КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Служители зла (fb2)


Настройки текста:



Лев Самойлов, Борис Скорбин Служители зла

ПОЖАР


В глубине большого фруктового сада стояла одноэтажная дача с застекленной верандой. Сейчас, в пору ранней весны, сквозь оголенные деревья, качавшиеся от порывов свежего ветра, она была видна издалека.

Дача принадлежала профессору Альберту Шамайтису. Уже много лет подряд, когда наступали теплые дни, профессор и его жена Мария переезжали сюда из города и жили на даче до поздней осени. Мария хлопотала по хозяйству, а в свободные от домашних забот часы читала или занималась рукоделием. Ее муж большую часть времени проводил за письменным столом и только иногда вечерами бродил по саду.

В этом году профессор поселился на даче очень рано — в самом начале весны. На дорогах кое-где еще виднелись лужи от стаявшего снега; по утрам лужи покрывались тонкой паутинкой хрусткого льда. Местные жители удивлялись: что-то старый профессор очень поторопился, видно городской воздух вреден ему. Но еще больше удивило их то, что в этом году профессор переселился на дачу один, без жены. Когда сосед Шамайтиса, безвыездно живущий здесь кузнец Антанас Тауткус, поинтересовался причиной столь раннего переезда, профессор посмотрел в окно, поерошил седую шевелюру и ответил негромко:

— Воздух здесь хороший, Антанас, легко дышится... Дома сейчас начался ремонт. Грязь, шум, а мне надо работать в тишине... Вот мы с Марией и порешили: она будет заниматься ремонтом, а я уеду сюда.

— И правильно сделали, профессор, — согласился Тауткус, — здесь у нас хорошо. Благодать! Сто лет живи — все мало будет...

Альберт Шамайтис любил свой маленький загородный домик. Каждое деревце, каждый кустик, каждый уголок сада напоминали ему о прошлом. Вот здесь его маленький сынишка Юргис учился ходить; там, на скамейке, под сенью старого клена, мальчик готовился к экзаменам. У выхода, возле калитки, отец впервые случайно увидел, как семнадцатилетний Юргис что-то взволнованно говорил белокурой Ольге, часто бывавшей у них в доме, и не отпускал ее руку... Сын! Он был его любовью, гордостью и надеждой... Был!..

Сразу же по приезде на дачу Шамайтис с головой ушел в работу. Он заканчивал большую книгу, которой посвятил последние несколько лет напряженного труда.

Живущая неподалеку вдова Анна Рубенис охотно взялась вести незатейливое хозяйство профессора. Утром она приходила на дачу Шамайтиса, готовила, убирала, а вечером возвращалась к себе.

— Спокойной ночи, храни вас бог! — этой неизменной фразой кончался ее трудовой день на даче профессора.

Вот уже третьи сутки Альберт Шамайтис живет на даче. Старику нездоровится, и он почти не выходит из дома. Субботний день. С утра на редкость ветренно и холодно. Дождевые капли, словно бросаемые чьей-то невидимой рукой, появляются на стекле, набухают и медленно скатываются вниз. Вечереет. Зябко кутаясь в шерстяную пижаму, Шамайтис пишет. Близится окончание долгой и трудной работы над будущей книгой, которую старый профессор назвал коротким и точным словом — «Спрут».

Незаметно идет время. Подбирается ночь. На столе профессора зажглась лампа под зеленым абажуром.

Анна закончила свои хозяйственные дела, прибрала кухню и, как обычно, в девять часов постучала в дверь. Услышав негромкое «пожалуйста», пошла и встала на пороге.

— Ужин на столе, профессор. Мне можно идти?

— Да, да, милая Анна... Спасибо... Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, храни вас бог!

Сменив мягкие домашние туфли на добротные деревенские башмаки, Анна отправилась к себе. Профессор закрыл входную дверь на засов, поужинал в маленькой чисто прибранной кухоньке и снова засел за работу. Так было вчера, сегодня, так будет каждый день, пока он не закончит книгу.

А дождь идет, мелкий, дробный. От внезапно налетающих порывов ветра скрипят и гнутся деревья в саду. В окнах соседних домов погас свет.

Издалека, с площади, глухо донесся звон башенных часов. Пробило одиннадцать раз. И почти одновременно с последним ударом часов огромное клыкастое пламя вырвалось из домика Альберта Шамайтиса, и вокруг стало светло, словно яркие факелы озарили улицу. Дом запылал сразу в нескольких местах. Языки пламени росли, ширились, тянулись к крыше. Вырванные огнем из темноты деревья в саду казались причудливыми застывшими фигурами.

Минута, другая — и перепуганные жители соседних домов стали выбегать на улицу. Вначале большинство из них растерянно жалось возле собственных заборов, потом, словно по команде, вся толпа с криком бросилась к горящему дому.

Первый испуг прошел. Люди были полны решимости. Одна из женщин, с плачущим малышом на руках, побежала вызывать пожарную команду. Остальные, вооружившись ведрами, топорами, кирками и граблями, начали гасить пожар. Их остановил пронзительный голос Анны Рубенис:

— Профессор!.. Где профессор?

Анна не успела одеться. Она стояла в ночной сорочке, с распущенными волосами, прижимала руки к груди и повторяла:

— Где профессор?.. Где профессор?

Люди растерянно переглядывались, переспрашивали друг друга...

Альберта Шамайтиса не было среди них. Неужели он не выбежал и сейчас находится там — в горящем доме?

Двое смельчаков метнулись к двери. Это были — кузнец Антанас Тауткус и агроном Ивар Ковалис. Путь им преградила горящая балка. Она сорвалась с крыши и упала на землю поперек двери. Тауткус и Ковалис отпрянули, но через секунду снова кинулись вперед, и пламя пожара скрыло их.

...Когда примчались пожарные, обгорелый труп профессора Шамайтиса лежал на траве, бережно укрытый простыней. Вокруг стояли хмурые, молчаливые люди. Возле Шамайтиса склонилась на коленях Анна Рубенис. Плечи ее вздрагивали, она тихо, почти беззвучно плакала. На том месте, где только что стоял нарядный, чистенький домик, виднелись обугленные стены и зиявшие черными впадинами окна без стекол.

По-прежнему лил дождь.

ПРИЧИНЫ НЕ УСТАНОВЛЕНЫ

Следователь прокуратуры Ивар Юшкас торопился к месту происшествия. Только сейчас из районного отделения милиции ему сообщили о ночном пожаре, о гибели Шамайтиса, и он, не теряя времени, выехал за город.

Раннее утро, прохожих мало, и, сидя за рулем, Юшкас выжимал из машины все, что мог.

Мелькали улицы, переулки, дома — невысокие, со стрельчатыми арками, с башенками и цветными окнами. У въезда на площадь постовой милиционер, завидев мчавшуюся на недозволенной скорости машину, поднес было ко рту свисток... Но не засвистел. Узнав знакомый номер машины, милиционер откозырял ей и спрятал свисток.

Выскочив за черту города, машина понеслась по асфальтированному шоссе, по обеим сторонам которого тянулась черные поля. Занимался новый день.

Ивар Юшкас лично знал профессора Шамайтиса. Перед войной вместе с сыном Шамайтиса — Юргисом он учился в университете, где профессор читал лекции по истории. Годы учебы были годами дружбы с Юргисом. Юшкас нередко бывал в доме товарища, любил поговорить, а иногда и поспорить с профессором, который, по общему признанию студентов, «чертовски много знал». Летом 1941 года комсомольцы Юшкас и Шамайтис добровольцами ушли на фронт. С войны вернулся один Юшкас. Юргис погиб под Волгоградом.

Со смертью товарища оборвалась связь с домом Шамайтиса. Лишь изредка в газетах и журналах Юшкас читал сообщения о новых книгах и публичных выступлениях талантливого историка.

...Начальник районного отделения милиции старший лейтенант Акмен встретил следователя неподалеку от места происшествия.

— Причина смерти установлена? — спросил Юшкас, выйдя из машины.

— Да! — коротко отозвался старший лейтенант. — Удушье. Смерть от удушья в огне... Профессор Шамайтис, по-видимому, уже спал, когда начался пожар. Поэтому он не смог сразу выбраться из дома, — продолжал Акмен, стараясь не отставать от быстро идущего Юшкаса, — растерялся, забыл, где дверь, где окно. Спросонья, сами понимаете... Что же касается пожара... — Акмен пожал плечами. — Утверждать не могу, но полагаю, что он возник из-за небрежного хранения горючего. В доме, как мы установили с представителями пожарной инспекции, стояли два бидона с керосином. Неосторожно брошенная спичка и... — старший лейтенант махнул рукой. — Профессор много курил.

Они подошли к даче Шамайтиса.

Крыша домика прогорела и обвалилась, одна из стен еле держалась, и ее пришлось подпереть балками. Огонь не пощадил даже сада...

После осмотра трупа Шамайтиса Юшкас внимательно оглядел унылую картину разрушения.

— Сильный пожар. Вон куда дотянулся, — он кивнул головой на деревья.

Старший лейтенант тяжело вздохнул и развел руками: ничего, мол, не попишешь...

В саду их уже дожидалась Анна Рубенис. В эту ночь Анна не сомкнула глаз. Смерть старого Шамайтиса, всегда такого ласкового и обходительного, она восприняла как большое личное горе. И сейчас бесхитростными, простыми словами поведала Юшкасу все, что знала о жизни профессора, о режиме его дня, о его привычках. Обо всем рассказала обстоятельно, толково, изредка вытирая кончиком платка слезившиеся глаза.

Скромно и тихо жил на даче старый ученый. Соседи встречали его очень редко, так как почти весь день Шамайтис проводил за письменным столом, работал и утром и вечером...

Побеседовав с Рубенис, Юшкас вместе с ней и Акменом прошел в полуразрушенный, сожженный дом, в пропахшую дымом комнату, где погиб профессор.

— Покажите, пожалуйста, как здесь была расставлена мебель, — неожиданно попросил он Анну и, заметив удивленный взгляд женщины, пояснил: — Где стояли стол, кресла?

— Вот здесь был стол профессора, — Анна показала на простенок между двумя большими окнами. — За этим столом профессор сидел и работал с утра до ночи, ведь он поздно ложился, а вставал рано. Здесь, слева от стола, была дверь на террасу. — Анна прошла в глубину комнаты. — Вот тут был второй выход, в соседнюю комнату. Когда дачу готовили к приезду хозяина, этот выход почему-то заколотили и даже поставили здесь горку с посудой, Справа у стены стоял диван, на нем профессор часто отдыхал, а иногда и спал. А рядышком, у стены, находились стеллажи с книгами...

