будет!

Майор размахнулся и швырнул ракушку далеко в реку. Когда булькнув, она ушла под воду, он сказал деловым тоном:

— Итак, попробуем воссоздать эпизод погружения.

— Я думаю, Квасова вошла в воду и…

— Поскольку была пьяна, споткнулась и, падая, порезала себе ладошки. Вот так.

Посохин выбросил вперед руки, показывая, как это могло произойти.

— Нет! Насколько я знаю, Квасова почти не пила спиртного.

— Но в тот раз она ведь могла в веселой компании расслабиться и бухануть не по-детски?

— Исключено. Поесть она любила, но хватить лишнего… Я помню, мы как-то вместе оказались в гостях, так она за весь вечер выпила лишь два неполных бокала белого вина. Что-то легкое, французское. Хотя водка была там тоже очень недурная. И коньяк на столе стоял.

— Может, в изысканном обществе застеснялась?

— Такое чувство Рае Квасовой было неведомо.

— Ладно, опросим родственников и знакомых о ее пристрастиях.

— Я, думаю, кто-то поспособствовал ее падению. Допустим, она все-таки позволила себе выпить водки. Сколько это могло быть граммов? Уверена, не больше пятидесяти.

— А если она пила вино?

— Хорошего вина она могла выпить граммов двести-триста, наверное. С такой дозы не зашатаешься даже без закуски. Тем более при ее габаритах. Экспертиза не обнаружила никаких следов токсинов в крови? Яды, лекарства, наркотики?

— Ничего из того, что наши химики в состоянии были обнаружить. Может, нога подвернулась, и она упала?

— Спуск здесь очень пологий. Ям нет. В реку она всегда заходила чинно. Благородные дамы, а она себя таковой и считала, не прыгают в воду с разбега.

— Толкнули и придержали головку?

— Человек, ее толкнувший, должен отличаться недюжинной силой. Раиса весила около центнера.

— Или это был не один человек.

— Может быть.

— Так. — Посохин глянул на часы. — Вытирайтесь, одевайтесь и пойдемте, уважаемая Валентина Васильевна, навестим соседей господ Квасовых.

— Дубко?

— Можно начать и с Дубко. Одевайтесь, а я пока поляну осмотрю.

— А что с вещами Квасовой? Вы в морге мне про них ничего не сказали. Не голышом же она сюда пришла?

— Нет, конечно. Пропали халат, босоножки, мобильный телефон. Еще очки и полотенце. Стоимость телефона, вернее смартфона, под тридцать тысяч. «Нокиа Е7». Куплен был в начале этого года. Дочка сказала. Во всяком случае, за него тетку могли укокошить. Но местных при таком раскладе я отбрасываю сразу. Связка ключей еще пропала. Квасов обещал хорошенько посмотреть, все ли в их доме на месте. Дочка приедет — ее тоже озадачу.

— Разговоры по телефону Квасовой после ее смерти были?

— Мы запрос еще не подавали. Вчера нужно было срочно одно дело закончить. А главное Карельский пока не определился…

— Павел, если это было ограбление, то почему с Квасовой кольца не сняли?

— В запале могли забыть. Утопили и тут же труп оттолкнули подальше от берега, чтобы все было шито-крыто. А потом уже плыть было поздно. Или снять не смогли. Например, времени не хватило. Хотя, никаких повреждений на ее пальцах не было. Да и на теле, между прочим, тоже. Вы сами видели. Ладно, телефончик мы пробьем, у местных урок насчет чужаков поинтересуемся… Черт! Нет у меня ощущения, что это банальное ограбление. Подсознание упорно отказывается принимать данную трактовку событий.

— Что тогда? Небанальный несчастный случай?

— Тем более не верю. Почти трезвая, выросшая на реке, здоровая как лошадь тетка и вдруг ни с того ни с сего утонула?

— Всякое бывает. Почему она случайно не могла утонуть?

— Пока по кочану, как любит говорить мой начальник. Душок какой-то нехороший от этой Квасовой идет. Она просто напрашивалась, чтобы ей голову свернули. — Посохин нагнулся, подобрал пару ракушек и, обтерев песок, сунул их в нагрудный карман рубашки. — Карельский теперь будет вынужден со мной согласиться, что здесь не все так просто. Ссоры с мужем, соседями. Причем постоянно. И с братьями по классу свары были. Я Жарких вчера поручил навести про нее кое-какие справки. Так, осторожненько. Что он и сделал. Эта бизнесменша многим дорогу перешла.

Глава 10

Посохин повернул ручку и открыл покрытые лаком деревянные воротца. Валентина Васильевна вошла во двор Дубко следом за майором.

Залитый цементом и чисто выметенный двор был пуст.

Рыбакова заметила, как в дверном проеме времянки мелькнул силуэт Льва Сергеевича. Майор его тоже не проглядел.

— Хозяин! Полиция! — крикнул Посохин.

Из летнего домика вышел голый по пояс Лев Сергеевич с пластмассовым ночным горшком на голове. В правой руке он сжимал проволочную рамку, которую энергично вращал перед собой. Рамка была сделана из толстой алюминиевой проволоки.

— Чем могу быть полезен? — поинтересовался Дубко у непрошеных гостей, подходя к ним почти вплотную.

— Это что такое? — Посохин с удивлением посмотрел на Валентину Васильевну. — Больной что ли?

Рыбакова улыбнулась — Лев Сергеевич с горшком на голове был похож на интеллигентного немецко-фашистского захватчика — и покачала головой.

— Что с вами, уважаемый? — с иронией спросил Посохин, глядя на пенсионера сверху вниз. Тот был ниже майора почти на голову.

— Защита от электромагнитных импульсов, — без тени насмешки ответил ему Дубко. — Инопланетяне пытаются разобраться в нашем мыслительном процессе, а пластик мешает им сканировать мой мозг.

— Они, что, у всех людей мозги пытаются сканировать?

— Ваши мозги инопланетян вряд ли могут заинтересовать, — задиристо вскинул голову пенсионер.

— Согласен, — кивнул Посохин.

— Лев Сергеевич, а рамка для чего? — спросила Валентина Васильевна.

— Помогает определить степень заражения территории.

— Чем? — Посохин с любопытством уставился на Дубко.

— Инопланетными фекалиями. Они достаточно токсичны.

Майор засмеялся. Рыбакова, отвернувшись, поправила прическу.

— Господин Дубко, тогда, может, мы пройдем в помещение? Есть не менее интересная тема для беседы, — все еще улыбаясь, сказал Посохин.

— Прошу в мой кабинет, — свободной рукой указал Лев Сергеевич на времянку.

— Спасибо!

Войдя в комнату, хозяин пригласил гостей сесть и снял с головы горшок. Рамку он положил на письменный стол.

— О чем будем беседовать, господа? — устраиваясь в стареньком кресле, спросил Дубко.

— Лев Сергеевич, вы хорошо знали Раису Квасову?

— Мою соседку?

— Вашу соседку.

— Более или менее. Что конкретно вас интересует?

— Она была пьющей женщиной?

— Она была непьющей, но и не женщиной. Я ясно выражаюсь?

— Вполне. А все-таки, может она позволяла себе водочки граммов сто пятьдесят — двести время от времени?

— Как вы мило назвали богопротивный напиток — во-доч-ка! — улыбнулся Лев Сергеевич. — Уважаете? Или уважали?

— Скорее вкушаю. Иногда.

— Понятно. С вашей-то работой, куда ж без этого. Муж Валентины Васильевны тоже иногда позволял себе.

— Позволял. — Рыбакова кивнула.

— А вот Раиса Николаевна, хотя и была скотиной, себе спуску не давала. Может поэтому и была такая злая. Постоянный стресс и никаких веселых компаний даже в праздники. Я, например, ни разу не слышал, чтобы она песни пела. Очень важный для характеристики человека показатель. «Кто поет, зла не мыслит», говаривала Екатерина II.

— Все понятно, Лев Сергеевич. А вы не были в позапрошлый понедельник, я имею в виду тридцатое мая, на старом пляже?

— Нет. В позапрошлый понедельник я ходил в душ.

— А ваша жена?

— Она плавать не умеет.

— Ладно. А с кем госпожа Квасова общалась?

— Она не общалась. Она гавкалась. Понятно выражаюсь?

— Да, вполне. С господином Кармановым она тоже гавкалась?

— Не видел и не слышал.

— А с кем слышали?

— Слышал как она гавкалась с господином Дубко. Поскольку это я.

— Я про других граждан спрашиваю. Например, с семьей Смазневых она ругалась?

— Не знаю.

— Я, значит, знаю, а вы, живя по соседству, не знаете.

— Я же дома не постоянно нахожусь. А когда дома, то веду научные наблюдения, делаю различные анализы.

— Инопланетных фекалий?

— В том числе. Когда мне следить за соседями? К тому же соседи не мой профиль.

— Хорошо, Лев Сергеевич. Значит, вы не хотите, чтобы мы поймали убийцу?

— Какого убийцу?

— Убийцу Квасовой. Мы, вот, с Валентиной Васильевной, склоняемся к тому, что вашу соседку убили.

— Вам виднее. Может и грохнули. Только я сомневаюсь, что это сделали мои соседи.

— Тогда кто? Кто это мог сделать? Товарищи по бизнесу?

— В бизнесе товарищей нет. Как и в любви. Не в сексе, сейчас товарищей по сексу хоть отбавляй, а в любви.

— Пожалуй… Так, что я еще хотел у вас спросить? — Посохин потер двумя пальцами висок. — Замутили вы мне все мозги, господин Дубко. Черт с вами! Не хотите говорить — не надо. Без вас эту сволочь поймаем.

— Господин полицейский, я буду очень рад, если вы эту сволочь поймаете. Но среди моих знакомых сволочей нет. Разве только госпожа Квасова подпадала под эту категорию.

Глава 11

Посохин остановился посередине переулка и огляделся.

— Так, куда теперь? — спросил он сам себя вслух. — Валентина Васильевна, а давайте сразу зайдем к Смазневым. Вы не знаете, дома у них сейчас кто-нибудь есть?

— Не знаю. — Рыбакова пожала плечами. — Павел, может, я к себе домой пойду? Зачем вам сопровождающий?

— Валентина Васильевна, вы мне ни сколько не мешаете. Даже наоборот. Соседи вам доверяют и, следовательно, часть этого доверия, когда я с вами, переносится на майора полиции. Идемте! Участковый говорил, что у Смазневых собака имеется.

— Есть. Дуня зовут.

— Большая собака?

Рыбаковой показалось, что в голосе Посохина прозвучала тревога.

— Большая, — без обиняков ответила Валентина Васильевна.

— Они ее привязывают?

— Да. А вы что, Павел, собак боитесь?

— Я уколы плохо переношу.

— За Дуню я отвечаю — никаких лишних движений. Будет гавкать пока хозяева не выйдут. Потом по ситуации. Очень умная собака.

— Давайте проверим. Кстати, вы не замерзли?

— Нет. Купальник почти высох.

— Шорты у вас намокли.

Рыбакова посмотрела вниз. Между ног на белой плащовке было хорошо различимо довольно большое темное пятно.

— Сзади тоже, — заметил Посохин.

— Ничего страшного. Человек я закаленный. Правда, вид у меня теперь непрезентабельный.

Рыбакова выпростала рубашку наружу.

— Так меньше заметно?

— Вроде нормально, — внимательно оглядев ее со всех сторон, ответил Посохин. — У меня жена подобных вещей жутко боится.

— В ее возрасте я тоже боялась. Поэтому двадцать лет назад и начала обливаться холодной водой. Ничего со мной не случится. Не волнуйтесь, писаться не буду. Да и не холодно сейчас на улице: двадцать шесть градусов по Цельсию. И это в тени, а на солнце и того больше.

— Откуда вы знаете, что двадцать шесть?

— У Дубко на времянке термометр висит. Слева от входной двери.

— А я что-то не обратил на это внимания. Для работника уголовного розыска симптом нехороший. Наверное, пора в отпуск.

Посохин открыл сделанную из профнастила калитку Смазневых.

— Проходите, Валентина Васильевна. Будьте так любезны.

— Пропускаете меня вперед, учитывая, что я женщина или потому что уколов боитесь? — пошутила Рыбакова, входя во двор.

— Совмещаю приятное с полезным.

Гремя цепью, из будки вылезла Дуня. Увидев Валентину Васильевну, она завиляла хвостом.

— Вот это псина! — раздался за спиной у Рыбаковой восхищенный возглас майора. — Такая сожрет вместе с пистолетом.

Дуня зарычала.

— Дуняша, поздоровайся с полицией. Голос! — приказала Валентина Васильевна.

Собака зычно гавкнула.

— Молодец! А теперь подождем хозяев.

Из-за угла дома появилась Зинаида Смазнева.

— Здрасьте, — кивнула она смущенно. Чужие люди вызывали у нее чувство опасности, и она при общении с ними на некоторое время утрачивала свою обычную говорливость.

— Зина, это майор Посохин из уголовного розыска, хочет с тобой поговорить о Раисе Квасовой.

— И с хозяином тоже, — добавил Посохин.

— Алексея дома нету. — Смазнева еще больше растерялась. Она стала лихорадочно поправлять на себе старенький застиранный халат.

— Ничего, мы с вами пока поговорим. Можно пройти?

— Проходите, — ответила Зинаида полицейскому, но ее взгляд, вопросительно-испуганный, был обращен в это время к Рыбаковой. Валентина Васильевна ободряюще улыбнулась.

Хозяйка провела гостей в дом. Посохин, несмотря на все протесты Зинаиды, снял в коридоре туфли и переобулся в тапочки.

— Ничего, ничего. Порядок есть порядок. Куда нам дальше?

— В зал проходите. Вон туда. Я сейчас чаю поставлю. — Смазнева бросилась на кухню.

— Не надо, хозяюшка. Мы ненадолго.

Посохин отодвинул стул, поднял клапан нагрудного кармана рубашки и, достав блокнот и ручку, расположился за круглым накрытым белой скатертью столом. Зинаида села напротив майора. Валентина Васильевна устроилась между ними так, чтобы держать в поле зрения обоих.

— Меня зовут Павел Петрович, — представился Посохин и взглянул на часы. — Вас как по имени отчеству?

— Зинаида Николаевна.

— Отлично. Зинаида Николаевна, я задам вам несколько вопросов, а вы постарайтесь на них ответить со всей искренностью, на которую способны. Договорились?

Смазнева кивнула.

— Да.

— Зинаида Николаевна, у вашего мужа были неприязненные отношения с гражданкой Квасовой?

— С Райкой?

— Да, с Раисой Квасовой. Вашей соседкой.

— А у всех с Райкой были… ну, как сказать… так себе отношения.

— А у вашего мужа?

— Ну, тоже… такие.

— Точнее можно?

— Ну, плохие.

— Зина, ты не волнуйся. Это не допрос. Видишь, Павел Петрович сам пришел к тебе поговорить, чтобы выяснить все тонкости.

— Знаю я ихние тонкости! — внезапно повысила голос Смазнева. — Я своего мужика просто так не отдам. Нашли крайнего. А у Ваньки Дронова с ней, какие отношения были, а?! Может расчудесные? Райка его телка чуть молотком не убила, когда тот ее гребанные цветы трескать начал. Дрын ее тогда так пихнул, что она задницей своей толстой борозду в земле пропахала. У нас в доме было слышно как эта тварь орала. Грозилась Ваньку на пятьсот тыщ засудить. — Смазнева облизала пересохшие губы. — А у Маркова, у художника, какие с ней отношения были? Тоже что ли хорошие?! Он когда с малолетками в волейбол играл и мячик у них отлетел на Райкину клумбу, так эта гадина стала на всю округу вопить, что сдаст его в милицию за педофильство. Знаете, что он тогда Бомбе сказал? Смотри, коза, довякаешься! И где эта коза теперь? В морге лежит! — воскликнула Зинаида, поднимаясь со стула. — И Карманов с дружками тоже, конечно, тут не причем, да? В понедельник вечером она с ними водку жрала, а во вторник вдруг ни с того ни с сего пропала! Может это они после пьянки ею попользовались, а потом по Лигани вниз и пустили?! — распалялась все больше и больше Смазнева. — А может все они сговорились?! Гадюка эта всех доставала! Нечего всех собак на моего Алешку вешать! Если он иногда выпивает, так что, значит, он и убийца?! У нас теперь в России у простого человека вообще никаких прав не осталось! По телевизору только и слышишь с утра до ночи: выбирай, чего хочешь! Тюрьма или погост, вот и весь наш выбор! — Голос Смазневой дрогнул, она опустила голову и снова села на стул. — Жили, жили как люди. Работали, никого не трогали… Установили нам волчьи порядки…

Смазнева заплакала.

— Зинаида Николаевна, никто вашего мужа в смерти Квасовой не обвиняет. Мы просто разбираемся, что с ней произошло. Порядок такой.

— Вот и разбирайтесь. Чего вы к нам пришли?

— Ладно, разговор у нас не очень получился, но кое в чем вы нам все-таки помогли. Спасибо, Зинаида Николаевна. До свидания!

— А чего такого я сказала? — шмыгая носом словно ребенок, пролепетала Зинаида. — Все и так все знают. И это все чистая правда!

— Вот за правду и спасибо.

Глава 12

Посохин с удовольствием окинул взглядом ладную фигурку дочери Квасовых. Она напоминала изящный кувшинчик. Наверное, многие мужчины в ее присутствии начинали воображать, как они кладут ладони на ее талию и медленно опускают их все ниже и ниже. Посохин вспомнил реакцию жены на его подобные действия и невольно улыбнулся.

— Рябинникова Юлия Николаевна. Правильно?

— Да, это я. Извините, что не сразу приехала. Еле уговорила одну из подруг за ребенком присмотреть. Они неплохо ладят друг с другом. Няням я не очень доверяю, а тащить маленького ребенка сюда было бы глупостью.

— Конечно. У вас мальчик или девочка? Как зовут ваше сокровище? Присаживайтесь.

— Спасибо. Дочка у меня. Зовут Елизавета.

Молодая женщина, одной рукой расправив сзади юбку, села на стул. Черную сумочку из натуральной кожи от Prada она положила на колени.

Майор обратил внимание, что у Рябинниковой на коротко остриженных ногтях не было лака. То и другое нонсенс для современной красивой женщины. Может, причина тому ребенок? То есть, на данный момент приоритеты расставлены? Но сумочка у Рябинниковой была все-таки от Prada. Жена немного научила его разбираться в таких вещах.

— А у вас, кажется, папины глаза, — мягко сказал Посохин.

Его собеседница немного смутилась.

— Я больше на бабушку Лизу, папину маму, похожа.

— И в честь нее вы дочку свою назвали, наверное?

— Наверное.

Молодая женщина, видно, не спешила раскрываться перед незнакомым человеком, к тому же обличенным широкими полномочиями. Пока ей было непонятно, как он ими намерен воспользоваться.

— Замечательно. Моя вторая половина тоже в честь одной из близких родственниц дочь назвала.

О том, что это бездетная тетка его жены, обещавшая завещать свою квартиру в Петербурге внучатой племяннице, Посохин, естественно, упоминать не стал.

— Юлия Николаевна, вы уже знаете, что ваша мама погибла. Примите наши искренние соболезнования.

— Спасибо.

— Что можно сказать? Мы предполагаем, что с Раисой Николаевной произошел несчастный случай. Но прорабатываются и другие версии.

— Я понимаю. Когда можно будет маму забрать?

Слово «морг» Рябинникова произносить не стала. Посохин предположил, что осмысленно.

— Следователь сказал, что завтра. Он с вашим отцом сейчас беседует. В крайнем случае, послезавтра утром. Скажите, у вашей мамы имелось завещание?

— Я не знаю. А вы у папы не спрашивали? Может он в курсе. Хотя…

— Что?

— Нет, вряд ли он знает. Мама ему не…

Юлия вдруг замолчала. Она, вероятно, пыталась подобрать более безобидное слово для оценки взаимоотношений ее родителей. На майора она, при этом, старалась не смотреть.

— Не доверяла? — попробовал подсказать ей Посохин. — Или не считала нужным говорить? А может, боялась сообщить ему о завещании?

— Что вы! — В голосе Юлии прозвучала укоризна. — Скорее не доверяла. Потому что он… выпивал… иногда. Поэтому она такие вещи с ним и не обсуждала. Говорила, что он слишком легкомысленно относится к деньгам и очень уж доверчив.

— Вы тоже считаете своего папу легкомысленным и доверчивым?

— Наверное, в некоторой степени это так.

— А с вами мама никогда не говорила о завещании, о деньгах?

— И со мной не говорила.

— Но вы же не выпиваете, насколько я могу судить по вашему внешнему виду?

— Я? Нет, конечно!

— Тогда почему мама вам ничего не сказала о завещании?

— А что, было завещание?

Посохину показалась искренней ее вопросительная интонация.

— Было. У нас, кстати, не так часто в пятидесятилетнем возрасте пишут завещания. Ваша мама не говорила, что ее кто-то преследует, кто-то ей угрожает?

— Маме было сорок семь, — поправила Посохина Юлия. — Нет, ни о чем подобном она мне не говорила.

— Может, вы забыли?

— Такого не забудешь.

— Разумеется. Извините. А какие отношения были у нее с вашим отцом?

Молодая женщина не сразу уловила подтекст вопроса.

— Они любили друг друга, — сказала она уверенно. — По своему, конечно. Но это у всех так. Недавно, вот, отмечали серебряную свадьбу в кафе. — И тут она изменилась в лице. — Но, если вы намекаете на то, что папа… — Рябинникова замотала головой. — Нет, нет. Это ерунда полная!

До этого она не была столь эмоциональна.

— А ваш муж мог знать о завещании?

В разговоре наступила пауза. Юлия опустила глаза.

— Мы с ним развелись полгода назад, — произнесла она так быстро и тихо, что Посохин ее не сразу понял.

«Стыдится, что ли говорить об этом?» — подумал майор.

— Так… Но фамилию мужа после развода вы однако оставили?

— Пока да.

Молодая женщина вскинула голову. Ее темно-русые волосы матово блеснули на солнце.

«И прическа у нее не за одну тысячу рублей, — отметил про себя Посохин. — Мама для дочки денег не жалела».

— Может шторы немного задернуть, а то вам солнечный свет мешает, наверное? — спросил майор. — Да вы скажите, не стесняйтесь.

Юлия, слегка прищурившись, повернула голову к окну.

— Да, пожалуйста. Если вам не трудно.

— А вы не собираетесь снова замуж? — поднявшись на ноги, спросил Посохин.

— Вы имеете в виду, встречаюсь ли я с кем-нибудь?

— Вы правильно меня поняли, — майор тщательно расправил шторы, не переставая наблюдать за Рябинниковой.

— Нет, не встречаюсь. У меня маленький ребенок и мне некогда этим сейчас заниматься.

Майор снова сел за стол.

— Может, все-таки кто-то есть на примете? Женщина вы молодая, красивая…

— Я же сказала.

В голосе Рябинниковой мелькнула нотка раздражения. Едва заметная.

— А с вашим бывшим мужем случайно не мечтаете снова сойтись?

— Не мечтаю, и мечтать не собираюсь.

Посохину, наконец, удалось вывести собеседницу из себя. Ответ прозвучал очень жестко. Впервые за все время разговора.

— А он? Он не сожалеет о том, что вы расстались?

— У него есть другая женщина.

«Другая» было произнесено с явной неприязнью. И к кому она больше? Кто, по мнению Рябинниковой, виноват в разводе? А если этот разрыв только прикрытие? Пока об этом можно было только гадать.

Майор решил все-таки послать Жарких в Воронеж, чтобы он поработал на месте и выяснил, насколько близки отношения между Рябинниковой и ее бывшим мужем после развода. А может, нарисуется на горизонте и вовсе кто-то третий? Такого исключить было нельзя.

Привлекательным девушкам и молодым женщинам майор не доверял. Красота искушает не только окружающих, но и самих ее обладательниц. И красота формирует определенные черты характера. Обычно отрицательные. Поэтому так и печальны судьбы большинства красавиц.

Посохин несколько секунд молчал, пристально глядя в глаза Рябинниковой. Было заметно, что молодой женщине это неприятно, но взгляд она не отвела. Только стала чаще моргать. И на лице у нее появилось выражение упрямства. Как у подростка, вступившего в схватку с жестоким миром взрослых.

«Интересно, а в школе у нее проблем не наблюдалось? — подумал майор. — Училась она здесь, в Бирючинске. Для начала можно с Валентиной Васильевной на данную тему поболтать, а там видно будет».

У Рябинниковой были длинные, густые ресницы. И, насколько мог судить Посохин, туши на них лежало совсем немного.

— Откуда вы знаете о другой женщине? — спросил майор с легкой улыбкой. — Вы же в разводе.

Рябинникова резко опустила голову. Майор пожалел, что не видит сейчас ее рук. Они могли бы подсказать, насколько глубоко задел собеседницу его вопрос.

— Она появилась, когда мы еще были женаты, — после продолжительной паузы ответила Юлия.

Посохин решил больше не дразнить собеседницу и свернул разговор в более доверительное русло.

— О-о-о! Нехорошо, — майор покачал головой. — Могу понять, что вы пережили. Не всякая женщина способна выкарабкаться из такой передряги и сохранить чувство собственного достоинства. Честь вам и хвала. Но не думайте, что все мужчины поступают подобным образом. Конечно, многие так делают, очень многие, но не все. Я, например, своей жене до сих пор верен.

— И сколько же вы женаты?

— Почти пятнадцать лет.

— И что, так ни разу и не сбегали на сторону?

Во взгляде Рябинниковой читалось недоверие.

— Ни разу. Честное слово. И не потому, что Бога боюсь. Я не только неверующий, но даже некрещеный.

— А дьявол вас не искушает?

— Постоянно, если предположить, что пикантные ситуации это его рук дело, а не людских.

— А почему вы думаете, что маму убили? — неожиданно спросила Рябинникова. — Вы ведь так думаете?

— Честно? Думаю, что вашу маму все-таки убили.

— Почему?

«Интересно, — подумал Посохин, — она знает, что подавляющее большинство людей, которые были знакомы с ее мамой, считают Раису Николаевну Квасову законченной мерзавкой?»

Вслух майор выразился гораздо более корректно:

— Потому, что она нажила себе много врагов. И неделю назад количество, видимо, перешло в качество. Только пока нам не за что зацепиться. Может, завещание вашей мамы нам поможет?

— А вы не знаете его содержания?

— Пока нет.

— Я не думаю, что вы там за что-то зацепитесь.

— Кто знает…

— Это намек, да? — Над переносицей у молодой женщины появилась вертикальная морщинка. — И вам не стыдно? Мы с папой не имеем к этому никакого отношения, чтобы вы там, в завещании не вычитали, господин майор!

В голосе Рябинниковой снова прозвучали металлические нотки.

Все-таки надо ее проверить, решил про себя Посохин, надо. Конечно, не всегда яблоко от яблони недалеко падает, но пока годится и эта версия.

— Извините, я не хотел вас обидеть. — Посохин сделал виноватое лицо. — Честное слово! Ваша мама умерла, и нужно установить почему. Вот и все. А у вашей мамы есть еще какие-нибудь родственники? Не обязательно в Бирючинске.

— У мамы? — Молодая женщина тяжело вздохнула. — Дедушка мой уже давно умер. Мама еще в школе училась. Бабушка в прошлом году ушла. Брат мамин старший в позапрошлом. Мама к нему на похороны ездила. Куда-то на Дальний Восток, кажется. Семьи у него не было.

— А дяди или тети ее? Были у вашей мамы двоюродные, троюродные братья или сестры?

Юлия пожала плечами.

— Сразу не могу вспомнить.

Она закусила большой палец, и минуты полторы сидела молча. Посохин терпеливо ждал.

— Нет, не знаю! — наконец заявила она твердо. — Я ни про каких ее дальних родственников не слышала никогда. Может, папа в курсе?

Глава 13

Когда Посохин зашел в кабинет Карельского, тот поливал цветы на подоконнике. Маленькая пластмассовая леечка оранжевого цвета смотрелась в руках чопорного 50-летнего следователя крайне нелепо. И не только потому, что она являлась предметом домашнего обихода. Любая современная вещь в руках Александра Петровича не вязалась с его обликом. Утонченные черты лица, негромкая размеренная речь, плавные замедленные движения. Казалось, что в XXI веке он мог оказаться только благодаря машине времени.

Карельский с какой-то печальной задумчивостью посмотрел на майора.

— Проходи, пожалуйста. Я сейчас закончу.

— Ну, какие впечатления у тебя, Александр Петрович, от беседы с Квасовым остались? Будем под него копать? — спросил Посохин, усаживаясь на один из предназначенных для посетителей стульев.

— Впечатления двойственные, — продолжая возиться с цветами, ответил Карельский. — Ясно, что никаких горьких переживаний по поводу смерти жены он не испытывает, но и особой радости с его стороны я не почувствовал. Какой-то он никакой. Можно сказать, ни рыба ни мясо. Но подобные типы иногда такое отчебучивают, что рецидивисту в голову не придет. Было в моей практике несколько таких аморфных парней. Один, помню, жену с балкона сбросил, а дело представил так, будто она сама упала, когда белье вешала. А впечатление у нас после опроса соседей складывалось такое, что он и мухи не обидит.

— Ну, и что мне делать?

Следователь поставил леечку на подоконник и до конца раскрыл на окне металлические жалюзи.

— Эко тебя наша утопленница зацепила, — сказал он, садясь за стол и доставая из ящика упаковку с салфетками. — Хорошо. Пошерсти окружение этой Квасовой, если тебе так хочется. Проверь быстренько все, что Зинаида Смазнева сказала. Время у нас пока есть. Только не плети Нестерову, что это я тебя подбил на столь глубокие изыскания. Сам выкручивайся, если он спросит, почему ты с этой бабой все еще возишься. А то он мне потом проходу не даст. Мозг выносить он умеет.

Вытерев руки, Карельский бросил использованную салфетку в корзину для бумаг.

— Ладно. — Посохин вздохнул. — Но, в принципе, ты не возражаешь, если я кое-кого более тщательно прощупаю?

— Я пока не против твоей инициативы, Павел Петрович. Мне тоже эти порезы на руках у Квасовой не нравятся. Может, ты и прав, и бизнесменшу нашу подтолкнули под коленочки. Такое вполне возможно. Но с Николаем Квасовым, по-моему, ты несколько перебарщиваешь. Вешать на него убийство?.. Даже не знаю! Честно тебе говорю.

— Александр Петрович, а на кого? Я более подходящего субъекта пока не вижу. Реального субъекта. С явным мотивом.

— Доказать трудно будет. Ты действительно настолько уверен, что найдешь свидетелей или парочку весомых улик?

— Приложу максимум усилий.

— Чтобы упечь Квасова за решетку?

— Зачем утрировать? На моем счету ни одной загубленной души нет. Заявляю ответственно.

— Знаю. Извини. Но не надо все свои усилия направлять исключительно в сторону семьи Квасовых. Бери шире.

— Александр Петрович, признаюсь: стопроцентной уверенности, что это убийство дело рук Николая Квасова, у меня нет. Но, ты же не будешь отрицать, что была у Квасова возможность жену разок другой в речку окунуть? И к тому же с нами он не до конца откровенен. Я же вижу.

— А их дочь Юлия сейчас тебе всю семейную подноготную как на духу выложила?

— Нет, конечно. Но у нее возможности утопить собственную маму не было. Силенки не те.

— Согласен. Лично, может, и не было. А, если кто-то из ее окружения?

— Проверим. Пошлю Жарких в Воронеж.

— Проверка тогда может сильно затянуться. Не исключаешь такой возможности? И твое руководство и мое будут очень недовольны.

— Может и затянуться. Но зачем думать о плохом?

— Не о плохом, а о возможном. Я перед допросом Квасова разговаривал с нашим прокурором. Он настроен на несчастный случай.

— Константин Михайлович креативом никогда не отличался. Всегда только прямо, исключительно по рельсам… И как можно быстрее. Александр Петрович, все возможные бяки я беру на себя.

— Только не надо, прошу прощения, косить под героя телесериала. Ни дать ни взять одинокий рейнджер. Может, еще на лошадь пересядешь? Твоя задача — подготовить мне плацдарм для атаки. Дашь что-нибудь стоящее — за мной не заржавеет.

— Я понимаю, что зацепок пока маловато. Срочно нужна конкретика. Постараюсь что-нибудь нарыть. Рябинникову будешь вызывать?

— Пусть молодая мама едет домой. Займись в первую очередь местными. Кофе со мной выпьешь? А то я еще не завтракал. Есть бутерброды с сыром и колбасой. Ты как?

— От кофия не откажусь. Наливайте, ваше высокоблагородие.

Глава 14

Посохин свернул на обочину и остановил свой «Рено» возле слегка покосившегося забора Ивана Дронова. Подойдя к калитке, майор хотел постучать, но, передумал — вряд ли его услышат — и опустил ладонь на потемневшие от дождя и снега доски. Ржавые петли от толчка взвизгнули. Полицейский шагнул на заросший травой двор, через который к дому вела широкая посыпанная песком дорожка.

«Дизайнерские изыски бедняков», — подумал Посохин с грустью.

— Какая сруля там еще приперлась?! — раздался откуда-то пьяный мужской голос.

— Иван, ты дома? — спросил майор, повысив голос, и, обшаривая глазами двор, двинулся по дорожке к крыльцу.

Из ворот видневшегося в глубине двора сарая вышел, слегка покачиваясь, широкоплечий блондин в темно-синих спортивных трусах и тельняшке без рукавов.

— Ты кто? — уставился крепыш на не спеша идущего к нему Посохина.

— Вань, совсем плохой стал? Не узнаешь?

— Что я, каждого бирючинского козла знать должен?

Посохин остановился примерно в полуметре от хозяина дома и невольно поморщился от густого водочного духа.

— Вань, я же к тебе по делу, а ты сразу грубить. Ты что, с гор спустился?

— Ах, ты, фуфлон!

Правое плечо Дронова пошло назад. Посохин поставил левой рукой блок и, схватив противника за запястье и шею, сделал подшаг. Резкий поворот корпуса и одновременно выдох. Бросок через бедро получился у майора почти идеально.

— Вань, перестань дурить! — отступив для страховки почти на метр от лежащего на спине противника, произнес Посохин. Он не сомневался, что просто так бывший десантник не сдастся. Тем более давно небитый.

— Ну, падла! — заорал Дронов, переворачиваясь на живот. Он рывком приподнялся на четвереньки, но броситься на майора не успел.

Посохин выверенным ударом ноги в голову снова опрокинул его на землю.

— Это тебе не мальчишек на дискотеке гонять. Извини, сам напросился.

— А-а-а…

— Неприятно, я понимаю.

Майор, наклонившись над распластавшимся на спине Дроновым, поочередно приподнял ему большим пальцем веки.

— Легкий нокаут, гражданин. Ничего страшного. Полежите немного. Скоро отпустит.

Посохин подошел к крыльцу и, подобрав валявшуюся на траве брезентовую рукавицу, протер край верхней ступеньки.

— Подождем, — сказал майор, присаживаясь и доставая из нагрудного кармана рубашки телефон. Чтобы вызвать Жарких, ему нужно было нажать на кнопку с цифрой три.

— Да, Павел Петрович! — раздалось из трубки почти мгновенно.

— Жарких, подъезжай к дому семнадцать по улице 20-летия Октября. Тут одного буйного пацана надо забрать. Он весь водярой провонял и я не хочу его в своей тачке везти. Жена опять ругаться будет, что в салоне негламурно пахнет… Да, сейчас. И в темпе.

Посохин спрятал телефон в карман.

— Ты меня слышишь, Дронов?! Ау!

— Слышу…

— Я начальник уголовного розыска майор Посохин. Хотел тебя кое о чем спросить.

— Щас…

— Ты резко не вставай, дорогой. И не вздумай еще разок на меня прыгнуть. Закрою на пятнадцать суток или отмотыжу по-настоящему. На выбор.

Дронов, кряхтя, сел.

— А чего сразу не сказал?

— Потому что. Жалуются на тебя люди, гражданин Дронов. Говорят, позоришь десантные войска: грубишь, дерешься больно. Хотел проверить. Участковый сказал, что еще год назад до мордобоя у тебя дело никогда не доходило. Распоясался ты в последнее время что-то. Давненько, наверное, по харизме не получал. А, Иван?

Дронов медленно поднялся на ноги и проковылял к крыльцу.

— Дай закурить, — попросил он, садясь рядом с Посохиным. — Нервы ни к черту стали.

От Дронова несло не только водкой, но и дешевым табаком. Майор поморщился.

— Не курю я, Иван. Сейчас Жарких подъедет — у него есть.

— Вы что, меня забираете?

— Надо, Ваня, надо! Помнишь «Приключения Шурика»? Таких борзых, как ты, только поркой и можно вразумить.

— У нас теперь свободная страна.

— Только для дорогих шлюх, авторитетных бизнесменов и бессовестных чиновников. Включая, разумеется, и их семьи. Таким как ты, Иван, простым и буйным, надо сваливать в Сомали. Вот где свободы море.

— А куда бы ты свалил? В Бангладеш?

— Вижу, у нас завязался душевный разговор. Отвечаю: мне, Ваня, везде плохо будет.

— Почему это?

— Потому что я честный и добрый. К тому же любовь к многострадальной Родине у меня сильнее, чем ненависть к нынешним порядкам. Хотя и прежние мне не особо нравились. О, слышишь, Жарких подскочил!

У дома остановился автомобиль. Хлопнула дверца, скрипучая калитка распахнулась, и во двор, сжимая дубинку, ввалился старший лейтенант Жарких. Было видно, что он жаждет крови.

— Петрович, чего случилось?! — выпалил он, подбегая к крыльцу.

— Да вот, гражданин Дронов, решил встать на скользкий путь экстремизма.

— В наручники?

— Иван, тебе решать, — повернулся к Дронову Посохин.

— Не надо.

— Может, тебя и задерживать не надо?

— Вам решать.

— Нам решать… Иван, давай договоримся: ты берешь на себя обязательство быть законопослушным гражданином — люфт дозволяется, иначе в России не выживешь, — а я закрою глаза на сегодняшнее происшествие. Идет?

— Чего зря обещать? Я когда выпью, злым становлюсь.

— Иван, все это может очень плохо закончиться. Ты, надеюсь, понимаешь?

— Ну.

— Свою жизнь загубишь — ладно. Но ты, ведь, кого-нибудь или покалечишь, или убьешь при таком отношении к человечеству.

— Ну.

— Баранки гну! Предупреждаю первый и последний раз: если напакостишь по-взрослому, будешь долго дышать сибирским воздухом.

— Да понял я!

— Так, теперь перейдем к делу. Ты в позапрошлый понедельник, тридцатого мая, с дружбаном своим Квасовым водку пил?

— В понедельник? В тот, в конце мая? В понедельник…

Дронов закрыл глаза, набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул.

— В понедельник, — повторил он снова.

— Думай, думай!

— Пил, — сказал Дронов, открывая глаза. — Взяли пузырь, и пошли ко мне. Ларки моей дома не было, и я сам закусон собирал. Капусты квашенной из погреба достал, хлеба нарезал, сальца. На огороде луку нарвал. Редиски надергал. А что?

— Разошлись во сколько?

— Примерно… Вечером.

— Вас видели у твоей калитки в девятнадцать сорок пять.

— Я же говорю!

— Ну а позднее ты к нему не заходил?

Дронов скривился, словно ему под нос сунули какую-нибудь тухлятину.

— А-а-а! Райка его тварь законченная. Меня к ним и пузырем не заманишь.

— А он к тебе в тот вечер больше не заходил? Или ночью?

— Не знаю. Вечером нет, а ночью меня дома не было. Я скотину с речки пригнал и сразу к Сашке Лынову свалил. Мы у него во времянке полночи гудели, а потом в сарае на сене спать завалились. Вообще, если бы Николай приходил, Ларка бы мне сказала. Она к нему хорошо относится.

— А где этот Лынов живет?

— Я знаю, Петрович, — вмешался Жарких. — Он мне яблони в этом году обрезал. Мать моя с ним неплохо знакома.

— Когда она успела? Она в Бирючинск переехала всего-то полгода назад.

— Маманя у меня женщина общительная. Я уверен, она уже половину жителей Бирючинска по именам знает. А может, и больше.

— Мотнешься тогда сейчас к нему. Опроси его по полной. Все, Иван, мы пошли. Но о нашем разговоре советую не забывать. Договорились?

Посохин встал и протянул Дронову руку.

— Мир? Или еще подумаешь?

— Заметано. Не дурак.

Дронов тоже поднялся на ноги и крепко пожал майору руку.

— Сергей, дай ему пару сигарет. Как премию за сообразительность.

Выйдя на улицу, на полпути к машинам Посохин остановился. Развернувшись, он в задумчивости посмотрел на шагавшего следом за ним старшего лейтенанта.

— Знаешь, что странно? — сказал он, когда Жарких к нему приблизился. — Квасова не пожаловалась участковому на Дронова, когда тот ее толкнул. Вообще никуда не пожаловалась! А это в корне противоречит ее линии поведения. Причина? Может, у нее с Дроновым были какие-то особые отношения?

— Типа шуры-муры?

— Не обязательно. О том инциденте мы с Ваней еще побеседуем. Пока пусть расслабится. А тебе будет еще одно поручение. Съезди к жене Дронова на работу. Она на почте денежные переводы принимает, заказные письма, посылки выдает. Зовут ее Лариса Алексеевна. Узнай, во сколько она тридцатого мая вернулась с работы, и был ли Иван в это время дома. Спроси также, когда Иван в тот день пошел забирать с выпаса скотину и когда вернулся. Соображаешь?

— Понял. Сделаем.

— Знаешь что, ты с работы ее не выдергивай, а отлови, когда она домой пойдет. Не будем лишний раз трудовой коллектив напрягать. К ней и так участковый из-за Ванькиных дебошей, наверное, каждые две недели наведывается.

— А как я ее узнаю?

— Запросто. Она на матрешку похожа.

— Не понял!

— У нее лицо как у матрешки. Вздернутый короткий носик, широко поставленные голубые глаза, губки бантиком. Соломенного цвета волосы. Не ошибешься.

— А фигура?

— Ох, Жарких! Замечательная у нее фигура. В этом смысле на матрешку она не похожа.

— Павел Петрович, а вы не боитесь, что Дронов с ними уже договорился о том, какие нужно давать нам показания? Ну, я имею в виду Лынова и жену.

— Не смеши. Ты Дронова видел? Можешь представить, как он инструктирует друзей и родственников насчет нужных ему показаний? Оговаривает с ними все детали… Правда, Лариска может послать тебя в интимное место вместе с твоими вопросами, если будет не в духе. Она баба резкая. Но, думаю, ты с ней справишься.

Они подошли к машине майора. Посохин открыл дверцу.

— У нас в школе была учительница биологии, — сказал он, ухмыльнувшись. — Имя только забыл. Она год отработав, потом куда-то переехала. Так вот, начиная на уроке опрос, она всегда говорила: «А теперь, ребята, давайте побеседуем». С тех пор, как только произношу «побеседуем», ее всякий раз вспоминаю.

— Что, шеф, часто получали двойки по биологии?

— Не угадал. С пятого класса благодаря одной девчонке в школе я учился весьма прилично, хотя и работаю на данный момент в милиции.

— В полиции, господин майор! — потряс поднятой вверх дубинкой Жарких.

— Да, это звучит гордее.

— А что это была за девчонка, Павел Петрович?

— Хорошая была девчонка. Правильная. Круглая отличница!

Глава 15

— Кроликов кормить собираешься? — спросил Жарких, с осторожностью притворив свежевыкрашенную калитку.

Лынов перестал рубить траву и воткнул топор в колоду.

— Ага. Привет, Серега. Как там яблони твои поживают?

— Как новые. Мать не нарадуется. Привет, — протянул ему руку Жарких. — Разговор есть.

Поздоровавшись, Лынов рассовал нарубленную траву по кроличьим клеткам и, достав пачку «Примы», присел на колоду.

— О чем говорить будем? Только недолго. Дел до энтой матери.

— Позапрошлый понедельник помнишь? — опустившись на корточки, спросил Жарких.

Лынов поднял глаза к небу и стал похож на раннехристианского святого, изможденного и печального.

Старший лейтенант машинально бросил взгляд вверх. Величественно плывшие на юго-восток облака были такими белыми, что ему захотелось зажмуриться.

— Тридцатое мая? Помню, — вытаскивая сигарету из пачки, сказал Лынов без тени сомнения.

— Дрын к тебе когда в тот день пришел?

— Дрын? В одиннадцатом часу. А что?

Вдруг скривившись, Лынов сказал с возмущением:

— Чего ты как сиделый раскорячился? Задницу пристрой по-человечески.

Старший лейтенант выпрямился и оглядел двор.

— Вон там чурбачок выбери. — Хозяин указал ему зажатой между пальцами сигаретой на лежавшую у сарая кучу распиленных, но не колотых дров.

Старший лейтенант направился к сараю.

— Сосновые не трогай. Штаны вымажешь. Не, дубок сыроват. Березку лучше возьми.

Жарких принес увесистый березовый чурбак и, приладив его стоймя, сел.

— Александр Иванович, время точнее можешь вспомнить?

— Точнее? Минут пятнадцать или даже двадцать одиннадцатого было. Стемнело уже.

— А ушел он когда?

— Утром. Во вторник. Не, — вдруг помотал головой Лынов, — в обед. Начало первого уже было. Мы тогда нехило погуляли.

— Сколько выпили?

— Сначала мы пивка пару литров засосали. Потом сосед принес литр водяры — я ему обещал в следующий окот двух крольчат подарить. Через час где-то он к бабке Марусе еще сбегал и третью бутылку принес. Эта, по-моему, уже лишняя была.

— Что за сосед?

— Дед Вася. На той стороне улицы живет. Четырнадцатый дом. Хороший мужик.

— Понял. Дронов потом точно никуда не уходил от тебя?

— Нет. Мы как в четыре часа легли в сарае на сене, так и проспали до утра. Тьфу, до обеда! А чего случилось-то?

— Ты слышал, что Раиса Квасова утонула?

— Слышал. А Ванька тут причем?

— Они же с Квасовым Николаем друзья-приятели.

— Ну и что?

— Ничего.

— Ты что, хочешь сказать, это они Райку вниз по Лигани спустили?

— А вдруг? Надо проверить. Ты только не болтай никому.

— Ай, брось! Из Квасова убийца, как из меня художественная гимнастка.

— А Дрын?

— Дрын? Ванька со зла мог бы. Но он в тот день в настроении был. Вообще-то, если бы он Райку грохнул, я думаю, на ней тогда живого места не нашли бы. Он из нее котлету бы сделал. Когда вы ее вытащили, она как выглядела? Нормально, без синяков и переломов? Вы там от народа ничего не скрываете?

— Нормально, как утопленница. А Иван с Раисой не путался?

Лынов засмеялся.

— Ларка его тогда бы вместе с Квасовой на пару утопила.

— Он с Ларкой расписан?

— Все честь по чести! Без регистрации только мухи женятся. Если хочешь знать, Иван Райку на дух не переносил. Говорил, таких хитромудрых баб надо отправлять на перевоспитание в горные аулы. Чтобы джигиты их там, на свежем воздухе, раз по десять на дню кагалом под барабан дрючили. Для осознания природы вещей.

Лынов похрустел зажатой в руке сигаретой.

— Я тебе вот что еще скажу, беря вопрос шире: по мне, так всех койкоозабоченных русских баб и девок в горы отвозить надо. Причем за государственный счет. Ребятам тамошним будет не до бандитизма, а наш женский пол будет иметь самую разнообразную и счастливую личную жизнь. А то сейчас по телевизору по поводу этого вопроса одна программа за другой, одна программа за другой. С утра до вечера по всем каналам. Творческая общественность прямо не знает, что с нашими неудовлетворенными бабами делать.

— Это у нас артистки и телеведутки неудовлетворенные. Еще певухи всякие. Александр Иванович, давай вернемся от общего к частному. Дрын это при Квасове говорил?

— Про Райку, что ли? Не-е. Он Николая уважает. Он только не мог понять, как тот свою профуру столько лет терпит. А, по-моему, это закон жизни: если мужик золото, то баба дерьмо, и наоборот. У меня вот Варька сокровище, а я, сам видишь, ни украсть, ни трахнуть. Еще и пьяница. А уходить не хочет! Парадокс любви.

— А что, предлагал?

— Уйти? Предлагал, конечно. Я же ее люблю.

— Тогда пить бросай.

— Легко сказать!

— Подшейся.

— Я докторам не доверяю.

— Почему?

— Им живой человек вроде куска мяса. Это они только для вида говорят, что на врачей учились, чтобы людей спасать. А на самом деле почти у каждого лекаря в крови живодерские склонности и жажда наживы. Ох и жадные они! Я им велел бы на глаза, перед тем как в могилу опускать, по сто долларов класть. Знаешь, как раньше мертвякам пятаки клали…

Лынов помолчал и, потирая шею, добавил:

— Я вот с духом соберусь и съезжу в Жмыховку к бабе Мане…

— Это к той, что травами лечит?

— Ага.

— Ее же чуть не посадили год назад.

— Хрен чего у них получилось.

— У кого это?

— У наших говнюков медицинских, которые с купленными дипломами отделениями и больницами руководят. Приехал человек из области и быстро их утихомирил. Говорят, кто-то из ваших генералов за нее заступился. У нее многие из начальства лечатся.

— А тебе эта баба Маня по карману будет?

— Народ говорит, что она с простых работяг за весь курс лечения от алкоголизма только одно сырое яйцо берет.

— Плата, что ли, такая?

— Ага! Символическая. Советских кровей бабка! А может верующая?

Жарких поднялся на ноги.

— В общем, Александр Иванович, ты считаешь, что в этой истории с Бомбой Дрын не при делах? — Старший лейтенант посмотрел по сторонам. — И Квасов тоже? Да?

— Серега, я сказал тебе свое слово, а ты уж там сам разбирайся, на то ты и мент.

Глава 16

К почте Жарких подъехал за пять минут до ее закрытия. Чтобы не привлекать к себе внимания служащих, он припарковал машину на стоянке возле продуктового магазина, который располагался за небольшим сквером в двух десятках метров от здания почты.

Приоткрыв дверцу автомобиля, старший лейтенант стал ждать, когда на улице появится жена Дронова.

Первой, с трудом распахнув тяжелую дверь почты, по выщербленным бетонным ступеням сбежала на тротуар девчонка лет восемнадцати в желтоватой с блеклыми цветочками блузке и донельзя обтягивавшей крутые бедра белой юбке. Под блузкой у нее можно было легко разглядеть черный бюстгальтер. Жарких поморщился.

— Матрена…

Безвкусно одетые женщины, даже очень красивые, вызывали у него раздражение.

Девчонка быстро зашагала по пыльному асфальту в сторону автовокзала, на ходу доставая из сумочки телефон и наушники.

Второй вышла могучая тетка с хозяйственной сумкой из искусственной кожи. Икры у нее были как у Шварценеггера. Переваливаясь словно утка, она спустилась по лестнице вниз и направилась к магазину, возле которого стояла «восьмерка» старшего лейтенанта.

Следующей из дверей появилась Лариса Дронова. Жарких узнал ее сразу. Она точно соответствовала данному майором описанию. Старший лейтенант только не ожидал, что Дронова окажется женщиной довольно высокой. Он присмотрелся к ее туфлям. Каблучки были совсем небольшие.

«Наверное, она на пару сантиметров ниже меня будет», — с некоторой надеждой предположил старший лейтенант. Как и большинство мужчин, Жарких чувствовал себя не в своей тарелке, когда приходилось общаться с женщинами выше него ростом.

Старший лейтенант выбрался из машины и пошел следом за Дроновой. Женщина ступала ровно, четко держась правой стороны тротуара. На ее стройную фигуру было приятно смотреть, но никаких мыслей о сексе она не навевала. Вполне возможно, из-за скромной одежды. Через полминуты, оглядевшись, Жарких убыстрил шаг и, догнав ее, пристроился рядом.

— Лариса, здравствуйте!

Молодая женщина посмотрела на него с удивлением. Лицом она действительно была похожа на матрешку. Для полного сходства ей не хватало только румянца во всю щеку.

— Здравствуйте! А я вас знаю?

— Мы с вашим мужем неплохо знакомы.

— Боюсь, вам это не поможет, если он нас вместе увидит.

— Он что, всех подряд колотит, кто пытается с вами познакомиться?

— Всех! — Лариса засмеялась. На щеках у нее появились едва заметные симпатичные ямочки.

— А вам что, меня жалко?

— Еще как! Ванька мой с головой совсем не дружит.

— Неужели совсем?

— Парень, правда тебе лучше отвалить.

Веселости в голосе молодой женщины уже не было.

— Лариса, не переживайте за меня так, я из полиции. Старший лейтенант Жарких. Можно просто Сергей.

— Лейтенант, я же сказала, не надо! Ивану все равно, из полиции вы или из ФСБ. Если вам себя не жаль, то хотя бы его и меня пожалейте. Ему наверняка за вас в суде вломят по полной программе. А то и с довеском.

— До суда дело не дойдет, не переживайте. Лариса, я к вам по службе. Но считаю, что ради вас можно пожертвовать своим здоровьем не только из чувства долга.

Брови Ларисы взметнулись вверх. Видно, последняя фраза не оставила ее равнодушной.

— Опять Иван что-нибудь натворил? — спросила она, стрельнув глазами.

— Нет. Он впервые в жизни оказался в роли свидетеля, — соврал Жарких. — Мы устанавливаем, мог ли он видеть, как Николай Квасов отправился к себе домой вечером тридцатого мая. Квасов утверждает, что был в тот вечер у вас в гостях.

— Тридцатого? Это в позапрошлый понедельник что ли?

— Именно.

— Я не знаю. Я когда домой пришла, то Николая у нас уже не было.

— А когда вы пришли домой?

— Как обычно. Начало восьмого было.

— А Иван дома был?

— Да. Они с этим забулдыгой, ВовкойМошкиным, во дворе под яблоней самогон на пару глушили. — Дронова, спохватившись, с испугом покосилась на старшего лейтенанта. — Его Мошкин с собой принес. Мы самогон не гоним.

Жарких успокаивающе махнул рукой.

— Лариса, это не важно. Иван позднее куда-нибудь отлучался?

— В половину десятого я его за скотиной отправила.

— Он один за скотиной ходил?

— Нет. С Вовкой.

— А потом что было?

— Ничего. Он телят пригнал и поперся к Лыновым.

— Зачем?

— А спросите его! Захотелось! Не допил, наверное.

— В какое время это все происходило?

— Когда пригнал или когда поперся?

— И то и другое.

— Точно я скажу… Пришел он с луга в самом начале одиннадцатого, а ушел минут через пять. Скотину в сарай загнал и почти сразу ушел.

— А Мошкин этот, куда делся?

— Никуда он не делся! Так за Ванькой и таскался все время. Потом когда они с Лигани телят пригнали, Иван водички попил и повел Вовку домой.

— Вы же сказали, что он к Лыновым пошел?

— Он и пошел! А по пути Мошкина домой завел. Тот еле ноги уже переставлял. Он на Советской улице живет. До Лыновых там рукой подать.

Глава 17

В среду после утреннего совещания у начальника отдела МВД по Бирючинскому району подполковника Нестерова Посохин поехал к Марковым. Металлическую дверь с кодовым замком ему открыла высокая пожилая женщина в белой панаме и льняном брючном костюме. В ушах у нее поблескивали небольшие серьги из белого золота с бирюзой.

Майор поздоровался.

— Вы Маркова Анна Леонидовна?

— Да. С чем пожаловали, уважаемый?

Голос у нее был низкий и немного дребезжащий. Как будто она недавно слегка простудила горло. Баба-пила, подумал Посохин. Он где-то читал, что голос говорит о характере человека даже больше, чем его внешность.

Полицейский показал удостоверение.

— Я из уголовного розыска. Майор Посохин.

— Милицию я не вызывала.

— Я по поводу гибели госпожи Квасовой.

— Эта гражданка и при жизни госпожой не была, а уж после смерти ее так называть еще глупее.

— Я вас понял Анна Леонидовна. Не только вы такого мнения о погибшей.

— Меня мало волнует чье-либо мнение.

Майор решил выдержать словесную дуэль до конца.

— Мне нравятся прямые люди, — сказал он.

— Что вам нравится, меня тоже не интересует.

— Резонно. Но ваше мнение меня крайне интересует.

— Проходите. — Хозяйка сделала шаг назад и до конца распахнула дверь. — Я вижу, вы не из тех, кто считает, что погоны и должность могут заменить мозги.

— Спасибо. Собак у вас нет? — поинтересовался Посохин, ступая на выложенную из фигурной плитки дорожку.

— Собак я не люблю. У меня есть травматический пистолет.

— Тоже вариант.

Они пересекли ухоженную лужайку перед домом, и зашли на веранду.

— Можем поговорить здесь. На свежем воздухе. Не люблю кондиционерную прохладу. Есть в ней что-то нездоровое. Присаживайтесь. Чай, кофе или сок? У меня сын обожает томатный сок. Очень полезно для мочеполовой системы.

— Кофе, пожалуй. Было долгое совещание, да и неприятное, честно говоря. Тонус приподнять не помешает.

— Посидите немного. Я сейчас приготовлю. Много времени это не займет.

Маркова прошла в дом. Майор огляделся. Светло-серые, обитые вагонкой стены. Бра из матового стекла. Плетеная из лозы мебель. На огромных окнах в разноцветный мелкий цветочек белые шторы. На полу зеленая ковровая дорожка с длинным ворсом. Красиво, аккуратно.

«Будто во Францию попал, — подумал Посохин, усаживаясь в кресло — Прованс, мать его». В Провансе он, правда, никогда не бывал, да и в других департаментах Франции тоже, и имел представление об этой замечательной стране только по фильмам и фотографиям. Но желание увидеть воочию Эйфелеву башню у него отсутствовало начисто, чем он всегда удивлял своих знакомых. Посохин был уверен, что в жизни все выглядит гораздо прозаичнее, чем на ярких рекламных картинках и не стоит ехать в Париж, чтобы лишний раз в этом убедиться. Сказка должна была оставаться сказкой. А вот его жена имела на этот счет другое мнение.

— Угощайтесь! — Маркова (панамы на ней уже не было) поставила на стол поднос с крошечными чашечками, сахарницей из фарфора и белоснежными салфетками. — Вы же черный пьете, я так думаю.

— Естественно.

— Я так и поняла, — сказала хозяйка, ставя кофе перед Посохиным и подавая ему салфетку. — Кладите сахар. Или вы без него предпочитаете?

— С сахаром, но я совсем чуть-чуть кладу. На кончике ложки, так сказать.

— Кофе хороший. Хотя и растворимый. Не так чтобы очень, но хороший. Не помои, одним словом. А мне вот приходится довольствоваться напитком из цикория. Сердце стало немножко капризничать. И нервы.

Посохин размешал сахар и, положив мельхиоровую ложку на блюдце, осторожно взял чашечку. Отхлебнув, он изобразил на лице удовольствие, хотя обычно этого не делал. Надо было продемонстрировать хозяйке, что он пришел в ее дом с добрыми намерениями.

— Замечательно, — произнес майор с умеренным энтузиазмом. В разговоре с такой дамой переигрывать было нельзя. Доверие с ее стороны могло сразу раствориться как дым.

— Потому что у вас здесь вода хорошая. Не в водопроводе, конечно. Я за ней на ключ хожу. В качестве моциона.

— А вы не местная?

— Вы что, обо мне не навели справок?

Маркова весьма ехидно посмотрела на майора.

— О вас нет. У нас в розыске не так много людей работает. А лично у меня времени не было.

— Я родом из Ростова-на-Дону.

— Хороший город.

— Бывали или просто так брякнули?

Марковой явно нравилось шокировать собеседника своей кондовой прямотой.

— Бывал по работе. Вы ведь здесь только с апреля по октябрь живете?

— Все-таки справки про нас вы навели.

— Самые общие. Не требующие больших временных затрат.

— Позвольте вам не поверить.

Маркова сделала паузу, явно ожидая, что майор начнет оправдываться. Но Посохин оставил ее выпад без ответа. На веранде повисло молчание.

По глазам женщины майор понял, что его ход оценен положительно.

— Вас это не обижает? — продолжила она, как ни в чем не бывало. Промедли она еще несколько секунд и пауза стала бы неприличной.

— Неверие? Отнюдь. Я и сам верю людям нечасто.

— Профессия?

— И возраст.

Посохин поставил пустую чашечку на блюдце.

— Кофе действительно хороший, — сказал он, размышляя над тем, оставить пока инициативу в разговоре за Марковой или перейти в решительное наступление. Он пытался понять, насколько жесткие вопросы можно перед ней ставить. Люди, подчеркивающие свою независимость и прямоту, часто очень ранимы.

— Раньше верили больше? — спросила Маркова. В ее взгляде Посохин уловил интерес к своей персоне.

— Намного.

— Лет до тридцати?

— Примерно. Родители в детстве вбили мне в голову, что хорошие люди составляют на свете большинство, и я долго шел с этим по жизни.

— Со мной была та же история. До сих пор не могу понять, зачем они это делали. Сколько вам сейчас?

— Сорок один почти.

— Хорошо выглядите.

— Потому что не курю.

— А как насчет этого?

Маркова, вскинув голову, щелкнула себя по горлу.

— Очень умеренно. Пьянство — добровольное сумасшествие.

— Это правильно. У меня Ярослав совсем не пьет. Я так благодарна Богу за это, глядя на коллег сына по искусству. — Сделав глоток, Маркова поставила чашку на блюдце и подперла голову узловатыми пальцами. — Что вы хотели узнать о Квасовой, если не ошибаюсь, Раисе Николаевне?

— Не ошибаетесь. У вас с ней какие установились отношения?

— Никаких. С такими людьми я не поддерживаю никаких отношений. Здесь я общаюсь только с Валентиной Васильевной Рыбаковой и Сениной Натальей Петровной, хотя последняя меня иногда сильно раздражает.

— Чем же?

— Слишком часто упоминает о своем дворянском происхождении. Я, вот, тоже по отцу не из крестьян, но кичиться этим не нахожу достойным интеллигентного человека. Все это выглядит очень некрасиво.

— Да, воспитанный человек не должен себе такого позволять.

— Конечно! Все наши предки когда-то пахали землю и пасли скот до того, как стать представителями благородного сословия. Тем более что благородным оно зачастую было только на бумаге.

— Пожалуй, вы правы.

— Но терпеть Сенину еще можно. А вот бирючинские аборигены просто невыносимы.

— А Квасова?

— Порождение ельцинской эпохи. Из грязи в князи. В советское время работала буфетчицей в столовой, торговала пивом. Сейчас имеет миллионы.

— Имела.

— Этого стоило ожидать.

— Чего этого?

— Что она кому-то перейдет дорогу и закончит жизнь в довольно молодом возрасте. Вы не обращали внимания на то, как весьма двусмысленно звучат телевизионные репортажи об очередной смерти какого-нибудь сорокалетнего успешного, по их утверждению, бизнесмена? Можно ли такой конец карьеры считать успешным? А конец — всему делу венец, не так ли?

— Согласен. Скажите, а кому Квасова могла перейти дорогу?

— Это вопрос к вам.

— А у вашего сына с ней конфликтов не возникало?

— Как только он закончит работу, вы сами сможете у него спросить.

— А вам он ничего не рассказывал?

— О чем?

— О том, что Квасова публично обвинила его в педофилии.

— Рассказывал, и что с того?

— Вас это не смутило?

— Какого черта, я должна смущаться? Многие говорят, что в милиции работают одни взяточники. Вас это не смущает?

— Пожалуй, нет. Но задевает.

— Если бы меня задело это крайне абсурдное обвинение, то я подала бы исковое заявление в суд о защите чести и достоинства моего сына. — Маркова наклонилась вперед. — Буду с вами до конца откровенной, хотя Ярославу это вряд ли понравится. Квасова изверзла сию низкую ложь из-за страшной обиды на моего сына. Она пыталась затащить его в постель, но у нее ничего не получилось. Ярослав ее весьма грубо одернул и ей наверняка до зуда в заднице, прошу прощения, захотелось ему отомстить. Женщины такие отказы переносят весьма болезненно. По-моему, даже более болезненно, чем мужчины. И помнят очень долго. Иногда всю жизнь. Бог ей судья.

— Но почему она обвинила вашего сына именно в педофилии?

— Я думаю, исходя из того, что у нас постоянно крутятся местные мальчишки и девчонки. Сын тратит на них немало времени и сил.

— Почему?

— Потому, что никому до них нет дела. Ни государству, ни родителям.

— А вашему сыну до них дело есть?

Майор только после того как вопрос прозвучал, понял, что его формулировка была крайне неудачной.

Маркова снова подперла голову рукой и секунд десять молчала, пристально глядя на майора. Потом сказала спокойно, но твердо:

— Уходите. Вы мне надоели. Не умеете держать себя в рамках.

— Простите! Пережал.

— Прощаю, но вы все равно должны сейчас уйти. Мне нельзя волноваться. Придете в другой раз. Я передам сыну, что вы хотели с ним поговорить. Если угодно, можете прислать повестку. Деньги на адвокатов у меня найдутся.

— Я хотел по-хорошему.

— У вас не слишком это получилось, уважаемый.

Глава 18

Посохин припарковал машину в рощице недалеко от старого пляжа. Едва он перебрался на заднее сиденье, чтобы переодеться в плавки, как раздался телефонный звонок. Чертыхаясь, майор достал из кармана рубашки мобильник и глянул на дисплей. Звонил подполковник Нестеров, его непосредственный начальник. Посохин поморщился.

— Да, Сергей Сергеевич! Нет, я же утром докладывал, что дракой на дискотеке сейчас занимается Богуславский. Потерпевший пока в коме. Думаю, до завтра не дотянет… Я сам узнавал. Жарких? Он пробивает телефоны по делу Квасовой… Сергей Сергеевич, я помню о сроках… Нет пока основной версии, чтобы на ней сосредоточиться… С Николаем Квасовым не все так просто. Он идет у меня под номером первым, но надо нарабатывать материал… Если мы с Карельским раскрутим дело Квасовой, и докажем, что это не несчастный случай… Это я перетащил его на свою сторону, хотя он и упирался изо всех сил… Понимаю… Сергей Сергеевич, зуб даю!

Посохин отключил телефон и откинулся на спинку сиденья. Он был зол. Не столько на Нестерова или Карельского, сколько себя. Он, улавливая запах большого зверя, осторожного и опасного, пока никак не мог точно определить направление, откуда этот запах доносится. Слишком много вокруг этой Квасовой крутилось в последние годы всякой хищной мелюзги. Но майор не сомневался, что в один прекрасный момент он поймает этого весьма умного людоеда за загривок. Если, конечно, сверху не будут его без конца дергать за административный поводок, на котором сидит любой сыскарь.

Посохин переоделся и вышел из машины. Людей на пляже было довольно много, и он не сразу заметил загоравшую в тени ивового куста Рыбакову. Она лежала на свернутом вдвое толстом хлопчатобумажном, в голубых цветах покрывале, коневом, как говорили бирючинские старухи, и читала книгу.

— Уважаемая Валентина Васильевна, какова сегодня речная водичка? Освежает? — присаживаясь на песок рядом с Рыбаковой, весело спросил Посохин.

Рыбакова повернула голову и, взявшись за дужку, чуть сдвинула на нос очки.

— Павел! Здравствуйте!

В очках со слегка затемненными стеклами она выглядела еще моложе. Не был заметен веер морщинок в уголках глаз.

«Мужики к ней, наверное, до сих пор пристают», — подумал Посохин.

— Здравствуйте! Смотритесь потрясающе.

— Приятно слышать, — откровенно призналась Валентина Васильевна.

— Что читаем? Детективчик? Или очередной бестселлер про сексуальную жизнь вампиров?

Рыбакова засмеялась.

— Нет, зарубежную фантастику. Шекли. Как продвигается расследование?

— Хреново продвигается.

Посохин окинул взглядом пляж. Успех в его работе зависел и оттого, насколько охотно он поддерживает приятельские отношения с местным людом. Сейчас очень кстати было бы подойти к кому-нибудь из знакомых, поздороваться, поболтать в неофициальной обстановке на посторонние темы…

— Наверное, исходя из характера убиенной, уйма подозреваемых?

— Сортировать не успеваем. Книжка интересная? — Перевернув кисть ладонью вверх, Посохин большим пальцем указал на толстый том.

— Советую. По его произведениям несколько фильмов снято. Под Николая Квасова все еще копаете?

— Копаем, но наряду со всеми. Сегодня, например, разговаривал с Марковой.

— И как?

— Прокол. Не смог подстроиться.

— Не переживайте. Я тоже не сразу нашла к ней подход. А вы ее вообще первый раз видели. Так?

— Ну да.

— Тетка трудная.

— А сынишка ее?

— К нему это обозначение мало подходит. Если коротко, то общительный человек, симпатичный мужчина. Ну, и к тому же неплохой художник. Его работы есть в нескольких российских музеях.

— Он же преподает в нашем областном художественном училище?

— Да, и давно. Отец его был довольно известным пейзажистом. Даже за рубежом выставлялся. Народный художник РСФСР. Его картины до сих пор пользуются спросом. Особенно у банкиров.

— Вот откуда у Марковой столько гонора.

— А то! Но Ярослав проще. И добрее.

— Особенно к детям.

— Бросьте, Павел! Такие разговоры я и раньше слышала, но не верю ни одному слову. Кстати, они и пошли только после того как по телевидению показали несколько шоу про педофилов.

— Он же не женат?

— Ну и что? Я тоже не замужем. Значит, следуя этой логике, я лесбиянка?

— Ваш муж погиб, а…

— У него тоже жена погибла. Попала в аварию. Еще во времена СССР. Они тогда только поженились. И года вместе не прожили.

— А почему он до сих пор снова не женился? Мужчина, говорят, он привлекательный. И небедный. Что для подавляющего большинства женщин еще более важно.

— Павел, а как вы думаете, почему я до сих пор не вышла замуж? Дима, ведь, погиб пятнадцать лет назад. Мне было тогда чуть за сорок и я не уродина, не стерва… Скажу честно, предложения были.

— Ну, вы понятно…

— Я поговорю с девчонками, которые ходят в гости к Марковым. Многие из них у меня учились. Но не надо их пока вызывать, хорошо?

— Ладно. Нам самим лишний шум не нужен. В таких делах осторожность никогда не бывает лишней. Особенно, когда замешан человек известный. — Посохин еще раз оглядел пляж. Из знакомых по-прежнему никого. — Сегодня Квасову хоронят. Пойдете?

— На поминки пойду.

— Интересно, из соседей еще кто-нибудь придет?

— Павел, все придут.

— Откуда вы знаете? Ее же все ненавидели.

— Ее больше нет. Есть Николай, есть Юля. Придут к ним. Вы с Дроновым Иваном не разговаривали?

— Было дело. А что? По-моему, он чист. Жарких и с его собутыльниками побеседовал, и с женой его. Он практически весь вечер тридцатого мая был у кого-то на глазах.

— Я не о том. Не спрашивали его, где он в позапрошлый понедельник скотину привязывал? Бычок и телочки его всегда возле реки пасутся. Привязывает он их часов в семь утра, в обед ходит поить, забирает примерно в девять. Я имею в виду в девять вечера. Мог что-нибудь увидеть нечаянно, если скотина паслась недалеко от старого пляжа.

— Мог. Мне почему-то такое в голову не пришло, хотя чью-то скотину на лужке возле пляжа я видел. Только в тот вечер, когда Квасову убили, Дронов за телятами уже около десяти часов пошел. Засиделся с Вовкой Мошкиным. Лариска их еле выпроводила тогда. А за подсказку спасибо. — Посохин поднялся на ноги. — Валентина Васильевна, с девчонками, пожалуйста, не забудьте поговорить. Хорошо? Аккуратно, как вы умеете.

— Поговорю, конечно.

— Пойду, быстренько искупаюсь, а потом мотнусь на кладбище.

— Думаете, убийца явится на похороны? — не без иронии спросила Рыбакова.

— Такое не только в кино случается. Был в моей практике подобный случай.

Глава 19

Похороны Квасовой проходили без оркестра, но с отпеванием. Людей у могилы стояло немного, и Карманова майор приметил сразу. Тот выделялся из кучки родственников и приятелей погибшей огромным брюхом и красивым черным костюмом. Ворот его белой рубашки был расстегнут, а из нагрудного кармана пиджака торчал краешек платка цвета красного вина. Аркадий Борисович походил на метрдотеля второсортного ресторана, случайно забредшего на кладбище.

Майор пристроился за спиной у москвича и не отходил от него до конца погребения.

Карманов вел себя на панихиде не как удрученный горем друг или любовник. Он то и дело отпускал сальные шуточки на ухо стоявшей рядом с ним стройной даме в черной юбке, черной кружевной блузке и огромных солнцезащитных очках. Ее траурный наряд дополняли черная кружевная косынка, черный лаковый клатч и черные лаковые лодочки на огромных шпильках. На руке у нее красовался узенький платиновый браслет с каким-то орнаментом.

Посохин ожидал, что женщина, в конце концов, одернет толстяка, но та никак не проявляла своего неудовольствия и даже два раза улыбнулась в ответ на скабрезные замечания Аркадия Борисовича.

«Кажется, флирт у гроба, благодаря кинематографу, уже не считается дурным тоном», — наблюдая за беззаботной парочкой, заметил про себя Посохин.

Собеседницу Карманова майор прежде никогда не встречал. Он был уверен. Судя по одежде, женщина была не из местных.

Когда народ потянулся к выходу с кладбища, Посохин взял москвича за локоть.

— Аркадий Борисович!

Карманов, уже готовясь подцепить под руку даму в черной кружевной блузке, оглянулся и с удивлением уставился на Посохина.

— Вы кто?

— Полиция. Но не Майами. Майор Посохин. Хотелось бы с вами побеседовать.

— О чем?

— О вашей подруге.

— Какой еще подруге?

— О покойной подруге.

— О Раисе, что ли?

Карманов со старческим отчаянием посмотрел вслед стройной даме в черной кружевной блузке, удалявшейся от них по главной аллее кладбища.

— У вас есть и другие покойные подруги? — с наигранным удивлением спросил его майор.

— Хватит Ваньку валять! Что вам надо? — не на шутку рассердился Карманов, с трудом отрывая взгляд от обтянутого черной юбкой крутого зада. У Аркадия Борисовича даже щеки покраснели. Он стал похож на синьора Помидора из советского мультика про Чипполино.

«Стоп! А тот мультфильм не черно-белый? — вдруг мелькнуло в голове у Посохина. — Надо будет проверить».

— Извините! — Майор виновато улыбнулся. — Тема у нас действительно серьезная и шутки в сторону. Когда вы видели госпожу Квасову в последний раз? Вопрос тривиальный, но без него никак нельзя. Давайте с вами присядем вон на ту удобную скамеечку.

Посохин потянул Карманова к деревянной лавочке возле ближайшей из могил.

— Присядьте, пожалуйста. Будьте любезны.

Карманов вырвал свою руку из крепче и крепче сжимавших ее пальцев майора.

— Что вы меня тащите?! Я отлично все слышал.

Он подошел к лавочке, поддернул на коленях брюки и сел, закинув ногу на ногу.

— Допрашивайте! О чем вы там хотели говорить?

Посохин садиться не стал.

— Меня интересует, когда вы видели в последний раз Квасову Раису Николаевну? — спросил он, нависая над Кармановым.

— В последний раз? — переспросил тот, отворачиваясь от полицейского. — В понедельник. В позапрошлый понедельник.

Карманов исподлобья глянул на майора. Он не был испуган. Высокомерный москвич был раздражен.

«Интересно, сорвется он на крик или не сорвется?» — мысленно задал себе вопрос Посохин.

— Где вы ее видели, Аркадий Борисович?

— На старом пляже.

— Когда? Часы, минуты.

— Точного времени не назову. Примерно в девять вечера. Было еще светло.

— Что вы там делали?

Карманов хмыкнул и покрутил головой.

— Отдыхали. Пили, закусывали. Говорили о прелестях жизни.

«Не сорвется, — решил про себя Посохин. — Хорошо подготовился или абсолютно ни при чем?».

— Кто еще там присутствовал?

— Мой Пятница. Табанин Васисуалий, — сострил Карманов, поправляя воротник рубашки. Майор не был записным книгочеем, но в каком произведении фигурирует персонаж с издевательским именем Васисуалий, он знал.

— И все? — спросил он сухо, выводя разговор из игривого русла.

— Еще был какой-то Васькин друг.

— Что за друг?

— Я его в первый раз видел. Васисуалий его Стасом называл. Высокий такой, с длинным носом. И наглый не в меру. Какое-то местное чмо.

— Фамилию не знаете?

— Не спрашивал.

— А где работает, тоже не спрашивали?

— Нет. Мне его работа как медведю укроп. Какой-нибудь скотник или сторож, судя по всему.

— Хорошо. Вы выпили, закусили и дальше? Кстати, Аркадий Борисович, Квасова много в тот вечер пила?

— С нами она выпила максимум граммов пятьдесят.

— Водки?

— Да. У нас была с собой только водка. Встретить светских львиц на бирючинском пляже мы не рассчитывали.

— Вы или другие мужчины ссорились с Квасовой во время трапезы?

— С чего нам ссориться? Мило побеседовали и разошлись.

— Вы ее домой проводили? Или вы ушли, а она осталась на пляже?

— Она осталась на пляже.

— Одна?

— Нет, с ней этот Васькин друг остался.

— Зачем?

— Пфу! Затем. Дураком не прикидывайтесь! Зачем мужик с бабой наедине остаются?

— А с чего это Стас взял, что гражданка Квасова ему, так сказать, даст?

— Не знаю. Она попенцией перед мужиками крутить крутила, но как только дело доходило до стыковки, сразу давала обратный ход.

— Что, до соития у вас так с ней дело ни разу и не дошло?

— Не было у нас ничего! — вспылил неожиданно Карманов. — Никакого секса у меня с ней не было! И раньше не было и в тот день не было!

Посохину показалось, что толстяк не врет. В голосе Карманова прозвучало не только раздражение, но и досада. Ему, видно, в самом деле, не удалось переспать с гражданкой Квасовой, несмотря на все усилия.

— А у Табанина тоже с этим делом ничего не вышло?

— Не смешите. Если у меня просто не сложилось, то у Васисуалия с Квасовой никакого интима в принципе быть не могло.

— При вас она никому не звонила? Может, ей кто звонил?

— Нет. По телефону при мне она не разговаривала.

— А вы позже в тот вечер ей не звонили?

— Нет. Мы договорились увидеться в среду там же, на пляже. Можете у Васьки спросить.

— То есть первого июня вы собирались с ней встретиться? Правильно я вас понял?

— Да.

— С Табаниным вы потом куда пошли?

— Ко мне домой сначала, а потом поехали на такси в привокзальное кафе. В «Магистраль». Там всегда чисто и в радиусе двухсот километров лучше всего кормят.

— Домой когда вернулись?

— Часа в три. Я такси снова вызвал. Мы Ваську сначала отвезли, а потом ко мне домой поехали.

— Кто мы?

— Я и еще две девушки.

— Проститутки?

Карманов немного замялся. Ему было явно неприятно признаваться, что он пользуется услугами представительниц самой древней на Земле профессии. Вероятно, Аркадий Борисович считал, что подобные связи могут в какой-то степени подпортить его образ мачо, с которым ему пора было бы расстаться еще лет десять тому назад.

— Ну, вопрос я так бы не ставил, — произнес он, наконец.

— Поясните.

— Что?

— Ваши отношения с упомянутыми выше девушками.

— Я имею в виду, что за секс я им не плачу. Так, делаю иногда подарки.

— Имена.

— Девушки совершеннолетние! Я паспорта у них проверял.

— Имена.

— Снежаночка и Ксюша.

Посохин понял о ком идет речь. Девчонкам действительно было уже по восемнадцать лет.

— Номер такси не помните?

— Сашка Донцов за рулем авто был. Знаете такого? Я его всегда вызываю, если надо куда-нибудь смотаться. Номер машины не помню. У него красная «пятерка». Почти новая. Ему родители недавно подарили на день рождения. До этого он на «копейке» ездил. Он нас и из дома забирал, и из кафе.

— Донцова мы найдем. Номер его телефона у вас есть? Он на себя работает?

— Нет. Я его всегда через контору вызываю. ООО «Стрела».

— Знаю, знаю данную корпорацию. Надеюсь, ваш рассказ не будет сильно различаться в деталях с показаниями Табанина и этого упомянутого вами таксиста. И с девчушками мы тоже побеседуем.

— Нисколько не сомневаюсь, господин полицейский.

Глава 20

— Что там у тебя? — отрывая взгляд от монитора компьютера, спросил Посохин вошедшего в кабинет Жарких.

Тот с довольным видом вытащил из красной папки лист бумаги и протянул его Посохину.

— Есть номерок, Павел Петрович. Только вчера всплыл.

— Неужто наконец нам подфартило?

— А то! С телефона Квасовой звонили на номер Андрея Алексеевича Татаринова. Наш, бирючинский. Живет на улице Некрасова, дом пять.

Посохин пробежал глазами напечатанный текст.

— Что, после пропажи Квасовой был только один звонок?

— Так точно. Я его галочкой отметил. Едем, Павел Петрович?

— Едем, мой лейтенант, едем. А ты номера Квасова и его дочки пробил?

— Само собой! — Жарких потряс перед собой красной папкой. — Все разговоры за последние две недели тут.

— Есть что-нибудь интересное?

— Ну…

— Ясно. Потом посмотрю. Поехали.

Несовершеннолетний А. А. Татаринов, как установил Жарких, проживал в полной семье. Братьев и сестер у него не было. Отец работал шофером, мать — продавцом.

— Семья у них типичная. Скандалы иногда случаются, но ничего экстраординарного, — рассказывал сидевшему за рулем Посохину старший лейтенант. — За пацаном тоже ничего особенного не числится. Так, по мелочи. Но Банщиков, их участковый, говорит, что с некоторых пор стал замечать Андрея в компании Бура, Буракова Сергея Васильевича, 1990 года рождения. Работает приемщиком металлолома. На нем висит условный срок за кражу. Мутный паренек.

— Адрес Буракова установил?

— Так точно.

— Как мать с отцом зовут?

— Татаринова? Алексей Иванович и Елена Владимировна. Если мне память не изменяет.

Память у Жарких была отличная. Как заметил Посохин, старший лейтенант нередко прибеднялся по поводу своих положительных качеств. Его родители, наверное, похвалами маленького Сережу не слишком баловали, считая, что гипертрофированное самомнение хуже излишней скромности.

— Черт! — выругался майор. — Сейчас на Колхозную придется свернуть. Иначе незаметно нам к дому Татариновых не подъехать. А на Колхозной дорогу лет двадцать не ремонтировали. Машину жалко.

— Надо было уазик брать.

— Ага, чтобы нас за версту было видно.

— Как будто народ не знает, кто на «Рено» под этим номером разъезжает.

— Татариновы вряд ли знают.

Автомобиль клюнул носом. Посохин сбросил скорость.

— Блинов стопка! Я же говорил! И дальний свет включать нельзя. Хотя бы щебнем ямы засыпали, администраторы хреновы. Наберут родни, а потом работать некому.

— Где остановимся, шеф?

Старший лейтенант подобным образом начинал обращаться к Посохину, только когда им овладевал охотничий азарт. Майор это знал. Если эмоции не перехлестывают через край, считал он, это хорошее подспорье в работе. Особенно при нехватке опыта. Что касается обращения «шеф», то Посохин не находил его фамильярным.

— Вон, у той вишни тормознем. Дальше не стоит ехать. Дверью не хлопай.

— Есть не хлопать.

Майор заглушил двигатель.

— Ключ, на всякий случай, я оставляю. Видишь, куда кладу? Но только попробуй при погоне поцарапать моего серого ослика.

— Шеф, преступник все оплатит.

— Ага, пошути у меня, Ходжа Насреддин.

Кто такой Ходжа Насреддин старший лейтенант не знал — он окончил российскую школу, а не советскую как Посохин, — но виду, что ему не знакомо имя легендарного узбекского острослова не подал.

Полицейские вышли из машины и направились к дому Татариновых.

— Хорошо, что на улице ни один фонарь не горит, — заметил Жарких.

— Кому хорошо? А если догонять придется? Собака у них есть? — негромко спросил Посохин.

— Нет.

— Точно?

— Банщиков сказал, что нет.

— Перелезаем через забор, если у них закрыто. Территория вокруг дома должна быть под твоим контролем. Я — внутрь. Все пойдет нормально — один раз стукну через пару минут в окошко, тогда и присоединишься ко мне. Стукну три раза — оставайся на месте и бди. Если сигнала не будет, что делать знаешь.

— Понял.

Калитка Татариновых оказалась запертой, но свет в доме горел. Майор показал Жарких на забор. Тот легко перемахнул через двухметровую ограду и затаился во дворе. Посохин ухватился за доски и, подтянувшись, перебросил одну ногу за другой через край забора. Неловко спрыгнув вниз, он тихо выругался:

— Черт, кажется, коленку ободрал. Разъелся начальничек. Может, уже килограммов сто будет.

Он хлопнул старшего лейтенанта по плечу.

— Пошел!

Жарких, пригнувшись, побежал к дому. Когда старший лейтенант притаился у стены, Посохин выпрямился и неторопливо направился к веранде. Жарких нырнул за угол.

Дверь в дом тоже оказалась закрыта. Посохин пожалел, что не захотел тревожить участкового.

Майор два раза аккуратно постучал в стекло. На веранде загорелся свет.

— Кто там еще? — раздался за дверью женский голос.

— Елена Владимировна, добрый вечер! Я майор Посохин из уголовного розыска. Нужна ваша помощь.

— Чего еще?

— Нам понятые нужны.

— Кто?

— Понятые. Вот мое удостоверение.

Клацнул замок и дверь приоткрылась. Посохин протянул вперед руку с корочкой, одновременно вставив незаметно ногу в дверной проем.

Женщина в дверях, прищурившись, пробежала глазами по документу.

— Можно? — почти по-свойски спросил Посохин.

Женщина отступила на шаг.

— Что вы хотели?

— Ваш сын дома?

— Дома, — немного растерявшись, ответила женщина.

— Мне нужно с ним поговорить.

— Зачем?

— По имеющимся у нас сведениям, ему вчера звонил по телефону один человек, который нас очень интересует.

— А…

— Простите, что так поздно, но обстоятельства вынуждают. Вы не могли бы позвать Андрея сюда, но не говорите, кто к нему пришел. Просто, скажите, что кто-то, мол, из твоих пацанов приперся. Не волнуйтесь. С Андреем все в порядке. Идите.

Женщина нерешительно развернулась.

Посохин выключил свет и стал за приоткрытую дверь, ведущую в комнаты. Было слышно, как там кто-то разговаривает.

На веранде раздались шаги.

— Эй, ты где?

Голос был почти мальчишеский.

Посохин вышел из-за двери и, дернув на себя невысокого паренька, тут же ее захлопнул.

— Тихо, — прошептал майор, прижимая подростка к стене. — Уголовный розыск. С кем ты вчера разговаривал по телефону в одиннадцать часов вечера?

— Я… не помню.

— С Бураковым? Ну?! Отвечай!

Посохин слегка надавил подростку на грудь. Паренек кхекнул. Майор погладил его по голове.

— Не тяни, малыш. Раньше сядешь — раньше выйдешь.

Посохин почувствовал, как у паренька зачастило сердце.

— Смелей, Андрюха!

— С Таганковым. Лехой, — с трудом выдавил из себя подросток.

— А с Бураковым не разговаривал?

— Вчера нет.

— Когда звонил Таганков?

— Минут пять двенадцатого.

— Верно. О чем говорили?

— Он сказал, что у него тоже теперь, типа, крутой телефон. За тысячу баксов. Потом про девчонок стал трепаться. Что Юлька Рогатникова, ну, как это… обещала с ним переспать.

— Понятно. Где живет этот Таганков?

— На Молодогвардейцев.

— Дом частный?

— Да.

— С кем он живет?

— С матерью.

— И все?

— Сестра еще у него. Старшая.

От парня пахло чесноком. «На ужин, наверное, котлеты ел», — с завистью подумал проголодавшийся майор.

— Как их зовут?

— Кого?

— Мать и сестру Лехи.

— Это… Татьяна Владимировна, а сестру — Аня.

— Номер дома?

— Сейчас… Тридцать четыре.

— Он твой друг?

— Кто?

— Леха!

— Ну.

— Вместе учитесь?

— Он на год младше.

— Ежиков блиндаж, еще один тинэйджер. Слушай сюда. В тюрьму хочешь?

У подростка затряслась губа.

— Не-е.

— Тогда сиди тихо и никому не звони сегодня. Просто выключи телефон, и все. Понял, Андрюха?

— П-понял, понял.

— И с Бураковым дружить не советую. Закончишь жизнь под забором. Если будет донимать, мне позвонишь. Меня зовут Павел Петрович Посохин. Майор Посохин. Усек?

— Да.

Посохин похлопал паренька по груди.

— Топай к матери. Скажешь, что я тебя про одного знакомого парня спрашивал, но запретил говорить про кого. Давай, давай! А то она уже наверняка волнуется.

Глава 21

— Вон тот, наверное, тридцать четвертый, — показал Жарких на невзрачный домик за щербатым штакетником. — Одно окно горит. Шторой задернуто не до конца.

— Значит, будем внимательны.

— Понял. Слежу за окошком.

Калитка во двор оказалась открытой.

— А чего не заперто? — удивился Жарких.

Войдя во двор и оглядевшись, Посохин усмехнулся:

— А что у них красть-то?

Старший лейтенант покрутил головой.

— Ну, да. Небогато.

— А может, они ждут кого-нибудь? Посмотри, что там с другой стороны дома.

Жарких направился за угол. Вернулся он почти сразу.

— Окна ставнями закрыты. Не выскочить, — сказал он, отряхивая внизу джинсы.

Полицейские поднялись по ступенькам на веранду. Двери там тоже оказались не на запоре.

— Прямо как при советской власти, — пошутил Посохин.

Он прошел по скрипучим половицам и открыл дверь, ведущую в комнаты.

— Добрый вечер хозяевам! — с улыбкой произнес майор.

Жарких, поздоровавшись, сглотнул слюну.

В освещенной настольной лампой комнате на диване сидели красивая женщина в розовом халате с намотанным на голове полотенцем и очень похожая на нее девушка лет двадцати в коротеньком сарафанчике. Они смотрели телевизор.

— Здравствуйте! — ответила женщина, вопросительно глядя на вошедших в ее дом незнакомцев. Девушка даже не повернула головы в их сторону.

— Извините, что мы вас потревожили, но очень уж дело неотложное. Алексей Таганков здесь живет?

— Да, здесь.

— Можно с ним поговорить?

— Его сейчас дома нет. А зачем он вам?

— Опять Лешка какую-нибудь глупость выкинул, — сказала девушка, продолжая смотреть телевизор. — Доиграется дурак. Голову оторвут и правильно сделают. Хотя зачем ему голова? Он больше другую часть своего тела ценит. Ту, что между ног болтается.

— Что ты несешь-то, Аня? — одернула ее женщина.

— Извините, мы не собираемся никому отрывать голову, — снова улыбнулся майор. — А где его можно найти?

— Чего зря искать. Он через полчаса сам явится. А может, и раньше. С пустым брюхом ему не до пилоток будет, — ответила девушка.

— Аня, перестань!

— А что, не правда? Он скоро по Бирючинску со спущенными штанами бегать начнет, чтобы времени зря не терять. Того и гляди бабушкой-героиней станешь.

Женщина оставила тираду дочери без ответа.

— Разрешите его подождать? — спросил Посохин со всей вежливостью, на какую был способен.

— А вы кто?

— Мы? Простите, не представился. Мы из полиции.

Посохин заметил, как женщина вздрогнула.

— Не пугайтесь. Ничего серьезного. Нам нужно кое-что спросить у Алексея. Меня зовут Павел Петрович, а этого культуриста — Сергей. Мы из уголовного розыска.

Посохин достал из нагрудного кармана рубашки удостоверение. Девушка поднялась с дивана и, подойдя к полицейским, хотела взять удостоверение в руки, но майор отвел его чуть в сторону.

— Брать не нужно. Посохин Павел Петрович.

Девушка фыркнула.

— Какая секретность!

На документы Жарких она даже не взглянула.

— Старший лейтенант, подежурьте во дворе, — приказал Посохин.

— Слушаюсь.

Жарких, бросив недовольный взгляд на майора, вышел из комнаты.

— Позволите присесть?

— Пожалуйста! Вон берите любой, — снова усаживаясь рядом с матерью, показала головой девушка на стоявшие вокруг стола стулья.

— Что смотрите, извините? — спросил Посохин.

— Сопли в сахаре.

— А! Сериал, — догадался майор. Он устроился на одном из стульев так, чтобы его не было видно с улицы.

— Точно! Мама обожает всякую муть про страдания обеспеченных нами слоев.

Посохин пристально посмотрел на женщину. Было заметно, что она волнуется и сейчас ей не до колкостей дочери.

— Вас Анной зовут? — Посохин перевел взгляд на девушку.

— Анной Сергеевной.

— Красиво. Возникает ассоциация с поэмой Есенина «Анна Снегина».

— И что?

— Там главных героев зовут Анна и Сергей. Помните?

— Не помню.

— Жаль, но ничего страшного. Сейчас большинство девушек поэзией не интересуется.

— Разумеется! Ведь сексом интересоваться гораздо приятней.

— Но, позволю себе заметить, и в десятки раз опасней!

Анна, видно не найдя сразу что ответить, сделала паузу. Она смотрела уже не на экран, а куда-то в угол комнаты.

«Дорогой, застегни, пожалуйста, колье. Я должна его примерить, — сказала с экрана тщательно накрашенная блондинка. — Оно чудно смотрится и очень пойдет к моему новому платью от Ямамото».

Посохин невольно хмыкнул. В этой убогой комнате слова блондинки звучали просто нелепо. Анна тоже не удержалась от усмешки.

— Фигня беспросветная! — сказала девушка, вопросительно глядя на полицейского. Она явно ждала ответа на свою реплику. — Наши каким-то образом научились снимать сериалы хуже мексиканцев.

— Ну да, — согласился Посохин.

Он, продолжая улыбаться, подтянул под себя правую ногу и наклонил вперед корпус.

— Калитка! — вскочила с дивана Татьяна Владимировна.

— Сидеть! — вполголоса приказал Посохин. — Всем сидеть.

На веранде послышались шаги. Дверь в комнату открылась.

— Вот блин! — споткнувшись, выругался вошедший в комнату подросток. Он поправил ногой скомканный половичок и поднял голову. Заметив Посохина, он тотчас развернулся, но выскочить за дверь не успел. Майор в два прыжка настиг паренька, схватил его за плечи и, рванув на себя, через секунду припечатал грудью к стене.

— Стоять!

— Больно! — взвизгнул подросток.

— Леша!

Татьяна Владимировна бросилась к Посохину и повисла на нем. С дивана тотчас сорвалась и Анна. Она подскочила к полицейскому и попыталась стащить правую руку Посохина с плеча брата. Девушка оказалась очень сильной. Посохин от неожиданности едва не выпустил Алексея.

— Брысь! — рявкнул майор, отбрасывая Анну в угол комнаты. — Жарких, ко мне!!!

В комнату влетел старший лейтенант. Его взгляд заметался по комнате. Он никак не мог сообразить, что предпринять в такой ситуации. Подобного развития событий, к своему стыду, он никак не ожидал.

— Мать и сестру убери! — заорал Посохин.

— Есть!

Жарких оторвал женщину от майора и, поймав за талию, снова кинувшуюся на помощь матери Анну, потащил их в другую комнату.

Посохин оглянулся, чтобы оценить обстановку.

— Придержи их там. Пусть успокоятся.

Майор придавил Алексея одной рукой за шею к стене, а другой его обшарил. Сунув руку в задний карман джинсов подростка, Посохин вытащил оттуда смартфон.

— «Е7»! Где взял?

— Отпусти! Нашел!

— Заткнись! Ты знаешь, что это коммуникатор убитой женщины?

— Никого я не убивал! — заорал подросток.

— Леша!

— Куда вы, гражданка?!

Жарких едва успел перехватить рванувшуюся к сыну женщину.

— В наручники захотели?! — бросил зло через плечо Посохин и, сделав паузу, уже ровным голосом продолжил: — Все сядете на пятнадцать суток, если не угомонитесь. Спокойно. Ведите себя спокойно, и никто вас пальцем не тронет. Все поняли? Тогда все присутствующие здесь граждане чинно усаживаются на стульчики и отвечают на мои вопросы. Жарких, посади их, но тащить не надо. Действуй аккуратно. Алексей, я тебя отпускаю. — Посохин ослабил хватку. — Поверь, все будет хорошо. Успокойся, пожалуйста.

Опустив руки, подросток продолжал стоять у стены, уже не пытаясь бежать.

— Хорошо. Все правильно меня поняли. Теперь давайте обсудим ситуацию.

Майор отошел от Алексея и глубоко вздохнул.

— Фу! Я хочу наконец поговорить спокойно. Алексей, присаживайся, пожалуйста. И вы, милые дамы, устраивайтесь поудобнее.

Подросток сел на стул, на котором до этого располагался Посохин, и поджал под себя ноги. Бежать, видно, он уже никуда не собирался. Следом опустились на диван его мать и сестра.

— Я тоже присяду, — сказал Посохин. Он одной рукой взял стоявший возле стола стул за спинку и перенес его к двери.

— Итак, Алексей, расскажи, пожалуйста, полиции, где ты взял смартфон? — спросил майор, стараясь придать своему голосу отеческие интонации.

— Я его нашел.

Посохин присел на край стула и оперся руками о колени.

— Где и когда?

— Во вторник.

Подросток отвечал на вопросы полицейского, не поднимая головы. «Малыш, кажется, сожалеет о своем поступке, — подумал Посохин. — Будем считать, что человек он еще не конченный».

— Неделю назад, так? — спросил майор, еще больше смягчив тон.

— Да.

— Где?

— На старом пляже.

— Время не вспомнишь?

— Утром. Я хотел порыбачить, пришел на пляж, а он там лежит.

— Часов в шесть нашел?

— Не… раньше. Часов в пять.

— Видишь, все идет у нас нормально. Мы спокойно с тобой разговариваем и хорошо друг друга понимаем. Итак, еще вещи какие-либо там были?

— Да. Халат и босоножки. Полотенце еще было. Большое такое.

— Что еще ты нашел?

— Еще очки солнечные, — с явной неохотой ответил подросток.

— Где они?

— Очки?

— Очки и все остальное.

— Очки я Ане подарил, а все барахло засунул в лодку.

— В какую лодку?

— Там, в конце пляжа стояла.

— Можешь описать?

— Дюралевая. С синей полосой.

— Номер на ней был?

— Я не видел. Может и был. Не помню.

— Ключи в халате лежали?

— Ключи? Ключей не было.

— Не врешь?

— Честное слово! Зачем они мне?

— Хорошо. Аня, принесите, пожалуйста, очки.

Девушка встала и прошла в другую комнату. Она почти сразу оттуда вышла и протянула очки Посохину.

— Вот. Они?

— Они, они. Здесь на дужке и название фирмы выбито.

— Я не знала. Леха сказал, что он их в траве подобрал, когда утром на пляж шел.

— Никто вас ни в чем не обвиняет. Он их действительно нашел. Он не врет. Почти.

Посохин повертел очки в руках.

— Красивые. И дорогие, между прочим! У погибшей женщины от них дома футляр остался.

Майор передал очки Жарких.

— На телефон девчонок снимали, молодой человек? — с грустью глядя на Алексея, спросил Посохин.

— Снимал.

— Есть чего-нибудь такое? Ну, сам понимаешь.

— Есть.

— Ладно, не переживай. Никто ничего не узнает.

— Я не переживаю.

— Вот и славно. Ничего с телефона не удалял?

— Не знаю. Я с ним еще не совсем разобрался.

— Ничего, восстановим, если понадобится. Значит, сделаем так: завтра придешь с мамой в полицию, и мы весь твой рассказ там запишем. Покажешь, где вещи нашел?

— Покажу. И лодку покажу.

— Кражу на тебя мы вешать не будем, я обещаю, но завтра старший лейтенант, — Посохин указал на Жарких, — проведет с тобой серьезную воспитательную беседу. Придете в полицию в десять часов утра. Дежурный вас проводит в мой кабинет. Там со старшим лейтенантом и поговорите.

Посохин поднялся со стула и перенес его к обеденному столу, точно на то место, где он прежде стоял.

— Извините за беспокойство. Служба! Жарких, на выход.

— До свидания! Извините, — сказал старший лейтенант, который как показалось Посохину, уже начисто забыл, с какой целью он сюда прибыл. Он не сводил глаз с Анны.

«Если верить древним индусам, которые считали зеркалом души ноги, — подумал Посохин, — душа у девушки должна быть красоты замечательной».

Татьяна Владимировна, вероятно еще не веря, что все плохое осталось позади, нервно теребила на блузке верхнюю пуговицу.

— Может, чаю? — неожиданно спросила она, поднимаясь с дивана.

— Нет-нет, спасибо! Уже очень поздно. Мы пойдем. Всего доброго!

Посохин слегка подтолкнул Жарких к выходу.

— До свидания! — услышали полицейские уже на веранде голос Анны.

Старший лейтенант развернулся, и хотел было ответить, но майор хлопнул его пониже спины.

— Давай топай!

Жарких сбежал по ступенькам во двор.

— Шеф, а может парня возьмем с собой и сразу за остальным барахлом смотаемся?

— Никуда оно за ночь не денется, если еще там.

— А если пацан сейчас туда побежит и вещдоки уничтожит?

— На хрен они ему сдались? Да и мать теперь его неделю от себя никуда не отпустит. Не дергайся.

Когда они сели в машину, Посохин достал из ниши на дверце металлический термос.

— Чай будешь, орел степной?

— Как говорится, и чай годится, коли жрать нечего! Я же сегодня весь день или за рулем, или на ногах. Даже перекусить времени не было. Так, в городе на ходу мороженое съел и все.

Посохин протянул старшему лейтенанту завернутый в фольгу сверток.

— Чего это? — с подозрением глянул на него Жарких.

— Бутерброт или сэндвич. Называй как хочешь.

— А с чем?

— Он еще спрашивает? С бужениной, кажется.

— Буженинку я люблю! — воскликнул Жарких, разворачивая сверток. — О, даже листик салата есть. И огурчик еще! Классная у вас жена, Павел Петрович. И фактура, и заботливая. Обзавидуешься.

— Можно подумать, что среди твоих подружек нет ни одной душевной и одновременно физически привлекательной барышни.

— Была бы — я женился бы уже.

— По-моему, ты к своим девчонкам несправедлив.

— Почему? Можем разобрать каждую персонально. Вот вы на кого посоветовали бы мне обратить особое внимание?

— Ну, если чисто утилитарно подходить, то, пожалуй, на Ирину.

— На какую? Петелько или Трепыхалину?

— Петелько. Вторую я не знаю.

— Да видели вы меня с ней! Сексапильная такая блондинка. Причем натуральная. Попка — обалдеть!

— Знаешь, вспомнил. Как только ты про попку обалденную упомянул, я сразу вспомнил. Ох уж эти мужики! — с сарказмом произнес Посохин и покачал головой. — Только одно у них на уме. Вы возле почты тогда стояли, да? На ней была шляпка из голубой соломки и белые джинсы.

— Точно!

— Нет, эта не пойдет.

— Почему?

— Ты же от девчонок в теле нос воротишь. А эта Ирина лет через шесть толстеть начнет и со временем превратится в Раю Квасову. Я имею в виду телосложение, а не характер. Хотя и такое не исключено. Ей сейчас, наверное, лет двадцать?

— Ирке? Двадцать один.

— Думаешь, я на счет ее будущих объемов ошибаюсь? Ты ее маму видел?

— Нет, а что?

Жарких перестал жевать и замер с открытым ртом, уставившись на Посохина.

— Обязательно посмотри. Если ее мама толстушка, то почти наверняка и дочку ждет та же участь. А если и папа с пузом, то девяносто девять процентов из ста, что ее разнесет и, самое позднее, годам к сорока борьба с лишним весом станет главной целью ее жизни.

— Можно развестись потом.

— Тогда и жениться незачем, если ты уже в уме развод держишь. Дело в тебе, Серега, а не в твоих подругах. Есть, есть среди них хорошие девчонки. Это я тебе как старший товарищ по полу говорю.

Глава 22

— Давненько вы у меня не были, — сказал Марков, усаживаясь в обитое кожей массивное кресло. Он всегда в нем располагался, когда в мастерскую наведывались гости.

— Почти месяц.

Рыбакова задорным мальчишеским движением поправила прическу на затылке.

— Что вы стоите? Садитесь, — сказал Марков, указывая на оранжевое кресло-мешок.

— Благодарю. А новые работы у вас есть?

— Конечно. Для этого и живем.

— Тогда усаживаться с вашего позволения пока не буду. Можно посмотреть?

— Сделайте одолжение.

Валентина Васильевна с интересом окинула взглядом просторное светлое помещение. На противоположной стене она заметила четыре любопытных этюда, которых в прошлое ее посещение мастерской там не было. Она подошла к ним поближе.

— Как вам наша Лигань полюбилась! Готовы ее писать снова и снова.

— Река, как человек, все время разная. В солнечный день и в дождь, в сумерки и на рассвете. Многое зависит и от настроения художника. Одно и то же место при равных условиях я могу увидеть сегодня не так, как вчера. Да что я вам, как школьнице, рассказываю! Вы же замечательно понимаете, а главное, чувствуете живопись. И не только живопись. — Марков подпер голову рукой и с хитрецой посмотрел на Рыбакову. — Сразу перестали меня навещать, как только поняли, что моя мама вас ко мне ревнует.

— Так уж и ревнует? Может, я ей просто не нравлюсь.

— В том то и дело, что нравитесь. Специально подгадали сегодня момент, когда ее дома не будет?

— Что правда, то правда. Не скрою, маэстро, я знаю, во сколько ваша мама отправляется в магазин за продуктами.

— У нас не так много времени до ее прихода. Если не хотите с ней встретиться признавайтесь сразу, с чем пожаловали. Наверняка повод серьезный.

— Да, повод есть. И серьезный. Ярослав, вы знаете, что утонула Раиса Квасова?

— Знаю. Мама мне рассказала. И что?

— Она сказала, что к вам приходил полицейский?

— Разумеется. В доме хозяин все-таки я, несмотря на патологическое мамино желание всеми руководить.

— В полиции знают, что Квасова публично обвиняла вас в педофилии. И у них к вам есть масса вопросов.

— Не удивительно. Вы не в курсе, что их больше интересует, моя педофилия или как я прикончил госпожу Квасову?

— Перестаньте! Майор Посохин попросил меня с вами поговорить. Тема очень деликатная и Павел Петрович не хочет, чтобы их интерес к вам в связи с данным делом вылез наружу.

— И он также не хочет подставляться, если все окажется бредом взбалмошной тетки и я подам иск в суд о защите чести и достоинства моей персоны.

— И поэтому тоже. Кстати, а почему вы не обратились в суд, когда Квасова бросила вам такие обвинения?

— Потому, что она несчастная женщина. При всей ее наглости. Сожалею, что мне приходится об этом говорить, но положение вынуждает. Она была в меня влюблена и, не встретив взаимности, в отместку вашего покорного слугу облила помоями. Какой может быть суд? Что вы на меня так смотрите?

— Я не поняла. Разве она не накинулась на вас после того, как мячик, которым вы с ребятней играли в волейбол, упал на посаженные ею цветы? Так ведь было? И причем здесь любовь?

— Это не бред сумасшедшего. — Марков сцепил перед собой пальцы в замок. — Я не собирался никому, кроме матери, об этом рассказывать, но, видно, придется. Одним словом, она мне себя предлагала.

— Прямым текстом?

— Не текстом. Действием. Я довольно грубо ее одернул. По-моему, это более серьезный повод бросить в меня камень, чем помятые цветы. Причина конфликта глубже, чем можно было бы подумать, глядя со стороны.

— И когда это произошло?

— Что?

— Действие.

— …Девятого мая.

— В День Победы? Она что, пьяная была?

— Не была она пьяна! Во всяком случае, мне так не показалось. Что еще хуже.

— Почему?

— Будь она пьяна, ее поступок можно было бы списать на затуманенную голову, а так…

— Вы играете в волейбол с юными девушками — коротенькие юбочки и шортики, обтягивающие грудь маечки, смех… Соглашусь, влюбленная женщина вполне могла взбеситься. Но девочки ведь к вам все-таки ходят, скажут в полиции.

— И мальчики ходят. Педофилы, насколько мне известно, чаще интересуются мальчиками. Но только никаких развратных действий с моей стороны по отношению к детям никогда не было, и быть не могло, не говоря уже о половых актах. В неоднозначных ситуациях люди сейчас почти всегда видят что-то грязное. Да и в однозначных, кстати, тоже. Чужого ребенка стало невозможно по волосам потрепать — тут же припишут домогательство. Разумеется, я понимаю, почему у людей появляются такие мысли. Но ведь чье-то мнение не может быть поводом к обвинению в преступлении?

Марков шумно вздохнул и скрестил на груди руки.

— Да, малышню я к себе приглашал и приглашаю. И писал их к тому же! Много писал. Но только портреты, — сказал он, направив на Рыбакову словно дуло пистолета указательный палец. — Никаких ню! — Он снова сплел на груди руки. — Если господа полицейские желают, могут у меня обыск провести в любой момент. И здесь, и дома. Компьютеры могут проверить. Телефоны. Я даже без ордера позволю это сделать. Чудовищно, — Марков раскинул руки в стороны, — но люди не понимают, что с детьми мне просто интереснее общаться! — Он, словно обессилев, уронил руки на подлокотники кресла и, глядя в пол, немного помолчал. — В отличие от взрослых каждый ребенок самобытен, — продолжил он уже менее горячо. — Знаете, сколько интересных идей для своих картин я у них почерпнул? У детей истинно индивидуальный взгляд на мир. Правда, до определенного возраста. Потом начинает доминировать стадный инстинкт. А лет в четырнадцать-пятнадцать сексуальные позывы выворачивают им наизнанку мозг и они, в подавляющем большинстве своем, окончательно перестают представлять для меня интерес. — Марков снова сделал паузу. — Я не анималист — животных не пишу. Не будь повсеместной пропаганды промискуитета, инстинкты, может быть, и не проявлялись бы в столь грубых формах, но… Не люблю рассуждать на эту тему. Сходите как-нибудь на дискотеку — и сразу поймете, о чем я говорю. Но предупреждаю, зрелище отвратное. Я туда иногда выбираюсь, чтобы получить эмоциональную встряску. Пейзажи после таких вылазок получаются у меня величественными, наполненными космизмом. — Марков ухмыльнулся. — Один московский критик так написал о моих работах. Правда, я потом болею несколько дней… А знаете что, — опершись на подлокотники, Марков рывком встал с кресла, — давайте вы у меня обыск проведете. Прямо сейчас! Если мама вернется, выйдете через сад. Код на калитке я вам скажу. Из дома она вас не увидит, а в мастерскую ей входить запрещено, когда я работаю.

— Не знаю, как-то все…

— Вы должны это сделать! Мне может понадобиться не только плечо адвоката, но и ваши заверения, что я человек порядочный, если уж пошли такие разговоры. Ваше слово в Бирючинске весьма весомо, насколько мне известно. Вперед. Да не тяните время!

— Хорошо! Мысль, в общем, верная. Начнем тогда с холстов, — неожиданно для самой себя согласилась Рыбакова.

Валентина Васильевна осмотрела все натянутые на подрамники холсты и стоявшие под рабочим столом разнокалиберные листы картона. Некоторые живописные работы были выполнены на стекле и жести. Их она тоже осмотрела. Две работы — весенний сад в цвету и лесное озеро — ей очень понравились, но своего восторга она не показала. Марков не любил, когда восхищались его пейзажами. Наверное, не хотел, чтобы люди, даже мысленно, проводили параллели между его полотнами и картинами его знаменитого отца.

— Ничего неблагопристойного я не увидела, — сказала Рыбакова, собираясь присесть в кресло после более чем получаса поисков.

— Принимайтесь за стеллажи. Там вся графика.

— Смеетесь? Там же папок не один десяток! А рисунков тогда сколько?

— Валентина, я вас прошу!

— Хорошо, я посмотрю.

Рыбакова начала с полок, располагавшихся под потолком. Она залезла на стремянку, взяла одну из папок и села на верхнюю ступеньку.

Она переворачивала листы, почти не глядя. В основном это были пейзажи и натюрморты. Техника исполнения и материалы были разными: пастель, сангина, охра. Иногда попадались портреты и фигуры в полный рост, но ни одного изображения обнаженной натуры за два с лишним часа Валентина Васильевна не обнаружила.

— Ярослав, я уже устала. Пожалейте! — жалобно протянула она, закрывая очередную папку.

— Давайте сделаем перерыв, а потом вы продолжите.

— Идет. Я бросила бы все к чертям собачьим, если бы не понимала, насколько это вам нужно.

— Может оказаться даже нужнее, чем мне на данный момент кажется. Вам чаю?

— Лучше кофе. Старушке надо немедленно взбодриться.

Марков включил электрический чайник.

— Слезайте. И нечего на себя наговаривать. Старушка! У меня отец в семьдесят пять лет кроссы бегал и ледяной водой обливался. А вам и шестидесяти нет.

— Мужчинам проще форму поддерживать. На лицо им, например, время можно не тратить. Отрастил щетину — и все, ты в тренде. До этого полвека с подобной целью отпускали бороды.

— Наверное, вы правы. Но я все-таки считаю, что старость приходит к человеку после восьмидесяти.

— Мне кажется, если я сейчас слезу, то потом наверх уже и не заберусь, — медленно спускаясь с лестницы, пожаловалась Валентина Васильевна.

— Смелее, смелее.

Марков достал из стола чашки и банку растворимого кофе.

— Коньяк будете?

— Плесните немного в кофе, — ответила Рыбакова, становясь на пол.

Она села в любимое кресло хозяина и с удовольствием вытянула ноги.

— Вот оно, счастье!

Марков подал ей на блюдце чашку с кофе.

— Горячий, осторожнее. Сахар я положил.

Рыбакова поставила чашку на стеклянный журнальный столик рядом с креслом.

— Как вы думаете, сколько уйдет времени на то, чтобы просмотреть остальное?

— Примерно еще час, если вы не сбавите темп.

— Я уверена, что ничего компрометирующего вас я не найду.

— Скорее всего, не найдете.

— Успели все припрятать? — неловко пошутила Рыбакова.

— Просто с обнаженной натурой я здесь не работаю. В доме у меня довольно много подобной графики. Но и там портрет занимает главенствующее положение.

— Так что же вы молчите! Я как…

— Неумная женщина, — быстро подсказал Марков, предвидя, что она собирается произнести слово «дура». Он терпеть не мог разного рода вульгарностей.

— Неумная женщина… шарю по полкам, а вы…

— Нет, нужно все просмотреть. Вдруг что-нибудь где-нибудь и затесалось. Я же не могу все упомнить.

— Но вы же знаете, что не писали голых девочек!

— Голых мальчиков тоже. Но вы же этого не знаете!

— Ярослав, я сейчас эту чашку запущу вам в голову.

— Погодите немного, мне прежде нужно записать всю малышню, что у меня перебывала.

— Зачем?

— Опросите. Можете сами это сделать, можете полиции список передать.

Марков взял со стеллажа чистый лист бумаги, а с письменного стола карандаш.

— Приступим, — произнес он, усаживаясь на барный стул. — Сначала я запишу тех ребят, которые уже достаточно взрослые. С ними можно будет поговорить без всяких экивоков.

— Хороший кофе.

— Опыт. Когда завариваешь растворимый, есть свои секреты. — Потянувшись к стеллажу, Марков взял из стоявшего там деревянного стакана красный карандаш. — Я помечу тех, кто слышал высказывания Квасовой о моих якобы пристрастиях. Кстати, тогда мне показалось, что малышня расстроилась даже больше, чем я. Чертова клумба! Может вы и правы, и если бы мячик туда не отлетел, никаких обвинений в мой адрес и не последовало бы тогда.

— Уверена, что нашелся бы рано или поздно другой повод. С кофе разобрались, — сказала Рыбакова, ставя пустую чашку на блюдце. — Теперь можно продолжить наши исследования в области искусства. Между прочим, Ярослав, не помните, где вы находились в момент гибели Квасовой?

— В момент гибели? Когда это случилось?

— Скорее всего, в понедельник вечером. Тридцатого мая.

— Точнее можно.

— Около десяти часов вечера.

— Насколько около?

— Вообще, Посохина интересует промежуток между семью часами вечера и одиннадцатью часами вечера.

— С восемнадцати тридцати до двадцати тридцати я работал на пленэре. На самом конце старого пляжа. Там, где Серебрянка в Лигань впадает. Писал вон тот этюд, что висит справа. Домой вернулся примерно без десяти минут девять. В девять мы с мамой обычно пьем чай и смотрим новости. Потом я включаю компьютер и читаю газеты. Или отвечаю на письма заказчиков.

— Так, получается, вы видели в тот вечер Квасову на пляже?! Она же была там в это время.

— Не видел я ее! Я собрал этюдник и по тропинке вдоль Серебрянки пошел домой. По пляжу я не проходил. Я шел через рощу. Если она в это время была на пляже и там купалась или еще что-либо делала, то сквозь деревья я никак не мог ее увидеть. Я в тот вечер видел только Алексея Смазнева. Когда я вышел на дорогу, заметил его впереди метрах в двадцати от меня. Он, наверное, с рыбалки возвращался: в руках у него были удочки, ведро и небольшая хозяйственная сумка. Я не стал его догонять. Подумал, что если он подшофэ, то от него потом не отвяжешься.

— А не помните, паслись ли в это время на лугу возле рощи телята Ивана Дронова? Или их уже там не было?

— Да, кажется, паслись. Да, паслись! Я только не могу сказать, чьи это были телята. Может и Дронова.

— Описать сможете?

— Попробую. Там был один бычок и, наверное, две телочки. Бычок, как обычно люди говорят, коричневый, с белой звездочкой на лбу и белыми бабками. Красивый бычок. На шее у него что-то типа ошейника было. Телочки более светлой масти, охристые. С белыми, довольно крупными пятнами. У одной из них задняя правая нога — мне это почему-то сильно в глаза бросилось — вся белая.

— Да, это были телята Ивана Дронова. Ему принадлежат.

Глава 23

— Можно? Здравствуйте. В дежурке сказали, что мне сюда.

— Алексей, спасибо, что пришли! — поблагодарил Посохин несмело вошедшего в его кабинет Смазнева. — Рад вас видеть. Не думайте, что мы вас в чем-то подозреваем. Можете спать спокойно. Есть свидетель, который видел, как вы тридцатого мая возвращались с пляжа примерно в двадцать сорок пять. И есть свидетель показавший, что в это время Квасова еще была жива.

— Спрашивайте, что вы там хотели, — сказал Смазнев, стоя возле дверей и глядя себе под ноги, словно нашкодивший мальчишка. Он был свежевыбрит, причесан волосок к волоску, а его туфли были начищены до блеска.

— Да вы присаживайтесь, — как можно сердечнее сказал Посохин. Надо было подбодрить свидетеля — страх мешает выуживать из памяти мелкие детали, а именно они зачастую выводят на верный след.

— Спасибо. Я постаю.

— Садитесь, садитесь. Я вас прошу. Нам удобнее будет разговаривать.

Смазнев сделал несколько осторожных шагов и, присев на край стула, положил руки на колени.

Майор немного помолчал, присматриваясь к сидевшему напротив него мужчине. Несмотря на зажатость, Смазнев не производил впечатления человека малодушного. Конечно, он не выглядел отчаянным смельчаком, но на поступок, скорее всего, был способен.

«Разговор пойдет веселее, если откровенно дать понять, что я нуждаюсь в его помощи, — решил Посохин. — Он, кажется, не из тех, кто считает, что самая правильная жизненная позиция — это ни во что не вмешиваться».

— Алексей, у меня вот какая к вам просьба: постарайтесь вспомнить тот вечер, когда вы видели в последний раз Квасову. С подробностями. Ну, насколько возможно.

— С какого момента?

— Давайте по порядку. Когда вы пришли на пляж, там кто-нибудь был? — Посохин снял с подаренной ему дочерью на 23 февраля шариковой ручки колпачок. Виктория уродилась явно не в маму, поскольку уже с детсадовского возраста все ее подношения родным носили чисто утилитарный характер. — И время скажите, когда вы там оказались.

— Из дома я вышел полвосьмого. Может, чуть раньше. Значит, на пляже я был уже минут через десять. Когда к пристани подходил, видел Сенину из нашего переулка. Поздоровались, немного поговорили. Когда лодку отвязывал, не видел никого.

— Вы отправились на рыбалку, но примерно через час вернулись. Так?

— Так. Клевало слабо. И мелочь в основном. Что зря сидеть? В общем, причалил я, вытащил лодку на берег, примкнул к дереву. Взял ведро, удочки. Потом услышал смех. Женский. Я подошел поближе к кустам и посмотрел через ветки. Там, на поляне, были Квасова, Карманов и Табанин. Еще одного мужика я не разглядел.

— Это точно был мужик? Вы же говорите, что не разглядели его.

— Не разглядел. Но бабы в черных мужских туфлях не ходят. Я его ноги видел.

— Ноги большие?

— Чего?

— Какой размер обуви у него был? Хотя бы примерно.

— Размер? Я особо не приглядывался. Ну, наверное, как мой. Не меньше. Скорее, даже больше. Точно больше. Большой размер.

— У вас какой?

— Сорок второй.

— Значит, у него был как минимум сорок четвертый. Так?

— Скорее всего.

— Еще что можете о нем сказать? Одежда, рост.

— Одет он был во что-то темное. Точнее не скажу. Рост? Высокий. Мне как-то так показалось. Хотя он сидел.

— Голос его не слышали?

— Нет.

— Как они сидели?

— Квасова стояла. В руке у нее был пластиковый стаканчик. А остальные сидели. Тот, кого я не разглядел, сидел справа. Карманов в центре, а Табанин слева. Посередине на траве что-то у них было постелено, и стояла бутылка водки и еще стаканчики. Жратва еще какая-то, кажется, там лежала у них. Колбасой копченой пахло сильно.

— Квасова одета была?

— Да, одетая. Халат на ней был махровый. Короткий такой, с поясом.

— Какого цвета?

— Белый.

— Угу. Вещи Квасовой мы нашли. На ней действительно в тот вечер был белый халат. Что произошло потом?

— Я вернулся к лодке, сполоснул сапоги и пошел домой.

— Через пляж?

— Нет, через рощу. Если бы я пошел через пляж, они бы меня увидели.

— А вы этого не хотели?

— Нет.

— Я понимаю. По пути никого не встретили?

— Нет. Не видел никого. А! — встрепенулся Смазнев. — Только сейчас вспомнил. Не знаю, нужно вам это или нет…

— Говорите, говорите. Каждая мелочь важна.

— Там дальше, когда я пошел через рощу, в кустах велик заметил спрятанный. Наверное, того мужика третьего. Я никогда не видел, чтобы Карманов или Васька на велосипеде ездили.

— Что за велик?

— Черный, с фарой. Советский еще, кое-где покарябанный слегка. С багажником. «Ласточка». На раме впереди значок такой.

— Место, где велосипед видели, сможете показать?

— Без проблем.

— Не помните, в тот вечер на лужке возле пляжа скотина паслась какая-нибудь?

— Да. Ваньки Дрына две телки и бычок.

— Спасибо, Алексей! Мы вас потом еще вызовем, если следователю понадобитесь, хорошо?

— Ладно, чего уж. Надо так надо.

— Посмотрите, все ли верно я записал? — Посохин развернул лежавший на столе лист бумаги и подвинул его Смазневу.

Алексей поднялся со стула и, чуть наклонившись, стал читать, водя головой слева направо.

— Все правильно.

Смазнев вопросительно посмотрел на майора.

— Спасибо за помощь. До свидания! — Посохин встал и протянул мужчине руку.

Алексей осторожно ее пожал и улыбнулся.

— А Зинка мне уже сумку собрала. Я ее у дежурного оставил. Моя даже поплакала, когда я к вам отправился. Умеют же бабы из мухи слона делать.

Смазнев вышел из кабинета.

Майор достал из верхнего ящика стола мобильный телефон и набрал номер.

— Жарких, вы там с кражей скутера еще не закончили?.. Ладно, закругляйся. Пусть этим делом Кукушкин самостоятельно занимается. Хватит его нянчить. А ты найди шофера такси. Фамилию помнишь?.. Да. Узнай во сколько он забрал Карманова и его дружка из дома, когда привез в кафе и когда отвез домой. Спроси, в каком состоянии они были, о чем говорили. Давай в темпе. Потом заедешь к Смазневым, возьмешь Алексея и на старый пляж смотаешься. Хорошенько осмотри то место, где он велик видел. Может, чего найдешь… Какой, какой! Он тебе расскажет какой. Если буду нужен, я в «Магистрали».

Владельцем придорожного кафе «Магистраль» был Карен Маратович Манукян, поселившийся в Бирючинске в конце восьмидесятых. Начинал он свою предпринимательскую деятельность с крошечной сапожной мастерской, а несколько лет назад купил разорившийся магазинчик и переоборудовал его в шашлычную.

Новому заведению Карен Маратович дал броское название «Магистраль», поскольку его трудовая биография начиналась на строительстве БАМа. То время он считал самым счастливым в своей жизни. Там, на стройке, он познакомился со своей будущей женой и приобрел верных друзей.

— А как надо было назвать? «У дяди Карена»? — спрашивал Манукян проезжающих, когда те интересовались, почему его кафе носит столь необычное для здешних мест название. — Я не такой самолюбивый. Или, может, «Ереван»? Я этот великий город только издалека видел, а с его мэром даже знаком не был. Мне Байкало-Амурская Магистраль закалку дала. Человеком сделала. Я же в двадцать лет полным бараном был. Слово «магистраль» для меня как отблеск путеводной звезды. Пусть оно теперь всем на крыше моего ресторана светит! И пусть ко мне на огонек все хорошие люди съезжаются и с аппетитом кушают!

У Посохина с хозяином «Магистрали» были добрые отношения. В отличие от большинства местных бизнесменов Карен Маратович чтил не только уголовный, но и административный кодекс.

— Здравствуй, Паша! Как поживаешь, дорогой? — Манукян двумя руками пожал широкую ладонь Посохина.

— Служим, Карен Маратович.

— Сколько раз тебя просил, не надо отчества. Я же старше тебя всего на десять лет! Или пусть даже чуть-чуть больше.

— Хорошо, хорошо.

— Ты только обещаешь! Пройдет месяц, и ты опять начнешь меня Маратовичем крестить. Поешь, дорогой?

— Ты же денег не возьмешь, а про меня опять слухи пойдут, что я продался хозяину шашлычной.

— Не называй мое заведение шашлычной! Это маленький армянский ресторан! Кристина! — позвал Манукян младшую дочь, которая помогала отцу на кухне.

— Карен, я к тебе по делу.

— Что такое?

— К тебе на прошлой неделе в понедельник некто Карманов не заходил?

— Ай, знаю этого заносчивого барана! Заходил. С ним еще один баран был. Приехали пьяные, петь начали некультурные песни. У меня не шалман! А что, жаловались?

К столику подошла Кристина. Посохин никак не мог понять, как ей удается на протяжении всего рабочего дня сохранять в первозданной чистоте белую поварскую курточку. Его жена во время готовки умудрялась не только сама перемазаться, но и кухню от пола до потолка выпачкать.

Когда дочка станет постарше, подумал Посохин, надо будет попросить Кристину взять ее к себе в ученицы. Такой опыт пойдет Виктории на пользу. Майор считал, что женщина должна быть аккуратной во всем. Правда, это свое убеждение он при жене предпочитал вслух не высказывать. Маришку оно приводило в бешенство.

Кристина обращалась к Посохину в присутствии отца или других людей только на «вы». Майор сам ее об этом попросил, после того как девушке исполнилось четырнадцать и он заметил, какие взгляды она бросает на него украдкой. Сейчас Кристине шел уже двадцать второй год. Но уговор она соблюдала по-прежнему.

— Здравствуйте, Павел! Рада вас видеть, — сказала Кристина, доставая из кармана блокнотик и ручку. — Да, папа, я слушаю.

— Может, все-таки покушаешь?

Манукян посмотрел на майора таким умоляющим взором, что тот согласился.

— Кристиночка, на твой выбор, но только половину вашей стандартной порции, — попросил Посохин. — А то я уже не самые высокие заборы с трудом преодолеваю.

— Хорошо. Папа, я пойду?

— Иди, милая.

Девушка поспешила на кухню.

— Плохо кушает, — сказал Карен, глядя вслед дочери. — Как тарань сушеная стала. Что муж ласкать будет? На что смотреть? — Он на секунду задумался. — О чем мы с тобой до этого говорили? Да, вспомнил. Так что, на меня жалоба в полицию от этих двух баранов поступила?

— Нет, никто на тебя не жаловался. Не помнишь, во сколько они к тебе явились?

— Эти два зомби? Сейчас. Время было девять-десять. Так примерно. Ближе к между. Да, где-то так было.

— Точнее не вспомнишь?

— Извини, не получится. Народ был — крутился.

— А уехали когда?

— Уехали? Поздно уехали. Почти в три часа уехали. С гулящими девчонками. Позор на голову их родителям!

— Ясно. И с кем?

— Знаю обеих. Одна — Снежана, вторая — Ксения. Обрисовать?

— Понял о ком ты. Спасибо.

— А что этот Карманов натворил?

— Пока ничего существенного, но думаю рано или поздно натворит. Вернее, вляпается.

— Правильно сказал! Баран обязательно вляпается.

Глава 24

На стоянке возле здания автовокзала были припаркованы четыре машины. Из них три имели опознавательные знаки такси.

Жарких достал телефон и сверил с записью в органайзере номер красной «пятерки», что стояла в ряду автомобилей крайней справа.

Он не ошибся. Машина принадлежала Александру Владимировичу Донцову, который отвозил вечером тридцатого мая в кафе «Магистраль» Карманова с Табаниным. Водителя в салоне «пятерки» не было.

Жарких подошел к старенькому белому «Форду» с шашечками на борту. Передние дверцы таксомотора были приоткрыты, а его водитель курил, поставив одну ногу на асфальт.

— Привет! А где Санек?

— Кто? — вяло спросил таксист.

— Мне Донцов нужен.

— За мороженым пошел. Сейчас будет… Если, конечно, ему с продавщицами потрындеть не захочется. Тогда он там надолго зависнет. А тебе куда ехать?

— Я по делу. Хотел поговорить с ним.

— А-а… Ну подожди тогда.

В дверях ближайшего торгового павильона появился загорелый стриженый «под ноль» парень в черной рубашке и светло-серых бермудах, с двумя вафельными стаканчиками мороженого в руках.

— Вон он идет, — процедил таксист, указывая на него зажатой между пальцами сигаретой. — Что-то он быстро сегодня. Наверное, у Машки критические дни начались и она не на романтической волне…

Когда Донцов подошел к машинам, водитель «Форда» бросил сигарету на асфальт и, протянув руку за мороженым, сказал:

— Это к тебе. По делу, говорит.

— Да?

Донцов отдал приятелю мороженое и повернулся лицом к Жарких. У парня радужка была словно малахитовая. Старший лейтенант впервые в своей жизни встретил зеленоглазого представителя мужского пола.

— Здорово! Чего хотел? — жизнерадостно спросил Донцов.

— Старший лейтенант Жарких. Уголовный розыск. Кое-что надо у вас выяснить.

Жарких решил держать с парнем дистанцию, хотя, скорее всего, они были с ним одногодками. Он сразу понял, что Донцов — один из тех людей, кто после мимолетного обмена парой фраз начинают считать своего собеседника как минимум старым приятелем. Старший лейтенант не хотел, чтобы после этого разговора Донцов мог на чистом глазу поведать какому-нибудь остановившему его такси сотруднику ГИБДД о своей давней дружбе с Серегой Жарких из уголовного розыска.

Парень перестал улыбаться, но его тон не стал менее оптимистичным.

— Да? А что случилось?

— Ничего страшного, Александр Владимирович. Давайте отойдем.

— Ага, пойдемте ко мне в машину. Мороженого хотите?

— Нет. Не люблю сладкого.

— А я от мороженого тащусь. Особенно от шоколадного.

Они подошли к «пятерке» и Донцов, открыв замок, забрался в машину и поднял защелку на правой дверце.

— Так что случилось? — спросил он снова, когда Жарких сел с ним рядом.

— Вы гражданина Карманова знаете?

— Аркадия? Знаю. Он мой лучший клиент. Клевый мужик! С ним что-нибудь?

Донцов вопросительно посмотрел на полицейского.

— А Табанина знаете? Вы ешьте, а то ваш пломбир растает, — сказал Жарких и указал пальцем на мороженое.

— Табанина? Так он друг Аркадия. — Таксист осторожно откусил кусочек от вафельного стаканчика. — Классно поет, между прочим… Он однажды какого-то солиста из Москвы в караоке сделал. Я сам видел!

— Рад за него. Вы день тридцатого мая помните? Был понедельник и Карманов вызвал вас к себе домой.

— Сейчас, — Донцов перестал жевать и задумался. — Да, было такое тридцатого. А что?

— Время можете вспомнить?

— Так у диспетчера можно узнать! У нас фирма приличная. Как говорится, даже кулер есть, — расплылся в улыбке таксист.

— Мы узнали. Вы лично помните, когда приехали к нему в тот день?

— Вечер уже был. Темнело слегка. Часов… Сейчас… Где-то было начало десятого.

— Можно точнее.

— Можно. … Минут десять-пятнадцать, не больше. В крайнем случае, двадцать.

— А в каком они были состоянии?

— В хорошем! — Донцов засмеялся. — Граммов по двести пятьдесят точно накатили.

— А как себя вели?

— Да как обычно. Аркадий над Васюном все время прикалывался. Он Табанина так зовет — Васюн. И еще как-то… Ва… Ва… си… сулий. Точняк! Васисулий, ты меня шокируешь своей простотой.

Изобразив Карманова, как понял Жарких, таксист хихикнул. Старший лейтенант его веселого настроя не поддержал.

— Вы их сразу в «Магистраль» отвезли? Никуда не заезжали?

— Нет! Как только Аркадий переоделся, мы так прямиком и рванули в кабак.

— А что, одежда Карманова была выпачкана чем-нибудь? С какой стати он стал переодеваться?

— Да нет! Борисыч у нас чистюля. Просто он треники с футболкой снял и надел брюки и белую рубашку. Он всегда так одевается, когда в кабак едет. И еще цветной платок на шею. Хипстер.

— Когда вы их оттуда забрали?

— В третьем часу ночи. Но забирал я их уже с девчонками.

— Мы знаем, — многозначительно подчеркнул Жарких. — Сколько их было?

— Карманов, когда девчонок снимает, то всегда двоих берет.

— Себе и Табанину?

— Не-е… С Васюном он мочалками не делится.

— Зачем ему тогда две? Сексуальный гигант, что ли?

— Какой там гигант! Я сам ему несколько раз таблетки для стояка привозил.

— Я понял, у деда мания величия. Значит, из «Магистрали» вы отвезли всех к Карманову домой?

— Не, не! Сначала мы забросили домой Табанина. Он на Мира живет. А потом я отвез Карманова и девчонок. Высадил я их, когда уже около трех ночи было.

— Девчонок вы не ждали?

— Нет! Я их никогда не развожу ночью. Карманов меня на следующий день где-то к обеду вызывает, и я их тогда отвожу, куда скажут.

— Что за девчонки были у него той ночью?

— А, потертые уже! Лет с тринадцати этим делом занимаются. Но веселые и без понтов. Снежанка и Ксюха. Я покажу их, если надо.

— Знаем обеих. Пока все. Спасибо за помощь.

— Так чего случилось?!

— Ничего серьезного. Просто ваши клиенты у нас свидетелями по одному делу проходят. Смотрите, Александр Владимирович, сейчас у вас мороженое на рубашку капнет.

Глава 25

В списке Маркова первой стояла Маша Аринина. С нее и решила начать опрос Рыбакова.

Хорошим летним днем местных девчонок следовало искать на одном из бирючинских пляжей. В маленьком городе только там можно было безнаказанно демонстрировать свои прелести, не рискуя прослыть шлюхой.

В Бирючинске было два больших пляжа: так называемый старый и Центральный. Все, кто жил в Речном переулке и на прилегающих к нему улицах ходили на старый пляж. До Центрального, пусть и благоустроенного, пешком нужно было добираться полчаса (и главное, столько же обратно!), а старый — вот он, из окон виден. Сбежала по косогору, пересекла луг, и ты уже на берегу Лигани на белом песочке.

Маша Аринина в этом году должна была окончить школу и надеялась, насколько знала Рыбакова, поступить в государственный университет на бюджетное отделение экономического факультета. Как педагог с тридцатилетним стажем, Рыбакова в этом сильно сомневалась. Умных красавиц на своем жизненном пути она несколько раз встречала, но все же, как правило, самые привлекательные девушки, с которыми ей довелось общаться, глубоких знаний не имели, умом от дурнушек в лучшую сторону не отличались, а трудолюбие считали пороком. Особенно красавицы юные.

Маша — в бикини тигровой расцветки — лежала животом на розовом надувном матрасе и, болтая в воздухе ногами, прижимала к уху мобильный телефон. Ее ягодицы и впадинка между ними привлекали взоры всех находящихся на пляже мужчин, не достигших возраста ста пятидесяти лет, наверняка не меньше, чем двуглавая гора Арарат взгляд Ноя во время потопа.

— Макс, хватит заливать! Можно подумать, я тебе поверю! — произнесла девушка в трубку надменно-игривым тоном.

«Ни дать ни взять великолепная Анжелика! — не без ехидства подумала Рыбакова. — Интересно, почему она не захотела податься в артистки или певицы? Наверное, родители стеной стали».

— Аринина, привет! — потрепала она девушку по волосам. — Как идет подготовка к ЕГЭ?

Маша, не отрывая от уха телефон, слегка повернула голову.

— Здравствуйте, Валентина Васильевна! Готовимся днем и ночью… Все, ты мне надоел! — вдруг бросила она капризно в трубку. — Дурак!

Девушка спрятала телефон в пляжную сумку из соломки и, поджав ноги, села.

Валентина Васильевна ею залюбовалась.

«А теперь точь-в-точь бронзовая Русалочка в бухте Копенгагена», — отметила она про себя с долей умиления. — Может, и вправду ей лучше пойти в театральный?»

— Пришли позагорать или просто окунуться? — почти по-детски вздохнув, спросила Маша.

— Пришла с тобой пообщаться. Можно присесть?

— Садитесь, пожалуйста. Что-нибудь случилось?

В голосе девушки прозвучала тревога.

— У меня к тебе есть несколько нескромных вопросов, — наверное, слишком угрожающе произнесла Рыбакова, потому что Маша неожиданно сморщила носик и заканючила:

— Валентина Васильевна, только не говорите маме. Она меня убьет, если узнает. Пожалуйста! А главное, учиться ни куда не отпустит. Мне тогда в нашем кооперативном колледже тухнуть придется. Я выпила всего-то одну баночку. Оно некрепкое было — каких-то четыре оборота. Макс меня уговорил. Честное слово!

Маша мгновенно сообразила, что при наличии у Валентины Васильевны компрометирующих ее сведений, наиболее выигрышной будет тактика кающейся грешницы. Она хорошо знала характер своей бывшей учительницы. Рыбакова мысленно похвалила девчонку за правильный выбор.

— Макс тебя только на баночку уговорил? Или еще что-то было?

— Валентина Васильевна, я не какая-нибудь лохушка! Фиг чего ему обломится! Сначала пусть диплом получит и предложение сделает.

— Тише! Люди кругом. Маме я ничего говорить не буду, но не играй с огнем.

— Вам Альбинка все рассказала?

— Нет. Разве только она была на дискотеке?

Рыбакова сделала небольшую паузу.

— Маша, я хотела тебя еще про Ярослава Александровича спросить.

— Про Маркова? — Лицо Маши приобрело обычное чуть насмешливое выражение. — А что? Он классный! Не такой примитивный, как все мужчины. Он наших девчонок приречных научил цвета в одежде сочетать, в музыке разбираться, правильно фотошопить. Всего и не перечислишь!

— А ты слышала, как Квасова…

— Ой, Валентина Васильевна! Бомба же дура! Я к Ярославу… Александровичу с восьми лет бегала. Он не то что к нам не прикасался, я даже ни разу не слышала, чтобы он про секс говорил!

— Тише. А другие девочки? Они тебе ничего не рассказывали?

— А что рассказывать? Мы почти всегда вместе приходили. Нас набивалось в мастерскую человек по восемь, а то и больше. Киношку смотрели, рисовали. Книжки обсуждали. Музыку слушали.

— А какое кино вы смотрели?

— Валентина Васильевна, вас интересует, смотрели мы порнофильмы или нет? Нет, не смотрели.

— А что вы смотрели?

— Много всего! Ну, например, «Инопланетянина», «Сабрину»…

— Что за «Сабрина»?

— С Одри Хепберн! Вы что, не видели этот фильм? Он же был снят сразу после «Римских каникул»! Ой, как я плакала, посмотрев первый раз «Римские каникулы». Обожаю этот фильм! И Одри Хепберн обожаю.

— Я тоже люблю эту актрису. А родители как относились к тому, что вы дружите с Марковым?

— Никому, кроме Смазневой, ходить в мастерскую не запрещали. Мои родители, например, знали, что я с Ярославом Александровичем общаюсь.

— А Смазневой почему запретили?

— А! — Маша, будто кошка лапкой, махнула наманикюренной ладошкой. — У нее же мамашка с приветом. Где ее дочка научилась бы нож и вилку держать, если бы не Марков? Ой, она все равно ходила. Если честно, Лилька влюбилась в него по уши! Только это по секрету, Валентина Васильевна. Хорошо?

— Могила.

— С ним всегда весело было, — вздохнув, сказала Маша. — А в этом году все как-то само собой закончилось. Он стал почему-то нас сторониться. Наверное, из-за Лильки. Ей крышу совсем снесло. Сядет рядом с ним, голой ногой к его ноге прижмется прямо при всех. Или пройдет мимо и как бы случайно сиськами его заденет. Они у нее, конечно, классные, не то что мои холмики. — Маша посмотрела на свою грудь и сморщила нос. — Я Лильке говорила, что ей ничего не светит. И даже фотографию его жены погибшей показывала, когда Ярослава в мастерской не было. Он ее в верхнем ящике стола до сих пор хранит. А, бесполезно! — Девушка стряхнула с загорелого колена песок. — Нет, малышня к нему и сейчас ходит. Ну, я имею в виду тех, кому лет по восемь — по двенадцать. С нами он теперь только в волейбол играет. На пляже или у них в переулке. Ой, классно Ванька Дрын недавно Бомбу на клумбу посадил! — внезапно оживилась Маша. — Вы, наверное, слышали. Мы как раз рядом в волейбол играли. Дрын гнал с речки скотину, и его бычок тормознул возле квасовской клумбы и начал на ней траву жевать. Вау! Бомба вылетает со двора с молотком. Мы врассыпную — что у дуры в голове! Ванька молоток у нее выбивает и в рожу ей ладошкой. Она так задницей на клумбу и плюхнулась. Ох, мы и ржали! Дня через три Бомба на свою клумбу видеокамеру вывела. Полный отпад!

Маша подобрала сухую веточку и стала что-то рисовать на песке.

— А Марков мне портрет подарил, — как бы нечаянно похвасталась девушка.

— Свой?

— Почему? Мой! Папа даже потом к нему домой ходил — деньги предлагал. Но он отказался. Я на портрете та-ка-я фифа! Лилька, когда этот портрет увидела, мне чуть глаза не выцарапала. Маркову пришлось ей пообещать, что он и ее в каком-нибудь историческом костюме нарисует, а то она, наверное, и через сто лет от него не отвязалась бы. Ходила бы везде следом, как собачка. Жесть. — Маша снова погрустнела. — Когда Бомба про педофилию стала орать, Ярослав стоял как оплеванный. Мне его так жалко было. Вы бы видели его глаза. Какие все-таки люди злые. Так этой Бомбе и надо!

Глава 26

Посохин вышел из-за стола и сделал несколько приседаний.

— Серега, тащи сюда Дронова. Он как, вменяемый?

— Да вроде ничего, — ответил Жарких, не переставая листать папку с документами. — Когда я за ним приехал, он и не выделывался совсем.

— Ты осмотрел то место, где Смазнев велик видел?

— Осмотрел.

— А почему не доложил?

— А что докладывать? Ничего я там не нашел. Целый час лазил. Фотки я сделал. На столе у вас в Уголовном кодексе лежат. Кстати, у нас фотобумага кончается.

— Экономнее надо быть. Я ее, между прочим, на свои деньги покупал. — Майор окинул взглядом свой рабочий стол, на котором сейчас царил творческий беспорядок. — В каком кодексе? С комментариями?

— В синем, в бумажной обложке. Там, в середине, между страницами.

Посохин достал фотографии из потрепанной книжицы и стал внимательно их просматривать. На нескольких снимках старший лейтенант зафиксировал в разных ракурсах сломанную ветку молодой ольхи. Посохин одобрительно посмотрел на подчиненного.

— А говоришь, ничего не нашел.

— Вы про ветку, что ли? Может, ее раньше сломали? Или позже? На пару часов, например.

— Кто там будет в потемках по кустам лазить? А если бы и лазили, то там столько бы веток наломали! Нет, лазили, когда было светло. И делали это аккуратно. Девяносто девять процентов, что ее сломали именно тридцатого мая. Поверь моей интуиции. Обрати внимание как листики уже здорово подвяли.

— Так вести Дронова? — спросил Жарких.

— Конечно, веди!

Старший лейтенант положил папку на стол и вышел в коридор.

Через минуту перед Посохиным широко расставив ноги, словно у него были неимоверных размеров гениталии, сидел почти трезвый и, как всегда, небритый Иван Дронов. В заляпанной тельняшке без рукавов, камуфлированных штанах и тапках на босу ногу, он походил на военнопленного. Но только своим нарядом. На его лице никаких признаков уныния или страха Посохин не заметил.

— Здорово, Иван! Есть у меня к тебе пара вопросов.

— И вам не болеть. Спрашивайте, раз охота.

— Вопрос первый: ты ширинку перед кабинетом расстегнул или весь день так ходишь?

— Чего?

Дронов наклонил голову.

— О, блин! Молния на этих штанах все время расходится. Ларке сколько раз говорил…

Он потянул язычок бегунка вверх.

— Петрович, извини, я не специально.

— Я понимаю. Позапрошлый понедельник ты хорошо помнишь?

— А что? Опять про Квасова спрашивать будете?

— Да нет, про твоих телочек.

— Про девок, что ли? — ухмыльнулся Дронов.

— Про скотинку твою домашнюю. Я не Лариску имею в виду.

Оценив шутку, Дронов засмеялся. К жене он относился с легким небрежением, но никому, как выяснил Жарких, не позволял в ее адрес ни одного плохого слова сказать. Она их, кстати, и не заслуживала.

— Так где ты обычно свою живность пасешь?

— На лугу возле речки. А что?

— В позапрошлый понедельник ты, где ее привязывал? Луг ведь большой.

— Хрен ее знает. Не помню точно.

— Постарайся, пожалуйста, вспомнить. Напрягись немного.

— Ну, я… Где?.. В тот понедельник я привязывал… Где-то привязывал, блин! Не, че, так важно, в натуре?

— Важно, Иван. И где привязывал, и когда забирал.

— Че, надо подумать тогда.

Дронов скривил рот, громко втянул носом воздух и, сделав паузу, выдохнул:

— Хэ-э!

Скрестив руки на груди, он долго сидел, глядя в потолок. Посохин его не торопил.

— Слева от дороги. До пляжа было метров тридцать, — наконец произнес с довольным лицом Дронов. — По прямой.

— А забирал когда?

Дронов почесал мощную шею и, не отнимая от нее руки замер, теперь уставившись в пол. На этот раз пауза была короче.

— Уже темнело.

— Лынов сказал, что ты пришел к нему в начале одиннадцатого.

— Точно! Значит, забирал в десять. Примерно. Мы с Вовкой Мошкиным со двора вышли… Потом когда к речке спустились, он пошел в кусты отлить, а я двинул на луг за скотиной. А Вовка не помнит, когда мы ходили?

— Помнит, но еще более туманно. Квасова мимо тебя не проходила?

— Бомба, что ли?

— Бомба. Квасова Раиса Николаевна.

— Не, не было такого.

Посохин почти с тоской посмотрел в окно.

— Может кто-то другой проходил?

— Не-е, — выпятив нижнюю губу, помотал головой Дронов.

— Хорошо. Спасибо.

— Да, че, там. Делов-то.

Дронов опять почесал шею.

— А! Слушай, — выставил он вперед растопыренную пятерню, словно рэпер. — Я там мужика в тот раз видел. Когда туда шел. Я начал вниз на луг спускаться, а он в это время к мостику через Серебрянку подъезжал. Вспомнил ведь. Башка еще работает.

— Ну-ну! — встрепенулся Посохин. — Что за мужик? Какой из себя?

— Мужик как мужик. Ехал на велике. Длинный такой. В кепке-восьмиклинке. Рубашка на нем в клетку еще была надета.

— Что за клетка? — уточнил майор.

— Ну, мелкая такая клетка, квадратиками. Черные квадратики, белые квадратики. Серые квадратики. Вроде… И еще джинсы на нем были. Синие.

— Лица не видел?

— Так он впереди был! Вернее, справа. Я не то что не видел, а так… Как бы сказать? Вполоборота! Если граммов двести накатить, я его мордашку сразу вспомню. Не всю, конечно.

Дронов поскреб пальцем висок.

— А! На нем кроссовки еще были с тремя полосками. «Адидас»! Их даже издалека хорошо видно.

— Возраст его можешь предположить?

— Ну, постарше меня, в натуре. Лет сорок.

— Может, ты и велосипед запомнил?

— Велосипед? Как его запомнишь?! Велик и велик. С багажником, с крыльями. Такой, как раньше делали. Несовременный вел. Черный! О, опять вспомнил.

— Отлично, Иван! Помог родной стране.

— Ну!

Дронов от похвалы прямо расцвел.

— Не заметил, велосипед был с ручным тормозом?

— Нет. Кажется, нет. Я пойду, Петрович? Меня там пацанва моя ждет.

— Еще один вопрос. Расскажи-ка мне про вашу схватку с Квасовой.

— Это когда она на меня с молотком кинулась? Да что рассказывать-то? Народу там было до хрена — все видели, что не я начал. Подумаешь, телка какой-то там занюханный цветочек съела! Не розу же… А эта старая прокладка на меня прямо от ворот с молотком сиганула! Что, мне надо было ей лоб подставить? Клумба ее! Улица ее! А то не яйца! Или не по закону?

— Все нормально. Угроза была реальной, и оборонялся ты в пределах допустимого нашими российскими законами. Ты же не пинал ее ногами?

— Нет.

— Ну вот. Она, когда шлепнулась, кричала, что засудит тебя на полмиллиона?

— Ага! — Дронов снова расплылся в улыбке. — Я тогда чуть не писанул от смеха. Нашла миллионера! Ну, что? Можно мне идти?

— Жарких тебя отвезет.

— Да не надо. Я сам дойду. Что я, инвалид?

— Иван, заслужил. Старший лейтенант тебя на своей отвезет, не на государственной.

— А че, получается, что этот мужик Райку грохнул? — поднимаясь со стула, спросил Дронов. — Ну, который на велике ехал?

— Трудно сказать. Ты о нем пока не распространяйся. Хорошо?

— На хрен он мне сдался.

Глава 27

Жарких поднялся на украшенное прорезной резьбой, но уже заметно обветшавшее крыльцо дома Табаниных и кулаком постучал в обитую клеенкой дверь.

— Клавдия Ивановна! К вам можно? Клавдия Ивановна!

Дверь почти сразу распахнулась, и на улицу выглянул белобрысый подросток лет шестнадцати с бестолково-беспощадным взглядом, в растянутой красной футболке с черепами. Его ровному загару цвета кофе с молоком могла позавидовать любая ведущая с какого-нибудь развлекательного телеканала.

— Здрасьте! — сказал он с недоумением.

— Привет! — улыбнулся Жарких. — Василий дома?

— Нет его. А что надо?

— А ты Славик? Братан его младший?

У парнишки забегали глаза.

— Брат, а что?

— А ничего. Маму не позовешь?

— Она на огороде бурьян дергает.

Звонкие согласные Славик произносил так мягко, что даже для ушей Жарких, уроженца Черноземья, эти звуки были неприятны. Старший лейтенант едва удержался, чтобы не поморщиться.

— Проводи меня к ней.

— Зачем?

Жарких вздохнул.

— Слышь, ты, младший брат, много вопросов задаешь! Я тебе сказал, проводи меня к матери. Будь любезен.

— Пошел ты!

Подросток потянул дверь на себя.

Жарких одной рукой придержал дверное полотно, а второй схватил парня за ухо и вытащил его на крыльцо. Тот заорал:

— Ай, блин!

Старший лейтенант отпустил ухо и подтолкнул Табанина-младшего к ступенькам.

— Пошли к матери. Мне надо с ней поговорить. Я из уголовного розыска.

— Это не я у Волчихи с прилавка бейсболку взял! Это Костыль! Я только на стреме стоял! — соскочив с крыльца и пятясь задом, выпалил Славик.

Жарких, стоя на ступеньках, оглядел двор и прикинул, в какую сторону может побежать от него этот шустрый паренек.

— Ладно, пацанчик, я тебя прощаю. Костылю скажешь, что старший лейтенант Жарких приказал ему бейсболку вернуть хозяйке, или я к нему сам наведаюсь. И тогда ему будет мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Последнюю фразу старший лейтенант услышал однажды от Посохина. Она ему так понравилась, что он стал ее частенько использовать в беседах с правонарушителями.

— Он вернет. Матери моей только не говорите!

Жарких неторопливо, чтобы не спровоцировать паренька на побег, спустился по ступенькам во двор.

— Не скажу. Можешь не дергаться. Но у меня к ней есть еще одно дело.

— С-с-с! — приложив к уху ладонь, втянул в себя воздух сквозь сжатые зубы подросток. — А-а-а!

— Пошли, пошли! Хватит болеть.

— Да иду я!

Огород у Табаниных был немаленький — соток пятнадцать. Посадки картошки занимали, наверное, две его трети. В дальнем углу огорода дергала сорняки худенькая женщина в возрасте.

— Ма! — крикнул подросток. — К тебе из ментовки пришли!

Женщина выпрямилась и приложила ладонь козырьком ко лбу.

— Чего ты там еще натворил, стервец?! — крикнула она пронзительно.

— Ничего! С тобой поговорить хотят!

Женщина вытерла руки о подол платья и, переступая через грядки, подошла к полицейскому.

— Здрасьте! Вы про этого балбеса говорить собрались? — сказала она с раздражением и посмотрела на сына.

— Здравствуйте! Нет, про старшего.

— А тот недоумок что учудил?

— Клавдия Ивановна, он просто свидетель, — как можно спокойнее сказал Жарких. Старший лейтенант уже не раз убеждался, что разговор на повышенных тонах редко бывает продуктивным. — Подскажите, где его можно найти? По телефону связаться с ним нам не удается. Оператор отвечает, что он находится или вне зоны доступа или телефон отключил.

— Так он на рыбалку уехал. Еще в понедельник.

— А куда?

— А черт его знает?! Славка, куда он поехал?

Подросток замялся.

— По затылку хочешь получить, зараза?! — прикрикнула на него мать.

— Сказал, что на остров хочет смотаться порыбачить.

— А когда он вернуться собирался? — спросил Жарких.

— Не сказал он.

— Он продукты с собой брал?

Славка открыл рот, и хотел было ответить, но, видно, передумав, стал с большим интересом что-то рассматривать за проволочной изгородью на соседнем участке.

— Че там? Не пойму…

Мать дернула его за рукав.

— Ты рыльник-то не вороти, а отвечай, когда человек тебя спрашивает.

— Он взял вещмешок с сухарями… Пачку соли… Еще чай… Банку варенья вишневого.

Славка всем своим видом демонстрировал, что он отвечает под жутким психологическим давлением, подчиняясь фатальным обстоятельствам, и считать его стукачом ни старший брат, ни этот мент не имеют права.

— Он мог еще картошку и сало взять. Надо в погребе посмотреть, — заметила Клавдия Ивановна.

— Не стоит. Спасибо большое!

— А вы его не арестовывать пришли? Вы уж сразу скажите, если виноват он в чем.

— Нет, все нормально. Мы хотели с Василием только поговорить. Уточнить кое-что надо. Детали там всякие.

— Слава богу! А то он мне слово давал не влезать в темные дела. Только-только пять суток отсидел. Я уж думала, опять придется к Нестерову идти и за него просить. Ох, и подарил же Господь сыновей!

Глава 28

— Павел Петрович, Табанина дома нет. На остров уехал на рыбалку, — с виноватым видом доложил Жарких майору. — Чего я теперь Карельскому скажу? Он мне приказал Ваську сегодня к двум часам доставить. Вот, повестку даже дал.

Посохин в сердцах бросил ручку на стол и откинулся на спинку кресла.

— Черт! Что за дело? Не одно, так другое. Ты не догадался кого-нибудь из дружков Табанина найти? Может, кто-то из них знает этого Стаса?

— Обижаете, шеф! Двух самых близких Васькиных приятелей я нашел и опросил. Терпеливо, с любовью. Никакого носатого Стаса они в глаза не видели.

— Точно не видели?

— Мне показалось, что не врут. Были почти трезвые. Я даже обещал им бутылку поставить, если они, хотя бы одного Стаса из Васькиного окружения вспомнят. Через полчаса моих страданий эти дебилоиды назвали только Стасика Карася. И все, полный запор! А Карася я и сам знаю. Ростом не выше ста семидесяти и нос у него как у Павла Первого. Бабами он не интересуется — года три назад в сугробе переночевал. Он мне сам рассказывал. И велосипеда у него, сто процентов, отродясь не было. Он без отца рос.

— Значит, Карася ты знаешь. Ну а если с ним плотно поговорить?

— Если с ним плотно поговорить, он на себя все что угодно возьмет. Даже убийство президента Кеннеди. Павел Петрович, давайте я на остров на моторке смотаюсь. Час туда, час обратно.

— Если мотор хороший, то да. А вдруг заглохнет километров через десять? На веслах пойдешь? Среди недели рыбаков в тех краях может и не оказаться. Некому будет тебе на помощь придти.

— Я у Саньки Есауленко мотор возьму, у соседа. Техника у него всегда в порядке. И лодка есть.

— Что за мотор?

— «Вихрь» двадцать пятый.

— Антиквариат. Может, доберешься на своей машине до Вязовки, а оттуда до острова всего полчаса ходу. Реку переплывешь и все. Для тебя это не проблема.

— Зачем создавать себе такие сложности. У Саньки нормальный аппарат. Он за ним как за живым ходит.

На пару секунд Посохин задумался. В словах старшего лейтенанта был резон.

— Ладно, убедил. Дуй тогда на всех парах сейчас к Табанину на остров. С Карельским я сам переговорю. А потом, наверное, займусь любовницей Квасова. Банщиков выяснил, что у нашего Коли на стороне подружка есть. Не такой он уж и лох, оказывается, этот Коля Квасов. Нюх у капитана как у белого медведя.

— Как у собаки, шеф.

— У белого медведя он в семь раз тоньше, чем у любой собаки. Банщиков сразу предположил, что у такого симпатичного мужика как Квасов, при такой жене, обязательно должна быть ласковая кошечка. И ведь нашел! Хорошо, когда участковый любит свою работу. Всегда цени таких ребят, Серега.

Когда Жарких ушел, Посохин, объяснив по телефону Карельскому сложившуюся ситуацию, попил чаю с хрустящими хлебцами и отправился посмотреть на подругу Николая Квасова — любимые женщины частенько заменяют мужчинам характер.

Пассию Николая звали Оксаной и жила она, как ни странно, на той же улице, что и Таганковы. Посохин, поразмыслив, решил заехать сначала к ним и хорошенько расспросить Татьяну Владимировну об этой Оксане, которая, возможно, была даже с нею знакома. Кроме того, майор намеревался кое о чем переговорить и с непутевым младшим членом семьи Таганковых.

Подъехав к их дому, который при свете дня смотрелся совсем убого, Посохин увидел во дворе Анну. Девушка развешивала белье. На остановившийся возле их участка автомобиль она не обратила никакого внимания.

Майор вылез из машины и, неспешно оглядевшись, захлопнул дверцу. Сначала он хотел сразу окликнуть девушку, но потом решил все-таки зайти во двор и поздороваться с нею там. Вероятность, что в данный момент за ним наблюдает не одна пара соседских глаз, была весьма велика. Чужие гости всегда интереснее, чем собственные. Об Анне и так наверняка ходило немало сплетен: привлекательная внешность и прямой характер всегда неимоверно стимулируют воображение соседей.

Девушка была одета в короткий халатик, и, когда она, встав на носочки, подняла руки, чтобы повесить наволочку, Посохин с трудом отвел взгляд от ее загорелых ног. Он мысленно выругался.

— Здравствуйте, Аня! Мама дома? — спросил майор подчеркнуто деловым тоном.

Анна оглянулась. В ее глазах мелькнуло удивление. Так и не повесив наволочку, она почти судорожным движением опустила руки и повернулась к Посохину лицом.

— Здравствуйте! — сказала она, заулыбавшись. — Мамы нет, а что вы хотели?

— Я хотел с ней поговорить о…

Майору почему-то стало неловко, и он замолчал.

— Я могу передать, — сказала Анна, не сводя с Посохина голубых глаз. Небольшой ветерок чуть покачивал влажную наволочку в ее руках.

Посохин вдруг осознал, что девушка ему очень нравится и именно поэтому он чувствует себя сейчас не в своей тарелке.

— Видите ли, мне позвонил директор седьмой школы, там сейчас ремонт идет, и у них не хватает подсобников. Может, ваш брат захочет немного потрудиться в строительной сфере? За лето на хороший телефон вполне можно заработать.

— Спасибо.

— За что?

— За человеческое участие. Я не думаю, что директор школы звонил вам по поводу нехватки подсобников. Скорее его умоляют взять на работу кого-нибудь из родственников или знакомых. В нашем городишке безработных, как блох на собаке. Хотя много и принципиальных бездельников.

Посохину пожал плечами.

— Вы очень догадливы. Конечно, это я ему звонил. Извините. Я думал, так будет лучше.

— Вы думали, что мы бедные, но гордые и поэтому откажемся от помощи, которую вы нам откровенно предложите?

Посохин пропустил едкие слова девушки мимо ушей (этому он научился за пятнадцать лет семейной жизни), но ему не понравился ее вызывающий взгляд.

— Аня, не смущайте меня, пожалуйста. Эта стрельба глазами выглядит довольно пошло. Мы же с вами не на дискотеке.

Посохин, когда чувствовал себя неловко, часто становился грубым. Он знал за собой такой грех, но ему не всегда удавалось справиться со своими эмоциями.

— Извините, я ничего такого не делала! — с возмущением сказала девушка. — Я не виновата, если вам что-то там померещилось! И спасибо еще раз, что позаботились о моем брате.

Интонациями и мимикой она сейчас напоминала стандартную героиню американской молодежной комедии. Посохин еще в юном возрасте невзлюбил подобного рода фильмы.

— Аня, я же просил! Не смотрите на меня так. Меня это бесит. Лучше скажите, Оксану Лебедеву вы знаете?

— Да, немного знаю, а что? — резко бросила Анна. — Она на нашей улице живет. Туда дальше, у перекрестка.

— А что вы о ней можете сказать?

— Я не поняла. В каком смысле?

— Характер, привычки, приоритеты.

— Почти ничего. Она примерно ровесница моей мамы. Я с ней практически не общаюсь.

— А с кем на эту тему можно поговорить?

— На нашей улице главный спец по сплетням баба Люба. Дом восемнадцать.

— А сейчас она где может быть?

— Баба Люба? Дома, наверное.

— Она живет одна?

— Одна. Года три уже.

— Собака у нее есть?

— Нет, по-моему.

— Спасибо. И передайте брату, чтобы он зашел к Виктору Леонидовичу насчет работы. Прямо завтра. Его ждать будут. И возьмут обязательно.

— Я передам. Мама будет вам очень благодарна.

— До свидания.

— Счастливо! Приходите к нам еще. Если не боитесь.

Посохин развернулся и покачал головой. Почему все симпатичные девчонки такие наглые? И это не веяние времени — двадцать лет назад они были не менее раскованными. Почти все из них и раньше считали, что красота дает им право унижать, лгать, предавать и насмехаться. А в будущем что начнется, подумал майор, когда медицина всех женщин на Земле сделает красивыми, стройными и на века молодыми?!

Ворота бабы Любы оказались на запоре. Посохин поднял камешек и бросил через штакетник в окошко. Потом бросил еще один. За стеклом мелькнуло нечто белое. Посохин помахал рукой. Через минуту он услышал скрип открываемой двери и кто-то, подойдя к воротам, старушечьим голосом спросил:

— Вам кого надо?

— Мне баба Люба нужна. Я из милиции (майор не стал представляться полицейским, посчитав, что лучше будет назваться по старинке).

— А-а-а! — прозвучало за воротами. — Сычас открою.

Клацнула щеколда, ворота отворились, и майор увидел перед собой маленькую старуху в темно-коричневом платье в мелкий горошек и белом платочке, которая оценивающе смотрела на него. Взгляд у нее был ясный и цепкий.

Посохин достал удостоверение.

— Павел Петрович Посохин.

— А, я все равно ни черта не вижу! — махнула рукой старушка. — Проходи.

— А что же вы меня пускаете?

— Что я, в восемьдесят лет жулика не распознаю?! Для чего я тогда жила?

Посохин прошел во двор. Старушка снова заперла ворота.

— Ступай в хату.

Майор поднялся на крыльцо и вытер ноги о коврик.

— Ишь, воспитанный. Иди, иди.

В доме был образцовый порядок. Полы блестели, зеркала сияли, дорожки лежали идеально ровно. На телевизоре, комоде, на спинках стульев лежали вышитые крестиком салфетки. Перед висевшей в углу иконой горела восковая свеча — майор определил по запаху.

— Хорошо у вас, баба Люба. Красиво, чисто. Все на своих местах.

— Силы, слава Богу, еще есть. Чего не убраться. Еще бабка моя говорила: «Как только ляжешь, так смерть за тобой и придет. Подумает, бледня, что ты жить устала, и тут же за горло — цап!».

— А что, еще не устали, баба Люба?

— Ну, бывает, когда занедужу. А так я еще девка хоть куда!

Баба Люба засмеялась, прикрывая рот ладонью.

— Баба Люба, мне с вами посоветоваться надо.

— О чем это?

— Об одном человеке.

— А я его знаю? А то разговор пустой получится.

— Думаю, знаете.

— Об ком же это? О мужике или о бабе?

— Об Оксане Лебедевой.

— А, об Оксанке. А чего о ней говорить? Девка она неплохая. Не то жениться на ней задумал?

— Да женат я, баба Люба. Вон, кольцо на пальце, — Посохин выставил вперед руку. — Друг мой ею интересуется.

— Тоже милиционер?

— Нет, шофер.

— Ага! Это дело хорошее. Денежное. А как твой друг насчет водочки?

— Честно скажу, слабоват.

— Тогда не знаю.

— Что так, баб Люб?

— Оксанка женщина хорошая, но тихая. Боюсь, друг твой ее поколачивать будет. Водка рано или поздно всем набекрень мозги сворачивает.

— А если у него любовь?

— Это еще хуже! Оба мучиться будут.

— Так уж и оба мучиться?

— А то! Когда протрезвеет, как он себя чувствовать будет, если увидит, что любимую по пьяни расписал снизу доверху, а?

— Да, баба Люба, вы правы. Я как-то сразу не сообразил.

— Вот! Но если он зарок даст — а если душой любит, то даст, — может, все у них и сладится. Оксанка баба нежадная и на ласку ответная.

— Да, сейчас такое редко встретишь. Спасибо, баба Люба, за помощь! Буду с другом говорить, чтобы завязывал с выпивкой. А детей у Оксаны нет?

— Нет, милок. Был у нее ребеночек, но еще маленьким помер. А потом и муж скончался ейный.

— От чего?

— На север поехал на заработки и погиб. Молодой еще был. С тех пор она и одна.

— А к ней никто не ходит?

— Из мужиков, что ли?

— Ага.

— Скрывать не буду, одного ухажера я видала. Но только одного. С прошлого лета стал к ней заглядывать.

— А какой он из себя?

— Не очень молодой, но видный. Коренастый. Виски седые у него. Всегда в новое, чистое одет. Приятный мужчина.

— Вот это да! Это же мой друг Николай.

— Я же и говорю, Оксанка женщина хорошая, не гулящая. Как в кине перед мужиками балованные бабы и девки, передком не крутит.

— Мне уже пора, баба Люба, — встал из-за стола Посохин. — Приятно было с вами познакомиться.

— Чего же ты так быстро уходишь? Может, еще посидишь?

— Рад бы, но дела поджимают.

— Ты заходи еще! Я, ведь, одна живу. Мои все разлетелись, а мужа Бог прибрал. Соседи все про деньги да машины балакают. Мне их без интереса слушать, и мои разговоры им не всласть. Собаки у меня нету, а с кошкой много не наговоришь. Она у меня дура дурой. Маруська, ты где? — посмотрела по сторонам старушка. — Опять в чистое залезла, паразитка? Я тебе посплю на белье глаженом!

Глава 29

В просвете между кустами мелькнуло бледно-желтое пламя костра. Поднимая волну против течения, Жарких заложил плавный поворот. Заглушив мотор, он приподнял над водой гребной винт, и казанка с ходу, шурша, выползла на песчаный берег на четверть корпуса.

Через мгновенье старший лейтенант услышал, как в нескольких метрах от берега, правее того места, где он причалил, трещат сучья. Было ясно, что кто-то быстро удаляется в глубь острова.

Жарких поднялся на ноги и прокричал:

— Табанин, я за тобой бегать не буду! Сейчас порежу, к чертям собачьим, все сети, что ты тут понаставил, если не вернешься!

Треск в зарослях затих. Спустя некоторое время откуда-то справа, из-за деревьев, донеслось:

— Да я пописать хотел, Сергей Владимирович! Отошел тут недалеко!

— Я вам верю, гражданин Табанин! А ну быстро застегнул мотню и подвалил сюда! — нарочито злобно скомандовал Жарких. — Разговор к тебе есть!

Старший лейтенант сел на лавку и закурил. С начала дня это была его шестая сигарета. До завтрашнего утра можно было выкурить еще четыре.

На Рождество Жарких при девчонках поспорил с Посохиным, который никогда не курил, что к концу года сможет покончить со своей вредной привычкой. Его призом, кроме здоровья, должна была стать казачья шашка времен Первой мировой войны из коллекции холодного оружия майора. Сам старший лейтенант в запале поставил на кон свою любимую «восьмерку».

Через пару минут на берегу в расстегнутой джинсовой рубашке и плавках появился Василий Табанин. Он осторожно, мелкими шажками, приблизился к лодке. Его худые безволосые ноги были до колен изрядно поцарапаны.

— По ежевике, что ли, бегал? — посочувствовал ему Жарких. — Садись в лодку.

— Здравствуйте, Сергей Владимирович. А мы куда поедем? — перекидывая правую ногу через борт, спросил Табанин.

— Привет! Никуда мы пока не поедем. Тут будем разговаривать. На свежем воздухе. Садись!

— А в чем дело?

— Садись! — Старший лейтенант щелчком отправил окурок в реку. — Ты чего от нас бегаешь? Телефон не берешь? Мы что, тебя по всей области должны разыскивать?

Табанин, держась за борт, опустился на переднее сиденье лицом к полицейскому.

— Так я просто на рыбалку поехал. Я давно уже планировал, — ответил он, наклонив голову и приглаживая растрепавшиеся волосы. — И никуда я не бегаю. Здесь я! Вот, сижу… А телефон тут не принимает.

— Как только Квасову нашли, так ты сразу на рыбалку поехал. Причем куда подальше. Лодка твоя где?

— На той стороне острова.

— Понятно. Ты в позапрошлый понедельник на старом пляже водку пил с гражданкой Квасовой?

— С Раечкой?

— С Раечкой. По паспорту она Квасова Раиса Николаевна, если ты не в курсе.

— Я в курсе. Пил. Но, так, по паре капель. Чисто символически. Потом посидели немного и разошлись.

— Рассказывай все. И с мелкими деталями. С другом твоим Кармановым мы уже встречались.

— Да? А, ну тогда конечно! А что рассказывать?

— Сколько она выпила?

— Кто? Раечка?

— Блин, Раечка!

— Я думаю, граммов сто. Может, даже меньше. Она, в общем, была женщиной непьющей. Я ее за это очень уважал.

— А вы сколько выдули?

— Кто? А, мы! Мы все остальное.

— Точнее.

— Ну, граммов по триста.

— У вас что, две бутылки водки с собой было?

— Да, две! А как вы догадались, Сергей Владимирович?

— Что за друг с тобой был? Это его велосипед в кустах лежал?

— Кто?

— Задолбал уже! Кто с тобой был тогда?

— Карманов. Вы же сами сказали, Сергей Владимирович.

— Второй кто? Что за Стас?

— Стас?.. Да так, приятель один. Дальний очень, совсем… такой. — Табанин покрутил в воздухе пальцами. — Можно сказать, совершенно незнакомый.

— Совершенно незнакомый приятель. Хорошая формулировка. Гражданин Табанин, вопрос официальный. Разговор идет об убийстве.

Табанин облизал губы и спрятал кисти рук между колен.

— Если официальный… Стасов Федор был с нами. Кореш мой, можно сказать. Только не такой, чтоб совсем. Серединка на половинку. Он в Новолиганьске живет. Вот, встречаемся иногда.

— Судим?

— Кто, я? Вы же знаете, Сергей Владимирович.

— Я про Стасова спрашиваю.

— Ну да, судим. Три раза. А что?

— Велосипед его в кустах лежал?

— Какой велосипед?

— Черный.

— Не видел я никакого велосипеда, — пожал плечами Табанин.

— Стасов на велосипеде на пляж приехал?

— Мы пешком пришли.

— Значит, это велосипед Карманова был?

— Да какой велосипед, Сергей Владимирович?! Вы видели Карманова?! Может он с таким пузом ездить на велосипеде? Он же как клоп беременный!

— Убедил, пожалуй. Где Стасов сейчас находится? Он оставался с Квасовой на пляже, когда вы с Кармановым ушли?

— Он оставался. Где он сейчас, я не знаю! У него в Бирючинске подруга есть. Может, он у нее?

— Как зовут? Адрес?

— На Танкистов она живет. Номер дома не помню. Горелова Ольга.

— Зачем он с Квасовой на пляже остался?

— Я не знаю. Нет, правда не знаю! Вообще, он баб любит, но Раечка не в его вкусе. Он молодых телок предпочитает.

— А Квасова по отношению к нему как была настроена?

— Сначала никак, а потом заигрывать стала. Вы меня с собой заберете, Сергей Владимирович? Вещи можно скласть?

Взгляд Табанина по выразительности не уступал взгляду забитой бродячей собаки. Жарких ухмыльнулся.

— Сейчас ты мне все расскажешь еще раз, но подробно и по порядку. Я это на телефончик запишу, а там будем решать, что с тобой делать, жертва реформ.

— Все просек! Базара нет! Рассказ будет от и до. Мне скрывать нечего. Я чист перед любимой страной. В последнее время кристально чист. Прямо как Феликс Эдмундович. Ну, я имею в виду чистые руки и все остальное.

— Молодец. Подскажи-ка номер телефона Стасова.

— Я не знаю! Правда не знаю. Нет, мобильник у него есть, но номера я не знаю. Он мне не говорил. И не звонил никогда. Падлой буду, Сергей Владимирович!

— Будешь, Василий Ильич, если что-нибудь от меня скроешь.

Глава 30

— Извините, как вас зовут?

— Павел Петрович.

— Не возражаете, если я к вам буду обращаться по имени? Вы мне по-человечески очень симпатичны, и не хочется, чтобы между нами пролегал четкий административный барьер.

Одна из ближайших соседок Оксаны Лебедевой, Регина Альбертовна Гаспарян, эдакая Шахерезада средних лет, которую Посохин навестил сразу после бабы Любы, не мигая, уставилась на майора. Ее подернутые влагой карие глаза и темный пушок над верхней губой говорили о страстной натуре, для которой оргазм, вероятно, являлся наивысшей из общечеловеческих ценностей.

— Пожалуйста, можете звать по имени, — ответил Посохин. — Ничего страшного я в этом не вижу.

— Спасибо, — с чопорностью королевской особы кивнула Регина Альбертовна. — Мне так будет гораздо проще излагать свои наблюдения. С чего бы начать?

— С чего вам будет угодно.

— Замечательно! Говоря откровенно, Павел, мне, как порядочной, хотя и современной женщине, что юным кажется несовместимым, Оксана Лебедева не очень импонирует. Нет, конфликтов с нею у меня никогда не было. Зачем нам, собственно, конфликтовать? Мы же не хабалки с базара и можем любой вопрос решить, так сказать, в процессе мирного диалога. Мы даже друг к другу иногда в гости заходим, поскольку обе одиноки и у нас много общего в эмоциональной сфере. Но ее отношения с мужчинами, я вам скажу, меня просто шокируют! — Лицо Регины Альбертовны приобрело суровое выражение. От этого она стала казаться старше. — То один ее провожает, то другой. То вообще абсолютно неизвестный мне мужчина! Там и одним глазом взглянуть не на что, честно говоря, а мужчины ходят за нею буквально как голливудские зомби. А знаете, почему такое происходит? Нет?

— Понятия не имею, — с подчеркнутым простодушием ответил Посохин. — И почему?

— Уже давным-давно было замечено, Павел, чем женщине легче всего привлечь к себе мужчину, — с таинственным видом произнесла Регина Альбертовна.

— Чем же?

— Доступностью, — лицо собеседницы приобрело торжествующее и одновременно игривое выражение. — Вот, я, например, и младше ее, и имею четвертый размер бюста, и, обратите внимание, при всей моей округлости на попе и бедрах никакого целлюлита, но морально я человек стойкий и, честно скажу, уже пятый год без мужчины. Да, Павел, пятый год. И еще не умерла! А вокруг нее, при всей ее невзрачности, мужской пол так и вьется. Правда, контингент убогий, но у нас в городе джентльменов не густо, сами знаете.

— Вы хотите сказать, что Оксана Григорьевна морально неустойчива?

— Именно! Хотя кого сейчас это волнует? Вы посмотрите, кто у нас в стране в первых рядах развратников? Кто это все пропагандирует? Наша элита! Что ни режиссер, то педераст. Что ни писатель, то педофил. А, содержанок, извините меня, Павел, стали светскими львицами называть. И телевидение навязывает их молоденьким девочкам в качестве примера для подражания. Куда это годится? Во что превратили русских женщин за последнюю четверть века? Вы не смотрите на мою армянскую фамилию — я человек русской культуры. Европа с Америкой через кино и телевидение навязывают нам, русским женщинам, какой-то, извините, сексуальный большевизм! Только и слышишь везде: быть девственницей в шестнадцать лет несовременно. Что самое поразительное, об этом же твердили определенные круги и в прошлом веке, и в позапрошлом! И то же самое мы слышим в двадцать первом. Удивительно! Я как-то спросила у одной барышни, считает ли она обжорство пороком. Она сказала, что да. Задаю ей следующий вопрос: считает ли она пороком сексуальное обжорство? В ответ — молчание. А барышне всего пятнадцать лет. Вот для меня муж был первым моим мужчиной, хотя у меня в жилах и течет горячая армянская кровь. И моя дочь к алтарю пошла девушкой, не смотря на то что жила в общежитии. А эти принцессы общего пользования еще смеют надевать на свадьбу белое платье — символ невинности! Нет, мужчины тоже хороши. Как можно брать в жены особу, на которой ерзали четверть ее одноклассников, половина ее сокурсников и несть числа бизнесменов и их отпрысков! Хотя, какие это мужчины? Так, кролики из очереди.

Посохин понял: если он не направит сейчас течение мысли Регины Альбертовны в нужное ему русло, то дальше, с повышением эмоционального накала монолога, сделать это будет гораздо сложнее.

— Регина Альбертовна, я с вами полностью солидарен. Ответьте, если не секрет, а кто из мужчин у вашей соседки чаще всего бывает?

— Так сразу и не скажешь. Многие.

— Можно конкретнее?

— Разумеется. Стогов Андрей Николаевич, например. О, как этот сластолюбец маскируется! То забор подправит, то огород вспашет, то ворота покрасит. Но кто же сейчас что-то даром делает? Согласитесь, Павел. А, у Оксаночки денег-то ведь нет! И теперь соображайте, чем она может расплачиваться с мужчинами за помощь по хозяйству.

— А кто еще регулярно к ней заходит?

— С нашей улицы к ней еще Сашка Кожин время от времени заглядывает. Этот делает вид, что Оксанка ему одежду стирает. Он два года как вдовец. Мог бы и ко мне обратиться, между прочим. Я не отказала бы. В смысле постирать. Вы меня, конечно, правильно поняли. У меня стиральная машина новая. И года нет, как купила.

— С других улиц или районов города кто-нибудь к ней приходил? Может, вы видели с ней широкоплечего среднего роста мужчину лет пятидесяти? Подумайте. Очень симпатичный такой мужчина, с благородной сединой. Вы его обязательно должны были приметить.

— Видела! — радостно воскликнула Регина Альбертовна. — Причем этот симпатяга к Оксане поздно вечером приходил пару раз. Уже совсем темно было, между прочим.

— Когда вы его видели? На прошлой неделе он приходил?

— На прошлой неделе? Кажется, приходил… Это было… Это было в понедельник!

— Время не вспомните?

— Уже темнело.

— Важны в этом вопросе даже минуты, Регина Альбертовна.

— Около десяти приходил. Не позже. Но не раньше половины десятого! Буду честной. А вам сколько нужно?

— Как он ушел, вы видели?

— Он быстро ушел. Минут через пять.

— Не помните, во что он был одет?

— Извините, Павел, сейчас подумаю… Светлая рубашка с коротким рукавом и темные джинсы. Конкретнее не вспомню. Мне плохо было видно.

— Он был пьян?

— Не знаю. Он не шумел, не шатался.

— Узнать вы его сможете?

— Конечно! Меня об этом и господин Банщиков спрашивал. Павел, может быть чаю? А то я, наверное, заболтала вас совсем. Спиртного не предлагаю, вижу, что мужчина вы серьезный.

Получив любопытные сведения и находясь в добром расположении духа, майор легко согласился на предложение Регины Альбертовны.

— Чаю? А не откажусь!

Посохину захотелось сделать что-нибудь приятное для симпатичной одинокой женщины. И он решил подарить ей дружеское чаепитие. Он уже понял, что Регина Альбертовна при всей своей страстности, особа еще и очень романтичная. Об этом говорило неимоверное количество фарфоровых ангелочков в доме и симпатичные вазочки с цветами на каждом столе. В данном случае можно было полностью исключить возможность возникновения острой ситуации с сексуальным подтекстом. Чтобы поддаться инстинкту, подобные представительницы прекрасного пола, чтя вековые традиции, обычно стоически ждут недвусмысленного сигнала со стороны мужчины. А Посохин в своей непоколебимости не сомневался ни на йоту, хотя привлекательность его собеседницы отрицать было бы глупо.

— Замечательно! — расцвела хозяйка. — Только не зовите меня, пожалуйста, по отчеству. Меня это всегда смущает. Словно я на работе. Просто Регина. Хорошо?

— Как скажите, мадам!

Глава 31

Оксане Лебедевой на вид можно было дать максимум лет тридцать пять, хотя на самом деле ей было сорок два года. Даже шея не выдавала ее возраста.

А если ей сделать хорошую прическу и макияж, подумал Посохин, то она будет выглядеть еще моложе. Неудивительно, что Квасов предпочел ее своей благоверной, хотя и та не была уродиной. К тому же и весила бизнесменша, наверное, почти в два раза больше, чем эта стоявшая сейчас перед Посохиным миловидная сероглазая женщина. А если предположить, что не Квасов ее выбрал, а она его? С расчетом кардинально улучшить свое материальное положение?

Лебедевой очень шел простенький хлопчатобумажный сарафан с цветочным рисунком — мелкие ромашки и васильки по белому полю. На талии — тонкий поясок. Невольно у Посохина мелькнула мысль, что так одеться его жену и под пистолетом не заставишь. Даже для работы в саду Маришка предпочитала куда более экстравагантные наряды.

Когда майор сказал Лебедевой, что он из уголовного розыска, та растерялась.

— А вы, по какому вопросу? — спросила она с трогательной детской интонацией, чем окончательно расположила к себе Посохина. Майор понял, что ему в процессе разговора будет трудно оставаться объективным и придется ежесекундно себя контролировать.

— Я пришел поговорить с вами о Николае Квасове, — сразу взял быка за рога Посохин. Медлить с наиболее интересующим его вопросом в беседе со столь обаятельной женщиной было бы ошибкой.

Лебедева отвела глаза.

— А что вы хотите знать?

Майор тотчас вспомнил выражение лица своей тринадцатилетней дочери, когда та после эмоционального папиного разъяснения наконец осознает, что поступила нехорошо.

— Давайте присядем! — сказал Посохин, указывая на зеленую садовую скамейку возле веранды. — Так нам будет удобнее вести разговор.

Лебедева молча прошла к скамейке и села. Майор постоял немного, непонятно почему ожидая приглашения и, не получив его, спросил:

— Вы позволите?

Лебедева испуганно посмотрела на полицейского и едва заметно кивнула.

— Да. Садитесь, пожалуйста.

Посохин опустился на край скамьи примерно в полуметре от женщины и, насколько это было возможно, развернулся в ее сторону.

— Вы знаете, что жена Николая Квасова утонула? — спросил он, пристально наблюдая за выражением ее лица.

— Да. Я знаю.

— Вам Николай рассказал?

— Нет.

— А кто?

— Соседка.

— Регина Альбертовна?

— Нет. Татьяна Антоновна. Стогова.

— Где вы с Николаем познакомились?

— В магазине.

— Он не похож на человека, который может запросто заговорить с понравившейся ему женщиной.

— Нет, то есть да. Он не такой. Я за день до этого купила у них на ярмарке туфли, а тут вдруг столкнулась с ним в магазине у стеллажей с макаронами. Я с ним поздоровалась. Машинально как-то так получилось. И он со мной заговорил.

— Когда это произошло?

— Больше года назад.

— Как часто он к вам приходил?

— По-разному бывало. Иногда несколько дней подряд приходил. Иногда я его неделями не видела.

Лебедева отвечала на вопросы, не проявляя эмоций. Можно было подумать, что говорит она не о себе, а о совершенно постороннем человеке. Она смотрела прямо перед собой куда-то в пространство (видела ли она яблони в двух метрах от себя?) и ни разу не повернула головы в сторону собеседника.

— Он вам по телефону звонил?

— Нет, ни разу не звонил.

— Вы ему давали свой номер?

— Коля сказал, что этого не нужно. И чтобы я ему не звонила.

— А когда вы виделись с Николаем последний раз?

— Недели две назад.

Майор насторожился: врет или забыла?

— Где?

— У меня.

— О чем вы говорили?

— Я не все помню.

— Расскажите то, что помните. Самое важное можете вспомнить?

— Мы говорили о разводе.

— Он хотел уйти от жены?

— Да.

— А как вы на это отреагировали?

— Никак. Я не представляла, как мы будем жить вместе.

— Почему?

— Не знаю. Как-то странно все. Жила-жила больше десять лет одна, и вдруг в один миг все по-другому.

— Но вы же были раньше замужем?

— Была.

— И?

— Я не знаю. Я всегда сомневалась, что у нас с Колей получится хорошая семья.

— Почему?

— Мы с ним очень разные.

— Николай собирался перейти жить к вам?

— Да. Он сказал, что хозяйство записано на жену, и если он с ней разведется, то вряд ли она ему что-нибудь сама отдаст при разводе. Судиться с ней он не хотел.

— И вы приняли бы его в свой дом, если бы он пришел без всего?

— Да, приняла бы. Он хороший. Добрый и… он меня любит. Мне так кажется… Я не знаю, что мне делать.

Глаза Оксаны наполнились слезами, но голос ее звучал все также ровно, как и раньше.

— А тридцатого мая, в понедельник, он к вам не приходил? Около десяти часов вечера? Может, немного раньше.

— Тридцатого? Я не помню.

— Ну как же?! Пробыл он у вас, правда, недолго. Но был же! Люди его видели.

— Это когда он первый раз выпивши пришел? — вытерев глаза, посмотрела на Посохина Оксана.

— Не знаю, вам виднее. Был понедельник, поздний вечер. Николай к вам пришел и… Ну, вспоминайте.

— Он выпивши тогда пришел. Первый раз. Я попросила его уйти. Время я не помню.

— Он ушел?

— Да.

— И не возмущался?

— Нет. Попросил прощения и ушел.

— Он зачем в тот вечер приходил к вам?

— Спрашивал опять, собираюсь ли я за него замуж или нет.

— И что вы сказали?

— Сказала, что о таких вещах надо говорить на трезвую голову.

— И все?

— Я потом заплакала и не смогла больше говорить.

«Вряд ли такая тихоня могла толкнуть Квасова на преступление, — подумал Посохин. — Скорее всего, это была его собственная инициатива. Хотя может быть, он и правда, не имеет к убийству никакого отношения. Но тогда кто имеет? В чьих это интересах?»

— Оксана Григорьевна, не расстраивайтесь. Все у вас будет хорошо. Вот увидите!

— Вы в самом деле так думаете?

Лебедева посмотрела на полицейского, несколько раз моргнула, и по ее щекам побежали крупные слезы.

— А зачем мне вам врать? — пожав плечами, сказал майор. — Какая в этом может быть выгода?

В юности Посохин, увидев слезы даже незнакомой женщины, мгновенно терял способность не только действовать, но и рассуждать. Он почему-то начинал чувствовать себя виноватым в ее горе. С годами он стал смотреть на такие вещи с равнодушием, иногда даже с ехидной ухмылкой. И вот сейчас, то чувство вины, которое овладевало им когда-то при виде женских слез, неожиданно к нему вернулось.

Посохин рывком поднялся со скамейки.

— Извините за беспокойство, Оксана Григорьевна. Не смею больше отнимать у вас время. Всего доброго.

Глава 32

Едва Рыбакова закончила поливать огород, как в ворота кто-то постучал. Рука была явно не мужская.

— Да-да! Там открыто! — крикнула Валентина Васильевна, ставя пустые ведра на землю. Металлические дужки громко звякнули.

Во двор вошла Лиля Смазнева. Тонкий трикотаж футболки, казалось, вот-вот должен был лопнуть под напором ее грудей, а синяя джинсовая юбочка едва прикрывала самое деликатное место девушки. Тело Венеры и розовощекое личико ангела. На симпатичном личике читалось недовольство.

— Здравствуйте, Валентина Васильевна! Мама меня за спичками послала. Дайте, пожалуйста, коробочку. Папа ушел к Чугуновым сарай разбирать и последнюю коробку спичек из кухни забрал. Он у нас куряка. Мы завтра вам вернем.

— Здравствуй! Что ты там застряла возле калитки? В дом проходи.

— Спасибо. Я лучше здесь постою.

— Секундочку подожди, а то я в земле возилась.

Рыбакова отнесла ведра в сарай и, сполоснув руки в стоявшем под яблоней пластмассовом тазу, вытерла их о передник.

— Пойдем, — позвала она Лилю, поднимаясь по ступеням на веранду.

Немного помедлив, девушка вошла следом за Валентиной Васильевной в дом и остановилась у входа. Рыбакова принесла ей из кухни коробку спичек.

— Возьми.

Лиля поблагодарила и повернулась к двери.

— Подожди, пожалуйста.

Девушка остановилась и вопросительно посмотрела на Рыбакову.

— Я задам тебе личный вопрос, можно?

Лиля неуверенно пожала плечами.

— Ты ходишь иногда с девчонками к Ярославу Александровичу в гости?

— Хожу, а что?

— Как ты к нему относишься? Он хороший человек?

Лиля потупилась.

— Да. Может быть, даже лучше всех.

— А как он к тебе относится?

— …Я не знаю. А что?

— Ты бывала у него в мастерской одна, без девчонок?

— Мне мама запретила.

Лиля ответила, как бы ни задумываясь, но ответ получился очень взвешенным. Девушка не солгала, но и не сказала всю правду.

— А раньше ходила?

— Да. Когда маленькая была, часто ходила.

— Он тебя рисовал?

— Рисовал.

— Как? В полный рост или это был поясной портрет?

— В полный рост.

— А как ты была одета?

— В розовое платье с оборками и соломенную шляпу.

— А в купальнике он тебя не рисовал?

— Нет.

— Никогда?

— Нет.

— А без купальника? Только честно?

— …Голой он меня не рисовал. Я пойду, Валентина Васильевна…

— Извини, пожалуйста, что я тебя об этом спрашиваю, но ты же слышала, в чем тетя Рая Ярослава Александровича обвиняла?

— Слышала. Она дура набитая.

— Не ругайся, хорошо?

— А если она такая и есть? То есть была. Она со всеми ругалась и всех обзывала. Даже чужих. Мы с мамой в позапрошлое воскресенье на ярмарке в Новолиганьске были и случайно видели, как она с дядечкой каким-то поругалась. То есть она ругалась, а он молчал. Только когда он повернулся уходить, сказал ей: «Зря ты так!». Она ему еще долго в след орала, что он козел и другое всякое. Матом, в общем. А он сел на велосипед и уехал. Даже не оглянулся ни разу.

— А что она в Новолиганьске делала?

— Так она в Новолиганьске по воскресеньям на ярмарке торгует! Торговала, то есть. У нас ярмарка всегда проходит в пятницу, в Битюгово — в субботу, а в Новолиганьске ярмарка всегда в воскресенье бывает.

— Ну конечно! Я просто сразу не сообразила. А дядя Коля с ней был в тот раз?

— Я не знаю. Он, наверное, в «Газели» в кабине сидел. Я его не видела.

— Еще раз извини, что я тебя спросила об очень личном.

— Я понимаю, зачем вы это спрашиваете. Ярослав Александрович ничего такого со мной никогда не делал. Он не такой, вы не думайте. Мне мама говорила, как это бывает. Обычно этим наши пацаны занимаются. Я сама видела. Напоят девчонок на дискотеке пивом или еще чем-нибудь… Бывает, взрослые парни в машину заманивают покататься. Особенно плохо девчонкам, у которых отцов нет и мать шалава. Правда, потом они быстро привыкают, и им начинает нравиться…

У Рыбаковой стало нехорошо на душе. Она почувствовала себя виноватой перед этой девочкой и решила не продолжать этот неприятный для обоих разговор.

— Ты цветы любишь?

— Люблю.

— Возьми на скамейке за верандой секатор и нарежь себе в саду любых цветов, которые тебе понравятся.

— Спасибо. Не надо. Мне их жалко. Пусть лучше растут.

Глава 33

— Ну что, и сколько мы еще будем здесь сидеть? — спросил Жарких, с упреком глядя на Посохина. — У меня задница скоро отвалится.

Уже в течение часа полицейские из машины старшего лейтенанта наблюдали за домом Ольги Гореловой, где, по словам Табанина, мог находиться Стасов. Вернее, следили они вовсе не за домом, а за входом во двор — из-за высокого забора была видна лишь синяя крыша строения.

С улицы за все это время никто во двор Гореловых не входил и никто оттуда не выходил. Правда, в дом можно было незаметно попасть через сады и огороды соседей, если знать местность. А главное, таким же образом выбраться. И подобный расклад майору очень не нравился.

— Еще немного подождем, — ответил Посохин.

— Я могу пойти первым. Прыжком через забор и…

— И читайте некролог в районной газете, девчонки, — закончил фразу за подчиненного Посохин.

— С какой стати, шеф?!

— Федор мужчинка непростой. У него может и ножичек оказаться, а то и пистолетик.

— Не первый раз, Павел Петрович. Пустите, а?

— Я, вот, думаю, может, наряд вызвать?

— Да ладно! Делов-то!

— Серега, ты иногда рассуждаешь как идиот.

— Почему?

— Ты когда-нибудь о матери думаешь?

— Конечно, думаю!

Майор резко открыл дверь.

— Все! Пошли! В темноте из машины мы уже ничего не увидим. Фонари по этой улице лет двадцать как не горят.

Полицейские вылезли из автомобиля, перешли на другую сторону улицы и, держась ближе к заборам, направились к дому Гореловой.

— Мать Ольги тетка нормальная? — спросил Посохин, оглядываясь.

— Табанин сказал, что да. Не пьет, работает.

— Где работает?

— На заправке кассиром.

— Мужика у нее нет?

— Нет.

— А собаки?

— Забыл спросить.

— На первый раз, старший лейтенант, вам замечание.

Посохин попытался открыть калитку.

— Закрыто, — сказал он с разочарованием. — Придется звонить. Ты приготовься лезть через забор.

— Всегда готов, шеф.

Майор один раз мягко нажал на кнопку.

— Не будем дрыкать и нервировать хозяев.

Он поднялся на цыпочки, чтобы через край калитки заглянуть во двор. Жарких попытался сделать тоже самое, но ему не хватило роста.

Дверь в доме открылась, и на веранде появилась яркая блондинка лет сорока пяти, в цветастом халате и шлепанцах.

— Кто там? — спросила она с порога. Раздражения в ее голосе не было.

— Здравствуйте! — крикнул Посохин и помахал рукой. — У вас нет желания установить спутниковую антенну?

— Чего?!

— Спутниковую антенну установить не желаете?

Женщина помолчала.

— Дорого, небось?

— У нас подход к клиенту всегда индивидуальный. Ставим даже в рассрочку, если видим, что перед нами человек серьезный. Можете ознакомиться с нашим прайс-листом, прикинуть. Никто вас торопить не будет. Мы оставим вам свои координаты? Если надумаете, звоните в любой час дня и ночи. Такой симпатичной девушке мы можем даже небольшую скидочку сделать.

Женщина спустилась во двор и приоткрыла калитку.

— Вы бирючинские?

— Конечно! — улыбнувшись, ответил Посохин и вставил ногу в проем. — Мы из полиции. Сожитель вашей дочери дома?

Женщина насупилась.

— Что вам надо, мужики?

— Нам нужен Федор Стасов, который сейчас у вас временно проживает, — сказал Посохин, показывая удостоверение. Женщина лишь на секунду бросила взгляд на документы.

— Нету его, — сказала она твердо.

— А дочь ваша где?

— И ее нету.

— А где они?

— Не знаю. Уехали куда-то.

— Куда?

— Я же сказала, не знаю!

— Они вместе уехали?

— Не знаю! Я на работе была. Пришла со смены — их нет.

— А вы Ольге не звонили?

— Звонила. Она телефон выключила.

— Телефон Стасова тоже не отвечает?

— Я его номера не знаю.

— Нам бы хотелось удостовериться, что Стасов не находится в вашем доме. Но вы имеете полное право нам отказать. Ордера у нас нет. Пока нет.

— Что он натворил?

— Мы его сейчас только подозреваем. Надо все хорошенько проверить. Может его оговорили. Такое часто случается с ранее судимыми гражданами.

Женщина несколько раз осмотрела Посохина с ног до головы.

— Ладно, я вас пущу, — сказала она и распахнула калитку.

— Спасибо! Я вам верю, что вы не укрываете Стасова. Осмотр будет чистой формальностью. Скажите, пожалуйста, а у вас есть велосипед?

— Есть, в сарае висит.

— Можно на него взглянуть?

— Пойдемте.

— Жарких, останься во дворе и бди! — приказал майор, а сам с хозяйкой направился в сарай.

Женщина, повернув вертушку, открыла дощатую дверь и, зайдя внутрь, включила свет.

Майор оглядел помещение. Садовый инвентарь, несколько пустых бутылок из-под водки, разобранная старая панцирная кровать, два штабеля пластиковых ящиков в человеческий рост, накрытые полиэтиленовой пленкой трехлитровые банки… На противоположной стене сарая висел покрытый пылью велосипед. С фарой и багажником.

Посохин подошел к стене и, подняв руку, мазнул пальцами по раме. Велосипед был темно синего цвета.

Майор пощупал колеса. Обе камеры оказались спущены.

Глава 34

Карельский поставил локти на стол и, закрыв глаза, потер пальцами виски.

— Устал я сегодня до чертиков. Что там у тебя, рассказывай.

— Стасова пока не нашли. Ни у сожительницы его нет, ни дома. Я звонил ребятам в Новолиганьск. Говорят, что он там уже две недели не появлялся. Думаю, он со своей подругой Гореловой куда-то утек.

Следователь достал из сейфа дело, возбужденное по факту гибели Квасовой.

— Друзей, родственников проверили? — спросил он, снова садясь за стол.

— Само собой. И здесь, и в Новолиганьске.

— А эта Горелова, что из себя представляет?

— Обычная двадцатипятилетняя клубная овца. Бары, дискотеки, Турция. Со Стасовым спуталась полгода назад. Познакомились в кафе. На дне рождения ее подруги.

— Ох уж эти подруги. Сколько из-за них бед происходит. Кто оплачивает ей веселую жизнь?

— Ольге? Мать.

— А где ее отец сейчас пребывает?

— Ее отец еще до свадьбы разбился на мотоцикле.

— Ясненько. Отчима у нее, как я предполагаю, тоже нет?

— Нет.

— Она у матери деньги не брала, перед тем как исчезнуть?

— Нет. Мать, думаю, не врет. К Стасову у нее отношение весьма прохладное. Хотела бы дочку от него оградить, но не знает как. Ольга на него здорово запала. Он для нее вроде Котовского.

— Это мать так сказала?

— Естественно. А ты подумал, что это мои умозаключения?

— Подумал. Ты у близких подружек Гореловой не поинтересовался: может она у кого-то из них деньги брала? Меня сумма интересует. Чем она больше, тем меньше шансов, что Стасов и Горелова в ближайшее время вернутся в Бирючинск. Если вообще вернутся.

Посохин засунул руку под пиджак и поправил наплечную кобуру.

— Поспрашиваем. Я Кукушкину поручу. Александр Петрович, а как обстоят дела с должниками Квасовой? Всех опросил?

— Только что закончил. Буквально перед твоим приходом.

— И?

— Ничего.

— Совсем?

— У всех пятерых алиби.

— Неужели у всех?

— Шишаков лежал в больнице — обострение гастрита. Другой, Баранов, ездил в Москву к сестре на свадьбу. Этих двоих можно было сразу отбрасывать. Какой смысл убивать тетку из-за пятидесяти кусков, если у каждого из них еще долгов на триста тысяч. Логичнее было бы ее дом просто обворовать.

— Скольким они задолжали? Шестерым по пятьдесят?

— Баранов должен двоим, Шишаков троим. Долги у них перед Квасовой из всех занимавших самые маленькие. Хотя оба парня с понтами. Даже передо мной тут быковали. Если их загнать в угол, могут, я думаю, оппоненту и кровушку пустить. Как пить дать, оба сядут со временем. За каждым из них уже больше, чем по десятку административных правонарушений, а им только по двадцать пять лет.

— А какие проценты у каждого из них набежали на эти пятьдесят тысяч?

— Распискам еще и полугода нет, а Квасова больше восемнадцати-двадцати процентов годовых не брала, иногда сбрасывала даже до пятнадцати. Судя по всему, она и деньги-то давала в долг вовсе не для наживы. Просто ей, наверное, очень нравилось, когда люди перед ней шапку ломали и называли благодетельницей.

— Может быть. Ну, а с остальными должниками что?

— Остальные все женщины. Причем у двоих долги не намного больше, чем у Шишакова и Баранова.

— Так у баб мужья есть, наверное. Или какие-нибудь самцы приходящие.

Карельский скептически посмотрел на майора.

— Самый большой долг у Сидоровой Марии Николаевны. Муж у нее есть, но ему шестьдесят семь лет. У них две дочери. Обе живут в Волгограде. Разведены.

— А когда Сидорова должна была деньги вернуть?

— В следующем году. В мае.

— И сколько?

— Сколько вернуть должна была? — Карельский полистал бумаги. — Триста пятьдесят.

— Сумма с процентами?

— Разумеется.

— И она вернула бы?

— Говорит, что да. Они с мужем каждый год по несколько поросят или телят выкармливают. У нее сейчас на счету в банке двести семьдесят тысяч уже лежит.

— А почему она их до сих пор Квасовой не отдала?

— Таков был уговор. Вся сумма с процентами в мае следующего года. Тридцатого числа, если не ошибаюсь.

— А Квасову ведь утопили, судя по всему, в предпоследний день мая. Только этого года. Забавное совпадение.

— Вот именно, что совпадение. Долги им отдавать все равно придется. Только наследникам.

— А тебе в голову не приходило, что кто-то Квасову убил и свою расписку из дома выкрал?

— Приходило. Только как мы его или ее установим? На папке с расписками есть только отпечатки Квасовой. И папку эту никто не протирал, между прочим. Эксперты проверили.

— А отпечатки дочери или мужа?

— Отпечатков Квасова нет, а «пальчики» дочери присутствуют. Что не удивительно — папку ведь она нам принесла. Я их даже в расчет не брал. По-моему, в отличие от отца, она с тобой на все сто процентов согласна, что ее мать убили. Помогает нам изо всех сил. Я с ней сегодня по телефону разговаривал: уточнял некоторые детали. Весьма разумная девчонка.

— Соглашусь. Но с мужем промахнулась.

— Как говорится, любовь зла — полюбишь и козла. На расписках кое-где отпечатки пальцев третьих лиц есть, но там, где обычно, ставя подпись, должник прижимает лист бумаги рукой. Да и качество всех этих отпечатков неважное. В общем, надо искать Стасова. Мне это направление кажется пока самым перспективным. У тебя другое мнение?

— По логике вроде все правильно.

Глава 35

Когда начало темнеть, Валентина Васильевна вышла на улицу 20-летия Октября и присела на скамейку возле дома деда Гришы Прядунова.

Приречная молодежь с наступлением сумерек по традиции должна была начать стекаться к центру города, и на пути туда Рыбакова надеялась перехватить кого-нибудь из парней, часто общавшихся с Марковым.

Тринадцатилетние ребята, гогоча и матерясь, двигались кучками. Парни постарше, шедшие в паре девушками, всем своим видом демонстрировали, что они уже ведут насыщенную половую жизнь. Большинство их подружек на людях старались этого не показывать. Барышни знали, что стоит только дать малейший повод усомниться в своей недоступности и уже никто твое «нет» всерьез воспринимать не станет. А там и до изнасилования недалеко.

Не успела Рыбакова подсоединить к телефону наушники, как увидела бодро шагавшего по другой стороне улицы, в сопровождении очень юной девушки, Артема Полтавцева. Он учился в одном классе с Машей Арининой, но в отличие от нее имел среди педагогов репутацию человека мыслящего. Марков пометил парня в своем списке как одного из тех, кто был свидетелем его стычки с Квасовой.

— Артем! — встала со скамейки Рыбакова. — Ты на дискотеку собрался?

Парочка остановилась.

— Здравствуйте, Валентина Васильевна! Не угадали! Иду в филармонию послушать Сто сорок пятый концерт Стравинского в исполнении неподражаемого Склифосовского! — крикнул паренек.

— Не уделишь мне пару минут, внук Задорнова?

Артем что-то сказал своей спутнице и трусцой подбежал к Рыбаковой. Девушка осталась стоять на месте.

— Что вы хотели, Валентина Васильевна? — спросил он, пританцовывая.

— Я тебя надолго не задержу. Только не дергайся. Скажи, пожалуйста, ты играл в волейбол рядом с домом Квасовой, когда Иван Дронов ее ударил?

— Да не бил он ее, Валентина Васильевна! Оттолкнул и все. Не знаю, кто эту вонь по городу разносит.

— А после его толчка Квасова упала на клумбу?

— Ну, упала. Нечего было на человека с молотком бросаться. Сама виновата.

— Она что, до этого не пыталась Дронова словами урезонить?

— В том то и дело! Все просто офигенели, когда она из ворот выскочила и бросилась на Борьку. Ну, это телок Дронова. Девчонки вообще в осадок выпали, когда она на него налетела. Я тоже подумал, что она его сейчас с ходу завалит. Если бы Дрын ее не тормознул, она точно телка замочила бы.

— И что потом?

— Да ничего! После этого она на Дрына переключилась. Он ее ручкой так слегка раз! — Артем оттолкнул воображаемого противника растопыренными пальцами. — Она и шлепнулась на клумбу. Сидит, глазками хлопает, а сказать ничего не может. Дрын поржал, у виска пальцем покрутил и погнал скотину домой.

— А Квасова?

— А! Стала орать, что засудит его на фиг. Дрын, не оборачиваясь, послал ее куда подальше, и все.

— На этом их ссора и закончилось?

— В общем, да. Квасова стала ползать на карачках и клумбу в порядок приводить. Мы после этого почти сразу ушли. А то и нам досталось бы. Мы и так с ней уже ни один раз ругались. За несколько дней до этого у нас мячик отлетел на ее любимую клумбу, так она стала такое на Маркова орать, что он нас сам попросил уйти.

— А что она орала?

— Да так, туфту полную. Что он педофил, развратил всех малолеток в Бирючинске, снимает их в порно…

— И как он на это отреагировал?

— Никак. Расстроился. Все, кто там был, это заметили, не только я. Марков растерялся даже сначала. Еще бы! Бомба такую пургу несла.

— Он ей так ничего и не сказал в ответ?

— Сказал. Что-то типа, довякаешься, коза.

— И все?

— Все. А что тут говорить. Тут надо в пятак давать, а не воспитательные беседы проводить. Не мечите бисер перед свиньями, — блеснул своими познаниями в богословии Артем.

— И вы потом ушли?

— Да, к нам на улицу. Но у нас места намного меньше. Не очень-то поиграешь.

— Вы случай этот между собой обсуждали?

— А чего его обсуждать? Договорились про это никому не говорить, и все.

— Почему?

— Мы не хотим, чтобы у Ярослава Александровича были неприятности. Он и так после этого случая стал от нас подальше держаться. У нас непросто доказать, что ты не верблюд.

— И вы об этой стычке так никому и не рассказали?

— Никому. Вы не в счет. У вас с головой все в порядке.

— Спасибо.

— Вы не обижайтесь, Валентина Васильевна. Я, наверное, неправильно выразился…

— Ничего страшного. И вполне понимаю, что за историю какие-нибудь мерзавцы могут из всего этого раздуть.

— Это точно. У нас всегда раздувают не то, что надо.

— Артем, скажи, а на ваших посиделках у Маркова в самом деле не происходило ничего противозаконного?

— Секс, алкоголь, наркотики? Валентина Васильевна, Марков мужик правильный. Разврат не его фишка. Я с ним уже шесть лет общаюсь, могу судить.

— Я поняла. А что с тобой за девушка? Я ее, кажется, не знаю.

— Ася! — позвал Артем свою спутницу. Та посмотрела сначала налево, потом направо и быстро пересекла дорогу. — Познакомься, пожалуйста. Это Валентина Васильевна, работала завучем в нашей школе. Человек, которому можно доверять.

— Здравствуйте. Ася!

Рыбакову ничуть не удивило бы, если, представляясь, эта девушка сделала бы вдруг книксен. В ее плавных движениях, манере говорить было что-то театральное, пусть и не сразу бросающееся в глаза.

— Очень приятно! По тому, как вы переходили дорогу, сразу видно, что вы из большого города к нам приехали.

— Она из Самары, — пояснил Артем.

— Вы похожи на Кэтлин Тернер, — не сводя глаз с Рыбаковой, неожиданно сказала девушка. — Извините, — добавила она, видно, испугавшись, что ее могут счесть нахалкой.

— С Кэтлин Тернер меня раньше никто не соотносил, — опешила Рыбакова. — А вы любите американские фильмы?

— Не особо. Я не фанатка Голливуда. Предпочитаю английский или французский артхаус. Просто мама с папой на первом свидании ходили в кино и смотрели «Роман с камнем». Поэтому я и знаю про Кэтлин Тернер.

Глава 36

В кафе «Магистраль» вошла загорелая чуть полноватая женщина в длинной, до пят, белой юбке и белой блузе с рисунком в виде разноцветных английских буковок. Взглянув на гостью, Карен Маратович мысленно сравнил ее с завернутой в салфетку теплой, аппетитной булочкой.

Женщина направилась к столику, за которым сидел Посохин.

Майор проворно поднялся на ноги и улыбнулся.

— Присаживайся, — сказал он, взявшись двумя руками за спинку стула и отодвигая его перед женщиной в белом. — Спасибо, что приняла мое приглашение.

— Павел, для тебя — всегда! Первая любовь как-никак, — сказала она, садясь и вешая сумочку на спинку стула. — Какой ты стал галантный! Раньше за тобой такого не замечалось. Прежде только и слышала «давай» да «я пошел».

Женщина поправила русую челку и с вызовом посмотрела на майора.

— А ты не была такой циничной, — беззлобно заметил Посохин. — Карен! — крикнул он. — Два кофе принеси, пожалуйста. Один со сливками.

— Павел, мне тоже черный. Надо немного постройнеть перед купальным сезоном. На Кипр собираемся.

— Молодцы. Карен! Сливки отменяются. Два черных.

Посохин сел напротив женщины, поставил локти на стол и обхватил левую ладонь правой. Он теперь смотрел на собеседницу, словно из-за укрытия.

— Привет, Наташка-букашка, — негромко сказал Посохин.

— Привет, двоечник. Маринка не будет ревновать? Кто-нибудь ей обязательно доложит, что мы с тобой в «Магистрали» встречались.

— Я по делу.

— Всем не объяснишь.

— И не собираюсь. Ты Квасову хорошо знала? Ты ведь, как известно, тоже обувью торгуешь?

— Ну да. Квасову? А что тебя интересует?

— Наезды, подставы, склоки, махинации. У вас же в бизнесе без этого никак.

— Не без этого.

— Она никому не задолжала?

— Не знаю такого. У нее занимали. Настя Колодезная у нее как-то двести тысяч брала, я слышала.

— С ее должниками мы уже разобрались. У Квасовой все было записано до последней копейки. И расписки мы изучили, и с людьми поговорили. Следователь с ними лично беседовал. Суммы без процентов от пятидесяти тысяч до двухсот пятидесяти. На проценты составлены отдельные расписки. Чтобы не было проблем с законом. Всего расписок было на четыреста восемьдесят тысяч рублей. Еще сто тысяч должны были вернуть в качестве процентов. Никто из должников подозрений у нас не вызвал. У всех на вечер тридцатого мая алиби. Мы предполагаем, что именно в этот день она погибла. Может, ей кто-нибудь деньги все-таки давал? Как она поднялась?

— У нее брат в девяностые рэкетом занимался. Поговаривали, что это он ей денег дал на раскрутку.

— Брат ее в прошлом году умер в колонии. Заражение крови. Коллегам по бизнесу этот факт был известен?

— Нет. Думаю, никто не знал.

— Разумеется, зачем распространяться о том, что тебе не выгодно. Может, все-таки она заняла у кого-то приличную сумму и не захотела отдавать?

— Не знаю. Если только у кого-то со стороны? Среди наших нет таких, кто мог бы ей дать взаймы парочку миллионов. Меньшая сумма вряд ли была бы ей интересна.

Карен поставил на стол две чашки кофе.

— Пожалуйста! Павел, можно вашей даме от нашего ресторана что-нибудь еще предложить?

— Нет-нет! Спасибо. Больше ничего не нужно, — мягко отказалась Наталья.

— Тогда приятного аппетита!

— Спасибо!

Посохин продолжил разговор, когда заметно расстроенный хозяин кафе снова отправился за стойку бара.

— Не верю я, что Квасова утонула без посторонней помощи.

— Может, ты просто сам себя накручиваешь? Ты всегда был мнительным товарищем.

— Не мнительным, а бдительным. Я, между прочим, раньше тебя определил, что Генка Барсуков к тебе неравнодушен.

— Естественно. Я тогда никого, кроме тебя, и не замечала.

— Но замуж ты вышла именно за Генку.

— После того, как ты закрутил роман со Светкой Нагаевой. А мы ведь с тобой с шестого класса дружили. Помнишь, как я тебя учила борщ варить, чтобы ты на Восьмое марта свою маму удивил? Два часа промучилась… Потом пришел из армии — и на тебе! А я так ждала своего принца.

— Ты еще вспомни, как из меня в школе хорошиста сделала, и выставь счет за репетиторство. Ты же на меня столько времени потратила! Еще ты меня научила галстук завязывать! Давай не будем об этом, ладно. Не зли меня. При каждой встрече мы с тобой черт знает, о чем говорим. Уже почти двадцать лет прошло. Так получилось! Что теперь мусолить? У тебя хороший муж, у меня хорошая жена. По-моему, у всех все нормально.

— Ты, как всегда, прав. Давай не будем.

— Возвращаемся к теме, с которой начали. В общем, у меня почти нет сомнений, что это убийство. Но все сделано так аккуратно, что мне прокуратуре и следователю представить нечего. Несчастный случай! Мне Нестеров пошел навстречу, дал пять суток на разбор, но результат получается плачевный. Карельский на следующей неделе дело это, скорее всего, закроет.

— Я поинтересуюсь у девчонок. Очень хочется тебе помочь, конечно. Но получиться ли? Постараюсь узнать что-нибудь. И сделать это надо быстро, я так понимаю?

— Да, Натуся. Сделать все надо как можно быстрее.

— Я пойду?

— А кофе?

— В другой раз. Пока!

Наталья встала и, закинув сумочку на плечо, торопливо зашагала к выходу.

Майору показалось, что Наталья на него обиделась. Правда, он не понял за что. Анализировать разговор от начала до конца он не стал, поскольку ему и без этого было чем занять свои серые клеточки.

К Посохину подошел Манукян.

— Симпатичная женщина. Не красавица, а глаз не оторвать. Не знаешь, она замужем?

— Замужем. У тебя жвачка есть?

Манукян, наблюдая через окно за идущей к машине Натальей, вопроса не услышал.

— Знакомая? — спросил он, поворачиваясь к Посохину, когда «Шевроле» Натальи отъехал от кафе.

— Вместе в школе учились.

— Ай, Павел, как же ты такую женщину упустил?!

— Долго рассказывать.

— Жалеешь?

— Иногда, — улыбнулся Посохин. — Когда у жены плохое настроение, и она выходит на тропу войны. Наташка не такая темпераментная, как моя благоверная.

Глава 37

Утром в пятницу Рыбаковой позвонил Дубко. Поздоровавшись, она спросила:

— Что случилось, Лев Сергеевич? К Земле приближается звездолет пришельцев? Или астероид начисто снес новый дом Баклушина? Я думала, вы по утрам отсыпаетесь после ночных бдений… Нет, в магазин я еще не ходила. Примерно через полчасика собиралась сбегать… Поговорить?.. По секрету парой слов… Хорошо. Минут через десять подойду.

Дубко, как он и обещал, ждал Валентину Васильевну возле своего дома. Видно, с целью конспирации, Лев Сергеевич изображал осмотр забора. В руках он держал раскладной плотницкий метр, а за ухом у него торчал заточенный карандаш.

— Еще раз доброе утро, Лев Сергеевич! О чем будет разговор?

— Валентина, не ори так. Дело нешуточное. Ближе подойди.

Дубко огляделся. Рыбакова интуитивно сделала то же самое. Она была заинтригована поведением соседа.

— Объясните, что случилось?

— Ты же в курсе, что я по ночам регулярно веду научные наблюдения. Проще говоря, в темное время суток с чердака времянки небосвод обозреваю. Вчера я тоже около полуночи прильнул к своему телескопу. Но поскольку моим натруженным глазам надо давать время от времени небольшой отдых, я, минут через тридцать оторвавшись от окуляра, стал смотреть на окрестности. И вдруг вижу, что по огородику Квасовых кто-то ходит.

— Может, это Николай был?

— Я тоже сначала так подумал, но потом присмотрелся и засомневался. Николай и ниже ростом, и не такой широкий в плечах, хотя он тоже паренек не субтильный. — Дубко снова посмотрел по сторонам. — Тут еще один нюанс есть. На той неделе в среду ночью у Квасовых тоже кто-то по двору лазил. Я тогда не придал этому значения и потому особо не приглядывался. Подумал, что пацанва шалит. А сейчас могу точно сказать, что вчера я мужика видел. Длинный такой мужик, здоровый. Весь в черном. Я не видел, как он к Квасовым на огород попал, но вышел он через калитку и пошел мимо нас к речке. И калитку он запер!

— В руках у него что-нибудь было?

— Кажется, было. Но что, я не понял. Что-то небольшое. Сантиметров тридцать длиной. Возможно, цилиндрической формы. Может фонарик? Но он им ни разу не воспользовался. Лазил в темноте.

— Спасибо, Лев Сергеевич, за бдительность.

— Я же говорил, что Колька к этому делу никакого отношения не имеет.

— Осталось убедить в этом полицию.

— Поэтому я тебе и позвонил. Кольку жалко. Хороший мужик.

— Разберемся, Лев Сергеевич. А пока надо в магазин сбегать. Главное, не забыть бы взять чего-нибудь сладенького. Без углеводов мозги плохо работают, верно?

По пути в супермаркет Рыбакова отправила эсемеску Посохину, что есть важные сведения по делу Квасовой и нужно увидеться. Валентина Васильевна надеялась, что пока она дойдет до магазина, майор будет уже там. Но Посохина ей пришлось ждать. Он подъехал к супермаркету только через полчаса.

— Садитесь быстрее! — обернувшись, бросил он Рыбаковой, когда она завозилась с пакетами, укладывая их на заднее сиденье машины.

— А что за спешка?

— Со вчерашнего вечера усердно ищем гражданина Стасова.

— Это кто? — спросила Рыбакова, садясь на переднее сиденье и пристегивая ремень безопасности.

— Наш подозреваемый номер два по делу Квасовой. Если считать ее мужа, номером первым.

Посохин сделал разворот на площади перед магазином и нажал на газ.

— Это он оставался с Квасовой на пляже, когда Табанин с Кармановым ушли, — сообщил майор и, увидев перебегающего дорогу мальчишку, нажал на клаксон. — Куда тебя несет? Вчера Жарких смотался на остров к Табанину и с ним побеседовал. Тот и рассказал, что за Стас был с ними на пляже тридцатого. Оказалось, что это кличка. А настоящее имя этого гражданина Федор Иванович Стасов. Живет в Новолиганьске, а здесь у него подружка обитает. Он к ней каждую неделю наведывается. Трижды судим. Первый раз за хищение оружия, второй — за хулиганство, третий — за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. Освободился полгода назад. Вчера мы с Жарких его герлфренд проведали, но она уже несколько дней дома не ночует. Кстати, из Бирючинска они запросто могли уехать практически незаметно — много транзитных автобусов. Но это мы оставили на закуску. А пока мотаемся по знакомым этой парочки.

— А какого он роста?

— В смысле, ошибся Смазнев или нет? Не ошибся. Сто восемьдесят семь сантиметров.

— Тогда вполне возможно, что Дубко видел на огороде Квасовых Стасова.

— Что? Повторите.

— Сегодня ночью Дубко видел какого-то высокого мужчину на огороде у Квасовых. Что он там делал, Дубко не понял. Также и в среду ночью сразу после пропажи Квасовой кто-то лазил по их огороду. Но в тот раз Дубко предположил, что это мальчишки хулиганят.

— Надо же! Все как будто в масть.

— А вы записи с видеокамеры Квасовых не просматривали?

— Конечно, просматривали! Нет там ничего интересного. Она захватывает только клумбу и овражек.

— А за последние дни?

— Квасов перед похоронами ее отключил. Сказал, что нечего народ смущать.

— Ему она, конечно, ни к чему. Сведения про Маркова больше не нужны?

— Что-нибудь нарыли, Валентина Васильевна?

— Я опросила двух девчонок и парня. Они из тех, кто давно к Маркову ходят. Отзываются о нем они хорошо. Утверждают, что никаких действий сексуального характера он себе не позволял. Говорили они уверенно и с пониманием того, о чем идет речь. Я даже, на всякий случай, просмотрела в мастерской Маркова его картины и графику. Предложить раздеться под предлогом позирования проще простого. В стиле «ню» у него здесь вообще ничего нет. Ярослав сказал, что с «обнаженкой» работает исключительно в училище и приглашает для такого позирования только профессиональных натурщиков и натурщиц. Еще Марков сам без всяких экивоков предложил проверить его компьютер — и здесь и дома — на предмет детской порнографии.

— Понятно. Кстати, Дронов вспомнил, что в тот понедельник, 30 мая, он видел высокого мужика на велосипеде, когда шел отвязывать скотину. На вид, лет сорок. Одет был в синие джинсы, клетчатую рубашку и кроссовки «Адидас». На голове — кепка. Время было часов десять. Ну, или около того. Солнце еще не совсем село. Он ехал к мостику через Серебрянку. Возможно, это был и Стасов.

— Через Серебрянку?

— Что вы задумались?

— Кое-что пришло в голову. Надо будет проверить.

— Это правильно. В нашем деле скоропалительность может выйти боком. А Марков высокого роста?

— Нет. Сантиметров сто семьдесят пять. Не больше. Он чуть выше Квасова.

Посохин нажал на тормоз.

— Так, приехали. Здесь один из приятелей Стасова живет. Может, Федя у него залег на время? Посидите в машине. Я быстро.

Посохин выскочил из «Рено» и побежал по улице вдоль штакетников. Судя по тому, как они были выкрашены, на этой улице любимым цветом был синий.

Распахнув одну из калиток, майор исчез во дворе.

Рыбакова включила проигрыватель. Она почти сразу узнала гипнотический сингл Шаде «Ловкач». Идеальная музыка для соблазнения. Валентина Васильевна никогда бы не подумала, что Посохин может слушать подобное. Он ассоциировался у нее с песнями Цоя или Шевчука. Может Шаде одна из любимых певиц его жены? При случае Рыбакова решила спросить об этом майора.

Вернулся Посохин через пятнадцать минут. На его левой руке костяшки пальцев были разбиты.

— Сколько в России кретинов, — сказал он зло, садясь в машину. — И чем тупее, тем больше понтов.

— Что случилось?

— Ничего, мелочи жизни. Блинов стопка, куда он мог деться? У нас же не Москва. Где тут спрячешься? А вот не можем его найти, и все. Неужели он свалил из Бирючинска?! — В запале Посохин ударил ладонями по рулевому колесу. — Ладно, Жарких из Воронежа вернется, направлю его по одному адресу. Кукушкин для такого дела не годится. Этот козлотур, — майор указал большим пальцем в сторону дома, из которого он только что вышел, — после непродолжительной беседы все-таки дал мне наводочку. Как я сам не догадался к Валерику заглянуть?

— А кто это?

— Один авторитетный в определенных кругах человек, который мне многим обязан, — ответил Посохин, заводя машину. — Так, а мы с вами прямо сейчас отправимся к Квасовым и посмотрим, что там, у них, ночью случилось. Не будем тянуть кота за хвост.

Глава 38

— Опять! — скривился Квасов, увидев у себя во дворе Посохина.

— Извини, Николай! Мы, собственно, не лично к тебе. Нам нужно кое-что посмотреть.

— Ну что еще?!

— Вчера у тебя на огороде видели человека. Ночью. Не днем.

— Чего?!

— Вчера ночью у тебя кто-то ходил по двору. Ты вчера ночью выходил во двор?

— Никуда я не выходил.

— Вот! Можно рам осмотреть двор и огород?

— Пф! Глядите! Огород вон он — всего полторы сотки.

— Так мы посмотрим, Николай? С вашего разрешения, конечно? — уточнил майор.

— Сказал же, глядите.

Посохин направился к засаженному помидорами и болгарским перцем участку.

— А что, огурцов у вас нет?

— Я не люблю огурцы. Что их зря сажать?

— И то правда.

Посохин подошел к огородику и несколько раз окинул его внимательным взглядом.

— Есть, Валентина Васильевна! — воскликнул он, оглянувшись на Рыбакову. — Идите сюда! Николай, вы тоже!

Когда Рыбакова и Квасов приблизились к майору, тот указал им на какой-то след справа у самого края грядки.

— Видите, часть стопы! Здесь дорожка с бордюром, а справа бордюра нет. Неизвестный левой ногой заступил. Наверное, там было довольно мокро, поэтому и след остался. Больше нигде следов не вижу.

— Это я, скорее всего, натоптал, когда поливал вчера утром, — сказал Квасов.

— А мы сейчас проверим! Хозяин-сан, тащи-ка рулеточку.

Квасов принес из сарая рулетку, и майор замерил след.

— Николай, какой у тебя размер обуви?

— Сорок три.

— Совпадает. Так-так. Николай, а у тебя кеды есть?

— Кроссовки есть.

— Нет, я про кеды спрашиваю.

— Кажется, где-то были. Я уже и не помню, когда их последний раз надевал.

— А когда поливал, ты в чем был?

— В шлепанцах. Я и сейчас в них.

Посохин присел на корточки и, нагнувшись, с силой подул на след, освобождая его от комочков земли.

— А это следы от кед. Николай, принеси фанерку или картонку. Надо накрыть улику. Эксперты потом все сфотографируют, слепок сделают.

Рыбакова несколько раз обошла вокруг огородика.

— Павел, отверстия в земле видите? Вон, вон и вон, — сказала она, указывая рукой. — Вон еще.

Посохин стал с ней рядом и, наклонившись, уперся ладонями в колени.

— Щупом, что ли, орудовали? Хозяин, будь добр, принеси майору полиции кусок проволоки.

— Какой?

— Что бы в отверстие вошел. Не толще десяти миллиметров.

Квасов сходил в гараж и подал майору полуметровый кусок алюминиевой проволоки.

— Подойдет?

— Отлично! — Осторожно переступив растения, майор присел на корточки у ближнего отверстия. — Вста-а-вляем. Зажимаем пальчиками… Николай, рулетку растяни.

Посохин вытащил проволоку и, не отпуская пальцев, приложил ее к измерительной ленте.

— Тридцать девять сантиметров. Интересно, и что мы здесь искали?

Посохин посмотрел на Квасова. Тот дернул плечами.

— Откуда я знаю?

— Не знаешь, говоришь?

— Может, у Раисы еще деньги были? Кроме тех, что в Сбербанке хранятся?

— А кто мог о них знать? — Посохин не сводил глаз с хозяина. — Я так думаю — только близкие родственники. Если не знали, то предполагали. Были предположения, Николай?

Квасов взгляда майора не выдержал.

— Не я это. Сколько можно говорить.

— А кто? Ее друзья? Их у нее не было. Любовника тоже не было. А у вас, Николай, любовница была! — Посохин легонько похлопал Квасова по груди. — Вернее, она и сейчас есть.

— Не я это!

— Через полгода дочка получит почти четыре миллиона рублей и мамочкин кроссовер. Плюс пять с половиной тысяч евро. Плюс восемь тысяч долларов. Еще по долгам кое-что. Тебе досталась усадьба, «Газель», непроданный товар и полмиллиона рубликов. Считаешь дележ правильный?

— Все по-честному. Я даже не ожидал, что она мне что-нибудь оставит.

— Не ожидал, говоришь. Верю, наследства ты не ожидал. Да и на фиг тебе это наследство? Ты ожидал, когда дочь уедет. И тут же кинулся на поиски сокровищ капитана Флинта. Знал, что в землице некая сумма припрятана? И, наверное, немалая. Николай, я не думаю, что ты сумасшедший. Завещание было подписано в понедельник в шесть часов вечера. С дочерью гражданка Квасова в тот день не разговаривала. А с мужем разговаривала. Разговаривала ведь?

— Не говорила она про завещание!

— А про зарытые на огороде деньги? Решение убить жену было спонтанным? Дельце обтяпал в одиночку или вместе с гражданином Стасовым?

Квасов выругался матом.

— Что ж, будем проводить обыск. Судья, я думаю, нам санкцию даст. Да, Николай? Сейчас только Карельскому позвоним. Сообщим о вновь открывшихся обстоятельствах. Может, он после этого и дело переквалифицирует.

Глава 39

Костяшками согнутых пальцев Рыбакова постучала в дверь мастерской Маркова. Звук получился громче, чем она рассчитывала.

— Какого черта! Ты же знаешь, я работаю! — раздался за дверью возмущенный голос Ярослава Александровича.

— Простите, Ярослав, это я.

Дверь распахнулась.

— Ну? — В голосе Маркова злобных ноток уже не было. Склонив голову к плечу, он смотрел на Рыбакову так, как обычно смотрят взрослые на детей, мешающих им заниматься важным делом.

— Извините, что беспокою. Хотела только кое-что у вас спросить.

— Другого времени не нашли?

— Я понимаю, что отрываю вас от работы, но очень нужно.

— Вы через сад хотя бы шли?

— Да. Вы ведь разрешили…

— Разумеется, разрешил, если код от калитки вам дал. Что вы хотели?

— Не покажите еще раз этюд, что вы писали в тот понедельник?

— Вы имеете в виду тридцатое мая? Проходите, смотрите. Только быстро.

Марков отступил назад, пропуская Рыбакову в мастерскую.

— Какой? — спросила Валентина Васильевна, перебегая взглядом от одного этюда к другому. — Вы их что, перевесили?

— Перевесили. Второй справа во втором ряду сверху. Там даже дата стоит. Да-да, на этой стене.

— Ага, вижу! А вот эти темные мазки, что они означают?

— Лодку. Рыбачил кто-то из местных вечером.

— А когда вы уходили, лодка еще там оставалась?

— Да.

— А какое расстояние было от нее до берега?

— Ну, от берега метров двадцать пять. От того места на пляже, где я находился, метров пятьдесят или чуть меньше.

— Лодка была деревянная?

— Да, и человек на ней был немолодой. Седой совсем.

— Незнакомый?

— Разумеется. Я из бирючинцев мало кого знаю.

— Спасибо, Ярослав.

— На здоровье. Все?

— Да. Извините еще раз!

Рыбакова прикрыла дверь мастерской и побежала мимо яблонь по дорожке вниз к задней калитке.

Перед тем как выйти из сада Марковых — сплетни в Бирючинске распространялись почти со скоростью света — Валентина Васильевна внимательно посмотрела по сторонам. Прохожих не было. Она спустилась по заросшему васильками и бессмертником откосу на наезженную к старому пляжу за последние несколько лет дорогу.

Пройдя метров сорок, она свернула направо и зашагала по широкой тропе к мостику через Серебрянку. Он представлял собой три сколоченных вместе бревна с перилами. Перебравшись через беззаботно журчащий поток, Валентина Васильевна сошла с тропы и, обходя ивовую поросль, направилась в сторону Лигани.

Берег реки после паводка еще не подсох как следует — Рыбакова чувствовала, как мягко пружинит почва под ногами. Можно было запросто провалиться в ил по колено, а то и глубже. Но это был самый короткий путь к тому месту, которое больше всего сейчас интересовало Рыбакову, и добралась она к нему даже быстрее, чем рассчитывала.

У самодельной пристани на окраине Бирючинска лодок было немного: две дюралевых и шесть деревянных. Еще одна деревянная лодка лежала на берегу вверх дном. Рыбакова осмотрела их все. Рыбную чешую — и подсохшую, и почти свежую — она заметила в трех из них. Одна из плоскодонок была примкнута вместе с веслами. Вопрос: она принадлежит человеку пожилому, которому уже нелегко таскать весла, или владелец живет далеко от реки? А может, хозяин этого маломерного судна просто лентяй?

Рыбакова в ожидании появления кого-нибудь из судовладельцев провела на берегу реки почти час, прежде чем на пристани показался какой-то невысокий кряжистый мужчина лет сорока пяти. На плече у него лежали два дюралевых весла.

— Простите, а вы не скажите, чья это лодка? — спросила Рыбакова, постучав рукой по борту плоскодонки с примкнутыми веслами.

— Та?

— Да!

— Деда Ильи. А что?

— А он не сдаст ее напрокат?

— Черт его знает! Он старик вредный.

— Не скажете, где он живет?

— А вон его хата видна отсюда. Железная крыша красная, видите?

— А эти чьи? — Рыбакова указала на две лодки, в которых она заметила рыбью чешую.

— Эта Воробьевых, а та — Ивана Трунова.

— Не знаете, где их можно найти? Лодка нужна на день-два.

— Воробьевы живут через три дома от деда Ильи, на той же улице. А Иван возле церкви. Отсюда не видать. Лучше там, на месте, спросить.

— Спасибо!

— Если не дадут, можете вечером ко мне зайти. Алексей Николаевич меня зовут. Разгонов. Вон мой дом из белого кирпича под шифером. Синие ставни, видите? Я дорого не возьму.

— Спасибо!

Рыбакова стала подниматься по тропинке на крутой глинистый берег. Стоя внизу, она не думала, что задача окажется столь непростой. Когда она одолела подъем, спина у нее была мокрой от пота.

Валентина Васильевна вытерла носовым платком лицо, немного отдышалась и не спеша направилась к дому деда Ильи.

Открыв давно не крашенные ворота, она замерла, увидев в нескольких метрах от себя сколоченную из досок собачью будку. Лохматая псина, стоявшая чуть в стороне от конуры и что-то лакавшая из алюминиевой миски, подняла голову и зарычала. Она была небольшой, но рычала зловеще, показывая белые острые клыки, размерам которых мог бы позавидовать и сам Дракула.

— Ты чего?

Собака снова зарычала, но от миски то ли с супом, то ли с борщом, не отошла.

— Дед Илья! — крикнула Рыбакова.

Собака с лаем бросилась на непрошеную гостью. Ошейник передавил ей шею, и лай перешел в хрип. Собака, натянув до предела цепь, остервенело скребла землю лапами, поднимая плотные клубы пыли.

— Кого там принесло еще!

На крыльце дома появился широкоплечий небритый старик в клетчатой рубашке навыпуск и подвернутых до колен штанах. В руках он держал мокрую половую тряпку. Старик был босой.

— Здравствуйте! — сказала Рыбакова весело.

— Здорово, — пробасил хозяин. — Чего надо?

— Я хотела у вас попросить лодку напрокат. Деньги я вам сразу могу заплатить.

— Ага, а где мне потом лодку искать?

— Так, я верну!

— Ага. Верю.

— Я правда заплачу! Для верности номер телефона своего вам оставлю. Вы завтра на рыбалку не поедите?

— Утром поеду.

— А вечером?

— Вечером нет.

— А в выходные вы рыбачите?

— Собирался.

— Вы, наверное, каждые выходные рыбачите?

— С апреля по октябрь каждые. Сил хватает пока. Да заткнись ты, сучье отродье! — внезапно гаркнул старик на свою заходящуюся в лае собаку. — Видишь, с человеком разговариваю!

Собака, вздрогнув, присела и прижала к голове уши.

— Пошла вон!

Поджав хвост, с опаской поглядывая на хозяина, собака развернулась и, звеня цепью, затрусила к будке.

— А в позапрошлый понедельник вы ездили на рыбалку? Я, кажется, вас с пляжа видела.

— В позапрошлый? В предпоследний день мая, что ли? Был. Клевало, правда, плоховато. Почти ничего не привез домой. Такое со мной редко случается.

— Вы же в метрах пятидесяти от пляжа стояли?

— Да, мое там место.

— А велосипедиста не видели тем вечером в понедельник?

— Кого?

— Мужчину на велосипеде. Он через Серебрянку переехал примерно в десять часов.

— Ну, видел, кажется. Когда не клюет, только и остается природой любоваться. А причем тут велосипедист?

— А это он сказал, что дед Илья здесь в Бирючинске один из лучших рыбаков.

— Прям уж так и сказал?

— Да. И еще сказал, что у вас можно лодку напрокат взять. Я, правда, того мужчину не знаю. Вы его не знаете?

— Да я, милая, к нему и не приглядывался. Это кто-то из маслозаводских был. Он как Серебрянку переехал, сразу на тот край слободки свернул, к маслобойне.

— А мы, вот, с друзьями хотели у вас лодку взять порыбачить. Знаете что, может, вы нам рыбки продадите? Килограмма три мы купили бы? Только хорошей.

— Сейчас ничего дельного нет. Сор один. Распродал я все. Завтра в обед приходите. Обещать не обещаю, сами понимаете, но постараюсь.

— А как вас по батюшке?

— Илья Егорович.

— Я завтра в час дня к вам зайду. До свидания, Илья Егорович!

— А лодку брать передумали?

— В выходные после обеда возьмем. Хорошо? Покататься. Какие из нас рыбаки! Лучше уж мы у вас настоящей рыбы купим, чем тратить время на селявок.

— И то верно. Чего вы там без рыбацкого навыка наловите? Зря только время потратите.

— До свидания!

Рыбакова повернулась и пошла к воротам.

— Ох уж эта интеллигенция, — донеслось до нее сзади. — Семь пятниц на неделе. То лодку им, то рыбу…

Глава 40

Жарких ел гамбургер, запивая его, напоминающим по цвету деготь, крепким чаем, и рассказывал Посохину о своей поездке в Воронеж. Майор с мрачным видом крутил в руках пустую чашку, и время от времени поглядывал на старшего лейтенанта, когда слышал, по его мнению, что-то достойное внимания.

— Прибыв на место, я установил, — докладывал Жарких, — что Рябинникова Юлия Николаевна проживает в старой брежневской пятиэтажке. Это значительно облегчило поставленную передо мной задачу. Народ там, в основном, не один десяток лет живет, и слежка за соседями отработана уже досконально. Я выдал себя за помощника участкового и провел беседу с тамошними старухами. Красная папка и удостоверение на ветеранов производят неизгладимое впечатление. Помогали мне бабульки очень старательно.

— Тамошние полисмены на тебя не обидятся?

— Все нормально. Я известил кого надо.

— Участковый что-нибудь интересное тебе сообщил?

— У него на гражданку Рябинникову никакого негатива нет. Никто на нее не жаловался и в контактах с уголовным элементом наш объект не замечен. Живет она там с дочкой всего год. Квартира двухкомнатная. Находится в исключительной собственности Рябинниковой Юлии Николаевны. Перед вселением был евроремонт.

— Что еще разузнал?

— Во-первых, мужики к ней не ходят. Бабки пенсией клялись.

— Могли и прошляпить. Она не показалась мне Белоснежкой.

— Шеф, Белоснежка, замечу, крутила роман с семью гномами одновременно, а с нашей героиней дела обстоят как раз наоборот.

— Брат Гримм, давай короче. Тебе еще отчет сегодня писать. Завтра утром он должен быть уже на столе у Карельского.

— Если в сжатом виде, то одна старушенция оказалась знакома со всей семьей Квасовых: матерью, отцом, дочкой и внучкой.

— Кстати, в завещании внучка не упоминалась. Вероятно, Квасова не сомневалась в родительских чувствах дочери.

— Согласен. Идем дальше. Эта старушенция, — Жарких поставил чашку с чаем на блюдце, достал из кармана куртки телефон и нажал несколько кнопок, — Климова Надежда Ивановна, обо всех Квасовых отзывалась положительно.

Старший лейтенант положил телефон на стол и снова взялся за чашку с чаем.

— Ты про дочку погибшей давай рассказывай. И не с полным ртом, — заметил Посохин.

— Ну, что… На машине к ней никто не приезжал, домой не подвозил — во двор к ним можно легко заехать и тачку есть где поставить. С цветами и конфетами на квартиру никто из неизвестных бабкам мужчин не приходил.

— А бывший муж ее не навещал?

— За год пару раз его видели. То, что это бывший муж старухи поняли сами, поскольку он с Елизаветой по двору гулял. Рябинникова о бывшем муже ни с кем не говорила. Даже не упоминала никогда. Но, не смотря на это, по мнению бабок, она человек довольно открытый.

— Рябинникова их не сопровождала?

— Кого? Бабок? Через дорогу, что ли?

Жарких, с удивлением глядя на Посохина, сделал большой глоток чая.

— Бывшего мужа и дочку, когда они во дворе гуляли.

— А, нет, она с ними не гуляла. Я об этом спросил, шеф. Не сочиняю. Что еще характерно, Квасова к дочери обязательно приезжала хотя бы раз в месяц и оставалась у нее дня три. Приезжала сама, и всегда на своем кроссовере.

— Как праздники проходили у них?

— Цивилизованно. Никакой громкой музыки и танцулек.

— Квасова никогда не скандалила с дочерью?

— Шеф, никого из непосредственных соседей дома не было. Ну, из тех, кто мог что-нибудь через стенку услышать. На людях вели они себя прилично. Никаких свар между ними не наблюдалось.

— Подруги приходили?

— Баба Надя упомянула двоих. Одну зовут Катя, это она с ребенком оставалась, когда Рябинникова на похороны уезжала, вторую — Настя. Считает, что девчонки хорошие, воспитанные. Да, приходили они всегда одни, без хахалей. Катя, когда навещает Рябинникову, обычно приносит с собой торт.

— Ох и важная деталь.

— Шеф, а кто всегда велит обращать внимание на мелочи?! — Жарких пристально посмотрел на Посохина. — Вы сегодня что-то не в духе, Павел Петрович.

— Ладно, ладно. Что еще?

— Ну, материально Рябинникова живет прилично. Одна из бабок в гостях у нее была. Правда, машины у нее нет.

— Такси она часто вызывает?

— Бабки акцент на этом не делали. Даже по их меркам, скорее всего, нет.

— И какое общее впечатление создалось у тебя о клиентке?

— Нормальное. Как сказал участковый, к сожалению, таких нормальных граждан с каждым годом все меньше и меньше.

— Да, народ потихоньку сходит с ума. Вероятно, Серега, уже на нашем веку нормальные граждане перейдут в разряд ненормальных. Морально готовься. Как Воронеж поживает? Я уже года два там не был.

— Задыхается в пробках, чтоб ему… Проще кило навоза съесть, чем добраться из одного конца города в другой. Я сильно скучал по нашему милому Бирючинску. Шеф, что вы, в самом деле, такой мрачный?!

— Зато ты сильно веселый. Нагоняй я сегодня получил недетский.

— За что?

— Обыск у Квасовых ничего не дал. А инициатива была моя.

— Вот черт! Получается, я зря ездил?

— Получается, что хрен стоит, а голова качается. Будем работать дальше. Ты согласен с моей версией, что Квасову убили?

— Павел Петрович, согласен целиком и полностью!

— Тогда вот тебе адрес. Если человек не захочет говорить о Стасове, скажешь, что просьба исходит от меня. Человека зовут Бочкарев Валерий Андреевич. Кличка Валерик. Знаешь его?

— По разговорам. Но лично не пересекался.

— Сильно на него не дави. Он этого не любит. Кстати, посмотри, что нам сегодня подкинули. Самарин у себя под дворниками обнаружил.

Посохин достал из папки тетрадный листок, судя по линиям сгиба, сложенный до этого вчетверо, и положил его перед Жарких.

На листе было написано печатными буквами: «Квасову убил Баталин Василий из-за долга в 500 тысяч. Расписку он сжег в мангале».

— А кто это Баталин?

— Один из бирючинских фермеров.

— И что теперь? — с недоумением спросил старший лейтенант. — Это же меняет всю картину.

— Карельскому решать, как все это понимать и что с этим делать. Лично я таким писулькам не доверяю. Хотя проверить все равно придется.

— Так искать мне Стасова, Павел Петрович?

— Искать, Серега, искать. Отрабатываем версию до конца.

Глава 41

К району маслозавода бирючинцы относили с десяток улиц и около двух десятков переулков на окраине города. Валентина Васильевна была настроена излазить их от и до, еще не совсем понимая всей тяжести поставленной перед собой задачи. Она купила в небольшом магазинчике возле церкви полулитровую бутылку минеральной воды и отправилась на поиски велосипедиста.

Неожиданно она вспомнила, что забыла спросить у Посохина про место жительства подруги Стасова — может, это его видел дед Илья — и решила позвонить майору. Ей не хотелось путаться под ногами у полиции.

Телефон Посохина был недоступен. Рыбакова набрала номер Жарких, который ей недавно дал майор, на случай если его добровольной помощнице срочно понадобиться консультация полиции.

— Сергей, это Рыбакова. Можешь говорить? Скажи, пожалуйста, где живет подруга Стасова?.. Сожительница его! Или, как говорят телеведущие, гражданская жена… На улице Танкистов? Это где?.. А, поняла!.. Не знаю. Ладно, хорошо. Так… Да, да. Спасибо… Нет, его я не видела. Потом перезвоню, если что.

Рыбакова положила телефон в карман и открутила пробку на бутылке с водой. Сделав несколько глотков, она задумалась. Как, не заходя в дома, можно искать человека, основной приметой которого является то, что он ездит на велосипеде? Гулять по улицам и смотреть по сторонам? Сесть возле единственного в этой округе магазина и ждать, что рано или поздно искомый человек появится? А зачем ему на велосипеде в магазин ехать, если он живет от него в нескольких метрах?

Рыбакова знала, что в центр Бирючинска из этого района можно выбраться на велосипеде только двумя путями. Она стала прикидывать в уме, на какой из улиц, ведущих к центру, ей стоило начать дежурить в первую очередь, если прочесывание не даст положительного результата.

Бывший завуч брела по разбитому тротуару, с каждой минутой все больше сомневаясь в разумности своей затеи. Видно, придется подключать полицейских и обходить все дворы, думала она с тоской. А если этот человек на велосипеде даже не свидетель? Тогда я буду выглядеть в глазах Посохина полной дурой, и, что еще хуже, могу его под выговор подвести. Ему ведь придется привлекать людей, тратить время…

Валентина Васильевна остановилась и не спеша отвинтила пробку на пластиковой бутылочке. Но почему несколько раз в показаниях свидетелей упоминается либо велосипед, либо велосипедист? У нас ведь не Вьетнам, где этот вид транспорта встречается на каждом шагу. И не Дания, где их тоже немало. И все же нельзя исключать того, опять с тревогой подумала Рыбакова, что это разные велосипеды и между собой они никак не связаны.

Впереди возле одного из домов она увидела белые «Жигули» с открытым капотом и склонившегося над мотором подростка. Лысый, худенький, в огромных, не по размеру, шортах, он походил на вернувшегося недавно домой малолетнего узника концлагеря.

Услышав звук шагов, подросток обернулся.

— Здравствуй, Горохов!

Валентина Васильевна никак не думала, что так обрадуется, встретив одного из своих самых неразумных учеников. Паренек выпрямился и с удивлением уставился на Рыбакову.

— Здравствуйте…

А вот в голосе Горохова радости не чувствовалось.

— Занимаешься починкой своего скакуна?

— Занимаюсь.

— Разбираешься в этом деле?

— Ну, можно сказать. Отец мне время от времени помогает, конечно. Если на сложняк нарываюсь, — признался Горохов.

— Да, папа у тебя мастер на все руки. Кстати, он в велосипедах разбирается?

— Он во всем разбирается.

— У меня что-то с велосипедом случилось, можно будет ему показать?

— Не вопрос. Пригоняйте — починим. Мы здесь вот живем.

Паренек указал на ближайший дом.

— А не знаешь, у вас здесь никто велосипед не продаст? Мой уже совсем старенький.

— Смеетесь, Валентина Васильевна. Хороших велосипедов у нас на районе ни у кого нет. Депрессивный регион.

— Можно обычный дорожный. «Ласточка», там, или еще что-нибудь подобное.

— Не знаю, кто сможет вам продать. Мы на отшибе живем — без транспорта никак. Дядя Вася свой не продаст. Да он у него и старый совсем — ваш наверняка лучше. У бабки Наташи от внука велик оставался, так она его еще два месяца назад продала. До этого на нем дед ее рассекал. Ну, потом того, помер. Ей он ни к чему, она и продала. Я его сам хотел поначалу купить, а потом мне отец тачку подарил. Не новая, но бегает.

— А кому продала?

— Да, Максу Кисленко.

— Я его что-то не помню.

— Вы его не знаете. Он отсюда уехал, когда меня еще и в проекте не было, а потом в тюрягу загремел. Два месяца назад вернулся.

— А за что же он сидел?

— А, фигня! Хулиганка. Трешник впаяли. Говорят, подрался с кем-то.

— Кисленко, Кисленко… Он такой невысокий, полноватый…

— Не… Это не тот! Макс выше меня на полголовы и накачанный.

— Ему лет сорок?

— Я не знаю, наверное. У него весь лоб в морщинах и залысины большие. Дядька вроде неплохой. Только неразговорчивый. Я его как-то стал про зону расспрашивать, но даже двух слов из него не вытянул.

— Он один живет?

— Не, у него и мать жива, и отец еще ничего, крепкий.

— У него братья есть?

— Сестра только. Но она не здесь живет. Где-то на Севере. В Норильске, что ли.

— А может, еще у кого можно велосипед купить?

— Правда не знаю, Валентина Васильевна! Поспрашивайте. У Андрюхи Иванова велик есть. Но он у него весь расписной. Вы на такой и не сядете. Знаете что, зайдите к Приговым. Они, может, продадут — у них два велосипеда. Только они наверняка цену ломанут.

— Жадные, что ли?

— Как сто хохлов, — нетолерантно заметил подросток. — Вон их дом, в конце улицы. Предпоследний, под металлочерепицей. Спросите дядю Петю или Антона. Тетка Валя на эту тему с вами и говорить не станет.

— Дядя Петя мне ровесник?

— Не, постарше. Петр Семенович можете его звать.

— А Антону сколько лет?

— По-моему, тридцать пять. Может, чуть больше.

— Спасибо! Зайду. Если не продадут, то наверняка посоветуют к кому еще можно обратиться.

— Конечно! Дядя Петя тут всех знает.

Глава 42

— Василий Михайлович, почему вы молчите? — Карельский подпер голову рукой и с грустью посмотрел на Баталина.

С улицы через открытое окно в кабинет донеслись обрывки разговора двух женщин, проходивших мимо здания межрайонного отдела Следственного комитета. Они во всеуслышание обсуждали легкомысленное поведение мужа одной из них, который фигурировал в донельзя откровенной беседе чаще всего под кодовыми именами «мой кобель» и «твой гад».

Голоса приближались.

— Это какая Наташка? Дочка Говенкиных? — раздалось под окном визгливое контральто.

— Да, младшая ихняя. Сопля еще совсем, а уже сладу нету. Представляешь, Сашка Моряк говорит, что она на дискотеку без трусов и лифчика ходит.

— У них и старшая неизвестно от кого двоих пацанов нагуляла. Какая фамилия, такие и люди.

— Я эту шалаву как-нибудь поймаю и песка в ее письку по самые губы насыплю!

Разговор за окном постепенно начал стихать.

Карельский положил руки на столешницу и стал слегка постукивать по ней пальцами.

— Мы с вами, Василий Михайлович, уже полчаса здесь сидим и вперед не продвинулись ни на миллиметр в нашей беседе. Нет, вы, разумеется, может и дальше молчать, закон вам не запрещает, но вы разъясните нам сложившуюся ситуацию, если считаете, что мы вас зря задержали.

— А что говорить? Вон улик сколько.

— Сколько? — Следователь расстегнул на мундире нижнюю пуговицу и откинулся на спинку кресла. — Два обрывка расписки, что мы у вас во дворе нашли?

— Анонимка еще…

— Значит, вы признаетесь в убийстве Квасовой?

Баталин, глядя в сторону, молчал. На рубашке под мышками у него стали проступать большие темные пятна.

Особых симпатий Карельский к нему не испытывал — его раздражали тугодумы, но и особого отторжения фермер у него не вызывал. Он уже понимал, что такой человек мог пойти на преступление только по неразумению и без особой злобы.

— Василий Михайлович, вы же взрослый человек. Не мучайте себя.

— Не убивал я ее.

Фермер сжал кулаки. Кулаки были огромные. Говорили, что Баталин свободно ломает подковы и разрывает резиновые мячи. Глядя на его руки, Карельский готов был в это поверить.

— Хорошо. Будем разбирать завал постепенно. Откуда у вас во дворе взялись обгорелые обрывки расписки?

— Не знаю.

Следователь неторопливо открыл лежавшую перед ним папку и, достав оттуда два клочка бумаги, подвинул их на край стола.

— На одном из них фрагмент вашей подписи? Посмотрите внимательней.

— Чего смотреть — видел я эти бумажки уже.

— Так вы признаете, что на одной из них фрагмент вашей подписи?

— Не знаю. Вроде моей.

— А ниже вашей чья подпись стоит?

— Не знаю.

— Это подпись Квасовой Раисы Николаевны. На втором обрывке прописью написано «пятьсот ты». Это ваша рука?

— Не знаю. Может, и моя. Но Райку я не убивал.

— А что вы сделали?

— Ничего я не делал.

— Тогда откуда появились у вас во дворе эти клочки?

— Да не знаю я! Вот крест святой, не знаю!

Привычным жестом Баталин перекрестился.

— Ладно, допустим. Деньги у Квасовой Раисы Николаевны вы занимали?

Баталин, насупившись, долго молчал. Карельский ждал, перечитывая еще раз показания жены фермера и его работников о том, как тот провел вечер тридцатого мая. Сказать точно, где находился Баталин примерно с девяти до двадцати минут одиннадцатого, никто из них не мог. Сам фермер утверждал, что ездил осматривать бахчу.

— Так брали или нет? — спросил следователь, закрывая папку и отодвигая ее в сторону.

— Брал, — опустив голову, еле слышно ответил Баталин и тяжело вздохнул.

— Слава богу! И сколько?

Баталин закусил губу.

— Василий Михайлович! Ну что вы как маленький, в самом деле.

— …Пятьсот тысяч.

— Так это обрывки вашей расписки?

— Наверное, моей.

— Вы не уверены?

— Не знаю.

— Где вы были вечером тридцатого мая этого года?

— Я же вашим уже рассказывал.

— Расскажите теперь мне.

— Ладно. Сначала был в гараже — чинил прицеп к трактору. Потом дома поужинал и поехал на бахчу. Когда вернулся оттуда, попил с женой чаю и лег спать.

— Вы по пути на бахчу кого-нибудь видели? Если не человека, то может, машину или мотоцикл?

— Не помню. Вроде нет.

— Василий Михайлович, вас подозревают в совершении убийства. Вы это осознаете?

— Все я понимаю.

— А почему так неохотно сотрудничаете со следствием?

— А что говорить-то, если я никого не убивал?

— Скоро сюда адвокат Мыльников подъедет, жена ваша его наняла, может тогда у нас разговор пойдет веселее. Положение у вас незавидное, Василий Михайлович. Чистосердечное признание могло бы вам здорово помочь. И раскаяние, разумеется.

— Как оно мне поможет?

— Срок будет заметно короче.

— Я же никого не убивал.

— Но деньги в долг у Квасовой брали?

— Деньги брал.

— А эта расписка как у вас оказалась?

— Это второй экземпляр. Их два было. Этот мой.

— Василий Михайлович, не надо сочинять. Квасова всегда составляла расписки в единственном экземпляре. Должникам никаких бумаг не полагалось.

— Это неправильно.

— Разумеется. Но исключений она никогда не делала.

— Я взял крупную сумму. Поэтому было два экземпляра.

— Василий Михайлович, вы держите меня за идиота? Раиса Николаевна Квасова гражданке Харченко в 2007 году давала в долг семьсот тысяч рублей на покупку машины, но расписка, по ее словам, была только одна. Зачем гражданке Харченко врать? Или вы считаете, что пятьсот тысяч рублей больше семисот тысяч? Или может быть, Квасова дала вам пятьсот тысяч долларов?

— Я… свою расписку… во дворе нашел… возле ворот, — покачиваясь и поглаживая себя по толстым бедрам, сказал Баталин.

— Да ну!

Фермер исподлобья посмотрел на Карельского.

— И она уже была обгорелой.

— И вы сразу поняли, что это ваша расписка?

— Да. Но она была не вся. Только середина. Края были обгорелыми. Со всех сторон.

— Так, и что было дальше?

— Я ее сжег. В тот же день.

— В мангале?

— Нет. Дома, на газе.

— Когда это произошло?

— Вчера. Жадность меня одолела, товарищ следователь… Не удержался я. Думал, никто не узнает.

— У вас велосипед есть, Василий Михайлович?

— Был, лет десять назад. Я его продал в Битюгово одному мужику, после того как мотоцикл купил. У меня еще скутер есть. Ну, кроме машин и трактора. А чего вы про велосипед спросили?

— Мы будем вынуждены вас задержать, Василий Михайлович. Пока на двое суток.

— Задерживайте. Только Квасову я не убивал.

— Может, и не убивали. С кондачка вас никто обвинять не собирается.

Глава 43

Рыбакова глянула по сторонам — на улице ни души — и нажала кнопку звонка.

— Вы к кому? — спросил Валентину Васильевну, открывший калитку невысокий пожилой мужчина. У него было лицо человека не склонного мыслить высокими категориями, — узкий лоб, крупный мягкой формы нос со свисающим кончиком, квадратный подбородок. Глазки бегающие, с прищуром. Одет мужчина был в грязноватую полосатую рубашку и поношенные брюки.

— Извините, вы Петр Семенович?

— Я Петр Семенович, а вы кто?

— Здравствуйте! Я знакомая Гороховых, соседей ваших. Валентина Васильевна меня зовут. Я ищу, у кого можно недорого купить подержанный велосипед. Сказали, что вы в округе очень хорошо всех знаете.

— Да, я всех тут хорошо знаю, а что?

— Подскажите, кто из ваших соседей мог бы мне продать недорого велосипед, — сказала Рыбакова тоном, который она использовала при разъяснении условий задачи туго соображающим ученикам. — Можно не очень новый.

— Велосипед? Недорого?

— Не даром, конечно, отдать. Но цена должна быть в пределах разумного.

— Не даром…

— Да. Пусть и не новый, но в хорошем состоянии.

— Кто бы мог?

За спиной Петра Семеновича появился мужчина лет 35–40, в надвинутой на глаза, вероятно для того, чтобы «круче» выглядеть, бордовой бейсболке. Его руки лежали на никелированном руле велосипеда.

— Батя, мать сказала, что обед стынет. Давай быстрее. Я все, на работу поехал.

Рыбакова предположила, что это и есть Антон Пригов. Ростом он был явно выше шести футов, как пишут в английских и американских детективах. То есть его рост заметно превышал 183 сантиметра.

Пригов-младший вывел велосипед на улицу. Черный, с багажником, на передней вилке эмблема с изображением ласточки. Мельком глянув на Рыбакову, он перекинул правую ногу через раму и поставил ее на педаль. Оттолкнувшись, здоровяк опустился в седло и энергично закрутил педали.

— Ты когда сегодня будешь? — крикнул вслед быстро удалявшемуся велосипедисту Петр Семенович.

— В восемь!

— Сын? — спросила Пригова Валентина Васильевна.

— Сын.

— Начальник, наверное?

— Да. Старший продавец, — не без гордости ответил Пригов. — Стройматериалами торгует.

— Гренадер. Петр Семенович, так что насчет велосипеда? Подскажите?

— Велосипеда? А какими деньгами вы располагаете?

— Ну, тысячи полторы могу заплатить.

На лице Петра Семеновича появилась недовольная мина.

— Маловато. Разве это деньги?

— А если две?

— Не-е… Мало! За такую цену никто вам не продаст.

— Откуда вы знаете? Может кто-то согласится?

— Кто!? Вот у меня есть еще один велосипед. Почти новый. Но за такие деньги я его не отдам.

— А сколько вы хотите?

— Десять!

— Петр Семенович, это несерьезно! До свидания!

— Девять с половиной!

— Нет-нет.

— Девять!

— Я не торговаться пришла. Всего доброго!

— Ну и черт с тобой!

Петр Семенович дернул калитку на себя так, словно это она была виновата в том, что выгодная сделка не состоялась. Удар металла о металл породил столь громкий звук, что Валентина Васильевна, сморщившись, дернула головой. Испуганные воробьи, панически чирикая, вспорхнули с раскидистых вишен еще до того как женщина успела смежить веки.

— Спасибо тебе, добрый человек, — произнесла она с иронией.

После разговора с Приговым Рыбакова зашла еще в два дома. Но их хозяева никаким транспортом, кроме тачек, не обладали и мало чего нового добавили к полученным от младшего Горохова сведениям. Получалось, что из маслозаводских велосипеды имели только пять семей.

Желая собрать больше информации о Максиме Кисленко, Валентина Васильевна решила отправиться с визитом к бабе Наталье. Стучать в калитку ей пришлось довольно долго, прежде чем та открылась.

— Чего вам? — спросила Рыбакову пожилая полная женщина в белом старомодном платке, красной шерстяной кофте с поддернутыми рукавами и черной юбке. Руки женщины были выпачканы в муке.

— Здравствуйте! Извините, мне сказали, что вы велосипед продаете? Хотела посмотреть. Вы же Наталья Ивановна Сапогова?

— Я. Здравствуйте. Опоздали вы. Я его уже давно продала.

По ее лицу и голосу было ясно, что она не расположена к беседе и готова вот-вот закрыть калитку.

— Ой, извините! А кому вы его продали? — спросила Рыбакова заискивающе. — Может, я у них перекуплю?

— А за сколько же вы его собираетесь купить?

Валентина Васильевна про себя отметила, что она правильно определила характер собеседницы, и ее последний вопрос попал точно в цель. Это было не трудно. За последние двадцать лет тяга к наживе у многих россиян стала хроническим заболеванием. Сапогова решила узнать, а не прогадала ли она с ценой? Калитка, вероятно, теперь захлопнется не так быстро, как намечалось в самом начале разговора.

Валентина Васильевна подумала, что цену нужно объявить мизерную, чтобы сходу не вызвать у Сапоговой негативные эмоции.

— Ну, рублей за восемьсот — восемьсот пятьдесят.

Сапогова засмеялась. Ее лицо стало еще шире, а маленькие, почти без ресниц, глазки превратились в щелочки.

— Ой, не могу… Сейчас за восемьсот и детский не купишь! Колесо, если только. Ой, не могу…

— А за сколько же вы его продали?

— За три с половиной тысячи!

— Я не знаю, может, они мне уступят немного?

— Кисленки? Уступят? Ой, сразу видно, что вы их не знаете!

— Какие Кисленко? Это те, у которых сын в тюрьме сидит? Максим, да? Надо же!

— Не сидит! Вышел он уже. Максиму я и продала Женькин велосипед, внука моего. А вы им кто будете? Родня или так, знакомая?

— Так, седьмая вода на киселе. Надо же! А я на днях иду, вижу — какой-то мужчина от магазина на велосипеде отъезжает. Думаю про себя, как он на Максима похож. Оказывается, вышел бедолага. Слава богу! Большой стал. Последний раз я видела его аж после окончания школы.

— Да, вымахал будь здоров. Фигурой не в отца. Если бы он лицом не был так на Степана похож, я подумала бы, что Ленка его где-то нагуляла. Она баба бедовая в молодости была.

— Максим, наверное, из маслозаводских мужиков самый высоченный. Я, правда, видела тут еще одного гренадера. Сына Приговых.

— Не, Максим повыше будет. На палец или на два, может. А так, да! Они с Антоном у нас тут самые видные. И оба до сих пор неженатые.

— Дружат между собой?

— Не особо. Максим, я же говорила, всего два месяца назад домой вернулся. А с людьми он тяжело сходится. Некомпанейский.

— А в юности они не дружили? Они по возрасту, вроде, подходят друг другу.

— Нет. Максим постарше. Он когда из Бирючинска после школы уехал, Антону лет тринадцать было. Какая между ними тогда могла быть дружба?

— И к девчатам, что ли, они порознь ходят?

— Ой! Антон тот чересчур разборчивый. Наши девчонки ему не по нраву. В Ростове себе какую-то гламурную кралю нашел. Почти каждые выходные туда мотается. В следующем году собирается к ней переехать. А Максим, я же говорила, некомпанейский. Он и в детстве чаще особняком держался, а теперь совсем бирюком стал. Все время во дворе штангу свою ворочает.

Глава 44

Жарких подошел к построенному в пятидесятые годы, судя по архитектуре, двухэтажному дому из темно-красного кирпича.

— Уважаемая, седьмая квартира во втором подъезде? — спросил старший лейтенант сидевшую во дворе на лавочке старушку, возле ног которой возлежал на земле неимоверно лохматый рыжий кот. Глаза у него были закрыты. На приближение незнакомца он никак не отреагировал. Было понятно, что на текущий момент котяра своей жизнью очень доволен. Набегавшийся с утра по делам старший лейтенант искренне ему позавидовал.

Старушка подняла голову и с любопытством посмотрела на полицейского.

— Седьмая? Во втором, милок. А тебе кто нужен-то?

— У меня тут знакомые живут, — улыбнувшись, ответил Жарких. — Спасибо!

Он быстро зашагал к дальнему от него подъезду.

— Так, кто тебе нужен? — снова раздался слабый старушечий голос.

— Спасибо, спасибо, бабушка! — не оборачиваясь, бросил на ходу Жарких и нырнул в прохладный подъезд.

На лестничной площадке первого этажа стоял сильный запах женского дезодоранта. Наверное, какая-нибудь проживающая здесь представительница прекрасного пола недавно отправилась на работу или в магазин.

Жарких поморщился. Парфюмерным ароматам он предпочел бы запах обжаренной молодой картошки или свежего борща с болгарским перцем.

На филенчатой двери слева краской была выведена цифра пять. На другой двери номер квартиры указан не был.

Жарких взбежал по деревянной лестнице со стертыми ступенями на верхний этаж и огляделся. Седьмая квартира, как он и ожидал, располагалась от лестницы слева. В нее вела солидная металлическая дверь.

Жарких нажал на кнопку звонка и сделал шаг назад, чтобы его можно было легко рассмотреть в дверной глазок.

Раздалось щелканье отпираемого замка, и дверь приоткрылась. В проеме показалось симпатичное женское лицо.

— Вам кого?

Жарких приложил руку к фуражке.

— Старший лейтенант Жарких. Валерий Андреевич Бочкарев здесь проживает?

— Да. А что вы хотели?

— Он сейчас дома?

— Что вы хотели?

— Я из уголовного розыска. Мне нужно с ним поговорить.

— О чем?

— Это очень личное, — улыбнулся Жарких. — Позовите его, пожалуйста.

Ничего не сказав, женщина захлопнула дверь.

Старший лейтенант вздохнул и заложил руки за спину. Ждать ему пришлось недолго. Дверь снова открылась, и на пороге появился черноусый мускулистый мужичок в майке и трусах.

— Чего надо, старшой?

Это был трижды судимый гражданин Бочкарев В. А., по кличке Валерик. Из-за маленького роста так прозвали его еще в ранней юности, до первой ходки на зону. Даже 172-сантиметровый Жарких был выше него почти на полголовы. А вот шириной плеч Валерик ему, кандидату в мастера спорта по гимнастике, не уступал.

— Здравствуйте, Валерий Андреевич! Старший лейтенант Жарких. Прошу прощения, что побеспокоил вас и вашу семью. Мы разыскиваем одного человека, и нам сообщили, что вы можете знать, где он находится.

Валерик засунул кончик пальца в ухо, почесал его, не спуская глаз с Жарких, потом спросил небрежно:

— Кого ищете?

— Гражданина Стасова. Поможете?

— Зачем он вам?

— Он проходит свидетелем по одному делу.

— Какому?

— К сожалению, не могу сказать.

— Я не знаю, где нужный вам гражданин сейчас находится. В добрый путь, старшой.

Валерик взялся за ручку, намереваясь закрыть дверь.

— Валерий Андреевич, зачем вам сейчас много-много мелких неприятностей. Вы только открыли свой бизнес, его надо развивать, поднимать, расширять. Вам мало приятных забот?

— Чего ты меня пугаешь?

Бочкарев задал вопрос без угрожающих интонаций. Разговор можно было продолжить в духе сотрудничества. Жарких улыбнулся.

— Что вы! Все знают, что вас испугать нельзя. Но вы же разумный человек. И майор Посохин добрым словом вас вспоминал.

— Чего сразу не сказал, от кого пришел? — Бочкарев несколько раз прощупал старшего лейтенанта взглядом, словно решая, а не врет ли ему «мент поганый». — Стас сейчас в Ростове. Загулял. На днях должен вернуться.

— Точно?

— У него бабла осталось полкопейки. Тем более он не один, а с телкой.

— А он сюда вернется, в Бирючинск? Не домой сначала отправится?

— Сказал сюда — значит, сюда.

— Номер его телефона не подскажите? К сожалению, на него никаких средств связи не зарегистрировано.

— Не подскажу. Ждите — скоро приедет. Передавай привет майору. Все. Теперь вали.

Бочкарев поправил ногой резиновый коврик и закрыл дверь.

— Премного благодарен!

Старший лейтенант дурашливо поклонился. Его веселый тон вовсе не означал, что он быстро забудет, какой прохладный прием оказал ему Валерик.

Глава 45

Посохин сидел на скамейке в скверике возле здания ГИБДД и читал футбольный еженедельник.

Майор любил футбол, но любил как игру в высшей степени мужественную и умную, поэтому регулярно смотрел по телевизору только матчи английской премьер — лиги, а о положении дел в российском футболе предпочитал узнавать из прессы.

— Привет, двоечник! — весело прозвучало рядом. Или игриво?

Майор посмотрел вверх.

— Натуська, я тебя уже почти полчаса жду, а я человек занятой.

Наталья склонила голову набок и заглянула Посохину в глаза.

— Павлик, кто-нибудь тебе говорил, что ты говнюк?

— Я это на допросах каждый день слышу.

— От таких же милых дамочек, как я?

— Наташка, ты же знаешь, что шутки по поводу женщин у меня не всегда приличные. Не провоцируй.

— Не буду, — Наталья, все еще продолжая стоять, виновато улыбнулась.

Посохин взглянул на ее белые брюки, потом посмотрел на скамейку, которую даже он не назвал бы чистой.

— Садись, — сказал майор, расстилая развернутый посередине еженедельник. — Не бойся. Типографская краска качественная. Пальцы не пачкает.

Поблагодарив, Наталья осторожно села. Спину она держала прямо, словно рядовой проситель на приеме у прокурора.

— Докладываю, командир. Никто не слышал, чтобы Квасова у кого-то брала деньги. Сама ссужала, но проценты были, как ни странно, божеские. Меньше, чем в любом банке. Не на много, но меньше. За деньгами к ней обращались постоянно. Суммы от пяти тысяч до пятисот. Больше давала очень редко. Иногда она отказывала, но никогда не объясняла почему. Это означало, что человек в чем-то виноват перед ней и должен был сам понять, почему ему дали от ворот поворот. Если он догадывался, то надо было прийти покаяться, и он получал нужную сумму. Добрым словом ее никто не вспоминал, но никто откровенно по поводу ее смерти и не злорадствовал. Я так поняла, народ уже в курсе, что полиция ищет убийцу Квасовой, и осторожничает. Никто не хочет попасть под подозрение. Правда, говорят, вы какого-то фермера арестовали?

— Это к делу не относится. Есть в вашем сообществе те, кто мог бы нас заинтересовать?

— То есть у кого финансовые проблемы и кто наряду с этим способен на убийство?

— Формулируешь этически не совсем верно, но можно сказать и так.

— Пожалуй, среди наших таких двое: Шишаков Андрей и Баранов Димка. Они уже были у следователя. Парни они агрессивные, торговля у них идет слабо. Оба в долгах. Но Шишаков с гастритом лежал в больнице, а Баранов был на свадьбе у сестры в Москве, когда Квасову убили.

— У Квасовой они деньги занимали, но суммы не такие, чтобы был смысл руки марать. А Квасова всегда брала с должников расписки в получении ими денег?

— Девчонки сказали, что всегда. Даже если у нее до завтра тысячу занимали.

— А еще можешь кого-нибудь назвать, кроме этих двоих?

— Больше никто не смог бы так с Квасовой обойтись. Или по физическим кондициям, или по складу характера.

— А если нанять?

— Нет, Павлик, вряд ли. Вот Квасова, пожалуй, могла бы так поступить.

— Ладно, будем прощупывать другие, на мой взгляд более перспективные направления. Хотя не исключаю, что придется вернуться и к вашим торговым Барановым.

— Многие заметили, что в последний месяц она стала какой-то дерганой. Она и так с покупателями нередко ругалась, а тут совсем озверела. До мата дело стало доходить. Раньше за ней такого не наблюдалось. Девчонки предполагали, что виной тому Николай. Он чуть ли не каждый день стал к бутылке прикладываться. Да и у дочки семейная жизнь не сложилась. Раиса, говорят, по этому поводу сильно переживала. Юльку она обожала. Недели три назад Раиса на какого-то покупателя даже с кулаками набросилась, когда тот под горячую руку про дочку ей что-то нехорошее сказал.

— И чем дело у них закончилось?

— Ничем. Просто разошлись.

— Как он выглядел?

— Павлик, я не спросила. Сама я не видела. Извини, я подумала, что это неважно.

— Ладно. Не спросила и не спросила.

— Это мне Татьяна Горобцова рассказала. Я у нее узнаю сегодня.

— Не надо. Я сам с ней встречусь. Квасова никому не говорила, что ей угрожают?

— Нет. Да она и не из трусливых была. К тому же все знали, что у нее брат бандит. Она, скорее всего, ему пожаловалась бы.

— Ее брата уже больше года как нет в живых. Я же тебе говорил.

— Я забыла. Нет, она не жаловалась. Но что-то у нее было не в порядке — это точно! У Ленки Швабриной она спрашивала, не знает ли та, сколько стоит написать и зарегистрировать завещание. Может у нее со здоровьем что случилось?

— Когда это было? Ну, разговор со Швабриной. Или тоже не спросила?

— Павлик, не надо считать меня полной дурой. Это было в воскресенье на ярмарке в Новолиганьске. Двадцать девятого мая.

— Молодец. Судя по твоему выражению лица, ты еще что-то хочешь мне сказать?

— Хочу. И судя по твоему выражению лица, ты опасаешься, что это может касаться нас с тобой.

— У меня такого и в мыслях не было, — соврал Посохин. — Ну, так что ты еще хотела сказать?

— У Квасовой были налажены контакты кое с кем из нашей администрации. Поговаривают о взятке в двести-двести пятьдесят тысяч. Рублей, разумеется. У нас все-таки не областной центр.

— За что?

— Квасова вроде приобрела в обход закона земельный участок, находившийся в муниципальной собственности. Знаешь сквер недалеко от Центрального пляжа?

— Конечно.

— Вот ей кусок этого сквера и отдали по символической цене и без торгов. Под пивную. Документы скоро будут готовы.

— Народ считает, что это могло стать причиной убийства?

— Некоторые из наших в этом уверены.

— Ты в курсе, кто еще, кроме Квасовой, претендовал на эту землю?

Наталья замялась.

— В общем…

— В чем дело? Не молчи.

— Этот участок Манукян собирался приобрести.

— Карен?

— Да.

Глава 46

Стасов, несмотря на высокий рост, повадками походил на мартышку. Он то размахивал длинными передними конечностями и суетливо менял позы, то вдруг замирал и лишь таращил на Посохина круглые карие глаза.

— Итак, с гражданкой Квасовой до встречи с ней на пляже вы знакомы не были и ранее никогда ее не видели. Допустим. — Посохин слегка кивнул. — А как вы объясните то, что на следующий день после вашего знакомства с Раисой Николаевной, муж Квасовой заявил о ее пропаже?

— Майор, что ты привязался, в натуре! Я эту… милую женщину и пальцем не тронул!!!

— Гражданин Стасов, не надо так шуметь. Я не глухой. Ваш пафос понятен, но и вы нас поймите. Вы были последним, с кем общалась гражданка Квасова.

— Почему последним-то?

— Когда Карманов и Табанин ушли с пляжа, вы, по их утверждению, остались с Квасовой вдвоем. Признаете этот факт?

— Ну и что! Да, остался.

— Вы пытались ее склонить к половому акту?

— Чего?!

Стасов замер.

— Карманов и Табанин показали, что вы заигрывали с гражданкой Квасовой, явно желая вступить с ней в сексуальные отношения.

— А они че, не желали?!

— Вы остались наедине с Квасовой, а не Карманов с Табаниным.

— Остался, и че?

— После этого Квасову больше никто не видел.

— Я тоже ее после этого не видел.

— Стасов, хватит дурака валять. Рассказывайте!

— Начальник, ты конкретно спрашивай, что тебе надо! Постатейно.

— Пожалуйста. Гражданин Стасов, расскажите мне подробно, что произошло между вами и гражданкой Квасовой на так называемом старом пляже города Бирючинска 30 мая 2011 года после того, как граждане Табанин и Карманов его покинули.

— Без проблем, майор! — Стасов подался вперед. — Закурить не дашь?

Посохин покачал головой.

— Ладно, слушай сюда. — Стасов потер ладонью плохо выбритый подбородок. — Как только эти два пердухана с речки свалили, стал я к этой… гражданке клеиться. А она, как целка, ломаться начала, хотя до этого об меня мочалкой не по-детски терлась. Я, конечно, тут же сделал поправку на ее настрой и прочитал стишок с выражением про любовь до гроба. Я это умею. Потом куртень на песочке расстелил, чтобы все пафосно прошло, приобнял ее за талию как принцессу Диану, а когда стал поясок развязывать, эта коза вообще в полный отказ пошла! Оттолкнула меня и еще хотела по рыльнику кулаком заехать. Сам понимаешь, начальник, за такое я мог ее отпердолить во все дырки, но я не какой-нибудь фраер. Мне без любви не в кайф! Я пацан правильный. Ну, сказал ей, что она не права. Зачем было пургу гнать на счет перепихона? Не знаю, чем бы у нас там дело кончилось, может, я и вломил бы ей в торец, но тут Сашка Хомяк подвалил на своем корыте. С ним две телки из чистеньких были. Он их по Лигани на моторе возил. Я с ними и свалил оттуда. Он меня на нефтебазе высадил. Я взял пузырь водяры и к Ольке Гореловой на хату завалился. Мы с ней потом всю ночь кувыркались, а утром рванули в Ростов погулять. Там зависли почти на неделю у Машки, ее троюродной сеструхи. А когда вернулись, ваши меня и повязали.

— Хомяк — это кто?

— Самохин Александр. Отчество не знаю.

— Девчонок имена помнишь?

— Что с ним были? Одна Галя, а вторая… Света.

— Возраст?

— Чей?

Стасов уставился на Посохина мутными круглыми глазками.

— Девчонок, что были с Хомяком.

— А! Лет по двадцать.

— Как они выглядели?

— Симпотные. Галка — шатенка. Духовка у нее вот такая! — Стасов развел руки на ширину плеч, показывая размер таза случайной знакомой. — Волосы длинные, распущенные. Светка темненькая, с челочкой. Ноги длинные. Сиськи только у нее почти как у пацанки. Но торчком! Будто две Фудзиямы, в натуре.

Стас хихикнул.

— Во что они были одеты?

— Кто? А, телки! Галка в шорты и футболку… Че было тиснуто на майке, я не помню. В английском я не силен, да и буфера у нее такие, что не особо прочтешь — все расползается. Майка черная. А Светка была в белом сарафане. С цветочками. Трусы и лифчик просвечивали. Пару раз я ей вдул бы. Телка суперсекси!

— Велосипед вы с собой забрали?

— Чего? Какой велосипед?

— Стасов, у вас есть велосипед?

— Какой велосипед? Че ты гонишь?!

— Гражданин, повторяю вопрос: был ли у вас с собой на пляже велосипед?

— Ничего у меня не было! Какой еще велосипед?!

— Успокойтесь. Давайте дальше. В Ростов вы на чем поехали?

— На лисапете! — Стасов ухмыльнулся. — На такси, конечно. Олька три штуки водиле кинула. Ну, и я кое-что добавил. Проехались с ветерком.

— Таксиста знаете?

— В морду знаю, а как зовут… По моему, Игорек. На педрилу похож. У него татуировка на всю левую руку. Чисто понтовая такая.

— Марка машины?

— «Семерка» свежая. Темно-синяя.

— Время, когда поехали?

— Часов восемь было. Утра.

— Посидишь у нас, пока проверим.

— Начальник, за что?!

— Для профилактики.

— Майор, если я тебе еще кое-что скажу, отпустишь?

— Говори.

— Отпустишь?

— Сначала я вас выслушаю, а потом уже посмотрим.

— Лады, начальник! Говорю, как там оказался. Табаня мне шепнул, что одна профура ищет опытного человека для дела и сулит большие бабки. Он и устроил нам эту свиданку в понедельник. В общем, эта толстозадая хотела, чтобы я одного козла завалил.

— Речь шла о заказном убийстве?

— Ну, у вас это так называется.

— Имя козла Квасова называла?

— Нет. Мы насчет цены не столковались. Я, конечно, на мокруху не собирался подвязываться. Так, хотел ее просто на бабки раскрутить, а потом слинять. Заяву на меня она все равно не стала бы писать. Дело выходило чистое.

— Сколько она предложила?

— Триста кусков. Я сказал, что хочу пятьсот. Она торговаться начала. Я предложил ей перепихнуться, чтобы покрыть часть суммы, если у нее на заказ денег не хватает. После этого она и врезала мне по хлеборезке, лярва!

— Что дальше было?

— Хомяк потом подвалил. Я ей сказал, что мое слово она слышала. Если буду нужен, пусть ищет меня через Табанина. И мы уплыли. А она там осталась, на песочке.

— Какой у вас размер обуви?

— Чего? А, размер. Сорок шестой!

Стасов поднял левую ногу и с гордостью на нее посмотрел.

— Телефон у вас есть?

— Есть.

— Дайте сюда.

— Зачем?

— Дай сюда! Или хочешь здесь на пару дней задержаться?

Стасов протянул Посохину телефон.

— Посидите в коридоре! — приказал майор.

Глава 47

Обогнув очередь, Жарких подошел к окошку регистратуры и, слегка оттеснив плечом потную тетку в крепдешиновом платье, заглянул внутрь. Пожилая медсестра торопливо листала пожелтевшие страницы чьей-то толстой, как роман, медицинской карты.

— Мамаша, один вопрос.

— Куда лезешь, бугай! Ты тут не один! — возмутился кто-то из стоявших в очереди людей.

— Не бугай, а старший лейтенант полиции, — огрызнулся Жарких и, глядя через плечо, миролюбиво пояснил: — Мне только спросить, уважаемые граждане.

— Ага, тут таких лейтенантов до хрена ходит! Мы уже почти час здесь торчим и вперед ни на миллиметр не продвинулись!

— Тихо! Не выражаться в общественном месте. Говорю, мне только один вопрос задать. — Жарких снова просунул голову в окошко. — Мамаша, где можно Самохина Александра найти?

— Завхоза нашего? — спросила пожилая медсестра.

— Да, — кивнул старший лейтенант.

— Налево по коридору, потом налево за угол и до конца прямо. Там увидите табличку.

— По коридору налево от меня или от вас налево?

— От тебя.

— Спасибо! Видите, вы зря переживали, — сказал Жарких, поворачиваясь к очереди лицом. — Мне, правда, надо было только спросить. Еще раз извините — служба!

Старший лейтенант прошел по пахнущему лекарствами коридору, свернул за угол и через три десятка шагов остановился перед выкрашенной белой краской дверью, на которой была прикреплена пластиковая табличка с надписью «завхоз».

Стучаться Жарких не стал. Он взялся за болтающуюся на двух не до конца закрученных шурупах огромную никелированную ручку и открыл дверь.

У зарешеченного окна за столом сидел смазливый мордастый парень в белом халате и что-то писал. На его левой руке золотом сиял огромный хронометр.

Жарких глянул по сторонам. Вся небольшая комната была заставлена стеллажами. На них громоздились оцинкованные и пластмассовые ведра, банки с краской, картонные коробки, а на нижних полках — даже деревянные ящики с гвоздями и шурупами.

— Привет славным работникам здравоохранения!

— Сюда нельзя, — не поднимая головы, строго сказал парень.

— Вы Самохин?

Парень посмотрел на Жарких.

— Что надо?

— Старший лейтенант Жарких, уголовный розыск. Вы Самохин?

— Я, а что?

— Жениться на тебе хочу, — с серьезным лицом пошутил Жарких, доставая удостоверение из нагрудного кармана. — Ты как, согласен?

Самохин непонимающе уставился на старшего лейтенанта.

Жарких подошел к нему и показал раскрытое удостоверение, потом взял стоявший возле стеллажа табурет, и сел перед Самохиным положив руки на стол.

— Вы в позапрошлый понедельник забирали с пляжа гражданина Стасова? Число назвать для полной ясности?

Самохин сделал глотательное движение.

— Забирал.

— Во сколько это было?

Парень задумался.

— В половине десятого.

— Точно?

Самохин снова задумался.

— Может, чуть позже.

— Насколько позже?

— Минут на пять или десять.

— На пляже вы еще кого-нибудь видели, кроме Стасова?

— Баба… Женщина там еще была.

— Как она выглядела? Опишите.

— Полная такая, в коротком халате. Классная грудь. Что еще? Высокая. Под сто восемьдесят, наверное.

Жарких достал из кармана фотографию, где Квасова была снята вместе с дочерью и внучкой, и показал его завхозу.

— Эта?

— Да, которая постарше. Только на фотографии у нее волосы по-другому уложены.

Старший лейтенант, спрятав снимок, кивнул:

— Возможно. Как вы оценили бы ее душевное состояние?

— Не знаю…

— Она была пьяна?

— Вроде нет.

— Какое у нее было выражение лица? Не бойтесь ошибиться.

— Мне показалось, она была чем-то недовольна.

— Ругани между ней и Стасовым вы не слышали?

— Как я мог что-то услышать при работающем моторе?

— А вы его не глушили?

— Нет.

— А в каком состоянии был Стасов?

— Вы про алкоголь?

— И про него.

— Спиртным от него пахло. Еще когда он выпьет, то шутить начинает.

— Он шутил?

— Да. Частушки напевал.

— Какие частушки?

— Обычные частушки. Русский народный рэп. Если вас интересует, попробую вспомнить.

— Давайте.

Чуть помолчав, Самохин без выражения запел вполголоса:

Как сыграю на гармошке —
Раздвигают девки ножки.
Как потрогаю усы —
Лезут девки мне в трусы.

— Можете не продолжать. Вы в лодке были один?

— Нет.

— С кем вы были?

— С девушками.

— Фамилии, адреса.

— Светлана Лавлинская и Галя Мешкова.

Завхоз теперь отвечал на вопросы без долгих раздумий, будто зная, о чем его спросит полицейский через секунду. Жарких не сомневался, что этот сообразительный молодой человек уже изрядно погрел руки на больничном бюджете. И наверняка еще ни разу не попался даже на мелочевке.

— Живут где?

— Света на улице Гагарина, а Галя возле моста, на Якорной.

— Поехали.

— Куда?

— К Гале и Свете.

— Я же на работе!

— А у меня выходной. Поехали. Объясняю свои действия: пока я до твоих телок буду добираться, ты их можешь по телефону предупредить.

— О чем?!

— Обо всем.

— Пожалуйста, если это так необходимо…

Вздохнув, Самохин сложил в стопку лежавшие перед ним бумаги и сунул их в верхний ящик стола. Поднявшись с кресла, он снял неимоверной белизны халат и повесил его на угол стеллажа. Под халатом у завхоза оказались трикотажная небесного цвета рубашка от «Бенеттон» и узкие белые брюки. Ни дать ни взять бизнесмен на отдыхе.

— Пойдемте.

— Приятно иметь дело с разумными людьми! Все прямо на лету схватывают, — заметил Жарких. — Вы, наверное, гольфом увлекаетесь?

— С чего вы взяли?

— Ваш наряд навел меня на такие мысли.

— Что за ерунда!

Самовлюбленность завхоза была так явственна, что не могла не вызывать улыбку у любого здравомыслящего человека. Старший лейтенант входил в их число, но он был еще и слегка желчен, поэтому на его лице появилась улыбка с изрядной долей презрения.

В холле Самохин с начальственным видом подошел к регистрационному окошку и, игнорируя возмущенные возгласы из очереди, сообщил медсестре:

— Николаевна, я уехал по делам. Буду через час.

— Я все поняла, Александр Вениаминович!

Когда они вышли на улицу, завхоз, взглянув на свои великолепные часы, спросил старшего лейтенанта:

— За час уложимся?

— Должны.

— К кому сначала поедем?

— А к кому больше хочется? Шучу. Сначала навестим госпожу Лавлинскую. Она работает?

— Работает, в салоне красоты на Кооперативной.

— Едем на Кооперативную. Она что, парикмахерша?

— Администратор.

— У, даже так!

Через несколько минут Жарких остановил машину у обшитого розовым сайдингом павильона.

— Ни разу тут не был, — сказал старший лейтенант, открывая стеклянную дверь и пропуская вперед Самохина. — Они тут зимой не мерзнут?

— Не думаю.

В холле за стойкой никого не было.

— Эй, барышни-крестьянки! — крикнул Жарких. — Вы где?!

Тотчас в холл вошла симпатичная темноволосая девушка в очень коротком белом платье с золотой цепочкой на шее.

— Добрый день! Что вы хотели? — спросила она заученно.

Увидев Самохина, девушка улыбнулась.

— Привет! Ты ко мне?

— У вас что, охраны нет? — обводя глазами помещение, сухо спросил Жарких, хотя девушка ему очень понравилась. Ему не понравилось, как она улыбнулась молодому завхозу.

— У нас тревожная кнопка и видеокамеры.

Вне всяких сомнений, девушка была столь откровенна, только потому, что Жарких зашел в салон вместе с Самохиным.

— А, — сказал старший лейтенант и достал удостоверение. — Уголовный розыск. Госпожа Лавлинская?

— Да, — ответила девушка, приподняв ухоженные брови.

— Позвольте задать вам несколько вопросов.

Жарких поймал себя на том, что он копирует интонации Посохина и улыбнулся.

— Садитесь, пожалуйста! — старший лейтенант указал Лавлинской на диванчик для посетителей. — И вы, господин Самохин. Только не рядом, а на другой край. Светлана, в понедельник тридцатого мая вы катались на лодке со своим здесь присутствующим знакомым?

Девушка посмотрела на Самохина. Тот даже не повернул голову в ее сторону.

— Я не помню, — сказала она нерешительно.

— Не смотрите на Самохина. Вспоминайте.

— Наверное, каталась.

— Время не назовете?

— Не помню я.

— С вами еще подруга была. Галина, если осведомители мои ничего не перепутали.

— А, в позапрошлый понедельник! — сцепив украшенные золотыми кольцами пальцы, заулыбалась девушка. — Да, мы катались в тот день на лодке с Галкой. Саша нас пригласил.

— Возле старого пляжа Самохин останавливался?

— Останавливался. На обратном пути. Мы до острова прокатились и сразу назад.

— Во сколько вы там останавливались?

— Часов в девять.

— Вечера?

— Да. Слегка темнеть начало уже. Может, начало десятого было.

— Половину уже было, — вмешался в разговор Самохин.

— Александр, не надо рот открывать, когда вас не просят. — Жарких смерил Самохина суровым взглядом. Что греха таить, ему было приятно слегка унизить завхоза в глазах его симпатичной подруги. — Светлана, вспомните, вы кого-нибудь видели на пляже в тот вечер?

– Да. Там тетка сисястая была и еще один придурок поддатый. Мы его потом с собой забрали.

— Придурка опишите.

— Длинный носатый. В черной рубашке. Наверное, бывший уголовник.

— Почему вы так решили?

— Он разговаривал так, как будто с приветом, и у него наколка на всю грудь была.

— Какая?

— Церковь.

— Господин Самохин его как-нибудь называл?

— Да, сейчас вспомню… Стас! Противный дядька.

— А женщина? Она тоже с вами поехала?

— Нет! Она на пляже осталась.

— Живая?

— Конечно, живая! Какая еще?

Глава 48

Чтобы уменьшить шум, Посохин поставил на минимальные обороты вентилятор (он принес его в свой рабочий кабинет из дома, едва наступило лето) и, переключив телефонный аппарат на громкую связь, набрал номер мобильника Татьяны Горобцовой.

— Татьяна? Здравствуйте! Моя фамилия Посохин. Вам Наталья Барсукова должна была насчет меня звонить.

— Да, она звонила. Здравствуйте! Что вы хотели узнать?

— Мне нужно с вами поговорить об одном происшествии, свидетелем которого вы были почти три недели назад. Мы не могли бы сейчас встретиться?

— Я не знаю… Вы на машине?

— Да.

— Подъезжайте тогда к хозяйственному магазину, что возле прокуратуры. Сможете?

— Это тот, который под вывеской «Метизы»?

— Да, да! Я сейчас там как раз. Хотела кое-что для дома взять. Буду ждать вас у входа.

— Договорились. Еду.

Татьяна Горобцов оказалась привлекательной крашеной блондинкой лет тридцати-тридцати трех. Посохину, с раннего подросткового возраста и до сих пор, именно тридцатилетние женщины казались наиболее соблазнительными. Конечно, если на них не было налета вульгарности. Но к горькому сожалению майора, как раз пошлость и стала одной из самых распространенных черт современной женщины.

Горобцова стояла возле припаркованной рядом с магазином хозтоваров новенькой «Нивой» и, поглядывая по сторонам, листала какой-то рекламный проспект.

— Ваш транспорт? — спросил Посохин, подходя к молодой женщине и указывая на внедорожник. — Когда брали?

— Мой! — с гордостью ответила та, кокетливо поправляя волосы. — Месяц уже катаюсь.

— Здравствуйте! — Посохин хотел протянуть женщине руку, но тотчас передумал. В данном случае деловой стиль был, пожалуй, не к месту. — Меня зовут Павел. А вы Татьяна?

— Татьяна. Здравствуйте.

Она бросила рекламный проспект в урну.

— Разговор поведем без формальностей, хорошо? — предложил Посохин.

— А почему нет? Формальности не всегда есть хорошо.

Татьяна осторожно, соблюдая приличия, несколько раз с головы до ног ощупала его взглядом. По тому, как она, вскинув голову, выпрямила спину, по игривому блеску ее глаз, Посохин понял, что ей он очень понравился. К собственному неудовольствию, он, не сразу обратил внимание на то, что на безымянном пальце Горобцовой отсутствовало обручальное кольцо.

«Хорошо, что я ей с рабочего телефона позвонил, — подумал майор. — Дамочка может оказаться приставучей».

— В мою машину сядем? — спросила Горобцова.

— Давайте лучше на свежем воздухе поболтаем. Вон там, в сквере, на скамеечке. Вы не против моего предложения?

— Нет, конечно! — улыбнулась Горобцова. Два плотных ряда ее некрупных, с жемчужно-матовым блеском, зубов напоминали молочной спелости зерна в кукурузном початке.

«Ее улыбающееся личико может украсить рекламный баннер зубной пасты и без фотошопа», — отметил про себя Посохин.

Он аккуратно взял молодую женщину под локоть:

— Отлично! В таком случае, попрошу вас пройти со мной.

— С удовольствием! — ответила Татьяна с умеренной долей игривости.

Они пересекли неширокую площадь и устроились на скамейке под огромной липой.

— Наташа мне сказала, что вас интересует случай с Квасовой на ярмарке в Новолиганьске, свидетельницей которого я была. Что-то конкретное вам хотелось бы узнать или вам нужен мой рассказ о происшествии в целом?

— Вы все это происшествие от начала до конца видели?

— А почему оно вас заинтересовало?

— Неважно. Так с чего все началось, если не секрет?

— Ну, к Раисе подошел мужчина лет сорока и стал рассматривать обувь на столике. Потом что было, я не видела — моим товаром две перспективные девушки заинтересовались. Когда я освободилась, то заметила, что Квасова что-то очень энергично говорит тому мужчине. Он слушал ее, молчал и вертел в руках женскую туфлю. У меня такая модель, хочу заметить, в тот день тоже имелась в продаже. И дешевле, чем у Квасовой. Настоящая Италия. Отлично выделанная кожа, удобная колодка…

— Татьяна, туфли давайте оставим на потом, — перебил ее Посохин.

— Извините. Профессиональная деформация. — Горобцова засмеялась. — В общем, туфли мужчина не заинтересованно рассматривал, мы в этом разбираемся, а так, между прочим. Потом он поднял голову и что-то Раисе сказал. Я услышала только первое слово, и все.

— Какое это было слово?

— Юля. Или Юле. И после этого Раиса словно взбесилась. Выскочила из-за своего столика с обувью и стала орать на этого мужчину. При этом она еще ему в грудь пальцем тыкать начала. И чувствительно, по-моему.

— А что она ему кричала?

— Дословно не помню. — Татьяна помолчала. — Сейчас… Что ты сказал… После этого она его как-то по-блатному назвала. Я раньше этого слова не слышала… Попробуй только приблизиться к моей дочери, и ты узнаешь… Не думай, что только ты умеешь кровь пускать… Что-то типа того. Ну, и мат через каждое слово.

— Долго это продолжалось?

— Нет. Минута, самое большее. Мужчина положил туфлю, что-то сказал Квасовой, очень спокойно сказал — и ушел.

— Он ушел или уехал?

— Ушел.

— А велосипед у него был?

— Был. — Татьяна кивнула и тотчас замотала головой. — Но он не сразу на него сел.

— Но потом он все-таки поехал?

— Потом поехал. Но сначала он… ушел.

— Значит, начало их разговора вы не слышали?

— А его никто не слышал. Они сначала негромко говорили. Ругань все слышали.

— А Раису потом об этом конфликте вы расспрашивали?

— Да. Она объяснила, что просто покупатель не в меру наглый попался, и ей пришлось его отшить.

— А что в это время делал муж Квасовой? Он не пытался вступиться за жену?

— Его, по-моему, в тот момент рядом не было. Он, наверное, как обычно в кабине спал.

— Странная какая-то ссора. Не находите?

— Нахожу, но это не мое дело. Мне и моих ссор хватает. Возможно, в такие моменты и я выгляжу неадекватной.

— Мужчину сможете описать?

— На вид самое большее лет сорок. Высокий. Спортивная фигура. Мужественное лицо. Загорелый. Интересный, одним словом.

— Все?

— Наверное… Он был в темных очках и ни разу их не снял… Бейсболка бордовая…

— Как он был одет? В глаза ничего не бросилось?

— Да нет. Одежда обычная на нем была. Джинсы, кроссовки, футболка черная. Джинсы голубые, а кроссовки светло-серые. Почти новые. «Найк» китайского производства. Какого года модель — не знаю, кроссовками я не торгую.

— Татуировок не заметили?

— Не обратила внимания. Бросающихся в глаза точно не было.

— Украшения?

— Никаких.

— Узнать сможете?

— Не знаю… Возможно.

Уверенности в голосе Татьяны майор не услышал.

— Какой у него был велосипед?

— Черный!

— Модель какая? Спортивный, дорожный?

— Обычный, советский. У моего папы примерно такой же в сарае стоит. «Украина», кажется. Или что-то похожее. Раньше такие у нас в каждом третьем дворе были.

Глава 49

— Можешь музыку включить. Колонки у меня классные. Не скучай!

Оставив Самохина в машине, Жарких взбежал по лестнице на третий этаж и позвонил в квартиру под номером шестнадцать.

— Кто там? — раздался за дверью молодой женский голос.

— Здравствуйте! Мне нужна Галя Мешкова.

— А вы кто?

— Я друг Сашки Самохина. Жарких моя фамилия.

— Ну и что вы хотели?

— Мне нужно с вами поговорить.

— Зачем?

— Не зачем, а о чем. Галина, я из уголовного розыска. Нам нужны ваши свидетельские показания.

— Какие еще показания?

— Гражданка Мешкова, вы хотите, чтобы мы вас повесткой вызвали?

Щелкнул замок, и металлическая дверь приоткрылась. Жарких увидел на пороге круглолицую розовощекую девушку в длинном халате из голубой блестящей ткани.

— Вы Галина Мешкова? — спросил старший лейтенант, показывая удостоверение.

— Ну, я. А что?

Девушка была с Жарких почти одного роста, а основные объемы ее фигуры он на глаз определил как 100—70—100. В этом вопросе он мог дать фору даже опытному портному.

К женщинам с пышными формами старший лейтенант не испытывал особого интереса. Ему больше всего нравились девушки с тугими мышцами и плоскими животами. Посохин называл их «футболистками».

— Приветик! — Жарких улыбнулся, чтобы немного разрядить обстановку. — Вы не против, если мы с вами поговорим об одном деле?

Девушка несколько раз окинула полицейского критическим взглядом с ног до головы. Она словно прикидывала, соглашаться на свидание с этим недомерком или нет.

— Проходите, — сказала она наконец, и, распахнув дверь, отступила в коридор.

— Спасибо!

— Тапки наденьте, — бросила она строго и указала на стоявшую в коридоре у стены обувь.

Пока Жарких переобувался в пляжные шлепанцы, девушка скрылась в одной из комнат. Старший лейтенант поспешил следом за ней.

Галина сидела на диване, закинув ногу на ногу, и смотрела на улицу через открытую балконную дверь. Ноги ее были прикрыты полами халата.

Жарких огляделся. Слева — советского производства, но сохранившая товарный вид мебельная стенка, под завязку набитая хрустальной посудой, прямо у окна — телевизор «Самсунг» с большим жидкокристаллическим экраном на стеклянной подставке, на полу, в тон шторам, веселенькой расцветки ковер. Стульев в комнате не было.

— Куда можно сесть?

— Садитесь на диван. Что там с нашим Сашкой случилось?

— С ним пока ничего не случилось. Скажите, вы вечером тридцатого мая катались с ним на лодке?

— Не помню. — Галина подняла глаза к потолку. — Тридцатого мая…

— Полторы недели назад это было. С вами еще Светлана Лавлинская…

— А, вспомнила. Ну, и что вам нужно?

Девушка посмотрела на Жарких так, что ему захотелось вызвать ее в отдел повесткой.

— В какое время вы в тот вечер подъехали к старому пляжу?

— В половине десятого, наверное.

— Вы точно помните?

— Ну, да.

— Сколько времени вы там находились?

— Минут десять.

— Вы кого-нибудь там видели?

— Тетка какая-то там была и мужик еще.

— Опишите их.

— Тетке лет сорок пять, в белом коротком халате с поясом, крашеная блондинка. Очки на ней клевые были. Здоровенная такая бабища. Мужик тоже высокий. Одет был в черную рубашку и черные джинсы. Симпатичный, веселый.

— Самохин его как-нибудь называл?

— Сейчас… Стасик, по-моему.

— Может, Стас?

— Какая разница?

— Вы кого-нибудь из них с собой забирали?

— Да. С нами Стас этот поехал.

Жарких достал телефон и показал девушке фотографию Стасова.

— Вы этого мужчину знаете?

— Это он тогда на пляже был. Мы его и забирали. А он что натворил?

— Пока не знаем. Посмотрите, какая из женщин была тогда на пляже со Стасовым?

Старший лейтенант, положив телефон в правый нагрудный карман рубашки, вытащил из левого семейный снимок Квасовых.

— Смотрите внимательно.

Галина слегка прищурилась.

— Та, что старше была на пляже. А рядом с ней кто?

Жарких засунул снимок в карман.

— Посторонние лица. Или вы из них кого-то знаете?

— Нет. Просто интересно.

— И где вы этого мужчину высадили потом?

— На нефтебазе.

— Время не вспомните?

— Когда высадили? Десять уже было. Или около того.

— Уже темнело?

— Да, почти стемнело. Сейчас же где-то в начале одиннадцатого становится темно. Вернее, тогда. Сейчас еще позже.

— А та высокая женщина точно осталась на пляже?

— Лошадь эта? Да, она там осталась. Когда мы уезжали, она так на нас посмотрела.

— Как?

— Ну, у нее рожа такая недовольная была.

— Больше на пляже в тот вечер вы никого не видели?

— Не знаю. Вроде нет.

— А почему вроде?

— Ну-у… Мне показалось, что кто-то из кустов за нами подглядывал.

— Показалось?

— Я не знаю. Может, никто и не подглядывал. Ощущение такое было. Я всегда чувствую, когда мужики на меня пялятся.

— Может, это Стас на вас пялился?

— Он на Светку пялился.

— Значит, вам показалось, что какой-то мужчина наблюдал за вами в тот момент?

— Что вы привязались? Да! Мне так показалось!

Глава 50

— Павел, я сейчас подойду! — увидев входящего в кафе Посохина, крикнул Манукян. — Подожди чуть-чуть. С экономикой только разберусь немножко.

Хозяин «Магистрали» снова склонился над толстой тетрадью, разложенной на стойке бара.

Майор сел за столик и осмотрелся. Посетителей было немного, но у них у всех был заказан знаменитый и недешевый манукяновский шашлык. Запах жаренного на углях мяса кружил голову. Посохин сглотнул набежавшую слюну.

Манукян закрыл наконец тетрадь и сунул ее под стойку. Подойдя к майору, он протянул крепкую волосатую руку.

— Здравствуй, Павел! Что тебе принести? Что будешь кушать?

Привстав, Посохин поздоровался со старым приятелем и помотал головой.

— Ничего. Надо поговорить.

— Со мной?

— С тобой. Кристину позови, пусть за стойкой похозяйничает.

— Серьезно говорить будем?

— Серьезней не бывает.

— Подожди немножко.

Манукян отправился в подсобку, и вскоре в зале появилась Кристина. Она помахала Посохину рукой и встала за стойку бара. Хозяин «Магистрали» снова подошел к майору и опустился напротив него на стул.

— Какое дело у тебя ко мне? Не стесняйся, говори напрямик.

— Разговор предстоит неприятный, Карен. И для тебя, и для меня.

— Тем более обойдемся без фиглей-миглей. Мы же с тобой не женщины, чтобы ходить вокруг да около.

— Отлично! — Посохин, не мигая, смотрел на Карена. — У тебя были намерения приобрести участок земли в сквере возле Центрального пляжа?

— Были, — Манукян ответил на вопрос без промедления. — Пока хотел взять в аренду, со временем собирался выкупить, если дело пошло бы как надо.

— Но Квасова перешла тебе дорогу?

— Перебежала, как черная кошка.

— Знаешь, какие слухи в городе появились?

— Какие?

— Что это ты ее на тот свет отправил.

Манукян несколько раз потер толстыми пальцами гладко выбритый подбородок, словно хотел удостовериться в его идеальном состоянии.

— Ты тоже так считаешь, Павел?

— А ты как считаешь, я служу закону?

— Не сомневаюсь ни на секунду.

— То есть ты считаешь, что я честно выполняю свою работу?

— Конечно.

— Так, может, ты позволишь честному полицейскому разобраться, откуда у этого слуха ноги растут?

— Что тут разбираться? Я тебе сразу скажу, что это Горобцов Геннадий такой слух пустил. Он у меня хотел «Магистраль» купить, а я его послал подальше. Сказал, что мечта не продается.

— Татьяне Горобцовой он кем приходится?

— Отцом приходится. Но она здесь ни при чем. Уверен на все сто! Они друг с другом уже много лет не ладят.

— А ты знаешь, что Квасова этот участок за взятку получила?

— Конечно!

— А ты смог бы торги выиграть, если бы они состоялись?

— Разумеется! Мои условия были бы самыми выгодными для нашего Бирючинска.

— Откуда ты знаешь?

— Я гражданку Квасову знаю.

— Где ты был тридцатого мая с девятнадцати до двадцати трех часов?

— Само собой, здесь был. Но тебе нужно, чтобы кто-то это подтвердил, я так думаю. Подожди чуть-чуть. Может, вспомню кого-то из посетителей, кто у нас в то время кушал.

— Кристина, подойди сюда на минутку, — позвал Посохин. Он был уверен, что Карен никогда не станет впутывать дочь в сомнительные дела. Поэтому ее можно было рассматривать как самого надежного свидетеля. Правда, не для следствия, а для него, Павла Посохина, лично. Но сейчас именно это и было наиболее необходимым.

Поправив стягивавший ее роскошные волосы бордовый пластмассовый обруч, девушка подошла к майору.

— Вы что-то хотите заказать, Павел?

— Нет. Скажи, пожалуйста, ты тридцатого мая вечером работала с отцом?

— Да. Я каждый день здесь, вы же знаете.

— Он в тот вечер никуда не отлучался?

— Это какой был день? Понедельник?

— Угу.

Кристина на некоторое время задумалась.

— Нет, не отлучался. Я, правда, его подменяла два раза.

— На сколько?

— Один раз минут на пять — папе в туалет нужно было. И потом еще на двадцать минут, чтобы он поел.

— В какое время он ел в тот вечер?

— Как всегда, в десять.

— Когда он снова вышел в зал, кто-нибудь там был?

— Да.

— Сколько человек?

— По-моему, шестеро. Но почти две недели прошло, я могу ошибаться. Обычно в это время у нас сидит человек пять — семь. Больше очень редко. А чтобы меньше, я такого совсем не помню.

— Был среди них кто-то из знакомых?

— Папа не хочет, чтобы я общалась с посетителями, а тем более с ними знакомилась. Я могу только их внешность описать. Помню не всех, но двух мужчин я запомнила, они часто здесь бывают.

— Кто это был, Карен?

— Не понимаешь кто?! Скорее всего, эти два барана! Карманов со своим Васюном.

— Кристина, опиши обоих.

Девушка сделала подробное описание. Карманов и Табанин полностью под него подходили.

— А когда отец уходил на перерыв эти двое уже были в зале?

— Да.

— Не помнишь, отец в тот понедельник приехал на работу на машине?

— Мы всегда ходим пешком. От дома до кафе семь минут идти. Зачем машину гонять? Если нужен транспорт, папа Михаила вызывает.

— Это того, что за продуктами ездит?

— Да, Монастырева.

— А тридцатого мая Карен его вызывал? Вечером, я имею в виду.

— Надо подумать… Нет. Михаил как утром мясо и овощи привез, больше в кафе не появлялся.

— Спасибо, Кристина.

— Все, милая, иди.

Когда девушка удалилась, Карен с грустью посмотрел на Посохина:

— Ну что, все выяснил?

— Все. До старого пляжа отсюда ехать минут шесть. Если не вдвое превышать разрешенную в городе скорость. Но машина штука приметная. Значит, какое-то расстояние до пляжа нужно было пройти пешком. Еще надо время на переодевание. Убийца наверняка после преступления был весь мокрый. На убийство как таковое тоже нужно было несколько минут потратить. Еще плюс обратная дорога…

— А если я киллера нанял? Такой вариант ты исключаешь?

— Не смеши. Деньги для тебя не самое главное в жизни, и ты слишком ценишь свою независимость, чтобы связываться с бандитами.

Посохин помолчал.

— Карен, я не только для себя выяснял, как ты провел вечер тридцатого мая, но еще и для тех, кто распускает о тебе в городе грязные слухи. Также для начальства, если эти слухи дойдут и до него. А они дойдут, сам знаешь. И я должен быть к тому моменту во всеоружии.

— Павел, я тебя понимаю, но все равно обидно.

— Обида не на всю жизнь?

— Ай! Что ты говоришь?! На десять минут! Кушать будешь?

Глава 51

Посохин сидел в своей машине и смотрел на проезжавшие по трассе разноцветные фуры с иностранными номерами. Стекла в автомобиле были подняты, и он не слышал рева «манов», «рено» и «вольво». В салоне тихо звучал голос Шаде.

Через месяц-другой ниже по Лигани заканчивали строительство большого моста, и транзитный транспорт, огибая город, должен был потечь к новой переправе. Посохин уже посчитал, что после этого бирючинский мост, построенный в начале семидесятых, станут пересекать не более полусотни машин в час — в основном те, что держат свой путь в Новолиганьск.

Скоро, с грустью подумал майор, этот железный поток превратится в хилый ручеек и никакого смысла приезжать сюда уже больше не будет. Вся романтика останется за кадром.

Кто-то за его спиной настойчиво постучал в стекло. Майор обернулся. На тротуаре возле машины стояла Рыбакова. Посохин открыл водительскую дверь и выглянул наружу.

— Майор, вы почему телефон отключили? — опираясь одной рукой на крышу автомобиля, спросила Валентина Васильевна с притворной строгостью. — Я звоню, звоню! — Она сделала шаг вперед. — Хорошо Жарких помог. Сообщил, что шеф в данный момент медитирует, то есть созерцает в районе поста ГИБДД на трассе «М 4» уносящиеся вдаль автомобили.

Посохин откинулся на спинку сиденья.

— Я когда срочную служил, в увольнение ходил на железнодорожный вокзал. Чтобы расслабиться, как сейчас говорят, — с сарказмом произнес Посохин. — Смотрел на уходящие и прибывающие в Рязань поезда. — Он немного помолчал. — А у нас тут до ближайшей «железки» шестьдесят километров.

— Сильно по дому скучали?

— Да нет. Просто по натуре я, наверное, неисправимый фантазер. Манят меня дали всякие и другие романтические неизвестности. Я не имею в виду места оголтелого туризма. Не дай бог, как говорится. — Посохин сделал паузу и резко поменял тему разговора: — Вы, очевидно, знаете, что у Квасовых во время обыска мы ничего не нашли. Ни в огороде, ни в доме, ни где-либо еще. На радостях руководство вставило мне по первое число. И Нестеров, и Карельский. Даже судья меня нехорошими словами обложил. В следующий раз ордер придется выпрашивать, стоя на коленях. В общем, Валентина Васильевна, Стасов чист, коллеги-бизнесмены тоже ни при чем, судя по всему…

Посохин замолчал и задумчиво посмотрел на Рыбакову.

— Но кого-то она боялась, — сказал он, выделяя каждое слово. — И боялась по-настоящему.

— Или ненавидела.

— Такие вещи часто взаимосвязаны. В общем, кто-то мешал ей спокойно жить. Да-а… Что ж, подведем итоги проделанной нами работы, дорогой Ватсон. Взвесим, так сказать, сухой остаток.

— И что у нас получается в остатке?

— У нас в сухом остатке лишь два велосипедиста. Тот, которого видели дочка Смазневых и Татьяна Горобцова, и тот, которого видел Дронов. — Посохин усмехнулся. — В Бирючинске обезврежена банда велосипедистов. Как вам такое сообщение в новостях? Звучит! Правда, у Квасовой были какие-то шашни с администрацией, но Карельский в этом направлении работать мне запретил. Сказал, что передаст информацию наверх и пусть там решают, как с ней быть. Он не считает, что убийство Квасовой как-то связано со взятками. Скорее всего, он прав, но очень мне хочется пощипать за попки наших казнокрадов. Прямо руки чешутся.

— А Баталин? Его же все-таки арестовали.

— Баталин попал под раздачу из-за своей жадности. Тот, кто сунул анонимку под дворники Самарину, подбросил и обрывки расписки горемыке Баталину. Этот некто хорошо знал характер Баталина и понимал, что тот не устоит перед искушением. Они наверняка где-то пересекались. Карельскому это тоже ясно, но на него начальство сильно давит. Его руководству хочется как можно быстрее отрапортовать о раскрытом убийстве. Если у Карельского дело заберут, фермеру хана. Дожмут его. Короче, меня весьма занимают эти ваши поклонники двухколесного транспорта.

— Павел, этих велосипедистов я, кажется, нашла. Описание почти полностью совпадает. Высокие, крепкие. Обоим около сорока. Живут в районе маслозавода. Друг с другом неплохо знакомы.

— Неужели нашли?! — встрепенулся Посохин, выключая проигрыватель. — А ну-ка, садитесь и рассказывайте!

Майор открыл правую переднюю дверь. Рыбакова быстро обошла машину и забралась на сиденье рядом с водителем.

— Первого зовут Кисленко Максим. Освободился из колонии два месяца назад. Отбывал наказание за хулиганство. Всегда ходит в кепке или бейсболке. Наверное, потому что во время заключения заметно полысел и теперь стесняется своей новой прически. Велосипед купил два месяца назад у одной старушки. Велосипед у него черного цвета, с фарой и багажником. Второй — Антон Петрович Пригов. Работает продавцом в магазине строительных материалов. У него тоже есть велосипед черного цвета. «Ласточка», между прочим. Я сама видела. Собирается перебраться в Ростов. У него там подруга живет.

— Отлично! Но что нам это дает?

— Может дать, — заметила Рыбакова, доставая из сумки ежедневник. — Это адреса.

Она вынула из ежедневника сложенный вдвое листок и протянула его майору.

Посохин некоторое время сидел, глядя через лобовое стекло на проезжавшие мимо машины, и молчал. Рыбакова не сводила с него глаз.

— Кисленко и Пригова мы, конечно, проверим, — поворачиваясь к ней и беря листок, сказал, наконец, Посохин. — Но, вот, что мне сейчас пришло в голову. А если у Квасовых преступники тоже ничего не нашли? Как и мы. Они тогда могут попробовать надавить на Николая с целью вытребовать искомое. Ключи у них есть, есть горячее желание нечто поиметь и есть наглость. Они ведь ни один раз наведывались к супругам Квасовым. Если верить Дубко. Наверное, в доме они уже тоже все облазили, пока Квасов был в запое. Хотя никаких чужих «пальчиков» мы там и не обнаружили.

— Почему вы к словам Дубко относитесь с таким недоверием?

— Черт его знает! Вечно поддатый вредный старикашка никак не тянет на надежного свидетеля.

— Но он же видел ночью высокого мужчину на огороде! И может быть, даже не один раз. А вы вцепились в Николая, как бульдог! И почти неделю на нем висели, не слишком принимая в расчет его характер. Вы сильно переоцениваете его любовь к деньгам и способность к мимикрии.

— Иногда лучше переоценить…

— Павел, не в этот раз. Тем более что Николая никак не назовешь высоким.

— У Квасова был и мотив, и возможность совершить убийство. После визита к Лебедевой ему ничего не стоило минут за десять дойти до реки и спокойно отправить супругу в мир иной. Он вполне мог оказаться на пляже сразу после того, как оттуда отплыла лодка Самохина, и до того, как на луг за скотиной пришел Дронов. А незаметно уйти с пляжа можно было после наступления темноты.

Помолчав, Посохин неожиданно добавил:

— Но, если все-таки допустить, что Квасову убил кто-то еще, Николаю может грозить серьезная опасность. Его после получения информации, скорее всего, уберут. Жалко будет мужика. Засаду, что ли устроить? Правда, нам какая от этого будет выгода?

— Вы что, Павел! Человека спасем!

— Это само собой. Может, он нам в благодарность за избавление от тяжких страданий расскажет, что мы ищем?

— Ничего он не знает!

— Ладно. Допустим, что не знает. Идем дальше… Итак, мы берем этого мистера Икса, если он существует, на огороде или даже в доме. Что мы сможем ему предъявить? Убийство Квасовой, скорее всего, повиснет в воздухе…

— Надо каким-то образом заставить его говорить.

— На допросе он, как пить дать, ничего не скажет. А вот наедине с Квасовым… Надо собрать как можно больше косвенных улик, если уж нет прямых. Ежиков блиндаж… Что он ищет? Деньги, наркотики, оружие? Чтобы ему подкинуть в качестве наживки? Или им?

— Деньги. Увесистую пачку денег. Чтобы он не искал, деньги могут заменить все.

— Рискнем! С Николаем только надо договориться. Без него нам, наверное, убийство Квасовой не раскрыть. Надо хорошенько все рассчитать, чтобы свести риск к минимуму. Сегодня мы больших денег уже достать не сможем. Но, вероятно, это и к лучшему. Будет время более тщательно все подготовить. У начальства денег просить не станем. Завтра поговорю с Наташкой, может, она нам миллиончик организует. На меньшее этот гад может не повестись. Николая надо на сегодняшнюю ночь из дома убрать от греха подальше. Пристегните ремень, коллега. Взлетаем!

Подъезжая к усадьбе Квасовых, они увидели, что ворота гаража открыты настежь. Рыбакова с испугом посмотрела на Посохина. Тот, затормозив, мгновенно выскочил из машины и забежал внутрь.

— Николай! — крикнул майор, заглядывая под «Газель».

— Чего надо?! — раздалось из ямы.

Посохин выпрямился.

— Слава богу! Поговорить нужно.

— Мы уже говорили.

— Дело серьезное. Ты же не хочешь, чтобы тебя отправили вслед за женой?

— Чего?

— Не злись. Бросай все дела. Поговорить надо. Срочно.

— Сейчас.

Квасов вылез из ямы и, вытирая ветошью руки, подошел к Посохину.

— Ну?

— Николай, тебе лучше сегодня дома не ночевать.

— Это почему?

— Люди, которые что-то искали у вас во дворе, тоже, скорее всего, как и мы, ничего не нашли. Они, я думаю, захотят поговорить с тобой лично. И этот разговор в любом случае кончится для тебя плохо.

— Я же ничего не знаю. Сколько можно повторять. Достали уже.

— Они тебе в любом случае не поверят. Сегодня на ночь нужно отсюда уехать. А завтра мы устроим засаду. Правда, у нас есть к тебе одна просьба.

— Что еще?

— Без твоей помощи нам не привязать их к убийству.

— Что, мне придется с ними говорить? — догадался Квасов.

— Надо, Николай. У нас пока нет весомых улик.

— Вы хотя бы знаете, кто это?

— Предполагаем.

— Так же, как со мной?

— Нет, не так же. Знаю, что я перед тобой виноват. Работа у меня такая. Приношу свои извинения. Можешь даже написать на меня жалобу, если хочешь. Валентина Васильевна тебе подскажет, как надо правильно все изложить. Помоги только этих гадов взять. Они могут еще не одну душу загубить.

— Ладно. Дочка Райку очень любила. Только ради нее.

— Значит, договорились! Я звоню Нестерову и Карельскому. Может, поверят мне еще разок.

Глава 52

— Все, Николай, половина двенадцатого — пора укладываться спать, — сказал Посохин, взглянув на часы.

Квасов выключил телевизор.

— А если они не придут?

— Придут. Если не сегодня, так завтра. Жарких, давай в шкаф! И подушку возьми. Под задницу подложишь.

— А, и так нормально! Шеф, может, поменяемся? Вы в шкаф, а я под стол?

— Кончай базар. Лезь! Кукушкин, возьми рацию — и на второй этаж! Держишь связь с группой Богуславского.

— Есть!

Лейтенант Кукушкин вскочил с пола, лежа на котором он весь вечер смотрел телевизор, и бросился к лестнице, словно бойскаут.

— Куда?! Пригнись! Окна! — сдавленным голосом воскликнул Посохин. — Ох, и дебил.

Майор включил диктофон и положил его на тумбу рядом с телевизором.

— Может, что-нибудь и запишется. Наталья сказала, что аппарат очень даже неплохой. Она его с собой на сделки всегда берет.

— Шеф, я пока дверь не буду полностью закрывать? — попросил Жарких.

— Не задохнешься. Николай, гаси свет.

Квасов встал с кровати и щелкнул выключателем.

Жарких помог ему надеть бронежилет и сверху пижамную куртку. Бронежилет был импортный — легкий и тонкий. Его подарили подполковнику Нестерову в Германии, куда он недавно ездил в составе полицейской делегации обмениваться опытом.

— Николай Иванович, погоди, я сейчас перелезу, а ты потом ляжешь.

Старший лейтенант на ощупь перебрался через двуспальную кровать и открыл платяной шкаф.

— Прямо как Гагарин в спускаемом аппарате. Только «Героя» никто не даст, — прошептал он, забравшись внутрь и прикрыв за собой дверь.

Было слышно, как Квасов откинул одеяло и, вздохнув, лег на кровать.

— Николай, ты все помнишь? — вполголоса спросил его Посохин из гостиной.

— Помню, не дурак. Мне с головой укрыться?

— Как хочешь.

Майор залез под обеденный стол и опустил скатерть.

— Все, ждем.

В доме стало тихо.

Высокому и широкоплечему Посохину сидеть под столом было крайне неудобно. Он боялся, что если ждать придется долго, то у него наверняка затекут ноги и быстро из-под стола ему не выскочить. Правда, шансов выбраться самостоятельно из платяного шкафа, в отличие от бывшего гимнаста Жарких, у него вообще не было.

Примерно через полчаса майор почувствовал, что ноги начали неметь. Положив пистолет на пол, он опустился на четвереньки и стал шевелить ступнями.

Квасов лежал с открытыми глазами. Он жалел, что Посохин не разрешил ему выпить. Не то, чтобы он умирал от страха, но опасения, что все может закончиться не так, как спланировал майор, у него были.

Жарких сидел в шкафу в позе эмбриона. Руку с пистолетом он положил на колени, а другой придерживал дверь. Больше всего ему доставляла неудобство боль в копчике, которым он упирался в нижнюю стенку шкафа. Жарких корил себя за то, что не послушал майора и не подложил под зад подушку.

Никто из них не услышал, как около часа ночи открылась входная дверь. Но все они услышали, как отворилась дверь в гостиную. Неизвестный осторожно, судя по звуку, задернул шторы на окнах гостиной и прошел в спальню. Там он тоже закрыл окно шторами и зажег фонарик. Желтоватый круг пополз на уровне пояса сначала налево, потом направо и, наконец, сполз на пол.

Ночной гость шагнул к кровати и сдернул с Квасова одеяло.

— А! — встрепенулся Николай.

Свет фонарика ударил ему в лицо.

— Что?!

— Тихо! — глухо прозвучал голос неизвестного. — Убью!

Посохин наблюдал за происходящим через дырку в скатерти. Бандит был в маске. Фонарик он держал в левой руке, а в правой — пистолет ТТ. Майор это понял по характерному силуэту.

— Ты кто? — спросил Квасов, приподнимаясь на кровати и отворачивая лицо от света.

— Сядь!

Квасов медленно опустил ноги на пол. Руки он положил на колени. Днем Посохин показал ему, как он должен двигаться и говорить, чтобы не спровоцировать убийцу. Главное, предупредил его майор, ни в коем случае нельзя делать резких движений и повышать голос.

— Отдай то, что нашел. Это мое, — негромко произнес бандит.

— Что?

— Где то, что ты нашел, сява?

— Я ничего не находил.

— Ты хочешь, чтобы я тебя пришил, как твою Райку? Она даже завизжать не успела. Или тебе сначала брюхо вспороть? Я могу. Где золото?

— Какое золото?

— Мое золото! — повысил голос неизвестный.

— Сейчас, сейчас. Я тут случайно кое-что нашел вчера. Оно в тумбе под телевизором.

— Достань!

Квасов оперся руками о край кровати и медленно выпрямился.

— Там, — сказал он, отворачиваясь от направленного в лицо света и указывая пальцем на телевизор.

— Доставай!

Квасов подошел к тумбе и, нагнувшись, открыл одну из створок. Он вынул завернутую в целлофан увесистую пачку денег.

— Вот.

— Протяни вперед!

Квасов, щурясь от света, замедленным движением вытянул вперед руку с деньгами на уровне плеча.

— Деньги, что ли? Мало! Где остальное?

— Это все.

— Спрашиваю: где остальное, фраерок? Тут не больше двух лимонов.

— Я не знаю.

— Я тебе горло вырву! Где мое золото, падла?! Продали?!

— Это все, что я нашел.

— Я не только тебя закопаю! Я дочке твоей уши отрежу, а внучке глаза вырву, если не скажешь, где золото!

— Ради Бога, дите не трогай! Все отдам. Я покажу, где остальное спрятал. Покажу… Там, во дворе.

— Пошли! Руки за голову!

Квасов поднял руки и двинулся в гостиную. Бандит пропустил его вперед и слегка подтолкнул пленника в спину.

— Давай, лошара!

Посохин на четвереньках осторожно выбрался из-под стола. В дверном проеме четко вырисовывалась мужская фигура. Сейчас Квасов свернет налево и выйдет из-под прицела. Нельзя было упустить момент. Майор поднялся на ноги и на цыпочках сделал два огромных шага. Замахнувшись, он ударил налетчика по затылку рукоятью пистолета.

Глава 53

Посохин повернул ключ в замке зажигания. Едва мотор завелся, как раздался телефонный звонок. Майор чертыхнулся и потянулся за мобильником, лежавшим на правом переднем сиденье.

— Посохин! Здравствуйте, Валентина Васильевна… Да, взяли… Да, Кисленко, как вы и предполагали… Нет, надо, чтобы он очухался немного. Я слегка перестарался… Пригова Карельский уже допрашивает. Он, скорее всего, не при делах. … Я? Хотел поехать домой и вздремнуть немного… Лично я нужен? Ладно, сейчас буду.

Посохин до Речного переулка добирался дольше, чем обычно. Его клонило в сон, и он вел машину предельно осторожно, стараясь не думать о событиях прошлой ночи и сосредоточившись на дорожных знаках и дороге. Магнитолу он включать не стал.

Свернув в переулок, Посохин сразу увидел Николая Квасова и Рыбакову. Валентина Васильевна двумя руками опиралась о черенок лопаты. Майор съехал на обочину.

— Что случилось, Валентина Васильевна? — спросил он, выходя из машины.

— Идите сюда! — махнула ему рукой Рыбакова и направилась к клумбе у овражка, за которой ухаживала Квасова.

— Ну, что еще? — бросил Посохин, подходя к клумбе.

— Я ночью еще раз все проанализировала, а утром пришла сюда. Посмотрите на два крайних кирпича в бордюре.

— Что тут? — Посохин наклонился над клумбой.

— Еще внимательнее! — с улыбкой произнесла Рыбакова.

— Вокруг этих двух кирпичей травы нет.

— Точно! Квасова весьма остро реагировала на всякое приближение к своей любимой клумбе. Запредельно остро. Но заявление на Дронова, когда его телята съели несколько цветов на клумбе, она все-таки не написала! Она оставила безнаказанным даже то, что он на нее руку поднял. Она явно не хотела, чтобы полицейские обратили свои взоры на ее цветочки. Прибавьте сюда еще и видеокамеру. Сопоставьте ее стоимость и цену этих анютиных глазок. Павел, уберите кирпичи и засеките время для протокола.

Посохин вынул из земли самый крайний в бордюре кирпич и откинул его в сторону.

— И второй, пожалуйста!

Посохин выполнил просьбу Рыбаковой и вопросительно на нее посмотрел.

— Что дальше?

— Сейчас будем копать.

Рыбакова воткнула острие лопаты в землю.

— Может, я? — протянул руку Посохин.

— Не надо. Земля мягкая.

Рыбакова, стараясь не задеть цветы, ссыпала вырытую землю на клумбу и снова воткнула лопату. На третий раз инструмент обо что-то ударился.

— Можете доставать, — сказала Рыбакова. — Руки потом во дворе у Николая вымоете.

Посохин нагнулся и расчистил сверху от комьев земли какой-то сверток.

— Доставайте, доставайте. Не взорвется. Я уже спицей его прощупала.

Майор, сев на корточки, взялся двумя руками за края свертка и покачал его из стороны в сторону.

— Что-то твердое.

— Тащите!

Посохин потянул сверток вверх.

— Тяжелый, — с удивлением отметил майор.

Какой-то цилиндрический предмет был завернут в черный целлофановый пакет для мусора и обмотан прозрачным скотчем. Майор стряхнул со свертка землю.

Квасов раскрыл перочинный нож и подал его Посохину. Майор ловко распорол целлофан вместе со скотчем и, вернув нож Николаю, стянул обертку.

— Банка, что ли, из-под чая?

Посохин поднял защелку и приоткрыл крышку. Внутри лежало что-то завернутое в черную блестящую материю. Сверху материал был сколот английской булавкой. Он до конца откинул жестяную крышку и многозначительно посмотрел на Валентину Васильевну.

— Ну-ка, господин майор!

Рыбакова расстегнула булавку и зацепила ее за карман своей рубашки.

— Раскрывайте, Павел. Не томите!

Посохин одной рукой поочередно развернул края материи. Банка из-под чая была доверху полна золотыми украшениями.

— Ежиков блиндаж! Вот из-за чего весь сыр-бор.

— Интересно, чье это добро? — спросил Квасов.

— Я подозреваю, что именно это золото братишка вашей жены взял три года назад в ювелирном салоне, — сказал Посохин. — Всего налетчиков было трое. Один погиб при задержании, вашего зятя упекли на десять лет за разбой, а вот кто был третьим — так и не установили. Он просто растворился в воздухе. А сегодня ночью он, наконец, материализовался. Золото позвало.

— А сколько же они взяли?

— Где-то на десять миллионов. Часть изъяли при аресте Печенкина Николая Николаевича. Это брат Квасовой, если вы не знаете, — пояснил Посохин Рыбаковой. — А три четверти похищенного золота и пистолет, из которого был ранен охранник, так и не нашли.

— Что, бандюга уже заговорил? — спросил Квасов.

— Карельский сегодня утром получил ответ на свой запрос по поводу брата вашей жены. Там все это и было. Александр Петрович посчитал, что будет нелишним поинтересоваться биографией всех родственников Раисы Николаевны, с которыми она поддерживала хотя бы какие-то связи в течение последних двух лет. Он же не зря вас целый час пытал по поводу ее генеалогического древа.

— Ну да. Но про ее брата я мало что знал.

— Поэтому Карельский и послал запрос.

— Итак, третий грабитель — это Максим Кисленко? — вопросительно взглянула на Посохина Валентина Васильевна.

— Скорее всего. Он же прямо заявил, что это его золото. В день налета он тоже был в Ростове. Но спустя час после ограбления, его арестовали в одном из ресторанов, где за сутки до ограбления он устроил дебош и избил официанта. Считаю, что провернул Кисленко это мероприятие для прикрытия. Салон, как я уже сказал, брали три человека. Печенкин и еще один подельник, некто Зуев, дали деру, а наш удалец сразу после налета пошел в ресторан обедать, где его опознали как человека, недавно громившего их заведение, и вскоре задержали. Он получил три года за хулиганство и нанесение телесных повреждений. Два месяца назад Кисленко освободился и прибыл в родной город. Вопрос: откуда он узнал, что украшения из салона находятся у сестры Печенкина, если к налету не имел никакого отношения? Вряд ли это простая догадка. Наказание, кстати, он отбывал почти за семь тысяч километров от мест лишения свободы, где чалился гражданин Печенкин. Никаких контактов между ними не было. А если по данному делу проходит еще и пистолетик, с которым мы Кисленко задержали, то картина вырисовывается полностью.

— Вот это карусель! — удивленно протянул Квасов. — Ну, Райка!

— Надо бы руки помыть, — сказал Посохин. — И будем делать опись пиратских сокровищ. Валентина Васильевна, вы мне сразу бы сказали, что затеяли, я следователя пригласил бы. Мне опять втык будет.

— Извините, Павел, я всех ваших процессуальных тонкостей не знаю. Хотела как лучше. А вдруг мы тут ничего стоящего не нашли бы? Не хотелось, чтобы вы снова пострадали.

— Ладно, пойдемте.

— Сейчас, я только почту заберу. Подержите, Николай! — сказала Рыбакова, передавая Квасову лопату. — Яму можете засыпать.

— Ничего не трогать! — строго предупредил Посохин. — Оставить все как есть.

Валентина Васильевна направилась к почтовым ящикам, на ходу вытаскивая из кармана джинсов ключи. Открыв свою ячейку, она достала «Российскую газету» и какой-то конверт.

— Это что такое? — произнесла она вслух.

На конверте были написаны ее адрес и фамилия. Имя отправителя указано не было. Писем Валентина Васильевна не получала уже лет десять, общаясь с дочерью и ее семьей в основном через интернет или по телефону. Других близких родственников у нее не было.

Женщина вскрыла конверт. Внутри лежал еще один конверт, сложенный вдвое. Рыбакова его расправила. На нем было написано: «Квасовой Раисе Николаевне».

Рыбакова подошла к Посохину и протянула ему запечатанный конверт.

— Павел, возьмите.

— Что это?

— Письмо Квасовой. Оно было отправлено на мое имя. Второй конверт, который был внутри, она адресовала себе. Знала, что я его не вскрою и принесу ей, если она будет в добром здравии к моменту получения послания. Она явно боялась Кисленко и, наверное, пыталась подстраховаться.

Посохин осмотрел конверт с обеих сторон.

— А в чем его прислали?

— Вот, вот! — подала Рыбакова майору вскрытый ею конверт.

Посохин изучил почтовые штемпели.

— Отправлено из Новолиганьска.

Он распечатал конверт с именем и фамилией погибшей. На вырванном из блокнота листке шариковой ручкой было написано: «Я, Квасова Раиса Николаевна, в здравом уме и твердой памяти заявляю, что гражданин Кисленко Максим Анатольевич, житель города Бирючинска, угрожает меня убить. Я знаю, что он три года назад участвовал в ограблении ювелирного салона в городе Ростове и ранил охранника». Ниже стояла роспись Раисы Квасовой и дата.

Посохин прочитал написанное вслух.

— Николай, вы не видели, как она его отправляла? — спросила Рыбакова.

— Нет. По дороге мы нигде не останавливались. Но она отходила минут на десять перед самым закрытием базара. Я товар уже укладывал в машину, а она сказала, что ей надо в туалет.

— А про золото ни слова, — заметил Посохин. — Как говорится, не доставайся ты тогда никому.

Глава 54

— Угощайтесь, Валентина Васильевна! — Посохин раскинул руки над богато накрытым столом. — Без вашей помощи мы так быстро это дело не раскрутили бы. Правда, я обещал только зеленый чай, но вы заслуживаете гораздо большего.

— А кто оплатит этот шикарный банкет? Или это широкий жест Карена Маратовича?

— Валентина Васильевна, Карен человек душевный, но не осел. Зачем ему меня так подставлять? Я все оплатил через кассу, причем при свидетелях. Вот чек. Думаю, моя будущая премия покроет все затраты и даже Маришке и Вике на булавки останется.

— Когда она еще будет эта премия?!

— В следующем месяце. Сергеевич обещал. А он слово держит. Вам вина налить? Вы ведь белое предпочитаете?

— Да, пожалуйста.

Посохин наполнил два бокала.

— Ну, за дедуктивный метод и его создателя?

— За него!

Посохин и Рыбакова выпили.

— Рассказывайте, чем дело кончилось? Сознался наш кладоискатель? — спросила Валентина Васильевна, ставя бокал на стол.

— Как вам сказать? Сначала он уперся как бык. В понедельник вечером со двора никуда не отлучался. и все! Книжку читал. «Наследник из Калькутты». Он даже сюжет Карельскому пересказал.

— А как он объяснил появление у себя ключей от дома Квасовых?

— Первоначально утверждал, что нашел их на прошлой неделе в среду на пляже. Случайно. И место показал. Следователь после этого, естественно, вызвал Дронова. Тот не подкачал и подробно описал одежду велосипедиста, которого он видел недалеко от пляжа на прошлой неделе, но в понедельник вечером. В предполагаемый день гибели Квасовой. Накануне во время обыска точь-в-точь такую же одежду мы нашли дома у Кисленко. Ее надо было бы ему сразу выбросить. Одна из его немногочисленных ошибок. Пожалел, что ли? Или посчитал, что ему удалось остаться незамеченным? Там же мы и кеды, между прочим, нашли, в которых он по огороду лазил. Пусть он их и вымыл, но отпечаток-то совпал с левой подошвой тютелька в тютельку! Потом зачитали ему показания Смазнева про велосипед, который тот случайно увидел в понедельник в кустах на старом пляже. Смазнев даже вспомнил про царапину на вилке в виде буквы «Ж». Оказывается, эту метку прежние хозяева там поставили. Внука той бабки, что Кисленко велосипед продала, Женей зовут. Жарких, между прочим, отыскал позавчера среди соседей еще одного свидетеля, который видел, как Кисленко возвращался домой в понедельник 30 мая в начале одиннадцатого. И его описание одежды, в которой Кисленко на тот момент был, совпало полностью с показаниями Дронова.

Посохин плеснул себе в бокал вина и вопросительно взглянул на Рыбакову. Та покачала головой. Майор выпил и продолжил рассказ:

— Вероятно, пораскинув мозгами, а они у него есть, наш подозреваемый через сутки дал задний ход. Да, говорит, меня могли видеть недалеко от места преступления, но в тот вечер я ездил за хлебом. Боялся признаться, предполагая, что могут обвинить в убийстве. Судимость и все такое. Следователь его спрашивает, в какой магазин? В «Фермер», отвечает. До него быстрее всего добраться из района маслозавода. Хорошо, но тогда почему вас, интересуется Карельский, не зафиксировала камера видеонаблюдения «Россельхозбанка», мимо которого вы должны были проезжать? После этого он на нас обиделся и напрочь отказался давать показания. — Посохин покачал головой. — А сегодня утром, побеседовав с адвокатом, он круто поменял тактику. Теперь он утверждает, что Квасову убил по неосторожности. Пытался заставить ее сказать, где она спрятала золото и немного перестарался.

— А в ограблении ювелирного салона он участвовал?

— Естественно. Из его пистолета и был ранен охранник. Но сам он говорит, что пистолет нашел у Квасовой. Она, якобы, хранила его в погребе. Кстати, я сфотографировал этого упыря, чтобы вы на него полюбовались.

Посохин достал телефон и вывел снимок на экран.

— Как он вам? — спросил майор, протягивая Рыбаковой мобильник.

Валентина Васильевна всмотрелась в лицо убийцы.

— Типаж злого голливудского ковбоя. Спиной к такому лучше не поворачиваться. А что у него на левой скуле? Шрам?

— Да. На зоне авторитет зарабатывал. В больничке даже лежал. Заточенным гвоздем ткнули.

— Почему-то про шрам никто из свидетелей и не вспомнил. Примета все-таки.

— Он не настолько бросается в глаза. Да и видели они Кисленко издалека. И Горобцова, и девчонка Смазневых. Но опознали они его сразу. Я и не надеялся. А вот перед гражданином Приговым пришлось извиняться.

Рыбакова вернула телефон майору.

— А Кисленко спросили, как он узнал, что золото у Квасовой?

— Уважаемая Валентина Васильевна, вы думаете, что когда из уст Карельского этот вопрос прозвучал, наш Максимка впал в ступор? Он стал рассказывать, что Печенкин три года назад пытался уговорить его пойти вместе с ним на гоп-стоп ювелирного, но он категорически отказался. А по ходу разговора, мол, Печенкин проговорился, что сеструха его тоже в деле. И именно ей они передадут золото и оружие после налета, а сами будут отрываться налегке. И если их повяжут, то золото все равно ментам не достанется.

— Хорошо!

— Да, мальчик не прост. Кстати, это Кисленко подкинул кошелек убитой Николаю. Чтобы тот ушел в запой, а он в это время мог бы спокойно пошарить в доме. Сам поведал. Наверное, чтобы показать, какой он умный.

— А про расписку Баталина он что-нибудь рассказал?

— Ни слова. У Баталина он, оказывается, два месяца работал на посевной и тот, по словам родителей, обсчитал его на семь тысяч. Подкинув расписку Баталину, Кисленко, конечно, хотел в первую очередь отвести от себя подозрения, ну, и заодно отомстил жадному капиталисту.

— На диктофон что-нибудь записалось?

— Да. Запись неплохая получилась. Этот умник ее прослушал и даже бровью не повел. Сказал, что гнал пургу. Хотел мужика на понт взять.

— Письмо Квасовой его тоже никак не тронуло?

— Спокоен был абсолютно. Говорит, мало ли что тетке могло померещиться. Не угрожал он Квасовой. Оговорила она его, чтобы убрать с дороги и все золото забрать себе. По той же причине и ограбление в ювелирном туда приплела. Ушлый тип. Будь на свободе Печенкин, он и его не побоялся бы кинуть, а то и замочил бы.

— Да-а. Пожизненное ему, конечно, не светит?

— Смеетесь, Валентина Васильевна? В каком времени вы живете? Главное — неотвратимость! А о соответствии наказания уголовному деянию почти никто и не вспоминает. Только первому без второго грош цена. Душегубы завтра в очередь выстроятся для отбывания наказания, если мы сейчас объявим, что за убийство будут карать двухчасовым стоянием в углу. Все понесут наказание. Все! Только какой в этом будет смысл?

— И сколько ему дадут?

— Какой Кисленко получит срок, зависит от того, сумеем ли мы в суде доказать, что убийство с его стороны было умышленным. Ладно, перестаем говорить за столом о нехороших людях и портить себе аппетит. Приступим к трапезе. Да, Валентина Васильевна? Не зря же Карен так старался.

— Приступим. Когда еще доведется отведать столь изысканных блюд.

— Вы думаете это наше с вами первое и последнее удачное расследование?

— Я думаю, вам придется держать ответ перед женой за этот наш кутеж.

— А я ее сейчас приглашу к нашему праздничному столу и погашу конфликт в зародыше! — воскликнул Посохин, доставая мобильник. — Привет, мой нежный пупсик! Скажи, ты знаешь, что такое лагмаджо? А шакар-лохум? Нет? А хочешь узнать?

Ольга Моисеева
ОХОТА ЗА ИЛЛЮЗИЯМИ

— А зачем было все-то перекапывать? Ты теперь не сможешь ходить между грядками! — С минуту Игорь стоял, ожидая ответа. Но его так и не последовало. — Ну что ты молчишь, как пень? Скажи хоть что-нибудь.

— Здравствуй.

— Привет! — про себя добавив «бестолочь», отозвался Игорь и, безнадежно махнув рукой, направился к дому. По дороге он обернулся: — Ладно, не стой столбом, утрамбовывай проходы между грядками! После обеда будем сеять.

В доме уже был накрыт стол. В центре стояла большая миска с бурой жижей отвратного вида.

— Что это? — поморщился Игорь.

— Еда.

— Неужели? — Он пододвинул миску к себе. — И из чего же она?

— Как ты заказывал: хлеб, овощи, мясо, чистая вода.

— Ты все истолкла и смешала в одну кучу, — с тоской констатировал Игорь, взял ложку и, тяжело вздохнув, зачерпнул варево. — Зачем?

— Ты сказал: прежде чем делать, надо всегда подумать, как сделать это лучше. Я подумала! И сделала еду равномерной, чтобы она лучше усваивалась.

— Но разве ты не видишь, что это выглядит омерзительно? — Он с досадой бросил ложку в миску.

— Омерзительно значит питательно?

* * *

— После того как небо, солнце, земля и все остальное было сделано, Он создал нас — по своему образу и подобию.

— Вот я и хотел у тебя еще раз уточнить: как это — по образу и подобию?

— Ну, так — посмотрел, как сам выглядит, и сделал нас похожими на себя.

— Всех?

— Да.

— А чего же мы тогда такие разные? Вот близнецы Гуры или Пел — они же совсем другие, чем мы с тобой! Если мы похожи на Господа, а Гуры и Пел совсем не похожи на нас, значит, и на Господа они тоже не похожи!

— М-м-м… — Элан укоризненно покачал головой. — Это Бик, да? Он снова плел тебе всякую чушь? Зачем ты его слушаешь? Я не раз предупреждал, что когда-нибудь он договорится до настоящей беды!

Тан промолчал. Его так и распирало продолжить логическое построение, предложенное Биком, но нс хотелось злить учителя.

— Ну точно, Бик, — утвердился в своем мнении Элан, — и я догадываюсь, что он сказал тебе дальше: что раз только мы созданы по образу и подобию Господа, то именно мы здесь и главные. Так? — он зловеще усмехнулся, сверля Тана взглядом.

— Избранные, — тихо ответил Таи, глядя в сторону.

— Ага, ясно! — победно изрек Элан. — Мы — избранные, а близнецы, Пел и им подобные созданы лишь для того, чтобы слушать наши приказы и беспрекословно подчиняться, да? А тебе не кажется, что Бик просто балбес и лодырь, хочет не работать, а только команды другим раздавать, и, чтобы. что оправдать, придумывает разные идиотские теории!

Тан потупился. Резкий тон и выводы Элана вмиг сделали пространные объяснения Бика намного менее привлекательными, чем казалось еще минуту назад.

— Я думал, ты умнее! — продолжал наседать учитель. — Думал, ты понимаешь, что из-за таких, как Бик, извращающих заветы святого Мартория, Небесные Отцы могут всех нас превратить в камни! — закончил он громовым голосом.

Тану стало обидно. С чего это учитель считает его недоумком? Он ведь ничего плохого не делает, просто хочет разобраться! И Тан выпалил, глядя Элину прямо в глаза:

— А Бик говорит — не будет никакого Небесного Пришествия! Господь бросил нас тут, потому что мы Ему надоели тем, что у нас никогда ничего не меняется. Чего Ему смотреть, как мы без конца делаем одно и то же, ничему не учимся и не развиваемся. Скучища! Не пошлет Он к нам Отцов. Никто к нам не сойдет!

— Святой Миргорий! — Элан в ярости затряс головой, и в шее у него звонко хрустнуло. Тан испугался, что у учителя там что-нибудь сместится и он больше не сможет поворачивать голову. — То, что все равны и каждый выполняет свою работу, он называет скучищей! Да если бы не эти скучища, вместо нас давно бы уже были неподвижные камня, а на моете поселения вырос дикий лес! Неужели ты сам этого не понимаешь?

— Мне пора, Элан, — сказал Тан и развернулся, чтобы уйти. Он чувствовал, что запутался, и решил поразмыслить над всем этим позже, В более спокойной обстановке.

— Вот и иди! Иди и подумай как следует, тогда увидишь, кто прав! — словно прочитав его мысли, напутствовал учитель.

* * *

— Еще один сигнал? — нахмурился председатель комиссии. — Что это значит? Неисправность прибора?

— Прибор исправен, — возразил начальник лаборатории гиперсвязи, бросаясь к панели управления. — Связь с ответным устройством на Марсе установлена, в чем уважаемая комиссия только что убедилась, — быстро бормотал он, колдуя над приборами. Высокий и тощий, как палка, главный связист напоминал гигантского богомола, с неимоверной скоростью нажимающего на кнопки длинными передними конечностями. — Что же касается второго сигнала, то он послан другим ГС-передатчиком, который находится вне Солнечной системы.

— Как это «другим»?! А что же вы тут тогда так долго изобретали, тратя государственные деньги, если на испытании первого в мире устройства гиперсвязи обнаруживается, что аналогичный прибор уже существует? — грозно вопросил председатель, придвигаясь вплотную к начлабу. — И что значит «вне Солнечной системы», а где же тогда, черт возьми? — Его плотная коренастая фигура угрожающе застыла прямо за спиной главного связиста.

— Вот координаты. — Тот проворно отпрыгнул в сторону, чтобы не загораживать дисплей.

— Мне некогда вникать в цифры и значки, назовите место!

— У этой планеты пока нет официального названия, только номер, — затараторил начлаб, тыкая тонким сухим пальцем в дисплей. — Ее существование до настоящего момента рассматривалось как условное, построенное на расчетах, то есть я хочу сказать, было с большой вероятностью предсказано, что там есть планета, причем по своим характеристикам близкая Земле.

— Минуточку! Так это что же, та самая «Надежда человечества»? — Председатель обернулся к остальным членам комиссии. Те забубнили каждый свое, создавая общий бестолковый гул, и председатель вновь повернулся к связисту.

— Да, похоже, это именно она, — подтвердил тот.

— Ну, так бы сразу и сказали! А то морочите голову номерами! Выходит, туда уже доставили прибор?! Почему же тогда мне никто не сообщил об этом? Что за игры вы тут ведете? — Председатель достал из кармана платок и вытер мгновенно вспотевшую лысину.

— Я никаких, как вы изволили выразиться, игр не веду, — возмутился начлаб, — и могу сказать со всей ответственностью, что вы присутствуете на первом в мире испытании гиперсвязи! Ни о какой отправке к Надежде прибора ГС мне ничего не известно, и я не понимаю, откуда вообще он мог взяться! На сегодняшний день наша группа успела собрать и полностью отладить всего два устройства: одно — здесь, в лаборатории, а второе — на Марсе. Насколько я знаю, исследователи должны полететь к Зет-один-четы… простите, к Надежде, только через полгода, состав отряда еще даже не утвержден! Кто же, по-вашему, доставил прибор и включил его? И на чем этот кто-то полетел туда? Гиперпространственников пока только три, и все они в Солнечной системе. Или Центр втихаря сделал еще один «Союз-ГП»? Что ж, в таком случае это не я, а вы ведете странные игры!

— Не забывайтесь! Я — председатель правительственной комиссии, а не ваш ассистент!

— Подождите… — неожиданно пробасил, выступая вперед, полный и рослый человек — один из членов комиссии. — А почему вы считаете, что устройство ГС на Надежде — наше?

— Вы имеете в виду принадлежность Российской директории? — нахмурился председатель.

— Да нет… — неторопливо прогудел член комиссии, — я говорю о человечестве в целом.

— Что? — Брови председателя поползли вверх. — Вы полагаете, это… зеленые человечки?

— Нет, не думаю! — покачал головой начлаб. — УГС наше. Оно передает свои координаты и идентификационные данные. Фактически это стандартное устройство связи, какие входят в оборудование всех кораблей Российской директории. От других оно отличается только тем, что может осуществлять гиперсвязь. Именно такими УГС в ближайшее время планируется оснастить все ГП-корабли. Прибор на Надежде, как я уже говорил, работает в автоматическом режиме: посылает свои данные, после чего переключается на прием в ожидании ответа. Если мы подтвердим получение сигнала, то наверняка получим еще какое-то сообщение, или даже…

— Что?

— Или даже с нами на связь выйдет оператор.

* * *

«И чего я поперся к учителю, ведь и так было ясно, что он ответит! Для Элананет ничего более святого и неприкосновенного, чем Заветы, — думал Таи, шагая по цеху к заевшей машине. — Слышал бы он, что Бик говорит про Мартория… — Воспоминания о словах Бика вызывали стыд. — И как только он может плести такое? Если Марторий не Отец Небесный, то как же он мог оживить Поселение? И дать нашему Поселению Сердце! Кто бы мы были без силы Сердца? Камни во тьме…»

Мысли продолжай течь, ничуть не мешая работе, и вскоре стараниями Тана машина уже снова исправно вскрывала консервные банки с истекшим сроком годности, вытряхивая их содержимое в контейнер. Подкатил Пел и остановился в ожидании, когда отставший от графика контейнер наполнится. Помимо воли в голову Тана продолжали лети. разглагольствования Бика. Конечно, по большей части он городил чистую ахинею, и все же в его рассуждениях попадались вещи, заставлявшие задуматься. Тана так и подмывало поделиться этим хоть с кем-нибудь, и он спросил:

— Слушай, Пел, а тебе не надоело каждый день возить эти контейнеры?

— Нет, с чего вдруг? Это моя работа, и я могу делать ее лучше других. Почему мне должно надоесть? Что за чудной вопрос?

— Нет, я не имел в виду твою личную, природную, так скажем, склонность к этой работе, а говорю вообще, в принципе.

— Не понимаю!

— Ну-у, вот мы выращиваем плоды, потом делаем из них консервы, а когда срок годности выходит, отправляем продукты в переработку на удобрения и на них снова выращиваем плоды. И так без конца. Вот я и спрашиваю: тебе никогда не хотелось взять да и перестать этим заниматься?

— Мне? Перестать? А что же я тогда буду делать? — удивился Пел, нетерпеливо елозя на месте.

— Да не важно, я ж объясняю — в принципе! Что в нашем мире изменится?

— То есть как это — не важно? Если я ничего не буду делать, то просто превращусь в камень — вот что изменится! И с чего только тебе подобные глупости в голову приходят — взять и перестать?! Разве можно изменить волю Господа? Он же создал и нас, и этот мир, а значит, мы должны делать что велено! Лично я не хочу встретить Небесное Пришествие неподвижной, тупой глыбой… а вообще, сходил бы ты к Элану, он лучше меня объяснит, что к чему.

— Да был я у него уже, — буркнул Тан.

— Ну, так сходи еще раз! — Контейнер наконец наполнился, и Пел быстро погрузил его на тележку. — Слушай, мне надо работать, а твоя болтовня тормозит весь процесс.

— Так это машину заело, при чем тут моя болтовня! — возмутился Тан, но Пел уже катил к выходу из цеха.


Вечером Тан отправился на кулинарную выставку Ланы. Творчество Ланы привлекало многих, и здесь, в Большом доме собралась порядочная толпа.

Лана, по обыкновению, пыталась уделить внимание каждому пришедшему, и Тан терпеливо ждал, когда она, выслушав мнения, комплименты и критику от двух признанных знатоков искусства кулинарии, порхнет к тем, кто попроще. Оглядывая зал, Тан вдруг с изумлением заметил Пела и хотел было его окликнуть, но передумал. Пел так целенаправленно и сосредоточенно пробирался к экспозиции, стараясь никого не задеть своей громоздкой тележкой, что Тан решил его не отвлекать. «Надо же, — удивился Тан, — оказывается, даже такие, как Пел, способны найти в высоком искусстве что-то для себя притягательное». И тут же отругал себя, что такой мыслью невольно принизил простого работягу. «Какая гнусность, никогда больше не стану слушать Бика! Здесь все равны, и каждый имеет право наслаждаться творчеством Ланы!»

— Танчик! — ловко вынырнув из толпы, она возникла прямо перед ним. — Привет! Рада, что заглянул! Хочешь попробовать? — Лана улыбнулась и протянула поднос, уставленный малюсенькими тарелочками.

— Смеешься? — Тан взял с одной из тарелочек крохотный кусочек. — Это, наверное, малиновый торт «Заря над лесом»?

— Точно, он! — кивнула Лана. — И вовсе я не смеюсь.

— Нет, смеешься! — Повертев кусочек в руках, Тан положил его обратно. — Знаешь же прекрасно — сколько бы я ни мусолил все эти крошки, понять, в чем между ними внутренняя разница, не смогу. Оставь лучше экспертам.

— Да хватит им уже! — отмахнулась Лана. — Это я тебе принесла! — Она склонила голову набок и посмотрела Тану в глаза. Лицо ее стало серьезным. — А ты все прибедняешься! Хотя на самом деле прекрасно в этом, — она указала на поднос, — разбираешься!

— Ну, не то чтобы… хотя, конечно, я понимаю, что такое красота… Но так это ж каждый понимает! Вон сколько народу набилось поглазеть на твои изыски! Почти все жители.

— Ладно, — Лана снова заулыбалась, — а скажи, вот тебе лично какие из новых блюд больше всего понравились?

— «Заря над лесом» и «Морская прогулка». Мне кажется, это не просто хорошая кулинария, а настоящие произведения искусства.

— Вот видишь, Танчик, что и требовалось доказать!

— В смысле?

— В смысле, что эксперты именно этим блюдам поставили наивысший балл за внутреннюю гармоничность! А еще говоришь, что плохо разбираешься! Ты же не наобум сказал эти названия?

— Нет, конечно, не наобум, просто тут, знаешь, такая штука… Эта самая внутренняя гармония… она хоть и недоступна мне напрямую, но, кажется, как-то умеет просачиваться наружу… не знаю, трудно объяснить… ну, короче, ее сразу видно. Посмотришь, и в голове вдруг ка-а-ак щелкнет — вот он, шедевр!

— Лана! — бесцеремонно завопил вдруг выскочивший незнамо откуда Энке. — Я пишу статью о выставке, и мне надо задать тебе несколько вопросов! Ты не против?

— Вообще-то мы тут разговариваем, если ты, Энке, не заметил! — резко произнес Тан.

— Да пойми, дружок, мне надо срочно! — ничуть не смутился тот, фамильярно хлопнув Тана по плечу. — Статья должна быть в завтрашнем номере Газеты! Потом договорите, лады?

— А не пошел бы ты… — Тан угрожающе выступил вперед.

— Спокойно, не ссорьтесь! — Лана встала между ними. — Энке, подожди, пожалуйста, чуть-чуть в сторонке, я сейчас подойду. И подержи пока это, хорошо? — Она протянула ему поднос.

— О, а это — «Морская прогулка»? — показал на одну из тарелочек репортер, принимая поднос. — Похоже на кусочек пены.

«Это «Летние облака», тупица!» — чуть было не вырвалось у Тана, но быстрый, как молния, взгляд Ланы заставил его промолчать.

— Нет, это «Летние облака», но пену действительно немного напоминает. — Лана тихонько подтолкнула Энке к свободному углу ала. — Вот здесь постой всего одну минуточку, я скоро вернусь.

Он покорно кивнул, похоже, совершенно очарованный ее улыбой и мягким голосом.

Неожиданно для себя Тан подумал, что, может, Бик не так уж и не прав? Было бы неплохо иметь право повелевать другими. И приказать Энке никогда больше не подходить к Лане…

— Ты уж извини, но я обязательно должна с ним побеседовать. Это его работа, да и мне интервью не помешает… Слушай, давай встретимся позже, ну, когда здесь все закончится. А то мне еще кое с ем надо пообщаться. Давай?

— Ладно, буду ждать тебя у выхода.

— Тогда до встречи, Танчик! — И она упорхнула. Быстро, как птица, — раз, и нет!

«И зачем ей нужен этот дурак Энке, — ворчал про себя Тан, — подумаешь, статью какую-то накарябает! Как будто кто-то и так не знает про Лану и ее выставки! Я-то вот намного полезней — любой механизм у нее на кухне за минуту починю, если вдруг сломается… А что умеет этот репортеришка?.. А впрочем, Бог с ним, ладно. Наверное, даже хорошо, что так получилось, после выставки будет больше времени поговорить, и никто нам не помешает». Настроение Тана поднялось, и он решил еще раз внимательно изучить все новые блюда выставки.

«Танчик», — думал он, бодро протискиваясь к экспозиции. Кроме Ланы, никто и никогда не называл его так. И откуда только она это взяла? Тан представил себе, как его все вокруг называют Танчиком, скривился. Фу-у! Нет, тут все дело исключительно в Лане. Только от нее это может звучать приятно.

* * *

— Аномальное поведение чего? Там же ничего нет!

— Это не совсем, так, господин президент. Материальных объектов — да, действительно нет, но есть нечто другое. Научные определения этих явлений…

— Не надо научных определений, — перебил говорящего советник президента по науке, — с ними мы просидим до утра. Пожалуйста, давайте короче, только самую суть.

— Хорошо, попробую. Итак… — Академик собрался с мыслями. — Суть в том, что все материальные объекты физического пространства-времени обязательно имеют свои… ну что ли… отражения в подпространстве, да. Это похоже на силовые линии с узлами напряженностей… Такая, с позволения сказать, сетка-карта всего, что есть в трехмерном космосе, причем с учетом течения времени, именно по этой сетке мы и ориентируемся в подпространстве. — Он вопросительно взглянул на советника.

— Продолжайте, — ответил за него президент.

— За все время полетов с использованием гиперпрыжков мы только один раз столкнулись с тем, что корабль вышел в физический космос не в точке ожидания. Смещения по времени не было, и трехмерном пространстве оно оказалось совсем небольшим, но тем не менее такое имело место. К сожалению, точно определить, что его вызвало, тогда не удалось, и и конце концом за причину приняли неточную работу аппаратуры. Хоти теоретически, и с гораздо большей вероятностью, это мог быть сдвиг «силовой линии». И что особое мнение вашего покорного слуги отражено в заключении по этому делу.

— Почему же не приняли меры? — обратился президент к советнику.

— Явление больше не повторялось, и никаких реальных подтверждений вашему, — советник бросил недобрый взгляд на академика, — особому мнению не было. Видимо, явление относится к очень редким природным аномалиям. И пока просто не было возможности изу…

— Что ж, теперь такая возможность у вас появилась, — перебил его президент.

— Совершенно верно, господин президент, — тут же встрял академик, — в сообщении, переданном с Надежды, содержится полный пакет записей бортового компьютера! Они сейчас изучаются. Судя по всему, если «линия» уходит в сторону, то возникает смещение в пространстве, а если сжимается или растягивается — во времени. Вот в такую, большей частью именно временную, аномалию как раз и попал направлявшийся к Надежде корабль.

— То есть вы считаете, что все это проделки не людей, а подпространства. Силовая линия сжалась и закинула корабль не в то время, так?

— Да, господин президент. Только не сжалась, а растянулась. Поэтому корабль оказался в прошлом, когда на Надежде еще нет никакого поселения, а гиперпрыжки и гиперсвязь люди пока не изобрели. Кроме того, аномалия сместила корабль и в пространстве тоже. Он вышел слишком близко к Надежде, в ее атмосфере. Аварийная посадка была очень жесткой. Корабль почти рухнул на планету! Он получил такие повреждения, что уже не смог покинуть Надежду.

— Хорошо. Допустим, все так, как вы говорите. Тогда у меня вопрос: что помешает той же силовой линии искривиться снова? Я сейчас говорю о транспорте, который мы планируем в ближайшее время отправить на Надежду. Сможем ли мы защитить его от аномалии?

— Весь наш опыт гиперпрыжков показывает, что такие аномалии крайне редки…

— И тем не менее! — перебил академика президент.

— Мы уже начали разработку методов защиты.

— Форсируйте процесс, используя все доступные средства. Транспорт на «Надежду» должен быть отправлен как запланировано.

— Да, господин президент.

* * *

— Здесь так уютно, — сказала Лана, — давай посидим немного, посмотрим на воду?

— Давай.

Тан опустился на пружинящую подушку корней в центре небольшой полянки, окруженной Воздушными деревьями. За спиной и по бокам ветви переплетались в замысловатые узоры, а их длинные тонкие концы с узкими полосками листьев смыкались над головой легкой невесомой кисеей. Впереди ярко блестело озеро, отражая низкие лучи заходящего Солнца. Лана задержалась у воды, высматривая что-то в прибрежной траве. Тан залюбовался ее ладной фигуркой, точными, плавными движениями.

— О! — Лана сорвала цветок и ловко пристроила его у себя на груди. Потом не спеша подошла к Тану и встала напротив — он не сводил с Ланы глаз, завороженно наблюдая за ее походкой. — Ну, как? Красиво? — Она склонила голову, разглядывая большой белый цветок с тонкими малиновыми усиками между лепестками.

— Очень! — ответил Тан и подумал, что если Бог создал всех жителей Поселения по своему подобию, то Лана — несомненно, самый прекрасный из его образов.

— Мне тоже нравится. — Лана нежно погладила цветок и присела рядом с Таном.

Некоторое время они молча смотрели, как полыхающий шар Солнца опускается все ниже к золотой поверхности воды. Когда он коснулся озера, Лана сказала:

— Кажется, что Солнце не заходит за горизонт, а растворяется в воде… Восхитительно! Я всегда охочусь за такими иллюзиями, они дают мне замыслы для новых произведений… но в то же время… знаешь, появляется,, такое горькое чувство, что, как бы я ни старалась, мои работы будут лишь жалким и блеклым подобием этого природного великолепия.

— У тебя прекрасные работы! — с жаром возразил Тан. — Ни один из жителей Поселения не сможет создать блюда лучше, чем твои!

— Так ведь это исключительно потому, что каждый делает свое дело! Кулинарией в нашем Поселении занимаюсь только я!

— Да, но разве кто-то из жителей превратил свою работу в настоящее искусство? Вот скажи, пожалуйста, кто придет специально поглазеть, как убралась в коттеджах Ивет? Как Кати вскопала гряды под овощи, или как наполнены контейнеры сырьем, которое Гур и Гура добывают для нашего Сердца? А? Ну, скажи!.. Не можешь сказать! — торжествующе провозгласил Тан. — Потому что все жители просто выполняют свою работу, очень хорошо выполняют, даже отлично! Но это все равно не высокое искусство, понимаешь?

Лана задумчиво покачала головой и улыбнулась:

— Вот и Энке тоже все приставал ко мне с этим термином. Требовал назвать критерии, по которым можно определить высокое искусство.

— Больно много внимания ты уделяешь этому писаке! — не сдержался Тан, но увидев, как резко поскучнела его собеседница, поспешил исправиться. — Это… что-то я совсем не о том… Я про искусство хочу узнать! Так что ты ему ответила?

Заметив его смущение, Лана улыбнулась. Взгляд ее потеплел.

— Сказала, что лично я не знаю таких критериев, но вот Тан, например, говорит: высокое искусство — это когда внутреннюю гармонию видно через внешнюю красоту, когда в голове вдруг ка-а-ак щелкнет — вот он, шедевр! — она весело рассмеялась, глядя на удивленную физиономию друга.

— Чего, правда? Прямо так и сказала?

— Ну да, а что такого? По-моему, верные слова! Или ты против?

— Да нет, просто не ожидал, что ты… будешь меня цитировать!

— Почему? Разве ты не знаешь, как для меня важно твое мнение? — Лана склонила голову набок, заглядывая ему в глаза.

От ее мелодичного голоса и ясного чистого взгляда по телу Тана словно пробежал электрический разряд, в голове стало горячо и мысли спутались. Лана отвела взгляд и принялась рассматривать узоры, созданные ветвями Воздушных деревьев.

* * *

— Так на сколько лет назад его отбросило?

— Согласно хронометру УКС, сигнал автоматически посылается в течение ста пятидесяти восьми с половиной лет, — ответил руководитель проекта «Надежда человечества».

— То есть спасать уже некого?

— Да, господин президент, — вступил в разговор глава департамента транспорта. — Из сообщения следует, что это был грузовой корабль. Стандартный ГП-грузовик со встроенным киберштурманом. Один пилот. Конечно, он не мог остаться в живых через сто пятьдесят… — договорить он не успел.

Дверь распахнулась, и в зал заседаний влетел референт:

— Прошу прощения, господин президент, но у меня крайне важное и срочное сообщение — на связь с Землей вышел разумный обитатель Надежды!

* * *

Возвращаясь в Поселение, Лана и Тан еще издали увидели, что за время их отсутствия произошло что-то из ряда вон выходящее. Повсюду царила суматоха, жители метались туда-сюда, стихийно собирались в группы, видимо что-то обсуждая, потом бежали к центру Поселения. Лана и Тан резко ускорили шаг.

— Лана! — заорал, как всегда появившийся откуда ни возьмись, вездесущий Энке. — Скорее, пойдем в Храм! — Он попытался схватить ее за руку, но Тан был начеку.

— Эй-эй! Полегче! — Он загородил собой подругу. — Никуда она с тобой не пойдет!

— Тише, Танчик, подожди! — Лана мягко отодвинула его в сторону. — Мы сейчас пойдем, куда ты скажешь, Энке, только объясни сперва — что случилось?

— У-у-ухо! Ухо! — взвыл репортер и, натолкнувшись на их недоуменные взгляды, возопил: — Так вы что же, еще ничего не знаете?!

— Нет!! — хором крикнули Лана и Тан, заразившись его возбуждением.

— О-о-о! Наше Ухо услышало зов Небесных Отцов! Я не знаю когда, может, еще утром! А потом пришел Элан с обычной вечерней проверкой! И он увидел, что огонек сменил цвет! — Энке затрясло, как от мощного электрического разряда. — Элан вышел на связь! Он говорил с Небесными Отцами!! Г-г-грядет Небесное Пришествие!!!

Лана и Тан ошалело застыли, безмолвно таращась на репортера, Энке переводил взгляд с одного на другого, приплясывая от нетерпения.

— A-а… как?.. — обалдело пробормотал Тан и растерянно посмотрел на Лану.

— Свершилось! — выдохнула она и вдруг вцепилась в Тана мертвой хваткой.

Энке махнул на них рукой, развернулся и побежал в сторону рама. Лана потянула Тана вслед за ним.

На площади перед Храмом они увидели Бика с ржавым обломком трубы в руках.

— Стойте! — скомандовал он, размахивая железякой.

Чуть позади него стояли близнецы Гуры. Их высокие и широкие фигуры полностью загораживали вход в Храм. Вид у всей троицы был весьма свирепый.

Лана, Тан и Энке остановились. Рядом топтались жители, которых Бик тоже не пускал в Храм.

— Что тебе нужно, Бик? — крикнул Тан. — Говори быстрей, и мы пройдем!

— Слушай, Тан! Ну, я понимаю, эти, — Бик небрежно дернул трубой в направлении Ланы и тех, кто стоял поблизости, — но ты-то! Мы же с тобой столько раз беседовали! Неужели ты опять пойдешь к Элану на промывку мозгов? Я думал, ты соображаешь!

— Какая еще промывка? Элан говорил с Небесными Отцами, и я хочу знать об этом все!

— Чушь! — заорал Бик, от злости подскочив на месте. — Никакие ни не Небесные Отцы от Господа! Они такие же жители, как мы с вами, только мы мирно трудимся, а они — завоеватели!

— Что-то не больно ты похож на мирного трудягу! — крикнул кто-то сзади и все, кто собрался на площади, засмеялись.

— Это, — Бик потряс обломком трубы, — только для того, чтобы заставить вас слушать! Я не собираюсь драться, я просто хочу, чтобы вы поняли! Те, кто говорил сегодня с Эланом, не настоящие Небесные отцы! Им просто нужна наша планета, наше Поселение и мы в качестве рабов!

— Что здесь происходит? — раздалось позади близнецов.

Услышав голос учителя, Гуры тут же стали как шелковые и, забыв свои обещания Бику, раздвинулись в стороны, освобождая проход.

Учитель стоял в дверях храма, обозревая площадь.

— A-а! Бик! Так это ты не пускаешь ко мне жителей! И, как всегда, пытаешься сбить их с пути истинного!

— С пути истинного?! Сдать Поселение и прислуживать захватчикам! Это ты называешь путем истинным?

Отовсюду послышались удивленные восклицания, и все, кто стоял на площади, разом повернулись к Элану.

— Не захватчикам, а Небесным Отцам! — медленно и спокойно произнес учитель, неторопливо подходя к Бику. — И не прислуживать, а помогать! Ведь именно в этом наше предназначение — помогать Небесным Отцам обустраивать мир!

— Да они понятия не имеют, кто такие Небесные Отцы! Я был возле Уха, когда ты говорил с ними, и все слышал!

— Неправда! Они просто проверяли, помним ли мы, кто оживил наше Поселение, чтим ли мы заветы Небесного Отца, или нас поглотила гордыня, и мы забыли и Господа, и их, и то, кем был святой Марторий!

— Марторий был их лазутчиком! Он задурил нам мозги, чтобы мы сделали все, что нужно этим наглым нахлебникам, и преподнесли потом на блюдечке! Вот для чего все его заветы! Чтобы мы стали. их рабами, расходным материалом!

— Да это ты, а не они, хочешь сделать других рабами! Ты возомнил себя избранным, и теперь… — Слова Элана потонули в невообразимом гвалте, поднятом жителями. Кто-то выкрикивал собственные соображения, кто-то возмущался, а иные пали ниц и принялись громко умолять Господа и Небесных Отцов не превращать их в камни за то, что слушали Бика.

Лана и Тан стали протискиваться ближе к Элану, чтобы услышать, что он говорит, а Энке и еще несколько жителей, напротив, метнулись к Бику. Тем временем идейный противник учителя уже успел взобраться верхом на Гура и орал что есть силы:

— Дадим захватчикам отпор! Затаимся в засаде и нападем, как только они высадятся! А потом заставим работать на нас!! Вы хотите жить, как вам нравится, и делать только то, что сами пожелаете?! Вы хотите быть свободными?!!

— Небесные Отцы бесконечно мудрые и справедливые, — гремел на максимальной громкости Элан, — и когда они спустятся с небес, все, кто хорошо работал и чтил заветы Мартория, обретут благодать и вечное счастье, а те, кто отринул свое истинное предназначение, — он указал на Бика и окружавших его жителей, — будут прокляты! И превратятся в камни!!

— Не слушайте его, он — вражеский шпион!! — вопил Бик.

— Отступник! Ты станешь камнем! Навеки!! Камнем!!! — надрывался учи гель, грозно тыча пальцем в сторону оппонента.

— Да пошел ты! — вдруг взвизгнул Бик. — Я тебя сейчас сам сделаю камнем!! — И, взмахнув трубой, прыгнул со спины Гура прямо на Элана.

Не ожидавший такого учитель упал, не сумев защититься. Ржавый обломок вонзился в центр груди. Элан задергался в конвульсиях, а сидевший сверху Бик выдернул обломок, размахнулся и ударил учителя по голове. Еще раз и еще. Элан замер.

Лана вскрикнула и, закрыв лицо руками, уткнулась в Тана. Энке вытаращил глаза и снова затрясся, как тогда, на дороге. Стоявшие рядом жители потрясенно застыли, пытаясь осознать увиденное.

Бик поднялся, продолжая сжимать трубу. Вид его был страшен, и те, кто оказался ближе всего, невольно попятились. С минуту Бик тупо смотрел на неподвижного Элана, потом поднял взгляд и обвел им жителей.

— Ну, что смотрите? — медленно сказал он. — Ждете, когда меня покарает Господь? — Тут Бик наконец совладал с собой, и слова потекли быстро и легко. — Однако не похоже, чтобы я превращался в камень! — Он покрутил трубу и перебросил ее из одной руки в другую. — Вот вам живое доказательство, что все угрозы Элана — пустая болтовня, а заветы Мартория — сплошной обман! Лично я иду готовиться к защите Поселения. Кто со мной — пошли!

Он повернулся и двинулся прочь от Храма. Жители молча расступались, давая ему дорогу. Но за ним никто не последовал.

Тан отвел Лану в сторону, подальше от распростертого тела Элана.

— Подожди меня здесь.

В шоке от содеянного Биком, она лишь безразлично кивнула. Тан взял ее руку, легонько пожал и отпустил.

— Я скоро вернусь.

Оставив подругу, он поспешил за Биком.

Тот уже вышел из толпы и, пройдя несколько шагов по дороге, остановился.

— Ну что же вы? Струсили? — он повернулся лицом к жителям.

— Ты напал на Учителя! — выйдя на дорогу, сказал Тан. — Ты не можешь просто так уйти.

— Это почему же? — ухмыльнулся Бик, поигрывая трубой.

— Ты убил Элана! — пророкотал Гур, медленно выдвигаясь из толпы. — Это очень плохо. Придется ответить.

— Да, — поддержала его Гура, — убивать нельзя! Элан — наш Учитель!

Близнецы встали по обе стороны от Тана.

— Да!.. Нельзя!.. Учитель! — раздалось отовсюду, жители пришли в себя и потянулись на дорогу, быстро окружая Бика.

Тот развернулся, но бежать уже было некуда — круг сомкнулся.

— Отдай железку! — сказал Тан.

— Ага, сейчас! — Бик огрел его трубой по протянутой руке и рванулся прочь, расталкивая всех подряд, но его мгновенно вбросили назад в круг.

— Убийца Учителя! — взревели жители, и толпа поглотила Бика.

* * *

— Итак, Надежда обитаема, — подытожил руководитель центра ксенологии. — Что ж, учитывая ее сходство с Землей, это закономерно… однако сильно усложняет колонизацию. Придется договариваться с аборигенами.

— Ну, насколько я понял, они давно уже ждут нашего появления, — заметил советник.

— Ждут только в одном селении, а насчет всей планеты говорить трудно. Правда, есть хорошая новость, — главный ксенолог глянул в распечатку беседы, — этот «Элан-учитель» ничего не знает о других деревнях, а значит, плотность населения Надежды крайне мала.

— Прекрасно! Будет не так трудно потеснить туземцев, — удовлетворенно кивнул советник.

— Да, особенно воспитанных пилотом грузовика. Очевидно, он долгое время жил в поселении, обучая местных жителей. И, хочу отметить, весьма в этом преуспел, если и после его смерти они не забыли наставлений, продолжая работать и готовиться к прибытию небесных отцов.

— Интересно, это он сам себя причислил к лику святых? Святой Марторий — надо же!

— Нет, вряд ли. Скорее всего, это уже потом сделали аборигены. И вообще, думаю, все, что он им говорил, за столько лет наверняка изменилось до неузнаваемости, пока пересказывалось одним поколением другому. Они даже имя его переврали. — Он взял распечатку первой записи борткомпа грузовика. — Так, где это… дата, рейс, вот: пилот — Марторев Игорь Васильевич.

* * *

Дом наполнял аромат свежеиспеченного хлеба. Ланы не было, но завтрак уже стоял на столе: румяный каравай, нарезанный нарочито крупными ломтями, плошка варенья янтарного цвета и дымящаяся чашка с зеленым травяным чаем.

Игорь отхлебнул чая и, отломив от каравая хрустящую корочку, подошел к окну.

Лана стояла возле крыльца и разговаривала с Эланом. В руках у нее был букетик синих цветов. Неужели это Элан ей принес? Невероятно! Игорь поймал себя на том, что улыбается. Последнее время у него все чаще появлялись поводы приятно удивиться. Глядя на долгожданные плоды своей многолетней работы, Игорь испытывал двойственное чувство: с одной стороны, был страшно рад, что в поселении наконец-то появились настоящие жители, а с другой — они так быстро менялись, становились думающими и самостоятельными… Они теперь все умели и от него больше не зависели. Много лет он учил их, контролируя каждый «чих», а сейчас вроде как стал ie нужен, и от этой мысли снова просыпалось одиночество…

К счастью, оно имело мало общего с тем чудовищным, острым и всепоглощающим чувством, которое возникло, когда он понял, что оке никогда не сможет вернуться на Землю. Первые два дня были самыми трудными и страшными. Он не мог заставить себя отойти от УГС и часами сидел в ожидании чуда, словно обещанного самим названием планеты — Надежда…

Но чуда не случилось.

На третий день Игорь отыскал родник с водой и съедобные плоды. На пятый уже охотился, а через неделю решил вскрыть контейнеры с грузом.

Первыми он распаковал «л-ан»-ов — их лица были так похожи на человеческие!

Секретари, помощники в бытовых делах, иногда администраторы [даже гувернеры, эти универсальные андроиды могли выполнять любые работы такого рода.

К радости Игоря, груз почти не пострадал, и он принялся внимательно изучать спецификацию, выискивая позиции с кристаллами специализации. Увы! Ни к одному из роботов кристаллы не прилагались. Это означало, что программы-специалки должны были загрузить сами колонисты… Что ж, ничего удивительного! Игорь летел к Поселению, которое существовало уже больше десяти лет, и там, конечно же, имелись и роботы, и специалист-наладчик, вносивший кристаллы новые данные по мере исследования Надежды. Планета осваивалась, поселение расширялось, вот колонисты и запросили под свои нужды еще партию железных помощников. Ясно, что при таком раскладе им гораздо удобнее было самим распределять роботов по рабочим участкам и уже на месте заливать в них обновленные специалки.

«Только программа общих реакций, — с тоской думал Игорь, освобождая «л-ан»-ов от упаковки, — пустышки…»

Тем не менее он решил создать поселение и активировал всех роботов, что вез для колонистов. Они заказали большую партию в различных корпусах: от тяжелых конструкций — для горнорудного производства, строительства и прочих подобных работ, до самых легких, в том числе и нескольких андроидов.

В принципе, все роботы были способны к самообучению, но включался этот процесс только после загрузки специалки. Это позволяло держать робота под контролем, чтобы он обучался только тому, как быстрее и лучше выполнять свою работу, а не чему ни попадя.

Без специальной программы Игорь мог только с помощью голосовых команд управлять общими движениями роботов, типа: «иди сюда», «возьми это и дай мне», «положи это сюда» и т. п. Указания поступали в оперативную память и хранились, пока ее объем не заполнялся. После этого новое стирало самое старое.

Однако спустя какое-то время Игорь обнаружил, что если заставить робота много раз подряд выполнять одни и те же действия сопровождая их кратким и логичным объяснением для чего это нужно, то образовывалось простейшее понятие, которое переходило в постоянную память. Изрядно намучившись, методом бесконечных проб и ошибок, Игорь приноровился и постепенно стал расширять то, что уже записалось, и постепенно объединять простейшие понятия в более сложные…

А затем, в какой то момент наступил качественный скачок. И роботы вдруг стали задавать вопросы. Игорь старался внушить им азбучные истины о равенстве жителей и пользе труда на благо Поселения. Конечно, он знал, что сам не доживет до того дня, когда на Надежду высадятся люди, но роботы способны функционировать и двести лет. Сырья для корабельною реактора на планете достаточно, так что электричеством они обеспечены и смогут встретить тех, кто прилетит на планету. Поселение всегда должно быть готово к приему людей, эта простая идея и лежала в основе его ответов на вопросы жителей.

Роботы внимательно слушали и осмысливали то, что он говорил, потом обсуждали ого между собой, высказывали мнения и делали выводы. Игорь им не мешал, с интересом наблюдая, что из этого выйдет…

А вышло то, чего он совсем не ожидал. Роботы на удивление быстро изобрели свою собственную систему верований и принялись строго следовать ее правилам! Это было поразительно, ведь он никогда не рассказывал им о Боге и не объяснял никаких религиозных понятий! Но факт оставался фактом, и, глядя на общество верующих роботов, Игорь просто не мог не задуматься о той незримой силе, что всегда выводит разум на одну и ту же дорогу… Даже если этот разум — искусственный.

Он допил чай и вышел во двор.

— Здравствуй, Правитель! — в один голос приветствовали его Л-ан-21.42 и Л-ан-18.23 — те самые андроиды, кого он активировал первыми — «мужчина» и «женщина».

— Доброе утро, Лана! Доброе утро, Элан! Что обсуждаете?

— Сегодня ночью, когда я вбирал силу Сердца, у меня появилась мысль, — сказал Л-ан-21.42. — Я долго думал, Правитель, и понял, что она очень правильная.

— Что же это за мысль, Элан?

— Мы должны построить Храм.

* * *

Лана и Таи вылезли на крышу дома и встали, задрав головы к небу. Яркая точка быстро увеличивалась в размерах, а вместе с ней росло и волнение в Поселении. Жители бросили работу и выскочили на площадь. Пел приехал прямо с контейнером на тележке. Гуры работали дальше всех, в карьере, и ворвались на площадь последними — напрямик, лихо вспарывая гусеницами газон.

Энке опять хаотично подскакивал на месте, словно его каждую секунду било током. Казалось, вот-вот полетят искры, и репортер загорится от нетерпения и страха. В отличие от Энке большинство жителей, напротив, неподвижно застыли, благоговея перед Пришествием и одновременно страшась Небесных Отцов…

В Храме лежал неподвижный Элан; искалеченный, полумертвый Бик не понимал, ни кто он, ни где находится, а при каждом подключении к Сердцу его колотило так, что все вокруг содрогалось…

Никто не представлял себе, что теперь будет.

Точка превратилась в прекрасную, величественную и в то же время изящную машину. Сделав плавный разворот, сияющий в лучах солнца корабль уверенно зашел на посадку. Лана ахнула и прижалась к Тану плечом. Он крепко обнял ее и подумал: что бы ни ожидало их дальше, одно он знает наверняка — с Ланой не случится ничего плохого, потому что он не позволит ее обидеть. Никому.


Оглавление

  • Юрий Кунов ВОЙТИ В РЕКУ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30
  •   Глава 31
  •   Глава 32
  •   Глава 33
  •   Глава 34
  •   Глава 35
  •   Глава 36
  •   Глава 37
  •   Глава 38
  •   Глава 39
  •   Глава 40
  •   Глава 41
  •   Глава 42
  •   Глава 43
  •   Глава 44
  •   Глава 45
  •   Глава 46
  •   Глава 47
  •   Глава 48
  •   Глава 49
  •   Глава 50
  •   Глава 51
  •   Глава 52
  •   Глава 53
  •   Глава 54
  • Ольга Моисеева ОХОТА ЗА ИЛЛЮЗИЯМИ



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики