КулЛиб электронная библиотека 

Блэк и Блу (ЛП) [Джена Шоуолтер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джена Шоуолтер – Блэк и Блу


Переведено специально для группы

˜”*°•†Мир фэнтез膕°*”˜ 18+

https://vk.com/club61160514


Переводчики: МариБа, maryiv1205, oksa2080, Элаин

Редактор: maryiv1205


Аннотация

ОН - ФАНТАЗИЯ КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЫ...

Корбин Блу - человек со многими талантами. Один из самых сильных когда-либо рожденных иных, он богат, звезда профессионального футбола и легенда в спальне. Но только избранные немногие знают, что он также секретный агент... и не существует лучшего убийцы, чем он. Когда он и его команда подвергаются нападению и разделяются, он вынужден обратиться к дочери своего босса за помощью... к женщине с еще большим количеством тайн, чем у Блу.

...ОНА СТАНОВИТСЯ ЕГО ЕДИНСТВЕННОЙ ОДЕРЖИМОСТЬЮ

Эвангелина Блэк всегда была осторожна и под охраной. Ни один мужчина никогда не проходил через ее неприступные стены. До Блу. Ему никогда не отказывали в том, чего он хотел, и теперь, он решил, что хочет ее. Когда он показывает ей свою двойную жизнь с соблазнением, интригами и опасностью, он помогает ей увидеть свет за тьмой ее прошлого. Но когда приближается враг, Блу должен отпустить Эви, чтобы защитить ее... даже при том, что он лучше умрет, чем будет жить без нее...


Оглавление

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28


Пролог

Корбин Блу прижал девушку к себе, улыбнувшись своей запатентованной сальной улыбкой, и глянул на камеры, в совершенстве играя роль непочтительного распутника.

На самом деле он был Лучшим Шпионом в мире и Убийцей (запатентованный товарный знак) с исключительной способностью убивать всех вокруг одной мыслью. Очень плохо, что массового убийства сегодня заказано не было.

Еще один раунд фотовспышек почти ослепил его, и голоса навалились на его уши.

- Блу! Ноэль! Сюда.

- Предвидятся какие-нибудь свадебные колокола в вашем будущем теперь, когда Новый Мировой Порядок узаконил браки между людьми и иными?

- Блу, каково это сломать позвоночник Маку во время игры на прошлой неделе?

Толпа затихла, на сей раз ожидая его ответа.

- Будто, я должен был ударить его сильнее, - сказал он. Футбол был его прикрытием. А Марк, ну, он был квотербеком Страйкерз, команды номер два в Национальной Футбольной Лиге Иных, и сопутствующим ущербом.

Кроме того, он не походил на парня, который болел бы больше, чем несколько дней. Он был Аркадианцем, как Блу, и раны на нем заживали сверхъестественно быстро. Фактически, высокомерный урод уже снова был на ногах.

Ноэль погладила Блу по груди, ее серые глаза озорно мерцали.

- Надеемся на непоправимый урон в следующий раз, - объявила она своим я-просто-хочу-оказаться-голой голосом.

В то время как шокированное аханье и ликования пронеслось через папарацци, акулы учуяли кровь, Блу сопроводил Ноэль в переполненный танцевальный зал отеля, который был преобразован в мерцающую страну чудес. Разноцветные цветы свисали с потолка, а черный бархат, инкрустированный искусственными алмазами, закрывал стены.

Запах духов пропитывал воздух, смешиваясь с шипением шампанского, и ароматом копченого лосося на приправленных зеленью крекерах, лежащих на подносах более чем у ста официантов.

Все те же разговоры, которые Блу слышал миллионы раз, повторялись.

- От какого дизайнера на вас одежда?

- Вы что-нибудь слышали о... - Бла, бла, бла.

Прошло две минуты, и Операция Колыбельная уже наскучила ему.

Эй, люди. Давайте попробуем сыграть в новую игру на этом поле. Ему нравились обе его работы, и он, конечно, был успешен в них, но ничто больше не бросало ему вызов. Все доставалось легко. Миссии, игры в мяч... женщины.

Куда делось веселье? Азарт? Чувство опасности?

- После того, как мы всех поприветствовали... - Ноэль с силой поставила бокал шампанского - давай прокрадемся в ванную и займемся делом.

Он не мог вздохнуть, поэтому проверил свои часы. Десять тридцать четыре. У него было время на быстрый перепихон? Нет, вероятно, нет. Даже при том, что он ожидал сегодня по плану столкнуться с нулевыми проблемами, он знал, что будет лучше действовать так, будто худшее могло произойти.

- Прости, Элли. Не получится. - Чтобы предотвратить любые препирательства, он произнес, - Мы не так действуем на публике, правда?

Она склонила голову, смущение окрасило ее щеки.

- Думаю, нет.

И награда Бойфренд Года не достается Корбину Блу.

Он ненавидел обращаться с Ноэль как с непослушным ребенком, но иногда это был единственный способ остановить ее от непреднамеренного разрушения миссии.

Она была милой девочкой, хотя, легко отращивала клыки и рога, когда кто-то ее бесил. Несмотря на доктора Милашку и мисс Она-дьявол, которую он фактически любил, она не была его типом. Она понятия не имела, что была подобрана его боссом и наставником, Майклом Блэком, или, что Блу работал на правительство, и он оставался с ней в течение прошлого года только из-за ее связей. Она думала, что они любили друг друга.

Да, он - полный кретин, что врет ей. Он знал это и старался компенсировать ей это оргазмами.

- Просто подожди, пока мы не вернемся домой... - прошептал он, надеясь успокоить ее. Он поцеловал ее в ложбинку шеи прежде, чем провести через толпу.

Умные люди убирались с его пути. У него была репутация устраивать «ненужное кровопролитие» в спорте, его хвалили за эту жестокость, и как Аркадианец, одна из самых опасных рас, когда-либо пересекающая мост межмировых червоточин, чтобы жить на земле, он обладал бесчисленными сверхъестественными способностями. Не то, чтобы добропорядочные граждане мира знали о большинстве тех способностей.

Как, скажем, тот факт, что он мог закинуть отель в небо, если бы когда-нибудь дал вскипеть силе в нем. Он мог заставить определенных людей делать то, что он хотел только несколькими произнесенными словами. Он мог лечить других только прикосновением, хотя и должен был взять их боль себе. Столь же легко он мог истощить других.

Он мог делать тысячу других вещей, но только редкие немногие фактически могли почувствовать энергию, жужжащую в нем.

Он просмотрел море лиц, ища свою команду. Сначала он разыскал Джона Бесфамильного. Ракан с золотой кожей презирал толпу, но он там был, одетый в костюм официанта, предлагал леди бальзаковского возраста бокал насыщенного красного вина, в то время как женщина позади него хорошо и старомодно оценивала его вид сзади.

Иииии... там был крупный и чудовищно выглядящий Соломон Джуда, стоящий перед рядом дверей на террасу, действующий в качестве службы безопасности. Даже самые близкие друзья Соло не знали о его происхождении. Они просто знали, что нужно держаться подальше каждый раз, когда его темная сторона вступала во владение. Он заставил Халка казаться похожим на малыша, который просто расстроился из-за того, что у него отобрали бутылочку.

Блу, Джон и Соло встретились более чем два десятилетия назад, после того, как Майкл спас каждого из разбитой семьи. Или, в случае Блу, с темной улицы. И хотя их отдали в разные семьи, они встречались каждые выходные, чтобы обучаться, и быстро сблизились. Они работали вместе, вместе убивали... и, в конце концов, спасали друг друга. Не было никого на свете, кого Блу любил больше, чем их.

Низкий, душный смех прошел через калейдоскоп шума, лаская его уши. Кровь в жилах нагрелась, удивив его. Заинтересовав его. Мышцы натянулись от внезапного рвения, он направил взгляд в танцевальный зал... источник звука был там.

Движущийся, как замедленная картинка на экране со спецэффектами. Его окружение стало размытым, одинокая женщина стала центром его внимания. Единственное, что он заметил. Она стояла к нему в пол оборота. Ее платье сине-сапфирового цвета цеплялось за ее тонкое тело, становясь пламенем у ног и двигаясь за ней волнами океана.

Образ сложился. Она была прямой приманкой для мужчины, и он уже был завербован и пойман в сети. Ее черные как ночь волосы ниспадали по спине длинными, мерцающими локонами. Бледная кожа с розовыми оттенками пылала, будто она только что поднялась с постели... не полностью удовлетворенная, поскольку она еще не покинула его.

Пять минут наедине с ней. Столько ему потребовалось бы времени, что перевести ее из состояния «не полностью» в «абсолютно».

Она эффектно оживилась, когда говорила с женщиной блондинкой в красном платье, размахивая руками в воздухе. Затем она повернулась в его направлении, усмехаясь и явно ища кого-то. Ее пристальный взгляд прошелся прямо по нему - что за черт? - когда она махнула девушке рукой, и та кивнула.

Сила ее красоты поразила его. Затем ее личность. В мгновение ока у него пересохло во рту, он понял, что жаждал ни кого иного, как Эвангелину Блэк. Младшую дочь Майкла. Ей было около двадцати, она была прекрасным... и абсолютно запретным для него плодом.

Блу знал, что она будет здесь, среди богатых и знаменитых, празднуя восемьдесят лет мира между людьми и иными. Ранее, Майкл показывал ему ее фотографию.

Высматривай ее, но никогда не трогай, сказал он, его тон был резким. Я не был ее отцом, пока она росла, поэтому я восполняю этот пробел сейчас. Она никогда не будет покоренным сердцем.

Развратить потомка человека, которого он уважал? Никогда.

На фотографии она казалась невинной и симпатичной, таким образом, у него не было проблем при заверении Майкла в своих чистых намерениях.

Никаких проблем, сказал он, подразумевая это.

При личной встрече, она казалась экстравагантной и великолепной, и у Блу перехватило дыхание. Развратить? С удовольствием.

По-видимому, она провела большую часть своей жизни за рубежом с матерью, и последние два года тайно обучалась с отцом. Сегодня был ее последний урок. Майкл хотел, включить ее в середине миссии, с минимумом информации и со знакомством с командой только посредством фотографий.

- О, нет. Моя мама только что заметила меня, - пробормотала Ноэль, напомнив ему о своем присутствии. - Я должна скрыться, прежде чем она загонит меня в угол и укажет мне на все способы, которыми я ее разочаровала. Присоединишься?

- Я должен поприветствовать дочь Майкла, - сказал он, отрывая взгляд от темноволосой девушки.

Ноэль поежилась.

- Думаю, что тебе будет хуже. Удачи.

Хуже, чем сестра-близнец дьявола?

- Подожди. - Он приобнял свою девушку за плечи. Точно. У тебя есть девушка. Помни это. - Ты ее знаешь?

- Мы встречались в прошлый раз, когда я была в Вестминстере. Просто скажу, что она незабываема, и оставим этот вопрос. К чему портить сюрприз?

« Незабываема » - это не плохо.

- Она дерзила, не так ли? Ну, я сомневаюсь, что у меня будет та же проблема. Я, оказывается, знаю, как очаровать леди. - Вспышка вины сопровождала слова. Если бы она знала хотя бы половину того, что он сделал...

Она усмехнулась со злым ожиданием и легонько толкнула его в направлении мисс Блэк.

- Тогда иди, очаруй ее. Дай ей все, что у тебя есть. Ты можете рассказать мне об этом потом, когда мы вернемся домой... после того, как ты понянчишься с Синем Рейнджером и его хорошими ягодными друзьями.

Никто не может быть таким плохим, как Элли, принуждающая его верить.

Когда она умчалась, чтобы избежать своей матери, Блу сконцентрировался на Эвангелине. Он чувствовал себя подобно охотнику, который только что определил самую вкусную добычу. Подойдя ближе, он отметил запах меда и миндаля, доносящийся от нее. Огонь в его венах обжигал и дразнил.

- ... чертовски горячо, - говорила она симпатичной блондинке, ее голос с акцентом звучал богато и гладко, так же ласково, как ее смех. - Я имею в виду это. По крайней мере, десять парней мысленно раздели тебя до трусиков. Я просто удивлена, что тебя не оштрафовали за непристойное обнажение.

Девушка захихикала, прикрывая ротик ручкой.

Используя благоприятный момент, он произнес:

- Мисс Блэк. Я...

Она сделала вдох, действие, такое неотъемлемо сексуальное, что его тело среагировало, будто она запустила руку ему в штаны и прошлась по всей длине. Осторожно.

Ее улыбка растаяла, когда она повернулась в его направлении. Их взгляды встретились, и он испытал мгновенный шок узнавания. Ее глаза были роскошного шоколадного цвета, и чем дольше она смотрела на него, тем сильнее расширялись ее зрачки.

Признак привлекательности.

Я в беде.

- Я знаю, кто вы, - сказала она, наконец, ее тон ничто не показывал. - Вы - Корбин Блу. Ломающий позвоночники и разбивающий сердца. Легенда на поле и вне его. И абсолютный, полный мудак.

Инструмент1. Такой же сильный и надежный. Способный решить любую проблему. Он предположил, что это она имела в виду.

Он провел языком по зубам. Очаровательно. Беря ее руку — не то, чтобы она ее предложила — он поцеловал ее между костяшек пальцев. Ее кожа была на удивление в мозолях и шрамах, и все же чрезвычайно теплая, впервые в жизни он фактически дрожал от контакта с другим человеком... как если бы он был женщиной и переборщил с романтическими комедиями. Он мысленно отругал себя.

- Пожалуйста, - он стиснул зубы. - Зовите меня Блу.

Она покраснела, когда выдернула руку из его хватки.

- Предполагаю, что вы можете называть меня Эви.

Формальный тон, но о, тот румянец... действительно ли это была вспышка более глубокой привлекательности?

Так или иначе, молниеносная эрекция.

Ты не можешь пойти туда с этим, помнишь? Даже при том, что Блу только использовал Ноэль, он никогда не изменял ей... кроме тех случаев, когда работа требовала этого. Он не начнет и сейчас. Особенно с сокровищем Майкла.

Сузив глаза, Эви прицелилась в него пальцем и сказала блондинке:

- Он - именно тот тип мужчин, о котором я тебя предупреждала. Красота снаружи, яд внутри. Держись от него подальше.

Раздражение походило на крюк в его груди, выхватывающий несколько других более темных эмоций. Она даже не знала его, и все же она вот так смела говорить о нем? Ты читаешь это неверно. Она ни коем образом не привлекательна.

Маленькая блондинка была на несколько лет, моложе Эви, вероятно ей было не больше восемнадцати, а также она была ниже, более соблазнительной и не такой уверенной. Она уставилась на черно-белый плиточный пол, когда сказала:

- Рада познакомиться с вами, мистер Блу. Я - Клэр.

Он приподнял бровь, глядя на Эви.

Она подумала, ее выражение лица смягчилось.

- Клэр - моя сестра. Со стороны моей мамы, а не отца.

Было явно, что она обожала девушку.

Он протянул Клэр руку, но Эви встала между ними, блокируя его. Беря Клэр за плечи, она сказала:

- Милая, мне нужно поболтать с Блу, поэтому я оставлю тебя на пару минут. Ты будешь в порядке?

Клэр широко, заверяюще улыбнулась.

- Да, конечно.

После того, как она поцеловала девушку в щеку, Эви повернулась, взяла Блу под руку и практически потащила его через толпу смеха и болтающих завсегдатаев вечеринок. Жар, который она излучала, просачивалась через ткань смокинга, гладя его кожу. Такое приятное ощущение. Слишком приятное. Он сглотнул полный рот проклятий.

- Я собираюсь стать твоим верным другом и быть честной с тобой, независимо от того, насколько ужасно это звучит, - сказала она, кивая знакомому через комнату. - Я начну с этого небольшого самородка правды. Я не заинтересована вести себя с тобой мило. Мы здесь не случайно. Давай продолжим заниматься делом и пойдем разными путями.

Ему потребовался момент, чтобы понять, что она была серьезна. Женщины вот так просто с ним не разговаривали. Они подлизывались. Они флиртовали. Они дразнили.

- Я убил твою кошку или что-то в этом роде, и просто этого не помню? Какая у тебя проблема со мной?

- Откуда начать? - сказала она со вздохом. - О, я знаю. Как насчет того факта, что ты - он-потаскушка? Или ты предпочитаешь термин «парень-потаскушка»?

Его чувство раздражение выросло. Неудивительно, что Ноэль предупреждала его о девушке.

- Ты прожила свою жизнь на отлично, какое право ты имеешь судить меня?

Джон остановился перед ними и протянул поднос крабовых пирогов, золотые глаза горели решительностью.

- Могу вам что-нибудь предложить, сэр?

Блу хотел сказать «Стойку и Флоггер2», но не сделал этого. Джон нашел бы способ достать это для него.

- Пока нет, - пробормотал он, таща девушку к террасе.

- Ты что, ненормальный? - спросила она, возобновляя разговор, будто он ни на мгновение не прерывался. - Все, кроме твоей девушки, знают о твоих похождениях. Ты когда-нибудь встречался с девушкой, которую не обманывал? Подожди. Не отвечай. Если мое мнение о тебе опустится еще ниже, я соблазнюсь на убийство... точно также я соблазнюсь тем, что расскажу Ноэль, что ты ей сделал. Так получилось, что она мне нравится, и я думаю, что она заслуживает лучшего.

Хорошо. Так. Худшее случилось.

Скрежеща зубами, ему удалось произнести:

- Ты знаешь, почему я делал то, что делал.

- Да, но в любое время ты мог сказать Майклу «нет». Мое предположение? Тебе нравится делиться любовным соком за спиной твоей подружки, - сказала она.

Любовным соком? Что? И м что по четырнадцать?

До того как он успел это прокомментировать, она споткнулась о свои ноги, удивив его своей неуклюжестью, когда она была так изящна прежде, и врезалась в...

Их цель, понял он. В жену правительственного чиновника. В женщину, которая понятия не имела, что была поймана на продаже тайн ее мужа лицам, предлагающим самую высокую цену.

- Прошу прощения, - сказала ей Эви. - Большой чурбан еще не научился обходить людей.

Блу сильнее заскрежетал челюстями, чтобы снять напряжение. Привлекательность, которую он вначале нащупал в дочери Майкла Блэка, была в процессе увядания, и она только что закончила работу. Блу положил Эви руку на талию, прижимая ее к себе, на всякий случай, если она решит убежать от его приближающегося гнева.

Изгибы ее тела отлично соответствовали его телу. Жар жег его ладонь лучшим способом. Не то, чтобы он заметил.

- Ты хотя бы понимаешь, что только что сделала? - тихо прорычал он.

- Конечно, понимаю, - ответила она, используя язык, который Майкл преподал всем своим агентам. Язык его собственного изобретения, который гарантировал, что никто другой не сможет их понять. - Я позаботилась. Наша цель будет мертва в течение следующих пяти минут.

Он покачал головой, но это только усилило его смятение.

- О чем ты говоришь?

- Я пронзила ее своим кольцом. - Она подняла руку и пошевелила пальцами. На одном из них невинно мерцал сапфир размером с грецкий орех.

- Ты что? - прокричал он. Люди вокруг него бросали на них темные хмурые взгляды. Сжав губы, чтобы заставить прерваться поток проклятий, он потащил Эви, минуя Соло к двери на террасу.

Соло закрыл за ними дверь, даруя им минуты уединения.

Когда Эви оказалась с ним лицом к лицу, Блу был раздражен, поняв, что его влечение не умерло, как он думал. В лунном свете женщина была богиней, и он на мгновение лишился дара речи. Ее бледная кожа пылала, заставляя ее выглядеть бесценной жемчужиной, пойманной в ловушку в темном море.

Потом она открыла рот и разрушила все.

- Ты слышал меня, - сказала она, своим сопливым тоном. Она подняла подбородок. - Я просто сделала твою работу за тебя. Всегда пожалуйста, между прочим.

Гарпия!

- Твое высокомерие - беспрецедентно.

- Спасибо. - Она провела рукой по волосам, будто он только что отвесил ей комплимент.

- И незаслуженно, - закончил он, щелкая зубами. - Оно кого-нибудь убьет.

Ее лоб восхитительно наморщился.

- Разве это не точка всей сегодняшней операции?

- Одна из. Как и ты, - исправил он.

- Ты ревнуешь? Это так?

Он фыркнул.

- Ревную? Пожалуйста. - Может немного.

Ее улыбка была столь же острой и холодной как лезвие ножа.

- Врунишка. Но я боюсь, что тебе нужно принять суровую правду. Я лучше. Намного лучше. Я так же хороша в защите, как и в нападении.

Ее нельзя убивать.

Она - дочь Майкла.

Ты уважаешь Майкла. Любишь его.

Если ему придет напомнить себе об этом тысячу раз, то он сделает это. И насколько глупым был он, чтобы жаждать вызова? Вызовы - отстой.

- Чтобы ты знала, я буду писать отзыв о твоем выступлении, мисс Блэк.

- Отлично. Я притворюсь, что это меня волнует.

Майкл больше, чем хороший друг, решил он.

- Ты не настолько лучше, как думаешь. У тебя нет реального опыта. - Небольшой порыв ветра танцевал с локоном волос над ее глубоким V-образным вырезом платья, привлекая его взгляд к ее декольте. Немного чашечек груди было отлично видно. Он сжал руки в кулаки. - Смерть цели должна выглядеть естественной.

- И так и будет. Я использовала микстуру своего собственного изобретения. Совершенно неуловимую.

- Нет ничего совершенного неуловимого.

- Ты не видел моей работы. Пока что.

Он провел рукой по лицу. Он не собирался справляться с этой девушкой, не так ли?

- Я должен перегнуть тебя через свое колено.

Она фыркнула.

- И отшлепать? Правда? Это твое решение?

- Для начала. - Он не стал размышлять о том, как он хотел бы закончить.

- Почему ты так злишься? Не похоже, что у тебя было много вариантов выбора. Ты не мог застрелить или заколоть ее. Твой единственный реальный выбор - затрахать ее до смерти.

Думаю, что ненавижу это девчонку.

- Видишь, - сказала она, вздыхая. Темные глаза смягчились, показав... намек уязвимости? - Я признаю, что была предрасположена, чтобы не любить тебя, Джона и Соло, потому что... хорошо, это не имеет значения. Это моя проблема, и я пытаюсь с ней справиться. Мне жаль, что я была так резка с тобой, но я должна была выполнить это убийство.

Блу всегда мог ощущать эмоции других. Фактически, в начале каждого нового дня, он намеренно дезактивировал все сопереживание. Только, эмоции Эви были так сильны, что они проникали через его щиты. Он чувствовал ее боль до самых костей. Сырой гнев. Выворачивающий желудок страх.

Почему?

Он отчаянно пытался узнать.

Отчаянно пытался? Он?

Никогда.

Он сделал шаг подальше от нее. Закончить это. Сейчас же.

- Извинение принято, - сказал он. - На будущее, ты совершила две критические ошибки сегодня вечером. Во-первых, ты не работала со своей командой и по плану, который был у нас в распоряжении, а во-вторых, ты позволила высокомерию направлять тебя. Это лучший способ принять худшие решения. Ты убила не только одного.

- И что с того? - Ее суженный взгляд скользнул мимо него, осматривая вечеринку, все еще в полном разгаре и за пределами двери. - Я отмерила яд для определенной массы тела и химии цели. Если мои расчеты верны, то эта миссия будет закончена через три, два, один...

Кто-то закричал.

Зазвучали возмущенные шаги.

Эви усмехнулась, весь намек на уязвимость ушел.

- Цель теперь сложена в мешок и отмечена. Все благодаря мне. Удачи в следующий раз, мистер Блу.


 


« Работать с Эвангелиной Блэк? Лучше бы меня распороли от пупка до носа » .

— КОРБИН БЛУ


« Хорошо, что я всегда ношу с собой нож » .

— ЭВИ БЛЭК


Глава 1

Четыре года спустя

Что со мной не так?

Эви Блэк проплыла пятидесятый круг в длинном, прямоугольном бассейне, который занимал половину заднего двора. Солнце светило ярко, нагревая кожу также как вода. Очень ценная вода. И дорогая. Во время войны между людьми и пришельцами, большая часть земных ресурсов была заражена.

Но она неприлично богата, чтобы переживать о пустяках.

Также работает на невероятной должности. В свои двадцать шесть она самый молодой хирург в госпитале святого Антония.

Это не та жизнь, о которой мечтала, но все же неплохо.

Откуда тогда чувство глубокой неудовлетворенности?

Пятьдесят первый круг.

Сердце бьется о ребра. Мышцы горят от напряжения.

Пятьдесят второй круг.

Что-то было упущено. Точно не мужчина. У нее нет времени на свидания. Кроме того, она не хочет с кем-либо встречаться. Собственные гормоны, уже как годы, в спящем режиме.

Пятьдесят третий круг.

С тех пор как Клэр...

Нет, нет, и еще раз нет. Не приемлемо рыться в прошлом.

Пятьдесят четвертый круг.

- Иден Блэк, запрос на видео конференцию. Объявил компьютерный голос.

Прекрасно. Отвлечение внимания.

- Разрешаю, - сказала Эви и поплыла к лесенке из бассейна. Когда она вышла из воды, голограмма сестры появилась перед ней.

Иден Блэк была красивой женщиной. Одной из редких Раканов, разгуливающих по земле с золотыми кожей, волосами и глазами. Удочеренная Майклом и подготовленная в качестве агента. Она была одной из лучших. Уважаемая, так же как и Джон Бесфамильный, Соло Джуда, и... как бы она не хотела признавать... Корбин Блу.

Мужчины, которых любил ее отец, будто они были его собственной плотью и кровью.

Это всегда было больным вопросом для Эви, которая не знала Майкла до своего восьмого дня рождения. И в течение десяти лет после этого, она видела его только несколько раз и урывками. Все же он, могло показаться, не функционировал без Динамичного Трио.

Почему никто не хочет быть со мной рядом? Неужели она была настолько ужасна?

Уа, уа, уа. Малышка! Прекрати жаловаться.

Она была проклята Синдром Безотцовщины. Большую часть своего детства она считала, что Майкл ненавидел ее, и это раздирало ее на части. Даже сейчас, зная, что это было не так, она боролась со своей самооценкой. Но, по крайней мере, она была на пути к выздоровлению. Шаг первый: признание проблемы.

- Посмотри на Мисс Горячую Штучку в мини-мини бикини, - сказала Иден, поднимая брови. - Я чертовски завидую.

Эви подошла к шезлонгу, чтобы взять полотенце, голограмма сестры переместилась вместе с ней, так что они всегда были в поле зрения друг друга. Перед тем, как вытереться она встала в позу и произнесла:

- Спасибо, спасибо. Я стараюсь.

Иден закатила глаза.

- Кретинка.

Вряд ли. Все остальные называли Эви испорченной и надменной безразборной тусовщицей, с купленной на родительские деньги карьерой, естественно, которую она не заслуживала. Не имеет значение то, что Эви закономерно не кутит уже годы.

- Направляешь на другую работу? - спросила она, вытирая волосы полотенцем.

- Да. Майкл хочет, чтобы я совершила небольшую разведку внутри Шанхайской тюрьмы. У меня будет транспорт завтра утром, и я не знаю, сколько времени там пробуду.

- Пижонка.

- Я знаю. - Иден надулась на мгновение, потом засияла. - Эй, прыгай на самолет и присоединяйся. Мы можем быть командой с твердолобыми сокамерниками.

Она даже не пыталась скрыть свою дрожь.

- Лучше бы меня разрезали и продали по кускам.

- Перестань, Эви. Прошло три года с тех пор...

- Не нужно, - выпалила она. Вспоминая боль. А боль - это плохо.

Невозмутимо Иден произнесла:

- Ты должна простить себя.

Должна? Нет.

Сделает ли это когда-нибудь? Нет, не снова.

Ну, черт побери, почему бы не оглянуться назад? затем подумала она. Она заслужила боль.

Когда-то, Эви отчаянно доказывала свою ценность для Майкла. Хотела превзойти его излюбленных мальчиков. И быть сильной как Иден. Поначалу ей это удавалось. Но с каждым заданием, с каждой победой ее самонадеянность увеличивалась, а высокомерие усиливалось до того момента как - бууууум!

Пророчество Блу сбылось.

Она привела самого ужасного преступника к двери Клэр. Сладкой, невинной Клэр. Истерзанной. Убитой.

Мертвой.

Кислота вспенилась в желудке, растеклась по венам, обжигая.

Она уволилась из агентства Майкла и потеряла контроль на несколько месяцев. Затем Иден вернулась в ее жизнь, и в буквальном смысле слова вбила какой-то смысл в нее, она вернулась. Она даже ускорила свое местопребывание в больнице.

Отец все еще использовал ее в случайных миссиях, но только в качестве агента разведки, когда была необходимость в еще одном агенте внутри учреждения или партии высшего класса. Он никогда не использовал ее в качестве убийцы.

- Хорошо, - выдохнула Иден. - Упрямая девочка. Буду страдать на миссии в одиночку.

- Можно подумать, что ты и в правду будешь страдать. - Эви направилась в дом вместе с голограммой сестры. Прохладный воздух ласкал голую кожу, когда она обходила кожаный диван, стеклянный журнальный столик и сорока дюймовый экран.

- Стопудово, твой парень проберется в тюрьму, чтобы тайно удовлетворить все желания. - Луций Эдаер одновременно работал агентом и жил, чтобы делать Иден счастливой.

- Это да. - Улыбка Иден стала мечтательной. - Говоря о парнях... ты с кем-нибудь встречаешься?

Эви остановилась в кухне, чтобы налить бокал вина.

- Ты задаешь один и тот же вопрос каждый раз, когда мы общаемся, и ответ никогда не менялся. Что заставляет тебя думать, что сегодня будет по-другому?

- Потому, что ты не бессердечная, хладнокровная сука, которой притворяешься, и в один прекрасный день ты захочешь снять эту гребаную маску, чтобы какой-нибудь парень подарил тебе ласку и страсть.

- Ни в коем случае.

Не так быстро.

Образ Корбина Блу промелькнул у нее в голове. Хотя у него были белые волосы и лавандовые глаза - квинтэссенция его Аркадианской расы - все остальное в нем было только им самим. По крайней мере, шесть с половиной футов чистой, первобытной силы, тело, покрытое восхитительными мышцами, которые он накачал во время игры в футбол. Такое глупое название для спорта. У него было лицо ангела, такое красивое, что иногда было больно смотреть. Чего только стоит дьявольская улыбка. Непристойное. Абсолютное искушение.

И сила... обалдеть, мужчина потрескивал силой. Просто стоять рядом с ним было достаточно, чтобы волоски на затылке встали дыбом. Во время их первой встречи, Эви была так ошеломлена от увиденного собственными глазами, что непробиваемый самоконтроль был разбит всмятку. Мало того, что он был бойфрендом знакомой, так он еще имел репутацию крысы из сточной канавы.

Стать просто еще одной из его завоеваний, никогда не привлекало ее.

По крайней мере, Ноэль Тремейн дошла-таки и бросила дерзкого мудака вскоре после празднования мира. Не то, чтобы он волновался по этому поводу. За эти годы он встречался со слишком многими женщинами, чтобы задумываться... все они были блондинками, все идеально сложенными, это совершенно ясно давало Эви понять, что она никогда не была и никогда не будет его типом женщины.

Потом он стал встречаться с Пеген Кери. Более блондинистой и лучше сложенной, чем любая из его женщин. Эти двое были вместе в течение нескольких месяцев, и теперь они были обручены. Честно говоря, их отношения сбили Эви с толку. Блу был пойман на изменах Пеген, по крайней мере, дюжину раз. Новостные каналы обожали взрываться и выявлять на показ кадры его свиданий.

Мужик-шлюха!

И все же, Пеген осталась с ним. Девушка, казалось, никогда не волновалась по тому поводу, что он делал. Фактически, она встречалась с несколькими другими мужчинами.

Будь Эви на ее месте, она кастрировала бы его. Для начала.

Хотя... она понимала, почему женщины попадали под его чары. Она действительно понимала. Та улыбка, заставляющая в трусиках все плавиться... когда он улыбался, это чувствовалось так, будто ты была единственной живой женщиной. Любовницей его самых эротических мечтаний. Другой частью его сердца.

Я жалкая.

Но, в отличие от других женщин, она знала, что он был дикарем, не связанным любого вида Моральным Кодексом. Он был закаленным, отстраненным и жил по своему собственному своду правил... но даже те он иногда игнорировал. И он был расчетливым. Никто никогда не мог увести его от конца игры, независимо от того, к чему вел тот конец.

Нет, спасибо.

Так почему я дрожу?

Потому что холодно. Точно. Вот почему.

- Эй. Я все еще здесь, как видишь. Я рассказываю о парнях, которые выстроились в очередь к тебе. Если придет время, конечно.

Голос Иден вытащил Эви в реальность, она моргнула, сфокусировалась. Прислонившись к панели на кухне, она не донесла бокал с вином ко рту, остановившись на полпути.

- Прости, - пробормотала она. - Я не слушала.

- Ясно. Ты покраснела, и я знаю, что не из-за моих занимательных описаний, - сказала ее сестра с хитринкой в голосе. - Только если что-то... или кто-то... о ком ты мечтала, а?

Эви сорвала виноградинку из чаши с контролируемой температурой, стоящей в центре стола, и бросила в голограмму сестры. Маленький зеленый фрукт пролетел через смеющееся изображение Иден.

- Это непристойно, да?

- Пока, Иден, - сказала она сухо.

- Пока, Эви.

Они улыбались друг другу ту долю секунды, пока голограмма исчезала.

Со вздохом Эви нажала на кнопку включения на пульте дистанционного управления телевизором, и экран в кухне засветился.

Молодая, красивая репортерша стояла перед полным хаосом. Дым валил в воздухе, создавая жуткий фон абсолютной бойни. Домовладельцы замерли на газонах, наблюдая, как пожарные и полицейские прорывались через груды обугленных обломков.

- ... неизвестный мужчина был срочно отправлен в ближайшую больницу, - говорила репортерша. - Нам сообщили, что он находится в критическом состоянии, и все же, так или иначе, он исчез спустя пять минут после своего прибытия. Никто, кажется, не знает, что с ним произошло.

Адрес мелькнул на экране, и Эви ахнула. Дом Майкла.

Дрожа, она поставила свой бокал и потянулась к камере.

- Майкл Блэк. Отец. - В ее ушах визгом раздался гудок.

Она попала прямо на голосовую почту.

Она никогда не попадала прямо на его голосовую почту.

Неизвестный мужчина... больница... исчез... Это должен был быть ее отец. Если он был ранен и увезен гражданскими лицами, то его люди напали бы, чтобы украсть его, и забрали бы его в свое медицинское учреждение. Так работали черные ОПС.

Ладно. Ладно. Так. Если репортерше можно было верить, то Майкл был в критичном состоянии, но жив. Если бы Эви поспешила, то смогла бы добраться до него за полчаса. Она могла помочь ему.

Как можно быстрее она собрала вещи и понеслась к своему автомобилю. Солнце было скрыто облаками, когда она летела по шоссе на такой скорости, на которую автомобили, как предполагалось, не были способны. Но кстати, большинство людей не могло настроить сенсорную систему так, как могла она, и при этом они не знали, что могли отключить данные о максимальной скорости.

Вы можете забрать девушку из агентства, думаю, но вот агентство из девушки - нет.

К счастью щиты с черного рынка препятствовали любым ближайшим полицейским заметить ее.

Чем дальше от дома она отъезжала, тем меньше становилось зданий и магазинов, пока они не прекратили появляться вообще. Наконец, ее место назначения замаячило впереди. Металлическая блокада окружила расползающееся здание темными бетонными стенами и щитовой броней, а не окнами. Яркие галогенные лампы, ослепляя, светили с пирамидальной крыши, гоня все тени прочь.

Она остановилась у парадных ворот. Вооруженный охранник — мужчина — вышел вперед, чтобы постучать в ее окно. Она опустила его и показала удостоверение личности, которое она так и не разрезала на кусочки.

Он покачал головой.

- Я сожалею, мисс Блэк, но никто не пройдет туда сегодня вечером.

- Я здесь, чтобы просто повидаться с отцом и...

- Я сожалею, мисс Блэк, но сейчас вам нужно будет развернуться.

Ха! Она попробовала снова.

- Черт возьми, мой отец...

- Я сожалею, Мисс Блэк, но никакой информации не будет. Ни для вас. Ни для кого-либо еще.

Не могу его убить. Майкл был внутри?

Конечно. Иначе с чего бы стражу порядка так действовать, если не для того, чтобы защитить ее отца от дальнейшего вреда?

- Вы можете просто сказать мне...

- Нет, - сказал он, одной рукой указывая ей отойти назад, а другую руку кладя на рукоять своего пистолета. - Сейчас, я предлагаю вам уехать до того, как мне придется вас заставить сделать это.

- Хотела бы я посмотреть, как вы пробуете это сделать, - парировала она. Нажатием кнопки она могла засыпать его пулями. - Но давайте перенесем нашу возню на другое время, хорошо? - Она резко развернула автомобиль, бросив ему гравий из-под колес в лицо.

Дома, она соберет припасы, которые хранила в своем подвале три года назад. Потом она ворвется в центр и вытащит весь ад наружу. Никто не смеет удерживать ее от людей, которых она любит.

Никто.


Глава 2

Ранее в тот же день: секретно

После часовой встречи с Майклом, Соло, Джон и Блу получили новое назначение: Операция Погружение в Мусорный Бак. Новую цель: Грегори Стар. И новую женщину для обольщения и получения информации: Тиффани Стар.

Невеста Блу, Пеген Кери, понятия не имела, что Блу жил двойной жизнью, но она узнает, что он изменит ей с Тиффани. Весь мир узнает. Блу больше не пытался скрывать свои «дела».

Ты серьезно поставил слово в мысленные кавычки? У тебя на самом деле есть дела.

Да, но секс на одну ночь все еще был не для моего удовольствия. Он для моей работы. Поэтому, это не считается.

Скажи это Черной Чуме. Так он прозвал Эви. Фактически, у него было много прозвищ для мисс Эви. «Медовый Барсук» был его вторым любимым.

Не думай о ней, или твой гнев вызовет скачок напряжения.

В самом начале его отношений с Пеген он сказал ей, что всегда будут другие женщины. Ей было все равно тогда и будет все равно сейчас. Она оставалась с ним из-за его тела, его денег и его известности, и не обязательно в том порядке.

Он согласился с этим, потому что он оставался с ней для удобства. Жена мешала бы целям и агентской работе, планируя будущее с ним.

Жестоко? Возможно. Но, в конце концов, гораздо более милосердно.

- У меня плохое чувство касательно этой миссии, - пробормотал Соло.

- Это потому, что она - отстой, - ответил Джон, также тихо.

- На что это, ребята, вы жалуетесь? Я - тот, кто действительно будет связан с отстоем, - сказал Блу, когда он привел пару к парадной двери офиса Майкла. Он повернулся ручку, готовясь выйти.

Бум!

Резкий порыв ветра сбил с ног и отбросил назад. Он врезался в стену. В ушах зазвенело, мир сжался до размеров крошечного пузыря, все расплылось, став черным и белым. Ему удалось частично наполнить воздухом легкие, и он сразу же пожалел об этом. Воздух обжигал и вызывал волдыри, разжигал костер.

Лава текла над ним... давление сжимало конечности, грудную клетку... что-то тяжелое чувствовалось на руке и ноге, оно раскрошило кости, все вместе было слишком: боль пронзала, поглощала и расплавляла, выворачивала и рвала на куски.

Он, то приходил в сознание, то отключался, мышцы были железными, слишком сжатыми даже для судороги. Гул в ушах стих настолько, что он мог услышать потрескивание пламени вперемешку с отголосками речи.

- ...с этим?

- ...получи подходящую цену.

- ...а этот?

- ...испепелен.

- ...с последним?

- ...вытаскивайте его.

Блу моргнул и открыл глаза, почти невозможный для него подвиг. Веки были как два куска наждачной бумаги, склеенные вместе. Человек, однозначно мужчина, показался, ранее он его не встречал.

Медперсонал?

Толстое облако дыма окружило человека, скрыло его черты.

Что, черт побери, случилось?

Блу открыл рот, чтобы спросить, но вместо слов что-то теплое и мокрое пробулькало и потекло струйкой по щеке.

- Тупой пришелец, - бормотал мужчина, сбрызгивая холодной водой тело Блу. Нет, не водой. Резкий запах катализатора ударил в нос. - Я сорву куш или потерплю поражение на твоей игре в следующем сезоне. Без тебя Инвайдерс продуют, но я готов испытать судьбу.

Чиркнула спичка, пламя сразу же привлекло его внимание. Желто-золотое, мерцающее, оно росло все выше и выше... довольно красивое... оно упало... приземлилось... на Блу.

То, что осталось от его рубашки, выступило лучиной для растопки, подпитывая пламя с удивительным весельем, кожа Блу покрылась волдырями и начала плавиться, кап-кап-кап... стекая по бокам, оставляя только мышцы... но даже те, начали поджариваться.

Мучительный рык вырвался из его горла, он заставил окаменевшие, ноющие конечности двигаться, и сел. Кусок штукатурки обвалился возле него… Что если бы он придавил его? Неважно. Он сбросил с себя огонь, пока тот не потух, замер только, чтобы с ужасом осмотреть состояние своего тела. Левая рука выглядела как обрубок, оторвало полностью ладонь. Остальные части его тела являли собой месиво крови и мяса. Он мог видеть кости, которые выглядывали между обугленными мышцами.

Человек отшатнулся, задыхаясь от ужаса.

- Ты жив.

Всплеск ярости активировал Аркадианскую силу, он смог подняться на разбитые ноги. Голова кружилась... его шатало... так много боли... И все же, держась за животный инстинкт, который он обычно сдерживал, как за соломинку, Блу сумел пройти вперед и схватить мужчину за шею, используя все оставшиеся силы, чтобы сжать и поднять.

- Кто. Ты? - Мысли Блу путались, проносились быстро, слишком быстро, исчезая, прежде чем он мог разобраться в них и связно сказать. - Зачем. Убивать. Меня?

Одни хрипы. Слов нет.

Ярость увеличилась, и Блу сжал посильнее.

Кожа посинела... стала фиолетовой... глаза закатились... губы безмолвно открывались и закрывались... затем позвоночник человека хрустнул, и голова откинулась в сторону.

Тишина.

Ошибка.

Раздраженно, Блу бросил безвольное тело на землю.

Он просканировал окружение и удивился тому, что увидел. Повсюду пламя, стены разрушены и подожжены, мебель в руинах, мусор везде, но никаких признаков Джона. Никаких признаков Соло. О Боже. Никаких признаков Майкла, тоже.

Забрали? Они бы просто так его не бросили.

Стоять нельзя.

Надо зализать раны. Найти их. Но куда ему идти?

Если один из домов Майкла был разрушен, можно было с уверенностью предположить, что все остальные дома были скомпрометированы. На данный момент, Блу должен был действовать так, как если бы неизвестный имел доступ и знал имена и профессии трех агентов, которых он только что пытался убить, потому что только тот, кто был вхож в дом Майкла мог внести бомбу внутрь.

Блу опасно показываться у себя дома. Вероятно, как и у Пег.

Пег. Она тоже была мишенью?

Он должен разыскать ее и узнать.

Он вылез из-под завалов и дыма. Не обращая внимания на страдания своего тела, вышел на дневной свет. Сирены гремели на расстоянии, смешиваясь с паническим бормотанием зрителей. Двум соседним домам тоже был нанесен значительный ущерб.

Испуганные крики разразились позади него.

Блу развернулся, это действие чуть не сбило его с ног. Он ошеломленно таращился на человека женского пола. Он узнал ее. Она жила через дорогу от Майкла. Ей сорок восемь лет. Двое детей. Всегда организовывала вечеринку на День благодарения.

Информация обрушилась на него, как пули, один факт за другим. Все бесполезно.

Она схватилась за живот, задыхаясь.

- Монстр. Чудовище.

Монстр? Он? Возможно.

Не могу останавливаться, напомнил он себе.

Власти прибудут туда через несколько минут и попытаются опросить его. Они станут выспрашивать, кто он, почему был здесь, что здесь делал, и в этом ужасном состоянии он может признаться в чем-то, в чем не должен.

Блу споткнулся, шагая вниз по улице, оставаясь максимально близко к теням. Все, кто замечали его, задыхались от ужаса и отскакивали в сторону. Никто не спрашивал, нуждался ли он в помощи. Хорошо. Он не нуждался.

Прижав его искалеченную руку к груди, он включил суперскорость, несясь с такой скоростью, какую позволяло его изувеченное тело. Было трудно двигаться, каждый шаг, который он делал, причинял боль, но он тренировал каждую свою способность все эти годы, даже для такого случая. Никто не мог блокировать его.

Он пересек оживленный торговый центр... но не прежде чем он мельком увидел свое отражение в одной из витрин. Его волосы сгорели. Даже брови исчезли, а один глаз сполз на щеку. У него был клочок плоти на левой стороне, но это было все. Все остальное тело было сырым и красным.

Отвратительным.

Не важно. У него были раны и похуже. Он исцелится. Даже отрастит новую руку.

Там был дом Пеген. Трехэтажный восстановленный железистый песчаник, который он купил для нее. Как долго он мог оставаться на ногах? Та немногая сила, которая у него оставалась, шла на убыль с... каждой... секундой...


***

Смех разбудил его.

Блу встряхнулся и сел, шипя, когда абсолютное, жгучее мучение прошло через него. Черная корка сформировалась над его обнаженными мышцами, раскалываясь от его движения. Все его кости чувствовались хрупкими и готовыми разрушиться в любой момент.

Он озирался. Темно-красные стены, черная раковина и туалет. Он понял, что оказался в доме Пеген, но, должно быть, упал в обморок в гостевой ванной комнате, думая, чтобы сначала вымыться прежде, чем столкнуться с ней. Сколько времени прошло?

- Через три месяца я собираюсь стать миссис Корбин Блу, - кричала Пеген. - Ты можешь в это поверить?

- Он так красив. Все эти шелковистые белые волосы... эти лавандовые глаза... и о, эти губы! Такие пышные и красные. Я бы сказала, что они лучше подошли бы женщине, но они слишком хорошо смотрятся у него.

Это был голос ее сестры.

- Я знаю, - сказала Пеген, хихикая. - Он - абсолютное совершенство.

- Но ты не волнуешь по поводу его... - мрачно продолжила ее сестра.

- Его чего? - спросила Пеген.

- Ну, его неверности.

Невеста усмехнулась, и его восхищение ей утроилось.

- У нас с ним открытые отношения. Он говорит мне, когда будет с кем-то еще, и я выражаю ему любезность.

- Что! Ты была с другими мужчинами? - выпалила сестра.

- Да, он так думает.

- Но на самом деле это не так? - настаивала девушка.

- Нет.

- Но... зачем тебе хотеть, чтобы он так думал? Разве он не ревнует?

- Сначала, мужчины хотят то, что хотят другие мужчины. Потом, нет, он не ревнует.

В ее тоне была горечь?

- Но что, если он влюбится в одну из своих «дел»? - спросила сестра.

- Блу? Влюбится? - Пег фыркнула. - Независимо от того, насколько он улыбается и дразнит, этот человек эмоционально отключен. Но, хорошо, скажем, он сделает невозможное и влюбится. И что с того? Я буду его женой и матерью его детей. Он никогда не бросит меня.

Щель в двери позволила ему осмотреть гостиную, где сидели девушки, потягивая вино. На Пег было облегающее платье, которое заканчивалось чуть ниже линии ее трусиков. Если она надела трусики. Большинство вечеров она их не носила. Ее объемные груди практически вываливались из короткого топика, она знала, именно это ему нравилось. Ее кожа была прекрасного золотисто-коричневого оттенка, бронзовой от солнечных ванн. Сексуальной. Шикарная копна платиновых волос обрамляла лицо, которое большинство мужчин будет видеть только в своих мокрых снах.

Она не была под ударом, как он боялся. Он должен уехать. Если бы он показался, то она не узнала бы его. Кто бы узнал? Он смог бы убедить ее в своей личности, но она настоит на том, чтобы отвести его в больницу. Он не мог рисковать этим.

Прямо сейчас человек, ответственный за его состояние, мог думать, что он был мертв. Для Блу... и Пеген… было бы лучше, если бы тот человек продолжал так считать.

Он должен подумать об этом сначала.

Теперь, по крайней мере, он знал, что Пеген не была целью.

Куда он мог пойти?

Кому он мог довериться?

Кто попытался убить его? И почему?

И где были его друзья? Они выжили?

Они должны были. Он не поверил бы ни во что другое.

Темнота... заволакивала зрение...

Он должен был добраться куда-нибудь, и быстро, прежде чем еще раз потеряет сознание. Был хороший шанс, что в следующий раз он не проснется.

Никто из игроков Инвайдерс не знал о его другой работе. Только Майкл, Джон и Соло... нет, это не так. Эви знала.

Поможет ли она?

Он сделает ей больно, если она разозлит его? Поскольку она определенно разозлит его. Если он потеряет контроль над своими способностями...

Выбора нет.

Блу с трудом передвинул ноги, стеная, когда боли стало слишком много.

Он услышал удивленный вздох.

- Кто там? - позвала Пеген, ее голос звучал взволнованно.

Не говоря ни слова, он вылез через окно в день.


Глава 3

Эви прошла в спальню и бросила клатч в сторону шкафа. Ключ от подвала, как раз то, что нужно. Только где эта гребаная штука?

- Свет, - сказала она, и светильник моментально прогнал тьму. Она...

Завопила и потянулась за ножом, который всегда носила в кармане.

Отвратительное существо растянулось на ее любимой, прекрасной двуспальной кровати. Как бы то ни было, существо было мужчиной, и большим, однако. Действительно большим, как в ширину, так и в длину, его ноги свисали с края матраса. Кожа была красной и черной - подождите... это не кожа. Это кровь и обуглившаяся плоть. Тело было истерзано в клочья, да еще без руки. Несколько костей торчали в не положенных местах.

Вонь от дыма стояла в воздухе, раздражая нос.

- Эви, - простонало существо. - Блу.

Шокировано она выпала в осадок. Этот кусок мяса говорил голосом Блу, кроме того назвал его имя. А еще... еще... у него те же глаза, что и у Блу. Этот великолепный лавандовый цвет, обрамленный длинными черными ресницами с эффектом подводки глаз.

- Блу? - выдохнула она. Не может быть. Этого просто не могло быть.

- Не знал... куда еще... идти.

Она осторожно подошла к краю кровати. Он следил за каждым ее движением, напоминая ей хищника, который готов напасть. Что он сделает, когда она будет в пределах досягаемости? Потому что, это, как поняла, был точно он. Тот же рост, та же масса тела. То же напряжение силы, что присуща футбольным игрокам. Напряжение, которое ослепило ее с первых секунд встречи.

- Должна сказать вам, мистер Блу, выглядели вы получше.

Должно быть, он фыркнул. Хотя трудно было сказать, когда кровь шла через рот.

- Как ты забрался сюда? Сейчас должна включиться сигнализация.

- Окно. Выведена из строя... охранная сигнализация. Внутри и снаружи. Извини.

Она вытянула шею, чтобы посмотреть на датчик. Убедилась, что крышка сорвана со стены, провода оголены, зачищены и перегруппированы.

- Чтобы все восстановить, нужно будет заплатить целое состояние. - Но только потому, что она сама будет делать основные роботы, а ее время бесценно, и, ничего себе, минуточку притормозите, что-то здесь происходит.

- Оплачу... я, - процедил он сквозь зубы. - Сначала... помоги мне.

- Конечно, конечно, - ответила она. - Я позвоню начальнику госпиталя святого Энтони для Аркадианцев. Хорошему парню. Обычно ждут три месяца, чтобы попасть на прием, но для меня он приедет на дом. Ты, конечно, оплатишь счет, а также будешь должен. - Прекрати молоть языком.

- Нет. Ты.

Она пыталась понять то, что он пытался сказать ей, но было жаль, что она не могла. В течение года, этот мужчина доводил ее каждый раз, когда они были вынуждены сотрудничать. Ничего откровенного, и ничего, что поставило бы под угрозу конечный результат работы... конечно же его работы. Он бросал ее. Говорил ей неправильные места встреч, ошибался со всеми видами ее документов. Хуже всего, что он всегда писал отчет по ее выступлению.

Суть каждого отчета? Мисс Блэк воняет как задница.

Она видела его несколько раз, с тех пор как Клэр была убита, когда она выступала в качестве разведки. Он всегда игнорировал ее, будто она не была достойна его внимания и раздувала проблему из-за его встреч. С кем бы он ни встречался.

То, что он нуждался в лечении задевало за живое, даже если она ненавидела этого парня. Будто ей действительно был нужен другой мужчина, чтобы убедительно доказать точку зрения, что она не была достаточно хороша... ни для чего! И для тщеславного мужчины-шлюхи? Мужчины, который готов иметь все, что движется? Чертовски унизительно.

- Игнорируешь? - сказал он сейчас. - Так типично.

Я должна заставить его умолять.

- Прекрасно, - вздохнула она. - Я помогу тебе. - Ради Майкла. И информации. - Просто будь осторожен. Аркадианцы - не одна из тысяч моих специальностей, и я буду отслеживать твое поведение. Жди, что я напишу отчет. - Снова бормотание.

Она пробежалась по нему взглядом, оценивая с медицинской точки зрения его повреждения, ее ум, наконец, вычислил, насколько слабым он должен быть. Его ноздри были черными. Он, наверное, вдохнул смертельное количество дыма. Ей, возможно, придется поместить трубу в его трахею. Это увеличило бы доступ кислорода к легким. Кроме того, восстановление жидкости в организме определенно должно быть распределено. Ему, возможно, даже понадобится переливание. Было ясно, что больше десяти процентов его клеток страдали гемолизом3, и это могло привести к проблемам с почками.

Если бы он был человеком. Но он не был им. Вот это да. У нее действительно не было опыта работы с его расой.

- Думаю, что ты не играл в Укладывании на Лопатки Аркадианцем очередной Барби, но произошел взрыв, который уничтожил дом Майкла, - сказала она, подходя к комоду и вытаскивая оттуда коробку «Домашние настои». Там лежали таблетки, которые она... подделывала.

- Да. Проснулся. Майкла... нет. Никого нет.

Отлично. Он знал столько же, сколько она. Столько же, сколько стоили ее услуги за информацию.

- Тебе было бы лучше в больнице, знаешь ли. - Она кольнула его в руку, точнее в то, что от нее осталось. - Это должно снять остроту боли.

- Никаких больниц. Пожалуйста... не надо. Очень... опасно. Стар... бомба... все еще... - Он успокоился, его голова склонилась на бок.

Он без сознания? Или умер?

Анестезия навредила ему?

Она нащупала пульс, потом нахмурилась. Его не было... Вот! Он был слишком медленным, слишком легким, но был. Облегчение затопило ее.

Эви рванула в ванную комнату и стала копаться в ящиках. Она собрала все, что можно понадобиться... или, скорее все, что у нее было. Ножницы, капельницы, пакеты с физраствором, с которыми она когда-то раньше практиковалась, а также лекарственное жидкое мыло, обычно загруженное в ферментный душ, и бутылку антибиотиков, которые она держала под рукой. Она будет лечить Блу также, как человека, и надеяться, что это сработает.

Она положила таблетку ему под язык, молясь, что та растворится и поможет предотвратить сепсис4. Потом она срезала то, что осталось от его одежды, и сняла с него обувь.

Когда он был раздет... ну, она не могла назвать кожей сырое мясо. Эви громко заявила:

- Блу, мне нужно, чтобы ты сейчас проснулся.

Его веки дернулись и открылись, и он застонал.

- Не будь плаксой, - сказала она, становясь беспощадной, чтобы быть доброй... возможно. - Я должна переместить тебя в ванную, хотя я и сильная, но я не журавль и не могу отнести тебя. - Она сунула руки под его плечи, намереваясь помочь ему подняться, но он уклонился от мучительного контакта.

- Не трогай! - взревел он.

Не ори! Несмотря на ее спокойную внешность, внутри у нее была полная неразбериха, и он делал все только хуже.

- Ну дорогой, вставай тогда сам. Мне нужно, чтобы ты оказался в ванной.

Блу поднялся на ноги и потащился в ванную. Она не могла понять огромную силу, которая требовалась ему, чтобы оставаться в вертикальном положении, в то время как его нога была сломана, Эви пыталась не впечатлиться этим.

- Хороший мальчик. Теперь залезай в ванную, - сказала она.

Хрипя, морщась, он медленно опустился в воду.

- Гарантирую, обтирание губкой не будет твоей фантазией, - сказала она, присев около каменной ванны, чтобы вымыть его с мылом и минимизировать возможность инфекции, - но я должна это сделать.

- Все, что угодно... что необходимо, - прошипел он.

Его улыбка была лишена радости.

- Дай мне пару минут. Ты, вероятно, потом пожалеешь, что сказал это.


***

Для Блу время прекратило свое существование. Он жил только мгновениями.

Были моменты, когда он был совершенно один, потерянный в боли и темноте. Были моменты, когда он был пойман в ловушку в кошмаре, в нем встреча с Майклом заканчивалась, и он вставал с Джоном и Соло, и они шли к двери, не понимая, что их жизни собирались быть измененными навсегда. Были моменты, когда женщина гладила его и пробормотала ему, ее медово-миндальный аромат насыщал его, а раздражающий ухо голос восхищал.

Он любил те моменты.

- Прошла неделя, - сказала она, - Ты вырастил новый слой кожи... безупречный, конечно же, так как ты являешься золотым стандартом для подражания каждого мужчины, изъяну на тебе не место. Ха. У тебя отросли рука и волосы. - Она легонько погладила пальцами прядь волос. - Они ужасны.

Он хотел раствориться в ее ласке и тепле, но тело отказалось подчиняться командам разума.

Как же он ненавидел свое тело.

- Ты слишком красив. Тебе нужен шрам. Почему же ты не приходишь в себя?

Я очнусь. Для тебя. Сорву твою одежду и возьму тебя, ты будешь кричать мое имя снова и снова, я не остановлюсь, пока не буду удовлетворен, а ты обессилена, чтобы умолять о продолжении.

- Как ты заставил мою мебель летать? Прекрати.

Его сила, видимо, вышла из под контроля. Ему нужно лучше контролировать ее.

Кто она?

Он пришел к Пег... его невеста была с сестрой. Точно. Это он помнил. Они вдвоем обсуждали его, и Пег упоминала о материнстве. Он был уверен, что невеста понимала, что дети не станут частью их союза.

Земляне и иные могут иметь потомство, только не все так просто. Однако Блу уже принял решение, что этого с ним не случится. Плюс он всегда использовал презервативы. Он не мог заразиться от людей, но в молодости много девушек ссылались на то, что защита могла порваться и как результат - беременность. Это была ложь в обоих случаях, но такая вероятность пугала. Определено, он не хотел ребенка от случайного перепихона, то есть от-женщины-со-стоянки-на-одну-ночь. Или, того хуже, от цели. Маленькое хирургическое вмешательство остановит рождение ребенка.

Надо поговорить с Пег. Он заставит ее понять, что дети недопустимы, или же придется расстаться.

Но рядом находящаяся женщина не Пег, подумал он. Ее аромат был богаче, а голос - эротичнее. Она была тоньше, но как-то мягче. Ее голос был не тихим, и это радовало его. Он не был хрупким.

- Вчера я взломала базу данных Майкла и прочла свежие файлы, ну ты понял. Ну не совсем прочла, скорее всего пролистала. Мне было не интересно. Должна признать, ты проделал великолепную убийственную работу.

Черт, да. Он профессионал. Первое задание получил еще в 13 лет.

Мужчина никогда не забывал первые разы.

Блу безжалостно убивал в близком контакте хватай-и-души, что и обернулось против него самого: его схватили и душили. Не смотря на травмы, он нашел в себе силы довести задание до конца. Это было гадко, но победа была упоительно сладкой.

С тех пор он усвоил много. Теперь его жертвы никогда не видели, как он идет.

А может, он был рожден для такой работы, потому что не был похож на Соло и Джона. Он никогда не чувствовал себя виноватым за то, что исполнял государственную службу. Эквивалент очистки от человеческого мусора.

- Так много вопросов, как ты мог допустить, что Майкл оставил тебя в отделении. - Продолжал говорить женский голос. - Ты мастерски орудуешь огнестрельным оружием, клинками и даже мечами. Великолепен в рукопашному бою. По сравнению с кем-то, но не со мной. Особенно впечатлена работой под прикрытием как бойца на ринге-клетке. Как же ты завалил шесть Лианцев одновременно? Восхитительно.

Он хотел бить себя в грудь кулаками. Она восхищалась им. По какой-то причине это имело для него значение.

- Тьфу. И зачем только делаю комплименты. У тебя и так раздуто эго. Могу поспорить, это случилось из-за того, что никто не говорил, какая ты - заноза в заднице. Ни одна женщина не хочет обидеть того, кто в ответе за ее оргазмы. Или ты эгоистичный любовник? Ты уже забыл имена партнерш по оргазмам?

Я никогда не забуду твоих. Он хотел сказать это. Пытался сказать. Неудача.

- Нет ответа? Нет остроумной отговорки? Ну давай, Блу! Поговори со мной.

С одной стороны матрас прогнулся. Зашуршало одеяло. Аромат меда и миндаля усилился, у него потекли слюни. Жар ее тела передался ему с невероятной силой и накрыл. Ощущения были острыми, настолько лучше чем острые, что он возбудился, а член стал как стальной прут.

- Ненавижу говорить с коматозными Аркадианцами, реально ненавижу. Даю тебе не больше двух дней, чтобы очнутся, иначе выброшу в окно, вот увидишь, я сделаю это. Потому что ты, мистер Мужик-шлюха , кусок извращенного дерьма, и я устала от этого.

Мужик - шлюха…

Слово отразилось в его голове, раздражив. Кто называл его так...

В долю секунды, он вспомнил, как пробраться в шикарный двух этажный особняк, принадлежащий... Эвангелине. Точно. Эвангелине Блэк. Эви.

Личность наблюдателя ошеломила его. И также немного возмутила. Он был здесь, кокетничая с Черной Чумой и фактически испытывая привязанность к ней. Он даже хотел доставить ей удовольствие. Что по-прежнему было чертовски трудно из-за нее! Что это было за безумие?

Возможно, взрыв поджарил провода в его мозгу.

- Когда все кончится, - пробормотала она, - мне, вероятно, понадобится прививка от столбняка. Существует поговорка, что приглашая мужчину в свою постель, ты приглашаешь и всех его предыдущих любовниц. Это объяснило бы, почему я чувствую себя такой чертовски переполненной прямо сейчас.

Гнев усиливался и сжимал его грудь. Он отчаянно пытался нанести ответный удар ей. Но хотя его мышцы дергались — наконец, движение! — он остался на месте.

Он не волновался по поводу своей неспособности действовать. Его тело было в процессе регенерации и теперь находилось на заключительных этапах исцеления. Вскоре электрический ток помчится через него, приведя новые нервы и клетки к яркой жизни. Он вернется к... старому себе и... он заставит Эви...

Ее настойчивое тепло одурманивало его, убаюкивая его глубже и глубже в темноту...


***

Эви вздохнула в подушку. Последняя неделя прошла в тумане деятельности. Она работала в больнице. Она заботилась о Блу. Однажды ночью она, наконец, приметила воинскую часть, где подозревала, мог находиться ее отец, но не ворвалась внутрь. Они усилили безопасность, а она долго не практиковалась. Она не могла рисковать быть пойманной, в то время как у нее был двухсот пятидесяти фунтовый мужчина – домашний питомец, которого нужно было кормить.

Что произойдет, когда он проснется? Как он отреагирует? Он не мог...

Крупный взрыв энергии пронесся по комнате, электризуя воздух. Эви покрылась гусиной кожей, ее пронзил адреналин, каждая клетка в ее теле проснулась, чтобы сказать «привет». Она ахнула, пораженная.

- Хорошо пахнешь, - пробормотал Блу.

Это были первые слова, которые он произнес, с той ночи как она нашла его, и этот голос вывел ее из состояния шока. Она разволновалась. Он, наконец, проснулся? Она скоро избавится от него и от раздражающего чувства осведомленности, которое вызывало само его присутствие? Ее грудь была очень чувствительной, в животе порхали бабочки, а между ног ныло - так много она не чувствовала никогда, чем за эти прошедшие несколько дней. И ей это не нравилось!

Прежде чем она смогла повернуться и проверить его, он вскинул тяжелую руку, поймал ее за талию и притянул к жесткому изгибу своего тела, подталкивая ее. Теплое дыхание щекотало затылок... и, черт возьми, она растаяла против него. Так хорошо.

- Э, Блу, - сказала она, смущаясь дрожи в голосе.

- Ммм, ты чувствуешься даже лучше. - Когда он потерся своей эрекцией между ее ягодицами... не возможно, чтобы он был таким большим, как казался... его пальцы потянулись вперед и залезли под ее футболку. Внезапно она оказалась кожа к горячей коже с ее злейшим врагом. Он обхватил ладонью ее грудь, мурлыча:

- Сладкая маленькая чашечка. Не могу дождаться, чтобы попробовать ее на вкус.

Ее сосок стал бисеринкой, желая точно то, что он обещал. Рот, с языком и зубами.

Больше.

- Блу, - выдохнула она. - Стой. - Не смей останавливаться. - Я не одна из твоих женщин, и я здесь не для того, чтобы обслуживать все твои прихоти. Ты обручен с другой женщиной. - Это так. О. Стыд прошел по ней. - И хотя я знаю, что это ничего не значит для тебя, это значит для меня.

- Моя женщина. - Он ущипнул ее сосок и поцеловал в затылок, его язык прошелся, пробуя ее. Это был экстаз. Это были муки.

Это было неправильно.

Откидываясь назад, Эви схватила Блу за волосы и дернула.

- Я сказала, перестань!

- Ой, - он вскрикнул, его хватка на ней, наконец, ослабла.

Хотя это почти убило ее, она дрожала от его жара и переместилась так, чтобы прижать его плечи к матрасу своими коленями.

- Думаю, что для нас пришло время поболтать, да?


Глава 4

Блу вырвался из самого захватывающего чувственного изумления его жизни. Привыкший к необходимости думать и действовать быстро, он изучил ситуацию немедленно. Лунный свет заполнил просторную, оформленную женщиной спальню.

Спальню Эви Блэк.

Каждый предмет мебели парил над полом, даже кровать.

Вся мебель рухнула на свое место благодаря резкому восстановлению контроля разума. Кровать тряхнуло так, что Эви почти свалилась. Блу быстро схватил ее за талию, чтобы удержать, за такую стройную, идеальную талию. И его ладони воспламенились от контакта.

Он заметил то, что они подходят друг другу раньше нее. Как бы то ни было, это к лучшему.

Она шлепнула по его по запястью достаточно сильно, чтобы дать понять она имеет в виду дело, но не достаточно сильно, что бы разорвать объятья. Он отпустил ее по собственной воле. Вместо того чтобы наградить его за хорошее поведение, она зло посмотрела.

- В чем дело? - спросил Блу. Он вспомнил, что живет с ней, она заботилась о нем. - Почему ты на мне? - Почему его тело невероятно возбуждено?

- Твои руки ласкали меня, - выплюнула Эви. – Ты положил руки мне на грудь.

Страх наполнил его. Ужас... и еще сильнее возбуждение.

- Не может быть.

- Еще как может. Хочешь, чтобы я написала доклад о твоем спектакле? Хорошо. Заглавие: Блудливые Руки мистера Блу не могут довести до «О».

- «О» значит оргазм? - Ты, надоедливая вертихвостка. - Лжешь.

- Ты намекаешь, что довел меня до оргазма?

- Ах, ты ж грязная девчонка. Нет. - Но как бы хотел. - Я говорю, что не хватал тебя.

- Давай рассмотрим доказательства. У тебя между ног питон, которым ты тычешься в меня каждую секунду.

Он прикусил язык. Чтобы не начать сыпать проклятиями или смеяться, не был уверен. Питон? Спасибо.

- Это не доказательство, что я прикасался к тебе. Это свидетельствует, что я - мужчина. А что опровергает теорию твоих блудливых руках? Ты не в моем вкусе, не мой тип, и пальцы мои не страдают от обморожения.

На мгновение он почувствовал острую боль, что его отвергли, и нахмурился. Она не отвергла его, таким образом...

Он понял, что она чувствовала себя отвергнутой. Блу попытался отключить способности эмпата, но все-таки чувство отторжения осталось и причиняло боль. Но... она была бесчувственной гарпией, которая интересуется только разрушением всего человечества. Ничего из того, что он сказал, не должно ее беспокоить.

- Хорошо, - объявила она безжизненным тоном. - Могу честно сказать, что это первый раз, когда от меня отказались за то, что слишком удивительная. Потому что твой тип отстой. Блондинки с грудью настолько большой, что их можно использовать в качестве плавсредства, а их головы так наполнены воздухом, что можно принять за воздушные шары. Клише!

Да,он предпочитал как раз такой тип женщин. Но никто и никогда, ни одна женщина, не влияла на него как Эви. И почему, черт возьми, он хочет просить у нее прощения? Она и похуже опускала его.

И, черт побери, почему он сейчас сосредоточился на ее прекрасных чашечках груди, практически захлебываясь слюнями, явно доведен до отчаянья желанием затянуть ее маленькие твердые соски в рот? Как будто ее «крошечные груди» были самым сладким угощением, которого он когда-либо имел честь касаться.

Потому что так и было. Он знал это глубоко в душе.

Хорошо. Так что не было никаких сомнений, что он прикоснулся к ним... или хотел прикоснуться к ним снова.

Опасность. Он схватил за ее колени и сбросил ее в сторону на кровать, подальше от его рта, и, что еще хуже, от его пульсирующей эрекции.

- Свет, - сказала она, и золотой свет каскадом полился из верхнего светильника.

Он сел и осмотрел себя снова. Он полностью исцелился, был одет в огромные тренировочные штаны. Мужские спортивные штаны.

Кому они принадлежали?

Его взгляд пронзил Эви, а грудь сдавило. Она была одета в розовую майку и мужские трусы, боксеры.

Трусы-боксеры и штаны принадлежат одному человеку? Ее... парню?

По непонятной причине Блу захотел врезать по стене.

Странная реакция. Ее он не мог понять.

Она согнула длинные, стройные и такие роскошные белые ноги и скрестила их, как может сделать только женщина. Волосы в диком беспорядке струились вокруг лица, он привык говорить себе, что она реально не красивая, как сначала придумал. Но больше он не мог внушать себе это.

Может быть, после их первого взаимодействия, он никогда не позволял себе смотреть сквозь ее отношение, но сейчас, в этот момент, когда колючий слой был отброшен, он смог увидеть ее, на самом деле ее рассмотреть. Большие бархатные карие глаза, которые притягивали и отказывались отпускать. Сочная фарфоровая кожа покраснела до самых эротических оттенков розового. Красные губы в форме сердца, на вид будто опухшие от поцелуев, практически умоляющие о большем.

Пришлось сжать кулаки, чтобы не касаться ее.

Возбуждение он мог понять. Но рост влечения? К ней?

Неужели, Блу? Действительно?

Сама идея потрясла его.

Майкл был больше, чем босс. Даже больше, чем наставник. Блу считал этого мужчину своим суррогатным отцом. Майкл нашел Блу ослабленным, подобрал его, дал ему друзей и цель. Смысл, чтобы продолжать жить. И он никогда не забывал предупреждение Майкла, оставить Эви в покое.

Какой отец хотел, чтобы его дочь была с таким как Блу? Хреновый родитель, а Майкл был лучше большинства.

Вызывала жжение мысль, что он недостойный, но так реально и было. И так всегда будет. Это то, что он заслужил.

Блу не разрушит отношения с человеком только потому, что его коварное тело хотело провести немного времени внутри Черной Чумы.

Более того, она внезапно начала нравиться Блу.

И более того, он был помолвлен, а Эви - не работа.

- Обновление информации, - уточнил он.

Она уставилась на него.

- Серьезно? После всего, что я сделала для тебя, не можешь начать со «спасибо»? Вместо этого, должен рявкать команды, словно я собака-робот, которой просто полагается подчиняться.

Могли бы она просто пустить все на самотек? Сделать все от нее зависимое, чтобы принять долбаный вызов?

- Спасибо, - выдавил он.

- Ты не прощен, - сообщила она... и, как ни странно, это усилило раздражение.

Несмотря ни на что, она иногда забавляла его. Маленькая вспыльчивость была непредсказуема, как буря...

Она скрестила руки на груди.

- Я бы тоже хотела обновить информацию, ну ты понял.

- Я расскажу все, - сказал он и кивнул. - Но сперва я. Пожалуйста. - Он должен знать.

Ее глаза сузились с подозрением, когда она произнесла:

- У меня такое чувство, что ты говоришь «сперва я» многим девушкам. И в этом случае, я сомневаюсь, что ты знаешь что-нибудь, так или иначе. Но, хорошо. Известий от отца я не получала, но знаю, человек был найден на месте взрыва и доставлен в ближайшую больницу. Тот же человек вскоре исчез, гражданские лица не знают, как, почему, или куда.

- Думаешь, это был Майкл?

- Да. Я также думаю, что он в правительственном медицинском учреждении...

- Знаю одно, - вставил Блу. - Если он был доставлен туда, то не остался там надолго, потому что он не знал бы, кому доверять. В момент, когда он пришел в норму, нашел бы выход из положения.

Она потерла переносицу, волна отчаяния пошла от нее.

- Я не позволяю себе беспокоиться о нем сильно, потому что знаю, что он хитрый и сильный и невероятно изобретательный, но это так не похоже на него, оставить меня в неизвестности.

Да. Это не сулит ничего хорошего.

- Ты слышала что-нибудь о Джоне и Соло?

- Нет. Извини.

Ее голос звучал искренне.

Блу кивнул, чтобы она знала, что он слышал ее. Затем рассказал все, что помнил о взрыве. Пока он говорил, она отвернулась от него, как если бы она не могла вынести эмоции, что проступали на его лице. Он не сказал, что может чувствовать ее печаль.

Она думает о своем отце с болью?

- Как быть с системой безопасности здесь? - спросил он, меняя тему, в качестве акта милосердия.

Она глубоко вдохнула, а когда встретилась с ним взглядом, то он подумал, что увидел намек на благодарность.

- Это потрясающе. Конечно. Но в ловушку ты не попал ни разу, не так ли? Добро пожаловать, кстати.

Не отвечай. Только поощришь ее.

- Что за охранную систему используешь?

Она гордо выпрямилась.

- Это мое собственное творение.

Так... она была квалифицированной убийцей, хирургом, а также айтишником? И почему это так сексуально?

- Медовый Барсук, ты, очевидно, не так хороша, как думаешь. Мне удалось залезть через окно без каких-либо проблем.

- Медовый Барсук? Ты только что назвал меня медовым барсуком? - Она погрозила ему кулаком. - Сделаешь это снова, и я отрежу твой язык, чтобы носить в качестве амулета-ожерелья. И я уже выяснила недостаток, который позволил тебе вломиться.

- Так все-таки был недостаток. Это значит... Что? Скажи мне. Ты не так хороша, как считаешь.

Ее взгляд метал кинжалы.

- Любой, кому платил зарплату Майкл, был помечен в системе как допускаемый, только на случай, если кому-то было необходимо прийти, чтобы скрыться, пока меня не было.

Прекрасный акт милосердия. Он не хотел думать о ней, как о женщине заботливого типа, но думал, и соответственно стал добродушней и смягчил голос.

- Это отличный повод для нерегулярности системы, - поддразнил он.

Она зашипела, как если бы он ударил ее ножом.

- Как ты смеешь пасть так низко и оскорблять мою программу! Возьми свои слова обратно.

Вот это да. В этот момент она на самом деле выглядела способной на убийство. Он понял, что только что выявил линию, за которую не стоит заходить. Иначе ему несдобровать.

- Прекрасно. Беру свои слова обратно.

Ей понадобилось время, чтобы восстановить контроль.

- Можешь жить.

- Спасибо. - Он имел в виду именно это. – Теперь, ты не возражаешь, если я осмотрюсь, проверю кое-что?

Хотя выражение ее лица осталось замкнутым, он чувствовал, гнев, исходящий от нее.

- Делай, что хочешь. Но я буду ждать завтрак и полный отчет о том, что думаешь, когда закончишь.

- Приготовить завтрак я могу. Предполагаю, что я у тебя в долгу.

- Только предполагаешь?

- И доклад... почему бы нет? Я просто надеюсь, что ты сможешь справиться с честной критикой... будто ты, конечно, знаешь, как это делается.

На ее щеках проступил румянец, и ему в очередной раз пришлось иметь дело с пульсирующей эрекцией.

Нужно прекратить реагировать на нее. Особенно из-за глупого дерьма как это.

Он скатился с кровати... и что, черт возьми. Было трудно оставить ее. Сначала он прошел через весь дом, осматривая его на наличие камер и жучков, а также любого признака, что незваный гость мог проникнуть незамеченным. Все было хорошо. И, ну, ладно, он должен был осмотреть имущество Эви. Ее система была превосходной.

Значит, таким был ее дом. В нем было четыре спальни и офис. Она предпочитала смелые цвета, старинную мебель и современную отделку. Она развесила фотографии своего отца, своей сестры, Клэр, и своей сводной сестры, Иден, по всем стенам. Блу всегда считал Иден одной из самых великолепных женщин в мире, но именно тогда он решил, что Эви была сексуальнее, если их сравнивать. Безусловно. Что-то в хрупкости ее костной структуры, юморе, освещающем те таинственные, темные глаза. В озорной кривой улыбке.

Озорная улыбка никогда не была более очевидной, чем на фотографиях с Эви и Клэр... Девушка умерла три года назад, да? Да, подумал он. Три года назад. Вскоре после этого Эви покинула агентство, чтобы работать в больнице.

Он всегда задавался вопросом почему.

Майкл держал детали о смерти Клэр в секрете, таким образом, Блу понятия не имел, что произошло. И он понял, что ему не нравилось это.

Хмурясь, он отвернулся от фотографий и вошел в игровую комнату. Там стоял бильярдный стол и стол для покера, док-станция для телевизора с большим экраном и огромный приватный диван. Дверь из дымчатого стекла вела в огромную оранжерею.

Везучая девочка.

Из того, что Блу понимал, земля была почти разрушена во время войны между людьми и иными. Растительная жизнь оказалась под угрозой, животные были почти истреблены, а огромные массы воды были либо высушены, либо превращены в грязь. Теперь все эти три пункта были предметами роскоши.

Майкл заплатил за оранжерею, портя свою драгоценную принцессу еще немного больше, или это сделала Эви? Как одна из самых квалифицированных хирургов в Нью-Чикаго, у нее должны были быть вклады. Не то, чтобы он следил за ее карьерой или что-нибудь в этом роде. Он только запасся несколькими статьями. В случае если Майкл захочет прочитать их. Не такое уж большое дело.

- Агент Даллас Гутьеррес просит о встрече, - произнес компьютеризированный голос по внутренней системе интеркома.

Блу вышел из игровой комнаты и направился в спальню. Эви была в процессе зачесывания длинных, великолепных волос в высокий конский хвост и встретила его в прихожей. Она надела футболку с длинными рукавами и пару обтягивающих джинсов.

Здравствуй, эрекция.

Он посмотрел вниз на Питона.

Продолжишь в том же духе, и я обещаю, что оторву тебя. И даже похороны не проведу. Поскольку никто не... придет.

В один прекрасный день я должен повзрослеть.

- Что происходит?

- Агент у двери, - сказала Эви, розовый цвет окрасил ее щеки.

Она проверила его пакет? Пожелала специальную доставку?

Идиот.

- Есть идеи, кто он и чего хочет? - спросила она.

Она действительно затаила дыхание?

- Кто он? Да. Чего хочет? Нет.

- Тогда, пошли. - Она привела его обратно в игровую комнату и включила телевизор. - Сделать запись и показать изображение с камер в гостиной.

- Что...

- Не тебе, - пробормотала она, будто у его мозга было мало клеток.

Нет. Она не затаивала дыхание.

Большой голографический экран появился над док-станцией, воздух кристаллизировался, показывая изображение гостиной, которую он только что искал.

- Кстати, я готов дать свой отчет, - сказал он. - Круто.

Она закатила глаза.

- Одно слово, чтобы описать полное великолепие моего дома? Ты обычно более красноречив. Но думаю, я не должна быть удивлена. Сильное предложение для пещерного человека, - сказала она, ударив себя кулаком по груди как горилла. - Просто... побудь здесь. Смотри и слушай. И кто знает? Возможно, ты что-нибудь узнаешь.

Маленькая ведьма всегда оставляла последнее слово за собой, не так ли? Ну, не на сей раз.

- Вы могли бы захотеть взять передышку, прежде чем столкнетесь с агентом, мисс Блэк. Чем больше времени, ты проведешь со мной, тем сильнее встанут твои соски. Я начинаю думать, что ты не ненавидите меня так, как всегда утверждала.


Глава 5

Пытайся не дрожать... глупые соски, и глупый Блу, что заметил это!..

Эви открыла парадную дверь, перед ней оказался высокий, красивый мужчина с темными волосами, темной кожей и причудливыми глазами, настолько бледными, что они почти были лишенными цвета.

Он не был Аркадианцем, но потрескивал приглушенной версией силы Блу.

- Мисс Блэк? - произнес агент.

Она кивнула.

- Единственная и неповторимая.

Уголки его рта немного поднялись.

- Я - Агент Даллас Гутьеррес, я из АИУЧ.

Агентство по Исследованию и Устранению Чужих.

- Интересно, но не важно. Я - человек, и поэтому не подпадаю под вашу юрисдикцию.

- Ну, это зависит от определенных обстоятельств, не так ли?

Она пристально смотрела на него, отказываясь отступать.

- И не говорите.

Совсем не запуганный, он сказал:

- Я здесь, чтобы задать вам несколько вопросов.

- О чем?

- О вашем отце.

Сердце внезапно застучало, она попятилась, позволив агенту войти.

- В следующий раз не берите на себя инициативу. - После того, как закрыла и заперла дверь, она повела его в гостиную. И это было странно, знать, что Блу был наверху, наблюдал за каждым ее движением, слушал каждое ее слово. Странно и захватывающе. Почти... возбуждающе.

Глупые гормоны. Теперь, когда они проснулись, то были полны решимости привлечь ее внимание.

Давай только один раз переспим с Блу, кричали они, и мы снова уйдем. Обещаем.

Лжецы!

Я бы лучше отдалась Агамену. У мужчин этого вида были ядовитые рожки и зубцы на концах их членов. Она слышала рассказы о человеческих женщинах, умирающих в течение секунд после оргазма.

- Хотела бы предложить вам выпить, но не хочу задерживать вас дольше необходимого, поэтому, давайте начнем, а?

- Давайте, - сказал Даллас, когда устроился на диване.

- Вы упомянули моего отца.

- Да. Забавно, но с учетом его богатства и успешности, о нем не много известно.

Ладно, не очень удачное начало. К чему он клонил? Мир знал Майкла как торговца оружием, пытающегося выглядеть так, что он действовал в рамках закона.

Она уселась на стул напротив него.

- Он - бизнесмен, который владеет половиной Нью-Чикаго, а также несколькими другими штатами. - Типичный ответ избалованной девушки. - Кого волнует что-то еще?

На сей раз уголки его губ не поднялись, просто холодный, твердый пристальный взгляд, устрашающе подобный тому, который она получила от Блу всего несколько минут назад. Она не была уверена, что это означало. Ну, у нее была кое-какая идея... но ничего хорошего.

- Когда вы в последний раз говорили с ним? - спросил Даллас.

- За день до того, как его дом взорвали. А что?

Тоном, столь же холодным как его пристальный взгляд, он произнес:

- Как насчет того, что я задаю вопросы, хорошо?

Как насчет... нет.

- Вы когда-либо встречались с Грегори Старом?

Она задумалась на мгновение, вспоминая первую ночь Блу здесь, когда он упоминал бомбу и звезды. Он мог иметь в виду человека?

- Да, - сказала она. - Я встречалась с ним. Несколько раз. - Затем, только из чувства противоречия, она добавила, - А что?

Он проигнорировал ее вопрос. Конечно.

- Где вы с ним встречались?

- На общественных мероприятиях. Я не помню когда или где. Наши разговоры ограничивались обычным «привет», «как вы», «как дела». О, за исключением того раза, когда я сказала ему почистить зубы, потому что у него изо рта воняло кофе. А теперь я закончила говорить, Мистер Гутьеррес, пока...

- Агент Гутьеррес.

- Не важно. Я закончила говорить, пока вы мне не объясните, почему хотите знать о моем отце, почему АИУЧ волнуется по поводу мистера Стара, или, возможно, мистер Стар причастен к взрыву.


***

Умные вопросы, подумал Блу. Возможно, он не должен был выливать на нее так много дерьма за эти годы.

Почему о взрыве опрашивал Эви агент АИУЧ, а не местный ПД? Какие-то доказательства участия иных должны были быть найдены на месте. Что-то, что указывало на Грегори Стара, на того самого человека, расследованием которого Блу, Соло и Джон должны были заняться из-за исчезновения семнадцати человек — двое из которых были агентами АИУЧ, а один - американским сенатором.

Стар подбросил бомбу?

Стар был пятидесяти трех летним самим-себя-создавшим миллиардером. Он вырос в грязной, бедной части города, известной как Угол Шлюх. Строились невероятные предположения, что такое он должен был сделать, чтобы выжить. Основная версия - продажа органов на черном рынке. Если бы это было правдой, ему пришлось бы вырезать органы, когда жертвы еще были живы. Это топ сплетня.

На протяжении многих лет, мужчина сделал так, что некоторые из величайших мировых лидеров прислушивались к нему. Он был падок на красивые вещи и питал слабость к азартным играм. Он менял любовниц так же легко, как Блу менял нижнее белье. Он баловался рекреационными наркотиками - употреблением и продажей - и он не покидал свой дом без вооруженных охранников.

Зачем ему вредить Майклу? Откуда он мог узнать о реальной работе Майкла?

Он не мог. Правда? Так... что, если взрыв не имел никакого отношения к делу? Что, если преступник - Стар или кто-то еще - просто надеялся избавиться от делового конкурента?

Это имело смысл. Но этого было недостаточно для Блу. Поскольку, даже если в этом и был смысл, это не объясняло совпадения. А Блу не верил в совпадения.

Когда Эви повела взволнованного агента к двери, Блу посчитал, что мужчина никогда прежде не сталкивался ни с кем похожим на Черную Чуму. Блу вернулся в ее офис и залез в компьютер. Приоритет номер один: найти его друзей. Они должны быть живы, или он будет... он будет... Он ударил кулаком по клавиатуре, корпус треснул, он поежился.

Глубокий вздох.

Они были живы.

Эви подошла, вставая позади него. Он не должен был видеть ее, чтобы знать, что она была там. Он ощутил ее. Ее жар. Ее аромат. Каждая мышца в его теле напряглась.

- Хорошая работа, хлюпающий пудинг, - сказал он, пытаясь говорить веселым тоном. - Он ничего не вытащил из тебя, но ты вытащила из него несколько вещей.

- Знаю. И больше не называй меня «хлюпающий пудинг», или я опустошу твою мошонку и заставлю тебя наслаждаться этим.

Он скрыл смех кашлем. Небольшой фейерверк грозил перейти в полное веселье. Хотя она не настолько оживилась, как бы сделала четыре года назад. Она больше не использовала руки, чтобы акцентировать каждое слово. Он задумался, что изменилось. Потому что, если честно? Ему нравились ее жесты, и вроде как он скучал по этому.

- Если я буду наслаждаться этим, то могу продолжить придумывать тебе прозвища. Как на счет «Сексуальный Пирожок».

Она погрозила ему кулаком. Хорошо, так, жесты руками, она не потеряла. Привычка?

Он надеялся на это. Однажды он мог бы схватить тот кулачок, дернуть ее к себе на колени и...

Ничего.

Он ничего не сделает.

- Так что ты здесь делаешь? - спросила она.

- Ищу ключ.

- О, ну, в общем, я на шаг впереди. Как всегда. - Она открыла секретный ящик, который он пропустил и вручила ему цифровую газету. - Проверь последние загруженные статьи.

Он сделал это. Очевидно, на месте взрыва было найдено тело, обгоревшее до неузнаваемости. Был сделан тест, и хотя личность была неизвестна, было ясно, что кости принадлежали белому мужчине со сломанным позвоночником... это был не Майкл Блэк. Должно быть мой Поджаренный Парень.

Майкл Блэк пропал. Предполагалось, что он - похищен.

Два дня назад, его бывшая помощница была найдена мертвой в собственном доме. Передозировка наркотиков.

Блу знал эту женщину. Три месяца назад, в возрасте сорок один год, она перестала работать на Майкла, чтобы стать сидящей дома мамочкой. И если у нее были проблемы с наркотой, то он евнух, и у него целибат на всю оставшуюся жизнь.

Блу вдохнул волну медового миндаля и почти согнул электронную книгу пополам. Гарантированно, он займется сексом снова.

Просто не с Эви Блэк.

Верно. Верно?

Бывшая помощница Майкла, должно быть, была убита, а смерть была обставлена как несчастный случай. Но зачем ее убивать?

Возможно, она пришла, чтобы повидаться с Майклом, нашла убийцу и была ликвидирована в качестве меры предосторожности. Или возможно она помогла убийце за деньги? В конце концов, любящие сидеть дома матери сделали чуть меньше, чем рабски трудились. И если она помогала убийце, то ее устранили как возможного свидетеля.

Ее помощь объясняла, как убийца смог подбросить бомбу в дом Майкла.

Он повернулся к компьютеру и напечатал «Корбин Блу». Ему было нужно больше данных.

- О, тебе это понравится, - сказала Эви, протягиваясь руку через его плечо. Она прижала кончик пальца к голографическому экрану, выбрав веб-сайт со сплетнями. - Это мои самые любимые. Захватывающий материал. Действительно тут глубоко копаются в прошлых и текущих выходках самого известного Ромео в мире. Но кто знал, что пресса на самом деле, могла напечатать правду?

Я не могу заглушить жизни вне ее дома. Уже не так веселясь, Блу просмотрел статью веб-сайта. Автор перечислил всех женщин Блу, которые оказывались в мешках для трупов за эти годы, и утверждал, что он запаниковал из-за своего предстоящего бракосочетания и скрылся в Бангкоке, прокладывая свой путь через его женское население.

Пеген должно быть волновалась до пены у рта. Не из-за женщин, а из-за его отсутствия. Со всеми его футбольными поездками и миссиями за пределами страны, он всегда поддерживал с ней контакт.

- Просто... закрой это, Эви. - Он с силой тыкал по тексту до тех пор, пока экран не стал пустым. - Еще одно слово от тебя...

- Слово.

Он закатил глаза.

- Реально зрелое.

- Спасибо.

Он бросил в нее файл.

- У тебя какая-то цикличность настроения или что-то в этом роде? - спросил она, ее тон был резким. - Сначала ты выглядел готовым смеяться, а теперь ты выглядишь готовым совершить убийство. Твои перепады настроения немного выходят из-под контроля, да.

У него не было чертова эмоционального расстройства!

- Нет ничего плохого с сонями рядом, - он стиснул зубы. Он просто никогда не хотел делать этого, он всегда жаждал моногамии. Он знал, насколько драгоценно это было.

- Есть что-то ужасно неправильное, когда у тебя есть партнер.

- Я знаю это. Измена не то, что я имел в виду.

- Кроме того, - продолжила она, - никто не любит красавчиков.

- Вообще-то, все.

- Да, в течение целых пяти минут, пока они получают его внимание.

- Клянусь, я даю моим женщинам больше пяти минут своего времени.

Она открыла рот, чтобы прокомментировать, и он решил, что с него было достаточно.

- Вместо того чтобы зацикливаться на моей сексуальной жизни, принцесса, - сказал он, - почему бы тебе не устроить свою собственную?

Она отступила от него на шаг.

- Во-первых, я не зациклена на твоей сексуальной жизни. Во-вторых, кто говорит, что у меня ее нет?

- А что есть? - Он напрягался снова и снова, пока ждал ее ответ.

Она ничего не говорила, и он мог только гадать, что это означало. То, что у нее никого не было, и она была смущена, или то, что кто-то был, учитывая тренировочные штаны и предложенные боксеры, и она хотела, чтобы он держался в стороне от деятельности агентства... бережно оберегала его.

Мысль разозлила Блу, и это не имело ничего общего с тем, что он хотел ее для себя. Он спал в ее постели. Ему просто не нравилась мысль о том, что он делил простыни с каким-то увечным придурком, у которого в следующий раз будет разбито лицо, когда он положит свои шаловливые ручонки на Эви Блэк!

Ты хочешь подраться с этим парнем? Серьезно?

Он вынудил себя вернуться к работе и стал искать статьи о Соломоне Джуде и Джоне Бесфамильном. Не было ни одного упоминания ни об одном из мужчин. Но ни один из них никогда не вел общественную жизнь. Когда Соло не работал, он провел свое время на какой-то провинциальной ферме в болоте без каких-либо современных удобств (жуть какая). А Джон... ну, Блу не был уверен, что Джон делал в свободное время. У воина были тайны, и Блу и Соло никогда не давили на него.

Я должен найти их.

Когда жизнь друга была под угрозой, он должен был опросить всех и вся. Ничто не могло быть пропущено. Каждая информация должна была быть проверена.

Блу откинулся назад на стуле и провел рукой по волосам, повернулся и оказался лицом к лицу с Эви. С красивой, раздраженной Эви.

- Джон и Соло там. Я нужен им.

Ее выражение лица смягчилось, и она кивнула.

- Поверь мне, я знаю, что ты чувствуешь. Мой отец тоже там.

Его накрыло самое безумное желание: притянуть ее к себе на колени и, успокаивая, обнять. Предложить утешение... и получить его.

- Я не остановлюсь, пока все трое не окажутся в безопасности. Даю слово.

- Хорошо, - сказала она. - Потому что я тоже не остановлюсь. Официально, я в деле.

Э, и что теперь?

- Встречное предложение. Ты вернешься в больницу и позволишь большому мальчику сделать всю тяжелую работу. Я буду отчитываться, по крайней мере, раз в день. Тебе не придется задаваться вопросом, что происходит.

Она покачала головой, ее конский хвостик протанцевал.

- Я против тебя. Иди в жопу.

- Я и так там. Это на самом деле не совсем плохо.

Она сузила глаза.

- Свинья.

- Скромница.

- Это прозвище, буду носить с гордостью. Но подумай мгновение. Как дочь Майкла, я - твой начальник. Так что, то, что я говорю, ты делаешь.

Пожалуйста.

- Дай мне приказ, и посмотрим, что будет.

Готовясь плеваться гвоздями, она произнесла:

- Я помогаю, Блу. Понятно?

- Нет. Ты больше не агент. Ты будешь только мешаться. - И возможно один из них или они оба будут убиты.

Гнев вспыхнул в тех шоколадных глазах.

- Экстренное сообщение. Ты или будешь работать со мной, или против меня. Так или иначе, я занимаюсь расследованием. Но прежде чем ты решишь, возможно, ты подумаешь и вспомнишь, что произошло с людьми, которые стояли у меня на пути в то время, когда я была агентом.

Они закончили в больнице, или физически больными или физически сломанными.

- Совпадение.

Ничего себе. Ты отстаиваешь то, во что не веришь, Блу.

Ее усмешка была холодной и бесспорной.

- Первый шаг из моей сольной миссии. Доказательство того, что ты не прав. Надеюсь, тебе понравится неистовая диарея.

Прекрасно. Почему он должен волноваться, получит она травму или нет?

Из-за Майкла, вот почему. Верно. А не из-за непрерывного... влечения Блу к ней. Вот. Вот он это и признал. Это было не просто возбуждение. Не такое, которое он мог убрать и легко забыть. Ужас ужасов, какая-то часть его находила капризную женщину привлекательной. И сексуальной. И чувственной. И волнующей.

Споры с ней заводили его.

И кого ты пытаешься обмануть? Ты был заведен с того самого момента, как пришел в себя.

Может быть, это был запрещенный аспект в их взаимоотношении. Точно. Так и должно быть. Она не могла быть его, хотя он страстно ее желал. Как сахар, который любил, но не мог есть потому, что моментально пьянел.

- Как быть с настоящей работой? - спросил он, в попытке снова отвязаться от нее.

Она улыбнулась снова, но уже самодовольно в этот раз.

- Мой отец - владелец больницы святого Энтони. Купил ее для меня, и это факт. Благодаря этому, я могу брать столько выходных, сколько захочу.

- Мой отзыв о тебе как о работнике? - Он показал большим пальцем вниз.

- Я разрываюсь изнутри. Действительно.

Он когда-нибудь выиграет хотя бы один спор?

- Дай мне день, чтобы оценить ситуацию и составить план. Плюс, мне нужно прокрасться домой, проверить там, убедиться, что никто не пробрался и не взял что-нибудь, а еще мне нужно собрать припасы. Завтра буду знать, мне стоит оставаться мертвым или чудом ожить, в любом случае пойдем на место взрыва вместе. Знаю, что это единственное место, с которого надо начинать.

Она минутку подумала, потом кивнула.

- Хорошо. Но знай. Если соврешь мне, попытаешься бросить, я выслежу и сожгу, до смерти.

Если кто и сможет так сделать, то это будет она.

Отлично. Это еще одна черта, которая ему в ней нравилась. Продолжать двигаться, не останавливаться.

Ему нужно вернуться к ненависти по отношению к ней. Как сейчас. В противном случае сопротивляться ей будет сложнее, чем сейчас, осложнения ему не нужны.

Ему были нужны ответы.


Глава 6

Окна в машине Эви были так затемненные, так что Блу не надо было прятаться, возвращаясь домой. Он сидел впереди, удивляясь тому, что окружающий мир продолжает жить без него. Было утро, по этому люди шли по тротуарам, спеша на работу. Очередь образовалась возле кофейни. Банда карманников шныряла в толпе, освобождая владельцев от кошельков и ювелирных украшений.

В течение десяти минут ни Блу, ни Эви не сказали ни слова, что радовало его. Они спорили все время в гараже.

- Убедись, что за нами нет хвоста, - сказал он. - Перед тем как высадишь меня.

- Уф. Я знаю, что делать, Синяя Покрывашка.

- И убедись, что весь периметр вокруг твоего дома чист, когда вернешься, так на всякий случай, если кто-то...

- Эй, парень, я знаю.

Сейчас он был слишком занят, сражаясь со своим телом, чтобы спорить. Ее медово-миндальным ароматом был насыщен весь автомобиль. И Блу все представлял, как опрокинет ее на спину и прижмет своим весом. Проберется руками под ее рубашку... затем в джинсы. Лаская каждый дюйм. Целуя и облизывая каждый сантиметр ее тела.

Он ругнулся. Ему нужно, купить ей другой лосьон для тела. Может быть с названием типа Дерьмо Собачье и Старые Кроссовки. Или Закрытая Берлога Человека-Вонючки.

На пятнадцатой минуте Эви нарушила тишину.

- Эй, мистер Ходячий Секс. Мы почти приехали.

Слава Богу. Спасение.

- Обрати внимание, я не угрожаю, когда ты обзываешь меня смешными прозвищами.

- Великолепно. Разрешите наградить вас медалью.

Он хмуро посмотрел на нее. Надо выиграть хоть один день.

- Но разница в том, - добавила она, - прозвища, которые я тебе даю, отображают истину.

- Хорошо, тогда, почему бы мне не обращаться к тебе Предвзятая Сука? Это соответствует истине, как я понимаю.

Нет слов, заклинило.

Наконец-то, победа.

Если б не чувство пустоты.

Он дал ей код безопасности от ворот.

- Припаркуйся в гараже и закрой дверь, сладкая, - сказал он в попытке поднять настроение. Любые подглядывающие соседи.... или скрытые папарацци... или прячущиеся плохие парни... легко могут понять, что она пришла искать его или даже своего отца, владельца Инвайдерс.

Она повиновалась без возражений или других умных замечаний. Настоящее чудо.

Проблема в том, что он реально... расстроился.

- До завтра, - сказал он, выходя из автомобиля.

- До завтра, - подтвердила она.

В ее тоне было предвкушение?

- Кстати, - крикнула она. - На счет нового прозвища для меня? Мне оно нравится. Потому что ты прав. Подходит. Но я думаю, что я предпочитаю сокращение «ПС».

И этот раунд выигрывает Медовый Барсук.

Он подождал, пока она покинет гараж... Но откуда взялось чувство потери, потери частички себя? Он проскользнул на задний двор, оставаясь в тени, чтобы камеры не засекли. Никого не было. Сердце забилось быстрее, мышцы напряглись, когда он открыл заднюю дверь и повернул ручку.

Петли заскрипели, но ничего не взорвалось.

Тем не менее, он не расслабился. Он осмотрел дом внутри на наличие каких-либо признаков фальсификации. Блу всегда любил этот дом. Он был в три раза больше особняка Эви - прекрати зацикливаться на ней, идиот, - оформлен в темно-коричневые цвета, как глаза Эви, и мраморно-белые, как ее кожа, и глубоко красные, как ее губы, если он не прекратит думать о девушке, не выкинет ее из головы, его нрав возьмет над ним верх, и он начнет рвать кирпичи со стены.

По крайней мере, все было на своих местах; дом был точно в таком же состоянии, как он его оставил.

Блу принял ферментный с подогревом душ, пар очищал намного лучше, чем вода, и рассмотрел собственное отражение в зеркале в полный рост. Его кожа отросла, но теперь он был без каких-либо татуировок. Он любил эти татуировки. Что еще более важно, женщинам нравились эти татуировки. По какой-то причине, им нравилось обводить контуры татуировок языком.

Задание: нанести новые татуировки.

Какие татуировки понравятся Эви? задумался Блу, потом незамедлительно выругался. Какое ему дело, что ей понравиться? Он не собирался устраивать ей эротическое шоу. Или предложить себя.

О да. Он сам хочет ее облизать.

Довольно!

После того как Блу оделся в черную футболку и брюки, он сел за стол в кабинете, чтобы просмотреть канал безопасности. Пег подходила к двери примерно в тысячу раз и даже бросила камень в бронированные окна во время последнего визита, но сигнализация спугнула ее. Больше никто не подходил к границам его собственности.

Опять же, неизвестный, ответственный за взрыв думал, что он или мертв или превращен в отбивную.

Он вспомнил. Лежа покалеченным и истекающим кровью под обломками дома Майкла, он услышал обрывки разговора. Он не узнал голоса.

...с этим?

...получи подходящую цену.

Он принесу достойную цену. Где? На черном рынке? Как секс-раб?

- ...а этот?

- ...испепелен.

Испепелен. Это говорили о нем, утверждали, не спрашивали. Конечно, неизвестный считал его мертвым.

- ...с последним?

- ...вытаскивайте его.

Я вытаскиваю его. Или, может быть, Мы вытаскиваем. Или даже: они вытаскивают его.

Это означало, что один из друзей Блу был продан, а другой в заточении.

Соло неестественно высокий и покрытый мускулами, которые приобретают только в кровавых, жестоких сражениях. Когда Соло был зол, его кожа краснела, а кости становились толстыми. Он превращался в монстра из страшных сказок.

Джон был Раканом, похожим на бесценное произведение искусства и привыкшим к ослепительной жизни. Он был таким же высоким, как Блу, но мускулистым и изысканно золотом с головы до ног. По правде говоря, он был единственным в этом и ином мире, кто был способен заставить Блу выглядеть отвратительным в сравнении с ним.

Очень эгоистично?

Почему же, да. Спасибо. Блу уверен, что его эго так же прекрасно, как и остальная его часть.

Так или иначе. Преступник, возможно, надеялся приручить ужасного Соло, возможно, использовать его в качестве грубой рабочей силы. Он определенно посчитал бы Джона лучшим сексуальным рабом.

Джона, который ненавидел, когда его трогали.

Раканы были так редки, что они всегда были на вершине списка на черном рынке.

Блу закрыл глаза из-за ужаса, что над его друзьями прямо сейчас могли измываться. Он должен был найти себе подручного. И как можно скорее. Потом он должен был наказать ответственного за это человека.

Что он знал наверняка?

АИУЧ думали, что Стар был в этом замешан. Но было ли это так?

Найдется не так много людей с определенными связями или смекалкой, чтобы обойти охрану Соло и внедрится к Майклу. Существуют не так много людей, настолько богатых, чтобы заплатить кому-то за услуги по установлению бомбы в доме высокопоставленного командира, либо, не опасаясь последствий. Блу по-прежнему полагал, что «неизвестный» должен был использовать кто-то другого, например бывшую помощницу Майкла, потому что это был единственный способ, при котором план мог сработать.

Стар подходил по всем пунктам. Так же как еще парочка других. Но тогда, только Стар был мишенью для потенциального уничтожения.

Что конкретно АИУЧ имело на него?

Есть только один способ узнать. Блу взломал сервер АИУЧ, чтобы нарыть информацию на Стара, о взрыве Майкла, о смерти ассистента, о любых недавних аукционах черного рынка для мужчин Раканов, а также мужчин, соответствующих описанию Соло. К его ярости, он ничего не выяснил для себя. Агент Гутьеррес даже не внес выдержки из интервью с Эви.

Это подозрительно.

Какой лучший способ справиться с этим?

Если бы Блу вернулся из мертвых и противостоял ему, то смог бы нанести внезапный удар, и обладать явным преимуществом. Хотя.... подрыватель мог не догадываться, что Блу был вовлечен. Майкл, вероятно, был главной целью, может быть, даже единственной. Ведь когда те двое мужчин вышли на сцену, очевидно, чтобы удостоверится в смерти Майкла, Блу был изуродован до неузнаваемости.

Мог ли он положится на удачу, ну да, на удачу?

Нет. Только не сейчас, решено, Блу останется мертвым. И не будет никакой конфронтации с АИУЧ. Эви, хотя....

Да. Напарник может на самом деле пригодится.

Последнее, что он сделал прежде, чем начать работать под прикрытием. Он внес на депозит миллион долларов в счет благотворительности, он тайно возглавлял Безопасный Приют для Иных, используя один из своих псевдонимов. БПИ был местом, где дети, живущие на улице, могли получить долгосрочную пищу и кров. Денег должно хватить, пока Блу не «воскреснет», и не сможет продолжать свою еженедельную поддержку.

Блу подошел к ванной и порылся в скрытом тайнике для поддержки в чрезвычайных ситуациях. Краска для волос, специально для его расы. Цветные линзы. Голосовой модификатор - чип. Шипы для особого пирсинга лица. Зубчатое лезвие, которое может вызвать временные рубцы у Аркадианцев.

Зачем ему косметика, которую можно смыть? Блу предпочитал подлинность. Кроме того, он вспомнил, что Эви говорила, ему нужен шрам.

Он никогда не был моногамен, и он никогда не задумывался, что одна женщина может его возбудить… или что он хотел бы удовлетворять только ее одну.

Завтра он проверит свой новый образ на Эви - единственном человеке, которому на данный момент доверял. Если она не узнает его, он будет знать, что маскировка удалась.

Это должно быть весело.


***

На следующее утро Эви, как обычно, сделала обход в больнице. Затем обсудила с заведующим, что хочет получить свои неиспользованные отпуска. Как и ожидалось, не получила никаких возражений по этому поводу. Ее сотрудники будут думать, что она использует особый статус, как утверждал Блу, и ей придется с этим согласиться. Она в полной мере использует его. Но это был вопрос жизни и смерти для единственного мужчины, которого она когда-либо любила, и ее не будет душить чувство вины.

Дома она шагнула прямо в кухню, бросила клатч на столешницу и налила себе столь необходимый бокал вина. Когда явится Блу?

Ему лучше объявиться. Если он обманул ее, чтобы избавиться от нее...

Она залпом выпила вино, едва распробовав оттенки сливы и инжира, налила еще. Воздух по-прежнему был наэлектрозован, она поняла, так происходило, когда он был здесь раньше, мелкие волоски на затылке поднимались... возбуждение разливалось по телу.

Когда эта хрень закончится? Она устала, невероятно устала из-за сумбура ощущений, вызванного им, был ли он там или нет. Напряженность в ее нижней части живота. Жар в венах. Боль... ой, определенно, боль.

- Ты всегда пьешь, как лошадь, когда возвращаешься домой с работы? - Глубокий, скрипучий голос вызвал напряжение каждого нерва в ее теле. Реакция была знакома, хотя голос нет. На самом деле.

Молниеносным движением, она выхватила оружие из сумочки, разворачиваясь и прицеливаясь. Секундой позже пистолет был выбит из ее руки и отброшен за пределы ее досягаемости. Но он не был направлен на нее. Либо парень был новичком-преступником, либо осознано не хотел навредить ей.

Он прошел ее систему охраны. Он не был новичком.

Мистер Неизвестный вышел из тени, она застыла.

Он был высоким... как Блу. Он был мускулист... как Блу. Он даже пах... как Блу - шампанским и свежесобранной клубникой. Странно для человека, но не менее захватывающе. И все же, у него были короткие, с шипами черные волосы, и подходящие глаза. Жирно обведенные веки изменяли форму. Зубчатый шрам шел от линии волос до подбородка. На обеих бровях и губе - пирсинг. Этот человек мог быть Блу. Но также это мог быть и не он.

- Покажи руки, - попросила она.

Какое-то время он не двигался. Был слишком занят, разглядывая ее, как если бы он на самом деле видел ее, а не сквозь нее. Блу всегда смотрел сквозь нее. Взгляд этого человека был напряженным. Осторожным. Почти.... завораживающим. Она даже не могла заставить себя моргнуть.

Наконец, он поднял руки ладонями вверх.

Она знала эти руки. Одну она очищала и перевязывала, за другой наблюдала, как та отрастает - и она наслаждалась лаской, которую дарили обе, обхватывая ее грудь.

Тайно молилась, чтобы они не останавливались и опустились ниже.

Опираясь на столешницу, она расслабленно произнесла:

- Итак, ты сдержал слово, синий птенчик. Я впечатлена.

Он удивленно моргнул.

- Ты узнала меня. Как?

Пока он говорил, пушка плавно плыла назад в сумочку.

Его оскорбленность забавляла ее.

- Эй. Я - обученный агент. Я замечаю все нюансы, все мелочи, которые среднестатистический Джо пропускает.

- Нет, ты что-то не договариваешь. - Он изучал свои руки в свете. - Ты не знала наверняка, пока не посмотрела на них. Но почему... - Его взгляд поднялся вверх, остановился на ней, обдавая черным огнем. - ... потому что тебе понравилось, когда они ласкали тебя. Женщина никогда не забывает удовольствие.

Она выпрямилась, будто кто-то дернул поводок.

- Не будь смешным. Я все забыла. Я... имею в виду, я никогда не испытывала удовольствие от твоих рук.

- И куда же делась твоя честность, детка?

Тихая поправка: за исключением тех случаев, когда он «наезжал» на меня.

Попытаемся снова.

- Может у тебя есть отличительная черта.

Это не была ложь. Она сказала «может».

- Нет. - Он наблюдал за ней некоторое время, как если бы скрытые мысли танцевали в ее голове. По выражению лица было ничего не понять. Нет, это не правда. Его черты смягчились, ох чуть-чуть.

Если он попытается доказать свою теорию, у нее не будет сил сопротивляться.

Она сглотнула.

- Что думаешь о моей шраме? - спросил Блу, потирая выше повязки.

Шрам придавал ему дикий, необузданный шарм, будто он не мог решить, стоит ли изрезать тебя на куски или преподать урок самой откровенной сексуальной езды в твоей жизни - и только время даст ответ. Он был плохим мальчиком, которого стремилась попробовать каждая женщина, но только самые храбрые осмеливались подойти.

Необходимо взять себя в руки.

- Нечего сказать? Ты разочаровала меня, принцесса. - Он подошел к ней, положил руки - те большие, сильные руки - на столешницу по обе стороны то нее, заключая в клетку своим телом.

- Или, может быть, твое молчание говорит само за себя.

Красная тревога!

- Что, мать твою, ты делаешь, синие шары? - спросила она, ненавидя, как хрипло прозвучал ее голос.

Его взгляд опустился к ее губам, и так и остался.

- А чтобы ты хотела, чтобы я сделал, принцесса?

Поцеловал. Сильно.

Нет!

- Я хочу, чтобы ты отодвинулся. Сейчас же, - сказала она. К сожалению, ее голос все еще был хриплым от желания.

- Думаю, кто-то забыл свои собственные правила. Точно так же, как утверждает, что забыла свое удовольствие. - Он ткнулся носом в ее нос, дотрагиваясь невинно и каким-то образом более эротично. - Ты уверена, что это то, чего ты хочешь?

Нет, не уверена. Он влиял не нее так, как еще никто и никогда не делал. Он заставлял все непослушные клетки покалывать, и ей это нравилось. Ее грудь наливались тяжестью, готовая для его рук... его рта. Ее затвердевшие соски пульсировали. Ноги дрожали, а между бедер она была теплой и влажной. Колени угрожали подогнуться под ее легким весом, гарантированно она приземлится на руки. Или, возможно, на спину, в позицию для жарких поцелуев. Или большего...

Дааа, пожалуйста.

У нее не было секса уже три года, с того момента, как она замкнулась после смерти Клэр. А до этого, ее последний сексуальный контакт случился в преклонном возрасте семнадцати лет. Тогда она отдала себя слишком много, слишком отчаянно ради мужского одобрения и внимания.

Проклятье дочерей безотцовщин.

Но она больше не бедная маленькая девочка, и она не будет удовольствием и поручителем для какого-то парня когда-либо снова.

- Ты можешь быть мошенником, профессор Ударь и Уйди, но я нет. - Она толкнула его, и, хотя он мог сопротивляться и остаться на месте, он подвинулся в обратном направлении. Сердитый взгляд был омрачен суровой красотой его нового лица. Угрюмый... и, возможно, немного обиженный.

Я - предвзятая сука.

- Послушай. Мне жаль, я не это имела в виду, - пробормотала она. - Давай просто забудем последние пять минут. - Она полезла в сумочку и вытащила оттуда лист бумаги. - Вот. Это твой счет за время пребывания в Стране Отключки.

Она ожидала, что Блу как-то выскажется по поводу ее извинения. Но он промолчал. Сделал вид, что ее замечания не зацепили его, поэтому она не знала, что думать.

Когда он просматривал заметки, она придвинулась к нему, чтобы убедиться, что не пропустила что-нибудь.

Система охраны, запчасти и ремонтные работы: $ 8,000

Новые окна: $2,000

Новое постельное белье: $1,000

Вода: $10,000

Время и моральный ущерб: $3,000,000

Нормально. Ничего не пропустила.

Он посмотрел на Эви со странной смесью удивления и раздражения.

- Ты получила оргазм? Потому что это мой способ оплаты.

Она поморщила губы, зная, что выглядит так, будто съела лимон, но это ее не волновало.

- Уверена. И нет. Я не получила оргазм. Но хотелось бы. К счастью для тебя, могу дать рассрочку долга. Это значит, что в течение месяца долг должен быть уплачен, иначе сломаю обе коленные чашки. А теперь мы собираемся обыскать место взрыва, или как?


Глава 7

Эви извинилась и хотела, чтобы его руки ласкали ее мягкое, сладкое тело. У Блу была проблема с перевариванием тех двух маленьких фактов.

Он мысленно врезал себе. Во-первых, она извинилась за то, что имела в виду. Не за то, что сказала. Потому что она думала, что это правда. Мысленно ему нравилось брать женщин в юбке. Или стонущих с придыханием.

Ты можешь винить ее? Сам же вел себя, как доктор Счастье с жизненно важным витамином-Членом.

Правда. В глубине души он знал, что заслужил ее злобное отношение. Он делал ужасные вещи со своими женщинами. Вещи, о которых не мог даже говорить.

И так, что с того, что она наслаждалась лаской его рук. Он не собирался ничего с этим делать.

Он прожил свою жизнь только с одним простым правилом: никогда не связываться с кем-то, если это не для работы.

После разрыва с Ноэль, добавил второе: Всегда давать подруге знать, что будут и другие.

Он придерживался этих правил. До Эви.

Не то, чтобы они уже сделали что-то. Но намерение было, и это было также плохо. Он был также виновен.

Майкл прикончит его.

При условии, что ты найдешь его.

Блу найдет. Скоро.

Блу ждал в гостиной, пока Эви переодевала свой фиолетовый хирургический костюм. Она хотя бы понимала, как очаровательно выглядела в нем? Наверное, нет. Девушка, казалось, совершенно не заботилась о своей внешности. Но тогда ей и не надо было. Ее красота была естественной.

Серьезно. Как он внушил себе, что она не была красивой?

Пять минут спустя она стояла перед ним, на сей раз в рубашке, на которой было написано: «Дорогой Мэт, я - не Твой Врач. Решай Сам Свои Проблемы». Пара обтягивающих, плотных джинсов сдерживала ее нижнюю половину. Старые теннисные туфли закрывали ноги. Ее волосы теперь были убраны в высокий конский хвост, а на лице не было косметики. Она выглядела молодой и свежей... все еще чертовски божественно красивой до боли в груди.

Сжав челюсти, он заставил себя отвести от нее взгляд.

- Я положил свои вещи в одну из твоих гостевых комнат. – В ближайшую к ее комнате, но это не важно. Прямо сейчас детали были не важны. - Так как я, предположительно, мертв, то не могу оставаться в своем доме. Я должен остаться здесь.

- Отлично. - Никаких изменений в ее поведении. - Готов идти?

Он кивнул, озадаченный непринужденностью ее принятия.

- Мы должны воспользоваться одним из твоих автомобилей. - У него было несколько транспортных средств, которых не видела общественность, но для того, что они собирались сделать, им была нужна ее машина. Никто не стал бы думать, что это странно для дочери Майкла Блэка и ее безобразного друга копаться в развалинах его дома.

Она не протестовала, когда Блу толкнул ее в гараж.

- Я знаю, что ты - наркоман спортивных автомобилей, но думаю, что мы должны поехать в седане, - сказала она.

- Конечно. - У седана было два основных плюса: он будет гармонично смотреться с другими автомобилями на шоссе; и затемненные стекла. С Эви он никогда не знал, что сделает или как среагирует на что-то. Приватная жизнь - лучше.

Она позволила ему сесть за руль, но когда он выехал на дорогу, она резко рявкнула:

- Остановись!

Он сделала это, хватаясь за оружие, когда она выпрыгнула из машины. Маленький мальчик, играющий на газоне перед домом ее соседей, увидел ее и подпрыгнул.

Солнце было ярким маленьким ублюдком, оно протягивало пламенные пальчики, чтобы погладить Эви, придавая ее бледной коже тот самый перламутровый жар, который лишил его дара речи при их первой встрече.

Ты пялишься на нее. Не будь одним из тех парней. Отвернись!

- Доктор Эви!

- Привет, Дрю, - сказала она, обнимая его. - Ты справился с той небольшой проблемкой, которую мы с тобой обсуждали?

Блу вложил оружие обратно в кобуру на поясе.

- Конечно. Я хотел прийти к вам раньше, но мама сказала мне, что я должен был пойти и поесть, а затем убрать тарелку так быстро, как она сказала, у нее кружилась голова, и тогда я побежал обратно, потому что хотел рассказать вам, я круто приложил Бобби. Думаю, я сломал ему нос. Там была кровь.

- О, это замечательно. Я так горжусь тобой!

Потворство школьному насилию? Интересно. И отчасти классно.

Ты думаешь, что все в ней классное.

Не все. Когда гадюкин язычок называл его шлюхой, он хотел вырвать его.

Взгляд Дрю скользнул мимо нее к открытой двери, увидев Блу, Дрю удивился.

Блу напрягся. Он был в предпубертатном возрасте?

- Ты собираешься убить меня? - спросил мальчишка.

Ребенок определенно не знал, кем он был. Он просто подлизывался.

Подождите. Он выглядел страшным?

Усмехаясь, Эви сказала:

- Ха. Тебе не о чем волноваться, наглец. Мистер Бротарио - любовник, а не борец.

Блу впился в нее взглядом.

Дрю кивнул, прежде чем побежал домой, вероятно, чтобы спрятаться.

- О, как мило, - сказала Эви, устраиваясь на сидении. - Думаю, он пытался предупредить тебя о том, что не стоит выпускать свой страшный гнев на сладкую, невинную меня.

- Если бедный ребенок думает, что ты - милая, то мне следует бояться его домашней жизни.

- Ха-ха. А ты веселый.

- Спасибо.

Как и Дрю, она кивнула ему.

Усмехаясь, Блу запрограммировал автомобиль направляться к дому Майкла и расслабился, ну или попытался расслабиться, когда датчики вели машину за него. Проблема состояла в том, что аромат меда и миндаля Эви насыщал это транспортное средство. Его член — который не успокаивался, начиная с инцидента их встречи — пульсировал, и гул его силы увеличил объем, крича об освобождении.

Не здесь, не сейчас.

Но если он не будет осторожен, то поднимет машину и все остальное вокруг себя.

Ему было нужно отвлечься.

- Поощряешь тюремное правосудие на дошкольной площадке, сахарный кексик?

Она впилась в него взглядом, и это улучшило его настроение.

- Поощряю конец господства ужаса хулигана.

Э.

- Одобряю.

Ухмыляясь ему, она сказала:

- Ты понимаешь, что я просто пытаюсь вытащить из тебя ужасное оскорбление, верно?

Он прислонился к двери и повернулся к ней. Она не дрогнула под интенсивностью его взгляда и не отвела глаза. Она встретилась с ним лицом к лицу, совершенно невозмутимо. Он должен был восхищаться ее стойкости.

Должен? Черт побери, он уже восхищался ей. Он никогда не встречал такую женщину как она. Все облает и укусит.

- Давай объявим перемирие, - сказал он. В то мгновение, как он осознал, что сказал, он понял, что ему понравились эти слова. Они с Эви никогда нормально не общались, и ему было любопытно узнать, на что это будет похоже.

- Я думала, что мы уже его объявили. - Она потерла гусиную кожу на своих руках. Ей холодно? - Я имею в виду, мы не убили друг друга.

Хорошая точка зрения. Он попробовал снова. Резко выдохнул и сказал:

- Давай будем друзьями.

До этого он никогда не дружил с женщиной, и вообще не думал, что захочет; эта девушка спасла ему жизнь, не зависимо, что он чувствовал по отношению к ней, он в какой-то мере был в долгу перед ней.

- В конце концов, ты единственный человек, на данный момент, которому я могу доверять, и ты полна решимости работать со мной, таким образом, мы будет проводить много времени вместе.

Она покраснела, ему это нравилось, а ее темные глаза были яркими, когда они вглядывались в его черты лица. Ее губы были такие мягкие, такие красные, и уже открылись; он испытал внезапное желание наклониться к ней, вдохнуть ее и попробовать ее, и что, черт возьми, он делал? Остановись.

- Мы не хорошо работаем вместе, - сказала она.

- Потому что мы позволяем нашим собственным проблемам вставать на пути. У всех нас есть багаж, принцесса. Так давай выкинем его в канаву и двинемся вперед.

- Что повлечет за собой эта дружба? - спросила она.

- Для начала, мы всегда должны говорить друг другу правду.

- Я уже делаю это. А ты говоришь, что не делаешь?

Упаси Боже.

- Кроме того, ты должна прикрывать мне спину, а не бить в нее.

Она не стала возражать, удивляя его. Потом она кивнула, удивляя его еще больше.

- Полагаю, что могу дать последний шанс. И, тем не менее, я ничего не обещаю, - поспешила она добавить.

Он закатил глаза.

- Просто сделай все возможное.

Повисла пауза, когда она играла с ремешком своего клатча.

- Так, ты действительно думаешь, что мы что-нибудь найдем в развалинах дома Майкла? Я уверена, что агентство уже послало людей, чтобы перерыть щебень.

- Они - не я, - сказал он просто.

- Ты лучше?

- Бесспорно.

Теперь настал ее черед закатывать глаза.

- Я, кажется, вспоминаю одного агента, который сказал мне, что высокомерие убивает людей.

В тот момент, когда слова слетели с ее губ, все ее веселье исчезло. Выражение ее лица омрачилось, а плечи опустились. Огромные волны сожаления и грусти скатились ее, ударив в него.

Какого черта?

Он вспомнил их первую встречу, и насколько он хотел ее даже тогда. Насколько потрясен он был ее отношением. Как, когда дым его травмированной гордости очистился, он был впечатлен ей. Она взяла миссию с тремя людьми и упростила ее до костей, все самостоятельно.

- Я был неправ, - признал он. - Твое высокомерие было заслужено.

- Нет. Нет, не было.

Что-то в ее тоне...

Он нахмурился. Он не мог представить себе ни одной миссии, где она напортачила.

- Почему ты покинула агентство?

- Я не хочу говорить об этом.

- Эви...

- Я имею это в виду, Блу. Оставь это в покое.

Он хотел отодвинуться. Ее сожаление и печаль усиливались. Но она была таким типом женщины, которая отодвигала все не нужно на второй план, и когда он доказал это, то не захотел вставать у нее на пути.

Сомнения - больше, чем отстой.

- Обнаружено подозрительное движение, - вдруг объявил компьютеризированный голос.

Он был поражен, только на мгновение.

- Твоя система безопасности? - спросил он.

- Да. - Эви повернулась, чтобы всмотреться в заднее окно. - Измени запись и расшифруй привычки среди водителей.

Экстраординарно. И серьезно круто.

С предупреждением, он осмотрел зеркала и нашел преступника. Через три автомобиля позади них был темный седан с окнами, такими же темными, как и у них. Эви нажала несколько кнопок, и маленький экран появился на консоли перед Блу.

- Нас, определенно, ведут, - сказала она.

С нажатием других кнопок, камера, которая была закреплена на задней части автомобиля, сосредоточилась на седане. Изображение появилось на экране консоли.

- Можешь дать мне марку и модель автомобиля? - спросил он.

Эви не успела ответить. Компьютеризированный голос дал ему детали, которые он хотел, добавляя:

- Транспортное средство было модифицировано, чтобы допускать ручное управление. Автоматические штурмовые винтовки закреплены на левой и правой сторонах.

Дайте-ка мне одну из них.

- Ты можешь посмотреть через окна и сказать, сколько фигур внутри?

- Проверяю... - ответил компьютер. Прошло несколько напряженных секунд. - Тепловые датчики сообщают о четырех взрослых мужчинах.

Ему нравился тот перевес.


Глава 8

- Мы можем иметь дело с людьми, которые взорвали дом моего отца, - сказала Эви. - Возможно, они должны устранить тебя здесь.

- Возможно, - повторил Блу, - но я считаюсь мертвым, и это не мой автомобиль. Ты - более вероятная цель.

Она покачала головой, таким образом, кончик ее конского хвоста прошелся по его руке.

- Твое тело не нашли. Тебя не считают мертвым.

- Никто не видел, как я заходил в собственный дом. Никто также не видел, как я заходил в твой.

- Никто, о ком бы мы знали.

У нее был ответ на все.

- Я уверен, Эви, - сказал он, его тон был ровным. - Я бы почувствовал слежку. Я всегда знаю.

- Я проигнорирую последнее утверждение и соглашусь с тобой. - Она тяжело выдохнула. - Таким образом, я - цель. Каков мотив? Почему сейчас?

Действительно, почему?

- Потому что агент АИУЧ навестил тебя, и теперь ты - помеха? Поскольку Майкла нет, плохой парень хочет использовать тебя в качестве приманки? Мне продолжать?

- Нет, - проворчала она - Те два аргумента убедили меня.

Ну, что ты знаешь? Он выиграл еще один спор. Это мгновение победы было невероятно сладким.

- Пассажиры - люди? - спросил он компьютер. - Или иные?

- Не могу определить.

Слишком плохо.

- Есть по близости на маршруте патруль Нью-Чикаго?

- Проверяю... да. Ближайший блок патруля в десяти милях на север.

Он знал местность, чтобы избежать их.

- Как мне активировать защитные экраны? - спросил он Эви. - При условии, что они есть.

- Когда это у моей машины не было щитов. Метод активации определенно мудреный, поэтому следи внимательно и запоминай. - Она прочистила горло и скомандовала, - Установить щиты. Немедленно.

Прозрачная броня вышла из укрытия, обволакивая авто, чтобы защитить от вражеского огня.

Блу раздраженно покачал головой... ну да, небольшой подкол.

- Запрограммируй операционную систему принимать мои голосовые команды.

Все, что она сказала это «Принять Блу. Полный доступ».

- Включить панель ручного управления. Сейчас, - сказал он. Как только руль оказался в руках, Блу осторожно перестроился, не меняя скорость... и вовремя.

Седан оставался на месте, изображая невинность.

Используя только силу мысли, Блу мог заставить окружающий транспорт сдвинуться с дороги, но как результат жизни невинных будут в опасности, может быть, даже смертельной. У него были некоторые угрызения совести.

- Ты не против, если на твоей машине появятся несколько вмятин и царапин? - задал он вопрос Эви.

- Да хоть всмятку. Мне все равно. Просто прижми этих ублюдков к стене. Я хочу с ними побеседовать.

Идеальный ответ, и сексуальный, как ад, ее волнение сделало голос низким, с хрипотцой.

Он хотел поцеловать ее.

Ты не можешь даже поцеловать ее.

- Ты имеешь в виду словесный разговор? - Когда имеешь дело с Медовым Барсуком, лучше всего было все прояснить.

- Это то, что я уже сказала.

Ну, ладно, тогда.

- Поехали. - Он дернул машину вправо, нажал ногой на газ и рванул как пуля по шоссе. Седан бросил притворяться и последовал за ними. Шины и сенсоры визжали на окружающих автомобилях, в которых автоматизированные системы выполняли резкие повороты, чтобы избежать столкновения.

Эви покопалась в сумочке и достала модифицированный пистолет, которым размахивала ранее.

- Дай мне угол для прицела, и я выведу их из строя, - говорила она, прицеливаясь.

Думаю, я возбудился... снова.

- Хочу выбрать менее людное место.

Впереди на перекрестке светофор загорелся красным. Было три полосы для движения. Две из них заняты. Но третья, та, что свободна, была только для поворотов на право.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

- По нам открыли огонь, - спокойно озвучил компьютер.

- Чтоб мне провалиться, - ругнулась Эви. - Очевидно, наши преследователи не заботятся о безопасности окружающих.

- Мы позаботимся о них. - Блу увеличил скорость, оставаясь на своей полосе, создавая впечатление, что он не собирался поворачивать. Он пролетел через перекресток, дергая руль так, что на встречной полосе движение остановилось, тем самым уводя машины от греха подальше. - Я дал слово.

Вместо того чтобы держаться обочины, Блу нырнул вглубь движения.

- Снова стреляют, - сказала Эви.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

- Щиты выдержат еще только два нападения перед тем, как рухнут, - заявил компьютер.

Великолепно. Блу нажал турбо-ускоритель, переключая, меняя скорость, виляя между машинами, чтобы найти идеальное место для...

Там.

Мост. Впереди небольшой поток движения, только хвост сзади.

- Догоняют, - предупредила Эви.

- Почти приехали.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

- Действуй, подруга, - сказал он, нажимая кнопку, чтобы опустить пассажирское окно. Сильный ветер ворвался в машину. - Не пытайся добраться до ублюдков, просто взорви их машину.

- Ох. Это не первое мое родео, ковбой.

Он действительно надеялся, что она была хорошим стрелком.

- У вас меньше секунды до... - начал компьютер.

- Я знаю! - прорычала Эви. - Заткнись.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Блу пересек нижнюю границу моста, бросая машину в штопор. Эви резко оказалась лицом к другой машине. Взяла цель на мушку и сделала единственный выстрел. Яркий желтый лазерный луч вылетел, врезался в переднюю левую часть машины, спустив шину, в то же время, когда другая пуля попала в ее дверь.

Щит окончательно был разрушен, и пуля прошла сквозь металл, врезаясь в консоль прямо перед ней.

Слишком близко, могла убить ее, подумал Блу, дрожа от внезапной злости.

- Попала! - радостно сказала она.

Он выровнял машину и замедлился, наблюдая в зеркало заднего вида, как резина плавилась, а седан начал крутиться вокруг себя, пока не сделал сальто и не прокатился, приземляясь то крышей прямо на дорогу, то колесами, пока не раскорячился на животе.

Когда машина остановилась, повалил дым. Блу схватил пистолет, выскочил из машины и побежал к месту крушения. Он был на полпути, когда резким рывком воздуха поднял автомобиль, будто тот весил не больше грамма. Мощный взрыв оглушил его до звона в ушах. Он жестко приземлился со стуком, дверная ручка свалилась с неба и приземлилась совсем рядом с ним.

С этим дерьмом покончено.

Когда он поднялся, увидел только, как языки огня поглощали то, что осталось от машины.

Этот взрыв был спланирован. Скорее всего, тем, кто послал этих засранцев поймать или убить Эви, кто не хотел, чтобы она кого-нибудь ловила или опрашивала. А установить самоликвидирующую бомбу было легко.

Блу взрывался от ярости, но пытался унять ее по пути к машине Эви.

Она стояла возле пассажирской двери, упираясь рукой в открытое окно. Волосы растрепались, повылезали из хвоста и обрамляли измазанное сажей лицо беспорядочными волнами.

- Ну, это отстой, - сказала она.

Нет заумных замечаний. Нет взаимных обвинений, направленных на него.

Он остановился. Просто остановился, чтобы отдышаться. Она была такая красивая, так близко, живая и невредима, знание пробудило желание, которое он пытался так лихо отрицать. Он хотел ее. Даже более того, он нуждался в ней. Внутри, Аркадианская сила так и жаждала сбросить хрупкий поводок, вырваться на свободу. В последнее время он слишком много работал. Слишком много волновался, слишком голодал, был слишком агрессивен и не получал никакой разрядки.

Все это увеличивало его гнев.

- Сейчас я дико зол, - прорычал он.

- Ну, я могу сказать, - произнесла она без грамма волнения в голосе. - Твои глаза горят.

Свечение было видно через контактные линзы? Это плохо. Очень, очень плохо. Скоро большая волна чистой энергии выйдет из его тела, поджаривая все вокруг него. Если не... Нет. Нет, он не будет.

- Тебе надо уехать, Эви. Запрыгивай в машину и уезжай. Встретимся на руинах.

- Да ну! - Глупая девчонка подошла к нему. - Что с тобой происходит?

- Эви.

- Если мы - друзья, ты расскажешь мне, - настаивала она. - Может, я смогу помочь.

Удар ниже пояса, она использовала дружбу, чтобы настоять на своем.

- У меня есть больше Аркадианских способностей, чем кто-либо знает. И я сильнее, чем кто-либо знает. - Он никогда не говорил никому в полном объеме о своей невероятной силе, даже Майклу. Люди боялись того, чего не понимали, он же не хотел, чтобы друзья его боялись. - Иногда сила так увеличивается, что требует выхода.

Она призадумалась на минутку.

- Это вроде как худшая в мире истерика со смертельным исходом?

Он чуть не подавился своим языком. Она не боялась его и ясно, что никогда не будет.

- Да.

- И каким же способом достичь разрядки? - она спросила.

- Спаринг, бой. - Он сделал паузу, ища малейшие изменения в ее выражении лица. - Секс.

Нет признаков ужаса. Только заинтересованность.

Интерес почти уничтожил его.

- В таком случае... - сказала она и врезала ему один, второй, третий раз. - Лучше?

Каждый удар отбрасывал его голову в сторону. Кровь сочилась в рот, острые жала начали появляться.

Удовольствие накрылось самыми горячими нитями ярости, но не его сексуальный голод. Он выплюнул кровь, и его желание к ней усилилось.

- Поправка. Я должен бить.

- Ох, плохо дело. Я отказываюсь быть боксерской грушей.

- Я никогда не предложу тебе такое.

- Но другой вариант....

О да. Другой. Секс. Блу заметил, что она не отодвинулась, осталась там, где была. Ее взгляд застыл на его губах, и она начала задыхаться.

Думает о поцелуе с ним?

Возможно. Ее адреналин, должно быть, зашкаливал. Он знал, что это было так.

Он сделал шаг ближе, неспособный сопротивляться.

Она сделала то же самое.

А затем он оказался на ней, лаская ее руками, вдавливая ее плоть в твердую линию своего тела. Язык ворвался к ней в рот, требуя ответа. Она не заставила себя ждать, отвечая с такой страстью, с которой он никогда не сталкивался, как будто она голодала всю жизнь, а он был ее первой пищей.

Желание сжигало его изнутри, разжигало огонь в его крови, вело его к автомобилю. Он усадил ее на капот, развел ее ноги по обе стороны от его бедер. Положив руки на ее поясницу, он дернул ее к себе и потерся эрекцией об нее.

О, да!

Она застонала, и это был самый восхитительный звук.

Удовольствие от нее... это было почти слишком... Ее грудь терлась о его, и он мог чувствовать жесткие пики ее сосков. Все время он продолжал кормить ее грязными поцелуями, которые подражали тому, что он хотел сделать с остальной ее частью. Тяжело, почти наказание. Взятие. Требование.

Он не мог насытиться ей. Ее медовый вкус был наркотиком. За пределами привыкания.

Необходимый для поддержания жизни.

Сила сочилась из его пор, и он подозревал, что Эви могла чувствовать это, потому что небольшие стоны продолжали расти из глубин ее горла, а ее пальцы продолжали проходить вверх и вниз по открытым участкам кожи на его руках... пока ее руки не запутались в его волосах, а ногти не вцепились в кожу его головы; она повернула его голову так, как она хотела. Ему понравилось это. Понравилось, что она требовала и брала с той же самой горячностью, которую использовал он.

Она пососала пирсинг на его нижней губе, и низкий рык раздался от него.

Больше. Ему было нужно больше. Ему было нужно все. Он хотел, чтобы она была голой и открытой. Он хотел сжать ее соски зубами. Он хотел зарыться между ее ног, потом вбиться в нее, глубоко, так глубоко, что она бы чувствовала его несколько дней спустя. Он хотел слышать ее восторженные крики.

Да. Он потянулся к краю ее рубашки, готовый разорвать ее.

На заднем плане завопили сирены, и Эви напряглась.

- Подожди. Остановись. - Она сделала глубокий вздох и отпихнула его. Она не смотрела ему в глаза. - Это неправильно.

Неправильно. Нет. Он...

Не целовал свою невесту.

Да. Это было неправильно.

Поток отвращения прокатился через него, и, сделав шаг назад физически и эмоционально, он увеличил расстояние между ними.

Эви встала и сделала то же самое, затем вытерла рот задней частью руки, будто не могла вынести еще секунду с его вкусом.

- Этого не должно было произойти.

- Знаю. - Он не был влюблен в Пег, верно, но он подарил ей кольцо. У него были правила. Правила, которым он должен был следовать.

Ему было стыдно.

Он только что предал Майкла худшим способом. Майкла, который так много сделал для него за все годы, и попросил только об одном взамен. Чтобы он оставил его дочь в покое.

Я - сволочь.

Поправка, я хуже, чем сволочь.

Блу отнесся непочтительно к человеку, и ради чего? Минутного удовольствия.

Прекрасная фраза. Минутное удовольствие. Это было все, чем могла быть Эви.

Она не была как Пеген. Она никогда не примет тот факт, что он должен быть с другими женщинами, независимо от причин его действий. Она убила бы его, и возможно даже убила бы женщину, полностью не желая признавать, что то, что он сделал, было необходимым злом для работы.

Ему...

Понравилось это, понял он, немного ошеломленно. Он хотел, чтобы женщина боролась за него. Желала его, его одного. Жаждала его неизменной преданности и наставила на этом.

Кто ты?

- Это был порыв, - сказала Эви, ее голос был пустым. - Порыв от того, что мы выжили после погони и взрыва.

Так ли это?

- Знаю, - повторил он, своим собственным таким же пустым голосом.

Он не знал.

Его тянуло к этой девушке с самого начала. Возможно, и ее также давно тянуло к нему. Возможно, с ней это произошло совсем недавно. Но факт оставался фактом. Их тянуло друг к другу, независимо от того насколько это было неправильно.

Они должны быть осторожны.

- Теперь тебе лучше? - спросила она.

Ему было лучше? Поводок на его силе был укреплен, но разум был в смятении. Он больше никогда не почувствует этот медовый вкус? Больше никогда не почувствует ее грудь своей? Больше никогда не потрется между ее ног?

Никогда не засунет пальцы глубоко внутрь?

Невозможно.

- Я буду в порядке, - процедил он сквозь зубы. - Погнали, пока копы не приехали.

Они вернулись и сели в машину.

Когда он повторно запрограммировал GPS, то сказал:

- Как только я воскресну, то скажу Пег, что все кончено. - Он просто изменял ей по-настоящему. Да, он сказал ей, что будут другие женщины, но это было по-другому.

Это было его собственной волей.

Он действительно был мужиком-шлюхой.

Не было никакого способа сделать это правильно. Никакого способа, чтобы вернуть свою честь, но он мог сделать благородное дело. Он мог освободить Пег, позволив ей найти кого-нибудь еще. Кого-то заслуживающего ее.

- Я надеюсь, что ты не делаешь это из-за меня, - сказала Эви, вглядываясь в окно, скрывая свое выражение лица. - Это был наш первый и последний поцелуй. Он никогда не повториться.

Он только что думал о том же... и все же, его все еще раздражало то, что он слышал, как она говорит это.

- Не волнуйся, цветочный лепесточек. Связываться с тобой - это последняя вещь, которую я хочу сделать.


Глава 9

Я в большой заднице.

До этого Эви могла только рассуждать о сексуальных подвигах Блу. Она говорила себе, что все женщины, стекающиеся к нему, были дурами, и его умение было полностью переоценено.

Теперь она знала лучше.

Его навыки были серьезно недооценены. Он не только поцеловал ее. Он закрутил ад у нее во рту. И все то время волны его силы били каскадом по ней, накаляя ее, заставляя ощущать ласку тысячи рук, сосредотачиваясь на каждой частичке ее шелковистой плоти.

Она никогда не была так опустошена, как в тот момент, или потеряна в ощущениях.

Как близко она подошла к тому, чтобы отдаться на публике, быть открытой, для всех и каждого, кто увидит. Как близко она подошла, чтобы быть использованной... и выброшенной.

Я не собираюсь быть еще одним его трофеем. Не буду!

Отныне она будет более осторожной рядом с ним. Хотя... может быть, ей и не следует.

«Увлечься тобой, это последнее, что я хочу сделать», сказал он, и, хотя, она согласилась с его мнением, слова все равно ранили ее.

Какая я жалкая? подумала она. Я даже не могу заставить хотеть меня самого неразборчивого в мире мужчину, если он не в отчаянии, чтобы освободить немного энергии.

Неважно. Это не имело значения. Ничто не имело значения, кроме Майкла, Джона и Соло. Она никогда не забудет это снова. Если все же забудет, она просто может устроить себе лоботомию.


***

В то время пока Эви настраивала внешний периметр вокруг обломков разрушенного дома Майкла, создавая невидимые стены, которые скрывали все, что делалось внутри периметра от любопытных глаз прохожих, Блу отбрасывал обуглившиеся доски с пути, используя свою силу, разгребая большие куски обломков до места, где Поджаренный Парень пытался приготовить его на ужин.

Он захотел использовать свою любимую способность. Или, скорее, ему хотелось бы использовать модифицированную версию любимой способности. Блу мог стоять на одном месте, не имело значение где, и прокручивать назад последние десять минут. Он мог смотреть все, что произошло, как кино, идущее на экране телевизора, был ли он первым сгоревшим свидетелем или нет. Но взрыв случился неделю назад, слишком далеко в прошлом для этой способности.

Однако был еще один талант, который можно было здесь использовать. Тот, что считался всегда бесполезным. Лазурное свечение начало просачиваться из пор его руки, он провел ладонью над разбитыми и сломанными фрагментами обгоревшей древесины, металла и бумаги, очищая, чтобы показать то, что было скрыто под ними.

Свечение могло очистить что угодно, кроме собственных грязных мыслей. Его желание к Эви не исчезло в тишине движения. Наоборот - только возросло.

С каждой секундой, он все больше был потрясен осознанием того, что промелькнуло. Он сделал важное открытие.

Как он докатился от полной антипатии по отношению к ней... до явной одержимости.

- Крутой фокус, - сказала она, становясь рядом.

Он взял себя в руки, уловив ее медово-миндальный аромат, говоря:

- Один из многих.

Она положила руку на сердце.

- Какой скромный.

- Кажется, вспоминаю твое отвращение ко лжи. Или что-то изменилось?

Игнорируя вопрос, она спросила:

- Что конкретно думаешь найти здесь?

- Пока не уверен.

- О. Это, миссия из серии «мы узнаем, когда увидим».

- Да. Теперь заткнись и помоги.

- Сэр, да, сэр.

Ответ был неожиданным. Куда подевался ее гнев? Он едва подавил смех. С этой девушкой никогда не соскучишься, это точно.

Она работала бок обок с ним десять... двадцать минут, молча, но его сознание никогда не рассредоточивалось. В ее движениях было что-то изящное, постоянно притягивающее его взгляд.

Ну почему она - дочь Майкла?

- Просто скажи, о чем ты думаешь, - наконец проворчала она, ее хорошее настроение исчезло. - Мне не нравится то, как ты наблюдаешь за мной.

Она заметила, да?

- И как я наблюдаю за тобой?

- Будто хочешь съесть меня.

Я бы хотел. Я бы этого хотел. Завтрак, ланч и ужин. Затем снова на десерт.

- Почему бы тебе не успокоиться на счет нас и не разобраться с собой, масляная булочка. - Лучшей защитой было нападение и болтовня.

- Масляная булочка? Это прозвище хуже всех! - Она бросила кусок дерева ему в голову.

Он остановил его на полпути и небольшой нитью силы позволил ему на момент зависнуть прежде, чем запустить им в стену. Конечно, она использовала его отвлечение против него и бросила другой кусок. Он угодил ему прямо в грудь, выбив весь воздух из легких.

- Сделаешь это снова, - прорычал он. - Я приму твой вызов.

- Вызов принят. - Она сделала это снова.

Как и в первый раз, он остановил кусок и запустил им в стену.

- Я предупреждаю тебя, Эви.

- О, да? Что ты мне сделаешь, а?

Она тяжело дышала, понял он, и он тоже. Они уставились друг на друга, так же, как сделали после взрыва, ища выход для их гнева... и понимания друг друга. Только, на сей раз ничто, казалось, не вызывало такой ответ. Если бы они поцеловались, то были бы виноваты сами.

Его почти это не волновало. Его рот наполнился слюной из-за нее. Его руки стремились к ней.

- Ладно уж. - Ее щеки вспыхнули, когда она отошла подальше от него. Он подумал, что услышал, как она пробормотала слово «лоботомия».

- Мы здесь не случайно. Давай сконцентрируемся.

Еще хуже, что Эви Блэк была голосом разума в их отношениях.

- Чудо из чудес, ты права. - Он вернул свое внимание к груде пепла, и его взгляд сфокусировался на маленькой зажигалке. Металл расплавился, но после быстрой очистки уникальный логотип стал виден. Голая блондинка оседлала мужчину, который был наполовину белым рыцарем, наполовину черным единорогом.

Логотип принадлежал Счастливому Рогу. Стриптиз-клубу, который он посещал и не посещал... бесчисленное количество раз.

Зажигалка принадлежала Майклу? Или могла принадлежать тому Поджаренному Парню?

- Ты когда-нибудь видела эту зажигалку? - спросил он, показывая ее Эви.

Она осмотрела ее и покачала головой.

- Нет. Насколько я знаю, Майкл никогда не ходил в «Счастливый Рог».

Откуда она знала эмблему?

- Будто он и в правду рассказал бы тебе, если бы ходил туда, - язвительно заметил Блу.

- Будто он не рассказал бы. Он не думает обо мне как о дочери, думает как об агенте. Ну, а теперь как о враче.

Нити глубокой внутренней боли прошлись по нему, холодные и язвительные. Они прибыли от нее, понял он. Когда он прекратит этому удивляться?

- О чем ты говоришь? Конечно, он думает о тебе как о дочери. Он всегда баловал тебя до ужаса, позволял многому дерьму сходить с рук, за которое он убил бы других агентов. - И это всегда беспокоило Блу, хотя он, могло казаться, не показывал возмущения в тот особый момент.

Ее выражение лица стало задумчивым, когда она обдумала его слова. Несколько секунд спустя она сказала:

- Тогда почему он оставил меня в Вестминстере с мамой? Почему он так редко навещал меня?

Она думала... что? Что Майкл никогда не любил ее по-настоящему? Ой.

Но она сильно ошибалась. Боль окрашивала ее воспоминания.

У него был свой собственный опыт с этим. Он не помнил своих биологических родителей, только трех старших братьев и двух старших сестер. Они жили на улице, его братья воровали пищевые отходы и одежду, а сестры... он не хотел думать о том, что делали они. Но потом они все заболели, умерев один за другим, пока, в возрасте четырех лет, Блу не остался один. Чтобы выжить, он ел из мусорных баков.

Милый старый бездомный человек заметил его и попытался заботиться о нем какое-то время. Но это было незадолго до того, как симпатичное личико Блу привлекло внимание неправильных людей. Бездомного зарезали, а Блу запихнули в машину.

Именно тогда он впервые ощутил силу и воспользовался ей.

Безумный, испуганный, он почему-то заставил автомобиль взлететь и врезаться в здание. А когда оставшиеся в живых попытались вытащить его, он заставил их взлететь и врезаться в здание. Снова оставшись в одиночестве, он скрылся в тенях.

Майкл нашел его два дня спустя.

После того как он его накормил, отмыл и одел, Майкл пообещал, что Блу попадет в хороший дом. Там много детей, так что у него снова будут братья и сестры.

Для начала, родители включили его в семейные обеды. Он протестовал, желая побыть наедине со своим горем, и они, наконец, перестали приглашать его, позволяя ему оставаться в своей комнате. Поэтому Блу решил, что он на самом деле не нравился им, и что они были бы рады избавиться от него.

После этого, каждое взаимодействие было напряженным.

Оглядываясь назад, без боли потери, он видел, что пара только пыталась помочь, делая все возможное, чтобы позволить ему исцелиться.

- Почему бы тебе не спросить Майкла, что он думает в следующий раз, когда ты его увидишь? - спросил Блу, используя свой самый нежный тон. - Ответ мог бы удивить тебя.

Темные глаза исследовали его, будто ища ответ, который он не мог дать ей. Она предложила ему маленькую, сладкую улыбку.

- Спрошу. Спасибо.

- Всегда пожалуйста. - Он вернулся к делу, прежде чем сделал что-нибудь глупое, как, например, притянуть ее к себе. - Мы должны узнать все, что можем о клубе «Счастливый Рог». Если зажигалка принадлежит Поджаренному Парню, а не Майклу, мы сможем установить его личность.

- Предполагаю, что Поджаренный Парень - это тот человек, который пытался сжечь тебя.

- Да. Если мы установим его личность, то сможем найти его друзей. Друзей, которые могут знать, где находятся Майкл, Джон и Соло.

Она испустила вздох ужаса.

- У меня такое чувство, что это включает персональную экскурсию.

Блу кивнул, изумленный количеством ужаса внутри него, который поднялся от мыслей об этом здании. На этот раз у него не было желания, быть изученным голыми стриптизершами. Он просто хотел...

Ничего.

- Пошли, - рявкнул он.


***

Пять часов спустя Эви вторглась в «Счастливый Рог», требуя столик только рядом со сценой.

А Блу был самым новым стриптизером клуба.

Они узнали, что там была открыта вакансия, и он настоял, что она туда обратилась.

- Да пошло оно все! - сказала она. - Ты хочешь, чтобы кто-то внедрился. Таким образом, ты - ответственный. Я не собираюсь трясти задницей. Кроме того, один из нас должен вытащить информацию из покровителей, и чем больше людей увидят твое лицо, чем более вероятно, что кто-то тебя узнает. И давай будем честными, на сцене, никто не будет смотреть выше паха.

Он только и делал, что пыхтел в течение нескольких минут.

- Кто-то пытается либо похитить тебя, либо убить. Значит, тебя надо замаскировать. Что может быть лучше, чем прикрытие стриптизершей?

Не плохая попытка.

- Дай мне всего один час, и я покажу тебе маскировку покруче.

И она показала!

Прямо сейчас, ее волосы были такими светлыми, почти белыми с прядками розового цвета. Глаза были ярко-синими, а грудь - пышной, благодаря силиконовым вставкам в бюстгальтер.

Блу взглянул на нее только раз и неодобрительно покачал головой. Она не понимала, почему он не одобрял. Никто не узнает ее, да еще она соответствовала типажу его женщин.

Но кроме осуждения, он продемонстрировал отсутствие эрекции. Ее отсутствие разочаровало Эви.

Ло-бо-та-мия.

Блу был нанят с первого раза даже со шрамом и пирсингом. Ни у кого не было тела, как у него. Вырезанного из гранита. Никто не мог двигаться так, как он. Каждое действие было чувственным призывом к спариванию.

Теперь, надеясь, что она казалась в восторге от своего окружения, она осматривала клуб. Темные стены, темный ковер. Тусклое освещение, кроме как на сцене. По обе стороны от той сцены женщины свисали с проводов, их голые тела сверкали, когда они крутились и принимали различные сексуальные положения. В центре блестки лились дождем с потолка, прилипая на открытые участки кожи, полуголой, шлифованной брюнетки, в настоящее время дразнящей публику оттягиванием своих трусиков.

Один из покровителей пихнул купюру в ее коробку... и, ох, коробка не была эвфемизмом. Мужчинам не разрешали касаться товара, пока они не заплатят, набив деньгам фактически коробку на краю сцены. Купюры отключили ограждающую линию, позволив девушке дойти до покровителя и поставить ботинок на высоком каблуке ему на плечо, давая ему прекрасный обзор на то, за что он заплатил.

Подошла обнаженная до пояса официантка и спросила, что Эви будет заказывать.

- Пиво в бутылке. Не снимайте крышку. - Не было никакой причины думать, что кто-то попытается отравить ее, но она не стала рисковать.

Брюнетка закончила свое шоу, и хриплый голос пролился из интеркома.

- А теперь, дамы и господа, мы с гордостью представляем вам наше новейшее дополнение к семейству Счастливый Рог. Встречайте, жесткий и рогатый... Джек Хаммер!

Это был он! Неспособная сдержать свое волнение, Эви хлопнула в ладоши и подпрыгнула на стуле. Иногда быть агентом - имело свои привилегии.

Занавес в глубине сцены разошелся, и вышел Блу, на нем не было ничего, кроме угрюмого вида и пары черных кожаных трусов.

Вот это да. У нее перехватило дыхание. Она ожидала, что удивиться ему в этой ситуации, но она была необъяснимо возбуждена. Он был горой мышц. У него была бледная, как и у всех Аркадианцев, кожа, мерцающая золотым оттенком, будто на него просыпалась пыль падшего ангела. Он выглядел диким. Опасным.

И, ладно, мертвенно-бледным.

Пришла официантка с пивом, и Эви отмахнулась от нее.

- Вы загораживаете мне обзор.

Как всегда, от него лилась сила. Кто-нибудь еще чувствовал это?

Он стоял неподвижно, как статуя, когда играла музыка. Кто-то засвистел. Кто-то бросил в него чипсы. Пытаясь пробить его оболочку.

- Давай посмотрим твои лучшие движения, Мистер Хаммер! - Эви сунула два пальца в рот и свистнула. - Да, малыш. Да! Покажи Мамочке, что господь дал тебе!

Так или иначе, он нашел ее в темноте и ярко улыбнулся. Затем за одно мгновение тон его яркого взгляда изменился. От гнева до ожидания.

Ой-ей. Что случилось?

Он пошел в ее направлении, и ее руки начали потеть. На краю сцены он вытащил купюру из-под резинки трусов... как если бы какая-то шалава за кулисами засунула ее туда... и опустил ее в горячую коробку, опуская щит.

Он спрыгнул со сцены. Толпа восторженно смотрела.

Конечно, он не станет сокращать дистанцию между ними.

Но он сделал это.

Наклоняясь к ней, он положил руки на подлоколники ее стула.

- Как насчет танца на коленях, сахарная сливка?

Чтоб тебя! Дрожь лилась каскадом вниз по ее позвоночнику.

- Твои соски встали бисеринками для меня. Приму это в качестве «да».

Он не мог этого знать. Ее лифчик был слишком толстым.

- Я могу, - сказал он, будто прочтя ее мысли. - Я могу чувствовать твою реакцию.

Ее глаза расширились, и ответ умер, когда его руки обхватили ее талию. Он посадил ее на стол, лучше выравнивания их тела. Он развел ее ноги так, что внутренняя поверхность бедер касалась его...

О, мой Бог. Его массивной эрекции.

Тогда он начал танцевать. Медленно в одном ритме, терся против ее сладкого местечка. Прерывистым движением увеличивая ее желание до максимального уровня. До того места, где бушевали пожары. Она не могла остановить свои руки. Они бродили по его груди, скользили по шраму на лице, запутывались в его волосах.

Покровители аплодировали и свистели, она не знала, что именно они делали. Она была совершенно сосредоточена на человеке перед ней, гиперотзывчива на каждое его движение. На его силе, поглаживающей ее с мастерством тысячи рук. На его запахе шампанского и клубники. На его взгляде, проникающем глубоко... возможно, видящем ее душу. Из-за его эрекции, которая надавливала там, где она больше всего нуждалась, отступала, нажимала снова, и... ох, продолжай, не останавливайся, пожалуйста. У нее вырывался стон. Удовольствие.... слишком.... не достаточно... Дай мне больше. Дай мне все. Иден была права. День настал. Эви хотел какого-то парня, чтобы тот подарил ей ласку и страсть.

Нажмет, отступит. Нажмет, отступит. Жар разлился между ее ног, складки в джинсах делали все хуже. Нажмет, отступит. Ого, лучше. Нажмет, отступит. Нет, определенно хуже.

Ее голова кружилась от сильного возбуждения. Опасное давление усиливалось внутри ее тела, закручиваясь и подталкивая. Если он продолжит, то заставит ее кончить. Прямо здесь. На глазах у всех.

Встревожась от этой мыслью, она впилась ногтями в его грудь. Ощутив жар его кожи, застонала еще раз.

- Не надо, - прошептала она в панике. - Пожалуйста.

Он резко остановился.

Он тяжело дышал, его губы сжались, а челюсть напряглась.

Он отвернулся от нее, вернулся на сцену, чтобы быстро исчезнуть за занавесом.

И это называется вести себя ответственно, осторожно рядом с ним? кричал ее здравый смысл. Действительно? Прекрати угрожать лоботомией, просто сделай это!

Эви сорвала крышку с бутылки пива и выпила. Потом заказала еще одну и осушила.

Как только ее тело успокоилось, она притворилась, что в эйфории, и направилась мимо своего стола в старую мужскую уборную для тех, кто выглядел постоянными клиентами, хорошо знакомыми с тем, что здесь к чему. Следующий час посетители прикалывались над ней и дразнили ее тем, что готовы были поклясться, что у них был секс от танца Джека Хаммера, пока тот занимался ей. Пытаясь не краснеть как глупая школьница, она купила им несколько танцев на коленях... не от Блу, потому что он все еще был за кулисами, вероятно, искал офисы и проклинал существование Эви... а посетители, наконец, прекратили прикалываться над ней, вместо этого рассматривая ее как одну из парней. Именно тогда она заплатила за круг напитков для всех в клубе.

В конечном счете, все покровители подошли, чтобы поблагодарить ее и закончили тем, что остались, чтобы поговорить. Она узнала гораздо больше, чем надеялась.

Мистер Грегори Стар и его сопровождающие лица посещали клуб, по крайней мере, два раза в месяц, и они всегда уходил в заднюю комнату, чтобы поговорить с Тимоти Мерсером, который работал в Счастливом Роге в течение трех лет. Две недели назад Тимоти просто исчез. Никто не видел и не получал известий от него с тех пор, и ни у кого не было идей, что могло с ним произойти.

Стар снова был в центре неразберихи. Мужчина точно был причастен к исчезновению ее отца. И было бесспорно, что Тимоти – тот человек, который пытался сжечь Блу.

Стремясь проверить эти новости веским доказательством, Эви извинилась под предлогом того, что ей необходимо в туалет и пошатывая, будто была немного пьяна, направилась к входу за кулисы. В тот момент, когда она повернула за угол, она вытащила щит из своего клатча и бросила его за собой, крошечное черное устройство создало невидимую стену после своего приземления на пол. Пока она не отключит его, только она и Блу смогут обойти его, так как они были единственными с дешифраторами-приложениями в телефонах, разработанными, чтобы нарушить сигнал щита.

Она, спотыкаясь, направилась к вооруженному охраннику в конце коридора.

Хмурясь, он схватился за рукоять своего оружия.

- Мэм, предлагаю вам развернуться. Проход в эту часть здания запрещен.

Мэм? Она действительно была похожа на мэм?

У мэм было, по крайней мере, шестнадцать кошек-роботов, платье муму5 и никогда не вытаскиваемые бигуди в волосах.

Он хотел умереть?

Она остановилась перед ним, знакомый скачок волнения ударил ее. Не смей привыкать к такого рода работе. Это был одноразовый концерт. Как только ее отец и его мальчики найдутся, как только Стар будет снят, она вернется к своей хорошей, нормальной жизни.

Но если честно, в прошлый раз, когда она испытала что-то такое, высоко-октановое, она была на своей последней миссии, а Клэр...

Она заперла подобные мысли под замок.

- Разве это не туалет? - спросила она, удостоверившись, что произносит слова нечленораздельно.

- Раз-вер-ни-тесь. Сейчас же. Вам не понравится, что произойдет, если вы этого не сделаете.

- Хорошо, хорошо, вы не должны быть настолько грубым, - проворчала она... потом ударила его коленом в пах.

Со сдавленным ревом он сгорбился, изо всех сил пытаясь дышать, и она поднырнула под его бок и ударила локтем в висок. Его тело обмякло, когда мозг быстро сдавило, и он рухнул на ковер, хорошо и по-настоящему вырубился.

- Извини, парень, но ты выбрал неправильную сторону. И ты обозвал меня «мэм»!

Она посмотрела через щель в двери. Полуодетые танцоры сидели перед рядом туалетных столиков с зеркалами, проверяя свои волосы и косметику. Никто не обратил немного внимания на вход, когда она проскользнула в комнату с табличкой «только для сотрудников».

С правой стороны от нее была закрытая дверь с табличкой «Тимоти Мерсер» в центре. Блестящей. Эви шагнула вперед и покрутила замок. Он был закрыт. После быстрого взгляда назад, все еще было чисто, она вынула необходимые инструменты из своего клатча и начала работать.

- Эй, что ты делаешь? - рявкнула женщина из-за нее. - Ты, как предполагается, не должна быть здесь.

Эви приклеила яркую улыбку на лицо прежде, чем повернуться и встать перед брюнеткой, которая была на разогреве у Блу.

- Привет. Я - Хламидия Джонс, новая стриптизерша. Меня наняли только несколько часов назад. - Слишком весело, Блэк. На пару нот ниже. - Мне сказали поговорить с мистером Мерсером.

Зеленые глаза с подозрением сузились.

- Мистера Мерсера нет.

- Блин! Вот отстой! - Ладно, пойдем другим путем. В центре каждого кольца, под драгоценным камнем, была игла, которую она загрузила ядом своего собственного приготовления; они когда-то были знаками ее работы на миссии. Она нажала на алмаз от гнева, ее наиболее используемого токсина, и сжала руки девушки. - Ты не могла бы...

- Ой, - сказала Брюнетка, прежде чем отдернуться и схватиться за живот.

- Ты в порядке? - спросила Эви, показывая беспокойство.

Девушка покачала головой. Когда ее кожа стала гнилого оттенка зеленого, и она побежала с такой скоростью с какой могла к ближайшему сосуду, где ее вырвало всем содержим желудка... и возможно даже самим желудком.

Позади Эви распахнулась дверь, и твердая рука захватила ее, утянув. В мгновение она оказалась в офисе за закрытой изнутри дверью. С Блу.

Она узнал гул его силы.

Медленно она повернулась. Он был в футболке и джинсах, все намеки на Мистера Хаммера были уничтожены, и все же, как только их глаза встретились, на мгновение все замерло, и единственное, что она могла вспомнить, это ощущение его эрекции, трущейся у нее между ног, и острую, отчаянную потребностью ее тела.

Все, о чем она могла думать, было «Еще».

- Прекрати глазеть и скажи мне, что ты здесь делаешь, - потребовал он.

Хорошо. Значит, он не чувствовал того де или не думал того же. Вспыхнув, она сказала:

- Я пришла, чтобы дать тебе отзыв. После шаткого начала, ты...

- Мы больше никогда не будем говорить об этом. Слышишь?

Она не могла не рассмеяться.

- Думаю, это материал для шантажа. - Она рассказала ему, что выяснила.

- Вот подтверждение, что Стар замешан. - Он кивнул. - Мы должны будем обыскать его дом. Среди прочего.

Разговор о миссии. Хорошо. Лучший способ, чтобы вернуться на трек.

- Нашел что-нибудь здесь?

- Пока нет. - Он протопал к столу и нажал клавиши на клавиатуре. - Я загружаю данные безопасности клуба за прошлые три недели на флешку и стираю сегодняшние действия.

Слава Богу. Воспроизведение дебюта Джека Хаммера, и ее реакции на него, было унизительно.

- Хорошо. Готово, - сказал он, убирая флешку.

- Так, мы готовы покинуть клуб?

- Да. И если ты сможешь вывести меня, не позволив никому меня пощупать, я признаю, что ты - лучший агент.

Она фыркнула... потом внутри чертыхнулась. Разве мужчина должен быть настолько остроумным и приятным?

- Идет.


Глава 10

Эви продолжала удивлять его.

В клубе она в равной степени обвила вокруг пальца и клиентов, и обслуживающий персонал. Вот черт, и его обработала.

У него снесло крышу от наслаждения, когда он терся между ее бедер, забыв о цели миссии, о зрителях, пока она не напомнила.

Она так мило умоляла.

Мольба. На нее не похоже. Его напугали собственные ощущения.

Мысленно или физически он не мог управлять своей реакцией на нее.

Сейчас это не главное.

Они должны были бросить ее автомобиль. Кто бы ни заказал раньше преследование — взрыв? — все еще был там, а Эви теперь была... больше не Эви. Она была Мисс Блондинистые Сиськи, и ему чертовски не нравилось это. Конечно же, когда он не терся об нее. Он точно предпочитал ее сочные темные волосы и стройные изгибы.

Сосредоточься. Возвращаться в ее дом и разоблачать личности - было глупостью, не имело значение, как они выглядели, поэтому он не протестовал, когда она украла грузовик и повела в безопасный дом, о котором, клялась, никто не знал.

И зачем ему протестовать? Наблюдать за тем, как Эви крадет автомобиль, походило на просмотр сексуального женского автомеханического порно прямо на съемочной площадке. И его эрекция пока так и не спала.

У тебя стояк уже два дня.

- Ты ушла из агентства. Почему оставила себе явочную квартиру? - спросил он, когда осматривал это место. Оно было небольшим, но фактически незаметным, скрытым в районе среднего класса, где все дома были выше одинаковой формы и цвета. Был только один вход, и он был скрыт затемненной нишей рядом с башней ферментов, находящейся на расстоянии в полмили.

Эви укрепила стены инопланетным металлом, который мог выдержать ядерный удар, и развесила бесчисленные мониторы, наблюдающие за окружающим пространством с различных углов. Единственной мебелью были кровать, стул и стол, загроможденный компьютером, бумагами, механическими деталями и оборудованием, которое он не узнал.

- Мне нравится быть подготовленной, - сказала она, пожимая плечами.

Он был таким же. Он коллекционировал явочные квартиры так, как другие мужчины собирали сексуальный сувениры, гарантируя, чтобы у него будет крыша над головой в любом уголке мира. Возможно, однажды он проведет Эви экскурсию и произведет на нее чертовски сильное впечатление.

Он напрягся. Проведет ей экскурсию? Произведет на нее впечатление?

Серьезно? Майкл, Джон, и Соло даже не знали о половине его активов, и он хотел разделить их с ней?

Нахмурившись, Блу сел за стол и включил компьютер. Открыть содержимое флешки - требовало времени.

- Я собираюсь сделать сэндвич, - сказала Эви, нажав несколько кнопок на маленьком черном пульте. Перед ней открылся один раздел стены, показав до отказа холодильник. - Хочешь?

Он замаскировал свое недоумение, пробормотав:

- Было бы отлично, спасибо.

- Блестяще. Я не считаю хлеб и арахисовое масло, таким образом, ты можешь сделать себе один.

Теперь, это больше походило на Эви, которую он знал и... которая ему нравилась. Он потер двумя пальцами рот, чтобы скрыть улыбку.

- Ты всегда была такой стервой, медвежонок?

Она погрозила кулаком в его направлении.

- Прекрати называть меня этими смехотворными прозвищами. И, да, предполагаю, что всегда. Но к тому же, я должна была ею быть. - Она вытащила нож из ящика, скрытого в столе. - Иначе мама сломала бы меня.

Она охотно никогда не делилась информацией о своем прошлом, и он наклонился к ней, стремясь услышать больше, он делал так, когда обычно должен был совершить убийство.

- Расскажи мне о ней.

Когда она сложила два сэндвича, то сказала:

- Она могла быть генералом в армии. Все должно было идти определенным путем. Ее путем. А затем это должно было соответствовать ее высоким стандартам. Смысл в том, что ничего не было достаточно хорошо.

Малышка Эви, под военным режимом. Он нахмурился, ему не понравилась эта картина. Она когда-нибудь вела себя на свой возраст и играла?

- Если честно, я не уверена, что Майкл когда-либо виделся с ней.

Очаровательно, как она произнесла это.

- Она похожа на тебя?

- Да. На самом деле, это меня называют ее копией.

Ну, вот. Тогда понятно, Майкл не смог удержаться.

- Никаких хороших времен?

- Только когда Клэр приезжала.

Счастье омыло его, сопровождаемое горем. Обе эмоции пришли от нее. Явно смерть Клэр уничтожила ее, и она все еще справлялась с болью.

Разбивая мое сердце.

- Какое твое любимое воспоминание о сестре?

Она на мгновение задумалась, затем улыбнулась.

- Клэр заставляла меня смотреть романтические комедии, романтические трагедии, романтические... все, - сказала Эви, и ее улыбка исчезла. - Я раньше дразнила ее ужасами сердечных эмоций, только я называла это сердечным дерьмом, а она говорила, что я никого не одурачу, что это дерьмо уже в моей крови, а затем мы обе смеялись из-за слова «дерьмо».

Блу внезапно было жаль, что он позволил своей неприязни к Эви удерживать его вдали от нее четыре года. Было бы забавно понаблюдать за ней и Клэр вместе. Огнедышащий дракон и застенчивая принцесса, так или иначе, находящие способ счастливо сосуществовать.

- У меня тоже были родные браться, - признался он. - Мне было всего четыре года, когда они умерли, но у них всегда будет место в моем сердце. - Он помнил, как, прежде чем его братья и сестры умерли, каждый клал руку на его грудь. Тогда тепло разливалось по всему его телу.

В то время он не понимал, но Кейд, Каелл, Кемерон, Кеймайл и Кендис передавали свои силы ему. Это было причиной того, он пережил болезнь, которую не смогли пережить они. Это было причиной, что он был настолько силен.

И у него никогда не было шанса отблагодарить их.

На мгновение Эви застыла и затихла. Потом она подошла и с полностью пустым выражением лица вручила ему сэндвич.

- Вот. - Она села на край стола, не волнуясь, когда она скинула вещи на пол.

Они ели в тишине, и за это он был благодарен. Чем больше она говорила, тем больше ему нравилась.

А она не должна ему нравиться, в то время пока она рядом... влияет на него. Плохое произошло. Доказательство: он уже был напряжен и болел. Готовый для секса. Грязного секса. Который ни один из них не смог бы забыть.

Что она предпочитала? Чтобы ее касались мягко? Или жестко?

Нравилось ли ей, когда ее лизали? Или кусали? Или и то и то?

Нравился ли ей оральный секс?

Он хотел ощутить ее рот на своем копье, ее темные волосы на своих бедрах.

Сила начала терзать его, и стул и стол зашатались прежде, чем поднялись в воздух. Ее глаза... темные, роскошные глаза... широко распахнулись. Она разорвала зрительный контакт, и ему хотелось выть от благодарности.

- Блу?

Ему было все равно, что ее волосы в настоящее время были светлыми, хотя ему это и не нравилось. Он все еще мог ухватить ее за прядь волос и намотать их вокруг руки и кулака. Он мог направить ее в тот ритм, в который хотел. Позже он мог бы раздеть ее и вернуть благосклонность.

Он положил руки на ее бедра. Большие руки. Нежные бедра. Она сделала вдох... но не отстранилась.

- Отодвинь меня, - сказал он. Жар ее кожи был таким интенсивным, что он мог чувствовать ожог через ее джинсы.

- Блу, я...

Приглушенный звук прервал ее.

Хмурясь, она вытащила сотовый из клатча, все еще зацепленного на талии, и прочитала сообщение на экране. Шок поднялся от нее, скользя вокруг него и затягиваясь как петля.

- Что случилось? - Его желание немедленно охладилось. Стол и стул опустились на пол.

Она посмотрела ему в глаза.

- Думаю... Думаю, мне написал отец.

ТЫ ЗНАЕШЬ ГДЕ СОЛНЫШКО

Частично это был закодированный текст, и все же шок поднялся, Эви знала. Ее отец был в сознании.

«Солнышко» - так он ее называл. И она действительно знала, где было то место. Приблизительно в миле от Озера Мичиган. Майкл планировал что-то вроде этого... если одного из них будут преследовать, и ему будет нужно уединенное место, чтобы остановиться... он сказал ей, куда пойти, если когда-нибудь он свяжется с ней.

Она и Блу покинули явочную квартиру и украли другой автомобиль. Они ехали в док, петляя несколько раз, чтобы удостовериться, что их не вели. Затем из посылок по неправильному адресу взяли несколько проводов, «запасных частей», которые ее отец хранил в нескольких мотках, соединили их как магниты и металл, чтобы создать маленькую лодку.

После надевания защитных костюмов Эви и Блу залезли внутрь лодки. Это было забавно. Нет. Бактерии в озере постоянно видоизменялись. Благодаря аркадской крови Блу, вероятно, он мог выстоять. Но даже при том, что она была привита, она могла заболеть.

Наконец, они двинулись вперед.

- Напрасно не надейся. - Блу пришлось кричать, чтобы она его услышала через рев двигателя. - Это может быть ловушка.

- Это не так, - прокричала она в ответ. Пряди ее волос били по щекам и забивались в рот, когда она отважно пыталась поймать их и собрать в хвост на затылке.

Он бросил на нее мрачный взгляд. И это было несправедливо. Солнце вставало, обеспечивая величественный розово-фиолетовый фон, делая все красивее, чем когда-либо.

- Надеюсь, что ты права.

Она сделала вдох и быстро закашлялась. Воздух был наполнен запахами гнили и плесени.

Успокоившись, она поняла, что Блу наблюдал за ней с беспокойством. Она должна была отвести взгляд.

Когда ее желание собиралось исчезнуть?

Они почти поцеловались. Снова. Она знала, что это собиралось произойти, и она не планировала останавливать это. Фактически планировала поощрить его.

Что с ней не так?

Возможно... она должна была просто сдаться, теперь она обдумывала это. После того, как он порвет с Пеген. Бедняжка. Независимо от того, что сказал Блу, Эви сыграла свою роль в гибели их отношений, и она чувствовала себя ужасно из-за этого. Ужасно виноватой и стыдящейся.

Мне нужно будет попросить у нее прощения. Но это не сделает все по-другому. Если бы кто-нибудь когда-нибудь поцеловал парня Эви, то этот «кто-то» умер бы. Без вопросов. Без извинений.

У тебя не будет своего парня. У тебя никогда не будет своего парня.

Однажды, будет. И когда этот день придет, она не спрячется.

Так... что ей делать с Блу?

Сначала она должна была избавить свое тело от тяги к нему. Пока она не сделает это, она не будет интересоваться никем больше... и сейчас, когда ее гормоны проснулись, она хотела быть с кем-то, это она точно поняла. Ей хотелось иметь реальные отношения. С доктором в больнице, возможно.

Во-вторых, ей хотелось...

Вернуться к шагу один.

Ой. Единственный способ избавить ее тело от тяги состоял в том, чтобы дать ему то, чего оно хотело. Блу. После того, как она будет пресыщена, она сможет вырваться вперед с новыми планами относительно будущего. Никаких обид, никакой грязной игры.

- Приближаемся к доку, - сказала Блу, вытаскивая ее из размышлений.

Она подняла бинокль ночного видения и тщательно исследовала область. Не было никаких других лодок, размещенных на маленьком, плавающем причале. Никаких тел, скрывающихся позади ядовитых деревьев и растений, процветающих в сухой, кислой атмосфере. Приблизительно через пятьдесят ярдов была, по-видимому, ветхая лачуга без света, пылающего внутри, чтобы указать на то, что кто-то в ней жил.

- Мы - молодцы, - сказала она.

Поверив ей, Блу припарковал лодку и привязал ее к доку. Когда она попыталась выбраться из лодки, он остановил ее, шлепнув твердой рукой по плечу. Потом он надавил, убеждая ее лечь.

- Сейчас не время для разборок, - сказала она, ненавидя, что было слышно, как она затаила дыхание, тем более что это был не первый раз.

Он уставился на нее.

- Секс не всегда занимает мои мысли, знаешь ли.

- Ты прав, я...

- По крайней мере, не сейчас, - пробормотал он, его гнев ушел. - Теперь лежи тихо, и тебе не будет больно. - Закончив говорить, он выпрямился и закрыл глаза, с усилием сделал вдох... выдох... пока его обычный гул силы не стал визгом.

Она съежилась от его насилия над силой, а ее болевые рецепторы фактически завибрировали. Что происходило? Как он...

Пылающее синее кольцо поднялось с его талии, расширяясь, когда оно переместилось, заполняя собой все пространство земли. Но также внезапно, как это началось, оно остановилось. Все затихло, успокоилось.

Он когда-то сказал ей, что у него были бесчисленные количества способностей. Она не приняла его буквально, но, вероятно, должна была.

- Что ты сделал? - спросила она.

Он улыбнулся ей.

- Если кто-то скрывался поблизости, они теперь парализованы и будут оставаться такими в течение следующих нескольких часов.

- Что касательно Майкла? Что если он находится в том доме...

- Он мог быть на пути взрыва, да, и если так, он будет парализован. Это малая цена, чтобы заплатить за нашу защиту, - сказал он, помогая подняться. - Он поймет и согласится, что я принял правильное решение. В конечном счете.

Хорошо.

- Я могу с этим жить.

Его улыбка вернулась... очаровывая ее. Но когда ее взгляд опустился к его рту... тому пышному красному рту, за который любая женщина, вероятно, убьет, чтобы он прошелся по всей ней... его веселость умерла быстрой смертью. Он нагибался к ней, пока их грудные клетки почти не касались друг друга с каждым дыханием, которое они делали... с дыханием, которое внезапно участилось.

Напряжение шипело между ними, горячее и голодное.

Не здесь. Не сейчас.

Но скоро.

- Ты отличная переносная маленькая игрушка, ты знаешь это? - сказала она с легкой дрожью.

Он держал ее за руку, не давая отойти.

- Интересный выбор слов. Игрушка? Ты думаешь о том, чтобы поиграть со мной, кролик бу?

Фу! Глупые прозвища. Не было никакого способа, чтобы ответить на его вопрос - и сохранить свою гордость - безо лжи. Когда она сказала, что никогда не будет лгать ему, она имела именно это в виду. Не считая несколько раз, когда, по сути, ей пришлось это сделать.

- Достаточно. Она резко пнула плечом его с пути. Когда она стала подниматься на причал, его ладони шлепнули ее по заднице и придали ей небольшое ускорение. Она боролась с улыбкой, когда поворачивалась к нему.

- Вы хотите потерять руку, Мистер Хаммер?

- Пожалуйста. Будто ты действительно собираешься делать то, что обещаешь. Мы оба знаем, что тебе нравится то, что я делаю своими руками. - Он расслабился рядом с ней, высокий, сильный и полностью такой, что она стремилась его поглотить.

Ей снова пришлось отвернуться, у нее опять не было никакого ответа.

Они сняли костюмы, затем таким же темпом гордо двинулись к двери хижины. Блу держал лазерный пистолет, целясь вперед. Что-то было странно, она не чувствовала жужжание его силы, поняла она.

- Что будет после того, как ты израсходовал так много энергии? - спросила она мягко.

- Мне нужно перезарядиться.

- Выходит, ты сейчас без Аркадианских способностей?

- Да, на несколько часов.

- Я должна охранять тебя. - Она порылась в сумочке и достала помаду.

- А сделать это, ты сможешь благодаря обновлению макияжа? - спросил он. - Ух ты. Никогда не чувствовал себя в большей безопасности.

Она покрутила тюбик, пока он не превратился в кусачки.

- Как насчет того, чтобы освежить твой макияж вот этим, а?

- Что еще там у тебя есть? - спросил он, пытаясь выхватить сумочку.

Она ударила его по руке, со словами:

- Тебе этого не узнать. Панель идентификации скрывается за деревянной панелью. - Она сняла крышку и датчик сканера, чтобы повозиться с данными. - За последние три дня входил только один человек. До этого никого не было в течение нескольких недель.

- Откуда ты знаешь?

- Я считала записи данных. И теперь я запрограммировала себя в систему.

- Если это место принадлежит Майклу, то разве ты не в системе?

- Кажется, он упростил доступ. - Открылась входная дверь со щелчком и свистом.

- Это достаточно просто, - пробормотал Блу.

- Для мена, да. Тля тебя? Не очень.

- Ты пытаешься сказать, что умнее меня?

- Пытаюсь? Ха.

- Ну, я сильнее, так что выкуси. - Внезапно он стал сама сосредоточенность и направился внутрь.

Эви следовала по пятам, наблюдая, как он сканирует все вокруг и целится, сканирует и прицеливается.

- Стой здесь, - приказал он, исчезая за углом.

- Должно быть, ты захочешь вернуться, - она сказала. - Там...

- Ай!

- … ловушки, - закончила она с дрожью.

Он протопал обратно в фойе, с хмурым взглядом и шрамом, который проходил через его губы. Шрам был тоньше, чем несколько часов назад. Разве это не от макияжа? Он на самом деле порезался?

По какой-то причине мысль о его крови и боли беспокоили ее. Хотелось поцеловать и унять боль.

Он поднял ногу, показывая старые, в какой-то мере антикварные металлические когти-ловушки на его лодыжке.

- Кто мы такие? Варвары? Это, так мы делаем сейчас?

- Видимо. Давай вниз, и я наложу повязку, - сказала она, делая все возможное, чтобы скрыть свое веселье. Беспокоилась… да… но блин, это дерьмо было таким забавным.

Должно быть ей все-таки не удалось скрыть веселье, потому что он сказал:

- Это шутка для тебя, смейся?

- Ну, да. Только идиот может попасться в древнюю ловушку «Шагай сюда».

- Заткнись. Мне не нужно каких-либо перевязок. Я уже исцелился. - Он снял когти и пошел к ней, или, скорее, похромал к ней.

Смеясь, она присела на корточки и переподключила вторую Идентификационную панель. Трещина открылась в бетоне, достаточно широкая для прохождения тела, показалась лестница.

Когда она подняла голову, то поняла, что Блу застыл на полпути, чтобы посмотреть на нее с ошеломленным выражением лица.

- Что? - Она спросила

- Ты смеялась.

- Знаю.

- Я имею в виду, действительно смеялась.

- Э-э, да, я знаю. - Чего он добивается? - Поэтому я снова спрашиваю: Что?

- Ничего, - пробормотал он, отводя взгляд.

Нет ничего, но она не собиралась давить. Она спустилась по лестнице навстречу золотому свету. На полу увидела плюшевые ковры и мягкие диваны, которые вели к кухне «мечта шеф-повара». За углом от холодильника из нержавеющей стали находился офис со стеной, покрытой компьютерными экранами.

- Эвангелина Блэк. Пришло время показаться, - сказал голос.

Сердце Эви затрепетало от радости, она рванула к отцу, который явно не был под влиянием силы Блу. Он стоял в дверях единственной спальни. На нем были видны несколько синяков, плечи прогнулись от усталости, но он был жив и здоров, и это было все, что имело значение.

Вместо того чтобы обнять его, как она хотела, и, возможно, наставить еще синяков, она схватила его за руку и поднесла к сердцу. Теплые слезы текли по ее щекам.

- Я так зла на тебя прямо сейчас, что могла бы засунуть удочку в горло и вытаскивать твои органы один за другим. За исключением кишечника. Он просто слишком толстый, большой.

Он криво улыбнулся.

- И я тебя люблю, солнышко.

Он и раньше говорил эти же слова много раз, но она никогда не верила ему. На этот раз она не смотрела на него сквозь пелену обиды. Было слишком большим облегчением увидеть его. Она на самом деле разглядела привязанность в его глазах.

Какая же я - идиотка, что всегда сомневалась в нем.

- Где ты был? - спросила она. - Почему прятался так долго? Знаешь, где Джон и Соло?

Мышцы на челюсти напряглись, признак раздражения, она знала, что оно было направленно не на нее, а на обстоятельства.

- Один вопрос задан вовремя. - Его взгляд перешел на Блу. - Сынок.

Хотя его губы сжались, Блу кивнул в знак приветствия. Что с этим делать?

- Я хочу полный отчет о том, как вы двое оказались вместе, - сказал Майкл.

- Конечно, конечно, - сказала она, прежде чем агент смог ответить.

Майкл повел ее к дивану и сел, призывая ее опуститься рядом с ним.

- Я подозревал, что предатель в моей среде, и я был прав. Я оставался в тени, позволяя миру думать, что я мертв, потому что не хотел, чтобы вас использовали для причинения мне боли. Но, конечно, была сделана попытка.

- Погоня во второй половине дня, - сказал Блу, садясь на стул напротив них.

Эви старалась не смотреть на него. На данный момент она не была уверена, что сможет скрыть выражение лица. Она была слишком слаба, слишком истощена. И она не желала, чтобы отец знал, что она… смягчилась по отношению к агенту. Он повернулся.

«Женщины влюбляются в Корбина Блу каждый день», когда-то он сказал ей это, после того, как она в течение часа бушевала и напыщенно рассказывала о том, как лечила Блу. «Скажи мне, что ты слишком умна, чтобы быть одной из них».

«Ага. Конечно. Но я должна признаться, что немного удивлена твоим предупреждением. Ты обожаешь Блу».

«Обожаю. Он мне как сын, я люблю его, его недостатки, его всего. Только не хочу видеть эти недостатки когда-нибудь возле моей дочери».

- Ах да, - сказал Майкл. - Говорят, меня проверило АИУЧ, опросили свидетелей и просмотрели камеры слежения, таким образом, они знают, что ты замешана, солнышко. С тобой скоро свяжутся и опросят.

Очередной раунд с агентом Гутьерресом, подумала она, вздыхая.

- Что касается Соло и Джона, - сказал Майкл Блу. - Я искал и искал, но ничего не нашел. Мне жаль. Я думал, что имел сильное влияние на Соло и поэтому полетел к нему домой, но там была женщина, утверждающая, что она - его жена.

- Жена? - взорвался Блу.

Майкл достал телефон из кармана и бросил ему.

- У меня есть фото.

Блу изучал несколько минут изображения. Когда он закончил, то передал телефон Эви. Она одарила его благодарной полуулыбкой, прежде чем начать листать фотографии. На них сладенькая на вид блондинка полола сорняки в саду... кормила лошадей... свиней... коз. Она выглядела безвредно, но все-таки, выглядеть как свой парень, никогда не означает быть им.

Женщина, которая изуродовала и расчленила Клэр, была…

Останови это дерьмо.

- Ее зовут Вика, - сказал Майкл, - Она сказала, что Соло пережил взрыв, он был продан в цирк ее отца, а затем безвозвратно вернулся на свою родную планету.

- Это правда? Или удобная отговорка для его убийства?

Блу потер шею.

- Значит Соло - это тот, кого продали?

Майкл нахмурился.

- Что ты имеешь в виду?

- Я подслушал разговор между двумя мужчинами после взрыва бомбы. Они планировали продать одного из нас, и я предположил, что это был Джон. Они планировали держать в плену другого, и я предположил, что это было Соло. Они также собирались сжечь одного из нас. А поскольку парень облил меня керосином, очевидно, что это я - мистер Зажаренный в масле. Так что, если Соло был продан в цирк, это значит, что...

- Джон был пойман, но не продан, - сказала Эви. Удерживается как секс-раб? Ту же участь он бы, вероятно, пережил бы в любом случае. О, Джон. Не теряй надежды. Мы идем за тобой. - Но где он?

Блу вцепился в подлокотники кресла в явном стремлении контролировать рост собственного гнева.

- Я найду его. Найду их обоих.

- Мы пойдем на ферму Соло, - предложила она, - и поболтаем с девушкой. Может быть, она знает больше, чем сказала Майклу, может, и нет. Я всегда была хороша в допросах. - Если «хороша» было новое слово для «посредственна». По какой-то причине, люди не реагировали на нее. Независимо от того, сколько сил она прилагала. - Я возьмусь расколоть ее.

Он облокотился на колени и наклонил голову. Она знала, что ему сильно больно глубоко внутри, и знала, что он надеялся узнать, что Джон и Соло были в порядке. Она хотела пойти к нему и обнять, заверить его, что все будет в порядке.

Желание мешало ей. Она поняла, что тоскует по его поцелуям. Предложить утешение? Не так быстро.

- Могу поспорить на свою жизнь, что Вика не замешана, - сказал Майкл.

- Можешь ли ты поспорить на жизнь Джона? - спросила Эви.

Уверенный кивок головы.

- Поверь, это дело рук Грегори Стара.

Блу застыл.

- Нам нельзя ошибаться. Разве это не показалось вам странным, что так много улик, указывающих на него, хотя до сих пор он был таким осторожным и скрывал свои следы в прошлом? - Он сделал паузу, чтобы обдумать, будто мысли только сейчас возникали в его голове.

- Это может быть установка с таймером или прокол. Мы...

- Нет, не установка, нет, не ошибка. Я видел его в доме, - сказал Майкл. - Я очнулся, и увидел всех вас троих на земле, неподвижных. Я пробирался сквозь обломки и наткнулся на тебя. Потом я услышал голоса, но не был уверен, кому они принадлежали: другу или врагу. Я спрятался под завалами, намереваясь найти и выстрелить, если это необходимо, у меня до сих пор были пистолет - и увидел Стара и другого незнакомца, но прежде чем я мог сделать что-нибудь, они исчезли.

Блеск решимости и ненависти появился в глазах Блу.

- Тогда, хорошо.

Определенная цель теперь на прицеле.

- Полагаю, он стал дерзким, - сказал Майкл. - Он наследил. Это произошло.

Да, это так.

- Какой у него мотив? - спросил Блу.

- В этом, - ответил Майкл, - я не уверен.

- Почему бы нам не схватить мистера Стара, не вытащить из него ответы, а затем убить его? - предложила Эви.

- Схватить его - будет проблемой, - сказал Майкл. - Он слишком хорошо охраняется. И если мы потерпим неудачу, а он примет ответные меры... Нет, лучше будет схитрить.

Она могла схитрить.

- У него двое детей. Тайсон и Тиффани. Мы можем похитить одного или обоих и поторговаться. - Это была хитрость, верно?

Майкл покачал головой.

- Я поддерживал деловые отношения с ним. Он не из того типа людей, которые выполняют требования, даже ради спасения жизни своих детей. Он из того типа, который причинит Джону боль, чтобы просто подтвердить свою точку зрения.

Блу поднял голову, его решимость была непоколебима.

- У тебя есть глаза и уши у него?

- К сожалению, нет, - сказал Майкл со вздохом. - Вот почему мне нужно, чтобы ты вышел на публику, Блу. У меня есть план.

- Подожди, - сказала Эви.

Майкл поднял руку, призывая к тишине.

- Я не думаю, что Стар знает, что ты работаешь на меня, Блу, - продолжил он. - Я убрал нескольких его охранников за прошлые несколько дней, и твое имя никогда не упоминалось. Если я ошибаюсь, он сделает так, что мы скоро об этом узнаем.

Значит, он будет приманкой.

- Ты уверен, что это самый мудрый план действий?

- Да, - сказал Блу. - И я нормально к этому отношусь.

- Ну, я не согласна, - ответила Эви.

Он пожал широкими плечами.

- Я все еще собираюсь сделать это.

- Майкл, - сказала она.

- Опасность - часть бизнеса, - сказал ее отец. Как всегда. Глянув на Блу, он добавил:

- Как только мир узнает, что ты в городе, устрой случайную встречу с дочерью. Стар больше не появляется на публике. Он остается в своей усадьбе, всегда окруженный вооруженными мужчинами, и людьми и иными. Тиффани может быть твоим билетом для встречи с дорогим Папочкой.

Блу кивнул.

- Будет сделано.

- Прежде чем мы пойдем тем путем, - сказала Эви, не уверенная, почему ее тело теперь было так напряженно, - мы должны ворваться в то поместье и осмотреть его, установить пару жучков. Мы можем войти и выйти так, что никто не узнает. Взлом и проникновение не то же самое как, например, пытаться тащить тело, да.

Отец посмотрел ей в глаза.

- Хорошо. Взломай. Схвати Стара, если будет зеленый свет. Но не попадись. Позже, если Стар не окажется за решеткой, то мы последуем моему плану.

Уступка. Она приняла ее с благодарностью.

- Что касательно тебя?

- Я пока не могу появиться на публике. Я не достаточно силен, чтобы защититься от настоящего нападения.

- Мы можем защитить...

- Нет, - сказал он, перебив ее. - Я имею кое-что еще в виду. Я хочу, чтобы ты заняла мое место в «Блэк Индастриз», Солнышко. Таким образом, ты сможешь устроить товарищеский матч до начала сезона между Инвайдерс и Страйкерз, чтобы почтить мою драгоценную память. И так у тебя будет законная причина связаться с Тайсоном Старом, чтобы взять в аренду крышу отеля «Star Light» для празднования победы.

- Я не знаю относительно этого, - проговорил Блу. - Я получу детей Стара, оказавшись в постели Тиффани.

Дух соревнования, который она когда-то ненавидела, выглянул из тени, и Эви ухмыльнулась ему.

- Двое лучше, чем один.

- Нет, - снова сказал Блу, с большей силой на сей раз.

- Дааа, - ответила она нараспев.

Майкл смотрел то на одного, то на другого и хмурился.

- Теперь ваш черед. Как вы двое оказались вместе?

Оказались вместе. Плохой выбор слов. Ее щеки вспыхнули.

Реакция Блу была нулевой.

- После взрыва Эви была единственным человеком, которому я мог доверять, - сказал он своим мягким тоном. - Я пролез в ее дом, и она вылечила меня. Это было так просто.

Улыбаясь, Майкл протянул руку, чтобы погладить ее по волосам, как она всегда хотела, чтобы он делал, когда она была ребенком.

- Спасибо, что позаботилась о моем мальчике.

Его мальчике.

И там была ревность, которую она раньше чувствовала к товарищеской конкуренции; она утрамбовала и то и другое. Майкл любил своих «мальчиков», да, но это не мешало ему любить и Эви тоже.

Однажды она осмелится спросить Майкла, почему он оставил ее в Англии.

Хотя... если бы он забрал ее от Клэр, она бы возненавидела его. Поэтому, возможно, он действительно оказал ей услугу.

- Теперь, что мы собираемся сделать, что бы позаботится о моей девочке? - спросил Майкл. - Автомобильная погоня меня напугала.

- Я уже был вынужден переехать к ней, - сказал Блу. - Мы планировали держать это в секрете, в любом случае, так что мое возвращение к жизни и последующая встреча с Тиффани ничего не изменят. Никто не будет знать, что я здесь, и все же я еще буду в состоянии защитить ее. Это беспроигрышный вариант.

Эви покачала головой.

- Я согласилась на твой переезд, когда ты считался мертвым для мира, но не сейчас. Люди будут на тебя смотреть. Тайком нам будет сложно. Ты будешь пойман. Таким образом, нет. Ты не останешься. Ты съедешь. Я не буду той, кто виновата в разрыве.

Слишком поздно.

О, да.

Я ужасный человек.

Она даже не могла сослаться на Я-собираюсь-бросить-его-одного-сейчас-для-его-блага. Она решила переспать с ним.

Все правильно, нет больше причин играть с ним в Добро-пожаловать-домой.

- Тогда мы не будем пытаться сохранить мое присутствие в секрете.

- Я не буду девушкой, которой ты изменяешь с Тиффани, - возразила она.

- Она права, - сказал Майкл, его тон был резким.

Блу поднял подбородок.

- Меня не волнует, что думает мир. Я разорву помолвку с Пеген, как только выйду на публику. - Его взгляд сверлил Эви. - Но если ты хочешь, чтобы все думали, что Тиффани причина разрыва, а не мой переезд к тебе у нее за спиной, это можно устроить.

- Нет. Я не хочу этого. - Как она могла допустить, чтобы другая женщина приняла удар на себя, в то время как она выйдет сухой из воды? Кроме того, она не хотела, чтобы он был с Тиффани вообще. Даже в сознании других.

Упс. Она уже действует, как подружка, с которой он живет.

Его взгляд не отрывался от нее.

- Я провожу вечера в твоем доме, так или иначе, принцесса. Выбери или одно или другое, я прослежу, чтобы ты пожалела об этом. - Он перевел свое внимание на Майкла. - Я буду спать в комнате для гостей. Прямо сейчас я - единственный человек, которому можно доверить ее безопасность.

Майкл провел рукой по уставшему лицу.

- Сейчас он прав, Солнышко.

Что!

- Перед тем, как начнешь протестовать, - добавил ее отец, потом вздохнул, и было ясно, что он быстро осунулся, веки опустились, плечи поникли - Не упирайся. Если что-нибудь случится с тобой…

Она сжала руку отца, его забота смыла возражения.

- Прекрасно. Блу может остаться в моем доме, но сначала мне нужно, чтобы ты рассказал мне, что знаешь, и я вполне в состоянии позаботиться о себе.

Его улыбка была грустной.

- Расскажу. Я всегда в курсе. Но одна вещь, которую ты не знаешь - это то, что никогда не помешает иметь кого-то, кто может прикрыть спину.


Глава 11

Блу отдыхал несколько часов, но встал рано, чтобы принять душ и очистить краску с волос. Он выбросил контактные линзы и убрал весь пирсинг, радуясь, что он снова становился Шикарным Плохишом. У него все еще была тонкая линия шрама, но она уйдет через день или два.

Если Эви попросит, то он сделает себе новый.

Он надел черную футболку и брюки. Вещи Майкла. Блу не ожидал, что останется на ночь, таким образом, он не принес каких-либо дополнительных предметов. Он направился в кухню.

Увидеть там Эви - шокировало его.

Она прислонилась к столу, потягивая из дымящейся кружки кофе. Ее вид заставил его замереть. У нее были такие длинные ресницы. И были те слабые небольшие пятна на носу - веснушки?

Как он никогда не замечал их прежде?

Она сжала губы, чтобы подуть на кофе, нижняя и верхняя губы были красными и очаровательно пухлыми, будто она кусала их всю ночь.

Она тоже нашла необходимые вещи и вернула свои волосы к их нормальному темному блеску, волнистые локоны свободно струились. Она выбросила силиконовый лифчик, ее грудь снова была прекрасной формы чайных чашек.

Стоять! Прекрати следить за ней так, будто хочешь ее съесть.

Ммм... я хочу ее съесть.

Ругнувшись, он стал кусать язык, пока не почувствовал кровь. Он решил, что ненавидел проблемы. Потому что он отчаянно хотел Эви, а ее происхождение было той проблемой, которую он никогда не сможет преодолеть.

Если бы она была кем-то другим, а не дочерью Майкла, то Блу отнес бы ее в кровать. Здесь. Сейчас. Но она была его дочерью, таким образом, он не мог.

Должен скоро заняться сексом. Его тело не могло вынести еще немного разочарования, не вызывая международный скачок напряжения.

И все же, мысль о том, чтобы быть с кем-либо еще оставила его... пустым.

Никто больше не чувствовался такой приятной на вкус или такой мягкой и теплой. Никто больше не давал в ответ также хорошо, как она, и не брал то, что хотел, как она. Никто больше не удовлетворит его.

- Майкл все еще спит, - сказала она, нарушая тишину.

Прекрасно. Блу ни за что не смог бы скрыть неистовую эрекцию в своих штанах.

- Я проверила его. Жизненные показатели стабильны.

- Он будет в отличной форме, прежде чем ты это узнаешь. - Он конфисковал у нее кружку и сделал глоток, прежде чем она могла высказаться. - Послушай, я собираюсь вооружиться и выйти. Хочу осмотреть дом Стара, прежде чем войду.

- Прежде чем ТЫ войдешь? Думаю, ты имел в виду МЫ.

Вряд ли. Но он должен был аккуратно двигаться здесь. С Эви он не мог использовать старый проверенный способ: это слишком опасно, сахарная клецка, так позволь большому, плохому мужчине пойти и спасти день. Она опустошит его печень и набьет ее камнями.

- Честно, лютик? - сказал он. - Независимо от того, насколько ты квалифицированная, ты будешь просто мешаться на пути. Чтобы войти и выйти необнаруженным, я должен буду передвигаться на такой скорости, на которую ты никогда не будешь способна.

Она сжала губы в тонкую линию, когда посмотрела на него. Он выдержал ее пристальный взгляд, даже не дрогнув... и, так или иначе, без улыбки. Он должен быть напуган, а не удивлен. Если кто-то и мог убить его и похоронить доказательства, то это была эта женщина. Но потом, он только что начинал понимать, насколько ему нравились сильные, жестокие вспышки и ее дьявольский ум.

- Ты нужна мне здесь, - добавил он, - за компьютером, будешь присматривать за моей спиной. - Буквально. Он приделает камеру ночного видения сзади к воротнику рубашки для обзора в режиме реального времени. - Это работа Джона и Соло, которую они делали много раз в прошлом, и это не означает - удерживать маленькую женщину дома в безопасности. Я обещаю.

Она сузила глаза в подозрении.

- Ты врешь.

- Мы не врем друг другу, куколка. Помнишь?

Борьба вылилась из нее, и она кивнула.

- Хорошо. Но тебе лучше вернуться без ран, или я отрежу твою любимую часть тела, назову ее чем-то отвратительным и неправильным и продам ее лицу, предложившему самую высокую цену.

Снова он хотел усмехнуться. По этим словам он понял, что Эви Блэк желала его с той же самой горячностью, с какой он желал ее... ей также нравился он, как ему нравилась она. Кое-что он заметил: она угрожала только тем людям, о которых заботилась.

У меня беда с этим, не так ли?


***

Когда солнце село за горизонт, тени начинали сгущаться. Блу смог разместить десять маленьких камер по периметру загородного дома Стара - огромное подворье за железными воротами с вооруженными охранниками и лесом поддельных зеленых деревьев.

- С внешней стороны все готово, - прошептал он. Блу был примерно в тридцати ярдах от особняка, скрытый крупным стволом, уже не упоминая тот факт, что в его одежде повсюду были натыканы крошечные чипы, заставляющие ткань смешиваться с окружающей средой каждый раз, когда он двигался.

- Я отключила лазерные датчики, - сказала Эви через наушник в его ухе. - Избегай середины ворот и, возможно, будешь в порядке.

- Возможно?

- Давай узнаем вместе.

Забавно.

- Я собираюсь войти.

- На шесть часов чисто.

- Хорошо. Я вхожу. - Для защиты у него были пиро-пистолеты, скрывающий плащ и несколько кинжалов. Для наблюдения у него была одна коробка микрожучков... двадцать пять жучков-таблеток для размещения по всему дому. - Если ты не видишь, то мне нужно, чтобы с этого момента ты молчала. - Ее сексуальный голос был отвлечением, которое он не мог позволить себе.

- Приказ принят.

Глубокий вздох... держать... держать... Когда он выдохнул, то двинулся вперед, выходя из тени и ныряя в уходящий солнечный свет, двигаясь так быстро, что охранники только смогут отметить маленькое пятнышко. Он забрался на ворота. Потом разместил жучок на северной, восточной, южной и западной стене, он искал лучший вход в дом. Никто не стрелял в него. Никто предупреждающе не кричал.

- Кое-что вижу. Три хихикающие женщины в нижнем белье только что вышли из-за угла за тобой, - сказала Эви, ее голос звучал очень нежно в его ушах. - Пожалуйста, скажи мне, что ты случайно споткнулся и попал в гарем... ой. Теперь замолкаю.

Нельзя смеяться. Охрана вышла из боковой двери. Там. Он скользнул внутрь, когда металл начал закрываться и оказался в... комнате отдыха. Восемь мужчин. Все вооружены. Кто-то играл в карты, кто-то смотрел в мониторы, которые показывали территорию дома. Он не мог замедлиться; он должен двигаться вперед. Он должен был продолжать идти, даже при том, что он не знал расположение дома.

Когда Блу оказался в прихожей только с одним охранником, он воспользовался случаем. Наконец, замедлился... остановился, закрыл рукой нос и рот мужчины и пережал его сонную артерию, лишая кислорода. Практически сразу парень повис у него в руках, полностью расслабившись. Он потащил охранника в соседний шкаф-гардероб.

- Пока у нас есть момент, давай вернемся к нижнему белью, - прошептал он Эви. - Ты его когда-нибудь носишь? - Работая максимально быстро, он выключил чипы в своей одежде и развернул скрывающий плащ — маленькую черную полосу с камерой в центре — поверх головы охраны и размотал его полностью до ног.

- Фактически, я предпочитаю ходить без трусов, - призналась она.

Он простонал. Как он теперь сможет удержать свои руки от нее?

Майкл, вот как.

Но Майкл поймет, если он поддастся. Конечно.

Как только личность охранника отсканировалась, Блу накинул плащ на себя, и голограмма охранника растянулась, полностью скрыв его личность.

- Пошли. Снова режим радио-тишины.

Блу двинулся по коридору, шагая так, будто он просто патрулировал. Он касался каждой двери, не останавливаясь, размещая жучки в... гостиной... спальне... еще одной спальне... Он прошел вниз, повернул за угол. Люди гудели на кухне, готовя ужин. Он закрепил еще жучок.

В идеальном мире он нашел бы Джона запертым в комнате. Или здесь, в клетке. И Соло прорвался бы через вход, чтобы помочь ему. Вместе, они освободили бы Джона.

В чуть менее идеальном мире, Блу нашел бы что-то, что указало бы ему на их местоположение.

В дерьмовом засраном мире, он ничего бы не нашел.

И он был дерьмовом засраном мире.

Он был так полон надежд. Расстройство ударило его силу, и эта сила поднялась в нем, пока кожа не стала чувствоваться натянутой, готовой лопнуть по швам.

Спокойствие, только спокойствие. Последняя комната для жучка. Самая важная.

Блу искал, пока не нашел офис Стара. Двери были закрыты и заперты на замок, и он мог поспорить, что Стар был внутри, работал. Он мог прокрасться внутрь и попытаться использовать голосовое принуждение, вынудив Стара безопасно вывести его, а затем приказать ему рассказать все, что он хотел знать. Но в том плане было два недостатка. Первый, охранники придут и откроют по нему огонь, а он не сможет удержать их всех сразу, не опустошая себя. А если он опустошит себя, то не может унести Стара... или спасти Джона и Соло, если они были рядом. Второй, половина населения была неуязвима для принуждения. На Старе это могло и не сработать.

- К тебе приближаются двое мужчин, близко, - объявила Эви.

Отлично.

- Марко, - произнес низкий голос.

Блу прикрепил последний жучок к офисной двери. Он никак не смог бы войти, не раскрыв себя. Он повернулся. Как и было обещано, к нему неслись двое мужчин, оба хмурились.

- Марко. Что ты здесь делаешь?

- Думаю, ты - Марко, - подсказала Эви.

Да. Вероятно. Но Блу не мог произнести ни одного слова парням... у него не было голоса Марко. Это означало, что он должен был воспользоваться планом Б.

Он выпустил небольшое кольцо силы. Не достаточное, чтобы Блу позже стал абсолютно бесполезным, но достаточное, чтобы ослабить его, когда он обезвредил охранников. Эти двое хмыкнули и задергались прежде, чем резко упасть на пол.

Он считал последствия стоящими вознаграждения.

- Мило, - сказала Эви, - но лучше тебе выбраться оттуда прежде, чем они очухаются, и сработает сигнал тревоги.

Блу понесся на большой скорости, но не на самой высокой, на которую был способен, вылетая наружу. Он промчался по газону... никакого сигнала тревоги... он поднялся по железным воротам... никакого сигнала тревоги...

Он вскочил в ожидающую машину и понесся по улице, постоянно глядя в зеркало заднего обзора, чтобы увидеть, следят ли за ним.

- Через сколько ты будешь в лодочном сарае? - спросила Эви.

Он думал, что слышал слова, которые она не произнесла: Через сколько ты будешь в безопасности?

- Уже скучаешь по мне, принцесса? Как мило.

- Блу! Я говорю серьезно.

Как она очаровательно дулась?

Чувак. Для тебя это плохо.

И становилось все хуже.

- Я буду там первым делом с утра, - сказал он немного резче, чем хотел.

- С утра? Скажи, что ты шутишь. - В ее голосе прозвучали рычащие нотки. - У меня нет намерения проводить здесь вечер. Я должна посетить главный офис АИУЧ, чтобы обсудить преследование моего автомобиля и высосать из Агента Гутьерреса информацию.

Фраза «высосать из Агента Гутьерреса» повела его в неправильном направлении, и он с такой силой сжал руль, что погнул металл.

- У Майкла есть другая лодка?

- Да, но если я возьму ее, то оставлю его без средств.

- Я серьезно сомневаюсь относительно этого. У него есть планы В, Г и Д. Бери лодку.

Она вздохнула.

- Ты прав.

- Разве я не всегда прав?

- Ха, ха.

- Так, послушай. Сегодня вечером я должен воскреснуть. Я прокрадусь в твой дом, как только со всем разберусь.

Резкий вдох.

- Так... ты решил порвать с Пеген?

- Да. К полуночи это будет сделано.

Полнейшая тишина.

Черт возьми, ему было жаль, что он не мог прочитать Эви лучше, но когда она хотела, то могла великолепно маскировать свои реакции. И не будучи рядом, он не мог ощутить ее эмоций.

Забавно, но эмпатическая способность, которую он когда-то презирал, теперь была одной из его самых любимых и хорошо используемых.

- Просто, чтобы ты знала, - добавил он, - я не собираюсь с ней спать. - Он не должен был гарантировать это Эви; они не встречались и не давали друг другу обещаний... и, черт побери, они не могли быть вместе.

Однако ничто из этого не останавливало его.

- Я не спрашивала, не так ли? - В ее голосе не было никаких эмоций. - Кроме того, спасть с ней до/после того, как ты разобьешь ей сердце, будет как контрастный душ.

Он сжал челюсти.

- Слушай, до тебя я всегда говорил ей, что собирался делать и с кем. Не почему, просто, что это собиралось произойти. Она не задумывалась, и частично по этой причине я оставался с ней. Если бы не работа, я был бы верным. Я хочу быть верным.

Снова тишина.

Он хотел, чтобы она видела его, реального его, он понял. И он хотел, чтобы она сказала ему, что она думает лучше о нем. Даже при том, что он иногда не будет думать лучше о себе.

- Ты знаешь, на что похоже обольщать кого-то, кто тебе не нравится? - сказал он, стиснув зубы. - Или хуже, кого-то, кого ты презираешь? Ты знаешь, на что похоже слушать их крики удовольствия и жалеть, что ты услышишь их крики боли? Ты знаешь, насколько грязным такое может заставить человека себя чувствовать? Ты знаешь это?

- Нет, - прошептала она.

- Ты знаешь, на что похоже заниматься сексом с кем-то, кого ты знаешь, что должен убить? Или знаешь, как сильно твои действия причинят боль кому-то, о ком ты заботишься?

- Блу...

- Ты действительно думаешь, что я мог бы с ней переспать? - рявкнул он. Он не хотел, чтобы она видела его сейчас. Часть его просто хотела крови.

Другой острый вдох. Затем очень мягко она сказала:

- Нет. Я так не думала. Просто... попытайся закончить к одиннадцати. Я буду ждать тебя.

Буду ждать тебя.

Что она имела в виду?

Он знал, что хотел, чтобы это значило. Потому что так сильно, как он хотел крови, так же сильно он хотел ее. Если бы она позволила ему, он взял бы ее и принял все последствия.

- Я потороплюсь, - сказал он.

В динамике раздались гудки.


***

Блу позвонил Пеген по дороге и сказал ей, что приедет приблизительно через десять минут, чтобы поболтать, как сказала бы Эви, затем повесил трубку, когда она стала быстро задавать ему вопросы.

Двигаясь в сторону мужчины-не-шлюхи, он не собирался разрушить все ее мечты и стремления по телефону.

Кроме того, он ничего не смог бы сказать ей, что заставило бы ее чувствовать себя лучше из-за того, что собиралось произойти.

Он заскочил в явочную квартиру Эви, чтобы взять ноутбук и флешку с информацией из клуба «Счастливый Рог», затем он пошел домой, чтобы взять свой любимый внедорожник и сообщить соседям, что он вернулся в дело.

Наконец-то, момент истины.

Он проверил периметр дома Пеген на наличие любых технических средств наблюдения, не нашел ни одного, и направился к двери. Она открыла до того, как он успел постучать, и твердый кулак вины ударил его. Она была одета в красное платье в обтяжку, которое обнимало ее объемные изгибы, а светлые волосы обрамляли ее идеально накрашенное лицо. Она принарядилась для него.

Она была красива, хорошо сложена и всем, что он когда-то думал, что хотел... но на самом деле это было не так. Оказалось, что ему нравилась определенно стройная, темноволосая девушка с глазами как у лани, и только она.

Прости, Майкл.

Я буду ждать тебя, сказала Эви.

Будь голой, он должен был сказать ей это.

Пеген пригласила его жестом внутрь, и когда он прошел, она сказала:

- Где ты был? Почему не позвонил? Я имею право знать!

Он повернулся к ней лицом, ненавидя себя больше, чем когда-либо. Просто покончи с этим. Нежным тоном, он сказал:

- Мне жаль, Пеген, но это на меня не работает.

Шок отразился за мгновение до того, как нервный смех слетел с ее губ.

- Я знаю, что действую как ведьма прямо сейчас. Я волновалась о тебе, это все. Но ты сейчас здесь, значит, я могу расслабиться. Давай выпьем и обсудим что-нибудь еще.

Ведьма? Эви выстрелила бы ему в лицо и назвала бы его шлюхой. И он всегда презирал, когда она использовала это слово, он отчасти предпочитал такой ответ на это. Принято.

Пеген взяла его за руку и подтолкнула вперед. Он развернулся на пятках и сжал ее руку, удерживая на месте.

- Ты задаешь вопросы, которые имеешь полное право спрашивать, - сказал он, - и если бы я был хорошим человеком, то ответил бы на них. Но я не такой и сожалею об этом. Ты заслуживаешь лучшего, чем я могу тебе дать, и ты заслуживаешь лучшего, чем получаешь.

Бледнея, она освободилась от него, чтобы сжать шелк ее платья.

- Что ты пытаешься сказать?

- Я говорю... мы расходимся, все кончено. Мне очень жаль, - повторил он.

- Ты серьезно, - она выдохнула.

- Да.

- Но... но… есть кто-то еще?

Он дал ей горькую правду.

- Да. - Он был обязан ей во многом, по крайней мере.

Она бросилась на него, схватила его за рубашку и повисла.

- Кто она?

- Это имеет значение?

- Скажи мне. Скажи прямо сейчас. У тебя есть еще кто-то?

- Пеген. Не делай это с собой.

Прошла минута, вторая, и все, что она сделала - тяжело дышала.

- Ты прав. Меня не волнует, кто она. - Ее рука дрожала, когда она закладывала прядь волос за ухо, ее взгляд ни на мгновение не отрывался от него. - Бери ее, или их, выкидывай из своей системы. Я не против. Потом приходи ко мне.

Он разжал ее пальцы от своей футболки и поцеловал костяшки. Так нежно, как вообще мог, и сказал:

- Нет, Пеген. Это наше прощание.

- Но... но… - У нее навернулись слезы на глаза и потекли по щекам. - Блу. Не делай этого. Пожалуйста.

Может, он должен был сделать с ней то, что сделал с Ноэль Тремейн, дать повод порвать с ним. Таким образом, он мог не разбивать ее сердце.

Нет, подумал он дальше. Вина за то, что сделал с Ноэль, по-прежнему преследовала его. Это к лучшему. Честный путь.

Правильный выбор.

Иногда правда может разорвать человека на части кусок за куском, но, по крайней мере, части могут быть соединены вместе, сильнее, чем прежде. С ложью, части сгорают, прежде чем разваливаются, и ничто не может этого исправить.

- Мне очень жаль, я не собираюсь менять решение. И, Пег? Ты должна быть счастлива, что я не буду. Тебе гораздо лучше без меня. Ты хочешь создать семью. Я - нет.

- Мне не нужна семья, - выпалила она. - Кроме того, я даже не хочу. Только не без тебя.

- Не говори так. Не меняй заветные мечты ради меня или любого другого человека.

Она давила.

- Тебе необходимо время, чтобы обдумать все это. Уже поздно, и тебя не было, так что ты, вероятно, устал прямо сейчас. Да. Ты устал, вот и все. Поспи, а мы еще поговорим.

- Нет, - сказал он, качая головой. - Я не собираюсь передумывать.

- Да. Ты передумаешь. Должен.

Он попробовал снова.

- Ты красивая, страстная женщина, и когда-нибудь придет мужчина, для которого ты будешь на первом месте. Но это не я.

- Мне не нужно быть на первом месте. Я просто хочу быть с тобой. Пожалуйста, Блу. Я люблю тебя. Я так тебя люблю.

Он никогда не допускал, что она может на самом деле любить его. Он не остался бы с ней так долго, если бы знал.

- Ты получишь лучшего мужчину, чем я, - сказал он тихо. - В один день, возможно, даже поблагодаришь меня за это. - Затем он вышел из дома, чувствуя себя полным мудаком, потому что только разорвал отношения… и все, что он хотел сделать, это пойти к Эви.


Глава 12

Блу побил рекорд скорости, чтобы добраться до дома Эви, спрятал машину и быстро пробрался к заднему крыльцу, прячась от любопытных глаз ее соседей. Только тогда он постучал в дверь с достаточной силой, чтобы согнуть ее.

Впервые после их знакомства, он был один.

Прошла минута. Вторая. Она не отвечала.

Он постучал сильнее, оставляя отметины. Если она не дома...

Если она передумала…

Он мог взломать ее систему еще раз, но не хотел отказаться от своего преимущества или приумножать проблемы, за которые он до сих пор не заплатил. Она еще не поняла, что независимо от того, какие улучшения она сделала, она никогда не сможет удержать его. Его сила может плавить провода в считанные секунды.

Наконец, она открыла дверь. Его сердце стучало в неконтролируемом ритме. В отличие от Пеген она не была одета так, чтобы ему угодить. Она была одета в майку и шорты, и они ей шли, ее стройное тело было видно идеально. Волосы были распущены. Обалденно. Глаза были непроницаемы, но все в порядке, потому что он чувствовал эмоции пульсирующие от нее.

Страсть, неудержимое желание.

Его собственная страсть, всегда, ревела на поверхности.

- Прошу прощение за все сказанное ранее, - пробормотала она. - За то, что говорила на протяжении многих лет. За то, что обзывала тебя. Я была неправа и жестока. Я была предвзятой сукой, как ты и назвал меня. И знаю, что этих слов не достаточно. Я знаю, что у тебя в долгу за многое другое, и пойму, если не сможешь простить меня.

Что-то сжалось в груди. Она увидела его. В этот момент он понял, что он никогда не прекращал надеяться на это.

- Принцесса, я делал плохие вещи. Я понимаю, почему и что ты говорила. Да, я могу простить тебя.

Облегчение проступило на ее лице.

- Спасибо.

Он кивнул.

Она прикусила нижнюю губу.

- Ты сделал это, - сказала она. - Ты порвал с Пеген. - Это был не вопрос.

Так или иначе, он ответил.

- Да.

- Хорошо. - Она обняла руками его за шею, секундой позже губами впилась в его рот, глубоко проталкивая язык, требуя ответа. Он приподнял ее, руками крепко ухватился за ее задницу, чтобы удержать ее против себя. Теперь, когда она была его, он не даст ей уйти.

Нежнее. Раздавишь ее.

Он шагнул в глубь... кухни, как отметил… закрыл ногами дверь, подошел к стене, в которую вдавил Эви. Отбросил мягкость. Поцелуй стал диким, таким глубоким и грязным, что не мог остановить маленькие рычания в его горле, рот стал жестче, тем самым требуя от нее больше. Все. Все до конца.

- Ты хоть представляешь…. как хороша… на вкус? - спросил он между посасыванием и покусыванием.

- Не болтай. Уничтожишь наше перемирие.

Его смех был темным и голодным.

Его руки запутались в ее волосах, таких шелковистых, мягких, он намотал на кулак пряди так, как всегда хотел. Наклонил голову под углом для лучшего доступа, нуждался в большем, отчаянно большем. Он был похож на голодного в буфете, накладывая, накладывая больше, принимая все, что мог получить, делая с ее ртом все, что хотел сделать с телом. Обладать. Клеймить.

- Ты влажная для меня, детка?

- Намокшая. - Она дернула его рубашку, выгнула бедра вперед, назад, потирая своей женской сущностью вверх и вниз его эрекции, создавая самые восхитительные движения.

Одним рывком он сдернул ее майку-топик с тонкими лямками. Ее возбужденные соски упирались через тонкую ткань лифчика и терлись о его грудь. Он был в таком отчаянии, хотел ее, был так тверд. И его сила рвалась со своей привязи. Несколько горшков и кастрюль плавали в воздухе рядом с ним.

- Я собираюсь играть с тобой в течение нескольких часов, - прохрипел он. Он хотел облизывать ее соски, в то время как его пальцы войдут в нее, подталкивая ее через край один раз, два. Он хотел опуститься, лизать ее между бедер и довести до оргазма в третий раз. Потом... наконец, то... он хотел, подняться и войти в нее, вернуться домой.

- Не беспокойся, - сказала она, кусая нижнюю губу. - Просто сделай.

Ответ поразил его, он нахмурился. Без прелюдии?

- Зачем спешка? Собираешься куда-то?

Она облизала его скулу, затем углубилась ниже, посасывая его шею.

- Просто хочу… достичь… финишной прямой.

Финишная прямая? Быстро кончить и отвалить? Таким образом, они оба могли получить разрядку? Чтобы оба могли уйти и забыть то, что произошло?

Она не хочет желать его, не так ли?

Может быть, он ошибся раньше. Может быть, она не видела его, или он ей нравился самую малость. Потому что, несмотря на ее извинения, она, безусловно, не уважала его.

Гнев смешался с его возбуждением.

Больше никакого секса.

Только не с… дочерью Майкла.

Да, но это начало волновать его все меньше и меньше. Прямо сейчас, это было ее отношение, он не мог махнуть рукой. Также он должен был что-то взять от нее. В противном случае у него будет скачок напряжения.

Точно. Вот почему.

Он выше вжал ее в стену, зарылся носом в лифчик и отодвинул его в сторону подбородком, всосал миленький розовый сосок. Прерывистый стон вырвался с нее. Он забрался рукой ей в шорты и насадил ее на свои пальцы, двигая ими, когда она кричала с освобождением и радостью.

- Даааааа, вот так! - Она затылком врезалась в стену. – Продолжай… оооооо, уже так близко…

Такая красивая. МОЯ.

- Сожми меня, - скомандовал он.

Ее веки раскрылись и затуманенные страстью глаза уставились на него.

- Что? Нет. Ты же кончишь.

Это было целью.

- Сделай, сожми.

- Но...

- Делай, или я выну пальцы из того местечка, что у тебя между ног. Сегодня мы собираемся осчастливить друг друга с помощью рук. Это то, как мы далеко зайдем.

- Почему?

- Потому что я так сказал. Если у тебя проблемы с этим, мы можем остановить прямо сейчас.

В ее глазах пылала ярость, когда она делала так, как он велел. Она никогда не узнает, как благодарен он был за ее капитуляцию… или как близко он был, чтобы умолять. Она стянула его штаны с талии, взяла в руку член и вот черт. От первого касания ее руки, у него почти снесло крышу.

- Ты такой большой, - выдохнула она. - Уверен, что не хочешь вставить его в меня? - Она укусила за мочку уха. - Думаю, я кончу от первого толчка.

Убейте меня.

- Сначала оближи, - наказал он.

Она лизнула его ухо.

- Не здесь.

Понимая, что она надулась на мгновение, а затем убрала руку. Он проглотил стон, она облизала свою ладонь. Затем, пока ее кожа была влажной, она снова сжала его член. Влажное тепло обеспечило плавное скольжение.

- Не достаточно хорошо, - сказал он, взял ее за руку, засунул ей в трусики, между ног, позволил ее влажности покрыть кожу руки. Затем он вернул захват на свой член.

- Сильнее, - сказал он, - и я войду в тебя пальцами.

Она сжала, медленно двигая рукой вверх и вниз. Ее щеки покраснели от удовольствия. Это не то, чего она хотела, но была не в состоянии остановиться от наслаждения, он с гордостью отметил это.

И когда ее хватка сжалась, он втянул воздух, делая, как обещал, ввел палец глубоко внутрь нее. И, о, он почти пожалел, что не член. Она была узкой, горячей и влажной, как и обещала. Он должен попасть в нее в ближайшее время.

- Быстрее, детка, - инструктировал он, - и я добавлю еще один палец.

Скорость движения ее руки увеличилась, достаточно, чтобы выжать из него глубокий стон. Таким образом, он дал ей второй палец, растягивая ее. Как давно она не занималась сексом? Такая тугая, должно быть годами, догадался он. В голову пришла идея вместе с пьянящим чувством собственника, он решил вознаградить ее, работая пальцем вокруг ее клитора.

- Блу!

- Ты так хороша. Когда я, наконец, войду в тебя, то собираюсь поиметь тебя так сильно, взять так много, клянусь, ты подумаешь, что умираешь. Позже, ты будешь умолять меня взять тебя еще сильнее, чтобы получить больше.

Пошлые разговоры отправили ее к оргазму. Ее надрывистый крик раздался эхом, внутренние стенки сжались вокруг его пальцев, снова и снова, держа его в тисках и выжимая каждую каплю удовольствия, которое получала от него.

Знание, что она кончила, возбудило до белого каления его член, и он взорвался, заполняя спермой ее руку, пока последний из толчков не исчез.

Ему потребовалось несколько долгих минут, чтобы вернуться с небес, а когда он это сделал, то услышал, как стол для завтрака рухнул на пол, затем кастрюли и сковородки. Он убрал руку из ее трусиков… возможно, это было самое трудное, что он когда-либо делал.

Нет. Стоп. Не слизать ее соки с пальцев, было самым трудным. Но если бы он это сделал, если бы он поддался жажде, будучи рядом с ней. Он не смог бы остановиться на этом.

Он нагнулся и схватил свою рубашку, вытер ее руку.

- Однажды, в ближайшее время, - сказал он, - после того как у нас обоих будет время обдумать, мы собираемся поговорить.

Она посмотрела на него с опаской.

- И какая же будет тема разговора?

- Ожидание.


***

Сосед по комнате.

Единственный, сексуальный сосед по комнате.

Единственный, сексуальный сосед, который только что дал ей поразительный оргазм.

Мысли бродили в голове Эви, в нон-стоп режиме. Она моментально набросилась на Блу, когда узнала, что он свободен. Он был так же неистов, чтобы быть с ней... но он не хотел секса с ней. Просто работа руками.

Она не знала, что и думать обо всем этом. Или о том, что он хотел поговорить на тему «ожидание».

Какого вида ожидание? Его? Ее?

Она знала его ожидание - без обязательств. Он мог видеть других людей, и она не могла жаловаться.

Но какие у нее ожидания?

Она не хотела думать об этом. Она думала, что на самом деле может разрыдаться.

Судя по всему, на данный момент, они просто должны делать вид, что их руки не побывали в штанах друг у друга.

- У нас есть работа, которая не ждет, - сказал он, после бросил информационную бомбу. – Иди, надень что-нибудь, что закрывает тебя от шеи до пят, затем встретимся в кабинете. Я хочу посмотреть видеозапись из клуба и прослушать аудиозапись из дома Стара. После этого, мы можем выяснить, лучший способ для меня, как подцепить Тиффани.

Тиффани.

Ага. Ему надо соблазнить девушку. Может девушек.

Эви захотелось убить ее.

Поняла. Вот почему тебе нельзя увлекаться кем-то, особенно таким как Блу.

- Я против только одного факта в твоем плане, - ответила она, пытаясь говорить спокойно. - Давай просмотрим и прослушаем все в гостиной, а не в кабинете.

Теперь, одетая во фланелевую пижаму, она подключила свой ноутбук к телевизору с гигантским голографическим экраном, что позволяло им просматривать видеозапись из Счастливого Рога с комфортом на диване. Блу уже возлежал там, великолепный и без рубашки, только в свободных брюках.

Ему позволено быть оголенным, частично. Так не честно.

Она хотела опереться на него, когда села рядом. К счастью, была большая миска попкорна крепко сжата между ног, не давая ей выкинуть глупость.

Она заставила себя сосредоточиться. На экране, Тимоти Мерсер, человек, который пытался сжечь Блу, был жив, бродил по всему Счастливому Рогу, жал руки нескольким клиентам, плотоядно смотрел на девушек, когда они проходили мимо него, и даже хлопал нескольких по попе.

- Свинья, - сказала она, бросая горсть попкорна в экран.

- Неплохо знать, что я не единственный,- пробормотал Блу.

Она напряглась, когда прочла между строк. Он утверждал, что простил ее, но ясно, что еще не забыл.

- Ты - не свинья. Я была неправа, называя тебя так, и я извиняюсь.

Нет ответа.

Прекрасно. Возвращаемся к видео, прежде чем она стала мешком просьб. Пожалуйста, скажи, что действительно простил меня. Пожалуйста, не сердись на меня. Полюби меня.

В течение многих часов и часов просмотра мистер Мерсер повторял ту же самую рутину, она начала чувствовать, как будто была на карусели.

Наконец Блу нажал на паузу, останавливая изображения. Он провел рукой по лицу.

- Мы друзья, не так ли?

Да. Нет. Может быть. После того, что случилось в ее кухне...

- Да

- Могу сказать тебе что-то, не выслушав лекцию, какой я - развратник?

Он спал с Пеген, в конце концов, и вот почему он не хотел, просто перепихнуться с Эви.

- Что ты сделал?

Его глаза сузились.

- Это не то, что я сделал, это то, что я чувствую.

Ох.

Ее вина стала душить. Она должна была прекратить думать худшее о нем. Он не был плохим парнем. Он был на самом деле отличным парнем. И в итоге? У нее не было абсолютно никакого права судить. Было просто легче признать его ошибки и игнорировать собственные.

- Сегодня было тяжело, - сказал он.

Острая боль резанула грудь.

- Из-за меня?

Он бросил подушку в нее.

- Нет, Умница. Я действительно причинил Пеген сильную боль.

Наконец она поняла. Разрыв. Она выдохнула, не понимая, что задерживала дыхание.

- Ты плохо себя чувствуешь.

- Да.

- Даже если ты все сделал правильно?

- Его взгляд был решительным.

- Да. Даже при этом. Она плакала.

Серия ушатов воды вылилась на нее. Он был гораздо лучше, чем Эви когда-либо думала о нем.

- Ты любишь ее? - спросила она, напрягаясь.

- Нет.

- Тогда ты причинил ей небольшую боль сейчас, чтобы предотвратить большую боль позже. Иногда ты должен быть жестоким, чтобы быть добрым, мистер Блу. Думаю, что сказала тебе что-то подобное при нашей первой встрече.

Их глаза встретились, ни один из них не был готов отвести взгляд. Воздух сгущался пониманием, все тем же пониманием, волны его силы задевали ее кожу. Почему? Почему это происходило? Она получила оргазм сегодня вечером. Она не должна готовиться к другому.

Блу вскочил на ноги и отступил от нее, пятясь к выходу.

- Я устал. Пойду спать. Мы выясним план действий утром. - С этим он повернулся и вышел из комнаты.


Глава 13

Утренний солнечный свет разлился в спальне, залез на кровать... на Эви, которая растянулась на всей кровати. Надо же, а ведь она неоднократно обвиняла его в том, что он свинья в постели, подумал Блу с горькой улыбкой.

Он смотрел на нее сверху вниз, все его тело вибрировало от энергии... потребности, желания.

Оно, желание, не уходило.

Окруженная пучками белого кружева, свисающего со полога кровати, и бледно-голубым стеганым одеялом, она была Белоснежкой, после того как та съела яблоко. Или, может быть, Спящей Красавицей, ждущей своего принца... и поцелуя.

Я бы зарылся руками в ее волосы. Я бы прижался к ней лицом. Я бы коснулся губами ее губ.

У меня кожа бледная, мягкая, и я почти обнажен...

Он сжал руки, чтобы не наброситься на нее.

Прошлой ночью, вскоре после ее ухода в гостиную, он чуть было не послал все к черту и не рванул за ней. Жар его желания практически выжег душу. Но сначала он хотел, чтобы она желала его так же дико, как он ее. Потому что, если он будет с ней, то разочарует очень хорошего человека, человека, которого любил. Он мог даже потерять свою работу.

Слишком многое стояло на кону для простого перепихона.

Действительно, слишком многое. И он не собирался этого делать, решено.

С этого момента, мысли о Эви должны быть платоническими.

Это к лучшему.

Блу нежно и осторожно потряс Эви.

- Мне нужно, чтобы ты проснулась, Ягодка. - Неспособный уснуть, он провел всю ночь, слушая аудио-прослушку из дома Стара. Наконец, несколько минут назад, он услышал кое-что стоящее.

Она моргнула, открыла глаза, у которых радужная оболочка была глубокого, насыщенного коричневого цвета с вкраплением золота. Он никогда не замечал золото раньше.

Ему действительно нравится золото.

Отличное начало, прямо-таки «Платонически».

- Блу? - Она сжала его руку и проворчала, - Ты что свихнулся, что делаешь в моей комнате? Ты только что назвал меня «ягодка»? Потому что я полностью готова кастрировать тебя тупой ложкой.

Он усмехнулся.

- Вставай, одевайся. У нас есть цель, и я знаю, ты сама захочешь удостовериться.

- Цель? Какая нахрен цель?

- У охранников Стара есть информация о ком-то, соответствующем описанию Соло. Судя по всему, он был замечен на заброшенном складе на территории Ничейной Земли, они планируют собрать войска и открыть яростный огонь в сумерках, так как у них нет таких сил, чтобы встретиться с ним средь бела дня. Это означает, что мы можем разгромить их там.

Моргая, она подорвалась с кровати. Темные локоны упали на плечи и руки, Блу, буквально силой, заставил себя отойти от нее, чтобы не наделать глупостей.

Он подошел к комоду, начал рыться в ящиках, бросая розовую футболку в ее сторону, следом полетели пара носков, бюстгальтер с кружевами, розовый, как соски, и миленькие парные розовые трусики. Кружевные. Действительно миленькие.

Его желудок сжался, из-за усиления жажды ее тела.

Ты уважаешь Майкла. Хочешь сохранить работу.

Сколько еще раз тебе напоминать?

Она занимала все его мысли.

- Я с некоторого времени знаю, ты любишь быть одета во все оружие, но сегодня собираешься быть хорошей девочкой и носить надлежащие нижнее белье. - Иначе он никогда не сможет сосредоточиться.

- Прекрасно.

Он подошел к шкафу и выбрал пару джинсов.

- Как быстро сможешь собраться?

- Пять минут. И это не женская отговорка, типа в реале надо час. - Она побрела в ванную, закрыв за собой дверь. Секунду спустя он услышал шум ферментного душа.

Ему надо было чем-то занять свои руки, или он наплюет на гордость, разденется и присоединится к ней в этом гребаном душе. На кухне он сделал и налил кофе в кружку для нее.

Мистер Хозяюшка. Это я. Он не мог вспомнить, чтобы делал подобное для кого-то еще.

Скрип дерева привлек его внимание. Он повернулся, наблюдая, как Эви прошла вниз по лестнице; блин, она вновь была так прекрасна, что в груди щемило сердце. Она убрала волосы в конский хвост, а на щеках красовался румянец от жара душа. Она надела ту одежду, которую он выбрал, выглядела молодой и невинной и…

Не для него. Не его.

МАЙКЛ. РАБОТА.

Он вцепился в кухонный стол побелевшими пальцами.

- Что? - спросила она, накидывая ремешок сумочки через себя на талию.

- Ничего, - прохрипел он. Чтобы отвлечься, он использовал силу, чтобы снять с нее ремешок через голову, тем самым позволяя себе схватить ее сумку.

- Эй!

Он порылся в вещах.

- Налобный фонарь, пудреница с пудрой и румянами, глазные капли, лазерная пушка, суперклей, кастеты, влажные салфетки, четыре кольца, мини-стволы и свисток. - Одновременно называл и поднимал каждую вещь. - Кое-что из этого барахла я даже не узнаю.

- Отдай, - сказала она, хватая свой клатч и возвращая его на законное место.

- Зачем налобный фонарь?

- Почему бы нет?

Ладно. Он толкнул кружку в ее сторону.

Она выгнула бровь, подозрительно.

- Ты сделали это для меня?

Он снова сжал столешницу, гранит треснул, и кивнул.

- Ну. - Ее хмурый взгляд не имел ничего общего с гневом, только со смущением. - Спасибо. Я думаю.

- Ты не жаворонок, солнце?

Блеск раскаяния был в ее глазах.

- Есть люди, которые скажут тебе, что я человек, не принадлежащий определенному времени суток.

- Ну, эти люди просто не знают тебя.

Ее челюсть отвисла, и она удивленно посмотрела на него.

Точно. Он удивил и себя тоже. Время идти.

- Готова?

- Дай мне не больше минутки, отправлю Майклу все, что мы узнали от Стара и Счастливого Рога, - сказала она. - Я знаю, что он планирует отсидеться в сарае для лодок один или два денька, и у него ничего нет в распоряжении, кроме времени. Он может, дать нам знать, если обнаружит еще что-нибудь полезное.

Блу отвел ее в гараж, когда она закончила пересылать информацию.

- Давай возьмем мой внедорожник, - сказала она. - Он не зарегистрирован на мое имя, так что это мое транспортное средство на случай, когда все летит в ад. Подобное должен иметь в обязательном порядке любой агент нашего поколения.

- Идеально.

Во время поездки он следил, чтобы не было хвостов, даже сделал несколько ложных поворотов, два раза разворачивался и шел по кругу. Никто не пытался сделать что-то подозрительное.

Если будут изменения, сенсоры автомобиля дадут знать, предупредят его. Более того, окна были сделаны из щитовой брони, а металлический корпус был непроницаем. Он мог расслабиться. Если только на некоторое время.

- Как прошел вчерашний разговор с Агентом Гутьерресом? - спросил он.

- Никак. Он не пришел. И прежде чем с кем-то столкнуться, я ушла.

- Хорошо сказано.

- Да. - Она сжала джинсы на коленях. - Эй, Блу?

- Да.

- Почему не сказал мне, что создал БПИ6?

Он напрягся. Ему не нравилось, что она знает. Он не хотел, чтобы Эви изменила свое мнение о нем таким образом.

- Как ты узнала?

- Ты проверял сайт с моего компьютера, а данные передаются на мой телефон.

- Ну и что? Я не упомянут на сайте.

- Возможно, я немножко покопалась.

Он заставил свое тело расслабиться.

- Эви, это не относится к работе.

- Я знаю. - Повисла пауза перед тем, как она прошептала, - Я - Анита Хагинкис, постоянный спонсор.

Он был удивлен. Он был впечатлен. На сердце потеплело. Дурное настроение вдруг ушло.

- Я знал, что это вымышленное имя, но проверил мисс Хагинкис, ее профиль казался нормальным.

- Да, я кудесница. - Эви взбила волосы.

Улыбаясь, он признался:

- Я - ДжастИн Сайдер.

Она фыркнула.

- Просто «она»? Мило. Несколько лет назад, я была Шервуд Ловетт.

- Холден Милод.

- Нилен Ликет.

- Айва Вуди.

Она расхохоталась, а он снова удивился ее красоте. Глаза светились. Щеки горели. Она была воплощением сияния, заполняющего внутри него темные места светом.

Надо заставлять ее смеяться каждый день всю оставшуюся жизнь.

Всю оставшуюся жизнь? Не будь смешным.

Когда она затихла, напряжение было таким густым, что он сомневался, сможет ли его прорезать нож. Он был возбужден, на грани отчаяния.

- Когда-нибудь была на Ничейной Земле? - спросил он, меняя тему.

- Нет. А ты?

- Да. – Воздух там был тяжелым от кислотных дождей, жалил кожу и ноздри. Люди переехали в город из пустых земель десятилетия назад, но несколько инопланетных рас заехало на территорию заброшенных районов и захватило ее.

- Я бы не удивился, если бы ты работала здесь с Иден. Вы, девчонки, близки, а Майкл всегда отправлял ее в худшие рабочие места... Могу ли я спросить кое-что личное?

После небольшой паузы, она сказала,

- Конечно. Но это не значит, что я буду отвечать.

Приехали.

- Что произошло с Клэр?

Грусть и раскаяние заполнили внедорожник.

- Блу...

- До сих пор не готова говорить об этом?

- И не уверена, что когда-либо буду, - призналась она.

Ветер начал биться о машину, даже бросать куски гравия на капот. Снаружи грязь сгустила воздух, асфальтированная дорога сменилась грязью.

Он не знал, почему был так решительно настроен заставить ее довериться ему, особенно теперь, когда решил свести все к дружбе, но не хотел отступать и спросил:

- Почему твоя мама и Майкл расстались?

- Она работала на него.

Он почти проглотил язык.

- Майкл встречался с подчиненной?

- Да, и это был приличный скандал в свое время. Она забеременела, а он отказался на ней жениться. Думаю, что в глубине души она хотела наказать его за это. Таким образом, она собрала вещи и вернулась к своей семье в Вестминстер.

- А что с отцом Клэр?

- Мне был год, когда мама вышла за него замуж, Клэр появилась спустя два года. Он исчез где-то, когда мне было около шести. Я была опустошена его уходом. Он был хорошим человеком, для сладкой Клэр и меня, и нашим единственным реальным источником любви.

- Он никогда не приходил после этого?

- Нет.

Тогда он не был хорошим человеком, мрачно подумал Блу. Он бросил своих детей. Он был ублюдком.

Блу сделал много дерьмовых вещей в своей жизни, но разбитое сердце малыша не было одним из них.

И теперь он ненавидел, что когда-то назвал Эви испорченной дегенераткой. Она ею не была. Абсолютно. Она сталкивалась время от времени с отказами, и в определенный момент построила стену вокруг себя. Наверное, единственный способ, с помощью которого ей удалось выжить.

- Что на счет тебя? - спросила она. - Где твои родители?

- Я не помню своих биологических родителей. Меня усыновили в четыре года.

- Тогда были ли твои приемные родители хорошими?

Об этом он вообще никогда не говорил с кем-то, даже с Соло и Джоном. Тем не менее, он понял, что отвечает.

- Они пытались быть.

- Пытались?

- Я не позволил. - Он рассказал ей о своих братьях и сестрах, как они спасли его. - Я был так разбит их потерей, что закрылся внутри абсолютно ото всех. Когда мои новые родители пытались обнять меня, я закатывал истерику. Когда они просили меня прийти и сесть за стол с ними, я поворачивался спиной и молча уходил.

- Ты был эмоционально травмированным ребенком. Я уверена, они понимали и не злились.

- Наверное, ты права, но я не могу спросить их, потому что они мертвы.

Она потянулась, сжала его руку.

- Мне жаль.

Он вздохнул с облегчением, когда город появился в поле зрения.

- Мы уже близко возле склада. - Он не был уверен, как реагировать на этот добрый, щедрый с ее стороны жест.

С пятнистым мехом и кошачьими движениями, Бри Лайны были похожи на животных, застрявших на человеческих ногах. У Кортез была гораздо более утонченная внешность с блестящей кожей и яркими огнями, просачивающимися из их пор.

Все остановились, чтобы кто не делал - скупал, продавал еду из повозок, говорил, смеялся - и посмотрели, когда проехал автомобиль. Блу схватился за ручку лазерной пушки, готовый, на всякий случай. Но никто не погнался за ними, пока они не повернули за угол, потом еще и еще, оставляя центр города и въезжая в безлюдную местность.

Наконец, автомобиль остановился у входа в здание из металла, которое выглядело так, будто было избито ветром и непогодой, и, казалось, согнуто под странными несколькими углами.

В любое другое время он бы припарковался дальше, но в данный момент хотел, чтобы автомобиль был как можно ближе к его местонахождению, насколько это было возможно.

- Прибыли.

- Думаешь, люди Стара поблизости?

- Нет, они категорически против подходить к этому месту до темноты, потому что боятся столкнуться с иными, которые живут здесь, а вот сам Соло - это тот, кого на самом деле здесь стоит бояться. Но мы все равно будем действовать, как будто они окружили территорию.

- Ты собираешься активировать волну силы?

- Нет. Слишком много невинных людей. Мы сделаем это по старинке. С оружием. - Он проверил прицел. - Вот. Надень это. - Блу протянул ей кожаную черную маску с прозрачными, гибкими, пластинками в области глаз.

Он осторожно заправил ей волосы за уши, когда она натянула маску на голову. Эви совершенно затихла, словно предчувствуя его следующее движение, во рту стало сухо.

Он не осмелился двигаться дальше. Руки опустились.

Он бросил ей пару перчаток.

- Это тоже.

Она натянула материал на руки и вытащила оружие из сумочки.

- Разве тебе не нужна маска? - спросила она, настраивая оружие на максимальную мощность.

Еще как нужна, но он смог найти только одну маску.

- Со мной ничего не случится.

Он затаил дыхание и вышел из автомобиля синхронно с Эви. Они побежали в здание вместе, за то короткое время, что потребовалось добежать, лицо Блу забросало тысячами жалящих зерен грязи. Когда он закрыл дверь склада, оборвался ветер, Эви направила свое оружие на пространство позади него.

- Чисто, - сказала она.

Он снял ее маску, отложив в сторону для обратного путешествия.

- Свежий воздух подается внутрь по вентиляции из внешнего источника. - Ему было интересно, кому принадлежало здание. Потому что, хотя вся конструкция, казалось, была готова рухнуть, стены были усилены арматурной и сталью. Место было, вероятно, достаточно крепким, чтобы выдержать любые бури, природные или искусственны.

- Блу, ты - чертов идиот! - вдруг громко заорала она.

Он моргнул удивляясь.

- Что?

- Ты солгал! - Она порылась в сумке, достала пачку влажных салфеток и очистила кожу под его глазом.

Он позволил ей сделать это, вот только оказался загнан бурлящим жаром в крови, выворачивающим удовольствием от ее прикосновения.

- Я не лгал. Я сказал, что буду в порядке, так и есть. Все уже заживает, - пробормотал он хрипло.

- Ну, я все еще зла.

- Ты хочешь вырвать мои почки и потоптаться на них, так же как делают вино?

- Для начала.

Пытаясь сдержать улыбку, он повел ее через лабиринт пустых залов и комнат. Как и ожидалось, ни одного из людей Стара здесь не было. Тем не менее, в дальнем зале, они наткнулись на человека в капюшоне, привязанного к стулу. Рядом с ним был стол, заваленный окровавленным оружием и шприцами.

- Не Соло. Слишком мал.

Разочарование ударило.

- Кто ты? - потребовала Эви, легонько ударив по креслу парня.

Его тело дернулось от удивления.

- Эвангелина Блэк?

Ее шокированный взгляд остановился на Блу.

- Агент Гутьеррес?

Не может быть.

Блу прошел вперед и сорвал пропитанный кровью капюшон, чтобы явить миру столь же окровавленного человека.

Опухшим, голубым, как океан, глазам потребовалось немного времени, чтобы приспособиться к внезапным потокам света и начать сверлить то Блу, то Эви, а затем снова Блу.

- Освободи меня. Немедленно.

- Ну, я не думаю, что мы это сделаем, - сказала Эви.

- Точно не раньше, пока ты не ответишь на несколько вопросов.

- Освободи меня, - настаивал он, - или я тебе сделаю так больно, что ты даже не можешь себе представить.

Ярость намоталась вокруг Блу, как веревка, таща его в шипящую, рвущую яму недоброжелательности.

- Не угрожай девушке. Если будешь, я не буду заморачиваться своими собственными угрозами. Я просто начну резать.

Глядя на агента, Эви наклонилась и сказала шепотом:

- Мой партнер очень хорошо орудует ножом.

Даллас проигнорировал ее. Сосредоточившись на Блу, он зло усмехнулся; на его зубах была кровь.

- Ну, ну. Если это не футбольная звезда, которая когда-то встречалась с девушкой моего партнера, Ноэль Тремейн. Забавно видеть тебя здесь.

- Да. Реально весело. Теперь, кто связал тебя и пытал?

Улыбка Далласа стала шире. Шелковым голосом агент произнес:

- Ты меня отпустишь. Ты хочешь меня отпустить.

Понять это заняло минуту, дальше наступило изумление. Мужчина был человеком, и все же он только что попробовал использовать, голосовое принуждение, аркадианскую способность, и преуспел в этом.

Блу вскинул руку, чтобы не дать Эви двинуться, ожидая, что она попытается повиноваться мужчине.

Она этого не сделала. Она заворчала с внезапным негодованием, очевидно неуязвимая.

- Ты на самом деле решил, что это был хороший ход, чтобы заставить нас делать вещи, которые мы не хотим делать? Давай посмотрим, как я на это отреагирую. - Ее кулак врезался в его челюсть, и стул занесло в сторону.

Это моя девушка.

Нет, не моя девушка.

- Я имею в виду это, - сказал Даллас, на сей раз представляясь смущенным и отчаянным. - Вы хотите меня отпустить.

Она ударила его во второй раз. Сильнее.

- Если у тебя уже не поврежден мозг, то будет. Ты уверен, что хочешь двигаться по этому пути?

- Давай я кое-что попробую. - Блу решил вести грязную игру, он поставил свой ботинок между ног Далласа и надавил. - Как ты можешь использовать голосовое принуждение?

Стиснув зубы от боли, Даллас сказал:

- Твой друг спросил то же самое. Между прочим, он использовал такие же методы. Спроси меня, насколько хорошо они работали. Не то, чтобы я отвечу и на это.

- Друг?

- Будто ты не знаешь.

- Назови имя.

Даллас харкнул на него кровью.

Не важно. Блу не волновался о публике. Это было слишком важно. Он направил свою силу в руки, и они подсветились, как ракеты. Потом он провел ими в воздухе перед собой, формируя своего рода экран. Появились цвета.

В центре появилась сцена. Сцена, происходившая за десять минут до их прихода.

Блу видел, как Соло - живой и невредимый - давил ботинком между ног Далласа.

- Что ты знаешь о Грегори Старе?

- Я понимаю, что ты большой, плохой чувак и все такое, но ты действительно должен держать меня с мешком на голове? - произнес агент с экрана. - Я уже знаю, кто ты. Мы встречались в цирке, помнишь? И не пытайся отрицать это. Я узнал твой голос.

- Что, черт возьми, происходит? - спросил Даллас в реальном времени.

Блу проигнорировал его.

Соло надавил сильнее, и Даллас с экрана зашипел.

- Ты - друг Киттен, одной из моих соседей по клетке, и это единственная причина, почему ты еще жив. Но я ищу друга, Джона Бесфамильного, и я искалечу за информацию. Покалечу так, что это сделает меня монстром, а тебя заставит желать смерти. Итак, ты...

Экран стал белым.

Блу почти не мог сдержать свою радость. Соло был жив и здоров.

- Забудь, что только что произошло, - сказал Даллас. - Судя по взгляду на твоем лице, я могу сказать, что ты не знал, что твой приятель Соло пролез в мой дом, скрутил меня, принес сюда, связал, избил и задал все виды вопросов, на которые я отказался отвечать.

Он не мог ответить. Соло был жив и здоров.

Соло был жив и здоров и находился в Нью- Чикаго.

Соло был жив и здоров и находился в Нью- Чикаго, пытаясь найти Джона.

Облегчение накрыло его, что колени чуть не подкосились.

Он не мог больше просто стоять. Он повернулся к Эви и обнял ее. Ее небольшое тело дрожало против него, но она не смущалась, крепко обнимая его в ответ. Он спрятал лицо в ложбинке ее шеи, вдыхая мед и миндаль, который, казалось, был влит в ее кожу.

Возможно, он был сейчас как баба, потому что слезы жгли его глаз. Ему было все равно.

Мгновение наслаждения... отлично.

Больше этого? Нет!

Он должен был вынудить себя отпустить ее, вернуться к допросу.

- Если ты знаешь что-нибудь о Джоне Бесфамильном, Агент Гутьеррес, я предлагаю, чтобы ты рассказал мне. Иначе, я распотрошу тебя на месте и не почувствую ни капельки раскаяния. В отличие от Соло, я не уйду и не оставлю тебя кому-то еще.

Это не был обычный метод действия Соло. Так... действительно ли агент был подарком? Воин знал, что Блу был в пути?

Если так, почему он не остался, чтобы приветствовать его?

Уголки рта Далласа поднялись в пародии на усмешку.

- Я официально предлагаю вам, Соло и даже мисс Блэк идти лесом.

Эви фыркнула.

- Ты должен отдать ему должное. Он довольно забавный, не так ли?

Расстройство пожирало Блу.

- Ты исследовал Грегори Стара и все же не включил свои результаты в единственную базу данных. Почему?

- Почему бы тебе не догадаться? - сказал Даллас, отказываясь отступать.

- Хорошо, - ответил он, поднимая скальпель со стола и проверяя его вес в руке. - Тебе не нравится Грегори Стар по нескольким причинам... возможно из-за цыпочки Киттен, которую упомянул Соло... ты планируешь его наказать по правилам старой школы. Ты не хочешь передавать его в суд. Ты хочешь, чтобы он умер. Насколько я близок?

Даллас побледнел и попытался прикрыть ответ зевком.

- Мне скучно.

- Мне нужно спросить следующей Киттен? - спросил Блу.

Поток проклятий хлынул в его сторону.

- Оставь Киттен в покое. С ней ужасно обращались в этом цирке, и она до сих пор не восстановилась.

Теперь зевнул Блу.

Агент понял, что ничего не добился и попробовал пойти другим путем.

- Ноэль знаешь, что ты - черный ОПС, Блу? Погоди. Черный ОПС. Блу. Блэк и Блу. А ты тоже Блэк, - сказал он Эви. - Как мило. Еще тайны. Я ужинаю с Ноэль и ее мужчиной сегодня вечером. Я позабочусь о том, чтобы они узнали о твоем привете.

Блу следил за Ноэль все эти годы и знал, что она присоединилась к АИУЧ. Знал, что она вышла замуж. Знал, что она была беременна своим первым спиногрызом. Он был счастлив за нее и надеялся, что она не захочет убивать его, когда узнает о нем правду.

Он не собирался пытаться мешать Далласу делиться с ней информацией. В конце концов, он хотел, чтобы она знала. Она заслуживала правды.

- Хорошо, достаточно. Я могу заставить его говорить, не убивая и даже не причиняя ему боли, - сказала Эви, копаясь в клатче. - Ненавижу это делать, потому что побочные эффекты - настолько серьезные, но отчаянные времена и все такое. Ага! - Улыбаясь, она вытащила пудреницу с белым порошком.

- Собираешься накрасить меня? - спросил Даллас. - Сделать симпатичнее? Нет, пожалуйста, нет. Что угодно, только не это.

- По крайней мере, используй на нем ракетницу, - сказал Блу.

- Тебе понравится это больше, обещаю. Это сыворотка правды, с которой я... поиграла.

Даллас нахмурился.

- Разве мы не сказали тебе, что я умело обращаюсь с ядами и зельями? - спросила она вкрадчиво.

Агент напрягся немного неловко, поерзал в кресле.

- Сыворотка правды не действует на меня. Соло пробовал ее раньше до вас и лоханулся.

- Ну, Соло не использовал вот это, не так ли?

Даллас сглотнул.

- О каких сильных побочных эффектах мы говорим?

- Ой, ты знаешь. Универсальные. Рост у мужчины сисек. Общая потеря волос. Усадка полового члена.

Блу думал, что она шутила, и подавил смех.

- Что? - взревел Даллас.

Эви наклонилась, поморщила губы и дунула белый порошок в его лицо.

Агент начал заходиться кашлем и заикаться, пока его глаза не потускнели, и он не расслабился в кресле.

- И так, агент Гутьеррес, - сказала Эви с яркой улыбкой, - почему бы тебе не рассказать, что ты знаешь о Соло и Грегори Старе?


Глава 14

Даллас рассказал им все.

- Соло был в клетке в цирке с моей подругой Киттен - она агент АИУЧ, ты знаешь, и все запуталось сейчас. Я думаю, она горячая. Вероятно поэтому я так много фантазирую о ней. У меня действительно пошлые фантазии, но моя самая любимая - это мы в душе, потому что она мокрая…

- Что случилось с Соло после цирка? - рявкнул Блу. - Кто продал его?

Агент кивнул, полностью желая сейчас угодить.

- Грегори Стар продал его. Затем, после того как мы подожгли цирк, Соло исчез с Викой, дочерью владельца цирка. Очень красивая маленькая блондинка, о ней я тоже фантазировал. Понимаешь, я хотел бы нагнуть ее…

- Ты знаешь, где Соло сейчас? - спросила Эви сухим тоном.

- Не-а. Не видел его до того, как он появился в моем доме. Он набросился с кулаками в ярости, и когда я не смог ответить на его вопросы, он сказал, что позволит владельцу здания поиметь меня. Это Грегори Стар, на случай, если вы не знаете. Я шел следом за одним из его людей. Хотел выследить мистера Стара, но он отсиживался в стране, даже не выходил с работы. Его сотрудники приходили к нему.

- Почему ты преследовал человека Стара? - потребовал Блу.

- Стар - это тот, кто продал Киттен и Соло в цирк. Думаю, что он один из тех, кто взорвал дом мистера Блэка, понимаете, та женщина, которая раньше работала на него, пришла ко мне прямо перед смертью и сказала, что она причастна, и теперь он придет за ней.

Женщина. Помощница.

Как она могла знать о Старе, только если не помогла установить бомбу? Как Блу и подозревал.

Когда дело было сделано, она либо раскаялась, с необходимостью сделать все правильно, или опасалась, с необходимостью спасти свою шею.

Хорошо. Продолжим.

- Как ты можешь использовать голосовое принуждение?

- Ах, это, - сказал Даллас. - Царь Аркадианцев напоил меня кровью, чтобы спасти мне жизнь, и теперь мы, как бы, полностью связаны. Я был рад, что он это сделал... пока я не сошел с ума. Видите ли, он женился на нынешней главе АИУЧ, Мии Сноу, а она обычно была моим партнером. Она хотела, чтобы я жил, а не умер, она не понимала, что я, по сути, стал рабом парня, и что он будет знать каждый раз, когда я фантазирую о ней.

Эви закатила глаза.

- Есть ли кто-то, о ком ты не фантазировал?

- Вероятно, нет. Я встречался с Пеген задолго до Блу... а знаешь что? Я был с тремя... вчетвером... кто-нибудь в этой комнате согласен на групповушку. А может быть, мы могли бы сожрать мясной рулет, картофельное пюре и закусить черным горохом. Я вроде голодный. И грязный. Я мог бы принять душ. И, может быть, получить новую пару трусов. Подождите. На самом деле я без нижнего белья прямо сейчас.

Блу освободил агента от веревок.

- Благоразумие является твоим другом, агент Гутьеррес. Я не возражаю, если ты расскажешь Ноэль обо мне, но я бы предпочел не распространяться другим. Я буду вынужден убить их. Я также предпочел бы, чтобы ты держался подальше от Грегори Стара. Думаю, что он один из тех уродов, которые держат Джона, и я жестоко буду убивать всех, кто встанет на моем пути.

- Если бы мне давали по доллару за каждую угрозу смерти, что я получал, был бы богаче Мисс Горячие Трусики Блэк, - сказал Даллас, потирая запястья.

Что же такое Эви добавила в сыворотку правды?

- Вали домой. Советую поторопиться, потому что люди Стара планируют совершить набег на здание сегодня.

Даллас остался в кресле и пытался поймать пылинку.

Не важно. Блу приобнял Эви за плечи и повел ее из комнаты.

- Следующий этап. Пойти и поприветствовать Тиффани.

Она напряглась.

Почему такая предательская реакция?

Думает о том, что он переспит с девушкой?

Он стиснул зубы. Не может быть, чтобы он сошел с ума на этот раз. Я имею в виду, почему бы ей не подумать об этом? Ты не сказал ей, что будешь верным.

Но зачем ему говорить ей что-то такое? У них даже не было отношений! И он решил не начинать их.

- Об этом, - сказала она. - Тифф - богатая девочка, выросшая среди влиятельных мужчин. Если ты пойдешь обычным путем, то просто будешь одним из тех, кого легко забыли.

Он остановился у двери, возвращая на место маску.

- Ты говоришь, что меня собираются вычеркнуть?

- Я что, не ясно выразилась? Мне показалось, все понятно. Да. Тебя вычеркнут. Вот почему я должна пойти первой и подготовить ее.

Подготовить ее?

- Ты, должно быть, разыгрываешь меня, принцесса. - Он попытался соответствовать маске на ее лице, но она покачала головой.

- На сей раз ты потерпишь.

Что-то царапнуло его в груди. Она... смотрела на него. Ставила его безопасность выше собственной.

- Нет. - Он встал и снова убрал ее волосы. - Возвращаемся к проекту «Мыльная опера с Тиффани». Мадам Ханжа фактически собирается помочь набрать очки Красавчику.

Сузив глаза, она погладила его по щеке.

- Во-первых, ты не набираешь очки. Работа не призывает тебя к этому.

Во всяком случае, не сейчас, подумал он мрачно. Но позже...

Нет. Он не хотел думать об этом.

- Во-вторых, твоя благодарность - это унизительно.

- Ну, я - невероятно скромный парень.

Прямо перед тем, как они вышли из здания, он подумал, что слышал крик Далласа:

- Слишком поздно, чтобы получить автограф?


***

Эви шагала вдоль оживленных торговых рядов, засунув руки в карманы, сильно стуча каблуками при каждом шаге. Солнце ярко и горячо светило, она потела, но ей было все равно. На первый взгляд, она сомневалась, что ее собственная мать узнает ее. Ее темные волосы были скрыты под коротким красным париком, странные пряди торчали из-под бейсболки. Темные очки-авиаторы закрывали ее глаза. Ее испачканная и изношенная одежда была куплена в благотворительном магазине.

Найти Тиффани Стар было легче, чем ожидалось, с учетом тех стен, которые возвел вокруг себя ее отец. Но тогда, Тиффани была подающим надежды проектировщиком веб-сайтом, отражающим в них свою линию одежды. Немного хакерской работы и вот. У Эви был доступ к почтовому ящику Тиффани, и она обнаружила, что у девушки была назначена встреча с владельцем одного из этих магазинов.

Всего пять минут назад Эви наблюдала, как Тиффани изо всех сил пыталась найти парковочное место на стоянке. Волнение накрыло ее. Она быстро подавила его. Затем, когда девушка прошла мимо нее в кафе, не глядя в ее направлении, Эви повернулась и последовала за ней.

Теперь они поворачивали за угол. Эви должна была только ждать...

Дальше в игру вступал Блу.

В конце новейшего прохода толпа людей окружила его, каждый соперничал за его внимание. Тиффани набрала скорость, приблизившись к нему...

Эви рванула, распихивая людей с пути. Когда она достигла Тиффани, то схватила портфель девушки и, когда та закричала:

- Подожди! Стой! Это мое! - Она побежала в один из магазинов.

Когда она бежала, то сбрасывала верхний слой своей маскировки - бейсболку, красный парик - затем резко скинула фланелевую рубашку с рукавами-половинками, показав черный деловой жакет. К тому времени, когда она вошла через черный ход, она была похожа полностью на нового человека.

Она шла неторопливым шагом и направилась в пустой магазин на углу, уже выбив замок. Окна были непрозрачными и не позволяли никому заглядывать внутрь, когда она опорожняла содержимое портфеля на пол, ища что-то, что могло бы указать на Джона.

Эскизы, эскизы и еще больше эскизов, но ничего важного. Узоры. Когда Эви запихнула все обратно, Блу вошел через дверь. Как обычно, она моментально покрылась гусиной кожей, а низ ее живота затрепетал.

Она когда-нибудь привыкнет к его силе... или его призыву?

- Что-нибудь? - спросил он.

- Нет. - Она бросила ему портфель с большей силой, чем было необходимо. Хотя у нее был сбит прицел, он наклонился в сторону и поймал его без каких-либо усилий. - Теперь иди, будь героем и скажи ей, как сильно ты избил меня, только чтобы спасти ее день. Она будет в неописуемом восторге от тебя.

Он сделал паузу, напрягаясь.

- Я не собираюсь позволять всему зайти настолько далеко. - Он постоял там еще несколько секунд, просто смотря на нее, как будто было что-то еще, что он хотел сказать. Потом он ушел, и у нее было странное желание позвать его.

Или, что еще хуже, сказать «спасибо».


***

Блу подарил Тиффани свою самую очаровательную улыбку, и она покраснела. Он почти вздохнул. Он никогда не встречал такую робкую пташку, таким образом, он не был уверен, как с ней обращаться.

Пять футов десять дюймов7, она была выше средней женщины. У нее были прямые светлые волосы, которые ей нравилось убирать назад, и красивые зеленые глаза, которые выражали главным образом уныние. Он не понимал, почему ей не хватало уверенности в себе. Если она не была смущена своим прошлым? Он знал, что она была довольно диким подростком и больше, чем потребителем рекреационных наркотиков.

Но было похоже, что она собрала свою жизнь. Сегодня она была одета в желтый сарафан, который кричал происхождение, стиль и изысканность. На ее руках не было никаких следов, и темный загар заставлял ее кожу пылать.

После того, как он вернул портфель, она была восторженна и благодарна и предложила купить ему кофе, как только она закончит со своей деловой встречей. Он играл роль привлеченного кавалера и радостно согласился подождать.

Теперь, час спустя, они сидели в небольшом уличном кафе, потягивали кофе и болтали... хорошо, он болтал, она слушала. За прошедшие пятнадцать минут он насчитал тринадцать телефонных камер, нацеленных в их направлении, а он никогда не волновался по поводу одержимой потребности общественности знать о его личной жизни.

Стар услышит о встрече. Возможно, решит встретиться с человеком, который спас портфель его маленькой девочки.

- Так, - сказал он.

- Так.

Неловко. Ничего себе. Это мог быть его первый аут. А Эви была дома, слушая.

Нечитаемая Эви. Он хотел ее больше, чем когда-либо хотел какую-либо женщину, и он знал, что она чувствовала по поводу этой части работы. Это должно бросить его игру.

Ради Джона. Это ради Джона.

- Я встречал твоего отца несколько раз, - сказал Блу. - Он - поклонник Инвайдерс и приходил на все наши вечеринки в честь победы. - Ты сам посещал парочку.

- О. - Ее взгляд опустился. Она играла с крышкой на своем кофе.

- Хороший парень.

- Д-да.

Интересно. Он обнаружил страх?

- Чем он сейчас занимается? Я не видел его в последнее время.

- Работает. Как всегда.

Неудобная тишина.

Да, пошло оно все.

- Тиффани, - сказал Блу, вкладывая в свой голос самый голый намек принуждения. Пробуя воду... - Возьми меня за руку.

Ее глаза потускнели, и она потянулась и сжала его руку, как он приказал. Он чуть не вскрикнул от облегчения. Она не была неуязвима.

Используя больше принуждения, он сказал:

- Я собираюсь задать тебе серию вопросов, Тиффани, и ты ответишь мне честно. Понимаешь?

- Да.

Хорошо.

- Ты видела своего отца с Раканом?

- Нет.

- Ты слышала о своем отце и Ракане?

- Да.

- Ты... - Да? Поднялось волнение. Он наклонился вперед, говоря в спешке, - Расскажи мне все, что ты слышала.

Совершенно монотонно она сказала:

- Я буду наказана за разговор о нем.

Он увеличил количество принуждения.

- Расскажи мне все, что ты слышала о Ракане, Тиффани. Сейчас же.

- Через три недели я должна создать линию одежды из его кожи.

Создать, а не представить. Линию одежды. Из кожи... Джона.

Понимание ударило его и сильно. Джона не использовали в качестве сексуального раба, как сначала боялся Блу. Золотая кожа мужчины должна была быть счищена с его тела и отдана Тиффани. Затем после того, как его кожа повторно вырастет, она опять будет счищена... и так снова и снова и снова.

Он будет бесконечным золотым рудником. Буквально.

Если Стар когда-то продавал органы на черном рынке, как утверждали слухи, то у него были правильные контакты... и он был достаточно монстром, чтобы сделать это.

Ярость пробежала по венам Блу прежде чем рассыпаться, заполнив его, поглотив его. Позади него стулья и столы повалились. Разбилось стекло. Люди завизжали и помчались в поисках укрытия. Джон не заживал так же быстро как Блу и, вероятно, все еще был ранен после взрыва, его кожа была непригодна... следовательно, ждать нужно было недели три. Пока еще было время спасти его.

- Что-нибудь еще? - спросил он.

- Маленький участок уже был удален для тестирования. Были сделаны ленты. Те ленты продаются сегодня вечером на аукционе.

С части Джона уже была снята кожа. Блу едва сдержал свой рев.

- Где проводится аукцион?

Она отбарабанила детали.

Никто - никто! - не получит и кусочка Джона. Блу удостоверится в этом.

- Ты знаешь, где твой отец держит Ракана?

- Нет.

Нет. Тогда она больше не была нужна ему. На данный момент. Прежде чем он разрушит что-либо еще, Блу поднялся на ноги.

- Я собираюсь послать тебе приглашение на послематчевую вечеринку, и ты примешь его и сделать все, независимо от того, что необходимо, чтобы принять участие. Скажи «да».

- Да.

- Хорошая девочка.

Блу наклонился, говоря:

- Ты забудешь вопросы о Ракане, Тиффани, но запомнишь приглашение и свой ответ на него. Ты также поговоришь со своим отцом обо мне. Ты скажешь ему, что интересуешься мной в романтическом плане, и хочешь, чтобы он встретился со мной.

- Да, - сказала она сама. - Если он откажется...

- Ты снова скажешь ему это. - Блу конфисковал свой телефон и запрограммировал в него свой номер. - Позвони мне, когда твой отец будет выдавать приглашения. - Он бросил устройство на стол и ушел... пока не окунулся в желание убить ее.


***

Блу поехал в дом Эви, стараясь не быть замеченным, его раздражительность только усиливалась. К тому времени, когда он нашел ее в офисе, каждая мышца его тела с силой давила на кости. А ее вид этому совсем не помогал. Гнев превратился в опасную похоть.

Она сидела за своим столом, темные волны лились каскадом по ее спине. Прекрасные белые зубки кусали кончик стилуса. Красная майка показывала красивые руки с небольшим намеком на силу. Она была в хорошей форме. Он вспомнил, как хорошо она чувствовалась прижатой к нему.

Сила сочилась от него, стол и стул поднялись на несколько дюймов от пола. Задыхаясь, она повернулась к нему лицом. Когда она устроилась лучше на месте, ее веки затрепетали... от желания?

- Блу, - сказала она, ее голос был хриплым с, да, желанием. Она поднялась на ноги с изяществом кошки и медленно приблизилась к нему. Покачивание ее бедер пронзило его. - Я знаю, что ты разъярен и разбит, но ты не можешь пойти на аукцион этим путем. Поэтому излей свои эмоции на меня. Я могу справиться с чем угодно, что ты вывалишь на меня.

Приглашение.

Ни один из них не двинулся.

Забыть о Майкле и работе. Он должен получить эту женщину.

Он схватил ее за талию, развернул лицом к стене. Он зафиксировал ее руки над головой, раздвинул ее ноги с потребностью подчинить себе ее всю.

- Да, - прошипела она.

Свободной рукой он сорвал ее майку, но не стал заморачиваться с джинсами и трусиками. Просто разорвал на полоски. Широко раскрыл бюстгальтер, освобождая ее груди. Спустил джинсы с бедер.

Стоп сексу, кричала часть его мозга. Не сейчас. Не таким образом.

Мысли рационально.

Он услышал и принял это... едва ли.

Нуждаясь в контакте плоть к плоти, он позволил ей освободить его от рубашки и прижался грудью к ее спине; жар ее кожи направлял его к лучшему виду беззаботности. Когда она потерлась тугой небольшой попкой об него, он сдвинул джинсы ниже, и его пульсирующий член потерся между ее ягодицами. Он зашипел от удовольствия. Она сжала ягодицы и, о, черт. Он прикусил ее шею. Должен распробовать ее. Ее стон восторга заполнил небольшое помещение.

Его руки легли на ее грудь, поглаживая и сжимая, заставляя ее соски стать прекрасными небольшими бусинками. Бусинками, которые он сжал.

- Блу!

Он целовал и лизал ее, почти жаля ее шею, он все еще терся... терся о ее попку, не в силах остановиться. Это так хорошо чувствовалось. Его пальцы скользнули вниз по ее животу... залезли в трусики и мгновение поиграли с небольшим пучком волос прежде, чем опуститься ниже.

Он чуть не взорвался.

- Такая теплая и влажная, крошка.

- Всегда для тебя.

Убейте меня.

- Не нужно было этого говорить. Теперь я не смогу удержаться от тебя. - Он водил пальцем по кругу... по кругу... пока она не стала нуждаться в этом больше всего, она дрожала и следовала за ним бедрами.

- Сделай. - Это была команда, которой она хотела повиноваться. - Пожалуйста.

Всегда так красиво просит. Он прижался к ней ладонью и ввел палец глубоко внутрь.

- Да! - застонала она, запрокидывая голову ему на плечо. - Еще.

Когда он скормил ей второй палец, она откинулась назад, схватилась за него руками и вцепилась ногтями в его задницу. Она убедила его придвинуться к себе сильнее, быстрее, пока он практически не крушил через нее стену.

- Поцелуй меня. - Она повернула голову, и он наклонился, их рты встретились в палящей путанице языков и жажды, обладания и доминирования.

В поцелуе присутствовала агрессия. Его. Ее. Ему это нравилось. Это было требование. Клеймо. На них обоих. Он никогда не чувствовал такого... не желал настолько сильно, и это было головокружительно. Он знал, что ему будет нужно это снова и снова.

Ему был нужен этот мед во рту, в горле, опьяняющий его. Никто больше никогда не был на вкус таким сладким или насыщенным. Это было так, будто она была создана для него и его одного. Сладкий маленький кусочек паззла для его жизни... для его кровати.

Она достигла оргазма с сильным толчком его третьего пальца, сжимаясь вокруг него, и он сразу же присоединился к ней, освобождая тело от ярости и расстройств и наполняя его нескончаемым удовольствием.

И страхом.

Он хотел ее слишком сильно, тяга не уходила. Даже не приглушалась. Он втрескался в нее.

По уши.


Глава 15

Блу и Эви присели на балках старого сарая, в котором должен был состояться аукцион на полоски из кожи Джона. Они торчали почти час возле него, но по-прежнему было тихо, они ждали, спрятавшись за толстыми деревянными бревнами и заплесневелым сеном.

Он старался подавить воспоминания об их взрывной встречи... вплоть до второго часа, когда они постучались в дверь его разума, требуя войти.

Висело неловкое молчание, пока они одевались.

Эви была не в состоянии встретиться с ним взглядом.

- Ну, это было весело, спасибо, - пробормотала она прежде, чем вышла из комнаты, оставив его наедине со своими мыслями. Она не предъявляла права, не упрекала его, в конце концов.

Не имеет значение. Он не предъявлял права на нее.

Незадолго до этого, он чувствовал ужас, что предал Майкла, его тяготила вина. И в то же время, он чувствовал решимость. Хотел большего. Гораздо большего. Он не мог сопротивляться ей. Борьба с влечением не делала ничего хорошего.

Теперь он пойдет за ней. Завоюет ее.

Наконец, задние двери сарая скрипнули, оповещая, что они открылись. Короче говоря, жилистый человек с редкими волосами, татуировкой огромной белой акулы в районе воротника рубашки и животом как у беременных вошел внутрь с двумя вооруженными мужчинами по бокам. У одного было ружье. У другого - лазерный пистолет. Оба были людьми.

За ними, другой мужчина нес маленький лакированный ящик с китайским символом мести, наложенным с каждой стороны. Не было признаков Грегори, Тайсона или Тиффани, но Блу не волновался.

Это происходило.

- С ума сойти, - произнес Акула. Он силой ударил рукой по ближайшему столу, сбрасывая все на пол.

Мужчина положил коробку на стол. Он был Агаменом, с огромными белыми рогами, выступающими из черепа. Добросовестные башни из слоновой кости. Серьезно, колония фей могла жить внутри этих штук.

Вот черт, возможно-таки живут.

- Напомню, что есть крупный спрос, на них ажиотаж, - сказал Рога.

Акула кивнул и потер руки.

- Считай, меня предупредил. Теперь покажи, что я буду продавать.

Рога повозился с замками на коробке. Открыл крышку.

Блу увидел три золотые ленты находящиеся внутри, и его чуть не стошнило. Боль Джона… должно быть, он очень страдал... Блу пришлось проглотить рев ярости и подавить свою силу глубоко и надежно.

- Мило, не так ли? - сказал Рога с кривой усмешкой.

- Шутишь? Они великолепны, - воскликнул Акула. - Когда девчонка Стара закончит модели... люди сойдут с ума.

Через пространство между балок, Блу встретился взглядом с Эви. Решимость исходила от нее.

- Они умрут, - одними губами сказал он. - Жуткой смертью.

Сжимая два кинжала, Блу спрыгнул с потолка и приземлился на ноги. Эви сделал то же самое, и вместе они бросились вперед. Мужчины заметили и потянулись за оружием, но слишком поздно. Блу бросил оба кинжала, один попал в правый глаз Акулы, другой - в левый. Воющий от боли парень упал на колени. Между тем, Эви жестоко полоснула второго по горлу, его кожа разорвалась, и кровь брызнула во все стороны.

Рога попытался сбежать через дверь, но Блу поймал его нитью силы — невидимой веревкой — и потянул назад, пинающего и вопящего. Когда Блу протянул руку, намереваясь отрезать рога, чтобы забрать их в качестве сувенира, мужчина взбрыкнул, чтобы ткнуть его отравленными наконечниками.

Быстрый удар, удар, еще удар забил все три кончика в легкие Агамена. Уроки анатомии пришельцев наконец-то пригодились. Мужчина повалился вперед, позволяя Блу сломать его шею с ужасным рывком.

Последней оставшейся цели удалось достать лучевой пистолет и выстрелить в Эви. Она нырнула, лазер пролетел только через плечо. Блу моментально сократил расстояние, схватил человека за руку, повернул, ломая кость, и сильным ударом выбил оружие. Он засунул дуло пистолета в рот человека и нажал на курок.

Желтые огни полились из каждого отверстия мужчины, гуляя по телу, кровь сочилась на землю. Он упал.

Думаешь, что можешь забрать мою женщину? Блу сплюнул на тело.

Твою женщину? Правда?

Не важно. Он развернулся, безрассудно готовый бороться с кем-либо еще, но сражение было окончено. Он протопал к столу, Эви подошла следом. Они всмотрелись в блестящие золотые ленты, очень красиво переливающиеся на фоне бархата.

- Мне жаль, - прошептала она.

Он кивнул, чтобы показать ей, что услышал ее.

- Мы найдем его.

Да, они найдут. Они никогда не прекратят искать, никогда не сдадутся. Он не беспокоился о том, что они должны будут сделать, или кого они должны будут убить.

- Давай отвезем коробку Майклу, - сказал он.


***

Следующие несколько дней были наполнены деятельностью. Эви провела пресс-конференцию, чтобы объявить, что она займет место отца в «Блэк Индастриз», и что устроит товарищеский матч между Инвайдерс и Страйкерз в конце недели. Она позвонила Тайсону Стару и заказала тур по отелю Star Light, но не он провел ей там экскурсию. Его личный помощник сделал это.

Она почти закатила истерику.

Кроме того, Тиффани все-таки пришлось позвонить Блу и попросить его встретиться с ее отцом.

Но, по крайней мере, никто не пытался убить его. Или Эви. Было безопасно предположить, что его прикрытие было сильным, он не был целью, и кто бы ни приказал преследовать автомобиль, он... или она... изменил свои планы.

Несмотря на это, Эви была немного на грани. Они с Блу так и не поговорили об ожиданиях и снова ничего не сделали. Он покончил с ней?

Нет. Невозможно. В прошлый раз он пылал для нее. Пылал так сильно, что, возможно, мог просто умереть.

На самом деле? На сааамом деле? Ты когда-нибудь видела пожар? Пламя все время умирает, идиотка.

Она слышала, как Блу возится на кухне, и вздрогнула. Он пробрался несколько часов назад. Как пробирался каждую ночь, на самом деле, тайно оставаясь в комнате для гостей, так как обещал Майклу.

Я больше не привлекаю его?

Нет, снова подумала она. Эви не была неистово красива, как женщины, к которым он привык, ее волосы были не того цвета... плюс неправильный размер груди... Эй. Она нахмурилась. Что же он все-таки увидел в ней?

Она не знала. Но она не упала с дерева уродства, не получила удар каждой веткой, и на том спасибо. Блу почувствовал влечение к ней, и этого было достаточно для того, чтобы он забыл свою довольно сильную неприязнь.

Может… стресс повлиял на него? Он постоянно работал, мало спал.

Если уж на чистоту, у нее возникли проблемы с тем, чтобы быть на одном уровне с ним.

- Обед, - позвал Блу.

Он предложил, что сам будет готовить, а она даже символически не протестовала. Ее кулинарные гений был ограничен до варки супа и разогревания замороженных обедов, иногда передаваемых отцом.

- Сейчас спущусь. - Она оставила его одного полчаса назад; его вид, готовящего еду, действующего по-домашнему, чуть было не отправил ее в состояние эйфорического шока.

Перевод: она хотела запрыгнуть на него.

В кармане зазвонил телефон, как раз когда Эви добрела до кухни. Она проверила экран, увидела имя Майкла и усмехнулась.

- Привет тебе.

- Привет, Солнышко, - ответил он. Майкл звонил ей раз в день, чтобы проверить.

- Как себя чувствуешь?

- Лучше.

Он больше ничего не говорил, поэтому она сама спросила:

- Что-то случилось?

- Нет. Просто интересно, все ли готово к игре на выставке.

Ложь. Он знал. Он смотрел новости.

- В течение двух дней, как и планировалось. Я закончила приготовления всех деталей к вечеринке после игры. - К вечеринке, где Блу, вероятно, придется соблазнить Тиффани Стар. Других вариантов нет.

Он всегда делал все необходимое, чтобы получить то, что ему нужно от цели, так что, возможно, прерванный роман был к лучшему. Эви не передумала. Она никогда не будет в порядке, если ее мужчина будет флиртовать, спать с другими женщинами, независимо от причин.

- Хорошо, - сказал Майкл. - Это очень хорошо.

Блу стоял за столешницей и, не шевелясь, использовал свою силу, чтобы подтолкнуть тарелку спагетти через стол.

- Спасибо, - сказала она одними губами и заставила себя отвернуться от него, прежде чем начала пускать слюни. Мог ли мужчина вообще не носить рубашку?

Она прижималась к его груди, но как-то ей не удалось его коснуться и попробовать на вкус. Плохо Эви!

Теперь всю жизнь жалеть буду.

- Хочу спросить... как ты ладишь с Блу? - Было что-то странное в отцовском голосе.

- Хорошо, - сказала она, радуясь, что он не мог видеть внезапный цвет ее щек.

- А что?

- Вы двое...

Она подавила стон.

- Сражаемся? Нет.

- Это не то, что я имел в виду.

- Очень плохо, потому что это единственный вопрос, на который я в состоянии ответить.

- Извини, Солнышко, но это важно. Я люблю его, действительно люблю. Но он не для тебя.

- Думаешь, я не знаю? И в любом случае, к чему ты ведешь? - спросила она.

- Я помню, как ты смотрела на него.

И как же она смотрела на него?

Вот черт. А Блу заметил?

Блу обошел ее, приближаясь и явно заинтересованно рассматривая ее. Он произнес одними губами:

- Что-то случилось?

- Мой отец лезет не в свое, - сказала она, достаточно громко, чтобы двое мужчин услышали.

Блу выпрямился с треском и побледнел, путая ее. Догадался ли он, что она имела в виду? Обиделся ли он из-за отсутствия доверия ее отца?

Мысль о Блу расстроила… огорчила ее.

Майкл вздохнул.

- Хорошо. Пусть идет все своим чередом. Я просто... забочусь о тебе и хочу для тебя лучшего.

- Тогда почему ты навестил меня только семь раз, когда я была за границей? - Вопрос прозвучал, прежде чем она смогла остановиться, горечь в ее тоне смутила ее.

Он еще раз тяжело вздохнул.

- Твоя мама... ты уверена, что хочешь это услышать?

Здесь замешана мама?

- Да.

- Она угрожала спрятать тебя от меня, а она была достаточно хорошим агентом, и я знал, что она может это сделать. Я принял ту малость, что она дала мне, и ухватился в тот момент, когда ты была уже юридически доступна.

- Ох.

Ох? Это все, что ты сказала? Все ее убеждения только что вывернулись наизнанку. Годы расстройства, без какой-либо причины.

- Папочка, - прохрипела она.

- Нет, все в порядке. Это нормально. Я знал, почему ты держала меня на расстоянии, и не могу винить тебя. Я часто думал, что должен был рискнуть всем и забрать тебя.

Она моргнула от набежавших слез.

- Просто знать, что ты хотел… спасибо, - сказала она.

- Да, хорошо. - Он откашлялся, будто тоже пытался сдержать слезы.

- Я тренировал тебя быть агентом, поэтому мог проводить больше времени с тобой. А ты невероятно превзошла мои ожидания. Ты должна вернуться работать на меня.

- Нет.

Она не передумала. Когда все закончится, она собирается вернуться к своей старой жизни, к той, где жизнь незнакомых людей была в ее руках, а не близких, тех кого она любила.

- Упрямая, - пробормотал он. - Послушай, я пересмотрел видео и прослушал данный тобой материал. Нашел видео Стара в Счастливом Роге за день до взрыва, но нет звука вообще, поэтому могу только предположить, что это момент, когда планировался взрыв. Затем, в прямой прослушке из его имения, услышал кое-что интересное.

- Что?

- Напишу тебе. Завтра с утра у тебя и Блу будет новая миссия.

Связь оборвалась.

Она опустила телефон, взяла свою тарелку и села за стол, где ждал Блу. Он еще не притронулся к еде. Ждал, как положено джентльмену. Можно было подумать, что он спокоен, если бы не нити силы опускающиеся на нее.

Они были сильнее, когда Блу был расстроен... или возбужден. Прямо сейчас, они были очень сильны.

Так, в каком состоянии он?

Дрожа, она взяла вилку. Он взял свою, на мгновение все исчезло, кроме его длинных, сжатых пальцев. Я должна заполучить их внутри.

- Расскажи мне о Клэр, - сказал он, ровным совершенно бесчувственным голосом.

Молниеносный убийца настроения!

Почему он хочет знать? Почему он снова настаивает?

- Нет, - сказала она.

Он смотрел на нее, решительно.

- Ты когда-нибудь говорила об этом с кем-нибудь?

- Нет.

И не будет. Не сможет.

Его кивок, что принял ответ, был резким.

В тишине, они ковыряли еду в течение нескольких минут. Он - отличный повар, вот блин, это означало, что он был хорош во всем, что ни делал. И то, что у него не было недостатков.

Вскоре напряжение добралось до нее, его сила по-прежнему витала над ней, возбуждая ее так, что жидкая жара начала стекаться между ее ног. Голос Эви был хриплым, когда она заговорила:

- Мы когда-нибудь обсудим то, что произошло в моем фойе... и в кабинете?

- Да. Но не сейчас.

Что? Почему?

- А когда?

- Скоро. Надеюсь.

Не достаточно хорошо. Она уронила вилку и посмотрела на него.

- Зачем ждать?

Он окинул ее взглядом, и его глаза запылали, лавандовый цвет потемнел до глубокого, насыщенного сливового.

- Хочешь меня, принцесса?

Да!

Не могу лгать ему. Таким образом, вместо ответа, она подскочила и встала.

- Если ты не хочешь меня больше, просто скажи. Я - большая девочка, и со мной не нужно нянчиться.

Он молчал.

Она стояла на своем. Обошла его с намерением прогнать прочь. Но он схватил ее за талию и дернул к себе на колени. Эти сильные, мускулистые бедра. Но не задержал ее там. Он сбросил тарелки в сторону и усадил ее на стол.

- Я хочу тебя. Всегда хочу.

Он расстегнул ее штаны и потянул их вместе с трусиками вниз по ногам, оставив ее голой ниже пояса.

- Теперь разведи ноги.

Она подчинилась, но не достаточно быстро, на его взгляд. Он положил ладони на ее колени, его кожа была такой горячей, что место контакта жгло, жгло так приятно. Он развел ее бедра настолько широко, насколько было можно. Обнажая ее. Делая доступной для его глаз.

Он просто сидел и смотрел на нее. С жаром в светящихся глазах. С напряжением на лице. Заряд сгустил воздух, и ей было трудно дышать. Эви дрожала, почти насильно. Ожидание было прекрасной агонией... а потом просто агонией.

- Пожалуйста. - Снова умоляю? Да. Если это то, что ему нужно.

- О, я дам тебе кое-что.

- Дашь ли мне все?

- Ты такая красивая здесь, - сказал Блу, не обращая внимания на вопрос. - Думаю, что пришло время для десерта. - И тогда он, а именно его рот, оказался на ней там, где жаждала ее тело. Горячий и настойчивый, разжигающий ее желание все сильнее и сильнее с каждым движением его мастерского языка. Он лизал вверх и вниз, из стороны в сторону, и все, что она могла делать, это двигать бедрами в поисках большего.

Ее пальцы запутались в его волосах.

- Блу! - А потом она откинулась назад, закинув ноги на подлокотники его стула, а он тянулся руками к ее груди и одновременно ел, и ел, и ел. Удовольствие расходилось спиралями сквозь нее, интенсивно, настойчиво, требовательно, нарастая, и нарастая. Она не собиралась упустить его. Хотела Блу слишком сильно, слишком долго.

Крик вырвался, когда она кончила.

Блу поставил ее в вертикальное положение и сам встал. Он дернул кнопку и молнию на брюках. Его член, такой длинный и толстый, выглядывал из белья. Головка блестела, доказывая, насколько сильно он хотел ее.

- Ты хоть знаешь, как хороша на вкус, малышка? Никогда не пробовал вкуснее. Но сейчас мне нужно, чтобы ты взяла меня в ротик.

- Да.

Эви упала на колени, не колеблясь, взяла его глубоко в рот. Он стонал ее имя, умоляя, проклиная, и снова стонал, все, что дальше говорил, было не разобрать. Он был настолько большим, что у нее болела челюсть, но это ее не волновало. Эви насаживалась ртом снова и снова, пока его бедра не начали двигаться в такт с ней. Быстрее... быстрее... она сжимала его член языком, скользила вверх, а когда достигала головки, начинала нежно сосать... снова и снова... и это было так хорошо, чертовски хорошо.

- И еще... Детка, хочу, чтобы ты проглотила меня. Каждую каплю.

Они были на одной волне.

Она продолжила сосать, сильнее, это была последняя капля, чтобы подвести его к взрыву. Он кончил, рыча от удовлетворения.

Проглотив все, что Блу излил, она поднялась на дрожащих ногах, только чтобы понять, они парили в воздухе.

- Уф, верни мне пол и опусти нас обратно, - сказала и напряглась, ожидая падения.

Он засунул себя обратно в штаны и нахмурился. Затем они мягко опустились на пол.

Она натянула джинсы и открыла рот, чтобы сказать... Ну что? Это не может случиться снова? Или: Почему бы тебе просто не взять меня?

Н ее телефон запищал, спасая от принятия решения.

Сообщение от Майкла. Новая миссия.

- Мы должны перехватить одного из работников Стара завтра утром.

Блу кивнул. Затем, не говоря ни слова, вышел из кухни.

- Я устала смотреть, как ты уходишь, - закричала она.

Но ответа не последовало.

Чего же он хочет от нее? Кто они друг другу?

Что случится между ними в дальнейшем?

Несмотря ни на что, она сгорала от нетерпения узнать это.


***

Он не займется сексом с Эви, пока она не доверится ему достаточно, чтобы рассказать о Клэр. Чем больше он получал от ее, тем больше хотел, но… сама Эви предлагала крохи. Она вернула вещи на место, которые, благодаря ему, еще недавно летали вокруг.

Судя по услышанной односторонней беседе, когда Эви говорила по телефону, он подозревал, что Майкл знал, что происходит.

Блу панировал собраться и рассказать Майклу все… сразу как только разберется в том, что же это «все» в себя включало. Чего, собственно, он хотел от девушки?

Даст ли она ему то, чего он хочет?

Прямо сейчас, он не был уверен.

Стоит ли все это разочарования Майкла? Может, Блу стоит передумать следовать за Эви и отступить в сторону, до того как прилепится еще одна «кличка» к прочим?

Его взгляд переместился к Эви, которая сидела за рулем другого незаметного седана, ехавшего впереди. Она отвлекала, он был одержим ею, злила, расстраивала… изумляла его. С ней появлялся редкий экстаз.

Когда-то он рассматривал ее в качестве одноразового удовольствия. Но она не была легким увлечением. Была чем-то большим. Таким образом, он снова спросил себя: стоит ли разочаровывать Майкла, независимо от того, насколько мало от него хотела Эви?

Еще как стоит.

Так что нет, он не передумает.

Подумай тщательно. Его игра начнется завтра и еще послезавтра. Это означало, в течение двух дней он будет расточать тепло на Тиффани Стар. Мысль охладила, даже вызвала отвращение, но Блу был настроен решительно, как никогда, довести дело до конца.

Желудок скрутился в тысячу мелких узлов. В частных беседах он мог заставить мисс Тиффани делать и думать все, что он хотел. Секс можно было выкинуть из меню. Но на публике, ему придется играть роль опьяненного желанием поклонника. Там не было другого варианта.

Как Эви среагирует, скажем, на поцелуй? Порвет с ним?

Неужели оральный секс на ужин останется не более чем светлой памятью?

Хотелось завыть.

Он поговорит с ней перед игрой и заставит понять. И хотел бы поговорить с Майклом, когда все успокоиться. Он не был трусом и встретит лицом к лицу все, что встанет на пути.

Соберись.

Он и Эви припарковали машину в конце соседней улицы, ожидая цели. Их окна были тонированными. Никто не мог видеть салон, но они могли видеть все снаружи. Блу очень хотелось, попинать мяч. По-видимому, сотрудник Стара должен доставить сообщение человеку по имени Тайриз Купер, владельцу дома, за которым они следят.

- Почему Соло не дал о себе знать тебе? - спросила Эви, вероятно, чтобы заполнить тишину. Он заметил, что она всегда трещит через несколько минут, как если бы не могла вынести остаться наедине со своими мыслями.

- Я имею в виду, он же знает, что ты жив. Весь мир в курсе.

Блу провел много времени, размышляя над этим конкретным вопросом.

- Возможны две причины. Он думает, что поставит нас под удар, или, что мы поставим под удар его.

- Да, все в порядке. Это имеет смысл. Я просто хочу, чтобы он отправил сообщение, понимаешь. Ты заслуживаешь смски, по крайней мере.

Она использовала руки, чтобы подчеркнуть слова.

Также она делала в ту ночь, когда он ее впервые встретил.

Он хотел улыбнуться. Это было, как если бы она потеряла ту часть себя, но теперь вернула.

Что же повлияло на возвращение? Блу?

Хотелось бы быть причиной.

- Вот он... машина! - сказала Эви внезапно напряженно. - Должно быть это наш парень.

Его взгляд упал на внедорожник, приближающийся к поездной дорожке дома Купера. После парковки, появился Аркадианец. О да. Это был человек Стара.

- Оставайся здесь. Мы не знаем, какими сверхъестественными способностями он обладает.

Чудо из чудес, она не препиралась. Он вышел на свет и в жар дня. Просто на случай, если кто-то ждал во внедорожнике, Блу обернул потоки силы вокруг себя, убедившись, что двери останутся закрытыми. Также обернул потоки силы вокруг Аркадианца, пытаясь удержать его на месте, но мужчина легко вырвался со своей собственной силой и развернулся, ища виновника.

Их взгляды встретились. Лаванда против лаванды.

Сначала мужчина застыл, благоговея. Он видел легенду футбола Корбина Блу. Потом винтики в его мозгу начали проворачиваться, было ясно, что он понял, легенда футбола не был бы здесь просто так, очевидно, вооруженный и готовый к схватке.

Мужчина выстрелил через лужайку и побежал вниз по улице. Суперскорость. Блу использовал собственную, чтобы укрыться. За углом. За припаркованную машину. За несколькими поддельными деревьями.

Они обежали вокруг квартала, понял Блу. Он просчитал замысел Купера. Гад планировал добраться до своей машины, скорее всего, и взять оружие для перезарядки или телефон… не никаких сомнений, внедорожник мог двигаться быстрее Блу.

Дом Купера был уже виден.

Сокращая расстояние… Блу выпустил струю силы на убегающего мужчину, но тот увернулся. Придется прибавить скорость.

Лопата, появившаяся из ниоткуда, врезалась в грудь мужчины. Он отрикошетил и приземлился на асфальт, воздух моментально из него вышел.

Эви бросила лопату и направила ствол бластера на задыхающегося Аркадианца.

- Ладно, ребята. Игра закончилась.

Великолепная, хитрая женщина. Блу еще никогда не был так счастлив видеть ее.

- Где ты взяла лопату, бу-бу?

Гордо улыбаясь и игнорируя его кличку, она сказала:

- У меня есть все виды забавных вещей в багажнике в каждой моей машине. Молись, чтобы никогда не узнать о них из первых рук.

Всегда готова. Может ли она быть еще сексуальней?

Блу закинул свой приз на плечо и потопал к внедорожнику. Внутри никого не было. Они приблизились к дому Купера и не стали заморачиваться звонком в дверь, просто ворвались внутрь.

Пораженный человек сидел в кресле в гостиной с бутылкой виски в руке. Он был слишком пьян, чтобы волноваться из-за захватчиков.

- Стой, - сказала ему Эви, проходя вперед.

Он замер. И махнул рукой.

Блу бросил Аркадианца лицом вниз на темный ворсистый ковер. Он зажал иному рукой рот, затем надавил на спину коленями, заставляя молчать и удерживая его в то же время.

Когда приглушенный крики остановились, Блу перевернул его и выпрямился, просмотрев на противника. Яркое искусственное освещение показало иного среднего размера. Значит, он был крупнее человека, но намного меньше Блу. Типичные Аркадианские белые волосы и лавандовые глаза. Кожа, увядшая от резкости земного солнца. Хорошо вооруженный. Блу ликвидировал все оружие.

- Я собираюсь задавать вопросы, а ты будешь отвечать, или же будет больно, - сказал Блу, серьезность его тона пробрала парня дрожью.

- Во-первых: почему тебя послали в этот дом, чтобы увидеть мистера Купера?

- Сообщение, - застонал Аркадианец.

Хорошо. Послания не было видно.

- Говори.

- Не могу.

Или послание все же было. Блу поднял нож.

- Не могу сказать - я должен показать вам! - в спешке произнес парень.

- Тогда покажи мне. Только не делай резких движений, или же потеряешь отросток.

Большие слезы лились градом по щекам мужчины, он медленно сунул руку в карман и достал маленькую идентификационную карточку. Удостоверение личности.

Блу взял его и нажал на кнопку в центре. На миллиметр выше него, воздух замерцал крошечными голубыми огоньками, появился китайский символ мести. И тот же символ был изображен на коробке с полосками кожи Джона, а также на стенах домов семнадцати человек, в похищении которых подозревался Стар.

Когда Блу увидел символ в первый раз с фотографий мест преступления, он предположил, что это была или ошибка — слишком много людей получили символы мести для устрашения, а не, скажем, для храбрости — или что это предназначалось, чтобы сознательно ввести в заблуждение. Что Стар мог иметь против всех тех людей? Людей, с которыми он не был связан ни каким другим способом.

- Почему ты должен передать это мистеру Куперу? - потребовала Эви, поднимая тот же вопрос, которым задавался Блу.

- Я - я не знаю, - сказал иной. - Мне не сказали.

- Ты когда-нибудь доставлял подобные сообщения до этого? - спросил Блу.

- Да

- Кому?

Мужчина выпалил список имен, похищенные из списка, некоторые не были. Интересно. Блу надо бы проверить других, и выяснить, пропали ли те без вести и просто об этом не сообщалось, возможно, что-то еще случилось с ними.... или вообще ничего мерзкого не произошло.

- Мистер Купер, - сказала Эви, ее тон теперь был нежным. Она присела перед домовладельцем. - Вы можете сказать нам, что происходит? Почему Грегори Стал захотел вам мстить?

Именно тогда человек начал рыдать. Большие, поднимающиеся рыдания со слезами, соплями и слюнями. Он говорил, но его слова были несвязными.

В ближайшее время они не получат от него ответов.

Эви посмотрела в глаза Блу.

- Давай отведем его к Майклу и привезем тебя на стадион для тренировки перед игрой, или что вы, спортсмены, там делаете. Как только Мистер Купер успокоится, его можно будет допросить.

Блу кивнул, затем вернул свое внимание к Аркадианцу.

- Мистер Стар держит Ракана где-то в своем доме?

- Н-нет.

- Ты мне врешь?

- Нет! Я не видел Ракана, клянусь.

- Ты слышал о нем?

- Нет!

Тогда хорошо. Блу конфисковал пиро-пистолет у Эви и нажал на спусковой механизм. Ярко-белый свет пронзил грудь человека, выжигая его сердце за секунды. Мужчина был мертв, прежде чем у него было время, чтобы запаниковать или закричать.

Блу действовал как агент. Возможно, Стар уже знал об этом, но Блу это не волновало. А, может быть, и не знал. Не было причин рисковать, и даже при том... что Джона могли использовать против него.

- Ты доставишь Мистера Купера к своему отцу, - сказал он Эви. - Я позабочусь об Аркадианце.

- Что насчет твоей практики?

- Я буду вовремя, не волнуйся, - потом добавил, - Ты собираешься приехать завтра на игру? - спросил он, не в силах удержаться от вопроса.

Она покрыла расстояние между ними, взяла свой пистолет и посмотрела Блу в глаза.

- Ты хочешь, чтобы я пришла?

Он не должен был думать о своем ответе.

- Да. - Ему понравилась мысль о том, что она будет наблюдать за ним, в то время как он будет пинать задницы по всему полю.

Взгляд в тех темных, темных глазах смягчился.

- Тогда я там буду.


Глава 16

Эви разместилась в собственной кабинке на Стадионе Блэков. Пригласила Тайсона Стара, чтобы поблагодарить его за сдачу ей в аренду крыши Отеля Star Light на следующую ночь, но он отказался. Что же предпринять, чтобы выманить и увидеть парня?

Вот же скрытный трусливый плебей!

Кладя вишенку на верхушку мороженого с фруктами, она ненавидела футбол. До сих пор, Блу вынес восемь главных бросков. У него должно было быть сотрясение мозга среди десяти тысяч других ран. Страйкерз явно были полны решимости схватить и пометить его как паршивое животное.

Однако был один основной момент. Блу прошел за линию и сделал тачдаун8. Она приветствовала это настолько громко, что почти разрушила бронированное стекло перед собой.

И хорошо, ладно, прекрасно. Это не был единственный основной момент. Блу был чертовски сексуален в своей черно-золотой униформе, и она не была рядом с ним.

Будто это было что-то новое.

Это было справедливо, она никогда не встречала человека как он и сомневалась, что когда-либо встретит снова. Он был не просто красив внешне, падший ангел в коже иного. Или какое-то существо из сказки. Как гибрид принца/злодея. Он был красив внутри. Он относился к ней с уважением, даже когда она не делала того же по отношению к нему. Он защищал ее. Он развлекал ее.

Она хотела его. Голого. В ее постели. Не только для орального секса или мастурбации, а для полноценного секса. Жесткого. Быстрого. Грубого. А потом, когда первая волна безумия пройдет, и она, наконец, насытится, она хотела его медленно и нежно.

Почему же до сих пор он не трахнул ее?

И почему она хотела его и его одного? Почему она не могла просто позволить ему уйти и выбрать кого-нибудь еще? Завтра ему, возможно, придется делать вещи с Тиффани на публике... и конфиденциально.

Нет. Нет. Не на сей раз. Он ненавидел ту часть своей работы. Ненавидел принимать все близко к сердцу.

Такое дерьмо теперь остановится.

Она хотела его, и он хотел ее. Поэтому, она была его... а не Тиффани. Он мог получить ответы от девочки иначе.

Эви поговорит с ним. Он согласится или нет. Так или иначе, у нее будет твердый ответ, и она сможет решить свой следующий ход.

Одноразовое соблазнение... или больше.

Поскольку, в конце концов, она доверяла ему. И, ничего себе, какое имеет значение, что сделало несколько недель. Они перешли от ненависти и отвращения к... не важно, что это было.

- Я знаю! - объявил женский голос.

- Просто это не правильно, - произнес другой.

Эти голоса привлекли ее внимание. Позади нее стояли супруги и подруги игроков, разговаривали и управляли гаммой эмоции. Каждая женщина была высокой, худой и великолепно одетой в откровенную одежду, предназначенную, чтобы зазывать и соблазнять мужчин, известных своими женскими победами. Так или иначе все девочки были «Лучшими Подружками Навек».

Ох. Поскольку Эви получила высшее образование настолько рано, ее единственными подругами были Клэр и Иден, и как семье, она должна была им нравиться. У нее никогда не было обычных друзей. Помимо Блу. Но у него не было сисек, таким образом, он не считался. Механика сближения с женщиной сбивала ее с толку.

По крайней мере, у нее было лучшее место в комнате, единственное непосредственно находящееся перед окном. Остальная часть женщин стояла позади нее в шесть рядов.

- Вся ситуация настолько не классная. Но я говорила с Пеген вчера вечером, и она сказала мне, что они просто делают перерыв, - сказала одна из девушек шепотом.

- Ну, она соврала. У ее соседа взяли интервью этим утром, - ответила другая, говоря громким шепотом, - и парень сказал репортерам, что слышал, как Блу говорил Пеген, что они расстаются навсегда.

- Так брутально!

Эви помнила, насколько ужасно чувствовал себя Блу, когда расстался с ней. Это было ни сколько не брутально.

- Скатертью дорога, говорю я. Она мне никогда не нравилась.

- Мне тоже. Кстати говоря, об упущенном. Девка вообще умеет обращаться с членом? Предположительно, на следующий день после того, как Блу бросил ее, ее видели с тремя различными парнями в клубе «Радостные Скачки».

- Могу в это поверить. Однажды я поймала ее на том, как она засматривалась на моего парня. Как будто он когда-либо достаточно отчаянно нуждался в подобных ей.

Не было никакого ответа, и каждая минута молчания заставляла воздух утолщать от напряженности.

Ой-ой. Держу пари, что мужчина бросил Мисс Кери в какой-то момент.

- Что? - спросила девушка.

- Э, ничего. Вообще ничего.

- Ну, думаю, что Пеген имела полное право так быстро искать утешения у других мужчин. Сколько раз Блу обманывал ее? Бесчисленное количество.

У Эви поднялись мурашки. Эти женщины... они не знали Блу. Они не знали его мыслей, чувств, надежд и мечт. Они не знали ситуации, или что происходило за кулисами. И все же они действовали как судья и жюри, будто они никогда не совершали ошибок.

Однажды, я была такой же виноватой. Но больше не буду.

Кроме того, любовницы приходили к Блу с широко открытыми глазами. Они знали, что получали. Он говорил им. Точно так же, как скажет мне.

Разговор перетекал в другую тему, спасая ее от необходимости махать кулаками. Через некоторое время даже новейшая тема превратилась в тишину. Девочки обратили свое внимание на игру. К сожалению, отсрочка долго не продлилась.

- Итак, Эвангелина. Мы так рады тебя здесь видеть.

Она повернулась, чтобы встретить пристальный взгляд единственной рыжей и предложила ей сжатую улыбку. Хотя тон девушки был дружелюбным, в ее карих глазах читалась провокация. Это была охота за сплетнями, не вопрос.

- Спасибо. - Как звали Красноголовую? Подруги приходили и уходили так часто, что Эви никогда не утруждала себя запоминать их.

Провокационный свет усилился.

- Очень плохо, что столько много игроков хотят аннулировать свои контракты теперь, когда Майкла нет. Я уверена, что это не имеет никакого отношения к тебе лично. Я бы не стала волноваться.

Какой сладкий небольшой сомнительный комплимент. Пассивно-агрессивное поведение в его самом прекрасном варианте. Лучше бороться с этим лицом к лицу.

- Любой желающий аннулировать свой контракт должен только попросить. Он будет сокращен и заменен в течение одного дня. И, фактически, вот почему я здесь. Теперь, когда я приняла на себя дела «Блэк Индастриз», я хочу быстренько просмотреть мальчиков. - Затем только чтобы просто набрать обороты, она добавила, - Могло бы быть забавно реструктурировать и использовать новых начинающих, знаешь ли.

Красноголовая покраснела и ничего не сказала.

Перерыв.

- Теперь, если ты меня извинишь... - Эви встала и прошла через просторную комнату мимо длинного L-образного бара, окруженного пуфиками. В далеком углу, скрытом темными обшитыми деревянными панелями, был вход в личную ванную комнату. Она вошла внутрь и закрыла дверь... даже при том, что она сказала себе не делать этого... она увеличила звук на скрытых микрофонах в комнате, множественные разговоры, ведущиеся внутри, полились к ней, когда она ополаскивала лицо. Она сконцентрировалась на одном.

- ... нужно поставить на следующее завоевание Блу, - говорила Красноголовая.

Зазвучал ехидный смех.

- Не важно, кем она будет, но она будет хорошо сложенной блондинкой.

Отлично. Будто Эви действительно нуждалась в напоминании о предпочтениях Блу... она полностью под них не подходила!

- Так, что ты думаешь об Эвангелине? Я никогда не была ее поклонницей. Она такая немного...

Ладно. Этого достаточно. Она выключила звук.

Упираясь руками в раковину, она прислонила лбом к зеркалу. Я со всем справлюсь, не так ли?

Блу мог быть в Олимпийской Сборной по Спальне.

У Эви был опыт. Много опыта. Больше, чем ей хотелось признавать. Так она стыдилась, часто пытаясь скрыться за маской приличия. Я могла быть честной со всеми, но не с собой. Но весь тот опыт пришел до восемнадцати лет, когда она отчаянно жаждала мужского внимания. Всего внимания, которое она могла получить. Она училась у мальчиков, не мужчин. Как она могла обольстить такого как Блу?

Мм, у тебя не было затруднений до сих пор.

Верно. Три столкновения с ним, три важнейших оргазма. Но чем придется пожертвовать, чтобы Блу был полностью с ней?

Вздыхая, она покинула ванную и устроилась на своем месте. Ни одна из женщин не говорила с ней. Мудро.

Обе команды помчались на поле для следующей игры. Все игроки Инвайдерс и Страйкерз были иными какого-либо вида. Аркадианцы с белыми волосами как у Блу, большие и мясистые Эль Ролли, тонкие и красочные Меки, кошачьи Терраны и Бри Лайны, и похожие на Викингов Таргоны.

У каждой расы были способности, которые делали игру в тысячу раз опаснее... и захватывающе. Здесь было только одно правило. Не использовать суперскорость. Иначе, зрители и рефери не могли уследить за тем, что происходило.

Эви наблюдала, как игроки включились в игру, мяч просвистел по воздуху, какие-то мужчины, ныряли за ним, какие-то бросались на полпути по полю. После особенно неприятного момента Аркадианец, известный как «Мак», пихнул Блу, его руки взорвались шаром света. Блу отлетел назад. Гигантский Эль Ролли пробился через мужчин, формирующих круг защиты вокруг Блу, занимаясь им. Еще раз Блу отлетел назад... и все же ему удалось удержать мяч.

Он перекатился, встал на ноги и побежал, врезаясь в Эль Ролли и почти разделяя мужчину пополам.

Толпа взбесилась, ей нравилось использование его грубой силы.

Когда мужчина корчился от боли, Блу дерзко усмехнулся, поднимая мяч и заканчивая игру.

Третья часть матча завершилась без тачдаунов.

Посреди четвертой другой команде, наконец, удалось выиграть, и она могла сказать, что Блу был обижен по-королевски. Потом... независимо от того, каким был его титул, Блу бросил мяч в... нет, Блу притворился, что кидает и теперь бежал... и бежал... и бежал... пока Мак не догнал его. Вместо того чтобы прятаться, Блу схватил его за шею, крутанул и отбросил обмякшее тело в сторону. Мак не был мертв, но ему будет больно в течение многих дней после.

Половина стадиона вскочила на ноги и зааплодировала, когда он пробежал... через... да! Он только что пересек финишную черту.

Инвайдерс выиграли второй тачдаун!

Товарищи по команде Блу навалились на него. Позади Эви женщины кричали и танцевали.

Игра продолжилась еще двумя игроками, но соперники не могли прорваться через оборону Инвайдерс. Когда прозвучал заключительный свисток, Инвайдерс все еще были впереди.

Победа принадлежала Блу.

Хаос царил на поле. Пока другая команда бежала прочь, дуясь, Инвайдерс, их тренеры, поклонники, и самые близкие к полю спешили к ним все вместе, приветствуя и обнимая.

Блу стоял посреди бури, так или иначе, как-то отдельно от нее. Он провел рукой по бледным волосам, приглаживая их. Черные полосы, нарисованные под глазами, размазались, а подбородок был залит кровью.

Раскаленная добела осведомленность держала ее тугой хваткой. Он никогда не выглядел более бурным.

Он мой.

По крайней мере, прямо сейчас.

Он поглядел на окно, где она ждала и медленно усмехнулся.

Ей?

С бешено колотящимся сердцем, Эви вышла из кабинки. Она присоединилась к группе репортеров, уже собирающихся возле раздевалки, и прислонилась к стене, ожидая. Несколько нетерпеливых товарищей спросили ее, что она думала об игре, но ее ответы, должно быть, надоели им, потому что о ней скоро забыли. Час прошел, прежде чем Блу, наконец, появился, вымытый и чистый, одетый в черную футболку и джинсы.

Она выпрямилась, когда диктофоны полезли ему в лицо, и в него полетели вопросы. Он проигнорировал всех, его пристальный взгляд прошелся по толпе. Когда он нашел ее, мегаваттная улыбка вспыхнула на его лице. Ее сердце пропустило удар, а кровь вскипела.

Он прошел вперед, и любой достаточно глупый стоящий на его пути спешно убирался. Тогда он остановился перед ней, нить его силы погладила ее, заставляя дрожать.

- Как новый владелец Инвайдерс, что вы думаете? - спросил он.

Она дала ему более красочный ответ.

- Немного приручить, да. Я ожидала рек крови из случайных органов.

Он выплюнул смешок.

- Увидимся завтра вечером в Star Light, мистер Блу. - Она ушла, когда репортеры фотографировали и задавали ему еще больше вопросов, но осталась ждать его в частном гараже, который использовали игроки и их вторые половинки.

Он прибыл через некоторое время. Больше никто не появился, поэтому она предположила, что мужчина мчался к ней на суперскорости.

Мысль согрела ее.

Пока они шли бок о бок, он ткнул ее плечом.

- Что ты думала на самом деле?

- Ты должен был сломать Маку все кости в теле, а не только худую шею.

Его кривая усмешка была слишком восхитительной для слов.

Белокурая женщина со следами слез на щеках вышла из-за столба. Блу резко остановился.

- Пеген, - удивленно произнес он.

Мгновенное чувство вины.

- Если ты не будешь со мной, то не будешь ни с кем. - Девушка прицелилась из пистолета и дважды выстрелила, прежде чем Эви успела понять, что происходит.

Тело Блу дернулось один раз, второй, прежде чем темно-красное пятно появилось, пропитывая его рубашку. Это было похоже, будто два клапана взорвались внутри него.

Темно-красное. Кровь.

Не Блу. Кто угодно, только не Блу.

Пеген бросилась прочь. Эви хотела побежать за ней, так ужасно, но она хотела осмотреть Блу подробнее. Беспокойство бежало через нее, когда она потянулась к своему клатчу, ища пакет первой помощи, который она решила взять с собой только этим утром, думая, что у Блу могло быть несколько порезов и ушибов после игры.

Он прижал кулаки к ранам, затем поднял залитые кровью пальцы к свету. Ярость окрасила его лицо.

- Я буду в порядке. Иди, найди ее. Верни ее. Главным образом, живую.

- Блу, ты...

- Эви.

Прекрасно. Она бросила ему комплект и направилась в ту сторону, куда убежала девушка. Пока Эви бежала, она успела достать лазерную пушку, постоянно осматриваясь... там! Блондинка закрыла боковую дверь со стороны водительского сидения темно-синего BMW. И она явно уже запрограммировала свой путь спасения в GPS, потому что машина поехала.

Я так не думаю.

Эви прицелилась. Выстрелила.

Поток золотого света попал в заднюю шину, и машина замедлилась и остановилась. Это было проблемой у предопределенных систем. Что-нибудь одно шло не так, как надо, и транспортное средство блокировалось.

Эви подошла к машине и дернула дверь. Заперто. Она прицелилась в окно и сказала:

- Открой дверь и выходи, сама, или я открою ее и вытащу твое истекающее кровью тело.

Широкие, водянисто-голубые глаза долго смотрели на нее. Оружие Пеген лежало на пассажирском сидении, но она не тянулась к нему. Ее пустые, дрожащие руки потянулись к двери и открыли ее.

- Медленно, - скомандовала Эви.

Пеген двигалась с черепашьей скоростью, держась за дверь, чтобы стоять, в то время как ее колени угрожали подкоситься.

Эви когда-то плохо себя чувствовала из-за этой женщины. И, ладно, часть ее все еще жалела женщину. Но стрелять в Блу? Черт, нет. Это ей просто так с рук не сойдет.

- Н-не трогай меня, - заикаясь произнесла Пеген. - Пожалуйста. Я... беременна. Ребенком Блу. Пожалуйста, отпусти меня.

Беременна? Вряд ли. Блу был умнее.

- Не будь дурой. Просто отойди от машины и встань на колени.

Всерьез плача, Пеген повиновалась. Эви встала позади нее, достала пару лазерных наручников из клатча и закрепила их вокруг запястий. Когда Эви нажала на центр, наручники засветились и приблизились к коже Пеген. Если она попытается вырваться на свободу, то потеряет руки.

Эви помогла ей встать на ноги. Небольшой толчок между плечами повел Пеген вперед.

Блу не сдвинулся с места. Он снял рубашку и перевязал ей раны, но хлопок уже был пропитан кровью. Гнев Эви снова вернулся к жизни.

- На колени, - скомандовала она, заставляя Пеген повалиться на землю. Потом приставила дуло к затылку девушки.

- Мне больше ничего не нужно, да. Дай только повод, чтобы нажать на курок и прикончить тебя.

Рыдания вырвались из девушки.

- Мне жаль. Мне так жаль, Блу. Я не хотела убивать тебя, я просто… Мне очень жаль. Я хотела причинить тебе боль, чтобы ты страдал, как я.

- Знаю, - сказал он, и его мягкий тон удивил Эви.

- Но ты, Пег, можешь провести остаток своей жизни в тюрьме из-за этого.

Ее голова наклонилась. Тело содрогнулось.

- Скажи ему, что сказала мне, - отрезала Эви.

- Я....не, - сказала девушка, плечи поникли. - Я солгала.

- О чем? - спросил Блу.

Эви встретилась с ним взглядом.

- О беременности.

Он сжал губы в тонкую твердую линию.

- Мне очень жаль, - снова сказала Пеген.

Он вздохнул.

- Я собираюсь тебя отпустить.

- Что? - выдохнула девушка.

- Ага, - Эви сказала, сбитая с толку. Милосердие от закаленного агента? - Что?

- Иди домой. Получи какую-нибудь помощь. Не приближайся ко мне. Не приближайся к Эви. Если ослушаешься, буду считать тебя угрозой и действовать соответственно.

- Да, да. – Она закивала, как болванчик. - Хорошо. Я обещаю.

Он посмотрел на Эви, выражение его лица было гранитным.

- Отпусти ее.

Хотя она хотела поспорить, все же сняла наручники. Пеген прижала запястья к груди и помассировала кожу.

- Спасибо, Блу. - Она стояла, извиняясь. - Я очень сожалею о том, что сделала, правда сожалею.

- Иди, - сказал он.

Ей не надо было говорить дважды. Она вылетела пулей.

- Ну, это было глупо, - сказала Эви, разочарование, облегчение клубились, как и тысячи других противоречивых эмоций. - Она снова попытается.

- Нет. Это не в ее правилах. Кроме того я это заслужил.

Ну, здравствуй, самобичевание.

- Блу...

- Нет, - сказал он. - Ничего не говори.

- Я скажу. То, что случилось, не заслужено.

Он легонько улыбнулся.

- Давай, поедем домой и вытащим эти проклятые пули из меня.

- Прекрасно. Но разговор не окончен.


Глава 17

Эви не удивилась, что Блу оставался в сознании во время езды. Нет более сильного мужчины, чем Блу. Но она была обеспокоена количеством потерянной крови, и то, как он смотрел прямо перед собой, его дыхание было прерывистым, а сердцебиение слишком тяжелым и слишком быстрым каждый раз, когда она проверяла его.

- Отвлеки меня, - сказал он.

- Как?

- Поговори со мной. Расскажи о своей жизни.

Ни в коем случае она не могла отказать.

- Ну... Я заочно закончила школу и поступила в университет в тринадцать лет. Моя специализация - это химическая инженерия, это было мое первое увлечение, но мама заставила брать частные уроки стрельбы и обеспечения безопасности.

Он нахмурился.

- Ты же была слишком юна.

- Да. Поверьте мне, я знаю. Дети никогда не позволяли меня забыть об этом. Нет друзей, зато много насмешек.

- Неудивительно, что ты так недоступна.

- Недоступна? Я?

Он фыркнул.

- Знаешь же, что ты.

Может быть. Хорошо, определенно. Подпускать людей было непросто. Заботиться о ком-то другом кроме своей персоны – делать себя уязвимой, оставлять себя широко открытой для всех видов боли. А если ты потеряла любимого человека? То никогда не будешь прежней.

Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Верно?

Тьфу. Глупое клише. Но, ладно, она дошла до сути. Подпускать людей также имеет свои плюсы. Должен быть кто-то, на кого можно положиться. Кто-то, кто прикроет спину. Кто-то, кто вытащит тебя из самого дерьма.

- Как ты стала врачом? - спросил Блу.

- Медицина уже была у руля. Когда я работала с людьми в испытаниях лекарственных препаратов, я поняла, что мне нравились плоды контакта один-на-один, и делать кого-то лучше. Я переключилась на медицину, и фармакология стала хобби. Ныне Новый-Мировой-Порядок позволил студентам погрузиться в выбранные ими области без пересдачи предметов, которые они освоили в средней школе. Тем не менее, я решила не брать гражданство, вместо этого переехала в Новые Штаты, чтобы быть с Майклом. Он учил меня два года, прежде чем отправить на первое роковое задание.

- Я знал, что ты была молода, когда начала работать с ним, но ничего себе. Всего двадцать лет.

- Сколько же тебе было, когда пошел на первое задание?

- На задание - в 12, убил в 14.

Вот это да!

- Вот это слишком молодой.

- Ну да, но я тренировался с Майклом, начиная с пяти лет. Он нашел меня на улице и разместил в человеческой семье. Свел меня с Джоном и Соло. Дал мне цель.

Не удивительно, что Блу любил ее отца так сильно.

Неудивительно, что ее отец любил его. Они были вместе долгое время. Полагались друг на друга долгое время.

- Знаешь, я завидовала тебе. Во время нашей первой встречи.

Он покачал головой, как если бы ослышался.

- Завидовала? Почему?

- Целых два года, которые я провела с Майклом, он говорил о тебе и твоем великолепии. «Блу так хорош в этом. Блу так хорошо в том». Какая честь работать с тобой, бла, бла, бла. Это было довольно отвратительно. Я ждала всю свою жизнь, чтобы быть с ним, только чтобы увидеть его преданность, направленную ​​на кого-то другого.

Он немного печально улыбнулся.

- Это многое объясняет.

- О да. Но это была не твоя вина, и я прошу прощения за то, как я относился к тебе.

- Ты постоянно говоришь это.

- Потому что это правда. Вот и говорю.

- Если уж я пережил это, то и ты это можешь. Перестань извиняться.

- Ты уверен? - Она продолжила тихо. - Все в прошлом?

Он протянул руку, чтобы заправить ее прядь волос за ухо, поморщился из-за мазка крови, оставленного им на лице, и опустил руку.

- Я действительно так думаю, все в прошлом.

Так думать было намного лучше.

- Но даже если бы и не простил, - добавил он, - ты не должна была извиниться еще раз. Твое извинение шло от самого сердца. Если это не достаточно хорошо для меня, проблема со мной, а ты бы лучше дала мне под зад и выбросила.

- Я...

- Не выбрасывай мою задницу. - Он дернулся, она улыбнулась. - Единственное, о чем я когда-либо буду просить тебя – это об удовольствии.

Они добрались домой, прежде чем Эви смогла засыпать его вопросами. У ее красивого дома из красного кирпича было три окна с обеих сторон, все стратегически освещались уличными фонарями. Она проехала вдоль стены дома, вниз, под рампой в подземный гараж.

Припарковалась и бросилась к стороне автомобиля Блу, предлагая свое тело в качестве опоры. Он отказался, переплетая свои пальцы с ее и ведя внутрь. Он - мужчина, подумала она с дрожью. Такая сила.

Он потащил ее прямо на верхний этаж, в анфиладу комнат, которые были превращены в рай для женщины. Там стояли плюшевые диваны, кресла из натуральной кожи и драпировки из бархата, а также позолоченные зеркала и мебель из вишневого дерева. Ее любимого? Огромная кровать с мраморными подпорками, укутана тканью цвета голубого льда...

- Сядь, - скомандовала Эви. В ванной комнате она схватила свою медицинскую сумку из-под раковины.

Он был на том же месте, где она его оставила. Стоял.

- Я же сказала тебе, сядь.

- Ни за что. Пока я буду заливать кровью простыни, ты будешь выписывать мне счет свыше пары тысяч долларов.

Верно.

- Ты можешь себе это позволить.

- Нет, если я по-прежнему буду истекать кровью и наличными в Каса Блэк.

Их руки соприкоснулись, когда Эви прошла мимо него, она задохнулась от вспышки, белой молнией пронзившей ее тело. Покраснев, она поставила сумку на тумбочку и начала вытаскивать все, что было необходимо. Зажим для удаления пули, дезинфицирующее средство для рук, два шприца с клеточным регенератором, бинты и влажные салфетки. Все упакованы и стерилизовали.

- Удивлен, что все это барахло не находится в твоей сумочке, - сказал он. - Кстати говоря, ничего не хочешь добавить?

- Вот. - Она подняла ремешок над головой и протянула всю сумку ему. - Загляни внутрь.

После того как она расстелила пластиковый брезент на кровать, убедившись, что защитная пленка закрывает ее полностью до полу, он сказал:

- Лунный камень, стеклянный глаз, выдвижное лезвие, торцевой гаечный ключ, и 3-D очки. - Он улыбнулся ей. - Ты должна рассказать. Почему стеклянный глаз?

- Думала, что ты мог бы потерять реальный во время игры, и не хотела смотреть на пустую дырку. Теперь, ложись.

Он одновременно рассмеялся и зашипел, когда растянулся на матрасе.

- Сюда, - сказала она. – Давай, я обезболю...

- Нет. Никаких лекарств. Хочу быть в сознании и с ясной головой.

- Будет больно.

- Я не боюсь боли, принцесса.

Она продезинфицировала руки и сняла бинты, наложенные ранее. Было две раны, размером с четвертак, они до сих пор кровоточили.

- Я провела небольшое исследование Аркадианской анатомии с момента последней подобной ситуации. Ты поймешь, что я лучший доктор в округе.

- Ты была замечательной и прежде.

Комплимент? Пострадавший Блу был сладким. Она должна помнить об этом.

- Готов? - спросила она, направляя зажим для удаления пуль к двум ранам.

- Действуй.

С нажатием кнопки, зажимы придерживали грудину, камеры отображали лучший курс для удаления пуль, всасывание медленно вытащило пули из тела. Блу чертыхнулся только восемь раз.

- Не лучшая, - процедил он. - Ты, безусловно, не лучшая.

Не скалься.

- Нужен другой способ, чтобы отвлечь внимание? - спросила она. - Потому что то, что произойдет дальше, заставить тебя чувствовать себя в тысячу раз хуже.

- Да. Отвлеки меня.

Она неуверенно задала первый вопрос.

- Я действительно тебе нравлюсь?

Он моргнул.

- Ты шутишь, что ли?

- Абсолютно серьезно.

- Тебе действительно надо об этом спрашивать?

- Да. Я далеко не твой тип.

Он провел языком по зубам.

- Таким образом, твой реальный вопрос из серии, использую ли я тебя для чего-то или нет. Большое спасибо.

- Ты так ошибаешься. Вопрос не имеет ничего общего к твоим причинам, все дело моей собственной неуверенности. Было не так много мужчин, заинтересованных в моей жизни, хоть ненадолго, так или иначе, но ты здесь, и я просто не понимаю, что могу предложить тебе.

Морщинки вокруг глаз смягчились.

- Ты действительно нравишься мне, Эви Блэк. И это сильное притяжение. Сильнее чем я когда-либо испытывал. Даже когда пытался с этим бороться… и притяжение, это еще слабо сказано.

Сильнее чем когда-либо испытал, было с ней? Эви растаяла лужицей.

- Тогда что?

- Что еще? Твой отец. По его словам, ты вне зоны доступа.

Таким образом… он не хотел расстраивать Майкла. Не потому ли он не довел дело до конца, не трахнул ее?

- Ну, он никогда не узнает то, что происходит между нами.

- Узнает. Я скажу ему.

Что?

- Блу....

- Я не собираюсь скрывать наши отношения, Эви.

У него была долбанная совесть. Отлично.

- Тогда мы расскажем после того, как найдем Джона. Сейчас не о чем рассказывать, - проворчала она.

- Жалуешься?

- Ну да. А что не понятно? Я-то думала все и так ясно.

Опять уголки губ дрогнули.

- Как давно у тебя был секс?

- А что? - Мог ли он сказать, что она давненько не практиковалась?

- Давай назовем это любопытством и оставим все как есть.

Тепло расцвело в груди.

- Последний секс был в двадцать три, - призналась она.

- А сколько тебе сейчас? Двадцать шесть? - Он чуть не проглотил свой язык. - Почему? Как ты могла жить три года без этого?

- Я была немного диким ребенком, для меня было в порядке вещей спать с любым старшеклассником из университета, который обратил на меня хоть какое-то внимание. Я пошла по рукам и начала чувствовать себя грязной. В семнадцать лет, я решила подождать значимых отношений. Такого никогда не случалось, так что с семнадцати до двадцати трех, я поняла как хорошо быть в одиночестве. Затем, после Клэр, полагаю, я искала себе наказание, и в конечном итоге в постели какой-то незнакомец вызывал у меня отвращение к себе. После этого, мое тело стало закрыто и не доступно.

Блу молчал.

Она прикусила нижнюю губу.

- Я упала в твоих глазах? - мягко спросила она. Если он так решит, я заслужила. Сделаю все, что нужно, чтобы получить обратно его уважение.

Он мог бы дразнить ее, как она всегда дразнила его. Он мог бы назвать ее шлюхой и шалавой или еще хуже. Но он молчал.

- Я не думаю хуже о тебе. Наоборот. Ты вытащила себя из положения, которое презирала. Это требует чертовски много сил.

Он был еще лучше, чем она могла о нем подумать.

Его веки наполовину закрылись, и он улыбнулся.

- Твое тело доступно сейчас, не так ли, принцесса?

Импульсивно она наклонилась и поцеловала его в лоб.

- Ты был прав, знаешь ли. Я была одержима твоей сексуальной жизнью, потому что хотела быть частью ее. Я сожалею, что осуждала. Я не имела на это права. Думаю, что сделала это, потому что была несчастная в прошлом и страдала из-за отсутствия любви в настоящем.

Эмоции промелькнули в его глазах, но она не была уверена, что это было.

- Я сказал, перестань извиняться.

- Нет, - добавила она, игнорируя его последние слова. - Мое тело не закрыто.

Вернуться к работе. Прежде, чем сломается. Она вставила верхнюю половину одного из шприцев внутрь раны ближе к сердцу и ввела содержимое. Когда он закончил извергать поток ненормативной лексики, она сделала то же самое с другой раной.

- Тебя кто-нибудь называл доктор Ходад? - прорычал он.

- Нет. И что же это должно означать?

- Руки смерти и разрушения.

- Ха! Мне нравится это имя. Можешь продолжать обращаться ко мне «доктор Ходад».

Она протерла его грудь, затем свои руки.

- Ты потерял много крови.

- Это не в первый и не в последний раз.

- Тебе, возможно, потребуется перели.....

- Нет, - сказал он, мотая головой. - Аркадианцы не делятся кровью, а человеческая вообще не поможет.

- Почему ты не возьмешь кровь своей расы?

- Забор крови создает неразрывную связь. Помнишь Далласа? Он сказал, что Аркадианский король накормил его кровью, чтобы исцелить. Теперь агент вынужден делать все, что Кирин Ен Арр повелит ему делать.

Упс. Как и Блу, Эви лучше умрет, чем станет рабой.

- Закрой глаза и поспи, - сказала она. Она легонько, сладко поцеловала его в лоб. - Могу сказать, что ты слабее, чем показываешь, потому что не могу чувствовать твою силу.

Он протянул свою руку и поймал ее.

- Не уходи.

Она мягко потянула его за мочку уха.

- Не уйду. Я буду здесь, когда проснешься. Потому что знаешь что, синий чулок? Нет места для меня лучше, чем возле тебя.


***

Блу проснулся внезапно.

Его тело сгорало от желания, а он не был уверен почему. Сначала. Потом понял, что лежал в постели с Эви. Ее спина была прижата к его голой груди, его рука была у нее под рубашкой, пальцы были растопырены на животе. Ее попка прижималась к его пульсирующей эрекции.

Он вспомнил, как они очутились здесь. Пеген стреляла в него, а Эви лечила.

Он вспомнил, как она призналась, что не занималась сексом в течение трех лет. Как она поцеловала его в лоб, чтобы успокоить. Дважды.

Теперь он думал, рассматривал, пытаясь заработать ее доверие. Рассматривал все. Я возьму то, что мое.

Блу уткнулся носом в затылок и скользнул рукой к груди, сжимая идеальный маленький холмик, разминая и… шипя, когда ее сосок затвердел для него.

- Эви. Проснись для меня, детка.

Она прерывисто застонала и выгнулась, чтобы плотнее, сильнее вжаться в его член. Удовольствие… он застонал. Вымаливая больше.

- Эви. Сейчас же.

Она напряглась. Потом перевернулась на спину и посмотрела на него снизу вверх бархатными карими глазами с пониманием, становящимися все более внимательными… и, наконец, она смотрела с возбуждением.

- Блу. - Не вопрос. Требование.

Он услышал.

- Мы делаем это, - сказал он. И это было только единственное предупреждение, предложенное им. Он схватил ее рубашку за воротник и разорвал материал по центру. Ее бюстгальтер ждала та же участь.

Она не произнесла ни единого протеста. Даже помогла избавиться от изорванной одежды.

Он практически нырнул в нее, набросился своим ртом на ее рот, засовывая язык глубоко, принимая и забирая все. Она встретила его с не меньшим напором, ее изысканный вкус довел его до безумия. Но, она всегда производила такой эффект на него.

Он получит всю ее. Наконец-то.

Он сосал ее нижнюю губу, держась за нее как можно дольше, отстранился только для того, чтобы опустить голову и втянуть ее сосок в рот, покусывая, щелкнул по нему языком, втянул и отпустил, втянул и отпустил, даже укусил. Ее ногти впились ему в голову, как бы удерживая его на месте.

Ох, детка, ничто меня не сможет оторвать меня от тебя.

Ее колени терлись об его бедра, будто не могла решить, что делать с ногами. Тогда она уперлась ими в матрас и выгнулась, прижимаясь ​ плотью к его эрекции. Увеличение наслаждения было слишком интенсивным, и все же, этого и близко не было достаточно. Его потребность в ней углубилась.

Презрев одежду, но не желая убирать руки от ее груди, Блу использовал свою силу, чтобы снять джинсы и трусы с помощью мысли, отбрасывая их в сторону. Холодный воздух возбудил его, обволакивал и сделал чувствительным каждый дюйм тела, намного возбуждающе, будто воспаления кожа касалась воспаленную плоть... как если бы его член встретил жидкий огонь.

Он почти потерял тот малый контроль, который был.

Эви застонала.

- Блу. Сейчас.

- Уже скоро.

На этот раз он собирался узнать все о ней. Сделать все. Поиграть.

Он провел у нее между ног и одобрительно промурлыкал.

- Такая мокрая, детка.

Он любил, как она возбуждалась… и как быстро.

Он поддразнил ее пальцем, когда она оседлала его, пытаясь скакать на нем вверх - вниз, ввел еще один. Все это время, ее голова моталась из стороны в сторону. Глаза были закрыты, а красные губы - влажными и приоткрытыми. Он знал, когда она растворялась в ощущениях, он подталкивал ее к краю... затем отступал... доводил снова и… отступал.

- Блу!

- Отчаянно хочешь? - Он хотел. Пот стекал с висков. Никогда еще он не был так натянут, возбужден. Но это стоило того, чтобы услышать ее стоны, вздохи и то как она умоляет. Увидеть ее капитуляцию, взять над ней верх.

- Хочу.

- Пока нет. - Он ввел ей третий палец, растягивая ее, на этот раз, готовя к тому, что должно произойти, она выдохнула непонятное слово. Ногти впились в его спину, царапая до крови.

Эти раны он будет носить с гордостью.

- Больно? - спросил он.

- Немного. Но, ооох. Мне это нужно.

Красивый призыв от неукротимой Эви Блэк.

- Ты дашь мне все.

- Все, что захочешь.

- Все. Когда-то ты просила об этом. Теперь я требую это.

Не в силах больше сдерживаться, он вытянул пальцы из нее. Они оба застонали от потери. Он провел мокрыми пальцами по ее губам и нагнулся слизать ее соки, поцеловать глубоко и требовательно, он зажал ее колени руками, направляя член к входу.

- Да! Пожалуйста.

Он хотел вставить ей жестко и быстро. Но вошел на дюйм. Потом на два.

Так узко. Так чертовски узко.

Продвинулся еще на дюйм.

Потом еще, и еще...

Ахнув, она замерла.

- Хорошо?

- Так хорошо. Ты такой большой.

Убейте меня.

- Сейчас будет еще лучше.

Он нашел между их телами узелок нервов, нажал и потер, пока ее бедра не начали дрожать.

- Да! - закричала она. - О, да.

Он вошел в нее резко и быстро, как и хотел, она кончила мгновенно, выгибая спину, крича его имя.

Прежде Блу не чувствовал ничего подобного, восхитительно, когда ее внутренние стенки сжимали его. Так прекрасно.

- Скажи мне, детка, сможешь выдержать грубую езду.

- Да. Пожалуйста, да.

Никогда не надоест слушать, как она говорит это слово. Он схватил изголовье, вытащил большую часть, затем вставил обратно с такой силой, что вся кровать зашаталась. Картина упала на пол. А может быть, его Аркадианская сила вызвала левитацию мебели, потому что лампа упала с ночного столика и разбилась.

Он заплатит за все разрушения. С радостью.

Он продолжал двигаться. Внутрь, наружу. Внутрь, наружу. Давление, должно быть, вздымалось в ней, потому что она схватилась за него, убеждая действовать сильнее. Он не мог остановиться или замедлиться, чтобы спасти свою жизнь. Никогда еще он не был так ошеломлен, что не мог с собой справиться. Таким образом, только удовольствие имело значение.

Здесь. Сейчас. Эта женщина. Моя.

Его ритм стал жестоким и карающим. Изящным. Эви схватила его за волосы и притянула вниз для другого поцелуя. В тот момент, когда их языки встретились, ее снова накрыл оргазм, и поскольку внутри она сжала его уже во второй раз, он присоединился к ней, изливаясь, изливаясь, так сильно. Он взревел, давая один последний толчок, насыщая ее, отдавая ей все до последней капли, пока, наконец, не упал на нее сверху, полностью опустошенный.

Блу не был уверен, сколько прошло времени, прежде чем понял, что не двигался, и что мог задушить ее своей тяжестью. Приобняв Эви, он перекатился на бок. Пот сформировал скользкий слой по их телам, и ни один из них не мог отдышаться.

Проблема состояла в том, что он хотел еще.


***

Эви дрожала. Секс никогда не был так хорош для нее. Секс, вероятно, никогда не был так хорош ни для кого, и она почти хотела, чтобы она не испытывала его. Почти. Как теперь она сможет отпустить Блу?

Впервые за годы она не испытала чувства неудовлетворенности. Только спокойствие. Будто все части ее жизни, наконец, правильно сложились.

Но это не могло быть правильно. В конечном счете независимо от того каким замечательным человеком был Блу, он был плох для нее. Они никогда не хотели того же самого.

Нужно проложить немного пространства между нами.

- Сейчас я чувствую себя глупо, поднимая эту тему, учитывая мою профессию и мое прошлое, но при всем волнении я честно никогда не уделяла этому внимания. Хотя, это не отговорка, да? Мне должно быть очень стыдно. - И он даже запаниковал.

Но она не паниковала.

В его глазах сверкало веселье, будто он боролся со смехом.

- Думаю, что ты была в бессвязном состоянии, сахарная слойка.

- Ну, это я пыталась сказать, - продолжила она, двигаясь вперед, - я не принимаю никаких противозачаточных.

- Никакой вероятности. Я не могу заставить тебя забеременеть.

Никогда?

- Первое, никакой вероятности? Серьезно? Второе, что относительно болезней?

- Про первое, да. Именно это я и сказал. Никакой вероятности. Думаю, мы можем сдержаться. Это сексуально. Про второе, у меня нет Аркадианских болезней, и даже если бы были, я не смог бы тебе их передать. Кроме того, я неуязвим для человеческих болезней.

- Ну, только ради твоего душевного спокойствия, у меня их тоже нет. Я проверялась.

Он поцеловал ее в кончик носа.

- Спасибо за информацию.

Она села, отбросив влажные волосы с лица.

- Так...

Он приподнял бровь.

- Это правда та часть, где ты пытаетесь вышибить меня из своей кровати? Извини, горячий пирожок, этого не произойдет. Мы уютно устроились.

Подождите-ка. Что? Смотря на него, она твердо сказала:

- Мы не уютно устроились.

Он очаровательно надул губки.

Он дразнил ее?

Он должен был дразнить ее.

Глупый, восхитительный мужчина!

- Таким образом, теперь, когда ты использовала меня, - сказал он, - ты собираешься бросить меня?

Ха! Чувство вины.

- У меня действительно нет никакого желания уютно устраиваться. Ни с кем. Никогда.

Он выплюнул смешок.

- Ты только что сказала «уютно устраиваться»?

Ее щеки запылали, когда она поняла, что да, да сказала.

- Что? Я именно это сказала.

- Хорошо, - усмехнулся он, - Ты когда-нибудь с кем-нибудь засыпала вместе?

Ее глаза сузились до крошечных щелочек.

- Нет.

Его глаза и рот смягчились, будто он увидел котенка на дереве, которому нужно помочь слезть. Он положил руку ей на затылок и стал массировать.

- Тогда, давай попробуем. Ты и я. Нам может это понравиться.

Она закрыла глаза от счастья, как раз когда внутри проклинала его. Это был очаровательный соблазнитель, в которого гарантированно влюблялись тысячи.

- Мы?

- Я тоже никогда этого раньше не делал и хочу посмотреть, на что это похоже.

Она будет первой? Ерунда! Как ей теперь сопротивляться?

- Ты серьезно? Никогда?

- Никогда. Я брал то, что хотел и уходил... или заставлял женщин уйти.

- И они выносили тебя? - спросила она недоверчиво.

- Конечно. Одна даже пытались вернуться на несколько секунд, минут.

- Конечно, - поддразнила она. - Но... почему? Почему я?

Он невозмутимо пожал плечами.

- От тебя вкусно пахнет, ты хорошо чувствуешься, и я снова хочу тебя снова, очень, очень скоро. Если ты будешь рядом, это избавит меня от необходимости выслеживать тебя.

Она должна сопротивляться. Одна его секскапада почти убила ее. Не говоря уже о том, что сделает второй раунд. А что, если она на самом деле наслаждалась этой штукой с уютным устраиванием? Она начнет жаждать его... и когда это касалось Блу, она больше не могла позволить себе эту тягу.

Кто знает, возможно, тебе повезет, и ты возненавидишь его.

Точно.

Ее молчание, должно быть, спровоцировало его, потому что он произнес:

- Не превращай меня в пещерного человека, который бьет женщину дубинкой по голове, чтобы получить то, что хочет.

Она закатила глаза.

- Ладно, хорошо. Отлично. Мы попробуем уютно устроиться. - Она устроилась у него на груди, и он обнял ее. Его сердце бешено колотилось под ее ухом, быстро и сильно, мощно радуя ее.

Она не собиралась ненавидеть его, не так ли?

- Мы можем сделать это в течение часа, и, может быть, если повезет, я немного распущу руки, - сказала она. - Но после этого мы пойдем своими путями, хорошо?

Он провел пальцами по ее волосам.

- Нет. Не хорошо. Мне нужно, по крайней мере, хотя бы шесть часов. И определенная ручная игра. По-другому я не согласен.

Они заключали сделку? Серьезно?

- Два часа, - сказала она. - И я не изобью тебя до смерти.

- Восемь. И будешь ласкать.

Черт побери.

- Так не ведутся переговоры, Блу.

- Мой косяк. Десять часов.

Просто, чтобы поспорить, она ущипнула его за сосок.

- Ой! - Он схватил ее пальцы и поцеловал суставы. - Только из-за этого, я не расскажу тебе, как я тебя оценил.

Она рывком села и посмотрела ему в глаза.

- Ты не оцениваешь своих женщин. - Пауза. - Так ведь?

- Обычно нет. Но в этот раз я сделал исключение.

- Не думаю, что ты знаешь, как близко подобрался к вытаскиванию позвоночника через твой рот, - сказала она, грозя кулаком ему в лицо.

Он попытался укусить его.

- Я когда-либо говорил тебе, насколько сексуально, когда ты угрожаешь мне телесным наказанием?

- Нет. Поскольку это было бы смешно.

- Это не так, и это правда. - С серьезным выражением лица он сказал, - А сейчас, давай вернемся к твоему оцениванию. Я решил рассказать тебе, несмотря на то, что ты сделала.

Она покачала головой, темные волосы танцевали вокруг нее.

- Я не хочу знать. - В конце концов, она потерялась в удовольствии его рта и рук, а затем и тела; ему пришлось делать всю работу.

- Слишком плохо. Крошка, здесь нет вопросов, нет сомнений в моей голове, что ты вечно будешь... номер один. Серьезно, - сказал он, указывая рукой на ее тонкие изгибы, - Это должно быть вне закона.

Она попыталась сохранить нейтральное выражение лица... поощрять его было неправильно... но она не могла подавить улыбку.

- Два комплимента от тебя за один день. Ты, должно быть, рехнулся.

- Ты абсолютно права. У меня гора с плеч упала.

Ее глаза широко распахнулись. Она не могла поверить, что он просто сказал это.

Он снова махнул рукой, так величественно.

- Вперед. Смейся. Я знаю, тебе хочется.

Она прижала руку ко рту, но было слишком поздно. Смех слетел с губ.

Он посмотрел ей в глаза, в них читалась смесь удовольствия и страха, его лицо смягчилось.

- Я никогда не устану смотреть, как ты светишься.

Это слишком серьезно! кричал ее разум. И, вот так легко, ее веселость сошла на нет.

Он нахмурился, будто изменение ее настроения расстроило его.

- О чем ты думаешь?

- Что будет завтра? С Тиффани?

- Ты не хочешь, чтобы я заигрывал с ней?

- Нет, - ответила она честно. И дерьмо. Снова слишком серьезно.

Теперь он довольно усмехнулся.

- Не волнуйся. Не буду. У тебя есть мое слово. Я буду флиртовать с ней, чтобы сделать это правдоподобным, когда она уедет со мной, но я не перейду черту. Когда мы останемся наедине, я использую принуждение и заставлю ее заснуть.

- Хорошо, - сказала она, кивая.

- Подожди. Ты не берешь с меня обещаний? И не просишь подписать контракт кровью?

- Нет. Я тебе верю. Мне не нужно больше гарантий, чем твое слово.

Что-то яркое расцвело в его глазах, когда он поцеловал ее в висок.

- Я не знаю, что сказать. Эви... спасибо.

В любом случае она должна была говорить ему эти слова.

- Ты голодна? - спросил он, переключая темы со скоростью, которая остановила ее колебания. - Я проголодался. Так, почему бы мне не сделать нам что-нибудь? После этого мы можем помыться и провести еще несколько часов в постели прежде, чем лечь спать. - Его голос стал хриплым от желания, когда он добавил, - Потом будет утро, и я обещаю, что разбужу тебя самым лучшим способом. Обещаю.

Подождите-ка. Он ожидал остаться на ночь в ее комнате? На всю ночь?

- Лежи. Я сейчас вернусь. - Голый, он мягко направился по коридору, оставив ее наедине с растущим чувством паники. Наконец-то, оно появилось.


Глава 18

Он не надевал презерватив. Если уж быть честным, Блу даже не думал о том, чтобы его использовать. На каком-то уровне, он доверял Эви больше, чем любой другой женщине. Знал, что она не будет шантажировать его ложной беременностью, как сделала Пеген. Как многие другие хитрили. Она была честной до чертиков.

И теперь, когда он знал, что она не жаловалась на отсутствие резинки, потому что самой снесло крышу в тот момент, как и ему, Блу захотел ее еще больше.

Он улыбался, когда нес поднос с бутербродами в спальню, как если бы «и пусть весь мир подождет», желая увидеть ее спящей с разбросанными темными волосами по подушке, с бледной кожей, раскрасневшейся от удовольствия, только что подаренного им, с красными, опухшими от его поцелуев губами.

Он никогда не был собственником. Сегодня это изменилось. Эви Блэк принадлежала ему, и он не позволит ей уйти. Он уже пристрастился к ее вкусу… медовому. Но теперь знал ее доброту, внутреннюю мягкость и звуки, издаваемые ею во время волнения. Он знал, ощущения, когда ее ногти вонзаются в его плоть, как ее тело движется в унисон с его, окружая его, знал ее улыбку и хрипотцу в голосе после блаженства.

Она - сокровище. Мое сокровище.

Ну да, он предал Майкла.

Ну да, он чувствовал вину. Но он заставит босса понять.

Что на счет завтра? Что с вечеринкой после игры? С Тиффани?

Эви понимала. Она доверяла ему, не задавая никаких вопросов, осознание этого сразило его. Он не думал, что когда-либо был так счастлив.

Он это не испортит. На этот раз, Блу начертил линию, которую он не пересечет.

- Эвангелина, - сказал он, улыбаясь, когда вошел в комнату.

Но ее не было в постели.

Он поставил поднос на туалетный столик и шагнул в ванную, но там ее тоже не было. Хмурясь, он проверил весь номер люкс. Не было никаких ее признаков, одежда была поднята с пола.

- Эви, - позвал он.

Никакого ответа.

Он пронесся по всему дому, проверяя каждый угол, каждую тень, но она нигде не пряталась.

Хмурясь, он протопал в ее офис и просмотрел камеры безопасности, используя коды, которые она дала ему. За секунды он вскипел. Маленькая ведьма вылезла через окно собственной спальни и свернула в сторону дома. Как будто он был девочкой по вызову, о которой она пожалела.

Ярость лилась дождем, штормом льда и огня. Его движения были резкими, когда он привязал оружие ко всему своему телу и оделся. У нее было десятиминутное преимущество. Она будет у него в постели через пять. Отшлепает ли он ее, прочтет ли ей лекцию или обольстит ее, он не был уверен. Возможно, он сделает все три вещи.

Зачем ему это?

Она совсем не такая, чтобы бежать от своих проблем.

Или, черт, что же он знал о ней? Возможно, она была такой. Она все еще не рассказала ему о Клэр.

Снаружи, луна была высока и полна, небо было покрыто алмазами цвета черного дерева, а воздух был прохладным. Дороги были пусты, весь район погрузился в покой. Эви направилась на север, таким образом, он побежал в том направлении за непрекращающимся следом ее сладких духов.

Она оставила отпечатки в земле, и они были глубже, чем нормальный шаг. Она бежала, ее обувь увязала в грязи. Она стремилась убежать от него?

Бесясь снова и снова, он обогнул угол дома как раз вовремя, чтобы увидеть, как Эви исчезает в работающем ночью магазинчике... и поймать Бри Лайна, следующего за ней по пятам, двигающегося все быстрее и быстрее, практически наступающего ей на пятки. Блу понесся на суперскорости, преодолев несколько ярдов за секунды, оказываясь прямо позади парня.

Он закрыл рукой пушистый рот... и ударил, а потом снова. Селезенка. Почка. Испуганный, страдальческий вой Бри Лайна был приглушен, когда тот упал на колени. Блу утянул его в темный переулок около здания и ударил парня коленом в лицо, отбрасывая его назад. Прежде чем тот мог выяснить, что происходит, Блу достал пиро-пистолет и прицелился.

- Почему ты преследуешь девушку? - спросил он. - На кого ты работаешь?

Сжимая свой истекающий кровью бок, иной упрямо сжал губы, отказываясь отвечать.

Блу поднял его единственным потоком силы и удерживал его, висящим в воздухе. Другим потоком, он развел руки и ноги Бри Лайна в стороны, в надежде заставить того почувствовать себя так, будто его конечности будут разорваны в клочья в любую секунду. Потому что так оно и было.

- Я не собираюсь спрашивать снова.

Бри Лайн посмотрел на Блу со смирением. Он только что понял, что умрет. Вопрос был только в том, насколько мучительно это будет.

- Тайсон Стар.

Тайсон? Не Грегори, не отец?

- Зачем?

- Я не знаю. Мне никогда не говорили зачем, только то, что нужно сделать.

- И что ты должен был сделать?

- Схватить Мисс Блэк и сопроводить ее к мистеру Стару.

Где она была бы избита? Убита?

Его ярость стала паникой.

- Один последний вопрос. Видел ли ты со Старом Ракана или слышал ли что-нибудь о продаже его кожи?

- Нет. Стары - самая скрытная семья, которую я когда-либо встречал. Они назначают различные части задания нанятым сотрудникам, таким образом, никто не знает все, что происходит.

Скрытная и умная.

- Ты заработал свою смерть. Я сделаю все быстро. - Он вложил оружие в кобуру, намереваясь убить парня голыми руками, когда шум достиг его ушей. Он повернулся, когда поток яркого голубого света сверкнул и ударил его в грудь. Каждая мышца в его теле превратилась в камень, хотя ум остался совершенно не тронутым. Он слышал, как Бри Лайн врезался в землю, больше не удерживаемый силой Блу.

Его ярость нашла новую цель: его самого. Он должен был подозревать, что Стары пошлют больше одного человека.

Второй иной вышел из тени. Кортез, которого Блу видел среди охраны в поместье Стара. Мужчина был на несколько дюймов ниже Блу, с темными волосами, зелеными глазами и кожей, которая выглядела так, будто ее опустили в горшок с медом.

- Я не знаю, как ты распял моего партнера, мистер Блу, но мне на самом деле все равно.

Блу отпустил худшие эмоции сиять в его глазах.

Мужчина не был впечатлен.

- Я только частично оглушил тебя, таким образом, ты будешь совсем как новенький через несколько часов. Тем временем я войду в магазин и найду твою девушку. А она твоя, не так ли? Должен сказать, это очень неожиданное развитие. Ты очухаешься и увидишь, как я позабавлюсь с ней немного, прежде чем отведу ее к мистеру Стару.

- Хм. Не думаю, что так закончится эта ночь. - Голос Эви отразился в переулке, когда поток голубого света взорвался и врезался в Кортеза.

Как и Блу, он застыл на месте.

Затем она выстрелила в лежащего Бри Лайна, тоже замораживая его, на всякий случай, если он решит бороться.

Блу никогда не испытывал столько облегчения при виде женщины, которую он жаждал придушить.

Эви, его красивая, дерзкая Эви, пнула Кортеза, когда она прошла мимо него, затем остановилась перед Блу.

- Тебе так повезло, что я на твоей стороне. - Она порылась в своем клатче... в великолепном, волшебном клатче... и вытащила кольцо с большим овалом в центре. - Это снимет эффект от оглушения.

Прежде чем она смогла надеть его, ее схватили за руки и заломили их за ее спиной. Кольцо упало на грязную землю.

- Хорошо, что я пришел в качестве страховки, - сказал ликующий голос позади нее.

Все еще неспособный двигаться, Блу впился взглядом в высокого, мускулистого Аркадианца, разворачивающего Эви и швыряющего ее в стену. Это было похоже на просмотр фильма ужасов в замедленном режиме. Каждая деталь была яркой. От удивления на ее лице до пыли, сыплющейся со здания.

Негодующий вздох слетел с ее губ.

Абсолютный, полнейший гнев взорвался в Блу. Он привлек всю свою силу в свое ядро, позволив ей сконцентрироваться там, встраивая слой за слоем.

- Я даю тебе один единственный шанс отпустить меня, - прорычала она, сквозь стиснутые зубы. - Иначе все будет плохо.

- Я думаю, что уже плохо. - Аркадианец ощупал ее тело, ища оружие.

- Да? Подожди, пока не увидишь это. - Она ударила затылком его в нос.

Взревев, Аркадианец выпустил ее и отшатнулся. Она развернулась и ударила его кулаком в горло. Когда он хватал ртом воздух, она пнула его между ног. Он рухнул лицом вниз, корчась от боли.

Блу отпустил свою хватку на силе, и когда она взорвалась в нем, жизнь прошла через его мышцы, и он двинулся вперед. Он схватил Эви за руку и потянул ее за себя... потом метнулся к Аркадианцу.

Он бил и бил и бил кулаком.

- Ты не причинишь ей боли. Никогда. - И бил и бил и бил кулаком. Кровь брызгала. Зубы летели и скользили по земле.

Вскоре от лица парня ничего не осталось.

- Э, думаю, он уже умер, - сказала Эви. - Ты можешь остановиться и, возможно, мы можем пойти в чертов дом.

Блу встряхнулся от звука ее голоса. Он тяжело дышал и знал, что должен был выглядеть внушающим страх. Однако он выпрямился и притянул ее к себе, нуждаясь ее близости, только для того, чтобы успокоить звериную ярость внутри него.

Она не оказала сопротивления. Даже прижалась ближе.

- Прости, малышка. Прости, что позволил ему добраться до тебя. Он больше никогда тебе не навредит.

- Эй, это была не твоя вина. Я так старалась добраться до тебя, что забыла проверить наличие третьего наемного убийцы. - Она очень нежно начала поглаживать его по груди. - И ты очень хорошо его убил, Блу. Видеть, как ты работаешь, это было настоящее удовольствие. Мой отзыв будет светиться. Он больше никому никогда не навредит. Обещаю.

Если бы что-нибудь произошло с ней...

Он не был уверен, что сделал бы. Прямо сейчас он испытывал затруднения с подавлением эмоций. Паника. Страх. Облегчение. Гнев.

Прошло много времени прежде, чем он почувствовал себя достаточно спокойным, чтобы снова говорить.

- Ты должна многое мне объяснить, юная леди! - проворчал он, отодвигая ее от себя, но все еще удерживая за плечи. Чувак. Возможно, ты должен был подождать подольше. - Почему, черт возьми, ты ушла из дома.

Она отступила на шаг, сбросив его руки, и грохот раздражения прорезал его грудную клетку.

- Ты действительно хочешь разбирать это здесь и сейчас? Часть нашей аудитории все еще жива.

Он повернулся и выстрелил Кортезу и Бри Лайну в лицо. Желтые лучи. Не голубые. Смерть, а не оглушение.

- Больше нет.

- Блу! - воскликнула она и топнула ногой. - Мы могли допросить их.

- Я получил все ответы, который мне были нужны. Итак. Я спрашиваю снова. Почему ты вылезла из чертового окна, Эви?

Она взмахнула руками, как бы говоря «что я сделала, чтобы заслужить все это?».

- Ну?

- По нескольким причинам, - сказала она, поднимая подбородок.

- Назови одну.

- Я видела, что парни скрывались в моем дворе.

- И ты не позвала меня? - прокричал он.

- Я не хотела упустить их, и, честно говоря, мне нужно было немного времени побыть подальше от тебя, чтобы подумать.

Внутри него ярость охладилась, став намного опаснее.

- Это так? Ну, тогда бери столько времени, сколько нужно, принцесса. - Он потопал прочь, не оглядываясь.


***

Эви знала, что все испортила.

Блу был в комнате для гостей, а она - в своей комнате. Они походили на боксеров в соответствующих углах ринга. Восход солнца прозвучал первым гонгом, и только один из них будет объявлен победителем.

Я не могу столько ждать.

Она должна была сделать все правильно. Уже она скучала по их легкому подшучиванию. По их... дружбе.

Они действительно были друзьями, не так ли?

В топике и шортах, она прошла по коридору в его комнату. На этот раз он не работал. Свет был выключен, и она не могла видеть мужчину, но могла чувствовать гул его силы.

- Ты не спишь? - спросила она громко.

- Нет, не сплю, - пробормотал он.

- Хорошо. Ты обещал, что у нас будут обнимашки, а теперь ты идешь на попятный? Не будь таким. - Она забралась в кровать и накрылась одеялом. Божественное тепло тела окутало ее, и она вздрогнула, быстро проснулось желание.

Хотя она и прижалась к его боку, он не притянул ее к себе ближе.

- Ты не единственная, кто нуждается во время порознь, Эви.

Упс.

- Я не привыкла к этому, к отношениям, понятно? У меня даже никогда не было парня. У меня были мальчишки, которые отчаянно использовали молодую девушку для самоутверждения, еще ребята пользовались мной ночью и сваливали - и, да, ладно, все то дерьмо заставляло всегда меня чувствовать себя грязно, и я поступала так же с тобой, мне очень жаль. Я была неправа. Знаю, ты сказал не извиняться больше, но это действительно стоит повторить. Также я не права, что судила и обзывала тебя кличками, которыми награждала себя в течение многих лет. Уменьшительными «он-» и «-мужчина», конечно. Ты отличный парень, Блу, и это выбило меня из колеи.

Сначала он не отреагировал. Затем, со вздохом, сунул руку ей под затылок и перевернул ее на свой бок. Она чуть не заплакала от облегчения.

- Ты не шалава и не шлюха, - сказал он. - И я никогда не хочу слышать, что ты так говоришь о себе.

Его страстность привела ее в восторг. Кого она разыгрывала? Все в нем приводило ее в восторг.

- Я хочу быть с тобой, пока мы работаем над этим случаем, - призналась она. - С тобой и ни с кем больше. Не только несколько раз, а каждый день, каждую ночь. Я хочу, чтобы мы были исключительными.

Пауза.

Пауза, которая испугала ее.

Отказ? Это сделает ей больнее всего. Но она была борцом и не собиралась сдаваться легко. Не на сей раз.

- Тебе нужно пространство, чтобы подумать. Я понимаю. Между тем спроси меня о чем-нибудь, - сказала она. - Я отвечу тебе прямо. Я даже расскажу все. Думаю ли я, что эти отношения будут легкими? Нет. Думаю ли я, что это будет стоить того? Да.

Больше не колеблясь, он сказал:

- Что произошло с Клэр?

Она напряглась. Конечно, он направился туда. Но она сказала, что ответит, и таким образом, она сделает это.

- Три года назад Майкл поручил мне дело, сказал мне выбрать пару агентов, чтобы помочь с разведкой, прежде чем я совершу убийство. - Чем больше она говорила, тем легче было произносить слова. - Но я не хотела выбирать агентов. Я хотела сделать все сама. Я была так уверена, что преуспею, и тогда я могла бы заграбастать всю славу себе.

Он ничего не сказал, но его руки напряглись вокруг нее.

- Помнишь убийцу Ночника?

- Да.

- Это была она. Я сузила круг подозреваемых до двух, действительно вышла на обеих и решила, что займусь сначала одной, потом другой. Я была права... и нет. Я совершила убийство, и в то время пока я была занята, похлопывая себя по спине за хорошо сделанную работу, другая женщина провела свою разведку. Эти двое были партнерами. Я забрала ее лучшую подругу, таким образом, она подгадала один прекрасный момент, чтобы ударить и забрать мою.

Блу поцеловал ее в висок.

- Ты не обязана рассказывать мне остальное.

Да, но остальные детали лились из нее, так или иначе, нескончаемым потоком.

- Я пришла домой и нашла Клэр по частям. Повсюду кровь. И на экране воспроизводилось убийство снова и снова. На записи Клэр кричала. Она кричала и даже просила меня спасти ее. Пока женщина не вырвала ей горло. Тогда она успокоилась, и я так жутко хотела, чтобы крики вернулись, потому что это значило бы, что она была жива. Моя милая, нежная живая девчушка.

- Ох, малышка. Мне так жаль. Мне так жаль.

Ее подбородок дрожал, а слезы текли вниз по щекам.

- После этого я сказала Майклу, что я покончила с агентством, и я на самом деле имела это в виду.

- Таким образом, ты не вернешься в платежную ведомость, как только Джон найдется?

- Нет. Я вернусь в больницу.

- Тебе там нравится?

- Да.

- Но ты не любишь эту работу.

- Я... больше не знаю.

- Думаю, ты любишь быть агентом. Ты так хорошо с этим справляешься.

- Спасибо. - Но... - Я больше не собираюсь рисковать тем, что приведу преступника к невинному.

- Теперь ты мудрее. Ты знаешь, как избежать...

- Нет.

Он вздохнул.

- Хорошо, малышка. Хорошо. Давай вернемся немного назад. Ты сказала, что хочешь быть со мной, пока мы работаем над делом. Что будет потом?

- Потом ты вернешься в свой дом и в свою жизнь.

- И это означает, что мы больше не увидимся?

Ее брови сошлись в неподдельной растерянности.

- А разве нет?

- Нет, - сказал он. - Не для меня. - Он никогда не казался таким решительным.

- Я знаю, что это не соглашение как с Тиффани, но однажды соблазнение цели будет единственным открытым для тебя выбором. И я не уроню молот суждения на тебя или что-то в этом роде. Я просто знаю, какой выбор у тебя есть, и могу сказать, что приму или не приму от парня.

Поначалу не было никакой реакции. Потом его руки на ней напряглись, почти причинив ей боль, и она задумалась, какие мысли крутились в его голове.

- Так... я позвонил Майклу, - сказал он, сменив тему, - и сказал ему приставить слежку к Тайсону Стару, если это возможно.

Разочарование накрыло ее. Она поняла, что хотела от него гарантий.

- Хорошо. Странно, что парень хочет меня. Я имею в виду, он даже не встретился со мной, когда я осматривала отель Star Light. Но приказал подговорить меня для прекрасного схватить-и-убить.

- Думаю, он не хотел, чтобы ты исчезла, связанная с его бизнесом.

- Ладно, я поверю тебе, но почему он хочет меня?

- Я могу придумать две причины. Или для того, чтобы порадовать своего отца и помочь парню поймать Майкла, используя тебя в качестве приманки, или для того, чтобы попасть в империю, так как Папа скрывается в стране, и как дочь Майкла, ты теперь отвечаешь за все.

Блу, казалось, всегда концентрировался на мотиве, с которым Эви всегда боролась. Она отлично справлялась с гаджетами, но была ужасной с рассуждением о других людях.

- Ну, я пошлю Тайсону личное приглашение на вечеринку в честь победы. Он должен приехать.

- У меня такое чувство, что он придет, так как нет никакого способа, чтобы его сестра удержалась от вечеринки... вот почему я хочу, чтобы ты держалась подальше. Ты не должна облегчать для Тайсона способ добираться до тебя.

- Хм, я скажу большое, толстое «нет». Кроме того, вечеринка будет в его отеле, и если ты прав, и он не хочет вмешивать меня в свой бизнес, то он не станет ничего предпринимать, пока я там. Это самое безопасное место, в котором я могу быть.

- У меня было такое чувство, что ты скажешь это, - проворчал он. - Мы должны немного поспать... после того, как мы займемся сексом. Папочка хочет немножко любви. Но я сделаю это по-быстрому, потому что у нас завтра большой день.

- Так мило с твоей стороны. - Внезапно почувствовав смущение, она произнесла, - После этого будут обнимашки?

- Попытайся сбежать. Только попробуй.


***

- Нарушитель. Нарушитель.

Блу рывком сел в полной боевой готовности. Эви сделала то же самое, одеяло свалилось на ее талию. Солнечный свет проникал через занавески, выдвигая на первый план ее красоту. Ее топик был завязан под грудью, показывая плоский живот. Она быстро моргала, пытаясь сосредоточиться.

Он вылез из своего самого эротического сна, его руки на ее теле, его рот исследует ее, когда внезапно...

- Нарушитель. Нарушитель.

Это.

- Кто-то пытается влезть, - ахнула она, вскочила на ноги и пулей вылетела из комнаты, прежде чем он смог остановить ее.

Чертыхаясь, он схватил пиро-пистолет, который держал под подушкой, надел пару коротких трусов-боксеров, которые не скрывали жесткий утренний стоял, который ему хотелось убрать с помощью Эви.

«Нарушитель» заплатит. Сильно.

Он побежал по коридору. Солнечный свет, текущий через открытые окна, был ярче и заполнял ограниченное пространство. Никаких признаков Эви.

Отшлепать эту девчонку и посильнее. Она бросила его, как девицу в беде.

Потом она вылетела из своей спальни, все еще в ее топике и шортах. На ее лице было выражение «Почему ты просто там стоишь?».

- Они на кухне, - прошептала она.

- Они?

- Там двое.

- Откуда ты знаешь?

- Я проверила поток данных из моей комнаты.

Блу двинулся к лестнице, тихо спустился. Эви была рядом. Он хотел запереть ее в комнате, держа вне опасности, но не мог заставить себя сделать это. Она была хорошим агентом... очень хорошим.

Вчера вечером она спасла его.

И позже, в темноте его комнаты, она почти разбила его сердце своим горем по Клэр. Каждый день он увязал немного глубже под ее чарами.

Когда они достигли нижней ступеньки, он показал ей жестом идти вправо, чтобы обойти кухню и попасть в нее через выход во двор.

Она кивнула и ушла.

Он обогнул угол, сканируя и прислушиваясь. Женский голос.

- ... пожалуйста, выключи эту штуку. Это расстраивает ребенка.

Ребенка?

- Я пытаюсь, милая, клянусь, что пытаюсь, но я никогда не сталкивался с такой системой.

Мужской голос.

Его он узнал. Соло. Там был Соло.

Начиная бежать, Блу ворвался в кухню. Соло стоял к нему спиной, когда возился с коробкой безопасности около выхода во двор. Мужчина немедленно выпрямился, убирая маленькую блондинку за себя одной рукой и прицеливаясь оружием в Блу другой. Как только он понял, что это Блу, он опустил оружие.

- Ты жив, - сказал Блу. Он знал, что Соло был жив... конечно же он был жив... и даже зная, что мужчина был в городе, но это было похоже на голодающего человека, наткнувшегося на банкет... с сырой, полуфабрикатной едой. Он должен был увидеть друга своими собственными глазами.

- Я жив, - согласился Соло.

- Чувак. - Блу шагнул вперед, усмехнувшись от уха до уха.

Дверь черного хода резко распахнулась, и Эви влетела в кухню с пиро-пистолетом на изготовку. Соло отреагировал, как и прежде, защищая блондинку и поднимая оружие.

- Соло? - спросила Эви, опуская руки. - Черт возьми, мужик. Ты знаешь, как ты был близок к потере головы?

- Настолько же, насколько была близка ты? - Мужчина не опускал свое оружие.

Не желая ничего из выше сказанного, Блу использовал свою силу и вырвал оружие из рук Соло, отправляя за пределы досягаемости.

Соло хмуро поглядел на него.

- Я бы в нее не выстрелил. Я просто хотел высказать мнение.

- Никто сегодня не потеряет головы, - рявкнул Блу, с силой ударяя оружие и бросая его на столешницу. - Особенно Эви.

- Особенно Эви? - Соло уставился на него, будто Блу только что отрастил рога и хвост.

Маленькая блондинка уперла руки в бедра.

- Если вы собираетесь бороться, давайте сделаем это поинтереснее. Снимайте одежду, а я принесу масло.

Эви положила свой пистолет рядом с пистолетом Соло.

- В следующий раз, постучись и войти через парадную дверь, ты хренов... гррр! - Сверкая праведным гневом, она указала на Блу. - Если он что-нибудь сломал, я запишу это на твой счет. И удвою.

Зная Эви теперь лучше, Блу видел ее по-новому, совершенно в другом свете. Она не была рассержена на Соло из-за возможного повреждения своего дома. Она боялась того, что могло произойти — причинение вреда ей, Блу, даже Соло и его женщине — и она пыталась произвести вычистку избыточных эмоций единственным путем, какой знала. Через ее пламенный характер.

Он так сильно хотел обнять ее, что чуть ли не дрожал. И он сделал бы это, не волнуясь из-за наблюдателей, если бы думал, что она позволит ему. Прямо сейчас она могла бы просто выдавить его глаза и использовать внутренности, чтобы намазать на тост.

- Я заплачу за ущерб, независимо от того, какой он, - сказал он, и Соло изумленно уставился на него.

- Хорошо, потому что ты должен мне новую дверь! А еще лучше. Не из массового производства. - Она потопала к охранной панели, с которой копался Соло, чертыхнулась, набрала код и перекрутила какие-то проводки. Сигнализация наконец-то выключилась. - Это только что стоило тебе дополнительную тысячу.

- Почему так дорого? - спросил Соло. - Эта система дала сбой по максимуму.

- Дала сбой? Ты сказал «дала сбой»? - Бомбы взорвались в глазах Эви. Она схватилась за оружие и собиралась направить его к груди Соло... и вероятно нажать на курок.

Мистер Джуда только что пересек ее черту.

- Она не затыкалась, - проскрипел Соло.

- По той причине, что ты - идиот, - рявкнула она.

Блу забрал у нее пистолет.

- Не ругай ее систему безопасности, - сказал он своему другу. - Она лучше всех, с которыми ты сталкивался. - Эви же он сказал следующее, - Ты меня слышишь, принцесса? Лучшая. И ты знаешь, что я не лгу.

Постепенно она успокоилась.

- Ты прав. Лучшая. Я не могу винить неспециалиста в том, что он не признал гения, когда увидел его.

Он не мог не улыбнуться. Соло далеко не был профаном.

Блу обнял расстроенного Соло и похлопал того по спине. Соло в ответ тоже похлопал его и почти отправил его на пол. Парень не знал своей собственной силы.

Без клейма агрессии убей-или-будь-убит, Блу просмотрел на воина. Те же косматые темные волосы, которые он любил подрезать лезвием, те же глаза цвета голубого-металлика... они больше не были застеклены постоянной внутренней болью. Они были почти... мягкими. Определенно счастливыми.

- Где ты был, мой друг? Почему не пришел раньше? - Блу тщательно осмотрел блондинку с темно-фиолетовыми глазами? - И кто эта крошка?

Улыбаясь, Соло притянул соблазнительную маленькую женщину поближе к себе.

- Блу, хочу познакомить тебя с Викой, моей женой. Вика, это Блу, мой напарник.

Вика помахала ему рукой.

- Так фантастично наконец-то познакомиться с тобой. Я слушала о тебе такие замечательные вещи. - Она была полной противоположностью Соло. Крошечная, миниатюрная, мягкая и милая. И ее характер, казалось, быть слаще сахара.

- Темноволосый тиран - это Эви, - сказал Блу, подходя к ней. - Она - моя... - Что? Он думал над тем, какое слово использовать. - ... друг. - Несмотря ни на что, это все-таки было правдой. Хотя, он хотел большего. Больше того, что у них было вчера вечером. Секс и обмен. Объятия. Пробуждение с ней утром. И он сможет получить это. Она предложила.

Но она сама предложила кое-что с определенным сроком.

Он должен быть в порядке.

Но он не был.

- Теперь, когда со знакомствами покончено, почему бы тебе не одеться, Блу, - сказал Соло, и Вика захихикала. - Потом мы поговорим.

- Мне больше нравится так, как есть, - сказала девушка.

Он оглядел себя. Размышления об Эви снова сделали его член твердым. Разве это не было просто чертовски здорово.

Он посмотрел Эви в глаза и понял, что теперь она пыталась не смеяться.

Это стоит унижения.

- Я не знаю, почему тебе это кажется смешным, конфетка. Ты в той же полуголой лодке.

Она дважды отсалютовала ему перед тем, как уйти, и прокричала через плечо:

- По крайней мере, мой буек не торчит у всех на виду.


Глава 19

Надев футболку и джинсы, Эви позвонила Майклу, чтобы предупредить его о том, что произошло. Он не смог удержаться и прокрался к ней в дом, чтобы увидеть Соло. Увидев, как он резко обнял агента, ее переполнило счастье, а не обычная ревность.

На самом деле она была настолько счастлива, что сделала свой любимый фруктовый коктейль и предложила всем по стаканчику.

Блу провел своими пальцами по ее, будто ставя клеймо и на том месте, где он коснулся ее распространились покалывающий жар и тяга, которые почти заставили ее застонать. Она голодала по нему. Больше, чем просто голодала. Она умирала от голода. Они трижды занимались сексом ночью, а утром ей захотелось четвертого.

Теперь, когда она знала, насколько великолепно он чувствует ее, ожидание было... тяжелым.

Соло уставился на свою чашку так, словно она могла попытаться отравить его, но Вика вскочила, чтобы обнять ее.

- Спасибо тебе.

- О, м-м, мы на самом деле собирались сделать это? - сказала Эви, испытывая неудобство. - Не смотря на то, что мы не знаем друг друга?

Объятия просто стали крепче.

- Мы собираемся стать лучшими друзьями. Я знаю это точно.

- Хорошо. Ох, конечно. Если тебе хочется именно этого. Но должна предупредить, возможно, ты изменишь свое мнение, после того, как узнаешь меня.

- Она не изменит, - отозвался Блу.

Был ли он уверен в обаянии Эви или просто решил при необходимости заставить их дружить?

Вика подвела ее к дивану. Как только они уселись, она разместила руку Эви на своем выпуклом животе.

- Я не должна быть настолько большой, но Соло рассказал мне, что у его расы беременность протекает ускоренно. Ты ощущаешь моего сладкого мальчика?

- Нет.

Ребенок, подумала она. Семья. Что-то, чего она никогда для себя не желала. Что-то изменилось?

Подумав с минуту, она пожала плечами. Возможно. В любом случае не с Блу. Она говорила ему, что он не принадлежит к типу парней, с которыми живут всю оставшуюся жизнь, может так сложиться, что ему придется делать то, что у него получается лучше всего, и он этого не отрицал. Но может быть позже, однажды в будущем, у нее получится создать семью с врачом в больнице.

Да. Хорошо. Эта мысль однозначно не была отталкивающей.

Кроме того, что... в ее воображении был Блу, когда она думала о том, как лежит в постели с мужчиной, его рука покоится на ее округлившимся животе, она представляла себе малыша с короткими, светлыми волосами и лавандовыми глазами, на половину Аркадианца, учившегося ходить около ее дома.

Сосредоточившись, она применила немного большее давления. Но... ничего.

- Нет, - сказала она снова, разочарованная. – Думаю, он решил спрятаться в тот момент, как только услышал мой голос.

- Ты дремлешь, ангелочек? - задала вопрос Вика своему животу. - Мамочка любит тебя, да, очень любит.

Эви осмотрела комнату, задаваясь вопросом, что думают ребята о лепете девушки. Майкл и Соло были погружены в беседу, хотя Соло, сидевший по другую сторону от Вики, обнял ее своей рукой, чтобы помассировать заднюю часть ее шеи.

Блу пристально смотрел на Эви странным взглядом.

- Что? - спросила она одними губами.

Он покачал головой, отказываясь отвечать.

Сбивающий с толку мужчина.

Движение привлекло внимание Майкла.

- Что это было, сынок?

Не упуская ни одной детали, Блу сказал:

- Соло, полагаю, у тебя есть для меня некоторые ответы.

- Верно, - ответил иной не прекращая поглаживать свою жену. - К тому времени, как я прибыл в Нью-Чикаго, я знал, что Майкл жив, но притворяется мертвым. Он нанес визит Вике до того, как я нашел способ вернуться на Землю. Вот чего я не знал, так это твоего местоположения, Блу. Я хотел, чтобы ты был жив, но... - Он прочистил горло. - У этого агента АИУЧ, Далласа Гутьерреса, друг был захвачен в цирке вместе со мной. Я узнал, что он искал Стара и знал, что тот был на месте взрыва. Я стал преследовать Далласа, в надежде, что он арестует Стара, и я смогу нанести удар. Затем я увидел его у Эви, увидел Эви, направляющуюся к тебе домой, и начал подозревать, что вы оба работаете вместе. Потом ты вышел на публику, и я понял, что был прав. Затем я решил, позволить событиям развиваться своим путем, потому что обратил на себя внимание АИУЧ, и они становились все сильнее. Мне не хотелось, чтобы ты попал под их радар.

- Он сам позаботился об этом, когда своим ботинком ударил Далласа по яйцам, - сказала Эви. - Так АИУЧ больше не преследует тебя, Соло?

- Нет. Прошлой ночью, Даллас разыскал меня и поделился со мной всей информацией, которую смог собрать на Стара. По-видимому, в планы Стара входит провести какую-то большую выставку моды для новейшей линии одежды его дочери. «Золотой восход» - вот как они ее называют.

Золотой. Как Джон.

- Когда? - спросил Блу, его ярость была очевидна в каждой выпуклой мышце.

- Через две недели.

Цвет вытек с его щек.

- Тогда они уже сделали это. Они уже сняли с него кожу.

Мрачно Соло сказал:

- Да. Думаю, что теперь она делает одежду.

О, Джон, нет. Со слов Тиффани, ему планировали содрать кожу через две недели. Не только для шоу. Все Стары перешли черту.

Сила Блу внезапно электрифицировала воздух, мебель поднялась с пола и зависла. Вика выдохнула, прижимаясь ближе к мужу.

- Блу, - Соло и Майкл сказали в унисон мягким, успокаивающим тоном.

- Успокойся, - добавил Майкл.

Слова не подействовали. Последний раз она использовала свое тело, чтобы успокоить его и они оба, она и Блу, остались удовлетворенными... и живыми. Со зрителями, это не совсем подходящий вариант. Таким образом, Эви спрыгнула на пол, приблизилась и ударила его по лицу. Сильно.

Соло приказал ей отойти.

Майкл протянул руку, чтобы остановить ее, не дать ударить Блу снова.

- Так ты с ним не справишься, Солнышко.

Она скрестила руки на груди.

- Ты хотела что-то мне сказать, Черничка?

Он посмотрел на нее, потирая челюсть и, знаете что, мебель вернулась на место.

- Что это было? За что?

- Не делай вид, что не понимаешь. Сделай себе одолжение, соберись, - сказала она жестко, но по-доброму. Наверняка. - Я знаю, что ты злишься, но нет времени для истерик. Твоему другу нужно, чтобы все вы действовали сообща.

Сначала он никак не отреагировал. Затем сдержанно кивнул и сказал:

- Без проблем.

Перед тем как она смогла остановиться, огромная улыбка расплылась на ее лице.

- Хорошо. Это как дотронуться с диво-шаров.

Блу как ни странно громко засмеялся в ответ.

- Что смешного? - спросил Майкл. - О чем вы там болтаете?

- Ни о чем, - пробормотали они в унисон.

- И только поэтому, - добавила она.

Она отвернулась, прежде чем сделала из себя (большую) дуру и плюхнулась на свое место на диване. Вика наблюдала за ней со страхом, Майкл и Соло с подозрением.

Сердце барабанило в груди. Эви поняла, что Майкл будет больше сердиться, чем она думала. И он будет винить Блу.

Вот это да. Она собиралась быть немой подстилкой, застрявшей между старым молотом и очень секси наковальней, не так ли? И в один прекрасный день Блу возненавидит ее за это... и он имеет полное право на это!

Надо бы сопротивляться ему.

Но теперь, когда ущерб нанесен... нет никаких причин, чтобы не поддаться грядущему удовольствию.

- Теперь следует, - Она прочистила горло. - Мы знаем, что Тиффани работает на дому. Мы также знаем, что в доме есть охранники, они размещены около ее двери 25-8. Мы предположили, что они нужны, потому что Стар намерен защищать свою дочь, но что, если люди находятся там, чтобы защищать кожу?

- Я могу проникнуть туда, - сказал Блу. - Выкрасть ее.

- Возможно, в этом не будет никакой необходимости, - ответила Эви. - Если Тиффани придет на вечеринку, ты сможешь доставить приглашение ей домой. Ты хотел уйти с ней в любом случае. Таким образом, она прикажет охранникам ждать снаружи, а также отключит всю сигнализацию, давая тебе полную свободу действий для поисков на всю ночь.

Блу провел рукой по челюсти, его взгляд застыл на ней. Ожидая, что она передумает о том, что он останется наедине с девушкой? Эви не лгала. Она доверяла ему. Его честность, преданность не была очевидна на первый взгляд, но она была.

- Ладно, - сказал он, наконец. - Но если она не появится, я собираюсь к ней после вечеринки.

Где же его прежняя уверенность, что Тиффани не пропустит свидание с ним?

- Идет. - А между тем Эви пойдет за Тайсоном Старом со всем, что у нее было - с очарованием, транквилизаторами, со всем, что было необходимо - и попытается получить свое собственное приглашение. Если он держит Джона, то будет корчиться и просить смерти, прежде чем она, наконец, закончит с ним.

К тому времени, когда это все закончится, все Стары будут мертвы.

Никакой пощады.

- Помнишь, Тайриз Купера? - сказал Майкл, поправляя одежду. - Я, наконец, получил его анализ на токсины. Он женат, но держал любовницу на стороне. Она забеременела, и он подал на развод с женой. Через несколько недель, любовница пропала без вести. Затем, несколько дней назад, Куперу пришли снимки. На них любовница в постели с разными мужчинами. Со многими разными мужчин. Для неопытного глаза, она, вероятно, выглядела так, словно наслаждалась, но видны признаки, что была накачана наркотиками и связана.

Возможно, похищение. Потом... наказание? Для нее? Или мистера Купера? Или, черт, для обоих?

- Это бессовестно, - сказала Вика, ее подбородок дрожал.

Символ мести... А если жена мистера Купера устроила покушение на любовницу и сделала мужа свидетелем? У нее был только один мотив. Но если это так, она, должно быть, заплатила Стару, чтобы тот позаботился о мести за нее. Это была единственная причина, которую Эви могла придумать, где был замешан мужчина.

Возможно, Стару заплатили, чтобы он позаботился о каждой жертве. Даже о Майкле.

- Что ты знаешь о жене? - спросил Блу.

- Только то, что я хочу, чтобы один из вас пообщался с ней, когда мы закончим здесь.

- Я сделаю это, - сказал Соло. - Страх заставляет людей говорить, а женщины склонны бояться меня.

- Думаю, можно с уверенностью сказать, Стар промышляет бизнесом-мести. - Майкл барабанил пальцами по подлокотнику кресла. - Подразумевалось, что мы наблюдали за семнадцатью жертвами до взрыва, теперь мы имеем дело с семнадцатью сообщниками. Кто-то, кого знали жертвы, должно быть, связался со Старом и заплатил ему, чтобы тот сделал грязную работу.

- Я только что подумала о том же, - сказала Эви. Великие умы мыслят одинаково.

Погладить себя по головке, снова? Ну да.

- Все семнадцать сумели сохранить сделку в секрете, - указал Соло. - Никто никогда не хвастался. Вы знаете, какая это редкость?

Да, мысленно проворчала она. Но малая порция тщеславия не была так страшна… особенно, когда была заслужена.

- Наверное, из-за страха, - ответил Блу. - Они видели, что Стар может сделать, и не хотели той же участи.

Эви подпрыгнула, говоря:

- Плюс они не хотят быть причастными к преступлению.

Блу улыбнулся ей.

Она улыбнулась в ответ.

Майкл втянул воздух, и они отвели взгляд друг от друга.

- Итак, кто хотел твоей смерти? - спросил Блу ее отца. - Кто будет платить большие деньги, чтобы убить тебя?

Майклу не надо было думать над этим.

- Мы знаем, Моника Гейнс, моя бывшая помощница, работала со Старом, и я могу подумать на нее только потому, что она мне сказала, что один из ее детей был от меня. Я настаивал на ДНК-тесте. Когда она отказалась, я дал ей возможность уволиться самой, или я ее уволю. Она сама уволилась.

- Подожди. Со сколькими женщинами ты спал? - спросила Эви. - Нет, не отвечай. Я не хочу выплевывать мой коктейль. Если она ушла, то больше не имела доступ к твоему дому. Как она могла установить бомбу?

- Она была известной личностью, и я сделал ошибку, не сказав никому о ее лжи. Моя новая помощница, недолго думая, позволила бы ей войти.

Вся картинка складывалась воедино. Женщина, ищущая легкой наживы, у которой раньше был доступ к файлам Майкла, сохранила базу с преследованными им преступниками. Женщина, которая способна соблазнить мужчину, как Грегори Стар. Женщина, способная причинить боль человеку, который ее отверг.

- Понятно, - сказала Эви. - Какой наш следующий шаг? Мы пытаемся вытянуть информацию из детей Стара, как планировали?

- Да. Но мы поднимем ставки. Мы введем им обоим изотопы-маяки, - сказал Блу. - Таким образом, будем знать, куда они идут и когда. Может быть, они приведут нас прямо к Джону.

Ладно. Это был сильный гениальный ход, а я опозорилась. Как я не додумалась до этого сама?

- Почему бы нам не сделать это быстрее? - Ответ ударил ее в одно мгновение. Это не было стандартной процедурой и стопроцентно было незаконно.

Но они сами играли не по правилам, нарушая закон, не так ли?

- Не обращайте внимание, - пробормотала она.

После того, как изотоп попадал в кровь, он излучал сигнал в течение следующих шести месяцев. Все, что было необходимо это компьютер и правильный код доступа.

Майкл хотел ввести такую штуку Эви, когда она впервые пришла к нему на работу, но она отказалась. Преступники могли взломать сигнал слежения и найти ее в любое время. Нет уж, спасибо.

- Мне потребуется несколько часов, чтобы достать флаконы с инъекцией, - сказал Майкл.

- Вечеринка начинается через несколько часов, - напомнила Эви. - Можешь поторопиться?

- Не торопись с качеством индикаторов, Принцесса. Кроме того, я не против того, чтобы эффектно опоздать, - сказал Блу, его взгляд вновь застрял на ней, бросая ее в дрожь. - В конце концов, вечеринка на самом деле не начнется до моего появления. Я - гвоздь программы.

Думаю, ты сделал меня, Прекрасный Принц.


Глава 20

Эви стояла у входа на крышу Отеля Star Light, приветствуя гостей, когда те прибывали на вечеринку. За ее спиной в вышине была золотая луна и миллион звезд, мерцающих на море черного бархата. Ветра вообще не было, погода была теплой и совершенной.

Мать Природа не желала разрушать ночь триумфа Блу, предположила Эви.

Также за ней через пол стены зеркал был летний оазис. Большой бассейн в форме восьмерки, занимающий половину пространства. Пальмы тянулись к небу. Фуршет, заваленный редкими деликатесами, привлекал внимание огромнейшей толпы.

Эви была одета в блестящий серебряный сарафан с черным купальником под ним. Пятидюймовые каблуки разбивали образ возможно-я-прыгну-в-бассейн или я-уже-влажная. Большинство приглашенных гостей уже прибыли. Команда, их семьи и друзья. Владельцы абонементов.

Блу еще не прибыл. Были ли у него индикаторы?

Тайсон и Тиффани Стар тоже еще не приехали.

Лифт звякнул, сигнализируя о прибытии еще одного гостя. Она затаила дыхание в надежде. Двери открылись, и она вздохнула с разочарованием. И ужасом.

- Эви Блэк. - Даллас Гутьеррес вышел вперед и сверкнул своей улыбкой соблазнителя. - Вы выглядите сногсшибательно.

- Я знаю. Но спасибо. - Он был одет в прекрасно сшитый костюм в традиционном черном и белом, его темные волосы были зачесаны назад, а голубые глаза светились. - Незваный гость. Неудивительно, что вы не знаете дресс-кода.

- Будто дамы действительно могли справиться со мной в моих плавках. - Наклонившись вперед, как будто разделяя тайну, он произнес, - Вы заметили? Ни у одного мужчины нет сисек.

Она пыталась не улыбнуться. Не получилось.

- Между прочим, вы прощены.

- За что? - спросила она, выгибая бровь.

- За мое присутствие.

Она закатила глаза.

- Не позволяйте ему обмануть вас. Он не незваный гость, он один из моих «плюс двое». - Элегантная женщина подошла к нему. У нее были волосы цвета меда и красивое лицо, как правило, таких, как она, видели только в журналах. Она была одета в короткое красное платье, которое обтягивало округлившийся от беременности живот.

- Ноэль Тремейн, - узнала Эви.

- Она самая.

Блу провел год своей жизни с этой изысканной, элегантной женщиной. Но он никогда не разделял свою истинную сущность с ней, и Эви вдруг удивилась, почему.

- Поздравляю вас с недавним браком.

- Спасибо. Я почувствовала, что пришло время сделать шаг вперед.

Подразумевалось, муж был лучше, чем Блу?

Эви натянула угрюмую маску.

- Кто счастливчик?

- Я, - ответил грубый голос. Человек с темными волосами, зелеными глазами, и грубыми чертами, который знал, что хотел и пошел бы за этим по головам, обнял рукой в перчатке Ноэль за талию.

Почему в перчатках?

- Гектор Дин, познакомься с Эвангелиной Блэк. – А Эви она сказала, - Даллас сказал мне, что у нас есть общий, так сказать, «друг».

Эви впилась взглядом в Далласа. Да, ему было разрешено пролить свет на окровавленные детали о Блу, но он не должен был этого делать.

- Ничего себе. Теперь остынь, Мисс Блэк, и держи руки подальше от волшебного мешочка. Я не хочу знать, есть ли что-нибудь еще магически компактное там. Блу хотел, чтобы она знала, - сказал он, выставляя руки у груди ладонями вверх.

- Если это так, - прервала Ноэль, - то почему ты сказал мне, что Блу собирался убить тебя за то, что ты был посыльным, и я должна защитить тебя?

Даллас воздел руки кверху.

- Потому что это тоже правда. Гектор, контролируй свою женщину, пока она не убила меня.

- Не думай, что я буду это делать, - сказал Гектор.

Ноэль улыбнулась ему.

- В любом случае. - Она взяла Эви за руку и сжала. - Если ты когда-нибудь захочешь обменяться мнениями, то я всегда доступна.

Трио проплыло мимо, больше не сказав ей ни слова. Тоже хорошо. Раздался еще звон, и вышел Блу. Как обычно, дыхание Эви застряло в горле. Он выглядел съедобным... и прошло слишком много времени с того момента, как она его пробовала, подпитывая свою склонность.

Он был одет в простую белую футболку, которая туго облегала бицепсы и грудь, в пару шорт для плавания, которые были чуть длиннее шорт для гольфа. Повседневный и готовый играть, но также готовый для дела.

Его взгляд прошелся по ней и обжег. Потом его сила проследовала тем же путем, и это было так, будто руки ласкали ее, заставляя соски затвердеть, а все в животе задрожать.

Сегодня вечером, после того, как он вернется от Тиффани, а она - от Тайсона... скрестим пальцы... она прокрадется в его комнату. Если он не проберется к ней.

- Эвангелина, ничего себе… - Еще один поверхностный осмотр всего тела, его глаза задержались на всех местах, которых он любил касаться. Он сжал ее руку и поцеловал костяшки пальцев, она могла задохнуться только от пьянящего чувства удовольствия, которое переполняло ее. - Ты выглядишь великолепно.

Не смейся.

- Спасибо, - сказала она с царственным кивком. - Если бы я не знала, что ты сокращаешь слово «великолепная», то подумала, ты сравниваешь меня с ущельем.

[прим.пер. здесь игра слов «gorge» - ущелье, «gorgeous» - великолепный, «ravine» - ущелье.]

- Великолепная и умная. - Он понизил голос. - То, что я хочу сделать с твоим телом...

Только бы не свалиться в его руки.

- Оу, да?

Он кивнул, а потом вырвал из ее рук сумочку и полез внутрь.

- Пачка китайских денег. Горстка стяжек. Пакетики соуса Taco Bell. Браслет дружбы Ночных Бессмертных. Шесть булавок. Мини-пистолет. А теперь и ручка. - Он поднес просто выглядящую ручку с чернилами к свету и нажал кнопку.

Это была не ручка, поняла она. Вместо шарикового стержня в середине был изотоп-датчик.

- Идеально для моей коллекции, - сказала она.

Лавандовые глаза сузились с напряжением, удивив ее.

- Я подумал, тебе понравиться. - Он взял ее за руку так, как сделал в первый раз, при первой встречи, поцеловал суставы. - Прости меня, но...

Острый укол в ладонь.

Она нахмурилась и отпрянула от него. Крошечная капелька крови выступила прямо на указательном пальце... прокол от иглы?

Выражение его лица было напряженным и каменным.

Она опустила взгляд на его руку, увидела кольцо NOFL Super Bowl, которое блестело на пальце. Он никогда не носил его раньше.

- Что ты наделал? - тихо спросила она.

- То, что должен был сделать, чтобы держать тебя в безопасности. Рад услужить.

- Блу...

Лифт звякнул, спасая ее от того, чтобы сформировать ответ... это была бы угроза смерти, без вопросов. Потому что, если бы она додумалась, то сказала бы, что он просто использовал изотопы на ней.

Он протянул ей сумку, убирая всякие эмоции со своего лица. Иии, отступил...

Тайсон и Тиффани Стар.

Игра началась.

Эви замаскировала свой растущий гнев за пустым выражением лица.

Блу направил мегаваттную улыбку на Тиффани, и Эви удивилась тому, что он был как никогда в состоянии одурачить всех подряд своими актерскими талантами. Он не выглядел одурманенным, а сосредоточенным.

- Я лишь спросил мисс Блэк, прибыли ли вы, - сказал он девушке. - А вот и вы, как мечта ставшая явью.

Тайсон напрягся, но Тиффани застенчиво улыбнулась в ответ.

Эви не чувствовала даже шевеления ревности. И, как ни странно, даже ее гнев испарился. Блу делал все возможное, чтобы найти своего друга, и он знал, как сильно беспокойство могло отвлечь его. Беспокойство о своей женщине - женщине преследуемой врагом - должно было быть огромнейшим отвлечением.

Итак, ты его женщина?

Ну, да. На данный момент.

- Сестра о вас мне все уши прожужжала, мистер Блу, - сказал Тайсон с нулевыми эмоциями в голосе. Тем не менее, глаза выдавали его. Пламя вспыхнуло в их темно-синих глубинах.

Тиффани бросила на него нервный взгляд.

Эви задумалась, бил ее когда-нибудь этот парень.

Если это так, хорошо, она сможет просто грохнуть его, когда он отвлечеться. А он сделает это, когда-нибудь. Как и Блу, она принесла целую аптеку в своих кольцах. В одном была спрятана сыворотка правды, в другом - успокоительное, в третьем - афродизиак, а в четвертом - большая доза психотропного препарата как для буйных больных. Она использует их все, если будет необходимо.

- Пожалуйста. Просто Блу. - Он взял Тиффани за руку. - Я думал о тебе с того дня в кафе, хорошо ли все с тобой, смогу ли увидеть тебя снова.

Девушка покраснела, и, честно говоря, это было довольно... мило.

Было почти жаль ее. Ну, почти.

- Тысячу раз я просила отца познакомиться с тобой, - сказала Тиффани. - Мне не разрешено встречаться с кем-то, кого он не одобрил. Но он отказался. Мне жаль.

- Решим эту задачку. Не проблема.

Фраза эта была лаской для ушей Эви.

Тайсон провел языком по зубам, напоминая ей о ее задание.

- Знаю, что немного запоздала, но добро пожаловать, - сказала она ему. - Я - Эвангелина Блэк, хозяйка сегодняшнего вечера.

Наследник Стара шагнул вперед и кивнул в знак приветствия.

- Тайсон Стар.

- Ах. Прославленный владелец этого удивительного рая. - Она указала рукой вдаль на бассейн. - Я надеялась, что получу шанс переговорить с вами.

- И я тоже. - Он поймал ее за пальцы и поцеловал суставы.

Она притворилась, что была очарована. Он был красивым мужчиной. Высоким, как его сестра, и худощавого телосложения. Он был не в повседневной одежде. Как Даллас, он надел костюм. Она могла поспорить, что он не собирался расслабляться.

Я могу помочь ему с этим.

- Ваши сотрудники проделали великолепную работу, - сказала она.

- Мы нанимаем только лучших.

Как это необычно для тебя.

- Ну, это, конечно же, видно.

Блу и Тиффани прошли мимо зеркальной стены, шепча друг с другом, очевидно флиртуя, и любому внешнему наблюдателю, могло показаться, что они потерялись друг в друге. Тайсон смотрел, его плечи напрягались больше с каждым шагом, который сделала пара. Воин, готовящийся к сражению.

Эви улыбнулась ему, надеясь отвлечь его.

- Кажется, что вы нуждаетесь в компаньоне, мистер Стар. Пойдемте, я представлю вас остальной части команды.


***

У Блу были проблемы с концентрацией внимания. Болтовня и смех звенели всю ночь. Время от времени кто-то прыгал в бассейн, и теплая вода выплескивалась на окружающих, вызывая испуганные крики.

Один из тех криков раздался от Эви. Она использовала воду в качестве оправдания сопроводить Тайсона к краю крыши, к уединенному месту с видом на огни города. Эти двое оставались там в течение получаса, разговаривая. Пристальный взгляд Тайсона все время возвращался к Тиффани. Один раз он даже попытался сбежать от Эви, но она, так или иначе, убедила его остаться.

Блу прежде никогда не наблюдал как женщина, с которой он спал, кокетничала с другим мужчиной. Но потом, Эви могла разобраться с ним. Она подозревала, что он ввел ей следящее устройство.

Очень плохо, принцесса. Мы вместе, и это окончательно.

Сколько женщин наблюдало за ним за эти годы, задаваясь вопросом о его привязанностях? Сколько женщин покинуло его сердитыми и разочарованными?

Слишком много. Он был создан, чтобы так жить.

Привет. Меня зовут Блу, и я - исправившийся плохой парень.

Он не мог возложить ответственность за свое текущее настроение на ревность. Он знал, что сегодняшний флирт был ни о чем. Он знал, что Эви чувствовала только презрение к Тайсону Стару, и что она не сделает ничего сексуального. Он знал, что она делала это ради Джона. Ради Блу. И он знал, что она могла защитить себя.

Он винил тоску. Он и Эви не могли открыть свои отношения. Они должны были скрывать свою привязанность друг к другу. Блу не мог стоять около нее и смотреть на огни. Блу не мог положить руку ей на талию или поцеловать ее в лунном свете.

Он также не мог оставить Тиффани, пока Эви не убедит Тайсона забрать ее куда-нибудь в другое место. Куда-нибудь еще. Иначе, Старший Брат определенно попытается остановиться Блу от отъезда с Младшей Сестрой, и это проложит ненужные петли в план.

По крайней мере, Блу не должен был развлекать Тиффани, пока он ждал. Несколько ее друзей были гостями, и они увидели ее и решили посплетничать о нем... если ему было позволено предположить. Он сел за пустой стол, чтобы наблюдать за ней... и ну, да, чтобы наблюдать за Эви. Он делил свое внимание между ими двумя.

Тайсон пробежал костяшками пальцев по всей длине руки Эви.

Блу напрягся. Когда Джон будет в безопасности, я буду удалять те суставы ножом для масла.

- В одиночестве? - спросил женский голос. - Какая жалость.

Он узнал голос и закрыл глаза, моля о терпении.

Ноэль Тремейн села на стул рядом с ним. Свет от факелов купал ее, освещая симпатичное личико, которое он когда-то хотел так сильно любить.

В знак приветствия, он кивнул ей.

- Хорошо выглядишь.

- Не скромничай. Я выгляжу великолепно. - Она холодно улыбнулась и махнула кому-то через комнату. - Ты собираешься поздравить меня с моим бракосочетанием и беременностью или продолжить с негодованием смотреть на владелицу твоей команды?

Она заметила. Черт. Другие, возможно, тоже заметили.

- Поздравляю, - сказал он, повернувшись к ней лицом. - Я счастлив за тебя.

- Рад? Правда?

Это было давно, не так ли.

- Да, это так. Прости, что так обращался с тобой, Ноэль. Я никогда не хотел причинить тебе боль.

Холодность осталась.

- Ну, ты это сделал. Ты был дрянным парнем. Таким, что я могла вонзить нож тебе в живот, и ни одна бы женщина в мире не осудила бы меня за преступление. Ты всегда пытался изменить меня, в конце ты даже стал мне запрещать видеться с Авой.

Ава. Ее лучшая подруга. Эти две женщины были практически сиамскими близнецами.

- Где она сегодня?

- На охоте с ее мужем вампиром.

- Точно. Я слышал, что она приручила дикого вампа, способного останавливать время.

Эви рассмеялась, ослепительный звук привлек внимание Блу. Она говорила с Тайсоном, двигаясь к лифтам, но он качал головой, как бы говоря «нет».

Только идиот отказался бы от черноволосой красавицы.

Ее плечи немного напряглись, но она быстро исправилась и потянулась, чтобы поиграть с кончиками волос мужчины. Любое негодование Блу, побуждающее к действию, испарилось, когда ее изумрудное кольцо вспыхнуло в лунном свете.

Это моя девочка.

Не слишком долго.

- Блу, - рявкнула Ноэль.

Ноэль. Верно. Он перевел свой взгляд на нее.

- Послушай, ты была работой, предназначенной для того, чтобы представить меня нужным людям. Я наслаждался твоими выходками, я действительно это делал, но ты создавала мне проблемы. Мне жаль, что пытался изменить тебя, правда, жаль. Ты замечательна такая, какая есть. Ты всегда заслуживала лучшего, и я знал это, и вот почему я подстрекал тебя бросить меня, говоря тебе не видеться с Авой. Мой босс не смог заставить меня встречаться с женщиной, которая не хотела иметь ничего общего со мной.

Она удивила его улыбкой. Маленькой, недолгой, но бесспорной.

- Я знаю, что была работой, Блу. Теперь знаю. Даллас рассказал мне, что он узнал о тебе, и все встало на свои места. Тебе повезло, что я не нашла тебя той ночью, или ты не проснулся со своими шарами во рту. Тебе также повезло, что я знаю, как удержать моего дорогого мужа обещаниями. Он сделал бы много чего, намного худшего с тобой. Он довольно дикий, знаешь ли.

- Если он хочет разобраться со мной, пусть встанет в очередь.

Поглаживая свой раздувшийся живот, она сказала:

- Когда дело дойдет до женщины твоей жизни, ты усвоишь урок?

- Я хочу надеяться, что да. - Он смотрел, как Эви переплела свои пальцы с пальцами Тайсона и потянула его к лифтам. На сей раз он не сопротивлялся.

Когда они исчезли за зеркальной стеной, Блу встал.

- Хорошо, что мы поговорили, Ноэль, и если когда-нибудь, тебе что-нибудь понадобится, пожалуйста, сообщи мне. Но прямо сейчас я должен идти. - Он не стал дожидаться ее ответа и полностью сосредоточился на Тиффани.


Глава 21

Блу заставил Тиффани сесть в его автомобиль и спокойно просидеть все пятнадцать минут поездки к ее дому. Она даже не возражала, когда он ткнул иглой ее в бедро и ввел изотоп, даже при том, что он, возможно, использовал больше силы, чем было необходимо.

Ненавижу эту девушку.

Одна задача из текущего списка дел выполнена.

Он припарковался у поребрика, изучая ряд городских домов. Они были высокими, хорошо ухоженными с полуприделанными кирпичными домами. Дом Тиффани было легко найти, потому что у двери стояли два вооруженных охранника.

- Ты скажешь им, что хочешь, чтобы я вошел внутрь и провел там ночь, и что они не должны нас тревожить.

- Да, - сказала она со стеклянными глазами и монотонным голосом.

Ничего не могу с собой поделать. Он вышел из автомобиля, обошел вокруг и открыл ее дверь. С этого угла луна не была такой яркой, а звезды не были столь блестящими. Еще лучше, тротуары были пусты.

Он приобнял ее за плечи и повел к двери. Охранники настороженно наблюдали за ним.

- Я хочу, чтобы он вошел внутрь, - сказала Тиффани. - Он проведет здесь ночь, и вы не будете нас тревожить.

Если они и заметили принуждение в ее голосе, то не высказали никаких замечаний.

Она зашла внутрь, Блу прошел за ней, закрывая и запирая за собой дверь.

Он затащил ее в гостиную на всякий случай, если охранники подслушивали через металл.

- У тебя есть какие-нибудь слуги?

- Нет. Мы одни.

- А что касательно твоих брата и отца? Они навестят тебя?

- Нет.

Слишком плохо.

- Тиффани, ты устала. Теперь ты заснешь, а когда проснешься, то будешь думать, что у нас был удивительный секс. - Таким образом, если они снова увидятся, то более вероятно, что будет больше шансов договориться.

- Устала, - сказала она, потом зевнула. - Спать. Секс. - Ее глаза закрылись, а колени подкосились, но Блу поймал ее, прежде чем она упала на пол. Он нашел хозяйскую спальню наверху - большое, грязное пространство с одеждой, валяющейся по всему спроектированному деревянному полу.

Он положил ее на кровать, раздел и смял простыни, чтобы поддержать сексуальную сказку, которую соткал в ее уме.

Когда он обыскал весь дом, то установил жучки в каждой комнате. Он просмотрел несколько фотографий, которые у нее были с ней, отцом и братом. Судя по тому, как старший Стар улыбался Тиффани, он обожал ее - это была информация, которая могла быть использована против него.

Майкл не думал, что Стар был таким человеком, который мог бы поддаться требованиям, но можно было попытаться.

В доме, казалось, не было потайных ходов. Что там действительно было, так это куча и куча одежда, различные рулоны ткани и устройства с загруженными цифровыми эскизами.

Он просмотрел несколько эскизов, ища что-то, имеющее отношение к линии Золотого Восхода... и многое нашел. Он боролся за контроль, когда читал ее примечания на полях.

Сохранить вырез с плеч, от которого отказались, и использовать его для декоративного обрамления на юбки.

Подтянуть кожу здесь, чтобы подчеркнуть талию.

Можно ли смешать кожу Ракана с шелком для мягкости?

Внезапно парадная дверь слетела с петель. Зазвучали несколько пар шагов.

Блу отбросил устройство и полез в карман за лазерным пистолетом. Трое охранников вышли из-за угла, когда он прицелился. Он мог выстрелить в одного в центре и убрать других за две доли секунды. Но за тройкой шли еще охранники. Он мог выпустить энергетическое кольцо, уложив всех поблизости, но тогда он будет истощен.

Зачем рисковать, что если он мог выторговать свой выход?

Когда первые трое резкого направили на него оружие, он поднял руки - сама невинность.

- Мистер Стар хотел бы переговорить с вами, - сказал один в середине. - Условия, в которых мы найдем девочку, определит то, каким вы будете к нему доставлены.

Ну, ну. Хорошо, что он решил не устраивать шоковую терапию группе.

- Какой сюрприз, - сказал он с улыбкой, лишенной веселья. - Я бы тоже хотел переговорить с мистером Старом.

Шаги отозвались эхом по лестницы. Потом человек произнес:

- Она в порядке. Просто спит.

Блу позволил мужчинам сопроводить его из дома в темный внедорожник. Он надеялся, что Тиффани оставят дома, одну; он залез рукой в карман и быстро написал сообщение Соло, говоря ему приехать и забрать ее... но быть осторожным. Однако Блу засомневался, что все было настолько легко. Скорее всего, Стар переместит ее в новое и уединенное место под надежную охрану.

Один мужчина сел на переднее сиденье, когда двое других зажали Блу на заднем, держа его под прицелом.

- Ты боишься? - спросил мужчина, сидящий впереди. - Тебе следует бояться.

- Я проголодался. Тиффани была маленькой дикой кошечкой, и я нагулял аппетит. У тебя есть что-нибудь перекусить?

Сидящий впереди уставился на него.

Парень слева от Блу наблюдал за ним с почтением.

- Не знаю, не могли бы вы подписать мою рубашку или что-то в роде этого, мистер Блу? Я ваш большой поклонник с тех пор...

Взгляд охранника с переднего сиденья заставил его замолчать.

- Мы позволили вам оставить свое оружие по приказу мистера Стара. Но это также означает, что мы имеем право защищать себя, если вы что-нибудь выкинете. - Он погладил рукоять пистолета. - Пожалуйста, сделайте первый шаг.

Блу улыбнулся.

- В другой раз, возможно.

Остальная часть поездки прошла в молчании. Когда машина остановилась на подъездной дороге дома Стара, он увидел, что весь район был освещен массивными фонарными столбами. Двое других охранников ждали и открыли дверь для Блу. Он вышел без колебаний. Джон где-то внутри, и Блу упустил его, когда был здесь в последний раз?

Он оглядел фойе, запоминая все детали, те, что он, возможно, пропустили в спешке. Пол был из мрамора с прожилками золота. Стены были белыми с вкраплениями золота. Наверху, люстра выглядела, как виноградная лоза с золотым плющом и тысячами крошечных сапфиров, с рубиновыми цветками, украшенными изумрудными листьями.

Очевидно, что Стар был одержим золотом.

Спокойно. Осторожно.

Нахмурившись Грегори Стар открыл двойные двери, ведущие в его офисе. Он был немного выше Тайсона, волосы - с проседью, худощавого телосложения с чертами человека, который повидал худшее из худшего в мире... и сам же был причиною многого.

- Добро пожаловать, мистер Блу. Добро пожаловать. - Он махнул Блу снова. - Заходите. Давайте поговорим наедине. - Затем он повернулся спиной к Блу, как если бы не боялся, что тот мог что-нибудь сделать.

Блу пошел следом за ним, даже не потянувшись ни к одному из своих оружий. Что восхищало. Но благосостояние Джона было превыше ярости и мести.

Офис был очень похож на офис Майкла. Темная кожаная мебель, массивный письменный стол, плюшевые ковры и голограммы фотографий его детей, отображающиеся на стенах.

Стар устроился за столом, а Блу шлепнулся в кресло напротив него.

- Мне не нравится, что вы пошли c моей дочерью, - сказал Стар, сложив руки пирамидкой перед лицом. - Она невинна во всем этом и не заслуживает того, чтобы ей сделали больно.

Блу заговорил.

- Теперь, мы оба знаем, что она далека от невинности, и, честно говоря, я оскорблен, что вы пытаетесь убедить меня в обратном.

- Таким образом, мы не собираемся делать вид, что не понимаем ситуацию, - Стар кивнул. - Я одобряю.

- Очень рад, - сухо ответил Блу.

Мимолетная улыбка, лишенная радости.

- Понадобилось некоторое время, чтобы выяснить, что вы больше, чем звезда футбола, за что мне очень стыдно. Обычно я так не торможу. Но теперь, по крайней мере, я знаю, что вы - из команды наемников Блэка, которая является правительственной программой.

- Что меня выдало?

- Мой сын посылал людей за мисс Блэк, надеясь заставить ее отца выйти из укрытия. Эти люди оказались мертвы. И вы, мистер Блу, были замечены пробирающимся в ее дом вскоре после этого. Так что я спросил себя, почему вы, плейбой, держите такие отношения в секрете? Вы не боитесь негативных отзывов в прессе. Вас не волнует, что думают люди. Так что мне пришлось предположить, что вы были там не для секса, а для защиты. Как я не догадался до сих пор?

- Довольно не плохо, на самом деле. - Его репутация, наконец, сослужила хорошую службу. Стар понятия не имел, что между Блу и Эви были романтические отношения, или что Эви - агент.

- Тогда, конечно, понятно, зачем вы связались с моей дочерью, к тому же я нашел жучки в доме. Да. Мы нашли и уничтожили их. И не думайте еще раз установить их. Несколько часов назад я добавил звуковой импульс на внутренние стены. Я не знаю всех технических аспектов, просто он будет блокировать любые звуковые сигналы.

- Спасибо за предупреждение.

Стар кивнул, как будто был серьезен.

- Потом был факт, что моя дочь стала одержима вами. И когда вы двое находились рядом друг с другом, она вела себя как робот. Мои люди позвонили мне, забеспокоившись. Вы внушали ей, я прав?

Блу пожал плечами.

- Знаете, у вас, иных, есть ваши сверхъестественные способности, но у нас, у людей, есть антидоты. Имеются препараты, с помощью которых мы можем выработать иммунитет к Аркадианскому принуждению, хотя побочные эффекты ужасны. Я никогда не думал, что это того стоит, до настоящего времени. Кроме того, я видел, как вы играете. Видел вещи, которые вы делали на поле, силу, которой владеете. Я принял меры предосторожности против этого. Попробуйте применить свою энергию, я бросаю вам вызов.

Он был достаточно осторожен, чтобы удержать нейтральное выражение лица. Его оружие было убрано, одно за другим.

- Поздравляю, что вы можете защитить себя. Но есть и другие способы, с помощью которых можно добраться до вас.

Вспышка раздражения мелькнула в глазах Стара. Та, которая проводила черту жестокости. Здесь был мальчик с улицы. Мальчик, подозреваемый в продаже органов на черном рынке. Мальчик с навыками очистки плоти с костей.

- Вы злитесь на меня, мистер Блу, хотя для этого нет никаких причин.

- Нет причин? Вы, что ли, шутите? Вы взорвали моего босса и близких друзей. Ах, да. И меня.

- Вы и ваши друзья были просто побочным ущербом. Бывшая помощница Майкла Блэка, Моника Гейнс, пришла ко мне. Она сказала, что мистер Блэк - правительственный агент, и он разыскивает семнадцать пропавших, которых теперь связывают с моим именем. Я был удивлен, признаю. Я считал мистера Блэка отличным бизнес-конкурентом, но не более. Она сказала, что мы могли бы помочь друг другу.

Майкл был прав.

- Я редко спрашиваю мотив у коллег, но в ее случае, поскольку меня атаковал Новый Мировой Порядок, я сделал исключение. Кажется, она погрязла в страшной задолженности, но ваш драгоценный Майкл не помог ей. Вместо этого, он сделал еще хуже, отнял ее единственный источник дохода. И после всех ее лет преданного служения. Позор.

В его бизнесе, доверие было всем, а Моника нарушила его.

- Так что? В день детонации, мои друзья и я просто были в неправильном месте в неправильное время.

- Точно.

- Но вы решили воспользоваться ситуацией в любом случае. Продали одного и забрали Ракана.

Стар только моргнул, любопытно.

- Что заставляет вас думать, что ваш друг пережил взрыв?

Похоже, что не притворяется.

- Я видел эскизы. Я знаю, что вы используете его, и я не успокоюсь, пока он не будет дома в безопасности.

Стар долго смотрел на него, тихо, непринужденно.

- Если бы я беспокоился о вашем участии, мистер Блу, вы были бы мертвы прямо сейчас. Но я ничего не сказал вам, что может быть доказано, и не было ничего такого, что вы еще не выяснили сами. Я принял все возможные меры, чтобы, чтобы защитить свои инвестиции, также как и себя самого.

- Вы не безгрешны.

- Разрешите не согласиться. Потому что, видите ли, мистер Блу, если я умру, ваш друг тоже умрет. Я единственный, кто знает, где он. Без меня он будет голодать.

Блу прикусил язык, пока не почувствовал кровь.

- Попробуете использовать моих детей, и найдете части тела вашего друга проданными на аукционе. Рука здесь, нога там.

- Вы бы приговорили собственных детей к смерти.

- И я буду горевать, презирать вас и делать все, что в моих силах, чтобы осуществить месть, но я буду не за решеткой, вот что будет самым главным.

Как Блу вести дела с этим бессердечным человеком?

- Кстати говоря о моих детях, Тайсон звонил мне как раз перед вашим приездом. Он живет в отеле Star Light и повел мисс Блэк в номер. Он застукал ее шпионящей, его удивило, что она замешана во всем этом. Он решил наказать ее, - Стар поднял бластер, - а обвинены будете вы.


Глава 22

Эви сделала несколько грубых ошибок. Она использовала возбуждающее средство на Тайсоне, и он откликнулся на него... просто не так, как она надеялась. Похоть видоизменилась в агрессию, и он угрожал стереть Блу в порошок, его потребность защитить сестру от плейбоя далеко превосходила его потребность в сексуальном освобождении.

Раньше она думала, что парень мог избивать Тиффани, но теперь она знала. Он боготворил девушку.

Чтобы противодействовать агрессии, Эви использовала небольшую дозу успокоительного средства.

Она должна была использовать больше, но не хотела, чтобы с Тайсоном произошли две вещи:

первая - чтобы он отключился на крыше, прежде чем она сможет убедить его взять ее в свой номер;

и вторая - чтобы он заснул в тот момент, когда они доберутся до его комнаты, разрушив любой вид допроса.

Двое охранников забрали ее клатч прежде, чем позволить ей пройти внутрь номера Тайсона, и она оказалась неспособна придумать оправдание, чтобы захватить свою «ручку». Потом Тайсон заснул, когда они оказались внутри, и она поняла, что это был не глубокий сон, от столь маленькой дозой он проснется очень скоро. Несмотря на это она использовала момент, чтобы покопаться в его вещах. Он проснулся, понял, что отключился и нашел ее в своем офисе. Она никак не могла выйти из опасного положения.

Подняв руки в воздух, она обошла вокруг его стола.

Он держал ее на мушке.

- Так достаточно близко. - Он кивнул на груду документов, которые она только что положила. - Нашла что-нибудь интересное?

Вообще-то, да. Подтверждение наркомании, которую он не скрывал (личные вещи) и подтверждение того, что линия одежды Золотой Восход дебютирует через две недели (приглашения).

- Наконец-то, нечего сказать. - Он прищурился, глядя на нее. - Ты красивая женщина, мисс Блэк, и за время, проведенное на крыше, у меня возник вопрос, как использовать тебя, чтобы вытянуть твоего отца. Но ты доказала, что ты такая же, как твой отец, и это означает, ты должна быть устранена.

Она мило улыбнулась и подобралась на несколько дюймов ближе к нему.

- Сравнение с Майклом Блэком - это комплимент. Но ты такой же, как Грегори Стар, а это уже не комплимент.

Он раздул ноздри.

- Комплимент.

Умоляю. Это не было комплиментом, и они оба это знали.

Еще немного ближе...

- Что ты имеешь против Майкла, так или иначе?

- Он пытался посадить моего отца... или даже убить. Империя Старов пострадала бы. Пострадало бы мое наследство. Мы с сестрой пережили слишком многое, чтобы потерять все сейчас.

Еще немного ближе...

- Ну, - сказала Эви, не желая его жалеть независимо от того, что он натерпелся в руках Грегори Стара, - Давай посмотрим, что я могу сделать. - Она ударила его по ноге и отбросила его руку. Инстинктивно он нажал на курок, но в суматохе промазал и яркий лазерный луч прожег стену.

Он был поражен, не подготовлен, и Эви удалось заехать ладонью ему в нос, вывернуться, нанести удар по спине и локтем по затылку. Он упал на колени, шипя от боли.

Она потянулась за пистолетом, который был еще зажат у него в руках, намереваясь вырвать его... внезапно услышала знакомый щелчок. Она застыла.

- Все верно, девочка, - произнес суровый голос у двери. - Никаких резких движений.

Она посмотрела снова, увидела одного из охранников, которые были на посту перед дверью, направившего на ее сердце пистолет, а двое других стояли позади него.

Тайсон толкнул ее в сторону и вскочил на ноги. Его глаза сузились от ярости, кровь ручьем текла из носа.

- Свяжите ее, - сказал он.

Лазерная пушка осталась направлена на нее, когда двое других охранника подошли ближе. Ее руки были связаны за спиной лазерными манжетами. Ощущение страха покалывало в груди, а кровь застыла в жилах.

- Гости ушли? - спросил Тайсон.

- Да, сэр.

- Тогда тащите ее на крышу.

Они собирались сбросить ее с крыши, не так ли?

Эви боролась со своими захватчиками, когда те вели ее к частному лифту.

- Вперед. Кричи, - сказал Тайсон. – Никто тебя не услышит.

Всей группой они вошли в лифт и двери закрылись, прижав их плотненько внутри. Она мысленно вычисляла шансы на успешный побег. Если она отключит парня слева прикладом об голову и сожмет горло парня справа быстрым ударом, чтобы добраться до пистолета и Тайсона. Она будет расстреляна прежде, чем дотянется к какому-либо мужчине.

Дело в том, что это не хуже того, что ждет ее на крыше. Итак. Она сделала это. Удар головой. Парень застонал. Молниеносный удар. Парень стал оседать.

Кроме того, ее не застрелили. Ее ударили пистолетом по голове. Резкая боль прошла через нее, и звездочки перекрыли зрение.

Те двое парней, которых она сбила, хмурились и вставали, и когда двери открылись, они примерно потащили ее вперед. Любая надежда, что гости задержались, испарилась. Везде было пусто. Пустые стаканы захламляли столы, а тарелки с полусъеденной едой валялись на полу и даже плавали на поверхности бассейна.

Тайсон оказался с ней лицом к лицу, желание убить мерцало в его ледяных глазах.

- Вот, что собирается произойти, мисс Блэк. Я не наслаждаюсь смертью, таким образом, я оставлю тебя. Эти прекрасные господа привяжут тебя к стулу и бросят в бассейн. Ты утонешь, и я уверен, что это будет самым болезненным. Затем, когда ты будешь мертва, они уберут стул и манжеты и бросят тебя обратно. Завтра утром, когда придут сотрудники, чтобы убраться, тебя найдут. Корбин Блу будет сидеть на том самом стуле, который мы заберем у тебя, его мозги забрызгают все камни. Трагическое самоубийство и убийство, которых мир никогда не забудет.

Не паниковать.

- Небольшая проблема с твоим планом. Более ста человек видели, как ты ушел со мной.

- И это разозлило мистера Блу. Вот почему он ударил меня, вырубил и забрал тебя.

- Но он уехал с твоей сестрой.

- Только для того, чтобы заставить тебя ревновать. Но когда Тиффани позднее опросят, она скажет, что он разговаривал и бредил о тебе, злился все сильнее и сильнее, пока не бросил ее, желая найти тебя.

Продолжай пытаться.

- Ты действительно хочешь, чтобы мое имя было связано с твоим?

- Нет, но это малая цена за избавление от тебя.

Ха!

- Ты никогда не сможешь схватить Блу.

Его улыбка была дьявольской.

- Это уже сделано. - Он кивнул мужчинам прежде, чем повернуться и зашагать прочь.

Когда она брыкалась и пиналась, ее тянули к стулу. Хотя она сделала несколько достойных ударов, мужчины, в конечном счете, смогли заставить ее сесть. И когда манжеты были защелкнуты на спинке стула, ей пришлось прекратить дергаться. Продолжать бороться означало потерять обе ее руки.

Ты хочешь руки или свою жизнь?

Через несколько минут она могла лишиться и того и другого.

Стул подняли и понесли к воде. Ее страх вернулся, заставив задрожать.

- Сколько он платит вам, - выпалила она. - Потому что я утрою сумму.

- Иногда речь не о деньгах, - ответил один из них. - Иногда это просто забава.

Ее бросили в бассейн, лицом вперед.

Стул был металлическим и тяжелым, она быстро опустилась вниз, химическая вода жалила глаза, заполняя уши. Страх увеличился, и паника угрожал захлестнуть ее. Спокойствие. Успокойся. Думай!

Она дергала ногами, пока у нее не получилось поставить стул в вертикальное положение. Она знала, что мужчины все еще были там, наблюдали, потому что она видела их тени сквозь воду, пряди темных волос плавали перед ее лицом.

Не дай им остановить тебя. Она повернула тело вперед так, чтобы могла встать, затем делала шаг за шагом к лестнице, стул был как панцирь у черепахи. Если бы она могла просто добраться до лестницы, то могла бы подняться из бассейна и сделать вдох.

Они просто бросят тебя обратно.

Да, но у нее будет больше времени, это даст Блу шанс найти ее. Она знала, что он будет искать ее. Знала, что он не был схвачен. Он был слишком сильным, слишком умным. Слишком решительным.

Но слишком скоро ее легкие начали гореть, гореть так сильно, что это дошло до груди, затем до горла и носа. Темнота опускалась как занавес на глаза. Где ступеньки? Она не могла увидеть долбанные ступеньки!

В отчаянии Эви пиналась и тянула руки. Таким образом, она потеряет руки. И что же. Дышать, нужно дышать. Пожалуйста. Пожалуйста. Это не мог быть конец. Ее последнее воспоминание не могло быть поражением и знанием о том, что Блу будет обвинен в ее смерти, так или иначе.

Внезапно, вода, давящая на Эви, поднялась, и она сделала огромный вдох, ее легкие практически плакали от благодарности. Стул упал назад, Эви ударилась руками о сухой бетон.

Она добралась до лестницы? Поднялась, не понимая этого?

Постепенно тьма исчезала, и цвета начали формироваться. Она нахмурилась и поняла, что на самом деле не вышла из бассейна. Она все еще была на дне... вода висела над ней. Как облако.

Странные приглушенные шумы привлекли ее внимание. Она повернула голову и увидела Блу, стоящего у внешнего края бассейна, его руки были высоко подняты, будто он удерживал воду.

Она потрясла головой, вытряхивая воду из ушей.

- ... сейчас! Эвангелина, - прокричал он. - Поднимайся. Сейчас же поднимайся.

Да. Она изо всех сил пыталась встать на ноги. Они дрожали все сильнее от каждого дюйма, который она преодолевала, но она делала это. Она достигла ступенек. В тот момент, когда она вылезла на выступ, вода шлепнулась обратно в бассейн, устраивая приливную волну и брызгая во все стороны.

Блу помчался к ней и снял браслеты.

- Охранники? - тяжело выдохнула она, прижимая руки к груди и потирая раны на запястьях.

- Мертвы.

- Тайсон?

- Не знаю. - Блу рывком поднял ее на руки, крепко держа. У нее не было сил, чтобы сделать что-то большее, чем прижаться к нему и принять его предложение защиты. - Я не видел его, но в следующий раз, когда увижу, буду потрошить его.

Дрожь в ногах перешла на скулы, заставляя ее стучать зубами.

- Еще рано. Стар отыграется... на Джоне. - Блу никогда не простит себе, если Стар причинит боль его другу в отместку его действия. - Как... ты нашел... меня?

- Изотопы.

- Умник.

- Не сердись. Я спас тебе жизнь.

- Нет. Просто... отвези меня... домой.

- Хорошо, милая. Хорошо. Я отвезу тебя домой.


* * *

В машине Блу врубил печку на максимум и направил теплый воздух на Эви. Затем он взорвался. Ярость внутри него все усиливалась. Ярость на Стара. На себя. Черт, даже на Эви.

Она чуть не погибла.

Он вспоминал, как отключил Грегори Стара кольцом энергии как раз перед тем, как должен был прозвенеть выстрел, что позволило Блу ускользнуть из дома. Он использовал супер-скорость, чтобы добраться до отеля и осмотреть его, выкрикивая имя Эви. Трекер заверил его, что она была в здании, но где. Он проверил номер Тайсона, обнаружил следы борьбы. Взлетел на крышу, в качестве последнего варианта, но на самом деле сомневался, что мужчина взял бы ее обратно на вечеринку, но не знал, где еще искать.

Затем он увидел мужчин, вглядывающихся в бассейн и смеющихся. Увидел Эви на дне, борющуюся за жизнь. Он использовал оставшуюся силу, чтобы разорвать мужчин на тысячу мелких кусочков, в то же время поднял воду из бассейна.

Он был слишком истощен, у него почти не осталось сил, чтобы сделать это.

- Никогда больше не желаю видеть тебя в подобной ситуации, - сказал он.

Ее дрожь начала утихать.

- Поверь мне. Повторение не стоит на повестке дня.

Он был так близок потерять ее, что до сих пор не мог успокоиться.

Смелая, злющая, немного мегера стала любимой частью его дня. Он был счастлив, когда она была рядом. Ему бросили вызов. Довольный. Сексуально озабоченный, как ад, удовлетворенный, как ад. Ему было нужно больше от нее. Больше времени. Больше секса. Больше споров. Больше неожиданностей. Буквально было нужно всего больше. Ему было не достаточно того, что есть.

А семья Стара пыталась уничтожить ее.

Они должны умереть.

Наконец, они добрались до одного из его роскошных, безопасных домов и припарковались в гараже.

- Как ты? - спросил он, помогая ей войти в гостиную.

- Лучше. Легче уже.

- Болит?

- Нет.

Хорошо. Он встал перед ней и, хмурясь, наклонился ближе к ее лицу.

- Я хочу, чтобы ты вышла из игры.

Она убрала мокрые пряди волос со щек и посмотрела на него, будто он только что сошел с ума. Может так и есть.

- Ты, черт побери, смеешься надо мной?

- Нет! Я, мать твою, серьезно.

- По фиг. Я в деле до самого конца.

Конца? Какое сочетание и выбор слов.

- Да ты почти умерла сегодня, Эви.

- Не умерла же. Благодаря тебе и твоим трусливым путям... которые прощу после того как, ты поумоляешь меня в течение неопределенного периода времени. Или посвятишь мне сонет. Да, это то, чего я хочу. Сонет.

- Эвангелина.

Вздохнув, она положила руки ему на плечи.

- Я все еще здесь, и я по-прежнему готова надрать им задницы.

Он покачал головой, отказываясь отступать.

- В любом случае ты планировала вернуться к работе в больнице. Почему бы не сейчас?

Она впилась в него ногтями, когда вцепилась в его рубашку.

- Что случилось со мной - хорошим агентом? И почему ты должен рисковать жизнью?

- Потому что я... - Люблю тебя.

Люблю?

Блин. Он влюбился. Он действительно влюбился. Чувство было слишком сильным, чтобы отрицать.

Ее глаза расширились, когда смысл сказанного стал понятен.

- Что? Скажи это.

Почему нет? подумал он с горьким смешком. Почему бы не расставить точки над «і»?

- Секс никогда много не значил для меня. Он всегда был лишь развлечением. Удовольствием. Средством для достижения цели. До тебя. Ты заставляешь меня чувствовать, что я никогда не чувствовал раньше. Я хочу, чтобы ты была рядом. Мне нужно, чтобы ты была рядом. Я влюбился в тебя, Эви. - Банальная фраза. Это же не провал. Он провел ногой по полу.

Уже не так смело, она сделала шаг назад от него.

- Блу.

- Я никогда не говорил эти слова другой женщине. Даже для дела. Я не могу потерять тебя. И, Эви, я буду верен, клянусь тебе. Тебе никогда не придется беспокоиться о другой женщине. И вообще для беспокойства не будет причин.

- Блу, - сказала она снова.

Хочет сбежать от него?

Давайте-ка посмотрим, сможет ли он изменить ее решение.

Блу переместился быстрее, чем она могла отследить, взял ее на руки и бросил на диван. Она подскочила вверх и вниз, он упал на нее сверху, прижав ей руки над головой.


* * *

- Как думаешь, что ты делаешь? - спросила Эви. Этот человек просто перевернул весь ее мир. Думаю, что влюбилась в него. Он сделал все, опустился на колено и предложил ей кольцо, а она понятия не имела, что чувствовать. Или что делать.

Что она знала о романтической любви? Ничего!

Не знала, как дарить любовь и, конечно же, не знала, как принимать. Потому что принимать - означало, привыкнуть к нему. Нуждаться в нем. Зависеть от него.

Что будет, если сделать вид, что ничего не случилось.

- Я перешел в наступление, - шутя, сказал Блу.

Битва за ее право оставаться в деле? Или... за ее сердце?

- Как будто цель действительно имеет значение. Ты не выиграешь.

- Давай выясним. - Он жестко начал целовать ее, настойчиво проталкивал язык, настаивая на входе, разжимая силой ее зубы, не обращая внимание, когда она прикусила его, чтобы отстоять свою точку зрения. Задыхаясь, он сказал, - Я люблю, когда ты борешься со мной.

Она тоже.

- Не будь милым, нежным, не поддавайся. Отвечай.

- Милым? Нежным? Нет, не в этот раз. - Он не был нежным или заботливым, когда лишал ее каждой части одежды. И он не был джентльменом, когда смотрел на ее грудь. Он был мужчиной, одержимый животной похотью. - Великолепные. Мой рот жаждет их.

Он опустил голову, жар от его рта охватил сосок, когда он начал сосать, сосать жестко, и она закричала, ее руки запутались в его волосах, дергая за пряди.

- Блу!

Он опустил руку ей между ног и работал своими умелыми пальцами, засовывая и вынимая их с дикой силой.

- Давай, найдем твое сладкое местечко, детка.

Он сделал то, что никогда не делал прежде. Он согнул один палец, будто цепляя что-то, и невероятная сила удовольствия пронзила ее. Ее бедра оторвались от дивана, она вцепилась в него, крича его имя.

- Да, - сказал он, явно довольный собой. - Вот здесь.

- Да!

Он тер ее там, снова и снова, удовольствие все увеличивалось. Вскоре она извивалась и стонала, умоляя еще, но слова были совершенно бессмысленны. Он подводил ее ближе и ближе к безумию, где ничто не имело значения, кроме того, что он делал с ее телом... Что он будет делать с ней.

- Хочешь, чтобы я вошел в тебя, - выдохнул он, покрывая поцелуями ее скулы, затем шею, потом лаская ее грудь. - Скажи это.

- Да. - Стон. - Хочу тебя. Пожалуйста.

Одновременно со словами, она потянулась рукой между их телами и взяла в руку его массивный член. На головке выступила капля - подтверждение его возбуждения.

Он не тратил время, чтобы избавиться от одежды. Возможно, он боялся, что она передумает. Она не передумала; она была слишком возбуждена. Блу просто разорвал штаны, прижал ее руки над головой и ворвался домой.

Оргазм накрыл ее мгновенно, она вскрикнула, заполненная, растянута его членом, содрогаясь вокруг него, едва в состоянии дышать. Он наполнял ее, уносил дальше от реальности, когда вбивался в нее снова и снова.

Сладкая боль не прекращалась ни на мгновение. Его контроль был на грани. Он не проявил никакого милосердия, и она была рада. Она захотела еще, жестче. Она обвила ногами его тело и начала толкать себя навстречу ему все сильнее. Она бы и не подумала, что это возможно, но почувствовала зарождение еще одного оргазма. Сжигающего. Более интенсивного.

Она схватила его за голову и поцеловала. Поцелуй тоже был страстным, яростным и без контроля, их языки имитировали движения их тел. Она услышала, как вокруг нее падали и разбивались лампы, вазы. Она слышала, как мебель переворачивалась. Ей было все равно.

- Блу! - Она распалась на осколки, когда кончила во второй раз. Ее тело стало мягким, будто без костей, когда после пришло удовлетворение.

На этот раз он кончил следом за ней, на самом деле он так сильно вбивался в нее, что диван двигался сантиметр за сантиметром, пока, наконец, не ударился о стену... и все замерло, буря закончилась.

Он рухнул на нее.

- Эви.

Мозгам потребовалось время, чтобы начать работать снова. Что, черт возьми, только что произошло?

Это не мог быть просто секс. Это было намного чувственнее. Первобытно, всепоглащающе. Мощно. Будто она отдала еще что-то, кроме тела, несмотря на отсутствие прелюдии. Будто она отдала частичку своей души.

Что же получается, она тоже была влюблена?

Он опустил голову как раз прямо над ее сердцем, которое бешено билось.

- Я сделал тебе больно? - спросил он, его голос дрогнул.

- Нет.

- Ты была со мной до конца?

- Не могу поверить, что ты об этом спрашиваешь?

Он поцеловал ее в основание шеи, где дико бился пульс, прежде чем подняться на локти и посмотреть на нее сверху вниз. Его великолепные лавандовые глаза потемнели от удовольствия и решительности.

- Ты веришь мне? - спросил он.

Она провела дрожащим пальцем по краям его губ.

- Да.

- Ты веришь, что я буду верен тебе? Не только в этом случае, но и всегда? Независимо от того, каким будет задание.

Всегда? Всегда! Мы что говорим о... всегда?

- Думаю, я верю тебе.

Разочарование заменило удовольствие.

- На данный момент, этого достаточно. Я докажу тебе.

Она закрыла глаза.

- Это не вопрос докажешь или нет, Блу-болтун. Это вопрос уверенности, что я не надоем тебе.

- Я не устану от тебя.

Как уверенно он говорил.

- Ладно. Я не против. Мы можем попробовать настоящие отношения. Но все должно остаться по-старому. Мы должны держать наши отношения в секрете.

- Эви.

- Да. Я не хочу быть причиной, из-за которой ты и Майкл перегрызете друг другу глотки.

- Мы не будем расходиться. Но мы поругаемся и помиримся.

В его голосе она слышала нотку сомнения.

- Может быть. Но я его знаю, он скажет то, что никогда, никогда не сможет забрать назад. Тебе будет обидно и больно, а я буду в ярости.

Выражение его лица смягчилось.

- Он - шпион, Эви. Он научил меня всему, что я знаю. Он все выяснит, рано или поздно.

- Но...

- Никаких «но». Сейчас у меня есть повод пробираться к тебе. Очень скоро я не буду прятаться. Как ты собираешься объяснять мое присутствие? - Он намотал прядь волос на палец. - Потому что я не буду больше спать без тебя.

Говори быстрее...

- Я тоже не хочу спать без тебя, - призналась она. - Но. Да, будет буча. Мы скажем всем потом, после того, как со всем разберемся. Нет причин отвлекать наше прикрытие.

- Отлично. Когда мы найдем Джона, я дам тебе неделю. Рабочую неделю, чтобы со всем разобраться. И не занимай выходные.

- Две недели.

- Три дня.

- Ты до сих пор не научился торговаться.

- Два дня.

- Одна рабочая неделя, - сказала она, вздохнув.

Он поцеловал ее.

- Идет. Теперь, мы можем начать обнимашки?

- Нет. Еще любви. - Она обхватила его руками и стала покусывать линию его челюсти. Ленивое удовольствие, это было то, что было, и она собиралась наслаждаться каждым моментом этого. Огонь больше не бушевал, он кипел с обещанием грядущего. - Соло будет в шоке, знаешь ли. Он ненавидит меня.

- Теперь ты задыхаешься, - сказал Блу, перевернувшись на спину и положив Эви на него сверху.

Ммм. Новое положение открыло совершенно новый мир исследований для нее.

- Не имеет значения, - сказала она, лизнув его сосок. - Это все еще веская причина для меня.

Его руки запутались в ее волосах.

- Ну, тогда, он просто не знает тебя.

- Он попытается отговорить тебя от встреч со мной. - Другой сосок получил такую же спа-процедуру.

- И я не послушаю его.

Ха! У него был ответ на все.

- Еще какие-то возражения? - спросил он.

Она проложил дорожку из поцелуев к его пупку.

- Ты так разочаровываешь, придумывая интеллектуальные ответы.

- Ты невыносима. - Край его голоса был окрашен... желанием. - Ясно, мы заслуживаем друг друга. Теперь, прекрати бездельничать, принцесса. Ты достаточно дразнила меня.

- Бедный Блу. Снова нуждаешься в своей женщине? Прости, голубчик, но я только начала.

- Жаль. Я хочу, чтобы ты отсосала мне.

- Я сделаю это… если ты будешь хорошим мальчиком.

- Я не был хорошим мальчиком ни дня моей жизни.

- Все случается впервые. Теперь заткнись и дай Сладкой Конфетке делать то, что она делает.


Глава 23

Эви со стоном села.

После ее столкновением со смертью, Блу подозревал, что у нее будут кошмары и не позволял себе заснуть. Он был рад, что мог принести пользу.

- Все хорошо, - сказал он, убеждая ее устроиться поудобнее около него. - Я здесь.

Доверяя ему, она устроилась у его бока. Он поцеловал ее в лоб.

Солнце не собиралось подниматься еще около часа, и темнота цеплялась за спальню. В этом секретном убежище он будет охранять ее, даже от ее кошмаров.

- Так, что мы собираемся делать? - спросила она. - Теперь, когда мы оба решили побыть агентами, я имею в виду.

Он провел кончиками пальцев вдоль ее позвоночника.

- Мы собираемся посадить всех трех Старов в клетку и пытать их до тех пор, пока они не назовут местоположение Джона.

- Мне это нравится. Сначала, тем не менее, мы должны поймать их. И, Блу, я не смогла поставить маячок Тайсону. Это миссия была провалена полностью. Прости.

- Не волнуйся об этом. Будем следить за ним иначе. Кто знает? Он может быть настолько дерзким и все еще оставаться в отеле, думая, что он в безопасности.

- А что если мы изобьем их, но они все равно откажутся говорить?

Возможно.

- Я использую принуждение. Папочка Стар сказал, что он принял наркотик, чтобы противодействовать этой способности, но это не может длиться вечно. - И если это провалится, то он придумает что-нибудь еще.

- Ну, слишком поздно... или рано... делать что-нибудь сейчас, и нам обоим нужна перезарядка. Почему бы тебе не позвонить Майклу и Соло и не рассказать им, что произошло, пока я принимаю ванну.

- Идет.

Она скатилась с кровати, а он взял сотовый телефон. Соло ответил после первого же гудка, и Блу объяснил ситуацию. Они договорились встретиться через два часа.

- Ты кажешься потрясенным, - сказал иной.

- Да.

- Она так много значит для тебя?

Из уважения к Эви он проигнорировал вопрос.

- Сделай мне одолжение и перескажи Майклу все то, что я рассказал тебе.

- Конечно.

Блу услышал воду, льющуюся из крана в ванной, и усмехнулся.

- Мне пора.

Голый, он шагнул в дверной проем и скрестил руки. Эви уже плескалась в ванне, пузырьки с запахом меда лопались вокруг нее. Его тело отреагировало на аромат и мгновенно пробудилось.

- Виду кому-то постоянно мало меня, - сказала она и поцокала язычком.

- Кто-то не отрицает этого.

Удовольствие окрасило его щеки.

- Как он может? - Ее тон был несносным. - Его эрекция выдает его с головой.

Он начал смеяться. То, что выходило из ее рта... было вполне съедобно.

- Между прочим, у нас встреча через несколько часов. Что означает, моя сладкая яблочная попка, что у нас как раз достаточно времени для того, чтобы принять ванну, поиграть там и съесть завтрак. А потом держаться подальше друг от друга.

- Мне нравится, как это звучит. - Ее улыбка была обольстительной, когда он устроился позади нее. Но когда он попытался прижать ее к груди, она передвинулась и прижалась спиной к другой стороне фарфоровой ванны. - Хммм. Значит, поиграем.

- В какие игры? - Горячая вода, омывающая его кожу, обжигала его сильнее из-за нее.

- Давай начнем с «Мужчина подчиняется женщине», а там видно будет.

Он фыркнул.

- Так мы собираемся сделать это, ха, обезьянка-медведь? Ты будешь командовать мной, а я буду лизать тебе пятки?

- Разве это не то, что мы делали все время? - Пар придал влажный блеск ее красивому лицу. Кончики ее волос были влажными и завивались вокруг ее сосков. - Я думала, что мы делали именно так.

- Забавно.

Улыбаясь, она провела рукой по пузырькам.

- Мы собираемся поиграть в «В и О». Я задаю тебе вопрос, а ты отвечаешь.

- Очень хорошо.

Она погладила себя по подбородку, сказав:

- Откуда начать, откуда начать? О, знаю. Ты когда-нибудь полностью, безумно, очень сильно любил? Ты сказал мне, что никогда не говорил никому этих слов, но ты когда-нибудь испытывал эту эмоцию?

- Не только к себе?

Она наклонилась, чтобы ущипнуть его за сосок.

- Я серьезно.

- Ой! Я тоже. - Он разжал ее непослушные пальцы. - Нет. - Пауза. Он вспомнил тренировочные штаны и боксеры, которые носил в первые дни здесь, и напрягся, думая о ней с каким-то безликим парнем... который скоро умрет. - А ты?

- Нет.

Ну, хорошо. Убийство было снято в повестки дня.

- Тогда почему у тебя есть мужские тренировочные штаны и боксеры?

- Потому что они удобные.

- Не от прошлого любовника?

- Нет. Будто я бы действительно стала носить чью-то одежду.

Маленькая высокомерная снобка. Ему это понравилось.

- Какие у тебя еще есть вопросы?

Она прикусила нижнюю губу, и он не был уверен, что хотел услышать то, что раздалось потом.

- Ты сказал мне, что нам не нужно волноваться о детях. Почему?

Ладно. С этим он мог справиться.

- Я кое-что поправил для всех целей и намерений.

Она подняла брови в замешательстве.

- Ты перенес операцию? Но что относительно твоей исцеляющей способности?

- Мне не была сделана вазэктомия9, как большинству человеческих мужчин. Изящное небольшое устройство было закреплено в моей мошонке.

- Его можно убрать?

- Да. А что? Ты хочешь детей?

Она пожала плечами.

- Возможно однажды.

Его взгляд опустился к ее плоскому животу, и он подумал о том, что увидит, как он растет его ребенком. Он стал из кола мега-колом за секунду.

Да. Ему понравилась эта идея.

- Какой твой следующий вопрос?

Она подумала мгновение.

- Какую самую романтичную вещь ты когда-либо делал для девушки?

Он потянулся в воду и взял ее за ногу, поднял ее и начал массировать. Когда Эви застонала от удовольствия, он произнес:

- Я делаю ее прямо сейчас.

- Как печально.

- Мне остановиться?

- Остановишься, и я отправлю тебя шампунем, запихну твое тело в мусорный мешок и оставлю у бака в день вывоза мусора.

Не смеяться.

- Это вполне подробный план убийства.

- Ну, я же не хочу быть пойманной, не так ли?

Он закатил глаза и принялся за ее другую ногу.

- Хорошо, крошка бу-бу. А теперь серьезно, - сказал он, и она сглотнула. - Я привлек тебя с того самого момента, когда мы встретились, не так ли? Ты страдала от безответной любви ко мне все эти годы.

- Ха! Я абсолютно серьезна, когда я говорю тебе, что это была ненависть с первого взгляда. После двойного выстрела похоти.

Он усмехнулся.

- Ну, ты меня привлекла.

- Да? - пискнула она.

Он кивнул.

- Потом ты открыла рот. «Ненависть» - слишком умеренное слово для того, что я чувствовал тогда.

Она бросила горстку пузырей в него.

- Мы немного говорили об этом, я знаю, но это не изменилось. Я даже близко не нахожусь к твоему типу. Посмотри на них, - сказала она, выгнув спину, чтобы выставить свою грудь. - Они такие маленькие.

- Я смотрю и думаю, что они прекрасны.

- Ты собираешься отказаться от своей первой лжи? Из-за них? - Она сжала свои груди руками. - Возможно, я поставлю импланты.

Он замолчал.

- Я не лгал, и тебе не нужно ставить импланты.

- Возможно.

- Если ты сделаешь это, я пойду к тому врачу, который проведет тебе операцию, и сам поставлю ему имплант... кулаком в грудь. Я вырву его сердце и буду пить кровь из его ботинок.

- Ты серьезно, - сказала она, изумленно.

- Полностью.

Улыбаясь медленно и обольстительно, она подползла к нему и оседлала.

- Это очень мило.

- Просто чтобы быть честным. И если ты скажешь мне, что нужно поставить имплант в член, то я все-таки уложу тебя поперек своих колен и очень сильно отшлепаю.

Она прикусила его за ухо, ее дыхание чувствовалось теплым на его коже.

- Дорогой, если бы ты был чуть крупнее, то порвал бы меня в два счета.

Ласку он любил, а комплимент смаковал.

Эту женщину он обожал.

Он провел руками по ее прекрасным ягодицам.

- Не думай, что я не заметил тот факт, что ты не возразила против порки.

- Конечно, ты можешь отшлепать меня... если я смогу отшлепать тебя.

Его собственная улыбка была медленной.

- Идет.

Она приподняла бровь.

- Не собираешься пробовать ни одну из твоих известных сделок?

- Зачем? Я получаю все, что хочу.

Она рассмеялась.

Он обожал, когда она смеялась.

- Ладно, у меня есть еще один вопрос, прежде чем я забуду, что могу использовать рот для разговора. - Его пальцы скользнули вперед и прошли внутрь ее бедер, приблизив ее к сексу. - Что ты думаешь о татуировках? За или против?

Дрожа, она едва произнесла:

- Некоторые из них хорошие, некоторые - плохие. А что?

- У меня раньше была парочка, но огонь забрал их, и я хотел бы получить новые... но только если моей снуки-дудл понравится эта идея. - Два пальца медленно двинулись выше...

Она облизала губы.

- Теперь я вспомнила. У тебя были те странные символы вокруг пупка.

Среди прочего.

- И откуда ты узнала о них, хм? Ты подсматривала за мной, принцесса?

Она провела рукой вниз по его животу и сжала пальцами его член, вырвав стон из его горла.

- Одно никогда не меняется, мистер Блу. Тебе нравится ходить без рубашки. Но отвечу на твой вопрос, я теперь сто процентов за новые татуировки. При одном условии.

Он дошел до ее центра и провел рукой по скользкому жару.

- Да?

Ее стон смешался с его.

- Я выберу одну из них.

В данный момент, когда ее рука напряглась на нем, он позволил бы ей сделать все что угодно, все, что она хотела.

- Ты хочешь, чтобы я наколол единорога или радугу, не так ли?

- Не будь смешным. Я хочу, чтобы ты наколол «Собственность Э.Б.» прямо здесь. - Она провела большим пальцем от основания его члена до самого кончика.

- Притягательно, не так ли?

В ее глазах читался плотский голод.

- Очень может быть.

Он взял ее за запястья и завел руки за ее спину. Удерживая ее одной рукой, он ввел в нее себя другой.

- Собираюсь сделать так, что ты будешь довольна тем, что сказала, принцесса.

И он сделал.


***

Сорок минут до того, как все приедут, подумала Эви. Еще сорок минут с Блу.

Она посмотрела на еду, которую разложила на кухонном прилавке, думая, что приготовить на завтрак, затем посмотрела на Блу. Он сидел за столом, наблюдая за ней, огонь мерцал в его глазах.

Еда... или Блу? На обоих не было времени. И определенно не хватило бы времени съесть еду друг с друга, как было запланировано.

Блу, подумала она секунду спустя. Абсолютно. Она не могла насытиться им и не была уверена, не рассеется ли порыв адреналина, или действительно ли она увлеклись им и ей требовалось исправить это... или, черт, если его раннее признание завело все ее системы.

Возможно, он был ей так сильно нужен, потому что она боялась, что потеряет его слишком скоро. Он сказал, что хотел быть с ней. Не сейчас, но позже. Он сказал, что был влюблен в нее, и ему было плевать на чужое мнение, и она была уверена, что он имел в виду это. В то время. Было легко не волноваться, когда не было никаких последствий.

Если Майкл уволит Блу, то он потеряет свою работу в агентстве, а также свое место в футбольной команде. Она могла убедить Майкла взять его обратно, нет проблем, но ущерб будет нанесен. Обида пустит когти в обоих мужчин.

Или возможно ее страх был необоснован. В начале Майкл бы повозражал, но как только он бы узнал, что Блу собирается посвятить себя ей, он бы мог просто дать им свое благословение.

И все же. Возможно, им придется забыть свою сделку и подождать, пока они без сомнений не узнают, любят они друг друга или нет. Тогда они узнают, будут ли потенциальные последствия стоить риска.

Мог ли мужчина влюбиться или разлюбить до проявления эмоций?

Вероятно. Влюбленные мужчины проявляли эмоции постоянно. Верно?

А что на счет нее? Она никогда не чувствовала ничего подобного ни к одному мужчине. Мысль о потере Блу почти уничтожила ее.

- О чем ты думаешь, малышка?

Она моргнула и обнаружила, что он больше не сидел на своем стуле. Она повернулась, встретив его пристальный взгляд. Он прижал ее к столу, тепло его тела окутывало ее, его сила поглаживала ее, заставляя кожу покрыться мурашками.

- Ты маняще смотрела на меня, - сказал он, беря ее лицо в ладони, - а потом ты нахмурилась.

Сказать или нет?

- Просто думала о... чувствах, - сказала она, потом поежилась. - Как унизительно. Так говорят все женщины.

- Ну, ты же женщина. - Он поднял ее и усадил на стол. - Обхвати меня ногами.

Она повиновалась.

- И руками.

Снова повиновалась.

- Чувствуете себя властным, мистер Хаммер?

- Просто око за око, скунсик. Возможно в нашей паре женщина - я, потому что я на сто процентов инвестирую разговор о чувствах. Так о каких чувствах мы говорим? Смятение? Гнев? - Пауза. - Любовь?

- Да, Эвангелина. Какие это чувства?

Холодный голос Майкла отозвался эхом через кухню, и она ахнула. Ее отец, должно быть, вошел через черный ход. Явно он был внесен в систему безопасности, поэтому никакого сигнала тревоги не прозвучало.

Блу напрягся.

Испуганно Эви вскочила на ноги и легонько оттолкнула Блу, надеясь убедить его уйти из комнаты, чтобы спасти от конфронтации. По крайней мере, пока она не успокоит Майкла. Поскольку его гнев был очень явным, когда она встретила его взгляд. Блу был прав. В ближайшее время Майкл не даст им свое благословение. Его глаза были сужены, на щеках горел румянец, а руки были сжаты в кулаки.

Блу остался стоять на месте, расправив плечи, широко расставив ноги.

Позиция сражения.

- Дай мне объяснить, - выпалила она.

- Ты действительно думаешь, что тут требуются объяснения? - Майкл, одетый как фабричный рабочий для маскировки, уставился на Блу. - Я дал тебе все, научил тебя всему, что ты знаешь, только попросил об одной вещи взамен.

- Я понимаю, - ответил Блу.

Его тон...

Он казался несчастным.

У нее болезненно скрутило живот.

- Это моя вина, - сказала она. - Я пришла к нему. Он был беспомощен против моего мощного соблазнения.

Блу нахмурился.

- Не ври. Ты лучше этого. Но да, я был беспомощен.

- Не говори так с ней, - рыкнул Майкл и сделал угрожающий шаг вперед.

Даже не смотря на то, что Майкл был опытным бойцом, он все еще не отошел от взрыва. И Блу, с его Аркадианскими способностями, всегда будет сильнее. Эви встала между ними и протянула руки к Майклу.

- Давайте успокоимся и поговорим об этом, - сказала она. - Я - совершеннолетняя. Блу - совершеннолетний. То, что мы делаем друг с другом, не касается никого кроме нас. Ты никогда не должен был говорить ему держаться подальше от меня.

- Это касается меня. Это касается твоей жизни и моей возможности...

Он сжал губы.

Но она могла предположить, что он собирался сказать.

- Ты больше расстроен тем, что теряешь свою постоянную шлюху, чем тем, что он может разбить мое сердце. Ты знаешь, как это паршиво?

- Я обеспокоен потерей этих особых талантов, да, но не больше, чем обеспокоен твоим сердцем.

Для комфорта и поддержки Блу приобнял ее за плечи. Эви была благодарна, что он показал это. Майкл же выругался вполголоса.

Она потерла переносицу.

- Папа, почему ты так рано приехал?

Как и ранее Блу, он пошаркал ногой.

- Я хотел увидеть тебя, провести с тобой немного времени до того, как мы займемся делами. - Он показал бумажный пакет. - Я принес тебе завтрак.

- О, - сказала она виновато. - Прости.

- Сколько это продолжается? - спросил он.

- С того момента, как я расстался с Пеген, - сказал Блу.

- Еще одна презренная женщина. - Майкл хмуро глянул на Эви. - Этого ты хочешь для себя? Быть одной из очереди? Солнышко, я надеялся, что у тебя будет что-то большее.

Сначала ее ударило возмущение.

Потом это переросло в ярость.

- Подожди секундочку. Ты давал Блу те назначения, папа. Ты действовал как его сутенер. Тебе было плевать, что у него есть девушка, когда ты делал это. Ты давал ему приказы и ожидал, что он будет повиноваться. А он хотел получить твое одобрение. И он, конечно же, повиновался тебе.

- У меня был выбор, Эви, - решительно сказал Блу. - Всегда.

В его голосе слышался позор, и ей это не понравилось.

- Это не то, что ты сделал вчера, дорогой, а то, что ты сделаешь сегодня. - Она указала пальцем на Майкла. - Ты говорил всем агентам держаться от меня подальше или только Блу?

Пауза. Он дернул челюстью.

- Только Блу.

Рядом с ней Блу снова напрягся.

Он только что принял удар, только что понял, что Майкл судил его так же резко, как когда-то судила Эви.

Ох, Блу...

Он когда-то сказал ей, что хотел быть верным. Теперь она поняла, что он хотел этого больше всего. Он рос без семейной любви. У него были Джон и Соло, но только во время обучения и миссий. Он никогда никому по-настоящему не принадлежал.

У нее, по крайней мере, были Клэр и Иден.

- Ну, - сказала она, - это вероятно, одна из самых глупых вещей, которые ты когда-либо делал, папа, и как я узнала, ты делал некоторые довольно глупые вещи!

Он открыл рот, чтобы ответить.

- Помолчи. Просто помолчи. - Она положила руку на грудь Блу. - Я могла бы сделать все так, как ты считаешь лучшим. Я могла бы бросить Блу и сказать ему, что это потому, что я не хочу стоять на пути вашей дружбы, тем более что мы не даже уверены, куда это все между нами идет. Но знаешь что? Ты не заслуживаешь его. Также как и я, но я хочу его каждой клеточкой своего существа. Поэтому я останусь с ним.

- Эви...

- Нет. Ты и остальная часть мира могли бы счесть это глупым, но я доверяю Блу. Он больше не собирается брать такие миссии. Правда Блу? - спросила она, глядя Блу в глаза.

Хотя в его глазах все еще была боль, также появилось веселье. Он покачал головой.

- Нет, мэм.

- Ты и только ты можешь называть меня как угодно... только не «мэм». Это слово заставляет меня думать о маминых джинсах, и я готова сдохнуть. - Она повернулась к отцу. - И ты больше не будешь предлагать ему такие миссии. Ты также не будешь злиться на него за то, что он не подчинился твоему глупому приказу держаться подальше от меня.

- Но...

- Нет! - Она топнула ногой. - Ты и ему как отец. Так действуй как он.

Майкл резко опустил плечи.

- А теперь, Блу, положи продукты обратно в холодильник. Майкл, сядь и дай мне мой завтрак. И ни один из вас не произнесет ни слова, пока я не решу, какими будут ваши наказания.

- Наши наказания? - спросили они в унисон.

Она подняла подбородок.

- Верно. Вы оба поставили меня в ужасное положение. Один из вас собирался сделать огромную ошибку и попросить меня выбирать. Что, не так, папа? Тогда бы я оказалась перед необходимостью хладнокровно убить вас обоих. Теперь, помолчите и делайте то, что вам сказали.

- Это все равно не объясняет, что сделал я, - сказал Блу... нарушая тишину.

Она поцеловала его без колебаний.

- Ты заставляешь меня влюбляться в тебя все больше и больше, и я, на самом деле, в бешенстве от этого, пупсик.


Глава 24

Когда Соло приехал, все пошло быстрее.

Ну, за исключением того, что парень настаивал на том, чтобы побыть один на один с Блу.

Он вытащил Блу в коридор и сказал:

- Я знал, что что-то было, но я не знал, что это было серьезно. Эвангелина Блэк? Блу, ты можешь найти кого-нибудь получше.

- Нет никого лучше. - Она лучшая из лучших. Высший класс. И она все сильнее и сильнее в него влюблялась. Он никогда не позволит ей забрать эти слова. Они потрясли его мир.

- Ты не мог унять зуд с кем-то другим? - Не унимался Соло.

- Это не зуд, - ответил он откровенно. - Это навсегда.

- Сейчас ты хочешь сказать, что собираешься жениться на любимой приспешнице дьявола?

Блу едва удержался, чтобы не ударить. Это твой друг. Ты любишь его.

- Следи, как говоришь о ней, мужик, иначе будут проблемы. Как бы ты себя чувствовал, если бы я также оскорбил Вику?

- Убил бы. - Стыдливо Соло похлопал его по плечу.

- Извини. Если тебе нравится Эви, этого достаточно для меня. Я никогда не буду относиться к ней иначе, чем с уважением.

- Спасибо.

- Не за что. Твое счастье важно для меня.

- Я никогда не буду счастлив без нее. - Эви замечательная. Как она пошла против отца. Как она защитила Блу и призналась в своих чувствах. Он никогда не видел ничего подобного, и сомневался, что увидит когда-либо еще.

Она приняла его. Всего его. Прошлое, настоящее. Будущее.

Он всегда ненавидел, когда его называли шлюхой и подстилкой, и всегда говорил себе, что он делал то, что надо делать для этой работы, и это правильно. А узнать, что Майкл смотрел на него через уродливою завесу осуждения... о да, это было больно. Но Эви не отступила.

- Ладно, - сказала она, проверяя сферу на бластере, когда он и Соло вернулись на кухню. - Готовы ли мы это сделать? Чур, парни на фотографиях с беременной подругой мистера Купера, мои.

Красивая, беспощадная женщина.

Соло говорил с женой Тайриз Купера, и, использовав чуток... убеждения, она призналась, что оплатила Стару похищение и увечья любовницы. Живую любовницу нашли и вернули Куперу. Всем троим предстоял длинный опасный путь.

- Более чем готовы. - Давным-давно Блу отказался признавать, что Эви была той женщиной, которую он желал, в которой нуждался. Она - идеальна. И он не стал бы ничего в ней менять.

- Но я не хочу, чтобы ты лезла в самый ад очертя голову, принцесса.

- Эй, - сказала она. - Я чертовски серьезно настроена надрать кое-кому задницу, по сравнению с кем-то. Этот факт доказан. Я буду более полезна на холме, хватая идиотов настолько глупых, чтобы направиться в мою сторону.

Моя девочка.

- Тогда пойдем, - сказал Блу.

Они собрали все оружие, которое смогли достать. Ожидание темноты даст Стару больше времени, чтобы скрыться. Или подготовиться.

Они схватят его, потом его сына, а после его дочь.

Соло сел за руль машины, Блу - на переднее пассажирское сиденье, а Эви - на заднее. Никто и слово не проронил во время поездки, но это было нормально. Он знал, что они все думали об одном и том же. Никакой жалости.

Примерно в миле от ворот, они высадили Эви. Прежде чем она смогла покинуть автомобиль, Блу высунулся через открытое окно, схватил ее за затылок, притянул к себе и крепко поцеловал.

- Будь осторожна, - прошептал он ей в губы.

- Без проблем. - Ее взгляд был мрачным. - Но и ты тоже. Я имею в виду именно это, Блу. Ты понятия не имеешь о ярости, которую я направлю на тебя, если ты пострадаешь.

- Угрожаешь и задерживаешь наше выступление? Не выйдет. - Он еще раз поцеловал ее, прежде чем отпустить.

Оставить ее было непросто. Он должен был заставить себя кивнуть Соло. Иной вжал педаль газа до упора и помчался к воротам, блокируя общую дорогу от подъездной. Они остановились. Так как камеры следили за каждым их шагом, Блу бросил небольшую бомбу влево, а Соло - вправо.

Они отвернулись, и бум!

Заряд был достаточно маленьким и достаточно изолированным, что Блу почувствовал только свист раскаленного добела воздуха вдоль спины и легкий ожог на шее и руках. Когда куски металла распылились по земле, он и Соло вышли из автомобиля и понеслись вперед.

Вооруженные охранники помчались из дома, но Соло даже не замедлился. Он взял под свой контроль машину и отключил все датчики, позволив той столкнуться с одним человеком, потом с другим. Когда люди падали на капот и кричали, другие мужчины убирались с пути машины.

Когда Блу оказался у ступеней, то пробил автомобилем парадную дверь. Кирпичи и другие обломки разлетелись во всех направлениях. Блу поглаживал оружие, когда оказался внутри. Двигаясь быстрее, чем любой мог отследить, он убирал охранников, стреляя в одного, нанося удар другому. Стрельба, поножовщина. Хрипы и стоны. Тела падали на землю, чтобы больше никогда не подняться.

Они с Соло не оставляли живых.

Они вошли в поместье, в тревоге ища старшего Стара, а также любых солдат, которые могли бы скрываться поблизости. Пристальный взгляд Блу уловил дуло пистолета, торчащего из-за угла у дальней стены. Он кивнул Соло, затем двинулся вперед, скользнул и тайно приблизился к мужчине.

Поток желтого света вышел от другого охранника. Жар взорвался, вместо того, чтобы оглушить. Соло спрятался, но не достаточно быстро. Его руку задел выстрел.

Блу достиг цели секунду спустя и выстрелил мужчине в висок.

- Другие убегают наружу, - прокричал Соло. - Или они боятся нас или знают что-то, чего не знаем мы.

Сердитый голос раздался из системы интеркома.

- Они знают кое-что, чего не знаете вы.

Стар.

Пока Соло искал повод, мужчины побежали, Блу сжал зубы, ища камеру. Должна быть одна, и она была... там! В углу, около входа в офис. Он посмотрел в линзу.

- У тебя есть что сказать?

- Если вы не догадались, - сказал Стар, - меня там нет.

- Очень плохо.

- Я думал, что мы достигли понимания, мистер Блу.

- Мы и достигли. Ты пытался убить меня и мою женщину, и я нанес ответный удар.

Низкое рычание отозвалось эхом по радиоволнам.

- Вы убили всех моих сотрудников и разрушили мой дом. Разве вы не боитесь того, что я сделаю с вашим другом?

- Да. Но тебе следует знать, все, что ты сделаешь с Джоном, я сделаю с тобой. В двойном объеме.

- Я не люблю угрозы, мистер Блу.

Используя свой самый оскорбительный тон, Блу сказал:

- Я не угрожаю, мистер Стар. Я обещаю.

- Бомба, - внезапно закричал Соло. - Две минуты.

Блу резко дернулся и двинулся в сторону Соло, таща его наружу. Они были у ворот к тому времени, когда произошел взрыв, но все же это был достаточно сильный взрыв, он сбил их с ног.

Блу был отброшен в одно из поддельных деревьев, ударяясь с такой силой, что он его снес и рухнул на землю. Острый укол в бок заставил его опустить взгляд. Кусок металла торчал из его живота.

Кровь и его Аркадианская сила вытекали из него, быстро истощая. Он использовал то, что мог, чтобы подняться на ноги и проверить Соло. Щека агента была ужасно порезана, и темно-красный мазок растекался по нижней половине его лица, но он стоял и был непоколебим.

- Мы должны уйти до того, как приедут власти, - сказал Соло именно тогда, когда на заднем плане раздались сирены. - Или до того, как Стар пришлет еще людей.

Их автомобиль был разломан на куски, таким образом, они углубились в рощу. За два ярда от дороги группа людей Стара вышла из-за стволов, окружая их... и целясь из лазерного оружия.


* * *

Эви нажала на спусковой крючок.

Хлоп!

Повернулась, прицелилась. Нажала на спусковой крючок.

Хлоп!

Повернулась, прицелилась. Нажала на спусковой крючок.

Хлоп!

Каждый раз, когда раздавался выстрел, охранник падал... и не многое оставалось от его головы. Мужчины Стара скоро выяснили, что любой, кто смел поднять оружие против Аркадианца, умирал.

Не смотреть на Блу. Не бежать к Блу. Пока нет.

Если она посмотрит, то заплачет. Тот шип...

Если она побежит, то даст врагу время, чтобы добраться до Блу.

Оставшиеся мужчины стреляли в агентов. Рвались ярко-желтые огни. Мило. Как фейерверк. У Блу и Соло получилось спрятаться, но Блу потерял опору и упал. Он приземлился с жестким ударом, шип вонзился глубже. Он поморщился... и повалился вниз.

Черт побери. Она посмотрела. И она уже плачет.

С ревом Соло столкнулся с одним из мужчин, и эти двое упали на землю.

Тело Соло увеличилось на несколько дюймов. Кожа загорелась темно-красным жаром. Шипы выросли из кончиков ушей, а когти - из ногтей. Именно тогда он стал монстром, которого боятся другие монстры, и все же охранники не побежали с криками.

Когда она убрала еще одного из мужчин Стара, то задалась вопросом, действовали ли они под принуждением. Это объяснило бы очень многое. И это было возможно. Стар использовал много различных иных рас, включая Аркадианцев.

Она осмотрела местность, но мужчины старались постоянно двигаться. Она все еще могла поразить цель, но ей требовалось больше времени.

Хлоп!

Еще один упал. Осталось пятеро.

Соло усмирил одного своими когтями. Рука отлетела... без плеча. Кровь била фонтаном.

Осталось четверо.

Блу встал на ноги, качаясь.

- Эвангелина, - прокричал он. - На тебе трое.

Поняв, она направила оружие вправо. Мужчина опустился на одно колено, чтобы прицелиться из гранатомета в ее направлении. Она попала ему между глаз, но было слишком поздно. Ракета была выпущена. Она упала на землю, закрыла голову руками - небольшая мера защиты. Только, взрыва не произошло.

Нахмурившись, она выпрямилась и осмотрелась. Блу поймал ракету размером с кулак своей силой. Она наблюдала за тем, как он направил ее в небо. Раздался взрыв огня и дыма. Блу рухнул, выдохнувшись.

Соло двинулся в его сторону и встал на страже, трое оставшихся мужчин решили приблизиться. Эви поправила винтовку. Прицелилась. И отправила в могилу одного за другим, когда мужчины стали окружать пару.

Закидывая оружие на плечо, она побежала. Когда она бежала, то кричала:

- Блу! Держись! Я вылечу тебя, клянусь!

Когда она оказалась рядом с ним, то опустилась на колени. Его кожа была бледной. А у губ был страшный синий оттенок, отдающий должное его имени.

Он слабо ей улыбнулся... на зубах была кровь.

- Спаси меня... ты - королева воинов... я - солдат в беде... сборник рассказов. - Бессвязное бормотание прекратилось... и он умер.


***

- Майкл! - прокричала Эви. - Помоги!

Сердце гремело в ее груди, она быстро направилась по коридору, освобождая путь для Соло, который держал бессознательного Блу на руках. Ей удалось оживить его в машине, но он уходил еще три раза. Если ей не удастся его стабилизировать, она потеряет его навсегда.

Вика появилась в дверном проеме и ахнула, когда увидела окровавленное трио.

- Сюда, - сказала Эви Соло, несущемуся в ее спальню. Они вызвали Майкла по пути, сказав ему встретить их на явочной квартире, которую она использовала для медицинских чрезвычайных ситуаций. - Клади его на кровать и осторожно.

Стальная труба застряла в мышцах живота настолько глубоко, что теперь торчала с другой стороны.

Блу оказался на кровати, и Эви начала действовать, собирая то, что ей понадобится. Она могла не быть готова к обширным ожогам, но с этим... она могла справиться.

Держи. Все. Под. Контролем.

Майкл влетел в комнату.

- Ты будешь ассистировать мне, - сказала она, ее голос был спокойным, несмотря на ее неистовые эмоции. - Прут нужно вытащить, но я не могу одновременно и удалить его и остановить кровотечение.

- Я умею оказывать помощь, - ответил ее отец. - Я смогу сделать это. Я не подведу тебя.

В ванной комнате она намыла руки так, как могла. Она дрожала, а это было не хорошо. Она могла нанести больше ущерба ему... Блу... ее Блу.

Глубокий вдох... Хорошо. Да. Я могу это сделать. Резать людей - практически моя супердержава. Ее нервы начали успокаиваться, когда адреналин уходил, а уверенность - поднималась.

Блу выкарабкается. Никакой другой результат неприемлем.


***

Блу приоткрыл веки, которые по ощущениям были сухими и жесткими, как наждачная бумага. Странный сигнал прозвучал в его ушах. Где бы он ни был, легкие давило. Бок болел.

- Привет, - сказал мягкий голос.

Эви.

Раздался звуковой сигнал.

Должно быть, это был контролер частоты его сердцебиения, так как частота сразу же изменилась, когда Эви оказалась рядом.

Она попала в поле зрения, оперлась на него, его личный ангел. Длинные, темные волосы падали ей на плечо, завиваясь на кончиках. Эти большие, карие глаза в пол лица были полны беспокойства и облегчения. Губы в форме сердечка, которые он любил целовать были... немного синими? Почему? Затем его взгляд остановился на ее ушах, на синяке на бледной коже, больше он ни на чем не смог сосредоточиться.

- Твоя бедная щека, малышка, - сказал он, потянувшись к ней. Сухожилия в плече мучительно напряглись, и он поморщился, но это не помешало ему провести пальцами по большому ушибу. - Что произошло?

- Тебя задело взрывом, - сказала Эви. - Кусок металлической трубы пробил твой бок, но мы справились. Ты потерял много крови, но не волнуйся, мы не делали тебе переливание. Я помню то, что ты говорил. - Она погладила его рукой по лбу.

- Я не имел в виду себя. Ты произошло с тобой?

- О. Твоя сила вернулась взрывом и швырнула меня через комнату.

- Что? - Резкая боль пронзила его. - Что? - спросил он мягче. - Это сделал я?

- Ты понятия не имел, что происходит, таким образом, я не буду обижаться. Серьезно. Не волнуйся. Обещаю, что буду напоминать тебе об этом только на праздниках и юбилеях.

Она отнеслась несерьезно к нему, и он хотел обнять ее, но не был уверен, что когда-либо сможет себя простить за это.

- Прости, принцесса.

- Не извиняйся. Я имею это в виду. - Она погладила большим пальцем его по челюсти. - Ты идешь на поправку, это все, что меня сейчас волнует.

Он долго смотрел ей в глаза, жалея, что он не мог сделать больше. Он бы предпочел, чтобы его били ножом всю оставшуюся жизнь, чем когда-либо причинить ей боль.

- Как Соло? - наконец прокаркал он.

- Он уже проснулся и где-то бродит.

Хорошо. Хоть о чем-то не нужно волноваться.

- Дай мне пару часов. И я буду в порядке всеми возможными способами.

Он хотел, чтобы она улыбнулась. Она этого не сделала. Она просто закрыла глаза и произнесла:

- Как насчет того, чтобы я дала тебе несколько дней? Вчера тебе сделали операцию. - Потом она отстранилась от него и села на стул около кровати.

Свет от лампы пролился на нее, позволив ему увидеть ее более ясно. Блестящие слезы катились по ее лицу, а зубы... зубы стучали. Он заметил, что было холодно, и нахмурился.

- Иди сюда, - сказал он, похлопывая по матрасу около себя.

Она покачала головой, и он еще сильнее нахмурился.

- Я не хочу случайно...

- Иди сюда, - повторил он серьезнее.

На сей раз она повиновалась без колебаний, устроилась около него и прижалась к его боку, стараясь не задеть рану.

Ее кожа была холодна, как лед, ему это не понравилось. Он обнял ее, желая передать свое собственное тепло, когда она вздрогнула.

- Почему ты такая холодная?

- Помнишь, Даллас сказал нам, что он был исцелен царем Аркадианцев? Ну, я ему позвонила и сказала, что приду и отрежу его яйца, если король не подскажет мне, как тебя спасти. Он сказал, что открытые раны заживают лучше при низких температурах. Судя по всему, климат вашей планеты ближе к Арктике.

Этого Блу не знал. Он всегда жил здесь, на Земле.

- Если ты заболеешь из-за этого, я отшлепаю тебя так, как ты заслуживаешь. И я не позволю упираться и давать сдачи.

Она хмыкнула.

- Ты не сможешь остановить меня.

- Поспорим?

- Дорогой, ты слушал меня, когда я говорила о царе Аркадианцев? Я также спросила его, где ваши самые чувствительные места, нажав на которые, могу буквально за секунду заставить тебя рыдать и звать мамочку.

Он проглотил смешок.

- Все, что ты делаешь, заводит меня. - Он любил просыпаться с этой женщиной. Любил просто быть рядом, обнимать. Любил утешать ее, когда она утешала его. Он отчаянно любил ее.

Абсолютно, безумно, глубоко. Разве не эти слова она использовала?

Так или иначе, она стала для него всем.

Вызов будоражил. Он всегда предпочитал миссии и игры, где ему приходилось трудиться, чтобы победить. И Эви, безусловно, заставила его работать на пределе. Но, о, когда она сдала немного свои позиции, не было ничего слаще.

- Я заметила тот факт, что все, что шевелится, заводит тебя, - сказала она.

- Там, где присутствуешь ты, да.

Она усмехнулась, но веселое настроение в ближайшее время грозило превратиться в выворачивающие рыдания.

Повернувшись, он прижал ее к себе. Он никогда не видел ее такой сломленной, как сейчас, и это разрывало его на части.

- Винни Пух? - спросил он, как только она успокоилась достаточно, чтобы услышать. - Что случилось?

- Прости, - сказала она, всхлипывая и вытирая слезы дрожащей рукой. - Я держалась на адреналине, и теперь ты очнулся, и, ну, это прорвало плотину, но мне становится лучше.

Он поцеловал ее в висок, нежно.

- Спасибо, что позаботилась обо мне.

Она кивнула, ее щека потерялась о его грудь, тем самым посылая стрелы удовольствия прямо к паху.

- Я бы сделала это снова не раздумывая, - сказала она, - я бы сделала это, просто… я начинаю привязывать к тебе слишком сильно. Если ты умрешь… не уверена, что смогу жить без тебя.

Слова… мда. Он не собирался позволить себе раскиснуть от ее слов, но… да. Эта женщина.

Моя женщина.

Она любила его, также полностью, безумно, глубоко, независимо от того, понимала ли она это или нет.

- То, что я чувствую к тебе, тоже пугает меня, - признался он. - Прежде я никогда не чувствовал такого. Одержимость и зависимость, как будто меня отдельно не существует, я растворился в тебе.

- Ты не передумаешь?

- Нет, ты такая самодостаточная девушка, было трудно пройти через твои защитные барьеры. Но я сделал это, и хочу, чтобы ты нуждалась во мне, как я в тебе. Я хочу взаимной любви.

Пауза. Потом:

- Ты действительно со мной?

- Да.

И он не передумает.

- Блу, - прошептала она, целуя его в грудь чуть выше сердца.

- Я хочу тебя, милая. Очень сильно хочу.

- Мы не можем.

- Мы нет. А ты да.

- О да, да. Мне нравится эта мысль. Наконец, я сама все сделаю.

Она осторожно потянула его штаны, раздевая его. Потом села на кровать и сбросила свою одежду.

Когда Эви оседлала Блу, лунный свет окутал ее.

Когда ее жаркая влажность прижалась к члену, сквозь тело прошел разряд.

- Мне нравится смотреть на тебя с этого ракурса, - сказал он. - Ты самое красивое существо когда-либо созданное, Эвангелина Блэк.

- Нет. Это будешь ты. - Она обхватила грудь и наклонилась, предлагая ему.

Он облизал одну, потом - другую, и подул на обе, наблюдая за сосками.

- Люблю этих девочек.

- Мммммм, - простонала она. - Люби их сильнее.

- С удовольствием. - Он щелкнул языком по бисеринке соска, стал сосать, то снова лизать, как всегда наслаждаясь вкусом. Она простонала опять и потерлась вдоль его эрекции.

- Так идеально, милая, так идеально.

Он потянулся назад и схватился пальцами за изголовье кровати.

- Я никогда не смогу насытиться тобой.

Она обратила внимание на рот, целуя его, подкармливая страсть и удовольствие, покусывая его губы, скользя вверх и вниз вдоль его эрекции, так тепло и влажно… ее руки ласкали его по всему телу, изучая его, сводя с ума, ее жажда усиливала его собственную, уже неукротимую силу, обнажая чувства.

Без Эви не существовало Блу.

- Готова принять меня, детка?

- Еще как готова.

- Тогда возьми меня.

Она встала на колени и направила его, а потом медленно на него опустилась. Ему пришлось приложить усилие, чтобы не двинуть бедрами вверх и не войти глубже, полностью.

- Чувствуется так хорошо, - простонала она.

- Кому-то нужно преподать урок лингвистики. Чувствуется потрясающе.

Улыбка приподняла уголки ее губ, такая мощная, женственная.

- О, да?

Он практически вибрировал от голода, только эта женщина могла вызвать его.

- Да.

- Скажи мне, если я делаю тебе больно. - Она поднялась, прежде чем с силой опуститься вниз; его бедра выгнулись автоматически.

Да. Да, вот так.

- Еще, - выдохнул он. - Пожалуйста. Я смогу вынести это.

Она продолжила, сильнее и быстрее, и не останавливалась. Она нашла ритм и двигалась в нем, потерянная, дикая, берущая все, что хотела, все, в чем нуждалась, и он любил каждый момент, всегда выгибаясь, чтобы встретить ее, не заботясь о любой мгновенной боли, давая ей все, что у него было; и когда она закричала от оргазма, он сам достиг кульминации и излился, это было слишком сильное удовольствие, что вынести.

Она рухнула ему на грудь, переводя дыхание, влажная от пота, и, надо надеяться, слишком опустошенная для мечтаний. Она уплывала в сон, и он перекатил ее, вытер их обоих, и устроился около нее.

Впервые в его взрослой жизни, он почувствовал себя так, будто нашел дом.


Глава 25

На следующий день Блу сидел за столом с Эви на коленях.

- Она там, - сказал он, показывая на красную точку на экране. - Тиффани Стар.

Эви нахмурилась.

- Точка ничего мне не говорит.

- Она находится в отдаленной части штата Вермонт.

- Тогда мы едем в Вермонт.

Если им повезет, то мужчины семейства Стар тоже будут там. В противном случае им придется поработать.

В ходе восстановления Блу Соло отправился за сыном Стара сам; но, как и его отец, Тайсон уже ушел в подполье.

- Как скоро ты будешь готова идти? - спросил он.

- Через тридцать секунд. Я просто должна взять свой клатч. - Эви спрыгнула с его коленей... он хотел надуться как ребенок... но вернулась всего через десять секунд с сумкой в руке.

Он проверил содержимое, улыбнулся, когда нашел маленькую бутылку салатной заправки, клейкую ленту, кости, пару трусиков, мужской галстук-бабочку и другие вещи, которые он не мог определить.

- Никакого оружия? - спросил он.

- Я тебя умоляю. - Она фыркнула. - Все это и есть оружие.

Люблю. Эту. Женщину.

- Мы возьмем самолет Майкла, - сказала она, и он заметил, что она немного вздрогнула. - Он идет на сверхзвуке, таким образом, мы будет там через час.

Тогда почему она вздрогнула?

- Я позвоню Соло и скажу ему встретиться с нами на взлетно-посадочной полосе.

Тридцать минут спустя троица села в самолет и устроилась на плюшевых, темных кожаных сиденьях. В самолете был обеденный стол, спальня в хвосте, и три клетки размером четыре на четыре для перевозки преступников. Роскошь и бизнес во всей красе.

Блу сидел рядом с Эви. Она побледнела, стала напряженной и даже взвизгнула, когда двигатели запустились.

- Ты в порядке? - спросил он ее.

- Ненавижу летать, - пробормотала она. - Это глупо. Самолеты - это глупо. И мы - идиоты, что добровольно залезаем в эту смертельную ловушку!

Время отвлечься.

- Соло, отвернись, - сказал он, наклоняясь и целуя Эви в шею. - Сейчас будет что-то причудливое.

Она сжала губы, но было слишком поздно. Прорвался смешок. И когда Блу издал рычащий звук против ее кожи, будто был страшным серым волком, она сходу засмеялась. Уже лучше.

- Ты знаешь, как это весело, что упрямая Эви Блэк боится летать? - спросил он.

Она шлепнула его по руке.

- Возьми свои слова обратно, Корбин Блу! Я ничего не боюсь.

- Кроме присоединения к Клубу в Вышине. Верно, крошка?

За это он получил еще один шлепок. Тот был немного болезненнее.

- Возможно, я присоединюсь... сама.

- Ммм, не дразни меня так. - Она не заметила, что они проехали по взлетно-посадочной полосе и начали подниматься, подумал он с улыбкой. - Тем более что в комплекте с этим глупым самолетом идет спальня.

Взглянув на Соло, она выставила палец в направлении Блу.

- Он всегда был таким?

- Неисправимым? Всегда. - И затем воин сделал то, что удивило Блу. Он подмигнул Эви.

Печать одобрения, прямо там.

Его ухмылка была широкой.

- Значит вы действительно вместе, - сказал Соло.

- Да, но я подумываю с ним расстаться, - ответила Эви.

Блу покачал головой с ложной жалостью.

- Я бы просто вернул тебя. Ты знаешь, что это правда, так зачем же тратить время впустую? Ты беспомощна против моего мощного очарования.

Она потерла свои виски, будто у нее болела голова.

- Как его другие подруги выносили его? - спросила она Соло.

- Он никогда не вел себя так с другими девушками. - Это был мягкий ответ, и Эви посмотрела на Блу широко распахнутыми от удавления глазами.

Он пожал плечами. Это было верно. Он мог быть собой только с ней, без тайн. Без страхов.

С довольным вздохом она положила голову ему на плечо.

Когда самолет приземлился, ему было почти жаль, что им не нужно было лететь дольше. Удерживать ее внимание было слаще удовольствия от занятия сексом с другой женщиной.

Хижина была на расстоянии двадцати миль, и как только они достигли ее, Блу понял, что она была меньше, чем казалась, и выглядела ветхой, скрытая в густом скоплении настоящих деревьев.

Свет лился из единственного окна, которое видел Блу. Окно выходило в гостиную. Не было никаких охранников, патрулирующих снаружи территорию, что означало, что на земле должны были быть следящие провода.

Ну, хорошо, тогда.

Эви закрепила прибор ночного видения и пристегнула лазерный датчик над линзами. Когда она осматривала все пространство на возможность пройти, а также на наличие любых светящихся красных линий, которые указывали на то, что невидимый забор системы безопасности был активирован, она тихо произнесла:

- Вся территория окружена. Нигде нет чистого пятна.

Блу забрал очки и посмотрел на себя. Все красные линии были компьютеризированными сигналами, предназначенными для того, чтобы отслеживать тепло тела и вес, а также костную структуру, и решать, был ли захватчик животным или человеком... независимо от того, насколько быстро двигалось существо. Как только принималось решение, оружие... вероятно, оружие... выходило из секретных местоположений как стриптизерша из торта и уничтожало незваного гостя.

- Я могу войти так, что меня не обнаружат, - прошептал Блу. - Вы двое останетесь здесь и будете стрелять во все, что выходит без первой стрельбы из ракетницы.

Соло кивнул и побежал к другой стороне дома.

- Заткни ушки, малышка. - Блу выдернул чеку гранаты и бросил ее на провода. Затем он закрыл глаза и прикрыл уши. Он знал точный момент, когда граната взорвалась. Всплеск электричества поднял волосы на его руках. Проникающее кольцо заставило мозг захотеть выпрыгнуть из черепа. Все в радиусе мили испытали бы такую же реакцию.

Никто не мог ему помочь.

Раз.

Зная, что у него было всего секунд пять до того, как сработает система, и лазеры ответят на удар, он понесся вперед, двигаясь настолько быстро, насколько несли его ноги.

Два.

Он дошел до крыльца и упал на живот, снимая свою маску и направляя лазерный пистолет. Прицеливаясь.

Три.

Высокий, мускулистый... вооруженный... мужчина открыл дверь и всмотрелся, хмурясь. Он потер уши.

Четыре.

Блу не пришлось нажимать на курок, потому что желтое пламя прошло мимо него, врезавшись в грудь человека. Спасибо, крошка. Парень упал на землю, уже мертвый. Луч поджарил его сердце до состояния чипсов.

Пять.

- Генри? - спросил другой мужчина.

Звон прекратился.

Блу рывком поднялся на ноги и рванул вперед, через дверь, едва увернувшись от лазеров. Он осмотрел дом, убрав всех сразу. В гостиной было еще три охранника. Двое смотрели телевизор. Один направился в сторону упавшего Генри, выражение его лица было заинтересованным.

Хлоп. Хлоп. Хлоп.

Все трое умерли так же быстро как их друг, на сей раз по любезности Блу.

Обыск помещений не показал никаких других охранников. Только Тиффани в постели, ее голубые глаза широко раскрылись, когда она прижалась к спинке кровати, руки дрожали, когда она нацелила на него лазерную пушку. Она нажала на курок, когда Блу приблизился, но он увернулся, и пламя прошло через плечо. Он оказался на ней в следующее мгновение, перевернул ее и связал руки за спиной.

Она взбрыкнула, намного сильнее, чем казалась, но Блу все-таки сумел подчинить ее достаточно легко.

- Прекрати бороться, - сказал он. - У тебя ничего не получится.

- Нет, Блу. Не надо. Не делай этого.

Просьбы не помогут, милая.

- Я взял тебя в заложники.

- Ты не понимаешь. - Ее борьба возобновилась, но она не была эффективной. - Пожалуйста, - сказала она. - Не делай этого. Ты будешь сожалеть.

- Я не собираюсь убивать тебя. - Пока что. Прижимая ее к матрасу одной рукой, он вытащил шприц из кармана другой. - Прямо сейчас мой план состоит в том, чтобы использовать тебя в качестве преимущества. У твоего отца есть кое-что, чего я хочу, и ты поможешь мне это вернуть. - Стар утверждал, что он не будет торговаться, но они скоро проверят эти слова.

- Нет, - прорыдала она. - Ты не захочешь брать это на себя. Просто оставь меня здесь. Уйди прежде, чем попадешь в его ловушку. Это единственный способ, при котором ты выживешь.

Блу промолчал. Ее слова...

Это конечно же слова испуганной пленницы. Но здесь было что-то еще, казалось, там было что-то более отчаянное по сравнению с тем, что он видел за годы своей работы.

У него было времени на разговоры, и он перевернул ее, так или иначе, уперся коленом в живот, чтобы удержать в подчинении, и прицелился в дверной проем, на всякий случай, если у них были любые неожиданные посетители. Он также держал шприц наготове, чтобы вонзить глубоко в ее шею.

Он отметил, что она была полностью одета. Теннисные туфли выглядели странными на ней. Слишком простыми для девушки, которую он знал, белый холст, так или иначе неуместный, когда соединялся с яркими цветами остальной ее одежды.

Слезные глаза молили его.

- Уйди. Оставь меня и Тайсона в покое.

- Я не могу. Что ты знаешь о планах отца относительно Джона, теперь, когда я подхожу к этому вопросу жестче?

Она сжала губы в тонкую и упрямую линию.

- Я, так или иначе, узнаю. Ты можешь облегчить свою участь и рассказать сейчас.

- Нет. Я не могу, - прошептала она, на ее лице читалась мука.

- Можешь. - Опираясь на принуждение, он произнес, - И расскажешь.

Но она покачала головой, заставляя его думать, что ее отец сделал ей инъекцию неуязвимости от его способности.

- Не буду. Ты не понимаешь.

- Просвети меня.

Она закрыла глаза, и слезинка бисером скатилась из уголка глаза вниз по щеке.

- Я не ужасный человек. Я не такая. Но он собирается заставить меня стать такой, а я не хочу становиться такой, но придется, нет никакого другого пути, потому что я не могу выжить самостоятельно и не хочу выживать самостоятельно.

Хватит лепетать. Он не получал он нее ответов. Расстроившись, он ткнул иглой ее в вену с немного большей силой, чем было нужно, и смотрел, как ее глаза закрывались, а голова наклонялась на бок.

Он перепроверил ее наиболее важные жизненные показатели прежде, чем закинуть ее на плечо. Выйдя из парадной двери, он вытащил лазер наружу и запустил вспышку в ночное небо.

Эви и Соло помчались к нему.

- Забрал ее? - спросила Эви.

- Да.

Перевезти ее к самолету было легко. Разместить в одну из клеток для содержания - удовлетворительно.

Как только они оказались в воздухе, Блу набрал Майкла, чтобы рассказать ему, что все было сделано.

- Я найду способ добраться до Стара и сообщить ему, что его дочь у нас, - сказал Майкл. Его тон не был таким нежным, каким он был раньше, но также в нем не было разочарования или гнева.

Прогресс.

- Я хочу узнать то, что он скажет. - Блу сделал паузу, затем предложил. - Что-то не так с Тиффани. Она что-то знает, но я не смог это из нее вытащить.

- Не важно что это, мы узнаем. Теперь время на нашей стороне.

Блу провел рукой по волосам.

- Да. Ты прав. Скоро увидимся.

- Подожди, - выпалил Майкл прямо перед тем, как Блу чуть не отключился.

Любопытство и страх воевали между собой.

- Да?

Раздалось прерывистое дыхание.

- Послушай, я знаю, что не поддержал твои отношения с моей дочерью.

Преуменьшение.

- Прости меня за... это. Ты делаешь ее счастливой и это все, что имеет значение. Просто... хорошо позаботься о ней.

Шок ударил, когда его взгляд нашел Эви... его взгляд всегда находил Эви. Его сердце, казалось, билось ради нее, и только ради нее одной. Она сидела напротив клетки Тиффани, ожидая, когда девушка проснется, чтобы поговорить с ней по душам, как женщина с женщиной. Каждая минута, проведенная вместе с ней, была подарком.

- Позабочусь, - пообещал он. Именно тогда Блу понял, что родился, чтобы любить Эви.


Глава 26

Тиффани все еще спала, когда они достигли Нью-Чикаго. И она все еще спала, когда они перевезли ее в клетке в подземную комнату Майкла в эллинге. Ничто не пробудило ее. Фактически, она все еще спала час спустя.

- Отправляйтесь домой, - наконец сказал Майкл. - Поешьте. Отдохните. Вы все еще действуете на чистом адреналине. Она будет здесь утром. Или днем. Не важно.

Соло унесся, чтобы побыть с Викой... никто не знал, где он ее оставил.

Блу и Эви тоже не заставили себя долго ждать. Они остановились, чтобы захватить сумочку Эви, затем поехали на его явочную квартиру и рухнули в кровать без сил.

Когда через несколько часов зазвонил телефон Эви, яркий свет лился через занавески. Она нащупала сотовый, примостившийся на тумбочке.

- Алло? - произнесла она.

- Прости, Солнышко, но мне нужно поговорить с Блу, - ответил ее отец, - А он не отвечает по своему телефону.

- Подожди. - Неуверенно Эви попыталась вручить сотовый Блу, который так сильно прижимался к ее телу, удерживая ее, будто он боялся, что она сбежит.

- Включи громкую связь, - пробормотал он. - Мне нравится, где сейчас находятся мои руки.

Она нажала кнопку.

- Говори, папа.

- Я послал сообщение через определенные подземные контакты, говоря, что Тиффани у меня. Они сообщили Стару. Он позвонил меня, но отказался говорить об условиях. Он хочет поговорить непосредственно с тобой, Блу.

- Хорошо. Мы будем там как можно скорее.

- Кроме того, Тиффани проснулась, - добавил Майкл. - Я подробно поговорил с ней и даже использовал сыворотку правды Эви, но не смог вытащить из нее ответов. С ней произошли определенно некоторые улучшения, с тех пор как ты виделся с ней в последний раз.

Блу напрягся.

- Ну, тогда, мы спрашивали слишком мягко. Может быть, пора изменить это.

Эви повесила трубку и положила сотовый на тумбочку. Она покопалась в своей сумке, переложила все, что хотела в клатч, и наполнила его всем, что она думала, могло пригодиться. Мяч для гольфа, очки, подставка, Кубик Рубика, три тюбика с помадой, все разных оттенков, и пакетик высушенного сублимированного мороженого.

- Еще оружие? - спросил он, напугав ее, когда она поняла, что он стоял позади нее.

- Да. Когда я нажму пальцами на определенные углубления в мяче для гольфа, он активируется, и дым наполнит воздух. Его можно вдыхать, но если он попадет в глаза, быть беде. А Кубик Рубика - это фактически бомба. Выстраиваешь в линию определенные цвета, устраиваешься поудобнее и наблюдаешь, как комната взрывается.

Улыбнувшись, он притянул ее к себе для быстрого поцелуя.

- Ты слишком восхитительна для слов.

- Э, Блу. Я не хочу тыкать тебя носом, но думаю, с тобой что-то не так, если ты находишь девушку с разрушительным оружием восхитительной.

- Значит восхитительной. Или мне следовало сказать «обалденной»?

Она ударила кулаком его по руке, но внутри она была такой же легкомысленной, как маленькая школьница.

Поездка на лодке прошла без осложнений, за это она была благодарна. Она использовала время, чтобы переключить внимание от чувств к Блу на Стара и Джона. Все испытания почти кончились. Наконец-то показался свет в конце тоннеля.

Ее отец был в просторной гостиной, очищенной от всего кроме стола, заваленного оружием, кресла для отдыха, нескольких компьютеров и теперь клетки. Тиффани сидела внутри. Грязь и слезы размазались по ее щекам, а рубашка и джинсы были разорванными и мятыми. На руках по всей длине были порезы, и одна рана была на шее. Она не выглядела той изящной женщиной, которую Эви видела на вечеринке по случаю победы.

Тиффани побледнела, когда увидела Блу, встала и сжала пальцы вокруг прутьев своей клетки.

- Для тебя было бы разумно уехать, - сказала она с дрожью в голосе.

- А для тебя - дать нам ответы, которые мы ищем, - рявкнул он, - до того, как я использую инструменты, лежащие на столе. Я за них возьмусь, и ты будешь молить о смерти. Но ты не получишь ее. - Он посмотрел на Эви. - Хочешь понаблюдать, как я работаю, принцесса?

- С удовольствием, мистер Хаммер. - Он опустил ее в кресло у компьютеров, поцеловал, потом еще раз поцеловал и направился к Майклу, который ожидал за столом, чистя кинжал.

- Где Соло?

- На пути, - ответил Майкл. - У меня есть номер Стара, если хочешь позвонить.

Он холодно улыбнулся Тиффани.

- Да. Давай хорошенько испугаем его тем, что я собираюсь с ней сделать.


***

Блу был готов покончить с этим. Он хотел переехать к Эви официально, или чтобы она переехала к нему. Он хотел устроить им свидание. Первое. Он хотел попросить ее выйти за него замуж.

Да, подумал он. Он хотел этого.

Он хотел, чтобы она полностью принадлежала ему. Была его семьей.

Он хотел, чтобы она удобно устроилась в каждой части его жизни. И он хотел сам устроиться в каждой части ее жизни, не важно, останется ли она агентом или вернется в больницу, как первоначально планировала. Он так сильно хотел устроить для нее романтику, чтобы она предложила ему свое сердце на серебряном долбаном блюде.

Он просто хотел.

Майкл протянул сотовый телефон.

- Тебе это понадобится. И прекрати пялиться на мою дочь.

Блу моргнул, концентрируясь, и только сейчас понимая, что он целиком и полностью сосредоточился на Эви.

Она улыбнулась ему понимающе и немного злобненько.

Он подмигнул ей, затем переместил свой взгляд. Тиффани тихонечко рыдала.

Он ожесточил свое сердце и набрал номер Стара.

Два гудка, и мужчина произнес вместо приветствия:

- Ну, Ну. Кто-то наконец-то вспомнил, что находится в состоянии войны.

- Ты знаешь, что твоя дочь у нас, и знаешь, чего мы хотим. Хватит играть в игры.

- Мистер Блу, - раздалось низкое рычание. - Где она?

- Кое-где, где ты никогда ее не найдешь.

- Ты не хочешь этого делать. Я убью твоего друга и отправлю тебе его по кусочкам.

- Несмотря на деньги, которые ты потеряешь?

- О, да. Я делал большее за меньшие деньги.

Смех Блу был лишен веселья.

- Я могу сказать то же самое. Если ты причинишь Джону больше боли, чем уже сделал, то я сделаю то же самое с твоей маленькой девочкой. На самом деле, как только мы повесим трубки, я возьму ее пальцы и сделаю себе очень симпатичное ожерелье из костей. Или возможно я сниму с нее кожу также, как ты снял кожу с Джона.

Шипение ярости.

- Так к чему это нас подводит? - закончил он небрежно.

Тишина повисла на линии на несколько секунд.

- Думаю, ты хочешь поторговаться.

- Хочу.

- И ты доверишь мне выбрать свой конец.

- Конечно нет. Я бы заставил тебя придерживаться сделки до самого конца.

Еще одно шипение.

- Для начала я хочу с ней поговорить. Доказательство жизни.

- Это отлично, просто замечательно. Я дам тебе это. Сразу же, как только поговорю с Джоном.

- Я думал, что ты это скажешь. К сожалению, прямо сейчас он не в настроении разговаривать. Однако если ты посмотришь на свой экран, я покажу тебе видео.

Страх заполнил Блу, когда он опустил телефон. Электронная тетрадь показывала на дисплее газету текущего дня. Потом она была убрана, и на экране появилась небольшая бетонная комната. Стены были серыми. Стояла кровать... на самом деле каталка... с огромным красным комком в центре.

Красным комком был... это был...

Блу почти согнулся и его чуть не вырвало. Тот красный комок явно был Джоном. Он был куском мяса и крови без крошечного кусочка кожи, чтобы защитить его внутренности. Его рот был раскрыт в бесконечном, отчаянном крике, на который у него, вероятно, у него не было сил.

Сцена исчезла, и Блу поднес телефон обратно к уху. Его рука дрожала.

- Ты заплатишь за это, - прокаркал он. - Я удостоверюсь, что ты заплатишь.

Эви подошла к нему и обняла за талию, предложив комфорт. Он был рад. Его колени дрожали, а в голове горел гнев, который его тело, казалось, не могло выдержать. Он был на грани срыва и даже не понимал этого.

- Мой черед, - сказал Стар натянуто.

Сначала Блу поцеловал Эви в висок, потом направился к клетке Тиффани. Он протянул телефон и включил громкую связь.

- Поздоровайся.

- С тобой все хорошо, милая? - спросил Стар.

Слезы бисером украшали ее ресницы. Она посмотрела Блу в глаза, покачала головой и плотнее сжала губы, будто не хотела говорить.

- Ответь ему, - рявкнул Блу.

Тяжелая пауза, и слезы покатилась по ее щекам.

- Д-да, папочка. Я в порядке.

- Хорошо. - Тембр голоса Стара изменился. От заинтересованного до командного. - Тогда сделайте то, что я сказал тебе делать. Мои люди находятся на месте.

Щелк.

Блу нахмурился в замешательстве.

- Я же говорила, что ты пожалеешь об этом. - Тиффани закрыла глаза, дрожь прошла через ее тело. Она сделала вдох, будто пытаясь успокоить себя, потом наклонилась и сняла один из своих кедов. Она нажала пальцами на углубления по бокам прежде, чем бросить его в центр гостиной. Сделав это, она схватила маленький серебряный крючок на носке другого кеда.

Пытаясь не паниковать, Блу затряс решетки.

- Что ты имела в виду?

- Мой брат нашел тот изотопный маячок, который мисс Блэк хотела использовать на нем, и подумал, что ты использовала один на мне, - сказала она мягко. - Небольшой взлом доказал его правоту. Мой отец тоже следил за мной. Он знает, где я. Он знал все время. Его люди ждут снаружи периметра. И теперь слишком поздно. Я должна сделать то, что он сказал мне. Я должна наказать вас за его затруднительное положение. Должна показать его клиентам, что он может поставить то, что обещает. В противном случае я буду наказана. А если не я, то Тайсон. Я не хочу, чтобы кто-либо из нас был наказан. Прости.

Он поверил ей и понял, что что-то ужасное собиралось произойти. Он привел Эви в засаду и даже не понял этого. Каким агентом он был?

- Сколько людей? Какой план?

Улыбка Тиффани была печальной.

- Он сказал передать тебе, что как ты начал, так и закончишь.

С этими словами она потянула за крючок, черная ткань вырвалась и распростерлась над всем ее телом.

Как началось, она сказала. Ботинки. Укрытие. Блу сложил два и два вместе.

Сердце ударило против ребер, он закричал:

- Бомба! – резко развернулся и накрыл Эви своим телом. Они рухнули на пол, когда бомба в ботинке взорвалась.

Раскаленный добела жар взорвался в комнате, подняв его и вырвав Эви из его рук. Он приземлился с ужасным звуком, из его легких был выбит весь воздух. Дым был настолько толстым, что он чувствовал себя так, будто тонул в нем. Обломки лились дождем во всех направлениях. Части стены здесь. Куски компьютеров. Огонь, везде огонь.

Кашляя, Блу поднялся на ноги. Его нога пульсировала. Он посмотрел вниз. Штаны были опалены. Кость торчала через кожу. Не важно. Он, спотыкаясь, побрел через дым.

- Эви, - прокричал он.

Пожалуйста, будь в порядке. Пожалуйста, будь в порядке.

Он нашел ее в следующей комнате и упал на колени около нее. Нет. Нет!

Она не была в порядке.

Ее тело лежало под необычным ракурсом, у нее явно был сломан позвоночник. Глубокие раны красовались на ее щеках, кровь заливала красивое лицо. Один глаз был раздут и закрыт. Другой ничего не видел, это Блу понял по тому, как он двигался.

- Блу, - сказала она, темно-красная струйка вытекала из ее рта. - Ты в порядке?

- Ш-ш-ш. Не разговаривай, малышка. - Он не опоздал. Он мог это исправить. Он должен был это исправить.

Он разорвал то, что осталось от ее рубашки, и положил обе руки на ее грудь, затем закрыл глаза. В своем уме он видел саму свою сущность, несущуюся через нее, через кровь, мышцы и кость, отдавая то, что осталось от его здоровья, исцеляя ее раны.

Внутри, он чувствовал, как его клетки и ткани разрывались, а кости ломались. Это было больно. О, как же это было больно. Потом его ноги онемели. Руки перестали работать. Его сердце пропустило удар, будто его прибили к стенке грудной клетки ребрами, и оно не могло двинуться. Он завалился на бок, едва в состоянии дышать.

Это того стоило.

Секунду спустя Эви села. Опухоль ушла с ее лица. Глубокие раны закрылись. Она просмотрела на него и с тревогой вскрикнула.

- Блу! Нет, нет, нет. - Она прижала пальцы к пульсу на его шее. - Что ты наделал? Зачем? Идиот! Я тебя никогда не прощу, если с тобой что-нибудь случится.

- Ну, а я очень рад, что он это сделал. - Тайсон Стар протопал в комнату, дым разошелся, когда он направил оружие ей в лицо.

Рев назрел в горле Блу, но он был слишком слаб, чтобы издать его. Он попытался собрать силу, чтобы встать перед Эви, защитить ее, но не смог. Расстройство и ярость боролись за превосходство.

- Вставай, мисс Блэк, - скомандовал Тайсон, у него под глазами было два синяка, и рана на носу.

Любезность его последней стычки с Эви?

- Нет, - сказала она, качая головой. Она осмотрела Блу, будто хотела начать ухаживать за ним здесь и сейчас, несмотря на их аудиторию. - Я должна...

- Эвангелина, - выдохнул Блу. - Пожалуйста. Делай то, что он сказал. - Через несколько часов Блу восстановится. Возможно быстрее, если он доберется до кого-нибудь. До кого-нибудь здорового. Блу мог истощить их силу, забрав ее в себя так легко, как он забрал раны Эви. Все, что она должна была делать, это оставаться в живых до тех пор. Как только он будет достаточно силен, он разорвет мир Старов, и ей больше никогда не будут угрожать.

Тайсон сменил свою цель, теперь указывая на Блу.

- Послушай своего мужчину прежде, чем я убью его.

Эви вскочила на ноги.

- Хорошо. Хорошо. Я встала. Но ты послушай меня, ты жалкий маленький червяк. То, что ты сделаешь ему, я запомню и сделаю тебе в тысячу раз хуже.

Он самодовольно улыбнулся.

- Мертвые женщины не могут выполнять свои угрозы.

Четверо мужчин вошли в комнату. Один нес непострадавшую Тиффани. Трое других были с пустыми руками.

- Где твой отец? - рявкнул Тайсон, его самодовольство как рукой сняло. - Майкл Блэк.

- Либо его тело погребено под обломками, либо он сумел сбежать. Снова.

Когда Тайсон обдумывал, что делать, он щелкал кончиком языка по зубу.

- Двое пусть обыщут окрестности. Если он там, то ранен. Будет кровавый след. Я не хочу ничего оставлять на волю случая. Не на сей раз.

Двое мужчин выбежали.

Остальным незанятым охранникам он сказал:

- Тащите футболиста в фургон. - Он впился взглядом в Эви и усмехнулся. - Я позабочусь о девчонке.


Глава 27

Эви проснулась привязанной к кровати.

Ее первой реакцией было замешательство. Потом появились воспоминания. Она была с Блу, и он говорил по телефону с Грегори Старом. Тиффани плакала, и был взрыв. Эви было больно, она была неспособна двигаться. Смерть. Холодно, так холодно. Потом над ней появился Блу, жар наполнил ее, и боль исчезла. Потом он упал, внезапно побледнев, его лицо перекосило от боли.

Она не была уверена, что произошло. Кроме как... он перенес ее раны на себя?

Возможно. Замечательный, красивый идиот!

Потом появился Тайсон.

Тайсон. Да.

Он, должно быть, накачал ее наркотиками. Она боролась, когда крупный мужчина закинул Блу себе на плечо, не волнуясь по поводу сломанного позвоночника воина. Твердая рука прижала ткань к ее носу, и ее тело расслабилось. Опустилась темнота.

Теперь ее ответ борись-или-сдохни умер, и, как всегда, борьба будет выиграна. Она дергалась против своих пут, пока кожа на запястьях и лодыжках не была порезана, и кровь не стала сочиться из ран.

Не помогает ситуации, девочка.

Тяжело дыша, она откинулась на матрас. Взялась по опору. Она была поймана в ловушку в чрезвычайно роскошной комнате. Наверху была люстра с тысячами кристаллов, вспыхивающими на свету. На стенах красовались обои с немного пожелтевшим кружевом. Дом явно был старым. В Западном районе, возможно. В богатой «Не спрашивай, не называй» части города.

Дверь открылась, петли скрипнули, и вошел Тайсон. Он был одет в деловой костюм с гладко зачесанными назад волосами, что было абсолютно неуместно. Его взгляд немедленно нашел ее.

- Хорошо. Ты проснулась.

Гнев потряс ее.

- Где Блу?

- Что? Никаких беспокойств по поводу отца? Мы еще не нашли его, ты знаешь, половина наших сил там, ищет. Но даже не думай о побеге, пока мы разделены, - быстро добавил он, поняв, что сказал больше, чем должен был. - С учетом того, какая ты маленькая и слабая, ты никогда не сможешь одолеть всех нас.

Слабая? Маленькая?

Пытаешься сохранить разбитое лицо, которое я тебе устроила?

Она не могла волноваться об отце. Это омрачило бы ее мысли, поставило бы под угрозу ее инстинкты. Кроме того, он мог позаботиться о себе.

- Что ты планируешь сделать с Блу?

- Я? Ничего. - Тайсон снял свой жакет, показав пистолет, вложенный в кобуру с боку. - Твой мужчина совершил ошибку, он поспорил с моим отцом. Отец удостоверится, что Блу понял это, прежде чем он убьет его.

Должна сбежать. Должна спасти его.

- Что ты собираешься сделать со мной?

На комоде стоял кувшин с водой. Он налил себе стакан и осушил его. Его лицо перекосило, когда он произнес:

- Честно говоря, я еще не понял этого.

Он не был так же ужасен как его отец, либо он бы уже сделал ей больно. Она могла работать с этим.

Если возможно, установи дух товарищества.

- Ты развяжешь меня, по крайней мере? Пожалуйста. У меня нет оружия. Я даже не знаю, где я. Я ничего не могу тебе сделать, пока я такая слабая, и я никуда не могу пойти.

Он проигнорировал ее, достав ее клатч.

- Я вспомнил оружие, которое у тебя было в последней сумке, таким образом, я подумал, что найду сокровища в этой, после того как я забрал ее у твоего бессознательного тела. Вместо этого все, что я нашел - игрушки. - Он глумился. - Это была только одна из многих ошибок, которые ты сделала.

Каждая из тех игрушек опустит и нокаутирует тебя, мальчик.

- Что я могу сказать? Мне легко становится скучно.

- Потому что у тебя было богатое, избалованное детство. В отличие от нас с Тиффани, нас наказывали за каждую провинность, которую мы когда-либо совершали, реальную или нет. - Он налил еще воды в стакан и принес его ей, поднес к губам.

Она жадно выпила, отчаянно желая смыть сажу с горла. Когда она закончила, то облизала губы и расслабилась, немного ему улыбнувшись.

- Спасибо.

- Тебе повезло, что я решил тебя взять, - сказал он жестко, - вместо того, чтобы позволить моему отцу делать то, что он хотел сделать с тобой. - Он убрал стакан и погладил ее суставами пальцев вдоль челюсти.

Она вздрогнула от контакта, играя роль напуганного маленького ягненка.

Мышца дернулась под его глазом.

- Я не плохой парень, мисс Блэк.

Ладно. К черту дух товарищества. Заявление о том, что гротески неправильно нельзя было проигнорировать.

- Твой отец похищал и убивал невинных людей. Он снял кожу с живого человека. Он взорвал два дома моего отца. На сей раз ты помогал ему. Так что, да, ты - плохой парень.

Он нахмурился от ее слов.

- Это что, та часть, где ты пытаешься убедить меня помочь доказать тебе, что я ни в коей мере не похожу на человека, который дал мне жизнь? Ну, позволь мне избавить тебя от хлопот. Никто не бросает вызов моему отцу, и это включает меня. Я никогда не противился системе для меня или моей сестры, и я, конечно, не сделаю этого ради тебя. Симпатичной женщины, чей острый маленький язычок все портит.

Только сильный человек мог действительно оценить сильную женщину.

- Тайсон, - сказала она, еще раз входя в образ напуганного маленького ягненка.

Его угрюмый вид превратился в подобие улыбки.

- Держу пари, что тебе жаль, что ты не стала для меня симпатичнее за эти годы, а?

С этими словами он вышел из комнаты, закрывая дверь снаружи.

За эти годы?

Она была уверена, что сталкивалась с ним на нескольких вечеринках, но определенно не могла вспомнить, чтобы он был грубым.

Ты всем грубила.

Ладно. Верно.

Там не было часов, таким образом, она не могла отслеживать время. Она только знала, что прошла вечность. Ее живот урчал. А мочевой пузырь заполнился и начал болеть. Она волновалась о Блу, о том, что с ним делали. О Майкле, все ли с ним было в порядке, смог ли он проследовать сюда за Тайсоном? Действительно ли ее отец знал, что у нее в крови был изотоп? И что он мог следить за ней абсолютно также, как Стар следил за Тиффани?

Возможно, нет. Но если Тиффани была здесь... Он мог отследить ее.

Хотя, мог ли Стар быть настолько глуп?

Наконец, Тайсон вернулся. Его глаза были налитыми кровью, а одежда - мятой. На его воротнике были следы помады, и он сильно пах дымом, алкоголем и сексом.

- Я буду хорошей с тобой, - сказала она с таким рвением, на какое была способна. - Пожалуйста. Просто освободи меня. Мне нужно воспользоваться туалетом.

- Я знаю, что ты будешь со мной хорошей, Миз Блэк. У тебя было время подумать, и ты поняла, что для тебя будет лучше подружиться со мной и делать все, независимо от того, что я говорю тебе. - Ухмыляясь, он подошел к ней и развязал, удивив ее.

Не бросайся в самое пекло. Подожди. Спланируй.

Он остался около нее, вместо того, чтобы предложить сопроводить ее в туалет. Она потерла запястья. Он был слишком пьян, чтобы помнить ее главные задниценадирательные навыки? Или он думал, что угрозы Блу удержат ее послушной? Да. Это так. Типичное поведение хулигана.

- Который час? - спросила она в попытке держать его расслабленным.

- Полночь. Время для влюбленных, - проговорил он, плотоядно ухмыляясь.

Ха! Ты собираешься поиграть в эту игры?

- Блу здесь? В этом доме?

- Все еще волнуешься за него? Как мило. Ну, ты обрадуешься, когда узнаешь, что он действительно здесь, и он жив. Пока что. Мы хотели держать тебя поближе к нему, на всякий случай, если нам понадобиться убедить его правильно вести себя. - Его взгляд показывал, что она ему надоела. - Но по мне лучше бы было убить тебя, я думаю. Я никогда не смогу отпустить тебя. Ты слишком много знаешь.

- Слишком много знаю? Я? Ха, - сказала она. - Кроме того, я никому ничего не скажу.

- Врушка, - сказал он и ударил ее по лицу.

Струйка крови побежала из уголка ее рта. Она прищурилась на него.

- Больше так не делай.

- Ты известна своим жестким чувством правды, и все же осмеливаешься лгать мне? Когда я держу твою судьбу в моих руках?

- Ты прав. Я слишком много знаю и все расскажу. Но я для начала я причиню тебе очень много боли.

- Сомневаюсь. - Он наклонил голову, когда изучал ее. - Я оставил клуб полный женщин, отчаянно желающих согреть мою постель. Из-за тебя. В прошлый раз, когда мы были вместе, я так беспокоился за свою сестру, чтобы чувствовать что-нибудь относительно тебя. Теперь я не хочу иметь то, что у меня уже когда-то было, когда у меня может быть кое-что новое.

План: убить его, найти Блу.

Готово.

- Что ты имеешь в виду? - спросила она. - Думаю, что ты изобьешь меня, если я откажусь.

Убить его: вырвать его глотку? Да. Это сработает. Это удовлетворит ее и будет тихо. Любые охранники у двери не будут в курсе.

- Ты правильно понимаешь. - В его глазах читался триумф. - Но я даже добавлю премию и позволю тебе заработать лечебные процедуры для Блу.

Идиот.

- Какие, например?

- Сначала ты мне отсосешь, а взамен я пошлю кого-нибудь исправить Блу хребет. Видишь, каким добрым я могу быть? - Он встал и направился к шкафу, хотя он ни на секунду не выпускал ее из поля зрения. Его пальцы играли с кнопкой на джинсах. - Что ты об этом думаешь?

- Думаю, что хочу опуститься, - сказала она с приторно сладкой улыбочкой. - Если по-честному.

Его улыбка расцветала сильнее и сильнее.

- Я почти надеюсь, что ты действительно опустишься. Поскольку в противном случае мне придется спуститься и сломать позвоночник мистера Блу в других местах.

Спуститься.

Итак. Блу был внизу, а она была наверху. Бесценная информация.

Для драматического эффекта она вздрогнула.

- Хорошо. Ладно. Мы понимаем друг друга, - сказала она и опустила ноги с кровати. Когда она шла вперед, то притворилась, что ее колени задрожали и подкосились. Оставшийся путь она проползла.

Ему, казалось, понравился ее страх, он гордо расправил плечи, когда она добралась до него.

Она медленно расстегнула его застежку-молнию.

- Если ты укусишь меня, - сказал он, с силой схватив ее за волосы на затылке, - Ты закончишь сломанной челюстью.

- Нет. Пожалуйста. Что угодно, только не это. - Переусердствовала? - Ты будешь кричать? - спросила она мягко.

Он смягчил свою позицию, говоря:

- Только если ты хороша.

- О, я очень хороша. - Она стянула его штаны и нижнее белье к лодыжкам. Его эрекция качалась перед ее лицом. Неудивительно, что у него были такие ужасные проблемы с гневом. Маленького Тай-Тая дразнили в школьном туалете, да?

- Я буду судить. Теперь приступай. - Он стиснул зубы, будто от боли.

С удовольствием, подумала она.

Она сжала руку в кулак и ударила его в мошонку настолько сильно, насколько могла. Он согнулся, и молниеносно быстро она двинула ему другой рукой в нос, ломая его во второй раз.

Когда кровь хлынула, он открыл рот, чтобы зареветь, но она ударила его рукой по губам, заставив замолчать. Забудь про глотку. У нее была идея получше. Он, шатаясь, шагнул вперед, споткнулся о свои штаны и приземлился на колени. Она выпрямилась и усмехнулась.

И тогда она ударила его в затылок с такой силой, что он сразу отключился, став бесформенной грудой.

Только ради забавы она пнула его снова. Затем быстро работая, она покопалась в своем клатче и нашла два тюбика помады. С небольшой необычной работой пальцами тюбики были преобразованы в мини-оружие. Да. Будто швейцарская армейская косметика.

Не для убийства, но для пыток. Она перетащила неподвижного Тайсона к кровати, полагаясь лишь на свою стойкость и решимость, уложила его на матрас. Его можно было использовать. Закрепив лазерные наручники у него на запястьях, она затолкала ему в рот кучу гольфов и снова ударила его кулаком только для забавы, затем убрала его оружие.

Его пистолеты она использовать не могла. Они были запрограммированы на его личность и были бесполезны для всех остальных. Но она нашла складной нож и унесла его как свой собственный.

Следующий этап: облегчение мочевого пузыря.

Когда она вышла из ванной, снова стоило жить.

Теперь к хитрой части плана. Пробраться к Блу.

У дверей комнаты были охранники?

Вероятно.

Она повесила клатч на плечо, открыла дверь и быстро выглянула. Ничего себе. Пусто. Тайсон был настолько уверен в себе. Было три других двери, прежде чем коридор поворачивал. Идя на цыпочках, она подошла к первой двери, прислушалась. Никаких звуков. Она заглянула внутрь. Спальня. Меблированная и чистая, будто там никого не было очень долгое время. Или вообще никогда.

Две другие комнаты были такими же.

Значит, охранники жили не здесь. Благословение. Никто не будет красться за ней.

Она двинулась к вершине лестницы и сделала паузу, всмотрелась вниз из маленького алькова в гостиную. Там было десять вооруженных мужчин. Большинство стояли к ней спиной. Некоторые пристально смотрели в окна, наблюдая за незваными гостями. Некоторые шагали между гостиной и кухней. Двое сидели перед стеной с экранами, вероятно наблюдая за безопасностью.

Эви легла на пол и порылась в своем клатче, положила Кубик Рубика и мяч для гольфа на выступ и закрепила очки на носу. Линзы закрыли ее глаза, препятствуя проникновению любого воздуха. Затем она положила оба орудия на изготовку.

Глубокий вздох... выдох... она скинула куб и мяч для гольфа с выступа подбородком. Секунда нормальной жизни, потом... бум!

Сильный порыв жара сдул ее волосы за плечи. Дым утолстил воздух, и посыпались обломки. Мужчины кричали. Мало того, что очки защищали ее от яда, они также позволяли ей видеть сквозь дым. Она сосредоточилась на мужчинах, все еще стоящих, побежала, нажимая на курки своих пистолетов. Два ярких потока желтого света проникли в хаос, поразив ее цели. Они резко упали вперед. Ее следующие две цели опустились столь же легко.

Несколько мужчин оказались неуязвимыми для отравленного воздуха, который должен был закрыть им глаза, и повернулись к ней, ища источник выстрелов. Теперь, когда она проредила стадо, у нее было чуть больше комнаты для ошибок. Таким образом, она просто начала стрелять. Вниз, вниз, вниз мужчины падали. Последнему удалось вытащить оружие и выстрелить в ее направлении, но миазмы исказили его цель, и пламя угодило ей только в плечо. Она почувствовала жар пламени, но не жало. Потом он тоже был мертв, и она встала.

Держись, Блу. Я иду за тобой.


Глава 28

Волнение за пределами клетки отвлекло внимание Стара от Блу, и мужчина хмуро поглядел на свою дочь.

Тиффани сидела на табурете в углу, наблюдая за всем, что происходило. Ее не радовало находиться там. Глаза были опухшими от слез, а щеки красными, со следами слезы, и она хныкала каждый раз, когда ее отец причинял боль Блу. Но Стар сказал ей остаться, и «изучить семейный бизнес», и таким образом, она осталась.

- Сходи, узнай, что происходит, - приказал Стар.

- Да, сэр, - ответила она покорно и оттолкнулась от клетки.

Блу был рад, что она ушла. Он был привязан к столу, неспособный двигаться, и дополнительная пара глаз злила его. Поэтому он потерпел неудачу. Ему не удалось украсть здоровье Стара.

Теперь он ждал, что его тело заживет самостоятельно.

В просторной клетке не было никаких решеток, только бетонные стены и дверь. Она напомнила ему комнату, которую он видел в ролике с Джоном. Единственным светом была галогенная лампа, висящая наверху, и его чувствительные от бомбы глаза горели, будто их жгли.

Эви была поблизости?

Стар стоял перед ним.

- Готов продолжить? - сказал он со вздохом, размахивая скальпелем в воздухе. - Ты должен был уйти, когда я давал тебе шанс. Теперь я собираюсь побаловать тебя той же самой процедурой, которой я побаловал Джона. Процедуре я учился несколько лет, живя на улицах. Знаешь ли ты это? Насколько бедным я был ребенком? Иногда я должен был убивать за свой ужин, и не только красть то, что было у кого-то. Люди делают ужасные вещи, когда они голодны.

Не комментировать. Дай ему последний в жизни монолог.

- Я знаю, потому что со мной тоже происходили ужасные вещи. - Рука Стара напряглась на ноже.

Не будет его жалеть.

- Я учился защищать себя, тем не менее, и всегда возвращался для мести. Теперь я помогаю другим, кто не может помочь себе. Это на самом деле государственная служба.

- Ты также причиняешь боль невинным. - Слова вырвались.

Стар пожал плечами.

- Кто-либо когда-либо действительно был невинен, мистер Блу? Независимо от нашего возраста, мы все причинили кому-то боль в некотором роде.

- Некоторые из нас сожалеют об этом.

- Это не заставляет боль уйти. - Возвращаясь обратно к теме он сказал, - Твоя плоть избита, в синяках и не принесет мне денег, но будет для меня хорошим трофеем. Ты создал мне значительные проблемы, мистер Блу.

- Ты заслужил их, - стиснув зубы, произнес Блу.

- Для защиты моей империи? В любом случае это должно меня прельщать. Я не мог позволить тебе прийти и заставить моих клиентов сомневаться относительно моих возможностей. Не мог позволить им задаваться вопросами, как я мог наказать их врагов, когда я не мог наказать своих собственных.

Подергивание в пальцах Блу.

Движение?

Он снова попробовал. Его палец потерся о пластмассовое одеяло, разложенное под ним. Наконец! Его тело начало заживать. Его сила была не очень далеко.

Не могу не усмехнуться.

Он усмехнулся.

Стар сузил глаза.

- Я ввел бы тебе болеутоляющие, так чтобы ты не чувствовал худшее из этого, но я делаю запись, чтобы показать любому, кто подумает пойти против меня в будущем, и мне нужно, чтобы ты кричал. Я начну с твоих пальцев ног и проложу себе путь вверх. Позже я могу прекратить твои страдания, или нет. Но ты должен будешь попросить. Джон так и сделал.

- Я буду наслаждаться, убивая тебя. - Давай. Давай, черт побери! Другое подергивание, на сей раз в его запястье.

- Нет нужды быть грубым, мистер Блу. Тем более что у меня в руках судьба твоей подруги, а также твоего друга. Вместо того чтобы причинять ей боль перед тобой, я оказал тебе любезность и оставил ее на попечении моего сына. Он удостоверится, что она получит... удовольствие.

Поток гнева пролился через него, и его плечо дернулось.

- Как мило для тебя.

- Да. Это так. А теперь о твоей боли. - Стар нагнулся над левой ногой Блу и загнал кончик лезвия под его кожу.

Нервы Блу были в процессе возвращения к жизни. Он почувствовал жало и зашипел.

Стар медленно работал, вытаскивая ужасные ощущения. Наконец он выпрямился и вытер окровавленные руки, глядя на хорошо сделанную работу.

- Первый палец ноги закончен. Теперь второй. Весь секрет в угле запястья. Слишком далеко, и кожа порвется. Слишком глубоко, и я также захвачу мышцу.

Когда лезвие скользнуло под ноготь второго пальца, вся нога Блу дернулась, чтобы избежать боли.

- Не дергайся. Или я позову охранников, чтобы держать тебя.

Раскаленное добела копье ехало на волнах каждого нерва в его теле, и Блу закричал. Он никогда не чувствовал ничего настолько ужасного, и его гнев вырос. Джон испытывал это. В течение многих часов.

- Так драматично, - сказал Стар, кивнув. - Продолжай.

Лезвие начало перемещаться, и Блу подвигал пальцами. Он снова мог ими управлять. Он повернул голову влево, вправо, хрустнул костями. Хорошо. Там тоже никаких проблем. Он прикусил внутреннюю часть щеки, чтобы удержаться от другой усмешки.

Его сила не вернулась, но он вернулся в игру.

У него был один шанс сделать это. Только один.

Он закрыл глаза и потянул всю силу, какой обладал в свое ядро. Затем выгнул спину, перекладывая вес на плечи и локти, он дернул ремни, удерживающие его запястья. Материал разорвался.

Морщась от замешательства, Стар выпрямился.

Блу рывком сел и схватил пальцами мужчину за шею, сжимая ее. Вытаскивая силы и здоровье из мужчины, его мышцы начали толстеть, Стар начал увядать.

Широко распахнув глаза, Стар отчаянно попыталась отделиться, и когда это не удалось, он вспомнил, что держал скальпель в руке и ударил Блу в шею. Блу почувствовал острое жало, почувствовал теплую струю крови.

Но всего несколько секунд спустя Блу излечился, а рана появилась у Стара.

Кровь мужчины окрасила руки Блу и разгладила его кожу, и он потерял свою силу. Стар сжал шею и отшатнулся от Блу, задыхаясь.

Блу дернул ремни на лодыжках, затем поднялся с каталки.

Стар опустился на колени, его сила была исчерпана. Однако ему удалось достать оружие из заднего кармана брюк и прицелиться.

- Оставайся на месте, мистер Блу, или я тебя убью.

- Время приказов вышло. - Делая выпад, Блу с силой выбил оружие из его руки и повернул его, указав на сердце противника. - Что ты там говорил?

Внезапно дверь открылась со взрывом, и Эви влетела внутрь, таща за собой Тиффани. Она бросила один взгляд на сцену и вскрикнула с облегчением.

- Блу! Слава Богу!

- Эви. - Так или иначе, его умной, бесстрашной женщине удалось сбежать от Тайсона самой. Конечно, она смогла. И, вместо того, чтобы спасти себя, она пошла искать его.

У меня самый лучший вкус на женщин.

- Охранники мертвы, - объявила она. - Все они. У дома могут быть еще. Я не могу точно сказать. Получи ответы, который нам нужны, убей его, и давай выметаться.

Он проглотил смех. Она заставила это казаться таким легким.

- Тайсон, - выдохнул Стар.

Она зло улыбнулась.

- Остался наверху... на данный момент. Если ты не расскажешь Блу то, что он хочет знать, ну, в общем, я позволю тебе заполнить пробел.

- Если ты сделаешь ему больно... - проворчал мужчина.

- О, поверь мне. Я сделаю ему больно. Сломанный нос и уничтоженная мошонка были просто закусками.

Тиффани прикрыла рот руками.

- Только не Тайсон. Пожалуйста, не трогайте Тайсона.

Отвлекшись на нее, Блу не заметил, как Стар вытащил второе оружие. Он нацелил его на Эви, нажал на спусковой крючок, и поток желтого света вылетел.

Эви уклонилась, едва успела.

Взбешенный Блу направил ​​свое оружие на Стара.

- Тебе не следовало этого делать.

Он тоже нажал на курок. Намереваясь нанести непоправимый вред, но не убить. Пока нет.

С криком отрицания, Тиффани выбежала перед Старом, действуя как его щит, приняла огонь на себя. Ее сердце поджарилось мгновенно, глаза расширились, колени подогнулись. Она упала на пол.

- Нет! - Закричал Стар в ужасе. - Нет!

Блу рванул вышибив второй пистолет из рук мужчины, потом схватил того за рубашку, чтобы оторвать его от земли. Ноги Стара повисли в воздухе.

- Мы знаем, что ты не собираешься убивать меня, - стиснув зубы, проговорил Стар, горе от потери дочери не перевесило инстинкт самосохранения. - Без меня ты не найдешь своего друга.

В глазах Блу вспыхнула энергия, и он прокричал:

- Где он?

- Не здесь, - прервала Эви. - Я проверила все комнаты в доме и все комнаты внизу.

- Я тебе нужен, - сказал Стар, злорадствуя.

Ярость Блу не знала границ.

Он понял, что был другой выбор. Взять Стара с собой и запереть его, как первоначально планировалось, оставить грязный мусор в живых в надежде, что, так или иначе, Блу сможет вынудить мужчину рассказать ему, где держат Джона. Или он мог убить его, спустить немного пара и молиться, что найдет друга самостоятельно.

На самом деле тут не было выбора, не так ли?

Блу обыскал мужчину, нашел три кинжала, пузырек с каким-то ядом и пакетик с таблетками. Он отбросил все в сторону. Снял с мужчины обувь, потом одежду, оставил его только в нижнем белье.

Щеки Стара вспыхнули от унижения.

- Это не даст тебе ответ, который ты ищешь.

- А это не так задумывалось.

Он связал руки Стара за спиной, затем толкнул его вперед. Эви шла за ним.

- Я использовала один из сотовых телефонов охранников и позвонила Соло, - сказала она. - Я оставила его там, на виду, включенным, чтобы он мог отследить сигнал. Он должен быть здесь...

Бум!

Все подземелье задрожало.

Над головой раздались шаги.

- ... прямо сейчас, - закончила она.

- Мы внизу! - прокричал Блу.

Соло спустился по лестнице с когтями и темно-красной кожей. Он тяжело дышал, готовый убить всех на его пути... пока не увидел раздетого Стара и резко остановился.

- Выиграли? - спросил воин, явно растерявшись.

Блу кивнул, волна гордости прошла через него.

- Мы выиграли это сражение. Благодаря Эви.

- Не только благодаря мне, - сказала она. - Мы с Блу были командой.

Он поцеловал ее в висок.

Часть красного исчезла с кожи Соло.

- Твой отец наверху, - сказал он.

- Тайсон тоже наверху. Кто-то должен оттащить его подальше, прежде чем я вернусь и убью его. Он все еще отличный рычаг давления. - Эви промчалась мимо Блу и Соло, Блу хотел позвать ее, потому что не хотел далеко отпускать ее, но она хорошо могла позаботиться о себе. Он отпустил ее.

Когда Стар посмотрел на чудовищного Соло, он задрожал от страха.

- Он думает, что может скрыть место положения Джона от нас, - сказал Блу.

Соло хрустнул суставами, и, несмотря на уменьшение его чудовищного облика, его когти все еще были такими же длинными, они разрезали его ладони так, что закапала кровь.

- Я бы с удовольствием дал ему шанс передумать.

Стар поднял свой подбородок.

- Ты можешь напугать меня, но не сломать. Ты понятия не имеешь, что я вынес за эти годы. Худшие существа, чем ты пытались сломить меня, но у них ничего не вышло.

Пытается давить на жалость?

Пожалуйста.

Блу пнул его под колено, и Стар врезался в бетонный пол. Потом Блу протащил его остальную часть пути, перевернул его лицом вверх и прижал кровоточащую ногу к его шее.

- Хватит с тебя. По крайней мере, сейчас.

Эви спустилась по лестнице, улыбаясь от уха до уха. Она переступила через Стара, чтобы добраться до Блу.

- С Майклом все нормально, - сказала она, подпрыгивая от счастья. - В синяках, но все конечности на месте и работают, поэтому я не могу жаловаться.

- Что с ним случилось?

- Он прошел по лесу возле хижины, сбежал от охотящихся на него мужчин и позвонил Соло. - Она вопросительно глянула на воина. - Когда я звонила тебе, ты не сказал, что знал, что нас захватили, и что ты на пути.

Соло пожал широкими плечами.

- Все, что я знал, что ты можешь быть под принуждением. Я не хотел, чтобы кто-то знал, как близко я был.

- Прощен. Я думаю. - Она сосредоточилась на Блу, и ее улыбка вернулась. - Мы сделали это. Мы действительно выиграли.

В груди все сжалось. Ах, как он обожал эту женщину.

- Ты в порядке? Они что-нибудь с тобой сделали? - Судя по ней, она была невредима, но ему было необходимо услышать это прямо от нее.

- Нет, я в порядке, честно. А ты?

- Лучше с каждой секундой. - Он увеличил давление на шею Стара, и мужчина стал задыхаться. - Если бы Стар был умнее, он бы понял, что ты была угрозой посильнее.

Просияв ему, она обхватила его за щеки.

- Продолжай говорить подобное, и я поверю. - После она поцеловала его и сказала. - Так что дальше?

Он уткнулся ей носом в нос.

- Теперь свалим в безопасное место и мило поболтаем со Старом.


* * *

С того момента, как Майкл мог официально вернуться из мертвых, все могли собраться у него дома в подвале. Точнее в Темнице, как Эви любила называть это место, где было несколько камер, а также пыточные устройства, окрашенные кровью предыдущих жертв.

Она наблюдала, как Блу и Соло по очереди допрашивали Стара. Она никогда не видела двух мужчин более целенаправленными, мотивированными, или - если быть честным - жестокими. Но они и должны были быть такими. Особенно по прошествии шести часов пыток, когда не так много осталось от Стара, от мужчины, который вызвал столько смертей и разрушений, наконец, он сломался.

Он доказал, что устойчив к принуждению и сывороткам правды, но, в конечном счете, не к боли. Блу и Соло были беспощадны, отрезали пальцы рук и ног Стара с последующим удалением кусков кожи, как он сделал с Джоном, и потом... Она вздрогнула. Она не хотела думать о том, что они сделали со Старом, но это сработало.

Стар выложил свои секреты, вместе со всем остальным.

Эви осталась с Майклом, удерживая Стара живым, пока мальчики бросились по полученному адресу. К тому месту можно добраться через подземные туннели имения Стара. Как только она получила звонок, о том, что Джон был в заключении и без сознания, но жив, она выдернула вилку аппарата жизнеобеспечения Стара.

Вскоре он умер.

Тайсон наблюдал за всем этим из клетки. Теперь он рыдал, тихо забившись в угол.

Наконец, все было кончено. Миссия. Беспокойство. Вина. Конец.

Эви и Майкл обнялись и, ладно, оба плакали слезами радости.

- Я извиняюсь, - сказал он в ее волосы. - За все.

- Я знаю. И меня прости.

- Я люблю тебя, солнышко.

- Я люблю тебя, папочка.

Потом Эви поехала домой. Она не знала, увидит ли Блу ночью или нет.

Она должна была знать, что увидит.

Он приехал несколько часов спустя, все еще вымазанный в грязи и забрызганный кровью, его одежда была порвана, ноги были голыми, но целыми.

Честно? Он никогда не выглядел прекрасней для нее. Он был здесь, он был жив, и он был с ней.

Он прошел в спальню, резко сжал ее в объятьях и уткнулся лицом в шею. Она сразу же прижала к Блу, радуясь, что, несмотря на ужас обстоятельств, они вместе, что они открыли себя для отношений и боролись за них. Сражались друг за друга.

- Он будет жить, - сказал Блу. - Джон будет жить.

- Я так рада.

- Мы положили его в больницу, где был твой отец в те первые несколько дней. Я хочу, чтобы ты... Эви, ты можешь взять его под свое крыло? Они стабилизировали его на сегодня, но если бы ты могла навестить его утром... если бы ты могла убедиться, что он получает лучшее... Я просто...

- Конечно, прослежу, - сказала она. - Мог бы даже не спрашивать. Я вызову лучших специалистов по лечению Раканов. Я не позволю ничему случиться с ним, и я прослежу, чтобы все необходимое было сделано для него.

- Спасибо. Спасибо большое. Я не знаю, что бы я делал без тебя, принцесса.

- Я тоже рада, потому что... Блу? Я больше не полюблю никого другого. Я здесь. Я так влюблена в тебя, это на грани сумасшествия. Я просто подумала, ты должен знать это.

Он замер, даже перестал дышать, будто не мог нарушить момент.

- Я хотел, чтобы ты меня любила. Я так сильно этого хотел, потому что сам люблю тебя, Эвангелина Блэк. Я люблю тебя так сильно, что это душераздирающе. Я припадочный. Выбит из колеи. Одержимый. Рехнувшийся. Я думаю о том, чтобы навсегда приковать тебя к моему телу.

Он тоже меня любит!

Радость охватила ее. Она не была уверена, как покорила сердце самого известного плейбоя мира, но была рада, что это сделала она.

- Как ни странно я согласна быть приклеенной к тебе, - сказала она. - Даже знаю, хирурга, который будет готов это сделать, если хорошо заплатить.

Он хрипло засмеялся.

- Я удвою, если он убедиться, что наши части сделаны правильно. Таким образом, я могу просто остаться внутри тебя всю оставшуюся жизнь.

Извращенец. Она любила и это тоже!

- Пошли. Давай помою, покормлю и уложу тебя отдыхать. Я заставлю вздремнуть себя. Таким образом, буду со свежими силами, когда навещу Джона.

Она привела его в душ, раздела, нажала на нужные кнопки и подождала, пока пар очистит его.

Потом она уложила его в кровать. Затем, как когда-то он сделал для нее, она пошла на кухню и нарыла какой-то еды. Накинув только халат, она оседлала его выше колен, лицом к нему, пока они ели. Он получил живое пип-шоу.

- Кстати, если я не был стерилен благодаря хирургическому вмешательству и оставил внутри тебя сюрприз, мы поженимся, - сказал он, - И наш брачный договор будет предусматривать, что тебе надо будет делать, что-то вроде этого каждый день.

Брак? Да, пожалуйста! Она хотела этого мужчину юридически связанным с ней.

- Ты всерьез думаешь, что я позволю тебе составить брачный контракт? Я хочу все, чем ты владеешь, в том числе и душу.

- Принцесса, она уже твоя. Чтобы доказать это, я хочу провести человеческую и Аркадианскую церемонии. Одна с клятвами. Другая с кровью. И прежде, чем ты начнешь паниковать, возражать мне, ты не будешь рабыней, как Даллас у царя. Я тоже возьму твою кровь, это будет связь между нами. Ты будешь стареть медленнее, как и моя раса, поэтому я не буду жить один без тебя.

Она медленно улыбнулась.

- Ты, Корбин Блу, оказывается очень и очень сентиментальный человек.

- Но в любом случае ты любишь меня.

- Я люблю тебя всегда.

Он сжал сверху ее бедра.

- Так как я буду мистером Эвангелиной Блэк, ты должна аннулировать мой счет.

- Я аннулирую…. Так быстро, как только ты оплатишь его.

- Могу я получить скидку?

Она задумалась на минутку.

- Ну… думаю, что ты когда-то упомянул платить оргазмами.

- Правда.

- Тогда никаких скидок. Заплатишь каждую копейку.

Он засмеялся.

- Хорошо.

- Есть что-либо еще, что мы должны решить прежде, чем я выпрошу несколько долларов?

- Выпрошу несколько долларов? Ха! Хороший оргазм стоит тысячи. Но, да, еще одна тема, которую надо решить. Ты как-то сказала мне, что покончишь с делами в качестве агента, когда дело будет завершено. Это еще в силе?

- Я… не думаю. Мне понравилось вернуться в игру, признаюсь. Но я также хотела быть врачом. Так что я не уверена, что буду делать.

- Может быть, сможешь быть и агентом и врачом. Я имею в виду, удалось же так со мной. Каждый раз, когда я делал что-то глупое, ты была рядом, чтобы исправить меня.

- Точно. - Она прикусила нижнюю губу. - Да, мне нравится идея так делать. Работать над делами и лечить агентов.

Он играл кончиками ее волос.

- Спасибо тебе за все. За то, что ты это ты. За то, что спасала меня всеми мыслимыми и немыслимыми путями.

Тепло исходило от нее.

- Ты спас меня. Ты дал мне свою силу и взял мою слабость, и также сильно, как я люблю тебя за это, я серьезно врежу тебе, если ты когда-нибудь сделаешь это снова. Я бы скорее умерла, чем потеряла тебя.

- Я умру, если потеряю тебя. - Он провел пальцем по центру халата, разводя лацканы, открывая больше грудь. - Ты такая красивая, - сказал он. - Такая сладкая. Такая нежная. Такая идеальная. Полностью моя. Ты могла бы найти мужчину намного лучше, чем я, но я рад, что ты не сделала этого.

Медленно улыбка расцвела на ее лице. Она никогда не устанет от его комплиментов. Он заставил ее чувствовать себя красивой, сладкой, нежной, идеальной.

- Глупый мужчина. Я думаю, что ты лучшее, что есть.

- Да?

- О, да.

- Ты заставляешь меня задуматься над твоим интеллектом, мишка-панда, но это нормально, потому что я всегда любил наглых женщин.

Она вытянула кулак к потолку.

- Наконец-то. Я официально твой тип женщин.

Он наматывал на пальцы ее волосы, не останавливаясь, пока не достиг затылка. Притянул ее для поцелуя, и, когда этого было не достаточно для контакта, он перевернул ее на спину и навис над ней, тепло прошло между ними.

- Мой тип - это Эви Блэк. Все, что я хотел, вращается вокруг тебя. Ты лучшее, что когда-либо со мной случалось. И прежде, чем одного из нас вызовут на работу, хочу перенести тебя подальше на лучший отдых твоей жизни. Солнце, песок и обязательно нагота. Потом, возможно, я потрачу свои миллиарды на покупку целого мира для тебя.

- Я полностью «за», но пока о настоящем. Я хочу получить то, что пока еще не мое, пожалуйста.

Он фыркнул.

Она никогда не думала, что в конечном итоге будет с таким парнем, как он. Если бы кто-нибудь предположил это, даже несколько месяцев назад, она бы рассмеялась… а потом, может быть, вытащила пистолет. Но Блу ворвался в ее жизнь, проник в каждый ее аспект, и, безусловно, перевернул все вверх дном, когда прогнал тьму внутри нее и заменил на яркий свет.

- На самом деле, пока ты со мной, - сказала она, - у меня есть все, что нужно.

Он улыбнулся и бросил вызов,

- Пока я с тобой… или в тебе?

Она засмеялась, смех был похож на звон колокольчиков, удивляя ее. Когда она стала похожа на девчушку?

- Я жадная. Как насчет обоих вариантов?

- Я могу смириться с этим.

Он положил руки ей на бедра.

- Так давай начнем, а?


«Работа с Эви Блэк сочетает в себе две мои любимых вещи. Начинать мой день с ней... и заканчивать мой день с ней».

— КОРБИН БЛУ


«Думаю, я похожа на грибок. Я завладеваю тобой».

— ЭВИ БЛЭК


Заметки

[

←1

]

В данном контексте используется игра слов, tool – инструмент, аппарат, прибор, рычаг (общепринятый перевод); мудак, лох, член, пенис (используется в качестве ругательства).

[

←2

]

Флоггер - flogger - (флагеллятор, многохвостка) — плеть с несколькими (как правило, от 10 до 50) гладкими хвостами. Используется в основном в среде БДСМ.

[

←3

]

Гемолиз - это нормальный физиологический процесс, проходящий в крови. Под влиянием этого процесса эритроциты (красные кровяные тельца) лопаются и наружу выходит находящийся в них гемоглобин. В естественных условиях (внутри сосуда) эритроцит живет в среднем 120 суток. Затем происходит его «смерть» — гемолиз.

[

←4

]

Сепсис - гниение; бытовое непрофессиональное название - заражение крови.

[

←5

]

Муму - muumuu - просторное платье жительницы Гавайских островов; домашнее платье в гавайском стиле.

[

←6

]

БПИ - Безопасный Приют для Иных.

[

←7

]

5' 10'' = 177,8 см.

[

←8

]

Тачдаун - (англ. touchdown — приземление) — один из способов набирания очков в американском и канадском футболе. Чтобы заработать тачдаун, игрок атакующей команды должен доставить мяч в очковую зону команды-соперника (англ. end zone). Это можно сделать двумя способами: либо игрок атакующей команды вместе с мячом забегает в очковую зону, либо он же получает пас, находясь в очковой зоне соперника.

Обычно тачдаун зарабатывают игроки атакующей линии команды. Но также это могут сделать и защитники, если они отберут мяч у команды соперника (англ. fumble - освобождение), либо совершат перехват мяча (англ. interception).

[

←9

]

Вазэкомия - (лат. Vas — сосуд, проток + эктомия) — хирургическая операция, при которой производится перевязка или удаление фрагмента семявыносящих протоков у мужчин.




MyBook - читай и слушай по одной подписке