— Почему забили вторую дверь? — поинтересовался Юшкас.

— Не знаю, — пожала плечами Анна. — Профессор мне ничего об этом не говорил.

— Может, он сам попросил?

Анна подумала и нерешительно проговорила:

— По-моему, нет. Когда профессор приехал сюда и вместе со мною вошел в дом, я заметила, что он даже удивился, увидев дверь забитой: ведь это создавало неудобства. Но потом профессор сказал, что, наверное, этого хотела Мария, его жена. Я припоминаю его слова: «Пожалуй, так будет лучше».

— Что же, бидоны с керосином стояли здесь, в комнате?

— Что вы, разве можно? Они стояли в коридоре.

— Но ведь это все равно, товарищ Юшкас, — вмешался старший лейтенант. — Достаточно было загореться в любом месте, чтобы вспыхнула вся дача.

— Да... да, — рассеянно отозвался следователь.

Он смотрел на заколоченную дверь. Подошел ближе, тщательно оглядел ее сверху донизу и молча направился в другую половину комнаты, туда, где раньше стоял письменный стол профессора.

Зола и обгоревшие обломки — вот все, что осталось от мебели, находившейся здесь. Вместо двери и окон — дыры в обугленной, скошенной стене.

Юшкас постоял в задумчивости, разглядывая этих немых свидетелей бушевавшего пожара. Лотом вновь внимательно, сантиметр за сантиметром осмотрел проемы окон и двери. Снова прошел в другой угол комнаты, туда, где стояла горка с посудой. Стекло в горке полопалось, краска потрескалась. Юшкас не удовлетворился внешним осмотром. Он открыл ящики горки и внимательно перебрал их содержимое. Здесь все было в целости — металлический подстаканник, чайные и столовые ложки, ножи и вилки. Пламя почти не коснулось их. Нет, положительно, сила огня в двух частях одной и той же комнаты была различной,

Анна с удивлением смотрела на следователя. Он повел себя совсем уж странно. Прошел к месту, где раньше стоял письменный стол профессора, опустился на колени, стал разгребать золу и просеивать ее между пальцами, снова вернулся к горке, погладил ее взбугрившиеся бока и вновь поспешил в другой угол комнаты.

Старший лейтенант Акмен тоже с интересом и любопытством следил за Юшкасом. Что он ищет? Что его так взволновало? Что нового обнаружил он в этом простом и очевидном деле?

В золе следователь нашел небольшой металлический предмет овальной формы, очистил его и спросил у Анны:

— Какой радиоприемник был у Шамайтиса?

— У них не было приемника, — ответила Анна. — Вот там, — она показала на противоположный угол, — висел репродуктор.

— А настольные часы были?

— Нет, только стенные. Они висели в кухне. У профессора были наручные часы.

Юшкас кивнул. Некоторое время он молча занимался поисками, потом поинтересовался:

— Где нашли тело профессора?

— Этого я не уточнял, — ответил Акмен. — Его вытащили Тауткус и Ковалис... Я сейчас позову их. — Он вышел из комнаты.

Следователь вытащил из кармана записную книжку, самопишущую ручку и начал набрасывать план комнаты, отмечал места размещения мебели.

Вернулся Акмен.

— Сейчас придут, — лаконично доложил он.

Вскоре пришли, тяжело топая сапогами, Тауткус и Ковалис, Юшкас еще дочерчивал план. Попросив их немного подождать в саду, он подозвал Анну и спросил:

— Кто готовил дачу к приезду профессора?

— Вначале были маляры, наши, местные. Побелили, покрасили, а потом приехал столяр из города, аккуратный такой старичок. Отремонтировал стол, вставил стекла, заколотил дверь, расставил мебель и уехал. Молчаливый, работящий. Два дня работал...

— Вначале, значит, маляры, а потом столяр? Немного странный распорядок работы, вы не находите?

Женщина только вздохнула. Ей вообще многое казалось странным и непонятным: и отсутствие хозяйки, и ранний приезд профессора, и эта история с пожаром.

Юшкас поблагодарил Анну и отпустил ее, а через минуту пригласил Тауткуса.

— Товарищ Тауткус, — Юшкас протянул ему руку, — это вчера вы так обгорели?

Брови кузнеца были опалены, левая рука забинтована.

— Вчера, — хмуро ответил он. — Такого пожара я на своем веку не помню. Пятьдесят лет здесь живу... — Тауткус, не договорив, закашлялся и махнул рукой.

Следователь прошелся по комнате, обдумывая что-то, и задал вопрос, видимо, больше всего волновавший его:

— Вы и Ковалис оказались здесь первыми. Где вы нашли тело профессора? Не торопитесь, Тауткус, подумайте, ваш ответ очень важен.

— А чего думать? Я прекрасно помню, товарищ начальник. Вот здесь профессор лежал... Уже мертвый. — Тауткус подошел к забитой двери и показал на пол. — Вот здесь, на этом самом месте,

Юшкас вынул записную книжку с планом комнаты и поставил отметку на том месте чертежа, которое показал кузнец.

Ковалис подтвердил показания Тауткуса. Оставшись вдвоем с Акменом, Юшкас попросил:

— Организуйте запись показаний этих трех свидетелей.

Старший лейтенант молча проводил следователя до машины и только в последнюю минуту, когда уже застучал мотор, спросил:

— Будем оформлять акт о несчастном случае?

— Во-первых, отправьте труп в морг, — посоветовал следователь. И, открыв дверцу машины, добавил:— А во-вторых, договоримся: с выводами о причинах пожара спешить не будем. Запишем, товарищ старший лейтенант, что они нами еще не установлены. Вот так. До скорой встречи.

В ДОМЕ НА ПОГУЛЯНКЕ

Прокурор внимательно слушал Юшкаса. По его лицу трудно было определить, согласен или не согласен он с предположениями и выводами следователя. И даже после того, как Юшкас кончил докладывать, прокурор заговорил не сразу.

— Да... Значит вон куда ниточка-то потянулась. Ничего не скажешь, гипотезы ваши смелы, аргументы убедительны. Сегодня же буду разговаривать с уполномоченным Комитета государственной безопасности. Коли дело о смерти Шамайтиса приобрело подобную окраску, будем держать с Комитетом постоянный и тесный контакт. Кто знает, может быть, вообще... — Прокурор не договорил и задумался. После короткой паузы продолжал: — А вам, Юшкас, следует навестить дом профессора. Это не помешает. Вдова Шамайтиса больна. После смерти сына у нее плохо с ногами, а последнее время она вообще редко выходит из дома. Почему бы вам не побывать у нее? Ведь вы когда-то дружили с ее сыном... Навестите сегодня же. У меня есть некоторые основания предполагать, что в семье Шамайтиса не все ладно...

Юшкас удивленно посмотрел на прокурора.

Нелады в доме Шамайтиса? Два старых человека, проживших вместе такую долгую жизнь... Странно! И потом, какое это имеет отношение к случившемуся на даче?

Словно разгадав недоумение Юшкаса, прокурор пояснил:

— Я хочу, чтобы вы были в курсе всех вопросов, которые могут у вас возникнуть по ходу следствия. Кстати, этими вопросами могут заинтересоваться и товарищи из Комитета. Так вот. Я наводил справки в Академии, в университете, где преподавал профессор. Последние годы он работал над книгой о католической реакции. По-моему, это немаловажная деталь, товарищ Юшкас, как вы считаете? — прокурор улыбнулся. — Видите, вы меня настолько убедили вашими доводами, что весь дальнейший ход расследования я теоретически строю, исходя из ваших концепций.

Он поднялся из-за стола. Подошел к Юшкасу и обнял его за плечи.

— Действуйте, Ивар. Знакомство с Шамайтисами облегчает вашу работу.

...Смерть мужа потрясла Марию Шамайтене. Но эта сухонькая, седая женщина не плакала, не билась в истерике, а закрылась в своей полутемной комнате и не выходила оттуда несколько суток. Только приезд Ивара Юшкаса нарушил ее затворничество.

Мария Шамайтене встретила Юшкаса приветливо. Вглядываясь близорукими глазами в этого невысокого человека с небольшим шрамом на худощавом, чисто выбритом липе, с орденскими планками возле карманчика темно-синего пиджака, она невольно старалась представить его себе таким, каким он был в пору своей юности, в дни веселых игр и забав с ее дорогим Юргисом. Что-то в нем напоминало ей сына: такие же светлые волосы, улыбка, та же стремительность движений... Что ж, спрашивай, милый Ивар, старая Мария ответит на любой вопрос, расскажет все, что знает.

Но Юшкас ни о чем не спрашивал. Медленно, неторопливо текла беседа. Воспоминания о далеких годах сменялись разговором о делах сегодняшних, о последних днях жизни и работы Альберта Шамайтиса. И только когда Юшкас повел речь о трагической смерти старого профессора, Мария преобразилась. Она подняла дрожащую руку и заговорила так, будто произносила заклинание:

— В смерти Альберта мы все видим волю всевышнего. Мой муж был грешен. И я скорблю, что он, не успев раскаяться, ушел из этого мира. Я молюсь за него и буду молиться до конца дней своих. — Широким, размашистым жестом Мария осенила себя крестом.

Юшкас не перебивал. Он смотрел на старую женщину, говорившую исступленно, самозабвенно. Он начинал понимать, что перед ним — религиозная фанатичка.

В этот день Ивар Юшкас недолго сидел у тети Марии — так по старой привычке он называл ее. Выйдя из дома, он несколько раз вдохнул полной грудью свежий воздух и провел рукою по лбу, словно отгонял неприятные видения.

На утро следователь был приглашен к сотруднику Комитета государственной безопасности. Он остался доволен большим и содержательным разговором с полковником Алексеем Николаевичем Беловым и в докладе прокурору охарактеризовал его коротко и ясно:

— Очень толковый и знающий человек!

Из беседы с полковником Юшкасу особенно запомнились слова:

— Товарищ Юшкас, давайте на минуту раздвинем служебные рамки, подумаем, порассуждаем — не является ли гибель Шамайтиса еще одним звеном в борьбе реакции против сил прогресса и демократии? Есть кое-кто среди нас, кто говорит о возможности идеологического сосуществования. Мне представляется, что гибель Шамайтиса — трагический и отрицательный ответ этим людям.

После беседы с Беловым Юшкас опросил людей, знавших профессора, бывавших в его доме, живших по соседству в городе и на даче, ознакомился с опубликованными трудами ученого, несколько раз долго и задушевно беседовал с Катре, приходящей домашней работницей семьи Шамайтис. Юшкас старался выяснить, как жил погибший, кто интересовался его жизнью, его работами... Словом, он делал все то, что должен в таких случаях делать следователь, если он пытлив и настойчив.

Да, теперь Ивар Юшкас был твердо уверен в правоте слов прокурора о неладах в доме Шамайтиса. Больше того, следователь начинал постепенно проникать в тайные причины разлада старого профессора с женой. Поэтому он даже не удивился, когда в одно из посещений квартиры вдовы Шамайтис, просматривая бумаги покойного, обнаружил в ящике письменного стола скомканную записку такого содержания: «Сегодня день святого Юргиса. Напоминаю тебе об этом. Прошу посетить костел или помолиться со мной и с отцом Августином. Выполни свой долг католика. Сделай это, если не ради себя и не ради меня, то хотя бы в память о покойном сыне. Ведь нашего мальчика тоже звали Юргисом. Мария».

Задумавшись, Юшкас долго сидел за письменным столом. «Юргис! Друг детства, фронтовой товарищ! Память о нашей дружбе тоже обязывает меня разгадать, кто и зачем убил твоего отца».

Короткая записка Марии мужу... Видимо, этот способ общения между супругами стал постоянным и почти единственным. Уже давно каждый из них жил своей обособленной жизнью; уже давно они перестали понимать друг друга. Старики жили в одной квартире, под одной крышей, изредка встречались за обеденным столом, но были чужими.

И сейчас, глядя на эту скомканную записку, подтверждавшую все, что он узнал за последние дни, Юшкас, как открытую книгу, читал семейную хронику Шамайтисов.

...Много лет назад Мария, юная племянница литовского ксендза Дедюласа, вошла в этот дом на Погулянке как супруга талантливого ученого-историка Альберта Шамайтиса. Она любила мужа, восхищалась его работами по истории Литвы, преклонялась перед его авторитетом. Мария много читала, но в библиотеке своего дяди она привыкла видеть только богословские книги Даукша, Бреткунаса, Ширвидаса. Библиотека мужа была совсем иной.

В те далекие годы ее удивляли некоторые страницы в рукописях мужа, которые она изредка просматривала, пугали своей резкостью его иронические фразы по адресу святой церкви. Но она успокаивала себя тем, что просто многого не понимает. Посещая дом дяди, бывшего тогда настоятелем костела, Мария выслушивала много неприятных отзывов о своем муже, которого старик Дедюлас считал неверующим, богохульником и за которого, если бы он это знал раньше, никогда не выдал бы свою племянницу. Эти злые и страшные слова старика стоили Марии многих бессонных ночей и обильных слез.

Текли, как воды Немана и Нериса, годы и годы... Пронеслись, прошумели над Литвой грозы и бури. Кончилась война. Снова вернулась жизнь на землю древней Литвы.

Смерть сына не сломила Альберта Шамайтиса. Только прибавились морщины на лице, да слегка согнулась спина. Зато как молодел он, как светлели его глаза во время чтения лекции в университете, какой неуемной силой и железной логикой были насыщены его статьи и научные исследования. А Марию Шамайтене уже ничто не радовало. Постарело, сморщилось ее лицо. Из жизнерадостной, красивой женщины, она превратилась в больную шестидесятилетнюю старуху, переставшую понимать мужа и находившую утешение только в молитвах и богослужениях.

Когда был жив Юргис, Мария делила свои привязанности между семьей и церковью, но после гибели сына она все свои помыслы, все свои желания и чувства отдала церкви. Раньше лишь Юргис был тем звеном, которое связывало семью. Теперь этого звена не стало.

У старого профессора не было даже неприязни к жене. Осталась только обида на самого себя за то, что не хватило сил переубедить, перевоспитать Марию; тяготила горечь ощущения, что в свои семьдесят лет он — гость в собственном доме.

Небольшой особнячок профессора Шамайтиса был как бы разделен на две половины. В одной жил и трудился профессор, в другой доживала свой век жена. Мария истово молилась, чаще всего в обществе таких же, как и она, ревностных католичек и настоятеля костела отца Августина.

Прошло то время, когда Альберт Шамайтис пытался вырвать свою жену из-под влияния церкви, когда он часами рассказывал ей о мрачной роли католицизма в истории родной Литвы. Нет, на Марию не подействовали ни факты, ни увещевания, и теперь, состарившись, с каждым годом, с каждым месяцем она все больше уходила в этот чуждый профессору мир фанатичных приверженцев и служителей церкви, в мир сумрачной мистики и богослужении.

Семья раскололась. Профессор вообще перестал бывать на половине жены, уединился в своем кабинете. Он спешил, торопил самого себя. Жизнь подходит к концу, а еще многое не сделано. Надо успеть закончить большой труд, в который Шамайтис стремился вложить всю свою энергию, богатейший жизненный опыт, огромный фактический материал, неотразимую логику и главное — всю страсть, весь огонь своего уже усталого, но по-прежнему молодого сердца.

Этот труд Альберт Шамайтис задумал много лет назад. Уже давно его занимала мысль написать книгу, в которой разоблачалось бы истинное лицо католической церкви. Ему хотелось убедительно показать, что церковь — враг науки и прогресса, что она дурманит и обманывает людей, а реакционные круги католицизма стали центром мракобесия, изуверства, политических интриг и международного шпионажа.

Теперь Юшкас хорошо понимал, почему старый профессор так рано, без жены, уехал на дачу. Ему стало невыносимо тяжело в доме. Ему нужен был другой воздух, нужны были спокойствие и одиночество. Только так, без помех и нервной взвинченности, мог он заниматься своим делом, представлявшимся ему очень важным и необходимым.

Однако, поняв это, Юшкас пока что безуспешно пытался найти связь между личной трагедией старого Шамайтиса и тем, что произошло на даче в холодную, дождливую ночь.

ОТЕЦ АВГУСТИН НЕГОДУЕТ

Недели за три до описываемых событий с Марией Шамайтене в костеле случился обморок — переутомилась она за последние дни. Но старухи шептались вокруг, что бог наказывал ее за грехи неверующего мужа...

Утром в костеле было сумрачно и прохладно. Торжественную тишину нарушали гудящие звуки органа и протяжное пение невидимого хора. Мелодия словно лилась откуда-то сверху и замирала в самых дальних и темных углах храма.

Мария прошла к скамьям, но не села на свое обычное место, а опустилась на колени в стороне, низко наклонила голову и привычно зашептала молитвы.

Так она простояла долго-долго, не в силах подняться и дойти до скамьи, А когда, наконец, попыталась встать, все потемнело, поплыло перед глазами, и Мария, тихо вскрикнув и взмахнув руками, упала на холодные каменные плиты иола.

Очнулась она на скамейке. Вокруг стояли со скорбными лицами отец Августин и несколько старушек, постоянных посетительниц костела. Они брызгали в лицо Марии водой, смачивали виски какой-то остро пахнущей жидкостью. Увидев, что женщина пришла в себя, старушки обрадованно закивали головами, перекрестили ее и, по знаку ксендза, засеменили к выходу. Августин же присел рядом и участливо спросил, как она себя чувствует.

Мария не разобрала, о чем спрашивал ксендз. Вопрос прозвучал откуда-то издалека. Первое, что услыхала она, очнувшись, была музыка. Орган наверху звучал все так же тихо и торжественно, все так же протяжно и печально пел хор. И женщине показалось, что это отпевают ее, уже собравшуюся кончать грешное земное существование.

— Как вы себя чувствуете? — повторил вопрос Августин.

— Спасибо... Голова кружится... И слабость... Видно, господь бог за грехи наказывает.

— Все мы грешны перед богом, — сдержанно сказал ксендз, запрокидывая голову к куполу. — И бог же дает нам силы смиренно служить ему, искупать грехи свои... Вам уже лучше?

— Да, лучше... Спасибо, отец Августин.

— Молитва подкрепит твои силы, — проговорил настоятель, переходя на ты, как он обычно разговаривал с верующими. — Пойдем, если можешь. Нам по пути... Я провожу тебя.

Мария, держась за скамью, с усилием поднялась на ноги и медленно пошла к выходу. За ней неслышно двинулся Августин.

— Мы, верующие, часто несем на себе тяжесть грехов ближних наших, — бережно поддерживая женщину, заговорил ксендз, когда они шли по улице. — Ты, Мария, чиста перед богом и святой церковью. Душа твоя открыта для благости и милосердия всевышнего, но твой муж... Его душа до сих пор черства, его ум до сих пор служит не богу, а...

Августин замолчал, и Мария со страхом поглядела на него. О чем он хотел сказать? Уж не о том ли, что ее Альберт служит дьяволу?

— Ты мне уже не раз говорила, — продолжал ксендз, — что Шамайтис пишет книгу. Ты читала ее?

— Нет. Что я в этом понимаю? К его бумагам я не прикасаюсь.

— Правильно делаешь, это греховные писания... Но как истинная дочь церкви, ты должна знать, что делается в твоем доме. Ведь у тебя бывают верующие...

Мария на секунду остановилась и с трудом передохнула.

— А что я должна сделать, отец Августин, что? — спросила она и снизу вверх взглянула на него.

Высокий, тощий, со строгим, бледным лицом, на котором выделялся длинный хрящеватый нос и блестели большие, почти немигающие глаза, он всегда внушал Марии необъяснимый страх и благоговение. Он напоминал ей святых мучеников, о которых она много читала. В словах ксендза всегда были скрыты какие-то недосказанные мысли, поучения, требования.

Августин ничего не ответил на вопрос, а переспросить она не решалась. Так, молча, они прошли еще два квартала и остановились у дома Шамайтисов. И только здесь, возле чугунной калитки палисадника, ксендз пояснил:

— Святая церковь должна знать козни врагов своих. И ты, Мария, обязана помочь в этом.

— Я готова, святой отец, сделать все, что в моих слабых силах.

— Не сомневаюсь, Мария...

Августин потрогал рукой ограду палисадника, будто пробуя ее прочность, и, пристально глядя на Марию, тихо, но твердо сказал:

— Я сам, как слуга церкви и бога, познакомлюсь с сочинениями твоего мужа. Возьму этот грех на себя. Да простит мне святой апостол Петр!

— Но как же... как же это сделать?— испуганно проговорила Мария.

— Когда твоего мужа не бывает дома?— вместо ответа спросил ксендз.

— По средам он уезжает с утра... в библиотеку... А приезжает под вечер.

— Значит, завтра? Хорошо. Я приду. Ты проведешь меня в кабинет мужа и покажешь его бумаги.

Старуха побледнела. Еще никто никогда без разрешения профессора не входил в его кабинет, не садился за его письменный стол. Сама она в последние годы только иногда, украдкой, на несколько секунд, входила в эту комнату, похожую на библиотеку, чтобы положить очередную записку или взять деньги, которые профессор регулярно, каждый месяц, оставлял на письменном столе. Всю домашнюю работу для Шамайтиса выполняла домработница Катре. Она убирала комнату, подавала еду, стирала белье. Через нее Мария узнавала, что делает муж, какое лекарство заказал в аптеке... Так сложилась жизнь в доме Шамайтисов, и изменить ее уже нельзя было: этого не могла сделать Мария, этого не хотел ее муж.

Колебание старухи не укрылось от внимательного взгляда Августина. Он положил руку на ее плечо и строго спросил:

— Готова ли ты?

— Я готова, — прошептала она.

— Так пусть сомнения не тревожат твое сердце. Завтра утром жди. До свидания, Мария.

Августин снова в знак прощания притронулся к плечу Марии, потом перекрестил и медленно удалился. Прижав руки к сердцу, преодолевая слабость и головокружение, Мария глядела ему вслед.

...Августин пришел утром, через полчаса после ухода Альберта Шамайтиса. Встретив ксендза и усадив его на плюшевый диван под картиной, изображающей распятие Христа, Мария позвала Катре и поручила ей сходить на базар за продуктами. Мария не хотела иметь лишнего свидетеля, а то, чего доброго, эта глупая женщина, беззаветно преданная хозяину, проговорится о посещении его кабинета посторонним человеком.

Когда Катре ушла из дома, Августин спросил Марию, как она спала и как сегодня себя чувствует.

— Спасибо, — ответила Мария. — Я много молилась и просила бога послать мне силы.

— Молитва — лучшее средство для исцеления всех недугов, — проговорил ксендз, вставая, и сразу же перешел к делу: — Ты знаешь, зачем я пришел. Веди меня в кабинет мужа.

Прежде чем войти, Августин помедлил, чуть прикрыл глаза и только после этого перешагнул порог. Быстрым, внимательным взглядом он окинул комнату с двумя узкими, длинными окнами, сквозь которые пробивался скупой свет серого, хмурого утра. Вдоль стен возвышались стеллажи с книгами. Книг было так много, что они лежали на полках, на диване, на стульях, даже на полу. Профессор разрешал Катре только смахивать пыль с книг, но категорически запрещал трогать их и перекладывать с места на место. В этом кажущемся книжном хаосе он чувствовал себя вполне уверенно. Любую нужную ему книгу профессор находил быстро и безошибочно.

Августин осторожно, чтобы ничего не задеть, прошел к письменному столу. Здесь, с правой стороны, лежала толстая рукопись.

— Это? — спросил он, указывая на стопу бумаги.

— Наверно... Посмотрите...

Когда Августин садился в кресло, слегка заскрипели пружины. Их звук царапнул Марию по сердцу. «Неужели так угодно богу?» — мелькнула мысль. Но разве может она противиться просьбе Августина? Нет, не может. Мария села на стул возле двери и молча наблюдала за ксендзом, а тот пододвинул к себе рукопись, надел очки и открыл первую страницу.

«Спрут», прочитал он заголовок книги, и лицо его сразу же стало напряженным и злым.

Августин понимал, что за короткое время, имеющееся в его распоряжении, невозможно прочитать всю рукопись. Поэтому он торопливо стал листать ее, прочитывая лишь названия глав, изредка задерживаясь на отдельных абзацах. Из всего того, что удалось просмотреть в первые же несколько минут, ему стало ясно: профессор Альберт Шамайтис поднял руку на католическую церковь, поносит и хулит ее, открывает простым верующим такие тайны, которые могут отвратить их простодушные сердца от князей церкви.

— О Иезус-Мария! — чуть слышно проговорил Августин, и от этих привычных слов, которые Мария сама произносила ежедневно по многу раз, она вздрогнула и перекрестилась.

— О Иезус-Мария! — тихо, как эхо, повторила она, тяжело вздыхая и в то же время прислушиваясь, не возвратилась ли с базара Катре.

«История католицизма в Литве», — читал Августин названия глав. — «Князья церкви, отцы тьмы», «Святой престол и его тайны», «Враги культуры и науки», «Лживые молитвы и черные дела»...

Лицо Августина покрылось красными пятнами. Он бегло прочитывал страницу за страницей, изредка мельком взглядывал в сторону Марии и снова углублялся в чтение.

Время идет, надо спешить. Подагрические узловатые пальцы ксендза переворачивают листы рукописи. Вот эта глава только начата, но пройдет немного времени, страниц станет больше, значительно больше. Скоро будет закончена и вся эта проклятая книга. О, Шамайтис заслуживает не только проклятия, но и кары господней, и пусть эта кара как можно скорее падет на голову богоотступника.

Августин задыхался, ему сделалось душно, его давила ненависть. Большие, костистые, крепко сжатые кулаки ксендза лежали поверх рукописи, и Мария, вытянув шею, с удивлением и страхом смотрела, как они вздрагивают и шевелятся.

А отец Августин читал начало пятнадцатой главы, читал и не мог оторваться. Буквы прыгали перед глазами.

«Все, что написано в этой книге, — так начиналась пятнадцатая глава, — правда. Она не только свидетельствует — она обвиняет!»

Августин перевернул несколько страниц и продолжал читать. «Святые» отцы католицизма цинично заявили: «Мы заключили бы договор с самим дьяволом, если бы это послужило интересам католической церкви...». Кому не известно, что католическая реакция была тесно связана с итальянским и германским фашизмом, благословляла все его черные дела, сотрудничала с гестапо. Во время последней кровопролитной войны, в которой гибли миллионы людей, она раздувала смрадное пламя этой бойни и оправдывала все преступления и зверства фашистских орд... Католическая реакция призывала католиков предавать свое отечество и помогать немцам. Пусть мой родной литовский народ знает, что осенью 1941 года, когда фашистские полчища уже топтали нашу советскую землю, тогдашний глава литовской католической церкви архиепископ Цвирескас получил директиву о том, что «обязанность всех духовных лиц — всеми силами помогать немецкой армии и немецким военным властям».

Ксендз судорожно проглотил слюну. Мария, услыхав стук входной двери, вздрогнула и встала.

— Отец Августин, — сказала она испуганным шепотом.

— Да-да, — понял ее ксендз.

Он быстро сложил бумаги, встал и вышел из комнаты. У него был, как обычно, суровый и бесстрастный вид. Мария поспешила за ним и тихо прикрыла дверь кабинета.

Через два дня отец Августин снова пришел навестить больную. Расспросил о здоровье, посоветовал уповать на бога, а потом, прикрыв глаза и закинув голову, долго беззвучно шевелил губами. Очевидно, молился за здоровье Марии.

Кончив молитву, отец Августин вытер лицо белоснежным шелковым платком и спросил, ушел ли из дома профессор.

— Да, ушел, — слабым голосом ответила Мария.

— Я хотел еще раз поговорить с тобой о нем. Твой муж — великий грешник. Его пером водит рука дьявола... Его книга — преступление перед церковью и богом...

Мария ждала этого разговора, и все же слова ксендза привели ее в ужас.

— Я понимаю, дочь моя, — продолжал Августин, — ты не можешь помешать ему писать, не можешь остановить его... Но ты должна подумать о том, чтобы уберечь свой дом от проклятия и кары божьей.

— О-о! — простонала старуха. — От проклятия?

— Да, Мария. И я, твой духовный наставник, тоже должен позаботиться об этом... Я обязан печься о тебе и обо всех верующих, которые пока еще посещают твой дом.

— Почему вы говорите — пока?

— Потому что, если в этих стенах богоотступник Альберт Шамайтис будет продолжать творить свое черное дело, верующие не смогут приходить сюда, чтобы не навлечь на себя гнев господен... И я не буду приходить... И ничем не смогу помочь тебе.

Мария ничего не ответила. Она прерывисто, с хрипом дышала и краешком простыни вытирала слезы.

— Я много молился, дочь моя! — Голос Августина звучал тихо и проникновенно. — Я много думал, как отвести от тебя и твоего дома беду... И хочу дать совет: пусть он уедет отсюда.

— Уедет? Куда? — Мария даже приподнялась на подушке.

— Пусть он делает свое греховное дело не здесь, не в этом доме, где живешь ты, где бывают верующие, — продолжал Августин. — Куда? Ну, хотя бы на вашу дачу. Уже весна... Может быть, там, среди простых людей, на лоне природы, твой муж многое поймет и от многого откажется.

— Но как же я могу заставить его уехать?

— А ты посоветуй... сама и через Катре... Скажи, что уже начинаются теплые дни, что ты собираешься делать в квартире ремонт... Здесь ему будут мешать, а на даче тихо, спокойно... Подумай об этом, Мария. Господь подскажет тебе нужные слова. А я буду молиться за тебя...

Альберт Шамайтис встретил предложение жены переселиться на дачу без удивления. Он выслушал ее, не поднимая головы, проводил взглядом, когда она выходила из кабинета, а затем, оставшись один, усмехнулся и даже повеселел. Пожалуй, Мария права: здесь будет суета, грязь, шум... Пусть уж ремонтируют без него. А он уедет в свой любимый дачный домик, вокруг которого уже распускаются и шумят деревья. Там легко дышится, там можно в тишине и покое думать, работать, заканчивать книгу. Решено, он уедет.

МАРИЯ ШАМАЙТЕНЕ РАССКАЗЫВАЕТ

Прокурор придвинул к себе стопку смятых листков бумаги, исписанных мелким, но четким почерком профессора Шамайтиса.

«Спрут, или осьминог, как свидетельствует наука, — морское животное из рода головоногих моллюсков, имеющее восемь больших щупальцев, служащих орудием защиты и нападения. Тело этого жадного, крайне прожорливого и хищного чудовища лишено плавников. Щупальца снабжены двумя рядами присосков. Цвет изменчив — в зависимости от состояния хищника и цвета окружающей среды. Свою жертву спрут опутывает щупальцами и сжимает со страшной силой...

В отличие от спрута-осьминога, живущего в морских глубинах, «Священный» спрут, порожденный слепой рабской верой и фанатизмом, живет на поверхности земли. Он раскинул свои хищные щупальца во все концы мира. Не восемь ног с присосками, а великое множество двуногих, двуликих и многоруких кардиналов, архиепископов, епископов, прелатов, легатов, священников, со всеми своими тайными и явными ассоциациями, лигами, орденами, братствами, монастырями, семинариями, клубами, школами, газетами, радиостанциями растеклось по многим странам мира».

Прокурор откинулся на спинку кресла и задумчиво произнес:

— Здорово! Настоящая страсть бойца и ученого.

— Да-да, — отозвался Юшкас. — Жаль, что сохранились только черновики и записные книжки....

Протерев очки, прокурор снова углубился в чтение.

«Подлинные документы, хранящиеся в архивах, неопровержимо свидетельствуют о том, что агенты католической реакции, не считаясь с волен верующих, ведут явную и тайную борьбу против свободы и прогресса и зачастую становятся организаторами диверсий, шпионажа и антигосударственных заговоров.

Нам известно, и об этом мы расскажем в книге, что и ныне многие из «святых отцов» продолжают творить свои черные дела...».

— О, это уже о наших днях! — воскликнул прокурор. — Любопытно... Вот послушайте, товарищ Юшкас... — И прокурор прочитал вслух:

«В свое время католическому духовенству было запрещено участвовать в движении за мир. Вот один пример из тысячи подобных. Итальянского священника Гаджеро, участвовавшего в международных конгрессах за мир между народами, лишили духовного сана, отлучили от церкви и натравили на него свору фашиствующих реакционеров. А чего стоят такие откровенные изречения реакционного католического журнала «Чивильта каттолика»: «Сосуществование — это утопия, которая может усыпить Запад. Разрядка является опасной иллюзией... Надо остерегаться компромисса с Востоком...».

— И это в наши дни, когда народы ищут путей к дружбе, — сказал прокурор, задумчиво повертел в пальцах карандаш и продолжал:

«28 октября 1958 года конклав (собрание кардиналов) избрал нового папу Римского — Венецианского патриарха, кардинала Анджелло Ронкелли. Он принял имя Иоанна XXIII.

Будем объективны, новый папа оказался куда более дальновидным и проницательным, нежели его предшественник. Он учел настроение умов верующей паствы. Он не призывал к войне, а в отдельных случаях даже высказывался против нее. Ныне Иоанна XXIII нет. Он умер. Умер в атмосфере ненависти и вражды со стороны могущественных реакционных сил, преобладающих в высших сферах католического духовенства!

Американские техники на одном из испытательных полигонов с разрешения высших властей вмонтировали в головную часть ракеты амулет с изображением святого Христофора. Святой верхом на атомной боеголовке! Поистине надругательству над чувствами миллионов верующих католиков нет предела!..

И неудивительно, что в Западной Германии христианнейший, благочестивый бывший канцлер Аденауэр с усердием, достойным лучшего применения, поощрял «труды» иезуитов, раздувающих кадило новой мировой воины. В Вюрцбюрге, на сессии католической академии иезуит профессор Грундлах заявил, что атомная война не противоречит догматам католической церкви. А его коллега из Мюнхена, некий профессор теологии Монцель, провозгласил: «Принцип — я хочу жить — является антиморальным».

Юшкас уже дважды читал черновики рукописи профессора Шамайтиса и все же слушал с неослабевающим вниманием. Когда прокурор сделал паузу и потянулся к стакану с водой, Юшкас посоветовал:

— Вы посмотрите дальше, насчет ядерного оружия.

Прокурор, чуть шевеля губами, снова углубился в чтение. Через несколько минут он рассмеялся:

— Вот это да!.. Это же «хлеб» для «Крокодила», честное слово... — И он прочел вслух:

«Некоторые, наиболее ретивые служители католической церкви договариваются до того, будто бы ядерное оружие хорошо тем, что дает возможность человеческим душам одновременно вознестись на небо и попасть в рай... Ведь это издевательство над верующими! Ведь это проповедь атомной войны под знаменем Христа!» — Да, теперь все понятно, — подытожил прокурор. — Шамайтиса не только ненавидели, но и боялись. Бесспорно, боялись.

Он встал, подошел к Юшкасу и закончил свою мысль:

— Пора действовать активно. Подготовку будем считать законченной. Вы согласны?

Юшкас молча кивнул. Он согласен. Но как, с чего начинать? У него есть свой план, но не сочтет ли прокурор этот план слишком рискованным?

— Я думаю, — медленно заговорил следователь, — что многое может рассказать Мария Шамайтене. Надо начинать с нее. Надо убедить ее в том, что она должна рассказать мне все, что знает. Все!

Прокурор согласился.

— Да. Поезжайте снова к вдове, на Погулянку. Вы друг ее погибшего сына. С вами она будет откровеннее, чем с кем-нибудь другим.

...Марии Шамайтене нездоровилось. Почти все время она лежала в постели и только изредка вставала, чтобы пройтись по комнате, постоять у распятия и помолиться. Иногда к ней приходили знакомые, рассказывали новости, передавали привет и благословение отца Августина.

Юшкас присел на стул возле постели Марии, справился о здоровье, извинился, что нарушил ее покой.

— Ничего, ничего, — успокоила его старушка. — Спрашивай, я отвечу тебе... Наверное, так надо.

— Да, тетя Мария, так надо.

Юшкас вглядывается в бледное, похудевшее лицо Марии, и ему становится жаль эту старую женщину, потерявшую сначала сына, а теперь и мужа.

— Скажите, тетя Мария, вы когда-нибудь читали рукопись последней книги вашего мужа? — спрашивает он.

— Что ты! Нет! Нет! — почти вскрикивает старуха и крестится. — Разве могла я читать эти греховные бумаги?

— Раз вы говорите — греховные бумаги, значит, вам известно, что в них написано?

— Да простит ему господь бог! — шепчет Мария, не отвечая на вопрос.

— В прошлый раз вы называли мужа великим грешником. Почему?

Мария некоторое время молчит, беззвучно шевеля губами, потом тихо отвечает:

— Он грешен, очень грешен... Его последний труд... Вот и кара божья...

— Грешный труд, кара божья... — повторяет Юшкас и быстро спрашивает: — Так считает отец Августин?

Старуха молчит, но в ее глазах, полных скорби и страдания, следователь читает ответ на свой вопрос. Да, трудно женщине, больной, старой... Но Юшкас продолжает:

— Тетя Мария, отец Августин читал рукопись до отъезда вашего мужа на дачу или позже?

Старуха всхлипывает:

— О, я грешница, грешница...

— Вы не совершаете ничего греховного, — говорит Юшкас. — Это мирское дело, а отец Августин — слуга бога. Что ему до наших земных тревог? Говорите, я слушаю, тетя Мария, до или после?

Вздыхая и всхлипывая, Мария медленно, с трудом, рассказывает, и следователю становится ясно многое, о чем вчера он мог только догадываться.

— Святой отец, — тихо говорит Мария, — посоветовал мне: пусть Альберт уедет из дома... Надо уберечь дом от греха...

— Вы об этом сказали мужу?

— Да, — покорно говорит Мария, — и он уехал.

Вот оно что... Все постепенно встает на свои места. Теперь только нужно увязать, соединить отдельные, разрозненные факты и тогда...

Юшкас делает несколько шагов по комнате. Так легче думается, так легче сдержать волнение. Каждый его шаг отдается болью в сердце старухи.

— Тетя Мария, скажите, пожалуйста, — мягко спрашивает следователь, — кто ремонтировал дачу перед приездом туда профессора?

Мария удивленно пожимает плечами:

— Какой-то мастер... Столяр...

— Вы знаете его фамилию?

— Нет... Зовут его, кажется, Зигманас.

— Вы раньше не были с ним знакомы?

— Нет. Два раза он молился рядом со мной в костеле.

— Почему же вы обратились именно к нему?

— По совету отца Августина. Он сказал, что Зигманас — набожный католик. Недавно приехал в наш город из деревни, нуждается и за недорогую плату сможет быстро привести в порядок дачу.

— Вы лично разговаривали со столяром?

— Да, два раза... Мы быстро договорились, я вручила ему ключи... Когда все было готово, он пришел за деньгами и сказал, что теперь дача в порядке, можно переезжать...

— Где живет этот человек?

— Не знаю,

— Как он выглядит? Высокий, маленький?

— Обыкновенный деревенский человек. Невысокий, немного седой... Голос у него тихий, мягкий...

— Как он был одет?

— Не помню... Да разве это так важно?

— Очень! После пожара вы видели его где-нибудь?

Нет, Мария больше не видела этого человека.

Старушка устала. Надо было заканчивать и без того затянувшийся разговор. Записав все существенное из рассказа хозяйки, Юшкас протянул ей протокол. Вздохнув и перекрестившись, Мария подписала его. Поговорив еще немного уже совсем на другие темы, Юшкас простился и вышел из квартиры. Однако на улице, у подъезда, остановился. Не вполне осознанная тревога удержала его возле дома. Нет, он не обо всем расспросил тетю Марию. Он упустил существенную деталь, без нее нельзя полностью восстановить картину преступления. Всего одна деталь, один штрих, но такой важный...

Юшкас бросил недокуренную папиросу на землю. Почти бегом поднялся по лестнице в квартиру Шамайтиса. Осторожно постучал и вошел в комнату. Старуха лежала все в том же положении и что-то беззвучно шептала.

— Простите меня, тетя Мария, пришлось снова потревожить вас, — извинился Юшкас.

Мария с удивлением посмотрела на него, но ничего не сказала настойчивому гостю.

— Я забыл спросить... Скажите, пожалуйста, где вы были, что делали в тот вечер, когда произошло несчастье?

Мария прикрыла глаза, будто вспоминая далекое прошлое, затем медленно проговорила:

— О, я помню тот вечер... Он так хорошо начался и так плохо кончился. Тогда у меня, вот здесь, собрались мои знакомые женщины. Пришел и отец Августин. Он давно обещал поподробнее рассказать нам об учении Фомы Аквинского и прочитать страницы из Силлабуса...[1] Впрочем, ты, наверное, не знаешь...

— Знаю, — перебил Юшкас. — Продолжайте, пожалуйста.

Ивар знает церковные книги? Это сделало Марию разговорчивее:

— Ну, вот... Отец Августин много читал, беседовал с нами... У всех было такое хорошее, возвышенное настроение.

— До какого часа у вас были гости?

— Все разошлись около двенадцати часов ночи.

— Отец Августин был все время с вами?

— Да. Правда, один раз он попросил разрешения пройти в кабинет мужа и позвонить по телефону.

Юшкас насторожился:

— Он долго отсутствовал?

— Всего несколько минут. Позвонил по телефону и вернулся обратно.

— Отец Августин не сказал вам, куда и кому он звонил так поздно?

— Он справлялся о здоровье какой-то больной женщины, которая живет за городом... Сказал, что бог внял его молитвам, больная поправляется, и теперь можно продолжать беседу... А спустя тридцать-сорок минут отец Августин предложил всем разойтись, так как было уже поздно.

— Когда в кабинете говорят по телефону, здесь слышно?

— Нет.

Вопросы Юшкаса непонятны Марии, но она терпеливо выслушивает их и так же терпеливо отвечает. Чем еще он будет интересоваться сейчас? И к чему все это, ведь мертвого не воскресишь... Но Юшкас больше ни о чем не спрашивает. Он долго сидит, не поднимая головы. У следователя возникает много новых вопросов, но на них уже не сможет ответить старая Мария...

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

Было поздно, когда Юшкас вторично покинул квартиру Шамайтиса. Он вышел на улицу, снова на минуту остановился возле дома, затем медленно двинулся вперед. Куда, зачем? Этого Юшкас и сам не знал. Он шел, слегка запрокинув голову, и смотрел на небо — бескрайнее и звездное. Со стороны могло показаться, что по узкому тротуару тихой, уснувшей улицы идет какой-то чудак, мечтатель или влюбленным, забывший обо всем на свете. Сейчас его интересуют только звезды на небе, тишина ночи и, может быть, стихи...

Ивар Юшкас становился таким каждый раз, когда в результате допросов, сопоставлении, выводов приближался к решению поставленной задачи. В эти часы Юшкаса нельзя было удержать в кабинете; он запирал дверь, уходил из прокуратуры и бродил по улицам вот так же, как сейчас, задумавшись и запрокинув голову.

Да, Альберт Шамайтис убит. В этом не могло быть сомнении. Убийцы все заранее обдумали, тщательно подготовили... Больше того, Юшкас отчетливо представлял себе, кто был заинтересован в убийстве ученого, кто направил руку убийцы. Но улик, прямых, неоспоримых улик, у следователя пока не было, хотя «технику» убийства он почти полностью разгадал.

Медленно проходя улицу за улицей, Юшкас восстанавливал в памяти — в который раз! — подробности. Их накопилось немало, но они были еще отрывочными. И тем не менее Юшкас знал: развязка близка. И еще одно было бесспорно и ясно — убийство Шамайтиса имеет определенную политическую окраску. За спиной уголовного преступника действовал злобный враг.

Сейчас, как ни странно, Юшкас больше всего думал о таком, казалось бы, незначительном факте, как телефонный разговор преподобного отца Августина из квартиры Шамайтиса.

Кому и куда звонил ксендз? Больной женщине? Так он объяснил Марии, но следователь не верил этому объяснению. По времени звонок из города совпадал с началом пожара на даче. Видимо, между этими двумя фактами существовала прямая связь, но какая? В чем она заключалась? Ее смысл, назначение, содержание? Все это было для Юшкаса еще неясно. Он знал, что ответ на этот вопрос поможет свести в одно целое накопленные, но пока что разрозненные факты и предположения.

Не замечая ничего вокруг, Юшкас шагал и думал, и внезапно, как это часто бывает, пришло решение — такое простое, что, казалось, оно с самого начала должно было прийти в голову, а не возникнуть в результате долгих размышлений. Телефонный звонок Августина, обыкновенный телефонный звонок — коварный и ловкий ход врага.

Юшкас огляделся вокруг. Ого! Он даже не заметил, куда забрел. Площадь Свободы! Добрых четыре километра от Погулянки!

Вдалеке показался зеленый глазок такси. Через минуту Юшкас уже сидел в машине.

— На телефонную станцию! — сказал он шоферу.

В кабинете начальницы телефонной станции следователь быстро получил нужную справку. В день, который интересовал его, в ночную смену на узле пригородной связи дежурили телефонистки Эмилия Плятер и Марта Бушалите. Сегодня они также работают в ночной смене и сейчас находятся здесь, на станции.

Марта Бушалите оказалась еще совсем молодой женщиной. Вызов к начальнице, присутствие в кабинете постороннего человека удивили и даже напугали ее. Юшкас понял состояние Марты и решил с самого начала успокоить се.

— Извините, — начал он, улыбаясь. — Я попрошу вас об одной очень важной для меня услуге.

— Пожалуйста! — Марта попеременно глядела то на него, то на начальницу.

— Скажите, во время вашего позапрошлого дежурства в одиннадцать часов ночи никто не вызывал поселок Виевис?

Это было дачное место, где погиб старый Шамайтис.

Марта Бушалите ответила не сразу. Она старательно припоминала. Несмотря на всю серьезность момента, Юшкас едва удерживался, чтобы не улыбнуться. Вид у Марты действительно был забавный. Силясь вспомнить, она морщила лоб, а нос ее, маленький и чуть курносый, тоже собирался в морщинки. «Как гармошка», — мелькнула мысль у Юшкаса, но он сдержался и сохранил серьезный вид.

После нескольких минут раздумья телефонистка вспомнила и обрадованно подтвердила:

— Было несколько разговоров с Виевисом, и в одиннадцать, как вы говорите, тоже был разговор... Вернее, вызов! Я хорошо помню. Да, точно в этот час.

— В этом вызове было что-нибудь особенное? Почему вы запомнили его? — спросил Юшкас.

Марта кивнула головой.

— С этим разговором произошло недоразумение.

— Недоразумение? Какое? — Юшкас весь напрягся. Может быть, именно сейчас, здесь он узнает самое важное, решающее...

— Около одиннадцати часов вечера позвонил городской абонент, попросил соединить его с поселком Виевис. В эти часы пригородная телефонная линия обычно не загружена, и я тут же выполнила заказ.

— Кто вызывал — мужчина, женщина? — быстро спросил Юшкас.

— Мужчина, — уверенно ответила Бушалите. — Это я хорошо помню. Так вот...

— Простите, одну минуту, — перебил Юшкас. Обратившись к начальнице, безмолвно присутствовавшей при разговоре, он спросил: — У вас ведется регистрация пригородных телефонных переговоров?

— А как же, обязательно, — ответила она. — Эти разговоры проходят у нас как междугородние. По регистрационной книге ведется учет, а потом производится оплата.

— Вы не смогли бы принести сейчас эту книгу?

— Пожалуйста! — Начальница поднялась и вышла из комнаты, Юшкас и Бушалите остались вдвоем.

— Продолжайте, прошу вас, — сказал следователь.

— Дело в том, что разговор не состоялся. И я не поняла — почему. Слышимость была отличная, а разговор не состоялся.

— Расскажите подробно.

— Городской абонент назвал нужный ему номер телефона. Я сказала, чтобы он не клал трубку. Очень скоро ответил абонент, которого вызывали. Я предупредила его, что с ним будут разговаривать, а заказчику сказала: «Говорите». Я уже собиралась снять наушники, но слышу, загородный абонент, которого вызывали, кричит: «Алло! Алло!», а здешний молчит. В таких случаях мы обязаны проверить исправность соединения, не произошел ли где-нибудь разрыв. Но я ничего не успела сделать. В трубке раздался шум, треск, и связь прекратилась. Через минуту я позвонила городскому абоненту. Он поблагодарил меня, сказал, что слышимость очень плохая, и он будет звонить завтра...

— А номера городского телефона вы не помните?

— Нет, к сожалению... В часы дежурства бывает столько звонков. Но ведь он записан...

— Спасибо! Большое спасибо! — взволнованно вырвалось у Юшкаса.

Он порывисто схватил обе руки Марты и пожал их. Лицо женщины залилось румянцем. Она встала со стула, ее серые глаза широко открылись и несколько мгновений, не отрываясь, смотрели на Юшкаса. А тот уже пришел в себя и улыбнулся.

— Простите, — сказал он. — Но вы действительно очень мне помогли. Я вам так обязан.

— За что? Не понимаю.

— Я объясню. Только позднее, через несколько дней... Хорошо?

Марта Бушалите не успела ответить. В кабинет вошла начальница. В руках она держала толстую книгу.

— Я нашла вызовы того дня, товарищ, — церемонно сказала она. — Вот они!

Юшкас наклонился над книгой и прочел несколько небольших записей. Одну из них перечитал несколько раз. Теперь сомнений не было! Логические выводы, догадки, предположения переросли в уверенность. Цепь замкнулась.

Как и предполагал Юшкас, в книге телефонных записей значился номер телефона городской квартиры профессора Шамайтиса. Звонок на дачу последовал именно оттуда — из квартиры убитого.

* * *

Юшкаса принял уполномоченный Комитета государственной безопасности. В кабинете уже находились прокурор и знакомый Юшкасу полковник Белов.

Следователь докладывал неторопливо, обстоятельно, стараясь не упустить ни одной, даже самой мельчайшей подробности.

Все эти дни уполномоченный и прокурор внимательно следили за собирательной, исследовательской работой, которую вел следователь Ивар Юшкас. Его успешный поиск подтверждал их первоначальные туманные догадки и гипотезы.

Слушая Юшкаса, прокурор невольно вспомнил Галана, Ярослава Галана. В 1949 году во Львове агенты католической реакции обагрили кровью страницы последней рукописи талантливого писателя «Величие освобожденного человека». И вот еще одно преступлений святых отцов церкви, прячущих под сутаной топор, нож, кастет и ампулы с ядом!

Юшкас закончил доклад. После короткого молчания уполномоченный сказал:

— До вашего прихода, товарищ Юшкас, мы обговорили многое. Решили, что вам придется доводить дело до конца, хотя оно явно переросло рамки вашего ведомства. Вы, как говорится, в гуще материала, поэтому вам и карты в руки. Значит так, завтра вечером вы навестите отца Августина. Его мирское имя — Каувючикас. Визит предстоит деликатный, тонкий, но имейте в виду — без каких-либо скидок. Завтра к преступнику вы придете как представитель советского закона. Вот так. О цели визита, о предстоящем трудном разговоре вам подробно расскажет товарищ Белов.

НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ

Закончив служение в костеле, отец Августин вернулся домой, сменил сутану на домашний просторный халат, принял ванну, тщательно выбрился и сел к столу, где ждал его ужин, приготовленный домработницей Людвигой. Эта розовощекая девушка с хитрой усмешкой в уголках полных чувственных губ знала вкусы своего хозяина. Шипящая на сковороде яичница, ровные ломтики швейцарского сыра, полстакана сметаны и чашка черного кофе — все вполне соответствовало желаниям и аппетиту отца Августина. Если еще добавить рюмку рома перед едой и несколько капель ликера в кофе, ужин можно считать отличным.

Поужинав, отец Августин позвал Людвигу:

— Вчера я обещал отпустить тебя... Ты свободна, дочь моя. Иди, гуляй.

— Спасибо.

— Только смотри, не поддавайся греховным соблазнам молодости, — напутствовал он домработницу.

Людвига хитро сверкнула глазами и несколько фамильярно ответила:

— Не бойтесь, отец Августин... Уж не такая я грешница!

Оба рассмеялись и расстались довольные друг другом.

Отец Августин прошелся по комнате, поправил шелковые занавески на окне, проверил, хорошо ли стоит на подоконнике вазон с геранью, и затем, усевшись в мягкое широкое кресло, взял томик «Декамерона».

Настоятель костела, кроме библии, старинных богословских книг и произведений современных католических философов, любил иногда почитать и другие — светские книги. «Декамерон» уже давно лежал в шкафу, спрятанный за томами больших книг, и только вчера очутился на столе, а потом и на ночной тумбочке возле кровати.

Но сегодня читать не хотелось. Небрежно перелистав несколько страниц, отец Августин отложил книгу и задумался. Стенные часы медленно отбивали время. Кроме их размеренного тикания и мелодичного боя ничто не нарушало тишину... Шли секунды, минуты, и вдруг продолжительный, настойчивый звонок у парадной двери словно взорвал тишину в квартире.

Отец Августин удивленно взглянул на часы — так рано он не ждал гостя — и пошел отворять дверь. На пороге стоял Ивар Юшкас.

Вчера, прощаясь с ним, полковник Белов говорил:

— Вам предстоит трудный разговор. Постановление об аресте подписано, и в интересах следствия вы можете рассказать хозяину многое из того, что нам известно. Считайте, что это первый допрос, правда, в несколько необычных условиях. И еще... — Алексей Николаевич потер лоб. — Не торопитесь закругляться, пусть инициативу ухода из дома проявит сам хозяин. Понятно?

Да, Юшкасу все было понятно.

— Разрешите войти? — спросил он, снимая шляпу.

— Пожалуйста. Прошу вас, — отец Августин гостеприимным жестом пригласил посетителя пройти в комнату. — Садитесь вот сюда, поближе к свету.

— Благодарю вас... Я Ивар Юшкас, друг семьи Шамайтисов и товарищ их покойного сына Юргиса.

— Очень приятно, — отец Августин уселся в кресло напротив гостя, незаметно прикрыл томик «Декамерона» тяжелым молитвенником, лежавшим рядом на столе, и повторил:— Очень приятно видеть у себя друга семьи Шамайтисов. Мария Шамайтене — верная дочь церкви, поэтому интересы ее семьи мне всегда близки и дороги.

— И мне приятно слышать это, — сказал Юшкас. — Юргис убит на войне, профессор Шамайтис погиб недавно во время пожара на даче, из всей семьи осталась одна Мария — старая, больная женщина. Теперь только мы с вами, отец Августин, можем хоть чем-нибудь утешить эту женщину и помочь ей.

— Я всегда готов, — ответил отец Августин. — Но что вы имеете в виду? Деньги? Похлопотать о пенсии?

— Нет, нет, об этом не беспокойтесь, об этом позаботятся и без нас... Речь идет о другом.

Юшкас вынул было портсигар, но тут же спрятал его обратно в карман и добавил:

— Я долго думал, что мы можем и должны сделать. В поисках ответа я обратился к богословской литературе, прочел несколько книг, познакомился с учением и делами католической церкви...

— Даже так? Похвально, сын мой, что вы интересуетесь священным писанием, — медленно проговорил отец Августин и неожиданно, не изменяя голоса, спросил: — Этот интерес вызван порывом вашей души или служебными обязанностями следователя прокуратуры?

— И тем и другим, — спокойно, тоже не меняя голоса, ответил Юшкас.

— В таком случае я вряд ли смогу быть вам полезен.

— Почему?

— Святая церковь не вмешивается в дела мирские, в дела государственные.

— Не вмешивается? — переспросил Юшкас.

— Не вмешивается, — повторил отец Августин.

— А если моя душа, мой разум ищут ответа на некоторые вопросы?

Отец Августин усмехнулся и после секундного раздумья ответил:

— Святая церковь считает разум помощником религии, с чем вы вряд ли согласны.

— Это не существенно, согласен я или нет. Но то, что вы сказали, составляет одно из важнейших положений учения Фомы Аквинского? — поинтересовался Юшкас.

— Да! — невозмутимо подтвердил отец Августин.

— Меня как раз и интересуют некоторые выводы из учения святого Фомы.

— Опять порыв души? — усмехнулся ксендз.

— Нет, интерес следователя.

Отец Августин ничего не ответил и молча наклонил голову.

— Фома утверждал, — после короткой паузы заговорил Юшкас, — что все инакомыслящие, не согласные с католическим верованием, заслуживают проклятия, кары божьей и даже смертной казни... Не можете ли вы сказать, насколько советы святого Фомы, жившего в тринадцатом веке, применяются практически теперь, в наши дни?

— Он имел в виду еретиков, — возразил отец Августин.

— Но ведь еретиком можно при желании объявить любого неугодного церкви человека.

— Я не склонен сейчас, сын мой, спорить на эти, простите меня, несколько надуманные и отвлеченные темы.

— Почему же отвлеченные? Они имеют прямое отношение к нашей общей заботе.

— Какой?

— О семье Шамайтис.

Отец Августин удивленно пожал плечами.

— Не улавливаю связи, — сказал он равнодушно.

— Связь установить нетрудно, — в голосе Юшкаса послышались жесткие нотки. — Как вы думаете, гибель профессора Шамайтиса...

— Простите, — перебил ксендз, — покойный Альберт Шамайтис не имел никакого отношения к церкви.

Это был промах ксендза. Отец Августин облегчил задачу своему гостю.

— В том-то и дело, — подхватил Юшкас. — Альберт Шамайтис был неверующим, инакомыслящим. Даже больше — он был активным противником католической церкви...

— Да простит ему господь бог, — тихо протянул отец Августин.

— Мария Шамайтене считает, что трагическая смерть мужа — это кара божья. Вы согласны с ней?

— Все в руках всевышнего, — уклонился от ответа ксендз.

— А может быть, эту кару придумал не всевышний, ее придумали и осуществили люди?

Лицо ксендза не дрогнуло.

— Вы следователь, — сказал он, — вам и знать положено.

— А вы об этом ничего не знаете? — Юшкас не сводил глаз с ксендза.

Словно молния блеснула в глазах отца Августина. Не меняя позы, он сказал:

— Сын мой, я не понимаю вас.

Юшкас улыбнулся:

— Попытайтесь понять. Я хочу знать подробности убийства Шамайтиса.

— Вы клевещете и богохульствуете! — не выдержал отец Августин.

Юшкас не двинулся с места. Он продолжал внимательно смотреть на ксендза. Отец Августин порывисто встал и с еле сдерживаемой ненавистью проговорил:

— Вы пришли в мой дом, чтобы оскорблять меня и святую церковь?

— Сядьте, отец Августин... Нет, гражданин Каувючикас. Сядьте! — повторил Юшкас, и ксендз повиновался. — Я следователь и имею полномочия спрашивать. Неужели мои вопросы так оскорбительны? Прошу отвечать: что вам известно об обстоятельствах гибели Шамайтиса?

— Ничего.

— Свою заботу о старой Марии Шамайтене, — заговорил Юшкас, — я вижу сейчас в том, чтобы раскрыть ей глаза на многое, чего она не понимала. Я хочу ей, и не только ей, рассказать, от чьей руки погиб ее муж, честный советский ученый. Вы могли бы облегчить мне эту задачу. Но раз вы не хотите этого сделать, я сам вкратце расскажу вам, что и как произошло. А потом вы дополните, когда поймете, что так будет лучше.

Ксендз, чуть прищурив глаза, взглянул на следователя, тяжело вздохнул и прошептал невнятно по-латыни несколько слов молитвы.

— Профессор Шамайтис, — начал Юшкас, задумчиво глядя перед собой, словно позабыв о собеседнике, — писал книгу. Правдивую, резкую книгу под названием «Спрут». В ней советский патриот и ученый рассказывал о подрывной человеконенавистнической деятельности некоторых больших и малых отцов католической церкви. О том, что в своей слепой, безудержной злобе к советскому народу эти так называемые духовные пастыри пренебрегли чаяниями верующих и даже игнорировали призывы к миру ныне покойного главы Ватикана Папы Иоанна XXIII. Служители зла!.. Они стали агентами тех, кто готовит новую войну, исполнителями черной воли иностранных разведок. Им мешал Альберт Шамайтис, и они убили его, так же как несколько лет назад убили коммуниста, писателя Ярослава Галана.

Расправиться с профессором здесь, в городе, было опасно. Слепо верующая и обманутая Мария Шамайтене стала невольной пособницей преступников. По настоянию жены профессор переехал на дачу, а накануне его переезда там побывал «столяр», которого рекомендовали вы. Столяр, кроме обычной работы, за которую ему заплатила ничего не подозревавшая Мария Шамайтене, выполнил и нечто другое, за что ему уплатили или еще должны уплатить... Впрочем, мы скоро выясним, кто оплачивает эту дополнительную «работу».

Ксендз не шевельнулся.

— Этот человек забил вторую дверь в комнате Шамайтиса, а в его письменный стол заложил взрывчатку, горючее вещество и специальный часовой механизм. На этом механизме, как мне представляется, стояла марка одной из иностранных фирм.

За минуту до того, как часовой механизм должен был сработать, взорвать взрывчатку и воспламенить горючее вещество, в комнате Шамайтиса раздался телефонный звонок. Звонили вы... из города. Профессор уже спал. Разбуженный звонком, он подошел к столу, чего и добивались убийцы, снял телефонную трубку — и в этот момент раздался взрыв, вспыхнуло пламя, загородившее окно и выходную дверь, которая к тому же была закрыта на два запора самим профессором. Старик невольно кинулся ко второй двери, забыв о том, что она была предусмотрительно забита побывавшим на даче «столяром». Огонь охватил всю комнату, весь дом, и в этом огне погиб профессор Шамайтис. Вот как, гражданин Каувючикас, представляется мне вся эта история. И выходит, что некоторые отцы церкви, когда им нужно, весьма активно вмешиваются в дела мирские.

Все время, пока Юшкас говорил, отец Августин молча сидел в кресле, чуть наклонив голову и переплетя пальцы рук. Он ничего не ответил Юшкасу и после продолжительного молчания порывисто встал с кресла и прошел в угол комнаты. Здесь стоял платяной шкаф. Ксендз, не поворачивал головы, глухо спросил:

— Вы обвиняете меня в убийстве профессора Шамайтиса?

— Да!

— Обыскивать мою квартиру будете?

— Возможно! Несколько позднее... Пока я пришел только побеседовать с вами.

— А мне бы хотелось поговорить с вашими начальниками, молодой человек.

— Мы предоставим вам эту возможность.

— Я буду разговаривать в качестве арестованного?

— Возможно, — опять повторил Юшкас.

— У вас нет никаких оснований для ареста. Вы не располагаете против меня никакими уликами. Все ваше обвинение надуманно, противоестественно, чудовищно. Мне легко будет доказать свою невиновность. Но я предпочитаю сделать это в другом месте.

В словах и в движениях ксендза следователь уловил какую-то поспешность, суетливость.

Прошла минута, вторая. Отец Августин открыл шкаф, взял черный, хорошего покроя костюм и стал одеваться. Одевшись, он подошел к продолжавшему сидеть Юшкасу, встал перед ним и сказал с едва заметной иронией:

— Идемте, сын мой. Не надо никого звать. Вы молоды, я стар. Попытки к бегству не будет. Я верю, что скоро вернусь в свой дом, и не хочу, чтобы кто-нибудь из моих прихожан или соседей знал о вашей ошибке. Так будет лучше для меня.

Он выдержал паузу и закончил со скрытой угрозой:

— И для вас.

Не глядя на гостя, отец Августин направился к выходу. Юшкасу ничего не оставалось, как последовать за ним. Однако уже в дверях отец Августин неожиданно остановился и обернулся к шедшему позади следователю. На лице ксендза было написано смущение.

— Простите меня... Совсем запамятовал. В квартире цветы, было бы грешно, если бы я забыл о них. Ночи холодные. Цветы могут померзнуть. На ночь я всегда закрываю окна. Служанка небрежна, постоянно забывает об этом. — Он тяжело вздохнул. — Цветы — моя единственная человеческая слабость. Разрешите. Я могу вернуться через один-два дня, и тогда они завянут.

Не дожидаясь ответа, отец Августин торопливо пошел обратно в комнату. Юшкас посторонился и пропустил его. Он следил за каждым движением ксендза и, кажется, понял, что к чему. Удовлетворенно кивнув, он шагнул вслед за отцом Августином. А тот стремительно прошел к закрытому легкими занавесками окну, раздвинул их и, не оборачиваясь, произнес:

— Вот она, моя любимая герань. Я выращиваю ее уже несколько лет.

Действительно, на подоконнике, с левой стороны, стоял большой вазон с геранью.

Не обращая внимания на следователя, отец Августин закрыл окно, задернул занавески, подошел ко второму окну и проделал то же самое. Потом повернулся к Юшкасу и сказал смиренно и тихо:

— Цветы — тоже живые существа и тоже требуют неустанной заботы. Благодарю вас, сын мой. А теперь — идемте!

Но теперь уже Юшкас не торопился уходить. Ему вспомнились слова уполномоченного Комитета государственной безопасности: «Мы получили сообщение, что, возможно, завтра к ксендзу пожалует гость, да-да тот самый человек». Вот оно какое дело...

Не говоря ни слова, Юшкас раздвинул занавески и вновь распахнул окна.

— Пусть будут открыты, — примирительно произнес он. — А вашей служанке мы напомним о цветах, не волнуйтесь.

Взгляд, который ксендз метнул на следователя, был красноречивее слов. Куда делось смирение! Злоба и ярость промелькнули в этом взгляде. Отец Августин сделал резкое движение к двери, но Юшкас преградил дорогу и властно приказал:

— Садитесь! И не вставайте без моего разрешения.

Ксендз оглянулся на окно и медленно опустился в кресло. Снова Юшкас сел против него, как и в начале разговора.

— Вы ждете кого-нибудь?— спросил он.

— Я буду жаловаться, — не отвечая на вопрос, заговорил ксендз. — Это произвол. Первого же человека, который войдет в мой дом, я попрошу пойти к властям и сообщить о насилии и издевательстве над служителем церкви.

— Мы уже несколько дней ждем одного из ваших гостей, — сказал Юшкас. — И если сегодня им окажется «столяр», ремонтировавший дачу Шамайтиса, ему придется составить вам компанию.

Заметив, как ксендз втянул голову в плечи, как конвульсивно сжались его руки, Юшкас добавил:

— Судя по всему, визит не за горами. Тем лучше! Я буду рад познакомиться с этим человеком.

...Спустя сорок минут на противоположной стороне улицы по тротуару медленно прошел невысокий, сутулый человек в темном костюме, в помятой шляпе, с массивной тростью в руках. Поравнявшись с домом отца Августина, человек поднял голову и внимательно посмотрел на широкие открытые окна кабинета настоятеля костела. Потом дошел до угла улицы, повернул обратно и перешел на другую сторону. Возле дома отца Августина он замедлил шаги, затем вынул ключ, осторожно отворил парадную дверь и стал подниматься по лестнице.

В ЗАЛЕ СУДА

Зал суда набит до отказа. Рабочие с заводов и фабрик, колхозники из близлежащих сел, инженеры, врачи, ученые — все с живейшим вниманием следят за судебным процессом убийц профессора Альберта Шамайтиса. Здесь и представители католической церкви — настоятели костелов, священники и верующие. Уже третий день суд нить за нитью распутывает хитроумно завязанный узел преступления. И в зале раздаются то приглушенные вздохи, то негромкие восклицания, то гневный ропот. Некоторые священники не скрывают своего презрения к подсудимым.

На скамье, отгороженной от публики высоким барьером, сидят два человека: настоятель костела отец Августин, он же Августин Каувючикас, и невысокий, сутулый человек с большой лысой головой — «столяр», ремонтировавший дачу Шамайтиса. Свое настоящее имя и настоящую профессию он, наконец, решив полностью признаться, назвал только на второй день суда. В этот же день он рассказал еще многое, что пытался утаить во время следствия.

Теперь уже не только члены суда, прокурор и защитники, но и все присутствовавшие в зале ясно видят отвратительный облик врагов, убийц, сидящих на скамье подсудимых. Два сообщника — ксендз и уголовный преступник — работали рука об руку. И если отец Августин, не поднимая головы, не повышая голоса, продолжает твердить, что он только слуга бога и церкви, то его сосед по скамье подсудимых, заискивающе глядя на судей, громко заявляет, что он — агент под кличкой «Амен» — вместе с отцом Августином подготовил и осуществил пожар на даче Шамайтиса. После пожара он должен был некоторое время скрываться, а потом, получив от отца Августина деньги и новый паспорт, переехать в другой город, снова затаиться и снова ждать...

В первом ряду, недалеко от стола защитников, сидит Мария Шамайтене. Все эти дни при ней неотлучно находится ее домашняя работница Катре. Обычно приветливое лицо Катре сейчас выглядит хмурым и злым. Глядя на отца Августина, Катре шепотом призывает на его голову все кары — небесные и земные. А Мария Шамайтене, прислонившись к крепкому плечу Катре, непрерывно шепчет молитвы. Делает это она механически, по привычке: слова молитвы не доходят до ее сознания. С трудом шевеля губами, старая Мария кажется безучастной ко всему, что происходит здесь, в этом зале. Мысли ее — горькие, печальные — далеко-далеко.

Перед ней снова проходят годы детства и юности, проведенные в доме ксендза Дедюласа. Связанный обетом безбрачия, Дедюлас не имел семьи и детей, но к племяннице этот благочестивый и суровый старик относился с отцовской нежностью. Мать Марии, сестра ксендза, приехала с ребенком издалека и умерла в доме брата, когда девочке было всего два года.

Когда девочка уставала от молитв и чтения богословских книг, Дедюлас сурово говорил:

— Молись, Мария, чтобы господь бог простил твою грешную мать.

Мария видит строгое лицо мужа, которого когда-то любила, но не хотела понять. И в ее почти беззвучных молитвах сейчас, здесь, впервые за много лет, повторяются слова раскаяния и мольбы к покойному — простить ее, старую, страждущую и одинокую...

Несколько раз за время судебного процесса она подолгу глядела на отца Августина, стараясь поймать его взгляд и прочесть в нем, что все обвинения ложны, что никакого отношения к пожару и смерти мужа ее духовный наставник не имеет. Но отец Августин упорно молчал и избегал ее взгляда.

...Прокурор заканчивал обвинительную речь:

— Всеми материалами дела установлено, что перед нами опаснейшие преступники — исполнители черных замыслов реакционных верхов католического духовенства. В наши дни, когда многие священнослужители во всех странах вместе со своими народами выступают за мир и призывают верующих активно бороться против угрозы атомной войны, против грязных и кровавых планов империалистов, вот эти люди, опозорив себя навеки, пошли на чудовищное преступление. Прикрываясь крестом и молитвой, они разработали и осуществили план убийства профессора Альберта Шамайтиса. При помощи современной техники эти люди — если их только можно назвать людьми! — расправились с Шамайтисом так же, как средневековая инквизиция расправлялась с неугодными ей: они заживо сожгли советского ученого-патриота...

Прокурор посмотрел на судей. Они внимательно слушали его. Потом взглянул в зал. Ни одного случающего лица, ни одного равнодушного взора. Прокурор понял: его слова доходят до сердец всех пришедших на процесс, заставляют по-новому оценивать и осмысливать многое.

— Свою последнюю книгу, — продолжал прокурор, — покойный профессор Шамайтис посвятил разоблачению злобных, жестоких сил католицизма. «Спрут» — так назвал он ее. Вот перед нами, на скамье подсудимых, два небольших, но очень опасных щупальца этого спрута. Мы судим не только их. Мы судим и их хозяев. И пусть знают они, что советский народ беспощадно отсечет щупальца, протянувшиеся к нашим людям. Пусть честные верующие католики и священнослужители видят, чем занимался этот духовный пастырь, обманывая их, оскорбляя их религиозные чувства... И когда выйдет из печати книга профессора Шамайтиса, — а она выйдет обязательно, ибо над ее восстановлением работают его ученики и друзья, — пусть люди внимательно прочитают эту книгу, чтобы сказать себе: «Да, покойный профессор был прав!»

...Суд удалился на совещание. Подсудимых увели. Но приговор всеми присутствующими был уже вынесен. Этот приговор вынесла и Мария Шамайтене. Когда Ивар Юшкас подошел к ней, она подняла на него полные печали и страдания глаза, маленькой сухонькой рукой погладила рукав его пиджака и сказала только три слова:

— Спасибо тебе, сынок!

Примечания

1

Силлабус — «список заблуждений», изданный в 1864 году папой Пием IX. В нем подвергались проклятию научные открытия, демократические свободы.

(обратно)

Оглавление

  • Лев Самойлов, Борис Скорбин Служители зла
  •   ПОЖАР
  •   ПРИЧИНЫ НЕ УСТАНОВЛЕНЫ
  •   В ДОМЕ НА ПОГУЛЯНКЕ
  •   ОТЕЦ АВГУСТИН НЕГОДУЕТ
  •   МАРИЯ ШАМАЙТЕНЕ РАССКАЗЫВАЕТ
  •   ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
  •   НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ
  •   В ЗАЛЕ СУДА
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики