КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Поцелуй или смерть (fb2)


Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Дей КинПоцелуй или смерть

Глава 1

Никогда нельзя предсказать заранее, как крепкий мужчина, будет реагировать, обнаружив голую женщину в своей ванной. Особенно если этот мужчина боксер тяжелого веса, поляк, родившийся около скотного двора, женатый на миллионе долларов и состоящий на учете у психиатра.

Он многое мог сделать. Мог сказать ей, чтобы она ушла. Мог закричать, позвать свою жену. Он мог потерять немногие остатки своего хладнокровия. И единственное, чего не мог сделать Барни Менделл, — это опять встать на ноги.

Эта история действительно произошла в Чикаго и случилась с Барни Менделлом в тот день, когда его выписали из психиатрической больницы как выздоровевшего, потому что за последние два года он не свернул шею ни одному попугаю.

Да, кстати, — голая женщина была мертвой!

В тот день Барни сидел на табуретке в баре. День кончался, стало холодно. Пошел дождь. На улицах зажглись фонари и неоновые вывески. В пять часов Барни толкнул свой стакан по стойке бара в шестнадцатый раз.

— Еще один.

— Куда ты их деваешь? — Бармен налил ему виски.

— В свою левую ногу, — ответил Барни Менделл.

Он пил виски маленькими глотками, спрашивая себя, почему оно его не согревает. Барни чувствовал себя заледеневшим, таким же холодным, как и дождь, стучавший по стеклу. Ему стало грустно. Может, он никогда не согреется… Он уже представлял себя, высокого парня, блондина с перебитым носом боксера, отправляющего в «Чикаго Трибюн» текст для рубрики «Персональные обращения». Барни все время повторял его про себя: «Вернись домой, Галь. Я прощу тебя, вернись домой, мое сокровище. Ты мне нужна».

Но где его дом? Где Галь? Где все светские люди, ведь еще холодно для загородных прогулок и слишком рано для Палм-Бич?

Маленькая блондинка, одетая в шубку из искусственного каракуля, вошла в бар, отряхивая мокрые волосы. Закурив сигарету, она села у стойки бара неподалеку от Барни и заплатила за первый стакан. Менделл оторвал взгляд от своего виски и посмотрел на нее. Она была недурна собой. Слишком молода, но привлекательна. Если он оплатит ее выпивку, она позволит увести себя обедать. Она станет смеяться, говорить глупости и поднимется вместе с ним в номер отеля. И пока у него будут деньги, она останется с ним. Ведь ей совершенно наплевать на то, что он только что вышел из психиатрической больницы.

Маленькая блондинка, увидев, что он смотрит на нее, улыбнулась ему поверх своего стакана. Менделл попытался вернуть ей улыбку, но без большого успеха. Холод дошел уже до его губ. Он не думал, что теперь ему удастся увести маленькую блондинку значительно легче, чем предыдущий раз. Ведь тогда, с той девушкой, прежде чем они оказались в номере, его намерения изменились. Барни не хотел ни одной женщины, он мечтал только о Галь. Менделл снова толкнул стакан по стойке бара.

— То же самое.

— Только не здесь, — бармен покачал головой.

— Почему?

— Потому что с тебя достаточно.

— Кто это сказал?

— Я.

Плечи Менделла дернулись под пальто. Ему захотелось поспорить, но он сдержался. Может, бармен и прав. Возможно, бармен никогда не был в психбольнице.

— Ну, как хочешь, — ответил Барни.

— Без обиды?

— Без обиды, — согласился Менделл, кивнув головой.

Он подобрал с прилавка сдачу, сунул ее в карман и направился, слегка пошатываясь, к стене, где на крючке висел его старый плащ, который он купил за две сотни долларов три года назад. Пока Барни натягивал его, он услышал, как маленькая блондинка спросила у бармена:

— Кто этот красивый парень, у которого ветер в голове?

— Барни Менделл, — ответил тот, — парень, с которым Эдвард Чэрл должен был встретиться вместо Уоллкотта. Но Барни не смог, так как провел два года в каталажке. Они выпустили его сегодня утром.

— О! — воскликнула молодая девушка, разглядывая Барни с большим интересом. — Значит, это он женился на деньгах семьи Эбблинг?

Выйдя на улицу, Менделл остался стоять под дождем возле бара, разглядывая фасады кинотеатров. Пойти посмотреть какой-нибудь фильм? Остановить такси и поехать повидать свою мать? Пройти в другой бар? Вернуться в отель? Решено — в отель, так как, возможно, Галь написала ему или позвонила. Он направился по Рандольф-стрит с приятным ощущением дождя на лице. На углу Дорберн-стрит Барни остановился, чтобы взглянуть на окна ресторана. Он надеялся, что психиатр прав, но у него по-прежнему был вид сумасшедшего. Так он не выглядел никогда, но говорят, что человек сам не может заметить, когда он теряет разум. Под навесом его отеля стояло много людей, пережидавших дождь, большая толпа была и в холле. Когда он пробирался к конторке портье, менеджер, знакомый по прежним временам, остановил его, чтобы пожать ему руку.

— Никак, Барни! Очень рад тебя видеть, старик!

— Как дела? — спросил Барни, не останавливаясь.

Портье вместе с ключом передач ему телефонограмму. На мгновение Барни подумал, что это от Галь, но нет, это было не от нее. Некий Джон Куртис несколько раз звонил ему, но своего номера телефона не оставил. Менделл вошел в лифт, пытаясь вспомнить это имя. Он открыл дверь своего номера и вошел.

— Наконец-то, Менделл, — проговорил мужчина, сидевший на кровати в темном номере.

Менделл закрыл дверь и прислонился к ней. Ему стало страшно. Ему хотелось знать, существовал ли этот человек на самом деле, реален ли этот мужчина. Барни собирался подойти к выключателю, но мужчина встал.

— Оставьте в покое выключатель, Менделл.

Барни опустил руку. От облегчения он вспотел — человек оказался реальным. Значит, его галлюцинации кончились…

— Что вам надо? — спросил он.

— Высыпьте содержимое ваших карманов на кровать.

— Зачем?

Человек в темноте приблизился на шаг.

— Ну, пошевеливайся и не задерживай меня, ты, силач!

— Не называй меня так, — запротестовал Менделл.

Человек сделал еще один шаг вперед, помахивая рукой с пистолетом. Менделл нагнулся, но шестнадцать порций виски и два года без тренировок замедлили его реакцию. Человек, стоящий перед ним, был одновременно и быстрым, и хладнокровным. Сильная боль пронзила череп Барни: удар пистолетом пришелся по голове. Барни словно куда-то провалился.

Когда Менделя пришел в себя, он обнаружил, что лежит на полу между дверью и кроватью. Он сел и нащупал карман, в который клал бумажник. Тот оказался пуст. Денег у него больше не было, за исключением нескольких кредиток и мелочи в кармане. Менделя встал, зажег свет и посмотрел на себя в зеркало, вделанное в шкаф. Человек с пистолетом знал свое дело. Он сделал ему шишку величиной с орех, но не пробил кожу. С открытым ртом, задыхаясь, Менделл рассматривал шишку на виске, а также глаза, налитые кровью. Барни больше не походил на чемпиона в тяжелом весе. Еще несколько таких дней — и его снова заточат в психбольницу.

Значит, Галь его бросила? Значит, она не сдержала своего обещания? Но чего он мог ждать и на что надеяться после всех тех ужасных вещей, которые он думал про нее?

Барни снял мокрый плащ, пиджак и бросил их на стул. Потом, по-прежнему глядя в зеркало, он открыл дверцу шкафа и проглотил почти полную бутылку виски, которую оставила горничная. Он вел себя как подонок и знал это. Барни даже не позвонил матери и Розмари. Но прежде чем принять решение, ему надо покончить с этой историей с Галь. Он направился в ванную вымыть руки, потом остановился и снял телефонную трубку.

— Служба отеля слушает! — послышался женский голос.

При звуке этого голоса Менделл раздумал сообщать, что его ограбили. Детектив отеля вызовет полицию, та приедет в отель. С полицией явятся репортеры и станут задавать вопросы, на которые он не сможет ответить. Барни представил себе этот разговор.

— Приятно очутиться на свободе после психбольницы?

— Чрезвычайно приятно.

— Когда миссис Менделл приедет к вам?

— Если бы я знал это!

— Вы продолжите занятия боксом и начнете тренироваться, чтобы снова встретиться с Уоллкоттом, или прокурор Эбблинг найдет вам другую работу?

— Алло? Вам что-нибудь надо? — спросила телефонистка раздраженным тоном.

Менделл сосчитал мятые кредитки, которые достал из кармана.

— Пришлите ко мне официанта с бутылкой виски.

Он положил трубку и сел на кровать. Растянувшись, принялся размышлять о том, что его короткая стычка с человеком в темноте лишний раз подтвердила, что как боксер он никуда не годится. Радиатор под окном сильно нагрелся, и в комнате стало жарко. Галстук мешал ему, он снял его и бросил на пол. Барни надеялся, что официант с бутылкой виски не задержится, и пожалел, что не успел напиться до того, как его ограбили. Ему хотелось иметь хотя бы пятьсот долларов, которые он раньше раздавал направо и налево, в те времена, когда боксировал под крики зрителей, вопивших весь матч:

— Вперед, Барни! Убей его! Выброси его за канаты! Вот так! О! Замечательно! Он великолепен, этот поляк!

У него пересохло в горле и хотелось выпить стакан воды, но Барни чувствовал себя слишком слабым, чтобы пойти в ванную и налить воды. Он забросил свои ботинки под кровать и пошевелил пальцами ног в мокрых носках.

Прошло уже два года, как у него не было женщины. Он до такой степени жаждал Галь, что ему казалось, он ощущает ее запах. Но это уже конченная история. Менделл немного расслабил пояс. Галь притворялась, что любит его. Она всегда получала то, что хотела, даже когда была маленькой. И Галь захотела, чтобы он стал ее мужем до того, как свихнулся. Не имело никакого значения, что он родился возле скотного двора, ведь зубры спорта сделали из него звезду. В то время, когда он сорок два раза нокаутом победил Эдварда Чэрла, заставив его лизать пыль, он считался очень привлекательным! Фиолетовые трусы, перчатки и сто семь килограммов веса. Это был «мистер Барни». Бродяга из низов общества, которому огни ринга открыли путь в высшее общество и великосветские салоны.

Он сел и снял рубашку, поскольку снова начал потеть. Где же этот парень с виски? Сколько времени он должен ждать? Менделл перебрался на край кровати, обхватил голову руками и стал думать о том, что сказал психиатр, когда сегодня утром выписывал его.

— Вы были больны, Барни, вы были очень больны. Нормальные люди не видят и не слышат того, что видели и слышали вы. Ваша жизнь была слишком интенсивной, вы пропускали слишком много ударов. Вы жгли свечу с обоих концов. Теперь мы вас выписываем и считаем выздоровевшим. Но больше никакого бокса! Никакого возбуждения, никаких разговоров о том, чтобы ложиться спать в неположенное время. Если вы снова вернетесь сюда, в больницу, то это навсегда.

Барни встал и принялся ходить по комнате, вытирая ладонью пот с груди. Ему захотелось принять душ. Он снял брюки, кальсоны, носки и босиком прошел в ванную. Барни протянул руку к крану душа и увидел ее, с открытым ртом и вытаращенными глазами. Доктора ошиблись, посчитав, что он выздоровел. Галлюцинации продолжались. Он готов был поклясться, что в ванной лежит голая девушка. Она упала на спину на кафельные плитки. Одна нога была вытянута, другая согнута в колене, а ее груди с розовыми сосками смотрели в потолок. И более того, это была маленькая блондинка, с которой он сегодня днем вышел из бара Джонни.

Она была мертва.

Менделл отступил как можно дальше. Когда он попытался вздохнуть, в груди появилась боль. Блондинка не могла умереть в ванной. Барни изменил свое решение, когда они вышли из бара. Они не поднимались к нему в номер. Разве что…

Пот заливал ему глаза. Он схватил полотенце, вытер лицо, потом заставил себя опуститься на колени рядом с ней. Он протянул дрожащую руку и, задрожав всем телом, положил ее на холодную грудь девушки. В этот момент в дверь громко постучали и чей-то голос произнес:

— Это официант, мистер!

Глава 2

Менделл встал и обернул полотенце вокруг бедер. Полотенце соскользнуло и упало на девушку. Он схватил другое полотенце и прошел в комнату. В двух шагах от порога он обернулся и обнаружил, что оставил дверь в ванную открытой и голая нога мертвой девушки хорошо видна.

— Одну минуту! — крикнул он, вернулся и закрыл дверь. Теперь ему нужно было время для размышлений. Вошел он в номер вместе с девушкой или нет? А что же произошло потом?

Официант оказался мужчиной средних лет с усталыми глазами. Он принес на серебряном подносе бутылку виски, два стакана и маленькое ведерко, полное льда.

— Поставьте все это на шкафчик, — попросил Менделл.

— Хорошо, мистер.

Менделл вытащил деньги, отложил одну бумажку в пять долларов и одну в один доллар и положил их на поднос. Это было все, что у него осталось, не считая мелочи.

— Этого хватит?

— Конечно, мистер Менделл, — официант открыл бутылку и поставил ее на шкафчик вместе со стаканами. — Спасибо, большое спасибо. — Он разрешил себе улыбнуться. — Хочется пропустить стаканчик?

— Это как раз то, что я собираюсь сделать.

— Я тоже это говорю своей жене, когда она скандалит. — Официант вздохнул. — Время от времени это приносит пользу и позволяет отдохнуть. — Он взял ведерко и направился к ванной.

— Нет-нет, никакой воды, — остановил его Менделл. — Я… я… никогда не разбавляю. Лучше пить настоящий виски.

— Как хотите, мистер Менделл. — Официант поставил ведерко на шкафчик. — Кто выпивает после стаканчик воды, а кто — нет.

— Я — нет, — ответил Менделл.

Барни обнаружил, что официант рассматривает его в зеркале. Он поглядел поверх своего плеча и увидел верхнюю часть своего тела. У него было красное лицо, круги под глазами, а волосы всклокочены, и вообще он производил впечатление безумного человека. Его голова, плечи, грудь и весь торс взмокли от пота. Он дышал так тяжело, будто провел на ринге пять раундов. Официант, заметив взгляд своего клиента, отвернулся.

— Вы еще что-нибудь хотите, мистер Менделл?

— Нет, спасибо.

— Хорошо. Большое вам спасибо.

Полотенце с Менделла спадало, и он крепче обвязался им.

— Это я вам благодарен.

Официант с подносом направился к двери. Потом, держась за ее ручку, он повернулся и посмотрел на дверь ванной.

— Меня это, конечно, совсем не касается, мистер Менделл, но мне бы не хотелось, чтобы у вас были неприятности. Делайте все, что угодно, доставляйте себе удовольствие, но только сильно не шумите. — Официант сделал непринужденный жест. — Новый детектив этой коробки — подонок.

Оставшись один, Менделл запер дверь на ключ и прислонился к ней. Дождь на улице перестал идти.

«Доставляйте себе удовольствие…» Очень ценный совет. Менделл открыл бутылку и сделал большой глоток, чтобы набраться смелости, прежде чем вернуться к мертвой.

Ее левое колено по-прежнему было приподнято, и груди так же целились в потолок. Ее белая кожа не посинела, на теле не виднелось никаких признаков насилия, кроме красного пятна на челюсти. Он закрыл тело девушки простыней и сел на край ванны, глядя на ее лицо. Да, никаких сомнений — это та самая блондинка, с которой он разговаривал в баре Джонни. Он вспомнил родинку на ее щеке, красивые серьги. Барни подумал о ее одежде, ведь она куда-то же подевалась. Он увидел, что сидит на ней. Тут был и бюстгальтер, и комбинация, и чулки с поясом, и трусики, и зеленое платье. Ее скомканное пальто из верблюжьей шерсти было брошено в угол, а на нем лежала зеленая туфля…

Ванная была маленькой и теплой. Мертвая девушка употребляла те же духи, что и Галь. Менделл прошел в комнату, снял телефонную трубку и попросил соединить его с городом. Тот бармен у Джонни уже закончил работу, но находился еще там.

— Я действительно вышел от вас с блондинкой? — спросил у него Менделл.

— Да, Барни, — ответил бармен.

— В котором часу?

— Должно быть, около часа. Может, немного позже.

— А сколько времени я отсутствовал?

— Довольно долго. А как она? Понравилась? — рассмеялся бармен.

Менделл с такой силой сжал трубку, что ему стало больно.

— А разве я что-нибудь сказал, когда вернулся?

— Нет, — ответил бармен, — да я и не интересовался, считая, что это меня не касается. Но почему вы спрашиваете меня об этом? Она попыталась доставить вам неприятности?

Менделл положил трубку и вернулся в ванную. У него снова перехватило дыхание, в груди саднило, болела голова. Он открыл воду и намочил лицо и волосы. Холодная вода вызвала приятные ощущения. Он начал вспоминать обрывки разговоров…

Начало положил он, а она подошла к нему и проворковала:

— Итак, вы — Барни Менделл, — и потерлась ногой о его ногу. — Вы что-то можете…

— Что? — спросил он и приласкал ее.

Тогда маленькая блондинка задержала дыхание и проговорила:

— Мне всегда хотелось переспать с чемпионом по боксу. Что, если мы поднимемся к вам?

Ведьма! Вот так, совсем просто!

Он снова обтер лицо и грудь. А потом, что же произошло потом?

Они вместе вышли из бара — это он помнил. Потом, если его воспоминания точны, он передумал и сообщил ей об этом на углу Дорберн-стрит. И маленькая блондинка принялась его поносить. Она обзывала его по-всякому, в том числе и «большой польский болван».

Барни опять вытер лицо и волосы и причесался. Он заметил, что его руки дрожат. В одном он был твердо уверен — он больше не вернется в больницу, с него хватит! Менделл взял один нейлоновый чулок, откинул простыню, приподнял ее правую ногу и попытался его надеть. Кожа у девушки уже похолодела и нога затвердела. Он сунул пальцы в чулок, потом натянул его на всю ногу. Когда он все это проделывал, на чулке спустилась петля, издав легкий скрип. Менделл сжал зубы, чтобы не закричать. Его пальцы взмокли от пота, нога девушки выскользнула из его рук и с громким стуком ударилась о пол.

Барни отвернулся и поднял вверх глаза. Одеть девушку оказалось выше его сил, ему никогда не удастся сделать это. И потом, сокрытие трупа будет свидетельствовать далеко не в его пользу. Когда ее найдут, все равно кто-нибудь вспомнит, что видел ее входящей в отель. Бросить ее в коридоре или перенести в другую комнату — тоже абсурдно. Официант уже заметил, что кто-то есть в его ванной…

Менделл снова вытер, а потом и вымыл руки и лицо, на этот раз теплой водой с мылом. Потом он прошел в комнату, поднял с пола свои вещи и оделся. Его номер убирали, и горничная не придет раньше завтрашнего утра. А за это время он сможет очутиться уже в Сан-Франциско, там можно сесть на корабль на Гавайи или, может быть, на Филиппины…

Он нашел рубашку, надел ее, застегнул, сперва неправильно, расстегнул и снова застегнул. Узел галстука причинил ему немало хлопот: ему никак не удавалось затянуть его, и Барни снова весь вспотел. В конце концов, он оставил его свисающим с шеи самым небрежным образом, надеясь, что пальто скроет это. Пиджак был сухим, но плащ еще не высох. Он накинул его, подобрал с пола свою шляпу, как раз с того места, где она осталась после стычки с неизвестным, и направился к двери. Тут он обнаружил, что идет босиком. Он вернулся, надел носки и все еще сырые ботинки. Выйдя в коридор, Барни запер дверь, прислонился к ней и попытался отдышаться, посматривая в сторону лифта, прибытия которого ожидали мужчина и женщина в вечерних костюмах. Менделлу хотелось спуститься в лифте одному, но в такой ситуации это было невозможно, а ему необходимо выйти из отеля.

Когда он подошел к ним, мужчина бросил на женщину многозначительный взгляд, но Барни сделал вид, что не замечает их. Женщина, вероятно, решила, что он пьян. А если бы она видела то, что было у него в ванной… В лифте он посторонился, стараясь занять как можно меньше места, и снял шляпу. В холле толпа немного рассеялась. Он сделал несколько шагов в сторону, чтобы дать возможность женщине и ее спутнику обойти его. Потом на мгновение Барни остановился возле пепельницы, ужаснувшись от мысли, что ему надо пересечь холл и выйти на улицу. Девушка, что стояла у лифта, была очаровательно черной. Она дотронулась до его руки и произнесла:

— Мистер Менделл…

Менделл, напряженный до предела, повернул голову и посмотрел на нее поверх плеча.

— Да?

— Мой муж — один из ваших преданных поклонников. Он следил за всеми вашими выступлениями в Чикаго. Когда я ему сказала, что вы остановились у нас, он поручил мне попросить у вас автограф. Вы дадите его мне, мистер Менделл?

Барни автоматически стал шарить в карманах в поисках авторучки.

— Да, конечно, с удовольствием…

Он написал «С наилучшими пожеланиями» и подписался.

— Большое спасибо! — воскликнула молодая женщина.

Менделл кивнул ей, надел шляпу и направился к вращающейся двери. Колени у него немного дрожали, и каждый шаг казался километровым. Шаги показались еще длинней, когда он увидел мужчину с тонким лицом, облокотившегося на стеклянную витрину прилавка с сигаретами и с любопытством смотревшего на него. В горле у Менделла образовался комок, и он с трудом проглотил его. Он не нуждался в объяснениях, он знал, что мужчина с тонким лицом — тот подонок, которого наняли новым детективом отеля. Барни подавил в себе желание побежать к выходу. Это могло привлечь внимание к нему. К тому же, ему было бы трудно бежать. Он ощущал себя, словно в кошмарном сне, взбирающимся по крутому склону и ясно сознающим, что, если подъем станет круче, он упадет плашмя на землю.

Наконец он оказался снаружи, на Рандольф-стрит, полной грудью вдыхая холодный воздух. Ночной портье, бывший боксер, узнал его и настоял на том, чтобы пожать ему руку.

— Пусть меня повесят, но это чудесно! Страшно рад вас видеть, Барни! Мне сказали, что вы остановились у нас. Как идут дела, старина?

— Хорошо, — солгал Менделл. — Очень хорошо.

Он пожал ему руку так же автоматически, словно искал авторучку. Одновременно он попытался вспомнить его имя. В этот момент во вращающейся двери показалась парочка, которой нужно было такси, и портье хлопнул Барни по спине.

— До скорого! — сказал он и поспешил к тротуару. Как раз проходила толпа студентов, и Менделл смешался с ними. По крайней мере, он выбрался из своего номера, из отеля. Потом Барни вспомнил, что отдал официанту все свои деньги за бутылку виски, и у него осталось несколько монет. Он вышел из толпы и облокотился на прилавок цветочного магазина. До какой степени сумасшествия может дойти человек? Он никуда не имеет права поехать, у него нет денег даже на такси, чтобы добраться до своего старого квартала, повидать Джона или Пата и попросить взаймы несколько сотен долларов. Внезапно ему захотелось бежать, хотя он никогда в жизни ни от кого не бегал. Если он и убил блондинку, то должен смотреть фактам в лицо.

Барни пошарил в кармане, достал пачку сигарет и закурил. Да, это будет тяжелым ударом для Галь, но и для ма это тоже будет тяжелым ударом. Правда, в материальном плане ни одна из них не пострадает.

У Галь много денег, а сам он отложил достаточно, чтобы обеспечить ма до конца ее дней. Сигарета приклеилась к его губе, пока он поправлял узел галстука. Потом, позвякивая монетами в кармане, он вошел в цветочный магазин и на последние семьдесят центов купил красный цветок. Прикалывая его к борту плаща, продавщица улыбнулась ему.

— Ведь правда, что вы боксер Барни Менделл?

— Да.

— Ну, да, это правда, — с довольным видом повторила она, — вы раньше всегда приходили сюда.

В магазине была стеклянная дверь, выходившая на галерею, которая вела в холл отеля. Человек с тонким лицом по-прежнему опирался на прилавок с сигаретами. Менделл вдохнул аромат цветка, приколотого к борту плаща, пересек холл и похлопал детектива по плечу.

— Прошу прощения, вы детектив этого отеля?

— Да, это я, — ответил тот.

Вблизи он уже не казался Барни подонком. По крайней мере, пока улыбался.

— Меня зовут Грацианс, — продолжал детектив. — Ничего общего с Тони. Чем могу быть полезен?

Менделл докурил сигарету до фильтра, пока она не стала жечь ему пальцы, бросил ее в урну и проговорил:

— Кажется, вы правильно поступите, если вызовете полицию.

— По какой причине? — перестал улыбаться Грацианс.

— Мне кажется, я убил женщину. Словом, одна женщина умерла у меня в ванной.

Глава 3

Худой человек лет пятидесяти, который, видимо, дорожил своим английским твидом и босалинским табаком, грел замерзшие руки у радиатора под окном. Это был инспектор Карлтон из уголовной бригады. Он приехал сюда лет тридцать назад и уже двадцать пять работал в чикагской полиции. Но в душе он оставался мятежником — зимний дождь в Чикаго являлся его личным врагом. Правда, существовало кое-что, что он ненавидел сейчас еще больше. Это был парень, которому некоторая известность и определенная сумма денег бросились в голову, вместо того чтобы согреть ему сердце.

— Хорошо, Барни, поговорим об этом, — сказал инспектор, даже не повернувшись. — Вы привели девушку в вашу комнату, чтобы немного поразвлечься. Она разделась в ванной, потом передумала, а вы потеряли голову и ухлопали ее. Это так произошло?

— Нет, мистер, — ответил Менделл.

Карлтон повернулся и распахнул полы пальто, чтобы согреть у радиатора свои худые ноги.

— Но тогда как же все произошло?

— Не знаю.

— Вы хотите сказать, что опьянели до такой степени, что ничего не помните?

— Нет, мистер.

— Как же тогда вы объясните все это?

— Я хочу сказать, — Менделл заерзал на своем месте, — что не знаю, как это случилось. Я пошел в ванную принять душ, а она была там…

— О, несчастье! — простонал Карлтон.

Джой Мерсер из «Сан Таймс» вышел, пятясь, из ванной.

— Надо признать, вы умеете их выбирать, Барни.

Карлтон посмотрел на лейтенанта Роя.

— Как он сказал ее зовут?

— Он утверждает, что не знает ее имени.

— Боже мой! — воскликнул Карлтон. — Как ее зовут, Барни?

— Не знаю.

— Мне-то незачем повторять это!

— Раз я говорю, что не знаю ее имени, значит, не знаю, — Менделл подавил в себе ярость.

Он пошарил в кармане, ища сигарету, и Грацианс дал ему прикурить от своей. Лейтенант Рой, будучи в противоположность худому инспектору Карлтону человеком чересчур толстым, с обманчивой улыбкой Будды, поднял глаза от удостоверения личности, которое нашел в зеленой сумочке под пальто из верблюжьей шерсти.

— Ее фамилия Марвин. Вирджиния Марвин. Она работала натурщицей и жила в Транфильд-Арм-отеле.

— Самая лучшая, Барни, а? — настаивал Джой Мерсер с усмешкой.

Помощник инспектора вышел из ванной, вытирая руки полотенцем.

— Это началось у нее, вероятно, с детства. Я хочу сказать, что она потеряла свою девственность не вчера.

— Он спал с ней? — спросил Карлтон.

— Во всяком случае, она с кем-то спала.

— А когда наступила смерть?

— По внешним признакам, четыре-пять часов назад.

Помощник инспектора положил полотенце на шкафчик и надел пальто и шляпу.

— Она из тех, которые будут вашими, если вам нужно хорошо провести время.

— Барни, где вы повстречались с ней? — спросил Карлтон.

— У Джонни в баре.

— Я считал, что вы женаты на Галь Эбблинг.

— Точно.

— Тогда почему вы подобрали эту девицу?

Менделл хотел ему объяснить и не смог. Как он опишет свои страдания? Как можно рассказать о своих чувствах после двухлетней разлуки? Галь обещала ждать его в отеле и не выполнила своего обещания!

— Итак? — повторил вопрос Карлтон.

Менделл смотрел на свои руки. Они так дрожали, что не держали сигареты, которой его угостил Грацианс.

— Ради бога, покончим с этим! — Барни встал. — Уведите меня, заприте меня! Решим, что я ее убил. Ничего я не знаю и не помню, что у меня с ней было!

— Тоже скажешь! — насмешливо усмехнулся Джой Мерсер.

Менделл ошеломленно посмотрел на него.

— А ты, Джой, оставь меня в покое. Да, я вышел из бара Джонни вместе с ней, но, насколько я помню, потом я послал ее к черту на, углу Дорберн-стрит.

Никто не засмеялся, никто даже не улыбнулся.

— С какого времени вы пили, Барни? — спросил Карлтон.

— С того времени, как открылись бары.

— Почему?

— Потому что моей жены не было тут, потому что она не ждала меня, как обещала.

— Вы только что вышли из больницы, Барни?

— Да, инспектор, сегодня утром.

— Почему вы там оказались?

— Меня туда никто не отправлял, я пошел туда добровольно.

— Почему?

— Потому что я видел и слышал разные вещи.

— Какие вещи вы видели и слышали?

Над этим вопросом Менделл задумался. Он этого никогда и никому не рассказывал, за исключением психиатра, которого ему рекомендовал отец Галь, и врачей клиники.

— Я бы предпочел не говорить об этом.

Инспектор Карлтон оказался терпелив. На время он отложил этот разговор и повернулся к Грациансу.

— Вы видели, как он входил в отель с девушкой?

— Нет. Все время, что я его видел, Менделл был один. Но это, естественно, не имеет никакого значения. Они редко приходят вместе. Парень сообщает девке свой номер в отеле, и она приходит сама. Это классический прием. А я не могу проводить время, карауля шлюх.

Лейтенант Рой толкнул Барни на стул.

— Сиди и держи себя в руках, старик. Мы еще успеем поехать в нашу контору. — Он прошел через комнату, чтобы побеседовать с инспектором Карлтоном.

Пока они говорили, Джой Мерсер присел около Менделла.

— Сенсационная история, а, Барни? Как это случилось, что твоя девочка Эбблинг не приехала к тебе? Твоя богатая супруга просто бросила тебя или что?

Менделл смотрел на кончик своей сигареты, а Мерсер не унимался.

— Не очень-то приятное ощущение, когда кто-то, кем ты очень дорожишь, хладнокровно бросает тебя. Я рад, что ты получил по заслугам, ты, подонок!

Менделл так сильно ему врезал, что репортер покатился прямо на полицейского в форме. Но Мерсер быстро, как кошка, поднялся на ноги, схватил стул и замахнулся им над головой Барни.

— Ты заплатишь мне за это!

Полицейский и два детектива схватили репортера и увели его в угол комнаты.

— Достаточно, Джой. Что случилось? — сухо поинтересовался Карлтон.

С трудом переводя дух, Мерсер отряхнул свой плащ и подобрал с пола шляпу.

— Барни Менделл мне больше не друг. И если вы позволите себе поверить в его вспышку сумасшествия, то вы все шляпы. Он, может, и на пределе, но отлично знает, что делает, что произошло, а что нет, И если он так вел себя, то только потому, что ему так хотелось.

Менделл сел, потирая руки. Что бы только он ни отдал, чтобы оказаться девушкой! Они ведь могут плакать, эти девушки!

Барни был ошеломлен словами Джоя в не меньшей степени, чем находкой мертвой девушки. Они оба выросли на задворках одних домов. Если нападали на одного из них, другой считал, что побили и его. Однажды он, Пат, Джой и Джон целый месяц сражались с другим кварталом. И вот теперь Джой поносит его без всякого основания. Он не сделал Джою ничего плохого.

Грацианс положил ему руку на плечо.

— Пошли, пошли, старина.

От слов Грацианса Барни почувствовал себя больным. Детектив отеля обращался с ним, словно сиделка в больнице.

— Вернемся к нашему разговору, Барни, — бросил Карлтон, окончив беседу с Роем. — Этот человек, о котором вы нам сообщили и который ждал вас, когда вы вернулись в номер… Вы можете его описать?

— Нет, в номере было темно.

— Что он вам сказал?

— Он приказал, чтобы я выложил содержимое своих карманов на кровать. Я спросил зачем, а он обозвал меня сумасшедшим и оглушил рукояткой пистолета.

— И когда вы пришли в себя, ваш бумажник исчез?

— Да, инспектор.

— Сколько там было?

— Точно не помню. Вероятно, что-то около шестисот долларов.

— Шестьсот долларов! — воскликнул Мерсер. — Он не помнит о шестистах долларах!

Инспектор Карлтон отступил к радиатору и снова распахнул пальто.

— Вы заявили администрации отеля, что вас ограбили?

— Нет.

— Вы не заявили, что у вас украли шестьсот долларов?

— Нет, — снова повторил Менделл.

Ему очень хотелось курить. Если он на пороге сумасшествия, то предпочел бы стать одним из тех парней, которых он видел в секторе В. Ему хотелось окончательно потерять разум. Мнение Карлтона ему ясно. В ванной была убита девушка. Перед тем как ее убили, она спала с мужчиной. И Карлтон считает, что он придумал неизвестного, чтобы отвести от себя подозрение.

— Понимаю, — сказал Карлтон. — При ваших возможностях, конечно. Большинство людей не позволит себе не заявить немедленно о краже шестисот долларов. Я, например, перевернул бы землю и небо. И дальше, что означает идентичность духов? Вы до моего прихода заявили лейтенанту Рою, что погибшая девушка душилась теми же духами, что и ваша жена.

— Да, инспектор, совершенно верно.

— И именно это привлекло в ней вас?

— Нет, — отшатнулся Менделл. — Она сама подошла ко мне. В баре мы с ней просто поговорили, просто так, чтобы убить время. И когда она узнала, что я — Барни Менделл, она предложила мне осуществить ее мечту — переспать с боксером-тяжеловесом и спросила, почему бы мне не повести ее в свой номер.

— Сказано — сделано. Вы поднялись в номер, переспали с ней, а потом у вас возникла пьяная драка, и, прежде чем вы успели подумать, вы так сильно ударили ее, что сломали ей шейный позвонок.

Менделлу снова стало не хватать воздуха.

— Я этого не помню.

Карлтон потерял терпение. Он пересек комнату и дал Менделлу пощечину.

— Боже мой! Хватит врать! Вы убили ее или нет?! Воротничок душил Менделла. Он запустил палец за воротник и рванул его, оторвав пуговицу.

— Не знаю, — ответил Барни. — Не думаю, что я убил ее. Как бы ни был пьян человек, такие вещи он запоминает. — Он вытер свое покрасневшее лицо обшлагом рукава и продолжал: — Не помню даже, чтобы я ее вообще видел после того, как послал ее подальше на углу Дорберн-стрит и Рандольф и попросил оставить меня в покое.

— Ну все, хватит! Идите вы!.. — бросил Мерсер и отправился в редакцию писать статью, оставив другого парня из «Сан Таймс» послушать конец допроса.

Лейтенант Рой и инспектор Карлтон принялись о чем-то беседовать. Потом Рой сел на кровать и отечески положил руку на колено Менделла.

— Почему вы надели один чулок на ногу девушки?

— Я хотел одеть ее и спрятать тело.

— И почему вы этого не сделали?

— Я понял, что это сумасшедшая мысль.

— А вы не сумасшедший?

— Достаточно, Рой! — бурно вмешался Грацианс. — Чего вы добиваетесь? Собираетесь отправить парня на электрический стул?

Зазвонил телефон. По-прежнему улыбаясь, Рой снял трубку, потом посмотрел на инспектора Карлтона.

— Вызов из провинции Эггл-Риверс. Вызывают Менделла. Это летняя резиденция Эбблинга?

Карлтон подошел к стулу, на котором сидел Менделл.

— Передайте ему трубку.

— Говорите! — лейтенант протянул трубку Менделлу.

— Алло! Барни Менделл слушает.

— Барни, мой мальчик! — Голос судьи Эбблинга с его гарвардским выговором казался далеким и сухим, будто плохо работала связь. — Часами не могу дозвониться до вас. Не могу не выразить удовольствия, которое доставляет мне звук вашего голоса.

— Мне тоже приятно вас слышать, — ответил Менделл.

— Как вы знаете, — осторожно произнес Эбблинг, — радостная весть о вашей выписке из больницы застала Галь на Бермудах. Она вернулась со всей возможной быстротой. Я могу поговорить с ней, Барни?

— Галь здесь нет, — ответил Менделл.

— Нет? — в голосе Эбблинга прозвучало беспокойство. — А, ну конечно, как глупо с моей стороны! Галь мне утром звонила, что все самолеты, вылетающие сегодня утром с Бермуд, переполнены и что она собирается нанять частный самолет в Майами, чтобы обязательно прилететь в Чикаго сегодня днем.

Плечи Менделла содрогнулись, потом дрожь пробежала по всему его телу. Он хотел говорить и не мог. Галь любила его! Галь летела самолетом, чтобы быть с ним! А он во второй раз усомнился в ней! Как он мог сделать это?! Трубка выпала из его рук, но лейтенант Рой поймал ее. Голос судьи Эбблинга снова послышался в аппарате, на этот раз громче и пронзительней.

— Что там происходит, Барни? Почему вы мне не отвечаете? Что-нибудь случилось?

Менделл закрыл лицо руками. Мужчина не может плакать, но он имеет право смеяться. Барни начал хохотать и никак не мог остановиться. Его смех заполнил комнату, а потом и коридор. Барни все еще смеялся, когда инспектор Карлтон и лейтенант Рой по просьбе Грацианса вывели его через служебный вход отеля и посадили в полицейскую машину.

Да, мистер Эбблинг, безусловно, что-то шло не так, как надо!

Глава 4

Все эти переживания окончательно опустошили Менделла. Было такое ощущение, будто звонок судьи Эбблинга и весть о том, что Галь наняла самолет, чтобы побыстрее встретиться с ним, и что она в это время уже, наверное, в Чикаго, парализовали его мышцы. Барни казалось, что он утратил все чувства, и что у него осталась одна лишь зубная боль.

Его камера в отделении полиции была очень маленькой, меньше, чем палата в больнице, где он находился, пока доктора не решили, что он выздоровел. Барни не мог сказать, утро сейчас или вечер. После того как дежурный сержант оформил его задержание, лейтенант Рой отобрал у него часы, галстук и шнурки от ботинок ради его собственной безопасности. Менделл сел, опершись на спинку кровати, и принялся читать статью Джоя Мерсера в последнем выпуске «Сан Таймс». Заголовок гласил:

«БОКСЕР ОБВИНЕН В УБИЙСТВЕ МАНЕКЕНЩИЦЫ ПОСЛЕ ОРГИИ В ОТЕЛЕ!»

Статья была так же отвратительна, как и заголовок. В ней Менделл представлялся грубым парнем, который отлично знал, что делает, и которого совершенно развратили успехи на ринге и женитьба на богатой девушке. Он стал эгоистом и хвастуном и вообразил, что может нарушать законы.

Менделл подошел к решетке и попросил у дежурного сигарету. Тот сунул ее ему в рот и дал прикурить. Убедившись, что уже можно затянуться, Менделл сел на кровать и снова взял газету. Бог знает, почему Джой решил его уничтожить. В статье указывалось:

«Джой Мерсер надеется, что еще существует правосудие, что Менделлу придется отвечать за свои деяния, хотя он и провел два года в психиатрической больнице. Даже если выступления на ринге и повлияли на его умственные способности, даже если он и не был в полном рассудке, он все равно отлично понимал разницу между добром и злом…»

Таково было мнение репортера. Он считал, что Менделл, находясь в полном рассудке, пригласил Вирджинию Марвин пойти с ним в отель, а потом убил ее одним из своих знаменитых ударов, которые сорок два раза приносили ему победу нокаутом. Менделл спросил дежурного, что тот думает о статье.

— Что ж, скажу, — ответил дежурный, почесывая свой живот, выпирающий над поясом. — Я считаю, что Мерсер немного загнул. Я знаю, как обычно происходит с этими куклами, со мной это уже случалось. Они с вами заигрывают в машине, а потом, когда являются в комнату и раздеваются, у них в последнюю минуту пропадает желание. Они хотят вернуться домой к маме… — Пот стекал по его жирному лицу. — Ну, сознайтесь, вы не насиловали ее, Барни?

Одна эта мысль сделала Менделла больным. Голос дежурного довлел над ним, как какой-то кошмар.

— Ведь мне вы можете рассказать, Барни? Какой она была? Милой? — продолжал допытываться дежурный.

— Не знаю, — ответил Барни.

Он растянулся на постели и закрыл лицо газетой. Ему так хотелось сейчас, чтобы он родился с меньшим количеством мускулов, но с большим количеством извилин в мозгу!

Внезапно высокие каблучки застучали по бетонному полу и сторож объявил:

— К вам девочка, Менделл!

Барни сразу вскочил. Он надеялся, что это Галь, но это оказалась не она. Это пришла Розмари. Ока отдала дежурному сумку, которую принесла с собой.

— Немного чистого белья для Барни с разрешения инспектора Карлтона. — Она подошла к решетке и сжала его руки. — Привет, Барни!

Менделл держал ее ладони в своих и сознавал, что она очень красива в белом платье больничной сиделки и в синем с красным плаще. Это был верный друг, маленькая девчонка из соседнего дома. Никаких упреков, никаких слез, никаких вопросов типа «почему ты это сделал?»… Ей даже не нужно говорить, что она рада видеть его. Это читалось на ее лице.

— Как ма? — спросил Барни.

— Хорошо, — ответила Розмари, — очень хорошо. Но ты должен был повидать ее сразу же, как вышел из больницы.

— Да, — ответил Менделл, — я хотел пойти. Потом все это случилось… Но больница — слишком хорошее слово для того места, где я находился, куда меня заточили. Мы с тобой прекрасно знаем, что это такое. Я был таким же жалким, как старый Джованни, когда меня туда отвезли.

— Я ничему не верю, — возразила Розмари. — Я не верю, что ты убил эту девушку, не верю, что ты сумасшедший. Вот почему я здесь. Почему ты позволил себя запереть, Барни?

— Потому что я получил слишком сильный удар, понимаешь? — попытался объяснить ей Барни. — И это отразилось на моих мозгах. Я вел себя, как ненормальный, видел и слышал вещи, которые существовали только в моем воображении.

— Как это? В чем выражалась твоя ненормальность? — Розмари протянула ему сигарету и дала ему прикурить.

Менделл глубоко затянулся и проговорил:

— Мне посреди ночи слышались голоса и звон колоколов. Я воображал, что горячая вода пойдет из холодного крана. — Он смущенно улыбнулся. — Я принимал свою бритву за кубик льда и клал ее в холодильник, вместо того чтобы положить ее в ящичек в ванной. Потом эта история с попугаем…

Розмари прижалась своим тонким телом к решетке.

— Какая история с попугаем?

— Я только тогда по-настоящему ощутил опасность, когда свернул шею любимому попугаю Галь.

— А почему Галь любила его?

Менделл немного поколебался, прежде чем ответить. Но Розмари, безусловно, поймет. Она ведь не просто соседка. Она знала, на что способно больное воображение.

— Потому что ненормальный, каким я был, вообразил себе, что Галь его обманывает, — тихо промолвил Барни. — Я представил, что захватил ее в кровати с другим парнем, что нанес ужасные удары им обоим… Но это было лишь воображение, понимаешь? Галь разъяснила мне это именно тогда, когда я ночью махал руками. Она мне сказала, что никого постороннего нет, что это лишь попугай, его-то я и услышал. И когда я проснулся на следующий день и узнал, что ночью свернул шею попугаю, я понял, что настало время принять решение. Тогда я посоветовался с Галь, с ее отцом и с одним специалистом по заболеваниям мозга, хорошо известным мистеру Эбблингу, который и рекомендовал мне его. И мы все вчетвером решили, что мне нужно лечение.

— Как зовут психиатра?

— Орин Гаррис.

— А ты помнишь какие-нибудь фамилии врачей в больнице?

Менделл назвал, и Розмари их записала. После этого Барни спросил ее, который час.

— Половина пятого. — Она положила свои записи в карман. — Я закончила работу в одиннадцать и уже пять часов стучусь во все двери.

— Как это они пустили тебя ко мне?

— С фамилией Дойл? — рассмеялась Розмари. — С дядей-инспектором, тремя кузинами и двумя братьями в полиции? — Она продолжала смеяться, прикрыв рот рукавом халата. — Я заставила их пошевелиться.

— Ты — прелесть, Розмари! — Менделл сжал ее маленькую руку, просунутую сквозь решетку.

Кончиками пальцев она погладила его по лицу — сперва шрам под глазом, потом поломанный нос, потом губы…

— Ты тоже хороший, Барни… — Она прижала его руку к своей груди. — Мне наплевать на то, что говорят Пат и Джон, мне наплевать на то, что думает Джой Мерсер! Ты хороший и симпатичный парень, вот и все! Но ты и самый глупый парень в Чикаго!

Когда она ушла, дежурный открыл дверь и сунул Барни сумку. В ней оказались белье, носки, чистая рубашка и один из его дорогих костюмов, которые он оставил висеть в квартире матери за Саут-Сайд.

— Одевайтесь, — приказал дежурный. — Они хотят вас видеть.

Переодеваясь, Менделл размышлял, почему Розмари, такая красивая и элегантная, стала медсестрой, вместо того чтобы выйти замуж.

Лицо инспектора Карлтона было таким же ледяным, как и его ягодицы. За исключением министра юстиции Соединенных Штатов Америки, Менделл не знал никого из присутствующих в кабинете. Один из них, с тихим голосом и волосами цвета пламени, казалось, председательствовал.

— Садитесь, Менделл, — указал он на стул.

Барни сел. Вид у всех был усталый. Инспектор Карлтон и министр выглядели рассерженными. Некоторое время никто не шевелился, потом человек с седыми волосами и носом, похожим на ключ, отложил сигару, которую курил, и встал перед Менделлом.

— Как вы считаете, Менделл, виновны вы или нет?

— Что это, трибунал? — спросил Менделл. — Вы будете судить меня в пять часов?

— Скажем, это предварительное следствие, Барни, — произнес человек с рыжими волосами. — И не беспокойтесь о ваших правах — они будут надежно защищены.

— Кто вы такой?

— Меня зовут Куртис.

— Это вы звонили мне в отель и предупредили, что позвоните еще?

— Да.

Со сложенными за спиной руками судья апелляционного суда Хирам Клейн раскачивался на ногах.

— Послушайте меня немного, Менделл. Если бы это был уголовный суд и я был судья, что бы вы ответили — убили вы или нет Вирджинию Марвин?

Дежурный предложил Менделлу, чтобы он взял с собой шляпу и плащ, и теперь Барни сидел со сложенным плащом на коленях. Он взглянул на красный цветок в петлице, потом посмотрел на человека с седыми волосами.

— Сколько раз я должен повторять одно и то же, мистер? Я не знаю.

— А как насчет того человека, который, кажется, ждал вас, когда вы вернулись вечером в отель?

— Что вы хотите этим сказать?

— Кто-то действительно был?

— Да, — кивнул Менделл. — Он оглушил меня из-за шестисот долларов. Я об этом не заявил, так как не хотел, чтобы репортеры появились в отеле раньше моей жены или прежде, чем я узнаю, где моя жена.

— Ваша жена — дочь судьи Эбблинга?

— Да, мистер.

Человек с седыми волосами вернулся к столу за сигарой, и Менделя проводил его взглядом.

— Итак? — спросил Куртис.

Судья Клейн закурил.

— Я считаю, — заявил он между двумя затяжками, — можно верить, что Менделл говорит правду. А как вы думаете, Джой?

— Возможно, — с сомнением проговорил тот, — но из-за шума, который подняли вокруг этого дела, у нас нет выбора. — Он повернулся к Карлтону. — У вас есть показания работавшего днем бармена, из бара Джонни?

— То же самое, что было с самого начала, — с горечью ответил Карлтон. — Рой и я терзали его всю ночь и все с тем же успехом. Он твердо придерживается своих показаний. Он утверждает, что Менделл вернулся в бар около двух часов, самое позднее — в половине третьего, и что он не слезал со своего табурета даже для того, чтобы пройти в туалет. Барни сидел там до тех пор, пока около пяти часов бармен не отказался наливать ему виски.

— Это то, что дает Менделлу алиби на полтора часа до четырех часов и приблизительно на такое же время после четырех.

— В данный момент, да, — ответил Карлтон. Но тем не менее, я готов поклясться, что Менделл был с этой мышкой и что он убил ее.

Министр подергал себя за свисающие кончики усов.

— Это проблема, господа. — Он посмотрел на Куртиса. — Мне кажется, что нужно сдаться. Правда газеты тут же обрушатся на нас, если обнаружат, что мы отпустили под залог человека, обвиняемого в убийстве.

За этими словами последовало молчание. Менделл оставался очень спокойным. Ему хотелось знать, что все это означает. По его мнению, здесь находилось слишком много людей, и притом довольно значительных. Он внезапно почувствовал себя совсем маленьким и невзрачным, будто выступал с боксером не своего веса. Потом он что-то вспомнил и засмеялся.

— Что вас рассмешило? — спросил инспектор Карлтон.

— Вы считаете меня ненормальным, да? Но если бы у меня были те бумаги, которые отобрал лейтенант Рой при моем аресте, я смог бы доказать вам то, во что пока никто из вас не в состоянии поверить.

— Что же это?

— Доказательство того, что я в полном рассудке, — ответил Менделл. — Прежде чем выпустить меня из больницы, мне выдали документ, который удостоверяет это.

Глава 5

Куртис вышел первым и проводил Барни к серому «форду». Они сели в автомобиль, и Куртис нажал на стартер. В это раннее утро город казался молчаливым и серым. Машин на улицах было мало и большинство из них — фургоны, подбирающие мусор, сваленный вдоль тротуаров, и содержимое зеленых ящиков с надписью «Помогите чистоте города».

— Кто заплатил за то, чтобы меня выпустили? Мистер Эбблинг? — спросил Менделл.

— Нет.

Менделл теребил узел своего галстука. Он был рад, что Розмари привезла ему чистое белье и костюм. Вне сомнений, Галь уже приехала и ждет его в отеле. Менделл надеялся, что разговор с Куртисом продлится не слишком долго. Куртис поехал на север, по направлению Медисон-стрит, потом свернул назад к реке. Наступившее молчание угнетало Менделла, и он попытался завязать разговор.

— Очень любезно с вашей стороны вызволить меня оттуда.

— Может быть, у меня был определенный интерес, — улыбнулся кончиками губ Куртис.

Менделлу очень хотелось бы знать, что означает этот «интерес», и он сказал наугад:

— Мой тесть — тоже судья. Человек с отличной репутацией.

— Да, — ответил Куртис, — я знаю.

Снова повернув на север, он остановил машину у здания на Белл-стрит и вышел из нее. Менделл проследовал за ним в здание. Лифты там были, но не было ночных лифтеров. После утренней прохлады холл показался жарким и душным. Куртис толкнул дверь запасного выхода, и они поднялись по лестнице до пятого этажа. Потом они вошли в коридор, еще влажный после уборки, а из него в контору, где на дверях не оказалось никакой надписи. Комната была небольшой, но чистой. В ней находились лишь письменный стол, пять стульев и металлический сейф.

Куртис закрыл дверь, открыл один из ящиков и поставил на стол бутылку виски и два стакана.

— Угощайтесь.

Менделл отрицательно покачал головой и сел на краешек стула.

— Если не возбраняется, я откажусь, вчера достаточно нагрузился.

— Да, можно сказать… — признал Куртис, наливая себе в стакан виски и начиная пить маленькими глотками. — Знаете, мне должны заплатить больше. Мне пришлось проделать эту проклятую работу, чтобы вытащить вас оттуда. — Он добродушно рассмеялся, что очень понравилось Менделлу. — Вы не задаете себе вопрос, Барни, что же все это может означать, а?

— Задаю, — согласился Барни. — Какой залог внесли за меня?

Куртис поставил бутылку и стаканы на место.

— Дорого.

— А кто заплатил? Галь?

Куртис уселся за письменный стол и положил на него ноги.

— Вы очень далеки от истины.

— Тогда кто?

— В настоящий момент будем считать, что это некто, сильно в вас заинтересованный. Некто очень влиятельный.

Менделл наполовину привстал со стула.

— Не тот ли тип, который ухлопал блондинку?

Куртис прикурил сигарету и толкнул пачку через стол Барни.

— Нет, этим по-прежнему занимается инспектор Карлтон.

— Хотите я вам что-то скажу? — Барни снова сел.

— Что именно?

— Я не верю, что я убил ее.

Прикурив, Куртис потушил спичку.

— Я тоже склонен усомниться в этом. И даже очень. Установив время смерти в четыре часа, полиция нам обоим тем самым очень облегчила задачу. — Неожиданно, резко изменив тему разговора, он спросил: — Каким было настоящее имя вашего отца, ну, до того, как он натурализовался в Штатах?

— Простите, не понял?

— Ваша фамилия не всегда была Менделл, не так ли?

— Да, старик изменил ее.

— Когда?

— Как только приехал сюда. Задолго до моего рождения…

— А какова была ваша фамилия в Польше?

— Мне ее даже трудно произнести! — засмеялся Менделл. — Менштовский. Но старик упростил ее, понимаете?

— Понимаю.

— Но то, что фамилия была Менштовский, я знаю. И даже видел эту фамилию на письмах брата моего отца.

— Которого звали Владимиром?

— Да, совершенно верно.

Немного подумав, Куртис продолжал:

— Родился в Гданьске в тысяча восемьсот девяносто седьмом году и женился на Софии Внела, чешке, тысяча девятьсот двадцать второго года рождения. — Он выпустил дым к потолку. — Профессор физики в университете в Польше, позднее в Сорбонне. Эмигрировал в Сан-Пауло, Бразилия, в тысяча девятьсот сорок третьем году, где открыл собственную лабораторию. Умер четырнадцатого сентября тысяча девятьсот сорок седьмого года, вдовец, детей не было.

— Мы даже не знали, что он умер, — как бы извиняясь, проговорил Менделл. — Мы потеряли его следы во время войны. — Он нагнулся вперед. — Но как произошло, что вам так много известно о моем дяде Владимире? Какое отношение это имеет к тому, что вы вытащили меня из тюрьмы?

— Мы дойдем до этого, — Куртис продолжал курить. Что-то очень знакомое было в голосе Куртиса, и внезапно Менделл понял, что именно. Это тон, который угнетал его. Раньше он уже пережил это ощущение, и особенно в ту ночь, когда после отбоя, мучаясь от бессонницы, слушал в больнице далекие звуки улицы, вспоминая предыдущие беседы с врачами, и повторял себе, что все, что когда-то случилось с Барни Менделлом, навсегда осталось с ним.

— Вы — флик, — обвиняюще заявил Менделл.

— Точно, — улыбнулся Куртис.

— ФБР?

— Нет, казначейство.

— А чего хочет от меня государство? Я всегда исправно платил налоги.

— Много налогов, — согласился Куртис, — но это дело прямо не касается налогов.

— Тогда что это такое?

Куртис прикурил от окурка новую сигарету.

— Для начала скажу, что мы довольно долго пытались установить с вами контакт.

— А я не прятался.

— Нет, — усмехнулся Куртис, — вы не прятались. Ах, какая неудача!

— Почему?

— Мы всегда знали, где вы, но, благодаря некоторой путанице, не знали, кто вы на самом деле. Фактически в стране проживает три миллиона человек польского происхождения, и, кажется, ваш отец не потрудился официально оформить изменение фамилии.

— Да, он об этом никогда не думал.

В маленьком кабинете стало душно, и Менделлу очень хотелось, чтобы Куртис поскорее объяснил ему свое дело и отпустил его к Галь. Их разговор не касался смерти девушки. Куртис вынул из письменного стола польский журнал, издающийся в Чикаго.

— Вы уже читали это, Барни?

— Нет, — покачал головой Менделл. — Я не умею читать по-польски, немного говорю и все.

— Понимаю, — сказал Куртис, пряча журнал в стол. — Каковы ваши взгляды на нашу страну, Барни?

— Что вы хотите этим сказать? Это моя родина, я люблю ее.

— Да, — кивнул головой Куртис, — это мне кажется правильным. И до этой последней истории с Вирджинией Марвин вы были хорошим гражданином. Ваше поведение во время войны безупречно. Вы не стали генералом, но все-таки получили орден за храбрость в период службы в мотопехоте, три благодарности и военный крест. Не так ли?

Менделл взял из пачки сигарету, но не прикурил ее, а принялся разминать между пальцами.

— Да, это так.

— После службы в армии вы снова вернулись на ринг, и весьма успешно. Вы встречались со всеми боксерами вашего веса и очень многих нокаутировали.

— Нет, не всех я нокаутировал…

— Но вы собирались это сделать, пока вас не заточили в психиатрическую больницу. Вас не затруднит сообщить мне, как вы туда попали?

— Мне бы не хотелось об этом рассказывать, — ответил Менделл. Ему опять стало нехорошо, и он заметил, что дышит ртом, ладони покрылись каплями пота. Он вытер руки о брюки и спросил:

— Объясните, как и почему вы так много знаете обо мне? Как меня выпустили под залог? Что означает вся эта история? Что за всем этим скрывается?

Куртис оттолкнул стул и встал. Он подошел к окну, которое заря окрасила в бледно-розовый цвет. Пролетел самолет. Куртис подождал, пока замолк шум от него, и объявил:

— За всем этим, Барни, стоит много денег.

— Вот это хорошо! — воскликнул Менделл.

Куртис повернулся, сел на подоконник и задумчиво посмотрел на Менделла.

— И кое-что еще, что намного важнее денег…

— Не говорите глупостей, — возразил Менделл, — нет ничего важнее денег. Мне кое-что известно об этом. Я родился на задворках. Старик никогда много не зарабатывал, а когда он умер, стало еще хуже. Ребенком я подыхал с голоду. Я видел, как умирала с голоду моя мать. Я видел, как она всю зиму ходила без пальто. Без ничего! Вот потому-то я и занялся боксом, и это замедлило мое развитие. Но это оказалась единственная работа, приносящая быстрый доход. Мне многое не светило, но все же я был достаточно умен, чтобы не нарываться на неприятности. Нет, и не говорите, нет ничего дороже и важнее денег!

Куртис положил сигарету на подоконник и встал.

— Надеюсь… — проронил он и вдруг замолчал.

Менделл услышал, как позади него открылась дверь, и увидел, что рука Куртиса мгновенно исчезла в кармане пиджака. Потом свет плафона на потолке потух и Куртис крикнул:

— На пол! Быстро на пол, Барни!

Менделл бросился вперед на прекрасно натертый пол. Над его головой раздался хорошо знакомый звук, и пуля задела его щеку, в то время как он старался сделаться как можно незаметнее. Другая пуля врезалась в пол, еще одна — в стол, и еще одна вошла в тело с характерным звуком. Все четыре пули предназначались Менделлу. Он прижал голову к полу, чувствуя себя пропавшим. Потом человек, стоявший на пороге, ушел. Послышался шорох поспешных шагов, и вскоре хлопнула тяжелая входная дверь.

Менделл встал и чихнул, прочищая нос. Бросившись на пол, он ударился ногой о стол и теперь, хромал, подошел к двери, чтобы посмотреть. На том месте, где стоял незнакомец, появилась лужа крови, ярко светившаяся на блестящем полу. Несколько капель краснело и в коридоре.

— Вы в него попали, — бросил он Куртису. — Мне кажется, я слышал, как он застонал.

Он зажег свет и повернулся посмотреть, где Куртис. Тот сидел на полу, прислонясь к письменному столу. Обе его руки были прижаты к груди, а потухающий взгляд устремился на Менделла. Когда он увидел, что Менделл смотрит на него, губы его зашевелились, будто он что-то хотел сказать, но изо рта вылетело лишь легкое шипение.

Пока Менделл разглядывал Куртиса, руки того соскользнули с груди и упали вниз. Он повалился на пол и больше не двигался.

Глава 6

Менделл встал на колени перед Куртисом, чтобы посмотреть, не может ли он ему чем-нибудь помочь, но агент казначейства был мертв. Поднявшись, Менделл, с трудом дыша ртом, прислонился к стене, прижав руки к столу и глядя на человека, лежащего на полу. Он хотел ему что-то объяснить; этот Куртис был с ним приветлив и не считал, что Менделл убил блондинку. Барни опечалило все произошедшее. Ему так хотелось, чтобы Куртис рассказал ему все относительно этих денег, о том, что важнее денег и что вообще могло быть дороже денег. Ответ на этот вопрос очень прост — жизнь. Барни понял это.

Слабый дым привлек его внимание. Сигарета, которую курил Куртис, еще тлела. Менделл попытался взять ее, чтобы выбросить в пепельницу, стоящую на письменном столе, но от нее остался почти один пепел, и он обжег пальцы. Невольно выругавшись, Менделл начал тереть пальцы, дрожа всем телом. Менделл знал, что должен немедленно вызвать полицию и рассказать фликам все, что произошло. А поверят ли они ему? Он скажет; «Мистер Куртис и я разговаривали, потом незнакомец открыл дверь, выключил свет и убил Куртиса». А флики ответят: «Да? В самом деле? А где этот незнакомец? Как он выглядел? И почему он убил мистера Куртиса?» Барни вынужден будет ответить: «Я не знаю, так как сидел спиной к двери и не видел этого парня». Тогда они посмотрят на него, как на сумасшедшего. Залог аннулируют, его задержат как свидетеля, не дав возможности повидать Галь. Полиция может также подумать, что это он убил Куртиса. Инспектор Карлтон и так считает, что он убийца. Последнее, что ему сказал Карлтон, было: «Даю голову на отсечение, что Менделл был вместе с мышкой и ухлопал ее».

За окном посветлело. Интервалы между поездами метро уменьшались по мере того, как день вступал в свои права. В здании тоже начали раздаваться разные звуки. Снаружи в коридоре открывались и закрывались железные двери — это начали работать лифты.

Все складывалось несправедливо. Обшлагом рукава Менделл вытер со лба пот. Это признак усталости — так потеть без всякой причины. Менделл уцепился за эту мысль. Да, это было так, он не болен, он просто устал. Доктора дали ему документ, удостоверяющий, что он вылечился. Дрожащими руками он взял сигарету из пачки Куртиса и закурил. У дыма был теплый и горький привкус. Ну, вот, Куртис умер, и Барни снова в отчаянии! Но несмотря на все смерти мира, человек ведь имеет право повидать свою жену! Особенно, если он не общался с ней два года и она специально прилетела с Бермуд, чтобы встретиться с ним. На столе лежал телефонный справочник. Барни отыскал в нем номер отеля и позвонил.

— Прошу прощения, — обратился он к телефонистке отеля, ответившей ему, — не могли бы вы проверить, остановилась ли в вашем отеле миссис Барни Менделл?

— Секундочку, мистер.

Пока он ждал, капля пота упала с его лица на телефонную трубку. Он вытер ее и с такой силой сжал трубку, что руке стало больно.

— Да, мистер, она здесь. Соединить вас с апартаментами миссис Менделл?

Барни немного подумал.

— Нет, — наконец вымолвил он и повесил трубку.

Для Галь комнаты оказалось недостаточно, она сняла апартаменты. Это так на нее похоже. Мысль о Галь причинила Менделлу почти физическую боль… Галь была в отеле… Он поднял с пола шляпу, упавшую при его броске на пол, и надел ее. Пусть полиция сама найдет Куртиса. Он решился на компромисс с самим собой: позвонить в полицию и сообщить об убийстве, но из отеля… после того, как увидит Галь.

Отвернувшись, чтобы не видеть Куртиса, Барни открыл дверь, ведущую в коридор, и, весь дрожа, осмотрелся. Пятна крови у двери стали коричневыми. В коридоре никого не было. Он осторожно закрыл за собой дверь, перешагнул через пятна и направился к лифту. На полдороге он сообразил, что идет на цыпочках, и попытался идти нормальным шагом. Ему нечего было опасаться. «Ровным счетом нечего», — повторил он себе, чтобы успокоиться. Он не убивал Куртиса. Полиция не сможет доказать его вину. Самое худшее, что они могут сделать, это выругать его за то, что он их сразу не предупредил. Только обозвать и аннулировать его залог, который внес Куртис. Но все это не раньше, чем он увидит Галь, и никто не должен помешать ему в этом.

Барни нажал кнопку вызова лифта и, опуская руку, увидел обшлаг своего пиджака. Он должен был быть коричневым, но он не являлся таким, он стал красным. Менделл потер его другой рукой, вымазал кровью пальцы и вытер их рукавом пальто. Он представил себе голос инспектора Карлтона: «Каким образом вы вымазали в крови свой обшлаг, Барни?» — «Я пытался помочь мистеру Куртису». — «Каким образом?» — «Я нащупал его сердце, чтобы определить, бьется ли оно». — «Не вправляйте мне баки! Вы хотели убедиться, на самом ли деле он мертв! Почему вы убили Куртиса?» — «Я его не убивал». — «Нет? Тогда почему же вы не сообщили нам об этом?»

Менделл задыхался, прислонившись к стене рядом с шахтой лифта. Действительно, почему он не сообщил им об этом? Потому что боялся. Потому что он хотел увидеть Галь. Потому что он до такой степени хотел ее, что совсем потерял голову, желая получить ее сейчас же. Бот что послужило причиной молчания. Но мужчина не может объяснять подобные вещи полиции, и тем более о своей жене. Так не делается…

Менделл вернулся обратно к двери, на которой не было никакой надписи. Он снова колебался. Полиции ведь известно, что он уехал с Куртисом. Они найдут его отпечатки пальцев в комнате, на пачке сигарет, на спичках, на столе, на стуле, на телефоне, на теле Куртиса… Он повернул ручку двери. Она оказалась Заперта. Когда Барни закрывал за собой дверь, замок защелкнулся. Тогда каким образом убийца отпер его? Это будет одним из первых вопросов, которые задаст ему Карлтон. Еще более задохнувшись, Менделл запахнул свое пальто так, чтобы не было видно крови, но это удалось ему лишь наполовину. Если он прятал обшлаг пиджака, то виднелось место, о которое он вытер пальцы. Барни разрешил проблему, сняв и свернув пальто пополам, но не знал, что делать с пальцами, запачканными кровью.

В этот момент дверь одного из лифтов отворилась, и Менделл сунул руку в карман. Мужчина средних лет, хромая, пошел по коридору. Его нос и щеки покраснели от холода. Приблизившись к Менделлу, он снял одну перчатку и сунул ключ в замок двери напротив кабинета Куртиса. Повернувшись, он приветливо спросил:

— Холодно сегодня утром, правда?

Чтобы ответить, Менделлу пришлось сделать над собой усилие.

— Да, конечно, очень холодно.

За хромым мужчиной захлопнулась дверь. Некоторое время Менделл стоял неподвижно, потом направился по коридору к железной двери, ведущей на пожарную лестницу. Когда обнаружат труп Куртиса, полиция начнет обшаривать соседние конторы и этот хромой скажет:

— Ну, да, конечно, я видел мужчину у двери. Высокий парень, блондин, со слегка приплюснутым носом. Он засунул правую руку в карман пиджака. Да, возможно, он держался за пистолет.

На площадке четвертого этажа Менделл остановился, вспомнив, что убийца тоже убежал по этой лестнице. Потом он снова медленно пошел вперед. Ему вроде бы нечего было бояться убийцы… Но так ли это? Барни посмотрел на свои роскошные часы, купленные после победы над Посневичем. Убийца скрылся всего десять минут назад. Менделл открыл дверь запасного выхода, ведущего в холл. Какой-то тип в униформе менял табличку с фамилией в списке на стене. Увидев Менделла, он кивнул головой.

— Доброе утро.

— Здравствуйте, — ответил Менделл, начиная вынимать руку из кармана, но вовремя спохватившись. — Скажите, пожалуйста, мне хотелось бы удостовериться…

— Что вы хотите? — спросил парень.

— Кто-нибудь уже выходил из этой двери?

— Сколько времени тому назад? — поинтересовался парень, продолжая писать мелом на черной доске.

— Примерно десять минут назад.

— Не могу вам сказать, мистер, — покачал головой парень. — Я только сию минуту начал работать. — Он впервые прямо посмотрел на Менделла. — А вы снимаете контору в этом здании?

— Нет, — покачал головой Менделл.

Он был недоволен тем, что остановился поговорить с этим служащим и тем самым возбудил у него подозрение. Человек заинтересованно посмотрел на Менделла.

— Эй, одну минуту! — крикнул он.

Но Менделл не хотел влипать сейчас в историю, не хотел, чтобы его задержали. Его все равно арестуют, но не раньше, чем он повидает Галь. Барни попятился от служащего и быстро направился к выходу. Парень последовал через холл за ним.

— Эй, вы…

Менделл с силой дернул стеклянную дверь, выходящую на улицу. Пройдя мимо нескольких домов, он обернулся. Парень остановился на тротуаре, но глазами наблюдал за ним. Менделл продолжал идти, ускоряя шаг. Может, пройдет четверть часа, прежде чем они обнаружат Куртиса, а может, и час, и пять часов. Когда его найдут, Менделла снова арестуют, но до этого он успеет повидать Галь. Он повернул на восток на Рандольф-стрит, и страшный порыв ледяного ветра с озера чуть не опрокинул его. Проходя мимо отеля «Бисмарк», Менделл осознал, что у него, вероятно, странный вид со сложенным пальто под мышкой. Все остальные люди закутались, чтобы спастись от холода. Он шел против ветра, но это не имело значения. Ничто не имело значения, кроме Галь.

Он миновал Дворец и подождал на углу Дазалл-стрит, пока зажегся зеленый свет. Когда Барни переходил вместе с толпой улицу, порыв ветра сорвал у него с головы красивую шляпу. Менделл хотел ее поймать, но не успел. Шляпа полетела и ударилась о бедра красивой девушки, а потом покатилась дальше. Один прохожий, идущий навстречу Барни, попытался остановить ее. Другой, позади него, подобрал ее. Этот человек с невыразительным лицом автоматически стал отряхивать ее обшлагом, потом, охваченный страхом, вложил эту шляпу из коричневого велюра в протянутую руку Менделла и быстро удалился, поглядывая на свою запыленную ладонь. Позабыв о толпе, снующей вокруг него, Менделл в задумчивости остался стоять на тротуаре, глядя на свою шляпу. Часть ее подкладки, так же как и рукав пальто, была запачкана кровью. Но не кровь испугала прохожего, а две круглые и четкие дырочки от пуль.

Красный свет снова сменился зеленым, и сигналы машин заставили Барни вернуться на тротуар. Кровь на шляпе легко объяснима — это кровь Куртиса. Но чем объяснить эти две дырочки? Страх снова охватил Менделла. В кого стрелял убийца — в него или в Куртиса? Кого он хотел убить, этот человек, появившийся на пороге? У Менделла начали подгибаться колени, и он снова испытал те чувства, которые овладели им, когда он попытался одеть Вирджинию, мертвую, там, в отеле. Смерть — штука холодная, дикая и безжалостная. Сейчас ты можешь нежно любить, быть голодным, хотеть пить, а минуту спустя — ты уже лишь недвижимый труп.

Менделл проложил себе дорогу сквозь толпу служащих разных контор и оперся о серый гранит Сити-Хэлл. В кого же стрелял незнакомец? И, за исключением крика Куртиса, предупреждающего Барни, никто не произнес ни слова. Слышались лишь щелчок выключателя, когда погас свет, и звуки выстрелов. Видимо, две пули, сделавшие дырки в его шляпе, предназначались Куртису… Хотя Куртис сидел возле окна в самом конце комнаты…

Менделл посмотрел на окна отеля на другой стороне улицы. Позади одного из них находилась Галь, ждущая его, вероятно, в постели, как маленькая, ленивая кошечка. Или, может быть, она принимает ванну после дороги… Или прихорашивается, чтобы посильнее возбудить в нем желание…

Внезапно Менделл почувствовал себя измученным до смерти. Ему невозможно сейчас идти к Галь. Если она увидит кровь на его пальто и отверстия от пуль в шляпе, она задаст ему больше вопросов, чем полиция.

Барни закрыл глаза и попытался представить себе ее всю, но не смог. Ему только удалось вспомнить губы, красивые, податливые, задающие вопросы… «Кто был этот человек, Барни? Почему он стрелял в тебя? Что ты ему сделал?»

Менделл прислонился к граниту. Веки его глаз горели, а зрачки казались засыпанными песком. Губы Барни скривились, будто бы он собирался заплакать. Если он не сможет ответить на вопросы Галь, ему опять не повезет с ней. Только огонек гнева заблестит в ее глазах. Она не позволит ни поцеловать себя, ни обнять, она не будет заниматься с ним любовью. Ей будет страшно. Галь подумает, что прежние признаки расстройства нервной системы опять вернулись к нему и что он снова потерял голову.

Менделл ударил кулаком по граниту.

Как это несправедливо! Подобные вещи не должны происходить!

Глава 7

Утро подходило к концу, и становилось холоднее. Какой-то добрый самаритянин, проходя мимо, остановился около Менделла.

— Что случилось, старик? Что-нибудь не так?

Менделл открыл глаза и посмотрел на него.

— Ничего, ничего. Все в порядке, спасибо.

Он надел на голову шляпу, оторвался от стены и медленно побрел, сам не зная куда. Ему хотелось поговорить с Джоем Мерсером. Тот всегда был мозгом компании и мог бы подсказать ему, что делать. Но по какой-то неизвестной причине Мерсер оказался против него. Джой назвал его дерьмом и пришел в восторг, видя, в каком он оказался положении.

На переходе на Кларк-стрит горел красный сигнал. Менделл пересек улицу на зеленый свет и направился на север к реке. По ней плавали льдины, а на мосту дул порывистый ветер. У Менделла посинели от холода руки и губы. Ему очень хотелось надеть пальто, но он боялся. Первый же флик, заметив его, прицепится: «Эй, ты, как кровь попала к тебе на пальто?»

Менделл продолжал быстро идти. В этом квартале находилось множество небольших баров, недорогих ресторанов, дешевых отелей и домов терпимости. Входы в эти дома были увешаны фотографиями красивых девушек, большинство которых были голыми. Один из домов терпимости объявлял:

«ПЯТЬДЕСЯТ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫХ ХОЗЯЕК!»

Менделл отвел взгляд. Север Кларк-стрит не изменился, тут по-прежнему можно было купить все, что угодно. Лозунг этой улицы оставался прежним: «Если у вас есть деньги — можете купить все, мы вам продадим». Он пошарил в кармане, пытаясь найти сигарету, но там ее не оказалось. У него не было ни сигарет, ни денег. После всех тех тысяч долларов, которые он заработал, Менделл не мог для себя купить пачку сигарет или чашечку кофе. Он продолжал идти, глядя на витрины магазинов. Вскоре он подошел к югу Чикаго-авеню и нашел там лавчонку, в которой можно было заложить вещи. Молодой черноволосый человек поднял глаза от сейфа, который в этот момент открывал, и направился к прилавку.

— Что угодно мистеру?

Менделл снял с руки часы и кинул их на маленькую подушечку из красного бархата, лежащую на прилавке.

— За эти часы я хотел бы получить пятьсот долларов.

— Это много, — возразил заимодавец.

Он сунул в глаз лупу и открыл корпус часов. В лавчонке царили жара и специфический запах. Менделл перекинул пальто на другую руку и уточнил:

— Я заплатил за них две тысячи долларов. Там на крышке шесть бриллиантов.

Заимодавец перевернул часы и посмотрел на бриллианты. Потом он вынул из глаза лупу, закрыл крышку и положил часы на маленькую подушечку.

— Не могу пойти на пятьсот долларов, мистер. Могу дать вам триста.

— Согласен, — ответил Менделл.

Человек заполнил карточку, дал Менделлу подписаться и вынул деньги из сейфа.

Когда Менделл очутился на Кларк-стрит, он купил пачку сигарет, потом остановился на углу Чикаго-авеню, спрашивая себя, что же делать дальше. Слегка позавтракать, войти в отель и послать служащего за девушкой? Он вполне мог бы сделать это. Чем меньше пытался Менделл об этом думать, тем больше он жаждал женщину. Это оказалось мучительней, чем тогда, когда этот подонок влепил ему плюху. Напиться? Это ни к чему не приведет, не воскресит ни Вирджинию Марвин, ни Куртиса. Он жаждал не просто случайную женщину, он жаждал свою жену, он хотел Галь. Если бы он хотел любую женщину, он мог бы удовлетвориться Вирджинией Марвин. Тогда бы бедная малютка осталась жива… И все это что-то означало. Менделлу очень хотелось быть настолько умным, чтобы суметь разобраться во всем этом. Выплюнув на тротуар сигарету, он засунул в рот два пальца и, свистнув, подозвал такси.

— На угол Вентрорт и Тридцать восьмой, — сказал он шоферу. — Потом уточню, куда ехать дальше. — Устроившись на кожаных подушках, он добавил: — А по дороге я хотел бы купить коробку конфет и цветы.

— Хорошо, — ответил шофер. — Скажите, вы — Барни Менделл, не так ли?

— Да, — ответил Менделл, развалившись с пальто на коленях.

— Значит, они выпустили вас, да?

— Похоже на то.

Холодные тучи, носители дождя или града, висели над городом. Ничего не изменилось. Старые дома из красного кирпича в два этажа казались еще более старыми, вот и все. Бар Келли по-прежнему был на углу. Лавка старого портного Файнштейна все так же была зажата между баней и магазинчиком мороженого Джованни. Кондитерская Хершельмеер по-прежнему находилась на другой стороне улицы, напротив дома его матери. Здесь всегда пахло бойней.

Грустные глаза Менделла немного прояснились. Всегда прекрасно возвращаться домой. Может, его мать была и права. После своего первого большого поединка на ринге, принесшего ему тридцать пять тысяч долларов, он мечтал, чтобы мать переехала в меблированные комнаты на Лек Сор-Драйн. Но она категорически отказалась покинуть старый квартал, который так любила.

— Я провела тут всю жизнь, Барни, — объяснила ему она. — Два твоих умерших брата родились здесь. Твой отец скончался на пороге этой двери. Так зачем же я уйду из этого квартала, в котором провела всю жизнь? С кем я там буду разговаривать? Я здесь знаю Клару Калли, Роз Файнштейн, Весси Хершельмеер и Розмари. Вместе мы провели чудесные годы жизни. А беду мы разделяли, как умели. А там, на Лек Сор-Драйн, разве я узнаю, если у кого-нибудь родится ребенок?

Менделл положил коробку с конфетами рядом на сиденье. Все, что она ему позволила, это отремонтировать дом, купить новую стиральную машину и дорогие радиоприемник и телевизор.

— Мой Барни — боксер, — рассказывала она всем, кто хотел ее слушать. — Он такой сильный, что даже сам не знает своей силы. Он станет чемпионом мира.

Ну, что ж, по крайней мере, эта ее мечта сбылась.

Шофер остановился перед домом.

— С вас три доллара восемьдесят пять центов.

Менделл дал ему бумажку в пять долларов и поднялся по старой лестнице. Он не успел воспользоваться своим ключом, так как Розмари открыла ему дверь.

— Я надеялась, что ты придешь, Барни, — с улыбкой промолвила она. — Мама читала утренние газеты и знает, что тебя выпустили под залог. И каждый раз, когда перед домом останавливалась машина, она спешила к окну, уверенная, что это ты…

Менделл стоял в маленькой прихожей с пальто, перекинутым через руку, и держал в руках коробку с конфетами и цветы.

— Где ма?

— На кухне. Она готовит первый завтрак — она была уверена, что ты придешь. — Розмари положила руку ему на плечо и перестала улыбаться. — Но только, ради бога, не броди здесь около дома. Пат поклялся, что набьет тебе морду.

Это огорчило Барни, и он снова почувствовал странную пустоту в желудке.

— Почему? С чего это Пат хочет набить мне морду?

— Ты не знаешь?

— Нет.

Маленькая женщина с блестящими, как у птички, глазами ворвалась в прихожую. Ма Менделла услышала их голоса. Она вытирала о фартук руки, испачканные в муке.

— Барни! Мальчик мой! — она с упреком посмотрела на Розмари. — А ты советовала мне не волноваться, если Барни не сможет прийти сегодня утром. — Она обняла своего огромного сына за талию и попыталась его приподнять. — Но я ведь знала, что Барни приедет повидать свою маму. Посмотри — он принес мне цветы и конфеты!

Маленькая старушка восторженно выражала свои эмоции. Розмари смотрела в окно, а Менделл чувствовал себя обезоруженным. Так мало надо, чтобы доставить им удовольствие… Ма вытирала себе глаза кончиком фартука, смеясь и плача одновременно.

— Что же я стою здесь и веду себя как ненормальная? Ты, вероятно, голоден, Барни? Ты большой парень и должен много есть! — Прижимая к груди розы и двухкилограммовую коробку конфет, миссис Менделл поспешно вернулась на кухню. — Завтрак скоро будет готов, Барни. Садись за стол, у нас все по-прежнему, как в доброе старое время.

В маленькой прихожей было жарко, хотя старый дом трещал от ветра.

— Вчера она тоже готовила тебе завтрак, — тихо сказала Розмари.

Менделл прошел в комнату и положил пальто и шляпу на диван.

«Да, — подумал он, — я должен был прийти вчера. Я поступил как подонок».

Розмари последовала за ним и села на ручку кресла, покачивая ногой.

— А кто внес за тебя залог?

Менделл закурил и выпустил дым к хрустальной люстре.

— Один парень, по имени Куртис.

— Кто он?

Менделл хотел ей все объяснить, попытался рассказать про то, что произошло в конторе, но не смог. Вместо этого он обхватил лицо Розмари руками и посмотрел на нее. Эти два года изменили Розмари. У нее почти не осталось веснушек, а те немногие, что еще виднелись, были ей даже к лицу. Красивая грудь, красивые ноги и плоский живот — маленькая уличная подружка очаровательно изменилась и гораздо больше походила на манекенщицу из Роувера, чем на медицинскую сестру. — Думаешь, ты узнаешь меня, когда встретишь в следующий раз? — улыбнулась ему Розмари.

— Да, я так думаю, — ответил Менделл, поднимая ее голову за подбородок указательным пальцем. — А теперь погляди на меня. Как по-твоему, я похож на сумасшедшего?

— Я уже ответила тебе на этот вопрос.

— Да, но я был им.

— Кто тебе это сказал?

— Доктор Орин Гаррис.

— Этот прощелыга! — Розмари положила руку на его ладонь. — Послушай, Барни, что говорили врачи в больнице?

— Они были в полной растерянности.

— В растерянности?

— Да. Они обследовали меня по всем статьям и не нашли никакого заболевания мозга, но мой рассказ… он их поставил в тупик.

— Ты имеешь в виду галлюцинации, о которых рассказал мне утром? Когда ты находил свою бритву на подносе с кубиками льда? Когда ты слышал звонки, которых не было? Когда ты свернул шею попугаю? И когда ты вообразил, что застал свою жену в постели с другим мужчиной?

— Да, это так.

— Что ж… — Розмари задумалась, собираясь задать Барни еще один вопрос о его болезни, но передумала и сказала: — А с кем, по твоему мнению, ты мог бы застать свою жену? Кто этот мужчина?

— Я никогда не видел этого типа ни раньше, ни потом. — Он провел рукой по волосам. — Это невозможно, потому что его никогда не существовало. Соображаешь? Все это было лишь в моем воображении, ибо я получал слишком много ударов в голову.

— Это Галь объяснила тебе так?

— Да.

— Но зачем же было оставаться в больнице два года?

— Потому что на этом настаивал доктор Гаррис, который считал, что так будет лучше. Он говорил, что те удары, которые я получил на ринге, повергли меня в депрессию. Он составил историю моей болезни, которую специалисты больницы сочли правильной.

Розмари прижала руку к груди, будто у нее болело сердце.

— Это все выдумки. Послушай, Барни, если бы ты был лопухом, который отвечает на три удара одним, то все это было бы верно, но это совсем не твой случай. Ты классный боксер. С тех пор как ты выиграл бой с Голденом Глоузеном, ты никогда не получал ударов, способных даже разбить куриное яйцо. Оставь в покое то небольшое количество извилин, которое имеется у тебя в голове. Ты не больше сумасшедший, чем я, Барни, и ты никогда им не был.

— Тогда почему мне виделись и слышались такие вещи? И почему все прекратилось сразу, как только я прекратил выступать на ринге?

— Поверь мне, — слабо улыбнулась Розмари, — это как раз то, что я хотела бы выяснить.

— Полагаю, — начал нервничать Менделл, — что ты, Пат, Джон и Джой считали, что я должен идти до конца, пока совсем не потеряю рассудок и, возможно, не убью Галь?

Розмари встала и положила обе руки ему на плечи.

— Нет, Барти, поверь мне! Все, чего я хочу, это чтобы ты был счастлив!

— Спасибо. — Менделл поцеловал ее в подбородок.

Розмари удивила его, ответив на поцелуй. На мгновение ее тело прильнуло к Барни, потом ее ногти вонзились ему в спину, и глухой стон вырвался из ее груди. Она прижалась к нему, и Менделл ответил ей тем же. Розмари еще сильнее обняла его, и они некоторое время стояли так, крепко прижавшись друг к другу. Потом Розмари вырвалась из его объятий и заплакала.

— Прости меня, малышка, — немного задыхаясь, проговорил Менделл, — я очень огорчен. Не сердись, это ничего не означает.

— Да, — простонала Розмари, — я это знаю, и это ужасно, — она рукавом вытерла слезы, — если бы для тебя это что-то значило, я бы задрала платье и тебе оставалось бы только овладеть мною здесь же, на полу. Ты мог бы сделать то же самое на углу Тридцать восьмой и Вентворт. Или на Стет или Медисон… — Ее дыхание прерывалось рыданиями. — Но это для тебя ничего не значит — я стала бы просто очередной девчонкой знаменитого Барни Менделла…

— Розмари! — прервал ее Менделл.

— Ты до сих пор влюблен в эту грязную девку, на которой женился, — еще сильнее рыдая, продолжила она и изо всех сил влепила ему пощечину. — Чтоб ты сдох, Барни Менделл!

Розмари бросилась к входной двери и с силой захлопнула ее за собой. Менделл остался стоять, глядя на закрытую дверь и потирая щеку носовым платком.

Действительно, жизнь очень сложна…

Глава 8

Кухня была маленькой и очень жаркой. Запах вкусной пищи вызывал у Менделла отвращение, но он, чтобы доставить удовольствие матери, заставил себя кое-что съесть, не переставая при этом покрываться потом. Он больше не мог оставаться здесь. Теперь, вероятно, уже нашли тело Куртиса и флики тщательно искали Барни Менделла. А где-то в Чикаго жил человек, который пытался ухлопать его, Барни. Мистера Куртиса убили по ошибке. Это ему, Барни Менделлу, предназначались пули.

— Ешь, ешь, — настаивала мать, гладя его по спине. — Теперь все устроится.

Менделлу очень хотелось, чтобы старая мать оказалась права, но, пока медицина не выскажет своего мнения о его душевном состоянии, для него все оставалось неясным.

Он сожалел о сцене с Розмари, ему не надо было касаться этой девочки. Подумав об этом, он понял, почему Розмари так поступила. Она всегда смотрела на него, как на свою собственность. И если он никуда ее не водил за исключением двух-трех вечеринок по соседству, то все равно он часто с ней встречался. Может, Джой поэтому и зол на него… Может, Джой рассчитывал жениться на Розмари… Но, боже мой! Он никогда не думал о Розмари в этом плане! Она для него просто соседская девчонка! Барни должен был рассказать ей о Куртисе, об отверстиях от пуль в его шляпе. Розмари не верила, что он ненормальный, она сама сказала ему об этом…

Галстук был слишком затянут, и он развязал его. Розмари работает медсестрой и должна знать такие вещи. Но почему же ему мерещилось такое, чего не было на самом деле? Развязанный галстук не принес Барни облегчения, у него все время перехватывало горло.

Передвигаясь от плиты к столу, мать рассказывала ему новости.

— А Пат теперь стал детективом. Он до ночи бегает с прокурором и, вместо того чтобы ходить в форме, носит свой лучший костюм. И он теперь намного больше зарабатывает.

— Здорово, — откликнулся Менделл, — очень здорово. — Он попытался проглотить еще немного еды. — Скажи, ма, ты помнишь дядю Владимира?

— Конечно, это ведь брат твоего отца.

— Как у него было с деньгами?

— Кто когда-нибудь слышал о профессоре колледжа с деньгами?! — воскликнула мать. — Лучше бы он работал руками или имел пай в какой-нибудь фирме. Когда отец был жив и вкалывал на бойне, он регулярно отправлял четыре доллара на родину, чтобы Владимир и Софи могли получше питаться. Работая мозгами — много денег не заработаешь, Барни!

— А когда о дяде слышали в последний раз?

Старушка задумалась.

— Лет пятнадцать-шестнадцать назад, как раз перед смертью твоего отца. А почему тебя это интересует?

Менделл поймал кусок сосиски, который оставался на тарелке, и заставил себя проглотить его.

— Не обращай внимания, я, должно быть, немного не в себе.

— Пьянствовать — да, боксировать — да, попасть в тюрьму — да, но никогда в нашем роду не было сумасшедших, никогда никто из наших не помещался в психбольницу в Ирвин-парке, — заметила мать, наливая в чашку кофе. — Они заперли тебя там потому, что у них самих мозги набекрень. — Она села напротив Барни. — Скажи, сынок, скажи что-нибудь своей старой матери.

— Что?

— Я тебя хорошо воспитала? Нет? Я пыталась научить тебя отличать добро от зла. Когда ты сердился, я уговаривала тебя и успокаивала…

Менделл протянул руку над столом и погладил ее маленькую руку.

— Ты страшно меня наказывала, ма!

Мать похлопала по крупным пальцам, лежащим на ее руке.

— Это для твоего же блага. Объясни мне эту мерзкую историю, описанную в газете, Барни. О том, что ты сделал с этой девушкой. Это неправда, Барни? Ты не вел себя плохо по отношению к ней? Ты ее не ударил?

— Уверен, что нет, ма, — спокойно ответил Менделл. — Я был пьян, но не до такой степени. Потом — пьян я или нет, но я никогда бы не ударил женщину.

— Знаешь, именно это я и говорила Бесси Хепельмеер, — мать погладила его ладонь. — Я тебе верю, Барни. — Она выпустила его руку. — А теперь лучше тебе отправиться к своей жене. Очень хорошо, что ты пришел ко мне, но твоя жена тоже ведь ждет тебя.

— Да, конечно, ма. — Менделл закурил сигарету.

Он встал. Он не мог пойти к Галь, но он имел право запросто, по-соседски, зайти к Розмари. Он мог поговорить с Патом. Тот сумел бы растолковать, что Барни делать дальше, даже если Розмари утверждает, что Пат собирается набить ему морду. Морду! Забавно!

Мать проводила его в прихожую и посмотрела, как он складывает пальто.

— Спасибо за цветы и конфеты, Барни. Но я прошу тебя, поскорее возвращайся!

— Да, конечно, — пообещал Менделл. — И в следующий раз я приведу с собой Галь.

— Это будет очень приятно для меня, — ответила мать.

Менделл знал, что лжет, и мать знала это. Его мать и Галь никогда не встречались, и он сомневался в том, что они когда-нибудь познакомятся. У его матери и Галь не было ничего общего, кроме пола. Привести сюда, к бойням, Галь — только поставить в неловкое положение их обеих. Менделл секунду постоял на площадке, потом пересек небольшое пространство между домом матери и соседними домами. Очень холодно. Высокий ирландец с красным носом и черными волосами, одетый в синие брюки и толстый серый свитер, ответил ему, когда он постучал в дверь черного входа дома семьи Дойл.

— А, это ты! — протянул Пат Дойл. — Что тебе надо?

— Войти! — ответил Менделл.

Барни оттолкнул Пата и прошел на кухню. Она была такой же теплой, как и кухня матери, и в ней пахло жареным мясом. Дойл закрыл дверь и прислонился к ней.

— Ты — проклятый подонок, Барни. Я это тебе говорю.

— Не надо, Пат, пожалуйста, — попросила Розмари, с испуганным видом стоящая у плиты. — Прошу тебя.

Пат издал глухое ворчание.

— Согласен, но только ради тебя.

Пат сел за стол, и Менделл с грустью посмотрел на своего старого товарища.

— Что все это означает?

— Ты не знаешь?

— Нет, — Менделл положил свое пальто на один из стульев, а поверх него шляпу, запачканную кровью. — Розмари объяснила, что ты собираешься набить мне морду, — продолжал он. — Почему?

— Скажу. Присаживайся, — Дойл указал ему на стул и подвинул локтем бутылку виски, стоящую на белой скатерти. — 403 Можешь немного выпить. В такой день, как сегодня, я предложу выпить и собаке.

Менделл присел на краешек стула.

— Нет, спасибо. Я уже напился вчера.

— Да, полиции это известно. — Дойл отрезал кусок мяса и положил его в рот. — Но, может, ты слишком большой сноб, чтобы пить со старыми товарищами?

Менделл налил себе виски, которого ему не хотелось, и проглотил его.

— Может, я и ошибаюсь, но до того момента, как тебя увезли, ты смотрел на нас очень даже свысока, не так ли, Барни. У тебя не было времени для старых друзей, а?

— Согласен, возможно, у меня немного закружилась голова, — яростно защищался Менделл. — Хотелось бы знать почему? Может, потому, что я начал получать большие премии. До этого самыми крупными заработками в жизни у меня были те, которые я получал в армии.

Дойл казался удивленным.

— Ты не единственный очутился в такой ситуации! — Он придвинул бутылку с виски и налил себе. — Кстати, в память прежних дней прими совет, Барни. Возьми-ка немного денег из отложенных тобой и поищи себе адвоката. Знаменитого адвоката!

«Полиция позволила этому Куртису увезти меня, но под залог, — вспомнил Менделл. — Карлтон и Рой недовольны. Так что ничего удивительного, если с минуты на минуту меня снова отведут в полицию, чтобы заточить в тюрьму по обвинению в убийстве».

Розмари начала плакать.

— Но я не убивал этой девчонки, Пат, — запротестовал Барни. — По крайней мере, я в этом уверен.

Дойл снова отрезал себе кусочек мяса.

— Да, конечно, я знаю. Я читал твое объяснение. Ты утверждал, что попрощался с ней на углу Рандольф и Дорберн. Но я видел фотографию этой девушки, совсем голой, на плитках пола твоей ванной.

Менделл заметил, что снова начал потеть. Это от страха. Он налил себе еще стакан, но не выпил его. Собственное тело казалось ему баллоном, который должен взорваться на этой кухне. Ему нужно сказать кому-нибудь, что Куртис умер. Он обязан сообщить о выстрелах, которые производили по нему.

— Послушай, Пат… — начал он.

Но Дойл уже продолжал:

— Зачем отказываться от этого, Барни? Мне сказали, что инспектор Карлтон обнаружил совершенно очевидные вещи. Так что, если у тебя руки чисты, как ты утверждаешь, ты прыгнул на малышку, а потом ударил ее слишком сильно, по ошибке…

— Нет, я этого не делал! — Менделл вскочил на ноги.

— Но кто-то же должен был сделать это?

— Согласен, кто-то сделал, но не я!

У Менделла опять защипало в глазах, словно их засыпало песком. Он держался сколько мог, но теперь уже невозможно выносить, что на него смотрят, как на дерьмо. Он не спал с этой Вирджинией Марвин! Он не убивал ее! Пьяный или сумасшедший, но мужчина всегда помнит о таких вещах!

Барни взял свое пальто со стула.

— Сожалею, что заглянул к вам, я не должен был делать этого. Я считал, что мы друзья. А что тебя так возмущает? Ты ревнуешь? Ты злишься, что один парень из нашего квартала поймал удачу за хвост и женился на девчонке, папаша которой набит деньгами?

Лицо Дойла покраснело. Менделл надел шляпу на голову.

— Идите вы все к черту, кроме Розмари! Вы изводите меня, в том числе и Джой Мерсер. Я вам ничего плохого не сделал, а вы поносите меня, как падаль, ругаете меня всеми словами. Да, я силен в мордобое, но я осторожный парень, я — мошенник со скотобойни, которому небольшой успех на ринге вскружил голову. Почему бы мне не быть о себе хорошего мнения? Я наверху лестницы, рядом с лучшими парнями моего времени. Я заработал достаточно денег своими кулаками. Костюм мне стоил сто пятьдесят долларов, а на свои ботинки я потратил восемьдесят.

Дойл так сильно сжал стакан с виски, что фаланги его пальцев побелели.

— Очень хорошо, так же как и то, что однажды — это было очень-очень давно — ты подарил своей матери радиоприемник и телевизор за шестнадцать сотен долларов. Но уже два года старушка живет тем немногим, что у нее осталось, и тем, что мы, соседи, могли ей дать.

— Что это ты говоришь?! — воскликнул Менделл.

Дойл встал и подошел к нему.

— Ты хорошо все расслышал. На протяжении двух лет твоя мать жила тем, что у нее осталось, и тем, что мы, соседи, могли ей дать. А почему? Потому что ты — негодяй, Барни! Потому что, когда перед тобой встала самая серьезная проблема в жизни, ты отступил.

— Что ты хочешь этим сказать? — задыхался Менделл.

— Потому что, я понял это со слов Розмари; — ответил Дойл, — ты захватил свою жену с поличным, но у тебя не достало мужества признать, что она тебя одурачила. Ты согласился признать ее версию. Ты согласился считаться сумасшедшим и позволил заточить себя в психбольницу до тех пор, пока она снова не захочет тебя видеть. А потом, ты не мог больше ждать, ты подобрал курочку на Рандольф-стрит, чтобы доказать себе, что ты мужчина.

— Это ложь, наглая ложь! — воскликнул Менделл.

Он выдал прямой в голову Дойла. Тот дал руке пройтись над его плечом и ударил сначала правой, потом левой в живот Менделлу. Удары заставили Менделла отступить, дыхание его прервалось. Дойл наступал на него, тяжело переставляя ноги и нанося Барни удары.

— Со мной это не пройдет, Барни. Я каждый день имею дело с людьми, которые намного сильнее тебя.

Упершись спиной в стену, Менделл поднял свою знаменитую левую, которая выиграла так много боев, и дал ей упасть. Он не хотел зла Дойлу, не хотел посылать его в нокаут, он мечтал лишь об одном — влезть в какую-нибудь дыру, в которой он, наконец, смог бы поплакать. Он вытер нос обшлагом рукава. Это было максимум того, что он мог сделать, чтобы не заплакать перед Розмари и Патом. Ничего удивительного, что Джой поносил его, ничего удивительного, что Пат презирал его.

За скотобойнями существовало лишь одно правило поведения — мужчина должен выпутываться сам! Он мог пьянствовать семь ночей в неделю, мог играть в покер или на бегах. Он мог подраться и разбить себе морду, мог шататься вместе с женщинами по кабакам или бродяжничать. Но он должен был пойти в понедельник утром на работу, даже на костылях. Он должен был заработать свой хлеб, выклянчить или украсть, он обязан был сделать так, чтобы на столе была еда. И он не должен тратить деньги до тех пор, пока не будут оплачены жилье и газ.

— А теперь уходи отсюда, Барни. — Дойл слегка толкнул его.

— Уходи, Барни, и никогда не появляйся здесь. Мы больше не друзья. — Пат повернулся к сестре. — Это и тебя касается, Розмари. Если ты собираешься и дальше вертеться вокруг Барни Менделла, я вышвырну за дверь и тебя!

— Хорошо, — объявил Менделл, — я ухожу.

Он повернул свою шляпу, чтобы не были видны пятна крови, достал из кармана деньги, которые получил за часы, оставил себе банкноту в двадцать долларов, а остальные сунул в руку Розмари.

— Послушай, малышка, — сказал он ей, — то, что здесь только что происходило, поставило все на свои места. Это гораздо хуже, чем я думал. Но ты очень добрая и хорошая, ты лучше всех, кого я когда-либо знал…

Дойл подошел к ним.

— Боже мой, что ты тут ей рассказываешь?

Розмари посмотрела на брата, лотом опять на Менделла, и уголки ее рта задрожали.

— Для чего эти деньги, Барни?

— Я тебя прошу, Розмари, в память прошлых лет… — объяснил Менделл, и его улыбка была жалкой и грустной. Складывалось впечатление, что он вот-вот расплачется. — Пожалуйста, передай это ма, малышка. Скажи, что я забыл ей их оставить. И поблагодари всех, кто был добрым по отношению к ней, в то время как я… как это сказать… немного забыл ее.

Пат задумчиво смотрел на него, а Розмари схватила его за руку в тот момент, когда он выходил.

— Нет, Барни, подожди! — Ее губы дрожали. — Что-то тут не так…

Менделл кончиками пальцев смахнул слезу с глаз.

— Ты поосторожнее, а то Пат выкинет тебя за дверь, помни об этом.

Он очутился на улице, на холоде, совсем один, и пошел против ветра, борясь с ним и не глядя по сторонам. Барни рассчитывал, что не встретит никого из своих прежних знакомых: он никогда не чувствовал себя столь пристыженным. Ему можно было стать сумасшедшим, но он не мог допустить, чтобы мать так жила. А ведь ему нечего стыдиться. Насколько он помнил, он так не поступал. Он попытался всколыхнуть в памяти то, что произошло два года назад, и вспомнил, что накануне того дня, когда он позволил отправить себя в психбольницу, он хорошо позаботился о матери. Барни взял из банка все свои деньги, восемьдесят восемь тысяч долларов, оставил тысячу себе, а остальные отдал Галь, чтобы она положила их на свой счет. Барни взял с нее обещание, что она станет отправлять еженедельно его матери чеки по семьдесят пять долларов. Галь поцеловала его и сказала, что обязательно будет это делать.

Так куда же девались эти деньги?

Глава 9

Прежде чем он успел пройти три квартала, холод настолько усилился, что Менделлу пришлось надеть пальто. Он пытался замаскировать кровь на рукаве, загнув пальцы на обшлаге пальто и как можно глубже засунув руку в карман. Почти совсем спрятав пятна крови на рукаве, Барни не мог скрыть их на самом пальто, в тех местах, о которые он вытер руки. Не обращая больше внимания на пятна, он направился на юг, всматриваясь в лица прохожих. Ему казалось, что он боится, но это было не так. Менделл принялся рассуждать. Еще раз ему пришлось броситься в бега. Доказать, что он не убивал Куртиса, невозможно, но и полиция не сможет доказать, что он убил его. Совершенно неправдоподобно, чтобы убийца вторично попытался пристрелить его на улице, полной народа. Для него теперь самым важным было то, какое мнение сложилось о нем у Пата и Розмари, и то, что его мать два года жила без денег, обходясь милостыней.

Менделл заметил, что, несмотря на ветер, он задыхается и весь в испарине. Жестокие слова Пата словно приделали ему крылья. Все это ложь. Пат не имел права так говорить о Галь. Этот флик со скотобойни, что он знал о женщине, которая вращалась в таком обществе, о котором он не имел ни малейшего понятия и в которое его никогда не пустят. Были хорошие женщины и у скотобоен, и в Эванстоне, и в Лайк-Форест, но для всех парней, живущих в Келли, девушки из высшего общества — паразитки, у которых только одно желание — переспать с кем-нибудь. А собственные жены обманывали их направо и налево и на всех углах. Эти парни мычали, как немые, увидев в газете портрет девушки в вечернем платье, очень открытом, обнажающем грудь, в то время как их собственные жены снимали трусики за сорок центов у Грента или Кресса, чтобы оплатить услуги молочника или мясника и таким образом немного увеличить жалкий доход семьи.

Галь была хорошей девочкой. Барни безумно желал ее и в первую же встречу попытался получить ее. Галь тоже хотела его, так было с самого начала. Но хотя Галь и позволила поцеловать себя, ничего другого она не допустила до самой свадьбы.

Менделл вытер щеки и попытался не дышать так тяжело, ибо это привлекало к нему внимание. Возможно, Галь забыла, для чего он передал ей деньги, которые для нее ничего не значили, она столько имела их всегда… Галь не знала, что такое быть голодной, не знала того страха, который бывает, когда понимаешь, что денег хватит только на оплату жилья и газа. Галь никогда не подбирала уголь у железной дороги и не клянчила монетки на кино…

Холод подбирался к Менделлу, и он принялся согревать свой сломанный нос, прижав к нему руку.

Возможно также, что он не давал никаких денег Галь, что он просто вообразил, что взял их из банка. Так же как он вообразил, что застал Галь с другим.

На ближайшем углу оказался бар, и Менделл зашел туда. Теперь нужно было привести свои мысли в порядок. Если он дал Галь деньги для матери, значит, он в полном рассудке. Если он только вообразил это, значит, он сумасшедший и созрел для психбольницы. В баре было тепло и сумрачно, в нем стоял знакомый запах пива, виски и хорошей еды. Хозяин, толстый человек с венчиком волос вокруг розового, как у ребенка, черепа, отложил газету.

— Слушаю вас, мистер.

Менделл заказал виски, чтобы разменять двадцать долларов, потом взял телефонную трубку, чтобы позвонить Галь, прежде чем его нервы совсем откажут. Когда наконец она ответила, у нее был тоненький голосок, как у девочки, которую только что разбудили.

— Да, миссис Менделл у телефона.

— Это Барни, дорогая.

Он отчетливо услышал ее дыхание, и это подействовало на него, словно ласка, нежная и очень личная.

— О, боже! Любимый, ты где?

— Я около Сойти-Сид, — ответил Менделл, — сейчас возьму такси и приеду к тебе.

— Да, Барни, прошу тебя.

Менделл глубоко вздохнул.

— По поводу этой истории в газетах, дорогая, по поводу этой девушки…

— Я не верю ни одному их слову! — прервала его Галь. — Прошу тебя, Барни, иди ко мне быстрее, я ждала тебя всю ночь.

— Пусть в ожидании все будет как можно лучше, — Менделл поцеловал телефонную трубку.

— Пусть в ожидании все будет как можно лучше, — прошептала Галь.

У Менделла так дрожали руки, что ему стало трудно набрать номер вызова такси. Но он не знал, какой адрес указать, и открыл дверь будки, чтобы спросить у толстяка, где находится его бар. Когда Менделл вернулся к стойке, у него все еще дрожали пальцы.

— Она дома, да? — спросил Барни бармен.

— Да, — проворчал Менделл, — она дома. Вот, выпейте стаканчик.

— Спасибо, — бармен забрал монету, которую положил ему на прилавок Менделл, и налил себе виски.

Менделл вышел из бара встретить такси. Он больше не чувствовал холода. Все устроится, Галь все приведет в порядок.

Она всегда любила его, она ждала его всю ночь. Он окажется у нее через десять минут. Опаздывающий школьник, проходя мимо бара, бросил взгляд на Менделла, посмотрел второй раз и повернулся.

— Э! Вы ведь Барни Менделл, не так ли, мистер?

— Да, — проворчал Барни Менделл.

— Замечательно! — воскликнул мальчишка. — Просто замечательно! — И он продолжил свой путь, оглядываясь через плечо, такой же счастливый от этой встречи, как если бы получил отличную отметку.

Глядя на удаляющегося мальчика, Барни широко улыбнулся. Он чувствовал себя хорошо. Барни чувствовал себя так же, как и тогда, когда выиграл свои первые «золотые перчатки». Галь он все объяснит, и теперь все будет хорошо. Он увидел желтую полосу такси за три дома от него и вышел на край тротуара. Для Галь все равно — выбрит он или нет. Галь так же хотела его, как и он ее, это чувствовалось по ее голосу. Ладони у Барни вспотели, он вытер их о пальто и без любопытства поднял глаза на черный «форд», который круто повернул и остановился перед ним и перед приехавшим такси. Только потом Менделл обнаружил, что это патрульная машина полиции. Обе дверцы ее открылись, и оттуда вышли двое полицейских в форме. Один из них стоял уже рядом на тротуаре и держал в руке пистолет. Он спросил, отчетливо произнося каждое слово:

— Скажите, вы действительно Барни Менделл, а?

— Нет, — ответил Менделл, — это не я.

Он не хотел задерживаться, это невозможно, ведь Галь ждала его. Барни бросил взгляд из-за плеча, ища возможность сбежать. Обходя машину, подошел другой флик.

— Не пытайтесь обмануть нас. Вы Барни Менделл, это точно. Я вас видел, когда вы боксировали с Гусом Ласпевичем. — Он сдвинул фуражку назад. — Боже мой, все флики Чикаго вас ищут, а вы болтаетесь тут на тротуаре в ожидании такси. — Полицейский посмотрел на таксиста. — Выключай счетчик, дружок, ты ошибся адресом. — Он открыл дверь полицейской машины. — Ну, залазь, Барни!

— Нет, — возразил Менделл, — не могу.

— Почему?

— Меня ждет жена.

— Его ждет жена! — повторил другой полицейский. Флик, который оказался такого же роста, что и Менделл, с беспокойным видом скривил губы.

— Послушай, будь хорошим парнем, не устраивай историй. Иди сюда, лезь в машину.

Менделл сделал шаг назад. Ему не хотелось быть хорошим парнем, с него уже достаточно.

— Нет!

Флик достал дубинку, но не решался ею воспользоваться. Задерживать поляка всегда было неприятным делом, а чемпиона в тяжелом весе — особенно. Никогда не знаешь, что этот великан может выкинуть. Но одно было ясно — назревала драка.

— Влезай в машину! — повторил полицейский.

— Нет!

Барни снова посмотрел через плечо, и углы его рта опустились — он даже не мог убежать. Собралась толпа зевак. В тот момент, когда Барни разглядывал толпу, одна толстая женщина с сумкой в руке спросила другую, стоящую рядом:

— Кто это?

— Барни Менделл, — ответила ей та. — Читали в утренней газете? Это тот, что убил девушку в отеле…

— Такой красивый парень! — вырвалось у первой женщины.

Полицейский с дубинкой глубоко вздохнул.

— Хорошо! Вы сами этого хотели, Барни!

Он сделал шаг вперед, и мускулы на его плечах напряглись, когда он замахнулся дубинкой. Менделл пригнулся и, не сдвинувшись с места, принял удар на руку. Прежде чем флик вновь обрел равновесие, Менделл вырвал у него из рук дубинку и бросил под машину. Полицейский попытался как можно больше силы вложить в свой кулак, но Менделл оттолкнул его коротким ударом. Потом он поднял свою левую руку и невольно застонал, когда другой полицейский, зайдя сзади, врезал ему по голове стволом револьвера.

— Негодный поляк!

Менделлу показалось, что тротуар надвигается на него, и он попытался удержаться на ногах. Его вновь пронизала страшная боль, и вспышка яркого света в глазах ослепила его. Барни представилось, что он находится в черном коридоре, холодном и темном, с запертыми дверьми, за одной из которых слышался голос Галь:

— Приходи, Барни, я ждала тебя всю ночь.

Менделлу почудилось, что он стоит возле открытой двери, за которой плещется вода. Барни шагнул за дверь, холодная вода набросилась на него и поглотила. Он погружался все глубже и глубже, а голос Галь становился все слабее и слабее, наконец он совершенно исчез и все стало холодным, сырым и тихим.

Полицейский с револьвером в руке толкнул ногой мужчину, лежавшего на тротуаре, чтобы удостовериться, что Менделл действительно лишился сознания, а не симулирует.

— Эй! — обратился он к своему коллеге. — Ты видел, как я отключил этого громадного поляка?

У его товарища был огорченный вид.

— Да, я это видел, — тихо проговорил он.

Глава 10

Повсюду царил запах заключенных: поджигателей, воров, укрывателей краденого, продавцов наркотиков, сутенеров, убийц, шантажистов, стариков, обвиненных в кровосмешении, и многих других. Везде висели острые запахи дыма и дезинфекции. По выражению мистера Эбблинга, даже лица были теми же. Создавалось впечатление уже виденного фильма.

Менделя держал себя просто и спокойно, стоя на площадке перед лифтом на последнем этаже уголовной полиции. Он ожидал, пока его тесть закончит приватный разговор с судьей Клейном и помощником прокурора. Барни был счастлив, что мистер Эбблинг специально прилетел самолетом из своего поместья. Высокий, тонкий, с седыми волосами, в английском твидовом костюме, мистер Эбблинг был одинаково знаком как с правилами общения с уголовной полицией, так и с тем ремеслом, которое сделало его миллионером. И больше того, он был знаком с людьми, с которыми полезно быть знакомым.

Закончив разговор, Эбблинг пожал руку судье Клейну.

— Я очень, очень рад, что снова увидел вас, Хирам.

— И я рад снова увидеть вас, Джон, — ответил Клейн.

Эбблинг хлопнул по спине помощника прокурора Гилмора.

— Позвоните мне в ближайшие дни, Билл! Позвоните в клуб, и мы вместе позавтракаем!

— Не премину это сделать, Джон, — с довольным видом ответил Гилмор.

Джой Мерсер вместе с Эбблингом и Менделлом спустился в лифте. Репортер ломал комедию, бормотал жалким голосом:

— Очаровательно, что снова увидел вас, Джон, старина, как приятно… Боже мой, я не говорю, что это правда, но…

Судья Эбблинг не обратил на него никакого внимания. Менделл положил руку на плечо Мерсера.

— Послушай, ты страшно заблуждаешься, Джой…

— Не заводи меня. Я тебя знаю. — Мерсер стряхнул его руку.

Солнце стояло высоко, но совсем не грело. Менделл замерз без пальто и шляпы. Барни было стыдно появиться у Галь в таком виде, с повязкой на голове. Но по крайней мере, ему не надо будет объяснять происхождение кровавых пятен и отверстий от пуль. Машина судьи Эбблинга с шофером в униформе стояла перед зданием полиции, в месте, запрещенном для стоянки. Шофер вышел из машины и открыл дверцу, когда Эбблинг пересек тротуар. Эбблинг жестом пригласил Менделла первым занять место в автомобиле.

— Сделайте небольшой круг по городу, Андре, потом мы доставим мистера Менделла в отель, а после этого вы отвезете меня в клуб.

— Да, сэр, — шофер коснулся края своей фуражки.

Менделл примостился на краешке сиденья, положив свои большие руки на колени. Он по-прежнему чувствовал себя стесненно в присутствии такого важного тестя. У него было такое ощущение, что он должен держать свою шляпу в руках и стоять навытяжку. Барни всегда стеснялся своих габаритов и опасался, что не умеет себя вести как положено. Галь — другое дело. Она женщина, а он — мужчина. У них любовь. Но когда Барни бывал с отцом Галь, он не знал, куда девать свои руки и о чем говорить.

— Успокойтесь, Барни, — проговорил Эбблинг, — устраивайтесь поудобнее. Все хорошо.

Менделл сел поглубже и вспомнил, что еще не поблагодарил мистера Эбблинга.

— Да, сэр, спасибо. Спасибо, что вы прилетели ради меня.

— Вы совершенно правы, Барни, — улыбнулся Эбблинг, — когда я услышал ваш голос, то сразу понял, что случилось нечто скверное, и несмотря на эти ужасные средства сообщения, я все же воспользовался ими.

— Да, сэр, — сказал Менделл, потирая друг о друга руки, — полагаю, что попал бы в ужасное положение, если бы вы не ждали в полиции, когда эти два проклятых флика привезли меня.

Судья Эбблинг жевал сигарету. Теперь, когда он перестал притворяться веселым и проступила усталость, прокурор выглядел гораздо старше, чем обычно.

— Вы все еще не выпутались из этой скверной ситуации, очень скверной.

— Да, сэр, — проговорил Менделл.

Эбблинг выбросил сигарету в пепельницу, прикрепленную к спинке переднего сиденья, и взял новую.

— Как вам известно, инспектор Карлтон настаивает на вашем задержании на основании новых улик по делу Марвин. Судья Клейн воспрепятствовал изъятию вашего залога, но это личная услуга, которую он мне оказал. — Эбблинг закурил новую сигарету и вздрогнул, когда машину подбросило на выбоине. — Но сколько времени продлится ваша свобода, я не знаю, и не могу ее гарантировать. Так что не особенно сокрушайтесь, если вас опять заберут, когда департамент получит новые указания Вашингтона.

— Нет, сэр.

— А теперь, между нами, вы сообщили правду? — Эбблинг откинулся на подушки. — Не скрываете ли вы свою вину? — Он положил руку на колено Менделла. — Сейчас с вами говорит человек закона, а не ваш тесть, Барни.

— Да, сэр, — ответил Менделл, — я понимаю и, насколько могу судить, сказал правду.

— И между вами и Вирджинией Марвин ничего не было?

— Я с ней только поболтал в баре.

— И вы не приводили ее к себе в отель и не спали с ней?

— Нет, сэр.

— Вы сейчас абсолютно правдивы, Барни?

— Да, сэр.

Судья Эбблинг закрыл глаза и выпустил дым в потолок машины.

— Я видел ее фотографии. Не слишком красивое зрелище.

Менделл заметил, что хрустнул пальцами, и, сжав кулаки, положил их на колени.

— Сэр, я нашел ее такой — голой, в моей ванной, и мне казалось, что я умру от страха.

— Почему?

— Потому что я подумал, — быстро ответил Менделл, — что, возможно, я еще болен, понимаете? Я подумал, что, возможно, я ее насиловал, а потом ударил, как сказал инспектор Карлтон, и что я этого не помнил потому, что все еще ненормален.

— Понимаю, — Эбблинг кивнул головой. — Это естественная реакция человека, который только что вышел на свободу после двух лет пребывания в психбольнице. И в вашей комнате находился мужчина? Мужчина, который вас обокрал?

— Да, сэр.

— Тогда что же произошло с этим бумажником и шестьюстами долларами, которые лейтенант Рой нашел под матрацем в вашей комнате?

— Не знаю, сэр.

— Это не вы положили их туда?

— Нет, сэр. — Менделл протянул руку и показал Эбблингу след от браслета часов, который остался на его левой руке. — Это, по крайней мере, я знаю. Мне пришлось заложить свои часы, чтобы купить пачку сигарет.

— Ясно, — ответил Эбблинг. — А теперь об этой истории, Барни, об этом человеке, который с вами беседовал, который открыл дверь, погасил свет, стрелял в вас и убил Куртиса. На кого он похож?

— Не знаю, сэр.

— Вы этого не знаете?

— Нет, сэр. Как я сказал мистеру Гилмору, это произошло так быстро… Он уже убежал через запасной вход и исчез раньше, чем я вышел из вестибюля.

— Значит, вы его не видели? Вы не сможете опознать его?

— Нет, сэр.

— А к какой федеральной службе принадлежал мистер Куртис? К Федеральному бюро расследований?

— Нет, сэр. По его словам, к департаменту казначейства.

— Почему он так торопился с вашим освобождением?

— Он хотел поговорить со мной относительно моего дяди Владимира.

— И что же?

Менделл рассматривал волоски на своей руке. Родословная Галь с обеих сторон восходила к временам Вашингтона, а может, и к более ранним. Барни было стыдно, что мистер Эбблинг узнал его настоящую фамилию. Вместе с тем, в Соединенных Штатах был поставлен памятник польскому патриоту Тадеушу Костюшко. Менделл знал это и видел его в Кемболт-парке.

— Итак? — еще раз задал вопрос Эбблинг.

Менделл решил сообщить всю правду.

— Я не уловил смысла в его рассказе, но мистер Куртис знал все, что касается моего дяди Владимира. И он показался мне довольным, когда я объявил ему, что мой отец поменял фамилию на Менделл. Он пояснил мне, что пытался найти меня раньше, но произошла путаница, и мистер Куртис не понял, кто я такой. Потом он подкинул мне мысль, что речь идет о крупной сумме денег и даже о том, что важнее денег.

— И он рассказал вам, что это такое?

— Нет, сэр.

— А что, ваш дядя богат?

— Нет, сэр. Он умер.

Эбблинг сделал нетерпеливый жест.

— Он был богат?

— Сомневаюсь, — Менделл покачал головой. — Сильно сомневаюсь, сэр. Я рассказал об этом моей матери, и она мне сообщила, что отец высылал ему четыре доллара в неделю, чтобы он и его жена могли получше питаться.

Судья Эбблинг провел по глазам своей ухоженной рукой.

— Похоже, что у закона есть основания… — Он вздохнул. — Еще два вопроса, Барни, и я доставлю вас к Галь. Этот мистер Куртис сказал вам что-нибудь такое, что объясняло бы причину покушения на вас?

— Нет, сэр.

— Не сказал ли он вам чего-либо, что бы мы могли сообщить полиции и что помогло бы задержать убийцу мистера Куртиса?

— Нет, сэр.

— Теперь можете отвезти мистера Менделла в отель, Андре, — приказал Эбблинг шоферу.

— Хорошо, сэр, — кивнул головой тот.

Эбблинг посмотрел на кончик своей сигареты, будто у нее был горький привкус.

— А что касается вашего рассудка, Барни…

— Что, сэр?

— Все в порядке?

Менделл колебался, так как хотел быть совершенно откровенным с Эбблингом.

— Я полагаю… что да. В течение последних двадцати четырех часов случались моменты, когда я в этом сомневался. Но…

— Барни остановился и немного передохнул. — Нет, все в порядке.

— Хорошо, — тихо произнес Эбблинг, — хорошо. — Он похлопал Менделла по колену. — Но больше никаких боев на ринге, Барни!

— Нет, сэр, — пообещал Менделл, — больше никаких боев.

— Даже если хороший менеджер устроит вам встречу с Доусом или Черли, чтобы завлечь вас на бой с Уоллкоттом?

— Нет, сэр.

— Я хочу, — быстро продолжил Эбблинг, — чтобы вы с Галь были счастливы. Я хочу, чтобы мой зять… — прокурор колебался. — Ну, как это сказать…

— Был в полном рассудке?

— Это как раз то выражение, которое я подбирал, — рассмеялся Эбблинг.

Тут Менделл обнаружил, что машина остановилась — они приехали в отель. Швейцар открыл дверь.

— О деньгах не беспокойтесь, Барни, — продолжал Эбблинг.

— Хорошо, сэр.

— Я знаю, что нужно вам обоим, и все устрою, пока вы не найдете себе другого занятия.

— Да, сэр.

— И вы найдете еще свое место. Вы молоды, красивы, и Галь вас любит.

— Да, сэр.

Когда Менделл вышел на тротуар, Эбблинг добавил:

— Передайте Галь, что, возможно, мы устроим семейный совет. Вероятно, днем, и, скорее всего, в Лайк-Форест.

— Да, сэр, — в последний раз ответил Менделл, прежде чем закрылась дверь.

Он посмотрел, как большая машина тронулась от тротуара и влилась в общее уличное движение на Рандольф-стрит. Эбблинг угадал — Менделл нуждался в поддержке и пытался успокоиться, но безуспешно. Все, что он умел делать, так это боксировать, он чувствовал в себе способность только к этому. Барни работал кулаками в маленьких клубах Чикаго только для того, чтобы заработать денег на пару перчаток для жены… Он был доволен, что Эбблинг не стал провожать его в апартаменты Галь.

Менделл машинально сплюнул на тротуар. Таким образом, ему совершенно определенно дали понять, что он нечто иное, как поляк и дурак. Он вновь услышал себя, говорящего «да, сэр» так много раз, что эта фраза, казалось, застряла у него в горле и душила его.

Глава 11

Группа постояльцев отеля со своим багажом приготовилась к отъезду. Все с любопытством смотрели на Барни. Менделл взял себя в руки и вошел в отель, страшно смущенный тем, что был без шляпы и пальто. Он наделся, что инспектор Карлтон с успехом использует их. Менделл со всей тщательностью вымылся в полицейском участке, но его огорчало, что он должен появиться перед Галь с окровавленной повязкой на голове и пятнами крови на костюме и воротнике рубашки, которые принесла ему Розмари. Несколько шишек и суточная щетина… Менделл провел рукой по щеке и осторожно коснулся затылка. Прикосновение оказалось очень болезненным. Маленький флик из патрульной машины ударил его очень сильно, изо всех сил.

У Менделла кровь бросилась в лицо при воспоминании о том, что произошло. Может быть, под воздействием всех этих неприятностей, выпавших на его долю, он станет одним из тех парней, которые, он слышал, получают удовольствие от физической боли. Менделл надеялся, что с ним этого не случится, это губительная слабость для боксера. «Для бывшего боксера», — сразу же поправил он себя. Как боксер он кончен. Психиатры его предупредили, мистер Эбблинг вынес свой вердикт. Он превратился в отбросы… отбросы, которые теперь должны находиться неведомо где. И в кармане у него всего лишь менее двадцати долларов.

Грацианс опирался на прилавок с сигаретами, расположенный рядом с газетным киоском. Когда Менделл остановился возле него, Грацианс вынул сигарету изо рта.

— Вижу, вас отпустили, Барни?

Менделл читал крупные заголовки газет.

— Да…

Сперва он прочел об инциденте с самолетом. Потом о себе, на первой странице внизу. Статья была озаглавлена:

«БОКСЕР ОТПУЩЕН ПОД ЗАЛОГ В ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ».

В заметке сообщалось о его задержании в отеле инспектором Карлтоном по подозрению в убийстве Вирджинии Марвин. Приводился и ее адрес.

«Более подробные сведения читатель найдет на третьей странице».

Менделл дал продавщице полдоллара за газету и пачку сигарет и спросил детектива отеля номер апартаментов Галь.

— Пятьдесят «Б», — ответил Грацианс, — сразу же по коридору после вашей комнаты.

— Спасибо, — ответил Менделл, — большое спасибо. Но сперва я хочу прийти в себя.

— У вас, к сожалению, нет такой возможности, — покачал головой детектив. — Карлтон опечатал ваш номер.

— А если мне нужно побриться и поменять одежду?

— Вам надо было об этом подумать до того, как вы попали в беду. — Грацианс вынул изо рта сигарету, будто хотел еще что-то добавить, потом передумал, пожал плечами и ушел.

Менделл посмотрел ему вслед. Детектив подонок… Все флики дерьмо… У Менделла перехватило дыхание. Всегда что-нибудь… А Галь видела его только в отличной форме. На протяжении всей поездки с Эбблингом от участка до отеля у Барни только и было в мыслях — побриться и переодеться. А теперь он вынужден появиться перед Галь грязным, как свинья.

Что-то коснулось его, что-то очень нежное. Он невольно дернулся и чуть не выронил сигарету, которую курил. Маленькая блондинка за прилавком страшно смутилась.

— Сожалею…

Менделл посмотрел на ее пальцы, лежащие на его руке, и попытался улыбнуться.

— Нет, вы не виноваты, это мои нервы…

— Знаю, — улыбнулась ему девушка. — Я только хотела предложить вам…

— Что?

— Тут рядом есть магазин для мужчин. Почему бы вам не купить себе рубашку, а потом вы спуститесь в парикмахерскую и вас там побреют.

— Спасибо. Я должен был сам до этого додуматься.

Он купил за пять долларов рубашку, потом спустился по мраморной лестнице в парикмахерскую. Парикмахер без особого энтузиазма согласился отмыть засохшую кровь на его волосах, заменить грязную повязку и побрить его. Пока его брили и парикмахер снимал с него повязку, осторожно смывал кровь с волос, Менделл принялся читать газету. Статья в «Дейли Ньюс» пересказывала то, что напечатал Джой Мерсер в утренней газете, но в более мягких тонах. Там было также сказано, что полиция разыскивает человека среднего возраста, некоего мистера Бартона, который, кажется, посещал роскошные апартаменты Вирджинии Марвин в Транфильд-Арм-отеле.

Сидя около умывальника и ощущая умиротворяющее воздействие шампуня, Менделл решил, что одно совершенно очевидно — погибшая малышка была на сто голов выше девушек с Рандольф-стрит. Было приятно, что она захотела спать с чемпионом-боксером, многие женщины хотели этого. Но почему после того как он послал ее подальше, Вирджиния Марвин избрала его ванную для того, чтобы дать себя убить? В газете ничего не говорилось про Куртиса. Возможно, газета вышла раньше, чем это стало известно, или полиция просила прессу до поры до времени ничего не сообщать об этом убийстве.

Закончив возиться с его волосами, парикмахер снова усадил Барни в кресло и включил фен.

— Вам было больно?

— Не особенно, — солгал Менделл.

Парикмахер наложил марлю на рану на затылке Менделла и приклеил ее пластырем. Потом придвинул ему зеркало.

— Ну, как вы находите себя?

Новая повязка была еле заметна.

— Хорошо, — одобрил Менделл, — просто замечательно.

Он дал парикмахеру свои последние десять долларов, завязал галстук поверх новой рубашки и поднялся по мраморной лестнице в холл отеля. Красивая девушка-негритянка, которая просила у него автограф, дежурила в лифте. Она приветливо улыбнулась ему и, когда Менделл вошел в лифт, тихо проговорила:

— Я очень рада, что все устроилось, мистер Менделл. Я знала, что вы не убивали. Мак рассказал вчера вечером, когда я вернулась домой, что мужчина, который так хорошо работает на ринге, не мог иметь дела со шлюхой с панели.

Менделл пожал ей руку, когда она открывала дверь на пятом этаже.

— Поблагодарите от моего имени Мака, тысячу раз поблагодарите… — Менделл силился улыбнуться. — Теперь… я надеюсь, все будет хорошо. Но меня здорово потрепали…

Он повернул с лестничной клетки направо и пошел по коридору, протянувшемуся вдоль фасада здания, стараясь шагать уверенно. Барни сейчас сражался с ветряными мельницами: еще ничего не было решено. Некто, убивший Куртиса и стрелявший в него, Менделла, оставался еще на свободе. Инспектор Карлтон продолжал верить, что это он убил маленькую Марвин. Эбблинг предупредил его, чтобы он не питал иллюзий, его залог мог быть с минуты на минуту аннулирован.

В коридоре висело зеркало, и Менделл, проходя мимо, бросил в него взгляд. Парикмахер хорошо поработал: его вид уже не был таким жалким, и казалось, что Барни обрел полную форму. Он стал прежним Барни Менделлом. Его плечи распрямились, и он увереннее пошел дальше. Апартаменты пятьдесят «Б» находились в конце коридора. Менделл собрался постучать в дверь, когда голос по ту сторону проговорил:

— Забудь его! Ты прекрасна, прекрасна. И ты моя, вся моя!

Это был мужской, хриплый голос человека, неравнодушного к виски, и он показался Менделлу страшно знакомым. Барни опустил руку, и блеск в его глазах исчез. Дыхание снова затруднилось, а в голове все смешалось. Ему показалось, что этот голос открыл кран, из которого потекли помои. Галь была с другим мужчиной! Толстые вены на висках Менделла начали пульсировать, горло сжалось от боли.

— Ты прекрасна, прекрасна, прекрасна, — все повторял голос по ту сторону двери.

Потом последовало долгое молчание. Менделл успел вспотеть, а его больное воображение сошло с тормозов. Галь в постели с мужчиной!

«Я его убью, — подумал Менделл. — Я убью их обоих!» Он подождал, надеясь, что Галь ответит своему любовнику, но так как она этого не сделала, Барни нажал на ручку двери. Она оказалась незапертой. Менделл вошел и очутился в салоне номера Галь. Солнце сверкало через окно. Платья, юбки, белье — все это в красочном беспорядке валялось на стульях и диване. Так было всегда, когда Галь ездила одна, без горничной, и когда ей нужно было что-то найти из одежды. Единственный обитатель комнаты — зеленый попугай, качавшийся на жердочке в золоченой клетке. Насколько Менделл помнил, это была точная копия того попугая, которому он свернул шею. Увидев Менделла, попугай поднял голову и закричал:

— Внимание! Не сообщайте настоящих имен, парни! Осторожно, это флики!

Менделл закрыл дверь в коридор и прислонился к ней. Он был счастлив, что Галь не оказалось в комнате. Галь любила его, она прилетела с Бермуд, чтобы встретиться с ним. Она ждала его всю ночь. А он спустя два года опять подозревает ее. Он был так же глуп, как и Пат Дойл, и даже хуже. Барни закрыл глаза и подождал, пока сердце успокоится. А попугай продолжал орать:

— Забудь его! Ты прекрасна, ты прекрасна, ты моя!

Менделл открыл глаза и посмотрел на птицу. Вот до чего может дойти парень с больным воображением. Теперь, когда Барни находился в одной комнате с попугаем, он уже не принимал его за мужчину.

— О, ты… ты такой большой дурак! — тихо проговорил Менделл.

Он вытер щеки и лоб носовым платком и открыл дверь в спальню. Шторы были опущены, но света оказалось достаточно, чтобы Барни удалось разглядеть Галь. Она спала. Менделл на цыпочках вошел в комнату и бесшумно закрыл за собой дверь. В комнате царило приятное тепло. Галь спала на спине, накрытая только простыней, которая плотно прилегала к ней и обрисовывала контуры ее фигуры — хрупкую грудь, плоский живот, округлые бедра. Менделл нагнулся поцеловать ее, но передумал. Он забыл, до какой степени очаровательна Галь, и был счастлив, что у него есть время любоваться ею. Его сердце стало биться в унисон с дыханием Галь. Темные тонкие волосы обрамляли овал ее бледного лица, губы улыбались, как будто она мечтала о чем-то очень приятном, но, несмотря на полутьму, Менделлу показалось, что она плакала. Очень возможно, что Галь заснула в слезах. Два долгих года…

Менделл наморщил лоб.

— Эй! Дорогая, проснись! — тихо прошептал он.

Жаждал ли он ее? Нуждался ли он в ней? Барни больше не ощущал острой необходимости в Галь и безуспешно пытался проанализировать, что же он чувствует. Как можно анализировать любовь? Галь — это больше чем просто женщина, это его дорогая жена, это радуга, синяя птица, о которой они с Розмари читали в детстве. Она была Галь, была тем чудом, которое существовало наяву, о котором он мечтал всю свою жизнь…

Менделл снял пиджак, ослабил галстук, потом, чтобы почувствовать себя свободнее, сел на край кровати. В нем росло желание. Присутствие Галь прогнало едкий запах дешевых забегаловок и второразрядных клубов, в которых он обратился. Один маленький пальчик Галь стоил всех кулаков боксеров, которых он встретил в своей жизни. И вместе с тем, существовали эти проклятые деньги, которые Галь не удосужилась посылать его матери, хоть и обещала. И у нее была масса времени, чтобы навестить его, хоть бы раз навестить.

— Почему ты не приходила, дорогая? — спросил Менделл.

То был не упрек, только вопрос. Галь потянулась, как проснувшаяся кошечка. Ей стало жарко под простыней и, не открывая глаз, она стала скидывать ее, потягиваясь и переворачиваясь. Потом она совсем сбросила ее, оказавшись голой.

— Галь, дорогая… мое сокровище, — прикоснулся к ней Менделл.

Она села и вздохнула.

— Барни… — Галь на мгновение прижалась к нему телом, потом оттолкнула его. — Нет.

— Что нет, дорогая?

Розовые кончики грудей Галь торчали вперед, а руки собрали волосы на затылке и дали им упасть на спину. В ее глазах светилась печаль. Она выпятила вперед свою нижнюю губу и стала похожа на маленькую испорченную девчонку с телом женщины.

— Где ты был? Ты позвонил мне два часа назад и сказал, что едешь ко мне. — Галь снова собрала волосы на затылке.

— Да, — тихо сказал Менделл, — но… но, дорогая, если бы ты позволила объяснить тебе… — запротестовал Менделл.

Он снова обнял ее, но Галь начала кулачками отбиваться от него. Вырвавшись, она села поперек кровати, прислонившись спиной к стене, вытянув ноги и скрестив руки на коленях.

— Нет, не трогай меня, я не хочу!

— Но, дорогая…

— Я тебя больше не люблю! — Нижняя губа Галь задрожала, и она начала плакать. — Я прилетела с Бермуд, чтобы встретиться с тобой, и что же получается? Сначала ты влез в грязную историю с этой девушкой, потом ты меня обманываешь и оставляешь одну на несколько часов…

— Но, любовь моя… — попытался вставить слово Менделл.

Голые ноги Галь находились в нескольких сантиметрах от его рук. Он попытался погладить их, но она его оттолкнула.

— Не трогай меня, я не хочу, чтобы ты когда-нибудь прикасался ко мне!

Менделл схватил ее за лодыжки одной рукой и потащил к себе через кровать.

— Боже мой! Ты будешь меня слушать?!

Галь попыталась повернуться лицом к стене.

— Нет!

Менделл шлепнул ее по ягодицам.

— Будешь!

— Ты делаешь мне больно!

— Я сделаю тебе еще больней, если ты будешь продолжать так вести себя.

— В таком случае я закричу!

— Кричи!

Глава 12

Вместо того чтобы кричать, Галь повернулась, чтобы лечь плашмя на живот, но он всем весом навалился на нее, придавливая к кровати.

— Галь, любимая моя, прошу тебя, — умолял он, — не делай так. Прошу тебя, не будем ссориться.

Галь дунула на прядь волос, упавшую ей на глаза.

— Тогда почему ты не пришел, когда я ждала тебя? Я прождала всю ночь.

— Я очень хотел поскорей с тобой встретиться.

— Как же так?

— Правда. Я вызвал такси сразу же после нашего с тобой разговора и…

— И что же с тобой случилось?

— Меня снова задержали.

— Почему?

— Потому что мистер Куртис умер, а помощник прокурора и инспектор Карлтон хотели поговорить со мной.

Из глаз Галь исчезло выражение, присущее избалованной девчонке, и ее напряженное тело расслабилось.

— Тебя снова задержали?

— Да, — Менделл поднял прядь волос, упавшую на глаза Галь, и заложил ей за ухо. — И если бы не твой отец, я бы и сейчас находился там.

— А кто этот Куртис?

— Человек из финансового ведомства, это он внес залог за меня.

— О, Барни! Прошу тебя! — Галь болезненно поморщилась.

— Что такое?

— Ты делаешь больно моей груди.

Менделл немного приподнялся и оперся о ноги Галь.

— А так?

— Так лучше.

— Ты хочешь, чтобы я встал?

— Нет. Мне больно не от твоей тяжести, а от пуговицы твоей рубашки. — Галь улеглась поудобнее. — Вот так нормально.

— Теперь все хорошо?

— Вполне приятно и удобно, — честно призналась Галь и погладила его по лицу. — У меня нет желания ссориться с тобой.

— У меня тоже. — Менделл поцеловал ее.

— Я не думала, что говорила. Я люблю тебя, Барни, я действительно люблю тебя.

Менделл снова поцеловал жену. Губы Галь были так же нежны, как и его воспоминания о ней.

— Я люблю тебя… моя любимая, — пробормотал он.

— Ты можешь сделать мне больно, если захочешь.

— Но я не хочу делать тебе больно.

— Это все потому, что все так запуталось. Во-первых, запоздало твое письмо, во-вторых, я нервничала во время полета, а когда приехала сюда, все тоже полетело кувырком.

Менделл поцеловал влажные руки, потом щеки Галь, а она снова взяла в руки его лицо.

— Барни, скажи, ты не убивал эту девушку?

— Нет.

— Поклянись.

— Клянусь! — Менделл поднял правую руку.

— А другие… неприятности? — Галь ловила его взгляд.

— Все в порядке.

— С ними покончено? Это больше не повторится?

— Врачи вынесли заключение, что я здоров.

— Я очень рада.

— Ты бы могла приехать проведать меня, дорогая…

Галь прижала свои губы к губам Менделла.

— Я хотела приехать, ты не представляешь, как мне хотелось приехать. Но доктор Гаррис сказал, что это неблагоразумно, поскольку сексуальный вопрос играл большую роль в твоем заболевании, и тот факт, что ты увидишь меня, не имея возможности переспать со мной, еще больше ухудшит твое состояние.

Менделл зарылся лицом в душистые волосы Галь. Он всегда знал, что если бы ему удалось побеседовать с ней, она бы все объяснила. Его письмо, в котором он извещал о времени выписки из больницы, опоздало, поэтому-то она и не приехала его встречать. И Галь собиралась приехать к нему в больницу. Барни хотел спросить ее, что же случилось с деньгами, которые он дал ей для своей матери, но прежде чем успел задать вопрос, Галь подняла лицо и посмотрела ему в глаза.

— Ты говоришь мне правду, Барни?

— Ты о чем?

— Ты знаешь о своем состоянии, и у меня есть веские причины быть в курсе всего. Болезнь больше не повторится?

— Врачи сказали, что нет, если я расстанусь с боксом.

— Итак, ты уходишь из бокса. Знаешь почему?

— Я не хочу больше расставаться с тобой.

— И поэтому, и по другой причине.

— По какой?

Галь полуоткрыла губы, ее тело прижалось к телу Менделла, и дыхание ее стало прерывистым.

— Я хочу ребенка, Барни. Я хочу, чтобы ты сделал мне ребенка. Я прошу тебя, сделай мне ребенка.

Менделл откинулся на бок и посмотрел на нее.

— Ты действительно хочешь?

— Иначе я не стала бы говорить тебе об этом.

Он потянулся к ней, но Галь остановила его.

— Нет, не в одежде, Барни.

Толстые пальцы Менделла стали неловко расстегивать пуговицы на рубашке. Галь села, отстранила руки мужа и толкнула его на спину.

— Нет, дай мне это сделать, Барни. Прошу тебя.

Она развязала галстук и бросила его на пол. Ее пальцы, как две белые мышки, бегали по его груди.

— Я плохая девушка, да, Барни? — простонала Галь.

— Ты моя жена, — дрожащим голосом ответил Менделл.

Он услышал, как его ботинки упали на пол. Потом он оказался таким же голым, как и она. Галь села рядом, нагнувшись к нему, и ее длинные волосы падали ему на грудь. У Менделла шумело в ушах, голове стало легко. Запах ее духов заставлял его задыхаться. Перед глазами у Барни вдруг появились бедная умершая блондинка, Куртис, сидящий спиной к письменному столу, а потом пытавшийся удержать жизнь в груди руками и силящийся что-то сказать, да так и не сказавший ни слова, насмешки Пата — «Потому что ты был болваном, у тебя не хватило мозгов понять, что твоя жена тебя обманывала!».

— Нет, простонал Менделл, — это неправда!

Он обнаружил, что лежит около кровати и что Галь поддерживает его. Кровь текла у нее между грудей и испачкала их обоих.

— Что происходит, Барни? У тебя идет кровь! Вся голова и спина у тебя в крови! О, Барни, дорогой, что это такое?

Менделл ухватился за спинку кровати, пытаясь подняться. Головокружение почти совсем исчезло, но ноги были еще ватные.

— Меня ударил один флик, — глухо ответил он. Он стукнул меня стволом револьвера. Сейчас мне станет лучше…

— Ты можешь стоять?

— Думаю, что да.

Галь прошла в салон, пошарила в трех чемоданах и вернулась с серебряным флаконом. Она откупорила его и протянула Менделлу.

— Хочешь, я позвоню в контору отеля и попрошу врача?

— Нет, — покачал головой Менделл, — спасибо, пройдет и так.

Он опорожнил флакон — в нем оказался ром, очень хороший. Барни почувствовал, как он медленно растекался по телу, зажигая в нем пламя. Галь с беспокойством смотрела на него.

— Тебе лучше?

Ром затуманил Менделлу глаза, но прояснил голову. Он сжал руки Галь.

— Очень огорчен, любимая, я мечтал об этом моменте два года и вел себя как идиот.

— Ты не мог стерпеть такую боль.

— Да, я не смог ее стерпеть.

— Теперь пойдем в ванную, — Галь обняла его за талию, — и ты покажешь мне эту рану.

Менделл направился вместе с ней в ванную, не выпуская из рук флакона.

— Я испачкал тебя кровью, — огорченно проговорил он.

— Вода все смоет, — ответила Галь. — Садись сюда, — она подвинула табурет.

Менделл сел. Галь открыла кран, намочила чистое полотенце и вымыла ему рану.

— Какая она, рана? — спросил Барни.

— У тебя оглушенный вид, — засмеялась Галь. — Ты слишком нервничал, Барни, вот и все.

— Да, вероятно.

— Предоставь мне действовать самой, я все сделаю. — Галь погладила его по щеке.

Она исчезла в гостиной и вернулась, разрывая на части нижнюю юбку. Грудь Галь касалась его плеч, его спины, когда она склонилась над ним. От ее присутствия Барни охватило такое счастье, что он был вынужден сдержать себя, чтобы не схватить ее в объятья. Галь в последний раз промыла рану, наложила на нее антисептический тампон и забинтовала ее.

— Теперь никаких споров, никаких ссор. Я закончила перевязку. Кто наложил тебе такую нелепую повязку?

— Парикмахер, — Менделл хитро улыбнулся.

— Ты хотел предстать передо мной красивым?

— Да.

— Я так и думала, — фыркнула Галь. — Хорошо, теперь повязка будет держаться. Но по дороге в Форест мы заедем к врачу и он сделает все как надо.

— Такая оказия представится. — Менделл закупорил флакон.

— Я тоже так думаю, — откликнулась Галь, вставая под душ.

Менделл с интересом смотрел на ее мокрое тело.

— Я тебе уже говорил, что у тебя замечательное тело?

— Во всяком случае, за последние два года ты мне этого не говорил, — сказала Галь, намыливая грудь.

Менделл встал с табурета и подошел к ней.

— Так вот, я говорю тебе это.

— Спасибо, — Галь сделала реверанс.

— Так оно и есть на самом деле.

— Понимаю. — Она протянула ему мыло. — Послушай, ты можешь намылить мне спину? — И она повернулась к нему спиной.

Менделл принялся намыливать ей спину и нечто пониже нее.

— Я сказала — спину!

— Это часть твоей спины, на которую ты садишься, — возразил Менделл, тоже вставая под душ.

— Не мочи голову! — повернулась к нему Галь.

— Не буду, — он зажал ладонями ее лицо и поцеловал. — Боже мой! Я люблю тебя, дорогая! Ты — моя жена и самая замечательная из женщин!

— Даже если я и избалована?

— А кто говорит, что ты избалована?

— Доктор Орин Гаррис.

Менделл вновь принялся ее намыливать.

— Вот странно, в такой момент ты думаешь о нем. — Он поцеловал ее в мокрые губы. — Если бы ты только знала, до какой степени я хочу тебя, моя любимая!

— А я? Как я хочу тебя!

— Менделл был счастлив.

— Это правда?

— Я проделала весь путь с Бермуд не ради простой прихоти. — Галь удержала его руку. — Дай мне мыло.

— Зачем?

— Ты прекрасно знаешь зачем. Помоемся и пойдем отсюда. И первая вещь, которую мы сделаем… — Галь задержала дыхание, ее верхняя губа поднялась, обнажив десны. — Теперь дай мне намылить тебя. — Она стала намыливать Менделла. — Ты хорошо себя чувствуешь, Барни?

— Да, да, все хорошо.

— Ты уверен?

— Уверен.

— Голова не болит?

— Совсем не болит.

Руки Галь продолжали энергично работать. Потом она с глухим стоном выронила мыло и прошептала:

— Барни, прошу тебя…

— Здесь?

— Безразлично где.

— Я весь в мыле.

— Я тоже.

Прижав ее тело к своему, Менделл вынес Галь из-под душа, сделал шаг по направлению к комнате и наступил на мыло, которое обронила Галь. Нога Барни поскользнулась, и он упал, не выпуская Галь. Их тела оказались на белом ковре в узком пространстве между умывальником и ванной.

Барни начал приподниматься, но рука Галь остановила его.

— Дорогой, прошу тебя, останемся здесь.

И они остались…

Глава 13

Холод не отступал. Время от времени замерзшие прохожие останавливались, чтобы с любопытством посмотреть на маленькую группу, стоящую у отеля. Менделл чувствовал себя смешным без пальто и шляпы, с повязкой из разорванного белья на голове, держа в одной руке клетку с попугаем, а другой открывая Галь дверцу машины. В это время шофер Андре наблюдал за погрузкой багажа.

— Осторожнее! — кричал попугай. — Не сообщайте ваших имен, парни! Осторожно, тут флики!

Разодетая до кончиков ногтей, в норковой шубке и бархатной шляпке на голове, Галь, поставив ногу на подножку машины, повернулась и спросила у Андре:

— Какие указания сделал мой отец?

— Я должен приехать за ним, миссис. — Шофер поднес руку к фуражке. — Как только я отвезу вас и мистера Менделла в Лайк-Форест…

— Очень хорошо, — сказала Галь.

Она села в машину, и Менделл протянул ей клетку с попугаем.

— Как это случилось, что ты купила себе нового попугая?

— Я очень люблю попугаев.

— Я это заметил.

Менделл собирался садиться в машину, когда обнаружил, что Грацианс наблюдает за ним по другую сторону застекленной двери. Он сделал ему насмешливый жест.

— А на тебя мне просто наплевать.

— Что это ты такое говоришь? — спросила Галь.

— Это не тебе, — ответил Менделл.

Он влез в машину и захлопнул дверь. У него было такое ощущение, что его пропустили через мясорубку. Галь была невообразимо прекрасна. Каждый раз, когда они любили друг друга, Барни бывал полностью изнурен, нравственно и физически, и, вместе с тем, у него создавалось болезненное ощущение, что он оставил ее неудовлетворенной, желающей еще чего-то.

— Ты не должен быть таким неласковым со мной, — слабым голосом вымолвила Галь.

Менделл погладил ее колени, закрытые мехом.

— Я не хочу быть с тобой неласковым, просто я нервничаю, беспокоюсь…

— Из-за чего?

Боже мой! Действительно странный вопрос! Менделл провел рукой по губам.

— Да из-за всего.

В машине было жарко и хорошо пахло большими деньгами. Это царил запах Галь, закутанной в шубку, а также роскошный аромат дорогих сигар мистера Эбблинга. Андре повел машину к северу, по направлению к Уотер-Драйв. Менделл попытался отдохнуть, но это ему не удалось. Он думал, что все будет по-новому, когда он снова останется с Галь, но ничего не изменилось. У него по-прежнему перехватывало горло, те же мысли приходили в голову, как зловещие тени. Это вертелось и вертелось у него в голове без конца.

Девушка, которую звали Вирджиния Марвин, умерла. Умер тип из федерального бюро по фамилии Куртис. Кто-то пытался убить и его, Барни Менделла, выстрелив дважды, и две пули пронзили шляпу Барни. И в то время, когда он любил Галь, колесо закона продолжало крутиться. Оно крутилось и в настоящий момент. Полицейские, стучащие в двери, задающие вопросы, анализирующие содержимое пробирок, посылающие междугородние запросы, опрашивающие врачей больниц, лифтеров, горничных на этажах, пытались пришить ему убийство Вирджинии Марвин, а может быть, и Куртиса. Они были уверены, что это удастся сделать с парнем из района скотобоен, которому успехи на ринге и женитьба на богатой невесте немного вскружили голову… Дерьмо они все, по мнению Розмари, ма, Галь и мистера Эбблинга. Менделл хрустнул суставами, и Галь прижалась к нему.

— Ты огорчен, Барни?

— Да, — кивнул Менделл.

— Из-за этой девушки?

— Да…

Галь еще крепче прижалась к нему.

— Послушай, — проговорила она тоном матери, успокаивающей своего ребенка, — теперь все будет хорошо.

Менделл взял ее пальцы в свои.

— Откуда ты это знаешь?

— Я в этом уверена. А как твоя голова, Барни?

— Ничего.

— Не болит?

— Нет.

— Заедем к врачу?

— Не стоит.

— Ты устал. — Галь распахнула шубу. — Обними меня, Барни, и положи голову мне на плечо.

Менделл с легким ворчанием прислонился к ней. Галь подняла руку.

— Я сказала — на мое плечо. Ты хочешь шокировать Андре?

Менделл положил голову на плечо Галь и посмотрел через разделяющее их стекло на широкую спину шофера, на его мощную шею.

— Андре, вероятно, трудно шокировать.

Галь закусила нижнюю губу и посмотрела через стекло.

— Но он мог бы быть шокирован.

Менделл обнял тонкую талию Галь под манто. Ее нежная и прикрытая шелком грудь великолепно пахла, и было так приятно находиться в ее объятьях. Ее руки гладили ему лицо. Менделл долго не спал. Он не спал после своей последней ночи в клинике, и даже в эту ночь он не заснул как следует. Все дожидался утра. Потом он напился и попал в тюрьму. Переживания губили его. Его обвинили в убийстве, в него стреляли, его оглушили, он спал с Галь. Оставался еще один вопрос, который необходимо задать Галь, — что случилось с деньгами, которые он ей оставил для своей матери.

Он открыл рот, чтобы спросить, но воздержался, дабы не нарушать идиллию. Это не к спеху. У Галь была уважительная причина — она просто забыла. Для женщины, у которой всегда много денег, которая носит норковую шубку за десять тысяч долларов, семьдесят долларов в неделю тратит на карманные расходы, это вполне обычное явление. Галь расстроится, а Менделл не хотел, чтобы она плакала. Деньги — вопрос второстепенный, и у него еще будет время выяснить это.

Галь продолжала гладить ему лицо.

— Ты любишь меня, дорогой? — прошептала она.

— Невероятно! — ответил Менделл.

Почти все тревоги покинули его. Это так чудесно — быть любимым! Как Галь любит его! И он любит Галь. Менделл еще глубже зарылся лицом в нежную кожу Галь, благоухающую и закрытую шелком, и закрыл глаза. Потом он моментально заснул, а когда проснулся, машина быстро ехала через Хайгленд-парк по дороге Грин-Уэй. Потом будет Хигвуд, потом Форт-Шеридан и, наконец Форест.

— Забудь его! — закричал попугай. — Ты прекрасна, прекрасна, прекрасна!

Менделл выпрямился и бросил на птицу ненавидящий взгляд.

— Я постараюсь заставить его замолчать, — нервничала Галь, — Барни, уверяю тебя.

Менделл прикурил сигарету, протянул ее Галь, потом прикурил сигарету для себя.

— Разве я тебя в чем-нибудь упрекаю?

— Нет. — Галь похлопала его по руке. — Тебе лучше?

— Намного лучше. Я проспал, вероятно, около часа.

Менделл вынул сигарету из губ Галь и поцеловал ее.

— Спасибо.

Он снова вставил в рот сигарету. Галь засмеялась. Сигарета задрожала, и пепел упал на платье.

— Нут вот!

— Осторожней! — кричал попугай. — Не называйте ваших имен!

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Менделл.

Она потерлась своей ногой о ногу Менделла.

— Кажется, у меня судорога в ноге.

Менделл засунул руку под юбку и погладил ее бедро. Галь задержала дыхание.

— Осторожней, дорогой.

— Да, я тоже подумал об этом, — Менделл убрал руку.

Дом Эбблинга, построенный из серого камня, стоял вдалеке от дороги, среди хорошо распланированного сада.

«Хорошо иметь состояние, — подумал Менделл. — Такое состояние, как у мистера Эбблинга, — солидное и увеличивающееся с каждым годом».

Андре затормозил перед каменными воротами и открыл дверцу машины. Здесь еще сохранилось немного снега. Менделл любезно помог выйти Галь и, скрепя сердце, взял клетку с попугаем, который покивал головой и закричал.

— Заткнись! — шикнул на него Менделл.

Предоставив Андре заниматься багажом Галь, он последовал за ней на мощенную камнем площадку у дверей и подождал, пока она их откроет. В доме было тепло, но он производил впечатление нежилого. Галь провела пальцами по серебряному подносу, лежавшему около двери, и показала пыльный палец Менделлу.

— Вот что происходит, когда я уезжаю. Отец все время проводит в Эггл-Риверс и в клубе. Никакого порядка, никакого обслуживания… Вероятно, мы будем пользоваться услугами горничной и кухарки, пока я все не организую.

— Трудно, — лаконично ответил Менделл.

Шум сзади заставил их обернуться. Андре стоял в дверях, держа в каждой руке по чемодану, да еще два чемодана ему удалось зажать под мышками.

— Разрешите, мистер.

— Проходите. — Менделл отошел в сторону, давая ему пройти.

Андре закрыл за собой дверь, толкнув ее ногой, и поднялся по большой лестнице на первый этаж. Менделл поставил клетку с птицей на стол и посмотрел на Галь, разглядывающую письма. Большинство из них оказались счетами. Галь действительно была важной птицей. Девушка, подобная Галь, которая так одевается, должна тратить очень много денег ежемесячно. Галь положила конверты на место.

— Одни счета… Ты рад, что вернулся домой, Барни?

— А как ты думаешь?

Галь прижалась к нему.

— Я думаю… — в этот момент она отстранилась, так как на лестнице появился Андре.

— Чемоданы в вашей комнате, мадам, — сказал шофер, спустившись по лестнице с фуражкой в руке.

— Спасибо, Андре, — ответила Галь.

Андре подошел к двери и повернулся.

— Я вернусь около пяти часов вместе с мистером Эбблингом. Он поручил передать вам, что приедет с кухаркой и горничной, а до этого времени вы с мистером Менделлом будете одни. Могу я еще что-нибудь сделать для вас перед отъездом?

— Ничего не надо, Андре, спасибо, — покачала головой Галь.

Она сняла манто и небрежно бросила его вместе со шляпкой на стул.

— Выпьем по стаканчику?

— С этим я вполне согласен, — ответил Менделл.

Галь исчезла в кабинете мистера Эбблинга в поисках графина. Ожидая ее, Менделл вновь почувствовал себя неважно. Как всегда, дом в Лайк-Форест угнетал его, он чувствовал себя здесь чужим, грубым и нелепым. Он действительно производил здесь впечатление только крупного парня — чемпиона в тяжелом весе. Менделл прикурил сигарету от предыдущей.

«А что произойдет, если у Галь родится ребенок? — подумал он. — Как он сможет заботиться о ней? И как она станет воспитывать его?»

Врачи не советовали ему больше выходить на ринг, и он обещал это и Галь, и мистеру Эбблингу. Мистер Эбблинг предупредил его, чтобы он не беспокоился.

«О деньгах не беспокойтесь, Барни. Я знаю, что нужно для вас всех, и найду для вас другое поле деятельности».

Это он сказал сегодня днем, и Менделл с ним согласился. Но какая другая работа ему по силам? Менделл нашарил в кармане оставшиеся монеты — у него достаточно денег до конца дней, при условии, что этот конец наступит через пять минут. Галь вернулась с двумя большими бокалами виски.

— Почему ты так мрачен, дорогой?

— Я размышлял, — ответил Менделл и взял бокал.

— За наше здоровье! — воскликнула она и отпила виски.

Менделл опорожнил свой бокал и поставил его на серебряный поднос.

— Послушай, любимая, ты помнишь канун того дня, когда меня отправили в клинику?

Галь поморщилась.

— Ты не сказал «за наше»…

— За наше! — произнес Менделл.

Галь прижалась к нему.

— Хочешь, я тебе что-то скажу, дорогой?

— Что?

— Я как-то странно себя чувствую после этого виски.

— Как это?

— Ты хочешь знать? — Галь тоже поставила бокал на поднос и ослабила ему галстук. — Ты же отлично знаешь, что я хочу сказать.

— Опять? Уже?

— Но мы же муж и жена.

— Знаю… Но, дорогая, одну минуту, сперва вспомни…

Галь зажала лицо Менделла руками и провела губами по его губам, прошептав:

— Отнеси меня наверх, Барни, прошу тебя… И на этот раз ты разденешь меня.

Менделл приподнял ее и прижал к себе.

— Тебя стоит отшлепать.

— Я и это позволю тебе сделать.

— А я и не отказываюсь.

Галь расстегнула ему две верхние пуговицы на рубашке и начала расстегивать третью.

— Ты меня любишь? — спросила она.

— Ты же отлично знаешь, что да.

— И ты счастлив, что мы снова вместе?

— Так счастлив, будто я только что победил Уоллкотта и нокаутировал Чарли и Луи!

— Идиот. — Галь расстегнула еще одну пуговицу. — Теперь с боксом и со всеми историями, связанными с ним, покончено.

Менделл пронес ее через холл и начал подниматься по лестнице.

— А теперь, что я теперь должен делать?

Галь немного подумала.

— Люби меня.

— Это самое лучшее предложение, которое мне когда-либо делали. Но мы же не можем заниматься этим весь день.

— Но мы можем попытаться. Вспомни, ведь мы не виделись два года!

— Верно, — Менделл крепче сжал ее в объятьях, — но я хотел тебе сказать только, что…

Галь закончила расстегивать ему рубашку.

— Что?

— О деньгах, которые я взял из банка… восемьдесят семь тысяч долларов, которые я дал тебе и просил посылать семьдесят пять долларов каждую неделю моей матери… И ты мне обещала…

Галь провела теплой ладонью по его груди.

— Мне так приятно, что у тебя под рубашкой ничего больше не надето, Барни, ты самый сильный, самый мужественный…

Менделлу хотелось закричать.

— Ты будешь меня слушать?

— Слушаю тебя.

Усилием воли он заставил себя говорить спокойно.

— Ведь ты мне сказала… Ты мне обещала…

Менделл остановился и посмотрел на Галь, чувствуя ее губы на своей груди. Она не обращала никакого внимания на его слова. Наконец она подняла глаза и посмотрела на него.

— Барни, тебе нравится, когда я так делаю?

Менделл смутился.

— Да, конечно, но…

В голосе Галь чувствовались те же колдовские чары, что и тогда в машине. Менделл разжал руки, и Галь растянулась на последней ступеньке лестницы, выпятив губы, опираясь на локти, с задранной на бедре юбкой.

— Иди сюда, Барни.

Менделл продолжал стоять, прислонившись к стене и опираясь о панель потными руками.

— Что? Здесь, на ступеньках?

— А почему бы и нет? Мы с тобой одни, и мы с тобой муж и жена.

— Знаю, но…

— Ты не хочешь меня? — ласково проворковала Галь. — Ты меня не любишь?

— Нет, люблю… Ради бога, дорогая… — запротестовал Менделл.

Потом стук своего сердца заполнил ему уши, руки Галь обвились вокруг его шеи, а ее рот прижался к его губам и они вместе скатились с лестницы, покрытой ковром, стукаясь о каждую ступеньку. Вскоре они оба впали в экстаз.

«Когда мы достигнем низа лестницы, я умру», — подумал Менделл.

И действительно, это было нечто похожее на смерть, и, вместе с тем, он умирал только для того, чтобы снова воскреснуть, снова жить, чтобы удовлетворять Галь и быть самому удовлетворенным.

Глава 14

Голова Галь оказалась на нижней ступеньке, но она, страстно изогнувшись, все еще продолжала их последний поцелуй. Потом, будто приходя в себя, она прошептала:

— Барни, я — похотливая девка, а?

— Мы же женаты, — ответил Менделл, нагнувшись над ней.

— Точно, — Галь слегка стукнула его. — А ты… Но ведь ты смеешься надо мной. Ведь прошло два года… — Она снова шлепнула его по щеке. — Перестань стыдить меня, Барни, прошу тебя.

— Хорошо, — Менделл поцеловал ее.

— И встань, ты делаешь мне больно.

— Что-то я не слышал твоих жалоб, когда мы катились по лестнице.

Галь уперлась руками ему в грудь и оттолкнула его.

— Барни, прошу тебя…

Он встал на колени и невольно вздрогнул, услышав звонок у входной двери.

— Кто это может быть?

Галь вскочила на ноги и одернула платье.

— Подожди, пока я не поднимусь наверх.

Менделл посмотрел, как она поднималась, потом, застегивая на ходу рубашку, прошел к двери и открыл ее. У порога стояла полицейская машина из Чикаго. С поднятыми воротниками пальто, чтобы хоть немного защититься от пронизывающего ветра с озера, инспектор Карлтон и лейтенант Рой ждали перед дверью.

— Ничего, если мы войдем? — спросил Рой.

— Конечно, ему это будет приятно, — оборвал его Карлтон.

Он прошел впереди Менделла, задев его по пути, и остановился, залюбовавшись великолепным холлом.

— Вы женились на роскошном, замечательном доме, Барни!

Попугай в клетке, стоявшей на столе, закивал головой.

— Осторожней! Не называйте своих имен, парни! Вот флики!

Улыбка лейтенанта Роя казалась такой же приветливой, как и улыбка Будды.

— Точно, — воскликнул он. — Надеюсь, мы вам не помешали?

Менделлу это начинало надоедать.

— Разумеется, нет.

— Тогда вытрите с подбородка губную помаду и верните галстук на место, — предложил Карлтон. — Наивные люди могут бог знает что подумать. — Твердым шагом он пересек холл и подошел к радиатору. — До чего же хорошо! — Повернувшись к радиатору спиной, он распахнул пальто. — Прямо-таки шикарный дом!

Менделл проследовал за ним в гостиную.

— Итак, чего вы хотите?

— Вот это умный вопрос, — откликнулся Рой.

— Барни, что вы думаете о том, чтобы вернуться в Чикаго? — спросил Карлтон.

— У вас есть ордер на арест?

Карлтон вздохнул и признался:

— Нет. Кроме того, это не имело бы большого значения, мы не смогли бы здесь им воспользоваться.

— К чему вы это ему говорите? — упрекнул его Рой. — Пренебрежение некоторыми юридическими уловками составляет часть полицейского расследования. Я это знаю. Я слежу за всеми полицейскими программами по телевидению.

— Ладно, шутки в сторону, закругляйтесь! — ответил Менделл. — Не заставляйте меня смеяться. Разве мое освобождение под залог аннулировано?

Карлтон еще больше распахнул полы своего пальто.

— С огорчением должен признаться, что нет.

— Тогда уходите отсюда!

— И это называется гостеприимством, Барни? — Рой сел на подлокотник кресла.

— Я считаю себя гостеприимным.

— И это после того, как мы проделали весь путь, чтобы повидать вас? На таком холоде? — Рой достал пачку сигарет и предложил Менделлу. — Сигарету?

— Спасибо, с вашего позволения, предпочитаю свои.

Рой засунул в рот сигарету и положил пачку назад.

— Нет, разумеется, нет. Почему это должно для меня что-то означать? — Он воспользовался роскошной зажигалкой, лежавшей на столе, и закурил. — Да, как сказал инспектор Карлтон, здесь очаровательно. — Рой пустил дым на зажигалку. — Вы женились на дьявольском доме, на высокопоставленной семье. Вы были бы удивлены, узнав, каким количеством связей обладает ваш тесть. Он знает в Чикаго всех.

Менделл не обратил никакого внимания на его разглагольствования.

— Что вам конкретно от меня надо?

Инспектор Карлтон достал из кармана знакомый ему бумажник.

— Это ваш бумажник, Барни?

— Вы сами это знаете.

— Вы его узнали?

— Я его опознал уже в полиции.

Карлтон перебрал толстую пачку денег, лежащую в бумажнике.

— Шестьсот долларов. Это большие деньги, Барни. Человек может позволить себе многое, имея их в кармане. Он может купить женщин. При ставке в пять долларов порой удается выиграть сто двадцать. — Карлтон положил бумажник назад в карман. — Но, разумеется, это не интересует парня, который любит женщин, закутанных в норку. Скажите, Барни, вы на самом деле не видите разницы?

— Проклятый подонок!

Менделл сделал выпад левой в челюсть Карлтона. Инспектор нырнул и, вставая, ладонью толкнул локоть Менделла. Увлеченный собственным весом, Менделл сделал пируэт и упал на низкий столик. Рой печально покачал головой.

— Вы совсем не в форме, Менделл. Вам очень повезло, что вы женились на большом куше, иначе вам пришлось бы вернуться на ринг, а вы совсем выдохлись.

Менделл задыхался, у него болел нос. Карлтон снова закурил.

— А теперь относительно того парня, который хотел вас обобрав, кокнув…

— Что еще?

— На кого он был похож?

— Я уже сказал вам, что не знаю.

— Между тем, вы находились рядом с ним.

— Да, но в комнате было темно, а я зашел с яркого света.

— Он был высоким или низким?

— Примерно моего роста.

— Значит, высоким?

— Да.

— А что он вам говорил?

— Я уже сообщил об этом.

— Повторите.

— Он мне сказал, что наконец-то я появился.

— Он назвал вас по имени?

— Да.

— И что же произошло дальше?

— Он приказал мне выложить все из карманов на кровать, а когда я спросил, для чего это нужно, он ответил: «Не валяй дурака, дубина» Я сказал: «Не смей так меня называть!» и прыгнул на него, а он меня оглушил.

Лейтенант Рой усиленно курил.

— Вы отлично все это помните, а, Барни?

— Помню.

— Но вы совершенно не можете объяснить, почему он, после того как вас оглушил, спрятал бумажник под матрац вашей кровати?

— Нет.

Карлтон выпустил дым к потолку.

— Это как раз то, что мне нравится в нашей работе. Вовлекаешься в самые невероятные приключения… А теперь мы вернемся к Вирджинии Марвин. Барни, сколько раз вы поцеловали ее?

— Я ее не целовал и вообще с ней ничего не делал.

— И вы не спали с ней и не убивали ее?

— Нет.

— Вы в этом уверены?

— Уверен.

— Почему вы так уверены сегодня, когда еще вчера вы ничего не могли утверждать? Я принес с собой протокол ваших показаний. Послушайте немного. «Ради бога, покончим с этим! Будем считать, что я убил ее. Я этого не помню. Я не помню, чтобы у меня с ней что-нибудь было». Конец заявления.

Рой взял со стола зажигалку, высек огонь и сквозь пламя посмотрел на Менделла.

— Это говорили вы. И как это получается, что тогда вы были таким неуверенным, а теперь вы убеждены, что ничего ей не сделали?

Менделл пошарил в карманах, нашел сигарету и закурил.

— Я был пьян. Потом, как мне кажется, я все еще находился под влиянием полученного мною удара, который мог убить меня.

— Но теперь бы все отчетливо себе представляете?

— Да.

— Вы не пьяны?

— Нет.

— Вы уверены, что находитесь в полном рассудке?

— Да.

— Откуда вы это знаете?

— Знаю и все.

— И эта девушка сделала вам предложение?

— Да.

— И что она вам сказала?

— Она сказала мне, что у нее всегда было желание переспать с чемпионом по боксу в тяжелом весе, и спросила, почему бы нам не подняться в номер.

Пепел от сигареты упал Карлтону на брюки, и он с задумчивым видом смахнул его.

— Барни, а кто познакомил вас с этой девушкой?

— Никто. Просто мы разговорились, как обычно бывает в барах.

— А относительно этой истории… — Карлтон запнулся и снял шляпу, а Рой встал с подлокотника, на котором сидел.

Менделл обернулся и увидел Галь. Она переоделась в платье из бледно-зеленого шелка с высоким воротником и длинной юбкой.

— Кто эти господа? — спросила она.

— Инспектор Карлтон и лейтенант Рой. Миссис Менделл, моя жена, — представил их друг другу Менделл.

— Как поживаете? — спросила Галь.

— Очарован знакомством с вами, — ответил Карлтон.

Лейтенант Рой ограничился тем, что склонил голову. С высоко поднятой под платьем грудью Галь села на подлокотник дивана, обитого золотистым шелком.

— Барни, сигарету, пожалуйста.

Менделл прикурил и дал ей сигарету. Галь нервно затянулась и повернулась к нему.

— Барни, почему они здесь?

— Они продолжают следствие по делу об убийстве этой девушки, которую нашли в ванной моего номера.

— О!.. — протянула Галь, — понимаю…

Наступило неловкое молчание. Потом Карлтон снова продолжил, как раз с того места, на котором его прервали.

— А эта история с духами, которыми пользовалась убитая девушка? Мы нашли маленький флакончик в ее сумочке, и парни из лаборатории определили, что они довольно редки. Вы упомянули, что такими же пользуется миссис Менделл?

— Но это невозможно! — выпрямилась Галь.

— Почему? — поинтересовался Карлтон.

— Потому что мои духи специально изготавливают для меня в маленькой фирме в Париже. И весьма сомнительно, что та особа, которую обнаружили в ванной у Барни, могла пользоваться ими. Возможно, они похожи, но гораздо дешевле.

— Это же мнение техников-специалистов, — покачал головой Карлтон. — И, поверьте, миссис Менделл, эти парни знают свое дело.

— Вероятно, ошибся я, — вступил в разговор Менделл. — Вы же знаете, как это произошло. Я был пьян, думал о Галь и поэтому решил, что духи у мисс Марвин такие же, как и у моей жены. Это просто ощущение запаха. — Менделл стукнул себя по носу. — И кроме того, то, что у меня вместо носа… Одним словом, я не могу быть экспертом по духам.

— Ты, вероятно, прав, — откликнулась Галь.

— Вне всякого сомнения, — улыбнулся Рой. — Не окажете ли нам любезность, миссис Менделл? Нас бы это очень устроило. Знаю, что вы поймете меня… В деле об убийстве столько различных доказательств, что мы должны быть полностью уверены в каждом из них. Вот почему мне хотелось бы попросить…

— Что вы хотите? — выпустила дым Галь.

— Не могли бы вы дать нам крошечный флакончик ваших духов… Просто для того, чтобы убедиться…

— Эй, ребята! — запротестовал Менделл. — Не вздумайте впутывать в эту историю мою жену!

— Они просто неспособны на это, — холодно вмешалась в разговор Галь. Ее улыбка была такой же ледяной, как и голос. — В этот момент, когда произошел этот невероятный случай, я находилась в самолете между Майами и Чикаго.

— Да, конечно, я знаю. — Рой по-прежнему вежливо улыбался.

— Откуда вы это знаете? — спросила Галь.

— Я проверил, — ответил Рой. — Обычная проверка.

Галь провела кончиком языка по губам.

— Не вижу причины для отказа, — наконец произнесла она. — Мне это кажется нелепым, но я хочу сделать все возможное, чтобы помочь Барни.

— Разумеется, — проронил Рой, продолжая улыбаться.

Менделл взглядом проследил, как Галь выходит из комнаты, и почувствовал легкую панику. Он ощущал, что тучи вокруг него сгущаются и что острые зубы закона готовы впиться в него и разорвать в клочья. Карлтон и Рой, вероятно, обманывают его. Не могли они проехать такое расстояние ради маленького флакончика духов Галь.

— Что вы задумали, а? — спросил он.

Инспектор Карлтон в последний раз распахнул полы своего пальто, чтобы согреть бедра.

— Ну, что ж, я скажу вам…

— Слушаю…

— Мы пытаемся объяснить преступление, фактически два преступления. Понимаете, это наша работа… Лейтенант Рой и я получаем от города Чикаго небольшое жалованье, чтобы следить за порядком среди населения. Когда такой увалень, как вы, устраивает такую историю со шлюхой и флаконом духов, это немного выводит из равновесия и…

— Хватит! — оборвал его Менделл.

Ему хотелось кричать, вопить, ломать вещи. Он не мог слушать разговоры этих людей и не мог себе ничего уяснить. Менделл постучал себя по носу.

— Я начинаю считать, что вы не знаете, откуда льется вода, когда дергаете за цепочку смывного бачка.

— Да, я в этом не совсем уверен, — ответил Рой, — и не считаю, что она обязательно попадет в канализацию. — В его голосе сквозила грусть. — Вы не можете знать, сколько всего идет в канализацию в процессе нашей работы, Барни.

Инспектор Карлтон дат полам пальто упасть, когда увидел возвращающуюся Галь. Она протянула Рою маленький флакончик.

— Я отлила немного в пустой флакон. Этого достаточно, лейтенант?

— Вполне, — ответил Рой. — А теперь мы поедем. — Он повернулся к Менделлу. — И еще одно…

— Что? — встрепенулся Менделл.

— Эта перестрелка в кабинете Куртиса.

— Насчет этого я все рассказал.

— Я это хорошо знаю. Вы и Куртис разговаривали, когда какой-то неизвестный открыл дверь, выключил свет и выстрелил шесть раз подряд из оружия, которое наши эксперты определили как пистолет калибра семь, шестьдесят три. Одним из выстрелов Куртис был убит. Но, судя по фотографиям, которые мы сделали, и диаграммам, которые мы вычертили, определив ваше местонахождение, пять из шести выстрелов предназначались вам, и вашу шляпу прострелили дважды. — Рой перестал улыбаться. — Кто же жаждал вашей смерти, Менделл?

Галь покровительственным жестом обняла Барни за талию.

— Теперь я хорошо поняла вашу тупость, господа. Менделла все любят.

— Все, за исключением одного, — уточнил Карлтон.

— Значит, вы мне верите? — Менделл погладил руку Галь. — Вы убедились, что я ничего не выдумываю и что кто-то на самом деле стрелял в меня?

— Похоже на то, — ответил Карлтон. — Но почему бы вам не вернуться с нами в город, Барни, чтобы мы поместили вас в надежное место, пока не проясним эту историю?

— Еще чего не хватало!

— Это просто предложение, — Карлтон надел шляпу. — Мы, вне сомнения, еще вернемся.

Галь сжала губы и топнула ногой.

— Могу ли я задать вам один вопрос, инспектор?

— Конечно.

— Здесь, в Лайк-Форест, занимаете ли вы какое-либо официальное положение, и распространяется ли сюда ваша власть?

— Нет.

Углы рта Галь опустились, и глаза ее приняли выражение, присущее избалованной девчонке. Она подняла волосы на затылке и дала им упасть.

— Тогда уходите отсюда и больше не возвращайтесь. Перестаньте терзать Барни. В противном случае завтра утром я отправлюсь в Чикаго и повидаюсь с шефом полиции. Надо попросить, чтобы вас уволили со службы.

Инспектор Карлтон устал. Он сегодня надел две пары носков и мечтал снять их. Он также мечтал о чашке кофе, но все же терпеливо ответил:

— Да, это так, мистер Менделл, я с этим согласен.

Пальцы Галь сжались на руке Менделла, как когти молодого кота, когда инспектор Карлтон и лейтенант Рой пересекли холл, подошли к двери и спустились по ступенькам, оставив за собой открытую дверь. Менделл смотрел, как они садились в свою машину. Он радовался присутствию Галь, ее близости, красоте ее тела, ее пальцам, впивающимся в его кожу. Но одновременно у него появилось странное ощущение: Барни почти сожалел, что не уехал вместе с Карлтоном и Роем.

Бог знает почему, но он чувствовал себя в западне.

Глава 15

Это напоминало Менделлу обед вместе с матерью на траве в Сан-Бонифацо в первую годовщину смерти отца, когда они еще не привыкли к его отсутствию, когда им хотелось быть вместе с ним и не о чем было говорить. Трава в этом году выросла такой же высокой, как и тогда. Барни словно чувствовал ее густоту вокруг своих щиколоток сквозь шелковые носки.

— Соли? — спросила Галь.

— Спасибо.

— Менделл посолил и протянул солонку мистеру Эбблингу.

Тот покачал головой.

— Нет, спасибо, Барни.

Столовая была большой, с высоким лепным потолком. Ее будто бы наполняли блуждающие тени, пытающиеся ускользнуть от пламени горящих в камине дров. Кроме этого пламени, единственным другим освещением служило желтое пламя свечей, вставленных в серебряный канделябр. Голос мистера Эбблинга бурчал что-то малоинтересное. Из вежливости Менделл старался слушать его, но вместо этого он услыхал только поскрипывание двери вдалеке да стук собственного сердца. Снаружи иней покрывал стекла высоких окон, северный ветер раскачивал деревья, заставляя гнуться клены и ветки старого дуба.

— Барни, вы меня слушаете? — спросил мистер Эбблинг.

— Да, сэр, — соврал Менделл.

Барни допил свое вино и снова попытался внимать рассказу прокурора о пороке, тщательно скрываемом кем-то. Однако это позволило одному из клиентов мистера Эбблинга сохранить несколько сотен долларов и, конечно, уделить некоторое количество из них прокурору.

— Это никого не интересует. — Галь откинула прядь волос, упавших ей на глаза.

Она не таилась. Любовь пробудила в ней аппетит, и она ела так, будто долгое время голодала. И Галь имела на это право. Да и Барни тоже. Квартал у скотобоен был далеко. Как приятно снова надеть к обеду смокинг! Как приятно смотреть на горящие дрова! Как приятно пить хорошее вино! Как приятно смотреть на Галь…

Менделл наблюдал за ней поверх стакана. Галь надела вечернее платье из светло-желтого шелка, открывающее плечи и спину. С высоко поднятыми пышными волосами, с темными кругами под глазами, голыми плечами, белыми и теплыми при свете свечей, она напоминала ангела, правда немного распущенного.

Но Галь тоже казалась озабоченной. Это сквозило в ее жестах и неестественно громком голосе. Она слишком много пила. Время от времени Галь бросала взгляд в сторону Менделла, затаив дыхание, будто хотела сказать ему: «Подожди, пока мы останемся вдвоем, и ты увидишь…»

При этой мысли по спине Менделла пробегала дрожь, приятная дрожь. Он заставлял себя есть и пытался не думать, что, вне всякого сомнения, его мать часто голодала во время его болезни. Галь могла бы все объяснить ему и она объяснит, когда ему удастся заставить ее выслушать его.

Галь увидела, что он нахмурился, и положила ему руку на плечо.

— Что с тобой, дорогой?

— Ничего, я просто задумался. — Менделл вернул ей улыбку.

Андре, замещающий лакея, снова наполнил его стакан.

— Это было испытанием для всех нас, — сказал Эбблинг.

В его голосе не чувствовалось шарма. Это был голос старого человека без иллюзий, окончившего когда-то Гарвард и получившего диплом. Но это произошло так давно…

— И все это еще не кончилось… — продолжал он.

Галь перенесла свое внимание на тарелку.

— Не стоит из-за этого расстраиваться. Сделай что-нибудь.

— Надеюсь, смогу… — кончиками губ произнес Эбблинг.

Менделл внимательно посмотрел на отца и дочь. Ему очень хотелось узнать, о чем Эбблинг и Галь спорили по возвращении судьи в его кабинете, запершись на ключ. Галь всегда добивалась своего без единого грубого слова. Менделл заметил, что его стакан пуст и Андре собирается его наполнить. Он накрыл стакан рукой.

— Нет, спасибо, мне хватит.

— Как хотите, мистер, — ответил Андре.

— А как тебя кормили в клинике? — поинтересовалась Галь.

При этих словах маленький комок застрял у Менделла в горле.

— Съедобно, — ответил он.

Менделл сидел, глядя на огонь и размышляя обо всем сразу. В его ушах стоял голос матери, ее громкий возмущенный голос.

«Пьянствовать? Да. Драться? Да. Попасть в тюрьму? Да. Но никогда не было еще ни одного сумасшедшего Менделла! Никогда еще не было ни одного Менделла в конце Ирвинг-парка!»

Хорошо, пусть будет так. Ну, что ж, один из них все же там был или, по крайней мере, был близок к этому.

Зловещая трапеза подходила к концу. Менделл обрадовался, увидев, что она заканчивалась.

— А что, если мы будем пить кофе и ликеры в музыкальном салоне? — предложил мистер Эбблинг.

— О, ради бога, уйдем отсюда! — воскликнула Галь. — В этой комнате до такой степени тоскливо!

Менделл почувствовал легкое головокружение, когда встал, чтобы отодвинуть стул жены. Ему стало трудно держать глаза открытыми.

— Пожалуй, мне больше не стоит принимать алкоголь. Вино оказалось крепче, чем я ожидал. Думаю, я уже выпил свою норму.

— Не будь идиотом. — Галь дотронулась до шрама над его глазом. — Я очень люблю тебя, когда ты немного выпивший. И перестань говорить как боксер. — Она подчеркнула сухость своих слов, сморщив нос и в упор посмотрев на мужа.

— Тогда, кажется, мне лучше молчать, — ответил Менделл.

— Вы отлично справляетесь, — запротестовал Эбблинг. — На чем закончилась ваша учеба, Барни?

— Я несколько лет учился в школе, — отозвался Менделл. — Примерно до тех пор, пока не дошел до некоего Цезаря, который имел наглость разделить страну на три части. Тут мне пришлось пойти работать, и я так и не узнал, как он с этим справился.

— Ах, ты!.. — Галь сжала его руку.

Музыкальный салон был маленьким. Маленьким и похожим на гостиную. Он находился в задней части дома, напротив озера. Но все равно там без труда размещались рояль, радиоприемник, магнитофон и большой телевизор. Там же стояли очень удобные кресла и диван. Галь положила полдюжины пластинок на проигрыватель.

— Может, ты хочешь посмотреть телевизор?

— Мне все равно, дорогая, — покачал головой Менделл.

— Ладно, я предпочитаю телевизор, — заключил Эбблинг, удобно устраиваясь в кресле. — Барни, а в клинике были телевизоры?

Внезапно Менделл почувствовал, что у него сильно болит голова. Ему так хотелось, чтобы Галь и ее отец забыли про клинику! Это уже все в прошлом, и он сам так хотел забыть о ней!

— Да, сэр, там они были, и очень хорошие.

Он сел в низкое кресло, и Галь сразу же пересела к нему на колени.

— Андре, принесите нам анисовку. И не забудьте, что мистер Эбблинг любит очень крепкий кофе.

— Не забуду, миссис, — ответил Андре.

Менделл смотрел, как Андре наливает ликер в два стакана и ставит их на край столика. После этого Андре хорошенько перемешал скотч для мистера Эбблинга. Менделл решил, что Андре куда лучше справляется с обязанностями шофера, чем лакея. Такой же крупный, как и Менделл, Андре чувствовал себя неуютно в ливрее.

— Я всегда любил Чайковского, особенно его Четвертую симфонию. — Эбблинг удовлетворенно покачал головой. Да и Пятую тоже. А он что, русский или поляк?

— Кажется, русский, — ответила Галь.

С напряженными до предела мускулами Менделл пытался слушать музыку и не мог. Эбблинг протянул ему коробку с сигарами.

— Сигару?

— Нет, спасибо, — Менделл заставил себя улыбнуться. — Предпочитаю «Кэмел». — Он достал из кармана пачку и предложил Галь.

— Не сейчас, дорогой, — покачала она головой, и так как Андре входил в комнату с серебряным подносом, на котором стоял кофейный сервиз, она приказала ему: — Андре, сделайте, пожалуйста, погромче. Отец качает головой, как болванчик, а я до такой степени уменьшила звук, что ничего не слышу.

— Слушаюсь, миссис, — ответил Андре и повернул ручку.

Из телевизора вырвались такие мощные звуки, что Менделл непроизвольно вздрогнул. Галь, по-прежнему сидевшая у него на коленях, повернулась, чтобы лучше видеть его.

— В чем дело, дорогой?

Менделл затянулся сигаретой, потом положил ее на серебряный поднос рядом с чашкой, которую только что наполнил Андре. Ему было стыдно говорить ей правду.

— Ничего, ровным счетом ничего, любовь моя. Галь провела рукой по его волосам.

— Хочешь, я скажу тебе кое-что, дорогой? — Она задержала дыхание и немного поерзала у него на коленях, чтобы еще больше усилить ощущение их близости. — Я всегда мечтала выйти замуж за блондина.

Менделл нежно погладил ее, выпил ликер и сразу понял, что ему следовало бы воздержаться от этого. Напиток оказался крепче всех, которые он до этого пил, и у Барни появилось ощущение, что голова его стала резиновой. Галь по-прежнему ерзала у него на коленях, все сильнее прижимаясь к нему. Менделл посмотрел на Эбблинга, который отвел взгляд и качал головой в такт музыке. Глядя на него, Менделл огорчился. У Эбблинга был очень скверный вид, и глаза слишком блестели. Казалось, что он в сильном жару. Время от времени он сжимал губы, как от боли. Перехватив взгляд Менделла, Эбблинг произнес:

— Галь рассказала мне, что сегодня сюда приезжали инспектор Карлтон и лейтенант Рой.

— Да, сэр.

Это был один из тех редких случаев, когда Менделл видел тестя ругающимся.

— Сегодня днем я потратил несколько часов, чтобы помешать аннулированию вашего залога. Все там, начиная с самого верха и до низа, были против меня. Барни, вы уверены, что не убивали этой девушки?

— Отец! — жестким голосом воскликнула Галь.

— Уверен, — ответил Менделл.

Эбблинг снова предложил ему сигару, и Менделл отказался, предпочтя «Кэмел». И вдруг он обнаружил, что сигарета, которую он курил, превратилась в зажженную сигару. Менделл осторожно взял ее и посмотрел на нее. Старый, без всякого тембра голос Эбблинга по-прежнему бурчал:

— Это не потому, что я сомневаюсь, Барни…

— Ты хорошо действуешь, — резко проговорила Галь.

— Не говори со мной таким тоном.

— Я буду говорить таким тоном, который мне нравится.

Менделл почувствовал себя неловко.

«Они ссорятся из-за меня», — подумал он.

— Это только потому, что в этом деле столько неприятностей, — спокойно продолжил Эбблинг. — Возьми, например, историю с твоими духами…

— И что же?

— Это ни на что не похоже. Это, действительно, такие же духи, которые убитая девушка держала в своей сумке. Инспектор Карлтон позвонил в контору как раз перед моим отъездом и объявил, что у него есть заключение лаборатории по этому поводу. Теперь стоит вопрос о том, каким образом она смогла достать эти духи. Если Барни не сам дал ей их…

Галь быстро повернулась у него на коленях.

— Барни, ты не давал их, а?

— Нет, — простонал он, — конечно нет!

— Не обращай внимания на то, что говорит этот выживший из ума старик. Просто потому, что отец — человек закона, он всех считает виноватыми.

— Я не считаю Барни виноватым! — повысил голос Эбблинг.

— Но ты демонстрируешь это! — закричала Галь. — Ты сказал, что Барни дал этой ужасной девице мои духи, чтобы она пересдала с ним.

— Я этого не говорил.

— Но ты это имел в виду.

Менделл почувствовал смутное отвращение. Он не хотел, чтобы Галь и отец ссорились из-за него, а он оказался между ними.

— Все, что я пытаюсь доказать, — продолжил Эбблинг, — это то, что Барни по-прежнему находится в опасной ситуации. Карлтон собирается обвинить его в двух убийствах.

— Откуда ты это знаешь?

— Мне сказали это.

— Но ведь в Барни стреляли.

— Я не знаю, как Карлтон устроит все это. — Эбблинг помахал в воздухе сигаретой. — По телефону он мне этого не рассказал. Но уверены ли вы, Барни, что мистер Куртис смог бы помочь вам опознать человека, который убил его и сделал пять выстрелов в вас?

Теперь музыка звучала так громко, что почти заглушала голос Эбблинга. Было во всем этом что-то странное. Менделл продолжал смотреть на сигару.

— Что-нибудь не так, Барни? — спросил Эбблинг. — Плохо горит?

— Ничего, — солгал Менделл, — все в порядке.

Он сунул сигару в рот, и Галь высказала свое мнение:

— Мне нравится, когда ты куришь сигару, дорогой. Это так по-мужски.

— А что я сейчас говорил? — спросил Эбблинг.

— В точности не помню. — Галь снова заерзала. — А ты помнишь, дорогой?

Менделл с признательностью посмотрел на нее.

— Нет, не совсем хорошо.

Он проглотил кофе, и это вызвало у него в ушах дополнительный звон и лишило его всякой возможности думать. Галь вытерла ему лицо своим носовым платком.

— Дорогой, здесь, вероятно, очень жарко. Ты весь вспотел. Отец, открой, пожалуйста, окно.

— Открывай сама, — ответил Эбблинг.

— Это не звонок мне послышался? — спросил Менделл.

— Конечно, — улыбнулась Галь. — Это у входной двери.

— А-а-а, — протянул Менделл. — Хорошо.

Некоторое время звонок продолжал звонить, потом все стихло. Галь взяла в свои ладони лицо Менделла. Глаза ее были беспокойными.

— Барни, ты странно ведешь себя!

— Я чувствую себя смешным, — признался Менделл.

В комнату вошел Андре и сообщил мистеру Эбблингу:

— Некий инспектор Карлтон в сопровождении лейтенанта Роя, сэр. Они желают поговорить с вами и с мистером Менделлом.

— Остановите эту проклятую музыку! — взорвался Эбблинг.

Андре выключил телевизор, и в наступившей тишине Барни отчетливо услышал биение своего сердца и дыхание Галь у своей груди. Эбблинг с трудом встал.

— Барни, подождите меня здесь. Из комнаты не выходите. — Судья повернулся к Андре. — Вы сказали им, что мистер Менделл здесь?

— Нет, сэр. Я только сказал, что пойду узнаю, сможете ли вы принять их.

— Хорошо. Если вас спросят, то вы не видели мистера Менделла. Поняли, Андре? Миссис и он уехали в неизвестном направлении в новое свадебное путешествие.

— Слушаюсь, сэр.

Эбблинг посмотрел на Менделла.

— Вы и Галь подождите меня здесь. Пусть никто из вас не выходит из комнаты. Предоставьте действовать мне.

— Да, сэр, — пробормотал Менделл.

Эбблинг удалился из комнаты вместе с Андре, который старательно закрыл за собой дверь. Галь прижалась лицом к груди Менделла.

— О, Барни, я тебя так люблю. Почему это происходит с нами? Мы могли бы быть так счастливы!

«Могли бы» — прошедшее время от «мочь». Менделл достаточно долго учился в школе, чтобы помнить это. Он крепко обнял Галь.

— Ты мне солгала, да? Ты веришь, что я убил эту девушку?

— Барни, я ничего не соображаю. Я больше не знаю, что и думать.

Они продолжали сидеть, прижавшись друг к другу, пока не вернулся Эбблинг. Лицо судьи было таким же белым, как и его рубашка. Он закрыл дверь салона, прислонился к ней и посмотрел на Менделла.

— Я сейчас сделал нечто такое, чего не делал никогда в жизни, — сказал он. — Я потерял свою репутацию. Карлтон приехал за вами, Барни. Вы теперь обвиняетесь в убийстве первой степени и, следовательно, вы сами это понимаете, не подлежите освобождению под залог. — Лицо судьи перекосилось как от боли. — Но я объявил Карлтону, что вас здесь нет, что я постараюсь связаться с вами, уговорить вернуться и отдаться в руки полиции завтра утром.

— И он тебе поверил? — поинтересовалась Галь.

— Думаю, что да, — ответил Эбблинг. — Да, я уверен в этом.

— Почему? — спросил Менделл. — Почему вы солгали ради меня.

Эбблинг пожевал свою погасшую сигару.

— Потому что я люблю вас, Барни. Потому что я считаю, что вы попали в скверную ситуацию. Потому что я знаю, что вы не убивали эту девушку…

— Откуда вы это знаете?

— Дело в том, что, несмотря на ваше неустойчивое состояние и прогнозы доктора Гарриса об имеющейся у вас тенденции к преступлению, этот акт насилия совершенно не вяжется с вашей натурой.

— Нет! — воскликнул Менделл. — Нет! За исключением того случая, когда я свернул шею попугаю!

— Верно, — ответил Эбблинг. — Я забыл об этом.

Менделл выпрямился в кресле, пытаясь разглядеть дверь за Эбблингом.

— А кто теперь звонит?

— Какой звонок? — удивилась Галь.

Глава 16

Их апартаменты не изменились после отъезда Менделла. Они состояли из большой комнаты, будуара и ванной. В спальне, с шелковыми обоями на стенах, стояла огромная кровать и золоченая клетка с желто-зеленым попугаем, что производило впечатление декорации. Менделл сел на край кровати, куря ту сигару, которую он считал сигаретой, и стал размышлять. Он спрашивал себя, может ли разум мужчины время от времени терять свою ясность.

— Забудь его! — кричал попугай. — Ты прекрасна, прекрасна, прекрасна! И ты моя, вся моя!

— Я охотно обошелся бы без птицы, — сказал он Галь.

Галь закрыла клетку черной материей.

— Я огорчена, Барни, — казалось, она была готова сделать все, чтобы только доставить ему удовольствие. — Мне не надо было покупать другого попугая после того… Ну, словом, после того, что произошло…

— Ну, говори же: после того, как я убил твоего попугая, — произнес Менделл.

— После того, как ты свел счеты с попугаем, — уточнила Галь и быстро добавила: — Но это не имеет никакого значения.

Он смотрел, как Галь освобождалась от своего платья и как она оставила его лежать там, где оно упало. В этом была вся Галь. В этом и заключалась та проклятая разница между богатыми и бедными.

— Раздевайся, Барни, прошу тебя, — умоляла Галь. — Ты же знаешь, что сказал отец. Ты должен выспаться, завтра будет трудный день.

— Да, — согласился Менделл, — завтра день будет трудным. — Он встал с кровати и повесил свой смокинг в шкаф. — А что, твой отец виделся с доктором Гаррисом?

— Нет еще, — Галь вынула из волос шпильки и стала расчесываться. — Но он настоит на том, чтобы тот приехал. Отец хочет, чтобы доктор Гаррис был вместе с нами, когда мы отправимся в полицию.

— Он мне это сказал, — ответил Менделл.

Он аккуратно повесил брюки, открыл ящик и достал пижаму из плотного шелка. Он заплатил за нее пятьдесят долларов, чтобы своей элегантностью доставить удовольствие Галь. Сколько лет прошло с тех пор? Он попытался вспомнить, но у него снова появилось ощущение, что голова его может лопнуть каждую секунду.

— Но это ни к чему. Если Карлтон решил посадить меня, я погорел.

Галь перестала расчесываться.

— Барни, ты не должен так говорить.

Менделл расшнуровал ботинки и снял рубашку.

— А как я должен говорить? Что я должен делать? Кричать «браво»? Я вышел фактически из заключения, и теперь столько сваливается мне на шею, и меня снова собираются посадить. В тюрьму!

— Ты очень резок.

— Возможно. — Менделл сел на стул и стал массировать торс.

— Ты не должен быть таким желчным, — постаралась убедить его Галь. — Если ты не убивал этой женщины, тебе не о чем беспокоиться, для этого нет никаких оснований.

— Верно.

Менделл взял сигару, чтобы прикурить от нее сигарету, обдумывая, как бы сказать жене, что он считает себя не совсем нормальным.

— Отец — превосходный законник, — продолжала Галь, — и ты знаешь, каким влиянием он обладает. А теперь прошу тебя, Барни, ни о чем не беспокойся больше.

— Постараюсь.

— Обещаешь? — Галь протянула ему губы для поцелуя.

— Обещаю. — Менделл поцеловал ее.

— Очень хорошо, — улыбнулась Галь. — Итак, раз ты самый славный и раз это твоя первая ночь в доме, я сделаю тебе большое одолжение — ты можешь первым отправиться в душ! — Галь снова принялась расчесывать волосы. — Но не будь там слишком долго.

Менделл не думал принимать душ, но нашел, что это хорошая мысль. Холодная вода окажется полезной для его головы и поможет ему заснуть. Он снял носки, нижнее белье и вошел в ванную. Душ находился в дальнем углу, окруженный матовым стеклом, на котором были нарисованы какие-то птицы. Барни открыл кран холодной воды и собирался стать под душ, когда услышал, что Галь что-то сказала, чего он не расслышал из-за шума воды. Он вернулся к двери ванной.

— Я не расслышал, дорогая.

— Купайся спокойно, — поморщилась Галь. — Я только сказала, что люблю тебя.

Он вернулся в ванную, вошел в кабину и почти обжегся. На кране, который он открыл, была надпись «холодная», но вода, выливавшаяся оттуда, оказалась кипятком. Менделл закрыл его и почувствовал спазмы в желудке. Принять горячую воду за холодную и наоборот — это первые признаки галлюцинаций. Менделл долго смотрел на душ. Случай достаточно удобен, чтобы проверить, не ошиблись ли врачи, выпустив его из клиники. Он вытер то небольшое количество воды, которая попала на него, и сделал вид, будто чистит зубы, когда Галь вошла в ванную и открыла воду в душе.

— В настоящий момент никаких шуток, — предупредила она.

— Не буду, — пообещал Менделл.

Он был наготове, чтобы предупредить ее, но в этом не оказалось необходимости. Галь повернула кран, и потекла холодная вода. Она увидела, что он смотрит на нее, и плеснула на него водой. Вода была холодная. Менделл вернулся в комнату и сел на кровать, сжав зубы, чтобы они не стучали. Нужно прямо смотреть в лицо фактам. Доктор Гаррис прав, а Розмари ошибается. Его разум неизлечим, он получил слишком много ударов в голову. Он снова услышал колокола, снова с ним приключилась странная история. У него не хватило ума различить тепло и холод. Это привело Барни к страшной мысли, что, может быть, инспектор Карлтон прав. Может, это он убил блондинку. Сумасшедшие не сознают, что делают.

Менделл сидел неподвижно, стараясь совладать со своими нервами, но они не выдержали, когда закричал попугай:

— Осторожней! Не сообщайте ваших имен, парни! Внимание! Вот флики!

Менделл поднял глаза на птицу. Черной материи на клетке не было. Но ведь он видел, как Галь накрывала клетку! Больше он не мог вынести! Рывком вскочив, он ударом кулака смахнул клетку с подставки. Вместе с кричащим попугаем клетка пересекла комнату и влетела в будуар Галь, сшибая по пути флаконы с духами и другой косметикой, которые разбились об пол. Оставляя на полу мокрые следы босых ног, Галь с криком выскочила из ванной. С нее стекала вода.

— Барни! — Она прижала руку к губам. — Барни, что случилось?

С напряженными мускулами и тяжело дыша, Менделл повернулся к ней.

— Разве я не видел, как ты накрывала эту клетку?

— Я этого не помню, Барни, — заплакала Галь. — Умоляю тебя, не сердись. — Она подняла клетку и поставила ее на место. — Я ее сейчас же закрою. — Она подобрала черную материю и накинула ее на клетку, плача так сильно, что с трудом могла говорить: — Я… не знала, что нельзя сюда было привозить птицу. Она заставила тебя вспомнить о той ужасной истории… Барни, я очень огорчена из-за этого…

Попугай еще немного покричал, потом затих. Менделл снова сел на кровать, обхватив голову руками. Галь взяла бутылку виски со стола и налила в стакан добрую порцию.

— Возьми, выпей, прошу тебя, Барни!

Менделл выпил, чтобы доставить ей удовольствие. Галь поставила бутылку на стол и села рядом на кровать. Она казалась совсем маленькой и испуганной.

— Барни, теперь ты чувствуешь себя хорошо?

— Нет, дорогая, я этого не думаю, — Менделл покачал головой. — Боюсь, что я болен, очень болен. — Он решил высказаться раз и навсегда. — Послушай, ты помнишь, когда я уезжал? Тот день, когда меня поместили в клинику?

— Да, — очень тихо ответила Галь.

— Сколько я оставил денег, чтобы ты досылала моей матери?

Галь в смятении смотрела на него.

— Барни… я не понимаю, что ты хочешь сказать. — Ее глаза наполнились слезами. — В тот момент я спросила тебя, не хочешь ли ты посылать каждую неделю чек твоей матери, но ты ответил «нет», что в этом нет необходимости, что ты для нее все устроил…

— Я так сказал?

— Да.

— Я не давал тебе восьмидесяти семи тысяч долларов и не просил тебя посылать ей каждую неделю по семьдесят пять долларов, пока я буду в клинике?

— Нет.

Менделл боролся с виски, которое ударило ему в голову.

— Хорошо, это решает все.

— Что?

— Все. Я сумасшедший, и меня надо запереть в клинику. Я был там два года. Доктора зря выпустили меня, я нуждаюсь в лечении. — Он потер щеки. — А для тебя будет лучше, если ты завтра сядешь в самолет и улетишь на Бермуды… или куда угодно, лишь бы подальше от меня.

— Но почему, Барни?

— Потому что я проклят. Твой отец и ты хорошо относились ко мне, но я не желаю больше утруждать вас своей особой и вовлекать в свои неприятности.

— В какие неприятности?

— В те, в которых я нахожусь. Твой отец не должен был обманывать инспектора Карлтона. Ему надо было дать увезти меня. Я — сумасшедший, и они не убьют меня. Все, что они могут со мной сделать, — это поместить меня в другую клинику с более солидными решетками.

— Нет, — рыдала Галь, — нет, я предпочитаю видеть тебя мертвым, чем заключенным в такое место. Слышишь?! Я предпочитаю видеть тебя мертвым!

— Да, я тебя слышу, — ответил Менделл.

— Ты убил эту девушку?

— Не знаю. — Менделл закурил другую сигарету и сильно затянулся. — Я начинаю спрашивать себя об этом. Учитывая, что только что произошло, это уже кажется возможным.

— Барни, что же ты собираешься сделать? — Галь взяла его за руку. — Куда ты считаешь нужным пойти?

— Сдаться полиции.

Он протянул руку, чтобы взять белье, но Галь вырвала его из рук.

— Нет! — Она скомкала белье и отбросила его подальше от кровати. — В таком случае, ты никуда не пойдешь, нам нужно поговорить обо всем этом.

— О чем ты хочешь поговорить? Завтра утром мне не станет лучше.

— Ты теперь не уверен, что ты ненормальный.

— Но, тем не менее, я очень похож на такового.

Галь прижалась мокрой щекой к груди мужа.

— Барни, прошу тебя, ради меня!

Менделл обнял ее, и его напряженные нервы немного расслабились. Глухие рыдания потрясли его всего.

— О, дорогая, — стонал он, — я не хочу, чтобы все так было…

— Я это хорошо знаю, Барни.

— Верно, — продолжал он рыдать, — я ошибся. Я, который всегда действовал так, как надо.

— Я знаю, — прошептала Галь.

— Я старался хорошо боксировать. Я останавливался, когда арбитр приказывал мне. Я интересовался своей работой. Я заботился о ма…

— Я знаю, знаю. — Галь погладила его по мокрой от слез щеке.

Его сломанный нос мешал ему, и он похлопал себя по нему.

— Мне хотелось эту шлюху в баре… блондинку, про которую говорят, что я ее убил. У меня было невыносимое желание, но я сказал ей «нет». Потому что этого не следовало делать… Потому что я не хотел другой женщины, кроме тебя…

Галь толкнула его на кровать.

— Барни, растянись, отдохни. Все кончится тем, что мы вылезем из всего этого…

— Каким образом?

— Не знаю. — Галь снова налила большой стакан виски и протянула ему. — Выпей и постарайся расслабиться. Я погашу свет, лягу рядом с тобой и обниму тебя. — Она взяла у него из рук сигарету. — Хочешь другую?

— Да, пожалуйста.

Галь прикурила сигарету и сунул ее ему в губы. Потом она погасила свет и легла рядом с ним — маленькая, нежная и теплая. Она провела рукой по его волосам.

— Теперь тебе лучше, Барни?

— Да, немного лучше.

Он лежал на спине в темноте и пускал дым к потолку. Мечта прекрасна, пока она не стала явью. Мальчуган со скотобоен преуспел. Барни Менделл, сын Барни и Марты Менделл, племянник Владимира, проделал свой путь наверх и женился на девушке из высшего общества, такой же красивой, как и богатой. После чего они жили счастливо… Это невероятно.

Если он и не уверен, что совершил убийство, но его признают виновным, он все равно получит пожизненное заключение. В клинике… Он это заслужил, он подвел Галь и ее отца. Он сделал так, что его мать страдала от голода. Он был плохим товарищем для Розмари, Пата и Джона. Он на самом деле таков, каким его обрисовал Джой Мерсер. Он неподобающим образом вел себя со всеми теми людьми, которые так хорошо относились к нему…

Пальцы Галь покинули его волосы и стали прогуливаться по его груди. Ее голос был таким тоненьким в тишине ночи.

— Почему ты не обнимешь меня, Барни? Это, может быть, пошло бы тебе на пользу.

— Нет, — ответил Менделл, — не надо, прошу тебя.

Он не хотел Галь. Он не хотел ничего на свете.

Единственное, чего он хотел, — умереть.

Глава 17

Сделав выпад левой в лицо Джою Мерсеру, Менделл сильно ударил правой в бок Уоллкотту… Потом, отступив на недосягаемое для кулаков противников расстояние, он продолжил боксировать. Втянув носом воздух, он снова бросился всем весом уже на Холлиста.

«А я неплохо справляюсь», — подумал он.

Потом Барни обнаружил, что грезит, но даже для сна это было необычно. Менделл пытался проснуться, но ему это не удавалось. И потом, почему на ринге слой снега толщиной в пятьдесят сантиметров и снег продолжает падать в свете больших прожекторов? Менделл понял, что проводит бой на открытом воздухе в Комиски-парке. Инспектор Карлтон занимался хронометражем, а лейтенант Рой был одним из судей.

— Как я веду бой? — спросил он у Роя.

— Я не уполномочен это сообщать вам, — покачал тот головой.

Менделл бросил вперед левую и промахнулся. Потом, ослепленный; так как Джерси Джон напал на него, Барни сжал кулаки и посмотрел на толпу. Ма, Розмари, Пат, Джой, Джон, мистер и миссис Хершельмеер и миссис Файнштейн — вся банда из Келли-бара, все бывшие его соседи — сидели вокруг ринга и вопили:

— Вперед… убей его, Барни… перебрось через канаты… О! Он крепок… этот поляк!

Менделл был полон гордости. И Джой кричал громче всех. И это после всех ужасов, которые он писал про него! Менделлу стало хорошо. Он оттолкнул Уоллкотта, кинул его на канат и нагнулся над ним с нацеленными кулаками, но в этот момент между ними просунул свое тело арбитр и пробормотал:

— Я всегда хотел заняться любовью с боксером тяжелого веса. Не поднимемся ли в вашу комнату?

Когда Барни открыл рот, из него вылетела большая синяя муха. Менделл испуганно оглянулся. Ему почти невозможно было дышать: назубник мешал ему. Он попытался его выплюнуть и снова почувствовал боль — его лицо ударилось о металл. Менделл медленно приходил в себя. Он перекатился на бок, импульсивно дыша, а попугай начал кричать:

— Осторожно! Не называйте своих настоящих имен, парни! Осторожнее! Вот флики!

Менделл открыл глаза. Он лежал на полу спальни. Металлический предмет, о который он ударился, оказался револьвером. Сам он был полностью одет, даже застегнут на все пуговицы. Он сел и позвал Галь.

И тогда Менделл увидел мистера Эбблинга. Отец Галь лежал в нескольких шагах от двери. Черный рукав и белая рука его вытянулись вперед, будто при падении он пытался дотянуться до ручки двери.

Менделл встал, потом, осторожно поворочав головой, прошел в ванную, где его окутала непроницаемая темнота. Пересилив себя, он вернулся, чтобы осмотреть мистера Эбблинга. Его рубашка была перепачкана высохшей кровью. Тесть Барни умер по крайней мере уже час назад.

Они были одни в комнате, у Барни в руке был револьвер. Ясно, что он убил мистера Эбблинга. Но почему? Менделл снова и снова задавал себе этот вопрос. Он очень любил отца Галь, и тот всегда хорошо к нему относился.

Менделл подобрал револьвер и открыл его. В магазине еще оставалось два патрона и, вероятно, один в стволе. Это был «люгер» калибра семь, шестьдесят пять, и он напоминал тот, который Менделл привез из армии в качестве сувенира.

Менделл сел на кровать и попытался думать. Последнее, что Барни помнил, это что он, растянувшись на кровати, курил сигарету. И рядом с ним лежала тихо плакавшая Галь. Между всхлипываниями она повторяла, что предпочитает видеть его мертвым, чем снова заточенным в клинику для душевнобольных. Впервые за два года Менделл ощутил полную ясность мыслей. Тут не о чем спорить. У него был кошмар, этого более чем достаточно. Он закрыл магазин и сунул ствол револьвера себе в рот.

«Это ни для кого не станет потерей», — подумал Барни.

Но нажать на спуск оказалось весьма непростым делом. Разум отдавал приказ, но палец отказывался подчиняться. Барни не боялся смерти — это было именно то, чего он хотел. Но от стыда он покрылся потом. Он покидал компанию, не заплатив по счету. Он истратил последние гроши своей зарплаты, не заплатив булочнику. Он даже ясно представил себе статью Джоя Мерсера.

«Сегодня ранним утром в роскошной резиденции Эбблингов в Лайк-Форест окончательно разоблачил себя Барни Менделл, бывший чемпион по боксу в тяжелом весе. Он закончил два своих мирных дня убийством человека, который пытался его спасти. Потом, сунув ствол револьвера в рот…»

Менделл вынул ствол револьвера изо рта и спрятал его к себе в карман. На языке остался металлический привкус — это был привкус оружия. Если он застрелится, будет конец всему. Его ругали всякими словами, но никто, за исключением Пата, не обвинял в подлости. Он всегда хорошо выносил удары, вынесет и еще раз. Если правосудие потребует у него ответа, Барни готов к этому. Он почувствовал себя лучше и уже собирался встать и отправиться на поиски Галь, когда одна мысль пронзила его мозг, и он снова сел. Он пришел в себя с револьвером в руке. В правой руке! А по натуре он левша. И потом, откуда он мог взять этот револьвер? Мистер Эбблинг, безусловно, не протянул ему его и не сказал:

— Возьмите, Барни, и убейте меня!

В комнате было жарко, и Менделл взмок. Он хотел расстегнуть смокинг, но его толстые пальцы скользили по материи. Пиджак его был застегнут справа налево, как застегивает женщина, как могла бы застегнуть его Галь… Но куда он собирался пойти? Почему он оделся? Он никак не мог вспомнить этого, он хорошо уяснил, что согласился подождать до утра, чтобы сдаться полиции. Тогда почему он оделся? Что означает его черное пальто и шляпа около двери?

Менделл попытался представить себя одевающимся и не смог. Посмотрев на сигареты, он закурил. Затянувшись, Барни положил сигарету в пепельницу и попытался сосредоточиться. Долгое время он неподвижно сидел, и, когда, наконец, повернулся к пепельнице, сигарета на четверть превратилась в пепел. Но это по-прежнему была сигарета, а не сигара.

— Странно, — сказал себе Менделл, — действительно, странно!

Он провел рукой по подбородку, на котором отросла щетина. Внезапно ему многое показалось очень странным. Странным и беспокойным. Он встал, осмотрел ванную, туалет, заглянул под кровать. Где Галь? Где она была, когда убили ее отца? Почему он не помнит никаких криков? Менделл провел рукой по волосам и посмотрел в зеркало на туалетном столике Галь. Как это может быть, что он помнит все идиотские случаи, происшедшие с ним: сигарету, превратившуюся в сигару, звонок, который никто не слышал, кроме него, попугая, накрытого материей, потом вдруг упавшей с клетки, кипяток, вытекающий из крана с холодной водой? Но когда дело касалось столь важных обстоятельств, он ничего не помнил. Как это могло случиться? Как это до сих пор он помнит, что он Барни Менделл? Когда парень сходит с ума, он обычно считает себя Наполеоном или кем-нибудь другим. Во всяком случае, не тем, кем он был на самом деле.

Менделл сел на пуфик перед туалетным столиком Галь и посмотрел на себя в зеркало. На кого становится похож мужчина, когда сходит с ума? У него был обычный вид, такой же, какой и всегда. На лбу Менделла появилась морщина, и он начал дышать через рот. Как это он помнил все эти идиотские мелочи и не мог вспомнить, поднималась ли Вирджиния Марвин в его номер? Сколько он ни сосредоточивался, ему не удавалось вспомнить, что он убил ее. Он, безусловно, не убивал мистера Куртиса. Внезапно Барни засомневался, что это он убил мистера Эбблинга. Если бы он его убил, то, безусловно, сохранил хотя бы смутное воспоминание об этом.

Менделл повернулся на пуфике и посмотрел на кровать. Все равно он не мог ничего вспомнить, он даже не помнил, потушил ли сигарету, которую курил. Барни помнил минуту, когда Галь, такая теплая и нежная в его объятьях, рыдала: «Я в самом деле так думаю, Барни. Я предпочитаю увидеть тебя мертвым, чем снова помещенным в клинику!» Тогда он ответил: «Верно, ты права». Это он хорошо помнил. А что же потом случилось? Менделл уцепился за эту мысль. Могли произойти лишь две вещи — или он потерял сознание, или он заснул. Так какая же из этих двух версий верна?

Барни встал и подошел к двери. Она оказалась запертой на ключ, причем снаружи. Он покрутил ручку, потом вернулся назад и встал на колени над Эбблингом. Лицо судьи ничего ему не сказало, смерть сделала его совершенно невыразительным. Менделл расстегнул рубашку и пояс на теле, чтобы увидеть, откуда текла кровь. На животе виднелись два отверстия — одно в нескольких сантиметрах от пупка, другое немного ниже. Из нижней раны недавно текла кровь, и она имела отвратительный вид. Из нее вытекло так много крови, что запачкалась рубашка. Другое же отверстие напоминало дырку в пластилине. Подобные дырки остаются обычно в мертвой ткани. Менделл нагнулся и рассмотрел поближе отверстия, выпуская дым от сигареты поверх тела. Он был уверен в том, что одно из отверстий было сделано уже в мертвом теле, после смерти Эбблинга. Барни хорошо были известны следы от пуль на теле, он заработал три ордена и красную ленту не за то, что спокойно сидел на заднице и читал газеты.

— Забудь его! — заорал попугай. — Ты прекрасна, прекрасна, прекрасна! И ты моя, вся моя!

Менделл поднял глаза на птицу.

— Держу пари, что ты говоришь это всем мужчинам!

Попугай встряхнул перьями и продолжал орать.

Некоторое время Менделл стоял над трупом. Ему не нравилась одна мысль, которая мелькнула у него в голове. Потом медленно он прошел в ванную и долго рассматривал матовую разрисованную перегородку душа. Надеясь ошибиться, он протянул руку к крану с надписью «холодная», повернул его, и потекла холодная вода. Он немного плеснул себе на лицо — вода действительно была холодной. Барни закрыл кран и повторил эксперимент. Опять потекла холодная вода.

Кровь бросилась ему в голову, смешались облегчение и ярость. Это не было фантастикой и безумием, кто-то специально устраивал это ему. Но почему? Он умылся, причесался и повязал галстук.

— Ну вот, дружище, — сказал он своему изображению в зеркале, — уже давно я тебя не видел. Ты уходил?

— Да, я был в психиатрической клинике, — ответил он сам себе. — Почему ты не порасспросишь об этом у Пата Дойла? Он бы тебе все рассказал. Я упал духом, застав жену на месте преступления, но у меня не хватило мозгов понять, что я женился на маленькой потаскухе, которая насмехалась надо мной. Тогда я сделал вид, что ничего не видел и что не поймал ее с другим парнем. — Менделл вытер пот и слезы, катившиеся у него по щекам. — Я согласился с тем, что сумасшедший, и позволил отправить себя в клинику до тех пор, пока снова захочу ее. И как она воспользовалась этим?

Его внимание привлек дым — сигарета прожгла дыру в коробке с солью для ванны. Он потушил ее, вернулся в комнату и надел свое черное пальто и шляпу.

Пат это знал. Джой знал. Все друзья из его квартала знали, что Галь раздевалась не только для того, чтобы принять душ после этого. Все, кроме него, были в курсе дела, а он, ослепленный своими мечтами…

Менделл засунул белый платочек в верхний карман пиджака. Мысленно возвращаясь к прошлому, он понял, что в глазах Галь он всегда был большим болваном. Он верил всему, что она ему говорила, верил и не задавал вопросов. Даже ее объяснению насчет восьмидесяти семи тысяч долларов… Менделл посмотрел на труп Эбблинга. За этим что-то скрывалось. Очевидно, Галь рассчитывала, что он покончит с собой, увидев труп.

«Я предпочитаю видеть тебя мертвым, чем снова помещенным в клинику!»

Лежа рядом с ним, она, теплая и нежная, вкладывала эту мысль ему в голову и потом предоставила возможность осуществить это. Но Менделл не знал, зачем все это устроено, и у него появилось желание выяснить. Он ухватился за ручку двери и изо всех сил потянул ее на себя. Мускулы его напряглись, вены на шее вздулись, а щеки побагровели, и по ним текли капли пота. Дверь сопротивлялась довольно долго, но наконец замок не выдержал. Дверь распахнулась. Остановившись на секунду, Менделл прислушался. Создавалось впечатление, что дом умер вместе с Эбблингом. Не слышалось никаких звуков, за исключением стука ветки в окно коридора. Лестница и лестничная площадка были погружены в темноту. Единственным светом, который Барни смог различить, была желтая полоска, просачивающаяся сквозь приоткрытую дверь гостиной. Менделл бесшумно спустился по лестнице и заглянул в щель.

В кресле уютно устроился Андре в одной рубашке с засученными рукавами. Он пребывал в отличном настроении, держа в руке большой бокал. Галь в открытой пижаме, обутая в домашние туфли, отделанные белым марабу, расхаживала по комнате. Когда она проходила мимо Андре, тот похлопал ее по заду.

— Ну, ты! — прикрикнула она, явно не сердясь. Время от времени она останавливалась и озабоченно посматривала на потолок.

Андре опустил стакан.

— Может, мы перемудрили?..

— Возможно, — ответила Галь.

Менделл распахнул дверь и остановился на пороге.

— Простите, — сказал он, — вы кого-то ждете, подонки?

Глава 18

Андре с такой силой поставил стакан на столик, что донышко у того отлетело и содержимое потекло по руке. У Галь был такой вид, будто она собралась куда-то побежать, хотя на самом деле она не сдвинулась с места. Спина у нее изогнулась, лицо перекосило, рот широко раскрылся. Она напомнила Менделлу Куртиса — думала, что кричит, но ни один звук не вылетал из ее рта. Андре встал и вытер руку о брюки.

— Эй, минутку! — неуверенно проговорил он. — Одну минутку…

Менделл посмотрел на него и подумал: не Андре ли был тем парнем, с которым он застал Галь два года назад. Сказать наверняка невозможно: все мужские голоса похожи друг на друга.

— Мы… мы как раз собирались… — начала Галь, но не знала, что сказать дальше.

Менделл переключил внимание на нее. Галь уже овладела собой, такой уж она была. Усилием воли она вернула себе спокойствие. Ее лицо стало нежным и совершенно гладким, глаза — голубыми и ясными. В целом вид у нее был свежим и женственным. Наступило тягостное молчание. Лишь где-то в комнате слышалось тиканье часов. Порыв ветра ударил в стекла окон. Послышались глубокие вздохи, дыхание Андре прерывалось. Его рука уже высохла, но он машинально продолжал вытирать ее.

— Да не стойте так, скажите что-нибудь! — наконец произнес Менделл.

Он поискал сигареты в карманах пальто, но их там не оказалось, так как это пальто он не надевал два года. Галь, поколебавшись немного, сделала шаг по направлению к нему.

— Осторожней! — воскликнул Андре. — Не приближайся к нему!

Галь оттолкнула руку Андре, который попытался ее задержать. Ее глаза пытались встретиться с взглядом Менделла.

— Барни, а что ты здесь делаешь, внизу? Дорогой, я думала, что ты спишь наверху.

Менделл решил подыграть ей, чтобы узнать, что же будет дальше.

— Я был там.

Галь покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.

— Барни, ты ничего не помнишь? Не так ли? — пробормотала она слабым голосом.

— Нет.

Галь еще немного приблизилась к нему и схватила за руку. Ее голос по-прежнему обладал тем же магнетизмом, как и тогда в машине.

— Ты помнишь, как спорил с отцом?

— Нет.

— Но ты видел его наверху?

— Да.

— Отец умер, Барни.

— Да, я знаю.

Пальцы Галь все сильнее вцеплялись в его руку, она настолько приблизилась к нему, что он ощущал запах ее тела.

— Ты болен, Барни, очень болен, и ты все еще болен. Это связано с головой. Вот почему мы с Андре сидим здесь и ждем врача.

— Да?

— Ты помнишь, что лежал на кровати рядом со мной?

— Да.

— И сразу после этого ты и мой отец страшно повздорили…

— По какому поводу?

— Из-за меня. — Легкое тело Галь задрожало. Она еще больше расстегнула воротник своей пижамы, как будто в комнате было слишком жарко. Ее груди поднялись и затрепетали от этого движения, а Менделл посмотрел на разделявшую их впадину. — Ты пытался убить меня, Барни.

— Почему?

— Ты сказал, что больше не хочешь быть разлученным со мной. Я вынуждена была позвать отца на помощь. И когда отец пришел, чтобы помочь мне… — Она зарыдала, не в силах продолжать дальше.

— Я его убил?

— Да, это так. — Галь сквозь слезы посмотрела на него.

— Я в него стрелял?

— Да.

— А где я взял револьвер?

Галь говорила с ним, как с непонятливым ребенком, тщательно выговаривая слова.

— В ящике комода. Там, где он лежал с тех пор, как ты уехал в клинику.

— Это тот револьвер, который я привез из армии?

— Да. Я пыталась отобрать его у тебя, но не смогла, моих сил не хватило. А как ты вышел из комнаты?

— Я выломал замок.

— Барни, а где револьвер?

— У меня в кармане.

— Отдай его мне, — протянула руку Галь.

Менделл вытащил револьвер и отдал ей.

— А после этого я оделся, да?

— Да, ты оделся, — повторила она, взяв револьвер за ствол, и опустила руку.

— И все это я сам сделал? Сам надел смокинг?

— Да.

Менделл распахнул пальто.

— Если я до такой степени сумасшедший, что сворачивал головы попугаям, видел, как сигареты превращались в сигары, как горячая вода вытекала из холодного крана, скатывался по лестнице вместе с тобой, то все-таки не мог я застегнуть свой смокинг справа налево, как женщина. Посмотри.

Галь все время смотрела ему в глаза. Менделл опустил полы пальто.

— Дорогая, тут ты допустила ошибку. Тебе надо было поручить сделать это твоему другу, он бы застегнул по-мужски. Между двумя шлепками по твоим ягодицам…

Дыхание Андре участилось.

— Я так и знал. Он издевается над нами, Галь. Будьте осторожны с этим грязным поляком. Он все понял.

— Но, дорогой… — продолжала улыбаться сквозь слезы Галь.

Менделл дал ей пощечину, и ее голова стала раскачиваться от одного плеча к другому. Сперва он ударил ее ладонью, потом тыльной стороной ладони. Его пальцы оставляли красные следы.

— Хорошо. А теперь давай объяснимся, согласна?

— Ты меня понял? — Галь грустно посмотрела на него.

— Да. — Менделл нашел сигарету на краю столика и закурил. — Для тебя лучше, чтобы ты заговорила, если не хочешь, чтобы продолжил я.

— Я вас предупреждал, — сказал Андре, — вы будете вынуждены сделать это.

— Да, — ответила Галь, — я знаю.

— Хорошо. Тогда чего же вы ждете?

Галь провела языком по губам. Ее глаза сверкали, хотя и оставались полузакрытыми. Это были глаза влюбленной девственницы, которая в первый раз познала любовь и которая взвешивала все за и против.

— И что же ты собираешься делать? — спросил Менделл.

— Я убью тебя, — прошипела Галь.

— Я так и думал.

Галь вздохнула, потом подняла револьвер, наставила его в грудь Менделлу и спустила курок. Послышался металлический щелчок, потом еще раз. Улыбка Галь погасла, и из груди вырвался хрип. Глаза ее потеряли свой блеск и, казалось, провалились. Но на этот раз губы обнажили зубы не от чувственности. Она была на грани отчаяния, будто ее предали. Она снова нажала на спуск, потом уронила руку с револьвером. Невидимые часы по-прежнему где-то тикали, и ветер стучал в окна ветками деревьев. Менделл смотрел на Галь сквозь дым сигареты.

— А теперь, не правда ли, ты очень довольна, узнав, что не такой уж я сумасшедший, чтобы оставить револьвер заряженным? Что бы произошло, если бы у тебя был ребенок? Кто был бы его отцом?

Губы Галь задрожали, и она бросила револьвер ему в лицо. Менделл легко поймал его.

— Через секунду я буду в твоем распоряжении, а сейчас хочу потолковать с твоим дружком.

Так как Менделл бросил револьвер в кресло, Андре схватил его и, быстро отступив на шаг, попытался воспользоваться им как дубинкой. Менделл получил удар по руке выше локтя и влепил свой кулак в лицо Андре, отбросив того в кресло. Андре быстро восстановил равновесие и осторожно отступил, видя, как Менделл надвигается на него. Медленно, как кот за мышью, Барни следовал за ним, чувствуя себя в полной форме. Он больше не был сумасшедшим, он знал, что никого не убивал.

— Нужно действовать получше, — наставлял он Андре. — Вспомни, дружок, это моя работа и у меня довольно хорошая репутация.

— Мерзавец! — принялась ругаться Галь. — Мерзкий грязный поляк!

Барни приближался к Андре с вытянутой правой рукой, пытаясь задеть его, чтобы потом левой врезать по челюсти, разбить на кусочки, сделать ему так же больно, как недавно было больно ему самому. Теперь, восстановив равновесие, Андре решил драться. Он был высок и силен…

«Когда-то в своей жизни он немного научился боксировать, — подумал Менделл. — Он дерется, как ученик… Немного осторожно, немного нервно. Серия ударов, потом долгое отступление».

От страха, что покалечат красивое лицо Андре, Галь сжала руками голову, ее лицо побледнело и стало невыразительным, красота ее исчезла.

— Убей его! — кричала она. — Убей его, Андре!

Менделл бросил на нее взгляд из-за плеча.

— Отдай ему должное, мой цыпленок, ведь он делает все, что может.

Воспользовавшись тем, что Менделл отвлекся, Андре выдал серию ударов и заставил его отступить. Потом Менделл принялся молотить Андре без передышки, нисколько не сбиваясь с дыхания.

— Что вам нужно? — простонал Андре.

— О, всего лишь небольшой разговор! — Менделл похлопал себя по носу. — Но мне необходимо, чтобы ты был в хорошей форме для этого.

Пот градом катился по лицу Андре. Он продолжал отступать, подняв правую руку для защиты, а левой, при любой возможности, шарил позади себя в поисках какого-нибудь орудия.

— Возле камина! — прокричала Галь. — Возьми кочергу! Позади тебя, справа!

Рука Андре наткнулась на кочергу и сжала ее. Размахнувшись, он ударил ею сверху вниз и попал Менделлу в бок. Но прежде чем Андре повторил удар, Менделл вырвал кочергу у него из рук и швырнул через комнату. Она попала в одно из окон. Послышался звон разбитого стекла и затем глухой стук от падения ее на землю.

— А, — протянул Менделл, — ты хочешь так драться? Как на скотобойне? Все способы хороши? Согласен, дружок, начнем…

— Отойди от него, Андре! — продолжала кричать Галь.

Андре попятился, но Менделл протянул руку, схватил его и потащил назад. Полочка на стене была весьма современной, и Менделл стукнул Андре об нее. Потом серией мощных ударов справа и слева он бросил Андре на деревянные панели, ударяя прямо в лицо, как в мешок, и превращая лицо Андре в кровавое месиво. Кровь стекала у того с губ. Опустив руки, Андре стонал от боли.

— Пощадите… довольно… Менделл…

— Очень хорошо, — Менделл отступил. — Тогда поговорим. Что означают эти ваши махинации? Чего вы от меня хотите, мерзавцы?

Андре закрыл лицо руками, будто боль стала настолько сильной, что он не мог говорить. Потом он резко нагнулся, схватил толстые медные щипцы и швырнул это смертоносное орудие в Менделла. Тот принял этот удар на руку, поднял свою левую и врезал Андре в челюсть, вложив в этот удар всю свою ненависть. Щипцы упали на пол, а Андре на мгновение замер. Потом колени его подогнулись, он оперся на камин и соскользнул на пол, распростершись неподвижно.

— Ты его убил! — простонала Галь. — Ты его убил!

Менделл повернулся и посмотрел на нее.

— Вот так! Теперь займемся тобой. Отвечай. Начнем с восьмидесяти семи тысяч, которые я тебе дал для своей матери. Как получилось, что такая богачка, как ты, обокрала старуху?

— Ты мне ничего не давал, — отшатнулась Галь.

— Не ври!

— Я не вру.

— Я давал их тебе. — Менделл стал приближаться к ней.

— Ты же не знаешь, что делаешь, Барни, ты не знаешь, что говоришь… — Галь зашла за диван.

— Нет, я знаю, что говорю!

— Нет! Нет! Ты болен! Ты сумасшедший!

— Придумай что-нибудь получше…

— Я пытаюсь сказать тебе правду. — Она хотела спрятаться за диваном.

— Правду?

— Я пытаюсь спасти тебя от самого себя!

— Ты предполагаешь, что я убил Вирджинию Марвин?

— Ты должен был ее убить.

— И мистера Куртиса?

— Не знаю. — Галь задыхалась, у нее в горле застрял комок. — Во всяком случае, я уверена, что ты убил моего отца.

Менделл попытался схватить ее, но неудачно.

— И когда это случилось?

Барни остановился, готовый к дальнейшим действиям, а Галь продолжала пятиться от него.

— Около часа назад.

— Тогда как получилось, что одна из ран нанесена часов на двенадцать раньше другой? А вторая сделана уже после смерти старика?

— Ты не соображаешь, что говоришь!

— О, не старайся сбить меня с толку. Я насмотрелся на любые раны.

Задыхаясь, Галь снова отскочила от него.

— Ты не знаешь, о чем говоришь! Ты только воображаешь, что знаешь. Но поверь мне, Барни, попытайся понять, что твое состояние ненормально!

— Есть еще один вопрос, — бросил Менделл.

— Еще вопрос?

— Что ты сделала, чтобы получить заключение доктора Гарриса о моем здоровье? Причем ложное заключение. Ты переспала с ним?

— Теперь ты меня оскорбляешь!

— Я спрашиваю тебя.

Галь попыталась улыбнуться.

— Все, чего я стремлюсь достичь, — это, насколько возможно, облегчить тебе жизнь, Барни.

— И поэтому ты пыталась меня убить?

— Я защищала себя, вот и все. Я знаю, что ты подумал в отношении меня и Андре. У тебя, Барни, грязное воображение!

— Кроме шуток?

Менделл опять попытался поймать ее. Отскакивая, Галь поскользнулась на ковре и закричала, но, прежде чем Менделл успел поймать ее, она уже стояла позади длинной консоли, на которой с каждой стороны находилось по светильнику. Во время падения грудь Галь обнажилась. Она провела языком по губам, глядя на Менделла поверх стола. В ее глазах появился огонек, и она не сделала попытки привести себя в порядок.

— Закрой занавес, — с грустью проговорил Менделл, — меня это уже не волнует.

Он начал обходить стол, и теперь их разделяла только столешница.

— Ты меня любил, Барни…

— Вероятно, я всегда буду любить тебя.

— Тогда почему же ты хочешь причинить мне зло?

— Откуда ты знаешь, что я причиню тебе зло?

— Я это вижу по твоим глазам. — Галь умоляюще посмотрела на него. — Я уеду с тобой, Барни.

— Куда?

— Куда захочешь.

— А на какие шиши? На те восемьдесят семь тысяч, которые я дал тебе для своей матери?

— Ты не давал мне денег.

— Это говоришь ты. Но мне позволь утверждать обратное.

Андре со стоном начал подниматься.

— Андре, защити меня! — умоляла Галь. — Барни собирается меня убить.

Менделл стоял у полированного стола, опираясь руками о столешницу.

— Нет, — спокойно ответил он.

Менделл хотел отодвинуть лампу, но толкнул ее слишком сильно, и она упала и разбилась, как его несбывшаяся мечта. Взгляд Менделла перешел от светильника к Галь.

— Нет, — повторил он. — Все, что я могу, — это сделать тебе больно. Галь, почему ты так боишься меня? Что ты такого натворила, малышка? — Он снова пошел в обход стола.

— Андре! — завопила Галь.

Андре снова встал на ноги с щипцами в руке. Менделл подошел и забрал их у него.

— Не вмешивайся, дружок, мы с тобой объяснимся позднее. А сейчас происходит объяснение между мной и моей женой.

Находясь в полубессознательном состоянии, Андре снова попытался взять щипцы, но Менделл отстранил его.

— Будь умницей, не болтайся под ногами и успокойся. — Он вспомнил старые привычки, поставил Андре на ноги и затем одним ударом снова уложил его. — Убедительно прошу вас, дорогой, полежите.

Менделл повернулся к столу. Двери, выходящие в холл, были широко распахнуты. Галь убежала. Барни прошел в холл. В музыкальном салоне горел свет. В тот момент, когда он прислушался, его взгляд упал на качающуюся тяжелую портьеру. Сделав несколько шагов, Менделл откинул ее и уперся руками в дверь, очень массивную и выполненную из одного куска дерева. Резьба на двери причинила ему боль, и он потер себе руку.

— Галь, не заставляй меня взламывать эту дверь. Я не причиню тебе зла. Я всего-навсего хочу поговорить с тобой.

Галь не отвечала. Менделл отступил на шаг, напряг мускулы. Потом он снова приблизился к двери и услышал, что Галь в другом конце комнаты набирает по телефону какой-то номер. Прижав ухо к двери, он прислушался.

— Говорит миссис Менделл, — прошелестел голос Галь. — Вы знаете Галь Эбблинг… — Появилось ощущение, что она плачет. — Да, сержант, дочь Джона Эбблинга. Большой дом на Драйв. Я хочу сообщить вам об убийстве, кроме того, мне необходима ваша помощь, очень необходима… Мой муж окончательно сошел с ума и хочет убить меня. Да, я заперлась в музыкальном салоне. — Голос Галь становился все пронзительнее. — Сейчас он пытается взломать дверь. Нет, здесь нет никого, кто бы защитил меня. Шофер попытался это сделать, защитить меня и моего отца, но он теперь лежит без сознания. Да, вы его знаете. Это Барни Менделл, чемпион по боксу. Именно тот, о котором пишут все газеты, который убил девушку в Чикаго… Да, это так, сержант. Он провел два года в клинике для сумасшедших, и его выпустили лишь позавчера. Спасибо, сержант, я буду ждать. И прошу вас, приезжайте побыстрей.

Телефон звякнул, когда Галь положила трубку.

«Шлюха, — подумал Менделл, — маленькая грязная шлюха».

Действия Галь оборачивались для него большими сложностями. Он — всего лишь поляк из квартала возле скотобоен и с диагнозом сумасшедшего, а она — из фамилии Эбблингов. «Да, сержант, дочь Джона Эбблинга. Большой дом на Драйв». Дочь покойного Джона Эбблинга…

Менделл в последний раз бросил взгляд на дверь и поглубже натянул на голову шляпу.

— До свиданья, малышка! — пробормотал он, застегнув пиджак слева направо, вышел из дома через заднюю дверь и прошел по покрытой снегом аллее к гаражу.

Глава 19

В Чикаго тоже шел снег. Большим снегоуборочным машинам досталось очень много работы на Уотер-Драйв, на бульварах, на трамвайных рельсах и вообще на всех улицах города. Менделл остановил машину Эбблингов, не доезжая двух кварталов до дома матери. Несмотря на то, что было очень рано, на тротуаре, покрытом снегом, виднелись следы людей. Небольшие группки прятались в парадных и подворотнях от ветра в ожидании трамвая. Они ехали на работу, чтобы было чем заплатить за еду, за квартиру, за газ, купить себе ботинки, одежду, перчатки… Менделл медленно шел по холодной улице. В большинстве кухонь уже горел свет, в других комнатах свет зажигался на его глазах. Ледяной воздух пропитывался запахом жареного бекона, лука и кофе. Соседские дети вылепили снежную бабу в маленьком дворе дома его матери. Способы делания снежных баб не менялись. На них всегда были надеты старые шляпы, они всегда курили прогоревшие старые трубки, у них всегда были кусочки угля вместо глаз. Менделл щелчком отправил сигарету в снежную бабу и пошел по белому снегу к дому. На тропинке виднелись следы молочника, толстый слой снега лежал на бутылках молока и сметаны.

Менделл забрал бутылки, поднялся по лестнице и тихонько постучал в дверь Дойлов. Потом он снова постучал и, не получив ответа, попытался открыть дверь. Это ему удалось, и он вошел в темную и теплую кухню. Здесь ничего не изменилось. Розмари редко запирала дверь на ключ, только когда оставалась одна. Ведь два ее брата служили в полиции.

Маленький дом спал. Менделл ногой закрыл дверь и поставил бутылки с замерзшим молоком на стол, покрытый клеенкой. Потом он замер, вглядываясь в темноту и пытаясь вспомнить, где спали Джон и Пат — в передней комнате или в дальней. Ему хотелось поговорить с Патом, но и Джон устроил бы его. Дальше Барни решил не ходить. Когда они покинут этот дом, то отправятся в полицейский участок к инспектору Карлтону. Но до этого Менделл хотел иметь полную ясность о своем деле, хотел иметь друга по другую сторону закона. Он желал, чтобы кто-нибудь знал и его версию происшедшей драмы.

Сидя в темноте маленькой кухни, Менделл пытался успокоиться и привести мысли в порядок. Его обвинят в двух убийствах, а может быть, и в трех. С его диагнозом сумасшедшего, с Галь, бессовестно лгавшей полиции в Лайк-Форест, его, вне сомнения, обвинят в этих преступлениях. Может, его казнят, а может, только пожизненно заточат в сумасшедший дом. Но, что бы там ни было, ему хотелось повидать Пата, Джона, Розмари, Джоя Мерсера и свою мать. Он хотел, чтобы они знали, что он — не последний негодяй…

Барни открыл дверь дальней комнаты.

— Пат, — тихо позвал он, — Джон!

— О, это ты! — села на кровати Розмари. — Я слышала, как кто-то возится на кухне, и думала, что это кто-то из моих братьев.

В этот момент зазвонил будильник. Розмари откинула одеяло, встала и босиком прошлепала к окну, открыв его и нажав по дороге на звонок будильника. Потом она зажгла свет и, поежившись от холода, посмотрела на Менделла.

— Барни, что ты здесь делаешь в шесть часов утра?

Менделл вспомнил, что он в шляпе, и снял ее.

— Сожалею, — ответил он, — но я ошибся дверью.

— Я тебя спрашиваю, Барни.

— Я хотел сказать кое-что Пату.

Розмари взяла свой зеленый халат, висевший на стуле возле кровати, и надела его поверх ночной рубашки.

— Что именно?

— Я не сумасшедший, — ответил ей Менделл, — и никогда им не был. И я женат на шлюхе.

Розмари откинула прядь волос, упавшую ей на глаза.

— И когда ты это понял?

— Этой ночью.

— И теперь ты пришел поплакаться?

— Да.

— В шесть часов утра? — Она застегнула молнию на халате и, сидя на кровати, нашарила на полу свои туфли. — Лучше бы ты вышел отсюда, Барни. Пат вчера вечером не работал. И если он или Джон проснутся и увидят тебя в моей комнате…

Но Менделл уже переступил порог опасности.

— Полагаю, что смогу им объяснить.

— Тогда начни это сразу же, старина, и побыстрей, — проговорил позади него из темной кухни Джон Дойл.

— Доброе утро, Джон! — произнес Менделл, не оборачиваясь.

Сильная рука схватила его за плечо.

— Ты слышал, что я сказал? Говори и побыстрей! Ты сам, Барни, на это напрашиваешься. И уверяю тебя, что ты получишь то, что заслужил. Что ты тут делаешь?

Розмари обула вторую туфлю.

— Барни обнаружил, что он не сумасшедший и что его жена — шлюха.

— И после этого он захотел переспать с тобой? Да?

— Нет! — запротестовал Менделл. — Поверь мне, Джон!

— Ну, конечно, это так естественно, — сказала Розмари. — Я всегда принимаю своих воздыхателей, одетых в пальто.

— Ты способна на это с Барни! Ты всегда плакалась о нем!

— Не будь идиотом, Джон! — прервала его Розмари, поправила платье и опустила руки. — Ты не пьян, Барни?

— Нет, я ничего не пил, — покачал головой Менделл.

— Какие еще новости?

— Мистер Эбблинг умер…

— Кто его убил?

— Не знаю.

— Не знаешь?

— Нет. Но они подтвердят, что это я.

Раздались тяжелые шаги, и в кухне зажегся свет.

— Что здесь происходит? — раздался голос Пата. — Боже мой! — воскликнул он, увидав Менделла.

— Посмотри, кого я нашел в комнате Розмари, — объявил Джон.

— На пороге моей комнаты, — уточнила Розмари. — Барни говорит правду… Это вас двоих он искал… если только меня не зовут Пат и Джон.

Пат Дойл закончил застегивать свою рубашку, потом, оттолкнув брата, потащил Менделла от двери комнаты на кухню и усадил его на стул.

— Возможно, я ошибаюсь, — пробурчал Пат, — может, ты сумасшедший. Вся полиция идет по твоим следам, а ты появляешься тут, свежий, как роза, и нарядно одетый…

Менделл засунул одну руку между коленей, а на пальце другой принялся вертеть шляпу.

— Нет, Пат, я не сумасшедший, и я им никогда не был.

— Я это знал.

— И ты был прав. Я только думал, что я сумасшедший, понимаешь? Но при всех обстоятельствах я пропал. Если я скажу, что я не сумасшедший, то меня поджарят на электрическом стуле. Если же я буду прикидываться сумасшедшим, меня на всю жизнь запрут в сумасшедший дом…

— Я, действительно, слышал, что мистер Эбблинг мертв?

— Да.

— Как это случилось?

— Убит двумя пулями в живот.

— Кто это сделал?

— Галь подтвердит, что я. Она уже объявила фликам из Лайк-Форест, что я его убил. Я убежал в Линкольн-Старис. Когда я уйду отсюда, то отправлюсь в полицию и сдамся инспектору Карлтону. Или один из вас может отвести меня, чтобы получить благодарность. Но прежде чем меня запрут в кутузку, я хочу, чтобы кто-нибудь знал мою версию этой истории.

Джон Дойл взял стул.

— Валяй, Барни, мы тебя слушаем.

Менделл уронил свою шляпу на пол и хрустнул суставами.

— Как я уже вам объяснил, они попытаются свалить на меня смерть мистера Эбблинга и, больше того, Вирджинии Марвин, а может, даже и мистера Куртиса…

— Кто это «они»? — поинтересовался Пат.

Менделл задумался над этим вопросом.

— Моя жена, — наконец ответил он, — и, я полагаю, шофер. Крупный парень, по имени Андре. Он может оказаться тем парнем, который оглушил меня в номере отеля и с которым я застал свою жену два года назад… У меня достаточно оснований так думать… — Менделл покачал головой. — Во всяком случае, события сегодня утром протекали не так, как они рассчитывали. Они полагали, что я потерял сознание. Сначала так и произошло. Им это нужно было по целому ряду причин, и это сделала добрая доза хлороформа и виски…

— После другой странной серии случаев? Таких, о которых ты мне уже рассказывал? — уточнила Розмари.

— Да, — кивнул Менделл и брезгливо поморщился. — И это после того, как я вопил на весь дом, что не хочу быть сумасшедшим. Я даже прослезился. Но что бы там ни случилось, я очнулся на полу спальни с револьвером в руке. Мистер Эбблинг лежал тут же мертвый, убитый двумя револьверными пулями. И все, что я мог вспомнить, это последние слова Галь, которые за вечер она мне несколько раз повторила: «Я предпочитаю видеть тебя мертвым, чем заключенным в клинику!» Это то, что я вам хотел рассказать. Я уже счел себя сумасшедшим, решил, что я убил мистера Эбблинга… — Менделл вытер лицо носовым платком. — Тогда я сунул ствол револьвера в рот… и не смог нажать на спуск.

— Почему? — спросил Джон.

Менделл спрятал платок в карман.

— Джон, с какого времени ты меня знаешь?

— С того же времени, что и всех остальных, — с раннего детства.

— Да, очень давно, — утвердительно кивнул Менделл и криво улыбнулся. — Я большой дурак, страх бросился мне в голову, и я забыл про друзей. Небольшое количество денег свернуло мне мозги. Но даже если все это и так, ты хоть один раз видел меня удирающим или скрывающимся от опасности?

— Нет, — после недолгого раздумья ответил Джон.

— Вот поэтому я и не смог нажать на спуск.

— Барни, не рассказывай нам сказки. — Пат оперся на стол. — А как можно назвать то, что ты оставил свою мать нищенствовать?

— Я на самом деле не знал этого, — повернулся к нему Менделл. — Накануне того дня, когда меня должны были поместить в клинику, я принес восемьдесят семь тысяч долларов Галь, чтобы она еженедельно посылала маме по семьдесят пять долларов.

— Я это знала! — воскликнул Розмари. — Я это знала! — Она заплакала и встала на колени на пол возле Менделла. — О, Барни! Почему они сделали все это?!

Пат поднял руку, чтобы отстранить ее, но потом передумал.

— Послушайте меня минутку, не будем нервничать. Все, что у нас есть, — это слова Менделла.

— Согласен, — откликнулся Менделл. — Но я задам тебе тот же вопрос, что и Джону, — сколько времени ты меня знаешь? А, Пат?

Пат провел рукой по своему заросшему подбородку.

— Пожалуй, больше, чем Джон, потому что я старше его. Но…

— Я тебе когда-нибудь врал? — перебил его Менделл.

— Нет…

Менделл, возбужденный и вспотевший, наклонился вперед.

— А ты когда-нибудь слышал, чтобы я кому-нибудь врал?

Пат с такой силой стукнул кулаком по столу, что тарелки подпрыгнули.

— Нет, нет, черт возьми!

— Тогда почему же нервничаешь? — вздрогнула Розмари. — Пат, следи за своими словами!

Но ее брат не обратил на нее никакого внимания.

— Даже в младших классах, когда нас порол веревками старый Галоран, ты всегда говорил: «Это сделал я» и получал соответствующее наказание. Почему же ты не рассказал мне историю про эти деньги вчера утром?

— Я все еще верил Галь и считал, что она, возможно, просто забыла.

— Забыла про восемьдесят семь тысяч долларов?

— Для дамочки такого сорта — это немного. Но каждый раз, когда я заводил разговор об этих деньгах… — Менделл посмотрел на Розмари, потом отвел взгляд, — Галь меняла тему беседы. Теперь я понимаю почему.

— Почему же? — спросил Джон.

— Все эти трюки с так называемой моей ненормальностью подстроены. Я слышал колокола, и они на самом деле звонили, я действительно застал парня… Потом эта история с горячей и холодной водой — достаточно приказать водопроводчику врезать еще один дополнительный кран. Таким образом, Галь легко могла устроить, чтобы для меня текла горячая вода, а для нее — холодная из одного и того же крана. И я могу поспорить, что не убил в своей жизни ни одного попугая…

— Барни, но почему она это делала? — спросила Розмари.

— Тут у меня слабое место в версии, — ответил Менделл и провел рукой по волосам.

Пат прошел в комнату и вернулся с пачкой сигарет.

— Закуришь? — спросил он Менделла.

— Да, спасибо.

— Барни, а чего добивался от тебя этот Куртис? — Пат прикурил обе сигареты и выпустил дым в потолок. — Насколько я запомнил твое заявление в кабинете Карлтона, речь шла об очень крупной сумме денег и еще о чем-то более существенном.

— Да, — кивнул Менделл. — Так говорил мистер Куртис.

— У твоего дяди были деньги?

— Мама утверждает, что нет.

Джон Дойл долго раскачивался на стуле.

— Ты утверждаешь, что, когда пришел в себя на полу спальни в Лайк-Форест, у тебя в руке был револьвер. Какой марки?

— «Люгер» калибра семь, шестьдесят пять.

— Ого! — воскликнул Пат. — Подождите-ка минутку. Данные баллистической экспертизы, находящиеся у прокурора, говорят о том, что именно таким оружием убили Куртиса. А кому принадлежит этот револьвер?

— Мне. Это тот самый, который я привез из Германии.

— А когда ты его видел в последний раз?

— Два года назад.

— Ты оставил его в Лайк-Форест?

— Да.

— Где?

— В верхнем ящике комода.

— Где любой мог его взять?

— Да, думаю, что это так.

— А что представлял из себя Эбблинг? — Пат потушил сигарету.

— Для богачей — хороший.

— И кобель хороший наверняка.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Он любил женщин? У него могла быть связь с такой шлюхой, как Вирджиния Марвин?

— Он даже не говорил таким языком, — стал защищать Эбблинга Менделл.

— В кровати нет необходимости вести беседы, — покачал головой Пат. — Ты ведь не знаешь множества историй, которые случаются со стариками, набитыми под завязку деньгами, и которые теряют рассудок из-за таких девочек, как маленькая Марвин. А что, мистер Эбблинг не мог покончить жизнь самоубийством?

— Нет, — покачал отрицательно головой Менделл.

— Почему нет?

— Потому что одна из ран оказалась старой, ей было, по крайней мере, часов двенадцать. А другую пулю ему всадили уже после смерти.

— Ты в этом уверен?

— Да.

Дойл закурил другую сигарету.

— Это немного проясняет обстановку, которая сложилась вчера утром после твоего освобождения из клиники. Как ты думаешь, не мог ли Эбблинг быть тем парнем, который убил Куртиса и пытался убить тебя?

— Это нелепо.

— Почему? В твоих показаниях говорится, что, по твоему мнению, Куртис узнал этого парня.

— Точно. Я уверен, что Куртис его узнал.

— И что же?

— Пат, но ведь это не имеет никакого смысла, — запротестовал Менделл. — Для чего мистеру Эбблингу нужна была моя гибель? Он меня очень любил. Он вытащил меня из тюрьмы и пытался устроить все так, чтобы я туда не вернулся. Даже прошлой ночью, когда Карлтон и Рой приехали в Лайк-Форест, чтобы забрать меня, мистер Эбблинг заявил, что меня дома нет и что мы с Галь уехали в свадебное путешествие…

— Свадебное путешествие?.. — проговорила с насмешкой Розмари. — Ты говоришь о свадебном путешествии?

— Да, да, это именно так, и я об этом подумал, — воскликнул Пат.

Глава 20

Снег на улице лежал таким толстым слоем, что машина дважды буксовала, но, когда они добрались до трамвайных путей, стало легче. Здесь уже прошла снегоочистительная машина. Менделл сидел на заднем сиденье между матерью и Розмари. Они казались больше смущенными, чем испуганными. У него возникло такое же ощущение, как и тогда, когда мать поехала с ним в город, чтобы купить ему первые длинные брюки. Все это получилось против его воли, у него были свои взгляды на жизнь. Он был достаточно взрослым, чтобы действовать самому, чтобы отправиться в полицию, отдышаться и сказать: «Вот и я. Делайте со мной, что хотите».

В машине стало холодно, так же холодно, как и снаружи. Пат поднял стекло.

— Я думал, что у тебя отопление работает.

— Да я забыл про него, — признался Менделл.

Проезжая по Вентворт, Пат включил радио и замедлил скорость. Потом он повернул на юг, стараясь ехать между трамвайными рельсами, где снег уже убрали. Менделл поднял воротник пальто, чтобы защититься от холода, и надвинул на глаза шляпу, чтобы его не узнали.

— Ты знаешь, где живет Джой? — спросил он у Пата.

— Да, в отеле «Ансониа».

— Если можно, давай остановимся там. Мне хотелось бы ввести Джоя в курс дела.

— Тебе решать, — согласился Пат.

Их обогнала радиофицированная патрульная машина, которая шла слишком быстро для таких погодных условий. Она резко пробуксовывала, когда колеса касались рельсов. Водитель знал Пата и приветствовал его. Пат посмотрел в зеркальце.

— На заднем сиденье лейтенант Кован. Что он делает в патрульной машине?

— Точно одно — Менделла засекли и активно ищут, — объяснил Джон, настраивая радиоприемник.

Менделл вздрогнул, когда приемник заверещал.

— Что с тобой? — спросила Розмари.

Менделл глубоко дышал, стараясь успокоиться.

— Мне показалось, что кричит попугай.

— Барни, все устроится, — мать погладила его по руке.

— Ну конечно, ма, — пробормотал Менделл.

«Машина сорок два, машина сорок два, присоединитесь к машине двадцать восемь на углу тридцать восьмой улицы и Вентворт. Черный „линкольн“ оставлен у тротуара. Полагаем, что это машина Эбблингов. Лейтенант Кован вас проинструктирует…»

— Ты там ее оставил? — поинтересовался Пат.

Менделл утвердительно кивнул головой.

— Вовремя мы уехали, — заключил Пат. — Кован, вероятно, устроит засаду возле дома.

— Послушайте, — проронил Менделл, — может, будет лучше, если теперь вы оставите меня одного? Ведь вы можете потерять свои погоны…

Пат резко повернул, объезжая стоящий фургон.

— Мы идем на риск. Я знаю, о чем ты думаешь, старик. Не рассказывай сказок Карлтону — это подонок, но он умен и никого не боится. Если он считает, что один парень ухлопал другого, он обвинит даже самого Эдгара Гувера, если тот попадет под подозрение.

— Все образуется, — мать снова погладила Менделла по руке. — Это все имеет какое-то отношение к дяде Владимиру? Он был очень умен, отец всегда говорил это.

— Он богач? — спросил Джон, оборачиваясь с переднего сиденья.

— Откуда у него могли быть деньги? Он ведь был профессором. С каких это пор у профессоров водятся деньги?

— Ох уж эти профессора и полицейские… — протянул Пат и остановил машину у тротуара напротив отеля «Ансониа». — Оставайтесь все здесь, — приказал он, вылез из машины, пересек улицу и вошел в холл отеля.

— Барни, а как ты познакомился с Галь? — задала вопрос Розмари.

Менделл выпрямился и задумался, пытаясь вспомнить, какой Галь представилась ему в первый вечер. Как чудо, пришедшее из другого мира… Нечто сверкающее, спустившееся с неба… Галь и тогда не любила его, она лишь ломала комедию.

— На каком-то из боев. Она являлась членом лиги юниоров…

— Понимаю, — протянула Розмари. — Барни, а ты первый сделал шаг к сближению?

— Теперь, — покачал головой Менделл, — вспоминая все, я понимаю, что она фактически бросилась мне на шею.

Джон злобно проворчал:

— И естественно, ты сразу попал в ловушку?

— Нет, — возразил Менделл, — нет.

— Откуда ему было знать, — мать снова погладила его по руке, — какая она на самом деле? Барни — боксер, и в том, что касается женщин, он не большой знаток.

— Это так, — сказала Розмари, — я убедилась в этом.

Пат Дойл вышел из отеля в сопровождении Джоя Мерсера. Репортер пожимал плечами, переходя улицу, и, когда он открыл дверцу машины и посмотрел на Менделла, тот почувствовал, как от Джоя несло джином.

— Все в порядке, Барни? — спросил он. — Как погоришь, так возвращаешься домой повидать маму?

Менделл уставился на свои руки.

— Все это ошибка, — убежденно произнесла мать. — Ты, как и в прежние дни, должен быть другом Барни. — Она пыталась сдержать слезы, но это ей плохо удавалось. — Барни нужны все его друзья.

— Дружить можно и с акулой.

— Но ты ошибаешься, Джой! — совсем расстроилась мать. — Прежде чем отправиться в клинику, Барни отдал деньги своей жене. Большие деньги… И велел ей, чтобы она посылала мне каждую неделю…

Глаза Мерсера заблестели от любопытства, и он сдвинул свою шляпу назад.

— Ты можешь это доказать? А, Барни?

— Нет, — покачал головой Менделл, — я не смогу доказать, что оставил деньги Галь, но мой счет в банке покажет, что я взял восемьдесят восемь тысяч долларов накануне помещения в клинику. А в документах клиники отмечено, что со мной была одна тысяча.

— А остальные восемьдесят семь?

— Я их отдал Галь, чтобы она каждую неделю отправляла ма по семьдесят пять долларов.

— Ты ей напомнил об этом?

— Да.

— И как же она тебе объяснила?

— Она сказала, что я ненормальный и что никогда ей денег не давал.

Мерсер все еще сомневался.

— Почему такая дамочка, как она, распоряжаясь всеми деньгами Эбблингов, станет красть деньги у такого парня, как ты?

— Я тоже очень хотел бы это узнать.

Пат, все время топтавшийся снаружи, сбил снег с подошв и залез в машину, усевшись за руль.

— Есть множество людей, готовых перерезать горло любому за гораздо меньшие деньги, чем эти. И это случается каждый день, ты прекрасно знаешь, Джой. Может, у Эбблингов не так уж и много денег, как все думают?

— Это мысль! — согласился Мерсер и повернулся к Менделлу. — А что это за шум относительно прошедшей ночи? Ты ухлопал старика, Барни?

У Менделла дьявольски болела голова, он дико устал. Небольшой завтрак, на котором настояла Розмари, давил ему на желудок. Он уже почти сожалел, что не пошел прямо в полицию, он больше не мог отвечать на все эти вопросы. И его слова далеко не сразу принимались на веру. А когда он попадет в полицию, придется начинать все сначала.

— Итак, Барни? — продолжал Мерсер.

Менделлу пришлось сделать усилие, чтобы сдержаться.

— Нет.

— Ты можешь это доказать?

— Нет, я этого доказать не могу. Галь станет утверждать, что старика убил я. Она уже это сказала, но это брехня. Я никого не убивал, я никогда не был сумасшедшим.

Мерсер с сожалением посмотрел на окна теплого бара, который он только что покинул, открыл переднюю дверцу машины и сел рядом с Патом.

— Согласен, поехали. Кажется, я немного ошибся насчет тебя, Барни. Или я теперь смогу поведать сенсационную историю, или меня нужно будет посадить.

Пат отъехал от тротуара, и в этот момент по радио объявили:

«Внимание всем машинам! Всем машинам разыскивать Барни Менделла. Помните, что для Менделла установлен код И.О.И.»

Джой Мерсер тихонько присвистнул. Менделл прикурил сигарету, и капля пота упала с лица ему на руку и потекла за рукав.

— Что это за новый трюк — И.О.И.? — спросил он измученным голосом.

— Сперва пристрелить, а потом задавать вопросы.

Пат постепенно сбросил скорость, чтобы посмотреть на Менделла через плечо.

— Это совсем не то, — задумчиво пробурчал он. — Этот код для того, чтобы знали: парень хрупкий, обращаться с осторожностью. Привезите парня, завернутого в вату… Может, лучше, если я сяду на заднее сиденье и посажу тебя к себе на колени…

Глава 21

В комнате было слишком душно, в ней пахло дорогими и дешевыми сигаретами, турецким табаком и сигарами, бурбоном и хорошим вином, хорошо питающимися полицейскими и мелкими сошками с Медисон-стрит. Мозаичный бетонный пол покрылся слоем пепла. Время от времени служащий бережно подметал его.

У Менделла появилось ощущение, что он провел всю свою жизнь, входя и выходя из Центрального отделения полиции, будто он здесь работал. Только на этот раз, вероятно, он уже не выйдет отсюда. Что бы там ни говорили Пат, Джон и Джой, все сводилось к одному — кому поверят, ему или Галь? А она подтвердит: «Это сделал он! Барни у меня на глазах убил моего отца!»

Галь ведь очаровательна. И прокурор ей поверит, и инспектор Карлтон ей поверит, и присяжные ей поверят. И это станет концом Барни Менделла. Во всяком случае, Менделл твердо решил больше не возвращаться в психиатрическую клинику, ведь так приятно чувствовать себя в полном рассудке.

Когда они пересекли холл, полдюжины полицейских в форме и в штатском приветствовали их и обменялись несколькими словами с Патом, Джоном и Джоем Мерсером. Потом они быстро выскочили на холод, не обращая на Барни никакого внимания, — они слишком были заняты поисками Менделла.

— Ты давно видел Карлтона? — спросил Пат у парня возле лифта.

— Пожалуй, да, — ответил тот. — Он, лейтенант Рой, судья Клейн, помощник прокурора Гилмор, не говоря уже о половине штатного состава в городе, занимаются сейчас расследованием. Кажется, по делу Менделла.

— Пошли туда, — предложил Мерсер.

Пат привел их в зал допросов и нашел им места впереди. Весь зал был погружен в темноту, за исключением возвышения с трибуной. С лицом, более старым и более морщинистым, чем обычно, Карлтон сидел и беседовал с человеком, очень хорошо одетым, которого Менделл смутно припоминал.

— Что это за тип рядом с Карлтоном? — прошептал Менделл.

— Я его не знаю, — ответил Пат.

Лейтенант Рой, сохраняя на лице свою улыбку Будды, прошел по возвышению и прошептал что-то Карлтону.

— Сейчас, — проронил инспектор, бросив взгляд на часы. — Прежде всего мы заберем парня из Транфильд-Арм и продолжим в том же духе. Пока, может быть, одна из машин не подберет Барни Менделла… — Он посмотрел в темный зал. — Вас это устраивает, господин судья?

Менделл хотел встать, но мать потянула его назад.

— Подожди еще, — тихо произнесла она. — Посмотрим, что происходит.

Парень лет двадцати прошел на возвышение и зажмурился от яркого света. Карлтон посмотрел в свои бумаги.

— Чарльз Мессон, — объявил он. — Это не обвиняемый. Фактически мы должны поблагодарить мистера Мессона за помощь, оказанную нам. Он нам очень помог.

Мессон смущенно улыбнулся.

— Вы — служащий отеля, в котором жила Вирджиния Марвин. Это так? — спросил у него Карлтон. — Я не ошибся?

— Да, сэр.

— Вы знаете, что она была убита в номере отеля, занимаемом неким Барни Менделлом?

— Да, сэр, я прочел об этом в газетах.

— А кто оплачивал апартаменты в Транфильд-Арм?

— Мы его знали под именем мистера Бартона.

— Это его настоящее имя?

— Не думаю, сэр.

— Почему вы так решили?

— Так вот, по просьбе лейтенанта, я сопровождал его в морг. Он показал мне одно тело. То был мужчина, которого мы знали под именем Бартон. Но это не та фамилия, которую назвал лейтенант Рой.

— А как назвал его лейтенант Рой?

— Мистер Эбблинг, сэр.

— Спасибо, — улыбнулся ему Карлтон. — Позднее вы нам еще понадобитесь, мистер Мессон, а пока все.

— Благодарю вас, сэр, — ответил Мессон и покинул возвышение.

Карлтон положил бумаги, которые держал в руках, и посмотрел в сторону публики.

— А теперь не поднимитесь ли вы сюда, миссис Менделл?

В луче света медленно появилась Галь. На ней была норковая шубка, а на глазах блестели слезы. Она казалась такой маленькой, с разбитым сердцем, и еще более очаровательной, чем всегда.

— Мужайся, — Розмари сжала руку Менделла.

— Все в порядке, — ответил он. — Честно говоря, я чувствую себя неуязвимым.

— Стул для миссис Менделл, лейтенант.

Рой поспешил на возвышение, неся перед собой стул.

— Спасибо, — поблагодарила Галь с прелестной улыбкой.

— Не за что, миссис! — смущенно дернулся Рой.

— Она на самом деле красива, — прошептала мать.

— Тс-с-с! — одернул ее кто-то из темноты.

Когда Галь села на стул, шубка ее слегка распахнулась и Менделл увидел, что она все еще в пижаме. Затылок у него засаднило.

«Я хочу ребенка, Барни! Прошу тебя, сделай мне ребенка!» Ложь! Все это комедия! Она так торопилась отправить его на электрический стул, что не потрудилась даже одеться.

— Не думаю, что есть необходимость представлять вам миссис Менделл, — проговорил Карлтон. — И так как миссис Менделл сообщила нам ужасные вещи, мы допросим ее и не станем задерживать сверх необходимого.

— Спасибо, инспектор, — слабым голосом поблагодарила Галь.

— Если вы не возражаете, мадам, начнем с этой Вирджинии Марвин, — предложил Карлтон. — Вы знали, что у вашего отца была связь с этой девушкой?

— Разумеется, нет, — ответила Галь.

— Вы не знали, что она — последняя в длинном списке девиц, на которых ваш отец истратил большую часть своего состояния?

— Нет, я этого не знала, инспектор.

— А какова была ваша реакция, когда сегодня помощник прокурора объявил вам об этом?

— Для меня это убийственный удар.

— Представляю себе, — проронил Карлтон. — Не очень приятно сознавать, что вместо нескольких миллионов не знаешь, где взять деньги на следующую норку!

Галь подняла на него глаза и провела по губам языком.

— Прошу вас, инспектор, переходите к фактам.

— Перехожу. Не думаете ли вы, что вам отец мог убить Вирджинию Марвин, чтобы попытаться бросить подозрение на вашего мужа?

— Не говорите ерунды!

— Почему это ерунда?

— Моего отца даже не было в городе. Он находился в Эггл-Риверс.

— О, нет! — покачал головой Карлтон. — Он только хотел, чтобы все считали, что он там находится, но лейтенант Рой и я связались с тамошней телефонной компанией и установили, что оттуда не было никакого вызова!

— О! — воскликнула Галь, расстегивая и вновь застегивая свое манто.

— Ваш отец не любил вашего мужа?

— Наоборот, отец очень его любил.

— Понимаю… Поэтому он и пытался защитить его, сказав, что вы отправились во второе свадебное путешествие, когда мы с лейтенантом Роем приехали к вам вчера вечером. Мы хотели предупредить Менделла, что его залог аннулирован.

— Да, мой отец старался пустить в ход законную защиту.

— И несмотря на это, немного позднее, вечером, Менделл, вместо того чтобы испытывать чувство благодарности, совсем потерял голову, пытался убить вас и убил вашего отца, который пришел вам на защиту?

— Да, инспектор! — Галь разразилась слезами. — Это ужасно!

— Вы поклянетесь в этом перед судом? В том, что Менделл убил вашего отца, что он дважды стрелял в него?

— Да, инспектор, он сделал это. Я видела, как Барни убил моего отца.

Инспектор Карлтон закурил сигарету, прошелся по возвышению и подошел к ней.

— Вашего мужа выписали из клиники для умалишенных, не так ли, мадам?

— Да, за несколько дней до этой драмы.

— А по какой причине вы поссорились? Мне хочется знать, из-за чего Менделл пытался вас убить?

Галь вытерла глаза носовым платком.

— Это идиотизм. Без всякой причины. Барни сказал, что он не хочет быть сумасшедшим, что он боится, что его разлучат со мной.

Карлтон посмотрел в зал.

— Доктор Гаррис здесь?

Коренастый мужчина лет сорока появился на освещенном пятачке, вытирая стекла очков без оправы.

— Да, это я доктор Гаррис, инспектор.

Карлтон отвернулся, чтобы не пускать дым в лицо доктору.

— Вы практикующий психиатр?

— Это обычная формулировка.

— Это вы в самом начале освидетельствовали Менделла и признали его сумасшедшим?

— Да.

— По чьей просьбе?

— Ничьей. Разве что об этом попросил сам Менделл… Он, миссис Менделл и мистер Эбблинг приехали проконсультироваться со мной примерно два года назад. И мое обследование показало, что Барни Менделл страдал размягчением мозга. Симптомы были очень определенными, что при его профессии неудивительно. Ведь он боксер.

— И тогда вы посоветовали ему полечиться в клинике?

— Да.

— А не было ли это слишком серьезным решением, доктор? Вы даже не посоветовались с другими врачами!

Доктор Гаррис перестал вытирать очки, водрузил их на нос и посмотрел сквозь них на Карлтона.

— Я считаю себя достаточно компетентным в своей профессии, чтобы обходиться без мнения моих коллег.

Карлтон посмотрел в зал.

— Доктор Карсон здесь?

Молодой человек с усталым видом вышел на возвышение.

— Я доктор Карсон.

— Вы главный врач клиники, в которую поместили Менделла?

— Совершенно верно, инспектор.

— Можете ли вы сообщить мне ваше мнение о состоянии рассудка Менделла?

— Я сказал бы, что он совершенно нормален.

— И что удары на ринге не принесли ему вреда?

— Он так же нормален, как и я.

— Тогда почему же вы держали его в клинике два года?

— Мы обязаны тщательно обследовать всех, кого нам присылают, — ответил Карсон. — И мы приняли мистера Менделла по рекомендации и заключению доктора Гарриса, на основании официальных документов, которые нам представили. Но когда мы провели собственные исследования, мы не смогли найти ничего такого, что подтверждало бы прежний диагноз. Мы посчитали, что у Менделла средний уровень развития и что он в полном рассудке. Я бы даже сказал, что он несколько выделялся своим интеллектом среди людей, его окружавших. И так как мы были перегружены больными, которые действительно требовали самого тщательного наблюдения и лечения, мы в течение двух лет пытались уничтожить первоначальное заключение о его ненормальности, но всегда наталкивались на настоящий барьер.

— Со стороны мистера Эбблинга и доктора Гарриса?

— Насколько нам известно, да.

— Вы можете засвидетельствовать свои показания перед судом?

— Я буду в восторге от этого.

— Спасибо, доктор, — подвел итог Карлтон. — Пока все. — Он повернулся к доктору Гаррису. — Что вы об этом скажете, доктор?

— Профессиональные расхождения, — пожал плечами Гаррис.

— Сколько заплатил вам Эбблинг, чтобы вы признали Менделла сумасшедшим?

Гаррис снял очки.

— Я отказываюсь отвечать на такой вопрос, так как он унижает мои конституционные права.

— Это ваше право, — согласился Карлтон, сделав кому-то знак в зале. — Пожалуйста, поднимитесь на минутку, Пете.

Тотчас же появился мужчина в штатском.

— Пожалуйста, Пете, отведите доктора в камеру. — Карлтон указал ему на Гарриса. — И пусть он там за решеткой подумает несколько часов о своих конституционных правах. Я слышал, что это очень помогает правильному пониманию вещей.

— Слушаюсь, сэр, — ответил человек в штатском. — Сюда, доктор.

Галь закусила губу, когда Пете увел Гарриса. Карлтон повернулся к ней.

— Теперь вернемся к трагическому концу вашего отца, миссис. Кто, кроме вас, был свидетелем преступления?

Галь перестала кусать губы и облизала их.

— Мне… мне кажется, что в холле находился Андре.

— Ах да, шофер, — воскликнул Карлтон. — Пусть войдет Андре. Лейтенант, пригласите его.

Андре появился на возвышении, идя словно по яйцам.

— Как вас полностью величают, парень? — спросил Карлтон.

— Альварес Кабраи, сэр.

— Испанец?

— Нет, сэр, португалец. Вернее, бразилец португальского происхождения.

— Понимаю, — откликнулся Карлтон. — А у вас тоже были неприятности с Менделлом?

— О да, сэр! — Он взял свою форменную фуражку в левую руку и показал Карлтону правую. — Видите, как изранена моя рука, сэр? Я был вынужден защищаться от него сам и защищать миссис Менделл. Менделл был в дикой ярости после смерти мистера Эбблинга. Он ударил меня так, что я потерял сознание, и миссис была вынуждена запереться в музыкальном салоне и дожидаться приезда полиции Лайк-Форест.

— Мерзкий тип, да?

— Да, сэр.

— Миссис Менделл сказала, что вы присутствовали при убийстве ее отца. Это правда?

— Да, сэр, это правда. Я находился в холле.

— Сколько раз Менделл выстрелил в мистера Эбблинга?

— Два раза, сэр.

— Из одного и того же револьвера?

— Да, сэр.

Тогда Карлтон пересек все возвышение, чтобы подойти к Андре. Инспектор открыл рот, чтобы что-то сказать, но не вымолвил ни звука. Вместо этого он снял свою шляпу и швырнул ее на пол. Потом он снял пальто и оно тоже последовало за шляпой. Только эти действия развязали ему язык.

— Черт возьми! Вы действительно считаете нас за идиотов! Вы утверждаете, что Эбблинг убит прошлой ночью. А одна из ран, от которой он и умер, была сделана по крайней мере за двенадцать часов до его смерти. На его теле обнаружены две раны. Одна сделана из оружия калибра семь, шестьдесят пять, а другая из обычного револьвера сорок пятого калибра, принадлежащего агенту казначейства Джону Куртису.

— Этого не может быть! — вскочила Галь, задыхаясь. — Нет! Это Барни убил моего отца, я это видела! Я вам говорю, что я видела, как он убил моего отца!

Тогда Менделл прошел по среднему проходу и приблизился к возвышению.

— Почему бы тебе не снять свою шубку, малышка, чтобы получше показать свои прелести: Может, тебе удастся их убедить… как ты всегда убеждала меня… Но объясни мне, почему тебе так не терпится увидеть меня мертвым?

Галь ударила его ногой в лицо.

— А что тебе нужно, чтобы сдохнуть, мерзкий поляк? Что тебе нужно?

Глава 22

Света было много, но стояла тишина. Только приглушенные рыдания Галь и свист ветра в двойных стеклах окон кабинета инспектора Карлтона нарушали тишину. Сам инспектор, очень довольный, что может стоять у радиатора, раздвинул полы своего пальто и грел ноги. Дым от сигареты клубами поднимался перед его усталыми сонными глазами, обведенными черными кругами.

— Вы заставили нас провести мерзкие мгновения, Барни, — наконец проговорил Карлтон. — Сперва я был уверен, что это именно вы замешаны в деле Марвин, что это вы убили ее, и я решил вас застукать… Но чем дальше мы продвигались, тем меньше приходилось спать, тем больше пришлось задавать себе вопросов и тем больше мы убеждались, что вас просто подловили на сексе. — Карлтон повернулся к миссис Менделл-старшей. — Простите меня.

— Я была замужем, — фыркнула та.

— Не могу сказать того же про себя, — добавила Розмари.

— Дай мне немного времени… — Менделл погладил ей колено.

— По этой причине, — продолжал Карлтон, — мы и пытались уговорить вас вчера днем поехать с нами. Мы были просто уверены в наших предположениях в тот момент. Мы опознали Эбблинга как человека, который содержал маленькую Марвин. Мы обнаружили следы Андре и Эбблинга по соседству с вашим табуретом в баре, которые они оставили незадолго до смерти Марвин. Почему Эбблинг выбрал ее как вашу предполагаемую жертву, мы объясним в дальнейшем… Для людей, которые пали так низко, как Эбблинг, не требуется причин. Они действуют импульсивно, чтобы закамуфлировать последнюю гадость, которую они совершили. В настоящий момент мы также знаем, что Эбблинг проследил вас и Куртиса до его конторы на Велл-стрит. Это он убил Куртиса и четыре раза стрелял в вас… — Карлтон передвинул сигарету в другой угол рта и еще сильнее раздвинул полы своего пальто. — Но когда имеешь дело с такими людьми, как Эбблинг, которые обращаются к судье Клейну и помощнику прокурора по имени, то ходишь по проволоке, находящейся под высоким напряжением, и должен быть дьявольски уверен в себе, чтобы их арестовать. В противном случае вас разжалуют и выгонят на улицу. Вы должны иметь все доказательства. И даже в последнюю ночь, когда был аннулирован ваш залог, у нас их еще не было. Эти доказательства Эбблинг носил в своем теле, постепенно умирая, с каждой секундой теряя жизнь. Я не имею ни малейшего представления, что он собирался сделать с вами, когда вторично инспирировал историю с вашим сумасшествием. Но когда наконец старик умер от пули, которую в него всадил Куртис, двое остальных участников заговора всадили в него еще одну пулю в надежде, что вы, придя в себя с револьвером в руке, сделаете глупость. Я весьма удивлен, что вы ее не совершили.

— Это длинная история, — объяснил Менделл.

— И я не жажду ее услышать, — ответил Карлтон. — В настоящее время я мечтаю лишь об одном — выспаться. Я столько курил и столько говорил, что у меня возникло ощущение, что парни из района Нобл-стрит стирали свои штаны в моей голове.

Менделл вежливо рассмеялся.

— А нужно еще выяснить кучу важных вещей, — продолжал инспектор. — Например, почему Эбблинг дал своей шлюхе немного духов дочери? Почему Андре разбил вам голову и спрятал бумажник в вашей кровати? Правда, мне кажется, что эта акция была рассчитана на то, чтобы помешать вам покинуть город, и я думаю, что он спрятал добычу из боязни, что его могут задержать и обыскать. Большинство мошенников и убийц такие идиоты! — Карлтон посмотрел на Альвареса Кабраи. — Ведь это так произошло, Андре?

— Я отказываюсь отвечать, — мрачно прореагировал Андре.

Лейтенант Рой вынул изо рта сигарету и скрестил руки на груди.

— Ну нет, вы будете говорить, — спокойно проронил он. — Вы заговорите! А если и нет, то это не имеет никакого значения!

Мать задала вопрос, который крутится у Менделла в голове.

— Но почему они хотели заставить моего Барни поверить, будто у него с головой не в порядке? Почему они желали его смерти? Что он им сделал?

Тогда невысокий, хорошо одетый человек, который кого-то напоминал Менделлу, вмешался в разговор.

— Это мое поле деятельности, миссис.

Тут Менделл понял, кого он ему напоминал — мистера Куртиса. У него был тот же тембр голоса, что и у Куртиса, и он точно так же отчеканивал каждое слово.

— Все это имеет отношение к некоему Владимиру, вашему шурину, дяде Барни.

— Да? — удивленно протянула мать. — Кто вам это сказал? Какое отношение может иметь это дело к дяде Владимиру? Это был хороший человек, как говорил отец Барни, профессор колледжа.

— Совершенно верно, — согласился незнакомец. — Позвольте мне представиться — Гарпер из казначейства. Ваш шурин много лет являлся профессором университета, до тех пор пока не эмигрировал в Бразилию, в Сан-Пауло. Там, будучи одним из ведущих физиков мира, открыл собственную лабораторию и скопил большое состояние, занимаясь внедрением в промышленность своих открытий в области атомной энергии. Перед смертью он договорился с Соединенными Штатами о продаже нескольких своих патентов по технологии и производству, которые наше государство решило приобрести.

Миссис Менделл-старшая не имела об этом ни малейшего представления.

— Вот это да! — воскликнула она.

— Незадолго до своей смерти, — продолжал Гарпер, — зная Эбблинга только как человека богатого и влиятельного и считая себя обязанным Америке, Владимир Менштовский финансировал поездку Эбблинга в Бразилию, чтобы поручить ему две вещи: во-первых, взять его патенты, а во-вторых, назначить его своим душеприказчиком, распорядившись, чтобы все его патенты и другие документы, а также некоторая сумма денег, были переданы наследнику Менштовского, некоему Барни Менделлу, носившему ранее ту же фамилию и живущему ныне в Соединенных Штатах, правда, адрес его он потерял, спасаясь от нацистов.

Но Менштовский не знал, что Эбблинг уже вовсе не богат и совершенно не заслуживает хорошей репутации. Эбблинг уже был разорен, совершенно разорен.

— Разорен? — прошептал Менделл.

Галь посмотрела на Менделла из другого угла комнаты.

— Да, мой бедный дурачок. Совершенно разорен.

— В течение последних лет, — продолжал Гарпер, — у него не было ни гроша за душой. Он был должен всем. Эбблинг уже начал тратить ваши деньги, Менделл, и он был такой же бабник, как и его дочь — шлюха.

Галь бросила на Гарпера ненавидящий взгляд.

— Деньги Эбблингов промотались с помощью длинного ряда девиц, вроде этой Марвин. Поручение Менштовского и его последующая смерть явились для Эбблинга божьим даром. И вот тут-то мы и вмешались. Ваше наследство подлежало обложению налогом, и именно это нас заинтересовало, а для этого надо было найти наследника, который бы подтвердил свои права документально. Эбблинг, как мы знаем, сразу нашел вас. Его дочь немедленно вступила в игру и вышла за вас замуж, чтобы стать вашей наследницей. Вышла замуж для видимости…

— Почему для видимости? — спросила Розмари.

— Она уже была замужем, — ответил Гарпер, — ранее тайно выйдя замуж за блестящего ассистента Менштовского, молодого бразильского физика, по имени Альварес Кабраи. Молодой человек подавал большие надежды, и для него было тяжелым ударом превратиться в шофера и разделить свою жену с другим…

Андре выругался по-португальски. Лейтенант Рой был шокирован.

— В присутствии дам! — пробормотал он.

Гарпер закурил сигарету.

— Нам потребовалось много времени, чтобы найти вас. Мы абсолютно не знали, в каком районе страны вы живете. И мы также не знали, что ваш отец американизировал свое имя, не оформив это документально. Мы думали, что ваша женитьба на мисс Эбблинг, я должен бы сказать на сеньоре Альварес Кабраи, ничего нового нам не подскажет. Но тем не менее, мы послали человека, чтобы узнать вашу фамилию. К несчастью, особа, которая с ним разговаривала, а это была ваша мать, сказала ему, что ваша фамилия всегда была Менделл.

— Вы хотите, — вмешалась миссис Менделл, — чтобы я дала повод людям считать меня иностранкой?

— С чего бы они так подумали? — Менделл погладил ей руку.

Гарпер открыл бумажник и достал мятую газету «Дневник Чикагоски».

— Менделл, уже читали? — спросил он.

Менделл поморщился.

— Я немного могу говорить, но, как я уже сказал мистеру Куртису, ни читать, ни писать не умею.

Мать взглянула на польскую газету и вернула ее Гарперу.

— Это для поляков, — пояснила она, — я же всегда читаю «Чикаго Трибюн».

— Итак, что же там, в этой газете? — поинтересовался Менделл.

Гарпер показал ему объявление в несколько строк.

— Мы помещали в этой газете в течение двух лет объявления, и точно такие же во всех польских газетах страны. — Гарпер перевел объявление на английский: — «Если Бернард Менштовский, племянник Владимира Менштовского, родившегося в Гданьске, Польша, двадцать четвертого июня тысяча восемьсот девяносто седьмого года, напишет по этому адресу, он узнает кое-что весьма интересное для себя». Эбблинг тоже поместил объявление в газетах, и это нас обмануло. Мы подумали, что он все еще ищет вас. Куртису пришла в голову мысль порыться в старых польских судовых журналах, и он нашел одного Бернарда Менштовского, эмигрировавшего из Гданьска в Чикаго. В результате дальнейших поисков выяснилось, что этот Менштовский работал на скотобойне и что он изменил свою фамилию на Менделл. Куртис был там и все выяснил, а вы в то время находились в полиции по подозрению в убийстве.

Джой Мерсер отошел от окна.

— Можно написать об этом?

— А почему бы и нет?

Мерсер направился к двери и, остановившись на минутку, положил руку на плечо Менделлу.

— Я вернусь к обеду, старик. Закажи маме гуляш, я принесу пару бутылок. — И он направился писать статью.

— Как в доброе старое время, — вздохнула мать.

Гарпер прокашлялся.

— А теперь об этих патентах и налогах, Менделл.

— Они в цене? — спросил Менделл.

— Они чрезвычайно интересны.

— Соединенные Штаты могут ими воспользоваться?

— Да.

— Тогда к чему усложнять разговор? Возьмите их, я отдаю их от чистого сердца. Они — ваши. Время от времени будете присылать мне пару долларов, чтобы все было официально.

— Барни, мы сделаем лучше, гораздо лучше. — Гарпер закрыл свой бумажник и снял с вешалки пальто. — В этой истории есть еще одна вещь, которая задевает меня за живое.

— Что за вещь? — поинтересовался Карлтон.

— Понятно, что, если бы Менделл умер, Галь стала бы его наследницей и они могли бы спокойно удрать с деньгами, которые у него украли. Но почему они сразу не убили его?

— Слишком рискованно, — поразмыслил Карлтон. — Эбблинг слишком хитер.

— Но зачем надо было убеждать его, что он сумасшедший, и заточать его на два года в клинику?

— Да, — согласился Карлтон, — меня это тоже заинтриговало с самого начала.

Розмари встала, направилась к стулу, на котором сидела Галь, и внимательно посмотрела на нее.

— Мне кажется, что я смогу разрешить эту проблему. Барни — самый глупый парень в Чикаго во всем, что касается женщин. Но тем не менее, он умеет считать до девяти. — Розмари попыталась распахнуть норковую шубку Галь. — Покажи свой живот, шлюха!

Галь ударила ее по руке.

— Я запрещаю вам называть меня так! — И Галь попыталась расцарапать Розмари лицо.

Розмари поймала Галь за волосы, откинула ее голову назад и, распахнув шубку, подняла ей на поясе пижаму, обнажив живот.

— И не вздумай устраивать мне гадости, — пригрозила Розмари. — С меня хватит твоих выдумок. — Она нагнулась и рассмотрела розоватую кожу. — Гм-м-м… Галь была замужем и, когда выходила за Барни, была беременна. Срок беременности оказался, вероятно, слишком велик, чтобы она могла решиться на аборт. И тогда они устроили эту мизансцену, убедив его, что он видит и слышит то, чего на самом деле нет, для того чтобы Барни сошел за сумасшедшего. Они уговорили его отправиться в клинику. Таким образом можно было не потерять курицу, несущую золотые яйца, а миссис Менделя, она же сеньора Кабраи, на это время уехала, чтобы дать жизнь ребенку Андре. Если это не рубцы, то я не медсестра!

— Рубцы? — переспросил пораженный Карлтон.

— Это такие тонкие полоски, — пояснила Розмари, — следы на коже живота, остающиеся после беременности.

Розмари выпустила волосы Галь и отступила, брезгливо отряхивая руки. Галь выпрямилась, вытирая одной рукой слезы, выступившие у нее от ярости, и закрываясь другой рукой.

— Спектакль окончен? Да, у меня родился ребенок от Андре. Я чуть не умерла в родах и после этого внимательно следила, чтобы больше этого не повторилось. У меня были осложнения, и они отняли много времени. — Она повернулась к Менделлу, и ее губы насмешливо изогнулись. — Я хочу ребенка, Барни! Я хочу, чтобы ты сделал мне ребенка! — Она поправила пояс пижамы, ее грудь поднялась и заколыхалась от учащенного дыхания. — Можешь мне поверить, грязный поляк, если бы только я могла снова забеременеть, ты бы до меня никогда не дотронулся!

Галь тряхнула волосами и королевским жестом запахнула потуже шубку. И вдруг она снова стала очаровательной, прекрасной и притягательной, с почти девичьими влажными глазами.

— Ну что ж! — Галь очаровательно улыбнулась инспектору Карлтону. — Действуйте! Арестуйте меня, чтобы мой адвокат мог попытаться освободить меня. Не знаю, какие обвинения будут мне предъявлены, хотя бы даже и обвинение в убийстве, а это худшее, что вы можете мне предъявить, я держу пари на сто против одного, что я возьму верх над вами!

Инспектор Карлтон был с ней откровенен.

— Не стану держать с вами пари из риска потерять свои доллары. Рой, проводите, пожалуйста, ее в камеру.

Лейтенант Рой встал со стула, на котором сидел.

— Я верю, что смогу до того времени сдержать свои низменные инстинкты. — Он открыл дверь, ведущую в коридор. — Идите! Вы, оба!

Андре покорно вышел в коридор. Галь остановилась на пороге и посмотрела на Менделла. Потом она подняла руки и запустила их в свои волосы знакомым жестом. Ее норковое манто распахнулось, обнажив тело, затянутое в шелк.

— До свиданья, Барни! — Ее голос прозвучал одновременно ласково и насмешливо, после чего она выпустила волосы и запахнула манто.

Она уже ушла, а Менделл все продолжал смотреть на пустой порог, стараясь не показывать чувств, которые овладели им. Розмари была очаровательна, Розмари была его соседкой, Розмари была его синей птицей. Он станет хорошо относиться к Розмари, а она будет любить его… Но никогда Розмари не станет Галь…

Галь — плохая, она — с гнилой душой, но она всегда останется частью его. Это мечта, которая никогда до конца не умирала, мечта его воспоминаний и горечи… Никогда Барни уже не станет тем, кем был, какая-то часть его умерла. Эта часть вышла сейчас за дверь вместе с Галь. Эта часть его, которая все еще была привязана к ней и всегда останется там.

В глубине его души, наконец успокоенной, голос ответил:

— До свиданья, моя малышка…


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики